Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Возмездие Вадим Фарг
        Клан Ито #2
        Прошло совсем немного времени, а я уже стал владельцем поместья и собственного земельного надела. Жизнь круто повернулась. В очередной раз.
        И если с этим мне ещё помогут, то найти подельников убийцы просто обязан самолично. Месть довольно сладкое блюдо, и должно подаваться холодным. Хотя, уверен, чтобы добраться до виновных, придётся хорошо поработать мечом.
        К тому же появились старые «знакомые» в красных масках, называющих себе обществом «Чистоты». Кто они такие? Чего от меня хотят? Неизвестно. Зато знают всё про меня. Что ж, в таком случае придётся с ними потолковать.
        Возмездие
        Пролог
        Эмма стоял на балконе. Держа руки за спиной, смотрел на проплывающие мимо острова. Как всегда, на нём был золотистый доспех, украшенный драконами. Ярко-синяя одежда под ними контрастировала с туманным пейзажем вокруг.
        Мир богов находился в ином измерении. Там не было единой земли. Всё представлено в разрозненных островах. Малых и огромных. Они плавали в бесконечном пространстве. Молочные облака клубились между ними, отступая лишь в полдень. В такие моменты можно было улицезреть всю красоту потустороннего.
        И всем этим правил Эмма. С довольной улыбкой смотрел на очередной город, проплывающий внизу, почти что под его балконом. Лишь Верховному божеству разрешалось расположиться на самом высоком острове. Здесь находился его Дворец, его дом и его жизнь. Однако всему этому грозила гибель. Ведь Сусаноо до сих пор не нашёл потомка Фуцунуси - второго сына их Отца.
        Эмма был старшим. И, конечно же, после смерти родителя, унаследовал трон. Проблема лишь в том, что у него не было детей. Почему? Никто не знал. Но сам он считал это проклятьем. Наказание за предательство, о котором никто не знал. Даже сам Эмма старался об этом забыть.
        Но, как бы там ни было, он остался без наследника. А это значило, что следующим займёт трон Фуцунуси и его дети. Двое сыновей. И оба настолько сильны, что могут бросить вызов Верховному. Сразиться в Поединке Чести. И тогда…
        - Господин?
        Голос Сусаноо вырвал из мыслей. Эмма резко развернулся, отчего полы длинного плаща взметнулись в воздухе, но не спешили опадать. Материал оседал, словно в замедленной съёмке. Но богу это абсолютно не мешало. Он сделал шаг к склонившемуся на колени рогатому парню.
        - Полагаю, у тебя снова плохие новости?
        - Не совсем, господин, - ответил тот, не поднимая голову. - Я встретился с подкидышем Ито. Думал, что это он…
        - Но ошибся?
        - Да. Прошу меня простить.
        - А с чего ты взял, что он вообще к этому причастен?
        - Во-первых, это человек. Во-вторых, у него появился меч Фуцунуси.
        - Брат дарил оружие почти всем людям. И не только им.
        - Согласен, господин. Однако парень вызвал у меня интерес. В нём проснулась Сила. За одну ночь тому удалось зарезать нескольких оборотней, включая Первого.
        - И что с того? - хмыкнул Эмма. - Меч моего братца не так-то прост. Он легко уничтожает подобную мелочь, как простых оборотней.
        - Знаю, - продолжал говорить Сусаноо, опустив взор на пол. - И всё же я должен был проверить.
        - Правильно, должен был, - согласился бог. - Насколько я помню, человек не находится во дворце Императора. За него лично поручился глава клана, верно?
        - Так точно.
        - Тогда я понимаю твоё любопытство. Но ты говоришь, что ошибся на его счёт. Почему?
        - Он слишком слаб.
        - Конечно. Ведь совсем недавно провёл Поединок Чести. Насколько я помню, ему неслабо досталось.
        - И всё же, будь он тем самым, то раны, нанесённые простым ваном, показались бы лёгким толчком. Парень же оказался избит до полусмерти.
        - Тоже верно, - согласился Эмма. - Но ты ведь пришёл ко мне непросто так. Надеюсь, в твоей голове появились новые идеи, где искать.
        - Всё верно, господин. Мне известно местоположение ещё нескольких ванов, и если вы позволите…
        - Сусаноо, посмотри на меня, - приказал Эмма, и когда парень поднял на него глаза, продолжил: - Я дал тебе задание. Но ты до сих пор приходишь ко мне с плохими новостями. Как долго это будет продолжаться?
        - Простите, господин, - тот вновь опустил взор. - Я надеялся, вы позволите взять с собой…
        - Нет, - отрезал Верховный. - Об этом никто не должен знать. Разговор не единожды обсуждался.
        - Но она может…
        - Я сказал нет! - злобно произнёс Эмма. И его голос пронёсся по сводам дворца, отчего задрожали стены. - Даже не думай о ней. И не подходи. Всё ясно?
        - Как скажете.
        - Тогда пошёл прочь.
        - Слушаюсь, господин.
        Парень поднялся на ноги. И с опущенной головой медленно попятился к выходу. В тот момент он люто ненавидел Верховного. Но утешал себя мыслью, что рано или поздно всё закончится и явно не в пользу экипированного бога.
        Глава 1
        - Что думаешь делать, Тсукико? - спросил Джиро.
        Мы втроём сидели в его кабинете. Я, старик и его сын. Раны практически заросли, и моё самочувствие заметно улучшилось. Как и настроение. У глав клана тоже. Однако, стоило перевести взгляд на Акайо, как в душе снова появлялась злость.
        Чёрт возьми, если бы ты тогда не прогнал Саторэ, то всё было нормально.
        - Можешь высказать, всё, что посчитаешь нужным, - кивнул старик, видя мой взгляд. Он наверняка обо всём знал.
        - Простите, Ито-сама, но мне нечего сказать.
        После того как они зашли ко мне в комнату вместе с Изуди и сказали о Возрождении, я вернул свёрток Акайо. И попросил больше никогда его мне не давать. Да, был жутко на него зол. Однако не мог ничего изменить. Семья крестьянина погибла. А в моей приёмной семье не принято повышать голос на отца.
        - Давай мы закроем этот вопрос раз и навсегда, - снова заговорил старик. - Мой сын приказал твоим знакомым уехать прочь от поместья. При этом щедро наградив. Разве он в чём-то виновен?
        - Я… - на мгновение замялся, но потом твёрдо посмотрел на сидящих. - Да. Следовало позвать меня. Саторэ приехал по моей просьбе. Я хотел помочь ему.
        - И чтобы ты сделал? - теперь заговорил Акайо. - Женился на его дочери? Привёл бы в Дом нищенку?
        Джиро остановил сына, положив руку на его плечо. Тот сразу замолчал, понимая, что сболтнул лишнего. Ведь Шинджу тоже пришла не из знатного рода.
        - Я не собирался брать её в жёны, - ответил ему. - Считаю, что слишком рано принимать такие решения. Но я хотел помочь вану, приютить в нашем поместье. Он мог бы…
        - Тсукико, - перебил старик. - Во-первых, твой приятель был пьяницей. Представь, чтобы творилось у нас дома, если бы он жил под боком. Во-вторых, здесь работают ваны, которые из поколения в поколение прислуживают клану Ито. Мест на всех не хватит. Или я, по-твоему, должен выгнать семью, жившую здесь больше сотни лет, ради незнакомца?
        - Нет, Ито-сама, - ответил я, опустив взор.
        Он прав. Они оба правы. И всё же меня не отпускало чувство, что несправедливости. Ведь можно было что-то придумать, можно. Но что именно? Я не знал, а с ответом никто не спешил помочь.
        - Но он обещал не пить.
        - И ты ему поверил?
        - Был уговор, если сорвётся, то получить плеть.
        Старик довольно хмыкнул.
        - Весомый аргумент, - произнёс он. - Но давай я расскажу тебе, что могло быть, если бы Акайо не отправил их обратно. Допустим, мы поселили их у нас. Для этого пришлось бы выгнать другую семью, но ведь тебе всё равно. И даже если твои знакомые и стали хорошо работать, ещё не значит, что они заслужили бы уважение от остальных ванов. Скорее, наоборот, их станут презирать. А подобный прецедент повлияет на нас. Тогда и другие крестьяне начнут сбегаться со всех окрестностей и требовать, чтобы их приютили. Как думаешь, что из этого может вырасти?
        - Недовольство ванов.
        - Именно, - продолжил тот. - К тому же, уверен, твой приятель бегал бы по всем окрестностях, разнося слухи, что скоро он породнится с нашим кланом, так как его дочь выйдет за тебя. Ведь именно это и произошло там, в деревне. Разве я неправ?
        - Правы, Ито-сама.
        И снова меня пробирала злость. Но не на кого-то из присутствующих. И даже не на глупого болтливого вана. А на саму ситуацию. На жизнь. Почему она так несправедлива?
        - Пойми, Тсукико, - смягчился старик. - Мы не можем помочь всем. Пригреть и накормить. Стараемся подтолкнуть жителей нашего края к этому, даём им то, что в меру сил. Но если ваны сами не будут стремиться к благополучию, то, - развёл руками, - мы бессильны. Я не осуждаю твоего приятеля. Но Акайо дал ему достаточно денег, чтобы изменить не только свою, но и жизнь жены и дочери. А что тот сделал? Бегал по деревне и хвастался, что ты положил глаз на Мэй. Потом хвалился подарком. В итоге всё привело к тому, что мы имеем.
        - Я понимаю Вас, Ито-сама, - снова заговорил я. - Но всё же считаю, что должен был знать о том, что ко мне приезжали друзья.
        - Если тебе станет легче, то прошу меня простить, - внезапно произнёс Акайо и поклонился. - Но ты должен знать, что такие ваны приходят к нам чуть ли не каждую неделю. И теперь любой пастух жаждет встречи с тобой или с моими дочерями.
        - Что? - удивлённо посмотрел на него. - Это из-за Саторэ?
        - Конечно, нет, - усмехнулся Акайо. - Ты так и не понял? Ванам не нужны попытки помочь. Они воспринимают только конкретные ответы. Если ты дал надежду на помощь, то будь готов к тому, что твои слова перевернут, а потом выставят против и останешься виноват. Они хотят всего и сразу. Все знают, что у нас в семье трое детей, и каждый хочет жить в этом поместье. Им плевать, насколько нам трудно, плевать, что наш клан выгрызал каждый клочок земли собственной кровью. Ванам на всё плевать, пока ты живёшь здесь, а они за стеной. Кстати, если бы не она, то толпы крестьян окружили нас и не давали спокойно вздохнуть.
        - Мне кажется, Вы преувеличиваете, - не согласился я.
        - Да неужели? - хмыкнул тот. - Тогда поезжай в ту деревню, которая теперь твоя и попробуй навести там порядок.
        - Но мне это не нужно. Я не хочу быть торгашом, как Сидзаки.
        - Поздно, Тсукико, - хмуро сказал Джиро. - Никто не может пойти против Поединка. Ведь он прошёл по воле богов. И всё, что было у погибшего переходит в руки победителя. Поэтому вернёмся к началу разговора. Что ты намерен с этим делать?
        - Я… - замялся, не зная, что и ответить. - Пока ещё не решил.
        - Хорошо, - почему-то довольно кивнул старик. - Если позволишь, мы тебе поможем. В конце концов, ты теперь не просто наш сын, но и вассал. Твои дела - наши дела.

* * *
        «Наш сын».
        Эти слова всё ещё гудели в голове. Я спускался по лестнице, направляясь к конюшне. Прошло уже несколько дней после Поединка. И пора было наведаться в свои новые угодья. С одной стороны, мне это не нравилось. Придётся разгребать бумажную волокиту, решать проблемы слуг и всё остальное в этом ключе. Но с другой, теперь у меня есть своя земля. Свой дом и… жена с дочерью.
        От этой мысли усмехнулся.
        А что с ними-то делать? Рабы мне не нужны. Тогда надо отправить восвояси. Думаю, у них супруг Сидзаки есть родительский дом. Значит, вернётся туда.
        «Наш сын…»
        Неужто Джиро и Акайо и правда собираются оставить меня, как наследника? А в свете новых событий, я уже не простой подкидыш. Но тогда придётся жениться на Ай или Теруко. А может Эми? Эх, женщина. И почему я о ней думаю?
        - Чёрт, - тихо выругался, когда споткнулся о последнюю ступень.
        Нельзя так задумываться, когда спускаешься. Тем более о красивых женщинах. Которых в моей жизни всё больше и больше. Кстати, а тот факт, что супруга Сидзаки теперь моя рабыня не помешает Джиро? Ведь как я могу жениться, если у меня уже есть чужая жена.
        И тут же сам себе ответил.
        Ключевое слово - чужая. Она не твоя, ты можешь делать со своей жизнью всё, что хочешь.
        - Тсукико-кун? - рядом раздался милый голос Ай.
        Белокурая девушка выскочила словно из-под земли. Наверное, я слишком погрузился в собственные мысли, вот и не заметил её.
        - Ай-тян? - повернулся к ней. - Разве ты не должна быть в школе?
        - Мы отпросились пораньше, хотели успеть тебя встретить.
        - Мы?
        - Конечно, Тсукико, - Теруко вышла из-за спины.
        Чёрт возьми, да как они это делают?
        - Или ты думал, что уедешь без нас? - синеволосая девица бросила на меня наглый взгляд. - Разве не хочешь показать сёстрам какой дом приобрёл?
        - Честно говоря… - посмотрел на Ай и понял, что не смогу отказать. - Честно говоря, я сам не знаю, чего там можно ожидать.
        - Ну вот и узнаем, - хмыкнула Теруко и первой направилась к конюшне.
        Я хотел последовать за ней, но Ай схватила меня за рукав и остановила.
        - Ты же не сердишься на нас из-за этого? - робко спросила она, глядя большими зелёными глазами.
        М-да, кажется, если передо мной встанет выбор девушки, то он будет весьма непростой.
        - Теруко никогда не признается, но она сильно за тебя переживает, - продолжила Ай. - И я тоже.
        Очень непростой выбор. Надеюсь, старик Джиро найдёт другой выход с наследником.
        - Если вы хотите, то, конечно, я не против, - улыбнулся и взял её за ладонь. - Главное, чтобы потом у вас не было из-за этого проблем.
        - Мы справимся, - ответила та. - Отец не будет нас строго наказывать.
        - Надеюсь.
        Уверен, Акайо уже в курсе, что его дочери покинули школу. Но, раз его здесь нет, а их никто не остановил, значит, усатый ван не против подобной выходки. Тогда почему я должен запрещать?

* * *
        Пока я валялся у себя и сращивал кости, Джиро уже обо всём позаботился. Он отправил своих подопечных к дому Сидзаки. Организовал его похороны. Договорился с другими купцами, с которыми работал мёртвый. Мне оставалось лишь показаться там. Да, я мог продать эти земли, мог подарить, но мне не хотелось делать ни того ни другого. Старик подкинул мне хорошую идею. Он знал, за что меня зацепить. Помог разобраться с мыслями. Сгруппировать их. Не уверен, что итоговое решение было именно моим, однако оно мне нравилось. К тому же я не единоличный правитель этих земель. Они принадлежат клану. А значит, Джиро имеет полное право решать, что и как там будет.
        - У тебя чистая душа, Тсукико, - говорил он, когда мы сидели у него. - Ты хочешь помочь людям. И я рад, что теперь есть на кого положиться.
        - Что Вы имеете в виду?
        - То, как управлялся Сидзаки, мне не особо нравилось. Но он имел на это право. Серьёзных проступков за ним не наблюдалось. Однако ничто не бывает тайным вечно. И после его смерти многое выползло наружу. Тёмные делишки с кланом Ямадзаки, насилие и убийства, воровство, да и много чего ещё. Мои ваны уже там. Сейчас они выясняют о его подельниках. А завтра, когда ты приедешь в новый дом, помогут тебе. Все документы и дела Сидзаки теперь твои, но ты можешь оставить всё на плечах других. Как сам пожелаешь. Но знай, что выбор должен быть верным, иначе жизнь многих крестьян станет ещё хуже, чем была при Сидзаки.
        - Я сделаю всё, что в моих силах.
        - Вот и отлично. Я всегда рад тебе помочь. И вот наше первое предложение, - он замолчал, передав слово сыну.
        - В том районе высокая смертность, - начал Акайо. - Множество монстров и разбойников. Не самое благополучное место для жизни, но всё-таки там есть и достойные ваны. Ты об этом прекрасно знаешь. Им нужна защита и помощь.
        - Хотите, чтобы я разобрался с чудовищами? - я заметно оживился, но Акайо сбил мой пыл.
        - Не спеши, - он вскинул ладонь, будто притормаживал меня. - Для этого выделим бойцов и там посмотрим, что делать. Мы же хотели предложить построить там госпиталь. Много детей, да и взрослых ванов страдают там просто из-за того, что не могут добраться до нашей деревни, - мужчина имел в виду главное поселение близ поместья, ведь именно там сконцентрировалась основная жизнь на землях Ито. - Пока небольшой, но со временем он разрастётся и станет одним из главных по всему нашему краю.
        - Это интересно, - кивнул я. - Но почему о нём говорим только сейчас? Ведь можно было давно всё сделать.
        - Не совсем так, - покачал головой Джиро. - Пойми, Тсукико. Для всего нужны деньги. Никто не станет лечить бедняков просто так, а те, в свою очередь, не смогут заплатить за свои жизни. Разговоров с Сидзаки мы не вели, ответ и так был бы ясен. И вряд ли бы из этой затеи вышло что-то дельное. Сейчас же мы нашли в его закромах целое состояние. Всем нам понятно, что эти деньги заработаны нечистым делом, однако доказательств нет. И теперь, по праву Поединка, они твои.
        - Хотите, чтобы я их отдал на строительство госпиталя?
        - Пойми, мальчик мой…
        - Забирайте, - я перебил Джиро, но тут же смутился.
        Нельзя себе такое позволять.
        Однако никто из них не возмутился. Наоборот, несколько удивились, а потом добродушно на меня посмотрели.
        - Вот так сразу? - переспросил старик. - Отдаёшь нам всё?
        - Ито-сама, - твёрдо ответил я. - Всё, что мне требовалось - это отомстить за Мэй. За её жестокое убийство. А все земли и сокровища… я о них и не думал. Можете забирать. Буду даже рад. Меньше головной боли.
        - Не спеши так, - усмехнулся Акайо. - Не перекидывай свою боль на нас. Сперва ты должен показаться там. Посмотреть на новых подданных. А главное - взглянуть в глаза жене и дочери Сидзаки.
        И вот я еду с двумя обворожительными сёстрами в своё личное жилище. Сказать, что я волновался - ничего не сказать. Не знаю почему, но у меня тряслись руки. Вот как можно посмотреть в глаза женщине, мужа которой ты недавно убил голыми руками. Сказать ей, что он был конченой сволочью? А она поверит? Но даже если и так, то что изменится? Пускай женина знала об изменах и бесчинствах Сидзаки, но куда ей теперь податься? Что ей делать? Ведь всё, что у них было - это он. А потом появился какой-то мальчишка и в один миг изменил их жизнь. Я бы не особо его полюбил.
        Но Акайо прав, мне необходимо с ними встретиться. Нельзя просто так сбросить груз ответственности. Я не такого будущего желал.
        Хотел творить добро, Тсукико, так вперёд. Но не забывай отвечать за свои поступки.
        Да, именно так и сделаю.
        Занятый мыслями, не заметил, как мы приблизились к высокому дому. Здание было похоже на то, в котором жил колдун Торо. И от воспоминаний по спине пробежались мурашки.
        Три этажа, похожих на ёлку. По сторонам торчали острые края крыши. По ширине довольно просторное. Значит, там будет не одна комната. Уже радует.
        По периметру, на расстоянии в несколько дзё, деревянная ограда. Невысокая, видимо, Сидзаки не боялся незваных гостей. А может так сделано специально, чтобы они беспрепятственно проникали в дом? Джиро говорил, что ван был как-то связан с Ямадзаки.
        За оградой сновало несколько ванов. Скорее всего, прислуга. А может и оценщики от нашего клана. Они ведь должны всё рассмотреть и везде сунуть свой нос. Впрочем, именно благодаря этому и нашли сокровища.
        - Надеюсь, ты всё понял, Тсукико? - слева раздался рассерженный голос Теруко.
        Удивлённо посмотрел на неё.
        - Ох, только не говори, что ничего не слышал? - возмутилась та.
        - Прости, - извинился я. - Было что-то важное?
        Девушка не ответила. Лишь зарычала от злости и отвернулась.
        - Не обращай на неё внимания, Тсукико-кун, - отозвалась с другой стороны малышка Ай. - Она просто волнуется.
        - Ей-то чего переживать? - вопросительно посмотрел на неё.
        - Ну как же? - белокурая красавица раскрыла свои большущие глаза. - А вдруг Иоко решит отомстить?
        - Кто такая Иоко? - переспросил я.
        - О, боги, Тсукико, - простонала Теруко. - Ты даже не знаешь их имён?
        - Жены и дочери Сидзаки?
        - Ну да.
        В тот момент почувствовал себя довольно глупо. А ведь и правда, я так и не узнал, как их зовут. Более того, не имел ни малейшего представления, как звали самого купца.
        - Просветишь? - попросил синеволосую сестру.
        - О том я и говорила, - покачала та головой, но всё же ответила: - Жену зовут Иоко, а дочка Мива. Самого же Сидзаки звали Кента. И, пожалуйста, когда приедем, не соглашайся оставаться у них на ночь. Это не твой дом, не твоя семья. Пускай ими занимаются другие.
        - Ого, - усмехнулся я. - Да ты и правда обо мне заботишься.
        Девушка недовольно фыркнула.
        - Не забывай, кто тебя принял, воспитал и дал руку помощи, - наконец сказала она. - Так что просто отдай отцу земли, а сам занимайся чем хочешь. Бегай, убивай монстров, спасай девушек…
        - Так вот оно что, - перебил я. - Думаешь, что управление не моё. Да и зачем какому-то подкидышу такие почести?
        Понимал, что она говорит не всерьёз. Может ревновала, а может и правда беспокоилась. И всё же слышать такое было обидно.
        - Ты неправильно нас понял, Тсукико-кун, - заговорила Ай. - Мы просто не хотим, чтобы нажил себе новых неприятностей.
        - Мы? - удивлённо уставился на неё. - Значит, вы вместе считаете, что я должен отдать земли, которые теперь по праву принадлежат мне? Кажется, начинаю понимать. Сейчас приеду, и там меня начнут обрабатывать прислужники Ито. Конечно же, я их не послушаю. Тут явитесь вы и переубедите меня. Таков план?
        - Дурак, - пробормотала Теруко, даже не смотря в мою сторону. - Ничего ты не понял.
        - Отец и дед не знают, что мы поехали с тобой, - также тихо произнесла Ай, опустив взор. - Мы нарываемся на неприятности, только потому, что переживаем.
        Чёрт, чёрт, чёрт! Да ты полный кретин. Вот зачем надо было обижать девчонок? Ты же сам всё прекрасно понимаешь. К тому же лично говорил с Джиро и Акайо. Тогда почему высказал такую глупость?
        - Эм, - нерешительно начал я. - Простите, не подумал.
        - Вот поэтому мы с тобой и едем, - съязвила Теруко.
        Ну, хотя бы её обычное настроение вернулось. Значит, извинения приняты.
        - Иначе наворотишь непонятно чего, а потом разгребай за тобой.
        Да, она вернулась. В полной своей красе.
        Посмотрев на малышку Ай, заметил, как она мило улыбается и косится в мою сторону.
        Отлично, она тоже не в обиде. Теперь можно вздохнуть с облегчением.
        - Ито-Сан! - впереди раздался незнакомый голос, и на дорогу выскочил высокий неко с тонкими кошачьими ушами. Одетый в длинный коричневый балахон, чем-то напоминал священника. Однако я уже знал, кто передо мной. - Мы вас ждали. Прошу, проезжайте за мной.
        Глава 2
        - Меня зовут Кабэ Иошито, но можете называть, как пожелаете, - улыбался тот, ведя нас по просторному двору.
        Слева располагался дом, а справа какие-то деревянные пристройки. Где-то впереди раздавались звуки скотного двора. Вокруг сновало около десятка ванов в крестьянских одеждах. И все, как один, подозрительно на меня посматривали.
        - Не обращайте на них внимание, Ито-сан, - говорил провожатый. - Мы для вас уже всё подсчитали и подготовили.
        - Это хорошо, - я спрыгнул с лошади и помогут спуститься малышке Ай.
        Теруко, конечно же, всё сделала сама, даже не дождавшись моей помощи. Узнаю свою сестру.
        - Я работаю счетоводом при Доме Ито, - продолжал Кабэ, пропустив нас в дом. - Мне было доверено подготовить документы к вашему приезду.
        - Это мы уже поняли, - ответил я.
        Войдя внутрь, сразу оказались в слабоосвещённом зале. Посреди низкий стол, на котором лежали стопки бумаг. А возле него невысокая темноволосая женщина с маленькими круглыми ушками и худенькая девушка с короткими ярко-зелёными кудряшками. Обе одеты в белое. И стоило нам войти внутрь, как они встали и низко поклонились.
        - Ито-сан, - представил нас Кабэ. - Это Сидзаки Иоко - жена покойного, и Сидзаки Мива, его дочь. По законам Поединка Чести теперь они ваши наложницы. Можете распоряжаться ими, как вам вздумается. Кстати, имя Сидзаки больше в этом доме не употребляется, так что теперь у них нет рода.
        - Что за чушь? - удивился я и подошёл к столу.
        Небольшое окно с правой стороны давало мало света. Мне это не нравилось, стоит потом увеличить.
        - Иоко, Мива, поднимите головы, - спокойно сказал я.
        Те подчинились и пристально на меня посмотрели.
        - Мы будем рады вам служить, Ито-сан, - первой заговорила мать и снова поклонилась.
        - Прекрати, - до чего же нелепая ситуация. - Я не собираюсь держать у себя рабынь. Ты ведь пришла из другого дома. Если хочешь, можешь вернуться туда. Я выделю лошадей и дам деньги на временные расходы.
        - Спасибо, господин, - Иоко посмотрела мне прямо в глаза. - Но, когда женщина выходит замуж, у неё нет пути назад. Она должна до конца жизни оставаться в доме мужа.
        - Бред какой-то, - покачал головой.
        - Нет, - ответила та. - Если она вернётся домой, то это будет унижение для всего рода. К тому же… - она сбилась и отвела взгляд. - Мне некуда возвращаться.
        - Это ещё почему? Что-то случилось с твоей семьёй? - удивился я.
        - Покойный муж увёз меня силой в очередной стычке с кланом Ямадзаки. А на следующий день от деревни осталось лишь пепелище.
        В тот момент я впал в ступор. Если она говорит правду, то теперь у меня ещё больше проблем. Была надежда отправить их восвояси, но после такого вряд ли получится.
        - И как давно это было? - спросил я.
        - Думаю, ещё до вашего рождения, господин, - ответила женщина. - Поэтому прошу у вас дозволения остаться здесь. Нам некуда идти. Мы выполним…
        - Хорошо, - грубо прервал её речь и почесал макушку. Вот так дилемма. - Живите, но не как моя прислуга. То есть, следите за домом и за хозяйством, хотя… там ведь уже есть работники, - да что я такое несу? - В общем, живите, потом поговорим. И… - вот тут я замялся по-настоящему. Набрал полную грудь воздуха, а на выдохе, низко поклонился им. - Простите меня за убийство Сидзаки. Я не хотел никому навредить кроме него самого. Но ван заслужил смерти после того, что сделал.
        А когда взглянул на женщину, то увидел в её глазах слёзы. Но она смогла сдержаться. И в то же время взгляд пылал ненавистью.
        М-да, видимо, с ней мне придётся несладко.
        - Ты… - гневно начала девушка, но мать закрыла ей рот ладошкой.
        - Мы благодарим вас, Ито-сан, - сказала она. - Если позволите, нам необходимо уединимся. Оплакивать мужа и отца положено семь дней. И мы бы хотели продолжить.
        - Идите, - кивнул я. - Поговорим после.
        И как только те удалились, я опустился на мягкий татами и шумно выдохнул.
        - В чём дело, Ито-сан? - ёрничала Теруко, когда и они сели у стола. - В первый же день не можешь справиться со своими наложницами?
        - Теруко! - заступилась за меня малышка Ай. - Тсукико-кун и так на нервах, а ты лезешь с такими вопросами.
        - А ты его не защищай, - перечила старшая сестра. - Он взрослый мальчик и должен отвечать за свои поступки.
        - Кабэ, - позвал я счетовода и пригласил присесть. Тот послушно опустился рядом. - Пока девочки спорят, давай ты введёшь меня в курс дела. Только желательно более понятным языком. Я ещё неопытен в этом плане.
        - Конечно, Ито-сан, - радостно заулыбался тот и открыл потрёпанную книгу, которую постоянно таскал с собой. - Значит так, в ваших владениях…

* * *
        Всё, что рассказывал Кабэ Иошито можно подвести лишь к одному слову - скукота. Однако, мне пришлось выслушать его до конца. И не просто выслушать, а постараться вникнуть во все детали, которые он пытался всячески мне разжевать. Кстати, не всегда получалось. Но ван старался. Только за это можно отдать ему должное. И когда он закончил, я с сёстрами откровенно зевал.
        - О, прости нас Кабэ. Просто дорога выдалась нелёгкой.
        Я нагло врал, но должен же был хоть что-то сказать. А не лупить напропалую, что его монотонная речь может усыпить даже самого динамичного вана.
        - Понимаю, Ито-сан, - закивал тот, будто не понял моего сарказма. - Если желаете, я распоряжусь и вам постелют матрас?
        - Нет, нет, что ты, - замахал руками. - Давай-ка лучше покажешь нам новые угодья.
        - Конечно, - ван охотно подскочил и направился к двери. - Прошу за мной.
        Мы поднялись и пошли следом. Но стоило ему выскочить наружу, как меня за рукав схватила Теруко и развернула к себе.
        - Ты видел её глаза? - тихо произнесла она, встав почти вплотную. - Иоко. Она ненавидит тебя.
        - Знаю, - кивнул в ответ. - Этого следовало ожидать.
        - Теперь понимаешь, почему я запрещаю тебе оставаться…
        - Сестра, - я сжал её ладонь. Несильно, но ощутимо. - Давай хотя бы ты не будешь мне приказывать. Хорошо? За последнее время слишком много тех, кто желает взять надо мной шефство. Мне это не нравится.
        - Дурак, - процедила та сквозь зубы и одёрнула руку.
        После чего развернулась и вышла на улицу.
        - А ведь она права, - также тихо сказала Ай, смотря вслед родной сестре. - Тебе опасно оставаться здесь, Тсукико-кун.
        - Знаю, - улыбнулся ей. - Но с чего вы взяли, что я собираюсь задерживаться? Мне кажется у Кабэ всё отлично получается. Вот пускай он и разгребает все дела. У меня свои есть.
        - Значит, ты поедешь сегодня домой? - робко спросила девушка.
        - Ну, конечно, - изумился я. - Да что за глупости у вас в голове?
        - Это… - она смущённо опустила взгляд, слегка покраснев. - Просто у тебя наложницы. И в первую ночь, как только ты их получил… должен закрепить свои права.
        - Что?
        Да вашу ж за ногу! Сколько здесь ещё правил будет? Подрался с ваном, а теперь ещё и шага ступить не можешь? Хотя, мы сражались в Поединке. К тому же насмерть и… ой да ладно, Тсукико. Признайся, что ты встрял!
        К сожалению, внутренний голос был прав. Я нажил себе лишних неприятностей. И сегодня по каким-то правилам должен переспать с двумя женщинами. Матерью и дочкой!
        Да что вообще происходит в этом мире?!
        - А разве они не должны оплакивать Сидзаки? - спросил у Ай.
        - Должны, конечно. Но это не меняет правил.
        Обалдеть. Вот так поворот. То есть Иоко ненавидит меня, рыдает, но всё равно обязана раздви…
        - Я хочу отказаться, - в тот момент готов был вспылить.
        - Имеешь полное право, - в зелёных глазках засветилась надежда. Хотя, на что?
        - Вот и решили, - довольно хмыкнул я.
        И тут снаружи послышался голос счетовода.
        - Ито-сан, вы где?
        - Иду Кабэ, - отозвался я и двинулся к двери.

* * *
        Осмотр показался гораздо интереснее чтения документов. К тому моменту я уже изнывал от скуки. Но, когда Кабэ повёл нас по загонам с животными, у меня поднялось настроение. Не то, чтобы я питал нежность к свиньям или курам, просто смотря на разнообразие и обилие скотного двора, понимал, что стал довольно самодостаточным господином. Конечно, собирался от этого отказаться. И всё же… всё же…
        - Спасибо, - поблагодарил я счетовода. - Мне хотелось бы, чтобы все эти документы ты отвёз моему приёмному отцу. Он лучше разбирается в подобных делах.
        - Всё будет сделано, господин, - поклонился ван. - Но скажите, вы не будете здесь проживать?
        - Это вряд ли.
        - И как тогда поступить с вашими наложницами.
        - Не называй их так, - грозно посмотрел на того. - Они свободны. Если захотят уехать, то пусть так и делают. Понял меня?
        - Конечно, Ито-сан, - склонился тот.
        - Вот и договорились. А пока мне нужна помощь в другом дела, - я похлопал его по плечу, и все мы двинулись к воротам. - Думаю, тебе уже говорили о планах на госпиталь?
        - Конечно, - Кабэ похлопал себя по балахону и выудил из внутреннего кармана увесистый мешочек, в котором звякали монеты. - Это примерно по стоимости здания.
        - Примерно? - удивлённо переспросил я.
        - Чуть меньше, - сконфузился ван. - Мате совсем не прикладывал руку к починке. Боюсь, что оно скоро рухнет.
        - Значит, надо сделать так, чтобы продержалось ещё пару столетий, - улыбнулся ему в ответ.
        Мы вышли за ограду и неспешно направились по дороге. Встречающиеся по пути ваны с любопытством на нас смотрели. Бородатые и грязные мужики плевали на землю, что-то злобно бормотали и уходили по своим делам. А вот девушки, наоборот, бросали на меня недвусмысленные взгляды. Стреляли глазками и закручивали длинные локоны на пальцах. Но стоило Теруко зыркнуть в их сторону, как тех, словно ветром сдувало.
        - Смотри, не поведись на их глазки, - послышался суровый голос старшей сестры.
        - Успокойся, - спокойно ответил. - Ни они первые, ни они последние.
        - Ну да, ну да, - хмыкнула девушка и замолчала.
        К тому моменту мы оказались рядом с харчевней, где толкалось несколько пьяных ванов. Приметив нас, недовольно загудели, и всё же быстренько ретировались.
        - М-да, - цокнул язык Кабэ. - Сидзаки явно не старался наводить здесь порядок.
        - Теперь есть мы, - сказал ему и зашёл внутрь здания.
        Как и в прошлый раз в лицо ударил смрад дешёвого пойла. Но внутри оказалось пусто. Видимо, посетители только что вышли и столкнулись с нами на пороге.
        - Ого, кого я вижу! - воскликнул толстый трактирщик, наигранно распахнув объятия. - Ито-сан, убийца неверных, собственной персоной!
        - Как думаешь, Кабэ, - начал я, не обращая внимание на вопли подвыпившего вана. - Вот эта балка несущая? - постучал по доске, на которой висели объявления.
        - Эй?! - толстяк двинулся к нам, вытирая жирные руки о фартук. - Ты что это себе позволяешь?
        - Вы хотите её снести? - подыграл мне счетовод.
        - Пока не знаю, - пожал я плечами. - Думаю, строителям это лучше известно.
        - Вы охренели, что ли?! - проревел толстый, когда подошёл к нам почти вплотную.
        Между нами всё ещё находилась стойка, но уже отремонтированная. В прошлый раз я основательно разбил её мечом. Теперь же собирался проделать почти то же самое.
        И как только хозяин заведения оказался рядом, я резко бросился к нему, схватил за ворот и со всего маха ударил лицом о доски. По помещению разнёсся крик боли. Кровь брызнула по сторонам. Позади вскрикнула Ай. Обернувшись, увидел, как девушку выталкивает на улицу старшая сестра. Теруко напоследок бросила на меня гневный взгляд.
        Да, пожалуй, стоило не спешить. Может надо было поговорить? Хотя, этот ублюдок слишком грубо себя вёл, вот и получил по заслугам.
        - За что? - простонал тот, зажимая окровавленный нос руками. - Вы вломились ко мне, а теперь избиваете? Я буду жаловаться?
        - Кому? - хмуро посмотрел на него. - Теперь я хозяин этой деревни, а мой отец хозяин всех остальных земель. Кому ты будешь жаловаться?
        Толстяк попятился и притих, прижавшись к стенке.
        - Вот, держи, - бросил на стойку мешок с монетами, которые весело звякнули, упав перед ваном. - Здесь достаточно, чтобы купить твою харчевню. Хотя, - ухмыльнулся, оглядевшись, - что-то мне подсказывает, она стоит гораздо дешевле.
        - Я не собираюсь её продавать! - попытался воскликнуть тот, но всё же схватился за брошенные деньги.
        - Тебя и не спрашивают, - огрызнулся в ответ. - За то, что ты мне нагрубил, я должен выпороть тебя прилюдно. Десять ударов плетью, это как минимум. Но мы решим всё здесь и сейчас. Даю тебе время до вечера. Берёшь деньги и уходишь. Или, мы выходим на улицу, где я тебя прилюдно унижаю. А потом… - я сделал паузу и довольно оскалился, - потом ты собираешь вещички и всё равно уезжаешь. Так что скажешь, Мате?
        Толстяк завертел головой, переводя взгляд с меня на счетовода и обратно.
        - Но как же моя семья? Мы жили здесь несколько лет и…
        - У тебя никого нет, - огрызнулся я. - Так что закрой поганый рот и не смей мне врать.
        У того заиграли желваки на лице. Было видно, как он злится.
        - Ты поплатишься за это, щенок, - прошипел толстяк, забрав мешочек. - Ещё пожалеешь…
        Очередной удар о стойку не позволили ему закончить речь. Грузное тело рухнуло на пол. Стоны боли наполнили заведение.
        - Когда я вернусь, чтобы духа твоего здесь не было, - произнёс я и вышел на улицу.
        Свежий воздух ударил в лицо. На мгновение зажмурился и вдохнул полной грудью.
        - Тсукико! - послышался грозный голос Теруко. - Ты что творишь? Ай ещё слишком мала…
        - Не говори так, - возмутилась младшая сестра.
        - А как я должна говорить? - продолжала та. - Нельзя при девушках так себя вести!
        - Согласен, - кивнул я, чтобы они унялись. - Но не оставалось другого выбора. Дела не ждут.
        - Какие ещё дела?
        Вместо ответа, я просто двинулся через дорогу. На другой стороне располагался домик кицуне, которая меня подлатала. Именно ей я намеревался отдать бразды правления госпиталем.
        Сперва старик Джиро удивился, когда я предложил эту идею. Чтобы какая-то незнакомка управляла такой работой, да ещё и лиса? Неслыханная дерзость!
        Но именно это его и убедило. Я хотел наладить контакт неко и кицуне. Понимал, что за этим стоят годы, целые десятилетия вражды. Но всё же пора положить конец. Хотя бы на землях нашего клана.
        - Да неужели, - раздался радостный голос Рангику. Она стояла у дверей в бело-зелёном платье, всё в том же чепце на голове. - Ито-сан вернулся, - поклонилась мне и остальным. - Да не один. Рада вас всех видеть. Как себя чувствуешь?
        - Всё отлично, благодаря тебе, - улыбнулся в ответ. - Но я пришёл не просто так. Мне нужна от тебя помощь.
        - Говори. Если это в моих силах, то сделаю.
        - Видишь тот дом, - я обернулся и ткнул пальцем в харчевню.
        - Мальчик, ты пришёл поиздеваться надо мной? На своё зрения я ещё никогда не жаловалась, - настроение женщины заметно попортилось, но видя мой серьёзный взгляд, ответила: - Конечно, вижу. И что? Хочешь, чтобы я вычистила эту помойку?
        - В каком-то смысле, да.
        Кицуне уже хотела возмутиться, как вскинул руки и перебил.
        - Подожди, дослушай до конца. Мате сегодня оттуда выметается. Больше никого там не будет. И вместо этой дыры мы собираемся построить госпиталь. Именно тебе я планирую доверить его руководство.
        Казалось, что женщина впала в ступор. Она приоткрыла рот и часто заморгала, силясь поверить в услышанное.
        - Ну, так что скажешь? - спросил я, довольствуясь произведённым эффектом.
        - Но… почему я? - кое-как выдавила та.
        - Мне показалось что ты довольно сильная и с твёрдым характером. Видимо раньше довелось кем-то руководить. К тому же хорошо разбираешься в лечении, если смогла срастить мне кости всего за одну ночь. Ну, - я немного замялся, боясь реакции на следующую фразу, - ты кицуне. А я не хочу, чтобы на наших землях к вам плохо относились. Поэтому…
        Не успел договорить, как Рангику бросилась вперёд и заключила меня в крепкие объятия.
        - Спасибо, Ито-сан, - тихо произнесла она.
        Честно говоря, в тот момент я немного ошалел. Она никогда не казалась мне такой хрупкой. Наоборот, я знал, что ей нельзя класть палец в рот, иначе откусить по самое плечо. А здесь…
        - Тсукико! - голос Изуди раздался позади.
        Мы все обернулись и увидели высокого вана, спрыгивающего с телеги. Он приехал с каким-то скарбом. Наверное, Джиро тоже наделил его делом. Что ж, это хорошо. Ведь после смерти Сидзаки, мой приятель стал безработным. Конечно, он мог работать на меня, но ведь я пока ничего не делал.
        - У меня есть новости, - он подбежал ко мне. На лице явная тревога. Что его так взволновало? - Я нашёл одного из них. Он был в тот вечер с Сидзаки и Мэй.
        Глава 3
        - Где он? - тут же напрягся я.
        - Поскакал на земли клана Кобаяси, - ответил Изуди. - Сегодня утром приезжал ко мне, просил помощи, но я ему отказал.
        - Так чего ж тянул? - меня пробрала злость.
        Я метнулся к лошади, но сделав всего пару шагов, замер на месте. Ван приехал не один. В телеге на соломе лежала девочка, лет десяти. Она дремала, прикрытая одеялом.
        - Тсукико, - ко мне подошёл Изуди. - Это моя дочь, Аки. Она… не может двигаться.
        - Что случилось? - повернулся к нему.
        В тот момент у меня не осталось никаких других мыслей. Парализованная девочка - это слишком тяжёлое бремя. Увидев её, взглянул на товарища по-новому. И теперь к нему появилось множество вопросов. Личных. И если он не ответит, то я пойму.
        - Это неважно, - покачал тот головой. - Я приехал, как только смог. Бросать дочь одну не мог, а слуг у меня нет. За Аки раньше приглядывала соседка, но теперь после смерти Сидзаки мне нечем ей платить, - было видно, как ему тяжело об этом говорить. Как внутри могучего вана борются гордость и любовь к дочери. - Ито-сан, - начал официально, значит, что-то нужно, - я знаю, что вы собираетесь возвести здесь госпиталь. И я хотел просить приютит Аки. Взамен обещаю…
        - Да хрен с тобой и твоим пафосом, - выругался я. - Конечно, мы о ней позаботимся, - посмотрел на счетовода. - Кабэ, прикажи подготовить комнату для девочки в доме Сидзаки.
        - Это теперь ваш дом, господин, - поправил он.
        - Ты понял о чём я, выполняй, - перевёл взгляд на кицуне. - Рангику, присмотри за ней. И если что получится…
        - Боюсь, даже я здесь бессильна, - покачала головой та.
        - В общем, сделаю всё, что можешь. Потом сочтёмся.
        - Только приехал и уже командуешь? - хмыкнула она, но по лицу было видно, что ей это нравится.
        - Именно так, - я снова посмотрел на высокого вана. - Изуди, а ты должен помочь мне найти того ублюдка. Надо ехать прямо сейчас.
        - Подождите! - внезапно воскликнула кицуне и забежала в дом.
        Что ещё ей надо? Чёрт возьми, у меня нет на это времени.
        - Эй, Тсукико, а нам что прикажешь делать? - подала голос Теруко. Ей явно не льстило, что я их бросаю и рвусь по делам.
        - Простите, - попытался выдавить улыбку, но вышло криво. - Вы же понимаете, мне надо его догнать. Если хотите, поезжайте домой или погуляйте с Кабэ, только не надоедайте ему.
        - Отлично, - произнесла синеволосая девушка. - Сначала притащил нас сюда, а теперь убегаешь.
        - Я не… - хотел возмутиться, но в тот момент из дома выбежала кицуне и протянула мне небольшой бутылёк с серой мутной жидкостью.
        - Возьми, - вложила в руки. - Это поможет разговорить любого. Несколько капель в рот и через минуту расскажет обо всём, что знает.
        Обалдеть, у них есть сыворотка правды. Вот так поворот.
        - Спасибо, - кивнул я и обернулся.
        Вот чёрт. Нельзя здесь оставлять Теруко и Ай. Навязались, мелкие заразы, теперь из-за них терять время.
        - Изуди, - обратился к вану. - Ты знаешь, куда тот поехал?
        - Я же говорил, в клан Кобаяси.
        - Это понял, как именно? Туда ведут десятки дорог.
        - Он бормотал что-то про западный лес. Боялся, что на основных дорогах ты будешь его искать. Но, Тсукико, это опасные места, туда нельзя соваться одному.
        - Разберёмся с этим по ходу дела, - я вскочил на лошадь, и повторил указания. - В общем, так. Кабэ, организуй для Аки место в доме, сделай всё так, чтобы она ни в чём не нуждалась. Рангику, проследи за ней, помоги как сможешь. Изуди, берёшь моих сестёр и отвозишь в поместье Ито.
        - Да как ты… - попыталась возмутиться Теруко, но, увидев мой взгляд, замолчала.
        - Потом догонишь меня. Я поеду у самой окраины леса. Там только одна нормальная дорога, - закончив отдавать приказы, вздохнул и улыбнулся. - Справитесь?
        - Мальчик, ты много на себя берёшь, - ехидно заметила кицуне, но в голосе слышалось уважение.
        - Конечно, справимся, господин, - кивнул счетовод и тут же убежал выполнять указания.
        - Спасибо, Тсукико, - поклонился Изуди, подойдя ближе. - Не знаю, как и отблагодарить.
        - Поговорим об этом позже. Но проследи за девчонками. Вон та, синеволосая с колючим характером.
        Услышав, что о ней говорят, Теруко недовольно фыркнула и отбросила выбившуюся прядь.
        - Тсукико-кун, - ок мне приблизилась Ай. - Ты береги себя и возвращайся домой.
        - Обязательно, сестрёнка, - сжал протянутую ладонь.
        А через мгновение помчался прочь. В душе меня терзало странное предчувствие. Что-то не выходило из головы. Смутная мысль билась в сознании, но я никак не мог ухватить её за хвост.
        Но отбросив тщетные попытки, пришпорил лошадь. Мне надо было догнать ублюдка до того, как он покинет земли нашего клана.

* * *
        - Аки, - Изуди подошёл к дочери и погладил по голове.
        Девочка открыла глаза и слабо улыбнулась, увидев отца.
        - Прости, мне надо будет уехать, - произнёс он. - Но о тебе позаботятся.
        К ним подошла кицуне и поздоровалась.
        - Меня зовут Рангику, - улыбнулась женщина. - Теперь ты в надёжных руках.
        - Вы ведь лисичка! - оживилась девочка, радостно захлопав глазами.
        - Верно, - кивнула та. - И сейчас мы покажем тебе новый дом. А папа вернётся к тебе вечером, - строго посмотрела на Изуди. - И не один.
        Ван правильно понял её посыл и кивнул. После чего поцеловал дочь, попрощался, взобрался на лошадь и подъехал к сёстрам, которые уже готовы были отправиться домой.
        - С ним ведь всё будет в порядке? - спросила Ай.
        - Да что с ним случится? - злилась Теруко. - У него всегда иглы в заднице были. Вырвет парочку и вернётся.
        - Теруко, ну что ты такое говоришь? - возмутилась младшая сестра.
        - Согласен, - встрял в разговор Изуди. - Девушке вашего положения, не пристало выражаться, подобно крестьянской бабе.
        На что синеволосая девица лишь мотнула головой и поехала вперёд. Ван довольно улыбнулся и последовал за ней.

* * *
        Я мчался по незнакомой дороге под тенью деревьев. Западные леса пользовались у народа дурной славой. Их населяли всяческие монстры и призраки. К тому же это было отличное пристанище для разбойников. О которых я, кстати, знал не так уж и много.
        М-да, сидя в четырёх стенах, не узнаешь, как живёт народ. Шинджу оберегала нас от разного рода слухов и россказней. И вот теперь мне приходится сталкиваться с ними лицом к лицу, а я даже понятия не имею, что делать.
        Густые дебри тянулись вдоль реки Катаме. Раньше там проходили караванные пути. Но потом появились чудища, которые постоянно нападали на торговцев. Это было ещё до моего рождения, потому и подробностей не знал. Но говорили, что примерно с того времени и начался спад экономики нашего клана. Всё меньше приезжих хотели торговать. А новый путь, который образовался гораздо севернее лесов, оказался длиннее и неудобнее для повозок.
        И снова в голове появилась какая-то мысль, постоянно от меня ускользающая. Монстры, лес, река, дорога… всё это связано. И непросто потому, что тварям нравится здесь прятаться. Нет. Совсем недавно сталкивался с чем-то подобным. Но чем именно, вспомнить так и не получилось.
        Солнце над головой согревало своим теплом. А лесная прохлада создавала некий контраст. По телу изредка пробегались приятные мурашки от постоянных перепадов температуры.
        Мимо проносились высокие стволы деревьев и зелень густых кустарников. Дорога давно заросла, но не настолько сильно, как другие. Она являлась единственной, по которой ещё можно было проехать. А свежие следы копыт указывали, что кто-то совсем недавно здесь проскакал. И очень надеялся, что это парень, о котором говорил Изуди.
        Я не знал кого догоняю. Наверное, было правильным взять вана с собой, чтобы он опознал убегающего. Однако бросить сестёр в негостеприимной деревеньке не мог. Конечно, вряд ли кто-то из крестьян осмелится даже ругаться на них. Но всё-таки следовало предостерегаться. К тому же, если Акайо узнает, что я ускакал, а его дочерей оставил одних со счетоводом, порвёт меня на мелкие кусочки.
        Моя деревня (теперь уже официально именно моя) осталась позади. До ближайшего поселения довольно далеко. После появления монстров забросили не только тракт, но и дома, что стояли здесь неподалёку. Я замечал тёмные остовы среди мелькающих деревьев.
        И вот, когда следы на грязной дороге стали чётче, моя лошадь внезапно повела носом, а потом резко затормозила и громко заржала, встав на дыбы. От такой неожиданности не удержался в седле и полетел на землю. Благо, упал на спину, которую защищал широкий меч. Но всё равно было довольно неприятно.
        Моя животина будто взбесилась. Она крутила мордой, фырчала и била копыта, то и дело вскакивая. В какой-то момент лошадь развернулась в мою сторону и ударила копытами, целясь в голову. Я увернулся, перекатился к краю дороги и вскочил на ноги.
        Да что с ней происходит?
        Из пасти животного летела пена. А глаза налились кровью. Лошадь снова бросилась вперёд, явно намереваясь втоптать меня в грязь.
        - Да твою ж… - отскочил в сторону, держась за меч.
        Убивать собственного скакуна не было никакого желания. Как потом возвращаться? Дожидаться Изуди? А если и его животное так взбесится? Что тогда?
        Однако моя лошадь, проскочив мимо, не остановилась. Понеслась дальше, издавая странный хрип. Со всей скоростью ворвалась в дебри и… врезалась в ствол. Но даже это её не остановило. Запрокинув окровавленную голову, лошадь попыталась заржать, но из горла вырвался лишь сдавленных сип вместе с розовой пеной. Животное снова бросилось в сторону, но уже от меня. И буквально через несколько шагов, налетела на толстое бревно.
        Послышался треск дерева и костей. Я увидел, как ноги лошади ломаются, как рвётся плоть, и наружу вырываются хрящи. Мерзкое зрелище.
        Животное даже не могло заржать от боли. Казалось, оно настолько обезумело, что теперь не хватает сил. Дёргаясь в предсмертных судорогах, разбрасывало по сторонам комья земли, пучки травы и щепки бревна.
        Я вытащил меч и осмотрелся. Всё произошло не просто так. Что-то или кто-то явно этому поспособствовал. Однако вокруг царила тишина, если не считать звуки, издаваемые умирающим животным. Тогда шагнул к ней поближе, зайдя со стороны головы. Попасть под удар копыта никому не пожелаешь.
        - Давай, помогу, - прошептал я и занёс лезвие над мордой лошади.
        Что мне стоило прекратить мучения бедной животины?
        Но как только хотел ударить, заметил, как из широкого уха и ноздрей выползают мелкие паучки. Перебирая тонкими лапками, они стремительно засеменили на землю.
        Ох, да чтоб вас всех!
        С этой мыслью опустил лезвие. Раздался неприятный звук пробиваемого черепа, и на меня брызнула кровь.
        Ладно, это того стоило. Хотя бы успокоил агонизирующий организм.
        Животное дёрнулось в последний раз и замерло. Я же отпрыгнул на дорогу, выставив перед собой оружие.
        Чёрт возьми, маленькие пауки. Вот уж с кем я действительно не хотел связываться, так это с такими тварями. Но, видимо, из-за них моя лошадь и спятила. Не удивлюсь, если они ещё и пытались её управлять, чтобы сбить и затоптать меня.
        А это значит, что где-то рядом находится их матка. Ну, или то существо, которое должно ими управлять. Конечно, есть вариант, что у арахнидов коллективный разум, но в этом сильно сомневался.
        Однако, когда лошадь утихла, то воцарилась гробовая тишина. Даже птицы и те примолкли. Ни стрекота насекомых, ни шуршания мелких зверьков, абсолютно ничего.
        Плохо дело. Значит, тварь где-то рядом.
        И тут в зарослях, где упала лошадь, послышался шум. Я не видел, кто там, но по звукам казалось, что это кто-то громадный. А в следующий миг раздался тихий свист, и из густого кустарника вылетела длинная липкая лента. Почему липкая? Она легко прицепилась к брюху мёртвого животного и потащила в гущу кустарника.
        - Ох, ё, - тихо пробормотал я и попятился.
        Стоило это произнести, как всё замерло. Скрывающееся существо не собиралось показываться, но, я чувствовал, не сводило с меня несколько пар глаз. Ведь у пауков их много, верно?
        Прошла пара томительных секунд. Стоя в одной позе, боялся пошевелиться. Тогда послышался очередной свист, и новая лента прилипла к крупу животины и потянула в дебри.
        Собственно, что мне делать? Бросаться в атаку на неведомую хреновину или идти себе с миром дальше? Второй вариант мне нравился больше. Ведь пока я провожусь с многоногой тварью здесь, тот ублюдок ускачет дальше. Ищи его потом. Конечно, я мог воспользоваться своими силами и разогнаться настолько быстро, что догоню того за несколько секунд. Проблема только в том, что абсолютно не чувствовал их. Всё, что у меня получилось, это поднять меч. Но чтобы ставить магические щиты или разжигать голубое пламя, даже не думал.
        Да и потом, сюда должен прибыть Имудзи. Монстр может напасть на него. К тому же жизнь научила меня, что нельзя оставлять живых противников за спиной. Они обязательно себя проявят в момент, когда ты не будешь ожидать.
        Вот и выходило, что выбор у меня только один - вступить в схватку со здоровенным пауком. Ведь именно он скрывается в лесу. На этот счёт у меня не оставалось практически никаких сомнений.
        И тут где-то глубоко послышался сдавленный крик. Тогда пришлось отринуть всё и шагнуть вперёд.
        - Ну, ладно, - усмехнулся я. - Давайте посмотрим на вас.

* * *
        Стоило сделать лишь пару шагов, как мёртвое животное вновь замерло. Я напрягся, ожидая подвоха. Но вокруг снова воцарилась тишина.
        - Ты не нужен нам, синеглазик, - из зарослей донёсся мелодичный женский голос. - Лучше уходи.
        Вот здесь меня пробрали не самые приятные мысли. Как-то бабушка рассказывала мне о расе паукообразных тварей, называемых джёрё. Обольстительные девы, но лишь наполовину. Вместо ног, у них было брюшко и восемь тонких паучьих лапок. Этакие насекомые-кентавры.
        Джёрё редко встречались. Но если появлялись, то это грозило серьёзными проблемами. Они охотились на всё подряд: птиц, животных, ванов. Кто попадёт в их сеть, того и сожрут.
        Среди народа ещё ходила присказка, как эти твари обращаются с мужчинами. Будто берут их в сексуальное рабство и насилуют чуть ли не каждый день. Ведь в их расе взрослыми становились только девушки, но из большинства яиц, если не из всех, вылуплялись мелкие паучки.
        Кстати, именно их я и видел в теле лошади.
        Но прямых доказательств этого «счастливого» рабства не имелось. Зато мне вспомнились истории про чёрную вдову и самку богомола. Их супругам мало что досталось после спаривания, поэтому…
        - Кто кричал? - смело обратился к незнакомке, которая не спешила показаться наружу.
        - Разве тебя это интересует? - голос звучал насмешливо и в то же время маняще.
        - Ответь на вопрос.
        - А иначе ты применишь силы? - с её стороны послышался треск сучьев. - Знаешь, а ведь мне это нравится.
        Через пару мгновений передо мной предстала сама джёрё. Высокая тварь с серой кожей. Как и говорилось в сказках, это была женщина. Красивая, до безумия, с большими чёрными глазами. Пышная неприкрытая грудь могла приковать внимание любого нормального мужчины. Стройная талия и… паучье брюхо. Восемь острых волосатых лапок торчали по сторонам. И казалось, что они способны пробить меня насквозь, если только хозяйка этого захочет.
        - Мы давно искали такого, как ты, - произнесла она томным голосом, медленно приближаясь.
        Джёрё была намного выше меня и это с учётом того, что лапки у неё согнуты. Если распрямится, то станет просто огроменной.
        - Мы? - переспросил я. - То есть ты не одна такая?
        - Конечно, нет, - улыбнулась та. - Но нас осталось очень мало, и для этого нужен мужчина.
        Ну кто бы сомневался, что ты предложишь мне роль самца.
        - Насколько я слышал, одного уже поймали, - кивнул в сторону, откуда раздался крик.
        - Он слабак. А нам нужен сильный.
        - С чего ты взяла, что именно я подхожу? - усмехнулся в ответ. - Вдруг у меня насморк?
        - Ты человек, а такого в нашем роду давно не было. К тому же, - она сделал ещё пару шагов и остановилась, - у тебя в руках подарок богов, который ты уверенно держись. Я чувствую магическую силу, - протянула мне серую ладонь. - Иди же к нам и получи небывалое наслаждение.
        На мгновение я замешкался. И дело не в том, что мне хотелось с ними спать. Просто, когда перед подростком стоит подобная красотка, думать начинаешь не только головой. Но мне удалось быстро собраться с мыслями.
        - А если откажусь? - направил меч в её сторону.
        Джёрё злобно прищурилась и прошипела в ответ:
        - Тогда ты умрёшь.
        А в следующее мгновение в воздух брызнула кровь и оросила грязную дорогу.
        Глава 4
        - А-ар! - зарычала от боли и злости тварь и дёрнулась в сторону.
        Под ноги упал обрубок левой руки, который, как ни странно, продолжал дёргаться.
        Я отскочил назад, готовясь к бою. Идти вместе с ней - значит, добровольно сдаться. Но нет, красавица, не на того нарвалась.
        - Ах ты жалкий человечишка!
        Джёрё рванула ко мне, занеся острые лапы. Но я поднырнул под них, перекатился, взмахнул мечом и отрубил сразу две с правого бока. Тварь завопила с новой силой. Споткнулась и рухнула на землю. Из обрубков хлестала тёмная кровь. Женщина билась в припадке, держась за жуткие раны. Шипела и рычала от злости.
        Так она созовёт всех своих подруг.
        Но в следующую секунду джёрё раскрыла клыкастый ротик и плюнула в меня. Вот только вместо обычной слюны, из её рта выстрелила липкая лента. Я успел крутануться на месте. Благодаря чему меня не зацепило. Но стоило повернуться к противнику лицом, как сразу две острые длинные лапы ударили в грудь.
        По рёбрам пронеслась боль. Меня отбросило назад. Но всё же удалось устоять на ногах. А когда посмотрел на паукообразную женщину, то увидел недоумение в её глазах.
        - Шкура мору, - усмехнулся я и погладил по костюму. - Тебе её просто так не пробить.
        И через мгновение замахнулся мечом и ударил. Лезвие не могло достать до врага. Но я вложил в это все свои силы. Из клинка вырвался столб голубого пламени и врезался в джёрё. От монстра остались лишь две неровные половинки. Однако верхняя часть, отделённая от остального на уровне груди и без правого плеча всё ещё дышала. Чёрные глаза, один из которых кровил, уставились на меня. И самое интересное то, что в них не было злобы или ненависти. Наоборот, я видел в них облегчение.
        - Тебе не спасти… всех, - прохрипела джёрё.
        - О чём ты говоришь? - я шагнул к поверженному противнику.
        - П… проклятье… - из уголка её рта побежала алая струйка. - Всех не спасти…
        - Что за проклятье, женщина? - меня начинала распирать злость.
        Вот почему всегда недоговаривают? Хотя в данном случае понятно. Она ведь уже и не дышит.
        Джёрё прикрыла глаза. На лице я увидел блаженную улыбку. Её большая аппетитная грудь перестала вздыматься. А серая кожа… пошла пятнами, и через пару секунду стала смуглой, но вполне обыкновенной.
        - Приехали, - прошипел я и сжал челюсти.
        Вот и опять ты, Тсукико, вляпался в какое-то проклятье. Очередной квест, приключеньице выпало на твою долю. Примешь его?
        Говорить с самим собой в данной ситуации казалось глупым. А истошный вопль из леса заставил взять себя в руки и двигаться дальше.

