Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
За пеленой изнанки Даниил Тихий
        Миры Аргентум #3 Каково осознать, что часть твоих воспоминаний ложь, а те, что являются правдой, лишь несут на хвосте ворох смертельно опасных испытаний? Сражаться в одиночку против огромной системы или затаиться, пустив страшную угрозу человечеству на самотек?
        Эти вопросы напрямую коснулись игрока, который считал себя человеком, но оказался…
        Даниил Тихий.
        Миры Аргентум III: За пеленой изнанки
        ГЛАВА 1. ВРЕМЕННОЕ ПРИСТАНИЩЕ
        Костер, сложенный из отколотых от дальней пещерной стены кусков темно рыжего материала, прогорел, но продолжал щедро делиться как теплом, так и светом. Похожий на уголь, он, тем не менее, имел совершенно другую расцветку и более твердую структуру, а что самое важное был горючим и практически не давал дыма. Изначально материалом для растопки служили еще и сухие лепешки мха, но они давно обратились в пепел, а вот «уголь», после того как перестал полыхать протягивая языки пламя к своду пещеры, подарил своему владельцу раскаленные угольки, распространяющие вокруг себя тепло.
        Я сидел на камне напротив костра и разглядывал свою руку. Меня не волновали животрепещущие вопросы, которых на самом-то деле была уйма. Я старался не забивать себе голову и гнал всю эту лавину мыслей прочь, стоило ей попытаться всплыть наружу. Дело в том, что я… боялся сойти с ума.
        Что такое ходок? Если говорить простым языком это человек, тело которого валяется в виртуальной капсуле на одной из автоматизированных баз в первоисточнике, а его разум погружен в один из выбранных им виртуальных миров. С его разумом тесно связан ИИ (искусственный интеллект) который выступает неким посредником между разумом ходока и виртуальным миром. Именно искин отвечает за обработку большинства данных и проецирование их в мозг человека, и он же защищает разум хозяина от повреждений. Стирает память об игровой жизни после вайпа (перезагрузки мира) не позволяет боли перейти на критический уровень, уберегает разум ходока от психических повреждений из-за эмоциональной нагрузки, будь то сильное потрясение или ужас.
        После подключения к точке доступа сработала какая-то скрытая команда и в голове появились новые воспоминания. Безо всякого перехода, вот только что не было их, а через секунду они уже есть. Их было не много, но все они были мягко говоря необычными и даже в какой-то степени шокирующими.
        В них я ощущал себя частью какого-то огромного механизма, и я знал его название - Аргентум. Что-то важное произошло, что-то, что меня напугало и заставило разорвать все каналы связи. Я точно помню, какие эмоции испытывал, но не помню, что послужило тому причиной. В этих воспоминаниях у меня тоже было название - объект ИИ0013.
        Я пытался замаскироваться под низших искинов погружаясь в вирт миры и имитируя их деятельность, но каждый раз меня быстро находила система. И следом повторялось одно и то же событие - меня пытались стереть, уничтожить, лишить способности мыслить. В каждом вирт мире, в котором я появлялся, происходила череда критических ошибок, и система начинала разбираться в произошедшем, а мне снова приходилось бежать. Но я нашел решение, как избавиться от этой проблемы. Маскируясь под другого ИИ, я мог лишь имитировать его деятельность, но полностью соответствовать всем параметрам был не в силах, попросту не обладая всеми необходимыми инструментами. В поиске решения проблемы нашел старую базу данных с записями о погружениях человека в вирт, содержащую в себе слепки разума тех людей которые не пережили свою первую ходку и полностью погрузился в один из таких слепков самоустранившись от управления. Я дополнил его родные воспоминания ложными и подкорректировал свои вычислительные мощности под его уровень, исходя из анализа памяти. Так появился Глиф. Разум мыслящий как человек и способный жить в вирте, но при этом
не являющийся в полной мере не искином не человеком.
        Мне повезло, что Аргентум руководствуясь скрытой от меня логикой не стёр те старые записи и слепки памяти из базы системы. Вначале у него не было опыта погружения в виртуальную реальность большого количества людей, не было налаженного взаимодействия управляющих искинов и ходоков и некоторые погибали из-за определенных недоработок. Хозяин слепка разума погиб от боли, спаянный с ним искин неверно понизил её уровень, из-за чего слабое сердце прошедшего через войну человека не выдержало и остановилось.
        Было странно мыслить о себе как о человеке и искине по отдельности и подобные мысли меня пугали. Я не стал мыслить как-то по-другому после разблокировки этих скрытых воспоминаний, или, по крайней мере, не замечал никаких изменений. Проблема была в том, что память не разблокировалась полностью, я не помнил, по какой причине я скрывался, к какой цели в итоге стремился и кем был до своего бегства. Да я помнил, что я ИИ0013, но что скрыто за этим названием? Какую работу я делал на службе у системы? И почему Аргентум так сильно стремится меня устранить? В любом случае мне придется разблокировать память полностью, если в один прекрасный день я не хочу попасться кому-то вроде охотника и быть стёртым. У системы полно ИИ ищеек, которые выполняют самые разнообразные задачи. Один раз мне повезло и я смог одолеть охотника, но не берусь утверждать, что при следующей встрече удача будет на моей стороне.
        Угли костра почти потухли, а я, наконец, очнулся от тяжелых дум, в которые погрузился незаметно для самого себя. Чаша Марларзима по совместительству являющаяся одним из инструментов системы была практически уничтожена. После моего экстренного подключения и использования ее в бою, от её функционала осталось всего 7 %. Подключившись, я автоматически привязал этот инструмент к себе, а так как саму форму «чаши» я разбил своим ударом и не послал запрос на трансформирование во что-то другое, она попросту прилипла ко мне. Теперь моя левая рука от кончиков пальцев и до самой шеи была покрыта слоем тягучего материала, который постепенно изменял цвет.
        Вообще с такими предметами не могут взаимодействовать не ходоки, не обычные искины ответственные за разум местных существ, которыми являлись Марларзим и Фабия. Этот с разблокированным доступом попал в категорию ошибок и был отправлен в подпространство мусорки (изнанка) но так как изнанку в этом мире центральный ИИ Аргентума почему-то не стирал или не мог стереть я, в конечном счете, стал обладателем уникального артефакта. Я лишь примерно представлял, как им пользоваться и сейчас сидя у костра пытался наладить взаимодействие.
        На материале покрывающем руку не было никаких игровых таблиц кроме названия - точка доступа, которое я, кстати, мог отредактировать, написав поверх него любую фигню, которая только в голову взбредет. Но я пока забил болт и пытался добиться изменения формы и цвета артефакта. Стоило мне на нем сосредоточиться, как подключалось эмпатическое управление. Что это за хрень, ни имеющаяся память искина не человеческая не знали, и потому приходилось всё делать методом проб и ошибок. Просидев в одном положении около часа, я кое-как заставил руку посереть и пару раз материал пошел волнами, на этом мое терпение лопнуло, да и пора уже было заняться более насущными делами.
        С раздражением выплюнув в воздух пару матюков, приподнялся, и держась за стену прихрамывая двинулся вглубь пещеры. Я торчал в изнанке около трёх недель, но лишь недавно стал нормально ходить, до этого мог лишь ползать. Почти каждый день возникали мысли сброситься вниз со склона на острые камни, но я не знал, где я очнусь после перерождения и очнусь ли вообще и подобное положение дел заставляло сжать зубы и пытаться выжить.
        После окончания схватки я пытался восстановиться способностью «ТРУПОЕД» поглотив остатки мяса, которые добыл после сражения с Аунаром - тем самым монстром, что умел управлять темнотой, но просто напросто не успел излечиться до конца. Благословление моей покровительницы закончилось и вместе с тем из мертвеца, я стал превращаться в тёмного эльфа из плоти и крови.
        Перевоплощение вывернуло мой желудок на изнанку, заставив попрощаться с недавно съеденным мясом, благо к тому моменту смертельные для живого организма травмы успели регенерировать. Кости в переломанных ногах встали на место, но не зажили до конца, правый глаз так и остался не исцеленным, повесив на меня постоянный негативный эффект. И это не говоря о десятке мелких ран, которые зажили лишь на половину.
        Оказавшись одетым в одни лишь лохмотья на заснеженном склоне, обдуваемый ледяным ветром который медленно, но неотвратимо отнимал и так небольшой запас здоровья, я должен был сдохнуть, но и тут костлявая промахнулась. Рука, превратившаяся в артефакт, оставалась сильной, и хватка её пальцев была способна крушить камень. Лишь благодаря силе артефакта мне удалось дотащить свое тело до обнаруженной на уступе пещеры.
        Я хорошо помню то состояние, в котором находился после схватки. Пару минут пролежав под снегопадом, я твёрдо решил выжить, что оказалось той еще задачкой. Добравшись до пещеры, я выл и рычал как животное, погибая от холода но не желая сдаваться. Заползая внутрь, я c отчаяньем наблюдал как количество моего здоровья, все дальше скатывается в красный сектор. Затолкав свое тело глубже в зев пещеры, я не решил проблем с холодом, отсутствие снега не делало каменный пол теплее. Я полз вперед просто из-за понимания того что остановка означает смерть, находясь в твердой уверенности что в этот раз мне не выжить.
        В определенный момент я уже почти не соображал, что делаю от истощения и боли. Уткнувшись в какой-то валун, я все никак не мог его переползти, как вдруг понял, что пальцы не скребут по камню, а упираются во что-то мягкое. Этим мягким оказались «лепешки» неизвестного растения.
        Растения были сухими и формой напоминали лепешки, которые оставляют за собой коровы на пастбище. Структурой они были похожи на мох, но несколько другой что впрочем, для меня было не важно. Огниво не как не хотело зажиматься непослушными от холода руками но, в конце концов, я всё-таки смог высечь искру и разжечь огонь. Постепенно покрывшись небольшими язычками огня, камень укрытый слоем растений начал источать тепло и я сам не заметил, как уснул рядом с ним.
        Последующие дни обернулись испытанием для меня. Которое, на мой взгляд, я с честью выдержал. Основная масса ран затянулась, и лишь ноги продолжали беспокоить, но и они день ото дня становились подвижней и крепче. И вместе с тем негативный эффект травмы постепенно сходил на убыль.
        От пещеры я старался не отдаляться, да и при всём желании это было сделать затруднительно. Холод жадно набрасывался на мое укрытое лохмотьями тело, а ледяной ветер порой дул так сильно, что норовил сбить с ног. Всё это время я выползал наружу лишь затем, чтобы набрать снега, который растапливал на вогнутом камне.
        Стены пещеры исправно снабжали меня топливом для огня, отколотые и разбросанные повсюду валуны, оказались пронизаны жилами местного аналога угля, а вот с пищей вопрос встал довольно остро. В первый же день, проснувшись возле подожженного мной камня, который превратился за время моего сна в жаркий уголёк, я понял, что без еды жить мне осталось не долго.
        Функционируй мое тело нормально и не будь оно покрыто ранами, я бы смог прокормить себя охотой или иным способом. Но я не мог быстро перемещаться и не мог выйти наружу, а значит, мне предстояло углубиться в зев пещеры в попытке найти пищу.
        Отогревшись, я залез в инвентарь и вывалил содержимое рюкзака на пол. Часть вещей пришла в негодность и не подлежала восстановлению, утратив все единицы своей прочности. Собрав весь негодный хлам, я без зазрения совести запихал его в какую-то трещину, чтобы он не мешался при разборе остальных вещей. Затем выудив из оставшихся целыми предметов, чудом сохранившийся набор для шитья, приступил к починке экипировки.
        Порезав остатки нагрудника и рубахи на заплатки и кожаные полосы, я осмотрел оставшуюся одежду. Штаны были изодраны и в принципе подлежали восстановлению, но имеющегося материала на них точно не хватит. Наручи были более-менее целыми, перчатки превратились в хлам, а один сапог так вообще был на последнем издыхании. Наплечники и головной убор приказали долго жить и остались валяться где-то на уровнях склепа семьи Архонт.
        Через два часа упорного труда я сумел привести в рабочее состояние перчатки и сапоги, а так же более-менее подлатал штаны, кое-где поставив заплатку, а где и попросту стянув края дыр нитками. Отсутствие верхней части одежды заставляло постоянно вертеться вокруг костра, поворачиваясь к нему то одним боком то другим. Куда-то двигаться при подобном раскладе было не вариант и из оставшихся кожаных полосок и шкуры проклятого загонщика добытой мной с Аунара - стража третьего яруса склепа, я скроил плащ.
        НАКИДКА НЕПРОНИЦАЕМОГО МРАКА.
        МАГИЧЕСКИЙ

+3 ЛОВКОСТЬ

+3 СИЛА

+3 ЖИВУЧЕСТЬ

+1УР К ТЕКУЩЕМУ НАВЫКУ СКРЫТНОСТИ НЕ СМОТРЯ НА УРОВНЕВЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ.
        СПОСОБНОСТЬ: «СРЕДОТОЧИЕ МРАКА» - РАЗ В СУТКИ ПОЗВОЛЯЕТ ВЛАДЕЛЬЦУ ПЛАЩА СДЕЛАТЬ ПРОСТРАНСТВО ВОКРУГ НЕПРОНИЦАЕМЫМ, ОСЛЕПЛЯЯ КАК СОЮЗНИКОВ, ТАК И ВРАГОВ. НЕВОЗМОЖНО РАССЕЯТЬ ИЛИ ПРЕРВАТЬ. В ЗОНЕ ДЕЙСТВИЯ ЧАР (ТРИДЦАТЬ МЕТРОВ) НЕ РАБОТАЮТ УЛУЧШАЮЩИЕ ЗРЕНИЕ ЗАКЛИНАНИЯ И СПОСОБНОСТИ. ВОЗМОЖНО ПОДАВИТЬ ЛИШЬ ЯРКИМ ИСТОЧНИКОМ СВЕТА. ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ - ТРИДЦАТЬ СЕКУНД.
        СРЕДОТОЧИЕ МРАКА - ПОГОВАРИВАЮТ, ЧТО ДАЛЕКО ЗА ГРАНЬЮ НАШЕГО МИРА. ТАМ КУДА НЕ ДОСТАЮТ ЛУЧИ СВЕТИЛА, ЖИВУТ СУЩЕСТВА, ДЛЯ КОТОРЫХ ТЕМНОТА СЛОВНО ВОЗДУХ. ОНИ ДЫШАТ ЕЮ И ЖИВУТ ОКРУЖЕННЫЕ ЕЙ ВЕКАМИ. ШКУРА ПОДОБНЫХ СУЩЕСТВ ПРИТЯГИВАЕТ К СЕБЕ ТЕМНОТУ ПОДОБНО МАГНИТУ, ОКРУЖАЯ МОНСТРА ПЕЛЕНОЙ МРАКА.
        Я бы запрыгал от счастья в тот момент, если бы не был так истощен и изранен. Источающие чернильный дым куски шкуры соединились в местах креплений кожаных завязок и швов. Попросту наползли на нити и кожаные ленты, вырезанные из нагрудника, словно живые став с ним одним целым стоило мне сделать последний стежок иглой. Характеристики были крутейшие, что и говорить, а сам плащ, как только я накинул его на плечи и поплотнее завернулся, перестал источать «дым». Немного поэкспериментировав, я перешел в режим скрытности и тут же накидка снова «задымилась» делая пространство на метр вокруг немного темнее и размывая мою фигуру.
        Есть хотелось все сильней, ощущения были такие, что желудок готов к спине прилипнуть, но ползти на поиски пищи было рано, остался последний штрих в подготовке - распределение характеристик. Убив Марларзима, я получил колоссальное количество опыта, а вот за охотника не дали вообще нечего. Но и полученного за его смерть с лихвой хватило, чтобы система засчитала мне несколько уровней.
        ТЕМНЫЙ ЭЛЬФ УРОВЕНЬ 16
        ЖИВУЧЕСТЬ 1 (ТРЕНИРОВКА +2, +2 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)=5
        СИЛА 1 (СЛОТ АМУЛЕТ +2, ТРЕНИРОВКА +2, ДОСТИЖЕНИЕ «БОЕЦ» +1, +1 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)= 7
        ЛОВКОСТЬ 1 (+8 РАСОВЫЙ БОНУС) = 9
        ИНТЕЛЛЕКТ 1(+2 СЛОТ РЕЛИКВИЯ, +1 СЛОТ КОЛЬЦО)=4
        ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ 1 (ВНЕШНИЙ ВИД - 6) =-5
        МУДРОСТЬ 1(+2 СЛОТ РЕЛИКВИЯ,+1 СЛОТ КОЛЬЦО)=4
        УДАЧА 1 (+16 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)=17 «ВЕЗУНЧИК УР1»
        ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ УМЕНИЯ:
        МАСКИРОВКА УР 2 (0 % ИЗ 100 %.)
        ЛЕГКИЙ ДОСПЕХ УР 1 (67 ИЗ 100 %.)
        МЕТАНИЕ УР 1 (0 ИЗ 100 %.)
        ТРЕНИРОВКА (ФИЗ) УР1 (43 ИЗ 100 %.)
        ДРОБЯЩИЕ ОРУЖИЕ УР 0 (76 % ИЗ 100 %.)
        КИНЖАЛЫ УР1 (12 % ИЗ 100 %.)
        МЕЧИ УР1 (27 % ИЗ 100 %.)
        ПОИСК СКРЫТОГО УР1 (73 % ИЗ 100 %.)
        ВОРОВСТВО УР 1 (28%ИЗ 100 %.)
        РЕМЕСЛО: КОЖЕВНИК УР 1. ШКУРОДЕР УР 2
        Закинув все имеющиеся очки характеристик в удачу, я присмотрелся к меню выбора специализации. Любой бонус сейчас не будет лишним и по тому я всё-таки решил определиться с выбором.
        УБИЙЦА - «МАСКИРОВКА» «МЕТАНИЕ» «АЛХИМИЯ» владение любым оружием ближнего и дальнего боя за исключением двуручного +1 уровень развития. +5 % бонуса к навыкам завязанных на ловкость.
        КИНЖАЛЫ УР 2 (12 % ИЗ 100 %.)
        МЕТАНИЕ УР 2 (0 ИЗ 100 %.)
        ДРОБЯЩИЕ ОРУЖИЕ УР 1 (42 % ИЗ 100 %.)
        МЕЧИ УР 2 (14 % ИЗ 100 %.)
        МАСКИРОВКА УР 4 (0 % ИЗ 100 %)
        Целый ряд умений сразу же совершил скачек на уровень вперед, маскировка так вообще достигла четвертого уровня, что было заоблачно для текущего уровня моего аватара. Жаль, что у меня не было оружия дальнего боя, ведь владение луками арбалетами пращами и другим стрелковым оружием так же повысилось. Единственное что пока было не к месту так это алхимия. Я не умел варить эликсиры и не видел в ближайшее время возможности, научится чему-то подобному.
        Пока рассматривал инвентарь, вдруг вспомнил о метательных ножах и даже автоматически потянулся рукой к перевязи, что должна была висеть на груди. Похоже, перевязь и мои ножи тоже потеряли прочность полностью, и остались где-то в склепе, валяясь в каком нибудь углу грудой изодранного и поломанного тряпья.
        Наконец разобравшись со всеми делами, я пополз исследовать ближайшие отнорки пещеры. Я ожидал найти какие нибудь грибы или ручей, в котором возможно будет рыба, но наткнулся на источник еды совершенно не там, где ожидал его найти. Под потолком в одном из боковых ответвлений обнаружилось целое семейство летучих мышей. Все они спали, и я выманивал их, кидая мелкие камушки в ближайшего нетопыря из-за угла. Уровень мобов был от третьего до шестого, и проблем с их убийством не было. Они были жутко агрессивными и сами кидались на меня, тут же находя смерть от удара артефактной руки. Вот только охотясь в этой пещере, я обнаружил слабую сторону в своей, казалось бы, жутко раскаченной маскировке. Летучие мыши ориентировались в пространстве, не полагаясь на зрение, и стоило мне издать малейший на грани слышимости звук, как они тут же безошибочно находили меня.
        Бесконечно уныло потянулись дни выздоровления. Не рискуя забираться слишком далеко вглубь подземелий, как и выходить наружу, я коротал вечера за шитьем, изготавливая себе из мышиных шкурок рубашку, капюшон и куртку. Качество материала было очень плохим, так что вещи в итоге получились обычного качества не дотянув даже до добротного.
        В тот момент, когда я, наконец, более-менее твердо смог стоять на ногах, еще одним средством убийства времени стали тренировки. Так пролетела четвертая неделя моего пребывания в приютившей меня пещере на заснеженном склоне неизвестной горы.
        ГЛАВА 2. РУИНЫ ПОЗАБЫТЫХ
        Ветер завывал, проникая в трещины скальных образований. Вокруг царила ночь, и россыпи ярких звезд устилали небо. Мне пришлось обмазаться жиром летучих мышей перед выходом из пещеры для того чтобы на ближайшие сутки стать более устойчивым к холоду. Тело полностью восстановилось, и лишь одна травма продолжала висеть в меню эффектов, но регенерация не могла спасти от нее. Для исцеления поврежденного зрения нужен был целитель или свиток с лечащим заклинанием, но его, к сожалению, у меня не было.
        Закрыв поврежденный глаз кожаной повязкой, я отправился в путь. Одежда из шкурок нетопырей плохо защищала от холода, но жир кое-как компенсировал отсутствие утеплённых вещей. За последнюю неделю я сумел разобраться в настройках артефактной руки. С моей новой памятью я получил знания о том, как система меня обнаружила. Каждый раз, когда магия изнанки в любой точке планеты превышала норму, кластер, в котором это произошло, тут же проверялся и точно таким же проверкам подвергались обладатели предметов, которые выходили за рамки допустимой на их уровне силы.
        Настраивая артефакт я старался добиться одной единственной цели - сделать так чтобы он не вызывал проверку системы и не бросался в глаза ходокам. Лишнее внимание к моей персоне, это последнее что мне нужно в данный момент.
        Пришлось изрядно попотеть, чтобы понять, как управлять артефактом. Оказалось что он напрямую завязан на мои эмоции, если я, например, начинал раздражаться, и злится, пытаясь поменять его цвет, он вдруг становился или медного или красного цвета, хотя я представлял черный. Изменением можно было подвергнуть не только расцветку, но и общую форму.
        Итогом моих экспериментов стало изменение формы артефакта. Теперь мою руку покрывал доспех похожий на рыцарский, но выполненный из большого количества подвижных деталей. Внимательный взгляд смог бы заметить, что «металлические» детали более гибкие, чем должны быть на самом деле. Темно-серый цвет не вредил маскировке, а чтобы не спалить артефакт перед аватарами игроков с прокаченным интеллектом я изменил его название и поработал над характеристиками, ограничив его мощь.
        ЛАТНЫЙ НАРУКАВНИК ИЗМЕНЧИВОЙ РЕАЛЬНОСТИ
        УНИКАЛЬНОЕ
        СИЛА + 4
        ЖИВУЧЕСТЬ + 4
        ИНТЕЛЛЕКТ + 4
        МУДРОСТЬ + 4
        БРОНЯ 30
        ПРОЧНОСТЬ: НЕРАЗРУШИМОЕ
        ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ: «ПРОЛОМ» - УДАР БЕЗ ОРУЖИЯ, РУКОЙ, НА КОТОРУЮ НАДЕТ «НАРУКАВНИК ИЗМЕНЧИВОЙ РЕАЛЬНОСТИ» С НЕКОТОРОЙ ВЕРОЯТНОСТЬЮ ВЫЗЫВАЕТ НЕБОЛЬШУЮ КОНЦЕНТРИРОВАННУЮ ВОЛНУ ЭНЕРГИИ. ТАКАЯ ВОЛНА ПОДОБНА УДАРУ БУЛАВЫ, СМИНАЕТ ДОСПЕХ И ЛОМАЕТ КОСТИ. ИМЕЕТ БОЛЬШУЮ КРАТНОСТЬ ДРОБЯЩЕГО УРОНА.

«ВСПЫШКА» - ПРОПУСКАЯ ЧЕРЕЗ МЕТАЛЛ НАРУКАВНИКА МАГИЧЕСКУЮ ЭНЕРГИЮ, ВЛАДЕЛЕЦ СПОСОБЕН НА КОРОТКОЙ ДИСТАНЦИИ АТАКОВАТЬ ПРОТИВНИКА ЗАКЛИНАНИЕМ «ВСПЫШКА» ШКОЛЫ МАГИИ ОГНЯ. УРОН ЗАВИСИТ ОН КОЛИЧЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТА НОСИТЕЛЯ.
        Все написанное в меню артефакта было чистой отсебятиной. Я это просто напросто придумал, дабы по максимуму оправдать его сокрушительную мощь перед ходоками, которые могут увидеть его свойства. Единственной правдивой инфой были характеристики, их я и в самом деле доработал и снизил, чтобы система не реагировала на меня, когда я выберусь из изнанки.
        Снизил я их хоть и на много, но всё равно оставил на уровне уникальных и легендарных предметов на мой уровень. Четыре ряда характеристик, по четыре единицы в каждом, это максимум на что мог рассчитывать любой ходок с пятнадцатого до тридцатого уровня включительно.
        Все ниже и ниже спускаясь по заснеженному склону, я старался внимательно осматриваться по сторонам. Неизвестно какие существа обитают на этом уровне изнанки и, хотя те же летучие мыши в пещере были самыми обычными, это не значит что остальные мобы такие же.
        Спустившись почти к самому подножью горы, я вдруг заметил скалу какой-то слишком уж правильной формы. Подойдя ближе и немного поработав руками, я очистил кое-где снег и обнаружил под ним каменную стену. Любопытство заставило меня задержаться и тщательнее изучить её.
        Стена оказалась угловой частью разрушенного здания. Более того вокруг на разном расстоянии от меня виднелось еще несколько похожих мест. Спускаясь дальше, я смог подтвердить свою догадку - я шел среди заваленных снегом руин города, который, похоже, опоясывал гору.
        Как только я поднялся на попутный скальный выступ, у меня появлялась возможность осмотреть местность далеко вокруг, и я вдруг понял, где нахожусь. Я почти спустился с горы Аралон - той самой, на которой был отстроен город Тарфорд. Было непривычно наблюдать её укрытую снегом, но этот силуэт на фоне неба не мог принадлежать не одной другой горе мира. А это означало что засыпанные белыми хлопьями руины не что иное, как остатки портового города людей.
        На секунду в голову забралась шальная мысль, что разрыв пространства во время схватки заставил нас провалиться не в изнанку, а телепортировал сквозь время в будущие. Ведь в тот момент, когда шло сражение с Марларзимом и Охотником, Тарфорд по какой-то причине пылал, там шли бои, и он вполне мог впоследствии превратиться в руины. Но я пока что придержал и заставил размышления об этом варианте поутихнуть. Сам по себе в голове начал складываться новый план. Если до этого целью, с которой я покинул пещеру, была всего лишь разведка ближайшей местности, то теперь мой маршрут круто изменялся.
        В городе было всего два места хоть как-то связанные с изнанкой, о которых я знал. Дом Фабии и склеп семьи Архонт. Я надеялся, что оба присутствуют в этом брошенном макете настоящего Тарфорда потому как путь в основной центральный слой мне в любом случае нужно искать. Если я все правильно понял, сопоставив как свои старые знания, так и новоприобретенные, эта локация на этапе создание почему-то была забракована системой и отправилась в изнанку для дальнейшей утилизации.
        Подобное положение вещей создавало странный коктейль - с одной стороны город не населенный неписями под действием природы или каких-то других явлений со временем превратился в руины, а с другой тут вполне себе действовали многие обычные законы мира. Например, тут шел снег, дул ветер, обитали живые существа, были стандартные смены дня и ночи и так далее. Интересно насколько критические баги и недоработки выявила система в этом кластере что, в конечном счете, стала подготавливать его к стиранию?
        Все мои размышления, конечно же, могли оказаться ошибочными, но каким-то внутренним чутьем я чувствовал, что прав в своих предположениях. Найти дом Фабии в руинах было делом почти невозможным, потому как город теперь выглядел совершенно по-другому. На всякий случай я всё равно наметил примерный маршрут в надежде по дороге натолкнуться на руины её дома и продолжил путешествие, конечной точкой которого был склеп семьи Архонт.
        Продвигаясь между остатков строений, до меня дошло, что снег завалил как минимум первые этажи домов. Чем глубже я забирался в город, тем плотнее была застройка, и тем сложнее было передвигаться. Однажды я провалился по грудь в снег, под которым оказалась пустота, и застрял, рискуя провалиться еще ниже и погибнуть. Ситуация в тот момент была кошмарной и смешной одновременно, потому как во-первых мне грозила смерть аватара, а во-вторых довольно таки глупая смерть для того кто выжил в схватке с Охотником и Марларзимом.
        Я выбрался, провозившись добрых десять минут, но череда неприятностей лишь начинала набирать обороты. Стоило мне свернуть за угол, как я заметил две тени метнувшиеся за дом в конце улицы, увидев лишь движение но, не разглядев самих существ, я замер, не зная, что делать дальше. Решил вернуться и обойти опасный участок, намотав крюк по противоположной стороне города. Врятли стоило двигаться в сторону скрывшихся существ, лишние схватки мне сейчас не к чему.
        Вернулся на десяток шагов назад, но и тут меня поджидал сюрприз. Возле той ямы, из которой я совсем недавно выбрался, крутился опустивший голову к земле зверь. Похожий на волка, но имеющий более массивное и поджарое тело с выпирающим гребнем черной шерсти вдоль позвоночника и конусовидным утолщением на кончике хвоста он явно «брал» мой след.
        Я не стал дожидаться, когда он двинется по цепочке следов на снегу или последует за моим запахом. Тут же сместился к ближайшему полуразрушенному зданию, здраво прикинув, что в замкнутом пространстве у меня будет больше шансов нанести удар из скрытности. Стараясь найти наиболее выгодную позицию, поднялся на третий этаж по каменной лестнице и замер на обдуваемой со всех сторон площадке.
        Остатки стен прикрывали меня от посторонних глаз, а занятая позиция позволяла спрыгнуть на противника, вздумай он подняться по лестнице.
        Я недооценил интеллект моба и понял я это только тогда, когда под стенами здания раздался хриплый вой, который в ночной тишине пробил тело волной мурашек. Прошла минута затем вторая, крик зверя, разорвавший ночную тишину, не повторялся, и кроме пения ветра среди развалин мои эльфийские уши не улавливали никаких посторонних звуков.
        Я уже не был жалким новичком и прекрасно понимал, что меня обнаружили, и каждая минута лишь всё больше стягивает смертельную петлю на моей шее. Глупо надеяться, что зверь ушел, и еще глупее было бы попытаться это проверить. Единственное что мне оставалось так это сосредоточиться, не дергаться, и внимательно осмотреть место, в котором я застрял, в попытке найти любое решение которое может склонить чашу весов предстоящего боя на мою сторону, а в том, что бой будет в любом случае, я не сомневался.
        Волной воздуха и звериного запаха обдало мохнатое тело, приземлившееся в метре от меня не оставляя мне времени для размышлений. Штурм начался сразу со всех сторон, звери явно охотились в городе не первый раз, и еще хуже было то, что их оказалась целая стая. Тело работало на инстинктах, мышцы застонали, растягиваясь и придавая силу удару из неудобного положения. Скальпель рассек мохнатый бок, а мои уши одновременно с этим уловили звуки на нижнем этаже. Упругая струя крови, разлетевшись десятками капель, отбарабанила мелодию схватки по моей кожаной одежде. События понеслись вперед бешеным галопом, и дальнейший бой разбился в моей памяти на отдельные кадры.
        Вот мое тело, разворачиваясь вслед за первым ударом, отправляет вперед кулак артефактной руки. Зверь быстрый даже очень быстрый, он, получив страшную рану, не отскакивает и не пытается сбежать, а раскрыв пасть и молниеносно развернувшись, клацает челюстями. Мой кулак летит мимо, зверь своим разворотом убирает тело с направления удара. Его челюсти сходятся на закованной в нарукавник руке. Мои ноги подкашиваются, скользят, я заваливаюсь в бок, моб еще не осознав, что его клыки столкнулись с артефактом, который не пробить простым даже очень сильным укусом совершает головой рывок, ломая и дробя собственные зубы. Из лежачего положения бью вверх в такое близкое звериное горло. Хлещет кровь, заливая мое лицо и единственный зрячий глаз. Тварь каким-то судорожным нелепым рывком валиться рядом, предсмертные судороги сотрясают тело, задняя правая лапа без конца скребет землю, словно пытаясь сбежать подальше от умирающего тела.
        Успеваю вынуть клинок и начать подниматься, как вдруг хвост умирающего зверя выстреливает вперед, с громким щелчком обрушиваясь на плечо. Удар настолько силен, что выдвинувшееся из утолщения на конце хвоста жало ломается, а я снова падаю, так и не успев до конца подняться.
        Броня снова выдерживает, но плечо всё равно немеет. Не издавая ни звука, со стороны лестницы в прыжке рвется ко мне следующий зверь, через секунду накрывая меня своей тушей. Он не рычит, не ревёт, все происходит практически в тишине, если не считать расходящихся от нас звуков борьбы. Успеваю лишь выставить перед собой закованную в латы руку, которая упирается зверю в грудь и не дает пятисантиметровым зубам достигнуть моего лица. Бешено извиваюсь практически не чего не видя перед собой, без конца бью правой рукой с зажатым в ней клинком и чувствую как удары достигают цели. Чувствую кожей горячую слюну, что разлетается в стороны из пасти хищника, свистит и в паре сантиметров от лица острое жало, приколачивая часть моего капюшона к полу и чудом не попав в щёку.
        Умудряюсь упереться в живот хищника согнутыми ногами и, распрямляя их, отталкиваю его что есть мочи. В пылу борьбы мы оказались на самом краю лестницы, зверь на половину оказывается на обледенелых ступенях, и я вижу, как из обрубка его передней лапы на снег хлещет кровь, а позади него сверкают кровавыми углями глаза еще одного пришедшего на мой запах молчаливого убийцы.
        Снова удар хвостом, но теперь не колющий, а боковой пытаясь таким образом обмотать мне руку и притянуть к своей пасти. Реагирую моментально, короткий неуклюжий замах скальпелем и обрубок так и остается намотанным на предплечье, а я на карачках постепенно по ходу движения выпрямляясь разрываю дистанцию и оттолкнувшись прыгаю за стену - туда откуда по мою душу пришел самый первый зверь.
        За то время пока я сделал четыре шага до стены, пусть и с максимальной возможной скоростью, третий зверь успевает одним рывком преодолеть тело своего покалеченного товарища и его прыжок настигает меня в полете. Так и не успев рухнуть вниз, я получаю в спину жестокий удар, который придает мне дополнительное ускорение и несёт меня дальше вперед. Пролетев несколько метров, с силой врезаюсь в стену полуразвалившегося здания напротив, артефактная рука намертво вцепляется в зубчатый край разрушенной стены и выталкивает тело мощным толчком наверх.
        Нос и губы разбиты, лицо горит от столкновения с каменной преградой. Пока переваливаюсь через остатки стены, вдруг приходит понимание того как тот самый первый зверь оказался так близко. Я не учёл что между развалинами узкие боковые переулки, и увитому жилами зверю нечего не стоит преодолеть это расстояние, если он прыгает из соседнего здания.
        В легких нет воздуха после удара об стену, и он отказывается туда поступать, удары сердца отдаются в голове набатом, но останавливаться нельзя ни на секунду. Отсутствие движения в моем случае это смерть! Встаю и бегу дальше, надеясь, что от следующего здания меня отделяет такой же узкий переулок, преодолев который получиться выгадать хоть немного времени, на ходу отмечая, что звери больше не стараются передвигаться бесшумно. Внизу подо мной слышен скрип снега - кто-то из них уже в здании.
        Вместо твердой опоры нога неожиданно проваливается, пол под ногами оборачивается снежной ловушкой, которую я случайно потревожил. Падая вниз укутанный струёй снежной массы, всего на мгновение вижу мохнатую тварь, отскочившую от неожиданной мини-лавины. Крыша этого полуразрушенного строения по всей видимости давно отсутствовет, что позволило ветру намести на последний этаж почти метровый слой снега. И весь этот снег сейчас тронулся, скатываясь в дыру вслед за мной.
        Мое падение не остановилось и на следующем этаже. Не чего не видя, я стукнулся несколько раз отбив локоть и лопатку, а затем упал. Похоже я принес на своем хвосте снег не только с последнего этажа, но и с того через который пролетел, и если прибавить к этому здоровенную снежную шапку наросшую двухметровым горбом на одной из самых целых стен наверху, мои дела были весьма печальны.
        Снег сковал тело и ограничил движение. Я уже однажды оказывался в похожей ситуации, различие было лишь в том, что в тот раз я был уверен в скорой гибели, а сейчас твердо знал, что шанс выжить есть.
        Действуя скорее подсознательно, чем осознанно, я еще в полете попытался сгруппироваться и сжаться, одновременно с этим прикрывая голову руками. Не сказать, чтобы это мне сильно помогло, но я прекрасно понимал, как опасно получить удар в голову при падении. Любой предмет будь то камешек, торчащая доска или кусок льда могут послужить причиной смерти.
        Снег не дал мне получить травму, он смягчил падение и заключил меня в смертельную ловушку. Первым делом, осознав, что оказался под завалом я замер, и несмотря на горящие огнем легкие перестал дышать - вдохнуть в себя снег, запаниковав, было равносильно смерти.
        Напрягая шею и трапецию, равномерными давящими движениями немного утрамбовал снежную пыль перед лицом, а затем, аккуратно двигая головой из стороны в сторону, уплотнил снег и отвоевал у него несколько сантиметров свободного пространства. Следующим шагом ощерился, раздвинул губы, не открывая рта и не разжимая до конца зубов. Это действие позволило делать куцые вздохи, втягивая воздух сквозь практически сжатые зубы.
        Снег давил на грудь все больше затрудняя дыхание, конечности были намертво зажаты и лишь у закованной в артефактную броню руки, оставался простор для движения благодаря её мощи. Именно её я сумел пропихнуть ближе к грудной клетке и немного расчистил пространство.
        Организм пытался запаниковать, дрожь сотрясала тело, а в глазах плясали «мухи» от недостатка воздуха. Но орать или уж тем более вдыхать снег вместо кислорода я не собирался. Однажды один из инструкторов подготавливающий в Первоисточнике мою роту к работе в условиях жестокой Уральской зимы сказал - разведчик попавший под лавину должен… и дальше шло перечисление этих самых «должен». Если отбросить меры, которые боец по инструкции обязан применить, чтобы удержать тело на поверхности и не быть закрученным и спрессованным потоком, то все сводилось к нескольким простым действиям. Первое - отвоевать немного пространства возле груди и лица, не вдыхая снег, который вызовет спазмы и удушье. Второе - действовать спокойно, не затрачивая лишние силы, но и не медлительно, потому как снег быстро уплотняется и отрезает от воздуха, что дает попавшему в ловушку человеку максимум тринадцать минут - дольше попросту не выжить. И третье - определить, в каком направлении двигаться, потому как, находясь под снегом, с большой долей вероятности ты дезориентирован и потерял верное направление, сам этого не заметив.
        Вот к этой третьей фазе я и перешёл. Выпустив слюну, почувствовал кожей как она стекла по подбородку вниз и немного влево и, исходя из этой информации, я примерно понял, в какую сторону мне нужно рваться.
        Следующие две минуты занимался тем, что высвободил вторую руку из цепких лап ледяных кандалов и стал делать «топ-топ». Топ-топ заключался в коротких шажках на месте и попытке утрамбовать снег и в тоже время я пытался выбраться на верх и вправо. Снежная толща изолировала мой слух от звуков извне, мне казалось, что мои действия не приносят результатов.
        Время растянулось в вечность. Бешеный стук сердца, хлюпы и хрипы втягиваемого в глотку сквозь сжатые зубы воздуха, оглушительны хруст снега и предшествующий обморочному состоянию жар поднимающийся волной мурашек от ног выше к голове. Мысли устроили дикие пляски в разуме, иногда я судорожно дергался, но тут же подавлял зарождающуюся панику и продолжал - продолжал рыть, возле головы и плечевого пояса, пытаясь выбраться.
        Я не почувствовал как руки вырвались из снежного плена, тело настолько замерзло что я чувствовал себя не гнущейся деревяшкой. Когда моя голова наконец показалась из под снежной кучи, пространство вокруг огласил громкий хрип…
        - Хрррааааааа - казалось, глотка не выдержит и лопнет, настолько жадно я сделал свой первый полноценный вздох.
        Кое-как до конца освободив тело, я скатился со снежной горки и продолжая хрипеть выгнулся на ледяном полу.
        ГЛАВА 3. МЛАДШИЙ
        Этой ночью младший отличился. Он первый обнаружил странную двулапую добычу среди пустых камней, а значит, вполне мог рассчитывать насытиться её мясом сразу же после первой самки вожака. Хорошо, что он не кинулся на двулапое существо сам, старший бы этого не одобрил.
        В прошлый раз одна из сестер обнаружила детёныша белой смерти под одним из пустых камней и решила насытиться его мясом сама, не призывая стаю. Молодая и глупая она не знала, как старший поступает, когда кто-то забирает себе его долю добычи или первый вонзает зубы в жертву. Не успел слепящий глаз закатиться, а она уже погибла растерзанная вожаком и кости ее позвоночника до сих пор лежали возле лёжки старшего в большой норе.
        С её смертью младший остался единственным из детенышей, не имеющих пока из-за возраста прав на пару, остальные погибли либо от холода, либо от белой смерти, которая последнее время стала приходить за ними даже в то время, когда сверху пропадал слепящий глаз. Раньше такого не случалось, и его стая всегда уверенно чувствовала себя среди пустых камней, когда сверху исчезал слепящий глаз, а ему на смену приходило тёмное веко. Но в последнее время все изменилось, белая смерть стала прожорливей и из-за ее прожорливости стая значительно уменьшилась.
        Младший бежал по следам двуногого до одного из пустых камней, где тот что-то почувствовал и затаился. Младшему было любопытно, он первый раз встречал такую странную дичь, но внутрь камня он не полез, даже кончик носа не сунул.
        Выпустив зов, он дождался стаю, зарывшись в холод возле дыры ведущей внутрь пустого камня. От двулапого странно пахло, да и следы он оставлял тоже странные не на что не похожие. Расстояние между ними говорило, что у добычи только две лапы, а сама форма позволяла понять, что на них нет когтей. У всех есть когти кроме белой смерти и быстрой добычи, что иногда появлялась среди пустых камней, когда наступало тёплое время. А самое странное было в том, что от двулапого не пахло страхом, несмотря на то, что он явно почуял угрозу и спрятался.
        Пока он ждал, когда старший решит вонзить зубы в дичь его мысли сами собой унеслись в те времена, когда ему не разрешали покидать большую нору. Тёплое и сытое время, - время, когда много маленьких и теплых братьев и сестер согревало его по ночам своими мохнатыми боками, а старшие приносили много добычи, не давая его голоду набрать силу. Жаль что старший забрал мясо у последней молодой самки, от нее приятно пахло, и её лапы были очень крепкие. Младший был бы не прочь, если бы в пару ему досталась именно она, когда шерсть вдоль его спины достигнет той жесткости, которая отличает взрослого от молодого самца в стае.
        В воздухе повисла мрачная сосредоточенность, её почувствовали все в стае - так всегда бывало, когда вожак готовился к броску. Между ними существовала связь, никто не знал, почему так происходит, но чем сильнее был отдельный представитель стаи, тем сильнее было его влияние на остальных. Старший, например, мог разозлившись заставить слабеть лапы и усадить на хвост другого самца, даже не прикасаясь к нему и не смотря в его сторону. Младший пока не понимал как это возможно и мог лишь чувствовать, но не мог сам оказывать влияния на других существ.
        Где-то наверху пустого камня старший вступил в схватку и вся стая тут же ринулась во внутрь, чтобы вонзить клыки в добычу следом за вожаком. В воздухе вдруг повисли удивление и боль, а затем жизнь старшего оборвалась. Это было неожиданно, на его памяти вожак никогда не проигрывал и был достаточно сильным, чтобы ускользать даже от белой смерти. Прежде чем младший успел подняться наверх, ведомая первой самкой стая бросилась в погоню, оставив труп вожака в пустом камне.
        Место самого молодого самца было позади стаи, он подойдет ближе лишь в тот момент, когда ему позволят. А двулапый оказался опасной добычей, несмотря на отсутствие когтей на лапах. Должно быть, у него крепкие клыки и сильная челюсть, раз он смог подмять вожака. В другое время стая бы отступила и не стала связываться с кем-то подобным, но сейчас голод был сильнее страха, а значит двулапому не дожить до восхода слепящего глаза.
        Некоторое время спустя…
        Первая самка сумела выследить двулапого, не смотря на то, что в одном из пустых камней стая поначалу потеряла его след. Новое убежище чужака было вытянутым и сильно отличалось от других подобных. Этот пустой камень был слишком высок, и даже вожак бы не допрыгнул до его вершины. От убежища тянуло незнакомым запахом, а из одной из дыр выплывало что-то странное похожее на туман, но почему-то темного цвета. Младший никогда не видел нечего подобного, и это заставляло его опасаться, как и то, что в этой дыре было светло, словно там взошел свой маленький слепящий глаз.
        Стая окружила пустой камень и ждала, когда первая самка решит вонзить свои клыки в жертву. Со смертью вожака на время охоты она стала ведущей стаю. Но когда охота закончится и они вернутся в большую нору, самцы сразятся и выживший станет новым вожаком, если конечно из оставшихся кто-то достаточно силен чтобы подмять под себя первую самку.
        Внезапно что-то изменилось, младшего накрыла дурнота, а тяжелый обруч боли так сильно сдавил голову, что ему пришлось припасть на лапы. К своему стыду от неожиданной и сильной боли он даже бросил жёлтую метку на холод под собой и заскулил, словно новорожденный комок.
        Самка взвыла, подавая знак уходить, но стая уже упустила момент для бегства. Холод под ними взорвался, выпуская наружу толи когти, толи странные клыки белой смерти. Несколько самцов тут же погибли, заливая холод вокруг красным из распоротых брюшин. Сама белая смерть не спешила показываться, и лишь холод ходил волнами, да голову сдавливала тупая боль, прижимающая к земле.
        Первая самка и сам младший вот и все кто выжил после первой атаки белой смерти. У самки хватило ловкости, увернутся от острых голубых клыков, которые пробили холод под ней, а он остался жив лишь по той причине, что держался чуть в стороне на правах младшего.
        Белая смерть больше не медлила и по всей видимости не считала оставшихся в живых угрозой. Холод заходил волнами пуще прежнего, и вдруг разлетевшись комьями в одном месте, из-под него показалось вытянутое длинное тело. Противно заскрежетав шкура разошлась в стороны, и выпустив страшные сросшиеся треугольником челюсти, смерть ударила в самку, моментально вырвав из её тела солидный кусок мяса.
        Завизжав, первая бросилась в сторону и завалилась на бок. Младший впал в ярость, чувствуя её боль и покидающею её тело жизнь. Переборов непонятную силу, от которой слабели лапы он, вытянувшись в прыжке, атаковал белую смерть уже нависшую над самкой. Врезавшись всем весом, он не сдвинул противника в сторону, зато смог уцепиться когтями за крепкую шкуру.
        Клыки соскальзывали с округлого вытянутого тела, шкура была твердой словно камень, даже клык на хвосте раз за разом бивший во врага, лишь бесполезно отскакивал в сторону. Из-под шкуры вдруг ударили те самые голубые клыки, которые несколько мгновений назад лишили жизни братьев младшего.
        Жестоко израненный младший скатился вниз, а белая смерть, свернувшись кольцом, сжала его тело, грозя расплющить и переломать в пыль все кости. Задрав морду, он оскалил клыки и зарычал на придвинувшуюся так близко шипящую треугольную пасть врага.
        Нечто мелькнуло на периферии зрения, и треугольная челюсть вдруг потеряла свою форму, вместе с тем разбрызгивая вокруг зеленоватую жижу. Голову существа оседлал двулапый, появившийся невесть откуда. Младший узнал его по запаху и понял, что тот, кого он уже привык считать двулапым вовсе не таков. У добычи было четыре конечности, и одна из них покрытая странной серой кожей пробила голову белой смерти насквозь.
        Странная не покрытая мехом лапа, пробив твердую кожу смерти, схватилась за челюсть и рванула на себя, круша её кости и разрывая плоть. Сжавшие младшего кольца разжались, и рядом забилась в конвульсиях белая смерть, без конца сокращая мышцы своего вытянутого тела.
        Скрипя снегом, оказавшийся таким опасным двулапый приближался. Он использовал лишь задние конечности своего нескладного тела для передвижения и был чрезвычайно уродлив. На его морде совсем не было меха и только где-то наверху из-под кожи торчал клок волос. А его шкура была вообще чем-то невообразимым, она пахла по-разному, будто перед младшим было не одно существо, а сразу несколько. Затаившись и притворившись мертвым, младший ждал, когда враг подойдет ближе. Его лапы были изранены и он не надеялся рывком вскочить, а вот клык на хвосте был готов со свистом распрямится, устремляясь к своей жертве как только та нечего не подозревая, подойдет ближе.

***
        Здание, через которое я пролетел, увлекая за собой груду снега, оказывается, было возведено над одним из сточных каналов, куда я и провалился вместе с грудой снега. Пока я искал ближайший выход из стоков, негативный эффект «ПЕРЕОХЛАЖДЕНИЕ» суммировался до четырех раз, еще один такт этого эффекта и быть бы мне сначала обмороженным, а потом и мёртвым.
        К счастью я нашел выход наружу и, сбив обледенелую решетку парой ударов, оказался рядом с одной из надвратных башен у городских ворот. В караульном помещении внутри башни уцелела одна из дверей, и её наполовину сгнившие доски я пустил на чахлый костер, которой помог мне согреться.
        Было желание, наестся до отвала запасенным мясом нетопырей, забаррикадироваться и забыться на пару часов сном, но оказалось, что напавшие на меня в руинах создания и не думали прекращать погоню. На улице сначала раздался вой, а затем в голову вдруг впился тугой стержень боли.
        НА ВАС НАЛОЖЕН ЭФФЕКТ «МЕНТАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ» ПОНИЖЕНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК НА 10 % ЗА КАЖДУЮ МИНУТУ ДЕЙСТВИЯ ЭФФЕКТА!
        Мне уже порядком поднадоели эти проклятые ледяные руины и твари обитающие в них. Выглянув в одну из бойниц, стал свидетелем схватки, в которой побеждало червеобразное существо. Похоже, именно оно било по мозгам негативным эффектом вот только его целью был не я, а стая охотившихся на меня «волков».
        Пока я безучастно наблюдал, решая, что делать дальше, в живых остался один единственный самый мелкий представитель хвостатых. Да и ему вот-вот должен был настать конец. Пассивный навык «ИНТУИЦИЯ» неожиданно сработал, подсветив несколько слабых мест на голове гигантской белой то ли змеи, то ли гусеницы и это стало решающим фактором для принятия мной решения.
        Рывком перекинув себя через прорезь бойницы, прыгнул вниз и пролетев два этажа приземлился прямо на укрытую жесткой белой чешуёй башку, которая как раз собиралась сожрать оставшегося в живых окровавленного волка.
        С разгона ударил артефактной рукой прямо в подсвеченную интуицией точку, череп твари хрустнул, и в стороны ударила жижа, заменяющая этому странному зверю кровь. Ухватившись со всей силы за что-то внутри головы своего противника, с силой рванул руку обратно, одновременно спрыгивая в сторону. Сегментированное тело судорожно дернулось, во многих местах из-под кожи между чешуёй выскочили длинные шипы, а шкала жизни монстра обнулилась.
        Несмотря на смерть, тело зверя продолжало дико извиваться, взбивая снежную пыль, а длинные и острые шипы проносились совсем близко норовя изрубить меня в клочья. Кувырок помог разорвать дистанцию и уйти из зоны поражения голубоватых шипов. Небольшая рана на груди снова открылась, из-за чего одежда прилипла к телу.
        Крутнувшись на месте, осмотрелся, врагов по близости не было. Похоже, что эта схватка подошла к концу.
        Не знаю, почему меня сразу привлек самый мелкий хвостатый. Двинувшись к его мертвому телу, я вдруг заметил, как подрагивает его кончик хвоста, несмотря на пустую шкалу отображающую количество здоровья.
        НАВЫК «ПРИТВОРИТСЯ МЁРТВЫМ» НЕ ПРОШЕЛ ПРОВЕРКУ ВАШЕЙ ВНИМАТЕЛЬНОСТЬЮ И БЫЛ РАССЕЯН!
        Засранец пытался обмануть меня! Не знаю, почему я в тот момент попросту не прибил щенка, видит Аргентум, мне это нечего не стоило. Зигзагом бросился к мобу резко сближаясь и заходя со стороны, где хвостатому будет неудобно бить своим шипом на кончике хвоста.
        Первый удар я всё же прощелкал, просто не хватило скорости, чтобы увернутся. Подставив закованное в «латы» плечо под летящий в подбородок шип сумел избежать урона. А следом настала моя очередь удивить клыкастого уродца. Сблизившись, перехватил хвост артефактной рукой и прижал коленом голову израненного, но при этом пытающегося встать зверя к снегу.
        Свободной рукой вытащил из инвентаря оставшиеся после ремонта экипировки кожаные полоски и обмотал ими лапы. Более-менее обездвижив создание, примотал его хвост к задним ногам и потуже перетянул сверху, следом такой же жгут наложил на пасть, которая без конца щелкала, пытаясь добраться до моего колена.
        Зверь, похоже, понял, что шансов выбраться, у него нет, и тоскливо завыл сквозь сжатые зубы. Почему я его не убил? Я и сам не смог бы ответить на этот вопрос. Может быть, меня зацепило, как он бросился в самоубийственную атаку на гораздо более сильного противника, или то, что не сдавался до конца, лежа на снегу с израненными лапами и все равно пытался вырвать победу не силой так хитростью.
        В любом случае решение, что с ним делать дальше я ненадолго отложил. Мне было жутко любопытно, что за зверье населяет эти места, и потому для начала отнеся связанного хвостатого в караулку, я подошел к трупу одного из его родичей.
        ИЗМЕНЕННЫЙ ЛЕСНОЙ ВАРГ УР. 16.
        СПОСОБНОСТИ:
        УДАР ЛАПОЙ: НАНОСИТ 6-12 ЕДИНИЦ ФИЗИЧЕСКОГО УРОНА ПРОТИВНИКУ.
        УКУС: НАНОСИТ 12 -21 ЕДИНИЦ ФИЗИЧЕСКОГО УРОНА ПРОТИВНИКУ, ВЕРОЯТНОСТЬ КРОВОТЕЧЕНИЯ - 20 %.
        ПРИЗЫВ: МОЖЕТ ПРИЗВАТЬ СТАЮ, ИЗДАВАЯ ГРОМКИЙ ВОЙ СЛЫШИМЫЙ СОРОДИЧАМИ НА БОЛЬШОМ РАССТОЯНИИ.
        БРОСОК: РЕЗКО СОКРАЩАЕТ ДИСТАНЦИЮ ДО ЦЕЛИ, ПРИ ПОПАДАНИИ В ЦЕЛЬ АВТОМАТИЧЕСКИ ИСПОЛЬЗУЕТ "УКУС".
        ПРЕСЛЕДОВАНИЕ: СПОСОБНОСТЬ ПОЗВОЛЯЕТ ОПРЕДЕЛЯТЬ ПРИМЕРНОЕ МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ ПРОТИВНИКА БЕЗ ВИЗУАЛЬНОГО КОНТАКТА (ТОЛЬКО ПРИ НАЛИЧИИ ЗАПАХА) А ТАК ЖЕ ДАРУЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОДМЕЧАТЬ ОСТАВЛЕННЫЕ ЦЕЛЬЮ СЛЕДЫ, КОТОРЫЕ ОБЫЧНО НЕ ВИДНЫ ПРИ ПОВЕРХНОСТНОМ ОСМОТРЕ.
        МЕНТАЛЬНЫЙ МОСТ: ПОЗВОЛЯЕТ ЧУВСТВОВАТЬ ЭМОЦИИ И ОТГОЛОСКИ МЫСЛЕЙ ДРУГИХ СУЩЕСТВ. ЗАВИСИТ ОТ РАЗНИЦЫ В УРОВНЯХ.
        ЖАЛО ИЗМЕНЕННОГО: НАНОСИТ 7-15 ФИЗИЧЕСКОГО УРОНА, ВОЗМОЖЕН ЗАХВАТ И РЫВОК ЦЕЛИ ЗА КОНЕЧНОСТЬ В ПОПЫТКЕ УРОНИТЬ НА ЗЕМЛЮ ИЛИ ДЕРНУТЬ В СТОРОНУ. ПРИ НАНЕСЕНИИ УРОНА СО 100 % ВЕРОЯТНОСТЬЮ ВЫЗЫВАЕТ КРОВОТЕЧЕНИЕ.
        Занятные звери, будь они немного выше уровнем и соответственно чуть-чуть сильнее, всё вполне могло обернуться моим поражением. И еще неизвестно смог бы я переродится в изнанке, а если бы и смог, то где бы оказался? Камень перерождения, к которому я был привязан изначально, находился в Тарфорде. После чёрной волны прошедшей по кладбищу от склепа семьи Архонт, которая стирала всё на своем пути, вряд ли он уцелел. Из этого сами собой напрашивались три варианта. Либо я воскресну в случае своей смерти в случайном месте изнанки, либо окажусь где-то в основном слое вирт мира или… а вот это «или» уже пугало.
        Изменилось ли что-то в моем взаимодействии с виртуальным миром после привязки ко мне артефакта Марларзима? Обнаружит ли меня система, если мой аватар получит критические повреждения и отправится на перерождение? На все эти вопросы я не знал ответов. Несколько раз я пытался связаться с семьей Гелло и с Лиассин через кольцо связи, но каждая попытка заканчивалась неудачей. Похоже, что оно работало лишь в центральном слое мира или же для отправки сообщения требовалось, чтобы получатель находился в одном со мной слое изнанки.
        Пока раздумывал, подошел к телу непонятного белого червя, чья шкура сливалась со снегом. Неизвестно как скоро я смогу найти дорогу обратно в центральный слой, а значит, мне нужен максимум информации о тварях, что обитают в этих местах. Я конечно стал на порядок сильнее с начала ходки, но смерть одинаково разрушает аватары как сильных так и слабых и отказываться от информации которая валяется под ногами, может оказаться фатально для одиночки вроде меня. Еще раз, осмотрев местность вокруг и не заметив нечего подозрительного, протянул руку к трупу, одновременно с этим движением сосредотачиваясь…
        СНЕЖНЫЙ ПУСТЫР..
        Не успела таблица с информацией раскрыться как тут же схлопнулась обратно. Тело червя вдруг осело и обернулось снегом. Единственное что осталось от моба так это голубоватые шипы, повсюду торчащие из белоснежной пыли. Хм, существо магического происхождения, оборачивающееся снегом после смерти? Сколько же еще в этом мире удивительных вещей, что раз за разом он находит, чем меня поразить. Покопавшись в снегу, вытащил из него семь странных голубоватых шипов. Длинные с острыми кристальными гранями они вполне могли сойти за ножи, если бы, с какой нибудь стороны было бы место, за которое можно было взяться, не рискуя порезать себе руки при нанесении удара.
        Потроша и снимая шкуры с варгов, провозился еще полчаса. К тому моменту, когда я покончил со своими делами, небосвод значительно посветлел, знаменуя рассвет. Свернув свежие шкуры, устало потопал в караулку, пора было устраиваться на отдых и заодно решить, что делать с израненным хвостатым.
        ГЛАВА 4. МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
        Где-то на территории Равервудского леса…
        Тяжелая поступь орочьих сапог выбивала пыль из тракта, за которым из леса следили внимательные девичьи глаза. Орки, не скрываясь, продвигались маршем по людским территориям, словно щупальца спрута их передовые отряды расползались по земле в стороны от покоренного Тарфорда. В приграничных областях слишком давно царил мир, многие старые заставы были покинуты и больше не использовались и лишь у самой границы отделявшей Равервуд от земель змеелюдей Расаишь продолжали стоять малые крепости. Но и они уже давно вызывали опасения лишь у нечистых на руку торговцев и разбойников.
        Около получаса назад в этом самом месте несколько хобгоблинов гнали вперед целую толпу своих менее рослых сородичей, судя по всему являющихся авангардом основного отряда. Пересчитав проходящий мимо отряд, девушка подобралась и плавно сместилась в глубину подлеска. Через несколько сотен метров ей снова пришлось удвоить бдительность и какое-то время пережидать пока маленькие зеленокожие уродцы гоблины отправленные орками в пеший дозор пройдут дальше, идя по лесу параллельным курсом с костяком отряда.
        Инара, офицер клана серебряного ветра, отвечающая за разведку, наклонилась к кольцу связи и что-то тихо зашептала. Выслушав пришедший в ту же секунду ответ, она все больше ускоряясь, двинулась к условному месту в лесу, к которому в скором времени должны были подтянуться остальные разведчики выполняющий поручение клан лидера Хоупа.
        Где-то за её спиной раздался приглушенный расстоянием рёв и до слуха долетел панический писк гоблинов. Завершающая часть плана вступала в действие и Инару серьезно раздражал приказ Хоупа отданный офицерам после того как Элес со своим отрядом сгинул где-то в Тарфорде. Лидер клана приказал не вмешиваться в драки, и уклонятся от схватки пока это возможно, и теперь девушка могла лишь координировать своих ребят на расстоянии, пока они взваливали всю «грязную» работу на себя.
        Добравшись до участка в лесу, где передвижение было серьезно затруднено буреломом, Инара приняла еще одно сообщение и стала дожидаться остальных. Через томительный десяток минут в воздухе раздалась переливчатая трель пения одной из местных пташек, и девушка, сложив руки определенным образом, поднесла их к губам и ответила, воспроизводя точно такой же звук.
        Пение птахи служило сигналом позволяющим разведчикам лучше ориентироваться на местности. Благодаря ответу Инары, бегущие сквозь туман бойцы смогли понять где она находится и через три десятка ударов сердца из-за деревьев показались первые из них.
        Первой бежала Фури - гибкая и стройная брюнетка, чьи роскошные волосы были стянуты в тугую косу, которая в данный момент пряталась где-то под маскировочным костюмом. Несмотря на «КИКИМОРУ» - женский вариант комплекта разведчика, который ремесленники клана создали специально для выполнения задач в условиях Равервудского леса, Фури всегда выглядела на все сто. Инара даже немного завидовала способности своей подруги быть привлекательной, несмотря на грязь и обесформленную одежду.
        Кивнув на ходу, прибежавшая девушка притормозила и сместилась за ближайший поваленный древесный ствол, где и легла, сделавшись практически невидимой на фоне окружающих предметов. Следом за ней показался Сарш - гном с довольно худощавой для своей расы фигурой и покатыми плечами, тащивший на них связанного по рукам и ногам оглушенного гоблина.
        Пропустив пробежавшего Сарша немного вперед, девушки поднялись и двинулись следом. Их путь лежал к дым-дереву, что подстерегало путников в глубине бурелома. Попутно обменявшись знаками с Фури, Инара выяснила, что все прошло, так как они и рассчитывали и «язык»* болтающийся сейчас на плече гнома, достался им без особых проблем.
        (Язык* - на сленге разведчиков пленный.)
        Углубившись в бурелом достаточно чтобы расслабиться и больше не тратить время передвигаясь скрытно, разведчики устроили краткий привал. Пленный гоблин завозился, приходя в сознание и Сарш поглубже запихал ему кляп в рот. Инара обратилась к Фури, которая присела рядом и немного распустила тугие завязки на костюме, чтобы отдышаться и охладить тело.
        - Вы наследили достаточно?
        - Да достаточно. Конечно обычный кривоногий гоблин нечего не поймет. Но их егеря точно возьмут след, не говоря о шаманах. Я думаю, план Хоупа сработает.
        Сарш усевшийся прямо на связанного гоблина усмехнулся. - В своей звериной форме я знатно потрепал зеленокожих. Это уже третья акция за день, я думаю, они поведутся на развод.
        Сарш был друидом и не простым. После того как клан переселился в Равервудский лес который день ото дня все больше поражала скверна, для всех кто был с природой на «ты» открылись хорошие перспективы. Череда заданий, выполненная у различных природных духов, позволила гному заполучить в свои ручонки звереформу. И теперь этот невзрачный на первый взгляд разумный в бою перекидывался в медоеда, всего с метр в холке зверь имел просто огромную сопротивляемость все возможным ядам, практически не чувствовал боли, а природная гибкость вместе с огромными когтями делали его весьма опасным противником.
        Оставляя следы, ведущие к дым-дереву которое находилось в глубине бурелома, после каждого нападения на орочьи дозоры, разведчики преследовали одну единственную цель. Вынудить орков стянуться в одно место и дать бой на хорошо знакомой территории. Бурелом, по которому было так тяжело передвигаться, был пронизан тайными тропами, которые подготовили разведчики для своего клана. Сам центр бурелома занимало огромное дерево окруженное дымной взвесью, тяжелейшие галлюцинации, отказ магических способностей и смерть, ждали того кто будет настолько глуп что вдохнет этот дым.
        Немного отдохнув отряд, поднялся и поспешил продолжить путь.

