Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Терехов Роман / Наши В Скайриме: " №02 Наши В Скайриме Книга Вторая " - читать онлайн

Сохранить .
Наши в Скайриме. Книга вторая Роман Терехов
        Наши в Скайриме #2
        Вторая часть фанфика, в которой продолжаются приключения Теллурио Валерия, Чемпиона богини Азуры и его верной спутницы Ма`Руссы в Скайриме.
        Наши в Скайриме. Книга вторая
        ОТ АВТОРА:
        Идея фанфика по Скайриму одолевала давно, но история начала складываться в текст в январе 2019 года.
        В тексте упомянуты реально существующие песни: «Сага о наемниках», на стихи Марии Семеновой и «Кружки поднимем дружно», группа «СатанаКозел». Рекомендую послушать.
        И еще, я надеюсь, что вторая книга - это еще не конец приключений Теллурио и Ма'Руссы.

* * *
        Глава 1. Доброго дня, коллеги!
        Есть люди, который несут чушь. Есть люди, которые несут ответственность, а есть я, который опять несет больше всех. Что поделать, если наш маршрут в Винтерхолд слегка изогнулся через Свистящую шахту, где я снова из кучи металлолома и руды получил желанные слитки.
        Завернули мы туда не только по моей прихоти, Фалдрус с Толаном мудро рассудили прибрать ничейную ресурсную базу к рукам, поселив в ней пятерых вооруженных послушников. Добыча железа и блокпост в одном флаконе. Пока временно, а дальше зависит, как быстро опомнится ярл или бывший владелец.
        Вышли от Храма большой дружной толпой: наша группа, гарнизон шахты, Фалдрус с повозкой и двумя охранниками, да трое будущих учеников Коллегии магов. Храм переиграл план с сопровождением беженцев, боевые маги здесь и сейчас оказались нужнее. Старшей группы студентов являлась Одраса Сарети, ходившая со мной в разведку. Еще овладевать магией послали Релину Дреним, возрожденную Аранией подругу Фалдруса, чье имя я наконец-то соизволил запомнить.
        Женскую компанию разбавлял малопримечательный молодой данмер Грендор Дрен. Он сильно мерз, теребил рукоять кинжала и с большим интересом смотрел на окружающий мир своими красными глазами. У меня сложилось впечатление, что еще вчера он крутил гуарам хвосты на побережье Азуры острова Вварденфелл. А может, не вчера, а совсем в другую эпоху. Откуда-то богиня берет души своих почитателей для воплощения?
        На вчерашнем экспресс-совете было принято решение, что отряд Сальмы остается для защиты Храма, а моя группа займется текущей работой. Хранитель Фалдрус решил, что беженцы пока укрепят Стражу на второстепенных постах, а мы доставим в Коллегию троих учеников, которым необходимо в кратчайшие сроки стать магами. Их в общине, к сожалению, наблюдается острая нехватка.
        Нашей группе не рекомендовалось в ближайшие дни уходить от Коллегии дальше дневного перехода. На всякий случай.
        Был получен исчерпывающий ответ, почему силы Света и Добра не переходят в решительную контратаку на известные оплоты поганых некромантов после столь убедительной победы у подножия статуи Азуры. На горе Антор Сальма врага не нашла, только немного трофеев. Та же картина ожидалась в Железном кургане. А штурмовать форт Кастав, даже объединив наши отряды, пока не под силу. Мы окажемся в гораздо более уязвимом положении, чем противник.
        Командующий храмовым гарнизоном посоветовал мне при первой возможности побывать в форте Стражи Рассвета и поговорить с Израном, Гунмаром и Сорин Журар. Как минимум, это откроет мне возможность повышать защиту брони Стражи Рассвета, улучшать арбалеты и болты. Благодаря Командующему, на моей карте появилось множество дополнительных отметок, относящихся к Дозору и Страже Рассвета.
        А еще Толан поручил мне вербовать всех встреченных стендарровцев в Стражу. Сейчас нужно собрать как можно больше воинов под знамена. Само собой, главная обязанность - обыскивать драконьи Храмы на предмет божественных артефактов, искоренять вампирскую нечисть и некромантов при любой возможности. С этим напутствием мы и отправились покорять официальную обитель магов Скайрима.
        По пути в Коллегию мы с Марусей обсудили план и бюджет наших занятий. Маруся подумывала взять поровну уроков Колдовства и Восстановления. Я порекомендовал ей развивать школу Колдовства, чтобы призывать более мощных существ, а лечиться зельями собственного приготовления. Каджиткасправедливо возражала, что Восстановление не ограничивается лечением, а открывает доступ к заклинаниям против нежити. Однако, согласилась подумать.
        - Артем! - Маруся, упорно не желала называть меня скайримским именем, - Кажется, нашла способ разбогатеть.
        - Делись. Я же с тобой делюсь своими мудрыми мыслями. И, заметь, бесплатно!
        - Помнишь, ты отдал мне жир хоркеров? Пока ты в кузнице упражнялся, каджитка его превратила в масло для светильников. Из одного куска жира получается три порции или бутылка масла! Кстати, это оно так красиво горело на мосту. Каджитка оставила бутылки на алхимическом столе перед тем, как мы ушли в Неприметное убежище. Кто молодец? Ма`Русса молодец!
        - Молодец, молодец! - похвалил кошку и принялся считать вслух, - Если с каждого будет выпадать по три-четыре куска жира… Я, кстати, в Ривервуде масло по десять монет за порцию покупал, но пока считаем цену продажи по семь. Да клык хоркера покупают по десять - двенадцать золотых. Итого примерно семьдесят - семьдесят пять золотых с каждой туши. И мелкая душа при наличии камня. Обычно они пасутся по три-пять особей… пара часов пути туда, охота, разделка, потом твой труд, чтобы перегнать жир в готовый продукт и двести десять или триста пятьдесят золотых на всех четверых с одной стаи…
        - И что? Мы не будем этим заниматься? - огорчилась каджитка. - Попутно же ингредиенты собираем. И мясо с хоркеров ты не посчитал, это еще пяток золотых с туши. Как не больше. И прокачка!
        - Почему же не будем? Еще как будем. Нам нужны товары для продвижения в гильдии. И «теплое» ламповое масло для этого подходит идеально. Но сильно разбогатеть на этом, увы, не выйдет.
        - Надо пробовать. Ты знаешь, что у Джи’Барра есть перк «Свежеватель» из ветки Выживание? - озадачила меня напарница.
        Немедленно заглянул в свое полотно навыков.
        - Уела, мать! - отдал должное каджитке. Я эту ветку давно просмотрел и тут же выкинул из головы. Кому придет в голову тратить драгоценные очки навыков, чтобы добывать в лесу больше хвороста, больше дров на рубочной колоде, чтобы самодельные факелы горели дольше обычных, получать при выделке на станке более качественные шкуры, а при разделке звериных туш больше мяса? Лично для меня полезного там только Горное дело - дополнительный кусок руды и выше шанс выпадения драгоценных камней. В отличие от нас, перки каджиту выбирала система сообразно своим представлениям о трудной жизни двуногого котафея.
        - Он с оленя стейков нарезал вдвое больше обычного! - похвасталась Маруся.
        Судя по довольной морде, Джи’Барр гордился собой так, словно вчера передушил половину злокрысов Скайрима. Если с хоркерами его перк сработает, то затея становится чуть более привлекательной.
        - Значит, вы вчера оленем в кустах занимались? - тихонько, чтобы остальные не услышали, спросил у кошки, обозначив дружеский толчок в бочок. В тяжелых доспехах, да с новыми могучими мышцами - таеще ювелирная операция, чтобы шутливый жест не обернулся болью.
        - Мог бы и не заметить, - нахмурилась она.
        - А я и не заметил. Только мы в коллегию идем, а там Дж’зарго.
        - Это проблема? - дерзко вскинула голову каджитка.
        - Если и так, не думаю, что большая. Я в любом случае на твоей стороне.
        В самом начале славных дел решил, что изображать из себя заботливого папочку для бывшей питомицы глупо, а моральный ориентир из меня не ахти какой. Но и позволять единственной родной душе набить все возможные шишки тоже не собирался. Опять же, Дж’зарго баблинское теперь точно не вернет, точнее, в караване не отработает.
        - Каджитка опять что-то сделала не так?
        Хороший вопрос. А если это я поступаю не верно, подходя к каджитке со своей земной, старомодной и человекообразной моралью? Здесь царит своя атмосфера, свои нравы и порядки.
        - Жизнь покажет, Маруся. Ты молодец, план с маслом вполне рабочий, - еще раз одобрил идею каджитки, - После занятий сегодня нужно пройтись вдоль берега обязательно! Там ведь много интересного можно найти. Места кораблекрушений, руины, рудные жилы. А попути будем хоркеров промышлять.
        Джи`Барр загадочно улыбался. А ведь ему предстояла самая грязная работа - обезжиривать трупы толстокожих моржей.
        Винтерхолд встретил нас усиленным патрулем на воротах. Вооруженные горожане устанавливали между крайних домов рогатки и баррикады из бревен, ящиков, бочек и подручного хлама. Из города никого не выпускали «до прояснения ситуации». И наш караван не впускали, пока ярл Корир лично не посмотрел на наши светлые лица и не переговорил с Фалдрусом, после чего дал позволение войти в город. Винтерхолдцы наблюдали отсветы заклинаний во время ночной битвы, а чудом спасшиеся из Свистящей шахты Торгар и стражник рассказали про орду скелетов. Власти начали всерьез воспринимать армию нежити в форте Кастав, что заблокировал дорогу примерно в дневном переходе от города.
        Рынок не работал по причине осадного положения, но Бирна и алхимик поторговать с нами не отказались. Бизнес есть бизнес. Я приготовил для продажи простую одежду с вампиров и мага, железные гвозди, светильники из козьих рогов и сырую рыбу. Выручил три сотни монет и поднял НАВЫК КРАСНОРЕЧИЯ. Оружие и броню по-прежнему продавать в мятежном Винтерхолде не хотел. Маруся, не забыв взять у меня кольцо коробейника и ожерелье молодого купца - оно повышало красноречие на пару процентов больше, чем ее амулет каджитского торговца, как обычно «слила» все ненужные зелья и ингредиенты, прикупив немного нужных. Кстати и у Бирны и у алхимика общее количество денег в кассе немного прибавилось, как бы намекая, что наш прошлый вклад в местную экономику не пропал даром.
        По пути в Коллегию снял в таверне комнату для Джи’Барра, поручив тому отсыпаться, отъедаться и быть готовым по первому свистку отправиться промышлять хоркеров. Каджита магия не интересовала. Другое дело надежный лук или острый кинжал! Случайно выяснилось, что бесхитростный юноша львиную долю накопленного золота инвестировал в Марусю. Какова, вертихвостка!
        На мосту нашу толпу встретила Фаральда с двумя крепкими охранниками, оснащенными, по меньшей мере, странно. Легкие робы магов и капюшоны сочетались со стальными сапогами и перчатками. Пояса оттягивали стальные булавы, которым отводилась роль вспомогательного оружия.
        Я проходил испытание последним, чтобы в случае осложнений с кем-то из абитуриентов помочь разрулить ситуацию. Переживал, главным образом, за данмеров. Тем более, Фалдрус попросил приглядеть за своей пассией, но это уже в Коллегии. Как группа поддержки у моста он сам отлично справился.
        Соратники один за одним проходили испытание, запуская светлячки над головой, либо магические атаки в особый круг, предъявляли пять сотен золотых, после чего проходили по висящему в воздухе мосту в грандиозное и овеянное легендами здание на скале.
        Принимали экзамен в маги во дворе Коллегии. Каждый из претендентов должен был продемонстрировать все заклинания, которыми уже владел перед приемной комиссией в составе Архимага Савоса Арена, Толфдира, Мирабеллы Эрвин и других.
        Присутствовали не только преподаватели, но и весьма многочисленные ученики. Конечно же, не отказал себе в удовольствии презрительно поглядеть на будущее Скайрима советник Анкано. Он пришел не один, на некотором отдалении обнаружилась та самая эльфийка-попаданка шестого уровня. Я наивно думал, что видел всякое, пока на глаза не попалась бодипозитивная альтмерка. Других «наших здесь» мой глаз-ватерпас пока не определял. Странно. Ведь все пути ведут в Коллегию, а от Виндхельма тут меньше двух пеших дневных переходов!
        Что характерно, здешние маги были совершенно не похожи на бомжей из игры. Весь преподавательский состав одет с иголочки, как на праздник. Дамы - изысканно и шикарно, мужчины - стильно и аккуратно. Ученики преимущественно скромно и опрятно, но встречались и щеголеватые мажоры. В глазах рябило от зачарованных шмоток, украшений и оружия.
        Мы в своей дорожной одежде выглядели едва ли не беженцами. Аурика и Маруся хоть и переоделись в платья, но не скрывали переживаний по поводу своего внешнего вида. Почему-то только я и наши данмеры не парились из-за такой мелочи, как затрапезные наряды.
        После демонстрации заклинаний, кто-то из преподавателей, чья школа была развита у экзаменуемого лучше других, задавал вопросы.
        Со мной начала разговор Колетта Маренс, эксперт школы Восстановления, грубо перебив Фаральду, заинтересованную высоким уровнем Разрушения. Ого, да тут у них своя атмосфера! Кроме Релины Дреним никто не выбрал Восстановление и Колетте как воздух были нужны ученики.
        В своих ответах мне пришлось проявить максимум такта и дипломатии, чтобы никого не обидеть из преподавателей и будущих коллег. Мне еще у них уроки брать, выгодные квесты выполнять и торговать с прибытком.
        Спор завершил Архимаг, поблагодарив всех за участие:
        - Я думаю, наша Коллегия будет гордиться таким пополнением! Добро пожаловать!
        Уровни большинства преподавателей находились в районе тридцатого, варьируясь от двадцать восьмого до тридцать второго. Точнее определить не получалось, слишком большой у нас разрыв в развитии. Показатели Архимага и Анкано обозначались системой как тридцать пять плюс. Похоже, Сальма мне не врала, одолеть эльфа в честном бою задача крайне сложная.
        К вечеру пообещали устроить торжественный ужин в честь приема новичков. А пока нас поглотил вал хозяйственных забот. Для начала Мирабелла Эрвин приняла у каждого оговоренный вступительный взнос, выдала одеяние новичка выбранной школы, зачарованный капюшон и простые сапоги. А затем провела ознакомительную экскурсию по учебному заведению.
        Отдельно было сообщено, что вылазки в Мидден без санкции Архимага категорически запрещены и караются штрафом в тысячу золотых с последующим исключением. Кроме этого, входной люк в желанный подвал Коллегии оказался заперт на уровне мастера. Маруся глянула, впечатлилась и рассказала нам с бретонкой.
        - Ты был прав, - украдкой призналась мне Аурика в середине экскурсии, - Это целая корпорация.
        - И очень доходная, поскольку монополист, - добавил я, радуясь сегодняшнему росту навыка торговли. Маги не выглядели опытными торговцами, зато дорогих, сулящих хорошую прибыль товаров здесь масса. Уверен, найдут своего покупателя в Коллегии предметы роскоши, украшения, посуда, ткани, дорогое вино, редкие книги и артефакты.
        Присутствие во дворе и на входе стражников Мирабелла объяснила нам «проблемами с местными нордами». Мол, «настоящего нападения никто не ждет, но быть готовыми к нему никогда не помешает».
        Поглядывая на темноволосую волшебницу во время знакомства с Коллегией, ощутил давно забытое чувство душевного тепла и нежности. Манеры, осанка, речь, фигура - буквально все в ней вызывало мое восхищение. Некстати вспомнились аптекарша Муири и отшельница Анги. Вроде бы ничего им не обещал и не должен, но как-то это все неправильно!
        В процессе экскурсии нас разместили по комнатам в зале Достижений, после чего отправили на первый урок к Толфдиру. Все же некоторая халява нам перепала: пожилой маг бесплатно обучил нас заклинанию «Малый оберег». Затем, разбив нас на пары, примерно равные по силам, приказал испытать новое знание на практике. Напарником мне достался норд-ученик Онмунд, и мы неплохо поработали, что называется, с огоньком. В бою толку от «Оберега» немного, ману жрет как не в себя, но для прокачки школы Изменения вполне годится.
        В поисках Сергия Турриана, наткнулся в Зале Поддержки на Финиса Гестора. Его заинтересовало моесообщение о гибели ученика Борвира, переданное Фаральде в первое посещение Винтерхолда. Повторил ему все, что мне известно.
        В свою очередь он принялся рассказывать о группе из пяти учеников, потерявшихся некоторое время тому назад. О двоих - Илас-Теи и Изре уже получены неутешительные вести от ученицы по имени Сальма Флорель. Этого квеста не помнил, но унылый вид мага и его занудный тон убили весь интерес к этой мутной истории. Даже возможность перейти дорогу вредной сопернице не пробудила во мне желание начать поиски остальных потеряшек.
        - Значит, можно его больше не искать, - флегматично отреагировал он на мое предложение принести кинжал ученика. На этом все и закончилось - ни спасибо, ни награды. При нынешнем перенаселении Коллегии я бы тоже не особо парился насчет пропажи пятерых невезучих обормотов.
        По случаю купил у него том «Вызова огненного атронаха» и несколько пустых камней душ разного калибра.
        Следующим пунктом навестил Колетту Маренс и, как и обещал, закупился у нее серьезными заклинаниями: «Огонь солнца», «Излечение от ран», «Лечение Ближних» и «Аура Стендарра». «Солнышко» корежило нежить с мощью в двадцать пять единиц и на первый взгляд дублировало огненный шар в моем арсенале. Существенные различия в том, что от солнечного огня не пострадают соратники-люди, да заклинание качает школу Восстановления. «Излечение ран» возвратит мне сто единиц здоровья, а «Лечение ближних» позволит поправить «хэпэ» соратнику на семьдесят пять пунктов. Фактически можно одним движением руки вернуть бойца в строй. «Аура Стендарра» - обязательный инструмент для каждого паладина. Окружит меня сферой света на шестьдесят секунд, которая начнет угнетать нежить со скоростью десять единиц «здоровья» в секунду. Очень удобно повесить на себя заклинание и ринуться на толпу драугров. Горящая нежить будет атаковать меня, без помех получая «комплименты» от моих соратников. Еще один аргумент в пользу крупных расходов - чем выше уровень заклинания, тем сильнее прогресс в магической школе.
        Затем пришла очередь посетить Сергия Турриана по поводу результатов его исследования черных осколков, а заодно, как и планировал, взять пять уроков Зачарования.
        Про осколки Турриан бодро рапортовал, что исследование идет полным ходом, но дальше затянул волынку в духе: «дуракам половину работы не показывают», разве что слегка смягчил формулировку. На что я заявил, что очень хочу поумнеть, немедленно впитав малую толику мудрости прославленного мастера. И даже деньги с собой для такого случая принес.
        - Мы могли бы взорвать половину Истмарка, а люди бы всё равно приходили к нам зачаровывать вещи! - зачем-то похвастался Сергий и предложил мне принести материалы для практических занятий, поскольку результатом каждого урока будет создание волшебного предмета. Кстати, стоимость обучения зависела от моего уровня владения навыком. Находясь в ранге адепта, я заплатил по двести пятьдесят золотых за занятие. Один урок для эксперта уже обойдется в пятьсот монет, а для мастера - семьсот пятьдесят септимов.
        Камни душ и вещи у меня имелись в наличии, но начали мы, как ни странно со свитков. Дело оказалось несложное, но требовало довольно много времени и расходных материалов: полных камней душ, бумаги и чернил. Кроме этого, в процессе немного расходовались силы и существенно запас маны.
        Мне оказалось доступно производство свитков уровня Адепт из тех заклинаний, что я уже успел освоить. Успешно создал по свитку «Лечения» и «Пламени», на этом учитель предложил перейти к зачарованию вещей. Для чего мне предстояло разобрать любой предмет экипировки, изучив его чары. Недолго думая, достал из инвентаря драугрский топор с дополнительным уроном холодом. Антиквариат превратился в металлолом, а моя библиотека чар получила первый магический эффект. И тут выяснилось, что новые чары можно изучать не только варварским уничтожением предметов на пентаграмме, но и покупкой схем-инструкций у мастера Турриана.
        Чары водного дыхания, восстановления запаса сил и регенерации здоровья входили в цену следующих занятий - от меня требовались только камни душ и украшения. Прочие полезные в быту и мирные чары стоили довольно дешево: сто-сто пятьдесят золотых. Словно таким образом Коллегия стимулировала новичков создавать больше волшебных вещей, пытаясь восстановить свою репутацию, подкошенную Великим Обвалом.
        Боевые чары на основе стихий и повышение уязвимости к ним продавались по пять сотен. Повышения навыков стоили еще дороже, но опять, боевые и магические крыли по цене производственные раза в два. Самыми дорогими оказались сопротивление магии и паралич. Оно и понятно, снабжать простонародье имбовой магией изащитой от самих себя просто опасно. Такое ценообразование делало изучение чар путем уничтожения трофейных артефактов экономически целесообразным. К тому же, от оружия еще оставался металл, и такой реализм меня как кузнеца очень радовал.
        Прикинув предстоящие затраты, приобрел у преподавателя «Ловушку душ» для наших с Аурикой арбалетов, «Повышение переносимого веса», которое планировал наложить на все ранцы сопартийцев и «Сопротивление морозу», чтобы зачаровать наши плащи. Последнее оказалось и самым дорогим - пятьсот золотых, а всего на пополнение библиотеки чар потратил восемь сотен септимов.
        Навык Зачарования достиг тридцати восьми единиц, а я заслуженного трудовым потом ЧЕТЫРНАДЦАТОГО УРОВНЯ. Выбрал запас магии: маг я или кто? и в ветке зачарования перк «Огненные чары», дабы поддержать реноме неисправимого пироманьяка.
        На сегодня наставничество Сергия закончилось и даже повышение уровня не помогло провести второй раунд: уставший преподаватель в ультимативной форме перенес все уроки на завтра и отчалил в свои покои. Я и сам чувствовал серьезную усталость, мысли в голове путались, а схемы наложения чар плясали перед глазами в безумном танце.
        Но так просто сдаться не мог, не хотел. Слишком долго шел в эту Коллегию, чтобы потерять здесь хотя бы час. Кто знает, как далеко продвинулась Сальма? И другие, особенно те, что выбрали сторону вампиров. Напрягся, сосредоточился и создал на пентаграмме душ свиток «Огненная стрела». Процесс оказался сложнее, а запас маны ушел в ноль. Отдышался и вспомнил о своем самом первом купленном заклинании, очень полезном при обыске темных мест и ночных путешествиях.
        Создал три «Света Свечи», отдыхая и восстанавливая запас магии после каждого. К сожалению, как и с кинжалами, меня подкараулил злодейский облом. Каждый следующий свиток приносил в копилку навыка все меньше и меньше. Неприятный, но ожидаемый сюрприз.
        «Вызов огненного атронаха», закрепленный в бумаге поднял навык еще на единицу. На нем у меня закончились не только силы, но и чернила, чистые листы и подходящие камни душ.
        - Вот ты где! - обрадовалась Аурика, а мы тебя уже обыскались. - Ты в курсе, что уже вечер?
        - Фига себе! - искренне удивился и виновато признал: - Наш поход за хоркерами обломился.
        - Ага, - слишком радостно согласилась бретонка, крутясь в новом нарядном платье, - Нам пора на ужин.
        - Классно выглядишь! Лютню возьмёшь? - напомнил я Аурике про ее увлечение, заодно пресекая подробный рассказ, где она достала обновку.
        - Точняк! Маруська права, котелок у тебя варит за двоих.
        - В нашем случае за четверых, - скромно уточнил, отправляясь вслед за компаньонкой на торжественный ужин в нашу честь. Аурика времени зря не теряла и тоже ПОДНЯЛА УРОВЕНЬ. ТЕПЕРЬ ЩЕГОЛЯЛА ПОЛНОЦЕННЫМ ДЕСЯТЫМ.
        Пир на весь мир до киношного изобилия в Хогвартсе недотягивал по всем статьям. Зато в отличие от волшебников-пубертатов нам дозволялось пригубить медовухи или эля в размере бутылки на каждое лицо. По студенческой традиции праздник продолжился в общежитии. Чтобы не мешать шумом зубрилкам отдыхать и не попасться на глаза суровым преподам, дружной толпой спустились в типичный скайримский подвал. С бочками, хламом и углами, затянутыми пыльной паутиной. Принадлежность к учебному заведению определялась по наличию алхимической лаборатории и стола с пентаграммой душ.
        Поскольку наша троица имела запас вкусных напитков, то невольно стала центром притяжения, а потом ядром кристаллизации самых стойких студиозусов. Рассказа о покупке платьев я, увы, не избежал. Аурика с Марусей наперебой делились радостью от обновок, вызывающих завистливые взгляды у других учениц. Но поскольку дамы после шопинга зашли в таверну и затарились элем и медовухой, был готов слушать эту историю весь вечер. Благо опыт супружеской жизни позволял пропускать смысловые повторы мимо ушей на автомате.
        Аурика бренчала на лютне, порой сбиваясь со скайримских мелодий на нечто из прошлой жизни. Бретонка находилась одновременно и в состоянии опьянения и в творческом поиске. Разговоры мужского состава вертелись вокруг вечных тем: женщин, денег и обретения сильно могучей магии, которая ключ ко всему остальному. Компашка подобралась - полный интернационал и, чтобы не портить хороший вечер, политику и гражданскую войну все старательно игнорировали.
        Кто-то упомянул недобрым словом некромантов, и Аурика решив, что настал ее звездный час, принялась живописать батальное полотно, выпячивая наши заслуги при обороне Храма. Рассказ звучал немного сбивчиво, местами завирально, но ученики слушали натурально раскрыв рты. Дж’зарго не сводил глаз с Маруси, но та очень по-женски его игнорировала.
        Наконец, нордический юноша Онмунд не выдержал и усомнился, что мы вместе со Стражей Рассвета перебили больше трех сотен мертвецов, вместе с некромантами и вампирами.
        - И троллем! Там еще был мертвый тролль! Здоровый и страшный! Подтверди! - распорядилась певица, обращаясь ко мне, после чего надолго присосалась к бутылке с медовухой. Видимо, чтобы смыть жуть и ужас нахлынувших воспоминаний.
        - Тролль был. Ужасный, как мое детство. А еще стрелы свистели над головой. Было трудно, но мы справились. Чудом, - ответил, напрасно надеясь закрыть тему.
        Конечно, это был не тот ответ, который хотели услышать от меня собравшиеся. Каждый из них мечтал о славе великого боевого мага, что добывается в эпических битвах со всяким злом и поединках с сильными противниками.
        - Брехня! - хрипло выкрикнул Дж’зарго.
        - Значит, твой свиток тоже брехня. - парировал я.
        - А причем здесь свиток каджита?
        - Применил его, когда мы перешли в атаку. Мне пришлось идти первым, чтобы горела только нежить. Ты бы видел немой вопрос: «Какого хрена?!» в их удивленных глаз… ницах!
        Хитрый кот тут же потребовал подробностей, чтобы получить бесплатную рекламу своему «Огненному плащу», но его голос потонул во всеобщем гвалте.
        Тут до Аурики дошло, что слушатели ей не очень-то верят, и она бросила в бой последний козырь:
        - Да вы знаете, что они герои Хелгена? Самые настоящие! - и указала на нас с Марусей.
        - Не может быть! - крикнул Онмунд, - Там же никто не уцелел! Всех обратили в нежить!
        Ученики переглядывались, подозревая, что пьяная певица продолжает их разыгрывать.
        - Это правда? Ты был там? - подала голос Эланниэль, та пышнотелая эльфийка шестого уровня, что по слухам докладывала Анкано про каждый чих в Коллегии. Весь вечер она глупенько невпопад хихикала на мои редкие реплики, да терлась невзначай разными частями тела. Чем безмерно печалила Онмунда. Тот совсем был не прочь потереться об мясистую эльфийку сам. При этом неумело корчившая из себя дуреху ЭльфоАнна слушала пьяные разговоры в оба уха.
        - Был. Стража задержала меня за драку в таверне накануне событий. Местный мед с можжевельником штука загадочная, - вдохновенно врал я, - Вобщем, проснулся в тюрьме от шума и грохота. Думал, похмелье, да хрен там. У меня были отмычки, Ма’Русса вытащила меня из клетки, а я ее из подземелья. С тех пор бродим по Скайриму в поисках приключений.
        - А что случилось с поселком, ик? - спросил один из незнакомых учеников-нордов. Богато одетый парень не блистал успехами на сегодняшнем занятии, зато уничтожал выпивку с невероятной скоростью. Несомненный талант.
        - Даэдра его знает! Беженцы в Ривервуде говорили про драугров, другие про некроманта. Мы дрались со скелетами в подземелье, а потом на стенах видели странную нежить. Думаю, очень сильный некромант поднял в одном из древних могильников драугров и привел их в Хелген.
        Взгляды учеников обратились на подозрительно молчавшую Ма’Руссу за подтверждением. Та согласно кивнула:
        - Каджитка не хочет вспоминать боль и ужас. Каджитка хочет спать.
        - Ладно, мальчики-девочки. За день мы устали очень, скажем всем спокойной ночи… - пропел я, заразительно зевнув в финале вечера офигительных историй.
        В студенческом общежитии царила спартанская обстановка и весьма прохладная атмосфера. Толи древние камни плохо держали тепло, то ли студентов специально держали в суровых условиях для закалки характера. Я люблю комфорт и тепло, а аскетизм и превозможение практикую исключительно в случае крайней необходимости. Поэтому железная жаровня с камнями в комнате оказалась очень к месту. Не нужно быть семи пядей, чтобы понять принцип ее работы. Направил поток пламени из руки в горку почерневшей гальки. Дважды опустошил запас магической энергии, прежде чем камни раскалились. Дверной проем завесил меховым плащом - отапливать огромное помещение никаких сил не напасешься! Записал себе пунктик - обеспечить команду топливом, в идеале древесным углем.
        Совсем не удивился, когда продрогшая Маруся пришла ночевать ко мне. Хорошо, хоть со своим одеялом. Так она избавилась от Дж’зарго, заодно оградив меня от навязчивых притязаний эльфийки.
        Глава 2. Первые уроки
        Утром вскочил раньше всех в общаге. Накрыл досыпающую Марусю своим одеялом, снова пришлось растопить жаровню. Мало того, что спали в одежде, так поутру, чуть ли не пар изо рта и иней по стенам! Умылся в тазу ледяной водой и удрал в Винтерхолд, по-сиротски жуя на ходу горбушку черствого хлебушка. Желудок требовал кашки с маслицем, на крайний случай крепкого кофейку со сливками, но мозг точно знал, что такой благодати мне не найти нигде ни за какие деньги.
        Кузница стояла на отшибе, но воспользоваться наковальней и верстаком я не смог. Почему-то оборудование подсвечивалось запрещающим красным. Либо нужно было заслужить расположение местного коваля, либо еще слишком рано, чтобы греметь железом на всю округу, нарушая сон и покой добропорядочных граждан. Хотя местные петухи и псы нарушали тишину без зазрения совести.
        Слегка опечаленный неудачей, забрел в «Замерзший очаг» проведать Джи`Барра. Выспавшийся про запас котофей маялся от скуки, и мы вместе размеренно и молча позавтракали отличными стейками из хоркера с соусом из снежноягодника и печеным картофелем в качестве гарнира. Купил немного соли, скудной однообразной еды и чаю дамам для завтрака. На автомате набрал кипяченой воды нам в дорогу.
        Город просыпался. Жители выбирались из домов по протоптанным дорожкам в уборные, на обратном пути не забывая захватить охапку дров для растопки своих прожорливых каминов. Запах утренней свежести уступал место древесному дыму. «Вот моя деревня, вот мой дом родной!». Сугробы по пояс, дым, лай собак - на минуту вернулся в детство, словно оказался в деревне у бабушки с дедом на зимних каникулах. Но тут городской стражник остановился поведать, как стрела в колене когда-то оборвала его дорогу приключений. На самом деле нет. Рассказал мне, что Стража Рассвета отстояла храм Азуры в битве с нежитью. «Наши мертвые предки лишены покоя!» - сокрушался бравый блюститель правопорядка. Разрушил мои воспоминания о прошлом, гад.
        - Это все козни талморских выродков! - пришлось вкинуть в никчемный разговор ожидаемую фразу. Собеседник согласился и взялся меня агитировать за Ульфрика, Талоса и все нордическое. Но я уже отошел, не слушая.
        Наметанный на выгоду глаз, наконец, заметил одно крайне интересное обстоятельство. Рубочные колоды на виду не стояли, сами поленья хранились в пристройках-сарайчиках к домам побогаче или под навесами у домов попроще. И просто так подойти нарубить чужих дров оказалось нельзя, система подсвечивала и колоду, и чурки красным. А ведь о дефиците дров Марусю предупреждал Дж’зарго еще когда. Почему бы не возить сюда из Фолкрита дрова, а из Вайтрана провизию?
        На запах разогретой еды и травяного чая приползла Аурика. Вчера бретонка ушла с нордским мажором. На незаданный вопрос: как спалось? сполна отвечали круги под глазами и состояние сонной мухи. Похоже, всю ночь глаз не смыкала. И ног. Кто не был студентом, тому не понять… В такие моменты особенно жаль, что кофеек в Скайриме не в ходу. Как и энергетические напитки. Но кому и медовуха - энергетик. Не зря принес бутылочку, рыжая заправски опохмелилась. Настоящая звезда растет!
        И вот мы снова в Зале Стихий. Построили шестиугольник, каджитка с бретонкой поочереди вызывали питомцев, а данмеры атаковали призрачных зверей струями пламени. Я страховал, вылечивая полученные подопечными укусы. Нудно, медленно, шумно - впечатлительные оказались барышни. После нескольких боев усложнил задачу, призвав огненного атронаха, предварительно получив разрешение Толфдира. Пока восстанавливалась мана, облачился в доспехи, извлек обычный стальной меч, наложил на существо «Захват души» и принялся рубить и колотить щитом как одержимый. Прогресс в навыках случился заметный, с чахлыми питомцами не сравнить! Прочие ученики смотрели на меня как на дикаря.
        Следующего элементаля атаковали все вместе льдом и молниями. Тварь в долгу не осталась, раздав пару зажигательных плюх темным эльфийкам. Справились, но столь жесткие методы обучения напугали низкоуровневых данмеров, и они вернулись к «суходрочке» с малыми оберегами и безопасными магическими атаками. Печально, что денег Храм им выделил только на вступительные взносы и немножко на жизнь.
        И вновь призвал несчастное существо для себя одного и, сагрив его парой ударов, прокачал на нем блокирование. Полученные повреждения мне лечила Аурика. По сравнению сбоями против четвероногих питомцев, прогресскуда краше. Но с каждым призывом смысла тиранить атронахаоставалосьвсе меньше и меньше. Требовался трэлл помощнее. Несколькими ударами тренировочного меча прикончил, захватив душу существа. Призвал нового для тренировки Маруси и Аурики. Они ответили своими питомцами и пока те сковывали элементаля, отстрелялись по духу огня молниями и льдом.
        Пользуясь перерывом, ко мне подошла ЭльфоАнна, впечатленная нашим новаторским методом по самые уши, с просьбой помочь в прокачке. Ответил, что у нас свой план развития и вообще немного занят. Вроде не грубил, тем более не оценил ее реакцию.
        - Может, ты еще раз хорошенько подумаешь?! - нахально поинтересовалась альтмерка, - Ведь я знаю ваш секрет!
        - О как! Хорошо. Скажи, какой у меня уровень?
        Заодно проверю гипотезу, что уровни окружающих открываются только на определенном этапе развития. Чем выше твой прогресс, тем точнее информация по окружающим.
        - Уровень? Что за тупой вопрос? - удивилась та.
        - Нормальный вопрос. Если ты не знаешь мой уровень, о чем мы вообще говорим?
        Слишком хорошо о ней вчера подумал, предположив, что она лишь изображает глупую девицу.
        - Я говорю про то самое, ты сам знаешь про что, - выдала ЭльфоАнна эпичный перл.
        - Так, стоп! - поднес палец к губам, - Ты намекаешь на то…
        Здесь я выдержал театральную паузу. На заднем фоне Аурика с Марусей азартно «щекотали» молниями и морозили следующего огненного элементаля, и я мог позволить некоторую невоздержанность в речах.
        - … что я сплю с каджиткой?
        - Да! Нет! Что-о?
        - У вас тут довольно прохладно. Уверен, ты бы не отказалась погреться с пушистым мурлыкой! - продолжал дурачиться я.
        - Хватит, ты все понял!
        - А-а-а, ты, похоже, намекаешь, что мы с Аурикой не совсем здешние?
        Собеседница раздраженно кивнула, еще не понимая всю нелепость ситуации, в которой оказалась.
        - Какой страшный и невероятно… наивный шантаж. А между тем, я не какой-то там авантюрист-неотесок, а избранный паладин богини Азуры и имперский дворянин. У меня и справка есть. Аурика - лучший голос Коллегии бардов и воительница Стражи Рассвета. Солидная организация, между прочим. А вот ты кто такая?
        - Богини Азуры? - не смогла скрыть своего удивления шантажистка.
        - Ты откуда взялась? Статую богини Азуры из окон в хорошую погоду видно.
        И вовсе я не собирался делиться со шпионкой ценной информацией про избранных героев, отмеченных духом Нирна. Которых местные обитатели почему-то вполне принимают за своих. Похоже, она не высовывала нос из города и находилась в информационном вакууме. Уж кому она собиралась нас вложить, как особо опасных засланцев, ума не приложу. Вот как имперец, победитель некромантов и потенциальный рекрут Легиона, уверен, представляю оперативный интерес для Анкано. Без эльфийских ушей в длинном списке бед Скайрима точно не обошлось.
        - Постой, извини, я совсем не это имела в виду, - начала оправдываться эльфийка, пустив, для жалости слезу: - Почему мне никто не хочет помочь?
        Я смотрел на ее колыхающиеся в рыданиях груди и в голове вертелась строчка из советского фильма: «У верблюда два горба, потому что жизнь - борьба». Но не стал озвучивать как ответ, пожалел бестолковку. Ведь ее груди тряслись от насквозь искусственных слез. И просто необходимо было подыграть, пожалеть начинающую шпионку. А после предложил подумать и рассказать мне все, что она знает о здешней Коллегии магов. Вечером. А пока наша четверка отправилась по своим делам.
        Глава 3. Кровавые хоркеры
        Погода стояла на удивление ясная. Морской ветер дул умеренно, почти не доставляя дискомфорта.
        Точной информацией я не обладал, но чуйка подсказывала, что по побережью в сторону Данстара Сальма со товарищи уже прогулялась, поэтому выбрал другое направление. И решил, что лучше пройдемся-ка по берегу вдоль дороги, ведущей из Винтерхолда в Виндхельм.
        Примерно час тихо и относительно мирно шли вдоль линии прибоя. Периодически били крабов, собирали ингредиенты. Прикончили пару старых заслуженных хоркеров, остальная стая внезапно испугалась наших азартных воплей и успела занырнуть между льдин. К плохо скрываемой радости Аурики - убийства животных погружали ее в депрессию. Да и мне не особо нравилось истреблять саблезубых ластоногих. Разве что каджиты демонстрировали охотничий инстинкт по полной программе. Случайно выскочившая на мелководье рыба-убийца сама стала жертвой Джи’Барра. Ловко отсек кинжалом ей зубастую голову, выпотрошил, закинул в инвентарь, передав чешую Марусе.
        Джи’Барр вымазался по уши, но нарезал мяса и жира с хоркеров примерно на треть больше моего результата. Еще с каждой туши нам досталось по два-три клыка! Поход сулил обернуться неплохой прибылью. Сырья и морепродуктов набрали богато. По пути взял на кирку пять рудных жил, выбив пару гранатов и аметист. И вдобавок в одном из грязекрабов нашел жемчужину - очень редкий ингредиент. Самоцветы по традиции разыграли между собой наши спутницы.
        По камням, чтобы не замочить ноги в студеной воде, перешли исследовать остров с брошенным рыбацким лагерем, неотмеченным на карте. Пара старых бочек, деревянное ведро, очаг с большим чугунным котлом, в окружении валунов - лежак с истлевшим до скелета телом. Способной пролить свет на случившееся записки или дневника рядом не нашлось. Зато отыскался полузасыпанный сундук, который Маруся вскрыла с полтычка, облутала и… заперла обратно. Смысл ее манипуляций осознал, когда каджит полез с отмычкой ковыряться в замке.
        - Вчера в Коллегии придумала, сейчас проверяю, сколько можно с одного сундука опыта во Взлом получить, - пояснила Маруся.
        - Второй раз без толку, - объявил Джи’Барр, уступая тренажер мне.
        Сломал две отмычки, прежде чем сундук показал пустое нутро. Зато соответствующий навык подрос до семнадцати! Какой мне в том прок? Жизнь длинная, авось, пригодиться. В той же Коллегии свои вещички запирать в сундуке от любопытных. Коварные ловушки в подземельях разряжать.
        Аурика возилась дольше всех, вздыхала, ругалась, наконец механизм с жутким скрежетом сдался.
        - Все, кирдык замочку! - объявила Маруся завершение тренировки.
        Каждый из нас смог получить опыт на взломе сундука лишь по одному разу и только Марусе «капнуло» чуть-чуть за повторное запирание.
        Пока народ отдыхал на привале, решил добыть немного соли традиционным для Скайрима способом. Сполоснул и наполнил морской водой найденный тут же котел, повесил его на треногу над разожжённым огнем. Через полчаса в инвентарь отправилась жалкая порция соли. Непродуктивно получается, гораздо выгоднее дровами торговать, чем солью. Видимо, поэтому никто не занимается этим простым промыслом. Долил ковшиком в котел морской воды - заберем результат на обратном пути, не пропадать же наполовину прогоревшим поленьям.
        Наконец, еще через полчаса пути, я увидел странное. Лежащий на берегу ствол дерева. До этого нам деревья не попадались, даже мелкие ветки и корабельные обломки были собраны подчистую. Поплевав на озябшие ладошки, взялся за колун. Нам без дров магическую академию нипочем не закончить. Околеем нафиг.
        Эта прогулка едва не стала последней. У негодяев все бымогло получиться. Мы почти купились. Но обо всем по порядку.
        После еще одной победы над парочкой хоркеров, мы вышли на край ущелья, самой природой созданного для коварных засад. Люди творческие, применив природную смекалку, дополнили декорации.
        Первым делом мы увидели лодку, лежащую почти в полосе прибоя на галечном пляже. И несколько тел, живописно раскинувшихся вокруг нее в предсмертных позах. Что конкретно здесь произошло - решительно непонятно. Убитые лежали так, словно их настигла быстрая смерть. Запекшаяся кровь повсюду, стрелы торчком. Но почему трупы в полном облачении, то есть убийцы не захотели или не смогли ограбить их?
        Что должен сделать типичный приключенец на нашем месте? Конечно, ломануться вперед своего радостного вопля грабить бездыханные тела неписей! Подлянку почувствовал задницей. Что-то нехорошо засвербило в недрах, забеспокоило не на шутку.
        - Стоять! - тихо приказал остальным.
        Несмотря на завывание ветра, группа меня услышала и замерла. Лучники, присев, наложили стрелы. Я зарядил арбалет, бешено гоняя взгляд по камням, то и дело возвращаясь к лодке. Только Аурика «считала ворон» или жалела мнимых покойников.
        Указал Джи’Барру цель: «пощекотать» стрелой ближайший труп в кожаной броне. Мертвому же все равно, если он, конечно, мертвый. Бретонке передал свитки «Огненной стрелы» и «Призыв атронаха» своего производства и приказал страховать со стороны валунов. За ними можно человек пять спрятать легко. Девчонка ожила и нехотя завозилась со своим арбалетом.
        Каджит пустил стрелу. Раненый «покойник» недовольно хрюкнул и подскочил, хрипло ругаясь. А затем сеча великая была. Семеро разбойников против четверки приключенцев - хреновый расклад, окажись мы между двух огней. Но и так не берусь объяснить, как мы затащили схватку без покойников с нашей стороны. Морские разбойники оказались серьезными ребятами, которых не смутило, что бой начался не по их плану.
        «Не стоило сюда приходить! Плохое ты выбрал время!» и заговорили клинки, запели луки, распороли воздух заклятья.
        Я обстреливал самых бронированных врагов огненными стрелами, пока они еще только вскакивали с гальки. Каджиты немедленно засыпали подлецов тучей отравленных слабым ядом стрел, но те ловко закрывались щитами и бросились в ближний бой.
        Щит прыгнул на левую руку, а несколькими мгновениями позже, когда после призыва огненного элементаля у меня кончилась мана, в правой оказался Сияние Рассвета.
        Приняв на щит и проведя ответный удар, увидел, как двое настоящих, а не мнимых мертвецов в меховой броне поднялись в виде зомби в синеватых сполохах и завихрениях.
        Из-за валунов чертиками выскочили два лучника и маг. Вот его, настоящего противника, Аурика удачно поприветствовала из арбалета, сразу же забросив агрегат в инвентарь.
        Опрокинув ударом щита главаря, сцепился в клинче с носителем двуручника. Пропустил пару ударов саблей по спине от аргонианина, пока каджиты не сбили его на галечник и не превратили в ежа.
        Аурика на несколько секунд отвлекала мага на себя - над каменистым полем боя непрерывно сверкали молнии. В бой пошли питомцы, составив компанию моему атронаху. Нападавшие увязли, подарив мне возможность разбираться с сильными противниками по очереди.
        Орк-громила с мечом отпрыгнул и атаковал нанесшего ему урон в спину атронаха. Его место снова занял облаченный в пластинчатую стальную броню главарь, что несмотря на полученные удары, упрямо вставал и пер на меня быком. Итого, на меня наседали сразу двое, но пока выручал амулет Азуры, добавлявший мне здоровья и сил.
        Меткая стрела вошла главарю в забрало, выведя его из строя. Второй латник, утыканный стрелами, отступил, чтоб хлебнуть лекарства. Мимо меня к нашим лучникам побежал орк, только что зарубивший очередного питомца Маруси. Я чиркнул его концом меча по открытому боку. Увернувшись от ответного удара, провел силовую атаку. Отлетевшего громилу добил Джи’Барр, загнав тому стрелу в темечко. Наказал за отсутствие шлема - злостное нарушение техники безопасности на производстве!
        А я уже рубился с медленными зомби, что сумели уработать атронаха, призванного бретонкой. Этих хватило буквально на пару ударов артефактным мечом, но пока разбирался с одним, второй умудрился заметно попортить мне здоровье. К тому же, вражеские лучники и маг, пуляя по мне и элементалю, задевали их. Мертвецы по очереди обратились в кучки пепла у моих ног. Последний пират поднялся с земли, опять выхлебал зелье лечения, и атаковал с типичным разбойничьим криком: «Пора умереть, герой!».
        - Вот ты и сдохнешь, мразь!
        Пришлось блокировать его удары щитом, проводя встречные атаки по мере восстановления запаса сил. В меня били стрелы, снизив здоровье до половины, вражий колдун поднял мертвого аргонианина, но перелом в схватке наступил в нашу сторону бесповоротно.
        Каджиты справлялись отлично: пираты-лучники выбыли из перестрелки один за другим. Латник пропустил два моих удара, но достал в ответ меня по шлему вскользь и тут же полетел на землю от сокрушительного удара щитом.
        Аурика в магическом поединке выложилась полностью и использовала свиток огненной стрелы, чтобы не ослаблять натиск на колдуна.
        Тот, коптя одежкой, попытался скрыться назад между камней, но мы не собирались упускать раненого негодяя. Раз, другой окутался враг спецэффектом, что возникает при приеме исцеляющего напитка.
        Отбил удар свежеподнятогомертвеца щитом, быстро добив упавшего громилу, пока тот не встал. Затем в два удара разделался с неуклюжим трэллом.
        Черная роба беглеца представляла на фоне снега отличную мишень, и каджиты азартно стреляли ему в спину. Колдун отчаянно кричал при каждом попадании, поскальзывался на окровавленном снегу, упрямо вставал, чтобы через пару шагов получить в организм стрелу или болт. Не выдержав мучений несчастного, тоже принял участие в его расстреле. Наконец, ноги подвели беглеца, и он зарылся лицом в сугроб, выронив флакон крепкого зелья лечения. Завывая, заскреб по снегу руками. Две каджитские стрелы синхронно подвели черту под его жизнью. Очень драматичную сцену не испортил, даже, наоборот, подчеркнул, финальный аккорд - захват души негодяя в моем исполнении.
        Огляделся. Аурика лежала на камнях в позе эмбриона, сжимая в ладони флакон. Я подбежал - дышит, взгляд осмысленный. Подложил под голову свой ранец, накрыл плащом.
        - Ты молодец! Молодец. Мы их сделали. Мы все молодцы.
        Наложил «Исцеляющие руки» на бретонку. Затем пару раз по мере восстановления маны «Лечение» на себя. Каджиты деловито вытаскивали друг из друга обломки стрел. Полив раны слабым зельем регенерации, перетягивали их чистыми тряпками. Выпил одно за другим два марусиных зелья восстановления маны и подлечил по очереди наших лучников. Незачем им страдать.
        В бою Маруся не только успевала критовать моих врагов, призывать дух волка и уворачиваться от стрел, но и указывать Джи’Барру цели. Она же крикнула ему вовремя принять лечебное зелье. Несмотря на природную ловкость и изворотливость, тот слишком много нахватал вражьих стрел в горячке боя.
        - Нужно больше свитков! - сообщила мне Аурика в ответ на неоднократные вопросы про ее самочувствие. Наконец, бретонка встала, мелко дрожа и выругалась. Подошла Маруся и обняла боевую подругу.
        - Будут! Будут свитки! - твердо пообещал соратникам. Вон они нас как хорошо выручили.
        Разложил костерок, чтобы разогреть купленный в таверне чай. На камни вокруг набросал трофейных плащей.
        С неба повалил редкий пушистый снег, который быстро перестал таять на лицах мертвецов.
        МАРУСЯ ДОСТИГЛА СЕМНАДЦАТОГО, А ДЖИ’БАРР ОДИННАДЦАТОГО УРОВНЯ.Мне до получения пятнадцатого оставалось совсем чуть-чуть, и я надеялся, что левел ап произойдет в стенах Коллегии, чтобы взять серию уроков Зачарования и сегодня и завтра, на следующем уровне.
        Женская половина группы грелась у костерка, попивая чай. Маруся для забавы ловила падающие снежинки розовым носом и слизывала языком. Тем самым они избегали глядеть на разбросанные тела пиратов и лужи крови. У одного недоставало головы, когда я успел ее отчекрыжить и куда она укатилась - загадка. Тоже пренебрег шлемом, вражина. Пусть бы его это не спасло, зато мне лишний предмет улучшить и продать всегда очень кстати.
        Мародерка целиком и полностью легла на нас с каджитом. Его я отправил приволочь труп колдуна, сам принялся разоблачать главаря. У этого пожилого чумазого норда на кармане оказалось двести золотых, бриллиант, пяток отмычек, а также зачарованный двемерский кинжал грома. И два указа о награде за уничтожение банды пиратов под предводительством капитана Кнута Золотое весло. Один от ярла ВинтерхолдаКорира, другой от Ярла Виндхельма Ульфрика Буревестника. Тщеславный главарь оказался. Коллекционировал указы как признание своих заслуг перед обществом. А нам проще. Хотя голову ему все равно пришлось отрубить. Для отчетности.
        На свободном пятачке быстро выросла куча оружия и доспехов. Из особо ценных приобретений - двемерский щит без чар, это мне на смену трудяге-стальному, орочий меч ловли душ, перчатки взломщика (17 %), ожерелье заживления (30 % к скорости восстановления здоровья). Парочка золотых украшений и амулеты Мары и Аркея. Пригляделся повнимательнее к артефактам. В описании появилась строчка расход маны в секунду при ношении. Немного, практически незаметно, но, если прикинуть доход божества в сутки с одного носителя, стало понятно, почему Азура подменила амулет Зенитара на ожерелье молодого купца. Решено, отнесу божественную бижутерию в Храм.
        В лодке оказались два мешка с капустой и картофелем, а также сундук. Пришлось Марусе прервать медитацию и взломать контейнер с хабаром. Внутри нашлось много двемерской посуды, полдюжины флаконов скумы, несколько кусков лунного сахара, живица сонного дерева, камни душ, три металлических слитка, богатая одежда. Словом, ничего такого, что могло бы поразить наше воображение. Это все уйдет на продажу, кроме слитков и волшебных камней, конечно.
        За валунами Джи’Барр отыскал сверток звериных шкур, охотничьи луки, мешок с небогатыми пожитками и ранец колдуна, набитый разными зельями, ингредиентами и запасной одеждой. Похоже, что первыми в ловушку пиратов угодили двое местных охотников. Их же потом вражеский колдун поднял в виде зомби. У самого колдуна кроме дорогого наряда мастера колдовства и стеклянного кинжала при себе имелась какая-то необъяснимая по меркам Скайрима прорва денег - аж триста монет. Да и рядовые пираты не бедствовали - насобирал по карманам еще чуть более двух сотен. Итого со всей банды каждый из нас получил достаточно золотишка, чтобы оплатить по одному занятию в Коллегии. Неплохой результат.
        На месте распределил пригодные магические вещички, оружие и драгоценности по соратникам. Камни душ с тела колдуна прибрал себе, как и том заклинания «Оживление трупа». Признаюсь, был соблазн его выучить и устроить группе тренировку на остальных шести телах. Но вот Азура точно не одобрит откровенно некромантскую практику. Гора трофейного добра получилась такая, что в один заход никак не унести. Даже если навьючить и оживить какого-нибудь мертвеца. Тьфу ты!
        - Мутсера, Башня! - каджитка постучала лапкой по своей кирасе в районе груди, намекая на мой амулет Чемпиона Азуры. Чтобы наверняка дошло.
        Заклинанием перемещения владеем оба, но мало ли, вдруг не сможем вернутся в ту же точку. И что тогда остальным делать? Поэтому возможность телепорта проверил на практике лично.
        - Так, сидите здесь, ждете меня не больше получаса. - отдал распоряжения на всякий случай, - Если не появлюсь, осторожно по нашим следам возвращаетесь в Коллегию, хорошо?
        С этими словами принялся паковать сложенный на пляже лут в холщовые мешки. Ни гвоздя здесь не оставлю принципиально. Что с бою взято, то свято.
        - А ты? - забеспокоилась каджитка.
        - Завтра с Фалдрусом приеду. Он в Винтерхолд мотается как на работу.
        Дикий перегрузна результате заклинания никак не отразился, только запас маны обнулился. Появилсяя на верхней площадке, как и рассчитывал.
        Стаскал тюки с добычей по очереди в подвал, слил в алтарь Азуры восстановленный запас магии. Пожертвовал десяток мелких камней с душами грязекрабов, что повысило мне навык зачарования.
        Пока внутренняя пустота заполнялась, пособирал в лесу хворост, затем повторил жертвоприношение. Ушел на крышу и посредством телепорта вновь очутился на заснеженном берегу.
        Соратники времени в мое отсутствие не теряли, собрали в округе все ингредиенты и поупражнялись с замком сундука до полной его непригодности. Аурика, без всякой брезгливости напялив наряд колдуна, призывала атронахов одного за другим, а каджиты качали стрельбу и одноручное оружие.
        - Ураа! - издала бретонка радостный крик. ОДИНАДЦАТЫЙ левел взяла девка, как-никак.
        В такие моменты, когда едва разминулись со смертью, особенно хочется стать сильнее, умнее и быстрее. Причем срочно. Чтобы выжить в суровом и опасном мире Скайрима.
        На обратном пути посетили пещеру Холодный берег. Здесь уже побывали до нас, о чем красноречиво говорили две изрубленные туши снежных троллей в одном из залов и исчезнувшие ценности. По игре помню, среди костей должен был валяться дорогой зачарованный меч и пара кошелей рядом с жертвами. Впрочем, мы свою долю приключений получили: в самом конце пещеры обнаружились еще два вполне живых тролля. Били тварей по очереди, аккуратно выманив стрелами.
        Дал возможность отличиться и прокачаться каджитам с Аурикой. Первый раз увидел, как удачное попадание стрелы сбивает габаритную цель с ног. Мое вмешательство потребовалось на последнем этапе, добить раненого зверя, чтобы никого не покалечил перед смертью. Со вторым пришлось повозиться дольше, но такжесделали все грамотно, без урона с нашей стороны. Свежевал троллей Джи’Барр, получив по две порции ценного для алхимии жира.
        Собралисвои и чужие стрелы и жалкую экипировку, оставленную на теле разбойника. Предыдущие посетители сюда не добрались. Судя по обилию кровавых следов, им с головой хватило общения с теми двумя хищниками.
        Случайно нашли площадку с телом пропавшего ученика Рунди. Деактивировал морозные руны, окружавшие труп экспериментатора. Забрал все ценные вещи, в том числе именной кинжал, зачарованный посох и учебник алхимии «Миннимарко, король червей». Посох морозных шипов передал Аурике, остальное продал в Коллегии, после того, как отчитался Финису Гестору по последнему потеряшке.
        Глава 4. Без соли как без воли
        Однажды утром после завтрака в «Замерзшем очаге» поймал себя на мысли, что наша жизнь в Коллегии, точнее, в Винтерхолде, вошла в привычную колею. Все-таки третий день подряд здесь. Значит, скоро опять собираться в дорогу.
        Занятиями и тренировками за это время добил СЕМНАДЦАТЫЙ УРОВЕНЬ, два раза повысив запас маны и разок здоровье. Довел перк Зачарователя до третьего ранга, после взял чары умений и экономию душ. Последнюю только потому, что собирался каджитам зачаровать новые луки на урон огнем, себе и бретонке арбалеты на «Захват душ», а учитывая мой меч и посохи Аурики - камней на перезарядку предметов потребуется прорва. И да, само собой, алтари Азуры необходимо подпитывать. Не ради расположения жрицы, просто ритуал возвращения жизни меня впечатлил. Битв впереди еще будет много. И для дальнейшего преобразования Тамриэля богине необходим постоянный источник энергии. И я буду жирной каплей в этом потоке.
        В навыках Разрушения, Колдовства, одноручного оружия, тяжелой брони и блокирования случился неплохой рост.
        А вот с развитием кузнечного дела я полностью обломался. Местный работник молота и наковальни оказался старым параноиком, ярым приверженцем Братьев Бури и эпических масштабов жадобой. Во-первых, ему не понравилась моя принадлежность к расе имперцев. Во-вторых, он потребовал продать ему «настоящее оружие и броню» за смехотворную цену. Охотничьи луки, железный «металлолом», меховая и кожаная броня его не интересовали совсем. Только стальные орудия убийства, только пластинчатые брони, только хардкор. О бойне с закованными в сталь наемниками в «Замерзшем очаге» он знал из первых рук, слух о победе над одной из команд «Кровавых хоркеров» тоже быстро стал достоянием широких народных масс. Из чего опытный старикан сделал правильный вывод: продавать хорошее оружие в Винтерхолде пришлый имперец Теллурио Валерий не намерен. Что и было мне озвучено в лицо вместе с запретом на использование его частной собственности. Он и так наговорил на десять лет расстрела. Одну только фразу из игры: «И как это мы разрешаем провинциалам вроде тебя бродить по Скайриму?» повторил раза три.
        Кроме прочего, этот чудак на букву М не состоял в гильдии торговцев Скайрима. Поэтому бизнес у нас не сложился совершенно. Производство двемерских луков для каджитов с последующим наложением огненных чар пришлось отложить. Как и улучшение моего нового щита, изготовление отмычек и прочего. Зря только кучу слитков с собой тащил, мог бы сразу оставить в Башне. Ничего, в Храме и кузня, и пентаграмма душ имеются, а Фалдрус с удовольствием купит два комплекта улучшенной брони, двуручные мечи и все прочее добро. К слову, сам вредный старикан ничего не ковал из-за полного отсутствия стали.
        Я - человек незлопамятный, но запрет сильно повлиял на мои планы, поэтому поклялся игнорировать этого кузнеца всегда. И компаньонам запретил торговые операции с ним. В конце концов проблема перегруза более не существует благодаря Башне, а экономические санкции против фанатиков придумали далеко не глупые люди.
        Маруся за эти дни взяла двадцатый за счет увлечения алхимией. Буквально дневала и ночевала в лаборатории, перегоняя жир хоркеров в масло, затем очищая его. Запах из подвала разносился тот еще, но однокашники не возмущались. С нашим появлением жизнь в общаге стала лучше, веселее, теплее и сытнее. Многие студенты оценили преимущество нашей системы тренировок. В зале Стихий не было отбоя от желающих погонять атронахов. Еще мы регулярно разжигали очаг и готовили мясную похлебку, которой не стеснялись делиться с остальными. А по вечерам грели воду и устраивали в подвале водные процедуры и постирушки. Канализация в Коллегии работала, а вот водоснабжением волшебники не озаботились. Воду получали главным образом от местных. Набранный во дворе и растопленный снег никуда не годился из-за печного отопления. Местная беднота дежурила у моста в надежде услужить ученикам: натаскать воды, продать дров, постирать белье. Денег на бытовые нужды мы тратили прилично.
        Кстати, обсчитался, оценивая бизнес-идею Маруси. Стоимость очищенного светильного масла доходила до тридцати пяти монет за бутылку. И продавалось оно лишь в Вайтране и Солитьюде. Куда за ним специально посылали ярлы и богатеи остального Скайрима. В отличие от обычного, очищенный продукт давал меньше копоти и запаха. Бирна поначалу брала у Маруси масло с осторожностью, но товар нашел своих потребителей: владельцы таверн и магазинов, прочие состоятельные горожане покупали у нее две-три бутылки топлива для ламп ежедневно. До этого дня торговцы никогда не покупали у нас больше трех одинаковых предметов за раз, даже ингредиентов. Бирна нарушила это правило, приобретя у каджитки недельный запас топлива сразу.
        Уверен, Фалдрус и Арания оценят Марусины труды - освещать громаду подземного комплекса факелами душно и несолидно, а свечами накладно. Магические источники света идеальны, вот только ману можно использовать с большей пользой.
        У моего друга и учителя Сергия Турриана внезапно расширился ассортимент товаров и мне повезло купить ОЖЕРЕЛЬЕ НАСТОЯЩЕЙ АЛХИМИИ с плюсом в семнадцать процентов. Тогда каджитка что называется ударилась во все тяжкие, для чего заранее пришлось купить ингредиентов на круглую сумму. Зачарованные предметы и упорство Маруси сделали свое дело: у нее стали получаться зелья, вполне пригодные для выгодной продажи. Нас она обеспечила всеми необходимыми бутылочками с запасом. Даже сделала мне пяток зелий кузнеца (+20 %) и пару зачарователя (+10 %). Могла бы и больше, но необходимые ингредиенты у здешнего аптекаря попадались в продаже в единичных экземплярах. Зато всегда в продаже имелись цветочное мыло, зубной порошок, жучиный мускус Телванни и средство для потенции из самого Солитьюда.
        АУРИКА ВЗЯЛА ТРИНАДЦАТЫЙ, неплохо продвинувшись в школах Колдовства, Разрушения и Восстановления. Зачарованием она интересовалась постольку-поскольку и платных уроков у Турриана не брала.
        ДЖИ’БАРР СО СВОИМ ДВЕНАДЦАТЫМнемного отставал в развитии, хоть мы ему устраивали тренировки с расстрелом атронахов, брали на все охотничьи вылазки вдоль побережья. В остальное время каджит отнюдь не бездельничал. Взялся обрабатывать звериные шкуры, как отнятые у пиратов, так и добытые попутно - в основном козлиные. Для этого мне пришлось договориться с Кралдаром использовать дубильный станок на заднем дворе его дома.
        В качестве арендной платы вручил старику богатый наряд, зачарованный лично мной на ускорение регенерации запаса сил на десять процентов. Знатный норд, весьма довольный сделкой, принялся бодро нарезать круги по городу, демонстрируя обновку.
        Уже к вечеру у подъема на мост в Коллегию я был «атакован» несколькими обитателями Нижнего квартала, желающими продать мне шкуры животных и кожу. Попутно скупал клыки и перетопленный жир хоркеров, козьи рога, руду, дрова, соль и даже пустые бутылки. Бедняки отдавали эти товары довольно дешево, и я не торговался. Просто не смог бы. Для меня это почти что мусор, а для них спасение от голода…
        Сделка с Кралдаром имела и другие последствия. Едва переступил порог «Товаров Бирны», как хозяйка заведения поинтересовалась, получит ли она на продажу «разные магические штуковины». Как знал, принес охотничьи луки с «Ловушкой душ», пару стальных кинжалов с дополнительным уроном огнем, меховой шлем с «Водным дыханием», несколько серебряных украшений с чарами, ускоряющими регенерацию здоровья или запаса сил на скромные десять процентов. Вроде мелочевка, но как она была счастлива! Выгреб у нее всю наличность подчистую, перк Очарование отрабатывал себя превосходно. Такими темпами только на ее магазине выполню условие для перехода на следующую ступень в торговой гильдии. Нашими стараниями касса ежедневно увеличивалась на полсотни золотых, но общей суммы все равно не хватило на товары моего производства.
        Пришлось прибегнуть к натуральному обмену: зачарованные на устойчивость к морозу плащи на пустые камни душ, слитки и учебник Разрушения «Тайны Талары. Том 3». Мне и моим товарищам он без нужды, подопечным данмерам тоже, поскольку в Храмовой библиотеке был точно такой же. Просто очень мне захотелось, чтобы поучительные книжки не попадали не в те руки.
        В конце Бирна выставила на прилавок коралловый драконий коготь и рассказала свою историю неудачного вложения в поиск сокровищ. Купил за полную цену, все-таки уникальный предмет. Задумался, что было бы неплохо подгрести под себя побольше ключей от драконьих храмов. И моя природная жадность тут не при чем.
        «ЭльфоАнна» ни вечером в день разгрома «Кровавых Хоркеров», ни на следующий докладывать мне про обстановку в Коллегии не пришла. Как реалист, я рассчитывал на бесплатный минет, чуть меньше заполучить посредственного информатора и совсем было бы расчудесно скомпрометировать шпионку перед советником Анкано. Коварная интрига сорвалась по всем пунктам, что нисколько меня не опечалило. Толстушки, как правило, более раскованные и склонны к интимным экспериментам, но в данном конкретном случае вряд ли я что-то потерял.
        Зато теперь при каждой удобной возможности альтмерка демонстрировала, что ее незаслуженно обидели и один грубый тип срочно должен, просто обязан перед ней извиниться. «Тип» извиняться не собирался, просто перестал замечать досадное недоразумение. Несколько раз она пыталась подслушивать разговоры Аурики и Маруси, но всегда попадалась. Либо ее пеленговала более чуткая каджитка, либо весело «палили» за нехорошим занятием другие ученики. Никто эльфийке не симпатизировал. Даже Онмунд испытывал к ней не более, чем похоть. Толковый «непись» выкупил, что девица практикует особую половую магию и теперь страстно желал заполучить столько эльфийского волшебства, сколько смог бы ухватить двумя широкими мозолистыми ладошками.
        Если Маруся вдруг посреди разговора начинала нести всякий бред, верный признак, что Эланниэль поблизости грела уши. «Я смешала жир тролля с жиром хоркера. Что если добавить эльфячьего? Я немножко возьму, она даже не заметит!» или «Для зелья стрелка мне нужны эльфийские уши. Обрезать что ли ту парочку лишних?».
        Жертва марусиного буллинга в долгу не оставалась. Повадилась вмешиваться в наши тренировки, в наглую атакуя раненых атронахов. Правда Эланниэль любила поспать подольше, поэтому обычно заставала финал занятий, когда мы призывали элементалей по просьбам остальных учеников. Стоит ли говорить, что такое поведение не добавляло ей всеобщей любви и уважения?
        Мы договорились ничего ценного и компрометирующего в Коллегии не хранить. Излишек вещей и товаров, в том числе скуму и яды, перенес в Башню. Остальное запирали в своих сундуках на замок.
        Награда за истребленных пиратов от ярла Корира составила шесть сотен золотых монет. Немало, но и не так много, чтобы, бросив все, делать карьеру охотников за головами. Нет, мы морозили носы в Винтерхолде только ради обучения магии, игнорируя отличные возможности порешать проблемы местных властей.
        Кстати, каджитов и Аурику в дом ярла не пустили. Потому, что они подозрительные каджиты, а бретонку за аморальное поведение в таверне в тот памятный вечер. Неудивительно, что никто из нас не горел желанием рисковать своей шкурой за Винтерхолд.
        Встречаться в залах Коллегии с Мирабеллой Эрвин было и приятно, и мучительно. Меня отпугивала ее высокая должность первой помощницы Архимага и чудовищная занятость. Для меня было бы проще сделать первый шаг, будь она «всего лишь» преподавателем, но прозябать на вторых ролях не для таких, как она.
        Мирабелла успешно несла на себе неподъемный груз забот о Коллегии и по слухам вела часть личных дел Архимага Савоса Арена. Вроде обширной переписки с половиной Тамриэля и обеспечения быта. Если учесть в ее распорядке дня обязательное для мага саморазвитие и научную работу, то времени на личную жизнь у Мирабеллы просто не оставалось.
        Мне никак не удавалось найти повод, чтобы произвести на нее неизгладимое впечатление и немедленно покорить ее сердце. Как заправский пубертат фантазировал, что обязательно ее спасу, когда козлище Анкано попытается отжать Око Магнуса. И вот тогда она широко распахнет свои удивительные глаза, увидит, какой перед ней добрый молодец. Немедленно упадет в мои геройские объятия и больше из них не выпадет.
        Самое ужасное, что я не мог ее предупредить о возможной гибели. И вовсе не из опасения нарушить данное Сальме обещание. Просто мне пришлось бы выложить все как есть, что помимо подозрений в безумии, обязательно запустит квест с Саарталом и приведет к неисправимым последствиям. Как мне кажется, дух авантюристки в ней еще не угас. Узнав про божественный артефакт, она первая побежит раскапывать легендарное поселение нордов. А я, бросив все, побегу вместе с ней. Без плана, без подготовки, лишь с томным ощущением в груди и фиговым листочком надежды на успех. Фу таким быть.
        Но все же случился позитивный эффект от этих звездостраданий. Вгрызался в учебу со страшной силой, а навыки поднимались один за другим.
        За обедом Маруся похвасталась своим первым успехом. Вчера, продавая лишние и покупая редкие ингредиенты вроде живицы сприггана и когтя ворожеи, она внимательно изучила ассортимент лавки Гверлиона. Прикинула, какие позиции могла бы закрыть. Затем послала в лавку босмера-аптекаря по очереди Одрасу и вторую данмершу. Тем было по-женски любопытно посетить магазин, да и отказать очаровательной каджитке сложно. Им ставилась задача создать видимость спроса на зелья исцеления болезни и водного дыхания, и они с ней справились. Это облегчило Марусе последовавшие переговоры, правда, аптекарь поставил условие провести испытания продукта на одном из больных жителей нижнего квартала. Зелье справилось с недугом идеально, Маруся привела названного аборигена в лавку полностью излеченным от хрипунца.
        - Помнишь, ты мне рассказывал свои схемы по извлечению дополнительных денег? - подытожила свой рассказ Маруся.
        Да, бывало, по пьянке болтал с кошкой на разные темы, может и про хитрые схемы разговор был. Что поделать, если она, еще будучи обычной кошкой являлась лучшим собеседником, чем многие земные женщины?
        - Такого я тебе точно не рассказывал. Если только Джека Лондона вслух читал. Шалость уходит корнями в золотую лихорадку, когда продавали участок инвестору, «посолив» его золотым песком.
        - Ты у меня умный, тебе виднее, - привычно согласилась каджитка. Слишком часто она меня хвалит. Или подкалывает?
        - Так что тебя беспокоит, подруга? Хочешь продать ему еще зелий, купи через Одрасу эти. Но только дай ей напрокат наши ожерелье с колечком.
        - Это, само собой, но…
        - Говори уже.
        - Знаешь, эти люди из Нижнего района. Бедны и больны поголовно.
        Маруся меня сразила наповал. Это те же самые «норды - тупые морды», что презрительно зовут ее кошатиной. А до того, как она обзавелась доспехами и крупногабаритным компаньоном-имперцем, норовили пнуть и выгнать из таверн на мороз. Не от их ли собратьев она натерпелась в первые дни? Еще недавно ее не пустили в Вайтран. Даже служба в Страже Рассвета и участие в уничтожении пиратов не открыли перед ней двери в дом ярла Корира.
        - Да, здесь нет храма. И увы, у них нет денег. - поработал я Капитаном Очевидность, готовясь изречь банальщину, вроде «мы не в силах спасти всех».
        - Ты можешь что-то придумать для них? - пожалуй, котик Шрека, ставший мемом рунета, не был более убедительным просителем.
        - При том, что раздачу зелий бедноте забесплатно твой контрагент-алхимик не оценит? - на всякий случай вслух уточнил и без того очевидный факт. «Неписи» здесь совсем не идиоты и как отреагирует затоваренный торговец на такую благотворительность - совершенно понятно.
        - Именно что.
        - Вариант первый. Тащим их в Храм Азуры, теряем день. Нет, не подходит. - начал размышлять вслух. - Второй. Даем денег и артефакты Одрасе, она покупает твои зелья. Только пусть еще подаст милостыню нищему, чтоб полный набор. Идет и лечит самых немощных во славу Азуры. Уболтаешь ее? Хорошо. Насколько угорим, на пару десятков золота с бутылки? Некритично.
        - Артем, тремя зельями там нечего делать. Больных больше, чем мамонт погадил.
        - Даже так? Первую партию зелий выкупим, продаешь вторую. Потом я поговорю с местным авторитетным человеком, объясню ситуацию.
        - С ярлом?
        - Пока еще нет. Но, может, что посоветует. Запасной вариант: сами по-тихому излечиваем нищету, раз у тебя за них душа болит. Сколько у тебя будет завтра готовых зелий всего?
        - Одиннадцать-двенадцать.
        - Это приличная сумма.
        Хотя чья бы корова мычала. Тогда на дороге наглому норду-наемнику отдал кучу добра, хотя тот буквально выпрашивал, чтобы его убили следом за вампирами-нанимателями.
        - Я чувствую, что так будет правильно. - призналась каджитка, - И Одраса согласна помочь простым людям.
        Это да. Сложные люди вроде нас должны помогать простым.
        После лекции по Восстановлению сбегали до найденного позавчера рыбацкого лагеря. Пока я хоронил кости неизвестного, каджиты перенесли одну из бочек поближе к очагу и натаскали в нее чистой морской воды.
        Поиск стартапа для заработка все эти дни не давал мне покоя, пока выход не был найден. Школьные знания наложились на новые реалии, голове щелкнуло, паззл сложился. Солеварня подходила идеально. Соль для Скайрима - стратегический товар. Она используется не только для приготовления пищи, но и в зельях, а значит, нужна нам вдвойне. Но добыча ее на побережье оказалась почти парализована пиратами и перебоями поставок дешевого топлива. Дров местным едва хватало на обогрев жилья и приготовление еды. Поэтому морская соль практически превратилась в дефицит. В тавернах Винтерхолда она стоила по три септима за порцию, при том в достаточном количестве была не всегда.
        Я придумал, как увеличить выход продукта, в разы снизив расход топлива. Купил у Фаральды том заклинания «Обморожение». Оказалось, что оно прекрасно действует на воду, в том числе, морскую. Дальше - просто: обработал содержимое бочки заклинанием, удалил образовавшийся лед. Долил морской водички, благо она холодная, повторил каст, снова выбросил лишнее. И так до тех пор, пока бочка не оказалась на три четверти заполнена крепким рассолом, а часть островка причудливыми ледышками. После чего в ход пошла сложенная из диких камней печь с большим железным котлом. Для пущей экономии дров я прогрел котел струей пламени.
        Аурика не верила в идею с самого начала. Маруся тоже отнеслась скептически - масло куда доходнее. Тем сильнее было их удивление, когда я достал из котла двенадцать порций свеже вываренной соли. Снова залил рассол, подкинул хвороста. Приятным бонусом к производственному процессу шел слабенький, но все-таки прогресс в школе разрушения.
        - Ты ненормальный! - объявила диагноз бретонка, - Тратить ма-ги-ю на какую-то соль!
        Угу, пятьдесят порций с пары вязанок хвороста, бесплатно собранных в личном пространственном кармане. Минимум сотня золота за полтора часа работы на свежем воздухе. Чтобы местные власти не пожелали войти в долю, нам пришлось уйти от городка подальше, а то ведь можно у Коллегии под мостом варить «белый яд». Шучу, конечно, лучше выбрать место подальше от жилья.
        - Аурика, дорогая, мы сегодня лишь отработали технологию. Это работа для учеников Коллегии или данмеров из Храма Азуры. Я готов обеспечить оборудование и сбыт, а варят пусть другие за зарплату.
        Показал приунывшей от хозработ команде коралловый драконий коготь.
        - Завтра, если не будет вестей из Храма, сбегаем до кургана Ингол.
        - Давно пора. - оживилась каджитка, - Засиделись уже.
        Обратный путь проделали по дороге, чтобы поохотится и подсобрать снежноягодника. По пути к тракту наткнулись на тролля и парочку ледяных приведений. Здоровую лохматую тварь первыми заметили каджиты и из скрытности успели напихать критов так, что под наши с Аурикой огненные заклинания тролль добрался едва живой. Зато мы отыгрались на привидениях. Они оказались трудным и интересным противником, но против троих магов не потянули.
