Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Филин Яна: " Академия Телохранителей " - читать онлайн

Сохранить .
Академия телохранителей Яна Филин

        Поговаривают, что новый ректор Академии телохранителей неприлично богатый холостяк, да к тому же красавчик, каких поискать. Вот и собрала свои пожитки, да отправилась поступать, грех ведь упустить такую партию. Только слухи обманули, ректором оказался сварливый старикашка, а сбежать с академии до выпуска и не загреметь в долговую яму всем семейством невозможно. Захотела сыра? Добро пожаловать в мышеловку!

        Яна Филин
        Академия телохранителей

        Глава 1

        Сегодня в нашей семье особенный день, из столицы приезжает тетушка и мы готовим приём, соберётся все дворянство с нашей округи. Она является родной сестрой матушки и, по совместительству, источником самых важных новостей за год, именно с таким периодом она навещает нас вместе с моим горячо любимым кузеном, последнее в огромных кавычках. Этот гаденыш строит из себя важную персону и постоянно нас задирает, конечно, он сын графа, к тому же единственный, а мы дети обычного обнищавшего борона. Нет, мы не сильно то бедствуем, папенька умудряется даже с небольшого клочка земли иметь прибыль и через пару годочков мы сможем собрать хорошее приданное моим сестричкам, да наследство младшему братику. Что бы лучше понять наше положение, объясню подробнее.
        Чуть больше десяти лет назад мы тоже блистали в столице, у отца была своя судоходная компания, но он рискнул увеличить своё состояние и отправил корабли на север в середине осени, чтобы к декабрю доставить на рынок драгоценную пушнину, вот только сильный шторм потопил большую часть кораблей вместе с грузом. Все, что осталось, он продал, перекрыл долги, и мы переехали самую отдаленную часть нашего королевства, в его родовое имение. Для матушки это был удар, привыкшая к роскоши, она очень тяжело перенесла снижение нашего статуса, но батюшка сразу начал делать накопления, продавая зерновые культуры и породистых коров. Меня переезд только обрадовал поначалу, я увидела многих животных не на картинках, а в реальности, столько эмоций было. Тётушкин муж предлагал нам денег под проценты, но папенька решительно отказался, гордый. На тот момент у меня уже была сестрёнка Касандра, ей было два годика, и уже в имении дедушки и бабушки Де'Грин родилось ещё две сестрички близняшки. Ох, как тогда радовалась бабушка и ругалась матушка, грозилась более не понести от отца, мол, хватит девок строгать, но спустя пять
лет снова родила, на этот раз долгожданного наследника. В тот день даже слуги праздновали появление на свет молодого господина Ленора. Несмотря на всю любовь и балованнее, мальчиком он растёт добрым и отзывчивым, радуя родителей. Касандра у нас тоже степенная девушка, в свои тринадцать лет изучает различные науки и из библиотеки не вылезает, зато я с близняшками Ронни и Донни оторви, да брось, если что-то где-то разбилось, сломалось, испортилось, то кто-то из нас. Вы не подумайте, мы не специально, само как-то выходит, но наказывают нас с незавидной регулярностью, а все дело в матушкином наследии. Наш прадедушка обладал геном телохранителя. Владельцы этого наказания считаются у нас военной элитой, они сильны, выносливы, умны, но до тридцатилетия жутко энергичные, из-за чего страдают. Как правило, девушек с развитым даром очень и очень мало, и если бы до нашего появления родился хотя бы один мальчик, то я бы так не страдала. Ген, из-за долгого отсутствия мужчин в мамином роду, не считая кузена, отыгрался на нас с близняшками, но Ленору дара, увы, не перепало и крупицы.
        — Розалинда, быстро одеваться, скоро гости подъедут, а ты как девка деревенская выглядишь. Так, а где Донни и Ронни опять? Сколько можно ловить этих негодниц!  — Ну вот, матушка вновь пытается собрать в кучу свой многочисленный выводок. Хотя была она права, надо быстрее привести себя в порядок, а то не выпустят послушать рассказы тетушки Миранды, не хочу потом слушать переиначенные сплетни. Побежала по лестнице на второй этаж, но найденные близняшки решили меня обогнать, из-за чего чуть не шлепнулась на ступени.
        — Ух, негодяйки, сейчас я вам задам!  — Девочки с визгом и смехом ускорились, в надежде первыми разжиться самыми красивыми украшениями. Им всего по десять, но модничают, как взрослые, а мы с Касандрой и не пытаемся забрать у них цацки, себе дороже, на пакость у них мозги заточены ай-яй.
        Как вы понимаете, с моим геном женихов в этой глуши тяжело найти, кому нужна бешеная жена, что скачет по имению, как ребёнок, а к тридцати годам я хоть и буду выглядеть так же, но перестарок уже никому не нужен будет, если только к тому моменту папенька не разбогатеет. Правда, матушка не оставляет надежды выдать меня замуж, одевает во все самое лучшее, что можно тут достать, служанка выстраивает целые башни с локонов, но пока успеха нет совсем. При первой встрече парням я очень нравлюсь, среднего роста, стройненькая, густые волосы нежного рыжего оттенка, серые глаза, аккуратненький носик, пухлые губки. Да, боги красотой не обделили, если бы ещё не моя энергичность, то могла бы быть замужем в столице, мои друженьки уже все мужей нашли, одна я все никак.
        — Ну, почему ещё не готовы? Так, Касандра, убери книгу, потом почитаешь, Донни, что за вид? Ты девочка, или праздничное дерево? А эта безвкусица как тут оказалась?  — Матушка рассматривала громадные серьги с дешевыми камнями и кривилась, тот час эти украшения перекочевали служанке.  — Ронни, не вертись, а то гнездо куриное на голове будет, а не прическа, с таким безобразием к гостям не выпущу.  — Матушка у нас тоже красавица, даже с небольшой проседью в ярко-рыжих волосах и небольшим количеством морщинок выглядит бесподобно. Близняшки, как и я, в неё пошли, а Касандра и Ленор копии папеньки, но тоже не лишены очарования, оба темненькие, голубоглазые, с ямочками на щеках. Средняя сестричка уже помолвлена с сыном богатого барона, что живёт недалеко от нас и разводит породистых скакунов, что славятся на весь Эргас, да и соседние страны не чураются его жеребят покупать. Знаете, как я ей завидую? Такого жениха отхватила и от радости не прыгает. Вот только, что её может вывести на подобные эмоции, даже представить не могу.
        — Матушка, а можно мы сегодня подольше с вами побудем? Мы уже подросли.  — Девочки попытались состроить умильные личики, но у неё выработался на это иммунитет ещё в период моего взросления.
        — Я подумаю, но только при условии безупречного поведения, хватит уже меня позорить, от ваших выходок скоро как лунь седая буду.  — Близняшки усердно закивали головой и поторопились приводить себя в нормальный вид.
        — Задохнусь же, расслабь!  — Служанка до того стянула корсет, что талию дланями обхватить можно, я с этим орудием пыток я даже покушать не смогу.
        — Вот ещё, ты леди, а не торговка, чтоб с расслабленным корсетом ходить. Лиза, не в коем случае не ослабляй шнуровку.  — Пока матушка ходила вокруг готовой Касанды, жалобно посмотрела на служанку, на что она немного отпустила стяжку. Даже от пары сантиметров дышать стало проще, она определенно заслужила награду, всегда помогает мне, даже наперекор своей хозяйки. Серебряное колечко перекочевало в её шустрые ручки, у нас их много всяких разных, а ей в приданное понадобится.
        — Едут! Едут!  — Матушка подбежала к зеркалу, поправила идеальные пряди и чинно двинулась встречать гостей. Мы с девочками ускорились, завершили свои образы невинных, благовоспитанных дев, и последовали за матушкой.
        Первое, что бросилось в глаза, это вытянувшийся братец. Ростом этот негодяй стал выше меня почти на голову, черты лица слегка возмужали, но противные прыщики на лице не пропали. Близняшки закашлялись, стараясь скрыть смех за веерами. Как же я их понимаю, надменный вид этого щёголя ничего, кроме смеха, не вызывал, а вот тетушка Миранда ничуть не изменилась, все та жа красавица, разве что немного пополнела, но румяные щечки ей очень шли.
        — Ох, дорогая, как же я по тебе соскучилась, дай обниму.  — Обмен комплиментов и истинная радость сестёр от встречи задержала нас всех на пороге непозволительно долго, но прерывать их щебетание мы не смели.
        — А девочки, девочки то как выросли, такие красавицы, наверняка отбоя от женихов нет.  — Безбожно врала, знает же, что с нашими особенностями найти их трудно, но на счёт красавиц, конечно, права. Настала наша очередь её приветствовать и мы присели в реверансах, держа спину идеально прямыми.
        — Доброго дня, тетушка, очень рады вашему приезду, надеюсь не сильно устали с дороги?  — Как старшая из дочерей, я должна была говорить первой, но это не тяготило, мы действительно были рады её присутствию.
        — Роззи, подойди ко мне, дай на тебя посмотреть.  — Я подошла к ней поближе и улыбнулась.  — Эх, тебе бы в столицу, такой фурор бы произвела на балу дебютанток.
        — Тетушка, в этом нет нужды, мне и дома хорошо.  — Матушка на меня неодобрительно посмотрела, но разговор продолжила.
        — А твой сынок то как подрос, настоящий мужчина прям.
        — Полно, этот безобразник сводит с ума всех девиц Эрании, даже не знаю, что с ним делать.  — Парень от слов матушки приосанился, чем вызвал новый поток кашля у сестричек, да что говорить, даже я ели сдержалась.
        — Доброго дня, кузины, тетушка, рад вновь видеть вас.  — Он всем поцеловал ручки и состряпал радость.
        — А где же барон Финчер? Уж не приболел ли часом?  — Матушка деланно испугалась и положила ручку на верхнюю часть груди, где предположительно должно быть сердце.
        — Не приведи боги, караван до нас дошёл, поздних телят отдаёт, ты же знаешь, наша порода очень цениться, сам контролирует, чтоб лишнего в карман торгаши не спрятали, завтра к обеду вернётся, как раз на приём.
        — Правильно, за этими прохиндеями самому следить надо, не то, что мой муж, передал дела управляющему и засел в своей лаборатории.
        — Пойдём, накормлю вас с дороги.  — Шустрая служанка поняла намёк и побежала сообщать о желании хозяев трапезничать, а Ленора привела нянюшка, мы привыкли находиться за столом всей семьёй. Братишке досталась порция умиления, объятий и смачных поцелуев в щечки, что он мужественно стерпел и сел на своё место, по правую руку от отцовского.
        За столом мерно текла трапеза и беседа, самое интересное будет за чаем в гостиной, этого момента ждала с нетерпением, то и дело елозя на стуле, за что ловила недовольные взгляды матушки, близняшки тоже крутились, стараясь получше услышать разговор взрослых. Наконец, обед кончился, и мы направились на место наших вечерних посиделок. Когда служанка разлила чай, мы все навострили ушки.
        — Ох, сестрёнка, что твориться в столице, молодёжь совсем стыд потеряла. Ты бы видела, какие декольте носят девушки, страшно за них становится, когда королю реверансы делают, как только грудь не оголяется. С этой модой король за год трёх фавориток сменил, королева злая ходит, а мужчины то, мужчины. Нам все труднее удерживать мужей от соблазна, а все из-за этой дурной академии. Раньше там вообще девочек не было, а сейчас берут. Вот скажи мне, как там можно за честь дочерей не боятся, когда столько соблазна вокруг? Но оно не удивительно. Граф Де'Лура очень видный мужчина. Ах, какой переполох был, когда он вернулся с посольством из Шанарии, милая сестрица, это не мужчина, это бог. У него огромное состояние, на данный момент он возглавляет списки самых желанных холостяков страны.
        — А что ж посольство то вернулось? Никак что-то недоброе намечается?
        — Да полно тебе, Элис, у королевской четы принцесса старшая подросла, надеются с их принцем династический брак устроить, дары привезли, но то другое. Ты представляешь, с тех пор, как граф Де'Лура вернулся, сразу сместил предыдущего ректора, поговаривают, что он там какие-то реформы проводит, а король во всем потакает ему.  — Меня так заинтересовал этот неизвестный граф, что я позы не меняла весь разговор.
        — Но он же наверняка в возрасте, раз такой пост занял.
        — Да какой там, молодой совсем, девушки на него настоящую охоту открыли, ещё бы, такой лакомый кусочек, никого даже ген телохранителя не пугает.  — Раз он так активно пользует свой дар, значит и детям его хочет передать, а кто ему это может наверняка дать? Правильно, одаренная. Это же замечательная партия, если он станет мои мужем, то мне обзавидуются все. Надо что-то придумать.
        — Эх, жаль, что такой мужчина зятем мне не станет, не нашего поля ягода.
        — Да что вы все помешались на этом негодяе, он возомнил о себе невесть что, а вы и рады ему в ножки кланяться.  — Я только сейчас заметила, что голос у кузена ломается и он иногда переходит на фальцет. Каюсь, не удержалась и хихикнула, а сестрички подхватили.
        — Чем же он тебе не угодил, кузен?  — Тетушка немного стушевалась.
        — Выпускникам этой академии самые престижные места достаются, раньше даже крохи дара хватало, чтобы поступить туда, но граф разогнал всех, кто доплатил до нужной отметки на шкале. Моему мальчику немного досталось дара от нашего с Элис дедушки, надеялись туда пройти, а он взятки не берет, не зачислил.  — Она рассказывала нам, словно извинялась, а кузен закипал все сильнее, в итоге некультурно вскочил и убежал в комнату, им каждый год выделяют одни и те же, знает уже, куда идти.
        — Девочки, простите его, ген тяжело контролировать, сами понимаете.  — Да, особенно когда дитя избалованное. Девочки ещё немного посидели и побежали вслед за кузеном, а мне дослушать надо, главное, чтобы они палку не перегнули в шалостях, а что они будут, не сомневалась.
        — Миранда, ну а в свете что? Какие новые постановки появились?  — Так, началась любимая тема Каси, можно немного передохнуть и все обдумать.
        — Маменька, я пойду посмотрю за девочками.  — Она мне кивнула и вновь сосредоточила внимание на сестре, их теперь даже война не отвлечёт.
        Быстро найти близняшек не получилось, шкоды явно уже что-то натворили и теперь затихли, главное самой в их проказу не вляпаться. Громкий топот на втором этаже оповестил, что свою жертву они уже нашли, и когда увидела кузена Дилона, всего в ярких перьях и непонятных серых разводах, поняла, что пора и самой прятаться. Юркнула в первую дверь, и ничего, что это была кладовка, согнулась и рассмеялась, зажимая рот ладошками. Вот индюк, как есть индюк. Да, моя школа, но пора выходить и придумать план отступления, возмущённый крик ломающегося голоса оповестил, что сейчас ябеда активно нас закладывает, а потом будет неприятное наказание нам троим. Матушке все равно, участвовала в этом, или нет, я старшая, а значит должна была проследить.
        Девочки нашлись в ванной своей комнаты, эти безобразницы укатывались в истерике и не могли связать даже пару слов, а каждый писк и похрюкивание добавляли ещё больше смеха. Вот что мне с ними делать? Хорошо ещё выучили главное правило шалости, раз доказать никто не может, что это ты, отрицай все.
        — Я все понимаю, вы сделали пакость этому павлину.  — Ой, зря. Если сначала они честно пытались перебороть смех, то на последнем слове истерика приняла новые обороты. Я бы с огромным удовольствием посмеялась вместе с ними, но скоро придёт возмездие в лице родительницы.  — Девочки, вы не хотите завтра на приём?  — Какое волшебное слово, близняшки успокоились в момент и молящим взглядом просили помощи.  — Так, одежда, руки, нигде следов той жижи не осталось? Кстати, а что это было?  — Нет, мне действительно интересно, таких запасов я у них не видела.
        — А это наше изобретение, пока ещё недоработанное, но первые результаты на кузене ты видела.
        — Вы когда успели то?  — Девочки приосанились.
        — Секрет!  — Весело усмехнулась и погнала в комнату, где мы с милейшими лицами сели играть в фишки. В идеале лучше бы книги читали, но тогда матушка точно заподозрит что-то. Как я и предполагала, дверь с шумом открылась и несколько пар глаз пытались найти подвох. Смотрите-смотрите, так просто мы с девочками не сдадимся.
        — Это они, больше никто не мог!  — Немного поморщилась от визга, недостойного благородного юноши.
        — Извольте обьяснить, дорогой кузен, чем мы вам не угодили и где успели собрать всю эту грязь? Изволили отдыхать в курятнике на заднем дворе?  — Пусть матушка лучше за грубость меня отчитает, чем за проделку накажет, а сестричек я не сдам.
        — Роззи, что за тон!  — Обиженная гримаска профессионально легла на лицо.
        — Матушка, а зачем на меня клеветать? Я меньше десяти минут назад от вас ушла, когда бы успела? А девочкам не хватило бы сил так испачкать взрослого юношу.  — Нам в лицедейки можно идти, благородное возмущение было натуральным даже у младших, что уж про меня говорить.
        — Вот опять сам куда-нибудь влетел, а на леди наговариваешь, мы зря тебе учителей оплачивали? А ну, извинись перед кузинами и тетушкой, ты испортил нам отдых!  — Надеюсь девочки все улики убрали, а то неловко перед Мирандой будет.
        — Извините меня.  — На большее пернатого не хватило, он вновь трусливо сбежал, не выйдет из него хороший муж и отец, вот больше, чем уверенна. Мы даже величественно простить его не успели, а его уже и след простыл.
        — Ну что ж, раз мы разобрались, то можно уже и отдыхать. До вечера, дорогие.  — Тетушка тепло улыбнулась нам и ушла, а матушка зашла в комнату и закрыла дверь.
        — А теперь признавайтесь, зачем вы измазали его в этой гадости? Теперь весь дом проветривать надо. Что это такое, вообще?  — Если бы я знала, а девочки вновь обиделись.
        — Маменька, мы его измазанным увидели только сейчас, почему ему ты веришь, а нам нет?
        — Потому, что я вас знаю. Может тебя, Роззи, в столицу отправить, чтобы вышла замуж и остепенилась?  — Маменька на этой ноте ушла, а я задумалась. А ведь действительно, этот загадочный лорд ректор по описанию не мужчина, а мечта, мы будем прекрасной парой. А что, я красива, умна, обладаю геном, дети одаренные будут. Решено! Буду покорять будущего мужа, а для увеличения шансов поступлю в эту академию, помучаюсь пару месяцев, а может и меньше, привлеку его внимание, и можно дальше не учится, зачем замужней леди это надо, правильно? Осталось заручится поддержкой матушки и папенька не сможет мне это запретить, он же не дурень какой, отказываться от такого мужа для старшей доченьки. Примерный план наметился, можно будет сегодня вечером с маменькой обговорить детали.
        После ужина еле удалось поговорить наедине, только когда она кричать начала, думала, что все, провал, но нет. После выплеска эмоций задумалась на добрых двадцать минут, осознала перспективы и все, я обрела ценного союзника в её лице, осталось дождаться главу семейства. Мы обязаны его уговорить, с таким браком наша семья значительно поправит своё положение, ведь графу благоволит сам король.
        Папенька приехал как раз к обеду, встречали его всей семьёй, а Ленор сразу кинулся его обнимать. Он у нас хоть и суровый мужчина, но справедливый, никогда зазря даже голоса не поднимет, но коль натворил делов, то все, можешь добровольно устроить себе заточение на неделю. Хорошо хоть нас с близняшками щадит, понимает, что с таким наследием очень тяжело удерживать энергию. Разговор решено было перенести на вечер, когда отец расслабится за игрой после вина. Мы давно выучили, что в благодушном состоянии у него можно просить многое, и на следующий день от своих слов он не откажется. Маменька была моим парламентером, ведь идея замужества не только в мою голову прочно засела, а у неё опыт убеждения есть.
        Весь приём не находила себе места, даже столь желанные новости от тетушки Миранды слушала вполуха, ведь скоро решиться моя судьба, как тут не нервничать. К тому же приехали мои друженьки с мужьями, одна была даже с округлившимся животиком, из-за чего немного ей завидовала. Когда начались танцы, папенька с маменькой вышли в центр, для меня это стало знаком, после они должный уйти поговорить. Как я хотела послушать их разговор во время вальса, кто бы знал, но громкие музыканты не собирались мне в этом помогать, они словно нарочно старались пуще обычного, на кабинет тоже рассчитывать не приходилось, папенька давно поставил дубовую резную дверь, может из-за нас, а может, чтобы слуги меньше нос совали. Так, или иначе, мне оставалось узнать только результат их беседы.
        Когда родители закончили танец и ушли в сторону жилой зоны, меня на танец пригласил кузен, вот уж неожиданность была, теперь даже пойти за ними не могла. Сначала все было чинно и по этикету, а потом этот павлин как зашипит змеей.
        — Кузина, неужели ты думаешь, что я не знаю виновников моего вчерашнего позора?  — Задумчивое лицо делать не пришлось, я и так все в догадках извелась.
        — Я тебе уже все сказала, в том несчастном случае моей вины нет, но доказывать тебе эту истину не намерена, как человек, владеющий крохой дара, должен чувствовать ложь хотя бы немного.  — Тут я немного польстила ему, чувствовать ложь могут только обладатели высокого уровня дара, и кузен это знал. Он скривился и наступил мне на ногу, негодяй. Вот почему сегодня решила одеть туфли без каблуков? Так бы отомстила, что неделю б хромоножкой был, жаль, что танец прерывать нельзя, потом ещё слухи о разладе в семье пойдут. Вот как у таких достойных людей родился такой прощелыга? Впилась ногтями в его ладонь, пусть сам нарушает правила, но кузен оказался стойким и только зашипел сквозь зубы. Окончания танца мы оба еле дождались и сразу разошлись в разные концы залы, бездна с ним, мне бы появление маменьки не пропустить. Стоя с бокалом легкого вина, не сводила взгляда с лестницы, слишком долгий у них разговор, как бы папенька не отказал нам, но нет. Широкая улыбка родительницы сказала о многом, я выдохнула с облегчением, даже не подозревая, насколько напряжённой была весь вечер. Подбежала к ним на крыльях
счастья, даже вино чуть на любимое платье не пролила, успела поставить фужер на столик до этого трагического момента.
        — Папенька, спасибо тебе, для меня это очень важно.  — Отец по доброму усмехнулся в густые усы, похлопал себя по кругленькому животу в привычном жесте и приобнял меня немного.
        — Розалинда, только не наделай глупостей, я же могу тебе доверять?  — Немного не поняла смысл слов папеньки и перевела вопрошающий взгляд на матушку. Она немного порозовела и прошептала на ушко.
        — Он про то, чтобы честь свою берегла.  — Я покраснела ярче маков до корней волос, вот как он мог подумать обо мне такое? Вот лопну от смущения и возмущения, будут знать.
        — Эк, цветочек мой, не красней, в жизни всякое может случится. Ты иди, веселись, завтра начнём сумки собирать, в столицу поедешь вместе с тетушкой.  — Я расцеловала родителей и побежала хвалиться Каси, она наверняка ещё и совет какой дать сможет.