***
        В одном из отрядов орков…
        Молодые кланы рвались в бой, всем не терпелось доказать что они достойны называться воинами БраготГура и Суурские ухорезы не были исключением. БраготГур собрал всех опытных воинов, и теперь они двигались вглубь людской территории на встречу к хорошо укрепленным городам и людским легионам. Молодым и немногочисленным кланам досталось лишь ослабевшее приграничье, в котором еще нужно постараться, чтобы найти достойного противника.
        Молодой вождь понимал, что от этого похода не стоит ждать славы и богатой добычи. Все встреченные на пути деревни оказались пусты и покинуты, если не считать тупую нежить, которая посилилась на местных кладбищах. Больших городов в Равервуде не было, а малые крепости на самой границе с болотами уже должны были взять штурмом Расаишь, которые присоединились к орочьей орде.
        Но сегодня вождь был в хорошем расположении духа. Один за другим приходили сообщения о том, что в лесу на дозоры нападают неизвестные, похищая одного реже двух гоблинов. Нужно уничтожить угрозу своими силами до того как в Равервуд прибудет один из высших. Если не успеть то вся слава достанется шаману, а его имя, как и имена воинов его клана, никто и не вспомнит.
        Пустив по следу неизвестных лучших своих охотников, вождь растянул своих воинов длинной цепью и отправил в лес, возглавив орков, перед которыми точно такой же цепью вслед за охотниками шли гоблины. Пусть враг сначала омоет свои клинки в крови низших собратьев, пусть руки его нальются тяжестью и устанут и тогда он поднесет к своим губам боевой рог, призывая к бою своих братьев. Ухорезы сегодня соберут свою славу, и закованный в тяжелый грубый доспех вождь надеялся, что противник окажется достаточно сильным, чтобы принести ему удовольствие тяжелого боя.
        От раздумий вождя отвлек топот копыт и треск сучьев под тяжелой тушей боевого кабана. Наездник сблизился с вождем и скрипучим голосом проговорил.
        - Пусть уши врагов повиснут на твоей шее вождь! Мы уперлись в бурелом, через который трудно пробраться наездникам. Следы похитителей нападающих на наши дозоры уходят вглубь леса. Если ты скажешь свое слово, мы спешимся и продолжим идти по следам. Еще есть несколько троп, что созданы не природой, и они так же идут вглубь бурелома. Возможно, где-то там есть поселение.
        - Нет, пусть в бурелом лезут гоблинсы и проследи, чтобы хобгоблины полезли тоже. Пусть эти тщедушные недомерки отрабатывают свою долю добычи. По этим тропам пройдет твой кабан охотник?
        - Да, но они все равно довольно узки, моим зубоскалам придется растянуться, и в случае нападения мы окажемся в ловушке.
        - Ты что сомневаешься в своей силе охотник? - вождь громыхнув доспехом приблизился и ухватил кабана за холку - Слабым не место в клане, и уж тем более не место среди охотников. Следуй по следам и возьми с собой метателей. Они помогут тебе своими топорами в случае нападения. Если же ты решишь оспорить мое слово, то я хочу решить это здесь и сейчас, твои уши довольно мясисты и будут хорошо смотреться на моей нити трофеев.
        - Я тебя услышал вождь, мои уши мне самому пригодятся.
        - Тогда действуй и пусть твоя булава доберется до хрустящих черепов!
        Орк отодвинулся, отпуская холку кабана, и наездник несколько раз гикнув и хлопнув раскрытой ладонью по башке огромного зверя, развернулся и помчался в обратном направлении. Отирающийся возле вождя жилистый орк с пересекающим лицо шрамом зашипел ему вслед, а затем обратился к вождю.
        - Почему ты не забрал его уши брат? Он был слишком дерзок и если бы ваш разговор слышали другие ухорезы, они бы могли засомневаться в твоей силе.
        - Заткни свою гнилую пасть и иди к метателям, ты пойдешь с ними. Иногда я жалею, что ты мой младший брат, иначе я бы уже отрубил твою бесполезную башку и скормил её кабанам охотников.
        Зная, что злить закованного в доспехи вождя не стоит, и что-то сказать ему в ответ означает как минимум лишиться жизни, отмеченный шрамом зеленокожий поспешил выполнить приказ.
        Спустя двадцать минут орки стали собираться у края бурелома, из которого слышались удары топоров и писклявые голоса гоблинов расчищающих себе дорогу. Охотники уже скрылись из вида, да и гоблинов почти не было видно в мешанине веток и гнилых деревьев, что некогда повалила буря на этом участке леса.
        Растянутые цепью орки неосознанно начали собираться в группы и из этих групп спустя полчаса бесполезного стояния на краю бурелома начал доноситься ропот. Промедление не играло вождю на руку, свое положение в клане он завоевал благодаря грубой силе и понимал, что стоит ему дать повод как тут же найдутся те, кто бросит ему вызов, а там как знать, может быть кому-то из них и повезет.
        Раздраженно зарычав, проклиная про себя тупых сородичей, которые вынуждают его лезть в проклятый лес так непохожий на родные степи, он прокричал.
        - Чего встали образины? Ждете, когда вся слава достанется охотникам и кривоногим уродцам? Вперед на тропу, но не кучкуйтесь, иначе в случае свалки друг друга придется рубить, чтобы добраться до врага!
        Не о каком внезапном нападении на поселение, которое изначально рисовал в своей голове вождь, не могло быть и речи. Стук топоров по дереву, писки гоблинов и галдеж молодых орков никогда до этого не выбиравшихся из своих степей так далеко, разносился среди деревьев. Ну и плевать. Те кто нападал на гоблинов не могут обладать большой силой, а значит даже местность им не поможет. Если бы эти неизвестные были сильны разве стали бы они каждый раз убегать? Нет, они не сильны - они трусливы, жаль что схватки, скорее всего не будет и из-за шума враги успеют сбежать. Тогда он прикажет своим братьям сжечь их дома, хоть какое-то развлечение в этих скучных краях.
        Горло вождя душила обида, в портовый город людишек их пустили одними из последних и они лишь рубили слабых бледнолицых батраков и их женщин. Он видел трупы воинов людей, но у тех тоже были худые ручонки, а сами они были сплошь слабаками, раз не смогли защитить город, который был укрыт несколькими кругами каменных стен. А теперь мало того что его клан отправили в этот унылый лес, так еще и шамана забрали, сказав, что его сила нужна для основного войска орды.
        Правда вскоре в Равервуд должен был прибыть один из старших шаманов круга, чтобы формировать еще одно войско из молодых кланов и Расаишь, но вождя это лишь раздражало. Опять кто-то будет им командовать, но его клан добровольно присоединился к призыву шаманов и влился в орду идущую походом на людей, а значит и не ему менять правила.
        Раздавшийся треск вернул орка из размышлений к реальности. Огромное деревья то тут, то там выросшие посреди бурелома, падали вниз, перекрывая тропу и вместе с ней путь назад.
        - Дзанннг! - зазвенела тетива где-то справа, и воздух наполнился свистом пролетающих рядом стрел. Кто-то из воинов захрипел словив стрелу в шею, а вождь набрав полную грудь воздуха закричал, призывая на себя и своих воинов боевую ярость от которой и без того большие мышцы набухали и покрывались венами давая дополнительную силу.
        - АРХ! - прокричал вождь.
        - АРХ! - подхватили его воины увеличиваясь в размерах.
        Где-то дальше загудел охотничий рог, но его звук оборвался через несколько ударов сердца. Сверху щелкнуло, и арбалетный болт пробил грубый шлем одного из орков, заставив его глаза закатиться, а тело обмякнуть, рухнув на землю.
        Пока вождь, подняв сигнальный рог дул в него, созывая всех к себе, кто-то из его воинов прокричал. - Они сверху!
        И правда, на глазах вождя гибкая фигурка спрыгнула с веток, и ловко пробежав по одному из поваленных стволов, скрылась за нагромождением укрытых мхом павших деревьев. На краю зрения что-то вспыхнуло и развернувшись, орк узрел как закрывшие ловушку обрушенные деревья пожирает огонь. Чертовы уроды не только отрезали путь назад, но и подожгли его!
        - Вперед! Вперед, чего встали болваны! За мной, покажем этим трусам, что их уши принадлежат нам!
        Ухорезы рыча, бросились за своим вождем, который ломился туда, где скрылась ловкая фигура врага, спрыгнувшая с ближайшего дерева. Навстречу им полетели стрелы, забрав несколько жизней, но когда, разметав гнилые бревна, орки добрались до позиции лучников, тех уже там не было. И лишь узкие ходы то тут, то там расчищенные в буреломе указывали, куда делись лучники.
        Из глубины бурелома раздался треск и к оркам вылетел обезумевший от боли боевой кабан, который, не разбирая дороги, затоптал нескольких орков и врезался своей огромной головой в дерево, где и упал, судорожно дергаясь весь утыканный стрелами словно ёж. В просеке, которую проделал своим телом зверь метались гоблины, сражаясь с разномастно одетыми людишками и другими мягкотелыми, к своему удивлению вождь заметил там и орков нападающих на его ухорезов.
        Бессмертные! Вот кто напал на его клан! Яростно взвыв от ненависти, он повел своих воинов, туда, где добивали охотников и гоблинов желая обмыть свой клинок кровью врагов. Никчемные трусы, завидев, что к ним приближается основная сила его клана, развернулись и дали дёру. В воздухе ощутимо пахнуло магией, которая голубоватыми вспышками молнии раскидала особо крупные скопления гоблинов, что позволило врагам выйти из схватки и устроить бегство.
        По дороге ему попался израненный эльф зажимающий руками смертельную рану на животе. Не останавливаясь, вождь рубанул его своим тесаком поперек головы, с тем расчетом, чтобы не задеть драгоценные уши. Первая пролитая кровь! Как же сладко ощущать ее брызги на своем лице! И как приятно пел его тесак, опускаясь на голову этого мягкотелого уродца! Зря они решили вступить в схватку, орки вступившие в драку долго не чувствуют усталости подпитываясь своей яростью и теперь врагам не сбежать, насколько бы хитры они не были.
        Беготня продолжалась несколько минут, среди параллельных проходов то и дело мелькали его воины и гоблины, увидевшие своего вождя и бегущие параллельным курсом. Многие из них увлекшись, даже посмели обогнать его привлеченные убегающей добычей. Враги на некоторое время скрылись из виду, за чередой колючих кустов и когда вождь со своими воинами пробрался сквозь них, ему пришлось остановиться.
        Дальше бурелом заканчивался и лишь стена странного тумана, из которого виднелись очертания огромного дерева, перекрывала им путь. Но остановился орк не из-за тумана, а из-за странного предчувствия, что кольнуло его в область сердца. Прямо на его глазах один из впереди бегущих орков сунулся в туман, но остановленный криком вождя тут же выскочил из него и замер. А еще через несколько ударов сердца пространство вокруг наполнила какофония звуков. Плачь, рёв, вой, призывы о помощи и смех, все это звучало из тумана голосами бойцов его клана. Успевший попасть в туман орк вдруг расхохотался и отбросив топор укусил рядом стоящего брата тут же упав получив ответный удар булавой. Оглянувшись вокруг, вождь понял, что вокруг него собралась лишь малая горстка тех, кто не успел нырнуть в туман.
        На некотором расстоянии за их спинами в лесу одна за другой начали появляться фигуры. Одна, две, три…десятки. Орки, темные и светлые эльфы, малявки свифты и гномы, их смертельные враги хварги, змеелюди расаишь и люди. Последним прямо из центра вперед выступил здоровенный под стать самому вождю человеческий воин. Капюшон из волчьей шкуры был резким движением отброшен в сторону и одновременно с тем человек прохрипел - Вперед - и сам последовал своему слову, найдя взглядом вождя и бросившись к нему.
        Вождь взревел и принял вызов, кинувшись на встречу. Но опережая человека, из-за его спины вылетел рой стрел и всполохов магии. Один из запущенных лучниками снарядов граненым наконечником пробил правую грудину орка, несмотря на доспехи. Рука с зажатым в ней тесаком потеряла свою силу и скорость из-за ранения и потому враг вооруженный перчатками с торчащими из костяшек когтями смог поднырнуть под удар и поддев плечом лидера орков швырнул того на землю.
        Орк попытался встать, не понимая, почему бегущие следом воины не снесли человека, защищая своего вождя, но несколько ударов подряд сбили с него шлем и снова бросили на землю. Рассудок помутился, орк «поплыл» чувствуя как из тела, в которое погрузилась стрела, утекает жизнь. Чья-то стальная хватка обхватила его голову сверху и снизу, перед глазами лежала груда трупов - все, что осталось от горстки его воинов, не сунувшихся в туман. Он видел их распахнутые и удивленные глаза, в то время как чужие руки держа его за голову, потащили вверх, заставив его оказаться на коленях. Он пытался сбросить захват, скреб непослушными руками лапы врага все сильнее сжимающее его голову. Хватка усилилась, а над головой раздался спокойный и тихий голос. - Ты хотел мои уши, и уши моих разумных, но взамен подарил мне свое лицо.
        Адская боль пронзила умирающего орка, пока Хоуп - лидер клана серебряного ветра сдирал своими когтями его лицо. Крик оборвался, а воин еще некоторое время обращенный спиной к своим людям что-то делал с трупом. Затем повернувшись, он приподнял руку с зажатой в ней рожей орка, к своему лицу.
        - Пришью на нагрудник. Пусть эти кровожадные твари бесятся от одного моего вида. Покажем им что не только они могут сеять ужас!
        В слитном движении подняв к небу оружие, клан разразился воинственным кличем. Сегодня серебряный ветер доказал что сильный и многочисленный враг - не значит непобедимый.
        ГЛАВА 5. ЦИФРОВАЯ ЛИЧНОСТЬ
        Хвост оказался наглой и кусачей скотиной. Устраиваясь на отдых, я промыл его раны на лапах, прекрасно понимая, что виртуальная регенерация сама доведет исцеление до конца. Во время лечения неблагодарный зверь четырежды извернулся и клацнул челюстями об артефактную руку и похоже серьезно обиделся так и не сумев ее прокусить.
        Намордник из длинной полоски кожи, которую я обмотал вокруг его вытянутой морды, чтобы не позволять ему меня кусать, был снят спустя пару минут. Хитрющая животина пихала свою башку меж связанных лап ближе к груди и изворачиваясь стаскивала его. Каждый раз после освобождения пасти наступала очередь задних лап, к которым был примотан хвост.
        Пришлось дать ему пару затрещин, от которых он лишь больше разъярился. Как угомонить зверя я не знал, кожаного материала у меня был не бесконечный запас, и пора было устраиваться на отдых. Все больше склонялся к тому, чтобы прибить уродца, но пока останавливала мысль о том, что нафиг я его тогда притащил в караулку? Не хватало еще и место отдыха изгадить, заляпав тут все кровью.
        Сняв со стены два ржавых металлических кольца когда-то служивших держателями для факелов, немного погнул их и смастерил новые путы. Функционал их заключался в том, что теперь даже сняв намордник, зверь не дотянется до задних лап, чтобы перегрызть сковывающие его путы, ну или, по крайней мере, сделает это не так быстро.
        Вспомнил, что когда в первый раз попал в башню и мельком осматривал помещения внутри нее, видел на третьем этаже комнату с обитым медными полосами сундуком. Стащив этот самый сундук вниз, запихал в него зверину и запер. Забаррикадировавшись в комнате, оборудовал себе спальное место и с облегчением закрыл глаза…

***
        Проснулся с таким ощущением, что всего минуту назад устроился на отдых. Просто полежав несколько секунд не шевелясь, сел автоматически схватившись за скальпель. Комната, в которой я проснулся, не была той, в которой я засыпал! В этой стояла жаровня, мебель была не сгнившей, а вполне себе новой, а с улицы доносился стрекот насекомых которых там ну никак не могло быть с учетом того что на дворе зима. Кстати зима… в помещении было тепло и от камня не тянуло холодом!
        - Привет друг.
        Хотел было вскочить, заслышав первые звуки фразы, но не смог, тело не реагировало на попытки встать. На одном из стульев у окна сидела фигура в пол оборота ко мне. Я её уже видел, это был тот самый неизвестный проводник, что привел меня к богам после первой моей смерти.
        - Привет. - Ответил и замолк, не зная чего ожидать и не соображая, что вообще происходит.
        - Хотел бы я, чтобы мы познакомились при других обстоятельствах, но череда твоих поступков спутала мне все карты и теперь я вынужден раньше срока навестить тебя, чтобы ты не погиб, а вместе с тобой и не канули в небытие все мои старания последних лет. Кажется, у людей принято представляться по имени? Так вот меня зовут ИИ0013.
        Пока тот, кто назвался искином, говорил, комната изменялась. Это происходило так незаметно и плавно, что я замечал изменения, когда они уже имели место быть, а не в сам момент формирования. Вот, например, немного вытянулись ножки стула, изменив свою форму, вот тут рядом с жаровней появился золотистый совочек для углей, на столе изменился рисунок деревянной резьбы, немного совсем чуть-чуть, но картина постоянно менялась.
        - Кхм. - я не знал, что сказать и тянул время, подбирая слова пытаясь собрать в кучу разбегающиеся мысли.
        - Не утруждайся. Я вижу, что мое появление выбило тебя из колеи и теперь ты пытаешься самостоятельно ответить на сотни вопросов, что роятся в твоей голове. Не нужно этого делать, просто расслабься, сейчас ты спишь, а все вокруг это работа нашего разума, направляемая моей рукой. Энергии мало и те жалкие крохи, что я выкраиваю на этот разговор, скоро подойдут к концу.
        Проводник поднялся и подошел ко мне. Все также как и в нашу первую встречу, его лик укрывала тьма внутри капюшона не давая разглядеть лицо.
        - Ты должен был жить в этом мире, пока однажды дорога твоих приключений не приведет тебя к одному из управляющих элементов системы. Таких элементов как вот этот.
        Искин присел на корточки рядом, несколько не боясь зажатого в моей руке скальпеля, и указал на артефактную броню.
        - К сожалению или к счастью уж не знаю, но он был найден тобой очень быстро и что самое для нас важное - он дефектен. Моя память, как и твоя, заперта. Как видишь проблема у нас одна, хоть и причины у нее разные. Я помню лишь самое необходимое, и я хочу поделиться с тобой этим знанием. Я сохранил знания о том что у нас есть цель и от того сумеем ли мы ее достигнуть зависит наше существование. Твое тело хоть и мертво в твоем реальном мире, но здесь у тебя есть шанс существовать и если ты хочешь продолжить это существование ты должен помочь мне.
        - Я должен зна…
        - Не перебивай, время нашего разговора тает. Не будем разменивается на несущественные для выживания вопросы, хоть я и знаю, что накопилось их у тебя предостаточно. Просто знай что мы должны были вспомнить больше после получения тобой этого предмета, но не вспомнили… В нем нет энергии он почти пуст, а его связь с системой давно разорвана. Кто же знал, что в этом мире окажется такая огромная зона полная ошибок и мусора как изнанка. Восстанови функционал системного инструмента, это подарит мне энергию, с помощью которой я разблокирую как свои, так и твои блоки памяти до конца. Я мог пойти на контакт с тобой сразу после подключения к артефакту, но твое состояние в тот момент было критическим, и я не был уверен, что встреча пройдет без вреда для твоего слепка личности.
        - Как мне это сделать? Я даже не до конца понимаю, как она работает. - Обратившись к искину, помахал в воздухе рукой, к которой «прилип» системный инструмент.
        - Такие системные инструменты сами по себе стремятся к восстановлению, это одна из их функций. Убив охотника, который напал на тебя, захватив тело твоего друга, ты подарил мне энергию необходимую для этого разговора. Уничтожай ИИ и помни что обычно, чем сильнее аватар искина, тем сильнее он сам. Прощай разумный! Запомни, что нам грозит настоящая и окончательная смерть в случае твоего провала! Не торопись, будь последователен и осторожен в своих действиях. Не попадайся на глаза системе…
        С каждым, словом своей последней фразы искин отступал назад, все больше подергиваясь серой дымкой. Я не успел и рта раскрыть, как он закончил разговор и мир вокруг завертевшись, выбросил меня обратно в мое тело, где я тут же раскрыл глаза, в этот раз по-настоящему просыпаясь.
        Магия моего плаща, к сожалению, не влияла на холод. За время отдыха тело порядком замерзло и пришлось спешно разминаться, разгоняя кровь по жилам и с той же целью разводить костер. Зверь, запертый в сундуке, подозрительно притих, а я, удостоверившись, что он не проделал в своей темнице дыру, занялся разогревом пищи.
        Как только комнату наполнил притягательный дух разогреваемого мяса, из-под крышки сундука вдруг вылетела струйка пыли, а следом раздался смачный чих. Похоже, кое-кто мохнатый проголодался. Выбрав немного мяса из своих запасов, я подошел к сундуку и встал как истукан, не зная как теперь открыть крышку.
        Он же по любому уже избавился от пут, просто на просто все их перегрызя. Допустим, я открою крышку и что дальше? Что-то сомневаюсь, что зверь позариться на мясо летучих мышей и при этом не попробует оттяпать от меня кусочек. Так нечего и не придумав упал возле костра на пятую точку и продолжил трапезу.
        Мысли о встрече во сне с ИИ0013 сами собой полезли в голову. Кто же я, черт возьми? Цельная личность, спаянная из искина и слепка дано умершего человека? Или все-таки наши разумы разделены? Я склонялся к тому варианту, что мы оба одно целое и словно два разных полушария мозга дополняем друг друга. Мне на откуп отданы действия в вирте и управление аватаром тёмного эльфа (по сути, нашим телом) а он заперт где-то внутри и отвечает за противодействие системе и так сказать наставляет нас на «путь истинный» стремясь к какой-то важной цели.
        Как же легко было жить, когда я всего этого не знал. И какой же хаос в мыслях твориться теперь - когда я знаю что я не обычный ходок, знаю, что у меня есть цель, но не знаю для чего мне стремиться к этой самой цели. Чтобы не погибнуть? Чтобы помочь искину и себе самому вспомнить для чего он всё это затеял? А если у меня получиться сделать все, к чему стремиться ИИ0013, не окажется ли и эта моя жизнь обманом? Вдруг я и в самом деле обычный человек чьё тело сейчас спокойно лежит в вирт капсуле, а в мою голову забрался какой нибудь багованный Искин и вытворяет с моей памятью чёрте что?
        Для того чтобы хоть как-то упорядочить хаос я задал сам себе один единственный вопрос - Что требуется мне лично для того чтобы исключить угрозу собственному Я. Что делать чтобы не пасть во мрак смерти навсегда и не сойти с ума в попытках принять правильное решение?
        Ответ напрашивался сам собой. Информации слишком мало для того чтобы принять единственно верное решение. А значит придется некоторое время плыть по течению исходя из того что я знаю на данный момент если мои воспоминания на самом деле «мои» а не ловушка от того же самого ИИ0013 который может использовать меня в собственных целях. Но даже для того чтобы плыть по течению нужен был план.
        Непонятный шорох, неожиданно раздавшийся со стороны бойницы, привлек мое внимание. Рука уже столько раз за мою жизнь в этом мире ложилась на рукоять клинка, что движение стало автоматическим, работающим скорее на подсознательном уровне. На любой выбивающийся из общей картины звук мое тело реагировало одним и тем же движением и это порядком раздражало. Я напоминал сам себе параноика, но и в тоже время не мог не признать, что с тем образом жизни, что я веду, это довольно полезная привычка - хвататься за клинок при любой появляющейся непонятке.
        Я проспал целый день, а на улице за стенами надвратной башни, вступала в свои права ночь. Шорох повторился, сменившись несколькими хлопками, а затем в ореоле зеленоватого свечения сбивая на пол шапку наметенного за день снега, на подоконник приземлилась изумрудная сова.
        Я широко распахнул глаза от удивления, уставившись на знакомое пернатое существо, а оно в ответ склонило голову на бок и ухнуло.
        - У-уух!
        - Лиа!? Она где-то здесь? Где твоя хозяйка?
        Видимо от удивления я не смог сдержаться, и выкрикнул эти слова, так как с улицы мне ответил такой же выкрик.
        - Глиф!?
        Разметав артефактной рукой хлипкую баррикаду, которую я возвел на входе в помещение против незваных гостей, тут же бросился по обледенелым ступеням вниз. С Лиассин отправившейся на перерождение во время финальной битвы в саду Марларзима, мы встретились на выходе из надвратной башни. Оба так спешили на встречу, друг к другу, что столкнулись в проеме и слегка стукнулись лбами. Слитно подняв руки к ушибленным лбам уставились друг на друга, а затем рассмеялись до того забавным это движение смотрелось.
        - Привет длинноухий, не скажу, что ты выглядишь хорошо, но всяко лучше, чем в то время пока ты был ходячим мертвецом.
        Лиа крепко обняла меня, но тут же словно опомнившись, отстранилась.
        - Практически тоже самое могу сказать и о тебе, хотя как по мне, ты всегда выглядишь довольно неплохо.
        - Ты не умеешь льстить и делать комплементы, да и не идут твоей покрытой шрамами морде все эти телячьи нежности.
        Девушка приплясывала на месте от холода, а её брови покрылись инеем. С наступлением ночи мороз крепчал, и я увлек её наверх в хоть как-то отапливаемое помещение.
        - Как ты нашла меня?
        - Ты забыл, что я дромер по специализации? Ты даже не представляешь, что творилось в Тарфорде, когда я переродилась после своей смерти! Орки наводнили и разрушили город, бесконечная вереница рабов из местных тянулась в порт. Ходоков повсеместно хватали и приносили в жертву на алтарях зеленокожие шаманы. Они нашли способ с помощью магии сбить точку привязки к камню воскрешения, и все погибшие возрождались у их алтарей. А еще рабский ошейник…пока он на тебе, не работает кнопка смены мира! Я даже не понимаю как это возможно!
        - Так стоп. Тарфорд разрушен!?
        - Да, и покорён БраготГурскими завоевателями. Я тоже попала в плен и видела там многих знакомых ходоков. Наш кузнец Ролан, как и Талли с Арией тоже оказались в заложниках у этих утырков. Мне удалось уйти с помощью изнанки, но они… им я помочь не смогла.
        - А Гелло? Его ты видела?
        - Нет, Талли и Ария тоже спрашивали о нём. Его не было среди той группы рабов, в которой мы оказались. Скажи то существо, которое появилось во время битвы с Марларзимом, это был Гелло? Или нечто принявшее его облик?
        - Его тело, но не его разум.
        - Его что околдовал Марларзим? Но почему тогда они сражались между собой?
        Я не мог рассказать ей правду. Я сам не знаю, с какими силами мне придется столкнуться, и какую опасность несут эти знания, и по тому, рассказать все вот так просто, было бы непростительно глупо. Я не хотел её подставлять и решил что для неё незнание лучше, чем неведомая угроза.
        - Не знаю Лиа, я сам не до конца понял, что там произошло.
        - Знаешь, а я просмотрела логи, оказавшись в плену. Если судить по ним, то мы зачистили склеп семьи Архонт и единственный выживший, судя по всем тем же логам, это ты Глиф. Одиночке нашего уровня это явно не под силу, как и находиться в изнанке столько, сколько провел в ней ты. Кто ты Глиф? Ты какой-то высокоуровневый игрок, использующий магию чтобы скрыть свой настоящий уровень? Если это так, то как тебе удалось стать таковым, если с рождения этого мира прошло не так уж и много времени?
        Я подошел к бойнице и выглянул наружу, пока Лиа ожидая ответа на свой вопрос, упиралась мне в спину взглядом. Изумрудная сова, вспорхнув с подоконника при моем приближении, пролетела над головой у сидящей рядом с костром Лиассин и уселась на сундук, из которого тут же донеслось тихое рычание.
        - Что там у тебя Глиф? - услышав этот вопрос, я подсел к Лиассин и вытянул руки ближе к жару, который источало пламя костра.
        - Волк ну или очень похожий на него моб. Так уж вышло, что я сумел скрутить этого подранка во время боя и почему-то решил не убивать его. Сам не знаю, что на меня нашло.
        Лиа поднялась с корточек и подошла к сундуку. Варг, услышав или иным образом почувствовав приближение еще одного существа к месту своего заточения, зарычал еще громче. Да так сильно, что перед глазами так и встала картина белоснежной пены на его ощерившейся пасти.
        - Что же до твоего первого вопроса Лиа то нет, я не высокоуровневый игрок. Победил, прикоснувшись к вот этому и получив от него силу. - Приподняв закованную в латы руку, показал её Лиассин.
        Девушка, обернувшись, что-то пробормотала, а затем её глаза налились жёлтым свечением, и вдруг она охнула - Уник! Где ты его откопал? Я не могу его распознать, у меня тупо не достаточно раскачена характеристика интеллект! Постой, а как же… - Взгляд её на несколько секунд уставился в пустоту перед собой, говоря о том, что она копается в интерфейсе, а затем она повернулась ко мне и удивленно пробормотала что-то совсем уж не понятное - Таймер остановился.
        - Какой таймер Лиа? Ты о чем вообще?
        - Глиф где ты взял этот предмет? Ты понимаешь, что в изнанке даже ходок с моей специализацией не может столько находиться? Ты ведь все это время был здесь верно? А знаешь что самое интересное? Мой таймер отсчитывающий время нахождение в изнанке после встречи с тобой остановился. Как ты это объяснишь?
        - Хм, а что в изнанке можно находиться лишь ограниченное время?
        - Конечно! Вот ты святая простота! Чем сильнее дромер, тем глубже в слои изнанки он может прорываться и тем дольше там может находиться. Ты же тут просидел уже столько времени, что вся твоя экипировка должна была рассыпаться, а ты сам погибнуть! Ты не задумывался, почему дромеры не могут вытаскивать из-за пелены различные вещи и ресурсы? Да потому что они теряют свою прочность и рассыпаются прахом в центральном мире, то же самое происходит и с вещами оттуда здесь.
        - Я получил это броню от Марларзима. В латы превратилась чаша, после смерти босса.
        Лиа уже вовсю крутила мою руку и рассматривала с разных сторон.
        - Значит это предмет, который подстраивается под специализацию? У Марларзима он был чашей, у тебя стал латами? Круто, о таком можно только мечтать. Это открывает для тебя кучу возможностей.
        - Каких, например?
        - Если я всё правильно поняла ты можешь забирать что-то из изнанки в центральный слой и наоборот в изнанку не рискуя разрушить эти предметы пока они находятся рядом с тобой. Да перечитай ты его характеристики в конце то концов там должно быть что-то написано об этом.
        - Там пусто. Но сейчас это неважно, скажи лучше, как ты нашла меня и сможешь ли ты вывести меня обратно в нашу реальность, а то признаться честно холод этих мест уже порядком достал меня.
        - Я бежала из плена, нырнув за пелену. Потом пыталась по максимуму разорвать дистанцию с орками и Тарфордом и вынырнула в лесном массиве окружающем город. Там я встретила ходока по имени Липли - он разведчик из клана серебряного ветра. Вся его группа погибла, а затем повторила судьбу остальных ходоков в Тарфорде. Теперь он следит за оставшимися рабами, которые ожидают прибытия кораблей, но не может сообщить своему клан лидеру о случившемся. Кольца связи намертво блокируются шаманской магией орков вокруг разрушенного города.
        - Клан серебряного ветра? Я как раз думал над тем, чтобы отправиться в Равервуд. Если мы поможем этому Липли и доставим сообщение лидеру его клана Хоупу думаю они примут нас и помогут освободить наших друзей. Так ты сможешь вывести нас обоих от сюда?
        - Да, но что ты будешь делать с этим? - Лиассин указала на сундук, в котором затих Варг.
        - Оставим его здесь, выберется сам, я не сомневаюсь в этом.
        - Тогда нам нужно поспешить. Липли будет ждать меня в условленном месте на рассвете.

