Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Вторжение. Том 1 Вадим Фарг
        Клан Ито #4
        То, что произошло, забыть невозможно. Смерть преследует меня по пятам. Каждый её удар проходит мимо, но задевает того, кто стоит рядом. И я уже в который раз теряю близких.
        Но, видимо, у богов на меня свои планы. Возможно, меня к чему-то готовят. Я не знаю, но не собираюсь подчиняться их воле. И всё же… стиснув зубы, приходится идти у них на поводу. Ведь над моей семьёй нависла новая угроза. Мору, пробуждающиеся каждые пять лет, вновь покинули свои норы. Но на этот раз их ведёт Акума. Крылатая бестия, жаждущая крови самого Императора. И она не остановится ни перед чем, сметёт всех, кто встанет у неё на пути.
        Кроме одного. Меня.
        На клан Ито вновь напали. И придётся сильно постараться, чтобы остановить это Вторжение.
        ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА:
        Оформление обложки - Ольга Кульба
        Ученик Теней - Пролог
        Широкий тронный зал остался позади. Сусаноо прошёл на балкон, где его ждал Верховный, как всегда, облачённый в громоздкие доспехи. Парень остановился в паре дзё от него и почтительно склонился, опустившись на одно колено.
        - Повелитель, - начал тот, - я пришёл, как только вы позвали.
        - Да неужели? - недовольно переспросил Верховный бог.
        - Прошу прощения, Повелитель, - извинился тот, не поднимая глаз. - Я примчался, как только смог.
        - И что же тебя так задержало?
        На мгновение Сусаноо замялся, не зная, что и сказать.
        - Молчишь, - вновь заговорил Эмма, покосившись на своего поданного. - Тогда я отвечу, - всего лишь миг, и он растворился в воздухе, чтобы тут же оказаться позади парня. Тяжёлый удар ногой повалил Сусаноо на каменные плиты дворца. Верховный придавил наглеца, оскалившись от злобы. - Как ты посмел лгать мне?! - проревел он. - Человек, которого я так долго ищу, уже давно в Империи! И ты знал об этом!
        - Повелитель, - прохрипел парень, не в силах подняться. Ему казалось, что если верховный ещё немного надавит, то рёбра треснут и проломятся под весом бога. - Прошу…
        - Чего?! - Эмма развернулся и ударил второй ногой подданного в живот. Тот отлетел в другую часть балкона и рухнул на пол, тяжело дыша. На плитку упал первые капли крови. - Чего ты просишь, змеёныш?! - прошипел Эмма, подойдя к парню вплотную. Схватив того за волосы, приподнял и посмотрел в глаза. - Я доверял тебе, Сусаноо. Принял в свой дом, как родного сына. И что взамен? Нож в спину?
        - Повелитель, - вновь простонал тот. - Позвольте мне всё исправить.
        - Было бы хорошо, - хмыкнул Верховный, после чего отвесил звонкую оплеуху негоднику и поднялся на ноги, вернувшись к созерцанию парящих островов. - Знаешь, я очень разочарован в тебе, но прекрасно понимаю, предать родного брата непросто. Я бы никогда так не поступил с Фуцунуси. Благо, мой младший брат сам оказался предателем.
        Сусаноо стиснул кулаки от злости. Он-то прекрасно знал подноготную этой истории, и не собирался верить напыщенному божку, возомнившим себя Верховным. Но постарался успокоиться, так как Эмма чувствовал чужие эмоции, а для выполнения плана, Сусаноо должен оставаться рядом с кровным врагом как можно дольше.
        - В чём дело? - Эмма повернулся к нему, учуяв настроение. - Ты со мной не согласен?
        - Простите, Повелитель, - парень поднялся и вновь встал на колено, вытирая кровь с разбитого носа. - Просто никак не могу простить предательство отца.
        - Вот и верно, - кивнул тот. - Тогда объясни мне, как человек, за которым ты сперва охотился, а потом оставил из-за потери сил, вновь обретает их, практически в полной мере? Бросает вызов на очередной Поединок Чести и выигрывает его.
        - Канон, она…
        - С ней будет отдельный разговор, - перебил Верховный. - Сейчас мне нужны объяснения от тебя. Почему человек из клана Ито вернул свои силы и меч, дарованный Фуцунуси? Хочешь сказать, это совпадение?
        - Нет, - покачал головой парень. - Я слежу за ним, но до недавних пор он не представлял угрозы. Поэтому я и не рассказывал Вам, не хотел лишний раз тревожить.
        - Вот как? - хмыкнул Эмма. - Допустим, я тебе поверил. Но что теперь предлагаешь делать?
        - Я могу привести его к вам в любое время.
        - Знаю, - кивнул тот. - Но пока рано. Проследи за ним. К тому же я дам тебе новое задание.
        - Слушаю, Повелитель.
        - Ты ведь чувствуешь Её пробуждение?
        - О ком вы говорите?
        Эмма снисходительно покосился на парня и недовольно скривился.
        - Снова меня расстраиваешь. Неужто не чувствуешь, как Она набирает силу?
        На пару секунд Сусаноо задумался.
        - Вы говорите о демоне, что живёт в горах мору?
        - Именно.
        - Она собирала силы в течение многих десятилетий, посылая своих тварей на земли Ито. Неудивительно, что пришло время, когда готова показаться. Но ведь мы никогда не вмешивались в их дела.
        - Видимо, пришло время это изменить, - задумчиво пробормотал Эмма. - Император ванов до сих пор скрывает правду о мору. Думаю, Она пожелает отомстить за отца. Этому можно не мешать. Всё, что Она будет творить с ванами - не наши проблемы. Но если решится напасть на Императора, то тебе придётся встать на его защиту. Он мне ещё нужен. Всё ясно?
        - Да, Повелитель.
        - Отлично. И не забывай про человека. Если Она вступит с ней в схватку, то позволь им сражаться. Это будет даже весело. Но мне нужны в живых Император и этот мальчишка.
        - Хорошо, - Сусаноо ещё раз поклонился и встал на ноги. - Позвольте идти?
        - Ступай, - хмыкнул Верховный. - И помни, что я слежу за тобой.
        Новый приступ гнева захлестнул разум парня, но на этот раз он быстро с этим справился. Не стоило показывать истинных намерений, пока не придёт время.
        Глава 1
        Я лежал на татами и уставился в потолок. Вот уже несколько дней живу в своём новом доме, раньше принадлежавший купцу Сидзаки. Увы, участь вана оказалась незавидной. Но и поделом, за то, что он совершил, смерть в Поединке не самое страшное. Другие его подельники страдали намного больше. По крайней мере, мне хотелось на это надеяться, ведь некоторых я отдал на растерзание джёрё. А паучихи знали своё дело, к тому же я попросил их быть с бандитами более раскрепощёнными. Уверен, они сделали всё, о чём я просил.
        Пару раз ко мне приходила Иоко. Да, именно сюда, на чердак, где я обустроил своё скромное жилище. Женщина хотела мне помочь, так сказать, расслабить и отогнать негативные мысли прочь. Но каждый раз я вежливо отказывался и отправлял её в свою спальню. В тот момент меня совсем не волновало, правильно ли я делаю. Память об Эми не позволяла вот так просто переспать с кем-то ещё. Самое интересное, я понимал, что между нами не было той любви, о которой пишут в книгах и передают из уст в уста в виде легенд и древних сказаний. Но Эми казалась мне надёжной, умной, привлекательной и доброй женщиной. Разве нужно что-то иное? Да и она призналась в своих чувствах. И если бы не Усао, то…
        Я скривился от нахлынувшей боли. Нет, не физической. Каждый раз, вспоминая момент её смерти, в груди сжималось сердце, а душа выворачивалась наизнанку.
        Образ окровавленного белого кимоно не выходил из головы.
        «Она свободна в своём выборе», - противный голос богини.
        А через пару мгновений на арену падает тело женщины. И последнее, что я вижу - это счастливые глаза Эми, полные любви.
        Она радовалась, что смогла спасти меня? Неужто между нами и правда могло что-то быть? Возможно, благодаря этому, я имел возможность стать новым главой клана Ито. Вот только мне это не надо. Да и ничего уже не узнать. Эми больше нет, как и нашего совместного будущего.
        Я покосился на меч, стоящий в углу чердака. Лезвие обмотано белой лентой в знак скорби. Такие же ленты покрывали и моё кимоно. Я дал себе обед - обнажать клинок лишь в самых сложных ситуациях.
        Рядом лежала походная сумка, где покоилась камэоса. Да, я несколько раз порывался разбить бутыль с саке, но постоянно останавливался в последний момент. С Канон мы больше не общались, однако я знал, что она продолжает следить за мной. Пусть так, теперь это неважно. Если понадобится помощь, обращусь к другим богам, благо, таких предостаточно. Тот же Фуцунуси. Конечно, он изгнанник, но ведь смог даровать мне свои силы и оружие, значит, способен и дать совет, если тот будет нужен.
        - Тсукико? - на чердак поднялась Мива.
        Зеленоволосая дочь Сидзаки. После убийства её отца, у нас были натянутые отношения, и я её в этом не винил. Но как потом узнал, купец вёл себя с семьёй по-свински, и никто его не жалел и не оплакивал. И вот, когда я прочно обосновался в его доме, девушка начала потихоньку оттаивать и больше со мной общаться.
        - Ты готов? - спросила она, глядя блестящими от предвкушения глазами.
        - А ты не передумала? - улыбнулся я, поднимаясь с татами.
        - Конечно, нет, - рассмеялась та, подскочила ко мне и потянула за руку. - Идём же, пока мама опять тебя не сцапала.
        Ну да, в последнее время Иоко сильно обо мне печётся. Не знаю почему. Может, благодарна, что избавил её от мужа-ублюдка и от его дружков? Но я думал, стоит ей узнать, что я вновь вступил в Поединок Чести, как женщина обозлится, ведь в случае моего проигрыша она потеряет дом, в котором живёт. Свободу ей и её дочери даровал сразу же, поэтому даже в случае моей смерти на Поединке, им ничего не угрожает. А вот земли, увы, отойдут победителю. И всё же Иоко продолжала меня обхаживать во время того, как я лежал без чувств и после этого. За что я был ей благодарен.
        - Вряд ли она имеет такую власть, чтобы мне что-то запрещать, - усмехнулся я, спускаясь по лестнице.
        Мы оказались в коридоре, где Мива подозрительно озиралась по сторонам. Но, никого не увидев, потащила меня к выходу.
        - Тебе нет, а вот мне вполне может, - прошептала та.
        Но стоило ей распахнуть входную дверь, как на пороге встретили Иоко.
        - Что я могу? - нахмурилась та, грозно смотря на дочь.
        Бросив на неё взгляд, довольно улыбнулся. Да, всё же она красивая женщина. Короткие смоляные волосы, пронзительные зелёные глаза. Стройное тело и пышная грудь. Заметив моё внимание, Иоко хитро подмигнула, и я тут же помотал головой, отгоняя наваждение.
        - Мам, - робко начала девушка. - Мы хотели с Тсукико выбраться на стрельбище и…
        - Нет, - сказала, как отрезала та. - Ты прекрасно знаешь, что ему необходим отдых после тех травм…
        - Иоко, - вступил в разговор я и закрыл спиной Миву. - Это было моё предложение. Мне необходимо тренироваться, ведь неизвестно, что замышляют наши враги, которых у меня становится всё больше и больше. Твоей дочери, кстати, это тоже не помешает. Или будешь спорить со мной?
        Та нахмурилась, чёрные кошачьи ушки прижались к голове, то ли от злости, то ли от стыда. Но всё же женщина не стала противоречить.
        - Ладно, - выдохнула она. - Но с вами мы потом поговорим отдельно, Ито-сан.
        - Я же просил называть меня по имени.
        Иоко ничего не ответила. Фыркнув, направилась в дом с гордо поднятой головой, размахивая при этом длинным хвостиком.
        - М-да, твоя мама та ещё женщина, - улыбнулся я, провожая её взглядом.
        - А то, - девушка слегка ударила меня под рёбра с левой стороны, но боль оказалась намного сильнее, чем от обычного тычка. Всё же недавний Поединок давал о себе знать. - Может, станешь моим отчимом?
        - Что? - возмутился я и потащил Миву во двор, чтобы Иоко не слышала нашего разговора. - Не придумывай глупости. Я с самого начала сказал, что не считаю вас наложницами.
        - А зря, - девушка игриво обняла меня за руку и приластилась, но уже через секунду звонко рассмеялась и бросилась на задний двор.
        И снова ты меж двух огней, Тсукико. Ник был прав, когда смеялся над своеобразным гаремом. Дело это непростое.

* * *
        Мы пробрались на самодельное стрельбище, подобное тому, что я сделал у границы Ямадзаки. Но на этот раз не планировал ни перед кем позировать. Тот Тсукико исчез. После стольких смертей, окруживших меня, невозможно остаться прежним. Сперва семья Саторэ, после Имудзи, а теперь вот и Эми. Я уже не говорю, что за этот короткий промежуток времени, что я начал сражаться с монстрами, повидал множество брошенных на погибель ванов, чьи души не находили покой.
        И вот теперь я тренировался в укромном для себя месте, дабы никто не знал, во сколько возросли мои возможности. А прогресс после мнимой гибели на Поединке был разительным. Это ещё одна из причин, почему я спрятал меч, который, впрочем, всегда носил с собой.
        В лесу за деревушкой нашёл небольшую лужайку, где вбил несколько тонких и толстых брёвен. Верхние края покрыл красной краской, чтобы они хоть немного выбивались из сплошного зелёного фона. Отличное место, где никто меня не найдёт и не помешает. Детей из госпиталя (который теперь мог считаться детским приютом) сюда, конечно же, не пускали. А крестьяне не особо любили забредать в эти места. К тому же лужайка находилась неподалёку от моего нового дома, а на его территорию просто так заходить было запрещено.
        Но всё же был у этого места один минус. Небольшой, но был.
        - Ты чего? - торопила Мива. - Опоздаем же.
        - Куда это? - удивлённо переспросил я и посмотрел на неё.
        - На учёбу, - девушка закатила глаза. - Сегодня занятия начнутся чуть позже, поэтому я и попросила тебя помочь с утра.
        - Ладно, ладно, - усмехнулся в ответ. Совсем забыл, что она всё ещё учится, хотя на пару лет старше меня.
        Сняв с плеча лук и колчан со стрелами, осмотрелся. Я понимал, что вряд ли кто сюда проберётся, но осторожность не помешает.
        - Ну, ты готов? - нетерпеливо спросила Мива, натягивая лук.
        - Если будешь спешить, то промахнёшься, - ответил я, подняв своё оружие.
        Взинк!
        Моя стрела вошла точно в красную черту бревна. Мива удивлённо распахнула глаза, не веря им. После чего вздохнула и отпустила тетиву.
        Фьюх!
        А вот её стрела пролетела мимо, исчезнув в зарослях.
        - Да что б тебя! - в сердцах выругалась девушка. - Как у тебя это получается?
        - Всё просто, - я подошёл к ней с лёгкой улыбкой. - Концентрация и уверенность в себе.
        - Ни черта это не просто, - прошипела та.
        - Да ладно, не преувеличивай, - осторожно зашёл ей за спину и поднял руки девушки. - Вот так, расслабься, представь, что лук это нечто большее, чем просто оружие, но вместе с тем и самая обычная вещь.
        - Ты говоришь загадками, - смущённо пробормотала та, ей явно нравились мои касания, однако дальше у нас никогда не заходило.
        - Дыши легко, успокой своё тело.
        - Я бы с радостью.
        Слегка прижавшись к ней, почувствовал, как девушка дрожит.
        - А теперь целься и отпускай стрелу.
        Взинк!
        На этот раз ей удалось попасть в край столба. Ниже, чем полоски, но всё же Мива готова была прыгать от радости. Она восторженно закричала, раскинув руки, развернулась и, обхватив меня за шею, поцеловала. Но в ту же секунду отпрянула, заливаясь густым румянцем.
        - Ой, - пробормотал девушка. - Тсукико, прости, я не хотела…
        - Всё нормально, - улыбнулся и постарался успокоить её.
        Однако не вышло.
        Вскинув на меня смущённый взгляд, Мива коротко попрощалась и убежала обратно в дом, оставив меня в растерянных чувствах.
        Что сейчас произошло? Благодарность или случайная вырвавшаяся эмоция? Если первое, то я переживу, но ежели второе, то у меня новые проблемы.
        - Эх, ты, мальчик с большим лунным мечом, - тихо произнёс я и усмехнулся.
        После чего взмахнул рукой в сторону брёвен. С пальцев сорвалась тонкая голубая нить, которая моментально превратилась в подобие секиры. Пролетев над землёй, она срубила сразу несколько брёвен и, врезавшись за ними в толстое дерево, разорвало ствол последнего.
        Именно об этом минусе я и говорил. Силы, дарованные Фуцунуси, росли. Тренируясь на стрельбище, мне приходилось каждый раз заново вбивать брёвна, так как моя магия разбивала их в щепки. Но я успокаивал себя тем, что за всё необходимо платить, и если постоянные строительные работы по благоустройству собственного тренировочного места единственная плата за дарованную магию, то я был согласен.
        Сжав кулак, с лёгкой улыбкой наблюдал, как по нему пробегают тонкие голубые линии. Они, словно змейки появлялись из кожи и извивались на руке. Вместе с этим чувствовал магическую силу. Но в который раз задумался, для чего она была мне дана. Неужто Фуцунуси награждает подобным всех людей? Но если так, то зачем? Чего он добивается?
        Ответов у меня пока не было. Канон ещё при первых беседах сказала, что не собирается раскрывать все тайны своего брата-изгнанника. Что же, видимо, ещё не пришло то время, когда я смогу добраться до истины. Но я умею ждать, а как только встречусь с богами, то обязательно узнаю всю правду о родителях.
        Глава 2
        Вернулся в дом лишь через пару часов. Подойдя к здоровой бочке с дождевой водой, сбросил верхнюю одежду и нырнул в неё. Холод пронзил до костей, но оно того стоило. Да, минус моих тренировок состоял в том, что они были не такие долгими, большую часть времени я занимался переустановкой брёвен, которых в лесу было в избытке. Я понимал, что рано или поздно выкошу все деревья, растущие вблизи, но до этого ещё далеко. Ведь я старался работать аккуратно. Внутри бурлила безумная разъярённая сила, но мне удалось её обуздать. Сжать в кулак и направить в нужном направлении. Конечно же, не сразу. Когда впервые смог выстрелить, меня отбросило на несколько дзё назад, впечатав в дерево.
        - Ито-сан? - стоило вынырнуть, как со стороны дома послышался женский голос. - Можно с вами поговорить?
        Я посмотрел на грозную Иоко и рассмеялся. Видимо, она настроена серьёзно, жаль будет её расстраивать. Хотя, нет, не жаль. Наоборот, будет забавно наблюдать, как она попытается меня отчитать. Но я так и не понял за что именно. Где я провинился?
        Выбравшись из бочки, вытер лицо своей же одеждой и насмешливо посмотрел на женщину.
        - Если называешь меня господином, то будь добра ухаживать.
        Та отмахнулась и пошла в дом.
        Своенравная штучка. И это без какого-либо подтекста. Иоко просто мне нравилась, как человек. Точнее, как ван. С ней можно было поговорить о чём-либо простом и о чём-то более серьёзном, можно было посмеяться или излить душу. Правда, последнее я себе не позволял.
        Прошлёпав по двору, оставляя за собой мокрый след, вошёл за женщиной. Та недовольно покосилась на мои голые ноги, но ничего не сказала, лишь указала на подушки у чайного столика. Я подчинился и опустился. Иоко разлила по чашечкам ароматный напиток (после смерти Эми я к алкоголю не прикладывался, боялся, что сорвусь) и присела напротив.
        Мы сидели в тишине. Пара глотков горячего чая придала мне сил и даровала успокоение. Тепло разлилось по телу, а в душе воцарился порядок. А судя по лицу Иоко, она испытывала то же самое.
        - Так и о чём же ты хотела поговорить? - я первым не выдержал молчания, а женщина довольно улыбнулась, будто только что победила меня в битве тишины.
        - О вас, Ито-сан, - сказала она и поставила чашку на стол. - Хотела узнать, как вы себя чувствуете.
        - И всё? - хмыкнул я. - Я думал, у нас будет серьёзный разговор насчёт Мивы.
        - Да, разговор будет серьёзным, Ито-сан. Думаю, по моему тону вы и так всё поняли, - Иоко нахмурила бровки. - Но с Мивой он не связан. Когда моя дочь рядом с вами, я за неё не опасаюсь. Единственное, о чём переживаю так это то, что она может увлечься и поранить вас.
        - Меня? - я чуть было не подавился чаем.
        - А вы считаете мою дочь слабой? - женщина скрестила руки на груди и пронзила меня холодным взглядом.
        Мы вновь сошлись в тихой битве, но на этот раз не сводили друг с друга глаз. Я смотрел на женщину и видел смятение. Она сама не знала, как реагировать и ждала ответа от меня.
        Но после нескольких секунд я только рассмеялся, глядя на такую «суровую» Иоко. Она ответила тем же и, прикрыв рот рукой, хохотала за столом. А когда упокоились, вновь обратилась ко мне.
        - Тсукико, я понимаю, что ты хочешь помочь Миве, но после тех травм, которые получил в бою, так просто не восстанавливаются. Для тебя даже обычный удар может показаться чересчур сильным. А дочка, - на мгновение задумалась, - она иногда не следит за своими эмоциями и может сорваться. Я не раз вытаскивала её из драк, потому и беспокоюсь.
        Стоило ей заговорить про эмоции, как мне вспомнился наш поцелуй с Мивой. Да, его сложно назвать серьёзным, но факт остаётся фактом. Она сорвалась, а это что-то да значит.
        - Успокойся, маленькие кулачки Мивы вряд ли причинят мне серьёзные увечья. А вот позаботиться о ней мне следовало давно. Всё-таки девочка воспитывалась не в самых лучших условиях.
        После этих слов Иоко опустила взор.
        - Прости, не хотел напоминать, - извинился я.
        - Всё нормально, - натянуто улыбнулась та. - Всё проходит. Любую потерю лечит время. Однако невозможно забыть то, что когда-то было. В моём случае - это ругань и побои, - потёрла плечо, будто кто-то недавно ударил по нему. - Но я не об этом хотела поговорить, Тсукико, - вновь пронзительный женский взгляд, с которым было не так-то просто бороться. - Ты замкнулся в себе. И хоть стараешься не показывать этого, но я всё вижу. Расскажи мне, поделись тем, что накипело, может…
        - Нет, - я грубо перебил женщину. - Прости, но мне нечего рассказывать. Из-за меня погибла тётушка. И моя семья это прекрасно понимает.
        - Вот именно, - кивнула та. - Они понимают, на что пошла Эми ради тебя. Но если ты думаешь, что кто-то из них тебя за это презирает, то глубоко ошибаешься. Да, они потеряли очень близкого человека. Может, в душе осталась обида на виновника, но ни Джиро, ни Акайо, ни, тем более, Шинджу с девочками, не ненавидят тебя. Они готовы принять своего сына обратно в любую минуту.
        - Откуда тебе знать? Общаешься с ними? - теперь уже нахмурился я.
        - Прости, - вновь опустила глаза. - Иногда Кабэ рассказывает о том, что происходит в поместье. К тому же я помню, что происходило, когда тебя вернули домой. Ты всегда был и остаёшься для них родным. Пусть даже человеком.
        Я ненадолго замолчал, обдумывая её слова. Это было очевидно, но на самом деле не хотел верить. Уж лучше пусть ругают и проклинают, чем вот так вот примут жертву Эми. Я не желал с этим мириться.
        - Может ты и права, - пожал плечами. - Но при чём здесь это?
        - Не отнекивайся, Тсукико. Тебе надо с кем-нибудь поделиться своим горем.
        - И почему ты решила, что именно с тобой я сдамся и буду плакаться?
        Возможно, я был чуточку груб, но подобные разговоры меня раздражали.
        - Хотя бы потому, что я всегда готова тебя выслушать и поддержать, - произнесла Иоко.
        Я только улыбнулся и залпом допил остывший чай.
        - Прости, но мне пора идти. В приюте уже ждут.
        С этими словами встал из-за стола и направился к себе на чердак, чтобы переодеться.
        Наверное, она права. Мне и правда следует с кем-нибудь поделиться наболевшим, иначе так и сгореть недолго. Вот только с кем? Я ведь даже не знал, что сказать, так как запутался в собственных мыслях и чувствах. Может, просто говорить всё, что взбредёт в голову? Как вариант. Стоит об этом подумать. Но не сейчас. Первоначально надо решить несколько насущных проблем.

* * *
        Когда я вошёл в здание бывшего госпиталя (а до этого бывшей харчевни) то застал там лишь нескольких крестьянок, что подрабатывали здесь. При виде меня, почтительно поклонились. Я кивнул в ответ и вышел. Мне следовало найти Рангику, и кицуне не заставила себя долго ждать.
        - Тсукико? - её голос послышался неподалёку.
        Я прошёл на задний двор, который теперь представлял собой детскую площадку, и увидел рыжую красотку. И вновь воспоминания оцарапали душу. Чуть поморщившись от этого, двинулся к кицуне.
        - Рада тебя видеть, - улыбалась та. - Что привело к нам?
        Малыши, приметив меня, побежал обниматься с весёлыми криками:
        - Ито-сан!
        Я опустился на одно колено и обнял сразу всё детскую ораву.
        - Рад вас видеть, - произнёс я, и те, поняв, что выполнили свой «вежливый» долг, вновь разбежались по разным сторонам. Я же поднялся и обратился к женщине: - Привет, Рангику. Решил вот проведать вас.
        - Снова? - улыбалась она, подойдя ближе. - Ты зачастил к нам.
        Я обратил внимание, что она постоянно ходит в пышных платьях. Не то чтобы меня это раздражало, просто не понимал, сделано из личного вкуса или она что-то скрывает? Ох, и не хочется даже представлять, что я могу там встретить. Хотя… в тот момент я осознал, что никогда не спал с кицуне. Да и обнажённой видел лишь Асэми, но тогда мне было абсолютно не до интимных мыслишек - я спасал её.
        - Ты же знаешь, я теперь несу за них ответственность, - ответил я, глядя на играющих малышей. - К тому же пора искать их родителей.
        - И как ты намерен это делать? - поинтересовалась Рангику.
        - Есть одна мыслишка, правда, потребуются немалые деньги.
        - Благо, в подвалах Сидзаки была настоящая сокровищница, - хмыкнула женщина. - Да и ты у нас внук самого Ито Джиро. Можешь…
        - Не могу, - резко перебил её, но сразу извинился: - Прости, но давай не будем о них говорить.
        - Как скажешь, - понимающе кивнула та, но всё же добавила: - Однако рано или поздно тебе придётся с ними вновь столкнуться и поговорить.
        - Знаю, - недовольно пробормотал я. - Надеюсь, что к этому времени я буду готов, - а потом повернулся к ней с лёгкой ухмылкой. - Кстати, а ты откуда знаешь, что было в подвалах у Сидзаки?
        - О, мальчик мой, - ответила она в той же манере. - Я ведь говорила, что ты многого обо мне не знаешь, - с этими словами нежно провела ладонью у меня по лицу и направилась к детям, крикнув напоследок: - Постарайся разобраться с этим. Детям нужны родители!
        Поверь, я знаю об этом не понаслышке.
        С этими мыслями направился обратно. Надо наведаться к ещё нескольким ванам.

* * *
        Торговля с кланом Ямадзаки пока ещё не восстановилась. Я добрался до бывшей переправы и остановился на высоком берегу, наблюдая, как ваны строят мост. Изначально Ямадзаки даже не собирался его ставить, но тогда к нему пожаловала делегация купцов и настояла на том, чтобы возродить мост и торговлю с нашим кланом. Такое дело. После того как мы изгнали Ватанабэ, ваны Ямадзаки стали уважительнее к нам относиться. Тем более поползли слухи и домыслы о том, как именно состоялась мой Поединок. Все эти мифы мне не нравились, я не считал себя особенным. Да, у меня есть магические силы, связь с богами и подарок Фуцунуси, но вместе с тем я остаюсь обычным человеком. Хотя, здесь и человек уже необычное существо.
        В общем, к нам прибыли послы от самого Ямадзаки и предложили общими усилиями возродить торговлю и построить новый мост. Но на этот раз шире и мощнее, чтобы тот выдержал тяжелогружёные караваны. Конечно же, Джиро поторговался, выбив себе хороший процент с продаж, после чего отправил к реке своих лучших рабочих.
        И вот сейчас я смотрел за тем, как строители, словно муравьи, ползают по балкам и крепежам, стучат молотками и орут друг на друга благим матом. Но никого это не смущало, наоборот, мне показалось, что совместная работа и ругань скрепляет два давно враждующих клана. Ведь на самом деле мы не такие уж и разные. Что изменится для крестьянина, если он окажется на другой земле и ему дадут такие же условия, что и были? Ровным счётом ничего. Значит, обычному народу нет смысла враждовать, этим занимаются лишь сильные мира сего. А точнее, Ямадзаки Арэта. В Джиро и Акайо я был уверен. Они бы с радостью зарыли топор войны (хотя об индейцах здесь, конечно же, никто не знает) и раскурили трубку мира. Такого же мнения придерживался и я.
        - Когда-нибудь так и будет, - пробормотал себе под нос и двинулся на восток, туда, где уже несколько раз переправлялся на соседний берег. Сегодня меня там ждал Мидзу, с которым у нас есть общее дело.
        Глава 3
        - Ито-сан! - воскликнул широкоплечий крестьянин, когда я показался из леса. - Рад вас видеть!
        Он раскинул свои ручища и сжал меня в крепких объятиях.
        В это время ванов на окраине деревеньки было не так уж и много. Но все, кто нас увидел, остановились и изумлённо распахнули глаза.
        - Ладно, ладно, - с улыбкой ответил я и отступил. - Как у вас дела?
        - Всё просто отлично, Ито-сан, - улыбался тот. - Благодаря вам.
        - Пустое, - отмахнулся я и посмотрел за спину здоровяка. Зеваки, поняв, что их заметили, тут же разбежались. - Мне необходимо встретиться с Аолом. Есть одно дельце, которое в его компетенции.
        - Аолом? - Мидзу ошарашенно уставился на меня. - Но зачем вам связываться с этим хитрым лисом?
        - Как я понимаю, у него большие связи в этих краях. А мне необходимо узнать, у кого похищали детей, что сейчас живут в моём приюте.
        - Ито-сан, конечно, я вам помогу. Но не стоит связываться именно с ним. Давайте я сам поищу кого-нибудь, ну или…
        - Не надо, - я покачал головой. - Успокойся, даже если он никого не найдёт, у меня есть запасной вариант - обращусь к Меню. Мы с ним хорошо общаемся.
        - Так почему бы сразу к нему не пойти?
        - Он живёт достаточно далеко. Детей же, скорее всего, похищали из ближайших посёлков. К тому же, - я замялся, - у меня должок перед трактирщиком. Но пока я не готов вернуться к этому. Может, через пару дней и навещу его, но сейчас есть другие заботы.
        - Если вы про лошадей, то они в порядке и ждут в стойле.
        - Нет, на самом деле это мелочи. Мой долг гораздо больше, чем две животины.
        Мидзу нахмурился. Видимо, он не понимал, что может быть настолько важным, как животное, которое содержит их жизнь. Но потом всё же кивнул и поманил рукой.
        - Пройдёмте, Аол на главном тракте. Он всегда там.

* * *
        Пока шли через деревушку, Мидзу заваливал меня вопросами:
        - А правда, что вы в одиночку сразились с армией Ватанабэ? А потом убили главу клана, а его жену взяли в наложницы?
        - Чушь, - рассмеялся я. - Откуда вы такие слухи берёте?
        - Рассказы о ваших приключениях становятся всё богаче на описания, - улыбнулся ван. - Но ведь вы нашли мудреца и Ятагарасу на вершине Фудзу?
        - Конечно, - кивнул я и вкратце рассказал, как мы с Теруко взобрались на гору, как сыграли со старцем в шахматы, а потом я отправился в иной мир за трёхлапым вороном, с которым позже оказались у Ватанабэ.
        - Так вот как всё было, - восхищённо выдохнул крестьянин. - Так даже лучше. Смерть главы клана достойная.
        - Отчасти да, - кивнул в ответ.
        С этими словами мы выбрались на широкую дорогу, вдоль которой раскинулись лавки со всевозможными товарами.
        - И где его искать? - спросил я, осматриваясь.
        - Он сам нас найдёт, - горько усмехнулся Мидзу. - Помните, я ему должен. Аол любит бегать по своим должникам и трясти их. Так что скоро будет здесь.
        Не успел я задуматься над этим, как в стороне послышался мерзкий голос:
        - Мидзу? Неужто пришёл, чтобы вернуть долг? - к нам двигалась троица во главе с толстым ваном, укутанным в одежды. - А это кто с тобой? - они остановились в паре дзё от нас, а в следующее мгновение Аол выпучил глаза, приоткрыв рот от удивления. - Неужто сам Ито Тсукико?
        Как ни странно, но звать стражу он не стал. Торгаш сразу смекнул, что, если я явился к нему в сопровождении обычного крестьянина, значит, мне что-то нужно. Он был мерзким, но отнюдь не глупым.
        - Именно так, Аол, - я слегка поклонился. - У меня есть к тебе разговор.
        - Неужели? - оскалился тот. - Слушаю вас внимательно.
        Несмотря на то, что он приосанился и стал увереннее себя чувствовать, Аол всё же опасался подходить ближе. И правильно делал.
        - Начнём с простого вопроса - сколько тебе должен Мидзу?
        - Ито-сан… - ван хотел вмешаться, но я вскинул руку, и он быстро замолчал.
        - Несколько серебряных, - усмехнулся торгаш.
        - Эй! - рявкнул Мидзу. - Какого чёрта, Аол, мы на такое не договаривались!
        - Да, я помню ваш разговор, - я кивнул, подтверждая его слова. - Не вздумай меня обманывать, Аол. Я пришёл с миром, но меч всегда при мне.
        - Вы мне угрожаете, Ито-сан? - нахмурился тот и чуть отступил, встав в линию со своими головорезами, чтобы в нужный момент юркнуть им за спины. - Пришли на наши земли и грозитесь честных ванов?
        - Честных я не трону, - спокойно проговорил я. - А тебя запросто, и вряд ли Ямадзаки посмеет хоть слово мне сказать. Ты ведь знаешь, какие истории ходят обо мне.
        - Если б я верил во все байки, что травят грязные ваны в трактирах, то не стал бы тем, кем являюсь.
        - А зря, - усмехнулся в ответ. - Ведь в каждой сказке есть ростки истины. Прислушивался бы к ним и добился большего.
        Аол скривился, но ничего не ответил.
        - В общем, так, - я бросил под ноги торгашу небольшой мешочек, звякнувший металлом, когда упал, - здесь долг Мидзу, даже больше, чем он должен по твоей новой цене. Это для того, чтобы ты не лез в его дела.
        При этих словах Аол бросил на меня презрительный взгляд. Я чувствовал его страх, перемешанный с неприязнью. На его лице явно читалось недовольство, что какой-то мальчишка смеет ему указывать. Однако отказывать от денег не собирался и кивнул одному из своих воинов. Тот поднял мешочек и протянул хозяину, однако Аол покачал головой. Тогда воин самолично развязал нить и показал господину содержимое. Только после этого торгаш схватил деньги и спрятал в сумке.
        - Здесь довольно приличная сумма, Ито-сан, - произнёс он. - Что вы ещё хотите за эти деньги?
        - Мне нужна информация о похищенных детях. Не так давно я поймал банду, что промышляла этим. Думаю, ты в курсе.
        - С чего вдруг? - прищурился он. - Считаете, что если какие-то преступники похищают ванов, то я обязательно об этом знаю? Причисляете меня к ним?
        - Нет, - я покачал головой. - Просто мне нужен информатор. Если ты ничего об этом не знаешь, значит, я ошибся. Жаль, ведь у тебя в сумке всего лишь аванс, - с этими словами я указал Мидзу на обратную дорогу. - Пойдём, зря теряем время…
        - Стойте! - от нетерпения торгаш даже дёрнулся в нашу сторону, но вовремя остановился. - Есть у меня несколько знакомых, которые могут поискать нужные для вас сведения.
        - Вот это уже другой разговор, - усмехнулся я. - Ищи всё, что касается этого дела. Мне важно знать любую мелкую деталь. Понял?
        - Хорошо, Ито-сан, - он снова ощерился, так как теперь, по сути, работал на меня, что его жутко раздражало.
        - Договорились. Свяжешься со мной через Мидзу, - кивнул на здоровяка. - Он знает, как меня найти.
        Последние слова я произнёс с особым тоном, чтобы торгаш и не думал нападать на крестьянина. Мидзу же, услышав подобное, гордо выпятил грудь и ухмыльнулся, глядя на Аола, отчего тот только сильнее нахмурился, однако промолчал.

* * *
        С того момента, как Ватанабэ ушли с наших земель, а ваны Ямадзаки посмотрели на нас по-новому, я не опасался бродить по их землям. Да, риск был, но для этого требовалось проникнуть глубже на территории южного клана, а здесь, на границе, мне было гораздо спокойнее.
        Распрощавшись с Мидзу, перемахнул через Катаме и ступил на родной песчаный берег. Теперь подобные прыжки были для меня несложны. Силы увеличивались каждый день. Понемногу, но всё же возрастали.
        Я не спешил домой. Спокойно вышагивая по дороге, смотрел по сторонам, где кипела жизнь. Справа и слева раскинулись поля. Небольшие, однако ванов на них хватало. А когда они замечал меня, то приветливо махали руками и кричали вслед. Кажется, я и правда стал местной легендой. Стоп, почему только местной, если слухи об убийце монстров поползли по землям соседних кланов. И славился я не только охотой на чудищ, но и тем, что уже дважды вступил в Поединок Чести и дважды одержал вверх. А ведь до этого последнее подобное сражение произошло несколько лет назад. Теперь же два практически подряд, и оба раза боги дали согласие. Хотя я не сомневался, что они просто заскучали в своём мирке, вот и решили развлечься, наблюдая за тем, как два вана избивают друг друга до смерти.
        И если в том измерении все боги такие же, как и Канон, то я вполне понимал изгнанника Фуцунуси. Жить в своре змей и шакалов никто бы не смог.
        Занятый рассуждениями о «высоком», добрался до приюта, где царила тишина. В первую секунду удивился этому, но потом вспомнил, что пришло время дневного сна.
        Да уж, мне бы он тоже не помешал. Но, увы, не сейчас.
        Вернувшись в дом, застал растрёпанную Иоко, ругающуюся на крестьян. Те, вроде как, работали у нас на скотном дворе. Но стоило мне появиться, как те упали на колени и принялись что-то невнятно бормотать, Иоко же устало вздохнула и указала на них.
        - Вот, полюбуйся, Тсукико. Эти два оболтуса вчера вечером напились и уснули вместе со свиньями. Я поражаюсь, как животные их ещё не съели. А ведь могли, и никто бы пикнуть не успел.
        Войдя во внутренний двор, скривился от жуткой вони, исходившей от причитающих ванов. Те смотрели на меня исподлобья, боясь поднять взор. Чуть подошёл к ним, стараясь держаться на расстоянии, чтобы запах помоев не так резал глаза.
        - Объяснитесь, - спокойно произнёс я.
        - Ито-сан, - заговорил первый, тощий и длинный ван с чёрной чёлкой, падающий до самого кончика носа. - Простите нас, мы просто перебрали вечером и…
        - Обмывали ваши победы, - залебезил второй ван, пузатый и с хитрой рожей, отчего мне стало ещё противнее.
        - В который раз уже обмываете? - нахмурился я.
        - Так это… Ито-сан… - нервничал первый. - Мы ж только ради вас…
        - Ради меня превращаться в свиней не надо, - грозно ответил я. - Мне пришлось приложить немало сил, чтобы поднять наш клан хоть немного, а вы своим поведением принижаете всё, что я сделал.
        - Простите нас. Простите… - ваны вновь принялись кланяться и биться лбом о камни.
        - Успокойтесь. Если я больше не узнаю о подобном, то можете уходить.
        - Спасибо вам, Ито-сан…
        Но не успели те подняться, как Иоко вновь разгорячилась.
        - Что, значит, уходить?! - воскликнула женщина. - Они пробрались к нам во двор и уснули в свинарнике. Неужто ты их так просто отпустишь?
        Я снова покосился на зловонную парочку, отчего те вмиг притихли и затаили дыхание.
        - Так вы не работаете здесь?
        - Н-нет… - заикаясь, ответил первый.
        - Тогда какого чёрта забыли в моём доме? - прошипел я от злости, отчего те задрожали.
        В этот момент за спиной скрипнула калитка, и во двор вошла Мива, вернувшись из деревенской школы. Увидев нас, девушка застыла в нерешительности.
        - Мива, чего стоишь, живо в дом! - прикрикнула на неё Иоко.
        Не знаю, как отреагировала девушка, но это было и неважно. Ведь я заметил жадные и похотливые взгляды ванов, что стояли предо мной на коленях. И тогда всё встало на свои места.
        - Ах вы мрази, - тихо зарычал я, двинувшись в их сторону.
        Но мой голос каким-то образом разнёсся по всему двору, и все ваны, слышавшие и видевшие меня в тот момент, прижали уши от страха.
        - Ито-сан… - пробормотал полный ван. - Вы же…
        Но договорить он не успел, так как невидимая сила прижала их обоих к земле, расплющив лица. На каменную кладку брызнула кровь из разбитых губ, но меня это не остановило.
        Я шёл к ним, источая лютую ненависть. Силу, что до этого момента желал скрыть, бросил на них. Я чувствовал дрожь в собственно теле, видел синие всполохи пламени, объявшее его и приближался к пьянчугам. Уверен, в тот момент я выглядел жутко, и мне это нравилось. Воздух над провинившимися сгустился и ударил сверху. Не знаю, как так получилось, но в тот момент понял, что могу сотворить нечто подобное. И у меня получилось, ваны растянулись на камнях в причудливых позах и закричали от боли. Но стоило остановиться от них в паре шагов, как умолкли и покосились на меня. Чтобы свободно говорить, пришлось убрать невидимую ношу с их плеч.
        - Запомните, твари, - я шептал, но знал, что они прекрасно меня слышат. - Если увижу вас поблизости от своего дома, или неподалёку от Мивы, обещаю, ваши головы окажутся в ваших же задницах. И я сделаю это так, что вы будете живы и ощутите всю гамму эмоций. Ясно выражаюсь?
        Никто из них не промолвил ни слова, но оба замычали и закивали.
        После чего я отступил в сторону и расслабился. В ту же секунду ваны вскочили на ноги и унеслись прочь со двора, будто их здесь и не было. И только зловонный шлейф, да кровь на камнях напоминала о том, что сейчас произошло.
        - Тсукико?
        Я обернулся и увидел испуганную мать с дочкой. В ту же секунду мне стало стыдно за своё поведение, ведь я напугал их до чёртиков. Но вместо ругательств, Иоко тихо произнесла:
        - Спасибо.
        Глава 4
        - И часто они достают тебя? - спросил я у Мивы, когда мы сидели за чайным столиком. Иоко приготовила замечательный напиток, в этом ей не было равных. За исключением, наверное, Шинджу. Однако зеленоволосая девушка молчала, потупив взгляд, и я вновь спросил, но старался не давить: - Что произошло?
        Та покосилась сперва на меня, потом на мать, а в следующее мгновение из девичьих глаз брызнули слёзы, и Мива разрыдалась, словно ребёнок. Иоко мгновенно оказалась рядом и прижала дочь к пышной груди. Девушка обняла мать и продолжала рыдать, сотрясаясь всем телом. Я не стал мешать и просто наблюдал за ними, попивая чай.
        Мива не могла успокоиться минут десять. А когда оторвалась от матери, посмотрела на меня красными от слёз глазами.
        - Это было жутко, - выдавила из себя девушка, и тогда я понял, что разговор будет долгим и неприятным.

* * *
        - Отец? - в кабинет Джиро вошёл уставший Акайо.
        Под глазами тёмные круги, а стеклянный взгляд создавал иллюзию, что ван не управляет собой.
        - В чём дело? - тем же тоном переспросил старик, сидя за письменным столом.
        После избавления от ига Ватанабэ у них прибавилось работы. Если и до этого они порой не высыпались, то теперь времени на отдых практически не осталось. Однако никто из них не собирался останавливаться, ведь дела клана пошли в гору. И только белые траурные ленты, развешанные по всему поместью, омрачали радость за возвращение родных земель.
        - У меня хорошие новости, - в усталых глазах Акайо блеснули искорки радости. Он присел напротив старика и тяжело вздохнул. - Но сперва расскажи, как там поживает Тсукико.
        - Тебе, действительно, хочется это знать? - усмехнулся тот.
        - Перестань, - улыбнулся усатый ван. - Ты прекрасно знаешь, что он для меня, как родной сын. Я заботился о нём с того момента, как он появился на пороге вместе с мамой.
        - Да-а-а, - мечтательно протянул Джиро и посмотрел в потолок. - Ясу всегда в него верила. Эта уверенность передалась и остальным, включая меня. И как я вижу, тебе тоже.
        - Тсукико спас мою жизнь, а также моих дочерей. Я перед ним в неоплатном долгу.
        - Так-то оно так, вот только мальчик совсем не понимает, что происходит. Думает, будто мы возненавидели его за смерть Эми, - при упоминании дочери, голос старика дрогнул. На мгновение он замолчал, но потом продолжил: - Надеюсь, что теперь они вместе смотрят на нас и гордятся парнем, ведь он это заслужил.
        Акайо нахмурился.
        - Не много ли почестей?
        - Ты так не считаешь?
        - Моё мнение неважно. Но если постоянно нахваливать, то вскоре потеряешь бдительность.
        - Ты слишком суров, сын, - улыбнулся Джиро. - К тому же, - обвёл кабинет взглядом, - здесь никого нет, так что я могу говорить о Тсукико всё что угодно.
        - Ладно, - сдался Акайо. - Он и правда заслужил почести. Вернул нам земли, вот только цена…
        - Эми сама выбрала свой путь, - прервал его старик, но уже более сурово. - Я всегда был с вами честен и дозволял совершать глупости. Благодаря этому вы учились на собственных ошибках. И если ты считаешь, что твоя сестра поступила глупо, то это полное неуважение как к ней, так и к нам с Ясу.
        - Отец, я не это имел в виду.
        - Знаю, - успокоился Джиро. - Но всё же, помни об этом, - печально вздохнул. - Поверь, я не меньше твоего огорчён тем, что произошло. Каждый раз вспоминая её, сердце обливается кровью. Родители не должны переживать своих детей. Это неправильно. Глупо…
        Акайо заметил, как глаза отца мрачнели, а сам старик постепенно переходил на шёпот, что-то неуверенно бормоча под нос. Испугавшись за него, ван перебил и заговорил громче.
        - Нам надо вернуть его домой.
        - Что? - Джиро встрепенулся, будто его только что разбудили. - Кого?
        - Тсукико, отец, - повторил тот. - Нам необходимо, чтобы он приехал. Хотя бы на пару дней.
        - Зачем? - нахмурился старик. - Что такого случилось, что именно ты желаешь его вызвать?
        - А это та хорошая новость, которой хотел поделиться.

* * *
        Всё оказалось просто и сложно одновременно.
        Во время жизни Сидзаки не считался ни с женой, ни с дочерью. И если первую свободно отдавал друзьям самолично, то с Мивой всё оказалось несколько иначе.
        Девушка ненавидела его, и благодаря этому стала практически копией отца. Связалась с плохой компанией, часто пропадала по ночам и, естественно, уже давно не была девственницей. Меня мало волновали интимные подробности, и узнав о них, даже не покривился.
        Однако после смерти Сидзаки и моего недавнего подселения в дом, девушка решила измениться. Её компания постепенно рассосалась, так как в деревушке наводился порядок. Пьяниц и дебоширов разгоняли наши воины, а кто-то даже боялся, что из-за его плохого поведения приду лично я. Впрочем, это было недалеко от истины.
        В итоге Мива ушла от своих друзей и решила вернуться на учёбу. Она хотела стать лучше, стремилась к этому, начала помогать матери по хозяйству, занималась готовкой, даже попросила меня научить её постоять за себя.
        - Теперь понятно, почему ты так хочешь стрелять из лука, - хмыкнул я. - Будешь отпугивать «друзей» с чердака?
        - Простите, Ито-сан, - девушка виновато опустила взгляд. - Но прошу, не выгоняйте меня со стрельбища.
        - Тсукико, - я внимательно посмотрел на Миву. - Помни, что вы ко мне можете обращаться по имени.
        - Спасибо, - прошептала та и покрылась румянцем.
        - Так эта парочка из той компании? - я вновь вернулся к прежней теме. Мива молча кивнула. - И они пришли ночью к тебе, чтобы потешиться?
        Она сжала в кулачках синее платье и заскрежетала зубами, то ли от стыда, то ли от злости.
        - Тсукико, - робко вмешалась Иоко. Она хотела постоять за дочь, но прекрасно понимала, что я не желаю ей зла. - Не стоит задавать такие вопросы напрямую.
        - Если мы будем играть в молчанку или недоговаривать друг другу, то ничего не выйдет, - усмехнулся в ответ, и это разозлило женщину.
        - По-твоему, то, что к моей дочери ночью пробрались насильники, это смешно? - сурово спросила она.
        - С чего ты взяла, что я смеюсь над этим? Вовсе нет. Я просто на мгновение представил, что сделаю с ними. Но мне нужен честный ответ Мивы. И если эти ублюдки и правда думали вновь… - хотел сказать «переспать», но сдержался и выбрал более лояльную фразу: - воспользоваться слабой девушкой, то им не поздоровиться, - вновь глянул на зеленовласку. - Что скажешь, Мива?
        Она подняла на меня блестящие от слёз глаза. Иоко перевела взгляд на дочь и постаралась подбодрить:
        - Мива, ты хочешь измениться и стать лучше?
        - Да, - тихо произнесла та и кивнула, от чего на платье упала пара солёных капель.
        - Тогда расскажи нам, кто это был? Почему они забрались сюда? Доверься Тсукико, ведь он до сих пор не сделал ничего дурного. Наоборот, жизнь деревни изменилась в лучшую сторону, благодаря ему.
        Вновь скрежет зубов. Неужто Мива до сих пор не простила меня за смерть Сидзаки? Но её можно понять, я бы тоже этого не забыл. И всё же прошлого не вернуть, а вот будущее можно сделать лучше, если начать прямо сейчас.
        - Их зовут Ичи и Сента, - наконец-то заговорила девушка. - Ичи был у нас заводилой. У него много друзей среди воров. Мы тоже… - на секунду прервалась, собираясь с силами, - иногда таскал из чужих дворов всё, что плохо лежит.
        - Интересно, - пробормотал я, задумавшись. - А второй кто таков?
        - Сента сын одного богача, что живёт недалеко от поместья Ито. Благодаря его связям, нам удавалось несколько раз вырваться из лап стражей.
        - О как, - вновь хмыкнул я. - Скажи, Мива, чем ещё занимались эти парни и вся ваша компашка?
        - Валяли дурака, - пробормотала она, однако взгляд не поднимала.
        - Мива, - строго протянула Иоко. - Говори, что ещё.
        - Я… - она снова затряслась в рыданиях, но на этот раз быстро успокоилась. После чего глубоко вдохнула и уверенно ответила: - Они часто спаивали местных девушек, а потом тащили их на сеновал. После этого никто не мог сказать и слова, ведь все их боялись. Ичи знал, с кем общаться, чтобы потом не было проблем.
        - Мерзость, - прошипела от злости Иоко. - И много там было девочек?
        - Нет, - Мива покачала головой. - Но некоторые отказались пить и хотели убежать. Тогда-то Ичи и другие тащили их силой.
        - Отлично, - произнёс я, но в голосе совсем не было радости. Наоборот, меня вновь обуял гнев.
        Посмотрев на Иоко, увидел, как она испуганно прижимает кошачьи уши. Я мгновенно успокоился.
        - Тсукико, - пробормотала она. - У тебя глаза светятся, когда злишься.
        - Это хорошо, значит, буду выглядеть ещё более зловеще, - и хищно оскалился, уже придумав, что сделаю с этими ублюдками. Однако осталось ещё пара вопросов. - Мива, а ты можешь рассказать мне, кто именно был с вами. Кто решил исправиться, а кто так и остался такой же мразью?
        - Я не уверенна насчёт всех, - робко ответила та.
        - И всё равно придётся. Помимо этого, я хочу знать, что и у кого вы воровали. Необходимо вернуть всё, что стащили, или хотя бы заплатить за это. Договорились?
        Девушка кивнула. Нам было что обсудить.

* * *
        - Ичитаре, - я подозвал молодого воина, когда вышел на улицу.
        От небольшой группы солдат, что дежурила у приюта, отделился один высокий парень в форме и подбежал ко мне.
        - Да, Ито-сан, - он припал на колено и поклонился.
        - Не дури и встань, - попросил я, не люблю, когда мне кланяются в ноги. Тот подчинился. - Вот, держи, - протянул небольшой список. - Здесь имена тех, кто мне нужен этим вечером. Найдите всех и, если потребуется, притащите силой в мой амбар. Там ожидайте меня. Колотить никого не надо, но покажите, что лучше бы им подчиниться.
        - Конечно, Ито-сан, - кивнул тот. - А что случилось?
        - Потом расскажу, - я не стал отвечать прямо. Пока никому не следует знать, что я задумал. - Скажем так, они сильно меня расстроили, - после чего протянул ему второй список. - А вот с этими ванами я хочу потолковать в более приятной обстановке.
        - Будет сделано, Ито-сан, - вновь поклонился воин. - Простите за дерзость, а вы сейчас куда-то направляетесь?
        - Да, - здесь мне скрывать нечего. - Собираюсь проверить, как поживают наги. Всё же давно не навещал ползучих, а они занимаются полезным делом.
        - Позвольте сопроводить вас, - солдат выпятил грудь и ударил древком копья по земле.
        - Вот, - я ещё раз ткнул в списки. - Это в приоритете. И чем раньше вы всех найдёте, тем лучше. Здесь пара десятков ванов, и мне придётся с каждым из них потолковать. Сам понимаешь, времени у меня в обрез, поэтому и поручаю это дело тебе. Мне очень важно увидеться с теми, кто в первом списке. И ещё, Ичитаре, - я нахмурился, - если кто-то из них сбежит, пока ты со мной болтаешь, я очень разозлюсь.
        После этого все вопросы отпали сами собой. Воин ещё раз низко поклонился и убежал к своим. Послышались крики, и компания стражей засуетилась.
        Всё-таки не зря я его повысил. Парень выделялся на фоне остальных воинов, был инициативным, сообразительным и хватал всё на лету. В стрельбе из лука и в битве на копьях оказался лучшим среди своих.
        В голову закралась интересная мысль. Может, стоит провести соревнования? А что, пускай народ расслабится. Надо будет переговорить с Джиро… чёрт. Да, я понимал, что такие дела проходят только через него, но возвращаться в поместье мне не хотелось. Но у меня есть Кабэ, который постоянно туда наведывается. Что ж, обдумаю мысль и пошлю счетовода.
        Глава 5
        Пара глотков воды не помешает. Солнце сегодня решило меня доконать и нещадно палит с небес. Я практически добрался до деревеньки наг, когда жажда всё-таки заставила остановиться. Достав из сумки небольшую флягу, отхлебнул ароматный напиток. Иоко постаралась на славу и вместо обычной воды залила что-то сладковатое и приятное на вкус.
        Да уж, эта женщина всё больше беспокоится о тебе, Тсукико. Не потеряй и её.
        От подобных мыслей недовольно скривился и двинулся дальше.
        И уже через несколько дзё услышал по сторонам шорохи. Высокая трава надёжно скрывала тех, кто так нагло шумит, но они понимали, что я не враг, и можно особо не прятаться. Наги скользили вслед за мной, но так и не показались. Я только хмыкнул и чуть увеличил темп. Зная, что твари меня не тронут, всё равно чувствовал себя неуютно. Вот не люблю я змей, что тут поделать.
        Вскоре показались маленькие хижины. На песчаных дорогах десятки продолговатых следов. После того, как я уничтожил Шаторо, население этой деревеньки начало осознанную жизнь. Ну, почти, всё-таки после столь долгого влияния наркотика и ментального давления оборотня, мелкие наги так и остались слепыми подчинёнными. А вот их королева преобразилась. Оправилась она довольно быстро и стала, как бы стыдно мне это ни было признавать, более красивой. Вот как-то так, да, нага казалась мне привлекательной. Наверное, если об это узнает королева джёрё, то мне не отвязаться от обид и ревности.
        - Ито-сан? - послышался шипящий голос из самой большой хижины.
        А через секунду оттуда показалась женщина-змея. Как всегда, полностью обнажённая. Взгляд невольно остановился на пышной груди, но я мотнул головой и прогнал наваждение. А ведь нага могла и загипнотизировать. Большие жёлтые глаза с вертикальным зрачком с любопытством рассматривали меня, выискивая… собственно, почему выискивая? Может, ей просто любопытно меня изучить, ведь мы так долго с ней не виделись.
        - Именно так, господин, - прошипела она и подползла ближе, опустившись на мой рост. - Вы давно нас не посещали, а ведь мне…
        - Оставим это, - я вскинул руку и улыбнулся. - И перестань, пожалуйста, читать мои мысли.
        - Почему? - прошипела та, высунув раздвоенный язык и прищурилась, но в следующее мгновение отпрянула назад. - Вы жалеете о её смерти?
        - Это никого не касается, - нахмурился в ответ. - Мои чувства принадлежат только мне. И никто их не увидит.
        - Но почему, господин? - она чуть вытянулась на толстом хвосте. - Если высказаться, то станет легче.
        - Тебе-то откуда знать? Ты же… - я вспылил, но быстро взял себя в руки. Говорить той, кто побывал в рабстве, что она не понимает, что такое утрата - полнейшая глупость. - Прости, не хотел злиться. Но подобные разговоры здорово раздражают.
        - Хорошо, - понимающе кивнула нага. - Давайте поговорим о том, о чём вы хотели.
        - Кристаллы рики, - начал я. - Как проходит их добыча?
        При этих словах мы неспешно двинулись вперёд. В деревне наг не было улиц. Мелкие хижины, которые были чуть выше меня, раскиданы где попало, однако даже в этом хаосе я начал прослеживать некую последовательность. Стоило запомнить, мало ли, любая мелочь может пригодиться, тем более теперь это мои земли, а ползучие гады мои поданные.
        - Чем вам не нравятся змеи? - королева наг посмотрела на меня, но ни во взгляде, ни в голосе я не заметил злобы. Лишь праздное любопытство.
        - Не знаю, - честно ответил я. - У каждого вана есть свои страхи. Кто-то боится пауков, кто-то змей, а кто-то говорящие деревья.
        Сказав это, вспомнил бакэ-дзори. Как ни странно, но болтливого сандаля мне как раз таки и не хватало. Он единственный, кто знал меня настоящего, нам было что обсудить, над чем посмеяться. Вот только после моего ухода из поместья, он решил остаться там.
        - И вы нас боитесь? - нага от удивления широко распахнула глаза. - Но вы же…
        - Успокойся, - перебил я. - Дело не в страхе, просто… - на мгновение замялся, пытаясь подобрать подходящее слово, - мы разные. Я не привык общаться с подобными вам, уж прости. Неко, кицуне, люди. Мы с ними похожи, но наги - это нечто иное.
        - А как же джёрё? Пауков вы любите?
        - Там тоже не всё так просто. Но ты так и не ответила на вопрос.
        Пока болтали, оказались близ озера, где относительно недавно сражался Изуди. Ещё один хороший ван, который погиб по желанию Канон. Конечно, он сам этого хотел, но… слишком много этих «но».
        У кромки воды суетились мелкие наги. Змеёныши скользили рядом с нами и исчезали в глуби озера, а выбирались оттуда уже с небольшими непромокаемыми мешками, где позвякивали кристаллы рики. После того, как я добрался до подземелий и остановил банду Сидзаки, работающего на враждебный клан, оказалось, что запасов настолько ценного минерала осталось не так уж и много. Конечно, мы старались добыть всё, что есть, но вместе с этим я не собирался вновь превращать наг в рабов. Благодаря мне они обрели свободу, и забирать её никто не бы не посмел. Даже с тем учётом, что у Ямадзаки сейчас, скорее всего, огромное количество кристаллов и пыльцы, мы добывали ресурс неспешно. Вскоре может начаться очередная война, и наги пригодятся нам, как воины. Они ловкие, сильные и скрытные. Запустить таких в тыл врага не составит труда. А вот что они там сотворят…
        Бр-р-р. Даже думать страшно.
        - Всё проходит так, как вы и планировали, господин Ито, - говорила нага. - Мои дети не устают и, осмелюсь сказать, счастливы жизнью. Трудиться на ваше благо для них в радость.
        - Что за чушь? - огрызнулся я. Такие фразы казались мне грубой лестью, которую даже не пытаются прикрыть. - Как можно радоваться, когда работаешь у кого-то в подчинении?
        - Всё познаётся в сравнении, господин Ито, - прошипела серо-зелёная женщина и чуть опустилась, заглянув мне в глаза. - А нам, поверьте, есть с чем сравнивать.
        - Хорошо, - хмыкнул я, не желая вдаваться в эти вопросы. У каждого своя правда, и чтобы понять оппонента, надо прожить его жизнь, а мне этого совсем не хотелось. - Наши рабочие часто приходят к вам?
        - Раз в три дня, - ответила та.
        - Доставляют всё необходимое?
        - А разве мы в чём-то нуждаемся? - на этот раз нага усмехнулась.
        - Мы договаривались, что охотиться на скот, а тем более ванов вам запрещено. В противном случае…
        - Смерть, - закончила она. - Мы помним, господин. И никто не нарушил вашего приказа. Но эти леса богаты на пищу. К тому же неподалёку река, а мы любим рыбу. Вам не о чем беспокоиться.
        - Это я и хотел услышать, - облегчённо вздохнул я.
        - А мне бы хотелось услышать нечто иное, - заговорила нага заискивающим голосом и подвинулась ко мне. - Когда вы согласитесь… сделать новых работников?
        - Ты сама-то понимаешь, насколько это неуместно и коряво звучит? - нахмурился я, но не отступил.
        - В чём дело, Ито-сан, я ведь знаю, как вы любите ласки, - с этими словами нага постучала себя по виску, давая понять, что мои мысли для неё, как открытая книга. - Почему не хотите порадовать себя более злачными желаниями?
        - Закроем вопрос, - грубо произнёс я. - Я не желал становиться вашим королём. На тот момент мною двигала месть. Теперь вы свободный народ, который получает плата за свой труд. Значит, никто из нас ничего друг другу не должен.
        - Вот как, - улыбнулась нага, однако её улыбка больше напоминала хищный оскал. - Тогда скажу проще, - склонилась предо мной, оказавшись лицом к лицу. - Ты мне нравишься, Тсукико. Будь со мной, и я обещаю тебе невиданные доселе удовольствия.
        - Не хочу тебя обидеть, - выдохнул я, стараясь говорить более спокойным голосом, - но мне нравятся другие.
        - Глупости, - не сдавалась та, но всё же отступила и выпрямилась. - Я знаю вашу натуру, Ито-сан. То, о чём вы даже не подозреваете. Поэтому подожду, когда созреете.
        Да неужели? Хорошо, я тоже подожду, когда эта натура покажется. Мне жутко интересно.
        Нага вновь расплылась в улыбке, прочитав мои мысли, но больше ничего не сказал.