* * *
        Несмотря на крики ныне мёртвой джёрё, её подруги так и не поспешили на помощь. Вот что значит, дружный женский коллектив.
        Но, как бы там ни было, мне следовало бежать на помощь мужику, которого они успели схватить. Сколько там таких тварей, не знал. Опасны ли? Безусловно. Но оставлять вана на пожирание (или что там они собирались с ним сделать) никак не мог.
        Ломанулся через густые заросли. По лицу и ладоням неприятно хлестали тонкие ветки. Толстые корни то и дело оказывались под ногами, так и норовя помешаться. Пришлось лавировать, наклонять, а изредка и прыгать, дабы не угодить в очередную яму.
        Я не боялся, что на меня могут свалиться паукообразные бабы. Шкура мору должна была помочь. А вот мелкие арахниды, убившие мою лошадь, вызывали серьёзные опасения. Где они? Почему не нападают на меня? Способны вгрызаться только в животных? Или кто-то приказал им меня не трогать?
        Пробежав всего ничего, вырвался на широкую поляну. Впереди возвышались разрушенные скалы. Груды огромных булыжников валялись повсюду. Высокие деревья тянулись к небесам и доставали до краёв разбитых гор. Однако никого рядом не увидел.
        Крик повторился. Теперь я мог чётко сказать, что раздаётся он из тени скал. Присмотревшись, увидел там узкие проходы.
        Пещеры. И снова я вернулся к этому. И почему всегда надо прятаться во всяких катакомбах?
        Ринулся вперёд. Перебежать поляну не составило труда. А вот остаться незамеченным, конечно же, не получилось. Впрочем, я и не собирался прятаться. Твари наверняка знают, что я здесь. Мелкие паучки, да крики сестрицы им явно обо всём рассказали.
        И стоило мне добежать до подножья, заваленного камнями, как сверху раздался властный голос:
        - Стой, человек!
        Я резко затормозил и вскинул голову.
        На высоком валуне стояла ещё одна джёрё. Такая же красивая и сексуальная. Но лишь наполовину. Вот там, где была пышная обнажённая грудь, да, красотка. А то, что ниже пояса, ну-у-у, так, на любителя.
        - Ты убил нашу сестру, - она не спрашивала, а говорила.
        - Было дело, - не стал спорить я. - Мне пришлось защищаться.
        В этот момент по камням вокруг нас забегал мелкие паучки. Они, словно чёрное покрывало, застилали собой всё, к чему прикасались. Это жутко напрягало.
        - Не бойся, - произнесла женщина. - Никто тебя не тронет, пока я не прикажу.
        - То есть ты королева?
        - Я польщена таким сравнение, - легко кивнула. Однако в тоне было больше иронии, чем благодарности. - Можешь так меня и называть - моя королева.
        - Эм, - на мгновение замялся. - Вообще-то, я на это не соглашался.
        - А кто тебя спрашивает? - джёрё внезапно звонко рассмеялась, запрокинув голову.
        Видимо, её это здорово веселило. Вот только мне было совершенно не до смеха.
        Выхватив из-за пояса метательный нож, одним взмахом послал оружие в противника. Тренировки Акайо не прошли даром. Лезвие легко вошло в шею твари практически полностью. Алая кровь брызнула из раны. Женщина схватилась за горло, захрипела и беспомощно задёргала лапками, раскачиваясь из стороны в сторону. А буквально через пару секунд, бросив на меня испуганный взгляд, завалилась вперёд и рухнула на камни у моих ног, заливая их кровью. Тело всё ещё дёргалось, когда кожа стала светлеть и приобретать более естественный вид.
        На мгновение всё вокруг затихло. Казалось, что даже моё сердце перестало биться. Замерло и упало куда-то вниз. Туда, где ему совершенно нет места.
        Чёрное покрывало пауков будто бы наблюдало за истекающей матерью. А я боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть их или не раззадорить. Но стоило сделать малюсенький шаг в сторону, как они… разбежались по углам.
        - Уф, - облегчённо вздохнул, прикрыв глаза.
        Но резкий крик над головой заставил отпрыгнуть в испуге назад.
        - Не-е-ет!
        На валуне, где недавно стояла королева джёрё, вытянувшись во весь свой немалый рост, орала очередная баба-паук. Вот только эта самка была и налицо не особо симпатичная, да и грудь плоская. Может, чуть больше, чем моя, а это уже о многом говорит.
        Твою дивизию, Тсукико, ты же на вражеской территории. О чём думаешь?
        Новая джёрё бросила на меня гневный взгляд и стремительно ринулась в бой. Прыгнула, раскинув по сторонам острые лапки. Я же только и успел, что выставить перед собой меч. А через мгновение на меня навалилась здоровая туша, придавив всем своим весом. Из лёгких вырвался воздух. Казалось, что вслед за ним вывалятся и внутренности. По бокам что-то ударило, да так, что от боли перед глазами поплыли красные круги. Но надо было выбираться. Оставаться под огромным паукообразным монстром не входило в мои планы.
        Приподняв веки, понял, что всё закончилось так же стремительно, как и началось. Страшненькая джёрё приобрела розовую кожу, а это значило, что она мертва. Но как?
        На пальцах чувствовалось что-то тёплое и влажное. Я не мог посмотреть, что именно, так как даже пошевелиться оказался не в состоянии. Зато увидел, что лапы твари ударили мне по бокам, и если бы не подарок Джиро, то остался здесь разорванным на части.
        Нет, без этого костюма меня бы уже давно убили.
        Попытался пошевелить руками, но получилось лишь отпустить рукоять. И тут заметил, что из спины женщины торчит окровавленное лезвие. Мне удалось пробить её тело по диагонали, начиная с паучьего брюшка. Вот и ответ. Однако выбраться будет сложновато.
        Внезапно рядом послышались тихие голоса. А в следующую секунду тело джёрё взмыло в воздух и отлетело в сторону. Вокруг собралась целая толпа пауко-баб. Их большие чёрные глаза оценивал меня. Они изучали меня с явным любопытством. Получеловеческие тела были как на подбор.
        Впрочем, я быстро развеял в голове похотливые мысли и вскочил на ноги, вскинув меч.
        - Ну, давайте! - выкрикнул им в лица. - Кто первый?
        - Смотря для чего, - с лукавой улыбкой ответила одна из них.
        Так, не понял. Почему они не нападают? Я ведь только что убил их королеву и двух сестёр.
        - Успокойся, человек, - говорившая вскинула руки, отчего всколыхнулись большие груди. - Мы не причиним тебе зла.
        - Думаете, я поверю. На меня только что напали три ваших сородича.
        - Три? - удивилась та, а потом понимающе кивнула. - Ясно. Кто-то из наших неудачно охотился.
        - Неудачно? - выпалил в ответ. - Она чуть не сожрала мою лошадь.
        - Что поделать, мы ведь живые и нуждаемся в пище.
        - А ван, что кричал. Он тоже пойдёт к вам в желудок?
        Я постоянно озирался, боясь атаки со спины. За это время успел их сосчитать. Шесть сексуальных и одновременно ужасающих джёрё. Даже если и получится расправиться с тремя-четырьмя, остальные могут продырявить голову. Пожалуй, надо будет об этом позаботиться.
        - Так ты пришёл за ним? - спросила всё та же высокая брюнетка, опустив руки.
        - Возможно, - кивнул я.
        Как-то странно всё складывалось. Ко мне подкралось нехорошее предчувствие.
        - Если так, то мы его отдадим.
        Женщина посмотрела на одну из джёрё, и та убежала к пещерам.
        - Вот так просто? - переспросил я, не веря, что всё закончится прямо сейчас.
        - Ты убил королеву, - говорившая повернулась и указала на труп у камней. - Теперь имеешь полное право забирать то, что хочешь.
        - Это… слишком просто.
        - Для вас да, - ухмыльнулась джёрё, а потом неожиданно… поклонилась, - мой король.
        - Что?!

* * *
        Стоило преклонить колено одной, как это повторили и оставшиеся.
        - Какой ещё король?! У вас, что, главным становится сильнейший?! - возмущённо воскликнул я, но уже предполагал, ответ.
        - Именно так, - ответила женщина, вновь посмотрев на меня. - Каждые сто лет мы переизбираем свою королеву. Одна из молодых особей бросает вызов старой джёрё, и они сражаются насмерть. Если проигрывает молодая, то через месяц новая снова может вызвать королеву на бой. И так, пока она не сменится.
        - То есть королева всё равно умирает?
        - Мы все умираем, рано или поздно, - та пожала плечами. - Но кто не хочет такой власти, может сидеть спокойно. Правда, надо пополнять наш род, а ведь чем королева старее, тем меньше рождается особей. А в стае должно быть, как минимум девять. Вот и приходится выбирать новую королеву, чтобы другие джёрё нас не сожрали.
        - То есть ещё и едите друг друга?
        - А вы разве нет? - искренне удивилась она
        И только я хотел возразить, как вовремя прикусил язык. Даже у меня на Земле встречались такие уроды, что ж говорить о новом мире, где живут различные существа, более или менее питательны для своих собратьев.
        - Ладно, неважно, - отмахнулся я.
        В тот же момент ко мне под ноги бросили длинный и толстый комок ниток. Он дёргался, а изнутри раздавались какие-то звуки.
        Всё-таки спеленали крикуна.
        Осторожно подковырнув, разрезал паутину. И наружу показалась взмокшая лысина. Мужик, увидев тварей, тут же заорал во всю голосину. Джёрё скривилась и замахнулась над ним острой лапой.
        - Стой! - выкрикнул я и та замерла на месте.
        Незнакомец же испуганно мотнул головой и посмотрел на меня. Большой нос, выпученные от страха глаза. Так себе тип, сразу понятно, в разведку с таким не пойдёшь. Сдаст и не пожалеет.
        - Спаси! - выпалил тот, как только увидел меня. - Умоляю! Всё сделаю!
        - Вот этого не надо, - усмехнулся я и посмотрел на джёрё, которая так и не опустила лапу. - Получается, теперь я ваш король?
        - Именно. И нападать на тебя мы не имеем права. По крайней мере, в ближайшие сто лет.
        - Тогда почему набросилась вон та? - указал мечом на мёртвую джёрё, которая атаковала со скалы.
        - Она хотела стать главной. А здесь появился ты и всё испортил.
        - Ай-ай, какой я плохой.
        Женщина лишь пожала плечами и посмотрела на вана, лежащего в паутине.
        - Оставь его мне, - приказал я.
        Опустился на колени и посмотрел тому в глаза. Что-то мне подсказывало, пока рано его освобождать.
        - Кто такой? - спросил у него.
        - Меня зовут Абари, - забормотал он. - Я скакал по поручению господина Сидзаки, когда моя лошадь сошла с ума от испуга и пауков, - покосился на джёрё. - А потом они меня поймал и притащили сюда.
        - Ой, бедненький какой, - я цокнул языком и достал зелье кицуне. - На вот, выпей чутка, полегчает сразу.
        Тот сделал глубокий глоток и хотел продолжить, но я вовремя убрал бутыль. Мало ли, вдруг случится передозировка и он скончается раньше, чем успеет мне всё рассказать. В том, что это ублюдок, которого я искал, не осталось никаких сомнений. Он сказал, что от Сидзаки, но ведь тот мёртв. Значит, врёт уже с первых слов. Видимо, есть, что скрывать. Вот и узнаем.
        - Ну как? - спросил у того. - Легче?
        - Да не особо, - заговорил ван. - Эти твари же сначала меня трахнут, а потом сожрут. Какая тут лёгкость? - и резко замолчал, будто и не собирался подобного говорить.
        Опаньки, зелье-то действует.
        - Ладно, давай поговорим, - я присел на мягкую травку и махнул рукой, и джёрё отошли в сторонку, чтобы не напрягать вана. - Ты убегал от Ито Тсукико, того, что недавно сломал твоему господину шею в Поединке Чести, верно?
        Казалось бы, глаза у него и так чуть ли не из орбит вылезли. Разве можно выпучить их ещё больше? В тот день я узнал, что можно.
        - Да, ты только что с ним встретился, - ответил на его немой вопрос. - Понимаешь, зачем я тебя преследую?
        - Хочешь убить всех, кто трахнул ту потаскушку Мэй! - выпалил тот и снова закрыл рот. Видимо, с зельем всё же немножко переборщил и теперь ван изрыгает потоки правды практически в буквальном смысле. - Но я не был с ними! Клянусь!
        А вот это плохо. Он ведь не может врать. Выходит, что я преследовал не того?
        - Но ты знаешь, кто был с Сидзаки в тот вечер? Мэй изнасиловали три вана. Один мёртв. Мне нужны имена оставшихся.
        - Да, да, да, - закивал он и тут же выкрикнул: - Нет!
        - Что ты сказал? - схватил его за шиворот и подтянул к лицу, указав на джёрё, что с любопытством на нас смотрели. - Видишь их? - тот закивал. - Мне стоит щёлкнуть пальцами, как они заберут тебя в пещеру и выпустят потроха. Хочешь этого?
        - Конечно, нет! - воскликнул ван. - Я просто имел в виду, что не знаю всех, кто был в тот вечер!
        - Всего трое. Сидзаки мёртв. Ты должен знать его приятелей, ведь тебя видели рядом.
        - Но я потом уехал! - снова вырвалось у того. - Мои девочки ждали дома. Мне надо было их наказать!
        - Вот как. Ладно. А кто остался?
        - Сидзаки был только с Шаторо. Я не знаю, кто был третьим.
        - Врёшь.
        - Клянусь!
        Выходит, и правда не врёт. Зелье кицуне действует.
        - Где найти этого Шаторо?
        - Да его каждая собака знает, - продолжил тот. - Он жил недалеко от границы с Ямадзаки, работал там над другим делом. Я не знаю, честно. Сидзаки доверял мне лишь малышек.
        - Так, каких ещё малышек? - в душе что-то всколыхнулось.
        - Погоди, так Изуди тебе ничего не сказал? Он просто направил тебя по моему следу? - ван мерзко засмеялся. - И ты ему доверяешь? Он же работал вместе с нами!
        - Ответь на вопрос. О каких малышках ты говоришь? - его поведение меня здорово раздражало.
        - Мы переправляли их через земли Ито. Ватанабэ щедро платят за этих милашек.
        - Так почему бы не вести их сразу через клан Кобаяси? Они же их вассалы.
        - Ты дурак? Ватанабэ и Ямадзаки терпеть друг друга не могут, потому так щедро и платят за товар, чтобы потом в банях хорошенько отодрать. Они трахают их и представляют, что имеют весь клан.
        - Рабы? - процедил сквозь зубы я. - Вы торгуете женщинами?
        - Ты что? - изумился тот и снова затараторил: - Говорю же, девочки. Маленькие, ещё даже сиське не выро…
        Тяжёлый удар кулаком заставил его замолчать и выплюнуть крошки от зубов. Я ударил ещё и ещё.
        Суки! Так они торговали малолетками! Чтоб вас! Ублюдки!
        - Он ваш, - вскочил с места и пнул вана с окровавленным лицом.
        - Ты уверен? - ко мне подошла та самая джёрё.
        - Безусловно. И сделайте так, чтобы его смерть была мучительной. Разорвите ублюдка заживо.
        - Как скажешь, - хищно улыбнулась та и кивнула своим сёстрам.
        Те схватили кричащего вана и утащили обратно в пещеры.
        Меня же трясло от гнева. Как такое вообще возможно? Что происходит на наших землях? И почему Джиро ничего не предпринимает? Не знает или не хочет знать?
        Кое-как успокоившись, я осмотрелся и спросил у джёрё:
        - Куда мне идти-то? Как вернуться?
        - Прямо, - женщина кивнула на лес. - Там выйдешь на дорогу, по которой прискакал.
        - Отлично. Ещё и лошади у меня нет.
        - Если хочешь, я тебя подвезу, - она сделала шаг ко мне и наклонилась. Пышные груди оказались у самого моего лица.
        - Эм, - пробормотал я. - Пожалуй, обойдусь. И вот ещё что. Если вы выполняете мои приказы, то будьте любезны не трогать ванов.
        - Вообще?
        - Только тех, кого привезу я. Охотьтесь на животных или монстров, их в лесу полно. А ванов не трогать. Вы ведь не хотите вражды с ними. Тем более, что я охотник на монстров и защищаю обычных крестьян.
        - Ты? - засмеялась та. - Не больно-то похож.
        - Хорошо, хорошо, - вскинул руки. - Начинающий. Но успел достаточно наследить.
        - Да, это видно.
        Я убрал меч за спину и уже хотел уйти, когда джёрё меня остановила.
        - Подожди, король, - осторожно взяла меня за руку. - Скажи, когда ты придёшь в следующий раз? Мы ждём.
        - Зачем это?
        - Я ведь рассказывала, что каждая королева должна нести потомство. Именно от неё рождается большинство особей.
        - То есть, вы и сами можете рождать себеподобных?
        - Конечно, но теперь ты главный и должен помочь нам.
        - И как? - я знал ответ, и всё же боялся его услышать.
        - Спариваться с нами.
        Ой, ё-ё-ё…
        Глава 5
        Вот как меня угораздило вляпаться в эту клоунаду? Спариваться с арахнидами-мутантами? О, боги, за что вы так со мной?!
        А может всё не так уж страшно? Вдруг мне понравится?
        - Заткнись, дурак, - тихо выругался сам на себя.
        Я брёл по лесу, размышляя о новых приключениях, которые липли ко мне, словно банный лист. Сперва проснулись неведомые силы, потом заполучил дом и деревню Сидзаки, а теперь ещё стал королём огроменных пауко-баб, которых должен…
        - Ну да, конечно, уже бегу, - хмыкнул под нос и перепрыгнул через очередное выпирающее корневище.
        В отличие от прошлого пути, обратно я двигался довольно долго. А дорогу всё никак не мог найти. Оставалось только надеяться, что джёрё не запутала меня. Мало ли, вдруг у неё такой способ мести. Поняла, что в открытом бою со мной не так-то просто справиться, вот и заставила шагать всё дальше в лес. А сама, вполне возможно, крадётся где-то позади и выжидает удобный момент.
        Однако я в этом очень сомневался. Обычно мои новые навыки позволяют чувствовать опасность. Холодок по спине, ощущение чужого взгляда, ну, или нечто подобное. Сейчас же всё казалось спокойным. Несмотря на то, что находился в западном лесу, о котором складывались такие байки, что сложно было поверить, я чувствовал себя вполне спокойно и уверенно. Значит, они за мной не следят и всё, что рассказала паучиха было правдой. А из этого следует вывод - мне придётся их…
        - Нет, нет, - помотал головой. - Надо что-то придумать.
        И у меня созрел план. Правда, он нуждался в доработке, но всё же.
        Если отправлять к ним других мужиков, приговорённых к смертной казни? вот только не помню, когда последний раз кого-то казнили. Но даже если её не отменили, то согласится ли Джиро? Впрочем, почему нет? Ему не придётся марать руки, пугать зрителей шоу со смертельным исходом. Да и пауко-бабам счастье и обед в одном лице. А ещё это будет, как последнее желание приговорённых.
        - Бред какой-то, - усмехнулся я, выбираясь из густого кустарника.
        И в то же мгновение вышел на заросшую дорогу. Неподалёку с левой стороны виднелись следы крови. Видимо, именно там сражался с первой повстречавшейся джёрё. Но её тела уже не было. Сёстры утащили в пещеры.
        Интересно, они её похоронят или сожрут?
        Почему-то склонялся больше ко второму варианту. Наверное, для паучих это вполне нормально, пожирать сородичей после их смерти. Ну а что? Каждый знает, что самое питательное мясо - это мясо твоей расы. И никаких кладбищ. Остаётся только вопрос о трупном яде. Но ведь джёрё монстры, не думаю, что они могут подавиться такой отравой. По возвращении надо будет разузнать о них побольше. Всё же, теперь я их король. А каждый хороший правитель должен знать о своём народе все тонкости.
        Справа послышался стук копыт. А уже через пару мгновений из-за поворота показался скачущий Изуди. Он гнал свою лошадь галопом, видимо, боялся, что опоздает. Впрочем, и так опоздал. Всё уже решилось. А вот к нему у меня теперь множество вопросов.
        - Тсукико?! - выкрикнул он, подъехав ко мне и спрыгнув с лошади. - Как ты? Что случилось?
        - Долгая история, - отмахнулся я. - Но уже всё разрешилось. Ты отвёз моих сестёр домой?
        - Да, как и просил. Правда, по пути мне опять повстречался патруль. Их послал Ито-сан, ваш отец.
        - Но ты же всё равно сопроводил их до поместья?
        - Конечно, а потом галопом к тебе. Ещё Ито-сан просил передать, чтобы ты вернулся домой. У них к тебе серьёзный разговор.
        - Зараза, - выдохнул я. - Надеюсь, не из-за девчонок.
        - Не думаю, хотя Акайо был довольно грозен.
        - Он лично тебя встретил?
        - Поджидал у ворот, - ответил Изуди. - Видимо, знал, куда и с кем поехали его дочери.
        - Это-то понятно, - вздохнул я. - Ладно, разберёмся. Подбросишь к поместью? Моя лошадь отбросила копыта.
        - Конечно, запрыгивай, - ван подвинулся в седле.
        - Только надо поспешить. Я нашёл твоего приятеля Абари. Он рассказал много интересного.
        - Да? - несколько напрягся Изуди. - И что же?
        - Расскажу по пути. Надо поспешить домой.

* * *
        - Настоящие джёрё?! - изумлённо воскликнул Изуди.
        Мы мчались по ровной дороге, выехав из леса. До поместья оставалось совсем недалеко. И мне очень хотелось поскорее разобраться с контрабандой Абари. Но сам я ничего не мог сделать, да и не понимал всех тонкостей подобных дел. Джиро и Акайо должны сами с этим разобраться.
        - Да, - ответил я. - Они утащили вана. Но мне удалось с ними договориться, чтобы не трогали остальных.
        - Это каким способом? - усмехнулся Изуди. - Не тем ли самым, о котором говорят в народе.
        - Я, конечно, польщён вниманием противоположного пола. Но с ними уж точно не согласен провести ночку. Ты хоть раз встречался с этими паучихами?
        - Нет. До того, как ты рассказал о них, даже не подозревал, что они завелись в наших краях.
        Лошадь принесла нас к воротам поместья минут за десять или около того. В тот момент мне даже стало её жалко. Уставшее животное опустило голову и тяжело дышало.
        - Надо бы дать ей передышку, - сказал я Изуди, когда спрыгнул на землю. - Оставь у нас в конюшне, а завтра вернёшься. Можешь взять какую-нибудь другую.
        - Спасибо, - кивнул ван, слезая с неё.
        Мы вошли на территорию поместья, где сновала прислуга. Увидев нас, заулыбались и склонили головы.
        - Работа мечты, - хмыкнул мой попутчик.
        - С чего это? - переспросил я.
        - Прости, Тсукико, но тебе не понять, каково живётся там, за стенами, - смущённо улыбнулся Изуди. - Здесь всё проще. Вас оберегают, о вас заботятся. А там мы выживаем. Думаешь, всё так же приносят на блюдечке?
        - Совсем недавно ты говорил, что я вышел к народу. Что я не такой, как другие. А теперь намекаешь, что я один из зажравшихся толстосумов.
        Ван резко остановился и поклонился.
        - Прошу меня простить, Ито-сан.
        Даже не знаю, что его обуревало в тот момент. Голос звучал ровно и без издёвки. Однако такая формальность мне совсем не нравилась.
        - Чёрт тебя дери, Изуди, - возмутился я. - Общались же нормально. Во зачем ты опять в ноги падаешь?
        - Ну, в ноги я упаду только перед тем, кто излечит мою дочь, - хмыкнул он и посмотрел на меня. - К тому же, это почтение. В конце концов, мы у тебя дома, и я должен вести себя соответственно.
        - Ладно, дело твоё, - кивнул я и двинулся к дому. - Как только отведёшь лошадь, подойди к нам. Нужно поговорить.
        - Хорошо, - ответ ван также спокойно.
        Может Абари наговаривал на него? Но они вместе работали на Сидзаки, а этот купец оказался тем ещё ублюдком. Кто знает, во что он втянул Изуди. Возможно, помимо его воли. Ведь тогда в Поединке Сидзаки угрожал его семье.
        Но я надеялся, что мой приятель не вовлечён в рабскую деятельность. Иначе придётся его казнить или посадить в тюрьму. Не знаю, какой приговор вынесет Джиро для тех, кто был связан с Сидзаки в этом деле.
        - Тсукико, - на ступенях стоял Акайо со своей обычной грозной гримасой. - Наконец-то ты вернулся, нам надо поговорить.
        - Ито-сан, - я сложил руки по швам и поклонился. - Простите. Но у меня срочные новости, которые не терпят отлагательств.
        - То есть они важнее, чем разговор с моим отцом? - он вопросительно вскинул бровь. Казалось, что мужчина одновременно недоволен и ему любопытно, какая такая новость может оказаться настолько серьёзной.
        - Именно, - коротко ответил я.
        - Что ж, говори, - всё-таки он мне поверил. Хотя разве были причины сомневаться?
        - Вы знали, что Сидзаки торгует детьми между кланами Ватанабэ и Ямадзаки?
        - Что? - судя по его выражению лица, он был не в курсе. - Думаешь, я бы этому потворствовал? Отец двоих детей не может на такое спокойно смотреть, - мои слова его зацепили. Надеюсь, не обидится. - Что ты смог узнать на этот счёт? Какие доказательства?
        - Я поймал одного из его подчинённых, Абари. Он был из тех, кто перевозил их по нашим землям?
        И вот тут Акайо побагровел. На лице заиграли желваки, и даже кошачьи уши заострились от гнева.
        - Где он сейчас? - произнёс тот, взяв себя в руки.
        - К сожалению, его нет в живых, - я покачал головой. - Но необходимо сейчас же проверить его дом и места, где работали ваны Сидзаки.
        - Знаю. Мы уже проверили все здания, принадлежавшие ему. Но ничего не нашли. Ты уверен в своих словах? Может Абари тебе соврал?
        - Сомневаюсь. Он надеялся, что я его спасу от джёрё. Выложил всю подноготную, за что и поплатился.
        - Джёрё? - из дома вышел старик Джиро и внимательно посмотрел на меня. - Мальчик мой, а ты уверен, что столкнулся именно с ними?
        - Да, Ито-сама, - поклонился и ему. - Я мчался за Абари, так как считал, что он один из насильников Мэй. И столкнулся с ними в западных лесах.
        - И как же ты после этого остался жив? - подозрительно прищурился Акайо.
        - Думаю, я знаю ответ, - улыбнулся Джиро и тут же стал серьёзным. - Если всё так, как говорил тот прислужник Сидзаки, то нам необходимо, как можно скорее найти детей. Кто знает, что с ними случилось за эти дни. Тсукико, - посмотрел на меня, - где найти его дом?
        - Без понятий, - снова покачал головой. Но в этот момент подошёл Изуди. - Но вот он должен знать.
        - Изуди? - старик посмотрел на того. - Ты нам поможешь?
        - Ито-сан, - поклонился ван. - Сделаю всё, что в моих силах. Только скажите.
        - Насколько сильно ты был знаком с Абари?
        - Достаточно, чтобы презирать подобных ванов.
        - Вот как, это хорошо. Можешь провести нас к его дому?
        - Конечно. Но, думаю, вам лучше послать воинов к складам, что недалеко от границы с Ямадзаки. Абари часто там ошивался. Порой задерживался на несколько дней. Меня не допускал туда, говорили, что ещё не дорос до того уровня.
        - Отлично, - кивнул Джиро. - Тогда ты и возглавишь воинов.
        - Почту за честь, - Изуди выпрямился и опустил голову.
        - Я всё организую, отец, - заговорил Акайо.
        - Ито-сама, - произнёс я. - Позвольте мне поехать с ними. Я должен при этом присутствовать и довести дело до конца.
        - Довести дело? - старик на мгновение задумался и посмотрел на сына. Тот коротко кивнул. - Хорошо, поезжай. Но ты обязан вернуться сегодня вечером. У нас к тебе разговор.
        - Будет сделано.

* * *
        Отряд тяжеловооружённых бойцов во главе со мной и Изуди промчался по дороге, словно ветер. Мы миновали несколько деревень, где жители рассматривали нас с явной тревогой. Не удивлюсь, если вскоре пойдут слухи о том, что с кланом Ямадзаки опять объявлена война.
        Не прошло и получаса, как мы прибыли на место. На старые склады вела неширокая дорожка, поросшая травой. Ветхие, полусгнившие здания намекали, что это заброшенные места, и не стоит здесь ошиваться. Потому что, кроме неприятностей, ничего не найдёшь. И первая из них не заставила себя долго ждать.
        - Стойте! - перед нами вышел невысокий ван.
        Серая шерсть, отрезанные кошачьи уши и обноски, в которые был облачён, давали понять, что он либо разбойник, либо бродяга. А грубое и тупое выражение лица склоняли к первому варианту.
        - Кто такие? - прохрипел он с тем же наглым видом.
        Ничего не говоря, я спрыгнул с лошади и двинулся к нему навстречу.
        Деревянные здания стояли по сторонам от нас. И как только я ступил на землю, их них выбралось ещё с десяток таких же потрёпанных и нелицеприятных ванов. В руках каждый держал дубины или цепи. У кого-то даже оказались длинные изогнутые кинжалы. В разбитых окнах приметил нескольких лучников, которые уже целились в нас.
        Плохо дело. Надо поскорее с этим заканчивать.
        - Опустите оружие, и никто не пострадает, - твёрдо произнёс я.
        - Да кто ты вообще такой? - хмыкнул ван, достав из-за пояса здоровый нож.
        - Тот, кто убил Сидзаки в Поединке Чести. Тот, кто отправил Абари на съедение джёрё. И тот, кто переломает тебе руки, если не сдашься.
        На мгновение противник оторопел и непонимающе уставился на меня.
        - Что, разве Абари не говорил? Сидзаки мёртв. И теперь всё, что принадлежало ему - моё, - я остановился и с довольной улыбкой продолжил: - Так что будешь делать? Отдашь мне эти склады и девочек или решишь пободаться?
        - Так ты знаешь?
        - Я всё знаю.
        Ещё пару мгновений он сомневался, но потом на роже расплылась наглая ухмылка.
        - Ты ведь подкидыш, верно? В Дом Ито.
        - Тебе-то что?
        - А то, что я ненавижу Ито!
        С этими словами он бросился на меня, вскинув оружие. Ударил сверху-вниз, но я успел подставить руку. Лезвие полоснуло по костюму из шкур мору. А когда ван увидел, что на мне даже следа не осталось, то удивлённо вскинул глаза.
        В тот же момент мой кулак влетел тому в морду. Под пальцами хрустнул вражеский нос. Кровь окропила песок. Но ван не упал.
        - Ах ты щено…
        Второй удар свалил противника с ног. Он рухнул на спину, потеряв сознание. Я же шагнул вперёд и прокричал:
        - Кто ещё против правил Поединка Чести?!
        Справа послышался свист. Я вскинул руку, согнутую в локте. По предплечью что-то слегка ударило, и под ноги свалилась поломанная стрела. Покосился в окно, откуда стреляли, и резким движением выхватил из-за пояса тонкое лезвие и метнул в ту сторону. Раздался сдавленный хрип, а следом звук рухнувшего тела.
        - Кто следующий?
        После такой демонстрации пыл у остальных поубавился. Бандиты (а по-другому их не назвать) попятились.
        - Лучше сдавайтесь, иначе хуже будет, - произнёс я, делая шаг вперёд.
        В тот же момент оставшиеся ваны ринулись прочь, кто куда.
        - Взять их, - скомандовал я отряду, и солдаты пустились в погоню.
        Изуди подошёл ко мне и пнул неподвижное тело бандита.
        - Ты же понимаешь, что всех не поймаем? Нас мало, а они разбегутся по разным сторонам. Спрячутся в норах, как крысы.
        - Знаю, - ответил я. - Но мы их найдём. Главное, вот этого разговорить, - кивнул на лежащего. - Рангику нам поможет. Свяжи его, а я осмотрюсь.
        - Хорошо, - Изуди достал верёвку. - Но будь осторожен.
        - Справлюсь. Не впервой.
        С этими словами двинулся к ближайшему складу. И стоило мне открыть широкую дверь, как перед лицом блеснуло лезвие. Я успел уклониться и перехватить руку. Вывернул её до такой степени, что противник заорал от боли. Злость медленно заполняла душу.
        Вот зачем ты лезешь? Я же могу сломать тебя пополам. Кстати…
        В следующее мгновение его крик усилился. Снова хруст, и кости прорвались сквозь плоть.
        - Пощади! - выдавил бандит, когда я отпустил его.
        Зажимая рану, тот прижался к стене и обливался слезами. То ещё зрелище. Никакого достоинства. Стоит ли такого оставлять в живых?
        Конечно, я ведь не сумасшедший маньяк.
        Однако, когда я развернулся и посмотрел вглубь склада, то резко поменял своё мнение. Кулаки сжались с такой силой, что побелели костяшки. Слепая ярость набирала обороты. Перед глазами появились красные круги. В тот момент мне захотелось вырвать всем тем, кто здесь «работал» кости и запихнуть им же в глотку.
        Но стоило на секунду отвлечься, как в спину что-то ударило. Несильно, но я слегка пошатнулся. А когда обернулся, увидел покалеченного вана с ножом в руке. Он недоумённо смотрел на своё оружие и не мог понять, почему не получилось меня прирезать.
        - Гнида, - зло прошипел я и ударил.
        На мгновение мой кулак вспыхнул голубым пламенем, и тут же пробил мягкую черепушку вана насквозь. С пальцев стекали капли крови и падали ошмётки мозгов. Удивительно, ведь у такого дебила их не должно быть. Тело противника дёрнулось и рухнуло наземь.
        - Тсукико, что…
        Внутрь вбежал Изуди. Он увидел, как я жестоко расправился с бандитом. В его глазах читался страх и брезгливость. Но как только он посмотрел в помещение, то мне послышался скрип его зубов.
        У дальней стены стояли большие клетки, в которых… лежали обнажённые тела детей. Только через несколько секунд я смог учуять жуткий смрад. Грязные, обезвоженные и неподвижные маленькие неко.
        - Не могу поверить, - пробормотал Изуди. - Это же…
        - Да, - кивнул в ответ я. - Мы опоздали.
        Глава 6
        Внезапно, посреди гнетущей тишины раздался детский плач. Он, словно лезвие, резанул слух. Это звучало одновременно жутко и… ободряюще.
        Я ринулся в сторону клеток, не обращая внимание на вонь. И уже приближаясь, с радостью понял, как мы сильно ошибались.
        - Изуди! - выкрикнул я, не в силах сдерживаться.
        - Вижу, - тот отозвался в паре шагов от меня.
        Голос вана также дрожал от напряжения. Лежащие дети… они были живы. Валялись в лужах своих же экскрементов и рвоты, но дышали. Обессиленные, замученные, с опухшими глазами, но всё ещё живые!
        - Быстро позови солдат, - приказал я.
        - Они же ускакали за бандитами.
        - А, чёрт, - прорычал от злости и схватился за решётку. Дёрнул, но та не поддалась.
        - Нужен ключ, - сказал Изуди.
        - Нет времени. Отойди.
        И с этими словами я рванул за прутья, что было сил. В ту же секунду по рукам заскользили голубые змейки-линии и оплели кулаки. Металл не выдержал такого натиска и сломался. Отбросив решётку в сторону, бросился к детям. Поднял первого на руки. Рыжий мальчишка с торчащими волосами. Он был без сознания, но грудь медленно поднималась и опускалась.
        Дышит! Живой! Чёрт бы вас всех побрал! Живы!
        Я злился и радовался. Чувства распирали, когда прижал его к себе. На глазах навернулись слёзы.
        - Тсукико? - позади раздался голос Изуди, который привёл меня в норму. - Всё в порядке?
        - Нет, конечно, - я осторожно опустил мальчика обратно на пол.
        Мне совершенно не хотелось этого делать, но сейчас требовалось решить главный вопрос - как их доставить в деревню. Лошадей мало и все они под вооружёнными солдатами. Придётся потесниться или поискать телеги. Как-то же бандиты собирались их перевозить.
        Я вскочил на ноги, понимая, что слишком много думаю. Надо было освободить остальных. С решётками на других клетках справился так же, как и с прошлой. Просто вырвал с корнем. От переполнявших чувств, силы во мне буквально бурлили. Казалось, что могу разрушить склад одним лишь взмахом. Поэтому старался особо не распускать руки.
        А вскоре нашёлся и тот, кто плакал. Белокурая девочка с короткой стрижкой и порезанными ушами. Видимо, её обкорнали уже здесь, и не особо осторожничали.
        Твари…
        В голове давно появились идеи, как с ними поступить. Оставалось только дождаться ответа Джиро. И, главное, сдержаться самому, чтобы не разорвать подонков собственноручно.
        Девочка сидела в углу клетки рядом с лежащими кицуне. Две маленькие лисички, сжались в клубок и дрожали, испуганно выглядывая из-под хвостов. Да, обе были в образе животных, и от этого казались ещё милее. Хотя… сейчас не время умиляться.
        - Тихо, тихо, - я старался говорить как можно мягче. Шагнул в клетку, вытянув вперёд руки. - Я не обижу вас. Наоборот, помогу.
        Белокурая девочка вжалась в угол и разревелась ещё сильнее. От ненависти к бандитам сжал кулаки и сделал шаг назад.
        - Ито-сан, мы поймали…
        Голос вошедшего воина дрогнул. Молодой ван, чуть старше меня, уставился на клетки с ошарашенным видом.
        - Поймали их всех? - спросил я, выводя его из ступора.
        Парень дрогнул и повернулся ко мне.
        - Девятерых, включая того, что вы обезвредили сами, - ответил он.
        - Хорошо, - кивнул и двинулся к выходу. - Изуди, найдите телеги, они должны быть где-то здесь. Проследите, чтобы все дети были доставлены в мою деревню. Там организуем временный госпиталь в харчевне. Всё понятно?
        - Да, Тсукико, - ответил ван. - А ты куда?
        - Скоро вернусь. Выполняйте, - указал на последнюю клетку с маленькими кицуне. - И там довольно юркие девчушки. Смотри, чтобы не убежали, иначе потом хлопот не оберёмся.
        - Хорошо.
        Отдав приказания, я вышел на улицу. На дороге, недалеко от здания стояли солдаты, окружив связанны бандитов. Я подошёл ближе.
        - Там нужна помочь, - кивнул в сторону склада. - Пускай двое останутся сторожить, остальные нужны там.
        - Есть!
        Воины, не сговариваясь, бросились по моему поручению. А парочка осталась. Они сдали шаг в сторону и выставили вперёд копья, нацеленные на пленных.
        Слаженно работают. Теперь, когда их меньше, они должны быть более внимательны.
        И только я хотел уйти, как один из бандитов раскрыл свой поганый рот:
        - Эй, человек. Решил поиграться с нашим товаром? Ну, так мы не против. Но тогда развяжи и отпу…
        Он не успел договорить. Тяжёлое светящееся лезвие обрушилось на его макушку и разрубило тело напополам. По сторонам брызнула кровь, заливая остальных. Две неровные половинки упали под ноги живым бандитам. А те уставились на это ошалевшими глазами.
        - Запомните мрази, - прошипел я от злости. - Лучше помолчите, иначе будете завидовать такой быстрой смерти, - пнул пробитую голову. Посмотрел на воинов. Те сохраняли спокойствие, и это радовало. - Они должны остаться в живых, - сказал им. - Но, если будут плохо себя вести, делайте, что хотите. Однако этого, - указал мечом на вана, которого вырубил самолично, - оставьте мне. Он многое может рассказать.
        - Как скажете, Ито-сан, - кивнул один из воинов.
        Я довольно улыбнулся и двинулся в сторону основной дороги.
        Почему ушёл и бросил остальных? Было одно дельце, не терпящее отлагательств.

* * *
        - Рангику?!
        Я ворвался в дом кицуне лекаря без всякого стука. Внутри ничего не изменилось с прошлого посещения. Шкаф со склянками и длинный стол посреди комнаты. На лавочки у печи сидела спасённая мною лисичка, имени которой так и не узнал.
        - Тсукико? - она испуганно подпрыгнула на месте.
        - Прости, что напугал, - выставил вперёд руки и перевёл дыхание. - Где хозяйка?
        - Она вместе с Иошито в харчевне.
        - С Кабэ?
        - Это его фамилия, а зовут…
        - Спасибо.
        Мне некогда было выслушивать эти рассказы. Всё сложилось более удачно, чем предполагал. Оба вана, что мне нужны в одном доме.
        Когда я покинул своих солдат, то, собравшись с силами, побежал в деревню. Прежняя скорость, благодаря которой я догонял оборотней, вернулась. Как надолго, не знал, но и не думал об этом. Тогда мысли занимало лишь одно - спасти детей.
        Распахнув двери харчевни, увидел счетовода и лекаря, сидящими за столиком. Две кружки с непонятным пойлом, весёлые разговоры. Решили расслабиться? Не вовремя.
        - Рангику! - вырвалось у меня чуть громче, чем ожидал.
        Они оба вздрогнули и посмотрели на меня с испугом.
        - Ито-сан? - удивлённо пробормотал Кабэ.
        - Ты, - указал на женщину. - Быстренько к себе домой. Собери всё, что может помочь детям. Бинты, тряпки, мази, зелья, всё, что найдёшь.
        - Тсукико? - она вскочила на ноги, изумлённо уставившись на меня. - Что с тобой? Весь в крови и…
        - Потом расскажу, - перебил я. - Быстренько собери то, что просил. И выходи на улицу. У тебя минута.
        - Хорошо, хорошо, - вскинула руки та и выбежала наружу.
        - Ито-сан, что происходит? - обеспокоенно спросил счетовод, встав из-за стола.
        - Кабэ, к тебе тоже дело. Очисти это помещение. Собери татами и матрасы как можно больше. Организуй здесь временный госпиталь. Понял?
        - Конечно, - закивал тот. - Но скажите, что произошло?
        Я нервно озирался по сторонам. Мне совсем не нравилось то место. По крайней мере, в том виде, в котором оно сейчас. Но выбора не оставалось.
        - Мы нашли детей. Много, около двадцати. Все истощены, голодны и напуганы. Им надо помочь.
        - О, боги! - чуть ли не воскликнул тот, схватил кружки и побежал за стойку. - Всё будет сделано, Ито-сан. Буквально через пару часов не узнаете эту забегаловку.
        - Долго, - сказал я. - Надо быстрее. Найди тех, кто хочет подзаработать. Сам им заплачу, если согласятся. Сейчас отправлюсь за ними, и вскоре вернусь, - ступил на порог и снова обратился к суетящемуся счетоводу. - Кабэ, я на тебя надеюсь.
        - Понял вас, Ито-сан. Можете на меня положиться.
        - Благодарю, - кивнул я и выбежал на улицу.
        На другой стороне дороги уже поджидала кицуне. Толстая сумка была перекинута через её плечо. Рядом прыгала с ног на ногу младшая лисичка.
        - Тсукико, может расскажешь? - спросила Рангику. Однако в голосе я не услышал недовольства. Видимо, женщина понимала, что заказ непростой и срочный.
        - Скоро сама всё увидишь, - ответил я и обнял кицуне. - Увидимся, - кивнул второй, а в следующую секунду рванул в сторону складов, где нас уже дожидались солдаты.

* * *
        Дальше всё происходило столь стремительно, что я не успевал за всеми следить.
        Принеся Рангику к детям, готов был ловить её. Думал, что женщина может слишком эмоционально на всё отреагировать. Но нет, как ни странно, кицуне молча двинулась к клеткам и принялась за дело. И только дрожащие руки выдавали её напряжение.
        Когда мы явились, солдаты не успели перенести всех. Особенно проблемы вызвали лисички и ревущая девочка. Но когда рядом показалась Рангику, те сразу же приободрились. Белокурая неко замолчала и расплылась в глупой улыбке, а маленькие лисы приняли более человеческий вид.
        - Что здесь было? - спросила женщина, когда я подошёл ближе.
        - Сидзаки и компания, - зло произнёс я, отчего малыши снова дрогнули, но моя спутница их успокоила. - Они занимались торговлей.
        - Ими? - голос женщины дрожал.
        - К сожалению, - уже тихо отозвался я. - Я нашёл Абари. Он был здесь главным, замещал Сидзаки. Теперь оба горят в аду. Остальные, - кивнул в сторону выхода, - скоро там окажутся. Но сперва надо их разговорить, чтобы сдали всех, кто к этому причастен. Нужна будет твоя сыворотка правды.
        - Сыворотка правды? - женщина удивлённо посмотрела на меня и улыбнулась. - Мне нравится это название. Пожалуй, оставлю, если не против.
        - Да пожалуйста, - усмехнулся в ответ.
        Вид перебинтованных и успокоившихся детей благоприятно на меня действовал.
        - Что с ними будет? - спросила Рангику, не поворачиваясь ко мне.
        - Есть у меня одна идейка. Но в любом случае им не поздоровится.
        - Я про детей.
        - Сперва вылечим, а там не знаю, - я пожал плечами. - Посмотрим, что решит Джиро.
        - Разве не ты решаешь на этой земле? - кицуне задала довольно странный вопрос, который мне не понравился.
        - Я всего лишь вассал, да и то недавно вступил в права. А тебе не нравится, как правит мой дед?
        - Твой приёмный дед.
        - Неважно. Мне просто интересно, почему так много ванов, которые недовольны его управлением?
        - Ты разве не видел, что творится вокруг? - женщина посмотрела на меня беспокойным взглядом. - Насильники спокойно катаются по дорогам. Торгуют детьми. А монстры так и вовсе скачут по деревням и похищают ванов. Может Ито Джиро и хороший ван, но работает он слабовато.
        Хотелось возразить, да вот только язык не повернулся сказать слово против. Как ни крути, а она всюду права. Почему моя семья не замечала, как по их землям катаются повозки с заключёнными детьми? Почему не пускают воинов на расправу с монстрами и призраками? И что изменилось, когда всем этим занялся я? Прошло всего ничего, а я уже спас десятки жизней. Нехорошо себя нахваливать, но от правды не отвертеться. Так почему подобного не было раньше? Может, Изуди и Рангику правы, мои приёмные родители засиделись за стенами, погрязнув в бумажной волоките и даже представления не имеют, что происходит вокруг? Но разве такое возможно, ведь они должны вникать в вопросы народа. Или подобные проблемы только на границе, а ближе к центру, там, где поместье, всё гораздо радужнее? Скорее всего, так оно и есть.
        - Давай не будем обсуждать это при посторонних, - я покосился на воинов, выносивших детей. - Да и вообще, не хотелось бы об этом говорить. Я глубоко уважаю Джиро и Акайо. Уверен, вскоре всё изменится.
        - Может быть, - кицуне слабо улыбнулась. - Но, если и так не столько из-за них, сколько благодаря тебе.
        - Поговорим позже. Надо вытащить их отсюда, - посмотрел на девочек, а потом ушёл на улицу.

* * *
        Телеги нашлись за зданиями склада. Солдаты раздобыли соломы и тряпки, подстелили на деревяшки и уложили туда пострадавших. И уже примерно через час-полтора мы въехали в мою деревню. Ваны, встречавшиеся на пути, испуганно убегали и прятались. Однако всё равно высовывали свои любопытные носы и наблюдали за процессией.
        Она и правда была довольно специфичной. Впереди ехали я и Изуди. Следом тянулись телеги с детьми, окружённые пешими солдатами. А в хвосте плелись связанные бандиты. Они то и дело спотыкались и падали, однако никто и не подумывал из нас остановиться. Тогда тем оставалось либо волочиться по ухабистой дороге, либо пытаться подняться и топать ножками. В итоге, уже на середине пути, бандиты выглядели довольно потрёпанно. Впрочем, эту участь они заслужили.
        - Ито-сан? - из харчевни выскочили Кабэ и ещё несколько ванов в крестьянской одежде. - Всё готово.
        - Отлично, - я спустился с лошади. - Распорядись, чтобы приготовили еду и воду.
        - Уже всё сделано, - из здания бывшей забегаловки раздался знакомый голос, и наружу вышел Акайо, чуть не зацепив ушами дверной проём. Мужчина был слишком высок для такого прохода. - Как всё прошло?
        - Можете посмотреть, - я кивнул на телеги.
        И тут, следом за сыном, появился и седобородый отец. Джиро выбрался на улицу с хмурым видом, но, приметив меня и солдат, расплылся в улыбке.
        - Вижу, ты успешно завершил своё дело, мой мальчик.
        - Ещё не до конца, Ито-сама, - я поклонился старику. - Нужно разместить детей и накормить их. Привести в чувства.
        - Пускай об этом позаботятся другие, - ответил тот, подходя к телегам. - Боги, - пробормотал он, а потом резко изменился в лице и посуровел. - Чего стоите?! - рявкнул на крестьян. - Быстренько занесите малышей в дом!
        Ваны дрогнули и тут же засуетились. И уже через несколько минут в телегах не осталось никого из найдёнышей. Тогда мы вчетвером: я, Джиро, Акайо и Изуди, подошли к пленным.
        - Значит, это они во всё виноваты? - спросил старик.
        - Всего лишь пешки, - ответил я, с отвращением смотря на окровавленные и подратые лица бандитов. - Всем заправлял Сидзаки со своей шайкой. Они переправляли детей по реке и прятали на складах. А потом везли по нашим землям к Ватанабэ.
        - Мимо нас? - изумился Джиро, и посмотрел на своего сына. - Как это вообще возможно? Под самым носом.
        - Не знаю, отец, - тот сохранял спокойствие, но я видел по глазам, что мужчина готов сорваться на пленников. - Но мы выясним.
        - У моей знакомой кицуне есть отличное средство, чтобы развязать язык, - вновь заговорил я. - Вот он, - указал на бандита с обрезанными ушами, - первым выбрался из склада и вступил в разговор со мной. Значит, руководил шайкой. Думаю, с него и начнём.
        - Хорошая мысль, Тсукико, - кивнул Джиро. - А потом мы решим их дальнейшую участь.
        - Ито-сама, - я посмотрел на старика. - Позвольте этим заняться мне. Сегодня всё так удачно сложилось, что грех упускать возможность.
        Казалось, Джиро меня понял, и тогда на его лице появилась хищная улыбка. Вот такого я от него не ожидал, но был рад видеть.

* * *
        Комнату для допросов расположили в одном из хлевов Сидзаки. Ну, теперь уже моих хлевов. Главы клана также присутствовал. Рангику дала нам пару бутылей, сказав, что больше нет. Но для каждого из бандитов требовалось лишь один глоток. Так что нам хватило.
        Но, как оказалось, эти подонки мало чего знали. Оно и неудивительно, ведь даже приближённый к Сидзаки Изуди был не в курсе подобной торговли. Логично, что купец не доверял недоумкам ничего, кроме охраны складов от любопытных глаз.
        И всё же нам удалось выяснить кое-что интересное. Бандиты орудовали на землях Ямадзаки, воровали детей и перевозили на другой берег. То есть к нам. Потом прятали и ждали, когда за ними приедет повозка во главе с Абари. Тот лысый подонок уже был окружён личной охраной. Куда он уезжал, никто не знал, но слышали, что точно не по центральным дорогам. Их объезжали во избежание ненужных встреч. У Абари были знакомые среди воинов, которые безропотно пропускали всех, кто достаточно заплатит. Но, конечно же, имён никто не знал.
        А через какое-то время они возвращались, но уже с новым товаром. Малышки из клана Ватанабэ так же прятались на складах, пока за ними не приезжали покупатели. Кто-то с земель Ямадзаки, скрывавшиеся под масками.
        - Значит, это дети Ямадзаки, - пробормотал Джиро и задумался. - Как только они поправятся, придётся их вернуть.
        - А если им некуда идти? - спросил я. - Вряд ли похищенные были из богатых семей. Скорее всего бедняки или вовсе сироты.
        - Может и так. Но мы не можем об этом умалчивать, иначе потом нас самих выставят виновными. Здесь и без того появится множество неприятностей. Наш купец воровал их детей.
        - Но ведь всё происходило и наоборот. Кто-то покупал малышек с земель Ватанабэ. Надо только найти покупателей и показать их Ямадзаки. Тогда к нам никаких претензий.
        - Вполне возможно, - покачал головой Джиро. - А может всё выльется в более серьёзные проблемы.
        Мы вышли на улицу, где поджидали лошади.
        - Почему? - не понял я. - Мы ведь им поможем.
        - А если сам Ямадзаки замешан? - заговорил Акайо. - Ты об этом не подумал, Тсукико?
        - В таком случае их точно нельзя возвращать.
        - Решим, когда к нам прискачет посол, - Джиро, несмотря на свой почтенный возраст, легко запрыгнул в седло. - А теперь, Тсукико. Нам пора домой.
        - Но как? - остановился и уставился на него. - Я не могу бросить их сейчас.
        - Успокойся. Здесь достаточно опытных ванов, которые смогут и вылечить детей и защитить их в случае опасности. А тебе завтра надо отправиться в школу.
        - Школу? - меня переполняло возмущение. - Вы шутите? После того, что здесь произошло?
        - Мы ведь с тобой договорились: ты выполняешь задание, а потом возвращаешься к обычной жизни. И так чередовать.
        - Но, Ито-сама, это же глупо. У меня теперь дом, земля, госпиталь, который ещё надо построить. Я нужен народу.
        - Всё успеешь, - добродушно улыбнулся тот. - И да, ты прав. Ты нужен народу. Поэтому должен подать правильный пример.
        - А что сейчас не так?
        - Ну вот скажи мне, хорошо будет, если парни вроде тебя ринутся сломя голову в западный лес, чтобы истребить чудовищ? - старик хитро прищурился. - Как думаешь, кто победит?
        - Монстры, - вынужден был согласиться с ним.
        - Верно, - кивнул тот, а потом вздохнул. - Давай договоримся. Выполнишь мою просьбу, а я выполню твою. Можешь делать с пленниками всё, что пожелаешь.
        - И Вы не скажете, что это слишком жестоко?
        - Я буду только рад.
        Глава 7
        Небо уже окрасилось в алые цвета. Тогда мне это не казалось романтичным. Наоборот, красные небеса напоминали кровь. За последние несколько дней я повидал её немало. Удивительно, как ещё не сошёл с ума. Наверное, помогала разрядка, даруемая Эми. Ну, и бутылочка саке, к которой хотелось приложиться уже сейчас. Плохо это или хорошо, не мне судить. Хотя понимал, что не стоит увлекаться. Превратиться в подобие Саторэ не собирался.
        Мы втроём подъехали к поместью и спустились с лошадей. Слуги тут же забрали животин и увели в стойло. Джиро и Акайо были довольно молчаливы всю дорогу. Хотели поговорить со мной именно в кабинете? Или просто погрузились в собственные мысли? Как бы там ни было, скоро я это узнаю.
        Стоило нам подняться на пару ступеней, как сверху послышались шлепки, а через мгновение показался говорящий сандаль.
        - Рад вас приветствовать дома! - провозгласил он. - Позвольте в честь этого…
        - Не сейчас, бакэ-дзори, - ответил Джиро, проходя мимо.
        - Но, Ито-сан!
        - Бакэ, - грозно произнёс Акайо, поднимаясь вслед за отцом. - Оставь свои шуточки для прислуги.
        - Вам же нравилось, - обижено произнёс сандаль, развернувшись за уходящими.
        - Эй, друг, - прошептал я, склонившись к нему. - Давай после ужина встретимся у меня и там ты мне всё расскажешь? Пропустим пару чарок, и поделимся историями.
        Тот подпрыгнул на месте и перевернулся через себя.
        - Тсукико, друг мой…
        - Тише ты, - шикнул на него, поднялся и пошёл за мужчинами. - После ужина, - напомнил я. - Только не шуми.
        - Понял, - отозвался тот и ускакал прочь.
        Мы же втроём прошли по коридору, залитого кроваво-красными солнечными лучами. В обеденном зале уже сидели ушастые сестрички и с любопытством наблюдали за нашей процессией. На кухне слышался звон посуды и голоса Шинджу и Эми. Оттуда шёл настолько соблазнительный аромат, что я готов был плюнуть на всё и броситься к женщинам, чтобы те поделились едой. Только тогда я осознал, насколько голоден. Ведь за весь день так нормально ничего и не поел.
        Но, естественно, сдержался.
        Джиро открыл свой кабинет и вошёл первым. Следом Акайо и я. Мужчины сразу сели на татами. Думаю, такие поездки для них тоже казались утомительными. В особенности для старика.
        Плохо, выходит, что вы и правда редко выбираетесь за стены поместья.
        - Присаживайся, Тсукико, - произнёс Джиро и указал на циновку. - Думаю, ты понимаешь, о чём пойдёт речь.
        - Смутно догадываюсь, - ответил я. - Мне пришлось оставить Теруко и Ай, чтобы догнать преступника. Но в верности Изуди не сомневался.
        - Это хорошо, - сказал Акайо и сердито посмотрел на меня. - И всё же в следующий раз такого нельзя допустить. Я отпустил их, зная, что они под твоим присмотром. Но ты оставил их в не самой благоприятной деревне.
        - Виноват, Ито-сан, - склонил голову. - Обещаю, такое больше не повторится.
        - Очень на это надеюсь, - кивнул тот. - Но мы хотели поговорить о другом. На твоих землях вскрываются всё новые и новые… - на мгновение замялся, - неприятные моменты. К примеру, сегодняшняя находка на складах. Это очень большая провинность. Думаю, ты понимаешь.
        - Мне кажется, вы весьма мягко и дипломатично об этом выразились, - ответил ему с улыбкой. - Я бы назвал несколько иначе.
        - Понимаю, - согласился Акайо. - Но будь любезен дома и при других высокопоставленных ванах так не выражаться. Ты теперь видная персона. За то короткое время, что приобрёл силы и начал бороться с монстрами и бандитами, многие крестьяне подняли головы и посмотрели в нашу сторону. Они хотят равняться на тебя, стать такими же. Именно поэтому мы и просим тебя вести себя цивилизованно и показывать верный пример аристократа.
        - Почему? - вот теперь пришёл мой черёд идти в лобовую. - Кое-кто считает, что вы засиделись в поместье. Народу не нравится, когда вокруг бегают всякого рода чудища, а главы клана в это время перебирают бумажки. Почему вы так редко показываетесь им? Как смогли допустить, что под самым носом пошла торговля детьми? Это же неслыханная дерзость! Разве вы не замечали странного поведения Сидзаки? Да по нему сразу было видно, что он конченный…
        - Тсукико! - резко прервал меня Джиро. Старик был сердит. Впрочем, оно и понятно. Какой-то юнец решил поучить его уму-разуму. - Вот это настоящая дерзость. Оскорблять тех, кто приютил тебя и дал кров над головой? Скажи, за всё время, что прожил у нас, нуждался ли в чём-то?
        Наверное, я должен был смутиться и извиниться, но не на того напали.
        - Да, - парировал в ответ. - Нуждался. В отце!
        Акайо хмыкнул. В его взгляде читалось презрение вперемешку с уважением. Что он чувствовал? Гордился, что я стал мужественным? Или ненавидел, из-за того, что какой-то приёмыш так нагло себя ведёт.
        - Может было бы лучше оставить тебя на улице? - покосился тот.
        - Почему нет? - я пожал плечами и уже хотел встать, как Джиро вскинул руку.
        - Ну хватит, - приказ он. - Успокойтесь оба, - внимательно на меня посмотрел. Устало вздохнул и продолжил: - Хочешь правды? Хорошо. Я редко выезжаю, потому что меня пожирает болезнь.
        И тогда оголил левое плечо. На нём расплылось большое чёрное пятно. С первого взгляда могло показаться, что оно родимое. Но я прекрасно помнил, что ничего подобного у старика не видел.
        В тот момент мне стало жутко стыдно. Я готов был локти кусать, из-за того, как себя вёл.
        Мальчишка! Словно малолетний придурок, у которого в заднице играет юношеский максимализм. Соберись, тряпка. Теперь под твоим началом целая деревня и несколько десятков жизней. Так будь достоин ими править!
        - Лишь мой сын, да личный лекарь знают об этом, - говорил Джиро, спрятав жуткое зрелище. - Мне тяжело даётся переезды, а копаться в бумагах и размышлять о наших делах так вообще настоящая пытка, - криво усмехнулся. - Поэтому Акайо всё делает за меня. Он достаточно подкован в подобных вопросах, но, как ты понял, они занимают слишком много времени. К тому же не забывай, что у него семья, которая тоже жаждет внимания. Скажи, как ты посмотришь в глаза родной дочери, если целый день катаешьсч по деревням и обнимаешься с чужими детьми? Понравилось бы ей, что ты поменял собственную семью на чужую?
        - Я не знаю, что и сказать.
        - А ничего и не надо. Мы просто хотим, чтобы ты понял. Быть главой клана нелегко. У тебя появился небольшой участок. Прошло уже несколько дней, что ты о нём знаешь? Сколько у тебя ванов? Сколько скотины? Как много собираете риса за год?
        - Я попросил Кабэ всё это проверить и записать.
        - Он так и сделал. А ты прочитал? Ознакомился с документами? Или думаешь, гоняться за монстрами это всё, что нужно народу? Безусловно, прослывёшь героем, убийцей чудищ и защитником крестьян. Но что сможешь сделать, когда, допустим, один сосед покусится на участок другого? Скажешь им сражаться в Поединке Чести? Тогда от твоего поселения вскоре ничего не останется.
        - И что вы предлагаете?
        - Мы предлагаем помощь, Тсукико. А ты бьёшь по протянутой руке.
        - Это не совсем так, - возразил я. - Просто сегодняшнее открытие…
        - Поверь, - перебил Джиро. - Меня оно взволновало не меньше тебя. Я готов приговорить всех бандитов к четвертованию. Но, как понимаю, у тебя есть идея получше.
        - Да, - кивнул в ответ. - Думаю, стоит с ними поступить так же, как и с их командиром Абари. Отдать джёрё.
        - Мне слабо верится, что в наших краях появились такие монстры, - заговорил Акайо. - Мы бы их заметили.
        Я вопросительно на него посмотрел. И весь мой вид говорил: у вас здесь торгуют малышками, а вы удивляетесь монстрам в западных лесах? Мужчина понял, что я имел в виду, и отреагировал вполне адекватно.
        - Может расскажешь, что произошло?
        - Если быть кратким, то, когда искал преступника, то убил и королеву, - несколько смущённо пробормотал я.
        На мгновение повисла гнетущая тишина. А в следующую секунду отец и сын разразились звонким смехом. Я даже испугался, не случилось ли что. Но быстро сообразил - они знают о последствиях.
        - И теперь ты их король? - вытирая выступившую слезу, переспросил Джиро.
        - Ну, - пожал плечами. - Как-то так, да.
        - О, боги, Тсукико, - не унимался старик. - Ты не перестаёшь меня удивлять. Сперва заполучил двух наложниц, а теперь ещё и целую стаю джёрё.
        - Признаться, мне совсем не хочется помогать их популяции, - сказал я. - Но приказал им, чтобы не трогали простых ванов.
        - А вот это хорошо, - первым успокоился Акайо. - И теперь ты хочешь отдать им пленных?
        - Да, - ответил я. - Убью сразу двух зайцев. Выполню свой «королевский» долг и накажу преступников. Хотя получается даже трёх, ещё и накормлю своих подданных.
        - Жестоко, - хмыкнул мужчина, но по его злобному блеску в глазах было понятно, что идея ему понравилась. - Но справедливо.
        - Пускай сегодня ещё поживут, а завтра после школы отправишься в гости к… - Джиро на мгновение замолчал, подбирая нужное слово, - изумительным женщинам. А пока отправимся в зал. Иначе твой крик из живота сведёт меня с ума.
        Я смущённо погладил пузо, которое урчало весь наш разговор, и благодарно поднялся на ноги.

* * *
        - Так ты теперь король паучих?! - Шинджу готова была кричать от такой новости. - Ну тебя и угораздило!
        Мы сидели за столом. Дымящийся ужин так манящий своими ароматами дурманил разум. Я практически ничего не слышал и уж точно мало кого слушал. Всё, чего мне хотелось - это есть.
        - Оставь мальчишку в покое, - вступилась за меня Эми. - Он только что получил большой надел и стал предводителем монстров. Интересно, как теперь себя поведёт, ведь обещал всем, что будет убивать их.
        Рыжая неко бросила на меня лукавый взгляд. В тот момент я понял, что этим наше общение на сегодня не закончится. И можно не закрываться на ночь. Она всё равно проберётся, если захочет.
        - Я желал оградить ванов от опасности, - сказал в ответ, проглотив очередной кусок сочного мяса. - Именно это и сделал. Джёрё не будут никого трогать. Им хватит живности и в лесу. Тем более их осталось всего шесть.
        - Почему? - переспросила Шинджу. - Обычно в стае их, как минимум, девять особей.
        - Троих я прикончил, - просто сказал я и накинулся на запечённые овощи.
        Но в тот момент в обеденном зале повисла тишина. Подняв взор, увидел, что на меня уставилось шесть пар любопытных глаз.
        - Ты не говорил, что убил троих, - произнёс Акайо. - Речь шла только о королеве.
        - Это плохо? - не понял я и уже успел испугаться, что натворил нечто непоправимое, но Джиро успокоил.
        - Нет, наоборот, поразительно. Джёрё считались одними из самых опасных тварей в империи. Встретить одну - значило погибнуть в страшных муках. Тебе же удалось одолеть сразу нескольких.
        - Ну, - я немного замялся. - Всё благодаря Вашему подарку. Если бы не шкура мору, то ещё первая паучиха проколола меня, как бабочку.
        - То есть?! - вот теперь Шинджу не сдержалась и взмахнула своими пухлыми ручками. - Да ты с ума сошёл! - посмотрела на старика. - Отец, скажите ему, это ведь опасно! Он чуть не погиб!
        - Думаешь, он кого-то послушает? - хмыкнул тот. - Тсукико всё для себя решил. И вряд ли его кто-то остановит. Нам остаётся лишь верить в него и помогать по мере своих сил.
        После таких слов я готов был обнять Джиро. Его речь подействовала и на остальных. Шинджу притихла, а Эми отвела взгляд. Наверное, ей хотелось казаться язвительной и гордой. Но что-то мешало. Она и сама не понимала, что именно. А точнее, боялась себе признаться.
        Мне же оставалось набивать свой желудок и наслаждаться одним из семи грехов человечества - чревоугодием.

