Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Фемида Overclock Иван Тропов


        #

        Тропов Иван
        Фемида Overclock


        Иван Тропов
        ФЕМИДА OVERCLOCK
        Легкой смерти!
        Сначала была козлиная морда.
        Но не обычная, а какая-то странная: большая и приплюснутая, словно карнавальная маска. Один рог был наполовину отбит, а в ноздрях болталось золотое кольцо.
        - Ну что, браток? - с сочувствием сказала морда. - Попал, да?
        Леха помотал головой, пытаясь отогнать наваждение. В самом деле, попал... Это сколько же надо выпить, чтобы до говорящих козлов дойти! Особенно противна была жиденькая седая бородка, свалявшаяся от грязи. И воняло от этого козла...
        - Слышь ты, бычара! - нахмурился козел. - Фильтруй базар, да?
        Морда угрожающе оскалилась, показав сточенные гнилые зубы. Из пасти дохнуло таким смрадом...
        Леха дернулся назад, подальше от этой морды. Вот ведь кошмарчик! И не пропадает... Леха попытался протереть глаза, чтобы окончательно проснуться, но руки... Не то, что бы руки его не слушались. Нет, очень даже слушались. Вот только... Леха поморгал, разглядывая то, что ощущал как руки.
        - Привыкай, - снова вполне миролюбиво сказал козел. - Ниче, жизнь еще и не так раскорячит.
        Руки... Честно говоря, это были не совсем руки. Это были передние ноги то ли коня, то ли быка. И сгибались они совсем не так, как человеческие руки: не вперед, а куда-то под живот. Протереть глаза ими не получалось.
        А с непротертыми глазами было паршиво. Само по себе наваждение развеиваться не собиралось. Леха по-прежнему оставался в теле какого-то скота, а настырный козел все так же дышал ему прямо в лицо чем-то помоечным...
        - Ну ты, парнокопытное! - зашипел сквозь зубы козел. - Достал, да?! Я - сатир! Усек? И следи за грызлом! А то по рогам огребешь!
        Сатир угрожающе всхрапнул, но взял себя в руки.
        - Ладно, показываю один раз, - смилостивился он. - Вот тут надавливаешь, чтобы управлять речевой чувствительностью.
        Он ткнул в сгиб Лехиной ноги.
        - Чем управлять? - нахмурился Леха.
        Офигеть! Галлюцинация, да еще такая буйная...
        - Ах ты, тормоз... - вздохнул сатир. - Ну вот подумай теперь что-нибудь!
        Леха нервно сглотнул. Бред был слишком логичным, а сознание - слишком чистым... А вдруг это не пройдет? Вдруг это - насовсем?!
        - Ну что? - нетерпеливо спросил сатир. - Уже подумал?
        - Да...
        Леха начал кое-что понимать. И не только про речевой контроль. Но получался такой бред... Из памяти всплывало что-то настолько дурацкое, что мысли разбегались.
        - За что попал-то?
        - Попал?.. - тупо повторил Леха, изо всех сил пытаясь понять, что же происходит. - За что?..
        И тут он вспомнил. Все. Сразу.
        Леха застонал.
        ...Москву заносило с самого утра. Хлопья мокрого снега лениво валились с простоквашного неба. В воздухе мешались сырость и тоска, радио несло какую-то муть... Где-то впереди была авария, и длинная цепь машин, конец которой терялся за снежной стеной, словно застыла. Олицетворение безнадежности.
        Убраться бы отсюда прочь... Далеко-далеко... Надолго... А лучше навсегда... В совершенно другой мир...
        Наконец-то движение оживилось, стало свободнее. Леха свернул - и тут же увидел его. Парень стоял на самом краю тротуара. Но перебегать дорогу, вроде, не собирался. Клиент!
        Или нет?.. Лет двадцати пяти, в длинном кашемировом пальто, на шее стильный шелковый шарф. Вот только шапка... Н-да... Вязанка. Самого дешевого пошиба.
        Машина уже почти поравнялась с ним, и надо было решать. И решать быстро! Леха стрельнул глазами по зданию позади парня. Дорогая гранитная отделка, огромные затемненные стеклопакеты, мощнейшая дверь... Солидное заведение. Если парень оттуда, деньги у него есть.
        А, была - не была! Леха вывернул руль, вырвался из ряда машин и нырнул к самому бордюру, резко сбрасывая скорость...
        И вдруг парень, словно только того и ждал, рванулся вперед! Леха и так тормозил слишком резко, едва успевая остановиться рядом с парнем серединой корпуса. И тут этот тип рванулся вперед! Прямо под колеса!!!
        Спасла только отличная реакция. Леха утопил тормоз до предела, покрышки взвизгнули. Дернуло, он ударился грудью о руль и чуть не врезался лбом в стекло. Но остановился нормально. Машина ударила парня совсем несильно - тот даже не упал, лишь потерял равновесие и шлепнул руками о капот.
        Леха яростно зашипел, с трудом сдерживаясь, чтобы не выматериться. А парень задумчиво уставился на него сквозь стекло. Кажется, даже не испугался. Псих!
        Леха подождал, но парень никуда не двигался. Он замер перед машиной. И не перебегал дорогу, и не возвращался обратно на тротуар.
        Неужели этот псих таким образом ловил машину - вот так, словно бросаясь под колеса?.. Леха перегнулся через правое сиденье и опустил окно:
        - Подвезти?
        Парень медленно обошел машину, заглянул в окошко, но ничего не сказал. Просто смотрел на Леху. Лицо у него было бледное-бледное, почти серое. Словно он целый год не выходил на улицу под солнечные лучи.
        - Вам куда? - Леха выдавил ободряющую улыбку.
        - Куда... - медленно повторил парень. Он не был пьян, но его губы двигались с таким трудом, словно разговаривал в последний раз он тоже пару лет назад.
        И кажется, этот простейший вопрос всерьез озадачил его. Ну, точно псих...
        - В кафе, - наконец разродился человек и неловко залез в машину на переднее сиденье.
        Леха тронул машину. Вот ведь невезуха! Неплохое кафе было совсем рядом...
        - Вам как, просто кафе, или с живописным видом?
        Парень тревожно покосился на Леху, задумчиво поморгал, словно с трудом отвлекся от каких-то своих мыслей, потом кивнул. Еще немного подумал и стянул с головы вязанку. Под шапочкой оказался совершенно лысый череп. И свежие, еще с нерассосавшимися розовыми стяжками шрамы - длинные, через всю голову.
        - Лучше всего рядом с какой-нибудь многоэтажкой, - робко попросил парень. - Если можно...
        Машина вильнула, но Леха тут же взял себя в руки. Покосился на парня. Шутит? Нет, тот не улыбался. Если и шутил, то играл безупречно... Леха сжал зубы. Самоубийца хренов! И так погода хоть вешайся, так еще этот остряк-самоучка!
        Сошлись на Штукадюймовочке.
        Ну, официально-то это был памятник Новой России. Но кто же его так называл? Из-под рук Карателли Новая Россия вышла стометровым бронзовым мужиком с квадратной рожей, в непонятного кроя костюмчике и с гигантским ноутбуком под мышкой. Бизнесмен, надо понимать. Мужик получился так себе, зато ноутбук - точно самый крупный в мире! Экран у такого был бы под тысячу дюймов. Самсунг отдыхает, Сони удавилась от зависти...
        Голова у Новой России была пустая. Левый глаз был застеклен, за ним было крошечное кафе. В правом была открытая смотровая площадка: "Взгляните на Москву из России!"
        Все бы хорошо, вот только пассажир постоянно что-то шептал. И чем больше Леха вслушивался, тем быстрее ему хотелось доехать.
        - Как они могут жить... - едва слышно бормотал парень, косясь в боковое стекло. - Улыбаться... Смеяться... Как они могут...
        Леха уже собрался плюнуть на деньги и высадить этого психа к чертовой матери, но тот унялся.
        К сожалению, лишь на время. До Штукадюймовочки оставалось метров двести, когда они встали на светофоре, и прямо перед ними стал переходить через дорогу класс школьников. Размахивая красными флажками, две упитанных тетки повели карапузов через дорогу - и тут пассажира прорвало.
        - Маленькие ублюдки! - яростно зашипел он. - Знаете, почему у детей такой невинный и беззащитный вид?
        Леха нейтрально пожал плечами. Двести метров осталось, надо дотерпеть...
        - А я знаю, - с жаром сказал пассажир. - Маскируются! Если бы эти твари выглядели так же, какие они на самом деле, внутри... Их бы убивали! Сразу после рождения. Уж я-то знаю...
        Леха сжал челюсти. Ух, зараза! Как дать бы ему в лоб!
        Или он в самом деле псих?..
        Оставшиеся две сотни метры Леха едва вытерпел.
        - Приехали!
        Давненько он не произносил это словно с таким удовольствием! Парень покорно полез в карман, щедро расплатился. Вылез, но не спешил захлопывать дверцу. Все смотрел на Леху, словно чего-то ждал. А в его лице что-то творилось...
        Леха вздохнул. Псих-то он псих, но тоже человек...
        - Не нравится? - сжалился Леха. - Хотите в другое место?
        Может, парню нужно выговориться... Бывает...
        - Нет-нет, все хорошо! - тут же забормотал парень. - Теперь все будет хорошо. Спасибо вам. Вы... Я...
        Он сглотнул, словно вот-вот собирался расплакаться. Будто Леха не просто отвез его в кафе, а облагодетельствовал на всю жизнь...
        - Удачи! - сказал Леха. Этот цирк ему надоел.
        - Спасибо... - пробормотал парень. - Вы... Вы... Я... Вы... - он не находил слов. Растроганно шмыгнул носом и вдруг выпалил: - Легкой смерти!
        Захлопнул дверцу и быстро пошел прочь, не оборачиваясь.
        Леха зарычал. Вот сука! Догнать бы и обломать рога козлу! С ним как с человеком, а он... Легкой смерти... Ну не леголас ли?!
        Он нервно впихнул деньги в бардачок и резко тронулся.
        Через пять минут он был уже на мосту. И слева, над рекой, снова показался Штукадюймовочка. Где-то там, в желтой бронзовой голове, пил кофе этот псих... Может, уж лучше бы он в самом деле бросился оттуда вниз?..
        Чертов памятник! Глаза б его не видели! Леха поджал газу. Впереди неторопливо полз огромный черный джип, с затемненными стеклами и выключенной мигалкой на крыше. Леха пошел в обгон...
        Потом была каша из выхваченных, словно фотовспышкой, образов, оборванных мыслей и адреналина.
        Сначала от головы Штукадюймовочки отделился крошечный силуэт. И, раскинув черные руки-черточки, словно пытался взлететь - помчался к земле...
        Леха, как зачарованный, смотрел на него, не в силах оторвать взгляд. Он знал, кто это... А потом сработало боковое зрение - кто-то мчался прямо на него!
        Пересекая разделительную полосу, на него летел оранжевый минивэн, по-европейски крошечный. На заднем сиденье маленькая девчушка тыкала пальчиком в стекло и, смешно открыв ротик, что-то кричала... Женщина за рулем смотрел туда же - влево, на памятник, где падал человек... А ее игрушечный минивэн несся прямо на Леху, вышедшего в левый ряд, чтобы обогнать джип.
        У него было мгновение, чтобы что-то сделать. Он не успел ничего просчитать. Успел только представить, в какую гармошку превратится его девятка и их игрушечный минивэн. А внутри будет кровавая отбивная из дуры-мамаши и вот той девчушки...
        Он крутанул руль, уходя вправо - так и не закончив обгон...
        Минивэн промчался в каком-то сантиметре от него - мамаша так и не повернула голову! - а потом было не до нее. Девятка влетела в бок джипа. И тут же отскочила от него, как теннисный мячик от шара для боулинга. Машину повело, закрутило...
        Джип тоже вильнул. И почему-то не выправился. Выбив ограждение, огромный внедорожник солидно, почти торжественно, оторвался от моста, повисел мгновение, словно раздумывая - и так же солидно и неторопливо ухнул под мост...
        Через минуту Леха пришел в себя. Его не перевернуло, не вынесло на противоположную полосу. Не смело сзади идущими машинами...
        Он был жив. Если не считать помятого бока, машина тоже не пострадала.
        Где-то под мостом тонул джип с мигалкой...
        А оранжевый минивэн, вернувшийся на свою полосу, был далеко позади, в самом начале моста, и уходил в поворот. Он повернул - и больше Леха его не видел...
        Тут стоп-кадры кончились, дальше была ускоренная съемка.
        Неразбериха, дорожные инспекторы... Живые и целые, но мокрые и как черти злые ребята из джипа - помощник депутата с тремя подручными, все с короткими ежиками и ослепительно-белыми керамическими зубами... Безнадежные попытки убедить инспектора посмотреть статистику по самоубийцам и найти оранжевый минивэн... Суд... И два года приговора...
        Остановка наступила в коридоре, на пороге камеры.
        Леха закашлялся от смрада, окинул взглядом тридцать мужиков, ютящихся на двадцати квадратных метрах, представил семьсот дней вот здесь...
        И...
        Наверно, он что-нибудь выкинул бы. Заживо разлагаться два года вот в этой камере он не собирался. Ни за что! Да, определенно он что-нибудь выкинул бы.
        Но не успел.
        - Отставить! - скомандовал уверенный голос, и охранник оставил попытки затолкнуть Леху в камеру.
        Маленький и пухлый мужичонка в штатском подошел к Лехе, окинул его внимательным взглядом, словно выбирал овощи на лотке.
        - Как у вас со здоровьем, мол-чек?
        - Пока нормально, - сказал Леха, косясь в открытую дверь камеры.
        - Ну, это мы еще проверим, конечно... А психика у вас устойчивая?
        - Да.
        - Это замечательно! - коротышка даже улыбнулся. - А как вы смотрите на то, чтобы вместо этого, - коротышка кивнул в открытую дверь, - помочь нам с психологическими исследованиями? Вместо двух лет тут - один годик у нас. А?
        Леха помотал головой. Кажется, ослышался? Или коротышка в самом деле полагает, что какие-то психологические исследования могут быть хуже, чем то, что было вот за этой дверью?..
        - Один год? - уточнил Леха.
        - Один.
        - Химия? Боевые психотропы?
        - Боже упаси! - мужичок всплеснул пухлыми ручками. - Нет, нет! Никакой гадости! Никаких психотропов! Чистая наука, исключительно психология!
        Леха нахмурился. Что-то было не так. Где-то был подвох... Не могло не быть подвоха - слишком красиво все получалось!
        - Никаких фармакологических испытаний? Никакого вреда для здоровья?
        - Не хочу вас обманывать, - погрустнел коротышка. - Полное отсутствие побочных эффектов я вам обещать не могу. Все зависит от устойчивости вашей психики...
        Смешно. Уж на что, на что, а на устойчивость психики Леха никогда не жаловался!
        Потом был уютный кабинет. Мягкое кресло, аромат хороших сигарет...
        - Ну вот! - сказал коротышка, подталкивая к Алексею договор. Подпишите здесь и здесь. Быстрее покончим с формальностями и за работу!
        Леха пробежал глазами документ. Наткнулся на "с законом об альтернативном прохождении заключения ознакомлен" и поднял глаза на коротышку.
        - Я могу ознакомиться с законом об альтернативном прохождении заключения?..
        - Конечно! - радостно улыбнулся мужичок, вжикнул ящиком стола и хлопнул на стол увесистый том. - Минут пятнадцать вам хватит?
        Коротышка жизнерадостно хохотнул и выскочил из кабинета пить кофе.
        Леха с опаской подтянул к себе бумажный кирпич и пролистнул несколько страниц. Шрифт был разный. От очень мелкого до неприлично крошечного... Леха вздохнул и попытался читать с самой первой страницы.
        Хватило его минут на пять. А потом он подтянул к себе договор и, уже не читая, размашисто расписался во всех местах, где коротышка поставил галочки.
        Его куда-то вели, везли... Кажется, они были в центре Москвы... Гранитный фасад... Мощные двери... Ему показалось, что он уже когда-то видел эти мощные двери... Потом были длинные, аккуратные, стерильные коридоры и запах больницы...
        - А вот и ваше рабочее место! - радостно сказал коротышка. - Вот здесь вы и проведете следующий год.
        Леха не сразу обрел дар речи. Он смотрел по сторонам, и кровь отливала от его лица.
        Узкий зал. По его краям тянулись два длинных ряда кресел, какие бывают в стоматологических кабинетах. Сотни кресел. А на них полулежали... люди? Когда-то это были люди. Но сейчас это были неподвижные существа с голубоватой, как у трупов, кожей. Прикрученные к креслам, под капельницами. А их обритые черепа были вскрыты, и между пульсирующих сосудов торчали тысячи тончайших электродов...
        На безвредные для здоровья психологические исследования это походило меньше всего!
        - Какого... - зашипел Леха и рванулся назад.
        Но получилось у него только развернуться. Два накачанных медбрата скрутили его, как нашкодившего котенка.
        - Это что! - добродушно гудел один, пока второй прикручивал Леху к креслу пластиковыми ремнями. - Это у нас только прихожая!
        Потом была маска анестезиолога, а потом...
        - Ну, вот. Теперь будешь парнокопытным мутантом, рогатый...
        Леха не перебивал. Он подавленно осматривался.
        Небольшая лужайка, вокруг нее кольцо из огромных валунов. Какое-то древнее святилище. Сквозь узкий проход в камнях виднелось озеро. Над ним клубились грозовые тучи.
        В центре площадки алтарь - большой камень с плоской верхушкой. На нем восседал сатир и без умолку болтал...
        Гордость отечественных стратеготворцев, отрада сетевых игроков всего мира... Очередной апокалипсис, конечно. Правда, не атомный. На этот раз вышедшие из-под контроля ублюдки генной инженерии.
        "Генодром". Тринадцать огромных игровых зон. Впрочем, про двенадцать из них Леха мог даже не думать. И про реальность он тоже мог забыть на весь следующий год.
        Весь свой срок он будет мутантом в восьмой зоне. Когда-то здесь был полигон военных, где генные инженеры разводили уродцев на нужды обороны. Когда всему миру наступил кирдык, этой лаборатории тоже кое-что перепало, и все наработки вырвались на свободу... Поэтому сейчас в этой зоне вместо козлов - сатиры, а у Лехи на груди и на лбу броневые наросты. Да и флора...
        Сатир спрыгнул с алтаря, подскочил к одинокому одуванчику какого-то странного серо-стального цвета и пнул его. Звонко клацнуло, в воздухе повис затихающий металлический звон. Обычный одуванчик от такого пинка оторвался бы и улетел прочь, но этот не сломался. Даже не погнулся. Вообще не пострадал! Словно это был не цветок, а стальная спица, воткнутая в землю. Толстый стебель лишь закачался туда-сюда - быстро-быстро, размазавшись в призрачный треугольник.
        Забавно, конечно... Но Лехе было не до того.
        - Я не нанимался изображать мутанта, - мрачно сказал он.
        - Тебя никто и не нанимал, - ухмыльнулся сатир, беззаботно мотая копытами. Пожал плечами. - Надо было внимательнее читать, что подписываешь, рогатый.
        Внимательнее читать... Да в документе была чертова прорва всяких ссылок-отсылок к разным приложениям-дополнениям!
        Да и какая разница? Все-таки психологическое исследование - это вовсе не трепанация черепа с бесплатной работой на чужого дядюшку, заколачивающего деньги в сети!
        - Я подписывался под участием в психологическом исследовании, - сказал Леха.
        - Так это оно и есть, - сатир хихикнул, то и дело срываясь в блеянье. - Психологический эксперимент. Как ты будешь вести себя в критической ситуации. Ну а то, что это сопряжено с пребыванием в сети и кто-то наварит на этом денег... Это все тебя не касается. Ты свою подпись уже поставил. Теперь будешь бегать и изображать монстров, парнокопытное.
        - Не буду.
        - Будешь, рогатый, будешь, - почти ласково сказал сатир. - В конце концов, это же справедливо. Почему честные налогоплательщики должны оплачивать твою, вор-насильник-убивец, кормежку и содержание? Око за око, и все такое... Читал?
        - Меня... - Леха покусал губы. - Приговор был левый.
        - Ну да, ну да... - тут же закивал сатир. - Здесь все невинно осужденные. Некоторых, не поверишь, уже разу по пятому несправедливо осуждают. Бывает... - Сатир хихикнул.
        Леха скрипнул зубами, но ничего не сказал.
        - Так что привыкай, рогатый. Око за око. Ну и с процентами, сам понимаешь, все как положено. Будешь работать частью антуража. А я тебя потихоньку в курс дела вводить буду, чтобы...
        - Не буду, - оборвал его Леха.
        - Вот ведь упертый, а? - Сатир снова хихикнул. Но смотрел уже не на Леху, а куда-то дальше, за его плечо.
        Леха обернулся. Позади него среди камней был еще один проход. За ним огромное холмистое поле. Метрах в ста от входа в святилище висел шар плотного тумана. Внутри прыгали желтые всполохи.
        - Карта загружается, - объявил сатир.
        Всполохи стали ярче, и вдруг сгусток тумана пропал. На его месте остался огромный мужик, закованный в броню от носков до подбородка. Какой-то миг он еще висел в воздухе, а потом рухнул. Ботинки по щиколотку впечатались в жирный чернозем, но мужик словно не заметил удара о землю.
        Еще бы! Если уж он без труда таскал на себе брони пару центнеров, то что такое для него - рухнуть с каких-то полутора метров? Из огромных плечевых щитков выглядывал только мощный квадратный подбородок и щетка жестких, словно проволока, волос стального цвета.
        - А, блин! Я-то думал... - сатир разочарованно махнул рукой. - Везет дуракам! Детский сад пожаловал. Ну, давай! Это твой сектор. Давай, не дрожи! С этим все будет как два байта переслать. Тупо, зато быстро.
        Леха опешил. Вот эта-то закованная в броню туша - детский сад?..
        Но сатир уже подталкивал Леху к проходу. А камни, окружавшие святилище, вдруг всколыхнулись и рванулись к Лехе, как две каменные руки.
        Мир сжался, закружился - и тут же все кончилось. Только вокруг была уже не лощина. Леха был на зеленом лугу, в пятидесяти метрах от закованного в броню гиганта. Мужик тут же заметил его. Потянулся куда-то за спину - и в его руках появился здоровенный шестиствольный пулемет.
        Леха видел миниганы в действии. У нас, правда, были только четырехствольные, но даже четырехстволки были станковыми. И в другой ситуации Леха от души расхохотался бы, увидев миниган вот так - в руках, без всякой опоры для отвода отдачи... Но мужик был таким здоровенным, что миниган в его руках казался обычным ручным оружием.
        А потом Леха наткнулся на его взгляд. Спокойный, равнодушный, холодный... Безжизненная зимняя вода под коркой льда. Такой взгляд мог бы быть у идеального карателя из "Мертвой головы". С таким взглядом не нужны ни череп на рукаве, ни две руны-молнии SS...
        Больше Леха ничего не успел подумать. Загрохотало так, словно небо шлепнулось на землю. И тут же ударило в грудь. Леху поволокло назад, а десятки пуль рвали броневые наросты на его груди. Раскалившийся металл обжигал шкуру, а все новые и новые пули кромсали панцирь и рвались глубже, глубже, пока не прорвали панцирь насквозь. И вот тогда стало больно по-настоящему. Словно кто-то проткнул его шкуру, вбил в грудь, ломая ребра, десяток плоскогубцев - и щипал, крутил, рвал его изнутри...
        Очнулся он внутри святилища.
        - Ну! - обрадовался сатир. - Я же говорил, как два байта! Вжик - и все. Одной очередью. Детский сад... Чего дрожишь-то?
        Леха не слышал сатира. Он медленно приходил в себя - и изо всех сил пытался отогнать это ощущение, когда пули... как раскаленные плоскогубцы... внутри...
        - Нет!
        Он яростно замотал головой, словно хотел вытрясти из нее эти воспоминания.
        - А, ну да, ты ж в первый раз... - вздохнул сатир. - Ну, ничего, привыкнешь. А вот, кстати, и еще один... Хотя нет, тот же...
        Леха поднял взгляд. В сотне метров перед входом снова стоял... Он! Тот же закованный в броню каратель с ледяными глазами! А в его руках снова был миниган...
        - Ну, давай, - сказал сатир. - Это твой сектор. Давай, чего разлегся!
        - Что - давай? - переспросил Леха, холодея.
        - Сам знаешь.
        - Нет!
        Леха проворно заработал всеми копытами, откатываясь подальше от выхода. Но камни святилища снова вздыбились и поймали его. Пространство сжалось, распрямилось...
        Он упал на траву так, как лежал возле алтаря, на бок.
        Каратель тут же заметил его. Снова этот взгляд, спокойный и равнодушный... И шесть черных дул, готовых выплеснуть пули, которые будут рвать тело, как...
        Каратель пошел на него. Тяжелые ботинки смачно чавкали, вминая траву в землю. Шаг у него был быстрый, но размеренный. Неумолимый, как разогнавшийся каток с отказавшими тормозами.
        Он навис над Лехой, презрительно сощурив свои ледяные глаза...
        - Ты лох! - вдруг завопил великан писклявым голоском. - Лох! Лох! Лох!
        Мир рассыпался, словно разбитая мозаика... В голове все смешалось... Леха понял, что просто сошел с ума.
        Но огорчиться не успел - миниган ожил. Дула закружились, расцвели огненным цветком, оглушительно врезало по ушам - и тут же ударило в живот. Что-то раскаленное пробило броневые наросты, в клочья разорвало шкуру, вжало его в землю, и, ломая ребра, вошло еще глубже... В животе затанцевали раскаленные плоскогубцы, выкручивая и разрывая внутренности, мешая их в кашу и расплескивая вокруг...
        - Даже не надейся, - Сатир не то засмеялся, не то заблеял. - Сойти с ума так быстро - это еще надо заслужить...
        Леха медленно приходил в себя. Он не отрывал взгляда от выхода, ведущего на луг. Но в третий раз он не приходил. Пока не приходил...
        - Ты что? Думаешь, в реальности это такой же амбал, как в игре? Да это же мелочь пузатая! Лет десять. Пупсик! Потому и скин такой выбрал. Типа, чтобы круто. А то, что такой скин зацепить в два раза проще, чем обычный, среднего формата, он это даже не соображает. Куда ему... Вон, даже голосовой фильтр настроить ума не хватило...
        - А... а родители? - Леха все еще дрожал.
        Хотя в лощине было не холодно, он все равно зябко ежился и невольно поджимал ноги, прикрывая живот. И не отрывал взгляда от выхода на луг...
        - Родители? - не сразу понял сатир. - А... Да чмошники какие-нибудь. Денег куры не клюют, а на пупсика своего ни минуты времени. Ну вот эта мелочь и мается дурью, отцовские деньги транжирит. В основных зонах не может ничего сделать - там думать надо. Да и вход только со знанием английского... Экспортный товар-то... А здесь, в тьюториэле, любое оружие сразу можно получить. И боезапас неограниченный. И противники по одному.
        - Так он, что, каждый день сюда ходит? - напрягся Леха.
        - А хрен его знает, - пожал плечами сатир. - Здесь ведь только новички ошиваются, пока малость освоятся.
        - Освоятся?
        - Ну да. Нельзя же их сразу в игровые уровни. Мигом с катушек слетят. А здесь, по сравнению с игровыми уровнями, натуральный санаторий... Ну а я к тебе вроде напарника, салага ты рогатая, - ласково сказал сатир. Отдохну маленько, заодно тебя уму-разуму подучу...
        Сатир все болтал и болтал.
        Боль - вот настоящая изюминка "Генодрома". Только так можно заставить играющих за монстров вести себя реалистично. Лентяи мигом превращаются в трудоголиков. А всякие умники больше не бросаются грудью на амбразуру, мигом забывают о подвигах. И рискуют не больше, чем в жизни. А то и меньше...
        - Ну и элемент перевоспитания, опять же... - Сатир хихикнул. - Как это по-бюрократически-то... "Создание эмоциональной связи и активизация сочувствия к своим жертвам", вот! А уж игрокам как нравится... Это не с тупым и бесчувственным ботом махаться. Тут все натурально. Американцы так и валят. У них там права человека, а у нас тут за реальные баксы - реальная боль. Ее на экспорт можно гнать без всяких угрызений совести, - хихикнул Сатир. - Ресурс-то восполнимый, не нефть там или газ...
        Леха кивал, словно слушал.
        Отдельные слова он понимал, но смысл куда-то пропадал.
        Это все было игрушечное. Блики на мониторе. А настоящим было то, что он мог прийти в любой момент. И снова будет миниган, и снова будет...
        Леха замотал головой, отгоняя воспоминание. Но безысходность не уходила. Как привязанный к гильотине обреченный. Шея зажата в тяжелых колодках, где-то вверху завис тяжелый нож. И скоро чужая рука снимает стопор - и нож рухнет. И ничего не сделать. Только, напрягая слух, ждать, когда свистнет падающее лезвие...
        - Рогатый? - Сатир ткнул его в бок.
        Леха вздрогнул.
        - Уже соскучился? - хихикнул сатир. - Не переживай. Придет твой пупсик, никуда не денется. Знаю я таких. По чатам пробежится, кульного хацкера из себя строя, и еще раз к нам заглянет. На посошок.
        Леха сжал зубы. Нет. Так не пойдет. Что-то надо делать... Он помотал головой, прогоняя оцепенение.
        - А физика здесь реалистичная?
        - Физика? - прищурился сатир.
        - Ну, отдача там... У минигана стволы вращаются. Это как-то учитывается?
        Сатир прищурился, вгляделся в Леху. Словно заново увидел.
        - В принципе, учитывается... Наши программеры, они такие... Им дай волю, они клаву протрут... А что? Служил, что ли?
        - Да так... На блокпосту отстоялся...
        Сатир склонил голову, подозрительно разглядывая Леху. Задумчиво потер кольцо в носу. Помолчал, словно к чему-то прислушивался. Хотел что-то спросить - и вдруг его взгляд уехал куда-то за Лехино плечо.
        - Ага, это к тебе...
        В живот словно набили льда. Еще не оборачиваясь, Леха уже знал, что там. Ему снова предстояло получить горсть раскаленного свинца, вгрызающегося в живот...
        Его передернуло. Да какого дьявола?! Для того он честно оттрубил полтора года на Кавказе, чтобы какая-то куланутая мелочь, этот десятилетний пупсик, офигивающий от безделья, третий раз издевался над ним?!
        А каменная стена святилища уже схватила его и швырнула наружу...
        Только на этот раз Леха не стал покорно ждать, пока этот куланутый пупсик застрелит его. Если какая-то физика в игре учитывалась, шансы расправиться с ним были. Миниган без станка плох не только тем, что у него чудовищная отдача. У быстро вращающихся стволов есть и другая особенность... Вот только знать бы еще, в какую сторону вращаются стволы у буржуйских миниганов...
        Справа, в паре сотен метров, был большой холм.
        Поэтому едва он очутился на лугу и копыта коснулись травы, Леха рванул влево.
        - Трус! - победно завопил детский голосок. - Трус! Трус! Трус!
        И Пупсик тут же врубил миниган. Снова все заполнил оглушительный грохот. Но удара в грудь на этот раз не было - Пупсик купился на финт. Пули вспороли воздух слева от Лехи - там, куда он дернулся сначала. Но Леха уже изо всех сил гнал вправо, к холму.
        Пупсик крутанул миниган вслед за ним. Поток пуль понесся за Лехой, выбивая фонтаны земли на склоне холма позади. Леха попал на линю огня раньше, чем сумел уйти за холм. Но пули его не срезали - все они ушли выше, над головой. А Леха скрылся за холмом.
        - Дурацкий пулемет! - завопил Пупсик. - Я же попал! Дурацкий прицел! Я же попал!
        Он швырнул миниган на землю. Яростно покрутился на месте, ругаясь, потом схватил миниган и понесся вслед за Лехой, на другую сторону холма.
        Пупсик добежал до основания холма и двинул вокруг. Он обежал как раз половину, когда услышал стук копыт. Пупсик остановился, приготовился стрелять, но на него никто не выскакивал.
        Он наконец-то сообразил обернуться - и тут же получил рогами под грудные щитки и по крутой дуге взмыл в закатное небо.
        Леха радостно завопил - только вместо боевого клича из его глотки вырвался низкий бычий рев. Но времени удивляться не было. Пролетев десяток метров, Пупсик рухнул на землю и кубарем покатился дальше, громыхая броневыми щитками. Теперь Леха увидел, что над головой Пупсика был нимб. Раньше нимб был зеленым, потому он его и не заметил. А сейчас нимб светился желтым. Половина жизни?..
        Леха снова бросился на Пупсика. Тот успел только чуть-чуть приподняться - и удар пришелся прямо в голову. Но размах рогов был слишком велик, голова Пупсика проскочила между ними - и они стукнулись лбами.
        Леха почти не почувствовал удара. А вот Пупсику досталось. Тяжеленная бычья голова вбила его в землю, как огромная кувалда. Голова Пупсика впечаталась в чернозем по уши. А его нимб стал пурпурным - и лопнул, разлетевшись призрачными каплями...
        Подрагивая от адреналина, Леха сглотнул, перевел дыхание.
        Пнул миниган, покосился на труп Пупсика. Подождал, но Пупсик не появлялся. Леха еще раз огляделся, но кроме него и трупа на лугах никого не было. Тогда он поплелся на вершину косогора, к святилищу.
        Сатир ждал его у самого входа. Он явно с удовольствием выскочил бы на луга, но его не пускало. Из святилища сатир мог выйти только в свой сектор - на ту сторону косогора, к озеру, над которым клубились тяжелые тучи.
        - Ну, что? - осклабился сатир. - Я тебе говорил, что будешь бегать, рогатый?
        Леха нахмурился. И правда...
        Он стал бегать. Не по своей воле, конечно. Только для того, чтобы избавиться от боли... Но ведь стал же. Именно это и требовалось владельцам "Генодрома"...
        Леха стиснул зубы, но промолчал. Да, он станцевал под чужую дудку. Но сатир в этом не виноват. Он такой же заключенный...
        Сатир тоже не стал лезть в бутылку. Он влез на алтарь и, болтая копытами, покачал головой:
        - Только ты это... Слишком-то не того...
        Чего же Леха должен "не того", он не успел выяснить. На лугу снова появился комок тумана, почти тут же лопнул - и возник Пупсик. Вполне жизнеспособный. С сочным зеленым нимбом над серебристым ежиком волос.
        Леха тут же рванулся из святилища, пока его не выкинуло насильно.
        Выбежав, на миг замешкался - не рвануть ли за косогор?
        Но если Сатира не пускало на эту сторону косогора, то пустит ли его на ту?.. Леха бросился вниз, к ближайшему холму.
        Пупсик вжал гашетку минигана. Шестистволка загрохотала и погнала на Леху поток раскаленного свинца, по полсотни пуль в секунду. Струя ударила в склон и помчалась вслед за Лехой, вздымая стену из земляных фонтанчиков...
        Слишком быстро, чтобы от нее убежать...
        И вдруг поток пуль задрался и ушел куда-то в небо, а потом миниган и вовсе замолчал. Сатир не соврал. Движок игры учитывал физику. Огромный, да еще закованный в броню Пупсик теоретически мог вести огонь из минигана... Пока стоял на месте, глубоко в землю вбив свои рифленые подошвы. Но едва он попытался бежать и оторвал ногу от земли - в тот же миг его швырнуло назад. Отдача от минигана была под два центнера...
        Жаль только, что до Пупсика была почти сотня метров. Атаковать бы его сейчас, пока он не встал! Но слишком далеко, не успеть добежать. Раньше встанет...
        Леха рванул за холм.
        Пупсик, блажа, вскочил и побежал вслед за Лехой вокруг холма... и вдруг остановился. Покрутился, осматриваясь. Подумал. И бросился обегать холм с другой стороны. Чтобы встретить Леху в лоб...
        Когда раздался стук копыт, Пупсик остановился, вскинул пулемет...
        Он еще успел сообразить, что стук копыт доносится не спереди. Не только он поменял направление обхода. Но вовремя развернуться Пупсик уже не успел. Рога опять поддели его под грудные щетки и швырнули в небо...
        На этот раз паузы не было. Второй труп Пупсика еще катился по траве, а за спиной Лехи уже вспух новый клок тумана и тут же лопнул, родив еще одного Пупсика.
        В тот же миг заработал миниган. Свинцовая струя пронзила воздух правее Лехи. Чуть в стороне - но что толку? Она отсекла его от ближайшего холма. А Пупсик, ни на миг не переставая жать на гашетку, рванул пулемет, разворачивая его на Леху...
        И на этот раз Леха не успевал уйти - до холма слева было слишком далеко...
        И тогда он сделал то, отчего сатир, следивший за ним из святилища на вершине косогора, восхищенно цокнул языком. Леха не бросился в сторону. Вместо этого он изо всех сил подпрыгнул и тут же поджал все четыре ноги как раз в тот момент, когда непрерывная очередь из минигана настигла его.