* * *
        Задерживаться у наг не стал. Повода не доверять пресмыкающимся не было, и если королева говорит, что всё нормально, а наши поставщики работают так же, как и до этого, то значит, всё и правда спокойно. Проверять, как добывают кристаллы, тоже не стал, попросту не мог, для этого пришлось бы забраться в пещеры и узкие туннели, куда меня совсем не тянуло.
        Обсудив всё с королевой наг, договорился, что приду к ним вместе с очередным караваном рабочих, чтобы проверить так ли хорошо работают ваны. А после чего направился обратно к дому. Однако уже на подходе к деревне почувствовал нечто неладное. В воздухе будто повис смрад злобы и подлости, от которого у меня невольно сжимались кулаки. Хотелось найти источник и, а это, скорее всего, кто-то из ванов, наподдать ему так, чтобы летел до самого Большого канала.
        Как только я выбрался на дорогу, услышал шум и крики. Крестьяне столпились на улице и горланили кто во что горазд. Но стоило одному заметить меня за спиной, как шум постепенно утих. Ваны расступились, пропуская меня вперёд.
        - Что здесь происходит? - спросил я, выходя к забору своего нового дома.
        И ответ не заставил себя долго ждать.
        У ворот толпились воины, направившие копья на группу неизвестных мне солдат в серых одеждах. На их головах красовались широкие треугольные шляпы, а на поясах висели длинные мечи. Но в руках они так же держали копья, готовясь наброситься на противника в любой момент. А возглавлял их толстый высокий ван в синем кимоно. Его лицо исказилось в гримасе презрения и злости. Он кричал на моих воинов, грозясь всеми карами небесными, отчего его пышная чёрная борода весело дёргалась.
        - Это ты?! - взревел он, повернувшись ко мне. - Ты Ито Тсукико?!
        Двинулся на меня, гордо вскинув подбородок. Мне на подмогу попытались броситься воины, но я остановил их, подняв ладонь.
        - Да, это я, - кивнул в ответ. - Но, может, представишься сам?
        - Да как ты смеешь, щенок?! - рычал он. - Перед тобой Джикаймо Кирако, один из…
        - Да, да, да, - перебил его я и посмотрел на своих воинов. - Вы всех поймали? - всего в списке было шесть имён, и я очень надеялся, что, хотя бы оставшиеся четверо из шайки Ичи взялись за ум, так как их наказывать мне не хотелось. - Они в амбаре?
        - Так точно, Ито-сан! - гаркнул Ичитаре, отчего вздрогнул даже я.
        - А ты, получается, - перевёл взгляд на опешившего вана, который не понимал, почему это его перебили и не желают выслушать все регалии, - тот самый купец, сын Сенты?
        - Джикаймо Сенты, - прорычал ван, стоя в паре шагов от меня. - А теперь попробуй объясниться, почему мой сын…
        - Закрой рот, - спокойно произнёс я, но получил именно тот эффект, на который рассчитывал. Купец заткнулся и побагровел от злости. Казалось, тронь его, и взорвётся, словно мыльный пузырь. - А теперь слушай внимательно. Ты пришёл в МОЙ дом, угрожаешь МОИМ друзьям, кричишь лично НА МЕНЯ. И это, во-вторых. А, во-первых, твой сын пробрался ко МНЕ в дом, чтобы воспользоваться МОЕЙ наложницей. И, судя по всему, он это делает не впервые и не только с ней. На твоём отпрыске лежит тяжёлое преступление - насилие невинных…
        - Что?! - рассмеялся купец, не обращая внимания на мой голос. - Он трахнул пару деревенских шлюшек, а теперь его за это будут судить? Да кто этим не занимался, мальчишка? Ты слишком юн, чтобы говорить о том, как живут взрослые ваны! А теперь давай-ка, прикажи своим идиотам привести моего сына.
        - Ну что ж, - вздохнул я и покачал головой. Видят боги, я пытался решить всё меньшей кровью. Взглянул на своих воинов и кивнул. - Ичитаре, приведи Сенту и остальных.
        Глава 6
        - Но Ито-сан… - удивлённо произнёс тот, но, увидев мой строгий взгляд, поспешил в амбар.
        Вскоре на улицу вывели шестерых ванов. Четверо были одеты, словно бродяги, а вот двое из них выделялись опрятностью. Нет, они не были одеты в дорогие одежды. Наоборот, на них висели мешковатые рубахи и штаны, но они были чистыми. Это говорило о том, что ваны следили за собой.
        Шестеро парней, пугливо косящихся на меня. И лишь Сента, увидев отца, расплылся в довольной улыбке и шагнул навстречу родителю. Но в ту же секунду перед ним вскинули копьё, не позволяя идти дальше.
        - Какого чёрта?! - воскликнул разгневанный купец и сам двинулся к сыну.
        Но стоило ему приблизиться, как мои солдаты навели острые лезвия на него. А вот купеческие воины замешкались, не зная, что делать. Они продолжали стоять с оружием в руках, но было очевидно, что никто из них не собирает сражаться. И лишь честь не позволяла им отступить. Каждый из них поклялся служить купцу, и были лишь несколько способов отречься от своих слов.
        И я им в этом помог.
        - Лучше бы вам остановиться, - спокойно произнёс я, но купец вместе со своим отрядом дрогнул.
        - Не зазнавайся, щенок, - прорычал тот. - Даже старик Джиро тебе не поможет, если сейчас же…
        - Это угроза? - с улыбкой переспросил я. - Может, ты хочешь вызвать меня на Поединок Чести?
        Купец побагровел, но ничего не сказал.
        - То-то же, так что умолкни и внимательно слушай, - повернулся к шестёрке ванов. - Я знаю, что вы творили, пока здесь управлял Сидзаки. И подобное я никому не буду прощать. Однако понимаю, что вы могли идти на поводу у других, а кое-кто и вовсе не виновен. Но хотелось бы услышать ваше мнение. Сделайте шаг вперёд те, кто хоть раз принуждал кого-то из девушек к разврату.
        Как я и ожидал, ни один из ванов не двинулся с места. Значит, чести у этих ублюдков нет. Отлично, подобный мусор не жаль.
        - Что за вздор?! - вновь воскликнул Кирако. - Ну, трахнули пару девок, что с того?! Никто ведь не жаловался!
        Эти слова оказались последней каплей. Я резко развернулся к вану и вскинул руку. В ту же секунду невидимая сила ударила по толстому пузу и отбросила купца назад. Тот грузно рухнул наземь и протяжно застонал.
        - Не смей никогда так говорить, - произнёс я по слогам, приближаясь к нему. - И теперь, Джикаймо Кирако, я обвиняю тебя в насилии и избиении женщин нашего клана. Будешь отрицать?
        - Что?! - прокряхтел тот, пытаясь подняться. - Как ты это докажешь?!
        - Поверь, я найду способ, - усмехнулся в ответ. - Но лучше бы тебе признаться добровольно.
        - Пошёл к чёрту, щенок! - рявкнул он и бросил гневный взгляд на своих солдат. - А вы какого хрена стоите, словно шлюхи на базаре?!
        Однако те не сделали и шага, когда я поднял ладонь, останавливая их.
        - Ты, видимо, не понял, к чему я клоню, Кирако. После того, что я узнал, клан Ито не желает видеть тебя на своих землях, вместе со всей твоей семьёй, - я говорил медленно, так, чтобы тот прочувствовал своё положение. - С этого момента ты теряешь статус купца и приближённого вана к клану Ито. Все твои земли, вместе с подчинёнными переходят под мой контроль. Всё понятно?
        С каждым словом глаза Кирако расширялись всё больше и больше. Сперва в них читалось непонимание, потом испуг, а под конец лютая ненависть.
        - Ты не можешь этого сделать! - взревел тот. - Никто не будет мне указывать…
        Но я не позволил ему договорить. Злость всколыхнулась в груди, словно ядовитая медуза, и обожгла щупальцами кровь. Хватило доли секунды, чтобы оказаться рядом с обнаглевшим ваном и схватить того за горло. Он не успел даже дёрнуться, когда повис над землёй, хватая ртом воздух. Перед глазами появилась тонкая пелена, и мне казалось, что именно так они и светятся. По рукам пробежали голубые линии, а через мгновение вокруг меня вспыхнуло синее пламя.
        - Это ты не имеешь права жить здесь! - прорычал я, сдавливая горло купца. - Ты и твой сын - мусор, отбросы нашего клана, от которых необходимо избавиться! Я хотел бы свернуть тебе шею, но дарую жизнь! Беги, ничтожество! И прихвати свою грязную свинку.
        С этими словами отпустил его. Купец грохнулся обратно, хрипя и стараясь восстановить дыхание. Я кое-как успокоился и обернулся. Толпа крестьян притихла, а на их лицах читался неподдельный испуг. Хотя кое-кто одобрительно кивнул. Тогда я сделал шаг к провинившейся шестёрке. Но прежде чем продолжить с ними, обратился к солдатам купца:
        - Теперь вы в непосредственном подчинении клана и моей семьи. Если желаете, можете преклонить колено предо мной, и тогда спокойно вернётесь в дом Джикаймо. Теперь это мой и ваш дом.
        Те удивлённо переглянулись и, словно по команде, опустились на одно колено.
        - Правильный выбор, - довольно кивнул я и вновь взглянул на дрожащих парней. К радости, заметил, что пара в опрятной одежде, стояли хоть и с испуганным видом, но стараются не показывать страх. - Давайте-ка, я повторю вопрос. Кто из вас принуждал девушек?
        Но даже после такого показательного выступления, никто не решился. Хотя, может именно поэтому и не решился? Испугался, что я попросту сверну шею? А ведь я мог. Что более важно, хотел этого.
        Но всё же сдержался. Указал на ту парочку в чистом тряпье и ещё на одного, стоявшего рядом.
        - Вы, пошли вон, - отмахнулся от них, и парней, словно ветром сдуло.
        - Ито-сан… - робко начал Сента.
        - Рот закрой, - гневно посмотрел на него. - Тебе не давали слова.
        - А кто тебе давал?! - внезапно воскликнул тот, кого я до этого момента и не знал. Мелкий, рыжий с наглым взглядом и порванным ухом. - То есть ты можешь творить то, что хочешь, а мы нет?!
        - Слушай сюда, мелочь, - оскалился я, так как подобная речь оказалась довольно неожиданной и ещё сильнее меня разозлила. - Вседозволенность и справедливость - разные вещи. И если ты ещё не понял, то вы творили первое, я же второе.
        - И что с того…
        Я выбросил руку в их сторону, и ванов вновь придавило к земле невидимой силой. В этот же момент из толпы раздался испуганный крик. Бросив туда взор, увидел женщину с копной огненных волос. Она смотрела на болтливого паренька, зажав рот ладонями, а из глаз побежали слёзы.
        Сын? Плохо, но они должны получить по заслугам.
        И всё же я опустил руку. Вместе с этим оставшаяся троица свободно выдохнула. Покосившись в сторону, отметил, что Кирако всё ещё сидит на земле с ошарашенным лицом. Видимо, он не ожидал такого поворота. Но каждый получает по заслугам.
        - Вы трусы, - процедил я сквозь зубы. - Нашли в себе силы, чтобы затащить в подворотню охмелевшую девушку, но, даже глядя мне в глаза, не смогли в этом признаться. И я выбрал достойное для вас наказание, - взглянул на Ичитаре. - Всё готово?
        - Собаки здесь, - кивнул тот и подозвал одного из воинов, что до этого стоял за забором моего дома.
        Тот вышел, держа в руках верёвки, которыми обвязали трёх здоровых псов. Они не рычали и вели себя довольно дружелюбно, однако вокруг повисло напряжённое молчание. Я кивнул на рыжего, в ту же секунду его подхватили воины, причём те, кто пришёл с купцом.
        Показали своё готовность служить мне? Это хорошо.
        - Пять ударов плетью, - приказал я и мотнул головой, чтобы его увели.
        В толпе раздался новый крик, наполненный болью. Неужто так убивается его мать? Она просто не знает, что я приготовил для остальных.
        И когда вырывающегося и голосящего парня увели в амбар, обратился к столпившимся ванам:
        - Вы можете уйти до того, как я прикажу наказать насильников! Но каждый должен усвоить урок. Я больше не собираюсь терпеть подобный мусор на своих землях. Если желаете жить, подобно свиньям, то пошли вон! - гневно выкрикнул я, указав на земли Ямадзаки. Конечно же, никто не решился на это. Все с предвкушением ждали окончание речи. - Тем же, кто желает остаться в своём доме здесь, придётся смириться с тем, что я не потерплю пьянство, насилие и воровство. Ведите себя достойно и спокойно живите. Об остальном позабочусь уже я!
        Закончив речь, уставился на крестьян, в ожидании хоть какой-то реакции. Но никто не спешил нарушать повисшую тишину.
        - Идиот, - раздался тихий смешок за спиной. Я обернулся и увидел ухмыляющегося купца. - Думаешь, сможешь управлять тупым стадом? Их надо держать в ежовых рукавицах, и желательно покрепче. Драть иногда, чтобы неповадно было. И драть во всех смыслах.
        Я усмехнулся.
        - А, знаешь, ты прав, - щёлкнул пальцами, и несколько воинов подскочили к пленникам, включая бывшего купца, связав им руки и ноги.
        - Ты что творишь?! - вновь заорал Кирако, с опаской посматривая на псов. - Хочешь, чтобы нас прилюдно разорвали на куски?
        - Нет, - я покачал головой, смотря, как троицу тащат к подготовленным брёвнам с другой стороны дороги. - У меня есть идея получше. Кстати, Кирако, я благодарен, что ты заглянул к нам в гости, ведь освободилось одно местечко.
        Их привязали к торчащим из земли брёвнам и по моему знаку стянули штаны.
        - Сука! - заверещал купец. - Ты что удумал, паскуда?! Я разорву тебя! Пусти, ублюдок!
        Но я не слушал его вопли. Вместо этого, вновь повернулся к толпе.
        - Ещё не поздно отвернуться. Вам необязательно смотреть на то, что произойдёт и, тем более, вашим детям. Однако запомните, что за любое преступление вы получите такое же наказание. Они, - кивнул на вырывающуюся троицу, - воспользовались беззащитностью девушек. Думаю, что те представляли своих насильников грубыми животными. Собственно, точно это они сейчас и ощутят.
        - Пусти, сука! - кричал купец, а сынок ему подпевал:
        - Развяжи нас, подкидыш! Я убью тебя!
        - Да неужели? - усмехнулся я, бросив на них гневный взгляд.
        - Ито-сан… господин! - а вот Ичи умолял о пощаде. - Клянусь всеми богами! Такого больше не повторится! Я уйду отсюда! К Ямадзаки, к Ватанабэ, да куда скажете! Но прошу вас, отпустите!
        Подошёл к нему вплотную. Парня уже поставили на колени, зафиксировав ноги, а один из воинов при помощи жёсткого ёршика, смазал им задницы животным жиром.
        - А когда тебя умоляли этого не делать, ты остановился? - прошептал я, прожигая ублюдка глазами. - Думал о последствиях, снимая штаны? Сколько девушек лишились чести из-за такого бесчестного куска дерьма? И сколько среди них было маленьких девочек?
        Ичи что-то невнятно забормотал, но я уже не слушал. Кивнув воину с псами, двинулся к дому, бросив напоследок:
        - Не отпускайте, пока не устанут животные. После чего дайте псам небольшую передышку и повторите, - повернувшись к крестьянам, добавил: - Вам лучше этого не видеть.
        Глава 7
        Зайдя в дом, ощути жуткую усталость. Внутри меня встретили Иоко с Мивой. У обеих был испуганный вид, но в то же время никто не собирался упрекать меня в содеянном. А, наверное, стоило. Я сам не понимал, правильно ли поступил. От подобного наказания на душе стало мерзко. Чувствовал ли стыд? Да, но совсем немного. Даже не из-за того, что подставил задницы насильников под псов, а из-за самой ситуации.
        Почему подобные ублюдки появляются на моём пути? Почему они вообще появляются? Неужто нельзя оставаться человечным… в облике неко или кицуне?
        - В чём дело, Ито-сан? - обратилась ко мне Иоко, прижимая к себе дочь. - Выглядите встревоженным.
        Официальное обращение? Испугалась за Миву? Странно, я ведь это ради неё и сделал. Если не наказать насильников, то те продолжат своё дело.
        - Просто устал, - пробормотал я и поднялся по лестнице на чердак.
        Говорить с ними не хотелось. Мне казалось, что после публичной казни они станут более дружелюбны ко мне. Но нет, семейка Сидзаки, наоборот, теперь опасаются меня.
        - Плевать, - пробормотал я и улёгся на татами.
        С улицы доносились крики, наполненные яростью и болью. Мольбы и угрозы, стенания и плач. Однако я знал, что никого не отпустят до того момента, пока псы не сделают свою грязную работу.
        Да, это мерзко. Но какое ещё наказание может заставить насильника измениться? Смерть? Конечно, можно рубить головы, но что с того? Преступники от этого даже удовольствие получают, когда скрываются от правосудия. А вот когда их трахнут животные… от такого позора просто так не отмыться. И здесь, правда, смерть более предпочтительным вариантом. Это будет в назидание остальным.
        - Тсукико? - в дверь тихо постучали и на чердак поднялась Иоко. Я сразу отметил смену настроения. - Всё в порядке? Ты подавлен больше прежнего.
        Присев на татами, вперил в женщину пронзительный взгляд. Та замерла, но на этот раз не отводила от меня взор и не боялась.
        - Лучше ты скажи, в чём дело? Почему там, внизу, я Ито-сан, а здесь простой Тсукико.
        - Если пожелаете…
        - Нет! - раздражённо вырвалось у меня, отчего женщина вздрогнула, но я быстро взял себя в руки. - Нет, прости. Мне не нужны лишние почести. Я хочу быть откровенным со своим народом.
        - Теперь мы твой народ? - улыбнулась та и подошла ближе, опустившись прямо на пол.
        - От обязанностей мне не отвертеться, как бы ни хотелось, - горько усмехнулся в ответ. - Не думал, что всё настолько сложно.
        - Неужто ты жалеешь этих подлецов?
        - Нет, - покачал головой. - Но отделаться от отвращения всё равно не могу.
        - Ну, - она заглянула мне в глаза и тихо рассмеялась, - ты забудешь об этом уже завтра. А им с этим придётся жить.
        - Этого и добивался.
        - Но почему ты отпустил третьего? Он ведь тоже был в их шайке.
        - Увидел его мать. Не хотел разбивать сердце бедной женщине. Ей, наверное, и так досталось из-за этого идиота. А тут…
        - Понимаю, - кивнула Иоко и взяла мою ладонь в свои руки. - Ты всё правильно сделал, Тсукико. Мне нравится твоя жёсткая воля и в то же время мягкий характер.
        - Мягкий? - переспросил я.
        - Ты понял о чём я, - улыбнулась она. - В тебе удачно сочетается жестокость и справедливость, а это редкое качество.
        - Может быть, - безразлично пожал плечами, хотя её слова немного успокоили.
        - Я хотела показать Миве, как положено себя вести с уважаемыми ванами, - продолжала та, гладя меня по руке. - Да, мы немного испугались того, что происходило на улице. Такого ещё никто не видел. Да и вряд ли бы захотел смотреть на подобное… безобразие. Ты показал, кто является здесь главным, и уже не в первый раз. Поэтому Мива должна знать, как обращаться к тебе и другим уважаемым ванам.
        - Мы дома. Здесь не обязательно кланяться мне в ноги.
        - Я помню, тебе это как-то понравилось, - в глазах женщины блеснули огоньки.
        Она провела ладонью вверх по руке. Хитро улыбнулась и чуть придвинулась. По моему телу пробежала дрожь. В груди распалялось желание, но…
        - Иди к дочери, - мягко сказал я. - Она, наверное, сейчас боится находиться со мной в одном доме.
        - Не говори глупостей, Тсукико, - ответила та несколько раздосадовано. - Мива уважает тебя, тем более после сегодняшнего. Но я вижу, что от этого тебе стало только хуже. Всё ещё будешь отнекиваться, что всё хорошо?
        Я вздохнул и внимательно посмотрел на женщину.
        - Прости, но это мои проблемы.
        - Глупо, Тсукико, - Иоко встала и нежно провела пальцами мне по щеке. - Твои душевные терзания могут сожрать изнутри. Разве ты этого хочешь? Не проще ли всё мне рассказать? Поделись тем, что гложет. Я выслушаю, пойму и постараюсь помочь.
        - Помочь? - на лице появилась кривая улыбка. - Здесь уже ничем не поможешь. Погибших не вернуть.
        - Не думаю, что они желали бы увидеть тебя настолько подавленным. Это был их выбор, нельзя об этом забывать.
        - Их, - пробормотал я отрешённо. - Кроме Саторэ и Мэй.
        После этих слов Иоко замолчала. Она прекрасно помнила ту историю, связанную с бывшим мужем. Лицо её помрачнело, однако злилась женщина не на меня.
        - Это позор Кенты, - произнесла Иоко. - И даже после его смерти бремя мёртвых несу я и Мива. От этого не убежать.
        - А вы-то здесь при чём?
        - Всё просто, - ответила та и вновь стала улыбчивой хозяйкой, кой была пару секунд назад. - Но поделюсь, если сам решись высказаться. Договорились?
        - А это уже шантаж.
        - Не спорю. Но решать тебе.
        С этими словами бросила на меня тёплый взгляд и вышла.
        Я вновь откинулся на спину и прикрыл глаза. За окном ярко светило солнце. Слепящие лучи проникали на чердак и слегка нагревали дощатый пол. Невольно залюбовался небесами, где голубая хмарь боролась с проплывающими тучами. Скоро должен был пойти дождь, отчего на душе вновь заскребли кошки.
        Неужто я всю жизнь буду настолько гадко себя чувствовать?
        Крики затихли. Видимо, псы быстренько сделали свои дела. Оно и к лучшему, значит, смогу уснуть пораньше. А пленных и опозоренных ванов ещё до этого велел клеймить символом «Позор» и выгнать к чёртовой матери из деревни. Им давалось несколько дней, чтобы покинуть наши земли, в противном случае выволокут силой.
        Глаза медленно слипались, а сон прокрался, словно мелкий воришка. И уже через пару минут я уснул.

* * *
        Мне снилась Фудзу. Я вновь оказался на её вершине, вот только на этот раз здесь не было пагоды и старика. Лишь пышная зелень, да пёстрые цветы. Я прошёлся по еле заметной тропинке и остановился у самого края горы. Внизу клубились облака, скрывая землю, и в голову невольно полезли мысли, что я вовсе не на Фудзу, а вновь оказался в мире богов.
        Позади послышался шорох. Резко обернулся и хотел вытащить меч, однако рука схватила лишь воздух. Я оказался безоружен. А передо мной, вопреки ожиданиям, появилась не Канон, а волосатая незнакомка. Да, именно так. Одетая в белое кимоно, со стройной фигурой и длинными чёрными волосами. А вот лицо девушки оказалось покрыто шерстью. Густой рыжей шерстью. Она стояла в нескольких шагах от меня и улыбалась. Вот только клыкастая пасть совсем не вызывала симпатии. Почувствовав моё напряжение, девушка поникла и виновато опустила большие зелёные глаза. Попятилась, будто нашкодивший щенок, отчего я удивился.
        - Не волнуйся, она не кусается, - за спиной раздался голос, и на плечо опустилась тяжёлая рука. Я дрогнул, но незнакомец уже стоял справа и улыбался. - Что, не ожидал у себя во сне увидеть посторонних?
        Тот самый рыжий парень с двумя мелкими рожками на лбу, с которым мы столкнулись, когда возвращались с Изуди в поместье. В тот раз он одолел меня не особо стараясь, хотя тогда я был ещё слаб после первого в жизни Поединка Чести.
        - Я сплю?
        - Конечно, - кивнул тот. - Именно так мне и удалось с тобой связаться. В реальности Он может следить за нами.
        - Кто?
        - Верховный, - пожал плечами парень и подошёл к девушке, нежно погладив её по руке. - Сатори помогла найти тебя. Именно для этого мы заказали твою кровь у Пошона. Приходилось тайно за тобой следить, Тсукико.
        - Что за бред, - я помотал головой, надеясь, что наваждение рассеется. Но когда открыл глаза, странная парочка всё ещё стояла предо мной. - Да кто вы такие?
        - Меня зовут Сусаноо, и я сын Фуцунуси, - парень слегка поклонился.
        - Ты бог?
        - Можно сказать и так. Но у меня нет времени вести светские беседы. Давай сразу к делу. Ты человек, а все люди, как тебе известно, должны находиться в императорском дворце. Но старик Джиро постарался, в итоге ты практически свободен. Однако во дворец людей сводят не просто так. За ними следит не только имперская стража, но и Верховный, так как ищет определённого человека. Тебя, Тсукико.
        - Меня?
        - Да, - несколько раздражённо ответил тот. - Я так и сказал. Именно поэтому он и послал меня найти этого человека. Но при нашей первой встрече ты оказался слишком слаб. Сейчас же я вижу, набрался сил. Я старался как можно дольше оттягивать внимание Верховного, но ты со своими постоянными Поединками всё испортил. Маячил перед глазами богов, и вот результат, Он тебя заметил. Теперь же придётся вновь сделать вид, что внимательно за тобой слежу.
        - Но зачем вам всё это? Что во мне такого особенного?
        - Всё просто, Он боится тебя. Ведь ты тоже божественный сын, - хищно улыбнулся. - Мы братья, Тсукико.
        И стоило ему это произнести, как со всех сторон поползла чёрная дымка. Тьма окружила нас, но странная парочка не пугалась её. Наоборот, они ждали, когда мрак поглотит всех нас. Я не успел и рта раскрыть, чтобы расспросить Сусаноо, как из-под ног ушла земля.

* * *
        Я распахнул глаза и вперился в красные балки. В первый миг не понял, в чём дело, и где оказался, но, моргнув пару раз, облегчённо вздохнул.
        Всё тот же чердак и та же скудная обстановка. Меня не тянуло к богатству и роскоши. К чему оно? Я всегда считал себя простым парнем, а теперь и подавно. Просторный чердак, лежанка да чайный столик, где можно поужинать, если уж сильно захочется.
        Был ли Сусаноо лишь игрой моего воспалённого воображения? Или этот божок (иначе не назвать) и правда ко мне приходил?
        «Сусаноо послан за тобой, Тсукико, - голос Канон в голове заставил вздрогнуть и скривиться. - Можешь ненавидеть меня, злиться и рычать, но это не меняет дела. Наш брат боится, что ты посягнёшь на его место».
        - Ничего не понимаю, - протёр лицо руками. - Кто такой Верховный, какой брат?
        Однако Канон больше ничего не сказала, чем вызвала ещё большее раздражение. Когда ей надо, встревает, а как только требуется пояснить или просто рассказать подробнее, то исчезает.
        - Ладно, - пробормотал я и встал на ноги. Пора было наведаться в ещё одно место, пока не стемнело.
        Глава 8
        - Ито-сан?
        Стоило мне выйти за порог, как перед носом возник счетовод.
        - Кабэ? - удивлённо переспросил я, когда длинные и худощавый ван поклонился. - Я думал, ты в поместье.
        - Так и было, господин, - ответил тот. - Но меня послали с важным поручением для вас.
        - Вот как? - хмыкнул я и, кивнув тому, чтобы следовал за мной, неспешно двинулся к приюту. - Ну, рассказывай. Что там произошло?
        - Не могу знать, Ито-сан, - ответил он. - Мне велели передать лишь то, что вам необходимо прибыть в поместье завтра утром.
        - И кто же велел?
        - Господин Джиро.
        - Интересно, - я задумался, но, заметив мой вид, Кабэ продолжил:
        - А также он просил передать вам, что если решите отказаться по каким-либо причинам, то… рассматривайте эту просьбу, как приказ.
        - О как, - усмехнулся в ответ. - Теперь они мне приказывают?
        - Ито-сан, - счетовод немного заколебался. - Зря вы так, они ждут вас. Ведь…
        - Что? - грозно посмотрел на него, отчего ван втянул голову в плечи. - Ведь они не считают меня убийцей Эми?
        - Но это не так…
        - Тебе-то откуда знать? Тебя там не было, - после чего сделал глубокий вдох и постарался взять себя в руки. - Ладно, я приду. Пора уже наведаться в гости.
        - Это ваш дом.
        - Вот ты специально меня провоцируешь? - с усмешкой посмотрел на счетовода. - Расскажи лучше, что там происходит, чтобы я был в курсе дел.
        - Сейчас в поместье довольно напряжённо, - начал тот. - Когда вы прогнали Ватанабэ, дел у господ Акайо и Джиро прибавилось. Слишком много купцов из разных кланов решили сотрудничать. Собственно, как вы и обещали, возродили клан Ито.
        Последние слова счетовод произнёс пафосно, отчего меня передёрнуло.
        - Не такой ценой я собирался вернуть славу и почёт.
        Вновь повисла неловкая тишина. Но через секунду её нарушил Кабэ.
        - А ещё господин Джиро обеспокоен обстановкой на границе с кланом Ямадзаки.
        - Он думает, что старик Арэта решится на нас напасть?
        - Говорят, что там собираются войска. Но никто не знает для чего они.
        - Слышал об этом, - кивнул я. - Сам побывал в тех местах.
        - Так вот, - говорил Кабэ, - господин Джиро собирает придворных магов. Пока что выглядит, как защита при нападении мору. Но вместе с этим Ито-сан планирует провести несколько учений и посмотреть, на что способны маги.
        - Интересно, - задумался я.
        К этому моменту мы дошли до здания приюта.
        - Зайдёшь со мной? - спросил у счетовода.
        - Нет, простите, - покачал головой тот. - Ещё много работы.
        - Понимаю, - кивнул я и пожал ему руку. - В поместье скажи, что я буду завтра, но могу припоздать.
        - Не думаю, что господин Акайо…
        - Он всегда мной недоволен, - улыбнулся я. - Так что всё нормально.
        - Как скажете, - Кабэ поклонился и убежал по своим делам.
        Я же вошёл в помещение, где стоял шум и гам. Но стоило мне там появиться, как все сразу умолкли. В широком зале, разделённом на несколько секций, игрались ушастые малыши. И, как мне показалось, они были довольны. Это несколько согрело мою душу.
        - Ито-сан? - в зале появилась Рангику, выйдя из другой комнаты. - Снова вы?
        - Да, - я кивнул ей на выход. - Нам надо поговорить.
        - Как скажете, - хитро улыбнулась та и, что-то крикнув в комнату, откуда появилась, направилась ко мне. А когда поравнялась, загадочно посмотрела в глаза. - Вас что-то беспокоит.
        - Выйдем, - коротко ответил я и первым двинулся на улицу. Оказавшись снаружи, усмехнулся и обратился к кицуне: - Специально меня подзадориваешь вежливым обращением? Помнится, в нашу первую встречу обращалась со мной, как с обычным мужланом.
        - В нашу первую встречу ты и был обычным мужланом, - ответила та. - Но я на своём примере хочу показать детям, как следует вести себя с уважаемым ваном.
        - Где-то я это уже слышал…
        - Значит, всё делается правильно, - скрестила на груди руки. - Так что тебя беспокоит, Тсукико? Ты уже второй раз приходишь сюда за сегодняшний день. И не говори, что так сильно хочешь посмотреть на детей. Не поверю.
        - Почему вдруг? - наигранно обиделся я и встал в такую же позу.
        - Они не твои дети, - вздохнула она и несколько поникла. - У женщины могут быть материнские чувства, но мужчины воспринимают чужих детей, как несмышлёных щенят. Не более. Исключение, когда дети свои, тогда у мужика появляется инстинкт защиты потомства.
        - Занимательная лекция, - с улыбкой ответил я. - Но ты права, я пришёл к тебе. Нужна помощь, как лекаря.
        - Интригуешь, - в глазах кицуне появились любопытные искорки. - Тогда пройдём ко мне.
        С этими словами мы направились к домику Рангику, что располагался через дорогу. Войдя туда, понял, что в нём ничего не изменилось с моего последнего посещения. Может, только стал казаться немного уютнее. Но не из-за мебели или убранства, просто теперь здесь жили две кицуне.
        - Тсукико! - мне на шею бросилась Асэми. Маленькая лисичка, с которой нам довелось пережить весёлые приключения. - Так рада тебя видеть!
        - Так мы же часто встречаемся, - несколько опешил я, но всё же приобнял девушку.
        - Фу таким быть, - слегка отстранилась та. - Я ведь и правда скучала.
        - Хватит, Асэми, - строго произнесла Рангику, и девушка сразу же стушевалась, выскользнув из моих объятий. - Тсукико пришёл к нам не просто так. Верно?
        Этот вопрос был адресован уже мне.
        - Да, я хотел попросить какое-нибудь снотворное и успокоительное в одном флаконе.
        После этих слов обе лисички замерли на месте.
        - В чём дело, Тсукико? - удивлённо переспросила Рангику. - Раньше за тобой подобного не наблюдалось.
        - Всё случается в первый раз, - пожал я плечами. - Так у тебя есть нечто подобное?
        - Возможно, - но вместо того, чтобы пойти за снадобьем, кицуне присела за стол и жестом пригласила меня. - Присаживайся, поговорим.
        - Мне не до разговоров. Ты мне поможешь?
        - Помогу, только если сам захочешь.
        - Проповеди мне не нужны.
        - Я и не собиралась, - хитро улыбнулась она. - Присядь.
        Пришлось подчиниться.
        - А теперь говори, - предложила та.
        - Нечего говорить, мне просто нужны…
        - Я слышала, что тебе нужно, - перебила та. - Скажи мне, зачем тебе это? Не спится? Одолевают кошмары?
        - Ты прекрасно понимаешь, что мне сейчас нелегко. Так к чему эти вопросы?
        Но вместо этого Рангику посмотрела на застывшую Асэми и спокойно произнесла:
        - Будь добра, принеси мой чай.
        - Ваш? - удивлённо переспросила та.
        - Да, думаю, Тсукико он понравится.
        - Как скажете, - пролепетала девушка и убежала в соседнюю комнату.
        Рангику же повернулась ко мне и заговорила первой:
        - Я прекрасно тебя понимаю Тсукико. Меня так же одолевают кошмары, но со временем их становится всё меньше. Правда, они всё равно останутся с тобой до конца жизни, с этим придётся смириться.
        - Говорил же, проповеди мне не нужны.
        - А что тебе нужно? - вопросительно вскинула брови женщина. - Выпить какие-нибудь настойки и уснуть? Я видела таких ванов, работала с ними, пыталась лечить. Хочешь знать, что с ними было потом?
        - Дай угадаю, они стали наркоманами?
        - Именно, - её глаза сверкнули. - Сильные и красивые парни сожрали сами себя изнутри. Видите ли, не хотели во всём признаться. Они же мужчины, - при этих словах недовольно фыркнула. - А в итоге сгорели. Изжили себя. Желая казаться сильными, превратились в безвольные тюфяки.
        В этот момент вернулась Асэми, неся на подносе несколько чашек и чайник, из которого валил густой пар, наполняя комнату приятным ароматом. Девушка поставила поднос на стол, расставила приборы и налила всем чай, включая себя. После чего села рядом и приготовилась слушать.
        - Я могу рассказать тебе об одном ване, который прошёл подобное и до сих пор живёт рядом с тобой, - произнесла Рангику и отхлебнула.
        - И кто это? - я последовал её примеру и сделал маленький глоток. Напиток, хоть и горячий, оказался довольно интересным. Пряным и сладковатым.
        - Речь обо мне, Тсукико, - улыбнулась та. - Как я здесь, по-твоему, оказалась?
        - Ты никогда не рассказывала.
        - А ты интересовался?
        Честно говоря, я даже не помнил, когда вот так свободно общался с кицуне. Меня закрутила круговерть мрачных приключений, которая не отпускает до сих пор.
        - Молчишь, - хмыкнула та. - Оно и понятно. Мы никогда с тобой по душам не разговаривали. Думаю, время пришло.
        - Хорошо, - я уселся поудобнее. - Говори.
        - Я пришла… - начала она и сразу же запнулась. - Думаю, тебе не стоит пока знать, откуда именно. Неважно. Но пригнала меня сюда не только ненависть неко, но и беда, - я напрягся. - Когда-то у меня была семья, Тсукико. Муж и маленькая дочь, - она смотрела на меня холодным взглядом, пыталась сдержаться, но я всё-таки услышал, как на мгновение дрогнул её голос. - Мы были лисами, сам знаешь, какое к нам обращение. Поэтому жили в небольшом портовом городишке на берегу Великого моря. Поселение для всякого сброда вроде нас, - печально усмехнулась. - Но было неплохо. До времени, - ещё один глоток чая, после чего она умолкла, о чём-то задумавшись.
        Я вежливо молчал, ожидая продолжение. А вот Асэми не терпелось узнать, что же было дальше, поэтому девушка нервно ёрзала на стуле.
        - В городке было много купцов. Они часто останавливались у нас, чтобы переждать непогоду или просто передохнуть. Поэтому пьяные драки в трактирах не были чем-то необычным, - говорила Рангику. - И однажды одна из таких драк переросла в нечто большее. Не помню имён, но кто-то из них не поделился. Два зажиточных вана не уступили друг другу в какой-то мелочи, из-за чего началась потасовка с разбитыми окнами и дверьми. Но даже это не остановило их. Один из купцов вместе со своими подчинёнными проникли ночью на склад обидчика и подожгли его, - и вновь дрожь в голосе, но на этот раз более явная. - В то время стояла засушливая погода, поэтому огонь распространился довольно быстро. Перекинулся на дома и…
        - Рангику, - тихо обратился к ней, когда она вновь замолчала. - Если не можешь говорить, то не надо. Я пойму.
        - Нет, - покачала она головой. - Ни черта ты не понимаешь, раз пришёл ко мне за снотворным, - и снова продолжила: - В ту ночь меня вызвали помочь одному вельможе, с которым я была в хороших отношениях. Конечно же, обещали неплохую плату, вот я и сорвалась с места. Он жил на краю городка, и мы не сразу узнали о пожаре. Но, когда вбежал запыхавшийся слуга, было уже слишком поздно. Горели почти все склады, но это не остановило обиженных ублюдков, они продолжали закидывать горючие смеси уже жилые дома, убивали мирных ванов. И одним из таких домов оказался мой. Муж не успел понять, что произошло, когда смесь залила его прямо во сне. Его тело моментально вспыхнуло. Загорелась крыша. Дочка забилась под кровать, но…
        - Хватит, - мягко произнёс я, видя на её лице слёзы. - Я понял к чему всё это.
        - Да неужто? - хмыкнула та и вытерла руками лицо. - Ты не видишь очевидного, Тсукико. Я до сих пор ношу эту боль, и никогда от неё не избавлюсь. Это моё проклятье. Признаюсь, в первые дни я хотела умереть. Пыталась наложить на себя руки. Тогда-то и превратилась в лису на несколько лет. Воспоминания о прошлой жизни стали тяготить всё меньше и меньше. Но потом увидела заблудших в лесу детей. Они боялись, кричали, звали на помощь, а я чувствовала, что к ним всё ближе подбираются волки. Пришлось вернуться к изначальному состоянию и вывести их домой. Благо, мой нюх не подвёл. А потом стала путешествовать по острову. Жила ради других, о себе совсем позабыла. Хотела даже перебраться на материк, но… добралась сюда и что-то остановило. Какое-то шестое чувство велело мне подождать. И вот, - подняла ладони, указав на меня, - теперь понимаю почему.
        - Почему же? - удивлённо переспросил я.
        - И после этого, ты заявляешь, что что-то понял? - улыбнулась она. - Появился приёмыш Ито, сразился в Поединке Чести и начал поднимать клан с колен. Спас десятки жизней, приютил малышей, и помог мне обрести себя.
        - Себя?
        - Пока я помогаю детям, чувствую, что живу. Моё сердце каждый день сжимается от тоски, Тсукико, и от неё не избавиться. Ты можешь лишь ослабить боль, но не прогнать. И снотворное превратить тебя в монстра, если ты не смиришься с тем, что нельзя вернуться в прошлое.
        Прошлое… это она точно подметила, ведь одной из первых моих мыслей было именно повернуть всё вспять. Я даже наведался к кидзимуна, хотел заставить маленьких рыжих засранцев возвратить меня на день в прошлое. Однако, как не искал их и как бы не звал, никто не показался, отчего я обозлился на них ещё больше.
        - Я дам тебе то, что ты просишь, - наконец закончила Рангику. - Но взамен пообещаешь мне, что, хотя бы подумаешь над моим рассказом.
        - Договорились, - кивнул я.
        - Вот и хорошо, - она придвинула чайник. - Бери.
        - Так это…
        - Да, - хитро прищурилась та. - Я же говорила, что боль меня не отпускает, поэтому иногда выпиваю пару чашечек. Зависимости не вызывает, но помогает прочистить мысли.
        - Благодарю, - улыбнулся я, а потом, секунду поколебавшись, всё же спросил: - А что стало с теми купцами? Их нашли?
        Рангику откинулась на спинку стула. На её лице появилась гневная гримаса, сменившаяся дьявольским оскалом. Постучала коготками по столешнице, и только в тот момент я понял, что её пальцы превратились в длинные тёмные когти, а зрачки стали вертикальными.
        - Нет, - прошипела она не своим голосом. - Их больше никто не нашёл.
        Глава 9
        Помимо настоя (назвать это чаем язык не поворачивался) Рангику дала мне небольшой мешочек с травами, которые могли помочь провести ночь без кошмаров. Но был вынужден признать, что и её откровение произвело на меня впечатление. Ведь до этого я ничего о ней не знал, и вдруг…
        М-да, стоило бы устыдиться своих терзаний. Я любил Эми, как близкого человека. Возможно, даже как кого-то большего. Хотя до сих пор не мог разобраться в собственных чувствах. Но то, что произошло с кицуне гораздо хуже. Такого нельзя было желать и врагу. В одночасье потерять всех любимых, потерять семью…
        - Ито-сан?
        Незнакомый женский голос заставил меня остановиться посреди ночной улицы. Солнце давно зашло, за разговором с Рангику я потерял счёт времени. Поэтому, когда вышел из её дома, обнаружил на небосводе луну и звёзды. Не знаю, почему, но это меня успокоило. Наверное, из-за того, что мои силы как-то связаны с ночным светилом?
        Обернувшись, заметил тонкую тень, несмело приближающуюся ко мне. Но когда между нами осталось всего несколько шагов, признал в незнакомке ту самую рыжую женщину, что присутствовала при казни.
        Мать одного из парней.
        Невысокая крестьянка средних лет. Однако по уставшему лицу и простенькому платью видно, как ей несладко живётся.
        - Слушаю, - спокойно произнёс я.
        - Ито-сан, - робко начала она. - Я хотела… поблагодарить вас.
        Её голос дрожал. Женщина боялась посмотреть мне в глаза и говорила, опустив голову.
        - Поблагодарить? - удивился я. - Почему? Вашего сына избили плетью. Наверное, сейчас он лежит без чувств?
        - Так и есть, - кивнула она. - Потерял много крови, но ему уже лучше. Мой сын сильный, обязательно поправится.
        - Будет хорошо, - сказал я. - Не хотелось бы, чтобы он умер уже после наказания.
        При этих словах женщина вздрогнула и впервые подняла на меня взор. На её глазах блестели слёзы.
        - Амэ дурак, не спорю, - продолжила она, но чуть более уверенно. - И всё же я не думаю, что он решился на…
        - На насилие? - переспросил я.
        - Да, - тихо ответила та и вновь опустила голову. - Он воровал, я знаю. После того как погиб его отец, мальчик совсем отбился от рук. Я не могла заниматься сыном, вот он и попал в плохую компанию.
        - Но кто-то из неё выбрался и старается быть лучше.
        - Да, - с жаром ответила та. - Уверяю вас, Ито-сан, Амэ тоже постарается.
        - Будет хорошо, - просто кивнул я. - А благодарить надо не меня, а вас. Парень лишился собачей участи только благодаря вам.
        - Мне? - она вскинула на меня удивлённый взор и захлопала ресницами.
        - Да. Мне было бы стыдно, если б всё произошло на ваших глазах.
        - Так это из-за меня, вы приказали его не…
        - Именно так, - я уже хотел попрощаться, но потом всё же спросил: - А как погиб его отец?
        - Кумо? - при упоминании мужа её голос стал жёстче. - Он работал на Сидзаки, помогал перевозить какой-то товар через Катаме. Но однажды они попались воинам Ямадзаки, которые никого не пощадили.
        - Вот как, - пробормотал я. - Значит, сын хотел пойти по стопам отца.
        - Нет, нет, нет, - запричитала та и замахала руками. - Амэ способный мальчик, но сбился с пути.
        - Надеюсь, вы ему укажите правильный.
        - Конечно, - с готовностью закивала та. - Сделаю всё, что в моих силах.
        - Хорошо, - улыбнулся в ответ. - А сейчас возвращайтесь домой, уже слишком поздно.
        - Благодаря вам, на улицах теперь гораздо спокойнее.
        - Это не значит, что совсем безопасно. Врагов у нас становится всё больше. Так что не рискуйте понапрасну. Тем более, у вас дома сын, которому надо помочь.
        Женщина низко поклонилась.
        - Благодарю вас, Ито-сан.
        С этими словами она попятилась, не решаясь повернуться ко мне спиной. Я же спокойно развернулся и направился к дому.

* * *
        - Ито-сан, мы скучали! - у входа меня уже ждала Мива.
        Стоило мне войти в дверь, как девушка бросилась вперёд, чтобы обнять, но позади послышался тихий кашель Иоко, и та резко остановилась.
        - Мива, веди себя подобающе, - произнесла женщина.
        - Да, мама, - склонила голову девушка и бросила на меня хитрый взгляд исподлобья. - Вы нам расскажите, чем занимались?
        - А вы жутко любопытные, - усмехнулся я, но всё же прошёл в гостиную, где на столе уже расставили приборы и чашки. - Но хорошо, секрета в этом никакого нет.
        Я присел на подушку и поставил чайник Рангику на стол, кивнул на него.
        - Вот цель моего визита к кицуне.
        Иоко с дочерью присели рядом, разлив по чашкам ароматный напиток.
        - Успокаивающие травы, - со знанием дела сказала женщина и посмотрела на меня. - Вас до сих пор мучают кошмары по ночам?
        - Бывает, - не стал отрицать я. Казалось, что успокоительное начинает действовать. По крайней мере, мне гораздо легче на душе. - Хотел посоветоваться с лекарем.
        - И правильно сделали, - кивнула Иоко, после чего взглянула на дочь.
        - Но мама, - возмутилась та, поняв всё без слов. - Я хотела ещё поговорить с Тсукико.
        - С Ито-саном, - одёрнула её мать.
        - Хватит, Иоко, - я примирительно поднял руки. - Мы ведь договорились, что в стенах этого дома ко мне можно обращаться, как к другу.
        - Хорошо, - согласилась та, поставила свою чашку на стол и сурово взглянула на меня. - Но ты должен знать, Тсукико, что влияние моей дочери…
        - Серьёзно? - чуть было не рассмеялся я. - Мне казалось, что эта тема закрыта. Мива вряд ли на меня как-то повлияет. И хуже точно не сделает, - при этих словах девушка приободрилась. - К тому же у меня есть к ней разговор.
        - Какой? - спросила та, а в глазах заиграли весёлые огоньки.
        - Расскажи мне про Амэ.
        Мива вопросительно вскинула брови.
        - А что с ним?
        - Ты ведь знаешь, что я его пощадил. Мне необходимо узнать, что именно он делал в той шайке.
        - Амэ… - несколько замешкалась девушка. - Он вроде бы ничем особым не отличался. Всегда старался выделяться, но из-за этого всё больше походил на бледную копию.
        - Но он был одним из насильников?
        - Да, - кивнул Мива. - Я об этом говорила. Он тогда мстил Эйми, ведь та его отвергла.
        - То есть была лишь одна, которую любил?
        - Грубо говоря, да, - ответила Мива. - Об этом Эйми рассказала мне по секрету.
        - А ещё половине деревни, - вставила слово Иоко. - После того случая здесь всё забурлило. Народу хотелось о чём-то посудачить, вот и нашли причину.
        - И ему тогда ничего не было?
        - Почему же? - пожала плечами женщина. - Многие хотели выгнать его из деревни, но сжалились над матерью. Он ведь у неё один остался.
        - М-да, - я почесал макушку. - Знакомая ситуация. Из-за одного страдают остальные.
        - Но в отличие от других, - вновь заговорила Мива, - Амэ был неплохим парнем. Воровал очень редко, обычно на стрёме был, да и насилие… только с Эйми.
        - Хм, интересно, - что-то в этом деле показалось мне странным. Если парень был адекватным, то почему потащил девушку? Плохая компания? Но ведь не все такими были. Может, и он одумается. - Надо бы поговорить с этой Эйми.
        - Не получится, - покачала головой Мива. - Она недавно вышла замуж и уехала из деревни.
        - Куда?
        - Ближе к границе Ватанабэ. Но точно не знаю.
        Забавно. Если её обесчестили, то как девушке удалось так просто выскочить замуж? По любви? Впрочем, почему нет?
        - А за кого?
        - Говорят, за какого-то купеческого сынишку.
        - Ого. Как же ей повезло в жизни.
        - Над ней, вроде как, сжалились, - робко заметила Мива.
        - Что значит «вроде как»? - переспросил я.
        - Говорят у парня было доброе сердце, а Эйми к тому же красивая и умная.
        - Умная, значит, - история становилась всё более подозрительной, и мне это совершенно не нравилось. - Ладно, тогда у меня к тебе задание.
        - Конечно, - с готовностью ответила девушка.
        - Разузнай об Эйми и её муже. Чем больше подробностей, тем лучше. Справишься?
        - Конечно, Тсукико! - вырвалось у Мивы, но под пристальным взглядом матери она стушевалась и добавила полушёпотом: - Ито-сан.
        - Я, надеюсь, это всё, о чём ты хотел поговорить с ней? - Иоко посмотрела на меня.
        - Пока, да, - кивнул в ответ.
        Тогда женщина вновь перевела взгляд на дочь, и та, поклонившись и пожелав доброй ночи, убежала в свою комнату. Иоко сделала пару глотков чая и нежно на меня посмотрела.
        - Ты устал, Тсукико, - произнесла она. - Это видно по твоему лицу. Сколько ещё будешь взваливать на себя работы? Вот скажи, зачем тебе эта пигалица Эйми? Она же ничем особым не выделяется.
        - А разве я ищу особенных? - усмехнулся я и отпил из чашки.
        - Сколько я о тебе наслышана, то каждая твоя встреча с ваном приводит к чему-то… - она помахала рукой, будто не могла вспомнить подходящее слово, - непростому. Ты каким-то образом ворошишь осиное гнездо, в котором живут простые крестьяне. Достаёшь из их жизни нечто такое, что им самим не нравится. А после…
        - После они умирают, - хмуро закончил я.
        - Не все, - покачала головой женщина. - Мы ведь с Мивой до сих пор живы. Рангику и Асэми живы, твоя семья… - на этом слове она умолкла и виновато отвела взгляд. - Прости, не хотела вновь бередить старую рану.
        - Всё нормально, - вздохнул я и, сделав ещё глоток, поставил чашку на стол. - Не знаю, может, настой Рангику помог, а может, мне и правда пора приходить в себя.
        - Да неужели? - Иоко удивлённо вскинула брови. - Приятно слышать.
        - Рад, что тебе нравится, - улыбнулся я. - Эми была для меня… непросто близким ваном. После того как я спас Теруко от оборотней, между нами что-то появилось. Эми выхаживала меня несколько дней, залечивала раны, присматривала, чтобы я выкарабкался. Всё в точности, что делаешь ты, Иоко.
        - Благодарю, - кивнула та и хитро прищурилась. - Но если говоришь, что всё происходило в точности, как со мной, то что ещё вас связывало?
        - Не нарывайся, Иоко, - усмехнулся я и расправил плечи, будто хотел показаться шире, хотя сам не понимал, зачем это делаю. - Я делюсь с тобой сокровенным, но всё же…
        - Всё же? - она улыбнулась, и не дождавшись ответа, встала из-за стола. - Я понимаю, Тсукико. Есть вещи, которые меня не касается.
        С этими словами она собрала посуду на поднос и медленно пошла на кухню. Смотря ей вслед, не мог отвести взгляд от красивых бёдер, которыми женщина зазывно виляла из стороны в сторону.
        Зараза, ведь специально соблазняет.
        Но когда она скрылась в соседней комнате, я смог свободно вздохнуть.
        Уф, эта чертовка всё же довольно привлекательная особа.
        - Тсукико? - раздался её голос из кухни. - Можешь мне помочь?
        Как я откажу?
        Поднявшись с подушки, неспешно направился к ней. Но стоило повернуть за стену, как замер на месте.
        Передо мной стояла полуобнажённая Иоко. Её тёмное, но прозрачное кимоно висело лишь на женских плечах, открывая взору аппетитные груди. Стройное тело так и манило ухватиться за него, прижать и впиться в губы моей бывшей наложницы. А она именно этого и добивалась, азартно размахивая кошачьим хвостиком.
        - Тсукико, всё видно по твоим глазам, - тихо произнесла она и поманила пальчиком. - Иди ко мне и сделай то, чего желают наши тела.
        Да чтоб вас!
        Я на мгновение зажмурился, а потом, отмахнувшись от всех глупых мыслей, которые так и норовили забраться в голову, сделал шаг навстречу любовнице и протянул к ней руки.
        Глава 10
        Наши тела переплетались, словно ветви в кронах деревьев. По площади разносились сладостные стоны. Женщина сидела на мне и активно двигала бёдрами. Я же, упёршись руками о камни, помогал ей. Запрокинул голову и зажмурился от наслаждения. Глубоко входя в неё, срывал с пылких губ крики страсти. Она вцепилась в мою спину ноготками и слегка оцарапала кожу.
        - Тсукико, - прохрипела Эми над самым ухом.
        - Эми?! - я вздрогнул и разомкнул веки.
        На мне продолжала восседать рыжая красотка с бледным лицом. Её глаза покраснели, а изо рта стекала тонкая струйка крови. Белое кимоно с огромным тёмно-красным пятном, в центре которого торчал нож. Всё так, как было на площади, за исключением занятия любовью.
        Мы находились на том же месте, где она погибла, вокруг стояли ваны, чьи лица надёжно скрывали тени. Но я чувствовал, что на нас обращены сотни взглядов. Насмешливых и презрительных.
        - Тсукико… - вновь прохрипела женщина, после чего вцепилась грязными ногтями мне в ноги.
        Я закричал от боли, дёрнулся в сторону и… проснулся.
        - Тише, тише, - кто-то принялся меня успокаивать, положив тёплую ладонь на грудь. - Всё хорошо.
        Первые несколько секунд я не понимал, что происходит. И только потом осознал, что лежу на татами на чердаке своего нового дома. А рядом шепчет испуганная Иоко.
        - Всё хорошо, Тсукико. Я рядом, успокойся.
        Посмотрел на женщину и невольно хмыкнул. В тот момент она выглядела, словно моя постоянная партнёрша. Назвать её девушкой… впрочем, почему нет? Ведь тогда она выглядела, как моя девушка, старающаяся успокоить своего возлюбленного.
        Возлюбленного? Да что творится у меня в голове?
        - Снова кошмар? - спросила она, приподнявшись на руках.
        Вместе с этим с её тела спало тонкое одеяло, обнажив пышную и красивую грудь. Но женщину это не смутило.
        - Да, - тихо ответил я. - Видимо, травы Рангику не помогают.
        - Не всё сразу, - женщина нежно провела рукой по моей щеке и плечу. - Вскоре всё наладится.
        - Надеюсь на это, - пробурчал в ответ.
        - А пока ложись спать, - улыбалась та. - Завтра много дел, ты ведь сам говорил.
        - Постараюсь, - я послушно опустился обратно. - Вот только сон убежал, словно испуганная собака.
        - Это не проблема, - в её глазах блеснули заводные искорки.
        Иоко отбросила одеяло в сторону и вновь взобралась на меня. Её рука скользнула вниз и ухватилась за то, к чему тянулось. Я хотел было воспротивиться, но женщина не позволила сказать и слова, страстно меня поцеловав. После чего мне удалось легко проникнуть в неё. А дальше… дальше Иоко делала то, чего мы оба желали.

