Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Мельник Иван Тропов


        #

        Иван Тропов
        МЕЛЬНИК
        (альтернативная наноистория)
        Джип был американский. Болотно-зеленый, похожий на огромную жабу «Кадиллак Эскалада», от которого почему-то пахло кофе.
        Под задним стеклом, на американский же манер, была наклейка. Словно я и не перелетала через океан, а так и осталась в Канаде… Спасибо, что хоть надпись на русском: «Божьи мельницы мелют медленно».

        - Вы Оля?
        Я обернулась.
        Почему-то я ждала, что меня встретит тетка. Деловитая такая тетка, у которой все помечено и расписано, которая еще на трапе возьмет меня в оборот, и от ее щебетания будет некуда деться.

        - А вы - с «Первого»?  - спросила я.
        Парень кивнул, откровенно ухмыляясь. Беспардонно разглядывая меня от кроссовок до макушки.
        Я переспросила:

        - Вы - с «Первого»?
        Мне нужен был четкий ответ. Мне все еще не верилось, что это не затянувшийся сон.
        Неужели реальностью станет то, о чем я даже не смела мечтать, просиживая жизнь заштатным лаборантом? Неужели я смогу делать то, что хочу? И не в каком-нибудь трехдолларовом инди-кино, а сразу под крылышком огромной и щедрой конторы. Самое смешное, не где-нибудь там, а на родине. Одной из, по крайней мере…
        Мне все еще не верилось. Несмотря на то, что билет оплатили они,  - первый класс, между прочим, первый раз в жизни летела первым классом! Несмотря на то, что на стоянке и в самом деле нашлась машина с указанным номером. А теперь вот и проводник.

        - С «Первого», с «Первого»,  - сказал парень.  - Аз, он же омега, он же Гоша, он же Егор…
        Было в его глазах какое-то озорство, которого я не ожидала.
        Он галантно распахнул передо мной дверцу, мягко прикрыл за мной, только после этого сам забрался в машину.
        Вел джип он так же мягко, как говорил. По-кошачьи. Играя.
        Мне стало легко-легко. Ощущение, что меня несет счастливый сон, стало еще сильнее, но только теперь я уже не боялась, что все это какое-то недоразумение, вдруг оборвется и развеется без следа.

        - А как вас зовут?  - спросила я.
        Молодой человек глянул на меня, прищурившись на правый глаз.

        - Зовут? Да в разных кругах по-разному. Хочется надеяться, что мы с тобой не останемся в просто официально-функциональных отношениях, но кто знает… Так что пока я для тебя, давай, Степан Корольков.
        В его глазах был какой-то хитрый огонек, причин которого я понять не могла. Травка? Да нет, не пахло в машине травкой.
        Хотя… Мне становилось все легче и веселее, я даже подумала: хорошо, что проснуться мне не грозит. Но интересно, что бывает, если в счастливом сне вдруг уснуть?

        - Степан, а…

        - Просто Степа. Можешь даже - Стиви. Я думаю, мы с тобой будем часто пересекаться по работе.
        Он снова оторвался от дороги и посмотрел на меня. Опять с искрой в глазах, но в этот раз внимательнее, задержался взглядом. Что-то вылавливая в моих глазах. Какой-то ответ? Или ждет чего-то?
        Я встряхнулась. Постаралась войти в деловое настроение.

        - А какую из моих заявок приняли?

        - Да честно говоря, обе твои сценарные заявки - так себе… Но главный сказал, что рука чувствуется. Есть в тебе талант. Искра.
        Не сразу, но я все же решилась уточнить:

        - Главный?
        Кого он имеет в виду? Не может же быть, чтобы меня, новичка,  - и сразу пред очи их эрлгерцога…

        - Главный, главный,  - Степа на миг вскинул глаза на козырек от солнца над головой.
        - Так и сказал: талант есть. Надо только огранить.

        - Но… Если мои заявки не подошли… То над каким же…
        Как правильно?  - судорожно подумала я. Как принято говорить у ребят, которые в теме? Чтобы не показаться последней деревней… как?! Над проектом? Или…

        - В каком проекте я буду участвовать?
        Степа поморщился.

        - Только не брякни это словечко при главном. Он его терпеть не может. Это так цинично и распонтованно звучит - проект… Дело. По-русски, ясно, уважительно к себе и другим. Дело. И не участовать, а работать. Ты будешь работать по темнику самого. От тебя нужен тактический креатив. Молодой драйв, вот что нужно. Ну да ты совсем сонная, я вижу…

        - Я?  - запротестовала я.  - Сонная?

        - Угу, как зимняя муха. Возьми сзади сумку, там термос. Выпей кофейку. Главный любит, чтобы все вокруг порхало и спорилось.
        Я выпила колпачок кофе. Он оказался очень крепким и с каким-то сильным привкусом, вроде корицы, но не корица. Я вдруг поняла, что и в самом деле почти засыпаю.

        - Спасибо,  - сказал я.

        - Да пей, пей, на даче еще сварю.
        Я выпила еще колпачок, третий… Но вместо того, чтобы взбодриться, я стремительно превращалась в ту самую муху-шатунью.
        Я вскинулась. Помотала головой, чтобы хоть чуть прояснилось в голове. Потерла лицо.
        За окнами уже не летели однообразные полосы МКАДа. Мы съезжали. Только, как мне показалось, почему-то не в Москву, а опять в область.

        - А куда мы едем?