        Если бы в руках у Пупсика был обычный пулемет, очередь срезала бы Леху - прямо по низу живота, отстрелив все четыре копыта. Но в руках у Пупсика был миниган, шесть тяжелых стволов которого делали по дюжине оборотов в секунду...
        Свинцовая струя прошла под Лехой и дальше, зарываясь в землю. Леха упал на колени. Тут же вскочил и рванул вправо. Поток пуль бил в землю уже далеко слева. Теперь ничто не мешало уйти за холм.
        Миниган затих. Пупсик смотрел на то место, где должен был лежать труп Лехи. Секунду, вторую...
        - Блин! - завопил Пупсик. - Ну я же попал! Я же попал!!! Так нечестно! Я же попал!
        Пупсик всхлипнул.
        - Трус! - крикнул он вслед Лехе. - Трус!
        Он бросился за Лехой, но вдруг остановился. Развернулся в обратную сторону, сделал пару шагов, словно решил оббежать вокруг холма навстречу Лехе. Опять остановился. Дернулся туда, сюда... Он пробовал оббегать и в ту сторону, и в другую... С одинаковым успехом.
        Тогда Пупсик подбежал к самому подножию холма, встал к нему спиной и стал крутиться туда-сюда, беря под прицел то выход из-за левого холма, то из-за правого...
        Когда раздался стук копыт, он закрутился еще быстрее. Вправо - влево, вправо - влево, вправо - влево... Копыта стучали все громче, Пупсик крутился все усерднее. Но быка не было. Ни справа, ни слева. А стук копыт все ближе...
        Пупсик так и не додумался повернуться лицом к вершине холма. Рога ударили его в спину. И на этот раз хватило одного удара.
        ...Передышка случилась через четверть часа.
        На лугу валялись пять трупов Пупсика.
        Леха уже решил, какой финт будет делать в этот раз, но прошла минута, другая, а Пупсик больше не появлялся. Леха подождал еще пару минут, но Пупсика не было. Сломался карапуз. Понял, что слабо ему...
        Леха еще раз огляделся и побрел к вершине косогора, где на багрянце закатного небе чернели камни святилища. Возбуждение медленно проходило, но огонек удовлетворения грел душу. Пупсик не чувствовал боль так, как чувствовал ее Леха. Все смертельные удары рогами для Пупсика были лишь слабыми толчками джойстика. Но ведь боль бывает не только физическая... А пять раз этого куланутого малыша он уделал!
        Сатир ждал Леху у самого входа. И сразу же набросился:
        - Офигел, рогатый?! Это же обучалка! Тью-то-ри-эл! Понимаешь? Не хочешь копыта отбрасывать - просто бегай. А народ крошить нечего! Клиент приходит сюда не проигрывать, а посмотреть на возможности игры! А клиент, если не знаешь, всегда прав! Так что...
        - Плевать.
        - Чего? - нахмурился сатир. Леха сбил его с мысли.
        - Пошли они...
        - Ага-а... - протянул сатир. - Типа, крутой? Не хочу и не буду?
        Леха промолчал.
        - Ох, рогатый... - вздохнул сатир. Помолчал, снова скорбно вздохнул. Ну, сам подумай - есть что между рогов-то?.. Думаешь, ты его сделал? Эх, рогатый... Зря ты на рожон полез. Ну, убил бы он тебя еще разок. Подумаешь! Зато потом этот карапуз спокойно пошел бы баиньки. А завтра, может быть, даже не заглянул бы сюда... А так ты его только раззадорил, парнокопытное! Теперь он тебя будет до ночи мучить! Еще и завтра придет! Заявится, как только в сеть выйдет! И послезавтра притащится... Понимаешь?
        Леха не отвечал. Лишь упрямо склонил голову.
        Пупсика не было уже минут десять. А значит, сатир ошибается. Карапуз не собирался больше заходить сюда. Он уже давно ушел с игрового сервера.
        - А может, ты думаешь, что он уже ушел? - осклабился сатир.
        Леха растерялся. Так ведь нет же Пупсика... Если бы он хотел зайти еще раз, сто раз успел бы уже...
        - Ох, дурак! - закатил глаза сатир. - Зачмыряют тебя теперь, рогатый... Молись своему парнокопытному богу, чтобы у этого карапуза было мало богатых приятелей!
        Леха сглотнул. Об этом он не подумал...
        Но теперь уж поздно пить минералку... Леха упрямо тряхнул головой:
        - Посмотрим.
        - Ага, конечно. Посмотрим! - заблеял сатир, дурашливо мотая мордой. Лично я уже что-то вижу.
        Он мотнул мордой на выход. Внизу, под косогором, пульсировал клок тумана.
        А чуть дальше - еще один...
        Живот свело. Пупсик вернулся. И не один!
        Но...
        Да какого дьявола?! Хоть десять! Покорно получать пули в живот он все равно не собирался!
        - Приятного просмотра.
        - Крутой, да? - процедил сатир сквозь зубы, нехорошо прищурившись. Ну-ну... Я тебя предупредил, рогатый. Зря.
        Но Леха уже не слушал его. Он рванулся к выходу. Если промедлить, его выкинет на луг насильно. И кто знает, куда его швырнет? С Пупсиком он мог справиться и при неудачной начальной позиции, но сейчас входили сразу двое!
        - Не ломись на них! - донеслось сквозь топот копыт и рев ветра в ушах. - Ближе тридцати метров тебя не пустит, пока они...
        Леха вылетел из святилища, и голос сатира пропал.
        Жаль, что его не пустит близко к игроку, пока тот не войдет в игру...
        Но он не остановился. Надо было придумать что-то другое - все равно надо как-то побеждать! Если он проиграет...
        Снова будет раскаленный свинец, рвущий внутренности, словно десятки плоскогубцев..

        Леха взревел и изо всех заработал ногами, стрелой слетая с косогора.
        Между облаками было метров тридцать. В одном из них Пупсик. Но в каком?.. И кто во втором?.. Такой же заторможенный по всем параметрам карапуз или сообразительный парень с быстрой реакцией?
        Кто там?! Все зависело от этого. Если там такой же тормоз, как Пупсик, тогда надо атаковать как можно быстрее. Но если там опытный игрок...
        От адреналина мысли неслись быстрее, чем мелькали копыта. Лучше не рисковать! Если вторым игроком окажется неумелый карапуз, Леха потеряет немного - лишь быструю и эффектную победу. Но если он понадеется на это и сразу рванется в бой, а второй игрок окажется опытным...
        Снова будут пули, рвущие грудь и живот...
        Нет!!! Уж лучше перебдеть! Леха рванул влево, в обход облаков, - так, чтобы, когда игроки войдут в игру, он оказался с ними на одной линии. Тогда дальний из игроков окажется блокированным. Не будет же он стрелять в спину своему напарнику?
        Но выйти на линию он не успел. Одно облако лопнуло. Закованный в броню мужик. Серебристый ежик волос, рубленый подбородок...
        Пупсик! Чертов карапуз оказался не в ближнем облаке, а в дальнем! Там, где Леха надеялся блокировать неизвестного! И теперь он окажется рядом с тем, о чьем мастерстве не имел ни малейшего представления!
        Второе облако лопнуло...
        И Леха сбился с шага. Едва не рухнул, запутавшись в четырех копытах. Он ожидал увидеть что угодно. От мелкого шибзика со снайперской винтовкой до гиганта еще крупнее Пупсика, с мортирой на вооружении...
        Но там была девчонка! Невысокая, худощавая, и совсем без брони. На ней был лишь кожаный топ-корсет на широких лямках, шорты и кожаные ботфорты. А какое у нее было лицо...
        Но тут в ее холеных руках появился огромный огнемет, и вся ее красота куда-то отступила - Леха до сих пор не успел выйти на линию, блокировавшую Пупсика! Он дернулся влево, делая финт, но опоздал. Пупсик врубил свой миниган на мгновение раньше. Над лугом загрохотало - и правый бок обожгло...
        Все...
        И тут миниган вырубился.
        Пупсик дал короткую очередь! С шестого раза до карапуза дошло, что резко крутить работающий на полную мощность миниган бесполезно вращающиеся дула были как маленький гироскоп. Про гироскопы карапуз, конечно, не знал, но то, что стволы уводило вверх или вниз, - это он уже понял. И решил иногда снимать палец с гашетки...
        Пупсик понял свою ошибку и снова врубил миниган, но Леха уже рванулся дальше. Пули пронзили только воздух. Пупсик упустил свой шанс.
        - Жги его! - завопил Пупсик срывающимся голоском.
        Красотка послушалась. На ее лице по-прежнему лежала королевская отрешенность, когда огнемет выбросил струю. Огненное облако, разбухая, двинулось на Леху...
        И он возблагодарил всех богов, какие только были. Между ним и Красоткой было больше пятидесяти метров! И если она собиралась поджечь его струйным огнеметом с такого расстояния...
        Не останавливаясь на линии огня, Леха проскочил дальше, забирая вправо и обходя девчонку. Она вела огнеметом вслед за Лехой, а он лишь сильнее забирал вправо, по крутому витку спирали обходя ее и одновременно приближаясь к ней...
        Где-то за спиной Красотки маячил Пупсик. Сначала он бросился обходить ее справа. Но теперь сообразил, что так они с Лехой будут кружиться вокруг Красотки, гоняясь друг за другом, - и побежал обратно, навстречу Лехе... И ближе к Красотке. Между ним и Красоткой было уже не больше десяти метров.
        Красотка крутила огнеметом вслед за Лехой и наконец-то догнала его. На миг огненная струя оказалась точно между ними - и Леха воспользовался этим шансом.
        Она думала, что жгла его... Красотка не понимала, что струя выгорала раньше, чем доходила до Лехи. Он сильнее забрал вправо, делая виток спирали еще круче, и оказался на самой границе огня. Шкуру обожгло, но это был лишь жар, а не горящий напалм. Зато Красотка совсем потеряла его из виду!
        А потом он вылетел из-за струи и оказался прямо перед Пупсиком.
        Пупсик замешкался от неожиданности. Врубил миниган, но слишком поздно - Леха уже пронесся между ним и Красоткой. А та, снова увидев Леху, быстро дернула огнемет вслед за ним, пытаясь накрыть его огненной струей...
        И слишком поздно заметила Пупсика, выбегавшего из-за спины. Струя пламени окатила закованного в броню гиганта. Горящий напалм облепил броню и лицо. Волосы вспыхнули, как спичечная головка.
        - Дура! - заорал Пупсик. - Ты в меня попала!
        Все-таки он проскочил между Красоткой и Пупсиком! А ударившая в Пупсика волна огня не только отняла у него часть жизни, но еще и лишила обзора!
        Огнемет отключился, и Леха тут же затормозил - всеми четырьмя копытами, оставляя черные полосы с корнем вырванной травы. Сухожилия едва выдержали, но все-таки он успел. Когда огонь на Пупсике пропал, Леха бежал уже совсем в другую сторону.
        Пупсик потерял Леху. Крутанулся влево - туда, куда бежал Леха, когда он видел его в последний раз. Но Лехи там уже не было. Пупсик крутанулся вправо...
        Первой заметила Леху Красотка. И эта полногрудая красавица, ни на миг не теряя королевской невозмутимости, вдруг испуганно закричала тонюсеньким, совершенно детским голоском...
        Леха чуть не сбился с шага - так дико это выглядело. Словно привычный, год обтиравшийся в руке, мобильник вдруг зарычал и вцепился в ухо откуда-то выскочившими клыками...
        Он едва не упустил момент. Пупсик догадался обернуться. Его ежик и брови истлели, кожа под ними вздулась от ожога. Теперь это была не голова бога карателей, а какая-то жалкая пародия на манекен... Зато дула минигана уставились Лехе прямо в лоб!
        Но нажать на гашетку Пупсик не успел. Леха раньше обрушился на него. Удар швырнул Пупсика далеко назад. Пролетев десяток метров, он тяжело рухнул прямо под ноги Красотке.
        А ее лицо было совершенно безмятежно...
        Леха едва не бросился в сторону. На миг ему показалось, что Красотка хладнокровно вмажет огненной струей по нему, не обращая внимания, что огонь добьет Пупсика, упавшего у ее ног...
        Скрипнув зубами, Леха сбросил наваждение и рванулся вперед. Безмятежность лишь на лице неотрегулированного скина! А реальная девчонка вовсе не хладнокровная двадцатилетняя красавица, а пухлая семилетка, которая сейчас растеряна и напугана, и ее маленькие гадкие ладошки на джойстике вспотели и дрожат!
        Пупсик был прямо перед ней. Его ореол был уже темно-красным, еще один огненный душ ему не пережить. И жечь Леху, добивая Пупсика, Красотка не решилась.
        Или не успела... Леха промчался по Пупсику, втоптав его в землю. Нимб побагровел и брызнул призрачными каплями прямо в морду. А Леха уже мчался дальше, на Красотку. Вот только копыта на броне Пупсика проскользнули - и его повело в сторону. А Красотка вышла из ступора и дернулась вбок, уклоняясь...
        И Леха пролетал мимо нее! И мгновенно изменить направление он не мог слишком тяжело было его тело. Леха судорожно выгнулся...
        И все-таки зацепил ее! Огнемет отлетел куда-то вверх и выдал в небо огненный фонтан. А левый рог насквозь пробил бок Красотки. Инерция пронесла Леху дальше, и рог, выломав ребра, вырвался из ее тела.
        Морду обдало теплой кровью. Леха рухнул на бок и кубарем покатился дальше. Вскочил, тут же бросился в сторону...
        Мог бы и не дергаться. Красотка лежала неподвижно. Нимба над ее головой уже не было.
        Пупсик и Красотка не спешили входить в игру еще раз. Видно, ушли в чат выяснять, кто из них виноватее...
        Когда Леха вернулся в святилище, сатир сидел на алтаре, задумчиво подперев морду рукой. Второй рукой он потирал кольцо в носу...
        Но едва Леха вошел, всю задумчивость с него как ветром сдуло.
        - Крутой, да? Гордый? - ухмыльнулся сатир. - Зря рыпаешься. Ты здесь на год? Вот сиди и не выеживайся! Здесь тьюториэл, а не мясорубка! Зачем клиента обижаешь, рогатый? Или тебе интересы фирмы не указ? С системой решил потягаться?
        Леха внимательно разглядывал сатира. Он все никак не мог понять: всерьез тот говорил или шутил? Он словно издевался, но не просто так, а с каким-то двойным дном...
        Да только тут поди разберись... Это же не настоящее лицо! Глазки у сатира ух какие хитренькие, но ведь это может быть всего лишь чертой скина, а не мимикой того, кто управлял телом сатира... Ни черта не понять!
        - С системой бороться бесполезно, рогатый, - осклабился сатир. - Либо ты под нее прогибаешься, либо она тебя размазывает по стенке. Третьего не дано. Сечешь? Вляпался - все, терпи. Иначе будет еще хуже. Думаешь, на таких умников, как ты, у фирмы методов нет?
        - Я выберусь...
        - Что? - не расслышал сатир.
        - Я отсюда выберусь.
        - Правда? - сатир картинно задрал кустистые брови и хихикнул. С блеяньем, получилось очень противно. - И как же это ты отсюда выберешься?
        - Я отсюда выберусь, - упрямо повторил Леха.
        Он еще не знал, как именно. Но одно знал точно - он должен выбраться отсюда! Иначе точно слетит с катушек. Или прогнется... И еще неизвестно, что хуже...
        - Ну-ну... - Сатир скептически поджал губы.
        И вдруг челюсть у него отвалилась. Сатир пораженно присвистнул...
        Леха сглотнул. Сатир смотрел на выход в рабочую зону. В его, Лехину рабочую зону! И если уж на бывалого что-то произвело такое впечатление...
        Но времени пугаться уже не было. Сатир заметил игроков слишком поздно. Время на подготовку истекло. Каменная стена святилища изогнулась, обхватила Леху и швырнула на поле...
        Но он еще успел услышать брошенные вдогонку слова - на этот раз без всякой издевки:
        - Легкой смерти!
        Саботажник
        Боль.
        Боль, боль, боль... Целое море боли.
        Голову сжимали невидимые тиски, глаза разъедала щелочь, шкура на спине обугливалась - его кремировали заживо! - а песок врезался в копыта сотнями острых игл. И боль нарастала, ее было все больше и больше.
        И в этом море боли - обрывки воспоминаний...
        Какое же прелестное личико было у Красотки!
        Эх, встретить бы такую в реале...
        Леха вздохнул, подцепил труп Красотки на рог и поволок. Протащил мимо двух огромных тел, еще чадящих догорающим напалмом - это были Пупсик и Крысенок. Почти близнецы: оба по два с лишним метра ростом, по три центнера плоти и броневых щитков, по шестиствольному минигану. Только ежик волос у Крысенка был не стального цвета, как у Пупсика, а блондинистый, и на плечевом щетке распылителем было выведено: "Bite me". С юмором, гаденыш...
        Леха затащил труп Красотки на склон холма и старательно уложил среди остальных - на склоне уже были четыре Красотки, четыре Пупсика и четыре Крысенка. Трупы игроков разлагались за полдня, и пока все они были целехонькие. Ну, если не считать рваных ран от его рогов, ожогов и вырванных очередями миниганов ломтей мяса - карапузы частенько попадали друг в друга.
        Леха огляделся. Луг в нескольких местах дымился - там, где Красотка пожгла траву из огнемета. Чадили последние трупы Пупсика и Крысенка. Тут и там чернели дуги от очередей миниганов, словно борозды от плуга. Больше ничего. Туманных облачков, предупреждавших о загрузке игроков, не было. Пяти выносов подряд карапузам хватило, чтобы они рассорились вдрызг и пошли в чат выяснять, кто же из них виноватее.
        Леха побрел на косогор, к святилищу. Сатир ждал у самого входа. Последние полчаса он так и стоял, привалившись боком к камню и скрестив на груди ручки, и с прищуром разглядывал Лехины подвиги: как тот методично, раз за разом выносил трех карапузов. То пробивал их своими огромными рогами, то заставлял ошибаться и расстреливать друг дружку из миниганов или сжигать из огнемета. За последние два дня Леха здорово поднаторел в этом деле.
        - Значит, на блокпосту отстоял, говоришь?.. - пробурчал сатир.
        Леха не ответил. Он оглянулся и критически осмотрел свои труды. На противоположном холме трупами было выложено: "ЛОХИ". Конечно, выкладывать буквы из разноформатных трупов - то еще удовольствие. Но иначе он никак не мог общаться с карапузами - говорить он мог только с сатиром. Когда он пытался что-то сказать игрокам, вместо слов из его глотки вылетал оглушительный рев. А сообщить карапузам, кто они такие, было полезно. Это простое словечко выводило куланутую малышню из себя лучше изощренных ругательств. Карапузы нервничали, пытались между делом раскидать сложенные из трупов буквы - и ошибались грубее и чаще. Это сторицей окупало всю возню. Сегодня карапузы еще ни разу его не завалили.
        - И не стыдно тебе? - сказал сатир.
        Леха покосился на него, но ничего не сказал.
        - Они же дети, - с самым серьезным видом продолжал сатир. - Тебе что, никогда не говорили, что глумиться над детьми нехорошо? Маленьких обижать низ-зя!
        Издевается, козел однорогий... Говорил сатир без тени иронии, но за два дня, проведенных в обучалке, Леха уже привык к этим постоянным подколкам.
        - Дети - цветы жизни, - мрачно отозвался Леха. - Их либо в воду, либо в землю.
        Но сатир уже отвлекся и не слушал. Он сосредоточенно тер кольцо в носу, мигом провалившись в свои мысли.
        Леха не стал к нему приставать. Да, он чуть-чуть привык к обучалке, но не более того. Внутри вовсе не было того спокойствия и уверенности, что были в его словах. Сам он держался из последних сил. За двое суток здесь он не смог даже толком выспаться. Постоянно грызло опасение, что заявятся либо карапузы, либо кто-то еще. . Да и бои с карапузами, на самом деле, не были такими уж легкими. Малейшая ошибка - и горящий напалм обуглит бок. А если нарваться на очередь в живот... Пули, как плоскогубцы, рвущие изнутри...
        Леху передернуло. Все это время глубоко внутри нарастало напряжение. Нарастало, нарастало... Как вода, наполняющая водохранилище. Пока плотина психики выдерживала, но всему есть границы. И скоро он может сорваться.
        Надо успокоиться. Поспать.
        Леха закрыл глаза, попытался расслабиться.
        И сатир тут же пихнул его в бок!
        - Ты вот что, рогатый. Тебя скоро переведут, похоже...
        - Так быстро? - напрягся Леха. - Ты же говорил, через неделю?
        Сатир частенько поминал основные зоны "Генодрома". Но добиться от него чего-то конкретного Леха так и не смог. Сатир все время отделывался шуточками.
        - Говорил... - задумчиво повторил сатир. - А не фиг было народ крошить! Я тебе говорил, рогатый, что не хочешь умирать, тогда просто бегай? А ты что? Самый умный, да? Ну вот теперь и пеняй на себя. Слишком хорошую статистику набрал за два дня. На лохастого новичка ты уже не тянешь. Так что все, кончилась твоя халява. Пойдешь в основную зону... Хотя, между нами девочками, и это все фигня. Ты вот что запомни, заторопился сатир. - Никому ничего не говори. Ни как тебя зовут, ни за что сюда попал. Никому и ничего. Понял?
        - Да у меня ничего такого, - сказал Леха. - Небольшая авария, просто...
        - Слышь, ты, парнокопытное! - взъярился сатир. - Ты по-русски понимаешь?! Я тебе..

        - Да у меня в самом деле ничего серьезного! - начал Леха.
        И осекся.
        Мир изменился.
        Сатир умолк на полуслове, да так и застыл с открытой пастью и вскинутой рукой. Шум ветра стих, пропал шелест воды, наступила ватная тишина. Небо, камни и трава подернулись дымкой.
        Леха попытался пошевелить ногами, но не смог. Будто окунули в невидимый цемент. Все вокруг превратилось в одну большую фотографию, а Леха стал еще одним ее кусочком.
        А потом все пропало.
        Нахлынул жар, в глаза ударило ослепительное солнце. Ноги по копыто увязли в обжигающем песке. Он тянулся до горизонта - дюны, дюны, дюны... Оттуда дул обжигающий ветер.
        Позади оказалась невысокая, метров тридцать, скальная гряда. За ней клубились тяжелые тучи - знакомые, точно такие же, какие были над озером в обучалке. Всего в какой-то сотне метров от Лехи в нагромождении скал была щель, и он проворно побежал туда - припекало не по-детски.
        Щель оказалась узкой и извилистой, но не жариться же заживо на солнцепеке? Скрипя броневыми наростами о выступающие камни, Леха продрался на другую сторону. В этом месте грядя оказалась совсем узкой, не больше полусотни метров.
        Здесь все было иначе. Впереди простиралась огромная лощина, сплошь покрытая камнями: валуны, булыжники, галька - ни кусочка земли. Дальше были озерца. Небольшие, зато много. Над ними и клубились такие знакомые грозовые тучи.
        И прохлада, после обжигающего ветра пустыни. Как же это было хорошо!
        А слева, метрах в ста пятидесяти от прохода...
        Леха зажмурил глаза и помотал головой. Хотя все вокруг было виртуальное, на миг ему показалось, что тепловой удар он все-таки схлопотал. Но когда он открыл глаза, видение не развеялось.
        Дубы. Огромные, раскидистые. Только листья у них не зеленые, а черные. А ветви и стволы вместо коры покрыты вороненой сталью. Под ярким солнцем они бликовали так, словно их только что отполировали. Зелеными были только огромные, с кулак величиной, желуди - но и те какие-то не такие. Угловатые, словно...
        Позади с шорохом осыпались камни.
        Леха крутанулся назад, оступаясь на булыжниках. Отрезав его от прохода в каменной стене, из-за валунов вышли три здоровенных... кабана? У этих тварей были свиные рыла с пятачками, но передвигались они на двух ногах, как и сатир. Вот только ростом они были не метр с кепкой, а все два. Изо ртов, задирая верхние губы, торчали клыки. В руках кабаны держали "сучки", выломанные в железном лесу - здоровенные стальные биты.
        - Волик, на! - тут же полез вперед один.
        Шкура у него была розовая, но на груди и на кончиках ушей были черные подпалины. Кабан покрутил рукой с битой, словно разминался перед ударом, и пошел на Леху:
        - Че вылупился, телка рогатая?
        Его голос опасно поднялся, почти сорвавшись на истерические нотки. То ли кабан строил из себя психа, чтобы наезд казался страшнее, то ли в самом деле... Оскалившись, он стал обходить Леху полукругом, отводя биту вбок для удара.
        - Рога-то обломаем! - подключился второй.
        Этот был альбинос, весь белый - только глазки красные. Радостно пританцовывая, он стал обходить Леху с другой стороны.
        - Не, по ногам, - сказал черноухий. - По колену, - он сочно причмокнул, изображая звук удара. - Прикинь, да? Нога в другую сторону!
        Он заржал. Альбинос тут же старательно захихикал.
        Третий кабан, с большим кольцом в пятачке, не спешил подходить. Длинную биту он нес на плечах на манер коромысла, перекинув через нее обе руки. Морщась, словно хватил кислого, он наблюдал за своими дружками.
        Леха осторожно отступал. Сзади были булыжники и галька, копыта скользили, он вот-вот мог навернуться. Но оборачиваться было нельзя - эти психи в самом деле собирались напасть. Обходили его с двух сторон они по всем правилам. Хоть и психи, а подраться не дураки...
        И биты у них... Против троих сразу, да еще с такими битами, да еще в коробочке... Тут мало что светило. Но убегать...
        Убегать по таким камням еще хуже. Копыта будут ужасно скользить, и вот тогда он точно навернется. Да еще и круп будет открыт - словно специально под удар битой.
        Леха сжал зубы. Перестал пятиться, но шоркал задними копытами, раздвигая гальку и делая опору надежнее. Чего быть, того не миновать. Одного-то, вот этого, с черными ушами, он на рога подцепит...
        - Давайте, боровы, давайте, - процедил Леха.
        - Ты кого боровом назвал! - взвизгнул альбинос. - Черноух, ты слышал?
        Черноухий рванулся вперед, но до Лехи не добежал.
        Третий кабан, с кольцом в пятачке, вдруг скинул биту с плеча, молнией подскочил сзади к черноухому и подсек его. По ноге черноухого он врезал несильно, но точно. Ноги заплелись, и черноухий плашмя рухнул на камни. Альбинос, рванувшийся было на Леху, тут же отскочил назад и нырнул за валун.
        - Клык, ты чего? - затравлено выглянул он из-за камня.
        - Бляха-муха! - взревел черноухий, поднимаясь. - Да ты че, Клык! Оборзел, да?
        Он рванулся на окольцованного, но тот словно не заметил его броска.
        И черноухий так и не ударил. В последний момент он сам отскочил в сторону.
        - Крутой, да?! - зашелся он. - Крутой?!
        - Заткнулся, Черноух, - с ленцой ответил Клык.
        Черноухий оскалился, аж весь задрожал от злости - и вдруг сник.
        - А сказать нельзя, да? - плаксиво начал он, потирая отбитое колено. Че сразу битой-то? Нельзя сказать-то, да?
        - Заткнулся, я сказал, - так же равнодушно бросил ему Клык и вразвалочку подошел к Лехе.
        - Здорово, новичок, - Клык добродушно оскалился.
        - Привет...
        Леха чуть расслабился. Альбинос и черноухий и в самом деле оказались психами. Но этот окольцованный Клык, держащий масть, вроде, нормальный.
        - Как звать-то? - спросил Клык.
        - Леха. Руки не подаю.
        Альбинос старательно засмеялся, крутя головой и ловя взгляд Клыка или Лехи.
        А Клык помрачнел, словно и не заметил шутки:
        - Леха... Тут знаешь, сколько Лех?
        Где-то в глубине сознания всколыхнулась настороженность. Сатир, вроде, предупреждал не болтать... Но...
        Этот Клык вполне вменяемый. Да и о чем тут можно проболтаться-то? Он ведь сюда попал не за то, что с малолетками развлекался, а за совершенно дурацкую аварию! Самое безобидное преступление. Что по букве закона, что по понятиям братков.
        - Алексей Скворцов.
        - Скво! - тут же брякнул альбинос и захихикал, крутя головой и ловя взгляд Клыка и Черноуха. Но те его не поддержали, и альбинос тут же умолк.
        - Надолго к нам? - спросил Клык. - Затанцевал кого против воли или убил там?
        Леха быстро рассказал про аварию. Кабан слушал на удивление внимательно. Леха выкладывал все подробности - про самоубийцу, про девчушку на заднем сиденье крошечного минивэна, про джип с помощником депутата, но кабан терпеливо слушал и только кивал, словно старательно запоминал.
        - Бляха-муха! - вдруг взревел черноухий.
        Он дернулся, словно ему в спину всадили булавку, потерял равновесие и заскользил по осыпающимся камням.
        - Клык, пошли! - завопил он. - У меня тимуровцы! Пошли, Клык!
        Он побежал вниз по склону, к железному лесу.
        - Клык, я побежал? - альбинос заискивающе улыбнулся, ловя взгляд Клыка. Запрета не последовало, и он бросился за черноухим.
        - Пора, - заторопился окольцованный. - Ну, бывай! Еще свидимся!
        Он хлопнул Леху по плечу и тоже потрусил к лесу.
        Тимуровцы... Знать бы еще, с чем это едят...
        Опасность отступила, но облегчения не было.
        Похоже, здесь одними карапузами, вроде Пупсика и Красотки, не обойдется. И если не выбраться отсюда в ближайшие неделю-две - все. Кончится Леха Скворцов. А вместо него будет еще один псих, как эти альбинос и черноухий.
        А как отсюда выбраться?..
        Возле озера возникло облачко желтоватого тумана, наполненное сполохами. Кто-то входил на сервер восьмой зоны "Генодрома". Вот и первый игрок... Но когда облако лопнуло, там оказался сатир. Он рухнул на четвереньки и быстро осмотрелся. Потом, уже неспешно, встал, отряхнулся и осмотрелся еще раз. Заметил скрывающихся между стволами кабанов и потопал к Лехе.
        - Это кто были? - требовательно спросил сатир. - Три поросенка, главный с кольцом в носу?
        - Да...
        Леха чуть опешил. Он вообще не ожидал увидеть здесь сатира. Да и такой напор...
        - А за что попал, спрашивали?
        - Да...
        - А ты? Сказал? - сатир сгреб Леху за складки шкуры вокруг головы, словно за ворот рубашки. - Ну?!
        - Да... Но я же ничего такого... Обычная авария... Да в чем дело-то?!
        Леха тряхнул головой, сбрасывая ручки сатира. После двухметровых кабанов сатир уже не внушал никакого уважения - так, мелкий шибздик.
        - Ну, сказал! И что дальше?
        - Что дальше... Я же тебе говорил! На минуту оставил - и вот, посмотрите на него! Сал-лага рогатая...
        - Да в чем дело-то?! - Лехе уже надоели эти загадки.
        - В чем дело, в чем дело... Да теперь-то что, поздно уже, - отмахнулся сатир. - Молись своему парнокопытному богу, чтобы пронесло...
        Леха рыкнул. Вот зараза! То пугает, то партизанку на допросе строит!
        Вдали грохнуло. Но звук прилетел не от озер, над которыми клубились грозовые тучи, а из-за леса. Затрещали далекие выстрелы, тут же бухнуло еще раз, еще. И все стихло.
        - Это что? - напрягся Леха.
        - Да... - отмахнулся сатир. - Поросята своих собирателей мочат. Ниф-ниф, Наф-Наф и Нюф-Нюф...
        Сатир с чувством сплюнул.
        - Собиратели?
        - Ну да, собиратели. Видишь лес?
        - Это не лес, это какие-то вышки электропередачи...
        - Обычные блиндажные дубы, - пожал плечами сатир.
        - Блиндажные?
        - Ну да. Видишь, листья совершенно черные? Вместо хлорофилла там идет термоэффект между раскаленными на солнце листьями и холодной водой в корнях под землей, что-то в таком духе. Все научно просчитано, короче. Наши программеры - им только дай волю, каждому комару по нейронной сети присобачат, чтобы летал реалистично... Ну и вот. Стволы почти целиком из металла. Ствол на куски режешь, и сразу настил для блиндажа можно делать. Или дома складывать, или частокол ставить. Ну и желуди на этих блиндажных дуб...
        - Стоп!
        Сатир мог болтать без умолку сколько угодно. Только все, о чем он болтал, не важно.
        Важно - как отсюда выбраться.
        Леха шагнул к сатиру, зажав его между валунами, и начал допрос.
        Игроки в восьмую зону могут входить только через два города, расположенных на севере и на юге зоны, и еще через участки, смежные с соседними зонами - на востоке и на западе. Скальная гряда, Блиндажный Лес и эти озерца - Живые Воды - были почти в самом центре зоны.
        - То есть просто так сюда не добраться? - уточнил Леха. - Будут приходить редко?
        - Не скажи, - буркнул сатир. - Здесь, знаешь, сколько игроков? Если по всем тринадцати зонам считать, за сутки под сто тысяч проходит. Так что доходят сюда часто. И в основном, опытные. Лохи так далеко от городов забираться не рискуют. Только в караванах, когда от города к городу...
        - Стоп! - оборвал его Леха. Сатир мог заболтать кого угодно, а нужна была конкретная информация. Потому что кое-что уже вырисовывалось... - А вход в игру сколько стоит? Дорого?
        - Кому как. Америкосам пять сотен в месяц, нашим... Наши тут, в основном, шестерят, и тогда их бесплатно впускают. А некоторым еще и приплачивают. Не всем же героями быть, должен кто-то массовку организовывать? В магазинах за прилавками стоять, в барах задницей крутить, в...
        - Подожди!
        Леха опустил голову, соображая. Похоже, все организовано с умом. Но тогда... Леха даже задрожал от радостного предчувствия. Кажется... Был выход, был!
        - А кто организовал и ведет этот "Генодром"? Госструктура или частная фирма?
        Вроде бы, дать разрешение частной фирме на такие вот "психологические исследования" - это слишком даже по отечественным меркам. Но, с другой стороны, слишком уж на широкую ногу поставлен проект. Госструктурам с их извечным пофигизмом и раздолбайством такое не под силу. А разрешение... Может быть, кто-то даже искренне хотел, чтобы как лучше.
        - А тебе-то какое дело? - прищурился сатир.
        - Ну так государственная или частная?
        - А черт его разберет... Заключенных государство поставляет. Деньги частные. А крыша, льготы и все такое от патриархии. ЗАО "Заветами Иеговы". Серверы лично митрополит окроплял. А что?
        Леха только хлопал глазами. Он многого ожидал от родного государства, но всему есть пределы! На миг он даже потерял нить размышлений. Взгляд расфокусировался...
        За валунами, к которым он прижал сатира, метрах в трехстах от них со скал спускались две темные фигуры. Хрупкие.
        Леха прищурился. Женщины, и без особой брони... Миниганов и огнеметов у них не наблюдалось - только по карабину у каждой. Разделать с такими раз плюнуть. Но шли они не сюда, а к озеру.
        Ну и пусть их! Они никого не трогают, так на фига их трогать? Пусть делают, что хотят. Тем более, что есть дела и поважнее.
        Если фирма частная, то деньги здесь считать умеют. И если кто-то из заключенных не будет изображать мутанта... В обучалке его продержали два дня. Значит, статистику проверяют часто и тасуют заключенных без долгих рассусоливаний. И если кто-то из них будет откровенно саботировать... Это быстро заметят. И если денег на ветер здесь не бросают, то таких упрямых заключенных должны быстренько вышвыривать отсюда.
        Что и требуется.
        - А надсмотрщики могут... - Леха замялся, не зная, как бы сказать точнее.
        - Надсмотрщики? - Сатир подозрительно прищурился. - Надсмотрщиков здесь нет. Есть админы, человек по десять на каждую зону. Но они больше не за нами следят, а игрокам-новичкам сопли вытирают, чтобы они игру не бросили, когда их кто-нибудь в первый раз обворовал или череп раскроил. Тела-то здесь не воскресают. А новые за дополнительную плату, чтобы ботами-помощниками все не запрудили. Можно, правда, завещания на предъявителя оставлять... Ну, чтоб вещи и собственность своей следующей аватаре передавать, а то...
        - Подожди! А есть здесь что-то вроде карцера? Могут админы как-то воздействовать на заключенного?
        - Карцер? - Сатир вздохнул, покачал головой и расстроено цокнул. - Не понял еще, что ли? Это все один большой карцер.
        - Да нет! Если кто-то не будет изображать монстра, его можно как-то заставить? Админы могут причинять боль?
        - А, это... Лично админы ничего такого не делают. Это уже какие-то пытки будут, противозаконно это, все такое... Да им никого наставлять обычно не приходится, все сами прекрасно все понима... - Сатир осекся и внимательно уставился на Леху. - Подожди-ка, рогатый. Кто-то - это ты кого имеешь в виду? Ты, че, не понял?! Опять умничать решил? Мало тебе того, что из тьюториэла раньше срока поперли, так опять выпендриваться собрался?! Я же тебе... Ы!
        Сатир подпрыгнул, словно наступил на что-то острое.
