Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Обещание не тому Марго Федоренко

        ОБЕЩАНИЕ НЕ ТОМУ
      
        ОПИСАНИЕ: Не делай добра - не прилетит пуля в доб.

        1 часть

        Х
        одит по миру пословица: "Не делай добра - не получишь зла". Я бы перефразировал это высказывание: "Не делай добра - не прилетит пуля в лоб".
        Я выбрался из стеклянной бронированной темницы, где меня любезно разместили. Хэх, нельзя меня сажать под кодовые замки и вообще - электрически питаемые. Промчался по коридору резко тормозившего поезда. Поэтому меня заносило, попутно я оглушал вооружённых бойцов. И каждый норовил угостить или пулей, или колюще-режущим предметом.
        Когда я увидел в проеме покореженных дверей Илью, сражающегося с охотником на фей, и заплаканную Эссиль, - одна мысль клокотала в моем мозгу: "Только бы успеть!" И я успел - схлопотать пулю в лоб, холодный блеск, уже угасающие отзвуки выстрела, надрывный крик Эссиль и взрыв жгучей боли у меня в голове - последнее, что сопровождало меня при погружении в океан мрака. А так ладненько все начиналось…
        Мы с Илюхой жили в загородном доме. Подальше от людей. А то, оказывается, мы на них плохо влияем. В буквальном смысле, поскольку сердец у нас нет - есть только цефферат , который излучает особую энергию, влияющую на все живые организмы. Я люблю этот дом. Он не самый большой, но в нем всё равно ощущаешь себя свободным. Два этажа. Кухня, коридор, санузел комнаты на всех этажах. Плюс балкон и веранда. В доме светло и уютно пахнет деревом, свежестью зелени. А в окна пробиваются лучи солнца. Из мебели всё необходимое, ничего лишнего.
        На столе, за которым я работал в данный момент, находился ноутбук, принтер с факсом и всякие бумаги, собранные в ровную стопку. Я был погружен делами своего дистрикта, чтобы как-то отвлечь себя от грустных мыслей. А посеяло эти самые грустные мысли резкое исчезновение Тани. Ну как исчезновение? Она просто сбежала со своим мужем, испугавшись той нечисти, что жила по соседству (это о нас). А ведь я успел неосмотрительно привязаться к ней. Меня расстраивала не её реакция (это был предсказуемый финал нашей дружбы). Эх, всё ерунда! Но эта ерунда заставляет мою сущность трепетать, содрогаясь от боли и обиды. У всех есть пара в этом мире. Только пришельцы вроде меня не удостоены чести обрести ее. Не то чтобы я сел на подоконник и, размазывая сопли, рыдаю по этому поводу, как четырнадцатилетняя школьница. Я работаю, мне некогда впадать в депрессии. Лишь осознание того, что ты никогда не обретёшь пару, немного отравляет жизнь. Нельзя унывать! Как бы туго не было, нужно держаться. Вот и я занялся делами дистрикта : рано утром поехал на встречу, помирил тех, рассудил этих, разрешил то или запретил это, ещё
при доме имеется огород, за которым я старательно ухаживаю. И вроде справляюсь. Илья не верит мне, говорит, что я совсем поник. Как так?
        Илья присел мне на уши с темой: сам виноват, нечего привязываться к смертным - они буки. Наивный! Он думал, что я внемлю его мудрому слову. А я тем временем слушал музыку в наушниках. Под песню Nightwish "Wish I Had an Angel" на электронный адрес пришло пись¬мо. Его появление отозвалось звуковым сигналом. Я немедленно приступил к прочтению.
        Писал наш с Ильей общий приятель. Он был Хозяином дистрикта, находящегося к северо-западу от нас и окружённого смешаным лесом. Сам Хозяин принадлежал к расе фей. Он писал, что пропала его единственная дочь. Я начал вспоминать все, что знаю об Аэлле из благословенного дома. Власть ему пришлось взять в довольно-таки юном возрасте, потому как его отца Брандэла убил собственный брат Вильхерд, чтоб занять трон. Но этот коварный фейри не рассчитывал, что юный принц, окажется достаточно сильным духом, плюс его будут поддерживать двое дракари . Ну а что? Брандэл был добродушным стариком, который помог нам с Ильёй, когда мы в этом нуждались. И нашим долгом стало защитить законного наследника и утвердить его права на власть. Сколько сил и нервов нам стоило убрать Вильхерда. Он хорошо подготовился к государственному перевороту и пустил корни предательства и лжи глубоко по дистрикту. Тем не менее, дело завершилось нашей победой. Вильхерду пришлось в знак покаяния лишиться головы. А не надо к Илье из-за спины подкрадываться!
        Потом были долгое восстановление мира и коронация. Аэлл встретил свою женщину, и мы отгуляли свадьбу. Через сто лет счастливого брака родилась прекрасная Эссиль, но жена скончалась при тяжелых родах. Аэлл долго не мог прийти в себя от горя. Единственным утешением стала дочь. Безутешный вдовец питал семя своей любовью и заботой, чтобы оно превратилось в прекрасный цветок. А теперь и этого лучика света во мраке печали не стало. Я даже не возьмусь примерять на себя всю степень отчаяния отца, потерявшего дочь.
        Я решил для верности связаться с ним по скайпу, чтобы уточнить при каких обсто-ятельствах пропала принцесса. Характерный для скайпа сигнал - и в маленьком окошке я на экране ноута я вижу уставшее лицо старого знакомого.
        - Приветствую, Хозяин северо-западного дистрикта! - поздоровался я.
        - И тебе привет, Эрик. К чему весь этот официоз? Ты лучше скажи, возьмёшься найти ее? - решил сразу обойти все нудные церемонии Аэлл. В его глазах даже через хо-лодный экран монитора сквозило отчаяние. Да и его спешка только подтверждала это. На меня смотрел красивый мужчина на вид лет так под сорок -сорок пять, с ярко выраженны-ми скулами, белой кожей, на подбородке его была ямочка, нос тонкий и немного с гор-бинкой, глаза глубоко посажены и смотрели из-под широких бровей. Уши имели заост-ренные длинные кончики и забавно торчали из-под волос. Светло-русые волосы были заплетены в замысловатые косички.
        - А почему бы Вам не поручить это важное задание кому-то из ваших лучших воинов?
        Действительно странно, почему Хозяин одного дистрикта просит найти дочурку другого, пусть они и знакомы триста лет. У Аэлла целый отряд лучших из лучших ловчих: есть и хранители, и воины. Нет, я, конечно, силён во многих аспектах, но в открытый бой стараюсь не лезть. Да, я ловкий, но не самый сильный, а ещё у меня куча слабостей, которых у того же Ильи нет.
        Аэлл как-то напрягся, даже лоб покрылся морщинами. После паузы всё-таки выму-чил из себя ответ.
        - Ну-с… Они не могут ее найти!
        Теперь я замолчал. В моей голове сейчас активно шевелились мысли и мешали тараканам спокойно дремать. Как?! Как профессиональные ловчие фейри, которые могут иголку не то что в стоге сена, а в котловане, засыпанном сеном до верха, найти. Не смогли отыскать принцессу? Тараканы, взбудораженные мыслями, тоже запротестовали. Теперь я понимаю суть запинки Аэлла: не каждый Хозяин дистрикта признает в голос, что его окружают идиоты. Ну, признание проблемы означает наполовину её решение. Я почесал висок и на этот раз еле вымучил фразу:
        - А как случилось, что она пропала?
        - Она поехала с фрейлинами из дворца на местный пруд. А карета долго не воз-вращалась. Мои фейри послали за ней. На пруду были следы боя. Фрейлины и охрана ле-жали все без сознания, обожжённые, как при соприкосновении с железом, но, слава Луне, живые: - В голосе старого фейри было столько боли! Все мое естество сжалось под ее тя-жестью. Ведь я тоже любил Эссиль, ведь я помнил её ещё крохой. А теперь что выходило? На её эскорт напали, а её похитили?
        Я посмотрел на стоявшее возле моего ноутбука фото, где были улыбающаяся девчушка - самая прекрасная нимфа из всех, и хмурый… нет, на удивление, не Илья, а я:
        - Может её похитили ради выкупа? - предположил я.
        Так как Илья и Аэлл в тот день отправились решать важные государственные вопросы, меня оставили с Эссиль, потому, что девочка нянек не признавала, а только меня к себе подпускала и позволяла с ней нянчиться. Да, я был недовольный внешне, но это самый лучший день за всё моё существование, я словно вернул то время, когда моя родина была цела. И мы с моей суженой (не успели родиться - а наши шустрые отцы сосватали нас) носились по изумрудному саду, играли в свои детские беззаботные игры. Я чувствовал аромат здешних цветов, почти слышал ее заливистый смех. И моя сущность наполнилась теплом.
        - Нет, похитители не связывались с нами, - голос Аэлла звучал, как-то резко и сухо.
        - Тогда зачем она им? И кто это может быть? - логично пришел к вопросам я.
        Утомленный событиями, Аэлл потёр переносицу:
        - В том-то и соль, что никто не знает.
        - Всмотревшись внимательнее в экран монитора я предположил:
        - Хм… Может, это твои враги?
        - Не знаю, - обреченно отозвался он.
        Я его понимаю. Если цель была вовсе не потребовать выкуп или как-то воздействовать на Аэлла через дочь, значит, её либо убили, чтоб досадить отцу, или... Стоп! Кажется, не зря разбудил тараканов - они-то начали находить среди барахла блуждающего по сознанию, путные идеи. В другой вкладке на ноутбуке я открыл одну программу, созданную мной, а именно - по отслежке охотников на "нечисть" в целом, и всякие кланы, охотящиеся на фей или как-то использующие этот народ в своих целях.
        Мною, конечно, был собран архив. В принципе эта программа подберёт информацию под любой критерий. Главное - правильно задать параметры поиска. Это я и сделал. Программа услужливо выдала, что территорию дистрикта Аэлла пересекали представители одного клана. Я с ними знаком, поэтому бдительно отслеживаю их перемещение. Первый раз мы столкнулись с людьми из этого морально-нравственного дурдома ещё в начале Средневековья. Тогда только началось гонения фей, причём, страдали все виды, в том числе и дистрикт Аэлла. По всему западу жгли людей, чаще всего девушек, и не всегда ведьм. Пришлось собрать группу для спасения этих несчастных. В нее входили: Илья, я и ещё парочка фейри. Идейность группы была проста но, вместе с тем, сложна для претворения в жизнь. Одного товарища мы потеряли. При этих воспоминаниях что-то сдавило внутри. Компенсацией нашей потери может служить то, что мы многим помогли и хорошо насолили этим святошам в балахонах.
        - Аэлл, ты не мог бы поручить своим людям прислать мне списки всех, кто приез-жал в твой дистрикт за сутки-трое до исчезновения Эссиль?
        Аэлл выпрямил спину, от моих слов весь собрался и даже как-то взбодрился:
        - Ты берешься за это дело? - он так пронзительно на меня посмотрел, что гуманнее было бы ему пустить пулю в лоб, чем сказать ужасное слово "нет". Да и как я мог отка-заться? Это уже дело чести!
        На миг я отвлекся от окна с программой, что бы взглянуть в окно скайпа,
        - Да! Пришли мне в ближайший час списки.
        Аэлл почему-то растерялся:
        - А может, я тебе гонца пришлю? - в его глазах было столько доверительной наивности, что злиться и раздражаться невозможно. Фейри - дети природы, это факт. Но, увы! Материальные блага им чужды. Когда впервые я установил скайп и в его окошке показался этот фейри, он спрятался за спинку кресла с воплем: "Этот адский механизм смотрит на меня!". Я пытался научить упрямого хиппи обращению с компьютером. Удачно, но наполовину. Вы не представляете, каких нервов мне это стоило! Я хотел не то что выть после первого урока - у меня появилось желание покусать столь пугливого друга. А Илюха еще подначивал, гад!
        - Нет, гонец - это долго. У тебя вроде в штате был человек, пардон, фейри - специ-алист по компьютерным технологиям. Поручи ему прислать на мой эмэйл список, - я так подозреваю, именно этот фейри мне прислал сообщение. Аэлл научиться-то научился, а бояться "чёрного ока бездны" не перестал. Ведь чуть ли не за километр от монитора си-дит, как будто из него искры огня брызжут.
        - Хорошо, я ему скажу. А эмэйл это… где? - озадачился Аэлл. Вот и мне интерес-но, где живут эмэйлики? Рука -лицо и скрип клыков!
        - Я жду список и приступаю к работе.