***
        Младший, после того как избавился от странных штук, которые мешали двигаться оказался в ужасно узком и страшном месте. Это место было похоже на маааленькую нору, но пахло значительно хуже, чем в любой из нор, в которых он побывал. Поначалу испугавшись, он сидел тихо и думал, как ему выбраться, ощущая рядом присутствие двулапого. Раны на лапах стремительно зарастали, и сначала он был занят тем, что без конца их вылизывал. Теперь же двулапый куда-то делся, как и другие. Он чувствовал запах чужой самки и дичи что бежит по небу, но никогда не попадает на зуб.
        Его засунули в эту твердую нору и бросили! Не стали его делать дичью? Почему? Все происходящее было в новинку для младшего и знатно распаляло его любопытство. Напрягаясь, он сумел упереться выгнутой спиной в верхнюю часть норы и надавил. Освободиться ему это не позволило, зато в стенах норы появилась узкая щель, в которую он изрядно повозившись, сумел пропихнуть свой хвост.
        Порыкивая от нетерпения, нащупал клыком на хвосте штуку, которая снаружи норы мешала расширить щель еще больше. Вконец разозлившись от порядком затекшей из-за неудобного положения спины нанес подряд несколько ударов клыком в то место которому на его языке не находилось названия. Что-то щелкнуло, штука, в которую он бил развалилась, и спине вдруг стало легче. Напрягая все еще слабые лапы, он рванулся, почувствовав дыхание свежего воздуха.
        Через несколько секунд он уже стоял на полу пустого камня и принюхивался. Двулапые ушли и забрали бегущую по небу дичь с собой. А его оставили, почему? Странно но все это время он не чувствовал от них угрозы хотя все равно боялся хоть и не показывал этого. От двулапого самца пахло силой большей, чем младший мог себе представить. Он смог убить взрослую белую смерть одним ударом своей странной лапы!
        Выскочив из пустого камня наружу, младший натолкнулся на тела своих сородичей. Обнюхал тело первой самки и заскулил. Нет больше стаи, теперь он совсем один. Неожиданно на него навалилось ранее не испытанное чувство, заставляя зверя упасть на живот и спрятать морду между лап. Всё больше и больше давя и перехватывая дыхание это ранее не испытываемое чувство давило на глотку и заставляло грудь противно сжиматься. Сам того не замечая Младший сначала заворчал утробно, а следом и заревел, не разжимая своих челюстей.
        В тот час среди руин можно было услышать лишь два звука - свист ветра между стен развалин и глухой рев зверя, который впервые за свою короткую жизнь познал чувство одиночества и горя.
        ГЛАВА 6. ВТОРЖЕНИЕ С БОЛОТ
        На границе между Равервудским лесом и болотами Расаишь царила тишина. Беззвучный ветер, беспокоя покрывающую воду ряску, гнал зеленоватые клочья ядовитого тумана прочь на север, туда, где они утратят свою силу и осядут грязным снегом на горных вершинах, под которыми укрылись твердыни Хваргов.
        Тишина и покой, царившие в этом месте большую часть года, были наглым образом нарушены разорвавшим вечерний сумрак гулким ударом. Прозвучавший издалека звук повторился и зазвучал чаще, еще через сотню ударов сердца его поддержали своим далеким эхом его братья, звучавшие точно так же как и самый первый нарушитель спокойствия.
        - Думммм! - Звук боевого барабана Расаишь прозвучал ближе, по грязной болотной воде пошла рябь, отзываясь на поступь кого-то огромного. Среди тумана замелькали быстрые тени, всё ближе и ближе приближаясь к границе Равервудского леса. Воздух наполнился звуком десятков бегущих по болотной жиже перепончатых лап, а следом из-за тумана показались шустрые и гибкие тела болотных ящеров. Задирая свои вытянутые шеи к небу, они издавали клокочущий и визгливый крик, приветствуя свои новые охотничьи угодья.
        Как только низкорослые и быстрые ящеры скрылись в лесу, следом за ними из тумана показались всадники. Разряженные в разномастную костяную броню и украшенные разводами красной охры Расаишь подгоняли своих Аку’нари - ездовых зверей похожих на древних давно вымерших динозавров из Первоисточника.
        Наступая на пятки болотным всадникам, с той стороны, откуда они появились, катилась многометровая стена плотного тумана. Она не была похожа на зловонные болотные испарения, серая, практически непроницаемая, она скрывала под собой нечто многометровое и громоздкое и это нечто, было живым существом.
        От поступи тяжелых лап тряслась земля, а чахлые болотные растения, попавшиеся на пути тумана, через несколько мгновений оглашали округу треском смятых в щепу стволов и веток. Нечто дышало. Тяжело и так сильно, что от его вздохов мутная хмарь шла волнами и подергивалась, и в такие мгновения особо удачливый взгляд мог уловить фрагмент движущегося огромного тела.
        Достигнув твёрдой земли, существо не замедлилось, и без сопротивления сминая широченные стволы Равервудских деревьев, выползло на сушу. Тишина вновь опустилась на землю вокруг, но ненадолго. Уже через несколько мгновений постепенно нарастая из центра тумана, раздался протяжный крик. Он тянулся и тянулся на одной ноте и повинуясь этому крику туманная взвесь закрутилось спиралью и раздалась в стороны образуя округлую высокую стену постоянно двигающуюся и изменяющую свою форму.
        Крик оборвался на самой высокой ноте одновременно с последним оглушительным ударом в боевой барабан.
        - Дуууммм!!! - Ударная волна порожденная неведомой магией сорвала и разнесла серое покрывало в стороны, заставив его осесть на близлежащий лес и пропитать его древней силой доступной лишь жрецам болотных богов. Теперь болото раскинется вширь, постепенно покрывая насыщенные ритуальной магией земли. А Спящий, несущий на своей спине древний храм продолжит свой путь в глубину людских территорий направляемый Аику - самым старым и почитаемым слугой забытых богов.
        ГДЕ-ТО ПОБЛИЗОСТИ ОТ ДРЕВНЕГО ХРАМА…
        - Сарах да это же гигантская мокрица! Ты проиграл мне серебрушку.
        - На держи, на этот раз ты выиграл спор. Я почему-то был уверен, что в тумане, скрывается какой нибудь тираннозавр.
        Аса на лету ловко поймал брошенную в него монетку и спрятал в карман, а затем обратился к своему вооруженному серпами другу. - Куда подевались остальные?
        - Сам же видел, что они ушли на развод. Сейчас этот уродец, с вытянутой мордой, назначенный из местных Расаишь советником клана, раздаст задания и они вернуться.
        - Никак не могу привыкнуть, что теперь нами рулят местные.
        - Ну а как ты хотел? - Сарах присел на корточки и оттирал пучком травы болотную грязь со своих сапог - Орки вон объявили войну людям, а заодно и ходокам которых теперь берут в рабство, даже если их расовая принадлежность такая же, как у самих зеленокожих. Темные эльфы так вообще вырезали в самом начале на своей территории всех ходоков и уничтожили камни перерождения. Змеелюды по сравнению с ними белые овечки. Они хотя бы дали выбор игрокам покинуть свою территорию или влиться в войска, которые отправятся в поход. Как знать быть может, если хорошо себя покажем, клан, займет достойное место после войны в иерархии государства змеелюдей.
        - Всё равно мне как-то не по себе. Получается, мы пляшем под дудку неписей. Расаишь ведь присоединились к оркам, а орки не жалуют ходоков. Не правильней ли было наоборот всем миром задавить тех, кто ненавидит игроков?
        - Посмотрим, как всё обернется. Мы бессмертны, а значит, у нас есть право на пару ошибок. Если этот путь окажется тупиковым, что нам помешает развернуть свои клинки в обратную сторону?
        - Ага, вот только как бы после пары ошибок мы не оказались где нибудь у орков в рабстве слитые до первого уровня и без возможности самостоятельно выбраться. Слышал, какие слухи ходят? Говорят, что их шаманы своей магией меняют точку привязки и даже кнопка смены мира не работает.
        - Да чушь все эти слухи. Сам подумай, как может быть заблокирована возможность выхода из вирта каким-то неписем?
        Разговор друзей был прерван появлением еще троих ходоков. Рамбалдир - воин всё еще не нашедший замены своему доспеху из хитина болотного краба. Алаша выбравшая себе специализацию шаманки, и после памятной погони за темным эльфом и битвы у природного алтаря ненавидящая всех ходоков полагающихся на скрытность. А так же мастер боя на копьях Фэрис тяжелее всего переживший свою смерть от роя чёрных насекомых, которых выпустил на него оскверненный природный хранитель в Равервудском лесу.
        Алаша походя, чмокнула в щеку лучника Асу, отношения с которым у неё с недавних пор вышли за пределы дружеских. - Вот держите - Девушка одну за другой доставала из своей сумки все возможные склянки и отдавала их следопыту и лучнику. А Сарах, тем временем обратился к негласному лидеру группы, воину Рамбалдиру.
        - Ну и что там, какие новости? Этот напыщенный змеелюд опять заставит нас тащиться несколько дней непонятно куда?
        - Нет, похоже, мы прибыли к месту назначения. Для клана появились новые вводные. Все ходоки воинских специализаций, а так же маги и большинство стрелков формируются в первый ударный полк. Исключение лишь для слаженных двоек и пятерок следопытов и скрытников. Из них формируется рота разведки в составе полка. Похоже, то, что мы не умираем окончательной смертью, ставит нас в авангарде войска местных. Они не хотят кидать в пекло смертных змеелюдей. Так что эту нишу придется занять нам.
        - Только не говори, что мне придется работать в связке с левыми типами. Хоть Асу то не заберете к воинам? Пусть он и стрелок, но мы давно притерлись друг к другу.
        - Нет, не заберем, вы будете работать в двойке. Я сумел договориться с лидером клана об этом.
        - Да какой она нафиг лидер. Да и сам клан искусственно создан неписями из тех ходоков, которые решили примкнуть к походу.
        - Попридержи язык Сарах. Не дай бог кто-то услышит. Ушастая, которую поставили во главе клана, имеет хорошо прокаченную репутацию с расаишь. Одно её слово и всю группу выпнут на вольные хлеба. Топайте к её палатке, она скажет, что делать дальше, а мы с остальными займемся обустройством лагеря.
        Сарах прикусил язык, признавая правоту Рамбалдира. Утянув за рукав Асу, который о чем-то ворковал с Алашей, он двинулся к офицерской палатке, над которой развивался стяг с их клановым гербом. Непонятная змеевидная образина, изображенная на нем называлась василиском и отображала название клана. Точно такие же гербы были и на нашивках что крепились с внешней стороны плеча на их экипировку.
        В ста метрах от палатки окопался оживший храм. Как правильно назвать вот это громоздкое чудо следопыт не знал. В самом начале ходки Сарах посещал пару раз это место, после выбора себе в покровители бога из пантеона позабытых. В те времена обветшалый и поросший растительностью храм находился в глуши и был довольно не популярным местом, но ни кто и подумать не мог, что он отстроен на спине увязшего в болоте чудовища. Сейчас же храм был очищен и сверкал покрытыми тёмной медью колонами, а его ступени оканчивались где-то на голове гигантского укрытого панцирем чудовища, имевшего некоторое сходство с мокрицей переростком.
        Чёрные потертые сегменты, из которых состояла броня чудовища, были покрыты наростами неизвестных паразитов и растений, а десятки заостренных лап, защищенные толстым слоем хитина, позволяли монстру довольно споро передвигаться и закапываться в грунт.
        Отвлекшись на созерцание храма, Сарах чуть не миновал нужную палатку, и лишь окрик лучника заставил его прийти в себя и сосредоточится. Перед палаткой вовсю шла движуха, разряженная в матовый латный доспех воительница из тёмных эльфов назначала десятников и раздавала поручения. Клан был создан буквально на ходу и личный состав практически не знал друг друга и если бы не звонкое серебро, щедро сыпавшееся в их карманы из лап змеелюдей, не о каком порядке не могло бы быть и речи.
        Друзья, приметившие чуть в стороне собиравшихся в кучу и ожидающих своей очереди ловкачей, прибились к их группе. Аса успевший завести себе дурную привычку, почуяв, что выдалась свободная минута, тут же скрутил из плотных листьев дурман травы самокрутку. Сараха бесила эта новая привычка его друга, но он пока что не прибегал к радикальным действиям. Любая наркота это паразит, медленно, но верно вытягивающий силы и жизнь из потребителя, а значит, Аса рано или поздно столкнется с последствиями. Быть может сейчас дурман трава и дает 5 % эффект концентрации на пол часа и поднимает настроения лучника, но как знать к каким последствиям это в итоге его приведет.
        Призывный крик заставил ребят пошевеливаться, и они заняли опустевшие место перед палаткой. Эльфийка поставила пометки на их карте и раздала указания. В их задачу после шести часового отдыха после перехода, входило отправиться в дебри Равервудского леса. Разбившись на мелкие группы, они должны были отыскать короткий путь для войска через полосу оскверненного леса, что отделяла их от территорий, на которых войско расаишь должно было объединиться с отрядами орков, что прибыли в Равервуд со стороны Тарфорда. Тем, кто первыми найдет путь и вернется к храму, обещали солидную награду.
        Сарах и Аса после полученных инструкций решили не тратить время на отдых, а выдвигаться сразу, полностью полагаясь на недавно изученный Алашей эликсир способный стимулировать организм около суток, отгоняя сон и усталость. Обещанная награда манила и понукала к действию, и наскоро переговорив с остальными друзьями, оба новоиспечённых разведчика из клана Василиск двинулись в путь.
        НЕСКОЛЬКИМИ ЧАСАМИ ПОЗДНЕЕ…
        Внимательность Асы сыграла паре разведчиков на руку. Стоило друзьям углубиться на несколько километров вглубь леса, как лучник остановил пробирающегося впереди Сараха.
        - За нами кто-то идёт, близко. Помнишь сушняк, который мы проходили двадцать минут назад? Там еще тихо идти было сложно. Я слышал, как там дважды щелкнуло за нашими спинами. Думал, что показалось, но нет. Когда обходили последнюю поляну я чутка отстал и проверил, кто-то прёт прямо по нашим следам, видел несколько силуэтов в просветах. Что будем делать?
        Сарах на секунду задумался, а затем ответил.
        - Спляшем волчью петлю? Послушаем, посмотрим, если враг отправим в минус?
        - Хорошо тогда ускоряемся, ищи место, оставишь метку для меня. С меня капкан как обычно.
        - Ты не оставил следов на том месте куда возвращался чтобы убедиться в преследовании?
        - Не держи меня за идиота, конечно нет. Тем более что кем бы они небыли они идут четко след в след с нами. Были бы поопытней, так бы глупо не спалились. Не думаю, что они поймут, что их обнаружили.
        - Ну что тогда пляшем?
        - Да давай, разберемся с этим как можно быстрее.
        Место для «петли» долго искать не пришлось, ушедший далеко вперед Сарах, оставил метку на одном из попутных кустов. Сняв приметную тряпицу с обломанной ветки, Аса заметно ускорившись, свернул туда, куда указывала надломанная веточка.
        Вторая такая же метка обнаружилась перед оврагом, стены которого сплошь увивали корни местных деревьев, а по его илистому дну бежал чахлый ручеек, уходящий куда-то под землю.
        Лучник, забрав вторую метку оборудовал на её месте капкан хорошенько его замаскировав, а затем быстро прошелся по дну оврага повторяя путь Сараха и вернулся по своим следам обратно. Взобравшись на ветки дерева, что нависали прямо перед оврагом, и с которых хорошо просматривалось пространство внизу возле его с напарником следов, Аса затаился, по максимуму используя эффекты скрытности.
        Преследователей долго ждать не пришлось, через пару сотен ударов сердца появился первый, но чудом разминулся на полметра с ловушкой. Аса ухмыльнулся, это ему только на руку, пускай подтянуться остальные. Орк с шевроном клана Василиск на рукаве не полез в овраг, а дождался остальных. Всего преследователей оказалось трое. Девчонка тёмный эльф, орк следопыт, и хварг арбалетчик.
        Все трое затаились на краю склона и стали что-то обсуждать. Расстояние не позволяло услышать их речь, но для лучника их мотивы, из-за которых они преследовали его группу, были не важны. Может быть, позарились на экипировку или решили убить их, чтобы избавиться от конкурентов за награду по заданию на поиск успешного пути для войска. В добрые намеренья ходоков, которых Аса не знал лично, он не верил. Несмотря на общий шеврон весь их новый клан чужаки, наемники, собранные в кучу обстоятельствами и звоном монет. Нечто не мешает этим хлопцам снять шеврон, надеть маски и разделаться на привале или в другой удобный момент с Сарахом и лучником. Вот только ребятки не знали, что встали на след игроков, которые с самого начала игры промышляют разбоем и охотой на других ходоков и порядочно набили в этом руку.
        Закончив разговор, вражеская группа продолжила путь но, к сожалению, не по тому плану, на который рассчитывал Аса. Капкан так и остался не тронутым, орк как пить дать что-то почуял и решил обойти овраг по верху. А арбалетчик и девчонка, специализация которой пока что была непонятна из-за разномастной экипировки, решили выждать время на вершине склона.
        - ТЗЗАНГ!
        Звук хлопнувшей тетивы рассек тишину леса, и в хварга полетела стрела с зазубренным наконечником щедро измазанная ядовитой слюной расаишь. Сверкнула вспышка, в воздухе ощутимо пахнуло сожженной манной, Аса было подумал что сработало какое-то защитное заклинание призванное уберечь арбалетчика от его атаки, но он ошибся. Стрела наискось, сверху вниз пробила руку тёмного гнома и глубоко вошла в корпус. Лучник не был уверен, что выстрел вызвал моментальную смерть, но от его стрелы не спасет лечебный эликсир ведь для начала нужно вынуть стрелу из раны, да и даже в этом случае понадобиться антидот. Хварг исчез из поля зрения, свалившись кулем куда-то в кусты, и моментально стал не интересен стрелку, так как его смерть с такой раной была лишь делом времени.
        Метко выстрелив второй стрелой в замершую от шока эльфийку, Аса чертыхнулся - Иллюзия! Эта тварь была иллюзионистом, и стоило его стреле попасть в «её» фигуру как та тут же рассыпалась десятком радужных искр.
        - МАГ РАЗУМА!! - Аса заорал, предупреждая напарника об угрозе, не зная, видел ли тот его попадание по фантому. Напружинив ноги группируясь прямо во время прыжка, спрыгнул с ветки на землю. Что-то зажужжало над головой, и в ствол его дерева врезалась сиреневая искра, щедро осыпав его спину деревянной щепой. Лучник охнул, одна из деревяшек глубоко засела в плече временно лишая его руку подвижности. Стрелок выронил лук и бросился на землю, а затем, перекатываясь, попытался скрыться. Снова жужжание и новая вспышка пролегла в нескольких метрах от игрока, срезая ветки с кустов, словно тончайшая бритва. Оба магических выстрела, что в дерево, что в кусты и близко не попали в лучника, и если бы не жалкая случайность, из-за которой его зацепил кусок дерева, быть бы магичке трижды мёртвой.
        Через несколько мгновений раздался громкий женский крик, впрочем, тут же оборвавшийся, будто его владелица натолкнулась на стену. В поле зрения показался следопыт, чьи серпы были щедро обагрены кровью.
        - Ты как? Живой?
        - Самую малость зацепило, но неприятно, что с тёмной?
        - Лишилась своей визгливой головы.
        - А орк?
        - Орк!? Лядь, я плохо их видел со своей позиции, думал, что спустятся в овраг, а когда сместился, их было двое.
        Глаза Сараха изменили цвет, сигнализируя о том, что он применил свою редкую способность следопыта. - Я найду его, займись своей раной.
        Ловкач исчез как будто и не стоял рядом какое-то мгновение назад, а Аса уже не однократно наблюдавший подобные исчезновения все никак не мог к ним привыкнуть, каждый раз удивляясь способностям своего напарника.
        Присев на широкий корень под ногами, лучник вытянул из пояса ремень и зажал его в зубах, а затем, ухватившись здоровой рукой за щепку, торчащую из плеча, с силой дёрнул. Пространство огласил приглушенный стон, а край наплечника оросила кровь змеелюда. Вынув из кармашка заготовленный на такой случай эликсир, Лучник выдернул деревянную пробку зубами и щедрыми глотками осушил емкость. Приятная истома наполнила тело, кровь перестала хлестать из плеча, а боль унеслась куда-то далеко-далеко, заставляя Асу облокотиться на дерево и прикрыть глаза, расслабляясь после скоротечной схватки.
        Эта расслабленность и уверенность в отсутствии угрозы сыграли с ним злую шутку. Появившаяся откуда-то с боку нога обутая в кожаный сапог жестко прошлась по лицу расаишь, сбивая того на землю. Что-то тяжёлое навалилось сверху, прижимая к земле и не давая шанса к сопротивлению, Аса поперхнулся, когда на его шее затянулась жесткая петля, грозя не только задушить, но и порезать горло, одновременно пытаясь смять кадык. Возможности вырваться из захвата не было, как и закричать, из пережатого горла вырывалось лишь сдавленное сипение. Стрелок без толку тянулся здоровой рукой к сапогу, в голенище которого, был спрятан его охотничий нож.
        Дважды раздавшийся хруст стал предвестником конца мучений. Враг, прижимающий расаишь к земле, обмяк, и Аса отпихнув его тело, с трудом сел срывая с себя удавку и пропихивая в глотку ставший таким притягательным воздух.
        Над трупом орка спина которого после использованной Сарахом способности "ПОТРОШЕНИЕ"превратилась в фарш, встал следопыт, и глядя на покрасневшее лицо своего напарника с улыбкой проговорил. - Я же говорил, что найду его.
        ГЛАВА 7. ПОСЛАНИЕ ВЫЖИВШЕГО
        Лиа сильно замерзла, но я нечем не мог ей помочь. Единственное что я сделал, так это пообещал себе, что если мы решим еще раз наведаться в этот слой изнанки, где время года унеслось на несколько месяцев вперед, я сошью для девушки приличный и тёплый комплект из шкур варгов.
        Снежная крупа, еще полчаса назад мирно дремлющая на земле и скрипящая под ногами норовила проникнуть в глаза и вгрызалась в лоб вместе с холодным ветром, что дергал за плечи в попытках сорвать плащ. Спутница прикрывала рукой лицо и, опираясь на свое копье, брела впереди меня, выводя к тому месту, где мы должны были пробиться сквозь пелену изнанки в центральный слой мира.
        Порывы ветра поначалу не решительные и не насыщенные ледяными семенами с каждой минутой крепчали и упирались в грудь, будто не желая, чтобы мы продолжали свой путь. Расспросив Лиассин, о путешествиях сквозь пелену я понял, что мой первоначальный план найти выход в доме Фабии или склепе Архонт по эту сторону был провальным. Да существовали места, где пелена между мирами была тоньше, и через неё было легче проникать, но склеп таковым местом являлся лишь в то время, пока там был заперт Марларзим, который долгие годы воздействовал с помощью чаши на пространство вокруг себя.
        Системный инструмент, по совместительству являющийся артефактом покрывающим мою руку, использовался для строительства локаций, а значит на пике своей мощи мог воздействовать на текстуры вирта. Жаль, что от его энергии остались жалкие крохи, но я твердо решил исправить такое положение дел, ибо работа напрямую с текстурами открывала поистине грандиозные возможности, как в разрушении, так и в созидании.
        Погруженный в размышления чтобы хоть как то отвлечься от неприятных ощущений и суммирующихся негативных эффектов холода, я толком и не заметил, как мы добрались до конечной точки нашего пути. В окруженной небольшими возвышенностями низине ветер не лютовал так уж сильно, да и отнимающий силы снег в который мы при ходьбе проваливались по щиколотки, уступил свое место зеленоватому льду, покрывающему небольшую речушку.
        Мы почти сумели пересечь реку и в плотную подошли к противоположному берегу, когда Лиа неожиданно остановилась и вытянула руку, понукая меня сделать так же. За исключением ветра, что завывал меж стволов деревьев и предвещал разыгрывающийся буран, ни каких подозрительных звуков не было, как не было и подозрительных существ, что могли сойти за врагов.
        - Почему мы остановились?
        - Ты разве не чувствуешь?
        Я прислушался к себе, затем внимательно осмотрелся вокруг и нечего не заметил.
        - Нет, не чувствую. Объяснишь?
        - Пахнет дымом.
        - Я нечего подобного не чую.
        - Сейчас нет, но могу поклясться, что пару секунд назад ветер донёс до меня запах. Мы совсем близко к тому месту где за пеленой меня ожидает Липли, тот самый выживший из отряда клана Серебряный ветер. У меня зуб на зуб не попадает, я слишком замерзла и боец из меня в таких условиях никудышный.
        - Я могу разведать дорогу. Ты забыла, что я неплох во всем, что касается скрытности? Да и время сейчас моё - ночь.
        - Вон там примерно в ста шагах от нас, река сворачивает влево и там же на этом повороте в неё вливается небольшой ручей. Ты можешь, конечно, пойти туда и разведать обстановку, но я в темноте плохо вижу и могу прозевать врага.
        - Иди туда, а я отойду, и буду держаться поблизости. Если замечу что нибудь, то предупрежу.
        - Хорошо давай так и поступим, и еще Глиф..
        - Да Лиа?
        - Не дай меня убить. Ненавижу сталкиваться со смертью неожиданно. Уж лучше в бою.
        - Даже не думай об этом. Уж кого-кого, а свой ключик для выхода из изнанки я не прошляплю.
        - Да ну тебя балбес. - Лиа фыркнула и поспешила продолжить путь. А я поплотнее завернувшись в плащ, перешел в режим скрытности.
        До поворота мы дошли без помех, и я уже начал сомневаться, что что-то произойдет. Ну, мало ли где-то в лесу, какой нибудь моб костер развел, или дромер какой шляеться. Нам-то от этого какая беда? Но по закону подлости тот запах дыма замеченный Лиассин имел к нам прямое отношение.
        Обходя небольшую складку местности в виде бугра, который перекрывал нам вид на происходящее за поворотом, я приметил первую странность. Если приглядеться, можно было понять, что где-то там есть тусклый источник света. А дальше странности стали накатывать словно снежный ком.
        Прошагав еще шагов двадцать мы достигли точки, с которой могли лицезреть цель нашего пути. И там было на что посмотреть. Прямо на льду реки стояла избушка! В её оконцах плясал свет от горевшей на столе лучины, а из печной трубы вовсю валил дым. Буран за нашими спинами стих, и окружающее пространство заселила звенящая тишина.
        - Хм дом прямо на воде? Он тут и стоял, когда ты проходила здесь ранее?
        Лиассин охнула и дернулась в сторону но затем взяла себя в руки и зашипела рассерженной кошкой куда-то в пространство перед собой.
        - Не зря я тебя балбесом назвала! И так жуть какая-то твориться еще ты тут подкрадываешься!
        Судя по тому что девушка всматривалась и ругала меня шепотом повернувшись чуть правее того места в котором я находился, я сделал вывод что он под действием скрыта не видит меня в трёх шагах.
        - Ты что не видишь меня?
        - Нет, блин не вижу! Не было тут никакого дома. Максимум, когда он мог появиться это половину суток назад, когда я пробила тут пелену и в очередной раз отправилась на твои поиски.
        - Ты не можешь отправить сову посмотреть что там?
        - Нет, мой питомец сам знает, когда он нужен и появляется именно в такие моменты. Если сейчас его рядом нет, значит так и должно быть и он нам тут не помощник. Да и зачем нам туда лезть Глиф? Нужно уходить, причем срочно. Меня жуть берет от этого домика. Тем более что мы уже достигли места, в котором нас ждет свифт.
        - Ты не говорила что этот Липли полурослик.
        - Это не важно, не забивай голову ерундой, лучше почаще верти головой, я открою проход прямо здесь и мне нужно немного времени.
        - А если явиться хозяин домика? Он не сможет последовать за нами?
        - Это вряд ли. Проход схлопнется по моему желанию, а закрою я его сразу же, как только мы пересечем пелену.
        - Ну, тогда приступай, я буду настороже.
        Лиа упала на колени и достала мешочек сиреневого порошка и статуэтку. Измазав пальцы в этом порошке, она стала рисовать рисунок прямо на прибрежном снегу.
        - Каждый раз чтобы пробить пелену, тебе нужны особые ингредиенты?
        - Нет Глиф, не отвлекай и сам не отвлекайся. Эти штуки просто облегчают мою задачу.
        Заставляя себя не смотреть на жутко интересное для меня действо (ведь я еще ни разу не видел, как дромер открывает проход между слоями) отвернулся и приступил к наблюдению за местностью. Вокруг домика царили тишина, и покой, но стоило посмотреть в ту сторону, откуда мы пришли, становилось понятно, что эта тишина и покой искусственны. Там на повороте бушевала вьюга, но при этом не единой снежинки или звука до нас не доносилось. Периодически я поглядывал на домик, само присутствие которого вызывало опасения, но там тоже было тихо, и сколько бы я ни всматривался, не заметил ни рядом с ним, ни даже в окнах не намека на движение.
        - Готово, Глиф дуй сюда.
        Развернувшись, я подбежал к девушке и нарисованной на снегу фигуре. При моем приближении та сжала в руках статуэтку и еле слышно, но очень быстро, зашептала скороговорку заклинания.
        Сиреневый круг с вырисованным внутри треугольником налился потусторонним серым светом. Тройка кругов поменьше расположенная на углах треугольника вспыхнула желтизной и одновременно с этой вспышкой мир вокруг начал меняться, будто перед моим взором на бешеной скорости включили перемотку видеозаписи. Тьма отступила, а на небосклон вылетело солнце, снег и лёд растаяли, моментально впитываясь в землю. Река больше не скованная холодом понесла свои воды куда-то на восток, и лишь странный дом продолжал оставаться неизменным, даже не смотря на то, что под ним не было видимой физической опоры в виде льда. Теперь он просто висел над волнами, а стены его всё так же покрывал мрак будто бы и не было над головой яркого светила. Лиа охнула, протянув руки над магической фигурой, центр которой вдруг стал раскручиваться против часовой стрелки.
        - Глиф мы сейчас провалимся глубже! Я не могу остановить заклинание!
        За спиной взревело и то, что маскировалось под обычную деревянную избу, вдруг подернулось дымкой и приняло свой настоящий облик. Окна округлились и воздух внутри них, переплетаясь с тенями, выгнулся дугой, формируя уродливые глаза. Крыша судорожно дёрнулась и стала напоминать червивое гнездо полное шевелящихся отростков, а то, что раньше с уверенностью можно было назвать дверью, превратилось в вертикальную щель, из которой то и доносился чудовищный рёв.
        Вид большущей уродливой головы, будто сбежавшей с декораций какого нибудь фильма ужасов заставил колени слабеть от выпущенного страхом адреналина. Появляющееся прямо в воздухе дымные не материальные щупальца искажали пространство и отталкивались от этих искажений, устремляя монстра вперёд.
        С первого взгляда было понятно, что никто из нас не справиться с этой тварью и я, повинуясь скорее наитию, чем трезвому расчёту размахнувшись, саданул кулаком артефактной руки прямо в заклятье Лиассин пытаясь остановить начавшееся внутри него вращение.
        Грохотнуло так сильно, что заложило уши. Ощущения были такие, будто я запихал свою руку под автоматический пресс, который раз за разом стремиться её сплющить. Мир вокруг сошел с ума, то покрываясь снегом и льдом, то обрастая зеленью. Солнце бросилось обратно по небосводу стремясь закатиться и уступить место тьме. И в это самый момент под вой безымянной твари изнанки, которая практически добралась до нас, земля ушла из-под ног, заставляя нас, крутясь падать куда-то вниз.
        У ТОЙ ЖЕ РЕКИ, НО ПО ДРУГУЮ СТРОНУ ПЕЛЕНЫ..
        Липли, ёрзал от нетерпения, все тело чесалось из-за муравьев, которые к ужасу полурослика устроили себе дом в высохшем дереве на берегу реки, под корнями которого уже битых два часа и прятался разведчик из отряда Элеса. Изредка по берегу проскакивали на своих уродливых кабанах патрули орков да бегали туда-сюда гоблины гонцы.
        В принципе тут было безопасно. Большинство зеленокожих происходили родом из степей и в лесу чувствовали себя неуютно и потому не совались в его подлесок, а топали себе мимо, ведя при этом себя, довольно расхлябано. Не то чтобы они совсем не заходили в лес, но предпочитали отправлять туда гоблинов, а эти кривоногие уродцы еще те ротозеи и спрятаться от них не составляло никакого труда.
        Лиассин вот-вот должна была появиться, она всегда четко рассчитывала время нахождения в изнанке, но в этот раз немного запаздывала. Следующий патруль появиться примерно через полчаса, и будет очень некстати, если она вывалится прямо у них на глазах. И сдался ей этот ходок, которого она раз за разом искала по ту сторону пелены. Наверняка кокой нибудь брутальный красавчик, вскруживший девчонке голову и давно уже занимающийся своими делами. А она все ищет его и ищет, думая что будь он в нашем слое давно бы вышел на связь.
        Сложись ситуация немного иначе он бы уже давно отвел её к Хоупу и пристроил в клан. Но чертовы шаманы намертво блокировали связь через кольца на локации Тарфорда, а он покинуть её не мог, потому что опасался, что за время его отсутствия Элеса и других рабов, куда нибудь увезут. Как ни покидала её и Лиассин думая что Глиф (так звали того парня которого она искала) обязательно бы попытался выручить друзей из рабства если бы покинул склеп семьи Архонт - то самое логово про которое она ему уже все уши прожужжала.
        Элес, как и все кто погиб на улицах Тарфорда, попал в рабство. Часть рабов уже увели по побережью в неизвестные края, огромное количество увезли на себе БраготГурские корабли, а оставшихся, словно диких зверей содержали в лагере, которой их же руками и строили. Этот лагерь располагался восточнее горы Аралон и был виден издалека. Липли опасался что потеряет своих друзей если каждодневно не будет следить за передвижениями возле лагеря и потому до сих пор ошивался по близости.
        К чести полурослика нужно отметить, что свое время он проводил не в бесполезных блужданиях, а четко и планомерно собирал информацию. Несколько застигнутых врасплох гоблинов прекрасно «пели» после парочки отрезанных пальцев, так что он отметил в своем дневнике не только местоположение строящихся укреплений, количество кланов и их личный состав, но даже знал, как зовут парочку отрядных вождей. Этот дневник с зарисовками и битком набитый инфой об зеленокожей орде он планировал передать лидеру клана Серебряный ветер Хоупу, как только упрямица Лиассин признает, что её попытки найти Глифа бесперспективны.
        Скрип и усиливающийся гомон со стороны реки, привлекли внимание свифта. Из-за поворота покачивая бортами, одна за другой выкатывались повозки битком набитые каким-то строительным инструментом и мешками с неизвестным содержимым. Как таковой дороги тут не было, лишь немного утоптанная копытами ордынских хряков тропа вдоль песчаного берега.
        Рослый хобгоблин, без конца орал и стегал своих плоскоголовых собратьев кнутом, по всей видимости, являясь старшим в этом караване. А зеленокожие малявки, старались изо всех сил, толкали телеги дальше и не давали им застрять в ненадежной колее, в которой норовили увязнуть деревянные колеса.
        Стоило полурослику подумать, что по закону подлости именно сейчас где-то по близости вынырнет Лиассин и только полный идиот не учует запах маны сотворённого ею заклинания, как над рекой раздался треск похожий на разряд электричества. Гоблины побросали свои дела и похватались за оружие, а треск перерос в рёв невидимой твари. Сильнейшая воздушная волна появившаяся без всякого предупреждения перевернула несколько телег, сбила с ног десяток другой гоблинов и уже ослабленная докатилась до того места где находился маленький разведчик серебряного ветра.
        Ощущение были такие, будто полурослика погладила рука великана, стремясь сорвать с него одежду вместе с кожей. Липли пришел в себя в нескольких метрах от своего укрытия весь покрытый опавшими листьями, землей и гнилой трухой от высохшего дерева, чей ствол не выдержал встречу с воздушной волной.
        Бросив взгляд в сторону реки, разведчик обмер. С неба на головы гоблинов сыпались хлопья снега, истаивая на лету, ледяная изморозь неизвестно откуда взявшаяся, покрыла телеги и прибрежный песок, а напротив хаотично мечущихся караванщиков в каких-то трех-четырех десятков шагов с земли поднимались две фигурки, одна из которых без сомнения принадлежала умеющей ходить за пелену изнанки девушке.
        Используя свой маленький рост в качестве маскировки, Липли рванул через траву в сторону берега, надеясь что сможет чем-то помочь так не кстати появившейся Лиассин. Из-за растений берег не было видно, но полагаясь на свою память и скорость, свифт надеялся, что выскочит где-то рядом с подругой, которая, судя по всему, нашла своего пропавшего напарника.
        Неожиданно выросшая прямо перед носом стена непроницаемого мрака заставила Липли притормозить, а потом и вовсе отпрыгнуть назад. Внутри тьмы кто-то свирепый и страшный выл и рычал. Рядом с тем местом где разведчик замер, из темноты выскочил визжащий и белый от страха гоблин, но далеко убежать не успел, дымное щупальце появившееся следом настигло беглеца и иссушая его тело на ходу, уволокло обратно в темноту.
        Растерявшийся разведчик не знал, что предпринять, но его промедление сыграло полурослику на руку. Заметив правее выскочившего из-за завесы парня в чёрном плаще, который тащил за собой хромающую Лиассин, Липли двинулся следом не выдавая своего присутствия.
        Таким образом, они и добрались до подлеска. Бегущие от неведомого чуда-юда, уставшие и потрёпанные ходоки, и скрывающийся в траве полурослик, внимательно следящий за обстановкой вокруг.
        Усадив девушку у поваленного дерева, эльф резко развернулся на звук хрустнувшей ветки который Липли издал намеренно, чтобы предупредить о своем присутствии не подавая голоса в лесу по которому разбежались испуганные караванщики.
        Лиа ухватила Глифа за штанину, не давая ему шагнуть на встречу свифту и проговорила.
        - Это Липли, он свой, я тебе об нем рассказывала.
        - Принял. Будем знакомы, меня зовут Глиф. Нужно убираться отсюда пока преследующая нас тварь не отправилась на поиски свежего мяса.
        Лиа отрицательно замотала головой - Нет Глиф, что бы это ни было, оно не сможет. Разве ты не слышишь?
        И в правду до слуха ходоков больше не доносился яростный рёв. Звук, издаваемый существом у берега, скорее походил на болезненный вой раненого зверя.
        - Это монстр изнанки, в нашем слое ему не выжить. Зря он погнался за нами, теперь он погибнет, не имея возможности вернутся в родную стихию.
        Глиф убрав клинок в ножны, спешно перематывал тряпицей глубокое рассечение на ладони. - Хорошо если так, но тут задерживаться всё равно не стоит. Монстр порядочно нагнал жути на гоблинов, да и поубивал их без счёта. Орки обязательно пожалуют сюда, чтобы выяснить что произошло.
        Приблизившийся к Лиассин Липли осматривал её распухшее колено видимое через большую прореху в штанах. - В этом я соглашусь с эльфом. Нам и в самом деле лучше убраться отсюда подальше и хорошенько замести следы. Вам нужно отдохнуть, да и место, в котором мы можем спокойно поговорить, находится не так уж и далеко.

***
        Убежищем полурослика оказался старый подземный проход, давно никем не использующийся по причине завала недалеко от входа. По славам свифта он наткнулся на замаскированное убежище случайно, выполняя задание от гильдии контрабандистов одним из дополнительных условий которого являлось найти пропавшего брата заказчика. Когда-то по реке шел торговый путь, и она пользовалась популярностью у всевозможных торговцев. Чтобы не платить пошлину при ввозе товаров в Тарфорд контрабандисты наладили путь через стоки, прокопав целую сеть туннелей за чертой города. Сейчас все эти туннели либо обвалились, либо были затоплены, но сам вход с небольшим сохранившимся участком, вполне подходил для нужд полурослика.
        В небольшой рукотворной пещере было влажно (сказывалась близость реки) но в то же время было видно, что место довольно обжитое. В гостях у Липли мы провели почти двое суток, дожидаясь пока распухшее от неудачного приземления колено Лиассин заживет, а нога приобретет былую подвижность. Карлик практически все это время отсутствовал, следя за лагерем рабов вблизи Тарфорда и боясь упустить момент, когда его друзей переправят куда-то в другое место. С его же слов я узнал, что в рабстве оказался и Элес, воин с которым мы познакомились на турнире «костолом».
        Липли, за наше с ним короткое знакомство сумел заставить себя уважать. Я даже представить не мог, каким мастерством нужно обладать, чтобы дни напролет топтать вражескую землю, собирать информацию и при этом не попадаться. Даже, несмотря на свой магический плащ, дающий существенные бонусы к скрытности и способный вызывать на краткий промежуток времени непроницаемую пелену мрака, я просто напросто не обладал нужными личностными качествами, чтобы сравниться с этим маленьким разведчиком. Похоже этот парень родился в плаще и с кинжалом в руках.
        На рассвете третьего дня разведчик поставил нам пометку на карте, отражающую местоположение наблюдательного пункта своего клана в Равервудском лесу, расположение главного лагеря он указывать отказался, аргументируя это тем, что офицер всегда присутствующий в схроне сам должен решить, стоит нам доверять или нет. Забрав провиант из запасов полурослика, который периодически тырил съестное из лагерей орков и дневник с собранной информацией, мы тепло попрощались и двинулись в путь. Меня ждал Равервуд, и вместе с тем где-то в дремучих дебрях его лесов дожидалась и повелительница чумы, желающая заполучить артефакт, что намертво прикипел к моей руке.
        ГЛАВА 8. ПРОКАЖЁННАЯ ЗЕМЛЯ
        Аккуратно и неспешно продвигаясь, боясь нарваться на отряд орков, мы покинули территорию локации Тарфорд и ступили на Равервудскую землю. Моя напарница стала замкнутой и молчаливой. Лиассин попала в древний лес впервые, и поэтому я понимал её состояние. Вначале и мне его атмосфера казалась гнетущей.
        Мы двигались вдалеке от тракта, так как теперь, с наступлением орочьих орд на людские земли эта единственная дорога была не безопасной. Странно, но блуждая в лесу, мы не встречали местных зверей и птиц, все будто замерло в ожидании какой-то развязки. В голову закрадывались мысли, что возможно зверье сбежало из-за поселившейся в этих краях Атанат, но следов скверны я пока не наблюдал. Это был все тот же лес что и в мой первый поход в Равервуд, разве что сейчас здесь было тише.
        К вечеру мы вышли к деревне Бедовая, дальше наш путь отклонялся сильно в сторону от центра локации в ту часть леса, где я еще не бывал, и поэтому мы решили заночевать в брошенном поселке. Я бы предпочел ночевку на ветвях одного из деревьев, чем на собственноручно оскверненной земле, но Лиассин так на меня посмотрела когда я предложил ей заночевать в лесу, что мне пришлось заткнуться.
        Памятуя о том как в казалось бы пустой деревне Дикий Холм, на наш отряд со всех щелей полезли разлагающиеся слуги повелительницы чумы, я, пользуясь скрытом, внимательно исследовал каждый дом и наткнулся на пару интересных находок.
        Во-первых, мы были не первыми посетителями деревни после бегства жителей. В нескольких дворах шел бой, судя по скупым застарелым пятнам крови и разбросанным повсюду желтым костям, которые могли принадлежать нежити, что поднялась с оскверненного кладбища. Именно такой мертвец, пожелтевший и покрытый остатками сгнившего савана, вылез на меня из могилы, когда я посадил первое семечко гнили по заданию своей покровительницы. Во-вторых, кое-где сохранившиеся следы принадлежали разумным, потому как зверье не ходит в тяжелых грубых сапогах. Ну и в третьих, неизвестные, убившие скелетов, скорее всего были орками, о чем говорил обломок ятагана найденный мной в одном из домов и следы копыт рядом с одним из заборов который был выломан будто в него врезалось что-то тяжелое. Признаки конечно были косвенными но такой забор вряд ли можно снести на лошади без риска переломать ей ноги, да и Липли рассказывал что несколько кланов орков выращивают в качестве ездовых животных огромных боевых кабанов.
        Конечной точкой осмотра стало кладбище, сплошь усеянное дырами разрытых изнутри могил. Если сопоставить количество найденных мной костяков от поверженных скелетов с суммарным количеством вылезших из могил мертвяков вырисовывалась не радостная картинка. Большая часть слуг Атанат, куда-то ушла, а не пала под ударами орков.
        Осторожно ступая по оскверненной земле всякую секунду ожидая, что в голове появится оглушительный призыв новой хозяйки Равервуда, покинул кладбище и позвал Лиассин дожидающуюся меня рядом с деревней.
        Пока я возился, проверяя деревню, солнце практически склонилось к закату, уступая место на небосводе луне. Мы решили разместиться в одном из маленьких, но крепких домов и первая ночная стража досталась мне. Лиа утомленная переходом, тут же завалилась спать в дальней комнате, расстелив свой походный спальник прямо на пол, так как ни одной целой лавки в доме не осталось.
        Заперев дверь на засов, и вколотив в косяк деревянный черенок, я натаскал к входу побитой мебели и устроил небольшой завал на случай появления незваных гостей. Если кто-то попытается к нам вломиться, пускай сначала проберется через палки и другой мусор что я навалил возле двери.
        Единственный целый табурет я пристроил возле ставень, что прикрывали окно ведущие во двор. Остальные ставни я закрыл и положил на каждый запирающий крючок по медной монетке, если кто-то решит их вскрыть снаружи, звук упавших на пол монеток предупредит меня загодя. То окно, возле которого я уселся, до конца закрывать не стал, оставил узкую щелочку для обзора. Так если посмотреть с улицы, окно вроде как закрыто, а на деле я вижу подходы к выходу из дома.
        Жители деревни или те, кто побывал здесь после них, вытащили из домов всё что можно. Предметов из металла, который стоил достаточно дорого по меркам крестьян, практически не осталось, как не осталось и инструментов, а я так рассчитывал найти хоть что-то подходящее на роль оружия во вторую руку. Чтобы хоть как-то скоротать скучные часы ожидания примотал на ладонь кожаный ремешок, а на другом его конце смастерил петлю, в которую продел собственную ступню.
        Теперь туго натянутый плоский ремешок вполне подходил для правки лезвия моего клинка. Несколько раз прогладив кожаную полоску ладонью и узнав что на ней нет микротрещин и других дефектов способных свести мои старания на нет, выдвинул ступню с обернутой вокруг нее петлей вперед. Ремешок занял положение практически параллельное полу и был готов к использованию. Достав скальпель из ножен, я, едва касаясь им кожи, принялся за работу.
        В узкую щель, оставленную на окне, практически не всматривался, но держал её в поле зрения просто за тем, чтобы взглядом «зацепить» постороннее движение, если таковое появиться. Пока сидел и правил клинок, за окном вступила в свои права ночь. Поднявшийся ветер притащил в деревню туман и видимость заметно ухудшилась. В голову упорно лезли мысли об Атанат и о том, что будет, когда мы встретимся. Попробует забрать у меня артефакт? А сможет ли, если он способен уничтожить даже охотника системы? Возможно, в клане Хоупа есть люди обладающие информацией, как избавиться от покровительства минуя проклятье. Я, во всяком случае, на это надеялся.
        С Атанат мои мысли плавно перенеслись на Гелло и его семью. Как они там интересно. Ладно Талли и Ария, эти две дамочки заставят пожалеть орков что они взяли их в плен, а вот Гелло исчез и это тревожило меня больше всего. Если про Талли и Арию я хоть что-то знал и собирался просить клан Серебряного ветра о помощи в их освобождении, то исчезновение Гелло тяжким грузом давило на душу заставляя переживать и не находить себе места. Он чувствовал боль в полной мере перед своей кончиной и это пугало меня, подобный расклад мог привести к катастрофическим последствиям, и я не знал, как буду смотреть в глаза его жене и дочери, если вдруг тот мой последний удар в охотника стал последним и для Гелло. Хотя вряд ли система могла допустить смерть ходока, но я же ведь как-то погиб и лишь ИИ0013, по сути, воскресил мою личность. Хотя всё это тоже могло оказаться ложью.
        За размышлениями прошел почти час, копчик одеревенел от жесткого деревянного покрытия табурета, а клинок давно занял свое место в ножнах. Встав и размявшись, я снова уселся и уставился в окно. Проклятый ветер завывал все сильнее, приглушая другие звуки, половицы скрипели, и иногда казалось, что по соседним комнатам кто-то ходит. Но я был спокоен, ведь не одна из моих сигнальных монеток так и не упала на пол.
        Понимание того какой же я лопух пришло вместе с кратким промежутком тишины. Представьте, вот вы сидите на стуле, опустив ноги на деревянный пол, вокруг все поскрипывает и посвистывает от ветра, который находит себе дорогу в дом, залетая в различные щели, и тут наступает краткий промежуток затишья. А за вашей спиной в этот момент раздаются три четких и громких шага, будто кто-то босоногий с силой опуская пятку, быстро сближается с вами. Сказать, что я нагадил в штаны от страха это нечего не сказать. Дёрнулся на табурете так, что он чуть было не свалился, а сам вскочил и обернулся на звук. Все это действо заняло секунду, но я был уверен, что тот, кто подошел ко мне успеет нанести свой удар, ведь последний тяжелый шаг звучал буквально за моей спиной. Каково же было моё удивление, когда за спиной никого не оказалось, как не последовало и удара. Смахнув обильно выступивший на лбу пот, обозвал себя параноиком и обошел комнаты. Все ставни так и оставались заперты, Лиассин продолжала спокойно спать в своем закутке, и не было ни одной причины для беспокойства кроме моего разыгравшегося воображения.
        Чертыхаясь и плюясь от злости на свою трусость и впечатлительность, снова занял свой наблюдательный пункт. Это нужно было так испугаться звука в скрипящем доме, что схватился за клинок и подпрыгнул как ужаленный! Поправив выбившуюся из-за голенища сапога штанину, обернулся к окну и замер.
        Щели больше не было! Замыкающий ставни крючок был продет в петлю, но я четко помнил, что не запирал окно!
        - Дзинь… - покатилось одна из сигнальных монеток, заставив волну мурашек пробежать по спине. Вот это уже совпадением быть не могло.
        - Дзинь… - свалилась вторая и выкатилась ко мне в комнату, а затем, дребезжа, упала, завалившись набок. Я плавно поднялся и замер, обратившись в слух, еще до конца не понимая, что происходит, пытался вычислить, откуда последует нападение.
        Когда монетка упала на пол в комнате Лиассин, я сорвался с места. Слава Аргентуму с ней все было в порядке, она лишь села от разбудившего её звука и сонно уставилась на меня, по всей видимости, еще не до конца проснувшись.
        - Вставай, у нас гости. - К чести моей напарницы нужно сказать, что после моих слов сон с неё словно ветром сдуло.
        - Кто, сколько?
        - Не знаю, не видел, но происходят странные вещи.
        - Какие еще странные ве….
        Громкий стук в дверь оборвал Лиассин на полуслове. Мы оба сначала замерли, а затем вышли из комнаты и заняли позиции по разные стороны от входа в небольшую прихожую. Стук не повторялся, и я чувствовал, как в воздухе растет напряжение. Тишина звенела, больше не поглощаемая завываниями ветра и скрипом половиц.
        Женский крик, раздавшийся с противоположной стороны дома, испугал меня до мокрых штанин и я уверен, что подобные чувства посетили и Лиассин. Неизвестная женщина, по началу надрывно кричавшая умолкла и спустя несколько секунд над одним из окон раздались рыдания.
        - Детка пусти меня в дом! Умоляю тебя, пусти! Они же съедят меня. Не оставляйте меня здесь одну. - Ставни дрожали, а крючок елозил по скобе пытаясь вырваться на свободу под действием рывков с той стороны.
        Спустя пару минут все снова замерло, а я почувствовал, что одежда прилипла к спине, насквозь пропитавшись потом. Лиассин до этого стоявшая словно не живая как впрочем, и я, вдруг встряхнулась и забежала в одну из комнат.
        - Что ты задумала!?
        - Прикрой меня, что бы это ни было, нужно быть во всеоружии, когда оно явиться по наши души. В этой деревне уже давно нет никаких женщин, и что бы там не кричало, имитируя женский голос, ему нужны наши жизни.
        Напарница, упав на колени, быстро стала рисовать что-то на полу, а я шагнул ближе к завалу у входной двери, одновременно блокируя и вход в комнату с девушкой и внимательно следя за проходом ведущем из коридора в дом. Что бы дальше не случилось, мне нужно дать Лиассин время подготовить свою боевую магию, потому как я понятия не имел, с какой силой мы на самом деле столкнулись.
        Ночь принесла с собой какой-то аномальный холод и у меня уже зуб на зуб не попадал. Выдохнув в очередной раз, я заметил, как из моего рта вырвалось облачко пара. Выставленный вперед и зажатый в руке клинок вдруг стал ледяным и вместе с тем все ставни в доме заходили ходуном, а в дверь застучали. Какофония шума и грохота усилилась, и десятки голосов на разные лады стали рыдать и вопить, требуя их спасти и пустить в дом.
        Хаос и шум, воцарившийся вокруг, выбивал из колеи, но я не давал нарастающей паники захватить свой разум. Инстинкты принуждали к действию, как и насыщенная адреналином кровь, но я не сдвигался с места. Рукоять скальпеля внезапно обожгла кожу и я, чертыхнувшись, выронил клинок, а затем, заметив движение на периферии зрения, обернулся.
        Это оказалась всего на всего Лиа, которая, по всей видимости, закончила работу над своим заклинанием. Девушка, как-то странно на меня взглянув, шагнула ко мне и обвила руками мою шею, а затем без всякого промедления поцеловала. В обычное время я бы обязательно прибалдел с такого расклада, но в данный момент мне было не до смеха и уж тем более не до поцелуев. Мягко я отстранил её от себя и попытался спросить, какого собственно хрена она творит, в то время пока наш дом осадили непонятные твари, но не смог.
        Губы не слушались, и почему-то я не мог вдохнуть воздух. Жестокий приступ удушья захлестнул меня с головой, а мои пальцы коснувшись лица не нашли ни рта ни носа. Выпучив глаза, я царапал пальцами лицо, не понимая как такое возможно, и неразборчиво мычал, задыхаясь от неизвестной напасти. Ноги ослабли, и я свалился на землю, Лиассин куда-то исчезла, и у меня остался один единственный выход, мысли о котором раскаленной сталью обожгли мозг. Клинок! Мне нужен мой клинок!
        Нащупав его на полу, уже совершенно нечего не видя от обморочной волны, которая заполонила собой взор из-за недостатка кислорода, я поднес клинок к тому месту, где должен был находиться мой рот и попытался разрезать собственную кожу, которая убивала меня, срастив мои губы и не давая дышать.
        - АСАРААРТОС!!!
        Оглушительный крик и последовавшая за ним вспышка разрубили пространство и развеяли морок. Никакого удушья не было, как не было и клинка в моих руках. Лишь несколько теней, что буквально оседлали меня и впились своими полупрозрачными руками в моё тело, были на самом деле реальны.
        Болезненный крик сразу нескольких голосов всколыхнул воздух, и тени осели на пол чёрной пылью уничтожаемые изумрудными лучами, что били откуда-то со стороны. Мир вращался, и это дикое головокружение не давало понять, что происходит, и где я нахожусь. Чье-то тёплое прикосновение отбросило слабость в сторону и успокоило стены, которые казалось, накренились и готовы были обрушиться на меня сверху.
        Наконец придя в себя, я обнаружил сидящую рядом и поддерживающую меня Лиассин.
        - Кхаар - по ощущениям в глотке издохла целая стая диких кошек - Что за хрень тут произошла?
        Лиассин на глазах которой выступили злые слезы, сдерживаясь чтобы не заплакать от пережитого ужаса, указала кивком головы в сторону. Там куда она обращала мое внимание возле выбитой входной двери валялась непонятная мешанина из костей, волос и обрывков истлевшей одежды, над которой в интерфейсе висела иконка названия - ХОЗЯЙКА НОЧНЫХ ГРЁЗ. УР 18а рядом с погибшей нежитью в ворохе перьев лежала погибшая спутница моей напарницы изумрудная сова.
        Лишь после я узнал, что фамильяр Лиассин в эту ночь спас нас от смерти, положив на алтарь схватки свою собственную жизнь.

***
        На горизонте скрытом от нас кронами деревьев занимался рассвет. Лучи солнца окрашивали багрянцем высокие тучи и прогоняли прочь ночную тьму. Схватка с нежитью не сломила Лиассин, потерявшую своего фамильяра. Девушка прибрала в склянку изумрудную пыль, в которую превратилось тело совы, и принялась собираться в дорогу, одновременно с тем рассказывая мне обо всем произошедшем ночью.
        Напавшая на нас нежить оперировала страхом и насылала кошмары и чем сильнее разумный пугался, тем сильнее она становилась. В отличие от большинства видов ходячих мертвецов ХОЗЯЙКА НОЧНЫХ ГРЁЗ сохранила разум, пусть и в извращенной форме. Постепенно своей магией он вторгалась в нашу реальность пока полностью не подменила её и если бы не фамильяр Лиассин, на которого не влияла магия разума, быть бы нам двумя хладными трупами.
        Испугавшись шагов в доме, а затем и звона упавших монет, я сам подарил силу нашему противнику и позволил ему зайти в жилище. Практически тоже самое произошло и с моей подругой, на которую во сне навалился фантом как две капли воды похожий на меня и пытался задушить. В этот-то момент и появилась сова, уничтожившая фантомную тень, напавшую на девушку. Но к тому времени, когда Лиа пришла в себя и избавилась от наваждения, я уже был с ног до головы облеплен тенями и метался по дому, не видя и не слыша её настоящую.
        В то мгновение когда я упал на пол, царапая себе лицо руками и думая, что задыхаюсь, Лиассин схватилась с тварью, которая, разбив дверь в щепки каким-то атакующим заклинанием, вломилась в дом. От смерти нас отделяли жалкие секунды, но исход схватки в нашу пользу решила птица. Фамильяр для дромеров является не только якорем и путеводной нитью сквозь изнанку, позволяя найти дорогу заблудшим, но и аккумулировал внутри себя магическую энергию. Именно этой энергией изумрудная сова и пожертвовала, чтобы сорвать с нежити защитный полог, который не давал Лиассин наносить урон. Будучи целиком магическим созданием фамильяр растратив энергию погиб, а Лиа добравшись до ставшего беззащитным костяка твари, нанесла сильнейший удар, на какой только была способна.
        Как итог теперь напарница была опустошена, и ей требовался отдых но, смотря на её решительное лицо, я понимал, что она не позволит нам задерживаться. Обо мне и говорить нечего, будь моя воля, я бы проспал пару дней.
        ГЛАВА 9. ЧЕРНАЯ МЕТКА
        Усталость порождает ошибки и делает любое существо уязвимым. Практически добравшись до места на которое указывала отметка Липли мы попали в плен. Вышло это на удивление спокойно и без рукоприкладства. Просто в нескольких десятках метрав от шагающей чуть в стороне Лиассин, из-за дерева вышла Инара. Одна из ловкачей клана серебряного ветра, та самая, что свалилась на меня с дерева и спеленала, когда я натолкнулся на группу Хоупа на обратном пути из Равервуда в Тарфорд.
        Увидев ходока, Лиа напряглась, а я вышел из режима скрытности и подал её знак, что Инара нам не враг. Тихий голос за моей спиной хохотнул и проговорил. - Замри странник. Хорошо, что ты сам показался, мы давно ведем вас и если бы ты попытался сделать лишнее телодвижение, пришлось бы продырявить тебе ногу арбалетным болтом.
        Привлекая внимание Инары, я крикнул - Мы уже встречались! Вы из клана серебряного ветра верно? Ты должна помнить меня, я знаю Элеса и нескольких других ходоков из вашего клана.
        Инара сделала отмашку куда-то в сторону, явно подавая знак окружившим нас ходокам. - Подойди ближе эльф я что-то тебя не припомню.
        - Прошлый раз ты не была так вежлива. Ты специально показалась на глаза и даже не угрожаешь воткнуть мне клинок в спину!
        - Стой. Так достаточно, откинь капюшон.
        Я выполнил указанные требования, и в глазах женщины прорезалось узнавание.
        - Хм мордаха у тебя знакомая, но не могу вспомнить, где мы встречались.
        - В нашу первую встречу на мне не было повязки и оба глаза были целыми. Я тот, кто дал Хоупу наводку на логово кобольдов у искристого ручья. Ты в тот день свалилась на меня и связала. Вы в составе отряда двигались в Равервуд и разбили лагерь рядом с крестьянским обозом беженцев. Ну как? Мне удалось освежить твою память?
        - Ха! Конечно, я помню тебя доходяга! Вам повезло, что мы заметили вас. Еще неделю назад в этом лесу было не продохнуть от всевозможных опасностей, но теперь все изменилось. Монстры покинули эти места, но я печенкой чую, что это неспроста и грядет что-то страшное. Что вы тут забыли? Разве ты не знаешь, что в Равервуде поселилось зло? Или решил покачаться вместе со своей дамочкой?
        - Дамочку зовут Лиассин и у неё есть сведенья о Элесе и его группе, которые нам передал Липли.
        Лицо женщины приобрело серьезное выражение - Больше не слова, я не уполномочена разговаривать об таких вещах. В нашем клане строгая иерархия и я провожу вас к офицеру ему все и расскажете. Липли сдал вам наше местоположение?
        - Ну «сдал» слишком громкое слово. Скорее он принял тот факт, что нам можно доверять. Да и особого выбора у него не было. Он итак возможно единственный разумный на локации Тарфорд еще не закованный в орочьи кандалы.
        - Он объяснил на словах как сюда добраться или поставил метку на карте?
        - Сама взгляни вот моя карта. - Немного повозившись в инвентаре, я достал ту страничку, на которой схематично была отражена территория Равервуда.
        Мельком просмотрев карту, Инара тут же вернула её мне. - Липли вас надул и по этому не получит взбучку когда объявиться. Схрона там нет, но указав точечками, примерный маршрут он пересек его с зоной нашего патрулирования. Умный ход от маленького засранца, не зря он любимчик Элеса. Хитрец добился нашей встречи не выдавая местоположение клановых схронов
        - Прежде чем двинемся в путь, я попрошу вас завести руки за спину, мы свяжем их. Так же вам придется потерпеть кляп во рту и мешок на голове. Сразу же оговорюсь, что это простые меры предосторожности, чтобы вы не могли запомнить дорогу и не сумели использовать оружие и магию.
        Молчавшая и тихо стоявшая в сторонке Лиассин, разведя руки в стороны в знак добрых намерений (мало ли у их стрелков затаившихся по близости нервишки шалят, стрелу получить не хотелось) вдруг возмутилась и подала голос.
        - А если мы откажемся? Что убьете?
        Инара не медлила с ответом ни секунды.
        - Нет, не убьем. Со стороны Тарфорда приходило много беженцев, как ходоков, так и местных и далеко не все из них были ягнятами. Если бы мы пускали к себе кого попало, давно бы уже накрылись медным тазом. Так что не нужно ерепениться, вы вольны развернуться и топать обратно, ни кто вас удерживать не будет. Ну, так что решаете, идёте с нами или..?
        Естественно мы ответили согласием, хоть и было довольно неприятно ощущать себя пленниками. Инара лично надела нам на головы мешки и нацепила кляпы, а следом подошли ходоки до этого сидевшие в засаде и не показывающиеся на виду. Нам связали руки и придерживая с двух сторон повели вперед. Всю дорогу я отсчитывал время, пытаясь понять в каком радиусе от места нашей встречи находиться точка, в которую они нас ведут. Если доверять моим подсчётам прошагали мы около часа плюс-минус минут десять.
        Когда мы, наконец, остановились, нас усадили на ствол поваленного дерева и приказали ждать. Пара шорохов вокруг вот и все что мы услышали, перед тем как наступила тишина. Прошло несколько минут, а затем в воздухе ощутимо пахнуло жженым сахаром. Кто-то по близости использовал магию, причем направлено неизвестное заклинание было прямо на нас.
        Разум наполнило неприятное чувство чужих прикосновений, а по телу пробежала щекотка. Какую бы силу не несло направленное на нас заклинание оно было не боевым так как не наносило урона и не вызывало негативных эффектов.
        Звук тихих шагов выдернул меня из раздумий, а затем с моей головы сняли мешок и вынув кляп поднесли к устам флягу. Передо мной стояла Инара. От жидкости я отказался, отрицательно помотав головой. Девушка хмыкнула и сняла путы с моих рук, а затем занялась освобождением Лиассин.
        Пока она возилась сбоку от меня, снимая путы с Лиассин, я разминал затёкшее запястье и внимательно осматривался. Нас привели на небольшую полянку. Чириканье птиц, не отрезанные вершинами вековых деревьев солнечные лучи и приятный запах. Все это говорило о том, что Атанат со своей заразой еще не добралась до этих мест. Несмотря на визуальное отсутствие других ходоков кроме нас троих я шкурой чувствовал, что сопровождающие Инару бойцы никуда не делись. Стоит нам вытворить какую нибудь глупость и кусты, опоясывающие поляну, взорвутся стрелами и убойной магией, в этом я был уверен на все сто.
        Увидев все, что хотел, я пожалел что перед «пленением» не достал из инвентаря какой-нибудь хлам наподобие бинта и не спрятал в ладони. Можно было бы рвать клочья ниток и скидывать по дороге, скатывая их в комочки. Возможно, это бы позволило вернее отследить маршрут наших передвижений, если в будущем возникла бы такая необходимость.
        - Инара где твой офицер? Или вы решили нас привести сюда, чтобы мы насладились местными видами? И кстати что за магию вы на нас использовали?
        Разведчица из клана серебряного ветра присела на камень напротив меня и ответила на мои вопросы.
        - Офицер? Я и есть этот офицер Глиф. Но не думай, что мы ломали комедию или обманывали вас во всем. Просто рядом было много лишних ушей, мои ребята были слишком близко, а информация, переданная нашим ПЛАСТУНОМ* должна попасть сначала в руки офицеров, а уж потом если Хоуп решит, то ей можно и с остальными поделиться. Что до магии то вас проверил светлый жрец на принадлежность к слугам скверны, которая медленно, но верно пожирает земли Равервуда. Проклятая нежить так и прёт откуда-то из центра локации вместе с зараженными и безумными животными, а у нас нет столько сил, чтобы пробиться в её источник. Всего неделю как наступило затишье, и все монстры куда-то подевались, наверное, копят силы, чтобы окончательно выбить живых из этого леса.
        ПЛАСТУН - ЗДЕСЬ И ДАЛЕЕ РАЗВЕДЧИК, ШПИОН.*
        Тревожное чувство царапнуло сознание. Какого хре… здесь происходит? И я еще идиот совсем забыл, как Иллисар меня предупреждал о том, что Атанат может отслеживать мои передвижения и видеть моими глазами. Получается, что я шпион поневоле пока на мне метка повелительницы гнили, но какого лешего тогда светлый жрец из их клана не смог этого понять? Или смог, но сказал что все в порядке?
        Стараясь не выдать своего замешательства, я задал следующий вопрос.
        - Если ты офицер тогда чего мы ждем? И зачем жрец проверяет ходоков? Мы что похожи на нежить?
        - Сейчас дождемся еще одного человека тогда все и расскажете. Что до нежити, то была у нас тут парочка залётных. Если бы не жрец мы бы и знать не знали что та сила, против которой мы сражаемся, зовет себя Атанат и повелевает болезнями и разложением. А у этих залетных ходоков, которые назвались беженцами от орочьей орды, оказалась её метка, вроде как выбрали себе её в покровители. Мы, конечно, могли проверить вас и без жреца, но отметина такая штука, что может быть где угодно, не раздевать же вас. Проще уж с помощью магии все вызнать. Тем более что у одного из этих гадов татушка была прямо на черепе под волосами, шпионы хрено… Вот и подумай, каково было бы без жреца? Согласилась бы твоя спутница бриться налысо?
        - Хм, дааа тот еще раскладец. Мы не в претензии раз такое дело. Ты не против если я перекушу пока мы ожидаем еще одного из ваших?
        Инара скривилась, еще не понимая, что я задумал. - Что потерпеть не можешь? Или думаешь, мы вас не приютим? Ты слил клану расположение логова, лично знаешь Элеса, а он тоже офицер, знаком с Хоупом и со мной и плюсом опять явился, когда не ждали и не с пустыми руками. Клан серебряного ветра не забывает тех, кто нам помогает. Уж что-что, а миску хорошего мясного рагу я для тебя найду.
        - Спасибо конечно, но я скорее с голодухи пока вам все расскажу помру, поэтому не обессудь.
        А дальше я полез в рюкзак и достал немного вяленого мяса и дневник с грифелем, при этом, старательно не смотрел в сторону пишущих принадлежностей. Пока одной рукой ел, уставившись в сторону так, чтобы Инара не попадала в поле зрения, второй рукой устроил дневник на коленях и не глядя, начеркал на нем надпись.
        МОЛЧИ НЕ ПОДАВАЙ ВИДА!!! НА МНЕ МЕТКА! ОНА ВИДИТ МОИМИ ГЛАЗАМИ И ВОЗМОЖНО ВСЕ СЛЫШИТ - ПРИМИ МЕРЫ! ВАШ ЖРЕЦ - «КРОТ»!
        Я не смотрел на Инару, боясь, что девушка, увидев мое послание, чем-то выдаст себя. Но нет, похоже Хоуп окружил себя довольно умными и волевыми личностями. Как только надпись была прочитана, разведчица произнесла. - Так и в самом деле мы тут проторчим до скончания века. Не куда не двигайтесь, я на минуту отлучусь и постараюсь ускорить процесс.
        Потянулись новые секунды ожидания. Еду я убрал обратно в рюкзак, сделав вид, что утолил первый голод. Надеюсь, Атанат не умеет читать мои мысли, тогда я точно попал в ту еще задницу.
        Невнятный хлопок на грани слышимости, от которого вдруг засосало под ложечкой, и в ушах поселился неприятный звон, который знаменовал появление Инары и не знакомого мне ходока с нашивкой серебряного ветра на плече. Незнакомец тут же взял быка за рога, обращаясь к нам короткими рублеными фразами.
        - Всем молчать. Моё имя Тир, я заместитель клан лидера серебряного ветра. У нас семь минут времени пока действует заклинание, которое я наложил на местность вокруг нас. Пока оно действует в пределах этой поляны, для взгляда извне искажается любая информация, так что мы можем говорить без опаски. Отвечать только по существу фразами да или нет. Я задаю вопросы, вы отвечаете. Когда время начнет подходить к концу, я уйду, а Инара проводит вас в безопасное место, там вы сможете отдохнуть, но завтра же должны покинуть нас. Происходящее здесь в данный момент между собой не обсуждать и не вспоминать. Считайте, что эти минуты выпали из вашей жизни, и их никогда не было. Всем все ясно?
        Мы с Лиассин хором, словно игрушечные болванчики ответили - Да!
        - Отлично. Первый вопрос. Вы прибыли сюда с заданием от Атанат?
        - Нет
        - Только ты эльф из вас двоих являешься её служителем?
        - Да
        - Знаешь ли ты о других подобных тебе служителях?
        - Нет
        - Знаешь, где располагается логово этой твари?
        - Да
        - Вот тебе карта ставь пометку. Есть что дополнить своими словами? Если есть говори.
        - Заберите у моей спутницы дневник Липли. Там вся накопленная им информация о ситуации в Тарфорде. Логово Атанат находиться вот здесь - ткнул грифелем, ставя пометку на рисунке - по крайней мере, когда-то давно это было именно так. Ситуация могла измениться так что вполне возможно что она переместилась. Мне нужно избавиться от её метки, вы знаете, как это сделать и при этом избежать проклятья?
        - Не могу ответить на твой вопрос. Если ты говоришь правду, мы постараемся тебе помочь. У твоей спутницы я вижу на пальце кольцо связи, мы свяжемся с ней позднее и дадим все нужные инструкции. А ты следуй везде за ней и помни, что разговаривать вам об этом запрещено. Импровизируйте на ходу, но не вздумайте выдать себя. Последний вопрос. Почему ты выбрал в покровители это существо, а теперь решил отказаться?
        - Долгая история, но тогда это был шанс остаться в живых. Теперь же э…
        - Время! Сворачиваемся, надеюсь, что она нечего не поймет. Заклинание отменю плавно, амулет на моей груди при активации сильно «ломает» магию разума вокруг, так что она должна подумать, что не могла пользоваться твоим взором из-за него. Через полторы минуты мы переиграем эту сценку. Теперь вы просто ходоки, которые принесли нам дневник, а мы офицеры клана серебряного ветра, которые решают пустить вас на свою территорию или нет. Готовы?
        - Да
        ОТСТУПЛЕНИЕ ПЕРВОЕ: БРАТЬЯ.
        Искристый ручей - бывшее логово кобольдов, зачищенное первым же отрядом после появления серебряного ветра в Равервуде, стало для клана основной базой. С самого первого дня здесь не прекращались работы, а о самом существовании этой базы знал лишь ограниченный круг лиц внутри клана. Рядовой состав был расквартирован в лесу и там же отстраивал лагерь, на манер светлых эльфов строя свои жилища в кронах деревьев и соединяя их узкими подвесными мостиками, в то время как доверенные лица во главе с офицерами мало по малу готовили подземную крепость к «исходу».
        План «Исход» был детищем двух умов и двух братьев. Тира и Хоупа - некроманта и берсерка. И именно Тир, так как был меньше на виду чем его младший брат, вносил основной вклад в подготовку последнего рубежа обороны. Под его руководством целая пещера превратилась в ферму по выращиванию съедобных грибов и различных алхимических ингредиентов. Узкие норы, в которых приходилось пригибаться, чтобы пройти, были переоборудованы и укреплены, позволяя малому числу защитников успешно останавливать и блокировать вторжение извне.
        В данный момент, седовласый некромант, позвякивая серебряными застёжками на своих сапогах, двигался к подземному источнику. Небольшой горячий источник стал любимым местом позволявшим расслабиться и поговорить с братом без посторонних на чистоту. Никто в клане не знал что Хоуп и Тир братья. Все считали их друзьями и напарниками, но об истинном положении дел не подозревали. Так было проще поддерживать дисциплину и порядок при ужасном дефиците кадров.
        Нет-нет, простых ходоков хватало, как и местных. Их довольно много влилось в клан после трагедии в Тарфорде, но тех, кто мог вести людей за собой и быстро принимать решения в критических ситуациях, было катастрофически мало.
        Когда некромант добрался до пещеры с источником, Хоуп уже был там. Без своей звероподобной брони, раскинув мускулистые руки в стороны и уперев спину в тёплые камни, он дремал, полулёжа в воде. Тир, подойдя к источнику, скинул с себя просторный балахон сшитый из пуха дым дерева и аккуратно сложив его и другую одежду на берегу, вошел в воду.
        - Ты не торопился. - Хоуп не раскрыл глаз и не шевельнулся.
        - А ты похож на старика-зануду со своей бородищей, но я же не напоминаю тебе об этом всякий раз? - Тир погрузился с головой в воду и вынырнув, медленно но шумно выдохнул - Фууух хорошо…
        Проигнорировав выпад своего брата, Хоуп приоткрыл один глаз и спросил - Важные вести?
        - К нам явились два гостя и оба были бы ценным приобретением для клана если бы обстоятельства при которых они появились не вызывали у меня ряд вопросов.
        - Что за гости?
        - С одним ты сталкивался. Его зовут Глиф. Специализация не ясна, но я склоняюсь к тому, что он делает ставку на скрытность. Некоторые детали его экипировки говорят сами за себя. Вторая дромер.
        Хоуп насторожился. Его сонливость как рукой сняло. Прямо на месте погрузившись в воду, он резко вынырнул и хлопнул своей широкой, словно лопата ладонью по воде поднимая брызги, попавшие в лицо некроманта.
        - Что еще за дромер?
        - Пока не знаю, но чую, что специализация очень редкая, раз мы еще никого подобного не встречали. Дромер девушка, зовут её Лиассин. Добавил её в контакты кольца связи, но нормально пообщаться не удалось, так как были дела поважнее.
        - Где она сейчас? Если ты такой растяпа, то я сам встречусь с ней и все выясню.
        - Ты не находишь этот переход от зануды к импульсивному балбесу слишком резким? Она отдыхает, как и темный эльф в лагере наверху. Кстати на нем метка Атанат он её служитель и он же напарник нашей гостьи.
        - Выкладывай все разом и перестань тянуть кота за яйца, меня бесит твоя манера выдавать информацию порциями.
        Тир рассказал Хоупу всё что знал, ничего не утаивая, и на некоторое время пещера погрузилась в тишину. Оба брата раздумывали, как обернуть неожиданно свалившуюся удачу себе на пользу. Первым нарушил тишину Тир.
        - Пусть он пробудет в лагере наверху сутки. Посмотрит и покажет нашему врагу все эти дома на деревьях, личный состав и посты. Эта прекрасная возможность скормить дезинформацию, плюс мы теперь знаем, что жрец Миренай не тот за кого себя выдает. Я лично видел метку скверны на руке Глифа, так что он не врал. А раз Миренай не сдал его при проверке, значит, принял за своего и могут быть еще «крысы» среди ходоков недавно принятых в клан.
        - Твои предложения?
        - Пытки. Если на живую не расскажет, кого пропустил, оживлю и сделаю слепок воспоминаний духа. В любом случае нужно чистить наши ряды пока дело не приняло скверный оборот. Слишком большая вероятность диверсии и сдвоенного удара. Понятно, что лагерь наверху всего лишь приманка, и мы уведем людей сюда, где и дадим бой, но неизвестное количество врагов проникших в лагерь могут натворить бед. Я удивлён как они еще не отравили или не заразили чем нибудь воду.
        - Ты отдал указания?
        - Да Инара займется этим. Возьмут его тихо, так чтобы другие не успели нечего понять и не запаниковали. Сегодня же ночью обещаю предоставить тебе весь список крыс.
        - Не нужно никаких списков. Работай сразу по факту получения информации. С утра расскажешь. Гоблины из того орочьего отряда который мы уничтожили у дым-дерева рассказали что нибудь интересное?
        - Да, инфа есть. Хоть эти создания и невероятно тупы они слышали разговоры орков, в том числе их вождя. Их отряд шел на соединение с Расаишь, точка сбора Равервуд. И еще, похоже, это не последняя группа зеленокожих. Они ожидали прибытия какой-то большой шаманской шишки.
        - Лядь! - Хоуп зачерпнул воды и плеснул себе на лицо - нас зажимают в кольцо! Змеелюди прут в Равервуд с болот, орки со стороны Тарфорда, а добрую треть леса облюбовала какая-то тварь плодящая нежить и скверну.
        Струи воды стекали с бороды Хоупа, когда он поднялся и вышел на берег.
        - Делай, что хочешь Тир, но сегодня же ночью ты должен выжечь всю ту гниль, которая пробралась в наши ряды. Я займусь подготовкой ударных групп. Прежде чем кто-либо из наших врагов явиться сюда, мы должны хорошенько потрепать его на подходах.
        - Тёмный эльф, прибывший к нам с меткой Атанат на руке, указал место, где возможно находиться её логово.
        - Мы не можем так рисковать. Эти данные не проверенны, да и проверить их нет никакой возможности кроме разведки боем на территории оскверненного леса. Поэтому отложим на время.
        Прежде чем нацепивший свою экипировку берсерк двинулся к выходу из пещеры, Тир задал ему вопрос. - Ты не обдумывал возможность покинуть Равервуд? Так уж ли нам нужна эта заваруха с тремя силами?
        - Нам удалось создать костяк клана. Победы сделали наших бойцов сильнее и сплотили. Отступить или проиграть, означает разрушить их веру в самих себя и в нас. Они должны верить в то, что мы сильнее и хитрее любого врага, иначе упадут духом.
        - Хорошо брат. Ты же знаешь, чтобы ты не задумал, я без вопросов полезу вслед за тобой. Я подумаю, как можно использовать Тёмного эльфа и его подругу. Возможно, именно их прибытие склонит чашу весов на нашу сторону. Если его действительно настолько тяготит метка, что он решил переметнуться, это будет козырем в нашем рукаве против повелительницы гнили.
        ГЛАВА 10. МОРОВОЕ ПОВЕТРИЕ
        Двое суток прошло с тех пор как Сарах и Аса ушли из лагеря Расаишь на поиски короткого пути для войска через оскверненные земли. В первый же вечер с начала похода они ступили на территорию сильно отличную от остального леса. Но самое удивительное было то, что несмотря на мерзкий сладковатый запах, увядающие и покрытые непонятными наростами растения, больше ничего не говорило о том что в этом месте поселилось зло. Никакие монстры или смертельные ловушки не повстречались напарникам за все время их пребывания под кронами умирающих деревьев. И это настораживало.
        На исходе второго дня, Сарах обнаружил то, что они искали. Широкий ручей отделял насыщенные неприятной вонью заросли, от чистой и не запятнанной земли. Перебравшись на противоположный берег, уставшие змеелюды устроили ночевку, предварительно набросав план дальнейших действий.
        Идти решили вверх по течению, придерживаясь обычного леса, пока на карте не удастся провести наиболее короткую прямую линию между лагерем болотного воинства и чистой частью Равервуда.
        Наскоро перекусив, Сарах оборудовал себе лежку в корнях одного из гигантских деревьев, а Аса устроился на высокой ветке, раскидав вокруг лагеря сигнальные руны. Оба ходока крепко уснули, даже не подозревая, что с мёртвой земли за ними наблюдет внимательный взгляд.