        - На минимум опустил, называется... - прошипел он сквозь зубы. Раздолбай склеротичный... - Он скрипнул зубами и снова повернулся к Лехе: Все, хватит трепа! Не хочешь делом заняться, игроков погонять? Где-то здесь, недалеко, должен быть один.
        - Две.
        - Две?
        - Да вон они, - Леха кивнул за валун, к которому прижал сатира.
        Женщины уже спустились к озерцу, накачали надувную лодку и теперь плавали. Брюнетка гребла маленьким веслом, блондинка достала сачок и что-то вылавливала из воды.
        - Что же ты сразу не сказал, салага! - взъелся сатир. - Это же... Ы!
        Его передернуло, он запрыгал, словно ему опять что-то врезалось в копыто, пробив до кожи.
        - Обойди их с того берега и спрячься за валунами! - распорядился он. А я их на тебя погоню. Ну давай, пошел быстрее!
        Леха не сдвинулся с места. Зачем нападать на игроков, если те никого не трогают? Чтобы схлопотать в живот струю свинца? И пули, которые будет рвать его изнутри, как плоскогубцы... Леху передернуло.
        Нет уж! У него были другие планы. Зачем быть агрессивным монстром? Надо саботировать. Тогда в игре от него не будет никакого толку. А содержание под капельницей чего-то стоит. А если от него не будет пользы, зачем же на него тратить деньги? Это даже хорошо, что фирма частная. Саботажника отсюда быстро выкинут.
        - Ты чего, рогатый? - зашипел сатир, прищурившись. - Пошли, я сказал!
        Леха только набычился.
        - А в рог? - оскалился сатир.
        - Могу организовать.
        - Ах ты, з-зараза... - сатир хотел еще что-то сказать, но его опять скрутило от боли. - Ы-ы!
        Он сплюнул, махнул на Леху рукой и помчался к озеру по камням, как заправский горный козел.
        Грозовые тучи над озерцами опустились совсем низко - рукой достать. Они бешено бурлили, вода в озерцах шла крупной рябью. В каких-то пятидесяти метрах над землей между облаками проскакивали вспышки. Вот-вот в воду могла сорваться молния. Плавать по озеру в такую погоду в реале - самоубийство чистой воды.
        Маленькая надувная лодка моталась, едва не переворачиваясь. Брюнетка старательно гребла, чтобы ветер не снес лодку к берегу, блондинка что-то вылавливала сачком.
        Сатира они не замечали до самого конца. Он подбежал к валуну на подветренном берегу озерца, у самых волн, и швырнул в лодку камень.
        Леха сдавленно зашипел. Ну не псих ли! С камнем - против двух теток с карабинами!
        Так и подмывало броситься помогать - один сатир точно не справиться. Что мог этот мелкий шибздик без всякого оружия - против двух карабинов?! Только некрасиво подохнуть...
        Помочь бы ему...
        Сатир ведь отнесся к нему хорошо. Не наезжал, помогал советами. Пусть и с подколками, не без этого, конечно. Но отнесся-то хорошо! По местным меркам - вообще почти что с душой.
        Вот только какого дьявола его понесло на игроков?! Неужели он тоже псих, просто хорошо маскировался? А сам как увидит игроков, которых может замочить - сразу контроль над собой теряет?
        Нет, нельзя ему помогать. Потому что если помочь сейчас... Потом еще раз... А потом сам не заметишь, как втянешься. А если вдобавок кто-то из игроков захочет отомстить ему, как те карапузы в обучалке?
        Только сюда-то вовсе не карапузы добираются. И уж если эти решат мстить... Отомстят. Так отомстят, что мало не покажется. И никакого саботажника из него уже не получится. А получится псих, вроде того черноухого или альбиноса. Самый натуральный монстр. Что снаружи, что изнутри...
        Камень угодил прямо в лоб блондинке. Выронив сачок, она покачнулась и чуть не выпала из лодки. Но все-таки устояла.
        Сатир метнул второй камень, но на этот раз блондинка уклонилась. От толчка лодка едва не перевернулась, и подружка тут же утянула блондинку на корточки. Они схватились за карабины, два выстрела слились в один. Но в сатира они не попали - лодку слишком сильно мотало.
        Сатир даже и не думал прятаться. Наоборот, он вспрыгнул на валун. Как только брюнетка перестала грести, лодку быстро понесло к берегу, прямо на сатира, и в этот раз он швырнул приличный булыжник. Обеими ручками, изо всех сил пружиня сильными козлиными ногами. Брюнетка вскинула руки, защищая голову, но это не помогло. Камень в кровь разбил ей лицо. В реальной жизни не миновать бы ей сотрясения, но это была всего лишь игра.
        А блондинка палила, не переставая, пули высекали искры вокруг сатира и валуна, на котором он стоял. Но от выстрелов была еще и отдача. А еще был ветер, и сильная рябь...
        Лодка перевернулась. Тетки рухнули в воду, а сатир тут же выскочил из-за камня и помчался к самой воде.
        Леха чертыхнулся. Ну, точно, псих! Куда он?! Там же ничего нет! Совсем ничего! Ни валуна, ни трещины - ничего, где можно было бы укрыться от выстрела. Только голые камни - и пара этих странных, стального цвета одуванчиков, словно они из проволоки. Да нормальные цветы и не стали бы расти на голых камнях...
        Упав в воду, брюнетка потеряла ружье. Она еще не оправилась от удара камня, из воды-то с трудом поднялась. А вот блондинка не растерялась. Она нашла какой-то камень на дне, по пояс выбралась из воды и уже успела сменить обойму. Вскинула карабин...
        И в этот момент сатир подскочил к одному из одуванчиков на самом берегу - и изо всех сил пнул его.
        Прокатился тугой звон, словно лопнула огромная струна. Одуванчик согнуло до земли, а семена с его головки сорвало. В воздух взмыло облако стальных семян-игл. Но летели они не в блондинку - а выше нее. И вдруг, пролетая над ней, эти стальные семена словно ожили.
        Напряжение между облаками и водой было столь велико, что на концах иголок-семян индуцировались разноименные заряды. Все нижние концы семян получили заряд облаков, а верхние - земли. Концы семян притянулись друг к дружке и на миг слились в одну длинную стальную нить, протянувшуюся почти на двадцать метров вверх, к тучам. Нижний конец нити оказался над самой головой блондинки, и ее мокрые волосы взлетели вверх, во всю длину, и облепили нижний конец нити.
        По нити ударил ослепительный разряд. Иглы-семена тут же брызнули светящейся плазмой, а блондинка вспыхнула - волосы, одежда, кожа...
        Когда через секунду до Леха долетел гром, от блондинки осталась высохшая, словно мумия, тушка, сильно уменьшившаяся в размерах.
        Брюнетка стояла совсем рядом, и ушедший в воду разряд зацепил и ее. Она резко выгнулась и упала в воду. Может быть, она была еще жива и пришла бы в себя, но сатир уже сиганул в воду, подскочил к ней и пнул ее копытом в висок.
        После драки сатир не спешил подходить к Лехе.
        Леха тоже не рвался к общению.
        Хорошо бы это выглядело... Когда не знал, на что способен сатир, помочь отказался, зато теперь, когда оказалось, что сатир очень даже может постоять за себя, полез ручкаться и в друзья набиваться!
        Правда, оставался вопрос: какого черта сатиру было задирать тех теток? Каким местом они его трогали? Все-таки не похож сатир на психа. Не стал бы он лезть в драку без всякой причины.
        Леха долго разрывался между гордостью и любопытством. До вечера, судя по заходящему солнцу. Больше сюда - в Кремневую Долину, так сатир назвал усыпанную камнями лощину, - никто не приходил, и саботировать пока получалось. Статистика должна была потихоньку, но все-таки ухудшаться.
        Вот только почему-то заболела шея. Или только кажется? Такое бывает. Дернулся слишком резко, когда через скалы продирался, вот нерв чуть и защемило.
        Леха подвигал шеей... и нахмурился. Какое, к черту, защемление нерва?! Он же все это время совершенно неподвижно сидел в кресле, где-то в центре Москвы! Всего этого нет, это же виртуалка!
        Он внимательно прислушался к своим ощущениям. Все-таки шея болела. А еще чуть-чуть ломило запястья - то есть то, что раньше было запястьями. Там, где передние ноги переходили в копыта. И спина...
        Через полчаса не осталось никаких сомнений. К боли в суставах присоединилась головная боль - невидимые тиски все сильнее сжимали виски. Пальцы - которые сейчас были копытами - покалывало, как если бы он отлежал их. А шея не просто болела, между позвонками словно набили песка и стальных опилок, разве что скрипа не слышно...
        Боль было уже трудно терпеть. И... а вдруг, это не фантомная боль, а в самом деле отказывала аппаратура, поддерживавшая его жизнеобеспечение в реале? Ведь так и подохнуть можно! И среди ряда мертвенно синих от недостатка солнечного света заключенных его нездоровую бледность сразу могут и не заметить...
        А если сатир прав, и все время админы этой зоны тратят на разборки между игроками. . Сами они не спохватятся. Только уборщица по трупному запаху и обнаружит его смерть через неделю!
        Надо самому связаться с админами! Но как?..
        Гордость сразу куда-то делась. Леха засеменил к сатиру, а сатир, до этого безмятежно развалившийся на валуне неподалеку, вдруг вскочил и побежал прочь.
        Леха поднажал. Сатир тоже.
        - Подожди! - крикнул Леха.
        Сатир сделал руками выразительный жест.
        Загнал его в угол Леха только через четверть часа. Легкое покалывание в копытах превратилось уже в сильную резь, а спину начало жечь, словно там разводили костер.
        Но оказалось, что только для Лехи это был угол. Для его бычьего тела сошедшиеся углом стены в самом деле были неприступны. Но сатир легко подпрыгнул, зацепился за мелкий выступ, подтянулся - и тут же оттолкнулся от него, прыгнув еще выше, еще...
        Пять секунд - и сатир был уже на вершине скалы. Осталось перемахнуть на ту сторону гряды, и только Леха его и видел.
        - Да стой же, черт тебя дери! - взмолился Леха.
        - Что, салага рогатая? - мстительно ощерился Сатир. - Прощения просить пришел?
        Леха стиснул зубы, но стерпел.
        - Ну, давай, - сатир вальяжно расселся на уступе у самой вершины, даже умудрился закинуть ногу за ногу. - Чего замолк? Я жду.
        - Ладно тебе... У меня все болит ужасно. Как с админами связаться, чтобы они меня осмотрели? Кажется, сбоит аппаратура, которая должна поддерживать мое тело в реале.
        Сатир прищурился - явно хотел выдать какую-то колкость. Но потом махнул рукой.
        - Ладно... - он спустился к Лехе. - Но смотри, салага рогатая! Чтоб больше без фокусов! В последний раз.
        Искоренять теток сатир помчался не просто так. Озерца, над которыми бурлили грозовые облака, - это участок, к которому привязан сатир. Не так жестко, как в обучалке. В принципе, сатир мог перемещаться по всей восьмой зоне. Хоть в соседние - если сможет, конечно.
        В его озерцах росли водоросли, из которых игроки делали стимуляторы. Когда кто-то вычерпывал из озер эти водоросли, сатира пронзала резкая боль. И чем больше вычерпывали, тем сильнее его прошибало. До тех пор, пока игрок не уходил - или пока его не убивал сатир.
        И просто так смотреть на теток, вылавливающих его водоросли, сатир не мог. Как не мог и далеко уйти от своих озер. Если кто-то начнет вычерпывать водоросли, пока сатир будет в отлучке...
        Если его убивали, оживал сатир тоже возле этих озер. Правда, всегда в разных местах, чтобы у убивших его игроков было несколько честно заработанных минут на добычу водорослей, пока сатир в новой аватаре скакал к ним с другого конца участка.
        У кабанов, приходивших к Лехе, такой зоной был лес. Там росли...
        - А у меня-то что?! - не выдержал Леха.
        Дальше терпеть боль было невозможно. В глазах мутилось, а спину словно жарили в духовке.
        - А тебе повезло, - сказал сатир. - У тебя зоны как таковой нет. То есть оживать ты будешь возле этих скал, но охранять тебе ничего не надо. Тебе надо убивать. Около десяти игроков в сутки. А если не будешь убивать, боль будет нарастать.
        - Это же пытки...
        - Во народ, а! - сатир хихикнул. - О правах человека вспомнил! Права человека надо было защищать, пока ты на свободе был, понял? Но на свободе-то ты об этом не думал, а? Пронесет ведь, конечно? Ну вот и пронесло... И потом, подписывать надо было, сначала читая! Там все ясно прописано! Это не пытки, это движок игры так устроен. То, что ты будешь чувствовать боль, - админы к этому рук не прикладывают. И вообще! Наказания без вины не бывает, понял? Официально это - стимуляция социальной активности перевоспитываемых. По-русски говоря, чтобы ты не только о себе думал, эгоист рогатый, но еще и об интересах окружающих переживал. Так что это ты сам делаешь себе больно.
        - Я ничего не делаю, - прошипел Леха, закрыв глаза. Даже мысли путались от боли.
        - Вот-вот! Ничего не делаешь. А ничего не делать - это тоже занятие, между прочим! Или я тебе не предлагал побегать, народ пободать, рогатый?
        Больше Леха его не слушал.
        Боль была невыносима. Он рванулся прочь, чтобы хоть как-то отвлечься от нее.
        - На севере попробуй! - крикнул сатир вдогонку. - Если тебя сюда перевели, в пустыне должно что-то быть! А если нет, дуй дальше! Там Гнусмас, крупный город! Народу должно быть до...
        Он несся по пустыне, но никого не встречал.
        Вечер быстро превратился в ночь. Выступили звезды. А боль затопила все тело.
        Голову сжимали невидимые тиски, глаза разъедала щелочь, шкура на спине обугливалась - его кремировали заживо! - а песок врезался в копыта сотнями острых игл. И боль нарастала, ее было все больше и больше.
        Боль, боль, боль... Целое море боли.
        В голове осталось только одно: он должен убить.
        Ночь, песок, звезды, темные дольки дюн - и боль, боль, боль...
        Он должен кого-то найти и убить!
        Бег, и боль, и жажда крови...
        Все это слилось воедино и длилось целую вечность.
        Сначала он решил, что это просто еще одна звезда. Начинался рассвет, и это могла быть восходящая Венера. Но пятнышко света становилось все ярче, ярче... Не звезда.
        Боль выгнала все мысли, но теперь что-то вернулось. Свет - огонь люди. Кровь!
        Он довернул на огонь и еще быстрее заработал ногами. Люди! Наконец-то он сможет кого-то убить! Неужели эта боль скоро кончится?!
        Сознание еще не отключилась, но трезво мыслить он уже не мог. Остались одни рефлексы, боль и жажда крови. Тело двигалось само по себе.
        Перед глазами мелькнул костер, трое людей вокруг него. Тихий смех, гудение мощного мотора, красноватые отблески... Вращался маховик, таская туда-сюда огромный поршень...
        Леха ворвался под свет костра и расшвырял их, как игрушечных солдатиков. Крики, грохот выстрелов, где-то слева воздух прочертили трассирующие нити...
        Он сбивал их на землю, давил копытами, бил рогами. Топтал, рвал - и ревел от ярости и облегчения...
        Боли больше не было.
        Нет, кое-что осталось - побаливал бок, в него всадили пару пуль из калаша. Еще болела левая передняя нога и морда - пару раз Леха ошибся и вместо людей протаранил стальные бочки, наполненные нефтью. Но разве это была та боль, что была до драки? По сравнению с той болью это был романтический сон.
        А вот больше он ничего не помнил. Сколько длился бой? Скольких он убил?.. Ничего не осталось в памяти. Только радость, когда он убивал их...
        Леха огляделся.
        В ложбине между холмами пылала вышка. Во время драки кто-то прострелил бочки, и нефть занялась от костра. А может, это он сам протаранил и перевернул их. Он не помнил.
        В огне темнели трупы людей. Снесенная, как хрупкая осинка, сторожевая вышка, - оттуда бил пулеметчик, пока Леха не опрокинул вышку прямо в пылающую лужу.
        Горело здорово. Теперь вышку было видно прекрасно. А чуть в стороне перегонный агрегат. И огонь как раз подбирался к нему...
        Леха шустро развернулся и помчался прочь. Он успел отбежать на сотню метров, когда огонь дошел до перегонного аппарата. Цистерна с бензином рванула. На миг стало светлее, чем днем, а круп опалило - даже паленой шерстью запахло.
        Что хорошего было в игре, так это то, что раны у монстров зарастали всего за час.
        Боль ушла.
        Нет, она не просто пропала. Он обменял свою боль на настроение тех людей, чьи аватары только что убил. Далеко не все игроки охотятся на монстров. Наверняка есть и такие, кто приходит сюда просто расслабиться. Играет, никого не мучая. Ни на кого - в том числе и на Леху - не нападая.
        И среди игроков у вышки были такие. Они просто играли, болтали с приятелями и робко надеялись, что хотя бы в игре никто не будет напоминать им о боли и смерти..

        Леха вернулся к вышке через полчаса. Надо было узнать, на сколько времени он получил индульгенцию от боли.
        Он насчитал пятерых. С разорванными его рогами животами, в запекшейся крови. Кто-то с разбитой в кашу головой - по этому он прошелся копытом. Еще кто-то, похоже, сгорел целиком...
        Полсуток. А то и больше. Здорово он кровушки напился...
        Леха бросил искать остальных и поплелся обратно, на юг, к скальной гряде.
        Наверно, он ошибся с направлением. А может, просто слишком часто забирал в одну сторону, обходя дюны - он не сверялся по звездам, просто брел назад, куда несли ноги.
        К скальной гряде он вышел не в том месте, откуда уходил. Проход в Кремневую Долину был где-то в стороне. Еще бы понять, в какой? На восток или на запад?..
        На душе стало еще паршивее.
        Мало того, что он убил несколько ни в чем не виноватых игроков и испортил этим людям настроение - ведь кто-то из них пришел в игру просто отдохнуть и мило поболтать у виртуального костра.
        Мало того, что ему опять пришлось танцевать под дудку хозяев "Генодрома", и никакого саботажника из него не получилось.
        Так теперь еще и заплутал!
        В голове не осталось ни одной нормальной мысли. Только раздражение и отчаянье: до окончания срока отсюда не выбраться. Он выйдет отсюда лишь через год, когда кончится контракт. Вот только через год здесь он превратится в полного психа...
        Нет, так не пойдет! Леха остановился, пытаясь привести мысли в порядок... И замер.
        Теперь, когда пропал шум копыт и свист ветра в ушах, он услышал. Начинался рассвет, солнце еще не палило и не гнало ветер по дюнам, и в предутренней тишине разносился чей-то крик.
        Не птичий. Женский. И кричала она вовсе не от удовольствия...
        Леха покрутил головой, точнее определяя направление. Кричали из-за дюны справа.
        Трое мужиков топтались на чем-то золотисто-медном. Опять отходы генной инженерии?
        Леха присмотрелся. Это была гарпия. Точнее, то, что от нее осталось. Двое топтались на ее крыльях, окончательно изламывая их и вбивая в землю. Но смотрели они не на гарпию, а на скалы - там из-за вершины выглядывали еще две гарпии, черная и серебристая.
        Третий мужик в напяленной назад козырьком кепке с надписью "Wintel suxx" вбил дуло своей винтовки в рот гарпии, чтобы она не мотала головой.
        - Где камни, сукина кошка?! - заорал он пьяным голосом и пнул ее по ребрам. - Будешь чертить карту месторождений?!
        - Не так, Саксист! - влез второй. Язык у него тоже заплетался. - Вот!
        Он склонился над гарпией, схватил перо в основании крыла и рванул. Перо вырвалось вместе с куском пуха и кожи. Гарпия взвыла, рванулась, но что она могла сделать? Переломанные крылья не могли скинуть стоявших на них мужиков.
        Ее ноги заканчивались птичьими лапами с огромными когтями - и если бы она смогла ударить ими... Но обе ноги были прострелены под коленями. Гарпия все-таки попыталась лягнуться, но ее лодыжки лишь безвольно болтнулись.
        - Где камни, сукина кошка?! - снова взревел мужик в кепке. - Будешь чертить карту, на спину через колено?!
        И он рванул еще одно перо из основания крыла.
        Черная гарпия на скалах не выдержала, бросилась на уступ, собираясь взлететь, за ней рванулась серебристая, - но третий мужик, не спускавший их с прицела, тут же выстрелил. Пуля ударила в камень перед ними, выбив сноп искр, и обе гарпии метнулись обратно.
        А медная гарпия крутилась в пыли и выла от боли, пока Саксист по перышку ощипывал ее крылья...
        Леха с трудом удержался, чтобы не выругаться - вместо этого вышел бы оглушительный бычий рев, это он уже выучил. А привлекать внимание было нельзя. Пока игроки опасались только гарпий в скалах. Леха был за их спинами, и отсюда они не ждали удара.
        Ужас как хотелось тут же броситься на игроков, но Леха сдержался. Он побежал к ним медленно, мягко ставя ноги - чтобы стук копыт не выдал его.
        Игроки были так увлечены экзекуцией, что дали ему подойти на два десятка метров. А дальше Леха уже дал себе волю.
        Они услышали стук копыт, но было слишком поздно. Разогнавшись, как тепловоз, Леха влетел в них. Тому, что стоял на ближнем крыле, досталось левым рогом в спину, и его нимб рассыпался кровавыми каплями раньше, чем он рухнул на землю. Саксист получил удар огромным лбом - и просто отлетел вперед. Третьему, который стрелял, достался второй рог, но удар пришелся в бронежилет. Рог соскользнул с кевларового щитка, не причинив вреда. Но мощный удар сбил мужика с ног.
        Самого Леху инерция унесла дальше. Он тут же затормозил всеми четырьмя ногами и крутанулся назад. Саксист потерял свою винтовку и очумело озирался: после удара он опять оказался спиной к Лехе и еще не понял, что произошло. А вот третий, в кевларовом бронежилете, уже заметил Леху и карабин при ударе не потерял. Но прицелиться не успел - Леха пронесся по нему, разбив его голову копытом.
        Леха изо всех сил затормозил и развернулся для последнего рывка. Саксист уже подобрал ружье и от бедра целился в Леху. Но это не страшно. Что могла сделать одна пуля против его броневых наростов? А попасть в глаз, целясь от бедра - это нереально.
        Леха рванулся на Саксиста - и только теперь заметил, что в руках у него не нарезной карабин. Это помповая гладкостволка, которая могла быть заряжена дробью!
        Время, будто споткнувшись, почти остановилось. Медленно раздвигались губы Саксиста в злой усмешне, его палец вдавливал курок - а Леха мчался на дуло помпового ружья, под выстрел дробью прямо в глаза, и ничего не успевал сделать... А ослепленный, он станет легкой добычей. И этот извращенец не убьет его сразу. Сначала отстрелит копыта, потом будет издеваться, как над гарпией...
        Палец Саксиста уже почти вдавил курок - и Леха понял, что на этот раз он проиграл.
        Но ружье так и не выстрелило. За спиной Саксиста скользнула тень, и его голова отлетела, в небо брызнула струя крови.
        А серебристая гарпия, отрезавшая ему голову стальными кончиками своих крыльев, была уже в полусотне метров и судорожно ложилась на крыло, чтобы не врезаться в дюну.
        Обезглавленный труп Саксиста рухнул на колени, завалился вбок. Голова упала на песок и покатилась. Wintel, suxx, Wintel, suxx - мелькало на кепке.
        Леха уставился вслед делающей разворот гарпии. Не зря игроки так опасались двух гарпий, что даже не давали им взлететь. Бросившись с уступа, гарпия развила фантастическую скорость. До скал было больше сотни метров, а она примчалась оттуда за две-три секунды.
        Сзади раздался стон, и Леха обернулся.
        Медная гарпия пыталась подняться. Но изломанные крылья и простреленные ноги не слушались ее.
        Леха шугнул к ней, чтобы помочь. Гарпия заметила его и тут же отвернула голову, пряча разбитое лицо с разорванными губами, в которых белели осколки зубов.
        Он остановился возле нее - что теперь? Рук-то у него не было. Что он мог сделать? Раны у монстров зарастали очень быстро, но это был не тот случай. Слишком много ей досталось.
        Гарпия еще сильнее отвернула голову, пытаясь прикрыть лицо облаком длинных волос. Но даже это у нее не получилось.
        Леха покосился на скалы. Серебристая гарпия вернулась к черной, и лететь на помощь к своей товарке они не спешили. Ну, понятно. Помочь-то они помогли, но ведь далеко не сразу. До этого они прятались за камнями от пуль, пока ее пытали...
        Гарпия, изо всех сил отворачивая от Лехи изувеченное лицо, попыталась что-то сказать, но из разорванного рта вырвалось лишь бульканье и кровавая пена.
        Она умрет. Но сначала промучается еще минут пять...
        Леха ударил ее копытом в голову. Маленькая головка треснула, как перезревший кокос. Тело обмякло. Кожа тут же начала бледнеть, выступили первые гнилостные язвочки - разлагались монстры тоже куда быстрее игроков.
        А между ним и скалами, совсем рядом, возник туманный шар - и сразу лопнул.
        Леха уставился на ожившую медную гарпию. Хотя она погибла от его копыта, движок игры не расценил его как врага - игроком-то он не был. Гарпия ожила почти там же, где умерла, а не на другом краю своей локации.
        Леха нерешительно двинулся к ней. Успокоить бы ее - после такого... Но... Он остановился. Черт ее знает, как она воспримет его соболезнования и утешения. Если бы он был женщиной, а еще лучше ее подружкой - тогда другое дело.
        Но подружки опять трусливо жались за камнями. Сначала они не решились помочь. Потом не решились добить, чтобы она не мучилась. Теперь... теперь на их месте никто не подошел бы к медной гарпии.
        Но успокоить-то ее надо... Леха снова двинулся к ней.
        Гарпия, сощурив изумрудно-зеленые глаза, напряженно следила за ним.
        - Что? - яростно зашипела она. - За благодарностью пришел? Девок раздетых давно не видел?! А может, тебе еще и копыта расцеловать от благодарности?!
        По краям точеных грудей взбухли мышцы, крылья напряглись. Перья на их кончиках в самом деле были медными. И концы сверкали - острее бритвенных лезвий. И ведь стеганет, как пить дать, стеганет по морде!
        Леха остановился. Вздохнул, чуть развернулся и медленно, бочком попятился прочь, не рискуя повернуться к гарпии крупом.
        Ничто так не освежает, как пощечина после доброго дела. А уж с бритвами... Еще и собственной кровью его умоет!
        - Ну и дура, - буркнул он, не переставая пятиться.
        Крылья раскрылась, гарпия вся напряглась перед прыжком - и вдруг сникла. Упали крылья, смущенно опустилась голова.
        - Спасибо, - едва слышно выдохнула она.
        ...Она сидела на большом камне, болтая ногами. Ножки были чудесные. Правда, с лодыжек они превращались в чешуйчатые лапы с медными когтями в палец длиной. Но выше лодыжек - бесподобны.
        А точеные груди... А облако медных волос, а лицо, а изумрудные глазищи!
        Леха вздохнул. Ему-то похвастаться было нечем. От человека в нем не было совсем ничего. Между задними лапами - чертова политкорректность! - у него было гладко, разве что не отполировано. Чтоб детей не развращать, наверное. Карапузов. Вроде Пупсика... Леха тихо чертыхнулся.
        Но гарпии, кажется, хватало и того, что было за этой бычьей оболочкой. Она мило болтала и стреляла глазками по Лехе. В конце концов, это всего лишь аватары. Она тоже не от рождения была этой прелестной гарпией - звали ее Алисой.
        Сидя вполоборота к Лехе, так, чтобы ее груди были в самом выгодном ракурсе, она кокетливо косилась на него через плечо. Рук у нее не было, от плеч начинались крылья - огромные, покрытые сверкающими медными перьями. И точно такие же, отливающие медью длинные волосы рассыпались по плечам и спине.
        - За что попала, Лис? - наконец решился вклиниться в ее щебетанье Леха.
        И все тут же изменилось.
        По ее лицу словно пробежала туча.
        Вот дьявол! Леха вспомнил: это табу. Почему-то интересоваться тем, за что сюда попали, было нельзя. Сатир же его предупреждал...
        - Черт... Прости, я не то имел в виду... Я...
        Леха сдался. Слова не шли. Да к черту слова! Что тут такого рассказать, за что она попала? Ведь за что-то же она попала?!
        Едва ли за то, что перешла дорогу на красный свет... Раз она здесь, то без всяких секретов ясно, что она что-то совершила. Так отчего же такое табу?
        - Да нет, все в порядке, - сказала Алиса, все еще хмурясь. И вдруг лукаво улыбнулась: - Только не смейся, ладно?
        Леха поежился. Обычная девчонка, если бы полчаса назад пережила то, что случилось с Алисой, сейчас была бы в самом пике депрессии. Сколько же всего пережила тут Алиса, если вместо слез и истерики она могла улыбаться. И не вымученно, а искренне. И даже с лукавинкой...
        - Я не буду смеяться, - мрачно ответил Леха. - Если бы ты знала, как сюда попал я. .
        - Ну ладно, ладно! - быстро сказала Алиса и улыбнулась еще задорнее, словно приглашала взять кусочек ее улыбки. - Не грусти! Чего ты такой мрачный, как готический собор? Слушай.
        Леха опасался, что она окажется... Да мало ли, кем она могла оказаться! От мелкой воровки до алкоголички, по пьянке зарезавшей приятеля или мамашу. Но все оказалось куда хуже.
        С мелкой воровкой или пьяницей Леха еще представлял бы, как себя вести. Но с хакером! Да еще с девчонкой!
        - Что, не веришь? - улыбнулась Алиса. - Люблю говорить правду. Краснеть не надо, а все равно никто не верит... Нет, честно. У нас на ВМК почти полпотока девчонок было. "Ночные ведьмы" - это не про военных летчиц, теперь это про нас. Приходится ночью работать - Америка с нами в противофазе по времени суток...
        Леха кивал, но слушал вполуха. И даже не то, что она говорила, а то, как. За трое суток здесь, в игре, это была первая приятная неожиданность. А до этого были недели следствия, тоже не особенно радостные. И сколько еще впереди...
        Год? Саботаж не прошел. А иначе отсюда не выбраться.
        Или...
        - Лис?
        - Что? - Алиса вновь лукаво улыбнулась.
        - Но если ты хакерша, то ты можешь как-то выбраться отсюда или хотя бы кинуть весточку во внешний мир? Это же все, - Леха мотнул мордой, обводя пустыню и скалы, - построено на каких-то программах? Игроки заходят сюда через сеть, так? Значит, можно как-то и от нас в сеть что-нибудь передать?
        - А обещал, что не будешь издеваться, - Алиса картинно надула губки, вздохнула. - Я тоже так думала. Для того и контракт подписала, когда приговор получила. Думала, знала, на что иду. По сети об этом "Генодроме" столько всяких историй ходит... Даже с друзьями договорилась: найдут меня, и если уж не вытащат, то хотя бы найдут пару дырок в защите серверов, на которых идет игра, взломают этот кривой движок и от боли меня избавят...
        - Ну и?...
        Леха даже дышать перестал. Все-таки есть шансы выбраться отсюда?!
        - Ну и... - Алиса вздохнула. - Попала... Вляпалась по самое не могу. Мы договаривались, что я буду ждать их возле переходов из одной зоны в другую. Их во всей игре немного, несколько десятков. Подружка даже работать здесь нанялась, виртуальной продавщицей в магазинчике "Самсунга", плееры продавать... Представляешь - это блэкушница-то со стажем! У нее даже любимый ник - Фэли. А придется попсу целыми днями слушать, да еще с клиентами об этом болтать... Это же для нее почти пытка...
        Алиса подавленно замолчала. Даже про кокетливые взгляды забыла.
        - Но? - осторожно сказал Леха.
        - Но я же здесь не играла никогда! - Алиса врезала кончиком крыла по каменной стене, выбив сноп искр. - Не знала, что монстры привязаны к локациям! Отсюда до перехода в другую зону полдня добираться, а здесь и на час не отлучиться. У нас здесь пещеры, с драгоценными камнями. Из них в игре дорогие украшения делают. Так за камнями сюда толпы ходят. А когда их собирают...
        - Я знаю.
        Хрюшкам было больно, когда что-то собирали в их лесу. У сатира простреливало копыто, когда вылавливали водоросли в его озерцах. Гарпии не были исключением.
        - Ну, вот и все... Договаривались на неделю. Они ведь тоже не железные, сутками у компа сидеть, чтобы через все зоны носиться и все переходы проверять каждый час...
        Леха сглотнул.
        Последняя надежда истлевала на глазах...
        - А... А ты здесь сколько уже?..
        - Две недели. Если ребята и ждали в переходах между зонами, то уже бросили...
        - А та, подружка? Она еще работает?
        Алиса покосилась на Леху.
        - Ну ты чего, Леш? - она снова лукаво улыбнулась и швырнула в Леху мелким камушком. - Ну откуда же я знаю? Да даже если и работает... Как она меня найдет? Все зоны с посохом исходить, с каждым монстром познакомиться? Жизни не хватит...
        - Я мог бы с ней встретиться.
        - Спасибо... - кажется, Алиса не шутила. - Но ты ведь тоже во все зоны не выберешься...
        - Почему? Запросто.
        Если переходить между зонами можно свободно, то что ему помешает? Он-то не должен охранять никакой зоны, и боль от собирателей ему не грозила.
        - Не выберешься, - покачала головой Алиса. - К этой зоне примыкают две. Чтобы выбраться в следующие, ты должен пересечь нашу зону, и одну из смежных. То есть две зоны.
        - Ну и что? Пересеку.
        - Нет, не сможешь. Если тебя убьют, тебя будет выкидывать в нашу зону, к этим скалам. Знаешь, сколько ты будешь бегать транзитом, пока найдешь тот магазинчик "Самсунга"?
        Алиса замолчала, задумчиво водя крыла по скале. Острые, как бритва, кончики перьев оставляли на камнях царапины.
        Леха тоже молчал. Скоро опять проснется боль, и ему придется бежать, чтобы найти игроков и утолить боль. И так целый год...
        Он в последний раз окинул взглядом гарпию, собираясь прощаться...
        И зацепился взглядом за буквы, которые она карябала. Она смотрела на них сверху. А он - снизу. Для него буквы были перевернуты. А еще шли задом наперед.
        - Лис... - прошептал Леха.
        - Что? - Алиса мигом напряглась. - Что такое? - тоже шепотом спросила она и быстро огляделась.
        - Самсунг... Тут на севере, за пустыней, есть город - Гнусмас...
        Алиса уставилась на него, не мигая.
        - Ты серьезно? - наконец медленно произнесла она.
        Соскочила с камней, подошла к Леха вплотную, заглядывая ему в глаза словно боялась, что он хотел обмануть.
        - Да. По крайней мере, мне так сказали. Можно проверить. А что? Это в самом деле..

        Леха замолчал, не решаясь договорить.
        Словно слова могли что-то изменить и спугнуть остатки удачи.
        - У них такая игра, писать названия спонсоров наоборот, - очень серьезно сказала Алиса. - Если написать явно, игроков тошнить будет от этих названий. А так и смешно, и деньги. Магазинчик "Самсунга" должен быть в этом городе. Если Фэли еще в игре, она в этой зоне.
        В игре как в игре
        "Хамми" был старый и обшарпанный, но движок работал как швейцарские часы. Машина подкралась бесшумно, словно кошка на охоте. Если бы не отблески фар - черта с два Леха бы их заметил! Хорошие в Гнусмусе стражники...
        - Куда-то сюда свернул, - тихо сказал стоявший за пулеметом.
        - Пить меньше надо, - огрызнулся водитель. Но тоже тихо. И одну руку с руля все-таки убрал, положил на боковое сиденье, поближе к автомату...
        - Говорю, видел! - прошипел первый.
        Повел пулеметом по сторонам. Над стволом, словно снайперский прицел, висел фонарик. Пятно света запрыгало по домам, по обочине, заросшей крошечными кактусами. Скользнуло на бочки с мусором... и остановилось.
        У Лехи перехватило дыхание. Ну, все... Он даже закрыл глаза. Чтобы случайный отблеск белков не выдал его. Кто знает, до чего могли дойти родные программеры в реализме, дорвавшись до нормального финансирования? А сейчас все могла решить любая мелочь. Если стражник заметит, что бочки слишком сильно отодвинуты от стены сарая...
        Пятно света двинулось дальше.
        Когда "Хамми" свернул за угол, Леха выбрался из укрытия. Медленно, по шажку, чтобы стальные наросты не скрипели о стены сарая и железные бочки.
        Пронесло. В третий раз за эту ночь. И, кажется, в последний.
        Небо быстро светлело - ночь уходила. Вместе с ней таяла последняя надежда. Сегодня он опять не нашел Фэли... Пора уходить из города. Темноты все меньше, а народу все больше. Еще четверть часа - и точно заметят.
        Это была уже вторая ночь в Гнусмусе. Алиса оказалась права, здесь был магазинчик "Самсунга". Но что толку? Фэли здесь не было...