        - Главный сказал, прямо к нему. На даче…
        Я подумала, что дача у их эрлгерцога, наверно, должна быть на Рублевке. Только Рублевка - это же на запад? Куда-то на запад по МКАДу, если ехать от Шереметьево?.
        Но мне казалось, что все это время мы ехали по МКАДу на восток… Правильно, в Останкино. Оно же где-то там… У меня путалось в голове.
        В глазах плыло, веки неудержимо склеивало. А в зеркале заднего вида надо мной прыгали смешливые глаза Степы. Кажется, он больше наблюдал за мной, чем смотрел на дорогу…


* * *
        Нашатырная вонь.
        Пальцы-лезвия влезли мне в нос, вонзились в мой беззащитный мозг, и кромсали, драли, рвали его из моей головы…

        - Уберите! Не надо!  - взмолилась я, отстраняясь.
        Уже вырванная из сна - в тусклый полумрак и звон тарелок.
        Когда кошмарная вонь нашатыря совсем отпустила меня, я поняла, что нахожусь в маленькой придорожной забегаловке.
        Я сидела на диванчике,  - если так можно назвать позу приваленной к стенке в углу,
        - за столом с тремя мужчинами. Одним из них был Степан. Двух других я видела впервые, но сразу поняла об их жизни почти все. Два больших бритых наголо кабана, с которыми лучше не сталкиваться в городских джунглях.
        Мне, к несчастью, не удалось избежать встречи с ними.

        - Очухалась,  - сказал один.

        - Оль?  - позвал Степан.
        Он пощелкал пальцами перед моим лицом. Потом пододвинул ко мне тарелку.

        - На вот. Поешь давай.

        - Вы не из «Первого»…  - пробормотала я.  - Кто вы?

        - Мы те, кто вырвет тебя из трясины мещанства и подарит смысл жизни… Ты ешь, ешь. И не надо так оглядываться. Ну куда ты здесь убежишь? От них-то?  - Степан кивнул на кабанов.
        Я поглядела на того, который сидел напротив меня. Простота его взгляда была так выразительна, что я со вздохом отвела глаза и взялась за вилку. Лучше делать, что говорят.
        Но взглянув на тарелку, ощутив запах жареного лука и картошки, аромат копченого куриного крылышка и привычную, будто уже чуть покалывающую в носу пузырьками прохладу над колой,  - я вдруг поняла, что жутко голодна.
        Сколько я спала? За окном было темно. Вечер? Ночь? Или вечер через сутки? Чувствовала себя я так, что это мог быть и вечер следующего дня… Господи, куда же они успели меня завести-то?
        Странно, но эти мысли не мешали мне жадно глотать ломтики картошки и обгрызать куриное крылышко, а потом второе. Я продолжала косить глазом по сторонам, но, как назло, крошечный зал опустел. Даже тетка за прилавком куда-то ушла. Мы остались одни.
        Я посмотрела на Степана.
        Странно, но особого страха во мне не было. Может быть, потому, что было во всем этом что-то нереальное. Фильм, в котором похожая на меня героиня попала в приключение. Наверно, так было потому, что я не могла понять, зачем я им нужна? Много с меня не взять. Тем более, что и билет-то оплатили они… Первый класс, между прочим… Им нужны не деньги? Но тогда что? На королеву красоты я не тяну, нет у меня таких иллюзий.

        - Зачем я вам?
        Кажется, Степан в самом деле удивился.

        - Я же объяснил, Оль? Будешь работать по темнику главного…

        - Вы же не с «Первого»! И все остальное тоже вранье!

        - Ну, не с «Первого»… Но не все. Зачем сразу обобщать? Хотя кое в чем еще, признаюсь, я тебе и слукавил.
        Бритые мальчики поддержки сидели как гранитные башни, равнодушные к нашему разговору.

        - В чем же?  - напряглась я.
        Вдруг проснулось ощущение реальности. Это не фильм! Это жизнь, в которой нельзя отмотать назад и переснять дубль. Вот сейчас-то я и узнаю, в какую жопу влипла…
        Но вместо этого Степан сказал:

        - Сценарии твои, Оль, не просто никакие - а откровенное дерьмо. Шняга и жмых.
        Я настолько не ожидала такого поворота, что не то чтобы растерялась… меня будто переключили на другой канал. Миг назад я почти тряслась от страха, а теперь страх вдруг… ну, вышел покурить.
        Степан не угрожал. Он говорил со мной как с равной, мальчики поддержки сейчас были ни при чем. А моя гордость была задета.

        - Правда?  - сказала я с вызовом.

        - Полное,  - невозмутимо кивнул Степен.  - Цельнотянуто вторичное. Это-то и обиднее всего, Оль. Дерьмо не потому, что ты пустышка или сочинять не умеешь, а потому, что сама, своими руками, обрываешь крылышки своей музе. Лепишь из нее шустрого таракана.

        - Таракана?..  - нахмурилась я.  - Какого еще таракана?

        - Тараканы. Шустрые такие. Участвуют в бегах на дорожках форматов… Устраивают разные издатели, продюсеры и прочие программные директора. Их-то еще можно понять. Деньги не пахнут, а сами они не бегают, только выбирают самых быстрых тараканов. Деловые ребята. Был бы спрос на мыло, а жир найдется… Но как понять тех, кто добровольно бросается участвовать в этих тараканьих бегах?

        - Я все же не совсем понимаю, к чему вы клоните…

        - Да неужели? А как еще называется, когда тридцатилетняя тетка делает вид, будто она пятнадцатилетний подросток, только пробующий перо, у которого впереди еще дюжина настоящих жизней, а пока все не всерьез, первый дубль, можно и дурака повалять… в тридцать-то лет, а? Когда уже знаешь, что жизнь одна, и такая короткая? И несмотря на это упрямо убеждать себя, что смысл жизни - понравиться миллиону леммингов? И заставлять себя сваять сказку про длинноухих эльфов, городских вампиров и космических герцогов? Мучаясь сомнениями, не лучше ли было замутить с ироническим детективом…

        - Ни разу,  - холодно проговорила я.
        Честно. И, признаюсь, не без мстительности. Теперь его обличительный пафос стал жалок и смешон.
        Но он ничуть не смутился.

