Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Туро нирени
        



        Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Флафф, Фэнтези Описание: Приключения белого и пушистого.   


        Пролог.


        Какая-то смертница звонко чирикала прямо под окном. «Будешь завтраком, - мысленно пообещал я ей и потянулся, задние лапы свесились с матраца. - Безобразие, почему в этом доме такие маленькие кровати?» Рядом беспокойно заворочались и попытались спихнуть мою тушку на пол. Ну-ну. Приподнялся и смачно лизнул в нос.
        - Тьфу! Райз, сколько раз просил… Вся постель в шерсти!
        Фыркнул, мягко спрыгнул на пол. Жалобно скрипнули половицы под моим немаленьким весом. Бестолковая птица за окном на свое счастье успела улететь, хотя вряд ли бы я за ней полез, с моими габаритами по деревьям уже не поскачешь. Растянувшись на широком подоконнике, одним глазом наблюдал за не спеша одевающимся человеком. Привычно оглядел стройную поджарую фигуру и с сожалением отметил серебряные нити в черных волосах. Мелоры стареют медленнее обычных людей, но все же время не щадит и их. Впрочем, и я уже не молод.
        - Так и будешь лежать? Завтракать не пойдешь? - он слегка дернул меня за хвост, я в шутку отмахнулся лапой. - Вставай, кошатина! - меня попытались сдвинуть с места. Смешно. А ведь когда-то на руках таскал. Хорошее было времечко, веселое. Котенком я был шкодливым. Человеком тоже. За то и пострадал. Я прикрыл глаза, вспоминая. Мелор сел рядом, переплетая растрепавшуюся за ночь косу.


        Глава 1. Котенок.


        Мама моя по молодости трудилась в борделе в столице славного королевства Андоран. Женщиной она была очень красивой и популярной, можно сказать, звездой того заведения, потому позволялось ей многое, в том числе, когда она понесла и отказалась вытравить плод, хозяйка не стала настаивать и позволила временно отойти от дел. Так появился я. Кто мой отец, мать то ли правда не помнила, то ли говорить не хотела. Склоняюсь ко второму, уж больно внешность мне от него досталась приметная: серебристо-белые волосы и бирюзовые глаза - такого не запомнить сложно. Ну а чертами лица и фигурой я пошел в мать: хорошенький, мелкий, изящный и на вид совершенно беззащитный. Сколько переломал носов, пока все окрестные мальчишки меня не зауважали - не сосчитать. Хотя и сам бывал бит, если всей сворой нападали. Зато какие мы проделки устраивали, когда подружились… При борделе я прожил до трех лет и ничего о том времени в памяти не осталось, затем мать взял в содержанки пожилой толстосум из не слишком родовитой аристократии, ну и меня получил в нагрузку. У него в особняке и рос, правда, все больше при слугах, чем в
господских покоях. Мамочка мной мало интересовалась, но и не забывала совсем уж, поэтому работать мне не приходилось, и все свободное время можно было проводить с друзьями на улице. Хозяин относился ко мне хорошо и даже нанял учителя, правда, учился я плохо, но хотя бы счет и письмо освоил. Жизнь текла весело и беззаботно, даже за шалости наказывали не сильно, и все было бы прекрасно и дальше, если бы не приключилась внезапно Великая Любовь, будь она неладна. Шел мне на тот момент семнадцатый год и с невинностью я уже давно распрощался, заодно избавив от нее кое-кого из приятелей и нескольких девиц неблагородного происхождения, видимо, мамина наследственность давала себя знать. Но вот влюбиться до полного отупения пришлось впервые.
        Молоденького аристократика я бы и не увидел, если бы один из товарищей не дернул меня за рукав, указывая на породистого коня. Тот был действительно хорош: тонконогий, черный с белой гривой и гольфами. Потом уже посмотрел на хозяина. И больше не замечал никого. Забыв про друзей, побежал за ним, проследил до дома, а ночью забрался в окно его спальни. Что говорил, не помню, нес какую-то вдохновенную чушь, но Нильз меня не выкинул, а слушал с интересом. Правда, в ту ночь мне ничего не обломилось, даже руки коснуться не позволили, но я ушел обнадеженным. Полгода мы встречались украдкой, он все так же не подпускал меня к себе, но одна лишь возможность видеть его так близко, возносила меня на небеса. Долго придумывал, чем бы поразить любимого, и однажды в голову пришла гениальная, как тогда казалось, идея. Нильз обожал лошадей, души в них не чаял, и я решил украсть для него единорога. Эти диковинные создания обитали в Мелорских лесах, известно о них было очень мало, но я рассудил, что конь он и есть конь, даже если дивной красоты и с рогом. Мысль крепко угнездилась в моей бедовой черепушке, а руки и
пятая точка уже зудели в предвкушении новой шалости. Руки хотели действовать, ну а попа видимо предчувствовала встречу с неприятностями. К сожалению, а может и к счастью, я ее предупреждениям не внял.
        Мелоры жили замкнуто и никого к себе не пускали, изредка приезжали сами, обменивая редкой красоты ткани, украшения, оружие - стоившие баснословно дорого, и травы. Ходили слухи, они и не люди вовсе, но в это слабо верилось, всего и отличия, что красивые все поголовно, но я вот тоже ничего так, а вполне себе человек. Насчет охраны особо не беспокоился: лес огромный, а я маленький, шустрый, поди меня заметь. Как буду ловить единорога тоже не задумывался, просто взял с собой уздечку, сахару и пару яблок - животные меня всегда любили, неужели с конем, пусть даже диким, не найду общий язык?
        Прихватив самое необходимое, немного денег и запас провизии, черкнул матери записку, что вернусь недели через две, и тихонько улизнул из дома. К вечеру шестого дня был на месте. Как и думал, оказалось достаточно зайти в лес подальше от дороги, и меня не заметили. Старательно обходя полянки, блуждал до темноты, никого не встретив, расстелил одеяло и завалился спать. Волков и медведей не боялся, в конце лета зверье сытое и на людей просто так не бросается, к тому же мне всегда везло, кто же знал, что удача отвернется именно сегодня. Ночью меня разбудило яростное шипение. Резко проснувшись, я сел и оказался нос к носу с жутким созданием похожим на оживший кошмар: ярко-желтые глаза с вертикальным зрачком, оскаленная зубастая пасть, чешуя и шипы по всему телу светящиеся потусторонним зеленоватым светом. Чуть не умер от страха. Не соображая, что делаю, вскочил и рванул прочь напролом через кусты. Сзади, совсем близко, слышались клекот и шипение. Летел на пределе сил, раздирая руки, лицо и одежду о ветки, и, разумеется, вскоре споткнулся, кубарем полетев в овраг. Мне повезло приземлиться на четвереньки,
и я снова ломанулся вперед. Кажется, открылось второе дыхание, бежать стало легче, и окружающий мир приобрел более четкие очертания, возможно, взошла луна. Так и несся, пока не потерял сознание.


        Когда пришел в себя, уже рассвело. Сощурившись от яркого солнечного света, я попытался оглядеться и ахнул. Лес был огромен. Не в том смысле, что простирался до горизонта, так далеко мне видно не было, но даже если и так, меня бы это не удивило. Но деревья! Их кроны, кажется, терялись в облаках, а стволы едва смогли бы обхватить четверо взрослых мужчин. Даже трава и та была так высока, что доставала мне, сидящему, до макушки. Я опустил глаза и… Ой, мамочки. Мне плохо. Нет, наверное, просто сплю. Попытался себя ущипнуть и не смог. А как щипаться лапами?! У меня были лапы. Четыре. Серенькие, грязненькие. Хотя, если помыть, может и белыми окажутся. И хвост. Длинный такой, с кисточкой. Попытался его рассмотреть, но он поворачивался вместе со мной. Попробовал схватить его лапами, закрутился и упал на бок. Фыркнув, недовольно посмотрел на непокорную часть тела, хвост ожил и начал стучать по земле. Тут только осознал, что творю и меня разобрал смех. Некоторое время катался по траве, издавая странные хриплые звуки, если бы их источником был не я сам, решил бы, что кто-то подавился и задыхается.
Успокоившись, уткнулся лбом в передние лапы и вздохнул. Я - кот. Как это возможно? Пару лет назад на площади в городе слышал от какого-то проповедника, что после смерти человеческая душа рождается заново в другом теле. Если вел праведный образ жизни, родишься опять человеком, если грешил - животным, а то и вовсе насекомым каким-нибудь. Того старика прогнали палками, а, выходит, он был прав. Вчера меня съели, и я переродился в кота. Только почему во взрослого? Разве не положено прожить эту жизнь от начала до конца? Оглядел свои лапы, живот, скосил глаза на хвост, потом посмотрел на деревья. Точно! Я - котенок! Маленький котенок, потому мне и кажется все таким большим. Но где тогда моя мама?
        При мысли о маме стало грустно. Пусть я видел ее редко, но все же любил. А еще Нильз… Из горла вырвался жалобный писк. Через минуту уже пищал на все лады. Так увлекся, что даже расстраиваться перестал. Ладно, главное - жив, и даже не тараканом каким-нибудь оказался, а милым пушистым зверьком. Вдалеке затрещали ветки, я напрягся. Вряд ли сейчас сумею за себя постоять, а ведь на маленького котенка может поохотиться кто угодно. Прислушался, треск удалялся, и я успокоился. Итак, что мы имеем? Котенок, один-одинешенек в лесу, ничего не знаю и не умею. А может и умею, надо только попробовать. Живот голодно бурчал, так что первым решено было опробовать охоту. Бодро вскочив, юркнул в ближайшие кусты и едва не пропахал их носом, запутавшись в лапах. Пришлось учиться ходить, впрочем, это заняло не слишком много времени, всего пару часов и я почти перестал спотыкаться. Главное было не забывать перебирать передними конечностями, а не только задними. Шурша травой и шипя сквозь зубы, когда под нежную лапку попадался острый сучок, облазил приличный кусок леса, но ничего подходящего для охоты не нашел.
Подозреваю, если тут какая-нибудь мелкая живность и была, она от меня разбежалась. Уже расстроившись, вдруг почуял просто божественный аромат, желудок задергался в сладкой судороге, предвкушая обед. Я сосредоточенно втянул воздух, в голове будто открылась книга и, быстро шурша страницами, стала искать подходящее к запаху воспоминание. Вот оно: погреб и одна из служанок жалующаяся на расплодившихся мышей. Мыши! Странно, раньше мне казалось, они пахнут противно, а сейчас… я облизнулся. Запах привел меня к норке под корнями дерева, плюхнувшись на попу, задумался. И как?! Сидеть и ждать, пока она выбежит? Это ж сколько ждать придется! А кушать хочется сейчас. Фыркнув, принялся раскапывать норку, из подушечек пальцев сами собой появились когти. И немаленькие такие коготочки! Однако у наших городских котят были гораздо меньше. Хотя, возможно я какой-нибудь другой породы. Явно покрупнее. Правда, не слышал ни о каких крупных кошках в наших краях. Ну да неважно сейчас, где там мой обед?
        По уши увозившись в земле, я сдался. Яму уже выкопал с двух меня размером, спасибо острым когтям, легко срезавшим пласты земли вместе с древесными корнями, а норка все не кончалась, к тому же только сейчас сообразил, что у нее мог быть второй выход и мышка давным-давно сбежала. Я расстроенно запищал. Уже вечереет, а даже мышь поймать не удалось, такими темпами ведь умру с голоду!
        Побродив еще некоторое время, стал искать место для ночлега. В памяти всплыла отвратительная морда ночного чудовища, стало страшно. Кто помешает ему закусить мною вторично? Хотя, кажется, это уже другой лес, но кто сказал, что эти кошмары не могут обитать и здесь? О! Надо залезть на дерево! Поискал какое-нибудь подходящее, но все они были такими же высокими, пока доползу хотя бы до первой ветки, утро настанет. Но делать нечего, полез. Задуманное вышло гораздо проще, чем я думал. Коготки входили в кору как в масло, тело было таким легким, что лапы даже не напрягались, подтягивая его вверх. Ветка оказалась широкой, так что я смог расположиться со всем комфортом. На голодный желудок засыпалось плохо, к тому же в голове теснились далеко не самые приятные мысли. Отвлекаясь от них, попытался что-нибудь сказать. Не слышал никогда, чтобы животные говорили, но я все-таки бывший человек. Увы, кошачье горло оказалось не приспособлено к человеческой речи, намяукавшись вдоволь все же забылся тревожным сном. Ворочаясь, чуть не свалился с ветки, но тело среагировало раньше, чем проснулся мозг, вцепившись когтями
в кору. Удержался. Заснуть уже не вышло, да и небо, кусочек которого проглядывал между крон исполинских деревьев, начинало сереть, намекая на скорый рассвет. Когда окончательно развиднелось, решил спускаться. Не тут-то было! Вот уж не думал, что кошки могут бояться высоты, да и в прошлой жизни никогда за собой такого не замечал, а вот поди ж ты! Когда лез наверх, когда любовался окрестностями с ветки - все было в порядке, а стоило попытаться спустить пятую точку вниз, как такой страх напал! И лапы-то вдруг неловкими сделались, и когти в кору впиваться не хотят. И как теперь вниз? Прыгать высоко, страшно, еще сломаю себе что-нибудь. Со вздохом лег на ветку и закрыл глаза. Есть уже не хотелось, желудок тупо ныл, отчаявшись получить от хозяина хоть какую-нибудь пищу, зато хотелось пить. Полежав немного, предпринял еще одну попытку слезть, чуть не свалился, судорожно вцепился передними конечностями в кору и подтянул задние. Сердце вернулось из пяток и заколотилось в горле. От безысходности заорал. Орал долго, пока не охрип. Толку никакого, только пить еще сильнее захотелось. Вдруг над головой раздались
хлопки крыльев, я вскинулся и увидел свой кошмар. Оно еще и летает!!! Днем это чудовище не светилось, а было просто черным с зеленоватым отливом, но зато отлично просматривались устрашающие шипы и полупрозрачные перепончатые крылья. Сиганул вниз не раздумывая. Земля больно ударила по лапам, я присел и с места сорвался в бешеный галоп. Деревья и кусты смешались в сплошной фон, подгоняемый страхом, я перелетал через поваленные деревья и овраги, ни на секунду не сбавляя темпа. Когда сердце уже готово было разорваться, все же замедлил бег и прислушался. Погони слышно не было. На всякий случай не стал останавливаться, желая оказаться как можно дальше от того страшилища. Очередной прыжок через бревно и меня подкинуло вверх. Я барахтался, не понимая, что произошло. В ноздри ударил знакомый запах, моя книжечка перелистнула странички памяти, подсовывая картины из прошлой жизни: дом, городские улицы, друзья - что все это означало, не понял, но оказавшиеся перед носом веревки, связанные ячейками, признал - ловчая сеть. Затрещали кусты и на поляну выскочили несколько человек. Знакомый запах стал сильнее и я
сообразил, что он означал: люди. В данном случае, явно браконьеры. Те оживленно переговаривались, тыча пальцами в меня. Я расслышал несколько смутно знакомых слов, язык был не наш, но мне приходилось его слышать. Похоже, они радовались хорошей добыче. Ну уж нет, не желаю быть пущенным на шубку какой-нибудь богачке, хотя на шубу меня и не хватит, разве что на шапку или воротник. Выпустив когти, рванул сеть, веревка в месте удара повисла клоками, но размахнуться и распороть сразу всю возможности не было. Голоса вокруг стали встревоженными, я активнее заработал лапами, сетка затрещала, и мои конечности провалились в образовавшиеся дыры, а относительно целая середина держала меня под брюхо. Выпучив глаза, жалобно мявкнул и попытался как-то вывернуться из получившейся ловушки. Браконьеры дружно заржали. От злости прижал уши и зашипел, брыкнул задними лапами и смог зацепиться за еще целые веревки. Люди примолкли, а я старательно пыхтел, освобождаясь. Когда до свободы оставался буквально один шаг, что-то больно ужалило в бок, тело безвольно обвисло, а веки стали слишком тяжелыми, чтобы удерживать их
открытыми.
        Разбудил меня грохот и лязг железа. Мутный взгляд выхватил мечущиеся вокруг фигуры, голова закружилась и я, уткнувшись мордой в какую-то тряпку, снова уснул.
        Следующее пробуждение было гораздо приятнее. Я лежал на мягкой постели в богато убранной комнате, сквозь кружевные занавески проникали ласковые солнечные лучики, и, если бы не жажда и свербеж в области копчика, чувствовал бы себя просто прекрасно. Почесаться лапой не выходило, извернувшись, попытался достать до зудящего места зубами. Но, посмотрев на свою грязную серо-бурую шерсть, передумал. Перевернувшись на спину, поерзал по покрывалу. Стало легче, а на бежевой ткани остались заметные разводы. Надо мыться, срочно. Вылизываться точно не буду, противно. Ладно, потом, пока бы хоть попить. Пройдя по кровати и оперевшись передними лапами на тумбочку, с сомнением поглядел на стоявшую там кружку с водой. Не могли что ли миску поставить? Хотя подозреваю, это вообще не для меня, а для хозяина комнаты, который зачем-то меня тут оставил. Но делать нечего, кое-как вылакал половину, больше не успел, кружка перевернулась. Из коридора донесся странный цокот, и дверь со скрипом приотворилась. Увидев просунувшуюся в щель морду, я шарахнулся в угол комнаты под туалетный столик, больно ударился о ножку и чихнул
от резкого запаха из разбившегося флакона. Эта дрянь меня везде преследовать теперь будет?! Мой персональный кошмар тем временем вошел внутрь и, что-то курлыкая, направился ко мне. Я бросился к двери, обогнул вдоль стены шипастое чудовище и метнулся в коридор. Монстр с возмущенным клекотом рванул следом. Вокруг, похоже, был самый настоящий дворец: бесконечные лестницы и длинные коридоры, а выхода все нет. Хотя, обезумев от смертельной гонки, я и не задумывался куда бегу: топот и скрежет за спиной не способствуют размышлениям. Лапы скользили по паркету, на поворотах заносило, и когти оставляли глубокие борозды на полу, пару раз во что-то врезался, раздавался грохот и звон бьющегося стекла. Одно радовало: преследователь тоже буксовал и оскальзывался, поэтому догнать пока не мог, но и не отставал. Свернув в очередную галерею, я увидел в конце нее высокую фигуру. Человек! Друг, спаси меня! Все, что хочешь для тебя сделаю! Мышей ловить буду, когда научусь! Помоги!!! Не замедляя бега, прыгнул человеку на грудь, тот только и успел, что выставить вперед руки. Поймал. Даже не упал, лишь пошатнулся и отступил
назад, сохраняя равновесие. Монстр подбежал вплотную, моему спасителю он был по пояс. С непроизвольно вырвавшимся мявом, я попытался забраться человеку на плечо, тот зашипел не хуже меня и что-то рявкнул. Чудовище отступило и, понурив голову, утопало восвояси. Вздохнув с облегчением, посмотрел на своего героя. Ох… Мужчина, вам кот не нужен? Даже если не нужен, все равно забирайте, я - ваш со всеми блохами, которые некстати опять начали жрать меня за зад. Мелор нахмурил красиво изогнутые черные брови и попытался отцепить от себя мои лапы. Опустив глаза, испуганно втянул когти. Что я натворил! Светло-серая шелковая рубашка превратилась в лохмотья, окрашенные алой кровью. Это же надо было так сходу все испортить! Виновато прижав уши, лизнул пострадавшее плечо. Мужчина зашипел и сказал что-то, судя по тону, велел мне так не делать. Жалобно посмотрев в золотисто-карие глаза, тоненько мяукнул и ткнулся носом ему в подбородок. Как он пахнет приятно… Чего говоришь? "Туро нирени"? Согласен и так зваться, только не прогоняй. Мелор улыбнулся и погладил меня по голове. Я поплыл. Ласковые пальцы прошлись по шее и
нежно почесали за ушком. В груди что-то сладко задрожало, и раздался низкий обволакивающий гул. Вздрогнув, удивленно распахнул прикрытые в блаженстве веки и поискал источник звука, но он уже пропал. Человек присел, пытаясь поставить меня на пол. Эй! Я против! Когти сами собой вцепились в ускользающую добычу. Мелор что-то сказал с укором. Спохватившись, даже лапки поджал, боясь снова ранить. Воспользовавшись этим, меня тут же ссадили на пол. Ну и ладно, все равно от меня не избавишься. Гордо подняв хвост трубой, побежал вслед за мужчиной. На входе в какую-то комнату, он все же удосужился заметить путающегося под ногами котенка и, к моему восторгу, опять взял на ручки. Но радовался я рано, позвав кого-то, похоже, слугу, мелор передал меня ему. Пошипев для порядка, позволил себя забрать, все равно поделать ничего не мог. Выслушав какие-то распоряжения, слуга отнес меня в небольшую комнату и посадил… в тазик. Это меня мыть что ли собрались? Ладно, дело хорошее, давно пора. Вошла немолодая полная женщина, с улыбкой посмотрела на меня, что-то сказала и взяла в руки черпак. Я терпеливо ждал, чинно сложив
лапки. Но когда мне на спину полилась не очень-то теплая вода, с противной щекоткой склеивая шерсть, не выдержал. Ощущение было премерзкое. С диким мявом выпрыгнул из злосчастной посудины, которая от удара лап перевернулась, окатывая слугу, и рванул прочь из этой пыточной. Удирая от погони, подумал, что у меня-котенка судьба теперь такая постоянно от кого-то убегать. От человека оторваться оказалось гораздо проще, чем от шипастого чудовища. Юркнув под какой-то комод, притаился у самой стены. Никого рядом не было, слуга отстал еще пару коридоров назад, но вылезать я не спешил. Рядом что-то зашуршало, и в мое укрытие просунулась клыкастая пасть. Ох, зря помянул свой личный кошмар! И ведь гад даже не пах ничем! Рыбкой выскользнув наружу, понесся дальше. Запах-запах-запах! Он где-то рядом! Да тут отовсюду им пахнет, куда бежать-то? Вот тут вроде сильнее чувствуется. На бегу врезался в дверь, если бы она была закрыта, наверное, вынес бы вместе с косяком. Ура! Нашел! С разбегу сиганул на колени своему мелору и прижался, спрятав морду у него под мышкой. Ведь он же меня спасет?
        Человек что-то недовольно сказал и шикнул на кошмара. Я поднял голову, мелор смотрел с укором. Ну, а что делать, если кроме тебя тут сплошные садисты и чудовища?!
        - Кьяр, ла стана нирэн ве? - раздался голос за моей спиной. В соседнем кресле сидел еще один мелор и с интересом меня разглядывал. Я тоже его осмотрел. Красавец, глаза темные, волосы с медным отливом, ничего так, но мой лучше.
        - Сидэ, - ответил мой спаситель и погладил меня между ушами. - Ла исите нирэни.
        Понять бы, о чем они говорят, подозреваю, что обо мне. Кьяр - это имя, интересно?
        - Кьяр! - в комнату влетел слуга и что-то быстро заговорил. Наверное, «Кьяр» все же титул, вряд ли слуга стал бы обращаться к господину по имени. Мелор вздохнул и, что-то укоризненно высказав моей макушке, отдал какие-то распоряжения. Слуга скрылся, а меня принялись чесать за ушком. Мелоры вели неспешную беседу, попивая вино, а я вальяжно развалился и блаженно прищурил глаза. Сладкая вибрация зародилась в груди, и опять раздался странный, но приятный басовитый гул. Да это же я сам урчу! Интересно, как…
        Дверь распахнулась, недовольно заворчав, я хмуро посмотрел на нарушителя нашей идиллии, но мигом сменил гнев на милость, увидев в непосредственной близости от своего носа поднос со шматом свежего мяса и миской молока. Вот сразу бы так! Слуга мигом возрос в моих глазах до уровня хорошего человека. Покинув такие удобные колени, проследовал за божественно пахнущим подносом и с урчанием принялся жевать. Какое там противно! Ничего вкуснее в жизни не ел! Кусок не хотел помещаться желудок, но я его утрамбовал и, полакав молочка, плюхнулся на пол. Лапки, уставшие от сегодняшней беготни, разъехались, отказываясь держать потяжелевшее тело. Обернувшись посмотреть на покинутое ласкательно-чесальное лежбище, столкнулся с тремя умиленными взглядами. Жалобно посмотрел на кьяра и оказался на ручках. А все-таки хорошо быть котенком… Стали бы меня, босоту безродную, в прошлой жизни такие мужчины на руках таскать? Хотя тогда особо и не хотелось, зато сейчас это прямо наиглавнейшее желание. Вот еще спинку почеши, а то блохи опять кусают... Эй, куда? О, нет! Только не купаться!
        Я пытался вывернуться, отмахивался лапами, стараясь не забыться и не выпустить когти, но все бесполезно. После еды меня разморило и сил особо сильно сопротивляться не осталось, на это, видимо, и был расчет, да и держал меня мой мелор крепко. Я орал благим матом, но эти изверги не сжалились и все равно помыли. Завернув меня в полотенце, кьяр вместе со мной вернулся в кресло. Я прижал уши и отвернулся, демонстрируя обиду. Мужчина гладил меня и говорил что-то ласковым голосом, урчалка заработала сама собой, а потом незаметно подкрался сон.
        Проснулся посреди ночи в той же кровати, что и в прошлый раз, на ней успели сменить испачканное мной покрывало. Хозяин этой комнаты так и не появился, ну да не очень-то и хотелось. Меня гораздо больше интересовало другое. В лесу понятно, туалет под любым кустиком, а тут как? Ничего похожего на горшок под кроватью не наблюдалось. Зато имелись домашние туфли и стопка одежды на стуле. Я их обнюхал и констатировал, что одежда новая. Уж не мне ли приготовили? Усмехнулся про себя, представив, как пытаюсь натянуть одежку на свое кошачье тельце. А обуви мало оставили, второй пары не хватает. Вспрыгнул на подоконник и посмотрел в окно. Похоже, и правда дворец, возможно даже королевский, уж очень парк при нем шикарный. И вполне подходящий для моих целей. Только вот я скорее заблужусь в этих коридорах, чем найду выход, а прыгать высоко, третий этаж. Выглянув в коридор, подозрительно огляделся: кошмара не наблюдалось. Тихонько выскользнув, прокрался вдоль стены. На одном из поворотов увидел большую кадку с цветком. А почему бы и нет? Темно, никого нет. Сделав свои дела, аккуратно прикопал землей и отправился
дальше. Поймав знакомый запах, пошел по нему как по ниточке. Встретившись с запертой дверью, недовольно заворчал, пришлось искать обходной путь, коим были признаны соседние покои, оказавшиеся открытыми. Добравшись до окна, толкнул створку и выглянул. Карниз был достаточно широк, и я выбрался на него. С удивлением отметил, что боязнь высоты бесследно испарилась, прокрался до следующего окна, распахнутого во всю ширь. Бесшумно прошел по ковру и залез на огромную кровать, в которой мирно спал мой мелор. Осторожно, боясь разбудить, устроился на соседней подушке и, с чувством глубокого удовлетворения, задремал.


        Глава 2. Письмо.
        Проснулся от очень недовольного голоса кьяра. Сонно посмотрел на то место, куда мужчина тыкал пальцем: ну да, следы, грязные. Но не мог же я не закопать за собой в той кадке! Думал, по дороге грязь отвалится. Мелочи какие! А что тут? Ну шерсть, и что? Чистая, между прочим! Сам вчера мыл! А! Все равно ни ты меня, ни я тебя не понимаем. Отвернулся и закрыл глаза. Мелор замолчал и стал чем-то шуршать. Обернувшись, застал своего человека за одеванием. Какое тело… Я облизнулся. Поздравляю, Райз, ты - кот-извращенец, тебе за кошками гоняться положено, а не на людей заглядываться. Кьяр слегка наклонился, вдевая ногу в штанину, я аж вскочил и к краю кровати подошел, чтобы поближе посмотреть. Мелор обернулся и подмигнул. Ой, сейчас засмущаюсь. Даже попробую покраснеть. Хотя смысла нет, под шерстью не видно. Мой человек присел рядом, заплетая волосы. Я по мере сил ему мешал, запутывая пряди. Он ругался, сдерживая улыбку, а сам дразнил, тряся перед носом кончиком косы. Покончив с прической, мужчина протянул руку ко мне. Заранее начав урчать в предвкушении ласки, я никак не ожидал, что меня больно дернут за
шерсть. Клацнув зубами от неожиданности, обернулся к мелору. Он пытался меня расчесать! Кошмар! Что все расчесывать? Да оно же свалялось, тут обстригать надо, а не расчесывать. А лучше так оставить! Руки прочь от моей шубки! Но кьяр, помня вчерашнее купание, не дал шанса улизнуть, сразу поймав и зажав между коленей. Оставалось только орать, шипеть и брыкаться. При этом мучитель не прекращал что-то говорить поучительным тоном, даже в тот момент, когда выстригал колтуны у меня в промежности. После этой унизительной процедуры, я забился под кровать и не вылезал, пока мне не принесли завтрак. Тогда только сменил гнев на милость. Покончив с едой, запрыгнул на туалетный столик, который жалобно скрипнул и покачнулся, но выдержал. Надо же себя рассмотреть все-таки. Как и ожидал, из зеркала на меня смотрел самый обычный котенок, только размером со среднюю собаку. Серебристо-белый, пушистый и с бирюзовыми глазами. Надо же, и в этой жизни цвет сохранился, да и шерсть лишь немного светлее привычных мне волос. На секунду даже показалось, что на меня из-за стекла смотрит не кошачья мордочка, а мое собственное        Отогнав видение, и пришедшие вместе с ним воспоминания о прошлом, пошел исследовать свое жилье. Ну, а что? Главный тут явно кьяр, а я - его кот, значит, дворец и мой тоже. Скорее всего, меня либо отбили, либо купили у браконьеров и привезли сюда. На свободу совершенно не хотелось, что в тех лесах хорошего? Побегать и в парке можно. Тут кормят, ласкают, оберегают. Что еще нужно для хорошей жизни?
        Быстрее всего обнаружил кухню, по запаху, конечно. Построил глазки кухаркам. Проголодаться я еще не успел, но кто же откажется от лишнего кусочка ветчины? Заведя полезные знакомства, продолжил осмотр. Правда, обежать за раз весь дворец сил не хватило, да и надоело. Красиво, конечно, но что коту с этой красоты? Наметил несколько интересных мест, и пошел искать кьяра, но не преуспел в этом. Видимо, пока я гулял, он куда-то уехал. На всякий случай решил проверить в саду, но выйти из дворца не удалось. На крыльце сидел унылый кошмар. Мне даже стыдно стало, из-за меня же его из дома выставили. Но ведь сам виноват, нечего было пугать бедного котенка! Заметив мою мордочку, выглядывавшую из-за приоткрытой двери, чудовище что-то вопросительно курлыкнуло. И этот со мной общаться пытается! Да не понимаю я вас, говорите по-человечески! Кошмар вздохнул и лег на нагретые солнцем камни. Сейчас он не казался таким уж страшным, возможно просто примелькался. Осторожно подкрался к монстру, готовый в любой момент дать деру, но тот лишь приоткрыл желтый глаз, не проявляя агрессии. Осмелев, подошел вплотную и обнюхал.
Чудик очень слабо пах… трухлявым пнем. Кошмар пошевелил крыльями, я дернулся и налетел на шипы. Больно почему-то не было. Отпрыгнув в сторону, в ужасе осмотрел себя, но дырок не нашел. Снова вернувшись к замершему чудовищу, потрогал шип. Он был мягким! Существо дружелюбно закурлыкало и слегка толкнуло меня башкой. К вечеру мы стали лучшими друзьями, совместными усилиями добавив в дворцовый парк несколько интригующих деталей, как то: протоптанные почти до земли восьмерки в траве (в догонялки играли), подкопченная пятая точка у статуи какого-то мужика (я таки догнал чудика и в запале прихватил зубами за кончик хвоста, осалил типа, кто же знал, что эта ящерица крылатая еще и огнедышащая) и нормальная прямая дорога в лабиринте из живой изгороди (это все кошмар виноват, он вперед ломился, а скромный котенок бежал следом и всего лишь хотел еще раз посмотреть на огнеплюйство). Ну и так, по мелочи: перевернутые скамейки, разбитый вазон, потоптанные цветы и выеденная клумба с какой-то невероятно вкусной травой, с которой, собственно, и началось веселье. В конце концов, меня зачем-то понесло на дерево, где я и
придремал на ветке.