        Фонари в городе тоже отсутствовали, зато были неоновые вывески. Быстро перебегая из тени в тень, Леха прокрался на перекресток, с которого были видны и магазинчик "Самсунга", и гостиница. Когда игроки заходили в игру, их аватары пробуждались именно там.
        Две ночи. И ни одной девчонки, хотя бы отдаленно похожей на Фэли. Либо она работала здесь только днем, либо... Либо уже не работала.
        Все, надо идти. Леха вздохнул, начала разворачиваться... И тут скрипнула дверь. Леха вжался в стену, забившись обратно в тень. Показалось, скрипнуло совсем рядом. Ночная тишина будто усиливала звуки. На самом деле это было далеко - открылась дверь гостиницы.
        Вышла женщина. Под неоновым светом ее курточка вспыхнула десятками крошечных огоньков - сплошь была усыпана стальными заклепками. Черные, как смоль, волосы были совершенно гладкими и очень длинными, почти по пояс. Она огляделась, медленно пошла в дальний конец улицы...
        Леха сглотнул. Неужели... Сердце в груди застучало так, словно хотело вырваться наружу. Женщина. Жгучая брюнетка. В кожано-заклепанной одежде. И шла она прямо к магазинчику "Самсунга"... Неужели Фэли?!
        Леха осторожно, стараясь не стучать копытами о мостовую, засеменил за ней.
        Цокая сапожками на высоченных шпильках, она шла прямо к магазинчику. Теперь в этом не осталось никаких сомнений. Это был конец улицы, дальше только пустыня.
        Леха прибавил. Сердце стучало так, что весь городок должен был слышать. Черт возьми, нашел! Нашел!!!
        Не придется сходить с ума, целый год обитая здесь в личине монстра. Фэли поможет выбраться. Сначала Алисе, потом... Не бросит же Алиса его здесь?
        До Фэли было уже несколько метров. Леха собрался ее окликнуть...
        Дьявол! Самое-то главное он и упустил!
        Фэли, может быть, и ожидает встречи, но с монстром женского пола. Но его бычья аватара мало походила на что-то женское. Алиса нарисовала ему на плече дракончика - именно так переводилось Фэли с какого-то языка. Но заметит ли она в темноте рисунок... Да и сообразит ли...
        Сказать ей Леха ничего не сможет. Он монстр, она игрок. А все его слова, сказанные вблизи от игрока, движок переделает в бычий рев. А без слов...
        Ночью, на пустой улице, без оружия - и вдруг в спину пихает рогами здоровенный монстр... Заорет. Как пить дать, заорет! На ее месте любой бы заорал. Что делать?!
        До магазинчика осталось меньше двадцати метров. И в любой момент кто-нибудь мог выйти на улицу. А не заметить огромного быка, семенящего прямо по центру улицы...
        Времени искать выход не было.
        Только бы не заорала... Сердце молотилось, как отбойный молоток. Вот сейчас все и решится...
        Он сделал несколько быстрых шагов - и чуть ткнул ее рогом в спину. И скорее отступил на шаг назад, чтобы она не решила, что он ее атакует. От толчка в спину джойстики в ее руках должны были дернуться. Только бы не заорала!
        Фэли остановилась. Медленно обернулась...
        Все, сейчас заорет... Леха весь напрягся, готовый рвануться прочь, едва она крикнет.
        Так же медленно она окинула его взглядом...
        Вот сейчас точно заорет...
        - Вау! - восхищенно выдохнула она. - Классный прикид! Потряс! Я не думала, что здесь вообще можно выбрать такой. Можно потрогать?..
        Она шагнула к Лехе и коснулась стального нароста на лбу. Провела пальцами до рога, схватила его.
        - Класс... Это спецзаказ? Я только андроидные скины видела.
        Леха сообразил, что у него отвалилась челюсть.
        Он закрыл рот. Да, это точно Фэли. Прийти к таким извращенным выводам мог только полный псих. Ну, или блэкушница. Личико у нее соответствовало одежде - бледное, скуластое, с яркими губами и огромными темными тенями на веках. Вылитая ведьма.
        - Чего молчишь? - усмехнулась она. - Глухонемой, что ли? Или просто поприветить брезгуешь?
        Леха автоматически открыл рот, чтобы ответить - и поспешно захлопнул. Только оглушительного рева и не хватало сейчас, когда где-то поблизости крутится "Хамми" с двумя стражниками! Хоть бы никто не выскочил сейчас на улицу...
        Леха повернул голову в сторону, выставив плечо с рисунком дракона.
        - Ты чего? - нахмурилась она. И тут заметила рисунок.
        Помолчала, раздумывая.
        - А-а-а... - наконец радостно протянула она, что-то сообразив. - Ты...
        И в этот миг в темноте что-то шевельнулось. Леха заметил это только потому, что повернул туда голову, показывая дракончика. Магазинчик стоял в самом конце улицы, и справа начиналась дорога, идущая по краю города. Высокая стена какого-то ангара давала длинную и густую тень, и там...
        В глаза ударил ослепительный свет. Веки рефлекторно закрылись, но слишком поздно. На какое-то время он лишился нормального зрения. Прямо перед ним взревел движок, стартующий сразу на высоких передачах.
        Леха еще успел сообразить, что это было - в тени затаился "Хамми" городской стражи. Но ничего сделать он не успел.
        Слепящий свет дальних фар пробивал веки, слепил глаза и попадал куда-то еще глубже, внутрь головы, вышибая все мысли...
        И тут же прямо в лоб ударил тяжелый бампер. В шее обожгло и хрустнуло. Леху отбросило далеко назад, но он этого почти не почувствовал - шея его аватары сломалась, собственные рога пробили череп и голову заполнила грохочущая тьма...
        Дьявол. Дьявол, дьявол, дьявол!
        Леха взвыл. Надо же так лопухнуться! Теперь все начинать заново. Спешно искать игроков, чтобы утолить жажду крови на целый день. Потом три часа до Гнусмаса... Нет, сначала к Алисе. Вдруг Фэли не успела рассмотреть рисунок в темноте? А тот рисунок пропал вместе аватарой, погибшей в городе. На свежей аватаре надо рисовать заново.
        Леха перевернулся с бока на брюхо, поднялся. Выбросило его в Кремневую Долину. Впереди была стена, отделявшая от пустыни. Прямо перед ним расщелина. Справа, над озерцами, клубились вечные грозовые тучи. Слева сверкали стальные дубы Блиндажного Леса. Блеснула золотая искорка - и мелькнуло рыло кабана. И тут же скрылось между стволов. Или только показалось?
        А, какая разница... Надо спешить. Убить десяток игроков, сделать рисунок и добраться до города - и обернуться со всем этим до вечера. А если получится, и соснуть часок-другой. Вторые сутки без сна... И еще бы понять, как общаться с Фэли - совсем без слов...
        Леха помотал мордой, сбрасывая сонливость, и засеменил к расщелине.
        - Эй! - донесся из-за спины блеющий голосок. - Стой, рогатый! Подожди!
        Резво перескакивая с камня на камень, подбежал сатир.
        - Ты где пропадаешь, парнокопытное? - сатир придирчиво осмотрел Леху. - Два дня ни слуху ни духу. И на сильно страждущего ты не похож... Где кровушки напиваешься, рогатый? И эта... Вчера здесь целый день самосвал пасся, городские Блиндажный Лес рубили. Зачем им столько? Ты чем вообще занимаешься? - прищурился сатир.
        Леха мысленно чертыхнулся. Только этого болтуна не хватало, когда надо спешить!
        - Так, нефтяные вышки окучиваю, - буркнул он и попытался обойти сатира.
        В пустыне было три вышки. И если бы не они... Черт его знает, где пришлось бы искать легкую кровь. И тогда прощай попытки найти Фэли. Когда все тело разрывает боль, в ожидании особенно не посидишь.
        - Как это? А охрана? Там охраны должно быть немерено! Нефть - это бензин, а бензин тут - все. Самое ценное после самих машин. Иначе между зонами быстро перемещаться нельзя, здесь всяких попсовых телепорталов нет. Кто может быстро перемещаться, тот здесь всем заправляет. Машины и нефть это власть. Ценнее оружия. За нефть здесь постоянно стычки идут.
        - На всех вышках почти одни русские, - сказал Леха.
        - Ну, еще бы! - сатир даже обиделся. - А ты как хотел? Русский везде нефть найдет. Типа, наш национальный символ и гордость, все такое. Да и потом... Тут, в игре, за добычу нефти платят больше, чем в Сибири на реальных буровых.
        Леха опустил голову. Дурдом какой-то. За добычу виртуальной нефти платят реальными деньгами? Да еще больше, чем за добычу настоящей?.. Ладно, к черту! Надо выбираться отсюда, а не сопли жевать! Этот однорогий может болтать и болтать.
        - Охрана как охрана, - сказал Леха, чтобы отвязаться от сатира. - На сутки утолить голод хватает.
        Он попытался обойти сатира, но тот сдвинулся в сторону, снова загородив дорогу.
        - Крутой, типа... - пробурчал он. Вроде, и с иронией, но нотки восхищения тоже были. - Только тебя ведь опять на поворотах заносит, рогатый. Вышки он там окучивает... То-то вчера канонада стояла! Городские сюда целым табуном нагрянули, лес рубили. Ты прикинь, сколько поросятам счастья перепало, пока городские несколько сотен стволов вырубали... Ладно, это все фигня, между нами девочками говоря. Я вижу, парень ты не промах. У меня к тебе дело.
        Вот ведь привязался...
        - У меня тоже дело есть, - сказал Леха.
        Резко выдохнул - и игровой движок тут же среагировал. Аватара фыркнула.
        - Ты на меня не фыркай, не фыркай, - добродушно сказал сатир. - Ну, какое у тебя дело? К девке к этой пернатой потащишься, глазки строить? Или опять в город, фигней страдать?
        Леха только захлопал глазами. Ни фига себе... Знает! Все знает! Но откуда?! Ну, про Алису - ладно, мог видеть; пещеры гарпий на противоположной стороне Долины. Но про город?..
        - А может, вы с этой гарпией задумали на ее дружков выйти?
        Черт... А это-то он как узнал?..
        - Бесполезно... Шансы ниже нуля, рогатый. - Сатир посерьезнел. - Я не шучу. Шансы как в морозильнике. Думаешь, ты тут один такой твердолобый? Многие пытались на своих дружков выходить. И опытные игроки это знают. И как думаешь, что они делают, когда видят, как какой-то монстр думает, что узнал приятеля и назойливо пытается пообщаться?..
        Леха внимательно разглядывал сатира. Он в самом деле знает?.. Но откуда ему знать про город? Нет, не может он знать. Блефует, козел однорогий. И дело какое-то хотел предложить... Вот оно что! Решил свою бандочку сколотить, чтобы с теми тремя кабанами за власть побороться? Вон, и кольцо в носу такое же, как у кабаньего пахана... Вот и пугает всякими байками, чтобы в город не пустить и возле себя удержать.
        Ну да, точно! Ничего он не знает, просто угадал. Это нетрудно. Куда тут, в самом деле, деваться-то, когда кругом только пустыня да этот город. Если не в пустыне, то понятно, что в Гнусмасе...
        - Желаю удачно сбиться в стаю, - сказал Леха и пошел напролом, оттеснив сатира с дороги.
        - Да подожди, рогатый! Ты не понял! Я же тебе... Стой! Говорю же, серьезное дело есть!
        Но Леха уже и сам остановился.
        Из расщелины, обламывая каменную крошку широченными плечами, вылез Пупсик. За ним показался Крысенок.
        Леха моргнул. Уже тронулся?..
        Нет, никаких сомнений. Они. Только вместо неуклюжих миниганов сейчас у них были "Бизоны". Шнековые магазины огромные, больше подствольников. Зато по шесть десятков патронов.
        - Ну ты глянь, вот оно! Ждет! - заржал Пупсик.
        Вместе с оружием он сменил и голос на прокуренный басок.
        - Козел еще какой-то, - сказал Крысенок. Тоже не детским голоском.
        Сатир метнулся за валун.
        Но это он мог позволить себе такое. Он-то умел прыгать по камням, усеивавшим Кремневую Долину. Леха так не мог. И убегать было бесполезно. Нормально бежать не получится, да еще и незащищенный круп будет выставлен.
        Атаковать тоже бесполезно - двадцать метров до ребят. И это в горку, да по осыпающейся гальке... Не успеть. Раньше пристрелят.
        А может, это не та мелюзга из обучалки? Совсем другие люди? Просто выбрали те же самые скины для своих аватар... Может, пронесет? За убийство монстров в игре никаких очков не начисляется. Их убивают только потому, что они мешают собирать ценные вещи. Но он-то ничего здесь не охраняет...
        Наверно, эти двое идут в лес. Или к озерам. В любом случае, им могли мешать только хрюшки или сатир.
        Леха осторожно двинулся в сторону, освобождая спуск от расщелины в долину. Может, получится разойтись миром? Ему в драке ничего не светит, но ведь и им тоже нет резона тратить боеприпасы без всякой пользы...
        - Забей на козла, - сказал Пупсик, не спуская глаз с Лехи. - Вот эта зараза оборзевшая. Еще и не боится, гад!
        Леха сглотнул. Нет, не пронесет... Только чего им надо? Пришли мстить за вышки? Он три ночи подряд их атаковал. Первая вышка сгорела, на второй он перебил весь персонал, на третьей почти всех...
        Сатир выпрыгнул из-за валуна и зигзагом помчался к своим озерам, под бушующие тучи.
        Крысенок проводил его ленивым взглядом.
        - Как скажешь, шеф.
        Пупсик медленно пошел на Леху.
        - Что? Забыл уже, да? Думал, можно просто так подрезать нормальных пацанов, а потом вот такой фигней отделаться? Думал, не найдем тебя здесь, придурок?
        - Он тут, вроде, по полной программе боль должен испытывать, осторожно влез Крысенок. - Может, помедленнее его убивать, чтобы он, типа, все осознал, а?
        - Поучи отца жесткой эротике, - огрызнулся Пупсик. - Конечно, медленно! Только по копытам стрелять.
        Леха перестал пятиться в сторону. Он все понял. И кто это, и зачем они пришли... Не зря сатир предупреждал не трепать языком. Но теперь-то уж поздно. И времени терять было нельзя. Пока еще оставалось два выхода: плохой и совсем паршивый. И надо было использовать шансы на плохой выход, пока они не пропали.
        Леха рванулся вперед, по склону, на чуть спустившихся игроков. Если умирать, то с музыкой. В драке, чтобы в спешке они попали в шею или в голову. Чтобы умереть быстро. А если повезет...
        Повезло. Он промчался, ни разу не поскользнувшись на мелких камнях. Изо всех сил отталкиваясь, он почти взлетел по склону, но мстители оказались проворнее.
        - Мать... - прошипел Крысенок и вжал курок.
        Прямо перед мордой ударили пули. Каменные осколки брызнули в морду, в глаза... А инерция уже пронесла Леху дальше - и под длинную очередь попали ноги. Тупые удары девятимиллиметровых рубили кости, как молоток...
        Пупсик не успел открыть огонь, но в сторону отскочил. Леха пролетел мимо. Лишившись правых копыт, он рухнул на колени, проехал по камням, заваливаясь вбок, и врезался лбом в скалу.
        Рога сломались, едва смягчив удар. Словно весь мир рухнул на голову, сжав ее до размеров теннисного мячика...
        Вверху плыло небо, в ушах что-то шуршало, словно уши забили ватой. А спину обдирали камни. Его тащили вниз по склону, схватив за остатки рогов. Из отстреленных правых ног хлестала кровь, оставляя след на камнях.
        - Шеф! Не надо к воде, он и так в себя пришел...
        - Живучий, придурок.
        Рога отпустили, и затылок с хрустом рухнул на камень.
        - Ну чего, тогда давай прямо тут. Где у тебя был нож?
        Леха дернулся, но его тут же пнули по ребрам, повалив обратно. На вторую попытку сил не хватило - слишком много крови потеряла его аватара.
        - Давай быстрее! А то он сейчас сам подохнет!
        - Вот... - где-то над залитыми кровью глазами сверкнуло лезвие.
        - Зря ты ему оба копыта отстрелил, - вздохнул Пупсик. - Ладно, на втором заходе будем по полной программе, а пока так. По-детски...
        Он склонился над Лехой, растопырил пальцы - и с размаху всадил средний и безымянный глубоко в нос, разрывая Лехе ноздри.
        Переносицу обожгло. Мозг превратился в комок едкой горчицы, забившей нос, глаза, всю голову... Леха мотнул мордой, вырываясь. Заревел, от боли даже не сознавая, что ревет. А пальцы вошли еще глубже, задирая голову далеко назад.
        Где-то под подбородком скрипнул нож, продираясь между двумя стальными наростами - и распорол шкуру, вошел глубже... Горло заполнило что-то теплое и густое. Его собственная кровь...
        Он хотел вздохнуть - но не мог. В легких хлюпало, булькало - но никак не получалось. А нож рвался все дальше, отделяя голову от туловища...
        В глаза ударил свет, в груди вдруг стало легко-легко - и Леха жадно втянул воздух.
        Свежая аватара. Все ноги целы, рога на месте. Выбросило его на противоположном краю Кремневой Долины. Озерца и грозовые облака отделили его от игроков. Ну, хоть в чем-то повезло. Где-то здесь должна быть еще одна расщелина, ведущая сквозь скалы в пустыню.
        Сволочи...
        Они хотели мучить его еще раз. В теле этой свежей аватары, аккуратно отстрелив всего одно копыто, чтобы дольше мучился...
        Леха яростно заревел.
        Сволочи! И ведь ничего с ними не сделать. Хоть скины у них самые дурацкие, какие только можно тут выбрать, - сразу видно, что зеленые новички. Но все-таки это далеко не те карапузы, что были в обучалке. Это те помощник депутата с подручными, которых он скинул с моста. Они куда проворнее и сообразительнее карапузов. Оружие выбрали безупречно. "Бизоны" - это не миниганы. Эти пистолет-пулеметы специально для ближнего боя. Ни одного шанса не будет. Только убегать...
        Как же повезло, что Фэли нашлась. Только бы до вечера продержаться... Потом встретиться с Фэли, объяснить ей все, и друзья Алисы что-нибудь придумают. Только бы до вечера продержаться...
        Леха развернулся и побежал прочь от озер и туч, оставив игроков за спиной. Где-то здесь должна быть еще одна расщелина.
        Да вот она - совсем близко, всего-то в полусотне метров. Леха поднажал - и тут же в камнях перед расщелиной засверкало. В грудь ударило, с визгом срикошетило куда-то в сторону, и следом прилетел треск выстрелов.
        Обложили!
        Леха крутанулся и помчался прочь, виляя змейкой. Сзади еще раз простучала очередь, но пули ушли дальше влево...
        Второй выход перекрыт. И что теперь?.. Обе расщелины перекрыты, а иначе Леха не мог перебраться через скалы - не сатир, чтобы легко прыгать по камням...
        Был еще Блиндажный Лес. Там еще один выход из Долины. Оскальзываясь на камнях, Леха помчался на юг.
        Сквозь лес продраться не удалось.
        Сами стволы росли не очень часто, но вся земля между ними была в сплетениях корней, сильно смахивающих на обычные трубы. Щебенка, покрывавшая всю Долину, была тоже не подарочек, но с этими трубами было совсем никак. Леха попробовал пройти десяток метров и вернулся обратно. За двадцать метров туда-обратно он рухнул три раза и чуть не вывихнул правую переднюю ногу.
        - Вон он, гад! - донес порыв ветра.
        Леха крутанулся. Вот теперь точно обложили. Двое мстителей, в скинах Пупсика и Крысенка, заходили справа, еще один, такой же, как они, только бритый наголо, слева. Они махали друг другу руками, что-то кричали. Но ветер дул в другую сторону, и больше Леха их не слышал.
        Но тут и слышать нечего. Прижимают к лесу. Здесь, на узкой полоске между лесом и озерцами, он будет как на ладони. Окружай и бери...
        Отступать ему некуда. В Лесу, на корнях-трубах, их преимущество станет еще больше. .
        Леха бросился вперед. Мстителей еще разделяли два озерца. И если успеть проскочить между озерцами, пока мстители будут обходить их... Стрелять через озерца бесполезно - полсотни метров для пистолет-пулемета многовато.
        Но Пупсик тоже все сообразил. Одиночка, заходивший слева, так и бежал напрямик. Не успевал перекрыть проход между озерцами, зато блокировал все остальные пути налево. А вот парочка разделилась. Пупсик заходил справа, а Крысенок бросился оббегать озерцо с другой стороны, торопясь закрыть дальний конец перешейка.
        Леха первым влетел на узкую полоску между двумя озерцами. Пупсик и лысый не успели ему помешать и остались позади. А вот Крысенок уже почти добрался до выхода с перешейка. Леха прибавил еще...
        Мир закувыркался, колени обожгла боль. Все-таки он поскользнувшись на сырых камнях...
        Через миг он вскочил - но скорость была потеряна. И время. Двое перекрыли проход сзади. А Крысенок блокировал второй конец перешейка. Леха оказался заперт на узкой полоске между двумя озерцами.
        - Только по ногам! - крикнул Пупсик. - Убежать хотел, засранец... От нас не убежишь!
        Вот и все... Сейчас отстрелят ногу, потом один уйдет к дальнему выходу их Долины, а двое оставшихся начнут его пытать. А потом, когда доведут до смерти, снова поймают. И так будет раз за разом...
        Леха взвыл от ярости. Да что же происходит, черт возьми! Это их, их надо сажать в тюрьму, садистов чертовых!
        Мысли метались в голове, но выхода ярости не было. Ничего не сделать. Ничего. Если он рванется на них сейчас, это ничего не изменит. Промахнуться по ногам с такой дистанции невозможно.
        И тут...
        Леха сглотнул. Как раньше-то не заметил... Он задрал голову вверх да, тучи клубились совсем близко. Даже здесь, над самыми крайними озерцами.
        Он снова посмотрел на одинокий одуванчик. Стальной, с длинными иглами-семенами... Всего в каких-то двух шагах. Как раз между ним и подступающими Пупсиком и лысым.
        Леха осторожно шагнул вперед. Игроки тоже медленно сходились к нему.
        Где-то сзади был Крысенок. Даже если все получится, он все равно пристрелит. Ну и пусть. Главное, убить хоть одного. Пока он купит себе новенькую аватару и дотопает сюда от города, пройдет часа три. Двое оставшихся не смогут загнать его.
        Только бы не промахнуться...
        Леха шагнул еще чуть - и встал. Перенес тяжесть на три ноги, освободив переднюю правую... Похоже, стрелять будет тот, что в скине Пупсика, их шеф.
        Только бы Крысенок не выстрелил первым... Пупсик остановился, чтобы хорошо прицелиться - и Леха тут же пнул цветок. Изо всех сил, не жалея сустава.
        Туго зазвенело - и вверх брызнуло облачко стальных иголок. И тут же ослепительно сверкнуло. Слишком рано...
        Огненно-белый шнур сорвался с туч раньше, чем иголки успели разлететься. Даже до Пупсика не долетели... Шнур пронзил облачко игл и ударил не в Пупсика, а в его "Бизон". Пистолет мгновенно раскалился до белого каления. Ствол, шнековый магазин. . И вслед за оглушительным грохотом молнии посыпался треск выстрелов. Разрывая магазин, во все стороны с визгом брызнули десятки толком не разогнавшихся пуль. Следом, как маленькие ракеты, летели гильзы, оставляя за собой хвосты непрогоревшего пороха.
        Больше десятка угодило в самого Пупсика, но без ствола, собирающего пороховые газы в единый мощный поршень, они были не смертельны. Ореол над головой Пупсика из призрачно-зеленого стал всего лишь ярко-желтым.
        Не повезло...
        Лысый, стоявший радом с Пупсиком, от удивления вообще перестал двигаться.
        Но сзади был еще Крысенок... Леха рванулся вперед. Может быть, удастся добить? Может, Крысенок не успеет выстрелить? Бывают же чудеса!
        Пупсик уже пришел в себя. Без разгона Леха был не опасен, и он просто отскочил в сторону.
        Но и выстрелы сзади так и не раздались. Леха помчался дальше, увеличивая скорость, пошел вправо, обходя озеро. Пупсика он не убил - но проход к расщелине был открыт!
        Наконец-то он увидел Крысенка. Тот поднимался с камней, и ореол над его головой был желтоватый. А за его спиной быстро улепетывал сатир. Вот почему Крысенок не стрелял...
        - Стой, гад! - заорал Пупсик. - Стой, говорю! Хуже будет!
        Он выхватил у лысого "Бизон" и дал длинную очередь вслед Лехе и сатиру, но расстояние было уже слишком велико. Все пули ушли мимо.
        Остановились они только возле расщелины.
        - Давай, чего встал! Пошел отсюда! - тут же набросился сатир на Леху.
        - Спасибо...
        - Спасибо... - процедил сатир сквозь зубы. - Спасибо в карман не положишь и в стакан не нальешь! Лучше в следующий раз меня слушай, и меньше свою пасть разевай! Я же предупреждал: никому ни гу-гу, за что попал! А-а, что теперь... Ну все, пошел! Не для того я тебя вытащил, чтоб ты опять им в руки угодил!
        - А ты?
        - А я на скалу. Черта с два они меня там достанут.
        - А если начнут водоросли вылавливать?
        - Не начнут. Они по твою душу пришли. Да и откуда они узнают? Видишь же, новички. Скины выбирают, как сопливые малолетки... Ну все, легкой смерти!
        - Легкой смерти... - Леха еще раз признательно покосился на сатира и полез в расщелину.
        - Стой! - окрикнул сатир.
        - Что?
        - Ты кому рассказывал, за что сюда попал? Клыку, тому борову с кольцом, так? А еще кому? Девке своей пернатой рассказывал?
        - Нет.
        - Точно?
        - Точно.
        Сатир прищурился, разглядывая Леху. Сплюнул сквозь зубы.
        - Ты вообще улавливаешь, что шутки кончились? Я тебя не по-детски спрашиваю: точно больше никому?
        - Точно. Только Клыку. Ты думаешь, это...
        - Не надо тебе думать! - взорвался сатир. - Ты меня слушай лучше! Думает он... Кто бы тебя научил, интересно?! Ладно... К вечеру эти раздолбаи выдохнутся и свалят в реал. Тогда возвращайся, дело есть. А теперь пшел отсюда, парнокопытное!
        Спать хотелось все сильнее.
        И происходило все будто с кем-то другим. До ближайшей нефтяной вышки было полтора часа ходу. Леха бежал, бежал, бежал... Сквозь пустыню, сквозь волны дремоты, то чуть отступающие, то накатывающие с новой силой.
        Атаковать на этот раз придется не в темноте, как раньше, а днем. Но даже это опасение куда-то отступило. Дымка безразличия окутала сознание, отгородив его от пустыни, от жары, от...
        Леха встал, словно налетел на невидимую стену. Он почти добежал, и наконец-то увидел вышку. Только...
        Все изменилось. Вокруг нефтяной вышки и перегонного аппарата, там, где раньше был лишь почерневший от нефти песок - теперь высился частокол. Не сплошной, но все равно не продраться. Двухметровые стальные балки торчали из земли через каждые полметра. И вкопаны они были не вертикально, а с наклоном наружу - словно площадка ощетинилась толстенными копьями. Такие не повалить.
        Здесь ему ничего не светило. Но были еще две вышки...
        Леха прищурился, вглядываясь. На некоторых балках были не то огромные пятна припоя, не то... Хотя солнце палило немилосердно, по спине пробежал холодок. Что там сатир говорил про вырубку Блиндажного Леса?.. Вот откуда эти балки. Порубленные стволы стальных дубов. А неровные наросты - сучки от спиленных веток.
        Леха сглотнул. А если и те две вышки...
        Сатир говорил, что лес вырубали почти весь прошлый день...
        Нет. К черту! Только накаркать еще не хватало!
        Он развернулся и бросился на северо-запад, ко второй вышке.
        Вокруг второй вышки был точно такой же частокол.
        Не сбавляя скорости, Леха обогнул ее и помчался дальше не север. Последний шанс...
        Он заметил ее за пару километров. Оставалось преодолеть еще несколько дюн, и самой вышки было не видно. Но огромное облако пыли трудно было не заметить.
        Значит, шансы все еще есть... Только бы не слишком поздно!
        Поджав ноги, он на коленях вполз на верхушку дюны и положил морду на песок. И медленно выдохнул. Нервы чуть отпустило.
        Третью площадку только начали обносить частоколом. Буровая машина рыла ямы, выбрасывая песок далеко в сторону. Ветер подхватывал песочную струю, размывал ее, гнал вверх, в стороны - оттого-то и было это облако над площадкой. Пылевой шлейф тянулся над землей, словно дымовая завеса.
        Одна проблема - ветер дул на север, а буровая машина сейчас рыла ямы на северо-восточной стороне площадки. Шлейф накрывал не площадку, а дюну за ней.
        Хорошо, что с южной стороны площадки частокола еще не было. Через пару часов буровая машины дойдет туда, и тогда пылевой шлейф накроет буровую, перегонный агрегат и все вокруг... А с восточной стороны частокола еще не будет...
        Да, шансы есть, и очень неплохие.
        Придется подождать несколько часов. Зато потом... На площадке суетилось под два десятка рабочих. И все по-настоящему заняты - лучше не придумать! Даже свет не помешает.
        Волны пыли, гонимые ветром, успокаивали, укачивали взор... А спать хотелось и без того. Но нельзя. Если сейчас заснуть, можно проснуться, когда частокол будет уже закончен.
        Леха покрутил головой, отгоняя сон... и замер. На юге, откуда он прибежал, над дюнами темнел еще один пылевой столб. Далекий, невысокий...
        Сердце екнуло. Это была пыль от машины. По пустыне мчался "Хамми" с полностью открытой кабиной, такой же, как и у стражников в Гнусмасе. И тряслись на жесткой подвеске тоже знакомые - три великана-близнеца с разными прическами...
        Машина петляла между дюнами, хотя вполне могла бы идти прямо по ним. И петляла очень знакомо...
        Дьявол! Они шли по его следам. Тютелька в тютельку. И через пару минут будут здесь. А вышку можно будет атаковать минимум через пару часов...
        Но хуже всего даже не это. Убежать от "Хамми" не получится, машина гораздо быстрее. Но если они догонят... Мало того, что они будут убивать его медленно и со вкусом.
        Скорее всего, они сначала отволокут его в Долину и дадут умереть, перекрыв оба выхода из Долины. А по второму разу фокус с молнией едва ли пройдет... Они его поймают. И раз за разом... А еще хуже то, что выбраться вечером в Гнусмус, чтобы встретить Фэли, не получится...
        Леха яростно мотнул головой и врезал копытом в песок.
        Нет! Этого не будет.
        Он сбежал с дюны и засеменил навстречу "Хамми".
        Он ждал их сразу за вершиной дюны, пождав ноги и прижавшись к обжигающему песку недалеко от своих следов.
        Джип вылетел из-за вершины, как с трамплина, понесся вниз, подпрыгивая на жесткой подвеске - и тут наконец-то они заметили Леху.
        - Назад! Вон эта гадина! - крикнул Пупсик.
        Леха уже вскочил и мчался вниз по склону, откуда только что вылетел "Хамми". И пошел петлять между дюнами, забирая влево.
        Через пару минут джип почти нагнал его, он уже различал их вопли.
        А впереди, за следующей дюной, вставал полог пыли - он оббежал нефтяную вышку по широкой дуге и вышел на нее с севера. Там, где разбрасывала песок буровая машина.
        Леха обогнул последнюю дюну - и чуть тормознул, подпуская машину еще ближе.
        - Песок! Жми, пока не ушел! - крикнул Пупсик.
        За спиной загрохотали два "Бизона". Леха нырнул вбок, но одна из пуль все же угодила в круп.
        - Больше не стрелять! - рявкнул Пупсик.
        Левая задняя нога словно онемела. Но Леха, стиснув зубы, упрямо рвался вперед, в тучу песка.
        Туда, где темнел силуэт бурмашины.
        "Хамми", еще прибавив, висел на хвосте. Когда Леха рванул в сторону, джип ударил его по задним ногам. Леха кубарем полетел по песку...
        Зато джип ему больше не угрожал. Мстители так увлеклись, что даже не заметили буровую вышку в туче песка. Да Леха и сам бы ее не заметил, если бы не знал, что она должна там быть - даже солнце утонуло в песочной пелене.
        Джип на полном ходу влетел в бурмашину - и всех троих швырнуло наружу.
        - Куда прешь! Тревога! Мочи их! - заголосили вокруг строители.
        - Какого хрена! - заорал Пупсик где-то за пеленой пыли. - Да я вас всех...
        Остаток фразы утонул в грохоте выстрелов. Один "калаш", тут же подключился второй, ответил "Бизон"...
        Полминуты Леха лежал, вжимаясь в песок. Рана за это время перестала кровоточить. Грохот выстрелов, дойдя до максимума, пошел на спад.
        Хорошо, что нефть здесь так ценится. Мстители нашли радушный прием...
        "Бизоны" уже не отвечали, и стрельба почти стихла. Пыль быстро опускалась - бормашина больше не выбрасывала песок.
        Леха подождал еще минуту, пока уцелевшие строители собрались возле искореженного джипа и трупов. А потом вылетел из-под полога пыли на радостно гомонящих победителей...
        Через час он почти добрался до скального участка, где хозяйничали гарпии.
        Чертов помощник депутата... Привязался еще хуже, чем те карапузы в обучалке. И куда опаснее... После охоты на "Хамми" по следам от него многого можно было ожидать.
        Например, засады. Везде ли замело старые следы, ведущие сюда? Что, если они его уже ждут здесь? И на этот раз не с "Бизонами", а со снайперскими винтовками? Чтобы уж наверняка...
        Леха оглянулся. Столбика пыла на горизонте не было. По крайней мере, они не гонятся за ним по пятам. Есть время переговорить с Алисой. И надо на всякий случай опять нарисовать дракончика для Фэли. Потому что если не удастся договориться с Фэли этой ночью...
        Рано или поздно мстители его настигнут. Запрут оба выхода из Долины и начнут пытать. Раз за разом, ловя его очередную аватару...
        Все, хватит! Леха мотнул головой, вытрясая все опасения. Сначала дело, потом страхи.
        Он двинулся вперед - и над ухом грохнул выстрел.
        От неожиданности Леха подпрыгнул. Потом, уже среагировав сознательно, рухнул на колени. Прижался к земле, оглянулся. Никого. Ни машины, ни знакомых гигантоманских силуэтов. Но стреляли совсем рядом, буквально над ухом...
        Он поднял голову - и в тот же момент из-за дюны донесся крик гарпии. А над вершиной дюны медленно таяла струйка дыма.
        Дьявол... Только теперь Леха рассмотрел, что на самой вершине, прикрывшись песочным маскхалатом, лежал человек.
        - Йес, сукина кошка! - заорал он.
        Вскочил и дважды дернул рукой в победном жесте.
        - Йес! Получила, курица неощипанная!
        Он радостно притопнул, потрясая винтовкой. Капюшон маскхалата слетел. Показалась кепка, напяленная задом наперед. И знакомая надпись на помеси английского с нижнетагильским: "Wintel - suxx".
        Саксист... Так его звали дружки. Он, что, только пострелять гарпий сюда ходит?..
        Саксист содрал с себя маскхалат и побежал вниз, на другую сторону дюны. Леха бросился вокруг дюны. Когда он обогнул ее, Саксист был уже у самого подножия скал. Там, где трепыхалась раненая гарпия. Золотистая. Алиса!
        У нее было прострелено крыло, и взлететь она не могла. Укрывшись, как щитом, целым крылом, покрытым стальными перьями, она забилась в щель между камнями. Сверху в Саксиста полетели камни - ее подружки, как могли, помогали Алисе.
        Леха бежал изо всех сил, но все равно не успел. Саксист не стал подбегать к гарпии вплотную. Он остановился в двадцати метрах от нее и дважды выстрелил. Алиса закричала и упала - он прострелил ей оба колена. Только теперь Саксист подскочил к ней, схватил за целое плечо, чтобы она не ударила его острыми, как бритвы, кончиками крыльев, и поволок от скалы, наугад стреляя вверх. Гарпии на скале не решались атаковать, лишь яростно вопили и один за другим метали камни.
        Сначала Леха думал убить его одним ударом - но вдруг отчетливо понял, что Саксист не просто хотел убить гарпию. Если бы он решил ее убить, он сделал бы это быстро и просто. Ему даже не пришлось бы покидать вершину дюны...
        В голове словно щелкнул какой-то переключатель.
        Леха ударил, но не во всю силу. Саксист не ожидал удара из-за спины и упал. Винтовка отлетела на несколько метров.
        - Какая... - прошипел Саксист, оборачиваясь. И осекся. - Опять ты...
        Он дернулся к винтовке - и Леха тоже сделал шаг вперед. Саксисту до винтовки было дальше. Да и двигался он куда медленнее.
        Саксист отступил. Встал в стойку, словно собирался драться против быка. Но понял, что Леха не собирается его убивать, и опустил руки.