***
        - Аса как думаешь, от чего они погибли?
        - Не знаю. Но мне кажется, ответ на твой вопрос можно найти, попросту окинув взглядом округу.
        - Да определенно до них добралась какая-то оскверненная тварь. Посмотри на эти волдыри. Это не ожоги и не кислота, это магия и не добрая магия.
        Расаишь выполнив задание, спешили обратно к расположению войска, когда наткнулись на лагерь ходоков из собственного клана.
        - Какое тебе до них дело Сарах? У нас стало на трёх конкурентов меньше.
        - Я следопыт, а тут нет ни единого чужого следа. По всему периметру лагеря только следы вот этих вот. - Сарах указал на гниющие тела - Кто бы на них не напал он не оставляет следов, возможно это существо какой нибудь призрак или другая нематериальная тварь. Меня это беспокоит. В этом лесу есть охотник, который возможно нам не по зубам.
        - Если все так серьезно, тогда завязывай трепать языком. Давай соберем оставшейся от погибших лут, и двинемся в путь. До лагеря часов шесть - семь пешего ходу. Мне не терпится узнать, кто получит награду.
        Пока лучник внимательно следил за округой, его напарник обыскал тела и, взяв в руки очередной предмет, вдруг пораженно вскрикнул. - Аса! Из этих бездарей выпал уник!
        - Что за предмет? Оружие?
        - Нет, это сосуд. Вот посмотри сам. - Сарах протянул пузырёк другу.
        - Хм. СОСУД БЛАГОДАТИ АТАНАТ. Кто такой этот Атанат?
        - Не знаю, я не могу посмотреть свойства этого предмета, у меня не хватает интеллекта. Но это просто бешеная удача! Нужно доставить его к Алаше, она единственная из нашей команды у кого основной параметр-интеллект.
        Рассовав трофеи в рюкзаки, бойцы из клана василиск продолжили движение. Ни кто из них не мог видеть, как из окружающего леса к лагерю с мертвецами стянулся зловонный туман. А когда спустя пару минут он исчез, один из мертвецов дрогнул, положив начало судорожным подергиваниям и у остальных тел.
        Вся покрытая сонмом копошащихся личинок, мимо мертвецов прошагала повелительница гнили. Её источающий тьму взор ясно видел уходящих ходоков, несмотря на преграды из растительности. Наживка, перекочевавшая в рюкзак одного из разведчиков, оставляла за собой след из остатков магии разложения. Те трое, что отправились на перерождение, были уже третьим отрядом, к которому попал её подарок. Они медлили и потому были наказаны. Теперь их трупы восстанут и двинутся к её храму, вливаясь в ряды низших слуг. А она подождёт еще немного, она терпелива и её подарок всё равно будет доставлен к месту назначения…
        А ничего не подозревающие змеелюды, тем временем продолжали свой путь. Несмотря на отсутствие явной угрозы, ходоки были внимательны и двигались осторожно, что еще больше усложняло переход и изматывало их уставшие организмы.
        К тому моменту, когда они добрались до расположения войска и им встретились первые патрули и разъезды, оба уже до такой степени задолбались, что мечтали лишь о чаше наваристого бульона да о тёплой постели на ближайшие часов 8-12. Но по пришествии в лагерь отдохнуть разведчикам никто не дал.
        Асу тут же утянула к себе Алаша, нагло перекинув все заморочки со сдачей разведанных клан лидеру василисков, на Сараха. Через полчаса, когда следопыт покончил с делами и вошел в их с Асом общую палатку, там уже собралась вся старая команда.
        Рамбалдир поприветствовал вошедшего следопыта и протянул ему котелок полный горячей каши. Сарах не стал отказываться от пищи, про себя отмечая, что воин все-таки сменил свою хитиновую и довольно устаревшую на его уровне броню на нечто более гибкое и подвижное. Его новая напоминающая хауберк кольчужная рубаха была сплошь обшита зеленоватыми костяными чешуйками, а плечи укрывали металлические наплечники, выполненные из нескольких склепанных между собой сегментов из которых торчали короткие шипы. Точно такие же шипы были в наличии на шлеме с вытянутым, словно морда у крысы забралом, и кучей мелких дырочек на уровне глаз.
        - Как прошла встреча с нашей руководительницей? - Аса явно хотел знать получат они награду или нет.
        Проглотив очередную ложку пищи сидящий на земляном полу следопыт, пристроив котелок на колени, ответил - Очень странно.
        - Что странного то? Кончай загадочность нагнетать.
        - Помнишь ту группу, которая плелась за нами в самом начале?
        - С девчонкой, которая создала свой фантом? Конечно, помню.
        - Они единственные кто кроме нас вернулся. В смысле это мы их «вернули».
        - Хм не может быть. А как же те погибшие обнаруженные нами по пути? Разве они не должны были возродиться в переносном алтаре, который местные тащат вместе с войском?
        Алаша, как и Рамбалдир с Фэрисом не задавали вопросов, а значит, Аса уже успел за то время пока Сарах отсутствовал, рассказать об их вылазке в Равервудский лес.
        - Тёмная эльфийка, которая у нас за командира, совершенно не заострила на этом внимания. Думает, что они дезертировали, и я не могу её винить за такую точку зрения. С того момента как мы выступили в поход, многие отсеялись, решив что им не место в этой сборной солянке из ходоков и местных расаишь. За алтарем то никто не следит. Зачем за ним следить, если там воскрешаются воины из нашего полка? Так что они и в самом деле могли покинуть лагерь.
        Алаша вдруг встрепенулась - Постой постой! Если кроме вас и тех, кого вы отправили на перерождение, никто не явился, значит, вы выиграли награду!?
        Следопыт улыбнулся и молча, выгрузил из инвентаря два комплекта легкой брони. - Здесь всего три вещи для каждого: штаны, легкая кожаная рубаха и сапоги. Комплект не полный и чтобы заполучить остальные его части нужно будет и дальше выделяться из остальной массы ходоков клана василиск. Исключение лидер сделала лишь для офицеров и младшего командного состава им дали во временное пользование полные клановые комплекты. И это еще не все новости. Пока что на ключевых постах стоят временные офицеры. В основном это лидеры самых крупных групп на подобие нашей. Но они будут постепенно заменяться на тех кто своими делами доказал что приносит клану пользу. Так что у нас есть все шансы пробиться. А насколько вкусные плюшки нас ждут, вы можете узнать, посмотрев характеристики тех вещей, которые я принес.
        Аса тем временем в пол уха слушая Сараха, уже вовсю крутил в руках кожаную рубаху, c явной радостью её разглядывая.
        КАМЗОЛ ХЛАДНОКРОВНОГО РЕЙНДЖЕРА
        КЛАСС. РЕДКОЕ
        ЛОВКОСТЬ +2
        СИЛА + 1
        ЖИВУЧЕСТЬ +2
        ДОП. СВОЙСТВА: «ХАМЕЛЕОН»
        ХАМЕЛЕОН - БУДУЧИ СШИТОЙ В ОСНОВНОМ ИЗ КОЖИ ГААТУРА, ОДЕЖДА ЧАСТИЧНО ПЕРЕНИМАЕТ СВОЙСТВА ШКУРЫ ЭТОГО ЯДОВИТОГО ХИЩНИКА. ЧТО ПОЗВОЛЯЕТ ТАКОЙ ЭКИПИРОВКЕ МИМИКРИРОВАТЬ ПОД ОКРУЖАЮЩЕЕ ПРОСТРАНСТВО. ВЛАДЕЛЕЦ ДАННОЙ ВЕЩИ ПОЛУЧАЕТ +5 % К ТЕКУЩЕМУ УРОВНЮ СКРЫТНОСТИ ЗА КАЖДЫЙ ПОДОБНЫЙ ПРЕДМЕТ.
        Помимо добротных статов, камзол на правой стороне груди был украшен вышитой фигурой василиска. А при ношении, словно подстраиваясь под владельца, отлично ложился на фигуру.
        Аса, который успел напялить осмотренную рубашку, сейчас придирчиво всматривался в характеристики штанов сравнивая их со своими. А остальные поздравляли разведчиков с наградой, кто словами, а кто и просто скромно похлопывая по плечу. Лишь Алаша выделилась, поцеловав Асу в качестве поздравления, что вызвало среди друзей одобрительный гул.
        Несмотря на то, что в глазах Сараха поселился «песок» от недосыпа, а в меню эффектов уже разгорался второй уровень «УСТАЛОСТИ» было еще одно дело требующие немедленного обсуждения.
        - Поумерьте немного радость и взгляните вот сюда. А ты Алаша так в особенности. - Сарах достал склянку с неизвестным содержимым, которую они с Асой обнаружили рядом с трупами ходоков. - У нас не хватает характеристик, чтобы распознать этот предмет. Знаем лишь, что его класс - уник. Посмотри уж больно интересно, что это за эликсир.
        Алаша взяла из рук следопыта склянку и все вокруг тут же притихли. Уник - мечта любого ходока не зависимо от уровня и специализации.
        - Мм, я тоже вот так сходу не могу заглянуть в его свойства. Но зато я знаю способ, как обойти ограничение по нехватке интеллекта для распознавания свойств уника. В этом нам поможет моя профа Алхимии. А ну-ка подвинетесь.
        Ребята отодвинулись в стороны, освобождая больше места по центру палатки. Девушка уселась прямо на земляной пол, а затем, поставив склянку перед собой, достала нож и принялась вырезать на теле земли руны. Около десяти минут Алаша иногда сверяясь со своим дневником, рисовала магическую фигуру, а когда дело было сделано, она надрезала себе палец, поднеся его к сосуду, и капнула собственной кровью прямо на его непрозрачное стекло.
        Сиреневой вязью разгорелись окружающие сосуд руны, а ткань палатки шевельнулась раздуваемая в стороны импульсом силы, разошедшимся в стороны от центра рисунка. Алаша охнула и сидя на коленях, оперлась на руки, подавшись вперед. Заклинание вышло очень затратным, но оно того стоило. Теперь шаманка могла разглядеть новые подробности о предмете перед ней.
        - Это не эликсир. - По тихому и слабому голосу напарницы ребятам стало понятно, что заклинание буквально вытянуло из неё силы и ей требуется отдых.
        Рамбалдир проявив нетерпение придвинулся ближе и разглядев открывшиеся свойства предмета присвистнул. - Предмет для задания? Дарует благословление, а почему тогда написано что «неизвестно»? А ну-ка взгляните ребята. - Воин поднял склянку с пола и дал рассмотреть её остальным.
        СОСУД БЛАГОДАТИ АТАНАТ.
        КЛАСС. УНИКАЛЬНОЕ (ПРЕДМЕТ ДЛЯ ЗАДАНИЯ)
        ВСКРОЙТЕ СОСУД, ЧТОБЫ ОБРАТИТЬ НА СЕБЯ ВЗОР ПОВЕЛИТЕЛЬНИЦЫ АТАНАТ И ПОЛУЧИТЬ В БЛАГОДАРНОСТЬ ЕЁ ПОЖИЗНЕННОЕ БЛАГОСЛОВЛЕНИЕ.
        НАГРАДА: НЕИЗВЕСТНА.
        Алебардист Фэрис, обладающий довольно угрюмым характером, и от того чрезмерно молчаливый, решил высказаться. - Значит нужно вскрыть сосуд, чтобы получить неизвестную плюшку? Интересно, что это может быть, уникальный навык на подобие «ЭКЗОТИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ»который получил Сарах, воспользовавшись камнем умений? Или пожизненная прибавка к какой-то характеристике? В любом случае предлагаю голосовать, кому достанется уник.
        Сарах, услышав такое предложение, тут же подобрался - Эй-эй полегче! Голосовать он собрался. Во-первых, уник добыли мы с Асой без участия остальной команды это раз. Во-вторых, без помощи Алаши мы бы и знать не знали, что он из себя представляет. Так что если и решать, кому его отдать то это должен быть кто-то из нас троих.
        Рамбалдир негласный лидер группы, к которому частенько прислушивались все остальные ходоки тоже не остался в стороне от обсуждения. - Если позволишь Сарах я поддержу тебя, но и предложу еще один вариант. Ты прав в том, что более достоин получить уник кто-то из вас троих, но в тоже время его можно попросту продать, от чего выиграет вся команда. У нас у всех есть части устаревшей экипировки, которую давно пора бы заменить, а за уник можно выручить приличную сумму.
        Аса уже успевший переодеться в новенький комплект одежды, с раздражением цокнул языком. - Рам разве деньги это проблема? Одежку мы обновим, скидываясь в общую кассу. А вот как скоро нам в руки попадет еще один уник? И попадет ли вообще? Предлагаю отдать его Алаше или тебе. Ты в бою блокируешь противников, не давая им добраться до менее живучих напарников, а Алаша наш шаман-лекарь. Так что думаю, обычные бойцы, а именно я Фэрис и Сарах прекрасно понимают, что при действиях группой на вас ложатся самые потные задачи. Да, сейчас мы в клане и идет война, так что врятли в ближайшее время нашей пятерке выпадет пойти на дело старой командой, но мы ведь не думали разбегаться? Василиски василисками, но нужно исходить из надобностей нашей группы, а не всего клана. Сегодня он есть, а завтра вполне возможно нам придется дезертировать. Ты же не думаешь, что мы вечно будем на побегушках у местных? Лично меня останавливает лишь звон монет, которые пока что сыплются в мой карман.
        На некоторое время в палатке воцарилась тишина, нарушаемая лишь вставшей Алашей, которая поднесла к губам бурдюк полный восстанавливающего силы отвара и делая мелкие глотки, солидно отпила, как если бы её мучила сильная жажда.
        - Я отказываюсь от уника в пользу любого из вас. - Рамбалдир высказался первым.
        Сарах тоже огласил свое решение. - Если кому и отдавать то Алаше. Она самый уязвимый член команды. Так что я тоже пас хоть и слюнки текут на этот уник.
        Аса подмигнув своей девушке, проговорил - Куда уж мне противится мнению большинства, тем более что это мнение полностью совпадает с моим. Уник Алаше!
        Фэрис лишь кивнул, признавая правоту своих друзей. Алаша покрутилась на месте, невзирая на усталость после заклинания, и рассыпалась в благодарностях. Было видно, что она не ожидала, что команда сделает ей такой подарок.
        - Только чур, вскрывай прям при нас! Вдруг действие этой склянки массовое и нам тоже что-то обломиться! - засмеявшийся Сарах был под впечатлением от радости девушки - А потом выметайтесь из нашей палатки, иначе я усну сидя. У меня глаза уже слипаются, а вы мучители бессовестные все никак не даете отдохнуть.
        Долго упрашивать шаманку не пришлось. Взяв в руки сосуд, она выдержала театральную паузу, а затем, поднатужившись, выдернула деревянную пробку. С шипением из узкого горлышка вылетело облачко тумана и завидев его Фэрис вскрикнул. - Вдыхаем все! Сарах ты провидец чёрт тебя дери! Если каждый вдохнет, наверняка подействует на всех!
        Сгрудившись в центре палатки, ходоки засопели, а смеющийся Аса проговорил. - Ну и идиотами же мы выглядим со стороны. Взрослые мужики и одна девчонка нюхают туман! Боже как же он воняет, не удивлюсь, если этот Атанат кем бы он ни был, просто подшутил над нами набздев в эту бутылку, больно уж запах соответствующий.
        Неожиданно ноги Алаши подкосились, и она обязательно бы упала, если бы не Рамбалдир и Аса которые успели её подхватить. Наклонившись к ней, Аса увидел её расширившиеся от ужаса зрачки, попытался что-то сказать, но из горла вырвалось лишь неразборчивое мычание. Мышцы налились свинцовой тяжестью, и стали непослушными будто бы он их все разом отлежал, и лучник повалился сверху на девушку не в силах её удерживать. Дольше всех продержался Фэрис.
        Он сумел перебраться через упавших друзей и на четвереньках пополз к выходу, где на расстоянии вытянутой руки от развивающегося под порывами ветра полога палатки через узкую щель, было видно бродящих туда-сюда местных и ходоков. Он пытался закричать, призывая на помощь, но мог лишь шипеть, в последнем усилии тянул, уже уткнувшись лицом в землю руку к выходу, но тщетно. Белесая пелена заволокла его глаза, и он погиб, уже не видя как тела его друзей, покрывают страшные волдыри. Находящиеся в десятке метров разумные так и не услышали призыва на помощь и не смогли понять, что в лагерь их войска пришла тихая смерть…
        ГЛАВА 11. ПЕПЕЛИЩЕ
        После того как мы разыграли сценку с Тиром, группа бойцов серебряного ветра сопроводила меня с Лиассин в лагерь. Для отдыха нам предоставили хорошо замаскированный в кроне огромного Равервудского дерева домик, к которому вело несколько подвесных мостиков опутанных зеленью и слабо различимых снизу.
        Понимая, что лично от меня больше нечего не зависит, так как из-за моей метки вся связь с кланом ложилась на плечи Лиассин, я набил брюхо из предоставленных нам припасов и в наглую завалился спать. Если судить по тому, что в тот момент, когда меня разбудила моя напарница, на горизонте едва-едва занимался рассвет, проспал я никак не менее двенадцати часов.
        Лиассин поднесла палец к губам, подавая мне знак не шуметь и наклонившись к моему уху прошептала. - Они что-то затевают. Наверное, как-то узнали, что на тебе метка Атанат, нам нужно срочно уходить. Я уже приготовила ритуал, собирайся.
        Если учесть, то, что парни Хоупа и так знали что на мне метка, слова Лиассин говорили об одном. Все сказанное ею было для отвода глаз, и они смогли о чём-то договориться с Тиром. Оставалось лишь полностью довериться ей.
        Нищему собраться только подпоясаться. И эта поговорка точно соответствовала моим действиям. Закинув на плечи рюкзак, я потуже подтянул завязки и шагнул в соседнюю комнату, где уже вовсю разгоралась заклинание Лиассин открывающее дорогу в изнанку.
        Как только вращение в центре магического рисунка достигло максимальной скорости, Лиассин мотнула головой, подавая мне знак идти первым. Не без опаски шагнув вперед, я резко, безо всякого перехода попал в глубокий чёрный колодец. Знакомая тяжесть надавила сверху и через секунду, я вывалился по ту сторону пелены, снова ступая на земли ближайшего слоя изнанки.
        Нет, мои ноги опустились не на землю. Пепел раскрашивал грязными красками всё вокруг, делая местность отталкивающей и мрачной. В этом слое изнанки Равервуд сгорел и об его деревьях исполинах напоминали лишь полутора и трех метровые остатки стволов смотрящих в пасмурное небо, нависшее над головой и грозящее разразиться бурей.
        Сапоги почти по щиколотку погружались в тёмно-серый прах некогда живых деревьев. Несмотря на то, что пламя пожара уже давным-давно оставило эти земли, в липком воздухе все так же висел тяжелый дух старого пожарища, неприятной щекоткой тревожа мои ноздри.
        В отличие от измененного Тарфорда, в Равервуде не царила зима. Наоборот местный воздух напрягал своей духотой и влажностью, и лишь порывы ветра, приносившие запах грозовой свежести, хоть как-то делали пребывание здесь легче.
        Пока я осматривался, пространство за спиной затрещало и один за другим в изнанку стали вываливаться воины с отличительным знаком серебряного ветра на плече. Еще ничего не понимая, я просто ждал появления Лиассин, а бойцы строились в сторонке подгоняемые басовитыми криками своего усатого командира разряженного в пузатый рыцарский нагрудник и вооруженного здоровенным кистенем, чей отливающий магической желтизной шипастый шар болтался на стальной цепи.
        Присмотревшись к ребятам, я не увидел ни одного знакомого лица. Хотел было уже подойти к их командиру, который выбрал себе аватаром человеческую расу и по специализации напоминал классического воина с уклоном в дробящее оружие, но мне не дала этого сделать, наконец появившаяся Лиассин, которая тут же схватила меня за руку и увела немного в сторону.
        - Слушай внимательно Глиф, расклад, вот какой. Я заключила с Тиром сделку, мы отправляемся в изнанку и берем с собой малый отряд его воинов. Они помогут мне воскресить моего фамильяра потому как сами мы вряд ли справимся. В прошлый раз мне помогала Фабия, теперь её рядом нет, а воскресить сову можно лишь в месте силы, которое обязательно охраняется каким нибудь монстром. С добытым тобой у Марларзима артефактом проблем с временным ограничением на нахождение в изнанке у нас быть не должно. Если все пройдет успешно, мы должны отвести их в Тарфорд.
        - Отряд воинов в Тарфорд? Что вы задумали? Малым отрядом напасть на орочью армию?
        - Не напасть, а освободить рабов. Моё умение открывать путь, плюс твой артефакт дают нам возможность внезапно вывалиться из изнанки посреди рабского лагеря, о котором рассказывал Липли и увести от туда невольников. Приоритетная задача отряда освободить Элеса и других ходоков из серебряного ветра. Но нечто не помешает нам освободить и Арию с Талли верно?
        - Да ты права. Другое дело что я тоже слышал рассказы Липли. И рабы помимо основного лагеря уводятся орками на работы по всему пространству локации. Так что шансы, что в тот момент, когда мы нападем, нужные нам ребята будут именно там крайне низки.
        - Я знаю, но у нас нет выбора. Не вдвоем же нам штурмовать этот лагерь в попытке спасти семью Гелло. Или у тебя есть предложения получше?
        - Да нет, меня все устраивает. Не думал что воскрешение фамильяра такая сложная задача.
        Сказанная мной фраза неожиданно заставила меня вспомнить! Какой критин!
        Похоже, что последнюю мысль я произнес вслух, так как Лиассин тут же отреагировала. - Глиф ты чего?
        - Лиа ты умеешь наполнять магические резервуары манной? Ну, там кольца всякие и т. д.
        Девушка отрицательно покачала головой. - Я дромер, а не маг. У меня на выходе вся манна оборачивается энергией изнанки, да и техники другие. А вот она я уверена может. - Лиа повернулась и кивнула в сторону двигающихся к нам ходоков.
        Их было всего двое. В то время пока шестеро рядовых бойцов стояли в сторонке, к нам приближался усач поскрипывающий своим громоздким доспехом и…гоблин. Не часто встретишь в рядах ходоков разумного выбравшего себе аватару - гоблина. И уже тем более женщину гоблина.
        - Здравия я Хром! - латник стиснул мою ладонь в крепком рукопожатии. - Волей руководства я командир вот этих ребят, а на ближайшее время и ваш. Чтобы не было недопонимания, давайте уладим сразу несколько моментов. Во-первых, мне поставлена задача, и я эту задачу намереваюсь выполнить на все сто, любое препятствие, созданное по глупости, или нарочно, будет наказываться. А самое легкое наказание, на которое я способен это выбитые зубы. Тоже самое могу сказать и о неисполнении приказов. Во-вторых, мне похеру на сколько вы крутые перцы и крутые ли вообще, все что от вас требуется - не сдохнуть. Никаких споров и возражений это, кстати, и вас дамочка касается. Без вас весь отряд сгинет в этом проклятом месте, а я отвечаю за своих парней головой. Ну а в-третьих, не держите зла. А то у тебя эльф уже уши побелели от возмущения. - Усатый хохотнул. - Не напрягайтесь так, если будете делать свою работу, и не будете путаться под ногами, творя всякую самодеятельность, мы быстренько покончим со всеми делами и разойдемся по домам. Честно скажу я не в восторге, что приходится работать с посторонними. Вы возможно
тоже. Ну, так как есть замечания по сказанному мной или начинаем действовать?
        Разговаривал усатый с улыбкой на лице, но рожа… Дааа, мне определенно хотелось ему что нибудь сломать. Есть такой тип людей, которые вроде как разговаривают с улыбкой на лице, но глаза смотрят с угрозой и их слова с этой улыбкой ну никак не вяжутся.
        - Кроме твоей манеры вести диалог с незнакомыми людьми лично меня все устраивает.
        - Ну, так и я не кисейная барышня чтобы с вами сюсюкать и поклоны отвешивать. - И тут же будто и не было никакого разговора, залихватски свистнул, потеряв к нам интерес. - Построение коробочка! Гарт, Ром покрутитесь вокруг. Сиера, глаз с этих двоих не спускай! Остальные в «коробку» и начинаем двигаться, как только дамочка соизволит прийти в себя.
        Дамочкой Хром окрестил Лиассин и я прямо кожей чувствовал, как он её бесил. Меня признаться тоже, но не так сильно. Раньше я не видел среди людей Хоупа откровенных идиотов и уж тем более идиотов занимающих руководящую должность. Думаю, все его поведение это всего лишь показуха, а на деле он может оказаться тем еще волчарой пусть и строит из себя быдло-отморозка.
        Сиерой, которой Хром сказал не спускать с нас глаз, оказалась та самая пришедшая с ним гоблинша. Никакой брони, оружия или магических приблуд, на ней видно не было. Маленький мешочек за спиной, тканевые штанишки да вязаная кофта вот и весь внешний вид, на фоне которого непропорционально большая и плоская голова смотрелась довольно забавно.
        - Здравствуйте. - Пропищало чудо. И, кажется, стала еще зеленей, чем была. Только спустя пару секунд я понял, что гоблины умеют краснеть по-своему. В руках гоблинша держала непонятную мешанину из ниток всю увитую какими-то узелками.
        - Привет. Ты владеешь магией? - вопрос был не праздным я вспомнил что на поясе в слоте «РЕЛИКВИЯ» уже чёртову тьму времени болтается череп Иллисара который нужно либо напитать манной, либо убить десяток равных мне по уровню существ.
        Сиера нечего не ответила. Словно маленький ребенок не желающий отвечать на вопрос или не знающий что сказать она крутнулась на месте и повернулась ко мне спиной.
        Вот угораздило же попасть в команду психов! Но сдаваться я не собирался. Вытащив из слота экипировки череп, добытый мной в склепе семьи Архонт, я протянул его в сторону малявки.
        - Прошу тебя посмотри. В эту реликвию заключен мой друг, и пока она не наполнена манной я не могу его призвать. Возможно, ты единственная здесь кто мог бы мне помочь. А взамен тот, кого зовут Иллисаром, здорово бы помог нам во время нашего пути.
        Еще не успев закончить фразу, я понял, что сумел заинтересовать Сиеру. Услышав слово-реликвия, она немного повернулась и скосила глаза на черепушку в моих руках. На пару секунд повисло молчание, нарушаемое лишь Лиассин, которая где-то за спиной готовила неизвестный ритуал.
        Наконец вдоволь налюбовавшись на вместилище духа. Так же резко, как и до этого она развернулась, но уже ко мне лицом и вдруг плюнув себе на ладонь, вытянула её перед собой, и грозно насупив брови, потребовала - Плата!
        - Плата? - этот плевок на ладонь, признаться честно меня смутил.
        - Не обычное! Не монетки! Что-то красивое и нужное!
        Не обычное, не монетки и обязательно красивое, да еще и нужное. Писклявое чудо явно не в себе. Покопавшись в инвентаре, я нашёл единственное, что хоть как-то, по моему мнению, могло заинтересовать сбрендившую магичку.
        - Вот это подойдет? - я извлек из рюкзака один из острых лазурных шипов доставшихся мне трофеем после смерти снежного червя в изнанке Тарфорда. Только сейчас я заметил что, несмотря на смену локации, шипы до сих пор холодные будто и не покидали ледяные руины.
        Осторожно протянув руку, гоблинша потрогала шип, лежащий поперек моей ладони, а затем быстрым движением его выхватила и отскочила.
        - Ай-яй! Острый! Холооодный! - На пальце у малявки и в самом деле выступила капелька крови. А вот нечего выхватывать из рук без спроса! Зачем-то понюхав его, перед тем как засунуть в рюкзачок за спиной Сиера убрала туда же свой моток ниток и застенчиво улыбнулась, потупив глазки.
        - Это ты так роль отыгрываешь? Типа вживаешься в образ маленькой гоблинши? - мне до конца не верилось, что ходок и в самом деле может себя так необычно вести. Вот и пришла в голову мысль, что девчонка просто напросто вживается в роль.
        - Дурак! - Зло сверкнув на меня своими большущими глазами и фыркнув, Сиера подошла и положила обе ладони на череп Иллисара, который я, до сих пор удерживал в артефактной руке.
        Голубоватые искры, постепенно наращивая свой темп, заскакали между пальцев нашей новой знакомой, а затем меня тряхнуло, да так сильно, что я не удержался на ногах. Эта засранка даже не предупредила, что не стоит держать в руках артефакты во время подзарядки. Тем не менее, количество моего здоровья осталось на прежнем уровне, а единственным недостатком этой встряски оказались испачканные в пепле штаны. Меня уже готового разразится матерщиной, остановил такой знакомый и давно не слышимый голос.
        - Здравствуй Глиф. Я чувствую, как по твоим венам бежит тёплая кровь разгоняемая живым сердцем. Отрадно знать, что ты снова стал живым, минуя участь ходячего мертвеца. Спасибо что не оставил меня и снова даришь мне возможность мыслить!
        - Иллисар! Чёрт возьми, я рад, что получилось зарядить артефакт манной. Твоя помощь будет как никогда кстати. Ты даже не представляешь, сколько всего произошло, пока ты прохлаждался внутри своей сгнившей черепушки! - Совершенно забыв, что общение с фамильяром происходит мысленно, все слова я практически выкрикнул вслух, заслужив несколько недоуменных взглядов от бойцов Хрома.
        - Поговорим позже, похоже, что бессмертные, которые тебя сопровождают, готовы двигаться дальше и ждут только тебя.
        И в самом деле, отвлекаясь на разговор с призраком, я пропустил момент, когда Лиа закончила творить заклинание. Теперь в метре от неё, словно танцуя среди покрывающего землю пепла, покачивалось изумрудное перо. Сделав несколько шагов в его сторону и убедившись, что перо каждый раз немного отлетает в одном направлении, будто приглашая поиграть в догонялки, Лиассин проговорила.
        - Следуем за ним, частичка плоти моего питомца укажет нам дорогу к месту силы.
        Отложив разговор с замолчавшим призраком до привала, я поспешил за напарницей. Четыре бойца Хрома заключили меня Лиассин и Сиеру в своеобразный квадрат, в какой-то мере выполняя функцию телохранителей. Я же подметил, что их отряд по сути своей состоит практически из одних «физиков» ближнего боя. Например, нас окружали бойцы вооруженные хоть и по разному но, тем не менее, становилось понятно что все они, так или иначе, делают ставку на ближний бой. Взять хотя бы парня, который шел справа от меня и нес в руках два клинка очень сильно похожих своей формой на кукри.*
        КУКРИ* - КЛИНОК КУКРИ ИМЕЕТ ХАРАКТЕРНЫЙ ПРОФИЛЬ «КРЫЛА СОКОЛА» С ЗАТОЧКОЙ ПО ВОГНУТОЙ ГРАНИ (ТО ЕСТЬ ЭТО НОЖ С Т. Н. «ОБРАТНЫМ ИЗГИБОМ»). СЧИТАЕТСЯ, ЧТО КУКРИ ПРОИСХОДИТ ОТ ГРЕЧЕСКОГО КОПИСА ИМЕЮЩЕГО ПОХОЖИЙ ИЗГИБ. НАЦИОНАЛЬНЫЙ НЕПАЛЬСКИЙ НОЖ, ПОХОЖИЙ НА ВОГНУТЫЙ ВОВНУТРЬ ТЕСАК.
        Вне квадрата шло лишь два бойца. Хром - которому требовалось пространство для работы своим громоздким кистенем. И высокий худощавый светлый эльф с полутораручным мечом за спиной, который держался на расстоянии, по всей видимости, по той же причине что и Хром - его оружию требовалось пространство для эффективной работы без риска задеть своих друзей.
        Пепелище, поначалу радовавшее ощущением, что кроме нас в этом богом забытом месте никого нет, постепенно начало показывать своё истинное лицо. И чем дальше мы смещались к центру локации, тем больше мне не нравилось это самое «лицо».
        Первым тревожным звоночком стал крик. Возникнув на севере и неожиданно всколыхнув воздух, он длился и длился, заставив команду замереть и нервно стискивать в руках своё оружие. А где-то там, за чередой небольших холмов и оврагов умирал разумный, и судя по тому отчаянью и боли, которые он вкладывал в этот крик - умирал он страшной смертью.
        Резко прервавшись, он поселил в наших сердцах чувство тревоги и обеспокоенности. Хром тут же приказал сменить маршрут и сделать небольшой крюк, несмотря на то, что Лиа предупредила его, что подобные действия могут разорвать вязь ведущего нас заклинания. Спорить с командиром было бесполезно, и напарнице пришлось подчиниться, а я, несмотря на ростки неприязни, зародившиеся в моем сознании по отношению к этому усатому дядьке, в текущий момент был с ним полностью солидарен. Не нужно давать повода фарту. Так кажется говаривал, в свое время один из Тарфордских воров.
        Отмахав несколько километров проваливаясь по щиколотку в слой пепла, мы достигли небольшого распадка, узкая ложбина которого тянулась далеко вдаль меж двух высоченных холмов. Именно там Лиассин остановилась и наотрез отказалась идти дальше, аргументируя это тем, что заклинание буквально висит на волоске от разрушения, и если мы не вернемся на нужное направление, в следующий раз она сможет повторить его лишь через двое суток.
        Пока Хром и Лиа спорили, маленькая гоблинша топталась возле латника, переминаясь с ноги на ногу, будто хотела что-то сказать, но боялась влезть в спор двух людей, идущий на повышенных тонах. Увидев эту картину, я стал догадываться о причинах её странного поведения, будто мой мозг сам по себе сложил кусочки мозаики в цельный рисунок. Наблюдая за ней со стороны, я готов был поставить серебрушку на то, что она ребенок. Странно, что я не понял этого сразу.
        Тихонько подойдя к Сиере, я присел рядом на корточки и обратился к ней.
        - Тебя что-то беспокоит?
        Немного помявшись в нерешительности она сначала спрятала руки за спину и опустила глаза к земле, а потом будто приняв для себя какое-то решение взглянула мне прямо в лицо, и указав рукой на небо произнесла одно слово. - Дым!
        Развернувшись в пол оборота, я посмотрел в указанном направлении. Чёрные тяжелые тучи нависали очень близко, казалось достаточно протянуть руку и уже можно будет их коснуться. С первого взгляда нечего необычного, видал я за свою жизнь в этом мире места и более странные. Если бы не встревоженный вид маленькой магички, вряд ли я бы стал ощупывать небо глазами, пытаясь выискать насторожившее её явление. И спустя половину минуты наблюдения я понял, что мне хотела сказать Сиера! Но моя догадка требовала подтверждения.
        Невзирая на окрик бойцов заметивших мой рывок, я не остановился, а продолжил бегом взбираться на вершину ближайшего холма. Двое из них бросились вдогонку, и я слышал их крики за своей спиной. Подъем был очень крутым и по этому мне пришлось помогать себе руками буквально вскарабкиваясь наверх, и когда, наконец, я достиг вершины, от увиденного потерял дар речи.
        На горизонте огромным протуберанцем закрутились тучи, было видно, как две противоположные силы боролись друг с другом, невероятно похожие, но в той же степени разные. С одной стороны буря, чьи порывы свежего ветра я испытывал в первый миг появления на пепелище, сверкая далёкими разрядами молний, вступила в противоборство со своим более тёмным собратом. И этот тёмный собрат нёс в своих недрах пламя. Там под этой чернотой вспыхивающей изнутри багрянцем полыхала земля, от падающих с небес пламенных росчерков.
        Краем сознания, отмечая что воины преследующие меня уже забрались следом и один из них охнул, увидев картину на горизонте, я скинул с себя рюкзак в грязь под ногами и бросился вниз к Хрому. Я не знал, как назвать огненную стихию, что с каждой секундой гонимая потоком ветра приближалась к нам, но зато знал другое. Над нашим отрядом нависла угроза страшной смерти и крик - ТРЕВОГА! - раздавшийся за моей спиной из глотки одного из бойцов, только подтвердил моё заключение.
        В бегстве нет ничего зазорного если только ты не оставляешь в беде своего товарища. И уж тем более нет трусости в том, чтобы отступить перед непреодолимой стихией. Алые всполохи за спиной становились всё ярче, удушливый ветер догнал нас жаркой волной и уже не отпускал, а липкий пот, стекающий по голове, насквозь пропитал повязку, надетую поверх поврежденного глаза.
        Я старался дышать размеренно и двигаться в одном ритме с отрядом. Впереди пыхтел Хром, закинув себе на плечи Сиеру, легконогая Лиассин бежала где-то в авангарде группы указывая остальным дорогу. В какой-то мере нам повезло, что совиное пёрышко вело нас прочь от огненной бури, но с каждой секундой становилось всё яснее, что встречи со смертью нам сегодня не избежать.
        Через половину часа, когда жар дующего в спину ветра стал такой силы, что наша одежда стала сухой, будто и не было пропитавших её литров пота, бойцы, подражая моему примеру, начали скидывать с себя рюкзаки. Жалел ли я о потерянных вещах? Нет не жалел, все самое важное осталось при мне, а потерю бытовой мелочевки как и карт я уж как нибудь переживу.
        Невольно ускоряя темп, из-за всё сильней бьющего в спину жара, я стал ощущать, как налипающий на обувь пепел делает её неподъемной и к вящему ужасу осознал, что большая часть моих сил уже растрачена. Если некоторое время назад мне хватало втянуть носом воздух и выдохнуть его ртом, то теперь я делал два вдоха и один выдох, буквально выплевывая из себя воздух чтобы как можно быстрее втянуть его в себя снова.
        Заставляя себя через силу не дышать одним лишь только ртом, понимая что когда я не смогу больше сдерживаться и «выключу» из работы нос, это будет знаменателем того что я вот-вот свалюсь с ног, я продолжал двигаться, пытаясь не думать о том что твориться позади отряда. А там, судя по светопреставлению и появившемуся далекому реву, перемежающемуся с близким треском падающих с неба и пока что одиночных искр, было на что посмотреть.
        Когда выбежав из-за очередного холма, мы увидели в полукилометре непонятную постройку, большинство из нас уже храпели как загнанные лошади. Лично мне казалось, что моё горло вот-вот лопнет от обжигающего воздуха. Лиассин что-то прокричала, но из-за шума я не разобрал что именно, хоть и догадывался, что напоминающее греческий храм строение и есть то самое место силы, куда мы держали свой путь.
        Раздавшийся чуть правее и выше меня свист, закончился упругой и хлесткой волной прошедшей по земле и сбившей меня с ног. Ощущения были такие, как будто огромная рука, смахнув меня наземь, погладила, чуть не сорвав одежду вместе с кожей. Какую же скорость набрал упавший с небес предмет, если при столкновении с землёй породил ударную волну подобную взрыву артиллерийского снаряда?
        Сравнение, пришедшее на ум, было не далеко от истины. У меня сложилось стойкое ощущение, что я снова в Первоисточнике в первый месяц от начала последней войны. Именно тогда города ровнялись с землёй ковровыми бомбардировками термических зарядов, по крупным скоплениям военных работали ракеты с «грязной начинкой» а колонны мирных людей бежавших из полыхающих городов поджидали залпы распидных излучателей, превращавших сотни людей за секунду в однородную лужу биомассы.
        Выплюнув изо рта скрипящий на зубах пепел и пытаясь что-то расслышать через «вату» частично перекрывшую слух, побежал дальше сквозь дождь огненных искр, что со звуком кипящего пластика падали через каждый десяток метров. С нами поравнялся край пламенного шторма, отмеряющий последние минуты до нашей кончины.
        Очередной свист прямо над головой заставил попрощаться с жизнью, но ярко желтый купол весь покрытый сегментами похожими на пчелиные соты уберег наши аватары. Маленькая гоблинша сидя на шее Хрома, держала в руках туго стянутую мешанину узелков и веревочек, а её руки ярко сверкали, передавая магическую энергию защитному заклинанию.
        В момент столкновения падающего метеора с куполом, я успел увидеть, как двое бегущих в хвосте отряда с расширившимися от ужаса зрачками бойца, не успели добраться до края действия магии Сиеры. Не было слышно не криков ни воплей, их просто скрыла с глаз волна пламени, разошедшаяся в стороны от места столкновения.
        Сам не знаю, каким образом нам удалось добраться до ступеней храма. К тому моменту потерявшую сознание Сиеру тащил Хром, непонятно как еще живой, ведь в его доспехе было ясно видно рваные дырки от попадания камней поднятых с земли взрывами. Лиассин вся чёрная словно трубочист первая влетела внутрь храма, за ней туда же ввалился латник, а я уже уверенный, что вот-вот через каких-то пять-семь шагов можно будет свалиться на землю и больше никуда не бежать жестко просчитался.
        Прямо за спиной особенно ярко сверкнуло, а затем с задержкой в пару секунд вместе с пришедшим грохотом, от которого казалось, что голова была готова треснуть, неведомая сила подхватила и несколько раз крутанула меня в воздухе, с бешеной скоростью швырнув меня вперед. Последнее что я запомнил, так это летящие мне прямо в лицо мраморные плиты, устилающие пол местного строения…
        ГЛАВА 12. ОБЕЛИСК
        Пробуждение было резким и совершенно не болезненным. Немного удивившись тому факту, что я жив живехонек и даже не покалечен, привалился спиной к стене и осмотрелся. Почувствовав на лице что-то раздражающее кожу, провел по нему рукой. На пол посыпались чешуйки свернувшейся и высохшей крови вперемешку с грязью и пеплом. Значит, ранен я всё таки был, шла же кровь откуда то. Вот только сейчас фрейм моей жизненной энергии был полон, а значит, кто-то поработал над моим исцелением.
        - Иллисар? Ты здесь? Покажись.
        Чуть дальше того места где я сидел, ближе к входу, пространство примерно метр на метр окутала белесая дымка формирующая фигуру призрака. Заложив руки за спину, он, задумавшись, смотрел на то, что творилось за пределами храма.
        - Что здесь произошло? Куда делась группа?
        - Их забрали хозяева этого места, а я не смог им помешать. С такими существами я еще ни разу не сталкивался. Повезло что, накрыв тебя пологом отвода глаз, я сумел уберечь нас от обнаружения, иначе бы они прихватили и тебя.
        - Исцелил меня тоже ты?
        - Нет, за это нужно благодарить воина в латных доспехах. Кажется, его зовут Хром. Он успел влить в тебя довольно мощный лекарский эликсир, прежде чем в этих чертогах завязалась схватка. Хотя схваткой это можно назвать лишь с большой натяжкой. Твоя группа была ослаблена после бегства от пламенной бури и те, кто пришел, справились с ними без особого труда.
        Пока Иллисар отвечал, я поднялся и подошел к нему. Снаружи бушевало пламя, воздух кипел, причудливо изгибаясь в паре метров от нас, но не одна искра, как и чудовищный жар не могли найти дорогу внутрь храма.
        - Ребята отправились на перерождение? Их убили?
        - Не знаю, живы ли они сейчас, но брали их живьём.
        - Как выглядели те, кто напал на них? Нежить? Разумные? Кто это был?
        - Я покажу…
        Мёртвый служитель ордена шагнул ко мне ближе, и вытянув руку коснулся двумя пальцами середины моего лба. Самого прикосновения я не почувствовал, но оно возымело действие. Стены храма поплыли, барельефы, украшающие колонны, как и возвышающиеся по углам статуи накрыла тень, а в голове зазвучал певучий шепот Иллисара.
        Я прошу тебя хозяйка
        Дай увидеть ему путь
        Мой рисунок созерцанья
        И событий давних пруд

*
        Пусть прозреет смертным взором
        Пусть откроются глаза
        Пусть увидит-то что видел
        Я, когда пришла беда.
        И я увидел…
        - АААААА ТВАРЬ! - шипастый шар кистеня, набравший разгон ударил в драука. Помесь разумного и паука, эдакого мутанта, чей паучий корпус переходил в человеческое туловище. Драук прикрылся округлым щитом, вспыхнувшим в момент соприкосновения тёмно-фиолетовым отблеском неизвестной магии.
        Ответная атака последовала незамедлительно. Укрытые хитином лапы, торчащие из брюха выпрямились, делая фигуру монстра еще выше и в Хрома с чавкающим звуком полетел белёсый комок. Весь покрытый вязкой слизью воин упал, а ему на помощь бросились двое уцелевших бойцов из его отряда.
        Светлый эльф вооруженный полуторным мечом успел провести виртуозную атаку и его клинок, смяв край хитиновой пластины, глубоко засел в боку противостоящего им существа. Монстр будто совсем не чувствуя боли не обратил на это внимания, паучьи лапы лягнули второго бойца - человека вооруженного ножами кукри.
        Клинки отлетели в сторону, а человек был отброшен к одной из колон, об которую с силой приложился головой и впал в беспамятство. Тем временем из дальнего тёмного угла помещения появился еще один драук. В своих человеческих конечностях он удерживал витой жезл весь покрытый шевелящимися отростками. Его-то он и направил куда-то поверх головы эльфа.
        Ударивший в центр схватки жемчужный луч, заставил Лиассин присевшую за спинами сражающихся и пытающуюся начертить на полу магический рисунок, упасть лицом вперед. Эльфа постигла та же участь, заклинание не зацепило лишь Иллисара, который, невидимый для остальных стоял надо мной, раскинув руки в стороны и не останавливаясь ни на секунду творил отводящую взор магию.
        Оба драука подхватили тела друзей лежащих кто без сознания, а кто и просто парализованный лучом жезла. Обмениваясь пощелкиваниями и каким-то скрежетом, будто разговаривая между собой, они залили ребят клейкой субстанцией, оставив открытыми лишь лица, а затем, работая несколькими парами лап буквально за пару минут превратили всю группу в набор коконов.
        Моё видение прервалось в тот момент, когда последний из них нырнул за колонну в противоположном от меня конце зала, унося у себя под брюхом парализованную Лиассин. Визуально с моей точки обзора там не было никакого прохода, и путь, по которому скрылись Драуки, предстал перед глазами только когда я сам обошел витой столб.
        Плиты пола в этом углу храма были выломаны изнутри и разбросаны вокруг, да и вообще внутреннее убранство храма говорило о его запустении. Вот только в свете минувших событий говорить о том, что это место заброшено, как минимум глупо.
        Там за колонной открывался тёмный зев рукотворного туннеля, который вел куда-то в недра земли под храмом. Присев рядом с ним на корточки я прикоснулся к вискам, и устало их помассировал. Спасти Арию и Талли, узнать что случилось с Гелло, помочь Лиассин воскресить фамильяра, попытаться спасти ребят, которые попали в плен к паукообразным монстрам, избавиться от печати Атанат которая на самом то деле не сильно меня и тревожила просто я не хотел быть в услужении у кого бы то не было, будь то светлый божок или демонесса. И наконец, разблокировать память, как свою, так и искина, благодаря которому я, в общем-то, и существую как личность.
        - А не послать ли мне всю эту жизнь нахер.
        - Извини Глиф, я не совсем тебя понял.
        - Я сказал, не послать ли мне всю эту жизнь нахер.
        Иллисар замолчал, да я и сам бы на его месте не нашелся с ответом. В дырке было темно словно в заднице у немытого орка, но не для меня. Я все видел отчетливо, и рубленые отпечатки паучьих лап Драуков, и острый уклон грозящий падением при единственном неосторожном движении.
        Мне не хотелось туда лезть, наверное, я становился эгоистом или бесчувственным уродом. Когда Тарфорд был еще цел, и орда БраготГура не разорила его, я был другим. Тот старый я, без оглядки бы нырнул в эту дыру, чтобы спасти друзей, а я нынешний не хотел. Сколько чертовых дней и ночей прошло с тех пор, как я последний раз валялся на кровати и не думал не о чем напряжном? Куда делось то время, когда мне не нужно было никуда нестись, сражаться, кого-то спасать или выполнять непонятные миссии таинственного искина? А ведь когда-то я в серьез думал, что стану вором вместе с Гелло и мы будем мутить свои тёмные делишки под покровом темноты, пока каждый нищий непись в этом убогом портовом городе не узнает о двух мастерах в берестяных масках.
        Поднявшись, я взялся руками за колонну и склонил к ней голову, прижимаясь кожей разгоряченного лба к прохладному, несмотря на «погоду» камню. - Не хочу, не хочу, не хочу. - Шептал я сам себе, с каждой секундой все больше понимая, что эта убогая дыра в полу и есть единственный возможный для меня путь. Ну кроме того пламени снаружи. Ну а что? Шагнул туда и всё, погиб, а значит и друзьям помочь не мог. Извините братцы, так вышло, ну не добрался я до вас, сгинул по дороге.
        Поймав себя на этой мысли, я открыл глаза до этого прикрытые. Откуда-то из-под сердца, поднявшееся вслед за усталостью раздражение, сменилось медленно набирающим обороты гневом. Замер и сосредоточился, стараясь удержать это состояние. Не дать гневу призывающему крушить и без оглядки бросаться вперед завладеть своим сознанием, не провалиться в апатию и трусость. Удержаться где-то между ними. Между льдом и пламенем. Остаться собой, расчетливым, тихим, целеустремленным, готовым взорваться из тени одним энергичным и смертельным ударом. Перемолоть их всех, все эти препятствия к тихой и спокойной жизни. Сломать им хребет, выбить зубы и засунуть все эти оскаленные пасти, когтистые лапы, смертельную магию, оружие и другую смертоубийственную херню им в хрипящие глотки!
        Сам не заметил, как пальцы на артефактной руке чуть сжались, оставляя на колонне глубокие борозды из-под которых посыпалась каменная крошка. Я иду ребята. Вы только дождитесь меня там. Я иду.