        Глава 2

        Какую бурную деятельность развела матушка перед моим отъездом, надо было видеть. Флегматичная Каси обиделась на меня, заперлась в библиотеке и выходила только покушать, близняшки рыдали и перепрятывали мой вещи, один Ленор вёл себя как обычно, но он маленький и просто попросил приезжать чаще. Когда сумки были уложены в карету, а слезы от прощания выплаканы, до меня наконец дошло, что уезжаю то уже в более взрослую жизнь и там не будет родных, чтобы посоветоваться. Тетушка нас еле растащила и усадила в карету подальше от дверцы, чтоб больше не выпрыгивала, кучер дал команду лошадям, и мы поехали. В окошко задней стены до последнего смотрела на стоящую семью, которая так и не уходила с места прощания. Последний раз всхлипнула и поудобнее села на обитую тканью лавку.
        — Неужели рассчитываешь попасть в академию?  — Тоном кузена можно было отравится, вот чего ему не хватает? Все норовит уколоть побольнее, да обхамить.
        — Дилон, что за тон, ты же не со служанкой говоришь, а с кузиной.  — Парень нахохлился и отвернулся к окну, наблюдать запылённую дорогу.
        Когда мы переезжали со столицы, то путь был не таким долгим, я почему то запомнила ощущение радости и путешествие мне понравилось. Но в этот раз за пару дней путешествия на жестком сиденье и ночёвок в тавернах стала похожа на пугало, а кожа чесалась от укусов насекомых, которые великолепно себя чувствовали в матрасах придорожных заведений. Эти мелкие паразиты не давали спать, теперь смело могу подрабатывать фонарём в столице, с такими то синяками из-за бессонницы, и как Тетушка терпит все эти лишения в дороге, не понимаю, она даже выглядит великолепно, словно спала на царской перине и вообще неудобств не замечала. Спустя неделю путешествия я проклинала свою дурную голову, вот зачем мне понадобился этот ректор? Поближе цель поставить не могла? Но нет, мы же не ищем лёгких путей.
        Поступление заканчивалось через три дня, как раз на кануне мы вернёмся и остановимся в особняке графини Миранды, надеюсь ночи мне хватит, чтобы привести себя в порядок, а то в таком виде мужей не заводить, а распугивать. Схватила сумку, в которой были вещи первой необходимости, и вприпрыжку побежала в дом, следом за тетушкой. Мне выделили одну из гостевых комнат и я не заботясь о желудке засела в ванной, в таверне искупаться нормально невозможно было. Вот я прочитала несколько романов, где девушка, вся такая воительница, покоряла мужские сердца направо и налево, покажите мне этих авторов, в лицо плюну. Сальные волосы, потом несёт за версту, под ногтями грязь, в глазах ненависть на весь мир. Кожу натирала до красноты, ощущение грязи на теле пропадать не хотело, половину волос в воде оставила, пока промывала, ногти почти под корень обрезала, все равно парочку сломала, ну как после путешествия можно сразить мужчин красотой? Если только запахом, в этом случае поверю.
        Из воды вышла только когда та безбожно остыла, ужин приказала принести в комнату, желания спускаться не было, хотелось немного отоспаться перед завтрашним днём. Первое впечатление очень важно, поэтому когда зашла служанка с подносом нормальной, горячей и вкусной едой, попросила отгладить выбранное платье и разбудить меня в шесть утра, к двенадцати необходимо решить все формальности с поступлением. Интересно, а мне разрешат жить у тетушки и ездить на занятия каждый день? Не хотелось бы оказаться одной на постоянной основе среди незнакомых людей. Покушала я плотно, солёные мясные полоски за время пути приелись, а те харчи, которыми нас кормили в тавернах, и едой то назвать нельзя. В общем, от плотного ужина и бокала разбавленного вина я осоловела и не заметила, как уснула.
        Утро я встретила в разочаровании, организм требовал положенную дозу сна и бодриться отказывался даже после умывания холодной водой. Желудок тоже взбунтовался против раннего завтрака, поэтому злая приводила себя в порядок. Бархатное платье зеленого оттенка, тонкие косички, которые служанка закрепила таким образом, что они держали остальную копну строго на спине, тонкие митенки на руки и зонтик, для защиты от солнца. Несмотря на конец августа, лето свои позиции сдавать не собиралось, поэтому вероятность обморока надо свести к минимуму. Карету взять мне разрешил завтракающий граф Ронтберг, муж тетушки, которая в данный момент ещё спала. Поблагодарила мужчину и вышла ждать транспорт на улице, может ветерок приведёт в чувство, но мои надежды не оправдались, хоть время и было восемь утра, но солнышко уже начинало нагревать воздух, пройдёт пару часов и люди начнут прятаться от жары в прохладе домов.
        Семья Ронтбергов жила в огромном особняке в кольце для аристократов и очень обеспеченных людей, поэтому территория позволяла держать конюшню с повозкой. Наконец запрягли лошадей и я смогла сесть, до академии ехать примерно час, она находилась на самом краю города. Откинулась спиной на стенку и ещё раз проверила все документы, мало ли, вдруг что забыла. Но нет, разрешение на обучение от главы рода, а именно отца, бумага, удостоверяющая мою личность, справка, подтверждающая наличие гена телохранителей и документ, разрешающий мне подписывать бумаги вместо отца. Мерный стук копыт убаюкивал меня не хуже матушкиной колыбельной, как не уснула за весь путь, одни боги видят, но глаза упорно закрывались город в пути рассмотреть не удалось. Поговаривают, что в столицу привозят особые зерна, из которых готовят бодрящий напиток, но позволить его себе могут только обеспеченные люди, может у тетушки такое водятся и я его попробую. Конец поездки обозначился огромной стеной, чуть шею себе не свернула, пока высматривала её завершение. Кучер открыл дверцу и помог спуститься, на этом мы договорились, что к полудню он
подъедет за мной, и распрощались. Вход был обозначен большой дубовой дверью с окошечком, это ввело меня в шок, обычно за такую стену впускают через огромные ворота, а тут, словно в тюрьме. Постучала в место, где открывается окошко и убрала руку, могли хотя бы решетки не так часто ставить, еле дотянулась до дерева сквозь них, а если тут застрянет кто?
        — О, ещё одна, с тебя десять золотых.  — Приветствие застряло в горле и я закашлялась. Вот это приём.  — Показывай справку на дар, чего рот открыла, деревня?  — Вот это хам.
        — Мужчина, как вы разговариваете с леди? Кто вообще поставил такого грубияна встречать поступающих?  — На той стороне крякнули и противно засмеялись.
        — Ну простите, мамзель, этикету не обучены. Показывай бумагу, нечего честных людей от важных дел отвлекать.  — Ткнула ему в нос справкой и демонстративно скривила нос.  — О как, ну проходи, коль не шутишь.  — Дверь с противным скрипом открылась, оставляя небольшую щелку, через которую мне надо было пролезть.
        — Вы издеваетесь?! Я в платье тут застряну, а ну, открывай нормально!
        — Ишь, командуют бедным стариком все, кому не лень.  — Мужчина поворчал, но вход сделал шире, в этот раз хоть нет угрозы быть расплюснутой между стеной и дверью. Знаете, чем этот хам занимался? В фишки с дружком играл, чуть не задохнулась от возмущения.  — Видишь тропинку?  — Я кивнула.  — Пройдёшь по ней и дойдёшь до главного входа, не потеряешься?
        — Вам надо жалованье урезать за такое отношение к аристократам.  — Гордо подняла подбородок и пошла по указанной тропинке, которая через пять минут привела меня к нормальному входу в здание. Толкнула хорошо смазанные двери, от которых даже шороха слышно не было, и пошла искать, где регистрироваться. К слову, искать долго не пришлось, красивая резная дверь ясно дала понять, что идти надо именно туда, а там за столом было четыре весьма колоритных человека, слева, у самого края, сидела невероятной красоты девушка. Огромные раскосые глаза цвета голубого неба, чувственные губы, носик был чуть больше нужного для такого личика, но её это не портило, простая коса, какие плетут крестьянки, но почему то в мужском сюртуке, и тут это явление заговорило. Вот честно, все мои манеры куда-то подевались, стояла с открытым ртом и неприлично пялилась.
        — Ещё одна, вот накой нам бабье, а?  — Мужской бас разрезал тишину комнаты, а трое остальных мужчин усмехнулись.
        — Эм, простите, вы леди, или лорд?  — Сосед этого создания громко рассмеялся и хлопнул огромной лапищей по спине этой тростиночки, но создание даже не дернулось, только поморщилось.
        — А я говорил тебе на наш манер косы срезать, а то понятно, что мужик, только когда штаны снимаешь.  — Тут вообще культурные люди водятся? От такой неприкрытой похабщины щеки заалели. Слово взял великан.
        — Давай бумаги, чего застыла?  — Неуверенно подошла ко второму слева и протянула документы. Он тоже был запоминающейся личностью, огромный детина, наверняка не менее двух метров в высоту, а мускулатура была столь выдающаяся, что была опасность для его одежды треснуть не только по швам. Суровое лицо с кустистыми бровями, светлый волос, мясистый нос. В общем, именно так я себе представляла воина. Мои документы он быстро пролистал и ткнул пальцем в камень с гусиное яйцо на подставке, а бумаги передал следующему. Этот мужчина явно аристократ, весьма привлекательный, лет двадцати пяти, черные волосы, ярко-карие глаза, узкий нос с небольшой горбинкой, аккуратные губы, над правой смоляной бровью небольшой шрамик. Рукава у него были закатаны до локтя, из-за чего можно было насладиться перекатами мышц от каждого движения пальцев.
        — Эй, блаженная что ли? На камень руку клади, говорю.  — Кажется, при созерцании прекрасного, пропустила часть разговора. Оторвала взгляд от мужчины и положила руку на камень, после чего он засветился красным.
        — Однако.  — Голос подал четвёртый. Обычный такой, серые глаза, русые волосы, черты лица обычные для большинства населения нашей страны, такого увидишь и забудешь сразу.
        — Леди Розалинда, а от кого вам передался ген?
        — От герцога Донтаниэля Арийского, моего прадеда.  — Да, своими корнями со стороны маменьки могу гордиться, историческая личность, между прочим.
        — Однако.  — Что ж он все заладил то, однако, однако, других слов не знает?
        — Я прохожу по уровню дара в академию?  — Гигант как-то тоненько хихикнул при своих габаритах и поставил подпись, после чего передал остальным сделать тоже самое. Наконец, подпись поставил последний мужчина и мне развернули стопку бумаг.  — Распишись.  — Подошла, нашла своё имя и расписалась. Эту стопку они забрали себе, а мне отдали другую.
        — Здесь карта академии, понадобиться на первое время, список необходимого, по нему все возьмёшь у завхоза, список в библиотеку, расписание занятий, правила академии. По всем вопросам обращаться к старосте второго курса, их блок отмечен на карте. Добро пожаловать в Академию Телохранителей.  — И все? Я думала задержусь тут на долго, ещё два часа кучера ждать.
        — У меня сейчас вопросы есть. Могу я жить в городе, а сюда возвращаться на занятия по утрам?
        — Исключено, у студентов очень плотный график, да и ставить человека, чтобы он постоянно открывал и закрывал двери нецелесообразно.  — Ладно, это я предполагала.
        — Тогда можно съездить за вещами? Мне тут ходить в чем-то надо.  — Странный мужчина, похожий на девочку, подленько так засмеялся.
        — Читать надо, что подписываешь. Там были правила академии, но так и быть, скажу. Отныне выход за территорию разрешён только с разрешением, как и любой контакт с родственниками. Одежду предоставляет наше учреждение и вы обязаны носить только её.  — На этом моменте осклабился уже великан, что-то не нравится мне все это.  — А теперь свободна, номер комнаты найдёшь на карте, расписание приемов пищи в правилах. С новосельем, дорогая.  — Мне помахали ручкой, мол, чего встала, иди.
        — А как же родственники поймут, что поступила? Они волноваться будут, если я пропаду.  — Слово взял брюнет.
        — Им отправится письмо со всеми объяснениями. Свободны.  — И этот грубиян, тут нормальные люди есть вообще? Развернулась и ушла.
        Выйдя с здания развернула карту и пошла к завхозу, сначала заберу необходимые вещи. Хранитель имущества всей академии имел отдельное строение, причём весьма солидное. Внутри была небольшая комнатка с огромным столом, маленьким диванчиком и суровой женщиной. Рядом с ней лежало огромное количество записных книг, а на диване сидело два парня одинаковых с лица.
        — Здравствуйте, я за вещами.  — Тётка поправила большие линзы на носу, осмотрела меня сквозь прищур и причмокнула.
        — Эх, красавицы, мёдом вам тут намазано, что ли, нет бы дитятко качать, а они с мужиками в строй лезут. Лукьян, сходи за мелочовкой, я пока одежду по размеру подберу, а ты, Мид, иди постельное приготовь, да канцелярию.  — Женщина встала с помощью трости и пошла в сторону одной из дверей, парни же шмыгнули в остальные. Спустя пару минут женщина вышла, неся в руках огромный свёрток, а поверх него что-то чёрное.  — Идём, покажу где переодеваться, заодно помогу платье расшнуровать.  — Вот опять ничего не поняла, чего им мой наряд не нравится, красивый же, но идти надо, про наказания за нарушения правил ещё ничего не знаю. Меня затащили в четвертую дверь, подтолкнули к узкому зеркалу и начали расшнуровывать корсет, а ведь я даже не посмотрела, что за платье то мне дадут. Маленький какой-то комок ткани был, может они тут нижние юбки не носят?
        — Догола раздевайся, тута в своём нельзя ходить.
        — Как же догола-то, срам ведь видно будет.  — Вот что удумали то, а? Неудивительно теперь, почему тут девушки с оголенной грудью ходят, в столице хоть какое-нибудь воспитание дают?
        — Ох, девонька, не спорь, за непослушание тут сурово наказывать теперь будут, с новым ректором не забалуешь. Только давай быстренько, наверняка скоро ещё кто поступивший подойдёт, не могу на одну тебя много времени тратить.  — Перебарывая смущение, стянула панталоны, а с сорочкой расставалась очень тяжело, лицо горело от стыда. Вот панталоны-то им чем помешали? Как только последняя ткань была снята, женщина со скоростью, нереальной для пожилой, собрала в кучу мои вещи и выкинула за дверь. За всем этим даже про смущение забыла, что происходит то?
        — Вот, новое белье нижнее, одевай, да шустрее.  — Уставилась на маленький клочок ткани, где два небольших треугольника были сшиты меж собой. Это куда одевается?
        — Трусы это, две дырочки поменьше для ног, где треугольник больше, то на сторону спины, шустрее…  — Кое-как натянула этот срам, что обтягивал попу, и взяла ещё один предмет гардероба. Что-то вроде нательной рубахи, только заканчивается сантиметров через десять от груди, чашечки две, для чего они, поняла, сзади крепится на пять крючков. Кое-как с помощью завхоза разобралась. Потом дали рубаху сплошную, что одевается как сорочка, по длине едва прикрывала попу и была слегка приталенная, потом странные рейтузы. Эта одежка была до щиколоток, обтягивала попу, но ниже широкие, благо хоть контуры ног не очерчивают, потом носочки и высокие ботинки. Протянула руку за платьем, но мне ничего не дали, непонимающе посмотрела на женщину.
        — Таких комплектов несколько, свёрток разберёшь, там все и поймёшь. Иди, мальчики помогут донести до комнаты.  — И развернулась на выход, представляете?
        — А платье? Не могу же я в исподнем пойти.  — Меня удостоили ехидненькой улыбочкой щербатым ртом.
        — А нету, это твоя повседневная форма, юноши и девушки ходят в одинаковом, тут же равноправие полов, знала ведь, куда учится идёшь.  — Посмотрела на себя в зеркало, глубоко вздохнула и выдохнула.
        — Верните мне платье, я в этом ходить не буду.  — Спокойно, Роззи, над тобой просто захотели пошутить.
        — Можешь голая идти, ничем помочь не могу, приказ ректора. Или ты сражаться в платье собиралась?
        — Нет, но не в этом же, позор будет на всю страну!  — Ко мне подошли, взяли за локоток и вытянули с комнаты под взгляды парней. Все, я падшая женщина, матушка не переживет такого позора. Тело горело от стыда и смущения, постаралась сжаться посильнее, вдруг не заметят? Но заинтересованные взгляды сказали, что таки заметили.
        — Чего уставились? Взяли свертки и потащили!  — От крика завхоза подскочила и схватила тюк, что стоял на столе, им хоть немного прикрыться можно.
        — Пойдём, телохранительница, по пути знакомиться будем.  — Два парня шустро похватали свою ношу и пошли первыми, мне оставалось следовать за ними в предобморочном состоянии, даже сопровождающих рассмотреть толком не успела, теперь только брюнетистые макушки видно, да средний рост.
        — Меня зовут Лукьян, а это мой брат Мидвин, но имя своё не любит, поэтому просто Мид.
        — Эй, я сам могу представиться. А тебя то как зовут?  — Почему в храме говорят, что под падшей женщиной земля разверзнется и она прямиком в царство мертвого бога попадает? Почему я все ещё иду, когда со стыда хочется туда провалиться?  — Да не тушуйся ты, здесь все девушки так ходят, их на старших курсах всего трое, до нового ректора ваших принимали только при огромном даре, и ничего, живут себе спокойно, ты тоже привыкнешь.
        — У всех поступивших первокурсниц такая реакция, после десятой даже смеяться неохота, но ты хоть в обморок не упала, такая крепкая только вторая. Так как зовут то?
        — Баронесса Розалинда Де'Грин.  — Вы не думайте, я девушка бойкая, но нормы приличия матушка вбивала в голову с детства, поэтому сейчас иди и сверкать практически голым задом для меня даже больше, чем неприемлемо. Теперь понятно, почему с родственниками нельзя общаться, у всех родителей сердцем плохо станет от такой одежды.
        — Ты фамилию с титулом забудь, тут они только у преподавательского состава, все студенты равны.  — Наконец, разговор начал меня немного отвлекать от внешнего вида, надо разживаться информацией об укладе жизни внутри академии, пусть мне тут находиться всего пару месяцев, но влиться в коллектив обязана.
        — А почему не сделают отдельную подготовку для девушек, раз нас теперь больше?  — Вот действительно, раз начали набирать нас активнее, то и условия подходящие могли бы предоставить.
        — Позже, может, и сделают. На сегодня из девушек ты наверняка последняя, в итоге набралось вас шестеро.  — Всего? Это ужас, самый настоящий, я теперь из комнаты буду бояться выходить, зато с появившейся фобией своей познакомлюсь получше.
        — Ты чего побледнела?  — До меня, наконец, в полной мере дошло осознание ситуации, нас тут максимум десять девушек, а вокруг более пятисот парней. Нет, это с одной стороны хорошо, меньше конкуренции на сердце графа Де'Лура, но с другой, я теперь не смогу затеряться в толпе при таком наряде.
        — Эй, ты как себя чувствуешь?  — Немного пришла в себя из-за того, что меня как тряпицу трясли.
        — Нормально, пустите.  — За это время мой свёрток с вещами перекочевал другому братцу, но пусть несёт, не пристало леди в присутствии мужчин тяжёлое нести.
        — Выканье тоже оставь, все равны, забыла? Слушай, а ты миленькая, зачем сюда то поступила?
        — Воином стать хочу.  — Ну не признаваться же мне, что ректора покорять приехала, засмеют ведь, а эти негодяи подняли хохот. Когда пошутила то, не поняла.
        — Да, боец из тебя пригожий выйдет.  — И вновь загоготали, вот ведь гуси.
        За разговором мы дошли до комнаты, которую открыл Лукьян. Это я поняла по синиму свертку, запомнила кто и что нёс, как потом новых знакомцев отличать буду, не знаю, с сестренками проще было, я с рождения их знаю, каждую черточку, каждое отличие помню. Эх, как там мои родные поживают? Я уже скучать начинаю. Юноши затащили свертки в комнату и бросили на небольшую кровать, а у меня вновь случился шок. Маленькая комнатушка, у нас в таких слуги дома живут, по обоим сторонам стоят односпальные кровати, одна из которых уже была застелена. Между кроватями небольшой стол с одним стулом, у двери мизерный шкаф, дощатый пол, обитые серой тканью стены, у кровати маленькие коврики. Может в обморок упасть, чтоб больше не видеть этот ужас? Как тут жить в таких условиях? Нет, на такие жертвы я не готова. Только развернулась, чтобы сбежать, как меня за плечи вернули в предыдущую позицию.
        — Ну а ты что хотела? У нас тут система наработки, в таких комнатах все селятся в первый день.  — Я вздрогнула, осматривая убогую обстановку, что там про систему наработки?
        — А подробнее можно?  — Меня всю трясёт от осознания, что тут придётся жить, в памяти ещё свежи комнатушки таверны с многочисленными жителями в кровати.
        — Каждые полгода экзамены, если сдал на отлично в первый раз, то тебя переведут в более комфортабельные условия, сдал ещё раз, переходишь в ещё более лучшую комнату.  — Неужели тут можно жить только если сутками пропадаешь в библиотеке? А смысл тогда в хорошей комнате, если в ней ты будешь только ночевать?
        — Понятно.  — Опустилась на хлипкий стульчик и поняла, что в библиотеку точно сегодня не пойду.  — Спасибо, что помогли, но я хочу побыть в одиночестве.
        — Да без проблем. В столовой свидимся, красотка.  — Парни помахали мне и ушли, оставив ключ от комнаты на столе.
        Боги, неужели ради одного мужчины я готова терпеть такие лишения? Я ведь даже не видела его, что-то идея выйти за него замуж уже не кажется мне здравой. Вновь осмотрела своё жильё и расстроилась ещё сильнее, мне ведь эту клетушку ещё и с соседкой делить. Кое-как собрала себя в кучу и пошла разбирать вещи. В первом свертке оказалась стопка сменных вещей с одним банным полотенцем и одним рушником, в отдельной тряпице были начищенные ботфорты и такие же ботинки, что сейчас на мне, только намного мягче. Может они для физических занятий? Тут точно будут делать основной упор именно на них. Нижнее белье до сих пор брать в руки стыдно, раскладывала его с закрытыми глазами на ощупь, неужели к такому привыкнуть можно? Остальные вещи тоже отправились на полки в шкаф. Зато я теперь могу сказать спасибо маменьке за её наказания, то без служанки на неделю оставляла, то на кухню помогать отправляла, так что хоть немного, но самостоятельно жить могу. Во второй связке были мыльные принадлежности, щетка зубная, будильник, все для записей лекций, куча разных резиночек, расческа, и прочие необходимые вещички для
жизни. Кровать я застилала почти час, с пододеяльником у нас разгорелась настоящая война, хоть я и победила, но понесла потери в виде прически, на голове образовалось гнездо с перьями.
        Кое-как разобрав вещи, я таки начала приводить шевелюру в порядок, вытаскивая попеременно с плетением косы перья из подушки, но так как особыми талантами в этой области не обладаю, то пришлось заплести самую обычную, но и та криво вышла.
        — Всем привет!  — В комнату влетело нечто темноволосое и миниатюрное, я немного растерялась, когда девушка резко схватила меня за руку и начала трясти в знак приветствия.  — А ты моя новая соседка, да? Ой, а ты такая миленькая, рыженькая, у меня на родине нет рыжих, очень красивый цвет, прям как заря. Что это ты такое натворила с волосами? Никогда раньше этого не делала, что ли?  — Маменька говорила, что я очень активная? На каникулах, если позволят, к себе в гости её приглашу, пусть посмотрит и сравнит. Даже близняшки у нас не такие тараторки.
        — Привет, ну да, соседка, а волосы… Мне служанка всегда их убирала.
        — Могу помочь, где расческа?  — Указала ей на искомый предмет. Ну а что, сама вызвалась, мне же лучше, не придётся позориться в столовой на обеде. У девушки оказались на удивление очень плавные движения и мягкие руки.
        — Меня Марисой зовут, а тебя как?  — Она настолько шустро перебирала пальцами волосы, что представиться не успела, как косу закрепили резинками.
        — Розалинда, но можно просто Роззи.  — Девушка подскочила со стула, на котором сидела, пока плела, вытащила листок из стопки, что лежала на её стороне и подмигнула мне.
        — Очень приятно, идёшь в библиотеку? А то разберут все и нам не оставят.  — Наконец смогла рассмотреть свою соседку. Небольшого росточку, мне по нос, примерно, карие глаза, горящие огнём энтузиазма, миленькое личико в форме сердечка, пухлые губки, нос пуговкой, да коса смоляная длинной до попы. Красотка, да и только, а форма на ней не выглядела так пошло, как на мне, может из-за того, что сама Мариса больше ребёнка напоминает, чем девушку?
        — Иду, правда, я думала завтра сходить, впечатлений много за день.
        — О, тут ты права, я как новую форму увидела, так с облегчением вздохнула. У меня на родине все девушки в подобном ходят, только цвета яркие выбирают, ходили там, как птички в одеждах из тонкого шёлка. У меня матушка замуж второй раз вышла за вашего земляка, мы сюда переехали. Вот как вы таскаете на себе столько одежды каждый день? Это невозможно просто, я раз на приём сходила и все, из дома больше шагу не делала, дома в своём ведь ходить можно. А ты видела ректора? Такой душка, думала сердечко выпрыгнет к нему на ладони.  — Вот она задавала вопросы, а ответы мне вставить некуда было, интересно, она вообще когда-нибудь замолкает?
        — Идём уже, сама сказала, что могут разобрать все.  — Девушка хлопнула себя по лбу и понеслась к выходу. Интересно, я в глазах Касандры так же выгляжу?
        — Ну, чего застыла, бери список и идём.  — Улыбнулась, взяла листок и выбежала следом, благо в этом греховном одеянии двигаться можно было свободно.