        2 часть

        Вы не представляете, каких усилий мне стоило просто не заржать. Да только переживание за дорогую цефферату фейри не давало расслабиться. Видеоконференция была окончена.
        - И что ты будешь делать? - позади меня стоял Илья, всё это время наблюдавший за нашим общением.
        - Ждать пока скинут базу данных, забью имена в фильтр, получу результат - и смогу узнать, кто за всем этим стоит, а потом уже где наша фейри.
        Илья хмыкнул. Скептик… Как бы вам описать Илью? На ум приходят только ругательства. По крайней мере, пока. Он выше меня ростом на целую голову, на вид лет двадцать пять -двадцать восемь. Атлетического телосложения, хотя какое оно может быть, если всю жизнь провел в сражениях? Смуглая кожа, чёрные волосы, сплетённые в косу, черты прекрасного лица больше азиатского типа, чёрные брови нахмурены, миндалевидные, чуть раскосые, глаза прищурены, и в них играют искры иронии, а тонкие губы растянуты в ухмылке. По типу характера флегматик, которого лучше не злить. Кстати о злости. Надо подметить, что я вспомнил, почему именно нам предстоит разыскать Эссиль, а всё потому…
        - Но зачем тебе база данных? Даже если ты получишь имена и фамилии, - они точно ненастоящие! - сбил меня с мысли Илья.
        - Да, имена и фамилии липовые, но моя программа даже по таким данным находит нужных людей. Например, у одного охотника на фей может быть до сорока вымышленных имён, и все они есть в базе программы, по ним выйдем на настоящие имя и фамилию этой личности, - пытался втолковать я другу, но Илья, как и Аэлл, не признаёт технологий. Хоть не шарахается от "ока Саурона", но особой симпатии к компьютеру не испытывает. У него нет смартфона, он предпочтет огнестрельному оружию старую добрую катану. Это я больше огнестрельное оружие люблю и компьютеры, и, кстати, единственный, кто ими пользуется в этом доме.
        - А дальше что? Ну, узнаешь имена похитителей. Что это тебе даст? - не отставал тот.
        - А через мелких сошек можно выйти на рыбу покрупнее. Наверняка у любой организации, занимающейся изничтожением "нечисти", есть свои базы. В одной из них Эссиль и держат, - логично заключил я.
        - Да? Думаешь, ты самый умный? А ловчие это за тебя не сделали? - иронично хмыкнул Илья, опираясь спиной о стену, и скрестив руки на груди, а чёрная коса упала на грудь, перекинувшись через плечо.
        - Да, но они не я! Могли что-то упустить. Проверить всё равно не мешает, - не унимался я, - А что теперь? Сидеть сложа руки? Или метаться бесцельно в разных направлениях?
        Вскоре я дождался так желанного мною списка, точнее сказать, целой базы данных с описанием прибывших. Хм, даже есть биометрические данные. Хорошо, что есть с чем работать.
        - Файер трехт! Вот это списочек! - заглянув через моё плечо в монитор ноута, выпалил мой друг, - да ты вечность будешь возиться с этим бесполезным набором букв и цифр! - его глаза расширились от удивления, а брови полезли вверх.
        - Спорим? - оглянулся я, воодушевленный.
        - Хэх, спорим, только на что? - не таил иронии мой товарищ, которой хватило б на роту солдат.
        - Давай так, если моя правда будет ты… - я помолчал, хотелось придумать что-то веселое и неординарное. - Придумал! Поцелуешь того без пяти минут человека-сито, который посмел похитить Эссиль. Прежде чем убьешь его конечно, - просиял я, щёлкнув пальцами.
        - И долго ты над этим думал? Когда научишься относиться к жизни серьёзно? - вздохнул Илья и посмотрел в окно, а потом на меня.
        - А когда ты научишься находить в жизни приятные моменты?
        Я понимаю, данная ситуация не повод для веселья. Может моя выдумка пахнет маразмом. Только когда-то дал себе слово: как бы жизнь не втаптывала своим тяжелым ботинком меня мордой в грязь - я не буду унывать. Если бы не эта философия, я давно попытался бы свести счёты с жизнью. Когда-то было потеряно все: семья, дом, планета. Может, это безграничное всепоглощающее горе немного пошатнуло мою психику, оттого мне на ум приходит всякая ересь. С другой стороны, потерявшему всё больше нечего терять:
        - Или ты испугался? - я решил подтрунить над Ильёй.
        - Нет, почему же? Хорошо. Будь по твоему, но учти, если ты проиграешь, то сам будешь целовать этого охотника, хотя я ему сочувствую, - мой друг не забыл уколоть меня в ответ на подтрунивание.
        А интересно, как Илья справляется? Он так же потерял дом и жену, и родину. Наверное, его едкость и напускное спокойствие - это вершина айсберга, скрывающая нечто ужасное, покрытое множеством рубцов. Мы забили пари. На всё мне дали время до полуночи. Наивный! Фаер трехт! Самоуверенность чуть меня не загубила. Уже жаркое солнце упало за горизонт и вечер вступил в свои права, а программа все ещё не выдавала результата. Да и Илья не упускал возможности подколоть меня. Ему только дай повод показать, насколько эти новые технологии ущербны, что надеяться на них не стоит, ибо в нужный момент подведут. Как не хотелось проигрывать!