* * *
        За окном уже стемнело, когда я добрался до своей комнаты. Скинув костюм, улёгся на татами. Из груди вырвался протяжный вздох. Пожалуй, не стоило так наедаться. Всё же не зря на Земле появились диеты и всяческие пособия, дабы образумить тех, кто любит нажираться.
        Кстати, об этом.
        Сунув руку под подушку, достал оттуда камэосу. Красивая бутылочка легла в ладонь, как влитая. Открыв крышку, вдохнул резкий запах саке. Обычно мне он не нравился, но сегодня всё было иначе. Сколько всего сделано всего за один день, уму непостижимо. Я сделал пару глотков. Горящая жидкость разнеслась по телу, согревая своим алкогольным теплом.
        И тут в дверь отрывисто постучали.
        - Вот так сразу? - хмыкнул я, встав на ноги. - Я только вернулся.
        Впустив бакэ-дзори, прикрыл на замок. Никто не должен видеть то, чем мы здесь занимаемся.
        - Прости, если помешал тебе, мой друг, - сандаль запрыгнул на чайный столик. - Надеюсь, всё ещё в силе?
        - Зависит от того, согласишься ли ты кое-что мне рассказать. - уклончиво ответил я и покрутил бутылкой.
        - О, я как раз придумал новый хокку.
        - Вообще-то, я не это имел в виду, - я налил немного саке в чарку и вылил на гостя. Деревяшку моментально впитала напиток. - Бакэ-дзори, недавно ты мне сказал одну интересную вещь. О другом мире. Теперь это не даёт мне покоя.
        - Уф, - выдохнул тот, то ли от напряжения, то ли от выпитого. - Думаю, разговор будет не из простых.
        - Нас никто не торопит. Можем болтать сколько душе угодно.
        - В таком случае нам стоит выбраться наружу. Здесь могут услышать.
        - А там нет?
        - Сядем под ветвями глицинии, посмотрим на звёзды и предадимся воспоминаниям. Разве такое тебе не нравится?
        - Почему же? Вполне дельная мысль.
        - Тогда захвати эту красотку, - он говорил о бутылке в виде полной богини. - А я буду ждать тебя там. Если увидят вместе, подумают, что я тебя спаиваю.
        Я саркастично нахмурился.
        - Разве это возможно? Ты же сандаль.
        - Ох, Тсукико, - тот спрыгнул на пол. - Куда делось твоё чувство юмора?
        После чего я выпустил его в коридор, и уже хотел вернуться, как дверь открылась и в комнату вошла Теруко.
        - Ты что творишь? - возмутилась она с порога. - Как это понимать?
        - Эм… - промямлил я, пряча бутылку за спину. - Напомни, о чём мы с тобой говорим?
        - Не придуряйся, Тсукико. Я вижу тебя насквозь!
        Опаньки. И как я должен реагировать на такие заявления? Она знает, что я землянин, попавший в тело её сводного брата? Или в курсе, что мы с сандалем выпиваем? Тоже ведь дело простолюдинов. А может в курсе про Эми, и тогда… да кто знает, что на уме у взбалмошной девчонки. Остаётся только дождаться ответа.
        - Я что, стал призраком и теперь просвечиваюсь? - усмехнулся и обернулся, будто искал своё тело.
        - Хватит, - девушка всплеснула руками. - Зачем ты это делаешь?
        - Да скажи уже о чём речь.
        - О твоих геройствах!
        Так вот, где собака зарыта. Опять старая песня. Постарается меня отговорить?
        - Ты видел, как на это реагировала мама? - взгляд Теруко полыхал пламенем. - Да она же чуть в обморок не упала, когда ты сказал, что мог быть убитым от лап джёрё!
        - То есть мне надо было соврать?
        - Да!
        - Но я слишком уважаю вас, чтобы врать собственной семье.
        - Тогда не рассказывай всё в таких подробностях, - девушка закатила глаза от злости, а в следующую секунду обречённо уселась на мой татами. Её голос заметно изменился. Теперь она не злилась, а просила. - Тсукико, пойми. Мы все за тебя переживаем. И да, я в том числе. Каким бы недотёпой ни был, всё равно остаёшься моим братом. Но прошу, пожалей маму. Ты заменил ей сына, которого у них так и не появилось.
        - Теруко, я и не думал… - присел рядом прямо на голый пол.
        Она посмотрела на меня, и в глазах больше не было гнева. Лишь усталость и тепло.
        - Ну так думай в следующий раз. Она жутко за тебя боится. А эти истории про призраков и паучих… так просто мороз по коже.
        - Да, есть такое.
        - Мы рады послушать о твоих приключениях. Будем гордиться тобой, поддерживать. Но если это взаимно, то будь добр, не говори о том, что был на волосок от гибели. Все и так всё понимают. И лишний раз не хочется об этом даже думать.
        - Я понял тебя, сестрёнка, - улыбнулся в ответ. - Больше так не напугаю вас.
        - Спасибо, - сказала девушка. Наклонилась и нежно поцеловала в щёку. - Ты молодец, Тсукико и запомни, - она резко вскочила на ноги и превратилась в ту Теруко, которую я всегда знал, - этого разговора не было, и ты не видел моей слабости. Иначе, - погрозила кулаком.
        Меня пробрал смех.
        - Боюсь, боюсь, - выставил вперёд свободную руку.
        - А что это ты там прячешь?
        Вот чёрт, всё-таки заметила.
        - Да так, ничего особенного…
        Но не успел договорить, как девушка подпрыгнула, схватила за свободную руку и вывернула её. Я застонал от боли и обиды и повернулся к ней спиной. Теруко вырвала камэосу и тут же попробовала на вкус.
        - Фу, какая гадость.
        - Одно из лучших саке в империи, - не согласился я.
        - Тебе лучше знать, - она скривилась. - Поэтому к тебе прибегал бакэ-дзори? Сейчас пойдёте на улицу и будете отдыхать?
        - Ну, в общем-то, да, - сконфуженно ответил ей.
        Девушка снова изменилась в лице. На мгновение подобрела, протянула бутылку и тихо произнесла:
        - Береги себя.
        После чего убежала из комнаты, оставив меня с неоднозначными мыслями.
        Что ж, теперь выбор из сестёр стал меньше. Вряд ли я интересую Теруко, как парень. Как брат, да, вполне. А вот завязать отношения она не согласиться. Или я что-то неправильно понял? Может этот разговор и лёгкий поцелуй были намёком на более тёплые чувства?
        - А-а-а, - простонал я, запрокинув голову. - Женщины, вы настоящее наказание.
        Но в правой руке у меня имелось противоядие. К тому же следующий разговор с бакэ-дзори должен был оказаться намного интереснее.
        Глава 8
        - Чего так долго, Тсукико? - поинтересовался сандаль, прыгая по траве.
        Мы расположились под синими цветами глицинии. Не знаю, ощущал ли мой собеседник запахи, но если да, то в тот момент он должен был ими наслаждаться. Тонкий аромат цветов щекотал ноздри. Захотелось чихнуть, но я сдержался.
        - Пришлось немного поболтать с сестрой, - ответил ему.
        - Надеюсь, она не в курсе, зачем мы здесь?
        - Знает только про это, - покрутил в руке бутылку.
        После чего открыл и плеснул немного саке на сандаль, а потом сделал глоток сам.
        - Рассказывай, бакэ-дзори. Как ты догадался, что я из иного мира?
        - Догадался, - просто ответил тот.
        - Не увиливай, я ведь серьёзно спросил.
        - Нет, правда. Есть у меня такая способность, улавливать чужие сущности. Души, которые прибыли не из этого мира.
        - Не совсем тебя понимаю. Нас таких много?
        - Не то, чтобы очень, - хмыкнул сандаль. - Но мне встречались. Но зачастую даже сами души не понимают, что произошло, потому и ведут себя, как обычно. Ты должен запомнить, Тсукико, существует множество миров. И в каждом из них существуют как родные души, так и пришлые.
        - То есть перерождение?
        Я сделал ещё глоток, а потом плеснул на деревяшку.
        - Можно сказать и так, - продолжил сандаль, после довольного вздоха. - Думаю, ты слышал эти истории про переселение душ после смерти?
        - Было дело.
        - Тогда понимаешь, что в основном это происходит, скажем так, обычным способом. Одно существо умерло в своём мире, но по какой-то причине не подошло Абсолюту и было перенаправлено в иной мир, где появилось в образе младенца. Яйцо там или головастик. Зависит от расы, но суть ты уловил.
        - Вот теперь понимаю. Но что за Абсолют?
        - Назовём его Богом или Сверхразумом. Неважно какое имя, важен сам факт, что некая сущность, состоящая из мириадов душ. И эта сущность заполняет наш мир полностью.
        - Только наш?
        - Не совсем правильно выразился. Я имел в виду всю Вселенную. Обозримую и далёкую, о которой мы имеем лишь смутное представление.
        - М-да, разговор и правда будет интересным, - улыбнулся я и снова налил саке сандалю, а потом отхлебнул сам. - То есть это сущность, из которой состоит абсолютно всё, живое и неживое. На молекулярном уровне, так, что ли?
        На мгновение повисла тишина. Сандаль повернул ко мне нос, будто засмотрелся.
        - А твоя раса довольно далеко продвинулась в технологиях, не так ли?
        - Ну как сказать, - теперь замялся я. - Не то, чтобы мы свободно летали в космос. Хотя, если бы не вечная жажда денег, то давно исследовали всю систему.
        - Да уж, - протянул тот. - Ох уж эти деньги.
        - Так и что дальше? Я-то появился в этом теле не с рождения.
        - А ты уверен?
        - Ну, конечно. Жил у себя в приёмной семье. А потом пошёл к одной красотке, она меня и… - замолчал. От воспоминания заболела грудь. Погладил то место, куда Катерина вонзила клинок.
        - Убила? - переспросил сандаль.
        - Да.
        - Понимаю, - весело отозвался он. - Меня ведь сюда тоже не просто так закинуло. Но даже жаловаться не хочу.
        - Расскажешь?
        - А почему нет? - усмехнулся тот. - Наливай и поделимся друг с другом интересными историями.

* * *
        Мы просидели до глубокой ночи. Болтали обо всём понемногу. Бакэ-дзори рассказал, что души, переходящие в иной мир, могут переселиться и во взрослое существо, как я. Или же в нечто иное, как он. Но это не ошибка, а какой-то глубокий смысл. Разгадать который получится не сразу.
        Я рассказал о том, как жил на Земле. О прошлом мире, по которому не особо-то и скучаю. Но стоило заговорить о приёмных родителях, как сандаль ехидно подметил:
        - А не чувствуешь ли в этом связь? Там приёмные и здесь тебя тоже нашли. Может всё непросто так?
        - Без понятия, бакэ-дзори. Надеюсь, со временем всё встанет на свои места.
        Ну а после нескольких новых глотков, он поделился историей.
        - Мы не особо похожи на вас, - начал сандаль. - Внешне, может быть, но есть и отличия. Можно сравнить с чешуйчатыми ванами.
        - Такие здесь тоже живут? - удивился я.
        - Конечно. Вот покатаешься по империи, я не говорю про наш остров, и посмотришь на разнообразие видов. Может даже подцепишь кого-нибудь.
        - Главное, не что-нибудь.
        - А-а-а, ты об этом. Не переживай. Среди различных рас это никак не передаётся, только от соплеменника к соплеменнику.
        - Спасибо, ты меня утешил. Но продолжай свою историю.
        - Тогда приготовься и дай мне ещё саке.
        Выполнив его просьбу, сам я отказался. Пожалуй, на сегодня с меня достаточно. Иначе так и останусь здесь под деревом. А мне ведь завтра ещё в школу.
        М-да, школьник из тебя теперь так себе.
        - Меня звали Икорок. Жил в небольшом посёлке, рядом с городом. Мечтал, как и все дети, перебраться туда, за огромные стены, чтобы укрыться от кислотных дождей. Но… - печально вздохнул, - не всё так просто.
        - Кислотных дождей? - переспросил я.
        - Да. Этому миру повезло, он пока что не достиг того уровня развития технологий, чтобы заразить природу. У нас же было всё намного хуже. За столетие до моего рождения наш мир настолько стал прогрессивным, что пожрал сам себя. Уаны, так мы себя называли, развязали войну. Ты был прав, деньги правят всем. Наш мир не стал исключением. Вот только не рассчитали силы. В итоге планета превратилась в сплошное поле боя, а после так вообще в пепелище.
        - Война, - произнёс я грубым голосом. - Война не меняется…
        - Что? - переспросил сандаль.
        - Ничего, прости, что отвлёк. Продолжай.
        - Конечно, не всё было уничтожено. Но вместо мегаполисов зияли кратеры. Там, где были луга, простирались ядовитые болота. Наш мир бросал всё новые и новые опасности. Будь то мутанты или аномалии.
        - О, теперь и аномалии, - тихо усмехнулся я.
        - Ты сталкивался с подобным?
        - Ну как сказать, - неопределённо протянул в ответ. - Наслышан.
        - Видимо, ваш мир медленно клонится к тому же будущему, что и мой.
        - Медленно? Мне кажется, наоборот, через быстро.
        - Как знать, Тсукико. Возможно, пока мы здесь разговариваем под хмель прекрасного напитка, там у тебя дома, ничего уже и не осталось.
        - Предпочитаю даже не думать об этом.
        - Правильно, - согласился сандаль и попросил добавки. А, впитав очередную порцию алкоголя, продолжил: - Когда я родился, то уаны медленно, но уверенно вставали с колен после мировой войны. Там, где я жил, находился город. Большой, как мне казалось, централизованный. Все думали, что, попав туда, окажутся в раю. Но мы ошибались. Каждый месяц проходили кислотные дожди. Укрывались, как могли. Прятались под землю, скрывались в убежищах, или в пещерах. А над городом поднимался стеклянный купол и защищал жителей. Ну разве не мечта, а?
        - Ты уже сказал, что ошибался на этот счёт. Так что интрига спала.
        - Ну да, ну да, - хмыкнул сандаль. - Видимо, не успеваю угнаться за своими мыслями. Может, плеснёшь ещё?
        - А тебе не кажется, что это чересчур?
        - Разве у нас сегодня не вечер откровений?
        - Я тебя понял, - улыбнулся ему в ответ и налил на деревяшку.
        - Ух хороша. Интересно, какая магия готовит такой напиток?
        - Думаю, оставить вопрос без ответа. Не хватало расследовать ещё и эту тайну.
        - Тоже верно. Так вот, я жил в том самом посёлке. Спасался каждый месяц от дождя, искал пропитание вместе с такими же оборванцами, как и сам, а главное - мечтал попасть за стену города. Мои родители рано умерли, от болезни. Когда они поняли, что могут заразить и меня, то просто сбросились со скалы вместе. Честно говоря, тогда я хотел полететь следом за ними.
        - Эм, а разве не было способа вылечиться? Из города никто не помогал?
        - Почему же, помогали, - голос сандаля стал язвительным. - Выжигали нас дотла. Стоило только городским узнать о болезни, как они вылавливали всех заражённых и испепеляли прямо на месте.
        - Оу.
        - Так и жили. Но со временем всё начало налаживаться. Нашу цивилизацию отбросило на сотни лет назад в развитии. Технологии прошлого оказались нам непонятны, приходилось всё придумывать и конструировать заново. А различные религии только набирали силу.
        - М-да, - тихо цокнул языком, понимая, как это похоже на мою родную планету.
        - У меня хорошо получалось работать с механизмами. Настолько, что это не осталось незамеченным из города. И тогда за мной пришли.
        - Как я понимаю, не сжечь.
        - Нет, наоборот, предложили работу. Сулили огромные деньги. Свою комнату, нормальную еду, а главное, купол над головой, защищающий от дождей и болезней.
        - И ты согласился.
        - Не совсем. Я поставил условие, что со мной пойдёт моя девушка. На тот момент я жил не один. Её звали Стата. Мы ждали ребёнка. Конечно, боялись за него. Как-то думали отказаться от этой идеи, но… - он замолчал.
        Я плеснул немного саке, и тот довольно прошипел и заговорил:
        - В общем, наши благодетели согласились. А потом началась, поистине райская жизнь. У нас появился дом. Не простая халупа на сырой земле, а настоящая квартира в многоэтажном доме. Я работал на заводе, конструировал машины для сельского хозяйства. Познакомился с хорошими уанами. Даже завёл друга. А потом всё пошло наперекосяк.
        Начиналось самое интересное. Я напрягся и превратился в слух.
        - Через пару лет узнал, что все мои механизмы годились лишь для одного - войны. Правители города посылали машины на соседние поселения, захватывали их, стирали с лица земли. К тому моменту в наших краях широко распространилась религия в Воскресшего бога. Мне было на это наплевать, ведь всё, что заботило - это моя семья. Как оказалось, зря. На тот момент у меня подрастал сын, - голос сандаля дрогнул. Вот такого я точно не ожидал. - Тсукико, плесни ещё.
        - Конечно, - саке пролилось на деревяшку. На этот раз двойная порция.
        - Уф, - пробормотал бакэ-дзори. - Прости, не думал, что будет настолько тяжело.
        - Говорить о любимых, которых потерял, всегда нелегко.
        - Потерял или нет, не знаю. И это гложет больше всего на свете.
        - То есть?
        - Я не знаю, что с ними случилось, друг мой. Понимаешь, через несколько лет моей работы, с ужасом понял, что несу в мир боль и смерть. Да, мне и семье от этого было хорошо, даже слишком хорошо. Но вот всем остальным… не зная, что делать, обратился к другу за помощью. Он был повыше меня в чинах. Тот посоветовал бежать. Как можно дальше и как можно быстрее. И я согласился. Но, когда уже собирались выбираться из города, на нас напали адепты Воскресшего. Они мечтали заполучить мою жену, так как у неё был редкостный дар, Стата могла исцеляться в радиоактивных зонах. Для неё убийственное излучение было подобно простой головной боли.
        - И вы не сбежали?
        - Нет.
        Бакэ-дзори снова притих. Я хотел подлить саке, но тот осторожно отскочил в сторону.
        - Думаю, не стоит, Тсукико. Во мне и так трещит каждая дощечка.
        - Как скажешь, - убрал бутылку в сторону. - Так что с тобой случилось?
        - В тот день мы пытались прорваться сквозь засаду. Их было много, очень много. Лишь нескольких мне удалось остановить. Нас поймали прямо на лестничной площадке, как только вышли из квартиры. У них было оружие, которое пошло в ход, несмотря на горожан. В итоге меня ранили. И, возможно, остался бы жив, но один из этих чёртовых фанатиков, ненавидевший меня, сбросил с двадцатого этажа. А последнее, что я увидел, это своего друга, несущегося ко мне на помощь вместе с солдатами. Но было уже поздно.
        - Вот так, так, - пробормотал я. - По твоей истории можно книгу написать и не одну.
        - Согласен, - ответил тот. - Мне же остаётся верить, что приятель смог отбить Стату и Ра.
        - Ра - это твой сын?
        - Да. Весёлый был парнишка. Смышлёный, весь в меня, и красивый, но это уже в мать. Но я погиб, и теперь здесь, а они… не знаю, что с ними. Понимаешь, Тсукико, эта мысль не даёт мне покоя вот уже несколько лет. Спаслись или погибли? А если живы, то как и где? Но после того, как я проскочил через Абсолют, всё стало несколько проще.
        - Это почему же?
        - Ну, теперь я могу с уверенностью сказать, что простая физическая смерть, ещё не конец. В дальнейшем могут быть гораздо более увлекательные приключения. Мы с тобой тому яркий пример.
        - Ну да, у тебя так вообще насыщенная жизнь.
        - А я не жалуюсь. Мне всего три с небольшим года, но зато я наслаждаюсь ими. Да, сперва было жутко и сложно, но со временем освоился. Нас ведь не просто сюда занесло, нечто призвало именно в этот мир и именно в эти тела.
        - Наверное. На мой счёт они ошиблись, - пробормотал я и посмотрел на яркие звёзды. - Вы призвали не того.

* * *
        Вернуться к себе в комнату оказалось несколько проблематично. Меня то и дело бросало из стороны в сторону. Благо, коридоры уже были темны, и никто не заметил моего позорного возвращения. Ну, почти никто.
        - Тсукико-кун, как себя чувствуешь?
        Знакомый голос раздался из темноты, стоило мне войти в комнату. Я даже не сразу понял, кто это. Но, приглядевшись, узнал смутные очертания Эми. Она сидела на моём татами абсолютно нагая, зазывно протянув стройные ножки.
        - Я так понимаю, разговор с бакэ-дзори затянулся?
        - Вовсе нет, - покачал головой. - Мы общались ровно столько, сколько планировали.
        - То есть я зря тебя ждала?
        - Прости, но я даже понятия не имел, что снова явишься ко мне ночью без приглашения.
        - Ах вот как ты заговорил, - произнесла она. Её голос изменился, но почему-то я не слышал в нём обиду. Наоборот, казалось, что это забавляет рыжую неко. Подобная игра заводит её ещё сильнее. - Ну хорошо.
        Женщина встала и подошла к двери. Однако не вышла, как могло показаться на первый взгляд. Проведя пальцами по краю, поставила заклинание.
        В то время я добрался до своего спального места и рухнул на подушку, даже не раздеваясь. Позади послышались тихие щелчки. Это закрывались мелкие замочки, призванные заклинанием Эми.
        - Наверное, сегодняшняя ночь не самая удачная для твоих утех, - пробормотал я, повернувшись на спину.
        В ту же секунду потолок поплыл во все стороны одновременно. Я раскрыл глаза и стало только хуже. Тогда закрыл лицо ладонями и перевернулся набок. К горлу подступил тошнотворный ком. Мне было жутко не по себе. Настолько, что хотелось бить от злости кулаками, вот только тело совсем плохо меня слушалось.
        Дурак, вот дурак! Зачем так напиваться? Ты же превратился в кусок мяса. То же герой нашёлся.
        - Только моих? - произнесла гостья надо мной.
        По её тону было понятно, что она задумала какую-то пакость. Но какую, оставалось лишь гадать и ждать.
        - Я ведь ожидала, что ты вернёшься таким. Или думал сохранить тайну о своей бутылочке?
        Вот чёрт. Эми знает о камэосе. Теперь точно будут неприятности.
        - Мне, кстати, нравится это саке. Довольно сладкое и терпкое, - продолжала издеваться женщина. - Может, в следующий раз выпьешь со мной?
        - Да в жизни больше к этому не прикоснусь, - выдохнул я, посмотрев на неё. - Даже после боя с оборотнями чувствовал себя гораздо лучше.
        - Забавное сравнение, - на лице женщины появилась очаровательная улыбка. - Надо будет запомнить. Однако, я кое-что для тебя приготовила, - она показала небольшой пузырёк с прозрачной жидкостью. - Выпьешь и полегчает.
        - Давай, - протянул руку и хотел схватить, но Эми резко отодвинулась и со смехом сказала:
        - Не так быстро, мой мальчик. Баш на баш.
        - И что же хочешь взамен? - спросил я, уже зная ответ.
        - Ты понимаешь, о чём я.
        Эми провела пальцами по моей груди. Опустилась ниже и сжала ту часть меня, которая забирала кровь из головы в такие вот ответственные моменты. В глазах гостьи вспыхнули страстные огоньки. Она прикусила нижнюю губу.
        Вот кто может удержаться от такого? Тем более тебе обещают двойное удовольствие: избавиться от алкогольного опьянения и опьянеть от сексуального экстаза.
        - Договорились, - довольно ответил я.
        Женщина отдала мне бутыль, а сама чуть отодвинулась назад.
        - Не подглядывай, - произнесла будоражащим голосом.
        - Не могу этого обещать, - пробормотал я.
        Открыв небольшую крышку, приложился к горлышку. И в ту же секунду почувствовал на своём теле горячее и страстное дыхание любовницы.
        Глава 9
        Как ни странно, но утро оказалось приятным. Я думал, что моя голова будет разрываться от жуткой боли, но всё обошлось. Комнату заливали лучи предрассветного солнца. Конечно же, я лежал один. И только камэосу составляла мне компанию. Но её пришлось спрятать.
        Пожалуй, с тобой я надолго завязал. Уж слишком свежи вчерашние ощущения.
        В дверь робко постучали.
        - Тсукико-кун? - послышался милый голосок малышки Ай. - Ты проснулся?
        - Да, - ответил я, сладко потягиваясь.
        - Хорошо. Мама зовёт на завтрак. Не задерживайся, нам скоро в школу.
        Ох, ну да, герой и убийца монстров пойдём в обычную школу. Я ведь именно об этом мечтал. И всё же мы договорились с Джиро, а слово следует держать. К тому же после учёбы ещё куча дел. Эх, непростой денёк намечается.
        В столовом зале сидели все, кроме мужчин. Я опустился за стол и с удовольствием сделал пару глотков горячего чая. Пить хотелось ужасно.
        - Тсукико, с тобой всё нормально? - обеспокоенно поинтересовалась Шинджу.
        - Да, - сразу ответил я под пристальным взглядом Теруко. - Просто плохо спалось.
        После этих слов заметил, как на лице Эми растянулась еле заметная довольная улыбка. Уж она-то точно знает, как мне спалось.
        - В последнее время ты сам не свой, - продолжала Шинджу, подливая кипяток в чайник. - Раньше прибегал самый первый, а теперь за тобой приходится посылать. Неужто тебе разонравилась моя стряпня?
        - Нет, что вы, конечно, нет, - запротестовал я, но следующим глотком обжёг язык и замолчал.
        - Отстань от него, Шинджу, - засмеялась Эми. - Парень, у которого появился собственный дом и две женщин. Наверное, всё ночь только о них и думал.
        Ах ты ж рыжая стерва. Ну, ничего, придёшь ко мне ещё разок, я тебя хорошенько накажу за все шутки.
        По залу разнёсся добродушный смех. И это было лучшее, что случилось за тот день.

* * *
        Конечно же, когда мы появились в деревне, где располагалась школа, я только и делал, что ловил десятки любопытных взглядов. Некоторые ваны откровенно на нас глазели, позабыв про свои дела, другие опускали взор, притворяясь, что заняты. Со всех сторон доносился шёпот.
        - Это он. Это он…
        - Ито-сан…
        - Убийца…
        - Нашёл…
        - Спас…
        Я улавливал лишь отрывки фраз. У меня появились поклонники, однако мне это совершенно не нравилось. Да, можно почесать своё раздутое эго. Но что дальше? Джиро был прав, они довольны пока сами того хотят. Но стоит только смениться настроению, как всё сразу полетит ко всем чертям. И из героя я превращусь в того же монстра, на которых охочусь. Плевать, что я спасаю жизни. Ведь до сих пор живу в поместье за высокими стенами, а они в хлевах и лачугах. Хотя, сложно говорить о местном народе. Центральные деревеньки побогаче будут в отличие от окраинных, включая мою. Именно поэтому мы собираемся построить там госпиталь. Улучшить жизнь других ванов.
        Но будут ли они благодарны?
        - Тсукико, опять задумался о великом? - Теруко толкнула вбок и усмехнулась. - Не зевай, а то мошки в рот залетят.
        - Не дёргай его, - вновь на мою сторону встала Ай. - Ему сейчас нелегко.
        - Ага, я даже могу представить из-за чего. Или из-за кого, - продолжала подначивать старшая сестра.
        И почему она так часто вспоминает о семье Сидзаки? Я же сказал, что они меня не интересуют. Может и правда ревнует?
        Подойдя к двухэтажному зданию школы, меня вдруг осенило. Бросило в холодный пот. От жуткого чувства не получалось просто так отделать, и я замер на месте.
        Ай не успела остановиться и врезалась мне в спину.
        - Тсукико-кун, что-то случилось? - спросила девушка.
        - Да, - ответил я и уже хотел бросить назад, как цепкая хватка Теруко опустилась на руку.
        - Куда ты собрался? Снова к своим наложницам?
        - Угомонись, - это начинало раздражать. В конце концов, ей-то какое дело, с кем я буду спать. - Мне нужно срочно увидеть Изуди.
        - Хорошо, - внезапно кивнула синеволосая девушка и отпустила меня. После подозвала одного из ванов, работавшего у шикарной школьной клумбы. - Поезжай к нам в поместье, - она достала из сумочки небольшой лист бумаги и что-то быстро написала, - отдай это. Всё понятно?
        - Да, госпожа, - поклонился тот и убежал.
        - Ну, вот и готово. Скоро Изуди будет здесь, - прокомментировала Теруко, смотря на меня с усмешкой.
        - Мы так только время потеряем. Я знаю, кто был вторым насильником Мэй. И если не поехать сейчас…
        - Давай честно, - злилась девушка. - Если они тебя испугались, то уехали сразу после того, как умер Сидзаки. А если не бояться, то до сих пор ждут. Ты же обещал деду, что посетишь сегодня школу. Забыл? Теперь ты непросто голубоглазый человеческий подкидыш, а член семьи Ито. Так что держись достойно.
        А она имеет хватку. Впрочем, мне это и раньше было известно. Вот только казалось, что девушка решила заняться мною всерьёз.
        - Надеюсь, ты права, - пробормотал в ответ. - Идём.

* * *
        Как и на улице, внутри школы на меня все пялились с нескрываемым любопытством. Будто диковинку какую-то увидели. Я старался не обращать на это внимание, но на затылок так и давили чужие взгляды.
        Но прозвучал звон небольшого колокола, и все ученики сразу притихли. Сидя рядом с Ай, неосознанно испытал некое влечение к девушке. То ли из-за бурной ночи, и меня просто ещё не отпустила эйфория. То ли из-за того, что она постоянно бросала на меня томные взгляды.
        Эх, сестрёнка, вот зачем ты так со мной играешь? Неужто так не хочешь замуж за потомка Ватанабэ?
        В класс вошла Этти. Длинноволосая рыжая кицуне, как всегда, выглядела просто сногсшибательно. Длинные стройные ноги, пышная грудь, которая могла вот-вот вывалиться из рубашки, обжигающий хищный взгляд и торчащие острые ушки.
        И первым на кого она посмотрела, оказался, конечно же, я. Её глаза на мгновение вспыхнули. Они манили, тянули к себе. Но наваждение прошло столь же быстро, как и появилось.
        М-да, Тсукико, ты и правда попал в неловкую ситуацию. Вокруг тебя постоянно появляются три лисички. Две из них взрослые и опытные, могут чему-нибудь научить. А третья твоя ровесница, но за спасение жизни…
        Помотал головой, отгоняя пошлые мысли.
        Не об этом надо думать. Как можно было забыть о Шаторо? Ублюдок всё ещё на свободе, а ты до сих пор до него не добрался. Зато протираешь штаны здесь. Это нормально? Ответ только один - нет.
        - Тсукико? - голос Этти вывел из прострации. - Не хочешь ли нам что-нибудь рассказать?
        Кицуне сидела за своим столом и хитро на меня смотрела.
        - Простите, сансей, - я приподнялся. - Не знаю, что и говорить.
        - Я думаю, многие, присутствующие здесь желают услышать историю твоих приключений.
        - Они… - я задумался, как правильно сформулировать фразу, - довольно скучны.
        - Серьёзно? - Этти звонко рассмеялась. - Ты хочешь, чтобы мы поверили, что тот, кто убил нескольких оборотней, колдуна, гюки, и спас заблудшую душу и десяток детей, при этом скучал? А сражение с джёрё тоже были неинтересны?
        Чёрт возьми, откуда она про них знает? Кто рассказал? Неужто наведывалась к Рангику? Вполне вероятно, ни ведь обе лисы, потому могут быть связаны.
        - Простите, сансей, - слегка поклонился я. - Но эти истории не всем понравятся. Порой было довольно опасно и… тяжело. Я бы не хотел, чтобы мои друзья, - обвёл взглядом класс, - пытались это повторить. Ведь несколько раз оказался на грани смерти. И уж точно не хочу такой участи для других.
        Учительница вскинула бровь и по-новому на меня посмотрела. Удивлённо и… одобрительно. После чего с улыбкой кивнула и сменила тему.
        - Тогда давайте займёмся тем, что положено делать на уроках. И для начала…
        Но в этот момент в двери класса постучали, а следом в проёме показалась покрасневшая рожа Изуди.
        - Прошу прощения, - извинился он. - Но мне срочно нужен Ито-сан.
        - Конечно, конечно, - Этти оценивающе рассматривала вана, и в её взгляде читалось желание.
        Да что с ней такое? Неужто она настолько озабоченная дамочка? Или мне это только кажется? Но на самом деле, какая мне разница? Своих проблем хватает.
        - Тсукико, - она посмотрела на меня. - Прошу, - указала рукой на выход.
        - Благодарю, сансей, - я вскочил с места и рванул к другу.
        А когда оказался в просторном коридоре, Изуди испуганно на меня уставился.
        - Что с тобой? Какое проклятье? - схватил за плечи и принялся крутить из стороны в сторону.
        - О чём ты говоришь? - мне кое-как удалось вырваться из цепких рук вана. - Проклятье?
        - Ты же сам написал, - протянул мне записку.
        Выхватив её, развернул и тут же чуть не рассмеялся.
        «ИЗУДИ. ПРИЕЗЖАЙ СРОЧНО В ШКОЛУ.
        ПРОКЛЯТЬЕ МЕНЯ НАСТИГЛО.
        НУЖНА ПОМОЩЬ».
        - Твою ж за ногу, - процедил сквозь зубы. Во мне одновременно боролись смех и злость. - Это не я, а Теруко. Мелкая засранка.
        - То есть всё нормально?
        - Не совсем, но я здоров.
        - Уф, - облегчённо выдохнул Изуди и прислонился к деревянной стене. - Я мчался так быстро, как мог. Думал что-то серьёзное.
        - Весьма, - осмотрелся по сторонам, потом кивнул приятелю, и мы двинулись к заднему двору. А когда вышли, я продолжил: - Не хочу, чтобы кто-то услышал. Слишком много в последнее время любопытных ушей.
        - Так в чём дело, Тсукико. Эта записка меня здорово перепугала.
        - Как Аки? - сперва поинтересовался о его дочери. - Вас всё устраивает? Лечение, дом, еда?
        - Да, конечно. Спасибо тебе большое, Тсукико. Очень помог. Даже не знаю…
        - Ты мне и так помогаешь. Именно поэтому тебя и вызвали сюда, - мы прошли под тень деревьев, где обычно обедали школьники. - Расскажи мне о Шаторо. Кто он, где живёт?
        - Шаторо? - удивился Изуди, но через секунду понимающе кивнул. - Абари говорил о нём. Честно, я мало с ним общался. Тот ещё тип. Скользкий, как уж. Это я во всех смыслах. Худой, но жилистый. Даже Сидзаки иногда проигрывал ему в борьбе. Я не особо уважал Шаторо. Мутный, хитрый, как тот змей. Кстати, он не неко. Не знаю к какой расе принадлежит. Когда они боролись, замечал на его теле серые чешуйки. Однако он никогда не рассказывал кем является на самом деле.
        Интересно. Наверное, о них и говорил бакэ-дзори.
        - Но я его давно не видел. В последний раз, - он задумался, - наверное, перед твоим появлением. Сидзаки собирал всю свою компанию, но Шаторо тогда не явился. Говорили, что у него какое-то срочное дело.
        - То есть его до сих пор нет?
        - Не встречал. Но, думаю, после смерти Сидзаки он где-то затаился. Все знают, что ты ищешь насильников. И все знают, на что ты способен. Я бы и сам спрятался куда-нибудь подальше.
        - Но ты ведь не причастен к этому? - покосился на него.
        - Боги мне свидетели! - он вскинул руки. - Даже думать о подобном не могу. Ты ведь сам видел, что у меня дочь. Потому я полностью разделяю горечь Саторэ и твою ненависть.
        - Хорошо. Но нам теперь необходимо узнать, куда отправился Шаторо. Абари сказал, что видел с Сидзаки только его. Значит, о втором насильнике нам расскажет твой змеиный знакомый.
        - Тогда я отправлюсь к нему домой ещё раз и всё проверю.
        - Так ты там уже был?
        - Конечно, я же обещал, что помогу с этим делом. И искал всех знакомых Сидзаки. Кстати, никого из его приближённых не осталось, сбежали. Так что нам придётся потрудиться.
        - Плохо дело, - я покачал головой. - Но нам придётся. Мэй заслужила Возмездие.

* * *
        Вернулся я уже под конец урока. И стоило войти в класс, как раздался звон колокола.
        - Надеюсь, всем всё понятно? - учительница встала из-за стола и направилась ко мне. - Тсукико, у тебя всё нормально?
        - Да, сансей. Просто некоторые трудности, нетерпящие отлагательств.
        - Всё разрешилось?
        Мимо нас проходили ученики и не могли оторвать взгляды. В тот момент я понял, что по деревне пойдут новые слухи, но теперь уже связанные со мной и кицуне.
        - Надеюсь, что да. После уроков выясним.
        - И ты вот так просто сидишь здесь, зная, что есть более важные дела?
        Голос Этти казался таким сладким, что невольно захотелось прижаться к её губам. Она вновь посмотрела на меня блестящими от желания глазами, и я готов был утонуть в этом омуте.
        Однако, сжав до боли кулак, быстро взял себя в руки и отвёл взгляд. Увидев это, кицуне довольно улыбнулась и вернулась ко столу.
        - Тсукико, у меня будет небольшая просьба, - хлопнула по стопке толстых книг. - Надо отнести это в мой кабинет. Поможешь? Для меня они тяжеловаты, я ведь всё-таки женщина, - и заигрывающе захлопала глазками.
        Ага, как же, знавал я таких. Уверен, если кицуне захочет, то скрутит в бараний рог и меня и Изуди. Уж слишком подозрительной она казалась. Но отказывать тоже не могу, я ведь член семьи Ито. Да и мужик, в конце концов.
        - Конечно, сансей, - кивнул я.
        - Наедине можешь называть меня Этти, - прошептала она на ухо, проходя мимо. Ох уж этот голос, от него у меня мурашки бежали по спине. - Чего замер, Тсукико? - послышалось уже из дверного проёма. - Мне надо спешить.
        - Иду, - подхватил книги и последовал за кицуне, что вальяжно виляла пушистым рыжим хвостом.
        Интересно, а откуда он у неё растёт? И как они его просовывают в эти маленькие разрезы на одежде? Наверное, неприятно? Это ведь против шерсти… да, чёрт, приятель. О чём ты только думаешь?
        А о чём можно думать, когда перед тобой идёт красотка? Да ещё как идёт. Раскачивая бёдрами, неспешно, гармонично.
        - Уф, - выдохнул я.
        - В чём дело? - кицуне обернулась и снова стрельнула глазками. - Тяжело?
        - Нет, всё в порядке, - отозвался я и постарался спрятать очаровательный вид за книгами, приподняв их. Получилось, и на душе сразу как-то полегчало.
        Мы поднялись на второй этаж и свернули в правое крыло. Из-за малого количества окон пришлось внимательно смотреть себе под ноги, дабы не споткнуться в полумраке. Ученики редко посещали это место. Учебных кабинетов здесь не было и в основном личные апартаменты для преподавателей. Кицуне провела в дальнюю часть крыла и открыла последнюю дверь. И если могло показаться, что темно только в коридоре, то внутри оказался настоящая мгла.
        - Простите, сансей, - обратился я, последовав за учительницей. - А почему здесь не сделают лишних окон. Ведь ничего не видно.
        - Вопрос уже поднимался. Но директор считает, что надо минимизировать затраты на содержание здания.
        - Это тот старый стручок?
        Этти снова рассмеялась.
        - Точное определение, - указала на небольшой столик. - Поставь сюда.
        Внутри кабинет оказался довольно узким и маленьким. Лишь в полтора раза шире моих плеч. Да у нас коридор дома больше, чем здесь. Дальше кабинет расширялся. Однако всё равно помещение казалось довольно мелким. Может чуть больше моей комнаты, а может даже и меньше. Если расставить по сторонам руки, то достану до обеих стен.
        - Как вы здесь помещаетесь? - удивился я.
        - Ты что, - улыбнулась кицуне. - Нам стоит радоваться, что в этой школе вообще есть кабинеты для учителей. Я серьёзно. Присаживайся, - указала на одинокий стул, что стоял у такого же миниатюрного стола, как и всё помещение. - Нам надо поговорить.
        - Но у меня же учёба…
        Я предпринял слабую попытку воспротивиться. И потерпел фиаско. Женщина самодовольно хмыкнула, взяла меня за плечи, развернула и слегка подтолкнула к стулу. А сама подошла к двери и провела пальцами по краям. Послышались тихие щелчки.
        Ох, блин, чует моя задница, что-то интересное. Но понравится ли оно мне? Меча с собой нет. Силы появляются, только когда зашкаливают эмоции. А звать на помощь… ну, такое себе. Утром герой, а ближе к обеду трусливо спасаюсь от озабоченной учительницы? Славная молва пойдёт.
        - Тебе не стоит меня бояться, - она шагнула ко мне из темноты.
        Маленькое окошко надо мной только усиливало романтический эффект.
        - Я и не собирался…
        - Тсукико, помолчи, говорить буду я, - женщина подошла ближе и приложила палец к моим губам. - У меня и так мало времени.
        - Хорошо, - прошептал я.
        Тело напряглось до такой степени, что мне срочно требовалась пробежка. Желательно по всем землям нашего клана. Только так я смог бы избавиться от этого чувства, которое постепенно заполняло разум.
        - Ты сильный, - Этти отступила. - Обычно мои чары действуют моментально. Мужчины бросаются к ногам, как сломанные игрушки.
        - Что?
        Это она о чём? Какие чары? Выходит, что влечение к ней не настоящее, а только из-за какой-то магии?
        - Разве ты не догадался?
        Кицуне широко раскрыла глаза, и её зелёные зрачки блеснули в полумраке, словно искры посреди глубокой ночи. В тот момент мне захотелось вскочить, сжать женщину, разорвать на ней одежду и…
        - Успокойся, - произнесла она.
        Только после этих слов понял, что сжал в правой руке книгу. Пальцы побелели от напряжения. На лбу выступила испарина. И всё же я всё ещё сидел на месте. Сдержался, противостоял её магии. Получается, что каждый раз, когда чувствовал мурашки на теле, это было не возбуждение, а моя чуйка? Потаённые силы сигнализировали, что на меня пытаются воздействовать?
        - Вот сейчас ты должен был умолять меня хотя бы о поцелуе, обещая все блага на свете, - улыбалась кицуне. - Но нет, ты выстоял.
        - Высидел, - ответил я, стараясь говорить ровным голосом. Но напряжение так и не спало.
        - Молодец, за это ты мне нравишься. Но поговорить хотела о той лисичке, что ты спас. Помнишь? В лесу.
        - Конечно, помню. Но при чём здесь вы и она?
        Та на мгновение задумалась, потом опустила взгляд и дрогнула. Мне даже показалось, что она плачет. Но, когда она повернулась, не заметил на лице ни слезинки.
        - Это моя дочь, Тсукико, - голос Этти изменился. Теперь нервничала она. - Долгая история, и вряд ли покажется тебе интересной. Может быть, если мы ещё встретимся при лучших обстоятельствах, я тебе расскажу. Но сейчас могу сказать, что теперь обязана тебе жизнью. Долгое время я считала её мёртвой, и даже подумать не могла, что когда-нибудь увижу Асэми. Но теперь всё изменилось, - взглянула на меня, и вот тогда в её глазах я увидел слёзы. - Спасибо тебе, Тсукико.
        После чего упала передо мной на колени, обхватив мои ноги руками.
        От подобного представления я обалдел. Вот уж не думал, что такая женщина будет так себя вести.
        - Сансей, - похлопал её по плечу, но та не отреагировала. - Этти. Успокойся. Она жива, и вы теперь можете быть вместе.
        - Нет, - резко ответила женщина. - Не получится. После того, что случилось, уже ничего не будет так, как раньше. Сейчас я рискую головой, говоря с тобой об этом. Но за жизнь Асэми, готова отдать всё.
        - Я не понимаю, о чём ты говоришь.
        - Тсукико, помолчи и послушай, - она почему-то посмотрела по сторонам. Но кто нас может подслушивать? - В империи существует тайное общество, именующее себя «Чистотой». Я состою в их рядах. Мы ищем людей с невероятными способностями. Ты вряд ли знаешь, но нынешний Император не тот, за кого себя выдаёт. Мы желаем свергнуть его. В прошлый раз это почти получилось, но нас опередили и подсунули на престол своего вана.
        - То есть предыдущего Императора убили вы?
        - Да, мы обучили человека, чтобы он сделал всё как полагается. Но в последний момент всё пошло не так. В итоге, нам пришлось затаиться и всё начать сначала. Теперь же общество очень заинтересовано тобой. Меня специально приставили к вашей семье, чтобы узнала как можно больше о твоих способностях.
        - Это…
        - Молчи, сейчас не время спорить, - шикнула она. - Сегодня вечером меня здесь уже не будет. Не знаю, как пойдут дела дальше, но хочу, чтобы ты пообещал мне приглядеть за Асэми.
        - Хорошо, - кивнул в ответ. - Обещаю.
        Лицо женщины сразу утратило все жёсткие черты. Разгладилось и стало счастливым.
        - О, Тсукико, - улыбалась та. - Ты даже не представляешь, что тебя ждёт. Но если пройдёшь все испытания, то станешь настоящим героем. Ведь тебя воспитывал тэнгу.
        - Кто?
        - Знаменитые мастера единоборств и магии. Раньше они жили высоко в горах, но теперь их нигде нет, и никто не знает, как к ним добраться.
        - Но откуда ты знаешь, какое именно у меня было детство?
        Вместо ответа она взмахнула рукой, и прямо из воздуха материализовалась широкая красная маска обезьяны.
        - Так это вы тогда ворвались? - меня осенила догадка. - К Рангику.
        - Да, - кивнула кицуне. - Тогда-то я и увидела дочь. Мы хотели похитить тебя. Бросить где-нибудь в опасном крае, чтобы ты показал на что способен. Но, увидев Асэми, поняла, что не смогу так с тобой поступить.
        - Но как ты узнала, что именно я её спас?
        - Всё здесь, - она постучала себя пальцем по лбу. - Между нами бывает тонкая мысленная связь. Пока что тебе не понять, но уверена, вскоре ты овладеешь и этой способностью.
        - Так что было со мной в детстве?
        - Увы, я мало чего знаю, - Этти пожала плечами. - Могу рассказать, но сперва… - её руки заскользили по моим ногам, поднимаясь всё выше, - думаю, ты заслужил более сладкую награду.
        Глава 10
        Меня распирало от гнева. Если то, что рассказала Этти правда, то всё складывается довольно скверно. Мне лгали в глаза. Джиро, Акайо, Шинджу и Эми. Но если их ещё можно было понять, то сёстры… почему они скрывали правду? И что в этом такого? Мне врала вся семья. Что ж, имели право, ведь я всего ли подкидыш.
        Оставаться в школе бессмысленно. К чёрту эти благородные примеры. Я не желал становиться таким аристократом. Врать своим близким. А потом требовать от них подчинения.
        Этти рассказал мне, что красномордые обезьяны вовсе не плод моих кошмаров. Они и правда существовали. Только были ванами, а не обычными животными. Мастера своего дела. Подобны тибетским монахам из моего мира. Они проживали в горах. Каких? Кицуне не уточнила. Но поведала интересную историю о том, что обезьяноподобные монахи обучают там людей. Именно, что людей. Ещё в юном возрасте, детей. Ежедневные тренировки превращают маленьких человечков в настоящие машины для убийств. Конечно же, всё зависит от того, как эту машину направить. Тэнгу довольно миролюбивый народ. Но может дать отпор любому, кто к ним сунется.
        Зачем они воспитывают людей и почему потом подкидывают в основной мир неизвестно. Но общество «Чистота» разыскивают подкидышей. Участники тайного собрания считают, что после войны Императора Куджина воцарилась «грязная» династия, и стремятся её свергнуть. Править показал себя недальновидным, именно из-за его призыва демона в мир проникли жуткие монстры. Но по преданию, о котором мало кому известно, лишь человек способен очистить империю Худжу от деспотии «нечистых».
        И тут появился я. Обо мне давно говорили, но пока был мальчишкой, решили не трогать, а наблюдать со стороны. Однако теперь, когда у меня появилась сила и власть, в сообществе загудели. Приставленная Этти следила за мной уже пару лет, но лишь недавно заметила проявление сил. Впрочем, как и я сам.
        - Тсукико?!
        Я обернулся и увидел несущуюся ко мне синеволосую сестру.
        - Ты куда пошёл?!
        Ну вот, не успел покинуть школьный двор, как меня уже поймали за руку.
        - А тебе ли не всё равно? - грубо ответил я. - Какая разница, куда пошёл ваш сводный брат?
        - Ты чего? - девушка явно не ожидала от меня такой агрессии. - В чём дело? Поэтому вызывал Изуди?
        - Теперь это только мои проблемы. Возвращайся на уроки.
        С этими словами я развернулся и уже хотел уходить, как девушка крепко схватила за руку и резко повернула.
        - Ты объяснишь мне всё и сейчас! - твёрдо сказала она.
        - Отпусти! - вырвался из хватки. - Я не обязан отчитываться перед теми, кто мне врал всю жизнь!
        - Что? - задохнулась от возмущения та. - Да как ты…
        - Не притворяйся, Теруко, я всё знаю. Так что можешь терзать своим самолюбием кого-нибудь другого.
        Я не успел среагировать, как щёку обожгла острая боль. Раздался громкий хлопок, на который обернулись все ваны, что стояли в округе. Сестра отвесила мне звонкую оплеуху. Её глаза метали молнии. Лицо побагровело от гнева. Казалось, ещё немного и броситься на меня с кулаками.
        Но вместо этого злобно зарычала, а после развернулась и умчалась обратно в здание школы. Мне же оставалось недовольно посмотреть на любопытных крестьян, которые тут же заспешили по своим делам, а потом двинуться дальше. Совсем скоро состоится очень неприятный разговор.

* * *
        - Тсукико, друг…
        - Не сейчас, бакэ-дзори.
        Я поднялся по ступеням, где меня встретил весёлый сандаль.
        - В чём дело? - удивился он.
        - После расскажу.
        Войдя в дом, сразу двинулся на кухню. Но Шинджу и Эми повстречались раньше. В обеденном зале. Они, как всегда, о чём-то переговаривались и смеялись. Две неразлучные подруги. Но, увидев меня, рыженькая тут же приняла серьёзный вид. Наша игра продолжалась. Днём она рядом со мной сдержанная и холодная, а вот ночью…
        - Тсукико? - Шинджу удивлённо на меня посмотрела. - Почему так рано?
        - У меня серьёзный разговор, госпожа. К обеим вам, - обвёл подружек пристальным взглядом.
        - О, боги он назвал тебя госпожой, - попыталась развеять обстановку Эми.
        Но напряжение, повисшее в зале, можно было резать ножом. И простенькие шутки этому не помогут.
        - В чём дело, Тсукико? - от беспокойства Шинджу даже привстала. - Что-то с девочками?
        - Нет, госпожа. Теруко и Ай в школе. С ними всё в порядке.
        - Слава богам, - выдохнула та, приложил руку к груди. - Но тогда что не так?
        - Расскажите о моём детстве.
        На мгновение женщина дрогнула, а потом на её лице появилась тёплая улыбка.
        - Ты был весёлым ребёнком. Непоседой. Стоило…
        - Нет, госпожа, - перебил её я. - Расскажите правду. Когда именно меня нашли?
        После моих слов напряжение стало ещё сильнее. Я видел в глазах обеих удивление и страх.
        - Что за глупые вопросы, Тсукико? - заговорила Эми. - Ты ведь прекрасно знаешь…
        - Теперь, да, - я не позволил договорить и ей. - Мне известно, что я попал к вам в дом примерно в семь лет, а не в младенчестве. Это правда?
        Вот тогда Шинджу плюхнулась на татами. Покачала головой и закрыла лицо руками. Плечи женщины задрожали в беззвучном рыдании.
        В зале повисла напряжённая тишина. Никто не собирался заговорить первым. Я ждал ответа, а они не желали его давать. Наконец, Эми не выдержала и посмотрела на меня твёрдым взглядом. Хотя глаза её блестели.
        - Да, Тсукико, это правда. Ты попал к нам уже взрослым мальчиком. И первое время всё было отлично, но потом нам пришлось всё исправить.
        - Но почему?! - внутри у меня всё перевернулось. - Что в этом такого?! Зачем лгать мне несколько лет?! Я жил здесь, полюбил вас. Какая разница, сколько прошло лет?
        - Вот именно, какая тебе разница? - вопросом на вопрос ответила Эми. - Если тебе это не так важно…
        - Мне важно, чтобы моя семья была передо мной честна!
        - Тсукико?!
        Из коридора, ведущего в комнаты, раздался грубый голос Акайо. Мужчина вошёл и, увидев, плачущую жену и напряжённую сестру, нахмурился. Бросив на меня гневный взгляд, спросил:
        - Что здесь происходит?
        - Вам лучше знать, Ито-сан, - в тон ему ответил я. - Расскажите, почему вы солгали мне о детстве? И почему я ничего не помню? Ведь это непросто детская забывчивость. Вы как-то на меня повлияли.
        Тот нахмурился.
        - Идём за мной, - кивнул в коридор, а потом обратился к сестре: - Успокой Шинджу. Приведите себя в порядок. Мы знали, что к этому всё придёт.
        А после чего направился к кабинету Джиро. Я последовал за ним.
        Когда оказались рядом с дверьми, Акайо тихо постучал.
        - Отец, мы можем войти?
        - В чём дело? - отозвался старик хриплым голосом. - Входите.
        Оказавшись внутри, увидел Джиро, раскинувшегося в мягком кресле. Одним из немногих в нашем доме. Старик смотрел в окно, но стоило нам ступить за порог, как уставился на нас непонимающим взглядом.
        - Тсукико, ты должен быть в школе. Опять что-то натворил? - спросил он.
        - Нет, Ито-сама, - я слегка поклонился. - У меня появились вопросы, касающиеся моего прошлого. И главный из них - почему вы мне лгали, что нашли младенцем?
        Лицо Джиро вмиг побледнело. Ему плохо? Испугался? Но в чём, чёрт подери, дело? Почему это такая громадная тайна? Мне было бы всё равно, если они сказали, что нашли меня в семилетнем возрасте. Что здесь такого?
        - Это слишком щекотливая тема, Тсукико, - пробормотал Джиро. - Честно говоря, я надеялся, что мы нескоро до неё доберёмся.
        - Зачем? - выпалил я. - Я доверял Вам. Следовал советам. Думал, Вы мне поможете, а на самом деле, что?
        - Не надо повышать голос, - грозно произнёс стоящий рядом Акайо.
        - Он имеет право, - ответил старик и встал. - Да, мальчик мой. Мы нашли тебя не младенцем. Ясу привела тебя поздно ночью. Потому и назвали лунным мальчиком.
        - Это я знаю. Но что с моей памятью? Почему ничего не помню?
        - Мне пришлось изменить её, - покачал головой старик. - Прости, но по-другому никак.
        - Почему? Можно ведь просто сказать правду!
        - Молчи! - рявкнул Акайо.
        Я посмотрел на него и увидел, что тот уже побагровел от злости.
        - Неблагодарный щенок. Из-за тебя в нашем доме одни неприятности. Думаешь, я хотел такой участи для своих дочерей?
        - При чём здесь они?
        - Потому что им тоже пришлось подменить воспоминания. Они были слишком малы и могли проговориться.
        - Да что это за тайна такая? Неужто сложно сказать, Тсукико, ты пришёл к нам не младенцем?
        - Мы и сами не знаем, - спокойно сказал Джиро. - Таков был приказ.
        - Чей? - изумился я. - Императора? Потому он меня не забрал?
        - Нет, - отозвался старик. - Мальчик, давай присядем и всё обсудим.
        Мальчик? Значит, когда им нужны мои земли, то я чуть ли не компаньон. Когда нужны сокровища, то они готовы мне во всём помогать, лишь бы я поделился. А как дело касается лжи, то всё, я мальчик? Мелкий желторотик?
        - А знаете, что? - злобно ответил я. - Переживу. Неважно почему вы лгали. Важен сам факт лжи. Мне было бы всё равно, что рос у вас не с самого детства. Я любил семью. А теперь вижу, что все эти годы вы мне врали прямо в глаза. И какая бы ни была причина, она ничего не изменит.
        - Не зазнавайся, мальчишка, - Акайо продолжал сверлить меня гневным взглядом. - Мы дали тебе всё, что у нас было. Имей совесть.
        - А где же она была у вас, когда заменили мне воспоминания? И теперь я потерял практически половину своей жизни! Кто я? Откуда?!
        - Ты Ито Тсукико, - твёрдо ответил Джиро, присев на циновку. - Член нашего клана и мой внук!
        - Внук? Серьёзно? - я раскинул руки. - Интересно от кого? От Акайо? - указал на того.
        И вот тогда он не сдержался. Акайо схватил меня за ладонь, резко вывернул, а следом за этим отвесил пощёчину.
        - Да как ты смеешь такое о нас говорить? - прошипел тот, впав в бешенство.
        - Хватит! - воскликнул Джиро. - Прекратите оба!
        Мужчина тут же отпустил меня и отступил. Я выпрямился и посмотрел на них с нескрываемой ненавистью.
        - Да, я вижу, кем вы меня считаете, - сложив руки по швам, низко поклонился жиро. - Спасибо вам за всё. Но дальше я сам.
        С этими словами вышел из комнаты и направился к выходу.
        Никто не звал меня, не шёл следом. Стояла тишина. И только когда шёл мимо столового зала, меня окликнула Шинджу:
        - Тсукико, ты куда?
        - Простите, госпожа, - ответил ей на ходу. - Но мне пора.
        После чего вышел на улицу.

* * *
        Горячий воздух бил в лицо. Стояла неистовая жара. Полдень. В это время дня обычно все ваны разбредаются по домам и ждут вечера, чтобы потом закончить свои дела.
        Но мне было наплевать на это. В груди клокотала ярость. Я понимал, что повёл себя, словно ребёнок. Акайо правильно сказал, мальчишка. Неуравновешенный и эксцентричный. Но считал, что имею на это право. Мне лгали в лицо. Подменили воспоминания по приказу. Чьему? Наверное, стоило выслушать Джиро. Однако находится в том доме не оставалось сил.
        Идиот! Разверни лошадь, вернись и проси прощения!
        Я на мгновение задумался. Но хлёсткий ветер тут же выбил из головы всё дурь.
        Успею. Сперва стоит остыть. Теперь я должен быть более ответственным. А значит если вернусь, то обязан держать себя в руках. Сейчас это вряд ли получится. Но у меня есть отличный способ расслабиться. Выплеснуть свой гнев.
        Как я домчался до деревни, даже не понимал. Дом Сидзаки ничуть не изменился. Собственно, а что должно быть не так?
        - Ито-сан! - воскликнул Кабэ, выходя со двора. - Решили сами всё проверить?
        - Как дети? - первым делом спросил я.
        - Всё в порядке, - ответил тот. - Все пошли на поправку. Рангику отлично справляется.
        - Это радует. Аки как себя чувствует? Вы ей дали всё необходимое?
        - Конечно, господин. Она лежит в госпитале вместе со всеми.
        - Почему? Я же велел разместить её в доме, - возмутился я.
        - Понимаете, Ито-сан, - Кабэ взял меня под руку и отвёл в сторонку. - Дело в том, что там до сих пор живут женщины Сидзаки. И мне кажется, они весьма… расстроены сменой обстановки. Поэтому я беспокоюсь об Аки, - потом посмотрел на меня с улыбкой. - К тому же она сама попросилась в госпиталь. Сказала, что не хочет снова оставаться в полном одиночестве.
        - Снова? - пробормотал я задумчиво. - Хорошо. То есть плохо, что ей всё то приходится переносить, но хорошо, что ты со всем разобрался. И жаль, что нам придётся расстаться.
        - Что? - глаза вана полезли на лоб. - Но почему? Разве вы мною недовольны?
        - Как раз-таки, наоборот. Ты мне очень помог, и мне хотелось бы и впредь с тобой работать. Но недовольны остались Джиро и Акайо. Мной. Думаю, они вскоре прикажут тебе явиться обратно в поместье и оставить все дела только на меня?
        - Вы что-то не поделили? Повздорили?
        - Ну, скажем так, это слишком личное.
        - Хорошо, - кивнул тот. - Ваше право умолчать, но не думаю, что всё дойдёт до того, чтобы меня отзывали.
        - Считаешь, что они меня простят?
        - Естественно, вы ведь член их семьи. Пускай и неродной, но они любят вас.
        - Мог бы поспорить, да не буду.
        - В любом случае, ни Джиро, ни Акайо не глупцы. Да, просчитались с Сидзаки. Не усмотрели за ним. Однако же теперь необходимо вернуть этому краю хоть подобие жизни. А так как вы неоспоримый владелец, то они будут помогать. Даже если не ради любви к вам, то ради своего народа и рода Ито в целом. Ведь это и их ваны, их земля.
        - Грубо говоря, не в их интересах бросать всё на мои плечи. Так как все знают, что я не справлюсь.
        - Я бы не так выразился. Но в целом вы правы, Ито-сан, - улыбался Кабэ.
        - Рад это слышать, - улыбнулся я. - А теперь к делу, пленники на месте? никаких происшествий не было?
        - Тишина, - ответил тот. - Никто из них даже не пытался сбежать. Видимо, смирились с судьбой.
        - Сомневаюсь. Они рассчитывают на суд. Мой приёмный дед прослыл в народе гуманным ваном. Вот только на этот раз он позволил мне решать их судьбу.
        - И что вы намерены делать?
        - Отвезу к своим знакомым, - на моём лице появилась довольная улыбка.

