Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Куклы вуду Андрей Андреевич Уткин

        Последователи учения вуду считают, что в результате специального обряда кукла получает особого вида связь с определённым человеком.

        Вот только какого вида будет эта связь…

        АНДРЕЙ АНДРЕЕВИЧ УТКИН
        КУКЛЫ ВУДУ

        Он повернулся и прямо через холл побежал в спальню. Рядом с его щекой прожужжал вертолёт, выпустил короткую пулемётную очередь и полетел прочь.
С. Кинг «Поле боя»

        1

        Человек поднимался по лестницам многоэтажного дома. Он взбирался на самую крышу, посмотреть на звёзды. Наверное, этот человек впервые узнал, будто на ночном небе существуют звёзды. Да, и иногда они падают.  - Это надо ПОСМОТРЕТЬ, иначе никогда не загадаешь желание и всю жизнь останешься неудачником.
        «Если на крыше будут сидеть кошки,  - подумал взбирающийся человек,  - и если они смогут разговаривать, спросят, чего мне там надо, я - поправляю телевизионную антенну!» Тогда глупые кошки спросят, что показывают по телеку, и надо будет сбросить их вниз. Если животное пытается общаться, значит, оно хочет секса.
        Никаких кошек на крыше не было. Да и лезущий на крышу парень не думал о кошках. Если он о чём и думал, то лишь о том, что на крыше будет темно и он может наступить на помёт. Уж не эта ли голая девушка оставила помёт? Да и зачем ей оставлять?.. Притом, что анальное отверстие абсолютно чистое, как присмотрелся наш герой.
        По крыше ходила голая девушка, глаза её были закрыты, а руки протянуты вперёд, как у человека, привыкшего касаться стен. Должно быть, она привыкла спать без нижнего белья. Значит, она не одна,  - должен подумать парень.  - Если я вступлю с ней в полуакт, пока она спит, её бойфренд найдёт меня потом по отпечаткам пальцев.  - Но на самом деле он думал, что неплохо было бы девИце проснуться. Посмотреть на себя со стороны!
        Как только парень собрался крикнуть, девушка повернулась в его сторону и зашагала навстречу. «Ага! Значит, не спит?»
        Углы толи на крыше были отогнуты морскими ветрами, поэтому девушка не всегда шагала, ровно выпрямив спину. Иногда она спотыкалась, но потом начинала подниматься, чтоб продолжать идти в сторону опешившего парня.
        Когда эта девушка самый первый раз запнулась о толь, то залезшему на крышу герою даже хотелось ей помочь подняться. И он бы помог, но его взгляд неожиданно приковался к начерченным белым мелом надписям, оставленным на этой кровле. И, пока он вчитывался, то девушка поднималась на ноги сама.
        Ей оставалось сделать всего два шага, чтоб схватить его своими крепкими ручищами и вцепиться зубами в его крепкое мужское плечо, как до него неожиданно дошло, что девушка мертва. Слава богу, он стоял не с самого краю крыши, потому что, когда отскакивал в сторону, не догадался бы отскочить в противоположную. А внизу десять этажей.
        Кожа у девушки была белая; у живых людей так не бывает. Слишком белая. Наверно, она даже светилась… Словно её натянули на скелет и пустили это причудливое сооружение бродить по крыше… Так же «светилась», как белый мел, которым кто-то нацарапал на черном, кровельном материале записку для этого парня.
        Но, что напугало молодого человека особенно, это девушкино лицо. (Ужасное лицо!.. Я не буду сейчас описывать, на что оно было похоже. Можно, чуть попозже?)
        Парень должен был метнуться в сторону выхода (спуститься назад, с крыши, если он хоть что-то соображает), но наверняка там поднимался «бойфренд» девушки.

        2

        Спящую Таню Рогову пробудил телефон. Её глупый мобильник.
        - Да?
        - Танёк, извини, что разбудил.
        - Это ты, Гей?  - сокращала она по привычке (по дурацкой привычке) имя своего однокурсника Серёги.
        - Ты не можешь подняться сейчас на крышу?
        - На крышу?! Что ты там делаешь?  - В голосе звучало очень много удивления и ни капли испуга. Женская интуиция у девушки не работала, или звонил не тот парень, кто увидел привидение и грозился сорваться; спрыгнуть вниз.
        - Мне сказали, что ключ от дома лежит на крыше,  - придумывал он на ходу отговорку,  - я поднялся, понял, что обманули, но… крыша оказалась заперта.
        - Значит, мне надо найти ключ от крыши? Отпереть её?.. А что мне за это будет?
        - Мы впервые увидим друг друга.  - Действительно! Они совсем недавно познакомились по мобильному, и судьба так совпала, что оба презирали банальности (такие эсэмэски, как «давай встретимся?  - Давай!» не проходили, поскольку «давалка обломается»). Оба имели хоть толику разума. Следовательно, не могли встретиться, но друзьям и знакомым представляли друг дружку, как «однокурсников».
        - Лады,  - отозвалась девушка.  - Ты на крыше нашего дома… Откуда ты узнал, где я живу?!
        - Очень случайно. Я здесь совершенно случайно оказался. Интуиция подсказала мне, что это твой дом. Кто-то написал на крыше твои данные…  - Рогова отключила мобильник.

* * *

        Такие словеса, как «интуиция», были актуальны ещё во времена «Советского Союза». Сейчас время изменилось и можно спокойно встречаться девушке со своим парнем; не опасаться, что он «маниак», как поётся в одной попсовой песенке. Раньше очень популярны были всякие «психушки» или «зоны», куда власти прятали «инакомыслящих»; изолировали от общества. Сейчас всё это ужасно неактуально! Девушка должна быть смелее и проще, ответить своему парню «да, давай встретимся». Ведь они оба этого хотят!

        3

        Пока парень пытался уйти-увернуться от шагающего ему навстречу и протягивающего свои руки «белого существа», к ведущему на крышу люку подходила девушка. Это была живая, нормальная, сознательная девушка, полная противоположность привидению инопланетянки, шагающей по крыше (парень, который от неё уходил, был очень напуган, поскольку беспокоился вдвойне: и - чтобы «бойфренд» этой зомбёвки (слово «бомжи», как «бомжовка» склоняют, значит можно склонить и «зомби») невзначай не вылез через люк, и - чтобы «привидение» не гакнулось с крыши).
        Девушка была настолько сознательна, что замерла, увидев открытый люк. Это должно быть странно, поскольку зомби останавливаются перед закрытым люком. Останавливаются и начинают бить ладонями в стену. Наверно, чтобы проломить её, поскольку это должен быть трухлявый домик, как в сказках про разбитое корыто.
        Девушка замерла одновременно и перед тишиной, царящей на крыше. Получается, там никого нет?.. Должен доноситься шёпот парней, попытавшихся эту наивную девушку на крышу заманить. Иначе ЧТО ей там делать, на крыше?.. Звёздочки считать?
        Но наверное девушка была уверена: если она сейчас не преодолеет чувство своей никудышной неловкости и не выползет через этот гадский люк… назло оказавшийся незапертым, то она не преодолеет никогда. Так и останется у разбитого корыта; зациклится на одном и том же чувстве; новых чувств не познает.
        Она решилась на этот шаг!