* * *
        Утро встретило меня не совсем приветливо. Солнечные лучи только-только пробивались из-за горизонта, а я вновь распахнул глаза и уже не мог уснуть. Почему? сам не знаю. Сон просто пропал. Так же, как и Иоко. Повернувшись набок, сделал глубокий вдох. Аромат её волос приятно щекотал нос. Но стоило об этом подумать, как тут же вскочил на месте.
        Чёрт, да что происходит? Откуда в тебе такая сентиментальность, Тсукико? Возьми себя в руки.
        И вместе с этим пришла другая мысль.
        А может действуют травы Рангику? Может, так и надо, расслабиться и наслаждаться друг другом и жизнью? Вот только у меня на этот счёт есть серьёзная проблема - моя жизнь непростая. Ямадзаки собирает армию, с запада вновь готовятся вырваться мору, а семья… но, возможно, уже сегодня с одной проблемой мне удастся разобраться.
        Я поднялся и с усмешкой посмотрел на разбросанные вещи. М-да, вчера вечером мы были слишком активны с Иоко. Надеюсь, Мива этого не заметила. Интересно, женщина спит у себя или тоже проснулась?
        Одевшись, осторожно спустился на первый этаж, но никого там не застал. Отлично, значит, получится улизнуть из дома незамеченным. Приоткрыв дверь, ещё раз оглянулся, а после выбрался на улицу.
        Снаружи оказалось прохладно. Но именно это меня и взбодрило. Подошёл к бочке, набрал в руки ледяной воды и умылся. Вытерев лицо, довольно улыбнулся.
        - Ладно, - вздохнул и взъерошил волосы. - Пора и честь знать.
        С этими словами направился к воротам.
        Следовало бы наведаться в поместье, хотя и не особо хотелось. Честно говоря, я надеялся, что сейчас произойдёт то, из-за чего и правда смогу задержаться. Понимал, что оттягивать этот момент нельзя, но всё ещё страшился смотреть в глаза Джиро и Акайо. Ведь они потеряли члена своей семьи, и всё из-за меня.
        И, выйдя со двора, получил именно то, что желал.
        - Ито-сан? - передо мной, словно из воздуха, возник невысокий темноволосый ван в потёртой одежде. - Я пришёл от господина Аола. Он просит вас…
        - А при чём здесь ты? - грубо перебил я вана. - Аол помнит, что был уговор - связываться через Мидзу?
        Незнакомец слегка поморщился, но постарался не выдавать своё отношение ко мне. Вместо этого, он вновь поклонился и залепетал:
        - Мидзу был занят, поэтому господин Аол попросил меня сообщить вам, что есть новости. И вам желательно поскорее встретиться, пока ничего не изменилось.
        - А что может измениться? - нахмурился я.
        - Увы, - тот развёл руками. - Не могу знать, - после кивнул в сторону Катаме. - Так вы едете?
        Что мне оставалось делать? Конечно, всё выглядело довольно подозрительно. Настолько, что я был практически уверен - меня заманивают в ловушку. И всё же несколько смущало то, что бандиты всех сортов никак не могут взять в толк, что со мной лучше не иметь дел. Неужто они не верят в то, что рассказывают на улицах? Ведь по большому счёту все эти сказки правдивы. Так почему они продолжают на меня идти с мечом в руках?
        - Ито-сан? - слева послышался голос одного из воинов, дежурившего у приюта.
        Увидев, что к нам направился солдат, незнакомец вздрогнул и сжался, словно мышь. На что ты наделся, идиот? Думал, попадёшь на наши земли и сможешь спокойно гулять и угрожать ванам Ито?
        - Всё нормально, - я вскинул руку и остановил воина. - Лучше приведи мне коня, надо кое-куда съездить.
        - Слушаюсь, Ито-сан - поклонился тот и ушёл.
        Незнакомец же, стоящий напротив меня, облегчённо вздохнул. А я усмехнулся и покачал головой. Наивные…

* * *
        Пока скакали верхом, незнакомец не промолвил ни слова. Даже не представился. И это ещё одна причина подозревать неладное. Однако я прекрасно понимал, что простым ванам меня не одолеть. Тем более после того, как я овладел новыми магическими приёмами.
        А что, если у них есть маги? Тогда дело обернётся против меня. Глупо ты поступил, Тсукико. Чем же думал раньше? Расслабился? Пожалуй, ночь с Иоко подействовала слишком умиротворяюще, теперь потерял всякий страх и стал… хм, а кем именно я стал? Более самоуверенным или просто уверенным в себе? Ведь это два разных человека, и грань между этими ипостасями весьма тонкая.
        Но меня не кусала интуиция, не раздирали переживания и мысли о подставе. Я понимал, что попаду в неприятности, но чувствовал себя совершенно спокойно. Действие ли это отвара кицуне или же мне и правда ничего не угрожает, не знал. Поэтому молча ехал вслед за провожатым. А тот вёл нас прямиком к строящемуся мосту, чему я ничуть не удивился.
        Уже за десяток дзё были слышны крики строителей. Неуёмные ваны, кажется, и спать не ложились. Однако, подъехав к берегу, увидел полусонных рабочих, которые и ругались лишь для, чтобы окончательно проснуться и привести себя в порядок. Но, увидев меня, заткнулись. И даже ваны Ямадзаки прикусили языки.
        Бросив взгляд на своего провожатого, увидел, как тот вновь сжался, будто боялся, что рабочие бросятся меня отбивать от вероломного похитителя. Конечно, этого не произошло.
        - Ито-сан, доброго вам утра! - послышались крики. - Чего ж вы так рано встали?!
        - Дела, - коротко ответил я и, кивнув ванам, спустился следом за провожатым к реке.
        Пока не было моста, рабочие и крестьяне переправлялись на лодках и небольших паромах. На одном таком могли уместиться как лошади, так и их наездники. Туда-то мы и направились.
        Погрузившись на борт, я взмахнул на прощание ванам рукой, и те ответили тем же с довольными рожами. Я понимал, что многие из них считают меня легендой, а кто-то думает, что большая часть историй про монстров и лунный меч всего лишь выдумки. Однако никто не мог отрицать того, что я член семьи Ито, внук, хоть и приёмный, старика Джиро. И каждый считал честью оказаться рядом или в поле зрения своих хозяев. Не знаю почему. Может, таким образом, они надеялись на какие-то поблажки или просто хотели показать, насколько преданы (лишь бы искренне). В любом случае, когда я с ними общался лично, то чувствовал некую благотворную атмосферу. Обычные ваны гордились простым для меня разговором.
        Вскоре причалили к противоположному берегу и осторожно сошли. То тут, то там был разбросан строительный мусор, чего на нашей стороне я не наблюдал.
        М-да, ваны Ямадзаки не особо культурны. Впрочем, ничего удивительного, каков правитель, таков и народ.
        - Нам сюда, Ито-сан, - провожатый указал на западную часть деревеньки.
        Когда-то там я столкнулся с оборотнями, а после сразил их вожака. После было ещё много приключений на этой стороне, но о них не время вспоминать.
        Мы поднялись в деревушку. Незнакомец вёл лошадей, держа их под узду. Из домов постепенно выползали сонные ваны, но, увидев нас, замирали на месте, провожая удивлёнными взглядами.
        - Вас знают даже здесь, - усмехнулся мелкий попутчик.
        - Приходилось наведываться, - ответил я. - Общались с Пошоном.
        - Увы, теперь он далеко отсюда, - пробормотал тот. - Уехал сразу же, как потерял сына.
        - Знаю.
        А знает ли этот охламон, что именно я убил его сына. После чего отрубил голову колдуну в башне? Скорее всего, да, но делает вид, что не в курсе. Что ж, ладно, его проблемы. Тоже, наверное, считает это выдумкой.
        Он провёл меня до конца улицы, и вновь повернул к реке. Там тянулись в несколько рядом высокие амбары, где, судя по всему, свои вещи оставляли рыбаки. А может и кто другой. И я больше склонялся ко второму варианту.
        - Господин Аол сказал, что будет ждать вас здесь, - неуверенно пробормотал провожатый. Наверное, сам удивился, что никто нас не встречает.
        Но вот из одного амбара появилась знакомая наглая физиономия торгаша.
        - Ито-сан! - наигранно добродушно воскликнул он. - Рад вас видеть! Думал, что уже…
        - Почему не через Мидзу?! - перебил его я, направляясь к толстяку.
        - Зачем нам посредники? - улыбался тот. - Мой ван добрался до вас быстрее, чем этот заморыш…
        В ту же секунду я ринулся к нему и за мгновение оказался рядом. Схватив за ворот, приподнял над землёй и злобно прорычал в лицо:
        - Не смей так называть моих ванов, иначе лишишься головы.
        Аол испуганно задёргался у меня в руках и запричитал:
        - Что вы, что вы, Ито-сан. Я и не думал оскорблять Мидзу. Просто я знаю этих ванов, и на что они способны. Вам не следует…
        - Заткнись, - отпустил толстяка и тот грузно рухнул под ноги. - Говори, что хотел. Ты нашёл родителей похищенных детей?
        - Да, - ответил тот, уже не скрывая злости. - Пройдёмте, вас ждут внутри.
        Он подскочил и засеменил в амбар. Мне оставалось последовать за ним. Однако, сжав кулак, почувствовал лёгкую дрожь, прошедшую по телу. И краем зрения заметил тонкие голубые линии на руках. Если кто-то готовит ловушку, то горько об этом пожалеет.
        Глава 11
        Аол прошёл дальше, прекрасно ориентируясь в темноте. Мне же понадобилось несколько секунд, чтобы глаза свыклись с мраком. А когда всё же удалось осмотреться, то пренебрежительно ухмыльнулся.
        Мы оказались в просторном помещении. Высоко над головой деревянная крыша, подпёртая длинными балками. По сторонам стояли различные ящики, образуя нечто вроде коридора, ведущего к «залу». Именно туда и направился торгаш. Впереди, в лучах света, увидел нескольких ванов, сидящих в центре склада.
        - Ито-сан? - Аол подошёл к незнакомцам и повернулся ко мне. - Я не смог найти всех, но вот эта семейная пара говорит, что потеряла сына.
        При этих словах ваны поднялись и повернулись в мою сторону. Но даже с моим зрением, я не мог разглядеть их лица, скрытые в тени капюшонов. Незнакомцы походили на каких-то отшельников, в длинных грязных плащах, ссутулившиеся и невзрачные. Подозрения усилились, я был практически уверен, что под видом найденных родителей скрываются разбойники.
        - Аол, - начал я, остановившись посреди «коридора». - Неужто ты считаешь меня таким идиотом?
        - Я не понимаю вас…
        - Закрой рот, - прервал его и покачал головой. - Хватит игр. Сколько вас здесь?
        После этого на лице торгаша появилась ехидная ухмылка. Он ощерился и, гордо вскинул голову, заговорил:
        - Хорошо, я не сомневался, что ты, щенок, обо всём догадаешься.
        Ох, ну что с вами делать?
        Позади послышались сдавленные смешки. Я лишь слегка повернул голову и заметил, как два силуэта прикрыли двери и встал за спиной, обнажив изогнутые клинки.
        Так, уже пятеро, включая торгаша, хотя я сомневался, что он способен на достойную драку.
        Справа и слева послышался шорох. Покосившись туда, увидел ещё двоих разбойников, взобравшихся на ящики, что возвышались над моей головой. Но эти ваны были вооружены луками. А те, что стояли впереди, спрятавшись под капюшонами, сбросили плащи и так же ощерились, достав кинжалы.
        - Семеро? - спокойно переспросил я. - Серьёзно? И это всё, что ты нашёл?
        - Хватит насмехаться, мелочь! - рявкнул Аол. - Мне надоели безумные истории об охотнике на монстров! Думаешь, я поверю в то, что какой-то мальчишка способен прогнать клан Ватанабэ?! Не смеши меня, вам помогали!
        - Интересно, кто? - я склонил голову набок.
        - Пока не знаю, но уже скоро выясню. Как только доделают мост, Ямадзаки пустит по нему свои войска. Тогда вам точно не устоять! - торгаш схватился за пухлый живот и затрясся в мерзком смехе.
        - Не вижу ничего смешного в этой ситуации, - сказал я. - Ты хоть понимаешь, сколько невинных погибнет в пылу битвы?
        - И что? - он раскинул руки. - Ваны подыхают пачками каждый день. Уж мне ли не знать. Мы с Сидзаки долго водили караваны с рабами, где те помирали, как мухи. Пока не появился ты и не…
        Я не позволил ему закончить. Время замедлилось, а я побежал сквозь густой воздух к противнику. Аол сам признался, что был одним из похитителей детей, большего мне и не надо.
        Оказавшись слева от него, схватил вана за руку и дёрнул, что было сил. В ту же секунду время вновь пришло в норму, а рядом послышался хруст костей и жуткий вопль. Мне удалось оторвать руку торгаша по локоть и повалить его наземь.
        Одновременно с этим, позади опомнились разбойники. Первым успел ударить кинжалом, но я легко отвёл лезвие в сторону голой рукой, которая покрылась голубым пламенем. И сразу же ударил ногой в грудь второго вана, что уже замахнулся на меня. Противник отлетел в сторону и жутким грохотом и треском разбил несколько ящиков.
        Послышался свист стрел. Я присел и прикрылся левой рукой. От неё отделилось голубоватое сияние и превратилось в овальный щит, от которого с лязгом отскочили стрелы.
        Не поднимаясь, бросился назад. Над головой просвистело лезвие кинжала. Но в ту же секунду противник взревел от боли. На мгновение обернувшись, довольно усмехнулся. Оказалось, что стрелки у разбойников были так себе. Они продолжали атаковать, но, когда я отскочил с места поражения, попали в своего же, пробив тому левую стопу.
        Я вскочил и спрятался за широкой спиной разбойника, который продолжал рычать от боли и поминать всё, на чём свет стоит. Обстрел прекратился, но я чувствовал, насколько напряжены стрелки, выжидающие момент, чтобы спустить тетиву. Резко крутанулся на месте, схватив стоящего передо мной врага, и швырнул его в правого стрелка. Тот, не ожидая такого поворота, даже не успел уклониться. Они оба слетели вниз, разбив ещё несколько ящиков.
        Ко мне уже бежали оставшиеся двое бандитов, а лучник вновь начал стрельбу. Меня снова спас магический щит, а вот противника уже ничего не могло спасти. Вскинув правую руку, выбросил поток энергии, превратившийся в острое светящееся лезвие. Оно, словно огромная секира, пробило хлипкие ящики и разбило стену. Но вместе с грудой досок, на пол рухнули две неравные половины вана.
        Оставшаяся пара разбойников на мгновение притормозила, увидев, что произошло с их товарищами. Этого времени мне хватило, чтобы атаковать. Вмиг оказавшись между ними, увернулся от летящего кинжала. Лезвие вонзилось под рёбра второго вана. Тот заорал от боли и дёрнулся вперёд. Но я не позволил ему так просто уйти. Перехватив первого врага за запястье, рванул оружие вверх, так, что затрещали кости раненого. Всего в одно движение мне удалось разрубить врагу бок, откуда посыпались окровавленные и раскромсанные внутренности.
        Первый, видя, во что превратился его напарник, отпустил кинжал и рухнул на колени.
        - Прошу вас, Ито-сан, - взмолился ван. - Пощадите. Я ни в чём не виноват.
        - Да неужели? - злобно хмыкнул я.
        Слева раздался шорох и стон раненых. Тех, кого я отправил в полёт.
        Отлично, теперь у меня есть подарок для моих милашек.

* * *
        Собрать оставшихся в живых оказалось делом несложным. А чтобы не решились нападать или убежать, сломал каждому руку и ногу. Теперь точно не смогут ничего сделать.
        - Нет, нет, госпо… а-а-а! - заорал тот, что молил пощады.
        Конечно, о ней не могло быть и речи. И пускай сожалеют о том, что не погибли здесь и сейчас. Попасть в лапы джёрё намного худшая участь, чем быстрая смерть от моих рук.
        - А что ты теперь думаешь, торгаш? - я подошёл к Аолу и склонился над ним. - Всё ещё не веришь в рассказы?
        - Пошёл ты… - прохрипел тот, не в силах пошевелиться.
        Из открытой раны до сих пор хлестала кровь. Удивлён, что он вообще способен мыслить.
        - Я-то пойду, а вот тебе уже не судьба, - хмыкнул в ответ. - Но у меня есть предложение. Ты мне расскажешь всё, что знаешь о вашей банде, а взамен я дарую тебе лёгкую смерть.
        - Ну да…
        - Я серьёзно. Поверь, твоим парням не повезло. Сейчас я оттащу их в логово джёрё, которые беспрекословно меня слушаются. Знаешь, что паучихи вытворяют с пленными ванами?
        Несмотря на потерю крови, Аол ещё соображал, поэтому удивлённо вытаращился на меня.
        - Да, да, они существуют. Так же, как и наги, где я тоже являюсь королём, - злорадно усмехнулся. - Зря не послушал рассказы крестьян, ведь всё, что они говорили - правда.
        - Да кто ты такой?
        - Ваш личный кошмар.

* * *
        Мне удалось узнать то что хотел. Как оказалось, я и правда уничтожил основной канал по поставке (как бы противно это ни звучало) рабов. Конечно, нашёл не всех, но Сидзаки с компанией, включая Аола были одними из главных. И теперь остальные торговцы Ямадзаки истерично искал пути торговли с кланом Ватанабэ. Вот только последние были слишком напуганы смертью своего главы и более жестоким правлением его старшего сына, поэтому не выходили на контакт.
        Послушав это, довольно усмехнулся. Всё же мои труды не прошли даром. Работорговцы остались не у дел. Конечно, после такого они будут точить на меня зуб. И не один, а всю челюсть. Вот и решились на эту глупую ловушку. Отчаянные идиоты, но мне их не было жаль.
        - Ты обещал… - прохрипел Аол. - Отпусти…
        - Отпустить? - удивлённо вскинул бровь. - С какого это перепуга? Я обещал тебе быструю смерть, а не свободу.
        Торгаш захрипел и попытался повернуться, но не смог даже нормально пошевелиться.
        - И да, - на моём лице появилась злобная улыбка. - Я солгал.
        С этими словами схватил валявшийся рядом кинжал раненого разбойника и вонзил его в правый бок Аола. Тот вновь заревел во всё горло, попытался схватиться за оружие единственной рукой, но ничего не получилось. Я провернул клинок, но вынимать не стал.
        - Оставлю это здесь, - произнёс я злорадным тоном, встав на ноги. - Такая зараза, как ты, не должна распространяться на наших землях.
        - Чтоб ты… - торгаш не смог закончить. Он закатил глаза, а через мгновение испустил последний вздох.
        - Поделом, - я презрительно скривился и направился к поверженной четвёрке.
        Те лежали у входа, как попало. Я не собирался с ними церемониться, поэтому просто побросал наземь. Открыв двери, зажмурился от яркого света, но через секунду замер на месте. Прямо перед складом расположился небольшой отряд воинов Ямадзаки.
        - Стоять! - рявкнул один из них, судя по форме, капитан. - Ито Тсукико, вы обвиняетесь в убийстве…
        - Работорговцев, - перебил его я. - Тех, кто воровал детей у вас из-под носа и переправлял клану Ватанабэ. А те, в свою очередь, делали это со своими детьми и направляли сюда, - прищурился. - Или ты хочешь сказать, что подобные деяния в ваших краях приветствуются? - и уже более злобно добавил: - Любишь маленьких?
        Воин растерялся и попятился. Остальные тоже не знали, что делать. Направленные на меня копья, чуть поднялись к небу.
        В ту же секунду я увидел своего провожатого, прятавшегося за спинами солдат. Заметив мой взгляд, ван постарался спрятаться, но я стремительно бросился к нему. Пробежав меж воинов за долю секунды, схватил проходимца за шиворот и поднял в воздух.
        - Сучий потрох, - прошипел я, глядя ему в лицо. Перед глазами появились мелкие круги, я чувствовал, как по телу растекается энергия. Мне хотелось свернуть шею этому ублюдку, но я сдержался, уже зная, как поступить дальше.
        - Ито Тсукико, - вновь раздался голос капитана, но на этот раз более робкий. - Немедленно отпустите вана и поднимите руки.
        - Почему? - я покосился на него и сверкнул глазами.
        Видимо, это получилось буквально, так как солдаты дрогнули, но всё же не отступили.
        - Давай начистоту, - предложил я. - Эти мрази торговали детьми. Тебе это нравится?
        - Конечно, нет. Но судить их будут…
        - Никто их не будет судить, если ваш глава в этом замешан, - я развернулся к отряду, но вместе с тем не отпускал провожатого. - И Ямадзаки и Ватанабэ работали вместе. Да, они стравливали вас, как скот, а сами купались в деньгах, продавая ваших детей. Об этом мне сказал Изао, прежде чем убить себя.
        Капитан отряда удивлённо распахнул глаза.
        - В чём дело? Неужто вы не слышали историю о том, как я убил главу Ватанабэ? Так вот, это правда. И ни тебе меня останавливать, - усмехнулся. - Меня заманили в ловушку и напали. Я имею полное право делать со своими врагами то, что заблагорассудиться. Ты не согласен?
        - Ито… сан, - внезапно ответил тот и убрал копьё, после чего слегка поклонился. - Я не знаю, во что верить. Но, если всё, что вы говорите, правда, а в этом практически нет сомнений, то я лично сопровожу вас до парома и прослежу, чтобы больше никто не посмел напасть.
        - Что?! - взревел один из воинов и повернулся к капитану. - Ушу, ты спятил?! Он же покалечил нескольких наших неделю назад!
        - Отставить! - рявкнул капитан и посмотрел на говорившего, который и не думал униматься. - Они грабили крестьян. Просто так, по собственной воле! И их бы казнили, если б… - осёкся на полуслове, покосился на меня. После чего вздохнул и продолжил: - Ито-сан, я наслышан о ваших странствиях, но не могу просто так вам помочь. Всё, что в моих силах, сопроводить до реки и проследить, чтобы вы переправились на тот берег.
        - Отлично, - я кивнул на склад. - Там несколько трупов, лучше бы вам убраться, - повернулся к притихшему провожатому. - А ты направишься со мной.
        Глава 12
        Наша процессия выглядела внушительно. Несколько воинов вели человека из враждебного клана, но даже не думали его сковать в кандалы. Вместо этого, мне позволили взобраться на небольшую телегу, куда забросили раненых разбойников. Они до сих пор кричали от боли и от злости. Кто-то же, наоборот, молил о пощаде, вот только им её не видать.
        Крестьяне, встречавшие нас, почтительно расступались, не сводя любопытных взглядов. И даже ругань солдат не могла отпугнуть зевак.
        Вскоре мы добрались до реки, где нас уже поджидал паром и несколько воинов.
        - Ито-сан, - ко мне повернулся капитан. - Дальше, мы не имеем права вам помогать.
        - Я и не прошу об этом, - кивнул ему и спрыгнул наземь. - Благодарю за то, что выбрали правильное решение.
        С этими словами мы погрузились на паром и неспешно двинулись к нашему берегу. Единственно уцелевший ван - бывший проводник, лежал в углу телеги и испуганно озирался по сторонам. Видимо, лихорадочно соображал, как можно от меня убежать. И не находил ответа, так как это было невозможно.
        - В чём дело? - я насмешливо посмотрел на него. - Внезапно понял, куда влип?
        - Ито-сан, - пропищал тот. - Отпустите, прошу вас. У меня жена и дети…
        - Если говоришь правду, то ты добровольно от них отвернулся, когда решил заманить меня в ловушку.
        - У меня не было выбора.
        - Выбор есть всегда, - кивнул на покалеченных и связанных разбойников. - Они свой сделали и получат то, что заслужили, - пристально посмотрел на него. - И ты тоже.
        - Нет, прошу…
        Но я его не слушал. Врёт, как пить дать.
        Мы причалили к берегу, где уже ожидал небольшой отряд моих солдат во главе с Ичитаре. Ван вышел вперёд и внимательно осмотрел телегу.
        - Ито-сан, что происходит? - спросил он с виноватым видом.
        - Утреннее представление, - я пожал плечами. - Успокойся, твой вины здесь нет.
        - Но как же, ведь он… - посмотрел на проводника.
        - Ичитаре, - положил ему руку на плечо и пристально взглянул в глаза. - Неужто ты думаешь, что семеро разбойников смогут меня остановить?
        - Ито-сан, я не это хотел сказать…
        - Вот и не надо, - улыбнулся в ответ. - Я знал, куда шёл. Так что всё нормально.
        - Хорошо, - слегка поклонился тот. - И что теперь? Вас провести до деревни?
        - Нет, - покачал головой. - Сейчас мы отправимся в другое место. Но вам там лучше не появляться.

* * *
        Лес встретил нас мрачной тишиной. Даже птицы не щебетали, хотя я помню их песни ночью, когда сбежал из темницы.
        Притихли и мои пленники. Видимо, смирились с судьбой. Все, кроме бывшего проводника. Он без устали молил о пощаде, напоминания о семье и детях. В какой-то момент я даже поверил ему и хотел было изменить планы. Но уже через секунду он перегнул палку:
        - Ито-сан, прошу вас. У меня больная мать, которой нужен постоянный уход. Вы же не можете лишить единственного кормильца семьи? - лепетал тот. - Слухи, что о вас ходят, говорят о доброте и справедливости охотника на монстров. А моя тройня…
        - Тройня? - я повернул голову, так как сидел у изголовья телеги. - Ты же говорил, что имеешь всего двоих детей. Близняшек, мальчика и девочку. Имена только забыл.
        - Шиму и Им, - быстро ответил тот. - Но ведь моя жена беременна, а мать…
        - Больна, знаю, знаю, - отмахнулся от него, как от назойливой мухи. - Закрой уже рот. Если врёшь, то ври правдоподобно.
        - Я говорил правду! - взвыл он, видя, что мы свернули на заросшую дорогу. - Умоляю, господин! Отпустите меня! Я же ничего не сделал!
        Я бросил на него злобный взгляд.
        - Ты согласился помочь работорговцам! Ублюдкам, что продавали детьми! Думаешь, я такое потерплю на своих землях?
        - Но ведь… - он осёкся, увидев моё гневный взор, - вы были не дома…
        Я только усмехнулся и отвернулся от него.
        - Идиот.
        Он продолжал что-то болтать, но я не обращал на него внимания, а просто ехал вперёд. Телегу слегка бросало по сторонам, неудивительно, дорога к логову джёрё была ужасной. Но оно к лучшему, меньше ванов сюда забредёт. Я верил паучихам, знал, что они не посмеют тронуть кого-либо из крестьян или случайных путников, но рисковать не стоило.
        «Они сговорились, - внезапно в голове раздался тонкий женский голосок. - Готовятся и набираются сил».
        Скосив голову набок, увидел мелкого паучка, взобравшегося на плечо. Джёрё уже обо всём прознали и готовятся ко встрече. В телеге тоже есть пауки, подслушивающие перешёптывание и улавливая мимику и жесты разбойников. Хотели предупредить меня, благодарю, но давно в курсе, что они затеяли. Это логично, что ваны попробуют сбежать или отбиваться.
        «Наивные, - прошептала джёрё с лёгким придыханием. - Мы ждём тебя, наш король».
        Чёрт, и снова начнутся приставания гуманоидов. Сперва наги, теперь джёрё. Ладно, перетерплю, сейчас вообще не до этого.
        Через десяток дзё перед нами открылась широкая равнина, в центре которой возвышались разбитые горы. Позади послышался шорох, а после и новые мольбы о прощении. Но на этот раз они звучали неискренне. Проводник, чьё имя я так и не узнал, да и не желал знать, будто старался отвлечь моё внимание. А через пару секунд с диким рёвом на меня налетел один из бандитов, ударив небольшим ножичком меж лопаток. Однако, вопреки его ожиданиям, пробить мой костюм не удалось. Шкура мору вновь спасла мне жизнь.
        Я распрямил плечи и с ехидной улыбкой обернулся. Высокий и худощавый ван, кажется, тот самый неудавшийся стрелок, ошарашенно смотрел на сломанное лезвие.
        - Что, не ожидал? - ухмыльнулся ему в лицо, а в следующее мгновение резко схватил за руку и выбросил из телеги.
        Тот рухнул неподалёку, но тут же сжал покалеченную ногу и заорал во всю глотку.
        В ту же секунду вскочила ещё пара разбойников, однако нападать не собирались. Они спрыгнули с телеги и попытались скрыться в зарослях, откуда мы приехали. Смотря вслед хромающим идиотам, я даже бровью не пошевелил. Ведь буквально через несколько секунд оттуда донеслись крики, наполненные болью и ужасом. Их настигли джёрё, как я и рассчитывал.
        Взглянув на оставшихся, снисходительно бросил:
        - Ваша участь предрешена. Постарайтесь не опозориться перед лицом смерти.
        - Да чтоб ты сдох! - заорал раненый бандит. - Ублюдок, мать твою! Я найду тебя и прирежу, как свинью!
        - Это вряд ли, - из зарослей показалась высокая паучиха с хищной улыбкой на лице. - Никто не доберётся до нашего короля и не причинит ему вреда.

* * *
        Всё прошло настолько просто, будто мы проделывали это сотни раз. Разбойников облепили паутиной и потащили к горам. Ваны кричали, извивались, пытались вырваться, но ничего из этого не могло им помочь.
        Я стоял у телеги и смотрел вслед исчезающим в подземельях паучихам.
        Интересно, как у них выглядит дома? Голые каменные стены или что-то более опрятное, всё же они женщины…
        - Мы можем показать, - позади раздался нежный голос.
        Я вздрогнул от неожиданности и обернулся. Та самая джёрё, что сейчас была старшей, всё же смогла подкрасться ко мне незаметно.
        - Не делай так больше, - спокойно произнёс я, но та понятливо кивнула. - Это ублюдки из той же банды.
        - Я знаю, - она подошла ближе. - Я многое о тебе знаю, мой король.
        - Не сегодня, - нахмурился я. - Давай хотя бы сейчас ты оставишь меня без своих соблазнительных речей.
        - Так они всё же соблазнительны?
        - Соблазняющие… - я замялся, не зная, как именно выкрутиться из ситуации. - В общем, ты поняла. Я не хочу выслушивать про то, что мне предстоит с вами…
        - Вступить в связь, - подсказала она.
        - Пусть так, - кивнул в ответ.
        - Вас что-то гложет, мой… - но, увидев суровый взгляд, исправилась, - Ито-сан.
        - Ты ведь читаешь мысли, зачем спрашиваешь?
        - Вы переоцениваете мой талант. Мне удаётся лишь улавливать отрывки мыслей и общее настроение, но полностью знать то, о чём вы думаете, нам не под силу.
        О как, хоть что-то хорошее за день.
        - У меня за душой слишком много того, чего никому не собираюсь говорить.
        - Эми, - произнесла джёрё и отшатнулась, когда я бросил на неё суровый взгляд. - Простите, если задела вас.
        - Всё нормально, - я постарался успокоиться и вновь повернулся к горам. - Пора привыкнуть к этому. Других проблем тоже хватает.
        - Может, мы способны вам помочь? - робко поинтересовалась паучиха.
        - Интересно, чем? - хмыкнул я, а потом задумался. - Хотя… вы ведь хороши в поисках.
        - Смотря что или кого необходимо найти.
        - У нас в приюте больше десятка беспризорных детей с земель Ямадзаки. Я хочу найти их родителей, но ван, которому я это доверил, предал меня, - указал на подземелья. - Собственно, это его шайка.
        - Хотите, чтобы мы разыскали и привели к детям их родителей? - джёрё подошла настолько близко, что я почувствовал её тепло.
        - Нет, покачал головой. - Просто найдите их и узнайте кем те являются. Если их родственники нищие или больные, то будет лучше, если дети останутся у нас.
        - Но ведь и нищие с больными тоже могут любить своих отпрысков.
        - Могут, - согласно кивнул я. - Но если они уже считают их пропавшими или погибшими, то так будет лучше для всех. Сейчас дети в тепле и относительном уюте. Сыты и согреты любовью наших ванов. Я не собираюсь бросать их на улицу только из-за того, что там их любящие родители, - после вновь задумался. - Но если те будут порядочными ванами, то можно будет пригласить их и на наши земли, место найдётся всем.
        - Вы слишком добры, Ито-сан.
        - Почему ты постоянно называешь меня так? - посмотрел джёрё в глаза. - Раньше я был для тебя просто Тсукико.
        - Разве вам это не нравится? - удивлённо переспросила та. - Вы наш король, хотите вы этого или нет. Поэтому и обращаюсь с почтением.
        - То есть до этого было без почтения?
        - Я всегда вас уважала, - улыбнулась та и наклонилась ближе. Теперь её красивое, хоть и серое лицо, находилось рядом с моим. - Просто ищу верный подход.
        - Ты всё никак не уймёшься, - усмехнулся я.
        - Нет, пока не добьюсь своего, - провела ладонью по моей щеке. - Но теперь вам не отвертеться.
        - Ты это к чему?
        - Мы исполним вашу просьбу и поищем родителей. Но взамен прошу у вас поцелуй.
        - Что? - теперь опешил я. - За это и поцелуй?
        - Хотите сказать, что детское счастье не стоит даже такого пустяка?
        Стерва, задела за живое.
        Вместо ответа, я схватил её за лицо и притянул к себе, впившись в пухлые губы. Я ожидал холода или чего-то склизкого, мерзкого, но… поцелуй паучихи ничем не отличался от обычных. Такой же страстный и жгучий, но одновременно с этим нежный и жадный. Видимо, джёрё долго ждала.
        А когда отпустил её, то увидел в чёрных глазах искорки счастья и похоти.
        - На этом всё, - сразу выставил перед собой руки.
        - Я и не собиралась настаивать, - лукаво улыбнулась та и перешла к делу. - Наши дети сегодня ночью заберутся в приют. Необходимо узнать запах детей, чтобы выйти на их родственников. Не знаю насколько сильно будет наше влияние на землях Ямадзаки, но мы постараемся.
        - Благодарю, - кивнул ей.
        - Не стоит, ведь мы ваши преданные слуги.
        После этих слов над равниной прокатился крик, доносившийся из пещер. Первый из пленников поплатился за содеянное.
        Глава 13
        Возвращаясь в поместье, меня терзали гнетущие мысли. Что, если проводник говорил правду? Выходит, я оставил беременную неко с двумя отпрысками и больной матерью? Плохо дело. Надо бы узнать обо всём у Мидзу. Думаю, он сможет разыскать семью убитого, если тот, конечно, не врал. Ну а там посмотрим, что делать дальше.
        Выезжая из леса, встретил на дороге Ичитаре. Воин сидел в седле и нервно озирался по сторонам.
        - Ито-сан! - радостно воскликнул он и подъехал. - Наконец-то вы вернулись.
        - Были сомнения? - удивлённо переспросил я.
        - Что вы, конечно, нет, - покачал головой тот. - Просто после сегодняшнего моего проступка места себе не нахожу.
        Ван поравнялся со мной и поехал рядом.
        - Я тебе уже говорил, что никакого проступка нет.
        - Но как же? Ведь не углядел, позволил врагу добраться до вас…
        - Ладно, - перебил его я, не желая выслушивать подобные речи. - Давай так, если хочешь загладить вину, которая только в твоих глазах, то необходимо сегодня же связаться с Мидзу. Знаешь такого?
        - Нет, господин. Но обязательно найду.
        - Это несложно. Он живёт в деревушке вниз по течению Катаме на стороне Ямадзаки, - при этих словах Ичитаре напрягся. - Тебя никто не тронет. Даже стража беспрепятственно пропускает наших ванов. Просто переоденешься в крестьянина.
        - Как скажете, Ито-сан, - поклонился тот. - А для чего он нужен? Привести к вам?
        - Нет, сейчас я отправлюсь в поместье. А ты поезжай к Мидзу и попроси разузнать о том ване, что сегодня заманил меня в ловушку. Думаю, вместе вы быстро разберётесь.
        За этим разговором доехали к нашей деревне, где я спрыгнул с телеги и посмотрел на приют, откуда доносился звонкий детский смех.
        - И ещё, Ичитаре, - строго взглянул на парня. - Ты оставил свой пост, хотя такого приказа не было. Нехорошо.
        - Прошу прощения, Ито-сан, - воин спрыгнул с лошади следом за мной. - Такого больше не повторится.
        - Очень надеюсь. А теперь направляйся к Мидзу.
        - Слушаюсь, господин, - он ещё раз поклонился и отправился в противоположную сторону.
        Я же двинулся к своему дому. Но стоило оказаться рядом с воротами, как позади послышались быстрые шаги. Обернувшись, увидел приближающегося Кабэ.
        - Наконец-то вы вернулись, Ито-сан, - поклонился счетовод. - Нам пора в поместье. Все ждут только вас.
        - Неужто всё настолько плохо? - напрягся я. - Что-то срочное?
        - Не могу знать, - пожал тот плечами, но на его лице заиграла лёгкая улыбка. - Однако смею заметить, что настроение у вашей семьи весьма и весьма радостное.
        Что ж, уже хорошо. Значит, морали за опоздание мне читать не будут. Но… смотреть им в глаза мне всё ещё было страшно. И всё же пора с этим бороться. Оттягивать неизбежное больше нельзя.
        - Едем, - коротко бросил я и тяжело вздохнул.
        М-да, Тсукико, рубить монстров и бандитов намного проще, чем отвечать за свои поступки перед родственниками.

* * *
        - Что у нас вообще творится? - спросил я у счетовода, когда мы отъехали на приличное расстояние от деревушки.
        - Сложно рассказать в двух словах, - неуверенно отозвался тот.
        - Так расскажи подробнее. Нам ещё долго ехать.
        - Хорошо, - он задумался, а потом начал: - После того, как Ватанабэ ступили на наши земли, всё пошло коту под хвост. Они успели забрать с собой посевы и скот, разорили несколько крупных ферм и пастбищ. Конечно, сейчас это всё восстанавливают, но, сами понимаете, не так-то быстро справиться со следами варваров.
        - М-да, - я цокнул языком. - Не могли они спокойно жить, надо было обязательно с кем-нибудь повоевать. Идиоты.
        - Что есть, то есть, - с улыбкой кивнул счетовод. - Но постепенно всё восстановиться. Господа Ито уже вовсю трудятся.
        - Это хорошо, - ответил я. - Надо бы и мне подключиться.
        - Разве вы ничего не делаете? - странно усмехнулся Кабэ.
        - Что смешного? - я нахмурил брови.
        - Простите, Ито-сан, - извиняясь, поклонился тот. - Не хотел вас обидеть. Просто не понимаю, о чём вы говорите, ведь все прекрасно знают, что вы сделали для наших земель. Думаю, одно лишь то, что смогли прогнать Ватанабэ уже о многом говорит.
        - Видимо, не так удачно всё получилось, как хотелось бы.
        - Может быть, - не стал спорить счетовод. - Возможно, об этом и хотят поговорить ваши родственники. Дать вам какое-нибудь новое задание. Ведь я видел насколько сильно они устают. Особенно господин Джиро.
        - Надеюсь, с ним всё в порядке? - насторожился я.
        - Да, конечно, - спохватился ван. - Ещё вчера видел его в полном здравии. Так что не переживайте, вряд ли причина вашего визита будет состоять в этом.
        - Очень хочется верить, - вздохнул я, вспомнив ужасное пятно, которое показал мне старик относительно недавно. Или давно? Столько всего произошло, что кажется, будто прошло несколько лет. А на самом деле… - Кабэ, - я посмотрел на счетовода, - ты ведь ещё числишься за мной?
        - Отчасти, да, Ито-сан.
        - Хорошо, тогда составь мне список всех необходимых дел, что требуются в моей и ближайших деревнях. Будет над этим работать, - немного замялся. - И, если найдёшь следы или россказни о каких-нибудь монстрах, сразу же доложи. Я к ним наведаюсь.
        - К чудищам? - тот вопросительно посмотрел на меня, после чего улыбнулся. - Хотите размять кости и помахать мечом? Правильное решение, заодно и отвлечётесь.
        Помахать мечом?
        Невольно потянулся к оружию, но тут же отдёрнул руку, вспомнив слово, данное самому себе. Меч доставать только в сложной ситуации. Сейчас же нет смысла к нему прикасаться. Да и с монстрами, по типу гюки или кэукэгэна смогу расправиться голыми руками. Теперь-то уж точно.
        - Но, если уж вы об этом заговорили, то есть слухи о чём-то, что водится за одной деревней, - робко произнёс счетовод. - Не хотел вас этим беспокоить, так как никто не пострадал. Пропала лишь пара свиней, да диких зверей, кто-то терзает. Крестьяне порой находят кровавые ошмётки, да следы странные.
        - Что в них странного?
        - Говорят, что они похожи на человеческие. Только у этого неизвестного нога когтистая.
        - Призрак?
        - Не знаю, Ито-сан, - пожал плечами тот. - Я в этом мало чего понимаю, но, если желаете, расспрошу местных.
        - Сделай это обязательно, - ответил я. - И чем раньше, тем лучше.
        - Понял вас, господин. Как только довезу вас до поместья, сразу же займусь.
        - Благодарю, - я улыбнулся счетоводу, и тот ответил тем же.

* * *
        Не прошло и часа, как мы оказались у высокой стены, ограждавшей мой старый дом. Ваны, приметив нас, почтительно кланялись. Стражи, стоявшие у врат, распахнули глаза, будто приведение увидели.
        - Ито-сан? - склонились чуть ли не пополам. - Давно вы к нам не приезжали.
        - Был занят, - коротко ответил я и проехал во двор вместе с Кабэ.
        - Здесь я вынужден вас оставить, - произнёс счетовод и повёл свою лошадь в сторону.
        - Не забудь, о чём я просил, - напомнил ему напоследок.
        - Уже сегодня привезу вам все новости, что смогу выведать, - отозвался тот и уехал.
        Я же неспешно направился к дому. Весть о моём приезде летела впереди меня. Поэтому, когда я оказался у ступеней, там уже стояла вся моя семья.
        Семья… это слово отозвалось болью в груди, ведь одного из нас теперь нет. И всё же, глядя на них, я радовался. Мне было стыдно признаться, но я страстно желал вернуться сюда, в уютный дом, где прожил столько лет, где меня приютили и любили, как родного, но…
        - Тсукико, - первым заговорил Джиро, чуть выйдя вперёд. - Ты заставляешь себя ждать.
        - Прошу прощения, Ито-сама, - я спустился наземь и низко поклонился им. - Неотложное дело, не мог оставить как есть.
        - Знаю, знаю, - мягко улыбнулся старик. - Снова бандиты. Нам уже доложили. Надеюсь, твои питомцы довольны подарком?
        - Вполне, - я не стал рассказывать, что джёрё мне не питомцы, а такие же жители. Не то время, чтобы об этом говорить. - Кабэ доложил, что у вас ко мне срочное дело?
        - А разве внук не может приехать к своему деду просто так? - усмехнулся Джиро, отчего я немного сконфузился. - Но да, ты прав. У нас есть новости, которые так же не терпят отлагательств. Акайо?
        Старик кивнул сыну, стоявшему рядом, и тот направился ко мне, расправив широкие плечи. Я напрягся, но постарался сохранить спокойствие. Ван остановился в шаге, а далее последовал короткий удар, от которого я не захотел уклоняться. Акайо наотмашь ударил меня по лицу, но оплеуха была настолько слабой, что походила больше на урок, чем на серьёзную угрозу.
        - Ты посмел бросить семью, когда она в тебе нуждалась, - заговорил он суровым голосом. - Вряд ли бы Эми гордилась таким поступком.
        Я промолчал, хотя в груди всё закипало. Не хватало ещё взорваться прямо здесь во дворе при всех посторонних и на глазах у сестёр. А те стояли за спиной матери и с печалью смотрели на меня. Что они сейчас чувствуют? Боль? Обиду? Или переживают за меня?
        Однако в следующее мгновение Акайо схватил меня и прижал к себе, будто родного сына.
        - Никогда так не делай, Тсукико, - пробасил он и тут же отпустил, словно стыдясь своих чувств. - Мы семья, помни об этом.
        Меня застали врасплох. Я не знал, что сказать. Всё изменилось за долю секунды. Казалось, что вот Акайо готов разорвать меня на части, а потом просит не уходить от них. Что вообще здесь происходит?
        И пока я стоял в нерешительности, ко мне подскочили сестрёнки, на лицах которых сияли улыбки.
        - Тсукико-кун, - Ай схватила за левую руку, а Теруко за правую. - Мы так скучали по тебе! Почему не приезжал? Правда, злишься на нас?
        - Не на нас, а на себя, - её сестра прижалась ко мне, чего раньше за ней не наблюдалось. - Он же дурачок, забыла, что ли?
        - Девочки! - шикнула на них пухлая Шинджу.
        Женщина приблизилась к нам со светящимся от счастья лицом. Мне так и хотелось назвать её мамой, но язык не поворачивался. Всё же она являлась для меня эталоном семьи, и мне жутко хотелось проснуться и нащупать на голове кошачьи уши. Оказаться не приёмным, а их родным сыном, ведь тогда…
        - Иди ко мне Тсукико, - женщина обхватила меня за плечи и слегка прижала к себе.
        Странно, раньше её объятия были настолько крепкими, что я чуть ли не задыхался, а сейчас… ну хоть кто-то помнит то, что я совершил.
        - Тсукико, - вновь заговорил Джиро, - нам предстоит о многом поговорить. Но это после, а сейчас пройдём с нами. Сегодня замечательный день, и ничто его не омрачит, даже твоё унылое лицо.
        - Да! - подхватила малышка Ай, радостно запрыгала рядом и потащила к поместью. - Сегодня у нас праздник! Будем…
        - Что?! - у меня невольно вырвался крик, но бороться с собой уже не было сил. - Праздник? Но ведь ещё не прошёл траур по Эми! Да как вы можете…
        - Я беременна.
        Эти тихие слова оказались для меня громче рёва толпы. Я сразу же заткнулся и перевёл взгляд на улыбающуюся Шинджу. Да, именно она это и произнесла.
        - Вы? - только и выдавил из себя.
        К женщине подошёл Акайо и нежно обнял за талию.
        Так вот почему она была так осторожна в объятиях. Вот почему они меня вызвали. Неужто у них будет сын? Ведь Акайо мечтал об этом всю свою жизнь!
        - Да, - Шинджу словно прочитала мои мысли. - Мы ждём мальчика.
        Глава 14
        Чёрт возьми, да в тот момент у меня будто гора с плеч упала. У них будет сын, прямой наследник клана Ито! И мне не надо терпеть намёки и уклончивые разговоры о том, что таковым должен быть я.
        Да и шут с ним! У них родится мальчик! Новый член нашей семьи! Мой племянник.
        - Это же прекрасно! - воскликнул я, плохое настроение вмиг улетучилось. Уж прости, Эми, но, думаю, ты бы радовалась так же, и не будешь осуждать наш восторг. - Но как?
        - Что «как»? - переспросил Акайо и усмехнулся. - Тебе надо рассказать, как это делается?
        - Нет, - я смутился и замахал руками. - Простите, Ито-сан, я не то хотел сказать. Просто не понимаю, как вы поняли, что будет именно мальчик.
        Вот тогда усатый ван вновь нахмурился. Но Шинджу спасла положение.
        - У меня есть редкий дар, Тсукико, - произнесла она. - Я вижу будущих детей. Стоит притронуться к телу беременной женщины, как в сознание всплывает образ маленького мальчика. Или девочки.
        - То есть вы видите будущее?
        - Можно сказать и так, - скромно ответила женщина, после чего нахмурилась так же, как и её муж и строго взглянула на меня, уперев руки в бока. - А теперь ответь мне, почему ты так похудел? Неужто твоя ненаглядная Иоко тебя совсем не кормит?
        - А вы ревнуете? - рассмеялся в ответ.
        - Даже не вздумай дерзить по этому поводу, - она схватила меня и потащила к поместью. - Мне всё равно, сколько у тебя в гареме женщин, но если не одна из них не может приготовить тебе достойный ужин, то к чёрту их всех!
        Ух, бой-баба!
        Я не мог сопротивляться, тем более в такой момент. Меня переполняла радость, дарующая крылья. Хотелось прыгать и смеяться. Казалось, что если оторвусь от земли, то взлечу к голубым небесам, а там…
        Там боги и Канон.
        Да и пошли они к чёрту! Сегодня явно не тот день, когда я должен грустить.

* * *
        Мы просидели за праздничным столом уже около часа. Веселились и болтали ни о чём, будто и не было никакого нашествия Ватанабэ. Но изредка я замечал в глазах собеседников печаль. Каждый помнил Эми и скорбел по ней. Даже место рыжей красавицы никто не занимал, и оно таки осталось пустым напоминанием об утрате. Но в ту же секунду тема менялась, и дом оглашал радостный смех.
        А стряпня Шинджу, боги. Какая же она прекрасная! Кто бы мог подумать, что я стану столь падок на простую еду. Хотя нет, стойте, какая же она простая? Моя приёмная мать была способна приготовить из чего-то обычного нечто нереальное. Такое, от чего у меня голова шла кругом.
        Вот и тогда, стоило мне положить в рот кусочек тушёной рыбы, как тот буквально растаял на языке, а приятное послевкусие дурманило разум, будто сладкое вино. И я попросту налетел на обеденный стол, набивая щёки всем, что там лежало.
        - Ну теперь я точно должна переговорить с Иоко, - строго произнесла Шинджу. - Это ж как ты оголодал? Неужто женщина настолько плохо готовит?
        - Нет, нет, нет, - замотал я головой, стараясь заступиться за «наложницу». Однако с набитым ртом вышло так себе. - Она прекрафно готофит. Профто я редко быфаю дома.
        - А вот это уже отдельный вопрос, - вступил в разговор Акайо. - Расскажи-ка нам, почему?
        Я взглянул на него. Вновь ван стал самим собой - серьёзным и хмурым.
        - Вы и так знаете, - ответил я, проглотив пищу. - Вам ведь докладывают о каждом моём шаге.
        - Надеюсь, ты не в обиде на нас за столь пристальное внимание? - с улыбкой спросил Джиро. Но я понимал, что под этим добродушным выражением скрывается напряжение и личный интерес.
        - Нет, - покачал головой и слегка поклонился ему. - Я прекрасно понимаю, зачем всё это, Ито-сама. Ведь теперь я ваш подданный со своей землёй и…
        - Не говори глупостей, мальчишка! - чуть ли не воскликнул Акайо, чего от него я не ожидал. Однако сегодня он мог позволить вести себя так, как захочет. Тем более наедине с нами. - Ты часть нашей семьи. И если захочешь, то я готов называть тебя своим сыном!
        О как. Интересный подход.
        - Я так понимаю, речь идёт о вашем предложении? - покосился сперва на него, потом на старика.
        - Ты давно член нашей семьи, Тсукико, - продолжил Акайо. - Хочешь того или нет, - после чего взглянул на отца и с усмешкой продолжил: - Но да, предложение ещё в силе. Выбор только за тобой.
        При этих словах Ай смущённо опустила взгляд, залившись румянцем. А вот бойкая Теруко, наоборот, гордо вскинула подбородок и с вызовом посмотрела на меня.
        Ух ты ж, и что мне теперь делать? Как-то разговор перетёк не в то русло.
        - Однако никто торопить тебя не собирается, - решил разрядить обстановку Джиро и поднял руку. - Нам и без того есть, что обсудить. Работы достаточно. Ватанабэ оставили слишком глубокую рану на наших землях, придётся зарыться в закрома и достать все запасы, чтобы помочь ванам.
        - Я тоже могу, - вклинился я в разговор, но Джиро чуть нахмурил брови, и пришлось сразу закрыть рот.
        - Мы знаем, что ты можешь, - кивнул он. - Поэтому подготовим для тебя нечто особенное. Такими талантами, - указал взглядом на меч, стоящий в углу, рядом со мной, - нельзя разбрасываться просто так. Ты ведь слышал, что сказал Изао перед смертью?
        - Вы говорите о монстрах, что они создавали вместе с Ямадзаки? Остроги в Пустынных землях?
        - Именно, - произнёс тот. - Уверен, после смерти отца, Акихико не станет сидеть сложа руки. Мы знатно подпортили им жизнь, собственно, как и они нам. Но нельзя допустить, чтобы они запустили к нам этих тварей, как сделал Ямадзаки.
        - Хотите, чтобы я пробрался к ним и нашёл монстров?
        - Вряд ли это получится так же просто, как с переходом через Катаме, - усмехнулся старик. - Кстати, мне доложили, что местные ваны в паре деревень от моста будут лишь рады примкнуть к нам. Ты произвёл на них впечатление, и теперь они терпеть не могут главу своего клана.
        - Лишь бы это не переросло в карательные зачистки, - скривился я.
        - Не думаю, что до этого дойдёт. Крестьяне хоть и простые ваны, но не настолько глупы, чтобы идти против Ямадзаки в открытую. Они пока что молчат, но в любой момент готовы встать на нашу сторону. Осталось лишь выгадать этот самый момент.
        - Я вас понял, Ито-сама, - снова поклонился старику. - Но что тогда от меня требуется?
        - Ты ведь победил в очередном Поединке Чести, - заговорил Акайо. - Теперь дом Усао принадлежит тебе. Необходимо наведаться туда.
        Чёрт, так и знал, что всё придёт к этому.
        - И ещё, Тсукико, - на лице усатого вана появилась добрая улыбка. - Ты должен вернуться живым и невредимым. У меня к тебе личная просьба.
        - Какая? - я напрягся. Неужто снова заговорит о женитьбе?
        - Когда родится Кэтсу, я хочу, чтобы ты стал его наставником.

* * *
        Кэтсу, они уже и имя выбрал для сына. Оно означает победу, видимо, Акайо был настолько рад малышу, что посчитал это настоящей победой. Впрочем, кто я такой, чтобы говорить об этом.
        А вот предложение Джиро отправиться к Ватанабэ, чтобы уничтожить монстров, выглядело интересным. Наверное, Кабэ был прав, мне не хватает хорошей встряски, чтобы прийти в себя. Вот только как туда попасть? Я же не могу просто так прийти на их земли и сказать, что явился в свой новый дом. К тому же, мне он и не нужен был. Сколько у меня уже поместий? Три. Если считать родное.
        Я сидел на порожках заднего двора и жевал травинку, глядя на цветущую глицинию. Мы просидели за столом весёлой компанией до самого вечера. После чего разбрелись кто куда. Конечно, стоило обговорить с главами мою предстоящую работу по геноциду монстров в Пустынных землях, но Джиро ушёл отдыхать. Всё же старику становилось хуже, это было видно по его лицу. И после смерти дочери он сильно сдал, морщины будто врезались в его кожу, углубились настолько, насколько возможно. Глаза смеялись, но я часто замечал, как в них появлялась тоска, а взгляд бегал по сидящим, словно старался увидеть хохочущую Эми. Но, увы, это уже невозможно.
        - Тсукико! - радостный голос слева заставил меня вздрогнуть от неожиданности. Обернувшись, увидел рядом сандаль. - Наконец-то ты одумался и вернулся в отчий дом.
        - Он не отчий, а приёмный, если забыл, - напомнил я с лёгкой усмешкой и вновь посмотрел на прекрасное дерево.
        - Да брось, - не унимался жизнерадостный кусок деревяшки. - Я ведь всё слышал, даже Акайо готов признать тебя родным.
        - Ага, если я женюсь на Ай или Теруко.
        - Не привередничай. Он сказал, что признает и без этого.
        - Акайо просто рад, что у него будет сын. Вот и разоткровенничался.
        - Глупости, друг мой, - бакэ подпрыгнул ближе, чтобы видеть моё лицо. - Но ты всё никак не можешь простить себя?
        - Как видишь.
        - Я думал, что сегодняшний разговор тебя подбодрил. Но понимаю, что ты вновь превратился в унылое…
        - Ладно, ладно, - рассмеялся я и повернулся к приятелю. - Да, ты прав, сегодняшняя наша встреча прошла как нельзя лучше, и я очень рад за свою семью.
        - Вот и отлично, - голос сандаля стал хитрым. - Тогда, может, отпразднуем это?
        - Нет, - покачал головой. - Я больше не пью. Тем более из камэоса.
        Казалось, что бакэ хочет что-то сказать, но в последнюю секунду передумал.
        - Тогда расскажи, как живётся на новом месте, - он снова подпрыгнул ещё ближе и чуть было не свалился со ступеньки, но вовремя остановился на краю.
        - Ты ведь слышал весь наш разговор, зачем спрашиваешь?
        - Потому что уверен, ты не всё рассказал. Есть вещи, о которых семье незачем знать, а вот со старым другом можно поделиться. Так что выкладывай всё, что накипело?
        Я хотел было вновь отмахнуться от него, но что-то внутри остановило. Собственно, почему бы и нет? Что меня останавливает? Может, если поделюсь своими переживаниями и выскажусь, то станет проще? К тому же, бакэ-дзори такой же попаданец, как и я. Единственный, кому я могу доверить сокровенные тайны.
        - Ну хорошо, - вздохнул я. - Но сперва ты.
        - Я? - удивился тот. - А что мне говорить? Всё как обычно, я же простой сандаль, которому…
        - Мне не это важно, - перебил его я. - В нашу последнюю встречу Эми знала, что я выполнил все её задания. А о своих настоящих подвигах я говорил только с тобой. Вот отсюда и вопрос. Не ты ли меня сдал?
        - Да ты, что? - возмутился тот и демонстративно отвернулся. - Как можешь такое обо мне думать? Неужто…
        - Бакэ? - я чуть надавил на деревяшку. - Признавайся.
        Тот вздохнул (чему я всегда удивлялся. Как это у него получается?) и снова посмотрел на меня.
        - Ну хорошо, признаю, я не мог удержаться. Тем более Эми соблазнила вкуснейшим вином, о котором можно слагать легенды.
        - Думаю, после такого, у тебя их появилось немало, - усмехнулся в ответ.
        - Ну, парочка точно есть, - уклончиво отозвался тот. - Если захочешь, то я расскажу.
        - Куда ж ты денешься, - с этими словами подхватил сандаль и понёс к глицинии. - Давай чуть уединимся. Не хочу, чтобы кто-то ещё узнал о наших тайнах. Но на этот раз я рассчитываю на тебя.
        - Буду нем, как рыба.
        - Как Негай?
        - Нет, с этим говорящим карпом меня не сравнивай, - усмехнулся бакэ. - У нас старые счёты.
        - А ты, я смотрю, успел и с ним пообщаться.
        - Было дело.
        Глава 15
        Разговор с бакэ-дзори и правда пошёл мне на пользу. Высказав ему всё, что накопилось на душе, стало легче. А вот сандаль заметно напрягся. Спрыгнув на мягкую траву, повернулся ко мне и серьёзным тоном произнёс:
        - Что-то неладное творится с этой Канон. Почему она так о тебе печётся? Да и рогатый тоже не просто так появился. Если ты сын Фуцунуси, значит, полубог. Но тогда богине милосердия от тебя что-то нужно. Такие вещи, как камэоса просто так не даются ванам.
        - Знаю, - кивнул в ответ. - Выходит, она всё просчитала, поэтому и отдала бутыль Саторэ. А он уже, в свою очередь, передал мне, вроде как случайно
        - Ты с ней больше не общался?
        - Нет, - покачал головой. - И не имею ни малейшего желания. Хотя иногда слышу её голос, если держу в руках камэоса.
        - Бутылка сейчас с тобой?
        Я кивнул на дом, где осталась вся моя поклажа.
        - Сумка там, но в руки больше не беру.
        - Хорошо. Хотя мне кажется, что если спокойно поговорить с богиней, то она может рассказать немало интересного.
        - Из интересного у нас только убийства да…
        - Ни слова больше, - взмолился бакэ. - Не говори об этом. Представь, какого мне, всё время торчать в виде деревяшки и только слышать да наблюдать за чужими утехами.
        - Да ты извращенец.
        - А что мне остаётся? Сам-то я ни на что не годен!
        - Ладно, ладно, - вскинул руки. - Буду знать о твоих увлечениях и больше с собой никуда не возьму.
        - Да брось, Тсукико, нам же было весело вместе.
        - Было, - не стал отнекиваться я. - Но…
        Договорить не получилось. На пороге появился хмурый Акайо и подозвал к себе.
        - Ну вот и поговорили, - криво усмехнулся я. - Надеюсь, бакэ, всё это только между нами.
        - Обижаешь, друг.
        Я поднялся к усатому вану и слегка поклонился.
        - В чём дело, Ито-сан? - поинтересовался у него.
        - Пройдём, Тсукико, - он первым двинулся в дом. - За тобой приехали.
        - За мной? - удивлённо переспросил я, но ответа не получил.
        Вместо этого, мы прошли в зал, где я увидел троих воинов в зелёной форме.
        - Ватанабэ? - ещё более озадаченно спросил я у Джиро, стоявшего здесь же.
        Кроме нас шестерых. в зале никого не было. Хотя я чувствовал, что за соседней стеной навострили ушки наши прекрасные женщины.
        - Ито-сан, - троица из другого клана почтительно поклонилась. А говорил тот, что стоял по центру, с алыми повязками на плечах. Видимо, главный в отряде. - По правилам Поединка Чести вам досталось всё, что ранее принадлежало нашему капитану Усао Сидзи. Мы приехали, чтобы сопроводить вас в поместье.
        Я покосился на Джиро.
        Зараза, а ведь он знал, что за мной едут, вот и начал этот разговор. Хитрый старикашка. Но вынужден признать, что всё спланировано именно так, как и нужно нашему клану, а идти против него я не могу. Ведь я поклялся, что верну клану Ито его былое величие. Ну а теперь расхлёбываю последствия своего решения.
        - Думаю, сейчас уже поздновато, - заговорил Джиро, выйдя вперёд. - Завтра утром отправитесь в путь. Вас разместят в гостевом доме. Надеюсь, вы будете вести себя достойно.
        Солдаты склонили головы, но не ушли, а вопросительно посмотрели на меня.
        - Так и сделаем, - ответил я. - Поедем завтра.
        - Как скажете, Ито-сан, - сказал командир и, в сопровождении нашего слуги, отправились на улицу.
        Я же обернулся к старику.
        - Ито-сама, вы знали, что они едут. Зачем утаили от меня?
        - Ты всё равно узнал, - пожал он плечами. - Но мы тебя подготовили.
        Теперь отправишься в свои владения и уже там решишь, что делать.
        - Но мне не нужен ещё один дом. Тем более на землях Ватанабэ.
        - Нужен или нет, решишь там, - ответил Акайо. - Захочешь, продашь или подаришь кому-нибудь. Сейчас же необходимо проехать на Пустынные земли и выяснить, что там творится. И вряд ли у нас ещё появится такая возможность.
        Что я мог сказать? Выбора нет, надо ехать и искать остроги, где выращивал монстров, пока беда не пришла ещё и с севера.
        - Хорошо, - согласился я. - Завтра отправлюсь вместе с ними.
        - Не только с ними, - вновь вступил в разговор Джиро. - Мы соберём небольшой отряд. Ты сам выбирай, кого возьмёшь с собой. В пути может случиться всё, что угодно, тебе ли не знать.
        - Тогда мне проще поехать одному. С тремя вонами я как-нибудь справлюсь. Если они решатся на меня напасть.
        - Нет, - покачал головой Акайо. - Не решатся. Они теперь твои слуги. И как бы тебя ни ненавидели, слово, данное Усао, не нарушат. Ваны перешли в твоё подчинение вместе с остальными крестьянами и слугами поместья.
        - Чёрт, - тихо выругался я.
        - Что? - усмехнулся он. - Боишься, что не потянешь такой гарем.
        - Гарем? - вскинул на него удивлённый взгляд.
        - Ну да, - кивнул усатый ван. - Усао был женат, причём сразу на двух неко. Поговаривают, что у командира были и любовницы. Но об этом ты уже сам узнаешь. Они теперь все твои.
        Ну отлично, приехали.
        - К тому же, - продолжил Джиро. - Там тебя ждёт неприятный сюрприз. Акихико собрал проданных детей и взрослых неко, что привезли с земель Ямадзаки. Не знаю, каким образом, но теперь они все так же принадлежат тебе.
        - Что?! - удивлённо воскликнул я. - Всё-таки он их нашёл?
        - Я не знаю, - старик покачал головой. - Возможно, что это не все, но, как мне донесли, в поместье покойного Усао сейчас находится дюжина бывших рабов. С ними придётся поработать. Поэтому возьми с собой нужных ванов. Тебе понадобится помощь.