        Глава 3

        Очередь в библиотеку была небольшая, но состояла из одних парней, нас даже пропустили вперёд, только лучше бы оставались в конце. Я прям чувствовала, куда их взгляды были направленны, зато Мариса чувствовала себя превосходно, одаривая их лукавым взглядом, мне бы её уверенность. Подошли к стойке, где сидел библиотекарь, и протянули ему одинаковые списки, к слову, о нем. Я всегда представляла хранителей знаний стариками, с очками на носу, сухопарых, с шаркающим шагом и обязательно противным голосом, а тут молодой мужчина, высокий, плечистый, с военной выправкой.
        — Ну, красавицы, ждите, сейчас принесу.  — Он был весьма симпатичный, светло-русый волос, прямой нос, но самое запоминающееся, это уши, таких мне видеть ещё не доводилось. Вытянутые к верху, с острыми кончиками и весело подрагивающими, когда тот начинал улыбаться. Я слышала из рассказов маменьки про жителей лесов, но увидеть столь редкого представителя даже не мечтала, они ведь практически не выходят за границу своей маленькой страны, а тут держите и распишитесь, работает обычным библиотекарем в академии. Может, мне почудилось?
        — Марис, скажи, мне почудилось?  — Она хихикнула в кулачок и затараторила.
        — Неа, действительно смесок, хотя они встречаются гораздо реже самих эльфов. Раса, можно сказать, вымирающая, но у нас даже чистокровный тут имеется, ты его должна была видеть, когда документы подписывала.  — В голове всплыл образ красивой недодевушки.
        — Так у него же не было таких ушей.  — Такой акцент во внешности я бы запомнила точно.
        — У них какой-то другой ген в крови передаётся, к ворожбе вроде. Вот и спрятал их, скорее всего.  — К ворожбе? Это ещё что такое? Но вопросы решила оставить на потом, подошёл библиотекарь с огромной стопкой, но если это на двоих, то все в порядке.
        — Ну, сейчас я выпишу на вас формуляры и мы впишем учебники туда. Так, кто первый?
        — Розалинда Де'Грин, восемнадцать лет.  — Он каллиграфическим подчеркнём записал мои данные и список взятых учебников, потом настала очередь соседки.
        — Мариса Гримкольд, двадцать два года.  — Я вновь позабыла приличия и уставилась на девушку, как на явление посланника богов. И эта мелкая старше меня на четыре года? Видимо моё замешательство её рассмешило и она мне подмигнула. Про книги я как-то сразу забыла, начав по новому рассматривать южанку, интересно, а у неё в предках лесные не затерялись? Уж слишком на ребёнка в свои годы похожа, но это невозможно, у неё ведь ген телохранителя. Как так то, а?
        — Ну, переварила? А теперь бери свою часть учебников и пошли, ты же не хочешь на обед опоздать?  — Чисто машинально схватила стопку и потеряла девушку с поля зрения, ибо количество фолиантов явно переваливало за двадцать, спасибо дару, а то вместе с книгами упала бы, но проблема с обзором оставалась. Вытянула шею в бок, чтобы хоть как-то понимать, куда наступать надо, и пошла вслед за чёрной косой. Знаете, я в последнее время начала понимать, боги меня не просто недолюбливают, они ненавидят меня.
        За черным хвостиком шла минут десять, пока его носительница шла впереди и что-то радостно щебетала, а потом она свернула влево, собственно, я это доделать не успела, со всего маху врезалась во что-то твёрдое, и это твердое с матюками за меня схватилось, потом, собственно, начался спуск на выживание. Зажмурила глаза, обхватила что-то мягкое руками, прижалась, и с верещанием, которое на каждом ударе обрывало ноту, в виду выбивания воздуха из лёгких, поскакала. Я говорила, что за поворотом должна быть лестница вниз? Не говорила? Так вот, там она была, и я сейчас своеобразным образом её преодолела. Сразу вскочить не получилось, по голове, словно обухом, ударила догнавшая нас книга, естественно, по инерции дернулась и сверху послышался странный звук, словно кто-то зубами клацнул, следующая книга догнала по попе и этот звук повторился. Все, матушка, готовься увидеть моё бренное тело, эти карие глаза обещают мне совсем не долгую и счастливую жизнь. При падении мои коленки каким-то образом оказались по обе стороны от мужчины, поэтому получилось, что я его оседлала, а руками обнимала шею, сам же мужчина
обнимал меня за талию. Весьма провокационная поза, не находите? Встать у меня не получалось, ушибленные колени отказывались двигаться, а руки от страха сковало, но уж лучше бы я ударилась головой и потеряла сознание, чем открыла рот.
        — Ректор?  — Просто с моим везением на сегодняшний день никем другим он быть не мог, я узнала его с той приёмной комиссии. Мужчина кивнул и немного поморщился, представляю, как у него копчик со спиной болит, после таких то покатушек.  — А я вас замуж звать пришла.  — Это был нокаут. Ониксового цвета глаза расширились просто до нереальных размеров, подозреваю, что мои сделали тоже самое, когда осознала, что ляпнула. Так и сидели, обалдело смотря друг на друга, пока кто-то деликатно не покашлял. Я потом этому кому-то цветочки на могилку принесу. Мы одновременно повернули голову в сторону свидетеля, из-за чего его волосы защекотали ушко, и вновь искоса глянули друг на друга. Моя соседка пыталась переварить картину, которая открылась её глазам, а во что она переварила, даже представить боюсь, хитрый блеск глаз меня немного напугал, ведь носителю гена телохранителя в голову может прийти все, что угодно.
        Под бдительным взглядом Марисы отцепила побелевшие пальцы, опёрлась на весьма подкаченные плечи, кое-как перекинула одну ногу, и встала. Книги лежали на верхнем пролёте, на самой лестнице и возле нас, но идти их собирать, пока такая напряженная ситуация, не могла.
        — Кхм… Ну что ж, будем учится координации, студентка Розалинда.  — Он тяжело встал, держа руку на пояснице. Мужчина меня сейчас поразил, у него наверняка вся спина после счёта ступеней в синяках, а стоит и не виду не показывает, что ему больно.
        — Простите, я вас не заметила.  — Опустила взгляд долу, делаю раскаяний вид, с родителями такой номер иногда срабатывал.
        — Значит, упражнения на концентрацию внимания тоже надо включить в подготовку, как раз думал об этом. До встречи, студентки.  — Граф Де'Лура ушёл, припадая на левую ногу. Вот тебе и привлекла внимание, теперь он меня точно запомнит, но не как умную и красивую девушку, а как неуклюжую неумеху.
        — И что за полет лебедей сейчас был?  — Обиженно взглянула на девушку и пошла наверх собирать книги. Когда стопка приняла свой первоначальный вид, мы, наконец, пошли в сторону общежития. Библиотека находилась в главном корпусе академии, но выходить на улицу нужды не было, общежитие присоединялось к нему надземным туннелем с арочными проемами стёкол. Можно и через главный вход туда идти, но лишние круги делать смысла не было.
        Марисы хватило только до лестницы на наш этаж, потом неудержимое любопытство вырвалось на свободу.
        — Так зачем ты пришла?  — А глаза хитрющие.  — Это была специально продуманная акция, или экспромт?  — Сопеть стала усерднее, пытаясь дать понять, что на эту тему говорить с ней не стану, но где там, до комнаты пытала, любопытная. Учебники тоже раскладывали под её трескотню, ни одного названия не запомнила.
        — Слушай, я сама не знаю, почему ляпнула это, может реакция на экстремальный спуск такая своеобразная.  — Засунула последнюю книгу в шкаф, что был под столом и села на кровать.
        — А хочешь помогу тебе его завоевать?  — Я широко улыбнулась и до меня дошло, что влипла, как ребёнок на провокацию попалась.  — Ага, реакция, значит.  — Мариса села напротив меня, закинув ногу на ногу.
        — Чего пристала? Сама же говорила, что он тебе понравился, я чем хуже?
        — Ну замуж то за него не я собираюсь, верно?  — Все, я на неё обиделась. Расплела косу и стала с усердием расчесывать, после всех этих приключений она растрепалась.  — Хватит издеваться за своими волосами, дай сюда.  — Девушка отобрала у меня расческу и села позади.  — Ну чего ты обиделась, я же помочь хочу. Эх, вы бы стали такой гармоничной парой, он — суровый ректор, а ты милая студенточка, прям сюжет из романа.  — Южанка томно вздохнула и начала плести.
        — В нормальных романах мужчина добивается женщину, а не наоборот, так что хватит вздыхать.  — Девушка фыркнула и завязала конец косы.
        — Вот умеешь ты испортить момент. Ладно, пойдём в столовую, романтичная ты наша.  — Тут не могла не согласиться, завтрак пропустила, значит будем задабривать урчащий желудок обедом.
        В столовую шли с картой, по другому тут попросту запутаешься в коридорах и лестницах, как только студенты у них не теряются. Сама обеденная зона была огромной, количество столов и лавок потрясало воображение, а длинный ряд с едой наталкивал на мысли, что сюда соберётся ну очень много народу, пока же было занято всего три стола, поэтому мы подошли к месту раздачи и я повторяла все действия соседки. Вместе с подносом мы двигались от окошка к окошку и набирали еды, после вместе с ней заняли один из столиков. Горячие щи проглотила, не успев ощутить вкуса, зато мясное рагу с овощами оценила по достоинству и кушала уже не так быстро, а за чаем с пирожком уже могли поговорить.
        — Скажи, а как получилось, что у южанки нашёлся ген телохранителя, это же присуще только нашей стране.  — Девушка сделала глоток чая и с блаженной улыбкой откинулась на спинку.
        — Мой отец был предыдущим послом с Эргаса, но я его и не помню толком, в таверне напился с кем то и погиб на дуэле. Ты же знаешь, что все послы носители, вот и досталось наследство от папеньки.  — Мариса так спокойно говорила о смерти отца, что мне стало слегка не по себе.
        — А по поводу возраста, тебе же осталось не так много ждать до тридцати, с чего вдруг сейчас академия?
        — Да скучно дома, к тому же это перспективы, обученных девушек на работу нанимают с огромным удовольствием, не пустит же король телохранителя мужчину в спальню супруги? А так круглосуточная охрана, к тому же отличный дегустатор, максимум, что ты получишь от яда, это несварение, но зато от первой пробы не умрешь, как обычный человек. Отчим у меня человек хороший, но приданное себе сама собрать смогу, не хочу ему обязанной быть. Эй, ты чего загрустила то?  — Мне вдруг так жалко её стало, что плакать захотела.
        — У меня по другому, большая и любящая семья, отец ни за что бы не позволил мне работать, да и смысл, если муж будет? Не станешь же ты оставлять ребёнка на недели из-за работы.  — Мариса рассмеялась на всю столовую, даже по столу ладошкой ударила в запале.
        — Уф, насмешила. Ты вообще о даре знаешь что-нибудь?  — С готовностью кивнула.  — Ничего ты не знаешь. Обычно носители живут в среднем лет сто, но это из-за неуемной энергии и желания быть в самой гуще всех событий, стоит немного контролировать этот поток и до двух сотен доживешь. Один дожил до двухсот тридцати, и то не своей смерью почил, медведь на охоте задрал. Вот теперь объясни мне, зачем в двадцать лет обременять себя детьми и мужем? Живи в своё удовольствие, только дар развивай тренировками, чтоб он тебе жизнь продлевал. Просто так что ли выражение «движение — это жизнь» пошло?  — Над её словами я крепко задумалась, с такой стороны на своё наследство я не смотрела, меня всегда учили, что удел женщины, это семейный очаг, все остальное надобно мужчинам оставлять.
        За нашим разговором столовая как-то незаметно заполнилась, в себя привёл грохот подносов об стол.
        — Привет, новобранцы, ну как, обжились?  — Подняла голову и увидела Лукьяна с Мидом.
        — О, мальчики пришли, отработали своё наказание?  — Заинтересованно посмотрела на наших соседей за столиком.
        — Ага, наконец-то приём окончен, думали помрем там с вами, это ты, Марис, адекватно к форме отнеслась, а некоторых солью откачивали.  — Лукьян вздрогнул после слов брата, что тоже не скрылась от наших глаз, а южанка сразу почуяла интересную историю.
        — И что же такого интересного произошло с Лукьяшей, м?  — Мид громко засмеялся, стукнул брата по плечу и предложил ему самому рассказать.
        — Вторая поступившая в обморок ушла, когда её переодели и вещи отобрали, еле дотащил её до дивана, чтоб в чувство привести, а она очнулась, да давай кричать, что я её обесчестил, оставил в одном исподнем и вообще, должен на ней после этого жениться. Там девица шире меня в два раза, вы представляете? Я столько по просту не выпью.  — Ребята вновь засмеялись, а я покраснела. Кажется, привыкать к столичным нравам буду очень долго.
        — Эй, милашка, чего разрумянилась то?  — Дала парню подзатыльник, чтобы не скалился, и услышала странную беседу, ну, не беседу, конечно, но отдельные слова узнала, только смысл немного ускользал.
        — Опа, наш красавчик снова в деле.  — Тот лесной житель, что принимал у меня документы, с гневной гримасой избивал широкоплечего детину. Вот объясните мне, откуда столько силы в тщедушном тельце, если он геном не обладает?
        — Первокурсник, годовую стипендию ставлю.
        — Можешь не ставить, другие не попали бы в такой передел.  — Они говорили о драке, как о пустяке, неужели тут в норме избиение студентов преподавателем?  — Наверняка тот комплименты о неземной красоте раскидывать начал, вот и показали ему, кто мужик на самом деле.  — Повернулась к Марисе высказать своё фи на такие воспитательные меры и прибалдела. Девушка чуть ли не лужицей малиновой тут растекалась, смотря на драку. Вот значит, как. Широко улыбнулась, наблюдая за соседкой пристальнее и с каждой секундой понимала, что кто-то влюбился, и главное в кого? В тощую тростиночку, которую и мужиком то назвать язык не повернётся. Нет, не спорю, того первокурсника он метелет знатно, но вкусы у нас с ней вообще не совпадают. Наконец, перестала глупо выглядеть, и повернулась ко мне, после чего её улыбочка пропала, а моя стала шире.
        — Только ляпни, ночью подушкой удавлю.  — Ну нельзя уже шире улыбаться, а я смогла.
        — Помощь не предлагаю.  — Мариса хмыкнула и подняла большой палец к верху.
        — Один-один, я уж подумала, что ты нестандартный носитель дара, какая-то тихая была. Оклемалась?  — Пожала плечами. Я действительно как-то расслабилась, напряжение немного отпустило и страх, что не смогу жить в незнакомом месте с незнакомыми людьми под одной крышей пропал.
        — О чем шушукаетесь, девочки?  — Лукьян навострил уши и вопросительно смотрел то на меня, то на соседку. Я их сейчас хоть рассмотреть смогла. Волосы шоколадного оттенка, оливкового цвета глаза, тонкие губы, у одного нос был идеально прямой с широкими крыльями, а у второго с небольшой горбинкой. Вот я и нашла отличие, по которым смогу узнавать каждого.
        Мы ещё немного пообщались и разошлись по комнатам, надо хоть немного пролистать учебники, а то элементарных вещей не знаю, позориться на весь курс желания не было. На ужине других девушек мы снова не увидели, может в другое время кушают? Искупалась перед сном со смешанными чувствами, вместо лохани было небольшое корытце и сверху текла вода, хотя никакой емкости, откуда она могла течь, не заметила. У нас был летний душ в имении, там вода сама от солнца нагревалась в большой бочке, а тут чудеса, да и только.
        На следующий день близнецы устроили нам экскурсию, Мид с Марисой флиртовали друг с другом, чередуя шутками над нами. Лукьян тоже было начал, но опыта в таких вещах у меня нет, поэтому то краснела, то зеленела, а в итоге сказала ему, что он не в моем вкусе. Сначала думала он обидится и перестанет с о мной общаться, но они дружной троицей засмеялись надо мной и сказали, что меня ещё учить и учить общаться, как нормальный человек. Чему они собрались меня учить, не поняла, не дура же, умею поддержать беседу, что им и сказала, а они ещё громче ржать начали, прям как наша кобыла Стрелка. Так и провели весь день, прерываясь лишь на обед, как сказали близнецы, потом такой возможности не будет, учебой загрузят по самую макушку. А ещё я очень переживала из-за ситуации с ректором и не знала, как её исправить, но проблемы будем решать по мере их поступления.

        Глава 4

        Мой сладкий сон прервал противный треск над ухом, уж не знаю, кто такой бессмертный, но ему не сдобровать. Чуть сместилась в сторону на кровати и резко проснулась от удара локтем и боком об пол. Вот демоны, у меня ещё от прошлого падения синяки не зажили, как новые добавились. На соседней кровати зашевелилась Мариса, чуть не повторив мой манёвр с экстремальным пробуждением. Да, тяжело отвыкнуть от нормальной кровати с хорошими габаритами, встала, отключила будильник и пошла к шкафу за одеждой. Сегодня первый учебный день, никак нельзя опаздывать, поэтому споро оделась и начала расчесывать волосы, а соседка вставать и не собиралась, пришлось будить.
        — Марис, вставай, опоздаем же.  — Она отмахнулась от меня и перевернулась на другой бок.  — Вставай, говорю, хватит бока давить.
        — Да иди ты ***.  — Вот честно, я обалдела и обиделась.
        — Пожааар, гориииим, спасииитеее!  — Засоня подскочила на кровати, ногами запуталась в одеяле и полетала ласточкой головой в пол. После того, как она смогла принять положение сидя, я наконец насладилась её заспанным лицом и небольшой шишкой на лбу.
        — Вот теперь пойду ***, чтобы это не значило.  — Она ошалело посмотрела на меня, взглянула на время и начала бегать по комнате, словно у нас реально пожар.
        — Опаздываю, вот как обычно. Ты почему не разбудила меня?
        — Я?!  — Нет, ну это край. Перекинула копну волос на левое плечо и взялась сама заплетать косу, которая в этот раз вышла гораздо лучше.
        — Просыпаюсь я тяжело, так что толкай, как хочешь, но глаза я должна успеть продрать.  — Соседка схватила щетку с земным порошком и мы пошли чистить зубы в ванную комнату. В этот раз на этаже было оживлённее, девушки бегали кто куда, хорошо хоть очереди уже не было, быстро вдвоём шмыгнули в комнату и закрылись. На все у нас ушло не больше пяти минут, поэтому когда зашли в наши пенаты, забрали только сумки. Заплеталась девушка уже на ходу, пока я закрывала дверь ключом.
        — Демоны, Роззи, если опоздаем, то получим на орехи, давай быстрее.  — Чуть не пнула нахалку, ещё и я виновата осталась, но в чем-то она права, надо поспешить. Перекинула сумку на плечо и побежала к переходу, эта мелкая проныра в любом случае догонит. Почти так и случилось, ей ещё и ждать меня немного пришлось. От перехода пошли в главный холл уже спокойнее, через такую толпу особо не побегаешь, хорошо ещё за руки с Марисой держались, а то нас волной бы точно раскидало в разные углы.
        На постаменте уже стояли преподаватели и группками общались, вступительная речь начнётся минут через пять, как раз дух перевести успеем. К нам почти сразу прибились ещё две девушки, одна пухленькая, ну прям вот сильно пухленькая, минимум девяносто килограмм, что она забыла тут, не понятно, особенно нелепо на ней сидела форма, делая из девушки гусеницу. Вторая высокая, как жердь, рост примерно метр восемьдесят пять и очень худая. Обе были нашими однокурсницами, судя по такому же ошалелому виду, осталось рассмотреть ещё двух, однокурсников выискать тут было нереально, поэтому перевела взгляд на ректора. И все таки это грех, быть таким красивым, неудивительно, что в высшем свете переполох среди леди, осталось только разработать тактику по завоеванию этого мужчины, так просто такого не окольцуешь, но хотя бы уже на счёт троих можно успокоится, две мне не конкурентки, а соседка увлечена другим профессором.
        Преподаватели выстроились в ряд, а ректор вышел вперёд, обозначая свой статус.
        — Студенты, попрошу тишины.  — Свой голос он ничем не усиливал, но в зале воцарилась тишина, лишь несколько шепотков звучало где-то в самом конце нашей нестройной толпы.  — Для тех, кто меня не знает, представлюсь — профессор Азар Де'Лура. Начинается новый учебный год, для некоторых, как и для меня, он является первым, но будьте уверены, что нарушения новых правил будут сурово караться. Для старшекурсников были введены новые дисциплины и состав преподавателей потерпел изменения, я намерен значительно повысить качество знаний и вывести достойных выпускников. По поводу ваших претензий к жилью, мне все равно, кому и сколько платили ваши родители, в более комфортабельные комнаты буду заселять только отличников и особо старательных студентов, так что старайтесь, в этом мире надо добиваться поставленных целей собственными силами и разумом. На этом хочу закончить и поздравить всех присутствующих с первым днём обучения. А теперь расходитесь на лекции согласно расписанию, в случае изменений вам сообщат дополнительно.  — Мы с Марикой заранее посмотрели номер аудитории и карту, чтобы хоть направление
примерное иметь, но девушку пришлось пихнуть локтем в бок, она снова увлеклась осмотром лесного.
        Первой лекцией у нас было законы Эргаса и близ прилежащих стран, наверняка будем досыпать, ничего интересного на таком занятии быть не может. К аудитории подошли одни из первых, следом подтянулись остальные, но считать перестала уже на втором десятке. Прозвенел звонок и наконец подошёл преподаватель. Ничего интересного? Ну нет, теперь принципиально зубрить буду, а соседка весело хихикнула, вот умеет же поймать момент, зараза. Нас пропустили и я сразу потащила девушку на второй ряд, прямо напротив стола преподавателя, хотя тащить пришлось буксиром, она собиралась забиться куда-нибудь подальше, чтоб не отсвечивать, но такой возможности я ей не дала. Мимо нас проходили другие студенты, число которых явно перевалило за тридцать. Неужели у нас в стране так много одаренных? Где откопали только, спрашивается.
        — Здравствуйте, надеюсь представляться не надо и моё имя запомнили, на занятиях ко мне обращаться профессор Азар. Тема нашей сегодняшней лекции — основные законы Эргаса, открывайте тетради и записывайте.  — Он взял в руки мел и вывел на доске тему, мы в свою очередь активно записали в тетради перьями. Рассказывал профессор весьма интересно, даже соседка внимательно слушала, что уж про меня говорить. Слева от нас сидели те девушки, которых я ещё не видела, но рассмотреть даже боковым зрением умудрилась и пригорюнилась. Рядом сидящая была пепельной блондинкой с толстой косой до попы, точеная фигурка, рубаху подпоясала красным ремешком, выделяя и стройную талию и огромную грудь. Вот честно, не отметить это не удалось, моя то еле выглядывает из под свободной рубахи. Личико тоже вроде симпатичное, потом получше рассмотрю, а вторая была жгучей брюнеткой и по типажу похожа на мою соседку. Эти будут серьезными конкурентками, если захотят побороться за сердце нашего ректора.
        — Леди Розалинда, что вы такое там увидели забыв про нашу лекцию?  — Блин, ну я же украдкой смотрела, как он вообще заметил?
        — Простите, профессор, просто погода во дворе отличная, такого больше не повториться.  — Далее идеальный образ Азара в моих глазах поплыл, ну так же не бывает, чтоб за просмотр наказывали..
        — Конечно, не повториться, останьтесь после лекции.  — Обреченно вздохнула и кивнула. Левый висок стал зудеть и я развернулась в ту сторону. Как думаете, что я там увидела? Пылающий гневом взгляд однокурсницы блондиночки, видимо одна конкурентка таки есть, надеюсь ответить ей тем же получилось. Испытывать терпение профессора не собиралась, поэтому вернула все внимание ему, вдруг наказывать сильно не будут.
        Я все слова прилежно записывала в тетрадь, еле успевая макать перо в чернильницу, даже пару клякс поставила, чего не делала лет с десяти. Разговора после занятия и страшилась, и ждала, в голове отбрасывались предположения одни за другими ввиду своей нелепости, но из правдоподобного ничего не придумывалось. Думала, что метания кончатся только после звонка, но я наооборот сильнее занервничала. Мариса сложила сумку и сказала, что подождёт в коридоре, хоть какая-то поддержка, остальные быстро покинули лекционную, мне же не удавалась решить, остаться на месте, или подойти к преподавательскому столу, но так как он сидел за ним и молчал, пришлось остановиться на втором варианте.
        — Вы осознаете, что тут ведётся подготовка профессионалов своего дела?  — Я немного не поняла, в какую сторону он клонит, но кивнула головой.  — По моему наблюдению, это не так.  — Начало разговора мне совсем не понравилось, вдруг он клонит к исключению?
        — Что вы хотите сказать?  — Вот зачем ходит вокруг да около? Только нервирует ещё сильнее.
        — После занятий десять кругов вокруг стадиона.  — Я стояла и не верила своим ушам. Там минимум пятнадцать километров, а я даже семи с условием гена не осилю, нет у меня спортивной подготовки. С ужасом посмотрела на мужчину и начала искать хоть какой-нибудь способ избежать этого наказания, но как назло в голове ни одна толковая мысль не задерживалась.  — Надеюсь после этого будете внимательнее, рассеянность в будущем может стоить вам жизни. Свободны.  — Был момент, когда нашему конюху на ногу наступила лошадь, он тогда ругался матом на всю округу, и если в тот день не понимала причину таких грубостей, если можно культурно выразить своё недовольство, то сейчас захотела повторить за ним слово в слово. Круто развернулась и попыталась быстро покинуть аудиторию, но дверь очень туго открылась, несмотря на сильный удар руками, а на той стороне послышался звук упавшего мешка и гогот. Аккуратно выглянула и сама еле сдержала смешок.
        — Что тут происходит?  — Голос Азара над моей головой был слишком неожиданный, от испуга подпрыгнула и уже знакомое «клац» чуть не отправило меня в обморок. Пошустрее отошла подальше и ошалело смотрела на мужчину, вдруг и за это накажет.  — Имя?  — Та блондинка, с которой мы обменивались злыми взглядами на занятии, зажимала кровоточащий нос.
        — Элона, профессор.  — Прогундосила жертва подслушивания.
        — Сегодня вместе с Розалиндой десять кругов вокруг стадиона, если берётесь добывать информацию, то позаботьтесь, чтобы в этот момент вас не застукали противники и заранее подготовьте пути отступления. Всем на следующее занятие, а вы сначала к доктору, нечего учащихся пугать своим видом.  — Мы все замерли перед ним, как перед удавом, но после команды разойтись достаточно шустро сбежали к другому кабинету.
        У двери номера семнадцать стояли не долго, вскоре подошёл наш преподаватель, тоже из той четверки, что принимала документы. В след за ним мы зашли тише мышей, из общей картины выбивался чей-то шаркающий шаг, но искать чей он, себе дороже, вдруг и этот за невнимательность к своему предмету наказывать будет. Место решила занять тоже самое, второй ряд, напротив профессора, не хотелось бы пропустить с галерки что-то важное. Со звонком зашла Элона и, не глядя ни на кого, тоже села на свое место с предыдущего занятия.
        — Доброго дня, студенты, я профессор Уильим Шелд, тема нашего сегодняшнего занятия «Правила маскировки в окружающей среде равнинной местности», запишите.  — Мы послушно вывели название и приготовились слушать.  — Оценки ставить буду за практику, в конце семестра вам дадут все необходимое по прошедшему материалу согласно теме, вас на первом курсе сорок восемь, первых двух, кто не справится с заданием, даже на пересдачу не допущу, остальные будут получать оценки согласно времени вашего укрытия. Чем дольше вас будут искать, тем выше балл. Надеюсь все поняли, что затея очень важная и будете особенно внимательны.  — В день поступления этот серый человек вообще ничем не выделялся, сегодня его вкрадчивый голос врезался мне в память на долго.
        — Основной цвет равнины — зелёный, но у него есть огромное множество оттенков, если будете использовать темно-зелёный на оливковом фоне, то вас сразу заметят. Поэтому мы будем дополнительно разбирать цветовую гамму и возможности её применения в прикрытии той, или иной местности.  — За время всей лекции тональность речи не поменялась ни разу, словно не человек говорил, а неведомое создание, но в памяти откладывалось все до словечка. Я вот и не знала, что можно налепить на влажную одежду листьев и засесть в кустах, таким образом сделав себя практически невидимым для чужого взгляда, естественно, если и одежда будет зеленой, или хотя бы серой. Мы настолько увлеклись получением новой информации, что для многих звонок стал полной неожиданностью.
        После занятия жаловаться соседке смысла не видела, она и так прекрасно слышала, какое наказание мне назначили, но сочувственное похлопывание по плечу только сильнее расстроило. Сейчас у нас большой перерыв в полчаса и небольшой перекус в столовой, поэтому студенты полноводной рекой стекались в одну сторону. Запах пищи защекотал ноздри и желудок решил поторопить хозяйку громким возмущением, на что Мариса только хмыкнула. Сейчас в меню молочная каша и чай со сладким пирожком, конечно, этим не наешься, но у старших курсов во второй половине дня каждый день физическая подготовка, а плотный перекус специально для первокурсников никто готовить не собирался. Нам сегодня повезло и топтать ботинки не придётся, точнее, повезло моим однокурсникам, я и Элона сегодня все таки посетим стадион.
        Следующим предметом у нас стояла история становления Эргаса, которую знала наизусть, за невыполнения домашних заданий учителя нас наказывали сурово, даже наш дар был не помехой зубрёжке, особенно когда за непослушание могли хворостиной пройтись, поэтому на этой лекции чуть не уснула. Вела этот предмет профессор Катрин Шелд, как говорили слухи, это сестра профессора маскировки, но её шуточки в лекционном материале хоть немного держали меня в сознании, даже наказание не казалось таким уж ужасным, там хоть не заснёшь. С Элоной все это время даже не смотрели друг на друга, но уверенность, что за удар по носу мне ещё отомстят, не пропадала. Надеюсь выпад будет скорым, не хотелось бы помереть в догадках и ожидании.
        После звонка еле дошла до комнаты и не уснула по дороге только чудом, комнату открывала уже практически в бессознательном состоянии, а надо еще переодеться в спортивную форму, чтобы спуститься на стадион. Голова начала кружиться и я решила немного полежать, чтобы хворь прошла, но позорно уснула.
        Таких красочных снов у меня ещё никогда не было, ректор оседлал почему то профессора Катрин на манер лошади и кричал, что он властелин на гнедом коне и завоюет весь мир, но Мариса, почему-то в образе бабки, с подвязанной шалью поясницей и опирающаяся на клюку, тюкнула Азара по голове и сказала, чтоб не топтал ей огород на своей козе. Причём тут огород и коза, не поняла, но во сне было весело, мне казалось, что даже в реальности смеялась, но уверенной быть не могла. Потом снилась война шахматных фигур, они подпрыгивали на доске и подбадривали того, чей ход на данный момент, если их союзник съедал фигуру противника, то улюлюкали голосами Элоны, если проигрывали, то ругались голосом моего младшего братика Ленора. Эта игра настолько захватила моё сознание, что на попытке меня разбудить кому-то и куда-то заехала пяткой, после чего минут на пять от меня отстали и я увидела ещё два хода, конём и пешкой. Потом мне стало холодно и мокро, пришлось останавливать просмотр столь замечательной битвы.
        — Проснулась, засоня? Вставай, там ректор у дверей стоит.  — Собрать себя в кучу с первого раза на удалось, свинцовая голова не позволяла телу принять вертикальное положение, а комната немного плыла.
        — Розалинда, я ещё долго должен ждать, пока вы соизволите проснуться?  — Опустила ноги на пол и попыталась встать, держась за угол стола, пару раз вновь падала на попу, но встать все таки удалось. Взгляд главы академии был злющий до невозможности, но сейчас меня это не особо трогало, я впервые в жизни поняла, что чувствуют обычные люди при болезнях.  — Вы не отработали наказание! По какой причине, позвольте поинтересоваться?  — А по моему лицу не понятно, что ли?
        — Спала, не видно что ли?  — Я проснулась, а инстинкт самосохранения ещё нет, поэтому страха перед ним не ощущала совершенно.
        — Рот открой.  — Посмотрела на него, как на сумасшедшего, но меня цепкими пальцами подняли за подбородок и надавили больно на щёки, пришлось подчинится и открыть пошире, пусть делает, что хочет, лишь бы ушёл и дал доспать.  — Ясно. Сегодня отдыхай, наказание завтра отработаешь.  — Сам закрыл за собой дверь и ушёл, а я начала раздеваться, ботинки не особо способствуют комфортному сну.
        — Это что сейчас такое было?  — Мариса сидела на своей кровати с обалделым лицом, но сейчас сил говорить не было, даже ночную сорочку не одела, так и легла досматривать партию в шахматы в нижнем белье.
        Проснулась я в шесть утра, за тридцать минут до будильника, голова была чугунная, но надеялась на холодный душ, может он поправит моё состояние, а волосы, надеюсь до первого занятия успеют немного просохнуть, если что, влажными заплету, все равно в ближайшее время и в этой форме соблазнительница из меня та ещё. Под упругими струями воды я оживала, словно цветок, который неделю не поливали и наконец дали влаги. Немного прийдя в себя, вернулась в комнату, надо расчесываться и будить соседку, а то опять начнёт скакать по комнате, как оголтелая, но ошиблась, она мерила комнату шагами, то и дело поглядывая на часы.
        — Ты чего?  — На моих словах она остановилась и стала пристально меня осматривать.
        — Как себя чувствуешь?
        — Да ну нормально, а почему спрашиваешь?  — Я не понимала поведения Марисы, с чего такое беспокойство к моей персоне.
        — Ты вчера ректора обхамила, и ещё спрашиваешь?  — Полотенце полетело на пол, душа оказалась примерно там же.
        — Я… Что сделала?  — Надеюсь, это она так неудачно пошутила, а то падать ниже в глазах Азара просто некуда будет.  — Демоны, я ж отработку наказания проспала, меня убьют, отчислят, что же делать то, а?  — Я начала бегать по комнатушке так же, как до этого бегала Мариса.
        — Ты вообще ничего не помнишь, что ли?  — Я села на кровать и зарылась пальцами в волосы, стараясь вспомнить вчерашний день. Сначала вспомнила сны, хихикнула, потом разговор с графом, впала в уныние. Нет, везением боги меня обделили, однозначно.
        — И что делать?  — Она села напротив меня и пожала плечами.
        — Для начала пойдём на занятия, думаю, он сам к тебе подойдёт, к тому же он сказал, что наказание будешь сегодня отрабатывать, но лучше бы ты вчера все сделала, сегодня из нас точно все соки на физподготовке выжмут.  — Ну и ситуация, как из всего этого выбираться, не понятно. Ещё немного и впервые в жизни отступлюсь от начатого, надоедать начинают все эти скачки.
        Завтрак в голове не отложился, даже братья близнецы не смогли отвлечь от печальных дум, но зато обещанный урок на концентрацию внимания выбил из хандры. Нас по одному вызывали к доске и профессор Эльнуизард, тот лесной житель, пребольно обстреливал камушками, требуя, чтобы уворачивались, а они летели совершенно невероятными линиями, то делая угол в девяносто градусов, то облетали и били в спину, то запускал сразу три, причём попадали в разные места. Мы ругались сквозь зубы, нервничали, ойкали от боли, но увернуться ни у кого ещё ни разу не получилось, поэтому выходили с занятия все в синяках, не записав и слова в тетрадь, а ещё переживали за физподготовку, ведь вести у нас её будет он же.
        — Студентке Розалинде требуется явиться в кабинет ректора, срочно.  — Голос, идущий из стен, заставил меня вздрогнуть. Я, конечно, понимала, что в нашу глухомань мало какие новинки доходят, и что предстоит знакомится со многими из них, раз планирую жить в столице, но не с голосов демонов, идущих непонятно откуда.
        — Марис, скажи, что я не сошла с ума и этот голос мне не почудился.  — Мне было страшно за своё сознание, вдруг с ума схожу и мне только показалось, что слышала этот приказ?
        — Вот деревня, даже с громкой связью не знакома.  — Блондинистая зараза рассмеялась, а её подружка подхватила.
        — Нет, Роззи, и иди быстрее, пока он не разозлился на твою задержку.  — От слов южанки выдохнула, отдала сумку, чтобы отнесла в кабинет, и побежала в левое крыло первого этажа, где, судя по карте, находилась вотчина главы академии. Чтобы быстрее оказаться перед его очами, решила немного пробежаться, и естественно, немного не дойдя до нужного места, в кого-то влетела на повороте. В этот раз отсутсвие лестницы меня очень обрадовало, но от удара в неизвестное тело с лёгких выбило воздух, хорошо хоть реакция у человека была отличной и никто из нас не оказался на полу. Подняла голову, чтобы рассмотреть препятствие, и обомлела. Я находилась в объятиях одного из богов, однозначно. Пепельного цвета волосы, фиалковые глаза, высокие, ярко очерченные скулы, чувственные губы, это прекрасное лицо не испортил даже рваный шрам на щеке, а ростом он был на добрую голову выше меня.
        — Неужели мне посчастливилось и в мои сети попалась райская птичка?  — От его голоса в душе зацвело непонятное чувство, а глупая улыбка сама по себе появилась на лице.
        — Хватит тискать моих студенток.  — Голос Азара привёл меня в чувство и я попыталась вырваться из чужих рук, но меня лишь крепче к себе прижали.
        — Она и моя студентка тоже, к тому же, вдруг я влюбился?  — Вырываться резко перестала и недоверчиво уставилась на незнакомца, который разговаривал с ректором поверх моей головы.
        — Я ещё не решил, будешь ты тут преподавать, или нет.  — Сталь в голосе ректора меня не на шутку взволновала, вся эта ситуация какая-то бредовая и присутствовать на разборках двух мужчин мне не улыбалось.
        — Отпустите меня, пожалуйста, я теперь точно не упаду.  — Хотела сказать это твёрдым голосом, а получилось испуганное меканье овечки. Захват ослабился, позволяя мне вырваться из капкана, но ощущение, что я влипла по самую макушку, не пропадало.
        — Да брось ты, Азар, я лучший в своём деле, и ты это знаешь.  — Он перевёл взгляд фиалковых глаз на меня и сделал поклон, поцеловав ручку.  — Прекрасная леди, до встречи.  — И он пошёл к выходу, мурлыкая себе под нос незатейливую мелодию.
        — Розалинда, в кабинет.  — От приказного тона резко подорвалась и просочилась в его владение сквозь маленькую щелку между косяком и самим Азаром, а он даже отойти не удосужился, стоял, словно монолитный камень, даже не покачнулся. Прошло ещё с минуту, пока он наблюдал за незнакомцем, а потом зашёл, громко хлопнув дверью. Я побаивалась мужчину, пока он в таком состоянии, но уйти не могла, а то сделала бы ещё хуже.
        Пока он шёл к своему месту, успела рассмотреть кабинет, который ему подходил просто прекрасно. Высокий потолок светло-бежевого цвета, стены были отделаны деревом цвета венге с вишневым оттенком, стол был из более тёмной древесины, массивный, словно для великана, огромное окно напротив входа, из которого был виден небольшой парк с маленьким прудиком, стеллажи были забиты книгами, а два небольших диванчика темно-фиолетового цвета уютно устроили в углу, окружая небольшой столик с графином воды на нем. Ковёр, которым был покрыт пол, меня покорил в самое сердце, высокий и мягкий ворс, даже на глаз, по такому ходить только босиком, а не осквернять подошвами обуви.
        — Все рассмотрела?  — От холодного голоса меня прошиб озноб, в голове сразу всплыли картинки вчерашнего вечера, и я снова ощутила себя психически нездоровой, разрываясь между желанием хихикать и плакать, может нервное истощение и меня получится вылечить килограммом конфет? Ага, только достать их здесь негде.
        — Простите, само как-то.  — Он откинулся на спинку кресла и начал барабанить по столу, вызывая этим ритмом нервную дрожь. Вот зачем он меня пугает, сразу нельзя к делу перейти?
        — Что ты вчера ела?  — Вот вопросов, касательно моего меню, не ожидала.
        — Тоже, что и все остальные, на обед разнообразия блюд тут нет.  — Чувство противоречия грызло, я побаивалась этого мужчину, но язык начинал хамить, не спрашивая разрешения у мозга.
        — Может угощали чем-нибудь кто из друзей?
        — Простите, но нет, я кушаю только в столовой.  — Он снова начал барабанить по столу о чем-то размышляя, а я все стояла, хоть присесть бы предложил.
        — Я понял, можешь идти на занятия. И будь добра, сегодня не пропусти отработку.  — Хотела обиженно фыркнуть, но сдержалась, попрощалась с ректором и выбежала в коридор. Нет, такие эмоциональные качели меня в могилу сведут, надо срочно найти баланс.
        Занятие по литературе прошло, как на иголках, весь разговор с ректором не укладывался в голове, отвлекал от мыслей только злой взгляд Элоны, чего только взъелась на меня, спрашивается. Но зато на физподготовке поняла, что такое демонский дом.
        Перерыв был в двадцать минут и мы успевали переодеться к занятию, только смущение перебороть было трудно, так как форма была всех оттенков зеленого и безобразно обтягивала везде, где нельзя, среди нас только Мариса чувствовала себя, словно рыба в воде, а остальные зажимались и старались казаться меньше, даже наша толстушка пыталась спрятаться за однокурсниками и не отсвечивать. Эльнуизарда ждали с замиранием сердца и надеялись, что сильно зверствовать он не будет, но какой там. Для разминки нам дали семь кругов, и мы нестройным шагом побежали. Где-то на третьем толстушка, имя которой я так и не узнала, упала и вставать не собиралась, а профессор просто стоял и смотрел на это, вместо того, чтобы помочь, но она немного полежала и наконец, когда мы её обогнали на круг, встала. На шестом круге хотела повторить её манёвр, но зная здешние нравы, точно накажут за такое, поэтому к восьмому я не бежала, плелась, как и все остальные девушки, зато парни выглядели бодрее, за что их хотелось утопить. Потом были отжимания, приседания, растяжка, прыжки, все эти издевательства переносить было невероятно тяжело,
тело болело просто нереально, тянуло даже те мышцы, о существовании которых я и не знала, а мне ещё наказание отрабатывать. Ну нет, больше я терпеть не намерена, демоны с ним, мужем, в тридцать найду кого-нибудь и буду жить в деревне припеваючи.
        Но после всего этого была одна радость, я поставила себе цель поговорить с ректором и первая успела зайти в душ. Тёплая вода немного сняла напряжение, но ноги все равно были ватными, поэтому к Азару добралась только через час, после окончания занятия у этого изверга лесного.
        У меня в голове была одна несостыковка, в прошлый раз я вошла через одну дверь, а на карте обозначена другая, решила следовать своей бумаге и постучала в дверь, которая на ней была указана. Женским голосом мне разрешили войти, что, собственно, и сделала. За столом сидела миловидная женщина лет сорока и перебирала стопку бумаг.
        — Здравствуйте, мне необходимо поговорить с ректором.  — Она подняла на меня взгляд.
        — По какому вопросу?
        — Хочу прервать обучение.  — Её брови поднялись в удивлении, а рот слегка приоткрылся. С той прытью, какой она забежала в дверь кабинета начальника, навела меня на мысли, что тут сейчас будет какой-то подвох, и я не ошиблась..
        — Проходите, профессор Азар ждёт вас.  — Я вошла в уже знакомый кабинет и мужчина сидел за столом слева от меня. Интересная планировка, зачем тогда отдельный вход? Он крутил в руках стопку бумаг, осматривая меня каким-то недовольным взглядом.
        — Будете отдавать деньги наличными, или выпишете бумагу?  — Почему он всегда говорит о чем-то, что я не понимаю..
        — Вы о чем?  — Он кинул на край стола стопку.
        — Глава три, пункт пять, читай.  — Неуверенно подошла к бумагам и нашла нужную часть. «В случае добровольного прерывания образования в АТ, бывший студент или его семья обязаны выплатить три тысячи золотых в казну страны. Если студент не справляется с обучением и его исключают, обязан отработать телохранителем караванов не менее пяти лет». Голова пошла кругом и я чуть не потеряла сознание. Для моей семьи это огромная сумма, таким поступком я лишу надежды на хорошее приданное сёстрам и наследства для Ленора, матушка не переживет этого и сляжет, а папенька угробит себя в попытках снова заработать. Караваны тоже не вариант, там со мной за пять лет может случится все, что угодно. Руки дрожали от обиды за такую подставу, хотя тоже хороша, надо смотреть, что подписываешь. Вернула бумаги на стол и подняла взгляд на ректора.
        — Я передумала, могу идти?  — Он вновь вольготно развалился на кресле и величественно кивнул.
        — Можешь идти, встретимся на отработке.  — Как же хотелось обматерить его, кто бы знал, от бессилия и осознания своего положения хотелось рыдать, слезы уже ощутили слабину и застилали глаза. Я смогу, справлюсь…