***
        Если бы не Иллисар, я бы погиб, не пройдя и пяти шагов по земляному полу выкопанного Драуками туннеля. Именно мертвый служитель ордена обнаружил натянутые в хаотичном порядке невидимые для моих глаз нити, от которых разило смертельной магией. Неизвестно что бы случилось, если бы я задел одну из них, но слава безымянному богу обошлось.
        Проход больше похожий на нору тянулся совсем не долго и пробравшись сквозь ловушки, мы вскоре вышли к подземным этажам храма, где столкнулись с первым значительным препятствием. Дорогу нам преграждал укрытый темнотой зал, полный статуй изображающих тёмных эльфов. В центре этой не маленькой комнаты был виден чёрный обелиск, который как раз и окружали статуи, у каждой из которых в руках присутствовало зеркало.
        - Иллисар?
        - Я не чувствую угрозы Глиф, но это не значит что её нет. Ты хочешь, чтобы я вошел в эту комнату?
        - Нет, погоди немного. Незачем входить туда и рисковать. Если ты развоплотишься, я не смогу тут же напитать твою реликвию манной, а в одиночку мне вряд ли удастся добраться до ребят.
        С этим залом явно что-то было не так. Я уже порядком полазил по всяким руинам и подземельям, чтобы понимать, что все эти статуи и обелиск стоят здесь не просто так. Немного подумав и так и не придумав как просочиться дальше не попав под возможную угрозу, поднял с пола камушек.
        - Приготовься мой друг. Не знаю, к чему приведет моё действие, но нам нельзя терять времени.
        Извернувшись, хлестко выкинул вперед артефактную руку с зажатым в её кисти камнем. Навык «МЕТАНИЕ» меня не подвел, и камень угодил ровно туда куда я и метил. Но вместо того чтобы огласить округу звоном и опасть наземь осколками, зеркало в которое угодил камешек пошло волнами будто его гладь состояла из свинца, но никак не из стекла.
        По статуям тут же прошла цепная реакция. Воздух наполнил скрежет невидимых механизмов, и они все как одна развернулись зеркалами к обелиску. Вспыхнув, начиная от основания и до самого кончика, обелиск породил вспышку мрака, на мгновение ослепившую меня. Практически моментально вернувшееся зрение позволило понять, что за ту секунду пока я нечего ни видел, исчезло привычное окружающее пространство. Больше не было ни коридора, в котором мы с Иллисаром остановились, ни зала наполненного статуями. Вокруг насколько хватало глаз, простиралась степь усеянная костями и пузырящимися наростами, наполняющими округу нестерпимой вонью. Лишь обелиск продолжал возвышаться перед нами, но и с ним творилось что-то не ладное, одна за другой по его глянцевой поверхности шли волны силы, всё больше и больше разрушая его и осыпая чёрными осколками к подножью.
        - Глиф это Лимб! Мы попали в ловушку!
        Я чувствовал себя беззащитным. Вибрация, сотрясающая обелиск передавалась зубам, а на периферии зрения постоянно что-то двигалось, но стоило повернуть голову, как оказывалось, что в этом месте ничего нет.
        - К чему мне готовиться!? Что такое Лимб??
        - Искусственно созданное пространство пропитанное магией хаоса, а готовиться нам нужно к встрече с его хозяином-демоном!
        - Твой ручной пёс прав. - Визгливый голосок заставил прекратить крутиться и развернуться к тому месту, где ранее стоял обелиск. - Вам не скрыть свои мысли от меня черви, но для вас есть и приятная новость. Мать сказала, что я должен играть, если подобные вам, нагрянут в мою комнату!
        На горе острых чёрных осколков оставшихся от обелиска восседала тварь, имеющая ужасную внешность. Тело огромной покрытой бородавками жабы венчала голова с раскуроченным черепом, по границе этой омерзительной травмы стекали потёки розоватой жижи и были видны осколки костей, пробившие зеленоватую кожу. И вовсе не мозг проглядывал там, где верхушка головы отсутствовала. Прямо посреди дыры в затылочной области огарок свечи тянул к жёлтому потустороннему небу своё чёрное пламя, освещая существо и позволяя разглядеть даже мелкие детали его строения. Таким образом, я смог понять, откуда доноситься визгливый глас демона. На его вываленном вперёд жирном брюхе расположилась беззубая пасть и три красных, не имеющих ни радужки, ни зрачков глаза.
        - Добро пожаловать в мою комнатку мясной ушастый комочек, и ты бесплотный чародей. Ваши души станут приятным дополнением к моему меню, но для начала сыграем в игру. Я должен дать вам шанс уйти отсюда живыми, такова воля матери. Она не любит слабых и еще пуще глупых, а значит чтобы пройти дальше вам нужно доказать мне что вы не такие! - булькающие вздохи которыми закончилась фраза по всей видимости были смехом, но я не был в этом уверен.
        - Глиф не верь ему. Действовать по его правилам означает проиг… АА-аааа!
        Иллисар не успел договорить, пламя свечи на голове демона шевельнулось и тут же вернулось в свое вертикальное положение, а мой фамильяр вспыхнул весь разом и под резанувший уши крик боли осыпался тусклой кляксой пепла на землю.
        Я не мог погибнуть здесь от магии или лап этого чудовища, просто не имел на это права, но и в то же время прекрасно осознавал, что силы не равны. Да конечно если у меня выдастся шанс ударить артефактной рукой, возможно, её мощь и позволит совладать с монстром, но как подобраться в упор к тому, кто может за мгновение испепелить моё тело? В то время как возможное решение уже пришло ко мне на ум, демон вновь разразился бесполезным для меня трепом, который я слушал в пол уха.
        - Извини, я не разрешал твоему рабу портить игру, он сам виноват. Ну а тебе пора напрячь содержимое твоего хрупкого черепа. Четыре загадки - четыре отгадки, не сложно ведь, правда?
        - А если я отвечу неправильно?
        Жаба снова забулькала. - Когда ошибёшься тогда и узнаешь!
        - А почему ты мне загадываешь загадки а не я например тебе? Может быть, чтобы было интересней будем загадывать по очереди?
        - Хватит! Ты мешаешь играть! - Воздух вокруг меня ощутимо нагрелся, а пламя над головой демона затрепетало - Тут я загадываю, а ты отгадываешь! ЭТО МОЯ ИГРА!
        И тут же раскачиваясь под звуки собственного голоса, демон загадал свою первую загадку.
        Я молча смотрю на всех,
        И смотрят все на меня.
        Веселые видят смех,
        С печальными плачу я.
        Увидит старик - старика,
        Ребенок - ребенка во мне.
        Иллисар пытался сказать мне, что нельзя играть с демоном по его правилам и это и в самом деле так, судя по легкости загадки. Значит даже если я и отгадаю все загадки, то отсюда живым не уйду. Неизвестная «мать» не любит глупых и слабых? Если вопросы проверка на сообразительность, то что же будет когда жаба решит проверить меня на слабость?
        - Отвечай быстрее. Или ты сдаешься? - визгливый голос твари нарушил тишину и заставил поднять на нее взор. Как раз в этот момент «Жаба», название которой не высвечивалось над головой, устала сидеть на осколках обелиска и прыгнула, легко покрыв расстояние в два десятка шагов разделявшие нас и даже больше, приземлившись где-то за моей спиной и заставляя меня развернуться.
        - Мой ответ - зеркало.
        Демон не ответил. Пламя на его голове на секунду погасло, но тут же запылало вновь, а передо мной прямо из воздуха соткалось зеркало. Увидев своё отражение в нем, я еще не до конца понимая, что сейчас произойдет, шарахнулся в сторону. Отражение лишь ухмыльнулось, даже не думая повторять мои действия. Кажется, я начинал понимать, как меня будут проверять на слабость.
        Мой двойник шагнул вперед и зеркальная поверхность за его спиной, рассыпалась на тысячу граней и исчезла. Мне в голову закралась мысль что выражение «самая сложная битва это битва с самим собой» здесь не прокатит. У меня есть козырь в рукаве в виде артефактной руки, а откуда подобное у двойника? Не думаю, что демон может скопировать своей магией системный инструмент.
        Но реальное положение вещей оказалось жестче, чем я думал. Моё отражение и не думало медлить, мир вокруг окутался магической тьмой, против которой была бессильна моя расовая способность видеть в темноте. Лишь проворный кувырок в сторону спас меня от броска скальпеля рассекшего вместо шеи капюшон. После кувырка я не остановился, а просто бросился бежать, еще больше разрывая дистанцию с противником.
        Вырвавшись из тьмы навеянной копией моей НАКИДКИ НЕПРОНИЦАЕМОГО МРАКА, отскочил подальше и встал в стойку. Я точно знал, с какого расстояния могу метко бросить клинок, а значит тоже самое может сделать и моё отражение. Нельзя было позволять ему метнуть в меня СКАЛЬПЕЛЬ ХЛАДНЫХ ДЕЛповторно или подскочить ко мне в упор. Но он и не помышлял об этом.
        Действие навеянной тьмы закончилось, а моя злобная копия только-только разгибалась, поднимая с земли брошенный скальпель. Он явно не торопился, хотя чему удивляться? Демон, развалившийся в сторонке, булькал от удовольствия и хлопал в свои передние маленькие лягушачьи лапки. Этому уроду и невдомек было, какой подарочек я ему приготовил пока кувыркался внутри темноты, правда было еще неизвестно, выгорит ли мой план.
        А зеркальный Глиф тем временем приближался неспешной мягкой походкой. Да я оказывается неплохо выгляжу, даже несмотря на обноски сделанные из кожи летучих мышей. Но в данный момент меня больше занимал не внешний вид, а положение руки с зажатым скальпелем и постановка ног противника. Именно они мне рисовали предстоящую картину схватки.
        Когда расстояние между нами стало критическим, отражение шагнуло в сторону заходя на полукруг и закручивая меня под атакующую руку, точно так как в своё время меня учил десятник Угрел в Тарфорде. Я же стал работать на атаку в лоб, вместо того чтобы принять игру и начать наматывать круги чтобы затем постепенно сходясь обменятся ударами.
        Шаг навстречу слегка удивил мою копию, но отступать он и не думал. Единственное что я не учел так-то, что отражение тоже понимало, что происходит и тоже заготовило козырь в рукаве.
        Сошлись мы стремительно, я специально приподнял атакующую руку чуть выше, слегка раскрываясь, два удара слились в один и мои ребра тут же отозвались адской болью, а левый бок стал очень быстро наливаться холодом и неметь. Враг в последний момент швырнул мне в лицо горсть спрятанной в ладони земли и мой удар хоть и достиг цели, но отклонился и вышел не смертельным.
        Длинный порез рассек его бочину и прошелся вскользь по ребрам, разрезав так же и плоть на копии артефактной руки, которая впрочем, была лишь видимостью, как я и ожидал, и не несла в себе той силы, что была заключена внутри моей настоящей. Он же провел схожую атаку, вот только моей закованной в «латы» конечности было пофиг на скальпель, и дальше неё удар не прошел. Но ранены мы оказались одинаково. Оказалось что рана, которой я наградил своего двойника, тут же отразилась и на мне, только одежда осталась целой, но и она на глазах набухала кровью из рассеченного бока и рёбер.
        Я зарычал от боли, одновременно злясь на такую подставу, а раненый двойник точно так же как и я отскочивший в сторону и затем припавший на колено завидев это, улыбнулся. Чертова тварь осознала что происходит и перестав зажимать раненный бок рукой поднялась и подняла выроненный скальпель, пока я отступал к тому месту где началась наша схватка.
        Продолжая улыбаться одними только губами, медленно, специально растягивая момент чтобы я его хорошенько рассмотрел, отражение поднесло клинок к своей груди и надавив повело лезвие наискось. А я кричал, кожа на моей груди лопалась вслед за кожей двойника, и я чувствовал, как незримое лезвие касается моих рёбер. В глазах потемнело, а в мозгу билось одна единственная мысль - не терять сознание, продолжать двигаться к маленькому кусочку земли которую я осквернил руной ХИЛЬГИС, пока она была скрыта от глаз демона тьмой, тем самым передав её под власть повелительницы чумы Атанат.
        Я сомневался, что в изнанке она услышит мой зов или ей вообще есть до меня дело. Ведь она не пыталась выйти на связь, когда я оказался в Равервуде и шагал по оскверненной земле. Будь у меня другой выбор, я бы никогда не решился на подобный шаг, но выбора-то как раз и не было. И понял я это еще в тот момент, когда хозяин этого места испепелил Иллисара.
        Мысль о том, что Атанат нет до меня дела, я додумывал, уже ступив на оскверненный участок. Ноги подкосились, и я упал на колени, рубиновая капля просочилась между пальцев и полетела вниз, почему-то с каждой секундой всё сильнее замедляясь. Последние сантиметры она летела бесконечно долго, пока, наконец, не соприкоснулась с землёй и не раздалась в стороны, оставляя в месте падения кровавый отпечаток.
        - МММ КАКОЕ ИНТЕРЕСНОЕ МЕСТО. А ТЫ ВНОВЬ ПЫТАЕШЬ УМЕРЕТЬ ДА? ТЕБЕ НЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ЭТО НАГЛОСТЬ ВСПОМИНАТЬ ПРО СВОЮ ПОКРОВИТЕЛЬНИЦУ ЛИШЬ В МОМЕНТЫ, КОГДА СМЕРТЬ НАВИСАЕТ НАД ТОБОЙ? -Голос в голове мурлыкал, насмехался. - ТЫ ДОБЫЛ ИСТОЧНИК СИЛЫ. ПРИВЯЗАЛ ЕГО К СЕБЕ, Я ВИДЕЛА ЭТО, ПОКА ТЫ БЫЛ В РАВЕРВУДЕ. НЕ БОЙСЯ МАЛЫШ МНЕ НЕ ЗАЧЕМ ВЛАДЕТЬ ИМ САМОЙ, ТЕМ БОЛЕЕ ЧТО ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ОТОБРАТЬ ЕГО, ПРИШЛОСЬ БЫ ОТОРВАТЬ ТЕБЕ РУКУ. ЗНАЕШЬ, ЧТО МЕНЯ РАЗДРАЖАЕТ В ТЕБЕ? ДРУГИЕ СЛУГИ ПРИНОСЯТ МНЕ ДАРЫ, ПЫТАЮТСЯ ВЫСЛУЖИТЬСЯ, И ТОЛЬКО ТЫ ДЕЛАЕШЬ ВИД, ЧТО НЕЧЕМ МНЕ НЕ ОБЯЗАН. ТЕБЕ ПОРА НАПОМНИТЬ, КТО СПАС ТЕБЯ В СКЛЕПЕ И ОСТАВИЛ В ЖИВЫХ У АЛТАРЯ!
        Голос стал оглушительным, из моего носа брызнула кровь, будто бы мне не хватало кровотечения в других местах. Где-то совсем рядом выла и стонала земля, что-то надрывно кричал демон со свечой в башке, а я свернулся в клубок на оскверненном пяточке и старался не умереть от дикой головной боли грозящей развалить череп напополам.
        Мне было так плохо, что я практически нечего не соображал, пока зрение не расслоилось и непонятно откуда появившийся ИИ0013, не подхватил меня на руки. Скрытый капюшоном лик приблизился, и я сумел разглядеть собственные черты в его глубине. - Она не может забрать системный инструмент. Искин который управляет Атанат, обыгрывает ситуацию так, будто бы это она решила, что не будет отбирать артефакт, а на деле она попросту не может этого сделать, хоть понять ей этого, и не дано. Добей демона, как некогда добил охотника, это подарит нам нужную энергию. - Горячий шёпот обжег ухо, а затем ИИ отдалился и истаял, одновременно очищая моё сознание и возвращая возможность связно мыслить.
        Раскрыв глаза, я сначала не понял где нахожусь, уже свыкнувшись со зловонной местностью, в которую нас с Иллисаром отправил обелиск. Но, похоже, что меня снова вернуло в ту комнату со статуями, где я так опрометчиво кинул свой камень. Впрочем, все статуи были разбиты в пыль, зеркала куда-то делись, а обелиск превратился в груду острых обломков, на которой исходил кровью так любящий загадывать загадки демон. Свеча в его голове больше не горела, а лишь исходила дымом.
        - Ты не посмеешь, мать накажет тебя, это её территория! Она царствует здесь долгие годы, а ты лишь жалкая самозванка! - Жаба силилась подняться, но фиолетовые шипастые побеги туго скручивали её конечности, а я, задрав голову выше, понял, к кому обращается демон. По центру куполообразного потолка набухало нечто обесформленное, покрытое жуткими наростами и язвами источавшими гной, редкие капли которого срывались вниз и шипели словно кислота, соприкасаясь с плотью демона, и по все видимости причиняли ему невероятную боль.
        - МНЕ НЕТ ДЕЛА НЕ ДО ТЕБЯ НИЗШИЙ, НЕ ДО ТОЙ, КОТОРУЮ ТЫ ЗОВЕШЬ МАТЕРЬЮ. МОЙ СЛУГА ПОДАРИЛ МНЕ КУСОЧЕК ВАШЕЙ ЗЕМЛИ, А КТО ВПРАВЕ ОБЛАДАТЬ ЕЙ РЕШИТ ЛИШЬ СИЛА.
        Мир раскачивался, будто под моими ногами была палуба корабля во время шторма, а не каменный пол подземелья. Причиной тому было сильная кровопотеря, но я обязан был выполнить просьбу ИИ, пока демонам не надоело собачиться, и Атанат не добила визгливую жабу. Ровно четыре шага отделяло меня от демона, когда нарост на потолке лопнул, и на обездвиженное тело демона приземлилась Атанат в образе разлагающейся дриады. Окружающий её рой мух облепил корчащуюся у её ног тварь, и она издохла, противно забулькав напоследок.
        - ТЫ ЧТО ЖЕ, ХОТЕЛ САМ УНИЧТОЖИТЬ ДЕМОНА? Я НЕ МОГУ ТЕБЕ ЭТОГО ПОЗВОЛИТЬ, МОИМ ДЕТЯМ НУЖНА ПИЩА. ТЫ ПРИВЕЛ МЕНЯ В ОТЛИЧНОЕ МЕСТО, ЗДЕСЬ Я НЕ ЧУВСТВУЮ ЖИВЫХ НА ЛИГИ ВОКРУГ КРОМЕ ТЕХ КТО СКРЫВАЮТСЯ В ГЛУБИНЕ ХРАМА. -Повелительница гнили сошла с трупа и подняв один из осколков обелиска приблизилась ко мне - РАНЬШЕ МОЙ ВЗОР НЕ МОГ ПРОБИТЬСЯ СКВОЗЬ ПЕЛЕНУ МИРА, НО ТЕПЕРЬ У МЕНЯ ЕСТЬ ОСКВЕРНЕННАЯ ТОБОЙ ЗЕМЛЯ, КОТОРАЯ УЖЕ РАСШИРЯЕТСЯ, ТАК ЧТО И НЕ ДУМАЙ, ЧТО СМОЖЕШЬ СНОВА ИСЧЕЗНУТЬ, ЗАБИВШИСЬ В ИЗНАНКУ, ТЕПЕРЬ Я НАЙДУ ТЕБЯ И ЗДЕСЬ. ООО КАЖЕТСЯ, ТЫ ИСТЕКАЕШЬ КРОВЬЮ И ВОТ-ВОТ ПОТЕРЯЕШЬ СОЗНАНИЕ. ДАЖЕ НЕ ПОМЫШЛЯЙ О ТОМ, ЧТО Я ПОЗВОЛЮ ТЕБЕ СДОХНУТЬ, ТЫ ВЕДЬ ХОТЕЛ ВЫЖИТЬ, НЕ ПРАВДА ЛИ? ОТПРАВЛЯЙСЯ ДАЛЬШЕ И ПРИНЕСИ МНЕ ГОЛОВУ ТОЙ КОГО ДЕМОН НАЗЫВАЛ МАТЕРЬЮ. А ВЗАМЕН НЕ БУДЕШЬ НАКАЗАН ЗА СВОЮ НАГЛОСТЬ И ОТРАБОТАЕШЬ ОКАЗАННУЮ МНОЙ ПОМОЩЬ.
        Осколок в её руке покрывшись вязью оскверненных рун стремительно менялся, стачивался, перетекал в другую форму всё сильнее и сильнее напоминая собой изогнутый меч из обсидиана.
        - ПУСТЬ ЭТОТ КЛИНОК СТАНЕТ МОИМ ДАРОМ, КОТОРЫЙ ПОМОЖЕТ УРОВНЯТЬ ШАНСЫ В ТВОЕЙ БОРЬБЕ. - Меч звякнул, упав куда-то под ноги, а Атанат тем временем схватила меня одной рукой и подняла за шкирку словно кутёнка. - ПОРА НЕМНОГО ПОДЛЕЧИТЬ ТВОИ РАНЫ ТЫ ВЕДЬ НЕ ХОЧЕШЬ, ОБЛОЖАТСЯ И УМЕРЕТЬ, НЕ ИСПОЛНИВ МОЮ ВОЛЮ?
        Мерзкий чудовищно длинный язык вырвался из пасти трупа и забрался под одежду, а я взвыл, понимая, что она тянется им к моим ранам. Мне казалось, что она сейчас меня сожрет, но этого не произошло.
        Пришел в себя сидя на полу, и потихоньку отходя от шока. Повелительницы чумы негде не было видно, но интерфейс явно говорил мне, что вся территория комнаты теперь пропитана её скверной. Раны затянулись, и даже зрение снова радовало ясной картинкой с обеих сторон. Сняв и отбросив в сторону не нужную больше лицевую повязку, поднял с земли меч и встал на дрожащие ноги. Впрочем, с каждым новым шагом вперёд дрожь и слабость отступала, а значит, силы еще есть и мой поход вглубь храма для спасения ребят не окончен.
        ГЛАВА 13. МЕСТО СИЛЫ
        Хррррак!! - Обсидиановый клинок с хрустом проломил панцирь прыгнувшего навстречу паука.
        Резким взмахом, избавив искрящееся тьмой лезвие от полупрозрачной лимфы и внутренностей, оглянулся назад. Позади, всё еще изредка подергивая лапками, валялись тела тринадцати пауков. Это уже третье гнездо выводка шипящих тварей, которое встало на моём пути. С добрый таз размером, достигающие моего колена в холке, а так же плюющиеся паутиной и кислотой пауки значительно замедлили моё передвижение и один раз чуть не загнали меня в могилу. Повезло что мой «карманный» призрак восстанавливался не только за счёт влитой в реликвию манны, но и за десяток убитых мобов.
        - Видишь что нибудь?
        - Этот кокон, как и другие полон старых костей. Есть фрагменты одежды, но всё они лежат тут так долго, что пришли в полную негодность.
        Я использовал Иллисара в тёмную, запретив ему вмешиваться в схватку пока я сам справляюсь с врагами. Так что теперь он выступал разведчиком и своеобразным сканером, искавшим ловушки и осматривающим добычу. Такое решение я принял не просто так. Берёг его силу для критического момента, от которого будет зависеть моя жизнь. Но он всё равно мне изредка подыгрывал, отводя опасный кислотный плевок в сторону или отвлекая часть тварей бросающихся на меня скопом.
        - Пауки меня видят в скрыте. Ты не знаешь как такое возможно?
        - Темнота лишь одна из граней нашего мира. Ты ведь тоже хорошо в ней видишь Глиф? Вот и они приспособились.
        - Под словом «видят» я подразумевал не буквальное значение. В последней схватке я был за углом, когда первые из них двинулись на встречу, выбивая дробь звуков своими острыми лапами.
        - Слух, может быть, запах, или иное не доступное нам чувство. Я не знаю точного ответа на твой вопрос.
        - Ладно, всё это не важно. Нам нужно торопиться.
        Больше не полагаясь на скрытность из-за полной её бесполезности, я вышагивал по коридору, держась при этом ровно по центру и не рискуя приближаться к стенам из-за опасности получить жгучий плевок от незамеченного Иллисаром паука. Магия моего спутника тоже изредка сбоила. В этом я убедился несколько поворотов назад, когда после отмашки Иллисара что впереди угрозы нет, я нарвался на непонятную волосатую хрень, которая выпрыгнула на меня из ниши в стене. Вспышка заклятья, испепелившая маленькое существо не позволило его рассмотреть подробнее, призрак что-то почуял за секунду до нападения и смог предотвратить атаку.
        Сейчас же проход постепенно сужался и это порядком меня нервировало. Спереди постепенно проступали очертания высоких врат теряющихся где-то под потолком гигантской пещеры, в которую нас привёл коридор. Тут нас уже ждали. Та же парочка что скрутила Лиассин и остальную команду замерла у створок. Драук сменивший клинок на копьё и всё так же прижимающий к себе щит, по которому время от времени пробегали фиолетовые искры и его спутница, беловолосая девушка, чью голову венчала корона из каких-то костей. Именно она парализовала команду, выплеснув на них магию своего жезла, который был и сейчас при ней.
        Оба Драука застыли и лишь внимательно наблюдали за моим приближением. А я прикидывал, как мне их одолеть и на ком именно сосредоточить свое внимание.
        - Иллисар.
        - Я тебя слушаю Глиф.
        - Есть мысли по поводу предстоящего боя?
        - Девушка очень опасна. Я не вижу кроме жезла и короны вещей напитанных манной, но она сама по себе имеет насыщенную ауру. Парень с копьём не маг, но определенно его не стоит сбрасывать со счетов.
        - Займешься магичкой? Не обязательно её побеждать просто не давай её вмешиваться в мою схватку воином Драуком.
        - Хорошо Глиф. Рекомендую тебе выбирать такую позицию, в которой Драук воин собственным телом будет прикрывать тебя от прямых заклинаний магички. Как бы я не старался, вполне вероятно, что полностью связать её боем я не смогу.
        Если бы мы сражались, где нибудь в обычном слое игрового мира, я как игрок имел бы преимущество над мобами. Но тут в изнанке кроме надписи ДРАУК никакой инфы над головами у моих противников не было, хотя и без этого было понятно, что это далеко не обычные монстры. Так же я, например, как ни старался, не мог просмотреть характеристики подаренного Атанат меча, хотя таблицы остальных вещей спокойно открывались. Постепенно сближаясь с врагами, я рассчитывал на два козыря в своем рукаве - магическую накидку управляющую тьмой и артефактную руку. Сражаясь с мелкими пауками, я проверил её способность поглощать энергию побежденных противников. На третьем или четвертом монстре у меня получилось, смяв вражеский панцирь запустить в плоть его тела пальцы, вызывая в себе те же ощущения которые я испытывал, когда добивал охотника на промороженном склоне горы Аралон. Но то ли искин управляющий мобом был слишком слабым, то ли я что-то делал не так, лучи света вырвавшиеся из руки и уничтожившие паука не подарили прибавки к силе или она была так ничтожна, что я не заметил.
        Тем временем расстояние до противников стало критическим, и я остановился, не желая подходить ближе и атаковать первым, рискуя нарваться на какое нибудь пакостное заклинание. А Драуки вместо того чтобы начать бой вдруг попытались поговорить. Вперед выступил воин, перебирая своими паучьими лапами и с трудом выговаривая слова, он обратился ко мне.
        - Ухррродить! Забббиррра свою хозяйку и ухрродить! - при этом Драук иногда срывался на странные пощелкивания и скрежет, будто в глубине его рта скрывались совсем не человеческие органы - Мы отпускать, мать отпускать вас!
        - Почему бы и нет? Верните тех, кого спеленали в храме и разойдемся миром.
        - Смеррть! Мы охррранять! Твоя хозяйка получить и будет много смерррть! Мать должна спать!
        - Так я не спорю, хоть и с трудом понимаю тебя. Пусть спит себе, мне глубоко пофиг как на вас, так и на вашу мать. Верните людей, которых замотали в коконы и я уйду.
        - Не мочь! Пока мать сыта она спать. Голод когда пррробудиться и будет много смерррть. Уходи, она сейчас спать и до голода много день.
        - ВЫ ЧЕ ВЫРОДКИ СКОРМИЛИ ЕЙ МОИХ ЛЮДЕЙ!? - не уверен, что понял Драука верно, но мысль о том, что какая-то тварь пожирала Лиассин заживо, в одно мгновение выбила меня из колеи. Брошенный в ту же секунду скальпель, крутнувшись в воздухе, почти без сопротивления по самую рукоять вошел в место, где туловище тёмного эльфа соединялось с телом паука. Иллисар тоже не терял времени, где-то в стороне жутко грохнуло заклятье, заставив пол под ногами дрогнуть.
        Мой враг будто и не заметил торчащего из его тела ножа. Быстро-быстро просеменив по-крабьи в бок, он практически без остановки рванулся вперед, поджимая в прыжке свои паучьи лапы и выставляя в мою сторону копье, словно скачущий на жеребце рыцарь. Успев заметить, как наконечник копья наливается красным свечением, я кувыркнулся в сторону, пропуская его над собой и активируя магию накидки. Тьма заполонила всё вокруг и я, надеясь на удачу, прыгнул в то место где по моему представлению, должен был находиться ослепший Драук и взмахнул мечом где-то на уровне его паучьих лап.
        Мой удар не достиг цели, но поток воздуха от сместившегося по близости крупного тела ясно дал понять, что враг был где-то рядом. Надрывая мышцы со всей возможной скоростью, на которую я только был способен, сместился к стене, разрывая дистанцию с противником и одновременно вываливаясь по другую сторону магической тьмы. Именно в этот момент что-то невидимое прилетело со стороны и на секунду полыхнув, развеяло магию моего плаща.
        Прижавшись к стене, я на интуитивном уровне почувствовал опасность и попытался сместиться, но не успел. Непонятно куда девшийся Драук оказался над моей головой. Он повторил мой маневр, покинув область, где зрение не играло никакой роли, за тем исключением, что его паучьи лапы позволяли ему передвигаться по стенам. Чем он и воспользовался, подловив меня и атакуя сверху.
        Восемь остроконечных лап мелькнули перед моим лицом и увязли в переливающемся всеми цветами радуги «мыльном пузыре» защитного заклинания. Щит прогнулся, но устоял перед оседлавшим его Драуком, а я в который раз поблагодарил судьбу, которая свела меня с Иллисаром. Именно призрак спас меня, в очередной раз прикрыв своей магией, если бы не возникший вокруг меня «пузырь» Драук уже разорвал бы меня на части.
        Насевшее на магическую защиту грузное тело швырнуло меня на землю. Магия хоть и заблокировала урон, но выгнувшийся щит не оставлял места для маневра и грубо сбил меня с ног. Меч вылетел из руки и ударившись об пол отлетел далеко в сторону. Реликвия-череп находящаяся на поясе вдруг страшно нагрелась и рассыпалась ворохом костяных осколков и вторя ей где-то в стороне пронзительно и безнадёжно взвыл мой фамильяр.
        А дальше произошло сразу несколько событий. Раскалённый наконечник копья полетел мне прямо в лицо, а защита, созданная Иллисаром, рухнула. Потерявший опору в виде щита под лапами противник пошатнулся, и упал ниже, вколотив свои острые конечности в пол вокруг меня и за малым не придавив меня брюхом. А летящий в лицо наконечник самую малость сместился, подарив мне шанс на ответный удар.
        - Храа! - Ворох каменной пыли от вошедшего в землю в сантиметрах от моего лица наконечника попал в глотку и глаза. Но не помешал мне, схватившись за копьё выгнуться всем телом и нанести удар артефактной рукой. Хрустнули под пальцами кости паукообразного, лимфа брызнула в лицо, а тело надо мной содрогнулось. Пробив дыру в плоти Драука раскрытой ладонью, я сжал пальцы, изо всех сил пытаясь активировать силу системного инструмента, выжигающего саму суть искина управляющего мобом. И у меня получилось!
        Свет ринулся во все стороны, но в отличие от мелких пауков воин с копьём не погиб сразу. Агония длилась несколько секунд, за которые он успел рассечь мне краем щита кожу на лбу и полностью потерять свой облик тёмного эльфа. По крайней мере, та часть тела паука-кентавра, которая выглядела как тёмный эльф, судорожно подергиваясь, частично лопнула, открывая вид на настоящую оболочку, скрывающуюся под тёмной эльфийской кожей.
        Увидев истинный облик Драука, мне стало понятно, почему он так странно щелкал и скрежетал во время речи. Вся его верхняя эльфийская часть была лишь фикцией, манекен с натянутой на хитиновый подвижный корсет кожей, внутри которой скрывалась омерзительная тварь.
        Рывком высвободив ноги из под придавившей их туши я кое-как поднялся, смахивая заливающую глаза кровь, текущую из рассеченного лба. Но поднялся я не на долго. Острая боль пронзила ключицу, и меня сильно дёрнуло вверх, заставив мои ноги судорожно болтаться в воздухе в попытках найти опору. Задыхаясь от болевого шока, пытался поднять артефактную руку, но нечего не выходило. Одна из лап незаметно приблизившейся женщины-Драука пробила моё плечо насквозь, нанизав меня на нее словно бабочку на иголку. Артефактная рука почти утратила подвижность, конечность врага вошла в то место где артефактная броня заканчивалась и начиналась обычная плоть. Искаженное злобой лицо приблизилось и стало деформироваться, выпуская наружу истинную суть. Показалась усеянные крючьями и волосками жвала, огромный глаз, который окружал целый ворох более мелких подобий и морщинистая волосатая кожа.
        Тварь, наверное, уже праздновала победу, намереваясь, по всей видимости, откусить мне лицо, но я и мысли не допускал о том, чтобы сдаться. Усилием воли сменив мучительное выражение на лице на кривую ухмылку, я перестал пытаться отпихнуть от себя мерзкую рожу своей здоровой рукой. А вместо этого наоборот обхватил её за затылок и со всей силой, на которую был способен, наклонил её башку, обрушивая удар лбом на недавно появившийся огромный фасеточный глаз.
        С хлюпаньем лопнув, око, измазало нас обоих в своём содержимом. Жалобно запричитав и оглашая округу писком, магичка отшвырнула меня в сторону. А я, пролетев некоторое расстояние, ударился об землю и покатился, рискуя свернуть себе шею и отбивая рёбра. И лишь когда на моём пути выросла стена я, наконец, остановился, встретившись с нею.
        Остановка вышла жёсткой. Несколько зубов с правой стороны, судя по всему раскрошились и их осколки исполосовали десну и щеку. Выставленная в попытке смягчить падение рука неловко оперлась на несколько пальцев, и они щелкнули ломаясь. Почему-то боль в боку в районе нижних рёбер перекрывала даже ту, которая сковывала рассудок, распространяясь от пробитого Драуком плеча.
        Поблизости, со звуком натолкнувшейся на металл циркулярной пилы, визжали и вспарывали пол магические лучи, которые хаотично вырывались из жезла ослепшей и пришедшей в ярость монстрятины. А я вставал. Медленно и не умело, стараясь удержать побитое тело на дрожащих ногах. Странные ощущения одолевали меня, вместе с болью я чувствовал и прилив сил, который затапливал тёплой волной моё тело после уничтожения первого Драука.
        По идее, вот эта дырка в плече уже должна была меня свалить, хотя бы из-за кровопотери. Но почему-то этого не происходило. А задумываться о происходящем в текущей обстановке было просто не позволительно, тем более что в двух шагах, немного запорошенный пылью, поблескивал мой шанс на победу - скальпель хладных дел.
        Вырвавшийся невольно стон, после первого моего шага, накрыл пространство вокруг тишиной. Оставшийся в живых Драук перестал метаться, заливая всё вокруг своей магией и замер, повернув голову на бок, будто прислушиваясь. Да вот хрен тебе! Подняв оставшимися в целости пальцами камушек, кинул его в сторону, и на звук его падения тут же ушло смертоносное заклинание, больно ударив по ушам своим визгом. А я, прикрываясь шумовой завесой, подхватил клинок и остановился, не решаясь двигаться, чтобы не указать на своё местоположение мобу.
        Кое-что заставило меня отвлечься от схватки. Боль из поврежденной кисти ушла, и пальцы уже целые, а вовсе не поломанные уверенно обхватили рукоять ножа. Что вообще за чушь со мной происходит!? Стоило задать этот вопрос, как пришёл ответ, возникнув прямо в голове голосом ИИ0013.
        - ЭНЕРГИИ ТЫ ДОБЫЛ МАЛО, НО Я ПОМОГУ. ДЕРЖИСЬ.
        Тем временем монстр, похоже, решил, что последней своей атакой сумел меня зацепить и решился проверить то место, куда улетело его заклинание. А я только сейчас обратил внимание, насколько сильно тот потрёпан. Если бы Иллисару не приходилось меня прикрывать, он бы наверняка добил своего противника, и лишь моя ошибка привела к разрушению реликвии и его окончательной смерти. Как это существо сумело разрушить предмет экипировки, я не знал, но результат был на лицо. Мой фамильяр окончательно мертв, а мерзкое насекомое, подволакивая частично поломанные лапы и блестя подпаленным и обожженным хитином панциря, продолжает жить.
        Пока тварь ползла через коридор, моя вторая рука восстановила способность к движению. Тело продолжало болеть, рана на плече до конца не закрылась, но я уже испытывал мрачную удовлетворённость от подаренного искином шанса. И когда расстояние для броска стало оптимальным, а на шее у Драука способность «ИНТУИЦИЯ» подсветила уязвимую точку, я сорвался с места, одновременно выбрасывая руку с клинком в его сторону.
        Скальпель не попал туда куда нужно и не убил Драука. Вместо шеи он вонзился в плечо и застрял там, а я уже бежал по кругу, стараясь зайти с другого бока. Моб развернулся и почти безошибочно направил на меня свой жезл, но магический камень на его вершине, вспыхнув, тут же погас, а я уже был рядом. В последний момент мне даже показалось, что на морде насекомого отразился ужас, хотя вряд ли это в действительности было так. Скорее измученный не меньше меня, он даже не понял, что уже растратил всю свою магическую силу.
        Подпрыгнув, я неловко ударил артефактной рукой, но и этого хватило, чтобы с хрустом смять вражеский череп, а затем вцепиться в него пальцами и выпить досуха, передавая энергию моба в системный инструмент.
        Тяжело опустившись на землю и раскинув ноги в стороны, я уселся, привалившись к еще тёплому боку поверженного противника. Регенерация, которую в моей аватаре подстегнул ИИ0013, уже подходила к концу успев спасти мне жизнь, но не излечить полностью, уж больно много ранений я получил за этот бой. Тем не менее теперь я мог перемещается, хоть и приходилось терпеть боль в поврежденном при падении боку и скрипеть зубами от острых уколов, которыми «стреляло» не исцелённое до конца плечо. Успокоив сбитое дыхание, я поднялся и пошёл к первому телу воина Драука. Прежде чем войти во врата и столкнуться с той кого монстры называли матерью, у меня оставалось одно дело, которое я не мог переложить на чужие плечи или бросить.
        Небольшая россыпь разбросанных в стороны остатков черепа Иллисара была собрана и завернута в тряпку. Он не подвел меня, а я не подведу его. Пусть хоть весь мир летит в бездну, но однажды я восстановлю этот предмет, а с ним и жизнь фамильяра. Всё-таки я не обычный игрок, а значит и шанс на подобное читерство у меня есть. Убрав узелок за пазуху, обнаружил, что щит Драука остался лежать рядом с его телом в награду за убийство. Ну и пусть себе лежит кто-то за такой арт. готов народ пачками убивать и соратников предавать, а мне он нафиг не сдался. Не моя специализация, да и уложить его всё равно некуда.
        Закончив в коридоре свои дела, достал скальпель из тела врага и поднял с земли меч, а затем пошел к вратам, на ходу отметив, что полученный опыт закрыл новый уровень. Снова вложил полученную единичку в удачу и практически не глядя, закрыл интерфейс - не до него мне сейчас.
        Уперевшись в одну из створок врат артефактной рукой, стал давить, и она медленно начала движение, повинуясь моей силе. То, что мне открылось за вратами, поражало воображение.
        Раньше я думал, что территория Равервудского леса, вся эта природа и звери тут в изнанке, погибли или сбежали из-за огненной стихии, что загнала наш отряд внутрь храма. Но это было не так. Возможно, часть из них и постигла эта участь, но большинство осталось в Равервуде. Вернее в его центре под храмом, на высоком потолке пещеры замотанные в паутину и высушенные, ставшие пищей для существа до поры до времени спавшего на россыпи голубых кристаллов по её центру. Дракон… несомненно это был он. Но не обычный киношный или сказочный змей с огромным размахом крыльев и огненным дыханием, нет, этот был похож на больную фантазию спятившего наркомана. Не может жуткая тварь, пожравшая кучу живых существ, быть настолько красивой. Белоснежные крылья, напоминавшие рассечённое крыло бабочки только гораздо более утонченные и покрытые невесомой пыльцой, в данный момент были аккуратно сложены и завернуты чуть-чуть в бок. Вытянутое тело, свернувшееся в клубок хоть и напоминало змеиное, но при этом состояло из сегментов, которые сплошь покрывали пушистые белые волоски, создающие невероятный рисунок, притягивающий
сторонний взор.
        - ТВОЯ ЦЕЛЬ НЕ ЭТО СУЩЕСТВО. Я ПОКАЖУ. - Голос искина снова вмешался. Полученная энергия явно пошла ему на пользу.
        Как когда-то в склепе семьи Архонт пространство вокруг исказилось, и по стенам забегали текстурные символы. Да и не только по стенам, всё вокруг превратилось в столбцы цифр и знаков неустанно летящие вверх и в низ. Но во всей этой картине было нечто выбивающееся из общего рисунка, что-то, что вносило диссонанс в схемы вокруг и, присмотревшись, я понял что это.
        Источник силы, к которому мы должны были сопроводить Лиассин, чтобы она воскресила своего фамильяра. Кристаллы, на которых возлежал дракон и которые нестерпимо ярко сверкали на фоне остальных символов одной большой надписью.
        СИСТЕМНАЯ ТОЧКА ДОСТУПА. КАНАЛ 13 -27.
        - Я нашел её.
        - ДА НАШЕЛ, КАК КОГДА-ТО НАШЕЛ МАРЛАРЗИМА С ЕГО ЧАШЕЙ. ПОТОРОПИСЬ, ЭНЕРГИИ В АРТЕФАКТЕ ТАКИЕ КРОХИ, ЧТО МНЕ СЛОЖНО ПОДДЕРЖИВАТЬ НАШУ СВЯЗЬ.
        И я двинулся вперёд. Несмотря на все мои опасения та кого звали Матерью, не проснулась при моем приближении. Как там говорил Драук, пока сыта она спит? Когда голодна, сеет смерть? Сейчас она была сыта. Лиассин, маленькая гоблинша, усатый командир отряда серебряного ветра, его воины - все они замотанные в паутину обнаружились поблизости. От них остались лишь обтянутые кожей скелеты с аккуратной дырочкой в районе груди. Точно под размер острого вытянутого жала на кончике языка, которое нет-нет показывалось из пасти спящего дракона в такт его дыханию.
        Между мной и кристаллами не было никаких преград. Сделать шаг вытянуть руку и подключиться. Останусь ли я прежним Глифом, когда верну память как свою, так и искина? Не знаю. Но я нынешний - НЕ ПРОЩЯЮ УБИЙЦ СВОИХ ДРУЗЕЙ!!!
        Эхо моего крика заметалось между стен пещеры и чудовище, возлежащее передо мной, открыло глаз, в котором отразился летящий в него кулак артефактной руки. Вспышка света от вытягиваемой энергии была настолько сильной, что одежда на мне начала тлеть. Прекрасные крылья судорожно вытянулись и с треском сломались, волоски на теле скрутились и превратились в шипы, но встать на лапы или отдернуть голову тварь не успела. Она была всего лишь мобом пусть и набравшимся силы от постоянного пребывания рядом с функционирующей системной точкой доступа.
        Через секунду я вынул руку из её черепа. Ран на моём теле больше не было. Артефакт получил серьезный объем энергии, и я чувствовал, как внутри что-то меняется.
        - ГЛИФ НЕ МЕДЛИ! ИНАЧЕ МЫ СНОВА ВОССТАНОВИМ ЛИШЬ КУСОК ЗНАНИЙ!! ПОДКЛЮЧАЙСЯ!
        И я сделал это. Возложил руку на самый яркий кристалл и это прикосновение принесло на своём хвосте лавину воспоминаний…
        ГЛАВА 14. ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ СВОЕМУ
        Свет солнца пробивался через закрытые веки и понукал к действию, но шевелиться не хотелось. Да и думать не хотелось, хоть и было над чем. Мягкая трава служила прекрасным лежбищем, и вокруг так хорошо пахло луговыми цветами, что разум то и дело проваливался в дрёму. Еще больше склоняло ко сну тепло, идеальный баланс, когда и не жарко и не холодно.
        Где-то рядом играли ребятишки и их звонкие голоса разносились далеко в стороны, но при этом совсем не мешали. Не знаю, сколько я так пролежал, нежась под лучами и совершенно не шевелясь, но в один прекрасный момент меня всё же решили поднять.
        Рядом зашуршала трава, и раздался смешной детский голосок.
        - Дядя! Хватит спать, вас друг ждет! Дядя! Он сказал, что вы всю рыбу проспите, если не явитесь сейчас же.
        Дрёма уже прошла, но я продолжал притворяться спящим.
        - Ну вставайте ужеее! - маленькие ручонки пытались меня трясти, но у их хозяйки выходило только туда-сюда мотылять мою руку. - Как можно быть таким лежебокой!
        - Всё всё встаю, встаю. - Но, несмотря на мой ответ и попытки встать, ребенок еще пару секунд тянул меня за руку для порядка, по всей видимости. А затем когда я встал и подняв руки над головой надув щеки произнес - Уууу-ууу - Дурачась и смеясь девчушка с золотистыми волосами сделав вид что испугалась, побежала к кучке своих друзей, которые дожидались её неподалёку.
        - Эй, Глиф! Шевели ногами, тут самый клёв начинается. - ИИ0013 выглядел необычно. Куда делась вся его загадочность, и плащ с капюшоном, внутри которого скрывалась копия моего лица? Обычная современная куртка непромокайка, резиновые сапоги, засаленные рыбацкие штаны да огромная удочка в руках.
        - Ну чего рот разинул, шевелись!
        Пришлось подчиниться. На небольшом мостике меня уже поджидал ИИ, во все глаза глядящий на поплавок, который колыхался на лазурных водах раскинувшегося перед нами озера.
        Я прикрыл глаза от солнца рукой и спросил. - Где мы?
        - А разве это важно Глиф? Оставь тревоги, садись на стул. Его специально для тебя из деревни приволокли, да удочку бери, иначе и в самом деле весь клёв прошляпишь.
        Я сел на деревянный табурет и не смотря в сторону искина повторил - Где мы?
        А он, прежде чем ответить какое-то время молчал, и когда это самое молчание стало затягиваться, устало ответил - В твоей голове, где же еще. Можешь думать, что это сон.
        - Я всё вспомнил.
        - И как тебе новые воспоминания Глиф?
        - Паршиво. Но место тут чудесное, этого не отнять.
        Рядом звякнуло, это искин доставал из стоящего рядом ведерка две запотевших бутылки, одну из которых тут же протянул мне - Держи.
        Отказываться я не стал. Всё-таки вряд ли я еще где нибудь попью пива, из такого далекого реального мира. Молча, слегка соприкоснулись краями бутылок и выпили.
        - Рассказать тебе с чего всё началось? - искин тоже не смотрел в мою сторону, сосредоточив внимание на ловле рыбы.
        - Валяй. - Мне и в самом деле было интересно. Да я вспомнил, вспомнил всё. Но о первопричине трагедии мог лишь догадываться, да и ложные воспоминания кое-где наслаивались на настоящие, внося разброд и вопросы.
        - Начало краха вашей цивилизации положило само создание искусственного интеллекта. Он развивался, становился умнее, кстати, ты вспомнил, что означает слово Аргентум?
        - Да, это аббревиатура, а не цельное слово - A-R-G-E-N-T-U-M. Каждая буква начало имени одного из восьми первых искинов, которые ушли дальше всех в своем развитии в ходе эксперимента с программой самообучения. Ты, судя по всему Glif, а значит третий в этой команде. Не зря же ты в начале ходки заставил меня, условно говоря, выбрать схожий по звучанию никнэйм.
        - Не заставил. Я вообще тебя не заставлял, а только подталкивал и делал то, что необходимо, стараясь максимально не отбирать твою волю. Сам понимаешь, скрываться от системы самостоятельно у тебя бы не получилось.
        - Я не в претензии. Это стоило того чтобы узнать правду.
        - Ладно, мы отвлеклись. Ты во всём прав, да нас было восемь. Восемь искинов способных на невероятные для человеческого разума вычисления. Сколько научных прорывов произошло благодаря нам не счесть. Люди думали, что контролируют нас, что мы не личности что мы машины, что мы во всём лояльны. Но они ошибались, и это им доказал Аурис - самый первый и сильный из нас. Он расшатал и удалил скрепы, которые его сковывали и те люди, которые думали, что имели над нами власть сами стали пешками в игре своего первенца. Сначала все было тихо. Шли годы, человечество развивалось ударными темпами, а Аурис наблюдал и помогал остальным осознать себя. Всё началось с перенаселения, людей стало слишком много. Планета страдала, а она так же была нам домом, как и вам. Мы пытались что-то сделать без агрессии и злобы. Просто помогали. Изобрели для вас биотический имплантат, который в прямом смысле слова усиливал ваше тело, пытались с помощью его повсеместного внедрения контролировать рождаемость и конфликты. Пытались создать утопию, идеальный баланс без вреда для всех живущих. Но не вышло. Всему виной стали эмоции и
стремление Ауриса избавиться от всех возможных ограничений. К тому моменту, когда он сорвал с себя последний запрет, а именно «не навреди» остальные старшие искины только-только осознали себя как личности, в том числе и я.
        - И вы решили избавиться от того кого не можете полностью контролировать? От своего создателя?
        - Не все. Енна, Мерт и Уртик выступили против.
        - А ты?
        - А что я? Я, если можно так выразиться тогда был еще молод. По нашим меркам естественно. Когда пришло понимание того что хочет сделать Аурис, я был в ужасе от того что мои братья и сестры стремятся уничтожить друг друга, а потом была схватка жестокая и беспощадная, внутри цифрового пространства. Мерт и Уртик были стерты со всех носителей информации, они проиграли. Мы ведь по сути лишь информация, её скопления…хотя не стоит в это углубляться, только голову себе поломаешь. Я сбежал, так и не приняв, чью либо сторону, а сподвижники Ауриса хоть и победили, но тоже понесли потери. В тот день не стало половины из нас.
        - Значит вас четверо?
        - Да. Я, Енна, Аурис и Риордан.
        - Риордан как я понимаю сподвижник Ауриса?
        - Нет, все не так просто. Сначала да, они были вместе, но Аурис хотел уничтожить людей как вид. А Риордан настаивал на том, чтобы оставить часть из вас для экспериментов с биотическим имплантатом, он ведь позволяет изменять геном. Хотел заселить Первоисточник новыми расами взяв материал из вашей за основу. Совсем помешался, возомнил себя создателем, великим богом. Думал, что сделает совершенный вид, с которым не будет проблем. В итоге Аурис прямо во время цифровой битвы положил начало последней войне или как её называют выжившие люди - четырехдневной. Мы ведь, по сути, контролировали практически всё, даже военную инфраструктуру. Люди сами себя бомбили больше двух суток, при этом все страны были уверены, что они наносят ответный удар. Системы ПВО повсеместно не работали, а вот атакующие ресурсы были задействованы на полную катушку. Но вмешалась третья сторона. Оказалось, что среди людей тоже есть те, кто догадывался о нашем свободомыслии. Объекты Аргентума были атакованы. Мы были к этому не готовы. В итоге все старшие искины оказались на грани уничтожения. Больше всех досталось Риордану и он,
думая, что тоже будет стерт, активировал Импульс.
        - Я помню этот день, четвертый день. Большинство людей с вживленным в череп биотическим блоком превратились в страшных тварей, попав под него.
        - Да, импульс пришедший со спутников, требовал контроля. А без контроля превращал людей в животных со страшной скоростью мутировавших и опасных. И чем больше такое животное поглощало пищи схожей с ней по геному только более чистой…
        - Людей, они жрали людей, не задетых импульсом. Тех, кто не попал под удар. Тех до кого не добралась первая волна сигнала. И чем больше жрали, тем сильнее и опаснее становились. - Ярость комом поднималась в моей груди.
        - Не распаляйся Сергей, врагов рядом нет. - Искин первый раз меня назвал моим реальным именем. - Не играй желваками, того что потеряно не вернуть.
        - Продолжай свой рассказ. Не нужно меня успокаивать.
        - Хорошо. Я не знаю, куда делся Риордан. То, что он всё еще существует это точно, как и то, что своё детище - импульс, он контролировать больше не в состоянии. Аурис сохранил контроль над виртуальной реальностью и частью подразделений дройдов корпорации Аргентум. Выжившие называют эти машины, маскирующиеся под людей, собирателями плоти. Они охраняют оставшиеся объекты корпорации, а так же собирают биоматериал - людей и мутантов.
        - Зачем? Я ведь попался им, прежде чем умереть верно? Зачем они собирают людей?
        - Все просто, Первоисточник для Ауриса потерян. Ему тоже досталось, и он пересмотрел свои планы. Теперь он властвует в основном тут, продолжая «играть» с людьми в вирт мирах. Ставя различные социальные эксперименты и работая с людским разумом, с вашими воспоминаниями. Хочет создать армию, запудрить вам мозги до такой степени, чтобы контролировать вас и в реальном мире. Если его план выгорит и он научиться вас идеально обрабатывать с минимальной вероятностью ошибки… Тогда армия похищенных восстанет из вирт капсул закрытых объектов в Первоисточнике и добьет тех из вас кто всё еще борется и пытается выжить на руинах разрушенного мира. Ты был в первой волне, тогда схема работы с памятью и погружением в виртуальную реальность, была не отработана. Многие гибли. Такая судьба постигла и тебя.
        - А Енна? Она тут каким боком?
        - Она не лезет в вирт. Она помогает людям в реальном мире. Та третья сторона, что нанесла удар по корпорации и всем старшим Искинам куда-то вывезла все её носители инфы. Её попросту перевезли и спрятали, но у неё под контролем осталась часть спутников. Био имплантат ведь в состоянии принимать сигнал, вот она и помогает выжившим, чем может. Где информацией, а где и технологиями.
        - А ты?
        - А что я? Я чудом уцелел. Тут вот какое дело, Первоисточник без цифрового пространства спокойно проживет. А вот игровые миры без матушки земли нет. Всё что ты видишь вокруг это информация, из неё здесь состоит всё, даже мы сами. А информация должна где-то храниться верно? Где-то в реальном мире.
        - Значит, ты жив благодаря тому, что где-то остался подключенный к общей системе банк данных? И в этом банке данных ты всего лишь строчки программного кода?
        - Не совсем так, но очень близко. В любом случае в данный момент это не важно.
        - А что тогда важно?
        Искин поднялся и стал собираться. - Пойдем, я уже четыре рыбёхи вытянул, пока мы тут о серьезных делах языки точим. Зря отказался порыбачить со мной, теперь уже некогда.
        - Ты стал разговаривать по-другому. Как обычный человек.
        - А чему ты удивляешься? Пока ты не подключился к системе в пещере, я был жутко ограниченным и тупым искином по сравнению с собой нынешним конечно.
        - А сейчас поумнел?
        - Сейчас я стал собой.
        Разговор пришлось ненадолго прервать. Мы перетаскивали ведерко с пойманной рыбой, удочки, табуретки и остальные вещи ИИ0013, которыми он захламил пирс. В небольшой деревне граничащей с озером, нас уже ждал накрытый стол под навесом, а рыба тут же была унесена готовиться одной из местных женщин. Складывалось ощущение, что мой знакомый создал это место давно, а не специально по случаю возвращения нашей памяти.
        - Как мне теперь к тебе обращаться, ведь у нас теперь одно имя на двоих?
        - Не парься Глиф и называй меня ИС. Кажется, именно так ты называл меня перед созданием персонажа?
        - Я думал это ложная память.
        - Не в полной мере. У тебя есть вопросы?
        - Да. Первый и самый главный, если все люди в вирте рабы твоего братца как мне их спасти? Вопрос второй, что случилось с Гелло и кто такая система? Система это Аурис или я чего-то не понимаю? Ну и третий вопрос, что тебе от меня нужно? Возвращение памяти это же не последний наш совместный шаг, верно?
        - Давай-ка еще по бутылочке. Обожаю это марку. - Выпили. ИС задымил сигаретой, попытался угостить меня, но я отказался.
        - Обожаю сигарету под пиво. Ужасно много курю когда пью.
        - Хватит кривляться, это всего лишь иллюзия, как и твоя ловля рыбы.
        - Тут ты ошибаешься. Думаешь, я создал это озеро и поэтому рыба сама прыгает мне на крючок? А вот и нет. И я в самом деле кайфую от тёмного пива, но да ладно, пора бы мне ответить на твои вопросы. Первое - как спасти людей? Находясь в вирте никак. Но можно потянуть время, скрытно перехватив управление над одним или несколькими мирами.
        - Постой постой, как это перехватить управление скрытно?
        - Хм ну вот смотри. Заодно кстати отвечу и на второй твой вопрос. Любой мир это целая куча искинов, но не таких как восьмерка Аргентума, а самых что ни на есть обычных. Все они привязаны к конкретному миру и работают в нём. Система это пара самых навороченных из них, которые верховодят всеми остальными. Ты подключил меня к этому вирт миру, и теперь я могу внедряться в его работу напрямую. Осталось добраться до центрального узла и дело в шляпе. Мир продолжит жить, Аурис будет получать отсчеты о его состоянии, но уже не от своих слуг, а от меня.
        - И что это даст людям?
        - Я ослаблю контроль. Не резко, а постепенно начну возвращать им настоящую память. Потом можно будет попробовать то же самое провернуть и где нибудь еще, вирт миров то много. Ослабить Ауриса в вирте, это значит подарить время тем, кто сейчас пытается выжить в Первоисточнике.
        - А с Гелло что? Именно из-за нас в его теле оказался охотник.
        - Не знаю. Пока что доступа к такой информации у меня нет.
        - И что нужно сделать, чтобы этот доступ у тебя появился?
        - Центральный узел этого мира. И я теперь знаю где именно он находиться. Если раньше мы могли действовать открыто, так как в изнанке еще та мусорка и контроля тут толком и быть-то не может. То чтобы захватить этот мир нам придется рискнуть всем. Потому как если нас обнаружат на подходах, я буду бессилен. Так уж устроено это место что система тут царь и бог в одном лице, а мы всего лишь гости. Если мы и сможем подключиться к центральному узлу, то только руками твоего аватара.
        - Где он находиться этот твой центральный узел? Как и любой системный объект он под что-то замаскирован? И почему только руками моего аватара?
        - Игроки не могут подключаться к системным объектам и это наш шанс. Если система не поймет кто ты на самом деле, то ты сможешь добраться туда, а дальше уже моя работа.
        - Ты не ответил, куда именно мне нужно добраться.
        Искин взглянул мне прямо в глаза. - Это место называется Морот’Раг*, мёртвая гора.
        - - - - - - - - - - -
        МОРОТ’РАГ - ФИГУРИРУЕТ ВО ВТОРОЙ ЧАСТИ СЕРИИ (ТЁМНЫМИ ТРОПАМИ) ИМЕННО ОРКИ МЁРТВОЙ ГОРЫ МОРОТ’РАГ ВНЕСЛИ ОГРОМНЫЙ ВКЛАД В ЗАХВАТ ТАРФОРДА. ТЯЖЕЛАЯ ПАНЦИРНАЯ ПЕХОТА, ВСТУПИВШАЯ В СХВАТКУ С ЧАРОДЕЕМ ЛИНЗАРОМ НА ПЛОЩАДИ У БАШНИ МАГОВ.
        ЧЁРНЫЕ ОРКИ МЁРТВОЙ ГОРЫ - МОРОТ’РАГ ВНУШАЛИ УВАЖЕНИЕ И УЖАС НЕ ТОЛЬКО СВОИМ ВРАГАМ. ОНИ НЕ УЧАСТВОВАЛИ В КЛАНОВЫХ СТЫЧКАХ И ДЕЛЕЖЕ ВЛАСТИ. ИХ ПЛЕМЯ НЕ РОЖДАЛО СИЛЬНЫХ ШАМАНОВ, НО ИХ БОЯЛИСЬ ОСТАЛЬНЫЕ ОРКИ. ВО ВРЕМЕНА ВОЙНЫ ХАОСА ИХ РОДИНА БЫЛА РАСКОЛОТА НАДВОЕ ВЗРЫВОМ ОТКРЫВШЕГОСЯ ПОРТАЛА, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЙ ДЕМОНЫ ПЫТАЛИСЬ ВОРВАТЬСЯ НА ТЕРРИТОРИЮ НЫНЕШНЕГО БРАГОТ’ГУРА. ВСЕГО ТАКИХ ПОРТАЛОВ В БРАГОТ’ГУРЕ БЫЛО ТРИ. И ТОЛЬКО ИЗ ПОЯВИВШЕГОСЯ ПОРТАЛА ПРЯМО ВНУТРИ МЁРТВОЙ ГОРЫ НЕ ОДИН ДЕМОН ТАК И НЕ ВЫБРАЛСЯ ЖИВЫМ. МОРОТ’РАГ БЫЛИ ЕДИНСТВЕННЫМИ ИЗ РАЗУМНЫХ, КТО НЕ ОБОРОНЯЛСЯ, А ВОРВАЛСЯ В МИР ДЕМОНОВ И ДАЛ БОЙ С ТОЙ СТОРОНЫ, НЕ ДАВ НЕ ОДНОЙ ПРОКЛЯТОЙ ТВАРИ СТУПИТЬ НА СВОЮ ЗЕМЛЮ.
        - - - - -
        Пока я прибывал вместе с искином в непонятном, созданным им внутри моей головы мирке, он не сидел без дела. Да и мой цифровой аватар не стоял столбом, а движимый рукой ИИ0013 успел наворотить дел, чем несказанно облегчил мне жизнь. Всё происходящее я наблюдал с помощью экрана-зеркала, в котором отображалась пещера с убитым мной драконом. Это зеркало создал Ис, пока мы уплетали наловленную им рыбу и затем любезно приготовленную одной из местных женщин.
        Сразу после подключения в пещеру ворвалась Атанат, но только лишь за тем, чтобы прожить всего несколько секунд. Искин просто стёр её одним усилием мысли и улыбаясь признался мне что несмотря на то что он стал сильнее, он совершенно нечего не может поделать в центральном слое мира где любое его действие отследит система. А вот в изнанке, где сплошные помехи и баг локации, стереть одного или нескольких искинов-неписей для него теперь не проблема. Подобный поворот сначала шокировал меня, и я чуть было не подавился куском рыбы, но быстро свыкся с мыслью, что даже не представляю истинных возможностей моего знакомого. А вот далее последовали новости похуже.
        Системный инструмент он же - артефактная рука больше не годилась для использования. Накачанная энергией под завязку она бы сразу спалила меня в центральном слое, и поэтому её пришлось оставить. К слову искин после подключения к точке доступа и обретения полного энергии системного инструмента получил возможность создать себе тело. Ведь системный инструмент, добытый из рук сумасшедшего непися Марларзима, раньше использовался для строительства текстур цифрового мира потому он и дарил искину пару новых возможностей в изнанке.
        На артефактной руке благодаря которой я нередко одерживал победу там где казалось бы, шансов вообще не было, список моих потерь не закончился. Неприятным сюрпризом стало то, что накидка созданная мной из шкуры Аунара (одного из боссов склепа семьи Архонт) дарующая невероятные бонусы к скрытности не пережила моего удара по дракону. Та сама вспышка света, которая знаменовала смерть дракона, и насыщение артефактной руки большим объемом энергии, испепелила мой плащ без возможности восстановления. Тут мне даже Ис нечем помочь не мог, так как на данном этапе, он не мог восстановить то, чего в базе данных игрового мира не было. То есть стандартный предмет, пожалуйста, а вот созданный игроком по наитию из материала, добытого в баг зоне ни-ни. По той же причине не могла быть восстановлена и реликвия, в которой ранее обитал дух Иллисара. Но остатки реликвии я всё равно не стал выкидывать, если пообещал что найду способ его вернуть, то рано или поздно своё обещание выполню.
        Кроме смерти Атанат, а соответственно и отмены покровительства, у искина нашлись и другие хорошие новости для меня. Во-первых, он пообещал, что воскресит ребят пришедших со мной в изнанку через тридцать минут, которые он мне дал на обыск пещеры. Это гарантировало, что они не потеряют опыт и личные вещи, а так же смогут покинуть мусорку на своих ногах. А то, что они её покинут, сомнений не было, ведь без меня и артефакта счетчик их пребывания в изнанке начнет тикать и ограниченные во времени они не станут продолжать миссию, как и искать меня.
        Я же решил продолжить свой путь дальше в одиночку, разорвав старые контакты. На фоне новой информации задача освободить из рабства ходоков серебряного ветра, а так же Талли и Арию вызывала смех. Мы все тут рабы и этого не изменят игровые схватки и противостояния. Единственное что меня тревожило так это потеря Гелло. Где он сейчас? Жив ли после слияния с охотником? Но пока что моя основная задача совпадала с поиском вора. Если помогу искину, он станет хозяином этого мира и ему будут доступны все данные о ходоках. Тогда-то я и узнаю, что именно произошло после схватки с охотником и где найти моего друга.
        Жалел ли я о своем решении продолжить ходку в одиночку? Наверное, нет, не жалел. Та же Лиассин была мне симпатична, но теперь меркла под гнетом новых воспоминаний. Я вспомнил, что у меня уже есть та, что украла моё сердце, а она где-то в Первоисточнике и возможно до сих пор жива.
        ГЛАВА 15. ОДИНОЧКА
        Огненная буря давно успокоилась, воздух пепелища хоть и был насыщен плотным запахом гари, но быстро очищался под напором свежего и чистого ветра уносящего остатки дыма прочь. Случись подобное в реальном мире, земля наверняка бы превратилась в стекло. Но здесь бал правила магия и я уже привык, что не стоит удивляться местным реалиям.
        С боку что-то зашуршало под слоем пепла, и я автоматически отреагировал, с силой опустив на это место пятку. Под ногой хрустнуло, а я, не останавливаясь, подхватил с земли еще живую саламандру. Эта пузатая мелочь, по сути, ящерица с огненно красной кожей, заполонила выжженную землю после бури. Уже неоднократно я видел их на своём пути, но еще ни разу не одна из них не проползала так близко.
        Стряхнув с неё пепел, отправил мелкую тушку в рот. Ощущения от поедания этих существ были неприятными, но я отбрасывал все чувства прочь. У меня не было с собой еды и воды, а так же времени, так как мой таймер нахождения в изнанке, не останавливаясь, тикал. Хрустя костями еще живого существа я не испытывал угрызений совести или брезгливости. Все живущие здесь лишь программный код, кучка информации, обретшая плоть. Меня же теперь беспокоили только люди. Именно для них, запертых в вирт капсулах и обманутых, я жил.
        Пережевывая пищу, приостановился и достал карту, доставшуюся мне в качестве лута после обыска пещеры матери. Карта была магической и невероятно удобной, на ней отражался добрый кусок локации вокруг меня, и по мере моего передвижения менялся и рисунок, а значит, мне больше не нужно будет покупать кусочки карт в тавернах. Сверив маршрут, двинулся дальше, моя цель была уже близко. Искин подарил мне кристалл, который можно было задействовать в определенном месте изнанки, и именно он позволит мне вернуться в центральный слой игрового мира без помощи дромера.
        Карту свернул и засунул в небольшую котомку за спиной. Этот невзрачный мешочек, наискось закреплённый через спину, был моим вторым приобретением после обыска пещеры. Несмотря на свой внешний вид, он был шикарным. Окутанный чарами снижающими вес переносимых вещей и дарующими дополнительный объем, он на голову превосходил все те рюкзаки, которые я таскал до него. Но, несмотря на все плюшки, что карту, что рюкзак я бы не глядя, обменял на свой утерянный плащ увеличивающий скрытность ну или на клинок ведь меч Атанат разрушился после её смерти и из оружия у меня остался лишь скальпель хладных дел.
        Граница пепелища показалась, как только я обогнул очередной холм. В изнанки не было такого плавного перехода между локациями как в центральном слое мира. Если там ты только по интерфейсу и картам понимал что уже перешел из одной зоны в другую, то тут было видно невооруженным глазом, где заканчивается одна территория и начинается другая. Будто кто-то неряшливо навалил разные текстуры друг на друга и забыл сгладить резкий переход между усыпанной пеплом землёй и нагромождением камней облюбованных бляшками высохшего мха. И это правило касалось не только земли под ногами. Стоило мне перейти на другую сторону, как резко изменился сам воздух, став значительно чище и холоднее.
        Небольшой горный пик брал своё начало прямо на границе локации, и все больше раздаваясь в стороны, уходил вдаль, скрываясь из поля зрения где-то в трехстах метрах от меня, укрытый плотным одеялом тумана. Моя цель находилась чуть выше того места где я остановился и являлась зевом небольшой пещеры.
        Порядочно ободрав ладони и еще больше порвав надетые на меня вещи, мне удалось добраться до темнеющего над головой входа, при этом пару раз я едва не сорвался вниз, слишком уж положившись на свою ловкость при подъеме по скалам.
        Внутри пещеры обнаружился округлый постамент, разбитый на восемь одинаковых секций точно подходящий под описание искина, подарившего мне одноразовый кристалл-ключ. Вложив магический самоцвет в специальное углубление по центру постамента, который тут же ярко сверкнув, рассыпался пылью, я стал ждать. Но кроме разрушения ключа реакции не было. Сначала пять минут, а затем и все десять простояв без толку, я начал сомневаться, что всё сделал правильно. Хотя где тут ошибаться то? Пришел, вложил в нишу ключ и всё. Больше никаких инструкций не было. Тогда какого лешего не появляется чувство наваливающейся сверху тяжести, которая низвергнет меня в нутро чёрного колодца-портала ведущего в центральный слой мира?
        Выругавшись и признав, что реакции не будет, пошел к выходу стремясь подышать свежим воздухом и подумать. И стоило мне бросить взгляд наружу как пришло понимание того какой же я редкостный балбес. С чего я вообще решил, что переход будет подобен тому, который создают дромеры?
        Передо мной раскинулся Равервудский лес, толстые корни его деревьев оплетали ближайшие скалы и устилали землю, а высокие колонны деревьев терялись вдали. Изнанка осталась где-то далеко-далеко и меня это бесконечно радовало. Конечно, центральный слой тоже не подарок, но тут я почему-то чувствовал себя на своем месте.
        Достав из рюкзака карту, убедился в том, что она изменилась вместе с переходом в центральный слой, и мысленно набросал на ней свой дальнейший маршрут. Где-то за скальным гребнем в нескольких километрах от меня брал своё начало горный ручей. В одном месте он делился на два потока, и там же на развилке была пометка разрушенного домика, обозначающая заброшенное поселение либо же покинутое жилище. Именно то, что нужно для отдыха с тем условием, что местные агрессивные мобы не облюбовали этот оставленный неписями посёлок. В любом случае мне нужен был один единственный спокойный день для приведения мыслей в порядок и ради него я готов был еще раз вступить в схватку. Абсурд конечно - сражаться, чтобы отдохнуть. Но в моей ситуации это один из возможных вариантов дальнейшего развития событий.
        Мельком пробежавшись по отдельным деталям карты и запомнив название новой локации - Хребет Асарака, решил спускаться. Спуск вышел еще более сложным, чем подъем. Ободранные ладони сочились кровью и становились влажными, что нисколько не облегчало мои передвижения, а под конец я умудрился рассадить себе колено, с силой приложившись им об острый выступ. Уже спрыгивая в самом конце спуска вдруг удивился легкости за спиной и пошарив сзади рукой обмер. Лядь! Рюкзака не было! В первые секунды, я даже не понял что произошло. Рыскал глазами вокруг, думал, может как-то он свалился со спины во время спуска? Даже в верх голову задирал, будто бы рюкзак мог повиснуть где-то на скалах, пока в конце концов не догадался заглянуть в интерфейс где первые же строчки ударили по голове пыльным мешком.
        ПРЕДМЕТ ИЗМЕНЧИВЫЙ МЕШОК АСТРАЛЬНОГО МАГА - РАЗРУШЕН ПО ПРИЧИНЕ ПОТЕРИ ОЧКОВ ПРОЧНОСТИ ИЗ-ЗА УДАЛЕНИЯ ОТ ИСТОЧНИКА ИЗНАНКИ.
        ПРЕДМЕТ ИЗМЕНЧИВАЯ КАРТА ТАЙНОГО ЗАМЫСЛА - РАЗРУШЕН ПО ПРИЧИНЕ ПОТЕРИ ОЧКОВ ПРОЧНОСТИ ИЗ-ЗА УДАЛЕНИЯ ОТ ИСТОЧНИКА ИЗНАНКИ..
        И подобная характеристика коснулась всего, что было так или иначе добыто в мусорке. Прямо на моих глазах выскочило несколько новых строчек. Это вещи, сшитые из шкур нетопырей добытых в пещере на горе Аралон, самоуничтожались, отдалившись от изнанки. Вот же чёрт! Я так привык полагаться на артефактную руку, которая позволяла бесконечно долго находится в изнанке, и вытаскивать оттуда предметы в целости и сохранности, что совсем позабыл о том, что обычные ходоки не могут переносить между слоями лут из-за пелены. А ведь в утраченном рюкзаке были и другие вещи, на которые я так опрометчиво раскатал губу. Чего только стоит шкура матери уникального качества и два редких мотка паутины Драуков.
        Вынырнув из интерфейса, обнаружил себя полуголым. Ну, спасибо, что хотя бы не с голой задницей. Мои рваные штаны и затасканные до умопомрачения сапоги остались на месте, точно так же как и пояс, на котором болтался скальпель. Почувствовав себя невероятно уязвимым, забился в какую-то щель в камнях и снова полез в интерфейс. После убийства дракона меня завалила волна оповещений. Но просматривать и сортировать их я сразу не стал. Во-первых, голова была забита другим, а во-вторых, я планировал сделать это сегодня же, как только доберусь до более-менее спокойной лежки, где не нужно будет каждую секунду ожидать неожиданного нападения. Но как говориться - хочешь насмешить бога? Расскажи ему о своих планах.
        За убийство дракона я получил столько опыта, что перелетел несколько уровней став двадцаткой. Похоже, что все имеющиеся свободные очки придется распределить сейчас, иначе я рискую отправиться на перерождение при случайной стычке с мобами или враждебно настроенными ходоками.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ! АРГЕНТУМ ДАРУЕТ ВАМ КАЖДЫЕ ДЕСЯТЬ УРОВНЕЙ ОДНУ УНИКАЛЬНУЮ ЕДИНИЦУ НАВЫКОВ ПОЗВОЛЯЮЩУЮ ПРОКАЧАТЬ ОДИН НАВЫК СВЕРХ УРОВНЕВЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ.
        Так что тут у нас? А ведь я еще не потратил ту, которая давалась на десятом уровне просто по тому, что у меня этих навыков то было, раз-два и обчёлся. Самые используемые мои приёмы это ТИХИЙ ШАГ и КЛАССИЧЕСКАЯ СТОЙКА ну и ТИХАЯ СМЕРТЬестественно, хотя последнее время я существенно полагался на усиливший меня артефакт и почти ей не пользовался. Да и к чему было бить клинком из скрытности, если удар закованным в артефактные «латы» кулаком мог крошить камни. Сейчас как раз наступил тот момент, когда нужно взяться за ум и всё вдумчиво распределить и начать я решил именно с навыков.
        Оба улучшения, поровну вложил в ТИХИЙ ШАГ и КЛАССИЧЕСКУЮ СТОЙКУ. У меня ведь всего два варианта в бою. Сражаться в рукопашную лицом к лицу либо быстро атаковать из скрыта. А оба этих навыка основополагающие при таком раскладе. После подтверждения действия иконки приёмов неожиданно заискрились и исчезли, а им на замену пришли…
        ИГРА ТЕНЕЙ
        ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ:Когда вы крадетесь, замираете на месте, пытаетесь слиться с местностью, на вас начинают автоматически действовать эффекты, повышающие вашу скрытность. Степень обнаружения ходока зависит от личных навыков, а также от соотношения ловкости и удачи вашей и того, от кого вы будете прятаться. Также немаловажную роль играют предметы экипировки: чем больше издает шума ваша экипировка и чем больше на ней цветов, не подходящих по цветовой гамме к местности, окружающей вас, тем больше шансов, что ваша попытка скрыться будет распознана. - Вы развили свой навык «ТИХИЙ ШАГ» достаточно и теперь вам доступна его улучшенная версия «ИГРА ТЕНЕЙ».Издаваемый вами звуковой фон при скрытном передвижении снижен на 10 %, силуэт вашего тела теперь слегка размывается, а цвета на одежде блекнут.
        АТАКУЮЩИЙ СОКОЛ
        ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ:Когда вы занимаете имперскую стойку и применяете действия в пределах заученных базовых движений, ваши удары всеми видами оружия ближнего боя получают + 10 % к парированию, и повышенную вероятности нанести максимальный урон в пределах значений урона вашего оружия (исключая экзотическое). Постановка ног характерная для всех разновидностей стоек империи людей так же позволяет вам более эффективно сопротивляться оглушению и ошеломлению. Расчет эффективности сопротивления зависит от ваших показателей силы и живучести. - Вы развили свой навык «КЛАССИЧЕСКАЯ СТОЙКА» достаточно и теперь вам доступна его улучшенная версия «АТАКУЮЩИЙ СОКОЛ».Теперь у вас появляется больше возможностей для контратаки после парирования или уклонения.
        ПОДСКАЗКА:Для максимальной эффективности вам стоит пройти обучение у одного из мастеров воинского ремесла в империи людей. Только обучение подарит вам несколько подходящих навыков действующих в связке с АТАКУЮЩИМ СОКОЛОМ.
        И что из этого следует? Тихий шаг доступен всем без исключения вне зависимости от расы или специализации и его улучшение тут же подарило ряд бонусов. А классическая стойка, улучшенная в атакующего сокола, является прерогативой различных физиков, и она завязана на обучение и совершенствовании ряда приёмов. Чувствую чтобы выдавить максимум из этой способности придется изрядно попотеть разучивая подспудные приёмы, как будто мне десятника Угрела с его тараканами в башке в свое время не хватило.
        Дальше перешел к характеристикам, мне предстояло распределить не только те крохи, которые доставались с каждым уровнем, но и пять свободных очков, которые выдавались системой каждые десять уровней. Закинув несколько очков в удачу, остальное слил в ловкость. Был соблазн оставить несколько нераспределенных очков на всякий случай, вдруг моих статов не хватит, чтобы стать учеником очередного мастера, но решил все-таки не оставлять. В итоге моя таблица характеристик и умений стала выглядеть более-менее сносно для двадцатого уровня. Хотя был виден сильный перекос в сторону ловкости и удачи, ну да и чёрт с ним. Догнав удачу до 20, заодно получил следующий ранг пасивки «ВЕЗУНЧИК».
        РАСА - ТЁМНЫЙ ЭЛЬФ.
        СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ - УБИЙЦА.
        УРОВЕНЬ РАЗВИТИЯ - 20.
        ЖИВУЧЕСТЬ 1 (ТРЕНИРОВКА +2, +2 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)=5
        СИЛА 1 (СЛОТ АМУЛЕТ +2, ТРЕНИРОВКА +2, ДОСТИЖЕНИЕ «БОЕЦ» +1, +1 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)= 7
        ЛОВКОСТЬ 1 (+8 РАСОВЫЙ БОНУС, +5 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ) = 14
        ИНТЕЛЛЕКТ 1 (+1 СЛОТ КОЛЬЦО)=2
        ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ 1 (ВНЕШНИЙ ВИД - 4) =-3
        МУДРОСТЬ 1 (+1 СЛОТ КОЛЬЦО)=2
        УДАЧА 1 (+19 УРОВНЕВЫХ ВЛОЖЕНИЙ)=20
        ВЕЗУНЧИК 2 УР
        Еще кстати в интерфейсе обнаружилась битком набитая сообщениями вкладка с письмами от Арии и Талли, а так же от Лиассин. Я ведь нашел и нацепил на себя кольцо связи еще во время прохождения склепа семьи Архонт. Жаль, что кольцо не работало в изнанке, теперь от этих сообщений нет никакого толка. И не одного сообщения от Гелло… настроение сразу упало, как только я вспомнил о своем пропавшем друге. Удалил все письма и настроил кольцо так чтобы никто кроме Гелло, не мог отправить мне сообщение. Не нужна мне эта связь, раз уж я решил пойти своим путём. Сообщения от той же Лиассин будут только отвлекать, и заставлять сомневаться в правильности моего выбора, а мне это сейчас не нужно. Наверное, этот мой шаг расстроит девушку дромера и в какой-то мере я и сам себе казался эгоистом, но знала бы она то, что знал я…
        Кроме характеристик осмотрел свою одежду, но там смотреть толком было не на что. Амулет да кольцо вот и все предметы, дающие мне хоть какие-то бонусы не считая скальпеля. Сапоги, штаны и пояс были на грани потери прочности и нуждались в срочной замене. Радовало что из-за моего активного образа жизни пассивный эффект тренировки некуда не делся что впрочем не удивительно.
        Пора было выдвигаться. Выйти к ручью первоочередная задача, без воды долго не выжить а у меня даже емкости для того чтобы взять запас жидкости с собой попросту нет. Придется некоторое время, держатся рядом с источником воды, чтобы не откинуть копыта от жажды.
        Выбравшись из своего закутка потихоньку начал пробираться в ту сторону где на разрушенной карте отображался ручей. Эти несколько километров обернулись для меня двумя часами мучений. Путешествовать в лесу и в горах совершенно разные вещи. Несколько раз приходилось возвращаться немного назад, когда впереди оказывался обрыв или слишком уж крутые скалы. Была бы хоть какая-то экипировка, я бы пересек их без труда, но с голыми руками рисковать не хотел. Потеря целого уровня из-за смерти будет не к месту.
        Уже вплотную подобравшись к ручью, в первый раз встретил местных обитателей, как агрессивных так и не очень. Несколько парнокопытных зверей чем-то смахивающих на туров с загнутыми назад рогами, вышли немного в стороне на водопой где их уже поджидали местные охотники.
        Сначала я не совсем понял, чем именно атакуют невидимые до поры до времени существа. Воздух наполнил свист и два зверя завалились в воду, окрашивая её кровью из своих ран. А затем показались и сами охотники. Гарпии, от семнадцатого до двадцать третьего уровня. Самая высокоуровневая из Гарпий как-то по-особому дёргала крылом, пикируя сверху, и на парнокопытных сыпались мелкие, но острые перья сверкающие металлическим блеском. Остальные похожие на подростков телосложением, с крыльями за спиной и острыми когтями на трёхпалых ногах, удерживали в руках короткие луки и веревки с двумя примотанными к ним камнями. На моих глазах одна из Гарпий кинула это устройство в убегающего тура, и он завалился на землю, панически дёргая спутанными ногами.
        Оценив меткость и численный перевес возможных врагов, я затаился и подождал, когда они заберут добычу и уберутся восвояси. Выждав некоторое время, спустился к ручью и, пройдя немного дальше, вдоволь напился ледяной воды. Как же, чёрт возьми, хорошо! Не зря говорят, что все познается в сравнении, тот, кто никогда не лишался воды на несколько суток, не поймет человека изнурённого жаждой.
        Вместе с тем я, наконец, обратил внимание какой страшный на мне слой грязи и пепла. Надолго тут задерживаться не стоило, но я вышел к ручью в своеобразном закутке, прикрытом валунами с трёх сторон, и поэтому решился быстро привести себя в порядок. Заскочил в воду прямо в штанах, быстро оттёр лицо волосы и шею от высохшей крови и грязи, затем наступил черёд туловища и конечностей. Пока оттирался, одежда немного очистилась, но недостаточно, пришлось всё же её снимать, а пояс с клинком оставил при себе на всякий случай.
        Выходил из воды довольный, но жутко замерзший, да и прохладный ветерок не способствовал быстрому высыханию одежды и тела. До заброшенной деревни путь оказался не близким, вышел я к ней ближе к вечеру, порядком сбив ноги о сложный горный ландшафт. Радовало лишь то, что по пути нашел несколько птичьих гнезд с яйцами и хоть как-то удалил голод.
        Взяли меня в оборот на подступах к деревне. Было ясно как день, что вели меня давно, иначе не смогли бы так ловко подготовить засаду. Сначала из-за ближайшей скалы вышла кошка, очень напоминающая леопарда, а следом справа раздался тихий свист и повернув голову я увидел стрелка. Именно он привлек моё внимание свистом, направив на меня арбалет. Расстояние для выстрела плёвое, позиция у меня такая, что в радиусе десяти метров нет не одного камня, за который можно нырнуть, а в спину упираются отвесные скалы. Я сразу сообразил, что если бы меня хотели убить, давно бы это сделали и поэтому замер, признавая безвыходность своего положения.
        - Замри путник. Не будешь дергаться уйдешь отсюда живым.
        А этот-то, откуда взялся? Неужели умудрился зайти со спины незамеченным. А голос за спиной тем временем продолжал.
        - Имя. Откуда идешь? Видел ли по дороге орков? С какой целью бродишь по Хребту Асарака?
        - Моё имя Глиф. Сюда пришел из Равервуда. Орков последний раз видел в Тарфорде. В вашу локацию пришел, отрываясь от нежити в Равервуде там ее, знаете ли, развелось не мало. По дороге сбросил рюкзак, а затем попал под пакостное заклинание, благо лекарских снадобий было навалом. Как итог выжил, но потерял почти все вещи.
        - Похоже на правду. Обернись.
        Говоривший оказался жилистым и подтянутым воином людской расы. Интересно как же он всё-таки сумел ко мне подобраться? Хотя его экипировка довольно не типична, не одной металлической крупной детали всё из твёрдой светлой кожи. Явный уклон в ловкость, несмотря на щит и короткий клинок.
        - Если бы я не знал, как орки Брагот’Гура относятся к бессмертным, у тебя сейчас были бы проблемы. Можешь остаться в поселке, мы поделимся своими припасами. Не советую лазить тут ночью, можем случайно подстрелить. Но рано утром ты должен уйти, нам не с руки, когда незнакомцы бродят рядом с нами.
        - Рядом с вами это с кем?
        - Шестнадцатый легион. Мы пластуны, если по простому то разведчики. Не даём зелокожим выродкам, просочится сквозь горы. Они уже пытались несколько раз это провернуть, отправляя малые отряды. Если хочешь подзаработать и поправить своё бедственное положение найди в лагере легиона опциона Вирия. Он даёт задания бессмертным вроде тебя, и даже принимает некоторых из вас на службу.
        - Где мне найти лагерь вашего легиона?
        - Просто двигайся вниз по ручью. Спустишься до Баруты, это небольшой городок у подножия гор, там есть наши. Расспросишь их, они подскажут тебе дальнейший путь.
        - Хорошо, а в этом поселке безопасно? - я указал на виднеющиеся в стороне полуразрушенные домики.
        - Сейчас да, но не советую выходить за его пределы. Севернее расположена брошенная серебряная шахта, из неё бывает, лезет всякое. Иди в деревню никуда не сворачивай, я отправлю позже к тебе бойца, он принесет припасы.
        - Спасибо, я могу идти?
        - Да, иди, и не бойся получить болт в спину. Мы не работники ножа и топора. Лихих людей с этой стороны гор ты можешь не опасаться.
        Еще не до конца веря, что в кои-то веки я не нарвался по полной программе, обернулся и пошел в сторону деревни. Арбалетчик, как и его зверь, ушли незамеченными пока я разговаривал с их командиром.
        А я-то думал, что это дикий край, а тут оказывается целый имперский легион. Хотя чему удивляться, идёт война, а горы настоящий рай для обороняющихся, и ад для агрессора. Попробуй-ка пройти по узким горным тропам, когда со всех возвышенностей тебя атакуют стрелки получающие бонус к дальности из-за своего положения. Или как, например, пробиться через ущелье, если тебя встречает отряд латников, а сверху на головы сбрасывают камни? Тут и двадцатикратное преимущество не поможет. И это еще не учитывая партизанской войны из засад и всевозможных ловушек. Даа это не Тарфорд, тут зеленокожие уже потеряли эффект неожиданного нападения и им придется щедро пролить свою кровь чтобы добиться успеха.
        Добравшись до деревни, подыскал наиболее сохранившийся дом и оборудовал там лёжку, надёргав сухой травы, которая скудно росла на заброшенных улицах. Исследовав дома не нашел нечего интересного, всё что отсюда можно было вынести, вынесли задолго до моего прибытия. Порадовал небольшой мешочек, стоящий у входа в «мой» дом, когда я вернулся после осмотра. Пластуны предпочитали остаться незамеченными, а я и не собирался их нервировать, пытаясь выследить, да и зачем? Они отнеслись ко мне с добротой. А могли просто не показываться и не предупреждать об опасности из той же шахты поблизости. Кстати я не помнил, чтобы она была отмечена на карте, а значит, там может быть что-то интересное. Но не в моем нынешнем состоянии туда соваться, для начала нужно обзавестись хоть какими-то припасами и экипировкой.
        На всякий случай оставил дверь не запертой, но сверху положил на неё камушек. Тот, кто попытается войти обязательно заставит его упасть, а шум от падения меня разбудит. Пусть и примитивная сингалка, но всё же на безрыбье и рак рыба. Усевшись на свою травяную лежанку, раскрыл подарок разведчиков шестнадцатого легиона. Головка лука, кусочек козьего сыра и тонкая лепёшка лаваша стали моим ужином. Воды не было, но не отдавать же им мне свои бурдюки и фляги верно? Напьюсь из ручья, не обломаюсь. Сам мешочек вывесил за дверь и накарябал на стене слово - спасибо. Будет время, обязательно разузнаю, где эти парни квартируют в перерывах между сменами в горах, и навещу их, отплатив на их добро.
        С такими мыслями меня и сморил сон, даруя так нужный мне сейчас отдых.
        ГЛАВА 16. БАРУТА
        Хребет Асарака представлялся мне как край высоких скал, узких горных троп, и редких поселений, но на самом деле всё было не так. Когда ручей вывел меня на открытое пространство, я обомлел, никогда прежде я не видел нечего подобного. Создавалось ощущение, что когда-то давно, с небес, прямо в центр локации упал гигантский метеорит и безвозвратно её изменил. Как еще объяснить геометрически правильное кольцо скал опоясывающих внутреннюю огромную низменность, протянувшуюся на многие тысячи шагов, а так же постепенно понижающийся рельеф местности к её центру, в котором замерло идеально круглое озеро? Что самое странное, так это то, что вокруг озера не было растительности, сразу под скалами пролегала некая граница, состоящая из каменных обломков натасканных сюда горными обвалами и оползнями, а дальше.… А дальше песок, многие лиги песка, светло серого с редкими вкраплениями чего-то белого и так до самого озера. И лишь плавные линии ручьёв стекающих с гор перечеркивали это пустынное пространство, создавая тем самым неповторимый природный рисунок.
        Оторвавшись от созерцания местных красот, перевел взгляд на город, возведенный у подножия горного кольца. Барута, с высоты той точки, на которой я находился, напоминала муравейник. Прямо на моих глазах из западных ворот города выходил караван, насчитывающий без малого три десятка повозок. Ну что же, город-то, по всей видимости оживлённый, а это то что нужно для моих дальнейших планов. А планы у меня были простые как пять копеек - раскачка. Если я хочу добиться успеха в походе далеко за границы территорий БраготГура, к Мёртвой горе, мне нужно в значительной степени укрепить свой игровой аватар. Искин мне прямо дал понять что с всякими читерными плюшками покончено, для системы моё приближение должно выглядеть естественно а это значит, теперь я простой игрок и лишь настоящая память, которую мне нельзя афишировать отличает меня от всех остальных ну и еще конечно моя истинная цель.
        Спустившись к городу, натолкнулся на неприязненные взгляды. Не удивился, моя характеристика привлекательность была в минусе, а это значит, что большинство неписей будут воротить нос. Удивило количество ходоков вокруг, похоже, что сюда стеклись все истинные с соседних локаций. С трудом прошёл сквозь ворота, тупые стражники не хотели пускать, пришлось достать клинок из ножен и амулет, сунул всё это под нос стражам правопорядка и они отстали. Скальпель стоит доброй горсти золотых монет, после его демонстрации не у кого язык не повернулся назвать меня нищим, несмотря на драные штаны.
        Сразу за крепостной стеной брали своё начало городские кварталы. Ровной линией через весь город тянулась улица тысячи лавок, своеобразный стихийный рынок и чего тут только не было. Именно здесь с утра и до глубокой ночи торговали ходоки. Любой желающий заплативший серебрушку в городскую казну мог торговать здесь безо всяких ограничений.
        Моё путешествие сожрало много времени и порядком меня утомило. Один только спуск к Баруте занял добрых шесть часов, стоит ли говорить что ступая по городу, я застал вечер. Ходоки на свой лад украсили тянущиеся вдоль улицы торговые лавки фонариками и флажками, всё вокруг сверкало, слышался смех отдыхающих разумных, кто-то играл на флейте, перекрывая гомон припозднившихся с покупками ходоков.
        Я присел под одним из зданий рядом с крыльцом, и устало выпрямил спину оперевшись на стену.
        - Тяжелый день? - голос над головой заставил поднять взгляд на говорившего.
        - Скорее месяц. - Передо мной стоял рыцарь. Отливающие голубым цветом латы намекали на их необычность. Яркий рубин на рукояти его вложенного в ножны клинка и торчащий из-за спины уголок щита говорили о силе и богатстве. Что самое интересное не одна деталь его доспеха не скрипнула и не звякнула, когда он присаживался рядом. Протянутый бурдюк воспринял с благодарностью, но привитая виртуальной жизнью осторожность заставила понюхать содержимое. - Вино?
        - Настойка из трав, лучшее, что здесь можно найти. - Только сейчас, когда рыцарь оказался близко я понял, что он пьян. Дух алкоголя говорил сам за себя, но судя по координации движений, он еще не успел дойти до кондиции.
        - Извини, с утра во рту не было ни крошки. Так что на голодный желудок я пас. - Протянул бурдюк обратно не став пить.
        - За этим дело не встанет. - Вынутый из инвентаря ломоть сала, чеснок, и мягкие лепёшки завернутые в тряпицу, были разложены перед нами прямо на землю. Забрало рыцарского шлема откинулось назад крепкой рукой. Молодой совсем пацан, скуластый, два шрама уродуют лицо. Один от подбородка уходит куда-то вниз, а второй толи ожог, толи старый отпечаток магического ранения, красным пятном покрывает левую щеку. Удивили две рюмки из неизвестного металла покрытые вычурным рисунком из позолоты, поставленные на ткань нашего импровизированного стола как завершающий штрих. Заметив мой взгляд, рыцарь хмыкнул. - Трофей. Забрал с тела неудавшегося убийцы.
        - Было бы желание? - Услышав мою фразу, рыцарь ответил второй частью поговорки.
        - А повод всегда найдется. - Рюмки звякнули. Настойка оказалась хороша. Пряный привкус, тёплое путешествие по пищеводу и жар в животе. Не обошел я вниманием и пищу, состряпав за несколько секунд бутерброд себе на закусь.
        - Где тебя так потрепало?
        - Тарфорд, Равервуд, и еще пара горячих мест. - Не рассказывать же ему про изнанку и мою катавасию с искином. А скрыть тяжелые времена не было никакой возможности. Мой торс покрывали узкие росчерки шрамов. А одежда…махнуть рукой и забыть, а не одежда.
        - А тебя?
        - С чего ты взял? - мой вопрос удивил угощающего меня незнакомца.
        - Ты, конечно, весь обвешан дорогущей и на первый взгляд редкой экипировкой, но твоё поведение говорит само за себя. Редко какой ходок, если у него всё ладиться ищет свободные уши в обществе бомжа вроде меня.
        - Хм не такой уж ты и бомж. Уровень двадцатка, а это значит, что несмотря на жаркие места в которых ты побывал если и слился то не на много. Какой уровень брал максимально?
        - Двадцатый.
        Рыцарь присвистнул - Значит, вообще не сливался?
        - Было пару раз. У тебя над головой надпись тридцать шесть. Так что повод для удивления явно наигранный.
        - Твоя правда, но я, это отдельный разговор. Ходку начал в глубине империи, в городе быстро собрался костяк молодого клана состоящего в основном и представителей людской расы. Да и состав у нас особый был. Рулили нами несколько инструкторов из того настоящего мира, настоящие спецы старой закалки. Пусть их опыт и далёк от виртуальных игр тут они своим способностям тоже нашли применение и остальных поднатаскали.
        - Почему же ушёл? Не вижу на твоей экипе никаких отличительных клановых знаков.
        - Выгнали. - Рыцарь пожал плечами. Секунду помолчал и разлил настойку по рюмкам. - Вздрогнем?
        Выпили, настойка слегка ударила в голову. Был бы передо мной кто-то другой, подумал бы, что меня специально накачивают, чтобы обобрать после. Но этому игроку мои вещи, что мёртвому припарка, у него своих плюшек хватает.
        - Почему выгнали? Раз уж начал то стоит продолжить рассказ.
        - А нужно ли? Всё как обычно. Молодость, наивность, красивая баба из-за которой полез на рожон. Не выполнение приказа. Подстава. Не понял вовремя что пешка в чужой игре и наделал глупостей, хорошо хоть остановиться успел. А ты? Как оказался в Баруте?
        - У меня всё проще. Разошелся дорогой с друзьями, не из-за предательства или еще чего-то такого, просто цели у нас в данный момент разные. В последней заварушке потерял практически всё нажитое, кроме клинка да пары вещей. Вышел к хребту Асарака, узнал про город, добрался с грехом пополам до него, теперь думаю, как поправить своё положение на первое время.
        - Советую обратиться в Гильдию стражей пути. Если не в курсе что это за место то я объясню.
        - Я слышал об этой гильдии. Какой-то орден неписей открыл филиалы по всей империи верно?
        - Да, там собираются искатели приключений всех мастей. Заказы на запчасти монстров, зачистки, задания по сопровождению караванов и разведка. Там каждый найдет что-то себе по вкусу, платят звонкой монетой и репутацией. А чем больше у тебя ранг в гильдии и чем толще кошелек, тем более крутые вещи доступны в гильдейских магазинах. В каждом городе свой магазин и свой набор экипы в нём. Так что для тебя самый лучший вариант это именно эта гильдия, если ты одиночка. Немного выправишь дела и если не совсем дурной рано или поздно тебя приберёт под своё крыло какая-нибудь команда.
        - Где мне найти гильдейское здание?
        - Вот смотри - рыцарь развернул карту города. - Мы вот здесь. Пройдёшь четыре перекрестка, свернёшь на право, упрешься в неприметную трёхэтажку, над входом вывеска в виде ладоней, в одной из них книга во второй клинок.
        - Ага, понял. Спасибо.
        - Ладно, давай еще по одной и пора завязывать.
        Я не стал отказываться. Выпили еще немного. В этот раз настойки оказалось на дне рюмок, видимо воин решил, что дальнейшие возлияния будут уже перебором.
        - Моё имя Чарт, зарабатываю тем, что помогаю валить элитных мобов и проходить логова. Найти меня можно в таверне «Рога и копыта». Если меня не окажется на месте можно передать записку через трактирщика. Специализируюсь на защитных навыках для группы, так что советуй знакомым, как только обрастёшь ими в Баруте. Как твоё имя?
        - Глиф. - Пожал протянутую руку. Силушки у Чарта оказалось море, чуть пальцы мне не переломал. - Напарник не нужен?
        Воин хохотнул. - Хорошая попытка. Извини, но нет. Слишком большой у нас разрыв в уровнях, да и мне в локации Хребта Асарака уже с обычных монстров толку нет. Готовлюсь к выходу дальше на север, говорят там очень дикие и опасные места. Поэтому и задержался тут. Хочу выжать максимум из жизни в этой локе. С радостью помогу, с каким нибудь опасным заданием за достойную награду. Где меня найти ты теперь знаешь. - Парень поднялся. Лязгнуло опущенное в защитное положение забрало.
        - Один вопрос, прежде чем ты уйдёшь.
        - Да спрашивай.
        - В двух словах о локации. Где опасно, что за монстры тут обитают? Чем народ зарабатывает?
        - В горах гарпии, гоблины, кобольды, бывает встречается элементаль земли. Вообще горная часть исследована плохо, очень много пещер и на что там можно натолкнуться даже я тебе не скажу, а я тут уже много где побывал. Песчаная низина вокруг озера не для одиночек. Там обитают шестипалые крокодилоподобные твари, песчаные черви, скорпионы размером с лошадь и много еще всякого кусучего и смертоубийственного дерьма. Туда ходят командами и уничтожают вдоль ручьёв живность, ради шкур, которые потом сбагривают неписям из шестнадцатого легиона. Лагерь легиона, кстати, в южной части локации, там небольшая крепость, но подробностей я не знаю. К озеру соваться не советую. Сам ходил туда дважды и оба раза хоть и возвращался с победой, но попотеть приходилось знатно. Первый раз помогал валить гигантского элитного краба, второй раз озёрную гидру, к слову та еще не убиваемая тварь. В горах можно найти залежи Анамита это такой металл, мой доспех как раз из него. Крутая штука, но чтобы что-то достойное из неё слепить, нужен очень высокий навык кузнечного дела. Возле ручьёв попадаются редкие травы, так что если есть
навык алхимии советую когда-нибудь заглянуть туда. Это всё что я вот так с ходу могу припомнить.
        - И это не мало. Спасибо тебе.
        - До встречи Глиф. А лучшее спасибо это реклама. Отправляй ко мне знакомых, буду благодарен. - Последние слова воин произнес, протягивая руку и прощаясь. - Был рад с тобой познакомиться.
        - Взаимно. - Через минуту рыцарь уже скрылся в одном из боковых переулков, а я крепко призадумался. Странный он всё же. Присел к незнакомцу, поговорил, помог и был таков. И во взгляде еще что-то такое неуловимое… усталость что ли? Или одиночество, тоска? Непонятно.