* * *
        Кабэ приехал чуть позже. Мы разместились с ним на порожках поместья. Счетовод уважительно стоял напротив и рассказывал о новостях, что смог узнать из уст крестьян. Я же сидел и внимательно его слушал.
        - Никто не видел это существо, хотя говорят, что выглядит оно жутко.
        - Как так? - удивлённо переспросил я. - Никто не видел, но все знают, как оно выглядит?
        - У страха глаза велики, Ито-сан, - усмехнулся тот. - Сами понимаете, неко народ суеверный. Впрочем, их можно понять, за всё время у нас столько всего было. Неудивительно, что они придумали новое чудовище.
        - Полагаешь, это всё выдумки?
        - Не могу знать. Но пока что никто не пострадал. Возможно, что-то и правда бродит по лесам, но нам пока что не встречалось.
        - Ладно, - пробормотал я. - Отошли пару воинов, чтобы проверили, во главе с Ичитаре. Кстати, - вспомнил о солдате, - завтра я уезжаю, надо, чтобы он передал Мидзу моё послание.
        - Что именно, господин?
        - Мне необходимы сведения о семье того вана, который приехал за мной сегодня утром. Мидзу должен его знать.
        - Сделаем, Ито-сан.
        - И ещё, - я на мгновение задумался. Всё же Джиро убедил меня собрать отряд, ведь я ехал не просто как одинокий путешественник, а как представитель нашего клана. - В пути мне понадобится лекарь. Нужна Рангику. Пригласи её, скажи, что рано утром мы уезжаем.
        - Сейчас же отправлюсь, - поклонился счетовод. - Что-нибудь ещё?
        - Пока нет, - я вздохнул. - Будем надеяться, что неизвестная тварь безвредна, и ничего не случится, пока меня нет.

* * *
        Умостившись на татами, я не мог отделаться от мысли, что чего-то не хватает. Осмотревшись в полутьме, вздохнул и прикрыл глаза. Да, так и было, рядом представлялась тётушка. Не знаю почему, но я привык, что она тайно посещает меня по ночам. Сейчас же комната будто была пуста. И это больше раздражало, чем вызывало печаль. Когда я успел так к ней привязаться? Или дело не в сентиментальности, а в чувстве вины, которое меня не покидает?
        Ответов я не знал. А как их получить, не имел ни малейшего понятия.
        Тихо скрипнула дверь. Я сразу же распахнул глаза и вскочил с места.
        - Ай? - произнёс я, видя в проёме младшую сестрёнку.
        - Прости, я тебя испугала? - прошептала она, заметив мои ошалевшие глаза.
        М-да, нервы ни к чёрту. Надо бы хоть немного контролировать себя, а то от меня все будут шарахаться.
        - Нет, это ты прости, - я присел обратно и прикрылся лёгким одеялом. На этот раз на мне было нижнее бельё, но всё равно чувствовал себя неловко в полуобнажённом виде.
        А вот сестрёнка…
        - Ай, что-то случилось? - вопросительно посмотрел на неё.
        Неко стояла предо мной в одном лишь тонком халатике, и я видел, как сквозь него просвечивается её стройное тело. Она не произнесла ни слова, вместо этого сделала шаг ко мне и сбросила одежду, оставшись абсолютно нагой. Белокурые волосы рассыпались по плечам, и под лунным светом казалось, что они искрятся серебром. Невольно заметил, что слишком давно не обращал внимания, так как волосы сестрёнки довольно сильно отросли. Да и она сама похорошела, и теперь выглядела воистину прекрасно и соблазнительно.
        - Я не понимаю, - выдавил из себя, приподнимаясь с татами.
        - Тебе необязательно всю жизнь бегать по лесам и горам, - произнесла Ай, поравнявшись со мной и посмотрев снизу вверх. Как бы она ни подросла, всё равно оставалась ниже меня почти на голову. - Ты можешь остаться со мной.
        С этими словами провела рукой по моей груди, чуть опустилась и замерла. В тот момент я увидел стыд в её глазах и робость. Не знаю, хотела ли она меня по-настоящему, но понимал, что сестрёнка боится сделать первый шаг.
        Хотя, почему боится? Ведь именно то и есть первый шаг. Пришла ко мне и прямо показала свои намерения. Вот только что-то подсказывало мне, девушка ещё не готова.
        - Ай, ты дрожишь, - я осторожно опустился, стараясь не обращать внимания на ароматную кожу девушки, которая так и манила прикоснуться губами. Поднял её халатик и, выпрямившись, накинул ей на плечи. - Что случилось?
        И в тот момент её будто прорвало. Ай обхватила меня и прижалась, прильнув лицом к груди. А через мгновение почувствовал, как по моему животу заскользили тёплые капли. Ай обнимала меня и беззвучно сотрясалась в рыданиях, лишь изредка вздрагивала. Я нежно обнял её в ответ и погладил по голове. Надо было лишь подождать, когда она успокоится, а потом сама всё расскажет.
        Не прошло и минуты, как неко чуть отстранилась и посмотрела на меня покрасневшими глазами.
        - Почему ты опять уходишь? Ведь можно остаться и спокойно жить с нами, - на мгновение запнулась. - И со мной.
        - Ай, - взял её за плечи. - У нас не получится спокойно жить, ведь враги окружают со всех сторон. Пойми, Ямадзаки и Ватанабэ не успокоятся, пока не уничтожат наш клан. К тому же слишком много сделано, чтобы выбраться из этой ловушки. Сдаться сейчас не имеем права. Осталось совсем немного.
        - Ты так говоришь, будто точно знаешь, что будет, - недоверчиво пробормотала она, но всё же постепенно успокаивалась.
        - Я уверен, что клан Ито вновь станет великим. И мы этому поспособствуем. Все вместе, как ты и хочешь.
        А в следующую секунду Ай притянула меня к себе, встала на носочки и впилась в губы. Отказаться от такого сладостного поцелуя я был не в силах, поэтому обнял неко и чуть сильнее прижал.
        Однако продлилось это не так долго, как хотелось бы. Наверное, даже к лучшему. Через пару секунд Ай отступила и тихо произнесла:
        - Спасибо.
        - За что? - переспросил я с лёгкой улыбкой.
        - Ты знаешь, - она смущённо отвела взгляд. - Я… просто подумала, что если… мы…
        - Перестань, - усмехнулся в ответ, понимая, к чему она клонит дрожащим голосом. - Ты же понимаешь, что это меня не остановит. Завтра придётся ехать к Ватанабэ. Но я не собираюсь там надолго задерживаться. Как только разузнаю, что в Пустынных землях, так сразу вернусь домой.
        - Сюда? - с надеждой переспросила Ай. - Или к себе и к Иоко?
        Я задумался, но, видя тревожный взгляд девушки, не смог сдержать улыбки.
        - Думаю, что сюда.
        Глава 16
        Мы провели с Ай всю ночь. И нет, ничего откровенного не было, если не считать разговоры. И то они сводились к тому, что моя младшая сестрёнка рассказывала о своей жизни. И, к моему стыду, я понял, что мало её знал.
        - И тогда папа заставил меня бегать вокруг дома двадцать раз, - смеялась белокурая красавица, потягивая горячий чай, который сама же и заварила.
        Мы разместились на заднем дворе, усевшись на ступенях. Ай постаралась сделать так, чтобы не замёрзли, правда, получилось не столь вкусно, как у её матери, но об этом я умолчал. Девушка беззаботно смотрела на ночное небо и изливала мне душу.
        - Тётя всегда учила меня не сдаваться и стоять на своём, - голос Ай стал печальным, и она понурилась. - Папа и дедушка ругались с ней из-за этого, - горько хмыкнула. - Я была совсем маленькой, когда к ней приехали воины из разных кланов. Ты не представляешь, что тогда произошло!
        С этими словами она рассмеялась, вскинув голову и посмотрела мне в глаза.
        - Не представляю, - кивнул я. - Тогда меня ещё у вас не было.
        - По-хорошему, и я не должна этого помнить, - продолжала Ай. - Уж слишком маленькой была. Но врезалось в память так, что и не выбить, - снова весело заулыбалась. - Не знаю сколько именно, но точно больше десятка ванов просили её руки, а она, возьми, да и предложи провести конкурс. Тот, кто сможет одолеть её в пятиборье и станет её мужем.
        - Наверное, Акайо готов был рвать на себе волосы, - усмехнулся я и сделал глоток ароматного напитка.
        - Не то слово, - кивнула сестрёнка. - Но больше всех возмущалась бабушка.
        Бабушка… от этого слова сердце неприятно закололо. Именно Ясу нашла меня и привела домой. Именно она настояла, чтобы скрыли от меня правду, которую я до конца так и не раскрыл. Бабушка стала мне чуть ли не матерью наравне с Шинджу. Но мору… впрочем, что об этом вспоминать, если ничего не вернуть? Надеюсь, сейчас они с дочерью счастливы в мире богов.
        Невольно мелькнула шальная мысль.
        А что, если попросить Канон проводить меня к ним? Богиня ведь смогла провести в свой мир, где обитали погибшие. Так почему бы ей не организовать встречу с моими почившими родственниками?
        Однако мысленного ответа я не получил. Неудивительно, ведь камэоса в доме, а я уже давненько не выпивал саке.
        - Бабушка кричала, что это позор, - продолжала говорить малышка Ай. - Что настоящие женщины так себя не ведут, но тётушка была непреклонна.
        Это уж точно, характер у Эми был стальной.
        - Несколько воинов сразу же обиделись и уехали. Посчитали, что подобная встреча ниже их достоинства. А оставшиеся всё же рискнули, - девушка покосилась на меня. - Ты же понимаешь, чем всё обернулось?
        - Глупый вопрос, - хмыкнул в ответ. - Эми так и не вышла замуж. Значит, она всех одолела.
        - Да уж, - улыбнулась Ай. - Но у тебя почти получилось. Возможно, если бы всё сложилось иначе…
        Её голос вновь помрачнел, и сестрёнка опустила голову. По щеке сбежала одинокая слеза.
        Пожалуй, не стоит никому говорить, что я выполнил все пять заданий Эми.
        - Именно в тот день она принесла клятву богам, - пробормотала Ай. - Прямо посреди двора, не выпуская лук.
        - М-да, огонь, а не женщина, - задумчиво произнёс я.
        Ай подозрительно взглянула на меня.
        - Это ты к чему?
        - Да так, - пожал плечами. - Просто, к слову пришлось.
        И за такими разговорами мы провели ещё пару часов. Сестрёнка несколько раз приносила нам чай и продолжала болтать. Я с упоением слушал, уж слишком давно у меня не было такой идиллии. До того, как ввязался в схватку с крысами-оборотнями, мы часто с ней общались, а потом…
        Но в тот момент я был готов просидеть так до утра, лишь бы Ай была рядом. Я понимал, что люблю её, и не хочу снова оставлять. Но люблю, как сестру. Собственно, к Теруко испытывал то же самое. За эти несколько часов задавался вопросом, нравятся ли мне они, как девушки, и всегда получал положительный ответ. И всё же семейные чувства были сильнее.
        - Может, - Ай зевнула, - пора возвращаться? Тебе же утром ехать к монстрам.
        - Надеюсь, я с ними не повстречаюсь, - улыбнулся в ответ и поднялся, помогая встать и девушке. - Слишком много их на меня одного, устал уже.
        - Тогда… - робко начала она, но я сразу же покачал головой.
        - Нет, там и без того хватает дел. Надо ехать.
        Ай ничего не ответила. Вместо этого вошла вместе со мной в дом, нежно поцеловала в щёку и убежала в свою в комнату. Я же вернулся к себе и погрузился в блаженный сон. Разговор с сестрёнкой подействовал положительно.

* * *
        Солнце ещё не успело взойти, как я распахнул глаза и поднялся с места. За окном слышались голоса слуг и воинов. Одевшись, я вышел в коридор, где сразу же встретился со взлохмаченной Шинджу.
        - О, Тсукико, - пробормотала она сонным голосом. - А я иду тебя будить.
        - Благодарю, - почтительно поклонился ей. - Но вам, как я вижу, сон нужнее.
        - Ах, ты об этом, - всполошилась та и постаралась уложить разноцветные волосы, но стало только хуже. - Ну и чёрт с ними, - зло прошипела женщина и вновь посмотрела на меня. - Приводи себя в порядок. Тебя уже ждут.
        Умывшись и вооружившись, выбрался на главный двор, где царила суматоха. Слуги носились туда-сюда и что-то злобно друг на друга кричали. Мои воины стояли неподалёку, окружив солдат Ватанабэ. Я насторожился, но так как те не сопротивлялись, понял, что это всего лишь мера предосторожности. Неподалёку приметил Джиро и Акайо, разговаривавших с Рангику. А вот тех, кого кицуне привела с собой, было удивительно видеть. Её ученица (уже можно назвать и так) Асэми и дочка Изуди малышка Аки.
        - Тсукико! - Джиро подозвал к себе. - Ты готов?
        - Как видите, Ито-сама, - я подошёл к ним и поклонился. - Готов отправиться в путь прямо сейчас.
        - Отлично, - довольно кивнул тот. - Всё, что вам понадобится в дороге уже в телеге, - указал на небольшую повозку, в которую впрягли пару лошадей. - Мы пока с Акайо закончим все дела с этим, а ты разберись со своими.
        С этими словами Джиро покосился на Рангику, та ответила ему тем же взглядом. Не злобным, но твёрдым.
        Интересно, что она удумала на этот раз.
        - И что происходит? - спросил я, повернувшись к ней.
        - Прости, но я не смогу поехать, - покачала головой Рангику. - Мне нельзя покидать приют. Дети ещё не пришли в порядок, и их опасно оставлять одних.
        - Но ты мне нужна, - выдохнул я, понимая, что, если она что-то решила, этого не изменить.
        - С тобой поедут они, - показала на девушек. - Асэми поможет с бывшими рабами. Она научилась успокаивать ванов с помощью своей магии. А вот у Аки обнаружился редкий дар целительства, почти как мой. Конечно, слабоват, но именно поэтому ей необходимо отправиться с вами, чтобы поучиться.
        Я взглянул на белобрысую девчушку, которая при моём взгляде отвернулась.
        Всё ещё ненавидит за смерть отца. Её можно понять, но Изуди сам сделал выбор. Однако решилась отправиться со мной в путь, это хорошо. Надеюсь, что это первый шаг к нашему примирению.
        - Да брось, Тсукико, - радостно произнесла младшая кицуне, как всегда, одетая довольно откровенно. - Будет весело!
        - Нет! - резко прервал её. - Никакого веселья, - и уже более мягко. - Мы отправляемся на земли враждебного клана, который совсем недавно нас захватил. Понимаешь, насколько сейчас там на нас озлоблены. К тому же мы едем не просто так, а чтобы спасти малышей.
        - Хорошо, хорошо, - девушка вскинула руки. - Ты начальник и командир.
        - Именно так, - удовлетворённо кивнул я, после чего вновь обратился к Рангику: - В прошлый раз ты не хотела отпускать её со мной.
        - В прошлый раз ты был мальчишкой с шилом в заднице, - усмехнулась та, отчего прыснули со смеху и девушки. Однако она продолжила более серьёзно: - Сейчас же я вижу перед собой опытного воина, правда, с душевной раной. Но и она скоро зарастёт.
        Это замечание я оставил без ответа.
        - Хорошо, думаю, всё обойдётся, - согласился я, понимая, что ни времени, ни смысла спорить нет. - Тогда забираемся на лошадей и отправляемся…
        - А можно, - робко попросила Аки, - поехать на телеге?
        - Боишься ездить верхом? - внимательно посмотрел на неё, отчего девочка стушевалась и опустила взор.
        - Не дави на неё, - заступилась Рангику. - Она ещё не научилась, сам понимаешь, после стольких лет…
        - Хорошо, - я пожал плечами. - Садись вместе с возницей. Если что-то понадобится, обращайся к Асэми или лично ко мне.
        После чего мы попрощались с кицуне. Она пообещала, что, когда вернусь, меня будет ждать приятный сюрприз. Какой именно, конечно, не уточнила, чем ввела меня в заблуждение.
        А вот прощание с семьёй затянулось. Сестрёнки всё же проснулись и выбежали на улицу, обхватили за шею и не хотели отпускать. Так же вела себя и Шинджу, что-то причитая. Акайо же удивил меня больше всех. Усатый ван крепко обнял и тихо произнёс:
        - Возвращайся, сын.
        От этих слов на душе сразу же стало тепло.
        Джиро тоже не остался в стороне.
        - Ты нам нужен, Тсукико. Возвращайся поскорее, - сказал старик, притянув к себе.
        Мне оставалось лишь кивать и обещать. Собственно, большего сделать я не мог.
        Взобравшись на лошадь, тронулись в путь. И вскоре небольшой отряд из девяти ванов (четверо наших солдат) и одного человека выехал из-за стен клана Ито, встречая первые лучи солнца.

* * *
        Наш путь лежал далеко на север и по заверениям воинов Ватанабэ должен был продлиться около двух дней. Но, слава богам, большая часть дороги проходила на наших землях. А эту сторону клана я ещё не видел.
        Однако, чем дальше мы ехали, тем больше понимал, что северная часть земель Ито не отличается от южной. Всё те же поля, такие же работяги-ваны. Ничего нового или удивительного. Встречающиеся крестьяне почтительно кланялись, любопытные ребятишки выбегали из домов и выстраивались вдоль дороги, чтобы посмотреть на процессию. Изредка до нас доносились крики, среди которых слышалась хвала в мой адрес. Кто-то кричал, что я спаситель и защитник, герой клана. Вот только соглашаться с этим не спешил.
        Сопровождавшие нас воины Ватанабэ держались стойко. Где-то крестьяне вели себя уж слишком бурно (наверное, там было причинено больше всего ущерба от вторжения соседнего клана) и крыли троицу благим матом, который в этом мире звучал комично. Тем более из уст людей с кошачьими ушами. Однако воины даже не повели бровью и так же спокойно ехали дальше. Это мне нравилось.
        Было несколько привалов, где мы обедали и отдыхали. В такие моменты к нам выходили местные жители и расспрашивали обо всём на свете. Признаться, такое любопытство начало раздражать, поэтому долго мы не рассиживались.
        И вот, когда солнце уже почти село за горизонт, впереди заметили длинную блестящую линию. Большой канал. Искусственное сооружение, протянувшееся через весь остров. Не знаю каким образом вода в нём становилась пресной, ведь она брала начало из моря, но её можно было свободно пить. Животным, по крайней мере.
        Канал создали очень давно, чтобы хоть как-то облагородить Пустынные земли, раскинувшиеся на востоке нашего острова и захватившие часть территорий Ватанабэ и Ито. Однако план не сработал. Пустошь никуда не делась, но по берегам канала появилась хоть какая-то растительность. Мелкие деревца и колючий кустарник. Небольшая победа в проигранной войне с природой.
        - Переночуем здесь, - произнёс я, когда мы добрались до широкого моста, где, как ни странно, никто не дежурил.
        - Но Ито-сан, - ко мне подъехал один из воинов Ватанабэ. - Чем раньше мы доедем…
        - Плевать, - прервал его я и нахмурился. - Если ты не понял, я вам не доверяю. Ни всему вашему клану, ни тебе лично. Поэтому переночуем на наших землях, а утром продолжим путь.
        - Как пожелаете, - произнёс он спокойным голосом.
        Неужто его не задела моя колкость? Или научился так искусно скрывать эмоции? Впрочем, неважно. Больше всего меня волнует, куда делась стража моста. Мелкая казарма стоит неподалёку, но никто не выехал нам навстречу. И это выглядит довольно подозрительно.
        - Скажи, - вновь обратился к солдату. - Когда вы ехали к нам, здесь была стража?
        - Конечно, - кивнул тот и, будто только сейчас сообразил, к чему я клоню, удивлённо обвёл взглядом местность. - Мы встретили нескольких ваших воинов. Сперва они не хотели нас пропускать, но здесь был посланник от господина Джиро, и только благодаря ему мы смогли добраться к вам.
        Вот, значит, как. Выходит, старик изначально готовился к тому, чтобы отправить меня к Ватанабэ. Но это и неудивительно, Джиро всегда славился своей дальновидностью.
        И всё же, куда делись ваны? Ведь вокруг нет никаких поселений, лишь казарма на пятерых солдат, да…
        В ту же секунду в канале будто бомба взорвалась. А следом за этим послышался злобный рёв, от которого по спине пробежали мурашки.
        Глава 17
        Следом за рёвом послышались крики воинов. Я спрыгнул с лошади и ринулся в ту сторону. И уже через мгновение увидел причину суматохи.
        На наш отряд напали монстры, вырвавшиеся из канала. Здоровые твари, размером со взрослую собаку. Собственно, они и напоминали одичавших псов с гладкой серой кожей, под которой бугрились мышцы. Вот только морда больше походила на крокодилью, да и хвост длинный и шипастые. Их хребет выступал настолько сильно, что больше напоминал гребень. А на шее кровоточили алые рубцы, будто тварь только что сорвалась с цепи, натянув её до предела.
        - Ину-гами! - испуганно воскликнул один из воинов Ватанабэ и тут же был схвачен монстром.
        Всего я насчитал пятерых противников. Они высоко прыгали, а мощные челюсти метили сомкнуться на ногах солдат, после чего твари должны были тащить свои жертвы обратно в воду.
        Именно в этот момент я и оказался рядом с той, что практически добилась цели. Схватив монстра за хвост, заставил оставить кричащего вана и обратить внимание на меня. Тварь моментально отреагировала, дёрнулась в мою сторону и почти дотянулась. Но я успел подпрыгнуть и, не отпуская хвост, перевернуться через противника, после чего резко потянул на себя. Почувствовал, как по телу пробежала приятная дрожь, а на руках засияли голубоватые линии. Монстр взмыл в воздух и через секунду грохнулся передо мной, подняв клубы пыли. Я попросту воспользовался им, словно дубиной. Жаль под удар не подвернулся ещё один монстр.
        Но даже после этого кородилоголовая тварь продолжала вырываться.
        На пальцах полыхнули голубые искры, а в следующий миг на кончиках появились когти. В прошлый раз эта магия помогла мне выбраться из пещеры Мэй. Сейчас же я ударил точно под основание черепа монстра, когда тот вновь дёрнулся и попытался ухватиться за меня. Пальцы легко прошли сквозь упругую плоть, схватились за позвонок и одним движением вырвали его из тела.
        В этот момент на меня набросилось сразу двое монстров с разных сторон. Попытались взять в клещи, но не вышло. Бой начинал мне надоедать. И, взмахнув рукой, ударил волной синей магии по одному. Блестящая вертикальная линия, сорвавшаяся с моей кисти, разрубила ближайшего противника пополам, и растворилась в сумерках.
        На второе же чудовище я обрушил сияющий кулак, охваченный голубым пламенем. Удар был настолько мощным, что, как только, тварь прыгнула на меня, то оказалась с пробитой головой.
        И снова крик. Обернувшись, увидел, что на командира воинов Ватанабэ набросился четвёртый монстр. Вану удалось пронзить тому шею мечом, но тварь навалилась на него, проткнув длинными когтями грудь.
        А позади завопила Аки. Я хотел было броситься к ней на выручку, но стоило посмотреть в её сторону, как на лице невольно появилась лёгкая улыбка. Возле повозки, где сидела девчушка, с монстром боролись сразу несколько моих воинов и Асэми. И если ваны били копьями, но не причиняли твари особого труда, то кицуне умудрялась ловко прыгать из стороны в сторону, и бить острым кинжалом в самые уязвимые места. Поэтому вскоре и глаза, и горло монстра оказались продырявленными, выплёскивая на землю густую тёмную кровь.
        После смерти последней твари, повисла гнетущая тишина. И лишь стоны раненных, да тяжёлое дыхание всех остальных нарушали её. Я обвёл взглядом место битвы и скривился.
        - Что это такое? - подошёл к уцелевшему воину Ватанабэ, схватил того за шиворот и приподнял над землёй. - Что это, мать вашу, такое?! Где мои ваны?! Почему здесь нет стражи, и откуда в канале эти твари?!
        - Ито-сан, - барахтался тот, не в силах освободиться. - Клянусь, мы здесь ни при чём.
        - Да неужели?! - рычал я от злобы: - Тогда почему до вашего появления здесь ничего подобного не происходило?!
        - Это ину-гами, - с трудом произнёс их командир, лёжа у моих ног в луже собственной крови. - Они… пришли следом…
        Понимая, что злость сейчас ни к месту, кивнул своим солдатам, чтобы те помогли раненным. После чего посмотрел на девушек.
        - Подлатайте их и желательно поскорее. Сделайте так, чтобы через несколько минут они могли ехать хотя бы в повозке и не истекать кровью.
        - Но Тсукико, - ко мне подошла кицуне и посмотрела на командира, который был не в силах даже сбросить монстра с груди. - Прости, но это будет очень сложно, даже Рангику…
        - Плевать, - огрызнулся в ответ, но потом взял себя в руки. - Вас направили со мной не просто так. И именно сейчас требуется то, что вы умеете лучше всех нас. Поэтому, прошу, помогите ванам.
        Асэми кивнула и подозвала к себе Аки. Я же вновь обратился к уцелевшему, опустив его наземь:
        - Рассказывай.
        - Простите, Ито-сан, - быстренько поклонился он и отступил на шаг. - Но я мало что знаю. Ину-гами появились на наших землях совсем недавно. Сперва думали, что это единичные случаи, но потом нападений становилось всё больше. Нашим отрядом пришлось разместиться в ближайших к каналу деревнях, чтобы следить за ними. Но мы и не думали, что монстры поплывут против течения, или последуют за нами сюда.
        - Не думали, - нахмурился я. - Никто не думает и вот итог, - вздохнул и вновь осмотрелся. - Ину-гами это собаки, которым отрубили головы?
        - Да, господин. Но перед этим над ними жестоко издевались, били и морили голодом. И когда животное приходит в исступление, только тогда его убивают. А дух становится кровожадным, но верным своему хозяину.
        - Интересно, кто же хозяин таких чудищ? - взглянул на туши монстров.
        Забавная вещь. Они стали духами, но до сих пор имеют физическую плоть.
        Меня терзало плохое предчувствие. Если Ватанабэ работал с Ямадзаки, то, получается, и монстров создавал для себя. Значит, именно Изао и был их хозяином. Но, так как он мёртв, получается, что твари стали ничейными, и никого не будут слушаться. А это ещё хуже. Судя по всему, кто-то выпустил их из острогов, и теперь монстры будут блуждать по каналу и близ него. И выловить их крайне сложная задача. К тому же я и представления не имею, какие ещё сюрпризы могут поджидать нас в Пустынных землях.
        - Тсукико? - со стороны раздался слабый голос Асэми.
        Я подошёл к кицуне и посмотрел на жуткую рану, заменявшую бедро воину Ватанабэ.
        - Не знаю, что можно сделать, - прошептала та, глядя на раненного, который давно потерял сознание. - Он…
        - Не жилец, - закончил я и обернулся к тому, с кем только что говорил. - Вы даже не представились. Как зовут?
        От подобного вопроса воин вздрогнул и удивлённо уставился на меня. Но через мгновение выпрямился и поднял голову.
        - Меня зовут Танака Даичи, пятый офицер второго отряда…
        - Давай без этого, - устало отмахнулся я. - Мне неважно, где вы служите. Просто назови имена, чтобы мы могли по-человечески общаться.
        - По-человечески? - недоумённо переспросил тот.
        Я покосился на вана.
        - Смотрю, ты в эту тройку попал совершенно случайно. Не глупи, Даичи. Просто ответь на вопрос.
        Воин моментально встрепенулся. Видимо, ему стало стыдно, что он путается в собственных мыслях. Наверное, никогда ещё не встречался с монстрами, по типу ину-гами. Ничего, если они теперь в моём распоряжении, то привыкнут. Конечно, насильно тащить за собой домой не собираюсь.
        - Простите, Ито-сан, - поклонился он и затараторил: - Наш командир, - кивнул на вана с повязками на форме, - Кимура Рико. А он, - с сожалением посмотрел на того, что практически не дышал, - Огава Тору, мой старый приятель.
        На последних словах интонация вана изменилась, и голос затих. Так же, как и затихло хриплое дыхание раненного. Я вновь перевёл взгляд на лежащего. Подошёл к повозке, взял оттуда накидку и, вернувшись, прикрыл тело. После посмотрел на остальных. Наши воины оказались невредимы, но было очевидно, они пребывают в шоке от того, что только что произошло. А вот с бывшей троицей Ватанабэ всё намного сложнее. Один погиб, второе тоже еле дышит, третий чуть в штаны не наложил. И только Асэми сохраняет ледяное спокойствие, пытаясь успокоить трясущуюся Аки. Девочка буквально дрожала от испуга. Только что на её глазах погиб ван, да ещё при таких жутких обстоятельствах. Неудивительно, что теперь ей будет тяжело.
        - Асэми, помоги ей, - кивнул на девочку. - Успокой, как умеешь, нам ещё нужна её целительская магия. Рико, - указал на лежащего воина, - пока жив, его необходимо доставить до поместья Усао в целости и как можно скорее, - обратился к своим воинам: - Один отправляется в поместье Ито и доложит, что здесь произошло. Скорее всего, наших стражей сожрали твари. Двум остаться и похоронить Тору как полагается. Возить труп мы не будем. После чего отправитесь вслед за первым. По пути доложить местным старостам деревень, чтобы были настороже, поблизости бродят опасные существа. Необходимо направить сюда подготовленный отряд воинов.
        - Исполним, Ито-сан!
        Все четверо выпрямились и поклонились. Но один из них всё же спросил:
        - Но как же вы отправитесь в логово врага всего с одним воином?
        - Серьёзно? - хмыкнул я. - Думаете, я не справлюсь, если на меня нападут? К тому же Ватанабэ не настолько глупы, чтобы вновь идти против нас, - покосился на внимательно слушающего Даичи. - По крайней мере, сейчас, - после вновь повернулся к своим. - Ещё вопросы?
        - Нет!
        - Отлично, тогда выполняйте.
        Оставив их разбираться, кто что будет делать, наклонился к лежащему Рико и осторожно снял с него монстра.
        Надеюсь, что из-за этого промедления он не заразился. Чёрт, Тсукико, какого хрена ты так долго думал? У него же и правда может быть инфекция. Даже, если монстры не ядовиты, они плавали в канале, где куча всякой гадости водится.
        Как только из тела вана выскользнули когти, он захрипел, а на форму брызнула кровь.
        - Аки, - девчушка уже успокоилась благодаря кицуне и подошла. - Ты заражение можешь убрать?
        - Постараюсь, - кивнула та, с ужасом смотря на открытые раны вана. - Вот только…
        - Аки, - я взял её за плечи и развернул к себе. - Рангику сказала, что ты сильная. А она никогда не врёт. Значит, сможешь спасти этого вана. Я верю в это так же сильно, как в то, что смогу один поднять и положить его в повозку.
        С этими словами я снова наклонился к раненому и легко поднял его над землёй. Но тот всё же захрипел от боли, отчего из пронзённой груди вырвались новые струи крови. Осторожно подошёл к повозке и уложил туда, стараясь делать как можно меньше движений.
        Обернувшись, увидел ошарашенное лицо девчушки.
        - А теперь твоя очередь, - мягко произнёс я и отошёл в сторону, чтобы та могла взобраться к воину. - Ты справишься. Просто постарайся спасти эту жизнь.
        Глава 18
        Мы не стали задерживаться, уж слишком опасное место. Кто знает, что ещё таит в себе Большой канал.
        Аки справилась почти на отлично. Ей удалось затянуть рваные раны воина, но при этом сама потеряла немало сил, после чего рухнула рядом. Благо, в тот момент она находилась в повозке, поэтому Асэми просто прикрыла её одеялом, нашедшемся там же, и погладила по голове.
        - Так я успокаиваю ванов, - пояснила кицуне, взглянув на меня. - Не знаю, как это получается, но магия работает.
        - Мне б такую, - пробормотал я, сидя на лошади, и получил заинтересованный и хитрый взгляд симпатичной лисички.
        Наша процессия двинулась дальше. И, переправившись через широкий мост, невольно захватило дух. Но не от увиденного, земли Ватанабэ в этих местах ничем не отличались от наших - такой же пустырь. К тому же в сумерках не так хорошо что-то рассмотреть. Просто я понял, что попал к очередному враждебному клану, глава которого погиб совсем недавно и по моей вине. Вряд ли преданные ваны будут рады меня видеть.
        Впрочем, какая мне разница, больше всего я переживал за свой отряд и за тех детей, которых собрал Сэнго в доме Усао. Сколько их там на самом деле? В каком состоянии? И я сейчас не оцениваю их, как товар, а искренне переживаю за состояние малышей.
        Первым ехал Даичи, ведя по прямой неухоженной дороге. И это казалось странным. Если Ватанабэ совсем недавно захватывали наши земли и постоянно готовились напасть, то почему дорога в столь убогом состоянии?
        И здесь те же беды, что и в прошлой жизни. Дураки и дороги. И если с одной проблемой можно справиться с помощью катка, то с дорогами придётся повозиться.
        От этой мысли и воспоминаний горько усмехнулся. Скучал ли я по Земле? Нет, ни капли. Здесь я обрёл новую семью, новую жизнь, насыщенную приключениями. Да и всё клонится к тому, что вскоре смогу встретиться с настоящими родителями Тсукико. Кто знает, чем это обернётся? И всё же что-то щемило в груди. Может, из-за того, что прошлая приёмная семья, хоть и была так себе, но она была. Они согласились меня взять к себе и помочь. Что с ними теперь? Как пережили новость, что меня убили? Катерина… сексапильная сучка. Зачем ей понадобилась такая легковерная жертва? Неужто она состоит в какой-то секте?
        В голове роилось множество вопросов, но на них я точно не смогу ответить. По крайней мере, в ближайшее время. А вот насущные проблемы никуда не делись.

* * *
        Мы неспешно ехали большую часть ночи, стараясь как можно дальше убраться от канала. И только, когда оказались в нескольких сотнях дзё от него, решили остановиться и передохнуть. Местность начала меняться. Теперь вдоль дороги росли небольшие деревца, от которых исходил слабый сладковатый аромат. А подойдя к одному из них, увидел на тонких ветвях маленький продолговатый плод. Какого именно он цвета, разобрать в темноте не смог.
        - Даичи, что это? - обратился к воину Ватанабэ.
        Тот подошёл ближе и с лёгкой улыбкой ответил:
        - Гебай. Разве на ваших землях он не растёт?
        - Нет, - я покачал головой и хотел было сорвать плод, но воин перехватил мою руку.
        - Простите, Ито-сан, - он почтительно поклонился, отпустив меня. - Но не советую их рвать. Они вызывают лёгкое жжение на коже. Не думаю, что вам понравится.
        - Вот как? - задумчиво пробормотал я, глядя на растение. - Но ведь для чего-то вы их используете?
        Воин несколько стушевался, видимо, понимал, что ответ мне не понравится. И всё же сказал:
        - Выжимка из гебая используется, как паралитический порошок. К тому же его можно распылят над врагами и тогда дестабилизировать их войска.
        - Понятно, - вздохнул я и усмехнулся. - У вас всё используется только для войны.
        - Нет, Ито-сан, - несколько приободрился воин. - Помимо этого, настой из гебая помогает заживлять раны. Болезненно, но действенно. У каждого из воинов всегда с собой есть небольшая порция мази.
        - Тогда почему не помог командиру? - нахмурился я и указал на лежащего в повозке вана.
        - Простите, - ван опустил голову. - Растерялся. Я совсем недавно числюсь в войсках и…
        - Понятно, - перебил я. - Значит, прав был, когда сказал, что ты случайно попал в отряд?
        - Отчасти, - кивнул тот. - Мне мало чего доверяли и, наверное, посчитали не таким важным ваном, в случае, если вы бросите нас в тюрьму.
        - Забавно. То есть Сэнго полагал, что мы не примем посла, а сразу заточим вас.
        - Этот вариант тоже рассматривался. Поэтому к Рико поставили таких, как мы с Тору.
        - Ладно, - вздохнул я, понимая, что это пустой разговор. - Спасибо за разъяснения по поводу гебая, буду знать, - посмотрел на горизонт, где уже поднималось солнце. - Но нам пора.

* * *
        Первая деревушка показалась примерно через час, как мы тронулись в путь. И вновь я отметил, что местная крестьянская жизнь ничем не отличается от нашей. Те же мелкие домишки, местами с прохудившейся крышей. Те же ваны, работающие в поле. Единственное, что мне не понравилось, так это их одежда - грязная и подратая, будто ничего другого у них и нет. Возможно, это правда. Да и их косые взоры с нескрываемой злобой тоже были мне не по духу. Оставалось только гадать, о чём они думают. О том, что я очередной властный ублюдок? Или о том, как им надоела власть Ватанабэ? Но в любом случае отсюда надо убраться как можно скорее.
        - Как далеко ещё до дома Усао? - тихо спросил я, подъехав к Даичи.
        - Благодаря тому, что ехали ночью, примерно полдня пути, - отозвался тот. - Но не уверен, ведь едем не так быстро.
        - Пока ваш командир в таком состоянии быстрее не получится.
        Внезапно из повозки раздался хриплый голос:
        - Я… в порядке…
        Мы обернулись одновременно и увидели, что из-за борта высунулось бледное лицо Рико.
        - Ито-сан, - пробормотал он. - Я могу… ехать сам.
        - Заткнись! - рыкнул на него, после чего подъехал и слегка ударил по лбу, отчего воин рухнул на спину с протяжным стоном.
        - Тсукико! - возмутилась, едущая рядом Асэми. - Ты чего творишь? Он только пришёл в себя.
        - Вот именно, - бросил на неё проницательный взгляд. - И из-за своей гордости хочет, чтобы все труды Аки пошли насмарку.
        При этих словах взглянул на всё ещё спящую девчушку.
        - Простите, - прохрипел тот и криво усмехнулся. - Я не хотел вас оскорбить.
        - Не меня, а её - кивнул на Аки. - Это она вытянула тебя из могилы. Так что благодарить должен её.
        - Всех вас, - отозвался ван. - Вы… спасли мне жизнь. Теперь я буду… вечно служить…
        - Да заткнись ты уже! - вновь огрызнулся на него. - Асэми, пронаблюдай, чтобы этот идиот не дёргался, пока раны ещё свежие. А то следующий мой удар заставит его надолго уснуть.
        Кицуне хитро улыбнулась и подъехала к раненому. Тот уже не пытался умничать, а просто смотрел в утреннее небо и тяжело дышал.
        Надеюсь, Аки вытащила из него всякую заразу. Не хотелось бы, чтоб он умер по дороге, не для того девчонка так старалась.

* * *
        Чем дальше мы ехали, тем крупнее становились деревни. Дома выглядели лучше, а вот ваны нет. И дело даже не во внешнем виде. Их хмурые и обозлённые лица нельзя было не заметить. Однако никто из них не кричал и не бросался к нам, знали, чем подобное грозит.
        - Они так ненавидят нас? - я всё же не удержался и спросил у Рико, который уже мог сидеть в повозке.
        - Не только, - простонал он, кривясь от боли. - Слишком много всего на них взвалено. Высокая подать, да и работа с утра до ночи не сделает ванов счастливыми.
        - То есть Ватанабэ требуют от них слишком много, а взамен шишку?
        - Можно сказать и так, - усмехнулся тот и вновь скривился.
        Кто бы сомневался. Судя по тому, какую политику вёл Изао, его народ не будет доволен. Удивительно, что ещё никто не поднял восстание. Хотя с этим здесь разговор короткий, всех прирежут и всего делов.
        На широкой развилке мы повернули направо и двинулись на восток. Именно там и должны были находиться остроги с монстрами. Неужто дом Усао расположен неподалёку от Пустынных земель? Так себе местечко для такого видного вана. Хотя кто знает, что им двигало. Может, он вёл спартанский образ жизни.
        Однако, когда мы всё же достигли назначенной цели, то я удивился. Перед нами предстало высокое поместье, расположенное на возвышенности. Вокруг стен возделываемые поля, прореженные лесными полосами. И это здорово напоминало жилище главы клана, чем обычного капитана.
        - Боюсь представить в каком дворце живут Ватанабэ, - пробормотал я.
        Подъезжая ближе, услышали множество голосов за стеной. А за десяток дзё до главного входа распахнулись ворота. Навстречу выехало небольшой отряд воинов во главе которого был сам Сэнго - старший сын и нынешний правитель клана.
        - Ито-сан! - радостно воскликнул он, хотя я понимал, что всё это лишь игра. - А я вас ждал.
        - Хотелось бы сказать то же самое, Ватанабэ-сан, - я слегка поклонился, когда мы поравнялись. - Но, боюсь, приехал к вам с плохими новостями.
        - И что же за новости? - сразу напрягся парень.
        - На наш отряд напали монстры, которые, как я полагаю, пришли из Пустынных земель с вашей стороны, - я указал на раненого Рико. - Один из ваших солдат погиб. Простите, мне не удалось его спасти.
        На лице Сэнго появилась кривая усмешка. Я понимал, что ему плевать на своих подчинённых, и от этого на душе было гадко.
        - С нашей стороны, говорите? - задумчиво пробормотал он. - Что ж, тогда нам необходимо это обсудить. Но, - хитро взглянул на меня, - наедине.

* * *
        Внутри обстановка оказалась ещё более роскошной, чем предполагалась. Цветущий сад, благоухающий всеми ароматами, высокие фруктовые деревья и десятки ванов, суетливо бегающие по сторонам. Я невольно удивился этому, ведь Усао всегда казался мне грубым мужланом, а здесь, оказывается, всё обстоит иначе.
        Вдоль стен протянулись широкие дорожки, вымощенные камнем, по которым неспешно прогуливались женщины в длинных белых кимоно. Белое - знак скорби и смерти. Наверное, это и есть те наложницы, о которых говорил мне Акайо.
        По центру дорога, по которой мы и двигались к поместью, не уступающему дому Джиро. Справа и слева ещё несколько построек - жилище для слуг. А в одной из них слышался детский плач.
        - Дети там? - спросил я у Сэнго, и тому не понравилось такое простое обращение.
        Однако он нехотя ответил:
        - Да, все, кого мне удалось собрать, находятся в этом доме.
        - Хорошо, - я спрыгнул на землю.
        И стоило это сделать, как все слуги, да и женщины в белом, присели на одно колено и склонили предо мной головы.
        - Как видите, Ито-сан, - ко мне подошёл Ватанабэ, тоже спрыгнувший с лошади. - Ваши слуги признали своего хозяина. Ведь эта земля пока что ваша.
        - Пока что? - удивлённо посмотрел на него.
        - Прошу, пройдёмте в поместье и там обо всём поговорим.
        - Ладно, но сперва надо успокоить детей, - я посмотрел на кицуне. - Асэми, возьми с собой Аки и… - задумчиво взглянул на нашего воина, поняв, что я до сих пор не знаю его имени, - его. Отправляйтесь туда и разберитесь по мере сил.
        - Хорошо, - девушка поклонилась мне, молодец, на глазах у остальных должно соблюдаться почтение.
        - Ну а мы пока выясним все детали, Ватанабэ-сан, - я вновь обернулся к Сэнго, и тот скривился от моего колкого тона.
        Глава 19
        Мы прошли внутрь в сопровождении небольшого отряда воинов. Сэнго взмахом руки заставил их остановиться, а сам направился к широким дверям, ведущим в соседнюю комнату.
        Должен отметить, что внутри помещение оказалось таким же помпезным, как и снаружи. Стены украшали картины, на которых были изображены сражения и великие воины, в углах стояли высокие вазы с яркими цветами. Всё говорило о том, что Усао был странным ваном. Ведь такая роскошь вряд ли понравится грубому солдату.
        И новый глава клана подтвердил домыслы.
        - Домом занималась его жена, - произнёс Сэнго, видя моё удивлённое лицо. - Если захочешь, то можешь расспросить её об этом убранстве, ведь теперь она твоя наложница. Как и остальные пять жён Усао.
        - Пятеро? - выдохнул я, понимая, что это уже перебор.
        - А что такого? - парень вопросительно вскинул бровь. - В нашем клане многожёнство обычное дело. Это у вас всё слишком придирчиво, у нас же ваны живут полной жизнью.
        - Да, - усмехнулся я, не в силах сдерживаться. - Я видел крестьян.
        Сэнго поморщился, но промолчал.
        Войдя в кабинет Усао, я прикрыл дверь. У стены стоял широкий резной стол, мягкое кресло, обитое кожей и письменные принадлежности с листами бумаги, которых, по непонятной мне причине, была просто огромная гора. Сэнго направился к креслу, но уже перед ним остановился и покосился на меня.
        - Это ваше место, Ито-сан, - чуть отступил.
        Я видел, насколько тяжело ему даётся «гостеприимство», поэтому не стал оттягивать суть моего визита.
        - Присаживайся, - кивнул я на кресло. - Как понимаю, ты давно приметил это местечко и хотел бы оставить поместье себе.
        Парень довольно улыбнулся и присел за стол.
        - Всё верно, Тсукико, - произнёс он уже совершенно иным тоном. Не наигранным, а деловым. - Отбросим всяческий официоз и поговорим, как взрослые люди.
        - Именно это мне и требуется, - ответил я, подошёл ближе и присел на стул напротив собеседника.
        - Отлично, - он быстренько выудил нужные бумаги и протянул мне. - Здесь отказ от того, что ты претендуешь на этот дом и прилегающие к нему территории. Грубо говоря, всё, что принадлежало Усао, а потом после победы на Поединке перешло к тебе, станет моим. Взамен я отдаю всех рабов, что сумел найти на своих землях, привезённых с юга. А также выделю небольшой отряд, чтобы он сопроводил вас до границы. Пара повозок, еда и вода. В общем, всё, чтобы вы спокойно вернулись к себе. Договорились?
        - Хорошая мысль, - кивнул я и взглянул на бумаги. - Но я чувствую здесь подвох.
        - И снова ты прав, Тсукико, - хмыкнул парень. - Но я бы не назвал это подвохом. В договоре также значится, что наши кланы не имеют друг к другу никаких претензий и, негласно, объявляем перемирие.
        - А разве мы воевали?
        - Ты меня прекрасно понял, Тсукико, - поморщился тот. - Но эти бумажки важны, чтобы потом…
        - Бумага так и останется бумагой, - перебил его я. - Она ничего не решит, если монстры с ваших земель вновь нападут на моих ванов.
        - С этим мы как-нибудь разберёмся, - ему совсем не нравилось, как я с ним разговариваю. Но Сэнго заслужил.
        - Сильно сомневаюсь, - усмехнулся я в ответ. - Что у вас для этого есть? Кто у вас есть?
        Парень подозрительно прищурился.
        - Дай-ка угадаю, хочешь предложить свои услуги в качестве охотника на монстров?
        - Почти, - не стал юлить. - Мне не нужна плата за тех тварей, которых я найду. Но необходимо сопровождение в Пустынные земли и остроги, которые, напомню, построил твой отец.
        После этих слов Сэнго сжал челюсти и заиграл желваками. Однако сохранил спокойствие, молодец.
        - Он совершил ошибку и поплатился за неё, - стараясь унять дрожь в голосе, произнёс тот. - Я бы не хотел поднимать эту тему.
        - Хорошо, - согласился я. - Однако ты прекрасно понимаешь, что извести монстров в острогах приоритетная проблема как для вашего клана, так и для моего.
        - Не могу с этим спорить, - кивнул Сэнго, после чего пару секунд подумал и, вздохнув, ответил: - Хорошо, я сделаю всё, о чём попросишь. Как бы противно ни звучало, но ты в этом разбираешься лучше меня.
        Я усмехнулся, собеседник тоже слегка улыбнулся. Видимо, общая беда нас, хоть немного, но объединила.
        - Тогда скажи, где подписать.

* * *
        В дом к детям меня не пустили. Вышедшая Асэми сказала, что парень с блестящими глазами и огромным мечом за спиной не вызывает доверия, а с малышами сейчас надо поработать.
        - Подожди немного, - напоследок сказала кицуне. - Погуляй пока, освойся на новом месте. Мы ведь здесь задержимся на пару дней?
        - У нас нет времени ждать, необходимо отправить малышню к нам, а мне идти на восток к острогам.
        - Тогда жди, когда я закончу, - девушка выглядела уставшей. - Это оказалось не так-то просто. Дети жутко перепуганы. Некоторые из них с ушибами, кто-то и вовсе покалечен. Это страшное зрелище, Тсукико. Если бы я могла найти тех, кто с ними это сотворил…
        С этими словами она зашипела и выпустила коготки точно так же, как и Рангику. Признаюсь, выглядело это устрашающе и притягательно одновременно. Но я сжал кулаки и собрался с мыслями.
        - Зайду позже.
        Я развернулся и направился к цветущему саду.
        Сэнго позволил мне и моим ванам свободно передвигаться по территории поместья, но только на несколько дней, после чего мы должны были отправиться каждый своей дорогой. Я планировал направить Асэми и Аки вместе с детьми к нам в приют, сам же поехать к острогам. Выслушав мой план, глава клана согласился.
        И вот теперь я двигался по ухоженным тропинкам, утопающим в цветах.
        Встречающиеся мне по пути ваны, почтительно кланялись и не поднимали глаз, пока я не проходил дальше. Не могу сказать, что мне это нравилось, всё же видеть лица незнакомцев было куда лучше, ведь тогда я мог понять, о чём они думают.
        - Ито-сан? - ко мне направлялась высокая и плотная неко с длинными синими волосами. Несмотря на свой возраст (а мне казалось, что ей уже больше сорока, ну, по земному исчислению), женщина выглядела довольно симпатично. - Позвольте представиться, - она поравнялась со мной и низко поклонилась, отчего белые полы платья зашуршали по камням. - Меня зовут Ханако, я была старшей женой Усао Сидзи. Хотела лично встретиться с вами до того, как вы решитесь что-то изменить.
        - Не совсем тебя понимаю, - нахмурился я.
        - Прошу, пройдёмте за мной, - она кивнула в сторону. - Там нам будет более уютно.
        Женщина провела меня чуть подальше от основного двора и вошла в небольшой домик. Я последовал за ней. Внутри была жилая комната. Узкая кровать, столик у окна и стул.
        М-да, вот таким я и представлял жилище Усао.
        Помимо нас, там находилась ещё темноволосая девушка и пожилой ван. И если первая была так же, как и все остальные женщины, облачена в белое платье, то на ване было двойное кимоно, под низом белое, а сверху серое с фамильным знаком Ватанабэ.
        - Знакомьтесь, Ито-сан, - Ханако указала на них. - Пятая жена Кай и её отец Кайоши, он является главным кэнином, то есть слугой в доме.
        - Я знаю, кто такой кэнин, - покосился на женщину, отчего та смущённо отвела взгляд.
        - Простите, я не хотела вас обидеть, - продолжила она. - Но мы хотели вас просить о помощи.
        - Вот как? И о какой же? - скрестил руки на груди.
        - Не соглашайтесь на сделку с Сэнго и не отдавайте поместье.