        - Тебе-то чего здесь надо? Это же не твоя зона, с-сукина кошка...
        За его спиной со скалы соскользнули две тени и упали на землю. Черная и серебристая гарпии пробежали, гася скорость, и остановились с двух сторон от Саксиста, взяв его в коробочку.
        - А, стервы... - прошипел Саксист, отступая к скале и вытаскивая нож. - Потанцевать захотелось, цыпочки?
        Цыпочки яростно заклекотали и бросились на него.
        А Леха шагнул к Алисе. Она хотела что-то сказать, но Саксист был слишком близко, и вместо слов с ее губ сорвалось что-то неразборчивое, почти чириканье.
        Но Леха и без слов все понял.
        И сильно пнул ее в копытом в висок. Так лучше. Сразу никакой боли.
        Он ждал, что новая аватара Алисы появится здесь же, но она возникла где-то в другом месте - Саксист был еще жив. Повалив его на землю, гарпии рвали его когтями, били кончиками крыльев, увенчанных бритвенно-острыми перьями... С яростными криками, не на миг не прекращая резких, судорожных от ненависти движений. Превращая Саксиста в кровавый фарш, смешанный с песком...
        Из-за скалы показалась медная гарпия, спикировала к своим подружкам. И, расталкивая их, принялась рвать когтями остатки Саксиста...
        Леха сглотнул. Черт... Он отдал Саксиста гарпиям. Но кто же знал, что они будет вытворять такое.
        Даже не в этом дело. На миг он забыл, что Саксист не чувствует боли. Теперь вспомнил. А гарпии, кажется, так и не пришли в себя до сих пор. Они все драли и драли труп Саксиста, разбрасывая вокруг кровавые ошметки...
        И Алиса тоже...
        Он подбежал к ним и толкнул Алису прочь. Несильно, но твердо.
        - Прекрати.
        Алиса напряглась, словно собиралась броситься и на Леху - но сдержалась. Посмотрела на свои ноги, по колено в остатках Саксита, на замызганные кровью кончики крыльев... Села на песок, привалившись к камню, и всхлипнула.
        - Не могу... Не могу тут больше... Лешка, я больше здесь не могу...
        Она уткнула лицо в коленки и заревела, вздрагивая от рыданий.
        - Он что, каждый день сюда приходит?
        - Да... - пробормотала Алиса сквозь плач. - Всю неделю, пока я здесь... Девчонки говорят, он сюда давно ходит. А теперь... я... меня... каждый день...
        Леха скрипнул зубами. Черт... Он согласился бы подохнуть дюжину раз, если бы взамен у него отросли руки. Хотя бы одна, хотя бы на минуту! До одури хотелось осторожно обнять Алису, коснуться пальцами щеки, утереть слезы... Хотя бы просто сжать в ладони ее пальцы... Чертова бычья аватара!
        Черная и серебристая гарпии наконец-то отвалились от трупа Саксиста.
        Серебристая отерла кончики крыльев о песок, косясь на Леху. Подбоченилась и, старательно виляя бедрами, двинулась к нему, но тут ее перехватила черная товарка. Она что-то шепнула серебристой, та фыркнула. Они тихо заспорили, но черная быстро убедила подружку. Вместе с черной серебристая пошла к скалам, то и дело косясь на Леху через плечо...
        Алиса все всхлипывала. Уже беззвучно, но вздрагивая всем телом.
        Леха пригнулся и тихонько пихнул Алису массивным плечом.
        - Лис... Не надо, Лис. Я вытащу тебя отсюда. Я нашел Фэли.
        Алиса беззвучно всхлипнула, еще раз... и вдруг даже дышать перестала. До нее дошел смысл его слов.
        Она медленно подняла к нему лицо.
        - Нарисуй мне еще раз дракончика, - сказал Леха. - Попробую договориться с ней сегодня вечером.
        - Эй, голубки! - крикнула серебристая гарпия.
        Забравшись на камни, она указывала рукой куда-то на север. Там над горизонтом появилось туманное пятнышко.
        Только этого не хватало... Леха быстро взобрался на ближайшую дюну. Так и есть. Снова мстителей... Да, привязались крепко. Пока ему везет, но везение не бесконечно... Только бы Фэли пришла сегодня вечером! Это единственная надежда. Последняя.
        Его обдало ветром, и на вершину дюны рядом с ним плюхнулась серебристая гарпия.
        - Это к тебе, красавчик? - томно проворковала она. - Едут прямо по твоим следам.
        - Леш, это кто? - подошла к нему с другой стороны Алиса. Покосилась на серебристую товарку.
        - Все, мне пора, - сказал Леха.
        Он судорожно пытался придумать, что делать, но в голову ничего не приходило. Фокус с нефтяной вышкой больше не пройдет. Хотя бы потому, что сейчас озлобленные рабочие уже пришли на площадку в новых аватарах и заканчивают работу. Песчаного облака больше не будет.
        Как и вообще легкой крови... Теперь вышки защищены. А ему надо десяток убийств в день. Теперь придется носиться все свободное время, выслеживая одиноких путников..
        Если сегодня объясниться с Фэли не получится... Дьявол! Он же вообще не сможет с ней договориться! Без легкой крови рабочих-нефтяников у него не будет свободного времени. И сидеть всю ночь в засаде, ожидая Фэли, он больше не сможет...
        Леха опустил голову. Хотелось спать. Плюнуть на все, забыть про все проблемы - и уйти, спрятаться в сон. Хотя бы на час...
        - Не бойся, красавчик, - игриво улыбнулась серебристая гарпия. - Долг платежом красен. Мы тебе поможем.
        - Да, Леш, поможем, - Алиса прижалась к нему, словно хотела положить руку на плечо - но рук-то у нее не было, а кончики крыльев были острее ножей.
        - Бесполезно, - мотнул мордой Леха. - Вам их не одолеть, у них "Бизоны". Пистолет-пулеметы такие... Только на себя неприятностей накличете... Нет, девчонки, не надо.
        - Ничего, мы бабы крепкие, выдюжим, - сказала серебристая, с вызовом глядя на Алису, прижавшуюся к Лехе. - Что-то скины у них совсем прямо как подгузники. Первый раз в игру пришли, что ли? Выдюжим, красавчик, не переживай. Они ведь совсем ничего здесь не знаю, да?
        Когда джип вылетел из-за дюны, Леха безмятежно валялся на боку. Он в самом деле почти заснул - спать хотелось ужасно.
        Он вскочил, метнулся туда, сюда... Попятился к каменной стене.
        "Хамми" резко встал, развернулся и медленно пополз на него.
        - Не стрелять, - процедил Пупсик.
        - Не уйдет? - осторожно спросил Крысенок.
        - Не уйдет, до ближайшей щели две версты... Давай-ка поближе.
        Леха все пятился. Круп уперся в скалу. Все...
        Джип подъехал почти вплотную и тоже остановился.
        - Ну, теперь за все сочтемся, - процедил Пупсик. - И за машину там, и за машину здесь...
        Он медленно, наслаждаясь ситуацией, вскинул "Бизон". Вытянув руки, неспешно прицелился - в левый глаз...
        Леха взревел и рванулся на джип. Коротко простучал "Бизон". Каждый выстрел отозвался ударом в лоб. Броневые наросты остановили пули, но в голове все перемешалось. Словно пять раз подряд врезали кирпичом по лбу...
        Леха сбился с шага. Но и Пупсик больше ничего не успел сделать тяжелый камень рухнул ему на макушку. Череп лопнул, как переспелая тыква.
        Второй камень ударил в переднее крыло "Хамми", сильно прогнув крышку и разбив двигатель. Из-под крышки вырвалась струя пара. Клубящееся облако накрыло машину.
        И тут же со скал упали три гарпии. Удары мощных крыльев разметали пар, а шесть лап с огромными стальными когтями вонзились в Крысенка и лысого - и стали рвать их, словно лезвия кухонного комбайна сочные томаты...
        Время тянулось, как засахарившийся мед за ложкой. А сам он - утонувшая в этом меде пчелка...
        Какая, к черту, пчелка!
        Леха тряхнул головой, прогоняя сон. Глаза слипались. Он еле открыл их, еще раз мотнул мордой. В голове чуть прояснилось.
        Небо темнело, уже выступили первые звезды. Он лежал на вершине дюны севернее Гнусмуса. Окраина с магазинчиком "Самсунга" была как на ладони.
        Самый разгар вечера. В городе шумел народ - даже отсюда был слышан разноязычный гам. На улицах гуляло под сотню человек. Вокруг города крутился "Хамми" со стражниками, толкая перед собой два световых конуса. Натыкаясь на дюны, свет прыгал, сжимался, выстреливал вдаль... Длинные желтые ленточки, бьющиеся на ветру. Мягкие, нежные, как шелковая простыня под щекой...
        Дьявол! Леха встряхнул головой. Нельзя спать!
        Если сейчас заснет - все, отрубится надолго. Проснется далеко за полдень, когда Фэли придет и давно успеет уйти из игры обратно в реал.
        Леха заставил себя вскочить - и с размаху всадил рога в левую переднюю ногу. Боль ударила по нервам, и адреналин привел его в чувство.
        Не спать! Не спать, черт возьми!
        Народ медленно рассасывался.
        Спать хотелось невыносимо. Хоть спичка вставляй... И вставил бы, если бы были эти спички, а вместо копыт нормальные руки!
        Двигаться тоже не хотелось. Хотелось просто лежать... Все равно Фэли пока нету. А он сделал все, что от него зависело. Утолил кровавую жажду, два раза уделал мстителей. Наверно, отвязался от них. Все, больше не сунутся... Если бы решили сунуться, пришли бы еще раз вечером, по его следам... Но не пришли. Значит - уже и не придут. Он с ними расправился... Все сделал... Закрыть бы глаза... Только на минуту... Не успеет заснуть, только на минутку...
        Его словно что-то встряхнуло.
        Он вдруг почувствовал облегчение. Открыл глаза...
        И с трудом сдержал яростный вопль. Он все-таки уснул!
        Город был темен и совершенно пуст. Даже джип стражников куда-то укатил. Остались лишь темные здания и редкие неоновые огни рекламы.
        Если Фэли приходила и не нашла его...
        Он едва сдержался, чтобы сразу же не броситься в город.
        И не зря.
        Из гостиницы вышел человек в камуфляже, и тут же из тени к нему подошли еще трое - точно таких же. В камуфляже, с автоматами.
        О чем-то переговорили, подошли к стене бара. Стали что-то рассматривать - кажется, объявление. Потом развернулись и пошли куда-то на другой край городка...
        Леха выждал еще пару минут, а потом бросился в город.
        Неужели Фэли уже приходила - и ушла, так и не найдя его?..
        А вдруг завтра она уже не придет?..
        Стоп, хватит! Пытать себя бесполезно. Ничем это не поможет, только хуже будет.
        Чтобы отвлечься, Леха перебежал на другую сторону улицы, потом к бару - и заглянул в объявление на стене.
        И отпрянул. Это было не объявление, а окно. И оттуда на него уставилась огромная бычья морда!
        Нет, не окно. Просто голограмма. Между рогов вращалось: "WANTED", под мордой было еще много чего написано... Как выглядит, место появления в новой аватаре, где был замечен... И самое интересное: $1000 за первую голову, по $500 за вторую и третью, дальше по убывающей. Оплата по предъявлении подтвержденного администрацией "Генодрома" скрин-муви. За качественные мучения дополнительная плата...
        Он не помнил, сколько простоял так. Он только знал, что скоро начнет светать. И чувствовал, как вместе с ночью исчезает его последняя надежда. Этой ночью он проспал встречу с Фэли. А больше выбраться на встречу он не сможет... А еще на него объявлена охота. Даже не на него, а на его боль...
        Из ступора его вывел скрип.
        Он медленно обернулся - что толку прятаться? Пусть убивают...
        Через дорогу, у выхода из гостиницы, стояла... личико как у ведьмы, длинные иссиня-черные волосы, клепанная-перезаклепанная курточка... Она!
        У Лехи перехватило дыханье. В голове творилось черт знает что.
        - Опять ты... - удивленно сказала она.
        Что значит - опять?! Леха чуть не зарычал от злости. Хороша подружка! Дважды два сложить не может! Она вообще чем тут занимается? Ищет Алису или как?!
        - А, поняла! Ты мне что-то хочешь сказать?
        Леха от души стукнул копытом, чтобы не зашипеть сквозь зубы. Даже этого нельзя - получится рев.
        А девчонка все задумчиво разглядывала его.
        - Только как же мне тебя... Как же нам с тобой... - она быстро огляделась.
        Леха тоже мотнул головой - неужели вот сейчас, после всего, в самый последний момент их кто-то заметил?! Нет, пронесло...
        - Как же мы с тобой общаться будем? - задумчиво повторила она. Монстры ведь не разговаривают... Придумала! Приходи через три часа, я все подготовлю. А сейчас уходи отсюда, тебя здесь ищут. Вон, объявление, видел?
        Леха до боли стиснул зубы. А раньше она не могла догадаться, что придется общаться с монстром?! Если бы не он нашел ее, а она сама нашла Алису - что изменилось бы?!
        - Через три часа, ты понял?
        Леха мотнул мордой и побежал прочь. Раздолбайка. Какая же раздолбайка! Сразу не могла все подготовить!
        Три часа растянулись в целую вечность. От недосыпа все мешалось в голове, и он лишь носился кругами возле города, чтобы не заснуть.
        Забирался на дюну - нет ли ее? И снова бегал, бегал, бегал...
        Он стрелой примчался к ней, как только она показалась на окраине города.
        - Иди за мной! - прошептала она. - Быстрее!
        Леха попытался изобразить на морде вопросительное выражение. Куда она его ведет - к самому центру города?! Там же его точно заметят!
        - Ну давай же! - зашипела она. - Давай быстрее, нет времени! Здесь за тобой кто только не охотится. Вон, час назад по форуме "Айс Болтсы" объявили, что будут охотиться на тебя и вызывают на турнир остальные команды. Это немцы, профи. Если к ним в руки попадешься, все... Пошли быстрее, я уже все подготовила, сможем с тобой нормально говорить. Ну, давай же!
        Ага, вот зачем она тащит его в центр города. Соорудила где-то там хитрую штуку, чтобы можно было общаться. Леха мотнул мордой и побежал вперед.
        Улица, еще одна... Наконец она свернула в узкий проход. Леха протиснулся вслед за ней. Весело... Если сейчас его кто-то заметит, даже не развернуться, так и придется пятиться задом.
        - Сюда.
        Она отступила в сторону, прижавшись к стене, и открыла дверь. В нос ударил запах ржавчины и бензина. Какой-то старый гараж. Нет, маловато для гаража, просто сарайчик или крошечная мастерская.
        - Ну же!
        Леха протиснулся, обдирая ржавчину с косяка.
        Как она собирается здесь общаться? Он почти уперся мордой в стену! Леха покосился назад - она хоть смогла протиснуться вслед за ним? Нет, круп был вплотную к двери. Хвост вообще на улице.
        - Я сейчас, с той стороны обойду, - шепнула она.
        Закрыла дверь, загремела замком. Леху совсем зажало. Круп подпирала дверь, рога уперлись в стену. Ладно, это все мелочи. Главное, что он нашел ее, и она все поняла и нашла способ общаться. И они смогли незаметно пробраться сюда, где она все это подготовила.
        Главное сделано. Остальное дело техники... И скоро они отключат боль Алисе. Ну и ему, за компанию...
        Под дверью все гремело. Не то еще один замок, не то какая-то палка... Наконец стихло.
        А может, ее друзья найдут способ не просто отключить боль, но и вытащить их? Насовсем...
        Даже теснота перестала мешать.
        Где-то за боковой стеной заскрипело, перешло на потолок. Сверху поднялся люк, показался огонек свечи. В желтоватом свете личико у нее стало по-настоящему страшноватым. Точно ведьма...
        - Ну вот и я, смерть твоя, - пропела она.
        Ну и шуточки...
        Она снова куда-то пропала из люка, вверху заметался огонек свечи, что-то загремело - и запах бензина стал сильнее. И вдруг сверху на него хлынула вода.
        Не вода, бензин!
        Леха задрал морду...
        И все понял. Он слишком хотел найти Фэли. И увидел то, чего не было. Она же так ни разу и не произнесла этого имени - Фэли... Сверху скользнула горящая спичка - и он утонул в огне. Несколько секунд движок старательно эмулировал ад.
        Снова призрачное рассветное небо, снова Кремневая Долина...
        Вот и все. Больше надежд не осталось.
        Отсюда не выбраться.
        Он не спал уже третьи сутки, и мысли в голове были как неповоротливые грузовики. Рычат двигателями, газуют, а все без толку. Только гарь и грохот...
        Даже спать не хотелось... Ничего не хотелось. Жить здесь год... Здесь, где объявлена цена за каждую его смерть, а за мучения премии... Где "Легкой смерти!" нужнее, чем "Сладких снов!" - и уже привычно слетает с языка...
        Если бы, если бы он сейчас мог, как тот парень, броситься с памятника и покончить со всем этим. Покончить навсегда...
        - Что, рогатый? Подстава? Я тебя предупреждал...
        Леха даже не заметил, как подкрался сатир. Да какая разница... Больше ничего не имело значения. Он проиграл. Совсем... Навсегда...
        - Чего такой грустный? Взгрустнулось? А чего такой бледный?
        - Отстань...
        - Угу-у... - глубокомысленно протянул сатир, прищурившись. И вдруг усмехнулся. - Ну что, парнокопытное? Навалялся дурака или как? Не хочешь делом заняться и заслужить себе досрочное освобождение?
        - За примерное поведение? Одиннадцать месяцев вместо года? - криво усмехнулся Леха. Вот только в глазах его не было никакой усмешки, даже кривой...
        - Ох, и дурак же ты, рогатый... - вздохнул сатир. Даже цокнул языком от разочарования. - Ты вообще, где живешь-то? В России или как? У нас в любой организации с самого начала есть все, что может понадобиться. Надо только не права качать и сопли на кулак мотать, а учить матчасть и читкоды, - сатир помолчал, разглядывая Леху. - Знаешь, сколько хозяева игры админам платят? Меньше, чем стоит подписка одного америкоса на месяц.
        Леха опустил голову. Вот к чему сатир вел прошлым утром... Не сколотить свою стаю и держать масть он хочет. Договориться с админами.
        С глаз словно упала пелена - все встало на свои места. Все эти странные оговорки, слишком хорошая осведомленность, привычка потирать кольцо и при этом будто к чему-то прислушиваться...
        - Слыхал, что такое статусная рента?
        Леха кивнул.
        - Админы, они ведь тоже люди, - болтал разошедшийся сатир. - Ну а все люди - братья, и все такое. В общем, делиться надо. Но не до всех это доходит. Короче, тут на днях одно дельце намечается. В игру новую технику вводить будут. Под контролем админов, ясное дело... Ну и вот. Кто не дурак, тот хочет получить проценты по своей статусной ренте. Но не все так просто. Им нужна помощь кого-то из монстров. Ну а они, ясное дело, со своей стороны тоже в долгу не останутся. Если все выгорит, мы с тобой сможем отсюда выбраться. Быстро.
        - Быстро?
        - Быстро, быстро. Неделя максимум. Если все выгорит, конечно... Придется попотеть, но ты парень не промах. Ну а уж под моим чутким руководством... Что скажешь, рогатый? Только быстро. Времени телиться нет, ты его все пробегал. Готовиться уже пора.
        Леха пожал плечами. Разве у него есть выбор?
        Да и хуже-то уже некуда...
        Он открыл рот - и тут за спиной рявкнуло:
        - Zerstreuen Sie sich!
        С шорохом осыпались камни, быстро застучали сапоги...
        Сатир рванулся в сторону. В тот же миг чпокнуло, словно выстрелила пробка из бутылки шампанского, и сатир рухнул на камни.
        - Liege!
        Но сатир и не пытался встать - у него было прострелено бедро. Да и куда бежать? Их окружили.
        Те четверо, которые рассматривали объявление час назад. Все в одинаковом камуфляже, на всех винтовках дутые глушители. Каждое движение выверенное и согласованное, словно это не четыре разных человека - а части одной машины. На рукавах нашивки - не то две голубых молнии, не то две стилизованных буквы "S". Ice Bolts.
        Волна адреналина в один миг прогнала сон и вернула чувство реальности. Спасительная пелена равнодушия пропала, словно ее и не было - остались только натянутые нервы и обострившиеся чувства.
        Профи по объявлению. Действуют как единое целое - машина. И так же размеренно и педантично будут его пытать. Раз за разом, не забывая перекрывать второй выход из долины перед тем, как дать в очередной раз умереть...
        Если бывает ад, то он угодил в него.
        "Легкой смерти", - шепнул Леха сатиру. Но с губ его аватары сорвалось только тихое, полное отчаянья мычанье.
        Крысы киберномики
        Их глаза были такие же холодные, как нашивки на рукавах из металлической нити...
        Немцы медленно сходились. И даже отступать некуда - четверо Айсболтов окружили его и сатира со всех сторон. Да Леха уже и не смотрел на них. Он смотрел на небо за их спинами - такое прекрасное синее небо, обещающее все радости на свете...
        Через час он уже не сможет, никогда больше не сможет вот так вот смотреть на небо. Он станет совсем другим. И мир тоже будет другим. И это небо, и все остальное уже никогда не будут добры к нему - они будут лишь вечным напоминанием о том, что он будет изо всех сил стараться забыть...
        Немцы остановились, их главный что-то отрывисто скомандовал...
        Леха знал, что ему остались мгновения до того, о чем он даже боялся думать. И упрямо смотрел в небо. Он вдруг подумал, что если суметь зацепиться за это небо, безучастно взирающее на них, попытаться слиться с ним, отстраниться от тела аватары, то он сможет убежать от боли, от всего этого... Если бы он смог отрешиться от всего вокруг и слиться с этим небом... На миг он почти поверил, что сможет это сделать - и тут в небе что-то блеснуло.
        Леха невольно скосил туда глаза. Под лучами солнца кувыркался небольшой, с палец величиной, цилиндрик. Не то крошечный фонарик, не то... Предмет, достигнув вершины траектории, на миг замер там - и, ускоряясь, понесся вниз. Прямо за спину командиру немцев. А следом из-за камней вылетел еще один такой же. Только этот полетел не по навесной траектории, а по низкой. И чуть в сторону, за спину другого немца...
        Леха еще не успел ничего сообразить, а старые рефлексы уже бросили его вниз, на камни. Кто-то из немцев решил, что Леха решил атаковать, и сзади зачпокало, словно разом открыли пол-ящика шампанского. Под правое копыто ударила очередь, с визгом разлетелись лопнувшие камни и срикошетившие пули - и тут по барабанным перепонкам врезало по-настоящему.
        Обе тротиловые шашки упали почти одновременно. А кроме них были еще две, которых Леха не видел - досталось каждому немцу.
        Шашки легли точнехонько за их спинами. Родные программеры тоже не подкачали с правдоподобием. Немцев очень реалистично подбросило и швырнуло прямо на Леху и сатира. Все вокруг заволокло дымом и пылью, сверху посыпались камни, поднятые взрывом.
        Каменная крошка еще сыпалась с неба, а в клубах пыли уже замелькал зеленый камуфляж, четыре раза коротко простучали "калаши"...
        Леха уже ничего не понимал. От не спал двое суток, и за это время случилось столько всего... Его окрыляла надежда, и настигало разочарование. И снова была надежда, и снова разочарование... Потом эти немцы, а теперь и вовсе черт знает что...
        В голове была полная каша. А вот сатир явно что-то понимал. Он неспешно поднялся и стал отряхиваться.
        Вокруг, в медленно оседающей пыли, суетились люди в зеленом камуфляже, собирая оружие немцев. Сами Айсболты остались живы, но могли лишь ползать у всех четверых были прострелены ноги.
        Взрывы сорвали с них оружие и боеприпасы, но командиру немцев повезло - одна из его аптечек упала рядом. Упрямо загребая руками и волоча безвольные ноги, он наконец-то дополз до аптечки, протянул руку... и аптечка отлетела далеко прочь.
        - Дань, ну че за бардак! - возмутился парень, пнувший ее. - Совсем мышей не ловишь!
        - Ну что "Даня"? - невозмутимо отозвался другой парень в зеленом камуфляже, возившийся с соседним Айсболтом. Прижав немца коленом к земле, он снимал нож с его пояса. - Я уже шестнадцать лет Даня. Что лучше, чтобы он успел к своей аптечке, или этот - к ножу? И вообще! Кто тут командир, я или ты? Почему это я вечно должен за двоих отдуваться?
        Нападавших и в самом деле было трое, на одного меньше, чем немцев. Говорили они с ленцой, двигались, вроде бы, тоже неспешно. Но...
        Если Айсболты напоминали мясорубку, целеустремленно и размеренно вращающую винтом и способную перемолоть что угодно, то ребята в зеленом камуфляже походили на балаганную "железную дорогу" - падают костяшки домино, катятся, сменяя друг друга, разные шарики, сбивая запоры с весов, поднимаются чаши, срабатывают пружинки... - полный хаос, но в итоге последний мячик взмывает в воздух - и аккуратно падает в сетку миниатюрного баскетбольного щита. Они, вроде бы, никуда не спешили, и не было у них той железной четкости, что была у немцев. Но не прошло и минуты - Леха еще толком не понял, что произошло! - а они, шутливо пикируясь, уже раскидали раненых немцев и собрали все их снаряжение - и карабины, и боеприпасы, и ножи, и аптечки.
        Немцы, с простреленными ногами, лишь ползали на руках вокруг и ругались. Лающие немецкие фразы были как злобное тявканье побитых собак.
        - Все! - отрапортовал Даня. - Айсболтики чисты, как слезы младенца.
        Только теперь напавшие обратили внимание на Леху и сатира.
        - Наш ре доблестным частям антуража! - скороговоркой бросил командир сатиру, словно уже виделся с ним сегодня, и вообще они были лучшими знакомыми и виделись по десять раз на дню.
        Сатир что-то фыркнул, не поднимая головы. Не обращая внимания на тройку в зеленом камуфляже, он ощупывал свою простреленную ногу. Словно и в самом деле виделся с ними каждый день.
        Командир подошел к Лехе.
        - Гм... Премного о вас наслышаны, очень приятно наконец-то лично познакомиться и засвидетельствовать свое почтение... В общем, все такое, только нам надо еще забрать их байки с той стороны скал, пока их никто не увел, и... Ладно, еще увидимся! Этих не добиваем, - он обвел стволом ползающих между камней немцев. - Приятного аппетита!
        Командир развернулся и стал подниматься к проходу в скале.
        - Теплой немецкой крови, - очень вежливо сказал Даня. Не то смущенно, не то просто прикалывался. Он еще раз осмотрелся - не пропустил ли в дыму чего ценного? - и потопал вслед за командиром. С каждым шагом за его спиной бились и позвякивали четыре винтовки и набитый немецкими боеприпасами вещмешок.
        Третий ничего не сказал, лишь махнул Лехе рукой. Обернулся, окинул цепким взглядом Кремневую Долину, озерца, грозовые тучи над ними, виднеющийся слева Блиндажный Лес... Молниеносным движением отстегнул от своего "калаша" початый рожок, перевернул его и вставил другим концом - два рожка были примотаны друг к другу изолентой, - и рысцой побежал за своими, то и дело поводя автоматом по сторонам.
        Леха уже ничего не соображал.
        Почему они напали на немцев? И почему сами не стали убивать его? И почему сатир вел себя с ними, как со старыми знакомыми, ничуть не пугаясь?..
        Но одно он понимал твердо - пронесло. И еще то, что зеленые спасители могли забросать немцев гранатами - чтобы с гарантией. Но они забросали их тротиловыми шашками, а потом лишь прострелили им ноги. Так было сложнее но...
        Четыре игрока - это полдня без боли для него. Они специально не убили немцев, чтобы он смог легко и быстро утолить жажду крови. Он сможет нормально выспаться...
        Леха пошел на немцев как на автопилоте. Даже ненависти к ним не чувствовал. Ничего. Он лишь понимал, что так надо - и методично топтал их, одного за другим.
        - Так их, гоблинов нордических, - буркнул сатир, когда Леха добил последнего, и слова перестали превращаться в блеянье. - На форуме натуральный бедлам будет. Надо же, "Головастики" потоптали Айсболтов... Да еще как! Без потерь, вчистую обобрали и оставили добить монстру, которого Айсболты сами же предлагали задирать наперегонки... Обалдеть.
        Леха, пошатываясь как пьяный, прошел мимо него, не обращая внимания. Добрел до большого валуна под скальной стеной и повалился за него. И даже не почувствовал, как острые камни врезались под броневые наросты провалился в сон еще раньше.
        Но выспаться ему было не суждено.
        Только он закрыл глаза - и тут же кто-то ткнул его в бок. Потом еще раз, сильнее. И наконец, просто пнул.
        Леха очень хотел спать, но пинок - это уж чересчур. Даже сквозь бронированные бока больно. Он напрягся и открыл один глаз.
        Нет, он не только что закрыл глаза. Солнце уже садилось. А прямо над ним нависал сатир.
        - Давай вставай, парнокопытное, - брюзгливо проблеял он. - Хватит дрыхнуть без задних ног.
        Спать хотелось невыносимо. И чего этого паразита принесло... Потрепаться захотелось, что ли? Да пошел он... Леха закрыл глаз.
        - Эй ты! - сатир снова пнул его в плечо. - А ну вставай!
        - Ну чего тебе? - Леха открыл глаза. - Дай поспать... Отвяжись.
        Леха снова хотел закрыть глаза, но не тут-то было.
        - Ну ты наха-ал, паря! - сатир покачал головой, словно отказывался верить своим глазам. Даже прицокнул от возмущения. Упер руки в бока и сварливо заблеял: - Значит, как позавтракать теплой немецкой кровушкой на халявку, это мы завсегда, побольше и можно без хлеба, а как оттанцевывать угощение, так сразу дохлым бараном прикидываться, да? А может, тебе здесь понравилось? И выбираться отсюда уже передумал? - Сатир посерьезнел: Вставай, парнокопытное, будет дрыхнуть. Времени в обрез осталось. Давай, давай! Все, что можно было, ты уже проспал. Пора и долги отдавать. Наши "Головастики" и так полторы штуки на гуманизме к тебе лишились. Да еще с "Айсболтами" поцапались... Это еще никому просто так не сходило, даже когда по недоразумению случалось. А "Головастики", пока ты спал, немцев еще раз уделали. Хорошо спалось, рогатый, а? То-то же. Так что ты им теперь должен оттанцевать так, что... как...
        Сатир даже умолк, задумавшись. Но так и не родил ничего, что хотя бы близко лежало с лехиным долгом.
        - В общем, вставай! Протирай глаза и разминай извилины. Объясняю один раз...
        В "Генодроме" много чего есть. Здания, одежда, оружие, медикаменты, украшения... Но самое ценное не это.
        Каждая из тринадцати игровых зон в поперечнике больше двухсот километров, и передвигаться пешком из одного конца в другой - то еще удовольствие. А уж когда обостряется противостояние городов... Побеждают те, кто может быстрее передвигаться. А так как терять свои здания, рудники и нефтяные вышки никто не хочет, то больше всего в "Генодроме" ценятся машины - вроде как оставшиеся с доапокалиптических времен.
        Шустрее всех мотоциклы и джипы - пока. Чтобы подписчики игры не скучали и не отваливались на сторону, раз в месяц вводится что-то новенькое, каждый раз в новой зоне. В этом месяце пришла очередь восьмой зоны. И на этот раз в игру будут вводить не декоративную мелочь, а новую технику - три вертолета, чудом уцелевших с прежних времен. В Гнусмус уже прибыл Старьевщик - мутант-экстрасенс, за которого играет один из админов. Старьевщик как раз специализируется на "поиске" доапокалиптической техники.
        Он уже готовится к очередному "откровению". Пока он "прозрел" только то, что обнаружит что-то новое именно в этой, восьмой зоне. И лучшие команды профессиональных игроков уже готовятся рвануть наперегонки - когда, через два дня, Старьевщик сообщит, где же именно он почувствовал старинный схрон. Скорее всего, это будет тщательно законсервированная база военных, про которую после апокалипсиса все забыли. Там-то игроки и найдут вертолеты.
        Вопрос в том, кому это все достанется? Кто доберется до базы первым, получит кучу вооружения, несколько джипов и, самое главное, три вертолета. На них перебрасывать войска можно будет раз в пять быстрее, чем сейчас. На первых порах вертолетов так и останется только три штуки, и те, кому они достанутся, смогут серьезно потеснить соседей. И президенты самых сильных городов "Генодрома" уже назначили свои цены.
        - Ты улавливаешь, рогатый? - прищурился сатир. - Три вертушки. Каждая - по двадцать тысяч вашингтонов минимум. И это не считая всякой мелочи вроде оружия и боеприпасов. В общем, за пятьдесят штук.
        - Подожди... - Леха нахмурился.
        Может, он еще толком не проснулся, и поэтому плохо соображает, только... Чего-то он не понимал. Да, игра - это увлекательно. Но чтобы люди в трезвом уме и твердой памяти скидывались на нужды виртуальной армии, защищающей здания в виртуальном городе, и покупали виртуальный же вертолет - за самые что ни на есть реальные двадцать тысяч долларов...
        - Ну чего тебе подожди? - нетерпеливо процедил сатир. - Некогда ждать! Через два дня Старьевщик объявит, где находится схрон с вертолетами. И все лучшие команды "Генодрома" рванутся наперегонки к схрону. Не каждый день на кону столько денег. Зарплата админа за десять лет. Сечешь, к чему я веду?
        Леха кивнул. Теперь он понял, отчего "Головастики" не стали убивать ни его, ни сатира, и даже защитили от немцев. Не такие уж они и доброхоты... Просто вместо тысячи целились на пятьдесят.
        - Будут лучшие команды. В принципе, наши лягушата тоже не промах. Головастые, но их всего трое. И если бы им пришлось драться честно и при всех равных.. Я бы поставил на немцев. А будет еще пара команд такого уровня. Да и остальные команды со счета списывать рановато...
        Леха кивнул. То, ради чего один из админов сговорился с командой игроков и пошел на помощь паре монстров, он понял. Но его больше волновало другое.
        - Ты говорил, что мы сможем выбраться отсюда через неделю?
        - Раньше, - сказал сатир. - Тут все просто...
        Хозяева "Генодрома" экономят не только на админах. Но если админы хотя бы могут уволиться, то у заключенных и этой возможности нет.
        И об их содержании особенно не беспокоятся. Лежание сутками напролет в одном кресле тоже не способствует улучшению их здоровья, и часть заключенных просто не доживает до окончания контракта. Лечить их - лишние траты. Так что когда ежемесячный медицинский осмотр показывает, что кому-то из заключенных осталась пара недель...
        Чтобы избежать трудностей с отчетностью, с такими заключенными просто разрывали контракт досрочно. Государство не возражает. Никакого простора для коррупции здесь нет - те заключенные, кто мог бы откупиться, откупались раньше. Изображать монстров таким недосуг.
        - Загнанных монстров пристреливают, рогатый, - усмехнулся сатир. Не очень-то весело...
        Но Леха уже привык к его вечному ерничанью. А вот главного пока не понял.
        - А нам-то это как поможет? Мы же еще здоровые...
        - Вот и я про то же, - сказал сатир. - Им, выписываемым, уже все равно. А вот нам с тобой еще нет. Тебя, если не в курсе, сюда без всяких бумаг привозят. Ни имени, ничего - типа, защита твоих прав, и все такое, чтобы родственники пострадавших мстить не пытались. Только голый номер четыре циферки и одно безымянное тело... Когда медики проводят осмотр и находят смертников, они делают запрос на выписку. Неделю бумаги идут по инстанциям, потом приходит разрешение. Тогда, на следующий день, приходит бригада хирургов, чтобы залепить смертникам черепушки титановыми скобами и пришить им их скальпы... Заключенных хирурги выбирают только по номерам на креслах. А между утверждением на выписку и приездом хирургов есть один день. Сечешь? За это время в базе данных может произойти маленький сбой, в пару байтов. А хирургам глубоко по фигу, кому заделывать череп. Дали номера - и вперед. Поспеваешь?
        - А когда был последний осмотр?
        - Шесть дней назад. Завтра придут бумаги. Послезавтра приедут хирурги.
        - А... - Леха запнулся, потом все же спросил. - А сколько на этот раз смертников?
        - Двое.
        Леха опустил голову. Всего два места... И одно из этих мест уйдет сатиру...
        - Как раз хватит, - бодро сказал сатир. - Тебе и мне. Если, конечно, в базе данных случится сбой. Но его еще надо заработать. Так что...
        - Подожди! - Леха нахмурился. - Но если админы знают нас только по номерам... Откуда они узнали, кто я? Те мстители...
        Леха замолк. Слов не было, сплошной мат.
        - Эх, рогатый, рогатый... - Сатир прицокнул и покачал головой. - Ну разве я тебя не предупреждал? Не трепись с остальными, за что попался! Админы, они могут регулировать наш уровень боли. Если захотят, конечно... Ну а захотеть они могут не за красивые глаза, верно?