        Проснулся вечером, голова болит, во рту гадость, как после хорошей пьянки. Сделав себе в памяти зарубку, что травки надо есть поменьше, попытался слезть. Ага, как же! Дерево, что б его! Ну да ладно, тут не глухой лес, кто-нибудь на помощь придет. На худой конец кошмарик прилетит. Только открыл рот, чтобы заорать во все горло, как внизу что-то зашуршало. Выглянув из листвы, обнаружил давешнего слугу, который меня кормил, в компании какого-то незнакомца.
        - Держи, - мелор протянул конверт слуге. - Заменишь.
        - Понял.
        Мужчины разошлись, а я поймал челюсть и задумался. Оказывается, тут есть носители моего родного языка, поговорить бы с ними, но что-то подсказывает, лучше не высовываться. Подслушанный разговор явно не предназначался для чужих ушей. Они тут какие-то темные делишки проворачивают, как бы не пострадал мой кьяр. Надо ему рассказать, но как?
        Для начала слезть отсюда, хотя бы… Орать передумал, узнают эти подозрительные личности, что я тут сидел, и насторожатся. Хотя в чем можно подозревать кота?
        - Туро нирени! - раздался недовольный голос снизу.
        Ох, что-то у меня это «туро» ассоциируется с «дуро», в смысле с дураком. А «нирени» - это я, котенок в смысле, по крайней мере, похоже. За вчерашний день и сегодняшнее утро «глупым котенком» меня назвали уже раз двадцать. И сейчас еще назовут. А возможно еще как-нибудь, но остальное все равно не пойму. Интересно, а кьяр знает мой родной язык? Как бы проверить.
        Рядом с мелором, понурив голову, топтался кошмарик. Подозреваю, за наш погром в саду ему уже влетело. Теперь моя очередь. Только меня еще с дерева снять надо. Развалился на ветке, жду. Мужчина высказал мне много всякого за плохое поведение, я величественно внимал, глядя сверху вниз, стараясь не зевнуть. Исчерпав свое красноречие, кьяр потребовал спускаться. Я бы спустился, честно, кушать уже хотелось, но, увы, этот подвиг мне не по плечу. Не дождавшись нужной реакции, человек что-то приказал чудику, и этот гад чешуйчатый взлетел и сцапал меня когтистыми лапами поперек живота. Я вцепился в ветку и заорал, но меня так дернули вверх, что пришлось уступить, иначе могла пострадать моя тушка. Мелор подхватил меня на руки и, в очередной раз обозвав глупым котенком, унес в дом. Там, накормленный и подобревший, до ночи валялся на коленях у хозяина, требуя ласки и мешая разбирать бумаги, что, впоследствии, стало ежевечерней традицией.
        В принципе, своей новой жизнью я был вполне доволен. Сожаления оставались, но не слишком навязчивые, зато удовольствий - море. Больше всего нравилось будить по утрам кьяра. Он категорически запрещал мне с ним ночевать, неумолимо выставляя из комнаты по вечерам, но никогда не запирал окно. Возможно, ему действительно было душно, но подозреваю, такие побудки радовали не только меня. Я же просто балдел, от возможности влезть ему на грудь, нежно пофырчать в ухо и получить порцию утренней ласки. Или же взлететь на него с разбега, выслушать хриплый со сна выговор и улепетывать от норовившего шлепнуть по заду полотенца. Имя его вскоре удалось узнать: «кьяр Ивиссар» - звучало иногда в обращениях, и я очень жалел, что не могу произнести его вслух, но мысленно тут же сократил до Ивиса. Сколько ему было лет определить не получалось: когда хмурился, работая с бумагами или отдавал распоряжения, казался как минимум тридцатилетним, со мной же превращался в сущего мальчишку, дурачась и звонко хохоча. Правда, периодически мелор начинал меня воспитывать, что было не очень приятно. Так, пришлось вытерпеть
унизительное тыканье носом в загаженную кадку. Нет, я, конечно, уже давно по запаху нашел отхожее место, и не одно, но вот пользоваться им не сумел, у них там целый трон стоял, угнездиться на котором никак не получалось, лапы соскальзывали, чуть было внутрь не свалился, а в парк иногда так лень бежать. В-общем, я себе другую кадку нашел. В укромном уголке.
        На кошмарика, откликавшегося на кличку Ширша, я дулся недолго, надо же было с кем-то играть, когда Ивис уезжал по делам или запирался в кабинете. Слуги со мной водиться не хотели, подозреваю, обижались на некоторые мои шалости и вечный разгром, который им приходилось убирать. Кухарки старательно закармливали вкусностями, тискали, но из-за необъятных габаритов к подвижным играм склонны не были. Первое время думал, не попробовать ли мне, например, почитать? Но книги на моем языке тут вряд ли бы нашлись, да и оказалось, что играть с утащенным у служанки клубком гораздо интереснее! Вот никогда бы раньше не подумал, что это такое увлекательное занятие: гонять между лап что-нибудь круглое, стараясь, чтобы оно не улетело в сторону, а если улетело, то тут же поймать. Долго так продержаться не очень-то просто, обязательно укатится! Но я старался и вскоре добился заметных успехов. Ширша как-то попытался помочь в ловле убежавшей добычи и проглотил клубок. Судя по вытаращенным глазам, ему не понравилось. Пришлось красть новый, а чудик смотрел с недоумением, видимо, так и не понял, что хорошего в такой игре.
Подозреваю, он в прошлой жизни человеком не был, потому и не оценил. А может, для этого просто надо родиться котом.
        Таких шипастых кошмаров, как Ширша, в округе бродило множество, но во дворце, к счастью, жил только один. Остальных я все же побаивался.
        Подозрительный мелор, замеченный под деревом, мне не встречался, слуга ничего особенного больше не делал. Звали его Бем, и он был доверенным лицом Ивиса, что меня тревожило, но кьяр был спокоен, видимо ничего страшного не произошло или он об этом еще не знал.
        Не знаю, сколько точно прошло времени, дни не считал, но вряд ли больше месяца. Я уже начал понимать отдельные слова и даже фразы, благодаря привычке Ивиса подолгу со мной говорить и даже иллюстрировать речь жестами, хотя мои успехи сложно было назвать значительными. А вот подрос прилично. Еще бы, учитывая, что питался раз десять за день, то и дело заглядывая на кухню. Мне-то изменения были не сильно заметны, но кьяр последнее время начинал подозрительно хрипеть, когда я забирался ему, сонному, на грудь, да и на руки поднимал уже не так легко, как раньше.
        В тот день я как обычно пришел по карнизу, чтобы разбудить своего мелора, но вместо этого тихонько прилег рядом. Долго любовался красивым профилем, подрагивающими черными ресницами, чуть пухлыми яркими губами. Хорошо быть котом, ведь ему позволено многое, что было бы недоступно человеку, но у животного нет даже призрачного шанса на то, о чем люди могут хотя бы мечтать. Так и ушел, не став тревожить его сон, пусть в кои-то веки проснется сам.
        Чтобы развеяться, пробежался по саду до дороги в лес. Издалека донесся конский топот, всадник доскакал до крыльца и, бросив поводья конюху, вошел. Я побежал следом. Бем перехватил его перед покоями кьяра и, забрав конверт, отправился с ним к Ивису. Это меня насторожило, поэтому, когда слуга вышел, последовал за ним. Бем зашел к себе, а я поглядел на захлопнутую дверь и пошел искать обходной путь. Карниза тут не было, а снизу по стене взобраться не получалось, пришлось лезть на ненавистное дерево, растущее напротив окна. Сквозь стекло увидел, как мужчина достал конверт и явно собрался кинуть его на угли жаровни. Не раздумывая, прыгнул в окно. Каким-то чудом не поранившись об осколки, сцапал конверт из руки замершего на секунду слуги, и рванул в коридор, благо дверь он не запер. Кьяр, что самое интересное, продолжал мирно спать. Вот ведь беззаботный человек! На сей раз, я все же приземлился ему на грудь. Ивис вскинулся, пытаясь освободиться, и заметил письмо в моей пасти.
        - Ист ла тар вэ? - удивленно спросил он.
        Посмотри и узнаешь что! Я выплюнул мятый конверт. Мелор развернул его и нахмурился.
        - Лисе тана ла истар вэ? - он строго посмотрел на меня.
        Угу, я все понял. А уж отвечу на раз. Попробую показать. Осторожно взял зубами за руку и потащил за собой.
        Мужчина вырвал руку и стал быстро одеваться. Выходя из спальни, он остановился и взял со столика другой конверт. Развернул, тонкие брови поползли вверх. Сравнил с тем, что принес я, и опять начал что-то спрашивать. Пришлось ухватить зубами за штанину и тащить дальше. Слуга нашелся быстро, хотя я боялся, что он сбежит. Нет, он с совершенно невозмутимым лицом отвечал на вопросы Ивиса и изобразил весьма натуральное удивление при виде второго письма. Был вызван и допрошен гонец, но и это не внесло ясности. Кьяр все больше мрачнел. Если бы я мог ему все рассказать! Нервничая, путался в ногах у хозяина, не зная как показать. Пошипел на Бема. Нашел какой-то листок и, демонстративно бросив его в жаровню, снова оскалился на слугу. Не помогло. Ну почему я не человек!
        Весь день мой мелор носился как угорелый, выспрашивал слуг и каких-то людей, похожих на охотников, что иногда приезжали к нему, перебрал бумаги у себя в кабинете, что-то долго искал в ящиках стола. Вечером, наконец, успокоился и замер в кресле у камина. Я забрался к нему на колени, толкая лбом опущенную на подлокотник руку. Ивис рассеянно меня погладил, затем заставил поднять голову и, глядя в глаза, стал что-то говорить. К сожалению, понять получалось лишь отдельные слова, общий смысл ускользал, но интонации были печальными. Похоже, у него серьезные неприятности. Был бы человеком, то хоть что-то рассказал, возможно, это бы помогло. Хотя как это сделать, не зная языка. Оставалось только любоваться золотыми крапинками в светло-карих глазах и слушать его голос. Мне было как никогда паршиво от сознания того, что я всего лишь животное. Ну почему? Почему я так рано и глупо умер?
        - Нирени. Паве тана но лирассе вэ? - он нежно погладил меня по щечке, задев усы. Это было не очень приятно, но так… по-человечески. Как будто не кот у него на коленях сидел. Я всхлипнул и подался вперед. Пусть меня за это отругают, но хоть… Сам не знаю, что собирался сделать, просто ткнулся в его губы своими. Они оказались такими нежными, горячими. В восторге провел по ним языком и обнял руками за шею, плотнее прижимаясь к его груди. Как же мне этого не хватало.
        - Нирени, - шепнул кьяр, улыбаясь. - Но шерра савэ.
        Чуть отстранившись, посмотрел в искрящиеся весельем глаза. Что здесь смешного? А вообще я как-то странно на него смотрю… сверху вниз. Мать моя! В шоке вскочил и тут же кувырнулся на пол. Отвык уже от двух ног. Ивис, посмеиваясь, протянул мне руку, помогая подняться. Что же это делается? Я опять человек? И чего он смеется? И ведь не удивлен ни капельки!
        А еще я голый и у меня стоит, хотя уже не совсем, после такого-то шока. Вообще стесняться тут нечего, но в компании одетого человека как-то неудобно. Подавив желание прикрыться руками, фыркнул и потребовал:
        - Не ржи, а одежду давай!
        У кьяра вытянулось лицо.
        - Ти говоришь на язике андоров? - удивленно спросил он, слегка коверкая слова.
        - Андоранцев, - поправил, улыбаясь. Он знает мой язык! - Дай же что-нибудь надеть.
        Мелор кивнул и скрылся в гардеробной, благо, мы были в его покоях. Пока он ходил, я прилип к зеркалу. Моя родная, привычная внешность! Мое собственное тело! Как это возможно, ведь только что был котом. Меня заколдовали? Как в сказке.
        - Вот возьми.
        Я принял сверток, мимоходом отметив, что едва достаю Ивису до плеча. С трудом разобрался с застежками, отвык, да и руки стали какими-то неловкими. Кьяр стоял рядом, беззастенчиво меня разглядывая. Подвернув рукава и штанины замер напротив него. Как-то вдруг стало неловко.
        - Присядь, нирени, - мягко сказал мужчина, опускаясь во второе кресло.
        - Меня зовут Райз. А нирени - значит котенок?
        - Да, - ответил он как-то не уверенно и немного удивленно. И пояснил: - Нирен - человек с кошачьей сущностью.
        - Эээ… - глубокомысленно протянул я.
        - Тот, кто может жить в двух обличьях, - добавил мелор.
        - А так бывает? То есть понятно, я же есть. Ооо… И где такие обитают?
        - Далеко, - кьяр внимательно посмотрел на меня. - За морем. На эти земли они не приходят. Ты не помнишь, откуда родом?
        - Помню. Из Андорана. Там родился и вырос. И понятия не имел, что я кот.
        - Твоя мать была человеком?
        - Да. Отца не знаю, - пояснил, предупреждая вопрос. Да уж, вот так сюрприз в родословной. Интересно, мама знала? Вряд ли. Вздохнув, рассказал о своем бесславном походе в их лес. Ивис, смотрел с укором.
        - Единороги не лошади. Они священны. На них нельзя ездить верхом. А их рог… - он замолчал и помрачнел. - Откуда ты взял послание наяра?
        Я немного опешил от резкой смены темы.
        - У твоего Бема. Он хотел его сжечь!
        Кьяр сорвался с места. Я побежал за ним, но ноги плохо держали, так и хотелось опуститься на четыре кости. Отстав, решил подождать его возвращения. Пока ждал, подумал, что зря обращаюсь к нему на ты, как привык делать мысленно, все таки он аристократ и явно не из мелких. Хотя не понравится - одернет. Как-то не поворачивался язык ему выкать.
        - Исчез, - бросил Ивис и рухнул в кресло, - кашиты его ищут. Должны найти, он не мог успеть покинуть лес.
        Кашиты - это кошмарики, насколько понял, они тут вместо собачек. Эти животные довольно умны и понимают человеческую речь. И весь лес ими кишит, так что другой охраны и не надо.
        Я рассказал, как именно отнял письмо и заодно о той встрече под деревом. Мелор принялся дергать себя за кончик косы.
        - Месяц назад ко мне приезжали от наяра, и я передал им письмо и посылку. В том послании, что лежало на столе, наяр просит прислать еще рогов. А в принесенном тобой негодует, как могло случиться, что наши запасы иссякли.
        - Рогов? - удивился я.
        - Иногда по весне единороги сбрасывают рог. Кашиты собирают и приносят их сюда. Они очень ценны. Ни один рог не должен попасть в чужие руки. Но моя посылка не дошла до наяра. Я думаю, то письмо, переданное под деревом, заменило мое, данное гонцу. А сегодня Бем подменил и послание короля. Вряд ли простой слуга мог сам это замыслить. Скорее всего, он на кого-то работал, - Ивис устало потер лицо ладонями. - Надо спать. Если его поймают, разбудят. А с утра будет много дел.
        Меня привычно выпроводили из покоев. Замерев посреди коридора, растерянно огляделся. Я же теперь не кот, куда мне иди? Хотя у меня же комната своя есть. Не успел сделать и шагу, как дверь снова распахнулась.
        - Стой, - кьяр взял меня за руку и втянул внутрь. - Лучше, если тебя никто не увидит. Мы думали, что ты дикий, никогда не был человеком, ты так вел себя. Нирениссы не принимают второй облик, когда носят детей, но возможно твоя мать была в опасности, ей пришлось стать кошкой, и ты родился котенком, - пояснил он, видя мое недоумение. - Если она погибла, а ты остался один, твоя человеческая сущность могла не проснуться, оставив тело неразумному зверю. Так мы предположили, это объясняло, почему ты не меняешься. У Бема наверняка были сообщники. Тебя считали почти животным и не опасались. Теперь же могут признать опасным, а котенок не сможет защититься. Останься в моих покоях, а утром решим, как быть дальше.
        Я был только за. Еще котом хотел спать с ним, но мелору не нравилась моя шерсть на простынях. Сейчас шерсти неоткуда было насыпаться, но меня немного волновала совместная ночевка. Нет, я не боялся, что он может пожелать не только спать рядом, даже наоборот, был бы рад, но захочет ли он безродного кошака? А если захочет, что будет со мной потом? Я ему не ровня. Перед котом такой проблемы не стояло, но человеку место забавного домашнего любимца не подходило. Хотя, если задуматься, почему бы и нет? Моя мать, например, жила как раз в подобной роли и ничуть от этого не страдала. Да и я… С тем же Нильзом, что меня могло ждать? Надоело бы, просто ушел. Что изменилось?
        - Я могу уйти спать на диван, - сказал Ивис в ответ на затянувшееся молчание. - Это, конечно, мало что изменит, но мы постараемся, чтобы никто не узнал о твоей ночевке в моих покоях.
        - Зачем? - удивился я. - То есть, какая разница узнают или нет?
        - Ты еще мальчик, - нахмурился кьяр.
        Я поперхнулся словами. Он за мою репутацию переживает что ли? Или за свою? Но чем это может опорочить?
        - Я не понимаю, что в этом такого, - честно признался я.
        - О тебе могут пойти неприятные слухи.
        - Да мне все равно, - пожал плечами.
        - А мне нет! - отрезал мелор, втолкнул меня в спальню и ушел. Видимо, на диван.
        Вот… аристократ. Рассказать ему что ли, кем моя матушка трудилась? Нет, не буду пока.
        - Стой! - крикнул я, потому что в голову пришла умная мысль. - А если к тебе утром слуга зайдет, как ты объяснишь, почему спишь не на кровати?
        - Действительно, будет выглядеть странно, - вернувшийся мужчина задумался.
        - Спи уж здесь, а я на диване.
        - Нет, я запираю дверь спальни, а там тебя заметят. Ладно, - решился он и принялся раздеваться. - Все равно разница невелика.
        Еще как велика! Я мысленно потер руки, скидывая одежду. Даже если он не позволит себе ничего лишнего, прижаться к нему во сне мне никто не помешает.
        Так и вышло. Мелор уснул на самом краю, подальше от меня, но я подобрался под теплый бок, едва его дыхание выровнялось. И уже засыпая, почувствовал, как меня обняли.
        Проснулся в кровати один. Удивительно, ведь мой человек тот еще соня, я же всегда был ранней пташкой. То есть котом. О, нет! Только не котом опять!
        Глава 3.1 Дорога
        Нет, ну это ни в какие ворота не лезет! Полчаса промучился, а как обратно в человека - так и не понял. Обиделся на весь мир, пошел утешаться на кухню. Поварихи меня накормили и заласкали, чем немного приподняли настроение. Но не сильно. Поэтому мимоходом завернул в комнату Бема и с наслаждением разодрал там коврик. Полегчало. Нашел кьяра, закопавшегося в ворохе бумаг, плюхнулся на колени и потребовал порцию ласки. Ивис намека не понял, пришлось слегка цапнуть за руку.
        - Туро нирени! Не сейчас!
        Ах, не сейчас? У меня трагедия, между прочим! Я опять животное! А он еще и на пол скинул. Все, я обиделся. Чтобы такое сделать? Кровать и так в моей шерсти. Что, слуги уже перестелили? Ну, не проблема, опять поваляемся. Так, а тут у нас что? Гардеробчик? И здесь полежим. Вот это скинем и потремся. Красота! Ой… А за шкирку не честно!
        - Ты что творишь? Опять клумбу с мякулой объел?
        Это та вкусная травка-то из парка? А, кстати, это мысль…
        - Я уезжаю. Будь хорошим мальчиком и не разнеси в мое отсутствие дом.
        Ка-а-ак? А я?
        Мелор отпустил мой загривок, и я получил возможность выразить недовольство всеми доступными коту средствами. Пошипел, выгнув спину, подрал брюки когтями, постегал хвостом. Получил по попе какой-то тряпкой и снова зашипел.
        - Райз, мне нужно разобраться с делами в столице.
        Ну так с собой возьми! Я сделал попытку залезть на ручки.
        - Хочешь со мной? Боюсь, это будет не слишком удобно, да и опасно для тебя.
        А тут, можно подумать, не опасно!
        Бессовестный кьяр закинул вещи в сумку, потрепал меня между ушей и ушел. Я, естественно, припустил следом.
        Только как угнаться за лошадьми? Я, все-таки, маленький еще, конь раз скакнет, а мне сколько лапками перебирать? До леса бежал нормально, потом стал отставать. А этот… Мог бы и подобрать! Так ведь нет, еще ручкой на прощание помахал. Гад!
        Пришлось вернуться. Лег на его постель и свернулся в клубок. Пришел Ширша, почирикал что-то, боднул башкой. Я отвернулся. Чудик помялся и лег на пол.
        Ну как он мог? Вот так взял и бросил! Да, знаю, у него там проблемы какие-то. С рогами наяра. А наяр - это кто-то типа короля. Рога очень ценные, их сперли и подставили Ивиса. Ох, ты ж… Не знаю, как у мелоров, а наш король сначала бы повесил, потом разбираться стал.
        Не нравится мне это, ой, не нравится. Аж вся шерсть дыбом встала.
        И кьяр ведь один поехал, то есть с охраной, конечно, но… А вдруг опять каких-нибудь темных личностей придется на чистую воду выводить? Или подкоп из камеры делать. А я копать умею. И вообще у меня нюх, рога по запаху найду, вот! Тьфу, короче, я ему там нужен и это не обсуждается! Не важно, зачем, но ждать его тут не могу, тянет следом. Конечно, они уже далеко отъехали, но след еще свежий, а обоняние у меня превосходное, к тому же лошади не могут бежать ночью, а я могу! Раз решил, значит догоню, а с полдороги Ивис меня домой точно не отправит.
        Прощай, мой дворец! Надеюсь, еще вернусь.
        Глава 3.2 Дорога
        Дорога весело стелилась под лапы, по бокам мелькали деревья, порхали с ветки на ветку яркие птахи, отвлекая меня от размышлений.
        Что сказать? Ситуация мне не нравилась, кьяр всегда был внимателен и добр ко мне, а тут вдруг бросил в такой момент! Бедный котик только-только получил возможность выяснить, кто он такой и как теперь жить, и нате вам! Сиди и хлопай ушами, не зная, что делать дальше. А вдруг бы опять обернулся человеком, пока хозяин в отъезде? Слуги бы меня не признали и из дома выгнали! Большая часть, по-моему, вообще не знает, что я нирен, считает обычным животным. И потом, он же обещал утром поговорить и со всем разобраться, а сам сорвался и уехал. Нет, тут явно не чисто. Может, что-то случилось или Ивис выяснил еще какие-то неприятные подробности той истории? Кстати, припоминаю, чужой запах в доме. Снова гонец приезжал?
        Я ходко трусил по дороге до самого обеда. Перекусить было нечем, так что пришлось ограничиться водой из ручья и, передохнув немного на его берегу, бежать дальше, надеясь, что нагоню кьяра к утру в какой-нибудь таверне, где он заночует, позавтракаю с ним и потом буду с чистой совестью отсыпаться на руках, верхом на коне. А почему бы и нет? Лошади меня не боятся, и вешу не много.
        К вечеру стало понятно, что силы я не рассчитал. Одно дело в охотку гоняться за Ширшей по парку, и совсем другое - месить лапами бесконечную дорожную грязь. Хотелось поесть чего-нибудь и упасть. Но делать нечего, пришлось бежать дальше, благо запах пока держался, да и дорога была одна, не заблудишься.
        К рассвету я таки дополз до какой-то деревеньки и был до крайности возмущен тем фактом, что Ивиса в ней не оказалось. И как его теперь догонять? На то, что он будет гнать лошадей без остановки на ночевку, расчета не было. Остается идти по следу, надеясь, что он не оборвется, смытый дождем. Но сначала не мешало бы перекусить.
        Забрел в первый попавшийся дом. Воровать не собирался, просто поклянчил бы, неужели пожалеют кусочка для голодного котенка? Двери стояли открытыми, хозяев не наблюдалось, дурных людей здесь явно не боялись. Тут пахло чем-то знакомым и немного нервирующим… Вспомнить не успел, разъяренное шипение заставило обернуться. А вот и источник запаха. На меня надвигался очень злой рыжий котяра с рваным ухом. Кажется, меня сейчас будут бить. Слушай, собрат по усам и хвосту, может не надо, а?
        Осторожно, не делая резких движений, я отступал к двери. Задняя лапа уже нащупала порожек, когда меня оглушили визгом, счастливым таким, а на шее сомкнулись маленькие ручки. Дальше было что-то страшное: пространство вокруг мельтешило, орало и куда-то тащило. Меня дергали за хвост и усы, взъерошили шерсть, оттоптали лапы, почти задушили и, как апофеоз, кто-то весьма тяжелый приземлился на спину. Дети! Это ужасно! Похоже, на голос первой девочки они сбежались со всей деревни. И что теперь делать? Я не понаслышке знал, как жестоки могут быть маленькие человечки с животными. Сам никогда не мучал, но неоднократно разбивал носы, пресекая такие попытки у приятелей. Нет, раскидать эту кучу-малу не составило бы труда, тем более что средний возраст компании составлял приблизительно от четырех до восьми лет, но, боюсь, без травм бы не обошлось, а обижать малышей, которые пока что ничего плохого не делали, совестно. Они просто выражали восторг от такого милого и пушистого меня, только излишне бурно. Я кое-как вырвал голову у белокурого существа в коротеньких штанишках, пытавшегося потрогать мой нос, и
оглянулся на свою наездницу, та, недолго думая, дала мне шенкеля. Чувствительного такого, у меня аж дыхание перехватило.
        - Ноооо! - звонкий голосок заставил прижать уши.
        Я тебе не лошадка!
        Попробовал аккуратно скинуть ее с себя. Как бы не так! Девочка вцепилась в шерсть так, что оторвать ее теперь можно было только вместе со шкурой. Кто-то схватил меня за лапу, пытаясь рассмотреть когти. Сейчас ведь как выпущу, без пальцев останетесь! Делать нечего, попытался вырваться из круга мучителей с ношей на спине. Ребенок от счастья завопил так, что я чуть не описался. Ну где? Где их родители?!
        Спасение пришло в лице красивой дородной мелоры, пришедшей проверить из-за чего так раскричались дети. Я тут же прижался к ее ногам, старательно мурлыкая и заглядывая в глаза, добиваясь расположения. Добрая женщина, вкусно пахнущая кухней, всплеснула руками и отогнала от меня детвору. Урча под ее руками, уловил волшебное слово «кушать». Да-да-да! Хочу-хочу!
        Меня привели в уютный домик и выставили перед носом миску с рыбой, со счастливым вздохом я впился в нее зубами. Так и уснул. В миске.
        Ох и здоров я дрыхнуть! Проснулся только под вечер, в зубах недоеденная рыба, морда перепачкана, шерсть грязная и свалявшаяся после целого дня дороги и обработки далеко не чистыми маленькими ручками. Почесавшись, подумал, что перед встречей с кьяром надо будет помыться. А так не хочется. Вспомнив об Ивисе, спохватился. Наскоро заглотил оставшуюся рыбу, благодарно потерся о ноги хозяйки и понесся, словно под хвост ужаленный. Скорей-скорей! Догнать!
        Миновал несколько деревенек, но в них не заглядывал, торопясь вперед. След уже начал теряться, похоже, мой нюх оказался не столь совершенен. На ночь не останавливался, а утром поймал свою первую настоящую добычу. Какая-то крупная птица, распушив перья, самозабвенно распевала посреди солнечной полянки. Можно сказать, сама напросилась. Подкрадываться и нападать я научился, играя с Шуршей. Поимка прошла легко, не считая нескольких болезненных ударов клювом. Не сумел сразу придушить живность, с чудиком мы это не изучали. Ну, что сказать? Свежая дичь определенно вкуснее, особенно когда от голода желудок к позвоночнику прилип. Но вот перья и пух - это кошмар! Я обчихался, несколько раз подавился и окончательно весь перепачкался. Зато наелся, птичка оказалась упитанной.
        Пустившись в дорогу, понял, что след я если и чую, то уже не носом. Остается надеяться, что развилок впереди не будет. Да еще дождь накрапывать начал. Когда добрался до перекрестка, уже лило вовсю. Сев под столбом с указателями, загрустил. Шерсть намокла и слиплась, не улучшая и без того отвратительное настроение.
        Умел бы читать, сориентировался по указателям, но, увы, мелорский я и разговорный-то знаю еле-еле. Хотя, если подумать, указатель с названием столицы должен быть крупнее. По крайней мере, у нас так было. Присмотрелся. Аккуратно оструганные доски оказались одинаковыми, но вот вырезанные буквы на одной заметно больше, чем на остальных. Решив, что мне туда, резво поскакал по грязным лужам. Чую, в столицу вместо белого котенка прибежит кусок грязи. Как бы стражники не прибили с перепугу.
        Но далеко не ушел, разразилась такая гроза, что пришлось искать убежище. Никаких поселений в округе не оказалось, и я забился в корнях огромного дуба, надеясь, что такую махину не вывернет ветром. Гроза переросла в самый настоящий ураган, сильно похолодало. Продрогнув до костей, я сжался в комочек, прижав уши, чтобы в них не затекали холодные капли. Шевельнулась мыслишка: не зря ли все? Сидел бы дома в тепле, ждал хозяина. Он взрослый, сильный, уж разобрался бы сам со своими проблемами. Зарычав на себя, прогнал сомнения. Нет, я же чувствую, что нужен ему, значит так правильно.
        Стихия перестала бушевать лишь к вечеру, некоторые деревья повалило, но мой гигант устоял. Признаться, когда со скрипом, треском и грохотом совсем рядом рушились стволы, страху я натерпелся до мокрых штанов. Но их на мне к счастью не было. Дрожа всем телом, выбрался на дорогу, с трудом заставив двигаться закостеневшие мышцы. Путь преградили несколько поваленных берез, но перелезть их труда не составило. На бегу согрелся. Мысли вернулись к насущной проблеме.
        Как разыскать Ивиса в столице? Просто так бродить по улицам? Может быть опасно, кто знает, как там отреагируют на довольно крупного, если сравнивать с дворовыми мурлыками, кошака. Не известно еще, удастся ли легально пройти ворота, вполне возможно, предстоит искать какую-нибудь дыру в стене, пожалуй, даже лучше с этого начать, а не светиться перед стражей. Кьяр направился к этому… забыл, как у них называется… к королю, короче. Значит, есть смысл покрутиться вокруг дворца, там есть шанс взять след, но, опять-таки, стражи там немерено будет. Хотя, не исключено, что их города как-то иначе устроены. Ладно, буду полагаться на удачу. Да и вдруг повезет все же догнать моего мелора, уж грозу-то они наверняка пережидали где-нибудь, и отправиться дальше так быстро как я не смогут, ведь лошадям через завалы перепрыгивать может быть опасно, ноги переломают. Пока разберут…
        Впереди послышался звук воды, в нос ударил знакомый запах речной сырости. Вскоре и правда показалась изрядно разлившаяся река. А вот от моста остались одни обломанные сваи. Гнилые, надо сказать. Не повезло. И как теперь на ту сторону? Переплыть? Брр. Не хочу в воду. Да и течение сильное, унесет к тому самому морю, за которым мои соплеменники живут.
        Побегал вдоль берега. Ну негде тут перебраться. Может, где-то и есть еще переправа, только в какой стороне и сколько до нее топать? Вообще река не очень широка, и посередине какой-то камень торчит, отмель вроде бы. Если по вот этому наклонному стволу, потом по ветке, оттолкнуться как следует, должен допрыгнуть, а там немного останется до берега. Вымокну, конечно, но лучше чем переплывать или в обход идти. Залез на дерево, посмотрел вниз с ветки, струсил. А почему не в обход? Тоже хороший вариант… Так ладно, соберись, Райз, и вперед.
