Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Убить Первого. Том 1 Иван Фаатович
        Убить Первого #1
        Никто не помнит, как давно начались тёмные времена. Смерть Хранителя жизни от рук людей превратилась в полузабытые легенды, как и клятва Первого извести их за это злодеяние под корень. Города древности веками лежат в руинах, напоминая о временах, когда жизнь была легка и простой поход в лес не нёс с собой смертельную опасность. Ныне люди прячутся за высокими стенами, отражая набеги тварей. Населённых мест становится всё меньше. Как же человечеству избежать гибели? Проще простого! Нужно всего лишь… убить Первого!
        В тексте есть: xuanhuan, боевые искусства, бояръаниме, кланы, культивация, реинкарнация, становление героя, уся
        Убить Первого. Том 1
        Пролог
        Эдван в ужасе мчался по лесу. Он жадно хватал ртом воздух, пытаясь хоть как-то восстановить дыхание. В боку кололо. Так сильно, словно туда кто-то всадил кинжал, но мысли о том, чтобы остановиться и перевести дух даже не возникало. Стиснув зубы, парень начал лишь быстрее перебирать ногами, стараясь выжать из себя как можно больше скорости. Всё его внимание было сосредоточено на том, как бы поскорее добраться до конца этого проклятого леса и не врезаться в дерево по дороге.
        Сухие ветки и прошлогодняя хвоя хрустели под ногами. Позади слышался топот десятков лап. Они не отставали ни на шаг. Чем быстрее бежал Эдван, тем громче становились их задорные крики. Ещё бы! Почуяв охотничий азарт, они вовсю наслаждались дикой погоней.
        Мальчишка старался не думать о судьбе тех, кто остался там, в чаще, но эти горькие мысли лезли в голову сами собой. Мать, отец, друзья, соседи… множество мёртвых лиц мелькало перед глазами, не желая никуда уходить. Они словно были здесь, рядом с ним и манили за собой. Призывали остановиться, отдаться на волю судьбе и покинуть этот жестокий, полный бесконечных страданий мир. Он уже чувствовал на плече костлявую лапу смерти. Затылком ощущал её ледяное дыхание и оттого бежал всё быстрее, подгоняемый липким ужасом. Он хотел жить.
        Лёгкие рвало огнём, острые ветви деревьев хлестали Эдвана по лицу, а каждая коряга норовила то и дело зацепиться за ногу. Парень поклялся отомстить каждой мохнатой твари, напавшей на них сегодня. Он боялся их так же сильно, как и ненавидел и наверное, только эти два чувства питали его волю к жизни. Жгучая ненависть и непреодолимый животный страх смерти.
        Что-то острое кольнуло его в спину. Позади раздался радостный вопль, а у Эдвана от вспышки боли брызнули слёзы, но он не остановился, не упал. Закричав, он побежал ещё быстрее, выжимая из себя последние соки. Проклятые твари, проклятый мир!
        Он не понимал этого. Не понимал, как они могут быть такими жестокими. За что так ненавидят людей?
        Всю жизнь он думал, что звери тупы и кровожадны, что ими движут лишь животные инстинкты. Рвать и убивать. Но сегодня… сегодня весь мир Эдвана перевернулся.
        Сегодня он впервые увидел, что твари взяли оружие в лапы. Заточенные деревянные палки, коими научились орудовать, как копьями. Они стали куда хитрее и озлобленнее. Засада в лесу была хорошим тому подтверждением. Звери развивались, и это оказалось куда как хуже, чем всё, что он когда-либо мог представить.
        В голове парнишки всё чаще и чаще мелькала мысль о том, что он до сих пор жив лишь потому, что им нравится загонять его, как какого-то дикого зверя. Хотелось плакать от обиды и собственного бессилия. Но жить хотелось сильнее.
        Заветная граница леса приближалась. Ещё немного, совсем чуть-чуть и… свобода! Все страхи и горести словно остались там, в тени деревьев, уступая перед ярким дневным светом. От радости у Эдвана открылось второе дыхание: его тело стало вдруг таким лёгким, словно пушинка на ветру, и ноги несли его по склону холма всё быстрее и быстрее.
        Солдаты из гарнизона ждали на условленном месте. У старого моста через Белую, под зелёным холмом. Жаль только, что вместо большой группы беженцев к ним выбежал всего лишь один пацан. Он закричал, что есть мочи, стараясь привлечь внимание. Топот лап за спиной никуда не пропал и единственной его надеждой на избавление от “хвоста” были воины. Они уже заметили его и бросились навстречу. Ему оставалось ещё совсем немного, ещё самую малость, и весь ужас останется позади.
        “Только бы добежать… только бы добежать!” - набатом стучало в голове мальчишки.
        Вопли зверей затихли, и топот резко оборвался. Эдван быстро взглянул назад. Охотники прекратили погоню, остановились. Вся толпа мохнатых ублюдков замерла и расстояние между ними увеличивалось с каждой секундой. Не веря своим глазам, Эдван рассмеялся. Прямо на бегу. Громко, безумно, не в силах сдержать эмоций. Костлявая лапа смерти отпустила его сердце. Он сделал это! Убежал! Вырвался!
        Наверняка эти трусливые уроды испугались солдат из городской стражи. Иначе и быть не могло. Настоящие воины перебили бы их с той же лёгкостью, с какой сами обезьяны убивали односельчан мальчишки. Именно так Эдван думал, пока бежал навстречу отряду, испытывая невероятное облегчение. Он чувствовал себя словно заново рождённым и кричал не в силах сдержать рвущееся наружу счастье. Но в одном он ошибся - костлявая лапа смерти не отпускала. Она лишь замахнулась, чтобы схватить его покрепче.
        Вспышка боли пронзила спину мальчишки, крик его оборвался. Он споткнулся и тяжело рухнул на землю, проехав десяток шагов по колючей траве. На руках и лице осталось множество глубоких царапин, кровь из них стекала по щекам на подбородок, падала на сочные травинки. Эдван замер. Несколько долгих секунд он не мог понять, что же случилось. Почему ещё секунду назад он бежал, а сейчас лежит и не может подняться? Почему кожа горит от царапин? Почему в груди что-то колет? Совсем слабо, как будто бы там засел какой-то комок…
        “Просто ударился, когда падал”, - подумал парень, пытаясь восстановить дыхание, но сделать глубокий вдох он так и не сумел. Только короткий глоток. Словно что-то внутри мешало воздуху проникнуть дальше. Взгляд его медленно опустился вниз и расцарапанные губы мальчишки задрожали. В уголках глаз навернулись слёзы. Из груди торчал окровавленный конец деревянного дротика. Эдван заплакал. Пачкая собственной кровью руки, он держался за палку и мотал головой, не желая верить в происходящее.
        “Почему? Почему я, Творец? Я не хочу…” - бормотал он, всё глубже и глубже погружаясь в пучину отчаянья. Он бросил последний взгляд на опушку леса. Стая обезьян скрылась в чаще.
        - Чтоб вы сдохли… - прошептал парень, провожая мохнатых уродцев полным жгучей ненависти взглядом.
        Силы оставляли паренька. Чудовищная слабость сковала его, словно каждый мускул кто-то привязал к земле невидимыми нитями. Руки больше не держали, мальчишка отпустил дротик и завалился на бок. Его слабый, истощённый организм больше не мог сопротивляться неизбежному.
        Лёгкий холодок начал расходиться по его телу от страшной раны, медленно и неотвратимо. Слабость постепенно исчезала, а вскоре даже боль начала медленно отступать перед ним. Эдвана охватил леденящий ужас. Он чувствовал это, боялся этого больше всего на свете и оттого ему было ещё невыносимее наблюдать за тем, как медленно и неотвратимо вместе с болью и слабостью отступает жизнь. Капля по капле.
        Он больше не чувствовал, как колючая трава впивается в кожу, не мог различить цвет небесной глади и уловить дуновение ветра. Не мог пошевелиться. Весь мир вокруг стал серым, блеклым и каждый удар уставшего сердца заставлял эту угасающую картинку легонько вздрагивать. Перед глазами появилось чьё-то лицо, мелькнуло серое небо. Его перевернули. Сквозь толщу воздуха донёсся какой-то слабый звук. Похоже, кто-то что-то говорил, но Эдван уже не слышал и не старался услышать.
        Пропали чувства. Больше не было ни отчаянья, ни злобы. Ни боли, ни горечи, ни даже страха смерти. Ничего этого для него уже не существовало. Осталась лишь пустота. И когда от смерти мальчишку отделяли считанные секунды, а тьма практически затмила его взор, в этой бесконечной, давящей пустоте родилось новое чувство. Такое чуждое и такое родное одновременно, оно подействовало на его сознание как глоток свежего воздуха. Как порыв ветра в абсолютном штиле, как что-то, способное заставить его почувствовать себя живым. И он ощутил её. Энергию Творца, что пронзала всё сущее. Атру.
        Судьба умеет издеваться. Что может быть прекраснее исполнения заветного желания? Любая живая тварь мечтает пробудить свой дар и почувствовать разлитую в окружающем мире силу, познать её тайны. Ах, если бы это случилось на несколько минут раньше, быть может, и исход был бы совсем другим! Сердце Эдвана наполнилось печалью. Внезапно, всё его естество обожгло холодом, как будто бы кто-то окунул его в ледяную воду. Тьма вокруг превратилась в клубы чёрного дыма. Постепенно чёрный дым посветлел, превращаясь в сизый туман, и через мгновение перед глазами предстало огромное, бескрайнее поле.
        Стеной лилась вода. Завывал ветер. Он подхватывал капли и швырял их изо всех сил в стороны, будто бы воюя с дождём, и пытаясь защитить земную твердь от нескончаемого водяного потока. Чёрные тучи затянули всё небо до горизонта. Царила тьма, как ночью, и лишь только вспышки бесконечных молний разрывали её. Чудовищные раскаты грома разносились во все стороны света, а Эдван, словно завороженный, наблюдал за всем этим не в силах отвести взгляда или даже моргнуть.
        В самом сердце бури кипело сражение. Здесь, под ливнем, в грозу, человек и зверь сошлись в смертельной схватке и яростно рвали друг друга, нанося страшные удары. Тяжелая лапа гигантского медведя против крепкого кулака старого воина. Острейшее копьё против стальных когтей. Боевое искусство против грубой животной силы. Когда их могучие удары сталкивались, гремел гром и казалось, словно не они сражаются в центре бури, а сама природа бушует, подпитываясь бурлящей в их душах ненавистью.
        Эдван обнаружил себя в шкуре старого воина. Очень слабо, словно какие-то старые, покрытые пылью воспоминания, он ощущал его чувства. Грусть и дикую усталость. Он покрепче сжал древко копья. Медведь поднялся на задние лапы, его могучий рык подобно раскату грома разнёсся над полем. Ни у того ни у другого почти не осталось сил и этот удар должен был стать последним. Решить исход всего поединка. Две смазанные тени бросились навстречу друг к другу. От их столкновения вздрогнула сама земля, и даже дождь остановился на несколько долгих секунд.
        Но вот вода вновь коснулась земли, вновь завыл ветер. Обломок копья упал на землю. Человек закашлял, схаркнул кровью на бурый мех. Зверь оказался сильнее. Эдван вновь почувствовал боль в груди. Теперь он, вместе со старым воином висел на могучей лапе, а стальные медвежьи когти пронзали его насквозь. Сердце разорвало на части. Холод начал медленно расходиться от страшной раны по всему телу. Всю жизнь он прожил без страха смерти и гордился этим, но лишь теперь он осознал, насколько был не прав. Такой чуждый, неизведанный, и потому столь ужасный, страх неизвестности сковал его, проник в каждую клеточку умирающего тела. Что будет дальше? Бесконечная пустота? Или новая жизнь? Человек не знал и только теперь, находясь в одном шаге от ответа, он понял, что прожить без страха может только тот, кто уже прошёл этот путь. Кто уже умирал. Из последних сил он цеплялся за остатки жизненных сил. Пальцем собственной кровью начертил на груди древний знак. Но он не спас.
        - Будь ты проклят… - прошептал воин. Бесконечная тьма забрала его в своё царство. Вновь.
        Сознание вернулось рывком. Проснувшись, он несколько секунд хватал ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, не в силах успокоить напуганный организм. Сердце стучало так быстро, что казалось ещё немного, и оно вырвется из груди. Глубокий вздох лишь немного успокоил его бешеный ритм. Живой. Нет медвежьих когтей и страшной раны. Нет дождя и ветра, обезьян, больше нет ни боли, ни горечи, ни бесконечной пустоты. Это был всего лишь сон. Дурной сон, который никак не хотел заканчиваться. Или… нет?
        Глава 1. Выживший
        Эдван смотрел в пустоту и бесконечная скорбь затапливала всё его естество. Мир, который он знал, разбился на тысячи мелких осколков и исчез, словно дым на ветру. Вид опустевшей деревни на опушке Таинственной чащи застыл перед его глазами. Одинокие дома, пустые окна, разбросанные то тут то там вещи, в спешке оставленные кем-то лежать в мёртвом селении. Он вспоминал, как на секунду остановился, чтобы в последний раз посмотреть на родной дом прежде, чем шагнуть в лесную чащу вместе с односельчанами. Это был знаменательный день. Последнее поселение, которое ещё не присоединилось к великому Городу, наконец-то уходило под защиту его стен. Демонических зверей в лесу становилось всё больше с каждым годом, а их жажда до людской крови всё сильнее. Они больше не могли оставаться в деревне.
        Солдаты из гарнизона пообещали встретить беженцев у старого моста через реку Белую, довести их до Города. Жителям нужно было всего лишь миновать крупный участок леса. Этого треклятого леса…
        Воспоминания унесли образ деревни, развеяли злобу на городских солдат и деревенских старейшин. Перед глазами встала новая картина: длинная колонна из людей с пожитками, что двигалась вперёд по старому тракту. Женщины и дети шли в центре, а мужчины охраняли их, вооруженные копьями и луками. Эдван тоже был там, шёл рядом с отцом и искренне надеялся, что им не придётся сражаться. Среди всей толпы деревенских было всего двое одарённых, чья сила была главной надеждой всех жителей на случай нападения одарённых зверей. Эдван и сам страстно желал стать таким же, пробудить дар, чтобы защищать родных от всех напастей, но… уже не сильно верил, что это возможно. Не так сильно, как в глубоком детстве.
        Громом среди чистого неба прозвучал пронзительный крик обезьяны. Твари вылетели из леса и набросились на колонну с невероятной яростью, едва ли не мгновенно расправившись с одарёнными. Боль пронзила сердце Эдвана с небывалой силой, как будто бы туда вонзилась тысяча острейших клинков. Он закрыл глаза и до крови закусил губу, не в силах простить себе совершённый поступок.
        Он убежал. Видя, как твари безжалостно расправляются с его односельчанами, он бросил копьё и помчался прочь, обезумев от ужаса, когда все остальные бились до последнего вздоха. Стыд и скорбь снедали его, казалось, что было бы лучше, если бы он умер вместе с ними, но нет. Он выжил. Каким-то чудом ему удалось спасти свою шкуру, но все, ради кого он жил раньше… погибли.
        Душевная боль постепенно утихла и глубокая горечь сменилась холодной пустотой. Слёзы высохли, а парень всё так же смотрел в потолок, не зная, как дальше жить. Рана в его груди была более, чем реальной. Она чесалась и ныла, постоянно напоминая ему о пережитом. Эдван помнил серый, мёртвый мир. Помнил странное видение, где он сражался с медведем, помнил момент, когда вдруг почувствовал разлитую вокруг энергию, которую никак не мог почувствовать сейчас.
        “Должно быть, мне просто показалось. Привиделось в предсмертном бреду…”, - подумал он с горечью.
        Он пролежал несколько часов, просто смотря в потолок, не зная ни где он, ни кто спас его от той страшной раны. Ему было всё равно. Эдван настолько глубоко ушел в себя, что даже не заметил, как в его крохотную комнатку заглянул седой старик и тут же сорвался куда-то, увидев, что он проснулся.
        Тяжелые шаги за дверью заставили Эдвана вынырнуть из глубин разума, однако в сердце его до сих пор царила безжизненная пустота. Моргнув, он попытался глубоко вдохнуть, но рана в груди заныла и парню пришлось остановиться. Шаги в коридоре звучали громче, под тяжестью чьих-то ног слегка подрагивала кровать. Через несколько мгновений входная дверь широко распахнулась, впуская гостя внутрь. Им оказался огромный мужчина с густыми пышными усами. Войдя, он занял почти всё пространство в комнатушке, практически касаясь головой деревянного потолка. Из-за его широкой спины выплыл щуплый сгорбленный старичок в белом халате и аккуратно захлопнул дверь.
        - Ну здравствуй, герой! - широко улыбнувшись, мужчина уселся на табуретку подле кровати. Старик остался стоять.
        “Герой?” - это слово укололо Эдвана в самое сердце. Над ним пришли поиздеваться?
        - Здравствуйте, - прохрипел он. Глаза мальчишки скользнули по телу гостя, задержавшись на его руках. Предплечья казались размером со ствол молодого дерева. Запястья украшали два широких наруча с выгравированными буквами и, если сложить слога вместе, получалось: “Палач зверей”. Мысленно, Эдван хмыкнул. Смелое прозвище…
        - Помнишь хоть что-нибудь? - пробасил мужчина.
        - Да, - ответил парень, - помню.
        - Хм. Значит, судьба поиздевалась над тобой ещё раз, - заключил он, - Как тебя зовут?
        - Эдван. Эдван Лаут.
        - Моё имя Марк Боу. Это мой отряд вытащил тебя с того света, - сказал мужчина и внимательно посмотрел парню в глаза. Он ждал от него какой-то реакции, но лицо мальчишки оставалось невозмутимым. Воин вздохнул, - ты получил смертельную рану. Честно, я до сих пор удивлён, что ты сумел выкарабкаться.
        - И всё благодаря этому, - встрял старик и вынул из-за пазухи небольшой свиток. Когда он развернул его, Эдван увидел странный знак, очень похожий на символичное изображение древесного листа, смотрящего вправо. Этот знак казался ему смутно знакомым, настолько, что вызывал лёгкий зуд в голове. Его название как будто бы висело на языке, но он никак не мог его поймать.
        - Этому? - удивлённо переспросил Эдван.
        - Да, - кивнул воин, - когда твоё сердце окончательно замерло, ты вдруг пробудился на краткий миг, чтобы начертить этот магический символ на своей груди, а затем снова потерял сознание. Благодаря нему ты продержался до города. Не помнишь?
        - Нет, - Эдван покачал головой и вдруг замер в ошеломлении, словно его окатили ледяной водой, - постойте. Магический знак?
        Он посмотрел на свои руки. Их била мелкая дрожь. Магические знаки были прерогативой одарённых, простые смертные не могли их использовать. Неужели… это было взаправду?
        Марк со стариком переглянулись. Кивнув каким-то, ведомым только им одним вещам, они вдруг заулыбались и очень внимательно посмотрели на Эдвана, отчего он почувствовал себя неуютно.
        - Ты пробудил свой дар тогда, верно? На пороге смерти, - предельно серьёзно спросил воин.
        Парень осторожно кивнул.
        - Невероятная удача! Значит, ты всё-таки был там, - Марк гордо вздёрнул подбородок и бросил на старика победоносный взгляд, - видишь, старый пень, я был прав. Иначе и быть не могло!
        - Да, ты был прав, - сухо подтвердил его спутник, - удача поистине невероятная.
        - Я не понимаю, о чём вы говорите… - прохрипел Эдван. Загадочные переглядывания, улыбки и разговоры этой парочки не просто смутили его, но и посеяли беспокойство. Что им от него надо? Если присутствие капитана отряда он ещё мог как-то понять, но о том, почему к нему пришёл какой-то старик он не имел ни малейшего представления. И где это “там” он мог быть? В загробном мире, что ли?
        - Позволь мне слегка пролить свет на происходящее. Ты, должно быть, немного напуган и ещё не совсем пришёл в себя. Извини нас за это, - старик растянул губы в улыбке, которая была далека от искренней, - всё дело в том, что ты не просто побывал на пороге смерти, нет. Ты действительно умер. На какой-то короткий миг твоя душа покинула тело, ты зашёл за грань мира живых и тут же вернулся обратно. Проснувшийся дар дал тебе несколько лишних мгновений, чтобы ты успел написать знак. Конечно, если бы не множество пилюль и снадобий, которые залили в тебя солдаты ты бы всё равно погиб, но, к счастью, всё сложилось как нельзя лучше.
        Старик широко улыбался, а его глаза блестели так, словно Эдван был каким-то диковинным сокровищем, на которое тот страстно желал наложить руки. Похожий блеск наблюдался и в глазах воина. Объяснение старика, хоть и пролило немного света на ситуацию, на самом деле посеяло в сердце юноши ещё больше вопросов и сомнений. Увидев выражение лица Эдвана, Марк окинул старика недобрым взглядом и, тяжело вздохнув, поспешил дополнить его слова.
        - Ты не первый, кто сумел побывать за гранью, - мягко сказал он, - не пугайся этого. Вскоре к тебе придут воспоминания, которые могут показаться чужими. Это нормально. Каждый, кто побывал там, - мужчина поднял указательный палец вверх, - принёс нам великие знания. Это может быть всё, что угодно: утерянные рецепты снадобий, магические знаки, даже знания древних наречий. Каждая крупица мудрости будет ценным вкладом в сохранность нашего Города.
        - И эти знания станут твоей платой за спасение жизни, - широко улыбаясь, заключил старик, - как только ты всё вспомнишь и передашь нам, все потраченные снадобья и пилюли окупятся сторицей.
        Эдван сглотнул, Марк нахмурился, смерил старика тяжелым взглядом, в котором сосредоточил всё своё неодобрение. Самодовольная улыбка на морщинистом лице как-то сама собой увяла и дедуля медленно отступил в дальний угол помещения.
        - Извини за это, - виновато улыбнулся воин, - Господин Фан не должен был вываливать всё на тебя сразу после пробуждения, но и ты постарайся его понять. Последний человек, что побывал за гранью, умер восемьдесят лет назад. С тех пор ты первый. Не переживай по поводу воспоминаний и долгов, сосредоточься на выздоровлении.
        Эдван ничего не ответил, лишь рассеяно кивнул. В его голове до сих пор звенели слова старика о долге, который ещё предстоит выплатить. Как только он задумывался над тем, сколько лечебных снадобий истратили на его спасение, ему становилось дурно. Даже слова Марка не могли отвлечь его от грустных мыслей. И хоть платой должны были стать знания, которые только предстоит выудить из глубин памяти, Эдван подозревал, что долг он выплатит очень не скоро.
        - Не замыкайся на этом, - повторил ещё раз мужчина, - лучше подумай о будущем. Ты теперь в Городе! В самом безопасном месте долины. К тому же, ты пробудил дар!
        - Да, дар… - горько усмехнувшись, ответил юноша. Его взгляд вновь упал на наручи Марка и его очень смело прозвище. Такое прозвище не может носить обычный воин, пусть даже и капитан отряда…
        Пока Эдван думал над этим, Марк соловьём разливался о том, как чудесна жизнь одарённого в Городе. О том, что не нужно беспокоиться о еде, жилье и одежде. О поддержке Городского Совета, о более долгом сроке жизни, о великой силе и возможности защищать городских жителей от нападений зверей. Всё это юноша слушал вполуха, не придавая словам мужчины практически никакого значения. Вместо этого он не отрываясь смотрел на наручи. Надпись казалась ему немного странной, какой-то неправильной, но, как бы он не пытался, никак не мог понять, что не так.
        - Скажите… - внезапно Эдван прервал монолог Марка, - а вы… охотник?
        - Я? - удивлённо переспросил тот, - да. Помимо службы в гарнизоне я стою во главе одной из охотничьих групп. Время от времени мы выбираемся в лес, выслеживаем и убиваем одарённых зверей. Но как ты узнал?
        - Надпись, - пояснил Эдван, указав пальцем на наручи воина, - “Палач зверей”.
        - Не успел узнать о долге, а уже его отдаёшь! - рассмеялся мужчина. Господин Фан загадочно улыбнулся и хотел было что-то сказать, но не успел: Марк поднялся на ноги и заслонил его своей широкой спиной.
        - Выздоравливай и набирайся сил, Эдван, - сказал мужчина, - через месяц начнётся учеба в военной академии. Надеюсь, ты успеешь встать на ноги в срок.
        - Что за академия? - не понял юноша.
        - Каждый одарённый вне зависимости от пола и происхождения обязан пройти обучение и стать защитником города. Поскольку ты теперь с нами, это распространяется и на тебя, - улыбнулся Марк, - выздоравливай! Ещё увидимся!
        Попрощавшись, мужчина вытолкнул старика из комнаты и вышел следом, оставляя Эдвана в одиночестве. Стоило им оказаться на достаточном расстоянии от закрытой двери, как маски дружелюбия моментально исчезли с их лиц.
        - Уже начал отдавать, - скривился старик Фан, - как же. Да ему не расплатиться до конца жизни! Твоё счастье, что он действительно оказался шагнувшим за грань, иначе бы клану Морето пришлось отдать немало ценностей, чтобы погасить твой долг.
        - Интуиция меня никогда не подводит, - процедил Марк, гордо задрав подбородок, - но тебе следовало бы поумерить пыл, господин Фан. Вместо того, чтобы давить долгом, нам следует проявить немного терпения и дать ему каплю доброты. Тогда юный Эдван будет считать Город своим домом и сам выдаст все воспоминания и секреты без утайки.
        - Кто он такой, ребёнок из главной ветви, чтобы я сдувал с него пылинки? Никакого особого отношения этот грязный оборванец не получит, - презрительно фыркнул господин Фан и, взмахнув полами халата, пошёл прочь, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
        Марк усмехнулся, глядя на удаляющуюся фигуру в белом халате. Настроить старика против мальчишки оказалось даже проще, чем он думал. Теперь старый хрыч даже не станет пытаться наладить с сопляком какие-то хорошие отношения, а значит, добрый капитан будет выглядеть на его фоне куда привлекательней.
        “Если я заставлю его присягнуть на верность клану, то, может быть, сумею даже получить контракт…”, - мечтательно зажмурился Марк и, насвистывая весёлый мотив, пошёл в противоположную от уходящего старика сторону, - “Кто бы мог подумать, что решение спасти сопляка станет такой удачей! Теперь, когда его нахождение за гранью подтвердил старый пердун Фан, городской совет обязательно наградит меня. Жизнь налаживается!”
        Чего Марк не знал, так это того, что старик видел его маленький план насквозь и втайне посмеивался над надеждами капитана. Впрочем, как-то препятствовать его неумелым попыткам затянуть щенка в слуги одного из великих кланов он не собирался. До этого момента.
        Каждый выживает как может - такова суровая правда. Нет ничего удивительного в попытке вчерашнего простолюдина, коим и был Марк, вытянуть максимум из сложившейся ситуации. Однако, чего он не должен был делать, так это пытаться своими неумелыми речами манипулировать им, Шан Фаном! На такое старик попросту не мог закрыть глаза. Конечно, из-за этого маленького инцидента он не станет относиться к сопляку как-то иначе - много чести, однако, вполне может устроить господину Боу небольшие трудности…
        Сам Эдван, пребывая в счастливом неведении относительно планов этой парочки, в этот момент изо всех сил пытался разобраться в себе и своих чувствах. Его скорбь по погибшим родным и близким никуда не пропала, а продолжала давить на него невидимым грузом, стоило ему вновь остаться одному. От холодной пустоты не осталось и следа, в сердце парнишки поселился страх. Страх за собственную шкуру. Он как нельзя лучше осознал, что остался совсем один в городе, где всем нужны лишь знания, сокрытые где-то в глубинах его памяти. Эдван боялся, что как только он выдаст их, его жизнь перестанет представлять для города хоть какую-нибудь ценность и он вновь окажется где-то за стенами, один на один с диким зверьём. Ведь во всей долине больше не было поселений, где бы он мог спрятаться. Город остался последним оплотом человечества. По-крайней мере, других он не знал. Ни отец, ни даже одарённые не могли пробиться за пределы Туманной чащи или сквозь древнее ущелье Ша-Суул, которое бы вывело их из долины. Никто не знал, что находится за их пределами, но, если судить по количеству тварей, обитающих в глубине леса,
становится очевидно, что ничего хорошего.
        При мысли о тварях рана в груди заныла с новой силой. Воспоминания о побеге из леса ярко вспыхнули в разуме Эдвана. Он застонал от фантомной боли, вжался в подушку и стиснул зубы, проклиная свою слабость и трусость. Ненависть поднялась из глубин его души и полностью захлестнула разум. Он вспомнил клятву, данную на бегу и повторил её вновь.
        - Вырежу всю их стаю до последней макаки, - злобно прошипел Эдван, сжимая рукой одеяло, - перебью всех до единого, даже, если умру сам. Клянусь.
        Глубоко вздохнув, Эдван упал на кровать и уставился в потолок. Скрипнув зубами, он заставил себя успокоиться, изо всех сил постарался отбросить скорбь, не позволяя себе вновь упасть в пучину горечи и печали. Отец бы не одобрил такого поведения. Судьба дала второй шанс и было бы глупо потратить его на литьё слёз по умершим. Он должен… нет, обязан выжать из Города максимум. Развить дар в этой их академии, научиться сражаться и стать настолько сильным, чтобы проклятые твари боялись подойти к нему. Да. И тогда ему больше не будет страшен внешний мир, и никто не посмеет даже задуматься о том, чтобы выгнать его из Города… только так, и никак иначе.
        “Надеюсь, знания из-за грани мне в этом помогут”, - подумал Эдван и, наморщив лоб, прошептал: “Вот только, как же их достать?”
        Глава 2. Библиотекарь Шан Фан
        В который раз Эдван проснулся в холодном поту и чудом удержался от испуганного вопля. Ему снова снился проклятый медведь. Огромный и злющий, с холодными когтями, что прочнее стали. И каждую ночь эти когти пробивали его грудь насквозь в том месте, где была рана, и каждую ночь он чувствовал холодок внутри, у самого сердца, словно медвежьи когти могут оборвать его жизнь в любую секунду. Дошло до того, что эту ночь он практически не спал, боясь вновь оказаться один на один со свирепым зверем. Увы, болезненное тело победило испуганный разум, и под утро Эдван заснул… на свою беду.
        С момента его пробуждения в Городе прошло четыре дня. За это время он так ни разу и не покидал маленькой комнатушки, которая стала для него новым домом. Практически всё время он лежал, или спал, или изо всех сил пытался почувствовать энергию вокруг, ощутить её движение и дыхание, как тогда, на грани смерти, но увы, ничего не выходило. Единственным человеком, с которым он виделся за всё это время был невзрачный горбатый мужичок со спутанными волосами, который приходил менять повязки, носил еду, воду и лечебные снадобья. Каждый раз, когда приходилось глотать пилюлю или пить странно пахнущее травами варево, Эдван вспоминал о словах старика Фана о долге перед Городом и настроение его сильно портилось, будто бы каждый раз, выпивая новую порцию лекарства, он всё глубже рыл себе яму.
        Да, слова деда крепко засели в голове парнишки, заставив его серьёзно пересмотреть состоявшийся разговор. Подумав, Эдван пришёл к выводу, что страх, поселившийся глубоко в его душе, совсем не безоснователен. От него здесь нужны только знания, которых ещё нет, и ничего кроме них. О размере долга никто так и не удосужился сказать, что наталкивало на нехорошие мысли. Однако, никакого вывода Эдван сделать так и не сумел - слишком мало он знал о городе и о людях, что в нём живут. Поэтому, парнишка принял решение выждать, не показывать своих, и так небольших способностей и знаний, прикинуться на время деревенским дурачком, которого в нём, скорее всего, и видели. До тех пор пока не поймёт, что к чему.
        К сожалению, информацией с ним никто особо не делился. Его единственный посетитель был очень немногословен. Однако, вода камень точит. Несмотря на нежелание собеседника, Эдван всё-таки сумел немножко расшевелить мужичка за три дня перевязок, и немного узнать об окружающем мире.
        Как оказалось, его комнатушка находилась не в какой-то захудалой хибаре, а в лазарете при казармах городского гарнизона, всего в нескольких минутах пути от площади Основателей и академии, а соседями его были тяжелораненые солдаты, которым полагалось длительное лечение и постельный режим. Так же мужчина иногда делился сведениями о погоде, о городе и в целом о жизни за пределами маленькой конуры, которая представляла для Эдвана целый мир.
        В этот раз горбатый почему-то пришёл чуть раньше, чем обычно. Всучив парнишке плошку с кашей, мужчина принялся вытаскивать из сумки лекарства.
        - Два дня назад вернулся Коготь Кланов, - невзначай обронил он.
        - Кто?
        - Коготь. Элитный отряд из сильнейших одарённых, - пояснил горбатый, - с победой пришли. Зачистили леса от проклятых тварей.
        - Ясно… - буркнул Эдван. В сердце его кольнуло сожаление.
        “И почему они не зачищали лес на этом проклятом холме?” - подумал он, услышав слова мужичка.
        - Сказали, что за два дня до возвращения они перебили стаю обезьян. Подумал, ты захочешь узнать, - сказал горбатый и, забрав старые бинты, удалился.
        Эдван лишь тяжело вздохнул. Судьба жестока. Если бы Коготь кланов наткнулся на обезьян раньше, ничего бы не произошло. С другой стороны, какая-то часть Эдвана радовалась смерти проклятых тварей, будто бы крича: “Так им надо!”, но в то же время он сожалел, что не смог перебить их своими руками. Будь у него возможность, он бы перерезал горло каждой. Немного подумав, он утешил себя тем, что поклялся истребить вообще всех обезьян в округе, на случай, если хоть кому-то из той проклятой стаи удалось удрать от Когтя Кланов.
        Через четыре часа, когда время перевалило за полдень, в комнату Эдвана легонько постучали. Паренёк подобрался - стук был ему незнаком. Горбатый стучался довольно тихо, робко. Этот же гость постучал уверенно, словно не сомневался в том, что ему разрешат войти. Или совершенно не беспокоился об этом.
        Не успел Эдван хоть что-то ответить, как дверь скрипнула и на пороге показался старый знакомый. Господин Фан собственной персоной, в таком же белом халате, в каком Эдван видел его во время первой встречи и с каким-то крупным свёртком в руке. Дедуля лучезарно улыбался ему, но улыбка эта была настолько натянутой и неискренней, что юноша невольно вжался в подушку, приготовившись услышать всё, что угодно.
        - Доброго дня… - старик сделал короткую паузу, на секунду задумавшись, - Эдван, верно?
        - Да, - осторожно кивнул юноша и, сложив руки вместе, легонько поклонился в знак приветствия.
        - В прошлый раз нам не удалось пообщаться поближе. Позволь представиться, меня зовут Шан Фан и я являюсь одним из семи хранителей знаний нашего Города. Ты, должно быть, гадаешь, зачем я здесь, не так ли? - старик продолжал улыбаться, хотя его глаза были холодны, как лёд. Эдван легонько кивнул, - я хочу провести небольшой эксперимент. В прошлую нашу встречу я заметил, что ты грамотен. Скажи, тебя обучили читать в вашей деревне, или…
        - Меня научила мать. Ну… читать, писать, считать. Отец был городским старостой, у нас даже были книги, - ответил Эдван, перебив гостя.
        - Прелестно. Тогда, пожалуй, не будем тянуть, - старик уселся на табурет у кровати и вынул из-за пазухи тонкую грубо стянутую книжечку, которую протянул юноше, - вот, возьми. Знакома ли тебе эта книга?
        Эдван бережно принял предмет, провёл пальцами по грубой бумаге. Он аккуратно раскрыл книгу на первой странице и из его груди вырвался тяжелый вздох, а губы тронула грустная улыбка.
        - Знаешь её, верно? - улыбка, казалось, приросла к лицу старика словно гипсовая маска и выглядела довольно устрашающе.
        - Да, - хрипло ответил Эдван. Книгу он знал. Это были “Легенды лет минувших”. Мать учила его чтению в детстве именно по ней… ну, или по похожей. Текст немного отличался от привычного, был более высокопарным, что ли, но, без сомнений, это была всё ещё именно та книга.
        Он хотел было продолжить читать, но старик ловко вытянул “Легенды” из рук Эдвана и спрятал их у себя за пазухой. После, он развернул свёрток и вынул оттуда толстую книгу с обложкой из кожи, которую уже очень бережно передал юноше в руки. Шан Фан относился к предмету с особым почтением, словно это была важная реликвия и Эдван смекнул, что ему бы стоило отнестись к ней так же. С величайшей осторожностью он принял книгу и тут же изо всех сил напряг ослабевшие руки, чтобы не уронить её. Аккуратно положив предмет к себе на колени, он прочёл надпись на обложке. Она гласила: “История сотворения мира и атры”.
        - Можешь прочесть её для меня? - попросил Шан Фан, подавшись вперёд.
        Эдван не мог видеть ужасное нетерпение и неподдельный интерес старика, скрытые за маской ужасающей улыбки, но это не помешало ему смекнуть, что где-то здесь таится странный, неуловимый подвох. Интуиция подсказывала недвусмысленно, подарив странное, щемящее чувство где-то в груди. Вздохнув, Эдван бросил попытки найти скрытый смысл и, помня своё решение не показывать всех своих способностей сразу, принялся читать так, как подобает немного грамотной деревенщине. По-слогам.
        - Ис-то-ри-я, со-тво-ре-ни-я… ми-ра и ат-ры, - произнёс он вслух и раскрыл книгу.
        Быстренько пробежавшись глазами по первым строкам, Эдван нахмурился. Что-то было не так. Чувство неправильности назойливым червём въедалось в голову, заставляя юношу всё пристальнее и пристальнее вглядываться в строчки, чтобы понять, почему они вызывают у него такое странное чувство. Однако, как бы он не вглядывался в текст, он никак не мог понять, что же с ним не так. Книга читалась легко, в разы легче, чем предыдущая. Парень поймал себя на мысли, что читает даже быстрее, чем обычно! И понимает куда больше слов!
        “Может быть, в этом и странность?” - спросил Эдван сам себя, задумавшись, - “Почему старик попросил меня прочесть её для него? Может, это какая-то особая книга? Да нет, вроде бы, написано, как обычно…”
        - Текст кажется тебе странным, и ты сейчас изо всех сил пытаешься понять, почему, не так ли? - подал голос Шан Фан, усмехнувшись. Не дожидаясь ответа, он вынул из-за пазухи “Легенды лет минувших”, раскрыл её на первой странице и небрежно бросил перед Эдваном на кровать.
        Вначале юноша не увидел разницы, но стоило ему приглядеться чуть повнимательнее, как его глаза расширились от удивления. Знаки в тексте были другими! Совершенно! Как будто бы книги были написаны на двух разных языках…
        Стоило этой мысли пронестись в его разуме, как глубоко внутри черепа что-то щёлкнуло. В тот же миг голову пронзила боль, словно туда на одно мгновение вонзили десять тысяч иголок. Парнишка дёрнулся, как от удара, книга сползла с колен на соломенный матрац.
        - Что это за язык? - произнёс он хрипло. Улыбка Шан Фана стала намного шире, а в глазах появился радостный блеск. Эдван осёкся. Он вдруг понял, что сказал эту фразу не так, как хотел и, слегка успокоившись, повторил это на том языке, на каком привык.
        - Как ты уже, наверное, догадался, это знание пришло тебе из-за грани. Я понял это ещё когда ты прочёл надпись на наручах Марка, просто хотел убедиться. Это язык древних царств, как мы его называем. На нём люди говорили задолго до основания города. У нас есть несколько книг из тех давних времён, в которых, возможно, сокрыты великие знания и мы, хранители, по мере своих сил, переводим их, и пытаемся вытащить оттуда все крупицы древней мудрости. Я понимаю, что твоё знание языка не идеально, - Шан Фан предупреждающе поднял руку, когда Эдван собирался что-то сказать, - всё-таки, даже я читаю на нём быстрее, однако, ты восьмой человек в Городе, который таким знанием вообще обладает и возможно, тебе откроются значения слов, которые мы давным-давно не могли расшифровать.
        - То есть, вы хотите, чтобы я перевёл эту книгу?
        - Нет, что ты, - махнул рукой Шан Фан, - это просто сборник сказок. Если ты прочтёшь её внимательно, то поймёшь, что “Легенды лет минувших” это первые семь глав “Истории”, которые перевели давным-давно. Просто это единственная книга, которую можно выносить из библиотеки. Особой ценности, по сравнению с другими, не представляет, - сказал он, - но это ещё не значит, что ты будешь относиться к ней без должного уважения, - поспешил добавить старик, впервые за весь разговор сурово нахмурив брови.
        Эдван встрепенулся и быстро поднял книгу с соломенного матраца и вновь аккуратно поместил её у себя на коленях.
        - А почему только семь глав? - спросил он.
        - Потому что никто не станет тратить силы на сказки, когда есть, например, древний сборник рецептов для снадобий. На ней мы учимся переводить. К тому же… - старик тяжело вздохнул, - вторая её половина написана на неизвестном нам языке. Когда-то мы думали, что там таиться великая мудрость, или зашифрованное послание, но… это маловероятно. В конце концов, всё вплоть до последней известной нам строчки - лишь старые сказки. Конечно, если тебе вдруг удастся понять, что там, мы будем очень рады. Но, если же нет… ничего страшного. Можешь считать это первым заданием. Как только ты освоишься с языком, я принесу тебе переписанную страницу с рецептом из важной книги, которую ты должен будешь перевести. Не забывай о том, как много лечебных снадобий ушло на спасение твоей шкуры. Ты должен быть благодарен нам за свою жизнь, еду и кров.
        - Я благодарен, - ответил Эдван, поклонившись, чтобы старик не увидел его улыбки, больше похожей на оскал загнанного зверя. Эти слова дались ему с большим трудом.
        - Чудесно, - старик поднялся с табурета, не забыв спрятать “Легенды лет минувших” к себе за пазуху. На его лицо вернулась широкая совершенно не искренняя улыбка, - как ты себя чувствуешь? Рана уже не болит?
        - Ещё немного побаливает, - ответил Эдван, сбитый с толку внезапным вопросом старика, - но уже лучше.
        - Хорошо. Надеюсь, ты скоро выздоровеешь. Я прикажу, чтобы тебе носили побольше пищи. Насколько я знаю, лекарь уже разрешил тебе питаться полноценно.
        - Спасибо.
        Вместо ответа старик лишь легонько кивнул.
        - Я зайду к тебе вновь через три дня. Надеюсь, к тому времени ты успеешь вспомнить магический знак, что спас тебе жизнь. Он бы очень помог нашим воинам во время походов в Туманную чащу…
        Не прощаясь, старик вышел из комнаты, оставив юношу одного вместе с книгой. Эдван вздохнул, глядя на закрытую дверь. Эта неожиданная забота о нём показалась ему слегка странной. С другой стороны, Шан Фан раскрыл ему знание из-за грани, о котором Эдван даже не подозревал до сего момента. Раньше он думал, что надпись на браслете Марка была выгравирована на обычном, известном всем языке, а не на древнем наречии. Да и книга…
        Бережно перелистнув страницу древнего фолианта, Эдван улыбнулся. Старик Шан Фан оказался не таким уж и плохим дядькой. Да, эта его вымученная улыбка и холодный взгляд могли заставить любого чувствовать себя не в своей тарелке, но зато он был честен. А честность Эдван уважал. Он сам был довольно прямым человеком и не слишком-то хорошо врал, стараясь вместо этого просто отмолчаться или как-то по-другому скрыть правду. Но так же он знал, что существуют люди, для которых лгать не моргнув и глазом проще, чем дышать и те, кто плетёт всякие хитрые интриги для достижения каких-то целей, как одна из старух в его деревне. Но Шан Фан был с ним честен… в какой-то мере. Он сразу сказал, что ему надо и так же прямо напомнил о долге. И хоть Эдвану было неприятно это слышать, глубоко внутри он оценил отношение…
        Прочитав название книги ещё раз, Эдван нахмурился. Сейчас, вспоминая разговор с господином Фаном, он вдруг задумался, почему тоненькая книга, которую он читал в детстве, называется “Легендами лет минувших”, если оригинал был “Историей”. Должна же быть разница между “историей” и “легендой”, верно? Сотворение мира и атры… да, возможно, эта книга скрывает в себе нечто большее, чем просто сборник сказок. Шан Фан даже говорил о чём-то таком.
        Эдван вздохнул. Конечно, она скрывает. Старик и другие хранители знаний, должно быть, уже знают все секреты первой половины книги, которые ему предстоит понять. Может быть, в этом и была цель? Чтобы Эдван сам разглядел зерно истины в сборнике сказок, как его обозвал старик Фан? Как-никак, он хотел заставить его переводить книги, а в этом деле без смекалки не обойтись. Тряхнув головой, юноша вновь погрузился в чтение.
        Он вновь прочитал первую легенду о великом герое древности, что стоял на страже человеческих городов и сражался с полчищами ужасных тварей в одиночку. Эту историю про великого воина он знал почти наизусть, о том, что в час беды, когда звери соберут несметную орду и пойдут войной на город людей, явится герой и встанет у них на пути. Знал он и шесть следующих историй, которые очень быстро пролистал, не обращая большого внимания на мелкие различия в деталях между тем, что он помнил и содержанием книги. Вместо того, чтобы перечитывать то, что он уже знал, он решил посмотреть на ту часть, что была ему ещё неизвестна. Ту, которую не переводили…
        Открыв восьмую главу, Эдван слегка опешил, поскольку называлась она точно так же, как и сама книга. Заинтересованный новой, неизвестной ему доселе историей, он принялся читать…
        “В самом начале, когда не было ни земли, ни неба, ни атры, существовало лишь Великое Ничто. Вечное, незыблемое. Ничто не нарушало его бесконечно долгий покой до тех пор, пока не появился Творец. Никто не знает, откуда он пришёл и как появился, ни истинных его замыслов. Об этом мы, смертные, можем строить лишь смелые догадки. Куда важнее то, что случилось после…
        Первой творец создал Атру, энергию, что пронзает и наполняет всё сущее, которую он запустил во все уголки Великого Ничто, наполняя его до самых краёв. Словно расчищая землю перед постройкой дома, он уничтожил Великое Ничто, заполнив его своей силой. И словно закладывая фундамент будущего дома, как основу всего мироздания, Творец создал три великие силы: Пространство, Время, и Пустоту…”
        Эдван удивлённо вздохнул. Он хорошо помнил рассказ матери о том, как Создатель сотворил четыре стихии и из них соткал мир, который потом населил самыми различными живыми созданиями. Эта легенда казалась ему стройной, в ней не было ничего лишнего или странного, но прямо сейчас он узнал, что помимо стихий, оказывается, существовали и другие силы.
        - Фундаментальные… - пробормотал Эдван, пробуя на вкус новое слово. Он не до конца понимал его значение, но оно ему очень понравилось. Юноша чувствовал необъяснимую тягу к этой истории, к новым знаниям, такую сильную, какую не ощущал никогда до этого. Он как будто бы всю жизнь прожил в тумане, который только-только начал рассеиваться, позволяя ему хоть одним глазком посмотреть на то, что было скрыто за ним. И теперь Эдван просто не мог остановиться до тех пор, пока не рассмотрит всё до мельчайших деталей!
        Глава 3. Мир за порогом комнаты
        Медленно потянулись дни. Постепенно, здоровье Эдвана поправлялось. Перестала чесаться страшная рана в груди, исчезла слабость. Теперь он даже мог подняться с кровати и обойти свою комнату по-кругу без посторонней помощи. Руки и ноги, правда, до сих пор казались ему обтянутыми кожей палками, но на лице, по-словам горбатого, уже появился здоровый румянец и оно перестало выглядеть так болезненно.
        За несколько дней Эдван осилил всю первую часть книги, которую ему дал господин Фан. Правда, никому рассказать о своих успехах он не мог. С той скоростью, которую он показал старому библиотекарю, чтение должно было затянуться надолго, поэтому Эдван предпочитал о своём прогрессе помалкивать, и всегда старался держать книгу закрытой в присутствии других людей.
        Шан Фан, как и обещал, вернулся через три дня. Старик вручил Эдвану небольшой лист бумаги с записанным на нём рецептом какого-то снадобья, оставил наказ перевести его, вытянул из парня информацию о магическом знаке, снова напомнил про огромный долг за спасение жизни и ушёл, не попрощавшись. После его ухода у Эдвана остался крайне мерзкий осадок на душе. Он чувствовал себя так, словно его просто использовали и лишь сильнее укоренился в своих подозрениях и домыслах. Широкая улыбка, спокойная речь и добрые слова Шан Фана больше не действовали на него и та искорка доверия и уважения, что зажглась в нём в прошлый визит старика, окончательно испарилась. Да, дед всё так же был честен, но в голову паренька закрались подозрения, что ценность его знаний намного выше тех зелий, которые в него вылили. К тому же, несмотря на все слова о долге, он до сих пор не назвал точной цифры…
        Эдван решил, что раз уж его решили использовать, он будет делать то же самое. Будет и дальше придерживаться старой стратегии и даже если вдруг вспомнит что-то “из-за грани”, то точно не побежит сразу рассказывать старику, а вначале оценит полезность этих знаний лично для себя. По-крайней мере, до тех пор, пока не разберётся, что к чему.
        Перевод рецепта он, разумеется, решил делать так долго, как только возможно. Правда, реальность оказалась хитрее его маленького плана. Рецепт был слишком сложным. Несмотря на то, что он мог с лёгкостью прочитать страницу текста, понять написанное было выше его сил, ведь одно дело читать старые легенды, а другое рецепт древнего снадобья, где перечислены странные названия растений, которых он в жизни не видел и слова, которые никогда не слышал прежде ни на одном из двух языков. Процесс закончился, не успев начаться.
        Эдван записал на лист бумаги то, что сумел понять и с чистой совестью отложил перевод в сторону, напрочь забыв о нём. Постепенно, пребывание в комнатушке стало невыносимым. Он чувствовал себя словно в темнице и изнывал от скуки. Старый библиотекарь, казалось, напрочь забыл о нём! Шан Фан не появился ни через три дня, ни через неделю, ни даже через две и единственным собеседником Эдвана всё это время был горбатый мужичок, который приходил менять повязки да приносил еду и разные снадобья каждый день. Всё остальное время парень был предоставлен самому себе.
        Он всё так же пытался почувствовать разлитую в округе атру, и у него всё так же ничего не выходило. Даже кошмары с проклятым медведем исчезли из его головы и казалось, будто древний язык и странный магический знак были всем, что он получил из-за грани. Это было очень обидно и негативные мысли заполнили его голову. Однако, в начале четвёртой недели его пребывания взаперти, подобно дневному свету, что пробился сквозь дождевые тучи, горбатый мужичок принёс радостные вести. Сам лекарь желал видеть его у себя.
        Сердце Эдвана забилось быстрее от предвкушения. Опираясь на плечо своего спутника он преодолел порог, отделяющий его комнату от длинного коридора и мурашки пробежали по спине, когда он почувствовал ласковое дуновение ветра на коже. В конце коридора была открыта дверь на улицу…
        Увы, попасть туда Эдвану было не суждено. Не сейчас. Горбатый провёл его мимо шести запертых дверей, за которыми скрывались такие же маленькие комнатки, как и та, где лежал юноша. Они свернули направо, миновали пустой зал с множеством кроватей и вошли в кабинет лекаря. Посещение прошло намного быстрее, чем Эдван себе представлял. Высокий мужчина с суровым взглядом придирчиво осмотрел его рану, объявил, что он теперь здоров, после чего выдал последнюю бутыль со снадобьем и велел проваливать отсюда.
        - И чтоб комната к вечеру была чистой! - крикнул лекарь горбатому, когда они поворачивали обратно в коридор с комнатами для тяжелораненых.
        - Не волнуйся, на улице не окажешься, - поспешил успокоить паренька мужчина, - сам господин Боу пришёл вчера и передал мне ключ от твоего нового дома.
        - Господин Боу?
        - Капитан Марк Боу, - терпеливо пояснил горбатый, - он приходил к тебе в первый день…
        В голове Эдвана тут же всплыл образ мужчины и два браслета, благодаря которым и проявилось его знание древнего языка.
        - Да, я помню.
        - Тебя поселят в академии, - вздохнул горбатый с толикой зависти, - в отдельную комнату! Как если бы ты был одним из трёх великих семей!
        - Трёх семей? - не понял Эдван.
        - Да. Трёх кланов-основателей нашего великого Города! - с гордостью и блеском в глазах сказал горбатый, отчего даже немного выпрямился, - кланы Линн, Джоу и Морето. Столпы, на которых держится наше благополучие! Только ученикам из этих семей, или из семей их вернейших вассалов позволено иметь отдельные комнаты. Остальные живут группами.
        - С чего же мне такая честь… - пробормотал Эдван. Внутренне, он ещё глубже уверился в том, что это лишь показная забота, чтобы вытянуть из него знания.
        - Наверное, чтобы прочие ученики не совали нос в книги, что ты переводишь для господина Фана, - высказал самую очевидную причину горбатый.
        Мужчина понурил плечи, сгорбившись ещё больше. Зависть больно уколола его прямо в сердце. Ведь попав в академию, да ещё и в отдельную комнату, юноша наверняка столкнётся с учениками из благородных семейств! А для него, бедняка без капли дара, вынужденного влачить своё существование прислуживая в лазарете, приобщиться хоть немного к одной из великих семей было пределом мечтаний! Пределом, который уже получил никому неизвестный мальчишка из деревни только потому, что чуть не умер и мог читать на древнем наречии. И имел дар. Да… именно наличие дара отделяло их друг от друга непреодолимой пропастью. Небеса так несправедливы…
        Горбатый вздохнул, очень грустно и очень тяжело, разом постарев на несколько лет. Эдван посмотрел на него, удивлённый такой резкой сменой настроения, однако, как он ни гадал, он так и не сумел понять её причину. Мужчина смерил паренька колючим взглядом, немного помолчал и потянул обратно к комнате, которую требовалось освободить к вечеру.
        Сбор вещей не занял много времени, все пожитки Эдвана уместились в маленький мешок, который горбатый закинул к себе на спину и, заперев комнату, повёл юношу к новому жилищу. Миновав уже знакомый коридор с палатами для тяжелораненых, Эдван, наконец-то, попал на улицу.
        Впервые за всё время жизни в городе, горбатый испытал крайне странное и незнакомое ему чувство - жгучий стыд, но не за себя, а за другого человека. Эдван вёл себя словно слепой, что научился видеть. Он вертел головой во все стороны и восторгался практически всем, на что падал его взор. Огромный забор, ограждающий лазарет, само большущее здание, оживлённая улица, на которой болталось множество людей, проходящий мимо отряд стражи с копьями наперевес.
        А уж когда они подошли к площади перед Военной академией… статуя великих основателей в её центре произвела на паренька куда большее впечатление, чем сам комплекс зданий за огромным забором. Эдван даже заставил горбатого остановиться перед монументом, чтобы как следует рассмотреть его, а проходившие мимо люди со снисходительными усмешками поглядывали на эту парочку, застывшую в самом центре площади.
        Но Эдван, казалось, совсем не замечал этих взглядов. В своей жизни он ещё никогда не видел статуй, в его деревне их просто не делали. Некому. Здесь же… монумент трём основателям города выглядел очень величественно. Суровые мужчины в доспехах, что стояли в героических позах, словно готовясь защитить академию за их спинами от любой напасти. Имена этих людей были выгравированы на постаменте и, что примечательно, на древнем языке.
        “Интересно, знали ли они, что их потомки утратили столь ценное знание, или язык был утрачен ещё до основания города?”, - задумался Эдван, глядя на монумент. Ему почему-то показалось, что имена глав кланов вывели древним языком исключительно, чтобы подчеркнуть их древность и престиж монумента, а не потому, что памятник сделали в то время, когда язык был в ходу. Иначе, как он мог утратиться, если на нём говорили все поголовно?
        Насмотревшись, Эдван подтолкнул горбатого к воротам академии. Место, где ему предстояло обучиться управлять собственным даром тоже произвело на паренька сильное впечатление, хоть и не такое сильное, как статуя. Больших домов в городе было в достатке и без академии, хотя выше трёх этажей он, пока что, ничего не видел. Миновав ворота, они прошли по широкой дороге между двумя длинными двухэтажными домами и попали в главное здание. Народу здесь, в отличие от площади, было куда меньше. Обучение ещё не началось, коридоры пустовали и лишь редкие одарённые, проходившие мимо, бросали на юношу и горбатого любопытные взгляды. Там они заглянули к какому-то седому старику в белых одеждах, с которым горбатый перебросился парой фраз, пока Эдван рассматривал высокий потолок и сам кабинет. И именно по причине излишнего любопытства к замысловатому орнаменту, напоминающему вьющееся растение с множеством острых листьев на стенах, он так и не запомнил путь до собственной комнаты.
        Горбатый довёл его до комнаты под номером девять на втором этаже, в самом конце длинного коридора. Вручил ключ, небольшой мешок, в котором таскал пожитки паренька и, попрощавшись с вымученной улыбкой, поспешил откланяться, оставляя Эдвана стоять одного посреди опустевшего коридора.
        Вздохнув, парень отпер дверь и, с трудом подняв мешок, вошёл внутрь. Его взору предстала довольно просторная и практически пустая комната. Только небольшой столик в углу да сундук для вещей. Ничего лишнего. Вздохнув, Эдван положил мешок с вещами на стол и, кряхтя, устроился на полу у сундука, надеясь найти там ещё что-нибудь. Надежды его оправдались, внутри нашлась циновка для сна и широкий кусок ткани, которой можно было укрыться ночью. Действительно, ничего лишнего.
        В своей комнате Эдван просидел не так уж долго, желудок предательски потребовал пищи и ему пришлось покинуть убежище в поисках места, где бы можно было поесть. Побродив по пустым коридорам на втором этаже он всё-таки отыскал лестницу, спустился вниз и попросил помощи у первого попавшегося прохожего. Им оказался высокий мужчина в чёрном халате с крайне надменным лицом. Смерив Эдвана взглядом, от которого парнишке стало не по себе, он хмыкнул и ушёл, не сказав ему ни слова.
        Прокляв себе под нос ублюдка, Эдван решил попытать удачу ещё раз. На этот раз, остановив какого-то юношу, он поспешил сказать, что только-только поселился и ещё ни в чём не разбирается. Ученик посмотрел на Эдвана крайне удивлённо, но в ситуацию вник и без лишних вопросов указал путь до столовой.
        После обеда Эдван бесцельно бродил по комплексу ещё несколько часов, пока, наконец, не отыскал путь обратно к своей комнате. Едва увидев заветную цифру, он тут же поспешил забраться внутрь и крепко запереть дверь. Академия казалась ему страшным местом. Слишком большой, слишком незнакомой и… очень холодной. Находясь здесь, среди других людей, Эдван почувствовал себя невероятно одиноко. Наверное, ещё более одиноко, чем в маленькой конуре, в которой он провёл почти месяц. Там он чувствовал хоть какую-то заботу со стороны горбатого, который приходил каждый день, но здесь… Здесь он оказался сам по себе. Люди были другими, не как в его родной деревне. Они словно не замечали его, разговаривали между собой, и всегда очень холодно смотрели, когда он подходил поближе. Кто-то вообще не останавливался, как тот надменный в чёрном халате… словно он попал в другой мир, отстраненный и безразличный.
        Эдван вздохнул. Он, конечно, подозревал, что дело могло быть в его одежде. Всё-таки, выглядел он как последний оборванец, который по какой-то причине оказался в стенах академии раньше срока. К тому же, без формы, которую выдавали ученикам. А может, просто здесь было не принято общаться с чужаками…
        Парень скрипнул зубами. Что-то ему подсказывало, что обучение путям атры не будет столь гладким, каким он себе его представлял. А ведь оно, если верить словам Марка, начнётся всего через несколько дней!
        Глава 4. Пёс в волчьей стае
        Громкий стук в дверь заставил Эдвана испуганно подскочить на циновке от неожиданности. Спросонья он даже не сразу понял, как он оказался в комнате, если ещё несколько мгновений назад удирал от огромного медведя, и почему кто-то уже ломится к нему? Моргнув, паренёк взглянул в окно: небо ещё не успело толком просветлеть. Интересно, кому не спится в такую рань? Стоило этой мысли пронестись в его голове, как стук повторился, в этот раз куда настойчивей, чем в прошлый. Вздохнув, Эдван поднялся на ноги и поспешил открыть нетерпеливому гостю.
        - Небо светлеет, боец! Почему ещё не на ногах?! - жизнерадостно пробасил смутно знакомый голос откуда-то сверху. Подняв голову, Эдван увидел усатое лицо огромного воина.
        - Приветствую, господин Марк. Лекарь велел мне побольше спать, пока тело не восстановится полностью, - слегка хриплым голосом пробормотал юноша.
        - Чушь! Плотный завтрак и хорошая тренировка с самого утра - вот что поможет тебе быстро прийти в форму. Скоро начнёшь бегать быстрее, чем от тех обезьян! - сказал воин, не заметив, как Эдван дёрнулся от его слов, словно от удара хлыстом, - хотя, тренироваться тебе, действительно, ещё рановато. Давай за мной!
        Широко зевнув, парень вышел в коридор, закрыл за собой дверь, и без лишних вопросов пошёл вслед за Марком. Выбора у него особого не было, а развязывать разговор Эдвану не хотелось - он боялся, что воин вновь начнёт вспоминать тот злосчастный день, о котором юноша предпочёл бы не думать. Однако, отсутствие вопросов и интереса к общению, воина не совершенно не заботило. Он преспокойно начал болтать о погоде и последних событиях. Извинился, что не навещал, потому что уходил на охоту. Рассказал об ещё одной вылазке Когтя Кланов, и о том, как они всей группой уничтожили целых двух одарённых тигров, из чьих когтей городские умельцы потом сделали оружие. Похвастался тем, что шкуру повесили в одной из казарм, а головы отправились в зал трофеев элитного отряда. Петляя вместе с Эдваном по коридорам Академии, Марк интересовался у парня, как прошёл месяц, вспомнил ли он чего нового и не приходил ли к нему старик Фан.
        Постепенно, совершенно искренняя улыбка Марка, его разговор и забота всё-таки сумели пробиться сквозь стену подозрения Эдвана, и тот заговорил. Рассказал о древнем языке и переводе и даже, неожиданно для самого себя, об опасениях по поводу академии, на что воин лишь рассмеялся.
        - Не переживай, юнец! Первые дни всем трудно! Скоро академия станет тебе родным домом, вот увидишь! Так же, как стала когда-то мне.
        Ударившись в воспоминания, Марк начал рассказывать историю из своей молодости, когда он сам ещё был неопытным мальчишкой, только-только обнаружившим в себе дар. За рассказом Эдван даже не заметил, как они покинули территорию академии, миновали площадь Основателей, прошли мимо лазарета и очутились посреди казарм гарнизона. Марк привёл его к какому-то невзрачному длинному бараку с тёмной дверью. Внутри обнаружилась маленькая комнатка, в которой прямо за столом дремал старик в чёрном халате.
        - Чем могу помочь, господин Боу? - встрепенувшись при появлении воина, спросил тот, даже не посмотрев в сторону Эдвана.
        - Мне нужно три комплекта формы для этого молодого бойца! И не забудь про обувь.
        Старик смерил Эдвана слегка презрительным взглядом, но вслух ничего не сказал и, кивнув, скрылся за дверью где-то в глубинах здания.
        - Не смотри так, это просто форма, - с улыбкой сказал Марк, - В академии вам тоже что-то выдадут, но это случится через несколько дней. Не будешь же ты ходить в этих грязных лохмотьях из лазарета всё это время, верно?
        - Спасибо, господин Боу, - Эдван согнулся в поклоне, выражая благодарность и уважение воину.
        - Пустяки, - отмахнулся он, - но будь готов. Это одежда солдата, она грубая, но довольно прочная и неплохо усиливается атрой. Когда станешь сильнее, не придётся постоянно штопать дыры.
        Эдван серьёзно кивнул. Старик вернулся через несколько минут, вывалив на стол перед парнем три аккуратно сложенных комплекта одежды и целую пару соломенных сандалей. По совету Марка, юноша переоделся прямо тут, в складе. Ткань и вправду оказалась грубой и плотной, Эдвану было в ней довольно неудобно, одежда почти царапала кожу и была ему великовата, несмотря на то, что старик подобрал самый маленький размер. Всё-таки, шили для солдат, а не скелетов. Впрочем, жаловаться он не собирался. Выглядела его новая одежда в разы лучше старой: теперь Эдван щеголял в чёрных штанах и широкой серой рубашке, подпоясанной чёрным поясом.
        - Готов? А теперь пошли, у нас не так много времени!
        Эдван вздохнул, быстро сложил в выделенный ему стариком мешок всю одежду, взвалил поклажу на плечо и вышел вслед за Марком, не забыв попрощаться. Воин шёл быстро и вскоре парень начал безнадёжно отставать. С мешком на плече он попросту не мог поддерживать такую скорость. Увидев это, капитан фыркнул и, даже не спрашивая, просто забрал у юнца мешок и понёс его сам настолько непринуждённо, словно тот вообще ничего не весил. Эдвану оставалось лишь стыдливо плестись следом.
        Они вернулись обратно в Академию, теперь все встречные провожали Эдвана заинтересованными взглядами. Да, в них всё ещё была холодность, но теперь, когда они видели, с кем он идёт, никто не осмелился смотреть на него с презрением. Наоборот, чуть ли не каждый проходивший мимо ученик гадал, кто же он такой и почему с ним возится сам господин Боу. А господин Боу как будто бы не обращал на эти взгляды совершенно никакого внимания и непринуждённо болтал с Эдваном, пока они шли, рассказывал о том, как он сам постигал пути атры и сколь усердно работал, чтобы стать тем, кем он стал сейчас.
        - Тренируйся усердно и, когда-нибудь, ты тоже станешь сильным воином и, возможно, сможешь присоединиться к одной из великих семей, как я! - важно подняв указательный палец вверх, сказал Марк Боу, - это очень большая честь. Помни об этом!
        В ответ, Эдван лишь улыбнулся и ничего не сказал. Ему ещё рано было задумываться над тем, чтобы присоединиться к какой-то там семье, когда он даже толком не овладел своим даром. Всё, что интересовало Эдвана в данный момент - это обучение и разгадка тайн собственного разума.
        Марк завёл юнца вглубь западного крыла главного здания и остановился, когда они добрались до самой последней двери в длинном коридоре. Воин постучал, так же громко и уверенно, как и в комнату Эдвана. Через минуту дверь отворилась и на пороге возник мужчина в чёрном халате! Тот самый человек с надменным лицом, с которым Эдван столкнулся вчера! Он смерил паренька холодным взглядом, после чего посмотрел на Марка и легонько приподнял бровь.
        - Чем могу быть полезен, господин Боу? - ледяным тоном поинтересовался мужчина. Его голос был довольно глубоким и каким-то излишне спокойным. Безжизненным. От одной этой фразы у Эдвана по спине пробежали мурашки.
        - Я пришёл сообщить вам радостную новость, господин Ганн, - воин вытянул из-за пазухи сложенный вдвое лист бумаги и передал его мужчине в чёрном, - в вашу группу будет зачислен ещё один ученик.
        - Насколько я помню, распределение уже прошло, - холодно заметил Ганн, разворачивая лист. Он пробежался взглядом по тексту и его щека дёрнулась в лёгком раздражении. Маска бесстрастия дала трещину. Ганн скосил глаза на Эдвана, оглядел того с ног до головы, ничего не сказал и, спрятав листок к себе за пазуху, кивнул Марку, - да будет так. После второго гонга он должен быть вместе со всеми на четвёртой площадке.