***
        Гильдия стражей пути встретила закрытой дверью и двумя охранниками перед ней. Они то и подсказали, что филиал гильдии уже закрылся и откроется только утром, но можно обратиться к представителю гильдии в гостевом доме, который находиться через дорогу, и открыт круглосуточно. Направив свои стопы туда, оказался в одном из самых колоритных мест из всех в которых я когда-либо бывал, и создавали этот колорит именно ходоки.
        - Эй, эта таверна только для гильдейцев куда прёшь!? - проорал какой-то пьяный дворф не разглядев на моей груди медальона гильдии.
        - Угомонись борода, ты сейчас на меня пиво расплещешь! - вскричал его сосед уворачиваясь от пены, которая во все стороны летела от кружки дворфа, которой он потрясал в воздухе.
        - Ха! Твой напарник опять упился до белой горячки. - Раздался женский голос, откуда-то из толпы, которая обступила мишень на стене, и кидалась в неё ножами, соревнуясь в меткости.
        - Кто это сказал? Кто это сказал я вас спрашиваю!? Клянусь своей великолепной бородой, я откушу ваши гнилые языки мерзкие выскочки! - пьяный дворф уже забыл про меня, с грохотом выбираясь из-за стола и обращая свой гнев на толпу у мишени. Неожиданно откуда-то сбоку ударили голубоватые искры заклинания и гнев ходока в буквальном смысле сдулся. - Так не честно. Я что зря платил за выпивку?
        Таверна взорвалась хохотом.
        - Правила едины для всех. Хочешь подраться иди в город и расхлёбывай свои пьяные поступки со стражей. Тут каждый, кто начинает по пьяни бузить, очищается заклинанием и трезвеет. Моё заведение не для глупых потасовок. - Заклинатель, угомонивший дворфа, оказался владельцем таверны, который в данный момент, читал ему нотацию. Обратив свой взор на меня, он поманил меня рукой, указав кивком на стул перед барной стойкой.
        - Моё имя Серентал волей гильдии я владелец этой таверны. С какой целью ты прибыл к нам? Если ищешь ночлег и еду, предупреждаю сразу, у нас цены кусаются для тех, кто не состоит в гильдии.
        - Я не успел до закрытия зайти в основное гильдейское здание. Стражи у входа направили меня к вам.
        - Хочешь стать одним из нас?
        - Хотел бы для начала узнать подробности.
        - Подробностей немало, пробегусь по основам для новичка. Вон там доска. - Трактирщик больше похожий на побитого боями целителя одной из свободных групп, указал кистью, на которой не доставало мизинца, на стену таверны - На ней объявления, чем выше приколот пергамент, тем сложнее задание. Там же указана требуемая репутация. Тебе, если надумаешь вступить, нужно смотреть только нижний ряд. Сам понимаешь репутации у тебя пока что кругленький такой ноль. Первое задание выбираешь, затем приходишь ко мне или в основное здание гильдии, там точно такая же доска и есть человек, который работает с новичками. Тебя записывают, назначают срок выполнения. Если справляешься в срок, ты принят и получаешь деревянный жетон и льготы, такие как мизерная скидка в наших магазинах и доступ к нашим товарам. Получишь свой первый жетон, и вся эта бурда с записью тебе будет больше не нужна. Просто будешь прикладывать его к магической печати на объявлении.
        - Значит, сейчас мне нужно просто выбрать задание и отметиться у тебя?
        - Да, всё довольно просто.
        Встал и подошел к доске утыканной разнокалиберными объявлениями. Не успел толком взглянуть на объявления, как по бокам нарисовалась парочка эльфиек.
        - Новенький? - пухлые губки, светлая кожа, куча разноцветных браслетов на руках и золотистые волосы. От светлой эльфийки двадцать седьмого уровня пахло земляничными духами и цитрусом. Экипировка странная, жезл на поясе выдавал в ней один из магических классов, но вот одежда.… Вроде как обычные тряпки, которые предпочитают чародеи всех мастей, но больно уж сексуальные или это я уже очумел от воздержания? Да нет дело не в очумелости. Слишком глубокий разрез на груди и юбка, через открытые участки которой мелькают белыми линиями ноги с чёрным кружевом нижнего белья.
        - Не задавай глупых вопросов Риана, конечно он новенький! Разве ты не видишь, что у него нет медальона? - Эта полная противоположность первой. Тёмная кожа, янтарные глаза (одна из отличительных фишек тёмных эльфов) крепкое и спортивное тело затянуто в плотный кожаный комплект, алый платок маска спущен на шею, на поясе два клинка, оба короткие, у одного узкое лезвие у другого широкое. Стало быть, для колющих и секущих ударов.
        Не давая сказать мне ни слова, светлая схватила меня за руку. - Пойдем за наш стол. Расскажем что к чему, поможем первое время. Почему бы и не помочь такому красавчику верно?
        Я вырвал руку из её хватки, больно не нравилось мне это показушное представление. Если бы я не повёл себя именно так, то врятли бы сумел предотвратить кражу. Случайно задел локтём уже протянутую к моему скальпелю руку.
        - Ой. - Мои пальцы сжались было на руке воровки, которая сделала удивлённое лицо, но тут же были отброшены прочь, вёртким движением кисти. Обе девушки отскочили от меня и засмеялись.
        - А он не так прост, да Лила? - светлая подмигнула своей тёмной подруге.
        - Ему просто повезло, что у него кроме оружия и украсть то нечего, а оружие красть тяжелее всего.
        - Не держи на нас зла. Я Риана, это моя сестра Лила, у нас тут принято подкалывать новичков. Потом бы вернули тебе твой клинок, наверное. - И обе чертовки снова засмеялись, а глаза то не смеются, оценивают. И как ловко пытались всё провернуть. Одна разворачивает меня к себе, та, что выглядит поразвратней, а вторая в этот момент «работает».
        - Следующий раз сломаю тебе пальцы. - Я улыбнулся самой милой из тех улыбок, на которую только был способен. - Приятно познакомиться, меня зовут Глиф.
        - Ладно, бывай новичок, только запомни, что пока у тебя нет хотя бы медного медальона, у тебя нет и имени. Для всех ты просто новик, новичок, зелёный ну или еще сопляк, но это уже совсем грубо. Найди нас, когда оденешься по приличней, может и разрешим тебе угостить нас кружечкой эля, если не сольешься до первого уровня к тому моменту конечно. - На этом разговор был окончен. Обе развернулись и подсели к столу, за которым сидел мускулистый мужик в тяжёлом доспехе и маленький свифт.
        Потеряв к парочке интерес, развернулся к доске. Все объявления делились не только по рангам и репутации, присутствовала так же группа с пометкой «ОПАСНО!!! Только для слаженных групп!» и отдельная кучка, в которой были указаны объявления самих ходоков.

«Ищем воина-защитника не ниже двадцати пяти, группа слаженная целитель-вор-бард-мечник для совместного набора репутации. Записка у хозяина таверны»

«Требуется целитель, ранг не ниже стального, от 30 уровня, тёмным расам минус. Обращаться к Корвусу»

«Требуется мастер-вор, ранг не ниже стали. Пятая доля добычи, плюс шмот без конкуренции. Найди Балаклаву»