        То, что камень будет скользким, я как-то не учел. Вода обожгла холодом и закрутила в пенном потоке. Отфыркиваясь и отчаянно работая лапами, я задирал нос вверх, от противного ощущения воды в ушах, да и вообще везде, хотелось шипеть. Где тут берег?! Ничего не вижу! Вода булькала уже в желудке и в легких, паника нарастала, когда я ударился обо что-то твердое и с трудом вскарабкался на древесный ствол. Он дрогнул подо мной и поплыл. Я метнулся к берегу, но было поздно. Отчаянно вцепившись в дерево, проводил взглядом отдаляющуюся твердь. И как дальше? Снова в воду или подождать, вдруг прибьет течением к берегу?
        Мое внимание привлекли голоса. Обернувшись, на противоположной стороне увидел группу людей, они громко переговаривались и указывали в мою сторону. Еще бы, представляю картину: по реке плывет бревно, на нем сидит мокрый котенок с круглыми от ужаса глазами. Может, спасут? Угу, размечтался. Посмотреть-то посмотрели, а вот в воду лезть желающих не нашлось. Течение несло все дальше, река становилась шире, но спокойнее. Рискнуть уже что ли? А то унесет в неведомые дали. Делать нечего, хоть лапы и продолжали дрожать, но пришлось собраться с силами и прыгать. К счастью, на этот раз доплыл благополучно. Только вот в каком направлении идти, я представлял слабо. Решил вернуться вдоль берега к дороге, так меньше шансов заблудиться. Но сначала передохнуть немного, лапы подгибались от усталости.
        Похоже, задремал. Когда открыл глаза, уже стемнело. Тело окоченело от холода. С трудом размявшись, огляделся и засек какое-то шевеление в кустах. Запах был не знаком. А не сгодится ли это что-то в качестве позднего ужина? Бесшумно подкравшись, просунул морду между веток. Там сидело что-то странное. Мохнатое и какое-то взъерошенное, размером чуть мельче меня. И оно угрожающе зашипело. Ой, напугал! Да я с кашитом из одной лужи воду хлебал! Будет мне тут шерсть топорщить. Странная шерсть какая-то. Это что - иголки?
        А-а-а!!! Больно-больно-больно!!!
        Тело само собой сорвалось в бег. От носа разливались такие волны боли, что сознание свернулось в тугой узелок, прячась от этого кошмара. Пришел в себя, когда ветки хлестнули по лицу, обламывая иголки, я остановился и завизжал, сдерживая желание провести по морде лапами, только хуже ведь сделаю. В глазах темнело, голова кружилась, а тело становилось ватным.
        «Он что, еще и ядовитый?» - подумал я, теряя сознание.
        Проснулся с ощущением блаженного покоя. Запах сушеных трав, каши с мясом и чего-то теплого, родного. Не открывая глаз, нежился в объятьях дремы, пока в памяти не всплыли недавние события. Так, нос не болит, самочувствие отличное, где нахожусь - не знаю. Я лежал на мягком матрасе, постеленном на лавку, в каком-то маленьком домике. Под потолком вязанки сухих трав, беленая печь. Все очень простое и явно старое, но чистое и уютное. Послышались шаги, и в избу вошел хозяин: древний старик с совершенно белыми длинными волосами. Я подался вперед, разглядывая его. Высохшая, жилистая фигура, не согнувшаяся под гнетом прожитых лет, в изборождённых морщинами чертах еще угадывалась благородная красота мелоров, ясные темно-карие глаза смотрели с теплом и заботой. Старик сел рядом со мной на лавку, улыбнулся и что-то спросил, гладя меня между ушей. Мурчалка заработала сама собой, но слов я не разобрал.
        - … не понимаешь? - перешел он на мелорский.
        Я помотал головой и осторожно переполз к нему на колени. К нему хотелось ластиться, почти как к Ивису.
        - Где твоя мама, нирени?
        В Андоране моя мама. Когда научусь становиться человеком по собственному желанию и не превращаться случайно в кота, обязательно съезжу к ней!
        Следующего вопроса я не понял, а на предложение стать человеком только жалобно мяукнул. С удовольствием, но как?
        Мелор еще пытался выяснить, откуда я тут взялся, потом говорил что-то о дороге и обо мне, но мое слабое знание языка мешало пониманию. А жаль, что-то он там интересное говорил. Старик приподнял мою мордочку и заглянул в глаза, нахмурился, покачал головой. Затем, осторожно сдвинув меня с колен, подошел к сундуку и вынул из него какой-то предмет в мешочке. Это оказалась цепочка тонкой работы с белой полупрозрачной подвеской, похожей на сосульку, внутри нее вспыхивали серебристые искорки. Засмотревшись, не успел отдернуть голову, когда мелор надел украшение мне на шею. Ну, зачем? Зацеплю за ветку, порву и потеряю. Я выгнул шею, пытаясь рассмотреть подвеску, но она словно растворилась в густой шерсти.
        Старик удовлетворенно кивнул и наполнил миску кашей. Я с интересом проследил, куда отправилась еда, и, спрыгнув на пол, с удовольствие приступил к угощению. Сначала выбирал мясо, потом плюнул, смел все и блаженно растянулся на коврике. Сейчас отдохну немножко, поблагодарю своего спасителя и пойду дальше. Хороший дед, надо запомнить, где он живет, буду в гости приходить.
        Мелор, сказав что-то с улыбкой, наклонился ко мне и легко поднял. Силен! Даже Ивис уже с трудом меня от пола отрывает. Или это я так отощал за время пути? С комфортом, на ручках, меня вынесли во двор. Кругом простирался лес, другого человеческого жилья не наблюдалось. Похоже, старик самый настоящий травник, живет в глуши один-одинешенек. При виде корыта с водой я заволновался, но держали меня крепко, а царапаться постеснялся. Ну вот, опять купаться! Зачем? В реке уже отмылся! Подумаешь, запачкался немного, пока в глине на берегу спал и по лесу носился!
        Не слушая мой возмущенный ор, дед отдраил меня до родного белоснежного цвета и отнес в избу сушиться. Смысл? Все равно опять перепачкаюсь! Когда старик еще и гребень достал, я решил, что поспешил с выводами о том, какой он хороший. Что у всех за мания меня купать и расчесывать? Мелоры все такие на чистоте помешанные что ли?
        Экзекуция закончилась к полудню. Я нашел в себе силы благодарно потереться о ноги моего спасителя, все же он меня в лесу нашел и вылечил, и красноречиво сел под дверью. В гостях хорошо, но у меня хозяин где-то без присмотра бродит. Дед попытался еще раз накормить меня на дорожку, но желудок и так был полон, тогда он отвел меня на опушку, с которой видна была дорога, и махнул рукой. Я последний раз мимоходом задел боком его ноги и двинулся в путь. Вскоре обернулся, но старик уже ушел. Дорога вливалась в широкий тракт, по которому ехала пара телег. Я понадеялся, что они едут в столицу, а не из нее, и потрусил в том же направлении, только не по дороге, а вдоль нее. Мимо пролетали деревни и села, а к вечеру над зелеными кронами деревьев показались ажурные белые башни.
        Глава 4.1 Столичные страсти
        - Встань, Ивиссар, - густой бас наяра прокатился по пустому залу. Когда привели кьяра, владыка отослал всех, даже личную охрану. Ивис счел это добрым знаком, но голос дяди и нахмуренные седые брови не предвещали ничего хорошего. - Ты понимаешь, что своим проступком запятнал свою честь?
        - Да, наяр, - Кьяр покорно склонил голову. Что уж тут непонятного, даже если сможет доказать невиновность и вернуть пропажу, отмыться все равно не выйдет, в лучшем случае его ждет потеря титула, в худшем - изгнание. Хотя и это еще не худший вариант. - Я готов понести наказание.
        - Понесешь, куда ты денешься, - махнул рукой владыка и откинулся на спинку трона, растеряв весь грозный вид. - Рассказывай.
        Ивис окинул дядю внимательным взглядом, за прошедший год он сильно сдал: почти полностью седые волосы, набрякшие темные веки, обвисшие щеки, тусклые помутневшие глаза. Мелор укорил себя за то, что так редко последнее время выбирался в столицу и явно упустил что-то важное, неспроста же сильный и еще крепкий мужчина вдруг состарился на пару десятков лет. Почему же никто, даже брат, не написал об этом ни слова?
        - Мне нечего сказать в свое оправдание, я был столь беспечен, что пригрел предателя, - кьяр заговорил ровным безэмоциональным голосом. - Мой личный слуга Бем подменил привезенное гонцом письмо, и, если бы не случайность, я бы до сих пор мог оставаться в неведении. К счастью, другой слуга заметил подмену и вырвал у него настоящее послание, - в дороге Ивис решил умолчать об участии Райза, чтобы не рисковать мальчиком. - Бем, поняв, что раскрыт, скрылся, к утру было найдено его тело с перерезанным горлом, рядом обнаружили следы копыт, их проследили до тракта, скорее всего убийца направлялся в столицу. Вероятно, предатель должен был отчитаться ему о подмене.
        - Кто приезжал за рогами? Или ты даже не удостоверился, что это мои люди?
        - Разумеется, проверил, у них был Ваш перстень и послание с печатью. Не говоря уже о том, что я знаю их в лицо.
        - Почему же тогда они утверждают, что ты не передавал им ничего? Только письмо и то через слугу?
        - Потому что так и было, - сокрушенно признался Ивис, понимая, что оправдания ему точно не сыскать. - Я убедился, что приехали Ваши люди, прочитал послание, а затем велел Бему отнести им посылку и мой ответ.
        Наяр покачал головой:
        - Я всегда считал тебя серьезнее и умнее своего сына, но, как вижу, ошибался.
        - Что ты тут делаешь?
        Лиастар спокойно подвинул картину на место, закрывая смотровую щель в малый приемный зал, поправил выбившуюся из прически медную прядь и не спеша обернулся к вопрошающему.
        - Советнику положено знать все, иногда приходится добывать информацию не только честными способами, найрин*.
        Авиен неосознанно повторил жест Лиастара, заправляя за ухо прядь редкого среди мелоров золотисто-медового оттенка. Рядом с советником он всегда смущался, но старался не показывать этого, скрываясь за маской высокомерия.
        - Если наяр не пригласил тебя присутствовать при разговоре, значит он не для твоих ушей, - вздернул аккуратный носик наследник.
        - Наяр все равно расскажет мне о нем, но всегда лучше услышать из первых уст, - улыбнулся мужчина.
        Авиен слегка покраснел от этой улыбки и тут же гневно сверкнул темно-синими глазами:
        - Я все расскажу отцу! Не думаю, что он будет доволен! - и быстро ушел, едва не срываясь на бег.
        Лиастар вздохнул и подошел к окну, теребя тесьму на камзоле. Юный наследник был очарователен своей непосредственностью и наивностью, но как ему тяжело придется, когда на его голову возложат корону. Впрочем, рядом с ним всегда будет верный советник, который сделает все, чтобы уберечь своего найрина.
        *Найрин - принц.
        - Ивис, подожди!
        За спиной раздался дробный цокот, кьяр остановился, выныривая из своих размышлений, и обернулся как раз вовремя, чтобы поймать оступившегося на лестнице найрина.
        - Ен, ты опять на каблуках… Как ты еще ноги не переломал?
        - Я обычно не бегаю на них, просто спешил тебя догнать. Ты мне не рад? - расстроился Авиен.
        - Конечно, рад. Извини, задумался о своих проблемах и даже не зашел к тебе, - Ивиссар тепло улыбнулся двоюродному брату, осторожно отстраняясь от него.
        - У тебя что-то случилось? - найрин положил руки на плечи мужчине, не позволяя отступить.
        - Небольшие проблемы, не забивай голову.
        - Ивис, я уже давно не ребенок и скоро сам стану наяром. Не отмахивайся от меня, лучше расскажи как есть, может быть смогу чем-то помочь.
        Мелор на секунду задумался. Помощи от наследника он не ждал, но о последних событиях в столице расспросить стоило. Хотя бы узнать, что же так угнетает владыку.
        - Хорошо, - кивнул Ивиссар. - Давай поговорим.
        - Пойдем ко мне, - обрадовался Авиен и поспешил в свои покои, оглядываясь на брата, чтобы удостовериться, что он идет следом.
        - Может, лучше в голубую гостиную? Там обычно пусто.
        - Это не гарантия отсутствия лишних ушей. Последнее время они торчат во дворце отовсюду.
        Спускавшийся по лестнице Лиастар вздернул бровь. На свое счастье найрин, умчавшийся вперед, его не заметил, иначе опять пришлось бы краснеть. Зато заметил Ивис, но промолчал, лишь кивнул приветственно и поспешил за кузеном.
        - Лиастар сказал, что у тебя живет дикий нирен, это правда? - спросил Авиен, пока слуга разливал вино.
        - Правда, - подтвердил кьяр, располагаясь в кресле рядом с наследником. - Егеря с кашитами отбили его у браконьеров, не представляю, как он попал в наши леса. Совсем еще малыш, обращаться не умеет, - брату мелор доверял, но боялся его неумения держать язык за зубами, а потому решил на всякий случай соврать.
        - То есть он совсем дикий? Лиастар сказал, что он белый с бирюзовыми глазами. Это же у них не обычное сочетание, да? Белая шкура у вожаков.
        - Ен, у вождей, - поморщившись, поправил Ивис. - Вожаки у животных, нирены - разумная раса.
        - Я знаю, извини, - надулся юноша. - Что, совсем ничего не удалось о нем узнать? А почему ты его с собой не взял?
        - Ничего. Он не понимает нашу речь. Не взял, потому что дорога для него была бы слишком утомительна, да и кто бы стал здесь с ним возиться? Чужих он испугается, а я буду занят все время.
        - Я бы с ним занимался, - найрин подтянул колени к груди и устроил на них подбородок. - Ты не представляешь, как мне скучно. Отец меня последнее время вообще не хочет видеть. И даже балов не устраивают почти. А уехать мне не разрешают. Я бы мог у тебя погостить, но не пускают.
        - А Лиастар? - прищурившись, спросил кьяр.
        - А что он? - удивился Авиен, но предательский румянец тут же окрасил щеки. - Что мне за дело до советника?
        - Он интересный собеседник…
        - Да, действительно. Но не все же время с ним болтать… Да и занят он постоянно. Но мы отвлеклись, ты собирался рассказать, что у тебя случилось.
        Ивиссар сдержал печальный вздох, он надеялся, что кузен уже забыл. Пришлось кратко поведать о своем позоре. Найрин слушал внимательно, чуть нахмурившись.
        - Тебя подставили, - сделал он гениальный вывод, но кьяр не стал его комментировать. - Ты знаешь, что отец хотел передать корону тебе?
        Мелор вздрогнул, широко открыв глаза от изумления.
        - Что?.. Ты уверен? С чего бы вдруг?
        - Ну, я немного преувеличил, но он раздумывал об этом. Я подслушал его разговор с советником, - Авиен слегка покраснел. - Просто я подумал, кому может быть выгодно тебя подставлять? А выходит, что мне… - юноша опустил глаза.
        - Так, а теперь подробно, что тут происходило, пока меня не было?
        - Да ничего особенного, - пожал плечами найрин. - Вернее, я не знаю. Лиастар ничего не рассказывал, я потому и пытался подслушивать. Около полугода назад отец вдруг как-то… отдалился от меня, не хотел видеть вообще. Да и сам стал затворником, перестал организовывать балы и охоты, постоянно запирался у себя в кабинете с советниками. Да и сейчас немногим лучше. Не знаю, что произошло. Тогда же мне запретили покидать дворец. Я здесь скоро с ума сойду от скуки.
        - Возможно, он боится за тебя. Покушений не было?
        - Нет, никому я не нужен.
        - Слух о передаче короны боковой ветви могли пустить, чтобы уберечь тебя, - предположил Ивиссар, такая версия не радовала, но была вполне правдоподобной: обожающий сына наяр вполне мог пожертвовать племянником.
        - Да нет никакого слуха, - покачал головой Авиен. - Все держат в секрете.
        - В любом случае меня из игры вывели, корону не отдадут человеку с запятнанной честью, - кьяр в задумчивости поводил пальцем по губе, но тут же отдернул руку, заметив какими глазами смотрит на это сидящий напротив юноша. - Ен, - укоризненно сказал мужчина,- мы уже говорили об этом и не раз.
        - Да, я помню, - найрин печально опустил голову. - Мы братья, хоть и двоюродные. Я ничего такого не имел в виду, но не смотреть не выходит.
        - Я пойду, малыш. Нужно разбираться с делами. Еще увидимся.
        - Увидимся… - прошептал вслед Авиен и зажмурился.
        Глава 4.2 Столичные страсти
        К вечеру Ивиссар с ног валился от усталости, неприметные люди в скромных серых мундирах выжали из него все соки, таская по допросам и опознаниям, подсовывая и сличая бумаги, выпытывая подробности, казалось бы, не имеющие никакого отношения к делу. Когда уже в ночи кьяр, пока еще кьяр, вышел из такого же неприметного, как его сотрудники, здания, хотелось только упасть и уснуть. И, главное, не думать о том, в каком положении оказался. Несмотря на все предосторожности наяра, весть о пропаже государственной ценности распространилась еще до приезда виновника. Еще вчерашние друзья и хорошие знакомые демонстративно отворачивались, заметив идущего им навстречу Ивиса. И даже заступничество дяди не могло уже ничего изменить, клеймо изгоя не сотрешь.
        - Ивиссар!
        Проезжавшая мимо карета остановилась и из-за занавески показалась прелестная женская головка с уложенными в сложную прическу темно-каштановыми волосами.
        - Я так рада вас видеть! - воскликнула мелора, протягивая руку.
        - Я тоже, Антория, - расплылся в неподдельной улыбке кьяр, помогая молодой женщине выйти из кареты. После холодности и презрения, видеть искреннюю радость на лице старой знакомой было очень приятно. - Вы все так же прекрасны.
        - Льстец, - усмехнулась она. - Вы навестите меня как-нибудь? Мой дом всегда открыт для вас. А сейчас быть может подвезти вас?
        - Буду благодарен, - на душе стало легче, все же не все отвернулись.
        В ворота я просочился достаточно легко: просто пролез под выстроившимися в ряд телегами. Занятые своими делами люди не обратили на меня никакого внимания. Город оказался почти привычным, разве что улицы шире и чище. А еще он был очень большим. И наполненным множеством запахов, среди которых отыскать нужный не представлялось возможным. Открыто бродить под ногами горожан я не рискнул, залез на крышу, и, перепрыгивая с одной на другую, пробежал до конца улицы, но дальше была какая-то площадь, а после дома стояли слишком далеко друг от друга, чтобы продолжать такой способ путешествия. Когда окончательно стемнело, рискнул спуститься и, стараясь держаться в тени, пошел исследовать город. Вот невовремя меня помыли! Хоть и запачкался по дороге, а все равно светлая шерстка привлекала ко мне лишнее внимание редких прохожих, приходилось прятаться и пережидать. К утру я так умотался, что заснул в каком-то сарае за домом, к счастью, на меня никто не наткнулся. Проснувшись, полакал воды из бочки и решил отложить пока поиски Ивиса и заняться самым необходимым. Добыть еды. Итак уже отощал за время пути. Только
вот где? Светиться-то не хочется, мало ли чем в дальнейшем заниматься придется, а вдруг незаконным чем-то? Лучше уж пусть никто не знает о том, что по городу бродит нирен. Делать нечего, придется воровать.
        Местом будущего преступления была выбрана таверна. Спрыгнув с крыши, спрятался в кустах у черного хода. Он как раз вел на кухню, судя по запахам. И дверь приоткрыта. Заглянем. Пусто! А вон тот окорок явно меня дожидается. Только-только мои зубы сомкнулись на аппетитном куске мяса, как сзади послышались шаги. Рванув в открытую дверь, сбил какой-то горшок. Человек что-то кричал вслед, но я уже запрыгивал на крышу сарая, а с нее на соседний дом и задал стрекача. Фух! Надеюсь, меня не успели рассмотреть. Подкрепившись, я снова стал наматывать круги по городу все тем же воздушно-крышевым путем.
        Надо признать, столица мелоров была очень красивой. Узорчатые мощеные мостовые, парки и скверы, памятники, арки, фонтаны и многообразие прекрасных цветов, клумбы с которыми повсюду. Дома даже в бедных кварталах утопали в зелени. Я то и дело отвлекался, разглядывая витражи в окнах или лепнину на фасадах, и ловил себя на мысли, что очень хотел бы здесь побродить человеком, не торопясь любоваться, слушая рассказ Ивиса о той или иной достопримечательности. Только захочет ли он со мной гулять? Найти бы его сначала, а там посмотрим.
        К вечеру я совсем отчаялся, поняв, что могу до бесконечности носиться по улицам и не встретить кьяра. Оставалась последняя надежда. Уж там мой мелор не мог не появиться. Заморив червячка пойманным голубем, в сгустившихся сумерках я пошел на штурм королевского дворца.
        Переждав пока пройдет стража, подобрался к ограде и полез. Давно уже убедился, что мои когти впиваются в камень, хоть и не так легко, как в дерево, но вскарабкаться можно. Оказавшись в парке, короткими перебежками от куста к клумбе, добрался до стены дворца. Вроде бы никто не заметил. К дверям я, конечно, соваться не стал, еще в пути приметив открытое окно на третьем этаже. Высоко, но что поделать. Нет, были еще и другие, но там горел свет, и виднелись силуэты людей. К счастью, на светлом камне моя тушка не сильно бросалась в глаза, да и подобрался я со стороны парка, так что кроны деревьев частично скрывали меня от стражи. Пока заполз по стене, лапы чуть не отвалились. Осторожно забрался на подоконник и соскользнул внутрь. Пахло человеком, но не удивительно, ведь это была чья-то спальня. Приятно кстати пахло, не Ивисом, совершенно иначе, более нежно и сладко. Не успел осмотреться, как за дверью послышался шум. Испугавшись появления хозяина, не придумал ничего лучше, чем взлететь по столбику кровати, прячась в пышном балдахине. Повезло, что это огромное ложе, размером с мою комнату в доме
любовника матери, делали основательно, подпорки полога могли выдержать еще парочку таких, как я. Шаги удалились, никто так и не вошел. Переведя дух, вдруг сообразил, что слышу чье-то дыхание, посмотрел вниз и чуть не свалился. На постели кто-то мирно спал. Я сначала даже не разглядел кто, взгляд накрепко приклеился к ничем не прикрытой аппетитной попке. Тонкая шелковая ночная сорочка задралась до талии, предоставив на всеобщее обозрение великолепие стройного молодого тела. Длинные светлые волосы разметались по подушке, голова была повернута, позволяя рассмотреть маленькое ушко и тонкие черты божественно прекрасного лица. Я сначала принял его за девушку, но, приглядевшись внимательней, понял, что ошибся. Взгляд вернулся к самой соблазнительной части спящего красавца. Ничего не мог с собой поделать, оторваться от такого зрелища не так-то просто.
        «Райз, подбери слюни!» - велел разум.
        «Ага. Сейчас», - ответило кое-что другое, только сильнее возбуждаясь от вида длинных стройных ног.
        - Ай! - вскрикнул я, падая вниз под треск обрывающегося балдахина, за который случайно зацепился, и зашипел, отбив об пол локоть и зад. - Ой… - мне в горло уперлось холодное лезвие.
        - Ту вэ? - спросило белокурое божество, свесившись ко мне с кровати.
        лава 5.1 Побег из дворца.
        - Я - Райз, - ответил, косясь одним глазом на кинжал, а вторым на оказавшиеся прямо перед носом голые коленки, а также на все остальное, прекрасно просматривающееся под скомканной на бедрах рубашке. И надо же было так невовремя стать человеком! А когда нужно не получается! А может и вовремя. - Я тут случайно. Мимо проходил, окном ошибся.
        Парень озадаченно моргнул и вдруг просиял.
        - Ты пришел меня убить? - с какой-то непонятной мне радостью спросил он на андоранском, причем говорил чисто, почти без акцента.
        - Нет, конечно! - поспешил заверить я. - Залез потому что у тебя окно открыто, думал, тут нет никого…
        - Так ты вор? - разочаровался хозяин покоев, свободной рукой пытаясь прикрыть колени подолом ночнушки.
        - Нет!
        - А почему голый? О! Ты хотел меня изнасиловать? - снова повеселел он.
        - Да я вообще понятия не имел, что ты тут. Я человека одного ищу! Убери кинжал, а?
        - Ты его ищешь обнаженным в моей спальне? - усмехнулся парень.
        - Так получилось… - я замялся, но делать нечего, если он позовет стражу, все равно заставят рассказать. - При перевоплощении одежда не предусмотрена. Нирен я.
        - Нирен… - выдохнул с восхищением белокурый красавчик и впился в меня взглядом, как будто еще не все рассмотрел. Я чуть не покраснел, смутившись, но отвлекся на слегка задевшее горло лезвие. - Постой-ка, - он наморщил лоб, задумавшись, - а не Ивиса ли ты ищешь?
        - Да, - признался, глядя на него с удивлением. - Как ты догадался?
        - Просто, - ответил он, отстраняя от меня руку с кинжалом, но не спеша его убирать совсем. - У него живет нирен. Вряд ли к нам мог забрести еще один. Да еще и белый. Только он сказал, что ты дикий и не обращаешься.
        - Ну, у меня с этим проблемы. Я плохо умею, само иногда получается, вот как сейчас.
        - А он тебя человеком не видел? - пока я думал, ответить честно или соврать, парень махнул рукой. - Понятно все, обманул меня братик.
        - Он твой брат? - удивился я.
        - Двоюродный. А ты не знал?
        - Нет. А ты кто вообще?
        - Правда, не знаешь?
        Я отрицательно покачал головой.
        - Надо же… Меня зовут Авиен. Можно звать Ен.
        - Приятно познакомиться. Райз. Сокращать не надо, и так коротко.
        Кузен Ивиса наконец убрал под подушку кинжал и потянулся зажечь свечу на прикроватном столике.
        - Не надо, - попросил я, - заметят свет.
        - Ну и что? Решат, что я проснулся. Дверь в спальню я всегда запираю, постучат, спросят, открывать не стану. Да и кто заметит? Под дверью у меня охрана не стоит, только в коридоре, мой слуга спит давно, а наружная стража точно не пойдет выяснять, почему мне не спится. А я хочу тебя рассмотреть, при лунном свете как-то плохо видно.
        - И как? - спросил я через некоторое время, ежась под его восторженным взглядом и старательно давя желание прикрыться чем-нибудь.
        - Красивый, - улыбнулся Авиен. - У тебя такие глаза… У людей таких ярких не бывает.
        - Ты тоже красивый, - смутился я. - И глаза у тебя не хуже.
        - Да ладно, - отмахнулся он, краснея. - А чего ты на полу сидишь? Залезай на кровать.
        Я посмотрел на растрепанное златовласое совершенство, на вид бывшее моим ровесником или чуть-чуть старше, и тяжело вздохнул:
        - Мне бы одеться…
        «И тебе тоже», - добавил мысленно.
        - Сейчас, - парень вспорхнул с кровати и открыл одну из дверей. - Иди сам выбери. У нас с тобой вроде бы фигуры одинаковые, мои вещи должны подойти.
        Я прошел следом, не спуская глаз с слегка виляющих при ходьбе бедер, и, только зайдя в соседнюю комнату, огляделся. Зачем одному человеку столько нарядов? Не понять мне богачей. Авиен зажег масляную лампу, и я присвистнул. Мало того, что вся одежда была невообразимых цветов: голубая, розовая, сиреневая, золотистая и так далее, так она еще и сияла, расшитая дорогим бисером, жемчугом и даже драгоценными камнями. Искал долго, наконец, обнаружил в самом углу что-то более скромное, светло-коричневого цвета. Ивисов родственничек удивленно всплеснул руками, опознав в этом свой старый костюм для верховой езды, и предложил выбрать что-то поприличнее. Я, конечно, отказался. Наряд пришелся впору, лишь немного был тесен в плечах, а вот обувь на меня не налезла, ножка у Авиена оказалась, как у девчонки, но мне не привыкать босиком бегать. Сам он одеваться и не подумал, продолжая щеголять в полупрозрачном шелке. Так, Райз, спокойно, не пялься, тренируем выдержку.
        - Расскажешь мне все? - глядя на меня горящими от любопытства глазами спросил парень.
        - Что именно? - уточнил, обдумывая, стоит ли так уж доверять кузену моего хозяина, если сам кьяр почему-то не стал посвящать его во все детали?
        - Ну, с самого начала. Откуда ты? Как попал к нам? А еще, ты может знаешь какие-то подробности того, что случилось у Ивиссара?
        - Слушай, - спохватился я. - Обещаю, все расскажу, только не сейчас. Ночь не бесконечная, а мне еще дворец обнюхивать в поисках Ивиса.
        - Зачем? Его здесь нет. Как вчера уехал, так и не появлялся. Отец к нему посылал, но брат дома не был, а куда уехал, никто не знает.
        Я занервничал.
        - Как уехал? Он разве с этими рогами уже разобрался?
        - В том-то и дело, что нет, - вздохнул Авиен. - Если кто-то узнает, решат, что он сбежал. Но Ивис не тот человек, чтобы убегать. Может быть, у него какие-то дела? Выяснил что-то и поехал разбираться, никого не предупредив.
        - А если с ним беда приключилась? Вдруг тот, кто украл эти ваши рога, захотел еще и похитил его, чтобы заставить отдать остальные?
        - Этого точно не может быть. Во-первых, рогов больше не будет до следующей весны. Во-вторых, их выкрали, чтобы подставить Ивиссара, и замысел удался, зачем же предпринимать что-то еще? Просто так рог единорога не продашь, слишком ценная и редкая вещь, обычные воры с ними бы не стали связываться. Но действительно странно, что брат так внезапно пропал. Вдруг с ним и правда что-то случилось?
        - Так, - я вскочил, - если его нет во дворце, надо искать дальше. Извини, но я пойду. Надеюсь, еще увидимся.
        - Куда ты, глупый? - окрик Авиена, застал меня у окна. - Заметят. Да и как ты спустишься? Высоко же.
        - Сюда же забрался, - с сомнением протянул я, отходя в сторону, чтобы не увидели снизу.
        - Ты ведь котом лез? Так и обратно тогда давай также.
        - Я не знаю как в кота опять…
        - Ох, горе… ладно, я тебя выведу потайным ходом, но с одним условием.
        - Каким?
        - Ты возьмешь меня с собой! - выпалил парень, возбужденно блестя глазами.
        - Эээ… А зачем? - удивился я.
        - Я тоже беспокоюсь за Ивиса, к тому же у меня есть догадки, где его искать. И еще... просто хочу погулять по городу.
        - А сам не можешь?
        - Ты часто бывал в городах? - Авиен смотрел на меня из-под длинных ресниц, накручивая на палец светло-золотую прядь.
        - Я почти всю жизнь в городе прожил, правда, в другой стране. В Андоране.
        - А я даже свой родной только из окна кареты видел, - вздохнул он. - Как ты думаешь, я один далеко уйду?
        - Эээ… - глубокомысленно выдал я, не представляя, как можно живя в столице, никогда не ходить по ее улицам.
        - Пожалуйста-а, - протянул парень, надувая губки, будто сейчас расплачется. - Я помогать буду! Ты ведь нашего языка не знаешь, так? А я стану тебе переводить.
        - Ладно, хорошо, - сдался я. - Но как же так получилось, что ты никогда в городе не был?
        - Понимаешь, я у отца единственный ребенок, вот и волнуется за меня, не отпускает без охраны. С ней разве погуляешь? А мне ужасно скучно…
        - А если с тобой что-то случится?
        - Мы будем очень осторожны...
        Глава 5.2 Побег из дворца
        - Линис* Антория, что это значит? - спросил Ивиссар, когда запертая до того дверь распахнулась, и на пороге показалась давняя знакомая.
        Кьяр неспешно потягивал вино, сидя в кресле у забранного толстой решеткой окна и любуясь ночным небом. В себя он пришел всего час назад и теперь ждал, когда же его тюремщик соизволит показаться. Дождался. Неожиданностью его личность не стала, учитывая, что сознание покинуло мелора именно в карете бывшей подруги, когда та позволила себе фамильярно вытереть надушенным платком якобы испачканный кончик носа мужчины. Вставать, приветствуя предательницу, он не стал, хоть это было и глупо, но спрятанная под маской равнодушия злость требовала выказать неуважение хотя бы в мелочи.