        - Так этот Клык...
        Леха скрипнул зубами. Вот из-за кого пришли мстители!
        - Что, только дошло? - усмехнулся сатир. - Клык, кто же еще. Но ты зубами не скрипи, лучше тебе с ними не связываться...
        - А что с ними? - процедил Леха сквозь зубы. - Их биты не так уж...
        - Да при чем здесь биты, - отмахнулся сатир. - А Блиндажный Лес? Это только здесь, на опушках, висят типа-желуди. А там, в чаще... А, ладно! Все равно это все детский сад. Эрзац удачи для потомственных хомо лохус. Сколько админ Клыка срубил на твоих мстителях? Сотню? Две? Наш разводящий поумнее, и играет по крупному. Нас с тобой для того в эту зону и перевели, если еще не понял. Ну все, хватит трепа! Делом заняться не хочешь?
        - Так до гонки же еще два дня...
        Сатир нехорошо прищурился.
        - Слушай, рогатый, ты правда такой дурак - или изо всех сил прикидываешься?.. - Сатир помолчал, разглядывая Леху. Будто в самом деле пытался разглядеть это по Лехиному лицу. - Ну как ты поможешь во время гонки-то, а? В одиночку перебьешь десяток команд из профи, просиживающих в сетевых играх больше, чем в реале?
        - А тогда зачем мы нужны?..
        - Эх, все-то тебе надо на пальцах... - сатир душераздирающе вздохнул и присел на валун. - Ну слушай, парнокопытное...
        Точное положение схрона объявят, устами Старьевщика, через два дня. Но сам схрон, конечно, уже готов. Отделу дизайнеров и программистов надо проверить, все ли нормально. Чтобы не случилось накладок в самый последний момент, когда что-то менять будет поздно.
        Схрон уже размещен. Где-то в этой зоне появилась еще одна пещера или тайный лаз. Но игроки не смогут найти его - едва они окажутся вблизи, движок автоматически перенесет схрон в другое место. Игрокам схрон будет доступен только через два дня, после официального объявления. Потому что хозяевам нужна большая гонка. Шоу, привлекающее множество зрителей - и новых подписчиков, разумеется.
        А вот монстры - совсем другое дело. Движок расценивает их как своих. Просто подвижные части антуража. И монстр может найти схрон до объявления игры. Все равно он ничего не сможет рассказать игрокам.
        По крайней мере, если между монстром и игроками нет админа, помогающего им найти общий язык...
        - А почему он сам, этот твой админ, не может найти схрон? Ему же это проще некуда.
        - Это как? - сатир картинно задрал кустистые брови. - Самому осмотреть каждый клочок карты? Ты вообще как себе это представляешь, рогатый? Они же, админы, все скопом сидят, в одной комнате, друг у дружки на виду! Если кто-то начнет валять дурака, остальные его сразу на место поставят. У них ведь и так дел невпроворот, они ж за каждого новичка отвечают. Если кто-то не продлевает подписку, начинаются такие разборы полетов, что мама не горюй! Так что свободного времени у них - пять минут в день. За это время в туалет успеть бы сбегать, куда уж там что-то осматривать...
        - Но я всю зону за двое суток не обшарю.
        - Ну ладно, не настолько уж наш разводящий тупой, - ухмыльнулся сатир. - Имя не скажу, да тебе и не надо, меньше знаешь, крепче спишь... Дураку ясно, что схрон будет где-то в безлюдном месте! Здесь вокруг пустыня. В песке пещеру не сделаешь, но в пустыне есть три каменистых плато. В них пока никаких достопримечательностей нету. Похоже, это и есть дизайнерские заделы на будущее... И схрон появится на одном из этих плато. Проблема в том, что они здоровые, заразы. А у нас всего два дня, чтобы ты их обшарил. И мы должны успеть.
        - Не получится.
        - Не по-онял... - сатир мигом набычился. - Типа, бунт на корабле?
        Леха вздохнул. Нет, он привык отдавать свои долги сполна. И он помог бы "Головастикам" найти схрон, даже если бы на кону не стояло освобождение отсюда. Дело в другом.
        - Не смогу. Мне надо десять человек в сутки. Раньше я атаковал нефтяные вышки, но теперь... Там частоколы поставили. Придется ловить одиночек в пустыне. На все у меня не хватит времени.
        - А, это... - сатиру явно полегчало. - Ты так больше не шути, рогатый, понял? Для тех, кто в танке, повторяю еще раз: рация - на бронетранспортере. Ты с компьютерами как? Дружишь?
        - У нас вооруженный нейтралитет. Они не трогаю меня, я не трогаю их.
        - Эт-то хорошо... - сатир задумчиво потер кольцо в носу.
        И вдруг крутанулся на одном копыте, сделал несколько пасов руками, карикатурно изображая фокусника, и уставился на Лехино копыто:
        - Ну, как тебе ржавчинка, рогатый?
        Леха опустил голову. Над его левым копытом появился тонкий золотой браслет.
        - Это... - Леха замолчал.
        Он уже сообразил, что это такое.
        - Угу, - кивнул сатир. - Ну не стой как истукан, стукни копытцем, парнокопытное.
        Леха послушно стукнул правым копытом о кольцо.
        Перед ним возникла полупрозрачная карта. Сверху виднелись кнопочки, какие-то меню. . Карта повисела несколько секунд и пропала.
        - А почему он не может сделать программу, которая прямо в движке найдет схрон? - осторожно сказал Леха. В компьютерах он разбирался чуть лучше, чем в биржевой игре. Никак.
        - Ну, ты скажешь! - сатир блеюще хихикнул. - Ты чего, всерьез думаешь, что за тройняшку франклинов сюда валом повалят продвинутые хакеры? Чтобы сидеть по двенадцать часов в день, вперившись в монитор, и вытирать сопли обиженным америкосам, судорожно вспоминая азы английского?
        - Но эта программа...
        - Программа! - перебил сатир, скривившись. - Надергать чужих прог и втиснуть их в одну - это программа? Так и я могу! Только программы эти все стандартные. А движок игры на заказ делался. Его просто так не распотрошишь... Ты мне лучше скажи, со схроном все понял?
        - Все.
        Леха на миг замешкался, потом все-таки решился и как мог беззаботнее спросил:
        - А другие админы ничего не узнают? Они же могут нас подслушать, как ты про разводящего...
        - Все под контролем, - отмахнулся сатир. - Свою задницу наш разводящий лишний раз подставлять не будет, не переживай. Все мои и твои логи стираются, как только поступают в базу данных. А подслушивать монстров в реальном времени... Не, остальным админам не до того. Ну все, все! Хватил трепа, пошел!
        Леха не спорил. Если все его логи стираются... Теперь можно и на поиски схрона.
        И к Алисе.
        Через полчаса Леха уже носился по каменистому плато. По тому из трех, что лежало на самом западе зоны. Это плато было самым маленьким, но Леха выбрал его не поэтому. Просто оно было ближе двух других к скалам, где гнездились гарпии.
        Алиса еще не знает, что с Фэли ничего не получилось... Она даже не знает, что на самом деле никакой Фэли и не было - он просто увидел то, чего ему очень хотелось увидеть...
        Алиса еще надеется, что он сумел пообщаться с ее друзьями, ждет их помощи... Леха стиснул зубы. Да, это он обнадежил ее. И тем больнее будет Алисе разочарование. Но у него было кое-что взамен. И может быть, даже больше, чем могла бы дать Алисе настоящая Фэли вместе со всеми друзьями.
        Вот только сразу наведываться к ней нельзя. У сатира тоже есть карта, и он видит все перемещения. Сразу к Алисе нельзя. Слишком подозрительно...
        Он провозился на плато три часа. Пару раз отвлекался на охоту - когда рядом появлялся одинокий игрок. С картой, на которой он видел всю восьмую зону со всеми игроками, это было несложно.
        Вот только плато оказалось пустышкой. Схрона тут не было.
        Но Леха особенно и не рассчитывал, что там что-то найдется. Он больше надеялся на другое. Да, сам он с компьютерами не на короткой ноге. Но вот Алиса...
        Теперь можно и к ней. Даже если сатир следит за ним, теперь это не вызовет подозрений.
        Но почему-то теперь, когда он мог идти к Алисе, ничего не опасаясь... Идти к ней не то, чтобы расхотелось. Нет, он очень хотел опять увидеть Алису. Вот только... Он совершенно не знал, как сказать ей, что с Фэли ничего не получилось.
        Конечно, он не специально свалял дурака, и сам порядочно словил приключений на собственную филейную часть, но... Алиса, она так надеялась на него. Так ждала, что он сможет найти Фэли и выйти на ее друзей...
        Правда, взамен он нес ей новую возможность. Но может быть, за этим последует еще одно разочарование?.. Одна надежда уже была - и потом было разочарование. Теперь новая надежда - и?.. Ч-черт... Будто он специально издевается над Алисой!
        Леха мотнул мордой, вытрясая эти дурацкие мысли.
        Может, сначала походить вокруг, поубивать кого-нибудь? Все равно придется заняться этим через пару часов, чтобы утолить жажду крови. Так почему бы сначала не поохотиться, а потом уже идти расстраивать Алису?
        Он щелкнул копытом и глянул на карту.
        Да, кое-кого поубивать не мешало бы. В паре километров были два игрока. И судя по векторам их скорости... Леха еще раз, уже аккуратнее, прикинул их путь. Так и есть. Они шли к горам, где были драгоценные камни и гарпии.
        Игроки двигались прямо к горам, и это еще больше облегчило охоту. Леха просто лег в засаду и подождал их.
        И когда игроки протопали мимо, он вынырнул из-за дюны - и оказался прямо за их спинами.
        Он собирался убить их просто и быстро - но вместо этого встал как вкопанный, глядя вслед игрокам. Одного он видел впервые. Зато второй... Этого он узнал сразу. Чего стоила хотя бы одна бейсболка с признанием в нелюбви к Wintel, напяленная козырьком назад. Саксист.
        Игроки тоже остановились. Между ними и Лехой было всего каких-то тридцать метров, но они ничего не подозревали.
        - Ну, все понял? - спросил Саксист. - Я иду вышибать ту медную стерву, ты сидишь и ждешь в сторонке.
        - А он точно появится? Если ты меня дуришь, и я бежал сюда за-ради ничего...
        - Прибежит, прибежит, он с этой медной курвой заодно, ты уж мне поверь. Три раза меня подрезал, гад... Мне самому не до шуток. Я за эту неделю из-за него три боекомплекта потерял! Если он меня снова завалит, я на неделю буду вне игры...
        - Так ты сейчас на последние деньги, что ли? - мужик хохотнул.
        - Тебе что, мало половины от штуки вечнозеленых? - резко спросил Саксист.
        - Да нет, просто не пойму. Ты что, каждый день к этим гарпиям ходишь? Тебе что, по кайфу их...
        - Нет! - перебил Саксист. - Не в этом дело! Просто они знают, где месторождения камней. Когда они тебя сверху камнями забрасывают, по скалам особенно не полазишь. А вот если заставить их нарисовать карту...
        - Ну да, как же. Сколько ты с этой медной возишься? И нарисовала она тебе хоть что-то?
        - Ничего, я ее сломаю.
        - Сразу не сломал - уже не сломаешь.
        - В том-то и фокус! - сказал Саксист. - Этот бычара как появился, так они с этой медной тут же и спелись. И все последнее время он рядом пасется и ее защищает. У нее была передышка, надежда появилась. И если сейчас ты этого быка замочишь прямо на ее глазах, а я ее саму как следует отделаю...
        - Да ты маньяк, Сакс, - мужик снова хохотнул. Но как-то неуверенно. У тебя к ней точно ничего такого? А может, у тебя с бабами вообще... ну, это...
        - Нет! - оборвал его Саксист. - Ты главное, раньше времени не раскройся. Сиди и жди, пока бык не заявится.
        - Ты точно уверен, что он прибежит?
        - Точно, точно! - раздраженно сказал Саксист. - Глазом моргнуть не успеешь, как эта зверюги будет здесь! Ну все, я пошел. Буду сейчас эту медную по перышку ощипывать. У, стерва рыжая! Хотя... Все они, бабы, одинаковые. Либо дуры, либо...
        Саксист осекся. Труп его напарника упал перед ним, расплескивая кровь из пробитого затылка. У Лехи было полно времени, чтобы осторожно подкрасться и ударить его точно в шею, над бронежилетом.
        Саксист повернулся к Лехе. Не спеша. Он даже не пытался сопротивляться - знал, что все равно ничего не сможет сделать.
        Секундну он смотрел на Леху. А Леха, словно завороженный, следил за ним, не нападая. Какое-то нездоровое любопытство охватило его.
        - Опять ты... - прошипел Саксист.
        С такой ненавистью, что Леха опешил. Он почти физически почувствовал, как его окатила волна дикой злобы.
        - Ну чего, чего ты ко мне привязался?! - заорал Саксист. - Я тебя трогал?! Я же тебя уделаю, сволочь! Пусть не сечас, но я тебя уделаю! Запомни, я тебя достану! Так отомщу, что ты...
        Леха наконец-то пришел в себя и ударил.
        Алиса спикировала к нему, когда до скал было еще метров двести.
        - Лешка! Где же ты пропадал столько! - радостно набросилась она на него. - Я...
        Она осеклась, разглядывая его.
        Леха чуть не пятился от нее. Он бы что угодно отдал, только бы не говорить Алисе про Фэли... Про Фэли, которую он на самом деле так и не повстречал.
        Но Алиса все поняла и без слов. У нее задрожали губы.
        - Лис... - осторожно начал Леха.
        - Ничего, ничего... - пробормотала она, хорохорясь. - Ладно, щас поднимемся, сопли подберем, юшку подотрем и дальше выдюживать будем, потихонечку...
        Она очень старалась - но ее голос дрожал от слез.
        Леха скрипнул зубами. Глядя на нее, у него самого в горле был комок.
        И от этого было еще хуже. Только ему еще не хватало распустить нюни!
        - Не надо, Лис.
        Алиса стояла, замерши, и лицо ее аватары словно одеревенело. Лишь губы едва заметно дрожали. Она вот-вот могла впасть в дикую истерику - а он не находил слов. Он жутко хотел успокоить ее, сказать что-то теплое - но... Чем больше он будет ее успокаивать, тем больнее ей будет. Замкнутый круг.
        И вдруг он понял, как надо.
        - Лис, у тебя тушь потекла.
        На миг Алиса замерла.
        - Потекла? Где?.. - она невольно подняла крыло к лицу.
        И снова замерла, сообразив.
        - Тьфу на тебя, Лешка... - сказала она. Но на ее лице появилась улыбка. Робкая и грустная, но все-таки улыбка. - Нашел время, да? Только бы поиздеваться над несчастной девушкой...
        Леха облегченно вздохнул. Кажется, пронесло. Но сказал как можно мрачнее:
        - Ты не девушка, ты хакерша.
        - Вот так, да? - Алиса картинно надула губки.
        Леха видел, что боль разочарования никуда не ушла. Но по крайней мере, и истерика прошла мимо. Уж лучше грустно валять дурака...
        Впрочем, в запасе у него было и кое-что посерьезней.
        - В программе одной поможете разобраться, девушка?
        Через полчаса на голени Алисы, там, где изящная ножка переходила в чешуйчатую птичью лапу, сверкал золотом браслет, такой же, как и над Лехиным копытом.
        Сама Алиса словно выпорхнула из своей аватары. Она замерла и смотрела куда-то сквозь Леху, не замечая ничего вокруг. Кончики ее крыльев чуть заметно подрагивали - словно чуткие пальцы над клавишами рояля. Или клавиатуры...
        - Лис...
        - Да... Да-да, сейчас, секундочку... - пробормотала она.
        И снова замолчала, ни на что не реагируя и всматриваясь во что-то, доступное только ей. И только чуть заметно дрожали кончики крыльев.
        - Лис, - снова позвал Леха.
        Она уже пять минут где-то витала. Едва лишь Леха, следуя ее советам, сделал копию своей программы и передал ее Алисе - она словно провалилась в другой мир.
        - Лис, мне пора...
        - А?.. Я... Подожди...
        Она наконец-то вынырнула. Ее лицо обрело выражение, а глаза сфокусировались на Лехе.
        - Леш, я... - она виновато улыбнулась. - Я же почти месяц без клавы...
        Она пожала плечами, вздохнула.
        - Уже уходишь?
        Леха кивнул. И спросил самое главное:
        - Есть шансы?
        - Пока ничего, Леш, - погрустнела Алиса. - Но я еще только начала... Она улыбнулась и дурашливо тряхнула головой: - И жевать мне коврик моего мыша, если черз сутки я не буду в сети!
        ...Второе плато оказалось куда больше. Уже стемнело, а Леха осмотрел едва ли половину.
        Хорошо, хоть полнолуние - все было видно. Только тени казались куда четче, чем днем под солнцем. Почти провалы куда-то под землю...
        Но ничего похожего на вход в схрон не попадалось. Впрочем, это не страшно. Если Алиса выберется в сеть, ее друзья что-нибудь придумают. Схрон ему не так уж и нужен. Ему лишь надо, чтобы сатир не заметил ничего подозрительного. Потому что Алисе нужно время...
        И он все брел зигзагом по плато, спотыкаясь и оскальзываясь на камнях. Желтые камни, черные провалы... В глазах рябило, в голове все сливалось. Словно во сне...
        - Эй, у третьего котла!
        Леха вздрогнул и закрутился на месте. Вырванный из странной дремы наяву, он не сразу узнал голос.
        - Опять под хвостом выкусываешь?
        Звук шел прямо из его головы. Это сатир воспользовался "каналом".
        - Ну, рогатый? - уже с обычным ехидством позвал сатир. - Чего тормозим-то, а? Я для чего тебе карту дал? Чтобы ты берег ее как невинность младшей сестренки, или как?
        Леха щелкнул копытом, вызывая карту.
        Сначала в глаза бросились три скопления игроков, в каждом по полудюжине игроков. Но это так, можно не обращать внимания - это нефтяные вышки. Ребята заняты работой, и до него им нет дела. Ему до них тоже - они за частоколом.
        Кроме них в пустыне почти никого не было - ни караванов, идущих из Гнусмаса через пустыню в смежные зоны, ни многочисленных днем одиночек, бороздящих пустыню в поисках приключений... В этой пустоте трудно было не заметить четырех игроков в двадцати верстах на северо-востоке. И они...
        Леха сглотнул. Четыре игрока. И двигались они прямо к этому плато! И очень быстро двигались.
        - Это... - начал Леха и замолк. Голос перехватило.
        - Ну да, они самые, - пробурчал сатир. - Награду-то за тебя никто не отменял, рогатый. И потом, ты же их лично добил тогда. Так что теперь снять с тебя скальп для Айсболтиков дело чести... Ну чего стоишь, гад?! - вдруг взвизгнул сатир. - Копыта переставлять за тебя тоже я должен?!
        И пропал из эфира.
        Леха несколько раз пытался позвать его, но сатир не откликался.
        Хорош советничек, козел однорогий... Куда бежать-то? Так и подмывало просто броситься наутек. В пустыню, просто куда глаза глядят. Но... Чертово утро! Уже светало. Потому-то Айсболты и нашли его - они шли по его следам. Леха еще раз глянул на карту. Да, Айсболты мчались прямо к плато. И скорость у них была приличная, явно на новеньких мотоциклах. Не убежать. Если уйти с каменистого плато в пустыню, за ним потянутся следы. С его следа Айсболты не слезут. А соревноваться в скорости с их мотоциклами... даже не смешно.
        Можно, конечно, остаться на плато. Если бы он мог спрятаться здесь... Вот только спрятаться тут негде. Валунов много - но все самого дурацкого размера. Чтобы осмотреть почву издали, слишком велики. Но слишком малы, чтобы спрятать такую тушу, как его бычья аватара.
        Можно рвануть к Кремневой Долине... нет, опасно. Возле прохода в Кремневую Долину были три игрока.
        Леха снова попытался вызвать сатира, но тот не отзывался, словно пропал куда-то. А Айсболты были уже на километр ближе...
        Убежать не получится. Но тогда... Эх, была не была!
        Ветер свистел в ушах, ноги вспахивали песок - но он почти не видел пустыню. Перед глазами стояла карта. И четыре огонька Айсболтов. Теперь до них было рукой подать. Они шли к плато с северо-востока, Леха бежал почти навстречу им - но забирал чуть восточнее.
        Их курсы почти сошлись - Айсболты проходили меньше чем в километре. С такой скоростью через пять минут они доберутся до плато, найдут, куда Леха сошел с плато, и пойдут по новым следам...
        Он очень надеялся, что до плато они не дойдут - для этого и заходил им в бок. еперь Леха развернулся и пошел наперерез Айсболтам. Если нельзя убежать, остается драться. Он нападет на них сейчас, пока они еще не добрались до плато и думают, что он не знает об их приближении. Удар сбоку может дать ему шанс...
        Он остановился, чтобы отключить карту - теперь она будет только мешать. Айсболты были в паре дюн от него, скоро он увидит их собственными глазами. Он поднял правое копыто, чтобы клацнуть по золотому кольцу на левой ноге... и замер.
        Айсболты тоже остановились. И...
        Леха не поверил своим глазам. Они двинулись к нему. Не к плато, а к нему! Они его заметили!
        Может, они опасались, что он нападет на них из-за дюны, и шли не прямо по его следам, а по дюнам вдоль следов? И заметили, как блестят его стальные бока под чертовой луной?.. Да какая разница, теперь-то поздно, раньше надо было думать!
        - Слушай, рогатый, - раздался в голове скучающий голос сатира. Смотрю я на тебя, и никак не пойму: ты чем занимаешься, а?
        Леха не отозвался. Теперь уже ему было не до сатира - он судорожно изучал карту. Куда бежать?! К Кремневой Долине? Там сатир, хоть какая-то помощь... Но там крутились трое игроков. Шли, кажется, не в саму долину к озерцам, а в обход скал, к Блиндажному Лесу... Но риск оказаться между двух групп игроков слишком велик.
        - А ну давай к городу, быстро! - рявкнул сатир.
        Леха не стал спорить. Все равно надо было куда-то бежать.
        И он рванул на север, к городу. Конечно, и это бесполезно - немцы все равно догонят его. Но покорно ждать, пока они займутся им, он не собирался.
        Сначала все казалось не так уж плохо - немцы то и дело останавливались, сбившись со следа. Света луны было маловато для уверенной охоты по следу. Но рассвет, чертов рассвет!
        Скоро треск моторов за спиной стал непрерывным. Немцы шли уже не по следам - они видели его самого.
        Леха, не оборачиваясь, несся от них, не разбирая дороги. Даже спиной он чувствовал, что немцы совсем близко...
        - Левее! - вдруг рявкнуло в голове. - Левее и быстрее, иначе не успеешь!
        Леха не понял, куда именно он не успеет - но послушно повернул влево. А вот ускориться он уже не мог - и так изо всех сил работал ногами.
        Слева застучал автомат - но фонтанчики песка взметнулись метрах в двадцати впереди. Тут же застучал второй. Одна из пуль ударила в бок и с визгом отрикошетила от броневого нароста - пока пронесло. Но немцы были все ближе. Следующая очередь ударит точно по ногам...
        Леха пронесся по узкому проходу между двумя крутыми дюнами - и понял, что зря послушался сатира. Песок здесь был слежавшийся! Мотоциклы пойдут куда быстрее. Все, тут его у уделают...
        Мотоциклы за спиной и в самом деле взревели моторами...
        И тут за спиной грохнуло - дробно, в несколько зарядов, и немаленьких...
        Не сбавляя скорости, Леха пробежал еще метров сто. И рискнул обернуться, только когда позади застучали родные "калаши", которых у немцев точно не должно было быть.
        Проход между дюнами превратился в цепочку воронок. Один мотоцикл лежал днищем верх и жутко чадил, второго вообще не было видно... Нет, он был здесь. Только по частям. Угодил прямо на мину, да еще и бак сдетонировал. Вон и два трупа немцев.
        А с дюн уже сбегали трое знакомых "Головастиков", поливая из автоматов уцелевший мотоцикл и двух немцев под ним...
        Когда Леха протиснулся через расщелину и вылез Кремневую Долину, сатир уже ждал его.
        - Пришло, рогатое... - пробурчал сатир. - Ну давай, благодари меня...
        Однако Лехе было уже не радостно.
        Всю дорогу сюда он пытался понять: как же немцы заметили его, когда он собрался зайти им в спину? Он бежал между дюн, они не должны были его заметить. Даже если они ехали не по самим его следам, а шли прямо по дюнам... Все равно. Между ними был почти километр. И рассвет тогда едва начинался, была только луна. Неужели при всем при этом они смогли заметить его, да еще случайным взглядом в сторону?..
        Поначалу Леха пытался отогнать эту тревогу, но потом... Он точно не помнил, как бежал ко второму плато. Но если он бежал к плато от Алисы напрямик, то должен был выйти на плато с запада. Немцы же шли к плато с северо-запада. Там не должно было быть его следов...
        Правда, по дороге к плато он прибил нескольких игроков - но особенного крюка на север не делал. Кажется...
        Но тогда как немцы могли найти его? Они же шли точно к плато, где он был... А потом заметили его почти за километр...
        - Не слышу восторженных щенячьих повизгиваний, - брюзгливо сказал сатир - Где благодарность, рогатый? Ты...
        - Подожди, - перебил Леха. - Тебе и "Головастикам" помогает один из админов, так?
        - Ну да, наш богоподобный разводящий. А что? - подозрительно прищурился сатир.
        - А может у "Айсболтов" быть свой разводящий?
        - Ну вот, началось... - нахмурился сатир. - Обкладки не выдерживают, очко дрожит, ага? Что-то быстро ты скурвился, рогатый... Ну ты хоть чуток-то подумай! Если бы у них был свой разводящий, да в придачу еще и свой монстр с картой, который наводил бы их на тебя - ну разве попались бы они в ловушку "Головастиков"?
        - Может быть, в тот момент их монстр был занят...
        - А может быть, у тебя мания преследования? - прищурился сатир. Кстати, а за что ты здесь? Может, убил кого, а? Какого-нибудь пришельца, маскировавшегося под порядочного гражданина, а на самом деле готовившего плацдарм для вторжения инопланетных орд? Угадал?
        Леха раздраженно вздохнул. Его аватара фыркнула.
        - Иди спать, рогатый, - мирно сказал сатир и хлопнул Леху по плечу. Через четыре часа я тебя подниму. Тебе надо еще успеть осмотреть третье плато, а до откровений Старьевщика остался один день. А третье плато здоровое до чертиков...
        Утром - а точнее, днем, солнце поднялось уже высоко - сначала пришлось осмотреть остатки второго плато.
        Дрожа от нетерпения, Леха с трудом заставил себя честно просмотреть оставшийся с ночи, когда нагрянули Айсболты, край. Потом прибил нескольких игроков-одиночек, шедших через пустыню - с картой это было почти избиение младенцев, - и помчался к Алисе.
        Она уже должна выйти в сеть... Что сказали ее друзья? Когда смогут помочь?!
        Он ждал, что она спикирует к нему еще не подходе - но ее все не было... Он добежал к самым скалам, и только тогда Алиса спустилась к нему. И она могла уже ничего не говорить...
        Получить нормальный доступ в сеть ей не удалось. Дальше серверов игры она не смогла пробиться. Максимум, чего она добилась - это возможность выложить сообщение на форумы "Генодрома".
        Но едва ли ее друзья читают все, что там пишется... Да даже если бы они изредка заглядывали туда - что бы это изменило? Прямо сообщить им ничего нельзя, ведь форумы модерируются. А намеками, как это делал сатир, когда разводящего не было, а ему срочно нужны были "Головастики"...
        Чтобы понять намеки, их надо ждать. А друзья Алисы, похоже, уже бросили ее...
        До третьего плато Леха добежал как на автопилоте.
        Все его планы рухнули. Если на друзей Алисы рассчитывать не приходится...
        Это было паршиво. Хуже всего было даже не то, что теперь искать схрон нужно уже по-настоящему, без дураков, ведь от этого зависело освобождение а схрон можно было и не найти. Нет, хуже всего было то, что даже если он найдет схрон...
        Мест всего два. И одно из них уйдет сатиру...
        Впрочем, если он выберется, он может найти друзей Алисы. Но смогут ли они чем-то помочь?..
        Ладно, тут он уже ничего изменить не может. Он ни черта не понимает в этих дурацких машинах, будь они прокляты... Все, что он может - это найти схрон, чтобы выбраться и связаться с ее друзьями.
        Леха сжал зубы, выбросил из головы все мысли и стал осматривать плато. Надо найти этот схрон - и он найдет его, если он на этом плато! Только бы чертовы немцы сейчас не нагрянули...
        День тянулся медленно. Леха зигзагами носился по плато - а в животе все стягивалось в холодный узел. Что, если разводящий ошибся? А вдруг схрон не на одном из этих трех плато? Или он пропустил его, когда бегал вчера ночью...
        Он часто останавливался и кидал взгляд на карту - не идут ли немцы? Вчера "Головастики" сделали их в третий раз. И Леха очень надеялся, что немцам надоело погибать, гоняясь за ним. Нормальный человек после трех попыток плюнул бы и забыл. Но ведь нормальные люди не просиживают за компом сутками напролет... Кто их знает, этих немцев...
        Плато уже не казалось бесконечным. Солнце медленно, но неумолимо клонилось. И Леха все чаще косился на край плато - до него было уже не так далеко...
        Скоро от плато, казавшегося таких огромным, осталась не осмотренной только небольшая полоса по краю - невысокий косогор, усыпанный здоровенными валунами. Узкий, метров сто, но длинный, вдоль всего плато.
        Здесь зигзагами не отделаться, надо будет заглядывать за каждый валун. Да черт с ним, с трудностями! Лишь бы схрон оказался здесь...
        На середине косогора Леха сделал передышку. Бегая туда-сюда поперек косогора, приходилось держать в памяти, какие камни он уже просмотрел, а какие нет - и оказалось, что это не так-то просто.
        Леха остановился, чтобы дать мозгам перегрузиться, огляделся. От такого огромного утром плато осталось совсем чуть-чуть... И похоже, схрона здесь нет...
        Леха вздохнул, поднял глаза к небу...
        Дьявол! Над горизонтом повис столб пыли. Из пустыни сюда мчалась какая-то машина. Он чуть не прозевал приближение игроков!
        Леха щелкнул копытом по кольцу... вот ведь не повезло, так не повезло! Две пары по две точки - четыре игрока, на двух колясочных мотоциклах. Опять "Айсболты". Вот ведь некстати! И как им не надоест...
        Ладно, "Головастики" их сейчас уделают, как в прошлый раз. Леха снова вызвал карту. Где они, спасители? Куда бежать-то?
        Глянул на нее - и невольно поежился.
        И быстрее активировал канал связи с сатиром.
        - У меня опять немцы! Где наши?
        - Наши... нет наших сейчас в игре, сам же видишь! - огрызнулся сатир. - Сейчас будут, но придется потерпеть. Там есть куда спрятаться? Минут пятнадцать продержишься? Разводящий наш, блин... не его смена! Я сейчас кину мессагу на форум, Данькин скрипт туда каждые пять минут заглядывает. Но пока они все созвонятся...
        Рассыпавшись, немцы медленно прочесывали плато.
        Леха осторожно отступал, стараясь держать их на самом краю видимости. И не давая им заметить себя, но и не теряя их из вида. И нетерпеливо прищелкивал копытом, вызывая карту.
        "Головастики" приближались, но казалось, так медленно... Чертовски медленно!
        Основная часть плато была ровной, камни на ней были не больше футбольного мяча. Все на виду, и спрятаться там Леха не мог. И немцы сразу начали с косогора.
        Леха пятился - но косогор был не бесконечным. Он держался от немцев в паре сотне метров, а за спиной у него... там осталось всего метров сто.
        Дальше все - открытое пространство, где нет валунов и никак не спрятаться. Справа плато, слева пустыня. Сзади полоска песка, за ней, всего в какой-то соте метров, опушка Блиндажного Леса. Но соваться в лес бесполезно. Леха уже пробовал ходить по лесу. Такие корни... Там его поймают еще быстрее. Правда, может, хрюшки помогут?..
        Леха шагнул назад... и вдруг почувствовал, как ноги ушли вниз - земля под копытами разошлась в стороны. Песок!
        Но он же только что смотерл на карту и был уверен, что сзади еще как минимум сотня метров камней! Неужели карта врет?!
        Леха оглянулся. Нет, сзади в самом деле было еще сто метров камней. Карта не врала. Но тогда...
        Он опустил голову. Под ногами был песок. Небольшая ложбинка, вот в нее и намело песка. Из других мест песок выдувало, потому что ложбины были плавными. А здесь...
        Сердце стукнуло и будто провалилось куда-то. Рытвина была идеально круглой. Леха пошоркал копытами, разгребая песок у ее края. Край шел вниз совершенно отвесно. Леха быстрее заработал копытами, разгребая песок. Так и есть! Его намело всего сантиметров тридцать. А под ним...
        Под солнцем блеснула стальная крышка.
        Леха задрожал, как в лихорадке. Вот оно. Схрон...
        С трудом сдержав радостный вопль - вышел бы оглушительный рев, - он щелкнул копытом по золотому кольцу и вызвал канал.
        - Есть!
        - Схрон?! Ты нашел схрон?!
        - Да.
        - Паря, я тебя... - у сатира даже голос перехватило. - Держись, прелесть моя рогатая, держись! - быстро забормотал он. - "Головастики" уже близко.
        Леха и сам видел, что "Головастики" близко. Вот только немцы были еще ближе...
        Если бы "Головастики" задержались еще на пару минут, пришлось бы туго.
        Но они успели. Немцы не видели столба пыли от машины - джип пришел к плато прямо по следам немцев. Немцы лишь услышали шум мотора, когда джип промчался в каких-то десяти метрах от края косогора. Из машины ударило в два автомата по ближайшему Айсболту, еще толком не понявшему, что за шум. Но на такой скорости это было чистой воды пижонство. Немец повалился в камни, но остался цел.
        Джип промчался до конца косогора. Он еще не остановился, а "Головастики" уже выпрыгнули из машины и понеслись между камнями, как юркие лягушата.
        На этот раз только Молчун был с "калашом". Даня бежал со снайперской винтовкой, командир тащил гранатомет и сумку с гранатами. Плюхнувшись за камень рядом с Лехой, он принялся заряжать гранатомет.
        - Забейся и не лезь на рожон! - бросил он. - Мы по полной затарились, на семьсот вашингтонов. И если эти варвары сами не уберутся, мы их в фарш уделаем.
        Леха послушно пригнулся еще ниже и осторожно выглянул из-за валуна. Он и командир "Головастиков" были на левом краю косогора, возле пустыни. Даня ушел на дальний край. Молчун с "калашом" занял центр, чтобы прикрывать обоих.
        Немцев не было видно - они тоже попрятались за камнями и готовились к бою. Отступать явно не собирались. Ну, тем хуже для них. У них были только карабины. С подствольниками, кажется. Но что такое подствольник против полноценного гранатомета? Как пластмассовый совочек против саперской лопатки...
        - Эй! - окрикнул Леху командир. - Ну чего замер-то? Ты же как танк в глаза бросаешься! Сам в броне, а я? Брысь назад, чтобы меня не светить...
        Леха пополз, не разворачиваясь к немцем задом - в одном он и правда был как танк: лучшая броня спереди, а зад... задом к врагу лучше не поворачиваться.
        Немцы и в самом деле его заметили, едва он двинулся. Простучала короткая очередь, но пули лишь выбили искры из камней вокруг Лехи.
        А командир "Головастиков" наконец-то нашел цель. И положил свой заряд куда точнее. Вдали ухнуло, и из столба взметнувшихся камней вылетело тело. Немец был еще полуживой - нимб над его головой светился красным, но пока не лопался. Но укрытия немец лишился. Его выбросило на ровный пятачок - словно разделочный стол... Даня не упустил момент. Нимб немца лопнул вместе с его головой.
        Остальные "Айсболты" затаились. Но и не отступали, вроде бы...
        А зря. Теперь они оказались в ловушке. Спокойно уйти им не даст снайперка Дани, а каменные укрытия не спасут от гранатомета. Попались "Айсболтики". В четвертый уже раз...
        "Головастики" тоже это прекрасно понимали. Командир рывком перескочил за другой валун, поближе к немцам, потом к следующему...
        Молодцы ребята, хорошо работают. И хорошо, что он нашел схрон. Хоть чем-то он отплатит им за спасение от "Айсболтов"...
        Теперь Леха рискнул развернуться и, уже не пригибаясь и не прячась за валунами, бросился к песку, до которого было совсем недалеко...
        И встал.
        За полосой песка, на опушке блиндажного леса, стояли два кабана - Клык и альбинос. Из леса спешил третий, с охапкой темно-зеленых "желудей", росших на блиндажных дубах. На краю леса, выходившем в Кремневую Долину, они были с кулак величиной - эти же были куда крупнее, как хорошие грейпфруты. И бока у них были рублены куда четче, чем у маленьких... Леха понял, что они ему напоминали. Никакие это не желуди.