        - Ах, ну да, ну да… Перелицовывать цветики-семицветики и сказки о проклятиях на современный урбанистический лад - это, конечно, совсем другое? Это уже магический неореализм и прочий высокий штиль, как бы? Как бы, далеко ушли?.. И это в мире, где есть смерть, любовь, свобода… Настоящие вещи. Настоящие. Понимаешь? То, что всерьез. Не для леммингов. Для тебя самой.
        Я молча ковыряла вилкой остатки картошки. Наелась уже.

        - Да понимаешь, конечно… Потому и написать ничего крупного не можешь. И не только ты. Много вас таких. Одно дело, несколько страничек про длинноухих эльфов на машине времени - это еще можете выдавить из себя. Особенно если на драйве. Конкурс какой-нибудь сетевой. Возня, друзья, все дела. Хватает запала. Но целый рома-ан… Такого надругательства над трупом распятой музы ее дух не выдерживает. Является вечерами и тычет в нос обрубками крыльев, и тоскливо воет - на хрена тебе это нужно? Ты же взрослая, умная баба… И ты всерьез собираешь угробить свою жизнь на то, чтобы сделать из себя дойную корову для миллиона леммингов?

        - Ну конечно!  - сказала я.  - Надо писать о том, что тебе важно! Умно, тонко, всерьез, ориентируясь на мудрых и вдумчивых. Идеальный читатель не требует от автора ни одного штампа и пошлости, не упускает ни единой мысли и намека… и не существует.

        - А, страшно стало? Не формат? Не возьмут на тараканьи бега?

        - А если у меня просто нет такого? Нет вот такого важного и всерьез? Ну, не пережила я мировой бойни! Не было в моей жизни блокад и гражданских войн. Ну, извините, дяденька. Виновата!

        - Ну я и говорю - тридцать лет, а все девочка, юбочка на лямке. И мальчики такие же бегают вокруг, иным по сорок, а все с соской и в подгузниках… Правда, что ли, ничего важного не пережила? А кто живет жизнью вечного беглеца? Кому приходится всю жизнь подстраиваться под чужие уставы?

        - Можно подумать, у меня есть выход…
        Степан вдруг ухмыльнулся, вмиг лишившись серьезности. Всего лишь маска была. Вернулась его прежняя игривость кота, поймавшего мышь.

        - Что?  - нахмурилась я.

        - Что и требовалось доказать. Проклятие лежит на этом роду, проклятие до тридцатого колена: родиться от рабов, жить в рабстве, растить своих детей рабами и не ведать, что выход есть, и не задумываться, где его найти…
        Мне это все уже надоело.

        - Так зачем я вам нужна?

        - Ты бы еще спросила, куда мы тебя везем.

        - Куда вы меня везете?

        - Туда, где тебе все объяснят. Ну наелась, что ли? Пошли баиньки. Завтра еще целый день ехать.
        Тут на меня натянули шерстяную лыжную шапочку, по самый нос. Я оказалась в колючей темноте.


* * *
        Меня подняли и повели. Мы вышли на свежий воздух. Я только слышала наши шаги да чувствовала руку кабана на плече.

        - Что вы собираетесь со мной делать?

        - Э, нет…  - на этот раз серьезно сказал Степа.  - Это пусть главный сам формулирует. У нас никогда не бывает второго шанса оставить первое впечатление, не так ли? Идею тоже надо подать под нужным соусом. Он людей умеет разводить. А я так, мелкая сошка на побегушках…
        Мы снова куда-то вошли, повернули.

        - Ступеньки,  - пробасило над ухом.
        Мы поднялись по лестнице. Снова шли. Скрип двери, меня подтолкнули в спину. Когда с меня сдернули шапочку, я была в гостиничном номере, рядом остался только Степа.
        Тускло светился абажур на тумбочке у кровати. Я инстинктивно зыркнула по сторонам, отыскивая телефон. Мой сотовый из кармана пропал, это я выяснила, еще пока мы шли.
        Телефона здесь, конечно, не было. От него остался только хвостик с разъемом. Зато под абажуром лежала какая-то книга. Сначала я решила, что это Библия, но для Библии книга была оформлена слишком легкомысленно. Блестел целлофанированный переплет, сверкали впечатки из фольги.

        - Это тебе, да. Почитай на ночь.
        Я взяла книгу в руки. Название было скромным: «Как стать писателем».

        - Зачем это?

        - Привыкай, теперь это твоя Тора. Если будешь умной девочкой. А если глупой… что ж, тогда это твоя колода Таро.

        - Не понимаю.

        - Юрий два-девять, четыре-одиннадцать…  - начал диктовать он так, будто это и в самом деле было святое писание с пронумерованными главами и строфами.