        - Мы спасаем вашу честь, Ивис, - улыбнулась молодая женщина и присела на соседнее кресло. - Мы знали, что вы не согласитесь, потому не стали предлагать открыто, а пошли на крайние меры. Не прерывайте меня, сейчас я все объясню. Мы - это ваши друзья. Да-да, те самые, что подражая серой массе, обливали вас презрением. Есть только один шанс обелить вас: не просто найти истинного виновника, а сделать его участником заговора против правящей династии. Виновника мы нашли, а доказательства… Спасение вами найрина из его поместья, будет достаточно веским доказательством?
        - Авиен похищен?! - подскочил кьяр.
        - Сегодня на рассвете.
        - Но рассвет еще не наступил.
        - Да, и похититель еще только пробирается в покои наследника по тайному ходу. У найрина очень наблюдательный слуга, он так много знает. Как хорошо, что у него есть младшая сестра, иначе было бы непросто найти к нему подход.
        - Не смейте вмешивать Авиена, отзовите своих людей.
        - Поздно. Но не волнуйтесь, ему ничего не грозит. Подумайте, кьяр, всего лишь легкое неудобство найрина, против чести вашего рода. Ваш кузен сам был бы рад помочь, если бы мы могли признаться ему. Но, увы, необходимо, чтобы он подтвердил нашу версию, а юный наследник слишком плохой актер и не сможет отыграть свою роль, зная правду. Не возражайте, Ивис, мы поможем вам, даже против вашей воли, со временем вы все поймете и примете.
        *Линис - баронесса.
        Авиен с тоской разглядывал свои длинные ногти, покрытые перламутровым лаком.
        - Режь! - рыкнул я, собирая с пола оборванные с костюма парня камешки и жемчуг. Увы, единственная подходящая вещь без этой дребедени была надета на мне, пришлось срочно обдирать другой наряд, выбрав цвета поскромнее.
        - Может, перчатками обойдусь?
        - А если придется их снимать? Режь, кому сказал, новые отрастут! Быстрее, рассвет скоро!
        Ен, вздохнул и, вытащив из бархатного мешочка какие-то приспособления, занялся маникюром.
        - Зачем ты эту дрянь с пола собираешь? - спросил он, работая пилочкой. - Оставь, слуги уберут.
        - А у тебя деньги есть?
        - Деньги… Нет, зачем они мне?
        - У меня тоже нет, а в городе понадобятся.
        - Возьми мои украшения, они дорого стоят.
        - Слишком приметные, а эту мелочевку продадим без проблем. Нам хватит, мы же ненадолго.
        - Все, я готов.
        - Капюшон накинуть не забудь, как выйдем. Господи, ну почему у тебя даже плащ сиреневый?
        - Мне так нравится. У тебя бежевый, кстати, чего ты возмущаешься?
        - Он тоже светлый! Ладно, пошли. Чего ты там встал?
        Авиен пристально изучал мозаику на стене, водя пальцем по полудрагоценным камням.
        - Минуту… Так, нам сюда, - нажав в двух местах на завитки настенных украшений, он толкнул одну из панелей. За ней оказался узкий коридор. - Иди вперед, я закрою.
        Я прошел до поворота и обернулся, услышав грохот за спиной. Авиен нырнул следом с довольной улыбкой на губах.
        - Чем ты там гремел?
        - Да так, уронил кое-что. Иди вперед, тут слишком узко, не разминемся. Этот ход ведет в галерею, оттуда зайдем в другой.
        - А прямого, сразу на выход, у тебя нет?
        - Есть, но мне кое-что нужно сделать перед уходом.
        - А мы не попадемся?
        - Нет, не волнуйся. Жми на сколотый камень и одновременно на самый нижний в левом углу. Ногой жми, чего ты раскорячился! Выходи, не стой на пороге.
        - А стражи тут нет?
        - Нет, за поворотом у лестницы пост. Не шуми - не услышат.
        - Я-то как раз тихо иду, а вот чем ты цокаешь? Мать! Ты что на каблуках?!
        - Тсс! Не ори. По привычке надел. Ладно, поздно возвращаться, на цыпочках пойду.
        Под руками Авиена одна из огромных до пола картин слегка сдвинулась, открывая узкую щель, в которую он и протиснулся. Я последовал за ним. Здесь коридор был шире. Подвинув меня, парень что-то нажал и проход с тихим треском закрылся, оставляя нас в полной темноте. Впрочем, мне это видеть не мешало.
        - Сумка тебе зачем? - спросил я, заметив ее под взметнувшейся полой плаща.
        - А куда я положу расческу и сменное белье? - возмутился Авиен.
        - Мы же всего на день-два уходим!
        - И что я два дня буду непричесанный и в грязном?
        Я отмахнулся и подтолкнул его вперед. Благородные, чтоб их!
        Поплутав по пыльным коридорам и лестницам, мы выбрались на свободу через люк в заросшем саду при каком-то нежилом доме. Обозрев себя и Авиена, я понял, что зря ругался из-за слишком яркой и светлой одежды. После того, как мы собрали на себя всю грязь и паутину черного хода, а также изрядно ободрались пролезая в особо узких местах, нас не только не приняли бы за аристократов, но и запросто записали бы в беспризорников.
        - Светает, - сказал я, глядя в посеревшее небо. - Искать лучше ночью. Тут устроимся или в трактир пойдем?
        - В трактир. Здесь могут искать, если меня хватятся. Думаешь, я один о тайных ходах знаю?
        - Кстати, ты же собирался что-то там делать по пути?
        - Я передумал, пошли.
        Более или менее отчистив друг друга от пыли и паутины, мы двинулись в ремесленный квартал. Надежней конечно прятаться среди бедноты, но и неприятности там найти намного проще. Да и наряд у нас, несмотря на всю грязь, слишком необычный для обитателей тех мест. Стараясь не попадать в пятна света от фонарей и не встречаться со стражей, мы почти дошли до примеченного мной вчера трактира, когда из очередной подворотни к нам выглянула парочка мордоворотов. Ну да, не удивительно, эти тоже любят в теньке прятаться.
        - Сдаем кошельки и проходим, - радостно улыбнулась одна морда.
        - И девочку оставляем, - добавила вторая. Интересно, тут вся шпана по-нашенски говорит? Не в первый раз уже андорскую речь на улице слышу.
        Я выругался, вот надо было одному идиоту каблуки одевать?
        - Ребят, нас уже сегодня грабили, вон видите, даже сапоги с меня сняли, - я продемонстрировал босые ноги.
        - Ладно, мы сегодня добрые, вали, девочка расплатится, - хохотнул грабитель.
        Вот и что делать? Удрать? Я-то запросто, а вот Авиен вряд ли быстро бегает, тем более на каблуках!
        - Он не девочка, - сделал я попытку отмазать товарища, который скромно молчал, стоя позади меня и наблюдая за нашей беседой.
        - Какая прелесть! Сладкий мальчик на каблучках? Тоже сойдет. А ты чего не уходишь? Тоже хоч…
        Бандит захрипел, падая на землю, второй на секунду замер и ринулся на меня, замахиваясь ножом. Я поднырнул под его руку, и, потеряв равновесие, кувырнулся ему под ноги. Грабитель споткнулся о мою тушку и пропахал носом землю, а я, взвыв от пинка по ребрам, вцепился зубами ему в ногу.
        - Плюнь, он уже мертв, - сказал Авиен, вытирая кинжал об одежду мужика.
        Я разжал челюсти и попытался встать, рубашка с треском порвалась, одна из пуговиц покатилась по земле.
        - Не рви, сейчас помогу.
        Вытерев и спрятав в рукав второй нож, парень выпутал меня из одежды.
        - Обратно можешь? Нет? Замечательно. Я один, неизвестно где. Прости, не один, а с котом. Чуде-е-есно, - Авиен вздохнул и, сложив мою одежду в сумку, велел: - Веди в свой трактир, там подумаем, что делать дальше.
        - Что удалось найти?
        - Советник, тайный ход из спальни найрина взломан снаружи, собаки потеряли след в нижнем городе, сейчас там все прочесывают.
        - Свободен. Я сам доложу наяру.
        Лиастар медленно прошел по комнате и задумался, глядя в окно.
        - Почти всю ночь в покоях наследника горел свет и лишь перед рассветом погас. Спальня разгромлена, но никто ничего не слышал. Ах да, с вечера Авиен велел страже покинуть пост у его покоев и караулить в конце коридора. С кем и чем был занят наш найрин всю ночь? - советник усмехнулся. - Вопрос, когда его похитили, после того, как этот кто-то ушел или вовремя? Свечи кто-то погасил, сам наследник или его похитители, значит, все случилось перед рассветом, не раньше. А было ли похищение? Было. Для наяра точно было. А там разберемся.
        Глава 6.1. О спасении прекрасных принцев благородными котами
        Перед входом в трактир меня изловили за шкирку и отправили за угол, велев не попадаться людям на глаза и ждать пока приглашающе распахнется окошко в снятом номере. Ну и ладно, мы коты не гордые, можем и не через парадный вход зайти. Главное, чтобы мяса для меня заказать не забыл.
        Пофыркав на Авиена, притулился под забором на заднем дворе. Вскоре на втором этаже раскрылись створки, и до моих ушей донесся шепот: «Сюда!» Не заставляя себя ждать, шустро полез по стене. Снизу послышались шаги, я поспешил скрыться в комнате, но едва вскарабкавшись на подоконник, чуть не упал обратно, почти снесенный женским визгом. Окном, что ли, ошибся?
        - Ааа!!! - продолжала вопить неизвестная дамочка, а я прошмыгнул мимо нее к двери. Та была заперта, а открывать никто, разумеется, не спешил. Пришлось бежать обратно. Свесившись с подоконника, обнаружил, что снизу кто-то карабкается. Вот невезуха! В этот момент под зад ударили чем-то твердым, жертва моего ночного вторжения оклемалась и решила выставить незваного гостя. Падая, проехался когтями по человеку, для которого данное окошко, видимо, и было открыто. Теперь орал уже он. Сочувствую, шрамы точно останутся. Приземлившись, отбежал от упавшего следом мужчины и оглядел остальные окна. Увы, Авиена нигде не видно, а лезть наобум, рискуя снова напороться на других постояльцев, опасно. Да и вообще тикать отсюда надо, пока стражу не вызвали.
        Взлетев на соседнюю крышу, я затаился, глядя на выбежавших во двор людей. Авиена среди них не было, надеюсь, когда суета уляжется, он все же догадается помахать мне из окошка. Наконец, подобрав ободранного стенолаза, все разошлись. К трактиру подъехала карета, здоровенный, похожий на наемного воина, мужчина забросил в нее какой-то мешок и сел сам. Эй, постойте! Это не мешок, а знакомый мне плащик, да и сапог с каблуком из-под него видно! Куда?! Стоять, я сказал!
        Сдуру я попытался перепрыгнуть на крышу кареты, только лапы отшиб о камень мостовой, а пришлось сразу же нестись, что есть мочи, чтобы не упустить проклятых воров. Р-р-р! Догоню, искусаю! Мало того, что украли моего человека, еще и меня самого оставили без отдыха и заслуженной порции мяса! И Авиена обшиплю. Как он так попался? Куда делись ножи, которыми он так ловко швырялся в переулке?
        На повороте удалось запрыгнуть на приступку и перевести дух. Живот недовольно забурчал, а в ближайшее время возможности утолить голод не предвидится. Хочу домой, к Ивисовым кухаркам и мягкой постельке.
        Карету сильно тряхнуло, так что я улетел прямиком в кусты у забора. Солнце уже почти встало, видно все, повезло, что не заметили. Опять какой-то дом, опять по стенам лазить, лапы уже болят, надоело. Но делать нечего, нашел открытое окно, залез. Дом как дом, обставлен добротно, но без роскоши. Пахнет пылью и затхлостью, видимо, тут не живут постоянно. Добравшись до лестницы, просунул морду сквозь перила, посмотреть, что творится внизу. А творилось там интересное: навстречу мужику, тащившему Авиена, завязанного в собственный плащ, как в мешок, вышел смутно знакомый мне мелор. Я принюхался. Точно! Это же подельник Бема! Значит, кражей рогов не ограничились, решили еще и кузена у Ивиса спереть? Вот гады!
        - Где нашли?
        Мне больше интересно как нашли, ну не ясновидящие же они, не могли предугадать, куда мы направимся. Да и откуда им вообще было знать, что Авиен решит со мной удрать?
        - В «Лысой кобыле». Пришел снять комнату.
        И опять на моем родном языке говорят. Похоже, Мелория не такая уж закрытая страна, все наши ночные дельцы сюда перебрались. То-то у нас спокойно по ночам в Андоре. Ну, почти.
        - Не самый умный поступок, впрочем, чего еще ожидать от нашего найрина. Неси в подвал. Там уже все подготовлено.
        Что-то мне это не нравится. Что они там могли подготовить?
        Здоровяк скрылся из виду, а знакомый мне мелор стал подниматься по лестнице. Я метнулся назад по коридору и спрятался в ближайшей открытой комнате. Конечно же, мужчина вошел именно в нее, но к счастью не обратил внимания на подозрительно качающиеся занавески при закрытом окне. Вскоре явился и первый похититель.
        - Он пришел в себя?
        - Лекарь сказал, действие сонного эфира скоро закончится.
        - Прекрасно. До ночи он должен сидеть в камере. Можете его попугать, но не сильно. Только на словах! Не вздумайте тронуть. К полуночи его придут «спасать», постарайтесь изобразить бой как можно достовернее. Найрин должен поверить, что все происходит на самом деле.
        - Убить кого-нибудь?
        - Еще не хватало! Болван! Смотри у меня, за пленника головой отвечаешь. Если он от страха остатков ума лишится, отправишься к себе на родину в каменоломни. Вместе с дружками. Пожалуй, лучше не подходите к нему, хватит с найрина и подземелья, одних ваших рож достаточно, чтобы до смерти перепугаться. Воистину, вся красота, отмеренная людям, досталась нам. Что стоишь? Все понял?
        Вот индюк напыщенный. Видел бы мою маму, взял бы свои слова обратно, она краше любой мелоры будет, даже сейчас, а уж в молодости… Так, не о том думаю. Что-то тут странное творится. Найрин - это явно Авиен. Титул его. А что он значит? Зачем кому-то похищать кузена Ивиса, чтобы потом спасать, да так чтобы он проникся? Впечатление произвести хотят? Зачем? На ум приходят только девчачьи сказки о прекрасных принцессах, влюбляющихся в спасших их благородных рыцарей. Дракона они тут не припасли случайно для большей достоверности?
        - Как погода сегодня? - спросил советник, забирая у слуги полотенце.
        - Солнечно, ситар Лиастар. В такой день лучи светила пронизывают весь мир, проникая даже в самые глубокие подземелья.
        - Прекрасно. Тогда на вечер подготовь серебристо-серый костюм от мастера Коэлке, - велел мелор, заканчивая утренний туалет.
        «Значит, Солнечный лучик уже попался, - усмехнулся про себя мужчина. - Подозрения подтвердились, никто не похищал найрина. Что ты опять задумал, мальчик мой? Очередная неудачная интрига, которую мне придется распутывать, спасая твою честь, если не жизнь? И не живется же тебе спокойно. Извини, но в этот раз придется тебя слегка проучить. Тебе это пойдет на пользу, а я смогу на какое-то время целиком посвятить себя государственным делам, не отвлекаясь на слежку за каждым шагом наследника».
        - Ну и что так долго?
        Я аж пасть раскрыл от изумления. Не, ну это вообще! Я, понимаешь, рискуя своей шкуркой героически пробираюсь мимо охраны, а он недоволен! Хотя, по правде говоря, не так уж и рисковал: мелор уехал, а мои соотечественники сразу же собрались на кухне - есть, пить и играть в карты.
        - Чего сел-то? Ключи неси, - поторопил Авиен, глядя на меня сквозь две решетки. Одна перегораживала коридор, вторая, собственно, каморку, в которой на куче свежей соломы с комфортом возлежал найрин. Выглядел он вполне довольным жизнью и ничуть не переживал из-за того, что оказался в плену.
        Ладно, Авиен наглец, конечно, но чего еще ждать от избалованного аристократа. И где мне искать ключи? У охраны, наверное.
        Банда наемников в составе трех человек громко гоготала над какой-то шуткой, не обращая внимания на кошачью морду, просунувшуюся в приоткрытую дверь. Пока не обращала, а вот как попытаюсь ключи стащить, так меня и поймают.
        - И все-таки надо б проверить, что в бочке, - один из мужиков покосился в дальний угол, который с моего места не просматривался.
        - Да вино там! Что ж еще? - откликнулся рыжий и самый щуплый в компании.
        - Там выжжено что-то, - заметил здоровяк, похитивший Авиена из таверны. - Эй, Хорь, ты грамотный же, прочитай.
        - Там не по-нашему, ихние закорюки я не понимаю, - отмахнулся рыжий Хорь. - Шкура, давай, открывай.
        - А начальник нам голову открутит, - остудил подельников здоровяк. - Вдруг там ценное вино?
        - Да кто б ценное тут держал? - возразил Шкура, облизываясь на бочку. - Нам было велено в господские комнаты не соваться, а тута все можно.
        - Охота тебе ради выпивки теплое место терять? Раздавай лучше.
        Бандиты увлеклись карточной игрой, а я ме-е-едленно просочился внутрь и затаился за ведром. Огляделся и мысленно выругался: мой пушистый зад определенно слишком сильно вырос, чтобы скрыться за столь малым предметом. Пришлось переместиться дальше. А вот и бочка, за ней как раз можно надежно спрятаться. Ой, ключи! На столе! Как бы их незаметно стащить?
        - Эх, выпить бы… - вздохнул Шкура и оглянулся на мое убежище, а я съежился между стеной и деревянным боком сосуда с вином. С опозданием понял, что прятаться здесь было не очень умным решением.
        - Утро только, а тебе б уже глотку залить, - проворчал здоровяк.
        - Да ладно ты, давай хлебнем чуток. Давай, давай, ничо нам хозяин не сделает. Он же про вино не предупреждал. Не запрещено, значит можно! - подначил Хорь.
        - Точно! - приободрился Шкура и двинулся к бочке.
        И-и-и… что делать? Вот же невезуха!
        Я занервничал и стал отползать задом.
        - Чо там? Крыса что ли? - заметил рыжий.
        - Должно быть. Щас я ее…
        Что делать? Что дела-а-ать?! А вот вам!
        И со всей дури полоснул когтями по доскам. В морду ударила одуряюще пахнущая струя, шерсть мгновенно пропиталась и противно слиплась. Идиот! Чего я этим добился?
        - Чего это? Э! Вино! - Шкура кинулся к бьющей фонтанчиком красной жидкости, даже не глянув на меня. Я рванул в сторону, но бегущий к желанной влаге человек оказался шустрее.
        - Мя-а-а!!!
        Мой хвост! Больно!!!
        - Что это?! - заметил меня здоровяк.
        - Черти! Черти! Красные!!! - завопил Хорь, удирая через окно.
        - Вино! Вино утекает! Дайте кувшин!!! - требовал Шкура, не замечая ничего, кроме драгоценного напитка.
        Я прыгнул на стол, сцапал ключи и дал деру.
        Глава 6.2. О спасении прекрасных принцев благородными котами
        Сидя на чердаке, я прислушивался к доносившимся из дома звукам. Кажется, все успокоилось. Часа два троица тюремщиков Авиена носилась в поисках меня, пока Хорь не догадался пойти по цепочке винных следов, исчезавших за воротами. Признаюсь, это был не продуманный ход, а трусливый порыв смыться. Счастье, что за воротами я никого не встретил и, отдышавшись в переулке, вернулся, обойдя дом сзади. Шерсть высохла и слиплась буро-коричневыми сосульками, сверху налипла паутина и пыль, собранная на чердаке, но с меня хотя бы больше не капало. Зато разило, как от опустившегося пьянчуги. Сейчас я даже не стал бы возражать против купания, но мыться было негде и некогда. Убедившись, что внизу тихо, спустился и крадучись направился в подвал.
        - Не налегай так на вино, - донесся из кухни голос здоровяка.
        - Отстань. Такое дело запить надо, не каждый день черти мерещатся, - огрызнулся Хорь.
        - Да кот, это был. Кот! Забрался на кухню, пожрать искал, небось.
        - Но здоровущий-то какой!
        - Со страху померещилось…
        Я вздохнул облегченно и, подцепив когтями дверь, сбежал по лестнице в подвал. Похоже, пропажу ключей еще не обнаружили или не связали со мной. Хорошо. А что меня заметили - не страшно, нирена же во мне не признали, мало ли котов в округе бегает.
        - Райз? - удивился Авиен. - Ты что, убил кого-то?
        Я мрачно поглядел на парня и бросил на пол свою добычу. И как мне его выпустить? Ладно, до замка с трудом, но дотянусь, а вот вставить ключ и повернуть зубами вряд ли сумею. Попробовать кинуть ему? Между решетками метров пять, ключи упадут где-то посередине и все, не достать уже. Тьфу! Зря только мучился. Может когтями попробовать? Я примерился, но был остановлен окриком Авиена:
        - С ума сошел? Во-первых, услышит охрана, во-вторых, ты действительно хочешь оставить нашим недругам послание «Здесь был нирен»?
        Я снова наградил его нелюбезным взглядом. Лучше бы придумал, что теперь делать.
        - Милый мой Райз, - ласковым голосом обратился ко мне найрин, - я понимаю, что тебе сложно, но сейчас просто необходимо, чтобы ты срочно научился оборачиваться человеком. Ради меня, - с придыханием прошептал он, умоляюще глядя огромными выразительными глазами, - ты мне нужен, мой нирен. - Парень прильнул к решетке и медленно съехал по ней на пол, рубашка задралась, оголяя плоский живот с маленькой родинкой у пупка, тонкие пальчики прижались к губам и скользнули вниз по шее, расстегивая ворот. - Иди ко мне, - гибкое тело соблазнительно изогнулось, разметавшиеся волосы упали на лицо, обрамляя золотом яркость сверкавших драгоценными сапфирами глаз, - спаси меня, - рубашка как будто сама по себе сползла с плеч и полуобнаженный юноша зябко обхватил себя руками.
        По моему телу прошла горячая волна, я схватился за решетку, жадно следя за тем, как узкие ладони ласкают белоснежную кожу. Тихий стон едва не заставил меня протаранить преграду головой.
        - Не так, глупый, - засмеялся Авиен, надевая сброшенную одежду, - ключом открой.
        - Э-э-э… - удивленно протянул я, внезапно ощутив, что сидеть голой задницей на каменном полу весьма неприятно. - Это что сейчас было?
        - Ускоренный метод обучения ниренов смене ипостаси, - усмехнулся парень. - Открывай скорее, и так сколько времени потеряли.
        Я потряс головой, собирая в кучку раскатившиеся по дальним уголкам мысли. Было обидно. Поманили вкусненьким и дали пинка под зад.
        - И не думай, - предостерег Авиен, поймав мой плотоядный взгляд. - У меня есть любимый, и изменять ему я не собираюсь.
        - У меня тоже есть, - гордо фыркнул я, выпуская найрина на свободу.
        - Бедный братик, - притворно вздохнул парень.
        - Почему это бедный? - набычился я.
        - Ой, я хотел сказать, счастливый, - подмигнул мне Авиен и взлетел по лестнице, я побежал следом. У двери найрин обернулся и приложил палец к губам. - Иди за мной, - тихо сказал он.
        Мы прокрались мимо кухни, когда я спохватился, что не одет и попытался стянуть штору с окна, но получил по рукам от Авиена.
        - Мне что, голым на улицу идти? - прошипел я.
        - Мы еще не уходим, - тихо ответил он и за руку потащил меня на второй этаж. В коридоре он замер, будто принюхиваясь, и решительно направился в комнату, где я недавно прятался за занавеской. В углу на столике обнаружилась сумка найрина и плащ.
        - Одевайся, - Авиен кинул мне костюм, который он предусмотрительно убрал в сумку, после моего нечаянного обращения в кота. Кстати, про обращения.
        - Как ты это сделал? - растерянно спросил я.
        Удивительно, но мой вопрос оказался понят правильно.
        - В раннем возрасте у ниренов обращения спонтанны и привязаны к эмоциям.
        - И от того, что я тебя хотел?..
        - В данном случае да, не знаю, как с другими эмоциями, но с желанием всегда срабатывает.
        - А, наоборот, в кота?
        - Страх, ярость.
        - А кроме этого, как можно..?
        - Мой милый друг, сейчас не время и не место для подобных разговоров. Да и не так много я знаю о ниренах. Не стой со штанами в руках, одевайся.
        Я быстро натянул шмотки и, завязывая тесемки, спросил:
        - Ты общался с ниренами?
        - Общался, - рассеянно отозвался Авиен, ощупывая декоративные завитки настенных панелей.
        Едва я успел поправить одежду, как одно из мозаичных панно со скрипом уехало в стену. Я оторопело уставился на найрина.
        - Ты что, в любом месте тайные ходы найти можешь?
        - Нет, конечно, просто я знал, что он тут есть.
        - Откуда?
        - Я был в этом доме, - ответил Авиен глухим безэмоциональным голосом и скрылся в темноте узкого коридора. - Двенадцать лет назад, - донеслось из-за стены.
        - И ты запомнил что-то? - я вошел следом за ним и найрин закрыл проход. - Сколько тебе было?
        - Семь. Я отлично помню все, что случилось тогда.
        - Так значит, ты знаешь, чей это дом, и кто тебя схватил?
        - Знаю.
        Я подождал, но продолжения не последовало.
        Авиен вышел в какую-то комнату, задумчиво оглянулся на меня и махнул рукой, ничего не сказав.
        Комната была странной. Не видно ни дверей, ни окон, а все стены задрапированы золотым шелком. Пушистый ковер и огромное круглое ложе с кучей подушек, туалетный столик из резного светлого дерева, сундук, окованный золотом и инкрустированный слоновой костью, вот и вся обстановка. Чья-то спальня? Была когда-то. Судя по запаху, здесь очень давно не живут. Или… место тайных свиданий?
        - А зачем этот твой знакомый притащил тебя в свой дом? Логичнее было бы использовать чужой. Или вообще заброшенный.
        - Официально этот дом принадлежит какому-то провинциальному линису. Так что он ничем не рискует. К тому же, он уверен, что я никогда здесь не был и вообще ничего про этот дом не знаю, - Авиен как-то странно на меня посмотрел и отдернул драпировку на одной из стен.
        Я застыл с открытым ртом. С поясного портрета на меня смотрел Авиен. Но какой! Он был старше, ярче, сильнее, опаснее, соблазнительнее… В насмешливо прищуренных синих глазах горел опасный холодный огонек, он манил и пугал одновременно, заставляя разрываться между двумя желаниями: упасть к его ногам или бежать без оглядки. Если этот портрет рисовали с найрина, то его автор гениальный льстец. Таким Авиен станет в лучшем случае лет через пятнадцать, если вообще станет.
        - Мой дед, - с улыбкой ответил на незаданный вопрос парень, протянул руку и нажал на два камня, украшавших раму, и потянул за нее. За картиной оказался тайник. Тонкие пальцы быстро ощупали мелкие камушки и золотой орнамент, покрывавший дверцу. - Ах ты… Похоже, он изменил запирающее слово…
        - Слово? - удивился я и заглянул ему через плечо.
        - Каждый камень - буква алфавита. Что же он мог… М-м-м… надо же, «Авиен» не подходит! - найрин засмеялся. - Хотя... а почему слитно? «Ави ен» - «Солнечный луч», - что-то щелкнуло, и дверца открылась. - Ты как всегда не оригинален, - обратился к потолку юноша, закатил глаза и приложил тыльную сторону ладони ко лбу. Но тут же перестал дурачиться и деловито заглянул в тайник. - А вот и она, - он подхватил длинную узкую шкатулку и спрятал в сумку.
        - Что это? - подозрительно спросил я.
        - Кое-что принадлежащее мне, - улыбка найрина напомнила мне оскал одного кота, недовольного моим вторжением на его территорию. Я решил не расспрашивать от греха подальше. Какое мое дело, в конце концов? Хотя, конечно, было бы интересно узнать, чей же это дом и почему тут висит портрет деда Авиена. Кстати, а Ивису он никем не приходится? С чьей стороны дед, по отцу или по матери?
        - Пошли, - окликнул меня парень и открыл еще один тайный ход, я, уже ничему не удивляясь, пошел следом.
        В это время у другого портрета стоял молодой рыжеволосый мужчина и смотрел на него безразличным взглядом. Со стороны казалось, что советник просто задумался, не осознавая на что смотрит. А с полотна на мир взирали кукольные синие глаза наследника. В них тоже не было живых эмоций, лишь наивная юная глупость, которую так точно удалось передать придворному художнику, а найрину достоверно изобразить. Безразличный взгляд, против пустого кукольного. Что на портрете, что в жизни. Их ничего не связывало. Как будто бы. А разве могло что-то связывать? Разве что… неприязнь? Все знали, что советник презирает глупого расфуфыренного мальчишку, любящего наряжаться в почти девичьи тряпки, а тот в свою очередь терпеть не может высокомерного аристократа, вечно ставящего зарвавшегося наследника на место.
        Лиастар мысленно усмехнулся и, наконец, отведя взгляд, направился к наяру. Владыка был бледен до зелени, вокруг глаз залегли черные тени. Раньше советник искренне обеспокоился бы здоровьем наяра, хотя бы потому, что после его смерти в стране воцарится хаос, но за последний год неприязнь к человеку, ломавшему жизнь собственному сыну, перевесила все уважение к мудрому правителю процветающей страны. И пускай ты узнал, что сын тебе не родной, ты же вырастил его, воспитал, баловал, отводя душу. Последний, поздний ребенок, которого ты уже не чаял дождаться, потеряв в кровавом водовороте заговора старших сыновей, первую жену и брата. Мальчик же даже не знает, за что ты так с ним поступаешь, винит себя, пытается понять, чем заслужил твою немилость. Да, златокудрая Линера была неверна тебе, но чем виноват ребенок? Он же любит тебя, считает отцом.
        И выяснить бы, наконец, какая мразь рассказала тебе о том, что в Авиене нет твоей крови, а потом затащить в подвал, пригласив лучших палачей. И лекаря. Чтобы забава не кончилась слишком быстро. Сколько лет Лиастар хранил тайну покойной наярисы, оберегая юного найрина. Восемнадцать, если быть точным. С тех пор как он, тогда пятнадцатилетний, в дворцовом парке увидел на руках у Линеры восхитительную куколку с волосами из чистого золота и огромными сапфировыми глазами. И вдруг это чудо улыбнулось и протянуло к нему ручки. Наяриса засмеялась и протянула малыша сыну своей подруги.
        - Ну вот, Лучик, - сказала она, - теперь у тебя есть защитник.
        Женщины смеялись, а Лиастар умирал от страха, боясь слишком сильно сжать или уронить маленького найрина, а тот радостно пускал пузыри и агукал, не подозревая, что огненноволосый юноша всерьез воспримет слова его матери и решит посвятить свою жизнь служению наследнику Мелории.
        Ивиссар сидел в глубоком кресле, благосклонно слушая линис Анторию. Женщина рассказывала какие-то придворные сплетни, довольная, что пленник не держит на нее зла, согласившись приняв неожиданную помощь, хоть и выразив недовольство их методами. А кьяр, делая вид, что заинтересован рассказами, обдумывал предстоящий побег. Первый шаг уже сделан, бдительность противника усыплена, осталось дождаться ночи. Все вроде бы в порядке, все спланировано, но слишком сильно болело сердце за брата, которого хоть и не смогли выкрасть, по словам Антории, но вполне могут сделать это позже. И за маленького глупого котенка, который так не хотел отпускать его в столицу. Да, нирен в безопасности, вряд ли кто-то посмеет обидеть его в доме кьяра, но почему-то неспокойно, и раз за разом мысли возвращаются к пушистому белому чуду с прекрасными бирюзовыми глазами.