        3 часть

        Когда часы показали двадцать три часа и тридцать минут, всё было решено. Программа выдала результат: а значит, кому-то придется выполнять обязанности проигравшего пари, и это не мне. Меня распирало от ласкающего мозг злорадства. А Илья, напротив, морщил нос и ворчал.
        Полно о глупостях, вернёмся к нашему делу. По результату выходило, что дистрикт Аэлла в последнее время посещали на удивление немногие охотники на фей. Вот повезло! И то это были представители одного клана. А вот теперь везение закончилось, так как этот клан нещадно изничтожал фей. И мне страшно подумать, что будет с Эссиль. Я прошелестел всю подноготную этого клана, его финансовые дела. Подобрал подходящую недвижимость, где могут удерживать принцессу. Благо, в современном мире невозможно утаить информацию, особенно в сети и особенно касающуюся финансирования.
        Я немедленно связался с Аэллом через видеосвязь и сообщил, что удалось узнать. Меньше всего я хотел расстроить старого друга, но он так ждал хоть какой-то информации о судьбе его дочери или о том, кто ее похитил, и не рассказать о том, что я узнал, было бы преступлением. Но, как оказалось, Илья, к моей досаде, был прав: ищейки Аэлла нашли то же, что и я. И даже проверили не одно здание, принадлежавшее клану. Находили лишь стандартные офисы, заброшенные здания или… ловушку! В одном из помещений установили взрывчатку, напичканную дробью и, когда ищейки проникли в дом, их ждал стальной привет. Надо ли говорить, что стало с этими благородными фейри после мощного взрыва со шрапнелью? Аэлл потерял лучших бойцов, и эта утрата вечно будет терзать его душу.
        Мне стоило немалых усилий не дать Аэллу совсем скукситься.
        ; ; ;
        Я не унывал. Если нельзя было найти Эссиль через материальный мир, будем искать через "тонкий". К тому же у меня было такое преимущество, которым не обладал Аэлл, - Илья. Илья - дайго, а у них свои способности, характерные для их вида. Да, фейри умели по ауре находить любого, но от этого умения не зависело, поедят ли они или нет. А вот дайго питались тем, что находили, поэтому эволюция одарила их самым мощным "радаром" для поиска добычи. Для них искать кого-то по видимому им следу от ауры было так естественно, как для человека дышать, они делали это бессознательно. Если фейри не могли видеть и чувствовать сквозь металл, то у дайго таких проблем не существовало.
        - И толку? Ты просидел за этой железякой столько времени - а результат нулевой, - не забыл напомнить о своей неприязни к технике Илья. Я как раз закончил разговор с Аэллом.
        - Да, ладно! Если бы всё было так легко, то Аэлл не обратился бы к нам! Думаю, он и рассчитывал, что я попрошу тебя воспользоваться своим умением, - парировал я.
        Илья был одет сейчас просто, в свободные футболку и шорты чёрного цвета. Футболку он немного испачкал, работая на огороде. Ещё у него была привычка ходить босиком. И я его понимаю: ведь через босые ноги лучше ощущаешь энергию земли. Он задумчиво нахмурил брови:
        - А почему он сам меня это не попросил сделать?
        - Потому что, хотя он наш друг, но ты не его подчиненный, а мой. По крайней мере, все так считают, - и я невольно улыбнулся этому утверждению.
        На самом деле дайго нельзя управлять или подчинять. Иначе это плачевно закончится для того, кто на это осмелится. Другое дело, если дайго искренне привязан к этому существу, тогда он будет для него делать все что угодно и искать кого угодно, хоть в ядре земном. Я не знаю свою истинную значимость для этого безэмоционального типа, но то, что я могу дать ему любое поручение и не бояться быть съеденным за это - факт.
        - Так ты поищешь Эссиль для меня? - и я очаровательно улыбнулся ему во все клыки. Он приподнял одну бровь, с минуту посверлил меня взглядом, потом с выражением лица "ах, как ты меня достал!" отправился на второй этаж. Насколько я понимаю, Илье нужно уединение и высокая концентрация, чтоб найти Эссиль. Поэтому ему мешать не стоит.
        Вскоре Илья вернулся. На лице - выражение задумчивости. Что-то мне это не нравится.

        4 часть

        ; ; ;
        -Ну как помедитировал? - начал с шутки я. В ответ послышалось ворчание, я даже пару витиеватых ругательств различил! - Что всё так плохо? - теперь я нахмурил брови, как это любит делать Илья. Он начал ходить по комнате, заложив руку за спину.
        - Я нашел, где ее держат, - как-то отстранённо ответил он.
        - Так это же хорошо! - обрадовался я.
        - Да, но я не могу понять, где конкретно она находится! - возмутился Илья и развел руками.
        - Хм… опиши то место, где ты ее нашел? - призадумался я, почесав висок.
        - Она словно в движимой коробке из стали едет, - начал подбрасывать подсказки Илья.
        - В машине, что ли? - отправил я мысленный посыл тараканам, а они начали пинать мои мозги на предмет полезных мыслей. Не знаю, насколько полезно обнаруженное, но хоть что-то.
        - Нет! Эта коробка очень шумная и большая, - Илья прикрыл, глаза, словно описывая картину, что пред ними предстала.
        - Тогда это самолет? - Фаер трехт! Это всё похоже на людскую игру "Шарады"!
        - Нет, эта штуковина перемещается по тверди земной. - Даже умудрился обидеться Илья, что я такая тупня и его не понимаю.
        Шумная, большая коробка из стали, перемещающаяся по земле… Кажется, у моих тараканов паника, они впервые не знают, что делать. И я по-новому познал людское выражение "вынести мозг". Мой точно вынесли и больше не заносили.
        - Не знаю, поможет это или нет, но эта коробка поделена на сочленения, - дал подсказку этот пусть будет дайго, потому как ругаться нехорошо.
        Стоп! Кажется, мой мозг вернули на место, и я понял, о чем это чудо говорит.
        - Ты не поезд имеешь в виду? - на всякий случай я уточнил, правильно ли угадал.
        - Возможно, - пожал плечами уже приняв своё обычное пофигистское выражение лица Илья. Не знаю, что меня удержало на месте от попыток покусать его до полусмерти. Ах, знаю! Просто не было времени на выяснение отношений, а прибить Илью я и потом успею.
        Хотя, может, Илья не со зла. Принцип работы его дара я знаю. Понятно одно: после его применения на этого дайго нападает алекситимия - это побочный эффект от использования этих способностей, и чем дольше и интенсивнее они эксплуатируются, тем глубже поражается психика. За всё нужно платить, даже за способности, выработанные в ходе эволюции.
        Мне осталась самая малость - найти этот самый поезд. А что? Довольно-таки остроумно. Держать принцессу фей, которую будут искать везде, в постоянно передвигающемся и стальном составе. Мало того, поезд же ездит по рельсам, на минуточку - стальным рельсам. Это так же надёжно, как засунуть Эссиль в сейф! Конечно, мне пришлось попотеть, чтобы выудить из липовых названий фирм-однодневок ниточку, за которую стоит зацепиться, чтобы потом уже через нее выйти ещё на фирму-посредника, а через неё, наконец, на собственность, принадлежащую этому клану. Эти охотники на фей наложили лапы на депо, в пятидесятые годы построенное. Оно обанкротилось, так что сдали его за бесценок. И там было двадцать составов. Два из них попали в аварию и уже не подлежали восстановлению, но ведь осталось ещё восемнадцать. В котором из них держат в плену нашу принцессу?
        ; ; ;
        Я решил не строить догадок, ведь время поджимало. Поэтому решено было запросить у Аэлла фейри в подмогу. Мы просто прочешем одновременно все восемнадцать поездов. Илья, как бы не силился, не мог определить, в каком конкретно из составов была Эссиль, они для него все одинаковыми казались, и он не мог ничего выделить из описания, что помогло бы мне выбрать нужный поезд.
        Мы собираемся выезжать на встречу с фейри Аэлла. Взяли с собой оружие, патроны и даже взрывчатку, а Илья - свою любимую катану. Дайго оделся в футболку чёрного цвета, штаны свободного покроя и кожаный плащ, полы которого доходили ему икр. Просто под плащ удобно прятать ножны с катаной - вот Илья его и надел. Нэо из "Матрицы", блин! Длинные волосы он заплёл в косу. Обулся на этот раз он в удобные чёрные ботинки. Из оружия - катана, метательные ножи и злость.
        Я подошёл к зеркалу. На меня из зеркальной глади смотрел юноша лет семнадцати от роду не больше. Светлые, длинные немного вьющиеся волосы собраны в высокий хвост, только всё равно несколько прядей выбились. Светлые брови с изломом и ясные глаза, еще сохранившие блеск. Обычно мои глаза имеют цвет, присущий только дракари, а именно: радужка серебряная (иногда допустимы все оттенки золотого, а у моей сестры и невесты были изумрудные), а сам зрачок чёрный, по-кошачьи продолговатый. Чуткие уши необычной формы. Благородные черты лица, белая кожа. Я не могу загорать, как люди: нет необходимого для этого пигмента. Неопытный в познаниях анатомии человек может меня спутать с эльфом или вампиром, но я даже родства с ними не имею, кто бы и какие бы витиеватые теории не выдвигал. Мои уши помимо продолговатых кончиков, как у эльфов, имеют две мочки, а не одну. Да и более сложно устроены, это обусловлено местом проживания. Телосложение худощавое, но хорошо развитое. Иначе нельзя, когда тебя пытаются убить.
        Я надел обычную с виду, обтягивающую темно-бордовую кофту (она обладает свойствами не хуже, чем кольчуга и не воспламеняется), чёрные брюки, где много карманов, в которые можно складывать патроны и нужные вещи, и такого же цвета кожаную жилетку. Позже под ней я спрятал парную кобуру с двумя заряженными пистолетами. На брюках поблескивала серебром цепь. На руки надел перчатки из черной кожи. Решил обуться в армированные сапоги до колен, с голенищами на шнуровке и с тракторной подошвой.