        - Стойте, стойте! Я…

        - Не запомнишь. Знаю. Я загнул странички. Хотя, я думаю, у тебя будет время прочесть это целиком, и не раз. Еще наизусть выучишь.
        Я не стала его разубеждать. Я вообще девочка вежливая. Я смолчала, даже когда он пожелал мне спокойной ночи и приятных снов.
        Когда он наконец вышел, я заглянула в ванную комнату. Мочевой пузырь разрывался. Наверно, я в самом деле проспала больше суток.
        Умывшись, я проверила карманы. Мне не оставили ничего. Вместе с сотовым исчезли и паспорт, и деньги, и ключи, и даже сигареты с зажигалкой. Я вернулась в комнату и стала раздеваться.
        Меня не покидало ощущение, что за мной наблюдают. Поэтому я старалась вести себя испуганным мышонком. Быстро юркнула в кровать. И даже изобразила, будто честно читаю свою новую «библию».
        Минут пятнадцать я скользила глазами по буквам, мало что понимая. Мне рассказали, что все сильные мира сего делятся на мелких деятелей времен Гомера и времен Шекспира. Призвали и меня не пищать мышиным голоском. Указали, что писателю должно не гнать чернуху, а тянуть читателей к светлому, доброму, вечному. А затем огорошили тем, что писатель из меня едва ли получится. Лучше всего писатели получаются из увечных. Из тех, у кого нет глаза, или ноги, а лучше и того и другого. А если при этом еще и горбатый и неуверенный в себе, совсем замечательно…
        Несмотря на намеренную лихость заявлений, я ни разу не улыбнулась. Уж больно эти тезисы пересекались с нашим разговором со Степой. Я никак не могла понять, чего же он от меня хочет… и все же чувствовала, что в этом начинает проступать какая-то система.
        Жуткая, пугающая система.
        Мне опять было страшно. Очень страшно. До этой минуты я будто все еще верила, что со мной такого не может быть. Что это все какая-то дикая шутка, и сейчас мне скажут, что «Первый канал» благодарит меня за участие в шоу со скрытой камерой… Нет. Теперь я уже не могла верить в это даже на уровне сумасшедшей последней надежды.
        Выключив свет, я лежала в темноте. Заснуть я не боялась. Мне было слишком страшно для этого.


* * *
        Часа через два, очень осторожно я приподняла одеяло и выбралась из кровати. Семеня на цыпочках и не включая света, натянула на себя одежду.
        Дверь я даже не стала проверять. Осторожно раздвинула шторы, но за ним была стена, стена, стена… На меня накатил ужас. Я поняла, что окна за шторами не окажется, оно заложено кирпичом и заштукатурено давным-давно…
        Окно было. Просто не очень большое, куда уже карниза для штор.
        Снаружи было совершенно темно.
        Кусая губы и молясь, чтобы окно не было заперто наглухо… Поддалось. Но боже, как же скрипело…
        Снаружи было так тихо, в окно тянула таким могильным холодом, что мне стало не по себе. Наверно, я пересмотрела слишком много фильмов, где перевозили преступника, которому ночью удалось улизнуть от конвоиров - но, к сожалению, прямо в поселке, где на ночь все превращаются в зомби…
        Я быстро перелезла через подоконник. Повисла на руках, вытянулась в струнку - и разжала руки.
        То ли от страха, то ли второй этаж был не так уж высоко, но я даже устояла на ногах. Спружинив, я встала, уже прикидывая, в какой стороне дорога…

        - Далеко собралась, детка?
        У меня чуть не разорвалось сердце.
        Я шарахнулась прочь от голоса и налетела на спину. Обернувшись, я рассмотрела лишь темный силуэт. Большой. И, кажется, лысый.

        - Душ в номере не работает?  - предположил кабан.  - Пошли…
        Он шагнул ко мне, беря за плечо… На миг я оцепенела, а потом вспомнила, что надо делать. Очень четко. Я даже сначала шагнула назад, чтобы он сделал ко мне еще один шаг, разведя ноги… и тут же я подалась обратно к нему, выбросив вверх колено.
        Изо всех сил. Я очень старалась.
        Но я никогда прежде не била мужика по яйцам. Это меня подвело. Вышло неудачно, я не накрыла цель коленом, лишь задела.
        Парень взревел, как недорезанная свинья. Он согнулся, но его рука не слетела с моего плеча, а только стиснула еще сильнее.
        И, с чувством обозвав меня публичной девкой в одно слово, он от души метнул меня об стену. Я вскинула руки, защищая голову…


* * *
        На этот раз я приходила в себя долго и странно, всплывая из черных глубин - к серебристой поверхности, рябившейся чужими голосами…

        - Отрезали…  - ныл один.  - Взяли - и отрезали…

        - Думай в следующий раз, прежде чем лезть за телефоном.

        - Саша!.. Ты понимаешь, что ты говоришь?..

        - Прекрасно. А ты? У тебя их еще девять, но может остаться меньше.

        - Саша…

        - Что - Саша? Мне как сказали, я таких и выбрал. Один для генерации идей, сообразительный. Второй - разочарованная креветка, которая хорошо разбирается в леммингах. Чтобы срезал острые углы и разбавлял нужным уровнем серости.

        - Черенок розы, и мешок навоза под нее?..

        - Ты сказал.

        - А ты это сделал!  - вдруг рявкнул нытик.

        - Но ты же в самом деле научился гнать это фуфло унылого драйва? Вон как мощно пошло. Фонтан прямо.

        - Ты же прекрасно понимаешь, что это из-за серии! Если бы не раскрученная игра, то…

        - Ну не прибедняйся.

        - Саша… Как же ты мог…

        - Вот так и мог, Вася. Деньги-то на конвент откуда брать? Думаешь, их за красивые глаза дают? Нет. Он мне - деньги. Я ему - чем могу… К тому же вы, московские, что-то последнее время часто стали на нас бочки катить. Так что считай, я просто выбрал свой краешек поляны.

        - Не смешно, Саша.

        - Не смешно? Это потому, что ты еще, выходит, не до конца проникся, как имитировать это унылое говно оптом. Знаешь, что тебе мешает? Любовь к раннему Джексону. Возлюби позднего Джексона. А еще лучше - Уве. Уве «наше все» Бола. Он такой же тупой, как жизнь.