        Попрощавшись коротким кивком с воином, Ганн закрыл дверь, не удостоив Эдвана и лишним взглядом. Фыркнув, Марк потянул юнца обратно. После этой короткой встречи желания разговаривать у него поубавилось, поэтому до лестницы на второй этаж они дошли практически молча. Там воин снял с плеча мешок и вернул его юноше.
        - Ну вот и всё. Сегодня у меня ещё много дел, поэтому здесь я с тобой прощаюсь. Мастер Ганн может быть немного холоден, не обращай на это внимания. Ты привыкнешь, - улыбнулся Марк, - не забудь прийти на четвёртую площадку в день начала обучения!
        - До свидания, господин Боу! - Эдван с уважением поклонился воину, - спасибо за всё.
        - Пожалуйста. До встречи! - мужчина махнул рукой на прощание и быстрым шагом покинул здание Академии, а юнец, взвалив тяжелый мешок с вещами на плечо, медленно поковылял к своей комнате.
        На душе у Эдвана стало куда легче. Марк произвёл на него очень хорошее впечатление. Особенно, юноша был благодарен ему за одежду и простое общение, которого так не хватало в последние дни. Целый месяц взаперти сказался на состоянии Эдвана довольно сильно. Впрочем, несмотря на проявленную доброту и столь желанное общение, никаких иллюзий по поводу Марка Боу парень не строил. После общения с Шан Фаном он прекрасно понимал, что Марку, скорее всего, тоже нужны лишь его знания из-за грани и ничего больше. Вот только, в отличие от старика Фана, воин напрямую об этом не говорил, предпочитая несколько другой подход. Помощь и добро в обмен на знания…
        Несколько дней до начала учебы пролетели практически незаметно. Эдван так ни с кем и не познакомился, но уже хотя бы не чувствовал себя лишним и презираемым в этом месте. Он гулял по Академии, исследовал её различные уголки, не заходя, впрочем, куда не следует. Нашёл ту самую площадку, о которой говорил господин Ганн, узнал о том, что до столовой можно добраться и более короткой дорогой.
        И вот, утром четвёртого дня сквозь сон Эдван услышал звук гонга. В его голове тут же возник образ огромного металлического диска, который висел во внутреннем дворе главного здания академии и растаял, вновь сменившись чудесной пеленой сна. Вставать не хотелось, за прошедшие дни юноша так и не научился просыпаться рано, организм требовал отдыха, чтобы восстановиться. Пролежав несколько минут в состоянии сонной полудрёмы, Эдван вдруг встрепенулся. Мысль, подобно электрическому разряду пронеслась сквозь его голову, заставляя подскочить с кровати. Гонг! “Точно! Сегодня первый день обучения!” - вспомнил Эдван и принялся лихорадочно собираться. В голове отчего-то возникло надменное лицо господина Ганна и юноша вздрогнул. Опаздывать ему не хотелось…
        Быстрым шагом проносясь по коридорам академии, Эдван лихорадочно вспоминал дорогу. От разгулявшихся нервов он никак не мог понять, правильным ли путём идёт. Каждый поворот, каждый уголок казался диким, незнакомым. Из-за волнения он случайно прошёл нужный поворот и свою оплошность осознал только, когда наткнулся на группу взрослых учеников, также спешащих на первое в этом году занятие. Титаническим усилием заставив себя успокоиться, Эдван вернулся назад и всё-таки нашёл нужную площадку. Несмотря на все свои утренние приключения, он пришёл первым - за забором никого не было. Вздохнув, парень уселся под деревом, что росло у стены, и принялся ждать.
        Время шло, но никто так и не появлялся. Сердце Эдвана пропустило удар, когда в голове возникла мысль о том, что он пришёл не туда. Подорвавшись, он быстро выбежал вон, взглянул на стену и вздохнул с облегчением. На столбе у прохода всё так же красовалась цифра четыре, небрежно написанная чёрной краской. Мимо прошла ещё одна группа учеников, которые, посмотрев на Эдвана и его растерянное выражение лица, тихонько захихикали. Юноша не ответил им ничего, его взгляд отчаянно заметался по улице и вдруг наткнулся на фигуру мужчины в чёрном халате. Эдван вздохнул с облегчением и медленно направился обратно под дерево. Появление Мастера Ганна развеяло все его сомнения.
        Выражение лица учителя было таким же надменным, как и всегда, но сегодня Эдван впервые был рад его видеть. Ганн появился на площадке, оглядел пустое пространство, скользнул взглядом по единственному присутствующему ученику, легонько кивнул ему в ответ на приветствие и направился к низкому деревянному столику, который находился в противоположном конце их тренировочной зоны. Мужчина уселся на небольшую деревянную дощечку, которую достал из-под стола, и закрыл глаза, всем своим видом показывая, что ничто в этом мире не способно потревожить его до того, как прозвучит второй гонг.
        Улыбнувшись, Эдван последовал примеру мастера и тоже закрыл глаза, пытаясь нащупать внутри себя атру. Разумеется, у него ничего не получалось, но это занятие здорово скрасило его ожидание. Совсем скоро на площадке начали появляться другие ученики, но никто из них не захотел тревожить ни мастера, ни Эдвана, чему последний был в тайне очень рад. Новых знакомств он слегка побаивался.
        - Кто это? Никогда его раньше не видел… - тихо сказал кто-то неподалёку. Скорее всего, молодой парень.
        - Я тоже. Как думаешь, из какой он семьи? - ответил ему собеседник. Хоть они и говорили тихо, шёпотом это было назвать нельзя, и Эдван всё прекрасно слышал.
        - Скорее всего, какой-то простолюдин, - презрительно фыркнул первый, - одарённых нашего возраста среди благородных семей не так много. К тому же, посмотри, какой он худой. Явно бедняк.
        - Ш-ш-ш! - зашипел на него товарищ, переходя на шепот, - думай, что говоришь! Чтобы в группу мастера Ганна попал простолюдин? Да скорее небо рухнет на землю! Даже если он бедняк, то наверняка какой-то особенный… может, сын какого-то нового вассала великой семьи? Пошли, не навлекай на себя беду…
        - Пф… - фыркнул первый, показывая своё отношение к домыслам товарища. И тем не менее, эта парочка всё-таки отошла к противоположной стене, где Эдван больше не мог слышать их разговора.
        Ученики продолжали прибывать и всё чаще и чаще между ними случались разговоры подобные тому, что случился между двумя парнями и с каждым услышанным разговором Эдван становился всё мрачнее и мрачнее. Он, наконец-то, начал понимать, какую свинью ему подложил Марк Боу! Теперь-то он осознал, почему Мастер Ганн одарил его таким взглядом в тот день! Все, все ученики без исключения в этой группе были отпрысками каких-то семей, чей статус был очевидно куда выше его собственного! Стиснув зубы до скрипа, Эдван шумно выдохнул, успокаивая злость.
        “Однажды, ты сможешь примкнуть к одной из великих семей!” - пронеслись в его голове слова Марка. Усатый ублюдок, похоже, хотел сделать всё, чтобы его пожелание исполнилось.
        Теперь юноша сильнее прежнего боялся открыть глаза. Боялся почувствовать на себе чужие взгляды. Он просто не знал, чего ждать от всех этих людей. Как ему с ними общаться? Какого поведения они ждут от него? В его деревне не было никаких кланов, все друг друга знали, никто сильно не выделялся. Однако Город - совсем другое дело. За всё время, проведённое здесь, Эдван уже усвоил, что положение у жителей города разительно отличается. Что здесь есть благородные семьи, которые вроде как выше простых обывателей. Правда, он не знал, насколько. Знал, что есть ещё одарённые. И что их статус тоже выше простых горожан. Но о том, насколько выше одарённый клановый обычного одарённого, или простой одарённый не одарённого из богатой семьи, Эдван не имел ни малейшего понятия. Да и, если быть честным самим с собой, даже знать не хотел. Он банально не понимал, к чему вообще такие сложности.
        Глубоко вздохнув, парень выбросил из головы все эти глупости, освобождая мысли от волнения по поводу собственной группы. Он заставил себя вспомнить свою цель. Всё, чего он хотел - это овладеть атрой. Обучиться и отомстить за тех, кто погиб в тот день. Остальное - шелуха. Одновременно с тем, как эта мысль возникла в голове парня, грянул второй гонг и Эдван открыл глаза.
        Мастер Ганн легко поднялся со своей дощечки и пошёл навстречу толпе учеников. Под его взглядом все разговоры мгновенно затихали, а лица клановых отпрысков стремительно бледнели. Мужчина остановился примерно в десяти шагах от группы и, выдержав длинную паузу, заговорил.
        - Приветствую вас на нашем первом уроке. Многим из вас знакомо моё имя, но здесь вам позволено называть меня только “Мастер” или “Учитель”, - ледяным тоном отчеканил мужчина и, выдержав длинную паузу, добавил, - Обращаться ко мне по имени вы ещё не заслужили.
        Возмущение, отразившееся на лицах некоторых учеников заставило Эдвана усмехнуться. Он немного злорадствовал, наблюдая за тем, как Ганн опускает всех на один уровень и совершенно не беспокоился о себе, ведь ему было банально некуда опускаться. Учитель, меж тем, продолжал.
        - Прежде, чем мы начнём, я дам вам первый и важный урок. Забудьте о жизни за этими стенами. Она исчезла в тот самый миг, когда вы пересекли порог академии. Вам предстоит ступить на путь, который навсегда отделит вас от простых смертных. Быстрее, чем вы сейчас думаете. Выбросьте прошлое из головы, в мире одарённых ему нет места.
        Мужчина помолчал, наблюдая за лицами детей. На них застыли крайне противоречивые выражения. Мастер Ганн же, напротив, оставался абсолютно бесстрастным, словно ледяная скульптура.
        - Не утруждайтесь возражениями, - холодно осадил мужчина юношу в красной куртке, который порывался что-то сказать, - Мне плевать на то, что вы думаете и из какой семьи родом. Я уважаю лишь талант и силу, - Ганн пригвоздил толпу ребят таким взглядом, от которого все возможные возражения застряли у них в горле. Даже Эдван почувствовал странное давление, навалившееся на него. Такое, словно перед ним стоял не мужчина в чёрном халате, а самый настоящий великан, способный одним движением пальца раздавить его в лепёшку. Сглотнув, парень посмотрел на притихшую группу, осознавая, что он поймал лишь отголосок того, что учитель обрушил на них. Пауза затянулась.
        - А теперь поднялись и побежали! - негромко рыкнул мужчина и, не обращая больше внимания на учеников, медленно побрёл обратно к деревянному столику. Вскоре за его спиной зазвучал топот множества ног.
        Ученики сопели, скрипели зубами, злились, но послушно бежали. Никому не хватило смелости ослушаться мастера.
        Глава 5. Первые шаги на длинной дороге
        Эдван выдохся уже на пятом кругу вокруг площадки, при том, что сама площадка не была особенно большой. Примерно шагов пятьдесят в длину и столько же в ширину. Однако, из-за худобы и слабости после месячного лечения, Эдван быстро начал отставать. Стиснув зубы, он упрямо бежал до самого конца, умом понимая, что очевидно, для того, чтобы развить дар, требуется иметь сильное тело. Об этом даже Марк говорил. Вот только проклятый организм никак не желал становиться сильнее и Эдван, издав громкий хрип вместо вдоха, просто свалился на десятом круге, не в силах бежать дальше, за что заработал несколько смешков и с десяток презрительных взглядов от других учеников. Даже девчонки смогли пробежать больше. Мастер Ганн никак не прокомментировал его падение, он, казалось, даже не обратил на него внимания. Поэтому Эдван, немного отдохнув, поднялся на ноги и побежал вновь. Через два круга он свалился снова. Передохнул, и побежал вновь.
        Вскоре начали уставать и остальные ученики, они падали, некоторые останавливались и усаживались у стены, не желая продолжать занятия бегом. И на это учитель тоже никак не реагировал. Некоторые, наоборот, по примеру Эдвана, продолжали бежать с невероятным упорством на потеху тем, кто остался отдыхать у стены. Вскоре большая часть учеников сидела под деревом, отдыхая. Бегать продолжало всего пять человек: Эдван, хрупкая на вид девочка с тёмными волосами и ещё трое парней. И, когда кто-то в очередной раз свалился без сил, мастер Ганн вновь открыл глаза.
        - Хватит.
        Те, кто до сих пор бежал попадали там, где стояли, хрипло и жадно хватая ртом воздух. Эдван валялся у стены и с трудом сдерживал рвотные позывы, да и то потому, что ему было нечего выдавливать из себя - в последний раз он ел вчера днём. Ему казалось, будто ещё немного, и он выплюнет собственные лёгкие. Эдван был готов поклясться, что выдержки бежать так долго ему хватило только потому, что он уже однажды проделывал нечто подобное. Когда удирал от проклятых обезьян. Учитель терпеливо дождался, пока они сумеют, наконец, отдышаться, и лишь после этого заговорил вновь.
        - Пятеро, сюда, - спокойно сказал мужчина, указав рукой на пространство перед собой. После этого он медленно перевёл взгляд на группу под деревом, - а вы можете выметаться.
        - Н-но учитель… - попытался выдавить кто-то в толпе. Однако, договорить ему не позволило внезапно возникшее давление. В этот раз куда сильнее, чем в прошлый.
        - Если я приказал бежать, вы должны бежать, пока я не остановлю. Ослушавшись приказа вы плюнули мне в лицо. За это я могу только выгнать вас со своих уроков… - около полминуты мужчина внимательно смотрел на съежившуюся от страха толпу, - однако, закон города не позволит мне оставить вас необученными кусками дерьма. Я дам вам шанс. Но если провалите этот… - впервые за всё время, учитель усмехнулся. И усмешка эта была такой зловещей, что никому не захотелось узнавать, что будет, если они провалят ещё один шанс. Слова мужчины только подтвердили их опасения, - я заставлю вас жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. А теперь поднялись и побежали!
        Ученики подорвались с мест и понеслись вперёд с таким рвением, словно в их жизни не существовало ничего важнее бега по этой самой площадке. Эдван и другие из их героической пятёрки подошли к учителю и, дождавшись разрешения, уселись перед ним на землю, скрестив ноги.
        - Ваше упорство похвально, - кивнул Ганн, - закройте глаза. Расслабьте тело. Очистите мысли…
        Эдван послушно последовал советам учителя. Теперь-то он осознал, зачем они бегали так долго. После этой пытки, просто сидя на земле, он чувствовал себя настолько расслабленным, что ему даже не приходилось прикладывать для этого никаких усилий. Даже думать ни о чём не хотелось - в голове гулял ветер. Всё, что оставалось делать - это слушать спокойный и размеренный голос мастера.
        - Сосредоточьтесь на мире вокруг. Почувствуйте его. Почувствуйте, как земля вздрагивает от топота ног, как шевелится листва на дереве. Слушайте…. чувствуйте… сотрите различия… достаньте до сути. Ощутите силу, что пронизывает всё сущее… и вас тоже…
        С каждым словом мастера Эдван погружался всё глубже и глубже в странный транс. В голове у него не было ни единой мысли, он полностью сосредоточился на своих ощущениях. На этот раз в нём не было маниакального желания почувствовать атру, нет, он просто… просто начал слушать окружающий мир и, к своему собственному удвилению, вдруг открыл для себя много нового. Услышал тихое, еле заметное шуршание листвы на дереве в тридцати шагах, сквозь шум бегающей толпы. Почувствовал, как вздрагивает земля от топота ног, как по его собственной щеке медленно стекает одинокая капля пота, как волосы на затылке шевелятся под слабеньким, еле заметным ветерком. Он погружался всё глубже, потеряв счёт времени. Восторг от новых ощущений поутих и растворился, а вместе с ним исчезли и все другие эмоции. Эдван погрузился настолько глубоко, что перестал ощущать окружающий мир, но, отчего-то, не посмел остановиться. В его душе воцарилось ледяное спокойствие, почти полное безразличие, как тогда, на пороге смерти. И в пустоте… словно яркий маяк тёмной ночью вспыхнуло новое чувство.
        Спокойствие разлетелось вдребезги, смытое волной невероятного восторга, что поднялся в душе паренька. Он чувствовал себя так, словно был всю жизнь слеп и только что прозрел! Мир открывался для него с новой стороны, но радость продлилась недолго. Как только юноша почувствовал атру, в его голову тут же хлынул неудержимый поток воспоминаний. Тысячи картинок промелькнули перед глазами настолько быстро, что разум попросту не успевал их воспринимать. Голову Эдвана пронзило невероятной болью, как будто бы туда воткнули раскалённый железный прут, который нельзя было вынуть. Через мгновение боль исчезла и паренёк обессиленно растянулся на земле, тяжело дыша.
        Голова гудела, словно раздраженный пчелиный улей. Эдван закрыл глаза и попытался расслабиться. Он вдруг поймал себя на мысли, что почти все его мышцы напряжены и сжаты так крепко, что ему сложно пошевелиться. Размеренно дыша, он вновь попытался поргузиться в себя и почувствовать окружающий мир по советам мастера.
        Через несколько минут последние отголоски пережитой боли, наконец-то, растаяли. Юноша вздохнул с облегчением и вдруг осознал, что ему не нужно повторять весь путь заново. Чувство, которое он так старался найти никуда не пропало! Он всё ещё чувствовал атру! В воздухе вокруг него, в земле под ногами и даже внутри самого себя… да, очень слабо, практически незаметно, но всё-таки чувствовал! Открыв глаза, он встретился взглядом с учителем и тот, впервые за всё время с их знакомства, улыбнулся ему. Лишь уголком губ, лишь на короткое мгновение, но эта маленькая улыбка заставила Эдвана едва ли не прыгать от радости. У него получилось!
        Остальные ученики всё ещё сосредоточенно медитировали, их лица выражали глубокую отрешённость, в то время, как бегуны на площадке, хрипя и кашляя, выжимали из себя последние соки. Вздохнув, юноша снова закрыл глаза и, сосредоточившись на своём новом чувстве, попытался ещё раз войти в состояние транса, чтобы вновь почувствовать разлитую вокруг силу так же ярко, как в самый первый раз. Однако, сколь глубоко бы он не погружался в медитацию, как сильно бы не пытался, прежнюю яркость и остроту чувству атры придать так и не удавалось. Эдван понял, что это был лишь обман его разума. Как глоток воды в мгновения ужаснейшей жажды кажется питьём богов, так и атра впервые в жизни казалась ему чем-то невероятным. Но сейчас, когда он чувствует её постоянно, она больше не вызывает такого восторга, точно так же, как и простая вода.
        Наблюдая за движением энергии вокруг, Эдван вдруг заметил нечто странное. Нечто, похожее на маленький, слабый, еле заметный поток энергии. Проследив за ним, он с удивлением осознал, что поток этот проходит сквозь его тело! Из странного сгустка в груди, чуть ниже сердца. Повинуясь какому-то странному внутреннему позыву, он сосредоточил своё внимание на этом месте и, приглядевшись повнимательнее, обнаружил там нечто, очень похожее на какой-то… сосуд, сквозь который неспешно двигалась атра.
        Эдван попытался ускорить течение атры внутри сосуда и, к своему собственному удивлению, сумел это сделать. Энергия внутри тела повиновалась его воле очень легко. Однако, парня не покидало смутное, странное чувство. Такое, словно он уже проделывал это бесчисленное множество раз до этого. Следуя за этим чувством, Эдван попытался вобрать в сосуд чуть больше энергии из внешнего мира. Вначале, ничего не произошло. Он попытался ещё раз, а затем ещё и лишь на четвёртой попытке, когда странная память вновь подсказала, как именно ему это сделать, атра извне хлынула внутрь сосуда. Сначала немного, но потом всё больше и больше энергии вливалось в него, и когда резерв Эдвана был, наконец, полон, он замер в нерешительности. Интуиция подсказывала, что он мог бы продолжить, но перед глазами у него стоял полный сосуд. В голове парня мелькнула гениальная идея. Сосредоточившись на атре внутри, он усилием воли заставил её покинуть внутреннее хранилище и пустил её внутрь своего тела, прямиком в рану на груди.
        Стоило юноше это сделать, как он тут же почувствовал себя лучше. Чуть более отдохнувшим, чем раньше. Тогда он перелил ещё немного атры из сосуда в своё тело, а затем, осмелев, опустошил весь запас, набрал ещё и повторил снова. Усталость сняло как рукой. После этих действий Эдван чувствовал себя просто превосходно! Он был полон сил! Однако, эйфория продолжалась недолго - её прервал болезненный тычок в плечо. Первым, что бросилось в глаза парню, когда он пришёл в себя, стала тишина. Не было топота. Оглянувшись, он увидел, что теперь все ученики сидят на земле перед мастером с закрытыми глазами, а парень в красной куртке ходит и медленно будит каждого из них. Эдван перевёл взгляд на учителя. Тот улыбнулся и легонько кивнул в знак одобрения.
        Вскоре паренёк в красном разбудил всех и ребята, удивлённо озираясь по сторонам, медленно приходили в себя. Они тут же начали тихонько перешёптываться друг с другом, делиться впечатлениями. Кто-то восторженно рассказывал об ощущениях, которые испытал, впервые почувствовав энергию вокруг себя, а кому-то оставалось только завистливо скрипеть зубами.
        - Ты тоже почувствовал её, да? - внезапно зазвучавший голос рядом заставил Эдвана вздрогнуть. Медленно повернувшись, он увидел девушку с чёрными волосами. Она была худенькой и на вид очень хрупкой, как хрустальная фигурка. Её глаза задорно блестели а на лице играла яркая, радостная улыбка. Однако, через несколько мгновений эта улыбка померкла а на лице девушки отразилась странная внутренняя борьба, словно она оступилась и не могла придумать, как выбраться из ситуации.
        - Да, - хрипло ответил Эдван, - невероятно…
        Его собеседница лишь покивала и отвернулось. Повисло неловкое молчание, которое, к счастью, не затянулось надолго. Господин Ганн лёгким покашливанием привлёк внимание группы.
        - Сейчас, большинство из вас уже сумело почувствовать атру. Но это был лишь первый шаг на вашем пути. Пришло время сделать второй - определить, каким будет ваш внутренний сосуд, - Ганн обвёл взглядом группу учеников и, заметив поднятую руку, кивнул, разрешая задать вопрос.
        - Что ещё за сосуд, мастер?
        - Это то место, где любой одарённый хранит атру. Он находится чуть ниже сердца, примерно вот здесь, - мужчина показал пальцем место, где должен был находиться его внутренний сосуд, - и раз уж вы задали вопрос, пожалуй, я расскажу немного о том, через что вам предстоит пройти. Те, кто не успел почувствовать энергию, могут не волноваться, - мужчина сделал небольшую паузу и наградил нескольких учеников суровым взглядом, - я заставлю вас ощутить её.
        Кто-то справа от Эдвана нервно дёрнулся, а мастер, как ни в чём не бывало, продолжил рассказ.
        - Существует всего три типа внутреннего сосуда. Зелёный, жёлтый и красный. Чем ярче цвет, тем хуже для одарённого, - учитель обвёл группу холодным взглядом, - То, каким типом сосуда вас наградили небеса, определит всю вашу будущую судьбу. Наибольших успехов добьются те, кому повезло заполучить зелёный. Скорее всего, у большинства из вас будет зелёный сосуд… такие часто встречаются у отпрысков кланов. Самое главное преимущество зелёного сосуда перед остальными - это способность сохранять атру внутри себя бесконечно долго. Пока вы не захотите этого, ни одна крупица энергии не покинет его и не утечёт обратно в мир. Стенки такого сосуда идеальны, в них нет ни одного изъяна или трещины, - сделав небольшую паузу, господин Ганн глубоко вздохнул, - Другое дело сосуд жёлтый. В стенках жёлтого сосуда обычно есть от одной до нескольких трещин и сквозь эти трещины атра, которую вы пытаетесь удержать внутри, утекает во внешний мир. Цвет сосуда может изменяться от желто-зелёного до оранжевого в зависимости от количества трещин. Владельцы таких сосудов тоже могут стать сильными воинами, но их путь будет куда
сложнее более одарённых. И куда легче тех, кому достался красный. Как я уже сказал, трещины определяют цвет. Как вы думаете, чем так плох красный сосуд? - вдруг спросил мастер. В группе повисло неловкое молчание.
        - В нём… ещё больше трещин? - неуверенно пробормотал кто-то за спиной Эдвана.
        - Да. Атра из него утекает ещё быстрее, чем из жёлтого, настолько, что владельцу красного сосуда никогда не подняться выше уровня пруда. Я потом объясню, что это значит, - мастер Ганн остановился в лёгкой нерешительности, как будто бы сомневался, стоит ли говорить ученикам что-то. Немного подумав, он кивнул каким-то своим мыслям и продолжил рассказ, - помимо основных трёх типов, существует ещё один. Его называют расколотым. Таким сосуд становится, когда его повреждают так сильно, что в нём появляются новые трещины. Его очень трудно распознать, если трещин мало, но если их больше, он будет выглядеть как красный сосуд с налётом настоящего цвета, того, который был у сосуда до повреждения.
        Паренёк слева от Эдвана высоко поднял руку.
        - Учитель, а что будет, если сосуд разрушится? - поинтересовался он, дождавшись разрешения от Ганна.
        - Ты лишишься дара и умрёшь, - сказал он спокойно, как нечто само собой разумеющееся, - А теперь, подходите ко мне по-одному. Посмотрим, чем небеса вас наградили.
        Мастер вытащил из-за пазухи какой-то странный кристалл размером с кулак и начал подзывать учеников по-одному. После, он прикладывал кристалл к их груди, к месту, где должен был находиться внутренний сосуд энергии и просто ждал, пока камень покажет результат. Ему не требовалось много времени, всего лишь пара минут, чтобы начать ярко светиться. Как Эдван и предполагал, практически у всех учеников из тех, что уже успели пройти проверку, сосуд оказался зелёным, и только у одного паренька он был жёлто-зелёным, даже ядовитым. Наследники кланов, и этим всё сказано.
        Правда, не у всех проверка проходила быстро. Тем, кто до сих пор не мог почувствовать атру, мастеру приходилось насильно “вбивать” его прежде, чем приступить к определению сосуда. На поверку это оказалось совсем не сложно, но, болезненно. Мужчина просто легонько дотрагивался пальцем до груди ученика и тот тут же вздрагивал, как от удара хлыстом. Оказалось, мастер просто вливал в его сосуд немного своей энергии, чтобы расшевелить его. Он успокаивал их говоря, что таким мизерным количеством повредить сосуд невозможно, а болит он лишь с непривычки. И вправду, практически у всех, кому пришлось “разбудить” чувствительность, сосуд оказался зелёным, без каких-либо признаков повреждения.
        Время шло и уже больше половины учеников узнали цвет своего сосуда души. Наконец, мастер Ганн кивнул Эдвану. Пришла его очередь. Чувствуя, как в животе начинает образовываться ком, парень медленно поднялся на ноги и двинулся вперёд, изо всех сил стараясь скрыть дрожь в ногах. Он чертовски сильно волновался, ведь от того, что покажет проклятый кристалл зависело всё его будущее! Что, если он будет красным? Что, если в момент пробуждения дара его сосуд повредился из-за того копья? Или магического знака, который он нарисовал у себя на груди?
        Сделав глубокий вдох, Эдван остановился перед учителем и замер, опасаясь даже дышать. Мужчина спокойно прижал кристалл к его груди. Глаза всей группы внимательно следили за поверхностью камня, Эдван тоже смотрел, не отрываясь. Целую минуту он простоял в полной тишине, мысленно повторяя себе, словно мантру: “Только не красный, только не красный, только не красный, пожалуйста, Творец, только не красный”. Не в силах вытерпеть напряжения, парень закрыл глаза, боясь разочароваться в самом себе. Прошло ещё полминуты и среди студентов послышались шепотки. Титаническим усилем воли Эдван заставил себя преодолеть страх и, наконец-то, открыть глаза. И выдохнул с облегчением. Кристалл ярко сиял желтым, словно ночной фонарь. Приглядевшись, юноша даже заметил в нём слабые, еле заметные зелёные прожилки.
        Тяжело вздохнув, он на негнущихся ногах дошёл до своего места и плюхнулся на землю. Руки всё ещё немного дрожали. Пронесло. Жёлтый с зелёными прожилками - тоже очень хороший результат. Не такой, как зелёный, конечно, но на зелёный Эдван особо и не рассчитывал. Главное, что не красный и не расколотый. Успокоившись, он вернулся к наблюдению за остальными учениками. Хрупкая девушка, с которой ему довелось перекинуться парой слов, пошла следом за ним и её кристалл сиял ярким, насыщенным зелёным цветом. Точно так же, как и у паренька за ней. А вот у невысокой блондинки с невероятно милым детским личиком сосуд оказался светло-зелёным, чуть ближе к жёлтому, чем у предшественников.
        Наконец, пришло время последнего ученика. Эдван смотрел с лёгким интересом, в тайне лелея надежду, что у кого-нибудь ещё в этой группе гениев будет жёлтый сосуд, как у него. Юноше не хотелось выделяться из толпы этих благородных ещё больше, чем сейчас.
        Мастер Ганн приложил кристалл к груди высокого блондина с вытянутым лицом. Едва поверхность камня коснулась ткани яркой синей куртки, как паренёк обречённо закрыл глаза. Присмотревшись, Эдван заметил, как дрожат его пальцы от волнения и внутренне посмеялся над самим собой. Он, скорее всего, выглядел точно так же. Вот только непонятно, чего так боится этот благородный? Может быть, он уже знает, что не получит зелёный сосуд? Заинтересованный, Эдван подался вперёд и жадно уставился на кристалл. Через долгую минуту на поверхности камня проступили первые проблески цвета. И вместо обычных шепотков вокруг послышались удивлённые вздохи и тихие ругательства. Даже мастер Ганн поражённо уставился на кристалл в своих руках. А всё потому, что внутри камня ярко сиял красный шарик. С зелёным налётом по краю.
        Вздохнув, мужчина вернул лицу невозмутимое выражение. Внимательно оглядев группу учеников, он повернулся к побледневшему юноше.
        - Вечером, я расскажу тебе о том, как не дать ему полностью разрушиться.
        Парень в синей куртке отвесил учителю глубокий поклон и деревянной походкой направился к своему месту. Стоило ему опуститься на землю, как другие ученики отшатнулись от него, словно от больного. На их лицах легко читалась причудливая смесь жалости и презрения. Эдван и блондинка оказались единственными, кто не сдвинулся с места, за что оба заработали несколько странных взглядов от толпы.
        - Проверка закончена, - сказал мастер Ганн, привлекая внимание, - жду вас после второго гонга здесь же. Можете поесть и восполнить силы.
        Глава 6. Новые знакомства
        После того, как прозвучал первый гонг, ученики быстро разбрелись кто-куда. Блондинка убежала куда-то вместе с хрупкой девушкой с чёрными волосами, оставляя Эдвана наедине с парнем в синей куртке, который всё ещё приходил в себя после проверки внутреннего сосуда. Площадка опустела, кроме них на ней был только мастер Ганн, но он уже погрузился в медитацию и всем своим видом показывал, что до следующего гонга его лучше не беспокоить.
        Эдван взглянул на блондина и тихонько вздохнул. Ему было жаль парня, он хотел сказать ему что-то подбадривающее, но боялся начать разговор первым. Он не знал, как поведёт себя клановый, если к нему обратится кто-то, наподобии Эдвана. Вдруг он, как и та черновласка, просто не станет с ним говорить? Если бы такое случилось, юноша бы точно сгорел со стыда.
        И пока он прикидывал в голове варианты ещё не случившегося разговора, произошло то, чего Эдван ожидал меньше всего. Блондин с вытянутым лицом нарушил молчание первым.
        - Похоже, мы вдвоём тут остались… - еле слышно пробормотал он, - ты… тоже в столовую?
        - Да, - кивнул Эдван.
        Они поднялись и медленно пошли прочь с тренировочной площадки. Шли молча, как бы вместе, и как бы порознь, но в одном направлении. Оба чувствовали себя крайне неловко, не зная, что говорить дальше и как развить разговор. Эдван порывался было сказать, что ему жаль, но сумел только открыть и закрыть рот, оборвав самого себя на полуслове. Он не рискнул лезть к благородному со своей жалостью, прекрасно понимая, как это может ударить по чужой гордости. Однако, ничего другого ему на ум не пришло…
        - Меня зовут Алан, - вдруг негромко сказал блондин.
        - Эдван. Эдван Лаут, - представился в ответ Эдван, мысленно проклиная себя за глупость. Как он мог забыть о том, что они ещё даже не познакомились?
        - Никогда не слышал такой фамилии раньше, - улыбнулся Алан, - ты из простых?
        - Наверное… можно и так сказать, - осторожно ответил Эдван.
        - Если это какой-то секрет, то можешь не отвечать, конечно, - произнёс парень, - но у простолюдинов в городе редко встретишь фамилию.
        Эдван немного помолчал, обдумывая, будут ли у него какие-то проблемы, если он расскажет о своём происхождении новому знакомому. Пораскинув мозгами, юноша пришёл к выводу, что это не такая уж большая тайна. Единственное, о чём, пожалуй, стоит умолчать - это знания из-за грани.
        - Я не из города, - с грустной улыбкой ответил Эдван, - из окрестностей.
        - Так это ты! - поражённо воскликнул Алан, - тот самый единственный выживший! Отец рассказывал о том, что случилось… - блондин осёкся, - прости. Я не хотел.
        - Всё в порядке, - пробормотал Эдван, машинально коснувшись места, где под одеждой скрывался шрам на груди.
        - Теперь понятно, как ты оказался в группе мастера Ганна… - задумчиво произнёс Алан.
        - Неужели, она какая-то особенная?
        - Ну, - усмехнулся Алан, - в неё не так-то просто попасть. Особенно простолюдину.
        - Значит, ты тоже из какого-то клана? - сделал парень очевидный вывод.
        - Да, - улыбка блондина слегка померкла, - моя фамилия Линн.
        Эдван сглотнул. В его голове тут же ярко вспыхнул монумент Основателям города и надписи на памятнике: “Линн, Джоу и Морето”. Он вспомнил, с каким пиететом к ним относился горбатый и слова Марка о том, что быть может, когда-нибудь, и ему удастся присоединиться к какому-то клану. Лицо Эдвана немного перекосилось от удивления, но прежде, чем он успел что-то сказать, ещё одно воспоминание вспыхнуло в его разуме. Красный шарик с зелёными прожилками в кристалле…
        - Да уж, - усмехнулся себе под нос Эдван, - не так я себе представлял Великих Основателей.
        - А ты думал, мы все будем ходить с лицом, как у мастера Ганна? - спросил парень и состроил крайне надменное выражение лица, спародировав учителя.
        - Если честно, то да, - ответил Эдван.
        - Ну-у, - протянул Алан, - спорить глупо, некоторые действительно такие. Не способны понять, что происхождение - это ещё не всё. Если кто-нибудь из них будет вести себя надменно, ты просто вспоминай их лица во время сегодняшнего бега.
        - Да уж, мастер Ганн умеет сбить спесь… - усмехнулся Эдван, - расскажи, а ты уже пытался почувствовать атру раньше?
        - Конечно, - уверенно кивнул Алан, - В нашей семье не пользуются определителем дара, нас заставляют чувствовать энергию так же, как мастер Ганн делал это во время проверки сосуда, - парень тяжело вздохнул, - и даже проверяют тип сосуда. Но основное обучение потомки клана Линн получают здесь, в академии.
        - А есть те, кого учат дома?
        - Естественно. Например, семья Морето обучает основам всех детей, чей дар пробудился раньше, чем за месяц до начала обучения. Я имею ввиду только прямых потомков. Вассалы и прочие идут вместе со всеми, как мы.
        - Но тогда… зачем им быть с нами здесь и определять сосуд? Учиться чувствовать атру? И вообще зачем посещать академию, если их обучают дома? - не понял Эдван.
        - Традиция, - пожал плечами Алан, - но ты прав, на первую неделю, когда нас учат только чувствовать атру, смысла идти нет. Марис появится через пару недель, когда мы овладеем основами.
        - Марис? Значит, в нашей группе всего один из клана Морето… ты его знаешь?
        - Все дети главных семей и их ближайшие вассалы знакомы друг с другом. Но… назвать нас друзьями я бы не решился. Хотя, моя сестра хорошо ладит с Лизой Морето…
        - Так та блондинка - это твоя сестра? - осторожно спросил Эдван.
        - Да. А черноволосая девушка - Лиза Морето. Вы с ней кстати немного похожи, я сначала подумал, что ты тоже из их клана.
        - На самом деле, я не такой худой, это просто из-за ранения. Скоро отъемся, - улыбнулся Эдван.
        - Не сомневаюсь.
        - Так, погоди, я запутался! - помотал головой парень, - ты же сказал, что дети из клана Морето учатся дома, что тогда эта Лиза здесь забыла?
        - Она… не совсем из главной семьи, - мягко сказал Алан.
        - А! Да плевать, - махнул рукой Эдван. Ему совершенно не хотелось разбираться в этих всех клановых хитросплетениях и считать, кто там из какой ветки какой семьи, он был далёк от этого, - лучше расскажи, что ты знаешь об атре! Наверняка побольше моего!
        Алан, увидев отношение своего нового знакомого к клановым связям был приятно удивлён. Он наконец-то встретил человека с мнением, которое было так похоже на его собственное! Что в семье Линн, что в других кланах, везде происхождению придавали огромное значение, да что там, даже простолюдины это делали, хоть и не особо разбираясь в тонкостях. А Эдван, не то, что не показывал никакого страха и пиетета перед кланами, он ещё и открыто заявил ему, отпрыску клана Линн, что ему плевать кто там откуда. Ни один простолюдин в городе не осмелился бы заявить ничего подобного, не то, что даже отпустить невинную шутку про Основателей в лицо одному из их потомков!
        Вот только… рассказывая Эдвану о том, что ему говорили про атру в клане, Алан не переставал гадать, насколько хватит его нового знакомого? Сможет ли он вести себя так и дальше, или когда-нибудь, как говорится, пнёт железную дверь и сломается, превратившись в обычного простолюдина? Захочет подлизаться к какому-нибудь клану… и умрёт так же бесславно, как и другие? Вздохнув, Алан отбросил эти мысли. Вместо того, чтобы раздумывать над подобными глупостями, ему бы стоило просто наслаждался обществом человека, которого ему так давно не хватало. Человека, который не смотрел на него с презрением из-за расколотого сосуда, страхом перед семьёй, или обожанием в попытках снискать расположение. Пока он не изменился.
        Перекусив в столовой, ребята направились обратно на тренировочный полигон, болтая о всякой всячине. Эдван вначале интересовался знаниями Алана об атре, но когда удостоверился в том, что его новый друг знает немногим больше него самого, перевёл разговор на обсуждение учителя Ганна и их первый урок. Рассказал о своих выводах по поводу необходимости бега перед тем, как почувствовать атру, о своих ощущениях, которые он испытал, излечивая самого себя. Алан даже взял этот метод на вооружение и сказал, что попробует восстановить силы сразу же, как придёт на полигон.
        - Разве вам в клане не говорили о каких-нибудь крутых трюках с атрой? - удивился Эдван.
        - В семье Линн принято ждать, пока дети заложат прочную основу и хорошо овладеют азами. Только потом отец станет рассказывать что либо мне и… - Алан на мгновение осёкся.
        - Тебе и…?
        - Ничего. Только после основ. Я знаю, что в семье Джоу принято также, но клан Морето делает всё, как всегда, по-своему, - Алан слегка поморщился, словно ему не сильно нравился этот клан.
        - А другие? - спросил Эдван, не обратив внимания на изменения на лице собеседника.
        - Чаще всего вассалы подражают тому, кому служат, - махнул рукой Алан, - традиция. А что происходит в семьях, которые ещё не подлизались к кому-то из нас, я понятия не имею.
        - А такие есть?
        - Да, - улыбнулся Алан, - мы приравниваем их к простолюдинам, но побогаче. Это небольшие семьи, которые обычно держат небольшое дело вне сферы влияния великих кланов. Например, шьют одежду или выращивают лён и хлопчатник на дальних полях. Живут как-то…
        Поболтав ещё немного о городе, ребята пришли обратно на тренировочную площадку. Помимо мастера Ганна, который всё так же сидел с закрытыми глазами, там находилось ещё пятеро учеников. Трое парней, что негромко переговаривались о чём-то в углу, и две уже знакомые Эдвану девушки. Сестра Алана и её подруга. Однако, что-то неуловимо изменилось в поведении девушек по сравнению с тем, что он видел до перерыва.
        “Наверное, они уже отошли от потрясения и теперь начали вести себя, как обычно”, - подумал Эдван. Да он и сам стал вести себя более уверенно и раскрепощённо, после того, как почувствовал себя комфортно в компании Алана.
        - Эй! Сопля, иди сюда! - звонкий голос темноволосой разнёсся по площадке, привлекая всеобщее внимание. Алан громко скрипнул зубами от негодования, с трудом сохранив относительно-невозмутимое выражение лица.
        - Лиза! - зашипела на подругу блондинка.
        - Что?! - не поняла девушка, - должна же я узнать, с кем якшается твой младший брат, если тебе плевать!
        Что больше всего удивило в этой ситуации Эдвана, так это то, что Алан, скрипя зубами и ругаясь сквозь зубы, пошёл к ним! Невысокая худенькая девушка с довольно милым лицом открылась совершенно с другой стороны, и сейчас, по сравнению с мило улыбающейся блондинкой, она казалась каким-то злющим демоном. Впрочем, стыдливо отходить от нового друга Эдван не стал. Наоборот, он пошёл вместе с Аланом прямо в открытую западню. Терпеть унижение он не собирался.
        - Ну! - девушка упёрла руки в боки и, нахмурившись, посмотрела на Алана, - представь нам своего нового друга, что ли!
        - Анна, Лиза, познакомьтесь, это Эдван, - слегка натянуто улыбнувшись, сказал блондин, формально выполнив просьбу.
        - Эдван… - брюнетка приложила ладонь к уху, явно ожидая, пока ей скажут фамилию. При этом она смотрела на блондина, как на полного идиота, который не сумел выговорить чужое имя полностью. Алан скрипнул зубами и закатил глаза. Только слепой бы не увидел, что ему совершенно не хочется отвечать на вопрос.
        Эдван недобро прищурился. Он не совсем понимал, что тут вообще происходит и какие у этих трёх отношения, но стоять в стороне и наблюдать, как его друга унижают, он не собирался. Уверенно шагнув вперёд, он приложил ладонь к уху и громко сказал: “Лиза…?”. При этом он скопировал её позу и сумел даже спародировать интонацию голоса.
        - А… - казалось, она хотела что-то сказать, но осеклась и замерла с открытым ртом, по-видимому, впервые столкнувшись с такой наглостью. Повисла недолгая пауза, которая тут же разрушилась громким смехом Алана и его сестры.
        - Какой забавный, - сквозь смех сказала блондинка. Её подруга, однако, веселья не разделяла. Её бровки сошлись на переносице, девушка, очевидно, сильно разозлилась, но Эдвану она казалась вовсе не устрашающей, а, скорее, милой.
        - А ты чего ржёшь, сопля! - рявкнула она и, в одно мгновение оказавшись рядом с Аланом, влепила ему мощный удар прямо по животу, от которого бедный парень согнулся и хрипло закашлялся.
        - Думай с кем говоришь! Издеваться он надо мной вздумал! - продолжала неистовствовать девушка, отчего блондинка, что стояла неподалёку, начала смеяться ещё громче.
        - Ты первая начала издёвки, - спокойно сказал Эдван, скрестив руки на груди.
        Взгляд Лизы вперился в парня. Засопев, она рванула прямо к нему, за один удар сердца преодолев разделяющие их несколько шагов и попыталась ударить его кулаком в живот. Так же, как и Алана до этого. У Эдвана зашевелились волосы на голове, что поделать, а такого резкого перехода от разговора к драке он не ожидал. Да что там, даже если бы он был готов драться, то не смог бы ничего противопоставить Лизе - девушка двигалась в разы быстрее него. Однако, в ту самую секунду, когда маленький острый кулачок устремился к животу парня, его тело пришло в движение. И действовало оно на голых инстинктах, так, словно это был рефлекс, вбитый тысячей повторений давно отточенного до автоматизма действия.
        Жестко и очень быстро он ударом запястья отклонил кулачок Лизы, ладонью второй руки ударил её в плечо, отталкивая назад и сам тут же разорвал дистанцию. Всё длилось не больше двух вдохов. Девушку отбросило на несколько шагов, но та устояла на ногах и теперь в полном ошеломлении смотрела на Эдвана, потирая ушибленное плечо. Сам парень был обескуражен не меньше противницы. Он даже не успел толком осознать, что вообще произошло. Чувствовал только невероятную усталость и сильную боль руках, которую с трудом мог сдерживать. Эдвану казалось, будто бы он ударил не мягкое девичье плечо, а камень. Через несколько мгновений, во время которых Эдван и Лиза глупо пялились друг на друга, они вдруг осознали, что взгляды всех учеников на площадке направлены в их сторону, а Анна и Алан уже не смеются.
        - Прости, - примирительно подняв руки, сказал Эдван, - рефлекс. Я не хотел сделать тебе больно.
        - Ха-ха! - широко улыбнувшись, вдруг рассмеялась Лиза, - тогда, мне тоже стоит извиниться. Я почему-то подумала, что новый друг Алана будет таким же рохлей, как он сам!
        - Лиза! - возмутилась блондинка, - то, что мы с братом не кидаемся на каждого встречного не значит, что над нами можно смеяться.
        - Да ладно тебе…
        Градус напряжения мгновенно упал и компания вернулась к непринуждённому разговору. Эдвану даже стало немного стыдно за своё поведение перед Аланом. Он ведь принял их отношения с Лизой за издевательства, но понаблюдав за общением девушек несколько минут, он понял, что это были не более, чем подшучивания над младшим братом и попытка познакомиться. Похоже, Лиза обладала довольно крутым нравом и любила рукоприкладствовать по поводу и без, но при этом была довольно весёлой и отходчивой. Правда, к Эдвану она подходить опасалась, к тому же, от него не скрылось, как она время от времени притрагивается к плечу, потирая ушибленное место.
        Прозвучал гонг, ученики разошлись по местам. Мастер Ганн велел им всем сосредоточиться на медитации и попробовать собрать немного атры из окружающего мира и выпустить её из внутреннего сосуда куда-нибудь. То, что Эдван уже проделывал до перерыва, восстанавливая собственное тело.
        Парень послушно исполнял указания учителя, но никак не мог полностью сосредоточиться на процессе: его левая ладонь пульсировала и немного побаливала. Сосредоточившись, он попытался восстановить в памяти ощущения, которые испытал во время короткой стычки с Лизой, но… всё произошло так быстро, что вспоминать-то было и нечего. Это был странный рефлекс, очевидно доставшийся ему из-за грани.
        Вздохнув, Эдван решил пойти другим путём и попытался представить себе так ярко, как мог, что вот-вот чей-то кулак вонзится ему в живот, и внимательно следил за реакцией тела. В какой-то момент он ощутил слабое, еле заметное желание дёрнуть рукой. Мышцы плеча чуть-чуть напряглись, за ними мышцы левой руки… и он, совершенно не думая, на одних лишь рефлексах, зачерпнул из сосуда души немного атры и направил её по руке прямо к ладони.
        “Вот оно!” - мысленно воскликнул парень, сбив собственную концентрацию.
        Наконец-то, он сумел понять, в чём было дело. Во время того удара он тоже выпустил немного атры - именно поэтому толчок получился настолько мощным, что сумел отпихнуть более сильную девушку и даже отсушил ей плечо. На такой скорости тело оказалось просто не готово пропустить сквозь себя энергию, потому-то ладонь и горела огнём. С непривычки.
        Улыбнувшись, Эдван закрыл глаза, разогнал мысли и, сконцентрировавшись на своём внутреннем сосуде, принялся исполнять наказ мастера Ганна. Только теперь он, вместо того, чтобы бездумно поглощать атру из окружающего мира и выпускать “куда-то”, начал гонять её по телу, подготавливая его к тому, что вскоре ему придётся пропускать через себя куда больший объём энергии. Конечно, с его размером сосуда количество силы было ничтожным, почти незаметным, но… путь в тысячу ли начинается с одного шага…
        Глава 7. Постигая основы
        Потянулись дни обучения в академии. Эдван и его новые знакомые каждый день постигали основы владения атрой вместе с мастером Ганном, который не переставал гонять их так, словно готовил к побегу от стаи обезьян из сердца Туманной чащи. Пока что, учитель не рассказывал практически ничего нового об энергии, а просто помогал всем полностью овладеть самым важным, на его взгляд, навыком: чувством атры. Уметь вбирать её внутрь себя с каждым вдохом, и так же легко зачёрпывать из сосуда и выпускать. Неважно куда, главное - сам навык. Пока другие ученики смиренно слушали наставления мастера, Эдван ощущал странные внутренние порывы, чем-то напоминающие ему тени неких желаний, которые подсказывали, что именно ему стоит сделать. Так, вместо того, чтобы бездумно вдыхать и выдыхать энергию и посылать её во все уголки тела, он начал зачем-то насыщать атрой сердце, таинственный знак на груди и собственный внутренний сосуд, а точнее, его стенки с внешней стороны. От этого они начинали светиться ярким, жёлтым цветом, отчего на поверхности становились отчётливо видны трещины. Их было немного, всего четыре, но они,
увы, были довольно глубокими. Эдван не знал, зачем делает это всё, но решил довериться знаниям, сокрытым в глубине его памяти.
        И не прогадал. Словно по волшебству, его тело начало восстанавливаться семимильными шагами. За неполную неделю от скелетообразной фигуры не осталось и следа. Да, он всё ещё был довольно худощав, но уже не казался жертвой многодневной голодной пытки. Улучшилось также общее самочувствие, он теперь с лёгкостью просыпался ещё до первого гонга и успевал немного размяться прежде, чем идти на площадку к учителю.
        Однако, была в этой бочке и ложка дёгтя. Вернулись сны. Кошмары, в которых его снова и снова убивал огромный медведь, пронзая грудь ужасными когтями. Какие-то странные битвы, в которых Эдван сражался, но не понимал, с кем. Он вновь каждое утро подпрыгивал с циновки в холодном поту, но теперь вместо того, чтобы просто дрожать от страха, он садился и начинал медитацию, изо всех сил пытаясь разобраться в них.
        Прогресс был слабым, но Эдвану казалось, что во сне он начал понемногу осознавать происходящее и даже чувствовать, как управляет там атрой. Просыпаясь утром, он плохо помнил содержание, однако ему казалось, что с каждым днём на уроке его контроль энергии становится всё лучше и лучше. Вернее, он начинал всё яснее и яснее осознавать свои действия. Под конец недели ему даже показалось, что количество атры, которое он мог поглотить, несколько увеличилось, что не могло не радовать.
        Правда, отношения с другими учениками в группе у Эдвана особо не ладились. Он всё так же общался с Аланом и, периодически, с его сестрой и Лизой, однако другие ученики его словно не замечали. Они не заговаривали с ним и смотрели с презрением, как будто бы он был чем-то лишним в группе и лишь мозолил глаза. Разумеется, никто не осмеливался сказать нечто такое вслух, особенно при Лизе или Алане, но… говорить вслух ничего не требовалось. Хватало одних взглядов.
        Естественно, Эдвану было неприятно, но, хорошенько над этим поразмыслив, он решил, что пока они не строят ему неприятностей, он не будет обращать на это внимания. К тому же, у него есть знакомые из кланов-основателей и пока он с ними дружен, никто не посмеет сказать ничего прямо.
        В начале второй недели обучения к нему в гости зашёл старик Шан Фан. Ушёл слегка разочарованным, пообещав достать ему учебник с описанием различных лекарственных растений, известных в городе. После ухода дедули, Эдван заставил себя вновь взглянуть на текст и с удивлением обнаружил, что … стал понимать больше. Ненамного, он сумел перевести всего лишь несколько новых слов, однако, это внушало надежду, что рано или поздно древний язык и знания из-за грани покорятся ему полностью.
        Вечером того же дня, вспоминая случай со страницей древнего рецепта, Эдван решил вновь открыть “историю сотворения мира и атры”. Он пролистал первых несколько легенд, затем пытался перелистнуть сразу с десяток страниц, но случайно захватил слишком много и перебрался куда-то ближе к концу книги. Он уже хотел было вернуться обратно, как вдруг замер, глядя на непонятные письмена. Что-то казалось в них странным.
        Нахмурившись, Эдван подвинул фолиант поближе и на этот раз внимательнее присмотрелся к непонятному тексту, изо всех сил стараясь ухватить за хвост подозрение, порождённое его интуицией. Через десять минут голова парня была готова закипеть - как бы он не вглядывался в страницу, просветление не приходило. Тогда Эдван решил взглянуть на вещи глубже. Он выбрал один единственный иероглиф и сосредоточил своё внимание на нём, пытаясь понять значение. Что-то знакомое в нём мелькнуло лишь тогда, когда зрение юноши поплыло и картинка перед глазами смазалась. Встрепенувшись, он моргнул и, тяжело вздохнув, взглянул на объект изучения ещё раз. Однако, вместо тщетных попыток осознать его головой, Эдван попытался войти в медитативное состояние, выкинуть прочь все мысли и позволить памяти и интуиции сделать своё дело. Отстраниться.
        Вскоре в иероглифе начали угадываться знакомые линии, но что-то в этом всём казалось неправильным. Смутная догадка мелькнула в разуме парня и он, повинуясь внезапному порыву вдохновения, повернул книгу боком. Несвязные раньше линии, наконец, сложились в единую картинку, но всё ещё выглядели немного неправильными, значение каждого слова ускользало от Эдвана, словно… словно здесь было намешано слишком много линий. Линий…
        - Точно! - воскликнул он, ткнув пальцем в книгу, - здесь лишнии линии! Только… не могу разобрать, какие… чёртов шифр.
        Вздохнув, он перелистнул обратно на середину, где кончался обычный текст и начинался зашифрованный. В последнем абзаце истории, предшествующей таинственным письменам, глаз Эдвана зацепился за фразу. “Атра во всём…”. Парень хлопнул себя по лбу. И как он сразу не догадался?! Это ведь было так просто! Сосредоточившись на внутреннем сосуде, он зачерпнул оттуда немного энергии и, сконцентрировав её в ладони, попытался направить в книгу. У него всё ещё не очень хорошо получалось направлять энергию за пределы своего тела, но хотя бы капля должна была попасть в книгу…
        Стоило силе Эдвана коснутся древнего переплёта, как фолиант вздрогнул. Страницы встрепенулись и на каждом иероглифе зашифрованной части отчётливо проступили некоторые линии так, словно были чем-то подсвечены. В полнейшем ошеломлении парень уставился на текст, который медленно исчезал на его глазах от недостатка энергии. Спохватившись, Эдван направил ещё немного силы в книгу и знаки стали чуть-чуть ярче…
        “Наставление об атре и пути развития”, - гласила надпись на самой верхней строчке. Следом шло короткое обращение автора.
        “Грядут тёмные времена… прислужники Первого наступают на род людской всё яростнее с каждым годом. Власть, ради которой мы самозабвенно уничтожали друг друга развеялась, как дым на ветру… Так пусть же это наставление станет тем маяком, что выведет тебя, ученик, из моря невежества, куда люди загнали себя в погоне за порочными целями. Окропи страницы кровью, чтобы обрести знание, человек… ”
        Слова неизвестного автора заставили Эдвана поёжиться. Похоже, книга пришла из тех времён, когда людей было много больше, чем сейчас. Но … как давно это было? И что за прислужники Первого? Почему при упоминании этого имени в его голове начинает что-то зудеть, а руки начинают дрожать, словно от страха?
        Сглотнув, парень помотал головой, прогоняя непонятное оцепенение. Наставление, что поможет ему овладеть тайнами атры? Какой идиот откажется от такого! Без колебаний, Эдван прокусил подушечку большого пальца и смазал нижний угол страницы кровью. В тот же миг несколько символов внутри текста вспыхнули красным и парень почувствовал, как его внутренний сосуд стремительно пустеет. Книга высосала всю атру досуха, причём не только из него, но и из воздуха в комнате! Эдван чувствовал, как энергия со всей округи стягивалась к фолианту в его руках, словно тот был ненасытной воронкой. Клякса, что осталась на странице от крови мальчишки изменилась, превратившись в странный магический символ, раздался громкий хлопок и всё тут же затихло. Исчезли письмена, словно их никогда и не было и у Эдвана на коленях вновь лежала самая обычная книга.
        Криво ухмыльнувшись, он собрал немного энергии из окружающего пространства и направил её в символ внизу страницы. Миг, и все письмена проявились вновь, и на этот раз они горели куда ярче, чем в прошлый. Дрожащей рукой Эдван перелистнул страницу и погрузился в чтение, словно одержимый. Перед его глазами было невероятное сокровище и он был намерен высосать из него все знания до последней крупицы…
        “Колодец, Пруд, Озеро, Море и Океан. Задумывался ли ты когда-нибудь, ученик, почему ступени развития носят такие названия испокон времён? Гадал ли, что было на уме у древних мастеров, придумавших такие имена? Когда-то, я тоже задался таким вопросом, и ответ нашёл в истории о сотворении мира… простой, как и любая великая истина. Атра подобна воде, что течёт сквозь всё сущее, а сосуд души - её вместилище внутри каждого из нас. У кого-то оно небольшое, как колодец, а у кого-то огромное, словно бескрайний океан…
        Знай же, что каждая ступень силы разделена на несколько уровней. Двенадцать их у колодца, девять у пруда, шесть у озера, три у моря и лишь у океана - одна, ибо является он вершиной пути обретения силы. Одарённый, покоривший последнюю ступень могущества обретает мощь, пределы которой нельзя вообразить простому смертному. Однако, в самом начале, чтобы просто вступить на путь силы, каждый из нас должен сделать шаг к первой ступени. Шаг, называемый преодолением нулевой фазы и шаг этот может быть подобным прыжку через пропасть. Лишь тот, кто достаточно укрепил тело и подготовил сосуд души, может вступить на путь атры. Те, кто побежит бездумно - сломают ноги и навечно останутся на первой ступени, так и не сумев подняться выше. Не уподобляйся им, ученик. Укрепляй сосуд, наполняй атрой тело, позволь ему привыкнуть к её течению…”
        Ниже описывалось несколько способов, как при помощи атры укрепить тело и усилить внутренний сосуд. Пробежавшись взглядом по тексту, Эдван замер в оцепенении. Последняя описанная техника … в точности повторяла то, чем он занимался всю эту неделю! Он, конечно, делал это не так идеально, как описывалось в книге, но сам факт… сам факт поразил парня до глубины души. Теперь все его даже самые мелкие сомнения по поводу правдивости информации в книге рассеялись.
        С того самого дня и всю следующую неделю парень старательно следовал указаниям из наставления. Когда все остальные, кроме Алана, мирно медитировали и осваивали умение задерживать в сосуде больше атры, чем он способен удержать, Эдван делал упражнения из книги и укреплял сосуд. Во время перерыва он пытался освоить поглощение энергии вне медитации, пытаясь вытянуть атру из окружающего мира в любой другой ситуации, а по вечерам читал наставление об атре и тренировкам…
        К исходу второй недели Эдван окончательно избавился от нездоровой худобы. Его тело стало поджарым и жилистым, а бег и тяжелые упражнения, которые им каждый день устраивал мастер Ганн в качестве тренировки, уже не казались непреодолимой адской мукой. И разумеется, его изменения не ускользнули от внимания других учеников. Особенно это стало явно в последний день второй недели тренировок, когда мастер Ганн решил устроить им усложнённую тренировку, заставив не только бегать в два раза дольше обычного, но и выполнять множество других заковыристых упражнений, чтобы выжать из учеников все силы, которые ещё могли оставаться после бега. Из всех ребят только Эдван и Лиза сумели продержаться до самого конца, и если с молодой госпожой из семьи Морето всё было понятно, то Эдвана ученики были готовы испепелить взглядами. И даже слово-ругательство “простолюдин” вылетало из их уст в разы чаще и громче во время перерыва.
        - Будь очень осторожен, - сказал Алан, когда все остальные ушли в столовую и они с Эдваном остались вдвоём на площадке.
        - В чем? - не понял его Эдван. Крайне серьёзное выражение лица друга его насторожило.
        - Во всём, - коротко ответил блондин и, закусив губу так, словно ему приходилось переступать через себя, продолжил, - ты слышал их разговоры. Зависть… может толкнуть на ужасные вещи. Даже в академии.
        - Зависть?! - глаза Эдвана расширились от удивления, - мне? Да… - он оборвался, не в силах подобрать слова, - да … да у вас же всё есть! Дом, семья… - перечислял он с дрожью в голосе…
        - А ещё у них есть гордость и огромное самомнение, - резко оборвал его Алан на полуслове, - каждый в этой группе считает себя выше любого представителя маленьких кланов, не то, что простолюдина. Они - будущие члены Когтя и офицеры гарнизона. С зелёным сосудом. А ты мало того, что простолюдин с желтым, так ещё и втаптываешь их таланты в землю без задней мысли…
        - Но ведь Лиза тоже…
        - Лиза, - фыркнул Алан, - ты забыл, из какой она семьи? Это естественно!
        - Я не понимаю, - сказал Эдван, - но я постараюсь быть осторожнее… в чём бы то ни было.
        - Не ввязывайся в перепалки, даже если очень захочется ответить. Лучше смолчать, но… но быть в порядке. И… крепо запирай дверь ночью, - тихо сказал Алан. Его рука при этом непроизвольно потянулась к груди.
        - Я постараюсь… - пробормотал Эдван, - обещаю.
        Алан улыбнулся и больше не поднимал эту тему, а Эдван не стал расспрашивать дальше. Предостережения друга он воспринял довольно серьёзно, хоть и не знал, какая опасность может ему грозить внутри стен академии. Не будут же его убивать здесь, верно? К тому же… ни с кем, кроме своих друзей из группы он так и не познакомился, да и общаться с теми, кто смотрит на него так, словно он вылез из выгребной ямы, желания у Эдвана не возникало. Ещё немного поразмыслив над словами друга, он предложил Алану пройтись до столовой, но тот, впервые за две недели, отказался. Идти туда в одиночку Эдвану не хотелось, поэтому парни остались на площадке, в ожидании второго гонга.
        По окончанию перерыва мастер Ганн устроил своим подопечным коротенькую медитацию и целый час непрерывных физических упражнений, в этот раз без бега, после которого на ногах вновь остались только Лиза и Эдван, но вот их состояние было… мягко говоря, немного пугающим. Оба дрожали, словно тростинки на ветру и дышали так тяжело и хрипло, что казалось ещё чуть-чуть, и выплюнут лёгкие. А всё потому, что во время тренировки Эдван случайно засмотрелся на девушку и между ними началось своеобразное молчаливое соревнование на выносливость… и никто не хотел проигрывать.
        - А ты… неплохо… держишься, - выдавила девушка, плюхнувшись на землю.
        - Ты… тоже… - ответил Эдван, держась за сердце.
        - Ничья, - посмеиваясь, объявила Лиза и растянулась на земле, широко раскинув руки.
        Эдван промолчал и, сделав глубокий вдох, закрыл глаза и начал приводить тело в порядок атрой. Парень поймал себя на мысли, что за последнюю неделю он всё чаще и чаще начал засматриваться на Лизу, особенно во время тренировок. Как она бегает, отжимается, как встряхивает мокрыми волосами и растягивает усталые мышцы. Не только тело Эдвана претерпело серьёзные изменения за время тренировок. Она была всё ещё довольно худой, без ярко выраженной груди или бёдер, но теперь на них появился хотя бы намёк. Да и назвать её хрупкой язык больше не поворачивался. Маленькая, но не хрупкая.
        Пока Эдван пытался привсти в порядок дыхание и копался в собственных мыслях о сопернице, ученики расселись перед Мастером Ганном на земле. Лёгким покашливанием учитель привлёк внимание Лизы и Эдвана, заставляя их вернуться ко всем остальным и внимательно слушать то, что он сейчас собирается сказать.
        - Поздравляю всех, - холодно и почти безэмоционально сказал мужчина, оглядев толпу, - все вы сумели сделать шаг, что навеки отделил вас от обычных людей. Но не обольщайтесь, в силе… вы ничтожны. Вам предстоит долгий путь, но отныне вы пойдёте по нему сами. Разумеется, не без моей поддержки. Следующее наше занятие будет через три дня на первой площадке. В промежутках советую посетить уроки других уважаемых учителей, список у главного корпуса, - мастер Ганн холодно оглядел притихших учеников и ухмыльнулся, - не позорьте меня перед ними.
        Не оставив времени на вопросы, мужчина покинул тренировочную площадку. Эдвана эта новость попросту вышибла из колеи, он так и сидел несколько минут, глупо пялясь в ту точку, где недавно стоял мастер Ганн, пока вдруг не понял, что все остальные ученики почему-то не особо удивлены.
        - Вы знали? - спросил Эдван.
        - Да, - кивнул Алан, - отец рассказывал, что основы мы будем постигать всего две недели, после чего начнётся настоящая учеба. Я думал, ты знаешь… поэтому и, - парень придвинулся поближе к другу и перешёл на шёпот, - предупредил тебя. Кстати, мне нужно купить кое-что в городе. Хочешь пойти со мной?
        - В город? - переспросил Эдван, - хочу!
        ***
        Понравилось произведение? Поделись впечатлениями в комментариях!
        Глава 8. Лица под масками
        В разгар дня на площади Основателей было полно народу. В основном, правда, здесь сновали ученики из академии и солдаты из корпуса гарнизона, что находился напротив, но и простых жителей тоже хватало. Эдван в начале даже опешил от такого обилия жителей, всё-таки, он здесь был, когда площадь была почти пустой. Не успел парень толком сориентироваться, как Алан потянул его за собой в сторону самой крайней улицы справа. Они прошли вдоль длинной стены академии и скрылись в проходе между двумя трёхэтажными домами.
        Эдван следовал за другом, беззастенчиво глазея по сторонам, рассматривая постройки, украшения над дверями, различные вывески на лавках и прочие мелочи, коих в его деревне на краю света отродясь не было. Алан не мешал ему разговорами, а просто шёл вперёд, стараясь следить, чтобы друг сильно не отстал. Улица постепенно сужалась, народу становилось всё меньше и меньше, на дверях всё чаще и чаще мелькало изображение синего ромба, а в одежде людей постепенно начали преобладать синие тона.
        - Куда мы идём? - впервые за всю дорогу спросил Эдван.
        - В лавку. Осталось недалеко, - коротко ответил Алан.
        - А… что за знаки на дверях? - осторожно поинтересовался парень.
        - Знак, что здесь живут вассалы клана Линн. Мы на границе владений моей семьи.
        - Ага… понял, - осторожно кивнул Эдавн, оглядываясь по сторонам. Народ здесь смотрел на них слегка странно, словно не понимая, как реагировать. Кто-то удивлённо пожимал плечами, кто-то перешёптывался, а кто-то попросту игнорировал, особо не заморачиваясь, кого там тащит за собой молодой отпрыск главной семьи. И тем не менее, реакция людей вокруг заставила Эдвана немного понервничать.