        Перед кабанами было уже две кучи этих желудей. Клык следил за происходящим на плато - и встретился взглядом с Лехой. Он ощерился, от уха до уха, и что-то скомандовал.
        Альбинос подскочил к одной куче, третий кабан к другой. Клык схватил с земли стальной "сучок", больше смахивавший на биту, и замахнулся им, как заправский бейсболист - а двое других кабанов, словно пинчеры, уже держали в руках по желудю.
        Альбинос изо всех сил швырнул свой желудь в Клыка - и тот смачно рубанул битой со всего размаха. Желудь ушел высоко в небо. А Клык уже замахивался с другого бока. Третий кабан швырнул в Клыка свой желудь, и Клык отбил и его. А Альбинос уже схватил следующий и опять швырнул его в Клыка...
        Он махал битой, как заведенный. Слева, справа, слева, справа... Двое кабанов едва успевали подавать желуди. Выпущенный самым первым желудь еще не достиг пика траектории, а Клык уже послал ему вслед еще полдесятка.
        И тут Леха пришел в себя. Очередь желудей, как навесные мины, шла прямо на него - а кабаны все подавали и подавали новые... Леха изо всех сил замычал - надо было хоть как-то привлечь внимание "Головастиков"! Они же всего этого не видели, они совсем не подозревали об атаке с тыла!
        И тут же трое уцелевших немцев, словно того и ждали, дружно открыли огонь. "Головастикам" стало не до Лехиного рева. А над его головой уже пронесся самый первый желудь - и...
        Леха снова взревел. На этот раз от ярости. Желудь, словно Клык специально целился, упал точнехонько туда, где была крышка схрона.
        По ушам больно ударило - мина в самом деле была приличной. Взрыв сорвал тяжеленную крышку схрона, подбросил ее вверх... и на Лехиных глазах она пропала. Растворилась, словно мираж. Словно ее и не было...
        Вместе с его двухдневными трудами. И билетом на спасение отсюда...
        А следом за первым желудем-миной посыпались остальные. "Головастиков" словно накрыло минометным обстрелом. Желуди сыпались меньше чем с секундным интервалом, разбрасывая валуны и вздымая столбы щебенки.
        По лбу ударил не то камень, не то осколок, и Леха пришел в себя. Предупреждать поздно. Данька уже превратился в кровавые ошметки, а командир и Молчун уже и сами все поняли... И теперь уже он сам и "Головастики" оказались в ловушке между кабанами и немцами...
        Клык все махал битой, в воздух летели все новые мины, а кучи желудей даже не уменьшились. Леха бросился к песчаной полосе.
        Оскальзываясь, пробежал последние метры по камням - и изо всех сил рванул вперед по песку. До кабанов была какая-то сотня метров. Не так уж много... Все свои желуди кабаны посылали метров на двести, и от зоны обстрела Леха уходил все дальше.
        Но Клык уже перестал махать битой. Выпущенный альбиносом очередной желудь пролетел мимо Клыка и врезался в дерево, отрикошетил в другое - и за спинами кабанов жахнуло. Но Клык даже не обратил на это внимания. Он бросил биту и подскочил к куче желудей перед альбиносом.
        Леха снова взревел - он понял, что не успеет. Схватив два желудя, Клык врезал ими друг о друга, активируя взрыватели, и кинул их как обычные гранаты.
        Альбинос и третий кабан отстали на доли секунды. Леха заметался, пытаясь уклониться от посыпавшихся на него бомб, но их было слишком много...
        Перед ним было небо, под спиной камни Кремневой Долины. Сколько раз он уже вставал с них?..
        - Поднимайся, рогатое, - сатир был тут как тут. - Вот ведь сволочь, а? - он покосился на опушку Блиндажного Леса. - Наф-нафчик-то наш, а? Не по-детски спелся с каким-то админом, оказывается. У них с немцами такая же любовь, как у нас с "Головастиками"... При таком раскладе... - Сатир покачал головой. - Если бы мы как дураки честно начали гонку против "Айсболтов", у которых есть разводящий... Ладно, теперь это уже фигня! сатир усмехнулся и подмигнул Лехе. - Все-таки схрон-то мы уже нашли. Вставай, прелесть моя парнокопытная, вставай! Ничего, денечек можно и потерпеть. Зато потом... - сатир мечтательно зажмурился. - Эх... Главное, что у нас есть схрон!
        Но Леха не спешил подниматься.
        - Ну ты чего? - сатир присел на камень рядом с Лехой. - Совсем вымотался, что ли? Ничего, теперь все будет ладненько.
        Леха все лежал и смотрел в небо.
        - Схрона у нас нет...
        Сатир не сразу пришел в себя.
        Леха тоже особенно не веселился. Завтра предстояло выложиться по полной. И даже тогда скорее всего ничего не получится.
        Но если вдруг получится...
        Леха чертовски вымотался за день, но сон не шел. Какая-то непонятная, обрывочная полудрема... Он вдруг понял, что не только он увидел Фэли там, где ее не было.
        Алиса... Она тоже видела то, чего не было. Просто хваталась за соломинку надежды. Если бы ей не на что было надеяться, она бы сломалась куда раньше. Ее друзья... Даже если бы он нашел Фэли и вышел на ее друзей ну что бы ее друзья могли сделать? Скорее всего, ничего.
        И значит, призрачная надежда помочь "Головастикам" победить в гонке за схрон - последнее, что у них осталось. Но мест-то всего два... И одно из них достанется сатиру...
        И теперь он должен был кое-что решить. Если вдруг "Головастики" все же доберутся до схрона первыми, и админ-разводящий на радостях рискнет и вытащит отсюда двух заключенных... Подправлять базу данных он будет сразу после окончания гонки - позже нельзя, завтра вечером уже заявятся хирурги.
        И Леха должен решить сейчас, пока еще мог выбирать - потом будет поздно. Хотя где-то глубоко внутри он уже знал, что сделает...
        Утром на небе впервые за неделю показались облака. Видно, к гонке за схрон программисты расстарались. Все небо покрыла сплошная белесая пелена. Вся в рытвинах, словно это не небо, а штормящее море простокваши... Леха поежился. Прямо как в тот чертов день, когда...
        - Ну что, рогатый, - сатир словно караулил, когда Леха проснется. Как спалось, как боевой настрой?
        За ночь сатиру явно полегчало.
        - Давай, просыпайся, и семени потихоньку к городу. В полдень все и начнется. Может, ничего у нас и не выйдет, но мы ведь постараемся, верно? Чтоб тебе было легче, разводящий поставил тебе боль на минимум. Так что можешь смело камикадзить.
        Леха молча кивнул. Потом наконец решился:
        - Разводящий точно сможет вытащить только двоих?
        - Ну почему, - усмехнулся сатир. - Может и одного, если ты захочешь остаться.
        Леха опустил голову.
        - Если все получится... - медленно начал он.
        - Ну? - насторожился сатир.
        - Пусть вместо меня вытащат медную гарпию.
        - Ты чего, рогатый? - процедил сатир. Кажется, на этот раз он разозлился по-настоящему. - Тебе тут, типа, все шутки, да? Думаешь, наш разводящий может каждый раз подправлять базу данных смертников?! Сбой сбоем, но может и расследование начаться! Да и вытаскивать тебя в следующий раз у него не будет никакого резона. Ввод техники в этой... в нашей зоне будет теперь только через тринадцать месяцев. - Сатир помолчал, презрительно уставившись на Леху. - Ты уверен, что хочешь выписать ее вместо себя?
        - Да.
        - Типа, благородный? - процедил сатир. И первый раз за все время Леха не различил в его тоне ни нотки ерничанья. Одно лишь искреннее презрение.
        Ладно, какая разница... Лишь бы Алиса отсюда выбралась.
        - Ладно, как хочешь... - пробормотал сатир. - Как хочешь...
        Леха медленно побрел к проходу в скалах. До полудня была еще куча времени. А жажду крови он сегодня, похоже, утолит и без охоты на одиночек...
        - Значит, в полдень подгребай к Гнусмасу, - крикнул сатир. - Я по каналу тебе все сообщу. Ни пуха и все такое, парнокопытное!
        Леха лишь кивнул, не оборачиваясь. Его ждал еще один разговор.
        Алиса слушала его молча.
        Леха невольно отводил глаза и сбивался, никак не решаясь сказать главное. Почему-то он чувствовал себя так, словно опять был виноват перед ней.
        - Шансов очень мало, но... - Леха вздохнул. - Если повезет... Если все получится..
        - Он наконец решился и выпалил: - Когда тебя вытащат отсюда, то могут спросить, как имя, не болит ли чего. Будь аккуратнее. Попытайся понять, что они ожидают услышать. Что у тебя должно болеть, ну и имя... Понимаешь?
        Алиса внимательно смотрела на него. Ее глаза расширились, и в них стояли слезы. Два провала в глубине зеленого озера...
        - Леш, ты... - начала она.
        Но Леха и так знал, что она скажет.
        - Лис, не надо. Так будет лучше.
        - Леш, ты не понимаешь... - упрямо начала Алиса.
        - Все, хватит.
        Он попытался улыбнуться. Хотел бы он еще знать, как при этом выглядела со стороны его бычья аватара...
        - Пожелаешь мне удачи?
        Алиса не сводила с него глаз. Не то снова хотела спорить, не то...
        - Эх, Лешка, Лешка... - наконец вздохнула она. - Удачи тебе, конечно.
        На миг Леха испугался, что вот сейчас она пожелает того же, что и сатир - стандартных ни пуха ни пера... И почему-то он был уверен, что это будет не так, как надо. Неправильно.
        Но она не сказала этого. Она шагнула - и чмокнула его прямо в большой бычий нос. В носу защекотало, Леха чихнул, но его аватара лишь фыркнула.
        Алиса грустно улыбнулась.
        - Ну да, конечно, настоящему мужчине эти телячьи нежности не нужны... - И вдруг улыбка пропала. - Чтобы ответный чмок случился как можно скорее, Лешка, - едва слышно сказала она. - И без аватар.
        Гнусмас кишел, как растревоженный муравейник.
        Леха лежал на вершине дюны, в паре километров от города. Был уже полдень, и песок раскалился.
        Но Леха не чувствовал жара. По спине гуляли мурашки. За это утро он много чего успел наговорить. И сатиру, и Алисе... И вот теперь он понял кое-что еще. Самопожертвователь, блин! Герой хренов! Дарить надежды легко но что дальше? Теперь осталась сущая мелочь. Почти формальность. Помочь "Головастикам" добраться до схрона первыми...
        Черт возьми! Леха скрипнул зубами. Он обнадежил Алису в третий раз - и кажется, в третий раз разочарует ее... В городе, помимо толпы горожан и гостей, было полно команд игроков, приготовившихся к гонке. Не меньше десятка. И судя по снаряжению, "Головастики" уступали не только Айсболтам. Если бы пришлось делать ставки, Леха дал бы за "Головастиков" не больше одного к десяти...
        Если он в третий раз разочарует Алису... Он не знал, выдержил ли она такое. Да и он сам...
        И в этот момент Гнусмус замер. На секунду все игроки застыли, будто все игровые сервера зависли намертво.
        Но Леха знал, что это не так. Просто Старьевщик наконец-то закончил свою медитацию и вышел к народу...
        - Эй!!! - тут же рявкнул в голове голос сатира. - Прием, чтоб тебя в хвост и в гриву!!!
        И вот теперь озноб пробрал Леху по-настоящему. Даже тогда, в самый первый день здесь, когда Леха отказался помочь ему с тетками, сатир не был так зол. Сейчас в его голосе была дикая ярость. И этому могла быть только одна причина - место расположения схрона.
        Поводыри и юстировщики
        Небо темнело. Белесая муть ушла, с севера наступали тяжелые грозовые тучи. А под ними, прямо на Леху, пер гигантский гребень, раздирая своими огромными зубьями пустыню...
        - Эй, рогатый! - возник внутри головы голос сатира. - Ты знаешь, что делать?
        Леха взбежал на дюну, и надвигающийся гребень превратились в обычные столбы пыли над машинами, несущимися по пустыне. Большая Гонка. Схрон с вертолетами оказался в одном из озерец Кремневой Долины. И эти одиннадцать машин с лучшими командами неслись туда. Только "Головастиков" среди этих машин не было...
        Из Гнусмаса стартовали тринадцать команд.
        Схрон был всего один, и выигрыш оказался слишком велик. От игры осталось одно лишь название.
        Игроки разве что не рычали друг на друга. Они бы сцепились прямо здесь, на городской площади - но разборки в пределах города были запрещены. И власти города позаботились, чтобы запрет не оказался пустыми словами. К празднику Гнусмас принарядили: с крыш вокруг площади охотникам за схроном строили глазки четыре минигана.
        Флиртовать с этими шестиствольными красавцами никто не рискнул. Обошлось без стрельбы. Старьевщик еще не успел договорить, где ему открылся схрон, а по главной улице уже покатилась стальная волна. Джипы взревывали дизелями, били друг дружку, распихивая конкурентов в стороны, сшибали штукатурку со стен зданий, пытаясь обойти по краю улицы...
        Но по главной улице рванули не все. "Головастики" стояли. Пропустив мимо себя конкурентов, они повернули на свободную боковую улицу и помчались на запад.
        Леха ошалел. Что они делают?!
        И тут один из джипов, притертых к стенке во время стартовой свалки, развернулся и пошел вслед за "Головастиками".
        Это не было мгновенным помешательством всех троих "Головастиков". Основная группа - одиннадцать машин, ломанувшихся по центральной улице на юг, - пошла кратчайшим путем к схрону. Кремневую Долину ограждала скальная стена, через которую просто так не перебраться. И основная группа пошла прямиком к ближайшей расщелине.
        Но в скалах есть еще один проход, в нескольких километрах западнее. Вот куда пошли "Головастики" и тот джип, что увязался за ними. Только на что они рассчитывают? Сначала делают крюк на старте, потом пойдут по более длинному пути... А машина у них - точно такой же "Хамми", как и у всех остальных. И может быть, даже похуже, чем у некоторых остальных. Не такой навороченный - "Головастики" не самая богатая команда.
        Кучей-малой продравшись через центральную улицу, машины основной группы вырвались в пустыню. Теперь им ничего не мешало разойтись в стороны и гнать на полном ходу. Джипы и в самом деле разошлись в цепь... но до полной скорости не разгонялись.
        Они неслись по пустыне, как случайно сбившиеся в кучу волки-одиночки. Стоит кому-то выделиться - и остальные команды с радостью набросятся на выскочку, чтобы всем вместе избавиться от него. И они косились друг на друга - но никто не решался ни вырваться вперед, ни первым открыть огонь по соседям. Все остальные только этого и ждали. И тот, кто начнет - тому конец. И они так и пошли по пустыне, ровной цепочкой, и ни одна машина не решалась прибавить. Сейчас это было бы как подарить самому себе черную метку... Нет, не стая волков - озлобленное тупое стадо.
        Видно, на это и рассчитывали "Головастики". Да, сейчас они делали крюк - но зато мчались на полном ходу. Увязавшаяся за ними машина сильно отставала, и ее стрельбы в спину можно не опасаться. Путь длиннее, но выигрыш в скорости... Вот только долго ли основная группа будет идти ровной цепью? У кого-то не выдержат нервы, начнется перестрелка, свалка... И кто-то вырвется вперед, оторвется и пойдет уже на максимальной скорости, не оставив идущим в обход "Головастикам" ни малейшего шанса. И скорее всего, этими кем-то будут немецкие "Ice Bolts" - стартовали они удачнее всех, и сейчас шли в центре цепи.
        Надо как-то остановить их. Задержать хотя бы на несколько минут чтобы у "Головастиков" появился шанс успеть первыми в Кремневую Долину. Но как?
        Он же был уверен, что обыскал все места к югу от Гнусмаса, где можно было разместить схрон! Кто же знал, что схрон перенесут прямо в Кремневую Долину? Начало гонки он ждал на дюне севернее города. Но игроки-то ушли на юг! И догнать их он не мог. Джипы куда быстрее его. К тому же, сначала ему придется обойти город, набитый городскими стражниками и зеваками, прибившими сюда из всех игровых зон "Генодрома". А это еще несколько минут.
        - Уснул?! - рявкнул сатир.
        Но Леха уже и сам пришел в себя. Он вскочил и бросился вниз - прямо к городу. К толпе, запрудившей площадь, и все глядящей вслед охотникам, умчавшимся на север...
        Где-то на краю сознанию зудело, как надоедливая муха, недоумение почему сатир так бесился, когда узнал новое расположение схрона? Должен был бы радоваться. Это же его локация! Возле озер не только Леха - они оба смогут помочь "Головастикам"! Это же увеличивает шансы...
        Но все это осталось где-то далеко - Леха влетел в толпу зевак. Он бил их рогами, размазывал копытами по брусчатке, впечатывал в стены домов... Почти все они были хорошо вооружены - но не сообразили, что происходит. И их было слишком много на площади. Трудно было даже сориентироваться и просто развернуться - и огнестрельное оружие не давало никакого выигрыша. Леха, как танк, таранил толпу, оставляя дорожку из трупов и изувеченных, а они даже не могли сопротивляться. Лишь падали, как оловянные солдатики.
        Он бил, топтал, размазывал...
        С крыш ударили миниганы.
        Леха почти обрадовался. Наконец-то! Сейчас все и закончится... Но стражники тоже оказались не готовы. Они ждали осложнений от охотников за схроном. Но охотники-то уже были далеко от города... Еще толком не сообразив, что произошло, кто-то из стражников врубил миниган. Ударил от души, широким веером - прямо по орущей толпе, где Леха уже промчался, оставив трупы...
        И конечно, кто-то на дальнем конце площади, где Леху еще не было видно, тут же ответил стражникам. По крыше замолотил один автомат, подключился второй... И тут уже толпе ответили по-настоящему. Всеми четырьмя миниганами.
        Бойня превратилась в мясорубку. Во все стороны летели части тел, срезанные пулеметными очередями. Капли крови наполнили воздух, как дождь. На площади вопили, ругались, стреляли...
        Леху срезало по ногам. Он упал на мостовую, и тут же им занялся еще один миниган. Раскаленные кусочки свинца вгрызлись в его броневые наросты, разворотили их, пробились сквозь ребра - и ворвались в грудь, в живот, меся его, превращая его в дымящийся фарш... Даже с поставленным на минимум уровнем боли это было паршиво.
        А вот в голове было холодно и гулко, как в пустом морге. Чуть позже они поймут, из-за чего началась бойня. И будут мстить... Теперь на него будут охотиться не только профи, ради награды в тысячу долларов. Теперь за ним будет охотиться весь Гнусмас. И даже те игроки, которые обычно обитали в других зонах... Но он должен вытащить отсюда Алису, и он вытащит ее!
        Да, они будут мстить - но потом. Все это потом. Зато сейчас его выбросит в Кремневую Долину. И он сможет атаковать охотников...
        ...За вершиной дюны Леха остановился. Столбы пыли были уже совсем близко. Между ним и машинами осталось пара дюн.
        Из Кремневой Долины он побежал к Гнусмасу. И вот теперь, на середине пути, встретился с охотниками. А если бы схрон оказался не в Кремневой Долине?.. Охотники мчались бы куда-то совсем в другое место, он бы ничего не смог сделать. Нет, зря сатир бушевал. Чтобы помочь "Головастикам" первыми добраться до схрона - лучше места просто не придумать!
        Вот только этим еще надо воспользоваться...
        Столбы пыли выглядели как-то подозрительно. Слишком близко к друг другу.
        Леха щелкнул копытом по золотому кольцу, вызывая карту.
        - Ч-черт...
        Он надеялся, что машины идут так же, как вышли из Гнусмаса - одной широкой цепью. Как дикие собаки, бегущие за куском мяса, но боящиеся вырваться вперед - потому что соседи тут же вцепятся в выскочку и отгрызут задние лапы.
        За полчаса кое-что изменилось. Машины шли вместе, но уже в два ряда. Три машины в первой цепи, впритык за ними еще семь. Одиннадцатая машина отставала, она шла в двухстах метра позади.
        Ну и где тут Айсболты?! Отличить их по карте Леха не мог. По числу игроков, разве что... Нет, не получится. По четыре игрока было в девяти машинах. Дьявол! Времени что-то выдумывать уже не было - от машин его отделяла всего одна дюна.
        А впрочем... Немцы на то и лучшие, чтобы идти в лидерах. Ну конечно! Они должны идти в первой цепи, по центру, удерживая это место еще со старта.
        Леха чуть сместился вправо - и рванул вперед, в лощину между дюнами, разгоняясь на спуске.
        Машины вылетели из-за дюны, подпрыгнув, как на трамплине.
        Леха несся им навстречу. В другой ситуации это было бы безумие - что он мог сделать против машины с вооруженным экипажем? Одними рогами-то да копытами, пусть даже и бронированными... Но сейчас их жадность была его оружием.
        Как самонаводящаяся торпеда, Леха мчался вниз с дюны, им навстречу целясь в центральную машину. И вдруг понял, что в ней вовсе не Айсболты...
        Леха замешкался, чуть сбавил ход... Охотники тоже заметили его. Центральная машина попыталась уйти в сторону. Конечно, лобовой удар убьет Леху - но им-то что с того? Встречные скорости слишком велики. При таком столкновении движок машины превратится в черт знает что. И закончить гонку они уже не смогут.
        Центральная машина пихнула соседку, едва коснувшуюся песка после прыжка. Ту повело, перевернуло на бок... Леха уже понял, что Айсболтов нет во всей первой цепи - и тоже рванул в сторону, уклоняясь от центральной машины.
        Из-за дюны выпрыгнула вторая цепь.
        Эти только и ждали повода, чтобы расправиться с метящей на отрыв первой цепью. Дождались... Машины еще не коснулись песка, а с двух из них уже открыли огонь.
        Центральная машина первой цепи пронеслась мимо Лехи на расстоянии ладони. Зеркало заднего вида чуть не снесло рог. От корпуса машины, разбрасывая искры, рикошетили пули с задних машин.
        Одна отлетела в боковой нарост, вторая шлепнула в лоб - но Леха не обратил внимания. Он судорожно искал глазами Айсболтов во второй цепи. Он должен выбить из строя прежде всего их - немцы опаснее всего. Драться с ними в Кремневой Долине будет труднее всего - ведь у них есть помощник с картой. Им не подстроить западню, Клык заранее предупредит немцев.
        Но Айсболтов не было и во втором ряду...
        Леха взвыл. Ну конечно! Они же знали, что он будет атаковать - Клык, у которого есть карта, предупредил их! И немцы поняли, что он задумал. Сообразили, что будет свалка. И специально чуть отстали, чтобы с гарантией обойти кучу-малу.
        Позади всех, в стороне, из-за дюны вылетела машина с четверкой в вермахтовской форме. Но достать их Леха уже не мог. Слишком поздно.
        Ему не хватило времени даже на то, чтобы уклониться от столкновения центральная машина второго ряда летела прямо на него. Водитель тоже ничего не успел сделать - он только сейчас различил Леху среди клубов пыли, поднятых первыми машинами.
        Леха и джип вмазались лоб в лоб. Мелькнул бампер, решетка радиатора и стало темно. Словно оборвалась пленка в кинотеатре.
        Как же он ненавидел эти камни, эти скалы, эту чертову опушку Блиндажного Леса!
        - С почином, рогатый, - Сатир был тут как тут. - Ну, не разлеживайся, работа ждет.
        Леха поднялся и сразу щелкнул по кольцу. Судя по всему, он спровоцировал хор-рошенькую заварушку... Сколько машин из нее не вышло?
        Леха жадно всмотрелся в карту...
        - Блин!
        В том месте, где он только что погиб, крутилось множество точек-игроков. И то один, то другой огонек гас. Несколько команд сцепились и расстреливали друг друга. Этих он вывел из гонки.
        Но остальные... Четыре машины шли группой, по-прежнему не разгоняясь до предела - маленькая стайка, где каждый боится выделиться. А вот еще две машины, они успели сильно оторваться от четверки. Эти две шли не вместе, между ними была дистанция, и они мчались на полном ходу.
        Черт возьми! Разбив группу, он сделал только хуже! Теперь-то эти две машины уж точно придут к первому проходу в Кремневую Долину куда быстрее, чем "Головастики" ко второму!
        Леха рванул к проходу. Как же им с сатиром повезло, что схрон разместили именно там, где он воскресал! Может быть, он еще сможет исправить свою ошибку...
        Снова из-под копыт летел песок, и дюна сменяла дюну. Небо все темнело, тучи опускались ниже.
        И вместе с ними на Леху опускалась безысходность. Он бежал - да. Он будет драться - конечно. Но где-то глубоко внутри пустила ростки обреченность. Что бы он ни делал, исход уже предрешен. Ему не остановить их...
        Он может атаковать их - но что толку? Это не реальные шансы на таран это лишь глумливые призраки удачи. Немцам явно помогает Клык, а у него есть карта. Какой бы хитрый маневр Леха ни придумал, Клык предупредит их заранее...
        И тут кто-то невидимый щелкнул его по носу.
        От неожиданности Леха остановился, огляделся... песок вокруг него закипел. Тысячи и тысячи крошечных фонтанчиков пыли взлетали тут и там, все быстрее и чаще, сильнее и выше...
        Над головой грохнуло, все озарила голубая вспышка - и тут ливень хлынул по-настоящему. По голове, по спине, по заду замолотили здоровенные капли - а может, и град, уж очень здорово они били. Сразу стало холодно, сыро, мерзко. Все вокруг словно отгородили полупрозрачной пластиковой ширмой, как в ванне. Метров на двадцать еще что-то видно - а дальше только сумрак и потоки воды, хлещущие с неба.
        - Храни Бог выпендрежных дизайнеров, - прошептал Леха. - Я их люблю...
        И быстрее помчался вперед - пока ливень не выдохся.
        Дождь все усиливался. Напитав самый верхний слой, вода уже не успевала уходить в песок, и пустыня превратилась в гигантский подтаявший каток - все покрывал тонкий слой воды, с дюн сбегали волны, а сами дюны накатывали на Леху из сумрака, как огромные водяные валы...
        Бежать стало трудно. Как корова на люду... Даже хуже.
        - Пора! - скомандовал сатир.
        Леха щелкнул по кольцу. Да, пора. Первая из двух лидирующих машин была совсем близко. Не выключая карты, Леха стал забирать вправо - чтобы лоб в лоб столкнуться с ней.
        Теперь-то он уделает Айсболтов! Клык сообщает им, где он. Но он не может делать это каждую секунду. Как и сатир с "Головастиками", он может общаться с ними только через форум. Есть задержка в несколько секунд. Раньше это было все равно. Но под таким дождем... Что толку от предупреждения? Своими глазами Айсболты увидят его в самый последний момент. Они предусмотрели все, кроме дождя.
        - Ускорься, парнокопытное! - зашипел сатир. - Надо, чтобы с гарантией! Ускорься, чтоб тебя!
        Леха лишь стиснул зубы, чтобы не выругаться. Ускорься! Легко сказать. Попробовал бы он сам ускориться на мокром песке, покрытом пленкой воды, да под хлещущими сверху потоками! Если прибавить еще, то в самый важный момент он может просто поскользнуться и рухнуть. А первая машина уже совсем близко - в полусотне метров.
        - Ускорься, гад! - взвизгнул сатир. - Иначе вырулят!
        Леха стиснул зубы - и все-таки рискнул. Рванул, как мог.
        Сквозь шум дождя прорвался гул мотора и из водяной пелены вылетел джип. И в этот момент Лехино левое копыто заскользило, решив убежать в сторону...
        Водитель джипа заметил Леху, крутанул руль... Леха отчаянно дернулся, ловя равновесие - Айсболты не должны уйти! Больше такого шанса не будет!
        И он бы поймал равновесие и устоял на ногах - но в этот момент до него дошло, что в джипе не Айсболты. На какую-то долю секунды он растерялся - и этого хватило. Он рухнул в грязь, прямо под колеса джипа...
        Дернувшийся в объезд джип налетел на Леху одним колесом - и машину подбросило вверх, закручивая вбок... Джип улетел куда-то за Леху, вращаясь, как самолет в "бочке".
        Чертовы Айсболты! Они же могли вырваться в лидеры, но специально не сделали этого! Они опять его перехитрили!
        Почти перехитрили...
        - Эй! - взорвался в голове вопль сатира. - Ты живой?!
        Да, он живой! Поскользнувшись и рухнув, он избежал прямого удара. Вообще не пострадал. А вторая машина - джип Айсболтов! - мчалась на него. И они были уверены, что Леха протаранил первую машину...
        Леха вскочил и, оскальзываясь, бросился вперед и влево, где должен был пройти джип Айсболтов.
        - Добивай первых! - заорал сатир. - Добей их! Назад! Стой, гад!
        Но Леха не остановился. Нет, больше он его не послушается. Сатир умный - но он далеко. И сейчас ему самому виднее!
        В любой момент дождь может пойти на убыль - и что тогда? Тогда-то уж точно никаких шансов. Нет, нельзя упустить этот момент! А с теми... с теми можно будет расправиться и в долине. У них нет Клыка с картой, и против них сработает любая засада.
        - Назад! Не их! Не их! - вопил сатир.
        Но из воды, прямо на Леху, уже вылетела машина Айсболтов, знакомые вермахтовские каски... И на этот раз Леха не упал. Не промахнулся. Чуть выше бампера, прямо в решетку радиатора.
        В Кремневой Долине дождь был куда слабее.
        Леха не спешил подниматься. Черт возьми, он сделал Айсболтов!
        Правда, не убил их - но лишил машины. Этого достаточно. Без джипа немцы не смогут добраться до схрона раньше "Головастиков". Вторую машину он тоже остановил. А остальные команды сильно отстали.
        - Ну и что же ты делаешь, зараза? - вылетел из-за валуна сатир. Мокрый, взъерошенный, злой. - Ты что же меня не слушаешься, гад?!
        Леха напрягся. Быстро клацнул по кольцу.
        Черт...
        Там, где он только что погиб, в десяти километрах от края долины, горели четыре огонька. А когда его выбросило сюда, там было восемь игроков. Четверо в той машине, что перевернулась, налетев на него. И четверо Айсболтов. Их джип он разбил серьезно, но...
        Огоньки двинулись к долине. Куда быстрее, чем игроки могли бы идти пешком.
        Ну конечно. Тот джип, что перевернулся - он почти не пострадал. А вот те четверо, что сидели в нем... Немцы же совсем не пострадали. И ясно, кто победил в стычке за джип.
        - Я тебе кого велел брать?! - вопил сатир.
        - Но первый-то экипаж в любом случае вне игры... Считая, это я их добил.
        - Добил он... А если бы Клык и Айсболты успели среагировать - и просто обошли бы тебя?! Ты бы и тех не добил, и Айсболты ушли бы дальше!
        Леха скрипнул зубами, но ничего не ответил. Вроде, и прав сатир. Но...
        Ладно, все потом. Леха вскочил и бросился к проходу.
        Все начинать заново, черт побери! Хорошо, хотя бы у "Головастиков" пока все было нормально. Увязавшаяся за ними машина отставала все сильнее. Между ними был уже почти километр. Вот только Айсболты все равно пока успевали раньше...
        Леха взбежал на осыпь перед проходом, стал продираться по проходу. А сатир, теперь уже по "каналу", все распекал и распекал, бубнил и бубнил...
        - Хватит, - бросил Леха.
        - Ты мне не хватит! - рявкнул сатир. - Чтобы больше никаких вырубонов, парнокопытное!
        Леха не ответил. Он выбрался из расщелины в пустыню, и снова бежал навстречу Айсболтам. Сначала он решил, что над Кремневой Долиной дождь слабее. Но он бежал все дальше в пустыню, а дождь сильнее не становился. Он везде пошел на убыль...
        А ему надо остановить этих чертовых Айсболтов! Если не остановить, то хотя бы задержать. Хоть на чуть-чуть. А видимость все лучше и лучше. Повторить таран он не сможет - теперь ему не спрятаться за пеленой дождя.
        Разве что...
        Леха щелкнул по кольцу и внимательнее взглянул на карту. Да, кое-что можно попытаться сделать.
        Он стиснул зубы и снова рванул вперед. Если не полноценный шанс, то хотя бы полшанса у него есть. Все еще есть...
        Бежать пришлось недолго. Леха едва успел отойти от скал на пару километров, а Айсболты были уже тут как тут.
        Между ними осталась пара дюн, и Леха резко замедлился.
        - Ты чего? - тут же рявкнул сатир. - Опять умничать будешь, парнокопытное?!
        - Не зуди.
        Леха остановился на вершине дюны, лег, чтобы не маячить, и опять вызвал карту.
        - Ты что делаешь, зараза... - зашипел сатир. - У тебя единственный шанс, это попытаться срезать их тараном, чтобы они не успели среагировать! Вставай и беги, гад!
        Леха не ответил. При такой видимости на таран был только один шанс если атаковать сразу из-за вершины дюны. Едва они вылетят на вершину дюны а он тут как тут...
        Но на вершине дюны напротив Айсболты остановились. Ну конечно. У них на связи Клык, который видит карту...
        Немцы высыпали из машины, разбились в цепь и засеменили вверх, на вершину дюны, за которой спрятался Леха. Решили не рисковать, поберечь машину. Сначала разделаться с опасностью, а потом спокойно, не трясясь, рвануть дальше...
        Леха сполз ниже по другой стороне дюны, вскочил и рванул назад. Промчался по лощине, взлетел на следующую дюну и сразу за вершиной опять рухнул в мокрый песок. Тут же включил карту.
        Айсболты еще не успели подняться на вершинку первой дюны. Но вдруг остановились. Все правильно. Это Клык сообщил немцам, что он уже убежал оттуда... Несколько секунд немцы стояли, совещаясь. Явно не ожидали, что Леха отступит. Наконец что-то решили и побежали обратно к машине.
        Леха вскочил и рванул вперед, на вершину первой дюны.
        Плюхнувшись на старое место, включил карту. Немцы только забрались в машину, стартовали - и тут же остановились. Клык опять связался с ними и сообщил новую диспозицию. Хорошо, что он он мог общаться с немцами только через форум. Задержка небольшая, но... На нее вся надежда.
        Немцы опять высыпали из машины, снова побежали к дюне - и Леха тут же бросился к дюне позади.
        Во рту пересохло. Неужели получится?! Ему ведь на нужно убивать их, достаточно просто потянуть время. "Головастики" мчатся ко второму проходу в скалах. Им бы только успеть первыми к схрону, потом немцы будут уже не страшны...
        - Время решил потянуть, - задумчиво пробурчал сатир. Он тоже следил по своей карте. - Ну-ну...
        Плюхнувшись за вершиной второй дюны, Леха включил карту. Немцы, так и не добежав до вершины дюны, опять остановились. На этот раз совещались дольше. И опять двинулись назад...
        Детский сад какой-то, а не профи! Леха уже поднялся, чтобы опять податься вперед, к первой дюне, - и тут понял, что не все немцы двинулись назад. Только одна точка.
        Только водитель. Он побежал к машине, а остальные двинулись дальше, к вершине дюны. Разобрались, что бегать туда-сюда можно до бесконечности.
        - Хорошая идея, но ничего не получится, - буркнул сатир. - Слишком поздно, рогатый. Маневрировать негде...
        Тут он был прав. Долго играть в кошки-мышки не получится. За его спиной была еще пара дюн - а дальше лишь идеально ровная полоса песка, до самой скальной гряды, опоясывающей Кремневую Долину. Там прятаться негде. И либо он их пропустит, либо Айсболты его просто расстреляют - спокойно, издали, без всяких лишних маневров.
        - На фиг маневры, - процедил Леха.
        Он не собирался маневрировать. На этот раз он не стал отступать назад. Просто лежал и ждал, когда немцы поднимутся к нему. Сейчас он их просто атакует. У него не будет ни шанса - но это и не нужно. Достаточно просто отвлечь их.
        Пока трое немцев пешком поднимались на дюну - за их спинами, из пустыни мчались четыре машины. Те, что потеряли время в куче-мале, когда Леха впервые атаковал колонну, но потом выбрались. И теперь почти настигли вырвавшихся вперед немцев.
        И тут трое немцев остановились.
        Чертов Клык! Он тоже заметил, что Айсболтов настигают!
        Немцы развернулись, забыв про Леху, и бросились назад.
        Замечательно. Теперь они рванут на полном ходу, чтобы уйти от преследователей - и он протаранит их. Сразу из-за дюны!
        Леха задрожал от возбуждения. Все, Айсболтики, отбегались...
        Но трое немцев не сели в джип. Они пробежали мимо него и стали карабкаться на дюну дальше.
        Черт возьми! Немцы не собирались убегать, они решили устроить западню! И у них это получится. Айсболты легко разделаются с преследователями. У них-то нет помощников вроде Клыка. Они играют честно, предупредить их некому...
        Леха вскочил и бросился вперед и вправо. Он должен успеть! Сделать крюк, обходя дюну, где залегли немцы, и выбежать в лощину перед ними. Преследователи заметят его и сбросят скорость... Насторожатся. И тогда Айсболтам придется туго - против четырех-то команд!