        - Саша…

        - Что - Саша?! Раньше ко мне подходят - дай денег, дай денег! Деньги нужны за то, деньги нужны за се! А я что? Нет денег. Извините, ребята, все лимиты уже исчерпаны… Как последний нищенка… А теперь могу хотя бы как Уве. С задумчивой совестью, но полными карманами. Дают мне, конечно, не наци, как ему, а революци. И не золотыми коронками, а скважной жидкостью. Но зато дают. На конвент хватит…
        Бред еще клейко держал меня, наверно, поэтому мне захотелось возразить, что это не Джексон, и даже не Бол, а чистый Тарантино, с его фирменными прогонами пустопорожних диалогов минут на десять, а то и больше.
        Но тут третий голос позвал есть, и голоса уплыли.
        Я открыла глаза.
        Свет лился из другой комнаты. Я лежала прямо на полу, на медвежьей шкуре, одетая в незнакомый халат.
        Двигаться я могла. И очень четко понимала, что если и дальше будет Тарантино - спасибо, нет. Это уже без меня, мальчики.
        Стараясь не шуметь, на четвереньках я обползла пятно света у входа, подбираясь к окну. На этот раз рама была беззвучная, этаж - первый, и я…
        Я так и не вылезла.


* * *
        Сколько я глядела в это окно?
        Затем, уже почти не скрываясь, я прошла через комнату, чтобы выглянуть в другое.
        Затем вообще вышла из дома - меня никто не останавливал, слова не сказали,  - и обошла вокруг.
        Должен же быть выход отсюда? Хотя бы один гребаный выход?!
        Дом сборный. Совсем недавно возвели. Колонка с насосом… Сарайчик с дизелем… Все свежее, месяца не прошло.
        Наверно, час я ходила вокруг дома, но никак не могла понять, с какой стороны мы сюда приехали. Я не заметила ни колеи, ни даже самой машины. Небольшой холм, а во все стороны, от горизонта до горизонта - болото, болото, болото…
        Где я? По книжкам про войну я помнила, что Белоруссия славится своими болотами. Вроде бы.
        А может, и далеко восточнее, между тайгой и тундрой… Если без сознания меня держали опять сутки или больше, я столько могла пропустить…
        Вот только небо… Небо было серое, низкое, и какое-то чужое.
        Может быть, я ходила бы так до вечера, и в голову уже начали лезть мысли о каком-нибудь портале, скрытом в погребе домика… когда далеко-далеко загрохотало.
        Я замерла. Минуту я стояла, прислушиваясь. Но гром не кончался, длился, нарастал… Пока я не поняла, что это вертолет.


* * *
        Первым из вертолета, когда он еще висел над землей, выпрыгнул молодой человек.
        В дорогом, я подозреваю, костюме. Может быть, даже очень дорогом. Ветер от винтов трепал на нем костюм, как драную тряпку, но молодой человек с невозмутимым видом крутился вокруг домика, будто осматривал участок перед покупкой.
        Я уже решила, что это и есть их главный,  - но тут вылез второй. Такой же руссиш-яппи. Совершенная копия. Такой же индюшачьи-задиристый на вид. Прическа, лицо такое же правильно-гламурное…
        Когда они вошли в дом, я поняла, что смогу различать их только по часам. У одного часы были из розового золота, у другого тускло-серебристые. Платиновые? Или серебряные? Кто из них главный, все-таки?
        Как молодые офицеры поправляют фуражку, так же регулярно молодые люди чуть потряхивали левыми руками, чтобы часы на слишком свободных ремешках не уползали вверх по запястью, где их накрывали белоснежные манжеты.
        Задачка осложнялась тем, что я совершенно не разбираюсь в дорогих часах. Чтобы вот так, по внешнему виду издали… Да даже и угадай я, что вот те золотые - какой-нибудь Patek Philippe, а те серебристые - Vasheron Constantin… Толку-то? Которое из них старше по званию?
        Я не знаю. А оба молодых человека упрямо молчали, хмуро оглядывая комнату. Сюда, кроме меня, привели и лысеющего мужчину во всем темном, с сероватым лицом упыря. Чем-то похожий на плененного Наполеона, только руку он держал не за отворотом фрака, а в кармане кофты.
        Решение пришло само и неожиданно. Последним из вертолета выбрался и прохромал в комнату старик, будто сошедший с литографии позапрошлого века: в серой кофте, подбитой на локтях кожаными заплатами, и с сухим лицом потомственного бухгалтера. Оба руссиш-яппи тут же пришли в движение. Один услужливо отодвинул стул, помогая сесть, второй выложил на стол тонкую пепельницу, кисет и раскрыл портсигар. Внутрие оказались пустые картонные гильзы.
        Старик сел, обвел комнату слезящимися глазами. Затем расшнуровал кисет, наполнив комнату ароматом табака. Желтыми пальцами стал набивать папиросу.
        Я подумала, что, возможно, когда-то видела его лицо… По телевизору? Наверно. Откуда же еще… Вместе с этим лицом кружились какие-то слова - не то никель, не то металлургия, не то нефтепереработка…
        В комнате было очень тихо. Только шуршала гильза в пальцах старика.
        Набив ее, он чуть отставил руку. К ней наперегонки бросились с зажигалками Филипп и Константин.
        Медленно затянувшись и выпустив дым, старик поглядел на Степана.

        - Ты уже ввел их в курс дела?

        - Подвел.

        - Замечательно…  - Старик мельком глянул на лысеющего человечка в черном, затем уставился на меня.  - А вы, значит, наша роза?

        - Оля,  - сказала я.

        - Роза, Оля, Юля… Вы замечали, какая каша в головах у наших людей?..

        - В каком смысле?

        - Вас никогда не смешили эти бритые ребята с кровавыми коловоротами на рукавах? С римскими салютами и кусками арматуры? Ходят по рынкам, ловят смуглолицых, ради спасения нации…

        - Что же тут смешного?  - заметил лысеющий человек в черном.