        - Не обращай на них внимания, - посоветовал Алан, спокойно двигаясь в одному ему известном направлении.
        Через несколько минут они остановились у неприметной лавки со старой потёртой вывеской с изображением каких-то то ли травинок, то ли чего-то похожего. На двери так же, как и везде, красовался синий ромб. Алан смело толкнул скрипучую дверь из тонких досок и вошёл внутрь.
        - Добро пожаловать, господин Линн, - улыбнулась ему девушка в светлом платье, примерно одного с ними возраста. Её тёмные волосы были собраны в тугую косу, а лицом она чем-то напоминала Эдвану сестру Алана. Только более взрослую и кареглазую. Заметив парня в дверях, девушка легонько ему кивнула в знак приветствия и вновь перевела всё своё внимание на главного посетителя.
        - Привет, Айя. На этот раз помимо обычного мне понадобится кое-что ещё… твой отец свободен?
        - Для вас, юный господин, у него всегда найдётся время, - обворожительно улыбнулась девушка и поспешила открыть Алану дверь, ведущую в глубины магазина.
        - Пойдёшь? - спросил блондин.
        - Я здесь подожду… - ответил Эдван.
        Пожав плечами, молодой господин Линн скрылся в недрах магазина, оставляя своего друга один на один с продавщицей. В помещении повисло немного неловкое молчание. Парень осмотрел стены, не нашёл ни единого выставленного товара и, не придумав ничего лучше, опёрся о ближайшую стену и принялся ждать.
        - Значит, ты решил следовать за господином Линном? - улыбнувшись, спросила девушка, - ты сделал правильный выбор. Из всего младшего поколения семьи он самый добрый и понимающий…
        - Что ты имеешь ввиду? - переспросил Эдван, слегка нахмурившись.
        - Ну, ты поймёшь, когда встретишь их, - девушка издала нервный смешок, - он никогда не кричит на нас, всегда относится с уважением к нашему труду. Не то, что другие…
        - Нет, я спрашивал не про это. Что ты имела ввиду под “следовать”?
        Вопрос парня поставил Айю в тупик. Она помолчала где-то с полминуты, глупо хлопая глазами.
        - Я не понимаю тебя, - смутилась девушка, - если ты не хочешь последовать за ним, то… что тогда вообще здесь делаешь?
        - Ничего. Смотрю на город, - пожал плечами Эдван. Он тоже пребывал в лёгком замешательстве, не совсем понимая, о чём они сейчас говорят.
        - Но ведь ты пришёл сюда с господином Линном!
        - Да. Алан предложил сходить с ним в город, я согласился, - пробормотал парень.
        - Не надо строить из себя не пойми кого только потому, что ты одарённый, - сказала Айя, поджав губы, - если последуешь за господином Линном, то скорее всего сумеешь стать вассалом семьи и потом, твои дети, если будут одарёнными, может быть даже станут настоящей частью семьи!
        - Я пока не хочу присоединяться ни к какому клану, - спокойно ответил Эдван.
        - Ну и дурак, - фыркнула девушка, - вместо того, чтобы обеспечить потомкам достойную жизнь, умрёшь где-нибудь на охоте!
        - А что, вассалы на охоте не умирают? - недобро прищурившись, переспросил Эдван. Айя осеклась.
        - Умирают, - вздохнула она, - но… ладно, забудь. Прости меня, я погорячилась. Ты всё-таки пришёл с господином…
        Дальше разговор как-то не вязался и они оба просто замолчали. Алан вернулся через десяток минут с небольшим мешочком в руках и, попрощавшись с Айей, потянул Эдвана на улицу.
        - Что это была за лавка?
        - Отец Айи - аптекарь. Я покупаю у него снадобья и кое-какие травы, ну… - Алан замялся, - для лечения. Сегодя взял немного сверху для развития тела.
        - А чем расплатился? Мы в деревне меняли вещи на вещи…
        - В этот раз я дал старику двадцать талонов.
        - Каких талонов?
        - Ну… - Алан порылся в кармане и вытянул на свет деревянную дощечку размером с большой палец, на которой красовался странный магический знак, - вот такой. Это талоны клана Джоу, его можно обменять на буханку хлеба или маленький мешок муки у них в главной лавке. В основном всё, что угодно в городе можно купить на них. Ещё правда есть камни атры, но их ты вряд ли увидишь.
        - Почему?
        - Камни атры добываются на горе и их очень мало, - охотно пояснил блондин, - Обычно солдаты или клановые одарённые используют их для тренировок.
        - Значит, и ты…
        - Нет, - усмехнувшись, покачал головой парень, - я “позор клана Линн”, куда мне до вершин мастерства.
        - Это из-за меня?
        - Не льсти себе, - посмеялся Алан, - это из-за расколотого сосуда. Да…, - парень тяжело вздохнул.
        - Кто это был? - осторожно спросил Эдван.
        - Спасибо за заботу, - грустно улыбнулся блондин и, так и не ответив на вопрос, пошёл вперёд. Они свернули на соседнюю улицу и направились в другой конец города, туда, где Эдван ещё не был.
        - Слушай, а почему талоны принадлежат Джоу?
        - Не знаю. Так издавна было, - пожал плечами Алан, - я знаю, что Морето пытались сделать свои, и некоторые ещё даже можно найти, но… мало кому нужны талоны в кузницу. Или к сапожнику…
        - А хлеб они не пекут?
        - Нет. Каждый клан занимается своими делами и не мешает друг другу. Таков древний договор. Все едят хлеб из муки Джоу, держат оружие из кузниц Морето и лечатся нашими травами. Дел гораздо больше, но семьи стараются не лезть на территорию друг друга.
        - А как же простые люди?
        - А они что? - не понял Алан, - занимаются чем-то. Я же говорю, дел много. Только мельницы и поля у клана Джоу, а металл добывают Морето… вот и всё.
        - Понятно…
        Они шли по дороге вглубь города, оставляя за своей спиной территорию семьи Линн. Дома становились всё мельче и мельче, до тех пор, пока ребята не оказались в окружении одноэтажных деревянных домишек, за крышами которых возвышалась стена. Однако, не высокая каменная преграда вызвала у Эдвана удивление, а поведение людей в этом районе. Перед ними расступались с почтением, причём, не только перед Аланом, но и перед Эдваном. Ведь они были одарёнными! Будущей защитой Города от полчищ тварей… их провожали улыбками. Однако, что-то казалось Эдвану странным. Неправильным. И, через несколько минут, он понял. Во взглядах, которые люди бросали на него порой проскакивало что-то похожее на жалость и горечь… и что удивительно, на Алана никто так не смотрел. А когда ребята уже добрались до выхода из бедного района, какая-то женщина бросилась наперерез Эдвану.
        - Шин! Шин, мой мальчик, это ты?! - со слезами на глазах она схватила Эдвана за ворот рубахи так крепко, словно боялась вновь отпустить, - Ты вернулся?! Я знала, что они врали… знала…
        - Зана! - рявкнул кто-то на всю улицу, отчего женщина вздрогнула, словно от удара хлыстом. Грузный мужчина быстро подбежал к ним и с трудом отодрал её от Эдвана. Приобняв рыдающую даму за плечи, он обернулся к ребятам.
        - Прошу прощения, молодые господа. Её сын позавчера не вернулся с охоты… не держите зла, - мужчина тяжело вздохнул и осторожно повёл Зану обратно в дом.
        Эта ситуация настолько сильно поразила Эдвана, что тот даже не нашёл слов, чтобы выразить свои эмоции. Образ рыдающей от невыносимого горя женщины так и застыл у него перед глазами, будоража спрятанные глубоко-глубоко чувства. Его вновь кольнула та ужасающая скорбь, которую он испытал после смерти близких. Скрипнув зубами, Эдван пообещал себе стать сильнее и выполнить обещание. Отомстить и уничтожить всех проклятых обезьян в округе.
        При мысли о силе он невольно вспомнил об Алане и его расколотом внутреннем сосуде. Слова о “позоре семьи Линн” не выходили у него из головы до самой площади Основателей. Эдван не знал, что случилось с его другом, да и, положа руку на сердце, боялся узнать. Меньше всего на свете ему хотелось впутываться в какие-то внутренние дела одной из великих семей, но оставить друга наедине с его расколотым сосудом он просто так не мог. Правда, вместе с этим слова Айи по поводу следования за Аланом его несколько настораживали…
        Эдвана беспокоила навязчивая мысль о том, что Алан, как и Айя, должно быть, считает его своим будущим вассалом. Или уже существующим… но может быть, и нет. Всё-таки, Алан немного не такой, как остальные клановые. Эдван закусил губу. Внутри него жалость и сильное желание помочь схлестнулись с инстинктом самосохранения и недоверием. Как-никак, они знакомы всего две недели… не такой уж большой срок, чтобы делиться тайнами из наставления, или тем, что он побывал за гранью.
        - Алан, - начал он, когда вокруг не было лишних ушей, - я не хочу присоединяться к твоей семье.
        Блондин резко затормозил и медленно обернулся.
        - Что? - переспросил он удивлённо.
        - Я не хочу присоединяться к семье Линн, - более спокойно повторил Эдван.
        - Ну… - Алан скосил глаза куда-то вниз, - ладно. А кто… - парень осёкся на полуслове и тяжело вздохнул, - забудь. Я и так знал, что ты не хотел подлизаться к клану.
        - Фух, - выдохнул Эдван, - тогда слушай… я знаю одну секретную технику, которая поможет укрепить сосуд души.
        - Ты? - удивился Алан, воровато оглянувшись, - откуда?
        - Дядя поведал мне её ещё в деревне, мы передавали её из поколения в поколение, - с трудом соврал парень, пряча глаза. Врать он ещё толком не научился, - именно с её помощью я сумел восстановиться так быстро. Я открою её тебе, если пообещаешь, что не расскажешь никому… даже из клана.
        Алан посмотрел на Эдвана с лёгким скепсисом. Он не слишком-то верил, что тот откроет ему какой-то доселе неизвестный метод укрепления сосуда, в конце концов, кое-какие советы он уже получил от мастера Ганна. Однако, если оставался хотя бы мизерный шанс, что техника Эдвана окажется доселе неизвестной… такой шанс упускать нельзя. Но держать её в тайне… немного поколебавшись, Алан клятвенно пообещал сохранить всё, что узнает сегодня, в секрете. Вздохнув с облегчением, Эдван описал ему один из методов укрепления сосуда души, который вычитал в книге. Тот, что, по его мнению, мог помочь Алану больше всего.
        - И запомни, дядя говорил, что пока сосуд души недостаточно крепок, раздувать его слишком опасно. Особенно с трещинами.
        - А как я узнаю… когда будет достаточно?
        - Атра начнёт обтекать сосуд и вливаться обратно. Ты просто не сможешь укреплять стенки.
        - Понял… - пробормотал Алан и, закусив губу, спросил, - но… почему ты мне это рассказал?
        - Ты же мой друг, - улыбнулся Эдван, - не хотелось, чтобы у тебя вдруг лопнул сосуд…
        - Спасибо, - тихо прошептал Алан, - я … правда, спасибо. Ладно… пойдём. Мне ещё нужно зайти к Анне…
        Они вошли обратно на территорию Академии, прошли по длинной дороге к главному зданию и расстались перед входом. Блондин направился в сторону женских комнат, к сестре, а Эдван, вместо того, чтобы пойти сразу к себе, решил заглянуть в столовую. Небо только начинало темнеть, до вечера было ещё далеко. Перекусив плошкой безвкусной каши из какой-то не совсем понятной крупы, парень отправился обратно к себе.
        По дороге он всё ещё думал о том, стоило ли так беспечно выдавать Алану одну из техник, которые он почерпнул в книге. И, как бы он не поворачивал эту ситуацию, выходило, что стоило. Как-никак, он был его другом, пусть они и были знакомы всего пару недель. К тому же, он не выдал ни одного настоящего секрета, обставив это как слова несуществующего дяди. Никакого риска… зато теперь у Алана появился шанс нормально взойти на первую ступень. Да… освоение основ. В книге чёрным по белому было написано, что для шага на первую фазу нужно иметь крепкий сосуд и тело, привыкшее к атре. Если начать раньше времени раздувать сосуд, его дальнейшее развитие будет куда более трудным. Особенно для тех, чей сосуд души красный или жёлтый. Зелёный не имел таких серьёзных проблем из-за отсутствия трещин, но даже так наставление запрещало освоение стадии колодца без надлежащей подготовки… и теперь Эдван не мог для себя решить, стоит ли ему рассказать о чём-то Лизе и Анне… или понадеяться на их удачу и зелёный сосуд?
        Занятый собственными мыслями, он не заметил, как на пустой дороге позади него появился ещё один пешеход, а сам он уже приближался к повороту на улицу, что вела к главному корпусу…
        - Эдван! - закричал человек позади, когда Эдван находился всего лишь в одном шаге от поворота.
        Чужой окрик вернул парня с небес на землю. Он хотел было обернуться посмотреть, кто это кричит его имя, но странное предчувствие заставило его замереть, так и не повернув голову до конца. Голос был смутно знакомым. В голове промчались слова предупреждения Алана, сказанные сегодня во время обеда, а шестое чувство взвыло об опасности. Краем уха парень уловил шорох, боковым зрением заметил смазанную тень и прежде, чем он успел понять, что происходит, его тело пришло в движение само. На одних рефлексах, как тогда с Лизой…
        Эдван резко пригнулся, над его головой просвистело что-то тяжелое. Скорее всего, просто палка. Не теряя ни секунды, он спружинил ногами и выбросил себя вперёд и вверх, нанося неизвестному удар прямо под рёбра. В этот раз парень чётко почувствовал, как сквозь кулак в тело врага вошёл импульс атры. Что-то хрустнуло, нападавший зарычал, но прежде, чем он успел замахнуться для второго удара, кулак Эдвана врезался ему прямо в зубы. Брызнула кровь, палка упала на землю, а тело ученика полетело вслед за оружием.
        Не успело оно упасть, как Эдван уже бросился бежать так быстро, словно за ним гналась стая разъярённых обезьян. Как и предупреждал Алан, его подстерегли ученики из их группы. Те самые благородные, что одаривали его злобными взглядами и презрительно выплёвывали “простолюдин” на тренировке. Бежали за ним, напрягая все силы своих зелёных сосудов, и всё равно не могли догнать.
        Преследователи не отставали и Эдван, боясь, что его догонят, повернул на улицу с тренировочными площадками, где в это время должно было быть довольно людно. Он надеялся, что кто-нибудь ему поможет, окрикнет гадов и позволит ему сбежать, или какой-то учитель пресечёт беспорядок, но увы… этого не случилось.
        Эдван пронёсся мимо множества учеников из разных групп, но они лишь посмеялись над этой погоней, словно для них это было какое-то развлечение. Они расступались, освобождая дорогу и просто наблюдали со стороны. Никто не пошевелил и пальцем, чтобы помочь. Никто не хотел связываться с преследователями.
        А когда какой-то парень попытался перегородить ему дорогу, Эдван и вовсе взвыл от обиды и горечи. Мощным пинком он снёс идиота с пути и побежал дальше, с трудом сдерживая клокочущую внутри него злость. Ох, если бы у него было достаточно сил, он бы прямо сейчас так отделал этих зарвавшихся ублюдков, что мать родная бы не узнала… если бы. Мелькнула мысль всё же остановиться и положиться на рефлексы из-за грани, но Эдван с сожалением прогнал её. Слишком опасно. Мало того, что кто-то может вмешаться в драку, так ещё и неизвестно, сработают ли инстинкты, если он нападёт на кого-то умышленно.
        Топот за спиной парня начал отдаляться. Достигнув конца улицы, Эдван свернул налево и, пока его преследователи не успели выбежать из-за поворота, скрылся на первой попавшейся тренировочной площадке. Не снижая скорости, он быстро пересёк её и перемахнул через заднюю стену на соседний полигон. Оказавшись там, парень быстро осмотрелся и, поколебавшись всего секунду, снова взял разбег. Но бежал он не прямо, к воротам на улицу, а налево, к дальней стене.
        - Куда делся этот ублюдок?! - послышался крик откуда-то сзади.
        - Он пролез на соседнюю улицу! Давай, беги туда, перехвати его! А мы пойдём следом!
        Всё это Эдван слышал, лёжа прямо на заборе. Задержав дыхание, он аккуратно спустился на другую сторону и, повиснув на руках, почти бесшумно ступил на землю и тут же спрятался за дерево, что стояло в углу площадки. Сделав глубокий вдох, он попытался привести нервы в порядок. Конечно, был шанс, что они разгадают его маленький план, но… если это вдруг случится, они сами загонят себя в ловушку. Кого-нибудь одного он вырубить сумеет, а потом залезет на дерево, перепрыгнет через забор и легко убежит в главный корпус.
        Звуки голосов постепенно удалились, топот за стеной тоже исчез. Теперь они искали его где-то на улице… расслабляться было рано, но враги уже потеряли запал. Долго их поиски не продлятся. Тяжело вздохнув, Эдван закусил губу и попытался избавиться от тугого комка, что засел у него в груди. Он внезапно понял, почему Алан был так удивлён его поступком. Простолюдин из города ни за что в жизни бы не поделился техникой с благородным, если бы не хотел подлизаться к клану. Не пошёл бы против кого-то из клана ради друзей…
        “Наверное… я навсегда останусь здесь чужаком”, - подумал Эдван, не в силах однозначно решить для себя, хорошо это или плохо. Местные порядки казались ему дикими, но не ему их менять.
        Кто знает, к каким бы ещё мыслям успел дойти Эдван, если бы не услышал за спиной какой-то шорох. Парень напрягся. Шуршание прерывалось чьим-то тяжелым дыханием, это было не похоже на топот или бег, скорее… как будто бы кто-то занимался. А небо-то уже начинало темнеть. Эдван осторожно выглянул из-за ствола и замер с открытым ртом. Это была Лиза!
        И она отжималась. Пыхтя от напряжения, с трясущимися руками, вся взмокшая, она с огромным трудом выжимала из себя каждый новый повтор. Пот катился градом с её лица и земля под ней уже покрылась множеством тёмных точек от упавших капель. После седьмого раза она не смогла подняться и упала. Эдван уже хотел было выйти из своего укрытия, как вдруг Лиза зарычала и, уперевшись руками, продолжила упражнение. Так она выжала из себя ещё три повтора, после чего уже совершенно точно свалилась на пыльную землю без сил. Несколько долгих секунд она пролежала без движения, после чего вздрогнула, легонько приподнялась и повернула голову в сторону Эдвана. Глаза девушки расширились от удивления, она попыталась что-то сказать, но закашлялась, сбив дыхание.
        - Э-э… привет! - заговорил парень, чтобы сразу прояснить ситуацию, - я оказался здесь случайно… убегал от… неважно. Залез сюда, спрятался за деревом и не заметил тебя…
        - И… давно ты там сидишь? - осторожно спросила Лиза. Вся её задорность и резкость, к которой привык Эдван, вдруг куда-то испарилась.
        - Нет, - ответил он, натянуто улыбнувшись, - где-то восемь отжиманий.
        - Кто гнался за тобой?
        - Не важно. Я не запомнил. У одного лицо разбито, его точно узнаешь.
        - Ты… разбил кому-то лицо? - переспросила девушка, словно не поверив своим ушам.
        - Я не хотел, - сказал Эдван, покосившись на небольшую ранку на левой руке, - он попытался огреть меня палкой и я… в общем, получилось, как с тобой в тот раз. А ты… давно тут тренируешься?
        - Каждый день… как бы иначе я обошла всех этих… - Лиза покосилась на Эдвана. На её лице на мгновение мелькнуло выражение крайней брезгливости, словно она собиралась обозвать “этих” каким-то очень жёстким словом, но почему-то, сдержалась.
        - А я думал…
        - Что я такая, потому что из семьи Морето? - злобно прищурилась девушка.
        - Ну, вообще-то да.
        - Да если бы я получила от этих высокомерных ублюдков хоть что-то, кроме этого дурацкого имени! - злобно выплюнула она и осеклась. Она посмотрела на Эдвана и в её глазах плескался ужас. Несколько мгновений она сидела без движения, напряженная до предела, после чего… сорвалась.
        - Да пошло оно всё в задницу! Этот дурацкий клан и это дурацкое имя! Чтоб они все сдохли со своими идиотскими правилами… - проговорила она, после чего, всхлипнув, просто заплакала.
        Эдван не знал, что ему делать. Успокоить её, или просто уйти и позволить ей самой прийти в себя. Раньше он, наверное, без раздумий бы просто ушёл, ведь Лиза казалась ему всегда такой яркой, уверенной, пробивной девчонкой. Но теперь… маска разбилась и Эдван больше не был уверен в том, что знает её по-настоящему. Ему открылась совсем другая сторона девушки, та, которую никто не должен был видеть. Испуганная, слабая…
        Неуверенно, Эдван заставил себя сделать шаг. Затем второй, затем третий и вскоре просто подошёл к ней, присел рядом и неловко взял её за руку. Девушка вздрогнула и испуганно замерла. Эдван взглянул в её заплаканные глаза и попытался улыбнуться в ответ.
        - Я никому не скажу. Обещаю, - сказал он тихо.
        - Правда? Даже… даже если Марис разрешит тебе стать вассалом?
        - Правда. Я не знаю, кто такой Марис, но… я не собираюсь вступать ни в какой клан, - сказал Эдван, понимая, что теперь он и вправду не хочет присоединяться ни к одной семье в этом городе.
        Глава 9. Покоряя память
        - А ты и правда немного странный, - сказала Лиза, улыбнувшись.
        - Это ваши порядки странные, - ответил ей Эдван, - я делаю то, что считаю правильным.
        - Ладно! - она вдруг хлопнула в ладоши, - хватит распускать сопли. Вставай! - девушка легонько ударила его в плечо, - Тренировка ещё не закончена!
        “А вот и старая Лиза вернулась”, - подумал Эдван, поднимаясь с земли. И отпускать его домой так просто девушка явно не собиралась. Да и сам Эдван не хотел уходить. Не только потому, что по дороге домой его могли подстерегать клановые засранцы, а потому, что ему было очень интересно посмотреть на тренировку Лизы. Однако, реальность немного превзошла его ожидания, ведь ему пришлось не только посмотреть, но и поучаствовать.
        Она делала все те же упражнения, которые мастер Ганн давал им на тренировках. Бегала, отжималась, тренировала мышцы живота и в перерывах медитировала, восстанавливая силы при помощи атры. Тренировка выдалась довольно долгой, вплоть до того, как небо полностью почернело и единственным источником света на площадке остался яркий фонарь, что висел за стеной на улице.
        - Эдван… можно тебя кое-о-чём спросить? - осторожно задала вопрос Лиза, пока они шли по тёмным улицам к главному зданию.
        - Смотря о чём, - также осторожно ответил Эдван. Он чувствовал, что вопрос, который девушка хочет задать очень её волнует, но не знал, сможет ли дать на него ответ.
        - Это по поводу наших тренировок с атрой. Ты… ты ведь тоже не послушал мастера Ганна и не стал раздувать сосуд?
        - Как ты узнала?!
        - Значит, я права, - улыбнулась Лиза. Эдвану захотелось ударить себя по голове, его только что обвели вокруг пальца. Однако, похоже, девушку волновало кое-что другое, - скажи, ты… ты тоже направлял атру прямо в сосуд? В стенки, верно? Ты заметил что-нибудь необычное?
        - Да. Но ещё я прогонял атру по телу, чтобы оно привыкло к действию энергии.
        - Да, я тоже! Поразительно, правда? Я… - она перешла на шепот, - я ведь видела, как меняется тело. Я рассказала мастеру Ганну, но он сказал, что это всё только из-за моего таланта. Но у меня перед глазами был ты… жёлтый сосуд, но ты ведь изменился так же! Я вижу!
        Эдван был поражён словами девушки до глубины души. В сравнении с ним она была настоящим гением! Ведь, если бы не подсказка из-за грани, Эдван бы никогда в жизни не дошёл до того, что сосуд души можно усиливать энергией, а она догадалась сама! Сама открыла этот способ и даже осмелилась не послушать совета мастера и не начала ещё раздувать сосуд!
        - Ты знаешь, Лиза… мастер Ганн прав, ты невероятно талантлива, - совершенно честно сказал Эдван и, поколебавшись всего секунду, решил помочь ей, - я… кое-что тебе расскажу. Пообещай сохранить это в тайне.
        На лице Лизы появилась улыбка, больше похожая на звериный оскал, а глаза её заблестели от любопытства.
        - Пока не выдашь мой секрет, я не выдам твой, - сказала она.
        Удовлетворённый её ответом, Эдван рассказал девушке ту же самую историю про секретную технику несуществующего дяди, которую до этого скормил Алану. Для себя он решил, что вреда от этого никому не будет. В конце концов, Лиза дошла до этого сама, ей не хватало лишь последних кусочков мозаики, чтобы понять, стоит ли следовать совету мастера и раздувать сосуд в попытке шагнуть на первую ступень развития, или всё же немного подождать и посмотреть, что будет, когда сосуд достаточно укрепится.
        Они добрались до главного корпуса, где и разошлись. Лиза отправилась к своему жилищу в женском здании, а Эдван направился к своей комнате. Поднимаясь по лестнице, он внимательно прислушивался ко всем подозрительным шорохам, готовый в любой момент сорваться в бег и умчаться прочь. Однако, на его этаже царила тишина. Да и в комнате всё было так же, как и раньше. Немного подумав, Эдван всё-таки подпёр дверь сундуком и только после этого завалился спать. Стоило ему коснуться спиной циновки, как усталость, накопленная за целый день, накатила на него могучей волной, которая практически мгновенно затянула его в царство грёз.
        Ему виделась тренировочная площадка, очень похожая на ту, где их гонял мастер Ганн, только… намного больше. Высокие стены из камня окружали её со всех сторон, земля здесь была рыжей, всюду лежал песок, чем-то похожий на речной, но гораздо мельче и ярче. Он как будто бы отражал дневной свет и слегка слепил глаза, если смотреть на него слишком долго.
        Следующим, что почувствовал Эдван, была жара. Странное, непривычное чувство, когда кожу обжигает тепло, словно он сидит прямо у огня… только огня поблизости не было. Он сглотнул, поплотнее перехватив древко, которое держал в руках. Сознание парня как будто бы отключилось, теперь он полностью стал сторонним наблюдателем, не в силах не то, чтобы повлиять на происходящее, а даже подумать о нём. Только смотреть и проживать…
        Крепко сжимая в руках оружие, Эдван сделал глубокий вдох и бросился в бой. Он не видел лица своего противника, лишь его силуэт и мельком отдельные части тела. Высокий мужчина, голый по торс, который орудовал копьём не хуже самого Эдвана. На каждый его укол находился не менее смертоносный ответ, как бы он не старался достать врага, тот всегда уходил назад или успевал сбить его укол ударом своего копья и запутать древка в причудливом танце. Несколько раз Эдван и сам едва не получил стальной наконечник в тело, когда немного увлёкся. Очередной удар врага был отклонён в сторону, Эдван ударил навстречу, но противник свхатил его копьё рукой и, отпустив своё оружие, бросился вперёд, прямо на парня.
        Он не растерялся, выпустил копьё из рук и двинулся навстречу противнику. Бой перешёл в рукопашную. Вот только теперь Эдван чувствовал каждое движение, каждый удар, каждый блок, каждый лишний шаг, и предельно чётко ощущал, как именно двигается его тело. Как он пружинит ногами, пытаясь вложить в удар побольше массы, как поворачивает бедро, пытаясь сломать рёбра противника голенью… и как чужой кулак вышибает весь воздух из его лёгких из-за того, что он замешкался на долю секунды.
        Эдван проехал несколько метров по горячему песку, но боли не было. Он даже не закашлялся! Изо рта вырвалось какое-то непонятное ругательство и парень перекатился в сторону, мгновенно вскакивая на ноги. Здоровяк был уже рядом, он попытался схватить Эдвана за шею, но тот легко вывернулся из неуклюжего захвата и одним мощным пинком отправил противника в полёт на несколько метров. Резко выбросил правую руку вперёд, начертил прямо в воздухе атрой странный магический знак, похожий на ломаную спираль, и проткнул его, как будто бы нанося удар пальцем. Линия ожила, изогнулась, обращаясь в ветвистую белую молнию и с невероятной скоростью помчалась прямо в здоровяка.
        Раздался чудовищный грохот, на площадке поднялась туча пыли и весь мир вокруг на секунду замер. Через мгновение до ушей Эдвана донёсся чей-то хохот и из облака вырвалось голубое сияние. Холодок пробежал по спине парня и он, не раздумывая, бросился в сторону. Ответная молния ударила в место, где он только что стоял. Не успел Эдван сообразить, что произошло, а его тело уже вскинуло руки, выставляя блок. Кулак здоровяка оказался почти таким же тяжелым, как лапа медведя. Неожиданно для самого себя, Эдван пригнулся, пропуская второй удар здоровяка над головой, схватил того за плечи и всадил колено прямо в живот.
        Отпрыгнул назад, начертил несколько магических знаков так быстро, что Эдван даже не успел заметить, как они выглядят. Вновь громыхнул взрыв, но здоровяку, казалось, было всё нипочём. Окутанный молниями, словно доспехом, он вырвался из облака пыли и в мгновение ока оказался рядом с Эдваном. Бой перешёл на такую скорость, что юноша даже не успевал следить за ударами, которые сыпались градом с обеих сторон. Но больше всего его удивляла не скорость, а то, что его тело во сне… могло двигаться так быстро!
        Песок на площадке порой подпрыгивал на земле от особенно тяжелых ударов. В воздухе пахло озоном и гарью, они сменили так много магических знаков, что Эдван уже не помнил, на каком сбился со счёта, а двое всё ещё исступлённо метелили друг друга, изо всех сил стараясь одержать верх в бою. Но вот, в какой-то момент Эдван не успел пригнуться и тяжелый сапог здоровяка едва не снёс ему голову, отправив в полёт на добрый десяток метров. В этот раз он, почему-то, не стал подниматься после падения, а остался лежать на горячем песке и глядел в небо, окрашенное в странный розоватый цвет. Где-то вдалеке послышался звук гонга. Слабый, но протяжный и странно знакомый. Моргнув, Эдван увидел потолок собственной комнаты.
        - Проклятье, гонг! - воскликнул он и осёкся. Гонг… но сегодня ему уже не надо спешить на занятие к мастеру Ганну. Теперь он сам по себе.
        Вздохнув, паренёк улёгся обратно на циновку и уставился в потолок. Его мысли вернулись к странному сну, который казался даже более реальным, чем бесконечные сражения с медведем, которых Эдван боялся до дрожи. Таким реальным и… удивительным. Сражение на скорости, за которой нельзя уследить глазом, магические знаки, грохот молний и вспышки пламени…
        Кем же он был в прошлой жизни? На какой ступени силы находился? Второй, или, может быть, третьей? Или… выше? Ответа Эдван не знал, а поверить в это не мог. Предположение казалось слишком невероятным. Однако теперь, когда у него в распоряжении было два столь реалистичных сна, он начал понимать, что в битве со зверем, на пороге смерти, он был куда сильнее, чем во время странной тренировки со здоровяком…
        Покачав головой, Эдван поднялся с циновки и вытащил из сундука рецепт Шан Фана. Смутная догадка, что посетила его голову несколько секунд назад, оказалась верна. Память, наконец-то, начала просыпаться. Знания всплывали в его голове сами по себе, стоило ему прочесть название какой-то травы. Да, в рецепте всё ещё оставались небольшие пробелы, но их можно было легко заполнить при помощи справочника по травам, который ему передали несколько дней назад. Не прошло и получаса, как рецепт древнего снадобья, которое оказалось какой-то заживляющей мазью, был полностью переведён и записан на предоставленный Шан Фаном лист бумаги.
        Расправившись с заданием, которое висело на нём вот уже почти полтора месяца, Эдван решил вытянуть из памяти ещё немного знаний. Вчера он на собственной шкуре убедился, что одних рефлексов, которые срабатывают только при нешуточной опасности, для спокойной жизни недостаточно. Если он хочет дать отпор клановым засранцам, ему просто жизненно необходимо научиться драться. И во сне он, кажется, бился очень даже неплохо…
        Парень встал посреди комнаты, закрыл глаза и оживил в памяти собственный сон. Попытался вспомнить самое начало, когда они отбросили копья и перешли к рукопашной схватке. Выдвинув левую ногу слегка вперёд, он неуклюже выполнил удар правой рукой и замер, пытаясь ухватить смутное, еле заметное чувство дискомфорта. Словно что-то в его ударе было неправильным. Полностью положившись на инстинкт, Эдван немного довернул руку и встал твёрже. Вспоминая ощущения, которые он испытывал во сне, парень нанёс второй удар по воздуху, на этот раз чуть увереннее, но всё так же неуклюже. Затем ещё один… и ещё. Однако, долго так тренироваться он не смог, память не давала чётких подсказок, а элементарно повторить все удары из сна Эдван просто не мог, хоть и помнил, как они выглядели. Его тело просто не понимало, что от него требуется. Похоже, для того, чтобы научиться драться, ему нужно было либо поставить себя в опасную ситуацию, либо взять у кого-то пару уроков…
        Подхваченный новой мыслью, Эдван покинул комнату и спустился вниз, к главному корпусу, где на большой доске висело расписание различных занятий. Чёткой организации здесь не было, различные мастера давали уроки, когда им того хотелось и занятия часто пересекались. Наверное, поэтому мастер Ганн и сказал, что теперь они сами по себе. Можно было выбрать, куда пойти, либо не посещать ничего и тренироваться в одиночестве на одной из свободных площадок. Быстро пробежавшись по сегодняшним занятиям, Эдван грустно вздохнул. На первом уроке неизвестный мастер читал лекцию о травах и растениях Туманной чащи, сразу за ним давали урок о повадках тварей. О растениях и травах, что росли в чаще Эдван и так знал немало, всё-таки, он вырос у ущелья Ша-Суул, в самом сердце этой самой чащи, а лекция о повадках диких тварей начиналась уже вечером. И читал её никто иной, как сам господин Марк Боу! А это значило, что он сейчас не на охоте, а в городе. Интересно, а солдаты гарнизона тренируют рукопашный бой? Подумав, Эдван решил, что лучше всего будет обратиться за помощью к Марку.
        Покинув пределы академии, паренёк пересёк площадь Основателей и добрался до широких ворот, что вели на территорию казарм гарнизона. И, разумеется, так просто пройти туда ему не позволили - не помогла даже солдатская форма, которую Эдван носил почти каждый день.
        - Я ищу господина Боу, - сказал Эдван на вежливый вопрос суровых стражников о том, какого демона он тут забыл.
        - Господин Боу - занятой человек. Я не стану отвлекать его только потому, что какой-то сопляк ищет его… - фыркнул стражник.
        - Погоди, - одёрнул его второй, - ты ведь тот самый пацан, с которым он возится?
        - Э-э… да, - ответил Эдван, - он мне форму дал.
        - Пошли со мной, - улыбнулся ему молодой стражник и, попросив пробегающего мимо солдата подменить его на посту, поманил Эдвана за собой.
        - Спасибо вам.
        - Брось, - улыбнулся воин, - Ло просто не в настроении, поэтому не хотел пускать. Ученики академии часто ходят к нам навещать свою родню.
        Стражник провёл Эдвана куда-то вглубь территории и остановился у массивного дома с широким балконом на втором этаже, попросил паренька подождать снаружи и скрылся внутри. Через несколько минут он вышел обратно, в сопровождении высокого усатого воина.
        - Доброе утро, боец! - широко улыбнувшись, поприветствовал паренька Марк, - смотрю, академия пошла тебе на пользу.
        - Да, я наконец-то восстановился, - сказал Эдван, легонько поклонившись воину в знак приветствия.
        - Почему не на учебе? - капитан всё ещё улыбался, но в его голосе появились суровые нотки.
        - Занятия у мастера Ганна закончились вчера, - ответил Эдван, - а травами я не интересуюсь.
        - Это ещё почему? - нахмурился Марк.
        - Господин Шан Фан одолжил мне справочник, чтобы я перевёл для него один старый рецепт.
        - Хмм… правда твоя, но опыт мастеров гораздо ценнее пыльной книги. Впредь постарайся посещать лекции, - очень серьёзно сказал мужчина, - так зачем ты искал меня?
        Паренёк покосился на стражника, который всё ещё стоял рядом с ними и грел уши. Марк проследил за его взглядом и, вздохнув, отослал солдата обратно на пост. Дождавшись, пока воин окажется достаточно далеко, Эдван рассказал мужчине о своём вчерашнем столкновении с другими учениками и о том, как он вырубил одного из них на чистых рефлексах.
        - Поэтому я хотел попросить о небольшой тренировке рукопашного боя, чтобы как-то вытянуть это из памяти…
        - Да… - задумчиво протянул Марк, - молодец, что обратился ко мне. Если бы ты убил кого-то на уроке, это бы закончилось очень плохо… пойдём со мной.
        Воин зашагал в сторону тренировочных площадок, которые находились аккурат за казармами. Разумеется, солдатам тоже требовалось периодически оттачивать свои навыки в свободное от службы время. Сейчас, правда, большая часть этих площадок пустовала.
        - Так пусто, - удивлённо пробормотал Эдван.
        - А ты думал, мы тренируемся день и ночь? - хохотнул Марк, - это вас в академии гоняют. Тренировки гарнизона проходят несколько раз в неделю, свободным временем солдаты вольны распоряжаться, как хотят.
        Мужчина довёл Эдвана до небольшого домика, расположенного у дальней стены, в самом углу отведённой армии территории, велел ему ждать здесь и, попрощавшись, удалился в неизвестном направлении. Медленно потянулись минуты ожидания, одна за другой. Первое время Эдван просто стоял и пялился на дом, на небо, разглядывал старые, слегка потрескавшиеся стены, пустую тренировочную площадку. Потом, когда ему всё-таки надоело, он решил немного позаниматься и, после короткой разминки, приступил к бегу. И лишь на десятом круге его одиночество нарушило появление стражника. Того самого, который впустил Эдвана на воротах. В этот раз при нём не было ни копья, ни доспеха, а лишь одна форма, такая же, как и на пацане.
        - Разминаешься? Похвально, - улыбнулся воин и жестом велел Эдвану подойти поближе, - господин Боу рассказал мне о твоей просьбе и попросил потренировать тебя в боевых искусствах. Насколько я понял, с ними ты знаком только понаслышке, да?
        - Скорее по старой памяти, - улыбнулся Эдван.
        - Да, - усмехнулся мужчина, - верно. Давай-ка, пожалуй, сначала познакомимся. Можешь звать меня Дин.
        - Эдван, - представился парень.
        - Хорошее имя. Пойдём, расскажу тебе немного о том, чем нам предстоит заняться…
        Солдат довольно быстро сумел посвятить паренька в основы боевых искусств. Эдван схватывал всё буквально на лету, пусть и не идеально, но довольно неплохо. Так, словно он не обучался с самого начала, а вспоминал нечто, давным-давно забытое. А спустя два часа простых упражнений и битв с воображаемым соперником солдат шокировал ученика тем, что они проведут небольшой обмен ударами.
        К счастью, Дин не собирался лупить Эдвана в полную силу, вовсе нет. Марк дал ему чёткие указания и он, хоть и сам до конца не верил в правдивость слов командира, всё же следовал им безукоризненно. Мужчина встал напротив паренька и велел ему провести два прямых удара, после чего заблокировать два встречных. Он отвечал Эдвану на его скорости, не слишком быстро, но и не слишком медленно, специально подстраиваясь под его ритм. Два удара, две защиты… и так продолжалось до тех пор, пока паренёк не вошёл в состояние, очень близкое к медитативному, когда в голове было пусто и тело практически само повторяло эти простые действия. И именно в этот момент Дин напал. Вначале он просто сменил порядок ударов, потом поменял уже удар с прямого на боковой и, когда Эдван легко поднырнул под его руку и врезал кулаком по рёбрам, мужчина полностью порвал рисунок боя. Теперь он атаковал паренька со всех сторон. Ногами, руками, с разной дистанции. Да, он бил с той же скоростью и всё так же не в полную силу, но то, с какой лёгкостью юноша противостоял его ударам всё равно поражало. Впрочем, сам Эдван был удивлён не
меньше. Каждое движение, каждый удар, который он проводил, всё это ярко оживало в его памяти и вписывалось туда навечно, вызывая лёгкое головокружение и головную боль.
        Остановились они только тогда, когда боль стала невыносимой и Эдван перестал поспевать за воином. Он схлопотал пару чувствительных ударов по голове и упал на землю.
        - На сегодня, пожалуй, хватит, - с улыбкой сказал Дин, протягивая пареньку руку.
        - Да. Спасибо за урок.
        - Благодарить следует господина Боу, это больше его заслуга, - с улыбкой сказал мужчина.
        Дождавшись, пока юноша придёт в себя, воин проводил его обратно к выходу с территории гарнизона и, попрощавшись, скрылся в неизвестном направлении. Эдван не стал мозолить глаза стражникам своим присутствием и, попрощавшись со злобным Ло, отправился обратно в Академию, пребывая в чудесном расположении духа. Тренировка удалась на славу! Конечно, за один урок он не стал великим бойцом, но начало было положено, и это главное. А теперь, пожалуй, можно посетить столовую и посмотреть, во сколько там начинается лекция о повадках диких тварей. Ведь после сегодняшнего Эдван был просто обязан посетить её!
        Глава 10. Непокорный
        Тяжелые серые тучи простирались до самого горизонта, низвергая на землю бесчисленные потоки воды. Одежда давным давно промокла настолько, что на нём не осталось ни одного сухого места. Холодные капли дождя больно били по лицу, а ледяной ветер пробирал до костей. Шуршали колоски в бесконечном поле…
        Медведь стоял напротив, не двигаясь с места и смотрел на него холодным, полным безразличия взглядом. И от этого взгляда у Эдвана кровь стыла в жилах. Страх сковывал его, морозил похуже ледяного ветра. Он не мог пошевелиться, не мог сопротивляться. Не мог убежать. Его судьба была предрешена, неизбежна. Он слаб. Слаб и беспомощен… и одинок. Один в этом бескрайнем мире. Никто не поможет… да и некому помочь. В душе как будто бы кто-то проделал дыру. Пустота пожирала изнутри, подавляя любую волю к сопротивлению. Любые чувства, оставляя лишь холод и страх…
        Медведь взревел, бросился вперёд и всё повторилось вновь. Рывок, треск копья, глухой удар и холодок в груди. Тупая боль. Когти сжимают сердце, дождь смывает кровь… звучит гонг.
        Открыв глаза, Эдван вскочил с циновки, тяжело дыша. Он уже почти привык к кошмарам, но этот оказался особенным. Таким же реалистичным, как сон о сражении. Руки парня до сих пор била мелкая дрожь, а сердце его сжимал страх. И одиночество. Закрыв глаза, парень вспомнил о своих друзьях. Об Алане, Лизе и Анне. Вспомнил, что он не одинок в этом городе… и улыбнулся. Сегодня день занятия с мастером Ганном. Он вновь увидит Алана, который куда-то пропал и Лизу. Эдван не хотел признаваться себе в этом, но за прошедшие несколько дней уже начал скучать по безразличной мине учителя.
        Высунув нос из своей комнаты, Эдван осмотрел коридор и вздохнул с облегчением. Никого. Аккуратно закрыв дверь, он быстро прошмыгнул мимо закрытых дверей, спустился по лестнице и оказался на улице. Уже по привычке обогнул главное здание, взобрался на высокую сосну, что росла на заднем дворе, и пробрался на сосденюю тренировочную площадку, перепрыгнув высокий забор.
        - Опять ты, сопляк! А ну, проваливай отсюда, здесь тебе не проходной двор! - рыкнул на него престарелый мастер, которого Эдван застал за подготовкой к занятию для своей группы.
        - Простите, мастер! - виновато улыбнулся ему паренёк, разбегаясь для преодоления следующей преграды.
        - Запачкаешь стену - голову оторву! Лазает он тут… учись встречать проблемы лицом, трус! - рявкнул старикан и метнул в пацана шишку. Эдван пытался увернуться, но куда ему было тягаться с мастером второй ступени. Снаряд настиг его прямо на заборе.
        Вскрикнув, он нелепо взмахнул руками и грохнулся на землю по другую сторону, больно ударившись спиной. Кряхтя, Эдван поднялся на ноги и поспешил занять стратегическую позицию на ветвях кудрявого дуба, что рос в углу тренировочной площадки, закрывая своей тенью небольшую деревянную будку. Отсюда идеально просматривалась вся местность и вход так, что никто не мог подобраться к нему незамеченным. Вообще, новое место для занятий мастера Ганна чем-то напоминало ему полигон на территории гарнизона, где он учился боевым искусствам, только меньше.
        Вздохнув, Эдван прикрыл глаза и зачерпнул немного атры из окружающего мира, принялся восстанавливать ушибленные места, направляя туда энергию.
        “Похоже, завтра придётся искать другой путь…” - с грустью подумал парень, потирая выскочившую шишку на голове. Старый мастер, который любил приходить на площадку ни свет ни заря ясно дал понять, что в следующий раз он не отделается просто броском шишки.
        Эдван и сам не был в восторге от этих глупых пряток, в которые был вынужден играть с благородными каждый день. Клановые засранцы не забыли неудавшуюся погоню и чьи-то выбитые зубы, и теперь караулили Эдвана чуть ли не каждый день. У выхода из главного здания, на подходе к месту проведения лекции, у столовой. Совет Алана парень воспринял серьёзно, потому и старался избегать их всеми возможными способами. Да и страшно было… не за здоровье, а за целостность сосуда души. Не зная, что именно произошло с его другом, Эдван успел навоображать себе много всяких гадостей и до дрожи боялся повторить его судьбу.
        К счастью, к нему в комнату эти шакалы наведаться так и не осмелились - в главном корпусе, где жили ученики из знатных семей за дисциплиной следили довольно строго.
        Наполнив энергией ушибленные части тела, Эдван открыл глаза и принялся ждать второго гонга. Пока тянулись минуты ожидания, он медленно впитывал атру из окружающего мира и гонял её по телу, про себя радуясь, что умение поглощать силу вне медитации ему наконец-то покорилось.
        Вскоре на площадку один за другим начали прибывать ученики и каждый раз, когда кто-то заходил внутрь, Эдван немного дёргался, боясь увидеть кого-нибудь из пятерки его преследователей. Он сидел, словно на иголках, готовый в любой миг сигануть через забор, но не делал этого, надеясь на скорый приход мастера Ганна, в чьём присутствии никто из учеников не решался затеять драку. По какой-то неизвестной причине учитель задерживался и это щекотало нервы Эдвана ещё сильнее. Но вот на площадку вошёл Алан, и парень сумел вздохнуть с облегчением. Спрыгнув с дерева, он широко улыбнулся и помахал рукой другу, однако тот, почему-то, не разделял его радостного настроя и выглядел крайне обеспокоенно.
        - Прячься обратно! - вместо приветствия прошептал блондин, подталкивая сбитого с толку Эдвана обратно к дереву.
        - Но зачем? - не понял парень, - они же не нападут при тебе, верно?
        - С ними Марис… - попытался объяснить Алан, но было слишком поздно. На площадку завалилась группа из шести учеников.
        - Вы только посмотрите! Молодой господин Линн наконец-то завёл себе слугу!
        Высокий смуглый парень в ярко рыжей куртке уверенной походкой короля мира направлялся прямиком к Алану, а пятеро его прихлебателей плелись следом, не смея обогнать своего главаря ни на шаг. Из-за длинных чёрных волос, которые Марис собирал в хвост на затылке, Эдван поначалу принял его за девушку и только по грубому голосу понял, что ошибся. И что-то ему подсказывало, что от этого пижона у него будут одни неприятности.
        - З-здравствуй, Марис, - сказал блондин, как бы заслоняя собой Эдвана.
        - Давно не виделись, Алан. Давай, ты знаешь, что делать, - с улыбкой проговорил тот и смерил Линна холодным взглядом, словно ожидая от него чего-то.
        - Н-не з-знаю, о ч-чём ты, - заикаясь, проговорил он.
        - Да ты никак смелости набрался? Что мастер Ганн с людьми-то делает! - всплеснул руками Марис и, нахмурившись, зашипел, - твой слуга сильно обидел одного моего друга. Будь добр, уйди с дороги!
        Пижон шагнул вперёд и буквально отбросил Алана в сторону, сильно толкнув его в плечо.
        - А ты что, от страха кланяться разучился?! - крикнул он Эдвану и, не услышав ответа, рассвирепел ещё больше, - язык проглотил? Отвечай!
        - А кто ты такой, чтобы я тебе кланялся? - тихо, но всё же твёрдо сказал тот, глядя на стоящую перед ним толпу исподлобья.
        За те несколько секунд, что прошли с того момента, когда Марис с толпой задир подошли к Алану, Эдван стал совершенно другим человеком. Изо всех сил пытаясь найти возможность для побега, он вдруг вспомнил, что вчера видел очень похожую ситуацию. Вспомнил, как вечером, когда он уже возвращался домой, толпа таких же уродов, как и его преследователи, избивала троих простолюдинов на глазах у группы из десятка учеников. Не потому, что те чем-то провинились, а просто так. Веселья ради. И никто за них не вступился. Точно так же, как и во время его забега по Академии, никому не хватило смелости выступить против ребёнка из клана. В тот день Эдван тоже прошёл мимо, хоть ему было и жаль тех троих.
        И вот сейчас он осознал, что стал мыслить так же, как и та толпа! Он принимал совет Алана за неоспоримый закон, за единственно верное правило выживания в этом непонятном мире, которому нужно следовать непреложно. И ведь так думали все вокруг него! Но вот сам Алан, потомок одной из великих семей, упал на землю, став жертвой такого же благородного урода. И Эдван осознал простую истину. Истину, которую им поведал мастер Ганн на самом первом уроке и которую никто из них до сих пор не понял. Убегать и прятаться бесполезно. Он мог бегать от них сколько угодно, но рано или поздно его бы поймали. Не эти, так другие. И ничей авторитет не может спасти его, ведь он здесь чужак. Простолюдин в группе наследников кланов, пришелец из-за стен. Единственный человек, который может спасти его от нападок - это он сам. Всё решает только сила.
        - Что ты сказал? - прошипел Марис.
        - Глухой? А с виду не скажешь… - деланно удивился Эдван. Он не стал повторять, ведь, судя по обескураженным лицам всех присутствующих на тренировочной площадке, его здесь слышал каждый. В том числе и пижон.
        - Думаешь, раз мы в Академии, ты мне ровня? - недобро прищурился Марис, - парни, покажите ему, что бывает с теми, кто решил подёргать тигра за усы.
        - Может, сам покажешь? Или ты только болтать горазд?
        Марис не стал отвечать на провокацию и просто махнул рукой в сторону Эдвана, сердце которого в этот момент билось так сильно, словно готово было вот-вот выпрыгнуть из груди. Он только что отрезал все пути к отступлению. Возвращаться некуда, извиняться поздно. Остаётся только… биться. Издав нервный смешок, парень взглянул исподлобья на своих противников.
        Пятеро. Эдван не знал их имён, но за последние три дня он успел мысленно дать каждому по кличке. Рыжий, по совместительству лидер этой маленькой банды лизоблюдов, длинный, который всегда молчал, лысый, толстый и коротышка. Главарь гаденько ухмылялся и потирал кулаки, медленно надвигаясь на Эдвана, который так же медленно отходил назад до тех пор, пока не упёрся спиной в деревянную будку.
        - Если упадёшь на колени и будешь хорошо извиняться, - издевательским тоном пропел рыжий, - может быть, мы тебя пощадим.
        Его никто не боялся, никто не воспринимал всерьёз. Их пятеро против одинокого простолюдина. С Марисом Морето за спиной, уверенность в своих силах каждого из врагов Эдвана достигла точки абсолюта. Они даже не допускали мысли, что какой-то простолюдин действительно решится открыто ввязаться в драку с благородным. Не боясь последствий. Для них это было так же невероятно, как снег в разгаре лета.
        Именно поэтому резкий рывок парня прямо навстречу толпе стал для них полной неожиданностью. Слова следующей издёвки застряли в горле у рыжего и превратились в сдавленный хрип, когда нога Эдвана врезалась ему в верх живота с такой силой, что парня отбросило на несколько шагов. Пока остальные четверо хлопали глазами, юноша рванул к лысому и мощным ударом в челюсть выбил из строя второго противника.
        Первым пришёл в себя длинный. Взревев, он рванул к ненавистному простолюдину и размашисто атаковал, целясь в голову. Неуклюжая атака ученика не шла ни в какое сравнение с чёткими и точными ударами Дина. Его замах оказался настолько большим, что кулак врага не успел дойти до цели. Эдван просто рванул вперёд и жёстко встретил длинного ударом колена в корпус. Издав нечленораздельный вскрик, тот отлетел назад и грохнулся на землю, изо всх сил пытаясь вдохнуть.
        В этот момент на Эдвана налетел толстяк, но он не пытался ударить его, нет. Просто и незатейливо, он врезался в него и сбил с ног. Упав, парни кубарем покатились по земле, неистово молотя друг друга руками. После недолгой борьбы жирдяй оказался сверху и навалился всем своим весом на Эдвана, пытаясь придавить его руки, но не смог удержать их и отхватил кулаком по лицу.
        Хватка ослабла, но вместо того, чтобы воспользоваться слабостью противника и вырваться на свободу, Эдвану пришлось защищать череп от пинков коротышки. Маленький ублюдок подоспел как раз вовремя и принялся что есть сил долбить ногами по ненавистному простолюдину с перекошенным от ярости лицом. Одной рукой закрывая голову, Эдван взревел, вцепился толстяку в шею и потянул его вниз в попытке помешать коротышке целиться.
        Толстяк забрыкался и заорал от боли, извергая из себя поток ругательств. Он начал лупить Эдвана кулаками, стараясь вырваться, но пальцы лишь сильнее впивались в мясистую шею. Не выдержав и десятка секунд, жирдяй завизжал раненым поросёнком и свалился в сторону, ослабив хватку, что и позволило Эдвану, наконец-таки, сбросить с себя надоедливого ублюдка, перекатиться и поднять ноги кверху, предостерегая последнего оставшегося на ногах противника от дальнейшего наступления…
        - Тварь! - выплюнул коротышка. Он попытался пнуть лежачего, но получил пяткой в пузо и был вынужден отступить.
        - Знаешь, что мой отец с тобой сделает, когда узнает об этом?! Ты труп! - ярился толстяк, с трудом сдерживая слёзы. На его шее красовалось пять стремительно темнеющих синяков.
        Эдван не ответил. Дождавшись, пока враги немного замешкаются, он ловко подбросил себя назад, кувыркнулся и оказался вновь на ногах. От его слегка безумной улыбки оба благородных вздрогнули. Где-то позади медленно поднимался рыжий и кашлял длинный, который до сих пор пытался вдохнуть. Лысый всё ещё не пришёл в себя. Коротышка крепко сжал кулаки и медленно двинулся к Эдвану. В ответ парень принял боевую стойку и злобно прищурился, мысленно готовясь встретить противника так жёстко, как только возможно. И в этот напряженный момент, словно гром среди ясного неба, со стороны входа на тренировочную площадку прозвучал грозный голос.
        - Какого демона тут происходит?!
        Голос принадлежал Лизе. Девушка в полнейшем шоке наблюдала за разворачивающейся сценой, а её подруга уже бросилась на помощь Алану, который всё это время просто сидел на земле и в полном ошеломлении наблюдал за происходящим.
        - Мои друзья хотели преподать одному зарвавшемуся простолюдину урок…, - холодно процедил Марис, - но похоже…
        - Похоже они здорово огребли! - рявкнула Лиза, буравя испепеляющим взглядом Мариса, который стоял с абсолютно непроницаемым лицом. Однако, как только взгляд девушки упал на Эдвана, выражение её лица тут же сменилось на обеспокоенное.
        - Привет, - усмехнувшись, выдавил из себя Эдван.
        - У тебя кровь! - Лиза прикрыла рот ладошкой, - быстрее, нужно её остановить!
        - А? - не понял Эдван и вдруг почувствовал странную, тупую боль на лбу. Аккуратно дотронувшись до головы, он взглянул на пальцы. По ним стекали красные капли, - надо же… я и не заметил…
        О том, чтобы продолжать драку не шло уже и речи. Появление Лизы Морето между Эдваном и оставшейся на ногах троицей нападавших заставило парней отступить и сосредоточиться на помощи товарищам вместо того, чтобы пытаться добраться до простолюдина. Вздохнув, Эдван прижал рукав ко лбу, уселся в тени дерева и, закрыв глаза, направил немного атры к ране.
        - Ты ответишь за это, ублюдок! Помяни моё слово… - зашипел рыжий, но его быстро перебили.
        - Проваливай отсюда! Живо! - разъярённой кошкой зашипела Лиза и ребята, поджав хвосты, поспешили ретироваться.
        Марис смерил девушку задумчивым взглядом но, так ничего и не сказав, спокойно отошёл к стене так, словно здесь не произошло совершенно ничего необычного. При этом он даже не посмотрел в сторону поверженной пятёрки, когда проходил мимо них, словно они для него были таким же пустым местом, как какой-то простолюдин.
        - Эдван… - проговорил Алан, который до сих пор не мог поверить в происходящее, - ч-что… что ты наделал?
        - Не слушай его, - фыркнула Лиза, - ты здорово наподдал им! Мне бы такую смелость!
        - Здорово наподдал и создал себе кучу проблем, - вздохнула Анна.
        - Я решил, что лучше так, чем постоянно бегать и прятаться. Рано или поздно… они всё равно бы меня поймали, - ответил парень.
        Алан хотел было что-то сказать, но, вздохнув, передумал и просто отвернулся. В этот момент прозвучал второй гонг и на площадку вошёл мастер Ганн в своём неизменном чёрном халате, со свёрнутой циновкой подмышкой. Оглядев всех собравшихся полным безразличия взглядом, мужчина направился в сторону будки, где сидел Эдван.
        - Учитель! Учитель! - закричал рыжий, перехватив мастера почти у самой будки, - этот жалкий простолюдин напал на нас перед самым занятием! На меня и моих товарищей!
        - Напал? - переспросил мужчина таким тоном, что у Эдвана по спине пробежали мурашки.
        - Да! Не успели мы зайти, как он накинулся на нас, как бешеный! Умоляю, учитель, восстановите справедливость и накажите зарвавшегося простолюдина! - рыжий говорил, склонив голову и с трудом сдерживал гадкую ухмылку.
        - Если ты ранен, можешь уйти с занятия. Я никого не держу насильно, - произнёс мастер Ганн и неспешно прошёл мимо ученика.
        - Но… но учитель!
        - Я не люблю повторяться, - мужчина слегка нахмурился, - я уважаю лишь талант и силу. Постарайся запомнить хотя бы это, раз небеса обделили тебя и тем и другим. А теперь, давайте наконец-то начнём урок…
        Глава 11. Первая ступень
        - Рано или поздно, каждому из вас придётся встать на защиту города. Мир за этими высокими стенами гораздо опаснее, чем вы можете себе представить даже в самых страшных кошмарах. И я хочу, чтобы вы крепко усвоили одно очень важное правило: за стеной не существует личных обид и неприязни. Только ранги. Любое непослушание и междоусобицы караются изгнанием, - от тяжелого взгляда мастера у учеников по спине побежали мурашки, - хорошенько это запомните. Но сегодняшний наш урок будет не о том, как вести себя на охоте, а о более практичной и важной вещи. О вашей жизни во внешнем мире. Вернее того, от чего она зависит, - мужчина отворил деревянную будку и вынул изнутри самое обыкновенное копьё, около трёх метров в длину.
        - Порой, я думаю, что творец создал нас такими ради забавы, - вдруг сказал учитель, задумчиво глядя на копьё, - в отличие от тварей, у нас нет ни когтей, ни клыков, ни рогов ни даже прочной шкуры. Единственное наше преимущество - это разум. Разум, благодаря которому мы сумели одержать верх над зверьём, сравняли силы, создав себе оружие. Оно - ваша жизнь на поле боя. Без него вы всё равно, что мертвы. И сегодня мы с вами познакомимся с самым главным оружием, с которым вам предстоит провести большую часть своей жизни. С копьём.
        - Учитель, можно вопрос? - осторожно спросила Лиза и, дождавшись кивка мастера, продолжила, - а какое снаряжение солдаты берут на охоту?
        - Бежишь впереди, как всегда, - слабо улыбнулся мужчина, - в обязательное снаряжение солдата городского гарнизона входят боевые одежды, копьё, дубина и метательное оружие. Чаще всего это два или три дротика у обычных солдат или арбалет у тех, кто обладает хорошей меткостью и большим талантом к стрельбе.
        - Разве не бывает запасного оружия, кроме дубины? - удивился рыжий задира.
        - Более опытные воины могут получить топор или молот, но поверьте, благодаря атре, и самая обычная дубина способна превратиться в крайне смертоносное оружие, - спокойно сказал мастер Ганн.
        - А как же меч? - ухмыльнувшись, вдруг спросил Марис. Ученики начали тихо шептаться между собой, а учитель тяжело вздохнул. Маска безразличия на нём дала трещину, выдав лёгкое раздражение. Впрочем, мужчина быстро взял себя в руки и терпеливо принялся объяснять.
        - Да, мечи. Уверен, многие из вас слышали легенды о великих героях древности, которые разили бесчисленные полчища врагов мечами. Что ж, позвольте им навсегда остаться в тех легендах. Это оружие создали люди, чтобы убивать людей, которое, к тому же, требует немалого искусства в обращении. Когда-то, ещё во времена основателей, их было много. Но почти все они были переплавлены на наконечники копий, ибо копьё куда сподручней в бою с диким зверем. Сегодня, обладание мечом - это не более, чем символ статуса. Только главы и старейшины семей-основателей могут позволить себе такое расточительство, как ковку клинка. А теперь, раз уж мы покончили с вопросами, вернёмся к копью…
        Рассказав о том, из каких частей состоит копьё и для чего предназначено, мастер Ганн позволил ученикам вытащить из деревянной будки длинные палки, которым предстояло заменить настоящие копья на время обучения. Разумеется, палки не были заостренными, но по длине и тяжести вполне соответствовали настоящему боевому копью.
        - Почему ваше основное оружие на охоте это копьё, арбалет или дротик? Всё дело в дистанции. Главная задача воина - убить врага и при этом остаться невредимым, а значит, нужно держаться от него как можно дальше. И нет оружия лучше копья, если ваши дротики и болты подошли к концу. Ни одна тварь в Туманной чаще не обладает настолько длинными лапами, чтобы дотянуться до вас раньше, чем вы успеете нанести удар копьём…
        И пока все ученики во все уши слушали лекцию мастера Ганна о том, как сражаться при помощи копья, Эдван глядел в пустоту. Конец его палки нервно дёргался, дрожащие руки никак не хотели слушаться. Ладони парня вспотели, а всего его охватил липкий страх, проникший в самое сердце. Закусив губу, он с трудом удерживал себя от того, чтобы бросить учебное оружие и убежать куда-нибудь подальше, ведь стоило ему почувствовать шершавое древко, как он как будто бы снова оказался во сне. Сжимал копьё, а перед глазами висел образ огромного медведя. Рана в груди ныла с небывалой силой.
        Всё занятие вплоть до перерыва превратилось для Эдвана в долгую, невыносимую пытку. Он не мог объяснить происходящее даже самому себе, не понимая, что с ним происходит. Ведь настоящей угрозы не было, в руках у него была самая обычная палка, но сердце тряслось так, словно он в живую оказался внутри собственного кошмара. В этот раз, по-настоящему. Ему так часто снилось, как стальные когти медведя впиваются в сердце, что это чувство начало мерещиться Эдвану даже сейчас, когда он пытался изобразить прямой укол… безуспешно. Его палка тряслась так, что над ним откровенно посмеивались все вокруг, и даже мастер Ганн под конец разочарованно покачал головой.
        Только отбросив проклятую палку, Эдван смог вздохнуть спокойно. Злость на собственную слабость и жгучая обида пожирали его изнутри. Едва учитель объявил перерыв, парень извинился перед друзьями и убежал с тренировочной площадки прочь. Выместив злость на бедной сосне, что росла на заднем дворе главного корпуса, он сумел кое-как успокоиться. Вздохнув, Эжван уселся в тени сосны и принялся медитировать, успокаивая разум и наполняя атрой разбитые кулаки.
        Сегодняшний день явно не задался. С утра эта ссора с Марисом и драка, после которой у него всё ещё осталась рассеченная бровь и несколько больших синяков, а потом ещё и этот урок. Вздохнув, парень попытался наполнить сосуд энергией, но и это у него не вышло. Атра просто рассеивалась вокруг него, как будто бы Эдван вдруг потерял над ней контроль.
        - Да что за день-то такой?! - воскликнул он в отчаяньи, но тут же замер с открытым ртом и крайне идиотским выражением лица. Через несколько секунд его губы изогнулись в улыбке, и парень громко рассмеялся. Со всеми этими неудачами он совершенно забыл о том, что говорил Алану и Лизе о сосуде души, и принял за провал свой самый большой успех. Переполненный радостью, он моментально забыл обо всех невзгодах. Теперь, и утренняя драка, и неудачный урок стали казаться просто незначительной обыденной мелочью по сравнению с тем простым фактом, что стенки его сосуда больше не впитывали атру. Это значило, что вместилище стало достаточно прочным, что пришло время сделать тот самый шаг, который навсегда отделит его от простых смертных. Шаг чрез бездну, отделяющую пробуждение дара от первой ступени развития.
        Прогнав лишние мысли, Эдван сделал глубокий вдох и провалился в медитацию. Сосредоточившись на мире вокруг него, он принялся поглощать энергию извне и, следуя наставлению об атре, стал направлять её внутрь сосуда. Однако, заполнив его до краёв, парень столкнулся с первой проблемой на пути к могуществу. Он знал, что для расширения сосуда нужно как-то уместить туда больше атры, чем это возможно… вот только не знал, как это сделать. Вначале Эдван пытался просто направлять атру во внутреннее вместилище, но энергия просто обтекала его так же, как и стенки, растворяясь внутри его тела и совершенно не желая расширять сосуд. И лишь через час бесплодных попыток Эдван вспомнил, что атра имеет важное свойство, о котором он совершенно забыл. Сосредоточившись на энергии внутри сосуда, парень усилием воли сжал её. И, хоть это и вышло довольно легко, сжимать то, что находилось внутри сосуда, одновременно поглощая силу извне, оказалось намного сложнее, чем он себе представлял.
        Минуты летели одна за другой, постепенно складываясь в часы. Эдван сидел под сосной, на его лбу вздулись вены а на лице от напряжения играли желваки, но он совершенно не замечал этого, полностью полглощённый процессом расширения внутреннего сосуда. Концентрация атры требовала немалых усилий, ведь способность к контролю энергии сильно отличалась от пинков и ударов. Ведь, если в случае с умением драться он словно вспоминал давно позабытые навыки, то контроль энергии ему пришлось осваивать самому, пусть и имея некоторое представление о том, как это делать.
        Сосуд расширялся медленно и, просидев под сосной несколько часов, Эдван искренне позавидовал обладателям зелёного сосуда. Будь у него такой, первая ступень покорилась бы ему в разы быстрее, но с жёлтым… с жёлтым он ещё не был даже в середине пути. Техника расширения была проста, как дерево. Скопить внутри сосуда атры немного больше, чем туда могло уместиться и отпустить её, чтобы энергия раздвинула стенки, но увы, стоило только давлению ослабнуть, как сила, вместо того, чтобы расширить сосуд, вырывалась сквозь дыры наружу, из-за чего процесс двигался медленнее раненой улитки.