        5 часть

        ; ; ;
        Мы ехали на встречу на пикапе Ильи, но в его кузове разместился мой байк. Потом я пересяду на него. Надо отдать должное Илье, он славно заботится о своей машине, в салоне чисто, он как новый, хотя машине много лет и нельзя назвать их самыми спокойными. Вот на том сиденье, где я сижу, можно мой ДНК поискать, ибо я не раз его своей кровью заливал. Илья вел машину ровно и ску-у-учно! Там, где был знак шестьдесят километров в час, мы так и ехали. Это стало истинной пыткой для моего непокорного нрава, ибо я привык носиться по трассе лихачом. Носиться и врезаться в каждый столб может каждый, а вот ездить и никого не задевать - это предел истинного мастерства. Этого я и добивался. Ни разу за все годы моих гонок по шоссе я не сбил и собаки. Все фонарные столбы целые, пострадала лишь одна машина ДПС, но тут они сами виноваты. Устремились за мной, когда только прошел дождь, машину занесло - и она улетела в кювет. Никто не пострадал. Результат - только шишки, синяки и пара намоченных штанов.
        Самое обидное, что за руль меня не пускали категорически, по крайней мере, за руль этого пикапа. И вот, пока мы доползли до центра города и я как-то привык к медленности езды, как вдруг… дорожный знак: превышение тридцати километров запрещено… Не-е-ет! Мое сознание начало содрогаться в жутком возмущении, даже тараканы ругались, подпрыгивая. Я пытался уговорить Илью ехать быстрее. Если не ради меня, то хотя ради Эссиль, она же в опасности. (Правда, я тоже! "Помогите! Дорожный маньяк!") Эти аргументы на него не действовали. Вот обозначено столько - мы и будем ехать - и всё тут! Я застонал от досады, как раненый зверь. А скрип моих клыков заглушал шум мотора пикапа. Но я знал, как достать Илью: врубил на всю мощность Радио Рокс. Там как раз звучала песенка AC DC "Дорога в Ад" - и стал подпевать. Хотя у меня были голос и слух, о них позабыл и начал так петь, словно их и не было вовсе. Илья нахмурился, насупился и злобно стал на меня коситься. Но терпел. Прекратить это безобразие он не смел, ибо это означало поражение в нашем импровизированном соревновании "достань попутчика". Вдобавок ко всему я
закинул ноги на торпеду, забыв напрочь о манерах. А что? Все ровно меня, кроме Ильи, никто не видит. Ему, значит, можно мне мозг извлекать из черепной коробки ме-е-едленой ездой, а мне его позлить нельзя? Во, теперь он скрипит клыками. И тут я выдал:
        - Может, заедем, клубничного мороженого возьмём? - И такое у меня по-детски трогательно-наивное выражение лица. Всё! Илья побледнел от злости, а руки его вцепились в несчастный руль до хруста костей.
        - Нет! - гаркнул он.
        - Жадина! - надул губы я и скрестил руки на груди. Но тут вспомнил о припасенной... шоколадке и с ликующим выражением лица достал её, родимую, из кармана брюк. Илья поднял глаза вверх, мол: "О, судьба! За что ты так со мной жестоко? Зачем ты мне послала мне этого идиота?!" - Молочный шоколад… Ой, он подтаял. Как плохо это - руки все будут в нём! И салон, - приговаривал я, облизываясь.
        - Ладно! Я прибавлю газу, а ты спрячь эту сладкую угрозу обратно туда, откуда вытащил, или я тебе сам ее засуну, поверь, отнюдь не в карман! - пламенно пообещал Илья. Да, может, со стороны покажется, что я веду себя как дитя малое. Это выгодная позиция. Ведь с детей спрос маленький. Как вы думаете, что сделал бы Илья за такое похабное отношение к его любимой машине, будь на моём месте кто-либо другой? Явно ничего хорошего. А меня Илья любит и относится как к очень взбалмошному ребенку. Этим грех не воспользоваться, ибо тупо молча ехать да ещё с черепашьей скоростью - скучно. А так веселее. Шоколадку я спрятал - доводить Илью до остервенения в мои планы не входило. Зато мы теперь ехали с ветерком.

        6 часть

        ; ; ;
        Тихая ночь спустилась на землю. Местом встречи с представителями Аэлла выбрали пересечение наших территорий. Пикап подъезжал к старому, давно заброшенному и поросшему мхом и кустарниками сахарному заводу. Его развалины то и дело после сильных дождей осыпались всё больше. Поэтому даже охотники за металлом не сунутся сюда. А значит, можно спокойно обсудить наши планы, тем более для фейри травмы головы не страшны. Шутка…
        Машина Ильи перебирала колесами обломки красного кирпича, когда подъехали к чёрной пасти, когда-то служившей парадным входом в здание, пикап остановился. Мы вышли, настороженно осмотрелись и прислушались. Я чувствовал в здании присутствие фейри и отсутствие посторонних. Это хорошо. Мы прошли внутрь этой раскидистой развалины. Пахло сыростью и мокрым цементом, а ещё крысами. Тут их, наверное, тьма. Только что они жрут? Из ближайшего от входа цеха слышались мужские голоса. Как мог понять, мужчины что-то рьяно обсуждали. Везде царила темень, но нас это не смущало, а когда вышли в освещенный прожекторами цех, глазам стало резко больно.
        - О! А вот Биба и Боба! - при виде нас обрадовано крикнул кто-то. И в голосе этом сквозила такая кислотная ирония, что хотелось принципиально найти гада и пустить ему пулю в лоб. Но, во-первых, убивать того, с кем работаешь, - дурной тон, а во-вторых, я ещё не привык к свету и не смогу нормально прицелиться.
        - И тебе привет, Синаэль! - бесстрастно ответил Илья. Синаэль, значит? Знакомое имя. Где же я его слышал?
        И когда мои глаза перестал резать яркий свет, я посмотрел на обладателя едкого тона. Подле широкого стола, на котором развернули огромную карту, стоял худощавый, но жилистый парень под два метра ростом, двадцати -двадцати одного года, с белой кожей и длинными, по самый пояс волосами цвета ржавчины. Можно, конечно, более поэтичное сравнение придумать, но он меня так взбесил, так хватит с него и этого. Длинные, с острыми кончиками уши и большие глаза выдавали в нем фейри. А одет он как-то не по теме, как мне показалось. Мы идем на бой с врагами фейри, а он вырядился, как на дискотеку: атласная блузка со стоячим воротником цвета сапфира. Черные брюки, свободные от голени, распущенные длинные патлы. И никакого оружия! Синаэль прожигал нас своим колким, ироничным взглядом. А его тонкие губы скривились в такой противненькой улыбочке.
        - Аэлл, сказал, что выделит нам в помощь лучшего бойца. И кто из вас он? -я решил изображать ироничного кретина.
        - Я! - "скромно" ответил Синаэль. И даже обиделся. А стоящие позади него ребята даже переглянулись почему-то. Этот рыжик явно выбивался из общей массы: иные фейри явно знали, куда и зачем шли, были одеты, как бойцы спецназа. Не то, что это чудо.
        - Слушай, в последнюю нашу встречу во времена Средневековья, когда ты был одним из членов отряда, призванным спасать невинных от инквизиции, ты показал себя, мягко сказать, не очень. Так что советую сделать разворот на сто восемьдесят градусов и валить домой к маме, а не выделываться тут. - Я всё-таки вспомнил, где его видел. От моих слов он как-то даже ушами поник:
        - С тех времен многое изменилось! Я стал лучше! Так, что засунь свои советы, знаешь, куда? - гордо выпрямив стан, ответствовал Синаэль.
        - Напоминаю, для тех, кто страдает внезапными приступами склероза: уже погиб целый отряд фейри! - парировал я.
        - Поэтому я здесь! Мы отомстим за них! - не унимался этот рыжий нуб.
        Ругаться времени не было, посему мы сразу перешли к делу. Надо было правильно распределить оставшиеся восемнадцать составов среди присутствующих здесь, чтобы все их обыскать и не повстречать охотников на фей. Конечно, можно было сразу в депо накрыть "лавочку" этих убийц фейри, но я уже послал на разведку своего человека - и он доложил, что депо пустое и транспорт появится…да никто не скажет, когда. Посему только в дороге можно проверить составы на предмет присутствия в них принцессы. И нельзя по очереди обыскивать, ведь в каждом из них есть люди, верные клану, которые сообщат на другие поезда о нападении. Так что надо ударить единой организованной силой, чтобы времени скоординировать силы у врага не было. Только я не знал, что это будет настолько нервотрёпочно и долго! Потому что выяснилось, что Синаэль лучше Ильи (на минуточку: мой верный хранитель прошел не одну битву и успешно!) и иных, более опытных фейри, меня он вообще категорически не слышал и перебивал, чем чертовски бесил. Хотя меня раздражало не выпендрёжничество этого рыжего фейри, а то, что мы теряем бесценное время, которое можно уже
пустить на атаку. У этого Синаэля дар - превращать серьезные дела в фарс. Наверное, это редкая сверхспособность, которую почти нигде не встретишь, ведь ее носители - вымирающий вид по причине очень большой развитости этого дара и применения когда не надо.
        - И вообще, чего это вы двое тут командуете? - возмутился Синаэль, когда Илья начал предлагать логично выстроенный план действий.
        - А ты не перебивай старших, мальчик! - спокойно парировал Илья, не удостоив рыжего даже взглядом, чем немыслимо злил. Остальные фейри или терпели выходки этого выскочки, или ждали с нетерпением, когда у Ильи закончится доброе расположение духа и он случайно прибьёт этого типа. Ведь фейри не могут беспричинно убивать своих, а вот дайго - не фейри, поэтому могут уничтожать любого.
        - И вообще, ты бы не сотрясал воздух напрасно, а то вдруг случайно сорвется кирпич и угодит тебе в маковку. Здание ведь ветхое, - предупредил заботливо я и улыбнулся этому надоедливому фейри. Тот как-то подобрался весь, насторожил остроконечные ушки и выдал:
        - Ты мне угрожаешь? - и прищурил ясные очи.
        - Нет, что ты! Всего лишь хлопочу, чтобы с тобой ничего не случилось: несчастные случаи ведь именно в таких местах и бывают.
        Сказал я это, оказавшись позади взбалмошного фейри. Он отскочил от меня, будто его намеревалась ужалить ядовитая змея. Лишь легкий ветерок поднял огненные волосы Синаэля, затем они плавно заструились по его спине, а несколько прядей упали на ровную переносицу. Кирпичная крошка посыпалась его на макушку. А где-то скрипели старые балки и гремели цепи. Краем глаза я подметил, что его собратья хихикают в кулачки. Илья, как всегда, спокоен и собран.