        4

        Парень ожидал кого угодно, хоть чёрта в ступе. Он не ожидал, что из люка вылезет его сверстница. Она была чем-то немного перепугана и озиралась по сторонам. Такое ощущение, словно она пыталась узреть каких-то мифических врагов, прячущихся на крыше, но совершенно никого не видела. И оттого ужасно боялась.
        «Надо выйти из укрытия и показать ей, что я не менее нормален и бояться тут нечего. Если что, я её защищу», наверно подумал поднимающийся с корточек парень, выходя из-за будки, торчащей посреди крыши. Это был люк второго подъезда (дом состоял из двух подъездов); запертый на замок. Таня Рогова жила на последнем этаже - под незапертым люком. Этой ночью он был не заперт.
        - Девушка,  - подал голос вышедший из-за будки парень,  - там никого нет? Никто на крышу не поднимается за Вами следом?
        - А кто должен подниматься?  - пожала та плечами. Вместе с тем она успокоилась: слава богу, он не маньяк, голос спокойный и нормальный.
        Парень хотел ответить, повысить голос, потому что нарастающий рокот вертолёта неумолимо приближался, и парень надеялся перекричать, но ему не удалось. В этом районе часто летали вертолёты; рядом располагалась, то ли воинская часть, то ли вертолётный аэродром (простым серым обывателям, парню и поднявшейся следом за ним девушке, было неведомо, да и неинтересно, почему так часто пролетают вертолёты; почему делают это ночью). Пролетавший вертолётчик увидел двух модно одетых, современных глупышек, надоумившихся устроить свидание на крыше. Больше он никого «подозрительного» не видел.
        - Что?  - переспросила девушка, приблизившись, когда вертолёт начал удаляться.
        - Неважно,  - ответил ей парень. То, что она не услышала из-за вертолёта, было «Я подумал, там маньяки. Случайно подумал». Тон был, как у оправдывающегося мальчишки, поэтому парень решил, что очень хорошо, если не услышала. Умение произвести на случайного прохожего впечатление нормального и порядочного юноши, ни капли не чудаковатого, удаётся на славу.
        - Просто здесь одна сумасшедшая,  - продолжил объясняться парень.  - Она бродила по крыше, могла упасть, и я привязал её за ногу к металлическому штырю. Понимаете?
        - К металлическому? Нет. Не понимаю.
        - Просто, я подумал, что кто-то заинтересован в этом. В том, что эта безмозглая дама бродит по крыше.
        - Вы имеете в виду, кто-то заставляет её кричать, заманивать на крышу людей, а сам спрятался? Спрятался, чтобы потом заскочить и… и столкнуть,  - пояснила она.  - Так?
        - А Вы слышали крик?  - спросил он, потому что сам никакого крика не слышал. Эта «бледная зомбёвка» была, хоть и «голосистая» (как говорится в бородатом анекдоте про раздетых до пояса проституток), но абсолютно немая.
        - В общем, «неважно», как Вы сказали перед этим.
        Парень почувствовал в её тоне, что так обычно заканчивают разговор. Чтобы разойтись по своим домам. Он долгое время верил в существование маньяков, но недавно неожиданно понял: «маниаки» были очень актуальны при Советской Власти; кому-то было выгодно разводить секты, пока власти загоняют в психбольницы «инакомыслящих». Сейчас подобные секты не выгодны, где наряжали бы людей в «газонокосильщиков» (мазали бы мукой кожу, и тушью синяки вокруг глаз, чтобы пугать детей бродячими идиотами, которые долго ходят по лесу или бегают (человек-Страус, как Форрест Гамп, уверенный, что голова от беготни сломается раньше, чем ноги), питаются одной травой, а, когда сознание тускнеет окончательно, они заходят на кладбище и раскапывают могилу, а детям потом кажется, якобы это мертвец выбрался из-под земли и напал на бомжа, крадущего оградку. Если такой «бомж» хоть когда-нибудь проснётся, то он не решится больше есть живого человека! Но, однако, болезнь людоеда засядет у него в крови. К нормальной пище он больше не притронется. Только кал останется поедать! Как бездомной дворняге!). Сейчас напряжение, боязнь
заразиться душевной болезнью, резко спало, поэтому больше появилось «сумасшедших»; больше свободы вылечиться, дабы клеймо «психа» (состоящего на учёте психиатра) не осталось на всю жизнь; ни на какую работу не примут; психиатрам власти платят денежки, чтобы больных лечить особо не старались. Аргумент - бесплатная «совковая» медицина.  - Всё это, и не только это, парень понял за последнее время, поэтому пытался свыкнуться с объективной реальностью и не таращиться больше на случайных чудаков, как на «шизиков». Но старые привычки действовали иногда против его воли: Да, он понимает, что маньяки больше не имеют за собой никакую Власть,  - это просто беспомощные идиоты, живущие какими-то старыми, изжившими себя стереотипами (ищущие лёгкие пути в жизни, как онанисты, готовые съесть самих себя, если проголодаются, как следует),  - но ситуация иной раз сложится настолько странно, что он не может ничего с собой поделать.
        Девушка собиралась повернуться и двинуться в обратную сторону, но остановилась. Наверно, ей хотелось ещё что-то спросить.
        - Кстати, а где эта сумасшедшая, про которую вы мне что-то говорили? Кроме вас, я никого на крыше не вижу.
        - Да здесь, за будочкой она. Я ж говорю: за ногу её привязал. Чтобы не сорвалась. В смысле, с крыши может упасть.
        - А можно посмотреть?
        - Но она странно выглядит,  - пожал парень плечами.  - Я бы на вашем месте не стал. Я, вообще, хотел спросить, нет ли там никого, за Вами следом.  - Он хотел это спросить и, похоже, не подумал, что пока они недоумённо глядели друг на дружку, пытаясь понять смысл диалога, в который вступают, ощущение опасности (паранойя, спускаясь с крыши, не наткнуться на «бойфренда») способно вернуться восвояси. Вывод: не нужно было пытаться понравиться этой одинокой (напуганной собственным одиночеством) девушке, а смело пойти ей навстречу, чтобы пройти насквозь и побыстрее спуститься; поскорее оказаться на улице. Там уже его никакой «бойфренд» не поймает. Пусть гоняется такой же бледный обнажённый «мертвец», сколько хочет!
        - Извините, я тоже забыла вам сказать, что следом за мной действительно никого нет. Действительно.  - Она должна была про себя подумать, что парень интересуется, нет ли её мужа, завязывающего внизу шнурки, пока она точит тут лясы. Может же он так ДОЛГО их завязывать!
        - Так мне можно подойти и посмотреть на Вашу сумасшедшую, или Вы… не советовали бы мне?  - Она была заинтересована тем, как из себя выглядит сумасшедшая. Как люди интересуются зверьми в клетках и идут в зоопарк. Вернее, ходили, пока властвовал Советский Союз.
        - Ну, пожалуйста, если так хотите… Что, я буду вам запрещать?
        - Хм. В Вашем тоне слышится неуверенность. Пожалуй, я не буду…
        - Слушайте. А почему вы всё на «Вы», да на «Вы»?
        - Вы же первые начали.  - Уже стала девушка хитровато улыбаться.
        - Вы хотите спросить, почему я начал?.. Видите ли, я обращаюсь на «Вы» к неизвестным людям. Ведь всего неизвестного очень много… В общем, у меня такая философия. А у вас? Вы, как вся серая масса, выкаете, потому что принято «Выкать»?  - Тоже заулыбался парень, чтобы сказать вослед хамке СВОЮ пару ласковых. Раз она решила уходить от «странного чудака», то пусть не с пустыми руками.
        Девушку заинтересовал этот вопрос. Она задержалась. Она была неглупая и, так совпало, думала о том же. Когда-то раньше к ней приходила в голову подобная мысль. Но, помимо того, что она считала себя неглупой, она была скромницей; решила с первого раза не разбазаривать.
        - Видите ли,  - казалось ей, что она удачно передразнивает «видите ли», прозвучавшее от него, потому не переставала улыбаться,  - люди «Выкают» не совсем бессмысленно. Большинство «Выкает» по той банальной причине, что не пили на брудершафт.
        - Я не про бессмысленность говорю, а про пьянство,  - пояснил парень (всё ещё пытающийся выделиться своим УМОМ парень,  - сейчас не то время, когда ВАЖНО показать наивной девушке, что ты не странный, а просто мудрый; немножко мудрый,  - сейчас нет травли инакомыслящих, поэтому не грех показаться самим собой: глуповатым, необразованным, но стильным балбесом).  - Человеческая серость формируется именно из-за того, что люди любят пить. Пить, как рыбы, которыми управляют боги-осьминоги. Наверное, тосковать по том, что не умеют летать; не умеют плавать. Под водой.
        - Как рыбы,  - закончила девушка за него.  - А что Вы говорили про неизвестных людей?.. Видите ли, я тоже как-то размышляла на эту тему.  - Она понимала, что рассказывать сейчас о своих мыслях невыгодно, поскольку, в отличие от парня, она верила в существование маньяков (логичнее была сейчас краткость); но понимала она также и то, что парень старается её уверить, будто он нормальный (не придурок, который схватит за руку, потянет к краю крыши с рёвом «Мы Ромео и Джульета» или ещё какой-то глупостью); может, пытается ей ЭТИМ понравиться (своей нормальностью),  - хватает у него на ЭТО ума,  - посему господство в поддержании диалога на её сейчас стороне.  - В общем, я Вам хочу сказать, что «тыкают» - либо близким родственникам, с которыми вступают в половую связь, либо с итогами этой «связи».
        - С детьми?
        - Ловко Вы схватываете мысль!
        - Нет, не слежу за нитью, а просто думал, о чём Вы сейчас говорите. Раньше когда-то думал. Друзьям, знакомым, коллегам по работе, и тэ-дэ, и тэ-пэ, «тыкают» в виде исключения. Правильно я понял? Так Вы мыслили?..
        - Вы говорите, что за нитью не следите, а я как раз слежу,  - позволила она себе приблизиться к этому незнакомцу более плотнее (отойти от люка, пока он открыт; пока никто из безумных дружков этого парня следом не запер его; прячущихся в тени; за будочкой, из которой выползла эта девушка и боялась за неё зайти, посмотреть в глаза «реальности»,  - а вдруг там никого нет!).  - Я не просто слежу, а умею слышать мысли. Я подошла к люку и услышала, что на крыше никого нет, но там… Но там есть какой-то ЧУЖАК. Человек с ЧУЖИМИ мыслями… В смысле, он чего-то боится.
        - Послушайте, девушка,  - решил он, что может одержать над ней окончательный ВЕРХ,  - раз Вы думали, мыслили о неизвестных людях, Вам никогда не казалось, что на «Вы» обращаются к людям, возможно страдающим раздвоением личности?
        - А Вы перед этим по мобильному телефону НИКОМУ не звонили?
        Оп! Вот тут наш парень был окончательно ошарашен!.. Ведь для этого он и спросил девушку, не идёт ли за ней НИКТО следом, чтобы суметь разрулить ситуацию, если на крышу выйдет та, кому он позвонил. Хотя, он сомневался, будто её не смутило словечко «интуиция».
        - Вообще-то, звонил.  - Он не хотел признаваться, но…
        - Так что у тебя здесь случилось? Что за «сумасшедшая» не даёт тебе покоя?
        - Я ж говорю: чудом привязал её за ногу. Запер в этой будке. Просто не ожидал, что ты поднимешься. Думал, позвоню тебе ещё раз, а ты попросишь, чтобы больше не звонил.
        - А я подумала, типа на крыше засел какой-то параноик. Совсем тебя не узнала!
        - В общем, надо спуститься и принять какие-то меры. Я даже не знаю, что с ней, этой сумасшедшей. Но она ОЧЕНЬ СТРАННАЯ.

        5

        Видимо, «интуиция» (странное чувство, выработанное Советской Властью), было не только у поднявшейся на крышу девушки, а и у вертолётчика. Почему-то он решил вернуться. Повернул назад, чтобы пролететь над той крышей ещё раз. Так, на всякий случай.

        6
        - Что за ОЧЕНЬ СТРАННАЯ?! Можешь ты мне толком разъяснить?! КАК она из себя выглядит?
        - Я не хочу открывать будку, в которую её запер. Пойдём…
        - НЕ ХОЧЕШЬ? А МНЕ ПЛЕВАТЬ,  - ринулась она в сторону будочки, внутри которой располагался запертый на замок люк второго подъезда.
        - Стой! Не ходи туда!
        Он должен был побежать за ней следом, но не стал. На него напала оторопь. Страх напрочь исчез из его девушки, появилось какое-то безрассудство. То, с которым она подскакивала к дверце, отбивала подпёртую палку, распахивала и… не обращала внимание на рокот приближающегося вертолёта. Парень знал, что она ДОЛЖНА БЫЛА бояться каждого шороха, а он ДОЛЖЕН БЫЛ внушать ей, что сейчас ДРУГОЕ время и глупо бояться «призраков прошлого». Но то безрассудство, с которым она распахнула дверцу, должно было сильно его покоробить. Он должен был побежать, помчаться в сторону выхода… Да просто,  - необязательно включать БЕГ,  - просто спокойно и неторопливо пойти, потому что зомби медленно шаркает. Скелет или робот, обтянутый кожей обнажённой девушки с бритым лобком, спрятанный в «шкафу». Парень не стал заталкивать, он думал, что сможет убежать через второй люк, но он оказался заперт, зомбёвка полезла следом, поэтому он вывернулся из её объятий, следом захлопнул дверцу, прижал спиной, пока труп девушки пытался бить в дверь ладонями, как показывают в фильмах ужасов, и звонить по сотовому, вызывать «подкрепление».

        7

        Приближающийся вертолётчик сильно удивился, ведь, когда пролетал над крышей, он видел парня и девушку, а когда назад возвращался, ДВУХ СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫХ ДЕВУШЕК.
        - Виталя! Смотри,  - кивнул он своему напарнику.
        - Так вот ты зачем назад возвращался!  - глянул в бинокль и Виталик.  - Предлагаешь открыть по ним огонь? Или спустимся, разберёмся. Может, близнецы!
        - Брось! Это точно зомби! Один другого сжирает и в него потом превращается.
        Вертолётчики говорили на английском. Странно их затянуло в этот провинциальный район России. Как будто произошёл «акт телепортации», о котором невзначай подумал наш герой в самом начале, случайно глянув на то, что приближающаяся обнажённая девушка бледна, как смерть (Герой, начитанный всякими книжками дешёвой фантастики). Но, тем не менее, они принадлежали к спецслужбам Зоны-51, расследующей всяческие аномальные явления. Короче, босс им велел докладывать обо всём «странном», что они увидят; если что, то вызывать подкрепление. Но, если увидишь нечисть, за которой охотятся агенты Зоны-51, не проще ли застрелить её?.. Выстрелить в голову, как показывают в фильмах ужасов.
        - Зомби надо стрелять в голову. Если спустишься и начнёшь разбираться, они тебя запутают. Так запутают, что мама родная не узнает!