        Когда небо начало темнеть, Эдван наконец-то овладел сжатием атры на более-менее сносном уровне и дело пошло быстрее. Теперь он уже не терял контроль над сжатой энергией, ослабляя давление, и мог немного дольше и сильнее давить на стенки сосуда изнутри. Каждый раз, когда его вместилище атры росло, он чувствовал странное покалывание в груди, очень похожее на мандраж от волнения, как будто бы в животе начинал образовываться ком. И с каждым новым шажком к первой ступени, радость и волнение становились всё сильнее и сильнее. И вот, когда небо полностью почернело, после очередного малюсенького расширения на ярко-жёлтом сосуде Эдвана появилась тонкая, еле заметная белая линия, что разделяла его на две части. Сердце юноши затрепетало. Именно этого знака он ожидал всё это время, именно о нём и говорилось в наставлении об атре. Пояс первого ранга. Точка невозврата пройдена, останавливаться уже нельзя. Набрав полную грудь воздуха, парень с новыми силами принялся двигать стенки сосуда, до тех пор, пока белая линия не стала такой же яркой, как и сам сосуд и трещины на нём. Как только это случилось, в голове
Эдвана раздался грохот. От давления парню заложило уши, а каждую клеточку тела заполнил странный жар, как будто бы его окунули в очень горячую воду. Это длилось около минуты, не более, но это ожидание вымотало Эдвана так, словно его весь день гонял мастер Ганн. Открыв глаза, парень рухнул на землю и растопырил руки. Он тяжело дышал, но на губах его играла счастливая улыбка.
        - Первая ступень… колодец, - выдохнул он, - наконец-то!
        Небо начало потихоньку светлеть, но Эдвану не хотелось спать. Он чувствовал себя на удивление хорошо и бодро. Даже слишком хорошо. Так, словно он не сидел весь день и всю ночь под сосной, а валялся на циновке и бездельничал. Полежав ещё немного на земле, он поднялся на ноги и, с лёгким волнением, заглянул внутрь себя.
        Жёлтый сосуд был на месте, как и яркая белая линия, что разделяла его напополам. Правда, энергии внутри оказалось не так уж и много. Видимо, когда он потерял контроль от грохота в голове, большая её часть вырвалась на свободу через трещины и растворилась в теле. Оттуда и сильный жар… с непривычки. Улыбнувшись, парень принялся заполнять сосуд атрой и с удивлением обнаружил, что уже не может сделать это за один короткий вдох. Эдван не знал, насколько маленьким был его внутренний сосуд изначально, ведь он вырос прямо у него на глазах, но одно юноша мог сказать точно - теперь на заполнение сосуда ему пришлось потратить около минуты. Разница оказалась колоссальной.
        Взгляд Эдвана невольно упал на стену, через которую ему приходилось перебираться при помощи сосны. На его губах заиграла озорная улыбка и он, вместо того, чтобы отправиться в свою комнату, подошёл к забору. Остановившись перед преградой, парень глупо ухмыльнулся и, зачерпнув почти половину запаса из сосуда, он наполнил ею своё тело, которое мгновенно охватил сильный жар. Тупая улыбка счастливого идиота на лице молодого человека от этого стала только шире, после чего он присел и прыгнул.
        - А-ха-ха-ха. а-агхм… ау-у-у…
        Грохнувшись по другую четырёхметровой стены, Эдван едва не вывихнул ногу и больно ударился копчиком, но всё равно не мог поверить пережитому. Он только что перемахнул стену одним прыжком. Стену, через которую ещё вчера вынужден был перелезать по дереву. Не удержавшись от соблазна, парень поднялся на ноги и, глупо хихикая, захотел проверить, как быстро он сможет бежать. Зачерпнув из сосуда оставшуюся часть атры он вновь наполнил ею тело и, несмотря на жгучий жар в каждой клеточке, помчался вперёд. За несколько секунд он преодолел треть тренировочной площадки, но после нескольких шагов не справился со скоростью и, подвернув ногу, грохнулся на землю и проехал несколько метров по грунту, собирая пыль. Заполненное под завязку энергией тело позволило ему избежать серьёзных травм и отделаться лишь парой синяков и больной ногой, но и этого хватило, чтобы вышибить из юноши всю эйфорию без остатка. Спустившись с небес на землю, Эдван уселся у стены и вновь погрузился в медитацию, направляя атру в повреждённые части тела. И на этот раз понемногу, а не половину резерва сразу.
        Немного оправившись от повреждений, он поспешил покинуть тренировочную площадку ещё до первого гонга, пока туда не пожаловал старый мастер. Взглянув на доску у главного здания, Эдван решил не идти на очередную лекцию по травам, а вместо этого решил отправиться в казармы гарнизона, чтобы потренироваться и немного освоиться с новыми способностями. Однако, там его встретили довольно прохладно.
        - Прости, Эдван, но здесь тебе больше делать нечего, - сказал Дин, смерив парня странным осуждающим взглядом.
        - Что-то случилось?
        - Не строй из себя идиота, - фыркнул солдат, - господин Боу велел прекратить твои тренировки до тех пор, пока ты не извинишься перед молодым господином Морето.
        - То есть он забрал своё обещание назад, да? - недобро прищурился Эдван, с трудом сдерживая возмущённый вопль.
        - Считай это наказанием за свои действия, - пожал плечами солдат, - тебе повезло, что мастер Ганн не наказал тебя. В следующий раз думай, с кем ввязываешься в драку.
        - А что я должен был сделать по-твоему? Стоять и ждать, пока они изобьют меня?! - не выдержал парень.
        - Хотя бы сбежать. Но если сбежать не получатся, то да. Разве тебе не говорили, что нельзя провоцировать благородных? Своим поведением ты подставил господина Боу и проявил неуважение к клану-основателю, благодаря которым мы все здесь живём!
        - Этот высокомерный засранец тронул моего друга, с чего бы я проявлял к нему уважение, - фыркнул Эдван, закипая. Ему начало казаться, словно он один в этом городе чего-то не понимает.
        - С того, что он сын главы города! - Дин тоже начал злиться. Солдат не понимал, почему ему приходится объяснять такие простые вещи, - Ты не можешь сравнивать позор клана Линн с молодым мастером! А эти дети! Если бы твоя память вдруг проснулась и ты бы разрушил кому-то из них внутренний сосуд?! Город бы не досчитался будущего члена Когтя Кланов!
        - И чем же они так отличаются от простых солдат? Зелёным сосудом?!
        - Всем! Коготь кланов - элита! Сильнейшие! Потеря даже одного потенциального бойца хуже, чем десятерых солдат!
        - Так почему бы им не воспитывать будущих членов получше, раз они такие замечательные?! - злобно прошипел Эдван.
        - Поговори мне ещё тут о воспитании! - вспылил Дин, - Только благодаря силе Когтя нас тут до сих пор не сожрали звери, как тех отбросов в лесу! - выкрикнул мужчина и прикусил язык. Глаза юнца перед ним стали похожи на две льдинки.
        - У каждого из них было больше чести, чем у тебя, - холодно процедил парень и, резко развернувшись, пошёл прочь так быстро, как мог.
        - Что ты сказал?!
        - Что слышал! Можешь дальше лизать сапоги своему Когтю, раз тебе так вкусно, ублюдок! - крикнул Эдван, не оборачиваясь. Яд из его слов можно было черпать ложкой…
        Глава 12. В полях
        Оказавшись снова на площади Основателей, Эдван обогнул казармы и свернул на ближайшую улицу. Возвращаться обратно в академию ему не хотелось, даже наоборот, сейчас Эдван как никогда хотел оказаться подальше от других учеников, солдат, учителей и всех, кто захотел бы прочитать ему нотацию о том, как плохо и неправильно ссориться с благородными, или, чего хуже, начал настаивать на извинениях, как Дин. Злость и обида на солдата всё ещё клокотали внутри парня, медленно стирая одно за другим все возможные сожаления от сказанных слов.
        - Да он сам куда больший отброс, чем каждый из них! - прошипел он себе под нос, - извиниться перед этим высокомерным уродом? Держи карман шире! Если он хочет, чтобы я унижался, может подавиться своими тренировками! Отброс…
        Когда злость всё-таки немного поутихла и Эдван смог мыслить более-менее трезво, то он всё равно не поменял своего мнения. Не дождутся от него никаких извинений, ни Дин, ни Марис, никто. Парень ни капли не жалел о сказанном, наоборот, теперь, обдумывая сложившуюся ситуацию, был даже немного рад, что так получилось, ведь все планы Марка Боу затянуть Эдвана в слуги семьи Морето после этого, если не разрушены полностью, то серьёзно подпорчены. Парень искренне надеялся, что высокомерные индюки из верхушки клана не станут даже слушать о том, чтобы взять в вассалы человека, который рискнул “обидеть” сына главы города. Да, так, наверное, будет лучше для всех.
        Полностью успокоившись, Эдван наконец-то сумел оторвать взгляд от земли и посмотреть на улицу, по которой всё это время шёл. Его занесло в бедный район, совсем не похожий на ту часть города, по которым он гулял с Аланом. Дома здесь были хлипкими, старыми, редко где можно было увидеть хотя бы второй этаж. Люди, что постепенно заполняли улицу, выглядели довольно бедно, здесь не было ни лавок ни кабаков, лишь одна старая мастерская, которая находилась в том самом единственном двухэтажном доме. Народ обходил парня стороной по краю улицы, стараясь не попадаться ему на глаза и смыться как можно быстрее…
        - Эй, паренёк! - вдруг окликнул его чей-то голос. Обернувшись, Эдван увидел сухопарого мужичка с взъерошенными волосами и лёгким косоглазием, который с трудом толкал телегу с бочками и какими-то глиняными горшками.
        - Это мне? - переспросил юноша на всякий случай.
        - А кому ж ещё! Не поможешь старику телегу дотянуть? А то мой негодяй сбежал с утра, всю работу на отца оставил… - вздохнул он, - плачу три талона!
        Мужик показался Эдвану немного странным, скорее даже чуть-чуть сумасшедшим. Может, именно поэтому он и осмелился заговорить с одарённым? Единственный из всех на этой улице в городских трущобах. Хмыкнув, Эдван на секунду задумался, стоит ли связываться с таким прохожим, но не сумел найти ни одной причины для отказа. К тому же, он всё равно слонялся без дела… так почему бы не помочь, а заодно и не узнать о жизни простого народа получше?
        - Талоны вперёд! - с улыбкой сказал парень.
        - Не веришь? Ну смотри, мне, разбойник! Не дай бог обманешь, стражу позову, - проворчал он и протянул своему новому работнику три деревяшки.
        - Куда тянем, дядя? - не обратив внимание на пустую угрозу, спросил Эдван, убрав плату в карман.
        - Далеко тянем, далеко, - вздохнул тот и, уперевшись в руками в специальную палку, принялся толкать повозку, - недалеко я б и сам дотянул, но вот, годы не те уже. А ты что, солдат?
        - Нет, - улыбнулся парень, - просто одежда похожа.
        - Значит, из учеников будешь, - по-простому улыбнулся мужчина, - я ткань-то на глаз узнаю, моя баба такие для гарнизона шьёт. Ты молодец, раз нос не задираешь к небесам.
        - А что, много задирают?
        - Да почти все. Прорежется этот ваш дар у пацана какого или девки, так всё. Уйдут в солдаты, да так там и… - тяжело вздохнул мужик, - как тебя зовут-то, пацан?
        - Эдван я.
        - Меня дядюшкой Жаном кличут. Говорят, что я сумасшедший, но ты не верь! Это всё их планы, чтобы забрать мой дом… - шепотом заговорил он, - я вообще не с этой улицы. Здесь надо держать ухо востро…
        - Да-а-а…так куда везём телегу-то?
        - А я не сказал? - удивился Жан, - к внешней стене везём. На поля. Рабочим хлеб да питьё будет. Не из Белой ж всё пить, верно говорю?
        - Случилось что-то?
        - Да опять твари налетели, - махнул рукой местный безумец, - Что-то зачастили они в последний год, ой зачастили. Не к добру это, Эдван, помяни моё слово… народу опять помрёт немало.
        - А что, стену никто не охраняет?
        - Почему же, охраняют. Целый один воин охраняет, из самого гарнизона! А тварей много. А он один. Но… как бы то ни было, уверен, великие семьи нас защитят, - широко улыбнулся Жан, - вот как на их поля иль к шахте твари полезут, вмиг всех перебьют. Ты тоже старайся там в вашей кадемии и может быть сможешь к знати прибиться.
        - Зачем?
        - Чтоб дети твои могли не беспокоиться о куске хлеба, да и честь это большая. А, да ты молод ещё, потом поймёшь, - махнул рукой мужичок и в своей обыкновенной манере съехал с темы.
        Так они и шли по городу, толкая повозку и болтая о всякой всячине. Приблизительно через час их телега выехала за главные городские ворота и по широкой дороге устремилась в сторону полей. Эдван, впервые оказавшийся в окрестностях города, удивлённо вздохнул. Поля казались бесконечными, они простирались почти до самого горизонта, где виднелась вторая стена с множеством сторожевых башенок. По левую руку река Белая несла свои воды куда-то за горизонт. Присмотревшись, Эдван увидел, что от реки в сторону полей уходит множество каналов для орошения, а там, где до источника воды становилось совсем далеко, местные выкопали несколько небольших прудов.
        Дорога вела их именно туда, в противоположную от реки сторону, где в непрерывной линии стены виднелась брешь, и куда по дороге вместе с ними тянулась вереница рабочих.
        Вздохнув полной грудью, Эдван слабо улыбнулся. Воздух за пределами высоких городских стен, домов и прочих преград казался ему более чистым. Здесь, на природе, он чувствовал себя свободнее. Небольшие домики, что раскинулись неподалёку от прудов напоминали ему о родной деревне, а играющая ребятня у оросительного канала заставила парня невольно улыбнуться, вспоминая детство. Перед глазами парня встали образы его родных, лес и злосчастный мост через реку, отчего тёплая улыбка тут же померкла, сменившись грустью. Прошло не так много времени с тех пор… но он уже на пути к мести. Шаг через бездну совершён, он уже на первой ступени развития. Главное не останавливаться…
        Чем ближе они подходили к краю полей, тем больше тут было народу. Кто-то преспокойно окучивал растения, а кто-то рядом с ним складывал мертвецов на большую телегу. От вида мёртвых тел у Эдвана по спине пробежали мурашки, ужас, застывший на лицах трупов вытянул из глубин его разума воспоминания о том дне. Помотав головой, парень прогнал их и постарался сделать максимально бесстрастное выражение лица, чтобы не выдать своих настоящих чувств болтливому старику. Ему совершенно не хотелось, чтобы Жан вдруг начал разглагольствовать от мёртвых.
        Размеры внешней стены заставили Эдвана невольно испытать уважение к великим семьям и горожанам. Он почему-то представлял себе внешнюю стену в виде какого-то хлипкого забора, или хотя бы обыкновенного частокола, как это было в его деревне. Однако, реальность превзошла все его представления. Шестиметровая преграда, окружающая городские поля, была построена из двух рядов толстых брёвен, разделённых слоем какой-то странной рыжеватой грязи вперемешку с травой, шириной чуть больше трёх метров у основания.
        - Это глина? - тихо спросил парень у своего спутника.
        - А? Да. А что ещё в стены класть, не землю ж обычную, верно? - хохотнул Жан и, понизив голос, продолжил, - скажу тебе по секрету, городская стена такая же, а кто будет говорить, что каменная - плюнь ему в лицо! Камень там только снаружи, как тут брёвна. Её ещё мой дед строил, я знаю… - с важным видом подбоченился он так, словно рассказал Эдвану страшную тайну.
        Не особо прислушиваясь к откровениям мужика, парень присвистнул, во все глаза рассматривая разрушенный кусок стены, вокруг которого всюду валялись древесные щепки, комки грязи и части брёвен. Наверху расположился отряд солдат из десяти человек, вооруженных метательными копьями. Бравые воины, облачённые в толстый пропитанный смолой льняной доспех, который тут называли боевыми одеждами, бдительно следили за округой, высматривая что-то вдали, пока рабочие спешно восстанавливали повреждения. Виновника разрушений нигде не было видно, но от одной мысли о том, что какая-то тварь пробилась через слой глины и разнесла участок стены длиной в сорок шагов, у Эдвана по спине проносилась армада мурашек.
        - Повозка дядюшки Жана! - радостно воскликнул кто-то из рабочих, - наконец-то!
        Почти все, кто был занят на стройке, синхронно обернулись в сторону телеги, и лица мужиков озарили радостные улыбки. Буквально через несколько минут объявили перерыв, народ столпился вокруг них, а Жан, взобравшись на свою повозку, с жаром начал продавать всё, что привёз с собой. Из недр глиняных горшков и бочек он извлекал буханки хлеба, соль, какие-то незнакомые Эдвану плоды, а также разливал по бамбуковым стаканам приятно пахнущую тёмную жидкость. По запаху она напоминала вино, но, всё-таки, чем-то неуловимо отличалась, а Эдван, не будучи знатоком в винном деле, не мог сказать, чем.
        За неполный час мужик распродал почти три четверти всего, что было в повозке и работяги вновь вернулись к стройке, оставляя счастливого Жана наедине с его талонами.
        - Видишь, как хорошо! Мы с тобой принесли немного радости в этот грустный день. Ты ешь, не стесняйся! Платить не надо, - усмехнулся мужик.
        Эдвана не нужно было просить дважды. Всё-таки, у него крошки во рту не было с позавчера, но голод пришёл только сейчас, когда внутренний сосуд наполовину опустел и атра больше не наполняла его тело так, как ранним утром. И пока Эдван спокойно наслаждался едой и чувствовал себя так спокойно и безмятежно, как никогда, странный звук послышался откуда-то издалека. Через несколько мгновений он повторился и кусок застрял у парня в горле. Это был звериный рёв, похожий на гулкое мычание…
        - Все, бегите прочь! - громко гаркнул солдат со стены, обернувшись к людям.
        Дважды просить не пришлось, побросав инструменты где попало, народ припустил прочь от стены. Жан вылетел из повозки и помчался следом за рабочими, Эдван ненадолго задержался, пытаясь проглотить застрявший кусок, и вскоре тоже последовал за толпой, чувствуя, как начинает дрожать под ногами земля.
        Вскоре солдаты на стене принялись метать дротики, а когда снаряды закончились, они вмиг спустились на землю и перекрыли брешь в стене, ощетинившись копьями, такими же, какие им показывал мастер Ганн на занятии. Затормозив, Эдван повернулся, чтобы посмотреть на сражение, хотя внутри он весь дрожал от страха. Парень хотел хотя бы посмотреть, искренне надеясь, что хоть так он сумеет начать свой путь к преодолению того панического ужаса, который он испытывал перед лицом тварей. За себя он не боялся, благодаря атре Эдван мог бежать гораздо быстрее обычного работяги.
        Топот тварей приближался и, через мгновение, три огромных диких быка ворвались на территорию города сквозь брешь в стене. Послышался треск ломаемых копий и воины бросились врассыпную, недосчитавшись двоих товарищей, которых почти мгновенно проткнули рогами. Зверюги были огромными, настолько, что создавалось ощущение, будто бы их тела кто-то взял и раздул. От них исходило еле заметное зеленоватое свечение, с головой выдавая умение пользоваться атрой и, кажется, Эдван начал понимать, каким образом была разрушена стена… несколько таких тварей могли без особых проблем протаранить её, если не с первого раза, то со второго уж точно…
        Воины умело связали тварей боем, изо всех сил отвлекая их от убегающей толпы горожан. Они прыгали вокруг них с невероятной скоростью, наносили удары копьями, стараясь повредить ноги и как-то замедлить монстров. Каждый из солдат произвёл на Эдвана неизгладимое впечатление. Скорость, с которой они двигались поражала воображение, длинные прыжки и сияние атры вокруг тел и острых лезвий буквально завораживало его, заставляя ледянящий ужас немного отступить, и вселяя слабую надежду, что когда-нибудь, он сможет так же.
        Однако твари оказались куда более могучими, чем мог себе представить Эдван. Они словно не обращали внимания на затягивающиеся раны и, с громким рёвом, бросались на солдат снова и снова, двигаясь со скоростью, невероятной для таких размеров. Через несколько минут погибло ещё трое солдат. Их топтали, нанизывали на рога и запускали в полёт ударом копыта. Однако, тварей было всё ещё трое. С измазанной кровью шерстью и обломками копий в боках, они продолжали яростно кидаться на защитников города, не обращая внимания на раны.
        Вдруг, мимо Эдвана промелькнули три тени. Размытые человеческие фигуры приблизились к стене, на полной скорости влетели в сражение, и тут у паренька глаза полезли на лоб. Земля под одним из быков вспучилась и оттуда вырвалось множество каменных шипов, что вонзились в брюхо твари, поднимая её над землёй. Второй силуэт мелькнул в воздухе и невероятно яркий сгусток пламени обрушился на голову зверя. Гневное мычание потонуло в рёве бушующего огня.
        В тот же миг самый здоровый бык вдруг покачнулся, получив мощный удар в голову, размытая фигура превратилась в здорового широкоплечего мужика, кожа которого вдруг обрела тёмно-серый цвет. Он обрушил несколько мощных ударов дубины на голову твари, взмахнул рукой и земля под рогатым разверзлась, заставляя зверя провалиться в яму. Ещё одна мощная вспышка пламени сокрыла обоих бойцов от глаз Эдвана, пока оставшиеся в живых пятеро воинов неистово кололи голову быка, который до сих пор лежал на каменных пиках и пытался пошевелиться. Раздался громкий крик и солдаты бросились врассыпную. Зарево ослепило паренька, рёв пламени поглотил все прочие звуки, а когда Эдван отркрыл глаза - всё было уже кончено. Трое мужчин в чёрных одеждах и пятеро воинов кололи копьями тела тварей, на случай, если в них ещё теплилась жизнь. Это было поистине удивительное зрелище, которое произвело на парня неизгладимое впечатление. Сила прибывших бойцов поражала воображение и заставляла разум трепетать! Им подчинялись стихии! Такая чудовищная сила, чтобы втроём одолеть столь сильных тварей… и так быстро!
        “Когда-нибудь, я обязательно заполучу такую мощь!” - подумал Эдван, в красках представляя, как будет выпускать в обезьян столбы пламени и сжигать их дотла…
        - Что и ожидалось от Когтя! - раздался чей-то радостный крик.
        - Спасители! - крикнул Жан и первым побежал обратно к своей телеге, которая удивительным образом осталась невредима.
        Работяги последовали за стариком, довольно быстро вернувшись к своей работе. Кто-то быстро убрал тела мёртвых воинов в повозку к вчерашним трупам, кто-то пытался собрать разбросанные в результате боя инструменты, а кто-то оттаскивал тела зверюг подальше от стены. И все чествовали бойцов из Когтя Кланов, которые широко улыбались и отвечали на эти поздравления, наслаждаясь вниманием. Эдван тоже от всей души поблагодарил их за спасение, но что-то в этом всём показалось ему немного неправильным, и тут взгляд парня упал на пятерых солдат, что с усталыми лицами опирались на свои копья у стены, далеко за спинами бойцов Когтя.
        “А ведь они тоже сражались!” - подумал он, - “и так отважно… против более сильного противника!”
        Пиетет Эдвана перед воинами из Когтя немного упал, уступив место глубокому уважению всех участников сражения. Дождавшись, пока элитные бойцы уйдут по своим делам, он подошёл к простым солдатам, которые ещё не успели взобраться обратно на стену, и искренне поклонился.
        - Спасибо вам! - сказал он, - за спасение.
        - Это тебе Коготь благодарить надо, - хохотнул бородатый мужчина, кивнув в сторону бойцов Когтя, - без них мы бы не справились.
        - Если бы не ваша отвага, все рабочие бы давно погибли, а твари резвились бы на полях задолго до их прихода, - улыбнулся парень, - вы спасли наши жизни.
        - Э-это наша работа, - неловко пробормотал мужчина, но Эдван видел, что всем им было приятно услышать слова благодарности, даже несмотря на скорбь по павшим в бою товарищам.
        Услышав речь паренька, некоторые рабочие устыдились и тоже подошли к солдатам, чтобы поблагодарить за своё спасение. А юноша, попрощавшись с дядюшкой Жаном, поспешил обратно в город, чувствуя невероятно жгучее желание продолжить тренироваться. Мощь бойцов Когтя оставила на нём настолько сильный отпечаток, что даже панический страх перед зверьём, что заставлял его трястись от ужаса, куда-то отступил.
        За полчаса парень достиг главных городских ворот и, спросив у одного из стражников на часах в какой стороне академия, направился по указанному маршруту. Он шёл по оживлённым улицам мимо клановых районов и во все глаза рассматривал город. Вывески на лавках, символы на дверях и одежду людей. Так он узнал, что случайно прошёл через район, где жили вассалы клана Джоу, потом добрался до одной из кузниц Морето и, свернув налево, попал в те самые трущобы, из которых выбрался вместе с дядюшкой Жаном, где улицы были полупусты, ведь почти все их обитатели сейчас были на работе в полях.
        Отсюда дорогу до площади Основателей он мог найти без особых проблем, вот только спокойно добраться до неё у парня не вышло. Буквально через десять минут пути, когда на улице почти не осталось случайных прохожих, дорогу ему перегородила группа учеников в форме академии, которую обычно носили простолюдины, за неимением альтернативы, ведь кроме него мало какой ученик мог разжиться одеждой с армейского склада, а денег на яркие наряды благородных у таких ребят не было. Оглядев группу из десяти человек, Эдван тяжело вздохнул. Похоже, неприятности на сегодня ещё не закончились…
        Глава 13. Марис Морето
        Неин Шо был самым обыкновенным простолюдином. Его отец, его дед и прадед - все жили в городе ещё со времен его основания и работали на шахте клана Морето за несколько талонов в день, пока женщины трудились на льняном поле. Одни из многих бедных горожан, которых знать даже не замечала. Зато - со своей фамилией, чем не каждый бедняк мог похвастаться. О том, чтобы пробиться в слуги какому-то клану, или стать чьим-то вассалом отпрыски в семье Шо могли только мечтать, молотя киркой по камню в недрах горы. До тех пор, пока у Неина не прорезался дар. Событие, способное изменить их судьбу. Парень хорошо помнил, какой праздник по этому поводу закатили его родные, как сосватали ему соседскую девушку, которая раньше всё время воротила от нескладного парня нос, и как отправили в академию с единственным наказом: делай, что хочешь, но найди покровителя. Ведь тогда родственникам не придётся умирать в шахте, не придётся беспокоиться о работе или куске хлеба. Вот только, как оказалось, похожей целью обладал буквально каждый простолюдин. Хороший шанс был только у тех, кого небеса наградили хотя бы жёлтым сосудом,
но у Неина, с его красным, перспективы были, мягко скажем, не очень.
        Он провёл в академии уже больше года, и до сих пор так и не сумел пробиться за пределы начальной ступени. Все друзья и одноклассники парня, которые были более талантливыми, давно отдалились от него или обзавелись покровитлями, оставляя его в компании таких же неудачников с красным сосудом или новичков-простолюдинов. Его контроль атры был ужасен, а сосуд никак не желал раздуваться до нужных размеров. Родителям он говорил, что старается изо всех сил, но сам Неин осознавал, что судьба его лежит в роли обычного воина на стене. Не то, чтобы это было плохо, но обещание, данное родителям, он так и не выполнил. Так парень думал до вчерашнего дня, пока не случилось чудо.
        Вначале, по академии прошёл слух о том, что какой-то безумец вышел победителем из драки с пятью благородными учениками, да ещё и открыто оскорбил молодого господина Морето. Самого сына главы города! Кости этому безумцу перемывали на каждом углу. Кто-то восхищался его отвагой, кто-то говорил, что у парня просто не все дома, а кто-то шептался о том, что всё это лишь хитрый план, чтобы примазаться к отпрыску из семьи Линн, которого сын главы обидел в тот же день. Как и большинство его товарищей, Неин не особо-то и верил в эту странную историю, несмотря на то, что принимал активное участие в обсуждении. Однако, его неверие рассеялось вместе с явлением самого господина Морето, который во всеуслышание объявил, что тот, кто притащит к его ногам ученика по имени Эдван Лаут, и заставит его извиниться на коленях, получит возможность стать слугой его семьи. А может быть, и его личным вассалом, если извинения понравятся молодому господину.
        Мало кто из учеников вообще знал, кто такой этот безумец Лаут. Далеко не все хотели принимать участие в сомнительном мероприятии по поимке и избиению никому неизвестного парня, не зная, какие последствия будут их ждать. После недавних слухов пошла молва о том, что избить Лаута - значит перейти дорогу “позору” семьи Линн, который, хоть и позор, но всё-таки не самый последний благородный, а на такое мог решиться далеко не каждый. И тем не менее, желающих всё равно было предостаточно.
        Неин, как и все его друзья, тоже был в числе тех, кто решил попытать удачу и выследить идиота, рискнувшего прогневать сына главы города. Между борцами за титул слуги семьи Морето началось нешуточное соревнование. Они рассредоточились по всей академии, чуть ли не перерыли все известные площадки вдоль и поперёк, но проклятый Эдван Лаут куда-то запропастился. Выбежали в город, рассредоточились, искали полдня и, когда уже были готовы вернуться обратно, удача, наконец, улыбнулась. Именно им! Не какой-то другой группе, а именно компании Неина. Они добрались до трущоб, вооружились палками и, дождавшись появления цели, перегородили дорогу.
        Парень смотрел на этого Лаута и никак не мог понять, что же в нём такого особенного. Обычный ученик, с ничем не примечательной внешностью. Простое лицо, карие глаза, растрёпанные тёмные волосы и солдатская форма, по которой его и вычислили. Разве что свежий шрам и пятно засохшей крови над бровью немного привлекали внимание, да и взгляд у этого Лаута был такой… колючий. Неприятный.
        - Какие-то проблемы, ребята? - спокойно спросил парень, внимательно оглядев их группу.
        Неин вздохнул, перехватив палку поудобнее. Он не испытывал неприязни к этому человеку, между ними не было никакой вражды, они ведь даже не были знакомы. Он даже не хотел причинять ему боль и драться, но, к сожалению, по-другому в вассалы к великому клану не пробиться. Поэтому, Неин побьёт его. В конце концов, этот Лаут сам виноват, что спровоцировал благородного!
        - Никаких, - ответил предводитель толпы, - нам просто нужно преподать тебе урок о том, что не стоит злить господина Морето. В этом тебе стоит винить только себя!
        Лаут вздохнул и обвёл толпу перед собой тяжелым взглядом, от которого у Неина пробежали мурашки по спине. Так он чувствовал себя, когда мастера на уроках выражали своё неодобрение. Хватало одного взгляда, чтобы заставить сердце простолюдина уйти в пятки. Помотав головой, парень прогнал страх. Он нервно оглядел друзей, все стояли на месте и подозрительно переглядывались… верно. Место одно, а их десять.
        “К Первому всё это!” - подумал Неин и бросился вперёд, на Лаута. Пока эти идиоты стоят на месте, он вышибет из этого выскочки всё дерьмо и притащит к господину Морето. И тогда обещание родителям будет выполнено! Семья Шо больше не будет бедствовать!
        Изначально, их разделяло всего чуть больше двадцати шагов. Ничтожное расстояние для того, кто ступил на путь атры. Неин преодолел его за три вдоха и с размаху обрушил палку на противника. Однако, за мгновение до того, как палка достигла цели, что-то тёмное мелькнуло в воздухе, и сокрушительный удар ногой настиг незадачливого хулигана, отправляя его в короткий полёт до ближайшего дома. С грохотом Неин врезался в стену, покачнулся и рухнул на землю подле неё, постанывая от боли во всём теле. Палка крутанулась в воздухе и упала рядом с Эдваном. Те, кто уже был готов броситься на парня, резко передумали. Повисла гробовая тишина.
        - Н-на какой ты ступени, дружище? - осторожно спросил главарь банды, здоровяк первокурсник, в мгновение ока утратив львиную долю уверенности в себе.
        - На первой, - спокойно отозвался Лаут, поднимая оружие врага с земли, - прочь с дороги. Я не хочу драться.
        - На первой?! - закипел главарь, не в силах поверить услышанному, - Врёшь!
        - Не вру, - спокойно ответил Эдван, спешно восстанавливая запас атры.
        - Не хочешь говорить, не надо! - рассверипел главарь, - покажем ему, парни! А потом все вместе притащим к господину Морето!
        - Да! Бей его! - закричал кто-то из толпы и девять учеников бросились к Эдвану.
        А Эдван до сих пор находился в лёгком шоке от собственной силы. Он ведь всыпал этому непонятному хулигану на чистых рефлексах. Простой удар ногой, в который он машинально добавил атры. Эффект оказался даже мощнее, чем прыжок через четырёхметровую стену, хоть нога и горела так, словно её ошпарили кипятком. Стиснув зубы, парень зачерпнул немного атры из сосуда и направил в тело. Боль отступила мгновенно, Эдвана наполнила невероятная лёгкость, но парень не был особо уверен в себе и не знал, удастся ли ему выйти из драки целым.
        “Память… помогай” - взмолился он и, качнувшись из стороны в сторону, прогнал все посторонние мысли, бросаясь в бой.
        Врагов было много, но они почему-то казались Эдвану какими-то медленными, вялыми. Одним мощным ударом палки он вывел из строя главаря, отпрыгнул в сторону и изо всех сил огрел какого-то нерасторопного парня. На третьем ударе палка почему-то не выдержала и разлетелась на куски, вынуждая Эдвана кинуть её остатки кому-то в лицо. Воспользовавшись лёгкой заминкой, парень схватил жертву броска за куртку и швырнул прямо в товарищей, словно мешок муки.
        В ту же секунду на Эдвана налетел крупный парень и отвесил ему мощный удар в челюсть, который чуть не свалил его с ног. Звон в голове слегка отрезвил почувствовавшего себя всемогущим юношу, но увы, возвращение с небес на землю пришло с лёгким запозданием. Такие медленные враги уже успели окружить его. Вместо ответного удара Эдван изо всех сил пнул ногой лысого ученика и вырвался из круга, с трудом сумев спастись от цепких рук и тяжелых кулаков хулиганов. Парню повезло, он отделался всего лишь несколькими синяками и получил удар палкой по спине. Ничего серьёзного для усиленного атрой тела. Фыркнув, Эдван зачерпнул побольше энергии из сосуда и рванул вперёд. Проскользнул под рукой ближайшего ученика, и что было сил рванул прочь, к площади Основателей.
        Благодаря атре, что заполняла его тело, Эдван летел по улице с невероятной для себя скоростью. Да, не так быстро, как впервые ступив на первую ступень, но гораздо быстрее любого из своих врагов. Удивлённые его резким отступлением ученики не успели вовремя броситься в погоню, а когда они всё-таки спохватились, Эдван уже скрылся за ближайшим поворотом.
        Подбегая к площади Основателей парень почувствовал что-то неладное. Там было как-то необычно много учеников для этого времени суток. Смутная догадка промелькнула в его голове, но он отмахнулся от неё, как от назойливой мухи. Не могло же столько людей собраться в городе лишь для того, чтобы поохотиться за ним, верно? Или…
        Ответ на свой вопрос Эдван получил в ту же секунду, как оказался на площади. Кто-то закричал: “Это он! Это он!”; и внимание всех собравшихся учеников сосредоточилось на парне. Не снижая скорости, он рванул к стене, а толпа бросилась наперерез. Их было много, человек сорок, а может даже больше, и каждый желал избить его и притащить к ногам Мариса Морето.
        Эдван сквозь зубы костерил благородного ублюдка на чём свет стоит, удирая от разъярённой толпы простолюдинов. “Стой, сволочь! Прими свою судьбу! Хватит удирать!”, - кричали ему в спину, пока он выжимал из сосуда души последние крохи атры, чтобы увеличить скорость. То, что при этом всё его тело горело огнём, Эдвана волновало в самую последнюю очередь. В конце концов, лучше потерпеть немного боли сейчас, чем попасться в руки разъярённой толпы…
        Бежать прямо к воротам парень не стал, вместо этого он взял прямой курс на стену и, в один прыжок перемахнув через высокий забор, очутился на какой-то тренировочной площадке в самый разгар урока у одной из старших групп.
        - Простите! - резко выкрикнул парень и, повернув, тут же рванул через забор на главную улицу.
        Его появление оказалось настолько неожиданным, что мастер, который вёл занятие, не успел даже накричать на нарушителя, ведь когда он опомнился, Эдван уже убежал. Однако те ученики, что перемахнули через стену вслед за парнем такой удачей не обладали и за попытку сорвать занятие отхватили от учителя по полной.
        Вылетев на главную улицу, Эдван вновь оказался в ловушке. Мало того, что ему на хвост село более десятка новых преследователей, так ещё и атра начала подходить к концу. Чертыхнувшись себе под нос, парень помчался вверх по улице, не рискуя более забегать на полигоны и срывать чьи-то занятия. Скорость его бега постепенно замедлялась, но и преследователи начали выдыхаться, правда, чем дальше он бежал по главной улице, тем больше их становилось. Момент отчаянья наступил, когда ему перегородили дорогу. Его зажали между молотом и наковальней, сзади неслась разъярённая толпа учеников, путь к отступлению впереди закрыт. Эдвану хотелось выть от злости и обиды. В голове мелькнула паническая мысль сдаться, но он тут же отбросил её и, разозлившись, всем своим естеством потянулся к окружающей атре, отчаянно желая поглотить хотя бы немного. И атра откликнулась. В его сосуд хлынул тонкий поток силы, непостоянный, прерывающийся, но он всё же был. У него наконец-то получилось!
        С новыми силами Эдван рванул прямо на перегородивших дорогу учеников. Он сместился поближе к стене и, когда между ними оставалось не более двадцати шагов, вновь усилил тело атрой и прыгнул. Оттолкнулся от верхушки стены и, приземлившись позади удивлённой толпы, рванул что было сил к главному зданию. Вот только кое-в-чём Эдван просчитался: не один он мог усиливать тело атрой. Все ученики в какой-то степени обладали этим умением, а старшие умели это даже получше него, и совсем скоро его начали догонять. Парень чувствовал себя просто ужасно, против воли ему вспоминался лесной забег от проклятых обезьян, отчего он злился ещё сильнее. Он словно снова очутился там, только вместо леса была улица академии, а вместо тварей - их отражения в человеческом обличьи. Топот множества ног грохотал в его ушах, а боль и обида росли внутри сердца. И когда Эдвану показалось, что ещё немного, и его поймают, когда он уже был готов остановиться, так и не добежав до главного корпуса каких-то сто шагов, случилось второе чудо.
        - Вот ты где, маленький засранец! А ну, иди сюда! - до боли знакомый скрипучий голос каркнул на него откуда-то со стороны.
        - Господин Шан Фан! - закричал парень в ответ и резко свернул в сторону голоса, не снижая скорости. Наконец-то, он почувствовал облегчение.
        - Вы что тут устроили, а?! В своих трущобах будете так носиться, это улица, а не полигон, поняли?! - заорал вдруг старик. Толпа, что бежала за Эдваном с трудом остановилась и замерла в страхе. Никто из них не знал, кто такой Шан Фан, но одного вида умудрённого старца в белом халате было более, чем достаточно, чтобы вселить страх в сердце любого ученика. Статус мастеров в стенах академии был неоспорим для простолюдинов и никакое желание угодить благородному не могло пересилить страх навлечь на себя гнев какого-нибудь учителя. Это благородные могли ещё что-то несмело возразить, но их среди преследователей и не было.
        - И-извините, господин, - пробормотал здоровяк из старших учеников, который был ближе всех к тому, чтобы поймать Эдвана.
        - А ну проваливайте отсюда, пока я не передал вашим мастерам, чем вы тут занимаетесь вместо тренировок! А ты тоже хорош! - гнев Шан Фана переключился на Эдвана, - Я потратил целый час на твои поиски! Почему тебя не было сегодня ни на одном занятии?! - и пока старик ругал парня, толпа его преследователей очень быстро рассосалась. Ученики поспешили убраться подальше и не навлекать на себя беду в виде ярости неизвестного старого мастера. В конце концов… им ведь не обязательно ловить этого Лаута сегодня. Срока давности предложение юного господина Морето не имело.
        - Я… был в городе, - пробормотал Эдван.
        - И что ты там делал?
        - Гулял. Смотрел на поля у внешней стены.
        - Тц… - Шан Фан сделал глубокий вдох, - впредь постарайся не ходить так далеко. Я слышал, вчера твари снова пробили брешь в стене, там сейчас небезопасно. Пошли, покажешь мне, как ты продвинулся с рецептом, - фыркнул старик.
        - Перевод закончен, - улыбнулся Эдван.
        - Хоть одна хорошая новость за день.
        Хоть Эдван был и рад появлению старика, его радость быстро померкла, когда он вспомнил про Марка и утреннюю ссору с солдатом. Однако, вопреки ожиданиям паренька, старик даже не заикнулся о кланах, уважении к основателям или ещё какой-нибудь высокопарной чуши, которую лил на него каждый второй. Вместо этого Шан Фан спокойно поинтересовался, как идут успехи в освоении чтения и, услышав, что книга истории очень сильно ему помогает, остался доволен. У Эдвана отлегло от сердца. Страх, что у него могут отобрать “наставление об атре”, который преследовал его ещё с самой ссоры с Марисом, наконец-то, рассеялся. Парень вздохнул с облегчением.
        Стоило старику взять в руки переведённый рецепт, его глаза буквально засветились от довольства. Однако, вместо похвалы за хорошую работу, Эдван получил ещё четыре новых рецепта для перевода. Старик начал выпытывать у паренька, не вспомнил ли он ещё каких-нибудь магических знаков или тайных техник и, убедившись, что ничего такого не произошло, разочарованно покачал головой.
        - Жаль. Новые магические знаки могли бы сильно сократить твой долг перед городом.
        - А сколько я должен? - вдруг спросил Эдван.
        - Что? - удивлённо переспросил старик.
        - Сколько стоило моё спасение? Как я могу платить долг, не зная его величины? - повторил вопрос паренёк.
        - Примерно сто камней атры, - криво ухмыльнувшись, сказал Шан Фан, - со всеми этими рецептами ты, быть может, сможешь заплатить один. Ах да, - он почесал голову, словно вспомнив что-то важное, - я слышал, ты что-то не поделил с отпрыском главы города. Не обращай внимания на пустые угрозы, старшему поколению кланов нет дела до детских разборок. Никто не придёт карать тебя. Однако, впредь постарайся действовать аккуратнее. Если слишком сильно оскорбишь другую семью, примазаться к клану Линн уже не получится.
        Шан Фан давно ушёл, а Эдван всё ещё думал над этими его словами. Старшему поколению нет дела до возни учеников… значит, всё, что Марис мог сделать - он уже сделал. Натравил на него всех простолюдинов, помахав у них перед носом наживкой в виде почётной должности слуги семьи Морето. Ничего страшнее этого он придумать не сможет. Разве что попытаться расправиться с ним лично, при помощи банды каких-нибудь благородных, но, чтобы такое произошло, небо должно упасть на землю. Высокомерный гад не снизойдёт до личного рукоприкладства без крайней необходимости, ведь даже одной этой охоты уже вполне достаточно, чтобы превратить жизнь Эдвана в ад, и ещё неизвестно, потребуется ли Марису придумывать что-то более изощрённое. Тяжело вздохнув, Эдван резко поднялся и открыл наставление об атре. Сегодня он вновь убедился в том, что единственное, что может помочь ему выжить - это сила. И чем её больше, тем лучше.
        ***
        Понравилась глава? Ставь лайк и делись впечатлениями в комментариях!
        Глава 14. Безумец
        Эдван долго не мог уснуть. Страх вновь увидеть проклятого медведя преследовал его по пятам с того самого злополучного урока, во время которого мастер Ганн обучал их владению копьём. В ту ночь сон парню заменила долгая медитация, а последующий день выдался слишком насыщенным, чтобы прикорнуть где-то в уголке. Но теперь, достигнув первой ступени, он боялся вновь провалиться в царство сна, ведь частые кошмары начались только после того, как его развитие пошло в гору… но кто знает, что явится к нему во сне теперь, когда он по-настоящему ступил на путь атры?
        Вопреки всем ожиданиям и страхам Эдвана, сон оказался иным. В нём он оказался заброшен в гущу сражения с полчищами тварей. Как обычно, руки двигались сами, ему оставалось лишь наблюдать за тем, как загадочный воин из прошлого крушит несметную звериную орду с невероятной яростью. Настолько сильной, что и Эдван начал чувствовать её, словно его собственная злость и ненависть к проклятым тварям наложилась на чувства человека из сна. Впервые за столь долгое время он почувствовал себя с ним одним целым, словно сражался в этой битве по-настоящему. Он орудовал копьём так ловко, как не мог ни на одной тренировке, крушил кости, ломал черепа, и вытворял самые невероятные вещи с атрой. Чертил прямо в воздухе десятки магических знаков, создавая разрушительные техники.
        Однако, проснувшись утром, Эдван не сумел вспомнить и трети всех тех знаков, которые использовал воин во сне. Он запомнил всего три символа. Один вызывал молнию и был похож на треугольник с хвостом, второй мог создать из атры копьё, а третий… какая-то странная чёрточка, назначение которой Эдван никак не мог вспомнить. Теперь, вместе со словом жизни у парня в арсенале было целых четыре таинственных знака, вот только возможности применить свои новые умения он не имел. Он всё ещё слишком мало знал о магических знаках, чтобы позволить себе раскрыться. Судя по тому, как горели глаза Шан Фана при разговоре о них, воспоминания Эдвана имели куда большую ценность, чем он хотел показать… да, пока он не разберётся в этом, о них лучше не знать никому.
        Весь следующий день парень провёл в своей комнате, усиливая внутренний сосуд и собственное тело при помощи техник из наставления. Вчерашний забег по городу дорого ему обошёлся, и с самого утра ноги Эдвана охватила пульсирующая боль, не сильная, но достаточная, чтобы заставить его беспокоиться. Она отступала, когда он направлял к больному месту немного атры, но мгновенно усиливалась, как только энергии становилось слишком много. К тому же, оказалось, что удары палкой по спине и чужие кулаки тоже не прошли бесследно и на теле парня к утру проступило множество синяков…
        Вначале, он не обращал на раны особого внимания, искренне надеясь, что благодаря атре к вечеру всё придёт в норму и всерьёз испугался только, когда к вечеру состояние не улучшилось, а боль в ногах наоборот, стала только сильнее. Настолько, что он уже не мог просто терпеть её и спокойно медитировать. Теперь, правая нога начинала гореть огнём даже при самом минимальном количестве энергии, что пугало парня до дрожи в коленях.
        От страха Эдван хотел было пойти к кому-то из учителей, но стоило ему подняться на ноги, как в голове тут же возник образ Шан Фана, довольно потирающего ладони, и парень опустился обратно на циновку. Нет, если он пойдёт к местным лекарям, они сдерут с него три шкуры и не постесняются повысить его долг перед городом ещё сильнее. Старик, должно быть, давно предупредил их. К тому же, выходить в таком состоянии из дома - далеко не самая лучшая идея. С больными ногами у него не будет и шанса против преследователей.
        Со злости ударив по стене, парень раскрыл наставление об атре в попытке найти какую-нибудь лечебную технику и, пролистав с десяток страниц, усмехнулся и хлопнул себя по лбу. Как он мог забыть? У него ведь есть Слово Жизни! Единственный магический знак, о способе применения которого он узнал раньше, чем поверил в то, что является одарённым. Ведь его не требовалось чертить в воздухе чистой атрой, а достаточно было просто написать на коже!
        Окрылённый новой идеей, Эдван достал писчие принадлежности, спустил штаны и быстро нанёс чернилами слово жизни прямо на своё правое бедро. Туда, где боль была самой сильной. Вот только почему-то, ничего так и не произошло. Немного подумав над этой проблемой, парень решил направить немного атры в то место, куда нанёс слово жизни, и стоило только энергии коснуться символа, как эффект не заставил себя ждать. Слово жизни обрело насыщенный, тёмно-зелёный цвет и начало немного пульсировать. Боль потихоньку отступала, но вместе с этим сосуд Эдвана стремительно пустел. Атра утекала с устрашающей скоростью, словно знак был бездонной пропастью. А когда сосуд парня показал дно, он вдруг почувствовал, что слово жизни тянет энергию не только из него, но и из окружающего пространства! Он не мог вновь наполнить сосуд просто потому, что вся атра, что витала в воздухе вокруг него, уже была поглощена магическим символом.
        Через несколько мгновений линии на коже начали источать мягкий зелёный свет. Сила больше не вливалась в знак на ноге, слово жизни было завершено. И как только это случилось - боль тут же исчезла. Парень почувствовал стремительный прилив сил, а его ноги начали сильно чесаться, словно под кожу запустили стаю муравьёв. Заснуть Эдван смог только к середине ночи, когда зуд немного утих. В этот раз сна не было. Он просто провалился во тьму, и вот уже первый гонг заставил его подняться с циновки. Слово жизни куда-то исчезло.
        За ночь от синяков и ссадин не осталось и следа, Эдван чувствовал себя просто превосходно. Боли не было, но, что самое главное… его тело привыкло к атре. Теперь, вливая даже половину запаса энергии в одну ногу он не чувствовал ничего, кроме лёгкого покалывания.
        - Удивительно… - пробормотал парень, рассматривая свои ноги так, словно они принадлежали кому-то другому.
        Правда, подумать как следует об открывшихся перспективах он не сумел - желудок буквально свело от голода. Слово жизни использовало не только атру, но и ресурсы самого организма для восстановления, а сам Эдван был ещё далёк от той фазы развития, когда энергия позволяет почти полностью отказаться от пищи. Он излечился, но теперь был вынужден покинуть жилище и показаться наконец-то на улице.
        Он отодвинул сундук от двери, и аккуратно выглянул в коридор. Соседняя дверь открылась, оттуда показался старший ученик из клана Джоу. Обратив на парня внимания не больше, чем на пустое место, благородный удалился прочь. Эдван выскользнул наружу, но пошёл не к лестнице, а в другой конец коридора, к окну, что вело на задний двор. Внимательно оглядев пространство, он не обнаружил никого из преследователей и выпрыгнул наружу.
        “Почему я опять бегу”? - поймал себя на мысли Эдван, стоя в десятке шагов от высокого забора, через который он только что собирался перепрыгнуть. Вот только… это значило, что он снова свернул на старую дорожку страха и побега. И вчера он не выходил целый день из дома не потому, что тренировался, а потому, что боялся встретиться лицом к лицу с охотящимися на него простолюдинами. Но чем эта погоня отличается от погони пяти благородных ублюдков за ним?
        “Я боюсь их?” - спросил он сам себя.
        “Да”, - последовал неуверенный ответ.
        “Или я боюсь, что меня кто-то изобьёт?” - продолжил он копаться в самом себе, - “или унижения, если вдруг проиграю?”
        Именно после того, как он спросил себя об этом, то осознал, что больше всего боится не побоев и не самих простолюдинов, а быть униженным перед друзьями или Марисом. От одной мысли о том, что его могут притащить к этому благородному ублюдку, у Эдвана непроизвольно сжимались кулаки, а в горле формировался ком.
        “Но бег ничем не поможет. Всё будет так же, как и с этими уродами”, - подумал парень, - “они рано или поздно найдут меня. Но как заставить их держаться от меня подальше? Страх. Да… страх”.
        Чем больше парень думал об этом, тем крепче в его голове укоренялась мысль о том, что единственный способ противостоять травле - это заставить преследователей бояться его. Воистину, всё решает только сила. Безнаказанность и желание выслужиться перед благородными - вот что движет всеми шакалами. Сами по себе они слабы…
        “Как только страх пересилит желание выслужиться, они отстанут”, - заключил парень, - “Значит, пусть боятся. Пусть сочтут меня безумным…”
        Кивнув собственным мыслям, он сделал глубокий вдох и силой заставил себя уйти прочь от забора, который собирался перепрыгнуть. Да, ему было страшно, но он шёл прямо в сторону улицы и столовой, чтобы грудью встретить любую опасность. И заставить любого нападающего горько пожалеть о том, что он решился перейти ему дорогу.
        Неприятности не заставили себя долго ждать. Стоило Эдвану выйти за пределы главного корпуса, куда обычным простолюдинам не было ходу, как несколько учеников из младшей группы тут же направились в его сторону. На их лицах играли зловещие ухмылки.
        - Не смей убегать, Лаут! - рявкнул один из них, долговязый парень с длинными волосами.
        - Да, ты пойдёшь с нами! Молодой господин Морето ждёт извинений! - выкрикнул второй.
        Эдван остановился, оглядываясь по сторонам. Взгляды всех прохожих были прикованы к нему и к группе хулиганов. К счастью, сейчас их было немного, человек двадцать, из которых половина - другие благородные, что ошивались близ главного корпуса. Им было плевать на травлю Лаута, всё, что они хотели - это просто поглазеть на разборку.
        - Что, готов принять свою судьбу? - ухмыляясь, спросил долговязый, но тут же осёкся, когда встретился с Эдваном взглядом. Колючий, злобный взгляд жертвы заставил незадачливого охотника подавиться очередной язвительной репликой.
        В мгновение ока Эдван преодолел разделяющее их расстояние, и без всякого предупреждения атаковал. Долговязый не успел даже отреагировать на столь быструю и яростную атаку. Он лишь взвизгнул, когда его колено хрустнуло от пинка Эдвана и тут же стих, получив кулаком в челюсть.
        Тело самого говорливого ещё не рухнуло на землю, а парень уже набросился на остальных хулиганов. Он ворвался в их строй, как тигр в курятник. Их неуклюжие, неумелые удары не могли не то, что задеть Эдвана, даже навредить наполненному атрой телу. В конце концов, они были всего лишь учениками с первого года, которые ещё не научились толком контролировать энергию, в отличие от их жертвы. Удары Эдвана ломали кости, благодаря атре он мог швырнуть врага в стену с такой силой, что с неё осыпалась побелка. Через несколько мгновений группа хулиганов превратилась в кучку стонущих от боли тел, которые сквозь зубы посылали проклятия на его голову. Он не сказал в ответ ничего, просто развернулся и быстрым шагом направился в сторону столовой, провожаемый осуждающими взглядами толпы.
        - Сила второй ступени… - удивлённо перешептывались зеваки.
        Эти шепотки и боязливые взгляды таких же первогодок, как он сам, не укрылись от Эдвана. И хотя парень не знал, почему они вдруг посчитали, что он уже на второй ступени, когда сам он был всего лишь на первой, развеивать новообразованный миф о себе он не стал. Слухи в академии разносятся быстро, а значит уже совсем скоро самые слабые из шакалов перестанут докучать ему, и план Мариса развалится на корню.
        По дороге в столовую он подрался ещё три раза, и в каждой драке старался бить врагов настолько жёстко, насколько это вообще возможно. Он выжимал из памяти максимум, не стеснялся ломать кому-то кости, и швырять врагов послабее в стены. Да, ему попадались и старшие ученики. Те, кто мог биться с ним на равных. И с ними было трудно. Конечно, никто из них не обладал боевым мастерством из прошлого, но грубой силы и численного превосходства было достаточно, чтобы создать неприятности любому.
        Эдван был вынужден биться так яростно, как только мог. Он не стеснялся грязных трюков, кусался, рычал, бил в промежность парням и ломал носы девчонкам, если те решались напасть вместе с остальными. Особенно жестокой дракой выдалась последняя, когда его перехватили на обратном пути из столовой. Трое старших учеников. Одному из них Эдван сломал три пальца, второму повредил ногу, а третьему чуть не раскрошил бубенцы. Только этот подлый удар и позволил ему сбежать от этой троицы. И, хоть их план по доставке неугодного ученика к молодому господину Морето провалился, наваляли они парню крепко. Когда Эдван приполз обратно в свою комнату и подпёр дверь сундуком, на нём не было живого места. Вся спина отбита, под рёбрами синяки, а в голове такой звон, словно он стоял вплотную к гонгу во время удара. Руки слегка тряслись, а перед глазами всё качалось. Мысли текли очень вяло, Эдвану хотелось просто рухнуть и лежать. Однако, вместо этого, он вытащил писчие принадлежности, нанёс себе на руку магический символ и, пустив в него последние крохи атры, закрыл глаза.
        Благодаря слову жизни, через несколько минут он чувствовал себя так, словно заново родился. И парень, восстановив внутренний запас атры, сделал то, на что раньше никогда не решался: вновь покинул дом. Раз уж он решил бороться со страхом радикально, то нет поступка смелее, чем заявиться на открытую лекцию, где будут рассказывать о тварях, что населяли Туманную чащу.
        Слухи расползались удивительно быстро, по-дороге к месту занятия на него рискнули напасть всего один раз, да и то лишь потому, что никак не могли поверить в то, что кто-то сможет в одиночку победить толпу из десяти человек. Хотя, настоящей дракой назвать это у Эдвана язык не поворачивался. Ему хватило просто одним пинком отправить заводилу в полёт до ближайшей стены, после чего вся его группа поддержки как-то быстро испарилась.
        Через три недели преследования прекратились. Каждый день парень дрался с кем-то, и каждый раз это заканчивалось очень плачевно для нападавших. Сломанные кости, подбитые глаза, ушибы и синяки. Никто не уходил безнаказанным, даже старшие ученики. Дурная слава бежала впереди Эдвана, его считали безумцем. Народ крепко усвоил, что любой, кто нападает на этого сумасшедшего, рискует остаться без куска уха или никогда больше не иметь детей. Но, даже если тяжелых повреждений удастся избежать, то жертва нападения будет в порядке уже через несколько часов, когда как хулиганам придётся зализывать раны несколько дней, а то и недель.
        Все очень быстро вспомнили о Шан Фане, и по академии со скоростью лесного пожара начали разноситься слухи о том, что Эдвану покровительствует какой-то высокопоставленный мастер, а то и сама семья Линн. Ведь другого объяснения такому быстрому исцелению жертвы никто из простолюдинов придумать не мог. Все просто начали считать, что кто-то делится с парнем целебными элексирами, и на фоне всех этих слухов желающие притащить его к ногам Мариса Морето для извинений как-то перевелись. И даже пятеро благородных засранцев, с которыми он уже подрался разок, не рисковали приближаться к парню. Их останавливал страх получить по лицу и слухи о том, что жертва уже достигла второй ступени. На этом фоне слова мастера Ганна о таланте и силе для всех заиграли новыми красками…
        Глава 15. Цена слова
        - И всё-таки, я поражаюсь твоей смелости, - с толикой зависти в голосе сказала Лиза.
        - Не боишься общаться с безумцем? - с улыбкой спросил у девушки Эдван, оглядев тренировочную площадку. Кроме них на ней находилось ещё четверо учеников, которые столпились в противоположном углу, стараясь держаться на максимально возможном расстоянии от него.
        - Уж лучше с безумцем, чем с этими снобами и подлизами, - острый кулачок девушки ударил парня в плечо, немного отсушив руку. Лиза, как обычно, не рассчитывала сил.
        - Спасибо, - улыбнулся он, - а… у тебя не будет проблем с братом из-за меня?
        - Вовремя ты спросил, конечно, - засмеялась она, - уже были. Не бери в голову, этот высокомерный засранец может идти в задницу со своими замашками. Он мне не родной отец, чтобы командовать, - фыркнула она, - лучше скажи, ты уже добрался до второго ранга? А?
        - Почти, - ответил Эдван, - я на пороге.
        - Ха! - Лиза гордо вздёрнула носик и подбоченилась, - я тебя сделала, понял! Так-то!
        - Госпожа Морето обогнала в развитии простолюдина с жёлтым сосудом! - Эдван покивал головой, - да, вот это достижение…
        - Ах ты!
        Не сдержавшись, Лиза попыталась отвесить парню пинок под зад, да только не преуспела. Он со смехом отбил и его, и последовавший за ним удар острого женского кулачка в живот.
        - Не честно! - надулась она, - ты умеешь драться!
        - А ты разве нет? По-моему, кулаками побольше моего машешь.
        - Пф! - девочка фыркнула, сложив руки на груди.
        Разумеется, Лиза не могла признаться вслух, что глубоко в душе по-настоящему завидует Эдвану. Завидует его смелости и его боевым навыкам, особенно его боевым навыкам. О, как бы она хотела научиться драться, так, чтобы сама могла навалять кому угодно так же просто, как её друг. Но попросить его о помощи… нет, сделать такое ей не позволяла гордость. И тут сердце Лизы забилось чаще. Её осенило. Да, она не могла попросить парня о тренировке, но зато могла сделать кое-что другое. Кое-что безумное!
        - Для простолюдина ты слишком заносчив! - заявила она резко. Глаза девушки хищно блеснули и она, понизив голос, произнесла, - я вызываю тебя! Сегодня вечером, на той площадке. И только попробуй не прийти!
        - Ладно.
        Эдван улыбнулся, глядя на серьёзную мордашку девушки. Поведение Лизы его немного забавляло, хотя он часто и не понимал, зачем она так себя ведёт. Никогда не просит помощи и всегда пытается с ним в чём-то соревноваться. Во время физических упражнений - обогнать его, во время занятий с копьём обязательно становится рядом и старается перещеголять во владении оружием, и даже в развитии. Быстрее него достигла второго ранга. И это несмотря на то, что он уже давно не являлся самым лучшим в группе. Да, он всё ещё был в первой пятёрке, талантливым, но не более. Пальму первенства давно перехватил Марис, с его зелёным сосудом, множеством камней атры от отца и толпой прихлебателей. По слухам, сын главы города достиг уже третьего ранга на второй ступени, когда Эдван и Лиза глотали пыль за ним. Рядом с ними в пятёрке сильнейших учеников находился Чэнь Джоу, который почти всегда молчал и не общался ни с кем, кроме Мариса, и сестра Алана - Анна Линн.
        С недавних пор мастер Ганн мерил силу учеников только по степени их развития. Эдван вынужден был привыкнуть к тому, что он и вообще все в городе почему-то вели отсчёт ступеней по какой-то другой системе. Здесь для всех он уже находился на второй ступени, на фазе пруда, когда как по информации из наставления об атре, которому Эдван доверял безоговорочно, дальше первого ранга колодца он ещё не ушёл.
        В последнее время парень часто ловил себя на мысли, что уже машинально начал проверять всю информацию от мастеров на соответствие тому, что было написано в наставлении об атре. Если слова учителей противоречили древнему тексту, юноша попросту их игнорировал. Это стало для него ключевым критерием в принятии решений, а всё дело было в том, что за время, прошедшее с того момента, когда они овладели основами атры, до первой ступени добралось лишь пятеро, из которых только он - с жёлтым сосудом. Все остальные почему-то до сих пор находились на стадии освоения дара, и хотя в наставлении было сказано, что время преодоления первичной ступени разнится для каждого, интуиция подсказывала Эдвану, что дело здесь было не в индивидуальных особенностях. Скорее в том, что метод развития, который давал им мастер Ганн, был каким-то странным. Конечно, кто он такой, чтобы судить о методах обучения? Обычный простолюдин, который всё ещё очень мало знает об атре. Но даже так, не зная наверняка, он чувствовал, что где-то здесь всё-таки крылась проблема.
        Постепенно тренировочная площадка заполнилась учениками. Пришёл Алан и Анна, проклятый Марис, пятеро благородных шакалов, которые скучковались в уголке и изо всех сил старались не отсвечивать. По слухам, молодой господин Морето здорово окунул их в грязь и теперь они шугались его, как огня. Впрочем, от Эдвана ребята тоже старались держаться подальше.
        Сын главы города сегодня почему-то улыбался как-то по особенному мерзко. Он выглядел так, словно его распирало от гордости и предвкушения, вот только рассказать о причине своего хорошего настроения он отказался даже Чэню Джоу, с которым обычно разговаривал во время занятий. А когда пришёл мастер Ганн, ребятам стало не до болтовни. Мастер быстро дошёл до своего столика и, вопреки ожиданию группы, вместо копья вынул большой свёрток, привлекая всеобщее внимание.
        - Рано или поздно каждый из вас достигнет второй ступени, - произнёс мужчина, внимательно оглядев тех, кто ещё этой ступени не достиг, - поэтому сегодня я хочу поговорить о магических знаках.
        Мастер развернул свёрток и вытащил оттуда стопку листов, которые передал ближайшему ученику и приказал раздать всей группе. На каждом из листов было изображено десять символов, пять из которых показались Эдвану смутно знакомыми. Что странно, эти знаки выглядели куда сложнее тех, к которым привык парень. В них переплеталось минимум несколько линий и странные закорючки, очень похожие на слова какого-то языка, но почему-то какие-то… непонятные.
        - Как вы уже поняли, на этом листе изображены десять магических знаков, которые мы используем чаще всего. Для сотворения светильника из атры, или укрепления крепостной стены, для тренировки или постройки дома, эти десять символов пригодятся вам практически везде. Основы. Этот знак, - мужчина указал рукой на невероятно сложную загогулину, что была на листе самой первой, - создан для того, чтобы собирать атру из окружающего мира. Следующий за ним на вашем листе обозначает “свет”. Третьей идёт простейшая связка, благодаря которой ваши символы смогут работать вместе. Всё, что остаётся сделать - это записать их в нужном порядке и добавить немного атры…
        Пока мастер Ганн рассказывал об устройстве светильника на атре, Эдван никак не мог оторвать взгляда от первого магического знака. Что-то в нём казалось парню смутно знакомым, настолько, что создавалось ощущение, будто бы у него что-то чешется в голове. Вертится на кончике языка, но из памяти никак не получается выудить. И тут парня осенило. Он, наконец-то, понял, почему эти символы кажутся ему странными. Они просто усложнённые! В голове Эдвана тут же всплыли другие знаки, более простые и понятные ему, способные с лёгкостью заменить первых пять магических слов с листа, который дал ему мастер Ганн. Более того, к трём из них парень вспомнил и слова-антиподы. Его личный арсенал только что вырос на восемь символов и всё благодаря одному лишь занятию!
        Слово света, слово тьмы, слово сбора и отдачи, укрепления и ослабления, форма круг и связующий элемент. Новые слова вышли из глубин прошлого и крепко врезались в память юноше. Он вновь взглянул на лист бумаги и слегка разочарованно вздохнул. Остальные пять магических знаков на листе бумаги оказались ему незнакомы. Выслушав объяснения мастера парень узнал, что среди оставшихся пяти крайне трудных в написании иероглифов было несколько связующих элементов, да знаки создания огня и воды из атры.
        - Я вижу ваше смятение, - сказал учитель, - написание символов занятие нелёгкое. Даже выучить десяток простейших окажется для вас непростой задачей, а ведь символов очень много, и служат они множеству разных целей. Именно поэтому у нас, в академии, есть особые мастера, которые посвятили этой задаче всю свою жизнь. Уверен, в ваших семьях тоже есть такие люди. Без них, увы, наш город бы долго не простоял, - мужчина выдержал долгую паузу, - конечно, я не тешу себя надеждой, что хоть кто-то из вас отважится посвятить всю свою жизнь изучению магических символов, но я надеюсь, что хотя бы этих десять вы вызубрите на совесть. Поверьте мне на слово, эти знаки когда-нибудь спасут вам жизнь. Однако! - мужчина обвёл учеников колючим и очень холодным взглядом, - настоятельно не советую пытаться применять их до тех пор, пока не отточите написание. Это может привести к весьма печальным последствиям. Пробовать будете здесь, под моим присмотром.