* * *
        Мы вошли в хлев, где держали бандитов. Связанные оборванцы сидели в клетке и скалились, глядя на нас.
        - Что, ребятки, готовы покататься? - ехидно спросил я.
        - Куда ещё? - огрызнулся один из них.
        Примерно моего роста, худощавый с единственным глазом. По втором проходил жуткий шрам, из-за чего веки слиплись. У него, как и многих других бандитов, были обрезаны уши - знак бесчестия в империи. Этот тип уже натворил делов за свою жизнь.
        - Будь уверен тебе понравится, - усмехнулся я в ответ.
        - Да неужели, - оскалился тот. - Хочешь нас кому-то сдать. А самому слабо решить проблему? Или кишка тонка?
        - Предлагаешь сразиться здесь и сейчас? - переспросил я.
        - Почему нет? - снова оскалился он. - Я слышал, ты одержал победу в Поединке Чести. Что-то слабо верится, что такой малыш смог побороть здорового вана.
        И снова малыш. Неужто он думает меня этим зацепить? Я слишком много наслушался подобных речей, уже не привыкать.
        - А зря. Твои приятели видели, на что я способен.
        - Они видели тебя с магическим мечом. А кто ты без него?
        Я расплылся в довольной улыбке. Вот и работа для моих кулаков. Выплеснуть накопившееся напряжение.
        - Развяжите его, - приказал одному из солдат, что до сих пор были в посёлке.
        - Но, господин…
        - Выполняй.
        Тот подчинился и открыл клетку.
        - На выход, - скомандовал бандиту.
        На лице одноглазого читалась радость. Неужто он думал, что сможет меня одолеть? Я и так был на взводе. Силы буквально клокотали внутри. Чувствовал, как они проносятся по телу, вместе с кровью. Словно обжигающий яд, который дарует наслаждение.
        Может, я становлюсь зависимым? Вдруг это подобно наркотику? И тогда я не смогу нормально управлять собой, если не разозлюсь. Выходит, должен постоянно себя раззадоривать, поддерживать в душе гнев. А от этого легче не станет.
        Однако стоило вспомнить ушастых малышек, лежащих в клетках, как невольно сжимались кулаки.
        - Идём, - сказал я и вышел наружу.
        Мы выбрались во двор. На улицу идти не собирался. Незачем пугать народ очередным кровавым боем. Там могут быть дети, и мне совсем не хочется, чтобы они считали меня кровожадным убийцей.
        - Ито-сан, вы уверены, что это хорошая идея? - спросил шёпотом подошедший Кабэ.
        - Успокойся. Всё под контролем.
        В этот момент из дома выскочила Мива, а следом за ней и пышногрудая мамаша - Иоко.
        - Что здесь происходит? - воскликнула та.
        - В дом! - рявкнул я, обернувшись к ним. - И не высовываться!
        Те одарили меня гневными взглядами и улизнули обратно.
        - Кабэ, - позвал я счетовода. - Проследи, чтобы девушка не видела боя. Будет много крови.
        - Я вас понял, господин, - кивнул тот и убежал.
        - Ну что так долго?! - выкрикнул бандит, стоя напротив.
        Справа от меня распахнутые двери хлева. Остальные пленники с любопытством наблюдали за нами. Отлично, будет им уроком.
        - Отпустить его, - приказал я.
        Стражник полоснул по верёвкам на руках бандита, и путы упали наземь. Одноглазый ван довольно потёр запястья.
        - Так что, никакого оружия? - переспросил он.
        - Бой на кулаках, - я сбросил меч на землю, оставшись только в костюме.
        - Отлично, - прошипел тот. - Сосунок.
        Последнее слово произнёс настолько тихо, что я понял смысл, лишь когда бандит провёл рукой по своим длинным смоляным волосам. В тот момент у него что-то блеснуло между пальцами.
        Игла. Вот ублюдок. Решил прирезать меня? Ну, теперь это твои проблемы.
        Я сжал кулаки. По рукам растеклось приятное тепло. Я заметил, как на пальцах появились тонкие голубые линии, словно прожилки в коже.
        В тот же момент на меня бросился противник. За секунду преодолел расстояние между нами и ударил. Я поднырнул под руку, скользнул вперёд и оказался позади него. Не разворачиваясь, ударил пяткой ему по стопе. И когда раздался недовольный рык, закинул руки и схватил бандита за нижнюю челюсть, прижавшись спиной к спине. А в следующий миг ван ударил иглой, но попал мне в плечо. Шкура мору и на этот раз меня спасла. Оружие противника пронзила тому руку обратной стороной.
        - Мимо, - хладнокровно произнёс я.
        И тут же дёрнул со всей силой, что была. Раздался противный хруст. Кровь брызнула по сторонам, заливая всё вокруг. Я шагнул вперёд, повернулся к ошалевшим бандитам и бросил им оторванную голову. Тело противника рухнуло на землю в метре от меня.
        - Кто следующий?
        Глава 11
        Конечно же, никто не вызвался. Вид обезглавленного тела заставил бандитов вжаться в стенку клетки и с опаской на меня смотреть.
        - Трусы, - хмыкнул я и, пнув кровоточащую голову, приказал солдатам. - Запрягите телегу. Пора избавляться от этого мусора.
        Воины стояли точно с такими же лицами, как и пленные. Но как только я заговорил, как ринулись выполнять приказ.
        Я же двинулся в сторону бочки с водой, которую приметил ещё во время нашего первого обхода с Кабэ. Окунувшись туда с головой, почувствовал, как по телу пробежался мороз. Вынырнув, вытер лицо. Умылся и почистил окровавленный костюм. И вроде бы чувствовал себя неплохо, однако, одна настойчивая мысль не давала мне покоя. Я везу ванов на убой. Да, они того заслужили, и всё же не слишком ли это жестоко?
        Но проблем быстро разрешилась.
        Стоил мне немного привести мысли в порядок, как за спиной раздался крик. Обернувшись, увидел, как на пороге дома стоит Мива. Позади, обхватив за маленькую грудь, один из бандитов, прижав к её горлу кинжал. А неподалёку лежал солдат, зажимая рану на груди.
        - Все в сторону! - кричал бывший пленник. - Назад! Иначе зарежу её, как свинью!
        Я не мог вытерпеть подобного. Неужто он так и не понял, что лучше со мной не связываться? Или, наоборот, понял, что ничего хорошего его не ждёт, потому и схватил девушку? И какого чёрта она вообще здесь делает? Велел же оставаться в доме!
        Приобретённая скорость помогла приблизиться к бандиту за долю секунды. Всё вокруг замедлилось. Я видел, как поворачиваются головы солдат в ту сторону, где я недавно стоял. Видел, как летит слюна противника. Его бешеные глаза начала удивлённо расширяться. И всё это происходило настолько медленно, что казалось, будто время остановило свой ход. Даже воздух стал вязким, и продвигаться сквозь него было не так чтобы просто. К тому же начало гудеть всё тело.
        Оказавшись около девушки и бандита, схватил того за руку, сжимающей оружие. Он начал медленно поворачиваться ко мне. Но уже сдавил его кулак. Треск костей в этом состоянии нарастал постепенно. Кожа на пальцах лопнула и наружу выползали окровавленные хрящи. Лезвие тянулось к горлу Мивы. Однако я не позволил довести начатое до конца. Рванул кулак противника в сторону от девушки и оторвал его.
        И в тот момент время вернулось в своё русло. В уши тут же ударил дикий вой. Мива кричала от страха, увидев перед собой оторванную конечность. А бандит орал от боли. Он загнанно посмотрел на меня и попятился.
        - Пощади! - выпалил дрожащим голосом. - Прошу…
        Я не позволил договорить. Бросившись к бандиту, обхватил ладонью лицо и со всего маха впечатал в землю. Череп противника не выдержал такой мощи и лопнул. По сторонам полетели ошмётки костей и мозгов.
        - Готов, - пробормотал я, поднимаясь.
        И стоило мне обернуться, как повисла гробовая тишина. И лишь раненый солдат продолжал стонать у повозки, куда сгрузили остальных бандитов.
        - Помогите ему! - рявкнул на воинов, и те тут же бросились на помощь товарищу. - А ты зачем вышла? - гневно посмотрел на девушку. - Я что сказал делать?
        - Твоя рука… - только и смогла вымолвить она, смотря вниз.
        Я опустил взор и понял, о чём та говорит. Правая ладонь, которой я оторвал кулак бандита, была покалечена. Из большого пальца торчала кость. А указательный и средний вывернуты в обратную сторону. И только тогда я ощутил насколько же это больно.
        - Су-у-ука, - прорычал от злости, схватившись за конечность.
        - Идём! - девушка взялась за здоровую руку и потянула в дом.
        Я и не сопротивлялся.
        На пороге нас встречали Кабэ и Иоко.
        - Что здесь происх… - начала женщина, но увидев меня со сломанной рукой, побледнела и замолчала.
        - Мама, ты должна помочь, - выпалила Мива, когда мы встали рядом.
        - Я? Но как?
        - Ты знаешь, - твёрдо заявила зеленоволосая ушастая девушка. - Он спас меня! - указала на второго обезглавленного бандита.
        - Я всё видела, но ты же понимаешь…
        - Мама, - голос Мивы стал грубым и не терпящим отказов. - Помоги ему!
        Та колебалась ещё мгновение, после чего кивнула на дверь.
        Мы заскочили в полутёмное помещение. Девушка сразу же усадила меня на чайный столик в небольшой гостиной, где впервые встретили меня.
        - Будет больно, - сказала она, отходя в сторону.
        К нам подошла Иоко и опустилась передо мной на колени.
        - Таз с холодной водой, живо! - приказала дочери, и та метнулась в соседнюю комнату. А женщина посмотрела на меня взглядом, в котором читались злость и уважение одновременно. - Ох, Ито-сан, сколько же вы проблем принесли моей семье. Разве я должна вам помогать?
        - Нет, - прохрипел я и попытался встать, но Иоко грубо толкнула меня рукой. В итоге я плюхнулся на мягкие подушки, раскиданные рядом.
        - Ошибаетесь, должна.
        С этими словами взяла мою покалеченную ладонь и внимательно осмотрела.
        - Плохо дело. И как вы умудрились?
        - Силы, - простонал в ответ. - За них приходится платить.
        - То есть с большой скоростью вам пока что не совладать?
        - От того, что я стал быстрее, противники не стали мягче. Могу ломать их кости, но это не значит, что я стал прочнее.
        - Вот так, - прошептала она, рассматривая кровоточащую ладонь. - Интересно, после чего обернулась. - Мива! Где ты?!
        - Уже здесь, - девушка вбежала в зал с небольшой деревянной бадьёй и поставила передо мной.
        - Опусти туда, - произнесла женщина. - Будет больно, потерпи. Потом будет ещё больнее. Но благодаря холоду, не настолько.
        Я послушно окунул в воду кровавую ладонь. И тут же заскрежетал зубами.
        Зараза, как же горит! Вода ледяная, а рука словно в печи оказалась.
        На глазах непроизвольно выступили слёзы.
        - Герой, - язвительно усмехнулась Иоко, вытаскивая мору посиневшую руку. - Неужто все истории о тебе выдумка? И как ты смог одолеть моего мужа?
        - Давайте об этом потом, - огрызнулся в ответ.
        Говорить на такие темы в подобной ситуации мне абсолютно не хотелось. К тому же и сам не знал. Отчего злился ещё больше.
        Что за избирательная регенерация? Почему, когда крысы-оборотни меня кусали, я не ощущал такого. А здесь просто сломал ладонь. Хотя нет, не просто. Вон и кости торчат и пальцы выгнуты. Теперь…
        - А-а-а! - закричал от резкой боли.
        Иоко сжала мою ладонь своими и что-то быстро зашептала, прикрыв глаза. В ту же секунду новая порция адского пламени ударила из её пальцев и опалила мою раненую конечность. Попытался вырваться, но не тут-то было. Казалось, что женщина прилипла ко мне.
        А боль усиливалась. Огонь проник в тело и разливался по венам, подобно жгучему яду. В глазах потемнело. Закусил до крови губу, чтобы не заорать снова. Всё же женщине удалось задеть моё самолюбие. Действительно, чего это разорался, как девчонка?
        - Терпи, - послышался голос Мивы. - Уже… почти…
        Я медленно уплывал в пустоту. Мрак постепенно поглощал меня, готовился сожрать, словно жаба мошку. И вот, уже заметил его огромную чёрную пасть. Она распахнулась так широко, что нельзя увидеть краёв. Однако же чувствовалось смрадное дыхание. Значит, что-то не так.
        Я ведь просто упал в обморок. Так, что происходит? Откуда вонь? Не от меня ли, часом? Может Иоко решила меня отравить? Теруко и Ай предупреждали, а я повёлся, как полный идиот. Чёрт бы тебя побрал, Тсукико. Ну как можно быть таким кретином?
        «Воистину!»
        Незнакомый звонкий голос разорвал тишину. А в следующее мгновение посреди тьмы появился смутный силуэт высокого мужчины, держащего в руке длинную трость. Я не мог разглядеть, во что он одет. Но зато сквозь мрак ярко вырисовывалась большая красная морда обезьяны.

* * *
        - Кто ты такой? - пробормотал я, силясь разглядеть незнакомца получше.
        «Неважно, кто я, главное, кто ты»
        - Как нравоучительно.
        «Ты непростой человек, Тсукико. В тебе заложена огромная сила. Я пытался помочь справиться с ней. Надеюсь, не зря. Но ты должен знать, что настоящие правители иногда принимают тяжёлые решения. Даже вопреки своему мнению. Это и отличает обычного вана от главы».
        - Намекаешь на враньё Джиро?
        «Не намекаю, а говорю прямо. К тому же, вскоре и тебе придётся принять непростое решение. Убивать в бою - это одно, а казнить с холодным расчётом - совершенно иное».
        - Они заслужили. Десятки детей…
        «Я знаю. Понимаю и разделяю твоё мнение. И всё же, сможешь целенаправленно так с ними поступить?»
        Красная морда чуть придвинулась и нахмурилась.
        «Ты должен научиться отвечать за свои поступки. Перешагивать через себя во благо другим. Будь твёрже и мужественнее, Тсукико. А иначе, зачем я тратил на тебя столько времени?»
        - Я даже не знаю, кто ты.
        «Вскоре всё выяснишь. Но зачастую правда бывает опасна и… печальна. Помни о стойкости характера. Помни…»
        С этими словами фигура медленно улетала прочь. Дальше во тьму.
        - Стой! - закричал я, протянув руку, но было уже поздно.
        Нас снова поглоти мрак.

* * *
        - Стой!
        Я вскочил на подушках с протянутыми руками.
        Иоко и Мива испуганно отстранились назад. И вот вернулся в свой новый дом.
        Что это было за наваждение? Опять краснолицая обезьяна, но на этот раз отличающаяся от предыдущих. Тэнгу, так их назвала Рангику. Видимо, этот тип хорошо меня знал, раз столь уверенно говорил.
        - Всё нормально? - пробормотала темноволосая женщина.
        Её пышная грудь часто вздымалась от испуга. На смуглой коже выступили капельки пота. На мгновение загляделся. Проследив за моим взглядом, Иоко закрылась кимоно и затянула пояс потуже. После чего сердито на меня посмотрела.
        - Как рука, Ито-сан?
        Подняв перед собой кисть, с удивлением обнаружил, что она в полном порядке. От былых ран не осталось и следа.
        - Ну, судя по всему, цела, - неуверенно ответил я. - Ты обладаешь магией исцеления?
        - Вас это не должно касаться.
        - Ошибаешься, - усмехнулся в ответ. - Твои навыки могут мне пригодиться.
        - Так, значит, вы всё-таки решили использовать нас? - ехидно спросила она, встав на ноги. - А ведь говорили, что не считаете нас наложницами.
        - Но ты не хочешь покидать этот дом, - я поднялся следом. - Так что придётся отрабатывать проживание. Подумай, когда я вернусь.
        С этими словами направился на улицу. А в спину, будто вонзили клинок. Пара злобных взглядов, способных прожечь насквозь. Хорошо, что никто из них не обладал такой способностью.
        Снаружи уже всё было готово. Клетку с заключёнными починили. Оказалось, что тот самый бандит каким-то образом проломил деревянные прутья и напал на ближайшего солдата. Как он освободился от пут, я так и не понял. Впрочем, выяснять, чья это была ошибка или хитрость, не имело смысла. Все видели представление с двумя убитыми ванами. Вряд ли ещё кто-то решится на побег. И даже если у нас завёлся предатель, скоро всё всплывёт наружу, и тогда…
        - Трое поедут со мной, остальным оставаться здесь и следить за детьми, - приказа я, как только спустился из дома. - Кабэ, вынужден просить тебя поехать со мной.
        - Я? - счетовод напрягся. Длинные уши встали торчком. - Зачем, Ито-сан? Я ведь не владею оружием.
        - Ты знаешь окрестности. Это пригодится.
        - Ито-сан, - раздался голос позади.
        Обернулся и встретился взглядом с одним из солдат.
        - Мы ведь собираемся в западные леса?
        - Да. Есть проблемы?
        - Никак нет, Ито-сан, - покачал головой тот. - Просто я прожил рядом с ними всё своё детство и знаю там практически все дороги. Включая заброшенный тракт.
        - Отлично, - довольно улыбнулся я. - Тогда, Кабэ, отбой. Остаёшься здесь и продолжаешь делать то, что у тебя хорошо получается. Следишь за работой.
        - Благодарю вас, господин, - облегчённо вздохнул тот и кивнул солдату.
        - Что ты задумал, щенок? - прорычал один из пленников.
        Одарив его презрительным взглядом, ответил:
        - Даю вам шанс на искупление.

* * *
        Знакомая дорога. Вчера я по ней гнал на всех парах. Сегодня уже еду, не спеша, с повозкой убийц и насильников. Солнечный свет то и дело бил по глазам. Пышные кроны деревьев изредка допускали прорехи. Именно в те моменты лучи и пытались ослепить.
        Как странно. Это похоже на тёмную и светлую полосы жизни. Совсем недавно я был обычным пареньком, ходящим в школу с симпатичными ушастыми сёстрами. А теперь стал землевладельцем, королём монстров и палачом. Что ждёт меня завтра? Какую шутку приготовит судьба?
        - Что вы планируете делать, Ито-сан? - тихо спросил, подъехавший солдат. Тот самый, что вызвался указать нам дорогу.
        - Отпустить их.
        - Но почему? - чуть не вырвалось у того, но под моим взглядом, тут же сбавил тон. - Они ведь не заслужили помилования.
        - Кто сказал, что их помилуют? - хищно ухмыльнулся я. - Ты лучше скажи мне, есть ли здесь дорога, ведущая к разрушенным скалам?
        При упоминании этого места собеседник побледнел. Видимо, был наслышан об обитателях.
        - А вы уверены, что нам именно туда?
        - Полностью, - кивнул я. - Так можно проехать?
        - Да, - коротко ответил тот. - Я покажу.
        После чего отъехал чуть вперёд. Наверное, задумался, как побыстрее отсюда свалить. Вопрос состоял лишь в том, решится ли он на бегство. Ведь за подобную провинность у нас тоже строго наказывают.
        - Хочешь скормить нас тварям? - раздался знакомый голос из клетки.
        Я посмотрел назад. Бандит, что уже спрашивал меня перед отъездом. Снова прорезался голос?
        - Даю шанс, - произнёс я. - Дальше всё зависит только от вас.
        - То есть откроешь клетку и освободишь от верёвок?
        - Дам нож, а там, как справитесь.
        При этих словах пленники хищно оскалились. А вот солдаты непонимающе на меня уставились. Наверное, все думали, почему не казнили на месте? Ведь бандиты заслужили. Каждый это понимал, но никто не знал о том, чьим королём я стал.
        Вскоре мы миновали то место, где меня сбросила лошадь. На дороге до сих пор остались следы крови. Но никаких тел, джёрё не оставляют то, что можно сожрать. При мысли о том, что они могут попытаться меня соблазнить, стало не по себе. Да сверху красивые. Сексуальные, манящие. Но снизу… куда?
        - Брр, - тряхнул головой, отгоняя наваждение.
        «В чём дело, мой король?»
        Женский шипящий голос раздался прямо в голове.
        Я вздрогнул и осмотрелся, но никого из паучих рядом не заметил.
        Неужто наблюдают за нами из зарослей?
        «У нас глаза по всему лесу», - снова её голос.
        Краем зрения заметил маленького серого паучка у себя на плече. Арахнид смотрел прямо на меня.
        «Да, множество наших детей помогают нам следить за всеми, - продолжала джёрё тем же интимным придыханием. - Но не бойся, мы беспрекословно выполняем твой приказ. Никто из ванов не пострадал от наших рук».
        Это хорошо, спасибо, девочки.
        «Мы рады выполнить любой ваш приказ. Любое желание».
        Чёрт возьми, её манера говорить может свести с ума любого мужика. И если бы я не знал, как они выглядят, то уже гнал галопом к этим самкам. Долбанная сирена.
        «Поверьте, вам понравится. Не стоит противиться».
        Не, не, не. У меня в повозке есть подарок. С ним и развлекайтесь.
        «Я вижу, мой король. Мы будем вам очень благодарны за этих особей. Оче-е-ень».
        Последнее слово джёрё протянула с такой интонацией, от которой я напрягся. Испугался. Но не страшных жвал, которые, кстати, не заметил в первый раз. И не их паутины и кровожадности. Я испугался самого себя. Ведь краем сознания допустил мысль…
        - Далеко ещё? - позвал солдата, чтобы хоть как-то отогнать пошлые сцены в моей голове, от которых немного коробило.
        - Нет, господин, - отозвался тот. - Почти приехали.
        Не прошло и минуты, как я заприметил развилку. Правда, дорога, ведущая налево к скалам паучих, настолько поросла, что заметить её можно было лишь вблизи.
        - Стоп! - я вскинул руку, и процессия остановилась. - Дальше я один.
        - Но, Ито-сан, - ко мне подъехал ведущий солдат, - мы не можем бросить вас с ними.
        - Ты ведь не хочешь туда ехать, верно? - спросил у него.
        На мгновение он замешкался, но потом твёрдо ответил:
        - За свою жизнь я повидал много монстров. Живя здесь, не понаслышке знаю о тварях, обитающих в этих лесах. Видел тени по ночам, слышал их вой и крики заблудших путников. И меня страшит только один мысль о скалах и их подземельях. Но если потребуется, я не отступлю и отправлюсь следом за вами, Ито-сан.
        - Приятно слышать, - улыбнулся я. - Как зовут-то?
        - Меня?
        - Ну, своё имя я знаю.
        - Ичитаре Варабэ, господин.
        - Ичитаре, значит, - кивнул ему. - Так вот, запомни. Я не стану жертвовать своими подчинёнными понапрасну. Не поведу их в бой без лишней надобности. И уж точно не собираюсь использовать, как щит. А там, - указал на горы, разрушенные пики которых виделись сквозь зелёную листву, - меня уже ждут. И мне не хочется, чтобы мои новые знакомые спутали вас с ними, - бросил взгляд на пленников. - Поэтому останетесь здесь и будете ждать. А если кто-то из бандитов покажется на дороге, просто облегчите ему судьбу, отрубив голову.
        Я произнёс это довольно тихо, и всё же меня услышали. Абсолютно все. И теперь уже на лицах солдат появились облегчённые улыбки, а вот пленники заметно напряглись.
        - Ах ты ж мелкий ублюдок, - процедил один из них. - Всё-таки решил отдать нас на поживу?
        Повернувшись к нему, довольно ухмыльнулся и, поменявшись с возницей местами, поехал по заросшей дороге.
        Глава 12
        Добраться до подножия гор оказалось непросто. Телегу то и дело заносило. Порой она так накренялась, что пленники ссыпались в кучу. Я боялся, что вот-вот опрокинется, и тогда придётся тащить этих отморозков пешим ходом. Успел несколько раз пожалеть, что отказался от помощи солдат. И всё же не стоило им присутствовать там. Вдруг джёрё спутают с бандитами. Мне такие случайности не нужны.
        Однако всё обошлось. Телега ещё раз дёрнулась, и мы выехали на прямую дорогу. А через пару минут выбрались на равнину, где повсюду валялись огромные каменные обломки.
        Интересно, что здесь произошло? Горы взорвались изнутри? И поспособствовал ли этому кто-то из живых? Уверен, маги с такими способностями найдутся в империи.
        - Эй ты, уважаемый? - по тону было очевидно, что говоривший не согласен с собственными словами. - Куда нас тащишь?
        - Туда, - спокойно ответил я, указав на горы.
        - Кто там живёт? К кому тащишь?
        - Ты, действительно, это хочешь знать? - я обернулся и злорадно посмотрел на бандитов.
        - Почему нет?
        - Хорошо, - остановил лошадь посреди равнины, спрыгнул на мягкую траву и подошёл к клетке. - Вы что-нибудь слышали о джёрё?
        Судя по лицам бандитов, никто не в курсе. И только один из них побледнел. Он с ужасом в глазах уставился на меня и тихо пробормотал:
        - Д… джёрё?
        - Да, - кивнул я, довольствуясь произведённым эффектом. - Они живут там, - указал на разрушенные скалы, что расположились довольно далеко от нашей остановки. - А выпущу вас здесь.
        С этими словами взобрался на одно колесо, схватился за деревянные прутья и рванул на себя. По кулакам пробежались голубоватые искорки. Дерево не выдержало и треснуло в руках. И теперь в клетке зияла огромная дыра.
        - Держите, - бросил под ноги бандитов небольшой кинжал. - Один на всех, мы за ценой не постоим.
        - Что? - глупо протянул ближайший пленник.
        - Можете бежать. С этого момента вы свободны. Лес в вашем распоряжении. Катаме в той стороне, - указал рукой за горы. - Если переберётесь на земли Ямадзаки, считайте, что спасены. Но если выберетесь из леса и попадётесь в наших краях, клянусь, лично оторву руки и ноги, оставив при этом в живых. И заставлю сожрать собственные пальцы, - при этих словах в правой руке захрустел деревянный прут, осыпавшись на землю крошкой. - Надеюсь, я предельно ясно выражаюсь.
        Не дожидаясь ответа, спрыгнул обратно, отвязал лошадь и двинулся к подножью.
        - У вас время до того момента, что я доберусь до гор! - крикнул вывалившимся из клетки бандитам. - Поторопитесь.
        После чего взобрался в седло и поскакал.

* * *
        Когда кинжал оказался рядом с ним, а этот дебил уехал прочь, безухий ван развернулся и схватился за лезвие. Острая боль полоснула пальцы, но он старался не обращать на это внимание. Путы спали уже через несколько секунд.
        - Эй, погоди, - раздались крики оставшихся. - Помоги.
        - Да пошли вы, - оскалился тот, уже выбираясь из клетки.
        Вдалеке ещё виднелась вороная кобыла, на которой скакал парнишка. У вана было стойкое желание перерезать ему глотку. И он обязательно это сделает, вот только сперва свалит отсюда подальше.
        - Оставь хотя бы нож!
        - Ага, уже, - прорычал тот, но внезапно остановился.
        - Мы же вместе с тобой были. Помоги! - отчаянный крик жалкой души.
        Нет, так не пойдёт. Оставлять их здесь нельзя. И дело не в том, что жаль товарищей. Плевать на их жизни. А вот свою надо сберечь. Поэтому освободившийся ринулся обратно к своим и быстро вспорол их перевязи.
        - Ар, ты что творишь? - прорычал от боли последний.
        В этот момент первый ван уже обмотал порезанные пальцы тряпкой, оторванной от рубах. Нельзя оставлять следов. Твари чувствуют кровь. А благодаря его находчивости, теперь каждый из пленных был порезан. Значит, у него больше шансов затеряться.
        - Нужно держаться вместе, - сказал один из толпы.
        - Чушь, - огрызнулся первый. - Разбегайтесь кто куда. Теперь каждый за себя. Я знаю, кто такие эти джёрё. Их по девять особей. А если парниша ими правит, значит, королевы нет. Выходит, что их восемь. А нас тринадцать. Кому-нибудь да получится спастись.
        - Откуда ты о них столько знаешь?
        - Встречался. В общем, как хотите, а я пошёл.
        И он первым побежал по равнине. Расчёт был прост. Если мелкий сорванец боится за своих солдат, то не станет подпускать к ним ручных тварей. Остаётся только спрятаться неподалёку от отряда и не высовывать нос. Иначе его отрубят.
        Позади послышались первые крики. Бросив, на мгновение взгляд, ван затрясся от ужаса. Со скал сползали паукообразные монстры. И один из его бывших товарищей уже попался в их сеть. Джёрё тащила к себе брыкающегося бандита.
        «Сука, - мысленно выругался убегающий. - Когда найду этого выкидыша Ито, заставлю смотреть, как трахаю его сестричек».
        Ван юркнул в заросли и помчался к дороге. Позади раздались новые крики. Однако звуков погони не слышал. Дыхание давно сбилось. Лёгкие горели при каждом вдохе. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.
        Но вот неподалёку заметил заброшенный тракт. Где-то слева ржали лошади отряда. Никто недостанет и не увидит. Главное - не высовываться.
        Ван спрятался за дерево и вжался в ствол. Закрыв рот рукой, старался отдышаться и издавать, как можно меньше звуков. Где-то там на равнине снова послышался крик.
        «Ещё одного поймали? Или мучают того?»
        Посмотрел на руку. Тряпка успела пропитаться кровью. Плохой знак.
        И тут послышался треск сучьев. Сжав нож, ван насторожился. Если кто-то за ним и идёт, то готов встретить противника лицом к лицу. Однако секунда шла за секундой, а никто так и не появился.
        Треск повторился, но на этот раз над головой.
        По телу пробежал холодок. Рука с оружием затряслась. Уже предчувствуя неминуемое, ван медленно поднял взгляд и замер с выпученными от страха глазами. Среди зелёной кроны виднелась огромная паучиха. Наполовину человеческое тело с серой кожей и большими чёрными глазами. А позади паучье брюхо и восемь длинных лохматых лап, оканчивающихся острыми когтями.
        - Ну, привет, - произнесла та и расплылась белозубой улыбкой, обнажив десяток клыков.

* * *
        Стоя на том самом валуне, где ещё вчера смеялась надо мной королева джёрё, смотрел, как разбегаются бандиты. Им удалось быстро избавиться от пут. Но вот спастись от моих подданных, увы, не суждено.
        - И тебе совсем их не жалко? - спросила та джёрё, что вчера рассказала обо всём.
        - А должно быть? - я посмотрел на неё.
        В отличие от остальных голодных (во всех смыслах) паучих, она осталась рядом. Её взгляд очаровывал. Казалось бы, что такого в этом монстре? Чёрные, как сама Бездна, глаза. Серая кожа, на которой изредка выступают костяные наросты, словно шипы. И, конечно же, паучья зад… вторая половина. Однако, не стоит забывать про пышные груди, которые так и манили протянуть руку.
        - Давай же, не сдерживай себя, мой король, - произнесла джёрё томным голосом и сделала шаг навстречу.
        - Э, нет, - отвёл взгляд и снова уставился на равнину.
        Несколько белесых коконов уже лежало неподалёку. Моя лошадь нервно мотала мордой, пыталась вырваться и ускакать, но я надёжно её привязал. Оставалось надеяться, что она не умрёт от испуга.
        - Ты брезгуешь нами? - в голосе джёрё послышалась обида.
        - Скажем так, в моём вкусе ваны моего типажа.
        - Разве та темноволосая неко в твоём доме тебе нравится больше, чем я?
        - Твою ж мать, - невольно вырвалось у меня. - Вы и там побывали?
        - Я же говорила, что наши глаза повсюду.
        - Ну да, ну да. Личное пространство? Пошло оно на хер.
        - Ты наш король. Мы должны заботиться о тебе.
        - И в спальне тоже подглядывать будете?
        - Если позволишь, то можем и присоединиться.
        Ага, представляю, как на это отреагируют домашние.
        - Они не узнают. Мы умеем оставаться в тени, - сказала джёрё.
        - И хватит читать мои мысли.
        - Увы, не могу. Теперь мы повязаны.
        - То есть я могу общаться с вами на расстоянии?
        - Только если рядом кто-то из нас или наших детей.
        - Мелких паучков?
        - Именно.
        - Запомню.
        В лесу раздался очередной крик.
        - Ты поступил мудро, что привёл их к нам, - вновь заговорила паучиха. - Уверена, решение далось тебе непросто.
        - С чего вязала? А, ну да, ты ведь подслушивала меня.
        - Нет, - покачала она головой. - Просто у обычных ванов слишком много эмоций. Нам проще живётся. Мы избавлены от лишнего сострадания. Вам же приходится переступать через свои идеалы. Через самих себя.
        - В данном случае всё оказалось гораздо проще, - спокойно ответил я. - Эти ублюдки торговали детьми. Похищали их и отдавали в рабство.
        - Об этом я и говорю. Эмоции.
        - То есть тебе своих детей не жалко? - удивлённо посмотрел на неё.
        - Тсукико, - джёрё впервые за сегодня назвала меня по имени. - У меня их слишком много. Так много, что ты и представить не можешь. И каждый день их сжирают птицы, жабы, и более крупные насекомые. Я должна горевать по всем?
        - Хм, дилемма, - пробормотал я. - А что насчёт вас? Таких же особей, как ты?
        - А вот это хороший вопрос, мой король.
        Ну вот, опять вернулись к тому, с чего начали.
        - Обычно особи рождаются от королевы, - продолжила та. - У других джёрё такое случается редко. Чтобы родились особи, нужен сильный отец. Именно таким и являешься ты.
        Паучиха взяла меня за руку и приложила к своей груди. Как ни странно, кожа оказалась тёплой. Я чувствовал, как бьётся её сердце. Чувствовал лёгкую дрожь. Горячее дыхание опалило лицо. Джёрё придвинулась ближе, нависла надо мной, смотря прямо в глаза.
        - Теперь королевы нет, и я замещаю её, - произнесла она. - У меня уже рождалась одна из особей, поэтому могу послужить основной любовницей.
        - Чёрт, - пробормотал я и отступил. - Тебе не говорили, что ты слишком назойлива?
        На её лице отразилась ехидная улыбка.
        - Мы примем твой подарок, - джёрё скрестила руки, из-за чего пышная грудь всколыхнулась. - Но ты должен знать, что это временная мера. Когда-нибудь…
        - Давай закончим разговор. Думаю, мне пора.
        На мгновение джёрё задумалась и вскинула голову. Потом повернулась ко мне.
        - Мне сообщили, что все твои подарки пойманы. Как прикажешь с ними поступить?
        - Попользовавшись, сделайте так, чтобы они страдали, - ответил ей со злорадной ухмылкой.
        - Как прикажете, мой король.

* * *
        - Ито-сан, с вами всё в порядке? - ко мне подъехал Ичитаре.
        - Да, - кивнул в ответ, слезая с телеги. - Сюда никто не выбирался?
        - Кроме вас, нет, - покачал тот головой.
        - Вот и отлично.
        Солдат, управляющий телегой раньше, перебрался обратно, освободив мою лошадь.
        - Поехали домой, Ичитаре. Я жутко проголодался.

* * *
        Солнце медленно катилось к горизонту. Небо постепенно приобретало розовые оттенки. Наш отряд выехал на деревенскую дорогу и неспешно катил к дому Сидзаки. Любопытные ваны снова повылезали из своих домов и пялились в нашу сторону.
        - Я думаю, вы преподнесли им хороший урок, Ито-сан, - сказал Ичитаре, едущий рядом. - Они надолго запомнят бандитов и то, куда вы их отвезли.
        - Да, - из груди вырвался тяжёлый вздох. - Я тоже.
        Солдат непонимающе на меня посмотрел.
        - Вы сожалеете о том, что сделали?
        - Нет, просто такие решения не даются легко. Тем более мне.
        - Наверное, - согласился солдат. - Я ведь старше вас. Но о таких успехах мне остаётся только мечтать.
        - Думаешь, меня это радует?
        - Не знаю, Ито-сан. Но теперь вижу, что вам трудно всё переносить одному. Может, стоит найти того, с кем сможете поделиться. Друга, способного поддержать.
        - О себе говоришь? - усмехнулся я.
        - Нет, ну, что вы, - скромно засмеялся тот. - Я обычный воин на службе рода Ито. У меня мало опыта в подобных делах. Но, уверен, главы клана смогут вам в этом помочь и что-нибудь подсказать.
        - Наверное, ты прав, Ичитаре. - кивнул я. - Стоит с ними поговорить.
        - Рад служить, Ито-сан, - заявил солдат и чуть вырвался вперёд, чтобы прогнать зазевавшуюся собаку посреди дороги.
        Мне же пришлось задуматься над его словами. В чём-то он был прав. держать всё в себе - не самый лучший вариант. Рано или поздно ненависть, обида и боль переполнят чашу терпения. И что будет тогда, я даже представлять не хочу.
        Подъехав ко двору, на глаза попалась Иоко. Она выжидательно смотрела на меня. Осталось только узнать, чего хочет женщина.
        Чего хочет женщина? Вопрос, которым задавались мужчины испокон веков. Но ответа до сих пор не нашли. Наверное, даже сами женщины его не знают.
        - Ито-сан, надеюсь, всё прошло успешно?
        А вот такого вопроса я точно не ожидал.
        - Ты беспокоилась обо мне? - спрыгнул с лошади и подошёл к забору.
        - Вы и в этом меня ограничите? - она вопросительно приподняла бровь.
        - Конечно, нет, - вскинул руки, будто сдавался. - Просто не думал, что ты будешь обо мне переживать. Разве не мечтаешь о том, чтобы моя жизнь резко оборвалась?
        Иоко саркастично хмыкнула. Однако в её глазах я увидел печаль.
        - Думаете, что весь мир крутится вокруг вас? Все желают вас убить или полюбить? Откройте глаза, некоторым просто плевать, что вы рядом.
        - Но не тебе, - подметил я. - Иначе бы не стояла здесь.
        Та опустила взор, тяжело вздохнула и пробормотала:
        - Видимо, зря.
        Хотела уйти, но я остановил, схватив за руку.
        - Надо поговорить.
        Женщины вырвала ладонь, смотря куда-то мне за спину. Обернувшись, увидел всё тех же любопытных крестьян.
        О, боги, да, когда же вы насытитесь? Вот что вам неймётся?
        - Пойдём в дом, - сказал я и двинулся первым.
        Иоко последовала за мной.
        Войдя внутрь, женщина коснулась моего плеча и кивнула в сторону.
        - Пройдёмте в обеденный зал.
        - Мива там?
        - А она нужна?
        - Я хотел бы поговорить с вами обеими.
        - Ито-сан, - мрачный коридор создавал довольно интимную обстановку. Темноволосая женщина смотрелась, словно тень, манящая к себе. Она стояла так близко, что я слышал, как волнительно бьётся её сердце. - Я бы не хотела подвергать этому свою дочь. Если пожелаете, я заменю обеих или позову кого-нибудь из служанок…
        - Ты это о чём? - перебил её я.
        - Разве вы не о праве первой ночи? - несколько сбивчиво проговорила та. - Я почитаю законы и понимаю, что за проживание надо платить…
        И вот тут я звонко рассмеялся. Напряжение, нараставшее весь день, достигло апогея. Остановиться не было сил. Нервный смех лился сплошным потоком. От него свело живот, скрутило мышцы, и я согнулся пополам. Сполз на пол, прислонившись к стене и продолжал веселиться. Из глаз выступили слёзы. Смахнув их, посмотрел на женщину. Та стояла, словно статуя, не понимая, что происходит. Казалось, моя реакция просто выбила её из колеи. Однако заметил, как уголки её алых губ дрогнули и слегка поползли вверх.
        - Мама?! - на лестницы послышались частые шаги.
        Ступени на второй этаж начинались здесь же, прямо у входа в дом. И оттуда уже сбежала Мива. Увидев меня лежащего и дёргающегося в припадке, она впала в ступор.
        - Что с ним? - испуганно прошептала девушка с зелёными кошачьими ушами. - Ты отравила…
        - Не говори глупостей, - вспыхнула Иоко. - Он просто дурачится.
        Я постепенно успокаивался. Дыхание вернулось в норму. Немного щипало глаза, но это пройдёт.
        - А ты хотела меня отравить? - сквозь остатки смеха спросил я.
        - У меня такое хобби, Ито-сан, - съязвила та. - Люблю, знаете ли, до вечера отравить одного или двух ванов.
        - О как, - я кое-как поднялся. - Тогда буду заваривать чай сам.
        - А вы думали, что этим займёмся мы? - фыркнула женщина.
        - Почему нет? - пожал плечами. - Вы ведь теперь со мной живёте.
        - Если это необходимо, - за спиной послышался робкий голос Мивы, - то кухней могу заняться я.
        - А ты умеешь? - повернулся к ней.
        Что-то мне подсказывало, эта девушка довольно избалованная особа. Но всё же она хочет казаться полезной. Вряд ли её обеды сравняться со стряпнёй Шинджу. Заварные пирожные моей приёмной матери просто божественны. Я не встречал ни единого вана, кто смог бы приготовить хоть отдалённо напоминающую вкуснятину.
        - Научусь, Ито-сан, - Мива воспрянула духом. - Обещаю вам.
        - И думаешь, благодаря готовке останешься в доме?
        - Разве этого недостаточно?
        - Ох, боги, - я запрокинул голову и шумно выдохнул. Меня снова пробирал смех. - Так, давайте мы пройдём в зал. У нас будет серьёзный разговор. И нет, - посмотрел на Иоко, - он не о том, о чём ты подумала. Я хотел, - а вот теперь момент истины. На мгновение замялся, потому что говорить придётся с открытым сердцем. - Хотел просить у вас прощения.
        Глава 13
        - Ито-сан, я не совсем понимаю…
        - Зови меня просто Тсукико.
        Я и Мива сидели за чайным столиком. Иоко вопреки своим словам приготовила заварной напиток. Следовало отметить, что аромат по залу прошёлся просто потрясающий.
        - Боюсь, общество не оценит, - женщина присела напротив.
        - Здесь лишь твоя дочь. Или ты ей не доверяешь?
        - Лучше скажите то, о чём планировали, - увильнула та от ответа.
        Запомним. Видимо, Иоко не хочет в чём-то сознаваться при Миве. Значит, следует поговорить с ней один на один, но после того, как зеленоволосая нас покинет.
        - Слушайте, - я снова начал волноваться. Всё же говорить семье о том, что убил их кормильца, не самое простое. - То, что произошло… в общем, я не хотел…
        - Не хотели убивать моего мужа? - переспросила Иоко с хитрым прищуром. - Тогда могли бы оставить его в покое.
        - Ты ведь знаешь все детали, - твёрдо ответил я. - Даже боги согласились на Поединок. Значит, душа у него была нечиста.
        - Мы это прекрасно знаем, - просто сказала женщина и пожала плечами. - Или за кого вы нас принимаете? За деревенщин, которые только и мечтают выскочить замуж за богатенького вана и закрыть глаза на все его поступки? Сидзаки похитил меня, а потом… - покосилась на дочь, которая осунулась и вжала голову в плечи. - Простите, Ито-сан, я перебила вас. Прошу, продолжайте.
        - Тсукико, - поправил я, но Иоко лишь криво усмехнулась. - Понимаю, всё это выглядит, мягко говоря, глупо. В вашем доме поселился чужак, считающий себя полноправным хозяином. Будь я на вашем месте, то возненавидел бы его. Но так как я по другую сторону, меня несколько напрягают подобные мысли.
        - Боитесь, что мы покусимся на вашу жизнь? - спросила женщина и сделала глоток, будто показывая, что он не отравлен.
        - Да, опасаюсь. Я вроде бы не дурак, а это вполне логичные мысли.
        - И снова говорите о себе. Да вы эгоист.
        Зараза, а ведь она права. Не для этого я завёл разговор.
        - Ладно, - выставил вперёд руки. - Буду краток и предельно честен. Кем бы вы меня ни считали, но мне не жаль Сидзаки. А вот перед вами меня гложет совесть. Понимаю, что лишил вас опоры. И не знаю, как загладить вину. Мне кажется, это уже никак не исправить. И всё же не считаю вас своей собственностью. Сегодня я был довольно груб, когда говорил про плату за проживание. Это ваш дом, и если хотите остаться, то, пожалуйста, я не против. Скорее всего, буду редко здесь появляться. А вы живите, как и раньше. Я распоряжусь, чтобы Кабэ доставлял вам всё необходимое. Конечно, в разумных пределах. Так как все силы сейчас брошены на строительство госпиталя.
        - То есть вы разрешаете жить нам в нашем доме? - спросила Иоко с иронией.
        - А вот ты умеешь простым вопросом перевернуть всё так, чтобы я чувствовал себя, как последний подлец.
        - Слишком долго была замужем, - улыбнулась та.
        Судя по всему, она не особо прониклась смертью мужа. Что-то мне подсказывает, пылкой любви здесь никогда и не было. Иоко просто переживает за свою дочь. Перемены не всегда к лучшему. Но я постараюсь сделать так, чтобы они считали иначе.
        - В общем, - хлопнул себя по коленям. - Я виноват перед вами, но это не изменить. Приношу свои глубочайшие извинения, - с этими словами низко поклонился.
        - Вы просите прощения за моего отца? - подала голос Мива.
        - Нет, - посмотрел на неё. - Он получил то, что заслужил. Я извиняюсь не за его смерть, а за ваше положение.
        - А когда вы шли на Поединок, знали о последствиях? - всё с той же иронией спросила Иоко.
        - Я не знал о вас. Но даже если бы и был в курсе, то не остановился, - спокойно ответил ей. - Не я один должен думать об ответственности. Он обесчестил…
        И тут женщина меня перебила, вскинув руку, и слегка кивнула на дочь.
        - Мама, я в курсе, - ответила та. - И ты сама часто говорила, как ненавидишь отца, - после перевела взгляд на меня. - Он был бесчестным ваном. Бил нас, когда напивался. Таскал сюда шлюх и трахал всю ночь напролёт. Я не говорю уже о порках слуг…
        - Мива! - её мать повысила голос. - Прекрати!
        - Но ведь это правда! - вспыхнула та. - Тсукико просит у нас прощение за того, кого мы ненавидели! Разве он не должен знать?
        - Для тебя Ито-сан, - продолжала сердиться Иоко.
        - Мива, - я обратился к девушке, но вполне добродушно. - Ты не могла бы оставить нас с матерью наедине?
        Та удивлённо уставилась на нас, а потом резко успокоилась.
        Слишком вспыльчивая девушка. За такой нужен глаз да глаз.
        - Хорошо, Ито-сан, - она встала и направилась к коридору. Но, остановившись там, обернулась и взглянула на меня. - Кстати, я знаю о праве первой ночи.
        - Мива! - вновь воскликнула Иоко, обернувшись к ней, но девушка уже убежала на второй этаж. - Простите её, господин…
        - Я ж просил, - вновь поправил я.
        И вот тогда женщина посмотрела на меня презрительным взглядом.
        - Хорошо, - произнесла она. - Хочешь говорить наравне, давай попробуем. Всё, что происходило в этих стенах здесь и останется. Моё отношение к Сидзаки также является личным, и делится им не собираюсь. Ты хладнокровно убил моего мужа. Отца моей дочери. Пришёл в наш дом, где мы прожили пару десятков лет, и пытаешься навести свои правила. И вот твои «простите» и «извините» не помогут. Ты совершил убийство, и этого не отнять. А ведёшь себя, как девчонка. Можешь тогда ты и показался настоящим мужчиной. Но сейчас я вижу лишь мальчишку, который просто хочет показаться хорошеньким. Это хотел услышать? Теперь доволен?
        М-да, за такие слова ей может не поздоровиться. Такое неуважение никто не смеет проявлять. Ну, кроме меня. Я ведь повздорил с Джиро и Акайо, чего делать не следовало. И теперь попал в такую же ситуацию, когда стараешься кому-то помочь, а взамен нарываешься на… вот это.
        - Почти, - ответил я, сжав кулаки.
        Надо сдержаться. Не срывайся. Ты просил честности и открытости? Получай. В конце концов, она права. К тому же Иоко и сама понимает, что сболтнула лишнего. Вон как глазки бегают. Боится на меня смотреть. Сорвалась. Но оно и понятно, им сейчас тяжело.
        - И ты права, я убил вана. И уже не одного. Однако не собираюсь за это раскаиваться. Если ты слышала то, что говорят обо мне крестьяне, то знаешь, что я охочусь на монстров. Увы, это не всегда призраки и оборотни. Мне пришлось столкнуться с непростым выбором. Я его сделал, и ни о чём не жалею, - говорил я тихо и спокойно, хотя мы оба чувствовали, как в зале нарастало напряжение. - И да, я стараюсь показаться хорошеньким. Но это не потому, что мне надо заслужить ваше доверие и расположение. Грубо говоря, мне плевать, как вы будете распоряжаться собственной судьбой. Как наложницы вы мне не нужны. Хотите уехать, я не против. Остаётесь, пожалуйста, - развёл руками. - Но дело в том, что вот такой я человек. Добрый и в меру справедливый. Может быть, наивный. Может быть, чего-то не понимаю. Да всё может быть. Но я, правда, чувствую перед вами вину, и хочу помочь, если вы согласитесь.
        - Оставишь нам дом и уберёшься отсюда? - Иоко вопросительно вскинула бровь.
        - Вряд ли. Ты ведь видишь, что мы стараемся облагородить край.
        - А если это никому не надо? Может, уже поздно, что-то здесь облагораживать? Ваны прогнили насквозь. Посмотри на них, - указала на высокое окно, будто там можно было что-то разглядеть. - Каждый жаждет забраться тебе в карман, или подсмотреть, пока моешься в ванной. Думаешь, у меня такого не было? Ты даже не представляешь, что мне пришлось вытерпеть, пока мой муж шлялся по трактирам.
        - В дом кто-то забирался? - напрягся я. - Бандиты? Они приставали к вам?
        - Тебе-то какая разница? - с каждой секундой Иоко распалялась всё сильнее. Её щёки уже покраснели от гнева, а глаза метали молнии. - Или герой так боится за свою жизнь, что окружит себя круглосуточной охраной?
        - Не только за свою, - ответил я. - Вы тоже будете в безопасности.
        - Думаешь, я в это поверю? - фыркнула та, однако голос её немного изменился. - Сколько раз я просила Сидзаки во всём разобраться. Но он лишь смеялся мне в лицо и говорил, что для меня идеально подходит роль шлюхи…
        И вот тогда она отвернулась. Сломалась? Я не знал, что делать. Как утешить плачущую женщину, которая тебя видеть не желает?
        - Иоко, - начал я. - Сейчас всё будет по-другому.
        - Что, Тсукико? - повернулась та. На щеках блестели капельки слёз, а в глазах читались ненависть и боль. - Что ты хочешь от меня услышать? Чем хочешь удивить? Единственное, ради чего я жила - это Мива. Каждую неделю приходили эти ничтожества, и мне приходилось их ублажать. Но молча выполняла свою роль. Всё ради того, чтобы никто из них не покусился на дочь. Она не была нужна даже отцу. Понимаешь? Он никого не любил, а она всю жизнь к нему тянулась. И что мне теперь ей сказать? Как объяснить, что его больше нет, зато появился ты, его убийца?
        - Не знаю, - честно признался я. - Но скажи, кто именно сюда приходил? Когда?
        - Его друзья с земель Ямадзаки. Они чем-то промышляли. Я не знала, чем, до недавнего времени. Поздно ночью являлись со стороны реки и забирались через задний двор. Никто не должен был их видеть, потому и у нас так мало окон.
        - Ясно, - кивнул я и поднялся. - С окнами тоже разберусь.
        С этими словами направился к лестнице.
        - Уходишь? - казалось, что Иоко весьма удивилась такому окончанию разговора. - Это всё?
        - Не совсем, - я остановился и обернулся к ней. - Хотел поговорить по душам. Раскрылся вам, вы раскрылись мне. Теперь понимаю, как ко мне относитесь. И это вполне естественно, - пожал плечами. - И всё же вы имеете на это полное право.
        - И… просто так всё оставишь? - уже тихо произнесла женщина.
        Она сидела вполоборота, отчего края кимоно разошлись, оголив плечо. И это не могло остаться незамеченным. Темноволоса неко казалась мне весьма красивой и привлекательной. Несмотря на её рассказы, она не походила на местную шлюшку, которых видел в харчевне. Наоборот, гордое лицо, смуглое и подтянутое тело, аристократический взгляд вызывали не просто похотливое желание. Ею хотелось обладать во всех смыслах. Иоко казалась достойной парой. С которой не стыдно показаться вместе. Которая может не только ублажать телом, но и душой. Умом. Она ведь весьма образованная особа. Это сразу заметно.
        - Никому не пожалуешься, что я сорвалась? Не будешь говорить о неуважении? Просто забудешь, словно ничего и не было?
        - Нет. Конечно, нет. Я это запомню. Каждое твоё слово. Но не считаю, что всё высказанное относится ко мне. Это просто напряжение, недоверие и страх, появившиеся в тебе за все годы, проведённые с Сидзаки.
        - То есть я останусь без наказания?
        - Судя по вашим рассказам, вы достаточно настрадались. Я не такой, как твой бывший муж. Не имею ни малейшего желания ругаться или пререкаться. И уж тем более поднимать руку. Настоящий мужчина никогда себе такого не позволит.
        - Ты в этом уверен? - снисходительно хмыкнула женщина.
        И всё же в её глазах появилась надежда.
        - Я говорю лично за себя. Теперь ты и Мива принадлежите мне. Как бы это ни звучало, и как бы мне это не нравилось. Значит, несу за вас ответственность. Поэтому охрана будет здесь постоянно. Только если Джиро не посчитает нужным её убрать. Но тогда я что-нибудь придумаю.
        - Снова строишь из себя героя? - недоверчиво прищурилась та.
        - Не строю, - покачал головой и довольно улыбнулся. - Я и есть герой.

* * *
        По моему приказу Кабэ организовал спальню на чердаке. Не хотел стеснять женщин, да и место было подходящим, чтобы уединиться с мыслями, которые не покидали мою голову. Взобравшись туда, оказался в просторном помещении. Невысокий потолок, но достаточный, чтобы не зацепить макушкой. Одно слуховое окно слева. Сквозь него уже пробивается алые лучи солнца. Как и просил, в дальнем углу постелили татами. Хотя сверху лежал ещё и мягкий матрас.
        - Ну, блин, - пробормотал я, стягивая его. - Говорил же, не надо.
        Лёг на спину и… услышал, как урчит живот.
        Чёрт возьми, с этими женщинами совсем забыл, как жутко хочу есть.
        Однако вставать было лень. Конечно, можно было позвать Иоко или ещё кого из слуг. Уверен, они услышат. Но и этого делать не хотелось.
        Чуть отдохну и спущусь.
        Однако стоило прикрыть глаза, как меня сморила лёгкая дрёма.
        Но провалиться в глубокий сон не позволил скрип половиц. Резко вскочив на ноги, уставился на гостя. А точнее, гостью. Ею оказалась высокая незнакомка в форме воина. Длинные тёмные волосы сплетены в тугую косу. Раскосые глаза, худое лицо. Но самое удивительное - отсутствие кошачьих ушей. Она была либо ваном, у которого что-то припрятано под одеждой (даже думать не хотел, что именно). Либо человеком.
        - Кто ты такая? - потянулся к мечу. - И как сюда вошла?
        - Успокойся, Тсукико, - мягко произнесла она. - Я тебе не враг.
        - Откуда мне знать.
        - Меня зовут Накимэ. Возможно, слышал обо мне. Я посланница богов.
        - О, как, - удивлённо уставился на неё, но ладонь с рукояти не убрал. - И зачем же им понадобилось за мной посылать?
        - Не им, а ей, - отозвалась та.
        - Ей? - ещё больше удивился я.
        За несколько последних дней женское внимание ко мне стремительно возрастает. Интересно, почему?
        - Ты с ней знаком, - кивнула посланница. - Заочно. Не общался напрямую, но она тебя постоянно слышала.
        - И почему всем так хочется за мной подслушивать? - пробормотал себе под нос, а потом обратился к гостье: - Так и кто же это?
        - Богиня милосердия Канон.
        Ага, то есть та бутылочка с саке непросто магический артефакт. Я-то думал, что там лишь неиссякаемый поток алкоголя, а оно вон как выходит. Подбросили мне жучка. Интересно, а Саторэ знал об этом? Или просто наслаждался вкусным пойлом?
        - И чего хочет от меня богиня?
        - Думаю, это лучше обсудить именно с ней, - слегка кивнула Накимэ. - Пройдём со мной. Разговор не займёт много времени.
        - Интересно, куда ещё?
        - Увидишь, Тсукико. Пожалуйста, не заставляй её ждать. Это неуважение к богам.
        - А вы не уважаете меня, раз так нагло проходите в комнату к спящему человеку.
        На это посланница легко улыбнулась. Видимо, её позабавило моё поведение. Боги привыкли, что к ним бегут сломя голову. Носят подарки, приносят жертвы. А тут пришли за парнем, а он ещё и выпендривается. Наглый, самоуверенный юнец.
        О да, я такой.
        Тем временем женщина взмахнула рукой. Прочертила по воздуху круг. За её пальцами оставался шлейф белого света. И когда линия соединилась, образовав кольцо, то полыхнуло так, что меня ослепило. Я зажмурился и прикрылся руками. В ту же секунду неведомая сила подхватила меня и понесла куда-то ввысь. Я уже приготовился к удару о потолок и стены, но ничего не последовало. Меня кружило в вихре яркого света, словно Тотошку в торнадо.
        Но всё закончилось столь же стремительно, как и началось. Постепенно круговерть утихала, а потом и вовсе прекратилась. Ноги коснулись земли, и свечение угасло.
        Открыв глаза, замер на месте.
        - Ого, - восхищённо выдохнул я. - Красиво.
        Я стоя на зелёной траве, посреди небольшой лужайки, на которой то тут, то там росли яркие разноцветные цветы. А впереди, метрах в десяти от меня, проплывали пушистые облака. Казалось, что я стою на вершине горы, но на самом деле всё было гораздо интереснее.
        За облаками медленно двигался огромный парящий остров. Его будто вырвали из земли и вскинули к небесам, где он обрёл искусство левитации. Снизу конус из камней и земли. По краям зелень и льющиеся в никуда водопады, а по центру возвышалось здание. Храм, почему-то я был в этом уверен, будто прожил здесь множество лет. Мощные каменные стены, остроконечная крыша, всё, как в империи. Но от этого здания веяло мощью. Древней силой, что теплилась испокон веков. Та энергия, берущая начало из глубин Абсолюта, о котором рассказывал бакэ-дзори. Она медленно перетекала в этот мир, а потом и в наш, как и в миллиарды других. Храм казался каким-то ретранслятором.
        Но больше всего меня поразила мысль, что я всё это знаю. Не догадываюсь, а именно знаю.
        - Здравствуй, Тсукико, - за спиной раздался приятный женский голос.
        Я обернулся и увидел её.
        Глава 14
        Позади стояла полноватая женщина ниже меня на голову. На ней было белое кимоно с чёрными лентами и узорами в виде зелёных листьев. На голове тугой пучок волос, пронзённый двумя иглами. Сложно было говорить о возрасте, но богиня предстала в виде женщины в годах. Но редкие морщины на лице только украшали её.
        - Меня зовут Канон, - слегка поклонилась. - Я ждала тебя.
        - Прошу меня простить, - поклонился в ответ. - Просто это довольно неожиданно для меня.
        - Понимаю. За несколько дней столько всего на тебя свалилось, что уже и сам не знаешь, что делать.
        - Всё верно, - согласился я.
        Внезапно где-то далеко в небесах над нами прозвучал гонг. Настолько мощный, что в первое мгновение заложило уши.
        - Не бойся, - богиня взяла меня под локоть.
        И я оторопел. Она только что стояла на расстоянии в несколько метров от меня, а теперь рядом. Не прошло и секунды, как я зажмурился.
        - Здесь тебе ничего не угрожает.
        - Где мы?
        - Это наш дом. Все боги живут в этом мире на различных островах. Чем выше ранг, тем выше твой дом.
        - Выходит, ваны живут там, - я кивнул на обрыв.
        - Нет, это совсем другой мир. Не думай, что мы просто витаем в облаках над вами. Иначе кто-нибудь да заметил такие острова.
        - Это точно, - кивнул в ответ.
        Женщина осторожно потянула меня в сторону от обрыва, вглубь острова, где виднелся высокий частокол.
        - Это ваш дом?
        - Именно так, - сказала она. - Там живут мои приближённые.
        - Ваны?
        - Не совсем. Но скоро ты всё увидишь.
        Стоило ей это сказать, как всё вокруг нас смазалось. Казалось, что пространство натянулось в нашу сторону. Зелёная трава, голубое небо, всё перемешалось. А потом резко пришло в норму. И мы оказались у высоких деревянных ворот.
        - Вот это да, - восхищённо выдохнул я, обернувшись назад.
        Богиня только что перенесла нас всего за мгновение. Так даже мне не удавалось бегать. Впрочем, я всего лишь человек, а она… не знаю, как воспринимать подобных сущностей.
        - Пройдём, - она слегка толкнула ворота, и те свободно отворились внутрь.
        За частоколом оказалась небольшая деревушка, состоящая из простеньких домиков. Перед нами убегала лишь одна дорога без всяких поворотов. И оканчивалась у храма, подобному тому, что я видел на пролетающем острове.
        А вот жители… к этому меня жизнь не готовила. Вокруг нас бродили различные существа. Какие-то сатиры с козлиными ногами, обросшие неко со свисающими ушами, даже кентавр проскакал. Над головой иногда хлопали крылья гарпий. Полуобнажённые женщины с пышной грудью. Их покрывали блестящие перья. Вместо ног, когтистые лапы, а вместо рук - крылья. Где-то за домами мелькнул змеиный хвост, а через пару секунд оттуда выползли наги. Мужчина и женщина. Такие же голые, как и все остальные. Они приветливо помахали нам руками и скрылись в соседнем доме.
        - Да у вас здесь весело, - хмыкнул я, пока мы не спеша двигались к храму.
        - Все существа, достойные моей милости, после смерти попадают сюда.
        - Неужто так мало народа умирает? - спросил я и прикусил язык.
        Да, странный вопрос, но мне было любопытно, почему деревенька такая маленькая.
        - Ты видишь лишь часть моего мира. Сейчас я не могу показать тебе всего.
        - Понял вас.
        На дорогу, весело перебирая восьмью лапами, выбежала обворожительная джёрё. Ну, как обворожительная. Верхняя её часть, конечно же. Вот только теперь она была именно получеловеком. С молочной кожей, карими глазами и тёмными волосами.
        Она улыбалась и, казалось, была довольно жизнью.
        - Тсукико, - подскочила ко мне, схватила и легко подняла над землёй. А в следующее мгновение прижала к своей мягкой груди. - Как я рада тебя видеть, - чуть ли не кричала она. - Как давно мы с тобой расстались, уже и не помню.
        - Вообще-то, вчера, - прохрипел я, когда она опустила меня обратно.
        Не узнать паучиху было невозможно. Именно она была первой джёрё, с кем пришлось столкнуться в западных лесах.
        - Вчера? - удивилась та. - Разве такое возможно?
        - Время здесь идёт совсем иначе, - улыбаясь, ответила богиня милосердия. - Здесь могут пройти недели, на земле всего день. И наоборот. Для нас, понятие времени относительно.
        Я усмехнулся, но промолчала. В тот момент Канон напомнила мне об Эйнштейне и его теории относительности. Но говорить об этом нельзя. Хотя, боги должны знать, что я из другого мира. Или нет?
        - Ты встретился с моими сёстрами? - продолжала радоваться джёрё. - Просто так сюда никто не попадает.
        - Вообще-то…
        - Он явился по моему приглашению, - ответила за меня Канон. - Тсукико до сих пор жив.
        - Живой? - удивлённо протянула паучиха.
        При её словах на нас уставилось несколько любопытных взглядов.
        Ох, да сколько можно? На земле пялятся, здесь пялятся. Когда это прекратится?
        - Значит, с ними ты не увиделся, - махнула рукой джёрё. - Оно и к лучшему, иначе бы ноги не унёс.
        - Ну, как сказать, - замялся я.
        - В чём дело?
        - В общем, теперь я ваш король.
        - Ты? Король? - внезапно она звонко рассмеялась, запрокинув голову. И от этого полные груди запрыгали практически у меня перед лицом. - Ты серьёзно?
        - Да, - ответил всё так же неуверенно. - Понимаешь, тут такое дело. Мне нужен был ваш пленник, а королева встала на пути. А потом ещё одна напала… в итоге, пришлось убить ещё двоих.
        - Да ты кровожадный парень, - джёрё потрепала меня по щеке. - Но не переживай так по этому поводу. Я тебя не виню за свою смерть. Наоборот, благодарна. На нас лежит проклятье, от которого можно спастись только лишившись жизни. И ты спас уже троих.
        - Ага, и теперь остальные хотят… меня.
        - А ты как думал? - она всплеснула руками. - Стал королём, будь добр отрабатывать титул. Ну а теперь мне пора.
        Паучиха снова подхватила меня и прижала к груди.
        Уф, это настолько прекрасно, что я готов забыть об их нижней восьмилапой части.
        - Тебе полегчало? - спросила богиня, когда джёрё убежала.
        - А должно было?
        - Насколько я могу судить, тебя сгрызает совесть за все те убийства, что ты совершил. Именно поэтому я тебя и вызвала.
        - Хотите дать мне прощение? - хмыкнул я.
        - В каком-то смысле, да, - кивнула та и снова двинулась к храму. - Поделись со мной переживаниями, пока они не съели твою душу. Взамен я открою тебе правду, о которой ты узнал недавно. Поверь, тебе полегчает.
        Каменные ступени оказались тёплыми. Странное ощущение. Может в каждом острове есть своё ядро? И его жар передаётся по камням?
        Мы поднялись по невысокой лестнице. Наверху ожидала Накимэ всё в том же боевом облачении.
        - Госпожа, - склонила голову посланница богов и распахнула двери храма.
        Внутри просторный зал, высокие мраморные колонны. А посреди небольшой бассейн. От воды валил густой пар. Оттуда раздавался радостный женский смех. И Канон двигалась именно в том направлении. Сперва я оторопел и застыл на месте, но потом быстренько догнал богиню.
        - Эм, простите. Но подобная обстановка совсем не располагает к душевной беседе.
        - Уверен? - улыбнулась та.
        Оказавшись близ бассейна, увидел посреди пара нескольких девушек. И каждая из разной расы. Впереди сидела длинноволосая блондинка с маленькими бараньими рожками. Рядом с короткострижеными синими волосами клыкастая не пойми кто. Наверное, суккуб. Её тело покрывали мелкие серые чешуйки, а острые клыки слегка выпирали над губами. И третьей оказалась нага. Вот только вместо волос у неё на голове торчал перепончатый гребень. А кожа отдавала зеленоватым оттенком.
        - Ого, - выдавил из себя. - С такими я ещё не встречался.
        - Тогда вы познакомитесь поближе, - послышался рядом голос богини.
        Я невольно залюбовался девушками и совсем упустил из виду хозяйку «кутежа». А когда обернулся, то успел заметить лишь, как над головой Канон взлетело её кимоно, а после медленно опустилось. Вот только вопреки ожиданиям, передо мной оказалась шикарная длинноногая брюнетка. Широкие бёдра и осиная талия манили обнять. Женщина стояла ко мне спиной. Подняла руку и достала из волос иглы, отбросив их в сторону. Смоляные пряди осыпались на плечи и спину. Канон повернулась ко мне и мило улыбнулась, будто ничего и не происходит.
        - Ты нас стесняешься, Тсукико?
        Чёрт возьми, да её грудь мне даже в руку не поместится. Как вообще можно с такими справиться?
        - Мы просто попаримся, - продолжала она. - Ничего постыдного. Ведь ты уже успел получить наслаждение от своей тётушки и учительницы.
        - И вы всё видели? - возмутился я.
        - Боги всегда всё видят.
        Она подошла ближе и коснулась пальцем моей голой груди.
        Голой?! Когда это меня успели раздеть?!
        - Успокойся, - женщина толкнула меня назад.
        Я не удержал равновесие и плюхнулся в тёплую воду. Ноги тут же что-то оплело, а на плечах почувствовал мощную хватку. Но чужие руки не собирались меня топить. Наоборот, помогли подняться.
        - А теперь поговорим, - богиня уже сидела передо мной с блаженной улыбкой.
        Справа оскалилась нага. Именно её хвост скользил по ногам. Но, если сперва это пугало, то теперь стало даже как-то приятно. Слева чешуйчатая суккуб и рогатая девушка. Блондинка наклонилась чуть ближе, и провела мягкой губкой мне по груди. Стоит ли говорить, что все они оказались в таком же виде, как и я.
        И вот, когда напряжение доросло до пика, я решил согласиться с Канон. Зачем беспокоиться? Хотели бы убить, давно прикончили. Поэтому я откинулся на край бассейна и расслабился.
        Меня омывают три очаровательные девушки. Да, они не совсем люди, и всё же выглядят не столь… вызывающе, как те же джёрё. А напротив сидит богиня милосердия. Нагая и привлекательная. Думаю, это вполне заслуженная награда за всё то, что я успел сделать.
        - Верно подмечено, - Канон прочитала мои мысли. - Так что давай обсудим.
        С этими словами её нога скользнула между моими и прижалась… к самому дорогому.
        - Расслабься, Тсукико, - продолжала та своим мягким голосом. - Здесь тебе рады.
        - Уже заметил, - хмыкнул я, не открывая глаз.
        Блаженство растекалось по телу. В тот момент мне не хотелось ни о чём думать. Раствориться в воде, слиться с паром и… с девушками.
        Интересно, Канон позволит дойти до этого? Или всё останется с рейтингом шестнадцать плюс?
        - А ты хочешь? - спросила она и надавила ногой чуть сильнее.
        - Не знаю… - прошептал я, тая под нежными руками девушек.
        - Ладно, начнём с меня, - богиня села в прежнюю позу, лишив меня удовольствия. - Ты злишься на себя из-за убийства Сидзаки. Зря. Мы согласились с Поединком Чести. Ты заступился за невинную душу, которую осквернил. Нам это не нравится. Поэтому даже я, богиня милосердия, считаю твой поступок правильным.
        Вот тут я немного напрягся и навострил уши.
        - Его жена и дочь скоро придут в норму, поверь. Просто дай им немного времени.
        - Сколько потребуется, - я выпрямился и посмотрел на обнажённую Канон.
        Чёрт, как же тянет…
        Нервно сглотнул.
        - Но боюсь, что им может грозить опасность. Иоко рассказала мне о тех ужасах, что творил её муж. Мне кажется, она сломлена и может сорваться. Вдруг решит отомстить?
        - Не беспокойся, - улыбалась богиня. - Ты услышал даже мою посланницу, а значит легко застанешь простую женщину врасплох.
        - Сомневаюсь. Силы работают в каком-то избирательном порядке. То появляются, то исчезают. Управлять ими довольно трудно.
        - А разве обещали, что будет легко? - Канон вскинула бровь. - Тебе был дарован меч моего брата Фуцунуси. Я не знаю, сделал ли он это лично, или, как обычно, это происходит с людьми. Но факт остаётся фактом.
        - Что значит, как обычно? - переспросил я.
        Троица девушек перестала омывать меня, а когда бросил на них взор, то никого не увидел.
        Исчезли, убежали? А жаль, было приятно.
        - Если желаешь, могу их позвать, - лукаво посмотрела Канон.
        - Нет, так даже лучше. Вы ведь хотите серьёзно поговорить. Они только отвлекают.
        - Я думала, тебе понравится.
        - Так и есть, благодарю.
        - Что ж, тогда продолжим, - Канон раскинула руки по бортам бассейна, отчего её грудь приподнялась над водой.
        Блин, она специально это делает?
        На лице женщины появилась довольная улыбка.
        Ещё и мысли читает! Ну, отлично.
        - Большинство людей в империи рождаются с редкими умениями, - начала та. - У каждого что-то своё, будь то чтение мыслей и полёты над землёй. Зачастую они получают оружие от Фуцунуси, соизмеримое с их духовной энергией.
        - Кто такой этот Фуцунуси. Мне о нём так ничего и не рассказали.
        - О, - как-то огорчённо протянула Канон. - Мой брат совершил недопустимую для богов вещь. Именно за это его изгнали. И где он теперь никто не знает. Но его оружие то и дело появляется в руках людей.
        - И что же он сделал?
        - Убил нашего Отца. Ножом в спину. Это произошло довольно давно. Отца вызвал на поединок старший сын, Эмма. Бой должен был продолжаться не до смерти. И, когда Эмма пал под натиском Отца, появился Фуцунуси. Он убил Верховного бога. Думал, если сделал это, то сможет занять его место. Но мы не были с ним согласны. Потому и приказали убираться.
        - Так, а зачем он рассылает нам свои мечи?
        - Не имею понятия, - ответила та и пожала плечами. - Мы и сами хотели бы это знать. Может, у тебя есть догадки?
        - Вы можете забраться мне в голову, значит, знаете, что нет.
        - А вот с этим непросто.
        Богиня оторвалась от края и, опустившись на руки, медленно двинулась ко мне. От такой игривой походки я воспылал желанием.
        - С твоими мыслями не так гладко. Иногда их удаётся прочитать, а иногда нет. Думаю, вскоре ты научишься их скрывать полностью, даже от нас.
        Она подошла практически вплотную. Её лицо зависло над моим. Пышные груди коснулись тела. Женская кожа оказалась горячей. Не знаю от воды или от желания.
        - И не злись на Джиро, - внезапно вспомнила про моего приёмного деда. - Это я приказала изменить вам память. Он жутко этого не хотел, но не мог воспротивиться воле богов. Им всем пришлось молчать по моему велению.
        В этот момент её рука скользнула по моему бедру и сжала… то самое. Я вздрогнул от наслаждения, не в силах даже разозлиться за это откровение.
        - Но почему? - тихо спросил у неё.
        - Ты бы отправился к тэнгу. Никто не знает, где они. Никто не знает, зачем воспитывали людей. Даже Высший бог не в курсе их работы. Ведь тэнгу могли закрываться от наших взоров.
        Женщина приподнялась, придвинулась ещё ближе, а после осторожно присела. В одно мгновение всё изменилось. По моему телу пробежалась приятная дрожь. Я оказался внутри очаровательной женщины, которая так умело работала бёдрами. Канон прижала к своей груди. Мои губы впились в них. Страсть распалялась всё сильнее. А богиня зашептала:
        - Я переживала за тебя, Тсукико. Ты нужен нам, своей семье и тому миру. Ты… герой.
        Ногти впились мне в лопатки. Канон выгнулась в спине. Из лёгких вырывался пар и наши стоны. Она задрожала вместе со мной. Ускорилась, ёрзая на мне из стороны в сторону, а потом закричала от удовольствия и…