        7 часть

        Мерцающая россыпь звёзд сверкала в чёрных небесах, а Луна-мать то являла лик свой бледный, то прятала, под вуаль из сизых туч. Серпантин тёмно-синей трассы то обнажался при свете луны, то исчезал. Дорога петляла по широкому полю. Лёгкий тёплый ветерок разносил запах лаванды, череды и полыни. Изредка пролетала летучая мышь в поисках пищи и ультратонким писком прощупывала округу на предмет съестной живности. Очередной виток трассы привёл к железнодорожным путям. Запищал сигнал, повествующий о присутствии за горизонтом поезда, шлагбаум опустился. И эти звуки казались такими чужими и громкими на фоне тихого спокойствия, царившего минуту назад. Даже писк летучей мыши не выделялся ничем из дивной гармонии царства ночи, а творение рук людских даже звуками разрушало и мешало природе, как и всё, построенное этой расой.
        Загудел поезд, возникший из черной ночной мглы. Фары его разорвали беспроглядную ткань темноты, колеса мерно стучали по рельсам, содрогающимся под тяжестью состава. За пультом управления этой змеевидной махины непрерывно находился машинист, смотрящий перед собой усталым взглядом. Этот поезд мог ехать на автопилоте, но пока в этом не было необходимости. Обычная ночь, праздное поле, ни души, города давно позади - это однообразие усыпляло машиниста, глаза которого то и дело слипались.
        Тут вдали что-то опасно заблестело. Машинист вмиг очнулся от липкой дремоты и засигналил. Зашипела прикреплённая к нагрудному карману рубахи рация. Искривлённый голос спрашивал, в чём дело. Мужчина про себя выругался, так что усы на его верхней губе зашевелились, и доложил, что что-то замаячило впереди. Машинист оказался заложником ситуации. У него была четкая инструкция ни при каких условиях не останавливать поезд: а вдруг там, впереди, застрял на путях какой-то несчастный? Может, машина сломалась. И что, сбивать его? Действительно, на рельсах просматривались очертания легковушки. Всё-таки по рации пришел приказ, расходящийся с инструкциями - остановиться. А люди клана проверят, что да как. Да, Игорь Петрович уже двадцать долгих лет служил машинистом в составе, принадлежавшем клану Михаила Змея-победителя. Этот клан ещё со времен Средневековья боролся со всякой мерзкой пакостью, живущей в тени Христа. И для Игоря Петровича было честью находиться рядом с такими выдающимися личностями.
        Сам поезд выглядел старым, поставленным на рельсы ещё в советские времена, но внутри был воплощением технической мысли с секретом.
        Поезд резко затормозил, лязг тормозов состава раскатился по округе. Включились прожектора, установленные на крыше по случаю ночных атак. Открылись створки автоматических стальных дверей. Вышли люди, одетые в бронежилеты и с касками на голове, похожие на бойцов спецназа. Они мерно и сосредоточено осматривали каждый сантиметр территории, обходя поезд и пробираясь к причине остановки. Люди то и дело переговаривались по рациям, были очень напряжены. Внутри поезда тоже были вооружённые до зубов бойцы, хорошо тренированные и готовые ко всему. Да и поезд, как сказано, был с сюрпризом: уйма датчиков движения, давления и температуры. Из укреплённого и способного выдержать артобстрел корпуса поезда выглядывали дула самонаводящихся орудий.
        Но в течение длительного времени ничего не происходило. Точнее сказать, бойцы перебежками приблизились к автомобилю, оставленному беспечным владельцем на рельсах. Самого хозяина в нём не было. Машину вдоль и поперек обследовали - никого. Странно. Но напряжение в воздухе не пропало, а усугубилось.
        Между тем и обитатели этой крепости на рельсах были обеспокоены. В пятом вагоне от головы состава находилась особая ценность, которую охраняли тщательнейшим образом. За бронированными дверьми на кодовом замке было купе, хорошо обставленное, почти как комната по размерам и виду. В нем находится прекрасная нимфа Эссиль. Стан её строен, как берёзка, талия осиная, ноги длинные и изящные. Сама рослая, но хрупкая, кожа белая, как взбитые сливки, и нежная, как лепестки лотоса. А янтарные волосы, налитые лучами солнца, сияют даже во тьме. Ах, какое лицо! Ангельское, так и хочется одарить поцелуем. Глаза большие и наивно-трогательные, с ворохом черных ресниц. Алые губы дрожат в напряжении. Розовое шёлковое платье обнимает нежный стан владелицы. Её имя Эссиль значит "дарованная утром". Чистого сердца нимфы не коснулись ненависть и зависть.
        Эссиль собиралась ложиться спать, когда поезд внезапно со скрежетом тормознул, и она чуть не упала с кровати. Потом, когда поезд все-таки остановился, девушка опустила босые ноги на холодный пол, собрала свалившиеся на лицо волосы назад, прокралась к двери и стала слушать, что же происходит в коридоре. А там слышен топот множества ног, крики и ругань. И чей-то гнусавый голос бранит тех безмозглых упырей, которые переезжают пути в неположенных местах, а потом из-за них происходят аварии. При чем тут упыри, наивная девушка не знала, но знала, что такое машина, хотя и жила в лесном Царстве фей, где не было подобного вида транспорта. Но "Буря надежды" (так фейри стали величать меня после битвы под "Священным Лесом" и "Мрачный дух" (Илья) приезжали на машине с открытым багажником, которую назвали пикапом.
        Эссиль подбежала к окну, чтобы хотя бы попытаться разглядеть "шоферов-упырей", но, к её досаде, ничего интересного увидеть ей не удалось. Можно бы попытаться сбежать, пока все отвлечены этим событием, но, увы! Двери купе были на кодовом замке, а код знал только глава клана. Эссиль вздохнула при воспоминании о своих крёстных. Увидит ли она нас? Она понимала, что её ищут. А кто усерднее? Хрупкая фея опять шумно выдохнула, и её большие глаза заблестели слезами. Нет, плакать нельзя, ведь она дала слово быть сильной! Её крёстный говорил: "Любые невзгоды нужно встречать с улыбкой на лице. Тогда они решат, что ты больной на голову и не будут тревожить!" Отгадайте-ка, кому такое в голову может прийти? Кажется, общий взвинченный настой и ей передался как эмпату, она начала нервничать, ходить туда-сюда.
        Её слух уловил тихий писк кодовой системы, которую уже успела выучить наизусть. У Эссиль был абсолютный музыкальный слух. И вот створки двери сами собой открылись, повинуясь автоматике. Нимфа ждала увидеть главу клана. Наверное, он решил навестить ее перед сном. Но принцесса увидела… меня. Удивлению её не было границ. Я же не стал долго стоять в дверях, привлекая тем самым внимание служителей клана, а молча схватил её за руку, стараясь не причинять боли, и потащил отсюда. Фаер трехт, как тут воняет специальной смесью из благовоний, направленной очищать дух людей и ослаблять "нечисть". Но меня этот удушливый запах раздражал. Ещё и Эссиль еле плелась, как сонный зомби. То ли она удивлена, то ли напугана - непонятно. Ещё приходилось в каждом тёмном закоулке прятаться от вооруженных обходчиков.
        Вот показался люк, ведущий на крышу, через него я и проник сюда. Я уже открыл его, помог Эссиль выбраться в его проём, потом сам запрыгнул, - и мы оказались на крыше, на свободе, подальше от этой душной коробки из стали. Только это был всего-навсего лишь план, построенный у меня в голове. На самом деле резкая боль вгрызлась в плечо. Я оглянулся: позади нас был этот… давайте я его пока буду называть мудаком. Ладно? Я знаю, это нелитературно, но мне реально больно! Не знаю, что за пули, но если даже дракари почувствовал всю их "прелесть", то, что будет с феей? Этот Мудак Иваныч выстрелил в меня из пистолета с глушителем. Как он в Эссиль не попал? В нос ударил запах пороховых газов и крови, ненавижу этот запах, такой слащаво-едкий. А потом почему-то перед глазами опустилась пелена черноты.
        Когда я опомнился, у меня было такое состояние, словно меня засунули в центрифугу и включили её на полную мощность. Тело не слушалось, реакции были хуже, чем у старика. Меня перетащили в вагон, переоборудованный в герметичную камеру с включающейся и выключающейся вентиляцией. А что, удобно: надоел тебе пленник, просто выруби вентиляцию. Проблема задохнется от углекислого газа.
        Я посмотрел на рану и понял, отчего меня, простите, плющит: пуля была с сюрпризом, такие из специального намоленного монахами металла делают, вырезают лазером на пуле заклинания, головку наполняют специальным веществом, которое при попадании в кровь вызывает заражение и жуткую агонию. Откуда я знаю эти подробности? По виду раны: края ее как проплавило, и пуля то и дело сквозь воспаленные вены опускается все глубже. Значит не сквозное ранение, а жаль. Я вытаскивал такую пулю у одного фейри, увы, уже мёртвого - по названным причинам. Фаер трехт! Как же мне хреново! Кто-нибудь, совершите акт милосердия, пристрелите меня, ох, это уже сделали, но неудачно. Вот мудак! Если стреляешь, то хотя бы на поражение. Когда я отсюда выберусь, кому-то станет о-о-очень больно, и это не мне.
        - А ты переживала, что он не оклемается! Я всего лишь в плечо ему выстрелил, - раздался голос из-за армированого стекла. Ого, меня, как в сейфе держат на кодовом замке! Что ли этот мудак не доверяет даже своим? Ах, да! Я ценный трофей, потому, что таких, как я, нет. Уже нет. Когда-то была целая планета, а теперь я один. Плюс ко мне нельзя было подобраться из-за Ильи, а теперь представилась такая возможность. Прелесть моей уникальности заключается ещё в том, что для исследований не осталось даже останков моих собратьев.
        - Но- но, Эсмонд, как ты мог? Эрик мой крёстный! А ты с ним так обошёлся!
        Эссиль, вцепившись в рукав мудака, которого, оказывается, зовут Эсмонд (но я все ровно его буду звать мудаком), так доверительно заглянула ему в глаза. А прекрасная душа принцессы трепетала в чувстве тревоги. Сморщившись, будто раскусил кислую конфету, мудак ответил на упреки Эссиль:
        - Он пал из мрака хладного Космоса, он не из нашей планеты. И мы не знаем, что ждать от этой твари. Поверь, я ещё хорошо с ним обошелся. Мерзкая тварь! Он вообще должен получить пулю в голову, а получил в плечо!
        Как описать этого типа без ругательств? Он чертовски меня бесит. Эсмонд - высокий, широкоплечий, с хорошей фигурой. Смуглая кожа в свете ламп блестит здоровьем. Высокий лоб, длинный разрез глаз, благородные скулы. Светлые волосы подстрижены и уложены. Ухоженный и красивый для человека гад, да и одет со вкусом, без балахонистых лах , какие носили его предки, которых мне приходилось убивать. Наверное, за это мне и прилетел стальной "презент". И смотрит на меня сверху, как божество, сошедшее к низменным смертным. А я ему улыбнулся во все свои белые клыки. Это охотнику не понравилось. И я не удержался от едкого сарказма.
        - Ой, да ладно! А что - всю обойму зажал? - Эти слова мудаку не понравились настолько, что если бы не разделявшее нас армированное стекло, он бы всадил в меня всю обойму да ещё ногами отпинал бы.
        - Заткнись, богомерзкая тварь! - выпалил он.
        - Фу, ругаться при девушке, как некультурно! - отмахнулся я той рукой, плечо которой было цело. Но тут Эссиль вмешалась: утащила за собой, побоявшись, что он вот-вот откроет дверь, войдет, а дальше вы понимаете.