        - А вы никогда не видели, какое выражение проступает на лицах у этих же самых бравых спасателей родины, когда невзначай упоминают Рублевку? Этакий завистливо-благоговейный туман в глазах и секундное оцепенение… Что у них в голове, хотел бы я знать? Может быть, они думают, что Россию в Эритрею-на-Волге превращают грузинские лоточники? Или это китайские сельхозрабочие высасывают бюджет откатами? А может, турецкие шмоточники уезжают с рынка по встречной с синими мигалками? Для проезда студентов из Нигерии ежедневно перекрываются дороги в Москве? Таджикским дворникам прислуживают, как последние халдеи, вся милиция, суды и спецслужбы?
        Он помолчал, постукивая по столу новой гильзой.

        - Чистый феодализм… Все декорации на месте. Уже давно главные мироеды собраны в одном месте. Но когда же представление? Где герои? Где бравые русские парни с коловоротами на рукавах, которые битой и каленым железом вытравят эту плесень из государственной машины? Где десятки тысяч бравых ребят, штурмующих цитадель зла? Врывающихся в золотые поселки на Рублевке, где на одного толкового дельца - по три вора-генерала, пять мошенников и десять взяточников? Где они - те, кто вычистят эти авгиевы конюшни? Кто отрубит руки взяточникам, линчует проходимцев, распнет продажных генералов, вырвет языки демагогам? Где эти бунтующие сердца, не терпящие лжи, унижений и рабства? Где они? Почему бегают за инородцами, а не спасают свою страну?
        Он вдруг скомкал гильзу и швырнул прочь.

        - И где инженера душ, которые должны регулировать их сердечный огонь?! Направлять! На обитель зла! Где они? Чем заняты? Молчите, совесть нации… Страна рабов и раболепных псов… Одни бегут, другие смирились, остальным и в голову не приходит, что жить можно и не в рабстве… Откуда это, с каких пор? Православие виновато? Византийщина вкупе с прививкой монгольской души? Бес его теперь разберет… Что молчите, инженера душ? Поджигатели человеческих сердец…

        - Вы хотите большой крови?  - сказал человек в темном.

        - Я хочу,  - загремел старик,  - чтобы нынешние карапузы выросли не рабами, как их родители! А господами своей жизни, хозяевами страны! Чтобы когда придет их черед подмазывать, первый намек на это они воспринимали первый раз как дурацкую шутку, а второй - как кровное оскорбление! Чтобы глядели на каждого чиновника, как на стажера, кукующего из своего окошка на птичьих правах! Чуть что, шевельну пальцем, и пойдешь панель подметать! И чтобы каждый чиновник или служака, глядя в глаза этих новых людей, видел все это. Чувствовал! До дрожи в селезенке!.. Слуги народа… Слуг должно держать в страхе и строгости! В страхе и строгости!

        - И как вы этого собираетесь добиться?  - спросила я.  - Очередными скучными проповедями о том, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным?

        - Ну, что вы. Мы же современные люди… Мальчишек занимают драки, стрельба, крутые парни и голые девки. Так дайте им это! Но, боже вас упаси, не подстраивайтесь под них, а тяните их туда, куда вам нужно. Выдумайте мне сериал, сезонов на пять, про клуб… Стивенсон, «Клуб самоубийц», а? Только у нас… Ну, скажем, «Монте-Кристо»? Выдумайте мне клуб маньяков. Милых таких домашних маньяков, из обычных учителей, рабочих, врачей, которым однажды в жизни надоело быть бесправными моськами. И вот они охотятся за сильными мира сего, которые виноваты в их невзгодах…

        - Клуб охотников на высших чиновников?  - сказал человек в темном, поджав губы.  - Новым членам разрывные пули бесплатно? По праздникам - соревнования за Кубок Справедливости на Рублевке…

        - Не передергивайте! Наказать - не значит убить или покалечить. Пусть это будет изощренная месть, в основном лишающая статуса сидельца за пазухой… с фантазией, черт возьми! Вы же фантасты!

        - На кураже, с черным юмором,  - сказал Филипп.

        - Но все же не забывая об убедительности!  - добавил Константин.

        - Тогда этих маленьких людей передавят по одному, как тараканов…

        - А выдумайте мне у этих людей такую круговую поруку и верность, что ни одно следствие, ни одна наемная служба охраны не может противостоять их сплоченному клубу!

        - И пусть параллельно будет мультяшный сериал, якобы парадирующий,  - сказал Филипп.

        - Всякая реклама хороша, кроме некролога…  - сказал Константин.

        - И вот этот мультик,  - сказал старик,  - уже пусть будет отмороженный. Чтобы хохотали все, и карапузы, и взрослые. В каких жестоких кровожадных чудовищ будут превращены наши прежние герои! Какие гротескные, циничные и изуверские наказания они выдумают для проходимцев с Рублевки! С пытками, с убийствам, с бойней охранников! Пусть обстреливают дачи воров-генералов из минометов, купленных у продажных прапорщиков! Пусть охотятся на взяточников в провинции, как на сафари, гоняют их по степи на уазиках с дробовиками, как зайцев! А на новогодние каникулы ездят в Англию и Швейцарию, ловить тех, кто, хитрые лисы, решили, что раз улизнули за бугор, так прошлые грешки им забылись… Разовьете тему со всех сторон. По новой серии в неделю, лет на пять, а лучше на десять. Если уж сосут люди эту стеклянную сиську, то пусть сосут из нее не протухшую мочу, а молоко с медом. Пусть набьют подсознание полезным, а не абы чем…

        - Но даже пара волшебно прекрасных сериалов ничего не изменят,  - сказала я.

        - Верно, одна роза цветника не делает. Ну да вы не одни у меня, у меня много кадок… Вы начните пока с этого… А потом, когда нынешние карапузы подрастут на этих сериалах, добавим драматизма. Выдумаете мне городок… провинциальный…  - Старик пощелкал пальцами.  - Этакие типичные Малые Зорюшки…

        - Из которых вы развернете Город Солнца,  - сказал Филипп.  - Начнете с хлебопека, которому надоело, что его обирает пожарный инспектор.