        8
        - Так вот КАКАЯ она, сумасшедшая!  - увидела Рогова спящую голую девушку, свернувшуюся калачиком.  - Ты с ней тут трахался! Ну и трахался бы дальше. Зачем МНЕ было звонить?! Затрахал до смерти?! Устал?! Но не мог остановиться? Меня решил позвать, чтобы БЫСТРО ПОДМЕНИЛА?!!!
        - Она на самом деле опасна!  - пытался оправдываться Сергей.
        - Она… Опа!  - Повернулась Рогова в его сторону и увидела саму себя.  - А как это ты?!
        - Посмотри назад,  - прозвучал ответ.
        Таня обернулась и… девушки уже не было. На её месте лежал обнажённый парень. Он, Сергей.
        - В чём дело?!  - недоумённо лупала Таня глазами.
        - Дело в том, что это зомби. Оживающие мертвецы. Они съедают того, на кого хотят быть похожими. Дело в том, что «сумасшедшая», о которой я тебе говорил, по странному стечению обстоятельств, как две капли воды была похожа на тебя. Не веришь?.. Зря. Мёртвые не лгут!
        - Мёртвые не лгут?..
        - Да. Мы должны лечить нашу страну. Делать так, чтобы не залетали в неё всякие отбросы, иноземцы…
        Кто-то выстрелил ему в голову. Опять приближался этот проклятый рокот вертолёта!
        Она должна была успеть скрыться в люке, но не добежала - вертолётчики задели и её. Шмальнули в затылок, но из глаза вылетела чёрная затычка и полилось, как из-под крана… Как из ведра…
        Ночью облака не белые, а чёрные. И вода из-под крана наверное тоже чёрного, очень чёрного цвета!
        ..
        «Зомбёвке» один раз в затылок выстрелили, так у неё пуля вылетала через нос! Но, видать, тело не прорвала, а только вытянула нос, кожу лица, и превратила «девушку» в безобразный гротеск на Буратино. Но потом, конечно, всё постепенно обвисло и так болтается по сей день.

* * *

        Когда тело зомби остывает, оно превращается в самоё себя. Съевшая Сергея зомби-девушка, уже превратилась в него, но… выстрелили вертолётчики в голову, поэтому, когда убитый зомби остыл, тело «привидения Роговой», до этого разговаривавшее в облике Сергея, превратилось в парня, взобравшегося на крышу, словно впервые узнавшего, якобы звёзды иногда падают, а превратившаяся в обнажённого Сергея «мёртвая девушка», вновь стала самой собой. Она вылезла из укрытия, сплюнула,  - «Тьфу ты! Подстрелили, падлы! Не дали мне сожрать и эту тёлку!»  - И продолжила бессмысленно бродить по крыше. Кто её знает, во ЧТО бы она превратилась, сожри свою «сестру-близнеца»?.. Может, ЗОМБИ бы тогда рухнуло напрочь?.. Может, перестали бы оживать мертвецы вообще?.. Один из провинциальных райончиков очистился бы от оживающих мертвецов!

* * *

        Вертолётчики не стали больше возвращаться назад. Они выполнили свою миссию!

        9
        - Слушай, а с чего вообще началось всё это дерьмо?  - разговаривали между собой американцы. Весёлые болтливые афроамериканцы.
        - Да с ерунды! Завёлся на одном острове колдун. Он зверски ненавидел всех людей и подсыпал отраву в хавчик одному из недругов. А потом приказал своему слуге закопать себя. Знаешь, зарылся ровненько так - между могилами.  - Вертолётчикам надо было о чём-то болтать, пока они бестолку мотались по воздуху, выискивая привидений, вот и травили всякие идиотские байки.  - Между будущей могилой родственника своих недругов и настоящей - могилой их сынишки, в которую до этого он свёл ребятёнка! А перед тем, как слуга его закопал, колдун вырядился в точную копию того, кого должны похоронить. Вот. Когда похоронили, слуге было приказано одеть одежды своего хозяина…
        - Слышь?! Дак они наверно через мобилу общались? У лежачего под землёй колдуя должен был быть мобильник!
        - Неважно! Заткнись, придурок. Короче, он раскопал колдуна и тот делал вид, типо ходит по селу оживший мертвец и жрёт… нападает на живых людей. Ну, чтобы думали, мол колдун оживил их умершего родственника! А ведь они его - и протыкали спицей голову, и могилу покрыли каменными плитами, чтобы не раскопал проклятый колдун!.. Вот, так с тех пор люди верить в зомби и начали.
        - Ну, это понятно. А как остров назывался?
        - А хрен его знает. Гаити, наверно. Тебе не всё ли равно?
        - Да я трахал твою матушку!
        - Не о том думаешь, ублюдок! Лучше смотри внимательнее. Как бы не пропустили «ходунов»!

        (ПРОДОЛЖЕНИЕ ДОПИСАНО ЧЕРЕЗ ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ)

        ПРОЛОГ

        1

        Перед тем, как Рогова встретились со своим парнем, тот подошел к подъезду ее дома, но дверь подъезда была закрыта на электромагнитный замок и, чтоб парень ее сумел войти в подъезд, следовало подождать, когда кто-то из жильцов Таниного дома будет входить в этот подъезд или выходить из него.
        Сергей должен был позвонить своей знакомой на телефон. То есть, чтоб узнать номер ее квартиры. О том, что молодой человек не знал, в какой квартире она проживает, можно судить по его собственным словам. Когда он звонил своей девушке, то сказал, что на крыше кто-то написал ее координаты. И это было действительно так, потому что, когда он позже поднялся на крышу ее дома, то увидел, что на кровле (почти, как на школьной доске) мелом написаны координаты. Видимо, кто-то недавно их написал, потому что пойдет дождь и быстренько смоет эту надпись.
        Молодой человек не смог позвонить своей девушке по той простой причине, что перед тем, как ему собираться звонить, сотовый затрещал. Это такой рингтон был на Серегином телефоне.
        - Дядя Сережа,  - звонила ему пятилетняя племянница,  - можно, я на улицу выйду?
        - Марина,  - испуганно воскликнул он,  - ты что?
        - Я позвонила маме, мама меня отпустила!
        - Нельзя одной выходить! Ты что?!
        - Но мама же, ведь, отпустила!
        Сергею показалось, что он полностью запутался. Он не мог понять, во-первых, почему племянница отпрашивается на прогулку именно у него. Во-вторых, почему она дома, а не в садике. Но, допустим, что она дома, но почему одна? И, в конце концов, что значит - «мама отпустила»?!
        - Дядь Сережа, я просто в лес хотела пойти!
        - Ты?! В лес?!  - наконец-то, до него хоть что-то дошло.
        - А что, нельзя что ли?!
        - Мариночка, лапонька, тебе заняться нечем? Ты шутки шутишь.  - Но племянница не ответила, поскольку отключилась от связи. То есть, это Сергей так подумал.
        Он уже собирался набирать телефон Роговой, поскольку из подъезда всё так никто и не вышел, но… Парня остановила та мысль, что племянница могла не сама телефон отключить. Может, его отключил кто-то вместо нее. Ведь, сейчас начался зомбиапокалипсис.
        И Серега тут же начал пытаться дозвониться, сначала до племянницы, потом до своей сестры… Но всё в пустое. Ни первая, ни вторая не отвечала на звонки. Хотя, пока он набирал номера, какой-то хрыч с псиной выходил из подъезда и Сереге таки удалось проникнуть в этот подъезд.
        Он как раз собирался обсудить со своей знакомой (Роговой) такую тему, как ему связаться с племянницей. Но, получилось так, что Рогова оказалась истеричкой - начала верещать из-за идиотской ревности. И кончилось тем, что их двоих подстрелили. Ну, эти типы из нац-гвардии. Хотя, какого рожна в национальной (национальной!) гвардии делают американские вертолетчики, очевидно, бредни за семью печатями.

        2

        Мужчине показалось, что маленькая девочка, которая к нему подошла, как две капли воды похожа на его дочку. Ту, с которою он виделся совсем недавно. То есть, встреча, можно так сказать, одна из самых незабываемых.
        Дело в том, что девочка была побирушкой, а мужчина не хотел давать ей мелочь. Он пытался от нее скрыться, но вдруг она спросила у него это…
        - Дяденька, а что у вас под повязкой?  - У мужчины на лице была повязка, поэтому вопрос прозвучал совсем не зря.
        - Отстань! Ну, тебе какое дело, помоечница?
        То есть, мужчина был какой-то взвинченный…
        - Да я знаю, что!  - сказала девочка.  - Там у вас нет носа, поэтому вы носите повязку.
        - Откуда ты знаешь?!  - пытался он отмахнуться от нее, как от назойливой мухи, но вдруг - пригляделся.
        - Постой-ка!  - сказал он.  - А это не ты ли была?!
        Ну, то есть, ему показалось, что эта девочка очень похожа на его дочь.
        - Нет, не я!  - тут же начала сторониться малолетняя. Так, словно ее что-то напугало.
        - Ты!  - провопил он.
        - Да честно, не я! Дяденька! Это не я вам нос откусила!
        - А откуда ты знаешь про нос?! Я не говорю уже по поводу подробностей. Того, что у меня действительно его отгрызли.
        - Я не знаю!  - всячески старалась уйти от этого буяна малышка.  - Я просто случайно сказала. Я не знала, что вам его собаки отгрызли.
        - Собаки?!  - вдруг остановился этот бугай и зачесал в затылке.
        - Это не я, не я!  - настаивала девочка.  - Я не натравливала на вас тех собак.
        Но бугай больше ее не преследовал. Дело в том, никаких собак там не было. Там была только эта девочка. Ну, то есть, не сама она, а существо, которое так сильно на нее похоже, что даже мать родная не могла различить.
        И вот, как это происходило…
        Дело в том, что это слишком поучительно. То, что на самом деле произошло с данным горе-папашей.