        Глава 7.1. Коварство и обман венценосных особ
        - И куда мы теперь? - спросил я, плетясь за Авиеном по улице, тело настойчиво требовало еды и отдыха, глаза резало, ныли мышцы.
        - Спать, - зевнул найрин.
        - Сначала есть.
        - Сходи, купи. В таверну нам нельзя, там везде его люди, меня узнают. Разве что в пригород податься, но тогда на выходе из города поймают.
        - И где же мы тогда спать будем?
        - В одном доме, хозяева которого сейчас в отъезде.
        - О, - вяло восхитился я. - И мы туда попадем опять через тайный ход? Там ты тоже был?
        - Нет, туда мы попадем через дверь, которую откроем ключом.
        - Как-то не интересно даже. Мы и через дверь! А откуда у тебя ключ?
        - У меня его нет, он лежит в щели под третьей ступенькой крыльца.
        - Откуда ты знаешь?
        - Отстань. Надоел, - вяло отмахнулся от меня парень, он тоже засыпал на ходу. - Знаю и все. Сходи лучше еды купи. Вон там рынок.
        - Ты же города не знаешь, - напомнил я, хотя уже давно стал подозревать, что меня провели как младенца.
        - Я и не знаю, но оттуда тухлятиной несет сильнее всего, - Авиен покопался в сумке и вытащил горсть мелких жемчужин и драгоценных камушков, споротых с его костюма. - На, держи. Нужный дом предпоследний по улице. Серый с красной черепицей. Постарайся зайти, так чтобы тебя не заметили, - он развернулся и, не прощаясь, ушел.
        Я принюхался и двинулся на запах еды. Свежей и не очень.
        Рынок этот явно не был основным в городе, так… несколько телег и лотков. Торговцы тут были местные, то есть изъяснялись на мелорском, но к моим соотечественникам, похоже, привыкли и даже понимали отдельные слова. Сначала я хотел купить мясо, но, будучи в человеческом обличии, есть его сырым как-то непривычно, да и не факт, что вкусно, а готовить некому. В результате ограничился колбасой и хлебом, отдав за них несколько жемчужин. Цена грабительская, конечно, но торговаться не стал. Во-первых, словарного запаса не хватило. Во-вторых, спасибо, что стражу не позвали, ведь, понятное дело, решили, что ворованным плачу, а доказать обратное я бы не смог.
        Нужный дом отыскал быстро. Оглянулся, вроде бы никого, и толкнул дверь. Не заперто, видимо, Авиен для меня оставил открытой. Задвинув засов, осмотрелся. Домик был маленький и очень скромно обставлен, здесь явно жил не аристократ. Если только обнищавший. На кухне быстро порубил кусками колбасу с хлебом, смахнул на поднос и пошел искать найрина. Много времени это не заняло, на втором этаже было всего две спальни, а запах сразу указал мне, в какой сейчас находится мой товарищ. Похоже, со временем мой нюх стал усиливаться и в человеческой ипостаси.
        Парень спал, раскинувшись на кровати. Даже одежду не снял, только разулся, да плащ скинул. Я пожалел его и не стал будить. Пристроил поднос на столике и сел жевать в кресло. Особого голода уже не было, слишком давно не ел, перехотелось, и слишком устал. Дожевав кусок потянулся и подумал, что идти в соседнюю комнату слишком далеко, а кровать широкая…
        - Райз!!!
        А? Чего? Где? Зачем меня будить? Так сладко спалось. И снилось что-то хорошее, как будто рядом лежит кто-то большой, сильный и горячий, а я маленький совсем, жмусь к нему и знаю, что с ним надежно и безопасно.
        - Ты! Мерзкое! Грязное! Животное! Слезь с меня!!!
        - Уй! - удар по ребрам был весьма чувствительным. Чуть с кровати не упал.
        Потирая бок, приподнялся на локте и столкнулся взглядом со злющим, растрепанным со сна Авиеном.
        - В доме две спальни. Почему ты спишь в моей кровати?!
        - Я тебе поесть принес, а потом лень стало до другой кровати ползти.
        Найрин зашипел и спрыгнул с кровати, а я растянулся на ней в свое удовольствие, надеясь досмотреть сон.
        - Можешь спать здесь дальше, моей будет соседняя комната, я после тебя в эту кровать не лягу.
        Я поднял голову и удивленно посмотрел на товарища.
        - Ты чего злой такой? Подумаешь, поспали вместе. А, - догадался я, - ты за репутацию боишься? Так не узнает же никто.
        - Какая еще репутация! Ты спал на мне! Грязная тварь!
        - Эй! - я нахмурился. - Могу ведь и обидеться. Я, конечно, грязный, вчера сил помыться не было, но за «тварь» могу и врезать.
        - Это я тебе должен врезать, - бешено сверкая глазами, рявкнул Авиен. - Не смей меня касаться! Никогда!
        - Чего ты бесишься? Я просто спал рядом…
        - Меня никто! Никогда! Не касался! И первым точно будешь не ты!
        - Э-э-э… - растерянно протянул я. - Что, вообще никогда? Ладно-ладно! Молчу! Не кидайся едой. Но, честно говоря, в девятнадцать лет… Все-все, понял. Слушай, а найрин - это кто по-нашему?
        - Кронпринц, - буркнул слегка успокоившийся парень и вцепился зубами в кусок колбасы.
        - Ох, ты ж е… - я рухнул обратно на кровать, едва начав вставать. - Ну, ничего себе! Я спал в одной кровати с принцем. Ай! - очередной кусок колбасы, порубленной мной солидными ломтями, прилетел точно в лоб и шмякнулся на кровать. Я его подобрал и зажевал. - Флуфай… Так, наяр, значит, король. А кьяр кто?
        - Герцог.
        - Весело. Э… подожди, ты принц, значит твой отец король, то есть наяр, а Ивис твой кузен, значит он племянник короля? В какую веселую компанию я попал. А зачем ты все-таки из дворца сбежал?
        - За Ивиссаром. И за… шкатулкой.
        Очень интересно было, что же в этой шкатулке, но Авиен явно не хотел мне об этом говорить. Ничего, потерплю, не лопну же от любопытства.
        Заняв второе кресло, принялся за завтрак. Ну и что, что вечер, я же только проснулся, значит, завтрак. За окном уже начинало темнеть, самое время выдвигаться на поиски. На поиски, точно.
        - Ен, ты говорил, что знаешь, где искать Ивиса...
        - Не знаю, но догадываюсь. Заговор. Банальный заговор. Нас ведь двое возможных наследников осталось. Я и Ивиссар. Больше ни в ком нет крови Основателя. Мой отец… Он прекрасный наяр. У нас богатая страна, наши люди никогда не голодают, болезни не выкашивают села, потому что везде есть лекари, работу которых во время эпидемий оплачивает казна. Но… принимая самые верные решения в масштабах страны, он не видит, что творится возле его трона. Самый страшный кровавый заговор был двадцать семь лет назад, в нем погибла первая жена отца, все их дети и мой дядя, отец Ивиссара. За шесть лет до этого скончался советник наяра, до того чистивший ряды придворных лизоблюдов. Сейчас эту обязанность взял на себя Лиастар. Он очень много делает для нас. Хоть его работа и не видна, но только благодаря ему я, отец и Ив еще живы. Но и он не всесилен. Слишком многим богатство и власть кружат голову. Но отец стар, а я… я препятствие на пути у многих. Наследник. Знаешь, почему я такой? - Авиен кокетливо улыбнулся и накрутил прядь на тонкий пальчик. - Так проще, безопаснее. Меня не считают серьезной фигурой, и потому не
пытаются устранить, лишь приручить, превратить в послушную марионетку. Но всегда можно похлопать ресницами и сделать вид, что не понимаешь, чего от тебя хотят, - парень тут же продемонстрировал, как он строит наивные глазки, я захохотал. Ну, паяц! - А если все же стану мешать, избавиться от меня несложно, а потому можно с этим не торопиться. Ив же… Им управлять сложнее и в то же время проще. Такие как он слишком благородны, честны и склонны приписывать свои достоинства другим, не замечая недостатки. А также слепо верят тем, кого считают друзьями. Он такой же, как мой отец. И этим нравится многим, очень многим. Его, а не меня, хотят видеть следующим наяром. А сейчас такая удобная ситуация, чтобы втереться к нему в доверие. Ивиссар в опале, все отвернулись, и тут верные друзья протягивают ему руку помощи… Как думаешь, не забудет он о них, когда возьмет в руки посох наяра?
        - Конечно, не забудет, - кивнул я. - Ты знаешь, кто они?
        - Догадываюсь. Пойдем на кухню, пить хочется. Умеешь разжигать печь?
        - Умею.
        Пока я разжигал огонь и кипятил воду, Авиен нашел мешочки с травами и ссыпал в горшок, а затем сам наполнил наши чашки, половину пролив на стол. Погруженные каждый в свои мысли мы выпили ароматный травяной напиток. За окном стемнело, барабанил дождь, а в теплой кухне было уютно и спокойно. Я не заметил, как задремал.
        Глава 7.2. Коварство и обман венценосных особ
        - Как сбежал? Ты в своем уме? - Высокая фигура советника угрожающе надвигалась на начальника серой стражи. - Где он сейчас? Не знаете? Почему никто не следил за домом? Кто курировал операцию?
        - Керайт был ответственным за операцию. Он один из лучших, вы же знаете… Все шло по плану. Наемники, приготовленные в расход, сторожили дом для видимости. Сам найрин не мог выбраться ни при каких обстоятельствах. Слежка за домом велась постоянно, но в него никто не входил и не выходил.
        - Наемников допросили?
        - Да. Но я не уверен, что их показаниям можно доверять. Двое пьяны до полной невменяемости, причем один утверждает, что видел красных чертей. Третий тоже нетрезв и утверждает, что ничего не видел, кроме кота, искупавшегося в вине…
        - Что? - оторопел Лиастар. - У них из-под носа увели найрина, а они кота в вине купали? Где вы нашли таких идиотов?! Керайта ко мне!
        Тонкая фигура в дорогом, но мятом и слегка запачканном сиреневом плаще выскользнула из неприметного домика с красной черепицей и затерялась в переплетении узких улочек, чтобы вновь появиться уже на широкой улице в квартале высокородных. Стража не обратила внимания на неторопливо шествующего прохожего, свернувшего к дому одной из столичных аристократок.
        Слуга распахнул дверь, едва услышав цокот каблучков во дворе особняка, и согнулся в почтительном поклоне. Не разгибаясь, подхватил сброшенный плащ и сообщил, что венценосного гостя уже ожидают в малой гостиной.
        - Тихого вечера, линис Антория.
        - Да освятит ваш путь солнце, найрин Авиен. Для моего дома честь принимать наследника Светоносных. Прошу вас, присаживайтесь ближе к огню, на улице холодно, вы озябли. Сейчас подадут горячий настой. Может быть, приказать приготовить для вас ванну?
        - Не нужно, у меня не так много времени. Ивиссар здесь?
        - Да. Но не волнуйтесь, он заперт, и его окна выходят на другую сторону дома, он не мог видеть вас.
        - Прекрасно, - улыбнулся юноша. - В таком случае не станем откладывать дела на потом. - Он извлек из сумки шкатулку и поставил ее на столик.
        - Простите? - удивилась женщина. - Что это?
        - Маленький подарок, - губы все так же улыбались, но в глазах Авиена загорелся опасный ледяной огонек, отчего его собеседница непроизвольно сделала шаг назад. - Знаете, линис, я считаю вас своим другом. А друзьям иногда делают подарки. Особые подарки для особых друзей.
        - Найрин, я… я не понимаю… - Антория побледнела.
        - Бывают такие замечательные друзья, с которыми и враги не нужны, сами справятся. Что меня ждало в вашем настое? Снотворное? Или сразу яд?
        - Нет… Нет! Как вы могли подумать!
        - О, не волнуйтесь. Думать я умею, и вы это знаете. И именно поэтому постараетесь от меня избавиться, благородный доверчивый Ивиссар устроит вас гораздо больше.
        - А если и так? - линис взяла себя в руки и улыбнулась, повинуясь незаметному движению ее руки из замаскированных ниш выступили три телохранителя. - Что помешает мне убить вас? Ах, найрин, как неразумно было приходить сюда без охраны!
        - Я бы не советовал вам этого делать, - усмехнулся Авиен и откинул крышку шкатулки. На синем бархате загадочно мерцали три витых рога.
        - Так это тоже вы! - ахнула Антория, в ужасе глядя на юношу.
        Тот улыбнулся, довольно, как сытый кот, щуря глаза, и поднял над шкатулкой сжатую в кулак руку. Медленно разжал, держа ее лодочкой. Из пореза на ладони сочилась кровь, грозясь вот-вот пролиться.
        - Не надо! Пожалуйста! Я принесу клятву! Жизнью поклянусь! Не надо!!! - женщина упала на колени.
        Найрин перевернул ладонь, и алые капли запятнали перламутрово-белые рога и синий бархат.
        Прошла минута, две, три… и ничего не произошло.
        Авиен стремительно бледнел, а линис поднялась на ноги и вдруг захохотала.
        - Да вы… Ахаха! Да вы ублюдок, мой дорогой найрин! Хотя какой ты найрин. Ахах! Кто бы мог подумать! А наяриса-то шлюхой была, оказывается!
        - Не может быть, - шептал белый, как полотно, юноша, не слыша слов женщины. - Не может быть. Она же говорила дед… Мама не могла мне солгать…
        - Спасибо, насмешил, - Антория с улыбкой захлопнула шкатулку, отошла с ней к камину и кивнула телохранителям. - Взять.
        - Не подходите к нему.
        В дверях стоял Ивиссар, держа на прицеле арбалета линис Анторию.
        Просыпаться от боли - врагу не пожелаешь. Сонный, растерянный, я свалился с кухонной лавки, на которой задремал. Грудь словно раскаленным железом жгли. Рванув на себе рубашку, схватился за больное место. В ладонь скользнуло что-то прохладное, а боль тут же прошла. Что за дрянь у меня на шее болтается? Ой! Это же сосулька-подвеска, которую дал мне старик-лекарь! Я и забыл про нее. И почему она меня жгла?
        Меня вдруг словно кипятком ошпарило: кровь-боль-опасность-брат-спасти - образы вихрем пронеслись в голове. Ноги запутались в одежде, то есть лапы. Вот невовремя. Как там надо? Почувствовать желание? Ага, прям щас. Попытался представить что-нибудь эдакое, не получилось, все мысли о другом. Ладно, выпутываемся из шмоток и бежим как есть.
        Куда бежать, вопроса не стояло, направление ощущалось каким-то неведомым мне образом, но сбиться со следа не грозило. Я летел напрямик, взлетая на крыши, перемахивая заборы и топча клумбы. Вот тут. Дом огромный, не простые люди живут, ну да мне уже не привыкать в окна к аристократии забираться. Где-то здесь… здесь… Ивис?!
        Я с удивлением смотрел в хорошо знакомую мне спину стоявшего в дверях мелора.
        - Ен, иди сюда.
        О-па! И Авиен тут? Точно, чую его запах. И к кому из них меня тащило?
        - Кьяр, вы делаете ошибку. Ваш кузен…
        А это что за баба?
        - Молчите, линис. Вы и так сказали и сделали достаточно, чтобы оказаться на плахе. Мы уходим. Ен!
        Слово "плаха" на мелорском я не знал, возможно, на самом деле сказано было что-то другое.
        - Иди сюда, - мой мелор шагнул в зал, я подобрался ближе и осторожно заглянул внутрь.
        Бледный Авиен дернулся, растерянно посмотрел на Ивиса и, словно очнувшись, быстро подошел, встав у него за спиной.
        Щелчок я услышал, но что это не понял, зато среагировал найрин, толкнув кьяра. Болт чиркнул по стене, не задев Ивиссара, но сам он выронил свой арбалет. Тут же к ним кинулись трое с мечами наголо и еще один спрыгнул с подоконника, откидывая разряженный арбалет. А мои мелоры безоружны! Не сметь! Р-р-р!!!
        Я выпрыгнул наперерез гадам, оскалился и зарычал.
        На меня посмотрели удивленно, но притормозили.
        - Это что? - удивленно спросил один из воинов, а другой замахнулся на меня мечом.
        Я хотел подпрыгнуть и вцепиться ему в руку, но меня опередили.
        Золотая тень мелькнула надо мной, сбивая с ног моего несостоявшегося убийцу. Крик боли, и светлый паркет окрасился алым. Широко распахнув глаза от удивления, я смотрел, как огромный золотой кот рвет наших врагов. Шикарная золотая грива, лоснящаяся шкура, мощные лапы с внушительными когтями, длинный хвост с пушистой кисточкой. А какие клыки! Ого-го! Спохватившись, я рванул зубами за ногу мелора, пытавшегося напасть на моего сородича со спины. А то, что это был нирен, я не сомневался. Ивис, подобравший чей-то меч, добил моего подранка. В зале остались только мы с ним, золотой кот и забившаяся в угол женщина. Кот? Я потянул носом. Авиен?..
        Воздух вокруг нирена задрожал, и я впервые увидел со стороны как сменяется ипостась: на мгновение контуры тела размылись и вот уже на полу, весь перемазанный кровью, сидит обнаженный найрин. Я оглядел его, словно впервые увидел. И заметил то, на что не обращал внимания раньше: на шее, помимо прочих побрякушек, висела точно такая же сосулька, как у меня.
        - Сате Мелори! Ни фате! (Стража Мелории! Не двигаться!)
        В зал влетели какие-то люди.
        - Ла туро исите! (Глупый мальчишка!)
        Рыжеволосый мелор подбежал к сжавшемуся в комочек Авиену, схватил за руки и, быстро осмотрев, завернул в свой плащ.
        - Лиа? - чуть слышно шепнул найрин.
        Что ответил мужчина, я не понял, судя по тону вряд ли что-то хорошее, но губы юноши тронула улыбка.
        Моего загривка коснулась чья-то рука. Обернувшись, увидел Ивиса. Ой, кажется, меня сейчас будут наказывать.
        Глава 8.1 Солнечный Лучик
        Мысленно костеря себя за упущенный арбалет, Ивиссар приготовился защищать брата. Пусть и не родного, хотя в это трудно поверить, но все равно брата. Еще шаг и он резко уйдет в сторону, выворачивая руку противнику, прикроется его телом от остальных…
        Под ноги метнулся непонятный взъерошенный комок и визгливо рявкнул. Нападающие замешкались, но и кьяр остолбенел. Нирен? Райз! Но в каком виде! О том, что он когда-то был белым, свидетельствовал только клок шерсти на спине, чудом оставшийся незапачканным. Остальная шубка слиплась буро-серыми сосульками, облепляя тощее тельце. Что случилось с ребенком? Откуда он здесь? До столицы пешком шел?!
        Воин замахнулся на котенка, и Ивиссар уже рванулся было вперед, когда из-за спины кто-то выскочил, опережая мужчину. Авиен?! Нет, не он. Нирен. Еще один? Откуда? Кьяр обернулся, но брат словно испарился, только разбросанная одежда валялась на полу. А золотой кот вовсю рвал противников. Кьяра затошнило. В Мелории не приняты прилюдные казни, поединки редко проводятся до смерти, войн не было очень давно, а последняя попытка переворота случилась, когда Ивис был совсем крохой. За всю свою жизнь ему ни разу не приходилось видеть смерть в ее кровавом убранстве. А вот ниренов похоже такая мелочь, как измазанная кровью шкурка ничуть не смущала. Мужчина взял себя в руки и, подобрав чей-то меч, добил одного из нападавших, пытавшегося скинуть с ноги намертво вцепившегося Райза.
        Золотой кот огляделся и, не найдя больше противников, отошел в сторону и замер. Ивиссар смотрел на него во все глаза, не желая верить очевидному. Молодой нирен, даже подросток скорее, судя по не слишком высокому росту, узкой грудной клетке и мосластым лапам, - его брат? Но как? Ни в роду Основателя, ни у последней наярины не было примеси крови ниренов. Ах да, он же…
        Авиен сменил облик, но остался сидеть на полу, не поднимая глаз.
        Приход стражи вывел кьяра из состояния оцепенения. Лиастар вполголоса выговаривал что-то завернутому в плащ Ену, а Райз с интересом за ними наблюдал. Глупый котенок! Только его здесь не хватало! Он же маленький, беззащитный, мало ли что случиться может? Сказал же дома оставаться, что ему там не сиделось?
        Цепляясь за мысли о непослушном мальчишке, Ивис старался не думать о брате. Слова линис Антории могли быть ложью, банальным оскорблением, но кровь ниренов… Неоткуда ей было взяться. Конечно, все это не важно, Ен все равно останется ему родным, но почему он столько лет скрывал? Хотя как - «не важно»?! Он же не сможет взять посох наяра, тот не дастся в руки чужой крови!
        Позже, об этом подумать позже. А сейчас… Райз! Что ты тут делаешь, глупыш?! Это же опасно!
        Рука коснулась светлого пятнышка среди свалявшейся шерсти, котенок вздрогнул, обернулся и припал к полу. Боится? Ивис успокаивающе погладил ушастую головенку. Райз замурчал и полез на руки. Другое дело, а выговор он получит позже.
        - Линис Антория, вы обвиняетесь в похищении и попытке убийства найрина и кьяра Ивиссара, а так же в хищении национального достояния - рогов единорога, - объявил Лиастар, оставив в покое Авиена, но продолжая держать мальчишку за руку.
        - Но это ложь! - очнулась женщина.
        - Увести, - приказал советник, не слушая возражений. - Пойдемте, - кивнул он Ивису и, наплевав на этикет, первым вышел из зала, волоча за собой найрина.
        Во дворец мы возвращались с комфортом, в карете. Я лежал на коленях у Ивиса, зачем-то завернутый в рваную рубашку Авиена. Спрятать, что ли, от кого-то меня пытались? Не согреть же! Мне в собственной шубе тепло, да и толку от того шелка… Сам найрин сидел напротив, рядом с рыжим мелором, и отрешенно глядел в окно, периодически поправляя полы плаща на голых ногах. Вот он, минус наличия взрослой кошачьей формы: я-то только рубаху рвал, а Ен остался без ничего, даже у сапог, надетых сейчас на босу ногу, каблуки обломаны. А вообще могли бы уж принцу одежку подыскать, но зачем-то сразу вытолкали всех на улицу и увезли. Куда теперь-то торопиться?
        А рыжий-то мне знаком. Это его я видел в компании Ивиса в первый день своего водворения в роли кота кьяра. Они друзья, что ли? Мелор меня если и узнал, то никак этого не показал. Подозреваю, я ему просто не интересен. Сидят все трое, как замороженные, думают чего-то. Спросить бы, но для этого еще надо суметь человеком стать, и будем вдвоем с Авиеном голыми ляжками щеголять. И вообще - лучше пока затаиться и внимания не привлекать. А Ен хорош друг. Мог бы и сказать, что тоже нирен. Еще и Ивиссара спасать без меня ушел. Почему? Ну, согласен, толку от меня мало, со взрослым ниреном не тягаться, но зачем тогда вообще меня с собой брал? За компанию? И почему я вдруг так не вовремя уснул, вроде бы только встал. Уж не усыпил ли меня товарищ? Травки-то он заваривал, мог мне чего-нибудь в чашку подмешать. Ох, сколько вопросов в голове теснится, но со всеми придется повременить.
        Я с наслаждением вдохнул запах своего человека и потерся головой о его штанину, оставляя грязные разводы. Соскучился. Не отпущу больше никуда. Вцеплюсь всеми лапами и вместе с тобой поеду. А то пропадаешь где-то, а я волнуюсь.
        Люди, точнее два человека и один нирен, молчали до самого дворца, я, понятное дело, говорить вообще не мог. Вошли мы, почему-то, не через парадный вход и даже не через черный, а как лазутчики, на цыпочках, пробрались в замаскированную плющом дверку. И зачем это? Или голого найрина решили не светить? Меня волок на руках Ивис, причем на последнем пролете лестницы он уже изрядно запыхался. Ну да, весу во мне уже прилично, несмотря на голодовку в последние дни. Я, конечно, только за, но не понял, почему нельзя было пустить меня своим ходом. Ну не думал же кьяр, что я убегу?
        Авиен исчез первым, затем где-то отстал Лиастар. Ивис сгрузил меня в углу какой-то комнаты и вызвал слугу. Чего? Водички тепленькой?! Вот гадость, опять мыть будут. Но придется терпеть, не ходить же таким грязным, уже и так блохи едят, скоро совсем запаршивлю.
        - И что же тебе дома не сиделось? - обратился ко мне кьяр, ожидая, пока слуги принесут заказанное.
        Угу, ты много говорящих кошек видел? Даже пробовать перекинуться не буду. Нетушки, отвечать по всей строгости не собираюсь. Наказывай так. Если рука поднимется. Я посмотрел на него несчастными глазками. Ивис тяжело вздохнул.
        - Объяснять, что это было глупым поступком, и ты мог погибнуть, бесполезно?
        Я сделал попытку потереться об ноги, но тут как раз принесли таз с водой, и началось мое мучение. Отмывал меня кьяр очень долго. Под конец я все же не выдержал, стал орать и вырываться.
        - Да в чем же ты вымарался так! - в сердцах сплюнул Ив, выпуская меня из таза.
        Ура! Свобода! Я отряхнулся и тут только пригляделся к себе. Мать моя… Я розовый! Мяа-а! Где мой родной белый цвет?! Я грязно-розовое чудище! Кошмар какой-то!
        - Мяа-а-а!!!
        - Не ори. Давай, воду поменяем и еще раз отмыть попробуем.
        - Р-р-мяу!!! - Я протестую! Само облезет!
        - Ладно, - покладисто согласился Ивис, - тогда иди сюда, расчешу.
        Э, нет! Лучше сразу налысо!
        - Стоять! Не вздумай убегать!
        Драпать! Срочно! О, окно-то открыто.
        Кьяр выругался мне вслед, не успев поймать прежде, чем я выскочил на карниз и понесся прочь, благо ширина позволяла не бояться упасть.
        - Вернись быстро! - громким шепотом потребовал Ивис.
        А ведь все равно придется возвращаться и подвергаться болезненной процедуре расчесывания. И почему я такой пушистый? Вон Авиен гладкошерстный, не считая гривы, да и она жесткая, наверняка не сильно путается. Хорошо ему. Может, и я с возрастом перелиняю? А когда у меня линька? А то с такой расцветочкой ходить как-то неприятно. Кстати о найрине - это окошко как раз его, а вот и мой золотистый товарищ на кровати валяется.
        Я спрыгнул на ковер, подошел к кровати и оперся об нее передними лапами. Авиен на мое появление не прореагировал, продолжая смотреть в пустоту отрешенным взглядом. Чего это с ним? Мне, конечно, тоже неприятно вспоминать, какую мы с ним бойню устроили (ну ладно, он устроил, а я только помог чуть-чуть), но что же из-за каких-то гадов так убиваться? Я как-то на судной площади на четвертование преступника смотрел, зрелище ничуть не лучше. Или он переживает, что пришлось показать себя котом? Подозреваю, что Ивис не знал, кто у него брат, уж больно ошарашенным выглядел.
        Запрыгнув на постель, подошел к парню и ткнулся ему в руку носом. Ну, давай, очнись, чего ты загрустил? Вон на меня посмотри и посмейся, какой к тебе розовый кошмар пришел.
        Авиен вздохнул и, грустно улыбнувшись, провел ладонью мне по голове. Я мурлыкнул и прилег рядом с ним.
        - Ты такой маленький, - тихо сказал найрин, почесывая меня за ухом. - Недавно совсем открыл вторую суть? Кот начинает расти после первого обращения, и, чем дольше пребываешь в этой форме, тем быстрее догонишь свой биологический возраст. Полукровки редко владеют второй ипостасью, почти никогда. Мало унаследовать кровь, нужно чувствовать себя зверем, думать как они. Поэтому нирены никогда не забирают смесков к себе. Даже если мы обернемся, все равно будем слабее, мельче. Они древняя раса, не первородные, но те, кто появился следом за ними. В нас, мелорах, тоже есть капля крови великих. Мы потомки Светозарных, смешавших свою кровь с людьми. Первые ушли в небытие, а мы остались.
        Авиен сел, опираясь на подушки в изголовье, и подтянул меня к себе на колени. Продолжая говорить, он аккуратно перебирал мою шерсть, и я пытался заглушить блаженное урчание, чтобы не пропустить ни слова. Слишком интересным и важным был его рассказ.
        - Ты ведь не расскажешь Ивису? Хотя какая теперь разница. Да и сам уже не знаю, где правда, а где ложь.
        Юноша прикрыл глаза, вспоминая.
        - Наярина, наяр требует впустить его или хотя бы лекаря. Что делать? Мы не можем больше прятаться!
        - Спокойно, Клэрис, отец будет ждать меня сегодня после захода солнца. Он поможет. Ты все подготовила? В доме никого нет?
        - Да, Линера. Ты уверена, что хочешь пойти одна? Позволь, хотя бы мой сын тебя проводит?
        - Не нужно, спасибо тебе. Ты моя самая лучшая подруга, что бы я без тебя делала?
        Темные улицы, коридоры тайного хода, маленький котенок, прикрытый плащом, жмется к материнской груди и тихонько попискивает от страха.
        - Тише, мой маленький, тише, Лучик. Все будет хорошо, скоро ты познакомишься с дедушкой. Он такой же как ты, только большой и сильный, когда ты вырастешь, станешь таким же. Только никому никогда не говори, что ты не простой мелор, а еще и нирен, нельзя, чтобы кто-то узнал тайну моего рождения. Для всех твой дедушка тинар Орнар, муж бабушки. Если правда откроется, весь мой род будет опозорен.
        Авиен вздохнул и продолжил:
        - Позже мать рассказала мне, что ее отчим был бесплоден, он прекрасно знал, от кого беременна его жена и принял дочь, как родную. А мой настоящий дед… Нирен по имени Рауир - это все, что о нем известно. Не знаю, любил ли он бабушку, они иногда встречались тайно в том доме, где мы с тобой побывали. Только вот жил он не в столице, а где-то в провинции и почему-то не уезжал к себе на родину. Наверное, у него здесь был кто-то. Нирены… не склонны хранить верность, даже тому, кого любят, для них это нормально. Не хочу быть таким, хотя со своей сутью иногда бывает трудно бороться. Перевернись-ка.
        Зачем? Я удивленно посмотрел на его руку, толкавшую меня в бок. А в ней гребень. Ой! Оглянувшись, обнаружил, что у меня спина и бока уже расчесаны. Надо же, даже не почувствовал ничего, только приятно было. Ну ладно. Таким образом согласен расчесываться и дальше.
        - Вот такие мы, нирены. Сам знаешь, как бурлит кровь и хочется накинуться, обладать… или отдаться. Инстинкты заглушают голос разума, но мы все же люди, мы должны держать себя в руках. А мать… В чем-то я понимаю ее, но все равно… Почему она мне не призналась? Может быть, хотела подождать, пока я стану старше, но не успела. А теперь… каково вот так узнать? И главное, ведь из-за этого весь план провалился, Ивис мог погибнуть.
        Я удивленно посмотрел на найрина. О чем он?
        - Ты не слышал? Видимо, пришел позже. И как ты вообще проснулся, неужели я ошибся с дозой сонной травы?
        Та-а-ак. Значит, меня все-таки усыпили.