        Глава 5

        В комнату влетела злая, как тысяча демонов. Вот негодяй, финансовый новатор, в петлю его мало! Не нужен мне муж подлец, другого, гораздо лучше найду, а он пусть дальше бобылем ходит. Пнула со злости стул и запрыгала на одной ноге, эта коряга даже для приличия ни на сантиметр не сдвинулась, чуть повторно её не пнула, но вовремя остановилась, отбить и вторую конечность не хотелось. От обиды и негатива на всю ситуацию в целом, переоделась в потный спортивный костюм, который ещё никто не забрал стирать, и пошла на стадион. Мышцы все ещё побаливали, но наказание сейчас отрабатывать самое то, дольше на злости продержусь.
        Стадион у нас огромный, на нем имелась длинная полоса препятствий, общие тренажеры, площадка для боевых искусств, вся территория была огорожена высокой сеткой, назначение которой не совсем понимала, но, видимо, так было нужно. Открыла калитку и глубоко вздохнула ещё по летнему горячий воздух, осень вступать в свои права не торопилась, ну я радовалась, не люблю осень, она у меня ассоциируется со смертью, даже зима не так сильно давит морально своим белым цветом, как серые грязевые разводы, пожухлая листва, голые деревья. Начиная с октября стараюсь даже из дома не выходить, пока снег пушистым одеялом не укроет землю, за эту странность люди всегда считали, что дар у меня не сильно проявился, раз больше месяца способна просидеть в четырёх стенах. Чтоб они понимали, сплетники, в одаренных.
        Немного размяла суставы и медленно побежала, хотя эмоции пытались заставить меня бежать во всю силу, только головой понимала, что тогда наказание не отработаю, упаду намного раньше и засну от усталости под каким-нибудь тренажером, а может и на лавке, что стоит тут для упражнений. Пару кругов пробежала, даже не запыхавшись, злость все ещё спонсировала мой организм энергией и надеюсь, что её хватит на долго. Ну, ректор, ну, демон, я тебе ещё устрою сладкую жизнь. Из-за наших особенностей исключают из академии только по причине неуспеваемости, все остальное нам тут сходит с рук, ну, ещё за драки, но их можно проводить в качестве дуэли под присмотром одного из преподавателей, хотя за время обучения я пока о таких казусах не слышала. Вот поэтому могу делать пакости, сколько душе угодно, главное не попасться, а то такое наказание назначат, что сама побегу караваны сторожить. Пять кругов прошло и я начала ощущать усталость, все таки совсем недавно выкладывалась по полной, теперь ещё половину, главное дожить, двадцать километров для неподготовленного человека, это вам не шутки. Стиснула зубы и отсчитала
ещё круг, возле калитки уже стоял Азар. Решил проверить исполнение приговора? Любуйся, негодяй. Ещё круг преодолела на чистом упрямстве, осталось три, а ноги уже не хотели слушаться, лёгкие горели огнём, в боку поселилась оса, которая жалит каждую секунду и её яд не собирается кончатся. Доползла восьмой, а девятый преодолевала со скоростью беременной улитки, и ведь вот же предательство организма, всего немного осталось, как икры свело судорогой и я упала. Плюнула на наказание и устремила взгляд в голубое небо, которое уже через пару часов станет быстро темнеть. Пушистые, словно месячная ярочка, ещё не выпущенная в общее стадо, и такие же белые. Боль не позволяла мне даже пошевелиться, тянуло все, казалось, что даже волосы болят.
        — Ну, чего разлеглась, ты не стадо своё пасёшь.  — Он точно объявил мне войну, но сегодня пусть живёт, только до комнаты дотащит. Говорить сил тоже не было, прикрыла глаза и чуть не заскулила, как дворняжка.  — Камень показал высокий уровень дара, ты способна выдержать на начальном этапе как минимум пятнадцать кругов, так что встала, прекратила притворство, и побежала.  — Где таких извергов воспитывают, скажите мне, никогда в то место не сунусь. Как можно быть таким сухарем, если у нас на занятиях даже парочка парней не справились до конца? А меня ещё и дополнительно гоняют, сам бы попробовал.  — У вас скоро начнутся занятия по физической подготовке, как ты планируешь там справляться, если и десяти кругов не одолела?  — Он что, не в курсе расписания? Вот так, из-за невнимательности гробит студентов? Кое-как встала на четвереньки, потом приняла вертикальное положение.
        — Да идите вы в бездну со своей академией.  — Я на шатающихся ногах обошла обалдевшего профессора и двинулась в сторону зданий, надо дойти до лекарей, вскоре появится откат на значительное превышение физических нагрузок, надо запастись обезболивающими. Практически на выходе чуть вновь не упала, поймал профессор Эльнуизард, думала расцелую спасителя, но получилось только жалко повиснуть на нем.  — Спасибо. Не могли бы помочь мне добраться до кабинета доктора?  — Брови мужчины поднялись вверх и он посмотрел куда-то в сторону от меня.
        — Что тут происходит?  — Меня до сих пор поражает голос этого миловидного создания, если закрыть глаза, то представляется огромный воин, переживший не одно сражение.
        — Отработка наказания, но только эта девчонка до противного слаба, на восьмом круге упала и отказывалась вставать, надо перепроверить уровень дара, подозреваю, что она и до необходимого уровня то не поднимется, или симулирует, так что брось это тело и пошли, пусть сама о себе заботиться.  — Убью, гада, не знаю как, но убью. Еле разлепила глаза и наткнулась на злое лицо лесного, надеюсь, зол не на меня и не оставит меня тут, врятли я сама дойду даже до главного корпуса.
        — Азар, ты в своём уме? Мало того, что наказания ввёл за малейшие нарушения, так ещё и угробить решил толковых студентов? Девчонка сегодня в числе немногих выполнила все упражнения, что давал её курсу, а ты заставил дополнительно заниматься?  — С каждой минутой было ощущение, что я уплываю за грань, словно во мне пробили брешь и энергия вытекала упругой струйкой. Бледнеющее лицо ректора уже не видела, было чувство, что я вылетаю из своего тела, и это было приятно, боль начинала отступать на второй план. Тут моё тело затрясли, изверги, даже за грань спокойно уйти не дают, обращаются, как с мешком картофеля, потом почувствовала, как что-то острое воткнулась в правое плечо и левое бедро, меня обдало жидким огнём и я разлепила веки, надо в душ, да побыстрее, сгорю же заживо. Сбила кого-то на пути, в попытке найти душевую, но в положенном закутке двери не было, начала метаться от комнаты к комнате и скулить, жар опалял все сильнее, заставляя хаотично натыкаться на закрытые двери. Что они со мной сделали? Это было адски больно, меня даже кто-то остановил и что-то спросил.
        — Горю… Воды.  — Трясти в поисках ответов перестали, зато взяли на руки. Обвила шею человека, прижимаясь к холодной коже щекой, одежда тоже приятно холодила, но через пару минут огонь вернётся, я знаю. Несли меня не долго, но когда холодные струи стали бить тело, чуть с ума не сошла от удовольствия, даже одежда не мешала. Подняла голову вверх и стала ловить ртом капли, хотелось охладиться ещё и изнутри. Жар постепенно отступал, но выходить с душа желания не было, очень боялась возвращения огня, да и холода не ощущала, что говорило о присутствии непонятно нечего внутри меня, поэтому отсюда выгонят только с применением силы, по другому не получится.
        — Ну как, нравится?  — Только сейчас вспомнила, что сюда не сама пришла, а меня кто-то принёс, про этого кого-то забыла совершенно и с опаской подняла взгляд. Так, я передумала, до своего душа дойду спокойно.
        — Вы о чем?  — В душевой стоял сегодняшний незнакомец и придерживал за талию. Умно, по другому бы я упала и не факт, что голова осталась бы целой.
        — Мой душ вас устраивает?  — И улыбнулся. Мне интересно, они специально подбирали неотразимых мужчин, чтобы девушки учится не смогли?
        — Вполне, а вы не простудитесь?  — И поняла, что ляпнула. Не болеем мы обычными хворями, но вот так, не рассчитав своих сил, запросто можем сгореть, или уйти за грань. Он мне улыбнулся и руки на талии как-то потяжелели.
        — Не думаю, рядом с такой горячей девочкой трудно заболеть простудой.  — Я покраснела, скорее всего, до кончиков корней, очень надеюсь, что он говорил про мой недуг. Ещё и засмеялся над моей реакцией.
        — Я думаю, что уже могу идти к себе, вы позволите?  — Моё бренное тельце прижали ещё ближе, вся ситуация начала ужасно напрягать, я не понимала, что он задумал.
        — Боюсь, что нет, время подобных приступов от пятнадцати минут до часа. Если вы выйдете с холодной воды, то максимум минут пять и ваше очаровательное личико покроется ожогами, вы не успеете даже до комнаты дойти.  — Перспектива умереть не обрадовала, но находиться в обществе этого красавчика становилось страшно, вдруг у него на уме какие-нибудь пошлости?
        — И как понять, что приступ кончился?  — Мокрую косу мне перекинули на спину и провели тыльной стороной руки по щеке, от этого движения задержала дыхание, так близко и долго ещё ни разу не находилась рядом с представителем сильной половины, это немного волновало.
        — Как только начнёте замерзать, сейчас ваша кожа ещё очень горячая.  — Он провёл большим пальцем мне по нижней губе, но эти движения меня начали пугать, уперлась ладошками в мужскую грудь и немного отодвинулась. Легкий озноб прошёл по телу и холодные струи перестали доставлять удовольствие, становилось невыносимо холодно. Вырвалась с чужих рук и вышла с душевой зоны.
        — Спасибо, что на бросили там, всего доброго.  — Ответ ждать не стала и выбежала с комнаты. Надеюсь, что никто не видел, как я выходила с комнаты мужчины, клеймо падшей потом никакими благочестивыми поступками не смоешь. В комнату завалилась мокрая и взъерошенная, а Мариса накинулась на меня с вопросами.
        — Ректор — гад, а твой остроухий — настоящий мужчина.  — Для убедительности показала большой палец вверх.  — Все остальное завтра, извини.  — Я переоделась в тёплую, зимнюю сорочку, ибо замёрзла просто зверски, залезла под одеяло и продрогший, уставший организм отрубился моментально.
        Проснулась от того, что засоня соседка проснулась первая и будила меня, неужели ролями поменялись? Пока одевались и заплетались рассказала все, что вчера произошло, она охала и ахала, в итоге я обрела ценного союзника на исполнение мести, обещала же ректору войну, теперь познакомится с проделками женского, пытливого, а главное злопамятного мозга. Пока стояли в очереди на водные процедуры, делилась вчерашними переживаниями с однокурсницами, за исключением душа с незнакомцем, там немного приврала, а девушки народ жалостливый, даже злюка Элона прониклась, она ведь тоже успела помучится от наказания ректора. Что ж, наживку заглотили, скоро нашему главе будет ой как не сладко.
        В столовой на завтраке народу было уйма, мы пришли в самый пик, поэтому диверсии быть. Первые в жалости к бедной девочке, замученной несправедливым и недальновидным Азаром, пали близнецы, которые в этот раз к нам присоединились со своей единственной однокурсницей. Девушкой она была молчаливой, с пытливым взглядом, выдающим острый ум, но очень доброй. К тому моменту, как ректор вошёл в столовую, как минимум одна пятая студентов смотрели на него зло и неприязненно, он даже затормозил от удивления, а Эльнуизард понятливо хмыкнул, даже подмигнул нам, когда проходил мимо нашего столика к раздаче, от чего Мариса зарделась и очаровательно ему улыбнулась. Да, осада лесного будет долгой и капитальной, такие, как моя соседка, от своей цели не отступают. Азар осмотрел студентов и тоже пошёл к раздаче. Если он сейчас не подойдёт и не извиниться, то будет через чур суровым ректором и самодуром, а если извиниться, то недальновидным руководителем, не способным проследить даже за расписанием в варенной ему академии, а таких на одном из ключевых постов держать не будут, вежливо попросят уйти в отставку. Судя по
поведению, он выбрал второе, а мне не больно то и хотелось его извинений.
        — О, прекрасная Розалинда в добром здравии, очень рад.  — Кусок оладушка застрял с горле и я закашлялась, на что мне участливо постучали по спине. Запила горячим чаем и оглянулась назад, впрочем, уже предполагала, кого там увижу.
        — Доброго дня.  — Больше ничего сказать не могла, чтоб не выдать кусочек вчерашнего дня, оставалась надеятся на благоразумие этого блондинчика.
        — Действительно, доброго, и приятного аппетита.  — На этих словах он покинул наше общество и пошёл за своим завтраком.
        — Хватит на меня так смотреть!  — Любопытные глазки молча задавали вопросы, ответы на которые я в любом случае не знала.
        — Кто он?  — Ну конечно, куда ж без вездесущей Марисы.
        — Судя по всему он наш преподаватель, имени не знаю.  — На этом постаралась своим видом показать, что говорить более не желаю, кушать вообще в тишине положено. Две темы на сегодняшнем завтраке стали ключевыми, это о новом красавчике, и о беспределе ректора.
        Начать пакостить планировали на следующий день, сегодня решили затеряться в числе злых студентов, ведь многие понимали, что могли оказаться на моем месте, физическое перенапряжение для телохранителя весьма опасно, да, ген усиливает природные данные, мы сильнее, выносливее, нас нельзя убить ядом, прекрасные стратеги, но мы люди, какими бы возможностями не обладали. Для нас есть точка невозврата, даже если близко к ней подойти, есть шанс уже не выжить, человеческое тело попросту не справится.
        Существует легенда, что наш ген, это дар демонов. Когда была война между подземным миром и миром богов, люди активно принимали ту, или иную сторону, с союзниками демоны делились своей кровью, давая им невероятные способности, при этом кровь прижилась в организмах людей и они передавали этот дар своим потомкам. Есть и обратная легенда, что так нас одарили боги, чтобы мы сражались с тёмными существами практически на равных. Ни в одну из этих сказок я не верю, но истинную причину возникновения нам подобных никто не знает, только факт остаётся фактом, мы не такие, как обычные люди, и если власть решит, что мы опасны для людей, начнутся гонения и фанатики будут убивать без разбора, прикрываясь волей богов. Вот мы и служим на благо родины и короля, порой рискуя жизнью для защиты нанимателя, этим мы гарантируем свободу и жизнь нашим детям, лояльность власти для телохранителей очень важна.
        Занятия пролетели как-то незаметно, все те знания, что давали, впитывала как губка, раз уж мне придётся тут учится, то жить хочу в нормальных условиях, Мариса решила точно так же. Уже вечером, сидя в комнате после ужина и душа, разрабатывали план грандиозной пакости для Азара. Суть была в монотонном доведении до мании преследования, он мужчина видный, наверняка девочки, хоть и были обиженны произволом, все равно кидали на него томные взгляды. Начать решили с любовных записок, для этого мы с соседкой собирались по очереди держать его в поле зрения, и шустро подкидывать материал. Единственная загвоздка была в вскрытии замка и свидетелях, поэтому мне пришлось учится шустро вскрывать механизмы затвора. И вы представляете, этому меня учила Мариса, где девушка благородных кровей подобному научилась, даже спрашивать боялась. После второго десятка моих жалких попыток вскрыть не вскрываемое, я огорчилась, если не скорректируем план в срочном порядке, придётся придумывать что-то другое. Если подкидывать будет только южанка, то очень быстро заподозрят, а нам нужно инкогнито. В итоге план переработали и
решили передавать послания через дверь, ну, первую пару раз, потом нам наверняка устроят засаду.
        Первое послание содержало такие строки:

        «Пишу вам, дорогой Азар, чтобы признаться в своих искренних чувствах. Когда я впервые вас увидела, то потеряла покой. Никогда ранее я не видела таких мужчин, вы достойны самого лучшего, очень жаль, что я не имею смелости открыть своё имя, и что не имею права претендовать на взаимность. С искренней любовью, ваша леди».