        На дороге произошла одна из случайных встреч, которыми славилась классическая версия. Какой-то молодой рыжий норд стоял над тушей волка, нелепо размахивая посохом и руками.
        - Поднимись и живи вновь! Я дарую тебе новую жизнь! - вопил норд на всю округу, неумело изображая пассы руками.
        Мы наблюдали за сценой минут пять, слушая крики и никак не вмешиваясь.
        - Я уже делал это раньше! - заявил странный парень, обращаясь к нам.
        Еще через минуту бесплодных усилий мы услышали признание:
        - Этот посох бесполезен! Я бесполезен! Весь мир бесполезен! - горестно заключил персонаж, глядя на лежащий без движения труп животного.
        - Эй, приятель, не стоит так убиваться! - приободрил я его, - Твой посох, скорее всего, разрядился.
        В ответ мы выслушали историю про деда-мага и найденный на чердаке артефакт. Юноша шел из Коллегии магов, где, очевидно, провалил вступительное испытание.
        Я не стал отбирать у недотепы опасную вещицу, а выменял на меховой плащ с чарами защиты от мороза и свой тренировочный стальной меч. Норд чуть не прыгал от счастья. Предупредил его не соваться в форт Кастав, на том и расстались.
        Пока аптека еще не закрылась, Маруся поторопилась провернуть покупку своих зелий через данмерку. Вернув повышающие торговлю артефакты, Одраса Сарети направилась в Нижний квартал. Она собиралась рассказать исцеленным беднякам о богине Азуре. Уверен, более благодарных слушателей в этот день ей было не найти во всем Скайриме.
        Глава 5. Старая знакомая
        В таверне нас снова ждали неприятности. Знал бы, не пошел продавать крабьи ноги и козлятину. Навар копеечный и без чая обошлись бы вполне. На сей раз неприятности олицетворяли пятеро братьев Бури, среди которых обнаружилась наша старая знакомая Бельда Дева Меча. Норд в одеянии мятежников, что держался к ней ближе всех, напоминал того ривервудского работягу, которого она очаровала и сманила покинуть отчий дом. Значит, дошли ребята и нырнули в протестное движение с головой. Крепят боевое братство личными отношениями, а в данный момент еще и алкогольными напитками.
        Предводительствовал повстанцами, как мне показалось, высокий норд в обычной стальной броне. Наглая рожа, мутный от медовухи взгляд, тринадцатый уровень, зачарованный стеклянный двуручный меч. Амулет, перчатки и сапоги тоже светили чарами. За столом, заставленным бутылками, еще двое солдат Ульфрика обоего пола. Пожилой норд-наемник двадцатого левела в ржавом железе, хоть и сидел отдельно, скорее всего, тоже пришел с ними. Повстанцы жадно поедали фирменные стейки из хоркера, запивая мутным элем из тяжелых кружек.
        Бельда сумела достичь девятого уровня, разжилась-таки стальным мечом и двумя предметами с чарами: амулетом и стальными перчатками. Ее спутник десятого уровня таскал стальную секиру и гибкий древний нордский лук.
        Поприветствовал старую знакомую, поторговал с Дагуром и как ни в чем не бывало вышел на улицу.
        - Эй, ты! Имперец! - заорал мне вдогонку удивленный игнором командир отряда мятежников.
        - Проблемы? - спросила у меня дожидавшаяся снаружи Маруся. Аурика ушла в Коллегию, а Джи’Барр обрабатывать сегодняшние шкуры. А всего-навсего перекусили на ходу в дороге, так бы не разбежались по делам.
        - Непонятно. Бойцовый петушок тринадцатого левела, с ним еще четверо «буревестников» и наемник.
        «Петушок» выбежал на крыльцо очень взволнованный, разве что не размахивая двуручником. В распахнутую дверь было видно, что за ним нехотя потянулись остальные братья и сестры.
        - Эй, я с тобой разговариваю! - прикрикнул гоповатый попаданец.
        Развернулся к нему, положив руки на пояс.
        - Ты уверен? Я тебя не знаю.
        - Так щас узнаешь! - оскалился мятежник. Крыльцо наполнилось его бойцами. Некоторые не слишком уверенно стояли на ногах, но для бестолковой массовки годились.
        - Ты мне угрожаешь?
        - А тебе че с нормальными пацанами западло побазарить?
        - Я имперский дворянин. Какие у меня могут быть темы для разговоров с детьми?
        Я вырос на рабочей окраине Омска и такой публики в «святые девяностые» насмотрелся до тошноты. Но откуда он здесь? Ведь все мои ровесники, кто любил посидеть на кортах, «перетирая за жизнь» под «семки» и пивко, к моменту выхода игры уже уехали на кладбище или надолго в тюрьму.
        - Опа! Тогда ты арестован!
        Глумливо хохотнул, уперев руки в боки.
        - Что еще забавного скажешь?
        Тем временем, заприметив вооруженную толпу, к нам поспешил присоединится Джи’Барр. За ним подошел Кралдар со своим слугой Тоньольфом.
        - Какой он смешной, - промурчала каджитка, - Шутка про длинный меч и маленький член уже сегодня звучала?
        Среди зевак послышались сдержанные смешки. Гопник-норд покраснел и сдавленно выдохнул: С-су-ука-а!
        Двое винтерхолдских стражников уже наблюдали за происходящим, пока не вмешиваясь. В такой ситуации, кто первый обнажит меч, тот виноват. Только придурок рисковал своей никчемной жизнью, а я судьбами четверых людей, доверием имперской разведки, Коллегии магов и богини Азуры. Как бы мне не хотелось обоссать его труп, увы, обстоятельства сказали: не сегодня.
        - Собирайся, ты пойдешь с нами. - продолжал «подпрессовывать» меня мятежник, нагло игнорируя тот факт, что его игнорируют. - А ты заткнись, кошатина!
        - Бельда, может, представишь нас друг-другу? Интересно, что за бессмертный герой сегодня дает бесплатный концерт.
        Девчонка вышла вперед, но гоповатый попытался остановить ее небрежным жестом. Бельда проявила характер, забив на телодвижения крикуна.
        - Я - Сигурд, слыхал про меня?
        - Отсосигурд! - припечатала кошка, демонстрируя ему средний коготь правой лапы.
        От фейспалма меня удерживала лишь необходимость держать готового слететь с нарезки придурка в поле зрения. И Марусю. Кожей чувствовал, кошка жаждала пустить кровь двуногому «злокрысу». Для того и задирала.
        - Нами командует Галмар Каменный кулак. Он сейчас у ярла, - спокойно сообщила нам и напомнила своим Бельда.
        «Маруся, отбой. Что-то важное затевается. Нельзя его сейчас убивать» - прошептал себе под нос.
        - Вы под арестом, поняли? Никуда не уходи, чудила, щас решим! - бесновался гопник, но никто из его подельников не спешил меня окружать. Наемник и вовсе, сплюнув, вернулся в «Очаг» к теплу, элю и похлебке.
        - Бельда, можно тебя на два слова? - попросил, делая приглашающий жест отойти. Сигурд старался не подать виду, что страшно взбешен. Зато Дева Меча открыто торжествовала. Маруся любовалась переливами чар на одеянии Кралдара. Джи`Барр теребил рукоять эльфийского кинжала, бросая на Сигурда испепеляющие взгляды. Его женщину назвали самкой собаки и лишь кровь обидчика способна смыть оскорбление!
        Этот идиотский конфликт все никак не хотел переходить в активную стадию, пока не вмешался доброжелатель. На всю улицу пророкотал бархатный баритон одного слишком самоуверенного кошака.
        - Эти Братья Бури хуже гадких злокрысов. Каджит хочет поглядеть, как их всех убьют!
        Со стороны толпы повстанцев дружно раздался звук извлекаемых из ножен мечей.
        - Дж’зарго, сукин ты кот! - заорали мы с Марусей синхронно. Джи’Барр, недолго думая, выхватил лук и наложил стрелу, выцеливая главного виновника несанкционированного митинга - Сигурда. Маруся собралась призвать элементаля, а потом браться за лук или кинжал, по обстоятельствам.
        - Стоять! - крикнул я «Голосом императора», стремясь предотвратить неизбежную мясорубку.
        Каджит-маг резко вскинул лапы, активируя заклинания молнии, чтобы лупить ненавистных ему нордских расистов. Кошак был заметно «под газом», похоже, решил произвести впечатление на Марусю, почуяв ее боевой настрой. От моста к нам неслась вприпрыжку Фаральда с охранником Коллегии. Из таверны вылез суровый до невозможности Дагур с колуном в руках. Твердо намеренный оградить от драчунов свое заведение. Он нам еще прошлый разгром не простил, хотя мы все оплатили из средств погибших наемников.
        - Что здесь происходит? - потребовал объяснений ярл Винтерхолда Корир.
        - Мечи в ножны! - поставленным голосом приказал своим бойцам здоровенный норд в офицерской броне и медвежьей шкуре вместо плаща.
        Я благоразумно промолчал. Сигурд тоже. Норды-мятежники убрались обратно в таверну, кроме Бельды, которая явно что-то хотела мне сказать.
        Маруся залепила Дж’зарго леща, но не слишком сильного. Тот жалобно крикнул: «Дж’зарго не виноват!» - поник и позволил Фаральде себя утащить в Коллегию. Эльфийку я поблагодарил за вмешательство, но, увы, безответно. Похоже, у меня складывается репутация возмутителя спокойствия. А это совсем некстати! Маруся, еще раз украдкой показав «фак» Сигурду, ушла в Коллегию. Ну и правильно, ей еще колдовству учиться и целебные зелья варить.
        - Бельда, извини, мне нужно где-то поселить Джи’Барра. Чтобы тот не отрезал яйца Сиге тупым ржавым ножиком. Пройдемся?
        - Ты Сигу знаешь? Почему каджит ему яйца отрежет? - забросала меня вопросами Дева Меча. Каджит, возможно, хотел бы пояснить, что кастрация Сигурда, выполненная тупым ржавым ножом, залог улучшения генофонда нордов, но поскольку не знал термина «генофонд», многозначительно промолчал. На тупой нож смотреть больно, а уж резать им тем более.
        Оказалось, что Сигурд сам себя по пьяному делу сокращал до Сиги. Вот оно, трудное детство, когда курить научился раньше, чем читать надписи на пачках сигарет.
        - Первый раз вижу этого клоуна. Тут такие каджитские страсти кипят, сериалы отдыхают. Мы в общагу вселились, третий день над Коллегией чад угара сменяет копоть кутежа. Не чувствуешь благородный запах перегара?
        - Везет же людям! - позавидовала мятежница, переминаясь. Затем попросила своего компаньона дождаться ее в таверне. Хмурый норд скривился, но ушел внутрь, раздраженно хлопнув дверью.
        - Какие проблемы? Пятьсот золота, и ты в Коллегии. Правда халявы там гораздо меньше стало.
        - Я уже заметила, халяву тут везде поубирали…
        Кралдар на мою просьбу о ночлеге посоветовал обратиться к его соседке Гудрун Кривобокой. Пожилая нордка обитала в небольшом доме чуть выше в гору. И за двадцать монет пустила каджита переночевать. Без кормежки, зато в тепле и чистоте. Не все ученики жили в Коллегии, некоторые снимали комнаты или койко-места у жителей города. До каджита здесь квартировала редгадка Изра из числа пропавших учеников.
        По пути к местной старушке и обратно Бельда успела рассказать мне много всего. Просто вывалила ушат информации, а Теллурио бери и разбирайся, вместо занятий с Сергием, крафта свитков и законного отдыха. Всего один вопрос: «Как добралась?» стронул неудержимую лавину слов.
        Добрались они с проблемами, часть пути Бельда не помнила. Очнулась в зале мертвых в Виндхельме.
        Карьера в армии Ульфрика началась не канонично. Сначала их пару посылали вербовать сторонников, потом с различными почтовыми квестами в пределах владения. Качалась на животных, пауках, зачистили с трудом какой-то могильник. Разбойников в заснеженных горах вокруг столицы мятежа оказалось очень много, дрались они больно, но единственные, кто поставлял толковый лут. Бандиты часто сдавались в плен. Их для порядка неделю держали в тюрьме, но потом выпускали, «автоматом» зачисляя в ряды Братьев Бури.
        Было одно нападение не то на заплутавший патруль, не то на разведку имперцев. Потеряли двоих местных. Добычи никакой, легионерские доспехи в Виндхельме покупать отказались, взяли каджиты-караванщики за бесценок.
        Потом она участвовала в неудачном штурме форта Кастав, как я прикинул, сразу после нападения нежити на Храм.
        Мятежники потеряли оба лучших отряда, возглавляемые землянами Сержем и Дианой. Было много раненых, а часть новобранцев - бывших бандитов и вчерашних крестьян - сбежала с поля боя. Это заставило девушку задуматься над происходящим. Если сами норды не хотели умирать за свою страну, почему она должна? Смерть - это очень неприятно и тоскливо, поделилась она ощущениями.
        Сигурд «Сига» ее задолбал своей тупизной и хамскими подкатами, но после гибели двоих землян при штурме Кастава, он числился сильнейшим бойцом из «не местных». Не самый, к слову, отмороженный, поэтому главнокомандующий Галмар его терпит.
        Кстати, это их с Сигурдом шайка частично обчистила логово снежных троллей на берегу, едва одолев парочку хищников. Единственный ценный трофей - стеклянный двуручник себе отжал гопник, нагло кинув остальных.
        Скука. Холод. Лишения и домогательства вечно пьяных соратников. В общем война за освобождение Скайрима шла совсем не так бодро, как в игре и совсем не так, как ее себе видела Дева Меча. Для меня собеседница теперь представляла определенный интерес.
        - Бельда, вспомни наш разговор в лагере разбойников…
        - Кстати, спасибо за спасение! - поблагодарила она, перебив, - Я же думала, ты за Империю.
        - А я оказался за себя и каджитку. А сейчас еще за Стражу Рассвета и Азуру.
        - Азура тут причем?
        - Бельда, пойми меня правильно, полезной информацией мы делимся только с союзниками.
        - Я не могу бросить Братьев Бури, - помрачнела девушка. - Торстейн меня спас. Притащил на себе в Виндхельм. Меня вернула к жизни жрица Аркея, такая двинутая бабка…
        Ого, оказывается, жрецы других богов могут возвращать из мертвых. Интересно, всех или только нас, призванных героев? А ведь Арания вернула из небытия погибших при защите Храма аборигенов.
        - Твой Торстейн идейный? Он не поймет, что восстание Ульфрика на руку Талмору и гораздо важнее навести порядок на своей земле? Или не мешать Империи его наводить…
        Я намеренно умолчал о хранящемся в Талморском посольстве досье на Ульфрика, поскольку был уверен, что миссию «Дипломатическая неприкосновенность» в игре она не проходила. На слово не поверит, что Талмор использует лидера восстания в своих интересах, так еще и проблем себе и мне наделает, если такое вдруг озвучит. Это уже большая политика и лучше пока ее не касаться.
        Девушка меня услышала, но продолжала о своем.
        - Мне сейчас нечем вернуть тебе долг, может, после Кастава разживусь какой-нибудь магической вещицей. Ты ведь маг?
        Дева Меча опять выразительно посмотрела на рукоять Сияния Рассвета. Просто не сводила с него глаз всю дорогу. Наивная, надеется, что их отряд бойскаутов одолеет нежить и некромантов. Кастав, который пока не по зубам Страже Рассвета.
        - Бельда, это необязательно. Значит, здесь Галмар собирает силы для атаки некромантов?
        Девушка поняла, что проговорилась, но все и так предельно очевидно.
        - Э-э… Уже нет смысла скрывать. Сегодня ярл пошлет гонца в Коллегию, вывесят указы в тавернах. Гребем всех наемников и рекрутов, каких только можно найти.
        - Мой отряд не наемники. Мы Стража Рассвета.
        - Сига хвастал, что заставит тебя участвовать бесплатно.
        - У него голова настолько пустая, что, если в нее насрет великан, там не прибавится.
        Девушка прыснула в кулак. Видимо, уже привыкла к грубому солдатскому юморку.
        - Приказы мне отдают только в Храме Азуры. И пока приказ прежний: учиться боевой магии надлежащим образом.
        - Ладно. Что ты скажешь вот об этом? - в руке Бельды качался амулет Талоса.
        Присмотрелся. Украшение увеличивало урон одноручным оружием на пятнадцать процентов. И, конечно же, приписка «мелким шрифтом» про расход маны в секунду при ношении.
        - Предположу, что мана у тебя с ним почти не восстанавливается.
        - Да! Но почему вместо времени между криками вот это?
        - Этот мир другой. По-своему более логичный. Ту’ум - мощное оружие, которое дают лишь достойным.
        - Ульфрик владеет, я узнавала. Но…
        - Что тебя смущает?
        - Его не было в Хелгене!
        - Бельда, ты пугаешь меня. Мы же с тобой в Хелгене видели достаточно, чтобы больше ничему не удивляться. По канону пойманного Ульфрика везли в Хелген после того, как тот убил криком верховного короля Торуга. А он же его не убил?
        - Кажется, не убил, - замялась она.
        - Если не убил, то хорошо. По словам его жены Элисиф, Торуг очень уважал Ульфрика. В оригинальном Скайриме это нелепое убийство больше навредило восстанию. Но, надеюсь, понимаешь, лучше об этом пока никому ни слова.
        Я остановился, задумался, потом махнул рукой: эх, была-не была!
        - Мы с Ма’Руссой были в драконьем храме Ветреного пика. Стена слов не работает. Вместо слова силы там можно сохраниться. Драконы в Драконьем Пределе никому не интересны. Понимаешь?
        - Да-а… Я у алтарей Талоса сейвилась. Так, и что теперь с этим всем делать?
        - Живи. Повинуйся богам. Борись. Ты хотела свой дом в Виндхельме. Иди к этой цели.
        Мы еще немного поболтали. Мимоходом упомянул, что умею повышать параметры оружия и брони до отличного уровня, пожаловался на местного кузнеца и его глупый запрет. Бельда призналась, что тоже качает «кузнечку», но испытывает недостаток материалов. Не стал ее расстраивать перечислением того, что накопил в закромах Родины. А то сам расстроюсь. Ведь все это добро уже должно было превратиться в опыт и деньги.
        Бельде я не соврал и по возвращении в Коллегию плотно занялся учебой. Финансы уходили со страшной скоростью и доходы от продажи зачарованных вещей и добычи из рейдов не успевали за расходами. Налички набралось на три занятия с Сергием на уровне эксперта и на пару уроков Восстановления в ранге адепта. Чтобы преподавательницу этой дисциплины не обижать, как и обещал при поступлении. Зато школы Разрушения и Колдовства у меня и так прогрессировали замечательно.
        ВЗЯЛ ВОСЕМНАДЦАТЫЙ УРОВЕНЬ. Поднял ранее обделенный запас сил. Выбрал перк Мечник, повышающий шанс критического удара на десять процентов.
        Поработал над свитками для себя и на продажу. Легкий, компактный и довольно прибыльный товар. Свитки «Лечения ран» и «Лечения ближних» по отзывам Бирны пользовались огромным спросом. Пожалуй, на следующем этапе выпущу на рынок средства против нежити.
        Глава 6. Дорога в курган Ингола
        Утром, чуть свет меня нашел бледный и не выспавшийся Сергий Турриан. Затащив к себе в келью, поведал, что эпопея с исследованием осколков неожиданно завершилась.
        Ночью ему был сон, в котором его дух носился по странному месту с фиолетовым небом, с землей, покрытой трещинами, скудной травой и усеянной костьми, по которой бродили скелеты и призраки. Посреди этого жуткого пристанища неприкаянных душ возвышалась необычная постройка из черного камня, вершина которой исходила столбом магического пламени…
        - Что ты знаешь о Каирне Душ? - прервал пересказ ночного кошмара Сергий.
        - Немного, если честно. Это план Идеальных Правителей в Обливионе…
        - Совершенных Повелителей, коллега! - поправил меня зачарователь и прочитал небольшую лекцию. Заодно и сам пришел в норму, а то страшно было смотреть на выпученные глаза и седые всклокоченные вокруг лысины волосы.
        - Таким образом, любая душа, что попала в камень, отправляется в Каирн. Каждый некромант, связанный договором с Повелителями, отправляется после смерти служить им. - завершил свой рассказ преподаватель.
        Главное, что благодаря сновидению удалось прояснить природу артефактов. Черные осколки оказались частицами огромного кристалла, которым Совершенный Повелитель впитывает энергию потерянных душ в своей части Каирна. Сначала он отправлял частицы себя в наш мир для исследования, а теперь, чтобы сделать себя сильнейшим из Повелителей. Ведь каждая душа убитого умертвием разумного существа попадает в его часть Каирна. Где служит ему пищей.
        Сами осколки из комнаты исследователя таинственным образом исчезли. Странно, но оснований не верить на слово учителю нет.
        - Сергий, что это нам дает? Что некроманты связаны с Повелителями Каирна Душ было известно и ранее. - с утра голова отказывалась делать далеко идущие выводы. Похоже, пора завязывать с медовухой и элем.
        - Попытки вмешательства существа подобного масштаба в наш мир не останутся незамеченными Девятью Богами. Мы на пороге глобальных событий!
        Велик и могуч тамриэльский, но как много лишних слов, когда достаточно упомянуть краткое название полярной лисицы!
        - Поскольку он бессмертен, - принялся рассуждать вслух я, - Можно лишь ограничить возможность его проникновения в Скайрим.
        - Верно, - Сергий обильно вспотел. - Не представляю, как вы собираетесь воплотить эту смелую и безрассудную идею.
        Как? Перебью самое слабое звено - некромантов, их учеников, их слуг и собак. Помочусь на их трупы с удовольствием, но это необязательный пункт программы.
        - Как он общается с некромантами? Как передает им осколки?
        - Во сне я видел портал.
        Сложив два плюс два, порылся в инвентаре и показал ученому один из двух амулетов с черепом.
        - Позвольте, - Сергий нетерпеливо выхватил вещицу и пригляделся. Затем для верности поводил рукой над украшением. Если бы я не знал, на что способен ученый, решил бы, что вижу выпендреж очередного участника «Битвы экстрасенсов». Настолько фальшивыми выглядели его движения.
        - Да, это может служить ключом к порталу. Но есть одно обстоятельство. - Сергий назидательно поднял палец, - Путешествия в Каирн для смертных несут опасность потери души.
        Решив, что предупреждающая фраза лихого парня вроде меня задержит ровно до ее окончания, Сергий предложил оставить амулет ему, чтобы «все проверить и изучить должным образом». Надеюсь, дело не только в нежелании потерять платежеспособного студента раньше времени.
        Но меня вдруг одолела догадка, что этот Совершенный в своем стремлении поживиться в Скайриме человечьими душами не одинок. Слишком много черных осколков попадается на моем пути. И где гарантия, что трофейные амулеты открывают портал конкретно к нему, а не к его соседу? Хотя мочить все равно придется всех, кто поставил себя выше людских и божественных законов. Но это я буду обсуждать с Верховной Жрицей и Первым Хранителем Храма Азуры. Хватит старикану треволнений.
        - Скажите, господин Турриан, а вам не нужно доставить посылку в город Виндхельм?
        Совершенно случайно требовалось отнести охотничий лук, зачарованный на урон огнем на ферму Хлаалу неподалеку от Виндхельма. Мол, ее владельца Белина Хлаалу одолели волки и лисы. Вот он и заказал себе модный лук. Полсотни монет за доставку посылки не выглядели серьезным предложением, но я согласился. Мне попутно и полезному человеку приятно.
        После Сергия зашел к себе, быстро записал полученную информацию. Выцепил Марусю, при ней отдал письмо и второй амулет Одрасе для Фалдруса, что взял за правило появляться в Винтерхолде ежедневно. У Первого Хранителя появились важные дела с ярлом. Проверив, что нас никто не подслушивает, рассказал обеим подробности недавнего разговора.
        Порывался составить донесение Дельфине, но решил, что даже шифровкой такое отправлять будет слишком опасно. В итоге отправил от Дагура «открытку» Иветте Сан, живописуя перспективы продажи пряного вина в Коллегии и городишке. Попросил прислать партию на продажу, предупредив, что дорога через форт Кастав крайне опасна. Некроманты настолько обнаглели, что недавно большими силами атаковали храм Азуры. Но ярл Корир с помощью солдат Ульфрика Буревестника собирается в скором времени навести во владении порядок.
        Да, письмо подозрительное, а с другой стороны, никаких особых секретов не разглашающее. Почему местные жители и мои коммерческие интересы должны страдать от нехватки изысканного вина? У вас война, вот вы и воюйте. А я честный торговец и пряное вино само себя не продаст!
        Наш отряд двигался по главной улице, когда караулившая нас на крыльце Бирна заманчивыми жестами пригласила зайти в магазин. У нее досрочно появились монеты и парочка учебников в продаже, которые она отложила специально для меня. Не нужно быть семи пядей во лбу: Бельда продала свою добычу, прикупив что-то из моих изделий. Радостная от резкого оживления дел торговка подтвердила мою догадку.
        Отлично! Просто набор броненосца: «Рыцари девяти» для тяжелой и «Лед и хитин» - легкое чтиво про легкие доспехи. Твердо решил отложить книги на потом. Тот момент, когда навыки будут расти очень медленно, все ближе. А так у меня будет возможность в любой момент «добить» уровень. А пока рассчитывался и продавал пару свитков, пустил книжки по кругу.
        Попросил Бирну и дальше любые дорогие книги предлагать мне первому. Еще и Красноречие апнулось. Очень удачно зашли!
        Вчера сделал над собой усилие и зачаровал всему отряду рюкзаки на увеличение переносимого веса на восемь единиц каждый. На арбалеты наложил «Захват душ». Аурика радовалась как ребенок, ей камни скоро потребуются для перезарядки посоха. А так не нужно тратиться на покупку заклинания и потом не забывать его кастовать. Постепенно улучшал снаряжение отряда, завистливые взгляды нордов и комментарии стражников уже не вызывали у нас удивления. Еще бы двемерские луки каджитам сделать, улучшить и зачаровать огнем, да щит укрепить и тоже зачаровать. Эх, мечты-мечты.
        У ворот каким-то чудом застали повозку и оплатили поездку до Виндхельма. Вышло и быстрее, и не так утомительно. Ехали мы целый день до вечера без остановок, поскольку на дороге нет ни одного захудалого трактира. Перекусывали в пути, хорошо, что по традиции запасся провиантом и напитками на всех.
        Дикие звери нам не докучали, одинокий грабитель у моста бежал, поджав хвост. У Виндхельма наш экипаж остановил малочисленный патруль повстанцев, но после недолгой проверки документов, пропустил. Страдали мы больше от скуки и однообразных пейзажей. «Таксист» попался странный. Развлечь нас историями из жизни, достоверными новостями и анализом последних событий не захотел, даже погоду и политическую ситуацию не обсудили. Я, было, начал подозревать его в нехорошем, но потом понял, что просто мы ему сильно не нравимся: подозрительные каджиты, клятый имперец и рыжая ведьма. Непонятно, как такие классные ребята могут кому-то не нравиться? А поди ж ты!
        В поисках ночлега зашли в таверну «Медвежий рык» неподалеку от предмостного бастиона мятежной столицы. Здесь нас ожидал все тот же гостеприимный нордский расизм, скудный набор еды и выпивки. Но было тепло, просторно и шлюховатые подавальщицы, не размениваясь на глазки, вовсю трясли перед носом состоятельного имперского господина упругими сиськами и крутили крепкими задницами. Чем дико раздражали Марусю и Аурику. Меня же раздражала необходимость переплачивать за комнату для каджитов при полном отсутствии прочих постояльцев.
        Радовало одно - трактирщик выкупил у меня сорок порций соли по две монеты за каждую и попросил привозить еще. Считай, деньги за ночевку, ужин и припасы в дорогу вернулись обратно.
        По-моему, у бардов в игре или дополнениях было задание выступить во всех тавернах, что-то вроде паломничества по злачным местам. Но Аурика была не в настроении и лютню не доставала.
        Встреча с Ри'Садом произошла совсем не так эпично, как виделось Марусе в ее розовых кошкодевичьих мечтах. Глава каджитских караванов жрал за столиком в темном углу олений стейк, мурча от удовольствия.
        Седовласый, крупный котяра в богатой одежде и украшениях едва напоминал того скромного торговца, что таскался по всему Скайриму, чтобы свести концы с концами. Солидный животик, не свойственный каджитам классической версии игры, выдавал склонность торгаша к обильной еде. Глядя, как этот деятель облизывает жирные пальцы, я еще раз посочувствовал Марусе, ставшей жертвой его домогательств. А еще он равнодушно отправил несговорчивую каджитку на верную смерть, как приложение к посылке. Однако никакого желания убить его на месте не возникло, наоборот, пусть живет, пока я не использую этого усатого контрацептива по полной программе. Да и потом пускай живет, приятно время от времени посмотреть на свои победы.
        Дождавшись, когда караванщик поест, подошел пообщаться.
        - Приветствую, уважаемого Ри`Сада. Я Теллурио Валерий, служу богине Азуре.
        Намеренно не садился за стол, не желая признавать провинциального торговца ровней. При этом давая ему шанс проявить хорошие манеры. Шансом тот не воспользовался, а я это мелкое хамство занес в общий список претензий.
        - Каджит знает это имя. И ту, каджитку с тобой тоже знает, - показал пальцем на Ма'Руссу, попивавшую чай с гордым независимым видом, на который только способна разъяренная видом злейшего врага кошка. Едва увидев торговца, предупредил ее, что говорить буду сам. Мне важно если не выйти на посредника, то заставить всех участников преступной цепочки заметаться в панике. Как вариант, спровоцировать нападение. Броня гильдии воров стоит недешево, а мы в Коллегии поиздержались.
        - Вашей осведомленности стоит только позавидовать. Ведь я здесь совсем недавно. Но главное, я глубоко признателен уважаемому Ри'Саду за письмо.
        Каджит довольно щурился и кивал седыми патлами, едва не макая их в мясной сок.
        - Каков же размер признательности имперского гражданина?
        - Скажем, сто золотых, - достал из ранца отощавший кошелек, чтобы отсчитать нужную сумму.
        - Неплохо! Но это не покроет все затраты бедного каджита. Совсем не покроет.
        - Мы же сейчас говорим о признательности за письмо? Остальное я готов обсуждать с тем, кто имеет право обсуждать.
        - Почему говоришь ты, а не она?
        Посмотрел на толстого наглого кота, как на чужого толстого наглого кота, только что нагадившего мне в ботинок.
        - Ри'Сад, я пришел не торговаться, а передать той стороне наши условия.
        - Значит, снежная каджитка рассказала имперцу маленький секрет?
        При слове “секрет” едва не рассмеялся ему в харю. Да я о камнях уже знал больше, чем он и Бриньольф вместе взятые. Для этих жадных идиотов это всего лишь запрещенный товар вроде скумы. Не ведают, что творят, алчные мрази.
        - Ри'Сад, я не люблю повторяться. Это золото за письмо.
        Выложил на стол аккуратную горку, которая исчезла едва ли не быстрее, чем последняя монетка легла сверху.
        - Что мне передать нашим общим знакомым насчет товара?
        - Передай, что есть тысяча золотых для уважаемого Бриньольфа и мы все забываем про этот «товар» навсегда. Да, щедрый задаток за смертельно опасную работу мы тоже вернем. Итого тысяча двести золотых.
        Изрядное лукавство из уст человека в броне Стражи Рассвета, но почему бы не побыть оборотнем в погонах в целях личного отмщения?
        - Цена товара три тысячи, - продолжал настаивать Ри'Сад.
        - Настоящая цена этого товара тебе не понравится, скупщик. Она никому не понравится, гарантирую это.
        - Я стар, но не выжил из ума, чтобы передавать твои слова. Получатель очень недоволен, что товар не попал к нему.
        - Во имя Девяти! Сдается мне, что камешки все же попали к получателю, а ты сейчас мне ссышь в уши, потому что каджитка жива! Ты ведь ее на смерть отправил, злокрысьего говна кусок!
        Ри’Сад предпочел отмолчаться, подтверждая мою догадку. Хм, всего двадцать пятый уровень у кошака, может пригрозить засранцу?
        - Ри`Сад, старина, - вкрадчиво начал я, - Мы так много говорили о компенсации получателю, которого ты боишься до обдриси…
        - Каджит не боится никого! - выкрикнул караванщик, вонзив мощные когти в столешницу. Когда-то он был неплохим бойцом, другие в Скайриме не выживают, но его время уходит. Путь он этого и не поймет до самого финала.
        - Конечно, не боишься, - глумливо согласился я, - Но давай уже поговорим о компенсации нам?
        - Ты очень рискуешь, имперец! - выплюнул тот.
        - Ты тоже. Причем прямо сейчас.
        - Чем же? - нагло усмехнулся каджит.
        - Трудно ходить с караваном, если сломана нога. Хочешь попробовать?
        - Ты не посмеешь!
        - Все, кто связался с этим товаром, рискуют за гранью разумного, скупщик. Но все еще можно исправить. Твои друзья из «Буйной фляги» получат золото, а получателю укажут на меня. С ним мы договоримся.
        - Не договоритесь.
        - Плачу по четыреста монет за осколок. Скумой, драгоценными камнями и золотом! - закинул жирную наживку жадному коту.
        - С тобой никаких дел, имперец.
        - Я сказал, ты услышал.
        Казалось, на морде старого мошенника презрительная ухмылка застыла навсегда. Он резко встал и с удивительной для толстяка скоростью вышел вон.
        Наблюдавшая за нашим разговором Маруся резко вонзила кинжал в столешницу. На что норд-трактирщик, не спускавший глаз с нашей компании, недовольно крикнул:
        - Эй!
        Я поднял раскрытую ладонь в умиротворяющем жесте.
        - Ты отпустил его! - обвинила меня напарница.
        - Это было бы слишком скучно. А так, игра продолжается, киса. Но теперь мышка - он. Маленькая мышка, спешащая в норку и оставляющая за собой цепочку какашек…
        На этом каджиты отправились в свою комнату, а мы с Аурикой в свою. Снимать отдельный номер бретонка не пожелала. Возможно, испугалась. Пока я трепался с караванщиком, Маруся рассказала остальным предысторию. Спали мы в ту ночь чутко. В обнимку с оружием.
        - Ты храпишь! - заявила Аурика за завтраком.
        - Да, - легко признал неоспоримый факт, - А еще иногда чешу яйца и, пардон, пукаю. Но женщины любят меня не за это.
        Аурика артистично взмахнула руками и отвернулась. Действительно, трактирная красотка снова увивалась рядом, пусть я не давал ей ни малейшего повода. Что поделать, если ты чертовски привлекателен и носишь на себе целое состояние в виде уникального меча, доспехов и украшений? Главное, всегда помнить, что нашел себя не в городской канализации. Вот и нечего туда макаться.
        С караваном Ри'Сада мы, что называется, разошлись краями. Котяра неразборчиво пробурчал нечто угрожающее. Маруся от избытка чувств плюнула ему на коврик. Карджо и Джи'Барр обменялись многообещающими взглядами и жестами, а в остальном попрощались нормально. Без крови.
        Уровни караванщиков находились в диапазоне от двадцать первого до двадцать пятого. Вооружение и экипировка при этом довольно посредственные. Пусть амулет Чемпиона Азуры по факту добавлял мне еще семь уровней, позволяя сражаться на равных с крутыми противниками, но шесть бойцовых котов, это все-таки шесть бойцовых котов.
        Глава 7. Имперское вмешательство
        Час пути по заснеженной дороге с обычными охотничьими приключениями, и мы на месте. Белин Хлаалу слегка перепугался, увидев четверых вооруженных «снеговиков» в воротах своей фермы, но быстро понял, что мы принесли ему не неприятности, а зачарованное оружие. К тому же купили у фермера десяток порций пшеницы.
        До кургана Ингола дорога пошла совсем дикая, нехоженая. Непонятно, чем занимались наши братья по земному разуму из Виндхельма. Снежные тролли попадались постоянно. А еще нас по очереди поприветствовали стая волков и медведь. Но грех жаловаться, прокачка шла ураганными темпами.
        Нашел несколько истощенных рудных жил. Значит, все-таки здесь кто-то из «наших» уже бывал.
        У входа в курган обнаружился обустроенный лагерь: палатка, очаг, мешки с припасами, хворост, фонари. И два персонажа: имперец-ученый и его телохранитель в тяжелой броне легионера. Боец был недавно ранен, правое плечо покрывала окровавленная повязка, видневшаяся из-под доспеха.
        Пока я убирал меч и собирался с мыслями, Аурика полюбопытствовала, чем занимаются в медвежьем углу два достойных гражданина.
        - Требониус Книжник, - представился ученый, - А это мой телохранитель Фортон. Я исследую нордскую культуру по заданию Университета волшебства Имперского города.
        В ответ представился сам и представил своих спутников.
        - Приятно встретить соотечественника так далеко от Хартленда. Давно вы в Скайриме?
        - Не считая учебы в Империи - всю свою жизнь.
        - Мы в некотором роде тоже исследователи нордской культуры, - взяла слово каджитка, - Вот, пришли исследовать этот интересный курган. Если вы не возражаете.
        Требониус не возражал. Они с телохранителем оказались в затруднительной ситуации. Путь внутрь нордского могильника преградил призрак, неуязвимый для стального оружия. Несколько дней подождали, в надежде, что призрак развеется, но подошли к концу припасы. Добраться до Виндхельма оказалось слишком трудно из-за снежной бури и диких зверей. В схватке с троллем Фортон был ранен.
        Аурика предложила поделиться припасами. Ученый ее сдержано поблагодарил и предложил нам помочь в его исследованиях, зачистив нордскую гробницу от беспокойных постояльцев.
        Оставив хозяев лагеря собирать вещи, мы вошли в обледеневший коридор.
        Пришлось мне включить «Свет свечи», а спутникам зажечь переносные фонари. Вопреки классической версии, в необжитых подземельях не горели факелы, свечи, фонари и костры. Откуда им тут взяться, если мы пришли впервые за долгое время?
        В комнате с головоломкой перед решеткой лежало тело орка-авантюриста, а в отдалении парил его призрак. Сначала я собирался его развеять струей огня, но потом захотел проверить одну идею. Применил на фантом заклинание «Захват душ» и это сработало. Глянул в инвентарь: вот, в черном камне душ отдыхает колдун Кровавых хоркеров, а в камне спасения душ - орк. Послушаем, что скажет Арания на этот счет. Все же орки живут по кодексу Малаката, Принца Даэдра. Примет ли спасенный новую богиню? А, главное, пожелает ли жрица его спасать?
        Обобрали покойного, в числе прочего нашлась книжка с подсказкой для головоломки. Выставили трехгранные колонны с изображениями в указанном порядке и открыли решетку.
        Перед тем, как привести ученого, попросил всех быть внимательнее с нашими новыми союзниками. Что-то с этими людьми определенно было не так.
        - Это же Скайрим. Если на входе в курган встречаешь кого-то, кому требуется твоя помощь, есть вероятность, что у цели ему потребуется кровавая жертва. Или сократить количество претендентов на добычу.
        Ухо востро следовало держать и потому, что в классической версии эта парочка отсутствовала. Был труп ученого вместо орка-авантюриста. Кто они такие? Зачем они здесь? Жизнь приучила меня не лезть к интересным людям с примитивными расспросами. Гораздо эффективнее незаметно за ними понаблюдать при включенной голове.
        Сходили с Аурикой за таинственными имперцами. Когда вся экспедиция собралась перед входом в гробницу, толкнул речь, подыгрывая каджитке:
        - Коллеги, добро пожаловать на практический семинар по погребальной культуре народов севера. Приготовьте инструменты для культурного обмена ударами и места в ранцах для спасения предметов, имеющих большую историческую ценность. Во имя науки, вперед!
        По ходу движения вглубь подземелья за нами увязывались круглые светящиеся объекты. Вреда загадочные «мячики» не причиняли, польза же была невелика - чуть лучше стало видно обстановку.
        - Зато они красивые! - перехватила мой взгляд на хаотически мечущиеся шары Маруся. Пришлось согласиться.
        В одной из крипт, Аурика пошутила: будь здесь Лидия, она бы сказала: «Добром это не кончится!».
        - Ещё на входе она бы спросила: «Это одна из старых руин? Может, зайдем?» - поддержал я бретонку.
        Специфический юмор землян-игроков не нашел понимания у остальных приключенцев и разговор заглох сам собой.
        Первый драугр нам попался, начав «оживать» прямо под ногами. Окончательно восстать ему не удалось, забили всей толпой.
        Дальше слабые драугры встречались поодиночке, на них мы натаскивали Джи’Барра, пока, наконец, мы не оказались в зале с дюжиной стоячих саркофагов. Из них немедленно полезли древние норды, возмущенные нашим вторжением и тут войны хватило всем. Даже Фортон поучаствовал.
        Первым делом врубил ауру Стендарра и влез в самую гущу схватки. Здесь мой меч дважды довел древнюю нежить до нервного взрыва, жертвы которого разлетелись на запчасти, поджигая «сокамерников» святым огнем. Прочие приключенцы не стояли без дела, дружно укладывая уцелевших на землю.
        В остальных помещениях кургана, которых оказалось больше, чем в игре, нас встречали одиночные мертвяки, с которыми мы разбирались без особого труда. По ходу дела облутали десятки погребальных урн и сундук.
        Наконец, последняя комната с главным противником и большим сундуком Драугр-военачальник заставил остальных побегать, пока я вставал на ноги после драконьего крика. Такого хамства я ему не простил, рубил ожившую мумию с особой жестокостью. Тот тоже в долгу не остался, снес мне больше половины здоровья, несмотря на дружную поддержку отряда. Пришлось хлебнуть целебного зелья, обновить Ауру Стендарра и продолжить бой.
        По итогам «культурного обмена» наша четверка разбогатела на полсотни золотых каждый. Отметил, что с ростом уровня мне стало попадаться больше золота. На драгоценные камни и зелья поход получился урожайным. Самоцветы как обычно поделили дамы.
        Взяли стеклянный двуручник в одном из коридоров и эбонитовый меч с драугра-босса, а так же шлем Ингола с тридцатипроцентной защитой от холода. Из прочей примечательной добычи: железные перчатки кузнеца (+12 %), эльфийские наручи настоящего лучника (+25 %), слиток серебра и ртутной руды. Старинное нордское оружие, щиты, шлемы и прочее даже не считал. Больше трех древних луков за раз никто не купит, остальное же из-за низкой стоимости продавать бессмысленно. Только пустить в переплавку.
        Добавил Аурике несколько заполненных камней душ, поскольку эльфийские перчатки автоматически ушли Марусе. Свои она передала по наследству Джи`Барру. А его прежние с десятипроцентной прибавкой забрал на разборку.
        Пусть никто из нас не брал этих заданий, насколько это возможно, в гробнице обнаружили шлем Винтерхолда и книгу «Дети неба». И если фолиант я планировал показать Ураку гро-Шубу в Арканеуме Коллегии, то шлем отдавать ярлу Кориру совсем не хотелось. После минуты раздумий решил поговорить с Кралдаром. Все равно собирался с ним по поводу лечения бедняков в Нижнем посоветоваться.
        Отвлекать Требониуса, чтобы наше с Марусей исчезновение не вызвало вопросов, не пришлось. Он бродил по могильнику, погруженный в размышления и вел записи, проговаривая вслух малопонятные фразы. Фортон не отставал от него ни на шаг. Собрав все, что только можно было собрать, с диким перегрузом мы с Марусей перенеслись в пространственный карман. Перетаскали в подвал железо, подзарядили алтарь, выложив рядом несколько мелких камней душ и зелье магии про запас. Быстро вернулись обратно.
        Стеклянный двуручник и эбонитовый меч создали дилемму. С одной стороны, продавать их нельзя, а с другой, денег, чтобы возместить остальным их доли, у меня нет и нескоро будут. Оставил оружие в Башне. Озвучил сопартийцам принятое половинчатое решение: продать двуручник в Храме, а эбонитовый придержать, пока кузнечку прокачаю достаточно для его улучшения. И тогда решим, кому он достанется.
        - Меня все устраивает и без железяк, - заявила Маруся.
        - Делай, как считаешь правильным, - высказалась Аурика.
        Незаметно к нам подошел Требониус Книжник:
        - Мы здесь закончили и дойдем вместе до города с вашего позволения.
        - Не вижу препятствий, Требониус. Мы возвращаемся в Коллегию. Не хотите ее посетить?
        - Увы, коллега, дела требуют моего присутствия в… другом месте.
        У «Медвежьего рыка» имперцев ждал редгард-рыбак. По здешней рыбацкой моде в легком доспехе, шлеме и со скимитаром на поясе. Чтобы сподручнее было брать крупную рыбу на абордаж, наверное.
        Требониус поблагодарил нас за компанию, взяв меня за локоток, отвел в сторонку.
        - Теллурио Валерий. К вам будет скромная просьба, - имперский ученый улыбнулся уголками обветренных губ, внимательно глядя на меня.
        - Вас здесь никогда не было?
        - Мы поняли друг-друга. В качестве благодарности, позвольте вашу карту. Мы неплохо изучили местность и вам, как искателю приключений, это будет интересно.
        Требониус быстро, но аккуратно нанес несколько значков: часовню Боэтии, орочий поселок Нарзулбур, шахты, Пост предателя, место кораблекрушения «Зимней войны». После вернул пергамент мне.
        - Что ж, желаю удачи в ваших делах. И да здравствует Империя! - попрощался с временными попутчиками.
        - Да здравствует Император! - откликнулся Фортон. Единственная фраза, которую мы от него услышали за полдня вместе.
        Троица спустилась к лодке и спустя минуту уже гребла к стоящему на якоре кораблю.
        - Они не те, за кого себя выдают, - тихо прошептала мне Маруся.
        - Да. Опасные люди, - согласился, не спеша озвучивать подозрение. Глядя, как передвигается Книжник, готов был поспорить, что он не просто ученый. Извините, но ученых я уже несколько дней наблюдаю и не все из них кабинетные. Требониус - такой специальный ученый. Калач верченый.
        Призрак - отговорка на грани правдоподобия. В боевом плане наша группа им была нужна лишь в том зале с дюжиной мертвецов. Заодно нас использовали как прикрытие, как ложный след.
        Что-то важное они унесли из того кургана. Не претендуя на квестовые предметы, лежащие сейчас в моем инвентаре. Или, наоборот, оставили? Пока мы грабили могильник, оба имперца незаметно выпали из нашего поля зрения и так же незаметно вернулись.
        Куда они поплывут? Вряд ли сейчас сохраняется морское сообщение Виндхельма с Солитьюдом. А, может, их путь лежит в Морровинд или Солстхейм? Вопросы, вопросы. Теллурио, тебе что, своих проблем мало? Забудь про них, раз обещал. Дельфине доложишься и тогда забудешь их навсегда.
        На выходе из таверны мы повстречали данмера, путешествующего с тощим мешком пожитков. Увидев мою насквозь проимперскую рожу, темный эльф назвал свое имя - Бодрин и запросто сообщил, что идет в Солитьюд, чтобы вступить в имперский Легион.
        - Я родился и вырос в Скайриме, но норды обращаются со мной как с грязью! - объяснил он свой выбор.
        Порылся в инвентаре и выдал ему железный щит, древний нордский меч, слабое зелье лечения и двадцать золотых. Напутствовал его не слишком откровенничать с первым встречным и пожелал парню удачи.
        Зашли в «Медвежий рык» обогреться и поесть горячей похлебки. За одним из столов ужинал состоятельный норд с двумя дюжими охранниками, орком и редгардом, закованными в стальную броню.
        Странствующий торговец по имени Роллон Непоседливый сам подошел познакомиться, поскольку от нашего отряда авантюристов за версту пахло прибылью. Из купленной у Адрианны Авениччи книжки оперативно узнал, что Роллон входит в гильдию торговцев вместе с другими четырьмя коробейниками, кого можно встретить на дорогах Скайрима. Мы торопились назад в Коллегию, но все же обстоятельно по очереди с ним поторговали. Я обменял несколько свитков своего изготовления на стопку бумаги и горсть пустых камней душ разного размера. Еще удалось приобрести кусок двемерского металла и пару кусков железной руды на переплавку. Маруся сдала коробейнику зелья и кой-какие ингредиенты. Аурика тоже что-то продала, не забыв нацепить наши украшения, корректирующие цены в свою пользу.
        После купли-продажи обменялись слухами. Мы поведали про оборону Храма Азуры от орд нежити. Роллон сообщил про нападения вампиров на улицах Вайтрана и Рифтена, злодеяниях Виндхельмского Мясника, волнениях ричменов в окрестностях Маркарта. Посетовал, на пребывающую в упадке торговлю, непомерные расходы на охрану и поборы на дорогах. Цены на соль, железо и стальное оружие выросли повсеместно. Чего не скажешь о деньгах в кошельках жителей Скайрима.
        Глава 8. Камень в жерновах
        В очередной раз жизнь решила, что своих проблем мне мало. И подбросила немножко на дорожку. День клонился к вечеру, и возница до Винтерхолда ехать не соглашался ни за какие деньги. Ибо скайримская ночь темна и полна ужаса.
        Мы же посовещались и решили рискнуть пешком. В крайнем случае, заночуем в Приюте Подмастерья как в прошлый раз. Даже лучше, чем в прошлый. Спальники теперь есть у всех, топливом и едой запаслись, на улице не так, чтобы холодно. Расскажу пару анекдотов, Аурика споет песенку, каджиты помурчат, выпьем немного винца, а там уже утро и дружеские шутки про командирский храп.
        У каменного моста нас встретили. Издалека сценка выглядела: патруль Братьев Бури остановил повозку торговца. Ничего подозрительного? Да щас!
        - По какому случаю гей-парад, членососы? - задорно поприветствовал подозрительных персонажей, остановив отряд жестом.
        Одетые с нарушением устава патрульные сделали вид, что не расслышали мой вопрос, только усилив возникшие подозрения. Каджиты внимательно водили взглядами по сторонам, изготовив луки.
        По замыслу организатора засады, мы должны были взойти на мост, где бы нас заблокировали и быстро перебили. Каджиты начали беспокоиться одновременно с моей чуйкой.
        - Засада! - прошипела Маруся, - Запахов больше, чем людей.
        - Назад! - тихо приказал я и призвал на середину пролета огненного атронаха. Мы отбежали немного в сторону, приготовившись к бою.
        Ряженые мятежники бросились за нами следом. Лже-возница выхватил орочий лук, криком подавая сигнал к бою остальным сообщникам. Еще один лучник вскочил в кузове повозки. Аурика с Марусей тоже призвали по атронаху. С обеих сторон засвистели стрелы, но наши успели секундой раньше.
        Прежде чем схватиться с призванными существами, Братья Бури встретились с моими огненными шарами, там и Аурика подтянулась, добавила огоньку стрелами. Встреча вышла жаркой! Пусть крепкие норды ее пережили, но гореть заживо им крайне не понравилось. А тут еще мой атронах отвесил самым прытким горячих «лещей». На мосту образовался затор, в который продолжали лететь огненные шары и стрелы.
        Из-под арки моста вылезли один за другим трое: Карджо в стальных доспехах, аргонианин и каджит в черных нарядах воровской гильдии. Именно вылезли, внезапно выскочить у них при всей их ловкости не получилось из-за льда и снега.
        Каждый получил по стреле от наших лучников, прежде, чем успели выбраться наверх. Дальше их обработала Аурика все теми же стрелами, а как закончилась мана, взялась морозить посохом, замедляя. Сама же отступала назад, понимая, что ближний бой не для нее.
        Вражеские лучники с той стороны били по мне больно, но недолго. Обгоревшие мятежники смяли атронахов одного за другим и насели на меня, перекрыв своим стрелкам линию огня. Не дожидаясь атаки, шагнул навстречу секирщику, ударяя щитом по рукам в начале замаха. На обратном ходе зацепил мечом его подельника. Принял мощный удар щитом, отступил, чиркнув мечом по запястью наскочившего бандита с двуручным топором.
        Джи’Барр применил свиток вызова огненного атронаха, заняв на время «засадный полк» Карджо, стремительно превращавшийся в инвалидную команду. Аргонианин прилег на заснеженную мостовую. Не везет что-то ящеркам. Еще не убит, но схватку продолжать дальше не может.
        Аурика, громко визжа, ткнула кинжалом вора-каджита. Тот отвлекся, пропустил два критических попадания стрелами и выбыл из поножовщины навсегда. Бретонка отпрянула назад, выхлебала зелье маны, призвала дух волка и получила стрелу в руку. Ее душераздирающий вопль заставил меня обернуться. До этого момента не думал, что кого-то из нас могут убить или серьезно ранить. Но девчонка не растерялась, приняла лекарство. А следом еще флакон жидкой маны.
        Схватка вынесла меня к Карджо. Каджит рвался зарубить Марусю эльфийским мечом, беспечно не глядя по сторонам. Бедняга совсем не понял, что перед ним равный ему по уровню и закаленный схватками боец, а вовсе не та сопливая девчонка, что когда-то ему поверила. Отрывисто ткнул его острием клинка в незащищенное плечо. Кошак взвился и принял всей грудью молнию от Маруси.
        Переодетые мятежниками норды банально выдохлись. Их измотали атронахи, мои заклинания, и собственные силовые атаки двуручным оружием, уходящие в никуда. Я же продолжал крутиться между ними, уворачиваясь от ударов и раздавая кровавые раны Сиянием Рассветаи увесистые плюхи двемерским щитом. Судя по набору фраз и посредственным боевым способностям, это были переодетые громилы.
        - С меня хватит! - хрипло выкрикнул обгоревший сильнее других бандит, стремительно удаляясь из гущи событий. Тот, кого я определил главарем троицы, получил щитом по сопатке и беспомощно лежал на спине. Может, силился осознать, как это произошло, а может, в эту секунду у него перед глазами проносилась вся жизнь. Этого нам уже не узнать. Заблокировав слабый намек на удар от последнего мятежника щитом, вогнал острие главарю в горло.
        За спиной сквозь шипение молний отчаянно вопил Карджо. Он уже бросил щит и меч и катался по мостовой в судорогах. Каджитка не собиралась убивать его быстро.
        Джи’Барр, маневрируя, вел перестрелку с двумя лучниками. За время боя они успели перейти по мосту на нашу сторону, а теперь спешно ретировались, огрызаясь. «Возница» успел переодеться в броньку гильдии воров, чтобы пользоваться бонусами в бою - точно из попаданцев! Я прикрылся от них последним бандитом, заставляя того ударами щита отступать к своим. Усталость вдруг навалилась нешуточная, догнала боль от ран, полученных в запале.
        На помощь пришла Аурика, вынырнув из-за моей спины, обработала норда пламенем. Тот обреченно взвыл: сдаюсь!
        - Поздно! - выкрикнул я, добивая, пока тот не бросил секиру. - Аурика, Джи’Барр, держитесь за мной!
        Хлебнул для бодрости из припасенной зеленой бутылочки. Бретонка пару раз меня подлечила, почувствовал себя намного лучше. «Возница», прикрываясь телегой, попытался сбежать во все лопатки в одну сторону, а его напарник рванул по дороге.
        - Берем этого! - указал на бегущего лже-извозчика. Поведение выдавало в нем попаданца и организатора нападения.
        Погоня не продлилась долго. Два метких огнешара в спину и орущий беглец захромал, захлопал руками, тщетно пытаясь сбить магическое пламя. Аурика угостила вора огненной стрелой и тому поплохело окончательно. Рухнул на колено, выставив кинжал. Мы окружили скрежещущего зубами негодяя.
        - Что смотришь, сука?! - злобно бросил загнанный враг, размахивая эльфийским клинком. - Добивай!
        Сбил его ударом щита на землю, придавил подошвой сапога кулак с зажатым кинжалом. Вор орал и скучно матерился, пока выворачивал оружие из окровавленных пальцев. Опустошив его очень богатый инвентарь - зачем столько барахла брать на дело? - сорвал с него капюшон. Босмер! То-то все стрелы в цель. Прошелся по тушке кулаком и носками сапог. Не жестокости ради, а чтобы не расслаблялся.
        - Каджиту и бретонке пора помочь там, - отправил спутников на помощь Марусе.
        Вор сразу понял, зачем я отсылал остальных. Предложил договориться.
        - Вот каждый раз одно и то же! - равнодушно пожаловался, доставая зачарованный кинжал. - Вас, идиотов, по одному шаблону вытачивают?
        - Ты че, некрос? Постой! Я все расскажу! У меня заначка богатая есть! - зачастил ворюга, понимая, что сохранение в храме в случае захвата души может и не сработать.
        - Сделаю из тебя фонарик. В сортире повешу. Хоть так будешь приносить людям пользу, - во второй руке у меня появился черный камень душ.
        - Да и хрен с тобой. Заигрался я. Глупо все получилось, - отрешенно произнес босмер.
        - Вот я и говорю, снимай броню и сапожки. Тебе уже все равно, а мне меньше возни. Сам ведь знаешь, как вас, покойников, раздевать неудобно…
        - Блядь, да как тебя земля носит? - пленный с некоторым вызовом скинул воровскую броню, начал стаскивать сапоги.
        - Замечательно носит. Я ж ее от таких вот упырей чищу.
        - Ну-ну, а сам святее папы римского, да? Досадно, что отвечать перед таким вот… как ты!
        - Откуда уверенность, что богам есть до тебя дело?
        - Так зачем-то меня сюда забросило? Вдруг да упрошу дать еще один шанс? Начать бы все с начала…
        - Пованивает немытым пиздежом. Когда местных резал, да некромантам осколки таскал, все устраивало. Чего сейчас о душе беспокоишься?
        Босмер горестно вздохнул, мол, не понять мусорку поганому воровскую душу.
        - Молчишь? А что рассказать собирался? Некроманты, осколки, давай, не трать мое время!
        - Во «Фляге» их называют «тухлым товаром». От него больше проблем, чем дохода, но отказаться нельзя. На моей памяти двое местных кукухой поехали, просто подержав камешек в руках. Один устроил резню прямо во «Фляге», второй просто встал и ушел. На воротах на стражу напал. И еще болтали…
        - Был лучшего мнения о рифтенских. У кого-то в «Буйной фляге» нехило так протекла фляга. Осколки в таверне хранить… - скастовал на босмера лечение ран.
        - Сейчас уже нет. Дураки кончились. Но я знаю, где будет следующая партия!
        Пришлось приказать ему обуться, а после связать за спиной руки. Значит, осколки по тайникам таскают исключительно «пришлые». Срань Даэдра, я должен был догадаться раньше! Нужно лететь на всех парах в Храм, нужно как-то сообщить Дельфине, Израну, легату Рикке. Только совместный план-перехват, только плановые зачистки убежищ, только хардкор. Всех странных воров и каджитов под строгий надзор!
        Пока мы беседовали с пленным вором по имени Бренголин, наш трудолюбивый каджит успел собрать оружие и повернуть повозку в сторону Винтерхолда. Итог боя: двое нападавших сбежали, двое пленных, четверо остывали на обочине. Науке доподлинно неизвестно, что там на сердце у юной каджитки, но рука у Маруси не поднялась и помятый Карджо со связанными впереди лапами сидел у повозки, сплевывая кровь и размышляя о своей незавидной доле. Проиграть своей бывшей - это серьезная заявка на депрессию.
        Бретонка рыдала в голос от боли, при этом пресекая любые попытки Маруси вытащить стрелу из предплечья.
        - Выпей вина, полегчает! - посоветовал я, бросив связанного босмера рядом с каджитом. Затем один за другим вытащил из себя и бросил на грязный снег два окровавленных обломка.
        - Правда-а? - проныла Аурика, баюкая раненую руку.
        - Я всегда так делаю! - заверил соратницу, протягивая той зеленую бутылку.
        Бретонка вытерла сопли и взялась здоровой рукой за горлышко. Я резко отломил наконечник стрелы и приказал каджитке: «Тяни!», фиксируя поврежденную конечность.
        Певица выдала в окружающий мир фонтан вина, а затем матерный вопль, от которого в горах сошла бы лавина, но быстро заняла рот, присосавшись к бутылке. Маруся полила потревоженную рану зельем регенерации и перетянула бинтом. Применил лечение. Все.
        МА`РУССА ВЗЯЛА ДВАДЦАТЫЙ, АУРИКА ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ, КАДЖИТ ДОСТИГ ТРИНАДЦАТОГО ЛЕВЕЛА. МНЕ ДО ДЕВЯТНАДЦАТОГО ОСТАЛОСЬ СОВСЕМ НЕМНОГО.
        Трофеи сложили в большой сундук в повозке. На лавки усадили пленных под надзором Джи`Барра, Аурики с Марусей. Сел на место возницы. Погнали, рыжуха!
        - Мальчики-девочки, на всех парусах мчимся в Храм! - объявил я.
        - А что, мы в Коллегию не едем? - пьяно удивилась Аурика.
        - Планы изменились, у нас крайне важная информация по осколкам. И пара ценных свидетелей или богомерзких еретиков для очистительного костра. От них самих зависит.
        Босмер попросил дать ему хотя бы плащ, обещая в противном случае околеть, не дожидаясь сожжения. Аурика сжалилась, достала ему из трофеев какую-то одежку.
        - Эй, в салоне, вам сцена ничего не напоминает? - разбавил шуткой излишнюю задумчивость спутников, - Имперец везет преступников…
        - Ульфрика с Раллофом бы сюда? - быстро откликнулась Аурика.
        - Да, для задушевных разговоров.
        - И этого, как его, конокрада из Ривервуда. - добавил Бренголин, неуклюже из-за связанных рук кутаясь в плащ.
        - Локир сейчас с черным осколком в брюхе в Хелгене Малкорану служит. На моих глазах его зарезал палач. Без лучников обошлось.
        - Хелген не моя работа, - признался пленный вор, - Случайно слышал, туда Бриньольф отправил какую-то каджитку. Меня тогда еще в Скайриме не было.
        И мы с Марусей даже знаем, какую. В это заявление можно поверить, уровень у вора всего шестнадцатый, а каждый из нас использует любую возможность прокачаться. На луках, алхимии и карманных кражах поднял. Магия у него, судя по всему, так себе развита. За то время, пока Маруся сидела в тюрьме, вор бы точно успел набрать еще уровней.
        А вот два камня Барензии в инвентаре заставили меня призадуматься. Но эту головную боль я немедленно делегировал Марусе. Камешки красивые, квест, мягко говоря, непростой, но потенциально очень богатый. Пусть немного отвлечется от фантазий по поводу кастрации неудачника Карджо.
        - Брен, нам ты можешь говорить, что хочешь. Ты просил второй шанс. В Храме у тебя будет возможность обратиться к Верховной Жрице Азуры. Вот там врать не советую.
        На перекрестке нашей дороги с шедшей от форта Кастав случилась еще одна встреча. В вечерних сумерках шел бой, сверкали молнии заклятий. Ветер донес крики людей, боевые кличи, звонкие и глухие удары.
        Подъехали ближе, готовясь к неизбежной схватке. Сборная Дозорных Стендарра и Братьев Бури отчаянно билась с толпой нежити при поддержке двух некромантов.
        Заметив наше приближение, один из чернокнижников отправил в атаку несколько скелетов, и тут же дернулся, получив две стрелы в грудь. Следом подоспели два огнешара от меня и «труповоду» этого хватило.
        Соскочил с телеги, взяв дрожащую лошадь за уздечку, чтобы увести с дороги. Наша лошадка издала странный звук горлом и обильно обделалась. Где-то глубоко внутри я ее понимал, но позывы моего тела согласились подождать ради спасения всего организма.
        Из сумерек в ореол света наших фонарей выскакивали скелеты, драугры и умертвия. Да сколько же их!
        - Дайте мне оружие! - взмолился босмер. - Развяжите! Я не сбегу.
        - Каджиту тоже! - потребовал Карджо, подставляя веревки Марусе. Она, отложив лук, разрезала путы и выдала пленникам их оружие и амуницию. Следом за остальными те поспрыгивали с телеги, включаясь в битву.
        Каджиты быстро загнали второго некроманта за спины умертвий и не давали ему высунуться для поддержки своих войск. Это не мешало ему призывать мощных скелетов синеватого окраса, но хотя бы прекратил обстрел молниями.
        Вечер снова расцвел разноцветными огнями. Жаркое пламя, солнечный свет, аура Стендарра, молнии, атронахи. Особенно прекрасные эффекты получались у Сияния Рассвета. А еще я не забывал кастовать на подранков «Захват душ». Бретонка, исчерпав свою «синюю полоску» досуха, взялась за арбалет.
        Нежить горела, рассыпалась под ударами, но продолжала напирать откуда-то из темноты. Пока вся не кончилась.
        Дозорный уцелел только один. Из патруля мятежников выжило трое: Сигурд, Бельда и ее напарник, бывший ривервудский пролетарий, Торстейн. Самые большие потери людям нанесли умертвия. С некромантами пришел десяток трупаков, поднятых черной магией осколков Совершенного Повелителя. Бывшие мятежники, путешественники, наемники. Дрались они умело и абсолютно бесстрашно. Если бы вовремя не подъехала наша «скорая помощь», исход дела был бы совсем другим.
        А тактика некромантов совершенно не изменилась: скелеты изматывают, драугры бьют, умертвия собирают урожай душ. При магической поддержке хозяев.
        Наша четверка сработалась идеально. Поскольку заклинание «Захват душ» не сочеталось с чарами Сияния Рассвета, мне требовалась помощь с добиванием кандидатов в магические батарейки. И сам следил, чтобы случайно не сбить ударом артефактного меча чары Аурики. Добивалами работали каджиты, достигшие удивительной синхронизации. Шансов у врага, попавшего им на прицел, не оставалось.
        Пока коренные скайримцы стояли, обалдевая от произошедшего, «понаехавшие» принялись наперебой грабить павших. В этот раз нежитью повелевали местные и нам досталось много трофеев с драугров: камни душ, зелья, слитки, ювелирка, костяная мука, и, конечно, золото. После мародерки подозвал пленных, отобрал у них оружие, вывернул карманы. Карджо взял только лук и несколько стрел, а вот босмер затарился по полной. Наш человек.
        Объявил ему благодарность. На первый раз без занесения в грудную клетку. Но, все же, оставил парню двадцать золотых на карманные расходы. Остальное добро, кроме монет и магических камней сложил в бездонный сундук повозки. Маруся честно добавила свою долю железяк, Аурика опять отморозилась от святой обязанности обобрать побежденных. На сей раз по уважительной причине: подлечивала Карджо, дозорного и мятежника. Бельда и Сигурд восстанавливать здоровье соратникам не умели. И почему я не удивлен?
        По-настоящему меня удивил Карджо, когда не задал стрекача во время боя. Неужели нежити испугался больше, чем допросной Стражи Рассвета? Брен тоже сражался честно и не пытался сбежать. Но тут прослеживалась непонятная мне военная хитрость на грани слабоумия. Возможно, он взаправду раскаялся и ему есть чем искупить свои прежние ошибки? Пусть Арания решает, дать ему второй шанс или нет.
        Посчитав добычу, распределил по бойцам золото и ювелирку, поймав недовольный взгляд босмера. Надо было поделить раньше, но поторопился в путь-дорогу.
        Аурика удивилась объему кошелька, пояснил, кто выступил спонсором. Бретонка выразила сочувствие, но не желание вернуть вору изъятые богатства. Бедный олененок, чтобы с ней стало, не приюти ее на широкой надежной груди наша группа?
        После поверхностного грабежа обошел упокоенных мертвецов. Каким-то особым чутьем находил нужные раны, извлекая черные осколки двумя кинжалами. Серебряный кувшин нашелся в инвентаре Бренголина, иначе бы хранение мерзких трофеев обернулось бы серьезной проблемой. Как было установлено опытным путем, моя защита от вредоносной магии осколков слабела. Проверять насколько - я не хотел.
        ПЕРЕЗАРЯДКА МЕЧА МЕЛКИМИ КАМНЯМИ ПОДНЯЛА МОЙ НАВЫК ЗАЧАРОВАНИЯ И УРОВЕНЬ. ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ. ПОВЫСИЛ ЗАПАС ЗДОРОВЬЯ И ПОВЫСИЛ РАНГ ПЕРКА ТОРГОВЕЦ.Да, соплей меня уже не убьёшь, даже крик драугра-военачальника тридцатого левела в кургане Ингола не слишком впечатлил, но мне еще расти и расти.
        Подошел к Дозорному, предложив перенести погибшего в повозку, чтобы не оставлять на дороге. Пояснил, что мы следуем в Храм богини Азуры, где о покойном позаботятся.
        Дозорный-норд назвался Рорлундом и сообщил, что они с товарищем спешили в Винтерхолд, проверить слухи о вампире в Нижнем квартале. Печальная весть о разгроме Зала Дозора кровососами уже достигла рядовых бойцов и их умы занимала лишь месть.
        - Я служу в Страже Рассвета, которая поставила своей целью уничтожение вампиров в Скайриме. У нас срочное дело в Храме богини Азуры. Более того, если имя Толан что-то вам говорит, он сейчас командует гарнизоном защитников Храма. Командующий Толан поручил мне собирать всех уцелевших Дозорных под знамена Стражи Рассвета для борьбы с вампирами, некромантами и прочим злом. В Винтерхолде достаточно стражи, солдат Ульфрика и магов, они защитят горожан. Аргументы железные, красноречие на хорошем уровне, норд немедленно согласился влиться в ряды истребителей вампиров.
        Подошла Бельда с вопросом, что мы планируем делать дальше?
        - У нас третья большая драка за сутки. Заночуем тут неподалеку.
        О том, что мы следуем не в город, а в Храм, сообщать не стал. Мой разговор с дозорным Дева Меча не слышала - обшаривала по второму разу костяки, подсвечивая себе факелом.
        - Не подумай, что навязываюсь… Можно с вами?
        - Два условия: вы не помогаете бежать арестованным и никаких вопросов про то, что я сейчас делал с умертвиями.
        Еще не хватало, чтобы такое оружие попало в руки фанатикам из числа Братьев Бури. Много мозгов не надо, чтобы принести кувшинчик в Зал Мертвых в любом городе и щипцами рассовать по трупам. Хотя палач в подземелье Хелгена держал осколки руками, а ведь он местный и ничего!
        - Мне капец, как интересно, что за чертовщина тут происходит! Ну, окей-окей. Только за Сигурда отвечать не могу.
        Прежний опыт выдал стопроцентно надежный прогноз, что сейчас Сигурд забудет дышать в нашу сторону.
        - Всему свое время. То, что сейчас происходит гораздо важнее ваших разборок с Легионом.
        - Свобода Скайрима превыше всего! - не согласился Торстейн.
        - Торстейн, ты крепче, чем показался мне в Ривервуде. Хорошо, что ты выжил. Теперь у тебя есть шанс подумать над ситуацией. У тех, кого некроманты обратили в нежить, такой возможности нет.
        Норд отошел, оставаясь при своем мнении.
        - Ты уже который раз спасаешь мне жизнь, - отметила Бельда, кокетничая: - Я же с тобой не расплачусь…
        Забавный поворот судьбы, действительно, третий раз мы с Марусей ее выручили.
        - Да, на случайное совпадение уже не спишешь. Похоже, ты сильно нужна этому миру, Дева Меча.
        Тела своих павших соратников повстанцы сложили на обочине, забрав оружие и припасы из мешков. На броню у них уже не осталось веса, зато хватило совести не пытаться договариваться со мной погрузить их хабар на телегу, когда тела товарищей остаются зверью. Или хуже того, кукловодам в черных рясах. А вот хрен им по всей морде! Подвел лошадь к лежащим на снегу покойникам. Скастовал «Свет Свечи», лунного стало недостаточно. Все же я не каджит, ночным зрением не обладаю.
        - Джи`Барр, Брен, грузим этого и эту, - приказал спутникам, подавая личный пример.
        Увы, лошадь не сможет увезти всех, а добычу отряда я не брошу. Придется топать пешком рядом с телегой, но за возможность возвратить в мир живых троих людей - это небольшая цена. Все, конечно, устали, но никто не ранен серьезно. Прогуляемся ножками.
        - Что ты собираешься делать с телами? - забеспокоилась Бельда.
        - Здесь их оставлять нельзя. В Храме есть, кому заняться мертвыми, - временами я просто талант не врать, не говоря при этом всей правды. Прирожденный имперец!
        Вдруг, у жрицы получится вернуть их из мертвых? Если будет на то воля Азуры…
        Когда тела двоих нордов - молодых мужчины и женщины погрузили на повозку, позвал попаданца-мятежника. Лучше, если эту неприятную операцию выполнит один из повстанцев Ульфрика.
        - Сигурд, отруби ему голову, - показал на искалеченное тело пожилого солдата Братьев Бури, - Тебе объяснить, зачем?
        Тот отрицательно помотал головой и завис над телом. Чтобы не осквернять Сияние Рассвета грязной работой, взял в руки трофейную секиру и подошел к ближайшему умертвию.
        - Смотри, как нормальные пацаны это делают!
        Отделил голову в два удара. Следующий! Боги, Толан, как ты справился? Это же не курицам головы рубить и не свиные туши разделывать. Мое счастье, что кровь умертвий давно замерзла в жилах. Жизнь приучила меня к тому, что в каждом деле есть свои неприятные моменты. Никто не сделает твою работу лучше тебя и вместо тебя. Поэтому рубил головы мертвецам, предоставив Дозорному Рорлунду и Джи`Барру оттаскивать тела на обочину при свете факелов. Лучшая половина отряда делала вид, что не видит происходящего. За Марусю я не беспокоился. Надеюсь, Аурика поймет, что по-другому нельзя!
        - Сигурд, не спи. Завтра его поднимет некр и тогда он снесет башку тебе!
        Сработало. Попаданец дико заорал и ударил своим двуручником по мертвому телу соратника. По льду покатилась голова. Мятежника немедленно стошнило.
        Как говорил в прошлой жизни один хороший человек: ты можешь быть эмо, а можешь быть гот. Ротного это ничуть не гребет!
        Глава 9. Вот мы и дома
        В Приюте Подмастерья организовали привал по всем правилам: очаг, горячая похлебка, разложили спальные мешки. Определили на постой пленных, выдав им спальники из захваченных с повозкой и порцию горячей пищи из общего котла.
        Распределил ночные дежурства. Выпряг, повозившись с ремнями, и как мог, обиходил лошадь. Дал ей горбушку хлеба с солью, обтер бока соломой, повесил на морду торбу, полную овса. Привязал к телеге, чтоб не сбежала, когда на обе луны Нирна Массер и Секунду начнут выть снежные волки.
        Накрыл ее трофейными плащами вместо попоны. Конечно же черными воровскими, наличие в трофеях гардероба мятежников не собирался афишировать. Объясняйся потом, что снял с трупов тех, кто их тоже снял с трупов. Спокойной ночи лошадке желать не стал. Опасно вежливо разговаривать с посторонними кобылами. Можно быстро оказаться в долгах или очнуться только в ЗАГСе. Зачем повторять ошибки из прошлой жизни, когда можно наделать новых?
        Когда суета у общего костра утихла, Сигурд предпринял попытку уладить произошедшее ранее недоразумение. Что характерно обращался и ко мне, и к Марусе в равной степени. Сделал вид, что извинения приняты. Каджитка лишь фыркнула, ибо пребывала в нервном напряжении из-за Карджо и Джи’Барра в одном помещении. Казалось, заявись сюда Дж’зарго, и она взорвется как атомная боеголовка. Все наши это понимали, и никто не задевал Марусю. Занятно было наблюдать, как оба каджита старательно игнорируют друг-друга. Джи’Барр с позиции превосходства, как победитель во всех смыслах. Карджо с достоинством и вызовом, мол, и на нашей улице еще опрокинется тележка с колбасными обрезками. Все же есть в нем характер. Это не лентяй и хвастун Дж’зарго. Это - боец.
        Во время мародерки заметил, что некоторые древние мечи и топоры улучшены до хорошего качества. Они не могли оказаться добычей некров после провального штурма форта войсками Ульфрика. Потому как никто в здравом уме не будет тратить слитки и время на улучшение древних нордских железяк. С точки зрения любого из нас это экономически неоправданно. Местные кузнецы улучшали оружие редко, это очень похоже на прокачку кузнечного дела попаданцем в условиях ограниченного доступа к ресурсам.
        Поделился своими наблюдениями с остальными. Те перебрали свои инвентари повнимательнее и нашли еще несколько единиц улучшенного оружия. В общей сложности насчитали с десяток.
        - Возникает вопрос сырья. В Каставе, если мне не изменяет память, нет ни плавильни, ни шахт. Какое-то количество слитков было в самом форте, что-то захватили. Или кто-то им поставляет улучшенное оружие и железо.
        - Да че ты паришься? Отжали фуфлыжники металл у терпил местных, - предположил Сигурд.
        - Парюсь, потому что улучшенное оружие - это маркер пришлого, - удостоил мятежника ответом, - Но драугры не ограблены и это странно. Некромант не будет заниматься кузнечкой, да еще и отдавать результат своего труда чужому отряду. Тогда кто?
        Нам для полной остроты ощущений не хватает только регулярных поставок оружия некромантам. К слову, форт Братьями Бури не блокирован, сил на это просто нет. Отряд мятежников и выслали как усиленный дозор. Сильно сомневаюсь, что имперцы так же держат Хелген в сплошном кольце осады.
        - Намекаешь на контрабандистов? Кто-то снабжает Кастав? - высказалась Бельда.