* * *
        О как. Интересно, интересно. И откуда они об этом вообще знают? Мы же общались с ним за закрытыми дверями.
        - С чего вы это взяли? - спросил я.
        - Простите, Ито-сан, - низко поклонился Кайоши, отчего его глубокая залысина чуть ли не заблестела на солнце. - Это моя вина, я невольно стал свидетелем вашего разговора с господином Сэнго. Дело в том…
        - Подслушал, значит, - усмехнулся я. Так и хотелось назвать его дворецким, но язык не поворачивался. - Хороший же ты слуга.
        - Не вините его, - заступилась за вана Ханако. - На то была причина и мой приказ.
        - Даже так?
        - Ито-сан, - женщина подняла на меня пронзительный взгляд. - Я не могу говорить, что господин Сэнго плохой ван или государь. Однако… - на мгновение запнулась, - я провела в этом доме большую часть своей жизни. И практически всё, что вы видите, создано, благодаря мне, - на что отец с дочерью активно закивали. - Мне бы не хотелось, чтобы труды всей моей жизни оказались напрасными.
        - С чего ты взяла, что Сэнго решиться всё здесь разрушить?
        - О нет, не разрушить, - она вскинула руки. - Я и не думала такое говорить о Ватанабэ-сане. Но прошу вас понять, как только вы отдадите ему поместье, то неизвестно что начнётся. Навряд ли господин Сэнго решится здесь жить, скорее всего, он отдаст поместье и всех нас кому-то из своих приближённых.
        - И тогда нас… - внезапно заговорила Кай, но тут же прикусила язык под гневным взором Ханако.
        - Нет, пусть говорит, - велел я, и девушка робко продолжила:
        - Ито-сан, вы ведь не знаете, как с нами обходился… господин Усао, - и снова она была удостоена хмурого взгляда от старшей жены. - Мы часто…
        - Вот! - наконец не выдержала Ханако и распахнула своё платье.
        И теперь предо мной стояла обнажённая неко с пышным, но стройным телом. Однако его уродовали шрамы, а точнее, три длинных пореза, один на животе, второй на внутренней стороне бедра, а третий между грудей. Всего лишь пара секунд, и Ханако запахнула полы, прикрывшись.
        - Значит, я вновь получил жену ублюдка, любившего поиздеваться над женщинами, - пробормотал я.
        Впрочем, ничего удивительного. Что Сидзи, что Сидзаки (чёрт, да у них даже фамилии созвучны, будто Мироздание специально их подбирало) были той ещё швалью. Грязные делишки и одного и другого выплыли на свет лишь после их смерти. И вряд ли бы боги одобрили Поединок Чести с каким-нибудь достойным ваном. Так что… всё вполне логично. Я очистил этот мир ещё от одной сволочи.
        - Всё верно, - продолжила Ханако, её совсем не смутило то, что она только что стояла передо мной совершенно нагая. - Мы наслышаны о вас, Ито-сан. Говорят, что со своими первыми наложницами обходитесь весьма почтительно.
        - Они мне не наложницы, а свободные неко. Могут покинуть дом в любое время, если захотят.
        - Но они не хотят, - в глазах женщины блеснули озорные искорки. - Значит, в вас что-то есть. И мы считаем, что оставаться частью клана Ито - это лучший из вариантов.
        - Я польщён такой речью, - слегка поклонился в ответ. - Однако, если вы слышали наш разговор с Сэнго, то должны знать, что моя подпись уже стоит на договоре. Теперь это поместье принадлежит клану Ватанабэ.
        После моих слов Кай вздрогнула. Округлив от страха глаза, она прикрыла ладошками рот и выскочила на улицу. Отец последовал за ней, оставив нас с Ханако наедине. Отчего в помещение повисла напряжённая атмосфера.
        - Я знаю об этом, Тсукико, - голос женщины стал заигрывающим. Она медленно двинулась ко мне, на ходу вновь распоясывая платье. - Но ведь всё можно исправить. Только скажи и я всё сделаю сама.
        Её одежда упала на пол. Женщина оказалась вплотную со мной, прижавшись пышной грудью ко мне. Закипела кровь, хотелось обнять красотку и сжать с такой силой, чтобы она не смогла убежать, а потом…
        - Поверь, Тсукико, - продолжала она томным голосом, - я могу исполнить всё, чего ты только пожелаешь. Дай мне лишь знак.
        После чего поцеловала, и этому я уже не мог сопротивляться.
        Глава 20
        Обняв Ханако, сжал её талию и слился в страстном поцелуе. Однако через пару сладостных мгновений слегка отстранился.
        - Интересно, каким образом ты хочешь всё исправить? - с усмешкой спросил я, отчего та подозрительно прищурилась. - Договор у Сэнго, кабинет охраняется. Думаешь незаметно проникнуть туда и похитить бумаги? А что потом? Я скажу, что ничего такого не подписывал, и тогда Ватанабэ вновь пойдут на мой клан войной? Или же приведут войско сюда и отберут поместье Усао силой. В любом случае просто так Сэнго эти земли не отдаст.
        - Я могу позаботиться и об этом, - произнесла та, однако в её голосе сквозила неуверенность.
        - Ну да, как же, - саркастично заметил я. - Но даже если и так, что будет с теми детьми, которых он собрал? Наш с Сэнго уговор заключается в том, что я отдаю поместье взамен на малышей.
        - Здесь живёт около сотни ванов. По-твоему, они недостойны хорошего господина?
        - Предлагаешь мне отдать дюжину детей в лапы Ватанабэ, но оставить здесь вас? - после этих слов я презрительно скривился. - Я думал, ты умнее и не будешь о таком просить. Видимо, ошибался.
        - Нет, - женщина виновато опустила глаза и прикрыла тело руками, но при этом и не думала одеваться.
        Что за глупая игра на жалости? От этого становится только противнее.
        - Я не это имела в виду, Ито-сан, - продолжила она. - Мы просто хотели…
        - Неважно, - грубо перебил её. - Вы взрослые ваны! Были слугами ими же и останетесь! А малыши попали в руки извращенцев, точно таких же, как твой покойный муженёк!
        Внезапно Ханако выпрямилась, в её глазах блеснула злость, а в следующий миг звонкая оплеуха обожгла мне лицо. Но буквально через секунду женщина испуганно отступила, смотря на меня с ужасом.
        - Вот и поговорили, - процедил сквозь зубы я. - Тебе повезло, что никто этого не видел, и я тебя не трону. Однако даже не думай сравнивать свою жизнь с жизнью ребёнка. Ты всегда будешь на втором месте, как и все остальные.
        После чего развернулся и вышел на улицу.
        Меня пробирала злость. Как эта сука могла мне такое предложить? Неужто кто-то и правда думает, что я соглашусь оставить детей здесь или отдать кому-то ещё?
        - Наслышаны обо мне? - тихо произнёс я. - Хреново, видимо, слушали.
        Сжав кулаки, направился на задний двор поместья, надеясь хоть там побыть в тишине и спокойствии, чтобы остыть.
        Идя по тропинке, заметил, что слуги шарахаются от меня в стороны. Наверняка из-за горящих голубых глаз. Но я не мог с собой ничего поделать. Внутри клокотала ярость, хотелось разбить что-то поувесистее, вот только крушить стены или деревья в чужом доме было слишком большой наглостью.
        Ладно, Тсукико, постарайся успокоиться. Ханако просто наглая сучка, которая возомнила себя главной в этом доме. Её можно понять, после того, через что она прошла, трудно остаться мягкой и покладистой. Но это вовсе не значит, что я позволю найденным детям пройти через то же самое. Они и так натерпелись.
        Свежий воздух слегка согнал злость, а аромат цветов помог привести мысли в порядок. Оказавшись позади поместья, приметил сад с высокими деревьями, а среди них повстречал и глицинию.
        - Странно.
        Глициния всегда считалась символом клана Ито. Так почему же она растёт посреди земель Ватанабэ? Понимаю, дерево красивое, но ведь этот клан настолько гордый, что не мог себе позволить даже говорить о нас с положительной стороны. А тут такое…
        И где-то в глуби сада до меня донёсся тихий плач. Осторожно двинулся туда, и уже через пару дзё повстречал Кай, сидящую прямо на земле и прикрывшуюся руками и её отца, стоящего над ней и старающегося успокоить дочь.
        - В чём дело? - спросил я, хотя и так знал ответ.
        - Простите, Ито-сан, - поклонился Кайоши. - Вы не должны были этого видеть, - после потряс дочь за плечо и уже более сурово произнёс: - Кай, поднимайся, господин Тсукико не должен видеть твоих слёз.
        - Да, - выдохнула та и открыла заплаканное лицо.
        А вот она вызвала у меня жалость в отличие от хитрой Ханако. Красные и опухшие глаза, испуганный вид, но несмотря на это, симпатичное личико.
        - Простите, я не хотела…
        - Если б не хотела, то я бы не увидел этого, - усмехнулся я и присел рядом. Девушка вздрогнула, попыталась вскочить на ноги, но я остановил её жестом. - Не спеши, ведь теперь тебе толком нечего делать. Мужа пока что нет, а Сэнго сейчас занят, в этом я уверен.
        - Господин…
        Я посмотрел на цветущие деревья.
        - Знаешь, а ведь у меня дома растёт самая красивая глициния на острове. Возможно, что самая красивая во всей империи. А цветёт она и зимой и летом. Завораживающее зрелище. Иногда просто невозможно оторваться.
        Девушка непонимающе смотрела на меня, не в силах что-то произнести.
        - Кайоши, расскажи, что на этих землях такого, из-за чего Сэнго вцепился в них руками и ногами?
        - На самом деле, на землях господина Усао нет ничего особенного. Поля не богаты, но и не бедные, никаких металлов или драгоценностей. Всё, чем может отличаться наш дом, так это лишь красотой, которую навела здесь госпожа Ханако.
        - Серьёзно? - нахмурился я. - То есть ничего существенного?
        - Нет, Ито-сан, - покачал тот головой. - Единственное, чем можно объяснить поведение господина Сэнго, так это нежелание отдавать поместье вашему клану.
        Я так и думал. И вроде бы мне должно быть на них наплевать, но вот что-то скребёт на душе. Неужто растрогался из-за слёз девушки? Скорее всего. Да, Сэнго жадный и эгоистичный парень, но и его можно понять. Случись такое на территории нашего клана, то Джиро тоже бы постарался вернуть себе земли. Поэтому…
        - Ладно, - я хлопнул по ногам и резко встал. - Думаю, стоит поговорить с Сэнго ещё раз. Но, - пристально посмотрел на пожилого вана, - вы же понимаете, что я не обменяю малышей на вас?
        - Да, господин, - кивнул тот. - Если б такое произошло, то я бы никогда себе подобного не простил.
        Надеюсь, что ты говоришь правду. Ведь вряд ли маменькин сынок (а Сэнго казался мне именно таким) согласится расстаться с подобным лакомым кусочком земли.

* * *
        При виде меня воины расступились, свободно пропуская в кабинет Сэнго. И это мне не понравилось. Да, я был гостем, был намного сильнее их, но вот так просто пускать к своему господину…
        Видимо, таков приказ. Значит, он знал, что я к нему ещё наведаюсь.
        - Что с ними будет? - с ходу спросил я, лишь прикрыв за собой двери.
        Сэнго сидел за столом и перебирал бумаги. И стоило мне войти, как парень вздрогнул, но сразу же взял себя в руки.
        - С кем именно? - хмуро переспросил он. - Хочешь ответов, так задавай правильно вопросы.
        - Со всеми живущими здесь ванами, - я прошёл к столу и присел. - Ты ведь не будешь тут жить. Переберёшься в своё поместье. Кому отдашь эти земли?
        - Тебе ли не всё равно? - хмыкнул тот. - Помнится, совсем недавно ты с лёгкостью отказался от всех поданных и даже не думал о них.
        - Цена слишком велика, - я пожал плечами. - К тому же ты специально не дал мне свободного времени, чтобы ознакомиться со своими слугами.
        - Они теперь не твои.
        - Знаю, и всё же ты не ответил на вопрос.
        - Я и не обязан отвечать, Тсукико, - парень откинулся на спинку кресла, а на лице появилась самодовольная улыбка. - Давай честно, что тебе не нравится? Ты получил детей, отряд воинов в сопровождение. Да ещё и десяток моих лучших солдат, чтобы справиться с монстрами в острогах. Всё именно так, как вы с Джиро и задумывали. Разве этого мало?
        Хотелось сказать, что я с Джиро ничего не задумывал, но в таком случае выставил бы себя лишь пешкой в игре кланов. А эта позиция мне совсем не нравилась.
        - Я не хочу и не буду с тобой ссориться, Сэнго, - устало вздохнул я. - Но давай сделаем так, как ты и предлагал - поговорим, как взрослые ваны.
        - А вот это мне нравится, - оскалился парень и выпрямился. - Честно говоря, Тсукико, я пока не решил кому отдать эти земли. Есть несколько претендентов, но они ещё недостаточно выслужились.
        - Вот оно что, - усмехнулся в ответ. - Значит, любишь подхалимов?
        - А кто их не любит? - Сэнго развёл руками.
        - Я.
        - Ну, конечно, великий охотник на монстров. Парень с божественным взглядом и так далее и тому подобное, - скривился тот. - О тебе много говорят, однако я знаю, что каждое твоё приключение приводит к смерти обычных ванов. Будь то разбойники или невинные крестьяне, всё одно.
        Сука, бьёт по больному месту.
        - Это к делу не относится. Я просто хочу знать, что с этими ванами всё будет в порядке. И с ними не будут обходиться так же, как это делал больной на голову Усао.
        - Думаешь, он всегда был таким? Нет, раньше Усао был храбрым воином, не знающий усталости. Пробился с самых низов и стал приближённым к моему отцу. Свою первую жену, не Ханако, если ты не знал, Усао любил больше жизни. Кажется, её звали Иллия, он привёз её с материка. Прожили несколько лет, Сидзи и не думал искать себе других, пока однажды Иллия не упала со скалы, - Сэнго обернулся и указал на окно, что располагалось у него за спиной. - Там высокий утёс и водопад. Живописное место. Если хочешь, прогуляйся со своей лисичкой. Но будьте осторожны, камни весьма скользкие.
        - Звучит, как угроза.
        - Да брось, Тсукико. К чему мне твоя смерть? И так пролито слишком много крови. Ты вскрыл нарыв на лице моего клана, но оно того стоило, теперь Ватанабэ может умыться и начать всё с чистыми помыслами.
        Ну да, ну да, чистыми…
        - То есть после смерти первой жены, Усао изменился?
        - Ещё как, - хмыкнул парень. - И этому поспособствовала нынешняя старшая супруга. Поговаривают, что именно Ханако виновна в смерти Иллии, хотя прямых доказательств нет. Ведь она давно кружила вокруг командира, но он выбрал чужестранку. А так как детей он иметь не мог, то и заботы особой не было, лишь одна пигалица, которая любила красивые места.
        - Интересно, - задумчиво пробормотал я. - То есть Усао стал догадываться о причине смерти жены и после этого принялся избивать всех остальных?
        - Возможно, - Сэнго пожал плечами. - Но теперь этого точно не узнать. Ты его убил, чем поспособствовал преобразованию нашей армии.
        - То есть как?
        - А вот так. Усао был приближён к моему отцу, но не ко мне или матери. А теперь мы вольны выбирать себе в подчинённые тех, кого сами сочтём достойными.
        - То есть я оказал вам услугу?
        - В каком-то роде - да.
        - Забавно, - и тогда я задал давно мучавший меня вопрос: - Кстати, а каким образом вы нашли похищенных детей?
        - Ты и правда хочешь это знать?
        - Конечно.
        - Я не имею понятия, - тот вновь развёл руками. - Их просто бросали у нас под воротами, прямо у родового поместья. Велели идти к нам и проситься обратно домой. Но ни одного «покупателя» так и не поймали. Видимо, они струхнули, когда вскрылись их делишки и решили побыстрее избавиться от доказательств.
        - Хочешь сказать, что не пытались с помощью детей найти их «хозяев»?
        - Пытались, конечно. Вот только те были настолько напуганы, что не могли связать и слова. Да, нашли пару постоялых дворов, где раньше жили шлюхи, но на тот момент там никого не было.
        - Значит, подчистили следы.
        - Именно так, - вздохнул Сэнго и хитро приподнял бровь. - Кстати, если уж на то пошло. У меня есть предложение, по которому ты сможешь забрать это поместье вместе со всеми слугами и найденной малышнёй.
        - Я заинтересован, говори.
        - Меч, Тсукико. Взамен я хочу твой меч.
        - Правда? - я чуть не рассмеялся ему в лицо, но, видя серьёзное выражение собеседника, понял, что он не шутит. - Меч, подаренный Фуцунуси?
        - Именно его.
        Мне потребовалась секунда, чтобы принять решение.
        - Договорились…
        Глава 21
        Казалось, мой ответ его изумил, так как Сэнго удивлённо вскинул брови.
        - Но у меня тоже есть условие, - хмыкнул я.
        - Э, нет, Тсукико, - скривился тот. - Так не пойдёт. Это ты хочешь поместье, и пришёл ко мне на поклон, так что…
        - Я и не собирался тебе кланяться, - покачал головой. - Не будь столь заносчивым и посмотри на своё предложение здраво.
        - А что не так? - Сэнго был недоволен моим тоном, но всё же держался и не срывался на ругань. - Тебе поместье и все ваны, мне меч Фуцунуси.
        - Верно, - кивнул я. - Ты сам говоришь, это меч Фуцунуси, одного из богов.
        - Изгнанного бога.
        - Неважно. Он является высшей сущностью над нами, значит, и подарки его такие же. И Лунный меч был изготовлен лично для меня. Чтобы его заполучить, придётся сразить меня.
        - Ты серьёзно? - усмехнулся парень. - Не играй со мной, и так ходишь по краю.
        - Стараюсь удержать равновесие, - согласился я с лёгкой улыбкой. - Но это так. Хочешь заполучить меч, докажи, что ты его достоин. Тебе придётся сражаться им и одолеть предыдущего хозяина.
        - Что-то мне подсказывает, ты выдумал это на ходу.
        - Думай как хочешь, - безразлично пожал плечами и встал со стула. - Но не забывай, что я уже встречался с богами, и знаю о них больше, чем все в вашем клане вместе взятые.
        С этими словами направился к выходу, однако не успел дойти до двери, как крик Сэнго остановил меня.
        - Хорошо!
        Обернувшись, увидел поднимающегося с кресла парня с хищной улыбкой.
        - Давай поиграем. Но если мне придётся сражаться с непослушным оружием, то ты не должен применять магию.
        - Согласен, - кивнул в ответ. - Я за честный поединок.

* * *
        Во дворе поднялась суета. Слуги бегали по сторонам и расчищали нам место для боя. Солдаты Ватанабэ встали по периметру, образовав собой живую стену, вытянулись по струнке, держа в руках копья. Оставалось только гадать, набросятся ли на меня, если (хотя какое здесь может быть «если»?) их господин проиграет? Но я сильно в этом сомневался, ведь тогда начнётся новая волна вражды между нашими кланами, а Ватанабэ не захотят этого, так как ничего хорошего не выйдет.
        Небеса постепенно застилали тучи, но изредка между ними всё же проблёскивали солнечные лучи. Вечером обязательно начнётся дождь, лишь бы несильный, иначе придётся ехать по грязи.
        - Не передумал, Тсукико? - задорно спросил Сэнго, сбросив с себя рубаху, оставаясь в одних широких штанах. - Всё же Фуцунуси не каждому дарит подобное оружие.
        Если бы ты знал, что изгнанный бог является моим отцом… конечно, всего лишь по словам рогатого Сусаноо.
        - Так и скажи, что не хочешь бороться с великим охотником на монстров! - рассмеялся я.
        Сказано это было просто ради смеха, но Сэнго только сильнее разозлился.
        - Не стоит меня недооценивать, - произнёс тот, встав напротив.
        Я вытянул из-за спины меч, всё ещё обмотанный белыми лентами, и вонзил его в землю. После чего отошёл назад и насмешливо посмотрел на противника.
        Нет, я вовсе его не презирал. Сэнго казался мне более мудрым и гибким правителем, чем его отец. По крайней мере, сейчас. Но вместе с этим он вёл себя по-детски. На кону жизни ванов как взрослых, так и малышей, а он решил показать себя? Конечно, идею предложил я, но этот цирк на всеобщее обозрение организовал Сэнго. Что ж, его проблемы, надеюсь, по ночам не будет плакаться в подушку.
        - Он твой, если докажешь, что достоин, - повторил я, кивнув на оружие.
        - Это я уже слышал, - отозвался парень и подошёл ближе. - Но никакой магии.
        - Моей магии ты не увидишь, - спокойно произнёс я, стоя неподалёку, заложив руки за спину. - Но у меча есть своя, и от меня она не зависит.
        - Да неужели? - ехидно ухмыльнулся Сэнго, ухватился за рукоять и резко потянул на себя.
        Как и ожидалось, меч остался в земле, отчего парень опешил. Тогда Сэнго сжал рукоять посильнее и обмотал кисть лентами. Попробовал ещё и ещё. И лишь на третий раз клинок выскользнул наружу, но поднять в воздух его так и не получилось.
        - Я предупреждал, - пожал плечами.
        - Закройся! - огрызнулся Сэнго и, обхватив рукоять обеими руками, всё же приподнял над собой подарок Фуцунуси.
        Сталь блеснула на солнце голубыми бликами, отчего в глазах противника появился азарт.
        - Начнём!
        С этими словами он первым бросился вперёд и наотмашь ударил мечом. Я легко уклонился, клинок просвистел над головой и, ведомый, вложенной в него силой, потащил за собой «хозяина». Мне оставалось лишь выставить ногу, через которую и споткнулся Сэнго, рухнув плашмя на живот.
        - Зря ты затеял эту игру, - произнёс я, чуть отступив.
        - Мы только начали, - прорычал противник, поднимаясь на ноги.
        Он снова бросился, но на этот раз взмахнул мечом снизу вверх. Я сделал всего шаг в сторону, однако Сэнго только этого и ждал. И когда оружие взмыло в воздух, парень подскочил на месте и крутанулся, ударив меня ногой в живот.
        Боль выбила воздух из груди. Я отскочил на пару шагов, удивлённо смотря на врага.
        - Что такое, легендарный охотник? - съязвил Сэнго, опустив оружие к земле. - Простые смертные оказались сильнее?
        Вот зараза, а он хитёр. Но это даже интереснее.
        - Сам сказал, мы только начали, - ответил ему в том же тоне и уже сам бросился в бой.
        И тогда началась настоящая битва. Даже с тяжёлым оружием Сэнго удавалось уходить от моих атак и наносить удары самому. Правда, больше ни один из них не доставал до цели, но это не меняло факта. Парень ловко уклонялся, а далее пользуясь мечом и инерцией, которую тот создавал, выкручивался и изгибался так, что ему бы могла позавидовать любая земная гимнастка.
        Я проделывал то же самое, и частенько оказывался у противника за спиной. Вот только бить в таком положении не хотел, уж слишком позорно это бы выглядело в глазах воинов. Ведь вскоре я заполучу поместье обратно, и местных ванов в придачу. Нехорошо будет, если они запомнят такой поединок.
        Сэнго вновь взмахнул мечом, но вместе с этим подпрыгнул и сам. Выпрямился в полёте и раскинул ноги ножницами. Я ушёл от удара, но стопа парня пролетела у самого лица. А когда он почти коснулся земли, отмахнулся мечом назад. Мне пришлось выгнуться в спине, лезвие просвистело над самым лицом. В тот же момент противник оказался рядом и хотел ударить ногой, но я поставил блок, и тут же нанёс удар по челюсти. Сэнго пошатнулся и, ведомый за мечом, завалился вправо. В ту же секунду я нанёс два коротких удара ему по левому боку и завершил атаку мощным хуком.
        Сталь звякнула о камни. Меч рухнул наземь вместе с несостоявшимся «хозяином». Кровь из рассечённой губы окропила песок, а тяжёлое дыхание поверженного противника говорило о моей победе.
        - Жив? - я сделал шаг навстречу Сэнго и протянул руку.
        - Не тронь! - рыкнул он.
        Перевернулся на спину и попытался вскочить на ноги, но не вышло, так как меч даже не двинулся с места, продолжая лежать на камнях.
        - Что за чёрт?! - вновь воскликнул парень и бросил на меня злобный взгляд. - Ты обещал без магии!
        - Это не моя магия, - тревожно произнёс я.
        Во мне возрастало чувство опасности, будто что-то должно было вот-вот случиться. А блистающее голубым светом лезвие меча лишь укрепило это предчувствие.
        - Сэнго, здесь опасно находиться, - я осмотрелся, но ничего подозрительного не заметил. - Вели всем укрыться в безопасном месте.
        - Да о чём ты, чёрт тебя дери, говоришь?! - продолжал злиться тот, барахтаясь на земле, словно жук.
        Внезапно за хмурыми тучами послышались далёкие хлопки. И только благодаря силам богов мне удалось уловить его. Но что-то говорило мне, это непростые птицы, уж слишком массивные удары крыльев.
        - Все в укрытие! - закричал я, указав на дома. - Живо!
        Но ваны даже не успели понять, что произошло, когда с небес посыпались окровавленные части тел. В ту же секунду двор огласили крики, наполненные страхом и болью, видимо, по кому-то всё же угодило.
        Воины моментально бросились к своему господину, однако им не суждено было успеть. Сразу же за останками ванов, сверху с диким рёвом сорвалась неизвестная тварь с длинным змеиным хвостом и, закрутившись, словно юла, врезалась в толпу солдат, разметав их, будто игрушки.
        - Нет! - только и воскликнул Сэнго, когда мощные крокодильи челюсти сомкнулись на его плече.
        Мне хватило секунды, чтобы разглядеть нападавшего. Конечно же, это был монстр, созданный в Пустынных землях, такое чудище попросту не может появиться в обычных условиях. Длинное гибкое тело, размером с телёнка. Голову и хвост крокодила или ящерицы покрывала мелкая чешуя. По бокам же и спине росли огненно-рыжие перья. Птичьи крылья, взмах которых способен сбить с ног взрослого вана, а мелкие длинные зубы прокусить его тело насквозь.
        Именно так монстр и поступил с моим недавним противником, и теперь тот истошно вопил от боли. Кровь заливала камни и песок нашей своеобразной арены. Но я не позволил чудищу пировать. Прыгнул вперёд и ударил раскрытой ладонью. На пальцах загорелись голубые когти, и благодаря им мне удалось переломать одно крыло неизвестной твари. Та заверещала под стать жертве и отпустила Сэнго. Ван рухнул на спину и постарался отползти, вот только с одной рабочей рукой, да ещё в луже своей крови это удалось не особо успешно.
        Монстр тем временем развернулся ко мне, ощерился и бросился в атаку. Клыкастые челюсти щёлкнули у самого моего носа, но я успел отскочить. Тогда тварь ударила хвостом, о чём тут же пожалела. Моя правая рука сверкнула голубым пламенем, а в следующий миг под ноги упал извивающийся обрубок хвоста.
        Ну и мерзость.
        Я скривился от отвращения, но сразу же метнулся в сторону, так как монстр и не думал сдаваться или отступать. Хотя куда ему теперь с перебитым крылом?
        Но тут в небесах раздались новые крики монстров. Ситуация выходила из-под контроля, и мне необходимо было её спасать.
        Над головой пролетел кровоточащий хвост. Я пригнулся и сделал кувырок вперёд. Вскочил на ноги и ударил полыхающей ладонью в грудь монстра. Тот вновь закричал от боли и отмахнулся ногой, но и тогда я отскочил, но на этот раз ближе к голове. И в ту же секунду сжал горло твари, одновременно с этим выпустив магию наружу. Синее лезвие вылетело из ладони и врезалось в землю, взметнув клубы пыли. Но следом за ним в образовавшуюся яму упала и голова ящероподобной птицы.
        Один есть, осталось…
        Не зная, как закончить мысль, поднял взгляд к серому небу, где уже мелькали тёмные силуэты врагов.
        Глава 22
        С хищным рёвом на землю сорвались новые твари. Вот только эти были помельче, видимо, их вожак решил покрасоваться, за что и поплатился головой.
        Крутиться, как первый монстр, эти не могли, поэтому и не приземлились. Надо отдать должное воинам Ватанабэ. Они успели прийти в себя и выпустить стрелы в противников, несколько даже попало. Слуги же разбежались по домам, и падающие стрелы никому не причиняли вреда.
        Но вот одна тварь вновь нацелилась на раненого Сэнго. Раскрыв широкую пасть, полетела на парня, но в ту же секунду с мерзким звуком её глаз лопнул, а в голову вонзилась толстая стрела. Монстр дёрнулся в сторону и рухнул набок. Вереща и хлопая по земле крылья, медленно издыхал, пока в его тело впивались всё новые снаряды. Воины не собирались так просто отдавать своего хозяина.
        К тому момент им удалось сбить в воздухе ещё пару монстров, которых так же добили стрелами и копьями. Остальные летающие ящерицы, поняв, что дело пахнет жареным, решили ретироваться и скрылись в мрачных облаках.
        - Господин, господин!
        Со всех сторон к Сэнго сбежались солдаты и помогли хозяину подняться. Тот кривился от боли в разорванном плече, но всё же смог устоять на ногах.
        - Пойдёмте, господин…
        - Потом, - огрызнулся он и обвёл двор презрительным взглядом.
        Но на этот раз я понимал его эмоции. Вокруг валялись оторванные и окровавленные части тел. И судя по грязным одёжкам, раньше это были крестьяне. Получается, что монстры напали на мирных жителей, а после притащили свои «трофеи» в поместье. Но зачем? Они внезапно напали и деморализовали ванов, повергли их в шок от увиденного. Если б не наша дуэль и не мои способности, то могли бы быть жертвы. Рана Сэнго не в счёт, парень наверняка поправится. А вот слаженная работа монстров ещё раз говорила о том, что в Пустынных землях есть что-то или кто-то, с кем не хотелось бы встречаться.
        - Тсукико? - голос Сэнго вернул меня в реальность. - Что думаешь?
        - Думаю, что тебе надо отправиться в дом и залечить раны.
        - Это и так понятно! - огрызнулся он, видимо, из-за боли готов ругаться со всеми подряд. - Мне интересно, что ты думаешь об ицумадэне, - кивнул на поверженную мной тварь. - Встречался уже с ними?
        - Впервые вижу, - я подошёл ближе и пнул здоровую тушу. - Даже имени не знал.
        - Ицумадэн - тварь, в которую превращается ван, умерший от голода.
        - И снова остроги, - пробормотал я и выразительно посмотрел на парня. - Ты ведь понимаешь, во что нас втянул Изао?
        - Не смей так говорить о моём отце, - процедил сквозь зубы тот и посмотрел на солдат.
        Намекал, что при посторонних я не должен подрывать честь их клана. Ну хорошо, твой отец и так это сделал и гораздо лучше меня. Уверен, с последствиями его ошибок мы ещё не раз встретимся.
        - Идём, - кивнул Сэнго на дом. - И позови свою медичку, пускай залечит мои раны. От наших мазей мало проку.
        - Хорошо, - ответил я, но сделав шаг, положил руку на его здоровое плечо и развернул к себе. - Но не называй её больше так. У девочки есть имя - Аки.

* * *
        Комната Сэнго оказалась довольно просторной, что неудивительно. Внутри были мы втроём: я, он и Аки. Только что вышла пара лекарей, которые всё же смазали парня выжимкой из гебая. Глава клана стоически вытерпел это издевательство, ведь я видел, как краснеет кожа возле ран, и понимал, насколько сильно эта хрень должна обжигать.
        - Теперь твоя очередь, Аки, - спокойно произнёс я и кивнул на раненого. - Нужно, чтобы его раны затянулись как можно скорее.
        - Хорошо, - девочка подошла ближе и присела рядом с Сэнго. - Простите, господин, но вам придётся потерпеть.
        - Что ты можешь сделать такого, чего не смогли…
        Но не успел он посмеяться и показать свою «мужественность», как Аки протянула над ним руки. С кончиков её пальцев заструился мягкий зелёный свет, потянувшийся к ранам. И стоило ему коснуться тела Сэнго, как тот не удержался и закричал от боли.
        М-да, вот тебе и героизм.
        Лечение продлилось не более десяти минут, после чего уставшая Аки встала и шатающейся походкой отошла от Сэнго.
        - Больше не получится, - извиняющимся тоном произнесла она. - Простите, Ито-сан, но раны слишком глубоки, а я…
        - Не надо извиняться, - улыбнулся, глядя ей в лицо. - Ты и так многое сделала для нас за эту поездку. Возможно, когда вернёшься к Рангику, она будет приятно удивлена твоим усиленным способностям.
        Девочка выдавила улыбку. Всё же она ещё чувствовала себя скованно рядом со мной. Но, как сказала её наставница, время лечит. Надеюсь, когда-нибудь Аки меня всё же простит.
        - Я могу идти? - спросила девочка.
        - Конечно, - я открыл ей дверь и выпустил на улицу.
        Она довольно вздохнула и направилась к домику, где были дети. Я же, прикрыв комнату, вернулся к Сэнго и присел рядом.
        - И как оно? - спросил у парня.
        - Что именно? - процедил тот, скрипя зубами.
        - Отвечать за ошибки отца.
        - Пошёл ты, - огрызнулся он и бросил на меня хмурый взгляд. - Думаешь, мне приятно осознавать, что мой отец был такой мразью? Всё, чему он меня воспитывал, все слова о чести клана, о достоинстве каждого вана, оказалось ложью. Он стал одним из тех, кого сам учил презирать. И нет ничего странного, что в его память не было торжественных похорон. Мы сожгли его тело в кругу семьи, а пепел развеяли по ветру - это всё, чего он был достоин.
        - Хоть что-то, - пробормотал я.
        - Да что ты понимаешь? - хмыкнул тот. - Легко говорить, когда о своих родителях ничего и не знаешь.
        Вот теперь я недобро на него покосился, отчего вызвал на лице Сэнго ехидную улыбу.
        - Да брось, Тсукико, всем нам давно известно, что ты приёмыш. Чего хмуришься?
        - Не об этом я хотел с тобой поговорить.
        - И о чём же?
        - Нападения монстров становятся всё чаще. Даже у себя дома я такого не замечал. У вас же твари зашевелились после смерти Изао, - при этих словах Сэнго вновь поморщился, но промолчал, а я продолжил: - Ты ведь понимаешь, что мне придётся задержаться на ваших землях ещё какое-то время. Путь к острогам неблизкий и…
        - Я поеду с вами, - прервал меня тот. - Не хочу потом слышать от каждого вана, что Ватанабэ Сэнго лежал в постели, когда Ито очищали наши земли от опасности и спасали народ.
        - Неужто ты о нём заботишься? - усмехнулся в ответ.
        - О народе? - переспросил парень. - Конечно. Или ты думал, что мы бездушные твари, наподобие ицумадэн? Нет, мы стали правителями непросто так. Народ выбрал наш клан, и теперь на нас лежит большая ответственность.
        - Какие мудрые речи от того, кто любит ребячиться.
        - Кто бы говорил, - отмахнулся парень и скривился от резкой боли. - Чёрт, Тсукико, твоя девка… Аки, точно мне помогла?
        - Она спасла от ран Рико, значит, и тебя вытащит.
        - Кстати, насчёт этого, - вздохнул Сэнго и, собравшись с духом, заговорил более почтительным тоном: - Ито-сан, вы спасли мне жизнь. Теперь я в неоплатном долгу…
        - Передо мной, знаю, знаю, - с лёгкой улыбкой ответил я. - Единственное, что мне от тебя требуется, как от главы соседнего клана, так это мир. Поместье я и так выиграл в честном поединке и всех подданных тоже.
        - Меч не поднимался, - воспротивился парень, но сделал это с усмешкой, понимая, что звучит глупо.
        - Потому что ты стал его недостоин. Если в начале поединка магия не решила насколько ты хороший ван, то под конец всё встало на свои места.
        - Бред, - огрызнулся он. - Я не плохой ван, просто…
        - Что?
        - Просто в тот момент я вспомнил смерть отца и того, кто в ней виновен, - покосился на меня и устало вздохнул. - Разумом я понимаю, насколько он был отвратным, но сердцу не прикажешь, Тсукико. Прости, но тебе не понять, ведь он родной отец. Тот, кто помогал мне всё жизнь. Сделал из меня настоящего мужчину. И пусть он предал все идеалы, о которых говорил, но в памяти осталось ещё много светлых моментов, связанных с ним.
        Я склонил голову. Как ни крути, но он прав.
        - Прости, Сэнго, - тихо произнёс я. - Мне бы очень хотелось, чтобы всё закончилось миром. Чтобы Изао, Дэйсьюк и… Эми остались живы.
        - Хочешь мира, готовься к войне, - пробормотал Сэнго. - Я не знаю, что натворил мой отец, но завтра надо будет отправляться в путь.
        - Ты успеешь прийти в себя?
        - Если Аки постарается, то да.
        - Не тронь её, девочка и так работает с детьми, ей нелегко.
        - А она симпатичная.
        - Вряд ли она согласится остаться с тобой и стать твоей второй женой. Тем более она ещё мала.
        - В наших краях именно в этом возрасте выдают замуж.
        - Сэнго, - я нахмурил брови. - Ты понимаешь, о чём я.
        - Ладно, ладно, - взмахнул рукой тот. - Как скажешь, твоих подчинённых я не трогаю.
        - Благодарю.
        Я слегка поклонился и поднялся с места. Но перед уходом вспомнил ещё одну вещь, о которой хотел поговорить.
        - Кстати, что насчёт торговли?
        - В каком смысле?
        - Мост, соединяющий наши земли, слишком мал, да и опасен, как выяснилось. Дороги просто отвратны, я удивлён, что вы вообще смогли провести к нам свою армию.
        - Для этого использовали паромы.
        - Так и думал. Но как вы тащили всё к каналу, если дорога хуже, чем тропинки в лесу?
        - Вот так и тащили, - пробормотал тот. - С трудом и энтузиазмом.
        - Безумие, - вздохнул я. - Но всё же, если между нами не осталось недомолвок, необходимо наладить торговлю между нашими кланами. Нам удалось договориться даже с Ямадзаки, и теперь их купцы так и рвутся на наш рынок. Если они двинутся к тебе, то сделки будут весьма щедрыми.
        - Это надо обдумать, - тяжело вздохнул Сэнго. - Но позже. Сперва обезопасим дороги, сам ведь говорил. Как только зачистим остроги, тогда и обсудим это.
        - Договорились.
        Я снова поклонился и вышел из комнаты.

* * *
        Меня провели в спальню самого Усао, видимо, слуги уже были в курсе, что поместье в который раз за день перешло к новому хозяину.
        Надеюсь, меня там не ждут никакие сюрпризы.
        Мысли вернулись к Ханако и Кай.
        Интересно, а как выглядят остальные жёны Усао? Есть ли у них такие же порезы или побои?
        Вспомнив тело старшей жены капитана, невольно содрогнулся. Это каким же надо быть ублюдком, чтобы такое сотворить с женщиной?
        Помещение оказалось таким же просторным, как и то, где сейчас поправлялся Сэнго. В центре лежали татами, на которых постелили толстые перины и одеяла.
        Можно подумать, мне это понадобится.
        Подойдя ближе, откинул одну из перин, освободив для себя место.
        - Так-то лучше, - довольно пробормотал я и только скинул грязную одежду, как в дверь постучали.
        - Да? - я подошёл ко входу и открыл.
        На пороге стояла Асэми. Увидев меня в полуголом виде, смущённо отвела взгляд.
        - Раньше ты вела себя более игриво, - усмехнулся я.
        - Прости, если отвлекла тебя, Тсукико, - девушка всё же посмотрела мне в глаза. - Просто хотела спросить, не нужна ли тебе помощь после боя?
        - Думаю, что нет, - покачал головой и посмотрел на кучу вещей, валявшихся позади. - Только если чистую одежду и часик спокойного сна.
        - Думаю, с первым справятся слуги, - улыбнулась кицуне. - Со вторым же помогу я.
        После чего вошла в комнату и закрыла за собой дверь.
        Глава 23
        В тот момент я несколько удивился, поэтому не сразу сообразил, что делать, когда тёплые губы прикоснулись к моим. Но уже через секунду ответил на поцелуй, прижав к себе кицуне. Её руки пробежались по моей спине, и стоило чуть надавить, как под лопатками вспыхнула острая боль.
        - Ау, - прошипел я, слегка отстранившись от девушки.
        - В чём дело? - испуганно переспросила она. - Я тебя поранила?
        - Не ты, - пробормотал я, выдавив кривую улыбку.
        Чёрт, и когда эти летающие твари успели-то?
        - Понятно, - лицо кицуне вмиг стало серьёзным. - Ложись на живот, - указала на татами, я же недоумённо уставился на неё. - Что? Я помогу тебе избавиться от боли. Или хочешь отправиться завтра поутру с больной спиной?
        - Хорошо, - усмехнулся я и подчинился. - Но не приставай, а то…
        Договорить я не успел, так как Асэми мгновенно опустилась на меня, отчего из груди вырвался воздух.
        - Только не говори, что я поправилась, - послышался весёлый голос за спиной. - Твоя новая жена намного крупнее меня.
        - Ты про Ханако?
        - Ну а про кого же ещё? - девушка принялась медленно мять мои плечи. - Остальных ещё не видела.
        - А с ней-то, когда успела встретиться?
        - Она крутилась у твоей комнаты, пока я не появилась.
        - В смысле? - хотел было повернуться к кицуне, но она надавила на спину, и мне вновь пришлось подчиниться женской силе. - Она была здесь?
        - Была, - отозвалась Асэми. - Но почему-то испугалась меня. И это выглядело довольно странно.
        - Что же здесь странного? Ты часть моей команды, значит, общение с тобой стоит в приоритете. Ханако умная женщина и, скорее всего, решила подождать более удобного случая.
        - Удобного для чего? - с этими словами девушка сжала мои плечи ещё сильнее, отчего я тихо захрипел.
        - Не понимаю, - выдохнул я, когда хватка ослабла. - Ты меня ревнуешь?
        - С чего бы вдруг? - кицуне усмехнулась, но в её голосе послышалось раздражение. - У тебя и так есть две наложницы в деревне, пять новых наложниц здесь. К тому же Ито-сама сватает тебя за одну из своих внучек. При чём здесь я?
        - И всё-таки ты ревнуешь.
        - Даже не думай этим гордиться, - девушка надавила под лопатки, и я вновь заскрипел зубами, но на этот раз не от боли. Теперь это казалось мне приятным.
        Повисла неловкая пауза. Кицуне продолжала массировать мою спину, я же лежал и просто получал удовольствие. Но всё же Асэми не смогла долго держаться и тихо заговорила:
        - Ко мне постепенно возвращается память.
        - Вот как? Интересно. И что же ты вспомнила?
        - Ничего особенного. Просто обрывки или видения. Даже не знаю, как это назвать.
        - И что там было? - я напрягся, всё же прошлая жизнь у неё была несладкой, если верить её убежавшей матери.
        - Помню маму, - прошептала девушка. - Лицо так и не различила. Но знаю, что она была доброй и красивой.
        Да уж, Этти настоящая красавица. Соблазнительная рыжеволосая кицуне, которая готова была побаловать своего ученика прямо в школе.
        В голову невольно полезли мысли о том дне, когда она затащила меня в свой кабинет и «отблагодарила» за спасение дочери. Вот только так и не забрала её с собой. Почему? Видимо, эта семейная парочка и правда замешана в чём-то серьёзном. Однако говорить об этом Асэми не стоит. Если её мать убежала, не прихватив дочь, значит, так и надо.
        А вот насчёт доброты можно было поспорить.
        Перед глазами появились обезображенные трупы ванов, что бросались в Асэми камнями, когда та была лисой. Что ж, карма их настигла, и мне не было жаль купеческих сынков.
        - А ещё помню красные рожи длинноносых обезьян, - при этих словах руки девушки дрогнули. - Они постоянно что-то кричали и…
        Асэми запнулась и несколько секунд молчала. И я прекрасно её понимал. Эти обезьяны приходили ко мне в кошмарах, но помогали. Грубо, бессовестно, но помогали. Неужто девушка тоже попала в лапы этой шайки?
        - После были леса, - продолжила она. - Я чувствовала себя настоящей лисой. Бегала диким зверем, словно спасалась от чего-то. Но никак не могу вспомнить, от чего именно, - снова сжала мои плечи. - А потом появились те ваны… и ты спас мне жизнь.
        В тот момент девушка выпустила коготки, поцарапавшие мне спину.
        - Уф, - выдохнул я.
        - Прости, - она испуганно вскинула руки.
        Тогда-то мне и удалось развернуться к своей «массажистке». Кицуне удивлённо уставилась на меня. Я обхватил её за талию и притянул ближе.
        - Успокойся, всё нормально, - прошептал я, глядя в большие блестящие глаза.
        Её тело напряглось чуть ли не до предела. Но в следующую секунду Асэми расслабилась и отдалась на волю своим чувствам, подарив мне сладостный поцелуй. Девушка повалила меня на татами, а дальше…

* * *
        Первые солнечные лучи пробивались через окно под потолком и падали точно мне на лицо. Пришлось отвернуться и приоткрыть глаза.
        - Да уж, - пробормотал я, смотря на белую перину, на которой отпечатались следы безумной ночи.
        Асэми оказалась чертовски дикой любовницей. Видимо, это суть кицуне, они слишком независимые, и делают то, что захотят. Впрочем, я не особо этому сопротивлялся.
        А ещё она оказалась… девушкой. И теперь меня кусала совесть, ведь я стал у неё первым, а значит… а что это значит? Я и сам не знал. Однако считал должным с ней переговорить.
        Однако, когда я поднялся, удивлённо распахнул глаза, ведь передо мной у двери стояла Ханако. На неё было всё то же белое кимоно. Женщина окинула меня оценивающим взглядом и довольно улыбнулась. Конечно, я ведь стоял голый, почему бы не посмеяться над новым хозяином?
        - Что ты здесь делаешь? - строго произнёс я.
        - Принесла вам чистую одежду, Ито-сан, - она почтительно поклонилась и указала на мой вычищенный костюм. - А ещё хотела поблагодарить.
        - За то, что оставил поместье себе? - я принялся одеваться.
        - Именно так, - ответила женщина. - Благодарю вас, теперь я уверена, что мы в надёжных руках.
        - Эти руки пока ничем не заняты, так что не торопи события, - огрызнулся я. Всё же после рассказа Сэнго про первую жену капитана, находиться рядом с Ханако было неприятно. - Я не хочу здесь надолго задерживаться.
        - Мы всегда готовы последовать за вами, куда бы вы ни пошли.
        - А если меня пошлёт к чёрту на гору, тоже пойдёте?
        - Конечно, господин. Отныне мы ваши рабы. Рабочие слуги и покорные жёны.
        - А тебе, смотрю, нравится быть в роли рабыни?
        На мгновение глаза Ханако вспыхнули злостью, но она тут же взяла себя в руки.
        - Вы не так меня поняли, Ито-сан. По правилам Поединка Чести…
        - Я прекрасно всё знаю. Не первый раз уже одержал победу, - мне наконец-таки удалось одеться. - Поэтому и говорю, что с этого момента вы мне не жёны и не рабы, а свободные женщины. Если желаете, то можете ехать, куда захотите.
        - Что? - она удивлённо уставилась на меня. - Но как же… Ито-сан? Куда нам ехать?
        - Без понятия, - пожал плечами. - Разве у вас не было старого дома? Не хотите вернуться туда?
        - Я… не знаю, - пробормотала она, не сводя с меня изумлённый взгляд. - Младшие жёны вряд ли одобрят такой поступок, ведь это считается позором, когда муж выгоняет тебя из дома.
        - Ещё раз повторяю - я вам не муж. Не обязательно крутиться вокруг меня и прыгать в койку по одному только требованию. Я дарую вам свободу, а не выгоняю. Хотите - уезжайте, не хотите - оставайтесь в поместье, я не против. Но не надо приписывать мне ваши рабские правила. Я живу иначе.
        С этими словами направился к двери, оставив Ханако в недоумении. И лишь напоследок сказал:
        - И не стоит следить за мной. Я слышу каждый твой шаг.
        После чего вышел в коридор и направился к Сэнго.
        Как же вы достали со своим рабским строем. Почему я должен с ним считаться?
        Конечно, я хотел мира на своих землях. Чтобы ваны запомнили меня, как правителя, даровавшего процветание. Но вместе с этим понимал, вековые устои просто так не изменить. И если крестьяне привыкли, что к ним относятся, как к рабам, то это не вытащить даже щипцами.

* * *
        - Ито-сан, - Сэнго поприветствовал меня, вскинув руки. - Рад, что вы пришли ко мне сразу, как только проснулись.
        В кабинете помимо нас, присутствовала ещё пара ванов. Высокие и широкоплечие воины. Один из них с густой чёрной бородой и залысиной. Длинные смоляные волосы стянуты позади в конский хвост. Второй усатый и с жиденькой бородёнкой, а короткие волосы топорщились по сторонам.
        Стоило мне войти, как они окинули меня презрительным взглядом.
        Видимо, кто-то из приближённых Изао. Теперь всё жизнь будут проклинать меня. Хорошо, что я всё ещё в шкуре мору, хотя бы нож в спину отменяется.
        - У нас много дел, Ватанабэ-сан, - поклонился я. - Вижу, вам полегчало, это радует.
        - Да, - улыбался Сэнго. - Всё благодаря вашей ненаглядной Аки.
        И вновь он наткнулся на мой холодный взгляд, но не придал этому значения. Однако тему сменил.
        - Знакомьтесь, - указал на бородатого. - Умаяти Куске. А это, - кивнул на второго, - Кандо Идзиму. Капитаны двух отрядов нашей армии. Прибыли по моему поручению, дабы сопроводить нас в Пустынные земли.
        - Так это ты Ито Тсукико? - пробасил усатый.
        Я покосился на него, но не ответил. Вместо меня, грозным голосом заговорил Сэнго:
        - Прикуси язык, Идзиму. Сейчас ты находишься на его земле, а значит, на земле клана Ито. Прояви хоть немного почтения.
        - Почтения? - вспылил тот. - Из-за него погиб мой господин! И теперь…
        Даже я не успел заметить, в какой миг в руке Сэнго оказался меч. Но уже в следующую секунду блестящее лезвие прикоснулось к горлу капитана, заставив его замолчать.
        - Теперь я твой господин, Идзиму. Хочешь ты этого или нет. Если не нравится, то можешь уезжать из нашего клана, куда заблагорассудится, но потом не рассчитывай на нашу поддержку.
        Усатый ван посмотрел на парня, после чего прикрыл глаза и заговорил:
        - Прошу прощения, господин Сэнго. Я не удержал эмоции. Такого больше не повторится.
        - Буду рад этому, - тот убрал оружие. - А теперь вернёмся к нашей беседе.
        С этими словами он расстелил на столе широкий лист пергамента и поманил меня. Подойдя ближе, я понял, что это карта, на которой изображена вся территория клана Ватанабэ. А на востоке, там, где угадывался Большой канал, были отметки.
        - Здесь Пустынные земли, - пояснил Сэнго, ткнув туда пальцем. - Примерно где-то здесь и находятся остроги.
        - Откуда у вас эта информация? - переспросил я, недоверчиво косясь на капитанов, стоявших совсем рядом.
        - Нам кое-что удалось выведать из тех ванов, которые занимались работорговлей. Кое-кто искал не детей, которых ты получил обратно, а взрослых неко, чтобы после отправить в остроги, где уже из них создавали тварей, которых мы видели. Теперь головы этих торговцев украшают пики у нашего родового поместья. Собственно, именно после этого к нам и начали отправлять детей. Видимо, остальные правильно поняли знак.
        - Понятно, - кивнул в ответ. - И когда отправляемся?
        - Сразу после завтрака, - расплылся в улыбке Сэнго. - Сегодня будет весёлый день.
        Глава 24
        Нас провели в обеденный зал, где уже присутствовали члены моей команды и… судя по всему, оставшиеся жёны. Покосившись на Сэнго, понял, что правильно догадался, так как парень явно ожидал моей реакции с ехидной улыбкой.
        Капитаны направились в другую комнату, и сюда собрали самых близких. Мне польстило, что Асэми и Аки пригласили, значит, слуги (или кто всех созывал) уважают их и считают девушек частью моей семьи.
        Стоило нам войти, как все встали, повернувшись в нашу сторону.
        - Ты, наверное, ещё не со всеми знаком, - начал Сэнго, явно получая удовольствие от моего растерянного вида и указал на пятерых женщин, расположившихся слева от стола. - Ханако - старшая жена, но, думаю, с ней ты уже знаком, - женщина с пронзительным взглядом поклонилась. - А также ты знаком и с младшей женой - Кай, - смущённая девушка тоже поклонилась. - Теперь же…
        - Постой, - я прервал Сэнго, отчего тот удивлённо посмотрел на меня. - Прости, что перебил, но я хочу, чтобы они представились сами.
        Перевёл взгляд на женщин и невольно усмехнулся. Ведь там было на что взглянуть.
        Первой заговорила высокая дама (на голову выше Ханако). У неё были тёмные кудрявые волосы, из которых… чёрт, это же не ушки, а настоящие витые рога. Небольшие, но всё же. Да и сама она выглядела неместной. Уж слишком бледная кожа, худощавое тело, да большие ярко-зелёные глаза.
        - Меня зовут Саратэ, господин, - она поклонилась, отчего волосы упали ей на лицо.
        - А фамилия, или второе имя? Откуда ты родом? - переспросил я.
        - В наших краях не дают вторых имён и фамилий, - произнесла она волевым голосом. - Но если вам будет удобно, то я Саратэ Сид…
        - Не глупи, - прошептала Ханако, однако я это услышал.
        - Саратэ Ито, - закончила та.
        - Ага, значит, ты уже считаешь себя Ито? - хмыкнул я.
        - Мы ваши жёны, господин, - вновь поклонилась та, хотя я видел, что делать она этого совсем не желает. - Или наложницы, если хотите так называть.
        - Ладно, вздохнул я и посмотрел на других. - Теперь вы.
        Позади рогатой женщины стояла пара близняшек. И были они, как это ни странно, кицуне. Две симпатичные лисички со светло рыжими волосами хитро улыбались мне, обнажая острые зубки.
        Уф, не хотел бы попасться, когда у них плохое настроение.
        - Я Эри, - пискнула одна.
        - А я Ари, - ответила вторая.
        Они одновременно поклонились.
        - Я так понимаю, тоже теперь Ито? - нахмурился я.
        - Как скажете, господин, - было мне ответом.
        - Ладно - вскинул руки. - Давайте я кое-что объясню, - покосился на старшую жену. - Ханако уже говорил, повторю и вам. Мне не нужны наложницы и жёны. По крайней мере, на таких условиях. Да, я помню правила Поединка Чести, но вы не принадлежите мне, теперь всё в ваших руках. Если желаете покинуть поместье и вернуться к себе домой, то, пожалуйста, я не запрещаю.
        После моих слов в зале повисла гробовая тишина. Видимо, никто, кроме Ханако, и не предполагал, что всё может обернуться именно так.
        - Тсукико, - теперь Сэнго, стоявший рядом, казался шокированным. - Ты это серьёзно?
        - Вполне, - с усмешкой ответил я.
        - Но как же, Ито-сан? - первой заговорила Кай. - Мы ведь теперь ваши…
        - Нет, - прервал её. - Вы сами по себе.
        - И что делать? - грубо переспросила рогатая дылда. - Вы отправляете нас на все четыре стороны?
        - Да с чего вы это взяли?! - разговор начинал раздражать. - Когда я подобное сказал? Если не хотите уезжать, то оставайтесь и живите, как жили раньше здесь в поместье. Но теперь вам не надо бегать за мной, как утята за уткой. Мне не нужны ваши тела в качестве ночной подстилки, - и тут же поправился. - Не хочу сказать, что вы некрасивые. Просто я дарую вам свободу, можете уехать домой, если посчитаете нужным.
        - Но наш дом здесь, - ответила за всех Ханако, и остальные согласно закивали. - Мы живём в поместье уже несколько лет. А я…
        - Да, знаю, что красота поместья появилась благодаря тебе, - согласился я и наконец-то присел за стол. - Давайте на этом закончим разговор. У меня слишком много дел, чтобы тратить время на пустую болтовню.
        Судя по изумлённым лицам женщин, они так и не поняли, что я только что сделал. Впрочем, это уже не мои проблемы. Я дал им свободу, пускай запускают мозги и думают сами. Решать за них ничего не собираюсь.