* * *
        И я проснулся на чердаке. Открыл глаза и увидел мрачный потолок.
        Ох, неужто всё было только сном? Зато каким. Можно с уверенностью сказать, я был участником божественной оргии. Хотя, если не считать омовение, как интим, то это и не оргия вовсе. И всё равно было прекрасно.
        Из груди вырвался вздох облегчения.
        Я бы в той же одежде, в которой лёг на татами. Рядом лежал лунный меч, поблёскивая голубым светом. За окном светила луна, заливая лучами часть чердака.
        Жутковатое место, но мне, почему-то нравилось.
        Но стоило мне пошевелиться, как в правой руке почувствовал небольшую тяжесть. Посмотрел туда и увидел камэосу.
        - Ох, ты, - резко уселся.
        Фигурка полной невысокой женщины будто смотрела мне в душу и ехидно улыбалась.
        - Так это всё-таки был не сон? - пробормотал я.
        «Теперь мы повязаны, Тсукико, - раздался женский голос в голове. - Я даю тебе своё покровительство. Если захочешь со мной связаться, просто расскажи всё моему изображению».
        Да твою ж мать. Теперь у меня в голове будет ещё одна баба. Когда думал о гареме, то совсем не это представлял.
        Откупорил бутылку и сделал пару глубоких глотков. Поморщился.
        Ой, дурак. На пустой желудок пьёшь саке. Кому-то опять будет хреново.
        С этими мыслями встал и направился вниз.
        Глава 15
        Утро застало меня криками с первого этажа. Открыв глаза, кое-как пришёл в себя. Голова слегка гудела, а тело ломило так, будто вчера не бандиты убегали от джёрё, а я.
        - Божественная оргия, - пробормотал я, поднимаясь.
        Оставалось надеяться, что мышцы болят именно из-за этого.
        Неужто такова плата за секс с богиней? Может стоило попросить остановиться?
        И тут же усмехнулся над своей мыслью.
        Ну да, остановиться. Разве богиня послушает простго смертного, когда она хочет интима? Впрочем, грех жаловаться, мне тоже понравилось.
        Крики снизу возобновились. Кто-то сильно ругался.
        Спать лёг в костюме. Не хотелось, чтобы в первую же ночь в чужом доме становиться беззащитным. Да, неудобно, но оно того стоило. Поэтому я сразу же помчался к лестнице. А когда спустился, увидел спорящих Изуди и Иоко.
        - О, Тсукико, наконец-то ты проснулся, - обрадовался мой приятель.
        - Ваши крики, наверное, до поместья долетели. В чём дело? - покосился на женщину.
        Та недовольно закатила глаза, всплеснула руками и удалилась в обеденный зал.
        - Не хотела пускать, - возмутился Изуди, провожая её недоверчивым взглядом. - Я примчался к тебе с новостями. Хотел разбудить, но она ни в какую. Говорит, вчера ты и так достаточно поработал. С остальным должны разбираться солдаты Ито. Их же много, а ты один.
        - Так и сказала? - я буквально прирос к полу, вот такой новости после нашего вчерашнего разговора не ожидал.
        - Ну да, - пожал плечами ван. - Ты бы с этим разобрался. Всё же твой дом.
        Я шагну чуть в сторону и выглянул из коридора. В дверном проёме смог разглядеть только тёмные волосы женщины. Она накрывала на стол. И стоило это увидеть, как живот скрутило от голода.
        - Заботится, - хмыкнул я, удивляясь собственным словам.
        - Тогда я за тебя рад, - улыбнулся Изуди. - Но у меня новости насчёт Шаторо.
        - Слушаю, - напрягся я.
        - Его не видели с тех пор, как… - покосился в сторону, где чем-то загремела Иоко. - Ну, ты понял. В общем, никто его не видел, даже за границей.
        - Ты был на стороне Ямадзаки?
        - Пришлось кое-что проверить по своим связям. Но нет, ничего не известно. Шаторо словно в воду канул.
        - Так не бывает. Должны остаться хоть какие-то следы, - я задумчиво покачал головой.
        - Знаю, знаю, - вскинул тот руки. - Говорю же, новости есть. Один из моих знакомых рассказал, что однажды помог Шаторо на старой дороге. Он выезжал со стороны западных лесов, чем-то сильно гружённый, и колёса увязли в грязи.
        - Опять эти леса, - вздохнул я, здесь явно замешано что-то серьёзное. Над чем работал Сидзаки? Он ведь не только работорговлей промышлял. - Ты знаешь, как туда добраться?
        - Конечно, потому я здесь.
        - Тогда едем.
        И только я развернулся к выходу, как за спиной раздался голос Иоко:
        - Ито-сан, вы уезжаете? Но ведь даже не позавтракали.
        Меня словно холодной водой окатили.
        Кстати, надо бы умыться.
        Медленно повернулся к женщине и вопросительно на неё посмотрел.
        - Не стоит делать такой вид, - съязвила та. - Мы с вами вчера об этом говорили. Нам необходимо как-то компенсировать своё проживание.
        - Ага. А потом я сказал, что погорячился, и можете спокойно жить, не прислуживая мне.
        - Но если я считаю, что вы правы?
        О как. И голос у неё вполне спокойный. Она не смеётся и не издевается. В чём тогда дело?
        - Прошу вас, - указала рукой на зал. - Стол накрыт на вас двоих.
        - На нас? - я покосился на Изуди.
        - Именно, - ответила та.
        - А как же вы с Мивой?
        - Моя дочь ещё не проснулась. Если вы не заметили, то солнце лишь показалось на горизонте.
        И только тогда я посмотрел в распахнутую дверь. Действительно, небо лишь начинало сереть. Мой приятель примчался, как говорится, ни свет ни заря.
        - Я подожду её. Женщинам не пристало сидеть за одним столом с мужчинами, - поклонилась Иоко.
        - А вот это чушь полная, - возразил я. - У нас дома все обедают вместе. Дружной компанией. Это и называется семья.
        На мгновение в глазах женщины заметил огонёк. То ли печали, то ли надежды.
        - Прошу меня простить, но вынуждена заметить, что мы не семья. Вы наш хозяин и…
        - Никаких хозяев, - огрызнулся я, потому что эти слова начинали здорово раздражать. - Только вчера разобрался с такими вольнодумцами. У нас не будет рабства, каждый волен выбирать свою судьбу.
        Иоко подняла на меня взор и слегка улыбнулась.
        - Знаю, и я свою выбрала. Надеюсь, вы не против такого расчёта.
        Вот что она за существо? Вчера чуть ли не ругалась со мной, до этого метала гневные взгляды. Но исцелила руку, а теперь приготовила завтрак? Чего ты от меня хочешь? Чего вообще хотят женщины?
        С этими мыслями кивнул и направился в зал. Изуди последовал за мной.
        Стоит вечером поговорить с ней насчёт всего этого. Как только найду Шаторо и оторву ему голову.

* * *
        Конечно же, мы недолго рассиживались. Буквально покидав в себя нехитрый завтрак (но стоит отметить, что довольно неплохой), помчались по главной дороге. Никого из солдат не брали. Вряд ли они сейчас понадобятся, мы ведь собирались просто разведать, что скрыто за тем поворотом. А вот уже потом решим, что делать дальше.
        И когда деревня осталась далеко позади, Изуди слегка притормозил.
        - Тсукико? - позвал он и подъехал ближе. - Надо кое о чём поговорить.
        - Давай, - посмотрел на приятеля.
        - Ты ведь помнишь, что я тоже работал на Сидзаки. И мне приходилось заниматься… нехорошими делами.
        Я напрягся. Неужто он решил в чём-то сознаться? Понравится ли это мне? Абари говорил, что не следует ему доверять. Надеюсь, что бандит просто наговаривал на Изуди.
        - Но ты ведь сказал, что не торговал детьми.
        - Конечно, - чуть ли не воскликнул тот. - Я готов был самолично разорвать Абари, когда узнал об этом, - на мгновение замолчал. - И всё же, ты мне здорово помог, приютил дочь. Я был у неё вчера, Аки буквально светится от радости. Вокруг неё куча сверстников, которым тоже нужна помощь. И они делятся друг с другом мыслями, играют, болтают. В общем, у неё теперь жизнь, как у обычного ребёнка. Именно этого мне так и не удалось добиться за всё время здесь. Но ты…
        - Да, да, да, я великий герой, падайте мне в ноги, - бесцеремонно перебил я и стал кривляться.
        Изуди изумлённо на меня посмотрел, а потом рассмеялся.
        - Примерно таким тебя и считают в народе, - сказал он. - Поэтому не нахожу себе места. За мною тоже тянется грешок. И не один.
        - У каждого из нас есть скелеты в шкафу. Хочешь ими поделиться, я не против. Но сперва скажи, они перевешивают то, что делали Абари и Сидзаки?
        - Очень сомневаюсь, - нахмурился Изуди. - Они творили настоящие бесчинства. Таким поступкам нет оправдания.
        - Вот и отлично. Значит, обсудим твои мысли сегодня вечером за бутылочкой хорошего саке, - хмыкнул я. Камэоса теперь постоянно была при мне. Лежала в походной сумке. - А сейчас меня больше интересует твоя дочь.
        - В каком смысле? - напрягся тот.
        - Не подумай ничего такого, - я поднял левую ладонь. - Меня интересует её прошлое. Что случилось?
        - Тебе и правда это интересно?
        - Почему нет? Я считаю тебя своим другом и хочу помочь. Но для этого надо узнать, что произошло.
        - Сомневаюсь, что здесь можно хоть как-то помочь, - хмыкнул Изуди.
        - А это позволь уже мне решать.
        - Твоё право, - он пожал плечами и начал рассказ: - Аки родилась вполне здоровой девочкой. Роды прошли без осложнений. Мы с её матерью не могли нарадоваться. Девочка всегда была весёлой и светлой. Если можно, так сказать. Но через несколько лет… - тут Изуди замялся. Голос слегка дрогнул, но ван быстро взял себя в руки и продолжил: - в наших края началась жуткая эпидемия. Кохэку, так звали мою жену, заразилась. Она умоляла меня уехать, забрать дочь и увезти её как можно дальше от проклятого края. Именно так я и поступил. Ты не представляешь…
        Он снова замолчал. В тот миг я заметил, как сильно сжимает поводья лошади. От натуги даже пальцы побелели. Казалось, что Изуди борется с самим собой. Будто говорить об этом всё равно, что резать себя заживо.
        - Хорошо, давай не будем…
        - Нет, я расскажу, - ответил он. - Прошло достаточно времени, чтобы говорить о Кохэку можно было так свободно. К тому же, - посмотрел на меня, - я тебе обязан. И питаю малую надежду, что уж ты-то точно поможешь.
        - Может быть, - уклончиво ответил я, так как и сам не знал, что сказать.
        - Мы уехали из деревни. Оставили любимую жену и мать умирать в одиночестве. И всё же Аки заразилась. Но на новом месте, то есть здесь, пошла на поправку. Я не знаю, с чем это связано. Однако уже через пару месяцев болезнь ушла. Но девочка осталась больна. Её кости стали хрупкими, ломались даже при небольшом ударе. Я обращался к твоим родителям. Просил о помощи, но меня спровадили. И тогда повстречал Сидзаки. Он пообещал помочь, если я выполню пару его поручений. Конечно, я согласился. Однако… работа оказалась не из простых. А потом, - Изуди закашлялся. - Потом наступил тот самый день. Аки гуляла недалеко от границы с другими детьми. Тогда на них налетела стая подростков с земли Ямадзаки. Они просто решили поколотить мелких ребятишек за то, что те живут у Ито. Все разбежались. Кроме Аки. Она подвернула ногу, упала, а дальше… били палками. Несильно, но её большего и не надо было. В итоге, ты сам видишь, что случилось. Теперь девочка не может даже пальцем пошевелить.
        - А тех подростков нашли?
        - Кто? - усмехнулся Изуди. - Кому это надо? Когда я рассказал обо всём Сидзаки, тот только посмеялся. Я хотел идти к Джиро, но вспомнил, как меня уже послали лесом. Надеюсь, теперь понимаешь, почему я несколько недолюбливаю твою родню.
        - Да, и не ты один, - я вздохнул.
        Выходит, нашему клану нет дела до обычных крестьян? В общем-то, оно и понятно. У Акайо и Джиро и так хватает проблем. С такими делами должны разбираться наместники. Именно им и являлся Сидзаки. И вот, что вышло.
        - Но вижу, что ты непохож на них. Надеюсь, это к чему-нибудь да приведёт, - продолжил Изуди уже более весёлым голосом. - Мне нравится то, что сейчас творится в деревне. Ваны работают над госпиталем. Спасённые дети идут на поправку. И всё благодаря тебе.
        - Нам, - ответил я. - Мы работали вместе. Одному мне пришлось бы тяжело.
        - Может быть, - не стал спорить тот, а потом резко остановился. - Приехали.
        Справа от нас тянулась извилистая дорога, поросшая густой травой. Глубокие лужи и кочки оставляли наездникам желать лучшего. Сразу видно, здесь давно никто не проезжал.
        - Ты уверен, что нам сюда? - переспросил у Изуди.
        - Разве я тебя обманывал?
        - Мне просто кажется, что даже Шаторо был здесь довольно давно.
        - Может быть, - ван пожал плечами и первым двинулся в ту сторону. - Но есть только один способ выяснить.
        - Это да, - пробормотал я и поехал следом.
        И стоило свернуть с главной дороги, как по спине пробежался холодок. Я напрягся и обернулся, но позади никого не было.
        Что это? Ветер или предчувствие беды?
        Рука невольно потянулась за спину, коснулась меча. Сразу стало легче. Оружие со мной, а значит, справимся.

* * *
        Мы неспешно двигались по грязи. Лошади то и дело проваливались в лужи и недовольно ржали. Высокая трава не позволяла нормально осмотреться вокруг. Иногда слышались шорохи, но каждый раз бросаю в ту сторону взгляд, я ничего не замечал. Предчувствие практически гудело о том, что нас поджидают неприятности. О чём я и сказал Изуди.
        - По-моему, за нами наблюдают.
        - Тоже заметил? - прошептал тот в ответ. - Не знаю, кто это, но надо держать ухо востро.
        Так и двигались дальше. Справа уже возвышались деревья. Из леса доносились крики птиц. Но наша дорога почему-то вела не туда. Она огибала дебри у окраины и поворачивала налево. Там, где протекала Катаме.
        Местность напоминала болото. По пути встречались заросли тростника. Кое-где слышалось кваканье жаб. А жужжащих насекомых становилось всё больше и больше.
        - Не нравится мне это, - тихо произнёс Изуди.
        А кому подобное может понравиться? Мы одни посреди поля, заросшего такой высокой травой, что там спрячется даже носорог. Конечно, нас поджидали. Оставался только один вопрос, где именно?
        Ответ не заставил себя долго ждать.
        Через пару минут за изгибом леса показалась небольшая деревушка. Невысокие деревянные хижины с тростниковыми крышами. Казалось, будто там живут какие-то карлики. Но никого не было видно.
        - А вот это странно, - пробормотал Изуди, когда мы выехали к поселению. - Не помню, чтобы здесь кто-то проживал.
        Если все деревеньки близ западных лесов были заброшенными, то по этой такого сказать нельзя. Крыши не обвалились, стены не прогнулись. Да и множество следов на грязной земле свидетельствовало о том, что совсем недавно здесь кто-то был. Вот только следы были какие-то странные. Будто катался пьяница на телеге с широкими колёсами.
        И тогда в голове появилась догадка. Наверное, стоило этому обрадоваться, однако я, наоборот, испугался.
        - Изуди, у нас проблемы, - сказал я, доставая меч.
        - В чём дело? - переспросил он, не понимая, что происходит.
        - Я знаю, кто здесь живёт.
        И словно в ответ на мои слова, из зарослей травы послышались шорохи и шипение. А через мгновение перед нами показались десятки наг.
        - Плохо дело, - сказал Изуди, доставая свой меч.

* * *
        Их было много. Достаточно, чтобы повалить нас и загрызть клыками.
        Интересно, а наги ядовитые?
        Синие, зелёные и коричневые существа с длинными змеиными хвостами. Невысокие, если не выпрямятся на полную длину. В том положении, что сейчас находились, доставали мне примерно до пояса. Тело покрывала мелкая чешуя. Кто-то из них был лысым, кто-то с таким же гребнем, как у той наги в бассейне Канон, а у кого-то и вовсе на голове торчали мелкие шипы. И все обнажённые, будто не признавали одежду. Самок среди них не оказалось. Только лишь мускулистые воины, сжимающие копья и дубинки. Существа смотрели на нас без каких-либо эмоций. Их глаза были стеклянными. Они будто находились под гипнозом. И мне стало жутко, ведь тогда будут биться до конца, пока это не надоест их хозяину.
        А вот, кстати, и он.
        - Кого я вижу! - раздался голос со стороны деревни.
        Мы повернули головы и увидели мелкого плотного вана. Он был одет в форму солдата. На поясе висели ножны с двумя кинжалами на каждой стороне. Через плечо перекинута сумка. А грудь защищал лёгкий кожаный доспех.
        Короткие русые волосы, торчащие кошачьи уши, хитрый взгляд и противная рожа. Наверное, кому-то она могла показаться симпатичной, всё же незнакомец был довольно смазлив. Но я видел неподдельное сходство с нагами, что выползли к нам. Такой же скользкий тип. Только если эти существа такими родились, то ван казался подлецом. И это, мягко говоря.
        - Шаторо, - громко произнёс Изуди. - Я удивлён, что ты остался здесь.
        - А куда я должен был деться? - усмехнулся тот, медленно двигаясь к нам. - Думал, я буду убегать, как и остальные?
        - Почему нет? - переспросил мой приятель. - Вся шайка Сидзаки разбежалась, как только он умер.
        - Но ты ведь остался, - хищно прищурился тот. - И переметнулся на другую сторону.
        - Я не знал, что вы творите. Всё, что мне доверяли, так это перевозку.
        - Хочешь сказать, ты не был в курсе, что именно возишь в телегах? Не ври хотя бы мне, Изуди. Я вижу тебя насквозь.
        - Это был какой-то дурман? - удивлённо спросил тот.
        - Что? - Шаторо рассмеялся. - Ты и правда не знал для чего нужна пыльца?
        Становится всё интереснее. Теперь я знаю, чем именно занимался Изуди. Но вот о какой пыльце говорит наш собеседник?
        - Понятия не имею.
        - Ну, наверное, оно и к лучшему, - пожал плечами Шаторо. - Иначе бы очень сильно расстроился. Сидзаки ведь всё так хорошо просчитал. И дочь больна, и ты готов на всё. Тебе ведь и платили жалкие крохи. Лишь бы от голода не помер.
        - О чём ты говоришь? - Изуди напрягся, я даже услышал, как хрустят пальцы на рукояти его меча.
        - Ты так и не понял? Сидзаки специально подстроил тот случай, когда твою дочь покалечили. И тогда ты оказался у него на крючке. Но он боялся, что ты можешь сорваться, если будешь много знать. Поэтому и не говорил обо всём.
        - Твари! - закричал Изуди и, вскинув оружие, ринулся на врага.
        Глава 16
        Я не успел его остановить. Лошадь стремительно пронеслась мимо. Казалось, что вот сейчас голова Шаторо полетит с плеч. Но в последний момент послышался свист, и из зарослей тростника вылетело копьё. Лезвие пробило шею лошади насквозь. Та захрипела. Изо рта повалила кровавая пена. А после животное споткнулось и перевернулось. Изуди не успел выскочить из седла.
        Его оттуда выкинуло, словно из катапульты. Но, прокатившись по земле, резво вскочил на ноги.
        - Ты ответишь за это, - процедил он сквозь зубы, гневно глядя на Шаторо.
        - Давай, - довольно оскалился тот, подзывая руками.
        Я хотел броситься на выручку, но стоило только сдвинуться с места, как остальные наги атаковали. Словно по команде, в меня полетели копья и камни. Инстинктивно прикрылся руками. В то же мгновение по ним пробежалось приятное тепло. И вместе с ним послышалось лёгкое гудение. ни один снаряд не достиг меня.
        Но лошадь подо мной заражала и пошатнулась. Открыв глаза, увидел вокруг себя голубую прозрачную сферу. Магия вновь спасла в трудную минуту. Однако на лошадь это никак не распространялось. Животное оказалось утыканное копьями. Голова, ноги и шея, так как туловище закрывал мой щит. Издав предсмертный хрип, лошадь пошатнулась и завалилась набок.
        Вот чёрт!
        Я успел сгруппироваться и прыгнуть в сторону, ближе к приятелю. Перекатившись через себя, вскочил, достав блистающий голубым свечением меч. Наги медленно приближались.
        - Изуди?! - выкрикнул я, чуть попятившись. - Справишься?
        - Куда ж я денусь, - откликнулся тот.
        Тогда отлично. С этими ползучими гадами я как-нибудь разберусь.

* * *
        - Зря ты вмешался, - прорычал Шаторо, глядя на противника.
        - Вы больные ублюдки, - огрызнулся в ответ Изуди. - Если бы знал, то ни за что не ввязался в эти дела.
        - Куда бы ты делся? У тебя не оставалось выбора.
        С этими словами Шаторо бросился вперёд. У него не было ни меча, ни какого-либо другого оружия. Однако это его не останавливало. В первую секунду Изуди удивился, а потом прыгнул вперёд и ударил. Лезвие просвистело в воздухе и врезалось в подставленную ладонь Шаторо. И… ничего не произошло. Противник просто сжал металл и хищно оскалился.
        - Удивлён? - прошипел он, словно один из наг.
        На мгновение в его глазах вспыхнули дьявольские огоньки. Врезал ногой в грудь Изуди. Удар оказался настолько мощный, что ван отлетел назад и вновь покатился по земле. Меч остался в руках Шаторо.
        - Ты недооцениваешь нас, - ухмыляясь, говорил тот. - Работал мальчиком на побегушках, но при этом презирал и меня, и Абари, и Сидзаки. Нельзя было так себя вести.
        - Да пошёл ты… - прохрипел ван, с трудом поднимаясь на ноги.
        - С радостью, но только после тебя!
        Шаторо шагнул вперёд и замахнулся мечом. На лице появилась кровожадная улыбка. Он уже давно не рубил головы. Пора было вспомнить то, что раньше так нравилось.

* * *
        Наги окружили меня со всех сторон. Злобно шипели и пронзали своими бесчувственными взглядами. Мне даже показалось, что их глаза больше напоминают бельмо слепца. Но присматриваться было некогда. Рептилии вырвали из трупа лошади своё оружие и подкрались ближе ко мне. Не было никаких команд или криков. Но они, как один, бросились в атаку.
        Взмах меча, и на землю полетела первая шипастая голова. Удар, ещё удар. Светящееся лезвие легко рубило чешуйчатые тела. Кровь перемешалась с грязью под ногами. Вокруг полетели хвосты и лапы наг. Куски разрубленных черепов, вперемешку с мозгами. Пару раз я чуть было на них не поскользнулся, но вовремя успел устоять на ногах.
        Возле лица пролетело длинное копьё. На щеке осталась глубокая царапина. Лёгкая боль обожгла лицо. Но в тот же момент атакующий превратился в две неровные части. Его тело оказалось перерубленным от левого плеча и до хвоста.
        - …после тебя!
        Крик Шаторо заставил обернуться. Чёртов ван смог повалить Изуди, и уже готовился его прикончить.
        В тот момент я жутко испугался за друга. Именно это и предало мне сил. Я метнулся вперёд, преодолев расстояние между нами за долю секунды. Меч противника опустился на моё оружие. Голубая вспышка, и по сторонам полетели синеватые искорки.
        - Да чтоб тебя!
        Изумлённый Шаторо резво отпрыгнул назад на приличную пару дзё. Но даже оттуда я видел, как его глаза метают молнии. Позади нас уже лежало больше десятка трупов его подчинённых. Я бы даже сказал, грубо подчинённых. Потому что не отпускала мысль о гипнозе.
        - А ты силён, Тсукико, - прошипел ван. - Вот только всё уже кончено. Товара больше нет!
        Отбросив меч в сторону, ринулся влево. Я последовал за ним, но не успел нагнать. Неподалёку, за высоким тростником, скрывалось широкое озеро. Именно туда и нырнул Шаторо. Его прыжок с песчаного берега мог показаться невероятным. Он оттолкнулся от земли, высоко поднялся и долетел практически до середины водоёма.
        - Ох, ты ж, - я резко притормозил у кромки воды.
        Но только хотел сунуться туда, как на поверхности показались извивающиеся тела. Сотни тел. Мелкие, по сравнению с теми же нагами. Но гораздо больше и опаснее. На меня поползли змеи. Яркие, пятнистые, серые, большие и маленькие. Одним скопом выбирались из воды лишь за единственной целью. Мной.
        - Тсукико? - позади послышался изумлённый голос Изуди.
        - Бежим! - выкрикнул я, развернулся и, подтолкнув приятеля, ринулся прочь.
        Ядовитые пресмыкающиеся стремительно нас нагоняли. Никогда бы не подумал, что они могут развивать такую скорость. Мы мчались вглубь деревушки, подальше от тростника и всевозможных водоёмов. А гады ползли за нами, словно живой извивающийся ковёр.
        И вот, когда они нас практически настигли, всё неожиданно закончилось. Я обернулся и увидел, как мелкие гады по сторонам, прячась за хижинами или в зарослях. Замер на месте, не понимая, что происходит. Либо нас миновала большая беда, либо она только набирает силу.
        - Тсукико, твоих рук дело? - ошарашенно спросил Изуди.
        - Я-то здесь при чём? - тем же тоном переспросил я.
        - Ну, не знаю, у тебя ведь всякие там способности.
        - На этот раз я ничего не делал.
        - Тогда почему…
        И стоило произнести вопрос вслух, как сразу же получили ответ.
        - Это я велела им остановиться.
        Уставший женский голос раздался за нашими спинами.
        От неожиданности чуть не подскочили на месте. Обернулись одновременно, готовясь отразить атаку. Но позади была лишь одна нага. Зато какая.
        В отличие от всех предыдущих, эта оказалась женщиной. Жёлто-зелёная кожа, покрытая мелкими чешуйками. Бледное брюхо (если можно так выражаться). Лысая голова с большим топорщащимся гребнем. Вместо носа, две узкие щелочки. Губы также отсутствовали. И, конечно же, большая женская грудь.
        Вот зачем нагам сиськи, если они не млекопитающие? Или я чего-то не знаю? Впрочем, об этой расе я вообще практически ничего не знаю.
        Нага была намного крупнее самцов, однако выглядела довольно уставшей. Мешки под глазами, хриплый голос. Она выползла из ближайшей хижины, попыталась подняться на длинный хвост, но силы её покинули, и женщина упала вперёд. Я только и успел, что вытянуть руки. Нага рухнула на них. Поняв, что не на земле, приподняла веки. Глаза были налиты кровью. Словно у студента, что за одну ночь написал дипломную.
        - Кто вы? - прошептала женщина с лёгкой улыбкой.
        - Мы пришли по душу Шаторо, - ответил я. - И нам надо знать, что здесь происходит.
        - Хорошо, - кивнула та. - Отнесите… - протянула руку к хижине.
        Только тогда я понял, что не так. Этот деревянный домик был намного больше остальных. Видимо, женщина являлась неким вождём или кем-то очень значимым для местных жителей. Которых, кстати, почему-то не наблюдалось.
        Неужто всех убил? Да нет, бред какой-то. Затылком явственно ощущаю чей-то взгляд. И не один.
        - Изуди, я первый, а ты у входа, - скомандовал я.
        Тот просто кивнул и встал спиной к проёму в хижине.
        Я вошёл внутрь, занеся нагу на руках. Змеиный хвост волочился по земле, и от этого бросало в дрожь. Однако, стоило признаться, что кожа оказалась приятной на ощупь. Тёплой и мягкой.
        Была всего лишь одна круглая комната. На земле всё подстилка и всё того же тростника. Несколько подсохла, потому хрустела под ногами. А в центре небольшой столик. Я не сразу заметил на нём маленький чёрный мешочек.
        - Опусти там, - попросила нага, указав на место рядом со столом.
        Подчинился. А когда женщина оказалась на подстилке, кое-как приподнялась и сунула руку в мешочек. Вытащим оттуда щепотку, поднесла к ноздрям и резко вдохнула.
        - Да ладно? - удивился я. - Балуетесь дурманом?
        - Можно сказать и так, - ответила нага, но уже более бодрым голосом.
        В ней что-то стремительно менялось, и мне это не нравилось. Она запрокинула голову и глубоко вздохнула. Выпрямилась, поднявшись так высоко, что почти достигла макушкой потолка. А ведь он был на высоте в полтора моих роста.
        - Вижу, чувствуешь ты себя получше, - усмехнулся я, но на всякий случай отступил. - Может, теперь расскажешь?
        - Конечно, - прошипела нага.
        Бросив на меня хищный взгляд, ринулась вниз.

* * *
        Изуди всматривался в заросли тростника. Пару секунд назад там что-то шевелилось и шипело. Наученный горьким опытом, теперь не мог отвести взгляд. Сжимая меч в руках, медленно осматривался, готовясь в любой момент бить и рубить. Однако шорохи не повторились.
        И тут внутри хижины раздался приглушённый крик. Казалось, что кого-то душат. Ван бросился на выручку. Но, когда оказался под крышей, то в первую секунду застыл с раскрытым ртом.

* * *
        Нага стремительно скользнула ко мне. Я не успел взмахнуть оружием, когда тело обвили тугие змеиные кольца. А в следующий миг женщина прильнула к моим губам. Странное ощущение, ведь у неё они отсутствовали. Однако это не помешало нашему поцелую. По телу разлилось приятное тепло. А спустя пару мгновений во мне начало разгораться желание.
        В ту самую секунду к нам ворвался Изуди. Сперва он впал в ступор, но потом ринулся на нагу с занесённым мечом.
        - Стой! - испуганно выкрикнула та и тут же метнулась к дальней стене.
        Как ей удалось так быстро отпустить меня? Размотала хвост, а я даже этого не почувствовал.
        - Это не яд! - снова воскликнула нага, когда Изуди не послушался и ударил.
        Но она не стала нападать или защищаться. Вместо этого, просто снова отскочила.
        - Я не хотела никого убивать! Послушайте меня!
        - Изуди, - тихо произнёс я, и ван повернулся в мою сторону. - Я пока жив. Давай её выслушаем.
        - А если это медленнодействующий яд? - возразил тот. - Они ведь только что пытались нас убить.
        - Тогда я уже труп, и вряд ли мы сможем меня спасти, если убьём виновницу. Лучше выведать, чего она хочет.
        - Согласен, - кивнул ван и хитро оскалился на нагу.
        - Да не собираюсь я вас убивать! - возмутилась та и снова выпрямилась, зависнув над нами. Должен признать, когда она говорит вот с такого расстояния, то все слова кажутся доходчивее. - Наоборот, хочу помочь.
        - Тогда зачем лезешь целоваться? - спросил я.
        - Ну, ты красивый парень, - всё так же хищно посмотрела на меня, а потом немного смутилась. - А ещё это побочный эффект пыльцы, - и кивнула на мешочек, откуда достала порошок.
        Я шагнул к нему и осторожно приподнял. Взглянул внутрь. Там оказался блестящий порошок, переливающийся всеми цветами радуги.
        - Что это? - спросил у наги.
        - Я же говорю, пыльца, - женщина опустилась и оказалась на одном уровне с нами. - Эту штуку мы добывали по приказу Шаторо, - стоило произнести его имя, как на её плоском лице отразилась злость. - Нас заставили…
        - Подожди, - остановил её я. - Давай по порядку. Кто вы такие и как здесь оказались?
        - А что по мне не видно? - с лукавой улыбкой переспросила та и провела руками по своему гладкому телу, отдельно задержавшись на большой груди. - Мы наги.
        - Я вижу, что вы нагие наги, - и сам же поморщился от словесного каламбура. - Но как оказались именно здесь? Ведь раньше о вас никто не слышал.
        - Это правда, - кивнула женщина и опустилась ещё ниже, присев на собственный хвост. - Меня похитили, издевались, насиловали, заставляли рожать мелких детёнышей.
        - Это те самые, что на нас напали? - переспросил Изуди.
        - Да, именно они.
        Оу, а вот сейчас нам, похоже, несдобровать. Если она узнает, что я и всех порубил…
        - Они мертвы, знаю, - кивнула та, будто прочитав мысли. - Иного выхода я и не представляла. Честно сказать, хоть это и мои дети, но все они ненастоящие. Искусственные.
        - То есть? - не понял я. - Кровь и плоть у них совершенно похожи на нашу.
        - Да, но родились на свет уже пустышами. Они глупы и бесчувственны. Такими их сделал Шаторо, - по её лицу вновь пробежала тень. - Он украл меня из родного края, привёз сюда. Одурманил пыльцой, а потом проводил какие-то опыты. Я не могла сопротивляться. Его магия оказалась намного сильнее моей. Поэтому безропотно выполняла все приказы. Спала с ним и не только, а потом появлялись эти глупыши, - указала рукой на дверь.
        В тот момент внутрь, робко озираясь на нас, заполз один из них. Подобрался к матери и прижался к её телу.
        - Очень редко появлялись те, кто сохранял хоть каплю ума, - продолжила женщина. - В основном лишь те, кто беспрекословно выполнял приказы Шаторо. Но с каждым разом потомства становилось всё меньше, а наги слабее.
        - Какие приказы? Зачем он вообще это делал? - вновь Изуди.
        - Под землёй есть множество пещер. Там хранятся кристаллы, из которых и готовят пыльцу.
        - А на что она нужна? - теперь уже я.
        - Пыльца усиливает любую магию. Заклинания, способности, зелья. Абсолютно всё, что связано с магией и внутренними силами. Ну а ещё, - вновь плотоядный взгляд в мою сторону, - появляется жгучее желание. Разве ты этого не ощутил?
        О, да, почувствовал. Выходит, она не отравить меня хотела, а просто… хотела?
        - То есть тебя используют, как донора рабочих? А твои отпрыски ползают за кристаллами? - решил перевести тему.
        - Именно так, - кивнула она. - Я не могла противостоять Шаторо, он слишком силён. А под действием пыльцы, становится ещё сильнее. Мне же от неё только хуже.
        - Тогда зачем приняла сейчас? - удивился я.
        - Иначе бы не смогла нормально рассказать вам всё, что необходимо, - развела она руками. - Я уже слишком слаба. Нужно отдохнуть, но Шаторо не даст мне такой роскоши. Но, если пришли за ним, то всё может измениться. Вы убьёте его и освободите нас. Так что моя маленькая жертва того стоит.
        - Как щедро с твоей стороны, - хмыкнул я. - Если правильно понял, он управляет всеми рептилиями? Включая вас?
        - Именно, - ответила нага. - Потому на вас и набросились змеи. Но теперь Шаторо испуган. Его сила ослабла от страха. И я смогла освободиться. Как только поняла, что происходит, сразу же остановила змей.
        - Вот спасибо, - усмехнулся Изуди.
        - Лучше скажи, как его поймать? - спросил я. - Он, наверное, уже убежал в леса, пока мы спасались от змей и болтали с тобой.
        - Нет, - улыбнулась нага. - Он до сих пор здесь. Я это чувствую. Под озером есть проход в основную пещеру. Там они добывали кристаллы. Но выйти оттуда можно либо тем же путём, либо из проёма, что далеко отсюда.
        - И ты уверена, что он всё ещё здесь? - скептически переспросил Изуди.
        - А разве он не чувствует силу Шаторо? - указала на меня. - Ты ведь обладаешь способностями, мальчик.
        Опять мальчик. Да сколько можно-то?
        Приятель подошёл ко мне и тихо произнёс, не сводя взгляда с наг.
        - Не нравится мне это, Тсукико. Может быть ловушка.
        - Знаю, - также тихо ответил я. - Но, почему-то, мне так не кажется.
        Да, я действительно так думал. В последнее время привык слушать интуицию. Она меня здорово выручает.
        - Я покажу вам, где проход, - улыбнулась женщина, показав мелкие клыки.
        - Ладно, - обратился к другу. - Изуди, останешься караулить у воды. Если что, беги, как можно дальше. Хотя я не думаю, что Шаторо решит выбраться тем же путём. Я пойду туда один.
        - Уверен?
        - Более чем, - повернулся к наге. - Веди.
        Глава 17
        - Я сильно в них сомневаюсь, - гнул свою линию Изуди. - Идём вместе.
        Мы стояли на песчаном берегу и спорили. Никто не смел вмешаться в наш разговор.
        - Мне самому не нравится, что разделяемся, - ответил я. - Но если мы оба двинемся туда, то Шаторо сможет сбежать через озеро. Поэтому останешься здесь и остановишь его. Наги тебе помогут.
        - И ты им вот так просто веришь? - изумился тот. - Тсукико, они же хотели нас убить.
        Вот чёрт.
        - Конечно, нет, - подошёл к нему ближе. - Но у нас нет выбора. Придётся довериться, Изуди. Мне нужно, чтобы ты остался здесь. Если этот ублюдок сбежит, то я себе не прощу. Так ты мне поможешь?
        - Конечно, - заявил он. - Просто не хочу им слепо верить.
        - Я тоже. Но нага не кажется подозрительной. Доверься хотя бы мне.
        - Хорошо, - кивнул тот. - Я тебе многим обязан и…
        - Вот давай без пафоса. Сейчас быстренько найдём Шаторо. Отрубим ему голову, а вечером отметим.
        - М-да, боюсь, здесь ещё хватает работы, - Изуди осмотрелся.
        - Это да, - согласился с ним. - Но с нагами разберёмся потом. Они могут ещё послужить клану. А сейчас надо спешить.
        - Удачи, - ван протянул мне руку
        Я улыбнулся ему и пожал ладонь.
        - Вы скоро? - позади послышался взволнованный голос наги.
        - Идём, - кивнул ей я.

* * *
        Женщина скользила ещё быстрее, чем подручные змеи. Казалось, что она буквально парит над землёй. И только извивающийся след, остававшийся за ней, говорил, что рождённый ползать, летать не может.
        Я бежал, стараясь не отставать. Развивать свою невероятную скорость не получалось, да и не хотелось. Вполне поспевал и с человеческими способностями.
        И вскоре мы достигли небольшого холма, поросшего высокой густой травой. Нага остановилась и указала вниз.
        - Вход здесь, - сказала она.
        - Не понял?
        Я осмотрелся, но ничего не нашёл. Женщина просто ткнула в каменистую землю, в которой не было видно даже трещинки.
        - Ничего не вижу.
        - Это хороший знак. Значит, Шаторо ещё в пещере.
        - Под нами? Но как мне туда попасть?
        - Всё очень просто, - она посмотрела на меня с дьявольской улыбкой и подползла ближе. - Я помогу.
        Не успел и глазом моргнуть, как её хвост снова обвил меня, прижав руки к телу. Зеленоватое лицо, не лишённое женской привлекательности, нависло надо моим. Из её груди вырвался возбуждённый вздох.
        - Как жаль… - прошептала она, почти коснувшись моих губ. - Как жаль, что времени так мало.
        А в следующее мгновение резко развернула хвост, и я полетел в сторону. Перед глазами закружилась земля.
        Неужто Изуди был прав, и мы попались в простенькую ловушку? Но почему тогда нага не вызывала у меня недоверия? Опять засмотрелся на женские прелести и потерял рассудок?
        Мысли перемешались. В голове царил настоящий кавардак. Я не мог даже сконцентрироваться и сгруппироваться, чтобы нормально приземлиться. А рухнув… провалился.
        Стоило врезаться в рыхлую землю, как она подо мной просела. Меня стремительно понесло вниз, в темноту подземелья. Я оказался в узком и скользком туннеле. Наверное, через такие проходы и пробирались наги, вот только мне надо было нырнуть самому. Сейчас же меня стремительно несло головой вниз. Перед лицом проносились тёмные стены. По спине били выступающие камни.
        Но всё закончилось также быстро. Меня буквально выплюнуло в огромную пещеру. Из той дыры, что вылетел, шёл к полу длинный и тонкий сталагнат. Наверное, именно по нему наги и спускались. Но я не успел за него схватиться. Но подобных наростов внутри пещеры было предостаточно. Потому, пролетев немного вперёд, быстро сориентировался и ухватился за один из них.
        Руки пронзила резкая боль, но я не позволил себе разжать их. Благодаря чему повис в паре дзё над полом. Посмотрел вниз и охнул.
        - Вот только тебя здесь не хватало.

* * *
        Подо мной раскинулось очередное озеро. Но от него исходило свечение. Скорее всего, там находились люминесцентные водоросли. А может и мелкие моллюски. Единственный источник освещения внутри. Но не они беспокоили меня в тот момент. Ведь, когда опустил взор, то увидел над водой огромную распахнутую пасть.
        - Крокодил? Серьёзно? - пробормотал я, лихорадочно соображая, что делать.
        Спускаться нельзя. Хищник только этого и ждёт. Вон, как щёлкает челюстями и кружит вокруг сталагната, на котором я повис.
        - Э, нет, приятель, просто так ты меня не слопаешь.
        Быстренько осмотрелся. Огромная пещера. Наподобие той, в которой нашлось тело Мэй. Десятки таких же спусков для наг. Но все каменные шесты находятся на приличном расстоянии друг от друга. Нечего и думать, чтобы перепрыгнуть. К тому же они слишком скользкие.
        - Вот же ж зараза, - обозлился я. - Ну, хорошо, будь, по-твоему.
        В тот момент, когда здоровенный крокодил вновь крутанул мордой, чтобы развернуться назад, я разжал руки. Выхватив в полёте меч, замахнулся, чтобы вонзить лезвие в чешуйчатую шкуру. Но, когда почти достиг цели, рептилия взмахнула хвостом и попала по мне.
        Тяжёлый удар отбросил меня в сторону и впечатал в стену. Боль пронзила спину. Послышался хруст. И я очень надеялся, что это не мой позвоночник. Но под руку посыпалось каменное крошево, отчего облегчённо вздохнул.
        В ту же секунду послышался громкий плеск. Вскинув взор, увидел, как на меня устремился огромный монстр. Казалось, что с такими габаритами крокодил может легко проглотить буйвола, а то и двух. Причём целиком.
        Зараза.
        Вскочив на ноги, выставил перед собой меч. Тварь стремительно приближалась. Как с ней справиться? Крокодил повернул морду набок, чтобы лучше ухватиться за меня. Но в тот же миг я подпрыгнул. Пасть захлопнулась на том месте, где я стоял секунду назад.
        Вновь вскинул оружие, ударил. Во второй раз мне всё же удалось вонзить клинок в белесое брюхо рептилии. В лицо брызнула кровь, а крокодил злобно зашипел. Крутанулся в сторону. Мне не удалось устоять на ногах. Плюхнулся спиной в воду. В тот же миг рядом снова оказались клыки хищника. А вот моё оружие осталось торчать в боку твари.
        - Ах ты ж… - огрызнулся я, оттолкнувшись ногами о большие жёлтые зубы.
        Мы сражались на мелководье, поэтому я проехался назад. Монстру это совершенно не понравилось. Он-то надеялся полакомиться человечинкой, такой редкой в этом мире. Наверное, за всю свою долгую жизнь (а судя по многочисленным шрамам, крокодил довольно старый) он и не пробовал такой деликатес.
        - Обойдёшься, - усмехнулся я и поднялся.
        Монстр снова бросился в атаку. В очередной раз наклонил голову, чтобы цапнуть жертву. Но мне удалось отскочить влево. Кувыркнувшись, резво поднялся и прыгнул к противнику. Рукоять меча оказалась совсем близко. Но стоило мне потянуться за ней, как крокодил снова резко повернулся.
        - Не дёргайся, чемодан недоделанный! - вырвалось у меня.
        Пришлось отскочить далеко назад, так как хищник хлопнул пастью почти у самого носа. Крокодил зашипел. Ему явно не нравилось, что еда оказалась такой прыткой.
        Интересно, а чем он вообще питался здесь? Нагами? Может, Шаторо специально скармливал ему неугодных или ослабших работников? Заодно и сторожевой пёс завидный. Мимо такого точно не пройдёшь.
        Крокодил повернул мордой, чуть не попав по мне. И снова бросился вперёд. Очередной уклон, и ледяная вода в который раз заливается под одежду.
        А что я ещё мог сделать? Не бежать же против такого громилы с кошачьими голубыми коготками.
        Оказавшись совсем рядом с кровоточащей раной, ринулся к ней и схватился за оружие. В ту же секунду раздалось яростное шипение. Монстр запрокинул голову, а потом, раскрыв пасть, развернулся и нацелился на меня.
        - А-а-а! - заорал я и взмахнул мечом.
        Ударил изо всех сил. Лезвие вспыхнуло голубым пламенем. Мощный магический столб пронёсся сквозь череп рептилии и врезался в противоположную стену, разбив ту на сотни осколков. Крошево и каменные куски разлетелись по сторонам. А голова крокодила распалась на две половинки. Они рухнули в воду, моментально окрасив её кровью. В ту же секунду свет, исходящий от озера, стал блекнуть. Казалось, будто перегорают мелкие огоньки. Словно кто-то их выключает. Или же, наоборот, водоросли умирали от пролитой крови и растворялись.
        - Вот же морда наглая, - пробормотал я, с трудом поднимаясь на ноги.
        Тело ныло от натуги. Всё же подобные фокусы довольно сложно проворачивать. Но знал, что через пару минут силы вернуться, надо только потерпеть.
        Выбравшись на каменный берег, двинулся вглубь пещеры. Лишь там виднелся проход. Постепенно всё вокруг потемнело, но даже тогда мне удавалось различать путь. Возможно, в это время у меня светились глаза, но я не мог об этом знать.
        Надо будет кого-нибудь спросить.

* * *
        - Ну, и чего вылупился? - спросил Изуди и мелкого наги.
        Получеловек-полузмей сидел напротив вана и смотрел тому в глаза. Они расположились на берегу, где до сих пор ничего так и не произошло. Изуди нервничал, так как переживал за друга. Но Тсукико так и не показался. Собственно, как и Шаторо. Ван был уверен, что парню удастся справиться с наёмником Сидзаки. Всё же Тсукико успел заработать репутацию умелого и бесстрашного бойца.
        - Он тебя боится, - позади раздался знакомый женский голос.
        Изуди вскочил и резко обернулся. За спиной оказалась главная нага. Высокая, стройная женщина. Если не считать длинного змеиного хвоста, чешуи и гребня на голове.
        - Тогда почему не уползёт? - ван кивнул на мелкого змеёныша.
        - Ему любопытно, - пожала та плечами. - Страшно и любопытно одновременно. Ты ведь понимаешь, что в нашем поселении бывает мало посторонних. В основном…
        Внезапно она замолчала и обеспокоенно посмотрела на водную гладь. Ван проследил за её взором, но ничего не заметил.
        - В чём дело? - спросил он.
        - Кажется…
        Но не успела женщина договорить, как столб воды взметнулся к небесам, и на берег вырвался огромный хищник. Ещё один крокодил схватил вана за ногу и рванул в озеро. Изуди не успел даже вскрикнуть, как оказался под водой.
        Нага тут же ринулась за ними. Нырнув за хищником, смогла разглядеть посреди мути, как крокодил потащил жертву на дно. Она стремительно поплыла следом. Но нагнать монстра оказалось несложно. Больше проблем вызвало то, как разомкнуть стальные челюсти.
        Изуди всё ещё был жив. Он прекрасно понимал, что нельзя кричать и раскрывать рот, хотя боль была жуткой. Однако ван терпел. Ему удалось сохранить в руках оружие, которым и бил по клыкастой морде. Конечно же, это ни к чему не привело. Но в тот момент, когда он уже отчаялся и готов был смириться со смертью, за плечи кто-то схватил, чуть повернул в сторону и впился в губы страстным поцелуем. От неожиданности ван забыл о боли. В ту же секунду в лёгкие ворвался живительный кислород. А перед глазами, сквозь мутную воду, он увидел нагу.
        Женщина обвила хвостом крокодила за шею и сдавила изо всех сил. В её тело вонзились костяные шипы, пробили шкуру, но нага не сдавалась и продолжала сжимать кольца. Крокодил мог долго находиться без свежего воздуха, но новый противник грозил попросту сломать ему шею. Потому монстр завертелся, словно вихрь. Но и это его не спасло.
        Через пару секунд послышался треск, и стальная хватка ослабла. Обессиленный ван обрёл второе дыхание. Жгучая боль придала ему сил. Он распахнул челюсти мёртвой рептилии и рванул вверх. Но тут увидел, что нага опускается на дно вместе с убитым хищником. Изуди не мог оставить её и схватил за руку. Потянул на себя и вновь устремился к спасительному берегу.

* * *
        - Почему так долго, Ито-сан? - саркастично спросил Шаторо.
        Русоволосый ван сидел посреди просторной пещеры на высоком камне. Казалось, что он никуда и не спешил. Вот так вот сидел и ждал, когда к нему кто-то придёт.
        - Ты знал, что это буду именно я? - переспросил у него, становившись у выхода из небольшого туннеля.
        - Конечно, а ради чего, по-твоему, здесь сижу? - рассмеялся он, раскинув руки. - Или вы заигрались с той симпатичной нагой? Скажи, понравилась?
        - Ты конченый извращенец раз занимаешься подобным с рептилиями.
        - Ой, да брось, - отмахнулся тот. - В этом мире полно различных существ. Почему мы должны останавливаться на себеподобных? Вот ты, - ткнул в меня пальцем, - разве не с кем не переспал?
        - Не твоё собачье дело.
        - Дерзишь. Значит, я прав. Но, насколько я помню, на землях Ито и других ближайших кланов нет людей. Выходит, переспал с кем-то из неко? А, может быть, та кицуне, что вылечила тебя в деревне? Тоже аппетитная особа. Жаль, мне так и не довелось…
        - Закрой рот, Шаторо, - грубо перебил я. - Мы встретились не для разговоров.
        - А для чего ещё? - хмыкнул ван. - Разве ты не хочешь узнать, чем мы здесь занимались? Или чем занимался Изуди? - он хитро прищурился.
        - Не надо ломать комедию. Вы использовали его, как простую пешку. Он даже не знал, что возит.
        - Верно, - протянул Шаторо. - Но будем откровенны. Изуди прекрасно понимал, что дела наши незаконны. И могут повлечь за собой большие проблемы. Но ввязался в эту историю.
        - У него не было выбора. Ты сам сказал, что Сидзаки подстроил несчастный случай с Аки. В отличие от вас, Изуди ответственный отец и готов жизнь отдать ради дочери.
        - Ну да, - на лице Шаторо появилась злорадная улыбка. - Особенно, чужую.
        - А сейчас ты хочешь, чтобы я начал сомневаться в друге.
        - О, так уже твой друг? - внезапно ван начал аплодировать. - Всего несколько дней, а он уже втёрся к тебе в доверие. Наверное, зря мы его недооценивали.
        - Не заговаривай мне зубы.
        Я сделал шаг вперёд и сжал рукоять меча покрепче.
        - Воу, успокойся, приятель, - Шаторо поднял ладони. - Я не хочу тебя поранить.
        - Не волнуйся, у тебя всё равно это не получится.
        - Уверен? - хмыкнул он и выпрямился. - Ладно, ты не сердись, Ито-сан, но сегодня отсюда выйдет только один.
        - Это я и без тебя знаю, - кивнул я. - Но вот что мне неизвестно, так это кто был вашим третьим приятелем?
        - В каком смысле? - удивлённо переспросил Шаторо.
        - Мэй сказала, что над ней надругалось трое. Но мне сообщили, что вы в тот вечер входили в харчевню вдвоём с Сидзаки. Вот и спрашиваю, кто пришёл после?
        - Ах, вот ты о чём, - оскалился тот. - Всё верно, мы поймали девчонку вдвоём. Но никто к нам не приходил.
        - Не советую врать. Абари пытался и теперь…
        Но договорить не успел. Голову, словно раскалённое железо, пронзила догадка. Если Шаторо говорит правду, и никто не приходил, значит…
        - О да, вижу, ты догадался, - расплылся в глумливой улыбке ван.
        - Это был Мате. Хозяин харчевни.
        - Именно, Ито-сан. Несложно догадаться, не правда ли? Разве ты его ещё не поймал?
        Конечно, нет. Я ведь лично выгнал его из здания и велел убираться ко всем чертям. Где теперь его искать? Твою ж мать!
        - Нет? - удивился Шаторо. - Странно, ведь он и организовал нашу встречу с девчонкой.
        - Ублюдки, - прошипел я от злости.
        - Что есть, то есть, - кивнул тот. - И всё же не стоит нас недооценивать. Мелкие грехи ничто по сравнению с прогрессом, который мы несём в мир. Ты ведь уже знаешь, что те мелкие наги, искусственно выведенные. Я постарался, да. И Ямадзаки оказался весьма этим доволен.
        - Ямадзаки? - ошарашенно переспросил я. - Он-то здесь причём?
        - Как? Ты ещё не догадался? - Шаторо поднялся на камне и покачал головой. - Эх, парень, ты меня разочаровал. Я-то думал, что встретил достойного противника. А оказалось…
        В голове, словно что-то щёлкнуло. Разбросанные куски мозаики начали складываться в единое целое.
        - Колдун Торо работал на Ямадзаки, чтобы создавать монстров. А вы перевозили в соседний клан пыльцу, чтобы улучшать магические способности. Создаёте оружие в виде чудовищ. Против нас готовится война?
        - Она уже идёт, мальчишка.
        Тон Шаторо стал презрительным, а голос грубым и хриплым. Его глаза блеснули алыми искрами.
        - Подумай хорошенько. Почему клан Ито стал таким нищим? Сюда не хотят ехать торговцы. Главный тракт через западные леса закрыт. Эти земли считаются проклятыми. Угадай, кто этому поспособствовал? - хищная и клыкастая улыбка.
        - Вы создали монстров и пустили их на наши земли.
        - Именно, - прохрипел тот. - И не только. Неизлечимые болезни, проклятья и буйство стихий. Всё это лишь благодаря пыльце. Она дарует невиданную мощь. А здесь, под землёй, - раскинул руки по сторонам, - её огромное множество. Оставалось только перевезти всё. И в этом нам помогал твой друг, Изуди. Я бы хотел видеть его лицо, когда он узнает, что из-за него в соседних кланах вспыхнули болезни, подобные той, от которой он когда-то бежал. Но, боюсь, этого не случится. Изуди вряд ли вернётся сегодня домой.
        - Что с ним?! - не сдержался я.
        - Видишь ли. У меня было два стража. С одним ты уже встретился. А второй плавает в озере.
        Вот чёрт.
        - Можешь не спешить. Тебе тоже не суждено выбраться отсюда. Я завершил своё дело, последний груз отправлен. Теперь могу и повеселиться.
        С этими словами Шаторо достал из-за пояса мешочек. Зачерпнул оттуда блестящий порошок и обильно вдохнул. А в следующую секунду запрокинул голову и разразился дьявольским смехом.
        В тот же миг его одежда затрещала по швам. Тело вана увеличивалось. Мышцы пошли буграми, словно под кожей перекатывались волны. После чего лопнула, и наружу вырвалась серо-красная плоть, покрытая чешуёй. Глаза вылезли из орбит, налились кровью, а зрачок стал вертикальным. Волосы выпали, а на голой черепушке в два ряда вылезли рога.
        Передо мной стоял огромный монстр. Оборотень-ящер. И крысы теперь казались лишь жалким подобием на нечисть. Я отступил под пристальным взглядом полыхающих глаз.
        - Что, Ито-сан? - прорычал тот. - Готов?
        Глава 18
        Я не успел дать ответ. Тварь бросилась вперёд. Острые, как бритва, когти полоснули воздух. Мне удалось уклониться. Перекатился за его спину. Но не успел вскочить, как тяжёлый удар обрушился меж лопаток. Из груди вырвался весь воздух. Боль пронзила рёбра. Меня припечатала к полу. Здоровая когтистая лапа давила на спину.
        - Хорошая броня, - послышался злобный голос. - Но тебя не спасёт.
        После чего противник отбросил меня, словно пушинку.
        Вновь врезался в стену. Рухнул на пол, лицом вниз. Из носа побежала струйка крови.
        - Давай, Ито-сан! - рык монстра прокатился по пещере.
        Он снова бросился в атаку. Я же перекатился в сторону и вскочил на ноги. В ту же секунду перед лицом пронеслась здоровенная лапа. Отступил и ударил мечом снизу-вверх. На груди противника появилась рана. Он отскочил назад. Посмотрел на порез и довольно улыбнулся.
        - Отлично, - прохрипел монстр. - Продолжай в том же духе.
        И снова атаковал.
        Огромный кулак врезался туда, где я стоял секунду назад. Во все стороны полетело каменное крошево. Я отпрыгнул на пару шагов. Противник крутанулся на месте. Длинный шипастый хвост пролетел над головой. Пригнуться я успел лишь в последнюю секунду. После чего снова отступил и вскинул перед собой меч. Монстр пригнулся и заревел. Прыгнул на меня. Но именно этого я и ожидал.
        В тот момент, когда он подлетел почти вплотную, я сделал круг и рубанул оружием. По пещере разнёсся новый вой. Но на этот раз наполненный болью. Под ноги упала окровавленная лапа, срубленная по локоть. Противник отскочил далеко в сторону, зажимая культю.
        - Ра-а-а! - ревел он. - Ненавижу!
        - Да я только начал, - ухмыльнулся ему в ответ и взмахнул мечом.
        Но вместе злости я напоролся на… радость. Перевоплотившийся Шаторо внезапно засмеялся. Смахнув здоровой рукой кровь, поднял на меня насмешливый взгляд.
        - Думаешь, смог меня покалечить? - спросил он. - Через пару дней отрастёт новая. Ты даже не представляешь, на что способна магия Ямадзаки.
        - Довелось встречаться.
        - Тогда давай посмотрим, на что ты ещё способен.
        С этими словами он растворился в воздухе. У меня по спине пробежал холодок. А в следующую секунду взвывшая интуиция заставила упасть на пол. Надо мной просвистели когти. Но не успел опомниться, как противник ударил в живот огромной ногой.
        Я подлетел в воздух. Снизу увидел ухмыляющегося монстра. Он снова исчез, чтобы появиться за моей спиной. Очередной удар отправил меня обратно. Я успел лишь прикрыть лицо руками, когда врезался в пол. Боль казалась нестерпимой. Но внутри снова завопило чувство опасности. Тело, будто само, откатилось вправо. Тут же в то место, где я лежал, врезался монстр. Ему удалось пробить ногами здоровую яму. И вновь острые осколки камней полетели в меня, царапая лицо и ладони.
        Увидев, что под ним нет кровавых ошмётков, монстр развернулся. Взмахнул оставшейся лапой и схватился за меч. Рванул на себя. При этом лезвие вошло ему в покалеченное плечо. Я надавил сильнее, и клинок вырвался с другой стороны. Монстр глухо зарычал, но всё же не сдавался.
        - Идиот, - произнёс он. - Глупо сближаться с таким, как я.
        После чего отпустил меч и схватил меня за шею. Приподнял над землёй. Воздуха катастрофически не хватало. В голове было такое давление, что казалось, будто глазные яблоки вывалятся из орбит.
        - Этого и добивался, - прохрипел я.
        Вдавив большие пальцы ему в глаза, призвал на помощь всю силу. Как и в прошлые разы по ладоням пробежались голубые линии. Я висел в воздухе и на грани обморока. Но сдаваться не собирался. На то и был расчёт. Монстр оказался слишком быстрым и ловким. К тому же его сила превышает мою во много раз. Пришлось импровизировать на ходу.
        Я вспомнил, как взбирался по каменистому склону в пещере с Мэй. Когда на руках появились магические когти. Конечно, вряд ли они смогут пробить шкуру. Но что, если вложить всю магию лишь в два когтя?
        С этой мыслью и подставился под удар. А когда монстр поднял перед собой, я понял, что пора действовать. Голубые линии сконцентрировались на моих ногтях. А в следующий миг ярко вспыхнули. Я почувствовал, как пальцы увеличились в размерах. Послышался треск, и из макушки монстра вырвались голубые иглы.
        В тот же миг хватка ослабла. Я спрыгнул на пол, достал из противника меч. Тварь простояла на ногах пару секунд, после чего завалился набок. Чешуйчатое тело затряслось в конвульсиях, принимая человеческую форму. А когда передо мной лежал однорукий ван, шагнул к нему и взмахнул оружием. Удар! И в сторону покатилась ушастая голова.
        - Это за Мэй, - пнул мертвеца и двинулся к выхода.
        Уж теперь точно ничего нового не отрастёт.