        - У пожарного инспектора есть крыша в милиции?  - заметил Константин.  - Хлебопек с друзьями и дробовиками едет в милицию и разоружает такую милицию. А потом едет в мэрию, ловит мэра, и убедительно убеждает этого разжиревшего ублюдка, что в милиции должны служить честные люди, как, впрочем, и распоряжаться городским бюджетом…

        - Выдумайте мне,  - сказал старик,  - российский городок алкашей и раздолбаев, не верящих ни в особый путь России, ни в далекого и справедливого батюшку-президента, который когда-нибудь наведет порядок, ни в спецслужбы… вот эту дурь про всесильные спецслужбы, которые придут и разберутся, каленым железом!.. а верят они только в себя, в своих родных и друзей. И готовы, раз уж пришлось, и иначе никак, своими руками навести порядок в родном городе. Но уж тут чтобы не боялись ни жезла, ни черта!

        - Через неделю в этот городок приедут из ближайшей военчасти на танках и укатают его в прежнее состояние,  - заметил человек в темном.

        - Что ж… а нарисуйте мне и это! А что? Мальчишки любят стрельбу и спецэффекты. И злость. За армию, разваленную настолько, что у нее нет салярки, танки глохнут, не выехав из части, а стрелять из пушек толком не умеет ни один новобранец. И сделайте мне их офицера, который, раз в жизни, решает, что будь оно что будет, но хватит ему выслуживаться, русский офицер он или не русский офицер! И вот уже наш городок с собственной маленькой армией… Фантасты вы, черт возьми, или кто?! Выдумайте мне это. Только сделайте не отбывая срок и отбивая бюджет, а с душой и мастерски.

        - Без розовых соплей,  - сказал Филипп,  - но не скатываясь в чернуху.

        - Чтобы хорошие парни по-настоящему круты и героисты,  - заметил Константин,  - а злодеи еще харизматичнее и вкуснее, и все же в итоге побеждает добро. И чтобы все это сделано интересно, с ненавистями и любовями, с горем и счастьем, с борьбой и интригами, раскачивая маятник действия на всю страну… а главное, с ветром свободы!

        - Растяните мне это на сериал, на пяток превосходных сезонов…

        - Гм-гм…  - вклинилась я. Мне уже надоели эти прожекты.  - Ну допустим, замысел я поняла… Но для чего было везти нас сюда? Я прекрасно умею держать язык за зубами. Работа гоуст-райтера меня вполне устраивает. Тем более что справедливый гонорар, как я понимаю, для вас не проблема…

        - Вы здесь потому,  - грустно сказал старик,  - что некоторые розы распускаются только в оранжерее, под опытной рукой с секатором.

        - Прощу прощения?..

        - Сценарий купить можно, но разве можно купить вдохновение? Ну заплачу я вам сто тысяч… Мало? Миллион? А пусть и все десять! Что я получу? Если не откровенную халтуру, то в лучшем случае потуги угодить мне…

        - Так вы хотите, чтобы я…  - Я недоверчиво усмехнулась. Обвела взглядом комнату и все вокруг.  - В домике вроде этого? Борец за свободу - с дулом у виска? Сам как последний раб?

        - А вы думаете,  - заметил Филипп,  - что если вам заплатить десять миллионов, то, сидя дома на той самой Рублевке, в кабинете на мансарде в полакра, обделанной карельской березкой, за дубовым столиком размером с бильярдный, попивая коньячок и гоняя прислугу за лимоном с сахарной пудрой, вам будет лучше сочиняться про бунт униженных и обездоленных?

        - Как показывает практика,  - заметил Константин,  - в таких кабинетах людям почему-то куда лучше думается не о деле, а о том, как бы убедить заказчика, что работа кипит, и результаты будут вот-вот.

        - Мне нужна вовлеченность, девочка моя,  - сказал старик.  - Чтобы вы сострадали своим героям, жили в их шкуре… Страдали за них, страдали как они! По-настоящему. Чтобы вы не целились в абстрактного мальчика у телевизора, а выдавливали рабов из самих себя. Всерьез и честно, отжимая по капле, с юшкой и кровью! Чтобы ваша душа рвалась к свободе и справедливости так же, как у ваших героев!
        Я отступила на шаг от стола. Оглядывая комнату еще раз.
        Окно… Но перед ним был кабан. Выход… Там маячил второй. Ухмыльнулся, перехватив мой взгляд.

        - Послушайте, ну вы же умный человек!  - взмолилась я, уже чувствуя, как подступает отчаяние.  - Вы же должны понимать, что это невозможно! Ни за год, ни за два, ни за пять! Один человек историю не изменит! Она течет так, как течет! Все нормальные общества когда-то прошли через стадию баронов-разбойников, хозяйничающих над быдлом! Это неизбежно! Сначала бароны-разбойники, за ними долгая череда переделов, пока те, в чьих руках в итоге осела собственность, не побеспокоятся о том, чтобы переделов больше не было. Пока не сообразят, что удержать награбленное голой силой трудно, ведь сзади подпирают молодые да резкие, которым нужно все и сразу, а терять нечего… И вот тогда-то, для себя, а не для абстрактного народного блага, они сделают нормальную полицию и суды, которые будут защищать их статус кво под девизом святой частной собственности. И вот только после этого, когда сменится еще поколения три, в стране могут народиться те люди, о которых вы мечтаете, гордые и свободные…

        - Введение из пособия для эмигранта,  - тихо заметил Степа.  - «Почему я убегаю из России, но не должен стыдиться своего бегства».
        Старик не обратил на него внимания.