        - Некроманты пришли всерьез. Захватили почти одновременно ряд ключевых точек. Без подготовки, без разведки такое не провернуть. Не может быть, чтобы они упустили вопрос организации снабжения. И шпионской сети.
        - Гильдия воров подойдет? - подал голос Бренголин.
        - Как шпионы, скорее да, чем нет, - согласился я, не продолжая, однако, мысль вслух. А на ум пришел симбиоз некромантов с бандой разбойников Ветреного пика, которые похищали путников и даже трупы с вайтранского кладбища. Вспомнился попаданец-маг, что в таверне звал Аурику в форт. Он же мог посещать города и поселения, торговать не только со скупщиками краденого? До какого-то момента стражники владений на таких пособников возможно не агрятся. А еще в деле замешаны вампиры. Так что есть, кому подпитывать захваченные форты ресурсами.
        Когда часть путешественников уснула, взялся за психологическую обработку пленного каджита.
        - Ты хоть понимаешь, что повел себя с ней как полный дурак?
        - Мутсера сует нос не в свое дело, - в пути и особенно после боя каджит вернул самообладание и врожденную наглость.
        - Карджо, только честно, ты знал, что Ри’Сад отправляет других каджитов на смерть?
        Некоторое время черный кот колебался с ответом.
        - Смерть здесь повсюду. Карджо хочет жить. Увидеть теплые пески.
        - Не сомневайся, мы идем туда, где тепло, - и я вовсе не имел в виду обещанный в шутку костер. Храм Азуры воспринимался теплым, душевным местом. - Говорят, даже у каджитов есть свои принципы. Так почему же ты допустил такое?
        - Она чужая. Не такая, как все. Ри’Сад приказывает, каджиты выполняют.
        Показал на шевелящего ушами Джи’Барра.
        - Этого парня мы освободили из рабства. Теперь он один из нас, имеет равную долю в добыче, ночует под крышей, ест с нами за одним столом. Твой Ри’Сад жрет в тавернах мясо один, пока вы мерзнете в снегах. Где он был сегодня, когда отправил тебя подыхать? Думай.
        На что Карджо лишь опустил голову и замолчал. Что с ним делать дальше не представлял. Пока было ясно одно - Маруся не зря оставила жизнь этому кадру.
        Азура ли нас берегла или же мы сами все делали правильно, никаких происшествий не случилось. Правда, спал я часа три и то вполглаза.
        Чуть забрезжил рассвет, подскочил. Подкинул дров в прогоревший костер. Проведал лошадку. Торстейн взялся помогать, но судя по его взглядам на скорбный груз, укрытый окровавленными плащами, норда больше беспокоило, зачем странный имперец забрал тела убитых во вчерашней стычке.
        Я ошибся. Внезапно он набрался смелости и воздуха:
        - Не думай, что можешь поиграться с ней, имперец!
        - С кем? С этой лошадкой? - по-хозяйски похлопал жующую скотинку по крупу.
        - Нет! Ты знаешь, о ком я говорю! - пылко воскликнул юный норд.
        - Пфуй! Зачем мне твоя Дева Меча, когда у меня есть своя хорошо объезженная рыжуха?
        Шутка прозвучала двусмысленно. Напрочь лишенный воображения Торстейн решил, что речь про Аурику и с этим ушел.
        Все же, некоторые кобылы умнее многих людей. Животное не пожелало быть объектом моих насмешек и попыталось отоварить меня копытом. Удар благодаря доспеху я выдержал, а вот газовую атаку - нет.
        Жадно глотая воздух, выгрузил часть дешевого оружия в одну из бочек в «заброшке», послужившей нам ночлежкой. Дальше дорога пойдет вверх и по свежему снегу. Следует пожалеть норовистую животинку.
        С Братьями Бури разошлись на дороге, они поспешили в Винтерхолд с известием о вечернем бое. Бельда долго провожала нас взглядом. Любовалась Сиянием Рассвета, не иначе.
        По традиции сделали остановку у плавильни Свистящей шахты. Обжившиеся здесь данмеры тепло поприветствовали нас, а мы их. Поели горячего, покормили лошадь, погрелись у плавильни. Сдали на переработку весь антиквариат. Дорогие слитки из руды и двемерита выплавил собственноручно. Объяснил старшему плавильщику, что нужно забрать гору оружия в Приюте подмастерья.
        Вчерашний выплеск нежити из форта Кастав их никак не коснулся. Что это вообще было такое? Демонстрация силы? Для нападения на Винтерхолд или Храм той нежити было недостаточно. Но у некромантов и стоящего за ними Совершенного - своя логика. Мне пришло в голову единственное толковое объяснение: нежить вышла на большую дорогу за телами и душами. И у них бы все получилось. Но наш отряд уже который раз стал гранитным камешком в жерновах некровермахта.
        Храм преподнес несколько сюрпризов, изменившись и по форме и, так сказать, наполнению. Теперь он куда больше походил на укрепленный средневековый монастырь, чем на странное сооружение на вершине горы.
        Еще на подходе Маруся с Аурикой поспорили. Маруся утверждала, что скала, на которой стоит статуя богини стала больше, бретонка же настаивала, что увеличилась сама скульптура. На мой предвзятый взгляд, правота Маруси не подлежала сомнению. В этом мы убедились чуть позже, побродив по новым внутренним помещениям.
        Конюшню достроили и расширили, и она представляла собой не только помещение для животных, но и оборонительное сооружение, перекрывая своей глухой стеной проход на территорию храма. На втором этаже располагалась крытая тесом боевая галерея, открытая с внутренней стороны.
        Караулка у подъема на лестницу превратилась в двухэтажную привратную башню с широкой каменной аркой, соединявшейся со вторым этажом конюшни. Нас встречали крепкие двустворчатые ворота, продублированные внутри через несколько метров кованной подъемной решеткой.
        Нашу лошадку перехватил данмер-послушник и повел повозку дальше во двор, а мы поднялись по ступеням к Храму.
        Лестница из чудной декорации эволюционировала в систему укреплений, «отрастив» на расширенных площадках изящные брустверы с зубцами. Теперь защитникам будет гораздо комфортнее расстреливать нападающих с этих «бастионов». После возвращения из мертвых защитников Храма уже трудно было удивляться возможностям Азуры, но мы все же обменялись изумленными взглядами.
        На территории шастало в разы больше народу и всем нашлось полезное занятие. Кто скоблил шкуры на дубильных станках, кто упражнялся с оружием, кто-то разгружал телегу с дровами, кто изготавливал мебель.
        Каждый свободный клочок земли вокруг Храма использовался под тренировки защитников. На стрелковом рубеже с мишенями упражнялись лучники. На манекенах отрабатывали удары Стражи и ополченцы. Отдельно качался на призванных существах отряд Сальмы из семи бойцов. Рядом возвышался приручённый тролль в массивных доспехах.
        Поприветствовал Толана, достигшего за время наших приключений двадцать шестого уровня. Представил и поручил его заботам нового рекрута Рорлунда. В ответ прозвучала искренняя благодарность - каждый опытный боец сейчас ценился на вес золота.
        Уши уловили доносившейся из-за статуи Азуры приглушенный звук молота. Заинтригованный, пошел поглядеть на «свою» кузницу и обомлел, увидев каменное здание с мощной дверью и двумя смотрящими во двор бойницами на втором этаже.
        На первом осталась все та же кузница, только добавилось шкафов и сундуков по стенам. На второй этаж вела капитальная лестница и я заподозрил, что там разместилась закрытая боевая площадка для обороны подступов со стороны берега.
        У горна трудился неизвестный данмер в кожаном фартуке, перековывая железо в простые наконечники для стрел. Всего двенадцатый уровень, но лиха беда начало! Познакомимся с коллегой позже, а пока, да-да, тепло поприветствовали друг-друга под этим солнцем и небом.
        Долго разгуливать по территории и удивляться изменениям мне было не суждено. Внезапно появился жутко занятой Фалдрус и утащил меня внутрь. По пути сообщил ему обстоятельства гибели Дозорного и двоих нордов, тела которых мы привезли. Узнал от Первого Хранителя, что пленных уже увели в отдельное помещение и обязательно покормят.
        И на этот раз побывать на ритуале возвращения к жизни мне не удалось. Тела погибших мятежников и дозорного уже принесли к алтарю, верховная жрица готовилась к процедуре, по залу расходились от нее мощные волны магической энергии.
        Для начала слил в алтарь заряд десятка мелких камней. Затем пожертвовал всю свою ману до полуночи. После сдали магическую энергию бретонка и каджитка, за ними подошли к алтарю служки и обе данмерки-ученицы, которых Фалдрус вернул из Коллегии. Нечего там делать, если нет по тысяче двести пятьдесят золотых в день на занятия.
        По совету Хранителя поместил в особый ящик для пожертвований все амулеты Девяти Богов, накопившиеся у меня, том заклинания «Оживление трупа», а рядом поставил посох живых мертвецов, выменянный у незадачливого норда. Мне эти предметы не нужны, а жрица посвятит их Азуре. С чем они и послужат новичкам ради общего блага.
        Тем временем, к алтарю подходили новые незнакомые мне обитатели Храма.
        На выходе нос к носу столкнулся с Тарасом! Бывший некромант, когда-то казненный мной на Ветреном пике, достиг двенадцатого уровня. По моему ощущению, после возрождения стал обычным местным магом, немного изменился внешне и очень, очень заметно внутренне. Совершенно точно, он больше не являлся призванным героем, лишившись того, что я про себя называю Духом Нирна. В любом случае, он жив и на нашей стороне.
        Меня он не узнал совершенно, а я не стал к нему лезть с расспросами, чтобы ненароком не разбудить воспоминания. Мягко говоря, неприятные.
        После жертвы нам с Аурикой и Марусей предложили немного отдохнуть, пока жрица творила величайшую магию. Пользуясь моментом, Толан поспрашивал меня по ситуации на дорогах. Обстоятельства недавнего боя его интересовали постольку-поскольку. Активность нежити Командующего совершенно не удивила, словно эта вылазка входила в планы нынешней кампании.
        Фалдрус задавал мне вопросы по пленным под запись, причем нашу четверку развели по разным помещениям.
        После каджита отправили отдыхать, а нас троих пригласили на расширенный совет. Похоже, дела в обозримом будущем намечались нешуточные: в Храм прибыл сам Изран с несколькими ключевыми бойцами Стражи Рассвета.
        Заседание началось с протокольной выволочки от главы Ордена - Израна. Мне напомнили, что дисциплина есть дисциплина, а наш отряд действует не сам по себе, а от имени местной Святой Инквизиции. Я, конечно, понимал, что после получения информации от Сергия Турриана по черным осколкам, следовало бы немедленно рвануть в Храм на доклад. Вместо этого, мы легкомысленно отправились потрошить курган Ингола, нарушив запрет удаляться от Храма дальше, чем на день пути. Кстати, я остался верен обещанию и про Требониуса с Фортоном не упомянул. Не думаю, что имперские разведчики своими изысканиями в кургане Ингола могут навредить Азуре.
        Победителей, как известно, не судят. Именно по итогам нашего турне удалось ослабить наших врагов дважды. Сначала уничтожив совместную засаду гильдии воров и каджитских контрабандистов. А после крупный отряд нежити при двух некромантах из Кастава. Добыть важную информацию и двоих пленных.
        Все это Арания Иенит, несмотря на усталый вид, приняла во внимание и встала на нашу сторону. Далее мне пришлось выступить с докладом, суммируя полученную в разное время информацию по черным осколкам, дополнив своими наблюдениями и выводами.
        Кое-что мне самому оставалось непонятно. Например, то, что палач в Хелгене брал осколки голыми руками, буквально не давало покоя.
        Важно, что в качестве шпионской сети наш противник использует Гильдию воров, а курьерами служат призванные герои, защищенные от негативного влияния осколков. Этот факт позволит эффективно выслеживать новых курьеров.
        Банды разбойников выступают пособниками, поставщиками тел и сами против своей воли являются кандидатами в умертвия. Но особое внимание следует обратить на одиночных магов, каджитов и прочих бродяг из числа призванных героев. Так же сообщил про улучшенное оружие, найденное вчера на поле боя в заметном количестве. Умертвия как противник и без того не подарок, а в усиленной броне с заточенным оружием точно дадут нам жару!
        Предложил подготовить и разослать краткое предупреждение по вскрытым фактам всем ярлам Скайрима, поискать поддержку в борьбе с некромантами и вампирами у Имперского Легиона.
        Мнения Совета разделились. Изран посчитал, что у нас своя война и некомпетентные союзники нам не нужны. Фалдрус, Сальма и я настаивали на взаимодействии с Имперским Легионом. Дельфина ознакомила меня со сводками происшествий, и я отлично знал, что некросы активно щипали обе стороны конфликта, маскируя нападения под противоположную сторону. Арания решила составить подробное письмо верховному королю Скайрима Торугу и Архимагу Савосу Арену.
        Между ответами на вопросы передал Верховной жрице кувшин, полный поганых осколков. Следом на серебряное блюдо выложил камень спасения с душой орка-авантюриста, черный камень с некромагом «Кровавых хоркеров». Попутно она у меня забрала шлем Винтерхолда, а у Маруси камни из короны Барензии, весьма нас удивив своей осведомленностью о содержимом наших инвентарей.
        - Награду обсудим позже, - объявила Арания. Было видно, что участие в заседании после ритуала возвращения к жизни давалось ей нелегко.
        Выступила Сальма, доросшая всего до двадцать третьего уровня. Она поработала над списком первоочередных целей и задач. Среди стратегических целей упоминались Око и посох Магнуса, Зубчатая корона, и поиски Древнего свитка. Прозвучал список вампирских убежищ Скайрима с очередностью уничтожения. Вражеским центром считали затонувший форт Глубины Илиналты, а приоритетными направлениями для работы города Данстар и Морфал. Речь шла о расширении влияния Азуры на тамошнее население с опорой на «грядущие события». Под которыми подразумевались, конечно же важные квесты.
        Тревожная информация поступила с Белого берега: в своем лагере многочисленная банда пиратов удерживала троих захваченных беженцев-азуритов в ожидании выкупа. Эту выходку лихих людей никак нельзя оставлять безнаказанной.
        Время штурма главной угрозы - форта Кастав еще не наступило, но крайне необходимо выделить силы для патрулирования окрестностей форта. На основании данных по первому провальному штурму, полученных от мятежников, с учетом моей информации, Сальма пришла к выводу, что некроманты используют порталы в Каирн Душ для переброски войск между захваченными фортами. Весьма вероятно, удар по одному из трех известных опорных пунктов вызовет подкрепления из множества тайных убежищ. Пока не выявим и, как следует, не проредим второстепенные цели, атака Кастава обречена на провал. Но выжечь форт необходимо обязательно. Терпеть такое соседство долго нельзя - это понимали все участники совета.
        Тут сложно не согласиться, тем более, по информации из первых уст, приток попаданцев в Скайрим, а, значит, антигероев к некрам и вампирам прекратился. Сейчас всем нашим героям необходимо усиленное развитие. Но вряд ли некроманты и кровососы будут сидеть на костлявых жопах ровно и ждать, когда мы как следует подготовимся к атаке. А значит, впереди еще много боев местного значения.
        Затем коротко и понятно доложились Фалдрус и Изран. Первый Хранитель описал ситуацию по ресурсам Храма и влиянию Азуры во владениях Скайрима, а также политическую обстановку в провинции. На меня Фалдрус рассчитывал, как на уже достаточно опытного кузнеца, от Маруси ждал пополнения запасов зелий, а от Сальмы требовались и зелья, и чары на ювелирные изделия и одежду.
        Глава Ордена рассказал про боевые возможности Стражи Рассвета: рост численности, подготовку, улучшенные арбалеты, бронированных собак и троллей. Мою группу даже не пообещали, потребовали усилить воином ближнего боя из числа опытных бойцов Стражи.
        Послушницы принесли еду прямо в зал совета. Похоже, мы тут надолго застряли!
        Чуть позже привели Бренголина на допрос. Вопросы ворюге задавали Изран и Сальма, которая ловко пролезла в штатные аналитики. Голова у девицы неплохо варит, пусть лучше интригует во благо общине.
        Из ответов босмера следовало, что засада на мосту - это импровизация Виндхельмского отделения Гильдии Воров по требованию Ри’Сада. Бренголин нанял громил в одном из разбойничьих лагерей, гильдия предоставила троих бойцов и повозку. Карджо пошел на дело как контролер от Ри’Сада.
        Босмер спокойно и обстоятельно сдал всех. Все делишки и секреты своей Гильдии, которых успел коснуться. Рассказал про тайники в окрестностях Виндхельма, куда курьеры некромантов приносят осколки в обмен на золото, самоцветы и камни душ.
        Фиксируя важную информацию, пометил себе навестить Израна чуть позже, дабы оформить подорожную для отряда и ордеры на арест Ри’Сада и Бриньольфа.
        Суммируя вышесказанное, начальство решило нанести удар по лагерю морских разбойников, повозможности, освободив беженцев. Затем, пользуясь горячим желанием Бренголина сотрудничать, отряд Сальмы прочешет тайники вокруг форта Кастав.
        Глава 10. Задушевные разговоры
        Наконец, говорильня прекратилась. Взяв под локоток, Фалдрус меня проводил в мои покои. С прошлого раза ничего не изменилось, оставленные в сундуке лишние вещи вроде трофейного арбалета и горы материалов для крафта никто не тронул. Разве что обновили свечи и фрукты на столе.
        - Твой метод тренировки магов жесток, но эффективен, Теллурио. - признал данмер.
        Не стал прибедняться, отрицая авторство. Тревога за будущее его избранницы у темного эльфа была написана на лице крупными мазками.
        - Фалдрус, если госпожа Релина изменила свое мнение, завтра мы готовы продолжить занятия.
        - Я тебе буду очень признателен. Вчера в Нижнем квартале Винтерхолда на Релину напал вампир.
        - Она выглядит молодцом.
        А не тот ли это кровосос, за которым шли Дозорные?
        - Вампира убили местные жители, они сейчас вооружены поголовно, - продолжил рассказ Фалдрус, - Релина говорит, твоя тренировка ей помогла больше, чем все лекции и занятия. Помогла выжить.
        На минуту задумался, смогу ли я повлиять на предопределенное развитие отдельных аборигенов. И нужно ли мне с моим рылом полумага и полурыцаря влазить в чужую заданную программу?
        - Хорошо. Считай, договорились, - уверил данмера и вернул его к вопросам общины: Что от меня требуется Храму и Страже?
        - По снабжению Стражи поговори с Сорин Журар. Найдешь ее в кузнице. А по нам проще назвать, чего у нас есть в достатке. Нужно все: от гвоздей и петель до доспехов. Зато наши финансовые возможности гораздо больше.
        В ответ устало кивнул. В Башне дожидаются своей очереди оказаться на верстаке десятки комплектов разной брони, множество отдельных предметов экипировки. Залежи колюще-режущих предметов. Пучки стрел.
        - Кстати, по финансам. Не хочешь обеспечить Храму постоянный источник дохода?
        Фалдрус крайне заинтересовался, и я выложил ему затею с солеварней. На работу в ней можно устроить пару беженцев, обеспечив их охраной из нескольких ополченцев. А еще в солеварню нужно отправлять слабеньких магов, которые попутно прокачают школу Разрушения, кастуя мороз на воду и огонь на котел с рассолом. Храм не являлся исключением из правил и соль здесь такой же дефицит, как и везде. Приготовление пищи и некоторых зелий расходовали большое количество этого ценного минерала.
        Первый Хранитель брался подобрать людей, оборудование и решить вопрос с ярлом Винтерхолда. Все-таки его земля. От меня же требовалась помощь в отладке производства и обеспечить начинание дровами. Полученная соль будет делиться на пять частей: три доли Храму, одну Кориру и одна пойдет мне.
        Вспомнил просьбу Маруси разрулить ситуацию с больными в Нижнем квартале, не обижая алхимика. Хранитель заверил, что ситуация под контролем и община в Виндхельме сегодня получит зелья и инструкции. Ма’Русса, Одраса и Релина уже подходили с этим вопросом. Одной заботой меньше.
        В качестве награды за спасенную душу орка и трофейную пиратского мага, Храм предложил мне кандидата в управители Башни и помощь ресурсами для строительстваулучшений. Фалдрус передал руководство в виде богатого фолианта. Почитаем на досуге.
        Пока общались с Первым хранителем, по максимуму опустошил инвентарь, готовясь утром вернуть из Башни как можно больше материалов и предметов для прокачки кузнечного дела. Хотя почему утром? Я же в Храме, надо пользоваться бесплатной возможностью посещения своего владения!
        Вот и воспользовался. Фалдрус сумел удивить. Управитель или же управительница? нашего с Марусей феода встретил меня на портальной площадке башни.
        В первый момент, увидев перед собой Крылатого Сумрака, схватился за меч, но существо заговорило со мной человеческим голосом. К тому же вспомнил, что эти младшие даэдра служат Азуре. Теперь уже богине Азуре, поэтому называть их даэдра неуместно. Но вид, конечно, тот еще: голова и тело женщины, но с фиолетовой кожей, огромные кожистые крылья, ноги птицы или рептилии, длинный хвост с жалом. И когти, когти, когти!
        Придя в себя, пообщался с этим необычным созданием. Разговор сразу перешел в деловое русло. Удалось оформить мои хотелки и проверить их на соответствие реальным возможностям.
        Управительница Иссиза - служанка Азуры все же определила свой пол как женский - предложила начать улучшение поместья с модификации телепорта. Появилась возможность не просто переносится в Башню из любой точки Скайрима, но затем из Башни перейти в Храм или Святилище Азуры, что у Солитьюда. Именно то, о чем, помнится, мечтал для развития нашего с Марусей совместного торгового предприятия. Теперь можно быстро перебросить мой отряд в столицу Скайрима, например.
        Кроме прочего Иссиза попросила в первую очередь возвести на одиноко стоящей скале с необычной растительностью нечто вроде беседки. Домик для себя.
        Все постройки кроме материалов и денег требовали прорву маны, которой у меня сейчас нет. А сам карманный план обладал способностью расширяться, увеличивая ресурсную базу. Фактически после всех улучшений развитие не остановится. Правда, потребуется невообразимая прорва магической энергии.
        Оформил управительнице доступ к алтарю и сейфу с камешками душ, оговорив, что четыреста единиц маны, необходимые нам с Марусей для возврата, остаются в неприкосновенном запасе. А все сверх того, разрешил тратить на нужды имения.
        Кроме функции управляющего, охраны и эстетического удовольствия, Иссиза готова доставлять редчайшие ингредиенты для алхимии: соль пустоты и растения из плана Азуры. Вот и славно, Маруся порадуется. На этом я занялся сортировкой и упаковкой оружия и брони, периодически посещая алтарь.
        По возвращению отнес купленные у Бирны учебники в храмовую библиотеку. Составил их на отдельную полку. Тех, которые еще не читал, набралось примерно на целый уровень. Велико искушение стать сильнее прямо сейчас, но нет.
        Обратил внимание на пять одинаковых томов «Выживания в Скайриме». Внимательным образом пролистал каждый, перенося в свой «гроссбух» всю полезную информацию. Добыл алхимические рецепты и чертежи двух сумок: аптекаря и мародера. Обе вешались на пояс. Сами аптекарские сумки, сохранявшие ингредиенты свежими дольше, имелись у каждого в моем отряде - насобирали по локациям. А вот мародерская встретилась впервые. Вещица так же крепилась к поясу и добавляла всего пять единиц переносимого веса. Для изготовления требовалась кожа, полоски и железные застежки. Хм, а ведь это неплохой товар! А уж если зачаровать, и вовсе отличная вещица выйдет!
        Еще добавился рецепт изготовления одноместной палатки. Знания лишними не бывают, надо передать остальным!
        В библиотеке меня по традиции подкараулила Сальма.
        - Пообщаемся?
        - Наше кредо: всегда!
        - Предлагаю обмен информацией, - загадочно улыбнулась данмерка.
        - Тема?
        - Камни душ.
        - Интересно! - откликнулся я, подозревая некий подвох.
        - Расскажи про черный камень, что отдал Арании.
        - Серьезно? Почему у нее не спросишь?
        - Хорошо, спрошу у нее. Не хотела ее беспокоить по пустякам. Особенно сегодня.
        - Ладно, но ты поясни, откуда вопрос?
        - Не беспокойся, узнаешь. Итак?
        - В камне душа пиратского мага. Уработали ватажку так называемых «Кровавых хоркеров»…
        - Местный или герой? - перебила данмерка.
        - Точно местный.
        Кажется, начал понимать, что интересует Сальму. Просто так убивать попаданцев глупо, пока работают сохранения в святилищах и вражеская альтернатива Милости Богов. Что там может быть у некросов? Филактерий?
        - Не врешь? - наградила меня недоверчивым взглядом. Скептическая ухмылка прорезала ее узкое серое лицо.
        - Не вру. Но это не все.
        Выдержал небольшую паузу и пронзительный взгляд слишком умных глаз.
        - В первый раз принес душу пришлого некроманта. Рассказывал тебе про него. Получил деньги и пустой камень. Сегодня видел его здесь.
        - Бинго! - вскочила Сальма, - Но как? Захватить душу призванного героя заклинанием не вышло! Я пыталась!
        Любопытное признание. Не нашел причин скрывать инструмент. Будь он противен Азуре, изъяла бы в процессе привязке к Милости.
        - Вот этим, - показал ей ритуальный стеклянный кинжал.
        Магичка посмотрела на переливы чар на лезвии и сглотнула.
        - То есть ты его… не говори! Я поняла! - взволнованно зачастила Сальма.
        Вот это да! Она же не убивала в ближнем бою никого! Молниями жгла с расстояния, но, чтобы своими руками добивать молящего о пощаде бандита или казнить серийного убийцу - нет. Данмерка по-другому посмотрела на меня, но, может, это просто эффект красных глаз и мне показалось.
        - Сальма, очнись, я жажду полезных знаний.
        Девушка протяжно выдохнула, словно боролась с легкой тошнотой или волнением.
        - Да, насчет камней душ. Мелкие можно сливать между собой в крупные. Для этого нужно принести Арнелу Гейну в Коллегию исправный двемерский конвектор. Сначала он попросит принести ему всякий металлолом и части механизмов из гномьих руин. Он настроит конвектор за пятьсот монет и сможешь создавать из крохотных и маленьких большие и великие. Если зануда-Арнел вдруг забудет сказать, то запомни, сливаются только заполненные камни. Маны уходит прилично.
        Звучало невероятно, но вполне в духе нового Скайрима. Арнел жив и вместо всякой упоротой дичи с непредсказуемым результатом, занят общественно полезным делом. Двемеры создавали свои конвекторы для работы с кристаллами, которые питают их механизмы. А что мы порой находим в этих самых механизмах? Правильно, камни душ!
        - Отличная тема, благодарю.
        - Это еще не все. Перк Экономия душ дает возможность заполнять любой камень в конвекторе своей магией. Том заклинания продается у того же Арнела.
        - Ого! Так-так, а ты в Альфтанде уже была?
        - Нет, здесь только в тех руинах, где ты вампира не добил. Храм Зриба или как-то так. Да, черный камень душ создать в конвекторе нельзя.
        - Понял! Прям от души! Как раз в планах позаниматься чарами, - признался ей, - А ты сегодня в настроении, как я погляжу?
        - Спасибо, ты тоже прям лапочка-лапочка, - вернула комплимент Сальма.
        - Ножик понравился? Извини, не подарю, - ощущение подвоха меня не отпускало весь разговор.
        - У меня таких два. И один эбонитовый, - похвасталась магичка.
        Зато в эту умную голову не пришла мысль поставить пленного некроманта на колени и зарезать как барана. Показал ей «лайк». Жаль, не угадал в чем подвох. Закрыли тему.
        - Кстати, чтобы отличиться перед Верховной, убивать необязательно.
        - Да? - заинтересовалась она.
        - В камень спасения душ можно помещать призраков. Не благодари.
        - Уговорил, не буду.
        Сальма помолчала, осмысливая полученную информацию. Мне было жаль терять время и уникальную возможность пообщаться по делу без хамства.
        - Итак, ты зачарователь. Но если я правильно понял Фалдруса с доспехами и оружием не работаешь? - захотелось мне прояснить вопрос, чтобы не мучиться догадками.
        - Да. Зачарование тут не само по себе, а связано с другими навыками. Если тяжелую броню не носишь, то и чары на нее лягут так себе. - Сальма не упустила возможность похвастать, - С ювелиркой и одеждой для магов у меня лучше всего получается работать.
        То же самое, но другими словами мне говорил Сергий Турриан. Чтобы стать лучшим зачарователем, придется развить в себе множество талантов. Делить рынок волшебных вещей пока время не пришло, особой конкуренции от нее ждать не приходится. По ее словам, Сальма накладывала чары умений на одежду и украшения, а с оружием и броней работала редко. Свитки остались за кадром. Специально не стал поднимать эту тему.
        - Если не секрет, сколько у тебя зачарование?
        - Чуть больше шестидесяти. И все перки, доступные при таком уровне.
        - У меня сорок три пока что. Скоро догоню.
        - Посмотрим, - азартно задрала подбородок собеседница, - Чем дальше, тем сложнее качать и навыки, и уровни.
        И почему я не удивлен? Она тут не сидела сложа руки, но всего три левела набрала.
        - Значит, учителя и книжки?
        - Идея с учебниками просто бомба. Все отряды имеют приказ собирать книги и передавать сюда. Сейчас новенькие сразу могут поднять по два с половиной уровня! Но я вмешалась в процесс и книги разложила по навыкам. Сначала тренировки, потом чтение по списку тем. Только беженцы перед уходом читают все подряд.
        - Звучит разумно. В час учебы и досуга, книга лучшая подруга. Я там еще квартет «подружек» привел.
        Сальма кивнула, принимая к сведению.
        - Есть одна непонятка по черным осколкам. Прояснишь?
        - Излагай, - согласилась она.
        С той минуты, как Сергий раскрыл мне тайну некромантских артефактов, меня волновал вопрос, как был доставлен первый черный осколок Фаренгару.
        Как я и подозревал, магичка тоже исследовала степень опасности артефактов как могла. С ее слов выходило, что одиночные осколки почти неопасны. Главное, избегать длительного контакта с кожей. Перчатки, щипцы, контейнер и прочие меры предосторожности.
        - Понятно, - облегченно выдохнул я. Дельфина опытный агент и правильному обращению с неизвестными магическими предметами, конечно, обучена.
        - По моему опыту, одиночные осколки неопасны для чистых душой людей и сильных магов. А также для тех, кто по каким-то причинам не заинтересовал Совершенного. Но там своя собственная логика…
        Рассказчица вдруг напряглась и спросила:
        - Что, даже не пошутишь про женскую?
        - Женская логика не повод для шуток! - серьезно воскликнул я, но вырвавшийся смешок испортил неплохую заготовку для прикола.
        Сальма пренебрежительно махнула на меня рукой. Вот теперь поверил, что ее не подменили. Или не поработил один из осколков, например.
        Магичка продолжила выдавать информацию:
        - Несколько осколков вместе уже представляют опасность для разума окружающих. Посуда из серебра и двемерита выручает.
        Да, в двемерском же кувшине Маруся несла свою партию.
        Что касается палача, пихавшего осколки в раны голыми руками, то и тут нашлось разумное объяснение. Случается, живой человек под продолжительным действием осколка превращается в одержимого. Большая часть которых сходит с ума и неспособна осмысленно действовать. Ага, Бренголин тоже говорил о подобном! Но отдельные персоны, вроде палача, подчиняются и служат Совершенным Повелителям осознано. К счастью, они чрезвычайно редки. Иначе некромантам было бы незачем убивать свои жертвы - всех бы превращали в одержимых.
        - Не, тут явно что-то еще, кроме тяги к убийствам, - позволил себе сомневаться.
        - Не перебивай и узнаешь! - нервно отреагировала данмерка.
        Самый слабый некр может поднять двух трэллов и помимо них призывать несколько скелетов в зависимости от перков и артефактов. В их ветке развития Черного Колдовства Парные души можно прокачивать несколько раз. Плюс артефакты, позволяющие увеличить численность подконтрольной нежити до десятка. Трэллы тоже могут призывать скелетов и даже костяных людей.
        Чтобы умертвия подчинялись воле некроманта, тот заключает так называемый «Темный договор» с Совершеннным Повелителем с несколькими ступенями посвящения. Количество умертвий по договору суммируется с перком Парные души.
        Пока Сальма вещала, открыл дерево навыков школы Колдовства. Некромантия меня никогда не привлекала, но только теперь заметил, что у меня отсутствуют как минимум пара перков в этой школе - Некромант и какой-то еще. То, что у вампиров-лордов и оборотней свои уникальные ветки прокачки, я и так знал, почему бы и некромантам не иметь свои «фишки»?
        Сальма продолжала рассказ, который становился все интереснее: у осколков имеется странная особенность - пять или даже семь умертвий, созданных при помощи «запчастей» одного Повелителя считаются одним существом!
        Итак, загадка многочисленных некроармий раскрыта. Получается, самый слабенький некромант-попаданец без проблем ведет дюжину умертвий, минимум пару трэллов и несколько призванных скелетов. Плюс по паре костяков добавляет каждый трэлл. Местные некры и драконьи жрецы в силу возраста и своих высоких уровней сильнее пришлых некров и кровососов, пусть те имеют возможность набирать компаньонов.
        Другая неприятная новость заключалась в том, что умертвия способны прогрессировать в навыках и некоторые некроманты практикуют тренировочные поединки на призванных существах. Магия таким мертвецам недоступна, но они могут использовать амулеты и зачарованные вещи, повышающие боевые навыки. При желании некромант может их лечить и даже немного повысить устойчивость к магии, кастуя на них магические атаки и излечивая повреждения. Идеальные войска! Просто чудо, что они по тайным ухоронкам сидят, а не мы.
        Душевно во всех смыслах поболтали с Сальмой, пока она не извинилась и не ушла помогать Верховной Жрице составлять послания королю Торугу и архимагу Арену. Да, загрузила по полной!
        Задумчивого меня нашла Маруся. Присела рядом, положив на плечо голову.
        - Почему все так непросто в этой жизни? - задала она риторический вопрос.
        Каджитка вдруг представила себя домашней кошкой, попытавшись улечься у меня на коленях. Но поместилась только лапа и голова.
        Пришлось отложить визит к Израну за документами, разговор с Сорин Журар, планы по прокачке кузнечного дела, пополнение храмового арсенала и остаться вместе с напарницей. Заодно предупредил ее, чтобы не сильно пугалась, когда увидит управительницу нашего поместья.
        Сидели, смотрели на пляшущие язычки пламени на свечах, молчали. Гладил ее за ушами, а она мурчала, словно вновь стала котенком.
        Глава 11. Победа любит подготовку
        Назавтра рано по утру ушел в кузницу с полным инвентарем предметов для апгрейда. Категорически настроенный продуктивно поработать. Для разминки сделал колчан двемерских стрел и колчан стальных, опять упершись в нехватку перьев, хотя скупал и собирал их везде, где можно. А каджиты, где нельзя. Надо же им развивать скрытность?
        Кстати, обещал моим ловкачам наделать воровского инструмента! Марусин способ прокачки на сундуках опустошил ее запасы. С одного железного слитка у меня получился десяток отмычек. Первая партия подарила хорошую долю опыта, но с каждой последующей навык прогрессировал все меньше и меньше. Зато отмычки стоят дорого и в свободной продаже встречаются редко. В основном мы их собирали с тел разного криминального элемента и в сундуках с ценностями.
        Переключился на гвозди-петли-замки для нужд Фалдруса. Потом из сундука достал местный полу-сет: ожерелье и кольцо молодого кузнеца. С моими перчатками навык повышался на тридцать шесть процентов, что весьма заметно. Хорошо бы еще броньку для комплекта зачаровать, но для этого придется пожертвовать перчатками, поскольку у Сергия покупать эти чары оказалось довольно накладно. Но напрасно я пожадничал, напрасно!
        К тому же мне до результата в двенадцать процентов навыка на предмете нужно еще как следует попотеть над пентаграммой душ. Создать два волшебных предмета это, конечно, неплохая прокачка, но пара больших камней и зелья зачарователя будут истрачены с низкой эффективностью. Возникла очевидная мысль, обратиться к Сальме. Тем более, что артефакты в кузне явно с ее помощью появились. Видеть Сальму в кузнице не доводилось, поэтому при высоком Зачаровании артефакты ее производства поднимали владение Кузнечным делом так скромно? Или сделала их раньше для развития навыка? Вчерашнее игривое настроение колдуньи и один недосет на всех кузнецов толсто намекали сходить на поклон. Вопрос, не дешевле ли выйдет опираться на свои возможности?
        Первым в кузню пришел Джи’Барр с рулоном собственноручно выделанной кожи подмышкой. Парень демонстрировал неплохие задатки кожевника и собирался серьезно поработать с трофейной легкой броней, которую я принес из Башни.
        Отыскав в своих вещах отобранный у попаданца-некроманта том «Выживания в Скайриме», вчера вечером скопировал в него все известные мне рецепты и сейчас презентовал каджиту. Тот от радости подпрыгнул выше головы. Подумать только! Мудрая книга настоящего героя Нирна в его руках!
        Как и договаривались, он начал с производства сапог. Им впоследствии отводилась роль ходового товара, а пока необходимо переобуть участников предстоящего антипиратского рейда.
        Как раз улучшал сапоги из арсенала гарнизона для последующего зачарования, когда Релина с Одрасой прибыли в мое распоряжение.
        Далее чередовал работу в кузнице с тренировками начинающих магичек. Кастовал им атронаха в распахнутую дверь и снова брался за молот.
        Еще в Винтерхолде заметил, что уровень навыка призывающего заметно влияет на силу питомцев и опыт, с них получаемый. Поединки с питомцами Маруси и Аурики мне перестали приносить опыт совершенно, после того, как мы сравнялись в навыке Колдовства. Для большего эффекта занятий пришлось в библиотеке сегодня прочесть «Месяц начала морозов». Еще на единицу навык поднялся в процессе учебных поединков.
        Уничтожали моих атронахов при помощи молний. Лед тоже годился, но как по мне, странный выбор атакующего заклинания для Скайрима, где у большинства населения природный иммунитет и в наличии масса врагов, на которых холод никак не действует. Благодаря расовому сопротивлению темных эльфов огню, от ударов моих питомцев они не слишком страдали. Главное, прокачка школы Разрушения у магичек шла бодрым темпом, что и требовалось.
        Включившиеся в процесс обучения Маруся с Аурикой, взяли заботу о прокачке данмерок на себя, позволив мне полностью сконцентрироваться на создании двемерских луков. На копирование трех изделий гномьего военпрома у меня ушло прилично времени. Девицы во дворе успели устать, поболтать и заскучать, а каджит улучшил дюжину кожаных предметов экипировки. Подросший навык вкупе с артефактами позволил мне дополнительно увеличить урон двемерскихстрелялок на семь единиц. Прежде, чем выдать улучшенное оружие каджитам, что уже тянули к нему свои мохнатые лапки, необходимо наложить чары огня. А до этого следовало подтянуть соответствующий навык еще немного. Собственно, для чего я отобрал пару десятков предметов, которые потом подарю или продам Фалдрусу для оснащения бойцов и паломников. Оставил Джи’Барру перчатки и местный полу-сет кузнеца, а сам осмотрел кузницу, не забыл ли чего?
        Утомленная ожиданием каджитка вытащила меня из мастерской под предлогом серьезного и секретного разговора с Аурикой. Девчонка прямо в лоб спросила о дальнейшей судьбе Бренголина.
        Я, было, собрался прочесть Аурике лекцию о характере людей вроде угодившего к нам в плен вора, но внезапно осознал, как они подходят друг-другу. Им бы пару «танков» и готовый отряд приключенцев!
        Пообещал, что замолвлю за разговорчивого арестанта словечко. Как бы мне не хотелось свалить это ношу с себя, увы, мы в ответе за тех, кого не убили.
        У пентаграммы душ встретил Сальму. Та очень верно прочла весь спектр эмоций на моем лице:
        - Я уже ухожу, - магичка ловко складывала в инвентарь оставшиеся камни и зачарованную бижутерию.
        - Жаль. Не увидишь работу настоящего мастера! - подначил ее я, облегченно выдыхая в сторонку.
        - Мне от тебя кое-что нужно! - внезапно заявила данмерка.
        - Увы, это взаимно. Я, конечно, могу обойтись, но это неразумно.
        - Говори.
        - Пропущу даму вперед!
        - Мне нужна твоя карта. Я могу получить ее через Израна, но лучше договоримся по-хорошему.
        - Да уж, - взлохматил вихры, - Мне нужен фартук кузнеца с максимально возможным «зачаром», но сама понимаешь, обмен неравноценный. А перенести данные никак?
        - Я купила настенную карту у орка в Арканеуме, но она не очень точная.
        - Ага, и не такая удобная в дороге, как моя. А свою нарисовать не вариант?
        - Попробуй, - посоветовала Сальма, но тон намекал, что все попытки оказались безуспешны.
        Кивнул головой. Вот же зараза, подкинула задачку! Какой она штабной аналитик без подробной карты Скайрима? А какой я главарь отряда авантюристов без нее же?
        Задвинул подальше эту ситуацию и приступил к работе. Для разминки зачаровал заплечный мешок на десять единиц переносимого веса. Если на чем и можно зарабатывать безопасно и регулярно, то на подобном товаре. Проданный Бирне ранец на восемь единиц она даже не выставила в продажу. Здешние аборигены не стеснялись носить побольше необходимых им вещей, поэтому дополнительные десять единиц веса никому не лишние. А данмерским беженцам и паломникам Азуры тем более. Скоро в продажу поступят сумки Мародера с зачарованием, вот тогда драка у прилавка обеспечена!
        Поднял навык на единичку парочкой кожаных наручей с повышением Стрельбы на десять процентов. Почему-то развеселился от совершенно идиотской мысли, что нельзя переиграть битву за Храм, наклепав заранее для ополченцев всяких выпрямляющих руки штуковин. Сохранения здесь работают совсем не так, «отмотать» время назад невозможно.
        Да и некоторые игровые условности трансформировались или ушли не прощаясь. Лично меня не смущает отсутствие возможности хлебать овощной суп, доставая посреди боя тарелки из рюкзака. Даже мысли не возникало жидкую пищу в открытой посуде класть в инвентарь. Может и зря? Взведенный арбалет же можно таскать вопреки технике безопасности, может, и супчик тоже без опасения испачкать остальную поклажу? Другое дело, что в гробницах, что на поле боя по колено в трупах - кусок в горло не лез.
        Спохватился, возвращаясь к работе. Разобрал несколько давно отложенных предметов, изучив атакующие электричеством чары, убавление запаса сил, повышение блокирования. Выложил из инвентаря всю линейку древнего нордского оружия. После чего, используя мелкие камни, наложил на каждый предмет урон огнем. Это сработало, навык подрос еще на единицу. Для проверки возникшей безумной идеи разобрал только что «намагиченный» топор, не получив ни капли опыта, исключительно металлолом. Жаль. Стоп, а если Маруся разберет мои жалкие самоделки, ей же чары и опыт достанутся? Программа утилизации по-скайримски.
        Зачаровал пару плащей на сопротивление холоду на продажу или Фалдрусу для паломников.
        Создал для нужд своего отряда по паре свитков «Лечения», «Огненной стрелы» и «Призыва атронаха». Зачарование стальных кинжалов уже пройденный этап, а вот с двемерскими и эльфийскими поработал впервые. Опыта получил заметно больше! Принцип, как и в кузнечке: делать разнообразные предметы. Впервые создал легкий шлем Водного дыхания. Получил долгожданный прирост навыка.
        Теперь настала очередь обуви: пять пар разных сапог, заранее улучшенных в кузнице, предстояло зачаровать на повышение переносимого веса. Лучше всего чары легли на предметы, относящиеся к тяжелой броне. Так подтвердилась информация Сальмы. Что ж, в ближайшее время придется потренироваться в легких доспехах, поскольку следующим важным пунктом моей рабочей биографии значилось улучшение и нанесение чар на кирасы моих каджитов. И Стражи с ополчением.
        Чтобы унять небольшое волнение, потренировался на орочьем луке Бренголина. «Ну те-с, отведаем Фруттис!». Марусино зелье поднимало навык наложения чар на десять процентов. Результат зачарования гномьего лука порадовал: девяносто выстрелов с уроном огнем в пять единиц каждый. Не забываем про дополнительный урон при горении цели. И то обстоятельство, что нашим главным противникам огонь не по нраву категорически. Кому дадим прикурить, кого отжарим, в ближайших планах - эпично отжигать!
        Мой ржач спугнул Иллию, магичку из отряда Сальмы, которой она поручила следить за моими манипуляциями. Вполне себе промышленный шпионаж.
        Предложить нашей красноглазой темнокожей красотке зачарованный рюкзак за шмотку для «кузнечки»? Уверен, для нее даже десять дополнительных единиц носимого веса весьма желанны. Или обойдется, хитропопая? Ишь, придумала, мою «козырную» карту ей отдай…
        Немного поработал с бижутерией, сделав амулет для стрелка, медальон ныряльщика и по паре целительных амулетов и колец. Вещицы получились для подмастерья просто отличные и вновь мой навык Зачарования увеличился.
        Создал для себя сет «Начинающего грузчика», чтобы перемещать из Башни за раз больше полезной нагрузки: перчатки, кольцо и амулет добавляли по двенадцать единиц грузоподъемности. Баловство чистой воды, ведь телепортация работает и с перегрузом, а оставленные в храме вещи никто из местных не возьмет. Но вот захотелось.
        Снова выпил зелье Зачарователя и взялся за оставшиеся двемерские луки.
        ДВАДЦАТЫЙ УРОВЕНЬ! ПОВЫСИЛ ЗАПАС ЗДОРОВЬЯ, А ВЫБОР ПЕРКА ОТЛОЖИЛ. МНЕ ОСТАВАЛОСЬ БУКВАЛЬНО ПАРУ ПУНКТОВ ДО КУЗНЕЦА-ВОЛШЕБНИКА. ЕСЛИ Б АУРИКЕ НЕ ПРИСПИЧИЛО ПОГОВОРИТЬ…
        За мной пришла Маруся, так хотелось ей получить свое новое оружие. Заодно рассказала мне, что Командующий и глава ордена проинспектировали боевую подготовку рекрутов, отобранных для завтрашней проверки в бою.
        - Толан просил напомнить, завтра рано утром выступаем на берег. Бить пиратов.
        - Пора поиграть в Санту. У меня для них мешок подарков! - похвастался я. Немного преждевременно, поскольку в планах было сделать больше целительной бижутерии, пусть даже навык на однотипных вещах рос еле-еле.
        - Вот, держи обновки тебе и Джи’Барру. Старые сдавай мне на зачарование, - с этими словами отдал ей оба двемерских лука, которые доработал последними, что отразилось в лучшую сторону на количестве зарядов. Посмотрев на показатели урона, каджитка ругательски восхитилась, но в своей манере покритиковала:
        - Для великана все еще слабоват!
        - Вот не начинай! Это великан для нас еще слишком силен, - передал ей единственный пока колчан двемерских стрел, - Так, стой! Дай-ка твою книгу про выживание! И ювелирку, какую не жалко.
        Из кучки вываленных прямо на пентаграмму душ изделий, выбирал те, что подешевле и при этом напевал нарочито гнусным голосом матерого урки:
        - Кольца-амулеты, юбки и жакеты, я тебе Маруся добывал.
        - Дурацкая песня! - оценила мой вокал Маруся, отдавая пару свежесваренных зелий кузнеца.
        Из ее книжки перенес в свою кучу алхимических рецептов и инструкцию по производству флаконов для зелий. Требовался перк алхимик первого ранга и Стеклянное снаряжение в Кузнечном деле. Сырьем служили пустые винные бутылки. Отличное приобретение для нашего бизнеса, если вспомнить, сколько каджитка платила за пустые флаконы, которых постоянно не хватало. Только когда я смогу потратить перк на алхимию - хороший вопрос. Передал Марусе свою книгу, чтобы та скопировала себе как минимум «технологию» производства отмычек.
        Итак, еще не вечер, а впереди еще целая ночь, чтобы подготовиться к штурму пиратского лагеря.
        Сделал еще два амулета ускорения регенерации, кольцо лучника, на этом почувствовал себя совершенно вымотанным. Похоже, моя работа у пентаграммы душ на сегодня завершилась.
        Достал свою карту. Уникальная же вещь, как оказалось! Это в игре ее давали каждому проходимцу, здесь я пока что единственный среди попаданцев обладатель местной версии навигатора.
        Еще по пути из Солитьюда, общаясь с местными в тавернах, открыл множество локаций, да в окрестностях Ривервуда и Фолкрита мы погуляли изрядно. Не только города и поселки, но даже не посещенные нами достопримечательности вроде бывшего святилища Меридии и статуи Боэтии отмечены.
        Кроме нескольких собеседников в тавернах с моей картой имели дело Фалдрус, Дельфина, Кралдар, Требониус Книжник, да Толан добавил пометок, относящихся к Дозору и Страже. Одним из последних Бренголин отметил несколько любопытных мест в Рифтене и Винхельме. Да, моя карта сама по себе представляла серьезную ценность. А информация в моей голове поднимала ее еще выше.
        Локации обновляются каждую декаду, ограбление самых вкусных мест можно ставить на поток. А записи вести прямо в карте, если сделать ее интерактивной.
        Но, для начала, неплохо было бы сделать копию. А то вдруг испорчу. Достал чернильницу и лист бумаги. На столе остался лежать последний большой камень душ. Губы сами собой прошептали:
        - Азура, помоги!
        Невероятная сила наполнила меня, вытесняя сомнения и неуверенность в себе. Рука заработала как печатающая головка принтера, нанося на лист бумаги: рельеф, объекты, пути сообщений, границы владений и топонимы с удивительной скоростью и точностью. А затем, когда все пометки с карты были перенесены на бумагу, пришла пора использовать навык зачарования.
        Я долго не мог отвести восхищенных глаз от лежащего на пентаграмме душ артефакта. Объемная, масштабируемая, интерактивная карта Скайрима. Я видел не просто маркер игрока в Храме Азуры, а всю известную мне информацию по каждой локации. По открытым и уже исследованным - больше, по городам и поселениям, где еще не довелось побывать, карта содержала только общеизвестную информацию.
        Мой навык зачарования поднялся на две единицы сразу!
        На ватных ногах дошел до Сальмы, что тусила с Марусей у алхимической лаборатории.
        Передал полученную с божественной помощью карту ей и даже не остался насладиться зрелищем изумленного лица. Слишком мало времени оставалось до выхода, слишком много всего следовало успеть. Формально я мог бы отдать ей свою рукописную карту, но чутье подсказывало, что себе сделаю еще лучше! Потренируюсь на копиях для Стражи Рассвета, но сначала изучу другие карты и путеводители, пообщаюсь с путешественниками… И сделаю!
        Во дворе встретил Фалдруса, которому выгодно продал несколько своих изделий и сообщил, что в сундуке кузнеца оставил для нужд Храма петли, гвозди и прочее разное.
        У кузницы меня уже ждала группа ополченцев, а внутри Толан и Сорин Журар, коротавшая время изготовлением стальных болтов. Местная рукодельница с военно-техническим уклоном и учитель стрельбы. Хорошо бы уговорить ее натаскать каджитов!
        После обмена приветствиями, выложил на стол перед Командующим экипировку, специально приготовленную для рекрутов. Увы, круто упаковать всех пока не получится, так, тонким слоем размазать артефакты по стройным рядам. Командующий пересчитал взглядом вещицы и посмотрел на меня:
        - Мы у тебя в долгу.
        - Это решаемо. У меня есть просьба взять в бой босмера Бренголина.
        - Это твой пленник. Я поговорю с Израном. Если этот вор… босмер примет нашу возлюбленную богиню всем сердцем, а ты за ним присмотришь…
        - Дело в том, что я бы не хотел включать его в свою группу.
        Но если он все сделает правильно, можно будет создать еще одну!
        Богатая идея увеличить количество геройских отрядов уже давно будоражила начальственное воображение и Толан после распределения волшебных предметов отправил ополчение отдыхать, а сам направился к Израну.
        Получил от Сорин Журар без всяких квестов схему улучшения стального арбалета и включился в процесс перевооружения ополченцев, согнав с верстака местного кузнеца и позаимствовав у него украшения, повышающие навык. Но по причине усталости особо не усердствовал.
        Надо срочно озадачить Сальму: нам нужны минимум два полных комплекта, вместо одного неполного! Чтобы верстак и точильный камень не простаивали. Иначе мы растущую армию обеспечить не сможем.
        По моему убеждению, стрелковый бой следовало отдать ополченцам-лучникам или профи вроде моих каджитов и Бренголина. А воинам первой линии сконцентрироваться на работе оружием ближнего боя, ношению доспехов и блокированию щитом. Вооружение арбалетами Стражей во многом дань игровому прошлому. Но там стояла задача развлечь одиночных игроков-универсалов новой смертельной «пушкой», а здесь на первый план вышли военная целесообразность и специализация бойцов.
        Глава 12. Пора действовать!
        Коптящие факелы, массивные двери. Так глубоко в недра Храма я еще не забирался.
        - Гражданин Бренголин, с вещами на выход. Родина дает тебе второй шанс.
        - Про вещи классно пошутил. Ржу не могу! - недовольно проворчал арестант с лежака.
        - Никаких шуток. Вот держи, - с этими словами бросил ему зачарованный рюкзак. Двемерский лук с чарами огня и сотней стальных стрел, его собственный эльфийский кинжал, толковая подборка зелий от Маруси, два десятка отмычек, еда, спальник, фонарь. Не стал мелочиться и вернул от себя тысячу золотых, хотя ограбили мы его на гораздо большую сумму, считая камешки. В том числе бесценные квестовые из короны Барензии. Но тут сам виноват. Зато свой орочий лук сменил на двемерский улучшенный с дополнительным уроном огнем. Практически раритет - один из трех изделий моей работы, ныне существующих во всем Тамриэле.
        Босмер с удивленным лицом молча перебрал инвентарь и закинул рюкзак на спину, распределил по местам оружие.
        Карджо, остающийся в одиночестве, поднял на меня тоскливый взгляд.
        - Карджо, я сегодня добрый. Кого в плен брать тебе для компании: брутального норда или флегматичного аргонианина?
        Каджит молча отвернулся к стене. Охранник закрыл дверь.
        - Покорми его. - напомнил тюремщику.
        На выходе из Храма удивился, что уже рассвет. Каким-то чудом перенес практически бессонную ночь на ногах без особых последствий.
        - И что, вот так отпускаете? - выдохнул на лестнице бывший вор, разглядывая суетливую подготовку храмовых ополченцев к выходу.
        - Прогуляться не желаешь?
        - Куда это?
        - В баню с девками не зову, хотя помыться тебе не помешает. Война у нас сегодня по расписанию.
        К слову, термы в храме отгрохали что надо. Я под утро в теплой ванне немного задремал. Без девок, увы. В Храме разврат не поощряется.
        - Что, типа, штрафбат? - съязвил босмер, узнав, что войдет рядовым лучником в один из отрядов для атаки на лагерь морских разбойников.
        - Советую забыть, какой ты юморист и вспомнить, что ты стрелок. Это Командующий Толан, твой командир на время испытательного срока.
        Пока спускались по лестнице во двор, объяснил бывшему врагу, что служба Азуре дает много преимуществ и возможностей, помимо бессмертия и защиты души. По его реакции на ритуальный кинжал в моих руках, понял, что главным мотиватором изменить воровскому делу служил страх Бренголина стать очередной жертвой. Дальнейший допрос только укрепил этот вывод. Про Каирн душ он знал достаточно, чтобы испугаться вечного рабства у Совершенного Повелителя.
        Толан придирчиво осмотрел подчиненного и указал тому место в строю.
        Мой отряд, полностью готовый к походу, чуть в сторонке натаскивал свежее пополнение на призванных существ. Как и было обещано, группу усилили “танком”, эта роль отводилась нордке Ингьярд из первого состава Стражи Рассвета. Дева двадцать второго уровня носила тяжелую броню и пользовалась стальным молотом, но обладала изящной фигурой, чем вызывала у многих удивление, а у меня скепсис и беспокойство. Нет, меня не волновали обвинения Сальмы в собирательстве гарема, только боевая эффективность. Поэтому настоял, чтобы новенькая взяла мой двемерский меч и пользовалась щитом. Благо навыки ей это вполне позволяли. Ингьярд с трудом подчинилась.
        - Без щита ты не сможешь прикрывать остальных. - объяснил свое самоуправство. А «танк», неспособный прикрывать остальных, в наш отряд не вписывается.
        Некоторой компенсацией уязвленного самолюбия воительницы послужили выданные ей магические предметы: рюкзак и сапоги, добавляющие по двенадцать единиц переносимого веса, амулет, ускоряющий восстановление здоровья на восемнадцать процентов и меховой плащ с магической защитой от мороза.
        С магией красотка не дружила совсем, поэтому передал ей свитки “Вызова атронаха” и “Огненной стрелы”, подробно объяснив стратегию применения на примере боев с ватажкой Кровавых Хоркеров и виндхельмской «братвой». Маруся заботливо обеспечила нашу новую «танкетку» комплектом зелий, а Аурика и Джи’Барр зарядом позитива. Да, наша бретонка отожгла. Купила себе на псарне бронированного хаски и ходила вокруг него на задних лапах. На правах командира строго поглядел на целование боевого пса в нос и прочие непотребства, но выражаться не стал.
        Двигались к побережью тремя отрядами. В центре дюжина Стражи и ополченцев-лучников под командой Толана. По правой стороне моя группа. Левый фланг обеспечивала Сальма. Итого почти тридцать бойцов. По здешним меркам немалая силища!
        За нами на запряженной парой лошадей телеге следовали Фалдрус с возницей. Профессиональные грабители как никто другой заслуживали серьезного подхода к ограблению.
        По пути бойцы вырезали всю агрессивную живность: волков, троллей и ледяных привидений. Эти стычки немного помогли отработать совместные действия. Двигались быстро, не останавливаясь снять шкуры или добыть руду.
        В пути отдал Аурике «Выживание в Скайриме» со словами:
        - Я мог бы просто вернуть эту книгу ему, но подумал, ты можешь сделать это лучше меня.
        Пояснил, что скопировал туда все известные нам рецепты зелий и инструкции по изготовлению разных полезных вещей, в том числе отмычек. Поэтому, прежде чем вернуть фолиант хозяину, посоветовал ей ознакомиться и перенести полезные знания в свою.
        Бретонка схватила книгу, а потом почему-то покраснела. Так распереживалась, что забыла меня поблагодарить.
        Всю дорогу к морскому побережью сопровождавший нас снегопад только усиливался. Поэтому сам лагерь, несмотря на обе карты, ориентиры и громаду корабля, мы нашли не сразу. Зато часовые врага тоже не заметили нас до последнего момента. Хотя такую толпу не заметить…
        - Совсем нюх потеряли, пока в шары долбились! - резюмировала Маруся.
        Лагерь пиратов представлял собой выброшенный на берег торговый корабль и пяток неказистых палаток из шкур, размещённых без всякого порядка на относительно ровном пространстве.
        С трех сторон подходы перегораживали каменные баррикады, кое-где укрепленные деревянными рогатками.
        Обитаемый вид месту придавали дымящий очаг с вертелом, вешала для сушки рыбы, растянутые на рамах звериные шкуры. Соленый ветер трепал сохнущую на палках одежду.
        Колоритного бардака пиратскому логову добавляли бочонки, ящики и тюки, расставленные руками независимых от логики и здравого смысла персонажей.
        За жизнь пленников командующий Толан не переживал, главная цель рейда - уничтожение пиратов. Удастся спасти людей - хорошо, нет, значит, не судьба. Рисковать свежим пополнением Стражи Рассвета он явно не собирался. Как и планировали, охватили стоянку полукругом, затем вперед выдвинулись лучники и навязали пиратам перестрелку. На лагерь стальным дождем сыпались наши стрелы и среди палаток воцарилось нешуточное оживление.
        Наши маги до определенного момента себя не проявляли, а бойцы ближнего боя расположились позади стрелков, чуть присев. В общем, прикрываясь снегопадом, дурачили противника как могли, провоцируя на необдуманный поступок.
        Вступавшие в перестрелку вражеские лучники погибали один за другим. Прочим тоже доставалось от ливня стрел. Чтобы не лечь бесславно под смертельным градом, разбойники решились атаковать. Теснота лагеря сыграла против хозяев, они не смогли построиться, чтобы ударить нас единым кулаком. Атаковали разрозненной толпой.
        Неизвестно, что двигало лидером морских разбойников, но напал он на отряд Сальмы. Немедленно попав под перекрестный огонь. Маги разрядились огнешарами и молниями, попутно призвав атронахов. Элементали еще сильнее раскололи беспорядочную толпу атакующих. Тем временем наши лучшие стрелки выбили пару бандитских магов, проявивших себя. Бойцы ближнего боя использовали свитки, у кого они имелись, либо разрядили арбалеты, проредив атакующих. После чего бросились встречать морских разбойников в рукопашную.
        Схватка щит на щит продлилась недолго, перестрелка обеспечиласилам добра заметный численный перевес. Бронированный тролль раскидал самых борзых пиратов, а Стражи окружали и рубили оглушенных и подраненных врагов.
        Мой отряд весь бой вел перестрелку, отчего Ингьярд вся извелась. Наконец, стражница отпросилась у меня и побежала через лагерь пиратам в тыл, добивать отступающих.
        Троица бандитов в тяжелой броне со щитами продержалась дольше других, чтобы побросать оружие, едва поджаренный Сальмой главарь отправился пировать в Совнгард. Зато на личном примере доказали, что это единственно верный выбор снаряжения.
        Нисколько не сомневаясь в провале вылазки, мой отряд чуть раньше перенес стрельбу на лучников, в панике бегавших по палубе корабля. Те пытались беспорядочной стрельбой помочь своим подельникам на берегу. Постепенно к нам присоединялись прочие ополченцы и Стражи, а пираты на палубе выбывали из перестрелки один за другим. Пока немногие выжившие не попрятались в трюм.
        Покончив с сопротивлением на берегу, прикрываемые частой стрельбой и щитами, Стражи забрались по импровизированному трапу на борт. Скоротечная схватка у спуска в трюм и уцелевшие преступники сдались на милость победителей.
        И вот, наши захваченные братья по вере на свободе, а вместе с ними еще пара похищенных жителей Скайрима.
        Шестеро пиратов в плену и два десятка раздетых до исподнего тел в скором времени отправятся кормить рыб и грязекрабов. Хоронить их среди камней или сжечь нет ни возможности, ни желания.
        А еще двое временных постояльцев в черных камнях душ у меня в ранце. Сальма тоже наверняка подсуетилась, но считать души в чужом инвентаре некрасиво. Все равно они принадлежат Азуре.
        Легкость, с которой мы одолели пиратов, лишь казалась таковой. У ополчения были раненые, а бойцам Сальмы в ближнем бою пришлось довольно тяжело. К счастью обошлось без серьезных потерь. При наличии амулетов и колец регенерации, трех магов с целительными заклинаниями, и солидных запасов лечебных зелий, чтобы погибнуть в этом бою, пришлось бы как следует постараться.
        С павших сняли богатый урожай дорогого оружия и брони: стеклянные клинки и экипировку, двемерские перчатки, сапоги и щит, несколько комплектов нордской резной брони, очень много предметов, относящихся к ламеллярным доспехам. С главаря добыли самый богатый трофей - эбонитовую кирасу.
        Удивительно, но ни черных осколков, но других улик, указывающих на связь с некромантами или вампирами, мы здесь не нашли. Морские разбойники действовали сами по себе.
        Увы, пиратский лагерь вовсе не ломился от награбленного, но внезапно в нем обнаружилось множество полезных и нужных в большом хозяйстве вещей. Ответственный за вывоз трофеев Фалдрус переживал, что одной телеги точно будет недостаточно.
        Поэтому построили из жердей волокушу, в которую запрягли дрессированного тролля. На волокушу поставили один из сундуков, прихваченных с корабля. По договоренности, доспехи и оружие отходили храму, а деньги, камни душ и прочее барахло по принципу: кто нашел, тот и хозяин. В грабеже лагеря состязались мои приключенцы и примкнувший к нам Бренголин с отрядом Сальмы. А корабль мы с ней честно поделили пополам. На нашей половине оказалась каюта главаря с большим сундуком, в котором, кроме восьми сотен золота обнаружилось много всякого добра. Хорошо быть мужиком и помнить планировку морского судна!
        Капитан имел наклонности библиофила, не иначе. Книги я забрал все, в том числе учебник стрельбы с труднопроизносимым названием «Вернакус и Бурлор». В бочках и ящиках оказались в основном продукты, но мне удалось как обычно найти немного золота. Ну как немного, десятка два монеток накапало. Маруся отыскала матросскую заначку: два флакона скумы, стальной кинжал и тощий кошель. В целом, поживились мы очень неплохо. Как обычно, Аурика откололась от коллектива мародеров. Ингьярд тоже осталась равнодушной к присвоению взятого с боем имущества.
        После грабежа отряд Сальмы ушел обратно, прихватив Бренголина, пятерых бывших пленников и нагруженного добычей тролля.
        Фалдрус напряг пару начинающих магов повторить мой опыт солеварения, используя трофейные котлы, бочки и запасы дров. Я принял посильное участие, помог доработать очаг и личным примером показал, как при помощи магии превращать морскую воду в насыщенный рассол. К работе привлекли ополченцев. Дело пошло!
        Толан контролировал похороны. Пленники под надзором грузили трупы своих коллег в лодку, а затем двое данмеров отплывали подальше в море и сбрасывали груз в воду. Привязанные к ногам мешки с камнями способствовали скорейшей доставке покойников на дно. Тащить их в Храм, чтобы опять напрягать Верховную жрицу смысла никакого. Арании достаточно забот с душами, что уже передал и еще передам. Периодически в Храме прямиком из плана Азуры появлялись данмеры-беженцы и численность общины при Храме неуклонно росла. Как воины пираты меня не впечатлили. Вроде и много их было, и экипированы неплохо, а результат слабенький. Может, пленных передадут Корирудля каторжных работ или промоют мозги и те вольются в ополчение как добропорядочные почитатели Азуры.
        Пока стихийная мануфактура под руководством Фалдруса обеспечивала нас всех запасом соли, предложил соратникам пройтись вдоль берега.
        В разгромленном лагере набрали много клыков и жира хоркеров, звериных шкур, но упускать малейшую возможность для прокачки не в наших правилах.
        В быстром темпе прошлись вдоль линии прибоя примерно на час пути в сторону Данстара. Вынесли множество грязекрабов, заохотили стаю хоркеров из пяти голов, само собой, собрали немало ингредиентов и топлива. Возвращались вдоль заснеженных скал - били коз, волков и снежных лисиц. Попутно добывал всевозможную руду. Сходили действительно не зря.
        Каджиты не могли нарадоваться на свои новые луки. Пришлось их просить умерить свой боевой пыл, чтобы у нас с Аурикой появилась возможность заполнить душами существ несколько камешков. Ингьярд просто прогулялась с мечом в ножнах - всю работу делали луки и арбалеты.
        Фалдрус, довольный результатами дня, решил на месте пиратского лагеря основать постоянную добычу соли. И наличие массового захоронения поблизости его не смущало. У данмеров ровное отношение к мертвецам: культ предков, многочисленные родовые гробницы, некромантия. А норды со своими каирнами их даже переплюнули по количеству нежити на квадратный километр. Похоже, никого, кроме меня, не смущала соль, полученная из воды, в которой недавно упокоились двадцать трупов.
        В Храме меня ждала целая коробочка сюрпризов. Во-первых, прибыла представительная делегация от Братьев Бури и без Бельды Девы Меча в свите Галмара Каменного Кулака не обошлось. Мы с ней увиделись в лагере мятежников у стен Храма. Я торопился скинуть трофеи и разместить людей на отдых после долгого перехода по снегам. Она тоже была занята на тренировке с Торстейном, так что не пообщались.
        Во-вторых, такие же чудо-карты, как у Сальмы захотели получить Изран и Толан. Не для себя, для филиалов и боевых отрядов, о чем они меня уведомили лично в формате срочного приказа. Сразу, как вышли с переговоров с Галмаром и застали нас в столовой за ужином.
        Фалдрус тоже был не против заполучить подобный артефакт для работы с беженцами. Все упиралось в отсутствие заполненных великих камней душ в моем инвентаре.
        В благодарность за карту Сальма разродилась кучей шмота для кузнецов: кожаные перчатки и фартук с прибавкой в 17 % и медальон, дающий к навыку аж 20 %. Из-за делегации «буревестников» ее отряд задержали в Храме, хотя он должен был почистить тайники воровской гильдии и поохотиться на некромантских пособниковвокруг Кастава. Данмерка принесла подарки собственноручно. Естественно, личная просьба не заставила себя ждать. Сальма захотела сапоги с прибавкой к переносимому весу.
        Такой случай подколоть конкурентку я не смог упустить.
        - Не боишься, что я наполню твои «лабутены» не только магией? Вдруг я этот, как его, фетишист?
        Сальма поджала губы и пронзила меня недовольным взглядом.
        - Не боюсь. - она выложила из своего инвентаря дешевые сапоги колдуна.
        - Ладно, извини, насчет гарема я тогда погорячилась, - и призналась в очевидном, - Сапожки не для меня, просто хочу полезные чары изучить.
        - Не вопрос, помогу по-дружески. Мы ведь на одной стороне.
        - Что хочешь взамен?
        - Хороший вопрос. У меня дефицит больших и великих камней душ.
        Действительно, все, что скупил в Винтерхолде и добыл в кургане Ингола уже истратил для прокачки зачарования.
        Расставаться с большим камешком ей было физически больно, несмотря на обладание чудо-конвектором. Тем самым, что позволял получать крупные кристаллы из мелких. Все-таки я угадал, чем дальше, тем ценность камней душ для практикующего зачарователя выше. С Сальмой разобрались, зачаровать сапожки я ей пообещал в первую очередь. Отнес учебник стрельбы в библиотеку, сдал шмотки на повышение кузнечки Джи'Барру с наказом отнести в мастерскую, а сам бессовестно завалился спать. Слишком длинный и изматывающий получился денек.
        Глава 13. Вайтран. Слова и дела
        Давно меня не посещали вещие сны, и эта ночь исправила упущение. Во время заслуженного отдыха моему вниманию был предложен крайне реалистичный клип про штурм форта Кастав, собранный из «записей» нескольких участников боевых действий. Словно каждому на шлем прикрутили гоу-про камеру, а потом отправили в атаку на древние стены и башни.
        Хорошо сохранившийся форт штурмовала огромная толпа, состоящая из Братьев Бури, стражников Винтерхолда, наемников и ополченцев. Боевой дух разношерстной толпы парил выше Глотки Мира, да и самомнение обитало где-то там же. Подкачал план атаки и снаряжение. Фактически, их не было.
        Кто-то успел развалить больше костяков, кто-то меньше. Один хрен, конец у всех атакующих был печальным. Смерть без вариантов.
        Чужими глазами увидел гибель командира мятежников Галмара, затем Сигурда, Торстейна и Бельды. Последнюю было, нет не жальче всех, ее глупая, нелепая гибель вызвала прилив досады и раздражения! Да кто ж так воюет! С местными все понятно: с бараньей упертостью ломиться навстречу смерти это в нордском характере. Но девка-то из нашего времени, где военное дело шагнуло немножко дальше! И на место личной доблести вышли скучные, но полезные вещи вроде дисциплины и тактики.
        Даэдра их задери! Сгинувшие в нелепом штурме земляне не воспользовались даже игровым опытом! Улучшить себе и соратникам броню, оружие, запастись зельями лечения, защититься от магии амулетами - вот необходимый минимум подготовки. Который атакующие проигнорировали.
        Сон ответил на мучающий меня вопрос, почему силы добра и РасСвета не наносят ответный удар. Потому, что слишком слабы, чтобы противостоять банде некромантов и топовых умертвий. Да, мы вполне можем бить их отдельные отряды, вышедшие за ворота старой крепости, но лезть в кубло пока очень опасно. Стены форта поразительным образом сплотили всевозможную нечисть, драугров и умертвий внутри оказалось слишком уж много. Штурмующие увязли во дворе в бесконечной орде костяных людей, а потом из внутренних помещений форта хлынуло подкрепление.
        В моем сне не столько боевые заклинания, а именно поднятые магией осколков мертвяки ставили жирную точку в судьбе каждого, чьи последние минуты жизни я прожил в своем сне.
        О чем говорить, если тактической смекалки Галмара даже не хватило, чтобы выделить лучников и посбивать со стен вражеских стрелков до начала атаки. Скелеты и драугры с луками нанесли штурмующим большие потери, и превратили двор крепости в смертельную ловушку.
        В общем, норды со всего размаху наступили второй раз на те же грабли. Только собрали побольше человеческого материала на радость некромантам.
        Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять - поражение мятежников под Каставом обеспечит противника новыми бойцами в огромном количестве. И они могут повторить нападение на Храм. Или опустошить беззащитный Винтерхолд.
        Вызов от Арании не заставил себя долго ждать. Верховная жрица без прелюдий сообщила, что моему отряду выпала честь сопроводить Первого Хранителя Фалдруса в Драконий Предел. Ярл Вайтрана Балгруф Старший известен как человек разумный, поэтому его следует не просто предупредить обо всем, но привлечь на свою сторону. Мне предстояло повлиять на ярла через Фаренгара, а Ингьярд отводилась роль свиты, что называется для солидности. Для солидности я бы отправил Толана, но командующий был необходим здесь: подготовка ополченцев и новых рекрутов Стражи шла полным ходом. Боевой жрец отвечал за организацию и координацию отрядов, охраняющих подступы к Храму. Опять же Галмар взялся играть в большую политику и участие Толана в непрерывных советах и встречах стало обязательным. Как заправский нордский шовинист, генерал мятежников не воспринимал женщин в главных ролях, хотя, Арания смогла поставить его на место.
        После аудиенции в Драконьем Пределе Фалдрус должен встретиться с представителями общины в Вайтране, передать им деньги, защитные амулеты и оружие. Вайтран не избежал нападения вампиров и жрица обеспокоена безопасностью последователей. Отправляться нужно немедленно, благо портал из Храма в гостиный дом у Вайтрана налажен.
        - Рад служить Азуре, госпожа. Будет ли время заняться делами или мы нужны здесь?
        - Конечно. Штурм Кастава отложен еще на несколько дней. Сегодня от имени нашей богини я говорила языком сновидений со многими… На тебе, Теллурио, важная задача усилить наших воинов. Поэтому постарайся закончить дела в Вайтране быстрей.
        Согласно кивнул. Выложил из инвентаря черные камни с душами пиратов. Жрица сделала знак Фалдрусу после аудиенции рассчитаться со мной за ценные трофеи.
        - Спрашивай, - позволила Арания, ощутив распирающие меня вопросы.
        - Мятежники Ульфрика ищут с нами союза?
        - Богиня не желала вмешиваться в эту глупую распрю, но сейчас мы поставлены перед выбором: помочь Братьям Бури отбить форт и увеличить влияние Стражи Рассвета в мятежных владениях или устраниться и получить катастрофу.
        Так, это понятно, вынужденный союз на прочном фундаменте прагматизма и человеколюбия.
        - Я благодарна тебе за возможность удивить Галмара. - продолжила жрица, - Вчера, когда к нему вышли его люди, погибшие в ночной стычке на дороге, его пробрало. Конечно, теперь эти двое лишь номинально его люди. Душой они с Азурой.
        - Следовательно, я могу помочь некоторым мятежникам, с тем, чтобы они задумались о служении Азуре?
        - Это правильная мысль, Теллурио, но прежде следует защитить наших людей! - потребовала Арания.
        - Обязательно! Сделаю все, что смогу. - пообещал я. Еще одна деталь нуждалась в пояснении: во сне стражники Винтерхолда атаковали форт вместе со всеми, но в лагере мятежников не было никого из ближайшего города.
        - К большому сожалению ярл Корир не оправдал наших надежд. - продолжила Верховная жрица, - Он отделался небольшим количеством воинов, в основном ополченцев. Этот ярл предпринимает недостаточно для защиты владения, волей Богов порученного его заботам. Поэтому добытый вами в кургане Ингола шлем Винтерхолда будет передан более достойному.
        После общения с Аранией, отправился в покои Фалдруса. Тот передал мне официальные бумаги: подорожную с поименным списком, удостоверяющую наши личности и принадлежность к Страже Рассвета и приказ на арест злокозненного каджитского торговца Ри’Сада с солидным перечнем обвинений. Отлично! Эти документы откроют нам многие двери.
        После отсчитал мне две тысячи золотых за души пиратов, а в счет моих трудов в кузнице, пообещал прислать в Башню еще материалов и строителей.
        Полученные деньги решил не делить на всех. Дело в том, что души пиратов - это моя личная добыча, доход от которой предстоит вложить в прокачку и покупку расходников. В том числе для дальнейшего улучшения экипировки всего отряда.
        Добытое в бою золотишко я по-прежнему собирался распределить поровну среди всех участников дела. Именно так в пиратском лагере и поступил. А вот для ценных трофеев необходимо придумать четкие и понятные правила. Пожалуй, обсужу эту идею с Марусей, все-таки у нас совместное предприятие.
        Предупредил остальных приключенцев готовиться к перемещению в Вайтран, а мы с Марусей посетили нашу Башню. Каджитка забрала приготовленные на продажу драгоценные камни, ювелирку и коллекцию ненужных нам зелий. К партии зачарованных предметов добавил несколько ценных трофеев вроде стеклянного двуручника. Остаток своего инвентаря забил бутылками с очищенным маслом марусиного производства.