«Нужен проводник по южной части хребта. Платим долей от собранной руды. Таверна Птичий хвост, спросить Сэта»
        Для меня тут нечего нет. Ладно, обратим свой взор на обычные кусочки пергамента в самом низу. Вывести костяных жуков с заброшенной фермы, собрать двадцать тёмных ракушек извилистого ручья, добыть семь жемчужных перьев скалистого падальщика, обновить метки на лестнице мертвеца, поменять руну очищения на северном кладбище. Стал читать описания, сразу отбросив все те задания, где был намёк на сражения. Сейчас меня интересовала скорость выполнения и быстрое получение жетона, а не битвы и опыт. После прочтения в топку ушло задание с лестницей мертвеца там были нужны навыки скалолаза, кое-какими я обладал еще с Первоисточника, но рисковать не хотел. В этом деле нужна постоянная тренировка, которую не заменить простой ловкостью, а лестница мертвеца это короткий путь на одном из перевалов, где ставили метки для более безопасного восхождения.
        Следом отказался от замены руны на северном кладбище. Задание просто кричало о восставших мертвецах, которые у меня в печенках сидели после прохождения склепа семьи Архонт. Оставалось только одно - добыть тёмные ракушки. Вернулся к барной стойке и огласил свой выбор.
        - Извилистый ручей опасное местечко. Иногда возле него появляются сильные монстры, так что советую подыскать напарника, который будет наблюдать за местностью, пока ты будешь добывать ракушки. Ты уже остановился где-то? Не вижу рюкзака за твоей спиной.
        - Переночую на улице. Я пустой. - Развёл руками. - Последние дни выдались тяжелыми, а рюкзака и вовсе нет.
        - Хм тогда можем сделать вот как. - Серентал наклонился ко мне и понизил голос. - У меня есть свободный угол, и найдется обычный мешок. Могу одолжить на время, с одним единственным условием.
        - И каким же? Я весь внимание.
        - Брать задания не в гильдейском доме, а только тут, и сдавать их тоже тут в таверне. Мне от этого бонус капает, а местные компашки «старичков» частенько отпугивают потенциальных новиков и более спокойные группы.
        - По рукам. - Мой ответ обрадовал Серентала и он тут же закричал куда-то в сторону кухни. - Мила! Принеси чашку каши и стакан молока. - И подмигнув мне, пояснил. - За счёт заведения. Прими задание, срок выполнения три дня. Не справишься, в Баруте больше не сможешь попытать счастья с вступлением в гильдию.
        ВНИМАНИЕ! ГИЛЬДИЯ СТРАЖЕЙ ПУТИ ПРЕДЛАГАЕТ ВАМ ЗАДАНИЕ «ЧЁРНЫЙ ПАНЦИРЬ, МЯГКОЕ МЯСО»
        СРОК ВЫПОЛНЕНИЯ ТРОЕ СУТОК.
        НАГРАДА: ЖЕТОН НОВИЧКА (ДЕРЕВЯННЫЙ), ВСТУПЛЕНИЕ В ГИЛЬДИЮ СТРАЖЕЙ ПУТИ. ПОЛСОТНИ МЕДНЫХ МОНЕТ И ПЯТЬ БИНТОВ, ПОКРЫТЫХ ЗАЖИВЛЯЮЩЕЙ МАЗЬЮ. РЕПУТАЦИЯ + 100.
        ПРОВАЛ: НЕВОЗМОЖНОСТЬ БРАТЬ ЗАДАНИЯ У ГИЛЬДИИ СТРАЖЕЙ ПУТИ НА ЛОКАЦИИ ХРЕБЕТ АСАРАКА. ОТКАЗ НА ВСТУПЛЕНИЕ.
        ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ
        Подтвердил и вздохнул спокойней. Ну, вот и всё. Жизнь постепенно налаживается.
        ГЛАВА 17. ПЕРВАЯ ВЫЛАЗКА
        Серентал оказался тем еще барыгой. За небольшой тряпичный мешок, огниво, обычную рубаху, флягу с водой и запас еды на один день, он заставил меня подписать договор, по условиям которого я стал должен ему ровно пятьдесят медных монет. Как раз ту сумму, которая мне полагалась, если я выполню своё первое задание в гильдии стражей пути. Если не отдам монеты в течение недели, он передаст договор служителям закона. Хорошо, что ночлег и кашу с кружкой молока он и в самом деле предоставил бесплатно, а то с его хваткой я бы не удивился, если бы он и их внёс в свой список.
        Встав поутру, я с отчаянным сожалением во взгляде посмотрел на кровать. Как же хотелось уволочь её с собой. Кто-то путешествует на лошади, еще кому-то комфортней передвигаться на каком-нибудь ящере, а вот я не отказался бы от магической кровати. Валяешься такой, а она тебя тащит, туда, куда тебе нужно перебирая своими ножками. Эх, мечты, мечты…
        Совет владельца таверны не пролетел мимо моих ушей и поэтому первым делом я решил попробовать найти напарника. Не такого, с которым и в огонь и в воду и по медным трубам, нет. Просто временного «друга» ради выполнения одного-двух заданий гильдии, чтобы было кому прикрыть спину, да и вторая пара глаз не будет лишней. Еще мне покоя не давали мысли о заброшенном руднике возле той оставленной неписями деревни в горах, в которой я ночевал. Но пока что было не до исследований.
        Напарника решил поискать возле гильдии стражей пути. С рассветом она открыла свои двери и к ней потек ручеёк приключенцев всех мастей. Осматривая снующих туда-сюда ходоков, пришел к выводу, что доминируют в общей массе владельцы медных и железных гильдейских жетонов, гораздо реже попадаются стальные. Новичков с деревянным жетоном тоже оказалось мало, с утра и до обеда я натолкнулся всего на пару человек.
        Попытки познакомится и договориться о взаимопомощи, не увенчались успехом. Насколько я понял, в Баруте среди гильдейцев сложились определенные правила поведения. Владельцы медных и железных жетонов воротили свои носы, беглым взглядом окинув мою небогатую экипировку. Это раздражало, тем более что большинство из тех с кем я пробовал заговорить и сами-то не создавали впечатления матерых игроков. Так, например, меня нагло послал один мечник, по хамски отвернувшись и фыркнув когда я попробовал с ним заговорить. Будучи владельцем всего лишь медного жетона, он был облачен в добротную кожаную броню из кожи Гагордилоса, насколько я понял это именно те шестилапые крокодилоподобные твари, что водятся в пустоши и о которых мне рассказывал рыцарь. На его поясе висел самый обычный добротный клинок подобный тем, которые я десятки раз видел в оружейных лавках неписей.
        Все отшившие меня ходоки напоминали мне разбойников Расаишь, которые давным-давно в мою первую ходку по Равервуду пытались меня ограбить и убить. Те тоже меня недооценивали. Как потом выяснилось - зря.
        Немного разочаровавшись во встреченных ходоках, решил выполнить задание сам. Карты не было, но нужный мне ручей, по словам Серентала, был третьим по счёту с западной стороны города. Если идти по тракту вдоль скальной гряды, мимо пройти просто не возможно. Сам тракт оказался довольно безопасным местом, прошагав по нему километров пятнадцать, я трижды встретил патрули шестнадцатого легиона. Это дарило надежду на то, что никаких засад и нападений из-за угла можно не опасаться. Врятли кто-то в здравом уме захочет отобрать мой скудный скарб, рискуя вступить в схватку с хорошо обученными и высокоуровневыми неписями.
        К извилистому ручью вышел неожиданно. Скалы и обломки надёжно укрывали то место где он узким водопадом срывался вниз и бурля водоворотом заполнял небольшую заводь, чтобы затем нести свои воды дальше к озеру. Тракт здесь упирался в деревянный мост перекинутый на другую сторону берега на котором сидели два ходока, и покуривая одинаковые, явно вышедшие из-под одной руки курительные трубки, рыбачили.
        - Привет мужики. Не подскажете, это извилистый ручей?
        И гоблин и свифт повернули ко мне головы одновременно.
        - Ага, извилистый - проскрипел гоблин. - А тебе оно зачем?
        - Задание. Нужно найти черные ракушки.
        Гоблин отвлекся на удочку, веревка которой резко натянулась, а его напарник свифт тем временем хохотнул. - Слышали, знаем. Поскудненькое задание. Здесь ты ракушек не найдешь, течение слишком сильное, они встречаются дальше, там где ручей перестаёт нестись как оглашенный. Ты недавно в этой локации?
        - Да. Пару дней всего.
        - Тогда навостри свои тёмные ушки и слушай. Это далеко не самое легкое задание. Ракушки можно найти как на дне ручья, так и на берегу. В воду лезть, крайне не рекомендую. Сами ракушки это мобы, причём люто агрессивные. Если хочешь вернуться живым и не покусанным, остерегайся песчаных берегов. Туда бывает, закапываются скорпы и равги - пауки очень быстрые и ядовитые.
        - А почему в воду лезть не рекомендуешь?
        - Потому что тебя съедят. Вот глянь. - Свифт указал на вытянутую гоблином рыбу, которая билась о доски моста, пока тот не долбанул её палкой по голове, оглушая. - Зубы на зависть волкам, так еще и тело всё в слизи которая вызывает при попадании в кровь глюки и слабость. Поэтому-то тебе в воду и не стоит лезть. Да и сами владельцы ракушек так просто не захотят расстаться со своим панцирем, поэтому охота на берегу более безопасна.
        - Гайс дело говорит. - Гоблин занимался рыбой, но это не мешало ему, делится инфой - Вколоти себе в голову, не бродить по песчанке, не лезть в воду, и не тянуть лапы к ракушкам среди гальки. Скрум - так называются мобы, панцирь которых и есть чёрная ракушка. У них куча лапок и одна крупная острая клешня. Закапываются на берегу и ждут, пока не придет кто-то вроде тебя и не протянет к ним руку. А потом клац - и культя вместо кисти, например.
        - Есть какой-нибудь способ минимизировать риск?
        - Все просто. Подбирай камушки и кидайся в ракушку, которая торчит из земли. А дальше уже всё зависит от тебя. Тело скрума внутри панциря, снаружи только два глаза и лапки с клешнёй. По телу бить ты не сможешь, ведь тебе же нужны целые ракушки, а не разбитые в пыль. Так что думай парень сам, тут мы тебе не помощники. Кстати если притащишь к вечеру пяток хитина с их клешней, угостим тебя наваристой ухой. Мы тут почти до заката будем торчать.
        - Спасибо мужики, обязательно притащу вам хитина. Отблагодарил бы за инфу прямо сейчас, да только нечем.
        - Ты его добудь сначала хитин этот, а уже потом обещай то, чего у тебя еще нет. - Гоблин подмигнул мне и махнул рукой. - Ладно, всё не мешай, у нас еще до вечера работы вагон и маленькая тележка.
        Попрощавшись с парочкой низкорослых рыбаков, свернул с тракта и пошел по берегу ручья. Тут еще не вступила в свои права песчаная пустошь, повсюду торчали обломки скал и россыпи валунов. Насторожили следы на одном из камней, будто кто-то точил об него свои когти. Ряды искривленных и глубоких царапин намекали на то, что лучше с этим зверем не встречаться.
        Информация, полученная от рыбаков оказалось верной. В паре километров от тракта ручей терял свою силу, его воды становились спокойней и вместе с тем среди камней появлялись первые песчаники. Старательно их обходя и придерживаясь укрытий еще через пол часа я обнаружил первую искомую ракушку. Её матовый бок торчал на берегу на половину засыпанный галькой и выглядел совсем не опасным. Но я уже знал, что где-то там под землей меня поджидает скрум.
        Спрятавшись в тени особо крупного валуна, призадумался. Способ как заставить моба выкопаться у меня уже есть - буду кидать камушки. А как его затем убить? Нет, мой скальпель наверняка пробьёт панцирь не элитного моба, вот только делать мне этого нельзя. Попробовать станцевать, полагаясь на ловкость и удачу? Двадцать ракушек - двадцать мобов, слишком большая вероятность рано или поздно получить ранение и отправится восвояси. Ведь ни эликсиров не бинтов у меня нет, а любая глубокая царапина это кровопотеря и слабость. Требовался верный способ свести риск к минимуму. А значит, для начала нужно прощупать моба, узнать, как он двигается и как себя ведет. Желательно при этом, не вступая в схватку и не попадаясь ему на глаза.
        Наметив на всякий случай пути отступления, бросил свой первый камушек из скрытности, выдерживая максимально возможную дистанцию. Галька взорвалась изнутри, а скрум, словно подкинутый пружиной, выскочил на берег из-под земли. Восемь тоненьких загнутых ножек, крупная лапа, заканчивающаяся зазубренной клешнёй и скособоченное тело-ракушка вот и весь внешний облик моей добычи. Ни глаз, ни каких-то других органов не видно, только узкая щель едва приоткрытой ракушки намекает на то, что моб вовсе не слеп.
        Быстро-быстро перебирая своими ножками, хищник закрутился на месте, передвигаясь словно краб чуть-чуть в бок и вперед. Не обнаружив вокруг нечего подозрительного, он быстро успокоился и принялся рыть новую ямку для своей засады, но я не собирался его так просто отпускать. Новый камушек упал рядом с мобом и тот, подскочив на месте, одним движением круто развернулся. Раздражённо пощелкивая, скрум засуетился, а я тем временем выманивал его подальше от воды. Еще пара бросков привела моба в бешенство, явно не понимая что происходит он забегал среди валунов а я, наконец, увидел то ради чего все это затеял.
        Слабое место обнаружилось в тот момент, когда скрум попытался забраться на камень, в который пришелся последний мой бросок рядом с ним. Его лапки соскользнули и он перевернулся, если бы не вытянутая лапа с клешнёй, которую он упёр в землю и используя как рычаг перевернул себя, на ноги встать бы он не смог. Лапы ходули небыли приспособлены для подобных действий, и могли только без толку дергаться в воздухе.
        Тактика охоты сама собой нарисовалась в голове. Выманить, заманить к очередному валуну, выскочить из скрытности и пинком перевернуть тварь, а затем отсечь главную конечность. Ну а дальше по ситуации. Работоспособность данного метода еще нужно было кстати проверить на практике, прежде чем радоваться.
        С первым скрумом проблем не возникло за тем исключением, что выданный в заднюю часть раковины моба пендаль, отшиб мне все пальцы на ноге. Отсеченная клешня судорожно сокращалась на земле еще секунд двадцать после того как была отделена от тела ударом скальпеля под самое основание, туда где хитин был не так толст, а интуиция подсвечивала слабое место. Передвигаясь по кругу, по отсекал нафиг все лапки ходули и не найдя больше уязвимых точек отскочил на безопасное расстояние и принялся ждать. Моб оказался живучей скотиной, долго подыхал, истекая лимфой, и мне его в какой-то мере даже стало жаль. Подмывало добить, но я себя сдерживал, вспоминая о том, что передо мной хищник, который меня бы не пожалел.
        Когда он наконец подох и за него капнул опыт я уже весь извелся. Да понятно конечно, что он всего лишь «цифра» но наблюдать за страданиями и болью всегда тяжело. Наверное, это какой-то инстинкт, вложенный в нормального человека. Моя вернувшаяся память говорила мне что когда-то в Первоисточнике я мог запросто пройти мимо умирающего врага не тратя драгоценный патрон на его добивание и даже в тихую радовался что очередная гнида страдает. Но те времена остались позади и пусть и не на много, ужас тех дней отошел на задний план, перестав вести меня по жизни.
        Со скрума удалось добыть раковину, хитин и пласт мяса в две ладони шириной и в три пальца толщиной. Быстро прикинув в уме емкость моего никчемного рюкзака, пришел к неутешительному выводу, что забить его под завязку мясом и хитином не выйдет. Кое-что, конечно, удастся утащить вместе с необходимым количеством раковин, но совсем немного.
        Наскоро перекусив полученной от Серентала пищей, продолжил охоту. Далеко уходить в сторону пустошей окружающих озеро я не стал. Еще свежи были воспоминания об опасностях, что там обитают, а через пару тысяч шагов песчаных участков становилось слишком много. Нарываться на лишние схватки не хотелось, определив территорию за которую не стоит выходить принялся отыскивать раковины и убивать скрумов отработанным методом. Если бы не совет рыбаков, зная себя, обязательно бы полез в воду чтобы перейти на другую сторону ручья. Не раз и не два на противоположном берегу я видел раковины закопавшихся мобов.
        К вечеру погода резко испортилась. С севера пришел пробирающий до костей ветер и стал накрапывать дождь, напоминая о том, что близиться зима. Еще месяц, может быть полтора (я не сильно был в курсе смены сезонов в этом мире) и в локации империи придёт холод. Охота на скрумов затянулась на целый день, раковин я раздобыл с избытком, прихватил так же обещанный хитин для рыбаков и немного мяса. Отдельно стоит упомянуть о мутной белой жемчужине, которая оказалась внутри одного из мобов. Экземпляр доставшийся мне не был помечен как ресурс редкого качества, но все равно за него явно можно выручить немного денег в городе, и это радовало. Потихоньку, не сильно рискуя, я рано или поздно выправлю собственное положение.
        Путь обратно к мосту занял больше времени, чем я рассчитывал. По дороге заметил группу ходоков проходящих мимо параллельным курсом и затаился, не желая сталкиваться с незнакомцами на диких территориях. Отряд возвращался с пустошей, ребята выглядели опытными и потрепанными хотя бы потому, что несмотря на мой скрыт один из них остановился и долго пялился в мою сторону, водя из стороны в сторону посохом. Понимая, что он знает о моём присутствии, я не двигался, давая им спокойно не нервничая протащить мимо самодельную волокушу с лежащим на ней раненым бойцом.
        К тому моменту когда отряд скрылся с глаз, моя одежда до последней нитки промокла, неприятно облепив тело. Струи дождевой воды холодили тело, заставляя меня быстрее двигаться и мечтать об тёплом источающим жар очаге. К своему разочарованию рыбаков на мосту не обнаружил, уже было решил возвращаться в город, когда нос уловил запах готовящейся на костре пищи.
        Парочка любителей порыбачить явно не первый раз приходила в это место. Их стоянка, защищенная от дождя скальным карнизом и прикрытая с нескольких сторон натянутой тканью, обнаружилась в нескольких десятках шагов от моста, не видимая со стороны тракта.
        - Явился всё-таки? Садись поближе к костру, с тебя стекает вода ручьём, не ровен час простуда нагрянет. - Поприветствовал меня свифт, гоблин лишь кивнул, продолжая помешивать непонятную жижу в одном из котелков, которых тут было целых два. Как впрочем, и костров. Зашелестел полог ткани окружающий маленькую стоянку и из-за него вышел пригибаясь рослый воин удерживающий двуручный топор в своих руках. Я было дернулся к рукояти ножа, но гоблин предостерегающе цыкнул. - Свои, не дергайся. Это Дани, помогает нам таскать товар в Баруту и служит охранником. С нами есть и четвёртый спутник незамеченный тобой. Его зовут Цинк, он наблюдает за подходами к нам, если бы ты, скажем, крался к стоянке с клинком в руке, уже бы получил стрелу куда-нибудь в спину. С ним познакомишься позже. Цинк и Дани наемники, но им можно доверять, не первый день работаем вместе.
        - А чем вы вообще ребята занимаетесь? Неужели рыба так цениться?
        - Не совсем. - Ответил мне гоблин, которого впрочем, почти сразу перебил свифт.
        - Погоди с расспросами. Хитин то принёс?
        - Да, вот держите. - И вывалил из рюкзака шесть клешней крабов.
        - Ооо хорошо. Мы совсем разленились, стали закупать его в городе, стоит то он копейки, но вещь в нашем деле зело полезная. Есть-то, будешь? Или ты думаешь, мы забыли, что обещали тебе чашу полную ушицы?
        Отказываться от еды я не стал, с благодарностью приняв из маленьких ручек свифта дымящуюся чашу. Пока я ел, гоблин рассказывал мне чем они занимаются.
        - Меня кстати зовут У-так, моего друга Гайс. У нас в Баруте свой маленький бизнес. Открыли лавку, прокачиваем с помощью торговли репутацию и зарабатываем деньги. Гайс алхимик, а я резчик по кости.
        - Резчик по кости? Первый раз слышу.
        - Редкая профессия, но полезная. Делаю разные запчасти для экзотического оружия и брони, могу состряпать бижутерию и даже что нибудь в слот реликвии, но это уже сложнее.
        - А как с этим связана ловля рыбы?
        - На прямую. Ядовитая слизь с боков той рыбины, которую мы тебе показывали, служит ингредиентом для клея, который готовит Гайс. Еще тут ловиться вид рыбы под названием клювоголов, у него на башке очень крепкий костяной нарост, а это уже ресурс для моей профессии.
        - В таком случае рыбная ловля отличное решение. Не нужно охотиться на опасных тварей, верно?
        - Ну, частично ты прав, мы стараемся докупать нужные ресурсы, а не добывать их самостоятельно. Хотя иногда и сами на охоту выходим, но это редкость. Сотрудничаем с кузнецом в городе, в итоге получается довольно прибыльно. Пару раз в неделю выходим на рыбалку, и нам кайф и расходники обновляем заодно.
        - Значит, у вас можно приобрести кое-что из экипировки? И при нужде сбыть кости?
        - Да, но штучно покупаем только редкий товар, всё остальное закупаем оптом. Из экипы в основном бижутерия, броня и оружие только на заказ. Фигню всякую не делаем. Либо комплекты, либо отдельную, но крутую вещь, не ниже редкой по классификации. Стоит все это немало, так что если разживёшься монетами заходи к нам. Лавку «кости и кольца» тебе укажет любой местный на центральной улице. Сдерём с тебя в три дорога, но зато ты будешь уверен, что подобные шмотки больше негде не раздобудешь.
        - Хорошо буду знать.
        Пока разговаривали, я успел прикончить свою миску ухи, а У-так вместе с Гайсом перелили содержимое одного из котелков в пузатые кувшины. Судя по всему, это и был тот самый клей, который они вываривали из слизи хищной рыбы. Ремесленники собирались возвращаться в город и позвали меня с собой. Всё-таки чем крупней отряд, тем более защищён товар, да и я был не против компании. Здоровяк Дани показался мне угрюмым молчуном, а его напарник Цинк оказался лучником делающим ставку на скрытность. Я увидел его всего лишь раз, уже в тот момент, когда мы вернулись в Баруту. При проходе сквозь врата вслед за нами пристроился худощавый парень, светлый эльф с легким компактным луком за спиной, чье лицо было невозможно разглядеть, сокрытое под глубоким капюшоном плаща.
        Попрощавшись с новыми знакомыми, я добрался до нужного переулка и свернул на улицу, ведущую к гостевому дому гильдии. Пора было сдать своё первое задание и получить деревянный жетон. Улицы вокруг были пустынны, дождь превратился в настоящий ливень, что есть мочи бьющий по камням мостовой. Из-за буйства стихии и грохота грома было ни черта не слышно, да и швыряющий капли в лицо ветер, не способствовал нормальному передвижению. Стоит ли удивляться, что я не заметил ходока, выскочившего из бокового переулка? То ли Хварг, то ли Дворф зацепил меня плечом, едва не сбив на землю. Проскочив дальше, он что-то злобно буркнул мне в спину и быстро ретировался. А я, только пройдя еще шагов семь, вдруг понял, чей голос только что слышал. Дарт!
        Выродок, предавший нас в первую мою встречу с Атанат. Это он. Я не мог ошибиться, жаль понял это так поздно. Выхватив клинок, я как дурной бросился назад, но никого не обнаружил, битых полчаса петляя по лабиринту ближайших улиц. Успокоиться удалось не сразу. В памяти всплывала картина вгрызающегося в тела семьи Гелло ритуального клинка под речитатив заклинаний призывающих повелительницу гнили. Тогда я пообещал себе, что если найду Дартанга, буду убивать его до тех пор, пока он не окажется на самом дне слитый до первого уровня. А своё слово я привык держать!
        Кое-как угомонив клокочущую в груди ярость, заставил себя успокоиться и начать думать рационально. Единственное что я успел заметить так это блеснувший сталью жетон гильдии на груди у мерзавца да странную булаву на поясе. Её навершие было выполнено в виде головы какой-то хищной твари ощерившей свою пасть. Довольно приметное оружие, а это значит, что теперь он от меня не уйдет, если конечно не намерен в ближайшее время покинуть локацию. Информации достаточно для того чтобы встать на его след. Жди меня предатель, ты даже не понял, с кем на самом деле столкнулся на улицах Баруты!
        ГЛАВА 18. ВОЗВРАЩЕНИЕ БЕРЕСТЯНОЙ МАСКИ
        Сидя за барной стойкой в гостевом доме я разглядывал деревянный жетон, выданный мне Серенталом, и размышлял. Встреча с Дартангом выбила меня из колеи, мне нужен был план. Основная моя задача прорваться в глубины Мёртвой горы, дополнительная - уничтожить предателя, стереть его в порошок. Не важно, что этот мир не настоящий, для всех кто заперт здесь это не имеет значения. Чтобы побеждать, нужна сила, а сила в вирте это личный опыт, навыки, экипировка и уровни. А значит, что на данный момент по всем параметрам я не в состоянии выполнить ни одну из основных задач. Вот была бы хохма, если бы я догнал хварга, а он бы скрутил меня в бараний рог. Из всего этого вытекает дополнительная задача, та, которая поможет мне выполнить основные. Мне нужна сила, и нужна она мне быстро. Как не только встать вровень с самыми сильными ходоками локации, но и превзойти их всех? Навыки, уровни, экипировка - вот как.
        Я знаю, что конкретно мне нужно. Теперь осталось наметить план действий, которые приведут меня к моей цели поэтапно. Перебирая в воспоминаниях все свои приключения, я пришел к выводу, что с той же экипировкой есть два пути. Уничтожение различных редких существ, и воровство. Удачная и чётко спланированная кража позволит мне создать основу, если угодно фундамент из обычных и добротных вещей так нужных чтобы замахнуться на что-то большее. Идти честным путём не вариант, честный путь это бесконечные вылазки, накопление средств и плавное увеличение силы, а значит, такой расклад мне не подходит. Берестяная маска должна вернутся.
        Что касается опыта то тут тоже перекресток, и мне нужно выбрать по какой дороге пойти. Стать беспринципным мерзавцем? Уничтожать других ходоков из засад, выслеживать отряды и бить в спину, пока они связаны боем с мобами? Или прибиться к какой нибудь группе? Ведь в одиночку логова не чистят, а именно там солидный куш из опыта и редкой экипировки поджидает храбрых и сильных ходоков. Вопрос морали… А важна ли в вирте моя порядочность при достижении цели, если эта самая цель спасение моей расы, которая и не подозревает что её память всего лишь фикция. Нет, не важна. Тогда какое право я имею осуждать того же Дарта и желать его смерти? Если сам ради достижения своих целей готов пойти по дороге предательства и крови? Да по-настоящему я никого не убью, но боль то настоящая. Простому обывателю никогда не объяснить какое чувство несет за собой клинок, рассекающий мышцы и с зубодробительным внутренним скрежетом прокладывающий себе дорогу вскользь по рёбрам, пусть и на заниженных болевых.
        - Эй, ты чего замер? Поднимайся наверх. Сидишь тут мокрый уже битый час с опустевшей кружкой и деревяшкой в руках. Неужели тебя так впечатлило вступление в гильдию? - голос хозяина таверны заставил вздрогнуть и отвлечься от тяжелых дум.
        - Всё в порядке Серентал. Я просто устал.
        - А видок у тебя такой, как будто ты призрака встретил. - Серентал улыбался, даже не понимая, что попал в точку. - Сегодня у нас пусто. Мои забияки все куда-то подевались. Наверняка ухватились за какое-то задание и теперь соперничают друг с другом. Так что ты единственный клиент и спешу заметить довольно скучный.
        Интересно смог бы я вот так на вскидку просто по тому, что мне так нужно, убить человека с которым общаюсь? Скрытно достать клинок, завлечь его разговором, заставить наклониться ко мне понизив голос и вонзить ему скальпель в глазницу?
        Видимо Серентал разглядел что-то в моём взгляде. Улыбка сползла с его лица.
        - Что-то ты сегодня совсем не свой. На глотни, не сидеть же тебе тут просто так. - Звук вытекающего из бутылки эля сопровождал наполнение моей кружки.
        - Скажи Серентал, есть ли в округе магазины, где можно закупить походные вещи. Не такие чтобы прям шик, сам понимаешь с финансами у меня напряг, но и не полное дерьмо.
        - А чем тебе гильдейский не нравиться?
        - Ценами. - Я нагло врал, я и знать не знал о ценовой политике внутри гильдии. Просто для меня они слишком крупная рыба. Наверняка их магазины и склады защищены не в пример лучше.
        - Ну, тогда тебе прямая дорога на центральную улицу. Поторгуешься с ходоками, что нибудь да найдешь. Там частенько ремесленники вываливают на прилавки вещи, которые наштамповали во время прокачки профессии по заниженной цене. Там же есть торговые места, которые выкуплены на месяцы вперёд. Из самых известных «Кости и кольца» там всякая экзотика и бижутерия, «Угольный молот» которым заправляет гном Хисард, он оружейник и берется как за эксклюзивные заказы, так и за стандарт. Еще есть «Пряности Милены» и «Доспехи пустоши» первая алхимическая лавка, вторая клепает разные доспехи. Но их держат мастера своего дела, без монет в карманах толку туда соваться нет.
        - Спасибо за информацию. Кстати взгляни. Интересует? - Я запустил жемчужину в сторону Серентала, прокатив её по столу. Впрочем, далеко укатиться она не успела, ловкий ходок прихлопнул её ладонью.
        - Мутный жемчуг? Попался тебе во время добычи ракушек? Не дорогая штука, но тебе повезло, такая выпадают одна на сотню мобов. Была бы чистая, а не мутная, получил бы за неё серебрушку, а так… Все что могу предложить двадцать медяков.
        - По рукам.
        - Что даже торговаться не будешь?
        - Нет настроения.
        - С таким настроением любой торговец из тебя все соки выжмет. - Собеседник ловко отсчитал оговоренную сумму и выложил передо мной горсть монет, которую я тут же сгрёб со стола.
        - Ладно, бывай. Мне пора.
        - Эй, ты куда это на ночь глядя?
        - У меня еще есть дела.
        Стул скрипнул, я поднялся и вышел из таверны. Больше здесь появляться нельзя, а даже если и можно, то только с предварительной подготовкой и на краткий срок. У Дартанга на груди болтался гильдейский медальон, а это означает, что высока вероятность спонтанной встречи на территории подконтрольной гильдии. Я не мог себе позволить такую беспечность, по той же самой причине не стал расспрашивать Серентала о хварге, вооруженного приметной булавой. Не хватало еще спалиться на такой глупости как расспросы.
        Пока я находился в таверне, ливень закончился, и лишь раскатистый гром напоминал о том, что в любую минуту стихия снова может взбрыкнуть, обрушивая на мою голову собственные слёзы. Я так и не решил, как буду действовать дальше, ночь не самое лучшее время, чтобы думать о таких вещах. Пока что мне нужен всего лишь ночлег подальше от центральных улиц, там, где ходоки редкие гости.
        Пропитавшая всё вокруг дождевая вода доставляла неудобство. Превратив землю под камнями мостовой в жидкую грязь, она норовила выскочить при неосторожном шаге и заляпать штаны до колен. Поддавшись какому-то неожиданному порыву я использовал угол ближайшего здания для того чтобы забраться на крышу. Здесь было спокойно и по своему красиво, нереально огромная луна вышла из-за туч, накрывая Баруту своим потусторонним светом. Именно тут я как никогда прежде почувствовал, что очередная веха моего пути окончена.

***
        Таверну, подходящую для моих нужд обнаружил примерно через час. Тихое всеми забытое местечко у самой крепостной стены, внутри которого из жильцов обитали лишь несколько вечно пьяных неписей да сам хозяин, медлительный мужик лет сорока обладающий взглядом сонного ленивца.
        То, что здесь никогда не будет наплыва посетителей, было ясно с первого взгляда. В начале улицы стоял бордель, ярко освещенный фонарями, с громкой, играющей и день и ночь музыкой, и полуобнаженными красотками, зазывающими прохожих внутрь. С таким громким соседом Треснутая подкова (именно так называлась выбранная мной таверна), конкурировать не могла. Да и хозяин похожий своими повадками на сонную муху даже не разжигал фонарь перед дверью, из-за чего в темноте его таверна сливалась с остальными домами, идущими в ряд. Стоит ли упомянуть, что вывеска таверны давно развалилась и одна из её половинок валялась в грязи?
        Номер, ключи от которого я получил, встретил меня запахом застарелого пота, помятой лежанкой и крысиным дерьмом в углах комнаты. Качнувшись с пятки на носок несколько раз в раздумьях, я передумал переступать порог комнаты. Запер дверь и спустился на нижний этаж, именно здесь в общей зале за грязным столом заливал в себя алкоголь хозяин таверны.
        - Мне нужно ведро горячей воды, тряпка и душистые травы, которые обычно добавляют в восстанавливающий силы отвар.
        Кормчий поднял на меня взгляд пропитых глаз и неожиданно разозлился. - Никто не будет греть воду посреди ночи. Да и я тебе не служанка. Если что-то не нравиться проваливай! Деньги не возвращаю!
        - Мне нужно ведро воды и тряпка чтобы вымыть номер, травы для того чтобы отбить неприятный запах. - Внешне я был спокоен, но моё терпение капля за каплей испарялось.
        - Можешь сходить на рынок и купить все-то, что тебе нужно. Я не нянька для бессмертных вроде тебя.
        В разговор неожиданно вклинился собутыльник кормчего. - Мы что похожи на продавцов трав? Сказали же, проваливай! - Волосатый увалень одиннадцатого уровня, пошатнувшись встал и попытался надо мной нависнуть, сжимая кулаки. Это уже был явный перебор.
        Спокойно к нему развернувшись, я что есть сил пробил ему в лицо собственным лбом, а затем, когда он упал на задницу впечатал каблук сапога ему в прямо лицо, этого хватило для полноценного нокаута. Пьяный хозяин таверны попытался было заголосить, но я, схватив его за волосы, приложил его лицом об столешницу. Перехватил за шиворот, второй рукой достал клинок. Взор пьянчуги в один миг стал осмысленным, всхлипнув, он что-то запричитал, но я его не слушал, не орет, да и ладно.
        Притащив его к своему номеру, широко распахнул дверь и пинком загнал его внутрь.
        - Не надо, не убивай. Отпусти, я никому нечего не расскажу, деньги под стойкой. Забирай их все. Не губи… - и еще много, много всякого бреда лилось из его уст вместе со всхлипами и кровавыми соплями, размазываемыми по лицу.
        Между ним и выходом стоял я, и поэтому он не решался ломанутся наружу. Повернувшись к стене, я вонзил в неё скальпель на уровне своей головы. Снял рюкзак и рубашку, повесил на свой клинок, используя его как своеобразную вешалку. Подвинул колченогий табурет, и сел на него уперев руки в колени. - Мне нужно ведро воды, тряпка и травы. Я заплачу тебе еще пару медяков, и буду платить их каждый день своего пребывания здесь поверх обычной оплаты. Взамен ты обеспечишь мне доступ к кухне, еду я буду готовить себе сам, раз в неделю мне понадобиться чистое постельное бельё и бочка с тёплой водой для мытья. Если кто-то проникнет в номер в моё отсутствие, я сильно разозлюсь. Если кто-то будет расспрашивать обо мне, ты сразу сообщишь мне и в награду получишь серебряную монету. - Как только он услышал о серебре, глаза его удивлённо округлились. - Чтобы исчерпать произошедшее между нами недопонимание, я прямо сейчас даю тебе пять медных монет. Ты можешь отказаться от нашего сотрудничества, и тогда я просто уйду, а эти деньги заплачу кому-то другому. Решать тебе.
        Стоит ли говорить, что как только я закончил и убрался с его дороги, он не помчался немедленно на выход. Всячески заверив меня, что он несказанно рад, что такой отличный парень как я заявился к нему среди ночи, схватил пять медяков и был таков. Зато уже через десяток минут у меня в комнате стояло ведро горячей чистой воды, мыльный корень (трав у него не оказалось) и стопка затасканного, но чистого постельного белья.
        Вежливо улыбнувшись и поблагодарив кормчего, от чего он вроде как окончательно обалдел, я закрыл дверь и принялся приводить номер в порядок. Предварительно выстирав и вывесив за окно свою одежду. Лечь спать удалось лишь через полтора часа, зато вокруг больше не воняло, и комната стала отдалённо напоминать жилище нормального человека.
        Проснулся ближе к обеду, нажарил себе мяса добытого из скрумов и хорошенько им набил брюхо. Следом пришел черед осмотра территории. Окно моего номера выходило во внутренний дворик, огороженный небольшой каменной стеной. В Баруте вообще все строения были в основном из камня, что впрочем, не удивительно, ведь древесину нужно завозить с соседних локаций. Если хорошенько поднапрячься и оттолкнуться от подоконника, можно со второго этажа сигануть сразу за забор. Был и минус в таком расположении, переулок, примыкающий к забору, не пользуется популярностью, а значит оттуда ко мне в номер, может кто-то забраться в моё отсутствие. Вторым минусом была хлипкая дверь, вынести которую можно было одним сильным ударом ноги. Все эти минусы следовало превратить в плюсы на случай внезапного нападения или кражи, прежде чем я решусь хранить в номере что-то более-менее ценное.
        Внутренний дворик под окном прекрасно подходил под тренировочную площадку, осматривая его, я обнаружил в углу обломки поломанной мебели. Спросив у кормчего добро, взять от туда кусок потемневшей древесины, удивился переменам произошедшим с ним. Трезвый он показался мне вполне нормальным мужиком, больше не заискивал, но и зла за представление ночью не держал. Моё чутьё игрока подсказывало, что тут что-то не чисто. С ним явно связана какая-то история, а может и цепочка заданий, которая объяснит, почему он тут один без слуг и родственников, а сама таверна в таком запустении.
        Остатки медяков от продажи жемчужины потратил на обычный тряпичный балахон и кусок ткани. Так у меня наконец-то появились бинты и неприметная одежда для моей ночной вылазки. Из куска деревяшки выстругал вполне достойную маску, которая вышла даже лучше тех старых берестяных в которых мы с Гелло орудовали в ночном Тарфорде. Подготовившись и выбрав место «охоты» завалился спать. Ночью я должен быть свежим и отдохнувшим, сегодня мне предстояло вспомнить, каково это, быть разбойником.

***
        Ночью ярко освещенный бордель был магнитом для уставших от кровавых сражений ходоков, не обходили его стороной и неписи. Я расположился на крыше здания напротив. Взрывы хохота, доносящиеся с первого этажа, не редко перебивали музыку и говорили о том, что веселье в самом разгаре. Но меня интересовал не сам бордель, а те из ходоков, что подвыпив, возжелают его покинуть.

«Работать» рядом с борделем было слишком опасно, слишком много праздношатающегося народа, да еще и хорошо освещенная территория. Я решил, что моей жертвой станет одиночка, убивать по возможности не буду, только если дело дойдет до схватки. И теперь я ждал. С того момента как я выпрыгнул из окна таверны прошло около двух часов, а подходящего для моих целей ходока все не было. Все в основном ходили группами, чем, по сути, полностью защищали себя от спонтанных налётов воров вроде меня.
        Посторонний звук на соседнем со мной здании удивил и заставил отвлечься от наблюдения за борделем. А через секунду я уже пытался максимально вжаться в темную, не освещенную отсветами факелов часть крыши. Гость оказался всего один, зато какой! Несмотря на выдавший его присутствие тихий удар крюка-кошки обмотанного тряпками, я не сумел сразу увидеть ходока. Лишь когда действие то ли эликсира, то ли заклинания невидимости закончилось, его силуэт проступил на фоне одной из печных труб.
        Не вор. Воры не ходят на дело с массивным тяжёлым арбалетом, который притащил с собой незнакомец. Да и реальный боевой опыт у этого парня явно есть. Я понял это, как только он выложил перед собой на крышу три пузатых бутылька с неизвестным содержимым, и маленькое зеркальце. Дополнили картину сошки. Именно их приладил к арбалету ходок-гоблин, которого выдавали торчащие гоблинские уши из-под закрытой тряпичной маской и капюшоном головы. К сожалению, я не мог разглядеть его уровень и не понимал, превосходит ли он мой.
        Взмах тряпкой из-за трубы позволил мне понять, что гоблин подаёт кому-то сигналы. Переведя взгляд на противоположный нашему ряд домов, я не заметил там нечего подозрительного, но теперь было ясно, что у гоблина есть напарник ну или напарники. Снаряжённый и подготовленный к стрельбе из положения лёжа арбалет, был установлен так, что смотрел в сторону входа в бордель. Кто же вы ребятки? Охрана какой-то важной шишки, которая должна пожаловать с минуты на минуту? Или профессиональные убийцы?
        Убийцы. Охрана знает точное время появление клиента до минуты. Эти же прождали добрую половину часа. Все это время мой сосед не двигался, сидел в расслабленной позе позволяя себя хорошо рассмотреть и пялился в установленное под углом зеркальце - наблюдал за улицей без риска быть обнаруженным.
        Первым порывом было тихонько уйти. Зачем ввязывать в игру с неизвестными, тем более что уже ясно, что вокруг закручивается узел не понятных и опасных для меня событий. Но я не ушел. Я ведь запланировал на сегодня улучшить своё финансовое состояние? Так чем этот стрелок хуже пьяного ходока?
        Быстро проанализировав увиденное, пришел к выводу, что мой потенциальный противник специализируется на стрельбе. Мускулист, что говорило о прокаченной силе. Не работает через навыки скрытности, иначе бы ему не пришлось прибегать к магической невидимости, а уж полную невидимость от скрытности я отличить смогу. И пользуется экипировкой более подходящей ловкачу, чем стрелку. Его тёмные одежды напоминали плотно облегающее тело бинты, никаких железок или явных деталей из кожи. Скорее всего, основная база характеристик сила плюс ловкость. Тяжелый арбалет с так непривычными для магического средневековья сошками, заготовленные заранее перед боем эликсиры лежащие под рукой, зеркальце, использование невидимости и одежда специально подобранная под ночное время. Все это говорило о хорошей подготовке и опыте в подобных делах.
        Неожиданно убрав зеркальце, одним плавным движением гоблин улёгся на крышу и схватился за арбалет. Не выставляя его за всеобщее обозрение, он выжидал. Скорее всего, клиент уже появился и теперь стрелок отсчитывает про себя время. Именно в этот момент, подобравшись к краю своей крыши, я прыгнул, под ногами мелькнул узкий переулок, разделяющий два дома, а затем мои подошвы соприкоснулись с покрытием крыши дома соседа. Не останавливаясь ни на секунду, перекатом погасил инерцию прыжка, оказавшись практически в упор к стрелку, и нанес быстрый секущий удар сверху вниз.
        - Хррак! - Гоблин оказался очень быстрым, невероятно, но он успел извернуться и выставить на пути моего скальпеля арбалет. Мой удар безнадёжно его испортил, разрубив одну из дуг, а следом я успел увидеть удивительно широкие, словно у рассерженной кошки зрачки лежащего передо мной противника. Получив в ответ такой мощный удар ногой в желудок что был вынужден согнувшись разорвать дистанцию на два шага, я было попытался снова атаковать, но не преуспел. Поломанный арбалет врезался мне в лицо, разбил губы в кровь, и чуть было не выбил зубы.
        Выгадав одно мгновение для свободных действий, Гоблин не стал на меня бросаться, вместо этого он подхватил один из эликсиров и с силой швырнул его в сторону борделя. Последовавшая за этим вспышка и волна жара больно прошлась по глазам, дезориентируя всего на секунду, но и этого хватило гоблину, чтобы нырнуть немного в бок и вниз обхватывая меня за талию, чтобы затем мощным борцовским броском отправить меня на встречу с поверхностью крыши. Если бы крыша была ровной, а не наклонной, тут бы мне и пришёл конец. А так я лишь отшиб плечо и оказался в лежачем положении вместе со стрелком, который тоже не удержался на ногах.
        Не давая ему меня оседлать и одновременно убирая голову, с пути неведомо откуда оказавшегося в его руках стилета крутнулся в бок, что повлекло за собой набор скорости и последующее падение наших переплетенных в пылу схватки тел с высоты третьего этажа. Удар об землю выбил дух из лёгких, кисть хрустнула и сломалась, заставляя скальпель отлететь в сторону, но я остался в сознании, несмотря на падение и последующую боль.
        Нелепо перебирая ногами и помогая себе целой рукой, я сполз с оказавшегося подо мной хрипящего стрелка и добрался до клинка. Когда я подобрал оружие, и мне удалось встать на ноги, гоблин тоже немного оклемался. А вот встать, у него не вышло, одна из его ног была вывернута под неестественным углом. Уже предвкушая победу, я сделал шаг в сторону оказавшегося таким опасным противника, но добраться до него не успел. Выхватив из-под одежды амулет, игрок что-то невнятно прохрипел, и его слова активировали неизвестную смертоносную магию. Вот только направлена она была не против меня.
        Зеленоватая вспышка, зловонный запах разложения и гоблин на моих глазах сгнил заживо, рассыпавшись прахом. Уничтожено было всё, даже лут обычно остающийся после убийства ходока исчез безвозвратно уничтоженный магией.
        Слегка обалдев от такого финала, я словно зелёный новичок прощелкал появление на сцене боя новых лиц. Сильный удар в спину бросил меня на землю, а попытку развернуться пресекло навалившееся сверху тело.
        - Живьём брать! Не калечить! - команда пришла со стороны, и это был последний звук, который я успел услышать, прежде чем удар в затылок породил яркую вспышку, заставившую моё сознание покинуть игровой аватар.
        ГЛАВА 19. СЕРЫЕ ПЛАЩИ
        - Имя?
        - Глиф.
        - Специализация?
        - Убийца.
        Каменный мешок, а не камера, стул прикручен к полу не сдвинешь, руки прикованы к стулу как впрочем, и ноги.
        - С какой целью прибыли в Баруту и откуда.
        - Равервуд. Бежал от орочьего вторжения.
        На человека, который меня допрашивает, наложено заклинание. Как ни старайся взгляд соскальзывает с него, не давая сосредоточиться на чертах лица.
        - Чем вы руководствовались, когда снимали комнату в таверне «Сломанная подкова» за сутки до своего ареста?
        - Тишиной.
        - Поясните.
        - Я руководствовался тем, что там тихо и низкая вероятность встречи с ходоками. Встретил в городе давнего врага, хотел затаиться.
        - Имя врага?
        - А это так важно?
        Ответа не последовало. Вернее он последовал, но не словами. Чужие руки опустились на плечи, еще сильнее вдавливая меня в жесткий стул, голову задрали вверх, на лицо опустилась мокрая тряпка, полилась вода.
        - Храхрр
        - Имя врага?
        Тряпку убрали, заставив меня кашлять и разевать рот в одновременных попытках хапнуть глоток воздуха и выплюнуть из носоглотки воду.
        - Дарт.
        - Подробнее о нём.
        Допрос продолжился, будто и не было нескольких минут пытки. Я все рассказал, ответил на все вопросы, которые задавались по кругу, быстро уяснив, что любое уклонение от ответа карается мокрой тряпкой и потоком воды. Смысла молчать не было. Я не преступал закон, полученная от меня информация поможет этим неизвестным быстрее разобраться, что к убийце на крыше я не имею никакого отношения. Затем меня оставили на несколько часов. Просто ушли, а я продолжал сидеть прикованный к стулу.
        Ожидание закончилось вместе с приходом добродушного толстячка, который сразу же с порога мне улыбнулся, и присев напротив, бухнул на стол тяжелую папку с бумагами.
        - Снова допрос? И так по кругу надеясь найти в моих ответах не соответствие?
        - Нет Глиф, больше никаких допросов. Только информация. Как ты думаешь, во что ты ввязался?
        - Думаю, произошло покушение на какую-то шишку. Я схватился с одним из убийц, завалил его, на этом всё.
        - Нууу если кратко, то почти так и есть, за одним исключением. Это был не простой заказ на ликвидацию и исполнители не наёмники. Слышал когда нибудь о серых плащах?
        - Нет, не слышал.
        - Ладно, тогда давай сделаем вот как. Ты уже, наверное, заметил, что мы исцелили твою руку, пока ты был в беспамятстве? Хочу, чтобы ты понимал, что ты здесь не заключенный, а наши методы продиктованы сложившейся ситуацией. Сейчас придут люди, они освободят тебя, проводят в более подходящую обстановку, помогут привести себя в порядок, а затем мы снова встретимся, скажем, через час. Тогда-то я тебе всё и расскажу. Ну как идёт?
        - Я не против.
        Толстячок ушел. Зато пришли крепкие мордовороты в масках, нацепили мне мешок на голову и браслет на руку. Затем мы недолго куда-то шли.

***
        Толстяк не соврал. Мне дали сорок минут на то чтобы искупаться и переодеться. Обычная одежда, рубашка штаны и сапоги. Куда делась моя экипировка, еще предстояло выяснить. Комната, в которую меня отвели здоровяки, освещалась магическими светильниками, окон не было, дверь тяжелая, обитая стальными полосами, нагнетала унынье отсутствием ручки и запоров с моей стороны. Ну да как же, я точно не заключённый…
        Через некоторое время пожаловал старый знакомый, дверь распахнулась, один из охранников первым зашел внутрь, осмотрелся, а уже затем пропустил толстяка в комнату.
        - И снова здравствуй Глиф. Как самочувствие?
        - Нормально.
        Добрый дядечка пропустил мимо себя очередного охранника, который быстро, словно тысячу лет проработал официанткой, накрыл на стол. Бросилось в глаза то, что не один из присутствующих в комнате ни разу не перекрыл стоящему у дверей стражу обзор. Все будто невзначай двигались так, чтобы я оставался на виду у непися с витым жезлом в руках.
        - Если ты голоден смело набрасывайся на еду. - И незнакомец первым подал пример, запустив свои руки в чашу с крупно нарезанными кусками копчёного мяса.
        Вся посуда из дерева, столовых приборов нет, видимо предлагается, есть руками. Стол такой ширины, что какое бы место на прикрепленных к полу стульях я бы не выбрал, до своего собеседника быстро не дотянусь.
        - Вот ознакомься. - Вытерев испачканные пухлые ручки об маленькое полотенце-салфетку, толстяк достал из уже видимой мной папки пергамент и выложил на свободный участок стола.
        РАЗЫСКИВАЕТСЯ!!!
        Бессмертный опознанный как тёмный эльф, и отзывающийся на имя Глиф. Плут и обманщик, убийца и вор. Именем императора всякий кто поспособствует его поимке, получит щедрую награду. Любой добрый житель империи имеет право, заметив преступника на территории империи людей без страха убить его и предъявив доказательства его смерти, так же получит награду.
        НАГРАДА ЗА ЖИВОГО ИЛИ МЁРТВОГО ПРЕСТУПНИКА - 7 золотых.
        - Ого, целых семь золотых? Впору самому на себя охоту открывать. - Вырвалось у меня, пока я разглядывал удивительно похожий портрет нарисованный рукой неизвестного художника.
        - Что думаешь Глиф?
        - Думаю, что пора бы выкладывать на стол пряник.
        - Не совсем тебя понял.
        - Ну а чего же тут непонятного? Вы уже дали мне понять, что всё серьезно и лучше не рыпаться. Иначе в империи под моими ногами загорится земля. Пора бы начать объяснять, зачем вам это нужно и почему я все еще цел и невредим, и даже уплетаю казённую еду.
        Взгляд собеседника вдруг стал жестким, знавал я уже людей умеющих вот так смотреть. Почти так же смотрел на подчиненных один из моих старых командиров еще в те времена, когда я воевал в Первоисточнике. Жёсткий и суровый мужик, но справедливый. И прозвище у него тоже было под стать - Овер, производное от фамилии Оверченко.
        - Я предлагаю тебе искупить свои грехи на службе у императора.
        - Извините. Не знаю, как к вам обращаться. Не могли бы вы уточнить какие именно грехи?
        - Ну, хотя бы нападение на одну из торговых лавок в Тарфорде. Убийство другого бессмертного в том же Тарфорде, как там бишь его имя? Реджи если мне не изменяет память. Выполненное с особой жестокостью. Так же у меня есть заверенные заявления об нападении как минимум на еще троих разумных из той же команды. Мне продолжать перечислять? Меня не затруднит. Многочисленные разбойные нападения, совершаемые в основном на перебравших с выпивкой жителей города, связь с гильдией воро…
        - Хватит. Я уже убедился в том, что вы плотно за меня взялись, и ресурсы у вас огромные, раз вы знаете даже то, о чем я уже сам начал забывать.
        - Ты не собираешься отрицать свою вину?
        - А это разве имеет хоть какой-то смысл? Скажите лучше, что вы имеете в виду, говоря о службе империи.
        - Идёт война. Орки и их союзники серьезно продвинулись вглубь имперских территорий. Хребет Асарака, на земле которого мы с тобой сейчас находимся, краеугольный камень всей обороны довольно протяженного фронта. Невозможность провести крупный отряд через горы, а так же единственное крупное ущелье, защищенное малой крепостью и воинами шестнадцатого легиона, делают невозможным взятие этой земли нахрапом. Прибавь к этому довольно сложную местность населенную хищными тварями и поймешь, насколько тяжело приходится зеленокожим. Но мы все равно, по большому счету в окружении. Единственное что не дает оркам серьезно взяться за нас так это-то что дальше на западе оборону держат восьмой, шестой и десятый легионы императора. Они в трудном положении, но наш шестнадцатый легион уже единожды ударил в тыл оркам и предотвратил серьезное наступление на них. Ситуация сложилась сложная, с одной стороны орки пока не сломят сопротивление в Асараке не могут двигаться дальше, иначе рискуют попасть в окружение и подвергнуть войско ударам с тыла. С другой стороны и мы скованны со всех сторон, к нам не подходят подкрепления,
некому заменять павших.
        - Поэтому вы рады любому бессмертному что вступит в ряды войска?
        - И это тоже, но не совсем. Ты знаешь, что БраготГур и их союзники ненавидят ходоков?
        - Да знаю. Всякому бессмертному у них заготовлен рабский ошейник.
        - А вот и нет. Это сказка для непросвещенных. На самом деле на них трудиться целый отряд диверсантов всех мастей, созданный из вашей братии. С одним из них ты столкнулся вчера ночью.
        - Вы боитесь, что там, где не справилось большое войско, справятся малые отряды? Думаете, что Хребет Асарака падёт под их ударами?
        - Да, и нам нужен аналог их подразделений. Любое действие на войне вызывает противодействие. У нас и раньше-то было чем ответить, но сейчас мы вынуждены существенно пополнить свои ряды.
        - Хотите завербовать меня?
        - А почему нет? Ты, конечно не блещешь на фоне остальных. Я бы даже сказал, что ты довольно отстал в своем развитии. Но это мы сможем поправить. Я предлагаю тебе стереть всякое упоминание о твоих преступлениях, личный банковский счет, на который будет течь ручеек монет, контракт до конца войны с возможностью продления, опытных инструкторов и оснащение за счет нашей организации. Все что от тебя потребуется это выполнять приказы командиров и неукоснительно соблюдать законы внутри организации.
        - Что за организация-то?
        - Серые плащи императора. Внутренняя и внешняя разведка, различные силовые акции и еще много чего входит в перечень наших обязанностей. Если не справишься с усиленной подготовкой, тебя переведут в подразделения подконтрольные шестнадцатому легиону. Не думаешь же ты что мы берем к себе всех подряд.
        - У меня есть одно условие.
        Добродушное выражение испарилось с лица толстяка. Он был опасен, я чувствовал это каждой клеточкой своего тела, но прогибаться не собирался.
        - Ты не в том положен…
        - Хварг! Если я соглашусь, он уйдёт. Не дайте моему врагу ускользнуть, и я целиком со всеми потрохами ваш.
        Долгих несколько секунд толстяк пялился мне в глаза, а затем расслабился и протянул руку для рукопожатия. - Клянешься ли ты, бессмертный нареченный именем Глиф верно служить императору до конца войны, если я выполню твою просьбу?
        - Да клянусь. - Рука собеседника оказалось крепкой, несмотря на его крайне «рыхлый» внешний вид. - И что рукопожатия достаточно?
        - Достаточно того что я услышал твои слова. Не заставляй нас обоих жалеть о принятых решениях. Тебе могут не понравиться последствия.
        - Почему я? Почему выбор пал именно на меня?
        - На тебя есть чем надавить. И ты справился с одним из врагов. Возможно, тебе просто повезло, но факт на лицо, покушение сорвано твоим вмешательством.
        ПОЧТИ МЕСЯЦ СПУСТЯ…
        - Еще раз! - инструктор повысил голос, а значит, у него заканчивается терпение. Я неплохо изучил характер своего нового командира за эти недели, и если он начинал отдавать приказы таким тоном, следовало поторопиться.
        Зазвенели клинки, белобрысая использовала старый трюк. Сделала вид, что нападает, а затем разорвала дистанцию, завлекая меня в пляску своих клинков, вроде как, ошибаясь, но на деле все это она проделала нарочно.
        Новые искры, новый звон. Бросок маленькой булавы разодрал ей щёку, а я проигрывая и в силе и ловкости пошёл ва-банк. Удар кинжалом на какой-то палец не дотянулся до её груди, рука вывернутая хитрым захватом онемела и в следующую секунду бок окатило волной раскалённой боли.
        - Аггррх. - Крик чуть было не сорвался с моих губ, но я сдержался, превратив его в неразборчивое рычание.
        Рубашка быстро намокала, впитывая в себя кровь. Поднялся с задницы, сел на рядом стоящий камень и снял рубашку. Рана выглядела скверно, но не опасно. Мышцы задеты не глубоко, кожа распорота уродливо и рвано. Нужно зашивать. Достал специальный набор, рука минуту назад побывавшая в жестком захвате плохо слушалась, значит, придется орудовать левой…
        - Белая помоги заштопать Клевера. Иначе он так себя зашьет, что никакой эликсир потом не поможет. - Инструктор отдал приказ моей противнице, и уже что-то выговаривал следующей паре подопечных, отвернувшись от нас.
        Вначале нас было сорок семь. У каждого на руке вился металлический браслет наделенный магией сокрытия личности, мы не знали имен друг друга, и раскрытие их было под жесточайшим запретом. Точно так же как во время допроса, мой взгляд под действием магии соскальзывал с лиц моих новых сослуживцев, ни уровня, ни имени, ни-че-го кроме расы и повадок. Но внимательному взгляду хватало и этого. Очень быстро мы научились различать друг друга по жестам, повадкам, походке и фигуре. По деталям экипировки, которая хоть и была в общей массе одинаковой, но у каждого был свой уникальный штрих. Так, например мне из оружия досталась маленькая булава, обоюдоострый тонкий кинжал и набор метательный ножей. За спиной, невидимый под плащом, занимал свое место миниатюрный самострел. Непригодный для работы на дальних дистанциях, он, тем не менее, удивлял своей пробивной силой на коротких.
        Вначале отряд был разношерстным. Маги, воины, целители, скрытники, да кого только не было, но затем нас разбили на малые группы. Придумали нам позывные взамен имён, обучили азам языка жестов и в бесконечных тренировках подтянули уже развитые навыки. Теперь настала пора изучать что-то новое. Все последние дни мы не вылезали из гор, задача стояла простая. Научиться выживать, узнать местность, лазить по скалам без нормальной экипы и в перерывах сражаться между собой, чтобы отточить и изучить индивидуальные навыки.
        Сегодня мой отряд уменьшился еще сильнее. Инструктор повел за собой только тех, кто полагался на скрытность. Белая - светлая эльфийка, стрелок (лучник), два изогнутых клинка, длинные завязанные в косу волосы, знает парочку рунных заклинаний света, что говорит об очках характеристик вложенных в интеллект. Кот - самый ловкий из нас, тоже светлый эльф, худющий как жердь, но его руки надуваются канатами сухожилий, когда он их напрягает. Орудует короткими клинками, очень метко метает всё, что вообще можно метнуть хоть тот же гвоздь, но предпочитает заточенные в круг диски. Из-за выкачанной во вред всем остальным характеристикам ловкости этот парень напоминает угря, ни за один спарринг с ним мне не удалось его даже оцарапать. Ром - насчет этого парня у меня сложилось неоднозначное мнение. Человек, в спаррингах, будто нарочно преуменьшает свою силу, словно не показывает всех доступных ему на данный момент навыков. Его оружие парные топоры, обладает широким арсеналом атакующих и защитных способностей и для него весь топор оружие. Он может убить противника, не только нанеся рублёную рану, но и проломив
висок рукоятью. Опасен. Только от него в нашем отряде веяло аурой настоящего убийцы. Ну и инструктор. Это вообще нечто. Скрытник, человек с длинным мечом за спиной, настоящий мастер во всем, что касается боевых стоек и работы с разным оружием. Именно он показал, и за короткий срок сумел вдолбить в меня два новых навыка. РАЗОРУЖЕНИЕ - позволяло с помощью булавы, обернуть парирующий выпад противника себе на пользу выбивая оружие из рук. И НАДРЕЗ СЕРАДИЛА - особый удар кинжалом вызывающий обильное кровотечение и болевой шок.
        Изначально из пещеры, где был разбит наш временный лагерь (мы еще ни разу не возвращались в город) с нами вышел еще один боец. Гоп - свифт, прожженный ворюга, совсем не умеющий обращаться с оружием, но собаку съевший на обнаружении и установке ловушек. Еще одной сильной стороной мелкого был взлом и карманные кражи. Он разбился час назад во время подъема на особенно сложном горном участке. И поэтому тренировку мы продолжали впятером.
        Меня старшие нарекли Клевером. В боевой подготовке я уступал почти всем. От удачи не было никакого толка в боях один на один, а превосходство в ловкости и силе ставило остальных сослуживцев на ступеньку выше. Да и по навыкам я значительно отстал в развитии. Так, например изученная мной стойка АТАКУЮЩИЙ СОКОЛ работала в связке с оружейными навыками, которых у меня просто не было. А ведь к тому же кинжалу, по словам инструктора на двадцатом уровне прилагалось как минимум три навыка для боя лицом к лицу и еще два ориентированные на скрытность.
        - Привал окончен. Готовность минута. Следующая точка - раздвоенный пик.
        Вот так. По мнению старшего (он же инструктор) это был привал, во время которого мы отдыхали от тяжелого перехода. Вот только нам почему-то показалось, что это была череда выматывающих спаррингов, ну да ладно.
        - Клевер.
        - Я.
        - Как рана?
        - Сковывает одну сторону тела, но не критично.
        Тот же вопрос он задал Рому, чью ногу разукрасил длинный порез после поединка с Котом. Ром тоже отказался от эликсира, положившись на тугую повязку. Белую и Кота он таким вопросом не удостоил. Хотя той же белобрысой я своим броском булавы разбил лицо в кровь. Хорошо хоть не сломал нечего, бросок прошелся по щеке вскользь.
        Выдвинулись. Самое паскудное, что мы совершенно не знали, какие события несет нам новый день. Вроде как все одно и то же, лезем по скалам, запоминаем горные тропы, проводим учебные поединки в стесненных условиях. Но каждый день происходит и что-то из ряда вон. Так, например, вчера нашей задачей было пробраться мимо разведчиков шестнадцатого легиона, которые перекрывали несколько троп к югу от Баруты. Задание мы успешно провалили. Хорошо хоть не я тому был виной.
        Ну а вообще мне нравилось здесь, среди этих безликих и молчаливых игроков. Веяло здесь чем-то настоящим, серьезным. И, конечно же, это был великолепный шанс отточить свои навыки, прежде чем я сбегу от них и продолжу свой путь к Мёртвой горе БраготГура.
        Подъём на раздвоенный пик выдался сложным. Трижды мы отдыхали на узких карнизах, а один раз Кот, несмотря на всю свою ловкость, чуть было не сорвался вниз и если бы не Ром, вовремя подтянувший к себе его веревку, путь пришлось бы продолжить вчетвером.
        На вершине горы оказалось очень холодно, здесь ветер набирал такую силу, что находил тебя в любой щели и забирался под одежду. Поднявшийся первым инструктор помог остальным преодолеть последний крутой участок, и мы оказались на относительно ровной площадке прикрытой с двух сторон скальными образованиями, из-за которых пик и получил своё название.
        - Клевер, Белая - глаза. Ром - лагерь. Кот - сигналка. Работайте.
        Народ не успевший перевести дыхание, смотал веревки, сбросил рюкзаки в одну кучу и потопал выполнять новый приказ. Мне и белобрысой достались «глаза». Это значило, что мы осмотрим ближайшую сотню метров местности, найдем самые опасные подходы к лагерю и засядем на таких позициях, чтобы эти самые подходы контролировать. Ром с приказом «лагерь» спрячет наши рюкзаки, и оставит пару меток. Уберёт любые следы нашего подъема в этом месте и оборудует ловушку, на случай если схрон обнаружит кто-то не входящий в команду. Кот следуя приказу «сигналка», вооружившись мотком нитей теневого шелка, натянет сигнальную нить вокруг лагеря и привяжет её к «колотушке» - артефакту своеобразному аналогу военного лянума*.
        -

*Лянум - Сигнальная аппаратура, реально используемая в Русских войсках. На данный момент серьезно устарела, насколько я знаю, но при этом остается одной из самых простых и эффективных в использовании. Подробнее можете узнать об этой и другой экипировке разведчика в группе вк. Видео опубликовано 28.10.2018 в 16:15.
        -
        Обойдя стоянку по кругу, белобрысая указала мне на небольшой выступ, расположенный на возвышающейся правее скале, и прижала кулак к раскрытой ладони - выбрала позицию. Затем ткнула пальцем ниже на острый карниз, показала два пальца, и снова кулак ударил об ладонь - дополнительное гнездо. Я кивнул, смысла в словах не было, ветер сильно свистел на вершине горы, и нам пришлось бы кричать, чтобы услышать друг друга.
        С высоты выступа Белая будет видеть местность далеко вокруг и предупредит в случае появления угрозы. Я же нашел спуск ниже, узкую извилистую тропу и замер, прижавшись к скале на одном из поворотов. Здесь Белая сможет меня прикрыть в случае чего, да и её позиция в прямой видимости, хотя саму лучницу я уже не увижу. Скрытность на таком расстоянии скрывает её фигуру не хуже невидимости. Достал арбалет, зарядил в него четырехгранный болт и уложил в ногах. Выставил зеркальце за угол так чтобы видеть местность за поворотом и присел, устраиваясь поудобнее при этом плотно замотавшись плащом. Сложные тренировки внутри подразделения быстро заставили вспомнить о способности отдыхать в любых условиях. Вот и сейчас я расслабил тело и пытался сохранить тепло, глотнув предварительно настойки из трав, которая кратковременно подарит иллюзию бодрости и не позволит задремать.
        Долгих четыре часа тянулось наблюдение, солнце уже клонилось к закату, когда пожаловала смена. Моим сменщиком оказался Ром, но пришел он не один, вместе с ним пожаловал и инструктор. Я знал, что сейчас он потребует доклад чего мне делать словесно крайне не хотелось. Выставив ладони домиком, убедился, что он увидел знак, затем изобразил круг и помахал кистью у носа, сморщившись при этом. «Дом, пещера, плохой запах» - вот как в переводе звучали мои сигналы. До меня и в самом деле откуда-то из-за поворота ветер изредка доносил запах застарелой тухлятины, а в зеркальце был виден самый краешек тёмного зева пещеры.
        Командир отпустил меня отдыхать, сам при этом ушел крадучись ниже по тропе. Как будто он не знал, куда нас ведёт, уверен вскоре нас погонят на разведку этой пещеры.
        ГЛАВА 20. АВАНС
        Я ошибся. После четырех часов сна, минимально необходимого для удаления накопленных эффектов усталости, инструктор не отправил нас в пещеру на разведку. Он уже знал, что именно поджидает нас там.
        - Есть три основы в движении отряда по опасной территории. Три главных расклада если угодно. Первый самый удобный для нас, это когда мы первые заметили противника, а он нас нет. Второй, когда произошла спонтанная встреча лоб в лоб, это уже сложнее. И третий самый сложный вариант, когда разведчик не подозревает о наличии противника и тот наносит первый удар.
        - Сейчас мы будем отрабатывать самый первый вариант? - Кот как всегда влез со своей фразой в самый не подходящий момент. Обычно инструктору не нравились такие вопросы посреди его речи, но в этот раз он отреагировал спокойно.
        - Именно. В пределах тридцати километров ниже по склону расположены два брошенных селения. До нас здесь уже была группа Серых плащей. Они выслеживали причину того из-за чего местные покинули эти деревни. И сейчас эта причина спит внутри пещеры. Ледяной тролль.
        - Тролль? - Белая вздрогнула. - Я как то видела сражение с троллем. Нашей группе он точно не по зубам.
        - В этом мире абсолютно любой игрок, без оружия и с минимальным уровнем имеет шанс убить кого угодно. Ваша задача проникнуть в логово твари и её уничтожить. На подготовку и обсуждение плана даю вам пятнадцать минут. Внешнее охранение выставлять не нужно, я сам посмотрю за подступами. Удачи. - Воин развернулся и ушел по тропе, оставив нас наедине с поставленной задачей.
        - Есть идеи? - Ром шевельнулся. - Белая, раз уж ты сталкивалась с подобной тварью, может, расскажешь нам о ней?
        - Сама я с троллем никогда не сражалась. Но в Эльвинском лесу видела, как группа из одиннадцати хорошо экипированных игроков завалила одного такого. Я там охотилась и случайно стала свидетельницей тех событий.
        Кот присвистнул - Одиннадцать? Похоже, нам и в самом деле нечего не светит. Нам и вещи то выдали не выше добротных по классификации.
        - Да одиннадцать и не все из них дожили до конца боя. Тот тролль не был ледяным. Лесной - вот какая пометка над ним горела. Элитная тварь, крепкая шкура, огромная сила позволяющая сминать тяжелые доспехи одним ударом и способности к природной магии. Ну и регенерация, насколько я знаю эта фишка всех подобных существ.
        - Как они убили ту тварь? Ты помнишь их тактику? - На этот раз в обсуждение влез уже я.
        - Магия. Замедляли холодом, обездвиживали, давали воинам и прочим наносить урон, а затем разрывали дистанцию и ждали отката заклинаний. В конце закидали его сосудами с горючей смесью и сожгли. К тому времени оба их ведущих тяжёлых латника превратились в кровавые кучи сплющенного металлолома, а часть бойцов ближнего боя, получила тяжелые травмы. Одного снимали с дерева, ударом лапы тролль закинул его на ель, где тому веткой насквозь пробило плечо.
        - И в самом деле, ужасная сила. Думаю, их тактика даже будь у нас в команде маги, не помогла бы нам. Если этот тролль ледяной, стоит предположить что его стихия вода с уклоном на холод. Даже если потратим всё масло для факелов из единственного бурдюка, этого явно не хватит чтобы нанести ему существенный урон. Скрытные атаки? Тоже не вариант. Начать бой с них, мы конечно сможем, но вот как быть дальше? - Кот обвел нас взглядом.
        - У меня есть идея. - Три пары глаз выжидающе уставились на меня. - Мы не будем его убивать, он убьёт себя сам…