        - Ну да, ну да… Я часто слышал это, девочка, и от очень умных людей… Может быть, так оно все и есть. Возможно, только так оно и возможно… Божьи мельницы мелют медленно… Но еще три поколения, девочка?.. Для вас это пока просто слова. Вы представляете, когда это будет? Внуки моих внуков. Я этого уже не увижу. А знаете, как хочется? Очень хочется… Божьи мельницы мелют медленно.
        Я снова заметила, что он странно произносит эту присказку, напирая не на
«медленно», а на «божьи мельницы».

        - Чтобы вам было легче,  - заметил Филипп,  - ваша работа будет контролироваться. В том числе и физическими наказаниями, если дело дойдет до халтуры и лени.

        - Или, упаси боже, открытого саботажа,  - добавил Константин.
        Лысеющий человек в темном вдруг нервно хрюкнул и выдернул руку из кармана и тут же сунул ее за спину, будто пряча подальше. Но я успела заметить, что его рука обмотана в платок, испачканный чем-то темным и засохшим.
        Я вдруг поняла.
        С жуткой ясностью осознала, почему этот разговор происходит именно посреди болота.

        - Прямо здесь?..  - прошептала я.  - И на какой срок?..

        - Вот опять, срок…  - нахмурился старик.  - Я же говорю, вы должны не отбывать срок, а дело делать. Ну, про кнут сказали. Теперь про пряники. Они, конечно, тоже будут. В пределах разумного: свежие фильмы, музыка… Праздничный ужин… Хорошего мальчика по выходным, опять же… Если будет, за что.

        - Девочку,  - зачем-то брякнул лысеющий человек в темном.

        - Мальчики, девочки… Возможно, иногда интернет. Это под наблюдением, конечно…
        Пять сезонов?  - билось у меня в голове.  - Десять лет?.. А потом - еще добавив драматизму?..

        - Но это же… Это же… Жить без надежды…  - я шептала, я почти молила: - Должна же быть надежда… Какая-то надежда, что это однажды кончится!

        - Как же - без надежды?  - вскинул брови старик. Почти обиделся.  - Па-азвольте! Я выложил вам надежду. Не очевидно ли? Сможете воспитать поколение честное и ответственное, сделают они милицию и спецслужбы нормальными, занятыми не рекламой крыш, а своим делом,  - глядишь, и заинтересует кого-то, что это за дом такой странный? Платят ли налог на собственность за него?.. А? Смогут они, честные, навести во всей стране порядок? Или так и останется бардак, в котором еще один странный дом на болоте никого не заинтересует? Все в ваших руках. Что заслужите, то и получите.

        - Нет!
        Я рванулась к выходу, но меня поймал кабан.

        - Нет, нет, нет! Я все равно отсюда убегу!!!

        - Ну успокойтесь же, девочка моя. Отсюда вам не убежать. Вы покинете это место, только если за вами придут оттуда - новые, хорошие, добрые люди… воспитанные вами.

        - Убегу!!!
        Я билась, лягалась и кусалась, пока меня не прижали к стене, как распяли.

        - Успокоилась?  - поинтересовался Филипп.

        - Не убежишь,  - констатировал Константин.

        - Убегу…  - бормотала я.  - Все равно убегу…
        Старик вдруг помрачнел.

        - Н-да,  - расстроено крякнул он.  - Все-таки вы, девочка моя, упрямо не отождествляете себя с рабством, в котором погрязла страна… Я даже догадываюсь, почему.

        - Правда?  - бросила я с вызовом.

        - Увы, вы не воспринимаете происходящее всерьез… Где-то в глубине вы все еще верите, что вот сейчас, каким-то чудом, это все кончится, и вы вернетесь обратно в Канаду… Вы будто ждете счастливого конца, положенного по законам жанра…

        - Deus ex machina,  - подсказал Филипп.

        - Волшебник в голубом вертолете,  - мгновенно перевел Константин.

        - Ждете в конце,  - продолжал старик,  - дешевого выверта, который перевернет все с ног на голову, как это бывает в рассказках про веселых космических проходимцев или экстравагантных изобретателей машин времени… Но здесь и сейчас - это жизнь, девочка моя. Поймите, жизнь. В ней не бывает длинноухих эльфов и внезапных чудес.
        Он помолчал. Потом вздохнул и вдруг гаркнул, с каким-то неожиданным ожесточением:

        - Саша!

        - Да?  - почему-то на «Сашу» откликнулся Степан.  - Все-таки Таро?

        - Все-таки Таро…
        После этого началась суета, значение которой я поняла не сразу. Звон каких-то тазиков, похожих на медицинские, запах спирта и йода, и сверток, внутри которого что-то железно позвякивало…
        Лишь когда два кабана, державших меня за руки, потащили меня на кровать, я поняла.
        Вот тогда я забилась по-настоящему, но они сбросили матрас на пол, уложили меня на сетку и прикрутили ремнями к железной раме. Саша-Степан раскрыл сверток, и я увидела, что там звенело. Главным колоколом оказался медицинский лобзик.
        Раскинув в стороны полы моего халата, Саша-Степан взял палочку для чистки ушей, смочил ее в йоде и провел мне по ноге, над левой коленкой. Обернулся к старику.

        - Так? Достаточно?

        - Так, так… И вторую сразу… Нет, обезболивающего не надо. И потом с ней первые месяцы пожестче. Без развлечений, без всего такого… Мне нужно, чтобы была честность и ярость. Надрыв. Душа!  - прокричал он, потрясая перед собой жилистыми кулаками. Затем вздохнул, заставляя себя успокоиться, и принялся аккуратно и старательно затягивать кисет.  - Божьи мельницы мелют медленно…
21.11.2007
        (но дело, разумеется, совсем не в политике)
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к