        - Понимаешь… Я хотел решить все проблемы одним ударом. Во дворце готовился заговор, пока не оформившийся, но в некоторых умах уже зрели коварные планы. Когда Ива подставили, я сыграл свою роль, пустив слух, что наследником может стать кьяр, вышел на заговорщиков и предложил свой план. Якобы хочу обелить имя брата, подстроив свое похищение коварным советником, и спасение наследника Ивиссаром. Так вот, линис Антория и ее прихлебатели заглотили наживку. Я уже говорил, что Лиа разгребает всю грязь, что копится у трона и убрать его для них важнее всего. К тому же, узнав «тайну», кто же будет следующим наяром, они загорелись идеей заранее приготовить себе теплое местечко в свите будущего владыки. А меня просто бы «не успели спасти», а скорее, отравили бы медленно действующим ядом, чтобы скончался уже после чествования героя, вытащившего найрина из подвалов одного из поместий Лиастара. Но, разумеется, их планам не суждено было сбыться. Выдав им местоположение одного из тайных ходов в свою спальню, который, кстати, уже замурован, я стал ждать. Но тут появился ты. И я решил изменить планы. Мой
первоначальный замысел был слишком рискован, слишком многое зависело от оперативности работы тайной стражи, которую давно уже подмял под себя Лиа. У правящей династии есть дар, доставшийся нам от Светозарных, пролив свою кровь на рог единорога, мы на несколько часов получаем возможность управлять силой наших предков. К сожалению, каждое такое обращение отнимает у нас несколько лет жизни, потому прибегать к этому методу часто мы не можем. Но глупо жалеть пару лет, оставляя рядом с собой опасность, способную и вовсе лишить жизни, и не только тебя, но и твоих близких. Вот только этого дара у меня нет и я не смог сделать то, что задумал. Я не сын своего отца. И знаешь, сейчас уже думаю, что не прав, но первой мыслью было… А действительно ли Рауир был моим дедом? А не отцом ли? Да, мама не могла оборачиваться, но это ничего не значит, скорее всего, она рассказала мне правду. А кто был моим настоящим отцом, уже не узнать. Рауир, скорее всего, умер или вернулся на родину, я видел его только раз, когда он помог мне принять человеческий облик и рассказал о ниренах, а после куда-то пропал. Мама пыталась с ним
связаться, но безуспешно.
        Я лежал у него на коленях кверху пузом (правда, весь не поместился, попу на подушке пристроил) и, раскрыв пасть, слушал. Вот так чудеса… Вернее кошмар. Хотя чего тут ужасного? Я вообще без отца рос и как-то не жалею. Но у аристократов свои заморочки. Ну и неприятно, конечно, узнать, что всю жизнь считал папой чужого дядю. Но ведь он никуда не делся, неужели, узнав, что сын не родной вышвырнет на улицу? А вот то, что дар такой шикарный не достался - обидно. А в том, кто, кого, куда должен был подставить, украсть и спасти, я запутался. Главное понял: Авиен пытался всем помочь, но не вышло. Хотя почему не вышло? Все живы, а заговорщиков арестовали. Так что не важно как, но все получилось. А меня уже расчесали. Жизнь прекрасна!
        Глава 8.2 Солнечный Лучик
        Авиен надолго замолчал, продолжая меня поглаживать, я устроился поудобнее, урча под ласковыми руками. Хорошо с ним. Уютно, спокойно. А ведь у меня к нему отношение изменилось, воспринимаю его как члена семьи. Этакий любимый старший братик. Подозреваю, что обращаться в человека, представляя обнаженного найрина, теперь точно не получится. Задумался, проверил - не возбуждает. А жаль, хорошо бы ему несколько вопросов задать, да не выйдет. Хотя у меня сейчас Ивис под боком, вот его-то я за родича точно не считаю, надо попробовать. Только не сейчас. Спать очень хочется, а вопросы подождут до завтра. М-ррр, да-а-а, и шею почеши.
        - И как ты меня нашел? Не мог же по следу, дождь же шел… - услышал сквозь дрему.
        Да мне и самому бы знать хотелось, как меня эта висюлька к тебе притянула, но поговорить сейчас не выйдет. Дрыгнув лапой, я таки уснул.
        Разбудил меня стук в дверь. Вернее это я сначала подумал, что в дверь, но, прислушавшись, понял, что стучат где-то за стеной, по одной из панелей. Навострив уши, приподнялся, то есть попробовал, но тяжелая лапа надежно придавила меня к матрасу. Ага, замечательно. Значит, когда я на тебе сплю - это кошмар и ой-ей-ей, а самому на меня-маленького конечности сложить - нормально? И чего это он кошаком спит? За компанию? Вот слугам радость будет шерсть с белья отчищать, уж с него-то столько нападает, сколько на мне и нету. Кстати, если он скрывал, что нирен, как слугам наличие шерсти объяснял? Или у него кто-то доверенный есть, кто в курсе? Знаем мы этих доверенных, вон у Ивиса один такой был.
        Стук повторился, Авиен дернул ухом и приподнял лапу, выпуская меня. Не спит, значит. Кто к нему там стучится? И странно так, из тайного хода что ли? Присел на постели, подождал. Из-за панели донеслись скрежет и шуршание. Найрин не прореагировал, продолжая делать вид, что не слышит. Я зевнул, прикинул: досыпать тут или вернуться к Иву? Он спит уже наверняка, ругаться не будет. Ой, он же меня искал, наверное. Теперь точно попадет мне. Ладно, пошли на встречу с неизбежным. Вылез на карниз, прошел вдоль окон, суя нос в открытые. Вот из этого пахнет кьяром. Ага, тут меня и мыли. Хм, пусто, постель не смята, неужели до сих пор не ложился? Пойти, поискать? Не, не буду сейчас на неприятности нарывать, лучше посплю еще, вряд ли с Ивисом во дворце что-то случится. Мур-р, постелька мягкая, как хорошо…
        - Ну, что?
        - Спит, - вернувшийся Лиастар расположился в кресле напротив Ивиссара.
        - Не могу поверить, что это правда, - кьяр тряхнул головой, темные волосы мотнулись, как грива у коня.
        - К сожалению. Наяр проверял с помощью рога.
        - Ты знал?
        - Я подозревал. Моя мать была лучшей подругой наярины, а меня часто посылали с деликатными поручениями, так что я был в курсе большинства ее секретов.
        - Почему же мне не сказал? - скрипнул зубами Ивис, но тут же спохватился под укоризненным взглядом друга детства. - Извини, глупость сказал. Просто не могу поверить, что… Линера так любила дядю, как она могла…
        Лиастар развел руками.
        - А про то, что он…
        - Нирен? Да, я знал, кем являлся любовник наярины.
        - И все же, это не может быть ошибкой?
        - Я тоже сомневался. Наярина говорила, что Рауир ее отец, но… Ведь она не была ниренессой и совсем не похожа на него, а Авиен - просто копия. Больше Линера ни с кем не встречалась, а проверка с помощью рога единорога не может не выявить кровь Светозарных, если она есть в человеке.
        Кьяр покачал головой. Неприятно было осознавать, что друг знает о его семье больше его самого.
        - И что теперь делать?
        - Ничего, - пожал плечами Лиастар. - Обвинения с тебя сняты полностью. Когда придет срок, посох наяра станет твоим.
        - А Ен? Как объяснить народу, почему наследник остался не у дел?
        - Тебе придется заключить с ним партнерство, вот и все. Думаю, он будет только рад. Малыш с детства в тебя влюблен. Наяр и раньше хотел скрепить ветви, но, заметив у Авиена влечение к тебе, передумал, опасаясь инцеста, а теперь все в порядке - вы не родня.
        Ивис посмотрел в бесстрастное лицо друга. Лиа всегда был скрытным, но одну тайну все же не смог удержать в себе, хотя и не признавался никогда прямо, кьяр знал, почему так нежно улыбается мелор, глядя на корявые солнечные лучи на детском рисунке, хранившемся в спальне у советника. Скрепить отношения с мужчиной можно лишь однажды, и не важно, какого рода они будут: дружеские, любовные, деловые - два рода сольются в один, и разъединить их уже невозможно. Даже супружество можно разорвать, если будет на то веская причина, а партнерство навсегда. А ведь и жениться придется, стране нужен наследник.
        - Выбора у нас нет?
        - Нет.
        Разумеется, разве в масштабах страны имеют значения сердечные привязанности облеченных властью? Долг превыше всего. Как хорошо (И как жаль!), что было так мало времени, чтобы узнать поближе пушистое чудо по имени Райз. Конечно, никто не мешает продолжить… Но не такой судьбы Ивис желал для наивного котенка. Хоть с Авиеном его никогда не будут связывать иные отношения, кроме родственных, для всех Ивиссар будет связан и единственное, что сможет предложить нирену - место фаворита. Нет, пусть лучше их дороги разойдутся, чем окунать Райза в придворную грязь.
        - Интересно, что случилось с моим ниреном? - кьяр сменил тему, не желая раскисать на глазах у не менее расстроенного друга. - Он стал розовым…
        - Ах, это, - Лиастар улыбнулся. - В дешевом вине искупался. Из тех, что делают из самогона, красителя, сахара и оставшихся после отжима сока виноградных шкурок.
        - А ты откуда знаешь? - подозрительно спросил Ивис.
        - Ты не поверишь, но наши котята подружились и успели кое-что начудить, пока тебя не было...
        К моему разочарованию проснулся я один, Ив ночевать так и не пришел. Или эту комнату для меня одного выделили? Неужели кьяр даже не проверил, вернулся ли я? А может вообще и не искал, не беспокоился? Обидно.
        Ладно, надо вставать, природа зовет. Кадки с цветами тут есть, интересно, или в парк бежать? А кормить меня собираются или вообще бросили котенка и забыли?
        Потянувшись, почувствовал, на шею что-то давит. Покрутил головой, почесался лапой. Что-то твердое. Ошейник на меня нацепили, что ли? И когда успели? Подойдя к напольному зеркалу, глянулся в него. Ой, кошмар розовый… Я уже и забыл. Э! А чего это на шее сверкает? Ошейник! Бриллиантовый! Хотя это больше на колье какое-то похоже. Откуда? Хотя… Ну, Авиен, ну, я тебе за это отомщу! Издеваться над маленькими нехорошо! Мало того, что розовый, теперь еще и сверкаю!
        И как его снять? Когтями порвать? Оно же стоит, наверное, бешеных денег. Зараза белобрысая! Вот сам пусть и снимает, где там его окно?
        К несчастью, в покоях найрина было пусто. Толкнув незапертую дверь, пошел искать Ена. Или кьяра.
        М-да. Плохая была идея: дворец наяра - это не Ивисов, он и побольше раза в два, и народу тут толчется немерено. Хорошо хоть ниши со всяким хламом имеются повсюду, есть за что спрятаться. И кадки с цветами есть, но поди тут пристройся, когда постоянно кто-то мимо ходит. В какой-то момент спрятаться оказалось некуда, а шаги приближались, пришлось вылезать в окно. Карниза тут не было, зато рядом оказался балкон. Спрыгнув на него, сунул нос в приоткрытую дверь.
        - Приведи ко мне найрина, я объявлю ему свою волю, - приказал хриплый голос на мелорском.
        Ой, тут кто-то есть. Я навострил уши.
        - Хочешь что-то сказать?
        - Авинателли наяр, я прошу вас повременить с принятием решения. Позвольте сначала наль ранне алеви.
        А этот голос я знаю, тот самый рыжий мелор. А второй, значит, сам наяр. Как плохо, когда понимаешь не все. Ну, подслушаю хоть что-то.
        - Я и так ждал слишком долго. Времени почти не осталось, мой срок подходит, а посох не примет ублюдка.
        Чего?! Это он об Авиене? Ах ты старый говнюк! Ну я тебе!..
        - … в малом зале.
        Ушли. Отлично, а теперь я пойду мстить! Нет, это же ни в какие ворота не лезет! Ну и папочка у бедного Ена. И хорошо, что не родной, такого гада нам в семью не надо.
        Проскользнув внутрь, огляделся. Похоже это покои наяра. Очень хорошо! Чтобы такое сделать? О! Домашние туфли! За что у нас дома обычно кошаков гоняли? А я как раз по-маленькому хочу. Будет его величеству сюрприз. И кадка с цветком в углу имеется, туда тоже пристроимся. Смогу пробраться - буду сюда регулярно ходить по этим делам. Что еще? Хм… Следы когтей оставлять не буду, тогда точно поймут, что нирен порезвился, а я жить хочу. Ладно, еще наведаюсь сюда, а пока надо послушать, что этот старый козел Ену скажет. У дверей вовремя остановился, почуяв сильный запах человеческого пота и металла. Похоже за дверью стража. Ерунда, пойдем в обход. Знать бы только, где тут малый зал.
        Каким-то чудом я попал куда надо, только не в сам зал, а на антресоли, но так даже лучше: все видно и слышно, а меня снизу не заметят.
        Наяр восседал на резном троне, чуть в стороне от него, ближе к окну стояли Ивиссар и рыжий мелор и тихо переговаривались, к сожалению, слишком тихо, чтобы расслышать.
        Двери отворились, пропуская в зал какого-то человека. Я пригляделся и чуть не свалился вниз.
        - Удалось переговорить с Еном? - тихо спросил Ивиссар, подошедшего к нему советника.
        - Нет. Утром он меня не впустил. Зато портных успел загонять. Похоже, лечит нервы известным женским способом.
        - Ох, Лучик… - вздохнул кьяр. - Представляю, каким для него это было ударом. Он так любил мать.
        - И отца, - печально откликнулся Лиастар.
        Советник скомкал кружева на рукаве. Кто бы знал, как ему хотелось выбить запертую дверь и встряхнуть спрятавшегося в своей норке мальчишку. А потом обнять и утешить. И ударить его отца, который способен думать только о благе страны и плевать хотел на чувства близких. Как, как можно быть жестоким с таким светлым ребенком? Ну, пусть уже не ребенком, юношей. Но ведь он само воплощение солнца, наярина выбрала сыну прекрасное имя, полностью отражающее его суть. Стоило ему войти в комнату, как в ней словно становилось теплее и светлее. Пусть дворцовая грязь заставила его научиться лжи и лицемерию, но не смогла запачкать чистой души. Впрочем, может и к лучшему. Посох наяра слишком тяжелая ноша для Авиена, а партнерство… наверное, он будет ему рад. Пусть будет счастлив. Ивиссар поможет ему пережить…
        Двери распахнулись, в зал стремительной походкой вошел молодой мужчина в строгом черном камзоле. Остриженные по плечо светлые волосы лежали аккуратным каре. Бесстрастное лицо, сжатые в нитку губы, холодные синие глаза… Лиастар пошатнулся, узнавая и не узнавая своего Лучика. Весеннее тепло обернулось зимней стужей.
        - Я прошу позволения наяра на отречение от титула наследника и отбытие на пожизненное служение в обитель Светоносного, - слова, произнесенные твердым звонким голосом, выбили почву из-под ног советника, да и не только его.


        Глава 9.1 Верность и предательство
        Несколько минут в зале царила тишина. Ивиссар хотел что-то сказать, но взглянул на дядю и промолчал.
        Наяр сверлил Авиена тяжелым взглядом, юноша отвечал холодным и бесстрастным. Из-за разлившегося в воздухе напряжения в просторном зале показалось тесно.
        - Я не даю своего разрешения, - прогрохотал низкий голос владыки.
        - Смею напомнить, никто не вправе останавливать человека, принявшего решение посвятить свою жизнь служению Богу, - спокойно возразил найрин. Лиастар, которому показалось, что он разгадал маневр Ена, снова пошатнулся.
        - В кабинет, - велел наяр и первым, тяжело поднявшись с трона, скрылся за боковой дверью, Авиен последовал за ним.
        Советник и кьяр тревожно переглянулись.
        - Как думаешь, - спросил Ивис, - это к добру?
        - По крайней мере, они поговорят наедине. Впервые за прошедший год. Но до чего договорятся… Жаль, в кабинете наяра нельзя подслушать, - в растрепанных чувствах выдал Лиастар.
        - А Ени вырос…
        Советник посмотрел на друга отсутствующим взглядом и, кивком попрощавшись, удалился, надеясь перехватить найрина после разговора с отцом.
        Уй, страсти какие. Куда это Авиен собрался? С ума сошел? Я хоть и не все понял из его слов, но догадался, о чем речь. Не, так дело не пойдет, я ему крышу на место гвоздиком прибью. Родной он тут или не родной, что ж теперь все бросать и в девятнадцать лет заживо себя в монастыре каком-то хоронить? Ну не будет он наяром, подумаешь. Пусть к нам с Ивисом жить приезжает, вместе веселее. Так, погодите. А кто тогда на трон сядет? Моего мелора туда взгромоздят? Значит, буду королевским котом. На пару с Еном. А что? Хорошо будем смотреться двумя кошаками по обе стороны от трона. Ладно, шутки в строну, куда там старикашка моего друга увел?
        Увы, идти коридорами я не рискнул, а нужное окно найти не удалось. Да и ползать долго по фасаду побоялся, все-таки белый день на дворе, а в парке стража бродит, заметят.
        Вернувшись в нашу с кьяром комнату, обнаружил Ивиса, рассеянно комкавшего какую-то бумажку.
        - Райз! Где ты был?
        - Мя-а-а! - А сам-то! Бросил меня, понимаешь! А кормить кто будет?!
        - Завтрак сейчас принесут!
        Смотрите-ка, понял. Но все равно, я обиженный и несчастный!
        - Райз, нирены вообще-то не орут как дворовые коты в марте.
        Что, правда? Я замолк на середине рулады. Откуда мне знать, как орут нирены? Я-то тех самых котов за пример и взял.
        - Стой. Что у тебя на шее?
        Гадость у меня на шее! Сними ее с меня срочно!
        - Ничего себе. Откуда у тебя бриллиантовое колье? - Ивис нахмурился. - Оно не от Ена случайно?
        От него самого, кто б еще додумался на розового котенка нацепить сверкающую удавку. Да сними уже, чего таращишься?
        - Ты что… ночью был у Авиена? - кьяр как-то странно на меня посмотрел.
        Э? А чего? Нельзя что ли?
        - Райз, ты не мог бы стать человеком? Надо поговорить.
        Ага, сейчас. Сам же знаешь, что не умею. Не, ну я вроде бы понял, что делать надо, но как-то не получается. Ты случайно переодеться не хочешь? Я бы поглазел, может чего и вышло бы. И нечего на меня так пристально смотреть, мысли мои не прочитаешь.
        В двери постучали, Ивис набросил на меня покрывало и впустил слугу. Он что все время будет меня прятать вместо того, чтобы, так сказать, официально признать? Хотелось бы иметь право свободно по дворцу разгуливать. Что такого в том, что у тебя на постели сидит розовый кот? В сверкающем ошейнике, ага. И правда, лучше пока не показываться людям на глаза.
        О, мясо! Как я рад тебя видеть. Дай-дай-дай! Да на пол ставь, куда ты его понес? Чего? А, ну ладно, на ковре не буду.
        - Райз, сиди в комнате и никуда не выходи. Я не уверен, что все мои недоброжелатели сидят в тюрьме.
        Эй! Не сметь меня запирать! Вот нехороший человек. И окно закрыл. Наивный, как будто я щеколду когтями поддеть не смогу. Ладно-ладно, вот сейчас доем и пойду выяснять, куда ты опять без меня намылился. И Авиена найду. Должен же кто-то ему по шее дать, чтоб не дурил.
        - Что это еще за блажь? - хмуро осведомился наяр, тяжело опускаясь в кресло.
        - Блажь? - хмыкнул найрин, присаживаясь на край стола. - Нет, просто способ избежать позора.
        - Какого позора?
        - О, несущий свет, так уж вышло, что мне стала известна причина вашей внезапной немилости ко мне, - издевательским тоном пропел Авиен.
        - Прекрати! - одернул его владыка. - О чем ты говоришь?
        - Это вы прекратите, - процедил юноша. - Я знаю, что не родной вам, так хватит ломать комедию. Вы разве не собирались ставить меня в известность? А как же планировали объяснить лишение наследника права на трон?
        Наяр молча буравил глазами найрина.
        - Разве не это вы собирались мне сообщить? Так что? Какая была бы причина? Или вы планировали объявить меня слабоумным? Для аристократии причина была бы веской, но мне-то вы как это объяснили?
        - Я собирался дать тебе разрешение на партнерство с Ивиссаром. Ты ведь этого хотел.
        - О, да! Я хотел. Именно потому, что зная мое желание, вы бы не заставили нас заключать его, боясь инцеста. Вот такой я обманщик, - усмехнулся Авиен. - Я лучше скроюсь в обители, чем заключу партнерство с братом. Неожиданно, правда?
        - Ты странно себя ведешь. Ты пьян?
        - О нет. Сейчас я себя как раз веду нормально. Или вы уже забыли, что я не всегда был придворным шутом? Вы же сами велели мне заботиться о своей безопасности. Заметьте, способ весьма действенный, ни одного покушения с тех пор.
        - Я предлагал тебе уехать и жить в безопасности, ты сам отказался.
        - Разве выйдет хороший правитель из найрина, воспитывавшегося вдали от придворной кухни? - усмехнулся юноша. - Но теперь это уже не важно. Наследником будет Ивиссар, а я уйду в обитель и спасу вас головной боли.
        - Меня не нужно спасать, - мрачно отозвался наяр, - подумай лучше о себе.
        - Я подумал, меня все устраивает.
        - А меня нет. Ты все еще мой сын, и я не желаю тебе такой судьбы.
        - Если бы вы считали меня сыном, то не избегали бы на протяжении почти года. Кстати, не подскажете, как вы узнали, что я вам не родной?
        - Помнишь, ты разбил бокал на приеме и оцарапал руку об осколок? А потом сел на подлокотник трона и коснулся его ладонью. Я заметил кровавый след, когда ты ушел.
        - А подлокотник инкрустирован рогом единорога, - грустно кивнул Авиен, - и он не засветился. Почему же никто не проверяет найринов еще в детстве? Насколько бы все было проще.
        - Ты же знаешь, что обращение к дару отнимает годы жизни, поэтому и не проверяют, если нет веских причин сомневаться в отцовстве.
        - Да, разумно, - найрин бездумно гладил пресс-папье в виде лежащего нирена, обернувшегося котом, с которым любил играть в детстве.
        - Не нужно уезжать в обитель. Не будем заключать партнерство, поищем другой путь.
        - Отец, я знаю законы и кодексы не хуже тебя. Поверь, ничего более подходящего найти не получится.
        - Ты все же зовешь меня отцом.
        - Прошу прощения, наяр, забылся. Благодарю за аудиенцию, - найрин поклонился и быстро вышел.
        - Найрин, уделите мне несколько минут, - голос Лиастара звучал напряженно.
        Авиен замедлил шаг и скосил на него глаза.
        - Проходи, - юноша толкнул дверь первой попавшейся гостиной. Вернее, так могло показаться стороннему наблюдателю, но и советник, и найрин прекрасно знали, что именно здесь нет в стенах тайных ходов и слуховых отверстий, единственное уязвимое место - двери, но чуткий слух и обоняние нирена предупредят о нежелательных свидетелях.
        Опустившись в кресло, Ен кивком указал на соседнее.
        - Что сказал наяр? - не выдержав, прямо спросил Лиастар.
        Найрин пожал плечами.
        - Мне нужно знать, я прошу, - мужчина смягчил голос.
        - Спроси у него.
        - Я хочу услышать все от вас, найрин.
        - А я не понимаю, что могло заинтересовать советника в простом разговоре между отцом и сыном.
        Лиастар скрипнул зубами.
        - Он отпустил вас?
        - Нет.
        Мелор облегченно вздохнул.
        - Но это не помешает мне уехать, - с усмешкой продолжил Авиен. - А титула я лишусь, как только вступлю в обитель.
        - Зачем? Бог мой, зачем? Подождите немного, все наладится! - Лиастар всплеснул руками. Он был выбит из привычной колеи, большая часть планов уже порушена, и найрин уверенно доламывал остатки.
        - И что же может наладиться? - Ен подался вперед. - Ну же! Рассказывай! Нас никто не слышит! Как ты планировал посадить меня на трон? Ты же знал, да? Не верю, что мог не знать.
        Советник прикрыл глаза, успокаиваясь. Он совсем не ожидал такого напора от вчерашнего мальчишки.
        - Пропитанная кровью Ивиссара корпия, зажатая между пальцами, заставит посох светиться.
        Найрин саркастически усмехнулся:
        - Великолепно! А дальше? Как бы я правил, не имея силы?
        - В других странах владыки не имеют дара, но им это ничуть не мешает. В конце концов, нынешний наяр не так часто обращался к крови Светозарных.
        - Ты ошибаешься, - Авиен вздохнул и отвернулся, деля вид, что увлеченно разглядывает букет чайных роз в фарфоровой вазе. - Часто, гораздо чаще, чем хотелось бы. Подозреваю и в этот год отец пользовался даром, потому и постарел так резко. Нет, это исключено. Трон достанется тому, чье право подкреплено кровью. Я скроюсь от мира, титул перейдет к Иву, правда о моем рождении никогда не выплывет наружу. Так будет лучше для всех.
        - Вы могли бы заключить партнерство и жить счастливо, - глухо произнес Лиастар.
        - И кто же, скажи, пожалуйста, в этом случае будет счастлив? - с печальной улыбкой обернулся юноша.
        Советник пристально посмотрел в глаза найрину и его озарило:
        - Вы хотите дать Ивиссару шанс быть с тем, кого любит он…
        - Ах! - Авиен закатил глаза, провел рукой по лбу и встряхнул кистью. Лиа невольно улыбнулся этому манерному жесту, на секунду сделавшему Лучика прежним. - Да поработай же головой! - резко припечатал найрин, от такого контраста советник вздрогнул. - Неужели ты поверил, что я действительно собираюсь прожить жизнь в добровольном заточении? Пройдет несколько лет и отца не станет, - по лицу проскользнула тень, - Ивис займет место наяра. Вот тогда я и вернусь ко двору. Думаю, еще один советник брату не помешает.
        - И никто не станет задавать вопросов, почему посох достался боковой ветви: просто наследник желал посвятить себя Богу, но пройдя период послушания, решил, что больше пользы принесет в миру, - кивнул Лиастар, наконец, поняв, что задумал Авиен.
        - Именно. Только я не собираюсь тратить годы на соблюдение постов и чтение молитв, в обитель поедет двойник. Не смотри на меня так, часть тайной стражи уже давно докладывает обо всех делах не только тебе. Так вот, я хочу съездить к ниренам, поискать деда… или отца. А потом просто попутешествую.
        - Я поеду с вами, - вскинулся Лиастар.
        - Зачем? Ты нужен здесь, подле наяра, хоть ряды аристократии и были почищены, но всегда может появиться новая гниль.
        - Я служу не наяру и даже не стране, - твердо произнес мелор. - Я служу найрину Авиену.
        - Служишь? - Ен криво усмехнулся. - У меня и без тебя достаточно слуг. Лучше оставайся там, где от тебя есть польза.
        Юноша покинул гостиную, а Лиастар без сил откинулся в кресле, в который раз за сегодняшний день потеряв точку опоры.
        - Лиа!
        Советник едва сдержал расстроенный вздох, сейчас он был совсем не готов к еще одному тяжелому разговору, но Ивиссар не дал ему возможности улизнуть.
        - Знаешь, я о многом догадываюсь и могу понять, но все же хотелось бы знать наверняка, - веско сказал кьяр, когда они расположились в кабинете советника.
        - Я слушаю тебя, если смогу, отвечу, - Лиастар выжидающе поглядел на друга детства, прикидывая, не достать ли коньяк из заначки.
        - Что ж, давай начистоту. Это ведь ты меня подставил?
        "Коньяк надо было пить заранее. А лучше прямо с утра," - подумал советник, с трудом заставляя себя не отвести глаза.
        Глава 9.2 Верность и предательство
        Еще утром Лиастар стал бы отпираться, найдя убедительные доказательства своей непричастности, но теперь не видел в этом смысла. Выстроенная им интрига с треском провалена, и, что самое печальное, разрушил ее тот, ради чьего блага советник рисковал собственной головой.
        - И как же ты пришел к такому выводу? - натянуто улыбнулся мелор.
        Ивиссар вздохнул и ссутулился.
        - Знаешь, я надеялся, что это не ты. Даже на Ена вчера подумал. Но он бы не сумел такое устроить. Кроме тебя больше некому. Начну сначала, поправь, если я ошибся в своих рассуждениях. Первой странностью было письмо наяра. Даже если бы Бему удалось уничтожить настоящее послание, фальшивка была бы распознана. Даже дети знают, что единороги сбрасывают рог только весной раз в пять-десять лет, и уж точно владыка не мог забыть, что я не храню у себя запаса, а все пересылаю в столицу. Кто мог написать такую глупость? Чужеземцы? Возможно. Или кто-то давал мне шанс сберечь голову, примчавшись в столицу прежде, чем меня приедут арестовывать? Меня хотели убрать с политической арены, но не убить, так?
        Лиастар кивнул. Правильны были оба варианта, хотя основным являлся все же первый. Подделка должна была увести расследование по ложному следу, в пользу этой версии служили и другие улики, оставленные чужеземными наемниками, а Ивиса все равно бы не казнили, но чем раньше он предстал перед наяром, тем лучше для него.
        - Хорошо, - кьяр сцепил руки в замок. - С этим ясно: обычные заговорщики меня не стали бы жалеть, ведь живой я продолжал представлять опасность, значит, злоумышленник на самом деле не желал мне зла, но у него не было иного выхода. Признаться, вначале я подумал на дядю, но не смог найти правдоподобный мотив. Зачем лишать права на правление того, кто и не претендует? Боялся, что после его смерти начнется грызня за власть? Полноте, он же отлично знает меня и понимает, что по собственному желанию я к посоху близко не подойду. Значит, дело в том, что кто-то захотел вместо меня стать хранителем заповедных лесов. Здесь подозреваемых было море, и я бы никогда не заподозрил тебя, если бы не одна мелочь. Оба фальшивых послания скреплены настоящей печатью, подделать ее нельзя, герб проявляется на заготовке под воздействием капли нашей крови. Вряд ли наяр был так же беспечен, как я, чтобы оставлять свою печать в незапертом кабинете, но, тем не менее, и до нее мог кто-то добраться. Но моя собственная безалаберность в этом случае сыграла мне на руку: когда-то я случайно испортил заготовку и оставил ее валяться
в ящике, а вот действующая печать лежала в тайнике, хоть и незапертом. Бем прекрасно об этом знал, и если бы он или кто-то другой из слуг подделал мое письмо, то не ошибся бы. А вот ты не знал. И взял ту, что лежала в ящике, поэтому оттиск на фальшивом послании немного нечеткий. Ты сделал это, когда заезжал ко мне полтора месяца назад, верно? Только не понимаю зачем, мог бы поручить Бему.
        - А как бы он подделал твой почерк? - улыбнулся советник. - Давать ему готовое письмо или требовать выкрасть печать, я не рискнул, он мог попасться. Следовало выяснить заранее, где точно лежит печать, но между нами было столько посредников, что ждать пока донесут по цепочке, показалось слишком долго. - Он все же махнул рукой на возможный вызов от наяра и разлил коньяк по бокалам.
        - А ведь мог бы отпереться, - горько усмехнулся кьяр. - Я далек от ваших интриг, и тебе ничего не стоило обвести меня вокруг пальца, почему же ты со всем соглашаешься?
        Лиастар пожал плечами и пригубил благородный напиток.
        - Что ж, продолжим, - Ивиссар запустил руки в волосы, несколько черных прядей выбились из-под заколки и упали на широкие плечи. - Узнав от брата, что наяр раздумывал, не передать ли посох мне, я решил, что этот слух пустили, чтобы защитить Ена, ведь до меня добраться сложнее, и я могу постоять за себя.
        Советник мысленно улыбнулся. В отличие от Ивиса, он знал, что Авиен отнюдь не беспомощен, а в чем-то и превосходит старшего брата.
        - И я в своих рассуждениях вернулся к версии, что афера с рогами была способом лишить меня права на трон. Кому это было выгодно? Ену. Но не думаю, что он сам пошел бы на такое. А кто мог сделать это за него? Некие придворные лизоблюды, поставившие на найрина? Нет, не верю, что ты мог проглядеть заговор. А вот ты… На что ты пойдешь ради блага Авиена?
        Лиастар шутливо развел руками и склонил голову, признавая поражение.
        - Но в свете последних событий… - кьяр прищурился. - Ты знал, что Ен не сможет взять посох, мало того, наяр тоже был в курсе, и, тем не менее, ты меня подставил. Зачем? Ты не мог не понимать, что дядя все равно сделает наследником меня, даже обесчещенного, у него просто нет иного выхода, Авиен не сможет занять трон. Или сможет? В истории были прецеденты, посох можно обмануть, но как бы ты заставил наяра отдать его? Власть переходит из рук в руки. Конечно, если правитель не скончался скоропостижно, не успев ее передать. Скажи, как ты собирался убить наяра?