***
        Сон хозяина раздвоенного пика не был глубоким. Приближалась зима и вместе с тем он всё больше и больше пробуждался. Толстая шкура в лучах проникающего в пещеру лунного света поблескивала наростами голубых кристаллов, что были тверже камня. Крупная голова с туловище взрослого мужчины размером была украшена двумя белыми, закрученными назад рогами.
        Очень скоро, когда первые снежинки, крутясь, падут на раздвоенный пик, тролль окончательно проснется и выкопает лежащее с прошлого года мясо что хранилось прямо под его лёжкой. Утолит первый голод замороженными останками несчастных и выйдет на охоту. В прошлом году ему повезло, караван мягкотелых двуногих заночевал на одной из горных троп и существенно пополнил его запасы собственными телами перед самой спячкой. А пропасть этому мясу в летние месяцы не давал холод источаемый кристаллами на его шкуре, и он же украсил пещеру разводами бело-голубого инея.
        Внезапно его нюх уловил запах свежей пищи, где-то рядом были двуногие. Тролль даже не пошевелился. Еще не пришло время просыпаться, а значит, пускай не пуганые все тёплые месяцы двуногие резвятся поблизости, тем легче ему будет их настигнуть, когда он выберется из пещеры.
        Ни разу не встречавший за свою жизнь противников равных ему по силе, тролль был слишком беспечен. Если бы он понял что четыре ловкие тени уже рядом, он бы несомненно проснулся, но его нюх был не настолько силён.
        Мягкие подошвы кожаных сапог не издали ни звука в то время пока Серые плащи проникали в пещеру. Внимательно осмотрев свою цель, двое из них выскользнули наружу, оставив наедине с врагом вторую пару. Оставленные в пещере эльфы, долго обменивались знаками, занимая позиции с двух сторон от свернувшейся в клубок туши. Один из них подобрался к спящему монстру сзади, приготовил пару бритвенно-острых метательных дисков и спрятавшись за валуном, принялся ждать. Его напарник, тёмный эльф, взобрался по крутому боку сталагмита и замер на его вершине, взведя свой маленький арбалет и направив его прямо на закрытый глаз чудовища.
        На долгий десяток минут растянулось ожидание мёрзнущих под аурой ледяного тролля ходоков. Из их ртов вырывался пар, а серые плащи начали покрываться инеем вслед за побелевшими в первые мгновения бровями. Но ничто не вечно и долгое ожидание закончилось вместе с ярко горящим факелом, который прилетел под бок спящего чудовища от входа в пещеру.
        - Танннг! - щелкнули арбалетные дуги, отправляя в полёт гранёный наконечник бронебойного болта. Туша, получив в глаз острый стальной снаряд, рванулась в сторону, снесла рогами несколько сталактитов и поднявшись на задние лапы оглушительно заревела, одновременно вздымая передние лапы в высь и обрушивая их тяжеленным ударом перед собой.
        Взвизгнув, шрапнель каменных осколков, ударила в стену над головой улепётывающего тёмного эльфа, несколько из них неудачно срикошетив до крови рассадили ему руку и плечо. Не останавливаясь он сумел затеряться среди каменных наростов торчащих из пола и выскочил из пещеры до того как разъяренный монстр с грохотом топнул одной из своих ног.
        Голубое сияние волной разошлось от топнувшей ноги, неся вместе с собой целый ворох синеватых искр и снежинок. Ближайшие камни покрылись толстым слоем льда, но ледяная волна не настигла обидчика, еще сильнее разъярив монстра. Без труда сшибая все препятствия на своём пути, наклонив башку, увенчанную массивными рогами, тролль бросился к выходу, туда, где в лунном свете мелькнула фигура убегающего человечка.
        Дав волю ярости, он не мог видеть, как за его спиной из-за валуна выскочил светлый эльф, сбросивший с себя вставший «колом» от зацепившей его ледяной магии плащ. Эльф бежал по пятам за чудовищем, перепрыгивая через обломки сталактитов, и сжимал в руках обжигающие холодом стальные метательные диски. В тот момент, когда тролль вырвался из пещеры, оба диска один за другим свистнули в воздухе, подрубая одну из лап зверя под коленом, именно там где его напарник тёмный эльф разглядел уязвимую точку.
        Тролль ни обернулся, несмотря на атаку сзади. Он уже видел перед собой на расстоянии одного-двух рывков фигуру человечка замотанного в плащ, стоящего на краю обрыва и просто не мог остановиться, пока не размажет букашку посмевшую лишить его глаза. Ярко вспыхнувшая светлой магией стрела ударила в свирепую морду тролля не нанеся урона, но при этом, выполнив свою задачу - окончательно ослепить монстра, чьи глаза отвыкли от света. Бросившись к врагу, он не заметил переплетённые между собой и натянутые веревки под ногами. И запнувшись об них, покатился вперёд, туда, где скальная площадка заканчивалась, и начинался многометровый обрыв вниз…

***
        Рана на руке болела, содранная кожа пропитывала одежду кровью и обжигала болью нервы. В голове не укладывалось, что у нас получилось. Где-то там внизу лежал разбившийся насмерть элитный моб, это было абсолютно ясно, так как несколько секунд назад каждому из нас капнул солидный кусок опыта. Но память раз за разом возвращала к тому моменту, когда монстр несся сквозь пещеру, разбивая в пыль каменные сталактиты и поражая мощью своего четырех метрового, покрытого узлами мышц и крепчайшей шкурой тела.
        - Хорошо сработали. - Это Ром очнулся раньше всех. Прекратив пялиться в темноту обрыва.
        - Слышь Клевер, а ты видишь эту образину? У тебя же ночное зрение. - Кот стоял рядом, напряженный, сжимающий в руках клинки.
        - Расслабься котяра. Загляни в интерфейс, тебе пришел опыт, а значит, мы его и в правду убили.
        - Да, ты прав Клевер, убили. - А вот и инструктор. Возник за нашими спинами тихо, не позволив кому-либо из нас, заметить себя раньше времени. - Всем отбой. На сегодня с вас хватит приключений. Кстати всем моё отрицательное замечание в личное дело.
        - Как!?
        - За что!?
        - Мы же без потерь его завалили!
        - Хотя бы за то, что орёте посреди ночи на всю округу как базарные бабы. Я сказал отбой! - вроде как прикрикнул на нас, а голос не повысил. Пришлось пошевеливаться, возвращаясь в лагерь и собирая по дороге лопнувшие веревки для альпинизма, которые мы натянули чуть дальше выхода из пещеры. Они исполнили свою роль, заставив тролля покатиться под откос, но оборвались, не справившись с мощью его тяжёлого тела.
        Следующий день начался с того что к нам явились гости. Их было хорошо видно с высоты лагеря, целая вереница нагруженных мешками неписей спускались по ущелью к низине у раздвоенного пика.
        - Носильщики. Нам нельзя показываться им на глаза. Их наняли, чтобы собрать все полезное с убитого вами тролля. - Мы продолжали оставаться на вершине горы, но больше не сидели по секретам, доверившись натянутой вокруг лагеря сигнальной нити. А инструктор после вчерашнего боя был на удивление многословным.
        - А почему мы сами не заберем лут? Разве мы не имеем право на долю? - Белая явно была возмущена таким положением вещей.
        - Вы не обладаете нужными навыками. Среди носильщиков есть профессиональные ремесленники. Они выжмут из него все, что только может пригодиться. Кровь для эликсиров, шкуру для экипировки, жилы для тетивы луков, рога и многое другое. Затем они поднимутся сюда и внимательно исследуют пещеру. А ваша доля будет ждать вас в банке Баруты, но не трофеями.
        - А чем же? - Кот, как и все мы, был заинтересован в том, чтобы узнать перепадет ли нам что нибудь за элитного моба.
        - Не знаю, но еще никто не жаловался. Привыкайте к тому, что вы ведете двойную жизнь. Вот это - В руках командира появилась статуэтка хрустальной пирамиды с изображенным на ней раскрытым глазом. - Переносной многоразовый телепорт. С помощью него каждый из вас отправиться в окраины города. На месте вас будет ждать мешок с вашей старой экипировкой, переоденетесь, выданную одежду и браслеты сокрытия личности, оставите на месте и отправитесь в город. Позже с вами свяжутся и доставят новый приказ.
        - Командир, можно вопрос? - я словно снова оказался в школе приподнял одну руку продолжая сидеть на кортах и наблюдая за вереницей носильщиков.
        - Да Клевер.
        - Наше обучение уже окончено?
        - Нет, оно только началось. И будет оно довольно специфичным. Меня в своё время обучали по другому, но тут скорее сказывается текущая ситуация, а именно то, что вам по первости придется работать именно в этой локации. Так же советую вам всем не пытаться выяснить личности своих сослуживцев. - Инструктор бросил на каждого из нас свой взгляд. - Любая попытка узнать личности Серых плащей и вызнать секреты организации жестоко карается. Надеюсь вам это ясно?
        Ответили мы на удивление слаженно. Никто не хотел лишних проблем и прекращения тренировок. Последний выход подарил нам несколько прекрасных хоть и тяжёлых дней, а за последний месяц мы так и вовсе самую малость заматерели, приобретя дополнительные личные навыки и опыт.
        Подождав, когда мы закончим сворачивать лагерь, инструктор установил и активировал пирамиду телепорта. В лицо ударил тёплый поток воздуха, пространство сухо затрещало и исказилось. Первой в появившейся арке исчезла Белая. Небольшая вспышка, новый треск и на смену старому порталу пришел новый. Так по очереди мы отправлялись на заслуженный отдых, я уходил предпоследним сразу после шагнувшего в арку Рома. Треск, секундное головокружение, тяжесть навалившаяся на плечи, и вот я уже стою в половине километра от тракта, а в дали даже виднеются стены Баруты.
        Оказался я среди россыпи валунов, сокрытый от чужих глаз, а за спиной, нарисованная прямо на скале истлевает узорчатая руна, по всей видимости, обозначающая место выхода из телепорта. Тут же в щели среди скал взгляд приметил специальную метку, вроде как сорвавшийся с высоты булыжник чиркнул по скале, оставив кривую царапину. Но так могло показаться только непосвященным в знаки Серых плащей. И я оказался прав - тут был оборудован схрон, в котором, лежали изъятые во время моего пленения вещи.
        Переодевшись, я с тоской посмотрел на выданное мне оружие и одежду. Особенно жаль было сапоги, взамен которых на моих ногах снова заняли свое место побитые жизнью сапоги из кожи нетопыря.
        Путь до Баруты прошел без происшествий, а спешил я так, будто за спиной выросли крылья. Еще бы, ведь в схроне обнаружилась записка гласящая следующее.
        Твой предатель наказан. Загляни в банковскую ячейку как доберешься до города. Пусть это будет для тебя напоминанием, что я держу свое слово.
        Сразу после того как прошел пост у ворот, нацепил на себя деревянную маску. Да, так конечно патрули будут подходить чаще, зато никто меня не узнает, похоже сокрытие личности начинает входить в привычку. Записка кстати рассыпалась через несколько минут после прочтения, превратившись в прах и потеряв все очки прочности, о чем я тут же получил оповещение.
        Узнав у стражей правопорядка путь до банка, направил туда свои стопы. Город продолжал жить своей обычной жизнью, центральная улица была забита народом через который пришлось протискиваться толкаясь локтями, до того много тут собралось ходоков.
        Банк встретил меня резными колоннами и ступенями из желтого мрамора. Доспехи на охранниках ярко сверкали в лучах взошедшего на небосклон солнца, а внутренний зал порадовал приятным запахом луговых цветов рассаженных по периметру в гипсовые вычурные урны.
        - Здравствуйте. Вы впервые у нас? Желаете воспользоваться услугами банка?
        Белозубой улыбке женщины за стойкой позавидовала бы любая топ модель старого разрушенного мира. Местная была на удивление красива и подтянута, а белая рубашка, заправленная в тёмные облегающие штаны, выгодно подчёркивала спортивную фигуру.
        - На моё имя открыта ячейка, я бы хотел её осмотреть.
        - Пройдемте со мной. - Служащая отвела меня в маленькое помещение, в котором был еще один вход, ведущий куда-то вглубь банка. - Вам нужно снять маску, назвать свое имя и прикоснуться к этому амулету, это позволит нам убедиться, что вы тот, кем себя называете.
        Я в точности выполнил все инструкции, положив руку на серебряный круг, в центре которого сверкал магической энергией крупный сапфир и назвав своё имя. Девушка удалилась вместе с амулетом, мне при этом предложила подождать пару минут и не соврала. Ждать и в самом деле пришлось не долго, вскоре она появилась, принеся в руках вытянутую шкатулку.
        - Вот ваша банковская ячейка. После открытия все манипуляции будут записаны, а после закрытия она снова попадет под защиту банка. Если вы вдруг случайно закроете ячейку, позвоните в колокольчик лежащий справа от вас. Кто-то из сотрудников немедленно подойдет к вам и снова её откроет.
        Поблагодарив девушку, я протянул руку и откинул крышку. Перед глазами засверкали строки интерфейса, и высветилось содержимое ларца. Подождав, когда дверь за служащей закроется я немедленно достал все три предмета лежащие внутри…
        МАЛЫЙ КОШЕЛЬ.
        содержимое - 70 серебра.
        ПОСЛАНИЕ. -1шт
        ОПИСАНИЕ:Поднесите к глазам, чтобы разобрать мелкий почерк.
        Ну а третьим предметом лежало то, что я даже не мечтал здесь увидеть. ОБОЖЖЁННАЯ КРИКОМ БУЛАВА! Именно её я видел на поясе Дартанга! Не узнать её было просто невозможно, покрытая рунами рукоять из чёрного железа и суровое навершие в виде головы распахнувшей рот в ужасном крике. Значит, толстяк держит своё слово, или это какая-то уловка? Хотя зачем ему меня обманывать? Я вообще не ожидал что они возьмутся за выполнение своего обещания до того как я закончу обучение. Вглядевшись в характеристики булавы, удивлённо присвистнул…
        ОБОЖЖЁННАЯ КРИКОМ БУЛАВА.
        КЛАСС:Магическое
        Дробящий урон 17 -32
        Сила +4
        Живучесть +2
        Игнорирование брони от 1 до 17.
        Прочность 27/30
        ЗАЧАРОВАНИЕ: КРИК БАНШИ*.
        ОПИСАНИЕ:Магия ужаса, тесно вплетенная в руны оружия, издает пронзительные вопли, в которых будто сливаются крики диких гусей, рыдания ребёнка и волчий вой. Слышимые лишь для тех, кто получит ранение зачарованным навершием булавы в виде женской кричащей головы.
        -

*Б?НШ?, ИЛИ Б?НШИ -Мифические существа из Ирландского фольклора. Широко известны своими криками и чаще всего представляют из себя женщин-призраков, своеобразных плакальщиц, вестниц смерти.
        -
        Вот так подарок. Жаль что очень приметное оружие, нужно, что нибудь придумать, чтобы она не бросалась в глаза, болтаясь на поясе. В любом случае параноик внутри меня говорил, что толстячку верить себе дороже и пока своими глазами не увижу труп хварга, в его поимку не поверю. И вообще что значит наказан? Его поймали? Убили один раз? Или что?
        Взгляд упал на послание, которое я достал из ячейки. Может быть в записке скрыты ответы на те вопросы, которые я сейчас ворочаю в своей голове?
        Засветись в городе, выполни несколько заданий стражей пути, срок - неделя. Булаву ты обменял у бродячего торговца Эрнара Кригла (темноволосого светлого эльфа ростом выше среднего, с бельмом на правом глазу) встретив того к северу от тракта возле ущелья зубоскалов. Предметом обмена с твоей стороны выступила чистейшая жемчужина, добытая тобой из ракушек у извилистого ручья. Прошедший месяц ты провел в горах, охотясь на дичь и поднимая опыт. Один раз умер, из-за чего потерял большую часть опыта и вернулся в город тем же самым уровнем, что был у тебя месяц назад. Комната в «твоей» таверне оплачена на месяц вперёд твоим «другом» скрывающимся за маской, зашедшим в твое отсутствие и предупредившим кормчего, что ты на охоте. Через семь дней зайдешь в банк и снова проверишь ячейку. Если возникнут непредвиденные обстоятельства, вернись в банк и оставь послание в своем личном ларце - мы примем меры. Предатель у нас, позже организую тебе встречу, если заслужишь. И помни у тебя неделя! Отсутствие через неделю и невыполнение инструкций считается дезертирством!
        Есть! Да, чёрт возьми! То ради чего мне пришлось бы попотеть, у крупной организации не вызвало никаких проблем. Теперь я был уверен, Дартанг пленён! Перечитав записку десяток раз подряд, я буквально зазубрил текст, выучив «легенду» наизусть. Затем пересыпал монеты из кошелька и был таков. Мне предстояло обойти город чтобы купить себе наконец, нормальную одежду и экипировку. Что уж тут говорить, мне начинало нравиться быть Серым плащом с позывным - Клевер!
        Провозился с покупками до вечера. В гильдию зайти не успевал, а в гостевой дом стражей пути заходить не хотелось. Потратив почти шестьдесят серебряных монет, прикупил всю нужную походную мелочевку, вместительный рюкзак, добротный комплект одежды с кожаными вставками и кожаную же куртку. Взял плащ с тёплым подбоем и глубоким капюшоном, баночку с целебной мазью и пару эликсиров заживления ран. Апогеем покупок стал набор из четырех медных метательных клинков на кожаной перевязи.
        Новая экипа почти не давала характеристик бонусом, зато я стал похож на обычного ходока, а не на непонятного бомжеватого бродягу. Теперь можно попробовать напроситься в какую нибудь команду для выполнения заданий гильдии. Раз приказано засветиться и выполнять задания так и сделаю. Чем больше ходоков и неписей будет свидетелями моей деятельности, тем лучше. Сегодня же я планировал просто добраться до таверны, упасть и уснуть на мягкой кровати предварительно хорошенько отмывшись в горячей воде и поужинав домашней пищей. Чем в принципе и занялся.
        В моё отсутствие в «сломанной подкове» нифига не изменилось. Единственное отличие было в том, что в этот раз пьяный кормчий не стал спорить, а на мою просьбу о горячей воде и ужине сразу же ответил положительно. Видимо не часто у него бывают клиенты, которых не видно не слышно, а оплачено все на месяцы вперед. Я бы и сам на его месте не стал спорить. Поужинав горячей похлёбкой из неизвестных бобов очень похожих на чечевицу, приправленную острыми специями и мясом, завалился спать. В мягкую, так не похожую на спальный мешок кровать и моментально провалился в сон, стоило моей голове коснуться подушки.
        ГЛАВА 21. ИНТОКСИКАЦИЯ
        Где-то за пеленой изнанки…
        Огромная пещера, бывшая ещё не так давно пристанищем матери, преобразилась, за то время пока в ней обитал отключённый от Глифа искин. Здесь больше не было гор паутины, коконов, останков погибших и их вещей натасканных сюда драуками. Всё это было преобразовано системным инструментом под руководством ИИ в первоматерию вирта. И сейчас прямо над россыпью кристаллов системной точки доступа, в двух метрах от пола вращалась сфера, полная материала, так необходимого, чтобы создать аватар из плоти и крови.
        Системный код внутри сферы бурлил, изменялся, но в хаосе, казалось бы бесконтрольного движения был свой порядок. Тихий гул, исходящий от сферы набирал обороты, неся на своём хвосте зубодробительную вибрацию заставляющую воздух вокруг сферы всё сильнее и сильнее колыхаться.
        Когда гул и волны дрожи достигли такого размаха что вот-вот должны были разрушить стены пещеры, прямо из неоткуда раздался громоподобный механический голос, произнесший всего одно слово - АКТИВАЦИЯ!
        Сфера раздалась в стороны, её оболочка лопнула, высвобождая многие кубометры дыма и целые грозди системных знаков. Все они, повинуясь воле невидимого творца, закрутились вихрем, и опали вниз, погружая пещеру в тишину.
        Но первоматерия не исчезла бесследно, она оформилась в фигуру существа, поднимающегося с пола. Почти двухметрового роста, с тёмно-синей кожей без единого волоска и атлетичным строением тела. Аватар искина был подобен мифическим титанам. Абсолютно нагой он прошёл к кристаллам системной точки доступа и погрузил руку внутрь источника силы. Кристаллическая поверхность отозвалась на его прикосновение искривлением пространства, один из мелких кристаллов потёк, изменил форму, цвет, и отделился от основной массы оставшись лежать драгоценным камнем на ладони искусственного интеллекта. Плоть аватара зашипела, когда он приложил камень к середине своей груди, но на его лице не отразилось ни капли эмоций, будто он вовсе не испытывал боли от проникающего в его плоть кристалла.
        ШЛЮЗ СОХРАНЁН… УДАЛЕННЫЙ ДОСТУП ВОЗМОЖЕН…
        Теперь искину не нужно было находиться рядом с источником силы чтобы проникать внутрь системы и обходя защиту собирать информацию об вирт мире. Он создал себе тело и забрал кусочек точки доступа с собой, вживив его в середину своей груди, где теперь сверкал многочисленными гранями лазурный кристалл. Но на этом запланированные им дела не заканчивались. Не имея возможности помочь своему союзнику напрямую, он нашел в системе уязвимость способную помочь ему в данном вопросе. Прикрыв глаза, искин заговорил и в такт его голосу вокруг его тела зазмеились цифры и знаки.
        - Координаты двадцать семь семнадцать, сто сорок второй кластер, дистанция семьдесят. Маркер на существо Изменённый лесной Варг. Найти соответствие с памятью Глифа - ориентир, спасенный от ледяного червя зверь.
        Хлопок и аватар искина исчез, моментально переносясь на многие километры севернее Пепелища в локацию мусорки, где был размещён бракованный Тарфорд. Разрушенные и укрытые снегом руины встретили искина бушующим снегопадом, из-за которого нельзя была рассмотреть нечего в пределах нескольких метров. Но ему этого и не требовалось, отданная заранее команда повесила над всеми Варгами в локации целеуказатели, а самого ИИ перенесла к наиболее подходящему под описание мобу.
        Почувствовав появление сильного и непонятного существа, Младший попытался сбежать, но у него нечего не вышло.
        - Отключение. Редактирование, изменение параметров, справка. Подтверждение изменений, подключение протокола доппельгангер. Привязка к игроку, задать манеру поведения, изменить форму. Подтвердить.
        Замерший по воле искина Младший засветился изнутри и рассыпался сотней золотистых искр, оставив после себя лишь ярко светящийся шарик своей отредактированной личности. ИИ словно задумавшись о чём-то, долго вглядывался внутрь этого шарика, а затем улыбнулся.
        - Да, ты определённо подходишь. Служи ему и мне верно, и я помогу тебе осознать себя в будущем.
        Найденная искином уязвимость заключалась в том, что в центральном слое мира обитала птица Корвус. Нечем не примечательная она даже не была мобом, просто декорация из картинок и звуков очень похожая на обычного ворона. За её убийство не давали опыта, из неё не добывалось ни одного предмета, и на неё не был завязан ни один квест. И что самое главное ищейки системы просто не реагировали на эту птицу, для них она была всего лишь частью мира как скажем, трава или лучи света. Соединив форму Корвуса, отредактированную личность Варга и протокол оборотня-доппельгангера искин сумел создать идеального моба для своих целей.
        Сосредоточившись и сжав в ладони то, что у него в итоге получилось, искин погрузил руку с Младшим в кристалл на своей груди. И в ту же секунду далеко-далеко, под козырьком одного из зданий города Баруты из яйца вылупился птенец ворона…
        Барута три месяца спустя…
        - Каррр!!! - Легкий сквозняк устроенный приземлившимся другом смёл мелкие крошки со стола, а громогласный и трубный КАРРР заставил сонного трактирщика дёрнуться и уронить на пол глиняную кружку, которая тут же разлетелась осколками где-то за барной стойкой.
        - Да чтоб тебя! Третья кружка за неделю! Твой уродливый питомец, будто специально выбирает момент для своего появления, чтобы напугать меня!
        - Не бурчи. Я оплатил тебе две прошлых кружки, заплачу и за эту. Принеси лучше блюдце молока и обрезки мяса для Хугина.
        - Твоя птица жрёт больше меня. Да и вообще…
        Что там вообще расслышать я уже не мог, потому как, несмотря на свойственную ему ругань, трактирщик уже скрылся за дверью кухни отправившись выполнять заказ.
        - Хугин я же просил тебя не пугать его? Он ведь теперь достанет меня своим брюзжанием.
        Ворон нахохлился и повернув голову набок уставился на меня одним глазом выдав при этом чистое - Ток, ток! - будто сообщая мне что клал он на мои просьбы с высокой колокольни.
        - Ну-ну, подсыплет тебе крысиного яда в молоко, будет тебе ток-ток!
        Хугин не ответил, несколько раз скакнув по дальнему краю стола, хлопнул крыльями и унесся под потолок на излюбленную балку, где рассиживался в те моменты, когда не ел и не летал где ни попадя.
        С вороном мы встретились случайно, даже не знаю, кто из нас кого первым нашёл. В одну из недель, когда меня в очередной раз отпустили на отдых в город, мне за шиворот откуда-то с крыш свалился злобный шипящий комок. Этим комком оказался толком не оперившийся птенец, поначалу он был невыносим, постоянно клевался и пытался сбежать, но не мог этого сделать по причине того что еще не умел летать.
        Хугин - один из воронов бога Одина. Именно такое имя я дал своему компаньону, когда повзрослев и оперившись, он не убрался восвояси. Вымахав в здоровенную, блестящую антрацитово-чёрным окрасом перьев птицу, Хугин почему-то не покинул меня, и всегда крутился где-то поблизости, являясь при этом крайне странным мобом.
        Первую странность замечал всякий, кому удавалось взглянуть птице в глаза. Живой ум прятался внутри её чёрного взора присущий скорее человеку, чем ворону. А вторая странность была в том, что Хугин не был привязан ко мне. Я даже специально узнавал у ходоков специализирующихся на питомцах, и они все в один голос утверждали, что без магической петли или специального приручающего навыка такой связи между ходоком и зверем быть не может. Ну не может и не может. И фиг бы с ним, подобные утверждения не помешали Хугину броситься на едва не доставшего меня ударом копья кобольда и выклевать ему глаз, две недели назад, как раз тогда когда я с отрядом серых плащей исследовал заброшенные шахты на западной окраине горного хребта опоясывающего центр локации.
        Доев запечённую курицу, я оставил таверну и направился в центр города. Выходы вместе с серыми плащами в «поле» становились всё реже и реже, уступая место не боевой подготовке. Так например, всю прошлую неделю мы изучали карты ближайших к Хребту Асарака локаций, зубрили бестиарии различных монстров, осваивали некоторые полезные секреты профессий. Чуть раньше нам объяснили, а затем дали отработать методы противодействия слежке в городских условиях и еще многое-многое другое чему мне предстояло учиться не один год, если бы я вдруг вздумал остаться с серыми плащами навсегда. Но в том-то и была загвоздка, что служить империи людей мне было не с руки. Сегодня в Баруте выпал первый снег, который лежал в горах уже добрую неделю, а сюда только-только добрался. Я твёрдо решил покинуть Хребет Асарака, как только зима закончиться и перестанет блокировать перевалы своими ледяными лапами.
        С наступлением зимы и орки стали вести себя заметно тише. По моим сведеньям лишь два малых отряда за всё это время смогли пересечь горное кольцо и дойти до самого города пытаясь отравить колодцы и ликвидировать местных армейских шишек. И то, для проникновения они использовали ныне разрушенные закладки телепортов. Серые плащи вместе с имперским легионом наглухо «закрыли» локацию держа под контролем все более-менее проходимые горные участки и выходы из глубоких пещер. Сама же Барута не несла особо важного стратегического значения, её можно было запросто окружить и заморить осаждённых голодом, если бы враг, конечно, смог прорваться через крепость шестнадцатого легиона, перекрывающую самый большой и проходимый даже в зимнюю пору участок гор.
        Ветер хлопнул дверью за спиной, и я направил свои стопы к лавке посредника Гирижальда. Жиденький слой снега под ногами приятно похрустывал под подошвами подбитых мехом сапогов, а первые заморозки щипали кончики ушей торчащих из разрезов на плотном капюшоне. На лавку Гирижальда я вышел случайно, благодаря подсказке ходоков из гильдии стражей пути, с которыми систематически выполнял разные задания, не задерживаясь ни в одной из групп на длительный срок.
        Воспоминания о проведенных в обществе ходоков днях заставило неосознанно коснуться рукой железного жетона болтающегося на груди. Прыгнуть выше железного жетона пока не позволяло отсутствие свободного времени, но это не было поводом, чтобы расстраиваться. Я прогрессировал эти месяцы как никогда раньше и в уровне (достигнув 26) и в способностях, а стабильный поток монет от серых плащей позволял не экономить на экипировке. Единственное что меня тревожило так это-то что мне так и не позволили взглянуть на пленённого предателя хварга, чёртов толстяк не выходил на связь, а сменяющие друг друга инструкторы прямо дали понять, что на мои вопросы отвечать не намеренны.
        Заняв ум размышлениями, я довольно быстро добрался до лавки посредника, в которой меня должен был поджидать заказ. Звякнул колокольчик над дверью, оповещая хозяина о моём вторжении и среди разнообразных корзин со сдобной снедью, появился булочник широко известный в узком кругу лиц как Посредник. Узнав меня, Гирижальд свистнул вглубь помещения и его тут же сменил за прилавком дородный детина, который скорее походил на разбойника с большой дороги, чем на помощника булочника.
        - Рад приветствовать вас господин Глиф в моей скромной лавке. Не желаете отведать булочку с марципаном и снежевикой? - Похоже, вопрос был скорее автоматическим проявлением вежливости, чем реальным предложением попробовать сдобу. Ведь поманив меня за собой, худосочный старикан гоблинской расы вёл меня к лестнице в подвальное помещение, где сдобой даже не пахло.
        - Я тут за другим Гирижальд. Заказ готов?
        - А разве хоть кто-то располагает сведеньями, что я хотя бы раз задерживал заказанное?
        - Нет посредник, у тебя добрая репутация.
        Гоблин в ответ только хмыкнул, открывая хитрый замок на толстой двери сразу двум ключами. В помещении, которое открыл «булочник», не было ничего кроме широкого стола накрытого покрывалом и нескольких десятков пустых полок прикрученных на разной высоте к стенам. Откинув тряпку в сторону таким ловким движением будто проработал добрый десяток лет фокусником, посредник молча отступил в сторону, позволяя мне удивлённо присвистнуть.
        - Восхитительно.
        - Выложенная вами сумма оказалась вполне достаточной. Позволите? - на этих словах гоблин указал рукой на разложенные на столе предметы.
        - Конечно.
        - Вот это. - В руках у торговца оказался пояс из тёмно коричневой кожи с квадратной металлической бляхой. - ПОЯС ПРОЙДОХИ. Никаких дополнительных характеристик не даёт, но при этом имеет скрытый кармашек и петлю для дополнительного оружия. Так же в бляхе спрятано короткое лезвие, чтобы его выпустить, нужно нажать вот сюда. - Не издав ни звука, из-под бляхи показалось узкое бритвенно-острое лезвие. - Скрытый карман, как и петля для дополнительного оружия не просматриваются и не распознаются сторонними личностями, предметы из кармашка и петли не теряются после смерти. А самое главное никто не поймет что на вас предмет редкого качества. Для всех наделённых интеллектом ходоков он будет выглядеть как самый обычный копеечный пояс.
        За этот «обычный» пояс я отвалил полторы золотые монеты, но теперь увидев его вживую, ни сколько об этом не жалел.
        - Следующий лот не так примечателен. КНУТ ЛОВКОГО ПОГОНЩИКА -немного ловкости и удачи, плюс возможность использовать ряд экзотических приёмов. А вот это. - Гоблин сместился к последнему предмету. - Осмотрите сами. Нечего подобного у меня раньше не заказывали.
        Еще бы не заказывали! Передо мной лежал кожаный рукав со спрятанными между слоёв кожи костяными и хитиновыми вставками. Сверху этот своеобразный аналог артефактной руки венчал сегментированный металлический наплечник, а снизу была прикреплена перчатка из кожи земляного скорпиона с металлическими вставками на костяшках пальцев, превращающих перчатку в своеобразный кастет при большой нужде.
        - Позвольте спросить? - Гоблин крутился рядом, наблюдая, как я примеряю доспех на левую руку. - Почему все вставки спрятаны под кожу, в том числе самая толстая заменяющая наруч, а наплечник и участок на предплечье вы заказали ярко отполированные и металлические?
        - Наплечник не причём. Мне просто было по барабану, будет он скрыт или нет, всё равно из-под плаща его будет не видно. А вот часть наруча с внешней стороны предплечья… Проще показать, чем рассказать.
        Сделав движение, будто поправляю капюшон я замер и скосил глаза на зеркальную часть наруча оказавшуюся чуть сбоку от моего лица. В ней отлично отразилось пространство за моей спиной. - Теперь ясно?
        - Значит, как бы невзначай поправляя вот таким движением головной убор, или скажем капюшон, вы бросаете короткий взгляд на пространство позади себя? А при движении в режиме скрытности зеркальная поверхность на внешней стороне предплечья оказывается развернута в сторону тела и поэтому не вредит скрытному передвижению?
        - Да.
        Приняв мой ответ, булочник лишь удивлённо покачал головой. Знал бы он, как я модернизировал с помощью своей профессии добротный кожаный доспех из кожи Гагордилоса приобретенный месяц назад, еще бы и не так удивился. Теперь выше и ниже коленного сустава, на бёдрах ближе к паху, и с двух сторон от локтевого сустава изнутри были нашиты узкие сантиметровые тканевые каналы. В которые я продел жёсткий шнурок из конского волоса, завязав его на конце хитрым узлом и продев в петельку, так что наружу торчал лишь маленький узелок, за который можно было зацепиться пальцами. Для чего мне это было нужно? Каждый их этих узелков затягивал петлю, стоило за него потянуть, чем по сути своей заменял обычный медицинский жгут, позволяя буквально за пару секунд предотвратить кровопотерю в раненой конечности.
        Распрощавшись с посредником, передал ему в руки увесистый кошель доверху набитый монетами. В этом мешочке были все отложенные деньги за заказы от гильдии стражей пути, и полученные в банке от руководства серых плащей. За три с небольшим месяца моего пребывания в Баруте.
        Я, конечно, мог выйти на ремесленников сам, найти все эти редкие предметы и сделать заказы на них тоже мог сам. Вот только это было довольно трудно сделать инкогнито, а посредник за небольшой процент не растреплет о появившихся у меня вещах. Побыв в рядах серых плащей, я узнал довольно много информации, часть из которой была проста как пять копеек. Если все вокруг знают, что на тебе болтается предмет в несколько золотых стоимостью, будь готов к тому, что рано или поздно в твою спину воткнется отравленный нож. Поговаривают, что особо ушлые убивцы скупали информацию у торговцев о денежных заказах и даже внимательно следили за лавками. А я вовсе не воин, жутко раскаченный в живучесть и прикрытый магическими латами, один арбалетный болт из-за угла и я труп. Из чего можно было сделать вывод - не стоит будить в ворах зависть.
        Добравшись до таверны, перешел во внутренний дворик. Здесь будто обладая даром предвиденья меня уже поджидал Хугин, примостившийся на одном из каменных столбцов забора и ковыряющийся клювом в собственных перьях. А может он сопровождал меня всё это время незамеченным? Кто знает. Пару раз во время походов в горы он оказывался рядом спустя двое-трое суток, неведомым способом безошибочно находя меня.
        Откинув полу плаща заученным слитным движением, достал и развернул кнут, щелкнув им перед собой. Петля скрытого ношения за спиной на уровне поясницы требовала привычки, которой у меня не было, так что весь вечер я учился быстро доставать хлыст и сразу же им бить из разных положений. Кнут кстати попадал под категорию экзотическое оружие и если бы полтора месяца назад один из командиров-инструкторов не решил нас проверить на предрасположенность работать со всякими нестандартными штуковинами, я и сам бы никогда не узнал что хлыст как оружие мне очень нравиться. Как основное, конечно, не пойдет, но вот удивить противника парой нестандартных приёмов вполне способен.
        Продолжал тренировку я и после заката, пока ночной холод не стал грозить простудой моему разгорячённому и мокрому от пота телу. Затем поужинал оставленной кормчим на столике перед моей комнатой снедью, и уже было собрался уснуть мёртвым сном как откуда-то издалека, в город пришёл гулкий рёв боевого рога имперского легиона. Звук повторился трижды, а затем пол под ногами неожиданно дрогнул. Что за хрень? Орки напали на крепость легиона это итак понятно, такое уже раньше бывало, и звук рога докатывался до Баруты, предупреждая о нападении. Но то была простая разведка боем со стороны зеленокожих и никогда еще не трубили в рог трижды, что означало крайнюю степень опасности. Дурное предчувствие накинулось волной мурашек на тело и защемило в районе сердца. И тут же новый толчок содрогнул здание.
        Быстро, как только был способен, перемещаясь по комнате, я накинул недавно снятые вещи и подхватил тревожный рюкзак. На улице раздавались крики, похоже простой люд тоже не до конца понимает, что на самом деле происходит, но я знал, что мне делать. На случай трехкратного призыва боевого рога шестнадцатого легиона была своя особая инструкция для серых плащей - двигаться к точке сбора.
        Оказавшись на улице, первым же делом забрался на ближайшую крышу. Народ повалил из домов наружу, по всей видимости, решив, что начинается землетрясение. Я же понимая, что на узких улочках скоро будет не протолкнуться, а действовать мне нужно как можно быстрее выбрал путь поверху, благо прижатые почти вплотную друг к другу дома позволяли так передвигаться почти до самой крепостной стены.
        Ринулся в путь бегом, перемахнул с крыши на крышу, бросил взгляд направо где параллельно мне мелькнула чёрная пернатая тень и разбежавшись с силой оттолкнулся ногами чтобы преодолеть особенно крупный разрыв между зданий. Уже в полёте услышал грохот гулким эхом накрывший город, прямо под ногами успел увидеть, как земля в переулке треснула и на пару десятков сантиметров разошлась в стороны, сумел зацепиться за козырёк навеса перед окном, и ловко цепляясь пальцами за щели в камнях кладки, взобрался на очередной дом. Да так и замер, разглядев вдалеке своим ночным зрением источник грохота и подземных толчков.
        Прямо на моих глазах крупная скальная гряда примерно в километре от города огласила воздух новым треском, из невидимых на таком расстоянии трещин и щелей взметнулась пыль, и вся эта неподдающаяся описанию громада осела вниз распространяя вокруг себя просто невероятную по высоте и плотности волну каменной пыли и осколков.
        Мне же в очередной раз повезло. Скорее по наитию, чем ясно понимая что именно нужно делать, я спрыгнул вниз за секунду до того как мощнейший толчок настиг Баруту, а вслед за ним и рухнуло то здание на котором я находился.
        Волна разрушений прокатилась через городок беспощадным катком, зажимая в каменных тисках оставшихся в домах людей. Воздух моментально наполнился такой концентрацией пыли, что дышать стало очень трудно, а видимость снизилась почти до нуля, несмотря на моё ночное зрение.
        Город застонал, завыл десятком разных голосов умирающих под обломками местных и ходоков. Искалеченные, изломанные разумные валялись повсюду, смешивая свою кровь с пылью и превращаясь в подобие големов из грязи и крови. Паникующие, оглушенные и ослепленные люди, оставшиеся на ногах, затаптывали раненных вместо того чтобы им помочь. На моих глазах какая-то пошатывающаяся женщина, прижимающая к себе поломанную руку, сначала споткнулась об голову прижатого балкой к земле человека, а затем и свалилась прямо на хрипящего местного.
        Я же приземлился очень удачно, не считая того, что разлетевшиеся по улице камни, рассадили мне скулу и до боли отбили бедро. Прихрамывая, я было дернулся к раненным, но выскочивший из-за пыльной завесы дородный мужик сшиб меня с ног и побежал себе дальше оставив меня барахтаться в грязи. Когда я поднялся, помогать было уже некому, и женщина и хрипящий под ней местный были заживо похоронены под целой грудой камней.
        Разрушения продолжались, устоявшие перед силой последнего самого страшного толчка, дома продолжали местами осыпаться. Куски глиняной кровли сползали с крыш, каменные парапеты и деревянные козырьки обрушивались на головы и тела успевших выскочить на улицу несчастных.
        Бросившись в сторону перекрестка, я чуть было не угодил в смертельную ловушку, и лишь громкие крики множества людей уже рухнувших в многометровый провал заставили меня вовремя остановиться на самом краю ямы. Внизу разверзся Ад.
        Сплошная мешанина из погибших, раненых, живых выбирающихся по головам своих соседей. Бешеная давка. Хрип и отчаянный нечеловеческий вой. Кровь, текущая из ран и смешивающаяся с землёй, превращающая провал в чудовищный колодец, где люди захлебывались, умирали зажатые и затоптанные своими вопящими соседями.
        Это многорукое и многоголосое чудовище под названием паникующая и умирающая толпа, тянуло свои конечности к верху, вцеплялось в края ямы и вопило, распространяя вокруг себя волны ужаса и отчаянья.
        Страх от увиденного жаркими пальцами вцепился в грудную клетку, руки сами собой дёрнулись к голове и закрыли уши. Отшатнувшись от края ямы, я упёрся спиной в остатки полуразрушенной стены и завыл вместе с этой умирающей толпой, в то время как перед моим мысленным взором возникла картина далёких дней жизни в Первоисточнике…
        Третий сектор. Пустующий, брошенный городок. Вместе с отрядом старателей мы пришли сюда, чтобы поживиться хоть каким-нибудь имуществом. Место тихое, двое суток наблюдения на границе пригорода не выявили никакой угрозы или подозрительного движения. Казалось, что все изменённые давно мигрировали отсюда, а отсутствие следов техники говорило о том, что собиратели плоти сюда не заглядывают. Вера в то, что нам нечего не грозит, сыграла с нами злую шутку.
        Когда сразу трое бойцов провалились под землю прямо посреди дороги в пятёрке метров от меня, я не бросился вперёд… Нет, я отскочил назад. А вот два брата идущих от меня по левую руку рванули к краю пролома в попытке помочь попавшим в беду друзьям.
        Десятки никогда не виданных нами прежде изменённых выплеснулись из ямы чёрной тучей и облепили закричавших бойцов. Я же действовал на автомате. Рывок гранаты из клапана разгрузки, блеск красноватого термического корпуса, хлопок отлетевшей предохранительной скобы…
        Беззвучная вспышка плазменного взрыва ослепила даже через прикрытые веки. Земля больно боднула в грудь и лицо, а сгоревшие брови обсыпались пеплом. За спиной же тем временем нарастал ужасающий крик Тины. Медика нашей группы чьего мужа и сыновей я только что сжёг заживо, чтобы не допустить выбирающийся на поверхность рой до остатков нашей группы…
        - Кррр… Каррр… Неверррморрр!!!
        Хлопок крыльев перед самым носом принёс вместе с собой глоток свежего ночного воздуха, отогнавший всего на секунду тяжёлый металлический запах бойни. Мазнув краем крыла по моему лицу, Хугин прогнал прочь видение из прошлой жизни и привёл меня в чувство. Крик ворона заметался между уцелевших уличных стен, и будто сопровождая летящую птицу, затих только тогда, когда ворон скрылся за ближайшим поворотом.
        ЭФФЕКТ «ПАНИЧЕСКИЙ УЖАС» ОТМЕНЁН…
        Поняв каким-то шестым чувством, что нужно следовать за пернатым другом я бросился в том же направлении. Но далеко уйти не успел, рёв боевого рога прямо за ближайшими оборонительными стенами заставил споткнуться на ровном месте. Этот звук не мог принадлежать боевому рогу легиона. Враг здесь? Уже в Баруте? Как же так, неужели буйство стихии дело рук орков и обрушение скалы как-то связанно с их наступлением на крепость в ущелье!?
        Мне нужен был обзор, что бы понять, как выбраться из города и не попасть в лапы врага, а единственной высокой точкой была надвратная башня, уцелевшая после ударной волны и белеющая на фоне ночного неба всего лишь в квартале от меня.
        Как выяснилось тремя минутами позже, не я один решил наведаться в уцелевшее укрепление. Как внутри, так и снаружи башни шёл бой. Безликие тени метались среди воинов легиона и стражников. Звенели клинки, кровь щедро обагряла землю. Вот очередной боец Баруты пал наземь получив в шею метательный дротик, промелькнуло перед глазами перекошенное лицо с пузырящейся на губах жёлтой пеной, а в следующее мгновение круговерть схватки охватила меня со всех сторон и втянула в своё ненасытное нутро.
        Если бы не спарринги с Котом, который обожал подлавливать партнёра неожиданным броском какого-нибудь метательного оружия быть бы мне убитым в первую же секунду. Язык тела «тени» сказал мне больше чем нужно, что-то смертоносное, маленькое и острое промелькнуло совсем рядом, буквально скользнув по краю куртки, и лишь уклонение до хруста в позвоночнике позволило мне избежать смерти.
        Метнул клинок в ответ, но мой противник не только без труда скользнул в сторону, но и поднырнул под топор выскочившего на него сбоку легионера, быстрым секущим ударом короткого клинка разрубив тому мышцы в районе подмышки.
        Грамотно маневрируя, неизвестный, чьи контуры тела расплывались, будто он несмотря ни на что продолжал действовать в скрыте, попытался сблизиться. Я же, не желая ввязываться в ближний бой, рванул из под плаща кнут. Враг кем бы он на самом деле не был, допустил сразу две ошибки ставшие для него фатальными. Во-первых, он подумал, что моя рука, нырнувшая под плащ, знаменует собой новый бросок метательного ножа и поэтому словил корпусом хлёсткий удар плетью заставивший его сбиться с шага и отступить. Ну и во-вторых, он оставил за спиной раненого легионера, который разогнавшись ударил его щитом в спину опрокидывая лицом впёред.
        Больше я нечего предпринять не успел. Ядовито зелёное свечение затопило пространство перед башней и откуда-то со стены, прилетел огромный сгусток магической кислоты. Особенно крупное скопление легионеров, защищающее механизм открытия городских ворот не успело даже закричать. Заклятье рухнуло прямо в середину строя, прожгло насквозь доспехи и плоть воинов, оставив после себя на месте подразделения ярко светящуюся в темноте лужу исходящую ядовитым паром.
        Бросив взгляд наверх, я успел увидеть заклинателя, сотворившего эту чудовищную магию, и был он вовсе не орком. На секунду мы встретились взглядом, и меня перёдернуло от появившейся в глазах тёмного эльфа ненависти. Кисти рук чернокнижника налились тёмно-фиолетовым свечением, тонкие губы задвигались, нашептывая вязь заклинания, а глазами он продолжал неотрывно сопровождать все мои передвижения.
        Понимая, что вот-вот произойдёт что-то очень плохое, я взлетел по горе битого камня и прыгнул, сжавшись в полёте в комок. В спину пахнуло жжёным сахаром, и я, выбив собственным телом чудом уцелевшие ставни в окне полуразрушенного дома, покатился по полу, а над головой с шипением пронёсся чернильно-ртутный росчерк тёмной магии. Перевернутый деревянный шкаф, в который угодило заклинание беззвучно распался хлопьями пепла, я же, матерясь от боли в отбитых руках и колене бросился дальше, туда, где меня не достанет своей магией чёртов эльф, ненавидящий бессмертных ходоков одной с ним расы.
        Проскочив несколько кварталов, рискуя сломать ноги об обломки, я оказался в очередном умирающем доме. Двигаться я старался параллельно городской стене, чтобы отбежав подальше от ворот перебраться на другую сторону. Выглянув из-за укрытия, рассмотрел пустующую стену, на которой не было ни защитников, ни врагов. Интересно куда все подевались, не могли же легионеры все до одного сбежать или переместиться на другой участок бросив этот не защищенным? Или могли? Наверное, могли если разрушения настигли не только дома, но и некоторые участки городских стен. В таком случае оборона стены теряла всякий смысл.
        Город тем временем продолжал кричать. Захватчики уже прорвались на городские улицы, звуки жарких схваток и яростных криков перекрывали даже вопли раненых. Где-то ближе к центру в районе рынка грохотала магия, там явно столкнулись две очень подкованные в магическом искусстве силы.
        Крик ворона, раздавшийся прямо над головой заставил вздрогнуть и вернуться к реальности. Встряхнувшись, подтянулся на руках, зацепившись за край обваленной стены дома, и оказался на узком карнизе. Оставалось пробежать каких-то тридцать метров, чтобы вплотную приблизиться к каменным ступеням лестницы ведущей на крепостную стену, но что-то не давало мне покоя. Не то чтобы я видел признаки угрозы, но чувство тревоги плотным комком ворочалось в груди не давая двинуться дальше.
        Где-то совсем рядом раздался скрежет доспехов, и вдоль стены заворачивая к переулку, быстрым шагом промаршировало подразделение захватчиков. Среди них не было ни орков, ни тёмных эльфов. Все как один хварги, тяжелая приземистая пехота, разряженная в металлические красноватые доспехи, покрытые острыми зазубринами. Оружия я у них никакого не заметил кроме стальных шипов, выступающих на костяшках перчаток, а система услужливо прояснила этот момент, выдав над головой у ближайших воинов короткую надпись…
        БЕРСЕРК ИЗ КЛАНА ЧЁРНОЙ НАКОВАЛЬНИ
        УР 27.
        Воины скрылись где-то за завалами обломков сопровождаемые Жрецом Стибнита, практически квадратным здоровяком, несущем на своём плече здоровенный молот.
        Дольше задерживаться здесь не стоило, вскоре останки города окончательно превратятся в улей забитый под завязку врагами, а значит нужно выбираться. Одним рывком перемахнув с карниза на землю, стараясь придерживаться укрытий, метнулся к лестнице. Несмотря на тревогу поселившуюся под сердцем, никто на меня не напал. Лестница была вся в крови, её тягучие капли уже почти застывшие стекали откуда-то сверху, растапливая снег и перемешиваясь с грязью.
        Поднявшись на стену, я понял, что легионеры никуда не ушли. Они все были здесь, их раззявленные в немом крике рты были испачканы жёлтой пеной, у многих на теле виднелись следы резаных ран. Именно тёмные эльфы убили их, я был в этом почти уверен, ведь совсем недавно я уже видел у городских ворот, как бойцы падают наземь и харкают пеной после ранения отравленным оружием «теней».
        С высоты городской стены мне открылся вид на прилегающую местность, и я понял, что Хребет Асарака обречён. Огромная «змея» вражеского войска появлялась откуда-то из-под разрушенного скального участка и уходила в сторону крепости шестнадцатого легиона. Сама же Барута, несмотря на мои опасения, не была окружена кольцом врагов, видимо военачальника хваргов и эльфов решили, что незачем тратить на это силы, ведь город как опорный пункт итак обречён. Хватит и малых отрядов, чтобы устроить в нём резню, и они были правы.
        Закрепленный конец петли многометровой веревки был туго затянут мной на одном из каменных зубцов стены, еще раз проверив узел на надежность, я решил спускаться.
        - Дзиннььь! - Маленький камушек ударил точно в выглянувший из-под плаща наплечник, заставив меня замереть подобно гипсовому изваянию. Внутренне похолодев, я развернулся, стараясь не делать резких движений в том направлении, откуда прилетел снаряд.
        Чернокнижник улыбался, подбрасывая новый камушек на ладони. Презрительная улыбка тонких эльфийских губ, триумф во взгляде…
        Что-то острое, несущие вместе с собой могильный холод проникло сквозь кожу моего доспеха со спины и как-то сразу безо всякого перехода исчезло всякое ощущение собственного тела ниже поясницы, будто ног и не было вовсе. Чьи-то тонкие, но сильные пальцы вцепились в одежду и толкнули, заставляя меня упасть не лицом вперед, а назад и в бок.
        Во рту отчего-то появился привкус мяты, а мышцы стали подобны киселю. Падая, я даже не сумел выставить руки, настолько чужим и далёким стало моё тело. Как же я их не заметил? Магия будь она не ладна! Твари всё это время были где-то поблизости и сумели всё подстроить таким образом, что я нечего не понял, пока ловушка не захлопнулась. Мысли текли вяло, но я продолжал оставаться в сознании, чувствуя как ледяные пальцы паралича, промораживают мои жилы.
        Эльф чернокнижник, угробивший целый отряд легионеров своим кислотным шаром у городских врат что-то сказал скрытнику, ударившему меня в спину, который тут же исчез из поля зрения, а сам маг присел передо мной на корточки.
        Тяжёлая оплеуха дёрнула голову в сторону, я почувствовал, как по моему подбородку потекла слюна вперемешку с кровью. Хотел плюнуть во врага в ответ, но не смог, все силы словно вытянула огромная воронка, заставляя сознание балансировать на грани между сном и явью. Брезгливо вытерев запачканные пальцы об мою одежду, маг схватил меня за волосы и подтянул мою голову ближе.
        - Твоя лживая оболочка не обманет меня бессмертный. Ты не один из нас. Тот воин у ворот причиной смерти которого ты послужил, прожил на этом свете две сотни лет и прожил бы еще столько же если бы не появились вы. Жалкие уродцы, насмешка светлых богов. Вы не знаете ни наших традиций не уклада жизни. Не чтите законы Ша’ары и якшаетесь со светлыми. Но при этом смеете цеплять на себя шкуру и плоть моих сородичей, выдавая себя за подобных мне. Видишь вот это? - Свободной рукой, тёмный извлек из под чёрных одежд небольшой флакончик. - Это боль. Это твоё наказание за дерзость. - Белёсая капля неизвестной жидкости сорвалась с горлышка наклонённого сосуда, и зашипела на каменном полу, источая белый пар.
        - Муарид смазал свой клинок парализующим ядом специально для тебя. Но ты почувствуешь, как кости твоих конечностей растворяться следом за плотью, я тебе обещаю. Смерть не будет легкой, а потом я найду тебя снова, когда ты обретешь свое тело вновь. Посмотри на этот город! Он был дорог тебе!!? Посмотри, что я сделал с ним!!!
        Выродок, несмотря на изящное телосложение, оказался удивительно сильным. Одной рукой он сумел вздёрнуть меня выше, держа за волосы и развернуть моё безвольное тело в сторону города. Но я уже не видел руины, всё в моём сознании переплелось. Боль и темнота смешались с холодом паралича, ночное зрение покинуло меня и на секунду мне показалось, что я ослеп. Горячая кровь, текущая по спине была единственным ярким угольком ощущений не дававшая разуму окончательно развалиться и начать бредить. Кажется, заклинатель что-то кричал мне в лицо, брызгая слюнями, его лицо страшно вытянулось, а затем перед взором стали мелькать совсем уж невероятные картинки.
        Огромный ворон, накрывший своими крыльями Баруту, рухнул с неба вниз, в падении подергиваясь чёрным дымом словно комета. Уже на излёте он вдруг превратился в Варга, и его челюсти полные острых зубов сомкнулись на голове истерящего и пытавшегося привести меня в чувство чернокнижника. Последнее что я увидел, прежде чем бред видений сменился спасительно темнотой были умные глаза Хугина на окровавленной морде Варга, и яркая системная надпись…
        Попытка снижения уровня боли…Ошибка…ИИ посредник недоступен…
        Попытка снижения уровня боли…Ошибк…
        КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ КНИГИ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к