        За время нашего отсутствия крылатая управляющая успела обустроить свое «гнездышко» на вершине скалы, бытовые удобства для нас чуть поодаль, и теперь контролировала строительство кузницы и плавильни в районе шахты. Новые постройки мы увидели с портального этажа Башни, инспектировать лично не позволило время. Дружно слили в алтарь запасы маны и вернулись в Храм Азуры. И почти сразу всей группой, кроме Аурикиного хаски, телепортировались в данмерский гостиный двор под стенами Вайтрана.
        Фалдрус лично предупредил нас о необходимости сохранять информацию о телепорте в тайне. Для этого, собственно, Храм приобрел особняк не в самом городе, а на улице вдоль тракта. Мы с Марусей разочарованно переглянулись. Видимо, для торговых дел божественный телепорт нам использовать на регулярной основе не судьба.
        В этот раз зевающие стражники поворчали, но пропустили каджитов за стены. Адрианна выполнила свое обещание и насчет Ма’Руссы имелось указание от капитана городских стражников. А Джи’Барр прошел под мою ответственность. Принадлежность каджитов к Страже Рассвета тоже сыграла важную роль.
        Город гудел самыми невероятными слухами. Захват Хелгена и осаду Храма Азуры уже никто не обсуждал. Среди белого дня вампиры нападали на поселения и караваны, а недавно попытались устроить резню на главной улице Вайтрана. Силы правопорядка не сплоховали и быстро помножили нападавших на ноль.
        Действительно, стражи на улицах города прибавилось, а горожане большей частью облачились в доспехи. Вооружились все поголовно, даже дети играли с деревянными мечами.
        На торговой площади Маруся остановилась:
        - К ярлу нас с Джи не пустят, скорее всего, так что пока поучусь у Аркадии. Подруга, ты со мной? - обернулась она к Аурике. Та мгновенно согласилась, чем изрядно меня удивила. Для карьеры барда неразумно упускать редкую возможность побывать в легендарном замке и повидать ярла Балгруфа. Но настаивать не стал.
        В Драконьем Пределе ничего не изменилось с прошлого посещения, разве что ярловы дружинники в резных нордских доспехах пораспрашивали нас о целях визита. Фалдрус предъявил письмо, бдительные охранники вызвали управителя Провентуса Авениччи и тот забрал послание, чтобы передать властителю Вайтрана.
        Ярл завтракал с семьей и нам пришлось достаточно долго ожидать при входе. Сдать оружие нас не просили, глупо забирать меч у боевого мага. Дружинники откровенно пялились на Ингъярд. Для типичной нордской воительницы моя спутница выглядела слишком женственной. Нордка не чуралась косметики, а знаменитая автоподгонка доспехов по фигуре постоянно сбивала меня на игривые мысли. Особенно, если вежливо пропускать изящную воительницу вперед. В чем-то я мужиков понимал, но повышенное внимание к моей соратнице, как ни странно, раздражало.
        Потом нашу делегацию проводили к Фаренгару, которому ярл поручил оценить угрозу и предварительно обсудить цель визита. Поскольку с ярловым магом уже был знаком, представил тому Первого Хранителя Храма Азуры господина Фалдруса и Стражницу Рассвета Ингъярд.
        Говорил Фалдрус и говорил просто отлично, словно заготовил речь заранее. С каждой фразой маг проникался все больше. Новая информация легла на подготовленный фундамент. Черный осколок он сам подержал в руках, читал письмо Дельфины - копию моего отчета по случаю в храме Ветреного пика.
        Через полчаса за нами зашла Айрилет. Прежде, чем отвести нас на прием к Балгруфу Старшему, личный телохранитель напомнила нам нехитрые правила поведения: не приближаться к ярлу без его разрешения, не прикасаться к оружию и не активировать боевые заклинания. Пользуясь возможностью, убрал Сияние Рассвета и доспехи в инвентарь, оставшись в своей богатой одежде и сапогах. Чтобы не выглядеть простолюдином с непокрытой головой, украсил лоб серебряным обручем с сапфиром, взятым на продажу. Да амулет Чемпиона Азуры перевесил наружу. Умному достаточно.
        Аудиенция у ярла прошла буднично и на удивление легко. Снова говорил Фалдрус, а я изо всех сил создавал солидный и представительный вид. Стороны засвидетельствовали свое почтение и обменялись протокольными мнениями по текущей непростой ситуации. Мнения совпали до буквы, что внушало оптимизм.
        Балгруф внимательно выслушал Фалдруса.
        - Значит, сны, что мучают меня, не врали. Скайрим в опасности. - твердым голосом заключил ярл. - А ты, Провентус, будешь как прежде призывать меня к осторожности?
        - Нет, мой ярл. Вы делаете все для защиты владения. Жители ценят вашу заботу. - дипломатично признал управитель.
        - Значит, ты больше не будешь возражать, если я поручу Айрилет созвать ополчение?
        Вопрос риторический. Явно озвучен для того, чтобы поставить точку в недавнем споре.
        Провентус и тут согласился:
        - Это разумная мера. Надеюсь, наши соседи отнесутся к этому с пониманием.
        - Если я не ошибаюсь, нашим соседям будет чем заняться, кроме как наблюдать за нашими военными приготовлениями. - насмешливо проворчал ярл. А затем обратился ко мне.
        - Фаренгар сказал, ты был в Хелгене. Что все-таки там произошло?
        Данмерка-хускарл напряглась, поскольку Теллурио Валерий не внушал ей доверия, а лишь одно беспокойство.
        - Все в порядке, Айрилет. - успокоил ее Балгруф, - Мне интересно, что скажет этот имперец.
        - Ярл Балгруф, господин Провентус и госпожа Айрилет. - отдал дань уважения собеседникам символическим поклоном, - Как вам известно, город захватил некромант Малкоран Костяной Крик. Вместе с сообщниками он собрал серьезную армию из драугров и умертвий, созданных магией черных осколков. Ранее он бросил вызов Принцессе Даэдра Меридии, осквернив ее святилище неподалеку от Солитьюда. Это серьезный противник, он воспользовался помощью предателя и застал гарнизон врасплох.
        - Легион! Имперский легион застал врасплох. - уточнил ярл с торжествующей улыбкой, - Он плюнул в лицо этому выскочке Туллию и бездельнику Сиддгейру разом.
        - И превратил в нежить немало достойных сынов Скайрима. - пришлось напомнить ярлу не менее неприятный факт. - Легион принял удар на себя. Теперь мы знаем, насколько противник опасен.
        - Все вылазки в Ривервуд отбиты с большими потерями для мертвецов! - добавила Айрилет.
        Фалдрус кашлянул и взял слово:
        - Если речь о скелетах, эти потери для некромантов ничего не значат. Они получают из Каирна душ таких бойцов сотнями. Да, сейчас армии мертвецов за пределами захваченных крепостей могут уступать отрядам стражников и ополчения, но главную опасность представляют умертвия и некромаги. И их способность координировать атаки. Штурм Храма доказал это.
        - Легендарная Стража Рассвета намерена защищать Скайрим? - жестко поинтересовался правитель Вайтрана.
        Ингъярд громко вздохнула.
        - Мы ведь здесь, ярл! - вырвалось у меня.
        - Что ж, я вам благодарен за предупреждение. И то, что вы здесь. - завершил аудиенцию властитель Вайтрана, - Теперь, если вы не против, меня ждет мой город.
        После аудиенции управитель спустился ко мне и выдал награду за троих разбойников, схваченных в дозорной башне Ветреного пика.
        Тут же я спросил придворного мага, не сможет ли тот продать коллеге пару камней душ. Фаренгар согласился, хотя ассортимент и особенно цены не порадовали. Мага буквально засыпали заказами на амулеты сопротивления магии и антивампирское оружие с огненным уроном. Купил у него великий и парочку обычных не заполненных душами. А чары сопротивления магии Фаренгар уступил за символические полсотни монет. Все-таки общее дело делаем.
        На выходе хускарл Айрилет обратилась к Фалдрусу и тот остановился, положил ей руки на плечи, посмотрел в глаза и что-то тихо сказал. Со стороны это выглядело как благословение.
        А ко мне подошел отпрыск ярла со своей коронной фразой:
        - Ты здесь тоже для того, чтобы моему отцу сапоги лизать?
        - Если хочешь стать ярлом, как твой отец, научись прежде думать, а после говорить.
        Не уверен, что мелкий звездюк понял, но дружинники посмотрели на меня одобрительно.
        У Златолиста высокопоставленный данмер покинул нас, у него нашлись дела в храме.
        - Как тебе Вайтран, Ингъярд?
        - Изменился.
        Нордка долго боролась с собой, потом добавила.
        - Бывала здесь в детстве. Мать водила меня в храм Кинарет. Отец продавал Ульфберту Разъяренному Медведю кожу и металл.
        - Так ты тут своя?
        - Нет. Здешние жители смотрят на твой кошелек, а потом на тебя.
        - Жаль, думал, покажешь мне город.
        Девушка пропустила мою фразу мимо ушей. Жрец Талоса продолжал пылкую проповедь, собравшую немало слушателей среди горожан. Можно было бы прогуляться по живописным улочкам, да только нужно многое успеть! Хорошо бы зайти к Йорлунду Серой Гриве, поучиться ковать сталь у живой легенды. Но это потом. Сначала выполню свое давнее обещание насчет своего каравана для одной каджитки.
        В «Котелке Аркадии» разыскал девушек, увлеченно перетиравших в ступках нечто пахучее. Джи’Барр скучал у входа в лавку. В ответ на косые взгляды местных, демонстрировал доспехи Стражи Рассвета и зачарованный двемерский лук. Мохнатый негодяй ловил кайф от незатейливого троллинга заносчивых горожан. Несмотря на достаток, немногие могли позволить себе что-то дороже стального оружия. Маруся с Аурикой попрощались с наставницей, и мы отправились к Адрианне Авениччи.
        Каджитка после общения с Аркадией чуть не прыгала от радости. После пяти платных уроков та признала достойный уровень у своей ученицы и согласилась покупать самые востребованные сейчас продукты алхимии, фактически оформив Марусе заказ. Зелья лечения, регенерации, восстановления сил и маны сейчас требовались в любом количестве.
        Каджитка практически полностью вернула заплаченные за знания монеты, сдав в лавку свою коллекцию редких и дорогих зелий, которую мы с ней так долго собирали. И те, что успела приготовить во время обучения. Хорошо, что я предусмотрительно передал ей все наши артефакты для улучшения торговли.
        Аркадия тоже радовалась грандиозной сделке, такого поступления товаров у нее не было уже давно. Одно плохо - купля-продажа случилась до того, как Марусю приняли в ряды торговцев Скайрима. Об этом условии на волне эйфории каджитка совсем позабыла.
        И это упущение мы немедленно исправили. Ингъярд с каджитом остались на улице, а мы втроем навестили главу гильдии торговцев Скайрима. Марусю приняли в организацию без разговоров. Каджитка сразу после приветствия эффектно выставила перед Адрианной миску, полную драгоценных камней. И та поторопилась уладить все формальности с записями, взносами, выдачей книги и колечка, чтобы побыстрее совершить сделку века. Денег, что характерно, у главы гильдии хватило.
        Дождавшись своей очереди, сделал имперке комплимент:
        - Не сочтите за лесть, но я под впечатлением от встречи с вашим отцом. Провентус оставляет впечатление талантливого администратора и тонкого политика.
        - Я помогаю отцу куда больше, чем люди думают. - похвасталась дочка управителя, а значит, моя лесть достигла цели.
        Немедленно воспользовался ее расположением, выгодно продав несколько украшений и золотой слиток.
        - Господа, у меня нет слов. Уже предвкушаю нашу следующую встречу. - радостно сообщила глава торговцев, убирая рассортированные камни в железный шкаф.
        - Не будем откладывать на следующий раз, да, Теллурио? - поймавшая кураж компаньонка толкнула меня в бок. Немедленно выставил на стол зеленую бутылку.
        - Светильное масло высшей очистки! Не дает запаха и копоти! - представил марусин продукт по всем правилам. - За качество ручаемся лично! Всего тридцать септимов за бутылку.
        Адрианна взяла с подоконника изящную лампу, слила прежнее топливо в серебряный кубок и заправила нашим.
        - Обычно, я таким товаром не занимаюсь, но сейчас каждый домовладелец обязан всю ночь освещать улицу перед своим домом.
        - Вампиры? Воры? - предположил, удивляясь расточительности горожан.
        Адрианна помедлила с ответом, любуясь ровным чистым язычком пламени.
        - И те, и другие. Пришлось нанять дополнительную охрану, - в подтверждение своих слов имперка кивнула на второго наемника. Стоящий у двери рыжий норд в стальной броне беспечно кусал ломоть хлеба. И объявила: - Беру всю партию. И следующую.
        Составил на свободный стол два десятка бутылок. Выручки как раз хватило, чтобы мне перейти на следующий уровень в гильдии. Бирна, Непоседливый Роллон и другие гильдейские сообщали своей главе о наших сделках. Пришлось вернуть колечко коробейника, получив взамен КОЛЬЦО ЛАВОЧНИКА, ПОВЫШАЮЩЕЕ ТОРГОВЛЮ НА 12 ПУНКТОВ.Для перехода на следующий уровень мне предстоит наторговать с гильдейскими на тридцать тысяч септимов. Полученная ступень позволит мне делать в лавках заказы необходимых товаров, вкладывать в магазины гильдейских торговцев до пяти сотен монет под три процента в месяц. При необходимости брать товары в кредит или же оставлять на реализацию. А еще могу открыть в одном из владений свою лавку с согласия гильдии. Но, главное, исполнилась заветная Марусина мечта, теперь она может торговать официально. Прежде всего, это доступ в города и лояльное отношение гильдейских. Для каджитки вне каравана - огромное достижение.
        - Вижу, у вас есть что-то еще! - азартно заметила торговка.
        - Соль. Сто двадцать порций. Оружие и вещички с чарами. - ответил за нас обоих.
        - Оружие купит мой муж Ульфберт, а соль и прочее… нет, не буду жадничать, это к Белетору.
        На прощание Адрианна выдала «инсайд»:
        - Уважаемой Ма’Руссе будет интересно узнать - каджитский торговец Ри’Сад арестован и находится в тюрьме.
        Маруся замерла на мгновение, не поверив своим ушам.
        - Благодарю вас, госпожа Адрианна. Для меня это действительно важная новость.
        Глава 14. Дела вайтранские продолжаются
        На улице подколол пораженную известием напарницу:
        - Маруся, я тебя не узнаю. По-моему, ты взрослеешь!
        - С чего вдруг? - парировала кошка.
        - Первый раз не назвала Ри’Сада «злокрысьим дерьмом». Чего доброго простишь неудачника?
        - Вот еще! Можешь договориться с ярлом, чтобы меня пустили в тюрьму?
        Непосредственность каджитки меня рассмешила. Так-то я запасся нужными бумагами, чтобы обеспечить нам встречу с этим матерым преступником. Как знал.
        - Не вопрос. Постойте пока здесь, перевари инфу. Я быстро.
        Поприветствовал скучающего за пустой стойкой Ульфберта, который в своей лавке продал все, включая ржавую железную кирасу с себя любимого. Ну и правильно, это ж была полнейшая антиреклама, когда совладелец оружейного выглядит форменным голодранцем. Стеклянный меч, зачарованный на урон огнем, «разъярил» Медведя до последней крайности. Так, что он не стал торговаться и выложил тысячу триста монет, все, что имелось у него в кассе. Как раз Красноречие у меня подросло! Чтобы не ощущать себя неловко, выкупил у него пару железных слитков, по куску корундовой и эбонитовой руды. Цены, мягко говоря, кусались и ощущение крайне выгодной сделки сразу же пропало. Зато тут же загнал ему кожаный шлем водного дыхания и парочку зачарованных стальных кинжалов из числа своих недавних поделок. В инвентаре стало посвободнее.
        - Теперь у нас и мелкое оружие имеется! - прокомментировал свои приобретения Ульфберт.
        А мы отправились дружной толпой к Белетору. Едва успел сбыть соль, артефакты и купить все немногие камни душ, как нас нашел запыхавшийся гонец городской стражи. Сердце кольнуло нехорошим предчувствием.
        У спуска в городской Зал мертвых собралась вооруженная толпа: стража, горожане, зеваки. Между могил на плаще лежал жрец Аркея, которому служители Кинарет оказывали неотложную помощь.
        Мрачные стражники пропустили наш отряд вниз, в ритуальный зал. Минута на проверку снаряжения, подгонку доспехов, подзарядку оружия и мы готовы геройствовать.
        Здесь уже собралась неплохая компания: Фаренгар, Айрилет и даже Лидия. К слову, маг и данмерка могли похвастаться двадцать девятым уровнем, а Лидка только двадцать пятым. Хускарл ярла распоряжалась, расставляя бойцов напротив входа в катакомбы, служившие городу кладбищем.
        От мальчишки посыльного я уже знал, что три негодяя в черном вломились в Зал мертвых, напали на жреца. Вряд ли они спешили помянуть покойных, скорее, наоборот, лишить их вечного покоя.
        - Айрилет, это дело для Стражи Рассвета.
        Вопрос впрягаться или нет даже не стоял. Отличная возможность ответить ярлу конкретным делом.
        - Это мой город! - пафосно воскликнула данмерка. Один в один сцена «шериф против заезжих ФБРовцев» из полицейских кинобоевиков.
        - Вот и защищай город и ярла. Ясно как день, это отвлекающий удар. Поверь мне, ты нужна наверху.
        - Что предлагаешь?
        Что-что, перемолоть беспокойные кости в труху, а зачинщиков изловить, посадить на кол, запечь до румяной корочки и предъявить «петушков на палочке» хозяину Вайтрана. Облажаться нам никак нельзя.
        - Ярл под надежной охраной?
        Она кивнула. На двери, ведущие в катакомбы, обрушился град ударов изнутри.
        - Тогда стройте баррикаду на улице перед входом. Там у вас будет преимущество! Поставь десяток лучников с огненными стрелами за стеной щитов и на лестнице. И ради всех богов, загоните женщин и детей по домам!
        Хускарл продублировала мой приказ Лидии, и та не посмела ослушаться, пусть и горела желанием принять участие в драке. Остальные воины Вайтрана без суеты готовились встретить врага острой сталью и магией.
        По дверям пришелся особенно мощный удар. Массивные створки слетели с петель и орда вооруженных скелетов затопила зал.
        В тот же миг я окутался Аурой Стендарра, собрался за щитом, выставив острие меча. Рядом мои движения повторила Ингьярд. Аурика из-за спин обрушила на атакующих огненный ливень.
        Едва двери могильника рухнули, каджиты принялись стрелять, разваливая тормозных скелетонов синхронными попаданиями. Фаренгар мастерски долбил по нежити молниями с обеих рук. Зал утонул в сплошном потоке огненных заклинаний и боевых кличей.
        Работы хватило всем: и Айрилет, и Фаренгару и четверым, изрядно охреневшим, стражникам.
        Еще несколько долгих минут каменная «кишка» давила на нас сплошной поток костяков, потом поднатужилась и выдала порцию отборной мертвечины. В бой влились восставшие из мертвых жители Вайтрана, по древней нордской традиции, похороненные в доспехах и при оружии.
        Наши маги истратили ману до донышка, а значит, пришло время выступить мне с набором весомых аргументов. Обновил Ауру и, принимая удары двемерским щитом, обработал супостатов «Огнем солнца». Нежить вспыхивала гротескными факелами, слабенькие скелеты рассыпались светящимся прахом. Попавшие под магический огонь умертвия, прекращали атаку и бестолково толклись, создавая затор в тесном проеме. Бежать им было некуда - сзади напирали очередные лишенные покоя бойцы.
        Несколько раз мне существенно прилетело, но я уже стал «крепким на рану кабаном». К тому же сейчас работал в паре с Ингьярд, а фланги нам прикрывали суровые мужики тридцать пятого уровня каждый. Заявись мы таким составом на Ветреный пик сейчас, от бандитов бы не осталось мокрого места в минуту.
        Вновь взялся за «Сияние Рассвета» и вдруг жахнуло так, что сам испугался. Мой артефактный меч спровоцировал «взрыв нежити», раскидав по залу груды костей и мертвой плоти.
        Благодаря метким каджитам в дверной арке быстро вырос завал из заново упокоенных. И тяжелый ближний бой перерос в азартную стрельбу по пробирающимся сквозь завал отдельным мертвякам. Периодически глотал зелье маны и добавлял солнечного огонька вглубь коридора. Или атронаха для разнообразия.
        Поток умертвий и скелетов сократился до минимума - каджиты с Аурикой не позволяли врагам до нас добежать.
        Возникло ощущение дежавю. Как уже было в храме Ветреного пика, некромант или некроманты сбежали вглубь захоронения, попутно поднимая всех доступных мертвецов. В тщетной попытке притормозить идущее по пятам возмездие.
        Поковырявшись в ближайшем трупе трофейным кинжалом, извлек черный осколок. Показал его Фаренгару и бросил в подставленный серебряный кувшин.
        - Вот так это дрянь и работает. - пояснил придворному волшебнику, ранее знакомому с действием кусочков Совершенного Повелителя лишь в теории.
        - Айрилет, здесь есть второй выход?
        - Насколько мне известно, нет, - за хускарла ответил Фаренгар.
        - Хорошо! Нам нужна еще одна группа, перекрыть за нами проход, пока обшариваем закоулки. И вторая группа - перекрыть этот выход наглухо. - изложил свое видение операции по выкорчевыванию вражеских недобитков.
        Есть все основания полагать, что вайтранское кладбище как минимум не уступает Солитьюдскому. Поймать беглецов будет нелегко. Но сделать это необходимо.
        - Хорошо. Похоже, они и правда выдохлись! - согласилась припорошенная костяной мукой данмерка, осматривая заваленный проход при свете моего заклинания. - Лидия возглавит стражников. Мы с магом возвращаемся к ярлу.
        Оставив на развилке отряд под командой вернувшейся под землю Лидии, мы двигались по следам, играючи зачищая дикую нежить и поднятых сбежавшими некромантами покойников. Избавившись от чужих глаз, дал волю своей мародерской натуре, собирая ценный лут и захватывая души. Хотя какие могут быть у скелетов души?
        Не то, чтобы диверсанты устали бегать. Видимо, сами решили на нас поохотится. Выбрали позиции, смазали оружие ядом. Камень Барензии положили на видное место и подход «заминировали» грозовой руной. Неумело, видно спешили.
        Не учли моей паранойи, которая заставляла останавливать отряд и «освещать» все засадоопасные углы огненными стрелами. Необычный камень и вовсе заставил подозревать неладное с удвоенной силой.
        По пути мы порой замечали, что некоторые разветвления потом опять сливаются. А еще погребальные ячейки, предназначенные для мумий, иногда совпадали с другими в параллельных проходах, образуя сквозные отверстия. И вот мы оказались в таком же отрезке.
        Отрывисто стукнул арбалетный болт, Ингьярд вскрикнула. Одновременно я отправил в темноту одну за одной две огненных стрелы. Притаившийся вор выскочил как раз под заклинание и вспыхнул пламенем, но все же бросился на нас. По пути получив по стреле от каджитов. Отбил его атаку щитом и пока враг поднимался с кучи погребальных урн, Джи’Барр нанес ему смертельный удар кинжалом в горло.
        Три скелета добежали до нас - последний резерв врага. Аура сняла им «хэпэ», по очереди их «осенил» Сиянием крест-накрест. Только кости полетели. От упавшего черепа грозовая руна жахнула ветвистыми молниями.
        - Инга-а! Инге плохо-о! - завопила Аурика. Второй гаденыш все-таки попал! Маруся выстрелила куда-то сквозь стену, стоя над телом нордки. Еле заметная вспышка огненных чар навела меня на мысль о враге, засевшем в параллельном проходе.
        Бросился вперед, едва не влетев в еще одну грозовую руну. Разрядил ее, клинком сбросив с пьедестала погребальную урну.
        Подранка-арбалетчика выдали язычки пламени - каджитка попала еще раз. Методично сжег гада огненными шарами. Тому некуда деваться из узкого коридора. Пусть тот и боролся за свою жизнь до конца: выпил зелье лечения, прикрылся от моего огня призванным костяным человеком, но лишь отсрочил свою смерть. Оно и к лучшему, поорал, помучился, жаль недолго, но прогресс в школу Разрушения принес мне солидный. Облутал труп некроманта, едва тот перестал едко дымить.
        - Без паники! - потребовал от остальных, отодвигая женскую часть отряда. Упал перед нордкой на колени, рывком выдернул болт из окровавленного плеча девушки.
        Маруся уже напоила раненую противоядием, Аурика наложила исцеляющее заклинание. Справились.
        Обновил «фонарик» и взяв с собой каджита, отправился «читать» следы на полу крипты с несколькими ответвлениями.
        - Похоже, последний ублюдок ушел туда. - показал Джи’Барру отпечаток грозовой руны, которой враг прикрыл свой отход. И цепочку следов в пыли. Врешь, не уйдешь!
        - Мутсера, маленькие сапоги! - отметил глазастый каджит.
        - Молодец, Джи’Барр!
        И мысленно, чтобы не смущать бойца добавил присказку: «Возьми с полки пирожок!». Вряд ли это ребенок, не Бабетта же в конце концов! - значит, женщина.
        Ограбил труп аргонианина в простенькой броне гильдии воров. Два двемерских кинжала, сотня золота, сапфир, яд, дешевые зелья. Как и некромант, тот оказался местным кадром. Видно по снаряжению, опять же книга «Выживание в Скайриме» отсутствовала. Получается, последняя из троицы диверсантов и есть попаданка. Уверен, в этом деле без участия землян не обошлось.
        Вернулись к нашим соратницам. Ингьярд уже встала на ноги, но еще была слишком слаба.
        - Итак, дамы, чтобы поймать женщину, надо думать, как женщина. Начинайте.
        - Не нужно! Я сдамся, если обещаете жизнь. - донесся из темноты хриплый голос. Беглянка тяжело дышала. Вряд ли от усталости, скорее от страха.
        - Не нужно сдаваться, дорогуша. Не лишай нас маленького удовольствия загнать дичь, возомнившую себя охотницей.
        - Эй, может, есть другие варианты? - начала торговаться вражина.
        - Я старый солдат и у меня с фантазией просто беда. Твоему парню я мысленно обещал…
        - Он мне не парень! Так, разок чпокнулись. - мои сомнения развеялись, как есть попаданка. Скайриму нужны герои, Земля засылает мудаков. Аурика на заявление неизвестной фыркнула, но терпеливо не вмешивалась в разговор, занимаясь раной Ингьярд.
        - Не перебивай! Обещал ему раскаленную кочергу в зад. Для начала. А он взял, да живьем сгорел, подлец. Чуешь, эту вонь? Это запах моей фрустрации, детка!
        От последней фразы, уверен, вся дикая нежить поблизости поспешила вернуться в состояние покоя. А вот «детка» отчего-то не испугалась.
        - К чему ты клонишь, охотник хренов?
        Темнота звякнула стеклом. Лечится? Ману восстанавливает? Но время тянет по любому. Вот и мы не будем его терять - сделал каджитам знак выдвигаться.
        - Да к тому, что тебе теперь две кочерги полагается. За себя и за твоего парня. Хе-хе, благо организм позволяет.
        Пока развлекал некромантку обещаниями лютых пыток, Маруся с Джи’Барром на мягких лапах пробрались в соседнюю крипту. Если не получится обойти говорливую сучку, то попытаются подстрелить ее через «вентиляцию».
        - Не пойму, ты прикалываешься или реально долбанутый?
        - Сама как думаешь? Эх, нормальный бы сейчас в таверне вкусное пиво пил!
        Из темноты донесся грохот падения металлической урны и вопль боли.
        - А-а-а! Суки!
        Под звуки выстрелов и разлетающихся от огненных чар призванных скелетов, добежал, чтобы увидеть, как раненая в обе ляжки некромантка всадила в себя кривой кинжал. С криком вытащила черное лезвие из раны и резко упала на него.
        В разбитой погребальной вазе догорали бумаги, пол вокруг усеивали разбитые флакончики зелий. Ни себе, ни людям, да?!
        От досады пнул агонизирующее тело сапогом в живот, отчего кровь из перекошенного рта потекла черным ручьем. Подошли возбужденные доброй охотой каджиты.
        - Хотели же живьем брать демоницу? Или это она сама? - поинтересовалась Маруся, рассматривая лежащее в позе эмбриона тело.
        - Сама. Матерая тварь, восемнадцатый у нее. - проворчал, подхватив удивительно тяжелый для своих скромных размеров труп за шкирку.
        - Ты же ее душишь! - возмутилась Аурика, увидев меня с необычной ношей в руке.
        - Ой, прости, не заметил! - соврал я, бросив мертвую некромантку на пол лицом, - Но, по-моему, ей даже нравится грубое обхождение. Гляди, как юбки намокли.
        - Фу-у, бедняжка просто описалась! - пожалела нашу жертву бретонка. Но, приглядевшись, прижала ладонь к губам. - Ой, она же того! Мертвая!
        - Предпочла сэппуку, как настоящая самурайская гейша. Ты же слышала, я ее уговаривал сдаться как мог.
        - Ты правда ее собирался пытать? - наехала на меня девушка. Поднял взгляд на Аурику. У той по щеке катилась слеза. Похоже, что хватит с нее этого дерьма.
        - Не знаю. Что-то на меня нашло… Стоп! - осенила меня догадка, - Разбились на пары, ищите, она что-то здесь спрятала!
        - Что ищем? - уточнила Маруся.
        - Амулет, черные осколки, любой необычный артефакт.
        - Хренушки! - объявила каджитка, - Я к этому дерьму не прикоснусь!
        Саботаж! Пришлось обыскивать пыльные, заросшие паутиной гробы и урны самому. Но для начала приволок все трупы диверсантов в одно место, связал по рукам и ногам поясами и полосками ткани из их балахонов.
        - Зачем это? - в один голос спросили Маруся с Аурикой.
        - Для удобства транспортировки. - соврал я. На самом деле мне так было спокойнее. А ну как восстанут?
        Нычку некромантки нашел Джи’Барр. Стандартная книжка, полторы тысячи золота, мешочек с камнями душ в том числе один черный, дюжина свитков «Мертвый трэлл» и пара «Грозовой руны».
        Каджит добросовестно передал мне весь хабар, невольно напомнив про недавние размышления о разделе трофеев.
        С тела самоубийцы, кроме амулета и ритуального эбонитового кинжала, снял обруч и кольцо, первый предмет повышал навык колдовства на дюжину единиц, а второй на пятнадцать. Плюс одеяние настоящего колдовства с сокращением затрат маны на семнадцать процентов и ускорением регенерации ее же на пятьдесят процентов. Неплохо.
        Сгоревший некромант подогнал стальной арбалет со связкой стальных же болтов, двести монет и несколько свитков "Оживления ужасного зомби". И ламеллярные сапоги без чар.
        - Дурные у меня предчувствия! - встретила Лидия нас своей любимой фразой. Мрачная атмосфера некрополиса действовала на отряд вайтранских стражников угнетающе. Никто не предлагал мне зачаровать тупой меч, не просил у Маруси сварить «бутылочку пивка». Отборные бойцы тридцать пятого левела на все лады обсасывали фразу: «Наши мертвые лишены покоя!». А тут из пыльного мрака с гордым видом победителей выбралась сборная солянка: каджиты, магичка, дева и имперец, волокущий по трупу в каждой руке.
        - У нас потерь нет. Надеюсь, больше никто не пострадал. - обнадежил симпатичную воительницу как мог.
        Сгрузили трупы на стражу и рванули к выходу. Мне резко захотелось проведать одного наглого каджита. Тем более Марусе обещал.
        Начет отвлекающего удара, к счастью, я оказался неправ. Армия драугров не ломилась в городские ворота. Похоже, некроманты решили «всего лишь» покошмарить вайтранцев террористическим актом. Скорее всего, троица из двух некров и вора собиралась осторожно пробраться в зал мертвых. Поднять толпу нежити и выпустить ее на улицы спящего города. И под прикрытием локального зомби-апокалипсиса вырваться за стены. Но, как обычно бывает, что-то пошло не так. Потом и вовсе вмешался отряд Стражи Рассвета и спустил коварный замысел в сортир.
        На лестнице, ведущей в Предел Айрилет и командир вайтранской стражи Кай потребовали у меня отчета.
        А я потребовал срочно пропустить нас с Марусей в тюрьму. Отчет свалил на Лидию, мол трупы злодеев под ее охраной. А еще повторил свой наказ: в Зал Мертвых никого не пускать, пока лично не соберу все поганые осколки. Мол, кроме меня эту грязную работу никто не сделает. Тем более, для города бесплатно.
        Оказавшись в вайтранской тюрьме, мысленно зачеркнул последнюю разумную причину диверсии некромантов. Получается, враг не воспользовался суматохой, чтобы прикончить опасного свидетеля в темнице.
        Караванщик Ри’Сад живой, невредимый и скорбный сидел себе на соломе. И очень удивился, когда увидел нас с Марусей. Аж подскочил к решетке и надзирателю в закрытом шлеме пришлось ударить факелом по железным прутьям.
        - Видишь, киса, как он тебе радуется, а ты поди кастрировать его хочешь.
        Заключенный отшатнулся куда живей, чем от факела.
        - Уже не хочу. - капризно заявила кошка. - Пусть кормит блох в тюрьме.
        - Ничего не вышло из твоей затеи, старый ты дурак. Рядовые громилы мертвы, а Карджо, думаю, уже все рассказал.
        На мою речь Ри’Сад насмешливо хмыкнул, быстро вернув самообладание.
        - Карджо - хороший боец. Знает мало. Если его глаза что-то видели, то разум не понял, что именно.
        - Знаешь, допросная Стражи Рассвета такое необычное место! Память освежает, красноречие так и прет! У тебя вот совесть прорастет заново, гарантирую. - доверительным тоном поведал каджиту. Затем достал из инвентаря свиток, сопроводив необходимыми пояснениями:
        - Это приказ на твой арест. Действует на всей территории Скайрима. Завтра поедешь с нами.
        Котяра скривил пасть в глумливой ухмылке.
        - Каджит служит тем, кто такими приказами подтирается.
        Подозревал, что без Талмора в этом грязном деле не обошлось. Наглое поведение караванщика как раз говорит об очень крутой «крыше». И это отнюдь не гильдия, пропахшая канализацией Рифтена.
        А еще он чувствовал свой скорый конец. Иначе бы не раскрылся.
        - Слишком жесткая бумага. Проще стереть из жизни тебя, чем ей подтереться.
        Ри’Сад опустил голову и отвернулся, не то, признавая мою правоту, не то, жалея, что попался. Внезапно он запрокинул голову, а в прижатом к пасти кулаке блеснул зеленый флакон. Выпил яд, негодяй!
        - Хрен ты угадал! - в моих руках очутился арбалет, зачарованный на захват душ. Не хочешь тушкой, поедешь с нами чучелом!
        Маруся мягко положила лапу на ложе:
        - Пусть уходит. Не хочу больше видеть эту мерзкую рожу. Никогда.
        День удался на славу. Отчитался по инциденту в Вайтране перед руководством. Оба самоубийства вражеских агентов мне вполне сошли с рук. Поймал стойкое ощущение, что вражеские планы не представляют для моего руководства особого интереса.
        Сдал жрице кучу трофеев: полный кувшин черных осколков, амулеты некромантов, свитки «Мертвый трэлл», ритуальный кинжал и черные камни с душами случайных жертв неизвестной попаданки. После продуктивно на благо общины и на свой карман поработал в кузнице и на пентаграмме душ. Выковал себе двемерские перчатки и улучшал арбалеты для Стражи. Потом их же зачаровывал на урон огнем. Создание карт временно отложил. Чувствовал, что не смогу, не готов еще. Устал даже больше, чем после вчерашнего боя.
        Теперь сидели с Марусей в моей комнате в Храме и обсуждали планы на будущее. Подвели промежуточный баланс: «достижение свой караван разблокировано», но пока на повестке дня усиленная подготовка к штурму. Не до разъездной торговли.
        - Аурика не вписывается. - резюмировала каджитка мое видение ситуации с фондом оплаты труда сотрудников.
        - Поясни. - действительно не понял хода мыслей напарницы.
        Деньги, заработанные в Вайтране, раскидал на всех сразу по возвращении. Золото, вырученное от продажи масла, поделил на троих его непосредственных добытчиков, от реализации старых трофеев - на четверых, добычу с пиратского лагеря и Зала Мертвых - на всех. Как и подозревал, часть драгоценных камней в той миске принадлежала бретонке. Выручкой Маруся поделилась и тем удивительнее услышать от нее, что Аурика не вписалась в наш отряд.
        - Реально ценные штуки ты и так делишь справедливо. Либо новая снаряга перекрывает. Мне, Джи’Барру и нордке ты вообще можешь не платить, если на то пошло. В смысле долей от проданной добычи. Но Аурика обидится, это факт. - объяснила Маруся свою позицию и продолжила: - Правда, это все обсуждать бессмысленно. Это не ее. Все эти драки по колено в трупах. Это не для нее.
        Да, во время засады в катакомбах девчонка растерялась, а после, то жалела едва не погибшую Ингъярд, то диверсантку-самоубийцу. Хотя, как можно жалеть эту дрянь, зная, что она собиралась устроить в Вайтране, лично мне непонятно.
        - Я заметил. Что предлагаешь?
        - Пусть пропустит следующую мясорубку. - С надеждой предложила Маруся.
        Да, сейчас каждый боец на счету. Но идея разумная. А то ведь певица наша сломается или перегорит.
        - А как быть с прокачкой? Сальма собиралась взять ее в Саартал. Сегодня, как сапожки забрала, опять про этот квест завела разговор. Мол, не передумал ли я, не кину ли ее и назначила проходной уровень участников - сороковой.
        - А ты что, веришь ей?
        - Марусь, вот нутром чую, что это найобка, а в чем - никак не пойму. Надеюсь, Верховная ее контролирует. Посох Магнуса в руках у этой стервы - мало никому не будет.
        Маруся погрузилась в созерцание когтей на лапках, но слушала внимательно.
        - Тогда забей. Аурика пусть отдохнет, прокачается на атронахах. А нам нужно придерживаться нашего плана. Дом, караван…
        - Кстати, ты к себе в караван возьмешь Карджо? Я зашел, рассказал ему о судьбе его хозяина. Не каджит, а кремень.
        Маруся радостно оскалилась.
        - Да, жрица с ним поработала на славу. Совсем другой каджит. А нам нужен еще один танк в отряде?
        Согласно кивнул.
        - После смерти Ри’Сада, думаю, есть шанс переманить еще нескольких и отжать один из маршрутов.
        - Нет, я делаю ставку на одиночек и бывших рабов. Место Ри’Сада, скорее всего, займет Ма’дран. - предположила каджитка, - Если и он связан с Талмором, то с северного маршрута не уйдет добровольно. Можно открыть новый: Винтерхолд-Вайтран-Ривервуд-Фолкрит. Но не сейчас…
        - Не сейчас. - Согласился с напарницей, - Наше возвращение в Фолкрит пока откладывается на неопределенный срок.
        - Теллурио, ну на кой черт нам эти галеры, в смысле Фолкрит?
        - Запоздалый вопрос, Маруся. Азуре там необходимо святилище, паства и телепорт для переброски войск под Хелген. Легиону нужно помочь вернуть город. Страже - контролировать поголовье вампиров. Там их гнезд до эбеновой матери.
        Начал было перечислять, загибая пальцы, но к чему нудные детали, когда выпал редкий случай обсудить с родной душой важное?!
        - А нам? Что нам с этого?
        - Да! Нам надо застолбить место для торговли с Сиродилом и Хаммерфеллом. Хелген подходит идеально, если возродить Белый проход, но это долго. И очень, очень затратно. А для временной базы купим дом в Фолкрите. Или построим. Но по здравому размышлению, форт Нойгард или Треснувший бивень подходят даже лучше. Своя собственная крепость круче любого поместья или дома в Солитьюде.
        - Тебе виднее. Но я хочу дом в Вайтране. - призналась каджитка, - Пусть не внутри стен. Хочу и все!
        Вот и получила логичное объяснение проснувшаяся в моей напарнице прагматичность.
        - Хочешь, значит, будет. Нам все равно нужна база в центральной и самой богатой провинции Скайрима. Склад, лавка, безопасное место.
        - Ура! Ура!
        - Девок водить, опять же. - почти шепотом прикинул я, морально подготавливая напарницу к этому аспекту.
        - Тебе мало? Эта Бельда вокруг увивается.
        Каджитка попыталась изобразить «утиный клюв» бывалой инстаграмщицы, но потерпела неудачу. Все же лицевые мышцы у людей и каджитов отличаются.
        - Она по делу. Очень не хочет с голой попой форт штурмовать. Попа у нее так себе, но некромантам и такую дарить жаль. А кузнец из нее курам на смех.
        Пришлось помочь ей и Торстейну улучшить доспехи и оружие. В припадке человеколюбия выдал ей амулет сопротивления магии, колечко, ускоряющее регенерацию и пару зелий лечения. Все больше шансов в бою.
        - Наша Инга тебе не нравится? - вдруг перескочила напарница, собираясь всем привлекательным девицам перемыть косточки.
        - Ингьярд? Нравится, - каким-то чудом нашел в себе силы признаться.
        - Это прекрасно!
        Я промолчал. А каджитка перешла в наступление.
        - Ты как обычно драматизируешь. «Боги, нас же всех убьют, пока я пялюсь на ее задницу!» - передразнила меня Маруся в меру своих скромных талантов. Просто вечер неумелых пародий.
        Снова промолчал.
        - Мы с Джи твои глаза, забыл? - урезонивала меня каджитка, но я продолжал отмалчиваться.
        - Если ты ей не скажешь, сама расскажу!
        - Мы не ведем переговоров с шантажистками!
        - Никаких переговоров не будет, наивный ты имперчик. - бросила Маруська, закрывая дверь с той стороны.
        Вот и случилось то, чего никак не ждал, но опасался. Запутался в женщинах. Надо переспать с наименее проблемной из них и вернуться к действительно важному делу. Кузнечному.
        Глава 15. Служебные романы
        На следующий день Маруся отпросилась провести в Башне денек наедине с Джи'Барром. Дело молодое, разрешил. Кошаки пообещали между делом поохотиться на оленя и в качестве дополнительной нагрузки Джи'Барру выдал личную кирку для добычи полезных ископаемых. Пока Маруся будет собирать ингредиенты для зелий, пусть тоже поработает. А то у меня катастрофически не хватает времени обойти свои владения с киркой, а жилы ведь периодически обновляются. Вроде раз в десять дней или в тридцать.
        Сам с позволения Арании, прихватив с собой Ингъярд, перенесся в Вайтран. Стражнице сказал, что она необходима для охраны, но для себя решил, что больше для красоты. К тому же ей вчера наше приключение в большом городе очень понравилось. Сегодня запланировал доделать все, что помешали своей дурацкой выходкой некроманты. Первым делом взял пять уроков мастерства у Йорлунда Серой Гривы. Оказалось, что вступать в ряды Соратников, чтобы поучится у легендарного мастера, необязательно.
        ПОЛУЧИЛ СЛЕДУЮЩИЙ, ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ. ПОВЫСИЛ ЗАПАС МАНЫ. ИЗ ПЕРКОВ ВЫБРАЛ РАНЕЕ ОТЛОЖЕННОГО КУЗНЕЦА-ВОЛШЕБНИКА И ЗА СЧЕТ ПОЛУЧЕННОГО ОЧКА ОТКРЫЛ ЭЛЬФИЙСКУЮ БРОНЮ.Во-первых, чтобы улучшить имеющееся оружие и снаряжение для легкобронированных соратников. Во-вторых, доспехи Стражи Рассвета относятся к Сложным типам брони, а это следующий перк в ветке.
        Затем мы спустились в Йоррваскр, где обменялись дежурными приветствиями с его воинственными обитателями. Но цель была ознакомиться с крайне полезным для нас обоих учебником тяжелой брони «Сказание Халлгерда». И чуть менее полезным «Песнь Хрормира».
        К сожалению, присвоить книжки мне не удалось из-за запрещающей подсветки. Все-таки мы не Соратники и вступать в ряды не собираемся. Повышение навыка владения друручным оружием вызвало у моей спутницы довольную улыбку. Да, девчонка в самом деле любит "пушки" побольше! Интересно, сколько опыта получу за создание эльфийского «вархаммера»? Тьфу ты, сам же против двуручного у отрядного танка!
        В храме Кинарет фолиант под названием «Против часовой стрелки» подарил нам по единичке восстановления, но взять его тоже не удалось.
        Заглянули и в «Котелок Аркадии» прочесть учебник по алхимии, о котором меня предупредила Маруся. И здесь пополнить храмовую библиотеку не получилось. Торговка зельями продать книгу, увы, отказалась.
        Зато Джи'Барр вчера в катакомбах прибрал бесхозную книгу «Смертельный удар Абернаита». Она уже заняла свое место на полке в Храме и пользовалась повышенным вниманием. В свете предстоящего штурма ополченцам и стражам крайне полезно повысить навык блокирования.
        Распродал по тавернам внутри Вайтрана соль для Фалдруса, на рынке закупил овощи-фрукты-хлеб для нужд отряда. У Белетора выкупил всю руду, слитки, пустые флаконы и камни душ. На мою удачу очередной искатель приключений приволок бретонцу изрядно двемерского металлолома. В свою очередь сбыл ему гигантское количество ненужных нам железных, фалмерских и древних нордских стрел. Каджитов уже начал перевооружать двемерскими, стальные пока побудут в резерве. Потом их передадим храмовому ополчению.
        Джи'Барр не терял времени и вчера скрафтил несколько мародерских сумок. Вкупе с зачарованием, каждая прибавляла пятнадцать единиц переносимого веса. Этим товаром Белетор весьма заинтересовался, как и сапогами с тем же эффектом. Он был рад за умеренную плату расстаться с «Биографией Королевы-Волчицы», ради клятвенного обещания регулярных поставок.
        Таким образом, за пару часов намеченный план выполнили.
        - Ингъярд, ты не хочешь себе ничего купить? - мы как раз остановились напротив магазина, размерами не уступающего «Сияющим одеждам» Солитьюда.
        - У меня все есть, - простодушно ответила она, имея в виду свое снаряжение.
        - Так не пойдет. Иногда необходимо отдыхать от доспехов. Неужели тебе не хочется красивое платье?
        - Хочется, - призналась Ингъярд и слегка покраснела.
        Распахнул перед внезапно оробевшей воительницей дверь в магазин.
        Попутно сделали доброе дело - сдали Кемату предательницу Садию. Утром у вайтранских ворот договорился с алик'рскими воинами помочь в поисках беглянки. В «Гарцующей кобыле» отыскал самую смуглую служанку, после чего все случилось в полном соответствии с игрой. Вывел Садию к конюшням, где ее немедленно схватили довольные соплеменники. И им хорошо и мне пятьсот золотых не лишние.
        - Зачем ты ее обманул? - удивилась Ингъярд моему вероломству. Она присутствовала, когда я предложил беглянке спастись от преследования.
        - Садия предала свой город в руки Альдмерского Доминиона. Если бы эти алик'рцы являлись ассасинами, то убили бы ее на месте. А так повезут в Хаммерфелл судить.
        Понизив голос добавил:
        - Вчера контрабандист и пособник некромантов Ри'Сад, прежде чем принял яд, намекнул, что пользовался покровительством Талмора. Вот ведь совпадение, правда?
        - Проклятые остроухие! - сжала кулаки нордка.
        - Толан уверен, что не все некроманты прибыли в Скайрим по своей воле. Поголовье вампиров тоже внезапно резко выросло. А кому нужен ослабленный внутренними проблемами Скайрим?
        - Но это же подло! - искренне возмутилась Ингъярд.
        - Талмор не скрывает свою цель - поработить людей, как было в меретическую эру. Для этого все средства хороши. Моя родина уже под талморским гнетом, твоя на очереди.
        Девушка внимательно посмотрела мне в глаза.
        - Я думала тебя кроме торговли и добычи ничего не интересует.
        Ох уж эта нордская прямолинейность! Ну ж нет, эту красотку я Хадвару не отдам, пусть он с легатом Рикке размножается. Кстати, как там они?
        - Ингъярд, деньгами и мечом можно добиться больше, чем одним мечом. Мне здесь жить. Хочу, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась. И не боялась выйти на улицу. Поэтому мы будем уничтожать тех, кто мешает добрым людям Скайрима спокойно жить и работать.
        Стражница Рассвета посмотрела на меня другими глазами.
        Народу в Храме Азуры убавилось. Отряд Сальмы с Бренголином еще утром отправился работать в окрестностях Кастава.
        Делегация Братьев Бури свернула лагерь и отправилась на соединение со своими основными силами осаждать злосчастный форт. Мятежников удалось убедить повременить с самоубийственным штурмом и приступить к регулярной осаде.
        Следом за ними отправились лучшие бойцы под командой Израна. Выполняя свою часть договора, им предстояло усилить ополчение Винтерхолда при поддержке магов Коллегии и блокировать некромантам направление на город. С другой стороны ущелья форт должны осадить войска Ульфрика. Почти полное отсутствие магов в своем составе мятежники компенсировали численностью. Галмар клятвенно обещал Израну атаковать совместно, по сигналу. А в ближайшие дни ограничится зажигательными стрелами и отражением вылазок гарнизона за укреплениями. То, что некры не будут сидеть за стенами спокойно, никто не сомневался.
        Храм взял на себя снабжение сборного войска. Кроме еды и дров лагерю требовались материалы для постройки жилья, укреплений и осадных машин. За отрядом Стражи уехали тяжело груженные повозки, в том числе трофейная, которую я уже считал нашей.
        Остаток дня посвятил ударному во всех смыслах труду в кузнице. Начал с изготовления двемерской экипировки: щит и перчатки для Ингъярд, несколько мечей и еще один лук для последующего зачарования огнем. Стрелы. Много двемерских стрел. Поскольку в Вайтране удалось выкупить большую партию перьев.
        Затем улучшил все свои арбалеты, эльфийский шлем колдовства Аурики, благо Кузнец-волшебник теперь позволял работать с магическими артефактами.
        После сытного ужина помедитировал над пентаграммой душ. Сделал несколько амулетов с десятью процентами защиты от магии, пару колечек для стрелков и на регенерацию здоровья.
        Зачаровал все созданное оружие огнем, получив повышение навыка. Пожалуй, следует попробовать создать карту. Пролистал «Путеводитель по Скайриму» за авторством Марция Корвейна, виконта Брумы. На моей карте появились новые маркеры Камней Судьбы. Я еще раз тщательно прошел глазами свою карту, запоминая очертания горных хребтов, изгибы рек, озерных и морских берегов, границы лесных массивов. И многое другое.
        - Я должен! Сделать! Идеальную! Карту!
        Осушил флакон с самым сильным зельем зачарователя. Поехали!
        Снова началась «скоропечать», только теперь на листе появлялось больше деталей.
        Утер пот со лба. Достал великий камень душ. Возвал к Азуре. Сильное свечение из пентаграммы душ затопило помещение.
        Ингъярд нашла меня сидящим у стены и жадно лакающим кипяченую воду из винной бутылки. Из-за отходняка заметил ее не сразу. А зря.
        Девушка пришла в своем зеленом платье. Лично под цвет ее глаз выбрал, потом долго уговаривал примерить. Да будь я неладен, девица не просто так пришла меня проведать!
        Тяжело поднялся, выбирая из своих сегодняшних поделок самую лучшую.
        - У меня для тебя кое-что есть. - одел девушке на шею золотой медальон с чарами сопротивления магии. Десять процентов входящего урона от заклинаний это хороший шанс выжить. А она должна жить. Ее красоте еще мир спасать.
        - У меня тоже для тебя кое-что есть. - улыбнулась Ингъярд, увернувшись от поцелуя. Нордка повела меня в термы, где вежливо отклоняла все приставания, пока мы как следует не помылись. А потом все и случилось.
        - А ты времени не теряешь, подруга!
        Разлепив глаза в своих покоях, увидел в дверях марусину довольную мордочку. Какой смысл запирать двери, если сам снабжаешь любопытную каджитку отмычками? Рядом поспешно одевалась Ингъярд, сражаясь с дорогим, но непрактичным платьем.
        - Инга, давай помогу! - искренне предложила Маруська, чем еще сильнее смутила «валькирию», доставившую этой ночью павшего героя в Вальхаллу. Где он вновь восстал и устремился в бой.
        - Она у тебя совсем дикая! - пожаловалась нордка на каджитку перед уходом.
        - Что есть, то есть! - согласился под нахальным взглядом марусиных глаз. А сам залез в инвентарь полюбоваться интерактивной картой Скайрима. Получилось! Еще лучше прежней!
        - Что там у тебя? - требовательно протянула лапу каджитка.
        - Не наглей. Яблоко раздора.
        Передал ей свое творение, тем более, что в этом зачарованном пергаменте и частичка ее труда тоже.
        - Ого! - оценила топографический шедевр каджитка. - Кому отдашь?
        - Пока никому.
        Возникла мысль создать мастер-карту и чарами связать с ней артефакты, предназначенные для других отрядов Стражи. Дело даже не в слежке за Сальмой. Этот Скайрим растет, изменяется. А у меня всегда будет самая точная и актуальная его карта. Если задуманное получится воплотить, результат будет трудно оценить в деньгах! Садись и копируй, а покупатели в очередь выстроятся.
        - Похоже, ты измыслил нечто коварное. - присмотрелась к мне Маруся, - Ладно. Новость слышал? Аурика получила от богини свою Милость. Огроменное поместье, вроде коллегии Бардов, с дивной оранжереей и квартетом симпатичных парней.
        Каджитка явно желала общения, поэтому поддержал разговор как смог.
        - Женское счастье - был бы милый рядом. Будет кому переставлять мебель и восхищаться новыми нарядами да прическами.
        - Ага. Но парикмахера и модельера пока не завезли. Есть садовник, управитель, повар и эльф-бездельник, который таскается следом, демонстрирует кубики пресса и говорит милые глупости. Улетный отпад!
        В игривом тоне каджитки проскользнула нотка зависти. Наверное, большой дом тому виной. Ибо коллекцию любовников кошка собрала никак не меньше и куда интереснее.
        - Интрижка с садовником, как средство против посттравматического расстройства? Почему бы и нет?
        Маруська посмотрела на черствого меня с осуждением. Но пусть радуется, что в нашей башне не появится гарем. Тяжелая работа в кузнице помогает мне сбрасывать напряжение. Избавляет от глупых мыслей на тему валяний с дурами. Не знаю насчет сада, но кухня - это хорошая идея. За повара я сам справлюсь. А вот винный погребок просто необходим.
        Глава 16. Вампиры - сосут!
        Всего полдня пути и наша группа приключенцев в столице Скайрима. Телепорт - это сила, и транспортную сеть необходимо расширять!
        Очередному важному делу потребовалось безотлагательное вмешательство группы авантюристов. Как стало известно из достоверных источников, Жрец Мотылька сегодня прибыл в Скайрим изучать Древние свитки. У нас едва нашлось время на подготовку нового бойца. Жрица закончила работу с пленным каджитом. Изменения в поведении бывшего охранника каравана в глаза не бросались, разве что наглости слегка поуменьшилось. А дисциплины добавилось.
        Вооружил Карджо двемерским мечом и улучшенным арбалетом с чарами огня. Поскольку в рядах Стражи тот не состоял и красивой брони ему пока не досталось, вернул ему его же комплект стальных пластинчатых доспехов после улучшения. Для полного комплекта выдал рюкзак, теплую одежду, плащ и спальник. Свой лунный амулет каджит снять отказался, так что из магических артефактов получил только кольцо регенерации. Ненаглядная Ингъярд, как выяснилось, тоже без спальника и термобелья гуляла. Минус мне за такое внимание к подчиненным. Пришлось опять сбегать в «каптерку» с запиской от Фалдруса, благо производство дорожной экипировки при Храме уже налажено и запасы в наличии. Заодно взял с разрешения Первого Хранителя очередную партию соли на продажу и внес в кассу деньги за прошлую.
        Аурика наотрез отказалась пропускать веселье, тем более в гильдии Бардов могли дать квесты по профилю.
        Раздал бойцам стрелы и болты, закупленную в Вайтране провизию, приказал быстро пополнить запасы питьевой воды и выложить в сундуки все лишнее. Сам же наоборот, взял несколько своих изделий на продажу. И Маруся с Джи’Барром нагрузились светильным маслом.
        Спешка объяснялась просто: мы действовали на упреждение. Лучше встретить Дексиона Ивика в «Смеющейся крысе», чем потом выковыривать из вампирского убежища. Как у талантливых сценаристов «Беседки».
        Верховная Жрица отдала это задание моей группе с условием, чтобы я не настаивал на участии в поисках Ока и Посоха Магнуса. Вот она, долгожданная определенность! Значит, охота за мощнейшим магическим артефактом под контролем Арании.
        Про себя отметил важное, едва вышли наружу в Хаафингаре - гигантская статуя Меридии трансформировалась в скульптуру Азуры. Святилище под контролем нашей богини полностью. А вот здешняя охрана выглядела недостаточно внушительно. Нужно предупредить Толана и Фалдруса, чтобы укрепили оборону в ближайшие дни. Все-таки волкихарский замок достаточно близко и пещера Волчий череп с останками Потемы Септим и кублом некромантов. Вот только где взять бойцов?
        Дорогу в столицу нам заступили пять скелетов и два драугра-лучника. Среди бела дня! Имперский Легион совсем что ли тракты не чистит? Само собой, вражеский патруль мы разнесли по косточкам, даже не вспотев. Не побрезговал ржавым железом, сгрузив жалкие, но увесистые трофеи на Карджо. Пусть отрабатывает свои старые грехи в новой жизни.
        Первым делом, мы наведались в «Смеющуюся крысу». Сначала увидел двоих офицеров Имперского Легиона, сидящих за дальним столом. Одного из них опознал как Фортона, а имперским ученым, коего они на пару охраняли, к моему удивлению оказался сам Требониус Книжник. Наши недавние знакомые по кургану Ингола в чуть расширенном составе.
        Коллеги по опасному бизнесу, связанному и изучением особо ценного наследия нордов, обстоятельно обедали. Для стройных атлетических фигур стол просто ломился от различной еды, а вот выпивка практически отсутствовала. Понимаю, мужики здоровые, работа тяжелая, опасная, сухим законом омраченная.
        - Пусть Боги благословят вашу скромную трапезу, господа!
        - Приветствую, гражданин! - с лукавым прищуром отозвался незнакомый имперец, остановив взгляд на эфесе Сияния Рассвета. Фортон, а главное, Требониус делали вид, что впервые меня видят и молча ждали развития разговора.
        - Я Теллурио Валерий, командую группой Стражи Рассвета. Мы ищем ученого…
        - Приятно познакомится, гражданин Теллурио Валерий. - заговорил пожилой имперец в одеянии мага, ранее представлявшийся Требониусом, - Я Дексион Ивик, жрец Мотылька, недавно прибыл в Скайрим для научных исследований.
        А это мои телохранители - Фортон и Вагрий.
        Вот это поворот! А что? Это вполне объясняет его интерес к нордским захоронениям… Обозначил офицерам Легиона, ведь бывших офицеров не бывает, приветствие.
        - Уважаемый Дексион, господа, главой Стражи Рассвета Израном мне поручено доставить вас к предмету вашего интереса. Точнее, мы вместе отправимся на его поиски.
        Данный расклад жреца устроил. Как оказалось, он совершенно не спешил на свидание со Свитком и согласился подождать, пока мы закончим свои дела в столице. Оставил Ингъярд, Карджо и Джи’Барра ненавязчиво присмотреть за Дексионом и заодно отдать должное местной кухне, а сам, забрав у каджитов товары на продажу, поспешил в Мрачный замок. Маруся с Аурикой с моего разрешения отправились по магазинам и навестить гильдию Бардов в поиске квестов для бретонки.
        Легат Рикке во дворе замка наблюдала за процессом подготовки свежего пополнения и узнала меня не сразу. За прошедшее с нашей встречи время, как говорят в народе, я возмудел и похужал, облачился в комплект тяжелых доспехов Стражи Рассвета с двемерским щитом и уникальным даэдрическим мечом.
        - Слава богам! - обрадовалась мне нордка как родному и немедленно потащила в штаб к генералу Туллию.
        Познакомился с главнокомандующим Легиона, передал ему послание от Израна и тут же огорчил важного имперца:
        - Теперь я служу Страже Рассвета.
        Мол, смотри, Рикке, какого бойца ты не разглядела из-под своего красивого шлема.
        - Но твои донесения? Как это понимать? - возмутилась нордка.
        Мой ответ прозвучал пафосно, и в то же время пролился бальзамом на души командующего состава.
        - Я гражданин Империи и помогать своей великой родине моя обязанность. Готов предоставить свежую информацию по силам и действиям мятежников.
        Расстелил свою карту и следующие десять минут излагал все, что видел и слышал касательно Братьев Бури в Виндхельме и Винтерхолде. Адвент Цезенний, еще один легат в красивых доспехах, вел стенограмму нашей беседы.
        Примерная численность армии Ульфрика под Каставом вызвала у Туллия пренебрежительную усмешку.
        - Генерал, при всем уважении, у вас сейчас точно такая же проблема в Хелгене. Которую легиону предстоит решать, отвлекая силы с других направлений.
        «Такая же» - это я сильно смягчил формулировку. Ульфрик-то действует на своей территории, а у фолкритского контингента в тылу на коммуникациях дикари-ричмены и всевозможные бандиты, на фланге главный рассадник заразы - Глубины Илиналты, повсеместно вампирские убежища. И Хелген. Положение из разряда, куда не кинь, всюду клин.
        - Легат Скулнар докладывает, что серьезная вылазка нежити в сторону Фолкрита отбита. Так же разведчики видели следы столкновения армии мертвых с неустановленным противником. На месте боя обнаружен прах вампиров. - порадовала меня новостью легат Рикке.
        - Это хорошо, что Малкоран подрался с кем-то из местных боссов-кровососов. Вайтранцы тоже заявляют об отбитых нападениях на Ривервуд. Однако, поводов для оптимизма это нам не дает. Мы имеем дело с многочисленным и коварным врагом, который глубоко проник и укрепился в ключевых точках по всей провинции. Вместо одного восстания у нас два и оба всерьез угрожают интересам Империи.
        Туллий не отличался оригинальностью и попытался скинуть лишнюю головную боль на других.
        - Что делает Стража Рассвета для защиты Скайрима?
        Приготовившись к буре возмущения, ответил:
        - Вам следует знать. Стража окажет необходимую помощь в захвате Кастава.
        - Это военная помощь мятежникам. - недовольно констатировала Рикке. Генерал нахмурился и барабанил пальцами по массивной столешнице, рассматривая пометки на моей карте.
        - Стража Рассвета не вмешивается в гражданскую войну. Это всего лишь помощь людям в борьбе с извечным врагом.
        Слушая мои объяснения, оба имперских военачальника буравили меня испытывающими взглядами.
        - Штурм форта начнется по готовности, но пока ни мы, ни мятежники не готовы. Есть все основания полагать, что некроманты используют Каирн Душ для переброски подкреплений из других убежищ. Мы будем признательны, если получим данные по нападениям вампиров и некромантов в вашей зоне ответственности. Это позволит обнаружить другие убежища.
        - Легат Цезенний подготовит данные. - приказал Туллий, - Будет ли такая помощь предложена Имперскому Легиону?
        - Уверен, что да. У меня есть интересы в Фолкрите и мой отряд всеми силами поддержит возвращение Хелгена Легиону.
        - Отряд? - захотел подробностей генерал.
        - Пока это шесть опытных бойцов, половина маги.
        - Хорошо. Что-то еще?
        - Генерал, легат. Прошу сохранить в тайне письмо главы Стражи Израна. Верховному королю Торугу будет передана вся информация в ближайшие дни. Я не уполномочен, иначе бы сообщил все сам.
        - Это невозможно. - сразил меня Туллий, - Все аудиенции отменены. Доступ в Синий дворец закрыт со вчерашнего дня.
        - Как? Почему? Нападение? На Торуга?
        - Мы не будем обсуждать слухи и домыслы, гражданин! - резко прервал мои распросы Туллий.
        - Что ж. В послании Израна раскрыта подоплека нынешних событий, но одна деталь туда не попала. Глава каравана каджит Ри’Сад, замешанный в доставке черных осколков и организации нападения на мой отряд, прежде, чем принял яд в вайтранской тюрьме, намекнул, что пользуется покровительством талморцев. Мое руководство считает, что некромантов и вампиров в Скайрим направляет некая сила…
        - Доказательства? - Туллий скептически скрестил руки поверх богатой кирасы. Винить во всех грехах Талмор легко, но, чтобы сообщить информацию Императору, нужны явные улики против остроухих.
        - Все, что мне станет известно, я немедленно сообщу вам лично, генерал.
        - Это все? Нам нужно ознакомиться с письмом вашего… как его? Израна.
        Туллий не слишком вежливо дал понять, что аудиенция закончена. Рикке проводила меня на выход. «Да ладно, Теллурио, - уговаривал сам себя, - Ты же не ради награды рисковал здоровьем и жизнью близких?». Полученный свиток со сводкой стычек Легиона - это все, что я унесу из Мрачного замка.
        - Если позволите, легат. - Задержался у массивной двери наедине с нордкой, - Боюсь, я правильно понял, что именно отказался обсуждать генерал Туллий. Тогда вам следует настоять на поисках Зубчатой короны.
        - Но откуда, даэдра тебя побери? - удивилась Рикке.
        - Легат, мне нравится быть таинственным в глазах женщины, которой я не нравлюсь. Хотите совет?
        - Что ж, попробуй. - снисходительно позволила она.
        - Пока силы мятежников топчутся у Кастава, возьмите Хадвара и два десятка опытных солдат. Проведите разведку, чтобы не попасть в засаду, и выпотрошите Корваньюнд.
        - Звучит как хороший план. - ответила нордка. Насмешливый взгляд выдал ее с головой - она уже отправила отряд в гробницу древнего короля!
        Пользуясь возникшим расположением, попросил передать Хадвару посылку. Улучшенный двемерский меч с чарами огня, амулет сопротивления магии и кольцо регенерации. Удивленное лицо Рикке стоило любых затрат. Жаль, не увижу морду Хадвара во время передачи подарков. Чем скамп не шутит, вдруг удастся эту парочку соединить? Довольно потирая руки, покинул заросший бородатым мхом Мрачный замок.
        Подал ближайшему попрошайке монетку, получив повышающий красноречие Дар милосердия. Нацепил кольцо лавочника и ожерелье молодого купца. Удобно, что теперь у Маруси есть свой комплект ненамного хуже - амулет каджитского торговца и колечко коробейника. Не нужно бродить толпой, передавая друг-другу бижутерию.
        Навестил кузнеца Бейранда, сдав ему все добытое утром с мертвяков железо и пару зачарованных сапог. Выкупил у него немного корундовых и стальных слитков, а также не слишком нужную мне книгу «Беженцы», дающую прибавку к навыку легкой брони. Но пусть будет, нечего ей просто так валяться. Навестил редгардского торговца луками Фиаду, но свободно лежащий на прилавке учебник он продать наотрез отказался. Эх, а я ему два колчана антикварных нордских стрел принес! И купил десяток эбонитовых!
        Неудобно тащить к нему всю мою толпу, но ведь по единичке стрельбы каждому! Отставить, каджиты книжку прочли у отшельницы Анги, а прочие вполне обойдутся.
        Во «Всякой всячине» купил парочку пустых великих камней душ, больше у торговки по имени Сэйма не было. Сдал ей свои последние вещицы с чарами, сотню порций соли, немного светильного масла и клыки хоркеров, вернув потраченную наличку. Еще и внутригильдейский оборот увеличил сегодня неплохо!
        Солитьюд словно стал еще больше и многолюдней с момента моего появления. Пока прогулялся туда-обратно по длиннющей улице, по ощущениям ушла целая прорва времени.
        Вернувшись в таверну, подошел к пожилому норду-наемнику, попивающему из большой металлической кружки. Белранд, по его словам, мастер меча и магии, согласился отправиться за мной хоть на Солстейм всего за пять сотен золотых в неделю. Экипировка у бойца, правда, без слез не взглянешь, но арсенал заклинаний меня впечатлил. Со жрицей у нас договоренность - привлекать магов в общину при любой возможности. А дальше дело техники и божественной психологической обработки. Раскрыть секрет телепорта постороннему человеку я не боялся, из Храма он выйдет верным последователем богини Азуры. Что касается троих весьма непростых имперцев, то у меня нет выхода. Придется их телепортировать в Храм, а затем, скорее всего, в форт Стражи. А там пусть Изран следит за соблюдением режима секретности.
        Неподалеку от нового святилища Азуры на нас напали. Десяток гончих смерти, дюжина трэллов и неизвестное число вампиров. Мы выстроились в круг, внутри которого оказался жрец Мотылька. Встретили черную лавину чертовых псин острой сталью. Бронированный хаски вырвался вперед и вцепился в клыкастую морду одной из гончих. И тут же пропал под гнетом черных, сочащихся тьмой тел. Мой окрик остановил Аурику, рванувшуюся на выручку своему храброму, но бестолковому псу.
        Вампирские прислужники, изобразив на дороге подобие строя, резво надвигались. В первой шеренге шли трэллы с разнообразным оружием, за ними кровососы с заклинаниями наготове.
        - Волшебники… почему, куда не плюнь, везде волшебники? - удивился вслух Белранд, поджаривая вражью псину молниями с обеих рук.
        - Ты же сам один из них! - отреагировал на реплику норда Карджо. - Хочешь, каджит плюнет в тебя?
        По моей команде маги нашего отряда обрушили на вражеский центр море огня. Вампиры ответили льдом и молниями, но гораздо слабее. Покончив с гончими, Ингъярд и Карджо поддержали «бортовой залп» свитками огненных стрел. Каджиты ловко добирали подранков, слаженно концентрируя стрельбу на одной цели. Огненные чары двемерских луков вампирам не понравились категорически. Поле боя окуталось туманом, смердящим горелой плотью.
        Очень быстро наши порядки смешались, началась дикая рукопашная. В ближнем бою схватились примерно равные по численности силы, но выучка и артефакты давали нам неоспоримое преимущество. Опять же ночь еще не наступила, отродья Молаг Бала поторопились с нападением и теперь проигрывали.
        - Атронахи! - приказал я, вызвав своего. Одновременно с трэллами, нас атаковали со всех сторон вампиры-невидимки, а призванные огненные элементали, в отличие от нас, по ним не промахивались. Да и мой меч выдал нежити массовый урон, игнорируя скрытность. Аурика, наконец, пришла в себя от потери питомца - ее синеглазого хаски порвали гончие смерти. Призванный бретонкой атронах кидался огнем не хуже своей хозяйки.
        Твари задались целью выбить меня, как самого опасного. От сыпавшихся из ниоткуда ударов и заклинаний здоровье просело до половины. Ингъярд прикрыла меня щитом, дав возможность хлебнуть зелья лечения и восстановления маны. Врубил Ауру Стендарра и для попавших под ее действие упырей схватка быстро закончилось.
        Сияние Рассвета наносил неживым противникам жестокие раны. Почти все вампиры на втором-третьем ударе рассыпались кучками праха. В какой-то момент невидимки прекратили атаки, а уцелевшие трэллы бросились по кустам, предоставив каджитам отличную практику. Горели убегающие фигурки отлично, некоторым все же пришлось украсить собой пейзаж. И пополнить мою коллекцию душ. Не отказал себе в удовольствии пострелять в спины бегущих врагов. Ушли считанные единицы и несколько тварей, скрывавшихся в стелсе.
        С нашей стороны пострадали все, но наиболее сильно телохранитель Вагрий и слабозащищенный наемник. Мы с плачущей Аурикой на ходу подлечили обоих. Белранд мог бы и сам, но всю ману ему упыри сожгли молниями, а талантами и вещами на ускоренный реген магии он пока не обладал. Остальные осушили по склянке лечебного зелья и пришли в норму.
        - Быстрее, к святилищу! - приказал я. На тщательный сбор трофеев не было времени, меня терзали скверные предчувствия. На бегу похватали с трупов и кучек пепла самое ценное. Бретонка, обливаясь слезами, волокла на плече безжизненное тело своего боевого пса.
        Нас провожали редкие стрелы, летящие неясно откуда. И без особого вреда для нас.
        У входа в капище мы напоролись на двух гаргулий. Бестии недавно расправились с нашими часовыми, но во внутренние помещения проникнуть не смогли.
        Новый противник оказался очень силен. Сам не понял, как когтистая лапа сбила меня с ног, «высушив» руку за щитом. Следом увесистая плюха досталась Карджо. Бой вытянули Ингъярд и каджиты. Белранд пулял молнии экономно, словно раздумывая, зачем в эту передрягу ввязался и не пора ли свалить? Имперцы прикрывали жреца от еще одной стаи из пяти гончих смерти, зашедшей нам в тыл. Монстры не спешили атаковать, но угрожающе носились вокруг, нервируя и отвлекая бойцов.
        Вернувшись в бой, продолжил рубить вампирских прислужников. На последней твари применил захват душ. Средняя оказалась душонка.
        Сообща покончив с гаргульями, каджиты быстро навели порядок на территории. Последняя адская псина, забавно хромая по причине пылающей в заднице стрелы, убралась за камни. Джи’Барр сбегал подобрать боеприпасы и дорогие ошейники. Молодчик, моя школа!
        Аурика, окровавленными руками прижимая к себе пса, носками сапог долбилась в двери, громко крича, чтоб нас пустили внутрь. Местные не спешили открывать, а, может и некому уже? Бойцов пять там еще должно быть. Позже выясним, бой еще не окончен.
        - Строимся полукругом. Белранд, ты сторожишь вход. Проверьте свое состояние, раны, болезни…
        Вдруг Карджо завыл, что не хочет превращаться в вампира. Он выскочил из строя, размахивая мечом. Несчастный решил, что мы ему немедленно оформим спасительную эвтаназию.
        Маруся отреагировала мгновенно, заткнув паникеру пасть флаконом зелья исцеления болезней. Каджит поперхнулся и уселся на задницу. Но успокоился и, кашляя, вернулся на свое место. Каким бы кремнем не был Карджо, а свое слабое место есть у каждого.
        - Надеюсь, когда я умру, то не стану бродячим трупом! - проворчал Белранд, ни к кому конкретно не обращаясь.
        Я заканчивал перезарядку каджитских луков, когда в древней арке на заснеженной вершине появилась невысокая фигура в вампирской броне. Ветер донес крик кровососа:
        - Имперец, вызываю тебя на бой! Один на один! Если не боишься.
        По каменным ступенькам к нам медленно спускался мелкий, но очень важный с виду орк-вампир. На границе досягаемости стрел маячили еще несколько недобитков. Те, что сбежали на дороге и стреляли нам в спину. Вот и сейчас вскинули луки с наложенными стрелами. У них преимущество в высоте и ветре, их стрелы точно долетят. А вот наши сейчас им опасны только огнем.
        - Пока не стреляйте, - попросил соратников, приготовивших метательное оружие. Сам вышел вперед, спешно перезаряжая меч мелкими душами, добытыми утром из скелетов.
        - Эй, клоп-переросток, надеюсь, за тебя назначена награда? Я бесплатно всякий мусор не убираю.
        - Меня зовут Малк! - прорычал орк с бешенно горящими глазами. И прыгнул на меня, размахнувшись эбонитовым топором.
        В полете вампирюга выхватил разом пять стрел и болтов, осев к моим сапогам в виде неопрятной кучи светящегося праха. Поскольку и мой болт попал в цель, душа негодяя с красивыми эффектами заняла место в великом камне. Мы не сговаривались, но свежий случай с Карджо требовал соблюдать дистанцию при работе с больными хищниками. Уцелевший кровосос призвал на ступени древней лестницы гаргулью и бросил на нас в безнадежную атаку троицу диких вампиров, после чего со спокойной совестью покинул поле боя. Но от каджитов разве сбежишь?
        Все, кроме Белранда и убитой горем Аурики с яростными воплями бросились навстречу атакующим по лестнице. Мы с Ингъярд связали боем гаргулью, а каджиты как нож сквозь масло прошли через диких вурдалаков. Безвольные тела, выронив оружие, с соблюдением закона физики, покатились ко входу в храм. Следом настала очередь прощаться с «не-жизнью» вампиров-лучников.
        Через полминуты Карджо вернулся обратно, врубившись в избитого уродливого монстра со спины.
        - Эти убили там всех! Каджит нужен здесь! - поделился своими мыслями бронекот. Вовремя. Оступившись на льду, я улетел с лестницы вслед за трупами вампиров. В тот же миг с горгульей было покончено и вниз спускались довольные усатые морды. Хоть мемы с них рисуй: «Артем, вставай, мы всех убили. Мы убили вообще всех, честно!».
        Я поднялся на ноги:
        - Собираем барахло и идем внутрь!
        Из оружия ценность представлял только эбонитовый топор Малка. Зато набрали немало зачарованной бижутерии на усиление разрушения, регенерацию маны и драгоценных камешков. Кстати, лут с первых гаргулий выпал приличный: по два куска различной дорогой руды и драгоценному камню.