        ПЕРВАЯ ГЛАВА

        1

        У Марины есть мама и, понятное дело, что она будет волноваться, когда вечером вернется с работы и увидит, что дома нет ребенка. Но она прикажет себе: «Не паниковать! Стоп». Потому что, а куда она рыпнется? Будет жаловаться в ментуру? Ей там скажут, что обращаться не раньше трех суток со дня пропажи человека. Они всем так говорят, потому что никто не знает, как или где зафиксировать момент пропажи. Потому что где гарантия, что ты придешь к ним через трое суток и тебе не скажут то же самое. Если ты им скажешь «я уже приходил три дня назад», то они тебе: «а где доказательство?» Ты должен им будешь сказать: «Вот, сейчас я пришел. Где или как я должен зафиксировать доказательство?» Они тебе: «пожалуйста. Заполняйте бланк, пишите заявление. Но имейте в виду, действовать бумага начнет не раньше, чем через трое суток». То есть, другими словами, вообще никогда может не начать действовать. И смысл - соваться в ментуру. Ментура работает, очень оперативно, только, когда Ей от тебя что-то надо. Не - наоборот.
        И мать Марины будет сидеть, куковать. До тех пор, пока результаты сами не начнут давать знать о себе. В данном случае, к ней явится тот самый «колдун». Тот, про кого болтали вертолетчики. Он скажет, что давно выжидал, когда он сможет позвать эту девочку. То есть, девочка болела и временно не ходила в садик. Ей наняли приходящую няню. Так уж вышло, что у няни случился «запор». Она заперлась в отхожем месте и какое-то время не выходила оттуда. Именно в этот момент колдун позвал девочку. То есть, он прямо в голову передавал ей свои сигналы. «Эй, милая, выбегай, пока няни нет. Ты же хотела научиться летать? Я в лесу! В городе не получится, потому что эти толстозадые будут смотреть на нас с тобою, как на чудиков. Поэтому - дуй в лес. Я здесь жду тебя! Ты же помнишь? Это я тебе снился и учил летать тебя во сне!»
        И девочка собралась уже выбегать, но колдун «тормознул» ее: «Подожди! Возьми старухин мобильник! Тебе нужно кому-нибудь позвонить! Кого-то предупредить, что ты сваливаешь!»
        - А кому?  - прокричала девочка, на что сидящая на толчке няня странно спохватилась: «Хорошая! С тобою что-то не так?» Но девочка не ответила, потому что она не с нею говорит. Не со старухой, у которой нет детей и не будет,  - именно по этой причине колдун обозвал девочкину няню старухой.
        «Ну, какому-нибудь дураку! Главное, чтоб кто-то был в курсе… Во, вспомнил! Позвони своему Дяде Сереже! Вот он дурак, так дурак! Сразу запаникует!»
        Колдун имел в виду, что Дядь-Сережа такой же толстозадый. Типичный паникер. То есть, если этот толстозадый запаникует, то это значит, что у него страх появится. На него тогда сможет напасть какой-нибудь ходячий мертвец. Колдун перенесет его по воздуху.
        То, как девочка схватила ее мобильник, няня не услышала. Но она услышала, как щелкнул дверной замок, который открывает доступ в коридор.
        Поскольку няня была в джинсах и не могла успеть их натянуть (джинсы с трусиками) на свой не подтертый зад, то она сбросила их полностью, чтоб успеть выскочить в коридор и догнать малышку. Потому что, если она начнет подтираться, то тогда точно не успеет.
        Она выскочила в коридор голая по пояс. То есть, ей наплевать было, если в коридоре будут околачиваться какие-то подростки и начнут снимать ее на телефоны… Она готова была к подобным заморочкам, поскольку до этого часто в них участвовала. Но она совершенно не готова была к тому, на что отреагировала чуть позже.
        Дело в том, что она забыла захватить ключ от входной двери. И, когда, полуголая, она выскочила в коридор и уже почесала за девочкой, сбегающей по лестницам и только что исчезнувшей за соседним лестничным маршем, то ее отвлек настораживающий скрип входной двери.
        «Старуха» оглянулась и увидела, что дверь закрывается. Ведь она питалась разной старушечьей гадостью и, чтоб к вечеру не скапливался «духан» от ее противного пота, то частенько проветривала.
        То есть, она проветривала и сейчас, потому что пошла в туалет (а Марина знала, что окно открывать строго-настрого запрещено), поэтому дверь захлопывалась при помощи сквозняка. И няня успела остановить дверь в самый последний момент.
        Соответственно, девочку она теперь не догонит. Хотя, няня постаралась что-либо предпринять, но тщетно.
        Она схватила близлежащий ботинок и заглушила дверь, чтоб та не захлопывалась. Схватила второй, до кучи, чтоб не захлопывалась дверь в подъезд. Она сбежала по лестнице, выскочила на улицу. Но… девочка, словно исчезла.
        Поскольку няня была толстозадая, то у нее не хватила ума заглянуть за угол подъездной будки. Девочка там стояла и готовилась «испугать» няню, если та заскочит за угол, потом раскрутить ее, столкнуть на землю, когда та потеряет равновесие, и улепетывать.
        Но няня не догадалась заглянуть за угол, поэтому, можно сказать, что девочке повезло.
        Дело в том, что няня потом позже вышла из подъезда и увидела свой мобильник. Он валялся где-то недалеко. Это хорошо, что за всё это время, пока няня приводила себя в порядок, из подъезда никто не вышел или не вошел в оный.

        2

        Девочка неслась в лес так быстро, чтоб никто из толстозадых (всех этих неудачников, которых с детства так тщательно контролировали, что они ни разу не могли вырваться на свободу и испытать то блаженство, какое сейчас испытывала пятилетняя Марина) не успел за нею погнаться, как давеча няня. Ведь можно же взять ее в заложницы и потребовать от родителей какую-то денежку.  - Няня ей всю эту муру объясняла, поэтому Марина чесала, что есть мочи. Тем более, что колдун подсказывал ей, куда, в какую сторону бежать, чтоб сократить путь в лес. Они жили на окраине, поскольку жилплощадь стоит дешевле. Поэтому до леса было, «как два пальца…» Но всё равно, если понадобится так сильно заблудиться, то для пятилетней девочки это не составит огромного труда.

        3

        Когда она вбежала в лес, то спрашивала у голоса, который говорил у ней в голове. Она спрашивала у него всегда вслух, а не «мысленно».
        - Ну, вот, я в лесу.  - Мол, и что дальше?
        «Ты рядом с городом»,  - уточнил девочке этот голос. То есть, ей необходимо найти тропинку, и по тропинке - по тропинке. Уходить всё дальше и дальше.
        Так она и сделала. И, когда шла, то увидела, что где-то в стороне, метрах в двадцати-тридцати (его еле-еле видно сквозь стволы деревьев) стоит скелет человека. Очевидно, это из школы утащили и сюда приволокли. Вот, только, зачем? Есть ли в этом вообще какой-либо смысл? Но Марине почему-то подумалось, что это и есть тот самый источник, из которого передается голос в ее «радиоприемник».  - Это она так себе объясняла: «я девочка-робот, у меня в голове есть приемник и он поэтому принимает такие передачи, как этот дяденька мне сейчас говорил».
        «То есть, не дяденька,  - пояснил голосок в голове Марины,  - а скелет».
        - Это точно ТЫ?  - радостно воскликнула девочка. Но «голосок» ей не ответил.

        4

        Просто скелет был ходячим мертвецом, и он услышал человеческий голос и двинулся в сторону, откуда донесся звук. Мертвецы обычно на страх реагируют (они слепы, поскольку на глазу бельмо), но могут прореагировать и на обычный звук. То есть, это те мертвецы, которые в третьесортных фильмах. Мертвецы данного колдуна немножко другие. Перед рождением, колдун заправляет их специальной пленкой. Всех этих людей - своих будущих рабов. Это такая слизь, которая шевелится. Соответственно после смерти человеку, которым управляет «кукловод», продолжают «сниться сны». Всем этим управляет шевелящаяся слизь. То есть, кукловод. Мертвец видит всё то, что он видел бы, если бы жил. Поскольку глаза его закрыты, то видит он через сновидение. Ему снится всё то, что в данный момент наяву происходит.
        Шевелящаяся слизь (паразит) охраняет его тело от червей. То есть, проще говоря, от садящихся мух. Потому что эти дуры напустят в нем червей. Черви выжрут из него всю воду… Короче, начнется очень сильное заражение во многих местах. Из-за тупых безмозглых червей тело умершего начнет разрушаться. А так, если в его теле есть слизь, то мертвый может начать продолжать выполнять какие-то действия. Слизь - это губка, которая питается водой в головном мозге. Соответственно, мозг принимает от этой слизи информацию и передает ее всему организму. Человек начинает шевелиться, совершать какие-то действия.
        До этого у него «глаза» потухли. То есть, он перестал видеть в связи с необратимой потерей сознания. Но, если ему начнут сниться такие странные сны, как выше описано, то человеку начнет обманчиво казаться, что он проснулся.
        Дело в том, что ему снится не явь, а копия таковой. Он видит вокруг себя перепуганных родственников, которые сбежались, словно на пожар. Даже его дядья приехали из соседних городов. Он сто лет их не видел, значит, это не бред сумасшедшего (не галлюцинации, как под воздействием кислоты), а настоящая явь.
        Но фига в том, что она не настоящая, а виртуальная. Это кокон реальности. Дело в том, что таких коконов миллиарды. Человек может перескочить в любой из них и сам не почувствовать, что что-то не так. Мол, он уже не «здесь», а «там».
        Именно точно так же обстоят и дела со смертью. Человек не успел обратить внимание на разницу, что он уже не «здесь», а «там». Внутри какого-то кокона. До этого он видел естественную явь, а теперь… Что-то поменялось с такой резкой скоростью, что он даже не заметил перемены.

        5

        Когда к Марине подошел скелет и настроился на то, чтобы укусить маленькую девочку, то в голове у Марины (опять-таки у нее в голове) прозвучал треск, в результате которого скелет повалился наземь. Дело в том, что это был «толстозадый паникер» (ее дядька). Паника Сергея оказалась настолько сильна, что он, будучи даже в форме бестелесного духа, сумел вытащить из густой зеленой травы камень и обрушить на череп скелету. То есть, череп проломился и скелет - хлобысь - упал. Но звук был слышен в мире ментального пространства. Того же пространства, в котором девочка слышала и голос. Потому что в мире реального пространства скелет, как бы получается, упал просто так, беспричинно.
        Но дело в том, что упал он не один. Марина упала тоже. Правда, неизвестно, почему. Но, раз череп скелету не проломили, то, наверно, в этом следует искать какую-то разгадку того, почему упали двое, а не один. И ходячий мертвец, и его несостоявшаяся жертва.
        .