* * *
        Гнев не отпускал даже после победы. В тот момент проклинал Сидзаки, Абари, Шаторо, Мате и… себя. За то, что так просто отпустил толстяка. Следовало придержать его, ведь была возможность. Хотя тогда я не хотел его видеть. Уж слишком наглая морда была у вана.
        Ничего, дружище, я тебя найду и сотру с лица глумливую улыбку.
        Но зато злость не позволила улетучиться дарованным силам. Теперь на всех пальцах появились голубые когти. Благодаря этому, удалось взобраться по сталагнату и проползти по узкому туннелю наг. Было непросто, но мне посчастливилось не соскользнуть. За это стоило возблагодарить магию и того, кто мне её даровал. Правда, я не знал кого именно. Канон, Фуцунуси или красномордого тэнгу? Неважно, главное, что выбрался наружу.
        - Эх, - довольно вздохнул.
        Несмотря на запах ила и прелого тростника, воздух казался чистым. После затхлой пещеры им было приятно дышать.
        Слева послышался шорох. Я резко развернулся, закинув руку за спину. Но рядом был лишь серый змеёныш. Он затравленно посмотрел на меня. А когда понял, что ему ничего не грозит, махнул рукой и заскользил в сторону деревни.
        Сопровождающий? А где же пышногрудая змеюка?
        Я поспешил за ним. Проводник оказался довольно шустрым, как и все остальные из его вида. И мне изредка приходилось переходить на бег. Но вскоре мы оказались у невысоких хижин. Змеёныш проводил до постройки своего вождя. Уже подходя к ней, услышал приглушённые стоны. Сперва мелькнула мысль, что Изуди не сдержался и помог наге продолжить род. Вот только потом понял, что звуки были наполнены болью. Я бросился внутрь и увидел вана, лежащего на подстилке из тростника. Его левая нога была изуродована. Казалось, что он угодил в гигантскую мясорубку и только чудом смог оттуда выбраться.
        В голове сразу же всплыл разговор с Шаторо. Он сказал, что второй крокодил обитал в озере, рядом с которым я оставил приятеля.
        - Изуди! - я бросился к нему. - Охренеть, - только и смог пробормотать, когда увидел раны вблизи.
        - Он будет жить, - ответила нага, что нависла над нами. - Но ему срочно нужна помощь. Увы, здесь я бессильна.
        Подняв голову, я столкнулся носом с обнажённой бледной грудью.
        Чёрт!
        Дёрнулся чуть назад и посмотрел на собеседницу. Та ехидно улыбалась.
        Нимфоманка пресмыкающаяся.
        - Надо срочно его отвезти в деревню. Вот только наших лошадей убили, - пробормотал я, лихорадочно соображая.
        Чтоб вас всех. Что же делать? Силы меня покидают. Унести взрослого вана на руках не получится. Тем более он покалечен.
        - Тсукико, - прошептал ван, на мгновение перестав стонать. - Я справлюсь. Пойдём.
        Изуди хотел встать. Но стоило только пошевелиться, как по округе разнёсся дикий крик боли. Ван схватился за разорванное бедро и откинулся обратно.
        - Так дело не пойдёт, - пробормотал я, поднялся и обратился к наге. - Где пыльца?
        - Вот, - протянула женщина, изумлённо уставившись на меня. - Но зачем?
        - Надо, - коротко ответил и зачерпнул небольшую горсть.
        Если всё пройдёт гладко, то эта штука придаст мне сил. Уверен, после будут ужасное чувство. Но сейчас необходимо доставить Изуди в госпиталь. А для этого мне потребуются все мои силы.
        - Но, когда у нас что-то было гладко? - усмехнулся я и вдохнул блестящий порошок.
        В ту же секунду по телу пробежалась приятная дрожь. Как и раньше, когда чувствовал появление магии. Только на этот раз чувства были намного ярче. По венам пронеслось тепло. Это можно было сравнить с контрастным душем. Вот только что ты облился холодной водой, как сразу попал под горячую. И больно, и приятно одновременно.
        Казалось, что тело стало невесомым. Пар раз подпрыгнул. Я чувствовал себя всесильным. Эмоции обострились до предела и… появилось жуткое делание. Нага была права. Посмотрел на неё. В змеиных глазах заметил смех. Она понимала, что я испытываю, и готова была согласиться.
        Но нас прервал очередной стон Изуди. Я тут же вспомнил, зачем всё это затеял.
        - Жди нас, - сказал наге.
        После чего подхватил бледного вана, словно невесту, и выскочил из хижины.

* * *
        - Рангику?! - я остановился у дверей бывшей харчевни.
        Врываться туда, где много детей, недавно переживших ужасы плена, было опрометчиво.
        Кицуне почти сразу выскочила на улицу. Увидев истекающего кровью Изуди, указала на свой дом.
        - Туда, живо, - приказала нам, а сама забежала обратно.
        Я же перебежал дорогу и встал около двери. Молодой лисички дома не было. Скорее всего, помогала остальным. Иначе бы уже впустила. Но через пару секунд Рангику вновь появилась на улице и бросилась к нам.
        Без лишних слов вбежала в дом и указала на длинный стол. Я положил туда Изуди, а сам отошёл на пару шагов. В ту же секунду внутрь заскочила младшая кицуне. Асэми, так её назвала Этти. Потерянная дочь, которая появилась совершенно случайно. Почему мать не придёт за ней? Неужели общество «Чистота» настолько сильное?
        - Ито-сан? - девушка замерла на месте, стоило только увидеть меня. - Вы тоже здесь?
        - Как видишь, - кивнул я.
        - Асэми, не отвлекайся, - приказала её Рангику. - Ему срочно надо помочь, иначе лишится ноги.
        - Как? - чуть ли не воскликнул я. - Ты должна спасти Изуди.
        - Без тебя знаю, - огрызнулась та, ища что-то в шкафу с зельями. - Лучше скажи, кто его так?
        - Крокодил.
        - Какой ещё крокодил?! - а вот женщина не удержалась и повысила голос.
        - Большой и шипастый, - просто ответил я. - Вынырнул из озера, судя по всему.
        - Что значит, судя по всему? Какое озеро? И где в это время был ты?
        - Убивал в пещере другого крокодила. Меня туда нага сбросила.
        - Нага?! - а вот теперь кицуне готова была кричать. - Откуда у нас эта мерзость?
        - Что такое? - хмыкнул я. - Боишься змеек?
        - У них сильный яд. Если Изуди им отравлен, то дела совсем плохи.
        - Вряд ли, они нам помогали.
        - Хорошо, если так, - бросила женщина и подбежала к корчившемуся на столе вану. - А теперь уходи. Здесь ты будешь только мешаться, - махнула на меня рукой. - Тем более тебя ждут.
        - Кто? - удивлённо переспросил я.
        - Выйдешь и узнаешь. Пошёл вон.
        - Грубиянка, - хмыкнул в ответ и двинулся на улицу.
        Я до сих пор находился под наркотическим эффектом пыльцы. Мне хотелось действовать. Прыгать, бегать, летать и… просто хотелось. В голове созрел злобный план. Надо быстренько вернуться в свой новый дом, схватить Иоко и затащить на чердак. В конце концов, она сама предлагала себя. Так почему бы не согласиться? Право первой ночи никто не отменял.
        Но стоило только оказаться снаружи, как меня окликнули:
        - Тсукико!
        У входа в госпиталь стоял Акайо. В простецком кимоно и со своим кинжалом на поясе. Как всегда, хмурый. Наверное, сейчас начнёт рассказывать, какой я неблагодарный сопляк. Ничего, переживу и этот разговор. Ни первый, ни последний.
        - Ито-сан? - я подошёл к нему и слегка поклонился. - Чем обязан?
        - Надо поговорить, - ответил тот. - Дело серьёзное.
        - Что-то случилось с семьёй? - сразу беспокойно спросил я.
        И в то же мгновение понял, что назвал их своей семьёй. Да, это происходило множество раз. По-другому, и нельзя сказать. Но из-за пыльцы чувства пребывали в возбуждённом состоянии. Поэтому и долг перед семьёй показался мне неоплаченным. Ведь, что ни говори, но они меня любили. Даже этот хмурый ван - Акайо. И их можно понять, всё же поступил приказ от самой богини. Такому нельзя противиться.
        - Нет, с ними всё в порядке, - ответил Акайо. - Нам надо поговорить о тебе.
        - Понимаю вас, - я снова поклонился, только на этот раз чуть ниже. - Ито-сан, прошу меня простить. Я был груб по отношению к вам и вашей семье. Не стоило срываться. Просто события последних дней подкосили моё состояние. Слишком много свалилось сразу.
        - Нашей, - сказал тот.
        - Простите, не понял.
        - Ты ведь сам назвал нас своей семьёй. Впредь можешь так и считать.
        На его лице появилась еле заметная улыбка.
        - Мы прекрасно понимаем тебя, Тсукико. На твои плечи свалилась власть. А вместе с ней и большая ответственность. По себе знаю, что удержать это всё нелегко. К тому же тебе приходится сражаться с монстрами, - снова нахмурился. - И всё же ты должен научиться в некоторых ситуациях держать язык за зубами. Не всегда приходится говорить то, что думаешь. Это чревато последствиями.
        - Понимаю, - кивнул я. - Потому не знаю, как исправить свою вину.
        - Поехали со мной, и обсудим всё дома. Тебе стоит извиниться перед остальными.
        - Хорошо, - ответил я. - Но позже. Появились новые обстоятельства, которые вам могут не понравиться.
        - Так, и что же это? - ван напрягся.
        - Снова делишки Сидзаки. Но на этот раз глобальнее.
        - Интересно. Говори, в чём дело.
        - Вы знали, что неподалёку появились наги?
        - Что? - вот и Акайо тоже не справился с эмоциями.
        Неужто этих ползучих рептилоидов здесь так не любят?
        - Давайте я лучше расскажу всё по дороге. Нам необходимо собрать отряд и выдвигаться прямо сейчас.
        - Не думаю, что наши бойцы смогут справиться с ордой змеиных.
        - И не надо. Они на нашей стороне. Впрочем, всё увидите сами.
        - Хорошо, - кивнул Акайо. - Готовься, поведёшь нас.

* * *
        И снова я впереди планеты всей. Нет, не так. Я просто ехал в начале очередного отряда. Как и вчера. Только в прошлый раз мы столкнулись с настоящим кошмаром. Сегодня же до этого, надеюсь, не дойдёт.
        Рядом скакал Акайо. Позади десяток воинов. В первом ряду приметил Ичитаре. Паренёк, видимо, решил постоянно сопровождать меня. Ну или также не может оставаться в стороне, когда вокруг творятся непонятные дела.
        По пути я рассказал Акайо всё, что узнал. О том, как Ямадзаки нанял мёртвого купца и его людей, чтобы те добывали пыльцу. Как те выводили мелких наг. И о том, кто наводнил западные леса монстрами и рушит экономику нашего клана.
        - Ублюдки, - процедил сквозь зубы хмурый ван. - Они за это заплатят.
        - Как я понимаю, наши войска слишком малы, чтобы идти против Ямадзаки в открытую, - заметил я.
        - Так-то оно так. Но теперь в наших руках информация, пыльца и, - посмотрел на меня и хмыкнул, - ты, Тсукико.
        - Думаете это чем-то поможет?
        - Если всё правильно сделать, то уверен.
        Пока мы обсуждали новые проблемы, доехали до деревеньки наг. Все трупы успели убрать, а следы замести. Даже крови на земле не осталось.
        Как и в первый раз, никто нас не встречал. Хотя по сторонам слышался шорох. За нами наблюдали, и это явственно ощущалось. Воины и лошади волновались.
        - Никому не паниковать, - приказал я, посмотрев на солдат. - Наги не опасны. Наоборот, они боятся вас гораздо больше.
        - И это верно, мальчик, - послышался знакомый голос.
        Обернувшись, увидел вождя. Она, не спеша, ползла к нам, вытянувшись во весь свой немалый рост. Видимо, хотела показаться ещё более важной персоной. Надо отдать должное, у неё это получалось. Солдаты зашептались за спиной. Руки потянулись за оружием.
        - Отставить, - грубо приказал Акайо, даже не посмотрев в их сторону. - Она неопасна.
        - Ты уверен? - прошипела женщина, блеснув глазами.
        - Более чем, - хмыкнул тот. - Вас слишком мало. К тому же, глупо устраивать ловушку, когда все в округе знают о вас. И если мы не вернёмся, то сюда нагрянет армия. Если бы хотели оставить свой секрет, то не позволили убежать Тсукико и Изуди.
        - Верно, - улыбнулась она. - Ты мне нравишься.
        Нага подползла чуть ближе. И тогда лошади недовольно замахали мордами.
        - Тебе все нравятся, - усмехнулся я, спрыгнув на землю. - Но приехали мы сюда за другим. Есть разговор. Думаю, тебе он будет интересен.
        Глава 19
        Мы втроём оказались под тростниковой крышей. Нага наконец-то присела на длинный хвост, и теперь была ниже нас. Акайо тихо вздохнул. Наверное, облегчённо. По нему было видно, как он напряжён. Скулы подрагивали, а руки так и норовили достать оружие.
        - Не стоит так нервничать, - тихо произнесла нага. - Я не желаю вам зла.
        - Откуда мне знать, - ответил мужчина.
        - Но вы ведь сами только что привели увесистый довод. Никто из нас не станет нападать.
        - Я всё же привык находиться на открытой местности, чтобы видеть врага.
        - Вынуждена вас разочаровать. Здесь вы их не найдёте.
        - И всё же останусь при своём мнении, - в том же тоне ответил Акайо, и я его прекрасно понимал.
        - Твой отец довольно подозрительный, - улыбнулась нага, показав мелкие клыки. - Вы с ним похожи.
        В тот момент мы с Акайо переглянулись.
        - Может быть, - я не хотел спорить. - Но нам необходимо уладить вопрос с вашим поселением и кристаллами.
        - Наверное, вы хотите прибрать к рукам наши пещеры, - женщина словно мысли читала. Однако зла в её голосе я не слышал.
        - Эти земли принадлежат клану Ито, - вступил в разговор ван. - Значит, и всё, что на них находится, также является собственностью рода.
        - Я знаю, - кивнула та. - И совсем не против. Нам не нужна пыльца. Мы хотим мира и спокойствия.
        - Тогда вы их получите, - сказал я. - Если будете работать на нас.
        - Ого, вижу в тебе амбиции, - засмеялась нага. - То есть предлагаете из одного рабства перейти в другое?
        - Нет, - я покачал головой. - Никаких рабов и господ. Вы помогаете нам с кристаллами, мы помогаем вам со всем необходимым для жизни.
        - То есть я могу просить принести жертву? - хищно оскалилась змеюка и вытянулась к потолку.
        Мы невольно попятились. Такого поворота никто не ожидал. А женщина снова рассмеялась.
        - Простите, не могла удержаться, - опустилась обратно. - Видели бы вы свои лица.
        - Смеешь издеваться? - разгневался Акайо.
        Он уже хотел достать катану, но я остановил вана.
        - Не надо, Ито-сан.
        - Тсукико, это неприемлемо. Какая-то змея насмехается над нами. Такое нельзя терпеть. Если дать слабину, то потеряешь уважение.
        - Отнюдь, Ито-сан, - заговорила нага. - Перед вашим сыном я и мои дети в неоплатном долгу. Он избавил нас от угнетателя. И теперь, мы выполним всё, что скажет Тсукико, - алчно посмотрела на меня. - Абсолютно всё.
        Вот блин. Где-то я это уже слышал.
        И тут нага снова выпрямилась и, сложа руки по бокам, низко поклонилась.
        - Прошу прощения, Ито-сан, - заговорила она, обращаясь к Акайо. - Мой разум до сих пор под воздействием пыльцы. Потому я не всегда могу себя контролировать. Эмоции завышены.
        - Так ты одурманена? - Акайо покосился на меня. - Почему не сказал, что они сами употребляют пыльцу.
        - Не стоит его винить, - ответила за меня женщина. - Мой организм был истощён ежедневными издевательствами Шаторо. Поэтому пришлось принять пыльцу в последний раз, чтобы указать вашему сыну верный путь и рассказать обо всём, что происходит. Уже совсем скоро я не смогу нормально двигаться и упаду прямо здесь. Но через пару дней мои мучения пройдут, и яд пыльцы выйдет из тела. Обещаю, больше такое не повторится. Без лишней необходимости.
        - Надеюсь, что она не наступит, - ван продолжал хмуриться. Впрочем, это его обычный вид. - То есть вы нам поможете с кристаллами?
        - Конечно, Ито-сан, - нага снова поклонилась. Наверное, не стоит ей так часто это делать. Иначе будет выглядеть, как издёвка. - Мы сделаем всё, что вы прикажите. Уверена, под вашим началом наша жизнь наладится.
        Ну вот, перегнула палку. Акайо снова покосился на меня. Видимо, ему тоже не понравилась такая напыщенная вежливость. Однако промолчал и вышел наружу.
        - Вот зачем ты? - я обратился к наге.
        - А что такого? - хищно улыбнулась она и обвилась вокруг моего тела, оказавшись за спиной. Сильные руки мяли мне плечи, а женское шипение раздавалось у правого уха. - Я и правда готова на тебя работать. Скажи, Тсукико, действие пыльцы на тебя не закончилось? Ты ведь всё ещё испытываешь влечение? Я могу помочь…
        - Спасибо, - я попытался вырваться из змеиных колец, но нага довольно искусно меня оплела. Змеиный хвост не сжимал меня сильно, но в то же время не позволял свободно выбраться. - Может, отпустишь меня?
        - Ты уверен, что хочешь именно этого? - её горячее дыхание обжигало кожу. Заставляло внутри бурлить в моих венах кровь. - Ты ведь понимаешь, что для добычи кристаллов нужны работники. А из-за издевательств Шаторо каждое новое поколение наг становилось слабее. Мне нужны новые гены. Необходим сильный и молодой ван. А ещё лучше, - скользнула вперёд и зависла перед моим лицом, - человек.
        - Рад твоему вниманию, - ответил я без особого энтузиазма, так как из-за змеиного плена всё желание сошло на нет. - Но мне пора ехать. Слишком много дел.
        Нага только улыбнулась и отползла к противоположной стене.
        - Ты должен знать об этом, Тсукико. Рано или поздно придётся решить эту проблему. От неё не убежать.
        Мне жутко хотелось сказать, что-то, типа: «Я перезвоню», но мы ведь в фэнтезийном мире.
        - Я что-нибудь придумаю.

* * *
        Отряд возвращался в деревню. Оставаться в поселении наг не имело смысла. Необходимо взвесить все плюсы и минусы, и разработать чёткий план. И для этого надо обсудить всё с Джиро.
        Собственно, о нём мы и говорили с Акайо. Решили, что сразу по прибытии, поедем в поместье. За эту половину дня снова появилась масса дел, которые не терпели отлагательств.
        Однако, когда вернулись в деревушку, я сразу заглянул в госпиталь.
        - Тсукико? - в дверях меня встретила Рангику. - Как всё прошло?
        - Гораздо лучше, чем я предполагал, - ответил ей.
        - Хорошо. Изуди поправляется, он мне всё рассказал и… - тут она увидела входящего Акайо, - Ито-сан, - женщина поклонилась. - Рада, что вы снова решили проведать детей.
        Харчевня изменилась до неузнаваемости. Грубые деревянные столы и стулья вынесли вон. Теперь помещение выглядело как настоящее медицинское здание. Больше десятка кроватей протянулись вдоль стен. Из маленьких окошек проникало недостаточно света, и я сделал себе пометку, чтобы сменить их на более широкие. В таком месте должно быть много солнца. Однако заняться этим придётся, когда всех выпишут и освободят залы.
        Большинство малышей спало. Из-под одеял торчали кошачьи ушки. Но внезапно посреди тишины раздался писклявый голосок. И, словно из ниоткуда, меня схватили за ноги две маленькие девчушки с большими рыжими ушами.
        - Тсукико! - пищали они, прижавшись ко мне.
        Кицуне. Те самые, что хотели покусать, когда я нашёл их в клетке. В «человеческом» виде они выглядели довольно мило. Мелкие пискли, достававшие лишь до пояса.
        - Тихо, - шикнула на них Рангику.
        Девчушки сразу замолчали и отстранились.
        - Простите нас, сансей, - пробормотала одна из них, глядя на женщину. - Мы просто скучали по Тсукико.
        - По мне? - удивился я.
        - Ты же их спас, - объяснила взрослая кицуне. - Вот теперь они постоянно о тебе спрашивают. Дети очень эмоциональны и открыты душой. Хотя… - она вздохнула, - не могу гарантировать, что с ними всё будет в порядке.
        - Кто-то ранен?
        - Я не о внешних повреждениях. Ты можешь представить, какой кошмар им довелось пережить. Это оставить свой след до конца жизни.
        - Будем надеяться, что они смогут с этим справиться.
        - Тогда заглядывай почаще.
        В голосе Рангику звучал приказ. Но, посмотрев ей в глаза, увидел мольбу.
        - Обязательно, - ответил я, после чего ещё раз осмотрелся, потрепал мелких кицуне по кудрявым рыжим головам и вышел на улицу.
        А когда мы с Акайо вновь взобрались на лошадей, то я увидел на его лице довольную улыбку. Усатый ван посмотрел на меня и ответил на немой вопрос:
        - Ты взрослеешь, Тсукико. Теперь у тебя не только наложницы, но и дети.
        - Что? Нет! - я попытался запротестовать, но не смог подобрать весомых аргументов, кроме как: - Они же не от меня. Я просто помог им избавиться от рабства.
        - И теперь в ответе за них. Или думал, что на этом твоя работа закончена?
        - Я не собирался становиться их родителем. Просто не мог оставить в клетках.
        - Понимаю, - Акайо первым поехал по дороге, я последовал за ним. - Но упускаешь из вида одну важную вещь.
        - Какую?
        - У всего есть свои последствия. Ты вырвал их из лап бандитов. Но это лишь полдела. Теперь необходимо найти им дом и позаботиться о будущем. Или планировал выгнать их всех на улицу.
        - Нет, - покачал головой. - Но, честно говоря, пока не задумывался о дальнейшем. Слишком много событий, за которыми не успеваю уследить.
        - Плохо, что не успеваешь. Теперь ты обязан. За тобой числится небольшое поселение и отряд мелких лопоухих ванов, - посмотрел на меня и снова ухмыльнулся. - Не волнуйся, мы поможем. Сам ведь сказал, мы семья.

* * *
        В поместье нас уже ждали. Стоил подняться по ступеням, как навстречу вышел старик Джиро. В тот момент я понял, насколько они похожи с сыном. Теперь глава клана был столь же хмур. А холодный взгляд пронизывал насквозь.
        - Ито-сама, - я низко поклонился. - Прошу у Вас прощения. Я был неправ. Горяч и своенравен. Говорил то, о чём следовало сперва подумать. Уверен, у Вас были причины…
        - Хватит! - вскинул руку Джиро, и полы его золотистого кимоно встрепенулись. - Да, у меня были причины, чтобы молчать. У меня был приказ, оспаривать который я не мог.
        - Теперь я это понимаю, - только тогда я поднял голову. - Богиня Канон мне всё рассказала.
        - Канон? - удивился Акайо.
        А вот старик лишь удивлённо вскинул бровь. Видимо, его не особо поразило то, что я встретился с ней лично.
        - Да, богиня пригласила меня.
        - Ты побывал в их мире? - усатый ван поднял взор, будто хотел разглядеть в небесах могучих существ.
        - Если верить Канон, то да, - кивнул я.
        - А ты, разве, не веришь? - переспросил Джиро.
        - События последних дней научили меня, что всегда стоит оставаться настороже.
        - Правильно, - кивнул старик с довольным видом. - Тогда, думаю, мне тебе больше нечего сказать.
        - Я и не прошу Вас, Ито-сама. Мне и самому есть, что рассказать. После Сидзаки остались проблемы. Слишком большие и важные.
        - Вот как? - казалось, что и эта новость не особо его удивила. - Хорошо, мы это обсудим. А пока пойдёмте в зал, там тебя ждут.
        Ох, наверное, Шинджу и Эми. Я ведь и на них сорвался. Хреново дело, придётся извиняться. Впрочем, именно для этого я сюда и ехал.
        - Тсукико! - раздался радостный голос справа. Обернувшись, увидел прыгающий к нам сандаль. - Ты вернулся!
        - Как видишь, - улыбнулся ему в ответ.
        - Отлично. Как освободишься, найди меня. В моей голове созрели новые хокку.
        - Бакэ-дзори, у тебя нет головы, - возразил Акай.
        - Ито-сан, вечно вы так, - горько пробормотал сандаль и ускакал в сторону.
        - Ито-сама, - обратился я к старику, когда мы вошли в поместье. - А как он у нас появился?
        - Как-нибудь расскажу, - ответил тот. - Но сперва решим другие дела.
        И вот мы вошли в обеденный зал, где вокруг невысокого стола сидели остальные члены семьи. Шинджу с дочерями и Эми.
        - Вот он, пропащая душа, - усмехнулась рыжеволосая неко, но как-то криво, будто и не хотела смеяться, а просто поддерживала свой авторитет холодной женщины.
        - Да, - отрешённо кивнул я. - И пришёл просить прощения.

* * *
        Что сказать? После пары бокалов вишнёвого вина обстановка разрядилась. Присутствующие повеселели, женщины чуть покраснели, а сёстры обступили меня с двух сторон.
        Когда мы вошли в зал, я сразу же извинился. Конечно, теперь я понимал, что просто сорвался. Да и они меня понимали и приняли такого, какой есть. Посмеялись, конечно, над моей вспыльчивостью. Эми назвала девочкой, из-за подобного поведения. Но, в итоге всё стало так, как прежде.
        А когда я увидел еду Шинджу, то не мог и рта раскрыть, чтобы возразить или пошутить в ответ. Просто впихивал в себя всё, что было на столе. И не понимал, то ли снова голоден из-за напряжения, то ли начинаю отходить от действия пыльцы. Ведь я не знал, что должен почувствовать.
        И тут посетила мысль, от которой я замер на месте и чуть отстранился от остальных.
        - Тсукико? - насторожилась Шинджу. - Всё нормально?
        - Да, - нагло соврал я. - Прошу прощения, но мне надо выйти.
        С этими словами вскочил и выбежал на задний двор.
        В голову ударил свежий воздух. Вдохнул полной грудью. На мгновение перед глазами потемнело.
        - Тсукико? - позади раздался голос Джиро.
        Обернувшись, увидел старика.
        - Простите, Ито-сама. Мне немного не по себе.
        - Я вижу, потому хочу узнать, в чём дело, - он подошёл ближе. - Как я понимаю, ты не хочешь оставаться рядом с нами. Чего-то боишься?
        - Не совсем, - заглянул ему через плечо. Никого больше не было.
        - Не беспокойся. Нас никто не подслушивает. Если чего-то боишься, то можешь поделиться со мной. В конце концов, ты ведь в курсе моего секрета. Так что пришло время раскрыться и тебе.
        - Понимаете, - я немного замешкался. - Чтобы вытащить Изуди, мне пришлось принять пыльцу. И теперь не знаю, как сходит её эффект. Боюсь, что могу навредить окружающим.
        - Вот оно что, - на лице старика появилась озорная улыбка. - Пыльца, что усиливает магические способности? Хорошая штука, но с ней нельзя много баловаться.
        - Вы её пробовали? - удивился я.
        - Конечно, - кивнул тот. - И не один раз. Ты ведь не знал, но раньше на наших землях был источник кристаллов, из которых она добывается.
        - Вообще-то он у нас до сих пор есть.
        - Знаю, Акайо прислал воина, прежде, чем вы приехали. И теперь я немного в курсе дел. Остальное расскажите мне в кабинете, - Джиро положил мне ладонь на плечо. - А насчёт себя не беспокойся. Если раньше ты её не пробовал, то и эффект спадёт незаметно. В дальнейшем, конечно, ощущения будут не из лучших. Хотя я надеюсь, ты до этого не дойдёшь.
        - Нет, - покачал головой. - Больше никаких дурманов.
        - Вот и правильно. Я видел много магов, которые сжигали себя изнутри, стараясь стать сильнее. И ничего у них не вышло, лишь глупо потратили свои жизни. А теперь давай вернёмся. Все ждут твои рассказ про наг и крокодилов.
        - Может не стоит пугать женщин?
        - Конечно, не стоит. Просто не говори, что был на грани жизни и смерти. И о пыльце тоже не говори. Они и сами понимают, как это опасно. Но лучше лишний раз не напоминать.

* * *
        Недоговаривать это всё-таки не врать. Да, неприятно, но иначе не получалось. Зато ни у кого не испортилось настроение. Все продолжали веселиться. А когда я сказал, что теперь и наги со своей пышногрудой властительницей у меня в подчинении, поймал колкий взгляд Эми.
        - Тсукико-кун, - малышка Ай слегка толкнула меня локтем. - А мы можем увидеть твоих наложниц?
        - Я ведь говорил, что не считаю Иоко с дочерью таковыми. Они просто… - замялся, не зная, как продолжить.
        - Просто твои, - поддакивала Эми.
        Вот же ж чертовка. Будто специально нарывается. Хорошо. Если сегодня всё сложится отлично, и ты заявишься ко мне в комнату, то получишь сполна.
        - Нет, - снова возразил я. - Просто женщины, которые всегда жили в том доме.
        - Ну да, ну да, - пробормотала рыжая неко.
        - Закончим! - внезапно прервал нас Джиро и поднялся. Следом за ним встали и остальные. - Нам надо ещё многое обсудить, поэтому я забираю Тсукико с собой. Потом наговоритесь.
        С этими словами он развернулся и пошёл в кабинет. Я и Акайо последовали за ним. А когда оказались на циновках в закрытой комнате, старик заговорил первым:
        - Итак, как я понимаю, у нас оказалось поселение наг. Змеи добывал кристаллы рики для Ямадзаки. А заправлял всем этим наш старый знакомый Сидзаки. Всё верно?
        - Именно так, - кивнул Акайо. - Но Тсукико удалось договориться с главной нагой, которая является матерью всех остальных. Теперь они на нашей стороне. Если, конечно, ничего не изменится.
        - Мать остальных? - переспросил старик, глядя на меня.
        - Шаторо ставил на ней эксперименты. Он специально вывел таких маленьких гадов, чтобы те могли проникнуть в удалённые уголки пещер.
        - Страшный тип.
        - Ещё какой. Он и себя изменил, превратился в огромного ящера, когда принял пыльцу. Его тело до сих пор в пещере.
        - Хорошо, пускай там и остаётся, - кивнул Джиро. - Сейчас нам надо построить план. Ямадзаки явно что-то готовит.
        - Уже сделал, - заговорил я. - Он давно разводил монстров. Помните письмо Торо, в котором говорилось, что колдун работает на клан? Так вот, он был не один. Таких, как я понимаю, много. Именно благодаря стараниям Ямадзаки в наших лесах водятся монстры, которые разрушили торговлю.
        - Южный тракт, - пробормотал Джиро.
        - Отец, - Акайо покраснел от гнева. - Мы не можем это просто так оставить. Сколько можно терпеть презрение соседей? Необходимо действовать.
        - И я с тобой полностью согласен, - кивнул тот. - Вот только наши силы в разы меньше, чем у Ямадзаки. Ты и сам об этом прекрасно знаешь. А ещё у нас нет доказательств, кроме того письма. Но оно не имеет веса. Сидзаки мёртв, как и остальные члены его банды. Пыльца не у нас. Поэтому надо действовать хитро. И для начала спланировать, как будем добывать кристаллы. Не думаю, что наши ваны будут рады работать бок о бок с нагами.
        - Это и не потребуется, - сказал я. - Достаточно просто приезжать и забирать товар.
        - Уже лучше, - согласился старик.
        - Кстати, а ведь есть ещё один ван, который может нам многое рассказать.
        - Изуди? - спросил Акайо.
        - Нет, - я покачал головой. - Мате. Хозяин харчевни, которого я выгнал.
        - Он работал на Сидзаки?
        - И не только, - невольно сжал кулаки. - Это третий, кто издевался над Мэй.
        Глава 20
        За окном стемнело. Я лежал у себя, когда в коридоре послышались тихие шлепки. А следом за ними прерывистый стук.
        - Бакэ-дзори, проходи, - я пропустил деревянного приятеля. - Что нового?
        - Может сперва ты мне расскажешь? - он запрыгнул на чайный столик. - И поделишься?
        Без лишних слов я достал камэосу и пролил немного саке на сандаль. Алкоголь моментально впитался, а мой собеседник протяжно выдохнул.
        - Ух, завидую тебе. Такое приобретение и в неумелых руках.
        - Почему это неумелых? - переспросил я.
        - Ну так ты же не пьёшь совсем.
        - Может на то и расчёт? - отложил бутыль, туманить разум мне совсем не хотелось. - К тому же это непростое приобретение. Как оказалось, ко мне попало неслучайно.
        - Я помню историю Саторэ.
        - И она обросла новыми подробностями.
        Я присел рядом и рассказал сандалю всё, что со мной приключилось с момента нашей последней встречи. Несколько раз подливал ему саке, сам же не сделал и глотка. Слишком много побывало в моём организме отравы. Пора бы дать ему передышку. А то так и до нервного срыва недалеко.
        Хотя, алкоголь ведь, наоборот, снимает напряжение. Но потом требует ещё одну дозу. А мне этого не надо.
        И, закончив историю своих приключений, закрыл бутыль и отставил в сторонку.
        - Думаю, надо немного тебе остыть, - сказал сандалю.
        - Да брось, Тсукико-кун, - запротестовал тот. - Я ведь могу поведать тебе секретики, которые наверняка оценишь.
        - Не собираюсь копаться в чужом белье.
        - А если оно касается тебя?
        Вот зараза. Знает, как заинтересовать и выпросить ещё чарку.
        - Ну давай, выкладывай, - я плеснул на деревяшку прямо из бутылки.
        - Уф, - выдохнул сандаль и внезапно прочитал красивое хокку:
        Глицинии лепестки опали к ногам.
        Скользили по телу в объятиях.
        А голубые глаза дарили мне страсть.
        - Эм, - я на мгновение замялся. - Ты умеешь сочинять что-то романтичное?
        - Кто сказал, что это моё? - засмеялся сандаль. - О том и говорил, секретики.
        - Ага, то есть кто-то сочиняет обо мне стихи?
        - Именно. И если дашь ещё порция, я скажу, кто.
        - Ладно, - усмехнулся я и потянулся за камэосой.
        Но в этот момент в коридоре послышались тихие шаги.
        - Бакэ-дзори, прости, но с меня потом причитается, - извинился перед сандалем, после чего схватил его и выбросил в своё окошко. Тот не успел даже пикнуть. Надеюсь, при падении с ним ничего не произойдёт.
        Дверь бесшумно открылась, и в комнату вошла Эми. Заметив меня, на мгновение замерла.
        - Ожидала увидеть здесь кого-то другого? - спросил я, когда женщина провела пальцами по дверному стыку.
        - Нет, просто не думала, что ты будешь меня поджидать.
        Хорошо, о сандале она не знает. Ну и ладненько. Теперь оставалось выяснить, она ли автор того самого хокку.
        - Ты становишься предсказуемой.
        - Да неужели? - вспыхнула Эми и двинулась на меня.
        Лёгкое ночное кимоно развевалось при каждом шаге. Казалось, женщина злится на меня. Так как лицо исказилось от гнева.
        - Сначала кричишь на нас, обвиняешь во лжи, убегаешь, словно тебе всё дозволено, а потом спокойно возвращаешься и говоришь, что я предсказуемая?
        - Именно так, - хмыкнул я. - Ты ведь не просто так пришла ко мне посреди ночи в таком лёгком наряде. Или будешь отговариваться, что ошиблась дверью?
        - Да как ты смеешь, мальчишка? - злобно прошипела Эми и попыталась отвесить мне пощёчину.
        Но ничего не вышло. Я перехватил её руку у самого лица.
        - Если хочешь залезть ко мне в постель, то обойдёмся без рукоприкладства, - прошептал я, прижав женщину к себе.
        - Стал взрослым? - также тихо заговорила она. - Появились наложницы и подданные. Интересно, а какого это поиметь паука или змею?
        От этого вопроса невольно пробрал смех. Я отступил на шаг, зажав рот рукой. Но, посмотрев на Эми, увидел серьёзный лик.
        - Я надеялся, что это была шутка, - взял себя в руки. - Ревнуешь?
        - С чего бы? - она отбросила назад непослушную рыжую прядь. - Ты волен решать свою судьбу. Тем более она складывается вполне недурно…
        - Издеваешься? - процедил сквозь зубы и снова схватил за руку, но на этот раз уже от злости. - Да меня несколько раз чуть не перекусили и не разрубили пополам. Я падал со скал, взбирался по ним, как кошка и опять падал. Мне ломали ноги и рёбра. Пронзали клыками. Думаешь всё так просто?
        - Нет, - Эми шагнула ко мне и гневно посмотрела. - Именно поэтому и злюсь. Тебе и двадцати нет, а ты бросаешься в смертельный омут с головой. Зачем, Тсукико? Неужто мало забот дома?
        - Не ты ли хотела, чтобы я стал охотником на монстров?
        - Да, - томно прошептала Эми и прижалась ко мне. Её настроение кардинально изменилось. - Мне нравятся такие смелые мужчины. Но я всё равно беспокоюсь…
        - И ревнуешь, - перебил я и посмотрел в большие глаза. - Ты удивишься, но я не спал с Иоко или с её дочерью. И уж тем более с паучихами и нагами.
        При этих словах содрогнулся. А женщина довольно улыбнулась.
        - Ревную, признаюсь, - её мягкие пальцы скользнули по моей щеке. - Кто я такая для тебя? Приёмная тётушка? Нас не поймут, если узнают. Тем более есть выгодная партия: Ай или Теруко. И ты нравишься обеим.
        - Разве?
        - Не сомневайся, - внезапно её глаза блеснули, и она отстранилась. - Подожди, ты сказал, что забирался по скалам?
        - Ну да, но при помощи магии, - стал оправдываться. - Это же не считается.
        - Как знать, - Эми провела языком по полным губам. - Стрельба, борьба в грязи, скалолазание, - скосила взгляд на мой татами. - Да и ночью ты весьма неплох.
        - Особенно сегодня, - улыбнулся я и крепко её обнял.
        Мои ладони сами скользнули по гладким бёдрам, обхватили их. Рывок, и вот уже Эми у меня на руках. Страстный поцелуй обжигал губы. Горячее дыхание будоражило кровь. Я был уверен, что эта ночь станет особенной.

* * *
        Утро, как всегда, было одиноким. Но я уже привык.
        - Тсукико? - в дверь постучали. Говорила малышка Ай. - Ты готов к школе?
        Какой ещё школе? Она это серьёзно?
        - Ай, я через минуту выйду.
        - Завтрак уже готов. Ждём тебя, - и убежала.
        Я поднялся и оделся. Спинка немного саднила. Всё же ночью её неплохо поцарапали. Такое у нас было впервые. Наверное, это из-за страха, а может из-за ревности. Или всё вместе, как знать.
        Прошёл в обеденный зал, где сидели Акай с женой и дочерями.
        - Ито-сан, - обратился к вану. - Надеюсь, сегодня вы не намерены отправить меня на учёбу?
        - Конечно, нет, - покачал тот головой. - У нас сейчас хватает забот. Но хотел обратиться к тебе с просьбой.
        - Что именно?
        - Сопроводить Теруко и Ай. Покажись перед народом, напомни, что ты такой же, как и они.
        - Работать на публику?
        - Тебе ведь это нравится.
        Я пожал плечами и присел за стол. Ароматные блюда Шинджу, как всегда, заставляли бурлить желудок. Да и Акайо был прав. В какой-то мере мне нравилось быть в центре внимания. Не всегда, и не настолько сильно, как в последнее время. Но всё же, всё же… я из рода людского и всё человеческое мне не чуждо.

* * *
        - Тсукико-кун, ты нам что-то недоговариваешь? - спросила Ай, когда мы шли по дороге к школе.
        Я слегка покосился на хмурую синеволосую Теруко, а потом ответил:
        - Не понимаю, Ай-тян, о чём ты говоришь.
        - Ты ведь толком не рассказал, как справился с Шаторо. Бой в пещере наверняка был зрелищным.
        - Был, - согласился я. - Но, поверь, тебе лучше об этом не знать.
        - Почему?
        - Наверное, потому что Тсукико врёт? - заговорила её сестричка. - Может ему помогли наги, но он решил присвоить славу себе?
        Обалдеть. Сначала сама просит не рассказывать о кровавых подробностях, а потом опускает мою репутацию ниже уровня Великого моря.
        - Не говори глупостей, Теруко, - младшая сестра вновь встала на мою сторону. - Он никогда так не поступит. Наоборот, закроет всех своей грудью и…
        - Ох, Ай, - насмешливо вздохнула синеволосая девушка. - Ты такая наивная.
        - Неправда, - воспротивилась та и с мольбой посмотрел на меня. - Ведь так, Тсукико-кун?
        - Так, так, - улыбнулся я. - Ты умная девушка, достойная зваться Ито. А Теруко тебя просто дразнит.
        На что синевласка фыркнула и отвернулась.
        И что на неё нашло? Чего такая сердитая?
        Мы уже почти добрались до поворота к деревне, когда услышали шум. Слева, вдали от поселения, на дороге столпился народ. Мне это совсем не понравилось. Не хотел вмешиваться, но Теруко побежала в ту сторону.
        - Зараза, - тихо выругался я и устремился следом, потащив за собой Ай
        Теруко оказалась рядом быстрее нас. Поэтому, когда догнали её, она ринулась назад, обхватила младшую сестру и прижала к себе, закрыв обзор. И было от чего.
        Я прошёл чуть дальше, протиснулся сквозь толпу и увидел у кромки дороги два трупа. Тела молодых ванов были истерзаны. Следы огромных когтей, вырванные кости и внутренности, разбросанные тут же. Но лица, как ни странно, остались целы. И стоило на них посмотреть, как в голове появилась мысль, что это послание. Адресованное мне.
        В луже собственной крови лежали те самые ваны, что напали в школе на зеленоволосую девушку. Дети знатных семей. После первой моей взбучки поймал их за избиением маленькой кицуне. Только тогда с ними были ещё приятели. Кажется, кто-то из рода Ямадзаки.
        - Ито-сан?! - рядом раздался удивлённый крик. - Смотрите, здесь Ито-сан!
        Голосил низкий и плотный ван. Наполовину облысевший, в простой крестьянской одежде.
        - Посмотрите, что творится! Убили детей! Как такое может быть?!
        - Среди бела дня! Куда смотрела стража?!
        - Бесчестные Ито! Хватит прятаться за стенами!
        Обстановка накалялась. На меня уставились взбешённые ваны. В их глазах пылала ярость.
        Какого чёрта? Можно подумать, это я их убил!
        - Где вы были, Ито-сан? - продолжал пухлый крестьянин. - Почему не остановили убийство?
        - Я могу это сделать сейчас, - грубо отозвался я. - Закрой свой рот и останешься цел.
        Тот испуганно вытаращился на меня и попятился.
        - Ито угрожает нам! - раздался новый крик. - Смотри…
        Но голос оборвался стоном. Толпа справа от меня расступилась, открыв взору лежащего на земле вана. Он держался за ногу. А над ним стоял один из солдат, угрожая копьём.
        - Ито-сан, с вами всё в порядке? - спросил он.
        - Почти, - отозвался я. - Этот тот, кто кричал?
        - Именно. Я не мог позволить наглому смерду так отзываться о вас.
        - Правильно. Заприте его в клетку на потеху публике и прибейте табличку с надписью: «Крикливый петух». Пускай там поорёт, - я повернулся к остальным. - Есть ещё смелые обвинять меня в смерти этих двоих? - тишина и испуганные взгляды. - Вот и отлично. Чтоб вы знали, позавчера я вытащил из рабства больше десятка детей, которых перевозили от Ямадзаки к Ватанабэ. Вчера нашёл ещё одну банду разбойников, торговавших с Ямадзаки нашими драгоценностями. Именно этим и был занят. Если кому-то не нравится, изложите в письменном виде, оставьте подписи и отнесите к поместью, - выдержал небольшую паузу. - У нас как раз подтираться нечем.
        Не знаю, что я хотел этим сказать. Просто это стадо баранов вывели меня из себя. И тогда вспомнил слова Акайо. Никто не будет благодарен. Всем плевать на твои старания, пока ты живёшь за высокими стенами, а они в простых домах.
        - Уберите это, - приказал солдату, указав на трупы.
        Тот кивнул. Как раз прибежало ещё несколько вооружённых ванов. Они быстренько накрыли тела и закинули их в небольшую телегу для навоза. Что ж, мертвецы это заслужили.
        - Думаю, нам стоит вернуться домой, - сказал я, подойдя к сёстрам. - Сегодня в школе будет небезопасно.
        Теруко хотела что-то возразить, но не успела. Со стороны учебного заведения к нам летел директор. Су-Фонь. И был, как всегда, разгневан. Судя по всему, именно на меня.
        - Тсукико! - выкрикнул он, когда подбежал на достаточное расстояние. Обращаться ко мне по фамилии отказывался. Считая, что я недостоин её носить, так как был подкидышем. - Это как понимать?!
        - Вы о них? - я указал на уезжающую повозку с окровавленным тентом.
        - О ком? - не понял директор, посмотрел вслед катящимся трупам и побледнел. Его пыл, как рукой сняло. - Нет, я об Этти.
        Он повернулся и помахал у меня перед лицом каким-то пергаментом. Снова разозлился.
        - Ты последний, кто с ней общался. О чём вы говорили?!
        - Не понимаю, к чему вы клоните.
        - Не понимаешь?! - бледное лицо побагровело от гнева. - Она ушла. Ничего никому не сказала и ушла. Оставив лишь записку, что больше не вернётся к нам! Как это понимать?! Почему Этти исчезла?!
        Тогда в моей голове сложилось дважды два. Убийство пары ванов и исчезновение кицуне. Всё сходится. Она знала, что они почти забили до смерти её потерянную дочь, и не могла этого стерпеть. Отомстила. Следы когтей явно указывают на дикого, но разумного зверя. Иначе бы изуродовал и лица. Но их оставили специально, чтобы все поняли, кто погиб.
        Послание и правда адресовано мне.
        - Откуда мне знать, - спокойно ответил я и, обняв девушек, хотел уже уйти.
        Но внезапно директор схватил меня за плечо и резко развернул. Подобного обращения я уже терпеть не стал. Перехватил его ладонь, вывернул так, что ван присел от неожиданности и боли.
        - Господин, Су-Фонь, - начал я всё тем же спокойным и твёрдым голосом. - Вы директор целой школы. Так ведите себя достойно. Подавайте правильный пример детям. И уж тем более не смейте поднимать на них руки и повышать голос, - отпустил того, и ван отскочил назад. Потирая кисть, злобно зыркнул на меня. Я же продолжил: - Госпожа Этти просто просила помочь ей с учебниками. После этого она расспросила меня, как живётся человеку в мире ванов. Наверное, стоило сказать, что несладко, но я соврал. Однако, это уже не ваше дело. Впредь просто относитесь к своим сотрудникам уважительно. Возможно, тогда они не будут от вас уходить.
        - Щенок, - прошипел тот, кипя от ярости. - Зря ты это сделал.
        - Да неужели? - хмыкнул я. - И что последует в ответ? Снова побежите жаловаться Ито-сану? Плакаться ему, как я плохо себя веду?
        Пока мы говорили, то не заметили, как вокруг снова появилась толпа зевак. Но на этот раз они не кричали об убийствах, а тихо стояли и наблюдали. А после слов про плач, послышались смешки.
        - Напомнить, чем закончился прошлый разговор? - я не сбавлял темпа. - Вы выскочили из нашего поместья, как оскорблённая девочка. Вот только почему? Я до сих пор понять не могу. Ито-сан просто спросил, почему я затеял драку. А вы и слова сказать не могли, потому что знали, я прав. Поэтому поджали хвост и убежали.
        И тогда в толпе раздался откровенный хохот. Директор осмотрелся, потом бросил на меня злобный взгляд и убежал. Я же обнял сестёр и двинулся обратно к поместью.
        - Лихо его прижучил, - сказала Теруко. - Не ожидала от такого, как ты.
        - Ой не говори, - решил подыграть ей. - Я сам в шоке.
        - Не верь ей, Тсукико-кун, - улыбалась Ай, видимо, истерзанные трупы она всё-таки не увидела. - Вчера весь день о тебе вспоминала.
        - Не говори ерунды, - огрызнулась старшая сестра. - Больно надо думать о нём.
        - А вот и было, - рассмеялась белокурая девица и показала Теруко язык.
        М-да, на самом деле я был очень рад, что удалось вернуться домой.

* * *
        Когда вошли в поместье, то первой встретилась Шинджу. Она непонимающе уставилась на нас.
        - Простите, госпожа, - заговорил я. - Но обстоятельства сложились так, что девочкам лучше остаться дома.
        - Девочкам? - позади послышалась насмешка Теруко.
        - В чём дело? - в гостевом зале появился Акайо. - Тсукико, я же просил оставить их в школе.
        - Я помню, Ито-сан. Но сегодня произошло убийство двух молодых ванов. Народ беснуется, что мы такое допустили.
        - Почему я не удивлён, - пробормотал Акайо. - Тогда всё правильно, им лучше оставаться дома. Хотя бы пару дней, пока ситуация не прояснится. А нам надо отправиться к тебе в деревню и разобраться с нагами.
        - Понимаю, Ито-сан. Но мне необходимо срочно мчаться к Рангику.
        - Это как-то связано с теми убийствами?
        - Думаю, что да. Я проверю и буду ждать вас в доме Сидзаки.
        - Это теперь твой дом, - хмыкнул Акайо.
        - Простите, но я ещё не привык, - улыбнулся в ответ.
        Ван одобрительно кивнул, и я выскочил наружу. Следовало проверить Асэми. Дочь моей бывшей учительницы находилась в опасности. Кто знает, что может вытворить обезумившая женщина в теле зверя.
        К тому же Рангику явно что-то мне недоговаривает. Это также надо выяснить.
        Глава 21
        М-да, что ни день, то веселуха. И почему мне так везёт? А ведь во всём виноват Суко. Паренёк, что решил поиздеваться над Теруко. Если бы он тогда не послал свою собачку за кошельком, кто знает, как прошли последующие дни.
        Но, с другой стороны, как бы тяжело ни было, а нам удалось сделать множество добрых дел. Убить колдуна и освободить оборотней. Расправиться с бандитом Сидзаки. Прикрыть продажу детей и перевоз кристаллов. Выходит, если бы Суко тогда не решил развлечься, то ничего этого не было.
        Подобные мысли крутились в голове, пока скакал к госпиталю. Мимо проносились деревья и кусты. Лошадь мчалась, как никогда раньше. Ваны в испуге убегали с дороги. Кто-то даже возмущался. Наверное, не рассмотрели ездока. Так бы засунули язык куда подальше.
        С каких пор я стал таким озлобленным? Ведь раньше чуть ли не с пеной у рта мог доказывать, что все мы люди. Точнее, ваны. Все одинаковы и равны. А теперь готов затолкать их причитания им же в глотки. Наверное, из-за утреннего безумия. Никто не видит реальных дел. Всем всегда всего мало. Акайо прав, даже если поселить за стенами в богатом доме, они всё превратят в свинарник, потому что сами по натуре свиньи.
        Сжал от злости кулаки.
        Да, мне было обидно. Чёрт бы их побрал! Что они сделали в своей жизни? Выкидывал дерьмо из-под коров и лошадей? Сомневаюсь, что кто-то из них за все прожитые года смог достичь того, чего я достиг за эти недели. Спасти людей, встретиться с богами и расправиться с бандой.
        - Ничтожество, - процедил сквозь зубы.
        Занятый своими мыслями, домчался до дома Сидзаки. Навстречу выскочил Кабэ.
        - Ито-сан? - он, как всегда, улыбался. - Рад, что вы вернулись. Уже обсудили с Ито Джиро, что будете делать с нагами?
        - Да, чуть позже они приедут, - я спрыгнул на землю. - Где Рангику?
        - Внутри, - ван кивнул на бывшую харчевню. - Она там почти постоянно.
        - Это хорошо.
        Я хотел двинуться в ту сторону, как со двора послышался женский голос:
        - Ито-сан?
        Обернувшись, увидел идущую к нам Иоко.
        - Вам настолько не понравилась моя стряпня, что решили больше здесь не появляться? - спросила она, когда подошла почти вплотную.
        Кабэ тихонько сбежал, прихватив лошадь.
        - Разве тебе это не нравится? Мне казалось, что мы договорились. Я буду редко появляться. Вы живёте в своё удовольствие.
        - Ну да, помню, - кивнула та и посмотрела на меня несколько отрешённо. - И всё же не понимаю, почему вы так избегаете нас. Мучает совесть из-за моего мужа?
        - Да, - признался я. - А ещё уйма дел. Ты ведь знаешь, что произошло вчера.
        - Нашли поселение наг и пещеры с кристаллами рики. Богатый улов.
        - Особенно на проблемы, - хмыкнул я. - Кстати, сегодня сюда прибудут Акайо и Джиро. Возможно, остановятся в доме. Надеюсь, к их приезду всё будет готово.
        - Обязательно, - кивнула Иоко и мило улыбнулась. Казалось, что ей нравится быть нужной. - Можете на меня положиться.
        - Только если ты сама этого захочешь.
        Женщина смущённо отвела взгляд.
        - А разве вас здесь не будет, когда они приедут?
        - Пока не знаю. Ты и сама понимаешь, что всё может измениться в любой момент.
        Тёплая ладонь прикоснулась к моему плечу.
        - Береги себя, Тсукико, - прошептала Иоко и двинулась обратно в дом.
        Я же довольно улыбнулся (а как же, мой гарем потихоньку разрастается настоящими чувствами, а не потому, что «надо») и направился к госпиталю.
        Там меня встретили детские крики. А стоило подойти ближе, как дверь распахнулась, чуть не ударив меня в нос. Наружу высыпалась небольшая орава ребятишек. Но стоило заметить меня, как они замерли на месте и опустили взгляды.
        - Простите нас, Ито-сан, - пропищала одна из маленьких неко.
        Что-то слишком много за последнее время слышу извинений. Это начинает напрягать.
        - Всё в порядке, - сказал им с улыбкой. - Но постарайтесь так не бегать, иначе можете кого-нибудь задеть.
        - Угу, - было мне ответом, после чего ребятня убежала в сторону.
        М-да, кто бы меня слушал.
        Вошёл в госпиталь и сразу столкнулся с Рангику.
        - Тсукико? - удивилась та. - Чего так рано? Или дела не ждут?
        - Их слишком много. Как у вас здесь?
        - Уже лучше, - довольно произнесла женщина и провела меня вглубь помещения.
        На некоторых кроватях до сих пор лежали дети. Но тихое сопение и мерно вздымающееся одеяло говорило о том, что они всего лишь спят. Значит, об их здоровье можно не волноваться. Между ними ходило несколько крестьянок. Они заправляли постели тех, кто только что убежал. Но, увидев меня, выпрямились и поклонились.
        - Ито-сан, - заговорила первая женщина. - Мы рады вас видеть.
        - Это помощницы, - пояснила Рангику. - Кабэ нанял нескольких крестьян. Сам понимаешь, моих двух рук не хватает.
        - Правильно поступил, - согласился я и кивнул женщинам. Те заметно расслабились и продолжили своё дело. - А где Изуди?
        - Здесь, друг мой, - раздался голос за одной из балок.
        Я не сразу заметил приятеля. Он сидел у кровати, где мирно спала Аки. Смотря на неё, на лице вана светилась улыбка.
        - Она очень довольная, - сказал Изуди. - Столько внимания от сверстников ещё никогда не получала.
        - Это радует, - улыбнулся ему в ответ, а потом посмотрел на кицуне. - Кстати, Рангику, надо с тобой и это обсудить.
        - И это? - переспросила она. - Значит, есть ещё какие-то вопросы?
        - Достаточно, - я обратился к Изуди. - Как себя чувствуешь?
        - Терпимо. Тело болит, а нога, будто в тиски попала. Но наша рыжая бестия поставила меня на ноги.
        - Поговори мне ещё, - огрызнулась та, но без обиды.
        - Поправляйся, я ещё приду, - кивнул приятелю и потащил за собой кицуне. - Где Асэми?
        - Дома, вчера допоздна мне помогала и… - Рангику осеклась на полуслове. - Ты назвал её по имени. Откуда…
        - Я слишком много знаю, - не стал вдаваться в подробности и вышел наружу, кицуне последовала за мной.
        На улице нас встретил гомон ребятни. Было отрадно видеть, как они резвятся и живут полной жизнью.
        - В чём дело, Тсукико? - возмутилась женщина, когда я перешёл дорогу и остановился у двери её дома. - Откуда ты знаешь имя девочки? Даже она его не помнит.
        - О как. Тогда откуда ты знаешь? - хмыкнул я.
        - Правда хочешь это услышать?
        - Придётся поделиться. Она спит?
        - Скорее всего. И мне совсем не хочется её беспокоить. Давай поговорим в другом месте, - попросила женщина и неспешно зашагала по улице.
        Я двинулся следом. Наверное, был слишком горяч, но время не терпело. Разъярённая Этти может быть где-то рядом.
        - Расскажи, что тебе известно, - попросила Рангику, посмотрев на меня. - Потому что я знаю очень мало.
        - А ты уверена, что хочешь вникать?
        - Она кицуне. Одна из немногих, кто остался жив после безумия неко. Мы должны держаться вместе. Поэтому мне необхожимо знать о ней всё.
        - Хорошо, - кивнул я и начал: - В школе у нас была учительница, Этти. Тоже кицуне. Она приходила и к нам в поместье по выходным. И, как потом оказалось, Асэми её дочь. Сегодня утром нашли два растерзанных трупа. Пара ванов, которые пытались забить Асэми камнями. А потом мне сообщили, что Этти покинула школу и больше не вернётся.
        - И ты думаешь, что это она отомстила?
        - Почти уверен. Но мне не жалко тех уродов. На самом деле они заслужили такую смерть. Уже два раза я устраивал им серьёзную взбучку. Вряд ли в их головах прибавилось ума.
        - Понятно, - Рангику внимательно посмотрела на меня. - А как же общество «Чистоты»?
        - Ты и об этом знаешь?
        - Лишь частично.
        - Состоишь в нём?
        - Нет, - покачала головой. - Слишком безумные у них идей. Хотя мне предлагали. Знаю, что трепетно относятся к людям в нашем мире. Как я понимаю, они к тебе присмотрелись. И Этти был из их числа. Наверное, следила за тобой?
        - Именно так. После чего в школе рассказала о Асэми. О том, что считала дочь мёртвой. Это они ворвались к тебе в дом, когда я убил Сидзаки.
        - Уже поняла. И командиром тоже была Этти. У нас, кицуне, довольно тонкая связь. Мы чувствуем эмоции друг друга. Некоторые даже могут читать мысли.
        - Так она и поняла, что встретила дочь, - мы ушли довольно далеко от её дома и остановились на обочине дороге, подальше от любопытных взглядов. - Этти сказала, что вскоре сбежит, и не хочет, чтобы дочка знала о ней. Ведь Асэми до сих пор ничего не помнит?
        - Нет, - ответила Рангику. - Память приходит отрывками. И они не очень приятные. Иногда я слышу, как она вскрикивает по ночам.
        - Так каким образом ты узнала её настоящее имя? Встречалась с её матерью?
        - Да, она приходила к нам всего один раз, вчера вечером, когда ты уехал в поместье. Ничего не говорила и не просила. Просто посмотрела на Асэми, а потом убежала.
        - Видимо, прощалась, - пробормотал я.
        - Так и было, - кивнула кицуне. - Только после этого я поняла насколько сильная между ними связь.
        - Это хорошо, тогда ей ничего не угрожает.
        - Ты думал, что родная мать может навредить дочери? - презрительно усмехнулась Рангику. - У нас такого не бывает. Не знаю, как с этим обстоит у людей или неко, но лисы любят своих отпрысков. Чтобы не произошло.
        - Ладно, ладно, - вскинул руки. - Ты хорошая, я плохой. Но мне на это, уж прости, наплевать. Просто, увидев трупы ванов, испугался.
        Рангику пристыженно опустила взгляд.
        - Извини. Твои поступки благородны. Я не могу привыкнуть, что ван бывают добры к нашему народу.
        - Могут, - улыбнулся в ответ. - По крайней мере, на моей земле.
        - На твоей? - прежняя Рангику вернулась и посмотрела на меня блестящими от смеха глазами. - Сколько тебе лет, юноша, что так властно разговариваешь. Тридцать, сорок?
        - Семнадцать.
        - Что?
        - У нас, людей, всё движется несколько иначе.
        - Ладно, - взмахнула она рукой, - не суть. Просто я поражена тем, что у тебя так ловко всё получается.
        - Видимо, мне везёт.
        При этих словах рука невольно потянулась к небольшой сумке на плече, где лежала камэоса в виде богини милосердия. Вполне возможно, что именно под её покровительством мне сопутствовала удача.
        - Не прибедняйся, - Рангику слегка хлопнула мне по плечу.
        Но руку сразу не убрала. Женщина замерла, глядя прямо в глаза. Её ладонь медленно скользнула по моей груди и остановилась чуть выше пояса. Внезапно кицуне отступила и отвела взгляд.
        - Лучше тебе пореже со мной общаться, - произнесла она. - Неправильно на меня влияешь.
        - А может быть, наоборот, правильно?
        Я не упустил возможность поиздеваться на ней и сделал шаг вперёд, встав почти что вплотную. Но на этот раз Рангику контролировала себя. Вновь бросив на меня взор, улыбнулась.
        - Может и правильно. Есть только один способ проверить. Но не советую им пользоваться.
        - Почему же?
        - Спина будет болеть.
        - Готов рискнуть.
        Рангику ничего не ответила. Лишь покосилась на меня алчным взглядом, а потом перевела тему:
        - Ты хотел что-то узнать на счёт Изуди, помнишь?
        - Да. Ты ведь мастер зелий и снадобий. Должна знать, что может исцелить его дочь.
        - Это мне, конечно, льстит. Но не путай деревенскую знахарку и императорского лекаря.
        - Что-то мне подсказывает, ты умело совмещаешь обе эти личности.
        - И снова бесстыдная лесть, Ито-сан, - кицуне вновь одарила меня лукавой улыбкой. - Однако даже мне не удастся помочь. Здесь нужна воистину божественное вмешательство.
        - То есть никаких снадобий или зелий создать нельзя?
        - Прости, Тсукико. Но лично я подобного не знаю. Думаю, что можно. Вот только тебе придётся найти настоящего мастера в этом деле. Я могу залечить кости или затянуть рану. Но чтобы поставить на ногу калеку. Тем более, как Аки. Нет, здесь я бессильна.
        Значит, остаётся божественная воля. Что ж, есть у меня одна такая знакомая.
        - Кстати, ты узнал у Шаторо, кто был третьим? - вновь изменила тему Рангику.
        - Да, - невольно сжал кулаки. - Мате.
        - Этот толстяк?! - женщина не удержалась и вскрикнула, чем привлекла и без того постоянное внимание снующих туда-сюда ванов. Стоило одному из них нас заметить, как эти ушастые сразу повылезали со всех щелей. - Но как?
        - Мне надо объяснять, как это происходит?
        - Нет, я не то хотела сказать, - запричитала кицуне. - Просто не могу поверить. Он, конечно, тот ещё хмырь, но, чтобы изнасиловать бедняжку Мэй…
        - У всех них сволочная натура. Но меня больше раздражает, что я самолично выгнал его.
        - М-да, проблемка. Как думаешь его искать?
        - Пока не знаю. Джиро обещал помочь. Надо ещё спросить Изуди. Может он в курсе, куда тот мог направиться.
        - Может, - Рангику на мгновение задумалась. - Наверное, это не моё дело, но у меня есть идея.
        - Какая? - сразу заинтересовался я.
        - Идём.
        Женщина схватила меня за руку и потащила к себе домой. Я только и успевал за ней, стараясь не спотыкаться. Встретившиеся на пути ваны провожали удивлёнными взглядами. Некоторые даже одобрительно подмигивали. Наверняка в их головах были пошлые мысли. Да у меня самого они могли появиться, если бы увидел нечто подобное.
        А когда Рангику распахнула дверь, то бесцеремонно впихнула внутрь. Асэми уже проснулась и возилась у большой печи. Одетая в лёгкую ночную рубашку, пристыженно прикрылась, стоило мне оказаться рядом.
        - Не бойся, он не кусается, - заговорила взрослая кицуне, войдя следом. - Асэми, нам нужен твой дар.
        - Какой ещё дар? - не понял я.
        - Сейчас всё узнаешь.
        Девушка молча кивнула и убежала за ширму, что прикрывала проход во вторую комнату в дальнем левом углу. Раньше я на это не обращал внимания. Но вот, оказывается, что в здании есть ещё помещения.
        - Недавно мы обнаружили у девочки необычный дар, - продолжила Рангику, присев передо мной на краешек стола. - Она может взять след.
        - Как собака? - насмешливо переспросил я.
        - Примерно так, - не стала отпираться женщина. - Она может выследить вана, где бы он ни был. Достаточно лишь вдохнуть запах крови.
        - О как, - изумлённо вскинул бровь. - И как вы до этого дошли?
        - Ну, скажем так, я встречалась с обладателями подобных способностей, - пожала плечами Рангику. - Ты мало что обо мне знаешь, Тсукико. Мне довелось пережить не одну войну. И теперь, могу с уверенностью сказать, что вижу гнилых ванов почти сразу.
        - Но в Мате ты этого не заметила.
        - Почему же? Он гнилой человек. Просто мы мало общались, и я не могла и подумать, что он падёт до такого, - и тут она нахмурилась. - Тсукико, возможно, это поможет тебе найти его. Но в таком случае Асэми придётся отправиться с тобой. И я за неё буду очень переживать.
        - Успокойся, - попытался заверить её. - С ней всё будет в порядке. Я лично за это ручаюсь. Ты не пожалеешь, что решилась раскрыть мне такой секрет.
        - Уже желаю, - хмыкнула та.
        В это время из-за ширмы показалась девушка. Облачённая в облегающий костюм, наподобие моего. Красные вставки подчёркивали пышный рыжий хвост и длинные огненные кудри. А на груди огромный вырез, из которого так и норовили вывалиться…
        - Да ты издеваешься? - пробормотал я, не в силах сдержать удивления.
        - Вам не нравится, Ито-сан? - нервно переспросила девушка. - Я могу переодеться в обычную одежду. Но Рангику-сан сказала…
        - Оставь, - прервала её взрослая кицуне и обратилась ко мне. - Её костюм также сделан из шкуры мору, - вскинула руку, прервав мой логичный вопрос. - Даже не спрашивай, где я её взяла. Всё равно не поверишь, - после чего спрыгнула на пол и подошла ко мне. Поднявшись на носочках, игриво прошептала на ухо: - А если Этти узнает, что ты так похотливо пялился на её дочь, то станешь таким же хладным трупиком, как и те два охламона.
        Пришлось прикрыть челюсть и взять себя в руки.
        - Асэми, мне нужна твоя помощь, - обратился к девушке. - Я должен найти одного вана. И только ты на данный момент, способна к нему привести.
        - Я согласна, - без лишних вопросов ответила та и задорно кивнула, отчего большие (а они и правда оказались достаточной величины, чтобы вместиться в мою ладонь) груди всколыхнулись.
        Вот чёрт, поездочка будет весёлой.
        Глава 22
        Мы вышли на улицу. У меня уже была идея, как именно воспользоваться умением девушки. Оставалось только надеяться, что нужные доски ещё не сожгли или не выкинули.
        - Что ты задумал? - спросила Рангику, спеша за мной.
        - Позже, - отмахнулся от неё, не сбавляя шага.
        Но, когда почти пересекли дорогу, со стороны поместья послышался топот. А через мгновение из-за деревьев показался одинокий всадник. Страж из нашего дома. Он явно здесь непросто так.
        - Ито-сан! - воскликнул тот, добравшись до нас. - Срочное поручение от господина Акайо.
        - Говори, - заинтересовался я.
        Страж спрыгнул с лошади и поклонился.
        - Просили передать, что прибудут в деревню только вечером. И хотят, чтобы вы всё подготовили к этому времени.
        - Почему так поздно? - нахмурился я.
        - Не могу знать, - пожал он плечами. - Но, если верить слугам из вашего поместья, то ждут гостей.
        - Гостей? - такого я не ожидал. - Почему тогда меня не предупредили?
        - Простите, Ито-сан. На это не могу ответить.
        - Мысли вслух, - пробормотал я и уже хотел снова идти в госпиталь, как страж остановил.
        - Господин, это ещё не всё.
        - Что ещё?
        - Видели хозяина харчевни, Мате. Совсем недавно он перебрался на территорию Ямадзаки.
        - И почему я не удивлён, - недовольно пробурчал я. - Ладно, спасибо за новости. А теперь найди Кабэ Иошито и передай ему поручение Акайо. Пускай всё подготовит к встрече.
        - Но как же… - страд удивлённо уставился на меня. - Разве вас здесь не будет?
        - Скорее всего, нет. Отправляйся домой и передай господину, что я двинулся по следам Мате. Акайо поймёт.
        - Слушаюсь, - ван поклонился и отошёл к лошади.
        Мы же двинулись дальше. Но вопреки ожиданиям обеих кицуне, я не вошёл внутрь, а поспешил за здание.
        - Тсукико? - за спиной послышался голос Рангику. - Куда мы?
        - Доски от стойки на заднем дворе? - на ходу переспросил я.
        - Должны быть там, если крестьяне не растащили.
        Забежав за угол, увидел гору разбитых деревяшек. Удивительно, но на них никто не покусился. Интересно, почему? Боятся тронуть мою собственность? Неужто в этой деревне постепенно восстанавливается порядок? Хотя бы из-за страха.
        - Да где же они… - бормотал я, перебирая доски.
        - Может объяснишь? - рядом возникла взрослая кицуне. На этот раз её голос был рассерженным. - Зачем тебе этот мусор?
        - В тот день, когда выгнал Мате, то сломал ему нос, - начал я. - Крови было так много, что хоть купайся в ней, - и тут же воодушевлённо воскликнул, вскину над головой грязную дощечку. - Вот она.
        - Теперь понятно, что ты задумал, - кивнула Рангику и поманила пальцами девушку.
        Та неуверенно подошла и уставилась на нас большими глазищами.
        Чёрт возьми, какие ж они красивые.
        Но тут же вспомнил наставления Рангику и отогнал подобные мысли.
        - Асэми, прости, но тебе придётся учуять след обладателя этой крови, - протянул ей находку. - Это крайне важно.
        - Сделаю всё, что в моих силах, господин Тсукико, - кивнула она.
        Оу, теперь я господин. Мне это нравится. Надо бы как-нибудь поговорить с ней… а, чёрт тебя дери, угомонись. Если Этти узнает, что хочешь поиметь её дочь, то оторвёт самые необходимые органы.
        Девушка тем временем поднесла доску к маленькому носику и глубоко вздохнула. В ту же секунду зажмурилась, запрокинула голову и пошатнулась назад. Я уже испугался, что сейчас она упадёт, но молодая кицуне устояла на ногах и открыла глаза.
        - Стойкий запах, - произнесла она. - Это ван с дурной кровью, поэтому чувствую чёткий след.
        - Да, он довольно дурной, - согласился я. - Может сказать, куда он отправился?
        - Вот так прямо, нет, - девушка покачала головой. - Но могу идти так же, как и он.
        - Уже хорошо, тогда надо отправляться.
        В этот момент Рангику схватила меня за руку и посмотрела прямо в глаза.
        - Ты обещал, помнишь?
        - Конечно, - уверенно ответил я. - Буду следить за Асэми в оба глаза. С ней ничего не случится.
        - Ты тоже береги себя, - несколько смущённо сказала женщина и отпустила. - Помни, тебя всегда здесь ждут.
        - Знаю, - усмехнулся в ответ. - Куда ж вы теперь без меня.