        Маруся торопливо передала мне кольца Гаргульи и Эрудита. Артефакты Молаг Бала провоцировали у нее мороз по коже. Убитый вампир-попаданец пожертвовал силам добра стеклянный меч, эльфийский лук электричества с охапками разных стрел, изрядную кучу денег, камни душ, отмычки, сумку ингредиентов и книжку про выживание в Скайриме. Пусть она ему не помогла продлить существование, нам новые рецепты послужат лучше. А еще пару необычных флаконов с кровью. Подобные я во время штурма Неприметного убежища разбивал перед носом затаившегося внизу кровососа-попаданца. Из хулиганских побуждений.
        Сейчас не стал их уничтожать, прихватил с собой. Взрослею, наверное. Или банальная жадность. Нет, запасливость.
        - У меня теперь праха вампиров - половину Скайрима можно на ноги поставить! - похвасталась Маруся.
        - И то верно, чего они вечно на бровях ходят? - поддержал соратницу.
        Кошка не стерпела столь легкомысленного отношения к науке алхимии с моей стороны и пустилась в объяснения:
        - Из чего я по-твоему готовлю зелье исцеления болезней? А от пьянства кодируй их сам!
        «Ха-ха, по методу кузнеца!» скаламбурил про себя, чтобы не пересказывать соратникам старый непристойный анекдот.
        Карджо обильно сплюнул в сторону.
        - Во имя Двух Лун! Каджит выпил одного из этих!
        - Лучше благодари Ма’Руссу, что спасла твою никчемную жизнь! - заявил Джи’Барр.
        - Так вот что так мерзко воняет. Это ты скалишься, альфик-рат. - не остался в долгу Карджо. Хвосты обоих каджитов ходили из стороны в сторону. Но мое строгое предупреждение удерживало горячих парней от активного выяснения отношений.
        Наш обмен впечатлениями прервал до сего момента хранивший молчание Требониус. Ныне известный как Дексион Ивик, Мотылька жрец и Древних Свитков чтец.
        - Любезный Теллурио, не пора ли продолжить наш путь? Лучше нам переночевать в таверне Драконьего моста.
        - Согласен, таверна там неплохая. Сам там был, мед-пиво пил… Но сейчас нам лучше попасть в это святилище.
        Как по заказу створки входной двери распахнулись и перед нами предстал Толан с группой вооруженных товарищей. Из знакомых рож - «обновленный» Тарас и данмер Грендор Дрен. Оба пятнадцатого уровня. Остальные двое участвовали в атаке на пиратский лагерь, но больше ничего хорошего об этих бойцах сказать нельзя. Слабенькая группа быстрого реагирования, если честно.
        Командующий навелся на жреца и пригласил того пройти внутрь. Мне же объявил, что нам придется задержаться на охране святилища. Я не возражал. По-хорошему в округе масса работы, опыта и ништяков. Можно в пещеру Волчий череп сбегать и убить там всех некромантов, например. Очень меня беспокоило возможное возрождение Королевы-Волчицы Потемы. Заодно Аурика отвлечется от гибели питомца. Некогда горевать будет.
        Дексион заартачился, мотивируя, что никого, кроме меня не знает и если куда и пойдет, то только со мной. Он, конечно, прав, но если сюда нагрянет вся волкихарская вольница и вся кровососная рать…
        Пришлось объяснять жрецу Мотылька, кто есть кто и что внутри святилища имеется быстрый путь в Храм Азуры, который является центром противодействия вампирской угрозе.
        По ходу разговора сильно переживающий насчет возможного осквернения святилища упырями Толан переиграл, решив остаться со своей сборной командой на усилении охраны. А нас вместе с Дексионом переправить в Храм, как и планировалось изначально.
        Для очистки совести обратился к Белранду:
        - Сейчас ты еще можешь вернуться к своей обычной жизни.
        - Как бы не так!! - возмутился красноносый норд, словно я отбирал у него только что выставленную халявную выпивку. - У тебя каджиты одеты богаче хускарлов иных ярлов. Значит, и для меня броня получше найдется?
        - В Храме подберем. А пока владей! - передал ему зачарованный двемерский клинок и кольцо разрушения.
        - Командующий Толан, - обратился к боевому жрецу напоследок, - Нам забрать с собой павших?
        - Нет. Мы позаботимся о них. Срочно отправляйтесь! Мы забаррикадируем вход и будем ждать подкрепления.
        В Храме мы разделились. Каджитка отправилась утешать Аурику, точнее, проводила ее в поместье к четырем специально обученным утешителям. Я отдал Фалдрусу свиток с данными по атакам вампиров и нежити на Легион, поручил Белранда его заботам, а сам с Дексионом-Требониусом и Ингъярд отправился в подземелье. Уровнем ниже камеры, где в свое время квартировали Бренголин и Карджо, имелось еще одно помещение. Для особых постояльцев.
        Здесь мы нашли Верховную жрицу и Серану с рулоном Древнего свитка за спиной. Получается, Сальма не только часть бойцов из Зала Дозора спасла, но и Крипту Ночной пустоты обчистила, а дочурку лорда Харкона вместо замка привела в Храм. И ведь молчала же, зараза!
        Заточенная в камере вампирша выглядела плохо, ее лихорадило. Некогда симпатичное лицо прорезали хищные черты, характерные для диких упырей. В недавнем бою насмотрелся.
        - Что с ней?
        Серана скалила клыки на вошедших, натягивая толстую цепь своего массивного ошейника.
        - Давно не питалась. - спокойно объяснила Арания. - Отродье Молаг Бала не получит крови достойных людей. Это оскорбит Азуру.
        - Есть способ прекратить ее страдания. - вместо милосердного удара Сиянием Рассвета, я выставил на каменный пол два трофейных флакона, - Если никто не против.
        - Гостинец от папочки! - отреагировала Серана, буквально пожирая горящими глазами вычурные емкости.
        - Осталось от пришлого, что был с неким Малком. Хотели перехватить уважаемого Дексиона Ивика. Еще это.
        Отдал жрице кольца Гаргульи и Эрудита. Она немедленно спрятала вражеские артефакты в карман и позволила мне передать вампирше одно зелье крови. Без кормежки та не желала расстаться со Свитком, а убивать ценный источник информации Арания пока не хотела. У бедняков Винтерхолда за бабки или пленных пиратов бесплатно крови никто нацедить не додумался, поэтому марусина страсть к мародерке и моя предусмотрительность нас всех здорово выручили.
        - Мне потребуется день на подготовку к чтению Свитка. - объявил жрец Мотылька, стараясь не пялиться на страстный контакт губ упырихи с горлышком бутылки.
        - Хорошая новость. - согласилась Арания, - Все свободны. Вы знаете, что нужно делать.
        Я посмотрел в свете пламени факелов на влажные губы Ингьярд и всеми силами отодвинул на задворки сознания приятную, но несвоевременную фантазию.
        Глава 17. Зубастая корона
        Успел пообщаться с Аурикой, расставив все точки, и напросился на аудиенцию.
        - Верховная Жрица, простите за вторжение, но это действительно важно.
        - Говори, чемпион. - она положила передо мной награду за доставленного в целости Дексиона Ивика: ТОМ ЗАКЛИНАНИЯ «БИЧ ВАМПИРОВ». Я в долгу не остался: обменял камни с душами кровососов на свободные.
        - От Туллия узнал, что с королем Торугом случилась беда. Но что именно, он обсуждать отказался. Все аудиенции отменены, во дворец никого не пускают.
        - Верховный король Торуг отравлен Темным братством. Заказчик не Ульфрик. - поделилась информацией Жрица.
        Почему-то мне было жаль Торуга, но, похоже, судьба у него такая.
        - Талмор?
        - Королева-Волчица Потема Септим, чей дух вернули в наш мир некроманты. Считает, у нее больше прав на Синий Дворец.
        Просто день удивительных открытий сегодня! Нужно собраться с мыслями.
        - Верховная, как это влияет на наши планы?
        Арания Иенит зашла издалека.
        - Руки Ульфрика связаны Каставом. Но после он нападет на Вайтран, если не сможет склонить ярла Балгруфа на свою сторону. Нам же эта война не нужна. И уговоры тут не помогут. Так или иначе, но Кастав станет опорой Стражи Рассвета, а ярл Корир в скором времени отправится пожить в Виндхельм. Новая расстановка сил охладит пыл Ульфрика и, надеюсь, склонит к переговорам. Потему тебе придется вернуть обратно.
        - Что, если она объединит всех некромантов?
        - Малкоран не способен никому подчиняться. Прочие же служат своим Идеальным Повелителям и их военный союз с Потемой маловероятен. Мы дали им урок под стенами Храма и время, чтобы они занялись поисками виновных в своих рядах. Еще немного и альянс некромантов и вампиров распадется на враждующие группировки, тогда мы освободим Кастав, за ним Хелген, очистим Глубины Илиналты и Волчий череп.
        - Я взял на себя смелость подтолкнуть Легион к захвату Зубчатой короны.
        Жрица слегка улыбнулась и покачала головой.
        - Не думаю, что у них это получится. Силы слишком неравны. Поэтому будь готов отправляться в Корваньюнд как можно скорее. Братья Бури, Потема и Легион уже выслали свои отряды к гробнице Короля Боргаса, но получить искомое они не должны.
        Эх, не дорос я пока что до собственных интриг. Займусь тем, что умею лучше всего.
        - Мы не подведем.
        - Знаю. Легендарную корону из драконьих зубов получит достойный владеть Скайримом. Из рук Верховной жрицы нашей возлюбленной богини Азуры.
        Да, мудрый ход, который упрочит позиции культа в провинции. Скоро Стража Рассвета численно превзойдет армию любого владения. А если мы захватим Кастав, сменим ярла Винтерхолда - просто дух захватывает от перспектив!
        - У меня новый человек в отряде…
        Жрица кивнула, давая понять, что займется обработкой Белранда в первую очередь.
        - Еще меня беспокоит охрана святилища в Хаафингаре. Против Волкихарских им не выстоять даже с Толаном.
        - Фалдрус к вечеру отправит им небольшое подкрепление. Потема будет сидеть в своей норе тихо, пока не соберет достаточно сил и не получит Зубчатую Корону. А вот клан Волкихар должен напасть этой ночью. Стража запечатала двери святилища и ждет подкреплений внутри.
        - Толан давно хотел создать еще одну боевую группу. Аурика готова собрать отряд из оставшихся у нас резервов, чтобы защитить святилище. Когда вернется босмер Бренголин, он усилит эту группу.
        Жрица утвердила решение. Нам нужен каждый боец.
        Времени катастрофически не хватало. Пришлось пару часов потратить на подготовку снаряжения для Белранда и отряда нашей бретонки.
        Первым делом перенесся в Башню, где забил инвентарь частями доспехов и слитками. Взял эбонитовый меч, а в железном сундучке-сейфе оставил несколько драгоценных камней и пять сотен золотых. Небольшая заначка на «черный день», да и зачем мне эти деньги на задании? Лишний вес в ранце, да и только.
        Зачаровал на урон огнем трофеи: стеклянный клинок, эбонитовые меч и топор. Сделал пару свитков Ауры Стендарра и солнечного огня. После улучшения на точильном камне, эбонитовый меч перешел Ингъярд, а стеклянный Карджо. Выдал бойцам по свитку «Ауры».
        Помогая бретонке с бескровной прокачкой, ссыпал кучу мелких камней душ и поручил срочно перезарядить все зачарованные предметы. Затем отдал Аурике улучшенный эльфийский лук электричества, эбонитовый топор, двемерские клинки с чарами, все трофейные стальные стрелы и по паре зачарованных медальонов и колец. Первые ускоряли регенерацию, а вторые повышали навык стрельбы.
        Джи’Барр помог мне довести до ума пару комплектов кожаных доспехов, разобрав вампирские броньки на запчасти.
        Со слов Аурики она собралась рекрутировать персонал своего поместья: повара-редгарда по кличке Джанго и высокого, но, сука, мускулистого эльфа Егорку. Против желания мне пришлось узнать, что первый похож на актера из фильма Тарантино, а второй точь-в-точь российский исполнитель песен ртом, только без татуировок по всему телу.
        - Сладкий, как покраденный рулет! - заверила меня каджитка, успевшая побывать в гостях у подруги.
        Не стал уточнять: шальные девицы успели раздеть Егорку, утоляя природную любознательность, или тот нарочно рассекает по дому в обнаженном виде. А ведь там еще три мужика обитают. Чтобы не помять себе лицо лютым фейспалмом, перевел разговор в деловое русло. Поэтому узнал, что Джанго будет танковать в легкой броне с одноручным мечом, а Егорке отводится роль лучника. Да как угодно вашей рыжести. «Нет, Брен ревновать не будет. Мой отряд - мои правила!» - попыталась ответить на ни разу не заданный вопрос Аурика. Очень надеюсь, что мне удалось ей привить осторожность и тактическую смекалку. Боги, кого я обманываю?
        Размер моей помощи бретонку впечатлил. Она пролепетала, что вернет вещи или выплатит деньги. Пришлось заверить, что лучшей наградой для меня станет ее выживание. Не чужой человек все-таки.
        - Этой ночью они придут. Не лезь на рожон.
        - Тем хуже для них! - воскликнула Аурика, - У меня личные счеты.
        С тяжелым сердцем отделавшись от рыжей мстительницы, хорошо поработал над «сборной солянкой» из элементов тяжелой брони для Белранда. Пока походит в «форме номер восемь, что добыли, то и носим», а после получит комплект Стражи Рассвета. Скорее всего даже улучшенный, мне до следующего «левел апа» всего ничего. И Карджо надо переодеть. Эх, насколько я в прошлой жизни любил переодевать и оснащать спутников в игрушках! А здесь уже начинаю подвывать от этого микроменеджмента. Но лучше скучная возня со снаряжением, чем веселые похороны.
        Маруся не сидела сложа руки - варила зелья лечения и восстановления маны в промышленных масштабах. Для нас, новой группы, для пополнения и нужд осадного лагеря. Из купленных в «Ароматах Анжелины» ингредиентов сделала пару микстур зачарователя и кузнеца, а также новинку - зелье разрушения. Напиток повышал силу атакующих заклинаний на треть в течение минуты. Просто бомба!
        Аурика собрала волю в кулак отложила траур по своему псу. Когда мы уходили от Храма к Корваньюнду, она помогала бывшему колдуну «Кровавых Хоркеров» натаскивать свежее пополнение: орка-авантюриста, высокого эльфа и толпу данмеров обоего пола. С лестницы махнул ей рукой на прощание. А про себя скомандовал: поехали!
        Перенос всего нашего отряда в вайтранское отделение общины Азуритов обошелся бы в прорву магической энергии. Я и так превысил служебные полномочия, недавно прогулявшись в Вайтране с Ингъярд. Поэтому отправились в путь пешком, точнее быстрым шагом. А перед этим слили всю свою ману в алтарь. Жрице еще погибших стражников возрождать и подкрепление Толану слать. Да и нам прогулка на свежем воздухе только на пользу.
        У древнего алтаря в районе Неприметного убежища успели отреспиться четыре скелета-лучника. Поручил их успокоить Джи’Барру, остальные страховали нашего стрелка, находясь неподалеку. Фактически, дал каджиту, как отстающему, возможность немного прокачаться. Парень сделал все грамотно, по очереди перестреляв нежить из скрытности. Горели костяшки замечательно.
        Из добычи взял только золото и камни душ. Примитивное оружие оставил на месте. Подношения неизвестным богам на алтаре обновились: орочий двуручник и книгу «Врата Обливиона» прибрал в инвентарь. Все, что стоит заметных денег - лишним не будет. Это глубоко неправильно, когда хорошие вещи где попало валяются без дела. И такая безхозяйственность в провинции на каждом шагу!
        Вечерело, когда мы прошли через Перевал Странника. На выходе нас ждали две слабеньких гаргульи, которым мы дружно и быстро объяснили, кто на районе главный.
        До таверны «Ночные ворота» у нас случились две простых стычки - со снежным троллем и парой средних габаритов морозных пауков. И нескучно и было чем заполнить камешки.
        У таверны готовился к ночной смене постоянный лагерь Братьев Бури, где укрепился усиленный патруль. Все-таки Галмар Каменный Кулак слукавил, когда обещал жрице и Израну стянуть все силы к форту Кастав. А с другой стороны, нельзя ослабить контроль над важной дорогой. Благодаря чему усталым путникам вроде нас гарантирован безопасный ночлег.
        Здесь у меня проверил документы уже знакомый офицер. Он бессовестно принялся агитировать Ингъярд и Белранда, как истинных детей Скайрима, вступить в ряды восставших. Но добился лишь снисходительных улыбок. Все равно, что загруженных контрактами сотрудников ЧВК звать на митинг оппозиции за идею.
        Перед сном отошли с Марусей пошептаться.
        - Тебе не кажется, что мы больше не принадлежим себе? - начала разговор каджитка.
        - Не кажется. А так оно и есть. Мы на службе, Маруся.
        - Это не совсем то, чего мы хотели. - поникли ее вибриссы. Дает о себе знать своевольная кошачья натура.
        - Согласен. Но вспомни себя в темнице Хелгена и полюбуйся сейчас. Состоишь в Гильдии торговцев, работаешь на богиню Азуру, с тобой отряд надежных бойцов. Мы тогда просто не знали, о чем можно мечтать. Я сейчас не о Милости. Дела закручиваются нешуточные. Пройдет время и свой караван и дом в Вайтране тебе покажутся детскими игрушками.
        - Ты сам в это веришь? - усомнилась Маруся.
        - Я это знаю. Мы поступили мудро, выбрав Азуру.
        - Или это она нас выбрала. - перебила кошка и добавила, - Еще на Земле.
        - Или так. Вот ты уже и думать забыла про гильдию Воров. А ведь однажды они придут в твой дом в Вайтране или Солитьюде. А вот если у нас будет свой форт или город, скажем, Хелген. Пусть хоть всей своей гильдией приходят. На компост пойдут.
        - Артем, я тебе верю. И мне нисколечко не страшно. Просто одно цепляется за другое и конца-края не видно.
        - Ты мне веришь. Это главное. Завтра очень трудный день будет. Пошли спать.
        Каджиты разнюхали ситуацию в Корваньюнде в буквальном смысле. Снаружи у входа в древнюю гробницу никого не оказалось, только следы большой толпы, пятна крови и волочения тел. Что наводило на подозрения - зачем мятежникам убирать тела положенных по сюжету разбойников? Тела нужны некромантам.
        Которые и скрылись внутри захоронения.
        Они повели себя беспечно, не выставив часовых. Морозить сопли дурных не оказалось, пусть даже от ветра бы защитила глубокая расщелина. Утешало одно - враг не устроил в окрестностях засаду. В отличие от игры, отряда легионеров во главе с Рикке и Хадваром тоже не было. Оно и понятно, имперцы бы не успели никак. Даже если Рикке заранее выслала приказ Хадвару, тому из Фолкрита сюда топать ускоренным маршем двое суток. Если не больше. Да и нелогично тамошний контингент ослаблять, лучше из столицы отправить отряд. Но если мой подарок старине Хадвару она взяла, следовательно, собиралась передать по адресу. А-а, пустое голову напрягать! Главное сейчас, добыть Зубчатую корону, чтобы укрепить влияние Храма Азуры на светскую власть Скайрима. Порефлексировать на тему «как неудобно перед Имперским Легионом получилось» можно и потом. Если более серьезных проблем не возникнет.
        Разведчики обнаружили вражеский заслон в первом большом зале гробницы. Джи’Барр остался наблюдать, а Маруся вернулась сообщить о противнике и отпереть сундук с бандитским барахлом. Стараясь не шуметь снаряжением, мы осторожно последовали за ней по узкому коридору, который привел нас в просторный зал с лестницей, что вела на площадку с остатками колонн. Здесь горели костры и факелы, дававшие достаточно света, чтобы разглядеть обстановку и без ночного зрения.
        Два некроманта сидели у костерка посреди груд каменных обломков. Беспечный отдых колдунов охраняла нежить, строящяя цепью на ступенях мордами ко входу. Два драугра и три мертвых трэлла - разбойник и мятежники. Видимо, отряд Галмара перебил бандитов и проник внутрь гробницы, а следом приперлись претенденты на реликвию посильнее. И засадили Братьям Бури.
        Дозор дублировали трое громил в стальной броне и разбойник с луком по другую сторону от центральной колонны. Эти сидели за отдельным костерком и выглядели подавленно. Соседство с мертвяками им было не по душе. Обе партии больше наблюдали друг за другом, чем за входом.
        Троица каджитов скрытно проникла в зал и спряталась за обломком колонны. Карджо, чтобы меньше шуметь снял стальные сапоги.
        Три стрелы синхронно вошли в обтянутую черной тканью спину, и старший некромант рухнул лицом в костер, сам полыхая не хуже сухого полена. Следом за ним пали его «марионетки». Второй «труповод» растерянно вскочил, активировал заклинание школы колдовства и тоже умер.
        Главарь наемников бросился на каджитов с двуручником над головой, но в дополнение к двемерским стрелам получил арбалетный болт от меня. И фиолетовым туманом перетек в черный камень душ.
        Остальные наемники, увидев быструю смерть союзников и главаря, вбегающих в зал бойцов в тяжелой броне, скрылись за центральной колонной.
        - Жизнь каждому, кто сложит оружие! - объявил я, призвав атронаха позади них. Огненный элементаль удачно отсек бандитам путь внутрь гробницы. Желающих воспользоваться амнистией сразу не нашлось, враги атаковали атронаха. А мы всеми силами - их.
        Внезапно в бой вмешались новые действующие лица. Сложенные рядком на спуске тела разбойников и мятежников начали по одному подниматься. А по Ингъярд и мне ударили молнии.
        Мы успели как следует потрепать громил, прежде чем поднятые врагами трэллы присоединились к сражению. Один некромант оказался не только мощнее, но и сообразительнее тех двоих. Под выстрел он не подставлялся, оставаясь в арочном проеме, да еще прикрылся драугром и призванным скелетом-лучником. Из-за него то и дело выбегала различная нежить: то призванный скелет, то поднятый драугр. Еще какая-то девка в балахоне носилась по залу как сумасшедшая, извергая молнии, пока не встретилась с одной из каджитских стрел.
        Перебив громил, мы с Ингъярд переключились на толпу мертвяков. Белранд, проявляя осторожность, обстреливал молниями заткнувшую проход нежить, стремясь достать некроманта.
        Зарубив очередного поднятого бандита, пока Карджо и Инга связали боем других мертвяков, выдал по вредному колдуну серию огненных шаров. Взрывы развалили защитников и подожгли высокую фигуру в черном балахоне. Белранд осушил синий флакон и добавил упрямому врагу еще молний. И вновь меткая стрела поставила точку.
        Мы с Карджо бросились вперед. На остатках маны «включил» над головой магический фонарик. Проскочили еще один зал с обломками деревянных мостов, перепрыгивая тут и там лежащие трупы мятежников. В темноте выживший одиночка быстро убегал вглубь гробницы. Затем, искаженный древними сводами до нас долетел крик. Мы остановились, чтобы не отрываться от остальных сил.
        - Что он кричал? - спросил у Карджо, с трудом переводя дух.
        - Каджит слышал два слова: «Они восстали». А потом закричал, как перед смертью.
        Подлечил бойца и приказал:
        - Возвращаемся к остальным.
        По пути как обычно грабил трупы, пока не добрался до толкового некроманта. Он и после гибели продолжал меня удивлять.
        Нет, не тем, что принес в клювике эбонитовый драконий коготь. Я бы предпочел Корону.
        Во-первых, это был высокий эльф и носил он талморские перчатки. Во-вторых, хранил две записки, красноречиво озаглавленные как «Распоряжение агенту Рейвендору». Первая гласила: «Отправляйся в пещеру Волчий череп и присоединись к последователям Королевы-Волчицы. Докладывай о каждом их шаге по оговоренному каналу связи».
        Вторая бумага еще интереснее: «Агенту Р. Любой ценой перехватить Зубчатую Корону. Без промедления доставить ее эмиссару Э.».
        После прочтения немедлено спрятал оба приказа и перчатки в ранец. Но куда спрятать вопросы, которые у меня тут же возникли?
        Как-то мимо меня прошел факт, что раненый лучник запросил пощады и бросил свое оружие.
        Добив некроманта, Маруся ловко связала пленного кожаными ремнями. В обмен на обещанную жизнь, он рассказал все, что знал.
        Грабителей нанял прямо в их лагере тот самый альтмер, что сейчас лежал в дверях в обнимку с обгоревшим драугром. Агент Рейвендор - повторил я про себя. Ты хотел талморский след в этой истории? И вот, как по заказу!
        Вместе с восемью колдунами и дюжиной мертвяков они двигались ночами, избегая поселений и пришли сегодня в гробницу, где уже хозяйничали мятежники. Братья Бури сопротивлялись отчаянно, прикончив двоих колдунов, разбойника и без счета мертвых слуг. Еще один некромант сгинул в ловушке с лезвиями по собственной самонадеяности.
        Итак, по моим прикидкам, от нас сбежал последний и до двери-головоломки организованного сопротивления не будет. По словам пленного, после боя с Братьями Бури они почти поголовно были ранены и решили отдохнуть перед тем, как идти дальше. Как разбойник понял из разговоров, культистов в эту гробницу отправил дух Потемы за какой-то очень важной вещью. Альтмер Рейвендор держался особняком, считая себя выше прочих.
        - Пойдешь с нами. - решил судьбу разбойника, - У тебя будет возможность начать новую жизнь.
        Редгард облегченно вздохнул, опуская связанные руки.
        В имуществе погибших в схватке некросов не оказалось черных осколков и знакомых амулетов, только обычные и черные камни душ в большом количестве и слабенькие магические предметы. Ни одного землянина в отряде. Хороший знак.
        Вооружение некромантов составляли эльфийские кинжалы и только агент таскал стеклянный. Из ценных находок - обруч истинного колдовства, дающий экономию двадцати процентов маны.
        Пока каджиты ловко грабили следующее помещение, Белранд с факелом замер в центре.
        - Вы только посмотрите какая красота! На некоторых эти старинные залы наводят ужас, но меня, норда, они наполняют гордостью. - выдал в окружающий мир Белранд. Его не смущал обгоревший труп на полу. Похоже на неосторожного колдуна рухнула с потолка лампа и разлитое по полу масло вспыхнуло.
        - Можно подумать, где-то здесь лежат твои предки. - подколола норда Маруся.
        - Может и лежат. - не поддался на подначку норд, - Откуда мне знать?
        - Это гробница древнего Короля Скайрима Боргаса. - посчитал нужным внести ясность, - Он без боя свое не отдаст, будьте готовы.
        - Тот еще жмот! - добавила Маруся.
        И действительно. Сначала на нас вышел один драугр. Потом мы повстречали сразу двоих. Древние топоры оживших мумий оказались в свежей крови. Рядом нашелся порубленный в капусту беглец, сжимавший в руках посох живых мертвецов. Нордская нежить билась жестоко и стойко. Еще бы - тридцатый уровень! Через две схватки и ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ, наш отряд отдыхал у двери-головоломки. ПОДНЯЛ СЕБЕ ЗАПАС МАНЫ, ИЗ ПЕРКОВ ВЫБРАЛ ВОСПОЛНЕНИЕ В ДЕРЕВЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ. ДАВНО НАДО БЫЛО ЭТО СДЕЛАТЬ - УСКОРИТЬ ПОПОЛНЕНИЕ ЗАПАСА МАГИИ НА ЧЕТВЕРТЬ!
        Пол сводчатого коридора усеивали окровавленные тела мятежников, мумии драугров, брошенное оружие, факелы.
        - Ну-ка! - присел, чтобы оттащить с прохода труп светловолосого бойца, когда тот закашлял кровью в свою сальную бороденку.
        Усадил старину Ралофа спиной к стене и несколько секунд колебался, достать целебное зелье или кинжал с захватом душ. Корона из драконьих зубов должна попасть в Храм, он же постарается выполнить свое задание. Ну, вы знаете этих нордов!
        Мои сомнения разрешила Ингъярд, аккуратно вылив умирающему в рот зелье регенерации. Пришлось поддержать ее порыв двумя заклинаниями «Исцеления ближних».
        - Я в Совнгарде? - спросил слабым голосом мятежник у девы-воительницы.
        У меня сжались кулаки, эта жалость в ее глазах или нечто большее? Ну уж нет, не отдам свою валькирию какому-то чумазому бунтовщику!
        - Ты в моем отряде. Благодарностей не надо, бери оружие, вставай в строй.
        С глухим скрежетом и облаками пыли, каменная дверь с головоломкой опустилась вниз. Убрал коготь-ключ в инвентарь.
        Ралоф неуверенно поднялся и огляделся в поисках оружия.
        - Где все? Они пали? Братья пируют в Совнгарде, а я…
        Все-таки у нордов странное отношение к смерти. Другой бы радовался, что остался жив, а этот переживает, что остальные без него вкушают медовуху в чертогах Шора. Главная цель жизни вовсе не выжить, а умереть достойно.
        - Боец, очнись. Еще успеешь стать героем! - глядя на выжившего мятежника, произнес я. - Мы все вместе идем дальше!
        - Всем готовность, сейчас полезут! - крикнул вниз своим бойцам, образовавшим круг посреди усыпальницы. Пленного разбойника-редгарда пришлось развязать и вооружить. Чуйка подсказывала, что понадобятся все силы. Дернул за рычаг, поднимающий решетку и со всех сторон раздались звуки падения плит от саркофагов.
        Призвал атронаха, выдал серию огненных шаров по лезущим из своих вертикальных склепов мертвым стражам и спрыгнул вниз с обнаженным мечом. Схватка выдалась жаркой. Драугры навалились всей толпой и рубились умело. Здорово помог Сияние Рассвета, подорвав драугра-военачальника. В финале боя я просто кастовал захват душ, заполняя собранные большие и великие камни, а бойцы сами справлялись с нежитью.
        Набрали с поверженных драугров эбонитовых одно- и двуручных мечей и много другой полезной добычи. Сейчас перевооружать группу бессмысленно, урон у текущего оружия выше за счет заточки и чар. Вернусь в Храм и сразу же в кузницу! Дали бы мне пару дней вдумчиво поработать между наковальней и пентограммой зачарователя! Улучшить их до легендарного качества, добавить чары огня и получатся настоящие мечи-кладенцы. Будут укладывать любого супостата с пары ударов.
        Спасенный Ралоф сражался храбро, но «бумажная» бронька и стальной меч не позволяли ему внести достойный вклад в общий счет. Зато прокачал на нем восстановление.
        Редгард Хадр не пытался сбежать и держался поближе к пленившей его Марусе. Нет, включать преступника в отряд не нужно, зато в качестве ополченца толк от него несомненно будет. Как-никак семнадцатый уровень. Прогнать через тренировки и библиотеку, вооружить двемерским луком и в предстоящем штурме Кастава этот парень точно не будет лишним!
        Меч отправился в ножны. Стряхнул с дрожащей от напряжения и боли руки кровавые капли.
        Группа кашляла в облаках пыли, поднятых криками драугров из личной охраны мертвого короля Боргаса. Суровые оказались ребятки. И богатые. Но как они не старались, крипта зачищена от врага и ценных вещей, раны соратников исцелены, а предмет поисков в моем ранце. Даже более того. В большом сундуке за королевским троном хранилось настоящее сокровище - еще одна Милость Богов.
        - Слушайте все! Ма’Русса остается за старшую. - и понизив голос, добавил, обращаясь к каджитке: - Я скоро. Пригляди за новенькими.
        Ушел за трон со стоящими по бокам черными саркофагами и активировал телепорт. В Башне меня церемонно встретила Иссиза. Не дал ей озадачить новыми проблемами, заговорив первым:
        - Привет, дорогая! Все потом, очень спешу!
        Торопясь и роняя камни душ, слил в алтарь полдюжины и весь личный запас магии. Верховная жрица ждала меня в главном зале Храма. На выходе из личного кармана попал сразу на прием.
        - Госпожа Арания! - немедленно передал ей добытую древнюю реликвию.
        - Поздравляю тебя, верный рыцарь нашей возлюбленной богини Азуры!
        Следом выложил из ранца Милость богов, черный камень с душой главаря бандитов, посох живых мертвецов и десяток амулетов Талоса, снятых с павших мятежников. У могучего богочеловека достаточно паствы, а нашим ополченцам не повредят артефакты, повышающие владение одноручным оружием. После переключения потоков маны на Азуру, естественно.
        Жрица заметила мою задумчивость.
        - Возникли осложнения?
        - Можно и так сказать. - продемонстрировал ей приказы и перчатки талморского агента.
        - Этот утешительный приз лучше отдать твоим приятелям из Легиона. - лукаво улыбнулась данмерка. Приятелям, как же! Пожалуй, Теллурио Валерий слишком рано затеял свою игру. Пусть я желаю Скайриму добра, но хватит самодеятельности.
        - Какие будут приказы?
        - Поторопитесь в Храм. Пора штурмовать Кастав и для вас с Ма’Руссой будет особое задание.
        - Мы случайно спасли порученца Ульфрика Ралофа, он вел отряд Братьев Бури за короной. Если возвращаться той же дорогой, возникнут проблемы с мятежниками.
        - Хорошо, возвращайтесь через Вайтран. И сразу приведи его ко мне.
        Отлично! Чем больше азуритов среди повстанцев, тем лучше.
        Сбегал в свои покои, сгрузив прямо на пол охапку эбонитового оружия и груду слитков, кой-какие тряпки и украшения для последующего изучения чар на пентаграмме душ.
        Выставил на стол редкие зелья и бутылки с любимым напитком «буревестников» - вином «Алто», а под стол различную пустую тару. Будет из чего наделать для моей каджитки новых флаконов! Максимально освобождая инвентарь, сложил в шкатулку заполненные душами большие и великие камни. Пополнил запас зелий, свитков и питьевой воды.
        Мы покинули Корваньюнд очень вовремя. Оставшаяся понаблюдать Маруся заметила большой отряд имперских солдат, осторожно окружавших спуск в королевскую усыпальницу. Надеюсь, неудача заставит имперцев перерыть всю гробницу, и старина Хадвар заметит на трупе агента талморские перчатки, найдет приказы. Я предпочел не афишировать свое участие в этом деле, а улики действительно важные. Даже не верится, что спецслужба, уничтожившая Клинков, способна на такой прокол.
        Глава 18. Беспокойные души
        Мы добежали до Вайтрана еще засветло. В пути до сторожевой башни нас то и дело тормозили тролли, саблезубы и медведи, но особым препятствием для закаленных боями авантюристов они уже не являлись. Шкуры и части тел поверженных монстров мы не брали, поскольку очень торопились. Большую часть пути бежали, щедро расходуя зелья восстановления сил.
        Во время короткого привала напротив фермы Сынов Битвы мы повстречались с караваном Ма’Драна. Каджиты отказались с нами разговаривать, не то, что торговать. Карджо проворчал, глядя на бывших подельников, с независимым видом идущих мимо:
        - Что-то мне не кажутся лица этих каджитов дружескими. Жаль, они сбились с дороги, что вела их в теплые пески.
        Белранда, Карджо и обоих случайных попутчиков оставил отдыхать в гостином дворе общины азуропоклонников, а сам в сопровождении Ингъярд, Маруси и Джи’Барра наведался в Вайтран. В этот раз моих каджитов в город пропустили без вопросов. Пока Маруся торговалась с Адрианной за ювелирку и камешки, а в гробнице Боргаса драгоценностей собрали немало, я распродал Ульфберту лишние трофеи и прикупил разных слитков: эбонитовых, малахитовых и лунного камня. Городские улицы пустели, но свет многочисленных ламп и факелов стер границу дня и ночи. Каджиты отправились в «Котелок Аркадии», а мы со стражницей Рассвета Ингъярд в Небесную Кузницу. Солидный кошель золота мотивировал легендарного нордского коваля подзадержаться на рабочем месте, и помочь мне поднять навык кузнечного дела до семидесяти пунктов. Изготовленное оружие и доспехи продал ему же, частично вернув затраты на обучение. Все, кроме эльфийского боевого молота. Его улучшил до безупречного качества и презентовал Ингъярд за долгое ожидание. Дома пообещал его от всей души зачаровать. Девушка загадочно улыбалась. Придумывала программу ответных
благодарностей?
        Когда я прибрался в кузне, и мы собрались уходить, обычно молчаливый и прежде равнодушный Йорлунд напутствовал меня не останавливаться на достигнутом. Нет, его волновал не доход от занятий, он увидел мою перспективу. Еще в глазах старого мастера читалось сожаление, что талант боги даровали заезжему имперцу, а не доброму молодцу нордских кровей.
        У городских ворот случилась непредвиденная задержка. Меня встретил молодой норд с письмом от Колсельмо. Исследователь двемерской культуры настойчиво приглашал меня в Маркарт пообщаться, но не по поводу давным-давно отнятого у случайного драугра гномьего меча, а как кузнеца, освоившего работу с двемеритом. Вот зачем мне это? А ему зачем, если в Маркарте есть опытная в работе с металлом орчиха? Как бы то ни было, в Маркарте у меня никаких дел нет. Обождет этот Колсельмо.
        Едва отряд появился в круге храмового телепорта, Фалдрус поводил нас с Марусей к Верховной жрице. Раллофа и бывшего разбойника Хадра увели двое вооруженных данмеров-послушников. Накормить и определить на постой по местной традиции гостеприимства.
        Вокруг алтаря лежали многочисленные тела ополченцев и Стражей: вампиры все же напали на солитьюдское святилище. Со слов Первого Хранителя банду упырей перебили во внутренних помещениях, но победа обошлась защитникам дорогой ценой. В этот раз среди вампиров пришлых не было. Они снова действовали сами, без участия некромантов. Аурика не только выжила, но и взяла два уровня сразу. Ее и Бренголина Жрица тоже пригласила для получения нового задания.
        Мы с Марусей кожей чувствовали, что события раскручиваются нешуточные. Она без слов ощущала мое волнение, а я ее. Бренголин выглядел мрачно-отрешенным, Аурика же едва не прыгала на своих упругих ягодицах. Так радовалась своей первой самостоятельной победе.
        Жрица дождалась, пока мы осушим предложенные кубки с хорошим вином, и изложила наше новое задание. Нам четверым предстояла самая настоящая вылазка в Каирн Душ. В гости к Идеальному Повелителю, что обеспечивал банду некромантов в Каставе черными осколками, костями и связью с другими убежищами. Доступ к нужному участку Каирна нам обеспечат трофейные амулеты некромантов и Серана, которая согласилась помочь провести ритуал. С защитой наших душ справится Милость Богов - Бренголин получил привязку к артефакту Аурики. Для наших спутников из числа местных даже кратковременное посещение Каирна Душ опасно. Поэтому в бой пойдут только призванные герои, обладающие Милостью. Да, незаметно для меня одного певица и бывший вор стали парой. Романтика!
        Наша задача - нейтрализовать всех, кого встретим и устроить местному Повелителю достаточно бед и разрушений. Чтобы тому некогда было открывать порталы в другие убежища для переброски в осажденный форт подкреплений. Отряд Сальмы и ветераны Стражи Рассвета будут на острие завтрашнего штурма. Который начнется немного погодя, когда наша атака достигнет цели. Собственно, успех штурма во многом зависел от наших действий в Каирне.
        Жрица отвела нам пять часов на отдых и подготовку. Ничего, однажды эта утомительная война закончится, а мы за накрытым столом будем вспоминать наши боевые подвиги. Никуда не денемся, выживем. Главное, потом не спиться.
        Помылся, переоделся, перекусил и лег спать. Увы, без всяких приятностей с Ингъярд. Перед сном перебрал инвентарь, как следует загрузился водой, провиантом и всевозможными расходниками. Есть хорошее правило: идешь на сутки - бери на три дня. Благодаря нему ни я, ни мои спутники здесь еще никогда не испытывали трудностей с водой, едой и боеприпасами. Так будет и впредь, тем более, ничего сложного в этой науке нет.
        Встал с давно забытым ощущением, что вот только-только закрыл глаза и уже нужно идти на тяжелую работу. По первым ощущениям, не отдохнул нисколечко.
        Раздал инструкции остающимся бойцам отряда: Джи’Барру, Карджо, Белранду и Ингъярд. Им предстояло защищать Храм любой ценой.
        Бежать в Волкихарский замок нам не пришлось. Проход в Каирн Душ Жрица при помощи пленной вампирши готовилась открыть прямо в просторном подземелье. Для этого Серану в буквальном смысле спустили с цепи. Интерьер узилища украсила огромная металлическая чаша на треноге с необходимыми ингредиентами. Ритуал оказался несложным, но затратным. Вместо осколков пришлось пожертвовать четыре черных кристалла, заполненных душами всякого отребъя. Это плата Каирну, чтобы нам не обращаться в вампиров. И не обшаривать все закоулки этого измерения в поисках частиц наших душ.
        Первоначальный план базировался на возвращении путем переноса в личные карманы. Портал сразу за нами закроется, чтобы оградить Храм от возможной атаки. Погибнув, мы рискуем только своим снаряжением, а это дело наживное. Пусть крайне нежелательно терять Сияние Рассвета и амулет Чемпиона Азуры.
        Пока Серана под контролем Жрицы готовилась превратить пол своей тюремной камеры в портал, Аурика взялась за лютню. Ее пальчики перебирали струны, настраиваясь, пока не полилась главная мелодия из игры.
        - Без музыки и радости нет! - голосом бывалого сталкера одобрил Бренголин творческое самовыражение подруги.
        - Ничего прекрасней не слышала! Что это такое? - удивленно спросила вампирша у бретонки.
        Смущенная комплиментом, Аурика слегка затруднилась с ответом. Не рассказывать же ожившей неписи про композитора Джереми Соула?
        - Эхо Нирна. Как я его слышу. - выкрутилась девушка.
        - Серана просит пойти в Каирн вместе с вами. - объявила Арания, словно речь шла о чем-то несущественном.
        Синхронно все обернулись к вампирше, что увлеченно капала своей кровью в чашу, завершая ритуал.
        - Я ищу свою мать, Валерику. Если она и укрылась от гнева моего отца Харкона, то в гостях у кого-то из Идеальных Повелителей. - пояснила свой мотив потенциальная проводница в жутковатый Каирн Душ.
        Сомневаюсь, что встретим ее матушку в этот раз, но кто знает, что там нас ждет? Как по мне, брать магически одаренную упыриху с собой непредсказуемо и опасно, но не стал навязывать свое мнение остальным. Сейчас мы все в равной степени участники этой авантюры.
        - Может, проголосуем? - предложила Маруся в ответ на затянувшееся молчание с моей стороны.
        - Верно, это должно быть общим решением. - поддержал идею каджитки. - Учтите одно. Если дело пойдет наперекосяк, мы все перенесемся в свои карманы, а Серана нет. Ее потеря поставит жирный крест на нашей победе.
        Аурика и Брен легко согласились, чтобы Дочь Хладной Гавани отправилась с нами в план заблудших душ. Вместе веселее. И нам минимум еще раз туда придется смотаться в ближайшем будущем - за Древним Свитком. Этот мир и больше, и сложнее игрового, поэтому без толкового проводника в таком необычном месте будет непросто. Степень риска, похоже, осознавал только один параноик-имперец.
        - Я не собираюсь бежать и вредить вам! - заявила вампирша. - Возможно, смогу открыть обратный портал в Храм. Или сумею проскользнуть через чужой. Судя по книгам, Каирн весьма унылое место, хуже этой тюрьмы.
        Что ж, это меняет дело. И план.
        - Надеюсь, ты перекусила на дорожку? - на всякий случай уточнил у новой попутчицы.
        - Не волнуйся, ты не в моем вкусе. - оскалила белые клыки Серана.
        - Низкокалорийная диета у нее. - специально для меня пояснила каджитка, хитро подмигивая.
        - Серана, твоя фигура меня волнует не так, как здоровье. В бою держись немного в стороне, чтобы не пострадать от магии моего меча и ауры Стендарра.
        Самоуверенная вампирша пропустила мое предостережение мимо ушей. Однако, спутники здесь куда умнее, чем в игре. Надеюсь, сообразит, как не попасть под дружественный огонь. И сама нам не устроит досадной случайности.
        Пока мы сбивали предбоевой мандраж болтовней, камни пола выстроились в ведущую вниз в фиолетовое марево полукруглую лестницу. Наконец, Верховная отдала приказ отправляться и Серана изобразила приглашающий жест.
        Мягко говоря, спуск оказался не из приятных. Каирн душ «поприветствовал» группу вторженцев так, что мы едва не расстались с завтраком.
        Первый бой мы приняли прямо на ступенях портала. Едва подошвы моих сапог взбили пыль из растрескавшейся земли, огромные кучи человеческих останков выдавили из себя нестройную толпу местной нежити - дюжину костяных, туманных и яростных людей. Несмотря на название, по факту они являлись лишь жуткой пародией на нас.
        Враги нам достались многочисленные и сильные, но бестолковые. Сразу задавить пятерку вторженцев не смогли, хотя первый натиск едва не вынудил нас отступить обратно в Храм. В процессе боя на смену уничтоженным, кучи костей порождали новых противников. Но если первая волна состояла из бойцов тридцатого уровня, то подкрепление получилось намного хуже. Но все же схватка неприлично затянулась.
        Серана быстро наловила вражеских стрел и половину сражения пыталась не умереть с непривычки. Наши заклинания лечения ближних на неживую спутницу не действовали, а снабдить ее зельями почему-то никто не догадался. Для хранительницы Древнего Свитка она оказалась слишком «ватной». Да и я проявил себя невнимательным командиром.
        Остальные бойцы держались бодрячком, непрерывно обстреливая толпу нежити огненными стрелами и магией.
        Пока не призвал атронаха, мне приходилось сдерживать натиск практически в одиночку. Иногда помогали Брен или Маруся, добивая самые резвые костяки кинжалами. Тяжелые доспехи, двемерский улучшенный щит и артефактный меч сделали меня неуязвимой машиной смерти. Потом остальные сообразили призвать своих элементалей. На площадке вокруг лестницы сразу стало тесно и жарко. Зажгли не по-детски.
        Уничтожить нас не удавалось, весь полученный урон мы успевали восстановить заклинаниями или зельями.
        После массового появления огненных атронахов, в бою наступил перелом. Окрестные кучи костей поставляли новых врагов все реже, а те раз от раза получались слабее. А потом и вовсе бессмысленый круговорот костей в природе остановился.
        Развалив последнего «яростного человека», мы перевели дыхание и огляделись. Насколько нам позволили клубы чадного дыма вокруг. Поле боя окружал пейзаж безрадостный, но многообещающий в плане приключений.
        Редкие, лишенные листвы растения торчали из сухой земли, обильно изломанной трещинами. Повсюду, сколько хватало глаз, теснились могильные плиты, руины и странные сооружения из черного как ночь камня. Над горами человеческих останков мерцали призраки, носились таинственные огни, из глубоких трещин в земле вырывались сполохи и загадочные эманации… И все это великолепие под фиолетовым небом, из которого периодически били молнии.
        Серана, немного оправившись от ран, первым делом по моему приказу свернула портал. Теперь наш обратный путь лежал через обитель местного главгада. Вот только где он квартирует?
        - Как делим камешки? - вернула меня от созерцания живописных пейзажей и руин к делам насущным Аурика.
        - Поровну.
        Маруся и Брен уже покопались в имуществе поверженных противников и, кроме прочего, набрали чуть не мешок магических кристаллов.
        - Я к тому, что мне большие без нужды, но как скажешь. - объяснилась бретонка, не желая быть заподозренной в жадности. Оно и верно, заряжать артефакты можно мелочевкой, а крупными следует качать зачарование.
        - Скажу. - откликнулся я, - Странного никто ничего не видит?
        Соратники кинули более внимательные взгляды по сторонам, но судя по недоумевающим жестам, не увидели главного. Не стал их мучить загадками.
        - Нет луча энергии, идущего в небо.
        - И что? - обернулась каджитка. Перехватила мой взгляд, устремленный на черную крепость примерно в километре от нас.
        - Надеялся определить местоположение Повелителя. Но либо он прячется, либо тут что-то не так.
        - Кто-то сделал нашу работу? - в шутку предположил Бренголин. Мимо нас с тихим шорохом проплыла светящаяся комета.
        Трудно себе представить силу, способную уничтожить гигантский кристалл в самом центре его владений. Строго говоря, памятные по игре парящие над постройками образования, являлись лишь частицами самих Повелителей, перешедших в иную форму бытия. Эти кристаллы использовались для поглощения энергии душ, заброшенных в Каирн черными колдунами.
        Мы не собирались уничтожать местного Повелителя, а лишь блокировать и недопустить активной помощи осажденным в Каставе некромантам. Но если кто-то уже «развоплотил» этого Совершенного Правителя?
        - Идем через кладбище вон к тем руинам.
        Маруся без напоминаний выдала вампирше запас целебных напитков и мы продолжили вторжение.
        Двигались от одной черной постройки к другой, уничтожая любое сопротивление. Таким образом, старался иметь обзор и держать тылы отряда прикрытыми, ведь полноценных «танков» в этом рейде у нас не было.
        Бродячей нежити с уровнями в диапазоне от двадцатого до тридцатого встречалось неприлично много. Твари попарно и группами бесцельно бродили повсюду. При нашем приближении, облитые черным туманом скелеты выбирались из каждой кучи костей и тут же бросались в бой. С одной стороны вполне логично, с другой, бесполезный расход боевых единиц. Ситуация не походила на продуманную оборону владения. Что-то здесь все-таки произошло.
        Маруся пару раз отыскивала сундуки, увы, совершенно пустые. Отдельно лежащих предметов, как в игре, мы тоже не находили. Напрашивался очевидный вывод - все уже украдено до нас. Причем землянами, местные обычно игнорировали «мародерку».
        Зато нежить нам исправно поставляла множество камней душ всех размеров. Некоторые мы с Аурикой тут же наполняли постояльцами - недостатка в противниках не испытывали.
        Тут и там каменистую землю этого плана взрывали необычные мини-кратеры, в которых подобие холодной лавы излучало магический свет. Дурачась, Брен запрыгнул в один, чем погасил свечение. Что скажешь, достойная пара для легкомысленной певицы.
        Это необычное здание выглядело гибридом триумфальных арок и часовни. А исполняло роль блокпоста на ведущей к крепости неширокой мостовой. Многочисленный гарнизон вступал в бой частями и под нашими слаженными ударами быстро пал окончательной смертью.
        Внутрь часовни мы проникли, метнув огненные стрелы в специальные светящиеся мишени. В одном из помещений наткнулись на две неприкаянные души. Каджитка и бретонский маг скрывались здесь, оттягивая неизбежную участь стать пищей для ненасытного Совершенного Повелителя. Призраки как раз спорили о своей печальной судьбе. Маг утверждал, что его нынешнее жалкое существование абсолютно бессмысленно и он готов на что угодно, лишь бы прекратить бесконечную пытку однообразием будней. Вот только непонятно, куда идти и как миновать агрессивных скелетов. Каджитка же настаивала, что смысл в их бестелесном существовании обязательно есть, а служить пищей какой-то неведомой херне она категорически не желает. А еще Фарик замучил ее своим нытьем. И она сама готова бросить его в пасть Совершенного, да только им нужно держаться вместе, чтобы не сойти с ума окончательно. Ее короткие фразы содержали минимум печатных слов, зато максимум информации.
        - Эта мне уже нравится! - прошептала Маруся, - Ты ведь заберешь их отсюда?
        - Что значит «заберешь»? У меня тоже есть камень спасения душ! - громко заявила свои права Аурика. Тысяча «голды» нашим молодоженам не лишняя. Им еще поместье обставлять.
        Призрачные силуэты повернулись к нам.
        - Уважаемые, минуточку внимания! - всерьез обратился я к необычным персонажам, - У вас есть возможность вернуться в Тамриэль, в провинцию Скайрим.
        - Вы-ы некроманты? - нервно спросил призрак бретонца.
        - Фарик, ты балбес! Ну какие они некроманты? - возмутилась его сестра по несчастью.
        - Мы гвардия богини Азуры. - обозначил нашу принадлежность. - Как раз ищем и уничтожаем некромантов.
        - Они врут, Ашаби! - истерично вскрикнул бретон, - С ними вампир!
        - Я подожду снаружи, постарайтесь недолго. - с этими словами Серана вышла. Вроде ничего такого не сказала, но призрак двуногой кошки ощутимо напрягся.
        - Это долго объяснять, но судьба вам дает второй шанс. Я говорю о новом земном воплощении волей богини Азуры.
        - Эту зовут Ма’Русса и она собирает каджитский караван… - перебила меня напарница, стремясь завербовать себе пополнение.
        Аурика решила не тратить время на убеждения и захватила душу бретонского мага Фарика заклинанием.
        - Крута-а! - подпрыгнула на месте рыжая колдунья от переполнявших ее чувств. Владычица жизни и смерти, это не баран чихнул!
        Призрачная каджитка обреченно махнула лапой:
        - Никогда не была в Скайриме. Ашаби согласна.
        Глава 19. Беспокойные души, продолжение
        У выхода из часовни Серана призвала нас к тишине. По древней мостовой мимо нас брели два чернокнижника, толкая деревянные тележки. Задний торопил переднего, перекрикивая скрипы и стук колес. А еще в начале дороги появился знакомый портал в виде парящих в облаке фиолетового сияния каменных ступеней.
        «Черные балахоны» остановили свои тележки у большой россыпи человеческих останков. Взяв грубые грязные мешки, принялись вручную наполнять их костями. Вылезший из кучи «туманный человек» бестолково крутился на месте, не пытаясь атаковать расхитителей гробниц. С хохотом некроманты принялись долбить по дикой нежити молниями, но и тогда не получили сдачи.
        - Валим наглухо или берем «языка»? - спросил Бренголин. Стрелок почему-то нервничал.
        - Хорошо бы обоих взять. Если один упертым окажется…
        Маруся молча протянула босмеру слабый яд паралича. После синхронного залпа лучников по ногам я рванул к врагам, оглушив ударом щита скрюченного крикуна. Кричит, значит, главный. Теперь пускай молча полежит рожей в костях, крепко связанный. Серана успела раньше меня, пощекотав парализованного врага несколькими короткими разрядами. Добить - не добила, но запас маны выжгла. Шедшего первым окружили остальные бойцы с оружием наизготовку.
        - Я сдаюсь, пощадите! - закричал некромант, одной рукой схватившись за пробитую стрелой ляжку, а другую подняв над головой.
        Брен крепко связал ему руки, а стрелу обломал и под дикие вопли пленного вытащил. Рану замотал полоской ткани от его же черного балахона. Повторяя за мной, снял со своего «клиента» амулет некроманта. Судя по убогому содержимому инвентарей, оба персонажа из местных, с самого низа чернокнижной иерархии, что и подтвердилось в ходе допроса.
        Нам повезло. Оба пленника пятнадцатого уровня состояли учениками в той самой группе некромантов, захватившей форт Кастав. Сегодня их срочно отправили в Каирн за материалом для новых скелетов-воинов. Вчера от обстрелов осажденные потеряли много нежити и в ожидании штурма следовало пополнить запасы. В том, что штурм будет в ближайшие дни, некры не сомневались. Как и в его провале.
        Отвел Бренголина в сторонку:
        - Бери своего и продолжай потрошить в темпе: сколько чего имеют, откуда ждут подкрепления. Что тут у них в Каирне Душ? Сам разберешься.
        - Лучше поменяемся. - извиняющимся тоном предложил босмер и пояснил, - Этого я помню. Встречались пару раз. Да не похож он на убийцу! Сам постоянно дрожал, что свои же под нож пустят.
        Переиграли. Поволок говорливого к ближайшему дереву, попутно объясняя, что возиться с ним никакого желания. Женская часть коллектива подстраховывала нас, чтобы во время задушевной беседы со спины не кинулась бродячая нежить.
        - Как твое имя, норд?
        - Карл.
        Усмехнулся и напомнил сам себе: не время шутить.
        - Сколько вас осталось, Карл?
        Адепт-грузчик не стал запираться и слил численность гарнизона.
        - Что с местным Повелителем, Карл?
        - Расскажу, если гарантируешь жизнь.
        Легонько ткнул его бронированным кулаком в солнечное сплетение. Собеседник сразу передумал торговаться и начал подробный рассказ, чем избавил меня от неприятной необходимости пинать его в раненую ногу.
        Совершенного подвела жадность. Слишком много осколков самого себя за короткий отрезок времени критически ослабили властителя этого участка Каирна Душ. Почуяв слабину, свора некромантов из Илиналты догадалась заточить остатки кристалла в каменный сундук, номинально захватив власть.
        И теперь чернокнижники регулярно наведывалась в это измерение за костями и камнями душ. Благодаря особым амулетам, местная нежить их не трогала. С нами такой трюк не прошел. Может, следовало висюльки с черепами носить на положенном месте, а не в карманах, хе-хе? Я свой амулет чемпиона Азуры ни на что не променяю.
        Некромантов в Каставе после неудачного штурма Храма возглавил альтмер Рурлелион. Формально он подчинялся Мейлину Варену из Глубин Илиналты, но поражения отрядов, присланных на помощь Каставу, внесли раскол в и без того непрочный союз. Илиналтовская группировка посчитала чернокнижников из Кастава законченными неудачниками. Они платили временным союзникам той же монетой, полагая тех заносчивыми придурками. Этот сектор Каирна Душ находится в совместном использовании обеих шаек, но о подкреплениях из Илиналты пока что можно забыть.
        О союзе с кланами вампиров Карл ничего не знал. В форте обитали только два вампира и оба пришлые, то есть призванные герои. Лютый и Диана. Они же парой ходили в Каирн регулярно, по-видимому, качались на местных обитателях.
        - Диана? - услышав знакомое по рассказу Бельды имя, уточнил, - Из Братьев Бури?
        - Она самая. Привела своих в засаду. Любится с Рулем, так она Рурлелиона называет. - Карл оправился от страха и боли и теперь гадко улыбался. Толи смаковал воспоминания, как подглядывал за парочкой, толи замышлял нехорошее.
        - Ладно, Карл, не держи зла.
        Лицо некроманта исказила гримаса боли, ибо кинжал в печень это очень больно. Еще удар и душа некроманта заняла положенное место в черном камне.
        Подошедший босмер удивленно выругался, а второй начинающий некромант громко и некрасиво завыл.
        - Ловко ты его! - внезапно Брен рывком поднял на ноги и пнул своего пленника в спину, отправляя того прямиком на мой кинжал. Вместо острого лезвия, некр наткнулся подбородком на кулак и осел на сухую каменистую землю.
        - Серана, этот твой.
        Взволнованная запахом крови, упыриха бросилась на бесчувственное тело. Аурика ойкнула. Маруся отвернулась пострелять по очередному беспокойному костяку.
        - Нет у нас возможности пленных брать. - пояснил в свое оправдание соратникам. Те лишь промолчали в ответ.
        Надо переключить народ на главную задачу.
        - Что узнал? - обратился к хитрому босмеру, жестом созывая поближе Марусю с Аурикой.
        - Их восемь. Двое героев. Зомбарей около сотни и скелетов в теории столько же. Подкрепления не будет. Тогда на дороге мы разбили отряд из Илиналты. И на днях еще одна их совместная вылазка пошла по бороде. Один из шестерок тамошнего главного некроса погиб. И свои проблемы опять же. Так что теперь по-честному у нас будет махач с Каставом: один на один.
        Пока Брен излагал результаты полевого допроса, я забрался на обломок черной колонны. Огляделся, высматривая подходящее для второго вражеского портала место.
        - Мы можем ударить им в спину, помочь нашим! - предложил Бренголин, стараясь не смотреть на пиршество проводницы. Изголодалась за сотни лет заточения, теперь наверстывала. Кормовой адепт не скулил, только вяло трепыхался в крепких объятиях симпатичной упырихи.
        - Посмотрим. Нужно проверить цитадель Повелителя и обезопасить наш тыл от некров из Илиналты. Береженого бог бережет, а небереженного конвой стережет.
        Выстрел из моего арбалета поставил точку в жизни неизвестного некроманта и кормежке Сераны. Вампирша с недовольным лицом оставила труп в покое.
        - Я ж подумал, что у тебя лучше это получается. - попытался оправдаться за свой недавний «финт ушами» босмер, едва душа пленника всосалась в черный камень.
        - Брен, верность Азуре - твоя лучшая страховка от бывших подельников.
        Спрыгнув с обломка колонны, обратился к соратникам.
        - Выше нос! Похоже, наша задача здесь упрощается, но расслабляться нельзя. Есть шанс нанести удар по Каставу изнутри. Но сначала убедимся, что Повелитель действительно не представляет угрозы.
        Мы бегом преодолели расстояние до черной цитадели. По моему внутреннему ощущению, штурм форта мог начаться в любую минуту. Отсюда и спешка.
        У арки главных ворот бродили и сидели на ступенях заблудшие души. От них мы узнали, что «живым здесь не место» и «спасения нет».
        - Мы необычные живые и принесли вам спасение! - пафосно объявила Аурика.
        Решетка оказалась поднята и никто нам не препятствовал в осмотре памятника архитектуры. Где охрана?
        Остановил отряд.
        - Не нравится мне это. Он поддался. Заманивает.
        - Почему так решил? - обернулся Бренголин.
        - Потому что сам бы так сделал.
        - Хорошо, что ты на нашей стороне. - попыталась улыбнуться Аурика. Расправа с пленными подействовала на нее удручающее. Я для себя этот вопрос решил однозначно, когда на Ветреном Пике зарезал безобидного на вид паренька. Начинающего некроманта из Глубин Илиналты. Которому было поручено превратить приютившую его банду в умертвий при помощи черных осколков.
        Во внутренних помещениях крепости заблудшие души попадались нам на каждом шагу. Сколько же эти твари убили людей! Мирные жители и путешественники, разбойники и авантюристы, солдаты обеих армий, маги и паломники. Разумные существа всех известных рас Тамриэля.
        Даже Серана вслух пожалела обреченных на вечные страдания. Не теряя времени, Аурика помещала души в свой артефакт заклинанием захвата. Я же шел впереди, готовясь встретить опасность огнем и щитом. Все ждал коварства и подлянок, вроде смертельных ловушек в полу или опускающихся решеток. Чтобы надежно запереть наш отряд и расстрелять из укрытий. Напрасно.
        На верхней площадке нас поджидала солидная толпа нежити. Первыми начали бой вражеские стрелки, постучавшись в мой щит градом снарядов. Я ответил призывом атронаха и целым морем огня. Следом за мной на площадку поднялись остальные приключенцы и привычно устроили костяным и туманным людям тотальный геноцид. Кости разлетались от взрывов огненных шаров и под ударами разрядов молний. Поле боя заволокло густым дымом, который держался на месте из-за отсутствияздесь ветра. Для большей атмосферности вокруг мрачной цитадели то и дело били молнии. Пожалел, что нельзя сделать скриншот или записать видео.
        Отряд построился полукругом и слаженно сдерживал атаки черных и синих костяков, выбиравшихся из многочисленных куч. Вражеские лучники и маги поддерживали бойцов ближнего боя. А затем нас атаковали со стороны лестницы. Враг собрал со всей округи с дюжину скелетов, в том числе «туманных», бросавшихся льдом. И ввел в бой в критический момент.
        Первый раз в этом рейде мы столкнулись с осмысленной обороной. В ход пошли флаконы с маной и маслом. Мы призвали свежих атронахов, а Маруся забросала столпившуюся на лестнице нежить зажигательными бутылками. Полыхнуло жарким чадным пламенем, вынуждая нас отойти от подъема и смешаться с противником. Лучникам пришлось вступить в ближний бой. Я метался от одного врага к другому, стараясь не пропустить к соратникам самых опасных… «Сияние Рассвета» разрядился. Показатели здоровья сопартийцев опустились до критического минимума.
        Наконец, наступил перелом - мы разваливали атакующих быстрее, чем появлялись новые. Передышка позволила нам восстановить здоровье и магические силы зельями. Потеряв ударный отряд на лестнице, невидимый полководец потерял к битве интерес. Некоторое время яростные и костяные люди продолжали свои нападения, но это была агония.
        И вот мы добрались к подножию пьедестала, над которым должен был парить кристалл Совершенного Повелителя. Мы с Аурикой лихорадочно перезаряжали зачарованное оружие отряда. По законам жанра нам предстояла схватка с боссом, но почему-то обошлось без Смотрителя. Может, его некры уничтожили?
        Под грудой разбитых надгробий угадывался каменный сундук. Узилище Повелителя вибрировало и испускало фиолетовое сияние. Совершенный находился не в духе и буянил своей прожорливой "пастью", запертой подлыми слугами. Близко подойти мы не решились, и без того чувствуя дискомфорт.
        - Предлагаю не открывать. - первой высказалась Аурика.
        - Потрясающе здравая мысль! - съязвила Серана.
        - Мутсера, эту кормить бесполезно. Добреть не желает. - заступилась за подругу каджитка.
        - Девочки, не ссорьтесь, берегите силы для врагов. - пресек зарождавшуюся перепалку, - Пойдемте, мегабоссу нужно побыть одному. Пока дерьмо не выкипит.
        Дальнейшая зачистка Цитадели превратилась в рутинное мероприятие. Мы обошли комплекс строений, уничтожая оставшуюся нежить. Я не брезговал собирать железные щиты, древние нордские луки и мечи. Сгодятся на металл. Мне, как зачарователю, грех было жаловаться на добычу с уже разграбленного бандами некромантов владения. Больших и черных камней набрал солидный запас!
        НАКОНЕЦ, ОБРАТИЛ ВНИМАНИЕ, ЧТО В БОЮ ВЗЯЛ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ УРОВЕНЬ. ВЫБРАЛ ЗАПАС МАГИИ, А ПЕРК ВЛОЖИЛ В СЛОЖНЫЕ ТИПЫ БРОНИ.Наконец-то смогу улучшать броню Стражи Рассвета! Долго же я к этому шел!
        Маруся по-прежнему опережала нас всех со своим двадцать четвертым. Аурика достигла девятнадцатого, а Бренголин мог похвастать только восемнадцатым. Даже не верилось, что мы только что без серьезных проблем уделали слуг одного из Совершенных Повелителей. Пусть даже ограниченно функционального.
        В одной из комнат черной цитадели обнаружил королевское ложе: два сложенных один на другой спальника. В изголовье фонарь на импровизированном столике из железного щита. И еще несколько оплавленных свечей по камням. Из каменного сундука достал две бутылки вина, половину головы сыра, яблоки.
        - Прям любовное гнездышко! - прокомментировала Маруся, сунувшая свою любопытную мордочку и сюда. Как раз ей передал найденную тут охапку древних нордских стрел.
        Собрал небрежно сложенные нордские мечи с чарами, отыскал за сундуком мешочек с камнями душ. Удачно зашел.
        А ведь Маруся права! Углы каморки вычищены от костей и пыли, место укромное. Хоть и некроманты, а ничто человеческое им не чуждо. И, кажется, знаю, кто здесь развлекался после рейдов. Похоже, здесь Диана наставляла рога своему начальничку с другим любовником. Как догадался? А камни в мешочке оказались не пустыми, а содержали частицы душ нескольких некромантов. В том числе и нынешнего хозяина Кастава альтмера Рурлелиона. Будь у них прям любовь-любовь, разве она бы не вернула ему кристалл? Прошаренная стерва. Нужно ее по примеру Тараса привести в разум.
        - Это же М’айк Лжец! - вдруг закричала Аурика, тыкая пальцем в светящуюся фигуру каджита.
        Сидевший на черных камнях, призрак обернулся к нам и выдал одну из своих знаменитых цитат:
        - Некоторые, отправляясь искать приключения, берут с собой друзей. М’Айк думает, путешествовать в одиночку лучше. Никаких споров при дележе трофеев.
        Как боженька молвил. Хотя нет. Как известно, боги на стороне больших батальонов.
        - М`айк, лучше расскажи нам про драконов! - попросила Аурика. Кто о чем, а скайримский бард о драконах!
        - Драконы ушли от скуки. А может их попросили уйти? Кто знает? - последовал уклончивый ответ.
        Естественно, рыжей бретонке захотелось подробностей:
        - Они вернутся? М’айк, мы увидим драконов? Ну, М’айк!
        Но призрак легендарного каджита отвернулся. Он прекрасно понимал, где находится и большого желания общаться с живыми не испытывал.
        - Душа моя, потом наговоритесь. - поторопил свою вторую половину Брен, - Мы же выручим кошака?
        - Командир, у меня камень заполнен! - ударилась в панику бретонка. Как знал, берег место в спасительном артефакте.
        - Однажды душу М’айка захватили. Это очень неприятное ощущение. - проворчал каджит, порачиваясь к нам с некоторым интересом.
        Пообещал, что буду крайне деликатным захватчиком, поскольку тоже желаю приобщиться к мудрости легендарного каджита.
        - Сволочи, какие же они сволочи! Они убили М’айка Лжеца! - пробормотал под нос, сжимая кулаки, когда дух вечного бродяги наполнил спасительный камень Азуры.
        - Кто? - уточнила Маруся, словно запрашивая координаты цели для ядерного удара.
        - Да к бабке не ходи, илиналтовские труповоды. Я его в тех краях в игре часто встречал. А вот в существовании Винтерхолда хвостатый Лжец сомневался.
        - И до них доберемся! - задорно откликнулся Брен. - Обязательно!
        Мы устали, израсходовали боезапас, побывали на краю гибели, но каждый понимал, что рейд нужно продолжить.
        Глава 20. Парни, нас ждет вторая серия!
        Поскольку подручные Мейлина Варена никак не проявили себя за те часы, что мы провели в Каирне, сообща решили проникнуть через оставленный некрами портал в Кастав. Внезапный удар в тыл вместо подкрепления - серьезная заявка на победу.
        По пути проверили снаряжение, распределили оставшиеся зелья. Стрел и болтов должно хватить. И водички попить не помешает!
        Маруся и Брен вошли в портал первыми с луками наготове и на полусогнутых. Чтобы иметь возможность выстрелить из скрытности. Изо всех сил стараясь меньше шуметь, двигался последним. С двумя трупами адептов в руках. Здравый смысл подсказал, что оставлять покойников в самом средоточии некромантских практик - опасная небрежность.
        Выход из Каирна оказался в одной из тюремных камер форта. Все-таки, наши враги оказались не чужды осторожности. Правда, замок на решетке нас не задержал и на минуту. Ключ с тела Карла я предусмотрительно захватил с собой. В остальных камерах сидели понурые пленники: пара Братьев Бури, данмер и тот самый молодой норд, у которого я когда-то выменял посох некроманта. А ведь говорил же сельскому дурачку не ходить короткой дорогой через Кастав! Типичная нордская прямолинейность, чтоб ее.
        Невольники обрадовались нашему появлению, когда хорошо разглядели, кто выбрался из портала. К счастью все догадались выразить эмоции молча. Маруся ловко вскрыла замки камер, а я вооружил освобожденных трофеями. Попутно объяснил, что предстоит штурм, а мы должны ударить по чернокнижникам с тыла. Попросил бывших пленников пока не лезть в драку, а дождаться, когда каджитка с босмером разведают обстановку.
        Серана с моего разрешения закрыла портал, а я запер решетку камеры на ключ. Если подмога врагам из Каирна все же придет, это их немного задержит.
        В прилегающих к тюрьме помещениях наши разведчики никого не обнаружили. Видимо, все оккупанты собрались отражать нападение.
        По пути освобожденные, как пылесосы уничтожали небогатую снедь на столах и собирали элементы брони и зелья - все, что могло помочь в предстоящем бою. Выдал оголодавшим по оленьему стейку и куску хлеба подкрепить силы. Напитки на любой вкус они отыскали самостоятельно. Глядя, как жадно едят спасенные, самому захотелось пожевать. Только аппетит резко пропал.
        Повсюду встречались следы черного колдовства: человеческие скелеты и мешки с костями, ритуальные площадки, «украшенные» извлеченными органами и кровавыми надписями, огарки черных свечей… И если в тюрьме атмосферу отравляли ведра с нечистотами, то здесь доминировал запах разложения и смерти.
        Поблизости от жутких инсталляций грудами валялось древнее нордское оружие. Принесенное, по всей видимости, из Каирна душ. Похоже, именно здесь поднимали нежить при помощи черных осколков и ритуалов.
        Остановил отряд перед выходом во двор. Сквозь деревянные створки до нас доносился рев сотен глоток атакующих. Общий штурм начался!
        - Запрем на засов? - предложил Бренголин, при этом накладывая стрелу на тетиву.
        - И как потом воевать? - отверг предложение подчиненного, - Единственный же выход.
        Оперативно выстроили перед дверью импровизированную баррикаду из мебели и бочек. Как раз успели оформить «прилавок» к первому посетителю.
        Закрыв массивную дверь спиной, раненая стрелой девушка увидела вскинутые луки и арбалеты. И все. В следующую секунду дружный залп пригвоздил ее к деревянной створке. Тело вампирши вспыхнуло, превращаясь в кучку праха. Бесславный финал.
        Следующим попытался спастись некромант-мастер, но тоже был немедленно расстрелян и отдал душу черному камню в моем инвентаре. Бегут, значит, припекает!
        Но на этом хитрые и трусливые личности в осажденном гарнизоне закончились.
        - Серана, остаешься здесь! Я врубаю ауру Стендарра!
        Воодушевленные легкими победами, мы предприняли вылазку и дружно атаковали в спину умертвий, сдерживающих натиск Братьев Бури во дворе крепости.
        Повторилась та же ситуация, что при обороне Храма. Нежить не обращала на нас внимания, продолжая выполнять последний приказ своих хозяев, быть может, уже покинувших этот мир. А мы, пользуясь возможностью, какое-то время безответно избивали врага. Это только призванные существа исчезают со смертью колдуна, а поднятые черными осколками твари продолжают сражаться и убивать. Непохоже, чтобы недавнее уничтожение двоих некромантов ослабило осажденных. В атакующих с башен летели не только стрелы, но и ледяные заклинания. Магическая поддержка у гарнизона еще осталась.
        Если честно, во дворе форта творился форменный бардак, лишь немногим лучше того, что привиделся мне в страшном сне. Мой внутренний полководец схватился за голову, чтобы та не отвалилась напрочь от немыслимой красоты батального полотна.
        Братья Бури лихим наскоком пробились во внутренний двор и тут же перемешались с умертвиями в кровавой рукопашной. Лучников и магов на стене, башнях и боевых площадках так до конца не подавили. Ничего хорошего штурмующим это не сулило. Похоже, что сегодня войско мятежников недосчитается многих храбрецов.
        Стража Рассвета и храмовое ополчение действовали осторожнее, полагаясь на поддержку своих магов и боевиков Коллегии.
        Деревянная башня в полосе атаки Стражи Рассвета полыхала огромным костром. По стене разлилась настоящая река огня. Черепа и кости разлетались в стороны, как кукурузные зерна на раскаленной сковородке. Но откуда-то из-за наших спин к пылающей стене бежали крепить оборону новые скелеты-лучники.
        Меня пронзила догадка - маги при помощи телекинеза забросали обороняющихся бутылками светильного масла. Ну почему это придумал не я? Могли бы легко спалить армию нежити во дворе, да норды так спешили покрыть себя славой, что чудом не попали под дружественный огонь.
        На этом возможность вертеть головой по сторонам у меня закончилась. Пылающие от наших стрел и заклинаний умертвия в задних рядах повернулись к своим обидчикам. Мы немедленно прикрылись атронахами. Бывшие пленники сами рванулись вперед, в самую свалку, поддавшись боевому азарту. Куда, дурачье?! Увы, нордский характер не изменить! Впрочем, мне самому на мгновение показалось, что мы легко уничтожим некроармию своими силами.
        Увы, просчитался, ситуация на поле боя изменилась не в нашу пользу. Моя выносливость таяла с каждым ударом. Вымотался. Соратникам приходилось еще трудней под градом ударов со всех сторон. Какой же я дурак!
        - Все назад!
        Меч развалил череп скелета, аж черный осколок вылетел на утоптанный до состояния льда снег.
        - Назад! В форт! Назад!
        Обновил ауру Стендарра. Двемерский щит превосходно держал удары. Боковым зрением заметил, как Аурика и Маруся сквозанули обратно в бастион, не забыв призвать свежих атронахов. Один из освобожденных Братьев Бури уже заливал снег кровью под ногами умертвий. Второго тоже добивали, только брызги летели. «Картонная» броня, древние мечи - в крутом замесе у них не было шансов. Зато умрут героями. Прямиком в Совнгард. Мне в Чертоги Шора ходу нет, происхождение подкачало. Охота медку хлебнуть, но придется выживать.
        Откинул ходячий труп щитом, ударил острием Сияния Рассвета в синюшную морду. Сделал два шага назад. Красиво горят, сволочи! Толковую штуку Стендарр придумал, свечку бы ему поставить при случае, если Азура не будет против.
        Раненый молодой норд, пятясь, упал у самой спасительной двери. Брен подхватил бедолагу и затащил внутрь, попутно выхватив по спине. Несколько секунд сдерживал натиск в арке входа, давая возможность проползти внутрь кровавой отбивной из данмера. Маруся с Аурикой синхронно призвали новых атронахов прямо передо мной. Слишком быстро элементали гибли в ближнем бою. Но и нежити от них доставалось нормально.
        Потом соратники вдернули меня в помещение и тут же прислонили к полузакрытой двери. Рядом подпирали собой преграду Брен и Маруся перепачканные кровью и пылью. Створка содрогалась под ударами.
        А в щель, как в типичном зомби-ужастике, лезли цепкие «грабли» лишенных покоя. Аурика непрерывно кастовала лечение на всех сопартийцев подряд. Тяжелое дыхание, колокольный бой сердца, стоны, крики. Отбились? Не верю!