        6

        Скелет начинает уменьшаться в размерах и на нем мясо постепенно нарастает. А тело Марины наоборот удлиняется и та одежда, которая на ней надета, будто бы исчезает. То есть, под исчезнувшей одеждой, будто бы остаются только одни кости. В свою очередь скелет, на костях которого нарастает мясо-кожа, сильно уменьшается в размерах (кости странным образом укорачиваются) и делается похожим на тельце пятилетней девочки.
        Главное, чисто внешне весь этот скелет идеально похож на маленькую пятилетнюю Марину. Она упала, потому что в голове у нее прозвучал удар камнем по черепу скелета. Но по лицу этой девочки чего-то такого совсем не скажешь. Дело в том, что лицо этого «бывшего скелета» похоже на зомби. Оно искажено, как у любого ходячего мертвеца из телевизора. То есть, из одноименного телесериала. Только то, что происходит здесь, не совсем «телевизор». Потому что в том телесериале ходячие мертвецы не то, чтобы не страшны, а они больше похожи на каких-то дурацких мальчиков для битья. Любой этот гад из выживших персонажей может подойти к зомби и уложить его. Ну, мол, так уж случилось, что давно раскрыли секрет, как победить исчадие ада - отбить просто голову ему. Но, ведь, это же нечисть! Она не живет так, чтоб ей можно было в лицо смеяться. Потому что она начнет принимать какие-то другие формы. Такие, чтоб, не просто не смеялись, а могли бы, даже, побаиваться.
        Когда эти двое лежачих «менялись телами», то они не шевелились. Только ветер трепал одежду, сначала на одном лежачем, потом на втором. Оба этих тела были без сознания (проще говоря, мертвецы), потому все эти несколько часов, либо несколько суток, в течении которых с лежачими происходили внешние перемены, оба тела оставались полностью неподвижными.
        И, только тогда, когда тело скелета полностью превратилось в тело маленькой девочки, оно наконец-то зашевелилось. То есть, так же зашевелилось, как это обычно бывает с ходячими мертвецами, которых по телевизору показывают, в теле-постановке.
        Тело пятилетней девочки начало подниматься, пытаться встать на ноги. Потом оно сделало шаг в сторону скелета и присело на одно колено, подняв его крепко держащуюся на позвоночнике черепушку до уровня собственной груди. Так, словно девочка хочет поцеловать в лобик «несчастное создание», которое пару-тройку суток, либо десятков часов назад было маленькой девочкой.
        Но тело девочки начало делать кое-что совсем другое: пытаться прокусить кости скелета, да проглотить откусанное. Наверное, у этой «девочки» были очень крепкие зубки, и ей удавалось действительно откусывать… То есть, раздробить кость своими молочными зубками, и проглотить.
        Так, сделав несколько укусов и, видимо, удовлетворившись, тело маленькой девочки опустило скелет на землю, поднялось со своего колена, и… Куда-то там пошло.
        А в это время как раз колдун проходил по лесу. Очевидно, что он собирал грибы, но случайно увидел того скелета, к которому он направлял сбежавшую от няни пятилетнюю девочку.
        Он остановился, посмотрел на «лежащего» и, вроде бы, озвучил какую-то мысль, адресованную скелету.
        - Ты молодец. Ты всё правильно сделал,  - принялся колдун не то, чтобы говорить, а пытаться здесь прочесть целую лекцию,  - а не так, как те идиоты, которые, сначала двинули кони, судя по тому, что им пробили череп, а потом, когда пробившие тоже издохли, поскольку сначала пытались ускакать от ходячего мертвеца-одиночки как можно дальше, но не доскакали до конца, сами превратились в мертвеца, брыкнулись замертво, то эти, как я их назвал «идиоты», реанимировались, нашли своих неприятелей по следам, присели на четвереньки и принялись их кусать. Ну, этих терпил, которые череп им пробили до этого… В общем, короче, ты понял! Фига в том, что «идиоты» терпилу задним числом покусали. Понял?! И это произошло из-за того, что ходячие мертвецы превращались в своих терпил, чисто внешне, а терпилы пробивали им череп. Поэтому подыхали оба. Делалось это из-за того, что ходячие мертвецы менялись со своими терпилами телами. Вот… А ты сделал совершенно правильно: сначала покусал свою жертву, а потом, поскольку она скопытилась из-за потери крови, то поменялись телами. То есть, так, что пролом черепа перешел от тебя к
твоей жертве, а ты, приняв ее внешний вид, мог спокойно себе разгуливать и продолжать бедокурить.

        ВТОРАЯ ГЛАВА

        1

        Матери Марины позвонила няня и сказала, что видела ее дочь. Но, только, она в темноте ее видела. Ночью. Потому не смогла точно разглядеть лицо. Определить, ее это или не ее ребенок. Но по внешнему виду очень похожа.
        - А где вы ее видели?!  - заволновалась мать, поскольку с тех пор, как девочка пропала, прошло уже больше полугода,  - что она делала?!
        - Она перед вашим домом стояла,  - сказала няня,  - и дергала за дверную ручку.
        - Ничего не поняла! Перед квартирой?
        - Нет, перед подъездом. За ручку подъезда.

        2
        - Ты чья такая?  - спрашивала женщина у девочки. Она спросила у нее издалека. Пока еще не успела подойти слишком близко.  - Ты знаешь, что дверь закрыта на автоматический замок? И нужно набрать номер квартиры… Давай, я тебе помогу! И вообще, почему ты одна? Где твои взрослые?
        Девочка не сразу оглянулась, словно ее не слышала. Но потом, когда она заметила, что на подъездную стену падает тень от приближающейся человеческой фигуры, то только тогда она оглянулась. Она произвела очень резкое, какое-то нервное движение. И, как только увидела, что к ней приближается женщина, сразу попыталась скрыться. Там, между ступенями, были щели, и она принялась карабкаться под подъезд. Это было единственным местом, в котором реально можно было залезть под лестницу в подъезде, чтоб забиться в угол, потому что справой и с левой стороны подъездной будки были вмонтированы бетонные блоки.
        - Милая!  - умоляющим тоном позвала няня девочку,  - не бойся меня! Ну, почему ты такая дикая?
        Обычно, мысли к няне приходят с запозданием. Ей только сейчас пришло в голову, что одежда у девочки точно такая, какой была у Мариночки, в тот день, когда та сбежала. Вернее говоря, когда няня выскочила в коридор, голая ниже пояса, и увидела Марину, как та исчезала за соседним лестничным маршем.
        - Послушай, ты не Мариночка?!  - неожиданно осенило женщину.  - Пожалуйста, покажи свое лицо! Это я - твоя нянечка! Ты что, за полгода совсем меня позабыла?! Хорошая моя!
        - Брось мне ключ от домофона,  - в ответ рыкнула девочка,  - тогда покажу.
        - На ключ!  - протягивала его та, даже толком не обратив внимание на особенности голоса (я уже говорил, что мысли к бабоньке приходят с некоторым запозданием, поэтому, если она о чем и подумала, то только о том, что сейчас зима, сильный мороз; скорее всего, девочка сильно простудилась, поэтому такой хриплый голос), и, одновременно, бренчала связкой ключей, чтоб девочка не подумала, что та протягивает ей какой-то камешек, чтоб схватить ее за руку, сразу, как девочка потянется за ключами. Ну, и, соответственно, отрубить девочкину ручку. Ведь зомби всё время этого боятся: какой-то гад отфигачит топором ручонки ходячему мертвецу - как же он потом будет нападать на прохожих?
        Девочка подползла, выхватила у женщины ключи и отползла назад. Это позволило женщине разглядеть девочкино лицо. Хотя, никакого лица там не было. Там была одна сплошная морда. Обмороженная образина. По ней очень трудно определить, она это или не она.
        - Извини, милая,  - опять заговорила эта женщина с обмороженной образиной,  - я ключи перепутала. Я дала тебе не тот ключ. Он не от этого подъезда. Ты не могла бы мне его вернуть?
        - Давай второй!  - рявкнула девочка в ответ.
        - Но уж нет!  - принялась та набирать на домофоне номер квартиры ее мамы. Дело в том, что ключей у нее больше не было.
        Наверное, девочкина мать забыла повесить трубку на домофон. Из-за этого нельзя было ее вызвать. Но она решила позвонить ей на телефон.
        Так она и позвонила Марининой маме.

        3
        - А сейчас она что делает?  - спрашивала она у няни.
        - Только вы не пугайтесь,  - пыталась предупредить ее няня перед тем, как отвечать.  - Нет, вы не подумайте! Я ее сразу узнала, ведь она была точно в том платьице, в котором из дома убегала!
        - В платьице?! Вы с ума сошли? На улице минус двадцать!
        - Нет, я просто…
        - Что вы там мямлите? Вы скажите четко! Что она сейчас делает.
        - Я хотела сказать, чтоб вы не пугались… Ну, в общем, она забилась под подъезд, под лестницу… Ее оттуда не вытащить, потому что между ступеньками очень узкая щель…
        «Стерва!  - не могла Маринина мама озвучить такое через телефон,  - это у тебя очень узкая щель - до сих пор никого не было, ни мужика, ни бабы».
        - Не может быть!  - прокричала она вместо того, что чуть с языка не сорвалось.
        Девочкина мама едва удержалась на ногах. Еще немного и она потеряла бы сознание. Дело в том, что она не ожидала, что няня ответит ей именно такое. Она думала, что эта пустоголовая когда-то давно (тыщу лет назад) видела ее девочку. Да точно и не запомнила, ее лицом была та обмороженная образина или просто маской.
        - Но я не хотел вам просто говорить!  - прокричала нянечка.
        «Ну да,  - должна была подумать мать,  - мне просто повезло, что ты вообще со мною поделилась! Что не наплевала на меня! Спасибо ваше величество, на хрен!» Но, когда она такое (ТАКОЕ) услышала, то забыла про весь сарказм (она с тех пор, как у нее не стало единственного дитя, горе глушила водочкой, поэтому сарказму в ней наросло, как снежинок на ком), тут же понеслась, в чем была, к выходу из подъезда.
        И выскочила буквально в одной пижаме.
        - Где она?!  - провыла мать.
        - Да вон,  - тычет нянечка под лестницу подъезда.  - Ключи мои забрала!
        - Доченька! Мариночка!!  - запричитала она.
        - Я говорю,  - продолжила няня начатое по телефону,  - что не хотела вам этого говорить.
        - Чего? Того, что дочку мою испугали?! И она под лестницу забилась.
        - Нет. Про ее лицо.
        - А что - лицо?
        - У нее лицо чудовища.
        - Что-о?!  - показалось матери, что она ни черта не расслышала.
        - Ну, такое… Как в фильмах ужасов показывают.
        - А вы уверены вообще, что она там?  - как-то недоверчиво заговорила девочкина мать. Ей показалось, что тетка под чем-то. Хрень несет.
        - В смысле, не там?!
        - Ну, может, показалось, приснилось.
        Ей не хотелось использовать более точное определение: «вы упоротая».
        - Милочка!  - появился и в голосе няни гонор,  - я вам говорю не про то, что мне приснилось или я под грибочками - увидела что-то не то. А про то, что у вашей доченьки лицо, как у людоеда! Вы что, тупая и не понимаете?!
        - Мама! Это ты?!  - донеслось из-под лестницы.
        - Мариночка!  - отвлеклась ее мама от тетки. Еще немного и эти особы начали бы портреты друг у дружки разукрашивать.
        - Ну, вот, видишь? Курица тупая!
        В то время, пока спесивая и несдержанная няня выражалась, девочка показала свое лицо. Это же увидела и няня. Лицо совершенно нормальной девочки. Не так, как выразилась «старуха» - лицо людоедки (наверно, нянечка видела, что у девочки весь подбородок кровью измазан, или так, что с него капает).
        - Ну, и что я?!  - не отставала нянечка от женщины.  - Я под грибочками, да? Мне приснилось?!
        - Я не говорила, что ты под грибочками. Это твои сугубо личные инсинуации.
        - То есть, ты хочешь сказать, что ты совсем ничего не говорила!
        - Это ты говорила!
        - И про что это я говорила?
        - Про то, что у нее с подбородка капает кровь.
        - Я?! Кровь?!
        - Ну, ты сказала, что у нее лицо, как у людоедки!
        - И что?! А кровь-то тут при чем?
        - А при чем здесь то, что я сказала, что ты под грибочками?
        - Ну, ладно. В этом я была не права. Я сознаюсь, что я оплошала. Но, а всё-таки, при чем здесь кровь?
        - А как еще по-другому определить, что человек похож на людоеда.
        - Ну, в принципе, да, вы правы,  - перешла няня опять с нею на «вы». Обменялись любезностями и поутихли.
        Только няня сказать хотела совсем не это. Не то, что с подбородка капает кровь. Она хотела сказать, что у девочки было лицо, как у ходячего мертвеца. Черные круги вокруг глаз, всё такое… Но сейчас девочка выглядела так, как будто она не пропадала больше полугода назад. Или, если пропадала, то ее кормили всё это время.