* * *
        Оставшаяся часть завтрака прошла относительно спокойно. Мы с Сэнго сидели рядом друг с другом. Справа от меня Асэми и Аки, а слева бывший хозяин дома и мои новые жёны. Эта мысль не давала мне покоя, я то и дело косился на них. Всё же к общению с неко и кицуне я несколько привык, но кем являлась Саратэ? Такого народа я не встречал на острове, значит, её привезли с материка. И что за браслет на запястье правой руки? Почему женщина нервно поправляет его и кривится каждый раз, когда прикасается.
        И моё любопытство не осталось незамеченным.
        - Ты поосторожнее с ней, - тихо произнёс Сэнго. - С полудемонами надо держать ухо востро.
        Полудемоны? Я вопросительно уставился на рогатую женщину, и та, гордо вскинув голову, ответила уверенным взглядом.
        Ладно, потом разберёмся. Надо бы с ними потолковать, возможно, в нашем походе пригодятся такие сильные ваны.
        Я покосился на Асэми. Что она чувствует после ночи? О чём думает? Но девушка не отрывалась от еды и даже не смотрела в мою сторону. Либо злиться, либо… не знаю, не разбираюсь в этих тонких чувствах, когда одно единственное слово может изменить отношение. По мне, так проще завалить несколько гюки в компании кэукэгэна, чем о чём-то договориться с девушкой.
        После завтрака мы с Сэнго вновь направились в его кабинет. Впрочем, он скоро станет моим. Собственно, он уже мой, но придираться к таким мелочам на тот момент я не собирался. Однако сразу, как только встали из-за стола, я обратился к женщинам:
        - Подождите меня здесь, нам надо кое-что обсудить.
        Те понимающе кивнули, а вот Асэми заметно напряглась. Лисичка бросила на меня хмурый взгляд, но тут же отвела глаза. Ох, кажется, я по-настоящему влип. Только не хватало, чтобы она в меня влюбилась и ревновала к любой другой женщине, коих вокруг меня было огромное множество. С одной стороны, приятно, но с другой…
        А вот Сэнго, когда мы шли по коридору, ехидно улыбался.
        - Времени ты не теряешь, молодец, - произнёс парень. - Но смотри, сильно не расслабляйся, у нас впереди тяжёлый путь.
        - К чему это ты? - я нахмурился. - Думаешь, сейчас соберу их в одну комнату и устрою оргию?
        - Почему бы и нет? - пожал тот плечами. - Усао иногда так и делал.
        От упоминания мёртвого капитана мне стало противно. Пожалуй, теперь я долго не смогу воспринимать новых жён, как женщин, с которыми можно приятно провести ночь. С Иоко всё было иначе, она сама поделилась со мной историей о тяжёлой супружеской жизни. Сейчас же рассказы об оргиях с участием новенькой пятёрки выглядят, как деревенские слухи. Ты не хочешь им доверять, но понимаешь, что так и было, и это мерзко. Хотя… виноваты ли в этом женщины? Судя по всему, они стали жертвами обезумевшего капитана. А он, в свою очередь, спятил после смерти любимой жены. И здесь на первый план выходит Ханако, которая, скорее всего, к этому причастна. Надо бы выяснить, у Асэми должно быть то самое средство, заставляющее ванов говорить правду. Рангику обязана была поделиться с ученицей таким снадобьем.
        - Ты же понимаешь, что после подобных разговоров, у меня нет к женщинам никакого желания? - недовольно спросил я.
        Мы вошли в кабинет, где нас уже ждала пара капитанов. Стоило нам появиться, как те вскочили с пола, на котором до этого просто сидели и вытянулись.
        - Вот так-то лучше, - хмыкнул Сэнго, обращаясь к ним. Присел за стол и вновь обратился ко мне: - Тсукико, я не знаю, что именно ты задумал, но у нас мало времени. Так что лучше иди к ним сейчас. Делай что хочешь, но не задерживайся.
        При этих словах на лицах капитанов появились язвительные улыбки. И мне это не понравилось. Совсем не понравилось.
        - Не знаю, насколько в ваших краях озабоченные ваны, но в нашем клане принято уважать своих жён. Никто ещё не брал себе вторую, так как семьи строились по другим принципам.
        - Никто? - усмехнулся парень. - А как же твой прадед? Ну, приёмный, получается.
        И эта фраза поставила меня в тупик, так как о роде Ито я знал, к сожалению, довольно мало. За что стоило бы постыдиться.
        - А что с ним?
        - О, так ты не знаешь? - Сэнго сперва хотел рассмеяться, но потом внимательно посмотрел на меня. - Подожди, Тсукико, ты и правда не знаешь, откуда пошёл ваш клан? Серьёзно?
        - Давай без загадок, - нетерпеливо попросил я. - Если есть что сказать, то говори.
        - Э, нет, друг, - он всё же рассмеялся, но не без сарказма, а как-то… по-свойски, что ли. - Об этом должен рассказать старик Джиро. О, прости, Ито-сан, - поправился он. - Ты никогда не спрашивал у него, почему ваш клан был настолько велик, и почему все его кусали? Почему тебя, человека, оставили на острове, а не перевезли на материк в имперский дворец? Не интересовался?
        - А ты, получается, всё это знаешь?
        - Ну да, - не стал отрицать тот. - Отец ведь готовил меня к тому, что рано или поздно я займу его место, как глава клана. А для этого я должен знать всё о соседях. Так что…
        - Тогда говори.
        - Нет, друг, - он покачал головой и протяжно выдохнул. - Не я должен об этом говорить, а твои родители. Ведь именно из-за тебя клану Ито пришлось отказаться от многого. Но и расхлёбывать эти последствия должны они, а не я, так что прости.
        - Ты же понимаешь, что я могу не вернуться домой, - я сжал кулаки. - Мы понятия не имеем, что находится в Пустынных землях. Говори, Сэнго.
        - Ито-сан, - ко мне обратился бородатый капитан. Покосившись на него, заметил, как его рука осторожно потянулась к мечу. - Не стоит грубить нашему господину.
        - А вам не стоит доставать оружие в моём доме, - процедил я сквозь зубы и вновь посмотрел на парня. - Ты должен понимать, насколько это важно для меня.
        - Понимаю, - кивнул тот. - Давай так, если с нами что-то случится в острогах, то я всё расскажу. Ежели всё обойдётся, то будешь тормошить свою приёмную семью. Договорились?
        - Будто у меня есть выбор, - недовольно пробормотал я. - Но хорошо, сейчас лучше сконцентрироваться на нашем задании.
        - Именно так, - улыбнулся парень. - А ведь времени всё меньше, так что поспеши к своим жёнушкам, они, наверное, заждались.
        - Они мне больше не жёны. И я хочу просто поговорить, - устало потёр переносицу. - Ты видел полудемона, она ведь может пригодиться нам в походе. Ты знаешь, какая у неё магия? А близняшки-кицуне? Они обладают чем-нибудь выдающимся?
        - Кроме сисек, ничем, - рассмеялся Сэнго. - А вот что касается рогатой бабы, то там всё довольно сложно. Но лучше тебе узнать это из первых уст. Так что иди, а я пока прикажу собрать всё необходимое.
        Глава 25
        Они ждали меня в обеденном зале. Асэми и Аки, конечно же, уже ушли. Но это даже хорошо, лучше поговорить с ними отдельно, но чуть позже.
        - Ито-сан.
        Женщины встали, как только я вошёл.
        - Давайте без любезностей, - сказал я и опустился на татами.
        Женщины присели следом.
        Рядом на столе стояла чашка с ароматным чаем. Вдохнув приятный запах, невольно улыбнулся и, осторожно взяв горячую чашку, сделал небольшой глоток. По телу пробежала приятная дрожь, и я зажмурился. Всё же чай здесь был отменный.
        - Итак, давайте поговорим начистоту, - вновь обратился к ним. - Как уже сказал, в виде наложниц и рабынь вы мне не нужны. Честно говоря, не знаю, как жили до этого момента, хорошо или плохо, я не собираюсь вас ни в чём ограничивать. Конечно, если это не выходит за рамки дозволенного.
        - А что именно вы считаете рамками, Ито-сан? - поинтересовалась рогатая, пронзив меня холодным взглядом.
        - Ведите себя достойно. Никакого насилия, воровства и блуда.
        - То есть над нами могут издеваться, а сопротивляться вы запрещаете? - хихикнула одна из лисичек, даже не знаю, как именно её зовут.
        - Во-первых, вряд ли к вам кто-то притронется, ведь вы сами считаете себя моей собственностью. Так же считают и остальные ваны в поместье. Вряд ли кто-то решится взять моё…
        - Вы плохо знали нашего бывшего мужа, - хмыкнула Саратэ. - Иногда он… делился с друзьями.
        Да твою ж мать! И он тоже?! И почему подобных ублюдков носит земля?
        Ханако покосилась на ту, но промолчала.
        - В чём дело? - обратился к ней. - Говори, если есть что сказать. Времени у меня в обрез, а я хочу расставить всё по полочкам до того, как уеду.
        - Хорошо, господин, - поклонилась та. - Хотите откровенности, то скажу прямо - мы не любили Усао. И всё, что с нами происходило, было лишь по его воле.
        - Но моментами нам нравилось, - вновь засмеялась лисичка.
        - Тебе, Ари, всегда нравилось быть жертвой, - усмехнулась Ханако и снова посмотрела на меня. - Но не всем доставалось так, как мне, поэтому…
        - Я знаю твою историю, и ещё неизвестно, прав ли был Усао или нет.
        - Что?! - вспыхнула та. - Да как вы смеете?! Я никогда не желала зла Иллии, она была для меня сестрой. Маленькой дурнушкой, которую я любила!
        О как. Ну ладно, с этим разберёмся после.
        - Хорошо, - кивнул я. - Но ты не ответила в чём дело? Почему не даёшь высказаться остальным? Я постоянно замечаю твои косые взгляды.
        - Дело в уважении, Ито-сан, - уже более спокойно произнесла женщина. - Я, как старшая жена, должна следить за тем, как ведут себя остальные. Это необходимо для них в первую очередь, чтобы не быть лишний раз наказанной.
        - Но иногда можно, - пискнула вторая лисичка.
        Мелкие извращенки. Сбивают весь серьёзный настрой.
        - У меня нет таких вредных привычек. Если кто-то желает со мной пообщаться, то, пожалуйста, можем и поговорить. Я считаю вас равными себе и принижать не собираюсь, - и вновь повисла тишина. Судя по лицам женщин, они хотели в это верить, но боялись, что всё окажется фальшью. - Ладно, и во-вторых, насчёт насилия. Если я узнаю, что оно произошло в целях самозащиты, а я узнаю, то буду на вашей стороне. Однако не переходите черту. Не надо убивать и калечить ванов. Ведь я вижу, что вы на это способны. Именно поэтому и собрал вас здесь.
        - Что это значит, Ито-сан? - непонимающе переспросила рогатая.
        - Вы друг друга хорошо знаете. Очень надеюсь, что живёте сплочённо, так как склоки внутри поместья мне не нужны. Однако о вас я ничего не знаю, вот и расскажите, откуда вы, кем являетесь на самом деле. В частности, мне интересна ты, Саратэ.
        Рогатая прищурилась, будто собиралась прожечь меня взглядом.
        - Как скажете господин, - начала она. - Мой народ жил далеко на севере материка. Нас считали полудемонами, чудовищами, боялись и, вместе с этим, ненавидели. Но никто не знал, что добрее нашего народа никого нет. А даже если и знали, то наплевали на это. Много десятилетий назад, карательные отряды имперской армии вторглись на наши земли и уничтожили всех, кого находили, - её голос начал дрожать, а кулачки сжали кимоно. - Женщины и дети, старики и калеки, они не щадили никого. В то время наше племя практически истребили. Оставшихся взяли в плен. Нас поработили, использовали, как игрушки в постели и в цирке. Мы были никем и… никем являемся до сих пор.
        С этими словами она уже не могла сдерживать нахлынувших чувств. Опустив голову и тихо зарычала. Уверен, в тот момент ей хотелось наброситься на всех, кто присутствовал в комнате, на меня в первую очередь. Однако что-то её сдерживало, и мне надо было узнать, что именно, ведь я чувствовал в ней магию.
        - И как же звал ваш народ?
        - В Империи нас называл ?ни. То, как нарекалось наше племя раньше, я не знаю.
        - Просто ?ни? Рогатые люди? Демоны?
        - Именно так, Ито-сан, - кивнула она и подняла взгляд. Покрасневшие глаза вновь стали холодны. - Господин Усао выкупил меня из цирка несколько лет назад. Тогда я была юной девушкой, у которой отобрали семью. Сперва я обрадовалась, но позже поняла, что кнут хозяина цирка ничем не отличается от того же кнута господина Усао.
        На этот раз Ханако не стала коситься на мою вторую жену. Наоборот, положила руку на её ладонь, желая успокоить. И та сжала пальцы старшей супруги.
        - Но я знаю, ты обладаешь некими магическими способностями. Расскажи, что именно можешь.
        - Без понятия, Ито-сан, - покачала головой рогатая и вскинула правую руку, на которой красовался бордовый браслет без всяческих узоров. - Это сдерживает любую магию. Стоит мне хотя бы попытаться что-то сотворить, как он обжигает диким пламенем.
        Женщина чуть приспустила браслет, и тогда я увидел обожжённые участки кожи.
        - И как его снять?
        - Только мой хозяин может это сделать.
        - То есть я? - переспросил на всякий случай.
        - Сейчас да, господин. Но для этого потребуется ваша кровь и истинное желание освободить меня. Браслет - символ рабства моего народа, если хозяин просто хочет потешить себя магическим шоу, то ничего не выйдет. Но решившись…
        - Подойди, - перебил её я и поманил.
        Женщина поднялась с ошарашенным лицом и медленно двинулась в мою сторону. Она догадывалась, что я собираюсь сделать, но попросту не могла в это поверить. А когда она поравнялась со мной, я поднялся и посмотрел прямо ей в глаза. Хотя удалось это с трудом, ведь Саратэ была выше меня.
        - Протяни руку.
        Она подчинилась, и мои пальцы сомкнулись на дрожащем запястье. Она боялась. Боялась, что я посмеюсь над её свободой, как и многие другие до меня. Однако…
        Скривившись от резкой боли, полоснул палец свободной руки о лезвие своего меча. Да, не хотел прибегать к его помощи, но сейчас действительно особенный случай. На пол упала пара капель крови. Я осторожно прикоснулся к браслету и провёл по нему, оставив алый след.
        - Если ты пообещаешь оставаться достойным ваном и не применять магию без крайней на то нужды, то я освобождаю тебя, Ито Саратэ.
        Тихие слова разорвали звенящую тишину, повисшую в комнате. Я ощущал дрожь и страх женщины, ощущал напряжение остальных жён. Казалось, что они затаили дыхание, в ожидании чего-то фееричного.
        Саратэ смотрела в мои глаза, и я видел в них радость, недоверие и печаль.
        - Обещаю, - произнесла та одними губами.
        В ту же секунду браслет вспыхнул, словно полуденное солнце, заставив зажмуриться всех, кто находился в комнате. Но продлилось это всего пару мгновений, и уже вскоре послышался металлический стук, а свечение исчезло.
        Открыв глаза, первым делом увидел валяющийся на полу раскрытый браслет. После перевёл взгляд на изумлённое лицо Саратэ. Она до сих пор не могла поверить в то, что сейчас произошло.
        - Ито-сан… - попыталась заговорить, но я перебил.
        - У тебя жуткие раны, - я всё ещё не отпускал её руку, смотря на ожоги. - Сходи к моей знакомой Аки. Скажи, что надо срочно поправить.
        - Но…
        - Никаких «но». Да, ты теперь свободна, однако не забывай, что находишься в моём доме. Так что будь любезна, выполни просьбу хозяина.
        Та молча кивнула и двинулась в сторону выхода.
        - Что ж, а теперь послушаем вас, лисички, - я с улыбкой повернулся к притихшим жёнам.
        Но не успели те даже пикнуть, как в дверь постучали и бесцеремонно отворили их. На пороге стоял усатый капитан, уже забыл, как его зовут.
        - Ито-сан, прошу прощения, что прервал вашу беседу, - но на его лице было написано, что он вовсе не жалеет об этом. - Ватанабэ-сан просит вас к себе. Пора выдвигаться.
        - Вот как, - пробормотал я. - Хорошо, обернулся к женщинам. - Лисички, с вами поговорим позже. Вы все остаётесь здесь и… ну, занимайтесь тем, чем захотите, но помните, о чём я просил. Саратэ, а ты едешь с нами.
        - Я? - она вновь удивлённо распахнула глаза.
        - Да, - с улыбкой ответил я. - Собери необходимые для похода вещи. Твоя магия нам понадобится, - и чуть мягче добавил: - Конечно, если согласишься помочь.
        Та вздрогнула от предложения, но в следующую секунду закивала.
        - Да, да, конечно же. Сейчас всё приготовлю.
        - Нет, сперва сходи к Аки и залечи рану. Думаю, Ханако и остальные помогут собраться.
        Женщины сразу же поднялись, готовые помочь в любую минуту.
        - Вот и славненько, - после чего сурово посмотрел на капитана. - А ты…
        - Идзиму, Ито-сан, - с явной неохотой подсказал тот.
        - Точно, Идзиму. В общем, если ещё раз вот так вот бессовестно ворвёшься ко мне лично или к моим ванам, прикажу отрубить тебе руку.
        Тот нахмурился, отчего стал похож на обозлённого ежа.
        - И попрошу это сделать самого Сэнго. Понял?
        - Да, Ито-сан, - процедил тот сквозь зубы и, чуть поклонившись, отошёл в сторону, пропуская меня вперёд.

* * *
        Сэнго ждал во дворе. И вновь здесь суетились слуги. Наверное, никто из них ещё до конца не осознал, что правление клана Ватанабэ на этой земле прекратилось, и теперь всё вокруг принадлежит Ито, поэтому и беспрекословно выполняли приказы парня. Впрочем, меня это нисколько не тяготило. Совсем скоро мы отправимся в остроги, наполненные чудовищами. И вместе с этим воины Ватанабэ покинут поместье, надо будет только пригласить сюда наших солдат, так как местных было маловато.
        - И как всё прошло? - спросил Сэнго, когда я приблизился.
        На нём был походной зелёный костюм. На груди мелкие пластины, которые больше напоминали чешую. Два меча висели слева, а на голове остроконечный шлем.
        - Неприятно, - ответил я. - Поэтому говорю тебе заранее, если Идзиму ещё раз проявит своё неуважение ко мне, ему несдобровать.
        Сэнго покосился на капитана, пришедшего следом за мной, но держащегося на почтительном расстоянии.
        - Прости его за это. Они оба с раннего детства были рядом с отцом. Можно сказать, как братья. Поэтому их поведение понятно. Но, - поспешил объясниться тот, видя моё хмурое лицо, - обещаю, это больше не повторится.
        - Хочется верить. Мы сейчас отправимся в Пустынные земли и у меня нет желания получить нож в спину.
        - До этого не дойдёт, можешь не опасаться.
        Во дворе ржали лошади, а слуги постоянно переругивались. М-да, странные у них отношения, надо бы после возвращения всё здесь наладить. Или, ну его? Зачем возвращаться сюда, если дома ждёт семья?
        От этих мыслей на душе сразу потеплело, и я расплылся в улыбке.
        - Что такое? - Сэнго приметил моё выражение лица. - Уже представляешь, как будешь греться в её объятиях?
        Кивнул на приближающуюся к нам Саратэ. Та успела переодеться и теперь была облачена в облегающий красный костюм, скрывающий практически всё тело.
        - Не говори глупостей, - усмехнулся в ответ. - Ты ведь знаешь, что я не собираюсь спать с ними. Просто она будет нам помогать.
        - В каком смысле? - не понял парень, но в следующую секунду бросил взгляд на руку женщины и удивлённо приоткрыл рот. - Да ты с ума сошёл! Она же полудемон!
        Он хотел двинуться в её сторону, но я положил ему руку на плечо и остановил.
        - Успокойся, если вы её не тронете, то она вас не обидит. Да и лишние силы не помешают. Вот скажи, сколько в отряде магов?
        Сэнго на мгновение задумался.
        - Только ты.
        - Правильно. А теперь магов в два раза больше.
        Глава 26
        - И что вы там надеетесь найти, Ито-сан? - спросила моя рогатая попутчица, расположившись на соседней лошади.
        - Ответы, - просто ответил я. - Ответы хотя бы на несколько своих вопросов.
        - Их у вас так много?
        - Уйма.
        Наш короткий разговор закончился, так и не начавшись в должной мере.
        Отряд из тридцати воинов неспешно двигался по изъезженной широкой дороге. Во главе стоял Сэнго и его капитана. Немудрено, ведь я не ориентируюсь на местности. Земли Ватанабэ всё ещё для меня незнакомы.
        Слева и справа от нас тянулись рисовые поля, на которых суетились ваны. Приметив нас, те почтительно кланялись, чуть ли не падая ниц. Но ни воины, ни Сэнго не обращали на них ровным счётом никакого внимания. А вот я то и дело озирался по сторонам, силясь запомнить все участки.
        Увидев мой интерес, Саратэ, ехавшая рядом, усмехнулась.
        - В чём дело? - переспросил я. - Я выгляжу глупо?
        - Не совсем, - уклончиво ответила та. - Просто вы ведь не знаете, но до самого канала это ваши земли.
        - Что? До сих пор мои? Я и не думал, что у Усао были настолько большие амбиции.
        - И не только амбиций, - хмыкнула она, но по лицу пробежала тень. - Господин Усао всегда и всем был недоволен. Ему вечно хотелось большего. Будь то земли или женщины. Он игрался нами, словно игрушками, и от этого…
        Саратэ сжала поводья, отчего лошадь недовольно замотала головой.
        - Успокойся, Саратэ, - спокойно произнёс я. - Теперь это позади.
        - Серьёзно? - она вновь бросила на меня скептический взгляд. - Откуда мне знать? Чем вы лучше Усао, если убили его голыми руками.
        - Именно этим, - вздохнул я. - Ты в курсе о правилах Поединка Чести?
        - Больше, чем вы, уж поверьте.
        - Интересно, почему это? - поднял на неё удивлённые глаза.
        - Мой народ не просто так называют ?ни. Мы полукровки.
        - Полукровки ванов и…
        - И демона, что пришёл в этот мир много веков назад.
        - Ты говоришь о том самом демоне, с которым сражался монах Горо?
        - Именно так, - кивнула Саратэ и коснулась правого рога. - Сами посмотрите, на кого я похожа? Можете не отвечать - на демона. Всё потому что это правда. Во мне демоническая кровь.

* * *
        Через пару часов я почувствовал прохладу. Лёгкий ветерок доносил с юга, куда мы направлялись, запах рыбы и тины. А уже спустя минут десять я увидел небольшую деревушку.
        - Отсюда и поплывём, - пояснил, подъехавший Сэнго. - Паромы уже ждут.
        - Благодарю, - кивнул я.
        - Ничего, свыкнешься с ролью управленца, - рассмеялся он и вернулся в первую линию.
        Как бы обидно ни звучал его слова, но я на самом деле был ему благодарен. Парень успел в кратчайшие сроки организовать отряд и путь до самых острогов. Что будет там, никто из нас не знал, поэтому и взяли лишних ванов, чтобы они проследили за паромами, когда мы их покинем. Мало ли, вдруг на простых рабочих набросятся монстры. Такое тоже нельзя исключать. Тем более мы отправляемся в самое логово тварей.
        - Волнуетесь, Ито-сан? - ко мне вновь приблизилась рогатая полукровка.
        - С чего ты взяла?
        - Вы освободили меня, а вместе с этим освободили знания о моей магии. Без браслета я могу видеть потаённые чувства ванов.
        - Не забывай, я не ван.
        - О да, это я тоже вижу. Но вы и не человек, - хмыкнула та и, подъехав ещё ближе так, что наши лошади чуть ли не тёрлись боками, прошептала на ухо: - Вы такой же, как и я, полукровка. Я вижу вас.
        От подобного заявления я только усмехнулся, но посмотрел по сторонам. Не хотелось бы, чтобы нас услышал лишние уши.
        - Поговорим об этом позже.
        - Позже может не наступить, господин. Уж поверьте той, кто всю жизнь провёл в рабстве. Нужно жить здесь и сейчас.
        Она тяжело вздохнула, но сделала это так, чтобы полные груди высоко поднялись и показались из-под костюма.
        - Поверь тому, кто сражается с тварями чуть ли не каждый день. Позже наступит, и я прослежу за этим.
        Рогатая женщина ничего не ответила, но посмотрела на меня по-новому. Задорно и в то же время уважительно.
        А вот это хорошо. Брать её в жёны… даже не знаю. Она красива, сексуальна, но, чёрт побери, сколько у меня уже таких? А вот иметь в друзьях демона-полукровку с магическими способностями дело стоящее. Поэтому ссориться я с ней не собираюсь. Да и причин нет. Её скверный характер можно понять - весь род уничтожен, а сама она всю жизнь терпела унижения. Удивительно, что она не сожрала моё лицо, как только пал браслет.
        - Оно слишком смазливое, чтобы его портить, - послышался тихий голос Саратэ.
        Я покосился на женщину, и та весело подмигнула.
        Чёрт, так она ещё и мысли читает? Сперва джёрё и Канон, теперь и ты? Неужто я не могу остаться с самим собой наедине?
        Вновь посмотрел на Саратэ, но та была увлечена ванами, что сбегались с полей, дабы понаблюдать за нашей процессией.
        Не слышит или делает вид, что не слышит? Если первое, то отлично, если второе, то… благодарю за понимание.
        Но та даже не повернулась. Ладно, с этим мы тоже разберёмся.

* * *
        Паромы представляли собой лодки, примерно три-четыре дзё в длину. По центру находилась небольшая пагода с колоннами вместо стен, благодаря чему было видно всё вокруг. В каждую лодку могло уместиться до двадцати ванов, но так как в это число входили и гребцы, то нам пришлось поделиться на три отряда, чтобы не перегружать. Лошадей оставили в деревушке, где под пронзительным взглядом Сэнго, местные ваны чуть ли в обморок не падали. Капитаны разошлись по своим паромам, я же остался вместе с главой Ватанабэ.
        Саратэ стояла рядом и с любопытством смотрела в воду. Казалось, что она никогда не видела ничего подобного. Возможно, так оно и есть.
        - Всё нормально? - я подошёл к ней сзади, отчего женщина вздрогнула и резко обернулась.
        - Да, всё хорошо, - ответила та, но я услышал, как дрогнул её голос.
        - Саратэ, говори, в чём дело? - шагнул ещё ближе. - Ты боишься воды?
        Она виновато опустила взгляд и покачала головой.
        В это время гребцы ударили вёслами, паром дрогнул и начал медленно отклоняться в сторону. Несколько холодных капель брызнули на нас, и Саратэ весело прикрылась от них.
        - Нет, Ито-сан, всё и правда, хорошо. Просто…
        - Говори, не бойся, - я встал рядом, опёршись о высокий бортик и сложил руки на груди. - Конечно, теперь ты свободна и не обязана передо мной отчитываться. Но я хочу, чтобы между нами была дружба, а не натянутое уважение.
        - Да, вы правы, - вздохнула та и развернулась к широкому каналу. - Просто я не могу понять, что я свободна. Это… сложно. Всю свою жизнь быть рабыней и стремиться вырваться из этой кабалы. Но как только получила то, чего хотела… не понимаю, как дальше жить.
        Её речь меня позабавила.
        - Всё просто, - посмотрел на неё. - Чем ты занималась раньше в поместье Усао?
        - Теперь это ваше поместье.
        - Знаю, но ты не ответила.
        - На самом деле, ничем особенным, - пожала плечами та и печально опустила глаза. - Вообще ничем. Он держал нас, как пленниц. Позволял лишь ухаживать за собой, чтобы в любой момент взять силой.
        - Силой?
        Саратэ бросила на меня полный гордости и гнева взгляд, выпрямив спину.
        - Мне не нравилось то, что меня имеют, словно дешёвую шлюху. Поэтому я часто сопротивлялась. Вот только Усао получал от подобного ещё больше удовольствия и…
        - Ладно, хватит, - я вскинул руки. - Я просто хотел сказать, что теперь ты вольна делать то, к чему лежит душа. Найди себе какое-нибудь занятие. Ухаживать за лошадьми или садом…
        - Ханако не позволит мне и близко подойти к цветам, - улыбнулась та. - Но вы правы, надо будет чем-то себя занять. Иначе я просто сойду с ума.
        - А вот этого не надо, ты мне ещё пригодишься.
        - Зачем? - она вновь вскинула взор.
        - Я уже говорил, твои силы могут нам понадобиться в пути. Возможно, и в дальнейших моих похождениях. Неизвестно, чем поездка в остроги закончится, и что мы там узнаем.
        - Хотите, чтобы я потом отправилась с вами в дом Ито?
        - Почему бы и нет? - улыбнулся в ответ. - Конечно, если сама того пожелаешь.

* * *
        Мы плыли уже несколько часов. Солнце неспешно поднялось над горизонтом и теперь припекало воинов, облачённых в полное боевое снаряжение. Но, конечно же, никто из них и не подумал снять его. Ослушаться приказа главы клана они не смели. Саратэ также изнывала от жары, но держалась крепко. По ней было видно, насколько это тяжело, тем более для жителя северных земель, ведь именно оттуда она родом. Точнее, её предки.
        Надо будет потом разузнать о её жизни подробнее. Возможно, это поможет разобраться с историей этого мира. Как я понимаю, предок Саратэ был демоном, которого призвал безумный Император Куджин. А ведь мору появились уже после его гибели. Не удивлюсь, если эти твари с ним тесно связаны, а ведь они сейчас являются основной опасностью для моего клана. Даже алчный Ямадзаки не вызывает столько опасений, сколько кротоподобные твари.
        На плечо опустилась тяжёлая ладонь, заставив вздрогнуть и вернуться в реальный мир из собственных мыслей.
        - И как она тебе? - рядом стоял Сэнго, как всегда, со своей глупой улыбкой. - Удивительное создание. Я редко видел подобных ванов.
        - Она не просто создание, - его разговоры мне нравились всё меньше. - Саратэ - живой ван. Со своими чувствами…
        - Да, да, да, - усмехнулся он. - Какой же ты скучный, Тсукико. Даже поболтать не о чем.
        - Я проделал этот путь не для того, чтобы вести с тобой светские беседы.
        - Вот как? - удивился он. - А для чего тогда? Или твоя миссия вовсе не дипломатическая?
        - Отчасти, - ответил я, понимая, что заговорился и подставил сам себя. - Но ты меня понял. Я не ставил перед собой цель заполучить поместье. В первую очередь необходимо уничтожить монстров.
        - Сперва их надо найти.
        - Не надо, - к нам направлялась взволнованная Саратэ. - Ито-сан, они уже близко.
        - Кто близко? - за меня переспросил Сэнго и принялся мотать головой. - Твари здесь?
        - Да, - кивнула та.
        - Ты уверена, - я сжал кулаки, внимательно смотря за окружением. - Что-то увидела или чувствуешь?
        - Чувствую тьму, - Саратэ чуть попятилась на середину парома. - Злобную и голодную.
        - Всем приготовиться! - проревел Сэнго, взмахнув рукой. - Рассредоточиться по лодке!
        И стоило ему замолчать, как с соседнего парома послышался крик. Мы обернулись как раз в тот момент, когда здоровая собаковидная тварь выскочила из воды, вцепилась когтями в деревянную обшивку и схватила одного из воинов за плечо. Рывок, и оба скрылись в зеленоватом канале.
        Твою ж мать, они вернулись.
        - Ину-гами! - кричал Сэнго, поняв, с кем имеет дело.
        А твари, словно ждали собственного представления. Только парень прокричал их имя, как сразу с десяток монстров вырвался из воды и запрыгнул на лодки.
        - Саратэ, держись в центре! - приказал я, и женщина послушно отступила.
        Ну ладно, сволочи, сейчас посмотрим, кто кого.
        Я почувствовал, как по рукам заскользили голубоватые молнии. Пришло время показать себя.
        Глава 27
        После первого взмаха, с пальцев сорвалось сияющее синее лезвие. Оно пролетело между воинами и врезалось в монстра, что скалился на меня. Магия разрубила тварь вдоль, но при этом разбила и перегородку парома, разбросав щепки по сторонам.
        - Чёрт, - выругался я и ринулся на монстров.
        Сражаться таким образом не получится, иначе разнесу лодку. А вот голыми руками, самое то.
        Ближайший ину-гами попытался схватить одного из солдат за ногу, но он ловко отбивался копьём. Я не мешкал и на ходу ударил чудище по загривку. В тот момент моя кисть напоминала небольшой светящийся кинжал, почти как у Ника с его Тенью, только клинок не столь здоровый. Лезвие пронзило голову противника насквозь, вырвавшись из распахнутой пасти. Кровь брызнула на зелёные сапоги воина, и тот в испуге отскочил.
        М-да, самая храбрая армия, о которой мне рассказывали? Или Сэнго собрал тех, кого и правда не жалко? Рико говорил об этом.
        Неважно!
        Я развернулся и сразу же поднял руку, в которую вцепилась очередная тварь. И пока ину-гами болтался на моём запястье, я вонзил свободную ладонь ему в шею. В тот мои пальцы были словно лезвие бритвы. Они легко вспороли лохмато-чешуйчатую кожу монстра, разорвали плоть и сомкнулись на трахее. Я рванул на себя, вырвав огромный окровавленный кусок. Тварь тут же разжала челюсти и бросилась в сторону канала, желая спастись. Вот только этому не суждено было случиться, и она рухнула неподалёку.
        - Тсукико! - позади раздался испуганный крик Саратэ.
        Обернувшись, увидел, как возле неё сражаются пара солдат и ину-гами. Мне хватило мгновения, чтобы оказаться рядом. Воины даже не успели понять, когда их противник лишился верхней части головы. Кровавые ошмётки мозгов брызнули по сторонам, заляпав зелёную форму. Моя рогатая спутница изумлённо уставилась на завалившийся труп, а потом перевела взгляд на меня.
        - Цела? - только и спросил я.
        - Д-да, - заикаясь, отозвалась она.
        - Хорошо.
        В этот момент вновь раздался крик, наполненный ужасом. И снова с чужой лодки. Я быстро окинул взглядом нашу и, удостоверившись, что монстров больше не осталось, разбежался и прыгнул к соседям. Конечно, обычному вану такое не под силу, но я ведь не ван, даже не человек.
        Первый монстр оказался прямо подо мной. Я мысленно направил силу в ноги, и те засияли тем же голубым светом, что и руки. Миг, и послышался хруст костей, очередной ину-гами оказался повержен. Поднявшись, посмотрел на сражающихся воинов и бросился не выручку. Но те уже пришли в себя и умело оборонялись, иногда даже нанося противникам серьёзные раны. Однако остановить подобных монстров не так-то просто, и от глубоких порезов псы-амфибии приходили в большую ярость.
        И вот монстр не выдержал и, раскрыв огромную пасть, ринулся на солдат, невзирая на копьё, пронзившее бок. Я вовремя оказался рядом, оттолкнул воинов и вскинул руку, на которой тут же образовался сияющий щит. Тварь с силой ударилась о него, что чуть потеснило меня назад. Но я тут же вскочил и ударил магическим клинком снизу вверх, разрубив челюсти твари. Та заверещала, попятилась и мотнула головой. И в этот момент её в шею впился длинный клинок. К нам подоспел один из капитанов, бородатый и обозлённый. Вся его форма была в крови, как и лицо, однако вана это нисколько не волновало.
        - Что происходит?! - проревел он, глядя на меня безумными глазами.
        - Последствия жизни твоего бывшего господина, - хмыкнул я и посмотрел на третий паром.
        Судя по разбитым деревянным бокам, там тоже была битва. Но сейчас все ину-гами отступили, словно по чьей-то команде. И мне это не нравилось.
        - О чём ты говоришь?! - прорычал капитан, но уже не столь грозно.
        - Ты разве ещё не понял, верный пёс? - говорить о таком мне совсем не хотелось. - Изао работал вместе с Ямадзаки. Они создавали монстров, чтобы завоевать мой клан. Разве старый хозяин не рассказывал об этом?
        - Не смей так со мной говорить! - он двинулся на меня, вытянув в сторону меч, будто хотел срубить мне голову одним ударом. - Не сравнивай меня с тупой псиной, мальчишка!
        Солдаты расступились, хотя по их взглядам я понимал - они не хотят этой ссоры. Впрочем, я тоже.
        - Успокойся, Куске, - да, в моменты, когда тебе угрожают мечом, сразу вспоминаешь все мелкие детали. - Нам не надо драться. Мы в одной лодке во всех смыслах.
        - Да мне плевать! - капитан подошёл вплотную и поднял злобный взгляд. Да, он был ниже меня на пол головы. - Изао был мне братом по оружию. Ты даже представить не можешь, сколько всего мы вместе прошли.
        - Возможно, - не стал отрицать я. - Но не забывай, что сама Канон…
        - Мне плевать на слова какой-то бабы! И я не верю, что к вам приходила богиня! Факт в том, что он покончил с жизнью, словно предатель, а Изао этого не заслужил! - последние слова выкрикнул мне в лицо. - И, если ты, щенок, ещё раз позволишь себе говорить со мной неуважительно, я лично переломаю тебе все пальцы и заставлю сожрать собственный нос. Ты меня понял?
        - Серьёзно? - я поджал губы. - Зря, Куске. Скажи, кто был сильнее: ты или Усао?
        - Конечно, я!
        - Другого ответа я не ожидал. А теперь посуди сам, стоит ли связываться с ваном, который голыми руками разорвал горло твоему приятелю?
        Капитан заскрежетал зубами от гнева, но промолчал, понимая, что ситуацию лучше не накалять.
        - Давай, мы разберёмся с этими тварями, которые чуть не пожрали твоих солдат, а потом мирно разъедемся. Договорились?
        Тот блеснул глазами, сплюнул на палубу и двинулся к раненым. Я же только усмехнулся, развернулся к моему парому и перепрыгнул обратно.

* * *
        Прошло ещё немного времени, когда Сэнго подошёл ко мне и молча кивнул вперёд. Там, у левого берега угадывалась пристань. Палубы давно очистили от крови и останков монстров. В наших рядах насчитали пятерых погибших, что для такого небольшого отряда уже считалось весомой потерей.
        - Мы приближаемся? - спросил я у главы Ватанабэ.
        - Да, - ответил он. - Первая отметка располагалась у самого канала. Нам надо будет побыстрее всё изучить и вернуться к паромам, чтобы не лишиться их.
        - Думаешь, ину-гами вновь нападут.
        - Всё может быть, - тот неопределённо дёрнул плечом. - А ещё сами гребцы до жути перепуганы. Если их не держать в узде, то они уплывут сразу же, как увидят монстров.
        - Если б в ваших краях отношения к подчинённым складывались иначе, то они бы подождали в любом случае.
        - Давай без этого, - он хмуро посмотрел на меня. - И так тошно.
        - Это от тьмы, что поглотила берега канала, - к нам подошла Саратэ. - Вы не чувствуете, как вокруг сгущаются ужас и боль?
        - Я чувствую, что твои речи могут напугать гребцов ещё сильнее, - огрызнулся Сэнго. - Так что будь любезна, придержи язык за зубами.
        С этими словами двинулся к носу лодки.
        - Он знает, о чём я, - с кривой усмешкой произнесла рогатая женщина.
        - Все знают, - согласился с ней. - Страх уже ощущается кожей.
        Вскоре мы подплыли к пристани, и первое, что бросилось в глаза - это запустение. Брошенные лодочки качались на волнах, засыпанные мусором и листвой. Покорёженные доски и брёвна потрескались и, казалось, рухнут в холодную воду, стоит лишь на них ступить.
        В голову сразу же забрались мысли о нападении. Вот только я подумал не о монстрах, а о пиратах. Почему? Сам не знаю, но нападать на безоружные поселения они любят. А могут напасть и на наши паромы, когда уйдём от них, ведь это долг корсара. Хотя вряд ли в Пустынных землях будут ещё и пираты, здесь и так хватает нечисти, которая, скорее всего, сожрёт любого одноглазого головореза.
        - Чего застыл? - окликнул меня Сэнго. - Приплыли.
        Первыми на пристань выскочила пара воинов, чтобы пришвартовать наш паром. Я не стал дожидаться, когда очередь дойдёт до нас и, обняв охнувшую Саратэ, перескочил на берег.
        - Ух, - вырвалось у той, когда мы приземлились. - Так меня ещё никто не катал.
        - Не расслабляйся, - усмехнулся в ответ. - Это нужно для дела.
        - Интересные у тебя дела, - улыбнулась она. - Кажется, мне это начинает нравиться.
        - Ты ещё не всё видела.
        Деревушка состояла из хлипких домиков, разваливавшихся на глазах. Буквально в паре дзё от меня, осыпалась глиняная стена. А по правую сторону разлеталась по ветру соломенная крыша.
        От пирса шла небольшая дорога, по которой могло пройти всего трое ванов. Воины к тому моменту уже высыпались на побережье, и к нам подошёл Сэнго с капитанами. Оба недобро косились на меня, но молчали. Видимо, парень в очередной раз истолковал им, что без меня с монстрами не справиться.
        - На лодках останутся девять солдат, по трое на каждой, - ответил Сэнго на мой вопросительный взгляд. - Думаю, этого будет достаточно, чтобы один из них всё же успел вызвать подмогу в случае нападения.
        - Надеюсь, до этого не дойдёт, - произнёс я.
        Но прекрасно понимал, тот, кто управляет монстрами (а в этом практически не осталось сомнений) не дурак. И если уничтожит паромы, то у нас попросту не будет пути к отступлению. Бежать по Пустынным землям не самое лучшее развлечение для ванов.
        - Быстренько разведаем, что здесь произошло и поплывём дальше, - проговорил Сэнго и первым шагнул вперёд по дороге. - Так что, идём?
        Но стоило нам двинуться вперёд, как из домика, с которого слетала крыша, послышался громкий шорох. А в следующее мгновение оттуда выскочило обезображенное человекоподобное существо. Оно взмыло на несколько дзё над землёй с диким воплем, наполненным болью и отчаянием. А через секунду рухнуло на ближайшего воина, придавив к каменной дорожке. Из пасти выскользнул огромный склизкий язык, и одним махом тварь сорвала кожу с лица вана, сразу же заглотив её.
        В сторону монстра бросилось несколько воинов, но тот просто отмахнулся от них длинной костлявой лапой, отбросив солдат чуть ли не к самому каналу. А в следующий миг резким движением языка пробил череп раненого и сожрал мозги.
        Всё произошло настолько быстро, что я не успел атаковать, ведь передо мной стояли другие ваны. Пришлось грубо оттолкнуть их, включая бородатого капитана, и только тогда свободно взмахнул рукой, с которой сорвалось магическое лезвие, ростом со взрослого вана. Оно пронеслось по земле, пропахав линию от меня до монстра, и разрубило того на две части. После чего врезалось в злосчастный дом, разрушив тот до основания.
        Чёрт, проворонил тварь. Уж лучше бы один сюда отправился, можно было б разойтись на славу. А так придётся расталкивать толпу, чтобы не задеть ненароком.
        - Что это было? - Сэнго перевёл на меня взгляд.
        - Напоминает аканамэ, - выдохнул я, подойдя к дёргающемуся существо.
        Оно было похоже на исхудавшего вана. Настолько худого, что наружу проступали кости. Синюшная кожа выдавала в нём призрака, а ноги и руки, которые я сперва принял за лапы, были длиннее, чем у обычных смертных, раза в полтора. Поломанные ногти, будто тварь пыталась откуда-то сбежать и рыла стену, три огромных глаза, наполненные страхом и безумием. Казалось, что существо больше напоминает жертву, чем маньяка.
        - Тварь, слизывающая грязь в бане? - усмехнулся усатый взъерошенный капитан. Я так и не хотел запоминать их имена.
        - Именно, - кивнул я и указал на длинный язык, вывалившийся из пасти. - Сами посмотрите и вспомните сказки.
        - Я не верю в сказки, - второй капитан вскинул голову. - Уверен, здесь дело в чём-то другом.
        - И в чём же? - усмехнулся я. - Ты только за сегодня встретился с несколькими монстрами, и до сих пор не веришь в призраков и проклятья?
        - Нет, - тот дёрнул плечом, но теперь в его голосе послышалась неуверенность. - Это всё…
        - Включи голову, Куске! - внезапно воскликнул Сэнго. - На наш дом напали монстры, созданные моим отцом! И либо ты откроешь глаза и посмотришь на это здравым взглядом, либо пошёл к чёрту отсюда! - парень указал на паром. Капитан потупился, но не двинулся с места. - Отлично, - вздохнул парень. - А теперь слушай Тсукико. Он, как бы вы ни злились, знает о чудищах больше вашего.
        Глава 28
        Мы осторожно продвигались по единственной дороге вглубь деревни. Осмотрев брошенные домишки, поняли, что ванов здесь нет довольно давно. Крыши прохудились, а стены разваливались.
        - Я и не знал, что эта деревушка такая большая, - тихо сказал Сэнго, идя рядом. - Пустынные земли и назвали так из-за того, что здесь никто не может выжить. Ни единого источника воды, кроме Большого канала. И все поселения разбросаны вдоль него.
        - Знаю, - ответил я, стараясь не отвлекаться. - Именно поэтому это отличное место для острогов с монстрами.
        Прошло минут двадцать, пока мы шли меж домов. Но на пути не встретили ни собак, ни даже пустынных ящерок. Настоящая пустошь. И по всем законам здесь должно быть жарко, однако, чем дальше мы отходили от канала, тем прохладнее становилось.
        Саратэ поёжилась и обеспокоенно посмотрела на меня, будто спрашивала, в чём дело. Но я не мог ничего ответить, так как и сам не знал.
        И вот мы наконец-таки выбрались к центру деревни. По крайней мере, так нам показалось, ведь именно…
        - О, боги, - прошептала моя попутчица.
        Посреди небольшой площади росло огромное дерево. Чтоб его обхватить потребовалось бы несколько ванов. Вот только они уже не могли этого сделать, потому что висели на сухих ветвях. Десятки покойников с петлями на шеях болтались, словно гроздья.
        По рядам воинов прокатился испуганный ропот.
        - Тихо! - гаркнул Сэнго, обернувшись к ним. - Мы знали, куда идём, так что будьте готовы ко всему!
        Но к подобному они точно не готовились.
        И тогда я понял, откуда исходило ледяное дыхание, сковывавшее наши движения по пути к древу. От его широкого и потрескавшегося ствола. Но, помимо всего этого, что-то ещё насторожило меня, однако я не мог понять, что именно.
        - Ты чувствуешь трупный запах? - спросила Саратэ.
        - Нет, - покачал головой.
        Точно! В нескольких дзё от нас висели подгнивающие трупы, но от них не исходила та мерзкая вонь, которая должна была разнестись по всему поселению. Даже намёка на это, лишь холод и страх.
        - Их надо снять, - произнёс я и первым двинулся вперёд.
        - Ито-сан, - женщина хотела пойти следом, но я остановил её, вытянув руку.
        - Подожди. Я справлюсь.
        Подошёл ближе к стволу и осторожно прикоснулся к нему. Как и ожидал, кора была ледяной на ощупь, однако легко крошилась, как и обычное сухое дерево. Я чувствовал опасность, но не мог понять, откуда она исходит. То есть знал, что виной тому дерево, но явных признаков этому не видел.
        Подойдя к одному из трупов, слегка толкнул. Тело качнулось в сторону, не подавай никаких признаков жизни. Отлично, значит, ходячие мертвецы отменяются. Чуть отойдя назад, вновь вскинул взор.
        И всё же, что здесь произошло?

* * *
        - Надо разделиться, - произнёс я, когда солдаты полезли на ветви, а ко мне подошёл Сэнго.
        - С ума сошёл? - чуть ли не воскликнул он. - Здесь хер пойми, что творится, а ты предлагаешь разбиться на группы? Так нас будет легче всего убить!
        Всё же он не удержался и повысил голос.
        Я спокойно выслушал и под конец усмехнулся.
        - Ты можешь остаться со своими ванами. Я отправлю с Саратэ вдвоём на разведку. Что-то мне подсказывает, что это не центр деревушки, а её окраина.
        - С чего ты взял?
        - Посмотри сам, - я указал в сторону, куда убегала узкая улочка. В конце её виднелась пустыня. - Мы слишком далеко от канала. Ванам нет смысла селиться дальше, так как там лишь песок да камни.
        - Здесь везде песок да камни, - возмутился парень.
        - Согласен. И всё же ты и сам видишь, что деревушка там обрывается. Вы пока снимите трупы и сложите вместе. Надо будет их сжечь.
        - Думаешь, у нас есть время отправлять их в последний путь? Никто о них и не вспомнит. Здесь жили отщепенцы или бандиты, которых выгнали из городов.
        - Тогда тем более следует подпалить тела и само дерево. Мы не знаем, что послужило причиной массового убийства или самоубийства. Возможно, все они прокляты, и стоит нам отвернуться, как трупы оживут и набросятся со спины.
        - Ладно, - нехотя согласился тот. - Может, тебе одному и проще будет. Но не задерживайтесь. Мы здесь долго работать не будем. Подпалим всё к чертям и уходим.
        - Нет, - остановил его я. - Не надо поджигать деревушку. Здесь могут быть выжившие, а они, возможно, что-то да знают.
        - Серьёзно? - Сэнго раскинул руки. - Посмотри вокруг Тсукико. Кто здесь мог выжить, кроме безумных тварей?
        - И всё же, - настаивал я. - Сперва сожгите трупы и дерево. К тому времени мы вернёмся и там уже решим.
        Глава Ватанабэ ничего не ответил, лишь махнул рукой и направился к своим воинам.
        - И чего ждёте? Режьте верёвки и бросайте эти мешки с костями! Время дорого стоит!
        Я же, подхватив под руку Саратэ, двинулся по улочке.
        - Что происходит, Ито-сан? - она удивлённо посмотрела на меня. - Сэнго прав, нам нельзя расходиться.
        - Не бойся, со мной ты в безопасности, - ответил я. - Но нам необходимо узнать, что произошло. И как можно скорее.
        - Видимо, местных повесили приверженцы старого Ватанабэ, как ненужных свидетелей, - предположила та.
        - Нет, - я покачал головой. - Я видел трупы вблизи. При жизни их не били и не тащили насильственно, чтобы повесить. Возможно, кто-то или что-то их одурманило, но вряд ли это проделки Изао.
        - С чего вы так решили?
        - Зачем ему лишаться дешёвой рабочей силы? К тому же эти ваны могли послужить для эксперимента. И чем мы быстрее найдём хоть какие-либо следы, тем лучше.

* * *
        Мы шли в тишине, и лишь крики солдат позади нарушал её. Саратэ опасливо озиралась по сторонам. Я тоже старался уследить за каждым движением и шорохом, но чем дальше мы отходили от дерева, тем слабее становилось чувство тревоги. Наконец женщина не удержалась и спросила:
        - Зачем вы это делаете, Ито-сан?
        - Что именно?
        - Охотитесь на монстров. Я понимаю, что вы не просто человек, но ведь начали заниматься этим совсем недавно. Мы в поместье наслышаны о ваших подвигах.
        - Их с натяжкой можно назвать подвигами.
        - И всё же? Что послужило толчком? Почему вы этим занимаетесь? Рискуете жизнью каждый раз, когда выходите против очередного мерзавца на Поединок Чести.
        - Их было всего два. И меня не волновали поместья и чужие наделы. Собственно, Поединок не состоится, если бросивший вызов сделал это из-за собственной выгоды.
        - Я знаю, - кивнула женщина. - Но вы уже справились с оборотнями и каппа. У вас в подчинении джёрё и наги. Как вам это удалось? Разве не хотите отдохнуть?
        Отдохнуть? Я на мгновение задумался. Да, были у меня такие мысли. Отдохнуть вместе с Эми. Она была старше, намного старше, и всё же вместе нам было хорошо. Но потом…
        - Простите, - Саратэ склонила голову. - Я не хотела…
        - Тише, - я вытянул руку и остановил её.
        Ладонь коснулась чего-то мягкого, но я не обратил на это внимания. Оно было занято новыми чувствами. Рядом кто-то спрятался, но я не понимал кто и где именно.
        - Чувствуешь его?
        - Да, - кивнула та. - Оно там.
        Женщина указала на полуразрушенный дом, отличающийся от остальных. Мы осторожно подкрались и заглянули через разбитую стену. Судя по всему, раньше здесь был трактир или нечто подобное. На полу валялись перевёрнутые стулья и столы, усыпанные глиняными осколками. Однако больше ничего подозрительного не увидели.
        - Я первый, - прошептал женщине и осторожно шагнул внутрь.
        В ту же секунду на нас, словно из воздуха, выскочил ещё один аканамэ. Синюшный монстр раскрыл огромную пасть, да так, что подбородок касался торчащего кадыка. Длинный и острый язык ударил по мне, но я успел подставить левой рукой сверкающий щит.
        Отбив атаку, развернул корпус и схватил противника за язык. Монстр дёрнулся в сторону, но ничего не вышло. Мой правый кулак вспыхнул голубым пламенем, брызнула густая тёмная кровь, и по заброшенному трактиру прокатился рёв боли. Аканамэ, болтая головой и разбрызгивая кровь по сторонам, попятился.
        - Ито-сан! - ко мне подскочила Саратэ и встала между нами. - Постойте.
        - Ты что творишь? - удивлённо переспросил я.
        - Вы ведь хотели узнать хоть что-то. И если ванов здесь не осталось, значит, можно допросить его, - ткнула пальцем в мерзкое существо. - Помните, я же умею читать мысли.
        - Ну попробуй, - я чуть отступил, отбросив дёргающийся язык.
        Женщина повернулась к скулящему аканамэ и протянула к нему ладонь с растопыренными пальцами. Прикрыла глаза и тяжело задышала, будто ей не хватало воздуха. Выглядело это, конечно, эффектно.
        Но через пару секунд снаружи послышались крики, и монстр, тряхнув головой, бросился на Саратэ, моментально оказавшись рядом. Я уже собирался ринуться на выручку, когда заметил, что женщина даже не двинулась с места. И стоило аканамэ коснуться её руки, как его голова покрылась трещинами, а изнутри вырвалось пламя, разрывая черепушку на кусочки.
        Уродливое тело рухнуло под ноги рогатой женщине, а она посмотрела на меня взглядом, наполненным болью.
        - Оказывается, я обладаю многими магическими навыками. Понимаю всех живых существ, которые существуют. И они меня понимают. Даже призраки и те могут со мной общаться. Но это, - взглянула на мёртвого, - нечто совсем иное. Аканамэ сошёл с ума, с ним что-то сделали ваны, бывшие здесь до нас.
        - Ясно. Значит, над ним тоже поработали, как и над остальными.
        - Если так, то в Пустынных землях сейчас сотни извращённых тварей, которые сошли с ума и с ними уже не получится общаться.
        - Именно это нам и предстоит выяснить.
        И как только я замолчал, с улицы раздался очередной крик. Но теперь воины Ватанабэ не ругались, они были напуганы.

* * *
        Марабэ Юзи никогда не любил походы. Будучи плотносложенным ваном, он предпочитал оставаться где-нибудь в городе, в казарме. Там всегда можно было поймать какого-нибудь новобранца и показать, каким именно должен быть настоящий воин Ватанабэ. Конечно, ему за это уже не раз прилетало, но остановиться он не мог.
        «Мои девочки сейчас кутаются в одеяле, а я у чёрта на задворках», - думал парень, взобравшись на одну из веток дерева.
        Как ни странно, но они хоть и выглядели сухо, но выдержали вес могучего тела. Мысль о том, что скоро всё закончится, и он сможет вернуться в кабак к дешёвым проституткам, придавала уверенности. Юзи потянулся к трупу, чтобы срубить толстую верёвку, но внезапно что-то его остановило. В голове послышался шёпот сотни голосов, которые он не мог понять.
        Отринув их, парень взмахнул мечом, верёвка лопнула и… брызнула на лицо кровью. Тело полетело вниз, а из обрубка хлестала бурая жидкость, отдавая характерным металлическим запахом. Перед глазами вана всё закружилось, он пошатнулся, но вовремя ухватился за ствол дерева.
        Снизу раздались крики побратимов, но парень больше не обращал на них внимания. Шёпот усилился, и голоса стали различимы.
        «Сделай это».
        «Шагай вперёд».
        «Сделай».
        И Юзи не мог противиться чужой воле. Хотя, почему чужой? Он сам этого хотел.
        На плечи навалилась небывалая усталость. Всё, что с ним произошло в прошлом казалось глупостью, безумием. Как он раньше жил? Спать с теми, кто продаёт своё тело за деньги, убивать беззащитных ванов, грабить крестьян. Почему он вытворял это и получал наслаждение?
        Руки невольно нащупали очередной болтающийся труп. Взор затмила красная пелена. Узел поддался на удивление легко.
        Крики снизу усилились и били, словно барабан, вот только он не мог разобрать слов. Ничего кроме настойчивого шёпота.
        «Ты заслужил».
        «Сделай шаг».
        Петля, будто змея, оплела шею, больно врезавшись в кожу. Но Юзи больше не думал о боли. Он просто хотел от всего избавиться. А для этого всего лишь нужно сделать шаг вперёд.
        Глава 29
        На земле валялись трупы ванов, но на ветвях висели новые. Мы прибежали как раз в тот момент, когда очередной воин бросился с ветки. Послышался хруст, его тело дёрнулось и зависло с петлёй на шее.
        - Что здесь происходит?! - вырвалось у меня.
        - Они сошли с ума! - гневно прокричал Сэнго, схватив одного из солдат.
        Тот шагал к древу со стеклянными глазами, но звонкая оплеуха привела его в чувства.
        - Что ты творишь, мать твою?! - ругался глава клана.
        - Ватанабэ-сан! - солдат упал на колени. - Простите мою слабость, но эти голоса заставляют…
        - Что за голоса?!
        - В голове, - продолжал тот, кланяясь в землю. - Они приказывают повеситься.
        - Кубирэ-они! - воскликнула Саратэ и указала на кровоточащие обрубленные верёвки. - Дух самоубийц!
        Да чтоб вас.
        - Рубите дерево! - приказал Сэнго. - Живо!
        И стоило это произнести, как в воздухе засвистели ветви. Древо ожило и хлестало по ванам, отгоняя от себя прочь. Трупы, что висели на ветках, болтались, словно переспелые плоды смерти. Несколько воинов отлетело в сторону с рассечёнными лицами, оросив землю кровью. Другому повезло ещё меньше, одна из плотных ветвей ударила так, что разрубила ему наполовину шею.
        Всё это произошло буквально за считаные секунду, и больше никто не осмелился подобраться к древу. Никто, кроме меня.
        - Отойдите! - рыкнул на солдат, стоявших впереди. Те послушно разбежались в стороны.
        Я поднял руку и ударил сияющей волной. Та пронеслась к дереву, срубив несколько буйных веток, но врезавшись в ствол, не причинила особого вреда. Ещё удар и ещё. Каждая волна становилась слабее предыдущей. Силы покидали меня. Магия, которую я только пытался обуздать, оказалась не столь мощной, как хотелось бы.
        - Тсукико! - воскликнул стоявший рядом Сэнго. - Ты чего расслабился?! Монстров крушил, как дайкон! А здесь сухое дерево!
        Чёрт, не думал, что до этого дойдёт.
        Я схватился за рукоять меча и вскинул его перед собой. Белая плотная лента, спрятавшая лезвие, распустилась и упала под ноги. Металл сверкнул на солнце, а от моих ладоней по клинку пробежали голубые молнии.
        Ну ладно, кубирэ-они, посмотрим, насколько ты силён.
        Я взмахнул оружием, и то приятно прогудело в воздухе. Словно меч долго ждал, когда я освобожу его из заточения траурной ткани. Собрав все силы в руках, ударил по направлению к дереву. С лезвия сорвалась длинная сияющая линия, стремительно пролетела над землёй, срубая дёргающиеся ветви, и врезалось в ствол. Послышался жуткий треск, в разные стороны полетели щепки. Дерево застонало, словно живое существо и наклонилось над ветхими домами. Но не упало. Мне удалось разбить часть ствола, но не срубить его окончательно.
        - Зараза, крепкая тварь.
        - Кубирэ-они довольно живуч, - заговорила Саратэ, подойдя ко мне. - Ведь он питается душами убитых ванов.
        - Ничего, для меня это не проблема.
        Посмотрев на воинов, понял, что те уже пришли в себя и с любопытством наблюдают за мной. Значит, голоса в голове их оставили, это хороший знак.
        Очередной взмах, и вторая сверкающая линия полетела в сторону противника. И когда она врезалась в дерево, ствол буквально взорвался, осыпав нас щепками. По деревне прокатился протяжный гул, в котором угадывался вой животного. Древо качнулось и опрокинулось на крыши домов. Послышался жуткий грохот, хлипкие постройки разломались, словно карточные, а в воздух взметнулись клубы пыли.
        Мы прикрыли лица, чтобы не дышать той дрянью, что окружила нас. И справиться с пылью помогла Саратэ. Женщина раскинула в стороны руки и крутанулась на месте. С кончиков её пальцев сорвались потоки воздуха, развеявшие серый туман. И уже через пару мгновений мы смогли оценить масштаб разрушений.
        - Ого, - выдохнул Сэнго, сделав несколько шагов вперёд. - Да ты не размениваешься по мелочам.
        Я не ответил, но остановил его, вытянув руку с мечом вправо, преграждая парню путь. Тот удивлённо посмотрел на меня, но отвечать я не собирался. Пока что и сам не понимал, что не так. Однако ответ не заставил себя долго ждать.
        - Зря-я-я, - простонало нечто из разбитого ствола. - Зря-я-я вы пришли-и-и.
        Кора зашевелилась, будто была жидкой и пошла волнами, словно изнутри пытался выбраться эмбрион. А через секунду раздался хруст, и перед нами выскочило мерзкое существо.
        Больше всего оно напоминало сморщенного и сутулого карлика. Без одежды, но нижняя его часть оказалась деревянной. Огромные глаза смотрели на нас с лютой ненавистью, на лбу два загнутых рога, тоже, кстати, деревянных, и с них свисают петли, словно настоящие, только в миниатюре.
        - Я доберу-у-усь до каждо-о-ого-о-о, - скрипело существо, как старая дверная петля и ткнул в нас крючковатым пальцем.
        - Не дайте…
        Но Саратэ не успела закончить, как тварь ринулась к разрушенным домам и исчезло в клубах пыли. Несколько солдат бросились следом, но я сделал лишь шаг и моментально оказался перед ними. Те встали, как вкопанные, ошалело оборачиваясь, ведь всего секунду назад я стоял в паре дзё позади, а теперь…
        - Его нет, - просто сказал я. - Магия кубирэ исчезла, как и он сам, можете не искать.
        - Ты уверен? - к нам двинулся Сэнго.
        - Да, - коротко ответил я и спрятал меч за спину.
        При этом белая лента, что до этого скрывала клинок, вновь обмоталась вокруг него, что заставило других ванов, да и меня самого, удивлённо поднять брови.
        - Тогда…
        Однако главе Ватанабэ не позволили договорить.
        В небесах раздался злобный рёв, а через пару секунд на нас спикировали пернатые рептилии.
        - По домам! - воскликнул Сэнго, понимая, что с такой стаей нам не справиться.
        Воины резво бросились к спасительным, хоть и разбитым, зданиям. Даже я последовал за ними, чтобы не нарваться на лишние неприятности. Ицумадэн, вроде так звали монстров. Они могли представлять угрозу даже для меня. Что стоит нескольких тварям схватить и поднять вана в воздух? Проще простого. А оттуда сбросить на острые камни. Даже если костюм из шкуры мору и выдержит, то мне может переломать все кости. Ну, или здорово помять, а это нам сейчас совершенно ни к чему.
        Ваны притаились за стенами домов, где на голову грозилась упасть прохудившаяся крыша. Но нас это не беспокоило. Твари не успели даже протянуть когти, когда на улице никого не осталось. Но, как ни странно, мы их и не интересовали. Монстры хватали трупы, валявшиеся у дерева, и вновь взмывал к небесам. И уже через несколько секунд снаружи воцарилась тишина.
        Чёрт, что они задумали?
        Я вновь осторожно выглянул из-за укрытия, но никого не заметил. Вообще никого. Улица была пустынна, как и тогда, когда мы только ступили на берег. Ни трупов крестьян, ни монстров.
        - И как это понимать? - простонал Сэнго, выбираясь на улицу.
        - Это значит, что впереди нас ждут ещё большие неприятности, - ответил я, встав рядом. - Надо быть готовым.