        В голове звенело, дико хотелось сорвать шлем. А еще не хватало воздуха. По шлему и в грудь мне прилетело основательно. К вечеру будет больно, если доживу. В таких случаях бывает полезно Эбонитовую плоть на себя колдовать, очень зря не купил это заклинание! Весь день сегодня «задним умом» думаю!
        Тяжелая деревянная створка сотрясалась от мощных ударов. Врешь, не возьмешь! Выпил зелье регенерации здоровья, применил на себя малое исцеление.
        - Аурика! Здесь есть выход за стены!
        - Точно! Но я не помню, где!
        - Не тупи, хорошая моя, ты же видела узкий коридор по левой стороне! Поднимай на ноги инвалидов и уходите. Серана, ты прикроешь!
        Трудно много говорить, когда воздуха в груди считай, что и нет, но каким-то чудом справился. Продолжая себя лечить под градом отдающихся в спину ударов, «передвинул» Марусю и босмера за баррикаду. Следом прыгнул сам под напором умертвий.
        Серана не подвела, обработав показавшихся на пороге врагов серией молний. Пятясь, добавил из-за щита пламени. Почти в упор. Сработало, парочка подранков исчерпали свой лимит прочности и образовали небольшой завал. Маруся и Брен заработали как ручной пулемет, забивая пространство перед баррикадой трупами. Глотнул последний флакон маны, затем осушил зелье разрушения и продолжил жечь из ручного огнемета. Отвратительная вонь паленой человечины - главный недостаток пироманта. Веганом, конечно, не стану, но шашлыка еще долго не захочется.
        Мы рванули вглубь помещения из-за вспыхнувшей баррикады одновременно. Мертвецы продолжали вливаться внутрь неудержимым потоком, игнорируя интенсивный обстрел из всех «орудий». Маруся «подарила» толпе врага последнюю бутыль своего масла. И взметнувшееся к потолку пламя позволило нам отступить.
        Безумная мясорубка! Сколько опасных мертвяков мы уже положили? Когда они уже кончатся?
        Снова стало нечем дышать. Черные клубы вонючего дыма заполнили внутреннее пространство тюремного бастиона.
        Оказывается, древние мечи умеют выбивать из моих доспехов яркие искры! Или я пьян, или режиссер врубил режим «слоу-моушен», или все очень-очень плохо.
        Отбиваясь из последних сил, отступили к потайному ходу. Хуже всего то, что враг не желал заканчиваться или оставить нас ненадолго без пристального внимания. И люк заколочен. О чем оповестила Аурика голосом, близким к панике.
        - Уходи в свой карман!
        - Я вас не брошу!
        Глупо. Это я всех втянул в историю, мне и стоять до конца.
        - Слушать сюда! Всем спасибо, все свободны!
        Отшвырнул настырного мертвеца в толпу других. Одолев своего противника на полу, Бренголин с усилием поднялся, держась за амулет.
        - Давай, уходим! - крикнул стрелок своей подруге, но ждал, что бретонка активирует заклинание переноса первой. Джентльмен, однако.
        - Рыжая, не глупи! Нельзя погибать за пять минут до победы! Уходите все!
        - А ты? - Маруся опять призвала атронаха.
        Как им объяснить, что Серана и эти двое недобитых нуждаются во мне? Да, похоже, нам не спастись, но и бросать их нельзя!
        Судя по звукам, во дворе и у входа продолжалась жестокая резня. Поток умертвий немного ослаб.
        Я уперся как противный баран, перемалывая супостатов. Атронахи и марусины меткие стрелы помогали мне в этом. Забившаяся в угол Серана изредка, по накоплению маны била врагов молниями.
        Время шло, нежить внутри форта заканчивалась, но навстречу штурмующим мы не спешили. Сквозь кашель и слезы добивали выходящих на нас из дымовой завесы одиночных закопченных мертвецов.
        - Свои!
        Я все же кузнец, узнал знакомые силуэты брони. К нам пробился Изран с несколькими Стражами. И пусть стоял на ногах лишь опираясь на меч, в этот факт для меня казался важным. Если бы нас спасли Бельда с Торстейном или, того хуже, Сигурд, или, вообще «пышногрудая» Сальма, это был бы удар ниже пояса по моей гордости. От подобного обращения гордость скукоживается, а ее владелец со стоном погружается в депрессию. А так гордость только прибавила в размерах. Очень надеюсь, наша идиотская вылазка спасла немало жизней. Должна спасти. Мы самых жутких тварей перебили просто очень дохрена! Они же за нами ломанулись, уступив двор Братьям и Страже.
        - А вы здесь откуда?!
        - Из Кха-ирна.
        Поприветствовал удивленного командира. Периодически кашляя, коротко обрисовал наш боевой путь и успехи. Вместе с главой ордена в изрубленных, окровавленных доспехах тюрьму Кастава захватили Гунмар, Дорак, Сорин Журар и моя ненаглядная Ингъярд. И чего ей в Храме не сиделось вопреки приказу? Решила мой подарок испытать в бою? Щит и эбонитовый клинок не забыла, какая молодец!
        Обошлись без прилюдных объятий. Когда одной рукой висишь на даме сердца, а второй опираешься на меч, это не обнимашки, но Изран все отлично понял. Оставил воительницу со мной. Остальных Стражей повел наверх, в покои капитана, где еще продолжался бой.
        Немного отдышавшись, провел перекличку и вывел всех уцелевших во двор. Предварительно предупредив вампиршу:
        - Серана, кхе-кхе, будь добра, спрячь глазки. И держись рядом.
        - Боишься меня потерять, имперец? - донеслось из-под спешно надвинутого капюшона.
        Притормозив на месте гибели вампирши и некроманта, собрал богатый лут. Получается, мы попаданку положили, маг оказался местного производства.
        - Серана, я боюсь высоты, морозных пауков и непомерных налогов.
        - Для скайримского героя это странно.
        В нашу пикировку вмешалась Аурика:
        - Странно кормить вам… кое-кого людьми, пусть даже отборной мразью.
        Командир не обязан объяснять свои решения, вот и я не стал. Уж Аурика должна понимать, насколько Серана важна для победы Стражи Рассвета. В случае острой необходимости, я бы и своей кровью накормил упырицу, наплевав на ее диету и вкусы.
        - Маруся, Аурика, Брен, для меня честь вести в бой настоящих героев! Спасибо вам за все!
        Пробираться из форта по двойному слою трупов, обгоревших, утыканных стрелами, стало бы для смертельно уставших людей и каджитки серьезным испытанием. Поэтому скомандовал подняться наверх, к главной башне, на усыпанную костями и залитую кровью боевую площадку. Здесь сновали посыльные Братьев Бури, раненым оказывали медицинскую помощь, а не занятые полезным делом прочие выжившие в бою, скорчив зверские рожи, громко орали разное, потрясая оружием. Радовались, одним словом.
        - А чего мы забыли на этом празднике жизни? - задалась вслух логичным вопросом Маруся. Подразумевая, что мы можем улететь по своим имениям, откуда затем перейдем в Храм. В покой и безопасность. Где можно сбросить доспехи, умыться, покушать и накатить за победу.
        - И то верно! - согласился с напарницей, по привычке закидывая в забитый инвентарь несколько стальных секир. - На виду у всех исчезать нельзя. Опять же, куда девать Ингъярд и Серану?
        - Крово… проводницу можно Сальме сбагрить. Она наверняка где-то тут. А Ингу обними покрепче, вдруг сработает.
        В логике моей каджитке не откажешь. Хочется ей в Храм побыстрее, понятное дело.
        Только что упомянутая данмерская магичка со своим бой-френдом Маркурио вышли из покоев капитана. Оба чистые, свежие, незапыленные, словно и не участвовали в недавнем побоище. Маг крепко, примерно как я Ингъярд, прижимал к своей груди стопку фолиантов. Боевые трофеи, значит.
        Сальма, слегка изменившись в лице, помахала посохом, и направилась было ко мне, но ее отвлек Фалдрус. Данмер по плану временно исполнял обязанности кастелляна и ему предстояло обустроить быт гарнизона Стражи Рассвета. А для начала собрать трофеи и совместно с мятежниками похоронить павших.
        К нам поднялась делегация Коллегии Винтерхолда - у входа в башню вдруг стало тесно. Мирабелла Эрвин привела отряд боевых магов - все сплошь старые знакомые: Фаральда, Толфдир, Д’зарго, Онмунд и Брелина Марион. Преподаватели и ученики пребывали в восторге от общей победы. Несколько суток напряженной осады настроили их, что предстоит еще долго выкорчевывать врага из подземелий форта. А все получилось намного легче. Мирабелла подошла, задержав взгляд на моей ладони, красноречиво лежащей на талии Ингъярд.
        - Вот так встреча! Теллурио, Аурика, Ма’Русса, не знала, что вы тоже участвовали в этом сражении! Это замечательно, что после стольких лет взаимного недоверия наша Коллегия помогает Скайриму наладить лучшую жизнь. Не так ли?
        Говорила она громко и преимущественно на публику. Согласен, грех не использовать такой удобный случай для пиара.
        Мы дружно поприветствовали помощницу Архимага, попутно разделяя ее оптимизм по поводу отношений Скайрима и Коллегии.
        - Теллурио, хорошо, что я вас нашла! - продолжала магичка, - Сергий рекомендовал вас, как настоящего мастера в обращении с этими черными осколками. Мы все очень рассчитываем на вашу помощь!
        Обернулся к Марусе, молча проклиная себя, что не приказал всем убираться домой каких-то десять минут назад. Не смог бросить двух раненых попутчиков и Серану. Каджитка иронично подмигнула, мол, служба есть служба. Сам же говорил.
        - Конечно, госпожа Эрвин, сделаю все, что смогу.
        - Прошу извинить. Это зрелище действует на меня угнетающе. Тайные знания не должны служить одной лишь смерти! - задумчиво изрекла Мирабелла и перед уходом добавила, - Надеюсь, мы скоро встретимся в стенах нашей Коллегии!
        И все же она хороша! И боевой наряд ей очень идет, внезапно подумалось мне.
        Возбужденные ученики окружили нас, разглядывая зарубки, кровь, копоть и следы заклятий на наших доспехах. Они сражались на расстоянии, отделавшись парой царапин, и потрепанный вид нашего отряда был в диковинку.
        - Вы атаковали вместе с Братьями Бури? - предположил Онмунд.
        - Не совсем. Мы проникли в форт через потайной ход, освободили пленников и уничтожили пару некромантов. - изложил усеченную версию событий.
        - Нам трудно пришлось! - подозрительно лаконично добавила рыжая бретонка. Девушка сняла шлем, перчатки и с удовольствием ловила заинтересованные мужские взгляды.
        - Выглядите, словно вас даэдроты жевали и через Красную гору выплюнули. - описал внешний вид нашего квартета Д’зарго, - Каджит должен знать, как это было!
        Хитрый кошак в отсутствии конкурента за сердце моей напарницы задрал хвост трубой.
        - Меньше знаешь, крепче спишь. - выпустила острый коготок в бывшего любовника Маруся.
        Из нас лишь Аурика страстно желала обменяться впечатлениями о наводящем ужас Каирне Душ, но и она пересилила себя.
        - Ребята, правда, не сейчас! - я похлопал Д’зарго и Онмунда по плечам. И чтобы не прослыть законченным сексистом, учтиво кивнул Брелине. - Как только, так сразу посидим в нашем подвальчике за бутылочкой. Как в старые времена.
        Мое обещание всех устроило. Тем более норды-мятежники принялись шумно отмечать победу, откупоривая припасенные бутылки с вином и медовухой.
        Поручил Аурике устроить судьбу двоих уцелевших в мясорубке бывших пленников, а Марусю, Ингъярд и Серану в лагерь Стражи. Сам же отправился на поиски серебряных кувшинов и других необходимых инструментов. Черные осколки сами себя не достанут. Меня зато они достали до печенок.
        Похоронная команда Братьев Бури больше мешалась под ногами, чем помогала очищать двор. Галмар Каменный Кулак за какие-то грехи назначил руководить уборкой трупов Сигурда. На правах старого знакомого, тот забил на работу, приклеился ко мне и косноязычно трепался о своих невероятных подвигах в дела ратных и любовных. Пришлось мне перехватить управление процессом, сортируя погибших. Фалдрус мгновенно сориентировался и прислал мне пару крепких данмеров с носилками. Сгрузил им стопроцентный труп нордки из числа повстанцев:
        - Она может быть жива! Срочно несите к магам!
        Павших сегодня, как и части тел, увозили телегами на погребальные костры сразу. Прочие останки я внимательно осматривал и с помощью кинжала и щипцов извлекал фрагменты Совершенного Повелителя.
        - Этого и этого уносите!
        Два мятежника подхватили изувеченное тело своего соратника, после первого штурма послужившего некромантам в качестве боевой единицы.
        С вымышленных любовниц Сигурд перескочил на говорящих волков. Якобы один такой волчище ему недавно повстречался, что натолкнуло на богатую идею податься в Соратники и «сделаться чотким конкретным» оборотнем.
        - А что? Отличная мысль! - сквозь боль и тошноту подыграл гопнику, - Это прям твое, ты ж по жизни волк-одиночка!
        - От души, братан! Вот я и решил, на кой мне эти говнотерки? - Сигурд заговорщицки понизил голос и обвел поле боя руками. Он собрался было привычно сплюнуть в финале фразы, но одумался. Все-таки трупы и кровь братьев по оружию вокруг. Прочие могут не понять. Вольному - воля. Надеюсь, прежде, чем дезертировать, он продумает маршрут и сменит наряд. В любом случае одним боевиком Ульфрика станет меньше.
        Я специально не прогонял болтливого придурка и под предлогом поминок, даже угостил его бутылкой трофейной медовухи. Словесный поток Сигурда заменял мне плохое радио, отвлекая своим бубнежом от скорбных мыслей и острого желания блевануть желчью. За весь день перекусить времени не было, а сейчас бы кусок в горло не полез. Острый голод уже заблокировал возобновление физических и магических сил. Последний час я держался исключительно на содержимом зеленых флакончиков. Спасибо Марусе.
        Сегодняшная выносливость Сигурда объяснялась просто: тот пошел в атаку бухим и уже пару раз проблевался. И по примеру других Братьев Бури хорошенько отметил победу.
        Одним из носильщиков похоронной команды оказался Торстейн. От него узнал, что Бельде досталось во время штурма. И нежить порубила и свои потоптали, но дева выкарабкается. Мои зелья и кольцо регенерации сыграли свою роль. А теперь маги из Коллегии и Храма делают все возможное, чтобы быстрее поставить на ноги раненых. Данмеры, деловито таскающие комплектные тела повстанцев в наш лагерь под видом тяжелораненых никого не смущали. Галмар знал в чем секрет и не возражал. А мог бы и сам не тупить и приволочь из Виндхельма жрицу Аркея, что возродила Бельду.
        Сам Торстейн щеголял окровавленной повязкой на голове, на закинутом на спину щите хватало глубоких отметин.
        - Крепких парней делают в Ривервуде. Рад, что ты выжил. - подбодрил бойца, - Мы освободили двоих ваших, но они полегли во время вылазки. Лезете вы, норды, в самое пекло.
        Торстейн посмотрел на гору упокоенных драугров и умертвий у входа в бастион.
        - Вылазки? Так это вы ударили изнутри?
        - Круто, мужик! - влез Сигурд, - Считай, многих спасли. Наших, кто первыми вломились в форт еще немного и сложили бы нахрен. А потом вдруг мертвяки схлынули и мы хоть раненых смогли утащить…
        - Спасибо тебе, имперец! Никогда не думал, что это скажу. - устало улыбнулся нордский воин.
        - Сочтемся.
        Оценил, стало быть, улучшенную мной броню и артефакты. И то, как заезжий имперец сражается за благо Скайрима.
        Доросший за время осады до девятнадцатого уровня Торстейн походя отвесил более «мелкому» Сигурду «леща».
        - Начинай работать, трольего говна кусок!
        Сигурд ответил на оплеуху лишь злобным взглядом. Да, парень возмужал. Жаль этого ривервудца, если Ульфрик в скорости двинет на Вайтран.
        Заботливая Ингъярд принесла из осадного лагеря котелок горячего отвара. Одновременно меня навестил Фалдрус. Который, к слову, рассекал в отобранной у морских пиратов эбонитовой кирасе. Единственном на весь наш табор действительно красивом и надежном доспехе. В голове сами собой возникли проекты улучшений, способные увеличить защиту и без того превосходной брони.
        - Как успехи, Чемпион?
        - Успеваем. К вечеру точно закончу.
        И присосался к котелку. Запах отвара немного перебил адские запахи поля боя. Зябкая дрожь из пальцев ушла, силы вернулись.
        Поскольку ночевать предстояло в осадном лагере, до начала сбора осколков отправил Марусю в лагерь найти свободную палатку. И пристроить подальше от любопытных Серану. Глупо было надеяться, что каджитке позволят отдохнуть. По словам Ингъярд ее сразу приставили к алхимическому столу. Раненым необходимы целебные зелья, магам-лекарям - восполняющие силу напитки. Много людской крови пролилось на древние камни форта сегодня…
        Данмер аккуратно указал мне на Галмара. Но я и сам заметил еще полчаса назад, что за моей работой наблюдал с крепостной стены генерал мятежников. Его внимательный и задумчивый взгляд мне не нравился категорически. Потери у Братьев Бури огромные, а тут такое «вундерваффе». Руку протяни и вот он, залог победы в гражданской войне. Рядом с ним стояла Сальма. Еще недавно магичка что-то горячо доказывала Галмару, но сейчас просто смотрела на заснеженные вершины, сложив руки на груди.
        - Утверждает, что в этих осколках могут быть души его воинов. Требует передать ему для достойных похорон. - обозначил позицию временного союзника Фалдрус.
        - Души его воинов целиком на его совести. После Каирна у нас с Аурикой спасательные камни забиты плотняком. И повстанцев там хватает.
        Фалдрус нервно потеребил гладкий подбородок.
        - Сальма открыла ему часть правды про осколки. Но этот упрямый норд все равно настаивает на своем. Похоже, наши пути разойдутся раньше и сильнее, чем мы думали.
        - Уже разошлись. В Каирне выяснился любопытный факт. Диана, призванная героиня, привела свой отряд Братьев в засаду во время первого штурма. Она изначально служила некромантам. Как теперь доверять таким союзникам?
        - Это немыслимо! Надеюсь, она уничтожена?
        - Да. Нам нужно усилить охрану нашего лагеря. Их все еще больше.
        Да, теперь у нас есть несколько лояльных Азуре возрожденных повстанцев под командой Ралофа. Сегодня группа "Троянский конь" прилично пополнится и должна будет всеми правдами и неправдами остаться в Каставе.
        - Отнеси все осколки в Храм. Сразу, как закончишь! - приказал Первый Хранитель. - Лагерь завтра снимаем, чтобы перевести наш гарнизон в форт.
        - Сделаю.
        Пришлось Ингъярд отправить в Храм с медленным обозом, а мы с Марусей перенеслись в нашу башню прямо из командного шатра. Здесь она лично слила в алтарь свою долю мелких камней, добытых сегодня. Каджитка дважды повысила свой навык зачарования, чего я и добивался. Чтобы самостоятельно перезаряжать лук без потерь, по-хорошему, ей бы прокачать экономию душ. Но не все сразу.
        Согласовал нашей управляющей расход маны на первоочередные дела в том числе крутой аптекарский огород для Маруси. В книжке-инструкции, что выдал мне Фалдрус, описывались различные бытовые и производственные улучшения. Особенно меня заинтересовал Круг Призыва - аналог кузницы атронахов из недоступного нам пока Миддена, что в Коллегии Винтерхолда. Магический инструмент широкого профиля, позволяющий создавать редкие ингредиенты, посохи и свитки, а также призывать существ для прокачки. Но не из всего Обливиона, а лишь из плана богини Азуры.
        Маруся добралась до шкатулки с солью пустоты и другими редкими ингредиентами, добытыми для нее Иссизой и усталость как хвостом смело. Кошка всерьез собралась стать легендарным алхимиком, а такую возможность открывала только работа с уникальными компонентами. Вот жеж! И как же я раньше не догадался? Чтобы стать легендарным кузнецом и зачарователем мне придется улучшать редкие артефакты, а потом и создавать их.
        Пожалуй, следует пересмотреть план развития Башни и построить этаж с Кругом призыва. И добыть прорву камней, чтобы хватило на все сразу.
        Отчитался перед Верховной по рейду, сдал трофеи, не забыл упомянуть про нездоровый интерес Галмара к осколкам. Почему нам пришлось экстренно воспользоваться телепортом.
        Жрица слушала внимательно, особенно про необычную ситуацию, в которой очутился один из противостоящих нам Совершенных Повелителей.
        - Утро вечера мудренее. - совсем в духе русских сказок завершила аудиенцию Верховная.
        Помылся в термах, хорошо поужинал и отрубился прямо за столом. Маруся клубочком свернулась на полу в углу. По старой памяти.
        Глава 21. Зачистка с сюрпризом
        Утро началось с боли. Лежал, глядел в потолок, скрипел зубами и думал, что могло бы все быть по-другому. Обычная жизнь простого искателя приключений: добыл, пропил, в поход! Романтика!
        - Хлебни, вот! - на пороге моего жилища появилась бодрая и жизнерадостная Маруся. По ней и не скажешь, что вчера досталось в бою и потом пришлось до ночи варить целебные целья. Еще и с Джи’Барром поди до утра отмечала триумфальное возвращение.
        - Что это? - показал на винную бутылку в ее лапах.
        - Живая вода - живая легенда! Все как ты любишь, - напарница заботливо набулькала в серебряный кубок.
        - Водку с утра не буду! - сам поразился своей категоричности. Где-то в глубине сознания оформился план постепенно повышая градус, продержаться до обеда, вонзиться разок в Ингъярд, а после бессовестно ужраться в сопли. Чтобы забыть про ужасное вчера и приглушить терзающую со всех сторон боль. Да вот беда, совершенно неотложных дел вагон и маленькая тележка. И состояние такое, что лучше не вставать с кровати.
        - Артем, ну какая к скампу водка? Мы же в Скайриме! - каджитка вручила мне кубок, пахнущий травами и медом, но без спиртовых ноток.
        Марусин целебный отвар поставил меня на ноги в считанные минуты. Боль в теле унялась, напоминая о себе лишь при резких движениях.
        - Стоп! Хватит! - каджитка убрала емкость в свой рюкзак, когда я потянулся налить еще. - Могут быть побочные эффекты.
        - Отлично! Ты на мне опыты ставишь?
        - А на ком еще? Ты ж герой бессмертный, - прозвучал резонный ответ.
        В животе предательски булькнуло.
        - А что хоть за эффекты?
        Но каджитка лишь махнула лапой и как в старые добрые времена вышла из комнаты. И на том спасибо.
        После завтрака нашу четверку пригласили к Верховной Жрице наградить за вчерашние геройства. Арания улучшила мой амулет Чемпиона и выдала том заклинаний «Эбонитовая плоть». Как по заказу! Амулет стал настоящей «имбой», добавляя мне по тридцать пунктов здоровья, выносливости и магии. Это же результат прокачки двенадцати уровней! Пусть без перков, но все равно огромное преимущество!
        Марусе досталось кольцо Азуры, повышающее регенерацию запаса сил и пара томов заклинаний. Брен получил кожаные наручи стрелка с двадцатипроцентной прибавкой и самую первую версию Чемпионского амулета.
        Аурика не глядя спрятала в инвентарь книги и любовалась своим колечком.
        Наш новый приказ был прост - вернуться в Каирн и спасти все заблудшие души, лишив заточенного Повелителя пищи и надежды. Просто бальзам на душу. За вчерашнее готов лично начерпать из выгребной ямы бадейку, чтобы утопить в ней остатки мерзкого кристалла. Подобное к подобному. Жаль, что даже к ослабленному и запертому в сундуке Повелителю подходить очень опасно.
        Дополнительно нам предстояло искать следы илиналтовской и других группировок. Обнаруженных выползней из затопленного форта будем уничтожать на месте.
        Еще необходимо укрепить импровизированное узилище местного Повелителя, увеличив груду обломков над каменным саркофагом до размеров приличного погребального кургана. Для этого Маруся получила том Телекинеза, а Сальма овладела этим заклинанием еще раньше.
        Сюрприз! Пепельнокожая и красноглазая деваха напросилась с нами. Формально вместо Аурики, которая взяла выходной, окончательно вымотанная кровавым угаром последних дней. Эх, это нам покой лишь только снится. Я бы тоже не отказался от пары деньков размеренной работы в кузнице и за столом для наложения чар. Попробуй отказаться, если начальство по три раза на дню напоминает про чудо-карты и требует двемерское оружие с чарами огня. Да и «мелочевки», вроде колец регенерации и экипировки для лучников - нехватка огромная. Чтобы умерить аппетиты, пришлось отдать Толану интерактивную карту, к которой я так и не прикрутил придуманный апгрейд.
        Что ж, Каирн - отличная возможность прокачаться и запастись камнями, которую ни я, ни Сальма упускать не собирались. Во время штурма она добила двадцать седьмой левел, по-прежнему являясь самой прокаченной из числа известных мне призванных героев. Вчера мы зачистили не больше четверти площади владения. Значит, впереди еще много работы и добычи.
        - Ты меня тогда обманул, что Маруся местная! - притворно возмутилась Сальма перед входом в портал.
        Каджитка довольно ухмылялась. В этом обмане немалую роль сыграл ее артистизм. А гонораром послужила бутылочка скумы.
        - По-моему, ты сама хотела обмануться. Если вспомнить обстоятельства нашей первой встречи.
        - Лучше не напоминай! - кокетливо отмахнулась данмерка.
        - Веди. - обратился я к Серане. Брен оперативно попрощался с рыжей бретонкой и нырнул в фиолетовый портал следом за нами.
        Следующие пару часов мы впятером уничтожали нежить и захватывали заблудшие души. Отвлекались лишь на заготовку черных камней при помощи молниевода и заполнение пустых кристаллов из особых разломов.
        Все сундуки и прочие контейнеры в отдельных строениях уже были разграблены, но иногда нам встречались железные щиты и древнее оружие, лежащее просто так. Видимо, враги выбросили из переполненных инвентарей. Решил, что после нас здесь не останется вообще ничего, кроме духа уныния и запустения. С этой целью выдал Брену и Сальме по сумке мародера с общей прибавкой к переносимому весу в шестнадцать и семнадцать пунктов.
        Сальма лично зачаровала свои модные сапоги и ранец на дополнительный груз. Но старательно делала вид, что новый предмет экипировки ее совершенно не интересует. Конечно, она видела подобное снаряжение на моих бойцах ранее, да и шпионившая за мной магичка Иллия ей наверняка доносила, что именно производят Теллурио и компания. Возможно, интерес подогревался тем, что при более низком уровне зачарования, мои сумки давали прибавку носимого веса на две единицы больше, чем ее сапожки. Просто я знаю толк в переноске грузов, следовательно, мои артефакты при прочих равных будут крыть ее произведения как бык овцу. А вот ее вещи на повышение магических сил и школ пока что получаются лучше моих.
        Вчера глянул книжицу покойной Дианы и нашел в ней несколько рецептов зелий, а так же схему зачарования вещей на повышение навыка Колдовства. С тела упырицы-попаданки поднял несколько свитков. Три рулона «Железной плоти», которыми она не успела воспользоваться и четыре «Мертвых трэлла», которые с тех пор не давали мне покоя. Кучу подобных взял с диверсантки в подземном кладбище Вайтрана. Опять же после обороны Храма на телах вампиров и некров нашлось очень много разных свитков. Кто-то в Каставе или, скорее, в Илиналте клепал магические бумажки в промышленных масштабах. Вопрос требовал прояснения. Поэтому на одном из коротких привалов обратился к Сальме.
        - Не расскажешь, чего интересного взяли в Каставе?
        - Книжки уже в библиотеке Храма, - безразлично ответила магичка.
        Брен прислушался к нашему разговору. Как парень неглупый, он уже кое-что про данмерку понял и нарочито нейтральный тон его не обманул.
        - Меня интересует книга Лютого. Кроме него попаданцев ведь не было?
        - Так бы сразу и сказал. Но давай не сейчас? - начала капризничать магичка, но внезапно спохватилась, - Так, так, постой-ка! А рецепт этих сумочек ты получил из книжек других попаданцев? И что у тебя еще есть?
        Не стал возвращать ей ее же слова «Давай не сейчас», пускай мне очень хотелось. Неужели она ради любопытства не заглянула в трофейные тома «Выживания в Скайриме»? Или заглянула давно и справедливо сочла бесполезными для себя рецепты примитивных зелий, чертежи палатки, факела и прочей экипировки?
        - Я ищу информацию по чарам.
        - Ясно-понятно. Этого Лютого сложили последним. Взяла с него целую библиотеку.
        «Взяла» она, как же! Сам видел, как Маркурио книжки тащил.
        - Одинаковые свитки?
        - О! Так бы сразу и сказал. Некровские заклинания нам недоступны. Ни изучить, ни создать свиток, - пустилась в лишние объяснения Сальма, - Нет, уверена, свитки для некров делал не он, если ты об этом. Он улучшал оружие. Так что у тебя есть на обмен?
        В моей голове составился паззл. В найденном нами вчера любовном гнездышке, Диана миловалась не с Лютым, а с кем-то из Илиналты. Она и есть связующее звено между двумя группировками! Просто замечательно, что упырица не ушла дальше камня душ.
        - Обсудим в Храме, хорошо?
        Сальма легко согласилась. Сегодня магичка вела себя на удивление прилично. Не оспаривала мое лидерство, не лезла вперед и с советами под руку. Сработалась с остальной командой вполне.
        С тех пор, как Верховная жрица распределила между нами направления работы, отношения с Сальмой улучшились. Что до конкуренции со мной по части артефактов, то она весьма и весьма условная. Наши интересы пересекались лишь в лечебной бижутерии ипредметах одежды, повышающих навыки, защиту от магии и ее запас. Это при огромном рынке сбыта, который только растет.
        Похоже, выжившим некромантам свойственна повышенная осторожность или их задницы резко научились предчувствовать большие неприятности. Так или иначе, больше ни один живой из враждебных фракций в этой части Каирна Душ не появился.
        Без особых проблем обойдя владение извилистым маршрутом, и нагрузившись добычей, наш отряд вошел в цитадель. Лишь несколько слабеньких скелетов изобразили сопротивление. Пожалел, что сюда нельзя притащить соратников из числа местных для прокачки. Но мысль эту запомнил, может, удастся обойти жесткий «пропускной режим» и подтянуть мой отряд в боях с пустоголовыми костяками?
        Первым делом мы собрали богатый урожай неприкаянных душ, болтавшихся в окрестностях. Как и вчера, в руинах из черного камня мыкались в основном Братья Бури, путешественники, мирные жители, разбойники и парочка имперских солдат. И после смерти для этих несчастных гражданская война не закончилась: потеряв надежду нанести друг-другу урон призрачными кулаками, имперцы и норды вернулись к словесной баталии. Наше появление поставило точку в политической дискуссии: я забрал души легионеров, а Сальма - мятежников. И в древней цитадели стало намного тише. Как и положено брошенному погосту.
        Потом мы с Бреном словно каторжники таскали тяжелые блоки и каменные обломки, а Сальма с Марусей при помощи телекинеза укладывали их вокруг, а затем поверх сундука, ставшего надежной тюрьмой для бывшего владельца. С каждым новым обломком я испытывал мстительное удовольствие. Этот гад заставил меня изрядно покопаться в трупах, не только вчера, вот теперь пусть побесится от бессилия. Его неверные слуги мертвы или затаились, поток душ сократился. А плененных ранее горемык мы по большей части спасли. Другим некромантам или Повелителям выручать неудачника причин нет. Перспективы у него самые незавидные.
        Просто так отпускать нас этот участок Каирна Душ не пожелал. Когда мы собрались покинуть цитадель, чтобы напоследок пошарить в отдаленных уголках владения, на нас, порвав фиолетовый «подвесной потолок», спикировал костяной дракон. Никто не ждал нападения сверху, мы все растерялись.
        - Расходимся! - крикнул спутникам, отбегая, - Держим дистанцию!
        Сальма вскинула посох и без прелюдий ударила в летающую нежить серией молний.
        - Ну же! - потребовала данмерка, - Убейте ублюдка!
        Огромный дракон не торопился ей отвечать. Мол, никуда не денешься, козявка. Сейчас разок дуну из ноздри и все тут останетесь! Перебирал когтистыми лапами по руинам черной стены, устраиваясь поудобнее. Разглядывал нас глазницами, горящими синим холодным пламенем. Мы с Марусей призвали атронахов, но атаковать гиганта не торопились. Я почему-то ожидал диалога. Брен приготовился к выстрелу и тоже выжидал, чем обернется неожиданная встреча с нашим первым драконом.
        Общаться тот не пожелал, а крикнул потоком силы в землю, и в следующую секунду обдал Сальму ледяным дыханием. Магичка вырвалась из голубого потока сильно пораненная ледышками и скованная в движениях.
        Мы все разом атаковали зловредную тварь молниями и стрелами. Сухие кости вспыхнули магическим пламенем, что нашему врагу категорически не понравилось. Сильно зацепили гада! Серана непрерывно била молниями с обеих рук в голову дракона. Пыталась переключить его внимание на себя - у нее же к холоду иммунитет.
        Чтобы избежать драконьего дыхания, отряд по моей команде разбежался по двору цитадели. И когда из костяных куч массово полезла нежить, каждый был вынужден сражаться в одиночку.
        Дымящийся и осыпаемый молниями дракон тяжело подпрыгнул, взлетая. Черные блоки стены лопнули облаком осколков под давлением его когтей. Я воспользовался моментом, чтобы смести ударами меча скелетов, атакующих Сальму и Серану. Заново призвав огненного элементаля, бросился на помощь Марусе. Бренголин, как положено настоящему Чемпиону, справлялся сам. Зачарованный кинжал быстро и с огоньком пластал неповоротливую нежить. Ловкий босмер уклонялся, прыгал, отвешивая костякам пинки впридачу к ударам клинка.
        Каджитка всаживала в кружащего над нами дракона стрелу за стрелой. Тот серьезно страдал от каждого попадания, и, передумав садиться для атаки, пошел на новый круг. Наши магички синхронно выпили по лечебному зелью, затем по синему флакону и продолжили обстрел летающей цели.
        Перебив костяки во дворе, мне пришлось в компании призванных элементалей сдерживать толпу костяных и туманных людей в арке ворот.
        В этот раз применил на себя «Эбонитовую плоть» и теперь редкие пропущенные удары шли по разряду легкой щекотки. Остальные приключенцы долбили дракона из всех орудий. Тот, пролетая над цитаделью дважды обработал двор своим ледяным дыханием, но без особого успеха. Мы выбегали из зоны поражения, продолжая наносить ему урон.
        Мимоходом мне пришло понимание, что за время, проведенное в снегах Скайрима, моя устойчивость к холоду повысилась до пяти процентов. Результат не бог весть, так, крошечный шанс не околеть.
        Наконец, противнику надоело играть с нами в догонялки, огребая со всех сторон стрелы, огненные шары и молнии, и он уселся за воротами крепости вне нашей зоны досягаемости.
        Драколич снова крикнул, призывая себе на помощь орду отборной нежити. Повылазившие из куч костяные монстры резво отправились к нам на разборку. Лучники и маги завалили нас тучей стрел и ледяных осколков. Сегодня мы поменялись ролями с мертвецами. Они штурмовали крепость, а мы ее обороняли. Врубил Ауру Стендарра, чтобы набегающим врагам жизнь малиной не казалась.
        - Сальма, мы хоть половину жизни ему снесли?
        Если кто и видел параметры здоровья драколича, то это высокоуровневая данмерка.
        - Конечно! - откликнулась магичка, перезаряжая свой посох.
        - Тогда атакуем его, как только разберемся с «мелочевкой».
        - Так бы сразу!
        Увы, за первой волной последовала вторая и третья. И каждую возглавлял драконий жрец! Насчет «мелочевки» я погорячился - драколич призывал дюжину скелетов тридцатых уровней совершенно не напрягаясь. А пока мы разбирались с его прислугой, крылатый гад восстанавливал свое драгоценное здоровье.
        Тем не менее, мы его сделали. Ценой огромного напряжения сил и расхода боеприпасов, но этого "летуна" наша потрепанная пятерка приземлила навсегда.
        Едва мы, ликуя, приблизились к павшему чудовищу, как оно преподнесло нам невероятный сюрприз! Вихри драконьей души вырвались из огромной кучи костей и ударили в каждого из нас, кроме Сераны. В глазах потемнело, я не мог пошевелиться, а только рычал от странной сущности, наполняющей мое тело и сознание. Потоки невероятной силы подняли меня над землей Каирна, заставив уронить меч и щит. В ушах били барабаны и раздавалось эхо мощнейших криков. Процесс продолжался несколько секунд, но измотал сильнее, чем сама битва.
        - Это было… невозможно круто! - описала пережитые ощущения Сальма, поднимаясь на дрожащие ноги.
        - И выглядело так же, - подтвердила удивленная Серана, наблюдавшая сцену со стороны.
        - Ехуу! Вашу машу! Ехууу! - как полоумный заорал Брен. Каджитка прыгала на одном месте, как напружиненная. Размахивала лапами, словно собираясь взлететь.
        Едва пришел в норму, вызвал меню активных эффектов. Ничего! Отлегло. Дело в том, что на сцену из игры это все походило лишь отдаленно и последствия могло иметь совсем иные. Ведь стены слов здесь не работают. И самих драконов вроде быть не должно! Опять же, мы в проклятом Каирне, а дракон - нежить!
        - У меня запас маны прибавился, - тихонько сообщила мне Маруся, поняв, что я изучаю параметры своего персонажа. И чуть позже добавила: - Сопротивление магии подросло немного. И, похоже, эффект постоянный.
        Вгляделся в свои показатели.
        - У меня прибавка к здоровью и вроде к запасу сил. Немного. Странно!
        Услышав наш разговор, Брен и Сальма погрузились в изучение себя. Как оказалось, энергетические вихри босмеру добавили здоровья и маны. У Сальмы тоже повысился запас магии и сил.
        - Мои поздравления, дамы и господа Довакины.
        - Охренеть не встать! - продолжала удивляться неожиданному повороту событий данмерка. - Это на Высокий Хротгар теперь идти, крики учить?
        Лут нам достался первостатейный: драконий лук без чар, кольцо карманника, две тысячи с хвостиком монет, эбонитовый слиток и парочка черных камней с частицами душ неизвестных некромантов. Были у стража на сохранении или он их сожрал?
        Деньги поделили на четверых без проблем. Слиток, три единицы драконьих костей и два куска чешуи отошли мне. За шикарный лук Маруся с Бреном едва не подрались, но после моей фразы: «Все равно ко мне принесешь улучшать, зачаровывать и это будет недешево» - босмер все же уступил каджитке. Колечко карманника, изогнутый ритуальный кинжал жреца и мое обещание улучшить его нынешнее оружие слегка утешили парня. А, может, успокоило предложение Сальмы:
        - Локации здесь обновляются каждую декаду. Надеюсь, все понимают, что мы теперь сюда ходим только вместе?
        Каждый из нас прикинул личную выгоду от двух походов в вотчину Совершенного Повелителя.
        - Следующий лук мой! И Аурика тоже идет! - потребовал Брен.
        - Аурика само собой. Сальма, ты надеюсь, не против?
        Магичка не пошла против коллектива. Она сменила свой посох молний на более мощный посох грома и прихватила с драконьих жрецов два посоха ледяной бури. Что тут скажешь, нравятся девушке длинные палки. Зато не претендовала на остальную добычу с дракона.
        Быстро собрали оружие и камни с поверженных скелетов, загрузив даже Серану, с чем и отправились к порталу. Сдали Верховной спасенные души и осколки с сущностями некромантов. Вернули и амулеты в виде черепов. Лично мне Каирн уже надоел до изжоги.
        Повторный прием Марусиного энергетика прекрасно справился с усталостью. Остаток дня потратил в кузнице и за пентаграммой зачарователя. Сначала улучшал трофейное стальное оружие, потом, приняв зелье, взялся за свой комплект брони Стражи Рассвета. После дошла очередь и до экипировки компаньонов. Кузнечное дело росло с черепашьей скоростью, пусть я и работал с новым типом доспехов. Едва наскреб на однократное повышение навыка. Нет, проще брать уроки у Йорлунда Серой Гривы. Вложенные в учебу деньги быстро отбьются благодаря возросшей цене экипировки эпического уровня.
        Чтобы спокойно поработать над артефактами, пришлось сначала пообщаться с Сальмой на предмет рецептов, добытых из «выживальческих» книг.
        Магичка не обманула при обмене. Я получил инструкции по наложению чар, повышающих запас и скорость регенерации магии. В нагрузку получил рецепт повышения Кузнечного дела. Нет, Сальма понимала ценность этого знания. Просто не хотела обеспечивать посредственными артефактами Храмовую кузницу, Джи’Барра и Брена. После серьезного облома с луком, обиженный босмер всерьез вознамерился прокачать навык улучшения снаряжения. Скоро от кузнецов вокруг не протолкнешься! А у меня эти артефакты в скором времени должны будут получаться куда сильнее, чем у темнокожей волшебницы.
        Зато сделать для Маруси пару вещей, круто повышающих Алхимию, данмерка согласилась. В обмен на улучшенные сумки обоих видов для своих подчиненных. Еще проявила интерес к флаконам для зелий. Мол, как только начну производство, она готова обсудить цену. Посмотрим, буду ли я готов продавать дефицитную тару на сторону.
        А потом выложил кошельки с камнями душ, оперся обеими руками на стол с пентаграммой и применил новые знания на практике. Марусины зелья ли, а может, мой подросший навык, но вещицы для начинающих магов и колдунов пролучились отличные. Сделал пару неплохих артефактов, повышающих кузнечное дело на пятнадцать процентов лично для Джи’Барра. Надо поощрить парня.
        Каджит не сидел без дела, пока мы мотались по Каирну Душ, а добросовестно трудился. Тачал легкие сапоги и наручи, шил сумки мародера и аптекаря. Под зельями вещи получили по двадцать единиц прибавки к переносимому весу. А я долгожданную прибавку к навыку! Отложил результат в сторонку. Продавать такое пока что нельзя, это для отряда.
        После моих манипуляций кожаные наручи повышали навык стрельбы аж на девятнадцать процентов. Надо мне периодически упражняться с луком и чары будут мощнее! С этой мыслью сделал несколько пар, не столько ради прогресса, сколько для усиления стрелков-ополченцев. Увы, чем дальше, тем сложнее давался рост в профессиональном плане и как кузнецу и как зачарователю. И времени на манипуляции приходилось тратить все больше и больше. Зато экипировка и чары у меня получались все лучше и сильнее.
        В любом случае, сегодняшние усилия не напрасны: теперь мой отряд и ополчение обеспечены улучшенным снаряжением, лично сам - превосходным комплектом доспехов, а наше с Марусей предприятие - дорогими товарами.
        Вечером опять сидели с Марусей в библиотеке возле камина. Смотрели на огонь, потягивали пряное вино, планировали улучшения башни и развитие каравана. Пока Ингъярд не увела меня в свои покои.
        Комната девушки поражала аскетизмом. Захотелось подарить ей туалетный гарнитур и заставить накупить безделушек. У меня и то больше всяких шкур с подсвечниками и кубками. Не говоря о сундуках с оружием, доспехами и расходниками.
        - Завтра я иду с вами в Коллегию, - сообщила мне нордская красавица, расчесывая свои волосы перед зеркалом.
        Я пока что не видел в Скайриме женщин с некрасивыми фигурами. Но у обманчиво хрупкой нордки - тело настоящей воительницы. Что необычно и пикантно. При этом, девушка не забывала следить за собой. Отсутствие привычки к нарядным платьям и украшениям, к счастью, не распространялось на прочие аспекты женской привлекательности.
        Ее обнаженная спина и шикарные волосы подействовали весьма… вдохновляюще. Накрылся до пояса одеялом, чтобы выгадать время для отдыха. Все-таки не юноша, а Ингъярд взялась за меня всерьез.
        - В Коллегию? А мы идем в Коллегию? - рассеянно пробормотал, уложив запястье на нахмуренный лоб, - Да, пожалуй, нам пора навестить Коллегию.
        Но она откуда знает о ближайших планах? Я не замечал, чтобы Верховная Жрица действовала через мою голову, доводя информацию моим подчиненным напрямую. Приказа «майданить» Винтерхолд еще не было, но опыт подсказывал: ждать его долго не придется. Отдохнуть бы денек перед новой авантюрой!
        Сегодня так и не попытался создать еще одну интерактивную карту Скайрима. Не покидало ощущение, что для успешного производства этих артефактов, мне потребуется взять еще несколько уроков у Сергия, полистать путеводители и старые карты в Арканеуме, поработать с артефактами и свитками заклинаний. А лучше всего своими ногами пройтись от Рифтена до Маркарта. Побывать в Данстаре и Морфале. Скайрим во всех смыслах велик и прекрасен. Боги, как же мне надоело елозить в пределах одного заметенного снегом владения!
        Опять же, неплохо бы взять у Арнела подряд на поставку двемерских запчастей, найти и проапгрейдить конвектор для работы с камнями душ. Поэтому предстоящий визит в Коллегию лично мне как нельзя кстати. А еще смогу увидеть Мирабеллу, предстать перед ней не в крови и копоти, а пристойном наряде. Побеседовать о перспективах развития магических школ в Скайриме. Наедине.
        - Ингъярд, а тебе не будет скучно там, в Коллегии?
        Девушка отложила маленькое зеркало и обернулась.
        - Я видела, как на тебя смотрела та магичка с бесстыжими глазами! Не пытайся от меня отделаться, Теллурио Валерий!
        Эх, женщин бесполезно обманывать. Мои избранницы, как правило, достаточно умны. И весьма проницательны. С другими мне просто скучно.
        - Боги, да ты ревнуешь? А вдруг у нее есть для нас выгодное дело?
        - Это для вас с твоим приятелем? - нордка ухватилась взглядом за оживляж под одеялом.
        Я назидательно поднял вверх указательный палец.
        - У нас, магов, в ходу термин «посох».
        - Так заколдуй меня своим посохом, маг! - потребовала Ингъярд, обернувшись во всем женском великолепии. Как тут откажешь? Если ты реально крутой пиромант, будь добр зажигать не только в бою.
        Глава 22. Предполагаемое коварство
        Не успели мы с Ингьярд приступить к утреннему сеансу любви, как в дверь настойчиво поскреблись. Заразительно зевающая Маруся принесла нам кувшин травяного отвара и скромный завтрак.
        - В столовке натурально битва за Вайтран. Хорошо, хоть что-то удалось добыть, - сообщила заботливая каджитка, выкладывая на стол свежий хлеб, плошку масла, вареные яйца, пару кусков эйдарского сыра и яблоки.
        Я привычно полил себе на руки над деревянной бадейкой. Ностальгия по центральному водоснабжению уже давно не давала о себе знать. Провел мокрой рукой по жесткой щетине и решил сегодня не рисковать здоровьем ради гладкой морды. Затем галантно поухаживал за нордкой, поливая ей на руки из кувшина.
        Все это время Маруся делилась последними новостями. Столовая и внутренний двор Храма переполнены новыми рекрутами, спасенными из Каирна людьми и данмерскими беженцами. Заселение Скайрима продолжается бодрыми темпами. «Лишь бы Арания не надорвалась!» - посетовала каджитка.
        М’Айк Лжец обрел плоть, изрек нечто насчет рыбной ловли и тут же исчез непостижимым образом. Охрана Храма сбилась с ног: странного каджита видели во многих закоулках, но так нигде не нашли. Через ворота М’Айк не выходил.
        Изран увел всех своих бойцов в форт Стражи Рассвета. С ними ушел Дексион Ивик, нынешний обладатель Древнего Свитка, а так же оба его телохранителя.
        - Похоже, это серьезно, - добавила Маруся свои наблюдения, - Таких кислых рож у Толана и Фалдруса не было даже перед нападением на Храм.
        - Как видим, не все стражи ушли сторожить Жреца Мотылька. - подмигнул жующей нордке, - Есть тела поважнее.
        - Изран был против, - выдавила Ингьярд, проглотив пищу.
        - Глава нашего Ордена против всего. Против союзников. Против Сераны. Против общего дела. У него частная война с кровососами и до остальных проблем Скайрима ему нет дела.
        - Захват владения Винтерхолд он считает изменой, - заступилась за своего сурового начальника стражница.
        - Ингьярд, милая, изменой кому? Братья Бури сами изменники, поднявшие мятеж против законной власти. А ярл Корир дважды изменник. Предал Верховного Короля Торуга и свой народ, когда не смог его защитить от вампиров и некромантов. Мы хитростью, но заставили Братьев Бури принести небольшую пользу Скайриму. Теперь, когда Верховный Король мертв, а Кастав наш, Ульфрик пойдет на Вайтран, чтобы решить дело одним ударом. Это перечеркнет многие усилия Азуры и надежды на мир и процветание. Да кому нужна эта дурацкая война?
        По лицу нордки пробежала волна возмущения. Вполне закономерно, у нее слишком узкий взгляд на положение вещей. Но Ингьярд справилась с собой:
        - Я хочу быть с тобой, Теллурио Валерий, остальное не важно!
        Поддавшись порыву, обнял девушку.
        - Он тебя тоже любит, но боится это признать! - разбавила возникшую паузу Маруся. - Ладно, мы с Джи’Барром в Башню. За рыбешкой и травками.
        Доел сыр и в два глотка осушил серебряный кубок с отваром. В этот раз повар меда не пожалел.
        - Отлично, мы с вами. Давно надо было Инге показать это местечко. Только заберу мелкие камни и кой-какое снаряжение.
        В помещениях Храма деловито сновали новые личности - четвертого - пятого уровня. Возвращались с приема пищи, перемещали грузы, получали экипировку, выполняли различную работу. Жизнь религиозной общины бурлила.
        В главном зале меня перехватил Хранитель Фалдрус. Давно заметил за ним опасный талант находить меня в любой точке Храма. Жрица приглашала к себе за новым заданием, поэтому каджитам с Ингъярд пришлось отправляться в наше владение без меня.
        В ближайшие дни Верховная Жрица по велению богини Азуры собиралась войти в большую политику, начав со смены бездарного Корира на более вменяемого Кралдара.
        Последователям Азуры пора заявить о себе, как о новой силе на политической карте провинции. Завладев ключевыми точками Винтерхолда, получится создать безопасный плацдарм для дальнейшей экспансии. Притушить граждаскую войну, лишив ярла Ульфрика одного из ближайших союзников и с таким трудом захваченного опорного пункта. Падение Кастава фактически развязало Буревестнику руки для захвата богатого и стратегически важного Вайтрана. По сообщениям разведки, сторонники восстания по всему Скайриму активно вербуют новых рекрутов. Агент Ралоф выяснил, что через четверо суток разрозненные отряды соберутся в кулак у форта Амол и тогда мятежники отправятся предъявлять ультиматум ярлу Балгруфу Старшему. Его, конечно, предупредят и ярл Вайтрана ускорит набор ополчения и ремонт стен, но этого недостаточно.
        Чтобы нарушить планы Ульфрика, мне предстоит провернуть смену власти в Винтерхолде так, чтобы мятежники получили хреновые вести после выступления.
        Параллельно гарнизон Кастава получит пополнение возрожденными Азурой нордами, переодетыми в Братьев Бури. Номинально крепость будет использоваться совместно, а фактически сразу после смены правителя станет полностью нашей. Форт нужен Страже Рассвета для защиты Храма и контроля над владением, а так же как безопасная стоянка для экспансии беженцев-азуритов, прибывающих в Скайрим в том числе через порт Виндхельма. Надеюсь, воспоминания о двух предыдущих штурмах у Галмара Каменного Кулака свежи и повторять бойню он не захочет…
        Кстати, внезапно появившийся в осадном лагере Ралоф удачно пустил Галмара по ложному следу, сообщив, что Зубчатую корону захватили последователи Потемы. Говорят, прибывший накануне штурма Ульфрик от этой новости впал в бешенство и Кастав стал для незадачливого порученца ссылкой. Но для нашего дела очень удачный поворот вышел. Наблюдатели подтвердили, что основные силы мятежников сегодня отправились к форту, оставив, кроме ряженых, лишь несколько раненых и заболевших Братьев Бури. За два дневных перехода они будут на месте. И от Амола до Вайтрана тоже два дня пути. Поэтому на подготовку переворота у меня дня три.
        Обстановка в Винтерхолде в целом благоприятствовала нашему замыслу. После нападения вампира, горожане требовали от ярла действий. Известие о захвате Кастава силами Стражи, ополчения храма и Коллегии магов было встречено ликованием. Из-за блокады, городская беднота находится на грани голодного бунта. Скудную помощь провизией и зельями лечения болезней, присылаемую Храмом Азуры, распределяет Кралдар.
        - Наши люди уже ведут работу с жителями. - отчитался Первый Хранитель, - После инцидента с вампиром, Нижний квартал патрулируют наши ополченцы. Заболевших лечат наши маги. У Кралдара достаточно сторонников. Шлем станет последним, решающим аргументом.
        Похоже, почва для переворота подготовлена и главное, уговорить Кралдара принять Шлем Винтерхолда и власть над городом.
        - Я Чемпион богини Азуры, ученик Коллегии и имперец. - перечислил руководству факты, способные разрушить образ бескорыстного борца за подлинное счастье нордов.
        - Это лишь подготовка к возвращению в большую игру Зубчатой короны, - пояснила Арания, - Недовольство многих неизбежно, но риск оправдан. Мы готовы принять на себя ответственность за безопасность Винтерхолда.
        И это действительно так. Боевой потенциал общины продолжает расти: дюжина бойцов в Винтерхолде, три десятка в форте и полсотни проходит обучение при Храме. Это без учета трех боевых групп призванных героев. Подготовленных воинов, закаленных обороной Храма и штурмом Кастава, у нас больше, чем городской стражи. Достаточно ли этих сил, чтобы Ульфрик задумался? Да, кровавого повода к конфронтации ему никто давать не собирается, но кто знает, на что пойдет обложенный со всех сторон «Маркартский медведь»?
        - Понятно. Не скажется ли этот шаг на данмерах из Серого квартала?
        Жрица приняла во внимание такое развитие событий.
        - Если Ульфрик захочет отыграться на наших единоверцах, мы готовы принять и обеспечить пострадавших…
        - Я говорил с Мирабеллой Эрвин, - сменил русло разговора Фалдрус, - Маги старательно делают вид, что находятся вне политики. Коллегию устроит любой ярл, кроме Корира. За действия своих учеников они не отвечают.
        - Наше влияние в Коллегии тема отдельного разговора, - высказалась Жрица, - Я надеюсь, Теллурио, ты сделаешь все возможное, чтобы в будущем Коллегия стала с нами плечом к плечу в борьбе с некромантами.
        - Конечно!
        Разработанный план государственного переворота позволял ярлу Кориру не только сохранить жизнь, но и лицо. Устраивать резню мятежникам никто не планировал. По велению Азуры смена власти должна пройти бескровно.
        Пока я буду утверждать Кралдара на важный пост, Фалдрус организует срочный отъезд Корира с женой-хускарлом и сторонниками в Виндхельм. А пять тысяч золотых помогут бывшему властителю примириться с отставкой.
        Опираясь на игровой опыт, полагал, что ярлов можно менять по итогам кровавых сражений, Арания же планирует запросто отослать неугодного правителя в Виндхельм. Сославшись на волю народных масс. Но кто я такой, чтобы сомневаться в словах Жрицы самой Азуры? Она предвидит события, а значит, есть возможность избежать кровавого противостояния с Ульфриком.
        Немедленно в моем сознании всплыл еще один никчемный ярл - Сиддгейр. Если в Винтерхолде все получится, то почему бы мне, да, именно мне Теллурио Валерию не подсидеть Фолкритского придурка? Богатый жизненный опыт мне подсказывал, что любой слизняк в роли ярла будет лучше Сиддгейра, а бравый имперец вроде меня поднимет владение с колен в два счета.
        Жрица подтвердила, что Изран ушел в твердыню ордена со всеми бойцами, но никак не прокомментировала наверняка имевшую место размолвку. Сальма получила задачу работать по Данстару и тоже отбыла со своим отрядом. Если все сделает правильно, вместо святилища Мары там появится святилище Азуры. Сальма - опытная специалистка по рейдерским захватам культовых сооружений, Меридия не даст соврать.
        А вишенкой на торте явилась еще одна хорошая новость. Коллегия Винтерхолда вошла на правах партнера в нашу сеть телепортов. Поэтому отпала необходимость тратить полдня на дорогу по снегам. А раз никакой спешки с отправкой у нас нет, можно заняться любимым делом. Кузнечным.
        Храм Азуры гудел словно улей. Во дворе работники спешно грузили повозки провизией для Винтерхолда и инструментами. После переворота в городе развернется строительство, спонсируемое Храмом. Беднота получит работу, а город - развитие.
        На вытоптанном до голого камня плацу Командующий Толан и опытные бойцы натаскивали молодняк. Новое пополнение выдавала разномастная экипировка. Дефицит хорошего снаряжения будет преодолен еще не скоро, а об оснащении всех однотипными доспехами остается только мечтать. Вся железная броня, трофеи Каирна и Кастава уже распределены по новым владельцам.
        Благодаря нам с Аурикой, о прежнем моноэтническом составе ополчения можно забыть. Треть нового набора составляли чистокровные норды, еще треть прочие народы Тамриэля. В нестройных пока еще рядах плечом к плечу стояли каджиты, аргониане и даже высшие эльфы. Удивительно наблюдать Братьев Бури в одном строю с имперцами, а бывших некромантов рядом с верными последователями Азуры. Приятно осознавать, что в этом грандиозном деле есть и немало моего труда.
        Оперативно решил с Фалдрусом все торговые вопросы. Зачарованное снаряжение для ополченцев ушло в обмен на материалы для дальнейшего улучшения нашей с каджиткой Башни. Соль в этот раз брать не стал, цены упали, да инвентарь придется заполнить оружием и алкоголем для предстоящего задания. Первый Хранитель наладил регулярные поставки в Вайтранское отделение, откуда приправа расходилась по тавернам и лавкам всей провинции с паломниками Азуры. Никакой необходимости в моем посредничестве больше не было.
        Команда даже слишком обрадовалась новому заданию. Чувствовалось, что Джи’Барр, Карджо, Белранд засиделись без настоящей работы. Дел, конечно, у бойцов хватало и в Храме, а вот приключений и добычи ощущался недостаток. Джи`Барр тренировался с луком, стрелял в окрестностях коз и кроликов, весьма продуктивно крафтил кожаные изделия. Карджо регулярно принимал участие в учебных поединках, помогая в подготовке ополчения.
        Норд-наемник усвоил все учебники в библиотеке и достиг восемнадцатого уровня. Вложив все в прокачку запаса магии и школы разрушения, курсировал от храмового алтаря, куда сливал ману, до заветной кладовой, где заправлялся медовухой и элем. Каждый нашел себе занятие по душе, пока мы с Марусей геройствовали в Каирне.
        Стараясь использовать каждую свободную минуту, ударно поработал в кузнице, улучшив отобранное для сторонников Кралдара оружие. Мысль, что куча древнего нордского железа и реликвия родом из седых времен поможет изменить современную историю, заставила улыбнуться. Слава Девяти, что споры диванных вояк о морально устаревшем оружии не грозят Скайриму от слова совсем. После обработки на точильном круге старинное «железо» обретало поистине убийственную силу.
        Сделал для нужд своего отряда два колчана двемерских стрел и пару десятков стальных болтов. Мой трудовой порыв наконец-то был вознагражден повышением уровня, но поднимать его не стал. Решил сегодня взять, сколько возможно уроков у Сергия, потом распределить заработанное и прокачать школу Восстановления занятиями у Колетты Маренс. Если смена власти пройдет по худшему сценарию, придется много лечить.
        Улучшил до «легендарки» стальные кирасы Белранда и Карджо. Хорошо бы каджиту зачаровать ее на повышение регенерации здоровья, а норду - магии. Вот, в Коллегии и займусь. Жаль, что пока не могу накладывать по два эффекта.
        Затем задумчиво повертел в руках свой двемерский щит. Надежная и крайне полезная вещь. И вовсе не тяжелый, даром, что относится к одноименному классу брони. Или это я окреп в боях и походах?
        В Каставе мне пришлось сражаться в плотной толпе, постоянно отпихивая наглых мразей, отчего навык блокирования неплохо подрос. Воспоминания натолкнули на идею повысить эффективность процесса. В игре встречался артефакт под названием «Тарч кровожадности». Он позволял не просто блокировать удары, но торчащими из умбона шипами наносить противникам кровоточащие раны. Этот апгрейд поможет «разбирать» живых противников намного быстрее. Что ж, приступим.
        Через некоторое время, утер со лба трудовой пот и посмотрел на результат работы: «При блокировании наносит противнику 2 единицы урона от кровавых ран в течение 3 секунд». На первый взгляд ничего особенного, если не забывать, что последствия ударов щитом суммируются. Показатели защиты так же выросли весьма заметно. Единственная плохая новость заключалась в том, что двемерит полностью закончился.
        - Карджо хочет такой же!
        От неожиданности чуть не подпрыгнул, а щит звонко грохнулся о верстак. Неслышно ко мне подкрались две усатых морды. Джи’Барр хотя бы пришел по делу, с рулоном кожи и ворохом частей легких доспехов. А Карджо за компанию, с важной мордой и инспекцией, чем тут командир занимается. Вместе с кошаками притопал Бренголин. Встал по центру кузницы и принялся осматриваться, с тоской в глазах решая, каким будет первый шаг из многих тысяч.
        Вручил молодому каджиту специально созданные вчера для него артефакты. А к ним вывалил полдюжины древних нордских гибких луков.
        Недостатка в стальных слитках кузница не испытывала. Часть древнего оружия и всю поступающую от паломников руду перерабатывала плавильня Свистящей шахты. Ради обучения счел двойной расход ресурсов оправданным. Мой ученик один за другим немного улучшил все луки. А затем я позаимствовал повышающие навык предметы и повторил операцию, превратив слегка облагороженный антиквариат в грозное оружие.
        Последний нордский гибкий лук задержался в натруженных руках чуть дольше - мое внимание привлекла странная особенность оружия, выраженная надписью: «стреляет на десять процентов быстрее». Однако!
        - Джи’Барр, негодник эдакий! Только посмотри, что ты наделал! - крикнул каджиту, передавая ему «испорченный» лук. Бедолага принял мой розыгрыш за чистую монету, виновато прижал уши и покорно принял оружие.
        - Молодец! Так держать! - сменил я гнев на милость. Сомнений никаких, модификатор скорости оружия «взломал» именно Джи’Барр. У меня-то стрельба на среднем уровне и без перков. Объяснил каджиту популярно, что это именно тот случай, когда «скорострелом» быть хорошо и почетно. А он никто иной, как перспективный мастер. Джи’Барр от радости сплясал в обнимку с улучшенным луком.
        Внезапно осознал, какой же я придурок, что не прокачал все доступные перки, связанные с мечом. Да только, где их столько взять, этих свободных очков? Я ведь и торгаш, и маг, и зачарователь. И алхимию качнуть со стеклянным снаряжением собирался, чтобы Марусе флаконы делать. Да как же все успевать, если враг не дает передышки?!
        Слегка раздосадованный, оставил молодежь трудиться, напомнив, что через два часа выступаем посредством телепорта. А сам отправился заряжать улучшенные «палки-стрелялки» огненными чарами. Карджо ушел следом, выпросив донести мой хищно-шипастый щит. Пришлось пообещать соратнику, что скоро сделаю ему такой же, только еще лучше!
        Телепорт доставил наш отряд прямо к статуе легендарного нордского архимага Шалидора во дворе Коллегии. Едва мы сошли на расчищенную от снега мостовую, как в круге появилась Аурика со своими бойцами и Бреном. Бретонку отправили подучить науки и к нам для массовки. Потому как народное восстание без красивых женщин трудящиеся могут принять за пьяный дебош или того хуже - гей-парад. А нам нужно привлекать население на свою сторону, а не отталкивать.
        Бренголин тоже удостоился персонального поручения Жрицы. Теперь парень отвечал за поиск камней из короны Барензии. Один такой как раз собирает пыль в покоях Архимага безо всякой пользы.
        Снега во дворе Коллегии убавилось, а вооруженной охраны в тяжелой броне прибавилось, а в остальном дела в Коллегии шли как прежде.
        Отправил самцов-каджитов, Ингьярд и Белранда подождать нас в таверну «Замерзший очаг». А сам с Марусей отправился заселиться и поприветствовать однокашников. Деловой разговор с Мирабеллой по ситуации с ярлом Кориром решил отложить на завтра. Сегодня у меня по плану практическая работа по зачарованию под руководством Сергия. Да пока не стемнело желательно взбодрить отряд посещением руин Небесного храма. Но первым делом заглянул в Арканеум, чтобы отдать книгу из кургана Ингола.
        - Я не силен в благодарностях, - проскрипел старый орк-библиотекарь при виде увесистого тома «Детей Неба» на стойке. - Но если бы не ты, мы бы утратили эти знания навсегда!
        Как по мне, похвала прозвучала излишне пафосно. Тем более, задание я не брал.
        - Я не жду благодарностей, мудрейший Ураг гро-Шуб. - И готов продолжить поиски редких научных трудов для Коллегии. Однако, рассчитываю на помощь в своей работе над картой Скайрима.
        - О какой помощи ты просишь, ученик?
        - Карты владений. Путеводители. Записки путешественников. Все, что содержит информацию…
        Клыкастый библиофил перебил меня нетерпеливым жестом, требуя предъявить ему результаты усилий. Пришлось показать мой рабочий пергамент, некогда полученный от легата Рикке. Старикан аккуратно расправил рулон испещренной пометками бумаги на стойке. Внимательно изучив предмет, поднял глаза на меня.
        - Я вижу старую карту Легиона. Пометки сделаны разными людьми в разное время, уж я в этом разбираюсь. А еще вижу имперца с необычной просьбой.
        - Уважаемый Ураг, я возглавляю отряд Стражи Рассвета на службе Храма Азуры. Карта мне необходима для более важных дел, чем поиски сокровищ или участия в гражданской войне. К тому же бываю в опасных местах, откуда могу спасти редкие книги для нашей Коллегии.
        Пожилой библиотекарь жестом дал понять, что я его убедил.
        - Да, есть еще немало книг, которые неплохо было бы добыть для Арканеума. Завтра я подготовлю то, о чем ты просишь, ученик.
        Карту пришлось оставить Ураку, который не всегда был мирным смотрителем Арканеума и в свое время много путешествовал. Отлично!
        - Бейся славно и пусть новый бой принесет тебе победу! - напутствовал меня старый маг, возвращаясь к кружке с напитком.
        Пока Маруся повышала владение школой Колдовства, купил у Сергия несколько полезных инструкций ивзял три урока. Больше времени наставник просто не мог мне уделить. Было бы несправедливо по отношению к другим ученикам.
        Зато я смог выбрать предметы для практического занятия самостоятельно. Как и планировал, зачаровал кирасы Белрада и Карджо. «Повесил» на свой щит повышение блокирования на восемнадцать пунктов и такое же повышение владения одноручным оружием на перчатки. Вот теперь по-настоящему готов к труду и обороне.
        Прежде, чем идти на дело, заглянули с Марусей в «Товары Бирны». Проводив босмера-скупщика Энтира, торговка встретила нас как родных. У нее в продаже появилось намного больше заполненных мелких камней душ. Оказывается, зачарованные на захват душ луки разошлись по местным охотникам и те начали активно снабжать торговку заполненными кристаллами. Пометил себе сделать на продажу еще несколько охотничьих луков с аналогичными чарами.
        Не удержался и продал хорошую древнюю нордскую секиру из недавно улучшенных. И парочку своих мелких поделок обменял на горсть таких же камней душ. Приобрел чернильницу с пером и все рулоны бумаги. Маруся купила несколько пустых флаконов и продала пару зелий своего производства. В этот раз ни книгами, ни редкостями Бирна меня не «угостила», однако, расстались вполне довольные друг-другом.
        Размяться в руины Небесного храма отправились всем отрядом, но без Аурики с Бреном. Такой толпой там делать нечего. Рудные жилы и ингредиенты на острове не успели обновиться, чего не скажешь о его обитателях. На пляже мы перебили множество разнокалиберных грязекрабов и стайку из четырех хоркеров. Джи’Барр разделал массивные туши, загрузившись мясом и ценным жиром.
        На подъеме и самой ледяной горе с древними руинами нас встречали партии скелетов по трое - два лучника, один воин. Мы легко расправлялись с нежитью силами Джи’Барра, Карджо и Белранда, щедро позволив им подтянуть боевые навыки. Я, Маруся и Ингьярд вступили в бой только с драугром-боссом в саркофаге. Древняя нежить стойко переносила град наших ударов, лишь раз распахнув жуткую пасть в драконьем крике. На ногах я устоял, но ощущения скверные. Не люблю, когда на меня орут. Надо запланировать визит к Седобородым для овладения могучей драконьей магией. Одновременно повысились навыки владения одноручным оружием и тяжелой броней. Уже не зря сходил!
        Сраженный драугр пополнил арсенал отряда эбонитовым клинком. Предстоял нелегкий выбор, отдать его Карджо или Белранду. Совсем скоро смогу улучшать изделия из эбонита, вот тогда и решу.
        С жертвенника со скелетом забрали двемерский кинжал и дорогущий яд - добыча повторилась, только стала выше классом. А вот учебник в локации появиться «забыл». Со скелетов выпало большое количество древних гибких луков, стрел, камней душ и холодного оружия. Заставив меня пожалеть, что забил свой инвентарь аналогичной дешевкой перед отправкой в Коллегию. Тем более, устраивать резню на улицах Винтерхолда никто не собирался.
        Денег на каждого из шести участников зачистки вышло совсем скромно. Слегка выручил сундук, подарив полторы сотни золотишка, сапфир, рубин, стальной рогатый шлем и двемерскую секиру. Вместо благодарности мы его всем коллективом исковыряли отмычками, прокачивая взлом.
        Вот оно, реальное подтверждение, что локации здесь обновляются каждые десять дней. И их необходимо регулярно чистить от излишков сокровищ и опыта, враги стали заметно сильнее с прошлого раза. Даже жаль, что мы сейчас привязаны к Винтерхолду. Вот бы рвануть в Альфтанд!
        Вечером в «Замерзший очаг» набилась толпа народу. Во-первых, гуляли герои Кастава, ранее известные, как защитники Храма Азуры. Про наше с Марусей участие в хелгенских событиях никто не вспоминал. Хелген - это где-то далеко, три дня скачи - не доскачешь. А Кастав вот он, под боком. Перекрыл пути снабжения, посадив население на голодный паек.
        Во-вторых, пришлые герои щедро поили и кормили всех посетителей. А тем приходилось платить вниманием, выслушивая застольные речи определенной направленности. До прихода ярла я постарался подготовить общественное мнение. Первым делом отметил весомый вклад Коллегии магов в победу над мерзкими чернокнижниками. Школяры и преподаватели бурно поддержали мою речь и принялись делиться своими подвигами. А у меня подрос навык красноречия. Добрый знак! Завтра легче будет уболтать Кралдара.
        Потом прозвучала здравица всем истинным сыновьям и дочерям Скайрима, сражающимся на правильной стороне. Постарался донести местным нордам мысль, что следует, наконец, навести порядок на родной земле, разогнав нечисть и бандитов. Сделав безопасными дороги, заняться созидательным трудом, вместо игр в повстанцев. Так или иначе, но выпить за настоящих нордских героев, а после еще раз за процветание Скайрима не отказался никто.
        В положенное время, «как по скрипту», таверну почтил своим визитом ярл Корир. Властитель Винтерхолда взял не только традиционную бутылочку вина, но и слово, сухо поведав, что временные трудности преодолены, чему он несказанно рад. Другой бы поблагодарил хотя бы Стражу Рассвета в нашем лице, раз отношения ярла с Коллегией хуже некуда. Но нет, ни слова о победе не прозвучало из начальственных уст.
        Гвоздем культурной программы, несомненно, являлась Аурика. Бретонка притащила своих бойцов - Егорку и Джанго, разодетых как знатные особы. Не знаю, каковы они с оружием, а вот с лютней и барабаном ребята управлялись мастерски. Получился настоящий музыкальный ансамбль - новое слово в культурной жизни Скайрима.
        Рыжая девица прилежно выполнила домашнюю работу, между делом вытащив из меня слова «Саги о наемниках». Мол, ты же мне обещал скайримские гастроли и в ответе за тех, кого приручил. И вот, с минимальной обработкой представила ее почтенной публике. Публика неистовствовала, так ей зашла новая песня. Не все и не сразу уловили ее антивоенный смысл. Но Корир проникся и, словно, почуял, что «вождь иноземный, купивший наши мечи», может легко трансформироваться в «Ульфрик-то не настоящий, подлыми талморцами в плену подмененный».
        Маги-школяры из духа противоречия настроенные к действующей власти оппозиционно, то и дело просили исполнить проимперский «Век произвола». И к неудовольствию ярла и стражников дружно подпевали солистке.
        «А послезавтра песнями не обойдешься» - невесело подумалось мне. Я не считал предстоящую смену ярла коварным ударом в спину временному союзнику. Но и не заблуждался насчет того, что некоторые горожане этот шаг не оценят. Прямые спины, прямые характеры, взрывной нрав. Кто-то, вроде того вредного кузнеца, точно уйдет к мятежникам. Да и вряд ли Ульфрик воспримет новость спокойно. Неужели мне придется убивать этих нордов?
        - Веселитесь? - ко мне подошла Бельда в сопровождении верного Торстейна. Их медвежьи плащи офицерской брони припорошены снегом, а значит, добрый глоток «глинтвейна» и шкворчащий стейк из хоркера будут в самый раз.
        - Приветствуем истинных героев Винтерхолда! - заорал я на весь зал, пользуясь паузой между песнями, - Прекрасную и смертоносную Бельду Деву Меча и храброго Торстейна из Ривервуда! Слава защитникам Скайрима!
        Жена трактирщика Харан немедленно налила парочке мятежников подогретого вина со специями. Десятки рук подняли разномастную посуду вверх, соударяясь краями и проливая содержимое.
        В голове сама собой всплыла подходящая строчка: «Кубки поднимем дружно и вспомним всех тех, кто поднимал их до нас!». Еще один потенциальный хит для бретонки. Конечно, эту песню должен исполнять хор брутальных мужиков, а не хрупкая Аурика Октавия, золотой голосок Солитьюда. Но вдруг она сможет порвать шаблон? Отставить шаблон, у нее вместе с Бреном вполне хор набирается! Ай да я!
        - Откуда такая вкуснятина? - изумилась Бельда, осушая посуду вторым глотком.
        Дагур получил для меня посылку от Иветты Сан из Солитьюда. Чтобы не шокировать народ буйством вкуса, после дегустации решили с трактирщиком разбавлять столичную экзотику вином «Алто», собранным мной с тел мятежников в Корваньюнде. Дальше просто: добавить мед, разогреть на огне, подать, повторить.
        - Моей личный рецепт, - скромно сообщил о вкладе в местную культуру пития, - А вы здесь какими судьбами?
        - Вот, хочу поступить в Коллегию. И нанять магов для Ульфрика. - прямо вывалила Дева Меча. Болтун - находка для шпиона. Учли, значит, супостаты, опыт Кастава.
        - А где наш общий недалекий друг?
        - Сигурд как раз далеко, - неопределенно махнула рукой Бельда и смачно отхлебнула из вновь наполненного кубка.
        - Этот трус сбежал! - пояснил Торстейн. Чего и следовало ожидать. Парни вроде Сигурда не созданы для суровой борьбы и лишений. Слишком уж ценят личную свободу и легкую наживу.
        Пафосный «глинтвейн» пролетарий из Ривервуда не оценил и перешел на обычную медовуху. Надеюсь, разница во вкусах не помешает парочке наслаждаться сегодняшним вечером.
        Попели, поели, потанцевали под мелодию из игры, которая с каждым разом получалась у бретонки все лучше и лучше. Выбрав сегодняшнюю норму алкоголя - ведь завтра важные переговоры, увел Ингьярд в свою комнату. Обильно наплевав на строгие правила внутреннего распорядка. Пришлось немного поиграть с охраной Коллегии «в прятки», но утром отдал должное своей предусмотрительности. От помятых сокурсников узнал, что пряное вино разогрело публике кровь, и в таверне вновь случилась оргия.
        Глава 23. Тикай с города, тебе звезда!
        Ночью проснулся от собственного крика. Напугал Ингьярд, если, конечно, боевую подругу можно испугать воплем смертельно раненого человека. Ловкий мятежник подрубил мне правое бедро. Глубоко, до кости. Но истечь кровью мне не дали - в легкий шлем прилетел удар боевого молота. Мое счастье, что не наяву.
        - Почему ты дрожишь? Ты в порядке? - девушка провела ладонью по моему вспотевшему лбу, словно в попытке забрать плохой сон.
        - Мне снилось, что я имперец. И я погиб.
        - Ты и есть имперец. И слава богам, жив.
        - Во сне я был легионером, - пустился в пояснения, пытаясь разобраться в увиденном. - Словно в заснеженных горах Скайрима Легион и мятежники ведут тайную войну. Стычки патрулей, засады, перехват курьеров и обозов. Столько смертей!