        4

        Марина, конечно же, вернула няне ключи. Но из-под подъезда она не с пустыми руками вылезла. При ней был целлофановый пакет черного цвета. Мама на это внимание не обратила, поскольку няня тут же прикопалась с ключами.
        - Мариночка, ты брала ключи у этой тетеньки?
        - Нет, не брала,  - ответила девочка.  - Может, ей показалось. Ну, там, приснилось.
        - Вы что, сговорились?  - выпалила «тетенька» на счет «приснилось». Мол, сначала мама обвиняет, что у той галлюники. Теперь - ее дочурка.
        - Я хотела сказать, что, может быть, они у нее. Ну, ключи.
        И няня пошарилась-пошарилась, да выудила связку ключей.
        - О, господи!  - полностью переключилась мать с этой тупоголовой на ребенка,  - тут же ледяной ветер! А ты в легком летнем платьице…
        Она хотела сказать, что сама, в своей пижамке, замерзла как цуцик.
        И они оставили ее одну. Мать так заболталась, что даже и не вспомнила, что, если б няня не увидела эту девочку, то та «замерзла» бы еще сильнее. То есть, хоть бы спасибо сказала. Но куда там: гордыня стирает столь «мелочные» воспоминания. Умеет, так сказать, отделять зерна от плевел.

        5
        - Мама!  - неожиданно вспомнила дочурка, когда они отгородились от «этой склочной бабы» подъездной дверью,  - смотри, что я нашла! Это под подъездом лежало!
        - А что в этой сумке?
        - Денежки, мам!
        - Денежки?!
        - Ну, да!  - потрясла она, в следствии чего послышался звон монет. Должно быть, какой-то нищий прятал под подъездом все свои сбережения. Мама хотела уже было открыть рот, но дочка оборвала ее:
        - Мама, ты не поверишь, но я могу его удвоить!
        - Это как это?!  - тут же загорелись у мамы глаза от сильного предвкушения. Потому что быстро заработала голова…
        - Я могу укусить этот пакет и его станет двое!
        - Укусить?!
        - Ну, мы так часто делаем: кого-то кусаем и их становилось двое. Потом, если еще укусить, то трое уже будут. Это же классно, мамочка?! Как тройняшки!
        - А ну-ка, проверь,  - не верила мамаша после ерунды, которую дочурка ей тут наплела.  - Сделай так, чтоб было два мешка с мелочью.
        - А, я поняла,  - ехидно захихикала девочка,  - ты мне не веришь!
        И она поднесла к своему лицу этот мешок…
        - Фу! Выбрось!  - машинально вскрикнула мамаша,  - он же с помойки! Этот вонючий оборванец лапал его своими немытыми руками…
        - Мама! Деньги же не пахнут! Забыла?
        - Я говорю…
        - А ты говоришь: вонючий мешок…
        И она вцепилась зубами в этот целлофановый пакет. Мать все равно паниковала - пыталась вырвать его из рук непослушной дочери. И вырвала уже, ведь, но у дочери в руках все равно остался данный черный пакет. То есть, и у матери пакет с мелочью в руках, и у дочери.
        - Ну что, теперь поверила?! Теперь их уже два! Считай…
        - Ой…  - изумилась маманя.
        - Вот, то-то же!  - победно проговорила дочь.
        - Ой,  - провякала мама,  - у меня нет сейчас вообще никаких денег. Но, может, занять у соседей… Может, ты их размножишь тоже так же вот, доченька? И мамочка сможет здоровье поправить…
        - Но ты же не верила в меня!
        И после этих слов дочка начала подниматься по лестнице. В сторону лифта. Если так подумать, то нетрудно предположить, что второй мешок девочка прятала у себя под платьем. И, когда мать подняла шум, то девочка выудила его оттуда. Так, под шумок.
        Но, может, и на самом деле волшебство. Кто его знает?

        6

        Пока мать пыталась сравнивать схожесть обоих мешков, дочь поднималась на лифте и входила в квартиру. Благо дверь была не заперта, поскольку мамочка примерно так же, как и больше полугода назад приходящая няня, заблокировала дверь от закрытия сквозняком. Что интересно, заблокировала тем же ботинком, что и няня. Так, словно ботинок был меченым. На нем наверно была «невидимая» надпись, которую могли прочитать только одаренные ясновиденьем. Мол, этим «обувком» дверцу заглушивают, дабы оную не захлопывало сквознячком, а то ведь в дверце встроен замок-защелка, который захлопывает оную при слабом нажатии…  - И далее по тексту; там еще пространная инструкция к сему «расписному ботинку».
        Мать вошла чуть-чуть попозже. Она наклонилась, чтоб убрать ботинок, а в квартире было всё так же темно. То есть, либо Марина вошла в темноту (свет включать не стала), либо доченька маме просто-напросто «приснилась», как совершенно правильно заметила няня по этому поводу. Потому что в квартире темнота и тишина…
        Но маман ее парилась по этому поводу. Она, как ни в чем не бывало, включала свет, проходила… Ну, и начинала свое канюченье: «А почему ты все-таки не хочешь удвоить бумажные денежки, а, доченька?! Тебе, может, просто не нравится, что они бумажные?.. Ой, доченька… А где ты?..»
        Она туда-сюда походила по комнатам - Мариночки нигде нет. Она уже остановилась, так, словно ничего не поняла, как… Марина спряталась за ее спиной…
        - Ой, маленькая! В пряточки с мамой решила поиграть…
        - Нет,  - ответила Марина.  - Я хотела спросить… Мне как-то неловко…
        - Ну, давай - спрашивай…
        - Можно, я тебя поцелую?
        Теперь матери стало неловко. Мол, что же это такое: дочь не пойми где пропадала, она могла бы вообще - с концами… дематериализоваться… а мать, вместо того, чтоб ее расцеловать, да разобнимать (прижать к сердцу, как самое дорогое сокровище), набросилась на нее с какими-то идиотскими деньгами. Главное, прикопалась: не могла бы та бумажные денежки - трам-парарам, а не только одни копеечные. И как, мол, ты объяснишь, почему не могла…
        Но дело в том, что дочка спросила так странно, не хочет ли маман, чтоб та ее поцеловала, что матери стало неловко скорее от тона, чем ото всей этой до идиотщины смехотворной ситуации.
        - Так можно или нельзя?  - напомнила девочка.  - С другой стороны, это логично. Мы больше полугода не виделись, а ты меня про деньги спрашиваешь.
        - Ну, я не знаю,  - промямлила окончательно растерянная мамочка.  - Может быть, можно.
        Дочь спрашивала разрешения наверно потому, что не могла подпрыгнуть так высоко, чтоб чмокнуть маму в щечку. Потому маме пришлось специально для этого наклоняться. Для дочериного поцелуйчика.

        7

        Поскольку у мамы губы были обветренными, то дочь знала, что, стоит только хоть чуть-чуть прикусить, как губа сразу же начнет кровоточить. А девочке вполне хватало даже самой маленькой капельки крови.
        То есть, чтоб обветренная губа треснула, то ее даже надкусывать не надо. Достаточно просто надавить… То есть, девочка может прижать эту губу своим лицом к зубам мамы, надавить, и кровь сразу же появится.  - Так Марина и сделала.
        И, пока лицо было плотно придвинуто к материному лицу, то та не заметила, что происходит. Мать смогла разглядеть это только тогда, когда дочь закончила с целованием.
        Дело в том, что Марина была как две капли воды похожей на папу. Ее лицо на маму было совершенно непохожим. Но сейчас, после того, как она маму поцеловала… То есть, она не совсем поцеловала, а слизнула несколько кровинок с ее губы…
        Мама посмотрела и удивилась. У дочери было такое лицо, как будто мать смотрится в зеркало. То есть, рост остался пятилетней девочки, платьице, волосы… Всё остальное… Но вот лицо - идеальная копия маминого.
        - Мне что, спьяну показалось?  - недоумевает мамаша. Мол, зря она поцапалась с няней. Втирала, что та под грибочками, а не маман. Ведь сейчас выясняется, что под оными некто другой…
        - Это всего лишь легонький укол,  - объясняет ей дочурка.  - Но, если ты позволишь укусить себя нормально, то я могу полностью в тебя превратиться. Понимаешь, ты?
        - Что-что я должна позволить?  - показалось матери, что она не расслышала. Либо она сделала такой вид.
        - Отхватить от тебя кусок пожирнее… Нет, если ты не понимаешь, то имей виду, что у меня есть, чем тебе угрожать. Теперь ты меня понимаешь, девица?
        - Какая ж я девица?!
        - Но и я не дочь тоже. Или что я, похожа? По лицу же, ведь, не определишь.
        Мама даже не нашлась, что возразить на это.
        - Но ты смотри,  - продолжала ей говорить Марина,  - я могу и просто так в тебя превратиться. Но для этого ты должна согласиться на то, что я потом тебя укушу. Когда-нибудь ПОТОМ. Но, так как? То есть, это я к тому, что, если ты не веришь в то, что я твоя идеальная копия, то я могу измениться. Но только раз. Имей в виду, что это дорога только в одну сторону. Пути назад больше уже нет. Но, так как?
        - Я не понимаю, что ты говоришь.
        - Тогда, значит, не возникай… Девица!
        - Я говорю, какая я тебе девица?! Ты, шмакодявка!
        - А я говорю: какая я твоя дочь? Ты не фига не попутала? Может, я не твоя дочь, а мать! Давай, я тебе докажу? Я превращусь в тебя. Но потом ты не должна будешь сопротивляться, потому что я тебя покусаю.
        - То есть, права была няня - ты людоедка?
        - А хрена ты говоришь всё это с вопросительными интонациями?!
        - А как ты с матерью разговариваешь?!
        Мать Марины уже сошлась на том, что она (мать), скорее всего, под грибочками, как няня ей несколько минут назад совершенно правильно намекнула. То есть, ей просто кажется, что девочкино лицо идеально похоже на материно.
        - Значит, слушай сюда!  - заговорила дочь.  - Если ты будешь возникать, то я от тебя мокрого места не оставлю! Я тебя завалю, тупую стерву, вот из этого «ствола».
        Маленькая девочка резко сунула руку себе под платье и вытащила оттуда пистолет.
        У матери тут же заработала соображалка: если в руках у девочки настоящее летальное оружие, то, перед тем, как открыть огонь, она должна снять его с предохранителя. Однако, поскольку девочка никак не сняла, то можно пойти на риск и попытаться выхватить из рук пятилетней Марины этот «ствол». И - так она и сделала. Резко кинулась на девочку. Так, чтоб, если девочка одержимая дьяволом, а не мамочка под грибочками, то, чтоб не успела с молниеносной скоростью снять «волыну» с предохранителя и спустить курок. Тут ведь нужно еще решиться: нападение - это вам не хухры-мухры. По логике вещей намного быстрее работает тот, кто использует функции самозащиты. Все в курсе, что нападать - это очень сложно, так как можешь погибнуть, если нарвешься на профи.