        8 часть

        ; ; ;
        Когда Эсмонд и Эссиль оказались наедине в купе, служившим для него кабинетом, он начал разбор полётов:
        - Ты почему меня так позоришь перед этой тварью?
        - Ты и так много навредил ему! Больше не позволю! Ты мне обещал! - вспыхнула она.
        - Да ты его видела? Он сам нарывается! - парировал глава клана.
        Внешне он держал себя в руках, но внутренне в нем бушевала злость. Наконец-то ему удалось захватить тварь, которая без колебания убивала его братьев по клану. И он может делать с ним всё, что захочет. А не может из-за слова, данного Эссиль. Эсмонд не понимал, что его злит больше - свое бессилие в этой ситуации или благорасположение феи к этой мерзости.
        - А что ему остаётся делать? Его прислал мой обеспокоенный отец. Ох, я знала, что все этим закончится. Хорошо, хоть пришел Эрик, а не Илья, - ходила она туда- сюда, вся дрожа от переизбытка эмоций, терзавших ее душу.
        - Ещё одна причина, почему стоит найти способ избавиться от этой мрази, прости… - поздно опомнился Эсмонд.
        Он не хотел ругаться при Эссиль, но и его нервы уже были на пределе:
        - Ведь раз нас нашел один - придет и второй.
        - Я не хочу, что бы кто-то пострадал - ни ты, ни тем более они, - она сложила лодочкой прекрасные руки перед собой.
        - Это как получится! Я тебя не отдам ни твоему отцу, ни тем более Илье! - как отрезал Эсмонд, - надо - и с ним сражусь.
        В глазах этого мужчины было столько уверенности и решимости, что хватит и на десятерых. Только хватит ли ему силы?
        ; ; ;
        Поезд ехал дальше. Уже забрезжил рассвет. Тени от рельс стали подниматься, превращаясь в жгуты, обернувшие передний вагон намертво. От дико нарастающей инерции крепкую сталь начало сминать, как картон в детской руке. Вагон стонал и нехотя тормозил, надрывно скрипели колёса, грозя сойти с рельс, а сами рельсы сминались от тяжести. Но теневые жгуты оказались крепкими и надёжно не давали составу сойти с рельс, но и движение плавно прекращалось. Вагоны находили друг на друга, создавая еще больше грохота. Стекла трескались и рассыпались. А Игорь Петрович, не ожидая такого, не удержался на ногах и налетел на панель управления. На холодном пластике, которым была облицована панель, осталось пятно крови машиниста, а сам он сполз на пол без сознания. Жгуты превращали бронированное чудо техники на рельсах в кучу бесполезного метала. Даже датчики превратились в ненужный хлам. Вход в оружейную заклинило. Трансформаторы полетели, заклинило все двери. Люди стали заложниками собственной крепости. Конечно, подача тока наладится, но, увы, это уже будет слишком поздно.
        Враг проник в стальной оплот на колесах просто: еще одни жгуты вырвали с гнездом двери - и он вошел. Мрачный дух не страшился пуль тех, кто всё-таки остался при оружии и на ногах. Он их просто вышвырнул в окна. В поезде оставалось всё меньше целых стёкол. Илья страшно не любил терять время, хотя слыл бессмертным. Мрачный дух понимал, что сейчас в поезде царит хаос. И этим можно пользоваться. Вот еще пара бойцов налетела на него. Зря. Одному он с хрустом свернул шею, другому воткнул в глаз пистолет, которым он целился в дайго. Я, кажется, упоминал, что Илья не любил быть на мушке. В принципе, никто не любит. Но у него это на уровне некоего пунктика. Как призрак, дайго перемещался по резко тормозившему вагону так, словно по ровной дороге шел. А люди пытались просто удержаться и лишь смельчаки нападали. Но их жалкие попытки были напрасны: "чёрная пантера" рвала их своими когтями или дарила на прощанье стальной "привет", метательные ножи неумолимо поражали цели.
        Наконец Илья оказался перед купе, где был кабинет Эсмонда. Хотя дверь заклинило изнутри, его это не остановило. Мрачный дух взорвал её припасённой заранее взрывчаткой. Взрыв был малоразрушительным, но достаточно мощным, чтобы покорёжить двери. А пелена дыма создала прикрытие. Дайго встретили выстрелы, но ни один не попал. Эсмонду вскоре самому пришлось изворачиваться от выпадов Мрачного духа. Да, Илья не использовал огнестрельного оружия, потому что сам был ловким и неумолимым оружием. Эссиль пыталась вразумить Илью, но он лишь посмотрел на неё таким таким взглядом, что ей захотелось спрятаться. Особые усилия она приложила, чтобы сделать еще одну попытку защитить Эсмонда. Эссиль понимала, что не может ничего противопоставить взбешённому дайго, хотя он не выказывал эмоций.
        Поезд уже остановился, содрогнувшись в последний раз.
        - Илья! Прекрати! Я не позволю причинить вред Эсмонду!
        Эссиль подбежала к главе клана. Этот человек, недавно выглядевший презента-бельно и важно, сейчас был потрепан, как обыкновенный попрошайка: костюм порезан и местами порван, на лице ссадины и кровоподтеки. Но он все ещё стоял на ногах, а это говорило о его внутренней силе и решительности духа.
        - А ты забыла, юная леди, что обещала отцу? - смягчился в голосе и взгляде Илья.
        - Ничего я не обещала! Меня даже не спросили, хочу ли я этого или нет! - Теперь прекрасные глаза Эссиль пламенели гневом. Она поддерживала Эсмонда, чтобы тот не рухнул на пол. В кабинете царили хаос и разруха. Что же, здорово допекли Илье.
        - Допустим. И ты решила отомстить несчастному отцу, выбрав этого… - последнее слово Илья как выплюнул.
        - Не из мести вовсе! Нет. - Она положила голову на плечо Эсмонда. - Да тебе не понять этого! Эрик всегда утверждал, что у него нет сердца. Но он ошибался. Из вас двоих он единственный его имеет! - В ее голосе было столько упрека, который подобно копью прошивал дайго насквозь. Сила фей в их слабости. Приходится это признать.
        - Уверен, этот раздолбай принял вашу сторону! - Илья, прикидывал, как обойти Эссиль, чтоб не навредить ей, но достать Эсмонда. Но она, как щит, прикрывала того хрупким телом.
        - Нет, он также хотел забрать меня отсюда. Но у него не вышло. Сейчас он в изоляционном отсеке! - Эссиль знобило то ли от злости, что все за нее решили уже в который раз, то ли от страха за Эсмонда.
        - Ничего, я доделаю начатое! - нехорошо ухмыльнулся Илья.
        Эссиль щадяще обхватили теневые жгуты и оттащили от Эсмонда. Охотник еле успел увернуться от Ильи, который только и ждал момента, когда можно напасть. Эссиль вскрикнула, пытаясь телом и душой вырваться из тёмных щупалец, но напрасно, они держали её крепко. Нимфе пришлось наблюдать за боем двух противоположностей. Эсмонд тоже оказался не промах, улучил момент, когда все-таки Илья отвлекся на Эссиль, которая порезалась об жгуты. Достав что-то из кармана брюк, кинул это в лицо дайго, тот на секунду остановился на месте, схватившись за лицо. Эсмонд мигом поднял пистолет, выбитый из рук ранее Ильей, нажал на курок. Все было мгновенно для человека, но слишком медленно для дайго. Пуля прошила воздух и улетела в сторону дверей, в которых показался я. Так я нежданно-негаданно словил пулю в лоб. Эссиль закричала, ее крик резал слух дайго и сопровождал отброшенного по инерции меня. А потом наступила тьма.