* * *
        Мы пробежали через заднюю дверь и сквозь здание госпиталя. Я заметил, как Изуди хотел последовать за нами, но не смог самостоятельно подняться. Он рухнул обратно на постель дочери, которая до сих пор спала. А может и нет, сложно такое говорить о ване, который не в силах даже пошевелиться.
        Выскочив на главную дорогу, Асэми уверена ткнула в сторону реки.
        - Туда, - сказала она.
        - Отлично, - довольно произнёс я, но прежде чем последовать вперёд, обернулся к взрослой кицуне.
        - Рангику, не волнуйся. Мы вернёмся в целости и сохранности. Тем более с такой бронёй из шкуры мору, нам нипочём даже удары мечей. Я проверял.
        - Думаешь, это так просто? - усмехнулась она. - Как бы я ни была уверена в твоих силах, мои страхи никуда не денутся.
        - У тебя есть кем заняться, - я кивнул в сторону госпиталя. - Сосредоточься, пожалуйста, на малышах. Они натерпелись такого, чего нам лучше никогда не познать.
        - Будет исполнено, господин Тсукико, - игриво поклонилась та, а в следующее мгновение притянула меня и крепко обняла. - Берегите себя.
        Прошептав это, отпустила и обняла девушку. После чего, пряча лицо, отправилась обратно внутрь здания.
        - Она боится за нас, - пробормотала Асэми, смотря вслед женщине.
        - И правильно делает, - ответил я. - Дело непростое. Нам придётся отправиться на земли Ямадзаки. Ты же знаешь, как там к нам относятся.
        - Но ведь мы справимся? - в голосе девушке звучала просьба.
        - Куда ж денемся? - улыбнулся в ответ. - Так что веди меня, мой компас.

* * *
        Путь был неблизким, но добираться пришлось на своих двоих. Почему? Всё очень просто. Конечно, на лошадях быстрее, но так нас могли заметить. А, как уже успел убедиться, шпионы Ямадзаки до сих пор скрываются на нашей территории. Скорее всего, так оно и было. К тому же «нюх» кицуне мог сбиться от быстрого передвижения. Не очень-то хотелось заплутать уже в самом начале пути.
        Потому, мы бежали по дороге. Встречающиеся ваны провожали удивлёнными взглядами.
        Интересно, что у них творилось в этот момент в голове? Видят меня с новой пассией чуть ли не каждый день. Слухи и сплетни рождаются быстрее, чем кролики. Возможно, по возвращении, надо будет кого-нибудь расспросить о том, что судачат обо мне простой народ. Может узнаю, что новое и интересное.
        Маленькая кицуне оказалась на редкость выносливой.
        Хотя, о чём это я? Какая редкость? Откуда мне вообще знать, насколько они сильные, эти рыжие прохвостки? Но не суть важно.
        Мы довольно быстро добрались до моего старого стрельбища. Именно с этого места и начались приключения.
        - Стой, - я резко притормозил и вытянул в сторону руку, чтобы остановить девушку.
        Но в ладошку упёрлось что-то мягкое. Повернув голову, увидел, что сжимаю левую грудь девушки.
        - Оу, прости, - отдёрнул ладонь. - Не хотел.
        - А жаль, - улыбнулась она и посмотрела вперёд.
        Заигрывает со мной? Зря. Я ведь могу ответить тем же.
        В десятке дзё от нас слышался тихий плеск Катаме. Перебраться через реку можно было лишь по мосту. Но нам ведь нельзя показываться ванам. Ни своим, ни чужим. Так что придётся действовать по наитию.
        - Идём в лес, - скомандовал я и первым двинулся в сторону зарослей.
        - Вы всё-таки решились, господин Тсукико? - усмехнулась девушка и последовала за мной.
        Вот же ж чертовка. Куда подевалась та скромная кицуне, что помогала Рангику? А может она так себя вела, так как рядом была её наставница. Иначе их уже и не назовёшь.
        - Мы должны скрываться, - ответил я. - Поэтому пойдём другим путём.
        - Разве переправа есть где-то ещё? - удивилась та.
        - Я и есть переправа, - улыбнулся в ответ.

* * *
        Потратив около часа, всё же добрались до более-менее скрытного места. Где-то здесь я в прошлый раз перебегал реку вместе с малышкой Ай. Надеясь, что и сейчас смогу воспользоваться силами, подозвал девушку к крутому, но невысокому берегу.
        - Ой, - она попятилась, стоило подойти ближе ко мне. - Честно говоря, не люблю воду. Не знаю почему, но как только вижу её, сразу мурашки по коже.
        Так, ещё одна загадка в копилочку тайн. Наверное, случилось нечто жуткое с Асэми, о чём она удачно позабыла. Но потаённый страх всё ещё даёт о себе знать.
        - Не волнуйся, нам не придётся переплывать, - сказал я и попятился на пару шагов. - Просто доверья мне.
        Я распахнул объятия. Девушка на мгновение замерла и удивлённо посмотрела не в глаза. Но в следующую секунду подошла и обняла.
        - Думала, ты никогда не…
        Я не дал ей договорить и резко рванул с места. Асэми взвизгнула от испуга и прижалась ещё сильнее. Силы пришли ко мне, стоило только пожелать. Наверное, у меня получается их контролировать. Так много сделано и пройдено, что…
        Не успел добежать до соседнего берега всего несколько шагов. Мысли оборвались в тот самый момент, когда правая нога ушла под воду. А вместе с ней нырнули и мы. Я успел лишь оттолкнуть девушку в сторону берега. Сам же окунулся с головой.
        - Да чтоб тебя! - вырвался из воды.
        Мы оказались на мелководье, так что падение не грозило ничем серьёзным. Кроме того факта, что теперь промокли до нитки. Стоило подумать, что научился контролировать силы, как они меня покинули. Подставили в ответственный момент.
        - Тсукико, - кицуне, невзирая на свои страхи, подбежала ко мне. - Как ты?
        - В порядке, - грубо ответил я, о чём тут же пожалел.
        Нельзя срываться на посторонних за свои ошибки.
        - Надо обсохнуть, - смягчился я и выбрался на песчаный берег.
        Стянув одежду, выжал её. Как ни странно, но костюм совсем не промок. Он словно был из резины. Вся влага попросту сбегала на землю. И это несказанно радовало. Осталось только высушить рубашку и…
        Обернувшись, застыл на месте, не в силах отвести взгляд. Напротив стояла кицуне, абсолютно нагая. Стройные длинные ножки, полные груди и осиная талия. Всё так и манило обнять и…
        - Поможешь? - девушка протянула свою рубашку, а в глазах при этом плясали озорные чертята.
        - Д-да, конечно, - от неожиданности я начал заикаться.
        Но пришлось сконцентрироваться и поработать руками.
        - Вот необязательно надо было раздеваться догола, - возмутился я, но не особо уверенно.
        - Почему? - переспросила та, будто не понимая, что происходит. - Ты меня стыдишься?
        - Нет.
        - Ну вот. И мне за себя не стыдно, - она приблизилась. - Скажи, я ведь красивая?
        - Так, Асэми, - несколько резко начал я, выпрямившись. - Давай условимся, что сейчас не будем отвлекаться. Нам надо нагнать одного ничтожного вана. Поэтому не стоит терять время на бессмысленные игры.
        - Разве бессмысленные? - надула губки та, но всё же отступила. - Наверное, ты прав. Прости.
        Что ж, зато теперь мы на «ты». Уже хорошо. Надеюсь, она не сильно обиделась. Впрочем, не так важно. Как только разберусь с Мате, поговорю с ней чуть более серьёзно.

* * *
        Пришлось немного посидеть у реки. Ждали, пока высохнут вещи. Правда, для меня это, в каком-то роде, было испытанием. Девушка отказалась одеваться полностью, так как, по её словам, шкуры, из которых состоял костюм, натирали. Поэтому я любовался её верхней частью ещё какое-то время. Она заметила, но не подала вида, лишь выгнулась в спине, откинувшись на руки.
        М-да, заманчивая поза. И ведь специально играет со мной. Уф, зараза. Ну, ничего, я справлюсь. По крайней мере, очень на это надеюсь.
        Но вот полуденное солнце помогло нам с одеждой, и мы, облачившись, двинулись вглубь враждебных земель. У меня имелась с собой маска, пришлось нацепить и её. Конечно, она мало чем поможет, всё-таки огромный меч за спиной выдаёт меня с потрохами, но перестраховаться не мешает.
        Вскоре добрались до первой деревеньки. Она ничем не отличалась от наших. Те же невысокие домишки. Снующие туда-сюда крестьяне. Такие же недовольные и озлобленные рожи.
        Становишься циничным. Может не стоит так судить народ?
        Внутренний голос пытался вернуть мне былое чувство правосудия. Но после утренней выходки тупых ванов, я потерял в них веру.
        - У тебя есть деньги? - внезапно спросила девушка.
        - Да, но зачем тебе?
        - Не знаю, как долго нам идти. Но надо ведь закупиться провизией. К тому же ты слишком заметен с этим оружием. Нам нужен плащ.
        - Хорошая мысль. Но покупать будешь ты, - протянул ей кошелёк.
        Но девушка достала оттуда всего несколько монет, остальное вернула со словами:
        - Этого хватит.
        Не прошло и получаса, как мы выбрались к главной дороге. По обеим сторонам тянулись лавки с зазывалами. Это больше походило на какой-то торговый тракт. Впрочем, наверное, так и было, ведь неподалёку мост, ведущий к клану Ито. Но почему с нашей стороны не было торговли? Или ваны Ито также стояли здесь?
        - Стой! - Асэми резко остановилась и вскинула голову. - Я чувствую его.
        - Мате? - на всякий случай переспросил я.
        - Да. Он проезжал по дороге и двинулся туда, - указала вправо, в сторону чужих земель.
        - Хорошо. Я подожду здесь, а ты купи всё необходимое. Если что случится, кричи.
        - Если что и случится, то кричать буду не я, - бойко отозвалась девица и двинулась к торгашам.
        Я же отошёл за один из домов и притаился в его тени, чтобы не привлекать внимание. Уверен, уже нашлись ваны, которые спешат донести местным властям о том, что видели человека с большим мечом. Надеюсь, они не накинутся на Асэми, пока она ищет нам пропитание.
        Присев на мягкую траву, задумался.
        А ведь действительно, почему со стороны Ямадзаки стоят палатки и жизнь бьёт ключом, а у нас такого не наблюдается? Получается, что покупатели идут с наших земель. Или же наоборот, торговцы здесь запасаются и едут к нам? А может даже в земли Ватанабэ. Но тогда им предстоит долгий путь. Хотя кланы Ямадзаки и Ватанабэ враждуют уже довольно давно. Вряд ли между ними будет налажена торговля. Кроме, что… маленьких девочек и мальчиков.
        - Ублюдки, - процедил сквозь зубы и сжал траву между пальцами.
        Перед мысленным взором до сих пор стояли клетки с грязными и изголодавшими детьми. Почему они о них не заботились? Ведь «товар» попортится. Наверное, после смерти Сидзаки, поставки прекратились. Ответственные пытались скрыться. Однако далеко уйти Абари и другим бандитам не удалось.
        Как только найду Мате, то покажу, что бывает за такие преступления. Он наверняка знал, что происходит. Скорее всего, помогал Сидзаки. А может и промышлял какими другими делишками. Надо будет выбить правду.
        С этими мыслями притронулся к небольшому бутыльку, прикреплённому на поясе. Там ещё оставалась сыворотка правды. А потом продолжил размышлять о торговых постах.
        Неужто с торговлей всё так печально? Не думаю, что на наших землях плохой рис или сухое мясо. Хотя нельзя говорить об этом с уверенностью, живя в поместье главы клана. Там-то всегда лучшие продукты. И всё же стоит об этом узнать у Акайо. Он точно в курсе в чём проблема. Наверное, не стоило так пренебрежительно относиться к бумажной волоките, которой они с Джиро хотели меня загрузить.
        С каждой подобной мыслью я всё сильнее понимал чёрствость приёмного отца. Пока не столкнёшься с проблемой лицом к лицу, никакие увещевания и разговоры не помогут. Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
        Поток мыслей прервал женский крик. Я тут же вскочил на месте и уже готов был ринуться на помощь Асэми. Но в этот момент девушка возникла рядом, выскочив, словно чёрт из табакерки.
        - Надевай, - она бросила мне в руки длинный чёрный плащ.
        - В чём дело? - спросил я, набросив его на плечи. - На тебя напали?
        - Потом расскажу, - Асэми не стала отвечать, а схватила за руку и потащила в сторону леса, откуда мы пришли.
        - Но нам же не туда, - попытался сопротивляться, но та вцепилась в руку, как клещ.
        - Знаю, - она остановилась и подняла на меня обеспокоенный взгляд. - Мы вернёмся на тракт, но другим путём. Надо уходить.
        И только заспешили по дороге, как позади снова раздались крики. Но на этот раз гневные. Обернувшись, увидел нескольких ванов, что стремительно к нам приближались. Они размахивали над головой вилами, граблями и обычными палками. Не оставалось сомнений, что ваны не собираются с нами просто поздороваться.
        - Вот чёрт, - только и успел пробормотать я.
        Глава 23
        - Кицуне! - кричал бегущие.
        Всё понятно. Они просто не любят лис. Ничего удивительного, быдло, что на Земле, что в империи Худжу ничем не отличается. Если кто-то не нравится, то против него восстанут все, даже те, кого это не касается лично.
        - Бежим! - Асэми снова потянула меня за руку.
        Мне совсем не хотелось показаться трусом. К нам приближалось не больше десятка ванов. Вряд ли для меня теперь это имело особое значение. Всё же за спиной грозное оружие, а внутри магическая сила. Но, как уже думал раньше, нам лучше поменьше раскрываться.
        Поэтому рванул в сторону леса. Обогнав девушку, уже сам потащил её за собой. Та только и успевала, что ноги переставлять. В конце концов, мне стало её жалко и подхватил на руки. Кицуне оказалась довольно лёгкой. И тогда мне удалось разогнаться чуть ли не в два раза быстрее.
        Кричащие ваны постепенно отставали. И через несколько минут потерялись из виду. Как и деревянные дома. Лес сомкнулся за нами, словно живой заслон. Я забежал в высокие заросли и, опустив девушку, присел и притаился. Ещё несколько минут просидели в абсолютной тишине, выжидая преследователей. Но никто так и не появился.
        - Думаешь, отстали? - первой заговорила девушка.
        - Наверняка сказать нельзя, - покачал я головой.
        После осторожно поднялся и высунулся на небольшую лесную дорогу, по которой и примчались сюда.
        - Криков не слышу. Наверное, решили оставить нас в покое, - повернулся к попутчице. - Что там произошло?
        - Меня приняли за воровку, - просто пожала плечами та и протянула монетки. - Я даже не успела ничего сказать и расплатиться. Только взяла в руки плащ, как они налетели, словно демоны.
        - М-да, - покачал головой. - Вечно всё через задницу.
        - Прости, - немного стушевалась девушка.
        - Всё нормально, - улыбнулся в ответ. - Плащ ты купила, теперь я менее заметен. А остальное найдём по дороге.
        - Но как мы туда проберёмся? Меня ведь снова заметят.
        - Обойдём деревушку и выйдем там, где этих торгашей уже нет, - я поманил за собой. - Главное, не сбиться с пути. А когда выберемся на дорогу, надеюсь, ты почуешь след Мате.
        - Я его теперь чувствую постоянно, - сказала кицуне. - Можно попробовать идти по прямой. Но, боюсь, может заблудиться. А если выйдем туда, где он проезжал сам, то след станет намного чётче.
        - Решено, придерживаемся моего плана.

* * *
        Мы настороженно продвигались у кромки леса. Изредка замечал крестьян, и тут же прятались в зарослях. Конечно, нельзя было тратить время на подобные прятки. Но вместе с тем нам нельзя было и высовываться. Уже наследили, только прибыв на чужой берег.
        - Тсукико, - прошептала за спиной кицуне. - Зачем ты всё это делаешь?
        - В каком смысле? - не понял я.
        - Ну вот это всё. Помогаешь простым ванам. Мстишь за неизвестную девушку. Спас детей и меня. Это только то, о чём мне рассказали.
        - Хороший вопрос, - я усмехнулся и отмахнулся от надоедливой мошки. - Честно, даже не знаю. Просто не могу по-другому. Разве нормальный человек может смотреть на то, как кто-то рядом страдает?
        - То есть дело в том, что ты человек?
        - Нет. Конечно, нет.
        Вот блин, чуть не выдал себя. Это на Земле приемлемо говорить про людей, как единую расу. Здесь же ваны, и каждый разделяется на отдельные группы. Сложно, но выучить можно. Главное, не забывать следить за языком.
        - Я имел в виду, что нормальные ван не сможет стоять в стороне, - продолжил я. - Не должен позволять себе такой роскоши. Мы ведь должны помогать друг другу. Не задирать нос и жить в мире.
        На мгновение повисла тишина, нарушаемая лишь шорохом листьев.
        - Если бы все придерживались таких мыслей, как и ты, - печально произнесла Асэми. - Но чем старше ваны становятся, тем больше грубеют.
        - Согласен, - ответил я. - Но на то есть свои причины.
        - Какие?
        - К примеру, семья. Раньше я не понимал Акайо. Всегда хмурый и чёрствый ван. Я думал, что он уже родился с морщинами на лбу.
        Девушка тихо хихикнула.
        - Но теперь понимаю, что не всё просто так. Ему необходимо защищать семью от глупой толпы крестьян.
        - Говоришь так, будто начинаешь их презирать.
        - Так и есть, - я остановился и обернулся к девушке. - Прости, Асэми, но после сегодняшней выходки у меня на душе осталась обида.
        - И что случилось?
        - Наверное, не стоит тебе рассказывать. Но и врать не собираюсь. Утром, когда отводил сестёр в школу, нашли два трупа. Знаешь, кого обвинили?
        - Тебя? - она удивлённо вскинула брови.
        - Именно. Видите ли, я не проследил за этим и не остановил убийц. Толпа была взбудоражена. Обвинили весь наш клан.
        - Но ты ведь и так спас множество народа и просто был занят…
        - Знаю, знаю, - улыбнулся я и двинулся дальше. - Потому и понимаю тех, кто ведёт себя более грубо. Иногда приходится показать силу, чтобы тебя послушали. Иначе никак.
        - Всё это как-то глупо, - неуверенно пробормотала Асэми.
        - Полностью согласен. Вот только нас никто не спрашивает. Мы родились в этом мире, и если хотим выжить, то придётся играть по его правилам.
        За разговором не заметили, как выбрались на небольшой перекрёсток.
        - Он был здесь, - внезапно произнесла кицуне.
        - Съехал с главной дороги в лес? - переспросил я.
        - Да, - уверенно заявила та. - Приехал из деревни, - указала налево. - И направился в ту сторону, - кивнула в чащу.
        - Что ж, нам повезло, - довольно улыбнулся я, невольно притронувшись к походной сумке, где лежала камэоса. Возможно, это случайность. А может и покровительство грудастой богини. - Тогда нам не придётся показываться народу. Идём.
        Я первым зашагал по пути, где проехал Мате. Кицуне поспешила за мной.

* * *
        Прошло несколько ещё часов. Никто навстречу не попался. Но и мы начали уставать. В основном это касалось еды. Асэми была права, нам необходимо было запастись.
        Но вскоре деревья расступились, и показались крыши домов.
        - Теперь говорить буду я, - повернулся к кицуне и снял маску.
        - Тебя же могут узнать, - возразила та.
        - Может быть. Но сильно сомневаюсь. Меня на наших землях мало кто видел. А в этой глухомани вряд ли догадаются.
        Подошли к деревушке. На пути сразу же появилась полноватая женщина, тащившая на плечах здоровое полено. Увидев это, я на мгновение замер. Тогда нас заметила сама крестьянка и недовольно спросила:
        - Чего уставился?
        - О, простите, - я поклонился, Асэми последовала моему примеру. - Мы пилигримы и ищем, где можно купить еды.
        Почуяв наживу, женщина изменилась в лице. Натянула приветливую улыбку и защебетала дружелюбным голоском:
        - Так у меня можно, пройдёмте, покажу.
        Быстренько засеменила к ближайшему дому. Наверное, боялась, что покупатель сорвётся. Бросив бревно посреди небольшого двора, она юркнула внутрь, но вернулась буквально через несколько секунд. Казалось, что всё необходимое у неё лежало у двери. Вполне возможно, так оно и было.
        - Вот, держите, - протянула небольшой узелок.
        Внутри ломоть сыра, рисовые лепёшки и вяленая рыба. Во второй руке женщина протянула небольшой сосуд с водой.
        - Скромно, зато сытно, - расцвела та.
        - Благодарю вас, - снова поклонился я.
        Взял узелок и протянул незнакомке монету.
        - Это что? - не поняла та и подозрительно на нас покосилась. - Вы с земель Ито?
        - Да, - как ни в чём не бывало, ответил я. - В наших планах обойти весь остров, а потом вернуться на Большой канал и оттуда отправиться к Великому морю.
        - То есть вы настоящие путешественники? - недоверчиво переспросила та.
        - Конечно. А разве не похожи? - я кивнул на кицуне, стоявшей в сторонке. - Думаете, на ваших землях или других она бы прижилась? Нет, но на материке всё иначе. Вражда с кицуне закончилась. Потому мы и отправились в путь, чтобы донести эту историю до народа.
        - Тьфу ты, - презрительно сплюнула женщина. - Загнивающий Запад. Знала бы, не помогала, - однако огоньки в глазах при виде золотистой монеты говорили об обратном. - Идите уже, чего встали? И лучше бы вам помалкивать, откуда явились и чего хотите.
        С этими словами она вернулась в дом.
        Я же подошёл к Асэми.
        - Чувствуешь Мате?
        - Да, он проехал дальше, - кивнула девушка.
        - Отлично, тогда давай поторопимся. А то тётка снова выскочит, и на наши головы могут рухнуть новые неприятности. Здесь вас не особо любят.
        - Нас нигде не любят, - отозвалась девушка.
        - Теперь у меня есть деревня, - самодовольно ухмыльнулся я. - Там вам будут рады.
        Асэми посмотрела на меня несколько вызывающе. Я даже не понял, чего было больше во взоре: благодарности, удивления, радости или… похоти. В любом случае любое из этих чувств мне нравилось. Значит, иду верным путём. Главное, не переигрывать.

* * *
        Мы успели миновать ещё пару деревень. Ваны провожали недружелюбными взглядами, однако новых приключений не нажили. Что не могло не радовать. Остановиться где-нибудь поблизости от крестьянского поселения не могли. Потому присели отдохнуть лишь посреди дороги. Небо стремительно темнело. Солнце садилось за горизонт. Ноги гудели, а желудок чуть ли не орал о своём существовании.
        - Здесь, - я указал на одинокое дерево, растущее у обочины.
        Вокруг простиралась пустошь. Несколько странно, ведь совсем рядом пастбища и поля. Здесь же на расстоянии в сотню дзё высушенная земля, без единого намёка на зелень. Лишь высокое дерево с широкой кроной, под которым и устроились.
        - А мы его не упустим? - переспросила девушка, видя, как я облокотился о ствол и присел.
        - Разве ты не устала?
        - Ну, - смутилась та. - Если совсем капельку.
        - Рассказывай кому-нибудь другому. Ты еле на ногах держишься. Нам нужен отдых. Никакого толку от воинов, которые не могут твёрдо стоять на земле.
        - Ты прав, - согласилась она и присела рядом.
        Но стоило нам только развязать узелок, как подул холодный ветер. А в следующее мгновение неподалёку на дороге показался смутный силуэт. Кто-то к нам стремительно приближался с той стороны, откуда пришли и мы.
        - Тсукико, - девушка прижалась к плечу. - Мне страшно.
        - Всё будет нормально, - ответил я поднялся.
        Асэми спряталась за спину.
        Ветер нёс с собой пыль и мелкие веточки. Дул в лицо, поэтому мне было сложно рассмотреть приближающегося незнакомца. Однако уже через несколько секунд увидел серого человека. Именно, что серого. Человеческое тело, будто обтянули в латекс с ног до головы. Не было заметно даже разрезов для носа или глаз.
        По спине пробежали мурашки. Я отчётливо чувствовал магию. К нам приближалось нечто опасное и потустороннее.
        - Отойди, - приказал девушке. - Спрячься за дерево.
        Та послушно выполнила приказ. Я же, откинув плащ, достал меч.
        - Стой! - грозно выкрикнул незнакомцу, когда между нами осталась пара дзё.
        Выставил перед собой оружие. По лезвию заскользили голубые огоньки.
        Серый притормозил. Склонил голову набок, будто присматривался к нам. После чего отпрыгнул с дороги и повернулся спиной. А в следующее мгновение произошло то, что отбило у меня всякий аппетит. Существо наклонилось вперёд, схватилось за ягодицы и раздвинуло их.
        Ах ты мразь!
        Я уже хотел броситься на наглого извращенца, но остановился. Ведь представление не окончилось.
        Как и следовало предполагать, никакого латекса на нём не было. Тело и правда оказалось серого цвета. И, когда он «развёл булки», на нас уставился здоровенный человеческий глаз.
        - Какого… - только и смог пробормотать я.
        Глаз внимательно осмотрелся, потом моргнул и спрятался внутри владельца. В ту же секунду серый выпрямился, подпрыгнул на месте и побежал по сухой земле. Сильный порыв ветра заставил меня зажмуриться. А когда открыл глаза, то никого уже рядом не было.
        - Охренеть, - единственное, что мог тогда сказать. - Что это за тварь?
        Я ожидал хоть какого-то ответа от Асэми, но та молчала. Обернувшись, увидел девушку, лежащую под деревом.
        - Асэми?!
        Бросился к ней. Рухнул рядом и поднял голову. Она дышала, уже хорошо. Но что произошло? Неужто испугалась чужой задницы? Хотя, здесь я был с ней солидарен, зрелище так себе.
        - Эй, подруга, очнись, - осторожно похлопал по щекам.
        Девушка тихо простонала и приподняла веки.
        - Как ты? - спросил у неё.
        - Не знаю, - честно призналась та.
        Её глаза казались стеклянными. Кицуне пока ещё не пришла в себя.
        Женские руки нежно оплели меня за шею и притянули. Горячее дыхание коснулось губ, а в следующее мгновение жаркий поцелуй заставил забыться обо всех проблемах хотя бы на пару секунд.

* * *
        Мы снова шли по следу Мате. Кицуне молчала и отводила взгляд всякий раз, когда я на неё смотрел. Наверное, смущена нашей секундной близостью. Что ж, тогда не стоит вмешиваться во внутренние склоки. Я мало понимаю женщин, но знаю, что иногда сухой логикой их действия не объяснить.
        Ветер утих сразу, как только исчез призрак. По-другому я не мог назвать то серое существо. Но, как ни странно, нам так и никто не повстречался. Хотя дорога выглядела заезженной.
        Небо над нами окончательно потемнело. Наступила ночь, и путь освещали только звёзды и убывающая луна. Но вскоре заметили впереди огоньки домов. Я повернулся к девушке и спросил:
        - Мате отправился туда?
        - Скорее всего, - уклончиво ответила она. - Сложно говорить с уверенностью. Может он проехал мимо, а может и до сих пор в одном из домов.
        - Тогда наши поиски закончатся намного быстрее, чем я предполагал.
        В груди нарастало волнение. Не знаю почему. Ускорил шаг. Ноги так и несли вперёд, иногда срываясь на бег. Но я был не один, потому взял себя в руки. Вряд ли мне так сильно повезёт. Мате, скорее всего, отправился вглубь земель Ямадзаки. Подальше от ожидаемой погони. У него была фора. Он знал, что я последую за ним, но также понял, что я не в курсе о его участие в том… действии с Мэй.
        - Тсукико? - раздался позади голос девушки. - Если он всё ещё там, что мы будем делать?
        - Тебе ничего не надо, - ответил я, может несколько грубо, но в тот момент испытывал предвкушение боя. А ещё злобу по отношению к ублюдкам, работавших на Сидзаки. - Я всё сделаю сам.
        - Убьёшь его?
        - Да.
        На мгновение повисла тишина. Но Асэми всё же заговорила:
        - Может не стоит спешить? Мы на чужих землях, здесь много врагов. К тому же, Мате может что-то нам рассказать.
        - Знаю, - ответил я.
        Девушка была права. И сам об этом думал, однако не мог избавиться от гнева, что пронизывал душу, стоило вспомнить грязное тело Мэй и рыдающую над ним Имудзи.
        Нет, так просто я это не оставлю. Чёртов толстяк будет страдать, так же, как страдала и Мэй.
        - Разберёмся на месте, - наконец произнёс я.
        Через пару минут достигли первых домов. Изнутри слышались весёлые крики и звон посуды. Видимо, кто-то неплохо разгулялся. На улице никого не встретили, зато отовсюду слышалось веселье.
        - Наверное, у них какой-то праздник, - предположила кицуне.
        - Надеюсь, нам не придётся вмешиваться.
        Пройдя чуть выше по деревне, девушка резко остановилась и посмотрела на высокое здание, откуда слышались песни и крики.
        - Он был здесь совсем недавно, - сказала Асэми. - Чувствую сильный след.
        - Вот и хорошо, - хмыкнул я и первым двинулся к двери.
        На пороге нас встретили шум и гам. Судя по всему, мы попали в трактир. Широкий зал со множеством грубых деревянных столов и стульев. В дальнем левом углу барная стойка. Чуть правее доска с объявлениями, а ещё чуть в стороне лестница, ведущая наверх.
        И стоило войти, как десяток любопытных и пьяных взглядов устремились на нас. Гул немного притих. Веселящиеся ваны явно не ожидали встретиться с живой кицуне и сопровождающем её незнакомце в маске.
        - Быстренько к стойке, - пробормотал я и потащил девушку за собой.
        Как ни удивительно, но через пару секунд гул возобновился. То ли все решили не обращать на нас внимание, то ли чего-то выжидали. В любом случае нам здесь недолго оставаться.
        - Чего вам? - грубо спросил толстый трактирщик.
        На его голове медленно разрасталась лысина. Однако кошачьи уши до сих пор никуда не делись. Он был невысок, но широкоплеч. Походил на располневшего гнома-неко. Это одновременно вызывало уважение и смех.
        - Прошу прощения, господин, - начал я. - Мы ищем моего приятеля, Мате. Собирались с ним здесь встретиться, но я припозднился. Не могли бы подсказать, он всё ещё тут или уехал?
        - А ты кто такой? - хмыкнул тот. - Я знаю Мате, и он не говорил мне ни о какой встрече.
        - Значит, он здесь был, - усмехнулся в ответ. - Давно уехал?
        - Ты задаёшь слишком много вопросов, парень, - грубо ответил тот, поняв, что невольно сболтнул лишнего. - Шли бы вы отсюда, пока на твою лисичку не упали жадные взгляды.
        - С ними как-нибудь разберусь. Сколько?
        - Чего? - не понял трактирщик.
        - Сколько стоит информация?
        - За простую монету ты её не купишь, - самодовольно хмыкнул мужик.
        Я достал из кошелька золотой и покрутил у того перед носом. Трактирщик нервно моргнул, но потом отвернулся.
        - Думаешь, вот так просто сдам друга?
        - У всего есть своя цена.
        - Согласен, - кивнул тот, а потом указал на доску с заданиями. - Прогонишь сиримэ и поговорим.
        - У меня нет на это времени.
        - Тогда в твоих же интересах сделать всё гораздо быстрее. И не бойся, Ито-сан, - ухмыльнулся трактирщик, - у тебя есть ещё шанс нагнать Мате.
        Глава 24
        - Откуда ты знаешь моё имя? - процедил я сквозь зубы.
        Трактирщик облокотился о стойку и подвинулся чуть ближе.
        - Мате не говорил мне о встрече. Но упомянул, что за ним будет хвост.
        - И, конечно же, рассказал обо мне.
        - Слухи доходили до наши краёв и без него, - пожал тот плечами. - Но да, он рассказал много интересного.
        - Тогда ты знаешь, на что я способен. Лучше скажи, где Мате, и мы тихо уйдём.
        - Серьёзно? - усмехнулся трактирщик. - Ты угрожаешь мне? Подкидыш Ито собирается учинить драку на землях Ямадзаки?
        - Почему бы и нет? Всё равно никто не узнает, что это был я.
        - Уверен?
        Он блефовал. Но всё же я не мог знать наверняка.
        - Ты можешь уйти прямо сейчас, - трактирщик кивнул на дверь. - Постарайся найти его, так же, как нашёл дорогу сюда. Знаю, тебе это не составит труда. Или выполни задание и получишь информацию, которая пригодится. У Мате здесь много друзей, которые не особо любят ваш род.
        - И почему я не удивлён, - нахмурился я.
        После чего подошёл к доске объявлений и увидел на центральном пергаменте знакомую фигуру. Серый наклонившийся человек с глазом вместо…
        - Ты серьёзно? - удивлённо переспросил я, отчего голоса в зале вновь притихли. - Это и есть сиримэ?
        - Да, - ехидно произнёс трактирщик. - Мы называем его попоглазым. Часто появляется на северной дороге. А ведь она у нас основная. Поэтому и торговля стала хуже. Ваны боятся этого извращенца.
        - Опасен? - переспросил я.
        - Только для слабовольных. В основном просто показывает свой глаз и убегает. Но от этого ваны падают в обморок. А те, у кого больное сердце, так и вовсе могут умереть.
        - Как давно появился?
        - Где-то пару месяцев назад. Точно сказать не могу.
        - Ладно, - я сорвал объявление, на котором под примитивным рисунком призрака красовалась приличная сумма. - Ты ведь заплатишь?
        - Конечно, - ухмыльнулся мужик. - Только словесно. Либо деньги, либо информация, выбирать тебе.
        - Понял, - развернулся и направился к выходу.
        Кицуне последовала за мной. Как и множество поражённых взглядов.
        - Тсукико? - девушка осторожно схватила меня за руку, когда вышли на улицу и остались одни. - Мы ведь можем проследовать за ним сами, как и раньше. Зачем тратить время на это… чудовище?
        - Боишься? - посмотрел на неё. - Я буду рядом.
        - Знаю, - кивнула та. - Просто… мы ведь опоздаем.
        - Понимаю. Но этот хмырь, - посмотрел на дверь трактира, - может рассказать что-то важное. Мате в курсе, что я за ним иду и подготовится. Вдруг у него среди знакомых есть маги? Мы должны знать об этом заранее.
        - Так-то оно так. Но ты готов ему довериться?
        - Нет, но лишние сведения не помешают. Надо только понять, что с этим призраком и решить проблему, - я двинулся по дороге туда, откуда мы пришли.
        - И как ты намерен остановить того серого извращенца?
        - Пока не знаю, - пожал плечами. - Но твой нюх должен мне в этом помочь.

* * *
        Мы выбрались из деревушки и неспешно шли по широкой дороге. По обеим сторонам раскинулись пустынные земли. Ночная тьма создавала жуткое впечатление. Но повернуть назад уже не могли.
        - Обычно призраки не уходят в иной мир, если у них остались на земле дела, - говорил я. - Зачастую их тела непогребены. Нам осталось только выяснить, что не так с нашим духом.
        - Так говоришь, будто сталкиваешься с ними каждый день, - улыбнулась девушка.
        - С призраками всего несколько раз. Но мне хватило.
        - А Мэй жаждала мести?
        - Нет, - покачал головой. - Как понимаешь, я ещё не нашёл последнего насильника, но её душа уже отправилась к богам.
        - Ты её похоронил?
        - Да, - коротко ответил я.
        При воспоминаниях о мёртвой девушке в груди защемило. Мысли снова вернулись к тому, что всё могло сложиться иначе, навести я Саторэ раньше хотя бы на пару недель. Но прошлого не возвратить.
        Вскоре во тьме мы различили одинокое дерево, под которым относительно недавно повстречали чокнутого призрака. А как только оказались под широкой кроной, Асэми принюхалась.
        - В чём дело? - спросил я.
        - Чую чужой запах, - ответила девушка. - В первый раз подумала, что так несёт от нашего сыра.
        - Ну да, запашок тот ещё был.
        - Но это не так, - она медленно двинулась через дорогу, задрав голову. - Что-то здесь есть.
        - А вот это уже интересно.
        Я двинулся за ней. Но стоило нам перебраться на противоположную сторону, как подул прохладный ветерок. Точь-в-точь как вечером, перед встречей с духом-эксгибиционистом. Я замер и осмотрелся. Смутный силуэт призрака выделялся лёгким свечением. Он стоял довольно далеко, но не оставалось сомнений, что наблюдает за нами.
        - Ты его видишь? - испуганно прошептала девушка, прижавшись ко мне.
        - Да, - ответил я и достал из-за спины меч.
        Клинок слабо блестел при лунном свете. По лезвию пробегали редкие всполохи голубого пламени.
        - Здесь, - девушка указала на землю. - Что-то там есть.
        - Я даже почти уверен, что именно мы найдём, - вздохнул я и вонзил оружие в сухую почву. И снова мой меч превратился в лопату. Опять по вине призрака.

* * *
        Всё время, что я копал, стоящий вдалеке неупокоённый дух внимательно следил за нами. Он не пытался подобраться ближе, не собирался зайти с тыла или воспользоваться тем, что мы заняты. Просто стоял и смотрел. Серый силуэт подрагивал в такт дуновения ветра, будто мог разлететься на мелкие кусочки от сильного порыва.
        Я же продолжал орудовать мечом, пока кицуне наблюдала за округой. На наше счастье, на дороге так никто и не появился. Пьяные и разгорячённые ваны не последовали за нами. А залётных путников, как мы, скорее всего, отпугивали жители предыдущей деревеньки. Наверное, и нас могли предупредить. Вот только я выглядел слишком подозрительно, а кицуне… и так всё понятно.
        Удар в землю ещё раз, услышал треск. Присмотревшись, увидел под ногами кости, замотанные в мешковину.
        - Лучше тебе отойти отсюда, - посоветовал девушке.
        - Почему? - не поняла она.
        Но когда я выбрался из неглубокой ямы и потянул мешок на себе, Асэми ахнула и отстранилась. Наружу показался разлагающийся труп, от которого несло так, что содержимое желудка само просилось на волю.
        - М-да, - пробормотал я, отвернувшись от тела. - С сыром не сравнить. Ты это учуяла?
        - Да, - кивнула кицуне, зажав рот ладошками.
        Отлично, значит, мы нашли закопанного вана. Убитого или нет, пока неизвестно, но что-то, уверен, вскоре всё разъяснится.
        Подняв взор, увидел серого духа. Он приблизился, и теперь стоял примерно в трёх дзё от нас. Но даже на таком расстоянии не собирался вновь демонстрировать свои анатомические «излишки» или как-то ещё запугивать нас. Призрак переводил взгляд с меня на мешок и обратно.
        - Твоё? - обратился к нему, указав на тело.
        Конечно же, тот не ответил. Но протянул вперёд руку и ткнул пальцем сперва в труп, а потом на деревню.
        - Хочешь, чтобы мы отнесли его туда?
        И снова вопрос остался без ответа. А порыв ветра размазал серый силуэт, словно вода рисунок акварелью. И через пару секунду призрак попросту растворился.
        - Спасибо тебе, - съязвил я, - что всё нам разъяснил.
        - Тсукико? - послышался тихий голос кицуне. - Я что-то чувствую.
        - Что именно? - обернулся к ней.
        - Запах, - она поморщилась, посмотрев на мешок. - Вот от этого. Но он тянется из деревни.
        - То есть его притащили оттуда?
        - Скорее всего, - кивнула та. - Но я не уверена. Вонь сильно перебивает след.
        - Ладно, - я не без омерзения, взялся за порванный и грязный мешок и поднял его. - Веди нас.

* * *
        Девушка шла по дороге обратно в деревушку. Я тащился в нескольких шагах от неё. Не хотелось нести перед носом милой кицуне разлагающийся труп.
        Изредка на пути попадались охмелевшие ваны. Но, как ни странно, никто к нам не подошёл. Наверное, отпугивал запах из мешка. Что ж, это даже к лучшему.
        Асэми несколько раз повернула на узких улочках и вскоре остановилась у стены высокого здания. Изнутри доносился женский смех. Из небольших окон, что располагались чуть выше наших голов, валил густой пар.
        - Это женская баня? - удивлённо спросил я, подойдя ближе.
        Погрузившись в мысли, не заметил в темноте небольшой пенёк и споткнулся об него.
        - Ах ты ж… - тихо выругался.
        - Эй! - позади раздался грубый мужской голос. - Что вы здесь делаете?!
        Обернувшись, мы увидели двух высоких ванов. Парочка была явно навеселе. В глазах блистали враждебные огоньки, а разящий перегар говорил о том, что в их головах правит алкоголь.
        - Тоже пришли поглазеть на наших баб? - заговорил второй. - Это вы зря.
        Они медленно двинулись на нас, закатывая рукава.
        - Тоже? - переспросил я.
        - Он был здесь, - тихо заговорила девушка. - На их одеждах чувствую его кровь.
        - Вот, значит, как, - хмыкнул я.
        Бросив к их ногам мешок с гниющим телом, грубо обратился:
        - Ваша работа?
        Ваны замерли, удивлённо уставившись на торчащие кости.
        Взглянув на пенёк, что помешал мне, сложил мозаику.
        - Этот паренёк подглядывал за женщинами, да? - шагнул к ванам навстречу. - Вы застали его в самый неподходящий момент и решили проучить?
        - Да кто ты такой? - прошипел первый мужик и бросился в бой.
        Кулак просвистел у меня над головой. Я наклонился, шагнул влево и вперёд, оказавшись сбоку противника. Тут же ударил пяткой ему по внутренней стороне колена. Тот взвыл и упал на одну ногу.
        В ту же секунду ко мне подлетел второй ван. Он хотел навалиться всем телом, обхватить и повалить на землю. Но, как только оказался рядом, я резко упал на колени и сжался в комок. Мужик не успел затормозить и, споткнувшись об меня, полетел носом вперёд.
        В тот момент первый ван уже вскочил на ноги и ринулся в очередную атаку.
        Да что б вас…
        Я начинал злиться.
        От первых двух ударов уклонился. А вот на третий раз попросту поймал кулак. По моей руке пробежались голубые искорки.
        - Мне некогда с вами возиться, - процедил сквозь зубы.
        Вывернул кисть вана так, что тот рухнул назад, крича от боли. По спине пробежал холодок, а в следующий миг сзади обхватили сильные руки. Я оттолкнулся от земли, а после резко наклонился вниз, приложив всё силу, на которую был способен. Противник не удержался и полетел через меня, упав на товарища. Теперь они представляли собой обычных пьянчуг, которые не могли даже подняться.
        - А сейчас вы расскажите всё, что произошло, - сказал я, делая к ним шаг.
        - Да пошёл ты, - сплюнул тот ван, которого я перекинул через спину.
        - Я-то пойду, - спокойно ответил я. - Но вы отправитесь со мной.
        С этими словами схватил обоих за руки и потащил по дороге.
        - А как же мешок? - раздался голос Асэми.
        - Оставь пока там. Вряд ли на него покусятся даже собаки.
        Следовало разговорить этих «бойцов». И лучше это сделать при свидетелях.

* * *
        Мы вернулись к трактиру. Ваны сперва сопротивлялись. Даже попытались встать, но лёгкая встряска и сильное «рукопожатие» заставили их угомониться. Девушка открыла дверь и впустила меня с «добычей». Стоило нам снова появиться в зале, как гул затих. И непросто уменьшился, вокруг повисла звенящая тишина.
        Не обращая внимания на недоумённые взгляды присутствующих, прошёл к хозяину заведения, который стоял всё за той же стойкой.
        - Готово, - произнёс я, бросив на пол побитых ванов. - Вот виновники вашего призрака.
        - Не понял, - покосился на меня мужик. - Я знаю этих парней. Но при чём здесь они и сиримэ?
        - Ваш попоглазый дух был любителем подглядывать в женской бане. А эти ребятки не оценили любопытство вана. Так ведь? - посмотрел на лежащих.
        - Конечно, нет, - выпалил один из них. - Это полная чушь.
        Они всё-таки смогли подняться и посмотрели на трактирщика.
        - Кто этот такой? И что себе позволяет? - заговорил тот, кому я вывернул кисть. - Ты его нанял? Знаешь, что за это будет, когда о нападении узнает стража? А он ведь тоже подглядывал в бане.
        - И снова «тоже», - хмыкнул я и, схватив говорившего за руку, вновь заломив её.
        В тот же миг пьющие ваны подскочили с мест, намереваясь расправиться со мной. Но трактирщик взмахнул рукой, и они замерли.
        - Пусти, - прохрипел ван, склонившийся передо мной от боли.
        - Успеешь, - усмехнулся я в ответ.
        После чего вытащил пузырёк с сывороткой правды и заставил мужика сделать глоток. Протянул второму «виновному», но тот отступил, покачав головой.
        - Думаешь, я буду пить эту дрянь? - ухмыльнулся он.
        - Будешь, - вместо меня ответил хозяин заведение.
        За спиной пятившегося выросли два здоровых вана, перекрыв дорогу.
        - Пей, - властно произнёс трактирщик.
        - Что это вообще такое? - не собирался сдаваться тот.
        Все посмотрели на меня.
        - Зелье правды. Помогает развязать язык.
        - Так у меня такое тоже есть, - хмыкнул трактирщик. - Вон, полный подвал.
        - От этого не пьянеют, - ответил я. - И хватает всего пары капель.
        - Тогда пей, - вновь приказал лысоватый хозяин, сердито посмотрев на пятившегося.
        Тому ничего не оставалось. Он взял бутылёк и сделал небольшой глоток. После чего вернул мне.
        - Как долго ждать? - спросил трактирщик.
        - Уже можно спрашивать, - я оттолкнул вана, которого всё это время держал. Тот ударился о стойку, после чего выпрямился и поднял гневный взгляд, потирая ушибленное плечо.
        - Ну? - лысеющий мужик посмотрел на меня. - Дерзай. Расскажи, что накопал.
        Я кивнул и обратился к первому вану, стоявшему напротив:
        - Что произошло с извращенцем?
        Несколько секунд ван боролся с собой, а потом нашёл нужные слова:
        - Откуда мне знать, что с ним происходило. Жил да жил себе.
        Хм, ну, хорошо. Значит, решил поиграть в угадайку. Ладно, буду задавать наводящие вопросы.
        - Он ведь подглядывал за вашими жёнами?
        Уже от этого вопроса ван не смог уклониться.
        - Бывало.
        - И вы его застали в тот самый момент, когда он стоял на пеньке возле бани?
        Ван заскрежетал зубами от злости. Не мог соврать, но и сознаваться не спешил.
        Присутствующие в зале, будто снова замолчали, хотя и так царила гробовая тишина. Краем глаза заметил, как вытянулись их лица в ожидании развязки.
        - Отвечай, - подтолкнул того трактирщик.
        Ван пошатнулся и выпалил:
        - Да, мы пришли в ту ночь проследить за ним. Жёны жаловались, что за ними кто-то наблюдает. Боялись выходить на улицу.
        Так, а вот это становится интересно.
        - И когда увидели его, убили? - задал один из важных вопросов.
        - М-м-м, - допрашиваемый застонал от бессилья. Отвернулся и прикрыл лицо руками, но потом сдался. - Мы хотели просто поколотить засранца. Но тот упал уже от первого удара и ударился головой о злосчастный пенёк.
        - О как! - чуть ли не воскликнул трактирщик. - И что же дальше? Почему не сообщили страже? Куда дели тело?
        - Засунули в мешок и закопали недалеко, - ответил я. - На пустынных землях. Там ведь всё равно никто не работает. Вряд ли нашли, если бы не появился призрак.
        - Он говорит правду? - мужик обратился ко второму вану, стоявшему между двух верзил.
        Но тот не колебался ни секунды, и сразу же признался.
        - Да, нам пришлось спрятать труп и закопать подальше от глаз. Мы не хотели его смерти. Но кто ещё заступится за наших женщин? Стража? - усмехнулся. - Сомневаюсь. Им нет дела до простого народа. Если не заплатить, то не посмотрят даже на убийство, которое произошло у них под носом.
        М-да, похоже на землях Ямадзаки атмосфера ещё хуже, чем на наших. Я побывал здесь лишь пару раз, но уже могу с уверенностью говорить, что большинство ванов продажны. Впрочем, и у нас такие частенько встречаются.
        - То есть из-за вас, двоих идиотов, на нашей дороге появился сиримэ?! - разгневался трактирщик. - Придурки! Как вы вообще до этого додумались?!
        Ваны тут же сжались, словно малые дети. Два верзилы схватили их и вопросительно посмотрели на хозяина заведения. Тот же обернулся ко мне.
        - Но призрак ведь не исчез?
        - Пока нет, - ответил я. - Тело лежит возле женской бани, - кивнул на неудачливых бойцов. - Они знают где. Заставьте их похоронить останки, как положено, и сиримэ уйдёт.
        - Уверен? - прищурился тот.
        - Более чем. Проходил подобное.
        - Ну хорошо, - он кивнул своим амбалам, и те потащили поникших ванов на улицу. - Что касается нашего уговора, - продолжил трактирщик. - Мате и правда останавливался у меня. Уехал лишь сегодня рано утром. Так что опоздал совсем немного. Он рассказывал о парнишке с огромным мечом. О том, как подкидыш Ито смог победить самого Сидзаки в Поединке Чести. И то, что этот парень будет следовать за ним, чтобы убить. Вот только не сказал почему. Может, ты меня просветишь?
        - Нет, - покачал головой. - Это личное. Но он заслужил.
        - В этом я, как раз-таки, не сомневаюсь, - усмехнулся тот. - Ну да ладно, твоё право. Мате был мои добрым другом, пока не связался с Сидзаки. Несколько раз отказывал мне в помощи. Так почему я должен помогать ему? - пожал плечами и довольно оскалился. - В общем, он отправился к своему старому приятелю в соседнюю деревеньку. Не знаю, кто именно его там ждёт. Но там проживает один из сильных магов. Не удивлюсь, если они как-то связаны. Так что тебе грозят серьёзные неприятности, Ито-сан.
        - Они меня не отпускают.
        - Хорошо, - кивнул тот. - Повозку Мате легко узнать. Ярко-жёлтая крыша. Всегда любил выделяться. Теперь это сыграло с ним злую шутку.
        - Кто с ним был?
        - Никого, - пожал плечами трактирщик. - Он всегда был один. Даже охрану не нанял.
        - Значит, не боится.
        - Боится, ещё как, - усмехнулся собеседник. - Просто жадный до ужаса. Скорее удавится, чем заплатить по счетам.
        - Тогда это нам на руку.
        - Может быть. Но не забывай о маге. Уж прости, но о нём даже местные мало знают. Довольно таинственная личность. Иногда исчезает на несколько месяцев, а потом внезапно появляется. Никто не знает, что он там делает. Но сунуться, чтобы проверить, не решаются.
        - Ладно, - благодарно кивнул я. - Спасибо за разговор.
        - Благодарить не за что. Я просто отдал долг, - в его глазах блеснули алчные огоньки. - И ещё, Ито-сан. Лучше тебе поскорее закончить все дела на наших землях и уйти отсюда. Не все ваны столь равнодушны, как я.
        - Учту.
        С этими словами взял девушку под локоть и направился к двери.
        Глава 25
        Улица встретила нас освежающей прохладой. Я на мгновение остановился и вдохнул полной грудью.
        - Тсукико, - тихо произнесла девушка. - Что с ними будет?
        - Кем? - не сразу сообразил я.
        - Ну, теми двумя убийцами. Они ведь лишили вана жизни. Но при этом защищали своих жён. Это произошло случайно и…
        - Забудь, - просто ответил я. - Это уже не наша проблема. Мы нашли их, вернули тело убитого. Совесть чиста. Дальше решает стража. Если их, конечно, сдадут под суд.
        Мы медленно двинулись по улице.
        - Просто я не знаю, как к этому относиться. С одной стороны, они виновны. С другой, не хотели подобного и заступились за своих женщин.
        - Постарайся забыть. У нас проблемы гораздо серьёзнее. Как я и думал, у Мате есть знакомый маг. Насколько он силён никто не знает. Поэтому надо подготовиться.
        - Как?
        - Пока не знаю. Сперва найдём жёлтую повозку Мате. Далее, действуем по обстоятельствам.
        - Так себе подготовка, - хмыкнула кицуне.
        - Согласен. Но пока она меня не подводила, - улыбнулся я и посмотрел на ладонь, вспомнив, как в нужные моменты голубые линии создавали когти. А пока веди нас дальше.

* * *
        И снова плелись по ночной дороге. Огни одной деревеньки остались позади, огоньки другой уже просматривались совсем неподалёку. Я морально готовился вступить в бой с очередным колдуном, очень надеясь, что он не окажется сильнее Торо. Иначе мне несдобровать. Силы приходили только в самые опасные моменты. Как бы ни старался ими управлять, ничего толком не получалось.
        А ещё Асэми. Куда её деть? Не мог же взять с собой в бой. Хотя сомневаюсь, что эта девица будет тихо отсиживаться где-то в сторонке. Что было бы весьма кстати.
        - Тсукико, - оборвала она мои мысли. - Он уже близко.
        - Это хорошо.
        Мы подошли к первым домам деревушки. Но в отличие от предыдущей, здесь не веселились. Свет везде был погашен. Никто не шумел и не горланил песни. Стояла мёртвая тишина. На мгновение стало даже жутковато. Но я быстро отогнал посторонние мысли о призраках и монстрах. Вряд ли они здесь водятся, если поблизости живёт маг. По правильному, он должен защищать местных жителей от любой напасти. Хотя… если брать в расчёт историю Торо, то можно ожидать чего угодно.
        - Здесь, - кицуне указала на высокий дом справа от нас.
        И стоило обойти его, как увидели на дороге повозку с жёлтым тентом. Из окон первого этажа лился свет. А у входной двери стоял здоровый ван.
        - А вот это плохо, - я остановился и прикрыл спиной девушку.
        - В чём дело? - та не понимала, что происходит.
        - Мне кажется, я знаком с этим магом.

* * *
        Изуди до сих пор сидел рядом с дочерью. Была поздняя ночь, но ван никак не мог уснуть. Он смотрел на Аки и нежно перебирал её волосы. Его не оставляло чувство вины перед ней.
        Как ни странно, но к ним так и не приехали главы клана. Хотя Кабэ суетился, как никогда. Он-то потом и рассказал о кристаллах рики. Вскоре должна начаться их добыча, только на этот раз уже для Ито. Изуди собирался помогать, но пока не знал, как именно. Из-за больной ноги теперь он был практически не трудоспособен.
        - Может поспишь? - послышался тихий голос Рангику.
        Кицуне подошла к нему и посмотрела на девочку.
        - Ей стало лучше.
        - Знаю, - слабо улыбнулся тот. - Но не настолько, как бы мне хотелось.
        - Иногда мы бессильны, - произнесла женщина. - Надо принять это и жить дальше.
        - Сложно принять такое, - вздохнул ван. - Она ведь совсем малышка. И если бы не я…
        - Если бы не ты, она никогда не родилась.
        - Может, оно и к лучшему.
        - Нельзя такое говорить, - кицуне покачала головой. - Боги даровали нам жизнь непросто так. У каждого своя роль.
        - И какая же роль этой болезни? - кивнул он на ноги дочери.
        - Просто так не понять.
        - Вот именно. Для меня это навечно останется загадкой. Почему боги не дали Аки нормальную жизнь? Почему Канон, милосердная богиня, настолько жестока?
        - Думаю, не стоит так говорить о всемогущих сущностях.
        - А что они сделают? - печально усмехнулся Изуди. - Посмотри на нас. Дочь не в силах пошевелиться, отец тоже стал калекой. Куда ещё хуже? Убьют нас? Так может тогда мы освободимся от бренных тел и станем счастливы?
        - Я понимаю, ты в отчаянии, - кивнула Рангику. - Наверное, сейчас винишь себя в перевозке кристаллов?
        - И это тоже, - ван отвернулся от кицуне. - Но у меня не было выбора.
        - Именно, - согласилась та. - Ты не виноват в том, как их использовали. Даже если из-за пыльцы вновь вспыхнули болезни, виновны те…
        - Стой, - Изуди вскинул на неё проницательный взгляд. - Какие болезни? Разве пыльца на это способна?
        Рангику прикусила язык. Но было слишком поздно. Она надавила на больную рану, но отступить не могла. Ей попросту не позволят.
        - Я не совсем уверена, правильно ли ты меня понял…
        - Рангику, - ван посуровел. - Прошу, скажи мне правду. Могла ли болезнь, забравшая мою жену и здоровье дочери, появиться из-за пыльцы?
        Женщина тяжело вздохнула и ответила:
        - Может быть. Сложно о чём-то говорить, если не имеешь понятие, о чём речь.
        - Ты знаешь, на что способна эта штука.
        - Да, пыльца усиливает заклинания и зелья. И если что-то из них было нацелено для создания болезни, то…
        Изуди снова её перебил. Но на этот раз не разговором, а смехом. Он отвернулся, прикрыл рот ладонью и нервно смеялся. Вот только с каждой секундой звуки становились более злобными. Пока, наконец, он не успокоился и не зарычал от гнева. Сжал кулаки так, что побелели костяшки. На лице заиграли желваки. Ван нахмурился, а левая губа нервно подёргивалась.
        - Изуди, в чём дело? - испуганно спросила кицуне.
        Но тот ничего не ответил. Вместо этого резко поднялся и снова зарычал, но на этот раз от боли. Схватился за раненую ногу. Но быстро взял себя в руки. Сжав самодельную трость, двинулся к выходу.
        - Постой, - женщина последовала за ним. - Ты же понимаешь, что это глупо?
        - Что именно? - процедил он сквозь зубы, остановившись у самой двери. - То, что из-за меня могло погибнуть сотни ванов? То, что я мог разрушить семьи, так как сделали с моей? Ты даже не представляешь, какого это, смотреть на родную дочь и понимать, что виновен в её болезни.
        - Вообще-то, понимаю, - в тон ему ответила Рангику. - И потом, в смерти жены ты невиновен.
        - Знаю, но от этого не легче.
        Ван потянул за ручку двери, но внезапно где-то послышался жуткий скрежет. Они с кицуне замерли и прислушались. Но звук не повторился. Повисла гробовая тишина. Простояв так пару минут, Рангику заговорила первой:
        - Такого раньше не было.
        - Плохо. Кажется, это что-то в подвале.
        - Думаешь, Мате оставил нам «подарочек»?
        - Не удивлюсь, он был ещё тем ублюдком.