        8

        На какое-то мгновение Марине показалось, что у нее отключилось зрение. То есть то, что в отключке находится не она сама, а всего лишь зрение. Казалось бы, такая чепуха.
        Ее мать, сначала кинулась на вцепившуюся мертвой хваткой в «ствол» дочечку, но, поскольку у дочечки за секунду до этого «отключилось зрение» и она ничего не видела, то мать неожиданно замерла. То есть, какие-то силы ее остановили и приказали данной дамочке не особенно так усердствовать.
        То есть, мать вполне спокойным шагом подошла к девочке… Даже подкралась на цыпочках, а не просто «шагом». Думается, что поселившееся в девочке существо могло бы расслышать ее шаги, либо шум, производимый броском, когда маман решила взять дочурку приступом, и, по инерции, отскочить в сторону. То есть, заставить отпрыгнуть пятилетнего ребенка. Так, как будто бы он (ребенок) скачет через веревочку с себе подобными детьми.
        В тот момент, когда мать вытащила из пальцев дочери пистоль и принялась проверять наличие в оном магазина с патронами, к дочери вернулось зрение и она продолжила себе дальше молоть языком:
        - Я сейчас не поняла. Как эта «пушка» оказалась у тебя в руках? Она у меня вроде была!
        - Сейчас уже неважно,  - прощебетала (этак неразборчиво, под нос) мать.
        - Может, объяснишь?  - продолжала произносить свою незаконченную фразу девочка. Но мать уже всё сказала - говорить не о чем больше. Тем более, что, как показало «вскрытие», пистолет был не игрушечным.
        - Ну, хорошо,  - отреагировала девочка на молчание.  - Значит, будем считать, что я не стану превращаться в твоего идеально двойника. Так? Потому что у меня нет оружия и мне нечем тебе угрожать. То есть, делать так, чтоб ты не сопротивлялась.
        Мать опять ничего на это не сказала.
        - А ты сможешь убить меня?  - продолжала пятилетняя кроха разглагольствовать.
        - Ты ведь не будешь в меня стрелять,  - озвучила она одну и ту же мысль, поскольку мамочка молчала.  - Ведь, ты прикинь! Если ты нацелишь на меня ствол, то я успею превратиться в твоего двойника намного раньше, чем ты успеешь спустить курок… Над этим лучше подумай, а не над… А что начнется, как ты думаешь?
        - Не знаю, милая моя,  - произнесла мама каким-то отрешенным голосом,  - не знаю.
        - Я имею в виду: что начнется, если я в тебя превращусь?
        Мать не ответила, всё изучая подлинность «ствола». Чтоб проверить, фейковый он или настоящий, не прибегая к стрельбе.
        - Ну, давай, что же ты? Повтори еще раз «не знаю, милая моя, не знаю»!
        Но мать, как будто дала обет молчания.
        - В том-то всё и дело, что ты ни шиша не знаешь! Ты ведь не знаешь, успеешь ли ты разглядеть, как тело твое переносится в другой кокон, или не успеешь!
        Мать посмотрела на нее несколько недоуменно.
        - Что, не понимаешь, о каком коконе идет речь? О коконе твоей души. Ведь ты можешь иметь поддельную душу и, если ты в меня сейчас выстрелишь, то ты вскоре сгинешь. Ты точно так же не будешь знать, что происходит, как не знаешь про подлинность «пушки», которую ты сейчас изучаешь. Представь себе, что это не пушка, а твоя душа? Ты вечно будешь проверять, настоящая она или ненастоящая, до тех пор, пока тебе не захочется открыть огонь. Вот тогда-то ты сгинешь. Кокон взорвется, а ты навсегда потеряешь свое проклятое сознание.
        Мать опять ничего не промямлила.
        - Просто ты не понимаешь ничего. Сейчас дьявол управляет миром. Ты помнишь историю про Адама и Еву? То время было сказочно богатым и в мире существовало бессчетное количество вариантов объективной реальности. То есть, дело ограничивалось не только на Адаме с Евой. Были еще другие варианты о происхождении человеческой расы. А сейчас всё обнищало. Сейчас остался только один вариант. Объективная реальность, явь в единичном формате. Поэтому дьявол напустил своих фальшивых коконов! Как ты думаешь, в каком коконе яви ты сейчас находишься? В поддельном или, может быть, ты считаешь, что он настоящий, ведь ты в нем родилась! А что, если в тебя еще до рождения слизи напустили? Этой, которая мешает рассмотреть особенности фейка, как можно тщательней!
        Поскольку мать всё это время ничего не говорила, то дочь повысила голос:
        - Но ты, немой! Ты так и будешь молчать?!
        - Да, ты права, я действительно не твой… Не твой маман. Ты не моя дочь…
        - Чё ты там остришь?! Ладно, давай начнем этот разговор сначала!
        - Давай,  - как-то безразлично кивнула в ответ головою мамаша.
        - Я тебя спрашивала, не можешь ли ты объяснить мне, как пушка сначала у меня была в руках, а теперь вдруг к тебе попала! Ты что, чертов фокусник?! Но ты не отвечаешь, а молчишь! Может, разговаривать просто не хочешь?.. Ну, о-кей. Я сделаю так, что тебе придется поставить себя на мое место… Итак, ты готова?.. Не слышу!.. Да впрочем неважно…
        И, после этого, мать выглядит так глупо, как будто ковыряет пальцами что-то невидимое. А пистолет опять в руках у дочери.
        - Ну что, теперь твоя очередь!  - продолжала та паясничать.  - Теперь ты спрашивай, как это так получилось, что… И далее по тексту.
        - Ну?  - продолжала девочка.  - Опять будешь молчать?

        ТРЕТЬЯ ГЛАВА

        1

        Несмотря на то, что Марина уже маленькая дьяволица, то даже она не могла знать того, что, если долго не смазывать ружейным маслом пистолет, то он может не выстрелить в один подлый момент. Он хорошо заряжен, он снят с предохранителя, кроме того, что это летальное оружие, но… При нажатии на курок, у Марины произошла осечка.
        Мать, что есть силы вцепилась в этот пистолет. Ей наверно опять подумалось, что там нету патронов. Она не подумала, что, если девочка нажмет на курок еще раз, то мамочке может уже не повезти. Она пыталась вырвать у нее из рук проклятый пистолет, но… Девочка в несколько раз сильнее взрослого мужика.
        - Смотри, Марина!  - решила она пойти на хитрость,  - к нам какой-то взрослый мужик лезет в окно!
        - Что?  - переспросила девочка, словно не расслышала.
        - Взрослый мужик! Мужик.
        Поскольку в сторону окна девочка была повернута спиной, то ей пришлось поворачиваться, и тут-то мать пистолет и выхватила.
        - Какой мужик?
        - А, он наверно упал!
        Мать сию же секунду метнулась в сторону окна, пока до дочери еще не дошло, что та ее дурит. Она быстренько распахнула форточку (та была полуприкрыта) и запустила в окно пистолет.
        - Ты что сделала?!  - вытаращилась на нее дочь.
        - Это пистолет того дядьки,  - промямлила мать, словно больше не знала, чего бы еще такого ляпнуть в свое оправдание.
        - Что?
        - Он хотел залезть в окно, забрать пистолет назад, но не удержался и вниз полетел.
        - А пистолет-то тут при чем?! Почему пистолет полетел, а не мужик, которого ты увидала?!
        - А я ему кинула, чтоб он в карман его налету положил.
        - Дак он же разобьется!
        - Пистолет железный - нет!
        - Дядька!
        - Но это же волшебный пистолет!
        - Ой, врешь ты всё…
        Но, вместо того, чтоб оправдываться, мать опять в молчанку принялась играть.
        - За вранье я тебя тыкну булавочкой!  - объявила дочь.  - В наказание, чтоб больше не лгала.
        И, поскольку мать ничего не сказала (она бойкотировала Мариночку), то дочка исполнила «приговор» и тыкнула иголочкой маму. На что та даже не пикнула, словно ее бойкот заключался даже в том, чтоб не подавать голос, даже, если будут пытаться причинять боль.

        2

        На кончике булавочной иголки была красненькая капля, Марина ее слизала, и… После этого ей начало казаться, что она может читать мысли своей мамочки. То есть, не просто превращать свое лицо в ее, но и знать то, о чем мамочка ее думает. То есть, быть с нею единым целым.
        Если бы Марине захотелось узнать у своей мамы, по какому адресу проживает ее биологический отец, то, можно даже не сомневаться в том, что мать вообще никакого не издаст звука. Даже, если у нее в кишечнике скопятся газы, она все равно как-то себя, да «заглушит».
        И теперь, когда девочка всё знает, она подошла к окну… Секунду или две постояла, вглядываясь во всю эту бесполезную даль, и… полезла на подоконник.
        - Ты что это собралась?!  - опять отменила бойкот мамаша.  - Я тебе запрещаю в окно прыгать! С ума что ли сошла?!
        - Мама, ты не беспокойся, я всего лишь пистолет налету поймать попытаюсь…
        - Но, ведь, он давно уже упал…
        - Я знаю! Просто, во время полета, ко мне вернется та секунда, в которую он несся в воздухе. Вот. Я поймаю его налету, а потом запрыгну назад, на крышу. Поняла?
        - Я говорю, что я запрещаю…
        Но дочь только поднесла легонечко руку к своей маме, слегка тряхнула пальцами, и… Какая-то мистическая сила отнесла маман в дальний угол квартиры и прижала к стене. Девочка в это время открыла оконные рамы, и… В один миг оказалась на свежем воздухе.
        То есть, она сделала всё точно так, как и говорила. Сначала она вниз прыгнула, схватила падавший пистолет, потом те же самые «мистические силы» пятилетнюю девочку поднесли и поставили на парапет крыши. Скорость, с которой девочка двигалась, была равна той, с которою обычный самоубийца валится с крыши.
        Дело в том, что Марина сказала неправду своей матери. Потому что она не в прошедшее время вернулась, на несколько секунд назад, а, при помощи усилия мысли держала в воздухе летящий вниз пистолет, и теперь, когда девочка прыгнула вниз, то ей оставалось только схватить его.
        Когда девочка взлетала вверх, в сторону парапета на крыше, то мать, увидевшая, что у той в руках пистолет, была поражена до невозможности.
        «Офигеть,  - наверно промычала мать в то время, как легенькое тельце ее дочери подлетало в сторону крыши,  - она что, правда вернулась в прошлое, на несколько секунд, и поймала пистолет налету? Там же, внизу, люди ходят! Их много. Пока мы здесь балаболим, кто-то мог бы стырить этот пистолет!»
        То есть, версия у матери была такая, что девочка спрыгнула на асфальт, подняла пистолет, и… Но, ведь, его кто-то раньше нее поднять успеет!