        Подбросить решили в шесть утра, пока все спят, на это дело подрядилась сама, все таки Мариса тяжело встаёт, до этого беспокойство обо мне поднимало, теперь такого счастья не предвидится.
        На дело отправилась одетая в форму, поэтому бодренько побежала через тунель в главный корпус, нельзя, чтобы моё возвращение кто-нибудь засёк. Записку сунула в маленькую щелку между дверью и полом, на обратной стороне было подписано, что она графу Азару Де'Лура, подбросить решила непосредственно в кабинет самого виновника этой диверсии, но чтобы остаться не узнанной, почерк намерено изменила, только к моему стыду, до этого додумалась южанка, а не я. Обратно бежала на всех порах, у дверей непозволительно долго задержалась, да и звук открываемого замка придал сил, страх быть пойманной в самом начале нашего плана позволил во время скрыться за поворотом. Пока он прочитает, пока решит догнать незнакомку, или нет, успею получить фору минут в пять, надеяться на то, что носитель гена не захочет раскрыть личность автора, бесполезно, мы весьма любопытные создания. По туннелю бежала сломя голову, если он увидел меня в нем, то уже по волосам узнает, надо добраться до комнаты и суметь не попасться на глаза даже мельком. Инстинкт сказал, что погоня началась, фора была минут в восемь, долго же он решал, жаль, что
топаю я как стадо коров, не обучена тихому шагу. На лестницу влетела, как на крыльях, а до спасительной двери оставались считанные шаги, что меня почти догнали скорее чувствовала, чем слышала. На дверь решила потратить чуть больше времени и тихо её открыла, а там на старте уже была Мариса с зубной щеткой, полотенцем и в сорочке, по поводу последнего эта камикадзе совершенно не комплексовала. Она вышла и громко хлопнула дверью, ну а я шустро сняла форму и закинула в корзину для белья, благо третий комплект остался, грязные надо будет в ванную занести, там для каждой отдельная корзина есть, откуда потом вещи забирают, и после стирки вешают на крючки под именем. Косу пришлось расплести, чтоб создать заспанный вид, глаза немного потёрла кулачками и на этаже послышался визг. Быстро высунула голову из двери и вы представляете, эта клуня лупила ректора полотенцем по всему, до чего дотягивалась, на звуки высунулись все остальные.
        — Да как вы смеете порочить честь девушек, мы находимся в своём крыле и можем позволить себе немного вольности. А вдруг я подам жалобу королю и заставлю вас жениться на мне после вашей выходки? А ну, немедленно покиньте крыло!  — Боги, я чуть не испортила момент глупым хихиканьем, она выгоняла главу академии, прям как бабка крестьянка, которая гоняла мелких воришек со своего сада, в добавок вспомнила сон про козу и огород. Пришлось засунуть голову назад и быстро схватить подушку, в которую рассмеялась в голос. Нет, ей среди лицедеек равный не будет, если выберет эту стезю, так натурально изобразить праведный гнев благородной леди ещё суметь надо, да и привлекла внимание общественности, так сказать. Решила ещё немного потерпеть и снова высунула нос наружу.  — Или вы тут подглядываете за нами в скважины, пока мы переодеваемся, м?  — Мужчина явно был растерян и не знал, как себя вести в подобной ситуации, поэтому сделал то, что оставалось, шустренько сбежал, наскоро принеся извинения за доставленные неудобства. Мариса победно хмыкнула и вернулась в комнату, уже там из суровой поборницы морали
превратилась в хитрющую чёрную лису.
        — Хватит на меня так смотреть, я же не знала, что он трудоголик и в шесть утра будет на рабочем месте, ели ноги унесла, а мне ещё сегодня на физподготовке выкладываться.
        — Да ладно тебе, зато я пар спустила, он теперь сюда ещё не скоро поднимется.  — Мы вместе посмеялись и пошли приводить себя в порядок, пока наши соседки обсуждают друг с другом новости.
        После этого в академии начались новые шепотки, к уже имеющемуся списку нелицеприятных слов добавилось «извращенец». Как-то незаметно наступило воскресение, наш единственный выходной. За неделю познакомились практически со всеми, но запомнила только имена девочек, а подружиться и вовсе удалось только с Эмми, нашей веселой толстушкой. Она оказалась той ещё авантюристкой, поступила сюда, чтобы похудеть и найти мужа, в последнем я её очень понимаю, но на счёт веса не совсем, неужели дома этим заняться нельзя было. Того мужчину, что помог мне с душем, видела только в столовой, близнецы сказали, что он преподаёт у будущих послов. У нас такой дисциплины пока нет, когда на первом курсе мы отсеемся и те, что не осилили программу, уйдут, нам дадут на выбор несколько профессий. Это послы, телохранители монарших особ, или тех, кто больше заплатит, безопасники, эти в дальнейшем уйдут в гвардию на хорошие должности, учителя по физическим дисциплинам, в нашей стране многие аристократы с удовольствием нас нанимают, ведь все они и их сыны военнообязанные, никто не хочет погибнуть в начале сражения. Но самая
малочисленная группа, это разведчики, они в дальнейшем, после выпуска, будут прикреплены к безопасникам, но фактически отдельная структура в королевстве, ведь информация — наше все. Все эти специальности отличаются лишь парочками разных дисциплин, в основном подготовка будет мало чем отличаться.
        Первую часть выходного мы провели в кровати, отсыпаясь, ну а потом решили погулять по парку, пока погода позволяет. Мы сели на лавочку, что стоит недалёко от пруда, от него уже прилично пахло тиной, наверняка ещё месяц назад зацвёл, но для шустрых рыбок и крупных жаб это была не проблема, даже парочка уточек плавали. Я откинулась на спинку и прислушалась к звукам. Весёлое кряканье прерывало заливистое кваканье, жители водной среды словно соревновались в том, кто громче. Слабый ветерок шелестел в листве и доносил до нас аромат хвои, да скошенной травы. С закрытыми глазами я представляла, что сейчас нахожусь в беседке своего имения, и меня скоро позовут близняшки, вновь что-то натворившие, или же Касандра кликнет на обед. У нас при доме имелось небольшое хозяйство, и кряканье уточек только сильнее добавляло сходство с воспоминаниями.
        — Эй, Роззи, уснула, что ли?  — Я открыла глаза и немного веселее улыбнулась, иллюзия дома слегка разогнала тень в душе.
        — Нет, наслаждалась, с этой учебой вообще нет времени на небольшой отдых.
        — Это точно, если такая первая неделя, то боюсь представить, что дальше будет.  — Мы немного пригорюнились, учеба и правда давалась нелегко, но сдаться не имеем права, некуда нам отступать.
        — Ты готова к вечернему променаду?  — Наша задумка вышла на новый уровень, записки подкидывать в кабинет стало нереально, поэтому мы разведали месторасположение комнаты Азара и приготовили небольшой сюрприз. Вечером, когда все будут на ужине, мы попросили близнецов проследить за ректором, чтобы когда он вышел, кто-нибудь из них успел обогнать его и предупредить нас. Естественно, пришлось посветить парней в наши аферы, а уж после этого их отговорить принимать участие в такой опасной затеи было невозможно. План был до безобразия прост, Мариса вскрывает комнату, я навожу шорох на кровати и оставляю где-нибудь на видном месте записку. «Ваша кровать просто восхитительна, ведь она пахнёт мужчиной моей мечты. С любовью, ваша леди», вот такое незамысловатое содержание, но если бы меня неделю атаковали подобными посланиями, я бы волосы на себе рвала в попытке узнать личность отправителя.
        Настал час Х, коридор был пуст и один из братьев оповестил, что ректор изволит ужинать. Замок южанка вскрыла за считанные секунды и мы обалдели. Огромная комната, добротный письменный стол из темного дерева, секретер, пушистый ковёр, большой диван со столиком, у правой стены две двери, одна наверняка в личную душевую, а вторая в спальню, куда нам и надо, хорошо осмотреть покои времени не было, мы быстро залетели в комнату, снова переглянулись и начали ворошить огромную кровать с балдахином и кучей подушек. Покрывало с одеялом измяли, подушки немного раскидали, оставили записку на прикроватный тумбе и побежали быстрее закрывать дверь. Вся затея прошла с блеском, даже в столовой успели сесть ужинать до того, как Азар уйдёт. Лукьян с Мидом получили отчёт, благо их однокурсница ушла, которая в последнее время постоянно кушает с нами. Она, конечно, девочка хорошая, но чем меньше народу знает, тем лучше. А ещё мы в четвёртом посетовали, что не увидем лицо Ректора в тот момент, когда зайдёт в комнату, но ничего, скоро будет финал нашей проказы, и уж в этот момент мы точно будем рядом.

        Глава 6

        Утро понедельника добрым быть не может, будильник хотелось разбить о стену и остаться в кровати, но опаздывать никак нельзя. Мариса вообще не пошевелилась, так что пришлось подниматься и будить дружку, пока честной компанией не начали носиться по комнате, она сначала привычно выругалась, но все таки поднялась. Одевалась, словно во сне, тело было категорически против куда-либо идти, соседка выглядела ещё хуже, она напоминала двигающийся труп. Взяли мыльные принадлежности, открыли дверь, да так и застыли, сон прогнало моментально. На пороге стоял большой букет красных роз в ажурной вазе, а среди цветов белел листок. Мы затащили эту прелесть в комнату, поставили на стол и вместе потянулись к листку. Это оказался конверт, на котором каллиграфическим почерком выведено моё имя, аккуратно его вскрыла и села на кровать. «Если в вас пылает столь светлое чувство, то почему бы нам не встретиться сегодня, моя леди?»
        Меня бросило в холодный пот, потом волна жара прокатилась по телу, вот ты и попалась, мышка. Мариса с удивлением за мной наблюдала.
        — Ну, что там, от кого?  — А я открыла рот и закрыла, так я ещё ни разу не волновалась, как только догадался, прохвост? Хотя, этого матёрого котяру непросто будет переиграть. Девушке надоело ждать, она вытянула у меня злополучный листок и начала читать, повторив, судя по всему, мою реакцию. Бумага аккуратно легла на стол, а мы смотрели на неё, как на змею.
        — Плохо дело.  — Я согласно кивнула и перевела взгляд на соседку.
        — Что делать будем?  — Паника потихоньку поднимала свою голову, мне было стыдно, что попалась, и как теперь присутствовать на занятиях у Азара, не знала, а законы Эргаса были у нас первыми на сегодня. Теперь на завтрак смысла иди не было, кусок в горло не полезет. Когда чистила зубы, чуть эмаль не стёрла, а косу заплести и вовсе не удалось, пришлось оставить распущенными.
        Кушать с Марисой не ходили, для фигуры полезнее будет, и нервы целее останутся, но мы их потратили в ожидании преподавателя, который задерживался уже минимум на десять минут.
        — Может занятие отменили, а сообщить забыли?  — Я пожала плечами, кто его знает, почему отсутствует. Ответить ничего не успела, из-за поворота вышел ректор и женская половина дружно ахнула. Черные брюки заправил в ботфорты, камзол он проигнорировал, оставшись только в одной белоснежной рубашке, рукава которой были закатаны, а парочка верхних пуговиц расстегнута. Волосы были в творческом беспорядке, создавая хулиганский вид, а лукавая улыбка свела бы с ума все женское население страны от трёх до семидесяти. Демоны, я готова капитулировать и вывесить белый флаг, нельзя же так выглядеть, это противозаконно.
        — Розалинда, рад вас видеть, вчерашний вечер был незабываемым, надеюсь, цветы вам понравились?  — Что я говорила про белый флаг? Забудьте, война набрала обороты и теперь будут использоваться более интересные методы. Девчонки на меня зло глянули, а Мариса в шоке смотрела то на него, то на моё побледневшее лицо. Зло сжала кулаки, но тут же расслабила их, сложила трогательно ручки на груди и сделала вид, что вот-вот расплачусь. Мило подрагивающие губки, влажные глазки, опущенные плечи.
        — Простите, я больше не буду, только не наказывайте меня ещё раз.  — И как штрих жалобный голос.  — Мне страшно было.  — Последнее я прошептала, но так, чтобы окружающие слышали. Настала очередь мужчины скрежетать зубами, а злые взгляды переместились с меня, на него.
        — И что же вас так напугало, извольте узнать? Неужели моя кровать такая страшная?  — Злость мигом со всех слетела и они уже любопытно стали ловить каждое слово и каждую интонацию, а этот гад заулыбался, ах так?
        — Я обдумала ваше предложение, но зачёт сдам сама, мне страшно оставаться с вами наедине, простите.  — Оставляем жалобный голос и добавляем страха. Девушки в ужасе посмотрели на профессора и сделали от него пару шагов, спрятавшись за спинами парней.
        — Но вы же сами ко мне пришли?  — Парни посмотрели на меня со странными эмоциями, так, срочно закругляемся.
        — Так вы же позвали, я же не думала, что вы… вы… будете себя так вести.  — Чередуем всхлипы.  — Я больше не хочу за вас замуж! И цветы свои заберите, невинной деве дарить алые разы, словно специально хотели оскорбить меня!  — Занавес. Если честно, то сама не ожидала, что так заверну, а Азара вообще из строя вывело.
        — Что ж, мы отстаём от графика, прошу всех в аудиторию, кроме Розалинды, мне с вами надо поговорить.  — Однокурсники заходили очень медленно и крайне неохотно, стараясь услышать часть нашего разговора, на ректор принципиально дождался, пока все зайдут, и только после этого закрыл плотно дверь.
        — Я вас слушаю, профессор Азар.  — Он взлохматил свои волосы пальцами ещё сильнее, глянул в сторону аудитории и тихим голосом начал.
        — Хочу принести свои извинения по поводу стадиона, признаю, был не прав, мне стоило лучше следить за расписанием студентов.  — Знаете, мне сейчас стало очень обидно.
        — Вы извиняетесь только за стадион?  — Он на пару секунд задумался и кивнул.  — Тогда ваши извинения мне не нужны, если бы не один человек, то я бы сгорела из-за отдачи, в моей палате никого не было в тот момент, когда по вашей милости там оказалась. Прошу извинить, мне нужно занять своё место в аудитории.  — Решила обогнуть мужчину и спокойно зайти в кабинет, Азар попытался остановить меня, положив руку на плечо, но уверенно её скинула и даже не обернулась. Он хотел обучить меня внимательности? Пусть сначала сам ею овладеет. Открыла дверь и удивилась, что все смотрели на меня с жалостью, так не будем же их разочаровывать. С грустным лицом села рядом с Марисой, которая прекрасно знала всю историю и очень старалась изобразить праведный гнев за дружку, но глаза выдавали с потрохами, они не просто смеялись, они хохотали, а мне на самом деле было грустно, было неприятно вспоминать тот день, когда никому из преподавателей не было дела до умирающей студентки. В аудиторию вошёл профессор и сразу сел за свой стол.
        — Давайте начинать, сегодня разберём законы наследования, в случае, если у усопшего нет прямых наследников, открыли тетрадь и записываем.  — Все заскрежетали перьями по бумаге, но откуда-то с задних рядов слышались шепотки.  — Кто-то совсем не боится отрабатывать наказание после занятий.
        — А то что, будете нас тоже в спальню водить и запугивать?  — Спросил мужской голос. Раздалось тихое хихиканье со всех сторон.
        — Если так настаиваете, то жду сегодня у дверей в мои покои к восьми вечера.  — Вновь хихиканье, но где тут шутка, не поняла, что и спросила у Марисы, а она покраснела, представляете? Раскрепощения южанка покраснела, но смысл так и не сказала.  — Продолжаем.  — В остальном занятие прошло спокойно, только иногда ловила на себе взгляд профессора. С занятия выходила со смешанными чувствами, а девчонки только добавляли накала, задавая вопросы о нашей мнимой помолвке, даже парочку сочувствующих похлопываний от парней получила. Следующим предметом было ядоведение, он у нас был впервые, но ощущение, что преподаватель и этой дисциплины весьма эксцентричный, до сего момента ни один не подходил в моем понимании под образ почтенного учителя, и мои мысли оказались пророческими. Профессор Дрокхен, великан с приёмной комиссии, держал в огромных ручищах малюсенькую колбу, при этом хищно улыбался.
        — Ну что, детишки, будем учится?  — Ответ ему никто не дал, весь вид профессора наталкивал на то, что сейчас что-то будет. Перед нами на столах стояли подставки с четырьмя колбами, в которых были вещества совершенно разные по цвету, запаху, и даже консистенции.  — Будем, куда же денемся. Я буду подходить по очереди к каждому, и вы должны выпить содержимое одной колбы на выбор, заодно познакомимся.  — Начал он с первого пролёта, человек выпивал жижу, бледнел, и растекался по парте лужицей, никаких пояснений он не давал, но надежда, что он не решил нас тут поубивать, оставалась. Наконец, очередь дошла и до нашей парты, к этому моменту часть первого ряда уже пришла в себя и с недовольством посматривали на великана, эта реакция только уверила в том, что без объяснений эту гадость пить не буду.
        — Профессор Дрокхен, вы не могли бы назвать содержимое этих сосудов, не хочу я получить несварение.  — Он вновь хитро улыбнулся.
        — Пока не могу, но если не хочешь, можешь не пить.  — Мариса благоразумно последовала моему примеру, остальные же, кто выполнил задание, кто так же отодвигали от себя ядреные напитки подальше. Когда он вернулся за преподавательский стол, с задних рядов кто-то глупо захихикал «Розовый кот, вот это финт», мы почти всей группой обалдели, глядя на парня, что начал носится по аудитории, ловя существо, которое, наверняка, видел только он, а псих Дрокхен радостно засмеялся, вписав что-то в толстую тетрадь.
        — Новая реакция на стрихнин, очень интересно, все таки она индивидуальная.  — Говорил он для себя, но мы услышали и запоздало поняли, что сейчас были подопытными мышами. Бедный однокурсник резко остановился в середине аудитории, осмотрел ясным взглядом пришибленных нас, покраснел, и шустро вернулся на своё место.
        — Ну, ребятушки, какие выводы сделали?  — Подняла руку.  — Давай, мелкая, выдвини свои мысли в массы.  — Может их с Азаром в один гроб валетом положить? Очень гармонично смотреться будут.
        — Вы незаконно исследовали реакции наших тел на тот, или иной препарат.  — Села на стул и стала ждать дальнейших разъяснений.
        — Все верно, за исключением незаконно, ректор дал разрешение на особую методику обучения.  — Нет, валетом слишком удобно, пирамидкой сложу, а однокурсники помогут тела спрятать.  — Может ещё у кого мысли будут?  — Ребята благоразумное молчали, но психа это не расстроило.  — А вот что понял я. В вашем потоке подавляющее число ведомых, но есть глупые ведомые, а есть умные. Те, кто до студентки… Как твоё имя?  — Он невежливо указал на меня пальцем.
        — Розалинда.
        — Так вот, те, кто без раздумий глотал неизвестную гадость до Розочки.  — Как он исковеркал моё имя?! Нет, ну это форменное издевательство, кто вообще допустил тронутого умом к преподаванию?!  — Стадо баранов, неспособных к логическому мышлению и слепо действующих по приказу, можете смело идти в гвардейцы, там за вас думать будут.  — Обиженное сопение с первого ряда было ему ответом.  — Розочке только в разведчики, на других должностях не сможет прогнуться под начальство и от скуки завянет.  — Сам посмеялся своей шутке, не обратив внимания, что в общем то, никому весело не было.  — Можно и в послы, конечно, но это жутко скучно, не советую. Те, кто отказался после её решения, в учителя, другого вам не дано будет, ну а те, кто выпил после, могут идти в телохранители, там только приветствуется такая любовь к новым ощущениям, вам их предоставят сполна.  — После его хамской речи кое-что для себя усвоила, он ведь в чем-то прав. Я не смогу иди в гвардейцы, не для меня вся их муштра, в телохранители тоже идти желания никакого, а учить зажравшихся детишек правильно держать палку… Нет уж, сами страдайте.  —
Ну вот, я примерно и выяснил у кого деканом буду, но этот курс гонять буду всех одинаково, до конца семестра мы изучим структуру, цвет, запах, симптомы отравления и противоядия как минимум сотни самых распространённых ядов, чтобы получить отметку «отлично», необходимо будет из двадцати колб дать характеристику минимум восемнадцати, задача ясна?  — Мы всем курсом поражено застыли, представив, какой объём информации придётся вызубрить. Они кого из нас слепить собрались, богов? Или демонов?  — Ну, записываем, стрихнин, весьма неоднозначный яд, добывается с семян чилибухи. В холодных жидкостях плохо растворимый, зато в кипящих прекрасно это делает, имеет горьковатый привкус. Стрихнин и другие препараты чилибухи в первую очередь повышают рефлекторную возбудимость. Под влиянием стрихнина рефлекторные реакции становятся более генерализованными, при больших дозах стрихнина различные раздражители вызывают появление сильных болезненных тетанических судорог. В маленьких дозах стрихнин оказывает стимулирующее действие на органы чувств, он обостряет зрение, вкус, слух, тактильное чувство, возбуждает
сосудодвигательный и дыхательный центры, тонизирует скелетную мускулатуру, а также мышцу сердца, стимулирует процессы обмена, повышает чувствительность сетчатки глаза. При передозировке возможны напряжение лицевых, затылочных и других мышц, затруднение дыхания, в тяжелых случаях — тетанические судороги. Сам стрихнин при смертельной дозе за одну минуту убивает, и делает это в таких муках, что минута кажется вечностью.  — Слова мне были знакомы, а смысл ускользал, посмотрела на дружку, лицо у неё тоже выражало полнейшее недоумение.
        С занятия выходили тихо, боялись даже пикнуть, вдруг ещё опоит чем-нибудь. На физподготовку шли с неким энтузиазмом, у лесного хоть воображаемые животные бегать не начнут, там все понятно, получил команду — выполняй. Уже привычно выстроились по росту, стоило Эльнуизарду показаться в поле нашего зрения.
        — Ну, уважаемые, сначала разминка в пять кругов, марш!  — На первом круге наша стройная шеренга распалась и бежали все по возможности, но в итоге задание выполнили все, даже наша толстушка смогла осилить.  — Все закончили? А теперь самое интересное у нас начинается, все успели рассмотреть полосу препятствия?  — Они сегодня точно решили довести нас до нервного срыва, мы, как по команде, обернулись на нашу будущую братскую могилу, и пригорюнились.  — Первые идут дамы, им потом ещё волосы промывать.  — Девочки тяжело вздохнули и пошли. Первая была Эмми, она плюхнулась на живот и начала ползти под колючей проволокой, периодически ойкая, накалывая спину и попу. Остальная часть нашего дружного коллектива недоуменно смотрели на уверенно ползущую девушку, подобное повторить даже со стройным телом проблема. Когда выползла из под сетки, подбежала к бревну, рядом с которым стоял профессор, и попыталась на него залезть, далее началась комедия одного актера, Эмми кое-как встала на это бревно и сумела сделать только пару шагов, после чего с визгом полетела в огромную яму с грязью и какой-то слизью. Подружка
Элоны, брюнетка Золли, успела отбежать шагов на десять, после чего её стошнило. Если честно, то захотелось повторить её действия, толстушка вылезла вся в ошмётках грязи и на волосах весели овощные очистки, нет, туда я не хочу.
        — Долго стоять планируете? Следующая!  — А следующей пошла тоненькая Налия, она отклячила попу и не проползла даже метра, плашмя упала на землю и отказалась ползти дальше. Не удивительно, шипы на веревке знатные, один раз таким уколешься и на всю жизнь запомнишь. Вытаскивал её профессор, для этого пришлось оттянуть сетку.  — Розалинда, вперёд!  — Я грустно посмотрела на первую часть пути и легла на землю. Вперёд заползла достаточно уверенно, но неудобно было жутко, немного приподняла попу и тот час получила болезненный укол. Демоны, как же тут раскорячится то надо? До конца пути укололась ещё дважды, на последнем завыла, словно зверь. Потирая травмированные места, дошла до бревна. У нас на пруду возле дома дерево обвалилось, аккурат на другую сторону, вот за лето как-то и облазила его вдоль и поперёк, поэтому это препятствие прошла хоть и нелегко, но быстро, лесной одобрительно кивнул. Следующим опять было бревно, но уже пошире, над которым было подвешенном минимум десять мешков.
        — И что мне делать?  — Я честно не понимала, для чего они висят и как их обходить.
        — Я сейчас раскачаю каждый и тебе надо успеть перебраться на другую сторону.  — Получить мешком? Серьёзно?
        — А если не успею?  — Он кивком головы указал на полную яму грязи.
        — Готова?
        — Нет!
        — Тогда жди команду.  — За эту минуту мешки сами раскачались и я с удивлением уставилась на самостоятельность неодушевленных предметов.  — Пошла!  — Испугалась крика на ухо и козочкой взлетела на бревно. Первый мешок пролетел за спиной со свистом, а третий перед моим носом. Ещё пару шагов и я чувствую, что слева мне сейчас прилетит, развернулась корпусом к снаряду и за каким-то демоном успела за наго схватиться руками, а после и ногами. Я на картинке видела животное, обезьянкой зовут, они прыгают по деревьям и любят с ветками обниматься, сейчас напоминала себе эту самую зверушку. Мешок качается, я качаюсь вместе с ним, руки уже начинали затекать, а голос охрип от визга. Снимать меня никто не торопился, поэтому слезла только когда снаряд перестал раскачиваться. До конца брёвна доползла, хватит с меня на сегодня пробежек. Обошла часть прошедшей полосы и плюхнулась на землю рядом с девочками.
        — Ну ты мартышка, а как слилась с окружающей средой, истинный разведчик!  — Мариса укатывалась надо мной, но ничего, я посмотрю как она раскорячиваться будет. Те, кто ещё не проходил, весело подхихикивали, обсуждая мои покатушки, а я с Налией переглянулась, скоро будет наша очередь смеяться. Красотка Элона свалилась на втором мешке в жижу, ох, как она ругалась, ни дать, ни взять, истинная аристократка. Над соседкой я смеялась до колик, она решила похвалиться своей попой перед профессором, но план потерпел фиаско, колючки не располагали к демонстрации прекрасного, а после грязевых ванн точно не стоит пытаться флиртовать. Злая южанка даже не собиралась меня ждать, шустро побежала в общежитие. Смотреть на страдания однокурсников желанием не горела, так что пошла следом за дружкой, надо ещё искупаться перед обедом.
        В комнату войти не сумела, путь преградил большой букет белых лилий, в центре которого лежал красный конверт. Разворачивала с опаской, после профессора по ядам брать в руки неизвестные предметы было страшно, но любопытство вещь такая, не устоишь. «Прекрасная Розалинда, мне было мало совместного душа, могу ли я рассчитывать провести немного времени в вашем обществе и пригласить вас на вечернюю прогулку?» Сложила листок и засунула назад в конверт. Сердечко трепыхалась, словно кросс завершила, а мысли запрыгали зайчиками.
        — Мило, не думал, что вы принимаете совместный душ с мужчинами.  — Взвизгнула и резко развернулась к источнику звука. Понять, кто это, не успела, прислониться спиной к двери было фатальной ошибкой, и схватить воздух руками не удалось. Ваза с громким стуком покатилась из под ног, а лицо ректора при падении все же узнала, следом мир закрутился и падение пришлось на живот. Открыла плотно зажмуренные веки и наткнулась на веселящийся взгляд Азара.  — Это становится традицией, не находите?  — Отрицательно покачала головой, потом передумала и кивнула положительно, все внимание было отдано его глазам цвета горького шоколада. Никогда такие не видела, яркие, насыщенные. Ну почему такие глазки у такого негодяя? Нахмурилась, кое-как поднялась и оставалась совсем немного, чтобы встать.
        — Вот вам и отлучилась в душ.  — От неожиданности плюхнулась попой назад, а мужчина неожиданно взвыл и резким движением уткнулся носом мне в шею. Такой финт ушами вновь меня дезориентировал и я замерла, словно мышь перед котом. Ректору явно было больно и я постаралась съехать по его ногам дальше, но от малейшего сдвига он застонал ещё сильнее, пришлось остаться на месте и положить руки ему на плечи.
        — Ну, где болит? Я сидя на коленях помочь не могу.  — Громкий смех Марисы меня разозлил, а она и не думала останавливаться, пытаясь сквозь всхлипы и похрюкивание мне что-то сказать.
        — Студентка Розалинда, вас послали меня убить, или покалечить?  — Недоуменно глянула на его спину, ибо лица я не видела.
        — Нет.  — Он тяжело вздохнул, обхватил меня за талию и легко встал, лишь слегка поморщившись. Я стекла с чужого тела на пол и отошла на безопасное расстояние, мало ли, вдруг ещё что-нибудь произойдёт.
        — Значит я нагрешил перед богами, всего доброго.  — Уходил он от нас немного странно, походка чем-то напоминала утиную, а после того, как вышел, ещё и ногой зачем-то тряхнул. Соседка кусала собственную руку, глядя на него, слезы текли по щекам, из-за чего я не на шутку встревожилась.
        — Марис, с тобой все хорошо? Или что-то болит?  — Девушка странно завыла, убрала руку и упала на кровать не то рыданиях, не то в приступе смеха.  — Марис, ты чего, обидел что ли кто?  — Южанка оторвалась от подушки, сквозь всхлипы вытерла слезы и чуть не ударилась в новую порцию истерики.
        — Скажи… Ты передумала… Замуж за него?  — Каждое слово давалось ей с трудом, но все таки что-то разобрала.
        — Конечно, не нужен мне такой!  — Она глубоко вздохнула, но левое веко как-то странно дергалось.
        — И ты решила, что он вообще не должен жениться?
        — Хватит ходить вокруг до около, скажи прямо!  — Девушка нервно икнула, стараясь успокоиться.
        — Да ты ему будущих детей в омлет чуть не превратила, дурашка!  — Она вновь упала на кровать, а я постаралась провести логическую цепочку. Будущие дети у мужчин где находятся? С минуту пыталась вспомнить, потом сама издала нервный смешок и пересела на свою кровать. Получается, что я сидела у него на… Кхм..?! Боги, ну за что мне эти шишки выпадают? Посмотрела на укатывающуюся дружку, выложила из вазы букет и вылила на неё воду. Наконец-то тишина.
        — Нечего на меня так смотреть, нашла представление на выезде!
        — Да ладно тебе.  — Я резко подскочила и вылетела с комнаты в коридор, где живописным видом везде лежали белые лилии, и как штрих, намокший красный конверт. Бумагу забрала, а цветы было жалко, теперь в букет их уже не соберёшь, им осталось ждать уборщицу.
        — Он видел послание.  — Протянула конверт девушке и дождалась, пока прочтёт.  — Догадалась, какие выводы он сделал?