        - Учитель, можно вопрос? - Эдван решился поднять руку. Мастер Ганн легонько кивнул, - почему эти знаки такие сложные?
        - Сложные?
        - Хмпф! Что, простолюдин, писать не умеешь? - презрительно фыркнул рыжий благородный из хулиганской пятёрки, за что тут же заработал тяжелый взгляд мастера Ганна, и мгновенно пожалел о том, что небеса наградили его таким длинным языком.
        - Невежливо вмешиваться в чужой разговор, молодой господин Зарри, - процедил учитель и, повернувшись к Эдвану, добавил, - поясни, что ты хочешь этим сказать.
        - Э-эм. Ну… то, что они слишком сложны, - сказал парень, чем вызвал несколько приглушённых смешков среди благородных, - я, м-м-м, видел магический знак, который состоял всего из трёх линий. И он был крайне силён.
        - Очень интересно… - протянул учитель и, загадочно улыбнувшись каким-то своим мыслям, продолжил говорить, - своим вопросом, ученик, ты забежал немного вперёд. Да, действительно, существуют магические знаки, невероятно простые на вид. Вот только мало кто знает, что это на самом деле никакие не магические знаки и, чтобы не смущать вас такой странной трактовкой, я, пожалуй, углублюсь немного в историю. Все вы когда-то читали легенду о сотворении небес и земли, верно? - дождавшись неуверенных кивков, мастер с загадочной улыбкой продолжил, - Позвольте же открыть вам небольшую тайну. Когда великий Творец впервые создал нас, он наделил каждую живую душу великим знанием - знанием собственного языка. Слова этого языка обладали невероятной силой, настолько могучей, что способны были подчинять саму атру. Как не сложно догадаться, люди не были готовы к такому могуществу и войны, которые они устраивали друг с другом, сотрясали небо и колыхали землю. Такое поведение расстроило великого Создателя, и тогда он забрал у нас этот дар. С тех самых пор, во время рождения, душа теряет все свои воспоминания о прошлом, и
начинает жизнь с чистого листа. Никто больше не может произнести слова этого языка вслух, ибо никто не знает произношения. Великий язык был утрачен и всё, что у нас осталось от него - это лишь горстка слов. Однако, даже эти простые слова обладают удивительной силой…
        Вся группа слушала учителя, хватая каждое его слово. Даже те, кто в самом начале посмеивался над вопросом Эдвана, внимали с раскрытыми ртами. Даже для Мариса, который получал целые лекции внутри клана, эта история стала чем-то новым. Чем-то, о чём он обязательно спросит своего семейного наставника на следующем занятии. А мастер Ганн, наблюдая за притихшими учениками, порылся у себя за пазухой и извлёк оттуда потрёпанный свёрнутый листочек. Аккуратно развернув его перед группой, он продемонстрировал всем простейший иероглиф, всего из двух линий. Уголка и небольшой закорючки у верхней его части. В глазах Эдвана проступило узнавание. Это было “Слово пламени”. Девятый знак, пополнивший его арсенал за сегодня.
        - Как по вашему, что у меня сейчас в руке?
        - Слово… - начал было Эдван но заставил себя прикусить язык, - … творца?
        - Ещё догадки?
        - Магический талисман? - подал голос Марис.
        - Почему ты так думаешь? Не мог бы ты заодно рассказать всем остальным о том, что такое магический талисман, Марис? - сказал мастер, прищурившись.
        - Магический талисман - это магический символ, нанесённый на особую бумагу из растений, в соке которых содержится много атры. Стоит подать в листок немного энергии, и символ тут же заработает. Самым важным является наличие особой бумаги, без неё любой символ - просто пустая трата чернил, - сказал сын главы города, гордо задрав нос к небесам. Очевидно, ему нравилось показывать другим своё превосходство в знаниях.
        - Всё верно, Марис, - сказал мастер, - но в одном ты ошибся. В моей руке самый обычный клочок бумаги, на котором вы видите Слово Пламени.
        Мужчина позволил всем ученикам внимательно осмотреть знак, после чего вытянул руку с листочком высоко над головой, Слово вспыхнуло ярко-рыжим огоньком атры, и через мгновение, в воздух из руки мастера Ганна рванул столб бушующего пламени около десятка метров длиной.
        - Слова создателя обладают невероятной мощью. Им не нужно ни чернил, ни особой бумаги. Только атра… правда, её нужно много. Куда больше, чем для простых магических знаков, которыми мы, люди, пытаемся хоть немного подделать некогда утраченную силу этих слов. Поэтому они так сложны в написании.
        - Учитель, а сами слова… это тайна? - спросила Анна Линн.
        - Нет, - усмехнулся мужчина, - как и великие силы, слова создателя являются достоянием всего города и не могут быть тайной. Можете спросить у родителей, они расскажут вам обо всех известных словах творца.
        - Мастер, у меня есть ещё один вопрос. Если бы слово из языка творца можно было купить… - начал было Эдван, но мужчина не дал ему закончить. Жестом руки остановив ученика, Ганн отрицательно покачал головой.
        - Слова творца бесценны. Совсем недавно нам стало известно новое слово, благодаря которому множество солдат получили возможность вернуться живыми с охоты. Это великое благо для всех нас, которое невозможно измерить ни в талонах, ни в камнях атры.
        Мужчина спокойно продолжил рассказ о магических знаках, но Эдван уже не слушал учителя, а просто смотрел куда-то в пустоту. В душе паренька медленно тлел гнев. Он, конечно, подозревал, что Шан Фан просто использует его и специально завысил долг, чтобы вытянуть из него побольше знаний, но к такому повороту судьбы юноша не был готов. Долга нет. Вообще. Раз одно слово из языка создателя настолько ценно, значит любые долги и обязательства рассыпались прахом в тот миг, когда он передал Городу слово жизни.
        “Вот же старый ублюдок”, - подумал Эдван и беззвучно рассмеялся, из-за чего заработал несколько странных взглядов остальных учеников. Однако, никакие взгляды парня больше не заботили. Правда принесла облегчение, чувство вины и долга за спасение своей жизни рассеялось, как дым на ветру.
        “Сто камней атры, так, значит?” - подумал Эдван, - “Что ж… соври ты поубедительнее, старый урод, я, может, и открыл тебе ещё несколько слов. Но теперь… я не раскрою ни одного.”
        Глава 16. Семья Линн
        - У меня уже рука болит от этой писанины, - вздохнул Эдван, отложив писчие принадлежности, когда мастер Ганн объявил перерыв.
        - Слабак! - фыркнула Лиза, - у меня на четыре символа больше.
        - Да хоть на десять, - закатил глаза парень.
        - В столовую? - предложил Алан, откладывая в сторону результаты своих трудов, скромно умолчав о том, что и он, и Анна, уже овладели написанием почти всех символов на листе мастера и им больше не требовалось марать бумагу попусту.
        - Да, пошли, - согласился Эдван, убирая последний исписанный листок за пазуху.
        - И чего он такой довольный? - пробормотала Лиза, покосившись в сторону родственника, - наверняка задумал какую-то гадость.
        Ребята покинули тренировочную площадку и направились в сторону столовой. Марис Морето с безмятежным выражением лица шёл следом, в некотором отдалении от них, и спокойно переговаривался с Чэнем Джоу. И хотя у Лизы разыгралась паранойя, ничем подтвердить свои опасения она не могла. В конце концов, ничего не было странного в том, что сын главы города решил перекусить во время перерыва.
        - Зря ты всё-таки перешёл ему дорогу, Эдван, - вздохнул Алан, проследив за взглядом Лизы.
        - Плевать, - фыркнул парень в ответ, - всё, что мог, он уже сделал. Учеников я не боюсь.
        - Ты недооцениваешь Мариса, - мягко улыбнулась Анна, - будь с ним поосторожнее. Если достаточно сильно его разозлить, он возьмётся за тебя сам. А у него, всё-таки, третий ранг.
        - То есть тогда я, похоже, разозлил его недостаточно? - усмехнулся Эдван.
        - Нет. Он, хоть и очень вспыльчив, но не станет кидаться на первого попавшегося простолюдина. Тебя попытались поставить на место, не более того. Но теперь, когда ты входишь в пятёрку сильнейших в группе мастера Ганна, твой статус уже не так низок…
        - А не много ли ты о нём знаешь? - спросила вдруг Лиза, - что-то не помню, чтобы этот засранец носил фамилию Линн.
        - Давай не будем об этом, Лиза, - мягко улыбнулась девушка и слегка отдалилась от подруги.
        - Только не говори мне, что… - брюнетка прикрыла рот ладошкой от удивления.
        - Я же просила, - злобно прищурилась Анна.
        - Слушай, Эдван, а где ты умудрился увидеть слово из языка творца? - громко спросил Алан, меняя тему разговора и одновременно привлекая внимание девушек к нему.
        - Шан Фан показывал, когда я переводил для него один рецепт, - соврал парень, - как раз то самое новое, о котором говорил мастер.
        - И что это было за слово? - поинтересовалась Анна.
        - Слово Жизни.
        Так, болтая о магических знаках и словах создателя, ребята шли по главной улице к столовой. Почти всю дорогу Эдван раздумывал над словами сестры Алана о Марисе и, чем дольше он думал об этом, тем сильнее соглашался с ней. Из-за высокомерности сына главы города, парень считал, что сам он в драку не полезет и может пакостить только чужими руками, но, в действительности, такую возможность не следовало сбрасывать со счетов. В конце концов, развитие у Мариса и вправду выше его, так что помешает благородному взять дело в свои руки, если чужие не будут справляться?
        Раздумья юноши об опасности юного господина Морето в драке прервались ударом о спину Алана, который почему-то резко остановился. Выглянув из-за спины друга, Эдван увидел двух учеников в ярко-голубых плащах, из какой-то, явно очень дорогой, ткани. Оба направлялись в их сторону с широкими улыбками на лицах, и приветственно махали руками. Вот только, ни Алан, ни Анна, не выглядели особо радостными от этой встречи.
        - Алан, Анна, давно не виделись! Вы вообще бываете в семейном поместье? - сказал первый с широкой улыбкой.
        - Родственников стоит навещать хоть изредка, иначе это могут счесть проявлением неуважения, - поддакнул второй.
        Оба парня обладали типичными для семьи Линн чертами - светлыми волосами и относительно высоким ростом. Тот, что шёл справа, лицом был похож на Алана, разве что нос имел острый и прямой, как игла. Они подчёркнуто вежливо поздоровались с Лизой и так же подчёркнуто не обратили на Эдвана никакого внимания, словно его там и не было.
        - Что тебе нужно, Авар? - с плохо скрываемой злобой в голосе спросил Алан.
        - О-о… - удивлённо протянул парень справа, - посмотри-ка, Амин, кто отрастил зубки. Неужели я не могу просто так проведать своего младшего братца, а? - с кривой ухмылкой парень легонько похлопал Алана по щеке.
        В этот момент Эдвану пришлось призвать к себе на помощь всё своё самообладание, чтобы не вмешаться. Тяжело вздохнув, парень подобрался, предчувствуя недоброе. Он не знал, что за отношения у Алана с родственниками, поскольку друг никогда не посвящал его в это, однако уже после этой короткой сцены стало ясно, что отношения эти не очень хорошие, хоть они и из одной семьи. Вот только… должен ли он заступиться за друга? Эдван не знал.
        “О чём я снова думаю?” - спросил он сам себя, - “вновь страх ввязаться куда-то не туда, верно?” - усмехнулся он про себя и принял решение. Он будет делать то, что правильно.
        - Не трогай меня, - вяло огрызнулся Алан и отступил на шаг назад.
        - Что, действительно зубы отрастил? - резко переменился в лице Авар, - не зли меня, или…
        - Или что? - встрял в разговор Эдван, положив руку Алану на плечо.
        Блондин, всего секунду назад угрожавший его другу на секунду осёкся и в лёгком недоумении посмотрел на парня.
        - Н-не надо, - прошептал Алан.
        - Помолчи, - также сквозь зубы прошипел Лаут.
        - М-да, - Амин скривился так, словно увидел что-то крайне мерзкое, - твой брат пал так низко, что ему приказывают даже простолюдины… воистину семья Линн не знала большего позора.
        - Согласен, - ответил Авар, - мы обязаны преподать ему урок хороших манер. И ему, и его…
        - А по-моему, ничто не позорит семью больше, чем два самовлюбленных урода, которые только и могут, что издеваться над слабыми, - перебил Эдван, заставив Авара проглотить остаток фразы.
        Анна прикрыла рот ладошкой от удивления, а Лиза громко рассмеялась. Среди случайных прохожих послышались шепотки и даже Марис Морето, который наблюдал за разворачивающейся сценкой с лёгкой улыбкой, не удержался от смешка. Хоть он и терпеть не мог Эдвана, не восхититься его безбашенностью было просто невозможно. Особенно, если учесть, что оба блондина считались самыми талантливыми представителями молодого поколения семьи Линн.
        - Ты хоть знаешь, с кем говоришь, чернь? - нахмурился Авар. На лице парня заиграли желваки.
        - Попробуй удивить меня, белобрысый.
        - Эдван хватит, - взмолился Алан, - не ввязывайся!
        - Я уже ввязался, - огрызнулся парень, - а ты, вместо того, чтобы стоять и глотать оскорбления, мог бы хоть немного постоять за себя.
        - Зря надеешься, умник, - криво усмехнулся Авар, - это ничтожество не пошевелит и пальцем. Он поумнее тебя, но ничего, я сегодня добрый. Научу тебя, как вести себя в присутствии благородного…
        - Учить кого-то манерам, не зная о простой вежливости? Сильно… - покивал Эдван, подобравшись. Единственное кольцо на его сосуде души начало пульсировать, атра внутри уже пришла в движение, проникая в тело. Анна отошла от парня на несколько шагов, потянув за собой Алана, а Лиза, наоборот, встала рядом.
        - Молись, ублюдок… - зашипел блондин.
        - А ты действительно не знаешь, когда остановиться, - поражённо хохотнул Амин.
        - Сел на тигра - трудно слезть, - усмехнулся в ответ Эдван.
        - Посмотрим, что ты скажешь, когда он откусит тебе башку!
        К завершению их небольшой перепалки Авар был готов разорвать ненавистного простолюдина голыми руками. В душе блондина бушевал настоящий ураган ярости. Какой-то отброс без роду и племени осмелился препираться с ним, с самим наследником главной семьи в клане Линн?! Без всякой боязни или страха, да что там, он даже оскорблений не постеснялся! После такого в голове парня стёрлись все предостережения, которые давал ему Марис. Эта маленькая встреча должна была завершиться небольшим уроком для его старшего брата и избиением простолюдина, но теперь… нет, теперь это стало личным. Волна гнева стёрла все барьеры в голове блондина и он резко сорвался с места в длинном выпаде, целясь кулаком чуть ниже сердца Эдвана, туда, где должен был располагаться внутренний сосуд.
        Внутренне, Авар уже представлял, как простолюдин будет валяться на земле, проливая слёзы и воя от боли в повреждённом сосуде, и как он вместе с Амином будет избивать его до тех пор, пока на этом ублюдке не останется живого места. Однако, к чему он не был готов, так это к тому, что излюбленный удар даст осечку. Противник легко сбил его выпад локтем, рука врага смазалась и через мгновение блондин почувствовал чудовищную вспышку боли в горле и захрипел, замерев на мгновение, но понять, что произошло, не успел: кулак Эдвана уже врезался блондину в челюсть, отправляя его на землю.
        Марис Морето, который следил за развитием событий на некотором отдалении, невольно усмехнулся. “Какая ирония”, - подумал он, наблюдая, как Авар Линн, известный любитель грязных приёмов, валяется в пыли, хрипит, и изо всех сил старается вдохнуть, сражённый ударом в горло.
        - Похоже, сегодня кое-кто пнул железную дверь, - захихикала Лиза.
        Эдван тоже хотел сказать что-то язвительное, но не успел. Краем глаза он поймал какое-то смазанное движение, а через мгновение челюсть обожгло тупой болью, в голове зазвенело. Амин Линн оказался рядом в мгновение ока и, схватив простолюдина за плечо, нанёс мощный удар коленом в грудь, вышибая весь воздух. Хрипя, парень попытался выставить руки в каком-то подобии блока, но блондин был беспощаден. Кулак врезался в голову парня с такой силой, что его отшвырнуло к ближайшей стене. Раздался глухой удар, и тело сползло на землю вместе с осыпавшейся побелкой, однако Эдван уже ничего не чувствовал. Ему казалось, что его череп встретился не с кулаком, а с кузнечной кувалдой.
        Лёжа на земле, парень смотрел куда-то в пустоту. В его ушах стоял звон, заглушающий все прочие звуки, как будто бы вплотную к нему кто-то ударил в огромный гонг, а голова раскалывалась от боли. Мыслей не было, вместо них лишь какой-то странный туман, из-за которого Эдван не мог даже понять, что он вообще здесь делает, и почему небо вдруг стало таким ярко-синим. Амин уже собирался вновь наброситься на поверженного противника, но путь ему преградила Лиза.
        - Только тронь его ещё раз, я тебе глаза вырву! - крикнула она.
        В ответ блондин лишь хмыкнул и, резко развернувшись, отправился на помощь всё ещё задыхающемуся Авару. Ему было наплевать на пустую угрозу девчонки, в конце концов, что она могла противопоставить старшему ученику на шестом ранге? Ничего. Просто избивать полумёртвых простолюдинов было ниже его достоинства. Увидев, что грозный враг пошёл помогать родственнику, Лиза вздохнула с облегчением и сама бросилась к Эдвану.
        Похлопав парня по щекам, она попыталась привести его в чувство, но Лаут не реагировал. Девушка вытерла кровь, что струйкой стекала из его носа по щекам и подбородку прямо на одежду, пока парень просто глядел на неё отсутствующим взглядом, как будто бы не понимал, кто она такая и что от него хочет. И почему вообще трогает его лицо.
        - Эдван! Эдван, очнись! - крикнула она и легонько тряхнула его за грудки. Парень скривился от боли и громко, хрипло закашлялся, сплюнув на землю полный рот крови.
        Для самого Эдвана в этот момент весь мир будто бы замер. Он не слышал вообще ничего. В ушах его до сих пор стоял звон, грудь горела, а в голову как будто бы кто-то вогнал тысячу раскалённых игл. Когда девушка встряхнула его, всё тело пронзило вспышкой боли, которая немного расшевелила сознание. Да, он соображал всё ещё очень плохо, не до конца осознавая, что происходит, но всё же соображал. В его голове, подобно мантре повторялось одно и то же: “Слово жизни… слово жизни… слово жизни”. Дрожащей рукой он смахнул с носа кровь и, под непонимающим взглядом Лизы, написал на груди под рубахой заветный знак. После стольких драк, в которых он поучаствовал за последние три недели, он делал это на чистых инстинктах, почти без участия сознания.
        - Ч-что ты делаешь? - спросила Лиза, увидев непонятный символ и испуганно отшатнулась, когда он засиял грязно-зелёным светом под рубахой у парня.
        Эдван моргнул, взгляд стал осмысленным, раны парня начали стремительно затягиваться. Вперев в спину Амина Линн полный ненависти взгляд, парень закашлялся и вытащил из-за пазухи листок бумаги, оторвал от него клочок и, вновь воспользовавшись собственной кровью, быстро кое-что написал.
        - Т-ты же не собираешься снова драться, верно? - осторожно спросила девушка, глядя на парня.
        Однако, он, казалось бы, не обращал на неё никакого внимания. В его голове стоял лишь один образ - обидчика в синем плаще. Сплюнув кровь на землю, Эдван поднялся на ноги. Анна ахнула, прикрыв рот ладошкой. Марис замер с раскрытым ртом, забыв, что находится на публике и только Амин Линн, который стоял к простолюдину спиной, не видел, что происходит. Всё внимание блондина было сосредоточено на раненом родственнике.
        - Ты как? - спросил он участливо у Авара, который, наконец-то, начал дышать более-менее ровно.
        - Н-нормально… - прохрипел он, поднимаясь на ноги. Разговаривать и глотать ему было всё ещё больно. Парень хотел поблагодарить родственника, но слова застряли у него в горле, когда он увидел Эдвана. Простолюдин стоял всего в десятке шагов от них и смотрел таким злобным взглядом исподлобья, что у Авара по спине пробежали мурашки. Вместо благодарности он только успел прохрипеть, - берегись!
        Амин развернулся как раз в тот момент, когда на него налетел окровавленный простолюдин. Не ожидавший такого скорого возвращения противника в строй, парень на мгновение растерялся. Лауту хватило этого короткого мига лишь на то, чтобы ударить его в челюсть и зачем-то схватить за грудки. Удар заставил Амина слегка отшатнуться, но ждать дальнейших действий парня не стал. Резко дёрнувшись назад, он сбил хватку и мощным пинком отбросил врага на десяток шагов. Анна прикрыла рот ладошкой, Лиза вскрикнула, а получивший в живот Эдван криво усмехнулся в полёте. В этот момент под синим плащом засветился какой-то странный, рыжий огонёк.
        - Он туда что-то сунул! - заорал вдруг Марис на всю улицу.
        Блондин среагировал почти мгновенно. Резко сунув руку за пазуху, он вытащил оттуда клочок бумаги, ярко сияющий рыжим светом. Лицо Амина побелело, он бросил листок прочь, но было уже поздно. Перед лицом парня расцвёл огненный цветок и всё, что он успел сделать - это закрыть глаза предплечьем прежде, чем потонуть во вспышке пламени.
        С диким, безумным воем он рухнул на землю и принялся кататься из стороны в сторону, пытаясь сбить огонь, охвативший куртку и остатки волос. Его правая рука и часть головы превратилась в один ужасный ожог, заставляя испытывать чудовищную боль. Авар застыл в полнейшем шоке, не понимая толком, что вообще произошло. С лица Мариса, который наблюдал за всем со стороны, стёрлась ухмылка. Его небольшая игра зашла слишком далеко, и теперь он не знал, что делать. Лиза замерла с открытым ртом, а Анна и Алан аж перестали дышать. И именно в этот момент Эдван поднялся на ноги.
        Совершенно не обращая внимания на дикий вой одного из противников, он собрал из окружающего мира немного атры и бросился вперёд. Перед глазами парня стояла кровавая пелена, а в груди клокотала ярость. Он как будто бы вновь оказался в гуще сражения, где любое промедление означало смерть. С безумным рёвом, он набросился на Авара и изо всех сил вмазал ему в челюсть, сбивая с ног, повернулся ко второму и с безумным взглядом принялся пинать его. Вот только на третьем ударе ногу Эдвана перехватила обожжённая рука. Амин оттолкнул парня в сторону и вскочил на ноги. Обезумев от боли, он заорал и бросился на врага, всем сердцем желая прикончить этого простолюдина. От первого удара Эдван сумел увернуться, но второй настиг его, подбросив на метр в воздух. Через мгновение тело парня врезалось в стену, оставив там несколько глубоких трещин, но Амин не стал останавливаться на пинке. Он даже не дал парню упасть и, подлетев вплотную к врагу, буквально впечатал его следующим ударом в стену.
        - Кха! - Эдван выплюнул кровавый сгусток изо рта. Всё, что он мог сделать - это наполнить тело атрой и надеяться, что оно выдержит. Сопротивляться сил не осталось. Чудовищный удар обрушился на него, ломая рёбра, кулак Амина впился в живот юноши, пронзая тело вспышкой нестерпимой боли и заставляя сознание меркнуть. И кто знает, насколько далеко бы зашло это избиение, если бы в этот момент чья-то сильная рука не схватила благородного за запястье, остановив следующий удар.
        - Хватит, - ледяной тон высокого старика в белом халате слегка отрезвил Амина и тот, вздохнув, разжал левую руку. Бессознательное тело Эдвана мешком рухнуло на землю.
        - М-мастер Жао! - выдохнула с облегчением Анна.
        - Зовите лекаря, живо, - приказал мастер кому-то из толпы зевак. Двое тут же сорвались с места и помчались в сторону лазарета, а остальные быстро поспешили по своим делам, не рискуя провоцировать учителя, который был явно не в духе.
        - У вас есть полминуты, чтобы объяснить мне, какого демона вы здесь устроили, - процедил старик, одарив всех участников потасовки суровым взглядом…
        Глава 17. Справедливость
        Алан нервничал. “Может быть, ты хоть раз попытаешься постоять за себя?” - слова, сказанные Эдваном перед самым началом драки никак не выходили у него из головы. Действительно. Может, хоть раз? Этот же вопрос он и сам задавал себе неоднократно, но от одной мысли, чтобы снова пойти против брата, у парня начинали трястись поджилки. С лёгкой руки Авара и его насмешек все считали Алана младшим, хотя на самом деле он был старше на целый год. Но… кого волнуют такие мелочи, если речь идёт о “позоре семьи”? А ведь когда-то он был не таким… когда-то он был заносчивым и высокомерным, как Марис Морето. До тех пор, пока брат не повредил его сосуд души. Вернее, не брат, а его лучший друг из побочной ветви. Амин Линн, который в то время уже почти целый год обучался в академии…
        Вспоминая ту ночь, парень невольно сжал кулаки. Он покосился на Авара, который сидел на соседней лавочке и, призвав на помощь всю свою смелость, принял решение. В этот раз он не будет молчать и сделает всё, чтобы помочь другу. В конце концов, Эдван заступился за него, и даже в какой-то мере отомстил проклятому Амину, обезобразив его лицо ожогами. Алан искренне надеялся, что на голове этого ублюдка больше никогда не будут расти волосы и череп его всегда будет покрыт мерзкой красной коркой. Глубоко в душе он желал ему смерти и жалел, что тот взрыв не убил парня на месте. Да, убийство - грех, который в городе не прощают. Как и полное разрушение сосуда души. Вне зависимости от того, кто его совершил, благородный или простолюдин, наказание всегда одно - изгнание. Но даже такой ценой… если бы ему представился хотя бы один шанс, хотя бы малюсенькая возможность поквитаться, о не раздумывал бы ни секунды. Даже ценой изгнания…
        Алан вновь покосился на Авара, который сверлил его злобным взглядом с соседней лавки, и криво усмехнулся. Да, он определённо приложит все усилия, чтобы испортить этому ублюдку жизнь.
        - Что смешного, отброс? - огрызнулся блондин. Он был раздражён и сидел нахохлившись, как молодой взъерошенный коршун.
        - Смешно… - медленно проговорил Алан. Внешне он старался оставаться спокойным, но внутри него кипела настоящая буря. Принятое решение должно было пересилить страх, но страх сопротивлялся отчаянно. Из глубин памяти на поверхность вылезали воспоминания, которые он изо всех сил старался спрятать подальше. Унижения, боль в груди, разбитый сосуд. Наконец, Алан посмотрел в глаза ненавистному родственнику, и его губы растянулись в немного неуверенной улыбке, - смешно, что два ублюдка не смогли побить одного простолюдина, и теперь плачут мамочке в юбку.
        - Посмотрим, как ты запоёшь, когда этого отброса вышвырнут из Города, - огрызнулся Авар.
        - Коль обделался, не рассказывай об этом на каждом углу, - смелее ответил Алан, неуверенная улыбка на его губах превратилась в ехидную кривую усмешку, - или ты предал собственное правило? Жалкое зрелище…
        - Ублюдок, нарываешься?! - рявкнул Авар, резко подскочив с лавки.
        - Правда слух режет, да? Я так и думал…
        С глухим ударом кулак младшего брата врезался в щёку старшему, отбрасывая его к стене. Однако, вопреки ожиданию злющего родственника, Алан лишь улыбался. Да, его сердце стучало так, что парню казалось, будто бы ещё немного, и оно остановится от перенапряжения. Да, леденящий страх схватил его за горло, но он всё равно старался удержать внешнюю невозмутимость. Иначе план, который созрел у него в голове буквально несколько секунд назад, может рухнуть.
        Через несколько мгновений дверь кабинета, подле которого они сидели, резко распахнулась и Авар вдруг понял, что его попросту спровоцировали. Из груди его младшего брата в этот момент вырвался вздох облегчения. Не убили.
        - Вы опять за своё?! Посмотрим, что скажет господин Агар, когда я расскажу ему о том, как вы позорите семью своим поведением, - прошипел старый мастер и, тяжело вздохнув, протянул Алану платок, - на, утри нос. Идите за мной, господин Ао ждёт.
        Парни проследовали вслед за стариком в святая святых - кабинет ректора академии, великого и ужасного Дана Ао. Туда, куда ученики желали попасть в самую последнюю очередь, поскольку такой визит обычно означал, что они в чём-то очень очень крупно провинились. Внутри оказалось довольно просторно. В углу, у окна находился небольшой рабочий стол и несколько стеллажей, заполненных свитками и различными книгами. Посреди помещения располагался большой круглый стол, четыре места за которым уже были заняты. С одной стороны сидела Анна. Девушка выглядела довольно бледной и слегка испуганной. Увидев Алана, она вымученно ему улыбнулась.
        Из оставшихся трёх человек Алан узнал только двоих. Длиннобородого старика с крестообразным шрамом на лбу, который был ректором академии, и престарелого блондина с вытянутым лицом и кривым носом, похожим на клюв хищной птицы. При виде него у обоих парней затряслись поджилки, ведь это был никто иной, как второй старейшина. Правая рука главы клана и по совместительству отец Амина, Алексис Линн. Третьего взрослого за столом никто из них не знал.
        Отвесив глубокий приветственный поклон всем присутствующим, ребята робко подошли к столу и опустились на стулья, стараясь не смотреть никому в глаза. От царящей в помещении атмосферы у Алана внутри всё сжалось, а в животе образовался ком. Его руки начали дрожать. Парень взглянул на брата и с трудом сдержал кривую ухмылку. Страх сковал ни его одного. В полной тишине мастер Жао обошёл стол и присел рядом с неизвестным стариком так, что теперь напротив двух учеников и одной ученицы их сидело четверо.
        - Что ж, пожалуй, начнём, - сухо пробормотал ректор, - версию событий юной госпожи Линн мы уже слышали. Теперь, пожалуй, послушаем и вас. Авар…
        - Господин ректор, э-э… мы с Амином просто спокойно прогуливались по улице, вот. Где-то неподалёку от столовой я увидел младшего брата и-и-и…и решил с ним поздороваться. Но вместо приветствия он тут же принялся осыпать меня оскорблениями, а когда я рискнул ответить, его слуга простолюдин тут же набросился на нас с Амином! Он едва не убил меня!
        - Закрой свой лживый рот, ублюдок! - рявкнул Алан, - ты пытался повредить его сосуд души так же, как твой дружок Амин, повредил мой!
        - Чушь! Не выдумывай! - крикнул Авар, но его голос потонул в крике Алана.
        - А когда получил по лицу, так сразу спрятался за спину старшего и теперь пытаешься свалить всё на Эдвана? Не выйдет! Ты напал первым!
        - Ах ты…
        - Тишина, - слово господина Ао, как удар хлыстом, заставило обоих спорщиков вздрогнуть и замолчать, - Алан, когда нам понадобится твоя версия, мы тебя спросим. Авар, продолжай.
        - Так вот, - продолжил блондин, злобно покосившись на брата, - когда этот простолюдин едва не убил меня подлым ударом в горло, Амин, естественно, заступился. Однако, подлость этого человека не знала границ! Он очевидно готовился к нападению, потому что сумел засунуть моему товарищу за пазуху бумажку со словом пламени, которая и нанесла ему столь тяжкие повреждения. А когда Амин пытался сбить пламя, он снова напал на нас! Ударил меня и пытался добить моего товарища. Только благодаря тому, что он был на несколько рангов выше в развитии, Амину удалось отбить подлое нападение и наказать этого отброса за наглость. Уверен, если бы не он, простолюдин бы попытался повредить мой внутренний сосуд, - пожаловался парень, испуганно схватившись рукой за точку чуть ниже сердца.
        - Это очень серьёзное обвинение, - сухо сказал Алексис Линн, - почему ты думаешь, что простолюдин хотел повредить твой сосуд души?
        - Потому что Алан ненавидит меня за то, что я родился с зелёным сосудом, а он с красным. Это знает каждый в семье, спросите любого, - совершенно спокойно сказал парень.
        - Ложь. Каждый в семье знает, что это ублюдок Амин повредил мне его!
        - Пустые обвинения без доказательств! - тут же взвился Авар.
        - Тихо, оба, - устало произнёс заместитель главы клана, - мы здесь не для того, чтобы обсуждать внутренние дела семьи. Это понятно?! Все в семье знают, что Амин невиновен. Не надо копаться в этой старой истории, Алан, - Алексис буквально пригвоздил взглядом парня, когда прошипел его имя. Выдержав небольшую паузу, он добавил, - твоя очередь.
        - Всё, что сказал этот подлец - ложь, - с нажимом произнёс Алан. Свою речь он не готовил, но был достаточно зол, чтобы перестать запинаться на каждом слове, - Они преградили нам путь и начали оскорблять меня, глумиться и позорить перед толпой. Очень достойное поведение для наследников клана, - парень смотрел на Алексиса исподлобья, но тот никак не реагировал, однако Авар в этот момент скрипел зубами и был готов задушить его. Вздохнув, парень продолжил рассказ, - Когда мой друг влез в перепалку, чтобы помочь мне, Авар пригрозил ему расправой. Разумеется, мы не думали, что он действительно станет нападать на нас прямо перед столовой, но мы ошиблись. Он попытался ударить Эдвана в сосуд души, я видел своими глазами, но тот сумел отбиться и случайно попал ему в горло. Авар начал задыхаться и упал на землю. Никто не хотел убивать его, это вышло случайно! Но когда мы хотели помочь, Амин вдруг напал на Эдвана…
        Алан говорил и говорил, стараясь описать события так, как он их помнил. Разумеется, упирая на невинность друга и как можно сильнее очерняя этих двоих ублюдков. Выслушав обоих драчунов, ректор в очередной раз велел им замолчать и переглянулся с другими участниками разбора полётов. Какое-то время в кабинете царила полная тишина, каждый был занят своими мыслями.
        - Не знаю, можем ли мы верить словам Алана, - сказал мастер Жао, - насколько я слышал, этот Эдван довольно известный нарушитель спокойствия. Мне кажется, он поучаствовал в каждой драке за последний месяц. Я думаю, он просто пытается покрыть слугу.
        - Согласен, - холодно фыркнул Алексис Линн с непроницаемым лицом, - Даже до меня доходили слухи о том, что какой-то ученик нападает на других едва ли не каждый день. Почувствовал силу второй ступени и решил, что он всемогущий.
        - Такого ученика опасно держать в академии, - задумчиво пробормотал мастер Жао, обхватив ладонью нижнюю часть лица. Мужчина переглянулся с Аваром, а в душе Алана в этот момент бушевал настоящий ураган. От ярости он так сильно сжал зубы, что заскрипела эмаль.
        - Более того, - продолжил мастер Жао, - я слышал, что этот ученик не чтит наших законов и не уважает ни одну великую семью. Совсем недавно он напал на пятерых благородных учеников и даже оскорбил сына главы города…
        - И после этого он до сих пор остался в академии? - удивлённо поднял бровь Алексис Линн.
        - Я тоже не понимаю, как такое возможно, - сказал Жао, с трудом сдерживая улыбку, - Господин ректор, я настоятельно рекомендую исключить его из академии и отправить на суд главы города за попытку убийства члена благородной семьи!
        - Это очень серьёзное преступление, - поддержал мужчину заместитель главы клана, - оно не должно остаться безнаказанным. Судя по тому, что я только что слышал, это не первое покушение. Возможно, он держит зло на благородные семьи и специально напал на детей, чтобы убить их и лишить семью Линн сильных наследников, - Алексис покосился на готового взорваться Алана. Уголки его губ легонько, совсем немножко приподнялись, - Только подумайте о том, как сильно ранен юный Амин…
        - И Авар чуть не задохнулся, - поддакнул мастер Жао.
        - Разве это не вы поймали Амина за руку, когда он пытался убить Эдвана, мастер? - резко подал голос Алан. Глаза старика хищно сощурились.
        - Это правда. Я не удивлён, что бедный Амин обезумел от боли после того, что с ним сделал этот ужасный человек, - покачал головой мужчина.
        - В коридоре Авар пытался заткнуть меня и ударил. Вы лично видели это, и до сих пор верите ему? - голос парня слегка дрогнул. Жгучий ком обиды сдавил его горло мёртвой хваткой.
        - Уверен, ты просто его спровоцировал, - отмахнулся учитель, - И впредь не перечь старшим.
        - Послушай мастера Жао, Алан. Помолчи, - холодно припечатал Алексис. Анна положила руку на плечо брату.
        Алан с большим трудом сглотнул. Он чувствовал себя так, словно ему вонзили нож в спину. И если раньше бессилие и жгучая обида, которую он испытывал, сковали бы его, то сейчас они лишь подливали масло в костёр его ярости. Два высокопоставленных ублюдка пытались закопать его друга! Бесстрастно, просто для того, чтобы обелить перед ректором имена двух ублюдков помладше. Человека, который поддержал его в трудную минуту, который помог несмотря на огромный риск и сам чуть не погиб, эти твари пытаются приговорить к исключению! Гнев, который вспыхнул внутри парня смёл остатки трусости и робости, вырвавшись наружу.
        - Катись к Первому со своими приказами! - взорвался парень, - я не буду молчать! Если бы не Эдван меня бы избили до потери сознания! И что-то я не думаю, что кто-то пытался бы добиться исключения из академии, верно я говорю, господин Алексис, да?
        - Следи за языком, Алан, - холодно сказал мужчина.
        - Следите за своим, - ответил Алан, - мне противно смотреть на ваш лживый спектакль. Один покрывает сынка, а второй нагретое место в семье Линн, - выплюнул Алан.
        - Заткнись! - крикнул Авар.
        - Правда слух режет, да? Посмотрим, что на вашу хвалёную справедливость скажет отец, мерзавцы! - вновь выплюнул Алан и, резко развернувшись, пошёл прочь, бормоча себе под нос, - честь семьи я позорю, да? Я вам покажу честь…
        - А ну вернись! - рявкнул Алексис, подскакивая с места. В помещении резко стало холоднее…
        - Пусть идёт, - впервые подал голос четвёртый человек за столом, холодно посмотрев в глаза блондину, - он уже сказал всё, что нам нужно знать. За неподобающее поведение вы накажете его позже, однако, игнорировать честные слова молодого человека мы не можем. Господа из семьи Линн действительно поступают недостойно репутации семьи-основателя.
        Авар и Анна поражённо раскрыли рты. Они не могли поверить, что кто-то в комнате осмелился произнести такие слова в присутствии заместителя главы клана. Да кто такой этот старик?!
        - Что вы хотите этим сказать? - прищурился блондин.
        - Именно то, что я сказал, - спокойно ответил человек, - Результаты осмотра раненых в лазарете известны нам всем, а факты нельзя замалчивать, господин Линн. На теле Эдвана Лаута обнаружено применение слова жизни, которое он написал собственной кровью. Очевидно, это случилось уже после того, как он получил какие-то серьёзные повреждения от рук Амина. За пазухой у него нашли измазанный в крови лист бумаги, что доказывает слова юной госпожи Анны о том, что Слово Пламени было использовано уже после того, как Амин и Авар напали на него. Слова юной госпожи Морето это также подтверждают. Очевидно, это была обыкновенная импровизация в порыве злости. Раз уж вы не осуждаете ярость старшего ученика, не стоит осуждать и ярость простолюдина.
        - Мы не можем быть уверены в том, что это не он начал драку…
        - Мне противно слушать вашу ложь, - спокойно перебил старик Фан мастера Жао, - о том, что Марис Морето пообещал место вассала семьи любому, кто заставит юного Лаута извиниться перед ним на коленях не слышал только глухой. А вы, кажется, проблемами со слухом не страдаете…
        - Я не знал об этом - фыркнул старик.
        - Вердикт должен выносить господин Ао, но в этой ситуации очевидно зачинщиками были дети из семьи Линн. Это ясно как день, и вы оба повели себя неподобающе, - Шан Фан подарил Алексису Линну долгий многозначительный взгляд, - Я однозначно против исключения. Наказаны должны быть все.
        - Напомните-ка мне, господин Шан Фан, откуда этому простолюдину известно слово жизни? - впервые за долгое время в разговор вступил ректор академии.
        - Он побывал за гранью и принёс его в город, - пожал плечами хранитель знаний. Ректор рассеяно кивнул и задумался, размеренно поглаживая бороду. На долгую минуту за столом повисла давящая тишина, никто не хотел отвлекать старца от размышлений, хотя у всех имелись свои мысли на счёт вердикта.
        - Ситуация, действительно, неоднозначна, - заскрипел голос ректора. Он покосился на Алексиса и продолжил, - Кто бы ни был зачинщиком… я считаю поведение юного Эдвана неподобающим прилежному ученику. Однако, исключение из академии было бы слишком суровым наказанием за излишнюю агрессивность… пожалуй, трёх месяцев работ будет достаточно, - старик покивал каким-то своим мыслям и, покосившись на мастера Жао и Алексиса, добавил, - юным Авару и Амину достаточно будет недели. Надеюсь, в семье Линн сумеют провести с отпрысками воспитательную беседу.
        - Но господин Ао! - воскликнул мастер Жао.
        - Решение окончательное, - устало вздохнул ректор, - благодарю всех за участие.
        Старик откинулся на спинку стула и недвусмысленно намекнул всем присутствующим на то, что он больше не задерживает их в своём кабинете. Второй старейшина клана Линн резко поднялся с места и быстрым шагом покинул помещение. Следом за ним вышел раздражённый мастер Жао. Шан Фан же спокойно поднялся и, с улыбкой попрощавшись со всеми, не торопясь вышел вон. Анна и Авар покинули ректора последними, причём что девушка, что парень шли крайне заторможенно. На взаимные упрёки и оскорбления не осталось сил, им обоим было о чём подумать.
        Авар недоумевал, что в этом простолюдине такого особенного, что за него вступился сам ректор и какой-то неизвестный мастер. Он-то искренне надеялся, что этого отброса вышвырнут из академии пинком под зад, но в итоге эта чернь отделалась лишь тремя месяцами работ. Более того, сам Авар тоже получил неделю, что буквально выводило парня из себя! Ещё никогда наследник клана Линн не подметал улицу, как какой-то простолюдин…
        Анна же, наоборот, очень радовалась тому, что Эдван отделался лёгким испугом. Однако, больше всего её удивил не результат скорого суд, а то, что их друг, оказывается, побывал за гранью… это многое объясняло. Девушка была уверена, что если бы не это, то никакой старый мастер не спас бы парня от вылета из академии за “попытку убийства благородного”. Анна тяжело вздохнула. Вот она какая, оказывается, справедливость…
        Глава 18. Наказание
        Со звуком первого гонга Эдван прекратил ночную медитацию. Открыв глаза, он широко потянулся и взглянул на серо-голубое небо. Как всегда, невероятно чистое, глазу не за что зацепиться. Оно ещё толком не успело просветлеть. День постепенно сокращался, знаменуя приближение зимы, когда жара немного спадёт и придёт время собирать второй урожай с засеянных полей. И тогда, может быть, удастся вновь увидеть дождь, или хотя бы несколько загулявших облаков. Эти небесные путешествинники крайне редко удостаивали их край своим визитом, из-за чего каждое их появление на небосводе всегда вызывало небывалый ажиотаж в его родной деревне, привлекая всеобщее внимание. Интересно, будет ли в городе так же? Наверняка. В конце концов, что здесь, что там объекты на небе появляются одинаково редко. Вздохнув, парень вынул из-за пазухи кусок хлеба, который успел урвать вчера в столовой и, откусив от жёсткого ломтя кусок, медленно направился на выход с заднего двора главного корпуса.
        Со того самого дня, когда ему озвучили наказание ректора за драку с детьми из клана Линн, прошло уже два месяца. Амин приложил парня крепко, настолько, что в лазарете пришлось отлёживаться несколько дней, после чего его и остальных виновников торжества вызвали на ковёр к ректору. Там Эдван впервые познакомился с правосудием города, перед которым все равны, но кто-то немного ровнее. Проклятый старик орал на него добрых полчаса, стыдил, обвинял в том, что поведение его было неподобающим ученику…
        - Простолюдин не должен перечить благородному! Прилежный ученик не должен драться с другими! - кричал он тогда, распаляясь ещё сильнее от того, что Эдван никак не реагировал на его упрёки.
        Ректор приговорил его к трём месяцам исправительных работ, да ещё и пригрозил, что в следующий раз вышвырнет его из академии за подобный проступок, когда как двум выродкам из клана Линн всего лишь погрозили пальчиком и всыпали по неделе работ. Даже Алану за оскорбление заместителя главы клана и то досталось больше!
        Несмотря на то, что внутренне Эдван был готов к чему-то подобному, столь вопиющая несправедливость всё равно взбесила его. А уж когда он узнал о том, что для отпрысков кланов исправительными работами будет обычная уборка территории Академии, а ему предстоит гнуть спину, таская руду в шахте семьи Морето… парень был готов выть на чёрное небо.
        Единственным светлым пятном во всей этой истории стало то, что к нему, наконец-таки, перестали цепляться. Слухи о жестокой драке разнеслись по всей академии быстрее молнии, и уже к вечеру второго дня каждый ученик знал, что с безумцем Лаутом лучше не связываться. Все старые заслуги парня заиграли в их глазах новыми красками, а кости ему перемывали почти весь следующий месяц, припоминая каждую сломанную руку и каждого побитого врага, постепенно превращая Эдвана в какого-то демона из преисподней, который только и делает, что охотится на бедных учеников. Не последнюю роль в этом образе играли и сами благородные, которые тоже не желали связываться с сумасшедшим, и могли только злословить у него за спиной, раздувая слухи и костеря юношу, на чём свет стоит. Руки распускать боялись. У всех них перед глазами был наглядный пример в виде лысой и изуродованной головы Амина, нормальный облик которому семья Линн сумела восстановить только через полтора месяца после происшествия, благодаря новому средству, рецепт которого, по иронии судьбы, хранителям знаний передал Лаут.
        Впрочем, почти все новости проходили мимо Эдвана, который всё своё время проводил в шахте, возвращаясь в академию лишь для того, чтобы поспать, да и то не всегда. Довольно быстро парень осознал, что наказание его заключалось совсем не в работах, а в отрыве от тренировок. Из-за проклятой каторги достижение второго ранга отодвинулось на целых десять дней! Около двух недель у Эдвана ушло на то, чтобы кое-как отпустить обиду на ректора и родственников Алана, и хоть немного переосмыслить сложившуюся ситуацию. Ему пришлось задать самому себе вопрос, чего он всё-таки хочет: жаловаться на жизнь, или искать какой-то выход? Как ни странно, разговоры с саимм собой помогли: стоило всего лишь сменить точку зрения, взглянуть на вещи под иным углом, как выход мигом нашёлся. Оказалось, что у него на самом деле полно времени! Нужно было лишь приспособить тренировки под новый режим.
        Наставление об атре всё ещё было при нём, работа в шахте могла легко заменить ему упражнения для развития тела, а с появлением второго кольца на сосуде души он легко сможет поддерживать себя без сна по нескольку дней. На одной энергии. Для медитаций и оттачивания своего владения атрой у него оставалась целая ночь!
        Так, за работой и тренировками незаметно пролетели полтора месяца. Ночи он проводил на открытом воздухе, недалеко от шахты, погружённый в медитацию. В академию Эдван возвращался лишь для того, чтобы поспать, или чтобы почерпнуть новые знания из наставления. Помимо развития сосуда души, он серьёзно взялся за улучшение контроля энергии. Ведь, чем больше становился его внутренний сосуд, тем больше в нём было атры и, соответственно, тем труднее было управляться с нею. Юноша мог долго сидеть на одном месте, посылая силу в самые дальние уголки своего тела. Усиливая организм с её помощью, он пытался научиться управлять ей инстинктивно, также, как собственными мышцами, и память ему в этом очень сильно помогала. Сны приходили всё реже, и в основном ему виделись только стражения великой древности, или тренировки с тем самым странным человеком, а в конце первого месяца Эдвана ждал небольшой сюрприз. Он-то думал, что всё наказание будет трудиться бесплатным горняком во имя процветания семьи Морето, но увы, ректор был не настолько добр. Оказалось, что всего месяц. После, его на целую неделю направили
заниматься самой чёрной работой, которую только можно было придумать - вывозить мусор и отходы из города на свалку у полей. Именно тогда Эдван впервые в жизни ступил на территорию поместья благородной семьи и это посещение произвело на него очень сильное впечатление.
        Сгнившее мясо, испортившиеся овощи и старый заплесневелый хлеб. Впервые на глазах парня кто-то выбрасывал то, что в Академии им давали далеко не каждый день. Из разговоров простых работяг с шахты он знал, что максимум, на что мог рассчитывать крестьянин была рыба из Белой, но никак не мясо с охоты. Мясо, которое кто-то выкинул на помойку просто потому, что не съел вовремя. Эдван просто не мог этого понять… или принять. Даже в его родной деревне мясо выбрасывалось крайне редко и обычно съедалось всё до последнего кусочка, ведь охота - дело очень опасное, как впрочем, и нападение тварей на поселение.
        А когда его отрядили таскать мешки с мукой на мельнице у клана Джоу, мнение Эдвана о благородных семьях упало настолько, что он растерял к ним всякое уважение. Ведь на каждой работе, которую ему предстояло выполнять, перед глазами парня была одна и та же картина: трудящиеся изо всех сил простолюдины и подгоняющий их благородный. Причём, зачастую это был какой-то мерзкий, вредный человек, совершенно не способный чувствовать атру, но зато наделённый небольшой властью, которой он пользовался при каждом удобном случае, изо всех сил стараясь показать своё возвышенное положение.
        Да, такими были не все. Кто-то выглядел вполне человечно, но, увы, в памяти Эдвана отложились только самые мерзкие. Перед глазами парня до сих пор иногда вставала картина, как смотритель на шахте избил до полусмерти молодого паренька, почти его ровесника, за то, что у тележки с рудой сломалось колесо. Потому что ранее, он же приказал нагрузить её доверху, так сильно, что дерево не выдержало веса. В тот раз парню очень хотелось вступиться, вмешаться и поставить на место разбушевавшегося ублюдка, вот только угроза отстранения от тренировок ещё на несколько месяцев удержала его от поспешных действий. В своих собственных глазах он выглядел обычным трусом, который испугался поступить правильно, и с того дня сильно винил себя за это. А после, уже на вывозе мусора, ему рассказали, что любая попытка приструнить благородного сделает всё только хуже. В конце концов, он был далеко не первым из учеников, кого вот так ссылали на исправительные работы… и далеко не последним.
        - Может ты и напугаешь его… но ты ж не будешь здесь всегда, - сказал ему тогда мужик, за которого парень пытался заступиться. И был полностью прав. Ведь, как только Эдван уйдёт на следующее место, вся злость за уязвлённую гордость благородного надзирателя выльется на несчастного трудягу в десятикратном объёме. Потому что каждый должен знать своё место. По их словам.
        Смириться с таким положением дел оказалось для парня самой трудной задачей. Терпеть оскорбления, выполнять указы и молчать за три талона в день, которых ему, в отличие от простых рабочих, и вовсе не доставалось. Не самая завидная участь, которой живёт добрая половина всего населения в Городе… и самое страшное было в том, что большинство тех, с кем он работал, всё устраивало. Точно так же, как и ученики из академии, которые по первому слову Мариса бросились уничтожать его, или боялись вмешаться в дела шайки пятерых шакалов, они приняли такой порядок вещей и играли по этим правилам. Недовольных были единицы. Ведь какая-то жизнь была лучше смерти от лап тварей за внешней стеной…
        А в том, что смерть всегда рядом, люди убеждались с завидной частотой. Совсем недавно случилось очередное нападение демонических зверей. Шальная стая, всего несколько особей - и два десятка трупов. Не повезло тем, кто работал в поле близ стены, часть которой твари и обрушили. Именно туда сегодня и направлялся Эдван, где его, как бесплатного строителя, ждала самая чёрная работа - доставка глины на стройку.
        - Эй! - чей-то громкий окрик прервал размышления парня. Улица перед ним была пуста и Эдван обернулся.
        Позади стоял юноша в форме ученика академии и махал ему рукой, широко улыбаясь. Он был довольно низкий, на голову ниже Эдвана, крепко сбитый, с узкими глазами и копной русых волос, напоминающих старую высохшую солому.
        - Тоже на работы идёшь, да? - спросил парень, поравнявшись с Эдваном.
        - Да.
        - К стене, да? - не унимался новый знакомый. Он, похоже, был несказанно рад тому, что не будет одинок на новом рабочем месте.
        - Мгм, - подтвердил Эдван, кивнув.
        - Здорово! В смысле, я тоже к стене. Старый ублюдок впаял мне месяц, представляешь?! Целый месяц! Кстати, я Ким, а тебя как зовут?
        - Эдван Лаут, - ответил на автомате парень, слегка удивлённый таким вопросом. Он-то думал, что после всех этих драк во всей академии не осталось никого, кто не знал бы о нём.
        - Тот самый?! - не то испугался, не то удивился юноша.
        - Тот самый, - вздохнул Эдван и уже мысленно приготовился к тому, что неизвестный простолюдин шарахнется от него, как от сумасшедшего. В конце концов, в те редкие моменты, когда он видел других учеников, они всегда шептались за его спиной и старались обходить его стороной. Однако, вопреки внутренним переживаниям парня, его новый знакомый отреагировал совсем иначе.
        - Ого! Я… я же из-за тебя месяц работ получил! - воскликнул Ким и тут же переменился в лице, поняв, что сморозил, - в смысле это, не подумай. Не прямо из-за тебя, нет, просто это… короче, ты же всё это начал. Я тобой восхищаюсь! - закончил он с широкой улыбкой.
        - Что начал? - осторожно переспросил Эдван, воровато оглянувшись по сторонам. После этого странного не то признания, не то восхищения, парень чувствовал себя не в своей тарелке. Хотелось отодвинуться подальше от нового знакомого и сделать вид, что он с ним никогда в жизни не общался.
        - Ну… всё! Бросил вызов благородным! Благодаря тебе я тоже набрался смелости дать отпор! Да и не только я, а вообще многие. Ну, не то, чтобы многие… неважно! Нас будет больше! Старые пердуны, конечно, дали нам по месяцу обязательных работ, но всё это чушь. Пыль! Ха! - глаза Кима буквально светились от счастья, - Никакие работы не сравнятся с тем чувством, когда бьёшь благородного в морду, правду я говорю, да? А я с самого детства мечтал так сделать, представляешь? Всё благодаря тебе…
        - Да… не за что, вроде, - пробормотал Эдван, - я просто стараюсь делать, что правильно.
        - Вот! Поставить на место этих зарвавшихся выродков - вот что правильно! Работы - чих! Ха! Плевать! Зато теперь каждый из этих уродов дважды подумает, прежде чем распускать руки!
        - Прямо таки дважды подумает? - скептически изогнул бровь Эдван. Возбуждённая речь Кима не вызывала у него ни капли доверия. С другой стороны, он ведь и сам занимался тем же самым. Стремился сделать так, чтобы от него, наконец, отстали. Так что же плохого в том, что кто-то решил сделать так же?
        - Ну, мож дважды и не, но подумает. Мы ж не благородные, мы ж и толпой побить могём, - сказал Ким и громко загоготал. Вздохнув, Эдван незаметно сделал шаг в сторону от своего нового знакомого.
        Пока они шли по городу в сторону ворот, где была точка сбора строителей, Ким без умолку рассказывал о том, как поступок Эдвана вдохновил его и других простолюдинов на то, чтобы, наконец-то, дать отпор. Конечно, их были единицы, но даже так их поступки возымели эффект.
        - Была б моя воля - я б лупил каждого. Но так нельзя, - сказал Ким, понурив плечи, - каждый ж хочет к кому-то приклеиться, и потому унижается перед каким-то одним кланом и только мы, свободные, могём себе позволить бить всех!
        - Ага, - неуверенно поддакнул парень.
        Эдван чувствовал себя в присутствии этого Кима очень странно. Он впервые в жизни встретил простолюдина, который не просто недолюбливал кланы, а реально их ненавидел, если судить по разговору. И не просто ненавидел, а открыто, не стесняясь об этом говорить. Настолько, что народ вокруг иногда даже оборачивался в их сторону и люди начинали тихонько перешёптываться, отчего Эдвану становилось не по себе. Он ведь просто хотел, чтобы его и его друзей оставили в покое, а не поднимать учеников на противостояние. Конечно, хорошо, что они нашли в себе силы постоять за себя, но “бить всех благородных” - это уже перебор.
        Ким, однако, совершенно не замечал неловкости Эдвана. Он преспокойно болтал с ним обо всём, что ему приходило в голову совершенно не заботясь об ответах собеседника. Словно говорил сам с собой, задавая вопросы и тут же отвечая на них сам. Замолчал он только, когда впереди показались огромные городские ворота, за которыми их уже ждала группа строителей. В основном это были мужики с бедных районов города, которых набрали буквально здесь за углом, на улице. Командовали всем двое пухлых флегматика из семьи Джоу, по лицам которых было трудно определить, это они задумались, или просто спят на ходу.
        Однако, как оказалось, не спят, а очень даже бодрствуют. Как только все строители были в сборе, оба благородных смотрителя забрались в одну из четырёх телег, которые по всей видимости предназначались для перевозки глины, запрягли в них людей, и погнали строителей к прорехе во внешней стене, которую им и предстояло залатать. И, в отличие от простых рабочих, которые тащили телеги парами, Киму и Эдвану, как самым одарённым, приходилось справляться в одиночку…
        Глава 19. Страх
        Тянуть пустую повозку по грунтовой дороге было не трудно. Телега дядюшки Жан, нагруженная едой под завязку, была куда тяжелее. Подумав о забавном старике, Эдван вспомнил и свой первый поход в поля, по какой-то злой случайности, тоже к бреши. Тогда он, правда, был всего лишь наблюдателем, а сегодня ему придётся хорошо потрудиться руками. Парень уже привык, что спрос с него был всегда выше. Всё-таки, одарённый.
        "Интересно, доберётся ли сегодня старик Жан до стены, или никто так и не поможет ему дотянуть телегу?" - подумал парень. Хотя, в тот раз там совершенно точно не было благородных смотрителей. Не прогонят ли они предприимчивого старика? Вздохнув, юноша с трудом отвлёкся от своих размышлений - рядом пристроился Ким с телегой и вновь начал болтать, вслух размышляя, какой же она будет - эта дыра в стене, на починку которой нужно столько людей. Саму брешь, однако, парни увидели только издалека. Приблизительно в середине пути, на одной из развилок, их группа разделилась. Один из Джоу пересел из нагруженной инструментом телеги к Эдвану, издёвки ради посадил рядом с собой троих крепких мужиков и велел парню сворачивать, а двум другим повозкам - следовать за ними.
        Дорога здесь была немного ухабистой, с кучей кочек, на которых то и дело подскакивали колёса телег, заставляя смотрителя сквозь зубы посылать проклятия на голову Эдвана, который с ледяным спокойствием тянул её вперёд. Нарочно быстро. Они направлялись в сторону неприметного холма, который, при приближении, оказался одним из городских местораждений глины. Добравшись до места, парень позволил
        - Вы трое, - спустившись на твёрдую землю, начальник указал пальцем на мужиков, что ехали вместе с ним, - грузите глину. А вы, - он повернулся к остальным рабочим, запряженным в повозки, - будете её возить к стене. А одарённые чтоб привезли в два раза быстрее.
        - Это ещё почему?! - возмутился вдруг Ким. Эдван лишь пожал плечами. Он, в отличие от нового друга, уже привык к тому, что обделённые чувством атры люди стараются выжать из него всё, что только возможно. Как же, раз одарённый, значит сильней, если сильней, значит и работать больше может!
        - Потому что я так сказал, - вновь зевнул мужик и, примостившись в тени небольшого деревца, махнул рукой в сторону Кима, - вон тому с горой насыпьте глины.
        Мужики послушно бросились исполнять приказ и телега парня начала очень быстро заполняться глиной. Ученик скрипел зубами и злобно пыхтел, исподлобья глядя то на благородного Джоу под деревом, то на простолюдинов, что накидывали глину ему в телегу. Одного взгляда на его лицо хватило Эдвану, чтобы понять, о чём думает этот злобный коротышка.
        С одной стороны ему наверняка хочется поставить на место благородного, который посмел обойтись с ним плохо, а с другой не хочется подставлять своих же. В конце концов, Ким не выдержал и сделал всё по-своему. Дождавшись, пока телега заполнится, он просто толкнул её и быстро потащил за собой, не позволив мужикам накидать туда глины сверх меры. Их начальник на это, впрочем, никак не отреагировал. Эдван снова не мог понять, спит он, или всё же наблюдает за работой.
        Дорога к стене занимала около трёх часов вместе с разгрузкой и уже после первой такой поездки Эдван чувствовал себя как после половины дня в шахте. Груз оказался довольно тяжелым, а одному тянуть здоровенную телегу в горку было не так-то просто. На обратном пути парень поравнялся со своим новым знакомым, который специально подождал его.
        - Вот уроды они, да?
        - Кто? - не понял Эдван. Он был больше сосредоточен на концентрации атры в теле и восстановлении мышц, чем на разговоре.
        - Благородные, - пояснил парень, - ни дара, ничего, а живёт, как бог… - тяжело дыша, сказал он, - … и одежда у него из лучшей ткани… и мясо каждый день… и выпивки вдовль… и … женщину может любую взять… а народ… за три талона в день поле ему вспахивает… где справедливость-то?
        - Коготь Кланов защищает город от тварей, - сказал Эдван, - без защиты семей-основателей не было бы ни трёх талонов, ни мяса, ни тканей.
        - Коготь… да, Коготь силён, - сказал Ким, - но пашем-то мы, люди простые! Эти только командовать могут, да пиры устраивать. Обращаются с нами, как с грязью… и со слугами тоже, и с вассалами. Все, кто не благородный для них - грязь, - выплюнул он, - уроды. Вот дед мой, солдатом был, слугой в семье Шоу.
        - Что за Шоу? - перебил собеседника Эдван. Он кроме трёх главных семей никого больше и не знал.
        - Вассалы Морето, - отмахнулся Ким, - не важно, твари похуже тех, что на нас нападают. Дед на охоте помер, а бабку на улицу вышибли. Не нужна стала мать с дитём на руках, работать в поле не может, дара нет - живи, как хочешь, - прошипел злобно Ким. Эдван не видел его лица, но вполне себе представлял, как оно искривилось от гнева.
        - Действительно, мерзкий поступок, - поддакнул Эдван.
        - Вот и я о том же. Доверять этим мерзким харям нельзя. А обещают-то всегда, что о семье позаботятся, коль помрёшь на охоте, - передразнил Ким кого-то, - пыль в глаза. Кому нужны простолюдины без дара? Старики или дети? Никому. Выставил на улицу да забыл… стоит пальцем поманить, на новое место сбегутся десятки. Не, кланы, конечно, нас защищают… но мы, армия, на что? Разве не заслуживаем мы нормального обращения от тех, кто без дара, но с талонами в заду? Ты пиры их хоть раз видел?
        - Нет, - покачал головой Эдван.
        - А ты разок сходи. Жрут, веселятся, а народу потом хлеб из-под еды выносят… как… как тварям каким-то, - злобно прошипел Ким, сплюнув на землю. Помолчав несколько долгих минут, он продолжил, - я рад, что есть ещё те, кто не боится этих уродов. Надеюсь, скоро нас станет ещё больше и этот проклятый город изменится!
        Эдван ничего не ответил. Мысли в его голове спутались, он чувствовал себя немного не в своей тарелке, обсуждая что-то такое. Каждый раз, когда при нём простолюдины начинали рассказывать о тяготах жизни в городе, он всегда пытался представить, что бы было с его односельчанами, если бы они всё-таки дошли сюда. Целыми и невредимыми. Как бы он жил, если бы у него так и не прорезался дар в тот злополучный день? Может быть, он бы так же горбатился в шахте Морето всю жизнь за три талона в день и умер бы в тридцать лет от чего-нибудь? Или их бы поселили за городом, здесь, в полях, вместе с другими неудачниками, что пришли слишком поздно, и вынудили гнуть спину на бескрайнем поле? Или они бы погибли, став жертвой стаи тварей, которая бы пробилась сквозь внешнюю стену, как те несчастные, которым не посчастливилось оказаться поблизости? Он не знал… и, наверное, на самом деле, даже не хотел знать ответа.
        - Знаешь, я после этого года пойду служить в гарнизон. Надеюсь, там тоже найдутся те, кто не побоится выступить против этих уродов, - поделился Ким, - Мне бы только до третьей ступени дотянуть… тогда, может, и командиром сразу назначат.
        - А какой у тебя ранг? - осторожно поинтересовался Эдван.
        - Четвёртый! - улыбнулся Ким.
        - И ты со старшего курса? - переспросил Эдван.
        - Ну да. Так я ж всего лишь жёлтый сосуд. Это зелёные уже седьмой или восьмой берут… а я…
        - Странно. У меня тоже жёлтый, и я почти на третьем, - пробормотал Эдван.
        - Как так? - вытаращился на него Ким, - хотя… нет, серьёзно, как так?!
        - Ну… я не знаю. Делаю всё, как мастер Ганн говорил.
        - У тебя не растут трещины?! Я из-за них и не могу пятый ранг взять никак, атра утекает…
        - Пока что нет, - осторожно ответил Эдван, пожалев о том, что уже заикнулся об этом.
        - Везунчик, - вздохнул Ким.
        Всю оставшуюся дорогу до места погрузки Эдван думал над словами своего нового знакомого. Так значит, трещины в жёлтом сосуде расширяются. У всех, но только не у него. Почему? Возможно, в этом и был весь смысл тренировок, описанных в наставлении об атре? Чтобы предотвратить повреждения сосуда во время его растяжения? Или, быть может, это только часть эффекта от тренировок… в конце концов, они ведь работают хорошо не только для него, но и для Лизы, у которой в сосуде нет ни единой трещинки… странно…
        Поразмыслив над этим, Эдван ещё сильнее утвердился в подозрениях о том, что метод развития, которому обучал их мастер Ганн, и который преподавался во всей академии, подходил только зелёным сосудам. Ведь иначе, как объяснить то, что только ученики с зелёными сосудами достигают высоких рангов к концу обучения? С другой стороны, Эдван не знал, что ждёт его впереди, ведь он и сам стоял только на втором ранге. Вдруг, после третьего, ситуация переменится в корне и последующее развитие окажется в разы сложнее? И хотя в наставлении об атре ничего по этому поводу не говорилось, судить поспешно он не стал.
        Ким подождал Эдвана и в этот раз, словно назло благородному из клана Джоу, который отчитал их за слишком медленную, по его мнению, работу. Всё-таки, одарённые, а справились хоть и быстрее простых рабочих, но, видимо, недостаточно. Да ещё и позволили себе языками чесать по пути! Впрочем, ни Кима ни Эдвана эти крики совершенно не волновали, но если Эдван относился к этому флегматично, привыкнув за два месяца не обращать внимания на такое, то Ким был готов саботировать всё. Поэтому и специально ждал телегу товарища. Просто, чтобы снова поболтать по пути.