        3

        Биологический отец Марины лежал «в дрова». Он так выглядел, словно его кто-то разбил в хлам.
        Поскольку Марина попробовала человеческой крови, то теперь она уже не могла входить так же свободно, как до этого входила в квартиру своей мамы. Теперь требовалось некое особенное приглашение. Так, словно нечистая сила может точно так же наказать эту девочку, как она маму недавно «наказала».
        Поскольку отец спит, как пыльный мешок с картошкой, то Марина, сначала прислонилась к оконному стеклу лицом, а потом принялась по нему «барабанить». По стеклу, то есть.
        Наверно, она думала, что так до утра может стучать в окно. Или ждать, что этот, как давеча выразилась ее мать, «взрослый мужик» (тот, который якобы в окно лезет) сам глаза продерет. Но случилось необычное: девочка стукнула по стеклу всего два или три раза, но отец подскочил, как будто его кипятком ошпарили. То есть он подскочил так же «нервно».
        - Кто… Кто стучит?!  - замычал он, ничего не соображая спросонья.  - Ты, Серега?! Я тебе по рогам надаю, а не отдам бабки…
        - Это я!  - подала голос девочка.
        То есть, судя по тому, что биологический отец решил, что в окно к нему барабанит его собутыльник, можно подумать, что проживает данный товарищ в частном доме. Скорее всего, снимает или по блату: нашел ему кто-то нежилой дом. Совсем не в высотном здании.
        - Погоди! А ты кто, девочка?!
        - Я твоя дочь.
        - Дочь? А чё… э-э… Это, короче, я плачу алименты, пошла отсюда!
        Он выпалил всё, что хотел, с тем, чтоб продолжить кемарить.
        - Что значит, пошла?!  - сделала девочка вид незаслуженно уязвленного самолюбия.
        - А чё те надо? На фиг…
        - Я несколько лет ходила и тебя искала… Мне мама не сказала, где ты живешь… И вот, сейчас я тебя нашла, а ты в шею меня гонишь? Как-то нечестно, папочка!
        - Ну, да,  - промычал пьяница.  - Ну, да.
        - Ты не «нудакай», а открывай! Разнудакался он.
        Она специально прикрикнула, так как пьяница начал валиться в исходное положение. «Ну, да. Ну, да. Ну, да…» И постепенно засыпая.
        - Ты должен меня впустить!
        - Чё?
        - А то я тебе, как дам в окно камнем… Разлетится вдребезги. И задубеешь там! Писюн себе отморозишь - не будет больше у тебя потомства. Некого будет бросать.
        - Ну, ладно-ладно… Не гунди! В ушах уже звенит от твоего писклявого голоса!
        И он поплелся дверь открывать.
        - А то сколько еще таких, как я, настрогал?!  - всё не утихала маленькая девочка.
        И, не только мать удивилась пятилетней девочке, но и ее отец. Потому что он помнил, что дверь отворял одновременно с тем, как этот «несмышленыш» спрашивал у него очередную свою дурь. «Сколько дров настрогал?»  - это послышалось пьянице. Но он открыл дверь, а девочка стояла уже перед ней. Так, словно девочек было двое: одна выкрикивает различную фигню через окно, которое находится с обратной стороны дома, а вторая в это время стоит под дверью. Причем, лица у обеих девочек идеально одинаковые, хотя, отец и помогал девочке до трехлетнего возраста; то есть, точно помнит, что девочка одна родилась, а не близняшки.

        4

        Когда отец открывал дверь и в дом вошла девчонка, то он сразу же оглянулся в обратную сторону, чтоб посмотреть, правда ли их двое. Но в окне не было «той» (девочки-двойника).
        - А где вторая?  - опять недоуменно промычал пьяница.
        - Что - вторая?
        - Ну, твоя двойняшка.
        - Вообще-то, я одна родилась, у меня нет сестер. Конечно, если они не незаконнорожденные.
        - Что?
        - Ничто.
        - А че приходила?
        - Хотела, чтоб ты в семью вернулся.
        - Я не могу с нею жить,  - завозникал папаша,  - она постоянно меня бьет!
        - Ты перепутал. Не она тебя, а ты ее.
        - Ну да, перепутал.
        - Но я знаю, как всё наладить.
        - И как же?
        - Ты должен наносить ей боль не напрямую, а дистанционно.
        - Ди… Ди… Чё?
        - Ну, на большом расстоянии.
        Мариночка хотела сказать, что, когда он бьет ее маму, то он делает неправильно, потому что так, как он, делают почти все «домашние насильники». Мол, дескать, если он начнет бить ее так, чтоб она не видела лично, что он причиняет ей боль, то только таким образом в семью сможет вернуться этот горе-отец. Потому что его больше не будут мучить угрызения совести, когда он смотрит девочкиной матери в очередной раз в глаза, после того, как он вчера опять вспылил и устроил ей выволочку. То есть, поднял на нее руку.
        Ведь ему очень стыдно, и поэтому он уходит из семьи.
        - А это как?  - спрашивал у Марины ее биологический отец,  - «на большом расстоянии».
        - Знаешь, как через куклу вуду?
        - Нет?
        - Ну, ты делаешь куклу, похожую на твоего обидчика, делаешь больно этой кукле… Но… Шутка в том, что больно не кукле, а твоему обидчику.
        - А кукле не больно,  - промямлил так папаша, как будто он хоть слово успел понять из сказанного.
        - Да, ты прав, кукле действительно не больно.
        - А как это сделать?
        Пьяница имел в виду, что делать в этой жизни он ничего не умеет. Он умеет только ломать.
        - Ты хочешь сказать, что ты сделать не сможешь?
        - Ну, да. Эти же, куклы вуду, не продаются в магазине!
        - Ну, вот, смотри,  - попросила его девочка, чтоб он не отводил глаз в сторону. И ее лицо тут же изменилось.
        - Ох ты! А как это ты?!
        Пьяница произнес с восторгом, потому что сразу же узнал лицо, в которое превратилось девочкино.
        - Не обращай внимание.
        - Что значит, «не обращай»! Как ты превратилась в эту склочную бабу?!
        - Ты же хотел сделать ей больно!
        - Дак это же ты, а не она!
        - Нет, она не настоящая. А я настоящая она. Понял?
        - Нет, не понял!
        - Просто я забрала ее душу, а взамен оставила ей копированную… В общем, короче, это слишком занудно объяснять! Проще сделать. Дак, делай же! Давай.
        - Что делать?!  - остолбенел папаша.
        - Бей!
        - Тебя что ли бить?!
        - Вот ты тупо-ой… Я кукла вуду! Мне больно не будет, а будет жене твоей, дебил!
        - Марина, просто у тебя лицо похоже на твою маму, а всё остальное, как у пятилетней. Вот я про что пытаюсь тебе сказать…
        - Ты отвечаешь за свои слова?!  - не знала она уже, как вбить ему всё это в голову. Чтоб он хоть во что-то поверил из того, что она сейчас говорит.
        - Какая разница, отвечаю - не отвечаю…
        - Я говорю: ты точно веришь своим глазам?
        - А что, не «белочка» же это!
        И тогда Марина прокусила себе кожу и начала пить сочащуюся из нее кровь.

        5

        В это время ее мать увидела, как на руке (в том месте, где вены; те самые, которые режут себе самоубийцы) сам собой образовался укус. Но, поскольку по идее она должна залить весь пол кровью, то происходит нечто совершенно невообразимое: на месте укуса кровь куда-то пропадает. На пол не льется, а «пропадает».

        6
        - Ты что делаешь?!  - закудахтал папаша,  - совсем сдурела?!
        - Не обращай внимание,  - донеслось от пятилетней девочки, так, словно в данный момент она не сосет собственную кровь, а разговаривает, поскольку ротик ее по идее должен быть совершенно свободен.  - Сейчас ее не будет.
        Марина говорила про кровоточащую ранку.
        И она была права, потому что ранка действительно «сгинула». Она сгинула точно так же, как сгинула кровь, когда на нее пострела Маринина мама. Не залила весь палас, а «сгинула».
        И в то время, когда отец вперился взглядом в эту «сгинувшую ранку» (он так смотрит на нее, словно понять не может), то он не видел, как пятилетняя девочка меняется полностью - превращается в сорокапятилетнюю женщину. При этом на ней рвется одежда пятилетней крохи… В том числе лопаются даже трусики…
        И только тогда пьянчуга оторвал взгляд от этой «завораживающей» ранки.
        - Ну что,  - проговорила бывшая Марина уже и голосом своей мамы,  - теперь я похожа на нее полностью?
        - Э,  - всё повторял этот «продравший глаза папаша», как заведенный,  - а куда делась ранка-то?
        - Я теперь могу управлять,  - отвечала ему голая женщина,  - той оболочкой.
        - Чего?!
        - Как кукловод.
        - Я…
        - Я,  - перебила его женщина,  - могу сделать так, что она подойдет к ванне, возьмет в руки бритву и перережет себе вены на второй руке! Хочешь?
        - Не-ет,  - проскрипел папаша.
        - Но, дак, что? Ты хочешь сделать ей больно?
        - Что-о?  - опять неуклюже промямлил тот.
        - Нет, если ты будешь пялиться на это место, то ты сделаешь больно не моей маме, а еще одному спиногрызу! Ты же ей должен сделать.
        - Э-э…  - попытался что-то промычать этот овощ. Вместо того, чтоб начать подчиняться.
        - Давай, делай!
        - Я не могу.
        - Лично мне не будет больно, а вот ей, той, ненастоящей, да!
        - Почему «ненастоящей»?
        - Потому что «настоящая» - я. А она - всего лишь жалкая никчемная оболочка.
        - А как это узнать?
        - Ну, например, если она попытается заколоть меня осиновым колом, то сдохнет на самом деле она. То есть, она потеряет сознание, ляжет, полежит какое-то время, а потом начнет превращаться в тело пятилетней девочки, которое проткнуто колом, а я в это время встану на ноги и продолжу… так сказать, радоваться жизни. Потому что жизнь моя самая прекрасная и удивительная во всём космическом пространстве, а не такая жалкая и ненужная, какой ощущала ее в свое время она. Но дак что, ударишь меня хоть раз или так и будешь продолжать жевать сопли?
        - Ну…  - опять промычал этот тупица. Прозвучало, как «му-у-у…»
        - Наверно, дело просто в том, что ты не понимаешь. Я должна тебе объяснить. Во всем виновата женщина, а мужчина - вечный терпила. Когда женщина мужчину задевает, то она, словно превращается в куклу. Куклу для битья. И она ему говорит… Ну, как будто бы говорит… «Я кукла-вуду. Сделай мне больно… Ведь у тебя есть враги… У пьяницы всегда есть какие-то враги… Ты можешь им отомстить… А, если врагов у тебя нет никаких, то… То ты представь себе, что я твой враг… И ударь по моей макитре… И ударь!»
        - Это в переносном смысле?
        - Нет, в прямом. Ты можешь меня даже убить, и тебя никто не найдет, потому что тебя не будет на месте преступления.
        - Дак ты ж умрешь здесь!  - недоуменно промычал пьянчуга.
        - Да нет, ты не понял! Со мной-то как раз ничего не будет, потому что я бессмертна… Я же тебе хотела сказать, что я настоящая. А вот с той «куклой», с нею - да.
        - Да не буду я ничего с тобой делать!
        - Ну, тогда поцелуй меня. Просто поцелуй. Хоть на это ты способен?
        И мужчина нехотя приблизил свою физию к этой женщине… Но та, как вцепилась своими зубами ему в нос… И не отпускает. Такое ощущение, словно зубы «примагнитились» к кости переносицы. Такой сильный электромагнит, который не расцепить голыми руками.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к