        Глава 7

        На приглашённую встречу попасть так и не смогла, ректор вызвал по громкой связи в свой кабинет. Шла, как на каторгу, наверняка будет мстить за моё неудачное падение, даже если я не виновата вовсе, Мариса подбодрила меня немного, но до спокойствия было ещё очень далеко. Возле кабинета мялась минут пять, пока сам Азар не открыл дверь.
        — Проходите, Розалинда.  — А сам стоит в дверях и не отходит.
        — Я не могу сквозь вас пройти.  — Встал полубоком, и сделал приглашающий жест рукой. Вздёрнула подбородок и с максимально гордым видом вошла.
        — Присаживайтесь на диван.  — На столике стоял чайный сервиз и ваза с конфетами, хорошо живут профессора, студенты вынуждены питаться только тем, что дают в столовой.  — Угощайтесь.  — Он разлил чай по чашкам и откинулся на кресло, которое в этот раз стояло напротив столика, а не за рабочим местом. Сделала маленький глоточек вкуснейшего напитка и зажмурила от удовольствия глаза.  — Я хотел бы поговорить на тему ваших отношений с профессором.  — Поставила чашку на стол, чтобы случайно не облить хама.  — Вы же понимаете, это неприемлемо. Конечно, носительницам гена позволяется больше, чем обычным девушкам, но потрудитесь прекратить этот произвол, порочить доброе имя своего заведения не позволю. Надеюсь, вы меня услышали?  — Вот так, ещё ничего сделать не успела, а уже обвиняют.
        — Разумеется, могу идти?  — Он довольно улыбнулся и величественно кивнул. Покидала обитель Азара со смешанными чувствами, и как воспринимать его запрет не понимала, но в чем то он, может быть, и прав, сейчас точно не до личных отношений.
        С каждым днём нагрузка росла все выше, иной раз спать приходилось по четыре часа за сутки, нам добавили в обязательную программу этикет Эргаса и близлежащих стран. Вела этот предмет красавица Рания Линберг, на неё засматривались практически все студенты мужского пола, но все чаще её видели на прогулке с Азаром. Мне было немного неприятно, ведь мне то запретили любое проявление внимания к противоположному полу, даже успела получить замечание на тему общения с близнецами.
        Студенты очень часто отрабатывали наказания за малейшее нарушение дисциплины, в общем, зверствовал наш ректор, даже профессорам доставалось иной раз. Я за пару месяцев обучения в академии успела поработать на кухне, отмыть лабораторию профессора Дрокхена, вымыть пару раз лестничной пролёт главного корпуса. Мариса часто отрабатывала вместе со мной, а доставалось ей за общение с лесным, он наконец её заметил и за первый знак внимания чистила овощи. Моей отдушиной стал предмет маскировки, на занятии я погружалась в работу и прекрасно подбирала маскировочные облики для той, или иной местности, поэтому на первой сессии хоть за это голова не болела, тут я была лучшей. Вообще, у меня не было проблем с обучением и я упорно шла к цели, переезд был мне необходим, но я боялась за законы Эргаса, ректор нас просто уничтожал объемами знаний, мы чуть ли не наизусть знали первый том сводов, а его все не устраивало качество знаний. С профессором Лишем, тем самым, что приглашал меня на свидания, мы пару раз поговорили и в те моменты, когда удавалось хоть немного вздохнуть от бесконечной зубрежки, думала о нем.
Ухаживал он как-то незаметно и ненавязчиво, иногда у дверей находила милое послание, иногда пакетик моих любимых шоколадных конфет, это было до дрожи в коленках приятно, а о ректоре, роман которого обсуждают все, кому не лень, старалась не думать. Прямо перед сессией он сделал объявление о наборе на надельную практику среди первокурсников, хотели посмотреть на наши знания в режиме реальных действий, курировать он будет лично, а мне сиди и думай, либо хорошая комната и практика под его началом, или же спокойная жизнь и серые стены. Победила хорошая комната, поэтому мы с дружкой все чаще пропадали в библиотеке.
        Как-то незаметно наступила зима, снег белым покрывалом укрыл землю и приодел в иней деревья в парке. Стылый воздух с удовольствием вдыхала каждый раз, как оказывалась на улице, а это бывало не часто, уже месяц как физподготовка проводиться в большом спортзале, где нам уже начали делать основной упор на боевые искусства. Если честно, то каждый раз падать на маты с вывернутой рукой не очень нравилось, но вот выпускать пар на манекенах было просто спасением, особенно после очередной встречи с ректором, который каждый раз находил к чему придраться.
        Сама сессия мне запомнилась как-то смутно, спали мы урывками, посещение столовой все чаще пропускали, в итоге над нами сжалились наши кавалеры и мы каждый вечер находили на рабочем столе тарелку с пирожками и чашки уже поостывшего чая, но даже такая заботы в этой круговерти была ценна. Этикет был сдан на отлично, не зря нас матушка так гоняла в своё время, физподготовку тоже, издевательство Эльнуизарда дали свои плоды, яды тоже прошли на ура, пока мы изучили только половину необходимо программы, но я всерьёз задумалась о смазывании ядом оружия, владеть то им мы учиться будем только во втором семестре. Обсудив эту тему с профессором поняла, идее быть, надо будет только выбрать яд и приготовить противоядие. В ночь перед экзаменом у профессора Азара первый курс не спал вообще, мы с Марисой сначала хотели приготовить шпаргалки, но близнецы, уже сдавшие этот экзамен, посоветовали этого не делать, кого он застукает с ними, будут пересдавать, а на пересдаче выше тройки уже не получишь. Естественно, своих ребят мы предупредили, а там уж пускай сами думают. Сам экзамен представлялся сном, организм был
настолько истощён, что иногда отказывался меня слушаться, но я сдала, даже высший балл получила, равно как и моя дружка. На зачете по маскировке меня наши шестой с конца, а это тоже высшая отметка.
        Все сессия сдана на отлично, это была победа, но её омрачало исключение десяти однокурсников и Налии, но ей хоть исключение сделали и отправили домой, а не караваны сторожить. В итоге пришла в себя только в обед воскресения в новой комнате. Хоть рассмотреть её смогла. По сути, она мало чем отличалась от предыдущей, тоже небольшого размера, стены были обиты дешевой тканью персикового цвета, кровати на полу соединялись сносным ковром, единственное, в чем было глобальное изменение, это один душ на комнату, теперь очередь выстаивать не придётся по утрам. К слову, с ректором я наконец смогла поспорить и выпустить пар на его произвол, он хотел поселить меня с Элоной, которая тоже сдала все на отлично, а Марису с Эмми. Мы спорили минут десять, пока я не одержала хоть одну победу над ним. Кстати, об Азаре, он вёл себя как старик, смотрел на всех мрачно, ругался и бурчал на малейшее отклонение от тех норм, что он установил, типичное поведение для одинокого деда. Когда я шла сюда поступать, то мне было интересно, как же они контролируют такое число непоседливых носителей дара, а теперь поняла, сил на
шалости у нас элементарно не остаётся.
        После сессии нам даётся неделя на отдых, ну, отдохнуть сумеют только те, кто не пойдёт на практику, поэтому к спискам летела на крыльях надежды, но после того, как увидела своё имя, крылья обломались. Ну, ректор, я тебе устрою весёлую практику. Мариса останется в академии и всю неделю будет отдыхать и радоваться, зависть цвела и благоухала, но хоть одна из нас отойдёт от тотального контроля доморощенного тирана. Надо было иди в пещеру к прекрасному чудовищу для получения информации и дальнейших указаний, сбор был назначен на два дня, хорошо не проспала этот момент, а то всю неделю ещё и за это отыгрывался бы.
        В кабинете мы собрались в количестве пяти человек, из девушек только я и толстушка Эмми, хотя теперь так назвать её язык не поворачивался, за два месяца упорных занятий и жуткого стресса под названием сессия, девушка скинула минимум пятнадцать килограмм. Она все ещё была немного полненькой, но сейчас можно оценить и мягкие черты лица, и огромные голубые глаза, и пухленькие губки. Если её сейчас упаковать в нормальные дамские одежды, как следует утянуть корсетом, то получится весьма миловидная барышня. С нами так же отправлялся Дуг, очень серьёзный парень высокого роста и развитой мускулатурой, Ронгрид, ребёнок всего курса, этот паренёк выглядит лет на пятнадцать, когда на самом деле стукнуло уже двадцать два, ему пророчат хорошее будущее в разведке, и Черри. Об этом пареньке можно говорить очень долго, но ограничусь одним словосочетанием — стихийное бедствие, до сих пор удивляюсь, как человек, который каждый вечер отрабатывает какую-нибудь провинность, сумел стать отличником, хотя и не мне судить за это, саму частенько эксплуатируют. Наконец зашёл наш куратор по практике и сел на стол. Этот гад
муштрует даже за походку, а сам нарушает все свои запреты, гад!
        — Ну что ж, рад, что никого ждать не придётся. Если вы отлично покажете себя на этой практике, то следующую дадут гораздо интереснее. Цель заключается в следующем, вам необходимо будет вместе со стражами замка обеспечивать безопасность королевских особ изнутри, через два дня прибудет принц Орильский с северного предела, будет знакомство будущих супругов, в честь чего даётся балл. Ваши роли такие. Эмми, ты будешь фрейлиной её величества Королевы Азалии, Розалинда, насколько я знаю, профессор Лиш даёт вам уроки владения кинжалом?  — Вспыхнула, как спичка, мы очень старались остаться незамеченными кем-нибудь, и тут так подставиться.  — К тому же профессор Дрокхен говорил о свойствах вашего оружия, надеюсь о безопасности позаботились?  — Кивнула головой.  — Отлично, ваша роль — лучшая подружка её высочества. Дальше, Дуг, ты никакую роль исполнять не будешь, твоя задача вместе с гвардейцами патрулировать и охранять вверенную территорию, начальник гарнизона тебе подробнее все объяснит. Ронгрид, ты будешь лакеем, при слугах гости чувствуют себя гораздо свободнее и могут сказать много интересного, твоя
задача смотреть и слушать, все и во всех красках рассказываешь мне, только на подслушивании не попадись, у вас на курсе уже был случай. Черри, ты будешь сам собой, а именно, герцогом Черрингтодом Де'Шали, обхаживаешь девиц с их делегации, они тоже много чего интересного могут сказать в пылу танцев.  — Я с удивлением рассматривала наше бедствие и не понимала, как у такого живчика может быть титул герцога, детишки с такими титулами не очень то любят учится, а тут ещё и отличник.  — Документы о неразглашении вы все подписывали при поступлении, про академию никому не слова, даже родственникам, всем понятно?  — Мы согласно кивнули головой, чего уж непонятного.  — Вам полчаса, чтобы попрощаться с друзьями, следом жду вас у ворот без сумок, все необходимое получите во дворце, так, досье на маски.  — Он роздал нам документы с биографией тех, кого нам придётся играть, мне играть толком и не придётся, была моя биография с поправкой, что вместо академии осталась жить у тети и вошла в ближайший круг принцессы, далее было её досье, где было практически все необходимое о ней, даже расписание её дня имелось, хорошо
хоть про время в комнате раздумий не написали.
        С подругой долго прощаться не пришлось, но расставаться было грустно, мы очень привыкли двадцать четыре часа находиться вместе и я теперь не представляла, как буду всю неделю жить отдельно, но надо было торопиться, обнялись на прощание и пожелали друг другу хорошо провести время. Около ворот оказалась даже немного раньше нужного и пришлось немного подождать остальных, это время мне скрасил тот самый привратник, что запускал меня в эту тюрьму.
        — Ну, как тебе тута учится? Рада, что поступила?  — На его вопрос лишь хмыкнула, я больше чем уверена, что поступившие уже через неделю пожалели о своём решении.
        — Вроде того, скучать не приходится.  — Он разулыбался во весь щербатый рот и хлопнул себя по круглому животу.
        — В это верю, Азарчик больно круто тут все взял в свои руки, даже невеста не смягчила характер.  — Мне словно обухом по голове ударили, я на него и не претендую больше, но почему то на душе стало гадко.  — Эк, девонька, ты в него влюблена что ли?  — Мужчина любопытно всматривался мне в глаза, на что сумела широко улыбнуться, словно шутку хорошую услышала.
        — В этого ворчливого старикашку? Вот уж нет.  — Не понравилось мне побледневшее лицо служки, ой как не понравилось.
        — Ну, старикашкой меня ещё не называли, спасибо на добром слове, леди Розалинда.  — Ну что за демон меня за язык тянул, а? За пару минут обычного разговора вляпаться сумела.
        — Простите, я не хотела вас оскорбить, всего лишь имела в виду ваш сложный характер.  — Ректор недоверчиво глянул на меня и отвернулся.
        — Я понял.  — Говорить больше мне не стоило вообще, ещё хуже могу сделать, да и остальные подходили.  — Открывай дверь.  — Мужичок споро открыл минимум пять замков и два затвора, интересно, это нас защищают, или от нас?
        На той стороне уже стояла большая крытая повозка без гербов, сила шагнула за стену и глубоко вдохнула запах свободы. Конечно, аромат портила тройка лошадей, но я и этому была рада, глоток чистого воздуха был мне необходим, я даже не заметила, насколько сильно соскучилась по обычным вещам, которые за стенами академии мне были недоступны.  — Так, молодёжь, загружаемся.  — На втором слове он укорительно посмотрел на меня, на что оставалось сделать виноватый вид и забраться на жесткую лавку. В мою прошлую поездку я не успела осмотреть улицы столицы, поэтому в этот раз очень внимательно разглядывала все, что могла. Заснеженные улицы, дамы в красивых шубках, обстоятельные мужи в мантиях и меховых шапках, колокольчики над дверями в магазинчики и пекарни, красочные вывески, ажурные фонарики на ленточках, протянутые от одного осветительного столба, до другого. В городе чувствовалось праздничное настроение, а я его не ощущала, ведь встречать новый календарный день придётся на практике, а не в кругу моей большой и любящей семьи. Мы каждый год в канун Нового года ставили большую ель и наряжали самодельными
игрушками, снежинками, фонариками и подвязывали на веточки вкусные конфетки, а родители к двенадцати часам дарили нам подарки, мы же с сестрёнками и братиком тоже мастерили какие-нибудь безделицы друг другу и маменьке с папенькой.
        — Отставить хандрить!  — От резкого окрика я подпрыгнула, остальные ребята тоже словно ото сна отошли, видимо, не только я затосковала, глядя на безмятежно гуляющих людей.  — Вы документы прочти?  — Захотелось стукнуть себя по голове, однокурсники тоже уткнулись в свои бумаги. Так, что тут у нас. В восемь утра завтрак в кругу своих дружек, в девять занятия с учителями, в двенадцать перерыв на чай и до трёх снова учителя, с трёх до четырёх вышивает в малахитовой гостиной. Чем дальше читала, тем сильнее удивлялась. До этого момента думала, что у нас график плотный, но теперь по другому посмотрела на своё расписание, которое и рядом с её не стоит. Бедная девушка, разве можно так нагружать человека? Но не буду лезть в чужое дело, а то по носу получить можно. Перечитала ещё несколько раз и отдала ректору, как только мы войдём в двери дворца этих бумаг у нас быть уже не должно.
        Как только мы сделали последний поворот, перед нами предстал дворец во всем своём величии. Облицованный белый камень, огромные витражи, острые пики на четырёх главных башнях, во всю длину арочного проезда висели флаги всех важных родов, сама арка была произведением искусства, они сумели вырезать на них лики наших богов практически в полный рост. Тут была и богиня любви Амарита, и бог войны Сарган, и бог жизни Ваарис, даже бог подземного царства Хейрин. Я была тут впервые и теперь в жизни не забуду это чудо. Дорога до дворца была выложена мрамором, но его наверняка сделали шероховатым, а то все гости бы поразбивались на прогулке. Где наверняка летом должен быть газон, сейчас стоят ледяные статуи, великолепные своим неземным сиянием и качеством обработки. Если честно, то в дворец заходить вообще боялась, представляю, какое великолепие там, но переживала зря, что либо рассмотреть вообще не успела, стоило переступить порог, как Азар толкнул меня в руки неизвестных женщин и меня потащили куда-то на третий этаж, только и успела отметить высокие потолки, да узорчатые лестницы.
        Меня завели в огромную ванную комнату, в центре которой стояла лохань с горячей водой, пар от неё так и клубился.
        — Вам необходимо раздеться, миледи.  — Посмотрела на моих сопровождающих, пожала плечами и скинула все с себя, больше команд не дожидалась и залезла в ванную. Боги всемилостивые, как же давно я не лежала в горячей ванне. Тело погрузилось в приятную негу, меня даже смущение женщин не волновало, за четыре месяца в академии как-то проще на мир стала смотреть. Когда они справились со своими эмоциями, то начался рай. На волосы нанесли приятно пахнущую маску, а кожу скребли до покраснений, ещё немного и сняли бы её, садистки. Спустя час меня выпустили и я почувствовала себя живой. Ногти обрабатывали с осуждающими взглядами, но посмотрела бы я на них, если бы они каждый день от усталости валились, к тому же из инструментов для ногтей мне выдали только ножницы. Лицо тоже получило дозу внимания, его сначала помассировали, а потом нанесли питательную жижу. Интересно, за что мне такое счастье привалило?
        Когда мой желудок уже начал грозиться съесть самого себя, меня, наконец, оставили в покое и принесли ужин. На сегодня для нас дел не было, поэтому одели меня в домашнее платье и оставили волосы распущенными, пусть отдохнут немного от извечных кос и плетений. Порцию мне принесли, как птичке, думала размажу паштет по лицу того идиота, кто накладывал, пришлось заново вызывать служанку.
        — Да, миледи?  — Я пальчиком указала на поднос с кусочком варёного картофеля, маленьким ломтиком мяса и кружочком паштета.
        — Что это?
        — Ужин, миледи.  — Я тихонько начала закипать, но мысль, что когда-то на самом деле столько ела, вовремя залезла в голову. Повара привыкли, что девушки не питаются приземлённой едой, им хватает духовной пищи. Ну, сейчас я им устрою разрыв шаблона.
        — Принесите мне то, что сегодня изволят кушать лорды и в тех же количествах.  — Бедная девушка чуть в обморок не ушла, но кивнула головой, взяла поднос, и убежала. Надеюсь, что ничего экстравагантного сегодня они не едят. Минут черёд двадцать вернулась служанка и еле занесла крытый поднос, а когда подняла крышку, то я готова была расцеловать и её, и поваров. Пюрешечка с огромной такой отбивной в специях, чашечка с соусом, какой-то интересненький салатик, два куска хлеба и бокал вина. Еле дождалась, пока меня оставят одну, но это было счастьем. С едой расправилась минут за десять, получив истинное удовольствие от первого ужина практически на свободе.
        За время обучения похудела не только Эмми, но и я, там, где хоть немного намечался лишний вес, сейчас сплошные мышцы, даже кубики на животе появились с этими занятиями, но больше всего радует попа, она подтянулась, стала чуть круглее и жёстче. На всех девочек академия так повлияла, мы все были довольны новыми формами, да и мальчики все заметно подтянулись. Ещё немного покрутилась у зеркала и стала внимательно осматривать комнату, в которой буду жить целую неделю.
        Огромная кровать с бежевым покрывалом, куча подушек разных размеров, балдахин с прекрасной вышивкой, изображающей феникса, личный камин с уже горящими дровами и двумя креслами напротив него, рабочий стол с резным стулом и подушечкой на нем, большой трельяж со множеством ящичков с пузырьками, баночками, скляночками, пушистый ковёр персикового цвета, в который я наконец ступила босая, кремового цвета ткань на стенах, да небольшой балкончик, закрытый сейчас темно-коричневыми шторами. Про ванную и говорить нечего, она была словно из сказки. По сравнению с той комнатушкой, в которой жила четыре месяца, просто королевские покои.
        Служанка забрала пустой поднос, удивилась моему аппетиту и собралась уходить, вовремя окликнула её.
        — Спасибо, и разбудите меня завтра в семь.
        — Вам понадобиться помощь, чтобы переодеться ко сну?
        — Нет, спасибо.  — Девушка поклонилась и вышла. Я закрыла комнату на затвор, и села в кресло у камина, приятное тепло согревало тело, а треск дров и играющие язычки пламени вытесняли все мысли из головы. Вскоре бокал вина и приятная атмосфера тишины и комфорта заставили идти в кровать, еле хватило сил переодеться в сорочку и заползти под пушистое одеяло, завтра будет тяжёлый день, а сегодня спать.