        Всю дорогу до бреши в стене парень сокрушался по поводу недалёкости их начальника. Поливал грязью всех благородных на свете, и просто говорил о том, как хочет размазать эту не владеющую атрой букашку по земле и как ему жаль, что городской закон запрещает убийства. Эдван даже пытался уехать вперёд немного, чтобы хоть чуть-чуть затормозить словесный поток, но, к сожалению, Ким был на два ранга выше него и легко догонял, продолжая болтать.
        - …попробовал бы кто из них потягать эту проклятую телегу, я б посмотрел на их рожи… а ты чего встал? - удивился Ким, увидев, что его собеседник вдруг замер на месте, хотя до бреши в стене было уже рукой подать. Как обычно, на стене вахту несло несколько солдат гарнизона.
        Эдван же внимательно смотрел сквозь дыру на зелёный луг и темнеющий вдалеке лес. Странное сосущее чувство в груди не давало ему покоя, словно вот-вот должно было что-то случиться. Как будто бы что-то странное, еле уловимое витало в воздухе. Неосязаемое, но… опасное.
        - У меня плохое предчувствие… - поделился он с Кимом.
        - Что? А, да брось! Дойдём, скинем глину, да обратно. Пошли! - махнул тот рукой и потащил дальше свою телегу.
        Несколько долгих мгновений Эдван колебался. Вместо того, чтобы взять и дотянуть телегу до дыры в стене, у него возникло чёткое и довольно сильное желание высыпать глину где-то тут и сейчас же повернуть обратно. Так, словно стройка перед ним была опаснейшей западнёй, в которую ему нельзя было заходить. Однако, так и не сумев придумать достойную причину для оправдания такого поведения, парень, вздохнув, направился вслед за Кимом.
        Ребята дотянули телеги с глиной до нужного места, оставили рабочим на разгрузку, а сами устроились на траве неподалёку, отдыхать. Ким покосился на начальника стройки, опасаясь, как бы на него не наорали за отдых без разрешения, но благородный не обращал на них никакого внимания. Он сидел около кучи брёвен и созерцал небесную синеву, совершенно не заботясь о том, что происходило у него прямо под носом.
        - Интересно, он вообще следит за стройкой? Или заснул… - шепотом спросил Ким.
        - На… - начал было говорить Эдван, но тут же осёкся, услышав несколько щелчков со стороны стены. Парень похолодел. Он знал этот звук. Звук, который его ухо сумело уловить сквозь шум стройки с довольно большого расстояния. Звук, не предвещающий ничего хорошего. Арбалетный выстрел.
        - Бежим! - крикнул Эдван, подскакивая с места.
        - Куда?!
        - Нападение! - разнёсся над округой могучий крик солдата со стены.
        Тут же всё завертелось. Строители побросали инструменты и, позабыв обо всём, в ужасе побежали прочь. Подскочил со своего места благородный, ещё до конца не поняв, что случилось, и почему солдаты на стене вдруг резко переполошились.
        - Куда бежим?! - рука Кима крепко держала Эдвана за ворот куртки.
        - Прочь! Быстрее! - в страхе парень попытался вырваться, но у него ничего не вышло.
        - Мы будущие солдаты гарнизона! Мы должны помочь! Давай, как на тренировке! - продолжал упорствовать парень, но Эдван его не слушал.
        Вместо этого он не отрываясь смотрел на стену, где разворачивалась настоящая бойня. Солдаты не успели спрыгнуть вниз и перекрыть брешь, они не успели даже оказать достойного сопротивления. Две смазанные чёрные тени пронеслись сквозь отряд, в мгновение ока уничтожив его. Эдван почувствовал, как волосы на его голове встают дыбом, а тело сковывает леденящий ужас. Десять полноценных, хорошо обученных бойцов в полном снаряжении были только что уничтожены, словно букашки. На краю стены появилась чёрная человеческая фигура и небрежным взмахом руки сбросила труп последнего солдата вниз, к стене.
        - Ч…что это за тварь? - хрипло выдохнул Ким, посмотрев наверх.
        Эдван не смог ответить, его горло сжимал страх перед чудовищем, которое он мгновение назад по ошибке принял за человека. Хищное, поджарое тело покрывала угольно-чёрная шерсть. На коротких толстых пальцах виднелись страшные когти, а длинные руки существа свисали до колен из-за того, что оно немного сутулилось. Не хватало только ужасного звериного оскала и стекающей слюны для полноты картины, но волчья морда выглядела спокойной, и лишь прижатые к голове уши выдавали враждебный настрой твари.
        Монстр посмотрел на Эдвана, отчего кровь юноши застыла в жилах. Шрам на груди заныл, и парень почувствовал леденящее дыхание смерти у себя на затылке. Перед глазами мелькнул знакомый образ огромного медведя из снов. Твари, которая смотрела на него точно таким же холодным и полным безразличия взглядом, как и этот волк. Бессилие и чудовищное отчаяние накрыли Эдвана с головой и он, утратив всякую волю к сопротивлению, рухнул на колени, не в силах пошевелиться. Из его спины словно вырвали стержень.
        - Что ты далаешь?! - воскликнул Ким.
        - Бесполезно… - пробормотал Эдван, - мы умрём…
        В этот момент по всей округе разнёсся громкий, протяжный волчий вой. Вначале он был одиноким, но буквально через несколько мгновений к монстру присоединился голос его товарища, который появился рядом с ним на стене. Где-то вдалеке им ответил третий, затем четвёртый, пятый… и вскоре вой множества волчьих глоток подобно могучему боевому кличу, звучал во всей округе.
        - Мы погибли… - еле слышно пробормотал Эдван, чувствуя, как земля подрагивает от топота волчьих лап.
        - Бежим, идиот! - заорал Ким.
        Он попытался было растормошить товарища, даже протащил его с десяток метров за шиворот, но видя, что Эдван вообще не двигается с места, прошипел сквозь зубы отчаянные извинения, и бросился наутёк сам. Ему тоже хотелось жить.
        Не прошло и минуты, как сквозь брешь во внешней стене на поля ворвалась волчья стая. Да, вместо странных человекоподобных монстров в ней были самые обычные звери, но даже это представляло для города нешуточную опасность. Почти каждая тварь из этой огромной стаи была по грудь взрослому мужику, с невероятно прочной шкурой и острыми клыками. И сейчас все они мчались в поля, подгоняемые одним лишь желанием: убить как можно больше людей.
        Глава 20. Ужас
        Эдван встретился взглядом с волком. Животное оскалилось, зарычало, и с лаем помчалось прямо на него, в то время, как остальные члены стаи разбегались по округе. Расстояние быстро сокращалось, а всё, что парень мог сделать, глядя на него, это помолиться творцу. От страха он не мог встать, ноги просто отказывались его слушаться, а руки била мелкая дрожь.
        “Почему я не могу пошевелиться?” - спросил он сам себя, - “Почему? Я … умру? Сейчас? Сегодня… опять? Нет… давай же… двигайся… пожалуйста, умоляю, двигайся!” - изо всех сил он старался приказать самому себе, но в итоге лишь медленно полз назад, с трудом хватаясь пальцами за скользкую траву. Атра в его теле словно взбесилась, не поддаваясь контролю, а онемевшие ноги не шевелились.
        “Пожалуйста… двигайся! Кто-нибудь…” - думал Эдван. Ком обиды сжимал его горло так, что он даже не мог закричать, беспомощно наблюдая за тем, как огромная клыкастая тварь несётся прямо на него, мечтая сожрать. За несколько вдохов волк преодолел разделяющее их расстояние, и в тот самый миг, когда Эдван уже был готов попрощаться с жизнью, прямо перед ним мелькнула смазанная тень и зверь, который уже был готов схватить зубами свою добычу, скуля, отлетел на десяток шагов в сторону.
        Высокий лысый мужик в чёрных одеждах заслонил собой Эдвана. На его спине белой краской был нарисован кривой коготь, а под ним короткая надпись: “Джоу”. Земля вздрогнула, боец взмахнул рукой, грунт под тушей волка вспучился и ударил вверх, подбрасывая тварь в воздух. Через мгновение могучий топор воина располовинил череп зверюги.
        - С…спасибо, - еле слышно выдавил из себя Эдван.
        Парень наконец-то сумел вздохнуть с облегчением. Коготь кланов прибыл, а значит, он теперь в безопасности. Ещё две смазанные тени бросились в разные стороны, намереваясь перехватить основную часть стаи, в то время, как лысый из Джоу, наоборот, оставался на месте, неотрывно глядя на брешь в стене. Оттуда на него с холодным безразличием смотрел человековолк. И только торчащие из-под губы клыки и прижатые к голове уши говорили о его недружелюбном настрое.
        Эдван поспешил отползти назад. Хоть его ноги всё ещё не двигались, он всё равно старался оказаться как можно дальше от места сражения тех, чьё развитие было на совершенно ином уровне, нежели его собственное. А в том, что эти двое уже давно перешли границу пруда, он нисколько не сомневался. Иначе шерстяной ублюдок не смог бы с такой лёгкостью уничтожить отряд солдат на стене, а член Когтя кланов не относился бы к нему с такой серьёзностью.
        Боец в чёрных одеждах отцепил от пояса второй топор. Эдван заметил, как кожа мужчины вдруг потемнела и потрескалась, а сам он стал как будто бы выше и шире. Особенно его лысина, которая стала тёмной и гладкой, словно отполированный камень. Парень почувствовал напряжение атры в воздухе, она стянулась в тугой водоворот вокруг воина из клана Джоу, словно огромный зверь, готовый в любой момент совершить смертоносный бросок. И со стороны его противника парень чувствовал очень похожее напряжение силы. Волк, ссутулившись ещё больше, оскалил слюнявые клыки и утробно зарычал. Боец ответил ему таким же приглушенным рычанием и земля под ними обоими начала покрываться трещинами.
        Парень моргнул, оба противника сорвались с мест. Миг, и грохот от их столкновения разнёсся по округе, а ударная волна разметала пыль и грязь во все стороны, опрокинув телеги и разбросав глину. Эдвана тоже оттолкнуло, но недалеко, всего на пару метров.
        В его глазах, что воин из Когтя кланов, что странный человековолк, превратились в два смазанных тёмных пятна, которые мелькали то тут то там, сражаясь на невероятной для его восприятия скорости. Их яростные удары время от времени вызывали громкие ударные волны, а бой поднимал воющий ветер. Земля ходила ходуном, вздымаясь и разверзаясь по воле бойца из клана Джоу.
        Вот, после очередного обмена ударами, тени разлетелись в разные стороны. Мужчина с топорами остановился неподалёку от Эдвана, волк замер у стены. Боец из Когтя тяжело дышал, его левая рука повисла плетью и с трудом удерживала топор. Крупные капли крови медленно падали на землю. Он огляделся по сторонам, прошипел сквозь зубы какое-то ругательство. Товарищи, как назло, были связаны боем. Один сражался против второго человекоподобного урода, а на третьего наседали твари.
        Его враг выглядел хуже. Окровавленная шерсть на левой ноге, несколько дырок в брюхе и изогнутая под странным углом правая рука. Казалось, что у него почти нет шансов, вот только взгляд волка почему-то не был отчаянным. Всё такой же холодный и безразличный, словно он не был тупым зверем, которого двигал лишь животный инстинкт…
        Только сейчас Эдван, всё это время наблюдавший за происходящим, осознал, что было не так во взгляде этого монстра! Разум! Он смотрел на него так же, как человек. Смертельный враг, но разумный. Поэтому он не вступил в бой до тех пор, пока не появился боец из Когтя, поэтому не помчался сломя голову вместе со стаей в поля, а остался наблюдать со стены…
        Волк утробно рыкнул и парню на мгновение показалось, будто бы он усмехнулся. Морда твари приняла какое-то странное, непонятное им выражение. Зверь сложил пальцами таинственный знак и его тело окутало лёгкое, еле заметное зеленоватое свечение, очень похожее на то, которое Эдван видел, используя Слово жизни. По спине паренька пробежал холодок, боец из Когтя выругался ещё раз. Раны на теле зверя начали стремительно затягиваться и он, зарычав, бросился прямо на своего врага прежде, чем тот успел воспользоваться Словом Жизни.
        Вновь раздался грохот от обмена ударами и воздушная волна разметала пыль. Что-то мелькнуло в воздухе, раздался громкий стук - топор воткнулся в деревянную стену. Сердце Эдвана пропустило удар. Вылетевшее оружие было очень плохим знаком. Он прищурился, пытаясь рассмотреть хоть что-то в танце двух смазанных теней, но все его попытки были тщетны. Раздался громкий треск переросший в дикий, пронзительный вопль, который быстро сменился предсмертным хрипом. Широкими от ужаса глазами Эдван наблюдал за тем, как худощавый зверь смыкает пасть на шее противника, как жуткими когтями пробивает ослабевшему мужчине грудную клетку, как сыплется на землю каменная крошка, словно разбитая скорлупа и льётся кровь из страшной раны.
        Мужчина взревел, попытался достать врага последней атакой, но не сумел. Противник оказался сильнее, и легко заблокировал удар ослабевшей руки. Словно в насмешку, он вырвал топор, оттолкнул от себя противника и вонзил ему его же оружие в голову, расколов череп, как полено. Труп упал на землю, замерев в нелепой позе, а волк оскалил окровавленную морду. Зверь перевёл взгляд на Эдвана и у того сердце ушло в пятки. Он забыл, как дышать и как двигаться, замер в глупой надежде, что волк не станет нападать на него и пройдёт мимо. Его неожиданно объявившийся защитник из Когтя погиб, оставляя парня один на один с сильнейшим противником. Всё, что ему оставалось делать - это молиться Творцу.
        Волк повёл носом по воздуху, принюхался и, вздохнув, превратился в смазанную тень, скрывшись за стеной. Через мгновение Эдвана обадло порывом ветра и рядом с ним появились двое в чёрных одеждах. Высокая смуглая девушка с несколькими яркими рыжими ленточками в волосах и крепко сбитый мужчина средних лет.
        - Ушёл.
        - Чтоб его Первый побрал… - мужчина сплюнул на землю с досады.
        - А ты чего тут расселся, пацан? - обратилась к нему девушка, - Как тебя зовут?
        - Эдван. Э-эдван Лаут.
        - Сейчас же вали в казармы, - её тон не оставлял места возражениям. Она говорила так, словно давно привыкла приказывать, - жди нас в корпусе Когтя. После того, как здесь разберёмся, надо будет серьёзно поговорить, - она повернулась и уже порывалась было куда-то пойти, как вдруг резко обернулась назад, - ах да… стражникам передай, что тебя послала Джина Морето.
        Она не дала Эдвану и шанса ответить, просто умчалась в поля, крошить волков. Точно так же поступил и молчаливый мужчина из клана Джоу. Только сейчас, когда опасность миновала, парень наконец-то сумел вздохнуть с облегчением. Его сердце всё ещё колотилось как бешенное, а кровь набатом стучала в висках, но цепи страха, которые крепко стягивали его тело на протяжении всего происшествия, наконец, ослабли. Он сумел пошевелить пальцами на ногах. С трудом поднявшись на ватных конечностях, парень направился туда, куда велела ему Джина. В корпус Когтя.
        Весь обратный путь прошёл для него, как в тумане. Мыслей в голове не было, только звенящая пустота и остатки страха. Перед глазами парня всё ещё стояла ужасающая картина расправы волка над человеком. И взгляд монстра… он словно до сих пор смотрел в самую душу Эдвана, с ледяным спокойствием… от воспоминания парня периодически бросало в дрожь.
        Стражники входа на территорию гарнизона выглядели довольно взволнованно. Ещё бы, здесь совсем недавно подняли тревогу, сообщили о прорыве тварей вглубь полей, на дело отправился отряд Когтя и несколько групп солдат… и до сих пор не было вестей! И меньше всего им в данной ситуации хотелось церемониться с какими-то учениками, что желали попасть внутрь.
        - У нас тут боевая готовность, парень! Проваливай! - тут же осадил Эдвана стражник ещё до того, как он успел что-то сказать.
        - Друзей навестишь завтра.
        - Простите, но…
        - Никаких но, давай топай!
        - Джина Морето приказала мне ждать её в корпусе Когтя… - с отсутствующим взглядом проговорил парень и, немного помолчав, добавил, - для допроса.
        - Для д… допроса? - осторожно переспросил один из воинов.
        - А откуда ты такой…
        - С полей…
        - Ладно. Пожалуй, ради приказа леди Джины, я смогу ненадолго покинуть пост… иди за мной.
        Стражник провёл Эдвана мимо казарм к месту, которое находилось в самом удалённом уголке территории гарнизона. Мощное двухэтажное здание, сложенное из тёмного камня, выделялось на фоне окружающих его деревянных построек. Прямо над главным входом белой краской был нарисован длинный, скрюченный коготь. Стражник не позволил Эдвану зайти внутрь и велел ему дожидаться леди Джину у входа, а сам поспешил обратно на пост. Впрочем, последнее, чем хотелось Эдвану сейчас заниматься - это бесцельно шататься по корпусу сильнейшей организации в Городе.
        Нет, вместо этого он опустился на землю неподалёку от входа и, тяжело вздохнув, глупо рассмеялся. Он хохотал без остановки, не в силах сдержать льющихся откуда-то из глубины души чувств. Он всё смеялся и смеялся, до тех пор, пока ему не стало трудно дышать, а из глаз не полились слёзы. В конце концов, Эдван всё-таки успокоился и, тяжело дыша, опёрся спиной о каменную стену. Только сейчас к нему наконец-то пришло осознание… он находился на волоске от смерти, буквально на самом краю пропасти, но снова выжил. Каким-то чудом. Ведь если бы воины из Когтя опоздали всего лишь на несколько мгновений, или отважный боец из клана Джоу погиб хотя бы на секунду раньше… его бы уже не было в живых. И никакая память и знание не смогли бы спасти его от неминуемой гибели.
        Сила. Да, всё в этом мире решала сила. Раньше Эдван думал, что понимал это, но сейчас… сейчас он по-настоящему сумел осознать эту простую истину. Зверь мог распоряжаться чужими жизнями потому, что был сильнее… и от Когтя Кланов он сбежал тоже только потому, что они вдвоём сумели бы его пересилить. А сам он…
        Эдван грустно усмехнулся. Он ненавидел самого себя за то, что с ним случилось, но в то же время не знал, как ему с этим бороться. Страх сковывал. Он возникал внутри него внезапно и распространялся по всему телу словно ужасный яд, парализующий все конечности, и у парня не было от него лекарства. Особенно, когда тварь посмотрела на него таким же безразличным взглядом, как и медведь из снов. Да… сны.
        - Почему? - парень взглянул на свои дрожащие руки, - почему во сне я убиваю их тысячами, а в реальности не могу сделать и шага в нужную сторону? Что со мной?
        “Как избавиться от этого?!”
        Ответа не было. Ни в памяти, ни в голове. Эдван шумно втянул носом воздух и, скрипнув зубами, смахнул выступившую слезу. Этот зверь смотрел на него с таким безразличием только потому, что он был всё ещё слаб. Не будь он таким слабым, ему не пришлось бы прятаться за спиной покойного бойца из Когтя, не пришлось бы выполнять жалкие исправительные работы… не пришлось бы беспомощно трястись от страха.
        - Я должен… должен стать сильнее, - тихо проговорил он себе, крепко сжав кулак, - с этого дня я усилю тренировки. Сделаю так, что никому больше не придётся спасать меня от лап смерти…
        Высказав эту небольшую, но очень важную клятву самому себе, Эдван не стал откладывать дело в долгий ящик и, скрестив под собой ноги, погрузился в медитацию и принялся медленно, но уверенно развивать свой внутренний сосуд. Мимо проходили бойцы Когтя, которые с лёгкой толикой любопытства поглядывали на находящегося в трансе паренька, гадая, к кому он пришёл, но не беспокоили. Пока Эдван находился снаружи корпуса, им, по большому счёту, не было до него никакого дела.
        - Подъём! - звонкий голос, сопровождаемый лёгким подзатыльником, заставил Эдвана подскочить на месте. Перед ним стояла Джина Морето и улыбалась, вот только улыбка её больше походила на нервную усмешку. Глаза её были красными, от нервного напряжения в них немного полопались сосуды. Махнув парню рукой, девушка резко развернулась и быстрым шагом направилась внутрь корпуса Когтя, буквально вынуждая юношу поспешить за ней.
        Она отвела его в просторную комнату, где их уже ожидал десяток бойцов. Атмосфера внутри стояла тяжелая, воздух там как будто бы был вязким, а атра дрожала. И Джина начала допрос. С въедливостью, которой бы позавидовал любой педант, девушка вытащила из Эдвана всю картину произошедшего, до самой мельчайшей детали. А после того, как история была рассказана, началось обсуждение. Особенно жаркие споры вызвали домыслы парня о разумности монстров, мнения по этому поводу у бойцов Когтя разделились примерно поровну и прошло довольно много времени прежде, чем они пришли к какому-то единому мнению. И когда ни у кого из них больше не осталось вопросов к Эдвану, его без особых церемоний выставили за дверь корпуса, отделавшись скупой благодарностью. Но парень был настолько выжат, что ему не хотелось даже злиться. Тяжело вздохнув, он побрёл в сторону Академии с одной единственной целью - добраться до дома и завалиться спать. День выдался слишком долгим…
        ***
        Понравилось произведение? Поделись впечатлениями в комментариях!
        Глава 21. Призраки прошлого
        “Дар уже пробудился?” - чей-то глубокий голос послышался откуда-то сверху.
        “Да, мастер”, - ответил он, не смея поднять головы. Перед глазами всё было словно в тумане, очертания собственного тела плыли и терялись, норовя вот-вот рассеяться, словно дым.
        “Прекрасно… тогда входи, ученик”, - сказал голос.
        Лишь тогда он посмел поднять голову и взглянуть на неизвестного мастера. Это был глубокий старик с длинной бородой в ярких, белых одеждах. Черты его лица почему-то ускользали, будто бы глаза нарочно не желали ловить их, лишь скользя мельком по образу этого человека.
        Мастер указал рукой в сторону широких ворот. Поклонившись новому учителю, он засеменил внутрь, уступая своё место следующему претенденту в длинной очереди. За воротами оказалась площадь, а перед ней высокий дворец. Он расплывался, как брусчатка и лица всех учеников, что присутствовали вместе с ним на площади. Всех, кроме одного - крепкого лысого парня с широкой улыбкой и крупным носом.
        - Я … … будем знакомы? - представился парень, протянув ему руку.
        - Арман Шатт… - ответил он на рукопожатие. Образ лысого тут же дрогнул и развеялся. А вместе с ним исчезла и площадь, и дворец, и другие ученики - всё обратилось в густой белый дым, который заполнил собою всё перед его глазами. Заполнил и тут же развеялся, чтобы явить совсем другую картину.
        Разрушенный дворец горел, а на площади кипела жестокая битва. Твари, что напоминали собой помесь людей и псов, крушили всё на своём пути. Держа копьё, он отбивался сразу от нескольких, выжимая из своего тела всю атру, которая там только была. Чертил в воздухе слова творца и отправлял зверей в царство смерти, но меньше их, увы, не становилось. Что-то коснулось его спины, он повернулся, увидел знакомое лицо.
        - Похоже, это конец, - сказал лысый, отбиваясь от твари.
        - Могло быть и хуже… - ответил он, сражаясь спина к спине с другом.
        Вдруг, чудовищный грохот ударил по их ушам и в воздухе над площадью показалась фигура в белых одеждах. Завыл ветер, твари бросились врассыпную, почувствовав невероятную мощь, что исходила от старого мастера.
        - Бегите! - властный голос разнёсся над площадью и прежде, чем кто-либо успел опомниться, старик рванул за разрушенные ворота, прямиком в лапы противника. От их столкновения вздрогнула земля.
        - Мастер… - пробормотал лысый.
        - Мастер… - повторил он, почувствовав, как в груди возникает мерзкое сосущее чувство, словно кто-то продырявил его сердце, оставив в нём навеки кровоточащую рану… переглянувшись, друзья не посмели ослушаться учителя и бросились прочь, а всё вокруг растворилось в густом тумане…
        Белая дымка расступилась вновь. Длинная колонна людей в спешке двигалась по крутой горной тропе, что вела к старому перевалу. Старики, дети, мужчины и женщины шли вперёд, время от времени боязливо оглядываясь вниз, в сторону долины. Точно такие же взгляды туда кидали и другие ученики, которых он помнил по побегу из дворца. Только теперь все они казались несколько старше. Он тоже взглянул назад. Тропа утопала в утреннем тумане, исчезая из виду буквально через полсотни шагов, но что-то в этой дымке казалось ему странным. Плохое предчувствие ныло…
        Он вновь взглянул наверх, в сторону горного перевала. До цели было ещё далеко. Его страх оправдался. Дикий рёв прозвучал из глубин долины, громким эхом отражаясь от стен. Люди начали шептаться, принялись бежать вверх, что есть сил стараясь оказаться как можно дальше от этого проклятого места, и одарённые ученики не были исключением. Вот только он прекрасно понимал, что как бы быстро они не бежали, результат будет одним.
        - Ну что… похоже, пришло время и нам проявить характер, да? - знакомый голос прозвучал у самого уха.
        Лысый выглядел спокойным и собранным, словно давным давно для себя всё решил. Он улыбнулся. Похожие мысли уже витали в его голове, но оставаться одному перед лицом опасности не хотелось. Но плечом к плечу с другом… пожалуй, так не жалко и умереть.
        И они остались. Пустили людей вперёд, а сами остались на горной тропе, дожидаться монстра, который преследовал их. Им оказался огромный ящер, с невероятно прочной шкурой и острейшими зубами. Бой был жарким… он длился несколько часов подряд, пока всё оружие не было сломано, а вся атра не израсходована. Горы вокруг сотрясались от этого сражения, навеки меняя привычный пейзаж долины. Друзьям удалось победить лишь каким-то чудом, обрушив на голову монстра огромную скалу, что и поставило точку в этом жестоком бою.
        - Справились… - выдохнул лысый, когда тварь затихла.
        - Первое озеро… - тяжело выдохнул он, - мы обязаны взять трофей…
        - Я сделаю из его шкуры доспех, - улыбнулся лысый.
        - А я оружие… из костей.
        Туман вновь сомкнулся перед его глазами, но уже не был таким густым, как в прошлый раз. Сейчас в этой дымке мелькало множество образов. Битвы, тяжелые сражения, тренировки… любовь, смерть, десятки, сотни лиц, которые смотрели на него с надеждой и тысячи перекошенных морд, которых он лишил жизни. Наконец, дым вновь побелел и вскоре сквозь него проступили новые очертания.
        Он стоял на лесной опушке. По правую руку простиралось огромное, воистину бесконечное поле. В руке верное копьё, на поясе короткий костяной клинок из того самого ящера, прошедший с ним тысячи сражений.
        - Вы уверены, господин Арман? Может, наши силы пригодятся? - взволнованно спросил высокий смуглый мужчина. Рядом с ним стояли ещё двое, их взгляды были полны решимости.
        - Нет, - он покачал головой, - лучше уводите людей. Боюсь, даже с вашим развитием против него не выстоять…
        Без лишних слов эти трое отвесили ему глубокий поклон, выражая бесконечное уважение и признательность, после чего быстро удалились вглубь леса, спеша увести свои кланы прочь от страшной опасности. Он долго смотрел им вслед, до тех пор, пока последний человек не скрылся в лесном тумане. Вздохнув, он взглянул наверх. Серые тучи плыли по небу, норовя вот-вот разразиться дождём. С востока повеяло зловещей аурой смертельного врага. Атра дрожала. Он повернулся к бескрайнему полю, перехватил покрепче копьё и помчался навстречу врагу, исход боя с которым он знал наперёд. Грянул гром…
        Прозвучал далёкий гонг, Эдван открыл глаза и резко сел на циновке, тяжело дыша. Руки парня дрожали, а мысли в голове метались туда-сюда, словно раздразнённые пчёлы в улье. Перед его глазами только что пролетела жизнь. Вся, от первого дня в неизвестной школе, до того самого дня, когда он ступил в поле, пытаясь защитить других. Он… всё вспомнил.
        - Арман… - прошептал парень, словно пробуя своё собственное имя на вкус. Оно казалось ему странным, как старая, пыльная вещь, которую зачем-то вытащили из далёких закромов, чтобы вновь полюбоваться… юноша взглянул на собственные руки так, словно видел их впервые. Неужели, они всегда были такими? Или за время сна он успел привыкнуть к крупным ладоням… себя? Смутившись, парень потряс головой. В памяти творился бардак, мысли путались. Сжав кулаки, он сделал глубокий вдох и попытался успокоиться.
        “Неужели, я…”, - подумал он и, усмехнувшись, отбросил зародившуюся в глубине разума мысль. Нет.
        - Я Эдван Лаут, - твёрдо сказал он, словно желая убедить самого себя в этом. “Эдван, да. Моё имя”
        Вздохнув, парень упал обратно на циновку и, раскинув руки в стороны, уставился в потолок. Жизнь Армана никак не выходила у него из головы. Старый мастер, который пожертвовал собой ради спасения учеников казался ему почти родным, а неизвестный лысый парень почти братом, которого он очень давно не видел. Но, что самое важное, он помнил… развитие. Всё, что видел во сне. Помнил слова из языка создателя, которые использовал, десятки простых магических знаков, техники начертания… помнил, как сражаться, словно ему в голову кто-то переписал наставление об атре…
        Да, ему всё ещё предстояло пройти весь этот путь снова. Вновь обучиться контролю, вновь постичь все ступени развития от колодца до высшей формы озера. Это будет не просто, но… разве он может проиграть себе-прошлому, верно?
        В приподнятом настроении Эдван покинул свою комнату и отправился в сторону старой-доброй четвёртой тренировочной площадки. Сегодня он впервые за долгое время вновь посетит занятие мастера Ганна, которое, судя по надписи на доске объявлений, обещает быть интересным. С улыбкой парень отметил, что всё-таки, за прошедшее время успел соскучиться по безразличной мине учителя, да и по друзьям тоже. Особенно по Лизе, хоть он и виделся с ней около недели назад на их совместной тренировке. Всё-таки, как хорошо, когда не нужно посещать идиотские исправительные работы! А всё благодаря старику Шан Фану. Стоило дедуле узнать о том, что произошло у ворот, как Эдвана тут же сняли со стройки и любых других заданий за пределами академии. Теперь, вместо месяца обязательного труда на благо общества, ему предстояло перевести десять рецептов для хранителей знаний, что, в какой-то степени, было даже большим благом для Города, чем бесплатный труд в шахте. И, что самое важное, для перевода ему даже не нужно было посещать библиотеку, старик всё подготовил, как обычно! Разумеется, он изрядно покапал парню на мозги и
постоянно бухтел о мифическом долге городу, который не будет сокращаться за штрафные переводы, но Эдван уже не обращал внимания на эти пустые речи. Для него никакого долга не существовало, он исчез в тот самый миг, когда Шан Фан получил Слово Жизни.
        На тренировочную площадку парень пришёл первым и, следуя своему старому обычаю, занял место под деревом и погрузился в медитацию. С инцидента у ворот прошло всего несколько дней, и всё это время Эдван не упускал ни одной возможности немного потренироваться. Его жёлтый сосуд души сиял словно маленький шар чистого золота, а три белых кольца на нём заставляли сердце парня стучать чуть быстрее от радости. Он, наконец-то, взял третий ранг и сейчас был на пути к четвёртому…
        “Двенадцать их у колодца, девять у пруда, шесть у озера…” - вспомнил он строки из наставления об атре, - “м-да… впереди ещё долгий путь”.
        Вздохнув, Эдван ещё немного погонял атру по собственному телу, после чего поднял с земли упавший лист и, положив его на ладонь, медленно начал выпускать атру, надеясь при помощи чистой энергии заставить листочек подняться. Он начал попытки управлять атрой за пределами своего тела сразу же, как только получил третий ранг, но до сих пор у него не получалось удержать листик дольше одного вдоха. Стоило ему только выпустить атру через ладонь, как он тут же утрачивал контроль над ней.
        А всё дело в отпечатке. Общеизвестным фактом было то, что каждый одарённый мог напрямую повелевать лишь той атрой, что находилась в его теле. Прежде, чем усилить ею мышцы, или направить в магический знак, её нужно было вначале поглотить и пропустить через собственный сосуд души. Раньше Эдван не обращал особого внимания на этот факт, принимая его как данность, и совершенно не задумываясь над тем, почему так происходит. Как оказалось, всё дело в том, что атра, которая находится во внутреннем сосуде одарённого, отличается от той, что свободно витает в воздухе, тем, что на ней присутствует так называемый след души, или отпечаток. Словно незримое клеймо, он позволяет одарённому как бы “присвоить” накопленную атру себе, сделать её своей и управлять ею. Именно поэтому энергия, которую Эдван выпускал во время ударов, могла ранить его врагов вместо того, чтобы просто впитаться в их тело. Потому что несла в себе его отпечаток и волю, которые чужой сосуд не мог стереть за короткий миг нанесения удара.
        В наставлении об атре говорилось, что по воле творца, атра теряет все отпечатки и следы, выходя за пределы тела одарённого. Неизвестный автор подозревал, что “нейтрализация” происходит из-за смешивания силы одарённого и энергии мира, которая и смывает все отпечатки. Несколько страниц было посвящено различным упражнениям, призванным отточить и улучшить навыки управления атрой за пределами тела, но нигде, почему-то, не было написано, как это сделать. Целых два дня Эдван бился над этим вопросом, но сегодня… сегодня он знал ответ ещё до того, как поднял с земли лист.
        Сосредоточившись, Эдван уставился на свою ладонь, сконцентрировался и через мгновение листок поднялся в воздух и завис над рукой, поддерживаемый потоком атры, которая выглядела словно странный сгусток белого света. Все ученики, которые присутствовали на площадке в этот миг, разинули рты.
        - Эдван! - со стороны входа раздался знакомый голос. Листок, который до этой секунды парил над ладонью парня, тут же упал обратно. Концентрация была безвозвратно потеряна.
        - Привет, Лиза, - улыбнулся он.
        - Как у тебя получилось? - глаза девушки заблестели, - ты взял третий ранг? Тебя освободили от работ? Расскажи!
        - Ты разве не слышала о том, что произошло на стене?
        - Слышала… только не говори мне, что ты… - она прикрыла рот ладошкой.
        - Да, - грустно усмехнулся Эдван, - я там был. Когда об этом узнал господин Шан Фан, меня тут же освободили от работ вне академии. Теперь я перевожу для него древние рецепты.
        - Переводишь? Ах да… Ты же был… ну, там, - Лиза неопределённо мотнула головой куда-то в сторону неба.
        - Умирал, да, - криво усмехнулся Эдван.
        - Прости, - потупилась девушка, - я не хотела расспрашивать. Это ужасно… этот налёт тварей. Столько людей погибло… Весь гарнизон был на ушах… - она сделала паузу и, воровато оглянувшись по сторонам, перешла на шепот, - говорят, объявился какой-то страшный монстр. Сами главы семей обсуждали это вчера. Говорят, готовится самая масштабная охота за историю Города, в Туманную чащу отправят треть Когтя Кланов и всего гарнизона сразу…
        - Ого, - вздохнул парень, - быстро они…
        - Конечно быстро! Такая опасность! Я слышала, эта тварь убила члена Когтя… Когтя, представляешь?!
        - Я это видел.
        - Ты… а какой он был?
        - Страшный, - честно ответил Эдван, - тварь с головой волка и телом человека. И взгляд, - парень поёжился, - холодный. Чувствуешь себя, как как мышь перед тигром. Беспомощно…
        Лиза вздохнула. Какое-то время ребята помолчали, после чего девушка решила сменить тему.
        - А когда ты успел взять третий ранг? И как научился… этому, - она кивнула на листок, который уже упал на землю рядом с Эдваном.
        - Пару дней назад взял, - улыбнулся парень, - а секрета тут особого нет. Нужно просто сжать атру.
        - Сжать? - брови девушки поползли наверх. Решив не откладывать дело в долгий ящик, она взяла с земли листок, положила на руку и закрыла глаза.
        - Да, - заговорил юноша, наблюдая за ладонью Лизы, - если сожмёшь атру в тугой поток, то легко сможешь управлять ей. Чем плотнее твоя атра, тем медленнее исчезает отпечаток.
        Через несколько долгих мгновений листок немного приподнялся на ладони девушки, а под ним на какой-то миг мелькнул белый свет чистой атры. Эдван улыбнулся. Повторила с первой попытки… настоящий талант. Лист на ладони начал медленно вращаться и двигаться по-кругу. Улыбаясь, юноша любовался девушкой, тем, как она сосредоточенно хмурит бровки да закусывает нижнюю губу, изо всех сил пытаясь удержать контроль над собственной силой. Он настолько засмотрелся, что даже не заметил, как к ним незаметно подкрались друзья.
        - Бу! - резко выкрикнул Алан, остановившись у Эдвана над ухом, отчего бедный парень подскочил, точно ужаленный. Анна звонко рассмеялась.
        - Доброе утро, Эдван!
        - Эй! - громко возмутилась Лиза, - я тут вообще-то пытаюсь тренироваться!
        - Да ладно тебе, - миролюбиво улыбнулась Анна.
        Вздохнув, Эдван поздоровался в ответ. Завязалась обыкновенная дружеская беседа, во время которой парню вновь пришлось пересказать свои приключения на городской стене, снова описать страшного волка и рассказать о том, насколько ужасным был этот монстр. Ребята в свою очередь поделились рассказами о том, что интересного происходило в его отсутствие и сколько всего нового они узнали. Слушая их, Эдван улыбался, а про себя тайно благодарил Небеса за то, что послали ему наставление об атре. Ведь благодаря этой книге он не только, не отстал от своей группы, но местами и вырвался вперёд…
        Глава 22. Контракты
        Постепенно, четвёртая тренировочная площадка заполнялась учениками самых разных групп. Благородные, простолюдины, они всё шли и шли внутрь, стараясь занимать места рядом со своими, и совсем скоро полигон забился настолько, что яблоку было негде упасть. Мастер Ганн очень редко проводил открытые занятия, вот почему, каждый раз, когда это случалось, они пользовались очень большой популярностью. Одновременно с ударом второго гонга на площадку вошёл учитель, в своём неизменном чёрном халате, с крайне надменным и отчуждённым выражением лица, которое застыло на нём, будто каменная маска. Трудно было признаться самому себе, но Эдван успел соскучиться по этой роже.
        С появлением мастера разговоры мгновенно стихли. Взгляды всех присутствующих были прикованы к нему. Мужчина в полной тишине добрался до своего места, отложил в сторону флягу с водой и какой-то маленький свёрток, который держал подмышкой, и повернулся к ученикам. Оглядел толпу, нашёл свою группу и, встретившись взглядом с Эдваном, слабо, еле заметно, кивнул ему, словно поздравляя его с возвращением. Многие из ребят, которые сидели в первых рядах, тут же начали оглядываться, пытаясь выцепить в толпе того счастливчика, которому кивнул сам мастер. И, не найдя такого человека, все они решили, что кивал он Марису Морето, который с немного кислой рожей сидел на земле, подпирая стену рядом со своей группой. Всё-таки, сын самого главы города, как никак. Сильнейший из всех первогодок!
        - Как известно, начиная с третьего ранга каждый одарённый обучается управлять атрой за пределами собственного тела. Кто-то может овладеть этой способностью и раньше, но именно на третьем ранге этому умению могут обучиться все, без исключения, - сухо проговорил мужчина. Он поднял руку открытой ладонью и через несколько мгновений на ней появился яркий шар чистой атры. Выждав несколько секунд, мастер развеял демонстрацию и, оглядев толпу, спросил, - кто скажет мне, почему?
        - Размер сосуда? - неуверенно пробормотал кто-то с первых рядов.
        - Верно лишь отчасти, - сухо поправил его учитель, - ещё варианты?
        - Плотность атры, - спокойно проговорил со своего места Эдван и, увидев, что мастер в ответ на его выкрик лишь легонько приподнял бровь, продолжил говорить, - с третьего ранга энергия одарённого начинает уплотняться внутри сосуда. Поэтому нам легче вывести её за пределы тела и сжать, чтобы след души не рассеялся так быстро.
        Повисла тишина. Мужчина молча смотрел на парня и улыбался, но все прочие ученики были в лёгком шоке. Они не знали таких подробностей и теперь пытались понять, откуда у этого странного парня такие глубокие познания о природе сосуда души и атре. Даже Марис посмотрел на Эдвана с удивлением. Он не знал про плотность энергии в сосуде, вернее, не обращал на неё должного внимания и теперь, вспоминая о своём прорыве к третьему рангу, вдруг понял, что простолюдин говорил правду.
        - Абсолютно верно, - кивнул мужчина, - а теперь, кто скажет, какая возможность открывается перед одарённым, который овладеет этим полезным умением?
        Никто не ответил мастеру. Толпа молчала, дети из благородных семей отводили взгляды и, почему-то, тоже не хотели ничего говорить. Эдван знал ответ из прошлой жизни, но светить своим знанием второй раз не хотел и лишь и заинтересованно поглядывал на Анну и Алана, лица которых вдруг стали грустными, словно они вспомнили о чём-то плохом.
        - Контракты, - прозвучал голос Мариса в тишине.
        - Верно, - ухмыльнулся мастер, - контракты. Я знаю, многие из вас сейчас думают: “Зачем он это рассказывает? Ведь контракты это прерогатива трёх главных семей и их ближайших вассалов”, - услышав эту фразу наставника, Эдван внутренне напрягся, - да. Вы правы. Однако, я считаю, что вы должны знать о них и понимать, к чему стремитесь, если хотите последовать за молодым поколением главных семей, или, с чем столкнётесь, если станете их противником, - взгляд мастера Ганна прошёлся по группе учеников и остановился на Эдване, задержался на нём на несколько долгих мгновений, после чего он продолжил рассказ, - начну я, пожалуй, издалека. Все вы слышали легенду о сотворении мира от своих родителей или учителей Академии. О том, как Творец создал четыре великие силы: Огонь, Воду, Воздух и Землю и в их непрекращающемся сражении возник наш мир, который Великий наполнил жизнью. Творец был милостив и добр, сотворив человека, он не только наделил нас великим даром, но и подарил способность при помощи атры управлять остальными силами…
        Слушая мастера, Эдвану было трудно сдерживаться. Он морщился так, словно рядом с ним кто-то возил железом по камню, зная, что слова учителя не были правдой. Вернее, были далеко не полными…
        - Что-то случилось? - тихо спросила Лиза, увидев, как парень скривился.
        - Потом расскажу, - прошептал парень в ответ, не желая лишний раз привлекать внимание учителя, который уже смотрел в его сторону. Вот только, прятаться было поздно.
        - Эдван, неужели, в моих словах есть что-то, что ты подвергаешь сомнению? - прямо спросил мастер, глядя на юношу. По толпе учеников тут же прокатилась волна шепотков, многие бросали на Эдвана возмущённые и сочувственные взгляды. Несмотря на то, что в голосе учителя не было ни угрозы, ни упрёка, в глазах всех присутствующих Эдван уже был покойником.
        - Прошу простить моё поведение, мастер, - сказал парень, - могу ли я ответить на вопрос после вашего рассказа? Мне бы не хотелось ненароком разрушить замысел учителя…
        - Никакого замысла не было, - криво усмехнулся мужчина, - говори.
        - … ему конец… - послышался чей-то шёпот. Эдван вздохнул.
        - Просто мне показалось странным, что мастер упомянул лишь о четырёх силах, ведь согласно легенде о сотворения мира, их было семь.
        - Что за чушь ты несёшь?! - не выдержал кто-то, - легенда передаётся в Городе из поколения в поколение, все знают, что сил было четыре! И…
        - Помолчи, - одного слова мастера было достаточно, чтобы ученик проглотил свои слова, - насколько я могу судить, тебе известна другая версия легенды. Не мог бы ты рассказать её нам всем?
        - Я не хочу отнимать много времени, поэтому буду краток, - улыбнулся юноша, - как вы и говорили, вначале создатель сотворил четыре основные силы, из бесконечного сражения которых появилось небо и земля. Увы, пейзажи были красивы, но невероятно пусты, и тогда Творец создал Жизнь, чтобы наполнить ею наш мир, Смерть, чтобы не тяготить души бесконечно долгим существованием, и Разум, чтобы мы, люди, могли мыслить и действовать самостоятельно, ибо созданы по образу и подобию Творца… семь великих сил, - голос Эдвана вдруг изменился, - семь хранителей…
        - Достаточно, - оборвал его мастер, поднимая руку, - дальше, пожалуй, слово вновь возьму я. Не смейтесь, - сказал вдруг мужчина, мгновенно успокоив группу простолюдинов, которые давились смешками, - легенда, рассказанная Эдваном, действительно существует и известна нам как древняя легенда о сотворении мира. На свете существует немало таких легенд и никто достоверно не знает, какая из них правдива. Здесь, в Городе, мы верим в ту, которую вы все знаете, вот и всё. По нашей истории, Эдван, всю жизнь создал творец в том виде, который она имеет и последних трёх великих сил не существует. Мы признаём лишь четыре, ибо никто не доказал существование прочих.
        - А как же Первый?! - вдруг выкрикнул Эдван. Память его бунтовала, не в силах принять такое жалкое объяснение их нелепой вере в одну единственную легенду, которую все тут считали самой правдивой. Как она могла быть правдивой, если само существование Первого полностью опровергало её?!
        - Первый? - переспросил учитель с лёгкой усмешкой, - это лишь страшный демон из древних легенд. Ты же не веришь в то, что он действительно существует?
        - Нет, - покачал головой Эдван, с трудом скрывая собственное негодование. Он больше не желал ни с кем спорить. Услышав слова юноши, мастер Ганн довольно кивнул и продолжил свой рассказ…
        - … великие силы не желали никому покоряться, но Творец был милостив, он хотел, чтобы мы, одарённые, могли воспользоваться его творением и тогда на свет появились хранители. Могущественные сущности, обладающие властью над силами мироздания. Они были призваны помочь нам, людям, пользоваться ими, а также защищать их. В это трудно поверить сейчас, но в древности даже великие силы нуждались в защите…
        - А от кого? - спросил вдруг кто-то из первого ряда.
        - От демонов, - улыбнулся мастер Ганн, словно вспомнил одну из детских страшных историй на ночь, - вроде Первого, но настоящих. Но вернёмся к теме нашего урока. Чтобы обрести власть над великой силой, одарённому нужно получить разрешение хранителя. Заключить контракт. Делается это при помощи особого ритуала, секреты которого надёжно хранятся семьями-основателями. Однако, одного знания ритуала недостаточно. Не только вы просите доступ к силе, но и хранитель оценивает вас. Разрешение получит только достойный.
        - А как узнать, достойны мы или нет?
        - Увы, это нам неизвестно, - развёл руками мастер, - можем лишь догадываться, но каждый хранитель судит людей по-своему.
        - То есть, даже если я сумею добиться права заключить контракт от семьи… всё равно есть шанс, что я провалюсь?! - воскликнул кто-то из благородных.
        - Да, - криво усмехнулся мастер, - но попытка всё равно того стоит, ведь контракт навсегда возвысит вас над теми, кто им не обладает. Как если бы вы были выше на несколько рангов. И чем сильнее развитие, тем больше этот отрыв.
        - Господин Ганн! - простой паренёк в первом ряду поднял руку на мгновение раньше, чем Эдван и задал вопрос, который интересовал практически каждого простолюдина на этой площадке, - а как можно получить… контракт?
        - Мечтай, отброс, тебе не видать его, как своих грязных ушей! - высокомерно выкрикнул кто-то из угла благородных, за что заработал осуждающий взгляд от мастера.
        - Контракты принадлежат семьям-основателям. Клан Морето владеет контрактом огня, Джоу - землёй, а Линн - водой. Сила воздуха была утрачена давным-давно, ещё до основания города. Не спешите расстраиваться, семьи допускают к контрактам не только прямых потомков и вассалов. Каждый, чьи заслуги перед Городом и кланами достаточно высоки, может попытаться получить доступ к великой силе. Шанс есть у всех, поэтому каждый из вас должен упорно работать на благо Города и стараться изо всех сил! Лентяи и бездари будут пытаться отговорить вас, рассказывать, что кланы сговорились и специально строят вам козни, чтобы не дать контракта. Не слушайте эти лживые речи неудачников и не смейте сдаваться. Контракт поднимет вашу боевую мощь на один уровень с бойцами Когтя Кланов, если не попытаетесь получить его, будете жалеть всю жизнь, и с завистью глядеть на тех, у кого получилось…
        - Учитель, - заговорил Эдван, подняв руку, - в чём именно проявляется это усиление? Чем отличается человек с контрактом от того, кто использует Слово Пламени и язык творца?
        Задавая этот вопрос, юноша не мог отделаться от странной мысли. Почему-то, он никак не мог вспомнить, каким контрактом обладал в прошлой жизни, и обладал ли вообще. Именно поэтому рассказы преподавателя немного выбили парня из колеи. Похоже, в воспоминаниях были существенные пробелы…
        - Хороший вопрос, - улыбнулся мастер, - прежде всего, благодаря контракту одарённый может превратить атру в силу стихии простым усилием воли. Например, если я воин из клана Морето, мне не нужно Слово Пламени, чтобы обратить врагов в пепел. Достаточно просто взмахнуть рукой и выпустить огонь на свободу. И это ещё не всё, - мужчина усмехнулся, - контракт с хранителем позволяет не только обращать свою атру в стихию, но и повелевать силой стихии в природе. Если кто-нибудь из вас видел, как сражаются воины из семьи Джоу, вы поймёте, что я имею ввиду. Им достаточно просто пожелать, чтобы сама земля расступилась под ногами противника. Если сравнивать грубо бойца с контрактом и без, - мастер Ганн ненадолго задумался, - это… как сравнить вооруженного с безоружным. Обладатель контракта имеет огромное преимущество, даже в использовании слов творца, - мужчина замолчал и, взглянув на лица учеников из простолюдинов, усмехнулся, - вижу, вы мне не поверили. Что ж, - он хрустнул пальцами левой руки, - тогда я, пожалуй, продемонстрирую.
        Мастер Ганн показал ученикам открытую ладонь, затем аккуратно вытянул палец и, сосредоточившись, медленно принялся рисовать им в воздухе. Палец оставлял за собой голубоватую линию. Вначале учитель начертил круг с небольшой закорючкой, а затем, в спешке добавил внутрь него Слово Пламени. Эдван лишь фыркнул про себя. Во сне он делал подобное меньше, чем за мгновение.
        Сложный знак налился рыжим цветом и через один вдох в воздухе над ладонью учителя в появился огненный шар размером с человеческую голову. Тяжело вздохнув, мастер метнул снаряд в небо, где он, пролетев несколько десятков метров, расцвёл огромной вспышкой пламени.
        - Ещё один недостаток слов творца в том, что они, несмотря на огромную мощь, требуют очень много атры, - сказал мастер Ганн, - Человек из клана Морето смог бы создать огненный шар при помощи одного лишь слова формы, самостоятельно регулируя его силу. Примерно так, - учитель нарисовал в воздухе круг, который, подобно предыдущему, в мгновение ока налился светом, вот только в этот раз, синим, и буквально через мгновение над рукой мастера парил шар воды, - как видите, мне даже не нужно тратить время и силы на Слово Воды.
        Мужчина взмахнул рукой, рассеивая водяной шар, и продолжил отвечать на вопросы как ни в чём не бывало, но Эдван уже не слушал его объяснения, замерев на месте с крайне глупым выражением лица. В его голове словно прорвало плотину: все воспоминания прошлой жизни, которые до этого момента плавали лишь осколками и обрывками забытой мозаики без дела, наконец-то, сложились в цельную картину. Он был поражён тем, насколько глубокие знания ему достались от Армана. Пусть с пробелами… но даже так, они открывали ему путь к какому-то невероятному пониманию атры. Страшно представить, насколько глубоки были его познания в прошлой жизни…
        Эдвану невольно вспомнилось вторжение диких тварей и проклятый человековолк, который столкнулся лоб в лоб с бойцом из клана Джоу. Перед глазами парня, точно живая, встала картина, как зверь сложил рукой странный символ и его раны начали быстро-быстро затягиваться. И если раньше Эдван мог по глупости и незнанию принять это за какую-то тайную магию, то сейчас он уже чётко понимал: это был контракт жизни. И если даже у тварей есть такая сила, то уж он-то обязан заполучить её!
        “В конце концов… заслуг у меня хватает, а если нет… всегда можно добавить пару новых слов”, - улыбнулся Эдван собственным мыслям, мысленно пытаясь решить, какой из трёх контрактов подходит ему больше всего…
        Глава 23. Всегда позади
        Лиза была в ярости. Детская обида на собственную слабость подливала масла в костёр её гнева, заставляя скрипеть зубами от досады. Она опять проиграла! Два месяца упорных тренировок, а она всё ещё проигрывает всухую в серьёзном спарринге, и это при том, что превосходит противника на целый ранг! И этот наглый выскочка снова смотрит на неё, как на маленького неуклюжего ребёнка!
        - Ещё раз! - крикнула она, едва сдерживая злобное рычание и тут же помчалась прямиком на противника, изо всех сил желая стереть эту наглую ухмылку с его лица.
        Девушка налетела на Эдвана, как маленький злобный смерч. Её удары сыпались на него градом, злость, которую она вкладывала в каждый свой замах можно было почувствовать кожей. Вот только эта, на первый взгляд, яростная и безжалостная атака воина четвёртого ранга могла испугать кого угодно, но только не Эдвана. В его глазах весь этот неостановимый поток ударов выглядел, как беспорядочное размахивание руками. Без какого либо труда, он играючи уходил от её кулаков, пинков и подножек. Он превосходил её практически во всём. В скорости, умении и даже силе, но увы, не в выносливости. И дело здесь было даже не в выносливости тела, как можно было подумать, а в количестве атры. В конце концов, его противница не только находилась на один ранг выше, но ещё и обладала зелёным сосудом, из которого энергия не вытекала наружу каждое мгновение.
        Сильно затягивать было нельзя даже простой спарринг, и поэтому, когда попытки Лизы надрать ему зад потеряли всякое подобие системы и превратились в беспорядочный танец разъярённого суслика, Эдван контратаковал. Подняв колено, он легко заблокировал пинок девушки и, подавшись вперёд, резко ударил её в живот. Точно, быстро и мощно.
        Лиза отлетела на десяток шагов и едва не ударилась лицом о землю, чудом подставив руки. Из горла противницы Эдвана вырвался громкий кашель и она, хрипя, перевернулась на бок, сквозь зубы осыпая парня проклятиями. Девушка чувствовала себя не просто униженной, нет - растоптанной. Один удар. В этот раз даже хуже, чем в предыдущий, её хватило всего лишь на один удар. К горлу медленно подкатил комок обиды, в глазах начало щипать. Закусив губу, она с невероятным трудом подавила сильное желание расплакаться и направила атру к животу, чтобы поскорее начать нормально дышать. Винить противника ей не за что, в конце концов, сама просила, чтобы он её не жалел и бил в полную силу. Как и она его. Кряхтя, девушка поднялась на ноги, с трудом подавляя кипящую в ней бурю эмоций.
        - П-почему опять?! - только и сумела вымолвить она. В ответ Эдван лишь пожал плечами.
        - Когда ты злишься, то начинаешь просто беспорядочно махать руками и ногами. Я вижу каждый удар ещё до того, как ты попытаешься его нанести, - виновато пояснил он.
        - Не правда! - обиженно крикнула Лиза, - д-даже если так, я ведь быстрее!
        - Нет, не быстрее, - улыбнулся в ответ Эдван.
        - Я на четвёртом ранге!
        - И что с того? - усмехнулся парень, - ты прорвалась неделю назад. Готов поспорить, что ты ещё даже не освоилась толком.
        - А… - Лиза не нашлась, что сказать и замерла, как мешком ударенная, - ты! Всё! - фыркнула девушка и, круто развернувшись, быстро пошла в сторону выхода с площадки.
        Эдван не двигался с места. Он уже привык к такому её поведению. Примерно на полпути она остыла и свернула, обходя площадку по-кругу. Сегодня они занимались на полигоне двенадцати столбов, который находился на самом краю академии. Обычно, мастера приводили сюда учеников для того, чтобы натренировать ловкость и равновесие, заставляя их прыгать по вкопанным в землю высоким столбам. Правда, допускались сюда только те, кто уже достиг первой ступени, но не из-за каких-то дурацких правил, вовсе нет. Просто те, кто ещё не достиг колодца, могли разве что смотреть на высокие столбы и представлять, как они перепрыгивают с одного на другой. Ведь расстояние между каждым было по пять метров.
        - Спорим, я пройду полосу быстрее! - гордо вздёрнула подбородок девушка, легко запрыгивая на первый столб.
        Когда группа мастера Ганна проходила тренировку на этой площадке, Эдван отбывал наказание в шахте, и с тех самых пор девушке очень хотелось посоревноваться с ним в скоростным прыжкам по столбам. В конце концов, её результат был вторым лучшим в группе, сразу после Мариса. Про себя она надеялась, что хоть в этом-то уделает этого выскочку с жёлтым сосудом.
        - Давай поспорим, - вздохнул Эдван, которому эти бесконечные вызовы уже немного поднадоели, - но как считать время?
        - Ты слепой?! Обернись! - девушка ткнула пальцем куда-то за спину парня.
        Юноша обернулся. Очевидно, таким вопросом задался не он один. На стене позади него висели небольшие песочные часы, вмурованные в круглую доску. На каждой их половине было ровно по двадцать делений, при помощи которых и измерялось время.
        - Готова? - спросил он у девушки и, дождавшись её кивка, резко перевернул часы. Время пошло.
        Лиза одним прыжком достигла следующего столба, на секунду задержалась на нём и, оттолкнувшись ногой, прыгнула на третий. Наблюдая за ней, у Эдвана складывалось ощущение, словно она двигалась как-то странно и слегка заторможенно. Немного резко и даже слегка неуклюже. Когда она приземлилась перед ним на землю, спрыгнув с двенадцатого столба, часы заполнились на три пятых. Двенадцать делений. Девушка гордо задрала носик к небесам и, подойдя к Эдвану, сменила его у часов.
        Пожав плечами, парень дошёл до начала этой полосы препятствий и запрыгнул на первый столб. Дождавшись, пока песок полностью пересыплется на одну сторону, Лиза перевернула часы. Эдван тут же сорвался с места, легко допрыгнул до соседнего столба, оттолкнулся от него ногой и тут же полетел к следующему. Он прыгал по столбам так быстро и непринужденно, словно это была лёгкая послеобеденная прогулка, а не соревнование на скорость. Оттолкнувшись от последнего, парень сделал особенно длинный прыжок и приземлился прямо перед Лизой. На часах было всего девять делений.
        - Я слегка замешкался после пятого, с непривычки. Но, думаю, после небольшой тренировки, я смогу пройти ещё быстрее, - сказал он, улыбаясь. Девушка в этот момент была готова взорваться. Она шумно засопела, с трудом сдержала вопль негодования и, кое-как успокоившись, поникла.
        - Как? - только и сумела выдавить из себя Лиза, чуть не плача. Обида разъедала её изнутри. Девушке казалось, будто бы все усилия, которые она прилагает, чтобы стать сильнее, напрасны. Словно она бьётся о невидимую стену, которую никак не может преодолеть, как сильно бы не старалась.
        - Не знаю, - пожал плечами парень, - это не трудно.
        - Мастер Ганн прошёл её за шесть делений! - вспылила она, - ты за девять! Как у тебя получается прыгать так легко?!
        - Атра? - Эдван не нашёлся, что ответить.
        - У меня тоже атра! - взорвалась она, - почему я, на четвёртом ранге, вбухиваю в себя почти всё, что есть, а в итоге ты всё равно быстрее! Я не понимаю!
        Ситуация очень сильно напомнила Эдвану эпизод с их первой ночной тренировкой, когда Лиза вдруг не с того ни с сего расплакалась. Он снова не знал, как реагировать на крик. В конце концов, за прошедшие два месяца она вела себя так впервые…
        - Ты просто заполняешь тело атрой? - переспросил он осторожно.
        - Конечно!
        - Понятно… - улыбнулся он.
        - Что тебе понятно?!
        - Сейчас покажу. Пробегись до столба. Без атры, - попросил он.
        - Может, мне ещё раздеться?! - еле скрывая бешенство, прошипела Лиза.
        - Я пытаюсь тебе помочь. Пожалуйста, - как можно более спокойно и мягко сказал Эдван.
        - Ладно. Прости, - фыркнула она, немного успокоившись, и пробежалась до ближайшего столба, - и что дальше?
        - А теперь напряги все мышцы в теле сразу и беги обратно.
        Лиза смутилась. Несколько секунд она не могла понять, зачем ей делать что-то настолько глупое, однако, немного поразмыслив над ситуацией, она решила всё-таки выполнить просьбу. Пробежав так примерно полпути, девушка замерла, словно громом поражённая. Злость и вселенскую обиду смыло гигантской волной удивления, которая накрыла её с головой. Её брови поползли вверх, и она, замерев с открытым ртом, глупо смотрела на Эдвана и хлопала глазами, не в силах поверить, что всё оказалось так просто!
        - Т-ты гений! И как я сама не догадалась?!
        - Не за что, - улыбнулся парень, глядя, как она прыгает с одной ноги на другую с таким лицом, словно только-только научилась ходить.
        - А это не так-то просто, как кажется… - пробормотала она и, высунув язык от старания, принялась прыгать чуть более сосредоточенно.
        - Чем лучше контроль энергии, тем легче тебе с ней управляться. Ты ещё толком не освоилась с четвёртым рангом, это нормально, что у тебя не получается, - терпеливо попытался объяснить юноша, - Попробуй для начала зачерпнуть совсем чуть-чуть…
        - Да-да… - отмахнулась Лиза, сосредоточенно переступая с ноги на ногу.
        Эдван усмехнулся, сел на землю, скрестив ноги, и погрузился в медитацию. Атра из окружающего мира тут же потянулась к нему, постепенно наполняя внутренний сосуд. Парень успокоил дыхание, постарался отрешиться от мира и сосредоточился только на токе атры. Чувствуя, как энергия просачивается сквозь трещины наружу, он невольно улыбнулся. Наконец-то, тренировки начали приносить плоды, его внутренний сосуд постепенно начал трансформироваться.
        Первая кочка на пути одарённого после преодоления фазы освоения дара, это четвёртый ранг. Обладатели зелёных сосудов могут её даже не заметить, при наличии большого таланта, а вот для тех, кому не повезло родиться с красным, кочка может превратиться в непреодолимую стену. А всё дело в том, что начиная с третьего ранга тело и сосуд души одарённого начинают меняться. Мышцы от постоянного присутствия атры становятся прочнее и гибче, сглаживаются различные мелкие изъяны во внешности, тело становится чище. Вот только для того, чтобы все эти изменения произошли, необходимо постоянно поддерживать определенный объём энергии в теле. И объём этот, увы, куда выше, чем минимум для третьего ранга.
        Метод, которому обучал мастер Ганн, подходил только зелёным сосудам. Ничего особо сложного в том, чтобы просто надуть сосуд до нужного размера, действительно, нет и тогда, со временем, тело само подстроится. Но не в том случае, когда энергия постоянно утекает наружу. Нет, конечно, если очень долго долбиться головой, то и у жёлтого сосуда всё получится… когда обладатели зелёных уже перешагнут за седьмой, а то и восьмой ранги.
        Для преодоления стены четвёртого ранга Эдван использовал особую технику из наставления об атре. Вместо того, чтобы раздувать сосуд, он начал сжимать атру в самом сосуде так, чтобы она постоянно давила на его стенки, но не расширяла. Это были долгие и довольно нудные тренировки, но сегодня они, наконец, принесли плоды. Его атра стала плотнее и чище, чем была раньше, настолько, что ему уже не требовалось прикладывать никаких усилий для того, чтобы поддерживать необходимый её объём в теле.
        Довольный своими результатами, Эдван вернулся к мыслям о контрактах. С открытого урока мастера Ганна прошла уже неделя и за это время энтузиазма и уверенности в своих силах у парня поубавилось. С какой бы стороны он не пытался подступиться к проблеме, выходило не очень. Контракт воды можно было вычёркивать не задумываясь, после той злополучной драки с отпрысками главного старейшины клана Линн, на его благосклонность можно было даже не рассчитывать. Оставались кланы Джоу и Морето, но и тут всё было далеко не так просто…
        Скорее всего, Марис ни за что не позволит ему заполучить контракт Огня, а в клане Джоу… ему банально было не к кому обратиться. Единственный вассал этой семьи, которого Эдван знал в лицо, до сих пор талдычил о невыплаченном долге городу, так что заикаться о каком-то контракте при нём было себе дороже…
        “Как же сложно…” - подумал парень, скривившись, - “может, спросить у Марка, когда вернётся? Или у леди Джины…”
        - О чём задумался? - весело спросила Лиза, заметив, что Эдван больше не медитирует.
        - Да так, - отмахнулся он.
        - Контракты? - хитро прищурившись, спросила девушка, и по её лицу было видно, что отнекиваться бесполезно.
        - Ненавижу, когда ты так делаешь, - фыркнул он и, растянувшись на земле, выдохнул сквозь зубы, - да, контракты.
        - Не злись, - на удивление спокойно сказала Лиза, - просто я… тоже думаю об этом.
        - А тебе-то что беспокоиться? Ты ж Морето…
        - А ты дурак, - злобно прошипела она в ответ, вскочив на ноги.
        - Что? - не понял Эдван, - ну не зажмут же они контракт для члена клана?!
        - С каких это пор ты так хорошо знаешь наших старейшин? - язвительно проговорила девушка, - неужто присоединиться хочешь? Стоило поманить контрактом…
        - Хватит, - перебил он, нахмурившись, - что на тебя нашло вообще?
        - Что нашло?! Да я…
        И кто знает, каких бы слов разозлённая девушка сумела наговорить Эдвану, если бы в этот момент её речь не прервал низкий, протяжный гул, похожий на вой какого-то древнего монстра, от которого по коже бежали мурашки. Звук шёл откуда-то издалека, со стороны городских ворот.
        - Что происходит? - тихо спросил Эдван, с тревогой глядя на побледневшую девушку. Она выглядела очень напуганной, словно один из её самых страшных кошмаров происходил наяву. О том, что совсем недавно они были готовы крепко рассориться, оба благополучно позабыли.
        - Это траурный рог… - прошептала Лиза еле слышно, - произошло что-то ужасное…
        - Нападение? - осторожно спросил парень, изо всех сил стараясь понять, что ему делать дальше. Хватать подругу и уносить ноги, или ещё немного подождать?
        Вместо ответа Лиза лишь помотала головой из стороны в сторону, прикрывая ладонью рот. В глазах девушки стояли слёзы. Моргнув, она громко всхлипнула, утёрлась рукавом куртки и медленно поднялась на ноги.
        - Пойдём, - её голос дрожал, - когда… когда звучит рог, надо собраться на площади…
        - Но что случилось?
        - Не знаю… - тихо, почти неслышно ответила она. По щеке девушки скатилась слеза, - ничего хорошего…
        Глава 24. Траур
        Стоя на битком набитой площади, Эдван чувствовал себя немного не в своей тарелке, словно попал на чьи-то похороны за компанию. В каком-то смысле, так оно и было. Площадь Основателей была заполнена до краёв, те, кому не хватило места внизу умостились на окружающих стенах и даже на крышах близлежащих домов, лишь бы посмотреть на происходящее и послушать, что вызвало траурный рог. Впрочем, хороших новостей не ждал никто, настроения царили упаднические.