* * *
        Конечно, смысла продолжать поиски неизвестно чего, не было, и поредевший отряд вернулся к паромам. Там нас встретили обеспокоенные воины, рассказавшие, что видели в канале головы водяных монстров, а над лодками парили летающие. Но никто из них не нападал, чудища просто наблюдали за паромами.
        - Думаешь, нам позволили спуститься по течению дальше? - спросил Сэнго.
        Да, смышлёный парень.
        - Ими кто-то управляет, ты и сам это понимаешь, - ответил я, заходя на борт вместе с Саратэ. - И этому незнакомцу что-то от нас надо. Иначе бы натравил свою орду уже сейчас.
        - Мне это не нравится, - произнёс тот.
        - Согласен, всё вышло из-под контроля. Теперь мы играем в чужую игру, правил которой даже не знаем.
        - И что ты предлагаешь?
        - Вы можете вернуться домой, а я продолжу поиски. Только оставьте карту.
        - Даже не думай об этом, - усмехнулся Сэнго. - Я просто так не сдамся. Чтобы меня заклеймили, как труса, что попятился, словно рак, когда над его родным кланом нависла опасность?
        - Мне кажется, ты немного преувеличиваешь.
        - Да неужели? Ты ведь и сам не останавливаешься. Скольких монстров уже уничтожил? Сколько раз виделся или общался с потусторонним?
        - Не забывай, что я непростой ван, - мягко ответил я. В ту секунду паром тронулся в путь, и меня чуть повело в сторону. - У меня есть костюм из шкуры мору, а ещё магия и меч Фуцунуси.
        - Мору, мору, - задумчиво пробормотал парень. - Ты их хоть раз встречал? В наших краях этих тварей, как ни странно, нет. Многие считают их выдумкой, которой ваш клан пугает остальных.
        - Вот, смотри.
        Я достал обычный кинжал, вытянул руку и ударил по предплечью со всего маха. Но сталь лишь соскользнула в сторону, не причинив ни мне, ни одежде никакого вреда. Глаза Сэнго удивлённо распахнулись.
        - Так это правда? - спросил он, прикоснувшись к моему костюму.
        - Да, - кивнул в ответ. - Мне довелось с ними повстречаться. И должен тебе сказать, что пронзить их может только божественное оружие или Тень.
        - Тень?
        - Скажем так, злобный дух, живущий в теле человека и помогающий ему. Но в нашем мире такие не встречаются.
        - То есть ты заявляешь, что встречался с кем-то из другого мира?
        - Было дело, - я с улыбкой вспомнил Ника и его выдающуюся подружку с металлическим диском в голове. - Но это не имеет к нашему делу отношения. Просто именно тогда нам пришлось взобраться на горы мору, где и встретили нескольких тварей. Да, они реальны. А ещё…
        - Что?
        - Пришло время для их нового вторжения. Мы не знаем, когда оно произойдёт. Но с каждым разом твари становятся всё сильнее. И если они ещё накопили силы, то боюсь представить, что произойдёт при новом нашествии.
        Сэнго задумчиво посмотрел вперёд. Там, где холодные воды канала бились волнами о сухие берега Пустынных земель. И подобный контраст завораживал.
        - Я могу помочь, - наконец произнёс он.
        - Каким образом?
        - Выделю войска. Если всё, что ты говоришь, правда, то проблемы могут возникнуть и у нас.
        - Так оно и будет, - согласился я. - Только твои ваны нам не помогут. Мору - это порождение самой Тьмы. Против них нужна магия.
        - С этим тоже не проблема, - хмыкнул Сэнго. - С десяток хороших магов я точно найду. В клане моей жены таких хватает.
        - Кобаяси? Не думаю, что они захотят нам помочь.
        - А кто их спрашивает? - он повернулся ко мне и усмехнулся. - Старик Атсуши в моих руках. Собственно, как и всё остальное на их землях.
        - Тебе не кажется, что ты заговариваешься?
        - Нисколько. Просто ты должен понять, Тсукико, если взял на себя ответственность, то и веди себя, как лидер. Твои мягкие отношения со слугами рано или поздно приведёт к тому, что они расслабятся. Начнутся беспорядки, воровство, убийства. Ваны быстро слабеют духом, если их не держать в кулаках.
        Беспорядки?
        Я вспомнил наказание с собаками. Крики виновных стояли такие, что в ушах звенело. Да ещё и клеймо позора теперь у них навсегда.
        Нет, не думаю, что мои подчинённые будут бунтовать. Всё же я тоже могу показать свою силу.
        - Хорошо, - вновь заговорил я. - Решим это, когда вернёмся.
        - Если вернёмся.
        Глава 30
        Паром мерно раскачивался из стороны в сторону. Позади слышалось тяжёлое дыхание гребцов. Ваны оказались настолько напуганы, что не могли спокойно перевести дух, даже когда лодки были у причала.
        Я стоял у края парома и держался за борт. Молча подошла Саратэ и положила руку на мою ладонь. Слегка удивившись, перевёл на неё вопросительный взгляд. Женщина улыбнулась и посмотрела на мутную воду.
        - Всё не так, как ты хотел? - участливо спросила она.
        - Если б всё было так, как я хотел, то в этом походе не было бы смысла.
        - Наши желания часто не сходятся с реальностью.
        - Можно сказать, постоянно.
        - Примерно так, - кивнула Саратэ и взглянула на меня. - Как прошло прощание с Асэми?
        - А при чём здесь это? - нахмурился я, говорить о своих друзьях не имел желания.
        - Кого вы хотите обмануть, Ито-сан? - она усмехнулась. - Полудемона? Я ведь чувствую ваши эмоции, да и мысли мне подвластны.
        - Будь добра, не копайся в них больше.
        - Как скажете, - женщина потупила взор. - Простите, если мои разговоры вам неприятны. Я просто хотела убедиться, что с вами всё в порядке, ведь после ночи с кицуне…
        - Ты и это знаешь?
        - Конечно, - она игриво прикусила нижнюю губу. - Вы ведь сами заметили, что за вами наблюдала Ханако. Поэтому все в курсе, как именно вы провели досуг. К тому же она сказала, что вы мастер своего дела.
        - Даже слушать не желаю, что она ещё сказала, - отмахнулся я. - Когда вернёмся, то с ней будет серьёзный разговор.
        - Наверное, она этого и добивается, - хихикнула Саратэ. - Ханако всегда добивается своего.
        - Так же, как и с Иллией?
        - А при чём здесь она?
        - Говорят, что первая жена Усао погибла из-за Ханако.
        - Глупости. Она бы никогда не причинила девушки боль. Они были, словно сёстры. Да, Ханако давно хотела заполучить такого мужа, как Усао. Она ведь была дочерью купца и имела для этого все шансы. Но он выбрал чужеземку без рода и племени. Но после первых дней злости, Ханако успокоилась и полюбила Иллию, как родную. Помогала ей во всём.
        - Секунду. Но если Ханако дочь купца, то как она постоянно была рядом с девушкой?
        - Усао взял её в качестве невесты. Забрал к себе ещё до того, как уехал на материк. А вернулся уже с законной женой. Сами понимаете, статус невесты ничего не давал Ханако и её недовольство тоже объяснимо. Но потом они каким-то чудом сдружились.
        - Ты об этом знаешь со слов подруги?
        - Да, - кивнула рогатая женщина. - Но не подумайте, что я настолько глупа и верю всему, что мне говорят. Даже с браслетом, блокирующем магию, мне удавалось чувствовать настроение и эмоции других ванов. И когда Ханако говорила об Иллии, я поняла, что она не лжёт.
        - Допустим, - кивнул я. - И всё же эта история кажется мне тёмной. Слишком много недосказанности и слухов.
        - Боюсь, что ответов мы уже не узнаем, - вздохнула Саратэ. - Однако, вы так и не ответили, как прошло прощание. Вы ведь были у кицуне первым, а это для них много значит.
        - Первый парень у всех девушек важен. Разве не так?
        - Верно, - согласилась она. - Однако для лисичек всё несколько иначе.
        - И что же?
        - Они привязываются к партнёру. Кицуне всегда живут парами со своими единственными любовниками. Изменять у них не в чести. Да и не могут, чувства и разум у них устроены иначе.
        Я прикрыл глаза.
        Чёрт возьми, только этого не хватало. И почему я постоянно влезаю во всякие неприятности.
        - То есть теперь я просто обязан быть с ней?
        - Это грубый пример, - хмыкнула женщина и чуть сжала мою ладонь. - Она уже не маленькая девочка и знала на что шла. Так что вам не о чем беспокоиться.
        Ну да, конечно же, а совесть я куда дену? Засуну в сумку, как и бакэ-дзори? Вряд ли такое получится. Теперь понятно, почему Асэми так себя вела. Но что мне делать?

* * *
        - Вы уже уезжаете? - спросила лисичка, когда я подошёл к ней.
        - Пора, - просто ответил я.
        Несколько телег с натянутым пологом вместили в себя притихшую детвору. Я заглянул в одну из них и встретился с десятком любопытных взглядов. Маленькие ушастые неко с интересом смотрели на меня, некоторые из них даже улыбались.
        - Ито-сан! - воскликнул один из мальчишек, вскинув ручку. - Вы тоже с нами поедете?
        - Прости, но нет, - покачал головой. - Надо кое-что уладить.
        - Вы будете сражаться с монстрами? - пискнула девчушка, сидевшая почти у самого края.
        - Надеюсь, что нет.
        - Но ведь именно так и поступает настоящий герой! - вновь заголосил мальчишка и подскочил на месте, взмахнув рукой, будто сжимал меч. - Убивать чудовищ и спасать невинных!
        - Чудовища появляются не просто так, - ответил я с лёгкой улыбкой. - За каждым из них кто-то или что-то стоит. И, лишь найдя первопричину, можно по-настоящему одолеть монстров.
        - Но ведь у вас есть меч богов, - подал робкий голос ещё один неко. - Нам рассказывали, что с его помощью вы убили даже крыс-оборотней и их предводителя - злого колдуна.
        Я покосился на Асэми, та смущённо отвела взор.
        - Было дело, - не стал спорить я. - Однако пришлось изрядно повозиться, прежде чем всё решилось. Это долгая история. Давайте я расскажу её вам в другое время и в другом месте.
        - Нас отвезут домой? - вновь пропищала малышка.
        - Вас отвезут ко мне домой. Там познакомитесь с такими же детишками, как и вы. И уже все вместе мы найдём ваших родителей.
        На глазах девочки навернулись слёзы, и та, прикрыв лицо руками, тихо заплакала. В ту же секунду рядом оказалась Асэми и принялась успокаивать её. Мне оставалось лишь отойти и не мешаться, махнув ребятишкам на прощание рукой.
        - Ито-сан, - ко мне подошла Аки с серьёзным видом. - Я должна ехать с вами. Ведь именно для этого Рангику меня и послала сюда.
        - Она послала тебя, чтобы ты помогала Асэми и детям, - ответил я. - Именно сейчас вы этим и занимаетесь. Большего от вас не имею права просить.
        - Но это нечестно, - воспротивилась та. - Я должна отправиться с вами, чтобы помогать.
        - Не думай, что твоя помощь потребуется парню с мечом Фуцунуси, - хотел сказать это более мягко, но вышло не особо. - Я всегда возвращаюсь, а вот за детьми нужен присмотр. Что будет, если на вас нападут? И лишь ты сможешь поддерживать силы воинов.
        Казалось, что Аки не собирается сдаваться. Вот только последний довод оказался убедительным.
        К нам подошла Асэми и приобняла подругу за плечи.
        - Иди поболтай с малышами, они ждут, - произнесла кицуне.
        Та кивнула и, сделав пару шагов к телеге, резко развернулась и повисла у меня на шее.
        - Простите, Ито-сан, - быстро зашептала на ухо. - Я ругала вас за смерть отца, но понимаю, что вы не виноваты. Простите, я просто хочу быть похожа на него и помогать ванам.
        Быть похожей на Изуди? Похвально, хотя многие его поступки нельзя назвать достойными. Но он даже не знал, что делает, и работал на Сидзаки только ради дочери. И за это я его уважал.
        - Ты будешь лучше, - тихо ответил я, обнимая девочку. - На небесах он будет гордиться тобой.
        По щеке Аки сбежала одинокая слезинка, но девчушка быстро смахнула её и направилась к детворе. Я же остался один на один с ночной любовницей.
        - Асэми, я хотел спросить…
        - Не надо, Тсукико, - улыбнулась та, хотя я чувствовал, насколько она напряжена. - Нам было хорошо вместе, и мне не нужны никакие оправдания. Что будет дальше никто не знает, можем поговорить об этом, когда вернёшься. Конечно, если захочешь.
        Я поджал губы. В чём-то она точно права. Сейчас перед нами более насущные вопросы - истребить монстров в острогах.
        - Хорошо, - наконец произнёс я. - Я обязательно вернусь.
        - Другого ответа я и не ожидала.

* * *
        Воспоминания об этом разговоре были настолько свежи, будто Асэми только что стояла рядом. Однако я знал, что сейчас она и остальные во главе с… так и не запомнил имя своего солдата (и всё же ему я доверял больше, чем воинам Ватанабэ, даже Рико, который поехал с ними) едут к Большому каналу. Навряд ли там вновь появятся ину-гами, всё же мы на паромах перетянули всё внимание на себя. К тому же у моста на границе наших земель уже должен быть отряд. Не зря ведь я послал воинов к поместью Ито.
        Внезапно в нос ударила жуткая вонь. Я скривился и посмотрел на остальных. Ваны спрятали лица руками, лишь бы не чувствовать этого запаха. Саратэ так вообще, казалось, готова выплеснуть в воду канала всё содержимое желудка.
        - Ужас, - простонала женщина, прикрывшись рукавом. - Во всех смыслах.
        - Тебе плохо?
        - Справлюсь, - ответила та. - Сталкивалась с подобным. Потому так и говорю. Ты ведь знаешь, что это за вонь?
        Конечно, я знал. Так может смердеть только тухлятина. Или, что скорее всего в нашем случае, мертвецы. И моя догадка подтвердилась.
        Мы подплывали к очередному пирсу. А на берегу то и дело замечал трупы ванов. Полусгнившие и разлагающиеся. Жуткое зрелище и тошнотворная атмосфера. И вот один из солдат не выдержал, свесился с борта с не самыми приятными звуками. Следом за ним сдалась ещё пара. Обернувшись, увидел, что на других паромах происходит то же самое. Увы, но знаменитые воины Ватанабэ оказались простыми ванами. И это, честно говоря, мне больше импонировало, чем солдаты с железной волей и слепо выполняющие приказ.
        - О, боги, - рядом с нами оказался Сэнго. - Мне это не кажется?
        - Нет, - я покачал головой. - Берег усеян трупами. Так что лучше не мучить наших гребцов, пока они ещё способны работать.
        - Знаю, но и вплавь мы добираться не можем, - процедил тот сквозь зубы. После чего повернулся и, вскинув левую руку (правой прикрывал лицо), закричал: - Причалить к берегу! Сходим здесь! гребцам после отплыть на десять дзё вверх по течению и остановиться там!
        Наверное, в тот момент все вздохнули с облегчением, так как никому не хотелось забираться в самую гущу трупов. А именно она виднелась на пристани, к которой мы двигались.
        - Верное решение, - кивнул я парню, но тот ничего не ответил.
        Нам удалось выгрузиться у небольшой заводи на песчаный берег. Конечно, гордые воины Ватанабэ не собирались принимать мою помощь, и из-за этого им пришлось промочить сапоги. Я же в обнимку с Саратэ легко перескочил прямо на песок. Когда солдаты выгрузились с первого парома, то гребцам пришлось чуть проплыть вперёд, чтобы вторая лодка пристала здесь же. То же самое провернули и с третьей. Воины откуда-то достали широкие платки и обвязали им лица. Видимо, так у них заведено - быть готовым ко всему. Вот только морально солдаты дали слабину. Впрочем, их можно понять, горы разлагающихся трупов не каждый день увидишь.
        У Саратэ тоже оказался платок, что меня несколько удивило. Почему сразу не надела? Женщина, взглянув на меня, протянула второй, плотный и чёрный, как сама Тьма.
        - Это входит в обмундирование воинов Ватанабэ, - пояснила та. - У Пустынных земель иногда бывают песчаные бури. Поэтому мы готовы к защите лица.
        - Благодарю, - кивнул я, повязав платок. - Надеюсь, более жутких сюрпризов эта деревушка нам больше не выкинет.
        Но уже через час я пожалел о своих словах.
        Глава 31
        Сперва мы выбрались на узкую дорогу, тянущуюся вдоль берега. Я и Сэнго стояли первыми и смотрели на жуткую картину, открывшуюся нам. В нескольких дзё впереди очередная деревушка точно с такими же разваливающимися домами, но на этот раз поменьше первой. Это было видно сразу, так как последние домишки лежали руинами слева от нас.
        - Идём? - как-то неуверенно спросил Сэнго.
        - А какой у нас выбор? - усмехнулся я и первым двинулся к посёлку.
        Воины последовали за нами, держа длинные копья на изготовку. На этот раз паромы охраняла всего троица солдат. После сражения с обезумевшим деревянным духом наши ряды опустели, и пришлось притянуть и остальных за собой.
        Войдя в деревню, я невольно зажмурился. Смрад стоял такой, что пробивался даже сквозь плотный платок и резал глаза. Позади послышались тихие стоны воинов. Видимо, они боролись с тошнотой, и пока что успешно. А вот Саратэ казалась обеспокоенной.
        - В чём дело? - спросил у женщины. - Чувствуешь что-то?
        - Не знаю, что именно, - пробормотала она. - Здесь определённо присутствует магия. Тёмная и мерзкая, словно собачьи сопли. Но она повсюду, куда ни ткни, будто невидимый туман. Я не могу понять, что именно не так. А ещё этот звон в ушах.
        - Звон? - удивлённо переспросил я.
        - Да, вы разве не слышите? - Саратэ резко остановила меня и пристально взглянула в глаза. - Ито-сан, вы не слышите гул и звон?
        Я замер и прислушался. И только тогда смог расслышать приглушённые звуки, будто кто-то бьёт в набат, но очень далеко.
        - Да, - наконец произнёс я. - Видимо, твой слух получше моего.
        - Вы просто ещё не привыкли к своим силам, - ответила та и вновь повернулась в сторону домов. - И всё же мне это не нравится.

* * *
        Трупы были повсюду. Настолько прогнившие, что под серой лопнувшей кожей выступали кости и внутренности. Женщина это или мужчина, определить было невозможно. И единственное, что меня радовало и беспокоило одновременно - ни в одной деревне мы не встретили тела детей.
        - Сэнго, - парень шёл рядом, когда я к нему обратился. - Ты говорил, что сюда ссылали всех, кто не угодил вашему клану. Они ехали одни или с семьями?
        - Дай угадаю, - покосился на меня тот. - Переживаешь из-за мелких? Успокойся, насколько мне известно, сюда слали воров и насильников. Конечно же, детей среди них не было. Лишь взрослые ваны с гнилой душой.
        - Гнилой? - мне не понравилась фраза. - А если он украл из-за голода? Разве это грех?
        - Не делай из нас монстров, Тсукико, - отмахнулся он. - За воровство еды никто так жестоко наказывать не будет. Здесь были настоящие ублюдки. Те, кого даже тебе не будет жалко. Жаль, что у нас нет ручных джёрё, как у тебя. Всё было бы гораздо проще.
        - Я не навязывался в их компанию.
        - И всё же они теперь твои подданные, - хмыкнул Сэнго.
        - Речь не об этом, - продолжать эту тему не хотелось. - И многих сюда сослали?
        - Да кто его знает? - неопределённо пожал плечами тот. - Ссылали давно, но посёлки то появлялись, то исчезали с карт. Поэтому я не могу тебе сказать ничего определённого.
        - Плохо, - процедил сквозь зубы я. - Слишком много трупов. И это неспроста.
        Гул в ушах усиливался, но всё ещё ощущался далёким. Он не отвлекал, но к нему всё равно приходилось прислушиваться.
        Вскоре мы выбрались на пустошь. Дома превратились в каменные обломки, валявшиеся повсюду. Но между ними всё ещё можно было разглядеть дорогу, которая была гораздо шире, чем та, на которую мы ступили на берег. Она убегала в пустошь и терялась за горизонтом. И судя по карте, где-то там находилась третья отметка. Значит, придётся прогуляться.
        Совсем неподалёку валялись разбитые телеги. Следы от колёс в засохшей грязи явно намекали, что здесь частенько ездили.
        Мёртвый кортеж…
        Продолжить мысль я не успел, так как позади раздались душераздирающие крики.
        - Паромы! - первым среагировал Сэнго. - Назад, к лодкам!
        Чёрт возьми, пока они прибегут, там не останется никого живого.
        Я снова схватил Саратэ за талию и шепнул одно лишь слово:
        - Держись.

* * *
        Мы пронеслись к берегу за считаные секунды. Но даже этого времени не хватило, чтобы спасти ванов, находившихся на борту. Когда мы оказались рядом с нашим местом выгрузки, то увидели неподалёку огромного скелета. И когда я говорю огромного, то имею в виду, действительно, величественного. Высотой в несколько дзё, с восемью руками и длинным хвостом. Без ног, словно хтонический арахнид. Казалось, что его собрал спятивший скульптор из всевозможных костей, подвернувшихся под руку.
        - Мерзость, - произнёс я, опустив женщину.
        - Это же гашадокуро, - прошептала та. - Никогда его не видела.
        - Хорошо, что не видела.
        К тому моменту, как мы прибежали, всё практически было кончено. Костяной монстр разбил наши паромы, а ванов, что пытались спасти, рвал на части. Тех, же, кто смог избежать лап скелета, ждала участь не лучше. Из воды высунулись ину-гами и хватали плывущих к берегу ванов.
        - Ах ты тварь, - прорычал от злобы и вскинул в его сторону руку.
        С пальцев сорвалось голубое лезвие и, оставив за собой сияющий след, врезалось в противника, разбив тому несколько рёбер. Но особого вреда это не причинило.
        И тут я увидел то, что расставило всё по своим местам - куча трупов, валявшихся в хаотичном порядке, костяное чудовище и гул в ушах. Гул шёл от него, когда он медленно собирался, используя для этого останки погибших. И каждый раз, когда кости состыковывались, звучал звон. То же самое происходило и сейчас. Стоило мне разбить несколько костей у него на спине, как он нашёл новые из тел, лежащих на берегу. И зрелище это было мерзким.
        - Спрячься, - сказал я Саратэ, и та послушно отступила.
        Я выхватил из-за спины меч и выставил перед собой.
        К этому моменту гашадокуро повернулся ко мне и клацнул здоровенными челюстями. Только тогда я увидел пылающую сферу в центре его груди. А лёгкие алые отблески на сочленении костей говорили о том, что всё держится на огненной магии.
        Так вот, где твоё уязвимое место. Ну хорошо, посмотрим, насколько ты ловок.
        Взмахнул мечом, и с клинка сорвалась сияющая линия. Она пронеслась над землёй, словно ураган, поднимая столб пыли и разрывая податливые тела мертвецов. Врезавшись в противника, взорвалась, разбрасывая по сторонам осколки костей. Но и это не остановило монстра. Он заревел, запрокину черепушку, и его рык разнёсся по всем Пустынным землям.
        В следующее мгновение, разрывая гнилую плоть, к нему устремились окровавленные части тел мертвецов. А соприкасаясь с чудищем, моментально приобретали желтоватый оттенок, сбрасывая смрадную кожу и мясо.
        Чёрт бы тебя побрал, дьявольское отродье. Как бы глупо это ни звучало.
        Я бросился к противнику, посылая в его сторону сияющие удары. И каждый из них достигал своей цели. А метился я именно в центр груди, где сияла сфера. Монстр поднялся на две задние руки-лапы, помогая себе хвостом. Он пытался прикрыться от моей магии, но получалось это плохо. Всё же кости хрупкий материал, тем более для таких ударов, как мои. И лишь постоянный поток новых «частей» для восстановления помогал гашадокуро оставаться серьёзным противником.
        И вот, когда очередное блистающее лезвие врезалось в подставленную руку и разбило ту на части, скелет взревел. Да так, что у меня на мгновение заложило уши. А через миг монстр рухнул наземь, желаю раздавить меня, как надоевшую мошку. Однако он явно не понимал с кем имеет дело. Впрочем, разве в этой черепушке есть мозг, чтобы хоть что-то понимать? Вряд ли.
        Но всё же пришлось отступить. Можно было бы взмыть в небо и ударить сверху, но проблема была в Саратэ. Она не успела бы спастись от падающего скелета. Поэтому ринулся к ней и подхватил полудемона. Та не успела даже пикнуть, когда оказалась рядом с домами, за несколько дзё от поля битвы.
        - Спрячься где-нибудь, - выдохнул я.
        - Ито-сан…
        - Живо!
        Та кивнула и попятилась. Я же вновь обернулся к монстру.
        - Ну ладно. Теперь повоюем.
        Вскинул левую руку, с которой сорвалось заклинание. Я понимал, что оно уже ослабело, и им не пробить толстую грудину. Но этого и не требовалось, я метил не в сферу. И стоило лезвию полыхнуть у руки, как бросился на противника.
        Заклинание угодило точно в цель, а именно в алые глаза скелета, пробив дыру между ними. Гашадокуро снова взревел, прикрыв руками лицо (если его можно таковым назвать). А к тому момент я уже взлетел над ним и ударил мечом, вложив в это все силы, что оставались.
        Лезвие полыхнуло тёмно-синими молниями. Росчерк магии разрезал даже воздух, он будто распорол и само пространство. Удар пылающей магии пришёлся на спину монстра, разрубив тому позвоночник.
        Раздался оглушительный взрыв. В воздух взметнулся столб пыли. Я не успел уйти от него, и меня обдало жаром. Сквозь серую пелену невозможно было разглядеть, что произошло, и повержен ли противник. Хотя в этом не оставалось сомнений. Отмахнувшись оружием, развеял клубы пыли по ветру. Внизу валялась груда переломанных костей. Огромный раздробленный череп и разбитая сфера, которая продолжала рассыпаться и исчезать в воздухе.
        И только через несколько секунд я понял, что стою. Стою прямо в воздухе, словно подо мной невидимая платформа. Но стоило это осознать, как она исчезла, и я рухнул вниз, больно приложившись спиной о сухую землю.
        - Твою ж мать, - простонал я, почувствовав во рту металлический привкус.
        Будь я обычным ваном, то разбился насмерть. Но костюм мору и моя божественная сила помогли выжить. Хотя в тот момент меня это не особо радовало, так как жутко болело буквально всё тело.
        Да уж, магия Аки сейчас бы пригодилась. А вот думать о том, что тебя могут поднять в воздух и сбросить оттуда больше не стоит. Потому что все наши мысли материальны. В извращённом смысле или в прямом, но сбываются.
        - Ито-сан?!
        Знакомый голосок, и где я его слышал раньше?
        - Ито-сан?
        Рядом упала на колени красивая женщина и положила руки мне на грудь. Я скривился от боли, но промолчал. Она что-то быстро зашептала, и от её ладоней потянуло приятным теплом.
        - Саратэ? - тихо прохрипел я. - Не сразу узнал, богатой будешь.
        Но та ничего не ответила, продолжая нашёптывать что-то на неизвестном мне языке.
        Внезапно всё моё тело пронзила такая боль, что невозможно было сдержаться от крика. Я заорал на всю округу, даже не стесняясь, что рядом сидит моя наложница.
        В ту же секунду кто-то схватил её и резко поднял на ноги. Блеснуло лезвие, и наземь упали капельки крови.
        - Руку, - процедил я сквозь зубы, сжав острый клинок усатого капитана в кулаке.
        Глава 32
        Боль отступила так же внезапно, как и появилась. Абсолютно вся. Больше ничего не болело и не беспокоило. Кости целы, а разум чист. Саратэ смогла исцелить меня всего за пару мгновений.
        Но к тому моменту рядом с нами оказались остальные воины. И, видимо, решили, что женщина пытается меня убить, ведь от моего крика стыла кровь в жилах. Капитан подхватил Саратэ, рывком поднял и хотел перерезать шею, но я уже пришёл в себя. Хватило всего доли секунды, чтобы оказаться на ногах и остановить удар воина. И всё же ему удалось оставить на бледной коже женщины глубокую царапину.
        - Я тебя предупреждал, - прошипел я, не сводя с того гневного взгляда.
        И воин не выдержал этого. Отпустил меч, который я всё ещё сжимал голой рукой и попятился, низко поклонившись.
        - Прошу меня простить, Ито-сан, - произнёс капитан дрожащим голосом. - Я думал, что она собирается лишить вас жизни.
        - Это не под силу никому из вас, - отбросил его оружие в сторону разбитых костей. - Не смей трогать моих ванов.
        - Тише, тише, Тсукико, - между нами встал Сэнго. Саратэ тем временем спряталась мне за спину. - Ты ведь понимаешь, что это недоразумение.
        - Да, - коротко ответил я, не сводя с капитана пристального взгляда.
        - Вот и хорошо, - глава Ватанабэ опустил руки и посмотрел на остатки паромов. - А вот это, чёрт возьми, очень плохо, - а после не выдержал и взорвался, пнув подвернувшуюся кость. - Сука! Сраный гашадокуро! Ненавижу эти земли! Стоит только сделать шаг и обязательно вляпаешься в магическое говно! Ни ванов, ни лодок! Да что здесь, мать вашу, происходит?!
        Его злоба и пинание костей невольно вызвала улыбку, которая тут же пропала, стоило обратить внимание на его отряд.
        - Сэнго?
        - Что?!
        - Куда делись остальные? Вас ведь было больше.
        Тот моментально развернулся и осмотрел своих воинов. Те проделали то же самое, непонимающе глядя друг на друга.
        - Вот сука… - протянул парень, сжимая кулаки.
        В этот момент раздался приглушённый хлопок, и из воздуха, позади одного из воинов, материализовался тот самый полудеревянный карлик.
        - Мо-о-ой! - прокричал дух и, схватив солдата за плечи, вновь испарился.
        Но за мгновение до этого я замедлил время и метнулся к ним. В тот момент, когда кубирэ исчез со своей «добычей» я успел схватить вана за руку, и мы втроём растворились в воздухе.

* * *
        По телу ударил холодный ветер, и я зажмурился. Казалось, что меня куда-то несёт стремительный поток. Словно едешь в поезде и решил высунуться на ходу в полный рост. Да уж, воспоминания из прошлой жизни всё никак не оставят.
        Но всё закончилось так же стремительно, как и началось. Только что меня почти колотило от мороза, а уже в следующую секунду обдало диким жаром.
        Открыв глаза, не понял, где оказался. Вокруг стояла практически непроглядная тьма. Почему практически? Да потому что изредка её пронизывали красные линии. Это походило на чёрно-красную рябь. Дрожало само пространство, словно не могло определиться, какой именно цвет выбрать.
        Под ногами что-то хлюпнуло, а в нос ударила вонь. Не такая сильная, как в деревне, но всё равно ощутимая. И в красных просветах я смог различить холмы и коряги, торчащие из воды, окружавшей нас со всех сторон. Это напоминало мир Ятагарасу, вот только намного мрачнее.
        Для того чтобы осмотреться у меня ушла пара секунд. А в следующий миг солдат, которого я держал за руку, дёрнулся в сторону. Его вырвали силой. Раздался крик, хруст костей и плеск. Тело мёртвого воина рухнуло в воду.
        - Зря-я-я, - прошипел карлик где-то поблизости. - Зря ты пришёл сюда-а-а.
        Я обернулся на голос, но шаги по воде выдали противника. И в тот момент, когда он бросился со спины, я резко развернулся и отмахнулся. Рука попала по врагу, и тот ловко ухватился за неё и впился острыми зубами. Но шкуру мору прогрызть не удалось даже духу самоубийц. Он рычал и мотал головой, но не мог добраться до моего тела. Зато мне удалось врезать тому свободной рукой по морде.
        Голубая вспышка на мгновение осветила окрестности, и я лишний раз убедился, что это место практически такое же, как тайник трёхлапого ворона.
        Кубирэ-они отлетел в сторону и рухнул в мутную жижу. Однако быстро вскочил на деревянные ноги и вновь бросился в атаку. Пространство вокруг нас перестало рябить красными оттенками, и я погрузился во тьму.
        Противник снова напал со спины. Но теперь ему удалось расцарапать мне лицо. Видимо, он смекнул, что пробить мою одежду не получиться и решил сосредоточиться на незащищённых участках. По щекам заструилась кровь. От боли стиснул зубы и ухватился за когтистые лапы. Кубирэ тут же укусил меня за пальцы, прокусив кожу. Я готов был закричать, но сдержался и резким рывком сорвал его с шеи, вытянув перед собой.
        В тот же миг вокруг вновь заплясали красные линии, будто они подыгрывали монстру. И теперь, когда он болтался у меня в руках, окружающий мир больше не собирался ему помогать.
        Я оскалился от злости. Дух старался пнуть деревянным копытом, но не мог дотянуться до моей груди. На моих кулаках вспыхнули голубые линии, словно магия выливалась из-под кожи, и я одним рывком переломал тонкие руки противника. Тот завопил на всю округу, но меня это не волновало. Внутри пробудилось странное желание убивать. Придушить эту тварь, вырвать ему сердце и раздавить, как кусок гнилого яблока.
        Я держал его в левой руке, а правой взмахнул над головой. Выпрямив ладонь, ударил точно в лоб монстру. В тот момент моё тело стало смертоносным оружием. Сияющие пальцы легко пробили череп. Кубирэ-они вздрогнул и замолчал.
        Его труп рухнул мне под ноги, а мне удалось перевести дыхание.
        Так, и как отсюда выбраться?
        Тёмная рябь не позволяла нормально осмотреться, и это играло на руку тварей, притаившимся здесь. Стоило мне убить одного из их товарищей, как со всех сторон послышались шлепки по воде и злобное рычание.
        Чёрт бы вас побрал!
        Я не успел даже вскинуть руки, когда на меня набросилась стая монстров. Ускориться в этом мире почему-то не получалось. Меня готовы были разорвать на части. Перед лицом мелькали клыки и когти, били по телу, разрывал кожу, пытались добраться до глаз. Я не мог даже отмахнуться от них, так как прикрывал лицо.
        И тут в голове послышался тихий женский голос.
        «Меч. Используй его. Я помогу».
        И всё, больше ни слова. Но я понимал, что никогда раньше не слышал его.
        Собрав все силы, всё же смог отмахнуться, благодаря чему разрезал сияющими ладонями несколько тварей. Остальные отступили, но они определённо не собирались сдаваться. Но мне хватило и секундной заминки.
        Выхватив меч из-за спины, крутанулся на месте, оставив тонкий голубой шлейф. Твари зарычали ещё яростнее, но не нападали. И тогда я заметил, что голубая и золотистая ленты, примотанные к рукояти, светятся ярче, чем само лезвие. Будто в них поместилась целая галактика из полыхающих звёзд. Мне даже пришлось прищуриться, чтобы не ослепнуть.
        Невидимая сила надавила на плечи, заставив опуститься на одно колено. Клинок вонзился в мягкое дно, помогая мне не рухнуть лицом в эту муть. Я опёрся об оружие и силился понять, что происходит. Ленты вспыхнули, а следом за этим надо мной появился голубоватый прозрачный купол. На него бросались твари, но каждый раз неудачно. Теперь никто из них не мог добраться до меня. Наоборот, монстры этого мира сдавали позиции, ведь каждый раз, касаясь купола, отпрыгивали с воем, оставляя за собой тошнотворную вонь горелой шкуры.
        По телу заскользило приятное тепло. Подняв взгляд, увидел, как раны на руках затягиваются сами собой. Видимо, то же происходило и на лице, так как я перестал ощущать, как по нему сбегает кровь.
        «Уже совсем скоро, дорогой», - вновь заговорила незнакомка.
        А после раздался хлопок, и купол лопнул. Но при этом от него пошла ударная волна, сметая монстров на своём пути. Я же зажмурился от яркого света, а через мгновение потерял почву под ногами и завалился на спину.

* * *
        В который раз за последний час я бьюсь спиной? Второй, третий? Неважно, главное, что сейчас боль не такая уж и сильная.
        - Ито-сан?
        Саратэ?
        Я распахнул глаза и увидел склонившуюся рогатую женщину.
        - Ито-сан, как вы? - она опустилась рядом и поводила надо мной руками. - Что с вами произошло?
        - Пришлось побеседовать с тварями в другом измерении, - ответил я, присев.
        - И когда ты успел? - за спиной послышался голос Сэнго.
        Только тогда я смог осмотреться. Тот же берег Большого канала, та же трупная вонь. Но теперь у меня нет даже платка, придётся терпеть. А вокруг сгрудились воины Ватанабэ, с любопытством смотря на меня.
        Словно прочитав мои мысли, их глава протянул мне чёрную повязку, которую я тут же обмотал вокруг лица.
        - Прошла всего пара секунд, как ты исчез вместе с той тварью и моим солдатом, - произнёс он.
        - Пара секунд? - удивлённо переспросил я, а затем поднялся. Меч оказался уже за спиной. - Но я провёл там гораздо больше. Убил кубирэ и других монстров. Правда, - посмотрел на руки, на которых не осталось и следа от ран.
        - Что? - нетерпеливо спросил Сэнго.
        Думаю, не стоит говорить им о женском незнакомом голосе в голове. Могут решить, что я тоже подвергся влиянию какого-то злобного духа.
        - Прости, мне не удалось спасти воина. И ещё я уже бывал в том мире, когда искал Ятагарасу.
        - Посланника богов? - ошарашенно переспросила Саратэ. - Легендарного ворона?
        - Именно его, - с лёгкой улыбкой ответил ей. - Но то измерение изменилось с момента моего последнего посещения. Сильно изменилось. Кажется, им завладела Тьма. Но я не знаю в чём дело.
        - Тьма просачивается и в нашу реальность, - сказала женщина. - Слишком много запрещённой магии творилось в землях Ватанабэ и Ямадзаки, поэтому…
        - Эй, дамочка! - перебил её Сэнго. - Я же просил держать язык за зубами.
        - Не горячись, Сэнго, - я поднял ладонь, успокаивая того. - Но она права. Ты и сам видишь, что здесь творится. Такое не проходит бесследно. Наверняка это как-то связано и с другими мирами, и с миром богов тоже. Но пока не знаю, как именно.
        - Так пообщайся со своей богиней, - хмыкнул парень. - У вас ведь довольно тесные отношения.
        От меня не скрылось лёгкое раздражение в его голосе, когда тот говорил о Канон. Неудивительно, ведь она тоже причастна к смерти его отца.
        - Наверное, ты прав, - согласился я. - Возможно Канон поможет нам. Надо поговорить с ней. Но не здесь, иначе попросту задохнусь. Ты помнишь, куда нам идти дальше?
        - Выбор очевиден, - хмыкнул тот. - К третьей метке. А дорогу к ней мы видели, - махнул рукой в направлении, где нашли разбитые телеги. - Больше нам ничего не остаётся. Идём до конца.
        Глава 33
        Куда ни кинь взгляд, повсюду потрескавшаяся земля, серые камни да песок. Изредка встречаются сухие деревца, но они только усиливают эффект пустыни.
        Мы двигались по дороге, что ещё не стёрлась под колючими ветрами и жарким солнцем. Я, Сэнго и Саратэ шли впереди, капитаны следом за нами, а уже за ними остатки отряда. Воинов осталось меньше десятка, не считая нас, и это значительно осложняло дело. Или наоборот? Я понимал, что одному мне будет проще, однако магия Саратэ помогла мне встать на ноги. А Сэнго провёл нас по каналу. И как бы мне противно ни было от собственных мыслей, но остальные ваны отвлекали на себя внимание монстров, что встречались у нас на пути. Выходит, они играют роль живого щита. Неприятно, но всё же это работает.
        Иногда на пути попадались обломки телег или чего-то ещё. Занесённые песком деревяшки, трепыхающиеся на ветру обрывки ткани, всё это создавало впечатление, что здесь шёл караван, на который напали и основательно разбили. Вот только зачем кому-то нужно убивать ссылаемых сюда бандитов? Или они везли нечто важное? Но если и так, то ведь караван двигался к той отметке, куда двигаемся и мы. Судя по всему, именно там должно находиться средоточие Зла, творимого в Пустынных землях. Значит, ваны везли нечто важное к заказчику и покровителю монстров. И он их убил? Или я что-то упускаю? Следовало поговорить с Канон, возможно, богиня знает ответы на мои вопросы, вот только я хотел убраться от смрада деревни подальше.
        И тут до меня донёсся чей-то шёпот. Обернулся, но понял, что никто ко мне не обращался. А шёпот не затихал. Он говорил на незнакомом мне языке, таком же, на котором Саратэ колдовала.
        - Ито-сан? - женщина вновь прочитала мои мысли и подошла ближе. - Я тоже слышу его, - она говорила тихо. - Но не могу понять, что это…
        Позади раздался крик одного из воинов. Мы моментально обернулись и увидели, как на землю упал ван со сквозной раной в груди. Убийца пронзил его мечом, и это был его боевой товарищ, другой солдат. Он жутко рассмеялся и бросился на следующую жертву. Но в этот момент бородатый капитан резво подскочил к нему и одним ударом снёс голову буйному воину.
        - Куске, подожди! - воскликнул Сэнго.
        Он, видимо, хотел разобраться в том, что происходит, но не успел.
        Слева от него зазвенела сталь. Ещё пара возбуждённых солдат бросились в драку. И по их бешеным глазам было видно, что каждый желает противнику смерти.
        Чёрт, что происходит?
        Я замедлил время и подбежал к ним. Схватил одного за ворот и отбросил в сторону. Со вторым проделал то же самое. А когда время вновь вернулось в норму, ваны взмыли в воздух и отлетели от нас подальше. Оставалось надеяться, что это их отрезвит.
        - Кто ещё слышит шёпот в голове?! - гаркнул я, смотря на ванов.
        Сперва нехотя, но потом осмелев, руки подняли все, включая капитанов.
        - Я тоже что-то слышу, - Сэнго подошёл ко мне. - Думаешь, кто-то хочет свести нас с ума?
        - И у него это получается.
        - У тебя есть идеи, как избежать подобного?
        Сперва я покосился на Саратэ, но та лишь покачала головой. Тогда, вздохнув, достал из сумки камэосу. Пузатая бутыль в виде полноватой богини легко легла в ладонь. Выбора не оставалось, божественное саке должно поддерживать связь с Канон, а та вряд ли захочет, чтобы её «подданные» сошли с ума по чьему-то злому умыслу.
        - Думаешь, если напьёшься, то никто не залезет в голову, потому что там и так каша? - усмехнулся Сэнго.
        - Нет, эта штука раньше принадлежала очень хорошему вану, - невольно вспомнил о бедном Саторэ и о его семье. - Здесь саке из мира богов. Возможно, оно нам поможет. Но пить много нельзя.
        - Боюсь, здесь не хватит и по глотку на каждого.
        - Поверь, ещё останется, - я не вдавался в подробности, а просто сделал глоток.
        Алкоголь обжёг горло, но всё же вкус у него был отменный. Поэтому я просто зажмурился и чуть расслабился. А через пару секунд голоса в голове и правда пропали. Но вместо них появился новый, до жути знакомый, но в то же время не совсем приятный.
        «Здравствуй, Тсукико. Давненько мы с тобой не болтали».
        Сама Канон. Рад ли я её слышать? Возможно, если это поможет солдатам, то готов и пообщаться.
        «Я могу прочистить им разум, но взамен прошу с тобой встречи».
        Вот и условие, кто бы сомневался. Впрочем, что-то подобное и я предполагал.
        - Каждому по глотку, - сказал я, открыв глаза и протянул бутыль Саратэ. Женщина отхлебнула и чуть скривилась.
        - А неплохо, - наконец произнесла она и вернула камэосу.
        Я отдал её Сэнго, и дальше бутыль пошла к остальным воинам. Обезумевшая парочка уже вернулась. Судя по всему, мои броски и правда им немного помогли. Капитаны злобно на них посмотрели, но промолчал. Наверное, если мы выживем, то такие моменты забудутся. Впрочем, о чём я говорю? Конечно, выживем, ведь другого исхода и я не предполагаю.

* * *
        Саке и правда помогло. Даже больше, чем я ожидал. Солдаты приободрились, на их лицах иногда мелькали улыбки, а разговоры ни о чём отвлекали от гнетущих мыслей.
        Мы отошли от зловонной деревушки достаточно далеко. Местность толком не менялась, но всё же удалось найти колючее деревце, сухие ветви которого хоть немного скрыли меня от солнца. И уже здесь я решил разместиться и помедитировать. Охранять свой покой доверил Саратэ и Сэнго. Впрочем, они и так не собирались отходить от меня далеко, всё же сейчас должен решиться важный вопрос - будет ли нам покровительствовать богиня милосердия.
        Скрестив ноги, положил руки на колени, и расслабился. Платок накинул на голову, чтобы не припекло. И стоило прикрыть глаза, как перед мысленным взором предстала обворожительная брюнетка с пышным бюстом, скрыть который не могло даже красное кимоно. Наоборот, большие груди так налегали на ткань, что казалось, дотронься и материя порвётся. Нас окружал мрак, и лишь от неё исходило лёгкое свечение.
        - Любуешься мной? - ехидно поинтересовалась женщина. Вот только это была не Канон.
        - Почему бы и нет? - в тон ей ответил я. - Ты ведь Накимэ? Посланница богов?
        - Верно, Тсукико, - произнесла та и медленно двинулась ко мне.
        - В прошлый раз ты выглядела по-другому.
        В памяти всплыл первый контакт с богами, когда ко мне на чердак заявилась посланница. Но тогда она была слишком строгого вида, сейчас же ведёт себя довольно распущено. К тому же её формы сильно изменились. Из «доски» превратилась в желанную любовницу.
        - У меня множество личин, - просто ответила та. - Можешь выбрать любую.
        - У меня есть выбор?
        - Конечно. Но выбирай быстрее, наше время ограничено.
        - А куда спешим? И где Канон?
        - Вот поэтому и спешим, - хищно улыбнулась та, оказавшись рядом. - Ты должен знать, что не всем богам стоит доверять.
        - В этом уже убедился.
        - Вот и замечательно, - она провела пальцами по моей щеке. - Сейчас богиня ждёт тебя. Но мы ещё обязательно с тобой встретимся.
        После этих слов она взяла меня за руку и потянула за собой. В ту же секунду тьма превратилась в яркий свет, и мне пришлось прикрыть глаза.

* * *
        - Наконец-то, - голос Канон прозвучал слева от меня. - Накимэ задержалась.
        Открыв глаза, осмотрелся. Плавающий остров, покрытый зеленью и цветами. С одной стороны высокая гора, с другой - обрыв. Богиня стоит рядом и хмурится. Она выглядит практически так же, как и посланница, лишь лица разные. Та же большая грудь, те же длинные смоляные волосы, падающие на плечи, даже красное кимоно словно купили в одном бутике.
        Интересно, Накимэ специально так изменила образ?
        - Что сделала Накимэ? - прищурилась Канон.
        Чёрт, совсем забыл, что она может читать мысли.
        - Раньше могла, - кивнула та. - Но вот сейчас что-то тебя блокирует. Неужели научился управлять своим разумом?
        - Даже не понимаю, о чём ты, - сухо ответил я. Не люблю, когда ко мне забираются в голову.
        - Дерзишь? - хмыкнула она и подошла ближе, прижавшись плотной грудью. - Я бы на твоём месте вела себя более уважительно, ведь это тебе нужна помощь. Уже в который раз.
        Чёрт, а она права.
        - Прости, госпожа, - произнёс я, сдерживаясь, чтобы не высказать и даже не подумать всё, что накипело. - Постараюсь держать себя в руках.
        - Вот и договорились, - кивнула та. - А теперь говори, чего именно хочешь?
        - В первую очередь благодарю за спасение из мира монстров.
        Я не знал, чей голос прозвучал в голове, но это была явно божественная сила. Кто ещё, кроме неё способен вытащить меня из другой реальности?
        - Меня? - богиня удивлённо распахнула глаза. - Увы, но на этот раз я тебя не выручала.
        - Вот как? И кто же это мог быть?
        - Не знаю, Тсукико, - она отступила и развела руками. - Единственное, кто приходит на ум, это твоя мать.
        - Моя мать?! - крик вырвался сам собой, и я шагнул к Канон, схватив за кимоно. - Прошу, скажи, кто она?!
        - Всего понемногу, - хищно оскалилась та, оторвав мои руки. - Мне нравится твой настрой и жар. Было бы хорошо получить за информацию плату, но, боюсь, сейчас тебе явно не до этого.
        - Да, - я поник и опустил глаза. - Ты права, сейчас мне необходимо защитить разум оставшихся в живых воинов. Что-то не пускает нас дальше. Чем ближе подбираемся к отметке, тем больше неприятностей.
        - Так всегда было. Зло, что притаилось в Пустынных землях, чувствуем даже мы. Увы, рассмотреть, что именно там, у меня не получилось. Сам знаешь, мои глаза видят лишь то, что связано с камэосой.
        - Знаю, - поднял на неё твёрдый взгляд. - Так ты поможешь нам? Сопроводишь до острогов?
        - Куда же я денусь, - богиня расплылась в хитрой улыбке. - Саке поможет вам не затуманить разум.
        - Звучит странно, - пробормотал я
        - Как есть, - она пожала плечами. - Но за это я прошу о небольшой награде.
        - Какой же?
        Канон шагнула ко мне и снова прижалась всем телом. Обхватив мою голову, страстно поцеловала.
        Что ж, если такова плата за жизни десятка ванов, то я согласен.
        Ответив на поцелуй, обнял за талию и чуть сдавил. Богиня издала тихий стон, но не отрывалась от губ.
        Прошло несколько секунд, и она отступила. Дыхание Канон сбилось, щёки покрыл стыдливый румянец, а в глазах блистала похоть.
        - Как только закончишь со своими делами, мы можем поговорить в более интимной обстановке, - прошептала богиня, пытаясь привести себя в порядок. - Не волнуйся, я буду в этом же обличие. Конечно, если ты не пожелаешь чего-то более экзотического.
        - Думаю, мы обсудим это позже, - кивнул в ответ. - Всё же я хочу узнать о матери и об отце как можно больше.
        - Да, точно, - произнесла та и задумчиво приложила палец к губам. - Совсем о ней забыла. Видимо, именно благодаря её силам к тебе все и липнут.
        - Что? - не понял я. - Хочешь сказать, что моя мать сильный маг? А может богиня? Но тогда я не просто полубог…
        - Тише, тише, - шикнула на меня Канон, опасливо озираясь. - Успокойся, Тсукико, иначе нас услышит Верховный. А связываться с ним я тебе не советую. По крайней мере, пока что.
        - То есть? - мне категорически не нравилось, что она говорит со мной загадками. - Что в этом такого? Ты ведь спокойно проводишь меня в этот мир.
        - Вот именно. Но нам нельзя творить подобное.
        Интересно. Значит, Канон рискует, перенося сюда мой дух?
        - Давай обсудим всё позже? - она взяла себя в руки и снова смотрела на меня алчным взглядом. - Боюсь, наша беседа затянется на очень продолжительное время.
        - Договорились, - кивнул я и обернулся, будто там был выход.
        - Уже уходишь? - наигранно удивилась та. - Конечно, мы не будем обсуждать сейчас важные темы, однако у меня есть для тебя сюрприз.
        - Какой?
        - Ты хочешь увидеть Эми?
        Глава 34
        Думаю, каждому будет понятно, как я отреагировал. Конечно, разозлился. Канон манипулировала моими эмоциями, ей доставляло наслаждение наблюдать за тем, как во мне борется целая кавалькада чувств. Словно ревнивая стерва, у которой удалось устранить соперницу.
        И всё же я не мог отказаться. Злился, но старался не показать вида. Но богиня всё прекрасно понимала, видела по моим глазам.
        - Пойдём, - она потянула за руку к горе, за которой скрывалось божественное поселение. - Она здесь.
        Я неуверенно последовал за ней. И с каждым шагом напряжение возрастало. Я испытывал странное чувство, будто ждал этого момента как манны небесной, но боялся разочароваться или всё испортить. И второй вариант был более очевидным.
        Деревянный частокол, огораживающий посёлок Канон никуда не делся, но я заметил, что он стал шире. Выходит, в её подчинении становится всё больше ванов. Хорошо это или плохо я не знал. Каждый день кто-то умирает, и ничего не изменить. Но теперь они здесь, довольные новой жизнью. Тем более такое количество рас, что существовали на материке… кто знает, с кем нам ещё предстоит столкнуться.
        Канон не повела меня к главным воротам, а двинулась вдоль частокола по еле заметной тропинке между отвесной скалой и стеной. Мне ничего не оставалось, как последовать за ней. И вскоре мы оказались у небольшой узкой двери.
        - Но говорить с ней нельзя, - ехидно улыбнулась Канон. - То, что я делаю, вообще запрещено Верховным, но для тебя я сделаю исключение.
        Исключение, ага, как же. С таким выражением лица добро не творят. Она будто помахала куском сочного мяса перед мордой голодной собаки. Посмотри, понюхай, но не смей трогать.
        Но я согласился. Даже один взгляд на Эми стоил больше, чем я мог бы заплатить.
        Богиня приоткрыла дверь и указала рукой на посёлок. Те же каменные и деревянные домишки. Те же различные ваны, ушастые неко и крылатые гарпии, наги и джёрё…
        И одну из них я узнал. Та самая, которую я «спас» от проклятья арахнидов. Она стояла в нескольких дзё от меня и с кем-то разговаривала. Собеседник был скрыт за углом дома. Но вот паучиха чуть попятилась, и передо мной возникла ОНА. Эми. Рыжая бесстыдница, забредающая ко мне в комнату по ночам, пока никто не знает. Приёмная тётушка, но при этом настолько красива, что я не мог устоять от соблазна.
        - Зачем ты это делаешь? - процедил сквозь зубы я, отведя взгляд и сжав кулаки. - Нравится смотреть, как другие страдают?
        - И снова ты злишься на меня, Тсукико, - Канон всё так же обольстительно улыбалась. - Я даю смертным то, чего они желают. Разве Изуди не желал вылечить свою дочь? А Эми? Её смерть позволила вернуть к жизни любимого человека.
        Человека… это слово врезалось в разум, словно раскалённая игла. Да, я не ван, я человек, пришедший из другого мира, но это не значит, что мне плевать на местных жителей. Тем более на своих близких.
        - Все жертвы не напрасны, - богиня развела руками. - Они сами выбрали свой путь. Будешь злиться дальше или начнёшь уважать их выбор?

* * *
        - Ты серьёзно? - смеялась рыжая неко. - Он так и не смог?
        - Ну уж прости, - джёрё провела руками по своему обнажённому телу. - Сама понимаешь, мы устроены несколько иначе.
        Они повстречались совершенно случайно. Эми даже не думала, что джёрё, которую лишил жизни Тсукико, окажется именно здесь. Да ещё будет настолько радостным существом. Хотя женщина и сама не грустила. Разве что по родным. Но никогда не жалела о своём выборе, и сделает то же самое, если потребуется.
        А когда всё-таки она познакомилась с паучихой, та рассказала занимательную историю о своём народе и об «обязанностях» короля. Чем немало рассмешила Эми.
        - Да уж, ему придётся туго, - улыбалась она. - Но…
        Внезапно по спине пробежали мурашки. Казалось, что чей-то пристальный взгляд сверлит её позади, и Эми резко обернулась. Но никого и ничего, кроме высокого частокола, не увидела.
        - В чём дело? - удивлённо спросила джёрё.
        - Да так… - неуверенно пробормотала та и вновь посмотрела на подругу. - Ничего, просто показалось.

* * *
        Открыл глаза и увидел пустыню. Воины сидели неподалёку и непринуждённо болтали. Рядом расположилась Саратэ, внимательно наблюдая за мной.
        - Ито-сан, вы очнулись? - тихо спросила она.
        - Да, - кивнул я и встал на ноги.
        Потянулся. Послышался приятный хруст, в глазах на мгновение потемнело, но от этого стало только легче. Чуть походил по высохшей земле, после чего обратился к женщине:
        - Как долго меня не было?
        - Несколько минут, - ответила та.
        - Хорошо, - время в мире богов идёт гораздо медленнее. И что мне это даёт? Ровным счётом ничего, ведь попасть туда не так-то просто. - У вас здесь всё в порядке?
        - Да, - Саратэ подошла ближе. - Все ваны чувствуют себя прекрасно. Саке не только очистило разум, но и придало сил.
        - Это радует, - я двинулся к отряду.
        Приметив меня, воины вскочили на ноги. А когда я поравнялся, все поклонились, включая капитанов.
        - Как всё прошло, Тсукико, - Сэнго стоял во главе отряда, но кланяться не спешил. Впрочем, меня это не волновало.
        - Неплохо, - ответил я и рассказал о договоре с Канон, по которому она оберегает ванов по пути к острогам.
        - А что нас ждёт там? - переспросил парень. - Разве богиня не может поделиться информацией? Нам бы это здорово помогло.
        - Она не знает, - я покачал головой. - Канон видит лишь то, с чем связана камэоса и саке. Но да, она подтвердила наши догадки о тёмной магии в том месте.
        - А то мы не знали, - недовольно пробормотал Сэнго и развернулся к солдатам. - Ладно, скоро наступит ночь, надо найди место получше и разбить лагерь. Двигаемся.
        Воины подчинились и, выстроившись в шеренги, двинулись по дороге.
        На этот раз я последовал позади, размышляя о договоре с богиней. Что именно ей от меня надо? Секс? Внимание? Вряд ли такая сущность, как Канон будет размениваться любовными утехами с простым смертным. Она что-то задумала, Накимэ предупредила, что ей нельзя доверять. Лишний раз убедив меня в лживости богов. Но что именно меня ждёт? Неизвестность раздражала больше всего. Такое чувство, будто тобой играются, как с маленьким ребёнком. Впрочем, для богини милосердия я таковым и являюсь. Кто она и, кто я?
        - Ито-сан, - рогатая наложница притронулась к плечу. - Вас что-то беспокоит. Можете поделиться со мной.
        - Не будем об этом, - с улыбкой ответил я. - Разберусь, когда всё закончится.

* * *
        Ночь накрыла Пустынные земли за считаные минуты. Как это произошло, никто не успел понять. Но вот только что мы стояли под алыми лучами заходящего солнца, а уже через пару секунд небо стремительно потемнело, и нас окутала мгла. Благо, воины разожгли несколько костров, сгрудившись вокруг них. Расставили дозорных по парам, чтобы хотя бы один мог поднять тревогу в случае опасности.
        Я, Саратэ, Сэнго и капитаны сидели у центрального костра и обсуждали наше положение. Вот только каждый из нас понимал, что эти разговоры бессмысленные, так как…
        - Мы ничего не знаем об этом месте, - говорил бородатый капитан. - Что там творится, если даже богиня не в силах рассмотреть?
        - Завтра будем на месте и всё узнаем, - спокойно ответил я.
        - Тебе легко говорить, - усмехнулся усатый, но тут же исправился под пристальным взглядом главы клана. - Простите, Ито-сан. Но я имел в виду, что вам ничего не угрожает, даже боги на вашей стороне. А вот нам - простым ванам…
        - Я говорил, что вы можете уйти в любой момент, - перебил его. - Либо дождаться меня здесь. Вы и так многих потеряли, и я понимаю ваш страх.
        - Страх?! - вырвалось у Сэнго. - Не глупи Тсукико, мы не боимся смерти или монстров. Мы боимся, что нас заклеймят трусами. Все воины, погибшие за эти дни, будут воспеты в легендах.
        Капитаны переглянулись. По их лицам было видно, что не этого они хотят, но спорить не стали. Сэнго, видя их смятение, только усмехнулся.
        - Куске, Идзиму, неужто вы струхнули?
        - Никак нет, господин, - они оба синхронно вскочили с места и низко поклонились парню.
        Тот с довольным видом посмотрел на меня.
        Я только кивнул и поднялся. Бессмысленная болтовня утомляла. Развернувшись, направился в ночь, никто не сказал ни слова. И лишь пройдя пару дзё, услышал тихие шаги за спиной.
        - Саратэ, ночь может быть опасной, - я остановился и присел на небольшой бугорок.
        - Только не с вами, - произнесла та, подойдя ближе. - Рядом с вами я чувствую себя в безопасности.
        - Польщён, - улыбнулся и посмотрел на женщину. - Тогда, думаю, самое время рассказать о своей жизни.
        Она опустилась слева от меня и посмотрела на ночную пустыню.
        - Я ведь уже всё рассказала в поместье.
        - Что-то мне подсказывает, что ты утаила более интересные части.
        - Вы, действительно, хотите знать, через что я прошла? - она перевела на меня задумчивый взгляд.
        - Только, если ты сама хочешь поговорить. Заставлять тебя не соби…
        - Боль, - перебила меня женщина. - Всю свою жизнь я провела в боли. Физической и моральной. Меня били, подавляли, морили голодом, насиловали, даже жгли свечами…
        После неожиданной тирады она замолчала, но не сводила с меня взгляда. Я тоже не отводил от неё глаз. Уставшая, но не сломленная женщина. Такая может свернуть горы, если потребуется. Но в то же время способна быть кроткой и любимой. Опять же, если ей дать то, чего она хочет. Но чего именно она желает?
        - Спокойствия, - прошептала та. - Я хочу отдохнуть от всего того, что пришлось терпеть.
        - Теперь у тебя есть такая возможность. Ты свободна.
        - А если я не хочу быть свободной? Что, если я хочу быть с вами?
        Ого, а вот это неожиданно.
        - Саратэ, я тебя не понимаю, - прищурился я. - Сперва ты жаждала освободиться от браслета и насильственного замужества. Теперь же хочешь быть с новым названным мужем?
        - Всё меняется, - смущённо ответила она, отведя взгляд. - Женщины, они такие. Сегодня хотят одного, завтра другого.
        - Интересно, - усмехнулся я. - Но со мной не всё так просто. Ты видишь, кто я… хотя, честно говоря, мне и самому это до сих пор неизвестно.
        - Вы пришли не отсюда.
        - Да, клан Ито нашёл меня у дома, когда я был совсем маленьким.
        - Нет, - она покачала головой. - Вы пришли… не из нашего мира.
        Я вскинул на неё удивлённый взгляд. Но она лишь добродушно улыбалась.
        - Возможно, вы полубог. Может, даже что-то высшее. Не знаю, но вижу, что ваш дух явно не так прост, как у остальных ванов. Значит, даже душа неместная.
        - А ты весьма прозорлива. Но этого тебе не следует знать.
        - Почему?
        Хм, а действительно, почему? Что будет, если я расскажу своей наложнице (ладно, она не наложница, а свободная женщина) о земном прошлом? Она поделится этим с остальными моими жёнами? И что? Кому они расскажут? Слугам? Так тем всё равно, они и так знают, что я могучий маг, а история про Землю лишь укрепит эту веру. Узнает Сэнго и остальные Ватанабэ? Да плевать на них. Единственное, чьё мнение мне важно, это семьи. Джиро, Акайо, Шинджу и их дочери Теруко и Ай. Что они подумают? Вот это, действительно, страшно.
        - Ито-сан, - Саратэ положила мне ладонь на руку. - Можете говорить мне всё, что пожелаете, я унесу все ваши тайны в могилу.
        - Надеюсь, до этой крайности не дойдёт, - хмыкнул в ответ, а потом решился. - Ладно, я расскажу тебе кое-что. Может, полудемон поможет разобраться в себе?
        - Я постараюсь, господин.
        Глава 35
        И тогда вывалил на неё всё, что накопилось на душе. Почти всё. Старался не перегружать её информацией. Но рассказал о том, как погиб на Земле, о новой семье, и о том, как Джиро лгал мне и подчистил память (я до сих пор не понял, для чего это потребовалось). Поделился мыслями о своих божественных родителях, о словах Канон про мою мать.
        Саратэ внимательно слушала и лишь изредка просила что-нибудь уточнить. А под конец, когда я добрался до всеми любимого бакэ-дзори, женщина чуть ли не покатилась с хохота.
        - Так в деревянном сандале теплится душа из иного мира? - переспросила та, кое-как сдерживая смех.
        - Как-то так, да, - кивнул я. - Однако история его отнюдь не такая весёлая, как могло показаться.
        Рогатая собеседница тут же взяла себя в руки.
        - Простите, Ито-сан, - пробормотала она, виновато отводя взгляд. - Просто нервное напряжение даёт о себе знать.
        - Всё нормально, - улыбнулся я. - Нам всем следует отдохнуть перед завтрашней прогулкой.
        Саратэ подняла на меня глаза и хитро прищурилась.
        - А знаете, вы правы, - женщина осторожно провела пальцами по моей руке, остановившись на плече. - Нам и правда следует расслабиться.
        - Я не совсем то имел…
        Она не позволила мне договорить.
        У женщины оказались довольно сильные руки, поэтому я не смог воспротивиться, когда она схватила меня за ворот и потянула к себе. Её пылкие губы впились в мои, страстным поцелуем. В тот момент почудилось, что мир вспыхнул тысячью огней, настолько сладостным показалась близость с ней. Руки Саратэ заскользили по моему телу, опустились ниже и остановились между моих ног, сжав то, к чему она стремилась.
        - Вы ведь не откажите своей наложнице, - томно прошептала она, расстёгивая на себе костюм.
        И уже через секунду передо мной предстала обворожительная грудь женщины. Желание разгорелось с неимоверной силой. Наверное, всё из-за жёсткого напряжения в последние дни. Но тогда я жаждал овладеть Саратэ как можно скорее. И она снова прочла мои мысли. Оттолкнула назад и забралась сверху. Её движения были отточенными, она смогла легко присесть на меня и…
        С алых губ наложницы сорвался стон наслаждения. Она сделала то, чего так ждали мы оба. Плавные движения бёдер заставляли вздрагивать. По телу то и дело пробегали мурашки. Я прикрыл глаза от наслаждения, вскинул руки и сжал обнажённые груди женщины. Та застонала чуть громче.
        Оставалось надеяться, что нас никто не услышит, ведь останавливаться мы не собирались.