        - Куда прешь, самоубийца хренов! - заорал сатир. - Назад!
        Но Леха, не слушая его, мчался вперед. Вот только преследователи были уже слишком близко... На полный крюк не было времени.
        Но просто так ждать, когда немцы разделаются с ничего не подозревающими преследователями, потом разделаются с ним, а потом первыми войдут в Кремневую Долину...
        Леха пошел напрямик, не довершая полноценный крюк. Мимо лощинки, где остался джип Айсболтов. По склону соседней дюны, больше не пытаясь прятаться.
        Джип стоял в лощине, прямо под ним - расстояние всего каких-то полсотни метров. Водитель сразу же заметил его - словно ждал! Слишком быстро! Чертовы педанты...
        Леха как мог быстро молотил копытами по мокрому песку и старался не рухнуть на склоне - под слоем воды, сбегающей с дюны, песок стал как лед. Снизу по склону пробежала дорожка из фонтанчиков - и по ноге врезало.
        Правая задняя нога мгновенно онемела, Леха сбился с шага, проехал по мокрому песку и рухнул.
        Вот и все... Отбегался.
        Его еще раз ударило, уже в левую заднюю.
        Ладно, глумись, гад. Все равно боли почти не было - админ-разводящий сатира поставил ее на минимум. Еще пара пуль - и все. Кремневая Долина и свежая аватара. И снова в бой. Еще один шанс у него будет.
        Но водитель больше не стрелял.
        Леха поднял голову, глянул вниз с дюны. Водитель и не собирался его добивать. Он карабкался на дюну к своим товарищам.
        Ну конечно... Зачем добивать? Ранение в ногу - самое то. Слишком серьезно, чтобы зарасти. Но и быстро умереть тоже не получится. Водитель вовсе не хотел, чтобы Леху выбросило в Кремневую Долину, он оказался в новой аватаре и опять атаковал их.
        Леха взревел. Ярость и отчаяние душили его. У него не осталось ни шанса! Он будет валяться тут с простреленной ногой, медленно подыхая от потери крови - а немцы спокойно поедут к схрону! Он больше не сможет им помешать!
        За вершиной дюны грохнуло и в небо взметнулся огненный столб взорвался бензобак одной из машин. Айсболты начали избиение...
        - Что у тебя, рогатый? - возник голос сатира.
        - Застрял. Ничего не могу сделать, даже кончить себя не могу...
        Сатир шумно запыхтел. Что-то хотел сказать, но сдержался. Отключил "канал".
        А Леха лежал, истекая кровью, и ничего не мог сделать... За дюной взметнулся второй столб, тут же еще один. Три машины есть. Сейчас Айсботлы подорвут последнюю - и быстро рванут к своему джипу. Уйдут с поля боя, не дожидаясь, пока уцелевшие преследователи придут в себя, перегруппируются и начнут серьезный бой.
        И немцев будет уже не остановить...
        Леха взревел от ярости. Единственный шанс помешать им - это покончить с собой, чтобы появиться в Кремневой Долине в новой аватаре. Но как? Вокруг только песок. Вода и дождь.
        Есть еще машина Айсболтов... Можно было бы попытаться разбить об нее голову. Но ведь он до нее все равно не доберется - у него прострелены обе задние ноги. Да даже если и доползет - не получится. Чертовы рога! Чтобы сломать их и пробить голову, надо здорово долбануться. Нужен хороший разбег. А как он разбежится, если у него только две целых ноги?
        Хотя...
        Леха повернул голову, посмотрел на джип, на склон дюны... А что. Джип стоял удачно. Чем черт не шутит? Терять-то все равно нечего.
        Он перевернулся с бока на грудь и стал загребать передними ногами, пытаясь ползти. Это было не так-то просто. Передние ноги парнокопытного сгибались совсем не так, как руки. Тогда Леха оттолкнулся ими - просто без затей. И получилось!
        Преодолев трение, он проехал метр по покрытому водой песку - и тут его подхватила сила тяжести. Его потащило вниз. Сначала медленно, потом быстрее...
        Только успевай направлять!
        Все быстрее, быстрее - и прямо на джип Айсболтов в лощинке.
        Скорость были слишком мала, чтобы выбить решетку радиатора и раскурочить движок. Но это в любом случае не получилось - джип стоял боком к Лехе. И целился он вовсе не в переднюю часть.
        Разогнавшись на спуске, Леха влетел в машину. Рога пробили борт, как консервный нож тонкую жесть. И борт, и бак. В нос ударил бензин.
        Леха хотел вытащить голову - но не тут-то было. Рога крепко засели в борту. А вырваться не было сил - задние ноги прострелены, да сколько крови потеряно... И все это движок игры тщательно учитывал.
        Он пнул машину ногой - не копытом, а самой ногой. Так, чтобы золотое кольцо над копытом чиркнуло по железному боку.
        Ничего не вышло. Перестрелка позади стихла - похоже, Айсболтам повезло. Они не только вывели из строя все четыре машины, но и умудрились перебить всех конкурентов!
        Леха еще раз врезал копытом по корпусу. Быстрее, быстрее! Пока они не заметили, что случилось с их машиной!
        Сзади завопили по-немецки. Подключился второй немец...
        Леха пинал борт машины - но все без толку. То ли слишком много воды, то ли мешала краска - а он даже не мог вырвать из вмявшегося борта голову, чтобы взглянуть, что там!
        Матерясь в два голоса, с дюны сбежали-слетели, кувыркаясь, два немца, подскочили к Лехе, рванули за задние копыта, отдирая от борта машины
        - и тут наконец-то где-то внизу сверкнула искра. Растекшийся по воде бензин подхватил ее. Пламя взлетело вверх, к бензобаку - и на миг стало нестерпимо ярко, а по голове будто врезали кувалдой.
        Есть! Черт возьми, он смог сделать это! Он вывел их машину из строя! Вышло даже лучше, чем он хотел - он прихватил с собой еще и двух немцев. Трое из четырех выведены из гонки. Конечно, они могут взять себе новые тела и опять рвануть к Кремневой Долине, но им придется заново проделать весь путь от Гнусмаса до скал...
        Леха вскочил, едва почувствовал тело новой аватары. Черт возьми, он сделал это! И готов был опять бежать, драться, продираться к победе!
        У, черт... На этот раз его выбросило вовсе не у первого прохода. Движок игры расценил, что последнее место драки слишком близко от первого прохода, чтобы он мог ожить там. Леху выбросило почти к противоположному концу долины.
        Леха рванул по камням - к тяжелым тучам, вечно клубящимся над озерками. Туда, где был первый проход. Наверняка кто-то их той огромной группы охотников уцелел. Машин у них не осталось, но до долины им осталось всего пара километров...
        Леха на ходу щелкнул по кольцу. Так и есть. Уцелел! Одна точка медленно ползла к проходу в скалах.
        А западнее, ко второму проходу, мчались "Головастики". Им осталось не так уж много, и они была на машине... Но им еще надо как-то разделаться с той командой, что увязалась следом! А это время!
        Из-за валуна перед Лехой вылетел сатир.
        - Куда прешь, рогатое! - Сатир замахал рученками на Леху. - Назад, назад!
        - Уйди! Там же последний немец идет!
        - Сам знаю! - рявкнул сатир. - Только там еще и Клык со своими, на опушке! На карту глянь!
        Точно... Три монстра были на опушке Блиндажного Леса. До первого прохода в скалах от опушки было метров двести. Как раз на хорошенький удар битой по "желудю".
        - Они будут...
        - Будут! Еще как будут! Назад! - Растопырив рученки, сатир пер на Леху, отгоняя его назад. - Через второй проход, в обход! Ну, пошел!
        - Я не успею в обход...
        - Должен успеть! - рявкнул сатир. - Если пойдешь к первому выходу, они тебя по пути завалят! Вообще ничего не сделаешь! Пошел в обход, я сказал!
        Чертов Клык!
        Шлепая копытами по мокрому песку, Леха несся вдоль скальной гряды оббегая долину снаружи, со стороны пустыни.
        Позади, у второго прохода, "Головастики" разделались со своими преследователями. Уже входили в Кремневую Долину. Вот только и немец был уже у самого прохода! А от первого прохода до схрона куда ближе, чем от второго.
        Сатир попытается остановить его - но там же еще Клык со своими ребятами...
        Леха увидел немца. Слишком поздно! Немец был уже у прохода - а Лехе до него еще метров четыреста... В руках у немца был не карабин, а с длиннющая винтовка. Снайперка.
        Леха щелкнул по кольцу.
        - У него снайперка!
        - Снайперка... - прошипел сатир сквозь зубы. - Ты успеешь его достать?!
        Немец тоже заметил Леху. И замер.
        Леха чуть сбавил ход. Ну давай, наци, рискни!
        Немец, издеваясь, по-нацистски отсалютовал Лехе и нырнул в проход.
        Леха взвыл от досады.
        Ладно, гаденыш... Ничего. Леха остановился у прохода и щелкнул по кольцу, вызывая карту.
        До чего набегался, даже координация нарушилась! Леха еще раз ударил правым копытом по левой ноге - там, где было кольцо. Но привычного клацанья опять не раздалось.
        Леха опустил голову.
        И даже не смог выругаться. Вообще дар речи потерял.
        Кольца не было...
        Несколько секунд он стоял в ступоре.
        Потом понял. В движке проходила уборка, и его левую программку просто потерли. У-у, невовремя-то как! В самый важный момент! Такие случайности как последняя спичка, ломающая спину верблюда...
        Сатир! Может быть, до его программки чистка еще не дошла? Может, у него карта еще осталась?.. Но ведь его теперь не вызвать! А когда он сам выйдет на связь?..
        Как же теперь драться с этим немцем? Если он в самом деле решит устроить западню в самом узком месте прохода?.. Теперь, лишившись карты, он попадется...
        Стоп! Немец ведь не знает, что он лишился карты! Можно рискнуть...
        - Чего встал?! - рявкнуло прямо в голове.
        Первый раз за все время Леха обрадовался этому противному блеящему голосочку.
        - Только не обрывай связь! У меня кольцо пропало!
        - Как это пропало?.. Кольцо? То, мое? От программы?
        - Да! Снесло его! Начисто.
        - Глюканулась, зараза... ничего сделать не может нормально, безрукий! - зашипел сатир. - А может, сами админы профилактику запустили, уж больно резво ты народ крошил последний час...
        Ох, трепло... Сейчас все решится, а его опять понесло!
        - Да хватит! - от души рявкнул Леха, чтобы оборвать этот словесный понос. - Ты можешь сделать мне его заново?
        - Заново... времени нет! Я сам тебя поведу.
        Леха сморщился. Лучше бы нормальную карту, на которой все видно без задержек... Но времени в самом деле нет.
        - Где наши?
        - Наши ко мне бегут, почти здесь.
        - А он?
        - А он... Немец у самого выхода встал. У него же снайперка! Он же сейчас всех моих "Головастичков" положит!
        - Где он? Сразу на выходе?
        Леха протиснулся в щель и помчался по проходу, ломая выступы броневыми наростами.
        - Да, у выхода... Стой!
        Леха замер. Проход еще не кончился... Что же там?..
        - Подожди, - пробормотал сатир. - Я наших предупрежу, чтоб не светились. Не вздумай высовываться без меня! Стой пока в проходе!
        Леха раздраженно выдохнул. Аватара смачно фыркнула. Но сатиру виднее. У него карта.
        Секунды ползли, как перемазавшиеся в меде мухи. Прошло, наверно, четверть минуты. Не могло пройти больше. Но казалось, что он стоит в этом чертовом проходе целую вечность...
        - Ну-ка, давай вперед, медленно! Сейчас мы этого гоблина нордического снимем.
        Леха двинулся вперед, стараясь не скрипеть наростами по камню.
        - Он все еще у самого выхода?
        - Да.
        - Но... А ты уверен, что он целится в "Головастиков"? Клык должен был предупредить его, что я...
        - Не мандражь, а то все сопли растрясешь, - процедил сатир. - Похоже, у Клыка его карта тоже сдохла. Все будет нормалек, не дрейфь... стоять!
        Леха встал. Как раз там, где узкий проход делал поворот. Дальше прямой кусок в три метра - и все, конец прохода. Дальше небольшая осыпь, потом камни долины... И где-то перед самым входом последний Айсболт.
        - Сколько точно?
        - Точно... четыре метра. Прямо на осыпи сидит, гад. Вылетишь из прохода, и он будет твой. На три-четыре рванешь, как ошпаренный. Понял?
        - Да.
        - Тогда товсь... Раз!
        Леха сглотнул. Вот он, момент истины. Сейчас все и решится. Либо победа, либо... Нет! У него нет права завалить все сейчас, в последний момент. Не для того он дал Алисе надежду...
        - Два.
        Теперь, после всего того, что он устроил за последний час, за ним будут охотиться все. И обычные игроки-одиночки - за резню в Гнусмасе, которую он спровоцировал. И команды из профессионалов - за тараны, за то, что он помешал им урвать куш в пятьдесят тысяч вечнозеленых...
        - Три.
        Теперь за ним будут охотиться на только ради награды в тысячу долларов. Теперь ему будут мстить... Но он хотя бы вытащит отсюда Алису. Он будет знать, что смог ее вытащить. Он все выдержит, если будет знать это. И он не имеет права ошибиться сейчас. Только не сейчас!
        - Ап!
        За три метра Леха разогнался так, как не разгонялся и на открытом месте. В самом конце прохода было чуть уже, и бронированные бока высекли из камней сноп искр.
        Леха вылетел на осыпь, готовый пробить немца рогами, повалить, растоптать...
        Немца не было.
        Ни на самой насыпи, ни под ней...
        Адреналин встряхнул его. Все вокруг вдруг стало ярким, выпуклым, каким-то медленным... Леха пронесся по насыпи с дикой скоростью - но за эти несколько мгновений успел заметить все.
        Далеко впереди, под вечными грозовыми тучами, в небо били несколько фонтанов. Они вырывались из одного озера и параболами разлетались в разные стороны, падая далеко от края озера. Это озерцо уже сильно обмелело, и в его центре показалась какая-то башенка - как настройка подлодки. На берегу, спиной к Лехе, стояли двое в камуфляже. "Головастики". Они смотрели на озеро, на башенку - на вход в схрон... А за их спиной сатир пинал стальной одуванчик. Серебристое облачко взметнулось над головами "Головастиков", разлетаясь в длинную стальную нить...
        Справа от Лехи, на опушке Блиндажного Леса, был Клык и его подручные словно выхваченные стоп-кадром. Двое подавали "желуди", Клык бил по ним битой. В небе, между ними и Лехой, сверкал десяток стальных искорок. Все они ложились на двухсотметровую дугу, протянувшуюся от опушки - под насыпь у прохода. Прямо туда, куда несло Леху. Выпущенный самым первым "желудь" был уже над самой землей...
        Потом стоп-кадр кончился. У озерец сверкнула молния, вонзившись в одного из "Головастиков". Насыпь кончилась, Леха кубарем слетел вниз, на камни - и первая мина ударила в метре от его носа.
        И Леха взревел от боли. Весь сегодняшний день он почти не чувствовал боли - разводящий сатира поставил ее на минимум. Но теперь боль вернулась. И не просто вернулась, она стала куда сильнее...
        Он чувствовал каждый камень, о который ударился... И чувствовал так, как может чувствовать только человек, с которого заживо содрали кожу - и кинули в чан с солью... А потом его окатила ударная волна - и стали вонзаться уже не камни, а раскаленные осколки...
        Он кубарем катился вниз, по камням, ревя от боли - а чуть левее уже падала вторая мина. Потом третья... Все вокруг утонуло в пыли, полопавшихся камнях и осколках. Его голова превратилась в огромный колокол, внутри которого бился чудовищный чугунный язычок. Бум, бум, бум! А мины все валились и валились...
        Он лежал на камнях, истекая кровью.
        Мины больше на падали. Что творилось у озерца, Леха не видел - зато видел кабанов. Подхватив по паре желудей, они мчались к озерцам. То ли оно было слишком далеко, чтобы добить "Головастиков" издали, то ли боялись повредить схрон.
        Каждая ранка чудовищно болела, но еще хуже было под этим, внутри... Он все-таки проиграл.
        Сатир и Клык сговорились. Или админы, стоявшие за ними. Ну конечно. Зачем рисковать, когда можно поделиться? То-то сатиру так полегчало утром, перед объявление гонки...
        Зачем драться друг с другом, когда можно выбрать одну команду, и помогать только ей...
        "Головастикам" не повезло. Админ сатира перешел на сторону Айсболтов. А чтобы "Головастики" не помешали во время гонки, админ не стар ссориться с ними - раньше времени. Чтобы если вдруг "Головастики" успеют к схрону раньше Айсболтов, админы все равно не проиграли. И сатир вел "Головастиков" всю игру, как друг. Чтобы в решающий момент воткнуть им нож в спину - с полной гарантией.
        Вот отчего он бесился, когда схрон оказался в Кремневой Долине. Для "Головастиков" просто лучше не придумать - но не для Айсболтов, на которых поставил админ-разводящий сатира...
        И его сатир тоже предал... Нет, не просто. Он его еще и использовал, чтобы помочь немцам отделаться от конкурентов... И он, как идиот, носил им каштаны из огня. Устроил резню в городе, таранил машины... Да, теперь они все ему отомстят. Хорошенько, со вкусом. У них будет для этого целый год...
        Но хуже всего то, что он обманул Алису. Он так и не вытащил ее отсюда... Три раза дарил надежду - и три раза обманул.
        Леха взревел.
        И тут же заметил первого мстителя.
        Во время обстрела насыпи последний Айсболт отсиделся где-то в валунах, а теперь вышел. Без снайперки. Зато с монтировкой. Видно, прихватил ее на всякий случай, чтобы открывать схрон...
        Потом мысли кончились. Замахнувшись от всей души, немец всадил монтировку Лехе в живот, в одну из ран. Провернул, цепляя шкуру, и потянул, освежая Леху заживо. Без лишней суеты, без спешки, без особых эмоций...

***
        Весь остаток дня в небе ревело, то тише, то громче.
        Добравшийся до схрона немец поднял в воздух вертолет и барражировал над долиной. Патрулировал подступы к схрону до тех пор, пока из Гнусмуса не примчались остальные трое немцев, в свежих аватарах.
        Леха лежал между валунов, у самого основания скальной гряды, огораживающей Кремневую Долину. Просто лежал. И единственное, что ему было нужно - чтобы его никто не трогал. Он был пустой. Выжатый, как лимон. Не осталось никаких желаний, одно отчаяние и безразличие. Он проиграл. И тут ничего не исправить. Теперь ему предстояло смириться с этим. Он еще никогда не ломался - вот так, по-настоящему серьезно. Но все когда-то случается впервые. Он проиграл, и ничего не мог с этим поделать...
        Надо было собрать остатки воли, подняться и пойти к Алисе. Это будет труднее всего. Он в третий раз подарил ей надежду - и в третий раз обманул... Это будет пытка для них обоих, но он должен пройти через это. Вот только воли не осталось даже на это - во время гонки он выложился до предела.
        Примчавшие из Гнусмуса Айсболты не трогали его. Пока им хватало забот со схроном. В небо поднялся и ушел куда-то на запад второй вертолет. Третий ушел на восток. А самый первый все крутился над долиной, отпугивая всех желающих попытаться отбить схрон, в котором еще что-то было...
        Сатира сначала не было видно. Потом он появился, стал подбираться к Лехе. Потихоньку, по скальной стене, с опаской косясь на Леху.
        Леха заметил его, но не обращал внимания. Пришел издеваться? Ну, что ж... Он выиграл. Пусть делает, что хочет.
        Сатир подбирался все ближе.
        - Рогатый, ты это... - наконец окликнул он Леху.
        Боль у него, конечно же, была отключена, и даже если бы Леха его поймал, сатиру ничего не грозило. Но он все равно не спускался со скалы. Присев на уступе метрах в пяти выше, он хмуро смотрел на Леху. Неужели остатки совести проклюнулись?..
        Ну да, теперь-то сатир мог позволить себе и с угрызениями совести поиграться. Он-то сегодня вечером выберется отсюда. Его вытащат из игры, залепят черепушку титановыми скобами, зашьют скальп - и через несколько часов сатир будет свободен.
        - В общем, не держи зла, а? - сказал сатир. - Я... Ты ж понимаешь. Мест-то на выписку всего два... Ну а когда наши разводящие скорешились, тут уж я и хотел бы тебя с собой вытащить - но Клык-то тоже в доле, его не выкинешь из расклада... А тут ты еще со своим благородством. Гордый, мать твою буйволову за щеку, какой-то бабенке место решил подарить... В общем, так получилось. Все мы, как можем, покупаем свою лестницу в небо...
        На красивости потянуло гада... Леха не отзывался. Что он мог сказать ему, предателю? Да и бессмысленно это. Все уже решено. Исправления в базу данных были внесены еще утром иди еще раньше, ночью. Даже если бы внезапно пробудившаяся совесть до полусмерти замучила сатира и он решил бы уступить свое место Алисе - это ничего не изменило бы. Сейчас его админ-разводящий был не на работе. Не его смена. И копаться в базе данных было некому.
        Сатир замолчал. Но не уходил. Так и сидел на уступе, пока не опустился вечер.
        Когда солнце стало красным, а весь восток утонул в багрянце, Леха наконец-то поднялся. Он должен пойти к Алисе и все рассказать...
        И тут небеса разверзлись.
        Словно это было не небо, а темные шторы, за которыми было еще одно небо, в котором сияло солнце. И эти шторы заколыхались, и из щели между ними брызнул ослепительный свет. Все вокруг окатила белая вспышка. Потом еще раз, еще...
        И вдруг прямо перед Лехой и сатиром появилась лестница. Одним концом она уперлась в камни, другим уходила в небо. Лестница несколько раз мигнула, словно не прогревшаяся люминесцентная лампа - кажется, даже послышалось характерное звяканье. И наконец засияла ровным солнечным светом.
        Сверху, откуда-то из-под самого неба, по лестнице спускалась фигура в золотистой тунике. Кто-то с длинными черными волосами, с бородкой, добрым до приторности лицом... Вся его фигура, каждое движение словно лучилось кротостью и тихой радостью.
        Леха стиснул зубы. Даже здесь не обошлось без тупых наворотов! Ну да чего еще можно было ожидать от хозяев ЗАО "Заветами Иеговы"? Только так. Каждому искупившему вину грешнику - по тропинке в Новый Завет.
        - Ну, будь, - хмуро буркнул сатир. - Пора мне. Всего тебе, рогатый, короче. Извини, если что не так.
        Он спрыгнул с уступа и засеменил к лестнице. Уверенно, даже в темноте не оступаясь копытами на неровных камнях... До лестницы оставалось каких-то пять метров - и тут сатир словно налетел на невидимую стену. Даже не стену, а резиновую пленку. Его плавно, но уверенно отодвинуло на метр назад.
        Сатир опешил. Постоял, переводя взгляд с лестницы на камни под ногами и обратно, словно искал, что же его остановило. Опять шагнул вперед - но его снова отодвинуло назад.
        - Не по-онял... - протянул сатир.
        Он отступил на пару шагов - и снова рванул вперед, с короткого, но мощного разбега. На этот раз его отшвырнуло так, что он отлетел к самым скалам, чуть не переломав ноги.
        Сатир сел. Ошалело помотал головой. Потом глянул вправо - туда, где был Блиндажный Лес. И у него отвалилась челюсть. Леха невольно покосился туда же. Там должна была быть еще одна лестница в небо. И Клык, штурмующий ее.
        Но над лесом не было ни лестницы, ничего.
        Еще толком не сообразив, зачем, повинуясь какому-то внезапному порыву, Леха обернулся на запад. Туда, где за скальной грядой, дальше в пустыне, были скалы, где в пещерах кристаллизовались драгоценные камни. Туда, где обитали гарпии.
        Она была там. Тонкий белый штрих, нижним концом уходящий за скальную стену, а верхним растворяющийся в небе.
        Сатир взвыл.
        Леха тоже все понял. Алиса! Лиска, рыжая умница... У нее же осталась копия программы! Выбраться из локальной сети в повсюду простершуюся паутину она так и не смогла. Но чтобы подправить медицинскую базу данных, выбираться за пределы локальной сети не обязательно.
        Получается, днем, во время гонки, уже после того, как в базе данных похозяйничали эти умники, курировавшие сатира и Клыка, перед самым приходом бригады хирургов Алиса еще раз покопалась в базе.
        Сатир, не переставая выть, вскочил. Схватился за кольцо в носу, яростно потер его. .
        - Курица драная!!!
        Программа явно не вызывалась.
        Сатир, матерясь, опять бросился к лестнице - словно решил во чтобы-то ни стало пробиться к ней. Он уже все понял, но все еще не мог поверить. Предатель не был готов к тому, что его самого обведут вокруг пальца...
        Леха захохотал.
        Нет, ему вовсе не было радостно. Он хотел остановиться, но не мог, и все хохотал и хохотал. Слишком многое отделяло полное поражения - и эту нежданную, свалившуюся с неба победу. Он почти отчаялся, почти сломался... Даже если бы все случилось так, как он рассчитывал, он вытащил бы из игры только Алису. Теперь же...
        Сатир раз за разом штурмовал невидимую стену. И каждый раз отлетал прочь, словно невидимая ладонь кого-то безгранично сильного брезгливо отбрасывала его прочь...
        Леха, все еще давясь смехом, пошел к лестнице. Осторожно поставил копыто на первую ступень, пробуя на прочность... Ничего. Ступень как ступень. Крепкая. Вот только сама лестница слишком крута, чтобы по ней мог легко подниматься здоровенный бык.
        Тогда Леха повернулся и пошел бочком, бочком... Все выше и выше, навстречу золотистой хламиде с кротким взглядом. В небо.

***
        - Привет!
        - Привет...
        Леха почему-то был уверен, что в реале Алиса окажется маленьким серым мышонком. Робкая, в слишком строгом платье, чтобы скрыть невнятную фигурку. Или в неказистом жакетике. С непонятного цвета волосами, с так себе мордашкой, на которой вечно настороженно-испуганное выражение... Он был готов к этому, заранее настраивал себя на жалостливый лад.
        И теперь, со странным чувством не то облегчения, не то какого-то разочарования, разглядывал Алису настоящую. Она в самом деле оказалась рыжей. Сейчас волос не было, конечно - после операции еще и полдня не прошло. На голове была нахлобучена кепка, козырьком назад. Но даже без волос она были красивая. Правда, немного веснушек... Зато яркие даже без помады губы. Зато радостное, бойкое выражение и живые, словно лучащиеся изнутри глаза.
        Сама невысокая, миниатюрная, но фигурка - класс! Обтягивающие джинсы, из-под расстегнутой пуховой курточки выглядывала обтянутая свитером высокая грудь... Если что и портило ее, так это здоровая, не по размеру, дурацкой расцветки кепка.
        - Это хорошо, что ты такой, - сказала Алиса. Она тоже придирчиво его разглядывала. - Я думала, какой-нибудь забитый очкарик. Уж больно ловко ты с игроками расправлялся. Словно целые дни за компом просиживаешь.
        Она задорно улыбнулась - то есть попыталась.
        Леха пробегал в бычьем теле всего неделю, и то свое собственное тело теперь казалось ему каким-то неловким, онемелым, почти чужим. А она была в игре куда дольше... Леха мотнул головой, прогоняя высокие материи, и тоже улыбнулся. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов! Прошлое осталось в прошлом. Впереди была свобода. И не надо тянуть груз памяти и кошмаров!
        - Пошли? - сказал он и обнял ее за талию.
        - Ну, пошли! - она с удовольствием, наслаждаясь каждым движением в своем настоящем теле, прижалась к нему, обняла.
        И они пошли через сумрачный холл - к дверям, к свободе, которую они отвоевали.
        - Эй!
        Леха обернулся. Их догоняли два охранника. Ну, вот и все... Слишком рано вскрылось, что должны были выписать не их. Краем глаза Леха оценил расстояние до двери, где стояли другие охранники...
        - Держи.
        Леха нахмурился. Он уже приготовился к драке...
        - Держи, держи, - охранник протягивал Лехе кепку.
        Такую же, какая была на Алисе. Значит, это не ее. Это бесплатный подарок от хозяев фирмы. Забота о лысых головах... Или лишний раз не хотят привлекать к себе внимание? Наголо обритые люди, с едва схватившимися швами через всю голову - да, это привлекает внимание к такому приличному снаружи зданию. Лишнее внимание.
        - Распишись тут, - второй охранник сунул Лехе лист с тучкой.
        - Не надо, - Леха отмахнулся и от кепки, и от листа.
        - Давай-давай, - настаивал первый охранник. - Положено. Расписывайся и надевай.
        - А то простудишься... - вставил второй. И ухмыльнулся. И захихикал, с трудом сдерживаясь, чтобы не заржать в полный голос.
        Напарник пихнул его локтем в бок, но и сам не удержался и ухмыльнулся.
        Леха, играя желваками, внимательно рассматривал их. Да, эти сволочи прекрасно знали, в каких случаях отсюда выпускают "досрочно". Только тех, кому осталось жить неделю-две, максимум месяц. Но не брякнуть про опасности простуды они не могли. Каждый развлекается, как может. Даже над теми, кому через неделю умирать, а он этого еще не знает...
        - Чего уставился? - прищурился охранник. - Давай расписывайся и одевай! А то простудишься.
        Он снова хихикнул.
        У Лехи сжались кулаки. Откуда-то изнутри накатила ярость...
        - Леш...
        Алиса потянула его за руку, внимательно заглянула в глаза.
        Вовремя. Леха втянул воздух и заставил себя расслабиться. В самом деле, не стоит. Не для того они вырвались из игры, чтобы вот так, с дуру, влипнуть в новые неприятности. К черту этот "Генодром", к черту этих сволочей, к черту все это!
        - Сам крестик поставишь.
        Леха взял кепку, подхватил Алису под руку и пошел прочь.
        По сумрачному холлу, в мрачную дверь, через темный тамбур. Толкнул тяжелую, на жестких пружинах, внешнюю дверь...
        И они оказались в другом мире.
        Яркий солнечный день, наполненный весенней свежестью, звоном капели и птичьим гомоном. Они задрали головы в небо. Там была настоящая, пронзительная голубизна. Полная радости, любви - и обещаний чего-то такого, чего с ними еще никогда не было. Чего-то невероятно хорошего.
        - Где мы... - прошептал Леха.
        Он закрыл глаза и чувствовал, как кожу гладили мягкие, добрые солнечные лучи.
        - В лучшем из миров, - сказала Алиса. - Демо-версия. Без возможностей сейва... - И тут же встряхнулась, как купающийся в весенней луже воробей после долгой зимы, и прогнала эти дурацкие мысли. - Я хочу есть! Боже мой, как я хочу есть! Словно месяц голодала!
        И они засмеялись, ослепленные настоящим солнцем, и, взявшись за руки, пошли вперед. Прочь от этого чертова здания, прочь от прошлого, прочь от того, что им надо забыть...
        - Такси!
        Леха махнул рукой старенькой "Волге", задумчиво ползущей по самому краю дороги. Машина проворно тормознула и прибилась к тротуару. Водитель перегнулся через правое сиденье и приоткрыл окно.
        - Куда? - хмуро пробормотал он.
        Леха поразился. Как же это можно - быть таким хмурым? В этом мире свободы, под весенним небом, в теплых лучах доброго солнца... Этот голос был мрачным, как "Генодром", из которого они с таким трудом вырвались. На миг Лехе даже показалось, что он уже слышал этот голос - где-то там, в игре.
        Он помотал головой, прогоняя наваждение. Просто у человека паршивое настроение. Бывает... Не надо сходить с ума.
        - В кафе! - Леха от души улыбнулся, чтобы зацепить улыбкой и этого хмурого водилу. - Куда угодно, где можно перехватить чего-нибудь горячего! Хоть в Мак!
        И они с Алисой завалились на заднее сиденье, и принялись наперебой обсуждать, что же они сейчас съедят. В желудках было совсем, совершенно пусто. Словно все время, пока они были в игре, их кормили исключительно внутривенно. Леха опять поймал себя на том, что думает об этой чертовой игре - и опять прогнал эти мысли, и обнял Алису, заглядывая в ее лучащиеся глаза...
        И краем глаза заметил, что по низу заднего окна, над самым резиновым уплотнителем, прилеплена наклейка. Какой-то миг Леха пытался понять, что там написано - он смотрел из машины, и буквы шли задом наперед. А внутри уже что-то оборвалось. Еще раньше, чем он разобрался в надписи: "Wintel'suxxх!" Леха замер. Нет, не может быть...
        А их машина, шедшая в совершенно свободном ряду, вдруг вильнула в сторону - нагло подрезая беленький "Фольксваген". Женщина за его рулем среагировала в самый последний момент, и новенький с иголочки "Фольксваген" чуть не впечатался в "Волгу". От неожиданности она ударила по тормозам слишком резко и чересчур сильно. Налетела на руль грудью, сам "Фольксваген" почти остановился и сразу отстал.
        - С-сукина кошка! - довольно пробормотал водитель. - Понакупали прав, накрашенные куклы, а машину водить не научились, на спину через колено!
        И Леха понял, где он слышал этот голос.
        А под рукой напряглась Алиса. Осеклась на полуслове. Застыла, как манекен.
        Ее лицо исказилось - и она рванулась вперед, к водительскому сиденью. Но Леха среагировал быстрее. Он перехватил ее руку, обнял ее, прижал к себе... Надо остановить ее. Сейчас, пока не поздно. Если она сорвется сейчас, все окажется зря. Все, и с таким трудом добытая свобода...
        И он держал ее, крепко прижимая к себе - потому что это уже не игра. Здесь не бывает сейвов, и ошибок здесь не прощают. Он коснулся губами ее уха, открыл рот - он хотел прошептать ей, что иногда надо переступить через себя, надо вытерпеть, переждать...
        Но так ничего и не сказал. Смог бы он сам удержаться, если бы встретил сейчас того помощника-депутата? Смог бы он сам переступить через себя? И если смог бы - остался бы он самим собой? Ведь если простить такое...
        Может быть, он и смог бы - удержаться. Но что толку? Ведь ненависть никуда не исчезнет. Боль не растворится. Если ее не выпустить наружу, она уйдет глубже и пустит там корни. И будет разъедать изнутри, словно щелочь, вытравливая из души все хорошее - что там еще осталось...
        Алиса, дрожа от напряжения, пыталась вырваться. От ненависти ее руки застыли, будто закостенели, превратились в две когтистые лапы. Глаза горели, как не знающие жалости глаза птицы-хищника... Та гарпия никуда не пропала. Она осталась с Алисой. И если ее не выпустить сейчас - она останется внутри навсегда...
        Леха крепко прижимал к себе Алису - но не мог ничего сказать. Не находил слов. Потому что выхода не было. Оба пути плохи, и еще неизвестно, какой из них хуже... Что бы он ни попытался сделать, он все равно проиграет.
        Время словно остановилось. Машина ползла по мосту, в боковом окне показался памятник Новой России. Огромный жестяной истукан, в пустой голове которого есть кафе, а в одном из глаз - открытая смотровая площадка. Леха вдруг понял, что знает, чем кончится этот день...
        И тут где-то в мозгу словно прорвало плотину. Нахлынула ярость. Дикая, ослепляющая ярость. Да какого дьявола?! Нет, он не сделает это! Он не бросится сегодня вечером с этого памятника, выпив для храбрости кофе с коньяком. Нет уж! К черту! К дьяволу этот мир, навсегда изломавший ее душу. И ее, и его собственную. Он не будет сдаваться - он будет мстить. Этому Саксисту, за рулем "Волги". Тем, кто мучил его в "Генодроме". Тем, кто организовал эту паскудную игру. Всем вокруг, кто все это время спокойно жил и улыбался, ни во что не вмешиваясь, старательно не замечая ничего вокруг себя... Всему этому гребаному миру, где с людьми может случиться то, что случилось с ними!
        И прежде, чем окончательно утонуть в этом море ярости, он еще успел подумать, что если бы процессор мог чувствовать, он чувствовал бы себя именно так - за миг до того, как лопнуть от перегрева...
        А потом - через миг и вечность - что-то изменилось.
        За Алисой, с пластиковой ручки над дверцей с ее стороны, свисала на веревочке мягкая игрушка. Между ними с Алисой - и далеким Штукадюймовочкой раскачивался, как маятник, крошечный буйволенок. Сшитый из разноцветных шерстяных лоскутков, с маленькими черными глазками-бусинками, с крошечными мягкими рожками; смешной, неказистый и совсем не страшный - но с ужасно упрямым выражением на морде.
        И наваждение отступило.
        Нет, так нельзя. Это не игра. Это реальный мир, и здесь нельзя ошибиться. Потому что в этой чертовой демо-версии нет сейвов... И тогда Леха стиснул зубы и тихо выдохнул:
        - Перестань, Лис. Перестань.
        Он по-прежнему не видел выхода. Но одно знал твердо: он должен найти его. Теперь он отвечает не только за себя. И у него нет права на ошибку.
        Он должен найти выход.
        И он найдет.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к