* * *
        - Ито-сан? - казалось, что громила был предупреждён о моём появлении.
        - Давно не виделись, - хмыкнул я, подходя ближе.
        Асэми успела юркнуть в тень до того, как её заметили. И я очень надеялся, что история с пленницей не повторится.
        - Как сказать, - пожал тот плечами. - Судя по новостям, ваша жизнь была довольно насыщена. Для меня же прошло всего-ничего. Рутинная работа, серые будни…
        - Пошон здесь? - мне не было интересно его история.
        - Конечно, - кивнул тот, даже не подав вида, что расстроен из-за моей грубости. - Ждёт вас вместе с господином Мате.
        - О как.
        Значит, я был прав. Они меня поджидали. Но как поведёт себя Пошон? Неужто забудет о том, что я освободил его сына?
        Громила открыл дверь и учтиво отошёл в сторону. Выбора не оставалось, отступать поздно. Я достал меч и вошёл внутрь, готовясь в любой момент атаковать. На этот раз, даже охранник не сможет меня сковать в своих грубых объятиях. Но тот и не подумал нападать. Он прикрыл дверь с другой стороны, оставив меня наедине с двумя старыми знакомыми.
        Я оказался в просторном, но пустом зале, освещённом несколькими свечами. Под ногами полуистлевшие доски, а от деревянных стен шёл отчётливый запах гнили. По центру два высоких стула, на которых восседали Пошон и Мате. На их лицах растянулись самодовольные улыбки. За спинами виднелась обрушившаяся лестница.
        - Тсукико! - наигранно радостно воскликнул алхимик и взмахнул руками. - Как я рад тебя видеть!
        - Давай обойдёмся без фальши, - твёрдо сказал я. - Ты знаешь, что я пришёл за Мате. Просто уйди отсюда и…
        - Наглый щенок, - грубо перебил меня толстый ван, бывший хозяин харчевни. - Да что ты о себе возомнил?
        - Дай ему закончить, - покосился на того Пошон. - Тсукико - уважаемый человек даже в этих краях.
        - Что? - чуть ли не рассмеялся тот. - Издеваешься? Да здесь ненавидят всех Ито!
        - Знаю. Однако это не отменяет факта, что юноша достиг своих похвал не просто так. Он без всякой магии прикончил твоего хозяина. Одно только это вызывает желание пожать ему руку, - после Пошон посмотрел на меня. - Так что ты хотел сказать?
        - Просто уйди и оставь нас наедине.
        - Но Мате мой друг, я не могу его бросить, - покачал головой. - Однако, в знак нашей старой дружбы предлагаю бартер. Ты мне, я тебе.
        - Что?! - взвизгнул толстяк. Теперь он испугался не на шутку. - И для этого меня сюда притащил? Используешь, как приманку?!
        - Почему бы и нет? - пожал плечами алхимик. - И ты отлично сыграл свою роль.
        С этими словами он взмахнул левой рукой, и Мате рухнул на пол, словно кукла. Его тело отказалось слушаться хозяина. Руки прижались к бокам, а ноги друг к дружке. Он барахтался на полу, подобно гусенице, не в силах даже подняться. По дому разнеслась отборная гневная брань.
        - Ты что творишь, Пошон? - чуть ли не умолял тот. - Отпусти, он же прикончит меня.
        - Знаю, - довольно кивнул алхимик и обратился ко мне: - Он твой. А взамен я прошу о ма-а-аленькой услуге.
        - Чего ты хочешь?
        - Твоей крови, - хищно улыбнулся тот и дёрнулся вперёд.
        Я вскинул меч, готовясь сражаться. Однако Пошон остался на месте и залился противным смехом.
        - Ах, успокойся, Тсукико, - отмахнулся тот. - Я пошутил.
        - Мне не нравится подобный юмор.
        - Да, да, да. Я помню, что ты у нас очень серьёзный. Ну, так и я не врал. Мне и правда нужна твоя кровь, - сунул руку за пояс и достал небольшой пузырёк. - Совсем чуть-чуть. Не возражаешь?
        - Конечно, возражаю, - ответил я, не опуская оружие. - Зачем тебе это?
        - Ну, скажем так, для научных изысканий. Ты ведь помнишь, чем я занимаюсь.
        - Да, поэтому и не собираюсь давать свою кровь. Не хочу, чтобы в самый неожиданный момент получил власть над моим телом.
        - Серьёзно? - Пошон хищно оскалился. - Тогда ты немного опоздал.
        Он вскинул руку, и в ту же секунду мои мышцы пронзила острая боль. От неожиданности я вскрикнул и упал на одно колено. Судороги сводили руки и ноги, я не мог нормально пошевелиться. Лишь стоял, как каменное изваяние, пытаясь вернуть контроль над самим собой.
        - Видишь ли, в чём дело, мой дорогой друг, - говорил Пошон, медленно подходя ко мне. - Я уже имею эту власть. В том зелье, что я тебе дал от укусов монстров, был небольшой ингредиент. Именно благодаря ему ты теперь в моих руках.
        - Пошёл в Пекло, сукин сын, - прорычал я, не в силах справиться с дикой болью.
        - Ты меня поражаешь, мальчик, - алхимик встал напротив. - Чтобы сразить Мате мне хватило небольших усилий. Но до сих пор сопротивляешься, даже, когда я стою рядом.
        По дрожащему голосу Пошона можно было решить, что и ему это даётся непросто.
        Внезапно в плечо что-то вонзилось. В мозг ударила новая порция боли. Я зарычал, хотел дёрнуться к противнику, но не смог пошевелить даже рукой.
        Чёрт, чёрт. Да как же так?
        - Успокойся, - произнёс Пошон почти над самым ухом. - Вот и всё.
        Невидимая игла вышла из тела, а по руке побежало тепло.
        - Неаккуратно, - пробормотал алхимик. - Но сам виноват. Я ведь хотел по-хорошему. Однако тебе нельзя умирать.
        И снова резкая боль в плече. Но теперь его пронзил дикий жар. В нос ударила вонь палёного мяса.
        - Заживёт, - довольно сказал ван. - Ну а мне пора. Уж ты прости, не имею права задерживаться. Мате оставляю тебе, как и договаривались, - в его голосе звучала ирония. - Хотя ты и не соглашался.
        И тут где-то в глубине дома послышался грохот, будто обветшалая лестница рухнула ещё раз.
        - Ты с кем-то пришёл? - настороженно спросил Пошон.
        - Да, - с натугой ответил я. - Императорская армия.
        - Всё шутишь, Тсукико, - усмехнулся тот. - Что ж, меня это даже забавляет. Ну, удачи вам.
        После чего послышались удаляющиеся шаги, хлопок дверью и неразборчивый короткий разговор со стражем. А через мгновение воцарилась тишина, нарушаемая лишь пыхтением дёргающегося из стороны в сторону Мате. Но вскоре затих и он.
        - Эй, парниша, - тихо позвал толстяк.
        К счастью или нет, но я не мог поднять голову и посмотреть на толстяка. Взгляд упёрся в гнилые доски.
        - Слышишь меня? - вновь позвал тот.
        - Чего тебе? - прохрипел я в ответ.
        - Я знаю, что ты меня ненавидишь и желаешь отомстить. Наверное, это Шаторо тебе всё рассказал. Но давай договоримся?
        - О чём ещё?
        - Я расскажу всё, что знаю о делах Сидзаки, а ты пообещаешь, что отпустишь меня и оставишь в покое. Ну как, идёт?
        Зараза, слишком соблазнительно. Впрочем, что мне мешает выслушать его, а потом отрубить голову? Наверное, только мои принципы.
        - Нам всё равно пока нечего делать. Уверен заклинание Пошона скоро спадёт, как только он уедет на безопасное расстояние. А пока я могу поделиться своими сведениями.
        - И много ли может знать хозяин помойки?
        - Грубишь, - усмехнулся тот. - Но на самом деле хозяин помойки всегда в курсе, что происходит у него под носом.
        - Да неужели?
        - Конечно, а где, по-твоему, Сидзаки хранил кристаллы? В моих подвалах. Правда, больше их там нет. Шаторо приказал вывести всё, что было, аккурат к твоему прибытию. Так что, извиняй. Но зато там осталось нечто другое. Скажи, вы уже нашли мой прощальный подарок?
        - Что? - прохрипел я.
        Меня начала переполнять злость. О каком ещё подарке он говорит? Зная этого ублюдка, не остаётся сомнений, что в здании харчевни было нечто опасное. Но мы ничего не нашли. Лишь заплесневевшие припасы, да скисшее пойло.
        - А-а-а, - довольно протянул тот. - Значит, вас ожидает неприятный сюрприз. Там ведь сейчас никого нет? Или ты разместил в зале малышек?
        - Урод, - прорычал в ответ.
        Гнев буквально клокотал внутри. Хотелось разорвать толстого вана на куски. Сквозь дикую боль сжал трясущиеся кулаки и кое-как поднял голову.
        - Что там?
        - Скоро узнаешь, - оскалился Мате. - Сперва пообещай, что отстанешь от меня.
        - Если не скажешь…
        - Не, не, не, - перебил тот. - Грубить не надо. Я этого не люблю. Просто…
        Но он не успел закончить. Запнулся на полуслове, когда из его глотки вырвался фонтан крови. Мате жутко захрипел и затрясся всем телом. Кровь хлынула из всех щелей: рта, носа, ушей, даже из закатившихся глаз. Всё это продолжалось всего несколько секунд. А в следующее мгновение раздался хлопок, и голова вана разлетелась по залу мелкими ошмётками.
        И в тот же миг неведомая сила отпустила меня. Я испуганно вскочил на ноги и осмотрелся. Но никого рядом не оказалось. Что же тогда так грохотало?
        Подошёл к убитому вану.
        Алхимик сделал всё за меня. Обидно только, не смог выведать того, что знал толстяк. Но сейчас не это главное.
        - Сволочь, - произнёс я и тут же напрягся, так как со стороны сгнившей лестницы послышался шум.
        Но до боли знакомый. Негромкие приближающиеся хлопки. А через пару секунд из тёмного угла появился добрый друг.
        - Бакэ-дзори? - я удивлённо уставился на прыгающий сандаль.
        - А кого ты собирался встретить? - недовольно переспросил тот, когда добрался ко мне. - Боги, что тут произошло?
        Он отскочил от кровавой лужи.
        - Долго рассказывать. Нам срочно надо вернуться в госпиталь.
        - Интересно, как ты намерен сделать это без лошадей и на чужой территории?
        - Есть одна идейка, - подхватил сандаль, сунул тот в походную сумку и выскочил на улицу.
        Мате говорил о каком-то недобром подарке. Ещё смеялся надо мной, из-за того, что разместил в здании детей. Какой же тварью надо быть, чтобы оставаться столь лицемерным?
        - Тсукико? - из тени послышался голос Асэми.
        Девушка выскочила на свет и подбежала ко мне.
        - Откуда кровь?
        - Наполовину из головы Мате, наполовину из моего плеча.
        Она обхватила руку и осмотрела рану.
        - Необходимо перевязать и…
        - Всё потом, - перебил её я. - Лучше держись покрепче.
        - В чём дело? - испуганно воскликнула та, когда я подхватил её на руки.
        - Обратная дорога будет очень быстрой.
        С этими словами ринулся во тьму, едва касаясь земли. И лишь лёгкие голубые всполохи указывали на место, где я был мгновение назад.
        Глава 26
        - Что это? - прошептала Рангику, когда шорох повторился.
        - Если бы я знал, - также тихо ответил Изуди.
        Они сделали пару шагов к двери, за которой начинался спуск в подвал. Внезапно она отворилась и из темноты вывалился комок грязной шерсти. Кицуне и ван отшатнулись, удивлённо уставившись на него.
        - Откуда он здесь? - пробормотал Изуди.
        - Не знаю, - покачала головой Рангику. - Солдаты всё осмотрели и не нашли ничего подозрительного.
        Комок дёрнулся и стал вытягиваться. А когда вырос примерно до колена вана, на верхней части появилось два больших глаза, смотревших печальным взглядом.
        - Так это же кэукэгэн, - ласково произнесла женщина и, протянув руки, шагнула вперёд, но Изуди остановил её.
        - Не спеши, мы не знаем точно, откуда он взялся.
        - Они безобидны, - заговорила та. - Разве никогда не слышал о них?
        - Даже видел. Но не забывай, где мы находимся. Сидзаки с компанией проводили какие-то опыты на нагах. Возможно, это существо не стало исключением.
        - Ты паникёр, Изуди, - улыбнулась кицуне и выпрямилась. - И всё же прав.
        Грязный комок посмотрел сперва на неё, потом на вана. Он пополз к ним, оставляя за собой дурнопахнущий след.
        - Уф, - кицуне поморщилась. - Совсем забыла, как они воняют.
        - Появляются там, где много нечистот, - пояснил Изуди, хотя женщина и сама это знала. - Но разве в подвале не убрались?
        - Всё привели в порядок ещё вчера днём.
        - Тогда странно, что кэукэгэн появился у нас. И оттого опасно.
        Тем временем существо выползло на середину комнаты и осмотрелось. Остановив взгляд на детских кроватках, тихо заурчало.
        - А вот это нехорошо, - произнёс Изуди и сжал трость. - Эй, ты, - обратился к живому волосяному комку. - Слышишь меня?
        Тот обернулся и непонимающе уставился на вана.
        - Давай-ка убирайся отсюда, пока цел.
        Существо выгнулось назад и злобно зашипело.
        - Кажется, у нас проблемы, - сказал Изуди, отступая. - Здесь есть оружие?
        - Откуда? Повсюду дети, они же друг другу головы поотрубают.
        - Плохо, - перехватил трость, словно дубинку. - Открой дверь, я его выманю.
        Кицуне без разговоров выполнила приказ. И когда Изуди увидел позади открытый проход, подскочил к существу и, размахнувшись, ударил по нему со всей дури. По залу прокатился противный писк, кэукэгэн вылетел на улицу, словно мусор. Коим он, в принципе, и являлся.
        - Разбуди детей и отведи в безопасное место! - выкрикнул он, ринувшись на улицу.
        Ночной воздух наполнился вонью. Стоило Изуди выскочить наружу, как застыл на месте. Неподалёку, там, где упало маленькое грязное существо, происходило нечто жуткое. Ночную тишину разрезал хруст и клекот. Из густой травы взметнулись клочья грязных волос. А в следующую секунду на вана прыгнуло огромное существо.
        Изуди успел отскочить в сторону. Стиснув от боли в ноге зубы, поднялся и выставил перед собой трость.
        - Давай, сукин сын! - закричал, пятясь в сторону от госпиталя. - Иди сюда!
        Он старался выиграть время. На крики должны сбежаться солдаты, которые до сих пор пребывали в деревне.
        Монстр глухо зарычал и, пригнувшись к земле, медленно двинулся на вана.
        Тварь больше не походила на милого, но вонючего кэукэгэна. Теперь это был опасный монстр. Четыре человеческие руки и две ноги. На голове ветвистые рога. На спине толстый слой воняющей шерсти, а позади длинный мощный хвост. Тело покрыто костяными наростами и толстыми шипами.
        - Ну ты и мерзость, - произнёс Изуди, в очередной раз отмахнувшись от монстра.
        Тот ударил лапой, отгоняя упёртого вана.
        Однако и на этот раз не достал до цели. Казалось, что монстр просто играется с жертвой. Будто знает, что непременно сожрёт её, но хочет перед этим потешить своё самолюбие. Посмотреть, как в испуге мечется будущий ужин. Вот только Изуди совсем не походил на перепуганную мышку, которыми питался кэукэгэн в подвалах. Ван даже с больной ногой оказался прытким и неугомонным. И всё же монстр понимал, что тот не представляет вреда, тем более с таким примитивным оружием.
        - Давай! - кричал мужик, уходя всё дальше от здания.
        А вот этого кэукэгэн совсем не хотел. Запах детской плоти дурманил разум. От предвкушения скорого пиршества, изо рта монстра стекала слюна. Он уже представлял, как снова ворвётся в зал и навалится на маленькие кроватки. Схватит ушастых ванов и…
        Но ему не дали закончить мысль. Позади послышались крики. Обернувшись, монстр увидел бегущих солдат. А вот у них уже были вполне себе годные мечи. Кэукэгэн знал, на что способна холодная сталь. Ему уже доводилось сталкиваться с подобными противниками, которые нещадно рубили его. Именно они вырастили в маленьком комке вонючих волос то существо, которое не испытывало ничего, кроме ярости по отношению к большеухим двуногим.
        - Куда смотришь?! - выкрикнул Изуди и бросил в монстра подвернувшийся камень.
        Тот угодил прямиком в большой глаз твари. Та резко повернулась и бросила на вана злобный взгляд. А в следующее мгновение молниеносно прыгнула на жертву, схватила того за раненую ногу и взмахнула, словно тряпкой.
        По улице пронёсся крик, наполненный болью. Изуди взмыл в воздух, а следом за этим обрушился на бегущих солдат. Сбил их, словно пустые бочонки, а тело отозвалось новой порцией дикой боли. Пики, которые стража наставила на монстра, вонзились в тело вана. Пробили грудь и руку. А через мгновение монстр отбросил полуживого противника и ринулся обратно. К госпиталю.
        Изуди плохо соображал. Всё его тело онемело от дикой агонии, заполнивший разум. Один глаз заплыл, перед вторым плыли красные круги. Тьма постепенно окутывала его. Но ван держался из последних сил, тщетно надеясь на спасение. Но не своё, а детей. В ушах стоял гул и писк, словно орали все трубы императорского дворца. И всё же он отчётливо услышал страшный треск. То монстр проломил стену здания и ринулся внутрь. Детские крики усилились. Изуди расслышал плач и мольбу о спасении.
        Но через мгновение в голове что-то щёлкнуло, и последнее, что он увидел, это голубая вспышка.

* * *
        Я мчался, как никогда, быстро.
        Чёртов Мате. Сраный ублюдок. Если его «подарок» причинит детям хоть малейшую боль, я проникну в мир богов, найду его тщедушную душонку и собственноручно придушу. Или нет, расчленю, много-много раз. И сделаю это так, чтобы тот оставался жив, всё видел и чувствовал.
        - Тварь! - выкрикнул я от злости и чуть было не споткнулся о выпирающею ветку.
        Мы как раз перебегали густой лес. Я не стал огибать его по дороге, чтобы не тратить время. Просто нашёл небольшую тропинку и побежал по ней. Интуиция подсказывала, что она выведет меня к нужному месту.
        Рыжая кицуне вздрогнула от моего крика. Совсем забылся, что она всё слышит. К тому же так крепко прижалась ко мне, что услышит даже мой шёпот. Однако я не обратил на это особое внимание. Все мысли занимали слова Мате. В здании бывшей харчевни что-то было, и оно явно не предвещало ничего хорошего. Но ван не успел всего рассказать, значит, придётся действовать по обстановке. Но почему никто ничего не нашёл, когда убирались в здании? Что могло так хорошо спрятаться? Огромного монстра солдаты заметили бы в любом случае.
        Уже приближаясь к деревушке, услышал крики. Остановился неподалёку и отстранился от Асэми.
        - Оставайся здесь, - приказал я. - Как только разберусь, что там происходит, вернусь за тобой. Поняла?
        - Да, - кивнула та и отступила в заросли, притаившись там.
        Молодец, девочка. Люблю таких послушных.
        Довольно хмыкнув, помчался к госпиталю. И уже на самых подступах увидел нечто. Огромный рогатый монстр схватил моего товарища и орудовал им, словно битой. Сбив нескольких солдат, тварь попросту отбросила вана и ринулась на здание. Ударив громадными кулаками, пробило хлипкую деревянную стену. Изнутри раздались детские крики и плач. Тварь попыталась нырнуть туда, но этого я не мог допустить.
        - Стой! - заорал я, прыгнув на противника.
        Монстр уже наполовину просунулся в госпиталь, но, услышав мой возглас, повернул голову. В прыжке взмахнул мечом и рубанул. Лезвие полыхнуло в свете луны, оставив за собой голубую полосу. А противник успел отмахнуться лапами, но это его не спасло. Две отрубленные конечности покатились по земле, заливая ту густой тёмно-зелёной кровью. Тварь заревела от боли и отскочила от здания.
        Я бросил взгляд на разбитую стену. По ту сторону увидел, что дети сгрудились в дальнем углу, а перед ними, расставив руки, стоит Рангику со злобным выражением лица. Но, увидев, меня, смягчилась.
        - Спаси, - одними губами прошептала она.
        Кивнул в ответ и снова посмотрел на ревущую неподалёку тварь. Монстр то поднимался, то падал на землю. Размахивал обрубками, и мерзкая вонючая жижа заливала всё вокруг. Откуда и что это за тварь? Каким образом её проворонили? На эти вопросы непременно найду ответы, но потом, как только разберусь с противником.
        - Эй! - крикнул ему. - В чём дело? Разве такая мерзость, как ты, чувствует боль?
        Монстр на мгновение замер и повернулся в мою сторону. Оскалился. С острых длинных клыков капала слюна. Четыре маленьких красных глаза полыхали лютой ненавистью.
        - Обиделся? - хмыкнул я и ещё раз взмахнул мечом. - Ну так давай разберёмся.
        Тварь отреагировала на провокацию. Дёрнулась ко мне, но в тот же момент лезвие вновь полыхнуло голубым, и монстр остановился.
        - Боишься?
        Пригнувшись к земле, противник пополз в сторону. Однако я не стал кружить, как это делалось в голливудских фильмах. Наоборот, двинулся навстречу, отчего тварь удивлённо остановилась и попятилась.
        - К детям ни ногой, - грозно произнёс я.
        Монстр утробно зарычал, не сводя с меня глаз. И снова пополз назад.
        - Э, нет, приятель. Теперь ты точно не уйдёшь.
        С этими словами взмахнул оружием и послал в монстра столб голубого пламени. Конечно же, противник успел увернуться и отскочить влево. Вот только именно на это я и рассчитывал. Тварь постоянно покачивалась в ту сторону, заметил ещё при первом столкновении. Значит, и прыгнуть должна была именно туда. Поэтому и отвлёк его, вынудил шевелиться. А когда монстр оторвался от земли, я уже завис в воздухе рядом с ним.
        - Ну, привет, - злобно прошептал чудовищу и рубанул со всей силы.
        Лезвие легко прошло сквозь мощное тело твари, разрубив ту пополам от макушки до паха. Я пролетел через ошмётки и приземлился позади неё. В нос ударил мерзкий запах, желудок свёл тошнотворный спазм. Но я сдержался, выпрямился и вдохнул полной грудью.
        - Тсукико! - крик Рангику заставил вздрогнуть и обернуться.
        Кицуне звала на помощь. Я в мгновение ока оказался рядом.
        - Помоги Изуди! - ткнула пальцем в сторону. - Мы спасём детей.
        Посмотрев налево, увидел перебитое тело приятеля. Рядом стояло несколько солдат. Именно они и принесли его поближе к лекарю. Но та была занята совершенно другим. Чем именно, я узнал только потом.
        - Изуди! - упал перед ним и схватил за руку. - Ты слышишь меня? Изуди?
        На левой стороне груди торчало остриё копья. Из раны сочилась кровь. Лицо опухло, правый глаз заплыл, зато второй приоткрылся и уставился на меня.
        - Держись, держись, - бормотал я, озираясь по сторонам. - Рангику! - да где черти носят эту дуру. С детьми же всё в порядке. За ними могут присмотреть и нанятые крестьянки, которые ночевали здесь же. - Рангику!
        Голос сорвался от напряжения, но я не переставал орать во всю глотку.
        - Тсукико… - внезапно прохрипел лежащий ван. - Тише…
        - Заткнись, - огрызнулся на него. - Просто смотри на меня и дыши. Сейчас тебя подлатаем.
        - Нет… - снова протянул он и закашлялся кровью. - Мне конец…
        - Молчи уже. Рангику!
        К нам подбежал один из солдат, склонился надо мной и прошептал:
        - Она с его дочерью, - указал взглядом на Изуди. - Всё плохо, осколки от стены придавили её.
        - Что?! - вот тогда уже не мог сдержаться и заорал. - А вы где были, сукины дети?! Откуда монстр?! Почему не спасли детей?!
        - Тсукико… - раненый потянул меня за руку. - В чём дело?
        - Держись, дружище, - ответил ему. - Сейчас всё решится.
        С этими словами полез в сумку и извлёк камэосу.
        - Да, - криво усмехнулся Изуди. - Мне бы не помешал глоток саке.
        - Не для этого, чёрт тебя дери! - выругался я, нервы натянулись, как струна.
        Посмотрел на изображение полной богини и шёпотом обратился к ней.
        - Если ты и правда богиня милосердия, то услышь меня.
        «Слушаю тебя, Тсукико, - в голове послышался ласковый женский голос. - Вижу, дела у тебя идут не очень».
        - Да, мать вашу! - вновь сорвался и закричал, при этом посмотрев на тёмный небосвод. - Пока вы там трахаетесь в бассейнах, здесь погибают ваны!
        «Не стоит мне грубить, - всё та же ласковая интонация, но я всё же чувствовал, что богиня натянуто улыбается. - Ты ведь хочешь просить о помощи».
        - Да, да, да, - вновь зашептал, понимая, как сглупил. Но не мог держать в себе эмоции, ни просто зашкаливали. - Прости меня, мой друг умирает и его дочь…
        - Что с Аки? - внезапно хватка Изуди стала крепкой. Казалось, ван приложил для этого все оставшиеся силы. Он гневно посмотрел на меня, и повторил вопрос. - Что с ней?
        Я не знал, что ему ответить. Я вообще не знал, что с девочкой. Мертва ли она уже или Рангику сможет её спасти.
        «Кицуне ей не поможет, - вновь женский голос в голове. - Но я могу».
        - Тсукико! - Изуди оторвал от мысленного разговора с богиней. Притянул к себе и посмотрел в глаза. И тогда я увидел в его взгляде мольбу. И даже из-под опухшего века появились слезинки. - Прошу, если можешь, то спаси её. Позволь Аки жить, как все.
        Как все? Исцелить от недуга? Но она сейчас под завалом!
        «Вместе мы можем поставить её на ноги, - продолжила богиня. - Понадобиться пыльца и… жизнь отца».
        - Нет! - вырвалось у меня. - Какое же это милосердие?!
        «Он отвозил отраву другому клану. Из-за этого пострадало множество ванов. Кто-то умер, а кто-то стал таким же калекой, как его дочь. Это справедливо, если его жизнь оборвётся. Он заслужил. Но не девочка. Она невиновна в его прегрешениях, - на мгновение богиня замолчала, а потом задала провокационный вопрос. Хочешь спасти ей жизнь?»
        Я не сразу ответил. Передо мной поставили выбор: спасти Изуди, который возненавидит меня, если выберу его жизнь, или помочь Аки, которая тоже вряд ли будет рада, узнав о моём решении погубить её единственного родителя.
        Но в тот момент ван снова крепко сжал мою ладонь и прохрипел:
        - Я слышу её.
        Кого? Костлявую с косой? Или умирающую дочь?
        - Канон, - будто прочитав мои мысли, произнёс он. - Она может спасти Аки.
        - Да, но тогда ты сам…
        - Знаю! - Изуди в очередной раз меня удивил, выкрикнув мне в лицо. Ему удалось даже слегка приподняться. - И ты знаешь, что делать!
        - Я не могу так, - забормотал в ответ. - Нельзя вот так ставить выбор.
        - Но придётся… - он откинулся на спину и посмотрел на звёзды. - Я труп, Тсукико. Ты знаешь, - кровавый кашель. - Прошу. Позволь, моей поганой жизни послужить единственному благу…
        - Изуди… - я не знал, что ответить, хотя выбор был очевиден. Склонился над ним, глаза предательски щипали слёзы, но мне пришлось сдержаться. - Прости, - прошептал я и отпустил друга.
        Вскочил на ноги и бросился к госпиталю. Но стоило сделать пару шагов, как за спиной послышался дикий крик, наполненный болью. Обернувшись, увидел, как ван мечется в агонии. Его тело сотрясал судороги, мышцы надувались, разрывали кожу и выпирали наружу. А через пару мгновений тело Изуди взорвалось, разбросав кровавые ошмётки во все стороны.
        Я отвернулся, стараясь не смотреть на место, где только что погиб мой друг. Побежал к зданию. Перепрыгнув через остатки стены, оказался внутри. Вокруг детей уже суетились крестьянки, напуганные не менее мелких ушастых. Однако женщины хотя бы могли здраво рассуждать. Рангику стояла у дальней стены, склонившись над кроватью. По белому покрывалу на пол стекала кровь. Я подбежал к ней и замер в ужасе. На кровати лежала Аки. В её груди торчала поломанная доска, а на животе огромный кусок стены. Даже кицуне было не под силу его убрать.
        «Очисти тело и дай девочке пыльцу. Она усилит моё заклинание».
        Я молча оттолкнул Рангику. Та подчинилась с удивлением уставившись на меня. Схватил обломок и отбросил в сторону. Благодаря магии он показался лёгким, как полупустое ведро. После ухватился за доску, но для этого мне понадобилась помощь.
        - Тряпку! - крикнул женщине. - Прижми, как только выдерну.
        Кицуне снова ничего не сказала и молча выполнила приказание. Я же сперва осторожно потянул доску, а потом рванул вверх. По сторонам брызнул кровавый фонтан. Но в ту же секунду Рангику зажала его чистой тканью. А я достал из сумки остатки пыльцы, что дала королева наг. Приоткрыл рот девочки и всыпал небольшую порцию.
        «Больше, - раздался голос богини. - Мне нужно много магии, чтобы вернуть её к жизни!».
        Досыпал остаток, после чего чуть приподнял голову, надеясь, что таким образом вещество попадёт в желудок. Посмотрел на кицуне. Та не отрывала от меня ошалелых глаз.
        - Мы вытащим её, - твёрдо сказал я.
        Глава 27
        Прошло всего несколько секунд, прежде чем маленькая Аки отрыла глаза. Она удивлённо посмотрела на нас, а в следующее мгновение пронзительно закричала. Крик, полный боли, заставил остальных детей зареветь в ответ. Мы с Рангику отступили, но не могли ничем помочь. Раздавленное тело девочки дрожало. Её сотрясали судороги. Хрустели сломанные рёбра и таз. Кости восстанавливались, принимали прежний вид, но при этом девочка испытывала жуткие муки.
        - Тсукико? - в испуге воскликнула Рангику. - Что происходит?
        В это мгновение Аки выгнулась в спине, а после бессильно рухнула на кровать. Я подошёл ближе и прислушался. Она дышала, но хрипло и отрывисто. Однако дочь Изуди была жива, и это главное.
        - Надо всех отвести в безопасное место, - сказал я, повернулся к стоявшим у дыры солдатам. - Всех в мой дом. немедленно! Скажите Иоко, что это мой приказ, - после посмотрел на кицуне. - Прошу, проследи за всеми. А мне надо побыть одному.
        - Хорошо, - кивнула та, и тут же схватила меня за ворот и вновь испуганно спросила: - А где Асэми?
        - В безопасности, - спокойно ответил я. - Скоро вы увидитесь.
        - Благодарю, - женщина отпустила меня, отвела взгляд, но в следующую секунду шагнула ко мне и поцеловала в губы. - Ты заслужил.
        После чего она отправилась к детям, чтобы сопроводить их в дом Сидзаки.
        Теперь уже мой дом.
        Напомнил самому себе.
        Посмотрел на ревущих малышей, печально вздохнул.
        Вроде все живы. Только пережили очередной кошмар. Когда я доберусь до виновника этой вакханалии с монстрами и торговлей рабами, он сильно об этом пожалеет. И даже боги не смогут ему помочь.
        «Не стоит зарекаться раньше времени», - послышался голос Канон.
        Только тогда понял, что до сих пор сжимаю бутылку с саке. Усмехнувшись, открыл её и сделал пару глотков.
        Я и правда заслужил.

* * *
        - Как думаешь, она поправится? - спросил бакэ-дзори.
        Мы сидели на пороге моего нового дома. Внутри суетились женщины, пытаясь успокоить рыдающих детей. Вряд ли малыши когда-нибудь забудут такой кошмар. Если в мире существует переселение душ, о котором говорил сандаль, то эти души неплохо так провинились в прошлой жизни, раз в таком юном возрасте им довелось пережить столько потрясений. Однако я всё равно на них равнодушно смотреть. Дети есть дети, и только конченный подлец может относиться к ним иначе.
        Как только разошлись с Рангику, я бросился к младшей кицуне, поджидавшей неподалёку. На счастье, эта девушка, в отличие от моих взбалмошных сестричек, оказалась более послушной и поджидала в условленном месте. Ничего не объясняя, схватил её и притащил обратно в деревню. А когда оказался у госпиталя, то снова услышал крики боли дочери Изуди. Девочка кричала сквозь сон.
        Тогда мы с Рангику договорились, что её перенесут в дом кицуне. А Асэми за ней присмотрит, пока Рангику будет помогать с остальными детьми. После чего я устало присел на ступени у заднего выхода, вытащил из сумки сандаль и решил хоть немного выговориться.
        - Канон обещала, - тихо ответил я, сделав небольшой глоток. - Она забрала её отца, даже слишком выразительно. Взорвала его. Жутко, конечно, но хочется верить богине.
        «Хочется?» - голос в голове казался насмешливым.
        Мы с сандалем выпивали из камэосы, потому богиня всё слышала.
        - Пока Аки не встанет на ноги цела и невредима, уговор недействителен, - ответил я, посмотрев на фигурку полной женщины.
        - Ты и правда с ней общаешься? - уже в который раз переспросил бакэ-дзори.
        - Да. Только мне не нравится, что боги могут вот так запросто нас подслушивать.
        «Всё не так просто, - вновь заговорила Канон. - Я слышу тебя, потому что нахожусь в твоих руках».
        Ну да, ну да.
        Я плеснул немного саке на деревянный сандаль, а после убрал бутылку.
        - Хватит с нас, - сказал я. - В голове и так полная каша, так ещё и она говорит.
        - Тсукико, - заговорил сандаль и повернулся ко мне. - Не вини себя. Ты всё правильно сделал.
        - Думаешь?
        - Уверен в этом.
        - Ты многого не знаешь, - покачал головой и сжал от злости кулаки. Но гнев снова был направлен на самого себя. - Я опоздал. И непросто так, а потому что повёл себя, как дурак.
        - В смысле? - непонимающе переспросил сандаль.
        - В прямом, - огрызнулся в ответ, но тут же взял себя в руки. - Когда мы преследовали Мате, то столкнулись с сиримэ.
        - Попоглазым призраком? - удивился бакэ-дзори.
        - Именно, - кивнул я и рассказал историю про заказ, а в конце процедил сквозь зубы: - Мог успеть, если бы не повёл себя, как идиот.
        - Знаешь, что? - задумчиво произнёс сандаль. - У тебя доброе сердце, Тсукико. Я это вижу. Но нельзя всех спасти. Ты один, а ванов в империи очень много. И я сейчас не о сиримэ. Тебе не удалось спасти Изуди, но разве это плохо? Он отдал свою жизнь за жизнь дочери. Ты ещё молод, и тебе не понять. Каждый родитель пойдёт на это не задумываясь.
        - Так уж и каждый, - хмыкнул я, вспоминая, что в обои мирах меня бросили отец с матерью.
        - Ну, хорошо, не все, - согласился деревянный собеседник. - Но большинство адекватных. Изуди был одним из них. Он из кожи вон лез, чтобы сделать свою дочь счастливой. И ты сейчас хочешь это отнять?
        - Нет, - покачал головой. - Но мы могли найти другой способ.
        - Какой?
        - Я не знаю! - снов вспылил. - Можно было бы договориться с Канон о чём-нибудь ещё. Переспал бы с ней, стал рабом, не знаю.
        - О ком это вы?
        Позади послышался женский голос.
        Я обернулся и встретился взглядами с Рангику и Иоко. Женщины стояли на порожках и внимательно на меня смотрели.
        - Ито-сан, неужто вы пьяны? - промурлыкала Иоко. - Уже говорите с обувью?
        - Это бакэ-дзори, - я указал на сандаль. - Он живой. Иногда даже через чур. Любит сочинять непристойные хокку. Вам бы двоим понравилось.
        - Да неужели? - удивилась она. - Я бы послушала.
        - Запросто, - хмыкнул я и обратился к сандалю. - Ну, рассказывай.
        Но тот молчал.
        - Бакэ, уверен, у тебя есть новые стихи, - я присел на корточки рядом с ним и ткнул в деревяшку пальцем. - Говори уже.
        И снова тишина.
        - Да ты издеваешься?! - воскликнул я и резко выпрямился. - Кину на растопку печи, если не заговоришь!
        - Ладно, ладно, - сандаль отпрыгнул от меня на пару шагов. От неожиданности женщины вздрогнули, а тот продолжал возмущаться. - Как грубо. Между прочим, это я выручил тебя при встрече с Пошоном.
        - Да неужели? - я развёл руками. - Ты просто пошумел. Кстати, опоздал. Алхимик всё-таки забрал мою кровь.
        - Твою кровь? - напряглась Рангику и подошла ближе.
        - Да, не знаю, что ему от этого надо. Но я не смог сопротивляться.
        - Это плохо, - покачала головой кицуне. - Имея часть врага, можно сотворить практически всё, что угодно.
        - Не думаю, что до этого дойдёт. У него какой-то план. И теперь надо узнать, что именно он задумал. Но ты должна мне помочь.
        - Чем? - женщина внимательно на меня посмотрела.
        Я вкратце рассказал про историю с оборотнями и зелья, что мы выпили с Акайо.
        - Надо, чтобы ты нашла противоядие, - закончил я. - Эту гадость необходимо вывести из тела.
        - Будет очень сложно это сделать. Но я постараюсь.
        - Отлично, - с улыбкой кивнул ей, а потом обратился к Иоко: - Прости, что превратил дом в гудящий улей. Но, сама понимаешь, детям необходим покой. Пока всё не починят госпиталь, они останутся здесь.
        - Как скажите, господин, - игриво поклонилась та.
        - Я просил меня так не называть.
        - Но мы ведь не наедине, - она посмотрела на кицуне.
        - Рангику своя, - устало ответил я. - Давайте без этих лишних церемоний. Мне сейчас очень нужна ваша помощь, так как сам валюсь с ног.
        - Так отдохни, - произнесла Иоко. - Тем более завтра вечером у вас в поместье будут гости.
        - Какие ещё гости? - непонимающе переспросил я, и только тогда вспомнил, о чём утром говорил солдат. Правда тогда были лишь догадки, а сейчас женщина говорит, что всё официально.
        - Не имею понятия, - она пожала плечами. - Но, судя по суете, довольно серьёзная. Так что тебе и правда лучше выспаться, прежде чем там появишься.
        - Хорошо, - согласился я и двинулся на чердак. - Но будите меня при малейшей опасности. Не хочу проснуться в чьей-то огромной пасти.
        - Ты услышишь, если что-то случится, - хмыкнула Рангику.

* * *
        Стоило моей голове коснуться татами, как усталость сделала своё дело. Но на этот раз мне ничего не снилось, за что я был очень благодарен. Лишь клубившаяся тьма и редкие всполохи голубого света. Но я даже не задавался вопросом, чем это может быть.
        Проснулся лишь тогда, когда солнечные лучи осветили чердак через маленькое окошко. Они ударили в глаза, из-за чего пришлось недовольно поморщиться и отвернуться. Однако дело было сделано. Я пошевелился, а значит, сон прошёл.
        - Зараза, - пробормотал я, понимая, что надо подниматься.
        Встав, понял, что и на этот раз спал в одежде. Впрочем, по-другому и быть не могло. После того, что произошло днём…
        Снизу слышался гомон. Не крики, а шумные голоса. Чьи, так и не смог понять. Наверное, крестьянок, которых нанял Кабэ.
        Спустившись по лестнице, столкнулся нос к носу с зеленоволосой Мави. Та, увидев меня, гордо вскинула подбородок, фыркнула и убежала наверх. Следом в коридоре появилась Иоко.
        - Простите её, Ито-сан, - заговорила женщина. - Она просто не привыкла, что в доме так много народа. К тому же моя дочь всегда считала этот дом своей крепостью, а сейчас…
        - Не стоит, - я вскинул руку, прерывая её. - Прекрасно понимаю, что это не то, чего вы ожидали. Но выбора у меня не оставалось.
        - Честно говоря, мы ожидали худшего, - улыбнулась та. - Боялись, что вы окажетесь подлецом, воспользуетесь правом первой ночи и выкинете нас на улицу.
        - Вот как? - хмыкнул я. - Буду знать, какого вы обо мне мнения.
        - Вовсе нет, - поспешила та меня разубедить, но я не позволили договорить.
        - Я шучу, - что поделать. Хотелось подстегнуть её. Вот так вот ненароком, вырвалось само. - Успокойся, я вас уважаю. Надеюсь, это взаимно.
        - Конечно, - поклонилась та. - Мива также вас уважает. Просто сейчас у неё сложный период в жизни.
        - Поэтому не буду её трогать. Ты мать, вот и поговори с дочерью.
        - Не волнуйтесь. Обязательно.
        - Договорились, - с этими словами я двинулся дальше.
        Мимо пронеслось несколько ушастых малышей. Гостевой зал и кухня превратились во временное пристанище для детей. На полу лежали тёплые матрасы и татами. Никто уже не спал, потому на кухне всё убрали и готовили обед сразу несколько женщин. А заправляли всем этим сама Иоко. Она подошла сзади и тихо спросила:
        - Как себя чувствуете, Ито-сан? Вчера у вас был трудный день.
        - И не поспоришь, - кивнул я. - А теперь жутко хочу есть.
        - Мы всё приготовим. Есть какие-то пожелания?
        - Горячего и побыстрее, - хмыкнул в ответ.
        Женщина улыбнулась и пошла к кухаркам. Я хотел последовать за ней, но в этот момент отворилась входная дверь и внутрь вошла Рангику, а за её спиной пряталась… дочь Изуди.
        - Аки? - изумлённо пробормотал я. - Ты ходишь.
        - Да, Ито-сан, - пробормотала девочка и подошла ко мне.
        - Аки хочет тебе что-то сказать, - с улыбкой произнесла Рангику.
        - Слушаю, - улыбнулся я и чуть наклонился.
        Но вопреки всем ожиданиям, девочка внезапно отвесила мне звонкую оплеуху. А в следующее мгновение гневно закричала:
        - Вы убили моего отца! Как вы посмели?! Почему?!
        - Аки! - воскликнула ошарашенная Рангику. - Ты что творишь?
        Из кухни высунулись любопытные лица. Но, увидев мой недовольный взгляд, тут же скрылись. Осталась только Иоко.
        - Он убил его! - продолжала кричать девочка. - Отнял у меня папу!
        На её глазах навернулись слёзы. Не видя перед собой дорогу, Аки выскочила на улицу.
        - Тсукико, - кицуне посмотрела на меня. - Прости, я и не думала…
        - Всё нормально, - перебил её. - Девочка права. Я виноват.

* * *
        От тела Изуди практически ничего не осталось. Солдаты собрали, что нашли, это мы и похоронили неподалёку. Никаких церемоний. Скромные похорон для простого вана, отдавшего жизнь за дочь. Мне хотелось что-то сделать, дабы жители запомнили Изуди. Однако в голову ничего не приходило. Она звенела пустотой.
        Может так и надо? Изуди понимал, что натворил много зла, пускай и непреднамеренно. Поэтому старался сделать мир чище и ярче. Так зачем нам грустить? К чему высокопарные слова вану, который считал, что надо быть проще. Зачем лишние переживания для того, кто этого тебе не желал?
        А вот рыдающая Аки не могла двинуться с места. Она рухнула у могилы и прижалась к взрыхлённой земле. Над ней стояла Рангику. Увидев меня, кицуне кивнула, как бы говоря, что позаботится о девочке. За что я был благодарен женщине.
        - Ито-сан? - позади послышался голос тощего Кабэ.
        Я обернулся. Счетовод стоял, ссутулившись и как бы извиняясь.
        - Что-то случилось? - спросил у него.
        - Вас просят прибыть в поместье. Как можно скорее. Джиро-сан сказал, что сегодня будет важный вечер, и вы обязаны присутствовать.
        - Вот как, - отрешённо пробормотал я. - Хорошо.

* * *
        Дома царила суета похлеще, чем в деревне. Слуги бегали по территории, изредка переругиваясь между собой. Завидев меня, кланялись, и тут же скрывались из вида.
        Я поднялся по ступеням, навстречу никто не вышел. Видимо, и правда заняты. Хотя, к чему мне такие почести? Разве заслужил? И тут же ответил - заслужил! И стоило войти внутрь, как на меня налетела Теруко. В буквальном смысле.
        - Тсукико?! - радостно выпалила она и крепко обняла, но уже через секунду стало той же занозой в заднице, какой я её знал. - Всё в порядке? - спросила она нарочито грубым тоном. - Слышала, что ты отправился на земли Ямадзаки. Отец рвёт и мечет по этому поводу.
        - Ничего, ещё один поток брани я переживу, - ответил ей и уже хотел направиться к кабинету Джиро, но девушка не отпустила.
        - Тсукико, - её голос дрогнул. - Он всё-таки решился на это.
        После чего убежала на улицу, так и не объяснив в чём дело.
        - Интересно, - пробормотал я и двинулся дальше.
        Проходя мимо кухни, услышал голоса Шинджу и Эми, но заходить не стал. Хотелось поскорее выяснить, что за суета, и кого мы ждём. И почему они не организовали отряд к нагам, как договаривались.
        Подойдя к двери, постучал. В ту же секунду она распахнулась, и передо мой предстал разгневанный Акайо.
        - Тсукико, где ты был? - прорычал он.
        - Ито-сан, - я слегка поклонился. - Вы ведь знаете, что я отправился на поиски третьего и последнего насильника. Почему спрашиваете?
        - Потому что у нас очень важная встреча, а тебя нелёгкая носит по землям врага. Почему ты сунулся туда без нашего ведома?
        - Но вы ведь знали. К тому же сами сообщили мне, что Мате отправился именно туда.
        - Мы? - опешил ван и посмотрел на отца.
        Джиро сидел в мягком кресле за своим столом. Когда сын обратил на него внимание, тот кивнул.
        - Это я послал воина, чтобы он рассказал Тсукико о Мате.
        - Но зачем? Ты ведь знал, что он бросится за ним.
        - Да. Но я доверяю ему.
        - Отлично, - усмехнулся Акайо и сел на татами в центре комнаты. - Проходи, Тсукико, у нас есть разговор.
        - Слушаю, - я вошёл в кабинет и прикрыл дверь.
        - К сожалению, ситуация с Ямадзаки накаляется. Ты и сам это знаешь, - начал усатый ван. - Нам пришлось принять непростое решение, - вздохнул. - Отец меня поддержал. Для противостояния соседнему клану нам нужен сильный союзник. И таковой давно имеется.
        - Только не говорите, что снова решили выдать Ай замуж за одного из клана Ватанабэ.
        Всё сразу сложилось. И слова Теруко, перед тем, как она выскочила. И старое желание Акайо породниться с сильным кланом. И эта суматоха, приготовления к встрече.
        - Именно так, - кивнул Джиро. - Нам придётся пойти на этот шаг.
        - Но это глупо, - возразил я. - Вы сами говорили, что от этого ничего не выйдет. И Ай попадёт в руки к врагам.
        - Тогда была другая ситуация, - спокойно ответил старик. - Но ты одолел Сидзаки, и наружу вылезло множество грязи. Ямадзаки не остановится. Он что-то готовит, и наверняка нам самим не совладать с таким врагом. Потому мы и пошли на уступки.
        - И Ай согласна?
        - Да, - строго ответил Акайо.
        - Ложь. Она не хотела выходить замуж.
        - Не начинай заново, Тсукико, - Джиро повысил тон. - Мы это проходили.
        Я промолчал. Тогда старик продолжил, но уже спокойным голосом:
        - Нам это тоже не особо нравится. Но обстоятельства складываются так, что союз с Ватанабэ попросту необходим. К тому же никто не отдаёт Ай прямо сейчас. У нас в запасе чуть больше полугода, пока она не достигнет совершеннолетия.
        - И за это время может что-то измениться? - недоверчиво переспросил я.
        - Конечно, - кивнул Джиро. - Разве за эти несколько недель твоя жизнь не изменилась?
        На такое заявление мне было нечем отвечать. Он совершенно прав.
        - И что необходимо сделать, дабы оставить сестру дома?
        - Пока не знаем, - покачал головой Акайо. - Нам нужна армия, солдаты. На тот случай, если Ямадзаки решится действовать.
        - Мы даже не знаем, чего он хочет.
        - Именно, - и тут Джиро хитро улыбнулся. - Но благодаря тебе у нас появились союзники. Джёре и наги. Они могут нам помочь. И если хочешь, чтобы сестра осталась дома, то перестань огрызаться. Вместе придумаем план и сделаем то, что нам всем так необходимо - вернём клану былое величие.
        Глава 28
        Солнце клонилось к закату. Суматоха не затихала. Слуги сновали по поместью и его округе, завершая последние приготовления. Я же сидел у себя в комнате и думал.
        После слов Джиро я пересказал обо всём, что случилось. Включая историю с богиней. Но даже после того, как сказал, что Канон теперь мне покровительствует, оба вана не подали вида, что удивлены. Хотя по их глазам можно было судить иначе.
        - Это хорошо, - кивнул старик. - Ремонтом госпиталя уже занимаются. Изуди мы отдадим все почести, но позже. Его дочери обеспечим достойную жизнь. По этому поводу можешь не беспокоиться.
        - Благодарю, Ито-сама, - поклонился я.
        Перед началом истории мне позволили присесть на татами. Ноги гудели от недавних приключений, поэтому испытал небольшое облегчение, опустившись рядом с приёмным отцом.
        Далее решили собрать группу и отправить её в нагам, но после того как распрощаемся с Ватанабэ. А вот история с Пошоном им не понравилась. По-другому и быть не могло, кто будет рад тому, что оказался во власти колдуна. Однако я поспешил успокоить, что Рангику уже занимается противоядием.
        - Я узнаю об этом всё, что смогу, - сказал Акайо. - И если этот ван только покажется на наших землях…
        - Вряд ли, - перебил его Джиро. - Он работает на Ямадзаки, так же, как и его мёртвый учитель Торо. Пошон не придёт сюда по доброй воле. Понимает, что лишится головы, только ступив за мост.
        После чего мне приказали отдыхать. Именно, что приказали. Сходить в баню, хорошенько вымыться, а после несколько часов поспать. Хотя я понимал, что не смогу уснуть. Однако идея была здравая, я уже чувствовал, как от меня попахивает.
        Но придя в свою комнату, положил меч и не удержался, чтобы не прилечь. В голове стоял настоящий сумбур. Сидзаки, Мате, Абари, Ямадзаки, Ай, Ватанабэ, Аки и Асэми. Боги, сколько имён, и сколько всего ещё надо сделать. Закралась недобрая мысль, что не стоило мне всего этого и вовсе начинать. Сейчас бы спокойно ходил в школу, слушал хокку бакэ-дзори и наслаждался жизнью подростка в богатой семье.
        Но если бы так и продолжалось, то дети, которых спас, уже попали в грязные руки похотливых ублюдков. А наги так бы и добывали кристаллы рики для жутких экспериментов Ямадзаки.
        - М-да, слишком много для меня одного, - пробормотал я, глядя в потолок.
        И всё же не знал, с кем разделить эту ношу. Кто ещё будет способен сразиться с огромным крокодилом и победить? Кто одолеет свору оборотней, даже таких неумелых, каким был Суко с компанией? А может, стоит собрать команду и распределить роли? Я буду грубой силой, а мозгом… кто?
        Мысли прервал тихий стук в дверь.
        - Открыто, - отозвался я.
        В комнату заглянула синеволосая сестричка.
        - Как всё прошло? - спросила Теруко. - Ай останется дома?
        Вот что мне ответить? Правду? А она поймёт? Конечно, да, вот только не смирится.
        - Пока нет, - честно ответил я.
        - Что значит «пока»?
        - То и значит, что у нас полгода, чтобы придумать, как оставить её дома.
        - То есть они и правда намерены её отдать за Ватанабэ Дэйсьюка?
        - Даже понятия не имею, кто это, - но сказав, понял, что в памяти имя уже всплывало. Вот только где именно, я не знал.
        - Младший сын. Та ещё сволочь.
        - Теруко? - наигранно возмутился я. - Как можно девушке…
        - Замолчи, Тсукико, сейчас не до шуток. Надо что-нибудь придумать.
        - Надо, - кивнул я. - Но сперва схожу в баню и отдохну.
        - Серьёзно? - сердилась девушка. - Нашу сестру отдают в лапы врагам, а ты решил отлежаться?
        А вот это начинало злить. Знала бы она, сколько мне пришлось пережить, то не заикнулась о подобном.
        - Именно так, - ответил я чуть более грубо. - Придумать план гораздо проще на свежую голову. Ты так не считаешь?
        Теруко недовольно фыркнула, но промолчала. Зато развернулась и вышла вон, хлопнув при этом дверью.
        Вот зараза, и что мне остаётся делать?
        Покачав головой. Поднялся и направился к выходу. Надо освежиться.

* * *
        Сэнто, так назывались местные бани. На Земле мне так и не довелось побывать в настоящей русской, но зато здесь всё было по-другому. Невысокое здание располагалось совсем рядом с поместьем. Входя туда, приходилось наклоняться, так как коридор был довольно низким. Это сделали специально, чтобы жар не уходил слишком быстро. Раздевшись, оставил вещи на полках и вошёл в купальню. Смыв в больших тазах грязь и пыль дорог, направился к последнему помещению. Именно там и наслаждались той самой баней.
        - Уф.
        Стоило шагнуть в просторный круглый зал, как в голову ударил жар. Казалось, что ещё немного и я растаю или сварюсь заживо. Но ни того, ни другого, ни разу не произошло. Справа находились раскалённые камни, ссыпанные в кучу, слева две широкие бадьи, в которых могли поместиться трое ванов одновременно. Сегодня же я был один.
        Вода в бадьях была настолько горячей, что просто так туда и не заберёшься. Однако для этих процедур у нас лежал ковш. Обливаясь им, подготавливали тело к погружению.
        И вот, когда я всё же смог туда забраться, прикрыл от удовольствия глаза и откинул голову. В тот момент все мои мысли улетучились, оставив лишь блаженное… ничто.
        - Отлично, - пробормотал я.
        По телу продолжали бегать мурашки. Горячая вода щипала кожу, а пар дурманил разум. Но всё это казалось настолько приятным, что мне хотелось просто раствориться в бане и одним махом избавиться от всех проблем. Однако подобного допустить нельзя. Необходимо сохранять холодный рассудок, чтобы не утонуть невзначай. А прецеденты уже были. Однако глупых смертей на моей памяти ещё не происходило.
        С закрытыми глазами не заметил, как посреди клубов пара мелькнула тень. А когда понял, что нахожусь не один, было уже поздно. Однако…
        - Ито-сан? - нежные руки скользнули по моим плечам. - Вы напряжены.
        Я вздрогнул и тут же вскочил на ноги, повернувшись к незнакомке. Её оказалась одна из служанок, работавших в поместье. Симпатичная девушка, судя по виду, не особо старше меня. Короткие чёрные волосы слегка взлохмаченные. Кошачьи ушки весело подёргивались.
        - Что ты здесь делаешь?
        Девушка была абсолютна нага, впрочем, как и положено в бане. Она лукаво посмотрела на моё тело и залезла в бадью. Подошла ближе и улыбнулась.
        - Госпожа Эми дала мне чёткие указания, как сделать вас более довольным, - прошептала она и прильнула к моим губам.
        Я не стал отстранять или отказывать. Тётушка решила организовать мне достойный отдых? Наверное, хотела бы сама нырнуть в баню ко мне, но не сможет. И дело даже не в том, что она сильно занята. Работу можно перекинуть на служанок. А вот то, что нас могут увидеть вместе, уже многое изменит. И необязательно в лучшую сторону.
        - Прошу вас, расслабьтесь, - прошептала девушка и медленно опустилась на колени.

* * *
        Факелы и лампы светили так, что казалось, будто собирались конкурировать с солнцем. Вот только оно уже давно село, а к нам в поместье въехал кортеж с повозками. Впереди ехало несколько воинов, и я не сразу понял, что это и есть семья Ватанабэ. Но их выдавали резные доспехи, украшенные различными иероглифами.
        Остановившись около порога дома, ван, что был по центру, спрыгнул на землю и снял шлем. Взгляд раскосых глаз был твёрдым и наглым. Длинные смоляные волосы сплетены за спиной в косу. Он поднялся по ступеням и слегка поклонился нашей семье.
        - Ито Джиро, - обратился к старику. - Рад, что вы, наконец-то созрели.
        - Так сложились обстоятельства, Изао, - ответил тот.
        - И это меня радует.
        Вот же хрен с горы. Говорит с Джиро, словно со своим вассалом. Теперь понятно, почему старик не хотел с ним связываться.
        - Позвольте представлю вам свою семью, - продолжил Ватанабэ и указал рукой на троих воинов, которые тут же слезли с лошадей. - Моя супруга, Сэнго.
        Хмурая высокая женщина, под стать своему мужу. С такими же чёрными волосами, вот только уж слишком бледная. Чем-то напоминала мне погибшую Мэй, когда та превратилась в нормального духа.
        - Акихико, мой старший сын.
        Широкоплечий ван с большими рыжими ушами и взлохмаченной шевелюрой. Интересно, интересно. Наверное, когда он родился у отца появилось множество вопросов к жене.
        - И самый важный ваш гость, Дэйсьюк. Младший сын клана Ватанабэ.
        Но когда парень снял шлем и ступил на лестницу, во мне забурлил гнев. Я вспомнил, где раньше слышал это имя. Но тогда принял его за другого. Такой же, как и старший брат, рыжий, лохматый и плечистый.
        - Рад вас приветствовать, - поклонился парень.
        Интересно, а он меня узнал? Если так, то не подал вида.
        Дэйсьюк был одним из тех, кто хотел забить камнями Асэми в зверином обличии. Вот уж и правда, все планеты круглые. Я и не надеялся с ним встретиться.

* * *
        Шикарный просторный зал, где принимали гостей, был ярко освещён. Широкий стол буквально ломился от блюд. Шинджу с кухарками хорошо постарались. Мы расселись каждый за своё почётное место. С одной стороны сидел наш клан, с другой Ватанабэ.
        - Вижу, вы хорошо подготовились, Ито-сан, - обратился Изао к старику Джиро.
        - Всё, как всегда, - кивнул тот со сдержанной улыбкой. - Скромный ужин для почётных гостей.
        Глава соседнего клана хмыкнул, но промолчал.
        И в тот момент в зал вошла малышка Ай. Она была очаровательна. Длинное розовое платье, украшенное блёстками. Широкий красный пояс. И милое личико. Такое бывает только у ангелов. В тот момент мне казалось, что именно с ним я и встретился.
        - А вот и наша невестка, - довольно произнёс Изао и хлопнул ладонями по коленям.
        - Пока ещё нет, - ответил Джиро всё с той же улыбкой. - Ай ещё не доросла. Но через полгода мы готовы провести свадьбу.
        - Время летит незаметно, - оскалился ван. - А пока я хотел бы попробовать вашу знаменитую фунчозу. Признаюсь, дорога несколько меня вымотала.
        Я же покосился на его младшего сына. Тот, прищурившись, смотрел на меня. И по его взгляду понял, он всё помнит.

* * *
        Ужин надолго не затянулся. За столом просидели около часа, перебрасываясь ничем незначащими фразами. А после мужчины направились в кабинет Джиро. Женщины начал хлопотать на кухне. Конечно, гостью это не касалось. Жена Изао сидела за столом и презрительно на всех пялилась. К малышке Ай подсел ублюдок Дэйсьюк (иначе его назвать не мог), но на это он имел полное право, как будущий муж. Мне же оставалось выйти на задний двор и собраться с мыслями.
        - Тсукико? - позади послышался взволнованный голос старшей сестры.
        Обернувшись, чуть не столкнулся с ней носом. Девушка была не на шутку встревожена. И, казалось, зла на меня.
        - Ты так и будешь стоять здесь и ничего не делать?
        - А чего от меня ожидаешь? - удивлённо переспросил я. - Хочешь, чтобы я выгнал Ватанабэ из поместья? Или зарубил мечом?
        - Хороший был бы вариант, - тихо произнесла она.
        - Это да, - улыбнулся в ответ.
        - Но я не об этом. Ай не может от него отвязаться. Надо хотя бы эти полгода дать ей спокойно…
        - Успокойся Теруко-тян, - за её спиной возник тот, кого мы только что обсуждали. - Твоя сестра сейчас заливается слезами. Думаю, тебе стоит её успокоить.
        Синеволосая девушка уже хотела броситься на парня, но я вовремя схватил её за руку.
        - Я разберусь, - прошептал ей на ухо.
        Та молча кивнула и поспешила в дом. Дэйсьюк проводил её жадным взглядом, а потом обратился ко мне, выходя на каменные ступени:
        - Давно не виделись, Тсукико. Думаю, у нас есть незаконченное дело.
        - Не понимаю, о чём ты.
        - Не дури мне голову, - хмыкнул тот. - Или забыл, как помешал мне. Влезать в чужие дела нехорошо.
        - Вы впятером хотели закидать камнями маленькую лису.
        - А говоришь, что не помнишь, - он медленно подступал ближе. - К тому же это была кицуне. А ты знаешь, что в наших краях положено делать с этим отродьем.
        - Вот именно, - нахмурился я и шагнул к нему. - На ваших землях. Напомнить, где ты избивал вана вместе со своими прихвостнями?
        - На неё никто не обратит внимание. А вот то, что ты поднял руку на сына Ватанабэ Изао уже просто так тебе не простят, - его лицо перекосило от злобы. - Ты заплатишь, подкидыш.
        Он попытался ткнуть меня пальцем в грудь, но я успел перехватить руку и вывернуть. Парень вскрикнул от боли и выгнулся в спине. Я тут же отпустил его и отступил на шаг.
        - Ах ты мелкий ублюдок! - воскликнул тот и ринулся на меня, занеся кулаки.
        Первый просвистел над головой. Я успел уклониться. И сразу врезал в ответ, попав тому в живот. Парень отмахнулся и отскочил назад, вновь промазав. Но в тот момент, когда отступал, споткнулся и полетел на спину. Я даже не пошевелился, чтобы поймать его. Как потом оказалось, зря.
        Дэйсьюк упал и ударился головой о ступени. Послышался треск, а через секунду по камням побежала кровь.
        - Эй, - тихо позвал я, но противник даже не пошевелился.
        И вот тогда меня пробрал страх. Я только что убил почётного гостя, одного из рода враждебного клана у себя в поместье. Пускай глупо, случайно и неосознанно, но факт от этого не менялся.
        - Нет, нет, нет, - забормотал я и бросился к нему.
        Но не успел сделать и нескольких шагов, как из дома появилась жена Изао. На хмуром и бледном лице я наконец-то разглядел хоть какие-то эмоции, кроме презрения. И это был страх.
        Она увидела своего сына, упала на колени, и по поместью пронёсся женский крик.
        Эпилог
        В комнате горела лишь одна свеча. Пошон сидел за столом и наблюдал за пляской пламени. Оно походило на его жизнь. То горело ровно и сильно, то трепетала от лёгкого порыва ветра. Алхимик вспоминал сына. Отношения у них не заладились ещё с детства. Мать оказалась той ещё шлюхой. Приходилось частенько её колотить, чтобы выбить дурь и глупой башки. И перестарался. После очередного избиения она уже не поднялась.
        - Дура, - тихо произнёс он, но без всякой злобы.
        У него давно не осталось никаких эмоций, кроме жажды власти. А все эти семейные ценности, о которых ему рассказывали, казались чем-то наивным и детским. Семья - самое слабое место. И если от неё избавиться, то можно стать сильнее.
        Скрипнула дверь. В комнату ворвался холодный ветер. А следом послышались тихие шаги. Через пару мгновений перед Пошоном появился заказчик. Именно из-за него пришлось подставить толстяка Мате и добыть кровь человека.
        - Всё готово? - парень присел на соседний стул.
        Он чем-то напоминал алхимику подкидыша Ито. Такой же молодой, но уже довольно сильный. Где-то наивный, но дерзкий и… словно они были братьями. Вот только заказчик был настоящим ваном. В подтверждение тому на его лбу выпирали два небольших рога.
        - Вот, - Пошон протянул маленькую колбу с алой жидкостью. - Что смог.
        - Мне будет достаточно, - довольно произнёс тот и бросил на стол мешок с монетами.
        - А как же остальное? - несколько робко спросил алхимик. Он боялся заказчика, который даже не представился. Но не собирался отступать.
        - У входа. Там найдёшь всё, о чём мы договаривались, - ответил тот и встал.
        Парень уже направился наружу, когда алхимик осмелел и задал давно волнующий его вопрос.
        - Кто он? Этот Тсукико?
        - Пока не знаю. Но тебе следует его опасаться, - насмешливо ответил тот и моментально растворился в тени.
        Пламя свечи перестало дёргаться и выпрямилось. Значит. Незнакомец ушёл. А Пошон остался в своих мыслях. У него было столько планов насчёт этих Ито. Но стоило прислушаться к словам рогатого парня.

* * *
      

* * *
        Дорогие читатели. Вы только что ознакомились с моим произведением, и я надеюсь, что оно вам понравилось. Ставьте лайки, добавляйте книгу в библиотеку и подписывайтесь на автора. Не забывайте комментировать, ведь благодаря вашим отзывам я работаю над собой и своими текстами, стараясь сделать их лучше.
        Благодарю за внимание и всех благ =)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к