        Глава 8

        Разбудила меня барабанная дробь в дверь, еле разлепила глаза и пошла открывать служанке. Неужели маменька вновь решила провести всему семейству ранний завтрак? Открыла затвор и с удивлением уставилась на высокого мужчину, а потом вспомнила, что я не дома, и попаду туда не скоро.
        — Ты почему все ещё в таком виде? Быстро переоделась в форму и за мной, даю пять минут.  — Дверь вырвали у меня из рук и закрыли снаружи. Ну, Азар, ты точно нарвёшься. Я еле успела волосы расчесать, как этот изверг без стука ввалился ко мне в комнату.  — Ты почему не готова? Бросила гребень и бегом за мной!  — Уууу… Как его женщины вообще терпят, с таким то характером. В коридоре уже стояла моя группа, не выспавшаяся и всклокоченная, Эмми, как и я, уже по пути заплетала простую косу. Ничего не говоря, куратор пошёл в неизвестном нам направлении, видимо предполагается иди за ним? Переглянулись и поспешили догнать мужчину, а то снова ворчать будет.
        Привели нас в небольшой спортивный зал со снарядами, наши лица от подобной красоты скисли, надежда на отдых хотя бы от физподготовки канула в лету.
        — Ну, чего стоим, как бараны в стаде? Двадцать кругов, марш!  — Он методично набирает врагов в своей маленькой группе, скоро до мести дойдёт ещё пара человек, вот тогда страдать будут не только студенты.
        Эти проклятые круги еле пробежали, хоть зал и был гораздо меньше нашего, но расстояние все равно приличное выходит. Следом загнали на брусья, пресс качать вниз тормашками, ненавижу это упражнение, кровь настолько сильно приливает в голову, что потом вся комната кружится с минуту. Единственную поблажку, которую нам позволяют в академии, это количество подтягиваний на турнике, уже десять раз считается отличным результатом, с отжиманиями тоже немного мягче, ведь у девушек в руках гораздо меньше силы, нежели у парней. Но этому извергу вообще неизвестно слово «жалость», когда я уже уставшая подтянулась десятый раз и спрыгнула, на меня вывалили столько помоев..
        — Розалинда, кто вам разрешил прерывать упражнение, что за своенравие? Десять раз в конце первой сессии? Это ничтожный результат, мне придётся поговорить с Эльнуизардом по поводу вашего обучения, видится мне, что физподготовку за вас сдавала ваша подруга где-нибудь в укромном уголке! Быстро на турник!  — Я запрыгнула на тренажёр со злыми слезами на глазах за подругу. Как можно быть такой скотиной, скажите мне, неужели нельзя мягче с девушками говорить? Не удивлюсь, если с посольства Орилии его попросту выгнали.  — Чего колбаской висишь? Продолжай упражнение!  — Свою злость постаралась направить в мышцы, но хватило меня только на три раза, руки разжались и я с грохотом упала на пол, отбив пятки и колени, а этот негодяй только скривился, словно лепешку коровью увидел.
        После его издевательств мы с ребятами еле заползли на третий этаж, где у нас четверых были комнаты, Ронгриду приходилось жить в крыле для прислуги. В комнате уже рвала и метала вчерашняя служанка, видимо, тут приставляют к каждому гостю постоянного слугу.
        — Миледи, где вы были? Что за ужас на вас одет?!  — Осмотрела себя, ну да, форму писком моды не назовёшь.
        — Как тебя зовут?  — К ванной комнате хотелось ползти на четвереньках, но позориться ещё больше нельзя.
        — Лия, миледи.  — Девушка немного поумерила истерику и сразу взялась за дело.  — Вам надо чем-нибудь помочь?
        — Набери горячей воды в ванную, потом отнеси этот костюм в стирку, к ужину он уже должен висеть в шкафу.  — Лия довольно споро настроила нужную температуру потока и помогла раздеться, мышцы задеревенели от такого издевательства и отказывались выполнять свою функцию, благо за полчаса водных процедур немного пришла в себя, но из-за этого осталось катострофически мало времени на сборы к завтраку с принцессой. Бедная девушка бегала вокруг меня с одеждами, как заведённая. Панталоны, нижняя сорочка, первая нижняя юбка, корсет, который утянули до состояния «дышать не чем», вторая нижняя юбка, чтобы платье пышно лежало, затем само платье малахитового цвета с глубоким декольте, которое, право слово, очень смущало, гарнитур жемчужный, что предоставила корона и который потом вместе со всей одеждой надлежит вернуть, высокая прическа с несколькими прядями для обрамления лица, немного кармина, чтобы губы стали чуть ярче, капелька ванильных духов и все, я готова. Ещё с пару минут постояла у зеркала, глядя на себя прежнюю, до академии, но все таки я немного изменилась. Более плавные движения, великолепная осанка,
которую даже держать не приходилось, за постоянными придирками Азара тело уже само привыкло всегда ходить с прямой спиной и расправленными плечами.
        — Вы красавица, миледи.  — Я покраснела, слишком давно не слышала подобных слов и уже привыкла искать в небольшом зеркале недостатки.
        — Спасибо, Лия. Проводи меня на завтрак к принцессе, а то потеряться в этих коридорах боюсь.  — Я тепло улыбнулась служанке, взяла в руки веер темно-зеленого оттенка и пошла на встречу с охраняемым объектом.
        Шли мы не долго, нам надо было подняться на четвёртый этаж, где находятся покои королевской семьи. Портрет принцессы я ни разу не видела, ходят слухи, что она настолько дурна собой, даже тетушка Миранда ни разу её не видела, хотя она представлена по двору и практически не пропускает ни одного бала во дворце.
        Возле дверей я оказалась во время, постучалась, и стала ждать позволения войти. Открыла мне полненькая служанка лет тридцати, осмотрела меня и застыла с открытым ртом. И чего так смотреть, спрашивается, у меня за спиной стоит кто? Посмотрела за спину, но там была только Лия.
        — Извините, но мне надо на завтрак к её высочеству.  — Женщина отошла от двери, пропуская меня в светлую гостиную, но странно смотреть на меня не перестала. Я осмотрела обстановку и еле удержалась, чтобы не цокнуть языком. Все в молочно-бежевых тонах, резная мебель, лепнина на потолке, огромный зажжённый камин, небольшая украшенная ель в углу, из-за чего носа касался ненавязчивый запах хвои, а ещё рыженькая макушка девушки. Сделала положенный реверанс и стала ждать позволения присоединиться, в комнате никого, кроме этой девушки, не считая служанки, не было.
        — Новая охрана? Можешь не гнуть спину в фальши, все равно от моих позволений ничего не зависит, садись.  — Лицом ко мне она так и не повернулась, но так как других распоряжений не было, обогнула диванчик и села на другой, он был ровно напротив своего близнеца, но теперь уже обомлела я. Мы с принцессой таращились друг на друга и не могли остановиться в осмотре. Принцесса Селина была моей точной копией, или я была её копией, не разберёшься.
        — Дина, закрой дверь, более никого на завтраке видеть не желаю.  — Она так и не отвела взгляда от моего лица, даже было потянулась потрогать, но передумала. Эх, столько розыгрышей потеряно, если бы у меня действительно была сестра близняшка, я даже улыбнулась, а в глазах принцессы зажглись хитрющие огоньки.
        — Просто Лина.  — Она протянула мне руку для пожатия, я ответила тем же, чуть сжав ладошку её высочества.
        — Роззи.  — Теперь уже я хитро улыбалась. Если получится подбить принцессу, то месть Азару выйдет просто на запредельный уровень мастерства.
        — Интересно, где мой папенька умудрился так согрешить?  — Спросила принцесса, а у меня все мысли о профессоре вылетели. Действительно, какое-то подозрительное сходство, надо разобраться, и чем быстрее, тем лучше, статус бастарда мне не улыбается, а уж менять своего папеньку на другого не хочу, я его люблю.
        — Ваше..  — Но меня перебили.
        — Лина, я же говорила.  — Понятливо кивнула головой.
        — Лина, что делать то будем?  — Вопрос насущный, мы немного призадумались и, видимо, принцесса придумала план какой-то. Девушка убежала в свою спальню и принесла две белых шляпки с вуалью на все лицо, но её затею не разгадала.
        — Мы идём к маменьке с папенькой.  — Захотелось удавиться, меня ж Королёва со свету сживет, если заподозрит мужа в отцовстве моей персоны.
        — Лина, это плохая идея.  — Но отговорить принцессу не удалось, она оказалась ещё упрямее меня, ужас какой-то. Колени у меня подгибались от страха, быть представленной монаршим особам в таком ключе не хотелось даже в кошмарах. Служанка Селины помогла и мне закрепить шляпку, так как моей вход сюда был воспрещён. Мы с принцессой отличались только платьями и гарнитуром, на ней было одето персиковое, с более скромным декольте и украшения с рубинами. Эта упрямица предложила при её родителях сначала мне откинуть ажурную ткань с лица, и попробуй поспорь с будущей королевой Орилии. Из дверей вышли вместе и я постаралась чуть поотстать, впереди должны идти те, кто по статусу выше, но меня подтянули за локоток в один ряд, так и шли под ручку, она к королю с королевой, а я на плаху. Отравить то не отравят, но способов лишить телохранителя жизни и без ядов много, особенно не обученного, но в ещё большем раздрае была служанка, она даже словечка на сказала за нашими сборами, только смотрела на нас, сравнивая.
        Когда мы подошли к дверям в обеденную монархов, я развернулась назад, но Лина, с неприсущий простой девушке силой, развернула меня в исходное положение и постучала. Дверь открыл подтянутый, но уже седой, слуга, немного опешил от двух дев в вуали, но принцесса не надолго приподняла ткань и старый слуга расслабился, пропустив нас в гостиную, где завтракали король и королева, думала сердце выпрыгнет от волнения. Девушка дернула меня за локоть, что не укрылось от глаз монархов, пришлась откинуть вуаль на шляпку. Королева мать неодобрительно поджала губы, глядя на моё декольте, хотя в этом была солидарна, гардероб на неделю подбирала не я. Сделала глубокий реверанс и стала ждать позволения выпрямиться.
        — Доброго утра, дочка, что за поклоны ты тут развела? Присаживайся завтракать, пусть твоя дружка в другом месте подождёт.  — Я хотела уйти под землю, лицо ужасно горело от стыда, но выпрямилась. Король Заарих, моложавый мужчина лет сорока, в его слегка рыжеватой шевелюре ещё не было заметно проседи, волевое лицо, тяжёлый подбородок, цепкий взгляд. Вокруг серых глаз уже были морщинки, а кустистая рыжая борода наталкивала на мысли об островных жителях, да и телосложение было такое же, могучий разворот плеч, наверняка немалый рост и сбитая мускулатура, лишь округлый животик портил вид могучего воина. Королева же была излишне худа и формами похвастаться не могла. Большие глаза на худом лице делали её похожей на рыбу, да и узкие губы только добавляли сравнения. Черные, смоляные волосы, узкий нос и гордый профиль. В целом, королева Беатрис была довольно симпатичной, но на фоне красавца мужа терялась.
        — Позвольте представиться, баронесса Розалинда Де'Грин, ваше превосходительство.  — Вновь присела в глубоком реверансе.
        — Что за маскарад, Лина, отправь дружку, надо серьёзно поговорить.  — Сказала королева, а принцесса стояла и молчала, я прям чувствовала её широкую улыбку.
        — Маменька, вот уж не ожидала, что свою дочь родную не узнаешь.  — Видеть в этот момент лица этих людей боялась, хорошо ещё, что с реверанса не особо что посмотришь.
        — Баронесса Де'Грин, встаньте.  — Потребовал мужской голос, пришлось встать прямо. Под пристальными взглядами было жуть как неудобно, зачем только все это затеялось, спрашивается. Король вышел из-за стола и стал обходить нас по кругу, разглядывая каждую черточку.
        — Кто твоя мать, Розалинда?  — Я нервно сглотнула вязкую слюну.
        — Баронесса Лизавета Де'Грин, в девичестве графиня Норильская.  — Король сел на своё место и задумался.
        — Нет, моей дочерью ты точно быть не можешь, я знал твою матушку в девичестве, они одно время всей семьёй жили во дворце.  — Повисла гнетущая тишина, если не я дочь нынешнего короля, то это… Моя мама дочь предыдущего. Ну, бабушка, пусть чертоги душ будут к тебе благосклонны, такую утку в семье утаить, и ведь тайну с собой унесла, никто из родных не знает об этом. Может быть, не знает. К такому же выводу пришла и королева.
        — В вашей семье все мужчины не способны удержать штаны на месте, удивляться появлению племянницы не вижу смысла, как бы ещё кто не явился.  — Я с принцессой стояла ни жива, ни мертва, в голове сейчас крутились шестерёнки и пытались сгенерировать нормальный выход из сложившейся ситуации. Что мы имеем? Я племянница короля и моя мама бастард. Ужас! Вот не знала, спала крепче. А вдруг они подумают, что я пришла с них что-то требовать?
        — Простите, ваша величество, но я ничего об этом не знала и с принцессой только сегодня встретилась, прошу вас ничего не менять в сложившейся ситуации и оставить все, как было.  — Шустро вновь поклонилось, а то вдруг повесят за дерзость.
        — Розалинда, все, как есть, мы оставить не можем, ты будешь представлена двору со всеми почестями и мы заберём тебя с академии, у тебя должен быть титул минимум герцогини, к тому же ты не так далеко в очереди на трон. Тебе подбереться муж, достойный носительницы королевской крови, уж этот факт точно подтверждать не придётся.  — Я обалдело смотрела на монархов и картинка сама сложилась в голове, равно как и желание выучится, передумала я замуж, мне и так хорошо, и сдаваться так просто я не собираюсь.
        — Могу я вас попросить, ваше высочество?  — Мне дали позволения взмахом руки, унизанной дорогущими перстнями.  — Я хотела бы закончить обучение, в этом случае я лишь добавлю значимости королевской семье, подобного рода образование очень ценно и я смогу выйти замуж за границу.  — Осознание, что легко меня не отпустят и выдадут замуж с максимальной выгодой, не отпускало, но надо выторговать себе свободы хотя бы на время обучения.
        — И зачем мне столь подготовленную барышню отдавать в лапы соседей, когда можно пристроить во дворце?  — Спросил король. Но мне было все равно, за кого он там планирует меня сосватать, выбора ведь в любом случае не дадут.  — Но в чем-то ты права, закончить Академию Телохранителей очень непростое дело, особенно под контролем графа Де'Лура. Что ж, решено, завтра на празднике в честь помолвки принцессы Селины и принца Орильского, тебя представят по новым документам как герцогиню Де'Грин, остальной семье тоже отправят бумаги на новый титул, не гоже сестре короля быть какой-то баронессой. Обучение можешь продолжить, но на тебе теперь очень большая ответственность, не посрами часть королевского рода. Надеюсь, мы поняли друг друга?  — У меня по позвонку тек холодный пот, когда твоя судьба решается и события закручиваются с такой скоростью, очень хочется позорно грохнуться в обморок.
        — Разумеется, вообще величество.  — Спина уже устала быть в гнутом положении, а ноги позорно грозились не выдержать и подогнуться, ещё и эта утренняя тренировка чуть дух не выбила.
        — Тогда обе свободны, вам есть о чем поговорить.  — Нас с принцессой отпустили, повторять дважды не надо было. До её комнаты шли пришибленные новостями, не каждый день узнаешь о существовании кузины, тем более, настолько сильно на тебя похожую. Завтракали в молчании, не переставая смотреть друг за другом, у нас даже жесты одинаковые.
        Трапезу прервал стук в дверь, и Селина огорчённо вздохнула, с этими забегами время подошло к девяти, ей пора на занятия, ну а мне на разведку, и, по возможности, на промысел. Шляпку мне аккуратно сняли с головы, а кузина, напротив, опустила вуаль.
        — У меня перерыв с двенадцати до часа дня, подойдёшь ко мне?  — Спросила принцесса. Я улыбнулась несчастной и заверила, что обязательно прийду.
        Прямо перед отъездом в академию сестрички таки раскололись и рассказали рецепт той клейкой гадости, но для этого нужна смола, а где искать слезы ели? Правильно, в королевском парке. Надела белую шубку и побежала искать необходимое, главное, чтобы они тут все таки росли. Весь парк был вычищен от снега, ни одного сугроба я не увидела, только ровный, но во многих местах истоптанный, снег. Вместо елей нашла сосны, но они тоже сгодятся, чуть ногти не выдрала, пока ковыряла замёрзшие капельки, никаких инструментов ведь не взяла с собой. Насобирала я гораздо меньше, чем планировала, но на мелкую пакость должно хватить. Уже в комнате попросила Лию принести немного муки, воды и металлическую соусницу, но только так, чтобы этого никто не знал. Девушка понимающе кивнула и побежала добывать желаемое. Пока её не было, открыла в ванной окно, чтобы запаха не осталось, и на небольшой чайной ложечке, которая каким-то образом оказалась в рабочем столе, растопила смолу над свечкой. Когда Лия принесла остальное, то начала мне ассистировать, любопытно наблюдая за моими действиями. В соусницу налила кипятка с крана и
добавила муки, намешивать отдала помощнице, нечего без дела стоять, а я тем временем обдумывала как попасть в комнату к Азару. Взгляд вновь вернулся на девушку.
        — Лия, скажи, а ты знаешь графа Де'Лура?  — Она кивнула и поморщилась. Все, она переводиться из ассистентки в подельника.  — Что о нем думаешь?  — Необходимо подготовить почву и подтолкнуть её к сотрудничеству. Добавила в клейкую массу немного земли с цветочного горшка для цвета.
        — Миледи, я не имею права высказывать своё мнение о господах.  — Не тот ответ, на который я рассчитываю, придётся выложить часть правды.
        — Это останется между нами. По правде говоря, я его слегка недолюбливаю, он на удивление сварливый мужчина и уже начал надоедать своими придирками.  — Все, рыбка на крючке, Лия активно закивала головой и с удовольствием продолжила беседу.
        — Это точно, уже все служанки жалуются, к нему никто не хочет идти прислуживать.  — Это была победа.
        — Лия, мне нужно кое-что оставить в покоях графа инкогнито, и без твоей помощи никак.  — Она понимающе кивнула, ну а я мелкой струйкой добавляла в мешанину Лии расплавленную смолу. Если клейкую гадость из муки и воды можно отмыть, то с добавлением смолы это не так то просто. Полученную смесь держала над свечой ещё минут пятнадцать, на большее не хватило, железная посудина безбожно грелась и обжигала руки даже сквозь толстые варежки. Однородную массу слила в пустой пузырёк, хоть и жалко было с шампунем расставаться, но для Азара ничего не жалко.
        Подкидывать вызвалась сама Лия, мол, кто на неё подумает, они там по очереди убираются, чтоб одной не так обидно было. По счастливой случайности пузырёк был из под жидкого мыла с запахом хвои, поэтому девушке только и надо было, чтоб на рукомойнике не было других тюбиков. Пока я избавлялась от улик жутко нервничала, у служанки должно уйти максимум минут десять, но вдруг что-то не так пойдёт? Когда прошло уже двадцать, то решила, что затея потерпела крах, поэтому когда раздался стук в дверь, подпрыгнула и побежала открывать. На пороге стояла раскрасневшаяся, но счастливая, Лия. Затащила девушку в комнату и усадила на диванчик.
        — Ну, как все прошло?  — Она глубоко вздохнула и выдохнула.
        — Там экономка руководила уборкой, графа чистота постели не удовлетворила, вот и задержали меня немного, но зато там девочек много было, никто на меня и не подумает, а соответственно, и на вас.  — Я довольно потёрла ручки.
        — Что ж, я тебе ну очень благодарна, и не забуду этого. А теперь мне переодеться надо, к двенадцати полдник с принцессой. Только в этот раз хочу наглухо закрытое, не лето ведь с оголенными грудями ходить.  — Девушка кивнула и пошла рыться в моем временном гардеробе. Вскоре на свет было вытащено темно-синее платье с высоким горлом и нашитыми белыми кружевными манжетами, такая же лента кружев была и по краю подола. Красиво, строго, элегантно. Под платье попросила шерстяные чулки, вдруг снова на улицу выходить на спех придётся, а мне утренней прогулки хватило, чуть попу не отморозила. Сапожки на ногах оставила те же, они великолепно тут смотрелись и были тёплыми.
        Выйти из комнаты не успела, как вопль «Роззи» пронёсся над всем этажом. Он слишком рано решил вымыть руки. Не долго думая, схватила ещё не убранную шубку и резко дала старт в сторону улицы, там он меня искать не должен. Лестничные продеты перемахивала не глядя, а платье, чтобы было удобнее бежать, задрала практически до панталон, вот слуги обалдели, когда увидели сверкающие в чулках ноги сбегающей леди, но мне было все равно, если меня увидят не занятой прогулкой, то даже отбрыкиваться будет бесполезно, сначала накажет, а потом разберётся, я это натворила, или нет. Дверь чуть с петель не вышибла, а холодный поток воздуха резко ударил в грудь. Подол был отпущен и я занялась застегиваем пуговиц, при этом умудрялась бежать в сторону сосен, и чем дальше, тем лучше.
        Бежала я ровно до того момента, как голова с громким стуком врезалась во что-то такое же твердое. По инерции от удара шлепнулась на попу и постаралась остановить хоровод звёздочек, а преграда, в которую влетела, неожиданно выругалась матом. Вторым пострадавшим оказался весьма симпатичный молодой человек. Светло-русые волосы, ярко-голубые глаза, тонковатые губы, острый нос, мягкий овал лица, и криво застегнутая шуба.
        — Реус, куда спрятался, паршивец!  — Раздалось со стороны незнакомца.
        — Розалинда, найду и выпорю! Сидеть у меня на сможешь, быстро вылезай!  — Раздалось с моей. Я переглянулась с пареньком и мы одновременно повернули головы в сторону одного дерева. Возле него я оказалась раньше, но юбки не позволили высоко задрать ногу, чтобы залезть. Неожиданно меня подхватили за ноги и слегка подкинули, как не заверещала, понятия не имею, видимо инстинкт самосохранения выбрал полет, а не поимку. Успела зацепиться руками за ветку, резко подтянулась и упала на неё животом, а потом уж перекинула ногу и повисла на ней, глядя как шустро залезает мой неожиданный сосед. Мы оказались очень близко друг к другу, буквально руку протяни и дотронься, он обнимал ветку немного выше моей и примерно на двадцать градусов левее.
        Своими поползновениями мы стряхнули прилично инея, и если бы я сегодня при добыче необходимой смолы не потрясла ещё пару десятков деревьев, то быть нам замеченными из-за это снега, а так и следы скрылись. Вздохнула облегченно не одна я, поимка не надолго откладывается. В поле зрения попал мужчина с синими волосами и голубым лицом, я чуть с ветки не свалилась от такого чуда, но глядя на довольное лицо соседа догадалась, чьих это рук дело. С ним надо однозначно познакомиться поближе, я бы не догадалась такой составчик сварить. Следом появилась и моя жертва. Пару смоляных прядей висели сосульками, брови стояли иголками в разные стороны, лицо и руки в серых разводах, переливающихся на свету, а злой взгляд метал молнии ровно до того момента, как он не увидел мужчину голубой расцветки. Почувствовала взгляд и повернулась к блондинчику, он глянул на меня с уважением и мы вернулись к просмотру сцены внизу.
        — Азар, вот это встреча, рад тебя видеть.  — Мужчины смотрели друг на друга с весельем.
        — Я тоже, Вил, тебя кто так разукрасил?  — Голубоватый незнакомец скосил взгляд на руки и хмыкнул.
        — Ученик шалит, никак найти не могу, засранца. А тебя то кто так склеил?  — Еле удержалась, чтобы не хихикнуть.
        — Моя ученица, тоже для возмездия найти не могу. Ты представляешь, эта гадость даже горячей водой не смывается, к алхимику идти теперь придётся.  — Азар показательно потёр след на руке.
        — Тогда вместе пошли, позже этих негодников поищем.  — Как я поняла по их встрече, они давние друзья, и если они объединяться, то нам несдобровать.
        Когда прошло минут десять с их ухода, мы решились покинуть убежище, но легко это сделал только парень, я в своих юбках элементарно запуталась.
        — Ну, леди, я просто обязан вам помочь как невольной соучастнице в сокрытии, прыгай, поймаю.  — Я внимательно посмотрела на неожиданного спасителя, оценила, что не слишком то он и тщедушен, и решила довериться. Плотнее сжала зубы, немного крутанулась, чтобы оказаться спиной к земле, и разжала руки. Удержать меня он немного не осилил, поэту честной компанией шмякнулись на земь, но хоть не отбили себе ничего. Кряхтя и постанывая встали и улыбнулись друг другу.
        — Реус.  — Он протянул мне руку для пожатия.
        — Роззи.  — Сжала в ответ руку молодого человека.
        — С тебя рецепт.  — Выдали хором, после чего засмеялись. Возвращались в замок мы вместе, весело болтая и подшучивая друг над другом, нам даже одинаковые шишки на лбу не портили настроение. Что ж, нам бы ещё Селину в компанию, она, судя по всему, тоже та ещё выдумщица.