        В центре площади, совсем рядом с памятником основателям Города, возвели крепкий деревянный помост, который, правда, в данный момент пустовал. Перед ним находилось другое, не менее крупное сооружение - огромная коробка из брёвен, сильно напоминающая гигантский колодец, заполненный сухими ветками и сеном. Что было за ним, Эдван не видел, вид загораживали спины бойцов Когтя, которые плотным кольцом обступили центр, не подпуская никого к помосту. Где-то там, скорее всего, сейчас и находился сам глава города, который вскоре должен будет дать речь. Парню повезло наблюдать за всем практически из первых рядов, в окружении бойцов гарнизона. Лизы с ним, правда, не было. Они, хоть и пришли одними из первых, вынуждены были разделиться, ведь по правилам, в такой момент она должна была находиться с семьёй.
        Вдруг, все бойцы Когтя разом согнулись в неглубоком, но очень почтительном поклоне и вслед за ними голову склонил каждый на площади. Один только Эдван замешкался на несколько долгих мгновений, не понимая, почему все вокруг вдруг начали кланяться. Воин, что стоял рядом с ним, не поворачиваясь отвесил парню подзатыльник.
        - Прояви уважение к памяти основателей, - возмущённо прошипел он, и Эдван тут же согнулся в поклоне. Мысленно, он хлопнул себя по лбу. Можно было догадаться, раз уж все поклонились в направлении к центру площади.
        Юноша чувствовал себя ужасно неловко. Он не понимал, как себя вести и что делать. Не понимал, почему их всех здесь собрали. Атмосфера страха и уныния, что царила на площади, давила на него. Казалось, что даже воздух здесь стал каким-то вязким и очень тяжелым.
        Народ вокруг него разогнулся и все устремили свои взгляды на помост. Разогнулся и Эдван, мельком взглянув на воина, отвесившего ему подзатыльник, но тот лишь напряженно высматривал что-то в центре площади и, казалось, совсем позабыл о нём.
        Наконец, у помоста началось какое-то движение. Первым наверх поднялся высокий смуглый мужчина, облачённый в доспех с яркими рыжими вставками и мечом на поясе. При виде его воины вокруг почтительно склонили головы, а Эдван опять не успел, за что заработал полный неодобрения взгляд от соседей.
        - Сам глава города вышел, а он даже головы не склонил… - фыркнул кто-то рядом. Эдван сделал глубокий вдох, отрешившись от происходящего, и продолжил смотреть на помост. Следом за главой показался худосочный престарелый блондин в синем халате, а за ним толстяк в дорогих одеждах и им уже, к счастью, никто не кланялся.
        Главы кланов сдержанно приветствовали людей, особое внимание уделив, разумеется, своим семьям. Проследив за тем, в какую сторону махнул рукой глава города, Эдван попытался выцепить в толпе Лизу, а, найдя её, тяжело вздохнул. На ней не было лица. Девушка стояла рядом с какой-то расфуфыренной тёткой, которая неустанно талдычила что-то ей на ухо. Вот только Лиза, судя по всему, совершенно не воспринимала чужие речи. Она смотрела куда-то в пустоту, практически полностью отгородившись от реальности. Похожие выражения лиц Эдван увидел и у многих других людей, что собрались сегодня на площади. Ничего не видящие взгляды, полные пустоты и скорби. Невольно ему вспомнилось первое пробуждение в городе и тот самый миг, когда он осознал, что родных больше нет. Наверное, примерно таким же взглядом он смотрел тогда в потолок…
        Глава города вышел вперёд и оглядел толпу. Лицом Горан Морето, а именно так его звали, был похож как и на статую основателя клана, так и на Мариса, только выглядел куда более мужественно. С ярко выраженными скулами, горбатым носом и суровым взглядом, Горан походил на гордого ястреба. Младший Морето таких ассоциаций у Эдвана не вызывал никогда, как, впрочем, и уважения. И хоть выражение лица мужчины казалось непроницаемым, это была лишь маска, которая уже буквально трещала по швам. Даже Эдван видел, что за этим напускным безразличием и суровостью скрывается боль и скорбь. И кажется, парень начал догадываться, что произошло.
        Однако, вместо начала речи, которую от главы города ждал почти каждый, тот лишь тяжело вздохнул, на мгновение разбив образ непоколебимого гордого титана, способного защитить город от всех опасностей. Разговоры и шепотки почти мгновенно стихли, вся площадь погрузилась в тишину.
        - Моя речь не будет долгой. Сегодня, траурный рог звучал, чтобы с достоинством проводить в последний путь всех тех, кто пал в неравной битве с врагом, - голос мужчины подобно гулким раскатам грома прокатился по площади, - последняя охота… обернулась трагедией, - вымолвил он и замолчал. Горан вздохнул и, после небольшой паузы, продолжил, - Мы победили, но цена оказалась непомерно высока. К сожалению, многих не удалось вытащить из лап мерзких тварей. Память тех, чьи тела навеки остались в лесу, будет почтена статуэткой. А теперь, позвольте мне прочесть имена героев, отдавших свои жизни за Город. Они навеки останутся в наших сердцах…
        Мужчина вынул из кармана толстый свиток и развернул его. Бумага свисала с помоста на добрый метр. На помост вынесли тело. Обезображенный труп молодой девушки вызвал волну мурашек, причём не только у Эдвана. Бывалые солдаты, что стояли рядом с ним, тоже заметно поёжились.
        - Алекса Линн… - прочёл первое имя Горан. Тело передали бойцам Когтя внизу, которые бережно положили его внутрь коробки из брёвен, а тем временем, на помост внесли следующее…
        Список продолжался. И чем больше незнакомых имён со звучными фамилиями оглашал глава города, тем мрачнее становился народ на площади, словно с каждым новым именем атмосфера нагнеталась всё больше и больше. Эдван чувствовал себя не в своей тарелке, солдаты рядом с ним бледнели на глазах. Количество погибших воинов из Когтя превышало все мыслимые и немыслимые пределы. Для всех эти воины были элитой из элит, невероятными, могучими, несокрушимыми. И сейчас… их возвращение впервые за долгое время встречали не праздником, а воем траурного рога. Только во время оглашения списка погибших люди по-настоящему осознали масштаб трагедии. Воистину, отгремела великая битва…
        Наконец, имена павших бойцов Когтя закончились и Горан перешёл на обычных солдат. Читал он их как-то… иначе. Сухо и без такого почтения, с каким проговаривал фамилии клановых воинов. Список был длинным, настолько, что голос мужчины слегка охрип и теперь воспринимался всеми практически, как монотонный гул. Эдван бездумно наблюдал за тем, как одна за одной чёрные статуэтки отправляются к телам погибших. На душе у парня было паршиво, перед его глазами вставали образы ушедших друзей и товарещей. Причём, не только из этой жизни… мастер в белых одеждах, множество учеников из той, странной школы, в которой он вроде бы никогда не был, но в то же время провёл долгие годы, обучаясь премудростям атры…
        - Марк Боу… - знакомое имя вырвалось из монотонного потока, заставив Эдвана вздрогнуть. Парень сглотнул.
        А ведь он совсем недавно думал о том, чтобы снова навестить капитана гарнизона, который отнёсся к нему по-доброму. Пусть и с намерением затащить в клан Морето, но всё же… он был первым, кто позаботился об Эдване по-настоящему. Юноша вздохнул, груз вины упал к нему на сердце. Может быть, не стоило вести себя так с Марком? В конце концов, он не хотел ничего плохого…
        Вздохнув, Эдван покачал головой, прогоняя грустные мысли. Ничего уже не поделаешь. Вскоре после Марка в списке мелькнуло имя Дина, и впервые за долгое время на губах Эдвана появилось какое-то подобие грустной усмешки, которая, впрочем, очень быстро померкла. В давящей тишине глава города читал имена, а статуэтки всё наполняли и наполняли огромный колодец… Эдван не знал, когда именно список закончился, он потерял счёт времени. Чёрных статуэток больше не осталось, а Горан Морето, хрустнув пальцами, вытянул руки в сторону лежащих на соломе тел.
        - Мы от всего сердца благодарим вас за верную службу и великий подвиг. Герои! - повысил голос мужчина и, тяжело вздохнув, добавил, - покойтесь с миром.
        Ладони главы города налились ярким рыжим светом и через мгновение с них, прямо на деревянный колодец, обрушилась волна пламени. В мгновение ока она объяла все тела и статуэтки и яркое зарево залило всю площадь светом. Эдван поморщился и отвёл взгляд. В воздухе запахло горелым мясом, но Горан Морето, не замечая ничего, с каменным лицом продолжал выпускать могучее пламя. Бойцы Когтя тоже не шевелились, пустыми глазами вглядываясь в пляску огня.
        Приблизительно через десять минут Горан опустил руки и остался неподвижно наблюдать за огромным костром с помоста. Эдван смотрел на пламя и никак не мог понять, что же во всём этом не даёт ему покоя. Кажется странным, слегка неправильным… что-то было явно не так, и парень никак не мог понять, что. Перед глазами вставал образ того чудовища и его волков. Смерть парня из Когтя… странно, что вернулось так мало.
        “Жаркая битва с тяжелыми потерями”, - думал парень, - “Коготь одержал победу, дорогой ценой, но … почему же тогда нет ни одного трофея? Где головы сильнейших врагов на копьях? Почему же он не сказал ни слова о том, что Город может спать спокойно? Что-то здесь не так… может, никакой победы на самом деле не было? Нет, тогда не вернулся бы никто. Звери бы гнали их до самого города и, скорее всего, сейчас бы штурмовали стену… странно, что не только обычных солдат хоронили статуэтками, я отлично помню несколько благородных без тел. А если даже тела членов Когтя не забрали, значит, что-то этому помешало… какая-то другая опасность? Новый враг?”
        Эдван вздохнул. По спине парня пробежал холодок, заставляя его поёжиться. Насколько же опасным должен быть враг, способный отпугнуть остатки солдат Когтя? Тех, кто сумел вернуться и принести тела мёртвых товарещей…
        “Может, это просто моё воображение и на трофеи попросту не было места? Всё-таки, тащили многих…”- подумал он и, вздохнув, отбросил эту мысль. Как бы он не хотел в неё верить, готовиться стоило к худшему.
        - Ужасно… - пробормотал солдат, который в самом начале церемонии отвесил парню подзатыльник.
        - Да… столько погибших… - прошептал Эдван.
        - И ни одного тела наших. Только эти проклятые статуэтки… - мужчина тяжело вздохнул и утёр нос рукавом.
        - Сколько вернулось? - тихо, еле слышно спросил парень.
        - Семеро.
        - … что? - хрипло переспросил Эдван в ошеломлении.
        - Ты слышал, - так же тихо ответил солдат.
        Парень вновь повернулся к огню, совершенно по-новому взглянув на масштаб трагедии. Лиза сказала, в поход отправилась треть Когтя кланов и треть всего гарнизона города, а вернулось… лишь семь человек. Тревога глубоко внутри него мгновенно возросла. Все подозрения, которые он старательно отметал ещё минуту назад, уже не казались столь бредовыми…
        - И никого из гарнизона… - поражённо вздохнул парень.
        - Как всегда, - тихо, с толикой злобы в голосе выплюнул солдат и, опасливо покосившись на Эдвана, фыркнул и отвернулся.
        “Как всегда?!” - переспросил парень у себя в голове. Получается, что такое происходит уже не впервые, или… верно. Горько про себя усмехнувшись, юноша поджал губы. Траурный рог звучал не для простых воинов, вовсе нет. Смерть бойцов из Когтя - вот что повергло в настоящий шок большинство присутствующих, и для них устроили это прощание. На площади Основателей, самим главой города. Глубоко вздохнув, Эдван с трудом сдержался, чтобы не поморщиться. На какой-то миг он почувствовал себя очень гадко, словно в чём-то испачкался…
        - И… часто такое бывает? - шёпотом спросил парень у солдата. Голос его слегка дрогнул.
        - А ты не знаешь? - удивился мужчина. В глазах сурового воина стояли слёзы, - сильных врагов Коготь всегда ловит на живца, иначе твари просто не покажутся… - голос его чуть дрогнул, - чуят…
        - Да, - прохрипел солдат рядом с ним, крепко стиснув кулаки. Его лицо было бледным, а сам мужчина, казалось, переживает не лучшие воспоминания, - если выпала охота с когтем, молись Творцу, чтоб в живых остаться…
        - Это… ужасно… - прошептал Эдван, вновь повернувшись к костру. “На живца”, - мысленно повторил себе юноша и вдруг замер, словно громом поражённый.
        Сердце парня упало. “Вчера Коготь вернулся… перебили стаю обезьян” - пронеслись в голове юноши слова горбуна, сказанные незадолго после пробуждения. Руки юноши задрожали, он закрыл лицо ладонями, вцепился пальцами в кожу и согнулся, чтобы никто не увидел его посеревшее лицо. Плечи дрожали, он бился в немой истерике, еле-еле сдерживая рвущийся наружу яростный вопль. Воздух рядом с ним начал дрожать, атра бесилась, заставляя три кольца на сосуде души пульсировать.
        - Эй, ты в порядке? - обеспокоенно спросил солдат.
        - Да… - хрипло выговорил юноша.
        “На живца….на живца…на живца… на еб***ого живца!” - одна и та же мысль повторялась в его голове снова и снова, и с каждым её повтором в душе паренька всё ярче и ярче разгоралось пламя ненависти.
        Эдван больше не контролировал себя. Его лицо перекосило, а полубезумный взгляд был направлен куда-то в пустоту, сквозь людей и огонь. И никто из солдат не заметил в поведении парня ничего странного, ведь сегодня был день великой трагедии и ничего удивительного в этом для них не было. Напряжение достигло критической точки, как в то самое утро, и парнишка издал нервный, полубезумный смешок.
        - На живца… - прошептал он и бросил полный ненависти взгляд на статую основателей, а затем и на трёх их потомков. Пламя злобы в его душе потухло, сменившись ледяной яростью.
        Пустота. Холодная, безжизненная… на какой-то миг он почувствовал её в своей груди так чётко и ясно, словно кто-то оставил там сквозную дыру, которую нельзя было ничем заполнить. Парень схватился рукой за грудь, впиваясь ногтями глубоко в кожу, но эта слабая телесная боль не могла даже чуть-чуть сравниться с той, которую испытывало сейчас его сердце.
        Он не помнил, как закончился траур. Не слышал, что говорил глава города после того, как тела были сожжены. Не заметил, как разошлись люди с площади, он просто стоял на месте и смотрел на давно превратившиеся в пепел брёвна, полностью отрешившись от окружающего мира. Чья-то тёплая ладонь коснулась его руки и Эдван дёрнулся так, словно кто-то ударил его хлыстом.
        - Прости… - тихо проговорила Лиза, поёжившись от безумного, злобного взгляда парня.
        - А… - только и ответил Эдван, с трудом вырвав руку. Он даже не посмотрел на неё, только отошёл на шаг в сторону, всё ещё глядя на груду брёвен. Повисло молчание. Долгое, тягостное.
        - Мои родители погибли в прошлый день траура… - голос девушки больше напоминал шёпот призрака.
        - Ненавижу их… - всё также глядя в пустоту, произнёс Эдван.
        - Что?
        - Приманка, понимаешь? - севшим голосом проговорил он, - эти… твари… просто… сделали приманку…
        - К…кого?
        - Ненавижу… - не слушая вопросы подруги, Эдван смахнул с глаз выступившую слезу и, что-то про себя решив, резко развернулся и быстрым шагом пошёл в сторону академии. Лиза решила не ходить следом. Одного взгляда на друга ей было достаточно, чтобы понять, что его сейчас лучше всего оставить в покое. Да и ей самой тоже не помешает немного прийти в себя.
        В этот вечер Эдван не появился в своей комнате. Вместо этого он лишь зашёл в столовую, взял три буханки хлеба, флягу воды и тут же покинул стены Академии. Он шёл по городу, практически не различая перед собой пути, словно заколдованный, практически не моргая, и никто не обращал внимания на странного юношу, который немного дёрганной походкой направлялся к городским воротам, смотря куда-то в пустоту. В конце концов… в день траура такой вид имел почти каждый второй в городе.
        Он долго бродил среди полей, пока не вышел к небольшой рощице с фруктовыми деревьями, неподалёку от Белой. Забравшись в самый дальний её край, Эдван уселся под яблоню и, закрыв глаза, погрузился в глубокую медитацию. Кольца на его сосуде души начали пульсировать, затягивая внутрь невероятное количество атры, словно таким образом можно было хоть немного заполнить пустоту в его сердце…
        Глава 25. Беспокойство
        В резиденции главы города сегодня было шумно. Слуги готовились к приёму дорогих гостей - старейшин всех благородных семей, которых сам глава созвал на военный совет. Грандиозное, очень важное событие, сравнимое, пожалуй, со звучанием траурного рога. В последний раз подобный совет собирался как раз незадолго после того, как на площади прошла церемония прощания с героями. Вот и сейчас - не успели снять чёрные флаги с крыш и ворот, а глава уже созывал важных гостей.
        Однако, мало кто знал, что именно сейчас, во время подготовительных хлопот, в малом зале у кабинета главы города проходила ещё одна, не менее важная встреча. За круглым столом собрались трое: Горан Морето, Агар Линн и Ли Джоу. Патриархи кланов-основателей.
        - Неважно выглядишь, Агар, - пробасил толстяк, откинувшись на спинку кресла.
        - Да, - тихо пробормотал тот, - время моё уходит. Стар я стал… да, - глава клана Линн тяжело вздохнул, - сильный удар поход этот нанёс по нам всем.
        Толстяк степенно кивнул, и взял кусочек сушённого яблока из небольшой вазочки на столе. В какой-то степени, ему даже было жаль патриарха Линн, ведь во время последней охоты погибло больше всего членов именно этого клана. И среди них старшая дочь самого Агара - Алекса. Не наследник, слава Творцу, но любимая дочка… Ли немного поёжился, вспомнив обезображенное тело девушки, которую хоронили первой. Наименьшими потерями, наоборот, отделался клан Джоу.
        - Верно, удар мы получили серьёзный. Выпуску академии потребуется около года, чтобы хоть немного приблизиться к уровню тех, кого мы потеряли.
        - Чернь опять ропщет, - дёрнул щекой толстяк.
        - Как-то часто в последние дни… - пробормотал Агар, - сначала ученики академии из-за этого… - мужчина поморщился, пытаясь вспомнить, - как его?
        - Лаута, - пробасил глава, - с ним якшается твой непутёвый отпрыск.
        - Позор семьи… - скривился мужчина, - Алексис был в ярости, когда этот простолюдин искалечил его сына. Что там говорит твой ручной хранитель?
        - Сопляк потихоньку переводит тексты, но, - толстяк поморщился, - похоже, никаких особых талантов, кроме языка, он из-за грани не почерпнул.
        - Мы должны радоваться тому, что есть. Слово Жизни спасло уже многих, - сказал глава города, - без него, кто знает, чем бы закончилась эта охота.
        - Да, конечно, - фыркнул Агар недовольно, - но я всё равно не понимаю, почему мы позволяем ему разгуливать по академии и устраивать беспорядки. Давно надо было его запереть к хранителям, чтобы те вытащили из сопляка все знания до последней крупицы.
        - Есть закон, - жестко сказал Горан, - и его мы должны держаться. Каждый одарённый должен обучиться, и должен встать на защиту Города. Так и будет.
        - Рано или поздно, он выдаст нам все секреты, - улыбнулся толстяк, - он ещё молод, горяч. Он ещё осознает, что своими глупыми действиями сам вырыл себе могилу, и тогда-то нам и достанутся все его знания… нужно только время от времени напоминать ему его место.
        - Остальной черни тоже не мешало бы об этом напомнить, - скривился Агар, - мне доложили, что в гарнизоне уже ропщут. Как в прошлый раз, хотят контракты.
        - Выберем нового “достойного”, - толстяк ухмыльнулся, сложив руки на животе, - а потом он трагически погибнет от рук завистников…
        - Возможно, в этот раз нам придётся даровать кому-то контракты по-настоящему, - вздохнул Горан, и, заработав полные недоумения взгляды двух других патриархов, поспешно добавил, - перед следующим походом, разумеется.
        - Хм… так даже больше пользы выйдет, - почесал два подбородка сразу Ли, - умрут героями, и тварей перебьют больше. Меньше наших бойцов умрёт. Это ты хорошо придумал, Горан, так, пожалуй, и вправду лучше выйдет. Крайних мер требует ситуация.
        - Что доложил Коготь? - спросил Агар, недовольно глядя на других патриархов. Среди вернувшихся семи воинов не было никого из клана Линн, и поэтому он единственный до сих пор не знал подробностей того, что же произошло на охоте.
        - Нерадостные вести, - нахмурился Горан, - хоть волчья стая и была уничтожена, их вынудили отступить. В чаще завелись новые твари, вернулись обезьяны…
        - Первый побери, - прокряхтел Агар, - мы же перебили их ещё тогда!
        - Видимо, не всех, - поморщился Ли, - и теперь в их руках оказалось довольно много нашего оружия, которым эти твари научились орудовать.
        - И обезьяны не самая главная наша проблема, - сказал Горан, - звери, развитием не уступающие бойцам Когтя, да ещё и в большом количестве - вот, что нас должно беспокоить. В этот раз наша обычная тактика не сработала.
        - Жаль, больше нет беженцев… - цокнул языком Ли. Он до сих пор гордился своей идеей предложить использовать наивных деревенщин вместо приманки, ведь, это решение принесло Городу великое благо. Мало того, что удалось сохранить часть гарнизона, так ещё и побывавший за гранью объявился. Без сомнения, появление этого пацана было его самой главной заслугой.
        - Больше нету прока от приманки. Звери стали хитрее… теперь, они сами ищут прямого боя. Нужна новая тактика.
        - В таком ключе предложение дать мясу силу контракта звучит куда разумнее… пусть первой погибнет чернь и нанесёт врагу как можно больше урона, - сказал Агар, наконец, сообразив, в чём был замысел главы.
        - Но стоит ли вообще снаряжать второй поход? - задумчиво погладил подбородок Ли.
        - Что ты имеешь ввиду? - нахмурился глава города.
        - Не лучше ли нам встретить врага здесь, во всеоружии? Стены Города дадут неоценимое преимущество в обороне, а мощь всего Когтя поможет смять любого врага.
        - Предлагаешь не дробить войска, а заманить врага к нам домой? - сурово переспросил Горан, - напомнить ли тебе, Ли, чем закончилось последнее нашествие зверей на город? Уничтоженные поля, тысячи погибших! Ты хоть представляешь, какой опасности подвергнется город, если на него нападут те, кто по развитию не уступает нашим лучшим бойцам?
        - Я лишь предлагаю ударить по противнику всей нашей мощью из самой выгодной позиции, - спокойно проговорил Джоу, - можешь ли ты, уважаемый глава, гарантировать нашу победу в других условиях?
        - Я могу гарантировать, что последствия битвы у стен нанесут нашему городу непоправимый вред. Начнётся голод…
        - Не вижу в этом никакой проблемы. Даже если начнётся голод, наши семьи от этого не пострадают. А чернь вспомнит, что это мы позволяем им жить рядом и прислуживать, в обмен на защиту, - фыркнул Ли, - контрактов они захотели…
        - И всё же, риск слишком велик. Пока я нахожусь на этом посту, мы примем бой у стен города только в случае крайней необходимости. До начала совета нам нужно придумать другую тактику, так давайте же сосредоточимся на этом…
        - Да… - протянул Ли Джоу, а про себя подумал: “Да будет так… пока ты находишься на этом посту…”
        А за пределами резиденции главы города жизнь тоже не стояла на месте. Увы, неспокойные настроения стояли не только среди солдат гарнизона, но и среди учеников академии тоже. Те, кто раньше изо всех сил желал поставить на место высокомерных благородных ублюдков воспряли с новой силой и даже набрали немало сторонников. Буквально на каждом углу слышались разговоры о том, что проклятые кланы нарочно утаивают контракты, лишь бы не делиться силой с остальными
        - Да что вы понимаете, идиоты! - бушевал Марис Морето, зацепившись языками с особо разговорчивым юношей со старшего курса, - контракт - это вам не дубинка какая, его нельзя просто взять и дать! Это сложнейший ритуал, который подходит далеко не каждому, даже из нашего клана! Неужели вы думаете, что предки просто так выдумали закон, запрещающий нам выпускать серкет контракта за пределы семьи под страхом изгнания?!
        - Ясно зачем! Чтобы другим ничего не досталось! Да…
        - Эй, успокойся! - долговязый парень с длинными волосами крепко сжал плечо друга, искренне надеясь на его благоразумие.
        - Не успокоюсь! Они отказываются дать нам контракты, когда городу грозит такая опасность! Да это самое настоящее предательство!
        В запале юноша был готов сказать ещё очень и очень много слов, да только не успел. Марис уже давным давно растерял свою отрешённость, вскипел, и прервал речь оппонента мощным ударом в челюсть. Он сорвался с места так быстро, что никто из старших учеников не успел даже отреагировать. Только долговязый парнишка слегка дёрнулся, в тщетной попытке отвести страшную атаку от друга, но не преуспел. Раздался глухой удар и говорливый отлетел на несколько метров назад, сбив с ног четверых своих друзей.
        - Ещё хоть слово, и я вырву твой грязный язык, червь! - прошипел Марис, медленно подходя к побледневшему простолюдину. Тот до сих пор не мог понять, как так получилось, что его, старшего ученика, всухую сделал младший, пусть и благородный. Воздух вокруг сына главы города дрожал, стало вдруг очень жарко, а парень, меж тем, продолжал поливать противника грязью, - как ты вообще посмел открыть свой рот на великие семьи! - пинок Мариса впечатал паренька в забор, хрустнули рёбра, запахло горелым… - да без нашей защиты вас бы давно сожрали твари! - от следующего удара штукатурка пошла трещинами, а парень захрипел, теряя сознание, - и ты ещё смеешь говорить о предательстве, сука?!
        - Марис, хватит! - знакомый голос заставил сына главы города остановиться, когда тот уже занёс ногу для последнего удара.
        - Чэнь? - удивился парень, - Защищаешь его?!
        - Не защищаю, - дёрнул щекой Чэнь, - простолюдин должен знать своё место. Однако, я думаю, чтобы усвоить урок, он должен хотя бы остаться в живых…
        Марис взглянул на тело у своих ног и, сделав глубокий вдох, убрал ногу, а затем развернулся, и с весёлой улыбкой направился к своему другу, словно до этого момента спокойно гулял по улице. Весь запал праведного гнева испарился, словно его и не было. Толпа зевак, увидев, что шоу закончилось, быстро рассосалась по своим делам, делая вид, будто бы совершенно ничего интересного здесь не произошло. Об инциденте напоминали только еле живой ученик, да потрескавшаяся стена, в которую его в воспитательных целях впечатал Марис.
        - Совсем распоясались в последнее время, - фыркнул юный господин Морето, - контрактов они захотели…
        - Ага, - поддакнул Чэнь Джоу.
        Думая о простолюдинах, Марис не мог не вспомнить о раздражающем его выскочке, из-за которого все вокруг резко так осмелели. “И куда только запропастился?” - подумал парень. Странное дело, но со времени открытого урока, где мастер Ганн рассказывал о контрактах, вечно раздражающего Лаута он так и не видел. А ведь прошло уже больше недели, да и позор клана Линн выглядел обеспокоенным. “Тц… похоже, придётся менять планы”, - фыркнул про себя сын главы города. Он уже очень давно искал способ поставить этого ублюдка на место, да всё никак не получалось. После той злополучной драки с наследниками Линн, простолюдин куда-то запропастился. Марис уже давно выдумал хороший план расправы, нужно было только дождаться, пока засранец вернётся с общественных работ, но… стоило ему веруться, как он снова куда-то исчез… тварь.
        Парни, наконец, добрались до тренировочной площадки под номером четыре. Обеденный перерыв заканчивался, практически вся группа мастера Ганна собралась здесь для того, чтобы послушать продолжение лекции о магических знаках. Лаута, как назло, всё ещё не было. Марис посмотрел в сторону позора клана Линн, скривился, увидев что-то яростно доказывающую блондину Лизу и, встретившись взглядом с Анной, кивнул ей, тепло улыбнувшись. Та ответила ему такой же лёгкой улыбкой и коротким кивком. Этот обмен кивками произошёл так быстро, что никто его не заметил.
        - Марис… я не хочу навязываться, но ты помнишь про своё обещание? - осторожно спросил Чэнь, не спуская глаз с Лизы. Юный господин Морето проследил за взглядом друга и, закатив глаза, тяжело вздохнул.
        - Конечно, помню. Я сегодня же поговорю со вторым старейшиной. Он у нас занимается этими вопросами.
        - Ты уверен, что всё получится? Не пойми, я тебе доверяю, просто … ну ты не просто услугу за это попросил…
        - Эй! - нахмурился Марис, - мы вообще-то честно поменялись. То, что у тебя ничего не вышло, не значит, что я сделки не выполнил. Ты знал, на что шёл. А вообще, - смягчился он, - никто не вступится за ублюдка. Я вообще удивлён, как её в клане-то оставили, а не вышвырнули на улицу.
        - Ну… - Чэнь оскалился, - тогда хорошо.
        - Не беспокойся, я поговорю с кем надо.
        - Спасибо, - кивнул Джоу. В этот момент на площадку зашёл мастер Ганн и ребятам стало не до разговоров.
        Марис Морето невольно взглянул на Лизу и поморщился. От одной только мысли о том, что такая, как она, могла бы получить контракт семьи Морето, парня начинало потряхивать. И дело здесь было даже не в законе и глупых старомодных правилах, совсем нет. Марис не уважал никаких правил. Все законы города он считал глупыми, зашоренными… ненужными. Например, это идиотское правило о запрете передачи контрактов. И ладно бы просто запрещали, нет! Это было едва ли не самое страшное преступление, которое можно было совершить в городе, и наказание за него было таким же, как и за убийство - изгнание. По мнению Мариса - самый настоящий идиотизм.
        Разве кто-то умрёт, если один благородный поведает другому секрет контракта? В конце концов, от этого Город только выиграет, разве не так? Хранитель всё равно избирает претендента сам, так какая тогда разница? Или этот пресловутый запрет на убийство. Да, убийство благородного должно было серьёзно караться, в этом нет никаких сомнений, но какой идиот придумал ставить вровень жизнь благородного с жизнью простолюдина? Этого Марис не понимал. И почему он не мог просто убить того ублюдка, посмевшего заговорить в таком ключе о трёх великих семьях? Покачав головой, парень вздохнул и покосился на друга. Хорошо, хоть кто-то из благородных разделял его взгляды. Когда он станет главой города, то серьёзным образом их поменяет. Только для благородных, разумеется. Для простолюдинов всё останется по-прежнему, а может быть, станет даже чуть жёстче. Чернь должна знать своё место…
        Лиза поёжилась и невольно взглянула в сторону Чэня. Что-то в последнее время она всё чаще и чаще начала ловить на себе его взгляды. Это было странно и немного противно. Да, она уже давно перестала быть той маленькой хрупкой девочкой, похожей на прямую палку без выступов. Правду говорили тётки в клане, путь атры творит чудеса, особенно после третьего ранга. С прорывом к четвёртому её тело начало стремительно меняться. Нет, она, конечно, не превратилась в Анну, которая своей красотой могла повергнуть любого, но… теперь иногда даже заглядывалась на саму себя в зеркало. Определённо, изменения Лизе нравились, а появившиеся округлости на её подтянутой фигуре придали девушке немного уверенности в себе и избавили, наконец, от чувства неполноценности, которое у неё возникало при взгляде на других женщин и их врождённые, кхм, дары.
        Невольно бросив взгляд в сторону Алана, девушка грустно вздохнула. Место, где обычно сидел Эдван, вновь пустовало. Со дня церемонии прощания он пропал и вот уже несколько дней нигде не появлялся, как будто исчез! Ведомая чувством беспокойства, она даже наведывалась к нему домой, но там тоже было пусто. И это было очень странно… ведь одно дело, когда он был вынужден отрабатывать наказание, но… сейчас-то никакого наказания больше не было! Поймав на себе очередной взгляд Чэня, девушка поёжилась и вновь тяжело вздохнула. “Вот бы Эдван посмотрел так хотя бы разочек…” - мечтательно подумала она, и тут же охнула от удивления. Такие странные мысли её раньше не посещали…
        “А ведь он очень даже ничего, если подумать…” - задумалась она и тут же помотала головой, прогоняя странные, непонятно откуда взявшиеся мысли. Ей вдруг вспомнилось, с какой лёгкостью он победил её на тренировке и всё мечтательное настроение рассеялось, словно дым. “Ну, ничего-ничего!” - подумала она, потирая руки, - “я буду тренироваться в десять раз усерднее и обязательно надеру этому выскочке задницу, как только он объявится! Я тебе ещё задам, Эд!”
        Глава 26. Возвращение блудного простолюдина
        Лёгкий ветерок подхватил упавший с ветки лист и запустил его прямиком в лицо сидящего под старой яблоней парня, ласково потрепал его волосы и умчался дальше, исчезнув так же быстро, как и появился. И, если бы этот ветер обладал разумом, он бы очень расстроился, ведь юноша почему-то не заметил ни одной его проказы. Не почувствовал ни его дуновения, ни удара листа о щёку. Не замечал он также крадущегося по руке паука, и затаившейся в волосах гусеницы. Медитация была настолько глубокой, что Эдван давным-давно позабыл о существовании окружающего мира. Да и сам окружающий мир не спешил напоминать ему о себе. И не мудрено, ведь в такое время года мало кто навещает старый яблоневый сад, а те редкие гости, которые всё-таки время от времени появляются здесь, приходят лишь за тем, чтобы забрать какой-то забытый инструмент из будки садовника, что используется как небольшой склад в сезон сбора урожая. Оттого здесь царит покой. Идеальные условия для того, чтобы полностью сосредоточиться на развитии, отрешившись от от внешнего мира.
        И именно этим Эдван и занимался. Его глаза были плотно закрыты, а дыхание ровным и до невозможности медленным. Лишь время от времени веки юноши слегка вздрагивали, когда он непроизвольно двигал глазами, стараясь получше рассмотреть потоки энергии внутри себя. Атра вертелась вокруг него спокойным водоворотом, исчезая в недрах сосуда души, который с каждым днём становился всё крепче, а сила внутри него всё плотнее. Дыра в его сердце так и не зажила. Она лишь немного затянулась и превратилась в грубый шрам, который, скорее всего, останется с ним навсегда. В тот день Эдван ярко почувствовал, как что-то надломилось глубоко внутри него, но так и не смог понять, что именно. По правде сказать, он даже не пытался. Не хотел. Вместо этого, юноша сосредоточился на развитии так, как будто бы ничего больше не существовало в этом мире. Лишь он, атра, текст наставления в голове и память прошлой жизни, что направляла его по однажды пройденному пути. Всё для того, чтобы больше не вспоминать о дне траура и страшном открытии, которое он совершил.
        Эдван давно потерял счёт времени. Дни пролетали один за другим, постепенно складываясь в недели, а он всё сидел под старой яблоней и не двигался с места, лишь изредка прерываясь на то, чтобы перекусить или утолить жажду. Атра заменяла организму недостающую пищу, глубокая медитация, в которую он уходил, оказалась способна довольно долгое время заменять собой сон. Он слегка схуднул, осунулся и даже успел стать домом для одного небольшого паучка, который свил между ним и стволом яблони паутину, в которую успешно ловил мелких мошек.
        Однако, рано или поздно, даже самый продолжительный покой заканчивается, а те, кто витает в облаках, вынуждены вернуться на землю. Не избежала эта участь и Эдвана, ведь сегодня в старом яблоневом саду появился необычный гость. Это был крепко сбитый мужчина с покрасневшим от злобы лицом, который вот уже добрый десяток минут слонялся между деревьями в поисках одного конкретного простолюдина. И его злобу можно было понять. Ещё бы! Вот уже целую неделю он рыскал в поисках пропавшего в академии паршивца. Семь дней кряду носился по городу и окрестностям, заглядывал в каждый, даже самый маленький закуток и не гнушался пройтись по самым глубоким трущобам, но всё было напрасно. Сопляка нигде не было, а солдат, не успевший найти его в отведённые пять дней, сильно проштрафился перед командиром.
        Он возненавидел это идиотское задание всей своей душой, этого проклятого ученика, которому отчего-то не сиделось в стенах академии, а вместе с ним и хранителя знаний Шан Фана, которому вдруг приспичило найти его. И сейчас, когда взгляд воина наткнулся на фигуру под старой яблоней, лицо его пошло пятнами от бурлящей внутри ярости. Мерзкий сопляк пребывал в состоянии полнейшей безмятежности, словно достиг просветления сидя под этим проклятым деревом, пока он, солдат гарнизона, чуть ли не землю носом рыл в его поисках! Губы мужчины искривились в злобной усмешке. Сейчас он ему задаст!
        - Подъём, - грубо прорычал он басом, крепко сдавив плечо юноши.
        Вздрогнув, Эдван открыл глаза и с полминуты глупо ими хлопал, изо всех сил пытаясь понять, где он находится и кому и что от него нужно. Придя, наконец-то, чуть-чуть в себя, он заметил чьи-то ноги а, подняв взгляд, наткнулся и на их злобного обладателя.
        - Что ты вылупился на меня, сопляк, подъём! - прорычал воин, снимая с пояса дубинку.
        - А … кто вы такой? - осторожно спросил парень. Этот невинный вопрос прозвучал в ушах взвинченного солдата дерзким пререканием, отчего тот разозлился ещё сильнее. Он терпеть не мог, когда всякие сопляки разговаривали с ним в подобном тоне.
        - Ты мне ещё дерзить вздумал, поганец?! - взревел он и огрел парня по спине дубинкой. Вернее, попытался огреть, потому что богатырский удар солдата настиг лишь воздух, а пацан, вместо того, чтобы корчиться от боли на земле и принимать наказание за свои дерзкие речи, стоял буквально в нескольких шагах от незванного гостя и смотрел на него исподлобья. Ему не понравилось столь бурная реакция незнакомца на простой вопрос.
        - Что тебе от меня надо? - уже без особого почтения спросил Эдван, не понимая, почему вдруг солдат решил избить его. В конце концов, он ведь не совершал никаких преступлений.
        - Ещё одно слово и я тебя так отделаю, что в Академии не залатают! - угрожающе прорычал мужчина, - прекрати строить из себя дурака и прими наказание, - он похлопал рукой по дубинке, - а потом вернём тебя обратно.
        - Какое ещё наказание? - переспросил Эдван, отступая на шаг назад.
        - Опять дерзишь?! Ну всё, гадёныш…
        Решение было принято в мгновение ока. Ввязываться в драку с солдатом не стоило при любом раскладе, посему, увидев, что мужик окончательно вышел из себя и бросился на него с дубинкой, Эдван просто и бесхитростно сбежал. Стрелой он вылетел из рощи и помчался в сторону города так быстро, как только мог, даже не заметив, что погони за ним и не было.
        Солдат, увидев, как образ юноши растаял в воздухе, помчался было следом, но быстро затормозил и, громко выругавшись, со злости огрел дубинкой ни в чём не повинную яблоню, чуть не воя от досады. В конце концов, с красным сосудом души и третьим рангом он только и мог, что грозно выглядеть да порыкивать на слабых первогодок. Потому-то он и ненавидел, когда молодёжь дерзила ему. Против более талантливых учеников и молодых воинов у него не было и шанса, чем они довольно часто пользовались.
        Эдван сбавил темп только у городских ворот, легко прошёл мимо стражи и помчался по знакомой дороге в сторону академии. На его лице застыла глупая усмешка. Столь взрывной рост скорости его очень обрадовал, однако, радость эта продлилась недолго. Стоило ему добраться до дома, как буквально через десять минут на пороге комнаты объявился злобный, как тысяча демонов, старик Шан Фан.
        - Куда ты запропастился, гадёныш?! - коршуном зашипел дед, нависая над парнем, - больше месяца тебя не было!
        - Тренировался. А что, нельзя? - нахмурившись, спросил Эдван.
        - Тебе ничего нельзя, пока не вернёшь долг городу! - рявкнул старик, - Ты должен был закончить все переводы ещё три недели назад! Из-за тебя мы не смогли дать рецепты лекарям клана Линн! - шипел он, - чтобы через два часа был на пороге библиотеки!
        - Нет.
        - Что? - удивлённо переспросил старик и, хищно прищурившись, переспросил, - что ты сказал?
        - Я сказал - нет, - твёрдо повторил Эдван, глядя на старика исподлобья. Он всё ещё очень хорошо помнил, каким холодным взглядом смотрел на него Шан Фан в их первую встречу. И с тех пор взгляд старика совершенно не изменился и был таким же холодным. Парень был готов поспорить, что дед с самого начала знал всю подноготную. А ещё… а ещё он был вассалом клана Джоу. Благородным, который явно не питал особой любви к простолюдинам вроде Эдвана.
        - Ты хоть знаешь, сколько ещё должен городу? - очень недобро прищурившись, вкрадчиво поинтересовался Шан Фан.
        - Нисколько. Ваш долг - жалкая выдумка.
        - Все те зелья и усилия лекарей, что мы потратили на твоё лечение - выдумка?! - вскричал старик, - Неблагодарный щенок! Ты получил кров, еду, одежду… обучался в академии, в конце концов! Да ты должен нам по гроб!
        - Я заплатил всё сполна, передав городу Слово Жизни! Слово Творца - бесценно! Ты считал, сколько жизней оно спасло, старик?!
        - Цены здесь устанавливаем мы, и за это слово ты купил лишь малую часть своего долга, - самодовольно ухмыльнулся Шан Фан.
        - Не заговаривай мне зубы, дед. Больше я бесплатно работать не буду.
        - Ты сам роешь себе могилу, сопляк. Извинись сейчас же и я, так и быть, закрою глаза на твою истерику. Или ты уже забыл, кто спас тебя от клана Линн? И сколько переводов ты обязан был сделать вместо дополнительного месяца работ?!
        Целую минуту они буравили друг друга взглядами. Шан Фан смотрел на посмевшего взбунтоваться сопляка грозно и возмущённо, пытаясь задавить своим авторитетом, как делал это всегда, а Эдван же, наоборот, злобно взирал на старика исподлобья, так, словно был готов защищать свою правоту любыми способами. Вот только, чем дальше заходило их противостояние, тем яснее парень осознавал, что слишком рано пошёл на поводу у своей злости. Наказание за драку надо было отработать, иначе… последствия могли бы быть непредсказуемыми. Ссориться со стариком сейчас было равносильно тому, чтобы воткнуть нож себе в ногу. Глубоко вздохнув, он отвёл взгляд и склонил голову.
        - Прошу простить мою несдержанность. На меня недавно напал какой-то странный солдат, я был на взводе.
        - То-то же, - фыркнул старик, - через час чтоб был у городской библиотеки. И не забудь захватить с собой книгу и справочник. Раз ты не ценишь мою помощь, тренировать язык будешь только на древних рецептах. И отныне только под нашим присмотром.
        Не прощаясь, Шан Фан хлопнул дверью и вышел прочь. Настроение старика, и без того бывшее паршивым, испортилось ещё сильнее. Бунт мелкого засранца случился совершенно некстати. Теперь, похоже, ему придётся придумывать другой способ тянуть из парнишки знания.
        “Наверняка вспомнил что-то ценное, мелкий гадёныш”, - подумал он, - “иначе бы не стал набивать себе цену. Ну, ничего… я тебе ещё покажу, как дерзить Шан Фану”.
        А пока дед ворчал себе в бороду, Эдван проклинал себя за несдержанность. Ну чего ему стоило притвориться, что всё нормально? Нет, взыграла злоба и язык уже не получилось удержать в узде. Только проблем себе зря создал, как правильно заметил старик. С тяжелым вздохом парень принялся собираться. Переодевшись, он завернул в кусок ткани книгу, подхватил справочник по травам, и вышел из комнаты.
        В назначенное время юноша стоял у входа в городскую библиотеку. Располагалась она рядом с резиденцией главы города и издали больше напоминала тюрьму, чем вместилище знаний. Серая коробка с множеством малюсеньких окон, больше похожих на дырки для воздуха очень сильно бросалась в глаза, как ночной горшок среди изысканных кубков. В конце концов, дворец главы был самым высоким и самым красивым зданием во всём городе, даже родовые гнёзда великих семей выглядели поскромнее. В центре резиденции красовалась большая пятиярусная пагода, стены которой украшали рисунки, изображающие основание Города, а широкие карнизы были покрыты красной черепицей. Такой же, как на крышах многочисленных пристроек, домов и жилищ прислуги, разбросанных по всей территории резиденции. И рядом с такой красотой уродливая библиотека сильно мозолила глаза. Эдван был готов поспорить, что она даже не была каменной, в отличие от домов в резиденции главы. Иначе бы её не покрыли известью. Насколько он успел выучить, каменные постройки в городе не штукатурили снаружи, поскольку камень был довольно дорогим.
        Вздохнув, парень направился внутрь, испытывая довольно противоречивые чувства. С одной стороны, ему было любопытно поглазеть на святая святых, где хранились самые ценные знания местных, но с другой… ему совершенно не хотелось встречаться с так называемыми Хранителями Знаний. Ведь с этой профессией в голове юноши прочно скрепился образ вредного Шан Фана и теперь, поднимаясь по ступеням в библиотеку он внутренне готовился к встрече с несколькими “Шан Фанами” одновременно. Однако, вопреки предрассудкам Эдвана, здесь его ждал довольно тёплый приём. Злобного деда не было на месте, он отбыл решать какие-то семейные проблемы, оставив для юноши лишь кипу рецептов, которые тому предстояло переводить. Дежурным библиотекарем оказался улыбчивый лысый старичок, который не выказывал к Эдвану никакой неприязни. Наоборот, очень хвалил его и сделанные им ранее переводы, шутил и вообще относился очень положительно. Старик проводил его в отдельный маленький зал, где Хранители Знаний корпели над древними рукописями. Там он усадил его за письменный стол, позвал помощника, который подал парню всё необходимое, после
чего оба поспешили удалиться. Особенно сильно спешил помощник, словно Эдван был каким-то чумным, или опасным.
        Вообще, этот тип показался Эдвану очень странным. Весь какой-то сутулый, сгорбленный, в странном тёмном халате с глубоким капюшоном, который практически полностью скрывал его лицо. И, что самое странное, юноша никак не мог вспомнить, как именно оно выглядело, хотя точно знал, что разок заглянуть под капюшон у него получилось.
        Вздохнув, парень осмотрелся. Помимо него в помещении находились двое: старики возраста Шан Фана в таких же, как у него, белых халатах. Судя по всему, другие Хранители Знаний, и оба сосредоточенно читали какую-то древнюю книгу, вполголоса вяло споря о её содержимом. Эдвана для них как будто бы не существовало, настолько сильно они были увлечены своей работой.
        Убедившись, что за ним никто не следит, парень быстро пробежался глазами по очередному рецепту, который ему требовалось перевести, набросал несколько предложений и, когда объём текста вышел примерно на один абзац, преспокойно отложил работу в сторону. Разумеется, он не собирался лезть из кожи вон, чтобы расправиться с переводами для старика и уже начал прикидывать, как бы обернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу. И, кажется, придумал. Воровато оглянувшись, Эдван убедился, что Хранители Знаний совершенно точно не смотрят в его сторону и, медленно поднявшись из-за стола, аккуратно стянул с ближайшего стеллажа первую попавшуюся книгу. Раз уже его засунули в святая святых города, настоящий Храм Знаний, было бы очень глупо не урвать хотя бы кусочек.
        Так в жизни Эдвана началась новая полоса. Вместо учебы в Академии он теперь каждый день ходил в городскую Библиотеку, а по ночам всё так же медитировал, изо всех сил стараясь ни в коем случае не замедлять своего развития. Старик Шан Фан, конечно, сильно охладел к нему, но, к счастью, большую часть времени не докучал юноше своим присутствием, вечно занятый какими-то семейными делами. Предоставленный сам себе парень не стеснялся читать книги. Более того, его тягу к знаниям даже поощряли другие старики, которые, почему-то, относились к парню куда как теплее, чем Шан Фан. Когда кто-то случайно заметил, как он берёт книгу с полки, чтобы почитать, его, конечно, пожурили, но книгу не отобрали. Просто велели в следующий раз спросить у них разрешения и строго-настрого запретили выносить фолиант за пределы здания.
        Однажды, они даже втянули его в свой спор о толковании слова, над переводом которого у многоуважаемых Хранителей Знаний возникли серьезные разногласия. Тогда Эдвану пришлось очень сильно постараться, чтобы случайно не разрушить образ, ведь на древнем языке он читал едва ли не быстрее, чем на обычном, и растолковать значение какого-то слова для парня было плёвым делом. Больше времени он потратил на то, чтобы не засветить это знание перед стариками. Ему совершенно точно не хотелось потерять часы свободного времени, во время которого он якобы переводил сложнейшие алхимические рецепты. Однако, после того памятного случая, два старика-хранителя даже прониклись к нему некоторым уважением.
        Так пролетел ещё месяц. Эдван успел встретиться с друзьями, вот только потренироваться с Лизой почему-то не получилось. Девушка выглядела грустно и очень подавлено, а на расспросы, почему-то, не реагировала. Алан об истинной причине такого состояния подруги тоже не имел ни малейшего представления, а Анна лишь грустно вздыхала и поджимала губы.
        Печальная, понурая девушка никак не выходила из головы Эдвана в тот день, и тогда он решил сделать ей маленький подарок. И не только ей, но ещё и Алану и, возможно, Анне. В голову ему пришла довольно безумная, но в то же время замечательная идея. Главное - не попасться за этим делом старикам в библиотеке. И вот, во время очередного рабочего дня, парень снова быстро набросал пару абзацев перевода для виду, после чего, воровато оглянувшись, взял чистый лист бумаги и, оставив с краю немного места, вывел первые буквы названия.
        “Для Лизы
        Зелёный сосуд души”
        Глава 27. Лицом к лицу
        Сегодня академия гудела, словно разворошённый муравейник. Ученики негодовали, обсуждая события последних дней. Речь главы города на площади у резиденции, которую он дал буквально вчера, и последовавшие за ней изменения в давным-давно устоявшихся правилах не оставили равнодушным ни простолюдинов, ни благородных. Одни видели в этом долгожданную справедливость, вызванную суровой военной необходимостью, а другие попрание давным-давно устоявшихся традиций и законов. Однако больше всего негодовали, как не странно, даже не представители благородных семейств, а их противники - простолюдины, которые совсем недавно решились открыто выступить против кланов. Те, кто отчаянно жаждал одинакового отношения ко всем. Они называли нововведения грязной уловкой, призванной усилить кланы, призывали солдат и учеников не брать эту жалкую подачку и оставаться верными их убеждениям, да вот только их больше никто особо не слушал. А молчать, увы, было нельзя. В конце концов, за несколько дней все те, кто так яростно поддерживал их ещё несколько дней назад разбежались, стоило только кланам озвучить новую политику по
контрактам.
        В соответствии с приказом главы города древняя, никем никогда не озвученная вслух, но всем хорошо известная традиция передавать контракты только членам и вассалам великих семей минимум во втором поколении, была изменена. Из-за острой военной необходимости отныне и впредь каждый, кто, будучи вассалом какого-то из кланов, достигал третьей ступени, мог быть допущен к контракту. Правда, в своей речи глава города не забыл напомнить и о наказании за разглашение тайны контракта, чем изрядно напугал многих молодых одарённых, ибо наказывалось оно столь же сурово, сколь и убийство - изгнанием.
        На фоне этих событий возвращение Эдвана к учебе прошло как-то буднично. Закрыв все свои долги по переводам Шан Фану, парень, наконец-то, добился помилования, и вновь был отправлен учиться. Разумеется, при условии, что раз в два-три дня он будет вместо открытых уроков проводить день в библиотеке, занимаясь делом. Так, в один прекрасный день, он просто пришёл на родную четвёртую тренировочную площадку к началу очередного урока мастера Ганна. Пятёрка задир, в памяти которых очевидно слегка затуманились уроки хороших манер, попыталась было спровоцировать его, но тут же отступила, стоило воздуху вокруг Эдвана задрожать от выпущенной им наружу атры.
        - Осмелели, гады, - фыркнул Алан вслед удаляющейся шайки и, повернувшись к другу, хлопнул того по плечу, - Что, неужели великий Хранитель знаний Лаут решил почтить нас своим присутствием?
        - Ну, кто-то же должен помочь мастеру вложить в ваши головы хотя бы крупицу мудрости, - хохотнул парень, - задачка-то не из лёгких.
        - Это ты точно подметил, Эдван, привить хоть немного мудрости некоторым будет очень тяжело даже мастеру Ганну….
        - Эй! - возмутился блондин.
        - Доброе утро, Анна, - ответил Эдван и, замешкавшись на несколько секунд, добавил, - Марис.
        - Мне правда интересно, что за мудрость такую способна привить крыса тигру, - вместо приветствия хмыкнул тот и, махнув рукой группе, пошёл дальше. Чэнь Джоу, который шёл рядом с ним, гордо приподнял подбородок, не удостоив Алана, Анну и Эдвана даже кивком.
        - Слеп и глух только тот, кто не хочет смотреть и слушать, - тихо сказала блондинка. Марис обернулся, слегка приподняв бровь, но девушка лишь мило улыбнулась, не желая отвечать на невысказанный вопрос. Сын главы города хмыкнул и поспешил удалиться на другой край площадки, а его друг последовал за ним.
        - Чего это он? - пробормотал Алан.
        - Не вовремя влез со своим глупым сравнением, вот твоя сестра его и ткнула носом в это. Даже тигр сможет чему-то научиться у крысы, если захочет, - пробормотал Эдван, за что заработал слегка удивлённый взгляд от Анны. Юноша постарался скрыть лёгкое смущение. Похоже, общение со стариками в библиотеке всё-таки оказало на него влияние.
        - Доброе утро, ребята, - прошелестел безжизненный голос Лизы и та, не задерживаясь надолго рядом с друзьями, прошла чуть дальше и устроилась у стены, где-то в пятнадцати шагах от них. В полном одиночестве.
        Эдван тяжело вздохнул. Девушка выглядела бледной тенью самой себя, как будто бы кто-то из неё высосал всю её жизненную силу, оставив призрака ходить по бренной земле. Ему было больно на неё смотреть и он уже не первый день ломал голову над причиной такого серьёзного изменения. Парень очень внимательно посмотрел на Анну, та потупилась и отвела взгляд.
        “Явно ведь что-то знает, но молчит…” - подумал он и перевёл взгляд на Алана. Тот лишь удивлённо пожал плечами.
        - Анна, - позвал Эдван.
        - Что? - невинно захлопала глазами блондинка.
        - Сама знаешь.
        - Не знаю, - помотала головой девушка и состроила самую честную мордашку, на какую была только способна.
        - Тебя даже твой брат уже раскусил. В чём дело? Что с Лизой?
        - Я не знаю, - с нажимом ответила та, стрельнув глазами куда-то за спину парню. Алан быстро проследил за её взглядом и нахмурился, а вот Эдван, к сожалению, не успел. Не успел, но понял намёк.
        “Не может сказать…” - парень посмотрел на её брата и легонько качнул головой, как будто бы спрашивая, мол, что там.
        - Марис, - наклонившись к уху Эдвана, прошептал блондин.
        Кивнув, юноша нахмурился. Ему не слишком-то хотелось верить в то, что родная семья притесняет девушку. Однако, дураком он не был и, вспоминая, как сама Лиза отзывалась о клане Морето и своей жизни в нём, понимал, что это, всё-таки, возможно. Вариант хуже некуда, ведь если на ситуацию внутри академии, или просто в Городе Эдван ещё мог хоть как-то повлиять, то на внутренние дела клана, патриархом которого является сам глава города… без шансов. Что простолюдин, вроде него, мог сделать против такой организации?
        Тем временем на площадке появился мастер Ганн. Встретившись взглядом с Эдваном учитель еле заметно кивнул ему, после чего спокойно начал занятие. Рассказывал он в этот раз о тактике борьбы с тварями. Эдван слушал его вполуха, все его мысли были заняты Лизой и тем, почему она вдруг так резко отдалилась от них. В конце концов в голове парня созрело самое вероятное предположение - Марис нажаловался отцу, и девочке запретили общаться с простолюдином, который так плохо на неё влияет. Все остальные теории оказались одна бредовее другой. Вот только, чем же ей угрожали? Так, за размышлениями, незаметно пролетела первая половина занятия. Прозвучал гонг, объявляя о перерыве.
        - Вторая часть занятия пройдёт на дикой площадке, - сказал мастер, - будете практиковаться в том, что мы изучали сегодня. До встречи.
        Сделав объявление, мужчина быстрым шагом покинул полигон. Марис поднялся со своего места, следом за ним встал Чэнь. Оба парня поспешили удалиться вслед за учителем. Лиза поплелась за ними. Эдван нахмурился.
        Во время обеда Анна так и не раскололась, упорно продолжая отмалчиваться. Всё, что ребятам удалось из неё выжать, так это то, что со временем они и сами всё узнают, а поскольку это не её тайна, она не может открыть её.
        - Предательница, - фыркнул Алан, - наверняка хранишь тайну своего женишка…
        - Держи язык за зубами, братец, - прошипела в ответ девушка, - мне тоже больно смотреть на Лизу, она же моя лучшая подруга! Просто поверь, от моих слов вам легче не станет. Тут уже ничего нельзя сделать! Со временем она снова станет собой!
        - Постойте, - вклинился в семейную перепалку Эдван, - какого ещё женишка?
        Анна нахмурилась и бросила гневный взгляд на брата. Тот лишь раздражённо дёрнул плечами в ответ и махнул рукой. Мол, какая разница, и так все всё знают. Девушка закатила глаза и, цокнув языком от досады, повернулась к Эдвану.
        - Марис Морето - мой будущий жених, - тихо сказала Анна, - Наши родители договорились о свадьбе уже очень и очень давно. Помолвка должна состояться через месяц.
        - А… - Эдван хотел было что-то сказать, но увы, подходящих слов не нашёл и на несколько мгновений завис с крайне глупым выражением лица, после чего отмер и, прокашлявшись, поинтересовался, - он тебе хоть нравится?
        - Какая разница, - спокойно пожала плечами Анна, - всё уже решено за нас.
        Девушка отвернулась, давая понять, что к этой теме она возвращаться больше не хочет. Закончив с едой, они перебрались на “дикий” полигон. Или тренировочную площадку под номером шестнадцать, как её называли некоторые преподаватели. Она представляла собой очень просторную квадратную площадку, около двухсот шагов в длину, обнесённую высоким забором.
        Внимание Эдвана, как и всех прочих учеников, мгновенно приковала к себе приземистая каменная постройка у противоположной от входа стены. Она была выполнена целиком из камня, имела множество широких и очень массивных на вид дверей, крепко закрытых на огромные засовы, а в длину достигала чуть больше сотни шагов. Неподалёку дежурили четверо солдат, которые в данный момент неторопливо переговаривались с мастером Ганном.
        Как оказалось, во время практической части урока им предстояло сразиться с настоящей тварью. Разумеется, в полном боевом обмундировании, но ненастоящим копьём. Целью этого урока было не сделать из них готовых убийц лесных чудищ, а научить не терять самообладание в бою со зверем, не пугаться громкого рычания, лая и прочих звуков и действовать, как обучили.
        - Слушайте меня внимательно. Сегодня каждому из вас придётся сразиться с диким псом. Это довольно слабые звери, по меркам Туманной чащи, разумеется, но, поверьте на слово, вам и их хватит с головой. Тварь мы привяжем к столбу, который вы видите в центре площадки. Длина каната тридцать шагов, - мастер Ганн пристально оглядел учеников, - если вдруг почувствуете, что не справляетесь, то смело выбегайте за круг. Я буду вмешиваться только в самом крайнем случае. Имейте это ввиду. Ваша задача продержаться против пса время, пока сыплется песок, - мужчина вынул из кармана объёмные песочные часы. А теперь прошу всех по-очереди подойти к солдатам и забрать обмундирование.
        В комплект бравого воина входили боевые одежды и две палки. Одна короткая, заменяющая запасное оружие - дубинку, а вторая длинная, вместо копья. В боевых одеждах Эдван чувствовал себя слегка неуютно. Во-первых, комплект ему достался малость великоватый, а во-вторых копьё в руках всё ещё доставляло ему некоторый дискомфорт. Он старался глубоко дышать и не думать, что в скором времени ему предстоит встретиться со зверем лицом к лицу, хотя, от одной мысли об этом у парня начинали трястись поджилки. И это несмотря на то, что за время, что прошло с траура, он успел достичь немалых успехов в своём развитии.
        Когда двое солдат отворили тяжелую деревянную дверь и оттуда послышался громкий хриплый лай, Эдван напряженно сглотнул. По спине его пробежался холодок, в животе образовался ком, а руки начало потряхивать. Из-за сильного покалывания в пальцах ему сложно было нормально держать палку. Воины, держа в руках мощный канат, вытащили тварь на свет.
        Пёс выглядел неважно. Высокий, худой, с выступающими рёбрами и свалявшейся бурой шерстью, он хрипло лаял и изо всех сил пытался вырваться. Правда, получалось у него слабо. И, тем не менее, на учеников он произвёл сильное впечатление. Для тех, кто в своей жизни ни разу не видел дикой твари этот хилый доходяга казался воплощением свирепости и тупой животной ярости. Его болезненная худоба в их глазах превратилась в хищную поджарость, что вкупе с довольно крупными размерами, полной желтых мерзких зубов пастью и когтями на лапах заставляли учеников невольно пятиться. Всех, кроме Мариса, Чэня, Лизы и Эдвана. Последнего хоть и потряхивало от иррационального страха, но сам он стоял на месте, умом прекрасно понимая, что по сравнению с волками, которых ему довелось видеть во время прорыва через стену, пёс был не опаснее курицы.
        Зверя привязали к столбу. Занятие началось. Мастер выстроил учеников в колонну и вызывал по-одному. Минуты тянулись медленно, тягостно. Очередь Эдвана была всё ближе и ближе, а ему всё никак не удавалось заставить себя успокоиться. Ребята до него справлялись неплохо. Кто-то практически не терялся и с первых же секунд отвешивал собаке несколько хороших тычков палкой, тем самым заставляя животное держаться подальше. Кто-то наоборот, терялся, из-за чего длинное оружие становилось практически бесполезным и ученикам приходилось браться за запасное. Коротышку из банды задир вообще вынужден был спасать мастер, потому что тот умудрился потерять оба оружия, да ещё и навернулся в попытке убежать. Марис и Чэнь справились блестяще, Лиза, наоборот, слабовато, и после неё солдаты поменяли пса на другого, посвежее. Новая тварь отличалась от предыдущей только более низким ростом, но зато, кажется, была в десять раз злее. И вот, настала очередь Эдвана.
        - Давай иди уже, простолюдин, - нетерпеливо процедил Чэнь.
        - Смотрите, великий и бесстрашный Лаут трясется при виде пса, - захохотал рыжий предводитель задир, почувствовав слабину, но Эдван, казалось, не слышал его. Он не обращал внимания ни на подначки с насмешками, ни на подбадривающие слова от друзей. Весь мир для него сузился до тонкой дорожки между ним и озлобленным псом, который в какой-то миг из слабого доходяги превратился в ужасного огромного монстра.
        - Не трать время, сдавайся! - закричал кто-то из благородных.
        - Завалите уже, - шикнул на толпу Марис, пристально глядя на простолюдина. Сын главы города, обычно надменный и гордый, был предельно сосредоточен и во все глаза следил за парнем. Никак не мог поверить, что этот парень, который никак не мог шагнуть навстречу собаке, и есть тот самый Лаут. Не вязалась картинка с образом наглого, безбашенного простолюдина, способного в драке доставить неприятностей и высоким рангам. Что-то здесь было явно не так…
        - Эдван, ты сможешь! Давай! - наконец, закричала Лиза. Её голос отдавал хрипотцой, словно до этого она очень долго молчала. Девушка заработала гневный взгляд Чэня, но тут паренёк, наконец, сделал шаг.
        Пёс наклонил голову к земле и утробно зарычал. Эдван стиснул зубы до скрежета, и шагнул дальше, вытянув перед собой шест, ещё крепче сжимая его. Все его боевые навыки словно отключились. Мастер Ганн разочарованно покачал головой и тяжело вздохнул.
        “Я не боюсь! Я… убью эту тварь! Да! Убью!” - убеждал сам себя парень, медленно подбираясь к псу. Зверь прижался к земле и зарычал ещё громче, оскалив жёлтые клыки, готовый в любой момент броситься на него и разорвать ему горло. Подобрался Мастер Ганн. Он был готов влезть в поединок в любую секунду. Множество пар глаз наблюдало за происходящим в полном молчании. После шика Мариса никто не осмелился продолжать насмешки.
        И вот, когда до зверя оставалось всего семь шагов, пёс громко гавкнул и рванул вперёд. Сердце Эдвана пропустило удар, мгновенно ушло в пятки. Оцепенение он уже поборол, однако, вместо отточенного многочисленными тренировками и памятью прошлой жизни укола в голову, он деревянными руками просто кинул древко в наступающую псину и прыгнул назад.
        Палка улетела в сторону, не задержав пса ни на миг. Прыжок Эдвана вышел кривым, мастер Ганн уже готовился вступиться, но тут парень, наконец, вспомнил, что одарённый, и в мгновение ока добрался до границы круга. Сам он до сих пор в полной мере не понимал, что происходит. Кровь набатом стучала у него в висках, разум был слегка затуманен, а стремительно приближающийся пёс внушал ему настоящий ужас. И этот ужас, наконец-то, сумел пробудить спящее глубоко внутри желание жить и бороться. Эдван изменил стойку, он подобрался, чуть согнув ноги в коленях.
        Когда между ними оставалось около пяти шагов, тварь высоко прыгнула, метя в горло своей добыче. Мастер Ганн бросился на помощь ученику, но тут же остановился, заметив, что ситуация поменялась. В этот же миг, когда между головой Эдвана и клыками твари оставалось не больше шага, парень оттянул корпус назад, одновременно нанося по уродливой башке удар короткой палкой, заменяющей ученикам дубину. При этом палка юноши, почему-то, источала слабое свечение. Правда, такие подробности случившегося из всех наблюдателей, что присутствовали на полигоне в этот момент, могли рассмотреть всего двое: мастер Ганн и Марис Морето. Солдатам вид загораживало тело пса, а все остальные попросту не могли поспеть за такой скоростью. Для них, после прыжка зверя, что-то мелькнуло в воздухе, раздался звонкий удар, треск дерева, и тварь рухнула на землю в десятке шагов от Эдвана.
        Повисла гробовая тишина. Пёс не двигался и не издавал никаких звуков. Мастер Ганн быстрым шагом дошёл до зверя и тяжело вздохнул. Голова животного представляла собой жалкое зрелище. Не было больше морды, вместо неё одна огромная вмятина в форме палки. Мужчина наклонился поближе и осторожно дотронулся до того, что когда-то было лбом. Все кости головы и шеи оказались раздроблены в мелкую крошку. Он снова вздохнул и повернулся к ученику, который всё ещё стоял на месте, сжимая в руке обломок палки. Его била мелкая дрожь, взгляд был направлен куда-то в пустоту, но на лице была глупая улыбка. На пыльной земле рядом с Эдваном лежали щепки и горстка клыков.