        Вдохнул поглубже, встал с кровати. Заклинанием «Пламя» раскалил камни в жаровне, чтобы немного согреться.
        И чего распереживался, а? Ты сражался с морозными, мать их, пауками, вонючими злокрысами, еще более вонючими бандитами и всевозможной нежитью, включая костяного дракона. Раны? О, их было достаточно. Если бы не целительная магия, кожа бы уже скрылась под слоем шрамов. И сколько еще будет? Или дело в том, что все прежние сны являлись неким посланием? И в чем тогда смысл этого? Ведь сражаться за Легион я не собираюсь. Есть и будут дела поважнее.
        Спать расхотелось, хотя за день устал. Попил кипяченой водички. Вспомнил, что уже накопил два уровня. Несмотря на беспокойство за свою жизнь, поднял запас сил и магии, а перки вложил в СИЛЬНУЮ РУКУ ЧЕТВЕРТОГО РАНГА И МЕЧНИКА ВТОРОГО.Надо резко повышать наносимый урон за счет мастерства. Мне «Сияние Рассвета» весьма полюбился, но улучшать его пока что не мог. Чутье подсказывало, что банальным выбором перка дело не решится, все-таки даэдрический артефакт. Спустился в подвал к пентаграмме и от души наделал свитков против нежити: «Огонь солнца» и «Аура Стендарра».
        Понимая, что дело спорится, вернулся в комнату и набрал трофейного оружия. Пару древних нордских луков зачаровал на захват душ - это Бирне. Затем взял два одинаковых лука и камни с большой душой. Одну «палку-стрелялку» зачаровал на урон огнем. А другой наполнил силой электричества. При равном количестве зарядов, урон молниями вышел на треть слабее.
        Эксперимент наглядно показал, что перки в ветке огня школы Разрушения заметно влияют на силу чар. Хоть садись и пиши план прокачки, какие перки брать. Лучше поздно, чем никогда.
        Злость на себя распалила неимоверно. А еще я ощутил воздействие высшей силы, как во время работы над картой. Под руку попался двемерский кинжал. Взял невесть как оставшийся в инвентаре черный камень с душой неизвестного врага. Создание нового артефакта обнулило весь запас сил и магической энергии, что немедленно уронило меня на каменный пол. Улыбаясь как идиот, вчитался в описание кинжала «Первый луч» и понял, что скопировал чары со своего меча. Пятнадцать пунктов урона нежити и шанс активации заклинания «Проклятие нежити» - это реально круто. Очень жаль, что под рукой не оказалось хотя бы стеклянного ножика!
        Если до этого навык прогрессировал медленно и печально, то после создания кинжала резко скакнул и составил ровно восемьдесят пунктов! Больше чем в кузнечном деле и одноручном оружии!
        До обеда честно изображал прилежного ученика. Слушал лекции в зале Стихий, взял пять платных уроков школы Восстановления у госпожи Колетты. Нашел Арнела Гейна и договорился с ним о поставках двемерских находок. Вместо шестерней ученый захотел получить один из двемерских сторожевых механизмов. Если точнее, сферу с арбалетом. После уговоров согласился принять автоматона в нерабочем состоянии, но с комплектом запчастей.
        Попутно выяснил, что Мирабелла Эрвин в компании с Нирией и Фаральдой отбыла в столицу по делам Коллегии. Содержание вооруженной охраны обходится в солидную сумму и всем преподавателям, способным заработать товарами и услугами, архимаг поручил добывать золотишко. А где, как не в Солитьюде можно продать волшебные вещички за хорошую цену? И какая женщина устоит перед соблазном столичного шопинга?
        Вручил свой первый полноценный артефакт Марусе. Напарница недавно всерьез захотела стать обоеруким бойцом. И даже вложилась в умение «Двойной вихрь». Теперь, когда подвернулся приличный кинжал, ее желание сбылось. Чему каджитка, мягко говоря, обрадовалась. Маруся уже знала про способность своего хвостатого приятеля повышать скорострельность луков и сложила в голове два плюс два. Над новым оружием для нее будут трудиться два мастера и лук получит минимум два дополнительных свойства.
        Едва радость напарницы стихла, мне пришлось попрактиковаться с новой партией учеников, присланных из Храма. Как и в прошлый раз, пополнение упорно лупило моих атронахов, прокачивая школу Разрушения и устойчивость к урону огнем.
        Первый раз за все время в Коллегии встретил Эланниэль. Эльфийка чуть схуднула, добралась до девятого уровня и с непонятно каких барышей прикупила богатое платье. Видимо, эти немалые достижения окончательно вскружили голову начинающей колдунье. По крайней мере, меня она не замечала в упор.
        А вот я заметил нечто любопытное: девица сноровисто рубила своих призванных питомцев призванным же мечом. Хитро придумала: тут ей и прокачка школы Колдовства вместе с навыком одноручного оружия. И лишнюю тяжесть таскать не нужно, а для этой схуднувшей пышки, хе-хе, каждый килограмм веса критичен.
        Поэтому мы с Марусей немедленно отыскали Финиса Гестора и широким жестом приобрели у него Марусе тома для призыва лука и кинжала. А мне тоже самое, а еще меч и секиру. По какой-то причине заклинаний для двуручного и дробящего оружия в продаже не имелось, а на мой вопрос маг удивленно выпучил глаза. Пользуясь расположением Финиса, продал ему несколько свитков и пару зачарованных предметов экипировки.
        Зато теперь мы не только никогда не окажемся безоружными. Покупка призванного арсенала избавляла меня от необходимости таскать с собой гору разного железа. Чтобы создавать для Маруси и Джи’Барра отличные луки и кинжалы, для остальных соратников мечи и на продажу разные прочие топоры - все эти виды смертоносных инструментов мне необходимо подробно изучить и опробовать на различных целях. Только тогда мои таланты кузнеца и зачарователя раскроются самым блестящим образом.
        Испытав покупки на атронахах, немедленно отправил Брена и новичков к торговцу. Для учебного поединка прогресс колдовства шел хорошими темпами. Необходимо эту технику внедрять в программу обучения при Храме!
        Прежде, чем подойти к дому Кралдара, аккуратно осмотрелся. Будущий ярл ждал моего визита с нетерпением, неожиданным для пожилого степенного норда. Так сильно желал увидеть легендарный артефакт.
        Древний стальной рогатый шлем принадлежал ярлу Хансу, правившему Винтерхолдом во времена Короля Боргаса. О чем мне и поведал Кралдар, едва получил головной убор во владение.
        - Этот шлем память о былом величии Винтерхолда. - голос пожилого норда слегка дрогнул, - И символ нашей надежды на лучшие времена.
        - Лучшие времена сами по себе не настанут. Вот инструменты для их приближения, - с этими словами выложил на массивный стол гору древних мечей, секир и луков. Надо сказать, внутри дом Кралдара и так напоминал гибрид арсенала с продуктовым складом. Его сторонники собрали коллекцию простого оружия, железных щитов и меховой брони. Многие эти вещи были ранее проданы Бирне.
        - Первый Хранитель говорил, что Азура не желает кровопролития…
        - Это действительно так. В Каставе я видел слишком много нордской крови. Надеюсь, что вид решительных граждан с оружием охладит горячие головы в стане противника.
        - И я на это надеюсь, друг, - немного помолчав, Кралдар погладил легендарный шлем и добавил, - Я уже стар и не смогу одолеть ярла Корира в честном бою…
        Вот и прояснилась моя роль в этом спектакле. Нордские традиции - это серьезно.
        - Не беспокойтесь. Его вызов, если до этого дойдет, приму я.
        Слуга Тоньольф, которому когда-то принес весть о гибели брата в рядах Легиона, подал нам медовуху Хонинга.
        - Мне нравится ваш вкус, - вежливо пригубил предложенный напиток. - Я не рассказывал, как ярл Сиддгейр пожелал выпить «Черноверескового меда»?
        - Вот как! Он любит что-то еще, кроме охоты?
        - Конечно! Свои рассказы о ней!
        Кралдар искренне рассмеялся. Я вежливо выслушал небогатые местные новости. А больше тем для общения не было. Подготовку к смене власти и последующее развитие города уже обсудили без меня. Моя задача - силовое прикрытие и поединок с ярлом, как оказалось. Итак, дело сделано. Теперь мне, Кралдару и нашим людям остается ждать сигнала.
        На выходе от Кралдара мне встретился Неласар. Раньше пару раз видел эльфийского мага мельком в таверне и не придал этой встрече большого значения. Как и не увидел готовящегося заклинания в его ладонях.
        Прежде, чем я успел что-либо предпринять, окружающий мир кардинально изменился. Больше не было массивных домов и тяжелых сугробов, украшенных желтой собачьей «живописью». Я стоял посреди дивного «леса» из синих кристаллов. Между зарослями из светящихся шипов маячили фигуры дремор. В след мне прозвучало бодрящее напутствие:
        - Молись своей Азуре, говнюк!
        Понятно. Если герой не торопится в Илиналту, то глубины сами пришли к нему. И я очутился в звезде Азуры, украденной некромантом Мейлином Вареном. Теперь, чтобы выбраться отсюда, необходимо всех убить, если правильно помню.
        Догадку относительно места подтвердил голос старого и пресыщенного убийствами мага:
        - Мой коллега Неласар прислал мне свежую душу! Я как раз проголодался.
        Не удостоив ублюдка ответом, зарядил арбалет, проверил запас зелий, призвал атронаха и наложил на себя «Эбонитовую плоть». Как раз дремора в облаке заклинания выскочил из-за веника кристальных шипов. Первый противник быстро отправился обратно в Обливион, оставив мне сердце даэдра. Заканчивая хирургическую операцию, обратил внимание, что черты лица убитого демона слишком напоминают Тараса. Того мелкого неудачника, что пришлось ликвидировать в погребальных катакомбах Ветреного пика. В сочетании с красно-черной кожей и загнутыми рогами - то еще зрелище. Аж моргнул в тщетной надежде снять наваждение.
        - С тобой что-то не так! - удивленно заявил Мейлин Варен. - Покорись! К чему эти глупые попытки?
        Второй дремора усилил мои подозрения, что все совпадения не случайны. Донором лица послужил упырь, которому я помог проститься со своей не-жизнью у стен Храма. Этот вредитель оказался и ловчей и крепче Тараса, к тому же непрерывно жег молниями. Но связавший его боем атронах и пара метких болтов в грудь и в голову решили дело в мою пользу. Мне даже не пришлось двигаться дальше по хаотическому нагромождению гигантских камней душ.
        Врагам надоело играть в поддавки, и налетели сразу втроем: колдунья и некр из вайтранских катакомб, а с ними адепт, убитый на винтерхолдской дороге. Атакующие попытались координировать свои усилия. Девка жгла молниями с безопасного расстояния, а чернокнижники бросились на меня с заклинаниями льда и кинжалами, призвав себе в помощь по костяному человеку. Хорошая попытка, но стычку удалось затащить без напряжения всех сил. Маневрировал, рубил, грамотно работал щитом. Парни мешали друг-другу и не могли нанести мне серьезный урон. Успешно испытал на них апгрейд своего щита, заляпав пол из шестигранных кристаллов черной кровью. А еще кричали мне гадкими голосами: «Познай боль!», клоуны. От костяных и то больше толку было. Пару раз подлечился в бою и три раза после, вот и все дела.
        Убитых выпотрошил, все-таки очень редкий и дорогой ингредиент для зелий и производства даэдрических доспехов. А «скил» патологоанатома у меня, благодаря этим гадам, прокачан до максимума.
        - Да как ты смеешь бросать мне вызов? - грозно возмутился невидимый до поры некромант, - Сама смерть покорилась мне! Я плевал в глаза властителям даэдра!
        Вновь оставил пафосную речь без ответа. Был занят важным делом - сбором копеечных трофеев. Копейка, она ведь рубль бережет, а у собеседника будет время обдумать следующую фразу. Снял с каждого тела по черному одеянию мага с капюшоном (+75 % к скорости восстановления магии), железному кинжалу и паре сапог. У одного с собой оказался слиток стали, у второго стальной боевой молот, а дама щедро отблагодарила меня за снесенную точным ударом голову черным камнем душ.
        - Теперь это мое царство! Я слишком многим пожертвовал, чтобы кому-то его отдать! - истерично выкрикнул Мейлин Варен. Это что получается, я обязан соблюдать его право собственности на украденный у моей богини артефакт? Настоящий британский юмор.
        Некоторое время бродил по волшебному миру кристаллов и разваливал выбегающих на меня костяных и яростных людей. Перестреливался огненными шарами с туманными, уворачиваясь и прячась за шестигранными колоннами от ледяных копий. Эти порождения сумрачного каирнского гения все еще оставались серьезными противниками, особенно по двое. Поддержи они недавнюю атаку троих безумцев, имели бы хороший шанс меня одолеть.
        В свой последний и решающий бой оккупировавший звезду Азуры некромант бросил все силы. Но кроме него самого в центре локации остались всего два «живых» противника - коварная кровососка Диана и безымянный мастер-некромант. Эти тоже «зажмурились» по моей вине, но вот как последний связан с лидером Илиналтовского шабаша, я не имел ни малейшего понятия. Да и плевать, если честно.
        Супостаты дружно призвали по два скелета-лучника синего окраса, а сами принялись обстреливать меня молниями из посохов. Включил ауру Стендарра и врубился в самую гущу врагов. Диане резко не понравилась моя выходка. Посмертие в облике дреморы не отменило уязвимости к антивампирским заклинаниям. Выгадал удобный момент и засадил ей шипами щита между грудей, чем на время вывел из драки. И даже спошлил на эту тему. Но дама сгорела не от стыда, а от ауры Стендарра. Некромант оказался самым хитрым, словно и не собирался лечь костьми за своего хозяина. Держал дистанцию и укрывался за однообразными элементами декора. Вместо уничтоженных костяков призывал новых и пытался достать меня молниями с обеих рук. Фух, последний скелет раскатился по полу. Едва успел отнять щит и меч, прежде чем останки исчезли в неведомых глубинах Обливиона.
        Мейлина оставил напоследок, хотя тот весьма чувствительно бил молниями. Чтобы, гад, прочувствовал неотвратимость наказания. А я успел обобрать его слуг. Как говориться, с паршивых овец хоть шерсти клок. Никакой разницы по луту с остальными покойниками, кроме посохов Молний.
        Я, конечно, рисковал, развлекаясь в финале битвы. Все-таки здоровье они мне просадили сильно и запас маны выжгли подчистую. Мейлин Варен в ужасе метался по своему «царству», принимая то арбалетный болт пониже спины, то огненную стрелу. Тут я до банальных пошлостей не опускался, а натурально глумился над самонадеянным выродком. Это ведь ему бандиты с Ветреного пика продавали несчастных путников и трупы с вайтранского кладбища. Наконец, припер урода к частоколу из кристальных шипов. Во время заполошного бега, враг растерял весь свой пафос и гонор. Наслаждаясь чистейшим ужасом в его глазах, выпил зелье лечения и рубанул клинком по тощей старческой шее.
        Мейлин оставил после себя эльфийский кинжал Проклятия с функцией захвата душ в течение аж пятнадцати секунд, еще один посох молний, сапоги и стандартное для местных обитателей черное одеяние мага. Жиденький навар с главного гада вышел. Обобранное до нижнего белья тело лидера Илиналтовских некромантов засветилось и начало растворяться в окружающем пространстве. А со мной заговорила богиня.
        - Звезда избавлена от паразитов. Я довольна тобой, мой чемпион! - слова Азуры пробирали до души. Кристальный интерьер «поплыл», врезав белой вспышкой по глазам, и сменился на заснеженные горы в сумерках.
        - Душа Мейлина навеки отправлена в Обливион. - подвел итоги все тот же уверенный женский голос, - Как и было предначертано, верни мою звезду Верховной Жрице. Эта реликвия не может принадлежать одному человеку. Прощай, чемпион и знай, что Азура хранит пути твоей судьбы в Сумерках.
        - Благодарю, леди Азура!
        А про себя добавил, что с сумерками сам разберусь. Хотя высокое начальство имело в виду совсем не темное время суток.
        Пока принимал занятные приветы из прошлого внутри артефакта, вредоносный маг отбежал довольно далеко от Винтерхолда. Разгоняя ночную тьму, «включил» «Свет свечи» и осмотрелся. Прямо передо мной в снегу лежала поврежденная Звезда Азуры.
        При моем появлении в реальном мире, отвыкший от физических нагрузок Неласар со всех ног бросился бежать. Но разве по глубокому снегу, да от арбалета в умелых руках сбежишь? Плотная метель лишь продлила его страдания. Страх гнал его до полного истощения, а потом посох ходил ходуном в дрожащих ручонках, не попадая по мне молниями. Под конец догадался призвать дремору, но это его уже не спасло. Я ответил атронахом и градом ударов Сияния Рассвета.
        Забрал с трупа который по счету магический посох (кто-то недавно ржал над Сальмой, ага?), украшения и целый мешок магических вещиц: томов заклинаний, камней душ, свитков, предметов с чарами. Деньгами вышло семьсот монет, альтмер немного приторговывал. Хороший, жирный кусок, с лихвой покрывший все пережитые неудобства.
        Однако я опрометчиво остался без карты в заснеженных горах во время снегопада. От досады пнул труп Неласара. Примерился и отсек мечом подлому альтмеру голову. А потом сбросил тело в расщелину. Куда и зачем бежал маг, для меня навсегда осталось загадкой.
        - Где ты был? - все мои женщины встретили свою пропажу у входа на мост в Коллегию. Обнаружив мое отсутствие, Маруся, Ингьярд и Аурика подняли однокашников и устроили поиски, перетряхнув резиденцию магов, сам городишко и окрестности. Каджитка даже смоталась в Башню, а из нее в Храм, потратив прорву маны. Переполох вышел знатный. Еще пару дней в таком духе и у меня есть все шансы остаться в памяти жителей и коллег-магов чем-то вроде заболевания прямой кишки при сидячем образе жизни. Вряд ли мне за это поставят памятник, скорее, скромно напишут в летописях. Мол, учился здесь Теллурио Беспокойный, но так достал добрых людей Винтерхолда своими выходками, что лучше не спрашивайте. Вот его персональная «стена слов». Найдете среди них хоть одно приличное, получите два бесплатных пива в «Замерзшем очаге».
        Пришлось наплевать на усталость и объяснить свою пропажу. Легендарный артефакт вызвал фурор. Звезда «дышала» огромной силой, которую почувствовали все собравшиеся маги. В качестве благодарности за участие и внеплановую нервотрепку, раздал участникам переполоха все посохи и большую часть добычи с Неласара. Он мое похищение организовал, ему и платить по счетам.
        Чувствуя, что я на пределе, Маруся сопроводила в столовую, где налила своего чудо-отвара и горячей похлебки из оленя.
        А в ответ порадовал ее сердцами адских тварей в количестве семи штук и жиром снежного тролля. Хищнику не спалось, вот и выскочил на меня из ночи. Теперь спит вечным сном, занесенный снегом. Ах, да, чуть не забыл зубы ледяного привидения. Тоже выскочило и напугало меня до ужаса. На обратном пути я за свою невнимательность натерпелся всякого. Мог бы «прыгнуть» в башню, но решил превозмочь.
        Пока свежи в памяти блуждания во тьме без карты, пообещал себе прямо с утра навестить орка-библиотекаря.
        Выбрать параметр для повышения и перк решил тоже завтра, на свежую голову, после серии платных уроков. Былые затруднения с деньгами остались в прошлом, продажа зачарованных вещей приносила хороший доход. И за короткий срок пребывания в стенах магического ВУЗа мне необходимо успеть как можно больше. Чутье твердило: самая важная битва еще впереди.
        Глава 24. И пусть Совнгард подождет!
        Утро обещало быть добрым, но началось с выяснения отношений. Суть скандала оказалась пикантна. Брен переспал с Эланниэль, поскольку искомый камешек из короны Барензии некоторым образом оказался у нее. О случившейся случке узнала Аурика и страшно обиделась на блудливого напарника.
        Герой-любовник оправдывался, что пошел на подобное исключительно ради общего дела.
        - Аурика, а кто тебе рассказал?
        - Да я этой жирухе сначала не поверила, - бретонка вдруг осознала, что пала жертвой примитивной манипуляции, - Я этой выдре волосья повыдергаю!
        Бренн хлопнул себя ладонью по лицу. Он мог бы все отрицать, глядишь, и интрижка на стороне сошла бы ему с рук.
        - Мстить пока запрещаю, - вынес свой вердикт, - Любите, кого хотите и как хотите, главное, дело не протрахайте! Все! Все разборки откладываются на потом.
        Вразумленная Аурика позволила Егору и Джанго увести себя развеяться. Или спланировать ответный удар. По-хорошему, мне пора эту длинноухую вредительницу поставить на место… и тут я перехватил игривый взгляд Маруси. Аж стало любопытно, какое наказание ждет вражину.
        Отвел в сторонку босмера и строго спросил:
        - Не мог этой иметой шантажистке пообещать, что сдашь ее архимагу как воровку?
        - А что, так можно было? - притворился дурнем Брен.
        - Мать твою йети с трех и до пяти! - пожаловался вселенной на предоставленных подчиненных. - А ты не любитель сложных путей, парень!
        Бренголин убедился, что его подруга ушла, и продолжил рассказ:
        - Она про тебя расспрашивала. Я наврал вагон и маленькую тележку, а она меня в койку потащила, присосалась губищами, навалилась. Ну и что мне было делать? А камень у нее уже после купил за сто монет.
        Я пошленько хохотнул.
        - Гусары ж денег не берут?
        - Мне пришлось, - цыкнул зубом жертва шпионских интриг.
        И пересказал, каких небылиц про меня наплел. А вот где взял такой забористой дури, Брен не признался.
        Сразу, как разрулил скандал в благородном семействе, телепортировался в Храм. Для этого пришлось слить весь запас маны в колодец Коллегии.
        Передал Звезду Верховной Жрице - артефакт после реставрации займет центральное место в главном зале Храма и многократно усилит возможности по созданию новых обитателей уже не только Скайрима, а всего Тамриэля.
        - Можно считать, с некромантами из глубин Илиналты покончено?
        - Без Мейлина Варена и союзников они уже не так опасны. Но нужно будет убедиться в этом, - Арания улыбнулась, - Ты же собирался вернуться в Фолкрит, Теллурио? Как раз по пути.
        Улыбнулся. Каждый опытный скайримский приключенец знает, что благодаря побочным заданиям, к своей цели можно дойти с большим опозданием.
        - Планирую помочь Легиону отвоевать Хелген. Хочу себе там землицы застолбить. С недвижимостью.
        - Похвально, - оценила Арания, - К слову о Легионе. Их курьер передал охране святилища это письмо.
        Развернул запечатанный пергамент.
        «Улики получены. Легион готов обсудить условия по известному тебе предмету. Легат Рикке».
        И ребенок бы догадался, что без моего участия в Корваньюнде не обошлось. Кто бы еще обобрал все тела до нитки, но оставил бы альтмеру талморские перчатки и пару любопытных записок?
        - Туллий хочет отдать Зубчатую корону Элисиф Прекрасной. Так у нее будет больше прав на трон в Синем Дворце. А чего хочет Азура?
        - Правильный вопрос, Чемпион. Кого из ярлов бы выбрал ты?
        Простое на первый взгляд дело заставило меня призадуматься.
        - Выбор без выбора. Нам нужен весь Скайрим и экспансия в Империю. Значит, ярл Элисиф и Легион.
        - А как же ярл Балгруф Старший? - вкрадчиво поинтересовалась Арания, и это был отнюдь не праздный вопрос.
        - Нам нужен город-порт. У Балгруфа его нет, - старался мыслить категориями растущего культа. Основной поток беженцев прибывает в Скайрим морем. Возрождение спасенных душ и павших в бою - лишь дополнительный источник последователей. - Конечно, ярл Вайтрана как правитель на голову выше прочих, но сможет ли он договориться с Легионом? Мне так не показалось.
        - Порт мы получим в Данстаре. И Виндхельме, если Ульфрик повернет оружие против нас. Вайтран - житница всей страны. Важнейшие торговые пути проходят через него. Гильдия торговцев там находится не просто так.
        От общеизвестных вещей Жрица перешла к инсайдерской информации: в ближайший день-два Легион атакует лагерь мятежников во владении Белый берег. Все это время Туллий успешно вел против Братьев Бури тайную войну: стычки патрулей, засады, перехват курьеров и обозов. И вот теперь ударит всерьез. Так вот к чему был тот сон! Это же меняет политическую карту Скайрима. Теперь захват власти в Винтерхолде выглядит как расчетливый шаг, а не как авантюра!
        - Тем более нам следует дружить с Легионом. Туллий утвердит проимперского Кралдара и наше право на Кастав и другие крепости, которые мы захватим.
        Арания кивнула, признавая мою правоту и свою ставку на победу Легиона в гражданской войне.
        - Ярл Вайтрана Балгруф Старший - компромиссная фигура. Возможно, именно он сможет объединить страну. Туллию нужен центр Скайрима, чтобы погасить восстание быстро и малой кровью. В этом наши цели совпадают. В то же время реликвия на голове ярла Элисиф сделает ее легкой мишенью для Потемы. И все же окончательное решение по Зубчатой короне за Азурой и оно зависит от действий претендентов на титул Верховного Короля Скайрима.
        Жрица попросила меня проработать маршруты на Сиродил и Хаммерфелл. Выявить ключевые точки, которые необходимо взять под контроль, чтобы обезопасить переселенцев.
        Вернулись к предстоящему перевороту. Жрица не сомневалась в его успехе. Она озвучила действительно важное обстоятельство: культ Талоса на территории владения сохранит свой статус. Нордам будет позволено устроить в Винтерхолде тайное святилище. Наши шалости с переключением амулетов прекращаются.
        Попросила подумать, чем можно помочь отстающему в развитии Винтерхолду. Но так сходу, кроме вкладов в лавки торговцев и постройки дома ничего не придумалось. Солеварня уже действует…
        Напоследок Арания напомнила, что крайний срок переворота - завтра. Дата связана не только с выдвижением Ульфрика, но и с наступлением Легиона в Данстаре. В полном загрузе от задачи и перспектив, отбыл в Коллегию.
        Отдышавшись перед статуей Шалидора, бросился в Арканеум. И тут меня ждал приятный сюрприз. Старый орк заготовил для меня такую прорву источников, что лекция, тренировка и платные занятия, словом, весь традиционный распорядок дня ученика-мажора грозил пойти по левому борту. Ураг внес на мою карту множество пометок, большинство из которых требовали устных пояснений. Да, карта Скайрима теперь необходима как никогда, но все же отложил вдумчивое сидение над бумагами на потом. А пока поблагодарил орка и отправился розыскать Марусю и Аурику, которым поручил сегодня хорошенько позаниматься молодняком из Храма.
        Сам взял у Финиса Гестора платные уроки Колдовства. Почему именно его, а не Восстановления? Для гармоничного развития и ради быстрой прокачки сопартийцев и новичков на моих атронахах. У нас будет больше обученных магов, чем у Ульфрика. Чем не сдерживающий фактор?
        За обедом со спокойной совестью повысил уровень до двадцать пятого. В этот раз выбрал запас жизни. Поднял перк Зачарователь до пятого ранга - теперь все мои артефакты будут намного мощнее. Заживем!
        В Коллегию из столицы вернулась Мирабелла в компании с Фаральдой и Нирией. И немедленно пригласила меня к Савосу Арену, по незнанию послав за мной всегда готовую услужить Эланниэль.
        Ничего удивительного, что у покоев архимага столкнулся нос к носу с Анкано. Тот нагло потребовал от меня сообщить, что за дело может быть у жалкого новичка к первому лицу Коллегии. Потрясающее чутье у паразита!
        - Как вы справедливо заметили, я здесь недавно и не имею чести быть представленным.
        Каждый имперец дипломат. А искусство дипломатии в том и заключается, чтобы изящно убедить сильного врага проследовать в пешее эротическое турне.
        - Я советник архимага. Талмор желает наладить сотрудничество с вашей Коллегией. И я всегда готов помочь архимагу, если требуется мой совет.
        Альтмер старался быть убедительным, но я-то знал, какую роль ему предстоит сыграть в будущем! А его талморский плащ воспринимал, как партизан мундир эссесовца. Рука непроизвольно теребила рукоять меча.
        - Это все прекрасно и замечательно, но причем здесь обычный ученик? Или, как вы сказали, «жалкий новичок»? - передразнил я заносчивого советника.
        Седовласый альтмер разом потерял терпение:
        - Я хочу знать, почему архимаг хочет с тобой говорить!
        - Я тоже хочу знать. Поэтому, если вы позволите, войду, - обошел наглую эльфятину и закрыл перед самым его носом массивную дверь.
        Скайрим. Скайрим не меняется. Пришел по своему делу, получил в нагрузку чужие проблемы. Две штуки. Есть приказ Жрицы улучшить отношения с Коллегией, значит, будем улучшать.
        Архимагу пришло письмо от дочери Септимия Сегония, который работал где-то в этих местах и перестал подавать весточки родным. Да, скорее всего, погряз в изучении неведомой двемерской хрени, как это бывает с ученой братией. Но Септимий - уважаемый член Коллегии и автор книги «Размышление о Древних Свитках», а значит, его нужно искать обязательно.
        Знание реалий игры все еще работало, но уже не раз давало сбои. Хорошо, что Ураг гро-Шуб готов подсказать мне конкретное направление поисков.
        Еще архимага и его милую помощницу сильно беспокоит разный сброд в крепости Феллглоу. Вроде мутят свою гильдию магов с бренди и блудницами. Пока вся их вина заключается в том, что сманили ученика, который украл ценные книги из Арканеума. И по слухам тяготеют к некромантии. Вот и необходимо разобраться… с потенциальными конкурентами. Тоже понятно, паровозы нужно давить, пока они чайники.
        Пожалуй, начать лучше с Септимия Сегония. По сюжету там предстоит поход в Альфтанд, это тоже относительно рядом и хорошо сочетается с другими моими планами. Добыть Древний Свиток для Дексиона Ивика будет очень даже к месту.
        Архимаг подтвердил, что Коллегия в дела Винтерхолда вмешиваться не будет, кандидатура Кралдара его вполне устраивает, ученики могут выбирать сторону по своему усмотрению. Чем скорей Корир сменит Винтерхолд на Виндхельм, тем будет лучше для всех.
        Клятый Корир внес коррективы в наш план, отправив вечером троих стражников арестовать претендента на теплое местечко. Как ни старайся, а скрытно подготовить такое масштабное мероприятие трудно. Кто-то донес. Меня оповестила возвращавшаяся в Коллегию Бельда, не имевшая ни малейшего понятия о подоплеке событий. Пока блюстители закона препирались с Тоньольфом, подоспели другие сторонники Кралдара и вскоре у дома народного ярла собрался стихийный митинг при свете факелов.
        Следом за мной, предчувствуя движуху, увязались все свободные ученики, в том числе первого состава. Мои бойцы, живущие вне стен Коллегии, уже подтянулись на огонек во всеоружии. Вместе мы оттеснили стражников Винтерхолда от дома Кралдара. За мечи пока никто не брался, нам хватило сплоченности и силы. Стражники попали в глупую ситуацию и растерялись.
        - Что сделал Корир для жителей, имея всю полноту власти?! Ничего! А Кралдар помог выжить многим из вас. Кралдар - тот человек, кто вернет городу былое величие. Почему же Корир хочет упечь его в тюрьму?
        Естественно стражи не имели ответов на мои вопросы. Да они и не требовались. Говорил достаточно громко, чтобы слышали все. Меня поддержали известные горожане: трактирщик Дагур с женой, лавочница Бирна, алхимик Гверлион и другие. Про учеников Коллегии нечего и говорить - большинство культисты Азуры. Нищета из нижнего квартала поголовно пошла за нами, своими кормильцами. Люди давно желали безопасности и процветания, чего Корир им дать не мог.
        Пользуясь возможностью, сторонники нового ярла вынесли и раздали собравшимся запасенное оружие. Горожане кричали, размахивали руками и факелами. Толпу не требовалось разогреть, только направлять.
        - Идем к Кориру! Пусть ответит за произвол! Возьмем судьбу города в свои руки!
        Мое предложение горячо поддержали. Весть разнеслась по сонному городку лесным пожаром. Забыв обо всем, жители спешили к длинному дому, чтобы поучаствовать в небывалом событии - свержении надоевшего властителя холда.
        Немногочисленные стражники Винтерхолда уже собрались у входа в резиденцию ярла. Некоторые имели явно растерянный вид. Ярл Корир не показывался народу, совершая тем самым еще один просчет. А толпа шумела, накручивая сама себя, припоминая властителю все былые грехи. Время от времени кто-то из заводил на всю мощь глотки высказывался на тему полнейшей профнепригодности ярла все меньше выбирая выражения. Стража угрюмо молчала, отгородившись от граждан щитами с древним символом города - трехзубой короной.
        По вечернему времени, некоторые норды пришли на митинг прямо из таверн с кружками и бутылками. В толпе по рукам пошли емкости с халявной выпивкой, это уже специальные наши люди постарались. Чтобы честный норд отказался от бесплатного угощения?
        Аурика терзала свою лютню, исполняя по кругу «Век произвола». Школяры подпевали. На огонек подходили менее резвые и сообразительные винтерхолдцы.
        Наши патрульные и ученики принялись дружно скандировать: «Кралдар наш ярл!» и «Корир - уходи!». Разогретые горожане активно поддержали лозунги.
        Наконец, на крыльцо вышла Тейна, хускарл и жена ярла.
        - За юбкой спрятался! - немедленно выкрикнул из толпы Дж’зарго. Норды встретили комментарий каджита одобрительными криками, припоминая властителю холда нерешительность при ликвидации некромантов в форте Кастав.
        - Одумайтесь, без нас город обречен! Просто обречен, - пыталась воззвать Тейна к собравшимся, но ее голос тонул в негодующих криках.
        Кралдар, облаченный в полный доспех с легендарным шлемом на голове, забрался на ступени длинного дома. И Корир проиграл.
        Тейна обнажила клинок, прицелясь оппоненту своего мужа в лицо:
        - Ты зашел слишком далеко, вздорный старик!
        Возмущенный рев толпы достиг пика и в пламени факелов взметнулся лес мечей и секир.
        - Осторожней, Тейна, не порежься, - громко предупредил хускарла, отведя двумя пальцами острие от подопечного. Свое оружие я демонстративно не доставал из ножен.
        - Ты забываешься, чужак! - воскликнул городской кузнец, поднявшийся на крыльцо с противоположной стороны. Здоровущий норд грозил мне стальным боевым молотом, навевая непрятные воспоминания о дурном сне.
        - Да, чужак. Но я сражался за Винтерхолд, а ее муж - нет!
        - С меня хватит неуважения! Я служу закону и добрым людям Винтерхолда, а не всякому, кто живет в длинном доме! - объявил один из стражников, сняв с головы закрытый шлем и во всех смыслах переходя на сторону народа.
        За ним последовали немногие, но и к сторонникам ярла Корира потянулись люди. Таких оказалось гораздо меньше, что не влияло на их порыв. Похоже, сегодня каждый норд Винтерхолда считал обязанностью прилюдно объявить о своих политических взглядах. За всплеском демократии последовала типичная перебранка между соседями, у которых накопилось.
        Окинув взглядом забитую улицу, заметил, что Бельда и Торстейн наблюдали за происходящим со стороны, не пытаясь вмешиваться. Вот и хорошо.
        На крыльце резиденции появился данмер-управитель и настойчиво попросил меня одного зайти в длинный дом. Оставлять вооруженную толпу подвыпивших людей в процессе поиска виновных было опасно, но требовалось мое участие в переговорах. Поручил Марусе и Ингьярд охранять народного лидера.
        - У тебя есть деньги? - сходу озадачил Фалдрус. Судя по внешнему виду, переговоры дались ему нелегко. Жадный ярл выжимал из Первого Хранителя еще пару тысяч монет. Пять сотен сверх назначенной суммы Фалдрус уже выделил, но больше у него с собой просто не было.
        Вокруг пустого трона бродил сын Корира Ашур, размахивая игрушечным мечом.
        - Когда вырасту, стану ярлом! - заявил мажористый пацан, но мы пропустили его болтовню мимо ушей.
        При входе заметил за плечами управителя знакомый посох.
        - Уважаемый, откуда у вас этот предмет?
        - Я его честно купил у одного мага! - не моргнув глазом, соврал Мейлур.
        - В таком случае вам придется сегодня помочь Коллегии и нам.
        - Но я же и так… - оба данмера переглянулись, и я понял, что Мейлур останется управлять делами при новом ярле.
        Корир в компании с молодым офицером Братьев Бури обнаружился в комнате с картой Скайрима, скрытой под батареей бутылок и грудой кошельков. Картина маслом: «Распродажа Родины»
        - Какая ирония! - встретил мое появление подвыпивший ярл, - Имперец и маг!
        - И правда, - согласился я, - Кто как не имперец протянет руку помощи норду в беде?
        Офицер мятежников пригрозил, что Ульфрик Буревестник узнает о случившемся.
        - Я настаиваю на этом, друг! Надеюсь, лидер мятежа сделает правильные выводы для себя.
        Норд дернулся, как от пощечины, но промолчал. На стол перед Кориром с характерным тяжелым звуком лег еще один пузатый кошель. В компанию к тем, что уже гарантировали отставнику безбедную жизнь в Виндхельме.
        - Здесь еще пятьсот монет и ни септимом больше! - громко объявил я.
        - Этого недостаточно! - возмутился ярл, при этом считая свое золото глазами.
        - Напротив, более чем, - с большим трудом удержал в себе заявление, что проще тебя, жадное чмо, убить. - Чем дольше торг, тем меньше у тебя шансов покинуть город без трепки. Люди очень недовольны твоим правлением.
        «Жаба» Корира не унималась.
        - Я! Требую! Еще!
        - Хорошо, - достал из инвентаря еще один кошель с четырьмя сотнями монет. - Одно условие! Как только я кладу его на стол, гарантии вашей безопасности исчезают.
        Быший хозяин города хмыкнул. Мятежник вскочил, пролив вино из кубка.
        - Ярл Корир под защитой Братьев бури и Ярла Ульфрика! Воины, благословленные самим Талосом непобедимы!
        Теперь хмыкнул я.
        - При всем уважении, офицер, я не видел тебя при штурме Кастава. Кстати, захватившие форт колдуны ждали, что с ними начнут торговаться. Где их души сейчас, знаешь?
        Управитель шепнул Кориру на ухо несколько фраз. Видимо, доложил про накаленную обстановку на улице, хотя все в длинном доме прекрасно слышали кричалки и требования протестующих.
        Взвесил в руке кошелек перед самым носом Корира.
        - Итак, Совнгард ждет?
        Норды, наконец, осознали, что выйдут из этой комнаты, только согласившись с уже выданной суммой. Офицер мятежников с надеждой уставился на ярла.
        - Ваша взяла. - Корир показушно допил вино из кубка, - Мы останемся до утра.
        - Нет! - синхронно заявили мы с Фалдрусом. Теперь настала наша очередь выдвигать условия. Велик соблазн выгнать бывшего хозяина в ночь, но раз все произошло раньше срока, его следует придержать на месте. Но и в резиденции оставлять нельзя.
        Вовремя вмешался управитель:
        - Мой ярл, разумнее будет дождаться утра в доме ваших сторонников. А после отправиться в Виндхельм.
        Корир встал и нетвердой походкой вышел в тронный зал. По пути управляющий ему сообщил, что слуги уже пакуют личные вещи властителя холда. Какой предусмотрительный данмер!
        В этот момент лояльные власти стражники внесли в зал ошеломленную, но к счастью живую Тейну в дымящихся доспехах.
        - Мать честная! - воскликнул я про себя, предчувствуя большую беду. Ярл бросился к своей супруге, но сынишка его опередил.
        Зал быстро наполнился вооруженными людьми в плащах мятежников.
        Верные стражники подперли собой входную дверь. С крыльца доносились увещевания Кралдара, заглушаемые криками алчущей крови толпы.
        - Выводите ярла! - прозвучал приказ офицера Братьев бури. - Спасайте казну!
        Через несколько минут в зале остались я, Фалдрус и Управитель. Наши оппоненты, нагруженные имуществом, удалились через черный ход.
        - Да здравствует ярл Кралдар!
        Крики горожан, изгнавших ненавистного ярла, грозили вызвать новый Великий обвал. Могу представить, каково сбежавшему Кориру было слушать глас народа. С другой стороны, целебный компресс из четырех тысяч септимов надежно излечит душевные терзания любой силы.
        Меня переполняли чувства как после победы у Храма Азуры. В Каставе победа далась большой чужой кровью и сверхусилиями. Там я ощущал опустошение, удовлетворение и раздражение. Сейчас же чистое ликование и упоение успехом, без вредных примесей. В этот раз обошлось совсем без кровопролития, несколько разбитых носов горячих нордских парней не в счет. Эталонный, мать его, переворот!
        И вот, все активные участники собрались в резиденции. Успокоились. Обменялись первыми впечатлениями. Обалдевший Кралдар занял свой трон. Немедленно образовалась живая очередь из счастливых поданных.
        Ярл делал глоток медовухи из вместительного кубка, передавая его одному из горожан утолить жажду. Затем кубок возвращался Кралдару. Этим занятным ритуалом заключался своего рода общественный договор.
        Хороший тамада и конкурсы интересные! Ох уж эти колоритные лица подвыпивших северян! В очередной раз пожалел, что нет возможности остановить прекрасное мгновение скриншотом или фотоснимком.
        Конечно, всю толпу шатателей режима в длинный дом не пустили. Вовремя перенаправил всех желающих продолжить праздник в «Замерзшем очаге». Для чего Дагуру авансом было оплачено триста монет и обещано возмещение расходов сверху. А значит, выпивки и сытной еды хватит всем желающим до утра.
        Вторую таверну, что ближе к выходу из города, заняли семья и сторонники ярла. Там же собрался и весь скромный гарнизон Братьев бури. Надеюсь, Корир сможет дотащить до столицы мятежа свой жирный кусок. А я подумаю, как использовать этот факт в целях пропаганды. Надо эту нелепую гражданскую войну прекращать.
        А пока пожурил Аурику за нападение на жену ярла. Хотел прочесть лекцию о том, как личная месть вредит общему делу, но был остановлен Марусей. Оказалось, женщина-хускарл пыталась зарубить Кралдара, но получила от каджитки полную прожарку с последующим исцелением. И повтор цикла до полного усвоения урока. А могла бы навсегда испортить красоту бывшей первой дамы Винтерхолда одним легким движением когтистой лапы. Гуманистка! Даже в ближнем бою воин магу - не соперник.
        Взял на себя организацию ночного дежурства храмовых ополченцев и перешедших на нашу сторону стражников. Ребятам пришлось ограничить себя в выпивке, что на фоне всеобщего разгула выглядело настоящим подвигом. Один пост разместил у Длинного дома, второй на воротах города. И время от времени проходил в компании ворчащих Карджо и Белранда по главной улице, наблюдая, как постепенно засыпает опьяненный свободой город.
        Когда в очередной раз мы проходили мимо таверны «Призрачная корона», ко мне вышла Бельда.
        - Это я предупредила ярла, - честно призналась она, - Но тебе все же удалось сделать это.
        А хорошо сыграла наивную дурочку. Или это сработало игровое послезнание, а про переворот она узнала по факту? Уже неважно.
        - Все к лучшему. Так бы я сейчас не спал, переживая, выйдет ли у меня задуманное. А теперь вот не сплю, потому что все вышло в самом лучшем виде. Никого не убили. Ты молодец, все правильно сделала.
        В ответ нордка шмыгала сопливым носом, куталась в тяжелый плащ из медвежьей шкуры и выдыхала клубами винные пары. А в голове у нее наверняка вертелся один вопрос: почему все получается не так, как я хочу?
        - Ты не глупая девочка, просто ты выбрала сторону проигравших.
        - Похоже, что так, - согласилась Бельда, - В Коллегии для меня нет заданий. А деньги за уроки они берут, словно делают мне одолжение…
        - Это мелочи. Позволь, я тебе объясню, что я понял про наш мир.
        На крыльце таверны возник вытирающий рукавом губы Торстейн с факелом в руке. Чтобы облегчить ему слежку за предметом обожания, «включил» над головой «Свет свечи» и позвал его к нам. Минус два бойца у врага лучше, чем минус один.
        Глава 25. Терпение и труд всех перебьют
        Вчерашний день получился длинным и насыщенным, но для личного прогресса довольно бесполезным. Да еще и перекроил распорядок следующего дня не лучшим образом. Под утро, после ухода сторонников бывшего ярла ухватил всего три часа сна. И то хорошо!
        Перекусывая набегу сладким рулетом, проверил посты, подбодрил подмерзших бойцов. По пути ко мне присоединился заскучавший и жаждущий полезной деятельности Джи’Барр и тоже жующий на ходу Брен. Ингьярд, Белранд и Карджо отсыпались после ночного дежурства.
        Вчера из Храма Азуры привезли в город не только очередной груз продовольствия, но и полученное от переплавки трофеев Кастава железо, а еще выделанную кожу и древесный уголь. Теперь можно заняться усилением местного воинства. В благоразумие Ульфрика Буревестника верить глупо, значит, нужно готовиться к бою.
        Дружно зевая, проинспектировали брошенную кузницу и нашли ее вполне пригодной для работы. Запрещающая красная подсветка рабочих участков исчезла вместе с несговорчивым хозяином предприятия.
        Проверил у соратников наличие кузнечных артефактов: парочку моих подарков бережно сохранил каджит, да и босмер не подвел, стырил-таки из храмовой кузни слабенькое колечко Сальмы. Все зачарованные шмотки, полученные у темнокожей колдуньи в обмен на карту, я широким жестом оставил в храмовой кузнице. Все равно себе и Джи’Барру собирался сделать более мощные артефакты.
        Купил у помятой Бирны кожаный фартук, перчатки, несколько серебряных колец и амулетов, а так же все козьи шкуры, кожаные полоски и уголь. Вернулся в Коллегию и для разгона сделал пару предметов с плюсом в восемнадцать процентов к кузнечному делу. Затем засосал марусино зелье и создал еще парочку, но уже на двадцать четыре единицы каждый. Отвлекся на свитки «Огонь солнца» и «Лечение ближних». Зачаровал меховой плащ и кожаные сапоги на сопротивление холоду. Упорный труд и разносторонние усилия подняли навык Зачарования. Отдохнул, попил водички. Заодно со свежестью пришло понимание, как лучше организовать предприятие по прокачке оружия и снаряжения городских стражников и ополченцев. Будет у нас разделение труда, чтобы ни один участок не простаивал.
        По сложившемуся в голове плану каджит займется улучшением луков и легкой брони, босмер по причине низкого навыка пока что будет ковать гвозди, стрелы и отмычки. Себе же поставил задачу улучшать щиты и мечи. Хорошо бы с последующим зачарованием на блокировку и урон огнем. А еще бы оснастить стражу кольцами регенерации, а на части доспехов повесить чары, повышающие боевые навыки! Но, увы, камней и времени превратить всю милицию в «терминаторов» мне не хватит. Да и с чего вдруг взбрело в голову заняться благотворительностью? Словно мои собственные бойцы уже закованы в эбонит, и у легендарного кузнеца и мага других дел не осталось…
        Сделал комплект артефактов для себя и еще пару вещиц Бренголину. С повышающими артефактами освоение навыка идет быстрее, факт. В финале создал кольцо с повышением алхимии, но, увы, результат средненький - всего шестнадцать процентов. Пока попользуемся с Марусей сами, а после подарю Аурике или продам. Мне с Алхимией надо дружить, весьма полезное ремесло!
        Со вчерашним обозом из Храма прибыла троица магов - старый знакомый Тарас с Ветреного пика, данмер Грендор Дрен и подружка Фалдруса Релина Дреним. Ребята получили от общины деньги и повторно явились в Коллегию всерьез продолжать обучение. Заодно в качестве массовки поучаствовали в смене ярла. Их еще немного поднатаскать и будет на кого свалить охрану города и тренировки ополчения, когда мы отправимся искать Септимия.
        Оповещенный о моем замысле Фалдрус прислал из оружейки длинного дома несколько неполных комплектов доспехов и стопку щитов - открыв мне широкий простор для применения жестокой конструкции с шипами.
        Моему основному помощнику - Джи’Барру достались самые лучшие вещицы, верстак и задача улучшать броню. Итого полный сет каджита давал аж восемьдесят четыре процента прибавки к кузнечному делу. Брену передал бывшие артефакты Джи’Барра и пару новоделов, приставив босмера к горну. А сам занялся заточкой стальных мечей и топоров ополчения.
        Охранявшие городские ворота данмеры явились к кузнице в почти полном составе. Как дети! Мне еще очереди из желающих улучшить свое снаряжение не хватало над душой! Разогнал бойцов по делам, объявив, что заменять доспехи и оружие будем постепенно. Незачем держать такую ораву на страже, вот и отправил половину бойцов в Коллегию на тренировочный поединок с атронахами Маруси и Аурики. На территории города мы договорились воздерживаться от магии, чтобы не шокировать местных. А регулярные тренировки для своих вошли в привычку еще до первого похода в Каирн душ.
        А тем временем улицы Винтерхолда наполнились жителями, их лохматыми псами и морозостойкими курами особой нордской породы «не тронь меня». Бодро застучали молотки на стройках. Открылись торговые лавки. По главной улице прогулялся новый ярл в компании с хускарлом Тоньольфом. Совершил первый обход своих владений. Управитель Мейлор Селот зачитал на городском рынке ряд объявлений новой власти: о раздаче продуктов, записи добровольцев в ополчение и строительстве новых домов. Город легко вернулся к обычной размеренной жизни. Еще раз себя похвалил за мирное решение конфликта. А то бы сейчас убирали окоченевшие трупы под женские причитания. И на этом все, конец истории древнего города. А так есть шанс построить на этих промерзших руинах новую жизнь.
        На шум ожившей кузни из таверны выбралась Бельда со своим неизменным спутником-нордом. Да, Дева Меча осталась в городе, каким-то чудом убедив фанатичного напарника сделать паузу в борьбе с «империей зла». Главным аргументом стала необходимость надежной охраны тайного святилища Талоса от коварных и вездесущих эльфийских шпионов. Пусть Винтерхолдское святилище нордского богочеловека пока существовало только в проекте, но опасность талморских ищеек Торстейн признал куда более важной, чем патрулей Легиона. Сама Бельда загорелась желанием вступить в ряды защитников Храма Азуры, чтобы попасть в пул приключенцев с интересными и богатыми квестами и особенно в храмовую библиотеку, чтобы поднять три-четыре уровня сразу.
        Странная они пара. Бельда ведь далеко не красавица по местным стандартам, а Торстейн - молодой голубоглазый атлет. Послушал бы я, что он в ней нашел. Их дуэт сложился на ее расчете и его неопытности. А сейчас-то и общего дела не осталось, Дева меча решила покинуть ряды мятежников. Что теперь их связывает?
        Лезет в голову всякая хрень, пока руки заняты полезным делом.
        Слаженно и с высоким КПД мы до обеда поработали в кузнице, периодически меняясь местами. Работа быстро истощала запас сил и пусть никто из нас не был слабаком, приходилось прерываться на отдых. К тому же Брен ленился. Этими паузами пользовалась Бельда, у которой были свои перчатки кузнеца и инвентарь, забитый дешевым железным оружием и броней.
        На мои артефакты она поглядывала с нескрываемой завистью.
        Каджит улучшил два комплекта брони до отличного качества и принялся за метательное оружие. После него кирасы и шлемы я дополнительно улучшил до эпического качества. Увы, свой особый талант Джи’Барр пока не контролировал - ему удалось повысить скорострельность на двеннадцать процентов только у двух луков из десяти. Кошак заработал повышение уровня, а я получил очередное подтверждение, что местные прогрессируют немного медленнее нас, пришлых.
        Заточка колюще-рубящего арсенала увлекла меня с головой. С моей помощью урон каждого стального меча и топора вырос на восемь единиц, а цена почти вдвое. Этак за приодетыми винтерхолдскими стражами начнут специально охотится грабители!
        Запасной комплект щитов городской стражи усовершенствовал до эпического уровня и на один экспериментальный экземпляр приделал острые шипы в виде символа владения Винтерхолд - трехзубой короны. Апгрейд выглядел негуманно до крайности и для исполнения полицейских функций подходил плохо. Решил, что для Карджо сделаю копию своего двемерского, а стражникам и храмовникам достаточно просто усиленной защиты.
        По здравому размышлению решил не тратить камни на экипировку городской стражи, а для ополчения пока обойтись кольцами регенерации. Тем более, моему навыку зачарователя нашлось иное применение.
        Днем в город прибыл караван гильдейского коробейника Роллона Непоседливого, с которым мы уже встречались в придорожной таверне у Виндхельма. Странствующий торговец заночевал в форте Кастав и потому пребывал под впечатлением от ранее небывалой безопасности маршрута. Поверх наложилось царившее сегодня в Винтерхолде оживление деловой жизни.
        Мне пришлось основательно очистить свой инвентарь, поскольку почти всю свою наличность потратил, а торговец привез очень много двемерского металлолома и коллекцию редких слитков: орихалк, малахит, лунный камень и даже эбонит. Упустить такой груз мне было никак нельзя. А еще приобрел два учебника: «Зеркало» и «Этикет булавы». Первый повышал навык блокирования, второй владение одноручным оружием - очень удачная покупка! Как обычно, сам читать не стал, но коллегам дал ознакомиться.
        Золотишка торговец привез больше трех тысяч. У нас с Марусей Роллон закупился светильным маслом, зельями лечения, магическими вещами и свитками. Особо интересовался рюкзаками и сумками с прибавкой к носимому весу - слава о нашем товаре разошлась уже по Скайриму. Пришлось пообещать коллеге продать эксклюзивные вещи. Запас которых в инвентаре мастеровитого Джи’Барра ждал своей очереди очутиться на пентаграмме душ.
        Передал свой сет кузнеца и место Бренголину, а его артефакты отошли - Бельде и отправился в Коллегию делать полезные сумки. После меня с коробейником поторговала Бельда, но после она пожаловалась, что ее ждал облом. Торговец не желал покупать больше двух одинаковых кинжалов и топоров. Правило касалось лишь дешевых железных изделий, мои свитки и марусины зелья он охотно брал по три-четыре одного вида.
        В итоге Роллон потратил в Винтерхолде все золото до монетки и с довольным лицом поспешно отбыл в Вайтран, чтобы побыстрее обернуть ценные товары в деньги. А мы с каджиткой снова подняли свой оборот с гильдией торговцев.
        Выдал оговоренную долю за сумки Джи’Барру, остальную прибыль вложил в урок Зачарования и Восстановления. Но уже после того, как пару часов поспал в своей комнатке.
        После занятий заскочил в Арканеум к Урагу гро-Шубу. Старый хрен ворчливо отчитал меня за пренебрежительное отношение к знаниям, которыми зеленокожий маг щедро поделился с нерадивым учеником. А потом терпеливо и подробно расшифровывал свои закорючки на моей карте. По самым скромным оценкам, орк выдал мне с десяток «квест-тригеров» как минимум. Тут и Саартал, Лабиринтиан, Озерный утес, все святилища даэдрических принцев, Воронья скала, лагеря Изгоев, убежища ворожей, а так же множество двемерских руин и рудных шахт. И даже пост Септимия Сегония. Отыгрывая роль прилежного зубрилки, проштудировал несколько путеводителей и книжек. А после вошел в режим скрытности и улизнул, пользуясь тем обстоятельством, что старик захрапел.
        Не люблю откладывать надолго интересные дела, поэтому в конце дня в подвале нашего общежития вплотную принялся за алхимию. Сначала варил простенькие зелья по рецептам из трофейных книжек других попаданцев. После приступил к перегонке купленного у обитателей нижнего квартала жира хоркеров в очищенное светильное масло. Маруся показала последовательность действий, оставила мне свои вещи, повышающие навык алхимии и немедленно испарилась. Поскольку сопутствующие «ароматы» впитывались в шерстку и раздражали чуткое обоняние каджитки. Сам не заметил, как заработал пять повышений навыка и очередной уровень. Даже поразился легкости прогресса алхимии: за полдня работы в кузнице едва получил однократный прирост, зачарование тоже заметно притормозило, если бы не платный урок, а тут на тебе - можно первый перк алхимика взять. Что я и сделал, давно обещал Марусю посудой обеспечить.
        Полностью посвятить вечер новому ремеслу мне не позволили однокашники. Сначала пришел Дж’зарго поболтать за жизнь, а фактически прояснить личные перспективы насчет Маруси. Я предложил каджиту присоединиться к группе Аурики и Брена. Хороший маг разрушения им необходим, а у Дж’зарго появится возможность чаще видеть Марусю. Аурика, при всей ее грамотной прокачке, на боевого мага, увы, не тянула, но как поддержка справлялась вполне. Схватки с вампирами и нежитью Дж’зарго не страшили, а два призванных героя в отряде - это хороший шанс уцелеть в бою. Тем более, тактическую сторону дела в их дуэте взял на себя Брен, любитель скрытного перемещения и засад. Как вариант, предложил каджиту делать популярные магические свитки и по сходной цене продавать их Марусе.
        Внезапно и нагло в наш разговор влезла Эланниэль. Видимо, Анкано мотивировал свою осведомительницу самым серьезным образом, не хочу представлять каким. Девка постаралась на славу: вывалила сиськи в декольте и с глупой, но многообещающей улыбкой поинтересовалась моими делами.
        - Знаменитые эльфийские манеры! - оскалил клыки мой собеседник, - Они воруют наше драгоценное внимание и продолжают считать ворами бедных каджитов!
        Я же ответил молчанием и взглядом в противоположную сторону. Прибрав за собой посуду и лабораторный стол, быстро покинул подвал. Скинул в сундук все лишнее и, наоборот, забрал нужное. Рутинная сортировка имущества начала приносить какое-то необычное удовольствие, знакомое по игре. Вон сколько у меня всего! Причем не мусор, а весьма ценные вещи.
        Во дворе учебного заведения слил ману в колодец силы. Емкость моя внутренняя «батарейка» набрала весьма внушительную, но в ближайших планах «качнуть» еще.
        В таверне отыскал Ингьярд, извинился перед Аурикой за похищение ее самой внимательной слушательницы и мы телепортом перенеслись в Храм, а из него сразу перешли в мое владение.
        Обстановка вокруг башни совершенно преобразилась. Давно же я не навещал свою башню! Появились бытовые постройки, аптекарский огород, а между ними весьма к месту яблони со спелыми плодами. Причем управительница смогла все объекты грамотно разместить и вписать в сложный рельеф местности. Но как чертовка угадала, что я люблю яблоки? Ингьярд тоже не отказалась угоститься райским фруктом. Было в этой сцене нечто знакомое, только наоборот. Яблочки зашли идеально после мясной диеты, и я накидал в рюкзак гору плодов, чтобы угостить остальных.
        За сосновой рощей у скального массива с богатыми рудными жилами возникли плавильня и кузница. Но долгожданную инспекцию пришлось отложить, ради более приятного занятия.
        Момент радости и безмятежного счастья пролетел взмахом ресниц. И вот, опять, проза жизни с ее приземленными заботами и тревогами. Пока Ингьярд принимала водные процедуры, выложил из ранца в сундук гору двемерского металла. А сам с листом пергамента и большим камнем душ замер над пентаграммой душ. Едва руки коснулись поверхности стола, ощутил дополнительный прилив сил. Вызвал характеристики персонажа и среди активных эффектов увидел поясняющую надпись: личное место силы с прибавкой в пять процентов к навыку наложения чар. Круто! А раз так, погнали творить себе инструмент стратегического планирования.
        От общей усталости вырубился. Меня растормошила взволнованная Ингьярд. Карта получилась вполне рабочей, но далеко не такой, какой я ее видел. Придется подарить Аурике. Или Бельде. Какая меньше накосячит, та и получит столь шикарный подарок.
        У портала еще раз поблагодарил управительницу за работу и приказал нанять работника для добычи и переплавки руды. Оказалось, что нордский работяга по имени Торкильд прилагался к свежепостроенному комплексу. И из того, что я натаскал в норку ранее, все, что можно переплавить, он уже переработал в слитки. А завтра меня ждет солидная партия брусков двемерита. Чтож, отличный повод выяснить, дает ли бонус моя личная кузница.
        В Храме мы с Ингьярд немного задержались, чтобы узнать последние новости. Насчет успешной смены ярла чуть раньше намеченного срока Фалдрус уже доложился. И кроме «в Винтерхолде все спокойно» мне добавить было нечего. Дополнительных инструкций тоже не появилось: по-прежнему учимся, усиливаем ополчение, развиваем торговлишку и повышаем свой статус в Коллегии. Готовимся к ответным действиям Ульфрика.
        К последним новостям. Сальма успешно решила проблему жителей Данстара с кошмарами и у Азуры стало в Скайриме одним святилищем больше. Его возглавил Эрандур, влившийся в культ Азуры в качестве жреца. Но Вермина не позволила уничтожить Череп Порчи, в последний момент утащив артефакт в свой план. Тем не менее, наш культ можно поздравить с серьезным приобретением - быстрым доступом к ресурсам и рынкам Данстара.
        Легион готовился рано утром атаковать форт Дунстад и, скорее всего, в этом преуспеет. Арания попросила меня написать «пару строк» под ее диктовку моей старой знакомой командующей силами имперского Легиона во владении Белый берег.
        «Под этим небом и солнцем тепло приветствую вас, легат Рикке!
        Очень рад сообщить вам, легат, и генералу Туллию добрые вести из Винтерхолда. Жители выбрали своим ярлом норда Кралдара. Сей достойный гражданин весьма озабочен безопасностью родного города и отрицательно относится к мятежу.
        Бывший ярл Корир сегодня утром отправился в Виндхельм со своей семьей и группой сторонников. Форт Кастав занят верными воинами Храма Азуры для надежной защиты Винтерхолда. Надеюсь, что имперский Легион поддержит разумный выбор жителей древней столицы Скайрима. И сделает все возможное для защиты Вайтрана от притязаний ярла Ульфрика.
        По воле богини Азуры Зубчатую Корону верховного короля получит достойнейший из ярлов, способный объединить Скайрим и прекратить братоубийственную войну.
        Ваш друг, Теллурио Валерий, имперский нобиль и чемпион Азуры».
        Верховная последовательно двигает меня в менеджеры по работе с ключевыми клиентами, то есть с имперским Легионом и скайримскими ярлами. Тем более, я сам готов отстаивать интересы культа Азуры словом и делом в высших кругах. Отличная возможность обрасти связями и полезными знакомствами. И показать некоторым властвующим их место.
        Мы появились из портала у статуи основателя Коллегии магов поздней ночью. Но, как оказалось, очень вовремя!
        Хотелось побыстрее очутится в своей комнате и упасть лицом в подушку. Однако, нужно было проводить Ингьярд в «Замерзший очаг». Не следует слишком часто нарушать правила общежития. Девушка вполне способна себя защитить, но как же иначе, если ты джентльмен?
        В воротах под ногами бросились в глаза едва присыпанные снегом черные капли. Сложил в голове красноречивую находку со странной пустотой во дворе «альма-матер» и насторожился. Еще «Свет свечи» не высветил подошвы сапог убитого охранника, как я знал, что в Коллегии стряслась беда. В следующую секунду мы с нордской валькирией бежали к залу Достижений.
        На первом этаже башни-общежития нас встретили окровавленные трупы учеников-данмеров и звуки битвы. Я перешагнул через Эланниэль, отметив, что ее убили одним точным ударом под ключицу.
        На лестнице нас попыталась было остановить слишком резвая тень, но мы ждали нападения. Двойной удар поверг субтильного убийцу в черно-красной броне на пол. Я добил напавшего аргонианина двумя ударами меча, а Ингьярд устремилась на помощь остальным.
        На нашем этаже кипел бой с ассасинами Темного братства. На ногах оставались Толфдир, Маруся и Онмунд. Дым от огненных заклинаний застилал поле боя, но кровищи и тел на древних камнях хватало с избытком. Крики, треск ветвистых разрядов и этот мерзкий смрад горелой плоти!
        Арбалетный болт вошел в спину вражескому магу, сбивая заклинание.
        - Держись, Маруся! Они все сейчас сдохнут!
        Глава 26. Упорядоченная суета
        Случилось очередное чудо. Мы с Ингьярд успели прекратить резню в самый последний момент. Главное, спасли Марусю, а уничтожение зажатых между молотом и наковальней нападавших - это лишь вопрос времени.
        Всю ночь таскал убитых учеников Коллегии в Храм телепортом. Твари из Темного братстваперебили много людей: двоих магов-охранников, Бельду, Брелину Марион, Тараса, Грендора Дрена, Одрасу Сарети, Эланниэль и норда-мажора. Погибла подруга Фалдруса Релина Дреним и сообщить ему дурную весть для меня было тяжелее всего. Ее тело я доставил в Храм первым рейсом. Верховная Жрица с горечью сообщила, что повторное возрождение будет иметь неприятные побочные эффекты… Пострадают память и навыки. Бельды, Тараса и Эланниэль это касалось в полной мере, пусть они когда-то и были призванными героями. Та же альтмерка не смогла проболтаться Анкано про Саартал и его нелепую гибель в погоне за Оком Магнуса, потому что забыла сюжет главного квеста Коллегии напрочь после гибели в Миддене! И Бельда тоже утратила львиную долю игрового опыта. Можно ее бедность и медленную прокачку объяснить хардкорным отыгрышем роли «истинной дочери Скайрима», но я ставлю на побочный эффект.
        Дж’зарго до последнего вздоха защищал Марусю. Она же не дала храброму каджиту помереть окончательно, подлечив его в последний момент заклинанием и зельями. Раньше, чем занялась своими ранами. Сцена тронула меня глубоко, хотя вокруг хватало видов, затуманивавших взор ветерана.
        Никакого расследования по горячим следам не проводил. Некогда. И так понятно, чтоприходили за нами с Марусей из-за конфликта с Гильдией воров. Беззащитной перед атакой убийц Коллегия оказалась по роковому стечению обстоятельств. Часть преподавателей по традиции отправилась в таверну, часть ушла на посиделки к Мирабелле, лишь старый Толфдир задремал в своей комнате. Всполошились наставники, когда все уже было кончено. Единственные, кто мог бы помочь Марусе в бою - Аурика с Бреном слиняли тусить в свое комфортабельное столичное поместье. Теснота и холод общаги заметно напрягали недавно разбогатевших господ. Так что никакого злого умысла не прослеживалось, просто враг удачно выбрал момент для нападения. А проникли до обидного легко - переодевшись. Наряды магов нашлись в инвентарях всех пятерых нападавших. Вырезали охрану и понеслось…
        Против наемных убийц тридцатого уровня маги-ученики оказались всего лишь мясом. Конечно, они не даром отдали свои жизни, заметно облегчив нам процесс мести коварным убийцам. Похоже, что руководил террактом Фестус Крекс, маг разрушения и ренегат Коллегии, хорошо знакомый со зданием и распорядком. Получив от меня болт, старый убийца прервал магическую атаку и бросился бежать. Чутье его не подвело, чего не скажешь о быстроте. В попытке спасти главаря пали два темных ящера. Мой щит с шипами в тесноте помещений отработал отлично. Да и здоровья ловкачей в «бумажной» броне хватало буквально на два удара нашим мечам.
        Данмерка по имени Габриэлла легла на древние камни последней. Загнанная в угол в столовой, ассасинка сражалась обреченно. Раз за разом станил ее щитом, намереваясь взять в плен для допроса, но Маруся решила пленных не брать, из-за моего плеча уложив стрелу точно в глаз. Кстати, душу Габриэллы я захватил в последний момент. Высокоуровневый ассасин нашему общему делу только на пользу. Гильдия воров, вампиры и некроманты ждут наших ответных визитов. Теперь и Темное братство попало в список на ликвидацию.
        С Фестуса взял даэдрический кинжал, а с Габриэллы пару эбонитовых, зато с чарами. Один клинок повышал уязвимость к яду, а другой отнимал десять единиц запаса сил. В комплекте шли несколько флаконов с сильными ядами. Роба Фестуса обладала двойным зачарованием, а еще старый киллер подарил сапоги Теней и перчатки замочных дел мастера, одним словом, щедрила. Ассасинша владела полным комплектом брони Теней и солидной коллекцией ядов. Кошельки убийц тоже не пустовали: тысячу монет взял с Фестуса и Габриэллы, с троицы аргониан набралось еще шесть сотен золотых. Темные ящеры пожертвовали нам по эбонитовому кинжалу, комплекту кожаной брони без чар и амулету «Черной руки» со скрытым свойством.
        Трагическая ситуация не обошлась без мелкой нелепицы. Вместо сбора добычи и помощи раненым Ингьярд интересовало, что именно один разъяренный имперец сказал короткой фразой про какую-то Мать Ночи. Что это было: женская ревность или любопытство, выяснять не стал. Главное, что «заклинание» сработало, задержав предназначенный Дж’зарго смертельный удар.
        Итак, последователи богини Азуры получили нехилую пощечину и Верховную Жрицу очень интересовало, как именно Теллурио Валерий уничтожит Темное братство. Чутье подсказывало, что, несмотря на знание игровых реалий, осаждать убежища ассасинов можно вечность. Жизненный опыт рекомендовал не отклоняться от сюжета, а поискать союзников в имперской спецслужбе Пенитус Окулатус. Мои соображения Арания одобрила… и отложила возмездие. Асассинами займемся обязательно после Ульфрика. Это если Потема будет сидеть на костлявой попе ровно.
        По здравому размышлению, торопиться с ответным визитом к наемным убийцам не следовало. Чтобы уничтожить Темное Братство, нужно серьезно прокачать и оснастить своих соратников. Поэтому утром мы с Марусей отправимся получать работенку у Септимия Сегония. Верховная вмешалась в мой план и решила, что после всем отрядом мы перенесемся защищать Вайтран.
        - Септимий служит орудием Хермеусу Море, - высказал давно беспокоившую меня мысль.
        На уставшем лице главы культа Азуры промелькнула тревога.
        - Тебе следует быть осторожным, как никогда ранее. Твоя воля сильна, но соблазн будет велик.
        Утром я сообщил отряду последние новости и поставил их под командой Маруси у таверны сторожить мост. Здесь меня отыскал жрец Аркея. Это на его телегу я грузил трупы наемников после резни в таверне. Пожилой норд без затей предложил мне оплатить похороны четверых злодеев. Да, тело Габриэллы я все же унес в Храм Азуры с остальными погибшими, чтобы облегчить работу Верховной Жрице. Немедленно отсчитал требуемую сумму в сотню золотых. Дань уважения поверженному врагу это важно, норды ценят широкие жесты. Хорошо, сами трупы боевиков Темного Братства перенесли без моего участия.
        Разобравшись с похоронами, арендовал у местных рыбаков лодку и мы с Бреном поплыли к убежищу ученого, ориентируясь по моей интерактивной карте. Босмер согласился подозрительно легко, видимо, заскучал по движухе.
        Взял его с собой по двум причинам - не хотелось рисковать рассудком Маруси и грести всю дорогу одному. Предположил, что у героев Нирна шансы противостоять демону Непознанного намного выше и поэтому никого из своих бойцов тоже не взял.
        - Это Мерсер Фрей тебя заказал, - уверенно заявил бывший член гильдии воров.
        Меня больше беспокоило, почему среди наемных убийц не было ни одного призванного героя, но озвучил иное:
        - Похоже на правду. Не хочешь заменить его?
        Глаза собеседника внезапно загорелись увлекательной идеей, признаться в которой он не мог по ряду обстоятельств.
        - Ну-у я думал об этом, - неуверенно протянул Бренголин, - Но мы же за Азуру. И собирались их уничтожить.
        Вопрос требовал подробного объяснения, и так удачно случилось, что времени в пути у нас оказалось достаточно. Выжимка моих рассуждений получилась следующая: Гильдия воров - важная часть Скайрима, до конца мне непонятная, поскольку ее главный квест никогда не проходил. Покрывает воров Мавен Черный Вереск, она же становится ярлом Рифтена, когда тот отходит Империи. Есть о чем подумать, правда? Крайне важно оборвать с концами все связи воровского сообщества с некромантами. Да, можно вырезать всех завсегдатаев «Буйной фляги», но проблему преступности в стране это не решит. Так не лучше ли сохранить и контролировать эту организацию?
        - Глава Гильдии - это важная фигура и лучше, если это будет наш человек. Подумай, чем можешь помочь нашему делу во главе рифтенской братвы и поговори с Верховной.
        - Так и сделаю, братан!
        Само собой Брен запал на мой крутой скайримский навигатор, едва увидев, как мы в виде стрелки, превозмогая водную стихию, движемся к пункту назначения. Пришлось и его добавить в очередь желающих. Сойдет им с Аурикой за свадебный подарок.
        Парень работал веслом так себе, зато непрерывно молол языком. Выговорил себе долю в добыче, потом бесплатно зачаровать следующий добытый в Каирне драконий лук в обмен на отказ от чтения древней книги Огма Инфиниум. А после болтал обо всем на свете: про их веселое во всех смыслах житье с Аурикой, какие местные обитатели дураки, кто в Коллегии с кем спит и что недавно он неподалеку от Винтерхолда нашел богатый клад в сундуке рядом со скелетом. Либо он по жизни «птица говорун», либо возможная встреча с даэдрическим принцем так на него подействовала. Все же Брен не совсем дурак и на половине пути понял, почему я подписал на это дело его вместо своих бойцов.
        Поначалу болтовня Брена не напрягала, иногда полезно послушать последние новости, которые обходят стороной кузницу и стол для зачарований, как и взгляд под другим углом на окружающую действительность. Но постепенно не иссякающий словесный поток начал раздражать. Внезапно пригодились яблоки, запасливо собранные в моем владении. Сунул болтуну одно.
        - Ыфо есть? - через два укуса с набитым ртом промычал босмер.
        Выяснилось, что по поводу контакта с Отвратительной бездной мандражировали мы совершенно напрасно. Хермеус Мора визит призванных героев к своему слуге проигнорировал. Нашлись дела поважнее, чем завлечь нас в свой библиофильский Апокриф. Зато Септимий выкинул фортель - в образе пожилого бомжа едва не щелкнул копытами в своей ледяной берлоге от холода, голода и неведомой болячки.
        Первым делом дал старику глоток вина со специями, чтобы зелье исцеления болезней легче проскользнуло внутрь ослабленного организма. Не то, чтобы Маруся не старалась, скорей, повинен сам рецепт. Алхимик, что создаст зелье исцеления болезней, которое можно будет пить без отвращения, заслужит золотой памятник в полный рост.
        Разжег принесенными с собой поленьями очаг и сварил бульон из мелко нарезанной куриной грудки. Покормил бедолагу, лежащего без сил на обоссанном спальнике. Пока ученый приходил в сознание, подробно осмотрел загадочную двемерскую хреновину размером с бюджетную квартиру-студию. Моя первая недвижимость на Земле как раз бы поместилась внутри металлического куба. Не успел придумать, как незаметно отломать кусок двемерита побольше, как Септимий меня позвал дрожаще-скрипучим голосом.
        У нас состоялся презабавный диалог, прояснивший только то, что говорить собеседник не разучился. Вот ведь какая ситуация: почти все слова понятные, а смысл фраз от меня ускользал напрочь! То есть он, конечно же, имелся, но я оказался недостаточно просветленным, чтобы постичь суть речей.
        Каждое заявление безумца ставило меня в тупик. Первый раз за время скайримских гастролей пожалел, что отсутствуют фразы-подсказки, как в игровых диалогах. Тем не менее, Септимий выдал мне настроечную сферу и пустой словарь. Предметы сопровождались куда более осмысленными инструкциями, внушившими мне робкую надежду на дееспособность квестодателя.
        Чтобы «два раза не вставать», то есть не бегать туда-обратно, подвел Септимия к мысли выдать мне заодно и экстрактор для сбора крови древних рас. Штуковина лежала на виду, а старый хрен пришел в себя окончательно, так, что объяснить мою идею оказалось нетрудно. Образцы крови альтмера, босмера, данмера, фалмера и орсимера планировал собрать в Альфтанде.
        Выдав задание, Септимий углубился в себя. Я оставил чудаку весь свой запас еды, дров и светильного масла. На несколько суток ему точно хватит, да Мирабеллу попрошу послать помощь сбрендившему члену Коллегии. Напоследок, рекомендовал пациенту «кушать яблочко на ужин, чтобы доктор был не нужен». Благо витаминных фруктов насыпал ему полную чашу.
        На выходе из ледяной пещеры меня перехватил напарник. Волонтерить в «бомжатнике» не в его правилах, о чем он и заявил, не стесняясь в выражениях, едва вдохнув спертый воздух ледяной пещеры. С чем и сбежал на разведку местности. И теперь, в свое оправдание, спешил поделиться результатами.
        - Там, за айсбергом лодка. А в ней мертвый данмер. Смотри, чего нашел! - похвастал добычей Брен, выложив несколько предметов на лед. На первый взгляд ничего необычного: костяная кираса, эбонитовый клинок. Но наличие Сердечного камня заставило меня присмотреться к добыче босмера внимательнее.
        На мече переливались магическим светом ранее неизвестные мне чары. Из описания стало понятно, что оружие дополнительно наносит хаотический урон.
        - Мертвяк плыл с Солстейма! Точно тебе говорю! - «капитанствовал» Бренголин.