        Советник замер, едва не раздавив бокал в руке.
        - Просто, - хрипло выдохнул он. - Ядом. У меня есть редкий яд, который вызывает остановку сердца, не оставляя никаких следов в организме. Владыка стар…
        - А почему же до сих пор не отравил? Хотя понятно, ждал, пока Ену исполнится двадцать, иначе меня назначили бы регентом.
        - Да, - просто ответил Лиастар, поправляя кружевные манжеты. - Стражу звать? Или мне самому в тюрьму идти?
        - Подожди, - Ив устало потер виски, все эти интриги вызывали головную боль, да еще сказывалась бессонная ночь, но разобраться он был обязан. - Не надо никого звать, - он глотнул из бокала и перевел дух.
        - Не боишься?
        Кьяр удивленно посмотрел на советника, затем на коньяк:
        - Нет. Хотя ради Ена ты и способен на убийство, как-то не верится, что станешь вот так травить меня. Скажи, а эта история с похищением и фальшивым спасением Ена, тоже твоих рук дело?
        - Да, - равнодушно отозвался Лиастар, - я не сказал тебе вчера, но пойманного в городе найрина держали в моем доме. Сторожили наемники из Андора, на них и на линис должны были повесить похищение.
        - Знаешь, - усмехнулся Ивиссар, - ты так убедительно лжешь, что я бы поверил, если бы не подслушал разговор Авиена и линис Антории. Вы с ним стоите друг друга, но впредь, я бы посоветовал вам заранее согласовывать планы.
        Советник посмотрел на бывшего друга широко раскрытыми от удивления глазами:
        - Ты… не собираешься меня сдавать?
        - Нет. Честно говоря, твоя преданность Авиену меня поражает, я понимаю это, уважаю и не хотел бы лишать брата такого человека, хоть мне и горько сознавать, что мной ты пожертвовал без колебаний. Но, сам понимаешь, претворить в жизнь твой план уже не выйдет. Дядя поступает неправильно, но это не повод, чтобы подвергать страну угрозе смуты.
        - И ты просто так прощаешь мне все?
        - Не прощаю, но понимаю.
        Мужчины замолчали, думая каждый о своем. Кьяр вспоминал детство. Рано оставшись без родителей, он воспитывался при дворе, вместе с сыном наперсницы наярины. Лиа вечно дулся на друга за наставленные на фехтовании шишки, а потом отыгрывался, давая неправильные подсказки на уроках, когда учитель отворачивался, но, несмотря на это, ребята считали друг друга лучшими друзьями. Тяжело осознавать, что врагом и предателем оказался тот, кому раньше верил как себе. Но почему-то вместо ненависти в груди рождалось сочувствие. Ивис понимал мотивы друга, и не находил в себе сил осуждать.
        Лиастар думал, как удержать Авиена. Тот ясно дал понять, что не желает видеть советника подле себя, значит, единственный шанс - не дать ему уехать, но как?
        - Ив… - тихо позвал мелор.
        - М?
        - Я прошу тебя, заклинаю всем, что тебе дорого, сделаю все, что захочешь… помоги мне. Авиен не должен уехать в обитель.
        - Как? Что я могу? Заключить с ним партнерство прямо сейчас? Ты видишь другой выход? Как бы мне ни хотелось отдать трон брату, кровь не перельешь.
        - Погоди. Посох возьмешь ты, об этом речи уже не идет. Нам нужно только найти предлог для передачи власти боковой ветви, чтобы избежать скандала и попыток раскопать скелеты. Вариантов много, например, найрина могут признать неспособным править, - и это наиболее простой выход, учитывая его поведение до недавнего времени, но для него это позор, как и прочие способы, так же оставляющие несмываемое пятно на репутации. Но! Есть еще один. Конечно, скандал будет, но презирать за это Авиена никто не станет.
        - Да говори уже! - поторопил Ивиссар.
        Лиастар посмотрел в глаза мужчине и медленно произнес:
        - Наяр не может состоять в браке или партнерстве с иноземцем.
        - Райза не отдам! - выпалил кьяр и прикусил язык.
        Советник с грустной улыбкой развел руками, Ив и сам понимал, что более подходящую кандидатуру найти будет сложно. К тому же его не оставляли мысли о том, что котенка и брата могли связывать не только дружеские чувства, недаром же Райз на ночь убежал к найрину. Да и удерживать нирена возле себя не имело смысла, ведь Ивиссару предстояло стать наяром.
        Покончив с мясом, я открыл окно и отправился бродить по коридорам, все так же прячась от людей. Обилие запахов сбивало с толку, кое-как нашел место, где кьяр точно был, но уже ушел. Зато обнаружил рыжего мелора, от которого крепко пахло алкоголем. Чего это он среди дня надрался? Мужчина удивленно посмотрел на серо-розового (серого от пыли и паутины, собранной по углам) меня с блестящей цацкой на шее и зажмурился. Я тут же ретировался. Решив, что искать Ивиса слишком сложно, вернулся в нашу комнату и проторенной дорожкой по карнизу потопал к Авиену. Тот с хмурым лицом мерял шагами соседнюю со спальней комнату, я присел на пороге, вертя головой вслед за мечущимся товарищем. И как мне с ним поговорить? Порычать на него? Ага, поймет он меня, как же.
        А черный ему идет гораздо больше, чем разноцветные тряпки. По контрасту волосы кажутся совсем светлыми и кожа аж светится.
        - Мя-а? - Обрати уже на меня внимание!
        Авиен замер, будто налетел на стену, рванулся ко мне, подхватил на руки и понес в спальню. Я только удивленно вякнул. Шваркнув меня на ковер, найрин запер дверь и быстро скинул с себя одежду. Э-э-э? Не понял, ты чего делаешь?
        Не успел я и глазом моргнуть, как передо мной вместо обнаженного человека оказался здоровенный золотистый кот. Уф! Напугал прям. И чего мы делать будем? Эй! Ты чего пихаешься? Обнаглел совсем? Я тебе покажу, как маленьких обижать! Только как тут показывать, когда я у него между лап пробегаю, не задев брюха? О! Хвост! А какая шикарная кисточка! Была. Теперь вся в моих слюнях. Чего вырываешь? Все равно поймаю!
        Не знаю, сколько продолжалась свалка на полу, я потерял счет времени, сто лет так не резвился! В конце концов, замученный и обслюнявленный мной Авиен, поджав лапы, завалился на спину. Я прыгнул сверху, а он взял и перекатился вместе со мной. Осторожно, раздавишь же!
        Ой! Я снова оказался сверху, только уже не на коте, а на голом парне, да и сам уже был не котенком.
        - Так нирены помогают обернуться детям, - спокойно сказал найрин и спихнул меня с себя. - Поговорить надо.
        Авиен быстро оделся и кинул мне какие-то вещи.
        - Это я тебе заказал. Ивис же наверняка не подумал. Надеюсь, с размером не прогадал, - передо мной шлепнулись на ковер укороченные сапоги из мягкой кожи.
        - Спасибо, - я удивленно разглядел темно-коричневый костюм с кантом цвета слоновой кости и рубашкой того же оттенка. Красиво.
        - Знаешь, до чего додумались наши красавцы? - злобно прошипел найрин, я поспешил выпутаться из рубашки и удивленно взглянул на него. Ен пояснил: - Ивиссар и Лиастар. Они хотят, чтобы мы с тобой заключили партнерство!
        - А это что? - не понял я.
        - Да, у вас же нет такого, - вздохнул он. - Это вроде брака, только между мужчинами, и не предполагает общей постели, но и не возбраняет.
        - Чего?! Зачем?
        - Вот и я удивился, когда подслушивал! - всплеснул руками парень. - Я все так хорошо спланировал, сделаю вид, что уехал в обитель, отправлю туда двойника из заготовленных тайной стражей, а сам буду путешествовать, пока тут все не уляжется! Зачем что-то еще придумывать?
        Я ошарашенно помотал головой. Ничего не понимаю.
        - И это Ивис придумал? Он что, с ума сошел?
        - Нет, не Ивис, - скривился Ен. - Брат был против, но Лиа его уговорил. Это не человек, а сплошное разочарование. Когда он поймет, что не нужно думать и решать за меня? Я сам способен это делать.
        - Зачем вообще это нужно?
        - Ну, ты же уже знаешь, что я не смогу стать наяром? Так вот надо же это как-то людям объяснить, не вытряхивая грязное белье. Я решил сделать вид, что собираюсь посвятить себя Богу, а они придумали другой способ: наяр не может состоять в партнерстве с иностранцем, считается, что тот может влиять на решения правителя в пользу своей страны.
        - Постой, так ты не собирался в монастырь уходить? - дошло до меня.
        - Нет, конечно, - фыркнул Авиен. - Я планировал закончить тут с делами и через неделю уехать, но теперь, видимо, придется поспешить. Не знаю, как они планируют меня заставить, они не успели это обсудить, Ива вызвал наяр, но Лиастар способен меня переиграть. Лучше не рисковать и ехать сейчас. Я уже дал знать верным мне людям, двойник будет ждать нас за городом, обменяемся одеждой и разъедемся. Я собираюсь в гости к ниренам. Ты со мной?
        - Погоди, не так быстро! Мне надо с Ивисом поговорить. У нас, конечно, ничего не… в общем он мне ничего не обещал, но… Ну, не мог он так за меня решить! Я же не вещь, в конце концов!
        - Я тоже не вещь, и, тем не менее, за меня все решили. Думай. Убегаем ночью, по тайному ходу из моей спальни. Там есть еще один, о котором никто кроме меня и от… наяра не знает. Если решишь идти со мной, приходи к полуночи.
        - Хорошо. Слушай, а как мне теперь выйти? Меня стража не арестует?
        - Только если в сокровищницу полезешь или в покои наяра. А так во дворце постоянно куча народу толчется, одет ты прилично, никто не сунется с вопросами, разве что придворные заинтересуются, тогда делай высокомерное лицо, кивай и проходи мимо. Решат, что кто-то важный и побоятся приставать. На вот еще. Волосы заколи, жаль, они у тебя коротковаты. Да что ты делаешь! Давай причешу нормально. Ох… у нас проблема.
        - Какая?
        - В зеркало посмотрись.
        Я посмотрел и выругался. Волосы и в человеческом виде сохранили розовый оттенок. Подергав себя за пряди, вспомнил о бриллиантовой гадости на шее и, прищурившись, обернулся к Ену:
        - А объясни-ка мне, откуда взялось вот это? - я, наконец, снял с себя цацку и потряс ею перед носом найрина.
        Тот сделал наивные глаза и пропел сладким голоском:
        - О, мой милый друг, эта вещь великолепно на тебе смотрится! Мое чувство прекрасного просто кричало о необходимости добавить к твоей изумительной цветовой гамме нечто блестящее!
        - Я тебе дам «чувство прекрасного»! - разозлился я, швыряя в него украшением.
        Авиен драпанул от меня со всех ног, но, сколь бы не были просторными покои найрина, для забега двух молодых ниренов их оказалось мало. Ен с разбегу налетел на дверь, забыв, что она заперта, а я врезался ему в спину. Но дверь была рассчитана на людей, а не на нас, несмотря на хрупкое телосложение, силой нас Создатель не обделил, поэтому в коридор мы вылетели с треском и грохотом, еще и прокатились несколько метров на несчастной доске.
        - … - со стоном выругался Ен и пихнул меня локтем. - Слезь с меня!
        - Авиен, позволь ненадолго лишить тебя общества Райза, - раздался ледяной голос над нашими головами.
        Я посмотрел вверх и столкнулся с сузившимися глазами своего мелора.
        - Ив? - найрин с царственным видом поднялся с пола. - Что случилось?
        - Прибыло посольство от ниренов, - так же холодно пояснил кьяр. - Хотят видеть живущего здесь котенка. Райз, иди за мной.
        Я ошарашенно переглянулся с не менее удивленным Авиеном и поспешил за Ивисом.
        Глава 10.1 Кошки, коты, котята
        Ивиссара терзали ревность и страх потери. Вроде бы умом понимал, что Райз не его собственность и никаких прав у него нет, но все равно хотелось схватить мальчишку, утащить куда-нибудь и… дальше фантазии волю давать не стоило. Вот только как просто не думать ни о чем таком, когда играешь с котенком, и как тяжело сдержаться и не коснуться, когда рядом идет красивый и уже чем-то родной юноша, хоть и не привычный в таком обличии. Но нужно. В конце концов, Ивис сам согласился, что партнерство нирени с Авиеном будет наилучшим выходом и вообще прекрасно, если их союз окажется освящен еще и чувством. А если Райза заберут сородичи, чего кьяр отчаянно боялся, то и вовсе не о чем говорить, среди своих мальчику наверняка будет хорошо, и о мелоре он уже не вспомнит.
        На самом деле, приехавшие нирены не были полноценным посольством, но это были первые за несколько веков представители кошачьего народа, вступившие под своды дворца. Войдя в распахнутые перед ним двери малого зала, Ивис подтолкнул Райза вперед. Котенок застыл и, приоткрыв рот, разглядывал нирениссу. Посмотреть там действительно было на что: изумительно красивое лицо сердечком, пухлые губки, лукавые изумрудные глаза, молочно-белый водопад волос до талии, фигурка, будто выточенная искусным скульптором - даже наяр не сводил с нее глаз. Но для кьяра она была привлекательно ровно настолько, насколько могла бы быть привлекательна та же статуя. В этом крылась еще одна причина, по которой он не хотел принимать посох: стране нужен наследник, а Ива никогда не привлекали женщины. Конечно, придворные медики помогут зачать ребенка, но как это будет происходить, даже подумать противно. А вот Райз такой проблемы не имел и просто раздевал красавицу глазами. Кьяру было не слишком приятно это наблюдать, но почему-то такой жгучей ревности, как несколько минут назад к Авиену, не возникло.
        В стороне от трона стоял Лиастар, он, как и Ивис, не поддался очарованию белой нирениссы, но по другой причине: с тех пор как Авиен из ребенка превратился в юношу, советник не замечал никого, кроме него. К тому же сейчас он был слишком взвинчен, чтобы поддаться желаниям тела.
        Ниренов приехало двое, вторым был высокий крепкий мужчина со светло-серебристыми волосами. Он тоже был красив, немного дикой, звериной красотой: удлиненные к вискам прищуренные желтые глаза, крупный с легкой горбинкой нос, тяжелый квадратный подбородок. В другой раз кьяр мог бы заинтересоваться им, но сейчас он был слишком поглощен своими переживаниями и видел в приезжих только угрозу лишиться своего котенка.
        Нирен что-то прорычал, обращаясь к Райзу, тот удивленно на него посмотрел, не понимая, что это было. Ивис хотел вмешаться, сказав, что котенок не знает их языка, но женщина успела первой. Мурлыкнув что-то своему спутнику, она подошла ближе и обратилась к юноше на мелорском:
        - Здравствуй, нирени. Ты вырос здесь, не знаешь нашего языка?
        Райз замешкался, кьяр уже открыл рот, чтобы перевести ему вопрос, но тот ответил сам:
        - Вырос в Андоране, - страшно коверкая слова, сказал нирени. - Язык не знать. Мелорский плохо.
        - Понятно, - улыбнулась кошка, андоранского она видимо не знала, потому продолжила говорить на том же. - Тебя здесь не обижают?
        - Нет, - для убедительности Райз отрицательно помотал головой.
        - Хорошо, - женщина потрепала котенка по волосам. - Мы еще поговорим с тобой. А теперь мы бы хотели все же увидеть нирена, который звал на помощь, - она посмотрела на наяра. - Мы чувствуем, он жив и находится здесь. Позовите его или мы сами пойдем искать.
        В наступившей тишине отчетливо послышался треск ткани: советник оборвал кружева с манжеты. Все взгляды устремились к нему, Лиастар стремительно сливался цветом лица со своей белоснежной рубашкой.
        - У нас есть во дворце еще нирены? - спросил его наяр, немного удивленный поведением советника.
        Лиа молчал, глядя куда-то в сторону застывшим взглядом.
        - Есть-есть, - раздался тихий голос от дверей. - Вы меня искали? - печально спросил Авиен, разглядывая нирениссу.
        - Тебя, - улыбнулась та, не зная, что окончательно топит несчастного найрина, - кто угрожал тебе? Что случилось? Мы были далеко отсюда, но достаточно близко, чтобы услышать. Пришли так быстро как смогли, жаль, что не успели помочь, но рады, что наша помощь не понадобилась.
        - Я не понимаю, я вас не звал.
        - Звал-звал! - неожиданно влез Райз, - Я тоже почувствовал. Потому проснулся и прибежал тогда.
        Ен растерянно на него посмотрел:
        - И как же я вас звал?
        - Кровью, - ответила женщина. - Ты пролил кровь на раэш, он передал призыв о помощи.
        - А раэш это что? - насторожился найрин.
        Кошка потянула за цепочку у себя на шее и показала витой молочно-белый кулон.
        - Но я капал кровью не на него, а на рога.
        - Раэш сделан из рога единорога, - кивнула ниренисса. - Если обагрить любой рог рядом с ним, он все равно передаст зов.
        - Вот как, - Авиен покачал головой, - я не знал. Извините, что потревожил зря.
        - А зачем ты проливал кровь?
        - Я… хотел воспользоваться даром Светозарных, - вздохнул найрин.
        - Понятно, - улыбнулась женщина. - А раэш снять не догадался. Старая кровь, слабая. Мало осталось. В тебе меньше, чем в отце, - она кивнула на наяра. - Еще поколений десять-пятнадцать и дар перестанет проявляться. А наша древняя, но не разбавленная. В тебе ее всего четверть, но крови светозарных лишь капля. Наша сильнее. Будешь призывать дар, не забудь снять раэш, не стоит попусту звать на помощь, - кошка покачала головой и отошла к своему спутнику.
        Тишину разбавлял только доносившийся из парка птичий щебет. Ивиссар прикрыл глаза, вознося благодарную молитву Светоносному.
        Раздавшийся с тронного возвышения хрип заставил всех встрепенуться. Наяр, держась за сердце, медленно сползал с трона.
        - Не грусти, нирени, с ним все будет хорошо. Мы чувствуем смерть, его срок еще не пришел.
        Авиен вздрогнул, услышав голос нирениссы и почувствовав теплую ладонь на плече.
        - Да, спасибо, - юноша смутился и, отстранившись, снова посмотрел на гнущиеся под порывами ветра деревья. - Лекарь тоже сказал, что он поправится.
        - Не прячь глаза, маленький. Я и так чувствую, что больно. Я старая кошка. И чужая. Унесу твои тайны с собой, не придется бояться, что они станут кому-то известны. Поделись тем, что гложет.
        - Я не умею такое рассказывать, - вздохнул найрин.
        Он специально пришел в эту галерею с незастекленными окнами, здесь всегда было пусто в плохую погоду. Кому приятно, когда ветер трепет одежду и прическу, а дождь бросает холодные капли в лицо? Разве что тому, у кого на душе так же серо, холодно и дождливо.
        - Привык все прятать в себе, - кивнула женщина. - Тяжело это, опасно сорваться. Попробуй, слова сами найдутся.
        - Я маме верил, она умерла. Отцу… он отвернулся. Брат… он хороший, но слишком правильный, ему многое не скажешь, - медленно неохотно, но все больше утопая в сокровенном, начал юноша. - А Лиа… Я не знаю, как себя с ним вести. Он мне предан, он меня боготворит. Только мне этого не надо. Хочу нормального отношения, а не чтобы возводили на пьедестал и поклонялись. С ним можно общаться только на людях. Тогда он со мной спорит, язвит, одергивает. Вежливо, но непреклонно. Только я знаю, что это все игра на публику, а стоит остаться наедине, как он готов на коленях передо мной ползать. А зачем? Я что, не человек? Знаете, я даже немного порадовался, когда понял, что не стану наяром. Можно было бы попробовать… Не хочу лизоблюдов вокруг, не хочу поклонения. Мне бы родную душу рядом, семью. Чтобы доверять, не следить за словами, не прятаться за лживыми масками, чтобы понимали даже то, что не сказано. Только вот выяснилось, Лиастар и раньше знал, что я не сын наяра. Я-то думал, он поклоняется найрину, а оказалось лично мне. Так что ничего не изменилось. К тому же теперь я снова наследник, а скоро приму посох у
отца и займу его место. О, простите, вы же не знаете, что у нас происходило… Ох, - Авиен спохватился, что выболтал слишком важные и уже не только личные тайны, и тревожно посмотрел на нирениссу.
        - Я белая, нирени, - кошка погладила найрина по голове, - у тебя в крови доверие и подчинение вожаку, поэтому ты говоришь то, о чем с другим бы промолчал. Мне не нужно знать ваши тайны, продолжай, я пойму. Не бойся. Я только помогаю. Твой кот не спит, ты живешь с ним, значит, ты - наш, своих мы не предаем. Дела людей нас не касаются. Я помогу и уеду. Говори.
        - Да я уже все сказал, - Авиен поежился, душе было так же холодно, как телу под порывами осеннего ветра.
        - Не все, - ниренисса обняла юношу, накидывая на него край своей шали, и тот не стал отстраняться. - Ты хочешь семью и говоришь о конкретном человеке. Ты хочешь быть с ним?
        - Возможно, - вздохнул Авиен и решительно тряхнул головой: - Да, хочу, но только если он изменит свое отношение ко мне. Он видит во мне священную реликвию, которую надо оберегать, вытирать с нее пыль, аккуратно ставить на пьедестал и восхищаться. Желательно еще запереть в надежном месте, чтобы никто не украл. Но я человек! И хочу человеческого отношения! Почему нет? Отцу же повезло! Мама любила его, любила как простого мужчину! Даже если я забуду про Лиастара, где мне найти такую, как мама? Почему нельзя просто меня любить?
        - Можно, малыш. И ты еще встретишь свое счастье. Нас много и все разные. Однажды и к твоей душе потянется родственная. Не торопись, ты молод, жди и держи нос по ветру. А твой Лиастар… Ты уверен, что так уж плохо, когда тебе поклоняются? Не гони, а подпусти поближе, вдруг понравится? - кошка хитро подмигнула озадаченному найрину и потянула его к выходу из галереи. - Пойдем, хватит мерзнуть, заболеешь еще, вы, полукровки, такие слабенькие.
        - Ив, ты чего? - удивленно спросил я, когда меня доволокли до нашей комнаты и, зайдя внутрь, заперли дверь.
        - Хочу поговорить, чтобы никто не мешал. Сядь, пожалуйста.
        Я-то сел, а вот кьяр продолжал протаптывать дорожку в ковре.
        - Я хотел спросить, - наконец начал Ивиссар, остановившись напротив меня, - какие у тебя планы? Ты хочешь уехать с ниренами?
        - Нет, - удивился я. - С чего бы вдруг? Вообще-то это я собирался узнать, какие у тебя на меня планы?
        - У меня? - озадаченно переспросил мужчина. - Как я могу что-то решать за тебя?
        А раньше решал и вопросом таким не задавался. Ну да ладно, не важно это сейчас.
        - Я же твой кот!
        - Райз, ты - нирен, - Ивис медленно опустился на кресло. - Ты не можешь кому-то принадлежать.
        - Ну… А почему нет, если я сам согласен? Так что ты будешь делать со своим котом? - я хитро прищурился.
        - А… Кхм… - кьяр дернул себя за прядь волос, заколка слетела, не выдержав, волосы волной плеснулись на широкие плечи. - Ты можешь жить у меня сколько захочешь. Наймем тебе учителей…
        - И-и-и? А потом что?
        - Потом? Не знаю… Как сам захочешь.
        - И в качестве кого я буду жить?
        - Гостя. Друга.
        - И все? - скривился я.
        - Райз, на что ты намекаешь? - вздохнул мужчина. - Тебе лет-то сколько?
        - Семнадцать. Скоро восемнадцать.
        Не скоро, если честно, но не важно.
        - Вот когда будет двадцать, тогда и посмотрим, - отрезал Ивиссар.
        - Эй! - возмутился я. - Чего так долго-то? Совершеннолетие в шестнадцать вообще-то!
        - Это у вас, а у нас в двадцать.
        - Не-не-не! Я не согласен! Поехали в Андоран!
        - Съездить мы можем, но это ничего не изменит. Нирени, мы знакомы всего ничего, о чем тут можно говорить?
        - А ты про любовь с первого взгляда слышал? - продолжал наседать я. Даже встал и подошел поближе, так что теперь возвышался над ним.
        - Райз, - вздохнул мелор. - Ты уверен в том, что говоришь? Подумай, не спеши.
        - Да я уже столько думал, пока котом бегал, что на полжизни вперед хватит! - заявил я и оседлал его бедра. Мр-р-р, хорошо как. Сейчас еще и поцелую, пусть только попробует скинуть, вцеплюсь так, что не оторвешь. Я и так столько времени сладенького лишен был, пора наверстывать!
        - Что ты творишь! Мальчишка!
        У, глазами как гневно сверкаем, а ручки-то на мой зад примостились сразу. Никуда ты от меня не денешься. Мой мелор! А я твой кот. Все ж просто. Чего ерундой страдать?
        - Ты такой красивый, - блаженно заявил я, хотя думал немного о другом, но как это словами выразить не знаю. Лучше поцелую. Какие у него губы… Нежные, как у девушки, не обветренные, но твердые, жесткие, мужские. Всю жизнь бы облизывал. И зубки ровненькие, аккуратные. Ну пусти меня внутрь, я там тоже поласкаю. Да-а-а… Все, я таю.
        - В дверь стучат, - прервал поцелуй Ивис. - И что ты вообще делаешь? Слезь сейчас же!
        - Ладно, иди, - неохотно согласился я, стук и правда раздавался все настойчивее. - Только возвращайся скорее, я тебя тут подожду.
        - Хорошо… То есть никаких "подожду"! Сейчас распоряжусь, тебе комнату подготовят, туда и иди!
        - Эй! Я тут остаться хочу!
        - Об этом не может быть и речи! Пошли!
        Меня подтолкнули к двери. За ней обнаружился рыжий.
        - Ив, я не могу найти найрина, - вздохнул Лиастар, не обратив внимания на попытку спохватившегося кьяра спрятать меня за своей спиной. - Он был очень расстроен и куда-то ушел. Слуги не могут его найти. Ты не мог бы… Вернее, Райз. Извини, нас не представляли, обойдемся без реверансов. - Я кивнул согласно, все равно я в их этикетах ничего не понимаю. - Нирены ведь могут чувствовать друг друга, поищи его, пожалуйста.
        Угу, могут. Носом. Правда, в человеческом обличии обоняние намного хуже, а в кота я обращаться сейчас и пытаться не буду. Вдруг потом не получится обратно? А у меня тут важный разговор запланирован. И не только разговор. А с Еном вряд ли что-то серьезное во дворце случится. Попробую пока так поискать, ну а если не выйдет, тогда рискну.
        Искать долго не пришлось, мы только свернули в другой коридор, как наткнулись на найрина под ручку с нирениссой.
        Глава 10.2 Кошки, коты, котята
        - А вот и второй нирени! - солнечно улыбнулась кошка и протянула свободную руку к Райзу. Котенок просиял и тут же оказался у нее под мышкой, благо высокий рост женщины позволял ей удобно прижать к себе подростка. - Пойдемте, присядем где-нибудь, поговорим.
        Мужчины переглянулись, скрывая недовольство в глубине глаз, и, слегка отстав, пошли следом за кошачьей троицей.
        - А как вас зовут? - спросил непосредственный Райз, приваливаясь к боку обнимавшей его нирениссы на диванчике в гостиной.
        - Белые называют свои имена только близким и членам семьи, - улыбнулась кошка, - я тебе потом на ушко скажу.
        - А почему? - полюбопытствовал неугомонный нирени.
        - Традиция такая, - подмигнула женщина, явно не желая вдаваться в подробности. - И потом, нас мало, в каждом клане только один вожак и его семья, все знают, имя не нужно.
        - А если белых мало, может быть, вы знаете, кто из ваших… наших около восемнадцати лет назад был в Андоране? - с надеждой спросил Райз.
        - Из тех, кто известен мне, никто, - разочаровала его ниренисса.
        - А вы случайно не знаете нирена по имени Рауир? - спросил до того молчавший Авиен, сидевший по другую сторону от кошки, но, в отличие от младшего товарища, не прижимаясь к ней.
        - Золотых много, нирени, всех не знаю. А ты, малыш, не расстраивайся, - кошка потрепала Райза по бледно-розовым вихрам. - Восемнадцать лет назад никого в Андоране не было, но вот уже сорок лет, как мой младший брат ушел в человеческие земли, да так и не вернулся. И ведь жив, чувствую же, а домой не собирается. Наш вождь стар уже, а других котов нет в семье. Дочки мои в чужие семьи ушли, вот и пришлось мне в путь отправиться, только сбежал от нас братик, пару среди людей завел, не хочет уходить.
        - Сорок лет? - растерянно переспросил бело-розовый котенок. - Моей маме тридцать девять… Тетя?
        - Бабушка! - засмеялась кошка и притиснула к груди парнишку. - Как же ты на моего брата похож, одно лицо. Жаль, не чистая кровь, слабенький, - вздохнула она, гладя нирени по волосам. - Нельзя забрать к нам. Но в гости рады будем видеть.
        Ивиссар, стоявший в отдалении с Лиастаром, стиснул зубы. О чем говорили, он не слышал, но счастливую мордашку Райза, обнимавшегося с кошкой, видел прекрасно. Рядом скрипел зубами советник.
        - А вы покажете, какая вы… ну это… кошкой, - почему-то шепотом спросил котенок, пристроившись щекой на груди нирениссы.
        - Нельзя сейчас. Опасно. Если обернусь, придется весь срок кошкой дохаживать, а это не всегда удобно. Пока ездили, многое случилось, - хитро улыбнулась женщина и, коснувшись рукой своего живота, покосилась на молча стоящего у двери желтоглазого нирена. - Не ждала уже такой радости, возраст не тот, но… Надеюсь, сын будет.
        Авиен, воспользовавшись тем, что кошка убрала руку с его плеч, тихонько встал и подошел к напряженно замершему кузену.
        - Ив… Свози Райза в Андоран.
        - Зачем? - удивился кьяр, с трудом отрывая взгляд от парочки на диване.
        - Иви-ис, - с укором протянул найрин. - Он же маленький еще! По маме скучает.
        Мужчина растерянно моргнул и уже другими глазами посмотрел на котенка со светлой улыбкой ластившегося к женщине. Ен кивнул своим мыслям, глядя на брата, и покинул компанию.
        Лиастар, заметивший подозрительно блестевшие глаза найрина, последовал за ним. Кошка кинула взгляд в спину удаляющемуся мужчине и довольно прищурилась.
        - Малыш, я дам другой раэш, - ниренисса подцепила цепочку на шее паренька. - У тебя простой, мы, белые, другой носим. А этот еще и старый, стерся совсем, кто-то носил его. Долго.
        - А нужно? - Райз потеребил свой кулон. - Мне этот нравится.
        - Можно не менять. Но наш красивее.
        - Не буду. Я к этому привык.
        - Хорошо. А меня Шиара зовут, - шепнула кошка, когда Авиен, единственный, кто мог бы услышать ее тихий голос, покинул гостиную. - Хочешь, Рохшан тебе своего кота покажет?
        - Да! - радостно подскочил нирени.
        - И зачем ты за мной идешь? - не оборачиваясь спросил Ен, остановившись в пустом коридоре.
        - А разве мне кто-нибудь запрещал ходить за найрином? - наигранно удивился мужчина. - Как же можно упустить возможность полюбоваться таким редким зрелищем, как наследник, наконец-то расставшийся с любимыми каблуками?
        - Нас никто не слышит, можешь не стараться.
        - А я тренируюсь.
        - У тебя и так жало вместо языка, пожалей придворных.
        - Как будто вы их когда-то жалели, просто ваши завуалированные насмешки им не понятны, - усмехнулся Лиастар и чуть слышно позвал, совсем другим тоном: - Лучик.
        Авиен вздрогнул и, толкнув ближайшую дверь, зашел в пустую комнату.
        - Ени, - снова позвал советник, входя следом.
        Найрин не обернулся, продолжая молча стоять, обхватив себя руками.
        - Я был старше, легче пережил, но мне тоже горько вспоминать.