        - Мёртв, - произнёс мастер и лишь тогда юноша моргнул и уставился на учителя. Он был поражён произошедшим не меньше всех остальных.
        - Простите мастер, я … я просто немного испугался…
        - Так испугался, что даже палка не выдержала, - пробормотал мастер и вернулся на своё место, дав знак солдатам, чтобы те убрали тушу и вернули старого пса.
        Ученики в лёгком шоке обсуждали произошедшее. Кто-то обзывал Лаута показушником или трусом, кто-то, наоборот, удивлялся тому, как он сумел с одного удара превратить череп твари в мелкую крошку. Марис же, не принимая участия в обсуждении, крепко задумался над двумя другими вопросами. Когда это простолюдин успел стать настолько быстрым и… отчего сломалась палка. Им ведь выдали абсолютно одинаковый инвентарь и сын главы города уже успел проверить свою. Это была качественная, хорошая палка почти три пальца шириной. Она почти полностью могла заменить дубинку, если бы не отсутствие груза на конце и смещённый к середине баланс. “Нужно обязательно спросить об этом у мастера…” - подумал он и, ещё раз взглянув на простолюдина, раздражённо дёрнул щекой.
        - Молодец! У тебя получилось, Эдван! Это было так круто! Когда ты успел так вырасти? Я почти ничего не смогла разглядеть, просто бах! И нет твари! - защебетала Лиза, крепко обняв парня. Тот даже на секунду опешил от такого, улыбнулся в ответ и принялся было благодарить внезапно ожившую девушку за поддержку, но тут кто-то громко и выразительно прокашлялся, и Лиза побледнела. Растеряв весь свой запал, она тихо извинилась перед Эдваном, и медленно отошла в сторону, сделав вид, что совершенно с ним не знакома.
        Юноша повернулся в сторону, откуда исходил кашель и взгляд его тут же зацепился за смуглое лицо Мариса Морето. Тот, в свою очередь, поймав гневный взгляд парня нахмурился и подозрительно сощурился, как будто бы не понимая, чего этот простолюдин на него так смотрит. Рядом с ним Чэнь Джоу дёрнул щекой, после чего гордо приподнял подбородок и взглянул на Эдвана как бы сверху-вниз. С пренебрежением. Несколько долгих секунд парни буравили друг друга взглядами и, кто знает, как скоро бы в дело вступили слова, если бы в этот момент мастер Ганн не возобновил бы занятие. Солдаты уже заменили зверя у столба, пришла пора Алану, который был в очереди за Эдваном, испытать свои силы…
        Глава 28. Не вещь
        После того, как все остальные ученики попробовали себя в почти что самом настоящем сражении со страшной тварью, мастер Ганн начал собрал всю группу на том же полигоне для разбора полётов. Он по очереди прошёлся по каждому ученику, подробно разбирая все, даже самые мелкие ошибки, но и не забывая о том, что было сделано хорошо. Впрочем, хорошего, как раз, у большинства учеников было не много. Единственный, кто по мнению мастера был более-менее готов к настоящему сражению со зверем, это Марис. Всех остальных, кроме, разве что Эдвана, точно бы разорвали на части.
        - А почему кроме него? - вытянул руку рыжий задира, который насмехался над Лаутом во время его испытания.
        - У него единственного, кроме Мариса, есть шанс убежать, - спокойно ответил учитель, - и, раз уж мы уже о заговорили о тебе, Эдван, перейдём к тому, что ты нам показал.
        - Ужасно, да? - тихо пробормотал юноша. Мастер Ганн покачал головой.
        - В общем… да, давненько я не видел настолько бездарного и ужасного результата, - мужчина сделал небольшую паузу, - сказал бы я, если бы ты не убил собаку. Конечно, показал себя ты и вправду отвратно. Думаю, свою главную проблему ты и так знаешь, нет смысла заострять на ней внимание. В конце концов, когда ты, наконец-то, сумел немного перебороть себя, то закончил бой одним ударом. Так что работай над собой.
        - Да, мастер, - сказал парень.
        - Учитель, у меня есть вопрос! - высоко поднял руку Марис и, дождавшись кивка мастера, спросил, - почему сломалась палка?
        - Ясно же, потому что он слишком сильно ударил, - фыркнул долговязый благородный из группы.
        - Очень хороший вопрос Марис, - усмехнулся мужчина, не обратив внимания на выкрик, - но почему бы нам не послушать, что скажет сам Эдван?
        - Я? - удивился тот.
        - Конечно. Уверен, ты и сам прекрасно знаешь ответ.
        - Но разве вы не сумеете объяснить лучше? - невинно поинтересовался юноша.
        - Я хочу, чтобы объяснил ты, - слегка прищурившись, с лёгким, еле заметным нажимом в голосе проговорил мастер.
        - Ладно, - парень собрался с мыслями и повернулся к Марису. И только он открыл рот, чтобы начать что-то говорить, как мастер Ганн перебил его.
        - Подробный ответ, Эдван.
        - Да, хорошо, - потупился юноша. Он ведь как раз собирался отделаться коротким ответом, практически ничего не объясняя. Ему не слишком-то хотелось просвещать в чём-то всю группу, и Мариса с Чэнем в частности.
        - Смелее, - сказал мастер и Эдвану не осталось ничего, кроме как вздохнуть и подчиниться.
        - Как известно, любой одарённый, начиная с третьего ранга пер… второй ступени, может направлять поток атры в предметы, таким образом усиливая их. Доспехи становятся прочнее, оружие крепче и так далее, - парень внимательно смотрел на Мариса, который, в свою очередь, так же внимательно слушал, - вот только одарённые порой забывают, что для того, чтобы научиться жить с высокой концентрацией атры в теле, им пришлось довольно долго тренироваться и заставлять тело привыкать к энергии. К сожалению, простые материалы, из которых сделано большинство окружающих нас предметов, не способны привыкнуть к такой силе вовсе, и если вы сильно переборщите с энергией, случится то, что случилось с палкой. Невероятно мощный удар, но всего один.
        - Хочешь сказать, что ты переполнил палку атрой? - осторожно поинтересовался Марис. В его голосе не осталось ни снисходительности, ни былой надменности. Теперь он спрашивал очень настороженно.
        - Достаточно развёрнутым получился ответ, учитель? - юноша повернулся к мастеру, не собираясь отвечать на вопрос смуглого.
        - Вполне, - кивнул мастер Ганн и вернулся к следующим ученикам. Алану досталось не так уж сильно. Поскольку он совсем недавно достиг второго ранга, особых требований к нему никто не предъявлял. В конце концов то, что он с красным сосудом успел зайти так далеко было само по себе достижением.
        Марис же, пока мастер разбирал выступления оставшихся учеников, не сводил глаз с Эдвана. После того, что он увидел во время боя и услышал после, сын главы города почувствовал некоторое подобие уважения к парнишке. Насколько вообще можно уважать простолюдина, которых Марис искренне презирал. Дураком он не был и прекрасно видел, что назойливый выскочка был действительно силён. Почти такой же быстрый, как и он сам, с идеальным контролем атры! Даже Марис, который, разумеется, в этом никогда бы не признался, ни за что бы не смог переполнить оружие энергией за тот короткий миг, пока оно было в полёте. Лаут мог бы стать невероятно могучим воином… если бы родился в правильной семье. Так думал сын главы города, втихую посмеиваясь над злой судьбой выскочки простолюдина. В конце концов, как бы он не был силён, ему никогда не превзойти потомков благородных семейств, владеющих силой контракта.
        - Мастер, у меня тоже вопрос, - вытянул руку Чэнь Джоу.
        - Спрашивай.
        - Если от переполнения атрой вещи могут сломаться, как же нам увеличить их прочность?
        - С помощью магических символов. Однако, к сожалению, секреты изготовления сильных артефактов для нас утеряны. Сейчас мы можем лишь немного укрепить предмет, но и только. Каждый боец учится вкладывать в своё оружие столько силы, сколько оно способно пропустить через себя, - объяснил мужчина и вздохнул. Было видно, что его такая ситуация очень печалит. Немного помолчав, он добавил, - лишь глубокое изучение магических символов может помочь нам возродить эти знания из пепла и я надеюсь, что в будущем, кто-то из вас посвятит себя этой сложной науке, - мастер Ганн взглянул на притихшую группу, подождал несколько секунд, после чего объявил, - если вопросов больше нет, на сегодня закончим.
        Попрощавшись, мужчина поспешил удалиться с площадки. Урок завершился намного раньше обычного, из-за чего у учеников внезапно появилось много свободного времени. Алан предложил друзьям прогуляться до столовой. От пережитого стресса во время первой драки с тварью он снова проголодался. Предложение было встречено на ура и ребята направились к выходу с полигона. Эдван немного задержался, пропуская вперёд блондина с сестрой и обернулся, чтобы найти взглядом Лизу, но искать её не пришлось. Девушка и так смотрела на него, почти не отрываясь. Парень улыбнулся и легонько махнул рукой, приглашая её пойти с ними. В ответ она отрицательно помотала головой и стрельнула глазами в сторону Мариса и его друга. Закусив губу в раздумьях, Лиза еле заметно подмигнула Эдвану и тут же отвернулась, как будто бы отказываясь идти с ним куда либо. Пожав плечами, Лаут покинул площадку, быстро нагнав ушедших вперёд друзей.
        Когда он ушёл, Марис наклонился к Чэню.
        - Спорим, она сбежит.
        - Не посмеет, - высокомерно бросил тот. Молчаливый диалог девушки и простолюдина не остался для них незамеченным.
        - Ты её плохо знаешь, - фыркнул Марис, веселясь глубоко внутри. С тех пор, как его друг стал вести себя крайне заносчиво и надменно со всеми, кто был немного ниже него по статусу, парню доставляло невероятное удовольствие наблюдать за тем, как Чэнь бесился, когда другие не выполняли его приказов или не оправдывали ожиданий. И вот сейчас была как раз одна из таких ситуаций. Юный господин Джоу наивно полагал, что девушка будет послушной и не посмеет посрамить честь семьи, совершенно не зная о том, какая Лиза на самом деле.
        Да, она слушалась приказов родни, внимала угрозам и разговорам о репутации, но недолго. В меру своих возможностей девушка всегда старалась вырваться из оков правил и традиций. Чего только одна дружба с этим простолюдином стоит, вкупе с каким-то маниакальным стремлением к развитию боевых навыков. Многие в семье сравнивали её с госпожой Джиной, и Марис не мог не признавать этого сходства. Обе были упёртыми дамами со взрывным характером. Однако, к сожалению для Лизы, её статус в семье был намного, намного ниже. Оттого и прощалось ей куда меньше.
        Опасения молодого господина Морето подтвердились сразу же, едва они успели покинуть тренировочную площадку. Немного отстав от них, девушка затерялась в толпе и быстро исчезла из виду. Чэнь опомнился только несколько минут спустя.
        - Куда она делась? - завертел головой он.
        - Я же говорил, - беспечно фыркнул Марис и с трудом сдержал рвущийся наружу смешок. Его друг тут же побагровел лицом и надулся так, что казалось, будто бы его голова готова вот-вот лопнуть от гнева. Парень в ярости начал поносить сбежавшую девчонку, на чем свет стоит, и чем сильнее он злился, тем веселее становился Марис.
        В этот самый момент Эдван вместе с Аланом и Анной неспешным шагом направлялся в столовую. Ребята делились друг с другом впечатлениями о практическом занятии.
        - По-моему это ужасно… - вздохнула блондинка, - держать их на цепи для того, чтобы побить палками.
        - Ты умом тронулась? Это же твари! Они только и думают о том, как бы сожрать нас с потрохами! - возмутился Алан.
        - И всё равно, милосерднее было бы убить сразу, а не мучить, - стояла на своём девушка, - мне… мне было противно драться с ним.
        - Ни к чему здесь милосердие, - фыркнул её брат.
        - Видела бы ты волков, которые прорвались тогда через стену, жалость бы как рукой сняло, - поддакнул ему Эдван. Анна фыркнула и отвернулась, оставив вопрос без ответа. На несколько секунд ребята замолчали.
        - И всё таки, как ты сумел убить её одним ударом? - не унимался Алан.
        - Мне вот тоже интересно, как, - раздался у них за спинами знакомый голос.
        - Лиза? Ты что тут делаешь? - нахмурилась Анна.
        - Сбежала, - девушка показала подруге язык, - так что там со зверем? Когда ты успел так вырасти?
        - Упорно тренировался последние два месяца, - честно ответил парень, - что с тобой случилось?
        - Да… ничего, всё … хорошо, - сказала она, пытаясь скрыть неловкость за глупыми смешками.
        - Как тебе урок? - поспешил перевести тему Алан, покосившись на сестру. Та сложила руки на груди и нахмурилась, всем своим видом выражая неодобрение поступку Лизы.
        - Я ждала большего, - честно ответила девушка, - какой-то он был хилый.
        - Анна вот говорит, что держать тварей на привязи слишком жестоко, - заговорил Эдван, - милосерднее бы было сразу убить.
        - Какое милосердие может быть к ним? - фыркнула Лиза. Блондинка закатила глаза.
        - К ним никакого, - усмехнулся Эдван, - но может быть ты всё-таки проявишь каплю милосердия к нам и расскажешь, что с тобой стряслось? В конце концов, мы твои друзья, - сказал он, внимательно посмотрев в глаза девушке.
        Лиза отвела взгляд. Анна сделала большие глаза, словно предостерегая подругу от того, чтобы она случайно не сболтнула лишнего. Эдван заметил этот крайне выразительный взгляд и, наконец, понял, почему всё это время он никак не мог добиться внятного ответа ни от Алана, ни от самой Лизы. И, поняв это, скрипнул зубами от досады и разочарования. Почувствовал себя преданным. Разозлившись, Эдван наклонился к Алану, шепнул тому на ухо: “Отвлеки её”, после чего резко сорвался с места. В мгновение ока он схватил Лизу за талию и одним прыжком перемахнул через ближайшую стену на соседнюю тренировочную площадку. Оказавшись по ту сторону, парень махнул рукой опешившей от появления незванного гостя группе старших учеников и, разогнавшись, в два счёта оказался на следующем полигоне. Пустом, на этот раз. Стоило ему остановиться, как Лиза тут же больно заехала ему локтем в бок и вырвалась.
        - Какого демона ты вытворяешь?! - вскричала она возмущённо.
        - Я просто подумал, что тебе легче будет говорить, если Анна не будет стоять над душой. Что случилось? - спокойно спросил он, скрестив на груди руки. Лиза тяжело вздохнула и взъерошила волосы, разом растеряв всё своё возмущение. Она молчала.
        - Я не могу уже смотреть, как ты бледным призраком летаешь по академии. Пожалуйста, скажи в чём дело и… могу ли я хоть чем-то помочь? - подойдя к девушке, Эдван положил руку ей на плечо.
        - Меня выдали замуж… - тихо проговорила она. И эти тихие, несмелые слова ножом вонзились в самое сердце парня.
        - Ч… что? - переспросил он, не желая верить своим ушам.
        - Месяц назад меня вызвали ко второму старейшине, и он… он сказал, что уже договорился о свадьбе. Помолвка будет через два месяца. Я… прости, до этого времени мне нельзя было ничего говорить.
        - И знала только Анна…
        - Ей Марис проболтался. Ещё и защищала его, предательница… - злобно прошипела Лиза, чуть не плача, - всё будет хорошо! Ты будешь счастлива, если примешь это! Так нужно семье, - передразнила она голос подруги, - проклятый урод. Ненавижу его! - руки девушки дрожали, а слёзы застыли в уголках глаз. Разоткровенничавшись, она больше не смогла держать всё в себе, и её маска разбилась на тысячи мелких осколков, позволив чувствам, которые девушка сдерживала до сего момента, вырваться на свободу и захлестнуть её с головой.
        - Мариса? - осторожно переспросил парень.
        - Да, - сказала она, стиснув кулаки так крепко, что костяшки на пальцах побелели, - Он… он продал меня, как … как какую-то вещь… - слёзы покатились по её щекам, - своему мерзкому дружку… этому Джоу. Подговорил второго старейшину… мразь…
        - А…, - Эдван осёкся, потеряв мысль. Он хотел было что-то сказать, но не находил слов, кроме ругательств. Рассказ девушки банально выбил его из колеи. Всё, что он сейчас мог делать - это сжимать кулаки в бессильной злобе. Ненависть к благородным в его душе воспылала с новой силой.
        - Прости, что вывалила это на тебя, - вытирая слёзы, сказала она, - этот урод запретил мне общаться с тобой и с Аланом… тварь, думает, что я его собственность…
        - Чем угрожал? - осторожно поинтересовался парень.
        - Я… - она сглотнула и помотала головой. В горле у Лизы пересохло, а голос словно пропал, - не могу… я… не знаю, зачем вообще пошла за тобой, - девушка вновь всхлипнула и попыталась уйти, но Эдван схватил её за руку, удержав на месте.
        - Угрожали кому-то из нас? - хрипло спросил он.
        - Н-нет… - закусив губу, помотала головой она.
        Ответ Лизы сбил парня с толку. Он не мог понять, чем ещё можно было угрожать, кроме вреда здоровью и развитию, но вполне осознавал, что, возможно, чего-то не знает. И, глядя на слёзы, собравшиеся в глазах подруги, уже пожалел, что спросил и, отпустив руку девушки, отступил на шаг. Однако, она почему-то всё ещё стояла на месте, вместо того, чтобы просто уйти, как порывалась всего несколько мгновений назад. Стояла и смотрела на него странным взглядом, полным какой-то надежды и страха, словно хотела чем-то с ним поделиться, но почему-то, боялась этого. Закусив губу, Лиза прикрыла глаза и вздохнув так, как будто бы собиралась шагнуть в пропасть, наконец, приняла решение.
        - Они… расскажут правду… обо…обо мне, - сказала она дрожащим голосом, - что я… бастард. Внебрачный, - добавила она очень тихо, - отец был из клана, а мать простолюдинкой. Солдатка.
        Слова давались девушке с большим трудом, её всю потряхивало, но что больше всего поразило Эдвана в этом признании, так это то, с какой смесью страха и надежды смотрела она на него, словно очень сильно чего-то боялась. Правда, он никак не мог сообразить, чего именно.
        - И всего-то? - усмехнулся он, - а я уж думал…
        - Ты… не перестанешь общаться со мной? - перебила она его.
        - С чего бы? Ты, это ты, глупая, - сказал он, тепло улыбнувшись, - Какая разница, кем были твои родители? Если ты не забыла, я - постолюдин. Так что у тебя вообще на одного знатного родственника больше!
        - Да… точно, - несмело усмехнулась Лиза. Слова Эдвана принесли ей невероятное облегчение. Всю свою жизнь в клане Морето она слышала, что такие, как она хуже простолюдинов. С регулярной частотой родственники её отца напоминали о том, что жива она лишь благодаря запрещающему убийства закону и что её судьба - это сдохнуть на охоте во благо города. А последний месяц к этим угрозам прибавились постоянные реплики о том, что она должна благодарить клан Джоу за невероятную честь быть одной из жён их наследника. И, разумеется, угрозы раскрыть всем её грязное происхождение, если она не будет повиноваться. Но вот, она раскрыла его сама и ничгео страшного не случилось. И груз, что лежал на её плечах все эти годы, словно растаял.
        - Главное, не давай себя в обиду и смело бей его в морду, если снова решит помыкать тобой.
        - Хорошо, - несмело улыбнулась девушка. К ней постепенно возвращалось потерянное настроение.
        - Если что, только скажи, я его быстро на место поставлю, - гордо подбоченился парень, - ты же знаешь, мне плевать, из какого он там клана.
        - С радостью бы на это посмотрела, - хохотнула Лиза, - но мне уже пора. Как бы меня не хватились. Без повода порочить честь семьи всё-таки не стоит…
        - Постой, у… у меня для тебя есть небольшой подарок, - заговорил Эдван, - ничего такого, просто небольшая вещица, - пояснил он зачем-то, не понимая, почему язык вдруг начал заплетаться, - Давай… давай встретимся завтра вечером? Там, где мы обычно тренировались.
        - Я постараюсь прийти, - с улыбкой ответила девушка и, махнув ему рукой на прощание, первой покинула тренировочную площадку.
        Эдван выждал минутку для верности, и хотел было направиться в другую сторону, но в последний момент передумал и последовал за подругой. Отчего-то на душе у него было неспокойно, а свою интуицию он после нападения волков поклялся слушать всегда. Покинув полигон, юноша нашел в толпе подругу и, ещё немного отстав, медленно пошёл следом, стараясь не терять её из виду. Он не планировал следить за ней до самого вечера, вовсе нет, просто хотел убедиться, что она безопасно дойдёт туда, куда направляется. А направлялась девушка как раз в сторону столовой, туда же, куда, по идее, должны были пойти Алан и Анна. По дороге Эдван думал о том, что сегодня рассказала ему подруга. И чем дольше он думал, тем мерзостнее было у него на душе. Чтобы его практически самого близкого человека во всём городе выдали замуж… да ещё и не спросив её мнения, словно какую-то вещь… для него это было дико. Неправильно. В его деревне никто так отродясь не делал. А в городе, похоже, такое было в порядке вещей…
        Повернув вслед за Лизой на соседнюю улицу, Эдван стал свидетелем довольно неприятной сцены. Интуиция не подвела - девушка встретилась со своим будущим женихом и его лучшим другом - Марисом Морето, чей хвост и рыжую куртку можно было заметить хоть с другого конца города. Недолго думая, парень тут же спрятался в толпе зевак, чтобы случайно не попасться благородному на глаза и не навлечь на подругу ещё больших неприятностей. Однако, судя по лицу Чэня Джоу, даже если бы Эдван сейчас появился у него перед носом, ситуацию это бы не спасло.
        - Как ты посмела нарушить мой приказ? - прошипел он, нависая над ней словно великан.
        - Я что, уже без тебя по академии гулять не могу? - с вызовом ответила ему девушка.
        - Тебя видели с этим простолюдином! Вздумала мне рога наставить до помолвки? - взревел он и замахнулся, но ударить её не посмел, покосившись на Мариса. Вот только Лиза этих переглядываний не заметила и пришла в ярость. Страх больше не сдерживал её, характер дал о себе знать и мелочи вроде чести семьи, о которых она говорила Эдвану, её больше не волновали. Несколько мгновений она смотрела на занесённую для удара руку, после чего просто взорвалась.
        - Ты что себе позволяешь, урод?! - крикнула она и тут же заехала будущему жениху в челюсть, совершенно не жалея атры. Раздался гулкий удар, слабая волна воздуха прошлась по толпе, растаскивая пыль по дороге, но парень даже не шелохнулся. Эдван нахмурился, среди зевак послышались удивлённые вздохи. Ещё бы! Удар Лизы обладал всей мощью вершины четвёртого ранга и мог бы свалить кого угодно… кроме её противника. Закусив губу от разъедающей изнутри обиды, девушка смотрела в глаза Чэню, который самодовольно ухмылялся. Несмотря на то, что оба они обладали четвёртым рангом, между ними была колоссальная, непреодолимая пропасть. И называлась эта пропасть контрактом земли.
        Рука, занесённая для пощёчины, сорвалась в полёт, но не настигла цели. Увернувшись, Лиза ударила его вновь. И ещё раз, а затем ещё и ещё. Она лупила молодого господина из семьи Джоу целую минуту кряду, обрушив на него град всевозможных ударов. Каменный покров трескался, от него отламывались кусочки, но эти мелкие повреждения быстро затягивались, отчего создавалось впечатление, будто бы её жалкие потуги не причиняют парню никаких неудобств. Разумеется, удары Лизы не проходили бесследно. В конце концов, ранг у них был одинаковым и, как бы не хотелось Чэню показать своего превосходства, полностью защищённым он не был. Ему пришлось потратить очень много атры на то, чтобы не сдвинуться с места под этими могучими ударами, кривясь от боли под каменной маской невозмутимости. Однако, чего не сделаешь для показухи…
        Всё же, как бы девушка не старалась, с её навыками каменную кожу было не пробить. Она лишь сломала себе несколько пальцев и содрала в кровь костяшки, а после, дождавшись, когда она немного устанет и хорошенько почувствует собственную беспомощность, Чэнь отвесил ей пощёчину своей каменной ладонью. Настолько мощную, что удар сбил девушку с ног.
        - Это было самообороной, - смеясь, сказал он Марису. Тот лишь кивнул.
        Эдван был мрачнее тучи. Из-за толпы зевак он просто не успел вмешаться и сейчас пробирался к первым рядам, не сводя глаз с самодовольной рожи наследника клана Джоу. У парня чесались кулаки.
        - Ты принадлежишь мне, - надменно произнёс Чэнь, - и должна быть благодарна за то, что такой, как я, положил на тебя глаз. Поняла?
        - Засунь эти слова себе в зад, урод! - разъярённой кошкой прошипела Лиза, медленно поднимаясь на ноги, - мы ещё даже не помолвлены!
        - По правилам семьи Джоу, жена является собственностью мужа, - проговорил Чэнь с широкой ухмылкой, - и должна во всём подчиняться ему. Ты - моя собственность. Постарайся удержать эту мысль в своей крохотной голове, - сказал он и, недобро прищурившись, добавил, - или мне придётся…
        - Только попробуй меня ударить ещё раз! - прорычала девушка.
        - Или что? - хохотнул он, - что ты сделаешь?
        - Или я тебе башку оторву, дерьма кусок, - сказал злющий, как сам Первый, Эдван, прорвавшись, наконец, сквозь толпу, - Она тебе не вещь!
        Глава 29. Лаут против Морето
        Волна шепотков прокатилась по толпе зевак. Эдвана узнали практически сразу и его появление разделило зрителей на два лагеря. Одни восхищались столь смелым поступком, на который никто из них не решился бы никогда в жизни, другие, наоборот, осуждали. В конце концов, где это видано, чтобы какой-то грязный простолюдин лез в семейные дела двух кланов-основателей? Самая натуральная дикость. Чэнь Джоу думал точно так же. Его брови мгновенно сошлись на переносице, а лицо приобрело крайне свирепый вид.
        - Решила спрятаться за спину этого отродья? - зловеще прорычал он, глядя на Лизу. Кожа его вновь обрела тёмный цвет и стала похожа на гладкий отполированный камень. Парень раздался вширь и ввысь, отчего довольно свободные одежды стали ему практически в обтяжку. Подобно могучей горе он двинулся на девушку, вот только на пути у него встал Эдван. Наткнувшись взглядом на преграду, Чэнь зловеще ухмыльнулся. Это было именно то, на что он рассчитывал. Чтобы жалкий простолюдин попытался снова защитить девчонку. И когда он растопчет его, как муху, эта дура наконец примет свою судьбу.
        - Какое право ты имеешь вмешиваться в дела моей семьи, червь? - проскрежетал он почти басом, - Всё ещё думаешь, что можешь угрожать мне? Мне, наследнику великого клана с контрактом? У тебя ведь даже не зелёный сосуд, верно? Ты просто ничтожество без капли таланта, - выплюнул он, глядя на юношу, которого совершенно не воспринимал всерьёз.
        - Он покойник… - прокатилась волна шепотков по толпе. Чэнь нависал над Эдваном словно гора. Он был почти на голову его выше и в два раза шире, источал жуткую ауру, а его свирепый вид внушал трепет каждому, кто не владел силой контракта. Всем, кроме его противника, который хмуро смотрел на него исподлобья. Злой, как тысяча демонов.
        Эдван соображал довольно плохо. Всё, чего ему сейчас хотелось, так это выместить всю скопившуюся внутри него злобу на этом надутом ублюдке и стереть эту самодовольную ухмылку с его лица. Он не стал дослушивать очередную порцию оскорблений и ждать, пока враг перейдёт от слов к делу. Вместо этого, он зачерпнул атру из внутреннего сосуда и просто ударил. Светящимся лёгким белым светом кулаком. Без замаха. Быстро, и сокрушительно.
        Раздался грохот, с треском во все стороны брызнула каменная крошка. Чэнь подлетел на добрый метр вверх и тяжело рухнул на землю, носом в пыль. Непробиваемая броня, которой он так гордился, рассыпалась, обнажая его настоящее тело. Все, кто ещё недавно пророчил Эдвану гибель, поражённо застыли, глядя то на валяющееся у ног простолюдина парня, то на дымящийся после удара кулак. Поверить в то, что на их глазах, только что, одним ударом простолюдин поверг наследника великой семьи с контрактом, было невероятно сложно. Через несколько мгновений тело на земле издало тихий стон, совсем недостойный благородного представителя клана Джоу, и медленно сжалось в позу эмбриона, зажимая живот.
        - Ничтожество без капли таланта, - громом прозвучали слова парня, - с контрактом ты или без.
        Взгляды зевак мгновенно скрестились на Марисе, который всё это время стоял в десятке шагов от своего друга, и наблюдал за разворачивающейся сценой. И интерес публики был отнюдь не праздным. То, что сказал простолюдин, было настоящим плевком. Плевком в лицо не только Чэню Джоу, но и всему клану, который он представлял. А значит, и прочим благородным семействам. Сам Марис понимал это лучше всех. Сын главы города нахмурился. Проклятый простолюдин уже давно действовал ему на нервы. Ещё с самого первого его появления в академии. Дерзкий, нахальный выскочка… на этот раз он зашёл слишком далеко. Решил, что имеет какое-то право вмешиваться в дела семьи Морето. Напал на наследника клана Джоу, и нанёс ему страшное оскорбление. Слишком длинный список, чтобы его игнорировать.
        Вопреки всеобщему мнению, Марис не любил попусту сотрясать воздух. Да, он любил поболтать, но только тогда, когда разговор того стоил. Именно поэтому, сейчас он молчал. Извинения на коленях уже ничем не помогут, угрожать поздно. Бессмысленно. Вздохнув, Марис потянул атру из внутреннего сосуда, наполнил ею тело. На какую-то долю мгновения воздух вокруг него задрожал, а затем юноша сорвался с места.
        Обернувшись смазанной тенью, он в мгновение ока преодолел расстояние до простолюдина, и тут же обрушил на него свой кулак. Раздался грохот, лица зевак обдало порывом ветра, ударная волна разметала пыль. Могучий удар, ничуть не уступающий той сокрушительной атаке, что сразила наповал Чэня, был заблокирован. Их руки сцепились в молчаливом противостоянии. Один изо всех сил давил, надеясь всё-таки проломить защиту, а второй был вынужден держать её.
        - Что, неужели тигр не побрезговал крысой? - с кривой ухмылкой на губах спросил Эдван.
        - Кто-то же должен заткнуть твой грязный рот, - ответил его противник с точно таким же выражением лица. В этот момент они были очень похожи и смотрели друг на друга со странной смесью злости и предвкушения. Марис прекратил давить на блок и резко ударил второй рукой, метя в голову, но враг легко уклонился, вынуждая уже его отпрыгнуть назад, чтобы не попасть под ответный удар.
        Несколько долгих мгновений парни сверлили друг друга взглядами в полной тишине, и никто из зевак не смел в этот момент сказать и слова. Все были до глубины души поражены этим противостоянием. Марис Морето, с его седьмым рангом, уже сейчас являлся одним из сильнейших учеников во всей академии и то, что Лаут сумел отразить его удар, было действительно невероятным. Чем дольше длилось противостояние взглядов, тем больше находилось желающих поглазеть на сражение века. И места для драки становилось всё меньше.
        - Вам не кажется, что улица слегка тесновата для таких разборок? - осторожно спросила Лиза, аккуратно встав между драчунами, - прекратите!
        - Хоть в чём-то ты сегодня права, - сказал Марис, не сводя взгляда с противника, - место не самое лучшее.
        Сын главы города в два прыжка оказался на стене соседней тренировочной площадки и, приглашающе кивнув головой врагу, скрылся внутри. Эдван не заставил себя долго ждать, и практически сразу последовал за благородным. В чём-то Лиза была права, единственная возможность остановить эти разборки представилась им сейчас. Нужно было всего лишь не двигаться с места и дождаться кого-нибудь из учителей. Вот только ни один из них не желал останавливаться.
        Бойцы остановились на расстоянии примерно пятнадцати шагов друг от друга. Их взгляды встретились. Если бы они могли читать мысли друг друга, то очень бы удивились тому, насколько они в этот момент были похожи.
        “Я поставлю этого урода на место”, - примерно так думал каждый из них, глядя на соперника.
        Воздух вокруг парней начал слегка подрагивать, атра стянулась в тугую воронку, словно зверь, готовый в любой момент совершить смертоносный бросок. И от этого напряжения вся пыль и мелкие камушки, словно испугавшись, расползались прочь. Лёгкий ветерок трепал волосы зрителей, которые спешно занимали места на стенах. Их количество всё прибывало и прибывало, весть о том, что молодой господин Морето сейчас сражается с безумцем Лаутом пролетела по округе со скоростью лесного пожара. И симпатии зрителей, несмотря на всю неприязнь к “безумцу” простолюдину на словах, разделились примерно поровну. Каждый простолюдин глубоко в душе искренне желал Эдвану победы, и, точно так же, каждый благородный надеялся, что Марис укажет дерзкому выскочке его место. И если бы внимание учеников не было так плотно приковано к драчунам, то они бы давно разбежались, заметив две фигуры на крыше столовой, откуда тоже открывался неплохой вид на поле боя.
        - Может, всё-таки закончим это безобразие, пока они не поубивали друг друга? - спросил старик в белом халате у коллеги.
        - Разнять их мы всегда успеем. Я хочу посмотреть, на что он способен… - ответил ему мужчина в чёрном халате, с азартным блеском в глазах и глупой улыбкой глядя на бойцов. Если бы кто-нибудь из учеников увидел его лицо, то ни за что бы не поверил своим глазам.
        - Кто, наследник Морето? - со скепсисом спросил старик. Он не разделял настроения коллеги.
        - Нет, второй. Лаут.
        - Простолюдин? Ты из ума вышел, Ганн! Его же размажут!
        - Сейчас и увидим…
        Первым молчаливого противостояния не выдержал Марис. Когда напряжение достигло пика, он взревел и бросился на врага, обрушив на него всю свою ярость. Будучи на вершине седьмого ранга, он превосходил противника практически во всём. В скорости, грубой силе, количестве атры, а каждый удар нёс в себе столько силы, что она вырывалась наружу с грохотом, как если бы кто-то бил кувалдой по стене. Силуэты бойцов смазались в глазах зрителей, и в какой-то миг им показалось, что песенка простолюдина уже спета, но мгновения тянулись, а размытые фигуры всё ещё крутились на месте, нанося друг другу страшные удары.
        Бесспорно, Марис был, пожалуй, одним из самых опасных и талантливых бойцов среди учеников. Его тренировали с детства лучшие мастера клана, посвящали во все семейные секреты, изо всех сил помогая будущему наследнику развиваться. Однако, у Эдвана было то, чего недоставало его врагу. Опыт множества сражений, как с людьми, так и с тварями. Только благодаря своему высокому боевому мастерству он мог противостоять свирепым ударам врага. Движения Эдвана были скупыми и очень точными. Он вёл своего противника, отклоняя или блокируя практически все его удары. Да, он получил несколько чувствительных попаданий по корпусу, но и враг не ушёл безнаказанным. Шесть колец на сосуде души парня пульсировали, а атра его была гораздо плотнее и чище, чем у противника, из-за чего разницы в укреплении тела между ними практически не было.
        Марис медленно закипал. Чем дольше длилось это сражение, тем сильнее страдала его гордость, а особенно сильно она страдала, когда он получал ответные удары от простолюдина, которые по силе практически не уступали его собственным. И чем дольше это продолжалось, тем сильнее ярился благородный. Удары его от этого стали мощнее, чуть размашистее. И Эдван не преминул этим воспользоваться.
        Сбив левую руку врага, он оттянул корпус назад, пропуская чужой кулак буквально в ладони от собственного носа, и тут же вернулся на место. Той доли мгновения, которую разозлённый противник потратил на замах, хватило для контратаки. Нанеся короткий тычок в нос, Эдван сокрушительным ударом ноги отправил Мариса в полёт на добрых двадцать шагов. Публика ахнула.
        Однако, благородный наследник семьи Морето не грохнулся позорно лицом в пыль, нет. Выставив перед собой руки, он затормозил о землю и тут же рванул в сторону, не позволяя простолюдину развить атаку. На мгновение разорвав дистанцию, Марис сложил руками странный магический жест и, взревев, снова бросился в бой. Кулаки его были объяты пламенем.
        - А вот и контракт пошёл в ход… - цокнул языком старик на крыше столовой, - как бы он его не прикончил…
        - Он ещё не показал всё, на что способен. Я уверен, - улыбаясь, сказал мастер Ганн.
        Тем временем, на стенах полигона уже не было свободного места и зрители, которые всё прибывали и прибывали, начали толпиться у входа, так и не решаясь зайти внутрь. Несмотря на размеры полигона, другие ученики боялись сделать даже шаг за его границу, ведь то, что разворачивалось на их глазах, выглядело чем-то невероятным и напоминало больше сражение бойцов Когтя Кланов, чем ученическую потасовку.
        Марис яростно атаковал своего противника, его огненные кулаки оставляли в воздухе световой шлейф, словно парень был страшным диким зверем, который своими волшебными когтями умудрялся царапать воздух. Однако, чем яростнее он пытался достать Эдвана, тем легче последнему было уходить от его ударов и бить в ответ. Вот уже в третий раз он подловил врага на ударе и вновь отправил того в короткий полёт на десяток шагов.
        Проехавшись носом по грунту, Марис резко вскочил на ноги и снова ринулся в бой. Пламя на его руках стало гореть ещё жарче. Для всех окружающих совершенно ничего не переменилось, он точно так же яростно налетел на врага, изо всех сил пытаясь достать того. И даже Эдван, слегка подустав, совершил небольшую ошибку и немного расслабился. А между тем, было всё-таки кое-что, что поменялось в поведении его противника. Марис, наконец-то, перебесился, совладал с собой, и теперь лишь играл яростное наступление.
        Он разорвал дистанцию, уходя от пинка Лаута и тут же бросился обратно, нанося два быстрых удара руками, что оставили в воздухе ярко рыжий след. Противник сбил первый, легко ушёл от второго и уже готовился нырять под третий, вот только удар оказался куда быстрее, чем в прошлые разы. Он больше не был размашистым, а таким же быстрым и мощным, как в самом начале. Эдван принял его на жесткий блок и, не успев принять устойчивое положение, был попросту отброшен на несколько шагов в сторону. Парень мгновенно вскочил на ноги, но инициатива была утеряна - Марис не собирался его отпускать. Лаут чудом успел уйти от огненного кулака, который метил ему в голову, однако следующий удар врага вонзился ему в живот, сжигая одежду. Сдерживая вопль боли, он с трудом закрылся от новой атаки, и что было мочи заехал Марису коленом в грудь, отбрасывая того на несколько шагов назад.
        Эдван надеялся на небольшую передышку, но враг не желал давать ему такой роскоши. Пользуясь преимуществом в скорости, он с безумной усмешкой снова набросился на него. Уклонившись от первых двух ударов, Лаут не успел уйти от третьего и вновь получил огненный кулак в корпус. Зарычав, он ответил рукой в голову и отпрыгнул назад, с пинком по рёбрам. Попал. Ударная волна разметала пыль, но Марис устоял на месте. Криво ухмыльнувшись, он направил руки на противника.
        Эдван помянул демонов и бросился в сторону. Из ладоней благородного вырвалась струя пламени длиною в десяток шагов и накрыла то место, где он находился всего лишь мгновение назад. Земля там слегка почернела и каждый, кто наблюдал в этот миг за поединком, понял: игры закончились.
        Меж тем, на крыше столовой седой старик вновь попытался остановить безобразие, и снова его удержала на месте крепкая рука мужчины в чёрном плаще, который с предвкушением смотрел на тренировочную площадку. Тяжело вздохнув, его коллега лишь покачал головой и в душе посочувствовал парню. Он решил, что таким вот нехитрым образом, клан Линн решил избавиться от простолюдина, который несколько месяцев назад чуть не убил сына второго старейшины. И сейчас, когда в академии не было ректора, никто не мог этому помешать. Кто ж осмелится перечить Ганну?
        В похожем ключе рассуждали и остальные мастера, наблюдающие за происходящим безобразием. Вмешиваться никто из них не собирался. Они, хоть и не видели желания коллеги в чёрном халате посмотреть на бой, но вмешиваться всё равно не собирались. Руководство отсутствовало, большинство из них были стариками, не годными к сражениям, и потому банально опасались влезать в драку. В конце концов, седьмой ранг с контрактом это уже не шутки - тут можно и отхватить случайно. Да и особой симпатии к Эдвану никто из них не испытывал, скорее наоборот. Сам факт того, что какой-то наглый простолюдин посмел бросить вызов самому молодому господину Морето сильно их возмущал. Так почему же они должны вмешиваться, если он так настойчиво ищет смерти, верно?
        Бойцы сверлили друг друга испепеляющими взглядами.
        - Думаешь, ты мне ровня, ублюдок? - прохрипел Марис, сплюнув на землю кровавый сгусток, - как бы не так! Твои… потуги ничто перед силой контракта!
        - Это мы ещё посмотрим, - злобно прошипел Эдван.
        Холодная ярость затуманила его разум, сломав все внутренние ограничения, что у него были. Он забыл о том, что на них сосредоточены сотни взглядов, забыл, что не должен светить своими умениями, всё это было сейчас не важно. Угроза, исходящая от противника требовала лишь одного - победы любой ценой.
        Парень принял боевую стойку и вытянул перед собой руку открытой ладонью. Его враг нахмурился, не понимая, что простолюдин собирается сделать. На мгновение на лице Эдвана мелькнула кривая усмешка. Ему показалось, что сейчас он находится во сне, на одной из многочисленных тренировок с тем лысым парнем. Это ощущение длилось всего миг, после чего тут же пропало. А на кончике указательного пальца юноши загорелся слабый голубой огонёк. В мгновение ока прямо в воздухе был нарисован крайне простой иероглиф - небольшой уголок с закорючкой, который тут же налился красным светом. Эдван толкнул его ладонью в сторону врага и с руки парня тут же сорвался ревущий поток пламени. Огненный вал с головой накрыл Мариса под удивлённые крики толпы.
        Пока бушевало пламя, парень не терял времени даром. Он прокусил себе палец и кровью нанёс на живот слово жизни. Затем нарисовал в воздухе небольшую стрелку, схватил её рукой и через мгновение в ней появился светящийся дротик из чистой атры. Это было простейшее слово формы - “копьё”. Тем временем пламя исчезло, оставив после себя опалённого и злого, как тысяча демонов, Мариса. Несмотря на владение контрактом огня, столкновение со словом пламени не прошло для него бесследно. Увидев заклятого врага с энергетическим копьём в руке, парень недобро прищурился и быстро выдавил из засохшей раны на губе немного крови, чтобы начертить ею круг на ладони.
        Эдван тяжело вздохнул. Слово пламени сожрало довольно много сил. Если так будет продолжаться, то примерно через десяток слов творца у него совершенно не останется атры. Затягивать было нельзя. На кончике указательного пальца снова загорелся огонёк, в воздухе появилось слово, ещё незнакомое обитателям Города. Эдван зажмурился, а иероглиф взорвался яркой вспышкой света, на несколько мгновений ослепившей всех, кто на неё смотрел.
        Марис дураком не был, и когда незнакомая закорючка вдруг лишила его зрения, тут же бросился в сторону, зигзагами, при этом часто моргая. Вдруг, он резко остановился и бросился назад. Что-то грохнулось в песок прямо за его спиной. Интуиция спасла парня от тесного знакомства с чужой атрой. Вернув себе зрение, сын главы города увернулся от новой волны огня, которую выпустил его соперник и недобро усмехнулся. На его ладони появился крупный огненный шар.
        Эдван помянул демонов и метнулся в сторону. Там, где он только что стоял расцвела огромная огненная вспышка. Зеваки в ужасе спрыгивали со стен там, где пробегал Лаут. Парень резко развернулся и смазанной тенью помчался прямо на своего противника. Легко уклонился от шального огненного шара, обогнул пущенную прямо на него струю пламени и обрушил на врага свой могучий кулак. Ударная волна смела огонь. Лица зевак обдало слабым порывом ветра.
        Кулаки Мариса вновь загорелись, он тут же контратаковал. Два его удара пришлись по защите, вместо третьего он попытался поджарить врага, выпустив в упор мощную струю пламени, но проклятый простолюдин успел-таки отпрыгнуть в сторону. Марис разорвал дистанцию и пустил во врага ещё одну волну огня, отгоняя его ещё дальше. Про себя он чертыхнулся. В его зелёном сосуде души осталось уже меньше половины атры.
        “Нужно быстрее покончить с этим уродом”, - подумал он.
        Тоже самое подумал Эдван, уклоняясь от очередного огненного шара. Он чувствовал, что уже начинает выдыхаться. Его движения не были столь проворными, как в самом начале драки, а значит, рано или поздно, огонь Мариса настигнет его. И никто не спасёт его от ревущего пламени, не остановит бой. Нет, если нечто подобное и случится, то только в случае смертельной опасности для благородного, а уж никак не для него. А значит, ему попросту не оставили другого выбора. Он должен использовать то самое слово и закончить всё одним ударом.
        Марис помянул Первого. Лаут ушёл с линии атаки и вновь пошёл на сближение. Он уже начал выдыхаться, это было очевидно, и оставаясь на дальней дистанции, он бы лишь оттягивал неизбежное. Единственный шанс на победу у простолюдина был только в ближнем бою, который тот и старался навязать. Вот только Марис не собирался давать ему приблизиться так легко. Когда противник настиг его, парень тут же отпрыгнул назад, выпустил во врага мощную струю пламени и опешил. Лаут не стал уклоняться! Вместо этого он быстро начертил в воздухе какой-то знак и направил ладонь навстречу алым языкам.
        С диким шипением слово воды столкнулось с огнём, всё вокруг заволокло облаком пара. Сын главы города бросился было прочь, но запоздал всего на мгновение. Эдван вылетел из тумана прямо перед его носом и одним мощным пинком отправил в полёт. Парень тяжело рухнул на землю, пролетев спиной вперёд двадцать шагов, и когда он начал подниматься на ноги, было уже поздно. На кончике пальца Эдвана уже ярко горел огонёк чистой атры. Прямо в воздухе он начертил кривой знак, напоминающий ломаную спираль и шагнул вперёд, протыкая её. Раздался треск, линия ожила, изогнулась и с невероятной скоростью ударила прямо в Мариса, обратившись в могучую белую молнию.
        Громыхнуло так, что уши заложило доброй половине зевак. Кто-то упал с забора. Медленно оседала пыль на месте взрыва, шевелились волосы на затылке Эдвана от осознания того, что он натворил в горячке боя. Над полигоном повисло молчание. Гробовое, давящее. И в этом молчании отчётливо слышалось, как что-то тихо падает на землю с треском, похожим на звук лопающейся скорлупы. Осела пыль, обнажая чёрную, как уголь, фигуру Мариса. Тот еле стоял на ногах, покачиваясь из стороны в сторону. Руки он всё ещё держал скрещенными перед собой так, как закрывался от страшной атаки. Они дрожали, и именно из-за этой дрожи с них откалывались небольшие кусочки камня, которые и падали на землю.
        - Первый побери… у него два контракта! - воскликнул кто-то из толпы и взгляды всех присутствующих скрестились на парне.
        Глава 30. Решение главы
        Слухи об эпохальном сражении, отгремевшем в стенах академии, разнеслись подобно лесному пожару. Несмотря на строгий наказ ректора и благородных семейств держать рты на замке, на следующее утро о произошедшем знал весь город. В полдень состоялось внеочередное заседание городского совета. Этот важный орган, помимо всего прочего, выполнял роль суда. И потому был собран.
        Горан Морето за один день постарел на десять лет сразу. Впервые за всю свою долгую жизнь человек, который, пожалуй, больше всех в городе чтил его законы и порядки, находился по другую сторону зала суда. За небольшой трибуной, напротив пустого кресла с высокой спинкой, что стояло во главе длинного стола в форме полумесяца, за которым собрался весь городской совет. Патриархи всех благородных семейств, генерал гарнизона на правом краю, и главный хранитель знаний на левом. Мужчина устало вздохнул и, превозмогая колющую боль в сердце, расправил плечи, гордо подняв голову.
        - Уважаемые члены совета, - заговорил Агар Линн, что сидел в высоком кресле по правую руку от пустующего места, - мы собрались здесь сегодня, чтобы решить, достоин ли Горан Морето, чей сын так вероломно нарушил один из важнейших законов нашего города, занимать достойный пост градоначальника. Ввиду очевидной невозможности уважаемого главы исполнять обязанности верховного судьи, его роль сегодня исполню я, как заместитель. Прежде, чем мы начнём обсуждение, я предлагаю предоставить слово уважаемому главе и позволить ему высказаться в свою защиту, - выждав несколько мгновений и не услышав возражений, Агар проскрежетал, - прошу, Горан.
        Патриарх клана Морето внимательно оглядел всех присутствующих, посмотрел на их лица. А был ли смысл ему почём зря сотрясать воздух? Все здесь присутствующие прекрасно понимали, что происходящее лишь формальность и от его слов ничего не изменится. После случившегося, доверие к клану Морето, как к гаранту закона и порядка, которое он строил всю свою жизнь, было безвозвратно потеряно. И никакой пламенной речью его не вернуть. И, тем не менее, он не мог отмолчаться. Это бы значило, что он полностью признаёт свою вину в случившемся. Прокашлявшись, мужчина заговорил.
        - Всю свою жизнь я свято чтил городской закон, честно следил за его исполнением, и всегда действовал в интересах жителей. Я всегда был верен своим принципам, и останусь им верен впредь. Мой сын ответит перед законом по всей его строгости. Не позволяйте постыдному поступку одного заставить вас усомниться во мне, и в честности всего клана Морето.
        Мужчина замолчал, тем самым дав понять, что сказать ему больше нечего. Члены совета начали тихо переговариваться друг с другом и о чём-то шептаться, поминутно глядя в сторону Горана, который застыл на своём месте, словно каменное изваяние. Через несколько минут Ли Джоу, который сидел по левую руку от пустого кресла, взял слово.
        - Уважаемые члены совета, - начал он с плохо сдерживаемым негодованием, - давайте не будем забывать о том, что было совершено самое страшное преступление, которое может только совершить благородный. Была украдена сила контракта! У нашей семьи! - потряс кулаком толстяк, - И не каким-то вассалом или членом младшей ветви! Действительно, - тон мужчины стал более спокойным, - нельзя по поступку одного судить обо всех, но не в этом случае. Речь идёт о наследнике клана! Как мы можем быть уверены в том, что тот действовал без ведома патриарха? Как мы узнаем, что он не передал тайну дальше? Я считаю, - в голосе Ли Джоу начали проскальзывать стальные нотки, - что глава города, пользуясь своим положением, захотел возвысить свой клан над прочими! Я требую снятия Горана Морето с поста главы города, а также ответной передачи кланом Морето тайны контракта нам.
        После речи толстяка Ли между членами совета разразилось живейшее обсуждение. И в основном шло оно по вопросу передачи контракта. Патриарх Джоу, бросив во время дискусии пару ловких фраз, легко сосредоточил внимание членов совета на способе передачи контракта, отчего создалось впечатление, будто бы сам факт того, что клан Морето должен был открыть тайну другой семье был делом решённым. Обсуждение прервалось громким хлопком со стороны зала. Пока что действующий глава города привлёк внимание, ударив кулаком по трибуне.
        - Если на то будет воля совета, - громом прозвучал голос Горана, - я приму её и покину пост. Однако, - мужчина нехорошо прищурился, - контракт не был украден, а передан. Виновных всегда двое, и пока второй не будет найден, а семья Джоу не докажет, что второй виновный не овладел секретом контракта огня и не передал его дальше, клан Морето не станет делиться тайной и нарушать заветы основателей.
        - Что ж, полагаю, дальнейшее обсуждение этого вопроса возымеет смысл лишь после завершения расследования, - проскрежетал Агар Линн, - на голосование выставляется вопрос о снятии Горана Морето с поста главы города. Кто за?
        Ли Джоу криво ухмыльнулся и поднял руку. Следом за ним проголосовали все члены совета, за исключением генерала гарнизона. Он был из одного клана с главой города и, разумеется, ни за что не стал бы голосовать против него.
        - Что ж. Общим решением, городской совет лишает Горана Морето поста главы города. По закону, у уважаемого главы есть месяц, чтобы привести в порядок все нынешние дела прежде, чем уступить свой пост новому главе, - сказал старик, покосившись в сторону патриарха клана Джоу.
        О выборах нового главы города ещё никто не говорил, но каждый из присутствующих знал, кто им будет. Поклонившись совету, Горан вернулся на своё место во главе стола. Пришла пора разобраться, наконец, с виновниками произошедшего.
        Всю ночь Эдван провёл в сыром подвале, медитируя в ожидании суда. После той памятной молнии всё завертелось очень быстро. Откуда ни возьмись на площадке появилось с десяток мастеров, которые тут же схватили их обоих и в мгновение ока доставили в лазарет, откуда парней уже забрали мрачные воины Когтя Кланов. Мариса отправили под домашний арест в резиденцию главы, а Эдвана сюда, в тёмный подвал здания городского совета. Как ему сказал охранник, под домашний арест он не попал не из-за того, что простолюдин, а из-за любви сбегать на месяц в неизвестном направлении.
        Впрочем, в каком-то смысле, заточение пошло ему на пользу. В полной тишине мрачного подземелья он сумел как нельзя лучше отрешиться от мира, и привести свои мысли в порядок. Страха не было. Он и в самом начале не слишком-то боялся суда. В конце концов, он не нарушил ни одного из главных законов Города - никого не убил, и не воровал контрактов, в отличие от своего противника. Так чем же эти надутые благородные индюки могли напугать того, кто однажды уже умирал? Единственное, о чём Эдван сожалел, так это о том, что не смог встретиться с Лизой и передать ей свой маленький подарок. Небольшая тетрадь, в которой он постарался кратко изложить своё понимание пути атры, наставление по развитию зелёного сосуда и небольшой кусочек опыта прошлой жизни, так и осталась лежать на дне сундука в его комнате.
        Вздохнув, парень открыл глаза, выныривая из глубин сознания. Краем уха он уловил чьи-то шаги на лестнице. Вскоре сквозь щель под дверью в камеру брызнули лучи белого света. Заскрежетал засов, тяжелая дверь отворилась, впуская внутрь солдата с небольшим светлячком атры в руках.
        - Пойдём, Лаут.
        Эдван кивнул и, поднявшись на ноги, прошёл мимо солдата наружу. Они поднялись по холодным каменным ступенькам на первый этаж, прошли длинный коридор и оказались перед массивной деревянной дверью, высотой где-то в два человеческих роста. Вход в зал суда. На небольшой лавочке справа, весь сгорбившийся и поникший, сидел Марис Морето. Рядом с ним подобно каменной статуе стояла леди Джина. Парень поприветствовал их обоих вялым взмахом руки и уселся на соседнюю лавочку, по левую сторону от огромных дверей. Оттуда слышались чьи-то голоса, но разобрать, что говорили там, в зале, не получалось. Медленно потянулось ожидание. Через десяток минут дверь отворилась и стражник позвал всех внутрь.
        Их провели в зал и разместили на длинной скамье у стены. Эдван впервые был здесь и вовсю рассматривал высокие своды огромного помещения, большущий стол, изогнутый полумесяцем, который стоял на возвышении так, что у человека за трибуной создавалось впечатление, будто бы он отвечает перед всеми членами совета разом, как перед какими-то высшими сущностями. Сейчас там стоял мастер Ганн, который, увидев, что виновники произошедшего, наконец-то, появились, вежливо поклонился совету и спустился вниз, усевшись на соседнюю скамью, где сидели несколько других мастеров из академии. Очевидно, свидетели.
        Скрипучим голосом престарелый полуседой блондин вызвал к ответу Мариса. Тот поднялся с места на деревянных ногах и, пошатываясь, медленно побрёл к трибуне. Глядя на него, Эдван проникся к врагу некоторым сочувствием. Несмотря на взаимную неприязнь, он тоже искренне не понимал глупого запрета на передачу контрактов. В конце концов, если бы это знание стало доступно всем, боевая мощь города возросла бы во много раз. Вот только кланы, власть которых стояла именно на силе контракта, такой расклад не устраивал.
        Марис брёл к трибуне, как к эшафоту. В глубине души он всё ещё надеялся, что отделается легко. Искренне желал, чтобы отец сжалился над непутёвым сыном. И возможно, если бы верховным судьёй был кто-то другой, у него был бы шанс избежать сурового наказания. Но увы, сегодня во главе совета всё ещё сидел Горан Морето. Во всём городе сложно было найти более рьяного блюстителя закона, чем он.
        - Осознаёшь ли ты, какое преступление совершил? - ударами молота прозвучали слова главы города. Под суровым взглядом отца Марис съёжился ещё сильнее.
        - Да, - тихо проговорил он.
        - Кто передал тебе тайное знание семьи Джоу? Не смей покрывать подельника. Отвечай правду. Мы всё равно раскроем её, рано или поздно.
        - Возможно, в таком случае нам удастся смягчить твоё наказание, - добавил Ли Джоу, с коварной улыбкой на губах.
        - Это… это был Мо Ран. О… он передал мне контракт, - пробормотал Марис. Горан Морето раздражённо дёрнул щекой. Ещё бы, ведь Ран были лишь дальней побочной ветвью семьи-основателя.
        - Передал ли ты ему тайное знание в ответ? - оживился вдруг толстяк.
        - Да, - сказал парень, а у патриарха семьи Джоу дёрнулся глаз, - но он не смог овладеть им.
        - Передал ли ты кому-либо ещё контракт земли?
        - Нет, - тихо ответил Марис.
        - Хорошо. Можешь ли ты сказать ещё что-нибудь в своё оправдание?
        - Нет, - голос юноши был подобен шелесту ветра, настолько тихо он говорил.
        - Клянёшься ли ты перед лицом суда в правдивости своих слов?
        - Клянусь.
        - Уважаемый глава, - заговорил вдруг Агар Линн, - не кажется ли вам, что лишать город такого талантливого юноши было бы слишком расточительно?
        Горан Морето дёрнул щекой. Патриарх Джоу криво ухмыльнулся.
        - Если бы мы всегда поступали в угоду своим желаниям, то ничем бы не отличались от диких тварей, которыми движет лишь жажда нашей крови и примитивные эмоции. Лишь разум и способность принять на себя добровольные ограничения, дабы следовать законам общества, отличает нас от неразумных животных. Нарушая эти правила, мы уподобляемся диким тварям, тем самым отрекаясь от всего человеческого. И потому, для нарушителей нет прощения, - брови мужчины сошлись на переносице, - Марис Морето. За присвоение контракта земли, в соответствии с законом Города, я приговариваю тебя к изгнанию. Через три дня ты должен покинуть эти стены.
        - О… отец… - тихо всхлипнул парень.
        - Джина, уведи его, - раздражённо дёрнул щекой мужчина.
        Больше ни один член совета не посмел возразить верховному судье. Тяжело вздохнув, Джина помогла бледному, как смерть, Марису, спуститься с трибуны и в давящей тишине увела его прочь. Воин, который стоял рядом с Эдваном, аккуратно подтолкнул его, намекая, что пора бы парню занять место предшественника. Юноша на мгновение прикрыл глаза, прогоняя волнение, поднялся со скамьи и занял место за трибуной без всякого страха, с гордо поднятой головой. Глава города, увидев такое поведение паренька, слегка улыбнулся. По его мнению, именно так должен был стоять перед судом человек. Готовый с честью принять любой вердикт, а не жаться и ныть, как какое-то ничтожество.
        - Осознаёшь ли ты, за какие преступления предстал перед судом?
        - Нет, - спокойно ответил Эдван. Он догадывался, что его сюда притащили за нападение на наследника Джоу и драку в академии, но всё-таки хотел услышать весь список. Чтобы знать, как, в случае чего, оправдываться.
        - Тебе присваивается нападение на наследников двух кланов-основателей, покушение на убийство, а также серьёзное оскорбление благородного. Признаёшь ли ты свою вину в этих преступлениях.
        - Нет. Оба раза нападению подвергся я.
        - Жалкие оправдания, - выкрикнул со своего места Ли Джоу, - все свидетели утверждали, что ты грозился оторвать голову наследнику клана Джоу, а также назвал его ничтожеством без капли таланта. Твоя ненависть к благородным известна всем в академии! Однажды ты уже пытался убить двух детей из семьи Линн, и теперь попытался вновь!
        Члены совета согласно закивали головами.
        - Ты слышал обвинения господина Джоу. Что ты можешь сказать в свою защиту?
        - Почему бы вам тогда не позвать в свидетели Лизу Морето? Все на улице видели, как Чэнь Джоу пытался избить её за неповиновение. Я лишь вступился за честь девушки и не допустил унижения. И защищался, когда мне стали угрожать силой контракта.
        - Какое ты имел право вмешиваться в дела семьи Джоу? - зашипел толстяк, - муж имеет право поступать с женой так, как захочет и…
        - Только после свадьбы, - перебил его глава города, покосившись на мужчину.
        - Я сделал то, что считал правильным, - сказал Эдван, без страха глядя на лица членов городского совета.
        - И тем не менее, Чэнь Джоу находится в лазарете и состояние его довольно тяжелое, - сказал Агар Линн, обращаясь к остальным членам Совета, - очевидно, не обязательно было убивать наследника клана, чтобы вступиться за честь у… кхм-кхм, девушки. Предлагаю приговорить его к двум годам каторжных работ на руднике семьи Морето.
        - Это было бы слишком расточительно, уважаемый глава, - впервые за долгое время подал голос главный хранитель знаний, который тоже принадлежал к семье Линн, - юноша владеет многими знаниями, которые пригодились бы городу гораздо раньше.
        - Разумеется, - раздражённо фыркнул Агар, - на каторгу он отправится сразу после того, как передаст городу все знания, что получил из-за грани.
        - Нет, - тихо, но твёрдо сказал Эдван, и слово это прозвучало подобно удару тяжелого молота. Глаза всех членов совета сошлись на парне. На лице Горана Морето проступила слабая улыбка. Смелость юноши вызывала у него уважение.
        - Что ты сказал? - недобро прищурился Ли Джоу, - посмел возразить совету, дерзкий мальчишка?
        - Похоже, простолюдин снова забыл своё место, - фыркнул Агар. Все остальные люди за столом согласно закивали. Несмотря на то, что все они были довольно далеки от академии, о выскочке-простолюдине слышал каждый из них хотя бы раз.
        - Я сказал - нет. Я не стану передавать вам никаких знаний, - глядя прямо в глаза главе клана Линн, сказал парень и, помолчав, добавил, - просто так.
        Городской совет взорвался гневными криками. Многоуважаемые патриархи благородных семей громко возмущались такой вопиющей наглости какого-то грязного простолюдина. Мастера из академии тоже возмущённо загомонили на своей скамье. Молчали только глава города и мастер Ганн. Дождавшись, пока крики немного утихнут, Горан Морето призвал всех к порядку. Нехотя, члены совета успокоились.
        - Почему ты не желаешь передавать городу свои знания?
        - Почему я должен? - спросил Эдван. Глава города предупреждающе поднял руку, призывая всех присутствующих держать свои мнения при себе.
        - Сделав это, ты бы внёс небывалый вклад в его защиту. Чем лучше город защищён, тем легче нам будет защититься от тварей за его стенами, - с лёгким раздражением, словно пояснял совершенно очевидные вещи, сказал мужчина.
        - Почему я должен вносить вклад в защиту города, если город не пожелал защитить мою семью? - спокойно проговорил Лаут, глядя в глаза верховному судье, - почему я должен вообще давать вам хоть что-то, когда вы приговорили меня к каторге?
        - Тебе спасли жизнь, неблагодарный щенок! - рявкнул кто-то с левого края стола. Все остальные поддержали его одобрительными кивками.
        - За него я сполна отплатил словом жизни. Скольких спасло оно?
        - Что ты хочешь? - громом прозвучали слова Горана Морето, мгновенно подавив возмущение прочих.
        - Никакой каторги и… контракт огня.
        За столом повисло напряжённое молчание. Члены совета не стали ничего говорить, только покривились, искренне возмутившись такой наглой просьбе. Многие из них считали, что сопляку давным-давно стоило всыпать плетей, чтобы немного вбить разум в его тупую головёнку. Однако, сейчас их внимание было сосредоточено на главе города, который внимательно смотрел на паренька, стоящего перед ним за трибуной.
        - Возможно, ты не слышал, но совсем недавно мы приняли решение, которым позволили вассалам в первом поколении просить о силе контракта, если они достигли третьей ступени. Присягни ты на верность семье Морето, я мог бы сделать для тебя исключение, но наказания за другие преступления избежать не получится.
        - Я… отказываюсь служить вашему клану. Всем кланам, - твёрдо сказал парень.
        Совет вновь разразился возмущёнными криками, а Горан Морето тяжело вздохнул. Краем глаза покосившись на соседа слева, он увидел на лице Ли Джоу довольную ухмылку, после чего снова посмотрел на смелого юношу. Он не чувствовал возмущения или негодования, вовсе нет. Просто был поражён такой безрассудной храбростью, граничащей с идиотизмом. В конце концов, наверное, никому другому не хватило бы духу сказать нечто подобное в лицо всему городскому совету. Наивный, молодой идиот. Но идиот смелый.
        Горан невольно вспомнил встречу с главами семей-основателей в своей резиденции, незадолго до сбора военного совета. Уже тогда у него с толстяком Джоу были серьёзные разногласия. Глава города не был дураком, он прекрасно понял, кто именно стоял за передачей контракта его сыну. Увы, его наследника природа, похоже, не наделила столь острым умом, и с этим мужчина, к сожалению, не мог ничего поделать. И сейчас перед ним стоял нелёгкий выбор. Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять намерения толстяка в отношении юноши, который уже принёс городу неплохую пользу. Разумеется, он бы предпочёл, чтобы Лаут передал все свои знания им, в конце концов, для любого жителя города это было чем-то само собой разумеющимся. Поэтому они все так удивились, получив отказ. Однако, никакого правила или закона, обязывающего к такому, не существовало.
        Вздохнув, Горан попробовал на мгновение представить себя на месте юноши. Единственного, кто пережил страшную бойню в лесу. Захотел бы он делиться чем-то с теми, кто хладнокровно пожертвовал всей его роднёй ради своего блага? Разумеется, нет. Они действовали в своих интересах, сохранили жизни множества солдат, отдав беженцев на растерзание тварям. Однако… какое теперь право они имели требовать от него пожертвовать чем-то в защиту города? Мужчина переглянулся с мастером Ганном, вновь посмотрел на юношу и, грустно усмехнувшись, поднял руку, призывая зал к порядку. Он принял единственное, как ему казалось, справедливое решение. Ведь, если не существует закона, который бы разрешил сложившийся спор, поступать стоит именно по справедливости. А иначе, чем бы мы отличались от тварей, действующих лишь в угоду своим желаниям? Так считал глава города. К тому же, заполучить знания этого храброго малыша можно было и другим способом…
        - Ты не оставил мне выбора, Эдван Лаут. Поэтому… - мужчина набрал в грудь побольше воздуха, - за многократные нарушения закона, за нападения на наследников великих семей и два покушения на убийство, я приговариваю тебя к изгнанию. Ты не чтишь наши порядки, не желаешь подчиняться нашим законам, а значит и не нуждаешься в нашей защите. У тебя есть три дня, чтобы покинуть эти стены. Суд окончен!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к