        Я достаточно хорошо изучил трофеи, чтобы добавить:
        - Сдается мне, это не главная новость. На острове есть попаданец.
        - И что с ним будем делать? - озадачился Брен.
        - А что ты с ним сделаешь? Он времени зря не терял.
        Обратно приплыли быстрее. И мы приноровились к веслам, и морское течение благоприятствовало. Сообщил Мирабелле о ситуации с Септимием. Пробежался по учителям, взяв уроки колдовства и восстановления. Сергий Турриан отказался дальше меня обучать и выдал «Руководство по зачарованию» собственного сочинения. Из его устного напутствия понял, что теперь развивать навык придется созданием действительно крутых артефактов. На уровне даэдрических. Для этого их предстоит отыскать и подробно изучить в процессе использования.
        Маруся ждала меня в подвале Коллегии, прибираясь за собой после занятий алхимией. Чем-то собиралась меня озадачить, но я успел открыть рот первым:
        - Маруся, есть к тебе нескромный вопрос.
        - Нескромный? Ладно, вываливай, распущенный ты мутсера.
        Мы отошли в сторонку, чтобы никого не смущать обсуждением нескромных вопросов.
        - Ты получаешь баф на прокачку после ночи с Джи’Барром?
        Каджитка хмыкнула, забавно пошевелив усами.
        - Конечно. А ты разве нет?
        - В этом все и дело.
        Когда мы с Ингьярд нарушали правила общежития, утром специально проверил свои активные эффекты. «Отдых» с пятипроцентной скоростью роста навыков на восемь часов присутствовал. А вот «Объятий любви» с бонусом аж в пятнадцать процентов - нет. И в свете тотального замедления прогресса это огорчало.
        Каджитка по-прежнему опережала меня, своего бывшего хозяина, по уровням и еще раньше столкнулась с этим прискорбным явлением.
        - Ты же не за скорость прокачки переживаешь? - подозрительно посмотрела на меня Маруся. - А ты не хочешь сводить Ингьярд к алтарю в храме?
        - Мысль интересная… - согласился, вспоминая про свойство амулета богини Мары, и что вобще-то бракосочетанию в игре посвящен отдельный квест.
        - Хм и как я ей скажу? Слушай, Ингьярд, Фолкриту срочно нужен ярл с нордскими корнями, роди мне сына?
        - Прикольный подкат, - оценила каджитка, - Я бы согласилась.
        И тут до меня дошло.
        - Постой-ка! А как же тогда вы с Джи’Баром? Когда успели???
        - А вот так, - о тайном браке с безродным каджитом Маруся поведала со всей непосредственностью, - Азура покровительствует нашему племени. Сходили к Жрице, она и объявила нас супругами.
        - Офигеть из дома пишут! Да как же так-то?! Поздравляю! Но могла бы меня пригласить. Все же не чужие люди.
        Бессовестная кошка продолжала меня троллить:
        - А мы решили не отмечать.
        - Форменное свинство! Я тебя по-другому воспитывал. - Попытался пристыдить наглую зверюгу, - Смотри мне! Чтобы в следующий раз, обязательно позвала на свадьбу!
        - Очень смешно! - показала розовый язык Маруся, - Кстати, с тебя же подарок! Я хочу новый красивый стеклянный доспех.
        Кошка покрутилась на носочках сапог, как девчонка в примерочной перед зеркалом.
        - … - набрал в грудь воздуха для отповеди, потом решил пошутить, а затем махнул рукой и выдохнул. Каджитку не перевоспитать, да и самому интересно поработать со стеклянным снаряжением.
        До отправки в Вайтран у нас оставалось несколько часов. Пробежался по торговцам Коллегии, скупив камни душ. Затем перебросил весь отряд в Храм Азуры, а мы с Марусей отправились в нашу башню. Она тоже оценила бонус личного места силы к навыку алхимии.
        Я делал амулеты и кольца регенерации, накладывал на легкие наручи и шлемы чары повышения стрельбы. Зачаровал несколько улучшенных стальных мечей и луков огненным уроном.
        Попутно создал плавильщику пару артефактов для кузнечного дела и приказал производить стальные стрелы. Норд достойно справлялся с монотонной работой, превращая один за другим комплект из слитка стали, полена и перьев в колчан отличных стрел. Их для защиты Вайтрана потребуется не просто много. Нужно и своих стрелков обеспечить тройным боекомплектом и на всякий случай для союзников предусмотреть запас. Который, впрочем, легко обратить в деньги. Увлекся и сам сделал два колчана двемерских стрел.
        Маруся создавала богатую номенклатуру зелий с упором в самые популярные. И у нее и у меня используемый навык рос крайне медленно. Такими темпами до сотни пунктов зачарование вырастет через годы. А мне надо сейчас!
        Глава 27. За алтари и очаги
        К этому невозможно привыкнуть, можно просто не ржать в голосину. Ох уж эти молодые стражники, отрабатывающие грозным голосом фразу: «Неуважение к закону, неуважение ко мне!». Ребятки со всей ответственностью готовились приводить в разум своих мятежных собратьев. Впрочем, этой дурью маялись только дозорные.
        В какую сторону не глянь, вид с Белой сторожевой башни открывался восхитительный. Все пространство от Вайтрана до форпоста занимали возделанные поля, загоны для скота и дома фермеров с редкими вкраплениями деревьев. Житница Скайрима, как она есть. Вот это вот все нам и предстоит защищать от разорения. Я сомневался, что у мятежников хватит сил и дисциплины на правильную осаду города, а вот разграбить и сжечь все вокруг - наверняка. Какое дело сброду под знаменами Ульфрика, что здесь живут и трудятся их братья-норды, многие из которых явно поддерживают культ Талоса?
        За башней в сторону Белой реки раскинулись дикие холмы, покрытые убогой растительностью. Еще пробегая здесь после Корваньюнда обратил внимание, что кусты и трава вдоль дорог и на ничейных участках земли ровно подстрижены пасущимися стадами. Да, сыр и мясо сами по себе не берутся из ничего на пустом месте.
        А еще это значит, подобраться к Башне внезапно врагам будет очень и очень трудно.
        Слева от нас находилась ферма Лорея. Ни в прошлый раз, ни тем более сейчас Цицерон с телом Матери Ночи мне не повстречался. Сказочно повезло больному ублюдку!
        А вдалеке на крутом берегу горели огни лагеря Братьев Бури… специально жгли «великанские» дымные костры, чтобы нам лучше видеть их стоянку с большого расстояния?
        Сразу по прибытии под город, где должна решиться судьба Скайрима, мой отряд отправили на усиление гарнизона Белой сторожевой башни. Сальма передала рутинный приказ, ни словом, ни жестом не выдавая своей радости, что Теллурио Валерий оказался на вторых ролях.
        В окрестностях башни уже трудились десяток городских стражников и вдвое больше имперских солдат, укрепляя стандартный военный лагерь.
        Коллектив стратегов счел направление второстепенным, полагая, что мятежники яростно попрут в лоб по каменному мосту через Белую. Там уже достраивались башни и другие укрепления, и там же защитники собрали основные силы: имперский Легион, дружину ярла, большую часть городского ополчения и отряд Храмовой стражи под командой Сальмы.
        Ни ярл Балгруф, ни тем более горожане не желали отдавать на разорение Ульфрику богатый пригород: мельницы, медоварни, таверны, кузницы, конюшни, домишки простого люда, даже огороды с картошкой и капустой, включая и стоянку каджитских караванов. Самих хвостатых торговцев предусмотрительно и след простыл. А, может, выгнали, кто их знает?
        Задержавшись в пути, подробно рассмотрел все ингредиенты людской «солянки», кипевшей между каменным мостом и пригородом Вайтрана. Союзные силы по приблизительной оценке составляли до трех сотен человек. У мятежников не должно набраться намного больше.
        Туллий привел не меньше сотни легионеров, половина щеголяла в тяжелой броне со стальными мечами, остальные в коже и с луками. Плюс троица боевых магов. Все вполне ветеранского вида, прошли обкатку множеством стычек и штурмом форта Дунстад. Обоз и новое пополнение Туллий оставил в форте Греймур прикрывать тыл. Разумно.
        Балгруф собрал со своего холда чуть больше сотни ополченцев. В массе своей - оборванцев, редко имевших что-то железное, кроме ржавого оружия и классического рогатого шлема. Некоторые выглядели откровенными разбойниками, за которых наверняка объявили награду в соседних землях. Увы, бандиты и селяне в меховых доспехах и кожанках, это лишь смазка для мечей. Ярл явно рассчитывал сберечь два десятка своих дружинников и столько же стражников.
        Клан Сынов Битвы так же выставил свой отряд в дюжину бойцов, которых можно было принять за имперских легионеров. Ульфберт Разъяренный Медведь, даром, что сам норд и муж Адрианны Авениччи, возглавил ополчение торгового квартала. Вайтранцы собирались сражаться с мятежниками со стен и если те ворвутся в сам город, но Ульфберт, хозяин таверны «Пьяный охотник» Элриндир с братцем, Дженасса, Амрен и другие горожане с активной жизненной позицией сочли своим долгом присоединиться к дружине ярла Балгруфа и Легиону в битве под стенами Вайтрана. Не было видно только Соратников.
        Верховная заранее отправила ярлу два десятка мастеровых для починки городских стен и в общей сложности выставила тридцать бойцов, считая отряды Сальмы, Аурики и мой.
        Закаленные недавними битвами храмовники Азуры выглядели весьма внушительно и на фоне городского ополчения, почти полностью облаченного в добротную защиту. Тяжелые брони Стражи Рассвета, резные нордские и стальные пластинчатые существенно повышали шансы воинов Азуры на выживание в предстоящей мясорубке. К тому же ополчению Храма отводилась вторая линия обороны. Будут поддерживать вайтранцев и имперцев метательным оружием и магией, лечить раненых. Благо каждый боец обеспечен луком или арбалетом, улучшенным и зачарованным моими руками. И магов у нас больше всех союзников вместе взятых.
        Артефактов тоже хватало, и тут, надо признать, большая заслуга Сальмы. Сама постаралась на пентаграмме и распечатала свои сундуки с богатыми трофеями. Дюжине боевых магов достались отличные шмотки и мощные посохи. А от меня немного боевых и исцеляющих свитков в качестве последнего резерва.
        Магия в Скайриме рулит, а чары разруливают. В четыре руки мы с данмеркой смогли обеспечить костяк вооруженных сил Храма полезными магическими штуковинами. Марусины зелья восстановления маны и повышения разрушения сделали из боевых магов сильнейшую поддержку, сопоставимую с артиллерийской батареей. А солидный запас зелий восстановления и регенерации здоровья сведет к минимуму наши безвозвратные потери на поле боя.
        Но вот средний уровень воинов Азуры - немного подкачал, примерно шестнадцатый. Но, судя по Каставу, у мятежников основная масса - рекруты двенадцатого левела в стоковой экипировке и тут у наших есть хорошая возможность отличиться.
        Эх, нет в мире справедливости: столько моего труда вложено в снаряжение бойцов Храма, а их передали «поиграться» данмерке! Вот только после рекогносцировки основного укрепрайона у меня возникло серьезное подозрение, что Ульфрик не захочет положить всю свою армию на узком мосту… Можно как угодно относиться к ярлу Виндхельма, но он совершенно точно не дурак.
        Зато здесь, в Белой башне, судьба наконец нас свела с нордом Хадваром и орком Гро-Ротгаром. Эта парочка командовала отрядом легионеров. Тех, что случайно уцелели в Хелгене, а после «прощелкали» Зубчатую корону. Их разбавили молодым пополнением и отправили сторожить скромный аванпост на второстепенном направлении. Там, где «Ульфрик изменник лихой» по мнению генерала Туллия вряд ли нападет.
        Старые знакомые нам с Марусей нисколечко не обрадовались. Видимо, устроенный начальством эпичный разнос за Зубчатую корону еще кровоточил.
        Пока мои соратники ставили наши палатки на указанном месте, пообщался с нордом и орком.
        - Да ладно вам, парни, дуться! И это после всего, что мы вместе пережили в Хелгене! Я бы предложил по глотку пряного вина за встречу…
        - Это военный лагерь Легиона! - раздраженно напомнил служака Хадвар. - Здесь сухой закон!
        - Как устроитесь, будьте любезны принять участие в фортификационных работах. Я покажу ваш участок, - прохладным тоном сообщил мне Гро-Ротгар.
        Легионеры и стражники дружно и шумно катали квадратное, таскали круглое. Пот катил градом по их молодым и сильным телам. Периметр лагеря ощетинивался рогатками, дополнительно укрепленными баррикадами из дикого камня. Еще раз окинув кипучую деятельность взглядом, улыбнулся. Нет, работа важная, но слишком тяжелая. И несвоевременная. Ведь люди элементарно не успеют отдохнуть перед боем.
        - У меня предложение получше. Моим бойцам лучше поберечь силы, но я и этот смышленый каджит поможем вашему квартирмейстеру с экипировкой для солдат.
        - О чем ты? - строго уточнил Гро-Ротгар.
        - Будем улучшать легионерам доспехи и луки. Бесплатно.
        Орк оценивающе посмотрел на нас, словно проверяя уровень кузнечного дела, как в старой-доброй ролевой игре.
        - Как будет угодно, союзник! - прорычал офицер и ушел командовать. Что-то он подозрительно легко согласился…
        Хадвар поправил ножны с двемерским зачарованным мечом и сказал:
        - Я благодарен за твой щедрый подарок, но не рассчитывай на особое отношение! - норд нацепил свою самую суровую маску, какую мне пока доводилось видеть.
        - Значит, тумаков и железной клетки сегодня не будет?
        - О чем это ты?
        Пришлось освежить служилому память:
        - Вспомнился теплый прием во время нашей первой встречи. В Хелгене.
        - А я хочу ее забыть! - категорично заявил Хадвар. - Каждое твое появление означает большие неприятности.
        Поднял окованный зачарованным двемеритом палец вверх и мудро изрек:
        - Означает, да, но не гарантирует.
        - А есть разница?
        Норд, похоже, не уловил, что Теллурио Валерий уже не тот, что раньше и научился идущие по пятам неприятности
        хоронить самостоятельно.
        - Скоро увидим.
        Хадвар помолчал, но все же озвучил мучивший его вопрос:
        - Значит, драка неизбежна?
        - А как же? По-твоему, Ульфрик посмотрит на наши старания и скажет: да ну вас на хер! Бойцы, отходим на перегруппировку к бабам и медовухе!
        Офицер легиона издал сдержанный смешок.
        - В Легионе говорят, генерал Туллий предложил мятежному ярлу решить дело поединком.
        - Это хорошо, - я почесал заросший подбородок, - Хорошо, что бойцы не сомневаются в храбрости генерала. Но это так не работает. С чего бы ярлу Балгруфу Старшему признавать мятежника своим королем, если тот все же победит Туллия. И Ульфрик…
        - Он не победит! - резко перебил меня Хадвар.
        Уверенность в том, что ты самый страшный зверь в ночном лесу подвела Легион в Хелгене. Да и что сможет Туллий противопоставить Ту’уму помимо выслуги лет и своего коронного «покерфейса»?
        - Тем более, какой Ульфрику смысл сражаться лично, рискуя всем, чтобы не получить ничего?
        Офицер улыбнулся и, недоумевая, развел ручищами. Мол, что взять с алчного до личной выгоды имперца? Совсем другое дело норды - широкие морды, то есть, конечно, души!
        - Сохранить жизни простых и достойных нордов, что поверили его лживым россказням! - подтвердил мои догадки все тот же прямой как стрела старина Хадвар.
        Настала моя очередь усмехаться.
        - Я тебя умоляю! Если бы Ульфрика заботили жизни простых нордов, он бы не начал свое идиотское восстание. Его цель - власть над Скайримом. А что будет с провинцией после кровопролитной войны его не волнует!
        - слегка понизил голос, - Иногда мне кажется, что он в сговоре с Талмором. Вместо того, чтобы усиливать свою страну и вместе с Империей копить силы, он ее разделил и ослабляет. Просто подумай над фактами. Маркартский инцидент это лишь пробный удар в спину Империи. А сейчас разгорается настоящая война. И ясно как день, никакого будущего у Скайрима с Ульфриком просто нет!
        Обратил внимание, что к нашему разговору с интересом прислушивались рядовые бойцы. Получилась короткая политинформация на тему, почему ратующий на словах за основателя Империи Тайбера Септима Ульфрик Буревестник, на самом деле враг. Я, помнится, отсылал легату Рикке вражескую брошюрку «Норды, восстаньте!» и писал про контр-пропаганду. Но воз и ныне там. Даже личному составу никто не объяснил, за что конкретно они сражаются.
        Выложил на стол квартирмейстера дюжину зачарованных элементов экипировки, несколько огнебойных луков. И обратился к нему с просьбой помочь распределить снаряжение среди опытных бойцов.
        - Что ты за это хочешь? - удивился моей щедрости легионер и сразу пояснил, - Денег у меня на все не хватит.
        - Деньги не имеют значения. И это еще не все. Для офицеров и бойцов первой линии есть амулеты регенерации. А так же кольца для стрелков, зелья выносливости, лечения и регенерации.
        Чтобы слова не расходились с делами, на столе появился кожаный кошель с магическими украшениями. Маруся тенью скользнула к нам и принялась ровными рядами выставлять спасительные бутылочки. Работавшие поблизости солдаты при виде горы сокровищ замерли с удивленным выражением на лицах.
        - Это слишком дорогой подарок от незнакомца, - квартирмейстер до крови закусил губу. Отвергать столь необходимую помощь - крайне тяжело. Но оказаться в неоплатном долгу у кого бы то ни было для честного легионера немыслимо.
        - Это не подарок, а мой долг гражданина. Я хочу видеть свою Отчизну сильной и независимой. Здесь и сейчас решается судьба не только Скайрима, но и Империи, - медленно провел взглядом по серьезным лицам подошедших ближе к столу солдат. Один данмер из явных новичков показался смутно знакомым.
        - Все так, все так, - согласился Хадвар, - Однако, Легион не берет ничего даром.
        - Не надейся купить нас, приятель! - поддержал командира орк. Увы, этих солдат не купить, но пусть хотя бы получат шанс выжить. Ради их спасения, я бы и больше вещиц отдал, просто не успел сделать. Что характерно, легионеры не воспринимали каджитку, как равную, пусть она без пяти минут лучший алхимик Скайрима, сильный боевой маг, да и с луком даст фору любому стрелку имперского Легиона.
        В руках норда появился кожаный кошель, отнюдь не тощий, с которым он обошел по кругу своих бойцов. С приятным звоном внутрь жиденькими струйками падали золотые монетки - жалование у легионеров небогатое.
        Как же я был поражен, когда заглянул внутрь кошелька! Два безупречных бриллианта, изумруд, пара сапфиров, пригоршня рубинов и аметистов… и на сладкое пять сотен золотых.
        - Хадвар, но откуда такое богатство? - я демонстративно передал драгоценные камни Марусе, показывая всем ее вклад в эту гору ценнейшего снаряжения. Каджитка на секунду изумленно замерла, но быстро очнулась и спрятала приятный бонус в инвентарь.
        - Все благодаря тебе! - «отомстил» Хадвар, - В поисках Зубчатой короны пришлось перерыть Корваньюнд сверху донизу.
        Могу представить, как костерили своего командира солдаты за сомнительное удовольствие ворошить древние кости. Джи’Барр, Карджо и Белранд красноречиво переглянулись - такой кусок мимо рта пролетел!
        - Мы в расчете, имперец? - оскалил клыки Гро-Ротгар. Орк требовал окончательной ясности в щекотливом вопросе, но выглядел угрожающе.
        Вздумай мы продать эту гору ништяков, выручили бы вдвое больше, а уж перед боем такие вещи и вовсе бесценны. Но я изначально не собирался брать с легионеров деньги.
        - Конечно! Трофеи с Братьев Бури наши и хватит разговоров. У нас всех много работы.
        Навык КРАСНОРЕЧИЯвырос, компенсируя некоторую потерю выгоды. Усадил Джи’Барра улучшать луки, а сам взялся за броню и щиты. И простоял у верстака несколько часов кряду. Кузнечное дело поднялось на крайне малую величину в пределах погрешности.
        Квартирмейстер на пару с Хадваром быстро распределили спасительные амулеты и амуницию, руководствуясь своими соображениями. И я благодарен, что они сняли эту нелегкую обязанность с моих плеч.
        В лагере нашелся санитар - легионер в легкой броне и капюшоне мага. Он сложил в свою сумку половину зелий. Остальное разделили Хадвар и Гро-Ротгар. «Бумажную» броню медбрата улучшил в первую очередь. Чем дольше «пилюлькин» проживет, тем больше спасет…
        Наша с каджитом работа спорилось. Отчего бы не поговорить, когда руки заняты делом? Тем более необходимость пообщаться с Джи’Барром назрела сразу, как Маруся проболталась о их тайной свадьбе. Да и поблизости никого лишнего, все заняты подготовкой к бою. Грех было не воспользоваться такой удачей.
        - Вот, что я тебе скажу, мастер Джи’Барр. Ни в тот день, когда мы с Марусей спасли тебя из рабства в Железной шахте, ни после я не видел в тебе достойную пару для нее. Я имперский дворянин и у нас брак должен всегда приносить денежную или политическую выгоду. Ма’Русса это и есть моя семья, пускай это выглядит странно, но это так. Однако, ты сильно изменился и доказал, что Джи’Барр - отличный боец и надежный товарищ, более того, открыл в себе таланты кожевника и лучника. Это достойно уважения.
        Про «любите и уважайте друг-друга» ему расскажут другие, я же хотел открыть молодому каджиту глаза на иное. Он собирался сказать, скорее всего, что «очень любит ее», но был остановлен жестом и вынужден дальше слушать скучную прозу жизни.
        Я не разменивался на лесть и пустые восхваления. Джи’Барр действительно проделал огромную работу над собой, пусть даже с нашей помощью.
        - Когда я видел, как ты на нее смотришь, боялся, что это будет неравный и недолговечный союз. Думал, однажды ей станет скучно с тобой. Теперь я спокоен, вы друг-другу подходите.
        - Джи’Барр благодарит мутсеру Теллурио за доброту и науку. - произнес каджит, в знак искренности прижимая лапу к груди.
        - По-настоящему супружескую пару объединяют общие интересы. Маруся хочет свой караван, свой дом в крупном городе, положение в обществе. Хочешь ли ты того же? Готов ли ты вести торговые дела, содержать дом?
        Вопрос не праздный. Каджиты - вольные бродяги, до безобразия легкомысленные. Наш Джи’Барр делом доказал, что знает, чего хочет в этой жизни. Но пусть для себя сформулирует в разговоре еще раз.
        - Этот каджит никогда не имел своего дома. Хочу сравнить ощущения.
        Настолько простодушное заявление заставило меня улыбнулся.
        - Мое тебе напутствие будет таким: не останавливайся на достигнутом. Маруся хочет многого и ты можешь ей это многое дать. И лучше тебе это сделать, не только ради нее, но и для самого себя. Не понимаешь? Чем сложнее цель, тем сильнее ты становишься, достигнув ее.
        Джи’Барр согласно кивнул. Продолжил напутствовать юношу.
        - Скайрим не лучшее место для каджитов. Ты сам видишь, норды, альтмеры и имперцы не признают вас ровней.
        Мало держаться вдвоем, вам придется создать здесь свои теплые пески, свой Эльсвейр. Вместе, своим прайдом, вы преодолеете все трудности. Теперь ты не одиночка, как прежде, а глава каджитской семьи. Значит, нужно быть мудрым, терпеливым и думать о других.
        - Это непросто. Джи’Барр обещает стать терпеливым и мудрым.
        - Вот и правильно, вот и молодец. А я вам помогу, чем смогу.
        Я же всем помогаю. Джи’Барр закончил улучшать последний деревянный лук. Да и наш разговор себя исчерпал.
        - Побъем Братьев Бури, землю нашу вернем! Защищать край родной будем мы день за днем! - под звуки лютни и одобрительные крики солдатни в наш лагерь пришел отряд Аурики и ранее замершее время ускорило свой бег…
        - А вам чего у моста не сиделось? - поприветствовал боевых товарищей, наблюдая, как Хадвар сражается с желанием выругаться. Да, дружище, теперь точно станешь героем. Если уцелеешь.
        Кроме своих «боевых холопов» Егора и Джанго, а так же нанятого по моему совету боевого мага Дж’зарго, Аурика привела данмерку Дженассу. Война-войной, а пять сотен золотых на кармане никому не лишние. Жаль, броня у нее так себе, а запасы выделанной кожи у меня иссякли. Может, у Джи`Барра немного осталось? Пока соскучившиеся девчонки обнимались, на мой вопрос за певицу ответил ее кавалер.
        - Думаешь, самый умный? Всю славу одному не жирно будет?
        Делаешь людям добрейшее добро, а они платят наездами. Придется за такую дерзость драконий лук в процессе зачарования изрисовать стрелами точеными и тентаклями дрочеными. Так, чтобы не сразу бросалась в глаза непацанская суть картинок.
        - Форт Греймур сигналит! - раздался крик наблюдателя.
        Не надо быть семи пядей во лбу: противник атаковал тылы. Отвлекающий маневр или серьезная заявка на победу?
        - Лучники, на позицию! - скомандовал Хадвар.
        Легионеры сменили рабочие инструменты на оружие и принялись облачаться в улучшенные доспехи. Моя группа заняла участок баррикады, обращенный к дороге. Аурику с Бреном разместили на дозорной башне.
        Еще час мы стояли в полной выкладке и готовности на позициях в ожидании нападения. Жгли костры и факелы, разгоняя опустившиеся на землю сумерки. Но совершенно ничего не происходило, кроме движения огоньков в лагере мятежников. Форт Греймур продолжал сигналить, а значит, держался. Легионеры вглядывались в темноту, стискивая рукояти мечей, проверяя по десятому разу амуницию.
        Брен увел пьяненькую Аурику утешить в палатку. Белранд втихушку глушил медовуху. Карджо прикорнул в укромном уголке прямо в доспехах. Дженасса переглядывалась данмером-легионером, которого я, кажется, раньше встречал. Хадвар недовольно морщился, глядя на расхлябанное поведение союзников. Но мне было плевать - если кто и вытащит бой, то это они.
        Маруся ткнула меня в плечо, указывая на мост. Отблески огненных и электрических заклинаний разогнали темень и заглушили редкие фразы в строю. Наши маги обрушили на врага настоящий огненный вал. Неужели я просчитался и Ульфрик погнал своих смертников через мост? Да еще ночью?
        Судя по продолжительному магическому обстрелу противоположного берега, вряд ли это была прямая атака. Либо, первую волну мятежников разогнали, либо те под прикрытием темноты навязали защитникам перестрелку. Глупо. Ресурсы храмовых магов не бесконечны, но лучники у мятежников точно закончатся быстрее, чем флаконы в ранцах и заряды в посохах. После серии мощных вспышек интенсивность боевых заклинаний спала. Отбились?
        - Дай туда светлячка! - потребовала Маруся, показывая в направлении окутанного мраком холма за мощеным полотном тракта.
        - Поднять щиты! - команду Гро-Ротгара передали по цепи.
        Мы с Ингьярд едва успели присесть за частокол, вскинув щиты. О, этот отрезвляюще-целебный звук рассекаемого воздуха! Карджо резво вскочил и Белранд протрезвел мигом. По нам прошлась жиденькая волна стрел, втыкавшихся в дерево укреплений и отскакивавших от металла. Не получилось у мятежников смертоносного ливня на нашу удачу. Я ответил «Светлячком» и «Огненной стрелой», куда указала глазастая каджитка.
        Джи’Барр и Маруся начали ответную стрельбу, даже раньше моих заклинаний. Выстроенные за укреплениями стрелки легиона по команде дали залп-другой в кромешную темноту. Дружный свист нашего ответа над головами внушал оптимизм.
        Отблески магии и попадания из зачарованных луков высветили крупный отряд мятежников, оседлавший холм на противоположной стороне дороги. Вот оттуда неслись стрелы и туда же летели наши ответные подарки. Боевые кличи атакующих разбавили вопли боли.
        С башен в сторону противника немедленно полетели горящие факелы, уменьшая засветку наших рядов. Я поддержал стремление легионеров прояснить ситуацию на поле боя парой «Светлячков» и несколькими «Огненными стрелами». По большому скоплению мятежников отправил огненные шары. Магическую атаку поддержала длинной очередью пылающих шаров из посоха Аурика. Успела-таки вернуться на боевой пост, чертовка.
        Да сколько же их! На секунду пожалел о сбывшемся прогнозе. Армия Братьев Бури каким-то образом переправилась через горную реку. В районе моста продолжался вялый обстрел противоположного берега заклинаниями, но любому ясно, основная атака придется на нас!
        На освещенный кострами и жаровнями участок дороги вывалила огромная толпа мятежников с оружием наготове. По нервам ударил рык берсерков, рвущихся в Совнгард без очереди, куда там дюжине раненых медведей!
        Мы с каджиткой и Белрандом призвали по атронаху и обрушили на атакующих сплошное море смертельной магии. Луки и арбалеты соседей работали непрерывно, выбивая из набежавшей волны одного за другим. Древние камни мостовой покрылись сплошным ковром павших. Наши атронахи под градом ударов со всех сторон продержались считанные секунды.
        Рогатки в воротах содрогнулись под мощными ударами стальных молотов и секир. В лицо врагу летели убийственные стрелы, но проклятые норды не умели отступать. Хлебнул зелье восстановления магии и выдал прицельную серию огненных шаров. Тяжела ты доля пироманта - к воплям горящих людей невозможно привыкнуть…
        Вокруг падали вражеские стрелы, некоторые клевали мой надежный щит. Белранд продолжал метать молнии с обеих рук в самую гущу атакующих ворота. Карджо и Ингьярд били из арбалетов практически в упор, каждым болтом укладывая нордского повстанца. Удержим ворота, значит, выстоим.
        В этот момент баррикады на воротах рухнули и отборные офицеры мятежников схватились с мечниками Гро-Ротгара в ближнем бою. Перепрыгнув через убитого стрелами легионера, спустился вниз. Здесь скастовал на израненных защитников «Исцеление ближних» до полного исчерпания запаса маны. И обнажив Сияние Рассвета, бросился на Братьев Бури.
        Принял лезвие секиры двемерским щитом, перетерпев высушивший руку удар, нанес точный укол в ответ. Уклонился от размашистого удара молотом. От души рубанул в ответ. Блок, смертельный удар в горло зарвавшемуся норду в синем плаще. Принял ответный удар из-за спины оседающего мертвеца, но шлем выдержал. Только зубы лязгнули, да искры из глаз. Ноги предательски разъехались в кровавой грязи. Надсадное хэканье, чужая кровь залила глаза сквозь прорези шлема. Сзади за ремень настойчиво дернули. А, замена! Ушел за спины бойцов в тяжелой броне. Проглотил зелье выносливости и следом восстановления маны.
        Легионеры еще несколько долгих минут держали рвущихся сквозь ворота нордов из последних сил и благодаря моему лечению. Прямо в окровавленный зев портала вызвал огненного атронаха из свитка. Тот продержался дольше обычного, как бы подтверждая, что самых сильных врагов мы выбили.
        Нам выпала небольшая передышка. Зато лучники на стенах и башнях продолжали расстреливать мятежников, обходящих форпост.
        - Обходят! - сквозь вопли и лязг железа донесся крик Брена с башни.
        Логично. Нас они не ждали здесь в таком количестве, их главная цель - единственные ворота Вайтрана!
        От бойца к бойцу пробежал лекарь, заливая раненым и уставшим зелья. Разрозненные уцелевшие солдаты собрались в отряд, перекрыв ворота стеной посеченных имперских щитов. Самое время перезарядить арбалет и сунуть избитым соседям по целительному флакону.
        По заваленному телами двору снова жиденько и с большим разбросом сыпанули железными стрелами. На некоторых чадили промасленные тряпки. Научились, сволочи!
        Мятежники временно отказались от идеи ворваться в наш лагерь. То ли решили перегруппироваться, то ли действительно обойти сторожевую башню, ставшую острой костью в горле.
        Поймал глазами Марусю с Джи’Барром, продолжавших со своего участка посылать стрелы в темноту. Ингьярд, Карджо и Белранд следовали за мной.
        Отвлекся подлечить ближайших соратников. Стрелы продолжали сыпаться с неба, иногда задевая защитников. Вместе с орком собрали у ворот подобие «черепахи». Лучше поздно, чем никогда.
        Следующую партию Братьев Бури, сунувшихся через завал мертвых тел в воротах, встретили болты, пламя и молнии. Эти оказались неровня покойным берсеркам. Мгновенно потеряв первый ряд бойцов, укрылись с обратной стороны за стенами.
        Новая атака началась почти сразу после провала, и ее возглавил сам Галмар Каменный Кулак. Он узнал меня по доспехам и даже что-то кричал. В равной степени это мог быть и нелепый упрек в предательстве и суровые нордские проклятия. Кряжистый северянин в ламеллярном доспехе и медвежьей шкуре проломил наш строй, уложив пару опытных бойцов. И никак не хотел умирать. Всех сосунков, которых Галмар повел на смерть, перебили быстро, лишь он один возвышался среди горы трупов, грозно размахивая своим молотом. Лично всадил в широкую грудь генерала восставших два болта. Карьеру мятежника закончила Ингьярд, чей «молоток» бил быстрее и точнее. Мастерски вынесла ему мозги, как умеют только женщины. Сраженный валькирией генерал еще не улегся на трупы своих соратников, как глотки имперских солдат исторгли ликующий вопль. Больше через забитые трупами ворота к нам никто не лез. Зато несколько отчаюг перебрались через баррикады. Маруся с Джи’Барром прошлись по ним двемерскими стрелами с частотой ручного пулемета. Но на смену каждому павшему пришли по три Брата Бури. Свежими их назвать было нельзя, Аурика ранее
прошлась огненными чарами. Ей ответили стрелами из темноты, но верные Егорка и Джанго дежурили со щитами наготове не зря.
        Увы, Легион дорого заплатил за то, чтобы очистить лагерь от мятежников. Битва вынесла ко мне Хадвара, который с усталой благодарностью принял «Исцеление ближних».
        - Обходят! - продолжал орать с башни Брен, при этом стрелял, игнорируя торчащие в нем обломки. Все это время мы имели дело с парой десятков врагов, в то время как сотни рвались к воротам города. Аурика потратила всю свою ману, запас энергии в посохе, атакующие свитки и теперь стреляла из арбалета.
        Послал в сторону Драконьего Предела «Светлячок». Мол, мы еще держимся, самое время прислать подмогу!
        Фаренгар с балкона ответил серией огненных шаров, приземлившихся с ювелирной точностью на лезущих через частокол мятежников.
        Затем мы рубились с зашедшими в тыл Братьями среди живописных декораций из горящих палаток и похожих на ежи телег. Но уже без былой ярости, с трезвым расчетом выжить. Я потерял счет павшим от моего меча и магии, лишь скрипя зубами, отмечал, как нас остается все меньше и меньше. И проклинал нелегкий выбор: сжечь очередного мятежника или исцелить гибнущего соратника.
        Глава 28. Решающая битва
        Подмога, как полагается в таких случаях, пришла в предпоследний момент. У каджитов давно закончились двемерские и уже подходили к концу гигантские запасы стальных стрел. Брен тоже расстрелял все и тот колчан, что я пожертвовал ему, и то, что он умудрился собрать как Гаврош под обстрелом.
        Ингьярд, Джи’Барра, Дж’зарго и Карджо загнал на камни поближе к стенам Вайтрана, готовясь прикрыть их бегство. Белранда и Дженассу мы уже потеряли. К своему стыду даже не заметил как. Ожидаемо моя подруга устроила романтичную сцену «погибнем же обнявшись». С женщинами в обычной жизни спорить тяжело, а в бою просто некогда объяснять очевидные вещи. Например, призванные герои могли в любой момент свалить в свои поместья, а рядовые сотрудники нашей банды приключенцев этой возможности напрочь лишены. И бежать от превосходящих сил им придется ножками, для чего мы с Бреном и собирались выиграть время. Я даже жечь мятежников огненными шарами перестал, чтобы хватило маны на спасительную телепортацию.
        Пока подчиненные со мной препирались, кому уходить, а кому прикрывать, враги внезапно передумали нас добивать и отошли на безопасное расстояние. Столпившиеся на стенах городские ополченцы не просто болели за нас, а осыпали самых безбашенных «буревестников» стрелами и разнообразными оскорблениями. Фаренгар со своего балкона тоже время от времени присылал «лучи» магической поддержки.
        Мы слышали, как отступившие от дымящихся руин форпоста норды разнесли по войску весть о гибели генерала Галмара. К тому же у противной стороны давно опустели колчаны. Только поэтому Хадвару и последним легионерам не удалось геройски умереть, где приказано.
        Когда битва затихла, по дороге широким фронтом подошли свежие силы имперского Легиона, а Братья Бури побежали. Но как позже выяснилось, не куда глаза глядят и врассыпную, а дружненько и на соседний холм.
        Туллий выстраивал боевой порядок около часа. Даже с дисциплинированными солдатами ночной марш и построение получились «на троечку». Одному Талосу известно, как Братьям Бури удалось совершить сложнейший маневр: форсировать реку и дойти в темноте до нашего форпоста в относительном порядке. А потом, хорошенько получив по сопатке, не рассеяться по окрестностям, а организованно занять удобную позицию.
        Воевать в потемках Туллий не пожелал, а приказал своим войскам жечь вдвое больше факелов. И до утра выжидал ответного хода все еще более многочисленной армии восставших.
        За это время от ворот Вайтрана вернулись группы самых азартных и быстроногих мятежников. Разгоравшиеся строения подсветили этих подонков, вызвав бурю негодования городского ополчения. Будь у них требушет, закидали бы Братьев Бури бочонками дерьма, а так пришлось ругаться больше обычного. Под одобрительные крики со стен, смешанный отряд воинов Азуры вернулся в разгромленный форпост.
        Здесь мы подлечили семерых легионеров, выживших благодаря амулетам, зельям и доспехам. Гарнизон стражи Вайтрана погиб в полном составе. Откопали тела своих погибших, заодно собрали самые ценные трофеи. Как же без них?
        В пылу битвы мне казалось, что Братья Бури завалили форпост телами в три слоя, но по факту мятежные норды потеряли в стычке с нами примерно сорок бойцов. На самом деле больше, просто убитых и раненых в ночной перестрелке точно посчитать не представлялось возможным. Часть поля все еще контролировали враги, часть заняли легионеры. Хуже всего то, что кровопролитная битва за эту «избушку лесника» так ничего не решила.
        Братья Бури потеряли генерала и заметную часть личного состава, но вопреки всем канонам военного дела не разбежались, а встали стеной щитов. Мы с Фаренгаром, ожидая нападения, постоянно подсвечивали армию мятежников «Светлячками». Но те упорно стояли на своем месте до рассвета, впитывая отряды грабителей и подкрепления со стороны реки.
        Пока освещенные факелами и магическими «Светлячками» боевые порядки Легиона и Братьев подбадривали друг-дружку задорной руганью, четверка призванных героев скрылась внутри дозорной башни, прихватив тела Белранда, Дженассы и слуг Аурики, а так же уйму трофеев. Старому нордскому пьянчуге, увы, не повезло получить разом несколько стрел. А культу Азуры повезло заполучить сильного боевого мага. Заодно и мне меньше расходов на зарплату наемника. Остальные погибли, обеспечивая бегство Аурики, что произвело на девушку сильнейшее впечатление. Больше, чем почти смертельные раны. Пока же она держала эмоции в кулаке, надеясь вскоре поквитаться с убийцами.
        После первой партии покойников Арания настойчиво попросила нас не усердствовать. Я и без телепортации с трупами вымотался сегодня достаточно. Вторым рейсом мы с Марусей утащили в нашу Башню целую гору стального оружия и ламеллярных доспехов. Попутно выскребли подчистую все сусеки, забрав зелья, заряженные камни душ и произведенные нашим работником Торкильдом стальные стрелы. Сбегал в сад и перекусил яблочком в тщетной надежде прогнать из пасти вкус крови из прокушенной при ударе по шлему щеки. Желудок настойчиво потребовал еще сочной мякоти, а разум - позаботиться о ближних. Нарвал кучку фруктов в ранец.
        Перед возвращением на поле боя, вкинул полученный за битву прогресс в запас маны и ветку Разрушения. ДО СЛЕДУЮЩЕГО ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТОГО УРОВНЯ ОСТАВАЛОСЬ ПРИЛОЖИТЬ СОВСЕМ НЕМНОГО УСИЛИЙ.
        Каджиты дружно проигнорировали мое угощение, а Брен набросился на знакомые ему яблоки, как голодный волк на добычу. Хадвар поначалу отнекивался, но все-таки захрустел, брызгая соком и морщась от раны через весь «портрет». А следом за ним крупные спелые плоды расхватали остальные легионеры. Аурику смутило, что мы с аппетитом жрем посреди бойни, но потом, глядя на Ингьярд, и она не отказалась освежиться.
        С первыми лучами солнца к Белой сторожевой башне подошел отряд Храмовой стражи. Мы как раз очистили лагерь от раздетых трупов мятежников. Сальма выслушала мой доклад, затем с недовольным лицом озвучила смехотворный результат боевых действий на мосту: пятеро застреленных ополченцев Вайтрана и два десятка поджаренных до хрустящей корочки голодранцев с другой стороны.
        Ульфрик хорошо «распатронил» не слишком опытных магов, заставив потратить запасы посохов и зелья на пустяковые цели вроде бандитов-лучников. А еще сковал основные силы защитников почти на всю ночь. Пусть его коварный план обхода и внезапного захвата города в итоге провалился. Крови друг-другу пустили порядком, зато мятежники улучшили свои позиции, вытащив защитников Вайтрана в чистое поле.
        Увы, это была уже не та армия, что мы видели в Каставе. Эти пришли победить. Понимание того, что все только начинается и вместо своих дел придется потерять еще день под стенами Вайтрана, раздражало данмерку сверх всякой меры. Как мне удалось узнать, ночью в пригороде была стычка с дюжиной бродячих скелетов, без некроманта. На этом список неудач нашей стороны не исчерпывался. Обоз и новое пополнение Легиона в форте Греймур почти полностью вырезал отряд нежити неустановленной принадлежности. Спаслись лишь несколько обозников и заболевших, запершихся в донжоне.
        Теперь к Буревестнику появился неудобный вопрос, имеющий все предпосылки перерасти в серьезное обвинение. Но уже от Храма и Стражи Рассвета. Шансы мятежного ярла на почетную ссылку упали ниже некуда. А значит, он будет стоять до конца. И легкой победы нам не видать.
        Генерал Туллий понимал это не хуже, а хозяйственный ярл Балгруф чувствовал ситуацию даже лучше остальных. Поэтому мост и пригород остались защищать городские стражники, а дружинники ярла и ядро городского ополчения появились со стороны городских ворот, вытянувшись в две линии на фоне догоравших ферм среди потоптанных посевов.
        Их стойкость не вызывала сомнений, но малочисленность буквально провоцировала напасть. Мда-а, ко всему прочему Буревестник еще и разделил наши силы. Теперь все повисло на волоске. На месте Ульфрика, я бы разбил наш союз по частям. Конечно, это будет победа без победителей, зато попадание в бардовский репертуар до конца времен гарантированно. Или, пожалуй, дождался бы первой большой ошибки защитников Вайтрана. Туллий психанет и пойдет в атаку одними легионерами. Балгруф может увести свои силы в город или два интригана попробуют выставить нас на острие атаки. А нам магов терять противопоказано! У них, как оказалось, от этого статы сильно портятся.
        Нелегкие думы не мешали мне перезарядить все зачарованные луки. Во время «уборки» легионеры и каджиты собрали все пригодные стрелы. Хадвар перераспределил зачарованную экипировку и оружие среди своего отряда. И теперь неотлучно находился рядом с Туллием, который выбрал дозорную башню командным пунктом.
        Несмотря на бессонную и полную сверхчеловеческих усилий ночь, нордский офицер смотрелся настоящим орлом. Вид портила свежая полоса шрама через все лицо. Ни зелье регенерации, ни мои заклинания, увы, не помогли убрать это истинно мужское «украшение». Зато легат Рикке не сводила с боевого офицера глаз.
        Меня пригласили на доклад и потом оставили при начальстве в статусе егроя дня, точнее, ночи. Верхушка Легиона выказывала мне всяческое уважение, заставляя Сальму ревновать.
        Туллий всю ночь рассылал гонцов, собирая информацию и координируя действия союзных войск. Его так же нервировала неизвестная нежить, готовая вцепиться в мягкое в любой момент. Но виду имперский полководец не подавал.
        - Почему мы не атакуем? Чего мы ждем?! - потерявшая терпение Аурика пробилась на башню и во весь голос потребовала объяснений. Девчонка, как есть! Сальма шагнула к ней и прошипела нечто вразумляющее. Не расслышал что именно, но погрустневшая магичка немедленно удалилась прочь с башни. Я, было, собрался жестами попросить Марусю присмотреть за нервной девчонкой, но не успел. Аурика громко послала всех в чью-то разогретую половым актом задницу и исчезла. Перегнулся через обгоревшие бревна и окликнул Брена. Поступок подруги его самого порядком удивил.
        - Да хренушки! Я с вами, - бодро отозвался бывший вор, - Еще десяток фрагов соберу.
        Нервное напряжение достигло предела. Генерал Туллий с невозмутимым лицом продолжал выжидать. Пассивное поведение союзных сил меня не устраивало, особенно с учетом мутных некромантов, поэтому предложил дополнить план предстоявшего сражения импровизацией.
        - Генерал, позвольте магам и стрелкам вести беспокоящий огонь.
        Все присутствующие военачальники обернулись, и мне пришлось тщательно объяснить свою задумку. А потом поработать дирижером «скрипачей» и капельмейстером смертоносного хора, координируя работу магов и лучников. Инициатива любит инициатора.
        Отряд храмовой стражи все сплошь знакомые лица. Маги - Грендор Дрен, Одраса Сарети, Релина Дреним, и преображенный Тарас, куда ж без него. И даже Элланиэль десятого левела тут как тут. Помимо прочих отряд боевых магов пополнили новые персонажи. Например, Гьюкар Вороний глаз - бывший колдун пиратской шайки Кровавых хоркеров и бретонский боевой маг Фарик, чью душу Аурика спасла из Каирна. А особо ценным приобретением все считали Эрандура-Казимира, бывшего служителя даэдра Вермины и богини Мары, а ныне главного жреца данстарского святилища богини Азуры. Данмер имел тридцать восьмой уровень, эбонитовую булаву, высокие навыки Восстановления и Колдовства. Ловко орудовал посохом разрушения и мог призвать одновременно двух ледяных атронахов.
        Что же до простых воинов храмовой стражи, это взявшие в руки оружие данмеры-беженцы Вварденфелла, бывшие пираты и разбойники, легионеры и разного рода авантюристы. В прошлом - сброд, а сейчас сплоченый отряд, хорошо натасканный в поединках с атронахами и в реальных боестолкновениях. Здесь тоже хватало знакомых лиц. Вели воинов дозорные Стендарра Рорлунд и его павший на дороге в Винтерхолд и возрожденный Верховной жрицей напарник Боньен Далейнен. Оба в полных комплектах стальной брони со щитами, вооруженные орочьими булавами и улучшенными арбалетами.
        Пятеркой лучников командовал Хадр, бывший бандит, захваченный в плен Корваньюнде. Спасенная нами из Каирна Душ каджитка Ашаби предпочитала легкие доспехи и неплохо управлялась с луком и парными кинжалами. Прикрывал ее безымянный тяжеловооруженный орк-авантюрист, чью неприкаянную душу я захватил в кургане Ингола. Подготовка, храмовая библиотека и лучшее снаряжение сделали из них серьезных бойцов. Нет, пока они недотягивали до элитных стражников под командой Толана, но уже заметно превосходили среднего Брата бури.
        Все мятежники, перешедшие на сторону Азуры, остались в гарнизоне Кастава под командой Ралофа. И там тоже собралась сила внушительная. В Храме продолжали готовить новых стражников Рассвета.
        Выстроил девятерых самых сильных храмовых магов в шеренгу на остатках баррикады, обращенной к строю Братьев Бури. Использовать разрешил только личный резерв маны. Разделил всех на тройки, каждой предстояло работать по конкретной своей цели. Цели обозначал я, а усилия троек направляли старшие маги, те, кто оказались уровнем выше прочих. Остальным воинам отводилась роль щитоносцев. В случае ответного обстрела они должны прикрыть магов. А в случае прямой атаки обстрелять врагов из арбалетов и принять первый удар на себя.
        Генералу со свитой пришлось уступить башню нашим лучшим стрелкам с зачарованными луками. Думал, что построить и проинструктировать две дюжины людей будет намного проще и быстрее, но все же справился.
        Насчет беспокоящего огня я руководству бессовестно наврал, поскольку замыслил «поломать лицо» войску мятежников, а если повезет - подавить волю к сопротивлению.
        На практике все получилось даже лучше, да что там, эффект превзошел все ожидания. Тем более скептические ожидания руководства превзойти очень легко, по прошлой жизни помню.
        По моей команде лучники легиона и арбалетчики Храма пустили тучу стрел. Мятежники ожидаемо сбили теснее ряды и прикрылись щитами. И вот тут началось самое интересное. Маруся, Джи’Барр и Брен принялись загонять меткие стрелы в щели.
        Сразу же в рядах супостатов начался падеж поголовья: одна за другой в стене щитов появлялись бреши. Прежде, чем воины второй шеренги успевали их закрыть, внутрь строя прилетал комплект убийственных заклинаний и метких стрел, выбивая еще одного бойца или раня нескольких. Трудно держать щит ровно, получив зажигательную стрелу даже по касательной. На этом и строился мой расчет. А еще наши маги приняли марусино зелье, повышающее навык Разрушения. Да и разные полезные артефакты весьма помогали истреблять мятежников. Мои огненные шары служили целеуказаниями и так мы прошлись по всему фронту, выбивая «Маркартскому медведю» клыки.
        Сделали перерыв, выслушав от противной стороны любопытные мнения о нашей подлой натуре. Все то, что обычно сильный противник говорит коварному.
        Потери Братьев Бури от первого обстрела оказались невелики, ведь первыми стояли самые стойкие и хорошо защищенные бойцы, но повторный размеренный обстрел начал приносить ощутимый результат. Пока, наконец, центр строя не провалился - «приуныли» сразу трое повстанцев. А дюжина не выдержала и с воплями бросилась на нас. Боевые порядки Буревестников нарушились, часть бойцов хотела поддержать безумную атаку, но была с трудом остановлена командирами. Бегущих как следует обработали маги и перестреляли арбалетчики и лучники. Упорные тренировки, бои с пиратами и некромантами пошли защитникам Храма Азуры на пользу. Стрелки сработались, научились не только метко стрелять по движущимся мишеням, но и распределять цели между собой.
        Мы позволили мятежникам ужаснуться видом быстрого уничтожения дюжины безумцев и сомкнуть ряды. А заодно поверить, что у нас наконец-то иссякла мана. На самом деле, нет. Как сказал настоящий дирижер рифм и смыслов: «Служенье муз не терпит суеты!».
        Отвечать нам пытались жиденькой стрельбой. Пожалуй, главный просчет Ульфрика в серьезной недооценке магов. Вроде бы файер-шоу в Каставе лично видел! И что в итоге? А, ну да, пардон, я же вывел из игры Бельду, которая собиралась нанять ему магов. Коллегия все равно бы не стала помогать Ульфрику, так что моя заслуга тут ровно одна - снова спас дуреху от верной гибели. Ладно, отсутствующие в войске маги, коим норды никогда не доверяли, но как лучники отправились на штурм Вайтрана с одним колчаном?! Теперь игра шла в одни ворота с разгромным счетом.
        Вдохновленный нашим успехом, Туллий приказал имперским магам повторить тот же прием на правом крыле Братьев Бури. Но дело у них двигалось не слишком - несмотря на нескольких стрелков с улучшенными и зачарованными мной луками. Меткость и координация подкачали. Вроде простая, как мычание затея: «лукари» - вскрывают ряд, маги бьют в бреши, а так сразу и не исполнишь.
        Чтобы лучше рассмотреть происходящее, ярл Балгруф подвел своих людей ближе. Приветствуя благодарных зрителей, мы еще раз повторили представление. К атакам присоединились троица магов во главе с Сальмой. Изначально она отнеслась к моей идее скептически, но увидев результат, немедленно захотела возглавить процесс. Вот только данмерка не совсем поняла «правила игры», выдав колоссальный урон по уже атакованной другой тройкой цели.
        Потеряв в гигантской вспышке сразу десяток убитыми и одному Талосу ведомо сколько обожженными, вражеский строй дрогнул, распался и в беспорядке отступил с холма. На проводы мы тоже не поскупились, опустошили запасы маны под ноль. Арбалетчики тоже проявили разумную инициативу, пришпорив беглецов двумя залпами. Словами классика: «Изведал враг в тот день немало». И как горит земля под ногами захватчика - особенно ярко изведали незаконные вооруженные формирования.
        Туллий немедленно послал лучников вдоль дороги преследовать врага. А следом двинул тяжелую пехоту. Вайтранцы словно только того и ждали - яростно бросились мстить бегущим захватчикам за попорченные посевы и бессонную ночку.
        С конницей у нас дела обстояли скверно, зато у Буревестника совсем никак. Воевать верхом прибыли только знатные особы: сам ярл, Провентус Авениччи, генерал Туллий, да легаты Рикке и Квентин Сципий. Никто из них и не подумал сорваться в галоп, чтобы "рубить супостатов в песи и крушить в хузары". Зато последний персонаж к нам и прискакал на взмыленном коне, отвлекая от законного грабежа, точнее от пикника по случаю победы. Сухомятка - верный путь к язве, да и повод железный, поэтому без бутылочки-другой вина не обошлось.
        И мы узнали, что упрямый Ульфрик решил пободаться до последнего, получив небольшое подкрепление и наспех собрав свое бегущее войско в часе пути. И даже отвесил зарвавшимся преследователям неплохого леща. И медленно попятился, отбивая все наскоки Легиона. А дело в том, что сразу за Белой сторожевой башней начиналась территория владения Белый берег. И Балгруф Старший, проводив Ульфрика в рамках приличий, повернул своих орлов обратно. Дабы не обострять и без того непростые отношения между холдами. Помнится их спор с Провентусом Авениччи, не воспримут ли соседи созыв ополчения за подготовку агрессии. Заодно вайтранцы хотели собрать добычу, почтить память павших, да две дюжины захваченных в плен раненых и отставших пристроить в каземат Драконьего Предела.
        Будь здесь Сальма, она бы легко сделала вид, что это кто-то другой брякнул: «Ну, мужчинки, дальше сами, а у меня дела поважнее». Но след заносчивой данмерки простыл больше часа назад. Стража и маги с чувством выполненного долга ушли с ней. Справедливости ради, Сальма с половиной храмовников отправилась проведать Камень Ритуала неподалеку от лагеря мятежников. Чтобы прояснить обстановку насчет некромантов в окрестностях Вайтрана и поискать следы их связи с мятежниками. Наших самых слабых бойцов и магов уже перебросили в Храм и форт Кастав.
        Со мной остались Дж’зарго и Бренголин, компенсируя временное отсутствие Белранда. Я себе поставил на сегодня задачу покружить вокруг форта Греймур в поисках источника нежити. Такую возможность сделать приятно сразу всем - себе, Азуре и ярлу - упускать было нельзя.
        Когда прискакал вестник, нас уже слегка пошатывало от усталости, вина и тяжести трофеев, которые пришлось аккуратно и быстро сбросить в неприметное местечко. Ведь нет ничего хуже незавершенных дел и недобитых врагов.
        Стремительный марш на зельях выносливости позволил нам нагнать оба войска за Корваньюндом. Скорбный путь отмечали кровавые следы, стрелы, брошенные щиты и редкие тела, остывающие в снегах. К которым уже подбирались волки, медведи и морозные пауки. Пришлось на бегу выдержать несколько схваток с дикими животными. Миновали место скоротечного боя, где Братья Бури потрепали вырвавшуюся вперед легкую пехоту Туллия.
        По паре красноречивых сцен понял - легионеры не брали пленных. Тех мятежников, что по причине ран или усталости не выдержали гонки со смертью, озлобленные потерями имперцы добивали без жалости.
        Сотни глоток травили пар на морозе. Сотни ног тяжело топтали снежное, сбрызнутое кровью, месиво. Вымотанные люди продолжали этот безумный кровавый марафон. Вот начальники Легиона в окружении резерва, вот основная масса загонщиков, а вот и арьергард восставших.
        «Синие плащи» шли на одном упрямстве, но держали строй. Прикрываясь порубленными, покрытыми щетиной обломанных стрел щитами. Держали оружие наготове. Бренголин тут же принялся стрелять, но сбитое дыхание не способствовало попаданиям.
        - Красиво уходят, гады! - признался вслух, тщетно пытаясь отдышаться. - Даже жаль их убивать.
        - А ты не убивай, - попросила Ингьярд. Могу представить, каково нордской воительнице видеть жестокое истребление земляков.
        - Сдурела, мать? - разозлилась Маруся, выпуская стрелу. - Они тебя не пожалеют. За Каменного Кулака.
        Я видел перед собой еще полторы сотни бойцов - готовый костяк для новой армии. Наученной горьким опытом. Или они полягут здесь и сейчас или завтра Скайрим снова умоется кровью… Но предложил Ингьярд не участвовать в дальнейших событиях.
        - И не буду! - твердо заявила девушка. - Должен быть другой выход!
        Стрелы каджитов вырвали из вражеских рядов новую жертву.
        - Вот же дерьмо, такая молодая! - воскликнула Маруся, переступив через собственноручно убитую мятежницу.
        Идущий следом легионер задержался ткнуть в обнаженное горло павшей мечом. На всякий случай.
        - Ульфрик, подлый трус, выходи один на один!
        После третьего крика, вместо главаря мятежников вышел раненый офицер. Тот, что по пути в Коллегию магов у таверны «Ночные ворота» проверял мои документы. Он тоже меня узнал, но экономя дыхание, промолчал. Время разговоров и взаимных оскорблений, увы, прошло. Он отбросил измочаленный щит, для верности ухватил свой меч обеими руками. Тянул время, понимая, что ему не выстоять. Я закинул свой щит за спину. Что ж, честным боем это не назвать: амулет Азуры и улучшенная броня обеспечивали мне подавляющее преимущество. Легионеры обходили нас по широкой дуге, признавая за нордом право на достойную воина смерть.
        Армию мятежных северян постиг полнейший разгром. Братья Бури отступали до полудня, устилая снега и старую дорогу своими телами. Пока, наконец, неподалеку от таверны «Ночные ворота» не остановились дать последний бой. Предчувствуя неминуемую развязку, примерно третья часть восставших из последних сил бросилась врассыпную. Преследовать их по глубокому снегу не было никакой возможности. Имперцы тоже вымотались.
        Легионеры взяли озлобленную измученную толпу в полукольцо. Некоторое время два войска смотрели друг на друга. Что характерно, сил на ругань не осталось ни у кого. Каджиты и Брен перестали стрелять, но не потому, что стрелы закончились. Обе стороны собирались с силами для последнего броска.
        Сразив в поединке последнего командира «буревестников», Туллий пообещал пощадить уцелевших. Норды, в основном молодежь, обреченно бросили оружие и повалились на снег там же, где стояли. Опытные воины оставались на ногах, степенно сдавая оружие только после требований подошедших имперцев. Почти семь десятков восставших попали в плен. Ульфрика среди них не оказалось. Лидер покинул своих соратников совсем недавно.
        Самое странное, что войско Братьев Бури отступало в форт Кастав. Насчет смены власти в Винтерхолде рядовые мятежники пребывали в неведении. Видимо, Ульфрик собирался отбить форт стремительным штурмом, поставив Храм и Винтерхолд в уязвимое положение. И вновь вместо плана нездоровый авантюризм. По словам пленных, Ульфрик обещал, что сочувствующие в Вайтране откроют ворота, но захватить Кастав по той же схеме у него бы никак не вышло. О том, что гарнизон мятежников перешел на сторону Храма, Ульфрик, конечно, не знал. Выходит, рассчитывал, что мы удовлетворимся свержением ярла Корира, а его людей оставим без внимания? О возможностях Храма по переброске войск он уже должен был догадаться. Нет, это просто глупость и отчаяние. Погубившие много жизней.
        Глава 29. Планы на будущее
        Пришлось задержаться на месте боя еще на час с гуманитарной миссией. Первым делом мы с Марусей приступили к лечению раненых легионеров. Почему-то имперские маги не спешили применять целительные заклинания на соратниках, нуждавшихся в срочной медицинской помощи. Вот мы воспользовались отличной возможностью продвинуться в школе Восстановления и укрепить свои связи с главной военной структурой Скайрима.
        - Вы помните меня, господин? - обратился ко мне после сеанса лечения данмер-легионер, ранее показавшийся смутно знакомым.
        Признался, что так и не вспомнил, где и когда видел его.
        - Я шел из Виндхельма в Солитьюд, чтобы вступить в Легион.
        Память пусть и с опозданием, но подкинула имя собеседника.
        - Бодрин, верно?
        Исцеленный солдат кивнул, довольно улыбаясь. В исполнении красноглазого данмера безобидная улыбка выглядела весьма… впечатляюще. Вроде бы уже привык к этим созданиям Богини Азуры - темным эльфам.
        - Вы дали мне меч и деньги, - все же напомнил солдат, - Мне они очень пригодились в пути.
        - Вот и славно, - я уже собирался уделить внимание другим раненым, но Бодрин меня задержал. По глазам было видно, что железная дисциплина, утомительные марши в доспехах и кровавая мясорубка - совсем не то, о чем мечтал простой обыватель, вступая в имперский легион.
        - Благослови вас Азура, господин! Теперь, когда это все закончилось, нас отпустят по домам? Я бы хотел посетить Храм богини Азуры.
        Увы, парень, еще ничего не закончилось. Мятежники - меньшая из бед Скайрима и жестокие битвы еще соберут обильный урожай жизней.
        - Это зависит от планов генерала Туллия. Уверен, сейчас ты нужен Азуре на своем месте. «Время и место каждого подвига определяется судьбой. Но если не придет герой - не будет и подвига», - процитировал я имперского боевого мага Цурина Арктуса.
        К нашей беседе аккуратно присоединился генерал Туллий со свитой и другой цитатой того же исторического персонажа:
        - «Победа в сражении - это самая незначительная победа. Победа без сражения - вот высочайшее мастерство».
        - Вы видите ситуацию глубже других, генерал, - оценил подводку к обсуждению будущего владельца Зубчатой короны. - Громкие победы хороши для книг и песен в тавернах, но общее благо народа обычно создается без шума и пыли.
        - Нам необходимо обсудить ваше недавнее послание, - настоял Туллий. Большой любитель ковать железо, не отходя от кассы.
        - Генерал, при всем уважении, сейчас я не уполномочен обсуждать интересующий вас вопрос. Но мы обязательно к нему вернемся очень скоро.
        Командующий Легионом не скрывал своего разочарования:
        - Это не тот ответ, который я хотел бы получить от вас, гражданин.
        - Сожалею, генерал. Могу я вернуться к лечению ваших солдат?
        Туллий занялся организацией обратного марша в Вайтран с колонной военнопленных. Закончив с легионерами, мы с каджиткой взялись лечить раненых мятежников.
        Брен, послонявшись по округе, незаметно нас покинул, телепортировавшись в поместье к своей неуравновешенной любовнице. Джи`Барр надежно прикрывал спину Марусе, занятой лечением пленных. Злобных взглядов в толпе хватало, слишком многие сегодня недосчитались своих боевых подруг и товарищей из-за ее метких стрел и заклинаний. Дж`зарго и Карджо, красуясь в оцеплении в дорогих доспехах, лениво троллили проигравших, возвращая то, что некогда сами пережили от нордов. В этом чувствовалась некая высшая справедливость, и я даже не подумал призывать кошаков к порядку. Пленных они не трогали, а унизить нордов сильнее, чем поражением в битве надо постараться.
        Сообща решили остановиться на отдых в таверне «Ночные ворота». В окрестностях прежде одинокого заведения удивительным образом возник небольшой поселок на полдюжины домов с кузнецом, лавкой алхимика, домами рыбаков и охотников. Сил и желания инспектировать новое поселение не осталось, поэтому мы с каджиткой просто приняли новость к сведению.
        До обитателей поселения «Ночные ворота» дошли новости о разгроме восставших. Несмотря на морозец и вечернее время, жители выбрались из своих домов и провожали нашу компанию и группу имперских легионеров взглядами, в которых, однако, не чувствовалось ненависти.
        Облака вечернего неба подкрасила багровым Секунда, одна из двух лун этого мира. То ли в память о павших в сегодняшней битве, то ли знаменуя приход в Нирн даэдрического принца Хирсина. А может по воле неведомой силы, что забросила меня и мою кошку в Скайрим.
        - Красиво! - восхитилась необычным природным явлением Ингьярд, до той минуты хранившая мрачное молчание.
        - Жуть! - не согласилась Маруся, ежась от холода. Зря она отказалась в азарте погони пододеть теплое бельишко, понадеявшись на шерстку.
        Из заснеженного леса ветер донес протяжный волчий вой. Со всей округи собралось дикое зверье на запах пролитой крови. Отряхнув с обуви и плащей пушистый снег, мы вошли в теплое нутро таверны. И, о чудо! Этот длинный тяжелый день остался за порогом.
        Позади уютно потрескивал огромный открытый камин, в который Джи’Барр по-хозяйски подкинул свежих сухих поленьев. За все уплачено сполна и скучавший за стойкой владелец - седобородый норд с бельмом на глазу не возмутился. Хадринг, если я правильно запомнил имя хозяина таверны. Всю еду и медовуху у него скупил квартирмейстер легиона, а нам и прочим постояльцам пришлось довольствоваться собственными запасами провизии и горячим травяным отваром. Со счета сбился, в который уже раз наши желудки выручил прочный союз моей запасливости и зачарованных ранцев.
        С нашим приходом в зале не стало тесно. От камина к стойке слонялся одетый как знатный господин орк. Вроде бы с ним связан некий квест, но память о прошлой игровой жизни в последнее время сбоила все чаще. Сам мир постепенно менялся, да и новых впечатлений и открытий хоть отбавляй. В углу прикинулся ветошью с виду типичный пьяница, но с приметным мечом Клинков на поясе. По центру зала перебирал струны своей лютни Тальсгар Странник. Жаль, нельзя у знаменитого барда взять пяток уроков Красноречия, тогда бы сразу раскидал бонусы за уже полученный двадцать девятый уровень…
        За соседним столом Дж`зарго и Карджо продолжали свой бесконечный спор, кто из них круче. Вальяжные коты изредка прерывались на глоток из кружек и сытую отрыжку, не сводя при этом прищуренных глаз с Маруси. Перебиравший стрелы Джи`Барр делал вид, что наглые взгляды его ничуть не напрягают. Хвостатый ученик Коллегии прибился к нам окончательно, словно всегда был частью отряда.
        - Решаешь, чем займемся дальше? - Маруся отставила в сторону деревянную тарелку с рыбьими останками.
        Набулькал в кубки трофейного вина «Алто», не обидев Ингьярд и Джи’Барра.
        - Хочешь насмешить богов, расскажи о своих планах, - посетовал, вспоминая, как утром собирался после разгрома мятежников у стен Вайтрана двинуться на поиски некромантов. Но для начала распродать трофеи в городе и заглянуть к Аркадии, Эйле Охотнице или жрице Кинарет Данике для платного обучения. Основные мои навыки прогрессировали все медленнее и дальше вытягивать уровень предстояло за счет второстепенных умений.
        - Нужно все хорошо спланировать, сам же говорил. - Маруся потянулась, пытаясь стряхнуть накопившуюся усталость.
        - Ты права. Я только по пути вспомнил, что нужно было заглянуть в Лагерь Чистых Родников. И время ведь было! Там есть заклинание Трансформация… нет, «Трансмутация», которое превращает железную руду в серебро, а потом в золото.
        Каджитка посмотрела на меня с укоризной, а Ингьярд сделала недоверчивое лицо. Мол, бабкины сказки, это все. Чтобы превращать железо в золотые монеты ничего лучше кузницы не существует.
        - Почему ты не сказал об этом раньше? В прошлые посещения Вайтрана?
        Сам поразился собственной бестолковости.
        - Да хрен его знает. Забыл совершенно. Я в игр… раньше этой возможностью не пользовался, считая слишком простой, что ли. А тут появился бы лишний соблазн вкинуть три очка в навык Ювелир в ветке Кузнечного дела.
        Маруся хмыкнула и махнула на всю упущенную выгоду лапой.
        - Но ты же не поэтому столько пялился в дерево навыков?
        - Угу. Почему-то в ветке Кузнечного дела неактивен навык Эбонитовые доспехи.
        - Так выбери драконьи! - вскинула лапы вверх находчивая, но невнимательная к мелочам каджитка, - Сможешь сразу улучшить мне тот замуррчательный лук!
        - Пока не могу изучить Драконье снаряжение, надо сотню пунктов в «кузнечке», а у меня восемьдесят три. Понимаешь, очень хочется заменить всему отряду мечи на улучшенные трофеи, да кинжалы ассасинов перековать в нечто более полезное. А то они мертвым грузом зачем лежат? Похоже, тут пахнет профессиональным квестом. - последнюю фразу задумчиво пробормотал себе под нос.
        - Дело серьезное, - ухмыльнулась Маруся почесываясь за ушком, - Надо перед ним как следует отдохнуть!
        Эх, хорошо бы денек побездельничать, а то ведь загоню бойцов! Но как, если столько дел? Чертов цейтнот как начал душить меня с первого дня, так и не отпустил до сих пор. Нужно развиваться, выполнять поручения Жрицы, улучшать снаряжение отряда, зарабатывать в масштабах провинции авторитет и деньги. Нам здесь жить.
        Расстелил на столе карту, чтобы спланировать завтрашний маршрут отряда.
        - Нужно добыть Древний Свиток из Черного Предела, заодно выполнить квест Септимия. Затем я бы отправился за Этериевой короной. - палец пересек всю карту во владение Рифт - Через форт Феллглоу, у меня задание от Коллегии. Но, скорей всего, предстоит усмирять Королеву-волчицу. Или добивать Ульфрика в его логове. И наши занозы в жопе надо между делом вытаскивать - гильдию Воров и Темное братство приводить к нулевому значению. Но триумфальное возвращение в Фолкрит и в Хелген снова откладывается.
        Преврал поток мыслей вслух. Надеюсь, ярл Балгруф на нас не сильно обидится, что мы пропустим торжества по случаю одержанной победы. А Туллий не закидает Верховную запросами по поводу скорейшего вручения Зубчатой короны. Если что, сами разберутся, без меня.
        Разглядывая видавший виды пергамент, прикидывал, лучше пойти через Кастав в Храм или же в Коллегию магов, чтобы взять платные уроки, но время, как же поджимало время! Почти день пути до Коллегии Винтерхолда, а от нее по снегам еще день до входа в двемерские руины…
        Каджитка внимательно следила за движением моих пальцев по пергаменту, затем кинула взгляд в свой инвентарь.
        - Что мешает сделать так? - она прочертила короткий путь через Перевал Странника в Альфтанд.
        Просто и изящно отмела все лишнее. Вот что значит свежий взгляд!
        - Ничего. Настроечная сфера, двемерский словарь и экстрактор для сбора крови у меня с собой.
        Нет, правда же ничего не мешает! Отложить «левел-ап» до возвращения в Коллегию, чтобы не потерять серию уроков. Зато потом - вжух - и сразу несколько уровней повышу!
        - У нас мало припасов. Поохотимся в пути? - предложил Джи’Барр, слушавший наш разговор. Провианта у нас осталось разок позавтракать. Но с глазастыми каджитами с голоду не пропадем.
        - Да! Считай, туда и оттуда в Храм день уйдет на дорогу. И в самом двемерском городе неизвестно сколько будем пробиваться вниз. Дня два смело закладываю.
        О гигантских размерах Альфтанда можно судить хотя бы по удаленности спусковых башен, которые на моей карте появились благодаря пожилому смотрителю Арканеума. Подземелья Альфтанда по игре мне запомнились весьма протяженной локацией, а тут и подавно, раз в пять можно умножать смело! Это ж сколько там ценных ништяков и двемерского сплава!
        Готовимся к настоящему хардкорному прохождению. Ловушки, механизмы, фалмеры и корусы… К нашим трудностям с провизией, следует прибавить определенную нехватку зелий и стрел. Недавняя битва почти сожрала все запасы.
        Итак, завтра навестим местных торгашей, скинем лишнюю добычу и в путь!
        Не забывая об информационной войне, оплатил Тальсгару Страннику пару песен и угостив барда вином, изложил ему весь ход сегодняшней битвы. Не забыл упомянуть, что злобные некроманты действовали заодно с Ульфриком и как тот подло бросил своих соратников на гибель и плен. Скоро послушаем новый хит в тавернах Скайрима!
        Дорога к руинам Альфтанда не стала скучной рутиной благодаря двум стычкам. В предгорьях нас атаковали две адских гончих и горгулья, как бы напоминая, что я совершенно напрасно списал со счетов клан Волкихарских упырей. И обиженный лорд Харкон поспешил доказать, что он еще ого-го какой эге-гей! Два стальных ошейника на переплавку, кусок ртутной руды и рубин в хозяйстве точно не помешают, рассудил я по итогам первой схватки. Тем более, что всю добычу с мятежников обменяли у кузнеца в «Ночных воротах» на ценные слитки и места в инвентарях полно.
        Возле каменной арки горного прохода на нас напал призрак древнего странника. Не стоило Дж’зарго грабить его останки у алтаря Аркея. Бестелесный воин внезапно оказался серьезным противником, одновременно выдав убедительных люлей мне и Карджо. Задавили его коллективно, до кучи призвав пару огненных атронахов. Да и Сияние Рассвета отлично кромсал призрачную плоть умертвия.
        Поверженный враг оставил нам порцию эктопламы, которой Маруся обрадовалась, как родной. Как-никак редкий ингредиент, входящий в состав зелий восстановления магии и повышения навыка Разрушения.
        В дороге каджиты отлично поохотились, добыв нам для пропитания трех кроликов и парочку горных коз. Это ведь только на первый взгляд заснеженные горы лишены какой-либо жизни. Всевозможного зверья в этих диких краях предостаточно.
        Само собой, в пути не обошлось без стычек с хищными животными: снежный тролль и стая из трех волков посчитали нас законной добычей. И просчитались. Если воинственность тролля еще можно обосновать его крупными размерами, то зачем на шестерых опытных воинов полезли «санитары леса» для нас так и осталось загадкой. Карджо подхватил от обезумевших волков болезнь «Разжижение мозга». И стал на время объектом всеобщего внимания: получил от Маруси зелье лечения, а от Дж’зарго и Джи’Барра порцию обидных насмешек.
        К обеду мы оказались в лагере экспедиции Суллы Требатия. Здесь пришлось схватиться с парой матерых ледяных привидений. Несмотря на поток огненных заклинаний и стрел с нашей стороны, порождения морозной магии продержались долго и доставили нам массу неприятных ощущений. Потом специально посмотрел в активные эффекты - моя устойчивость к холоду достигла семи процентов. С тварей выпали кроме зубов две дорогих эссенции, так что не зря с ними возились.
        Против ожиданий, в покинутом лагере не оказалось обгорелых трупов и бардака, но и поживиться в плане съестных припасов не удалось решительно ничем. Лопаты, кирки, плотницкие инструменты. Впрочем, обнаруженный запас дров распределил среди бойцов. Греться, готовить пищу, делать факелы.
        Сберегая тепло, мы укрылись в расщелине перед входом в ледяные руины.
        Понимая мою озабоченность пропитанием отряда во время похода по двемерским подземельям, каджитка напомнила, что мы с ней в любой момент можем телепортироваться в Храм или Башню и добыть достаточно пищи для остальных. Одной бедой меньше!
        Прочитав найденную в деревянной времянке сводку экспедиции, заподозрил Суллу в том, что он умело маскируется под охотника за сокровищами. Бывший офицер имперского Легиона и так низко пал, как же! Мне вполне понятно его желание избежать внимания Коллегии Магов, а, следовательно, талморского шпиона Анкано. И с парочкой таких «археологов» мы уже встречались в кургане Ингола. Помнится, они тоже не желали огласки. А потом внезапно оказались в охране прибывшего из Империи Жреца Мотылька, что живо интересуется Древними Свитками. Один из которых как раз находится в Черном Пределе. Таких совпадений не бывает.
        Сам состав экспедиции внушал уважение: каджитов-наркоманов, набранных по объявлениям магов и авантюристов изрядно разбавили достойными людьми. Гравиус, Арториус, Варро - всякий истинный имперец слышал эти благородные фамилии. Имея за плечами поколения предков, отдавших жизнь и здоровье на службе Императору, и эти люди вдруг собрались порыться в двемерском городе ради банальной наживы?
        Теллурио Валерий человек не азартный, но готов поставить свой уникальный меч против поганой метлы, что имперская разведка лихорадочно ищет нечто, способное помочь в новом неизбежном столкновении с Талмором. А где еще искать древнее чудо-оружие, как не на родине основателя династии Септимов? Начав гонения на культ Талоса, талморцы сами подсказали Империи направление для поисков.
        С этими мыслями и попутным ветром в широкую спину повел отряд приключенцев в ледяные руины Альфтанда.
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к