        - Эрик! Что вы натворили?! - кричала охрипшим голосом девушка и ее большие глаза слезились.
        - Чёрт! - только и выдохнул пораженный до глубины сути Эсмонд, наблюдая, как моё тело безвольно сползло со стены в коридоре, оставляя за собой кровавый след. Илья ничего не сказал, он схватил за шею Эсмонда и припечатал к стене.
        - Что ты натворил?! Ты хоть знаешь, что тебя за это ждет?!
        Сказано это было без крика, но таким убийственно мрачным тоном, что не было сомнений, если до этого момента Эсмонда просто убили бы, то теперь все сделают для того, чтобы смерть ему казалась избавлением. Илья смотрел в глаза противника и думал, как его убить.
        - Не скажу что не рад, раз избавил мир от одной твари, но я не хотел делать это на глазах Эссиль. - Эсмонду стоило усилий, что бы сокрыть страх в голосе перед неизбежным.
        - Взаимно, - прошипел Илья, дыхание его обжигало ухо охотнику, как ветер из ада.
        И тут в голову Эсмонда пришла запоздалая мысль, что я был той серебряной клеткой, которая упорно держала чёрный нрав этой твари. А теперь она рухнула. Зверь на свободе. И самое противное, что виноват в этом Эсмонд, который надеялся избавить мир от этих сущностей из Космоса. В воздухе царил запах дыма от пороха и крови. А напряжения, которое царило в комнате хватило бы, что бы заново пустить в движение поезд.
        Эссиль умоляла оставить Эсмонду жизнь. Черные тени, которые не разогнали даже лучи рассвета, окутали купе. Эта чернота была цветом горечи от предательства и гнева от потери. Тени сползались к уже выбранной и прижатой к стене жертве, словно змеи. Под тенями пол, стены трескались, паркет дряхлел, штукатурка осыпалась. Скрежет метала и стон механизма разносились по составу. Детище Эсмонда, бронированное и неприступное, казалось, рухнет с последним выдохом хозяина. Медленная смерть выбрана неспроста, а под весом утраты. Мгновение разделяло их от жертвы. Сердце Эссиль вот-вот и вырвется из груди. А Эсмонд забыл уже дышать, лишь взгляд, когда-то уверенный, стал являть отблески страха. Он чувствовал стальную хватку убийцы, неумолимого, как острие гильотины на пути к шее. Илья всем телом напряжено отсчитывает последние стуки сердца жертвы. И вот свершилось…
        Оглушающий, особенно для чуткого уха дайго, треск разразился на весь вагон поезда. Тени-змеи рассеялись, сполохи двух молний, как стрелы, прошили Илью и Эсмонда. Подхваченных невидимой силой швырнуло в окна, с треском они выбили стекла и улетели в поле. В помещении воцарился запах палёного дерева, смешанного с запахом лака и тканей, а рама, через которую вылетели охотник на фей и дайго, обуглилась, яркие сполохи оранжевых огоньков моргнули, как глаза маленьких зверьков. Где-то за окном грузно упали два тела. А Эссиль даже не успела и голоса подать - так всё молниеносно случилось. Она только что видела, как ожившие тени ползли по душу её Эсмонда, которого с ненавистью сверлил взгляд взбешенного Ильи, а теперь на том месте не было никого. Теневые оковы растворились в воздухе, и девушка упала на колени, заливаясь слезами.
        - Это я во всем виновата. Я не хотела… - она не обращалась ни к кому, только к своей совести. Принцесса обхватила свои тонкие плечи руками, как от дуновения леденящего плоть ветра. Ей действительно показалось, что стало холодно, как когда льёт непроглядный дождь и дует сильный ветер. Буря бушевала в ее юной, но уже отрав-ленной горечью утраты душе. Эссиль ощутила прохладное прикосновение, словно лёгкий ветерок поцеловал её в макушку. Она подняла голову, её прекрасное, но заплаканное и покрасневшее лицо вытянулось в изумлении:
        - Ты…я же видела, как пуля охотника тебя убила!
        - Эта пуля? - Мои уста тронула немного виноватая улыбка и я на ладони подал ей окровавленную пулю, отливающую серебряным цветом.
        - Но...как?! - нижняя губа Эссиль дёрнулась, она была в замешательстве.
        - Не печалься по сохранности этих двоих оболтусов: жить будут, правда, немного опаленными, как цыплята, - ответил я.
        Эссиль взяла мой подарок, зажала его в кулачке, приложила к груди и... расплакалась:
        - А теперь чего ты плачешь?
        - Прости! - только и смогла выдавить она сквозь судорожный плач, её худенькие плечи содрогались. Я приподнял светлые брови и вздохнул, потом присел рядом с ней на корточки и стал гладить по её растрепавшимся волосам, которые прилипли к мокрому от слёз лицу.
        - За что? Не у меня наречённую увели, - ответил я.
        Эссиль обняла меня за плечи. Так и проплакала, пока не успокоилась. Да уж, натерпелась девушка от нас, придурков. А всё началось с ее папаши. Когда она успокоилась, я спросил:
        - Давай рассказывай, как дело обстояло. Мне еще надо как-то отцу твоему объяснить, как получилось, что пути дочери короля фей и потомственного охотника стали одной дор;гой?
        - Э... - поджала розовые губки она, - хорошо, расскажу. Но учти, если потащишь меня обратно, я тотчас сбегу! И никакие замк; меня не остановят! - В её словах было столько уверенности и страсти. Я уже завидовал этому Эсмонду. Знает ли он, какое сокровище получил?
        - Но ты разве забыла, что кому-то была обещана? - я решил на всякий случай напомнить, одно ухо обратив в ее строну, а другим прислушиваясь, как там наши драчующиеся - не пришли ли в себя.
        Её щеки покраснели от смущения, а глаза ее выражали тепло и любовь:
        - Я ничего не обещала! Это мой папочка! Я его люблю и уважаю. И Илья мне дорог, и… ты - моя любимая крёстная фея. Но жизнь-то у меня и тело одни, как и душа. А её-то я уже другому отдала, и плоть от духа неотделима. Мы встретились с Эсмондом, когда я в последний раз посетила человеческий город, где всё было ново и волшебно. Наши взгляды соприкоснулись - и словно ток пробил мое сердце. Я не знала, кто он, чем занимается. А знала - отвергла бы? Не знаю.
        Эссиль задумчиво крутила в руках пулю. Я смотрел на это милое дитя и понимал, что вовсе не дитя она, а уже взрослая девушка. И ей пора своим сердцем выбирать, кому плоть и душу отдать. Грусть мою сущность иглами колола, а радость за крестницу лечила раны.
        - Потом, после возвращения домой, я узнала, кто он и всей душою обмерла. Но поздно, неведомый росток пустил коренья в душе и сердце твоей глупой крестницы, о, Буря надежды: - Бушевали в ее робком сердце гнев с любовью пополам.
        Нимфа положила нежную ладонь мне на щеку и провела по шраму большим пальцем:
        - Откуда шрам? - внезапно отвлеклась она от темы, и голос ее зазвенел тревогой.
        - Это ещё одна засечка на старом дубе, - прижал я к щеке её руку: - Продолжай.
        - Одна из многих? - крестница улыбнулась моим словам и продолжила волнующий рассказ. - Когда распахнулись створки правды, увы, отступать я не могла. Я приняла его таким, какой он есть. И это грех мой неискупимый. Но что поделать - любовь грешна.
        Потупив взор, она вздохнула.
        - Нет греха в истинной любви, - взбодрил я ее. - Но взаимна ли она?
        -Узнав, кто я, он хотел оставить наши встречи лишь тёплым и волнующим воспоминанием и долго молчанием мою душу изводил. Пока однажды я не отправилась на озеро, зной летний с тела смыть и грусть с души. А он похитил, то, что осталось от меня былой. Ведь сердце и так было с ним всегда. Я настояла, что бы тогда никто не пострадал.
        А я еще удивлялся, как это охотник на фей столько врагов кровных пощадил. Что ж он доказал, серьезность своих намерений.
        - Но понимаете ли вы, что отныне обрекаете себя на жизнь в бегах не только от людей твоего отца, но и от родных Эсмонда. Они не признают его выбора, и больше должности ему своей не занимать.
        Я внимательно всмотрелся в её лицо. Она не выпускала из рук пулю и смотрела в пол:
        - Он понимает, но готов с былым проститься. И я готова. Но отпустите ли вы нас?
        Эссиль оторвала взгляд от пола и выжидательно взглянула мне в глаза. Как в детстве, когда она просила защитить от гнева отца. Теперь все изменилось: от целого мира предстоит защищать. Я молчал, а что ответишь тут? Она продолжала:
        - Да, всё что у него было, он в жертву на алтарь любви положил. Теперь зная, что всё взаимно, как поступишь ты? Мой отец всю злость может излить на вас и былой союз расторгнуть. Наверное, я эгоистка и много прошу. Прости меня за это, - и опять слезы полились из этих очей-озёр прекрасных, в которых можно утонуть.
        Я резко встал и начал прохаживаться по купе, окидывая беглым взглядом бардак, царивший после боя. Да уж! Ситуация обратилась в два копья, которые приставили к моему горлу. С одной стороны - любимая крестница и ее благополучие, а с другой - хорошее отношение между дистриктами. Как крёстный я ее понимаю и хочу добра, а как Хозяин дистрикта я обязан поступить для его блага. Мои тягостные раздумья прервали наглые ругательства, обращенные на мою скромную персону.
        - Эрик, трэх эз арх! Ты! Я тебя! - Слышалось из-за окна откуда-то с поляны. Я подошел к окну. А тут еще и люди Эсмонда примчались со стороны коридора. Но я им пальцем пригрозил, с таким намеком, что если они не уберутся, то парочка молний встретит и их. Они переглянулись и смылись куда-то в недры поезда.
        - Фу, некультурно, Илья! - Я рад, что шоковая терапия вразумила моего тёмного друга.
        - Чем это нас? - скорчившись в три погибели и тяжело дыша, вопрошал Эсмонд у Ильи.
        Ну и видок у них был, как будто неделю из тяжелого запоя не выходили, а потом их застал дождь в дороге, решили спрятаться под дерево, а туда вгатила молния.
        Илья ехидно ухмыльнулся:
        - Мерцание импульса, очень опасная его способность. Да, мой блондинистый и вскоре мертвый коварный друг? - Едкости сказанного хватило бы, чтоб отравить все реки Земли.
        - Зашибись! Я ещё и коварный? А кто этот поезд смял в гармошку? - при этих моих словах Эсмонд поморщился и хмуро посмотрел на Илью, которому традиционно было всё по фиг. Или он делал старательно вид, что это так.
        - Да! Ты хоть знаешь, сколько ст;ил этот поезд? - прохрипел Эсмонд уже выпрямив стан и пытаясь рукавом вытереть лицо от золы.
        - Только не плачь, малыш, я вышлю тебе чек! - ответил ему на это Илья. А вот дайго было как-то всё-равно, как фигово он выглядит.
        - Эсмонд! - обрадовано кинулась Эссиль к окну, хотела перелезть через него, но я её остановил, кивком головы указав на зубья стекла, торчащие из рам.
        - Порежешься. Дай мне миг - и вскоре прилипнешь к своему милому, ослепительно улыбнулся я ей, она кивнула в знак согласия.
        Я сам запрыгнул на раму мощными подошвами сапог посшибал остатки стекол, пока не осталась голая рама, подал руку леди. Подобрав подол платья одной рукой, второй она приняла мою помощь, забралась следом, потом спрыгнул я, и, взяв её за талию, опустил босыми ногами на землю. Сиятельная роса с изумруда трав омыла ее ножки. Тут подоспел её Эсмонд с криком:
        - Не фиг тут лапать чужих невест! - взял он Эссиль в свои крепкие руки. Я хотел ляпнуть какую-то гадость в ответ, но не хотел нарушать идиллию влюбленных, лишь умиленно улыбнулся.
        - Ага, кто бы говорил! - проворчал Илья, сменивший гнев на милость и хмуро смотревший на них. Дайго понял, что эту битву ему не выиграть.
        - Не грусти, найдем тебе кого-то другого! - Я от души похлопал его по плечу.
        - А мне тебя хватает! - Илья отблагодарил меня тычком под рёбра, который я принял с благодарственным шипением и пожеланием пойти глубоко и надолго. Прищурив один глаз и почёсывая ушибленный бок, я констатировал:
        - Ай, нет, точно, принципиально сплавлю тебя кому-то!
        Илья хмыкнул. За что я его обожаю - да, он вспыльчивый, даже хуже чем я, но так же быстро остывает.
        - Ты подумай, что будешь говорить Аэллу. Придется обмануть его надежды, - напомнил он.
        Посмотрев сначала на влюбленную пару, потом на Илью я, скрестивши руки на груди, сказал:
        - И не говори вот засада! - моя бурная фантазия уже рисовала картину: я в образе пятиклассника, получающего оплеухи от директора школы. Бр-р-р!

        9 часть

        ; ; ;
        Мы оставили Эссиль и Эсмонда подле их разрушенной крепости на рельсах. У них наступает самый сложный, но, тем не менее, счастливый период.
        Илья ехал на своем пикапе, а я мчал на байке. Трасса была на удивление ровная, и катить по ней было одно удовольствие. Прогретый летним зноем ветерок ласкал лицо и свистел в ушах. Небо было ясным и солнечный диск лениво подползал к зениту.
        Тут зазвонил телефон, находящийся у меня в левом кармане. Я достал его одной рукой, а другой управлял мотоциклом. Услышал на том конце запыхавшийся и встревоженный голос. Похоже, что назревают новые проблемы, которые требуют нашего вмешательства. Эх, а я так уже размечтался, что как приедем домой, съем целую миску спелой клубники. Не судьба, увы!
        Я развернул байк, нагнал пикап удивленного Ильи. Кивнул, мол, поезжай за мной. Он задавать вопросы не стал, чем сэкономил время, просто развернул автомобиль по встречке, благо, никого не было на трассе, и поехал следом.
        Чувствует моё место, которое сидит на сиденье байка, прилетит мне не только пуля…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к