* * *
        Саратэ уснула практически сразу, как только успокоились наши бешено бьющиеся сердца. Она легла рядом, на голую землю, прикрыла глаза и погрузилась в царство Морфея. А вот мне такой радости не досталось. Слишком много мыслей роилось в голове. Сколько всего узнал, но не переварил. Что не так с нашим родом, о чём Сэнго мне не рассказал? Что не так с мамой, которую никогда не видел? И что означают её слова: «Уже скоро»?
        - Да уж, - пробормотал я и присел, уставившись в ночную тьму. - Как всегда, одни вопросы. Ответы получить смогу лишь…
        Я замолк на полуслове, приметив вдали маленькие светящиеся точки. Они плавали в воздухе и медленно приближались. Я не чувствовал исходившей от них угрозы. Но это пока они были далеко, кто знает, что случится через несколько минут.
        - Саратэ, - прикоснулся к плечу женщины, и та тут же открыла глаза. - Что-то не так.
        Она посмотрела в том же направлении и напряглась.
        - Можешь прочитать их мысли? Или сказать, чем нам грозит встреча?
        - Пока не знаю Ито-сан, - прошептала та и поднялась на ноги. - Но лучше предупредить всех.
        Мы двинулись в сторону лагеря, не сводя глаз с далёких точек. Однако караульные тоже приметили огоньки и подняли остальных воинов. И когда мы оказались рядом, все уже проснулись.
        - В чём дело, Тсукико? - спросил сонный Сэнго. - Я понимаю, что нам здесь не рады, но, может, боги дадут хотя бы пару часиков покоя?
        - Вряд ли боги причастны к тому, что творится в Пустынных землях, - пробормотал я, всё больше напрягаясь. - Это нечто другое.
        И стоило это произнести, как точки ярко вспыхнули и стремительно полетели в нашу сторону. Потребовалась всего пара секунд, чтобы первый огненный шар (коими они оказались) врезался в ближайшего караульного. Ван истошно завопил и моментально вспыхнул.
        - Нет! - выкрикнула Саратэ и упала на колени, что-то быстро зашептав.
        - Тсукико! - воскликнул Сэнго, обнажив меч. - Что с ней?!
        - Не трогать женщину! - рявкнул я, видя недоумённые взгляды ванов, направленные на неё. - Она поможет.
        В тот же миг неподалёку раздался ещё один крик, наполненный неподдельной болью. Загорелся очередной караульный, стоявший позади отряда. Плавающие в воздухе огоньки постепенно окружали нас. Оставшиеся воины сгруппировались вместе, прикрыв Саратэ спинами. На моих руках заблистали голубые молнии, и это несколько угомонило неприветливые светящиеся сферы. Они кружили в паре дзё от нас, но не атаковали.
        Саратэ в это время продолжала неразборчиво бормотать, чем ещё больше напрягала солдат. Но те всё же держались, ждали команды. Однако никто из нас не знал, что делать.
        - Ты в курсе, что это? - шёпотом спросил Сэнго.
        - Не имею ни малейшего понятия, - так же тихо ответил я.
        И вдруг огоньки поднялись выше и медленно устремились в том направлении, откуда мы пришли. Нам оставалось лишь провожать их недоумёнными взглядами.
        - Это абуро-акаго, - послышался позади уставший голос Саратэ.
        Мы обернулись одновременно. Рогатая женщина уже стояла на ногах, однако её слегка повело в сторону. Я тут же оказался рядом и придержал её за талию.
        - Абуро? - пробормотал бородатый капитан. - Души, похищающие масло из ламп?
        - Только не говори, что ты до сих пор не веришь в сказки, - процедил сквозь зубы я.
        - Нет, нет, Ито-сан, - он поднял ладони, будто признавал свою неправоту. - Дело не в этом. Просто по поверьям, это безобидные воришки.
        - Всё верно, - произнесла изнемождённая Саратэ. - Но вы ведь уже знаете, что кто-то извратил суть всех призраков, которых мы повстречали на пути. Абуро не стали исключением. Я попыталась пробиться к ним, но души сошли с ума. Они ничего не желали, кроме убийств.
        - Тогда почему отступили? - недовольно переспросил Сэнго.
        - Мне пришлось их обмануть. Сказать, что там у канала есть деревушка, где можно жечь всё, что они захотят. Эта идея показалась им лучшей, чем несколько ванов, с которыми нельзя поиграть.
        - Поиграть? - прошипел усатый капитан.
        - Для них убийства - это игра, - просто ответила женщина. - Не судите меня, мне пришлось пойти на обман, так как я не видела иного выхода.
        - Ты всё правильно сделала, - кивнул я и строго посмотрел на остальных. Никто из ванов не сказал ни слова. - А теперь нам надо отсюда убираться. Придётся идти в ночь, так как абуро-акаго могут вернуться, когда поймут, что в деревне нет живых. Благо, скоро утро, возможно, призраки не будут преследовать нас при солнечном свете.
        - С каких это пор монстры боятся дня? - подозрительно переспросил Сэнго.
        - Я этого не утверждаю, но интуиция подсказывает, что именно так и будет, - взял Саратэ за руку и обвёл воинов взглядом. - Ещё вопросы есть, или наконец-то доберёмся до острогов?

* * *
        На горизонте медленно поднималось солнце, окрасив небо в серый цвет. Наш отряд спешно двигался по пустынной дороге, стараясь уйти с места побоища как можно дальше. Никто не хотел оказаться на месте погибших товарищей, от коих остались лишь обугленные кости. Их тела сгорели, словно спички, и я не представлял насколько сильное пламя у абуро.
        Тогда с каждым вновь пришлось поделиться содержимым камэосы. Божественное саке придало ванам сил и уверенности, хотя я видел в их глазах страх перед неизведанным. И понимал, всё же они впервые столкнулись с потусторонним, да ещё настолько враждебным.
        Тишина угнетала, но никому не хотелось говорить, все понимали, что это бесполезно. Никто не может угадать, что их ждёт впереди. Да и собственные мысли не отпускали. Это-то меня и пугало. Как бы воины ни побросали оружие в самый ответственный момент, который стремительно приближался. А в этом я не сомневался, так как вдали уже кое-что проступало над безжизненной пустошью.
        - Ито-сан, - Саратэ чуть прижалась ко мне. - Вы видите это?
        - Да, - ответил я. - Мы уже близко.
        А через пару минут, когда и остальные ваны смогли увидеть нашу «находку», отряд остановился. Я повернулся и пристально на них посмотрел.
        - Ещё не поздно отступить. Не стоит скрывать своих страхов, это нормально боятся чего-то необъяснимого…
        - Тсукико, мы это уже обсуждали, - вперёд вышел Сэнго и усмехнулся. - Каждый из нас знал, на что идёт.
        - Вряд ли, если даже Канон не знает, что нас там ожидает.
        - Ты меня понял.
        - Хорошо, - согласился я. - Однако хочу напомнить, что я в силах справиться и в одиночку.
        - Чтобы потом наши имена смешали с грязью? - вновь ухмыльнулся глава Ватанабэ. Но сейчас он не казался враждебно настроенным. Наоборот, Сэнго будто пытался приободрить себя и своих подчинённых. - К тому же если отступим сейчас, то смерти моих воинов обесценятся. Я не могу себе этого позволить.
        Вот таким он мне нравился. Справедливый и решительный глава крупнейшего клана на острове.
        - Ваше право, - кивнул я и повернулся к ним боком, указав рукой на горизонт. - Видите? Там возвышаются каменные стены, высотой с трёх взрослых ванов. Не думаю, что такая защита необходима для очередной деревушки. Видимо, мы достигли намеченной цели.
        - Если там, как ты говоришь, укреплённый форт, - начал Сэнго, - то как нам пробраться внутрь?
        - Пока не знаю, - пожал плечами. - Но уверен, о нашем присутствии уже доложили. Да и хозяин этих земель давно за нами следит.
        - У этих земель нет хозяина, - нахмурился парень.
        - Уверен? - вопросительно вскинул бровь. - Ты ведь понимаешь, что остроги и монстры появились не просто так. Их кто-то построил у вас за спиной. Ну, почти за спиной.
        Сэнго поморщился, понимая, что я говорю о его отце, но промолчал.
        - И что нам делать? - поинтересовался бородатый капитан. - У вас есть план, Ито-сан?
        А вот теперь и он мне нравится. Наконец-то понял, что к чему.
        - Пока нет. Но оставаться на месте нам нельзя. Кто знает, что хозяин Пустынных земель может выкинуть ещё. Поэтому идём дальше, а там посмотрим. И всё же, - ещё раз обвёл взглядом всех ванов, - я благодарен вам за помощь, и не хочу, чтобы вы пострадали. Так что я пойду первым, следуйте чуть позади. Когда понадобится помощь, я позову.
        - Снова хочешь забрать все лавры себе? - Сэнго шагнул ко мне. - Так не пойдёт. Мы не для того проделали такой большой путь, чтобы прятаться у тебя за спиной.
        Хмыкнув, я благодарно кивнул парню, он ответил таким же кивком и вернулся к воинам, что-то втолковывая им. Я не слушал, так как Саратэ вновь потянула к себе.
        - Ито-сан, - тихо произнесла женщина. - Я чувствую там ещё кое-что.
        - И что же?
        - Нечто зловещее. То Зло, что исходило от монстров, встретившихся у нас на пути, только более сильное.
        - Отлично, - улыбнулся ей и провёл ладонью по щеке. - Именно это нам и надо.
        Глава 36
        Каменная стена приближалась. И чем ближе мы подходили, тем я сильнее ощущал напряжение солдат. Но не оборачивался, не стоило показывать и своё волнение. А оно, несомненно, было. Я понимал, что совсем скоро встречусь с тем, с чем ещё не доводилось сражаться. Оборотни, колдуны, бандиты, да те же мору были слишком простыми противниками. Здесь же сконцентрировалась гнетущая атмосфера. Зло казалось осязаемым, чёрной дымкой, витавшей в воздухе и видную только нам с Саратэ.
        Дорога вела к высоким деревянным воротам. И стоило нам приблизиться к ним на десяток дзё, как послышался громоподобный щелчок, будто некто по ту сторону открыл огромный замок. А следом за этим ворота медленно разошлись.
        Нас встретила вонь. Не такая сильная, как в прошлой деревушке, но бьющая в нос и режущая глаза. А от увиденного по рядам воинов пронёсся испуганный шёпот:
        - Ёкай…
        - Ёкай…
        Слишком простое слово, которое раньше могло обозначать любое сверхъестественное существо. Но в данном случае я был согласен с воинами. За стенами бродили мертвецы. Ваны, чьи тела разлагались на ходу. Серая кожа, покрытая струпьями, грязная рваная одежда и невидящий стеклянный взгляд, направленный на нас.
        - Боги, - прошептала Саратэ, чуть прижавшись ко мне плечом.
        - Нет, не они.
        Мертвецов оказалось достаточно много. Пара десятков точно. Они медленно бродили по вымощенной камнем площади, в центре которой возвышалась пагода. Но не представляли серьёзной угрозы для нашего отряда. Думаю, солдаты Ватанабэ смогут снести голову волочащему ногу мертвецу.
        Однако никто и не собирался на нас нападать. Стоило воротам распахнуться, как ожившие трупы расступились, образовав небольшой коридор, пропуская нас к пагоде. Нас определённо ждали. Но что делать? Отступать?
        - Держитесь за мной, - тихо произнёс я, повернувшись к Сэнго и достав меч. Парень кивнул и обнажил клинок.
        Мы двинулись вперёд, опасливо косясь на мертвецов. Где-то должны скрываться и остальные монстры. Те же крылатые ицумадэн. Но я не заметил их ни на крыше, ни на стенах. Где-то спрятались? Может, за обратной стороной пагоды?
        За спиной протяжно заскрипели петли. Десяток мертвецов навалились на ворота, закрывая их. Наши воины снова испуганно зашептались, но строгий взгляд Сэнго заставил их заткнуться.
        Чёрт возьми, мы привели их в ловушку. Я и Саратэ ещё можем спастись, но зачем они последовали за нами? Честь клана? Это вызывает восхищение, но в то же время я понимал, насколько глупа идея. Боятся, что их заклеймят позором? Но они сохранят жизни. Хотя… это выбор каждого из воинов. Я несколько раз предлагал им остаться. Что ж, теперь пути назад нет, остаётся уповать на милость… богини милосердия.
        «Я помогла им не сойти с ума, Тсукико, - в голове раздался женский голос. - Заставить их сражаться не могу. Всё зависит от тебя. Сможешь ли поднять боевой дух своего отряда?»
        Вот и вся помощь. М-да, спасибо, Канон. Впрочем, на другое я и не рассчитывал, она и так помогла. Так что не время злиться на богов.
        Мы подошли к ступеням пагоды, когда широкие двери дрогнули и разъехались в стороны. Оттуда вышел высокий ван в длинном серо-зелёном кимоно и с ехидной улыбкой на лице. Смоляные волосы собраны в тугой хвост за спиной. А большие чёрные глаза, без всякого намёка на белок, источали первозданную Тьму. Наверное, именно о ней и говорила Саратэ.
        Увидев его, мы на мгновение оторопели. Даже я пришёл в замешательство. Что уже говорить о простых ванах? И первым в себя пришёл Сэнго. Он с ошарашенным видом сделал шаг вперёд и тихо спросил, не сводя взгляда с Хозяина:
        - Отец?

* * *
        Джиро сидел в мягком кресле рядом с окном, подставив старческое лицо лучам солнца. Он давно не ощущал такого приятного тепла, и не мог им насытиться. Старейший член клана Ито чувствовал приближение неминуемого. Болезнь высасывала последние силы. Пятна расползлись по груди и появлялись по всему телу. Каждый день он терпел адскую боль, когда Акайо выжигал очередной мазью то или иное пятно. Но остановить болезнь было невозможно.
        И всё же Джиро не собирался сдаваться. Не сейчас. Слишком многое стоит на кону, а известие, что у клана наконец-то появится прямой наследник заставила бороться с надвигающейся смертью в два раза активнее.
        В дверь постучали, и старик развернулся в кресле.
        - Войдите.
        В кабинет робко прошёл Макото. Учитель в их школе. Ван с голубым окрасом шерсти и точно такой же ориентацией. Джиро знал об этом, но никогда не противился. В конце концов Макото Дзюбай был одним из приличных ванов и никогда не проявлял своего увлечения на школьников. За это можно было лишиться головы. Да и потом, он являлся магом. Не таким сильным, как сам старик, но намного сильнее прочих самоучек.
        - Вы звали меня, Ито-сан? - низко поклонился гость.
        - Да, - Джиро вздохнул и улыбнулся. - Ты ведь знаешь, зачем я тебя пригласил. Нам пора собираться.
        - Думаете, вторжение скоро начнётся?
        И, словно в подтверждение слов главы Ито, дрогнула земля. Пол в кабинет пошёл волной, а на столе задребезжали письменные принадлежности. Но всё прошло так же внезапно, как и началось.
        - Толчки всё сильнее, - устало произнёс Джиро. - Пять лет назад мору забрали у меня мою супругу Ясу. Их волна была сильна. Впервые за долгое время монстрам удалось прорваться за стену. Мне кажется, что новый их приход будет ещё мощнее.
        - Тогда следует увести ванов подальше от стены, - заметил Макото. - На запад к границам с Кобаяси.
        - Да, я поручил уже заняться этим. Первые караваны двинулись в ту сторону. Но мы не можем разместить всех ванов на маленьком клочке земли. Придётся сражаться. И теперь с удвоенной силой.
        - О чём вы говорите?
        - Я говорю о Тсукико. Его божественная сила растёт с каждым днём. Он поможет нам сразиться с тварями, ведь уже однажды встречался с ними.
        - Согласен, Ито-сан, - вновь поклонился Макото. - Но когда он вернётся? Не проще ли попросить помощи у Императора? Не думаю, что ваш брат…
        - Нет! - крик вырвался из груди Джиро сам собой, но старик быстро справился с подкатившей волной гнева. - Нет, Макото, - уже более мягко продолжил он, - у нас был уговор с Императором, и я не собираюсь нарушать данное мною слово.
        - Но господин…
        - Не стоит, - глава клана взмахнул рукой. - Довольно пустых разговоров. Я позвал тебя не для этого.
        - Чего же вы желаете?
        - Ты должен возглавить отряд магов на стене.
        - Я? - удивлённо распахнул глаза ван.
        - Да, Макото, ты, - улыбнулся Джиро. - Как видишь, я не в той форме, чтобы метать пламя в противников. А нам нужен сильный маг.
        - Но Ито-сан…
        - Это приказ!
        Макото вздрогнул и снова низко опустил голову.
        - Как скажете, господин. Я сделаю всё, что в моих силах.

* * *
        - Ну, здравствуй, сын, - усмехнулся призрак, потому что иначе я его назвать не мог.
        - Отец?! - Сэнго быстро пришёл в себя и сменил удивление на гнев. - Что всё это значит?!
        - Что именно тебя интересует? - с язвительной усмешкой переспросил тот. - Хочешь ли знать, почему я жив? Или почему затеял то, на что ты бы никогда не решился?
        - Я? - парень запутался, не зная, что именно хочет услышать. - Не понимаю…
        Но договорить ему не дал усатый капитан. Мужчина выскочил вперёд, выхватив меч, и закричал. Но… радостным голосом:
        - Мой господин! - упал на колени, склонив голову. - Всё сделано, как вы и велели!
        От такого заявления наш отряд попятился, с ненавистью глядя на капитана.
        Мерзость! Я так и знал, что усатая рожа выглядит слишком подозрительно.
        - Молодец Идзиму, - похвал того Изао-демон, но без особого энтузиазма. - А теперь закончи начатое.
        - Да, мой господин!
        Ван выпрямился, вскинул меч и вонзил себе в живот. На его лице отразилась боль, но она быстро сменилась фанатичной радостью. Он перевёл взгляд на меня и тихо засмеялся.
        - Вот и всё, Тсукико, - изо рта скользнула струйка крови. - Теперь даже ты Её не остановишь.
        Он зашёлся в жутком смехе, перешедшем в кровавый кашель, и завалился набок.
        Ещё один член отряда мёртв. А нас осталось совсем ничего.
        Я посмотрел на Изао и двинулся к нему. По мечу пробежали голубые молнии, но противник лишь усмехнулся.
        - Не спеши, Тсукико, - произнёс оживший труп, и путь к нему закрыло сразу несколько ходячих ёкай. - Разве ты не хочешь узнать, во что ввязался?
        - Я достаточно наслушался, - прорычал от злости, клокотавшей в груди. - Сколько раз мне ещё придётся убить тебя?
        - Ну, - усмехнулся тот и дотронулся до окровавленного кимоно, там, куда его пронзил меч. - Технически ты меня не убивал. Это сделал мой сын.
        - Ты мне больше не отец! - гневно воскликнул Сэнго.
        - Да, это тоже правда. Я умер, значит, ничто земное меня больше не волнует. Не ты, не Акихико.
        - Не смей говорить о матери, ублюдок, - прошипел парень, чем вызвал очередную ухмылку на дьявольском лице Изао.
        - Как хочешь, - тот пожал плечами и вновь посмотрел на меня. - А ты, Тсукико, можешь убить моих подопечных. Но со мной вряд ли справишься. Теперь Она на моей стороне.
        - Кто?
        Мою руку сжала Саратэ, прошептавшая испуганным голосом:
        - Я чувствую чьё-то присутствие. Она не здесь, но видит нас. Не знаю, с чем мы столкнулись, но Она и правда сильна. Безумно сильна.
        - Ладно, - выдохнул я, лихорадочно соображая, как нам выкрутиться из западни и остаться в живых. - И с кем ты собираешься нас познакомить?
        - Знакомить? - злорадно рассмеялся Изао. - Нет, даже не думал. Сомневаюсь, что Госпожа захочет с вами общаться. Вы слишком мелкие сошки для этого.
        - Да неужели? - теперь пришла моя очередь усмехнуться.
        Я направил лезвие меча на противника, отчего тот чуть попятился. Впервые на его лице появилась новая эмоция помимо ядовитого смеха и презрения. Изао испугался.
        По мечу вновь заскользили молнии, концентрируясь на кончике лезвия, из-за чего вокруг меня задрожал воздух.
        - Это меч Фуцунуси, - начал я. - Но ты и сам знаешь. Бог-оружейник дарует подобное лишь избранным. Людям, которые с рождения обладают мощью. Так скажи мне, «бесстрашный» Изао, справится ли божественное оружие с гниющею плотью ещё одного призрака?
        На мгновение тот замер, не отводя от меня испуганного взгляда. Но уже через секунду недоверчиво прищурился.
        - Ты не дурак, Тсукико. И не будешь убивать того, кто может рассказать о наших планах. Ведь разобраться тебе не помогла даже Канон.
        А вот это меня удивило.
        - Откуда ты о ней знаешь?
        - О, - оскалился тот, - мне многое известно. План, который Она составляла несколько столетий, включал в себя даже божественные дрязги. И ты всего лишь часть этого плана.
        Глава 37
        - Да неужели? - хмыкнул я. - Но что мне мешает разрубить тебя пополам одним движением?
        - Знания, - коротко ответил Изао. - Тебе ведь интересно узнать, как именно мы работали с Ямадзаки?
        - Ублюдки, - послышалась тихая ругань за моей спиной.
        Покосившись, заметил разгневанное лицо бородатого капитана. Видимо, он услышал то, чего не желал слышать от нас.
        - В чём дело, Куске? - Изао перевёл чёрный взгляд на бывшего подчинённого. - Неужто думал, что всё так просто?
        - Я верил тебе, Изао, - процедил сквозь зубы тот. - Мы росли вместе, убивали врагов, любили женщин. И так же вместе ненавидели Ямадзаки. Почему ты побратался с главным врагом нашего клана?
        - Я до сих пор его ненавижу, - усмехнулся призрак. - Но это не мешает нам работать вместе. Всё же Она пообещала тёпленькое место под своим крылом, когда Империя падёт.
        - Что?! - закричал Сэнго. - О чём ты говоришь?!
        - О том, что скоро привычному миру придёт конец. Когда Госпожа закончит с Императором, то взойдёт на престол, и ванам придётся склониться перед ней, ведь она прямой наследник трона.
        - Я не понимаю, о чём ты говоришь?
        Сэнго сделал шаг вперёд, но в этот момент тело мёртвого капитана дрогнуло, и тот медленно поднялся как ни в чём не бывало. Но теперь он был одним из ёкай. Стеклянный взор, смотрящий сквозь нас, серое лицо и густая кровь, всё ещё сочившаяся из рваной раны. Он отступил к таким же мертвецам и скрылся за их спинами.
        - Неудивительно, - ухмыльнулся Изао, ты был не таким смышлёным, как твой брат.
        С этими словами призрак вытянул левую руку, будто представляя кого-то. И в тот же момент из пагоды показался ещё один ван. А точнее, мёртвый ван. Убитый мной младший сын Ватанабэ.
        - Дэйсьюк?! - ошарашенно воскликнул Сэнго. - Но как?
        - Я же говорю, ты не такой смышлёный, каким себя считал, - продолжил Изао. - Я не мог доверить тебе тонкую работу. Ты оказался слишком гордым и прямолинейным.
        - Зачем тебе это? - я шагнул к ним. - К чему лишние разговоры? Ты ведь собираешься натравить на нас толпу бродячих мертвецов.
        - Ну… - он развёл руками. - Во-первых, мне скучно…
        - Ты призрак, не мели чепухи!
        - А во-вторых, я оттягиваю время.

* * *
        Раннее утро застало Мидзу не с самыми радостными новостями. К его дому подошёл один из капитанов Ямадзаки.
        - Ушу? - удивился крестьянин, когда встретил гостя. - Что ты здесь делаешь? Я думал, ваш отряд направился к дому Господина.
        - Всё так, - кивнул воин. - Для всех… других, - он подозрительно осмотрелся по сторонам. - Мидзу, вам надо немедленно уехать из деревни. Ты и твоя семья. Никто не должен знать, что происходит.
        - В чём дело? - насторожился ван. Он ещё никогда не видел друга настолько встревоженным.
        - Кто-то прознал о твоей связи с Ито Тсукико. Скоро за тобой пришлют солдат.
        Мидзу тяжело вздохнул и поник.
        - Это должно было когда-нибудь произойти.
        - Но это не всё, - капитан перешёл на шёпот. - Ямадзаки собирает армию. Ты и сам видел, что воинов на севере становится всё больше. А вчера мы получили приказ о…
        - О чём?
        - Война, - обречённо произнёс Ушу. - Скоро начнётся война.

* * *
        - Для чего? - прошипел я, не отводя остриё клинка от врага.
        - Для нашей победы, конечно же, - ухмыльнулся Изао. - Я могу рассказать тебе всё, что ты давно хочешь услышать. О нашей сделке с Ямадзаки и Госпожой. От чего Джиро на самом деле отрёкся ради тебя. И почему благодаря этому наши планы стали ещё ближе к намеченной цели. Но готов ли ты потратить ещё немного времени, или решишь напасть на нас?
        После этих слов строй мертвецов зашевелился, словно камыш на ветру. Воины Ватанабэ дрогнули и, встав спина к спине, подняли копья.
        Молодцы, боятся, но делают всё правильно. Однако, что делать мне? Изао знает слишком много и тянет время. Но для того чтобы понять, зачем он это затеял надо… ещё немного поговорить. Это как Уроборос - змея, которая жрёт собственный хвост. Чтобы побыстрее покончить с разговором, необходимо его продолжить.
        - Дальше, - прорычал я, не сводя с него взгляд.
        - Что ж, - оскалился тот и прислонился к балке. - Тогда начну издалека, чтобы поняли. Что вы знаете о Безумном Императоре? - посмотрел на нас, но ответа не получил. - Император Куджин прозван так неспроста. Для победы с внешними врагами он призвал демона. Это был сложный ритуал, погибло немало невинных ванов. Но Император добился своего, демон явился пред ним. Они условились о взаимопомощи. Демон помогает справиться с врагами, а Император отдаёт ему часть земель и свою дочь. Но, как вы знаете, этого не произошло. Куджин не сдержал слово, он обратился к монахам, что таились на горе Фудзу. На его зов откликнулся лишь один из них - Горо. Именно он и сверг демона обратно в пучину Ада.
        - К чему эти сказки? - спросил Сэнго, с ненавистью смотря на мёртвых отца и брата. - Ближе к делу.
        - Вот поэтому ты слаб, - ответил Изао с презрительной улыбкой. - Твои принципы не позволили стать достойным главой клана, даже после моей смерти. Связался… - посмотрел на меня, - с подкидышем Ито.
        - Это лучше, чем якшаться с Ямадзаки, как две закадычные подружки! - в тон ему ответил бородатый капитан, за что получил надменный взгляд.
        - Закрой свой рот, Куске. Если хотите дослушать, то слушайте и не перебивайте.
        - Да что…
        Сэнго хотел крикнуть что-то ещё, но я вскинул в сторону руку, заставив того замолчать. Призрак бывшего главы самодовольно ухмыльнулся.
        - Говори, - снова произнёс я.
        - Вы все в курсе истории Безумного Императора, но мало кто знает, что было до появления Горо. Как только Куджин отказал демону, тот похитил его дочь, изнасиловал и бросил на дороге умирать. Но её спасли. Нашли крестьяне и передали Императору. Их, кстати, потом казнили, как насильников и убийц, что ещё раз подтверждает безумие Императора. И всё же принцесса выжила и носила под сердцем нечестивый плод демона. Сперва хотела хранить это втайне, но как можно скрыть то, что ребёнок рос не по дням, а по часам. Конечно, Куджин узнал про них и решился убить собственную дочь и нерождённое дитя. Однако об этом узнал и прятавшийся демон. Он ворвался во дворец именно в тот момент, когда девушке нанесли удар. Спасти её не мог, а вот собственного ребёнка получилось. Благодаря тёмной магии на свет появилась Акума, - призрак прищурился, - наша Госпожа. Законная наследница престола, которую изгнали и травили всю жизнь.
        Акума? Дочь демона и вана? Разве такое возможно?
        «Да, Тсукико, - голос Канон вторгся в голову. - Теперь я понимаю, чью силу ощущаю. Из неё сочится Тьма, такая же, как и в горах мору».
        Мору? Так вот откуда появились эти твари! Остатки армии демона, которые наращивали свою мощь под предводительством его дочери! Чёрт, это становится слишком сложным делом.
        - Я уже общался с ней.
        - Что?! - Изао удивлённо вскинул брови и отлип от балки. Мои слова произвели на него впечатление.
        - Я общался с Акумой, когда искал Ятагарасу. Взобрался на вершину гор мору, где сразил нескольких из них. На самом деле ничего сложного. Обычные твари, мой меч легко пронзил их шкуры.
        Да, я врал, но призракам об этом знать незачем.
        Внезапно Изао рассмеялся, запрокинув голову. Мои слова его изрядно повеселили.
        - Наивный смертный, - произнёс он, немного успокоившись. - Неужто ты думаешь, что те мору настоящая сила Госпожи? Возможно они были простыми караульными жуками.
        - Может быть.
        - Ты ещё не понял, Тсукико? Она несколько столетий готовила свою армию, чтобы вернуть то, что принадлежит ей по праву. Набеги мору каждые пять лет на ваш клан всего лишь тренировка. В прошлый раз вас не спасла даже стена, и…
        С моего меча сорвался сноп света, угодивший собеседнику прямо в руку, оторвав ту чуть выше локтя. Призрак вскрикнул от неожиданности он попятился на пару шагов. Мутная кровь окропила деревянный пол возле него. Дэйсьюк бросил на отца удивлённый взгляд, но не сказал ни слова. Даже не попытался помочь. И вскоре мы поняли почему.
        Следом за криком, Изао вновь звонко рассмеялся. Из обрубка вырвались паучья лапа, разделившись на краю, на три гибких когтя. Призрак смог отрастить себе новую конечность за пару секунд!
        - Слабовато для полубога, - усмехнулся тот. - Я ожидал чего-то большего.
        - Если отрублю тебе голову, то вряд ли она вырастет точно так же.
        На что Изао пожал плечами и шагнул к нам.
        - В тот раз погибла старушка Ясу, понимаю твою злость. Но не моя вина, что она приютила малыша с голубыми глазами. Ведь именно из-за этого Империя лишилась единственных прямых наследников.
        - В каком смысле? - в тот момент я оторопел.
        - В прямом, Тсукико. Неужто ты никогда не интересовался родословной клана? Ах да, её ведь пришлось переписать. Знаешь, из-за кого? Тебя, подкидыш. Джиро всегда мечтал о внуке, и тут появился ты. Он не мог отказаться от такого мальчишки, тем более старик чувствовал в тебе потаённую силу. Возможно, он смотрел наперёд, но когда за тобой приехал посол Императора, а потом и Он сам, то Джиро пришлось отречься от своей прежней родословной, чтобы сохранить человека под боком, - видя моё непонимание, призрак хищно оскалился. - Да, Тсукико, клан Ито был второй ветвью имперской династии. А так как у Императора нет детей, потому что их род проклят, престол мог занять твой приёмный отец или же его сын, которого, как ты знаешь, тоже нет. Перед смертью демон проклял всех императоров. Они не могли иметь сыновей. Несколько веков это скрывалось от ванов, на престол восходили незнакомцы, такие же приёмыши, как ты, женившиеся на дочерях Императоров. Но внезапно появился Джиро. Что-то пошло не так, живущий Император не собирался делиться властью. А потом родился Акайо, и тогда металл трона раскалился добела от злости
живого Правителя, ведь у него нет даже дочерей. Вскоре он умрёт, и его место должны были занять вы, но… появился мальчик с голубыми глазами. Человек, которого следовало отдать во дворец. Однако Джиро уже тогда что-то подозревал. Император согласился оставить тебя, а взамен попросил отречения от имперского сана.
        Что за чушь он несёт? Почему я должен верить призраку?
        Однако что-то подсказывало мне - Изао не врёт.
        Руки задрожали, и пришлось опустить меч.
        Неужто они пошли на это только ради меня? Но зачем? Могли просто отдать меня во дворец, а потом занять его место. Или не могли? Сколько ещё лет ждать смерти нынешнего Правителя? Дотянет ли Джиро, ведь его болезнь прогрессирует? Да и что было бы со мной, окажись я не в том месте? Может, там людей пытают и убивают, как тех детей, которых мне удалось спасти?
        - Ты об этом говорил? - я повернулся к Сэнго.
        - Да, - кивнул тот. - Прости, Тсукико. Такие откровения должны быть в кругу семьи, а не здесь.
        - Но откуда тогда пришёл я?! - крикнул я, обращаясь к призраку.
        На его лице вновь появился хитрый прищур.
        - А вот это самое интересное.
        Глава 38
        - Я не знаю, - с насмешливой рожей ответил Изао. - Даже Госпожа не понимает всей твоей сути.
        Зараза. И почему всё приходится собирать по кускам? Когда уже боги решаться поведать мне, за что все эти напасти? Из-за отца? А действительно ли Фуцунуси им является? Может, меня опять водят за нос?
        - И к чему эта карикатура? - процедил я.
        - Ты мне не веришь? - пробормотал тот и устало вздохнул, будто призраки могут уставать. - Зря. Госпожа хотела принять тебя в свои ряды.
        - Думаешь, я соглашусь сражаться бок о бок с демоном?
        - Почему, нет?
        - Ты меня знаешь, Изао. Я убийца монстров, а не их друг!
        - Да неужели, - снова прищурился. - А что, если Госпожа поможет тебе узнать правду о родителях? Проведёт в мир богов.
        - Я уже там бывал, - хмыкнул в ответ. - А моя семья - это клан Ито!
        С этими словами взмахнул мечом снизу вверх. Магический росчерк между мной и врагом оставил взметнувшуюся пыль. Пагода содрогнулась с оглушительным грохотом. Разбитая крыша осыпалась внутрь, погребая под собой верхний этаж.
        Но Изао успел исчезнуть перед тем, как блистающий удар врезался в его жилище. А вот младший сын оказался не таким расторопным. Он прыгнул в сторону, но всё же сияющее лезвие настигло его и отрубило ноги выше колен. Парень вскрикнул и рухнул рядом на длинной террасе, заливая её тёмной кровью.
        И откуда только она у призраков?
        - Отец! - крик Сэнго прозвучал у самого уха, и парень бросился вперёд.
        Я хотел остановить его, но кольцо мертвяков моментально сомкнулось на нашем отряде, отрезав путь к новому главе Ватанабэ. Я зарычал от злости и вновь взмахнул оружием. На разбитую каменную плитку посыпались подгнивающие конечности мертвяков, но это их не остановило. Ёкай медленно, но неотступно сжимали нас, а отрубленные руки перебирали серыми пальцами и подползали к ногам воинов.
        - Бить в голову! - рявкнул я и первым ударил по противникам.
        По сторонам брызнули разжиженные мозги, источая такую вонь, от которой выворачивало наизнанку. Но ваны держались и точными выпадами пронзали головы противников.
        И стоило мне этому порадоваться, как в небесах послышался злобный рык. Вскинув взор, увидел, как под серыми облаками парят ицумадэн. Крылатых ящеров было сложно спутать с другими тварями. Они явно намеревались обрушить свою ярость на наш отряд. И если простые ваны могли справиться с ходячими мертвецами, но с монстрами им явно несдобровать.
        - В укрытие! - крикнул я и отмахнулся от новых мертвяков. - Под крышу!
        Вместе с этим вскинул меч над собой. С клинка сорвался яркий магический сноп, унёсшийся к летающим тварям. И крик одной из них дал понять, что удар достиг цели. А через пару секунд недалеко от нас, прямо на ёкай рухнуло две половинки ицумадэн.
        Надеюсь, такая атака хоть ненадолго охладит пыл летающих чудищ.
        В это время солдаты, продолжая прижиматься друг к другу спинами, медленно двигались к пагоде. Вот только там появилась ещё одна проблема. Злорадно ухмыляющаяся проблема - Дэйсьюк.
        Чёртов ублюдок. И как ему удаётся мешаться даже после смерти?
        Обновлённый призрак стоял на ступенях и щерился десятками клыков в огромной пасти. Обрубки ног разорвало на мелкие части, и теперь окровавленные куски мяса и костей болтались на его талии, словно чудовищная набедренная повязка. А вот вместо них вырвалось четыре огромных паучьих лапы.
        Мерзость. Но сейчас не до тебя.
        Я замедлили время и ринулся к противнику. Но каково было моё удивление, когда он легко отмахнулся от меня и отскочил назад.
        - Что, Тсукико? - прошипел монстр, из-за чего из пасти потекла тёмно-зелёная жижа. - Не ожидал встретить достойного соперника?
        - Уже давно жду, да как-то не встречается, - усмехнулся я и запрыгнул на террасу.
        Время пошло обычным ходом, Дэйсьюк хищно скалился, а позади слышались крики воинов.
        - Да чтоб тебя.
        Ударил мечом крест-накрест. В противника полетели две светящиеся линии. Но он ловко отскочил от них, ухватился руками за балку и, прокрутившись за ней, вновь приземлился передо мной. Паучьи ноги забарабанили по деревянному полу. Дэйсьюк плюнул в меня тёмной жижей. Я увернулся, но в этот момент враг оказался совсем рядом и ударил лапой.
        Костюм из шкур мору не позволил пробить меня насквозь. И всё же боль была весьма ощутимой. Я отлетел назад, но ловко перевернулся через голову на руке. После чего вновь вскочил и выставил перед собой меч.
        - Как поживает твоя сестрёнка, подкидыш? - мерзко протянул тот. - Надеюсь, с ней всё в порядке? А то я планирую навестить ваше поместье, когда придёт Госпожа.
        - Закрой пасть!
        Я вскинул руку и выпустил в него сразу несколько сияющих ударов. Но как только магия сорвалась с пальцев, противник подпрыгнул и просто исчез под навесом.

* * *
        Сэнго увидел мелькнувшее кимоно в боковой двери пагоды. Именно там скрылся его отец. Когда он бросился за ним в погоню, то ни один из мертвецов не посмел перекрыть ему дорогу. Наверное, именно этого и добивался бывший глава клана. Но на тот момент парень не думал об этом. В его груди бушевало пламя. Огонь, наполненный яростью и обидой, которые он так долго подавлял. Отец предал все идеалы, которыми обучал. Предал клан и семью. Это непростительно. И даже будучи мёртвым, он продолжал своё гнилое дело. Сэнго должен был остановить его, чтобы восстановить честь клана.
        Но когда он забежал внутрь, то резко остановился. В паре дзё от него стоял Изао, повернувшись спиной ко входу.
        - Сын, - тихо произнёс тот и развернулся. - Скажи, чего ты хочешь для клана?
        - Не называй меня сыном! - вырвался злобный крик Сэнго, и парень взмахнул мечом, целя в грудь собеседника. - Ты потерял это право, когда предал нас!
        - Я? - наигранно удивился Изао. - С чего ты взял, что я предал клан? Всё, что я делал, было исключительно ради его возвышения.
        - Бред! - продолжал кричать Сэнго. - Ты превращал невинных ванов в монстров вместе с Ямадзаки! Травили Ито только из-за того, что они были имперскими родственниками! Но даже после отречения Джиро вы не успокоились! Сколько ещё жизней будет погублено в этих бессмысленных распрях?!
        - Идиот! - внезапно лицо Изао исказила гримаса злости. Он взмахнул рукой, указывая на улицу, откуда доносились крики. - Оглянись, всё это было сделано только ради того, чтобы клан Ватанабэ стал одним из главенствующих во всей Империи! Я собирался создать новую имперскую династию, взяв в жены Госпожу! И тогда…
        - Предать мать?!
        На этом терпение Сэнго лопнуло, и он бросился на бывшего отца. Парень за доли секунды преодолел расстояние, разделявшее их. Замахнулся мечом над головой противника, но как только лезвие опустилось, Изао вскинул руку и поймал его. По его ладони заструилась тёмная кровь, но призрак даже не поморщился.
        - Слабак, - произнёс мертвец и одним ударом отбросил сына в сторону.
        Тот отлетел на несколько дзё вправо и врезался в балку, рухнув на пол бесчувственным кулём. В этот же момент стена с другой стороны взорвалась, осыпав призрака щепками и бумажной рванью.

* * *
        Чёрт возьми, куда он подевался. Растворился, словно ключевая вода в водке.
        В этот момент со двора вновь раздались крики, но теперь уже, наполненные болью. Я повернулся в ту сторону и увидел нападающих на ванов Ицумадэн. Хищные летающие ящеры набросились на солдат, хватали за плечи и взмывали в воздух. А ходячие мертвецы так и продолжали медленно наступать на отряд.
        Пришлось отмахнуться мечом, послав в парящих гадов новую магическую волну. Видимо, они уже запомнили, что это значит, потому и отступили, дав оставшимся в живых солдатам ещё немного времени на спасение.
        Но, отвлёкшись на секунду, упустил момент, когда на меня сверху свалилась огромная туша Дэйсьюка. Членистоногая тварь вцепилась когтистыми руками мне в волосы и повалила на пол. Острые паучьи лапы неистово били по груди, желая её пробить, но ничего не выходило, шкура мору оказалась крепче, чем думал противник. А вот моё тело таковым не являлось, и с каждым новым ударом я чувствовал, как внутренности превращаются в кашу.
        Да твою ж мать! Надо что-то делать, пока он не превратил меня в кровавое пюре.
        Я не мог поднять меч, так как монстр придавил его лапой, а вот пустить в дело магию, вполне.
        Вскинув свободную руку, ударил ярким лучом точно в пузо противника. Плоть лопнула с мерзким треском, разбрызгав по сторонам зловонную кровь и кишки. Дэйсьюк пронзительно заверещал и отшатнулся назад. Это позволило мне вскочить на ноги и замахнуться кулаком. И в момент удара рука превратилась в сплошной сияющий сноп.
        Послышался взрыв, и разорванное тело паукообразного монстра отлетело назад, пробив тонкую стену пагоды.
        - Что?! - раздался разгневанный голос изнутри.
        А когда пыль осела, я увидел стоящего в центре пустой комнаты Изао. Призрак буравил меня ненавидящим взглядом, видимо, я ошибался, когда думал, что у него не осталось эмоций.
        - В чём дело, Изао, - я перешагнул через груду обломков и прошёл в помещение, смотря на лежащего неподалёку Сэнго. Оставалось надеяться, что отец его пожалел и не прикончил. - Я вновь убил твоего любимого сынка?
        - Ублюдок, - прошипел он, сжимая кулаки от злости. - Ты заплатишь за это.
        Противник метнулся в мою сторону с умопомрачительной скоростью. Даже замедлив время, я с трудом увернулся от когтистой паучьей лапы. В ту же секунду враг оказался позади и ударил ногой. Боль пронзила спину. Я чуть было не сложился пополам, но совсем в другую сторону. Полетел вперёд и рухнул на пол. Меч, звякнув, отлетел правее.
        Изао не позволил мне достать его. Он подскочил ближе и снова нанёс удар, метя в голову. Я уклонился, и когтистая лапа разбила доски, на которых я только что лежал. Обезумевший призрак принялся молотить лапой из стороны в сторону, стараясь пронзить мне лицо или грудь. Мне только и оставалось, что уворачиваться.
        Но долго это продолжаться не могло, и Изао всё же удалось добиться цели. Его коготь пронзил мне плечо, и с губ сорвался крик боли.
        - Что, подкидыш, - злобно прошипел тот, - неприятно, когда простой призрак сильнее тебя?
        - Да неужели? - ухмыльнулся в ответ и схватился за его мерзкую конечность.
        Враг удивлённо раскрыл глаза, дёрнул лапу на себя, но не вышло. Я крепко сжимал её в своём теле.
        - Как насчёт этого?
        С этими словами поднял правую руку и ударил магией. Мёртвый отец заверещал точно так же, как и сын, отскочив далеко назад. На меня брызнула мерзкая жижа, заливая глаза. Хищная лапа и часть туловища противника остались болтаться надо мной.
        Гадость!
        Я резво поднялся, скривившись от боли, вырвал паучью часть и отбросил в сторону. Вытер лицо и посмотрел на противника. Выглядел он неважно. И это ещё мягко сказано.
        Глава 39
        Правая часть тела была оторвана напрочь. Я видел торчащие куски рёбер и свисающие внутренности. По краям раны шипела и бугрилась серая кожа. Половина лица Изао была обезображена, будто его только что облили кипятком. Кожа лоскутами сползала на пол, обнажая окровавленные мясо и череп.
        - Кажется, ты забываешься, с кем имеешь дело, - произнёс я, осторожно двигаясь к мечу. - Перед тобой полубоги убийца монстров. Человек, общающийся с богами. И я предлагаю тебе сдаться. Прими смерть достойно, Изао.
        Да, знаю, что пафосно. Но мне требовалось заговорить ему зубы, пока он вновь не бросился в атаку, и взять оружие. С ним я чувствовал себя увереннее, так как прекрасно понимал, Изао намного сильнее, чем его воскресший сын.
        - Я уже один раз умер, Тсукико, - прошипел тот, отчего на пол брызнули капли тёмной слюны. - Вполне достойно, как и полагается честному вану.
        - Мой дед уже говорил, что у тебя нет чести.
        Мне всё же удалось добраться до меча и поднять его.
        - Джиро тебе не дед! Он отказался от имперского престола только ради какого-то мальчишки? И как его после этого уважать?!
        - Очень просто. Ито-сама достойный ван, превосходящий подобных тебе в десятки раз.
        - Да неужели? - призрак закашлялся, наверное, это был его смех, вот только с такими ранами свободно смеяться не получилось. - Тогда зачем он зачистил тебе память? Почему не рассказал правду про династию? У него множество скелетов в шкафу, парень!
        - Как и у всех нас, - острый клинок был направлен на монстра, отчего тот вздрогнул и отступил на шаг. - Как вы работали с Ямадзаки? Что вам рассказала Акума? И при чём здесь боги?
        - Ты ещё ничего не понял? - он снова попытался рассмеяться, но вышел лишь кровавый хрип. - Как только Госпожа займёт трон, то уничтожить все молитвенники и храмы. Нынешним богам перестанут возносить почести и дары. Им ничего не останется, как спуститься на землю, чтобы покарать Её.
        - Так себе идейка.
        - Не глупи, парень. Госпожа давно всё продумала. Как только мору прорвутся, их уже ничто не остановит. Даже богами придётся несладко. Начнётся кровавая война, где ваны попросту перестанут существовать, как вид?
        - Серьёзно? То есть Акума уничтожит всех и превратит в таких, как ты или подобных ёкай?
        - А что в этом плохого? Сперва наш остров, а потом и вся Империя! Ты не представляешь, какие силы приносит служение ей!
        После этих слов по его телу пробежала крупная дрожь. Из разорванного бока вырвалось сразу две паучьих лапы. А на лице проступили серые чешуйки. Рот превратился в клыкастую ухмыляющуюся пасть.
        - Даже знать не хочу, - я приготовился к тому, что тварь может напасть, но ждал. Мне нужна была информация. Хотя бы крупица того, как можно совладать с демонессой. - Но ты не ответил про Ямадзаки. Он тоже такой же выродок?
        - Нет, - прошипел монстр. - старик Арэта пока ещё жив. Но верно служит нашей Госпоже. Он нашёл кристаллы рики, необходимые для превращения ванов в чудовищ. Я же находил никчёмные отбросы общества, которые и получали завидную роль в новой армии демонов.
        - Нет, эта участь незавидна.
        - Не тебе судить, подкидыш, - из открытой пасти сочилась зловонная слюна. - Госпожа научила нас работать с кристаллами. У Ямадзаки нашлось много хороших магов, которые помогали нам. Остроги, которые ты так ищешь, уже пусты. Монстры вышли на свободу и ждут только моей отмашки. Жаль, что не все они оказались послушны, большая часть сходила с ума и становилась бесконтрольной. Таких приходилось убивать на месте или отсылать к вам, - зашёлся мерзким смехом.
        Стоило отметить, что регенерация Изао проходила весьма быстро. Наверное, надо было убить его минуту назад, когда он был совсем беззащитен. Но как тогда я узнаю об их плане?
        - Вам не победить, - усмехнулся я. - Даже если Акума прорвётся на материк, боги не позволят убивать ванов. Когда они спустятся, от вас мокрого места не останется.
        - Аха-ха! - Изао запрокинул голову и жутко засмеялся.
        А в следующее мгновение послышался треск разрываемой плоти, и следом за этим его тело взорвалось кровавыми ошмётками, а на его месте появился огромный волосатый паук. Он походил на джёрё, но в отличие от арахнидок выглядел омерзительно. Огромные лапы, покрытые плешивой растительностью, пробили деревянные половицы. Вместо рук, четыре многосуставчатых когтя, извивающихся, подобно щупальцам. А лицо уже давно превратилось в хищную морду.
        - Ошибаешься, Тсукико, - злобно произнёс монстр. - Акума только этого и ждёт. Ведь когда она принесёт в жертву ванов, сможет призвать отца обратно на землю. А вместе с ним придут и остальные демоны. И я буду в первых рядах!
        Чудище бросилось на меня, ударив сразу несколькими когтями. Я отмахнулся, выпустив из меча магическую линию, но паук умудрился отскочить. Снова ударил, промахнулся и отступил к лежавшему у стены сыну. Мне следовало бить, но я не смог, ведь тогда пострадает Сэнго. Как бы противен мне не был клан Ватанабэ, ранить парня совсем не хотелось.
        - Ты слаб, подкидыш, - продолжал Изао с мерзкой ухмылкой, цокая лапами по полу. - Не старайся, тебе не победить. Прямо сейчас Ямадзаки собирает армию около ваших границ. Госпожа готовится выпустить мору из гор. А ты сражаешься за сотни дзё от дома. Как спасёшь собственный клан, если находишься здесь?
        - Вы всё спланировали, - прошипел я от злости. - Специально выманили меня сюда? Дали то, что я искал, ещё и Усао подставили?
        - Верно, мальчишка, - довольно зарычал монстр. - Усао был приманкой, но погиб не напрасно. Придумать это было несложно, учитывая его тягу к бывшей жене. А твоя тётушка была очень на неё похожа.
        Я зло прищурился. Хотелось разрубить эту тварь напополам, но мне просто необходимо всё узнать, чтобы остановить вторжение.
        - Не смей произносить её имя.
        - О, так слухи не врут. Вас, действительно, что-то связывало?
        Отвечать на такие вопросы я не собирался. Откуда он это знает? Может быть, от демонессы. Уверен, для подобного у неё достаточно сил.
        - Это вы убили Иллию?
        - А ты смышлёный, - Изао взмахнул передними конечностями, будто хотел поаплодировать, но с такими лапами ничего не вышло. - Да, Усао, как ты, стал мягкотелым, когда появилась женщина. Пришлось лишить его этого, чтобы вернуть прежнего капитана. А потом сложилось весьма удачное стечение обстоятельств. Нам требовалось выманить тебя, и мы лишь подтолкнули его к твоей тётушке.
        - То же самое ты сделал и с родным сыном? Подтолкнул его к Ай, чтобы спровоцировать драку? - под ногой попался окровавленный кусок Дэйсьюка, и я его пнул в направлении противника. - Что ж, посмотри, во что превращаются такие подачки.
        - Тварь! - взревел Изао и вновь бросился в бой.
        Но на этот раз я не стал терять время. Если всё, что он говорил, правда, то сейчас я необходим дома, пока не началось полномасштабное вторжение.
        Монстр одновременно ударил в меня всеми извивающимися когтями. Но за мгновение до этого я исчез из его поля зрения. Тяжёлый удар обрушился на то самое место, где я стоял секунду назад, разбив пол на мелкие кусочки. К потолку взметнулся столб пыли, но я уже стоял там, где и планировал. Прямо в воздухе над головой противника.
        - Умри, - только и произнёс я, ударив мечом.
        Острые клинок вонзился в плоть и легко разрубил тело монстра пополам. Ещё пару мгновений паукообразные Изао стоял на месте, а через миг распался на правую и левую части.
        Прошло немного времени, прежде чем я понял, что могу свободно дышать. Боль в глубокой ране напомнила, что я всё ещё человек. А вонь от трупа призрака (как бы глупо это ни звучало) резануло нос и глаза. Я скривился и упал на колени. На меня будто навалилась вся тяжесть прожитых дней. Хотелось просто рухнуть лицом вперёд и забыться в сладком сне. Но на отдых не было времени.
        И только тогда я понял, что вокруг повисла звенящая тишина. Во дворе не слышно криков воинов и рёва монстров. Никто не шепчет в голове, но напряжение от этого только усиливалось.
        - Тсукико?! - женский крик разорвал тишину, словно нож у горла. В пагоду вбежала Саратэ, а следом за ней вошла троица воинов во главе с бородатым капитаном. Видимо, это все, кто остался жив. - Как ты?
        Рогатая женщина опустилась на колени рядом и приложила ладони к моей ране.
        - Пока жив, - пробормотал я и посмотрел на остальных. - Что снаружи, Куске?
        Капитан таращился на огромного разрубленного паука, и не мог вымолвить ни слова.
        - Куске?! - уже громче позвал его я.
        Тот вздрогнул и обернулся на мой крик.
        - Они все замерли, словно превратились в статуи, - пробормотал он, зажимая окровавленный бок. - А потом принялись отступать, прячась от нас подальше.
        В этот момент в стороне послышался шорох. Я повернулся и тут же скривился от очередного приступа боли.
        - Не крутись, - пробормотала Саратэ. - Иначе ничего не получится. А там просто Ватанабэ-сан проснулся.
        Сэнго приоткрыл один глаз и посмотрел на нас.
        - Что произошло? - прошептал он.
        - Господин! - воскликнул капитан и вместе с воинами бросились к нему.
        И стоило им оказаться рядом с парнем, как Саратэ настороженно вскинула голову и распахнула глаза, в которых я увидел ужас.
        - Она здесь, - прошептала женщина. - Моя сест…
        Хруст костей не позволил ей закончить фразу. Из груди рогатой наложницы вырвался острый коготь, ударивший и меня. Пробить костюм не смог, но попал точно в незащищённую часть. Там, где до этого пронзил меня Изао. Я вскрикнул от боли, но ухватиться за коготь не смог, так как он резко взметнулся к потолку, под которым парила… Акума.
        - Не смей называть меня сестрой, - произнесла та голосом, полным гнева, - грязная полукровка.
        С этими словами отбросила Саратэ в сторону. Женщина ударилась о стену и упала на пол безвольной куклой.
        Акума была обнажена. Но голове тело не вызывало желания, наоборот, меня тошнило от неё. Красная чешуйчатая кожа, небольшие груди с кольцами, пронзавшие соски. Четыре рога, растущих изо лба. Три пару длинных паучих лап, таких же, как и у приспешников, но у неё они росли из спины. Когтистые пальцы на руках и ногах. А лицо уродовала гримаса ненависти.
        - Что же касается тебя, Тсукико, - демонесса повернула голову. - Идём со мной. И я помогу тебе разобраться со лживыми богами.
        Я покосился на тело Саратэ, лежащей в луже собственной крови.
        - Пошла к чёрту, тварь, - прошипел я и сжал рукоять меча.
        - Так тому и быть, - кивнула Акума с брезгливым взглядом, а в следующее мгновение взлетела вверх, пробив потолок.
        И только пыль, кружащаяся в воздухе, да тело бывшей наложницы напоминало о присутствии дочери демона.
        Эпилог
        - И как это понимать?!
        Грубый голос Верховного заставил Канон вздрогнуть.
        Богиня милосердия стояла в своём основном обличие маленькой старушки, вот только такие уловки не работали со старшим братом. Они находились на балконе его дворца. Он стоял у самого края и смотрел на проплывающие мимо острова, где изредка мелькали души ванов.
        - Брат, - робко начала Канон. - Что именно…
        - Не надо! - гаркнул он и резко развернулся к ней, пронзив грозным взглядом. - Не надо лукавить, сестра. Ты прекрасно знаешь, о чём и о ком я говорю.
        - Эмма…
        - Не смей произносить моё имя!
        От его ярости содрогнулась земля, а на богиню навалилась невидимая сила, заставив рухнуть на колени.
        - Простите, Верховный, - прошептала та. - Этого не повторится.
        - Почему? - Эмма ослабил давление, но не отпускал сестру до конца. - Тсукико был здесь и не раз. Почему ты не рассказала мне об этом?
        - Я… боялась вашего гнева, господин.
        - Правильно, - усмехнулся тот и тут же нахмурился. - Но это не ответ! Зачем тебе этот парень? Играешь за моей спиной?!
        - Никак нет, господин. Наоборот, стараюсь вам помочь.
        - Да неужели? Интересно, каким образом?
        - Я знаю правду про нашего Отца и Фуцунуси, - Канон удалось поднять голову и посмотреть брату прямо в глаза. - Ведь это не он убил Верховного, а ты.
        Эмма не повёл и бровью, хотя внутри в тот момент что-то ёкнуло.
        - Ты не веришь моим словам? Думаешь, я стал бы врать? Тебя там не было. Я собственными глазами видел, как Фуцунуси пронзил сердце Отца!
        - Да, - кивнула та. - Я слышала об этом. Но ты забываешь, что и я тоже непростая богиня.
        С этими словами она легко поднялась, при этом превращаясь в обворожительную брюнетку. Канон медленно подошла к поражённому брату и провела ладонью по блестящим латам.
        - Однако, как уже сказала, я хочу помочь тебе, - заглянула ему в глаза, включив всё свою обаяние. - Приглашая сюда парня, я смогу выманить его родителей. Фуцунуси и Цукиёми наблюдают за сыном. Даже частенько помогают. Скажи, брат, что смог выведать твой посланник, Сусаноо? Что он дал для нашего дела?
        - Нашего?
        - Конечно. Я уважаю силу, а именно её ты и показал. Подставил брата, сверг Отца. По-моему, для подобного поступка требуется немалая храбрость. Этим ты меня и покорил, - Канон привстала на носочки и обвила его руками за шею. - И я буду с тобой до конца. Если доверишься.

* * *
        Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги??:
        Ищущий да обрящет!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к