        - Они были лучшими подругами, даже погибли вместе, - глухо отозвался юноша.
        - Жаль, так и не удалось выяснить, случайно ли лошади понесли, и карета упала с обрыва.
        - Жаль, что некому мстить. Но это ничего бы не изменило, их не вернуть.
        - Но мы их помним и любим. Они знают об этом, - Лиастар подошел вплотную к Авиену, почти касаясь его спины.
        - Я не хотел оттолкнуть тебя, но ты невыносим, - вздохнул найрин.
        - Служить и прислуживать - это разные понятия, Ени. Я понял тебя. Ты позволишь?.. - теплые руки осторожно обняли юношу, бережно прижимая к груди.
        - Через три месяца мне будет двадцать, - тихо произнес найрин, откидывая голову на плечо мужчины.
        - И будет бал в честь совершеннолетия наследника, - подхватил советник.
        - И отец передаст мне посох.
        - И болото у подножия трона рискует быть осушенным, - усмехнулся Лиастар.
        - И будет объявлено о заключении наяром партнерства.
        Мужчина напрягся и попытался заглянуть в глаза Авиену, но они были закрыты. Только на губах наметилась улыбка.
        - Придворные будут в шоке, - хмыкнул Лиастар, до конца еще не веря, что не ослышался и понял правильно.
        - О, да! - Ен прекратил изображать умирающего лебедя и повернулся к мужчине, раскрыв сияющие глаза. - Все же знают, что найрин и советник терпеть не могут друг друга.
        - И решат, что бедного мальчика заставили заключить партнерство против его воли, - страдальчески заломил брови Лиастар.
        - А про коварного советника сочинят еще парочку страшных историй.
        - И на этой волне всплывет несколько заговоров.
        - Но мы будем к ним готовы.
        - Если кое-кто не станет играть против меня, - прищурился мужчина.
        - На этот раз мы будем строить планы вместе, - улыбнулся найрин и замолчал в замешательстве. Он всю жизнь успешно избегал физических контактов, брезгуя насквозь фальшивыми придворными лизоблюдами, мечтавшими о власти, а в красивом мальчике видевшими только приятный довесок. И теперь Авиен лихорадочно решал, уместно ли будет поцеловать человека, которого наконец-то решился подпустить к себе. Или не целовать самому, а показать, что не против? Или это будет слишком пошло? А может, не надо? Подождать…
        - Ен!!! Меня обращаться научили!!! Иди, покажу! Ой… извините, - Райз с любопытством оглядел отпрянувшую друг от друга парочку и только потом вышел.
        - Я пойду, пожалуй, он же все равно не отстанет, - глядя под ноги пробормотал Авиен и, стараясь шагать неторопливо, покинул комнату.
        Лиастар с улыбкой посмотрел ему вслед, покачал головой и беззвучно рассмеялся от сч
        Глава 11.1
        Нирены уехали на следующее утро. Меня это, конечно, расстроило, но не могу сказать, что сильно. Так быстро расставаться с новообретенной бабушкой не хотелось, столько вопросов осталось незаданными, что и за неделю не переговорить. Но умом я понимал, что не особо-то ей нужен. Шиара обмолвилась, что в человеческих землях бродит множество полукровок от любящих погулять молодых котов, но они ниренам не интересны. Понятно, и на меня бы внимания не обратили, если бы не моя проснувшаяся звериная ипостась, которую почуяла ниренисса и признала родственника. И, возможно, у меня есть куча дядей и тетей, а так же кузенов и кузин, но вряд ли они когда-нибудь найдутся. Насколько знаю, мама была сиротой, выросшей в доме призрения* (*богадельня, приют), вряд ли она знала своего отца и скорее всего не догадывалась о нашей кошачьей крови.
        Но я очень благодарен ниренам, что помогли наконец-то разобраться с обращениями. Оказалось все проще некуда. Чтобы сменить ипостась, надо сосредоточиться на соответствующей форме. Причем не обязательно своей. Хочешь встать на две ноги - сконцентрируйся на мыслях о человеке. И возбуждение тут ни при чем, но когда кого-то хочешь, посторонние мысли сами собой разлетаются, а все существо тянется к вот этому конкретному индивидууму. И в кота так же, а ярость и страх просто заставляют сработать инстинкт: звериная форма сильнее и лучше приспособлена для защиты и нападения. Вот интересно, а если бы полукровок с детства учили обращаться, сколькие из них смогли бы обрести вторую суть? Думаю, многие.
        Когда Рохшан обратился в кота, моему восторгу не было предела. Я Авиена считал большим? Простите, ошибся. Желтоглазый нирен был в полтора Ена высотой и в два шириной. Вот это котик! Он и в человеческом облике был здоровенным, на полголовы выше Ивиса, а уж в зверином… Если на меня такой лапкой наступить, только мокрое пятно и останется. Но за хвост я его тоже оттаскал. Чтобы не смотрел на меня с таким презрительным снисхождением. Да, я мелочь серо-розовая, зато шустрый! И плевать мне на мою нечистокровную родословную!
        Окрыленный успехами, я случайно обломал интим Авиену, за что получил подзатыльник в коридоре, а потом на радостях был почти задушен в объятьях и осчастливлен какой-то заморской мыльной жидкостью, с которой меня отправили отмываться, успешно, кстати, волосы почти вернули родной цвет. Обсуждать ниренов товарищ был совершенно не расположен и, сплавив меня, ускакал по своим делам.
        Вредный Ивис к себе меня не пустил, так что пришлось удовлетвориться приготовленной для меня комнатой и одинокой постелью. Вообще-то я не собирался ложиться так рано спать, но после горячей воды и сытного ужина, принесенного слугами в комнату, решил прилечь отдохнуть и не заметил, как задремал.
        Судьбоносный разговор состоялся на следующее утро, когда в ответ на мой стук кьяр спросонья неосторожно открыл, не спросив, кого так рано принесло, и тут же получил дверью по лбу. Это я поспешил проникнуть внутрь, пока Ив не спохватился. Слегка оглушенный мелор был оттащен на кровать, оседлан и зацелован. В себя он пришел, когда я попытался добраться до тела. Некоторое время мы громили постель, пытаясь скрутить противника: он старше и крупнее, я хоть мельче, но не человек. Борьба закончилась ничьей. Отплевываясь от пуха, кьяр прикрыл одеялом прореху в штанах и изрек:
        - Спросим у твоей мамы. Если она даст разрешение на досрочное партнерство, тогда посмотрим. Иначе ждем три года.
        Я радостно согласился, потому что точно знал: мама разрешит.
        Вечером меня поймал Авиен. Выглядел он почти как раньше, черные одежды пропали, но цвета теперь были намного скромнее: синее с серебром. И украшения поскромнее, на вид, по крайней мере, в цене на драгоценности не разбираюсь, вполне возможно за эти скромные сережки и подвески из белого металла с синенькими камушками можно полстолицы купить. В таком виде он смотрелся серьезнее и старше, чем в разноцветных тряпках, и вместе с тем как-то загадочно и привлекательно. Особенно для одного рыжего мелора, который проводил нас ревнивым взглядом.
        Мы наконец-то обсудили обращения, Ен припомнил, что нечто подобное ему втолковывал дед, но в силу малого возраста найрин плохо понял и почти не запомнил. Впрочем, повзрослев он и сам научился делать нечто подобное, поймав возникавшее во время смены ипостаси ощущение, но как объяснить мне, не догадался. С ниренов разговор перешел на раэш. Мы сравнили наши, оказавшиеся совершенно идентичными, и я припомнил слова Шиары, о том, что мой кулончик кто-то уже носил.
        - Они вроде бы разные у всех кланов, - неуверенно произнес Авиен, вертя в руках свой раэш. - Нирены их сами вырезают из рога единорога. А у тебя он вообще откуда? Мой мне повесил дед, но ты со своим предком не был знаком, а нирены его дают только оборачивающимся полукровкам.
        - Мне его один старик дал, - пожал плечами я. - Он отшельник, недалеко от столицы живет.
        - Он человек?
        - Вроде бы. По внешности типичный мелор, а так, кто его знает, по крайней мере, в кота при мне не обращался.
        - Недалеко от столицы, говоришь, - задумался Авиен. - Помнишь, где точно? Меня отведешь?
        - Запросто. Да я и сам хотел его проведать, поблагодарить. Он мне помог в дороге. А тебе-то он зачем?
        - Понимаешь… Мать кое-что рассказывала о деде, мало, но все же. Она говорила, что он жил где-то недалеко от столицы и частенько наведывался, передавал весточки бабушке и маме, а потом пропал. Если у того мелора был раэш, значит он как-то связан с ниренами, глупо конечно, рассчитывать на такое везение, но вдруг он что-то знает о Рауире.
        - А может и правда знает, - кивнул я. - Пока не спросишь, не узнаешь.
        Следующим утром мы отправились в путь. Верхом дорога заняла всего несколько часов, мне б так в столицу ехать, не было бы тех мучений. Хотя тогда бы и с хорошим человеком не познакомился. Может он и Ену чем-то поможет.
        В поисках лесной избушки пришлось поплутать. Вроде бы помню, что где-то здесь мы со стариком из лесу выходили, а вот как до этого шли? В конце концов, найрин, оставив охрану на дороге, разделся в кустах и, перекинувшись в кота, принюхался и бодро почесал куда-то вглубь чащи. Мы с Ивисом, который поехал с нами, категорически заявив, что одних нас не отпустит, подхватили сброшенную одежку и поспешили за Еном.
        Домик оказался даже меньше, чем мне запомнился, старика видно не было. Ен выбрался из зарослей и, поправляя манжеты, направился к двери. И тут она сама распахнулась, из нее почти выпал знакомый мне седой мелор и хрипло выкрикнул:
        - Рау?!!
        К счастью этот дедок оказался покрепче Авиенова папы, боюсь, посреди леса лекарей мы бы не скоро нашли. Придя в себя, мелор извинился и пригласил нас войти, то и дело кося на Ена ошеломленным взглядом. Мы с Ивисом переглянулись и остались на полянке. Пусть побеседуют, там похоже, опять какие-то страсти всплыли. Ну и мы времени даром не потеряем. Усаженный на поваленное дерево, кьяр недолго сопротивлялся и призывал меня к порядку, вскоре губы ныли уже у обоих. Да и не только губы, но помочь себе и мне правильный до зубовного скрежета мелор отказывался категорически. Пришлось самому. Ивис аж воздухом подавился, когда я, не слезая с его колен, запустил руку себе в штаны. А что делать? Хочешь мучиться, твое дело, а я не согласен. Спокойно закончить дело мне не дали, скинули и бросили в одиночестве. Угу, в кустах наедине с собой некоторым, видимо, удобнее.
        Вернувшийся найрин застал нас в прямо противоположном настроении: довольного жизнью меня и хмурого обиженного кьяра. И чего дуется? Подумаешь, неприлично ему!
        - Пойдем, - махнул нам Авиен, кажется, не заметив выражения наших лиц.
        - Постой, я же поблагодарить хотел!
        - Потом поблагодаришь, - поймал меня за руку найрин. - Его лучше сейчас не беспокоить.
        Попытки расспросить Ена в дороге ничего не дали, но уж во дворце я на него насел, так что не отделаешься. Друг зыркнул на кьяра и уволок меня к себе в покои.
        - Каринер был партнером моего деда, - тяжело вздохнул парень и плюхнулся в кресло. - Я жалею, что поехал. Мало приятного узнать, что твой покойный возлюбленный имел любовницу на стороне и даже ребенка от нее. Хотя он вроде бы был рад мне…
        - Так твой дед все же умер? - я вычленил главное.
        - Да, - кивнул Ен. - Ты носишь его раэш. Каринер решил, что тебе нужнее.
        Я выудил из-за пазухи кулон и уставился на него.
        - Хочешь, тебе отдам?
        - Зачем? - удивился Авиен. - Это просто вещь. Носи. Если что, на помощь позовешь. Хотя бы меня. Нирены-то вряд ли поблизости окажутся.
        - Надеюсь, не понадобится! - воскликнул я. - Хватит с меня уже приключений.
        - Ой-ли? - хихикнул парень.
        От удушения его спас стук в дверь.
        - Папа? - ахнул Авиен, открыв дверь. - А тебе разве можно уже вставать? Надо было послать слугу, я бы сам пришел! - и попытался закрыть меня собой, не впуская родителя внутрь.
        Увы, не те габариты. Наяр глянул через его плечо и хмыкнул:
        - Похоже, я не вовремя. Не волнуйся, пройти по коридору мне не сложно.
        - Нет, что ты. Райз уже уходит.
        Райз вообще-то уходить не собирался. Ну ладно, не буду мешать. Наверное, нужно было что-то сказать, но я ограничился поклоном. Все равно не знаю, что там по этикету положено, да и по-мелорски до сих пор говорю плохо, хотя и понимаю почти все. Я попытался проскользнуть к двери, но был остановлен насмешливым голосом:
        - А не ответит ли мне молодой человек на один вопрос?
        Я замер и кивнул.
        - Говорят, в мои покои недавно забрался кот, не знаешь ли ты, кто это был?
        Ой! Ой-ей-ей! Кажется, меня-таки пустят на воротник.
        - Н-не-ет, - выдавил я и сбежал из комнаты. Вслед мне послышался гулкий смех.
        - Он действительно был у тебя в покоях?
        - Кто-то пометил мои туфли и вазон. До сих пор кухонные коты такого себе не позволяли. На кого же мне еще думать? Не на тебя же! Вряд ли ты бы стал мне мстить таким образом. Хотя я не понимаю, чем обидел этого нирени.
        Авиен грустно улыбнулся, он догадывался, что котенок мог таким образом отомстить за друга, хотя найрин вроде бы не высказывал при нем свою обиду на отца.
        - Он твой друг или что-то большее?
        - Друг, младший братик.
        - А ты уже думал, с кем будешь…
        - Отец, позволь мне самому решать.
        Наяр пристально посмотрел на сына.
        - Я понимаю, что вряд ли смогу быстро вернуть твое доверие… Если вообще смогу. Но прошу тебя попытаться меня понять. Я сторонился тебя только по одной причине: боялся не сдержаться и выдать открывшуюся мне тайну. Я не хотел очернять память твоей матери, ты так любил ее, и правда могла стать для тебя тяжелым ударом. Не веришь?
        - Почему же, верю, - пожал плечами наследник. - Я же знаю тебя, отец, и предполагал нечто подобное. Когда узнал. А раньше не мог понять, что же могло так оттолкнуть тебя, что я стал тебе противен.
        - Ты не был мне противен. Но меня с души воротило от мысли, что Линера могла быть двуличной дрянью, водившей меня за нос! - наяр грохнул кулаком по столу.
        - Спокойно, отец. Все это оказалось досадной ошибкой.
        - И от этого мне еще хуже. Как я мог усомниться в ней? - покачал седой головой правитель.
        - Обстоятельства так сложились, - пожал плечами юноша, скрывая неприязнь, хотя умом он понимал причины поведения отца, но сердце принимать отказывалось.
        - Ты стал совсем взрослым, - вздохнул владыка, глядя в бесстрастное лицо сына. - А я слишком старым. Посох ждет тебя, осталось всего три месяца. Мне жаль, что придется взвалить эту ношу на тебя так рано, но ты же понимаешь, после такой ошибки, я не могу уважать себя, а значит быть достойным правителем. Да и срок мой истекает. Ты будешь хорошим наяром, мой мальчик, я спокоен за нашу страну и могу, наконец, уйти из наших лесов в Солнечный град, вслед за прародителями. Лишь одно тяготит меня: успею ли заслужить твое прощение?
        - Я простил тебя, отец, - Авиен взглянул на наяра и тепло улыбнулся. - Я все понимаю и не держу на тебя зла.
        Старик несколько мгновений пристально вглядывался в глаза юноши и расцвел ответной улыбкой. Плечи распрямились, сбрасывая тяжесть вины. Наяр обнял сына и прошептал:
        - Спасибо, мой мальчик. Я благодарен богам, наградившим меня таким наследником. Ты воистину несешь свет.
        Проводив отца, найрин устало опустился в кресло и помассировал виски.
        «Да простит меня Светоносный за эту ложь», - подумал он и, услышав шорох за стеной, улыбнулся:
        - Открыто, можешь зайти.
        - Я на минутку, - из-за сдвинутой панели вынырнул Лиастар, - только хотел спросить…
        - Да, это я подстроил побег Кейрайта, он нам еще нужен на свободе.
        - Ен, ну я же просил согласовывать все планы со мной! - схватился за голову советник.
        - Я все продумал, иди сюда, сейчас расскажу, - Авиен потянул мужчину к дивану и устроившись рядом с ним улыбнулся в предвкушении. До коронации оставалось всего лишь три месяца, а им еще столько предстояло сделать!
        Глава 11.2 и эпилог
        Храм Светоносного был переполнен. Знатные мелоры съехались со всей страны, желая засвидетельствовать свое почтение новому владыке. Простолюдины толкались у входа и на площади. Каждому хотелось запечатлеть в памяти этот исторический момент, ну и просто поглазеть на дивное зрелище.
        Ожидая главных действующих лиц, аристократия перемывала кости уже пришедшим. Одной из главных сенсаций, предшествующих коронации, было партнерство племянника наяра, Ивиссара, и никому не известного белокурого мальчика. То, что он нирен, частично оправдывало выбор кьяра, но не поспешность проведенной церемонии. Даже не дождались совершеннолетия! По двору уже пошли сальные шуточки о любви Хранителя Заповедных лесов к маленьким мальчикам, правда, обменивались ими с оглядкой, пара болтунов уже оказалась в вечном изгнании с легкой руки советника. Второй, не менее популярной темой для разговоров, был раскрытый заговор против правящей династии, на волне которого полетели головы многих знатных родов, расчистив места для тех, кто ранее и не мечтал оказаться у подножия трона. Места эти сейчас активно делились. В процессе дележки вылезло еще несколько неприятных историй, заставив задуматься, а стоит ли возможность урвать сладкий кусок риска лишиться головы?
        А за всей этой суетой через щель в занавесях внимательно наблюдали две пары глаз: прищуренные темно-карие и широко распахнутые ярко-синие.
        - Все на местах?
        - Давно уже. И все же мне это не нравится. Все можно сделать проще и надежнее.
        - Лиа, мы уже сто раз все обсудили. Я должен сразу показать свою силу, иначе со мной не будут считаться. Более подходящей ситуации не придумаешь. К тому же - это возможность подать все в выгодном для нас свете и пресечь возможные кривотолки.
        - Хорошо. Тогда пора начинать. Но помни, если возникнут сомнения, достаточно одного движения пальцев, чтобы все отменить.
        - И только попробуй его сделать. Не прощу.
        - Я знаю.
        Толпа всколыхнулась, по ней словно по морю прокатилась волна: все склонились перед взошедшим на возвышение наяром. Старик ступал тяжело, но величественно, опираясь на простой посох из светлого дерева, обвитый увядшей лианой. Дойдя до центра, владыка остановился возле ступеней. От них к дверям храма вела ковровая дорожка, вдоль которой выстроились высокородные. Строго поглядев на своих подданных, наяр произнес:
        - Больше ста лет я правил вами, многое произошло за этот срок. Были и солнечные дни, и темные ночи, но все проходит, прошло и мое время. Посох ждет крепких молодых рук, страна - ясного ума и зоркого взгляда. Грядет новый рассвет, да сменится эпоха!
        Под звуки горна в двери храма вошел найрин. Тонкая невысокая фигурка в расшитом золотом белоснежном шелке ритуальных одежд некогда носимых светозарными, казалось хрупкой как бабочка, сожми кулак - и от крылышек останется только серая пыльца на ладони. Придворные начали украдкой посмеиваться еще на словах наяра о ясном уме. Наследника не уважал никто. Многим нравился наивный беззащитный юноша, но видеть его на троне мечтали лишь те, кто надеялся встать за его спиной, забрав власть в свои руки. Те же, кто думал о благе страны, до последнего надеялись, что посох будет отдан Ивиссару.
        Тем не менее, церемония была красивой, а потому увлекла всех, приковав взгляды к двум фигурам, замершим на возвышении.
        Авиен не спеша подошел к отцу и преклонил колени, выслушивая напутствие. Слова были традиционными, никто не вслушивался особо, больше любовались похожим на дивное видение юношей. С последними словами наяра наследник поднялся и протянул раскрытые ладони к посоху. Отец вложил его в руки сына, и тот сжал навершие. В ту же секунду посох засветился, лиана на глазах налилась соком, радуя глаз яркой весенней зеленью, и выпустила бутоны. По залу пронесся восхищенный вздох, когда крупные, белые с золотыми серединками цветы раскрылись, искрясь солнечными бликами и распространяя нежный аромат. Мало кто из присутствующих застал предыдущую коронацию, а потому видел это зрелище впервые, посох выносили на люди только при передаче власти. Найрин, вернее уже наяр, слегка побледнел, но не изменился в лице. Никто кроме правителей не знал, что дает посох своим владельцам, лишь ходили слухи, что он усиливает дар и пробуждает его ранее скрытые грани.
        Бывший владыка отошел в сторону, освобождая место преемнику. Авиен, выставив перед собой расцветший посох, обратился с речью к народу.
        - Хорошо говорит, явно советник речь писал, - хмыкнул один из высокородных.
        Ен, благодаря чуткому слуху ниренов прекрасно слышавший шепотки в рядах знати, продолжая говорить, сделал в памяти зарубку проверить этого мелора.
        Но, действительно написанной не без помощи Лиастара, речи не суждено было до конца проникнуть в умы подданных. Внезапно, один их тех, кто стоял неподалеку от венценосных лиц и должен был обеспечивать их безопасность, кинулся на молодого наяра, выхватывая кинжал. Картинка будто смазалась, взметнулся, будто на ветру, расшитый золотом шелк и брызги крови окропили первый ряд высокородных. Миг - и перед взбудораженными мелорами показались распростертый на полу стражник с перечеркнутой кровавыми полосами грудью и огромный золотой кот, прижимающий нападавшего мощной лапой.
        - Нирен! Нирен! - раздались вскрики.
        - Я его сам прибью, - выдохнул Райз, разжимая стиснутые кулаки, - чуть не обратился с перепугу.
        - Спасибо, хоть предупредил заранее, - мрачным тоном поддержал партнера Ивис, - но все равно можно было обойтись без таких представлений.
        Часть аристократов попыталась протолкаться к выходу, но напиравшие оттуда простолюдины не дали шанса на побег, в давке раздались женские крики и мужская ругань. Другие наоборот, попытались протолкаться ближе к месту действия, дабы разглядеть получше.
        Суматоху пресек советник. Стражника унесли, толпе хватило нескольких слов, брошенных резким голосом и одного взгляда прищуренных глаз, чтобы вспомнить о родовой чести и достоинстве и занять положенные места.
        Едва все успокоились и послышались вопросы о том, что стало с наяром, спокойно сидевший до того кот встал и, подойдя к краю, сменил ипостась.
        На этот раз крики были даже громче, чем во время покушения.
        Авиен с невозмутимым лицом завернулся в поданную слугой накидку, поднял посох и снова обратился к подданным:
        - К сожалению, несмотря на раскрытый недавно заговор, осталось еще немало прогнивших умов, таящих опасные замыслы. Но будьте спокойны. Я и мой советник, ситар Лиастар, не оставим без внимания никого. Правящая династия сильна, а отныне станет еще сильнее: во мне слиты воедино две древних крови: Светозарных и ниренов. Род моей матери пересекся с этими древними созданиями пять поколений назад и нес в себе спящий дар, пробудившийся во мне, - бумаги были подделаны мастерски, Лиастар поднял всех своих специалистов. Живых свидетелей тех событий найти никто бы уже не смог, столько не живут даже чистокровные нирены, а прочие источники были идеально подчищены. - Нирены не бросают своих, и, отныне, у нас есть еще и их поддержка. Наши дни будут солнечными, а ночи тихими, ничто не нарушит покой нашей земли. Отсчет новой эпохи начат!
        - Что ты несешь? - не шевеля губами, прошипел Лиастар. - Какая поддержка ниренов?
        - Отстань, я речь забыл, - так же ответил Авиен. - Ладно, главное сказал. Уходим.
        Ошарашенные мелоры еще долго стояли, переглядываясь и приходя в себя. А молодой наяр, едва скрывшись от глаз подданных, начал истерически хихикать, пока не получил подзатыльник от Райза.
        - Ну ты устроил! А если бы он тебя задел? Знаешь, как я испугался?!
        - Знал бы ты, как я сам перетрусил! - отмахнулся Ен и привалился к Лиастару, благо в комнате были только свои. - И это нападение было отнюдь не самым страшным!
        - Самое страшное то, что ты речь переврал. Мы что, зря ее две недели сочиняли? - проворчал советник, обнимая юношу. - И что за бред ты нес в конце?
        - Не так уж и сильно переврал, - улыбнулся наяр. - И вовсе не бред. Райз, ты меня поддержишь, если что?
        - Конечно!
        - Вот видишь? У меня есть поддержка ниренов! Ну, одного точно.
        - Не расслабляйся, нам еще бал нужно пережить, - сказал Лиа, отсмеявшись.
        - Ты это нашим подданным скажи, их еще ждет второй шок за день.
        - Может, повременим с объявлением о партнерстве?
        - Ни за что! - категорически возразил Авиен. - Хорошенькая встряска им только на пользу. Главное, успеть все проконтролировать.
        - Не волнуйся, - успокоил его советник, - сейчас во дворце глаза и уши отросли не только у стен, но даже у ваз в уборной.
        Все рассмеялись. Кроме Райза. Тема ваз и уборной была для него больной с тех пор, как отец Ена публично презентовал ему десяток кадок с цветами и выразил надежду, что теперь бедному нирени не придется рыскать по чужим покоям в поисках необходимых удобств.
        - Пойдемте, - поторопил всех Ивиссар, - карета ждет нас у черного хода. Еще один тяжелый вечер и все вернется в привычную колею. И мы наконец-то уедем домой, - он с улыбкой приобнял Райза, котенок подмигнул ему и провокационно облизнулся.
        - И вы не останетесь нам помочь? - поднял домиком бровки Авиен.
        - Упаси Светоносный! Я по горло сыт вашими интригами, все равно я вам в них не советчик.
        - Мы вас будем часто навещать, - утешил друга Райз. - И вы в гости приезжайте. Мы же теперь одна семья. Ох, вот не думал, что когда-нибудь окажусь членом королевской семьи.
        - Пойдем, мой королевский кошак.
        - Мяу! - ответил нирен и, хихикнув, побежал следом.
        Эпилог
        - Хватит уже валяться, пошли, - мой мелор закончил причесываться и снова стал дергать меня за хвост. - Твоя мама опять будет ругаться, что мы опаздываем на завтрак!
        И чего ты меня теребишь? Знаешь же, что меня вчера наши мелкие монстрики так укатали, что я не помню, как и в каком виде до кровати добрался. Могу я хоть немного с утра побалдеть? Сейчас же выйдем и все по новой начнется!
        Я все же соизволил стать человеком и лениво потянулся за одеждой, Ивис перехватил мою руку и стал одевать меня сам. А я его раздевать. В результате из спальни мы вышли только через час.
        У лестницы под ноги подкатился пушистый комок серой шерсти.
        - Надо слугам велеть вычистить чердак и кладовые, а то мы замучаемся ребенка отмывать, - вздохнул Ивиссар, подхватывая племянника на руки.
        - Угу, - согласился я, прикрывая собой мелора от несущегося на нас мосластого недолетка. - Кеси, стоять!
        Девочка попыталась остановиться, когти прочертили на дубовом паркете глубокие борозды.
        - Бабушке сама это объяснять будешь, - пригрозил я. - И не гоняй брата, он еще совсем маленький.
        Племянница убежала, чтобы догнать нас у входа в столовую уже одетой, на ходу доплетая рыжую косу. Как всегда в штанах. Девчонке шестнадцатый год, а ее в платье не оденешь! Впрочем, пусть об этом голова болит у ее родителей.
        - Кеси, ну я же просила одеться прилично! - правильно, воспитывай ребенка. - Сегодня у папы день рождения, можно хоть раз в году сделать ему приятно?
        - Ага, и на день рождения второго папы, и на твой, и на дядины, и…
        Ивис хмыкнул, слушая ворчание девочки, и вручил матери слегка очищенного от пыли почти белого нирени.
        - Ксар, где ты так увозился! - ахнула Рилана, котенок прижал ушки. - Райз, почему ты не следил за ребенком?!
        - Я?! - ничего себе заявочки! - Я спал вообще-то. И это твой ребенок, не наглей! - я заглянул в такие же, как у меня, бирюзовые глаза и с трудом сдержался, чтобы не отвесить сестре подзатыльник, как в детстве. В ее детстве.
        Когда мы с Ивисом приехали в Андоран за мамой, оказалось, что ее барон погиб на охоте, а наследники пытались выставить ее, беременную на пятом месяце, на улицу. Мой мелор, конечно, навел там шухеру, но наследство все равно досталось законным претендентам, да нам оно и не нужно было, кьяр богаче всех андоранских баронов вместе взятых. Вот и вышло, что сестра родилась уже в Мелории, и по здешним законам не являлась чужестранкой. Так что через двадцать лет, когда эта влюбленная кошка осадила две крепости, не желавшие сдаваться на милость ни одной женщины, никаких препятствий на пути к браку не оказалось. Кроме собственно их сопротивления, но они как-то подозрительно быстро капитулировали, а Рилана чудесно влилась в пару, превратив ее в неразлучное трио. Характерами сошлись идеально. Правда пришлось скрыть некоторые подробности маминой биографии и выправить для нее бумаги вдовой баронессы. Меня вначале шокировало, что тут принято, если партнеры делят постель, то могут сочетаться браком с одной супругой, а вот мама тут же это дело одобрила, заявив - правильно, мол, одного мужа настоящей женщине мало.
Кошка, что тут сказать. Даже если оборачиваться не умеет.
        - Рилька, где там твои супруги? Обещали с утра приехать! А вы шустрее накрывайте, детям кушать пора! - мама, все такая же красивая, несмотря на седину и морщинки в уголках глаз, как всегда строила слуг. Ну и нас тоже. - Кеси, живо переодеваться! Райз, почему голова растрепана? Ксар, а ну становись человеком, что за безобразие! Как ты за столом сидеть будешь?
        Котенок спрятал мордочку у матери на груди, у него пока еще плохо получалось менять ипостась.
        Ивис обнял меня со спины и прошептал на ухо:
        - По-моему, мы уже достаточно погостили у мамы. Поедем завтра домой?
        Я угукнул, соглашаясь.
        В коридоре послышался шум и в столовую стремительной походкой вошел Авиен, котенок сорвался с рук Риланы и бросился к отцу. Впрочем, она сама поспешила следом, как и Кеси. И я тоже.
        - Тише, раздавите, - засмеялся Ен, пытаясь обнять всех сразу.
        Когда-то я думал, что он никогда не станет таким же красивым, как его дед. И правильно. Он стал лучше. Теплая улыбка и хитрый прищур синих глаз шли ему гораздо больше холода и высокомерия. Впрочем, когда было нужно, взгляд наяра мог заморозить почище зимней стужи.
        - А папа Лиа приехал? - спросила Кеси.
        В коридоре раздался грохот, и послышались ругательства.
        - Ой! - девочка испуганно присела и понеслась к источнику звука. - Папочка, не обижайся, это я не на тебя ловушку ставила!
        - А где Адри? - забеспокоилась Рилана, не досчитавшись старшего сына.
        - Тут, - хмурый найрин появился из другой двери. - Какая блохастая кошатина перепутала кадку с уборной и уничтожила мой любимый цветок?
        Я с любопытством посмотрел на детей. Кто из них? Ксар маловат еще так брату мстить, хоть они и не ладят, а Кеси все-таки девочка…
        Сзади раздалось покашливание, обернувшись, обнаружил, что Ивис старательно давит смех. Авиен и Лиастар с веселыми искорками в глазах пристально смотрели на меня, вслед за ними уставились и остальные.
        - Эй! Вы что, с ума сошли? На мелких смотрите, я-то уже давно не глупый котенок!
        Судя по дружному смеху, мне не поверили.



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к