        Глава 9

        К кузине на полдник попасть я не сумела.
        С Реусом мы распрощались довольные друг другом, а особенно рецептами, о себе он рассказал только то, что находится в свите принца Орильского, ну а я призналась, что буду в свите принцессы Селины. До комнаты шла в отличнейшем настроении, новое знакомство с таким замечательным парнем приподняло боевой дух. В комнате меня дожидалась нервная Лия, но как только увидела меня целую и относительно здоровую, успокоилась. Шубку повесили сушить, налипший снег в тёплом замке очень быстро таял. Платье тоже решила переодеть, влажные разводы не делали его прекраснее, но мы успели только снять его, как дверь с грохотом открылась, с мясом вырвав затвор. На пороге стоял довольный собой Азар, и весь его вид говорил о том, что сейчас будут кого-то бить, и этот кто-то точно я. Закрылась снятым платьем, а служанка возмущённо пискнула.
        — Граф Де'Лура, нельзя так врываться к незамужней девушке!  — Сказала Лия. Спасибо ей за заступничество, но, боюсь, сейчас его ничего не остановит.
        — Вышла!  — Кому он дал приказ, мы не поняли, поэтому рванули к выходу вдвоём, даже Азара чуть не сбили, но служанка сумела юркнуть в проход, а меня нагло поймали и забросили на плечо, чуть желудок не выплеснула от удара. Вместе со мной он подошёл к столу, взял стул и подпер им дверь.
        — Немедленно отпустите меня! Да что вы себе позволяете? Я пожалуюсь королю!
        — Ага, как закончу, так иди жалуйся. Ты сказала, что я старикашка? Вот я и поучу тебя поведению на правах пожилого человека.  — Он сел на диван и перекинул меня через колени.
        — Отпусти, подлец! Я тебе в жизни этого не прощу!  — От унижения у меня текли злые слёзы, сил не хватало, чтобы вырваться с мужской хватки, но ощутив поглаживания по попе, нашла в себе второе дыхание и завертелась ужом. Первый удар был неожиданным, я до последнего не верила, что он выполнит угрозу. Я рычала, кричала, угрожала, но ему было все равно на мои слова.
        — Вот зачем ты каждый раз испытываешь моё терпение? Девочка, я не железный.  — Меня, как игрушку, перевернули и положили на диван, нависнув сверху.
        — Да пошёл ты, сволочь бессердечная.  — Его лицо скривилось в ярости и мои губы смяли в жёстком поцелуе. Губы обожгло огнём от боли, когда он сильно засосал нижнюю губу, но в этот момент сумела освободить одну руку и крепко ухватилась за его волосы на затылке, немного оттянула голову от себя и сильно укусила за наглый язык. Солоноватая кровь потекла с уголка губ, а мужчина резко от меня отстранился и отошёл подольше, коснувшись пальцем потека крови, я тоже лежать не осталась, отскочила подальше и зашла за спинку дивана.
        — Больше не смей ко мне приближаться, иначе клеем на морде не отделаешься!  — Он вытер кровь с подбородка и противно хмыкнул. Его вальяжная походка при стратегическом отступлении меня ещё больше взбесила, запустила в него фарфоровой вазой, что тут стояла в качестве декорации, только промахнулась. Хрупкий фарфор вело в стену и осколками осыпался на пол. Стоило отодвинуть стул, как в комнату моментально ворвались мужчины в форме дворцовой стражи, а следом за ними Лия.
        — Вас велено сопроводить в кабинет его величества, следуйте за нами.  — Приказал самый старший. Пока Азара брали в кольцо, служанка сдернула с кровати покрывало и укрыла меня от посторонних взглядов.
        — Раз велено, то ведите.  — Сказал граф Де'Лура, он совершенно не чувствовал себя виноватым. Следом в комнату влетела принцесса Селина, понять, что это она, было не трудно, тут ну очень мало девушек ходит в вуали, а точнее, одна.
        — Боги, Роззи, с тобой все хорошо?  — Он осмотрела моё лицо и когда взгляд наткнулся на кровь, то сползла на диван. Кому-то срочно нужна нюхательная соль.
        — Лин, да не моя это, успокойся!  — Девушка резво подскочила, вновь чуть ли не пощупала меня на предмет целостности и величественной походкой подошла к страже, которая даже и не думала перед ней расступаться, но разве старшую принцессу можно остановить такой детской преградой? Вот и я думаю, что нет. Отодвинула ближайшего и влепила смачную пощёчину Азару, а он от удивления даже дар речи потерял, только глупо таращится на девичью ладошку.
        — Вот теперь уводите его к отцу, пусть назначит ему самое строгое наказание, передайте мою волю.  — Мужчины поклонились ей и споро покинули мою комнату. Ситуация, конечно, так себе, стою в одних панталонах и корсете, обмотанная огромным покрывалом. Надо быстрее одеться, а то проходной двор устроили. Девочки вновь подперли злополучным стулом дверь и Лия помогла мне обрести приличный вид.
        — Ты как от учителей сбежать сумела?  — Она гордо подняла подбородок, но увидеть её эмоции через закрытое лицо было проблемой. Служанка стояла ни жива, ни мертва, в обществе столь знатной особы она не была ни разу, к монархам и принцессе слуги допускаются только проверенные временем и службой безопасности, поэтому храбрая Лия сейчас робела.
        — Ты не пришла, как обещала, вот я и заволновалась, решила найти тебя. Этот гад ничего тебе сделать не успел?  — Я вспыхнула, словно спичка, но отрицательно покачала головой.
        — Ничего непоправимого, только гордость задета.  — Лина облегченно выдохнула и начала осматривать комнату. С каждой секундой лицо все сильнее мрачнело, она даже ванную облазила, только зачем, спрашивается, эта инспекция?
        — Это совершенно невозможно, жить в таких условиях, надо немедленно определить тебя в нашем крыле. Подумать только, племянница короля живёт на задворках, немыслимо! Догорая, я сейчас же займусь этим вопросом, жди меня здесь и никуда не уходи.  — Принцесса важно поплыла к выходу, а я сидела совершенно обескураженная, что уж про служанку говорить, она сейчас смотрела на меня со священным ужасом и лёгкой обидой.
        — Не надо на меня так смотреть, сама только узнала об этом. Ну как, хочешь работать на королевском этаже?  — Лия недоверчиво смотрела на меня, пытаясь переварить информацию, зато когда дошло, куда её приглашают, радостно заулыбалась.
        — Миледи, позволите собрать ваши вещи?  — Умная девочка, такая в служанках оченнь ценна, правильно подбирать слуг матушка начала учить ещё до десяти лет, поэтому худо-бедно, но могу определить в дальнейшем верного и проворного человека.
        — Собирай, Лия, принцесса Селина наверняка уже послала кого-нибудь за нами.  — И действительно, не прошло десяти минут, как в комнату вошла череда помощников в переезде вместе с самой Линой.
        — Ну что, идём осматривать новые владения?  — От принцессы исходила волна энергии, сейчас загнать её учится будет невыполнимой задачей, к тому же мой переезд, наверняка ещё и вещи мои переберут в процессе разбора. Меня подхватили под локоток и мы пошли в сторону лестницы на четвёртый этаж, а Лия осталась контролировать багаж своей новой госпожи.
        Стоило мне открыть дверь новой комнаты, как вздох восхищения вырвался с груди. Гостиная была в зелёных тонах. Темно-зеленые портьеры, фисташкового цвета обивка двух большущих диванов и двух кресел у камина, отделанного белым камнем, бледно-зелёная ткань на стенах, зелёный ковралин, напоминающий мох, и множество растений в горшках, некоторые из которых даже сейчас имеют соцветия. Идти дальше боялась, мне и этого великолепия за глаза хватит, но Селина была непоколебима и повела дальше, в рабочий кабинет. Он мне тоже очень понравился, строгий и лаконичный, выполненный из светлого дерева, только книжный шкаф и стол были темно-шоколадного оттенка, потом была гардеробная, раза в три больше комнаты в общежитии и сейчас пустая, спальня, отделка которой стоила огромных денег. У Стены была огромная кровать с резными каретками и сейчас не заправленная, балдахин из тонкого газа голубоватого оттенка, пушистый ковёр темно-синего цвета, напротив кровати большой трельяж с одним зеркалом в центре и двумя по бокам, безумно дорогая вещь. Расположение комнат было весьма удобно, как заходишь в дверь, сразу попадаешь в
гостиную, справа было две двери, одна в кабинет, другая в ванную, а слева три, в спальню, гардеробную и комнату личной служанки, вдруг монаршим особам ночью покушать захочется? В ванную пошла в последнюю очередь, надо было подготовиться морально. Открывала дверь затаив дыхание. Большая ванная, стоящая в центре и обложенная голубой, с белой прожилкой, плиткой, в итоге имели большой прямоугольник, пол был из такой же, только оттенка немного темнее. Отдельно стояла душевая, туалет, рукомойник с большим зеркалом во всю стену, несколько белоснежных полотенец, в большом шкафчике, что висел слева от рукомойника, стояли различные флаконы для умывания, соль для ванн, шампуни, маски. Мне интересно, меня сюда уже планировали поселить, или осталось от предыдущих жильцов? Этот вопрос и задала кузине.
        — Что ты, просто паренька уже озаботился на счёт достойного жилья, тут совсем недавно закончили наводить порядок и доставили вещи, которые должны быть у каждой уважающей себя девушки.  — Ответила принцесса. Что ж, ожидаемо.  — Ну, как тебе эти покои?  — Я счастливо улыбнулась и обняла Лину.
        — Они чудесны, я о таких и не мечтала.  — Селина обняла меня в ответ и резко отстранилась, в коридоре послышался топот ног, скорее всего, несут мои вещи.
        Это они и были, слуги споро начали развешивать и раскладывать мои вещи, застилать кровать и накрывать стол для обеда, сегодня общие трапезы отменены по случаю подготовки к баллу, но зато остались с принцессой вдвоём и сели за рабочий стол кушать. На обед было мясное рагу с кролика и овощей, вкуснейший салатик и пара кусочков черного хлеба. В этот раз за количеством еды в тарелке проследила Лия, мне принесли всего и побольше, чем неимоверно удивила кузину.
        — Роззи, неужели ты столько сможешь скушать?  — Я с сочувствием посмотрела на её мизерную порцию и кивнула.
        — Ещё как, с таким активным образом жизни меньше есть просто смертельно, да и повар у вас готовит выше всяких похвал.  — Лина довольно хмыкнула.
        — Это что, вот завтра ты отведаешь его таланта, на балы он обычно прыгает выше головы, так что корсет не слишком утягивай, если планируешь попробовать хотя бы понемногу каждого блюда.  — Что ж, завтра мне вообще надо внимательнее быть, настанет самая активная часть моей работы и наедаться мне не стоит.
        Я отвела принцессу в её рабочий кабинет, где сидел недовольный старик, но высказать принцессе за опоздание не решился, что, в принципе, правильно сделал. За весь день ни разу не видела остальных дружек принцессы, а в общем то должна была, но это не к спеху, вечером можно будет разобраться. Учитель раскрыл небольшую карту и начал объяснять особенности климата северного предела. Если честно, от его монотонного голоса чуть не уснула и ни словечка не запомнила, то ли дело наши чедуковатые профессора, там попробуй усни, или не запомни. Наконец, подошла служанка принцессы и оповестила про начало контрольной примерки бального платья, занудному учителю пришлось закругляться. Мою примерку решили проводить в её же спальне, Селина категорически отказывалась расставаться, но так даже веселее. Я так думала, до самого процесса. Куча белошвеек крутились вокруг нас, подгоняя подолы и рукава, переодически больно коля иголками, а перекричать их болтовню не представлялось возможным.
        Платье Лины было нежно-голубого оттенка, v-образное декольте, по линии которого были алмазы. Рукава были короткие, примерно на одну треть руки, низ широкого подола так же был украшен алмазами, из-за чего было похоже на утренне небо с ещё виднеющимися звёздами. Моё платье было чем-то похоже, такой же фасон, немного глубже вырез, насыщенно-зелёный цвет, вместо камней по краям искусная вышивка золотого цвета, рукава на две третих. Я была очень красивая в нем, если Селина снимет вуаль, то она тоже будет весьма очаровательна в своём, но это будет только завтра на балу.
        Вечер я провела в новых покоях, и, как сказала кузина, они теперь будут моими до тех пор, пока не выйду замуж и не перееду, это меня очень обрадовало, хоть во дворце смогу отдохнуть от жёсткого матраса, унылых стен и чокнутых профессоров. Спать ложилась со счастливой улыбкой, а Азар ещё получит своё, да и завтра будет возможность поговорить с тем парнем, Реусом.
        Меня попытались разбудить в восемь утра сразу несколько служанок, но организм почувствовал слабину и вставать не собирался, поэтому поднять то подняли, а разбудить не смогли, очнулась в еле тёплой воде с намыленной головой. Что тут началось, Лия командовала парадом и на мои возмущения не обращала внимания. Меня тёрли, скребли, намазывали, натирали, в итоге в комнате оказалась начищенная, как золотой. В два дня начинается церемония знакомства, потом обед, развлекательная программа, ужин и сам бал. Мне затемнили брови, угловой смесью скрасили ресницы, свекольным раствором сделали лёгкий румянец, кармином тронули губы. Весь этот раскрас был естественным и делал меня гораздо привлекательнее. Корсет в этот раз сильно не утягивали, весь день ходить с перетянутым будет нереально, обморочные дамы на приёме мало удовольствия получат. Высокую причёску с локонов сделали в форме цветка, выпустив на шею и грудь несколько завитков. Гарнитур мне принесли просто шикарный, аккуратные серьги с топазами, колье и кольцо с этим же камнем, золотой браслет плетённый, шириной в два пальца. На ноги элегантные туфельки с
небольшим каблучком, под подвязки закрепила кинжалы в ванной, чтоб никто не видел. Сегодня мой первый бал во дворце, и то на чеку быть надо, но общество Селины мне очень нравилось.
        После того, как была готова, Лия пошла вместе со мной до принцессы, у неё в гостиной должны собраться все дружки, но не тут то было. В комнате никого, кроме меня и самой принцессы, не оказалось. Девушка сидела со слегка припухшими глазами и мяла в руках перчатку.
        — Лина, что случилось?  — Я села рядом с кузиной и взяла её руку в свою.
        — Да не хочу я замуж, понимаешь? Это воля родителей, а не моя.  — Я прекрасно её поняла, пройдёт время, и настанет моя очередь идти под венец.
        — Не грусти, вдруг вы понравитесь друг другу? Зачем раньше времени сопли разводить?  — Она сделала глубокий вдох и резко выдохнула.
        — Ты права, сейчас подойдут охранники и мы пойдём в главный приемный зал, а сейчас давай попробуем позавтракать, с утра и кусочек съесть не смогла.  — Я улыбнулась кузине и я разлила нам тёплый чай по чашкам. Скушать успели только по одной корзинке, пришли наши охранники и мы пошли. В этот раз принцесса не одела вуали и была обворожительной, но служанки сделали нам одинаковый макияж и причёски, хорошо хоть по платьям нас различать будут.
        Когда мы вышли к нашей охране и они дружно и неприлично уставились на нас, переводя взгляд с меня на кузину и не понимали, кому из нас надо поклониться, в итоге сдали это обоим, на что Селина хихикнула, пришлось искать выход из положения.
        — Герцогиня Розалинда Де'Грин и её высочество принцесса Селина Эрихгаунберг.  — Мужчины поняли намёк и поклонились нужной девушке. Да, намечается проблема в распознавании личности. Так и шли практически через весь замок, мы прошли, люди застыли, но самый шок будет в главной зале, на встрече с принцем Орильским. Интересно, у жениха портрет невесты был? Или он к безликой ехал? Возле больших дверей, где стоял конферансье, мы остановились, и стали ждать нашего объявления. Мужчина надолго замер и пытался осмыслить то, что видит, вновь пришлось называть наши имена, но надо отдать должное, сориентировался он гораздо быстрее остальных, сказывается опыт.
        — Внимание! Принцесса Селина Эрихгаунберг и герцогиня Розалинда Де'Грин!  — От зычного голоса вздрогнула, но кузина уверенно пошла вперёд, а сильно отстать я не имела права. Мы вошли по дорожке в зал и оказались в центре внимания, идеальная тишина установилась среди более трёх сотен человек. Никто ранее не видел принцессу в лицо, а теперь появилась неизвестная герцогиня и очень похожую на неё принцессу, или герцогиня, похожая на принцессу. Среди тишины были слышны наши шаги, пока шли к монархам, а король с королевой сидели и понимающе улыбались. Подошли, сделали реверансы, и стали ждать позволения королевской четы встать.
        — Встань, дочь моя.  — А мне сколько стоять придётся?  — Садись на своё место.  — Чуть правее и ниже по ступенькам стоял небольшой диванчик, специально для королевских отпрысков, на котором уже сидел младший брат Селины и наследник, кронпринц Гелион, туда же села принцесса.  — Сегодня я буду представлять народу не только дочь, но и племянницу, графиню Розалинду Де'Грин. Можешь встать позади своей принцессы.  — Дважды просить меня не надо, аккуратно встала позади кузины и посмотрела на пришибленных аристократов. Признаться, зрелище незабываемое, они пытались найти отличия между нами, но зря стараются, даже мы не смогли это сделать, у нас только в возрасте разница, да и то небольшая, Лина всего на год старше меня.
        — Его высочество, кронпринц Норд Орильский со свитой!  — В открытые двери первым вошёл мой недавний знакомец, вот уж где я сравнялась в удивлении с остальными присутствующими. Сейчас он выглядит не как раздолбай ученик, а как королевская особа. Темно-синяя ливрея со знаками отличия, тонкий венец на голове с крупным алмазом, белые лайковые перчатки, начищенные до блеска ботинки, породистое лицо аристократа и такое же надменное. Но ровно до тех пор, пока не увидел нас. Все его люди, что несли сундуки с дарами, остановились позади него, но лиц не поднимали. Реус сделал уважительный поклон и постарался отвести взгляд от нас на королевскую чету.
        — Доброго дня, ваше величество, король Заарих, благих дней, ваше величество, королева Беатрис. Я приехал с дарами своей невесте, принцессе Селине, и буду искренне рад познакомиться с ней лично.  — Он вновь сделал лёгкий поклон.
        — Добрых дней, кронпринц Норд Орильский, надеюсь, вы хорошо добрались?  — Спросил король. Я не поняла, что за маскарад, он же ещё вчера приехал.
        — Все замечательно, ваше величество.  — Он широко и открыто улыбнулся, а мне захотелось улыбнуться в ответ, еле успела себя отдернуть.
        — Что ж, тогда мне думается, вам с Селиной необходимо поговорить, вы же не против, чтобы её сопровождала кузина?  — Королева сейчас что такое удумала?
        — Разумеется нет, но для соблюдения приличий я добавлю от себя одного сопровождающего, вы не против?  — Что вообще происходит?
        — Разумеется нет.  — Это был знак и принцесса поднялась с диванчика и величественно спустилась вниз.
        — Принцесса Селина.  — Она подала ему ручку для поцелуя, а он не растерялся и поцеловал.
        — Рада познакомится с вами, принц Норд.  — А кузина то раскраснелась!  — Не хотите прогуляться в галерее?  — Я вот не поняла, почему Норд, если его Реусом зовут?
        — Я хотел бы представить своего младшего брата, принц Реус.  — Вперёд вышла копия Норда с небольшой шкатулкой в руках. Мне интересно, у меня карма на знакомства с близнецами? Это же редкое явление, особенно среди аристократов!
        — Рад знакомству с вами, принцесса Селина, вы редкая красавица, моему брату очень повезло, позвольте подарить вам подарок.  — Парень протянул шкатулку заинтересованной кузине, а меня демоны дёрнули посмотреть на короля и его заинтересованность во взгляде на младшего принца мне на понравилась, ну вот совсем. Девушка открыла подарок и довольно улыбнулась. Там лежало колье искусной работы, россыпь изумрудов, сложные завитки, оно наверняка ей очень подойдёт. Слово взяла принцесса.
        — Позвольте представить мою кузину, герцогиня Розалинда Де'Грин.  — Парни галантно поцеловали мне ручку и заверили, что рады знакомству.
        — После прогулки ждём вас в обеденной зале, наш повар настоящий маэстро.  — Королева говорила с непонятной мне иронией, что же задумали их величества?
        Наконец, когда расшаркивания прекратились, принцесса взяла женила под предоставленный локоток и они пошли впереди, ну а мы с Реусом пошли позади, сохраняя необходимую дистанцию. Стоило нам выйти за пределы зала, как Селина убрала свою руку и с гордым видом пошла в сторону галереи, оставляя возможность принцу идти рядом. Боги, что она творит, нам только дипломатического скандала не хватало, но кронпринц Норд сделал вид, что так и задумывалось. Меня помимо всего прочего волновал тот факт, что этого Реуса не знаю, да и сам Норд как-то странно на меня косился, не покидало ощущение, что либо меня провели, как ребёнка, либо они устроили маскарад перед монаршими особами, но зачем все это надо было, не понятно.
        — Миледи Розалинда, должен заметить, ваше сходство с принцессой просто поразительно, даже не скажешь, что кузины, к тому же мы о вас ничего не слышали.  — Ууу, вот не мог другую тему для беседы выбрать?
        — Вы правы, многие до сих пор в себя прийти не могут, принцесса скрывало своё лицо ото всех, да и я ко двору была представлена совсем недавно, мои родители предпочитают спокойствие провинции.  — Главное не врать, почувствует. Вот почему я не узнаю его? Да, мы общались совсем не долго, но тот Реус, с которым я познакомилась, был веселым парнишкой, а не этим холёным аристократом.
        — Вот как? Значит так лазать по деревьям в деревне научились?  — Если честно, то я чуть сквозь землю не провалилась, когда Норд это сказал, щеки заалели, а Реус удивленно посмотрел на меня, и на своего брата. Селина тоже с интересом глянула на меня.
        — Знаете, если со мной в этом случае все ясно, то вот откуда у кронпринца подобный навык, не понятно.  — Теперь уже Норд покраснел.
        — Роззи, дорогая, а где ты успела познакомиться с принцем Орильским, да ещё и с кроном?  — Слегка ревнивый тон мне не понравился и я невольно нахмурилась. Слово взял Реус.
        — Полагаю, дамам необходимо рассказать то, что знают их величества, не так ли, Норд?  — Я же говорила, что меня где-то надули, или информации не додали, не важно.
        — Думаю, ты прав, но тогда стоит погулять не в галерее, где нас будут слышать и разглядывать, а в более тихое местечко.  — Ага, чтобы нас кто-нибудь в тихом местечке придушил без свидетелей?
        Но к голосу разума, а именно ко мне, принцесса не прислушалась, либо отказывалась понимать намёки, либо реально не понимала, а сказать прямо о недоверии я права не имела, пришлось идти вслед за кузиной. Я думала, что мы пойдём в оранжерею, или ещё куда в более открытое место, а она привела на смотровую башню, представляете? Где эта охрана, когда она так нужна? Вдруг нам незапланированный полет устроят?
        — Что ж, я постараюсь объяснить ситуацию. Когда мы с Реусом родились, то доктора попросту не успели отметить первенца, а идти против богов и выбрать любого родители побоялись, но у нас на такой случай даже закон имеется. На престол взойдёт тот, у кого первого появится наследник, мы оба считаемся кронпринцами нашей страны, но, так как я ещё не помолвлен, а братец уже, то вероятнее всего, что на престол он первый взойдёт.  — Я вновь запуталась, Реус говорил про Реуса, что происходит то?!
        — Я не поняла, кто из вас Реус?  — Спросила я. Руку поднял жених Селины, за что чуть пощёчину от кузины не получил.
        — Что за маскарад вы устроили?  — Кажется, принцесса зла, пора спасать ситуацию.
        — О, это все политика, не забивайте свои чудесные головки всякой ерундой.  — Сказал настоящий Норд, если они нас не обманули, а Реус кивнул, мол, действительно, вам там делать нечего. Уууу… Шовинисты доморощенные. Мы с кузиной переглянулись и одновременно хихикнули, надеюсь, что в голову нам пришла одинаковая мысль.
        — Селина, дорогая, нам же нужно ответить откровенностью на откровенность?  — Спросила принцесса, а я сделала более серьёзное лицо и царственно кивнула. Парни, если честно, обалдели. Не одним нам путаться ху есть ху, пусть и они голову поломают.
        — Я сейчас не понял, это получается, что моя невеста лазиет по деревьям, как какая-то крестьянка?  — Норд выбрал хорошую тактику, лучшая защита, это нападение.
        — Нет, там была Роззи.  — Сказала я, а Реус недоверчиво посмотрел на принцессу.  — Ой, мальчики, не забивайте себе голову политикой, сегодня же праздник.  — Норд зло зыкнул на меня, а его братец засмеялся в голос. Он подошёл ко мне ближе, взял ручку и поцеловал.
        — Право слово, миледи Розалинда, вы не перестаете меня удивлять.  — Чтоб ему конь на ногу наступил, такую игру разрушил, как только догадался, паршивец?
        — Братец, а ты невесту не перепутал?  — Селина тоже заинтересованно поглядывала на Реуса, нас даже её родители различить при первой встрече не смогли. Этот садюга резко нажал мне на шишку, и я зашипела не хуже кошки, в месть дала ему щелбан по его выросту на лбу, наградой мне было его ойканье.
        — Это все интересно, но как-то быстро вы общий язык нашли, может свадебку сразу после нас, или вообще в один день устроим?  — Ангельский голосок Селины заставил меня отпрыгнуть от блондина подальше, он, в принципе, сделал тоже самое.
        — Ну нет, пусть Норд на троне сидит, мне и в лаборатории хорошо живётся.  — Сказал Реус.
        — А что, надо маменьке голубя отправить, это замечательная идея, может ты и займёшь вакантное место кронпринца.  — Мы с кузиной впервые наблюдали, как два брата пытаются спихнуть друг на друга власть, в истории наоборот все, даже отцеубийство было. Видимо, Селина подумала о том же, даже неприлично у виска покрутила.
        — Я не выйду замуж ещё как минимум четыре с половиной года, можете и не надеятся меня замуж отправить. Вам надо переодеться, надеюсь, на этом ваши трюки с переодеванием кончатся.  — Во дворце очень узкий круг людей знают, где я учусь, но хоть намеком надо отбить у Норда желание связаться с родителями по данному вопросу, а то нас с Реусом и спрашивать не будут, под венец отправят, и дело с концом.
        С занудой Нордом удалось договориться по поводу мнимой помолвки, но маскарад прерывать они отказались, пришлось терпеть, хорошо, что мы с кузиной знаем, было бы обидно узнать про все в самом конце.
        Ну а потом у нас начался форменный беспредел..

        Глава 10

        Обед прошёл очень спокойно, принцесса мило щебетала с «Нордом», я старалась поддерживать беседу с «Реусом», мы с принцессой сидели рядом, а по бокам от нас принцы Орильские. Король с довольным лицом наблюдал за нами, придворные тоже с любопытством разглядывали, но лишь жениха и невесту, «Реуса» заприметили свободные кумушки, активно строя ему глазки и бросая на меня недовольные взгляды, я же была удостоина вниманием мужчин, племянница короля очень лакомый кусочек, особенно, если та недурна собой. Весь двор шептался о нашей схожести, я даже слышала предположения о дате следующей свадьбы с младшим принцем. Когда обед подходил к концу, король взял слово.
        — Дорогие друзья, я подготовил весьма необычное зрелище, прощу всех проследовать в зверинец.  — Любопытство подняло голову, аристократы нестройной толпой направились к выходу, принцы тоже было встали, но Селина почему-то осталась на месте.
        — Ваше высочество, в чем дело?  — Нет, мне правда интересно, после слов его величества девушка как-то сникла, словно услышала что-то неприятное.
        — Роззи, дорогая, не могу я там находиться. Все звери сидят по клеткам, да, большая часть из них опасна по своей природе, но я слишком сильно понимаю этих бедных зверушек.  — Признаться, такого поворота событий я не ожидала, ведь по сути, её тоже держали в запрети и не показывали людям в полном смысле этого слова, я даже понять её могу. Села на своё место и сжала ладошку кузины.
        — Милая, сегодня день твоей помолвки, ты можешь в качестве подарка попросить его величество вернуть хотя бы одно животное в привычную среду обитания.  — Девушка робко улыбнулась и уже уверенно встала со своего места. Почему она так разоткровенничалась перед принцами чужой державы, не ясно, но значит так было нужно. Норд подставил мне локоть для опоры, Реус сделал тоже самое для Селины, так и получилось, что к зверинцу мы подошли последние. Люди отходили в сторону, пропуская нашу четверку вперёд, мне было любопытно, какие животные тут жили, ведь видела я их не так много, в основном по картинкам, или уже подстреленных на охоте.
        В нашем мире весьма разнообразная фауна, помимо нормальных видов, живущих на земле испокон веков, имеются звери, появившиеся во время войны богов, во всяком случае, именно так объясняется их существование. Всё рассмотреть за спинами аристократов не могла, ростом не вышла, зато мой спутник, который был выше минимум на пол головы, имел прекрасный обзор, и с интересом посматривал по сторонам. Остановились мы резко, Селина и Реус хором выдохнули, проследила за направлением их взоров и обомлела. За высокой стеклянной стеной сидел крылатый ящер, его гибкое тело сейчас было расслаблено и он с ленцой поглядывал на собравшихся зрителей.
        — Наши охотники сумели поймать это чудо на горном перевале границы с северным пределом, эта тварь способна изрыгать пламя, поэтом ему поставили стеклянную стену, толщиной в два сантиметра, новая разработка наших инженеров. Можете не волноваться, разбить преграду у него не хватает сил, уже пытался, а жара огня недостаточно, чтобы оплавить столь прочный материал.  — Король все распинался, а у меня голова шла кругом, мне казалось, что пленник зовёт меня и просит освободить. Зверь был ростом в холке чуть выше меня, но плиты мышц, покрытых темно-зеленой чешуёй, острые когти и множество зубов вызывали уважение. Его передние лапки были малы и находились на сгибе крыльев, тогда как задние были мощными лапами, это создавало ощущение, что передних у него вовсе нет. Когда ящер встал и оперся на передние конечности, то перепонки крыльев угрожающе растопырились. Как можно существо, привыкшее к небесным просторам, заточить практически под землёй? Он не выживет тут долго, умрет от тоски по свободе. Возбужденные голоса придворных отошли на второй план, про руку Норда забыла, для меня существовал только он,
небесный житель с огромными, но очень грустными янтарными глазами. Не отдавая себе отчёт, оттолкнула короля в сторону и быстро открыла защелку небольшой дверцы, куда крылатый при всём желании не мог пролезть, зато я на четвереньках даже очень. Со всех сторон раздались крики, многие поспешили убежать с опасной территории, я выпрямилась на той стороне, совершенно без страха смотря опасному хищнику в глаза, и была словно под гипнозом, а может так и было, но контролировать своё желание оказаться рядом с ним не могла. Сняла перчатку и вытянула руку вперёд, чтобы зверь смог почувствовать мой запах, почему то было жизненно важно, чтобы он принял меня, был со мной, словно я сейчас нашла половинку своей души и боюсь, что она меня не признает и отвергнет. На той стороне раздался дружный «ах», ящер доверчиво ткнулся мордой мне в руку и заурчал, но не как кошка, от его груди шёл рокот, где-то там, внутри, довольно затрещали угольки. Я радостно кинулась обнимать его за шею, а зверь на кого-то угрожающе зарычал за моей спиной, я руками ощутила, как мышцы шеи угрожающе напряглись. Повернула голову в бок, чтобы
посмотреть, на кого там разозлился мой хороший, внутри меня поднял голову материнский инстинкт, который требовал устроить причину недовольства детеныша.
        Там стоял не на шутку напуганный Азар, но надо отдать должное, он бесстрашно перебрался на нашу сторону и я по глазам видела, что он хочет оторвать меня от ящера. Не позволю! Я совсем не по-человечески зарычала, а зверь, ощутив мой боевой настрой, нагрелся, готовясь выплюнуть струю огня.
        — Розалинда, это Азар, я не причиню тебе вреда, идём, змею нужно отдохнуть.  — В голове билась мысль, что если сейчас уйду, то своего детеныша больше не увижу. Эту потерю не переживу, я его только нашла! Споро вытащила из под платья свои клинки, готовясь драться до последнего.  — Все, я понял, хочешь он будет жить с тобой в академии? Только ты должна понять, если он убьётся хоть кого-нибудь, то это будет на твоей совести!  — Слова мужчины меня заинтриговали, получить свободу для зверя было заманчиво, да и жить он будет рядом со мной. Почему-то сомнений, что он никуда от меня не улетит, не было, и вред без надобности причинять не станет. Кивнула головой и показала кончиком клинка на стену, меня поняли правильно и профессор начал вылазить с нашей тюрьмы на корячках, лицом к нам. Инстинкт защитника понемногу успокаивался в крови и голова прояснялась, но накатило осознание того, что сейчас произошло. Нет, я по прежнему ощущаю огромную ответственность перед змеем, но мысль о том, что непонятно из-за чего залезла в клетку к опасному хищнику, немного напугала, а он словно понял, что я испытываю, положил
голову мне на плечо и зарокотал. Чисто машинально погладила морду, наблюдая, как опустел зверинец, остался только Азар, с непонятной продолговатой штукой в руках. Он вставил её в какой-то механизм, налёг на него со всей силой, что была, и затвор щелкнул. Змей радостно запрыгал по клетке, из-за чего граф с опасением отпрыгнул подальше. Крылатка отбежал в самый угол клетки, пригнулся, словно готовился к прыжку, и с невероятной скоростью врезался боком в стекло. Защитный барьер, словно дверь, открылась достаточно, что бы мы выбрались на свободу. Детёныш вновь начал прыгать и скакать, виляя шипастый хвостом в разные стороны, когда он оказывался особенно близко ко мне, то облизывал щеки раздвоенным языком. Его поведение напоминало повадки маленького щенка, такой же непоседливый и искренне счастливый.
        — Роз, вот скажи, почему ты постоянно влипаешь в ситуации, а?  — Ректор как-то горестно вздохнул.  — Тебя требует король для встречи, этому чуду природы придётся подождать тут.  — Зверь моментально остановился, встал рядом со мной и зарычал на мужчину, от чего тот гулко сглотнул. Я его понимаю, если бы не испытывала сейчас очень странную потребность его защищать, то бы бежала в имение папеньки, только каблучки бы и сверкали из под платья.
        — Я назову тебя Гошей, не против?  — Меня вновь лизнули в щеку, при этом даже не повернув в мою сторону морду.
        — Гошей? Ты серьёзно?  — Азар страх потерял, мне кажется.
        — Гоше нравится, вопрос закрыт. Веди меня к королю.  — Он скосил взгляд на змея, мол, с ним никуда не пустят, а я нахохлилась.
        — Дорогой, понаблюдаешь за мной через окошечко? А то люди боятся тебя, только нельзя никого кусать или царапать, понял меня?  — Мне радостно оскалили пасть, показав опасный набор зубов. Буду считать это согласием.
        Азар шёл впереди нас, постоянно нервно оглядываясь, а Гоша шёл бок о бок со мной, заинтересованно разгадывая окружение. От каждого его шага раздавался скрежет когтей по плитке, от чего зубы сводило, попросила сделать шаг мягче, но меня не поняли, пришлось демонстрировать, что я от него хочу. Довольно таки быстро освоив навык втягивания когтей, мы поспешили ко входу, а змей встал на задние лапы, присел, и резко пригнул вверх, в самой высокой точке расправляя крылья и набирая высоту. Вот теперь попробуйте поймать моего Гошу.
        До монарха шли в мрачном молчании, я немного переживала, вдруг король передумает и отберёт у меня змея? Никакой патриотизм не спасёт его замок от сжигания, нам с Гошенькой и в горах будет прекрасно житься. Стража у дверей моментально убрала копья, стоило мне подойти ближе, дверь открыл Азар, величественно пропуская меня вперед, ну и вошла я с гордым видом, только при недовольном взгляде лорда Заариха стушевалась и присела в реверансе.
        — Вот скажи, это ген на тебя так влияет, или сама по себе безрассудная?  — Видимо сначала придётся услышать о себе много интересного.  — Ты понимаешь, что он мог разорвать тебя и славно подкрепиться?
        — Он не такой! Мне он никогда не причинит вреда!  — Король опешил от такой дерзости, но я почему то была твёрдо уверена в своих словах.
        — Допустим, но об окружающих ты подумала? Да выпрямись ты, невозможно разговаривать со спиной!  — Шустро поднялась и преданно заглянула в глаза монарху.  — Мои люди до сих пор не знают, что это за существо, все архивы подняли и не нашли даже упоминания, вдруг он обладает какими-нибудь особыми силами, чтобы влиять на людей, ты об этом не подумала?  — Я не знала, как обьяснить дяде, что чувствовала, но надо попытаться.
        — Ваше величество, упоминания должны быть, Гоша ещё детёныш, а это значит, что там, в горах, у него есть как минимум мама и папа.  — Заарих с нескрываемым удивлением глянул на меня.
        — Гоша? Мама и папа? Боги, ну за что вы мне послали такую племянницу. Роззи, этому существу может быть несколько сотен лет, это же змей, вдруг он просто в стазисе был, а как ощутил благоприятную среду, проснулся? Я не могу подвергать опасности ни тебя, ни академию.  — В окне, что было напротив меня, увидела тёмное пятно, а потом оно с тресков влетало в витраж, дав по пути королю смачный подзатыльник хвостом. Гулкий звук вызвал ассоциацию с плахой, на которую нас с Гошей отправят, я не удержала чувств и сама дала затрещину детёнышу, в следующий раз мамку слушать будет! Зверь обиженно от меня отвернулся и плюхнулся пузом на ковёр, положив голову на передние лапки и обвив себя хвостом. Ещё и оскорбленную невинность из себя делает, негодник! Погрозила ему пальчиком и с волнением глянула на короля, почесывающего затылок, хорошо хоть не сильно задел, не хватало ещё обвинения в покушении.
        Дверь выбили с петель стражники и стали искать нападавших, после чего копья были наставлены на змея, ну нет, его вам тронуть не позволю! Только собралась надавать им по маковке, как этот шкода прицельными плевками огня поджог деревки оружия. Мужчины тот час побросали их на пол и вытащили мечи, но Гоша даже не встал, чтобы защититься, неужели настолько обиделся?
        — Вышли и закрыли за собой дверь!  — Один пытался было возразить, кинув красноречивый взгляд на зверя, но чуть сам не получил на орехи.  — Вон!  — От резкого выкрика правителя мне стало страшновато, надо бы извиниться за хвост подопечного, а то вдруг обиду затаит.
        — Простите, ваше величество, он не специально.  — Делаем виноватые глазки и опускаем плечики.
        — Ты с ним как-то общаешься?  — Спросил Азар. Вот только его научного интереса нам не надо, а то запрет где-нибудь и начнёт изучать нашу с Гошей связь.
        — Нет, я просто ощущаю его эмоции каким-то образом, а он улавливает мои, вроде как.  — Мы все глянули на невозмутимого ящера, а он только улёгся поудобнее, мол, говорите, человеки, я слушаю. И послушать было что.
        Азар, не испытывая никакого пиетета перед королём, нагло спорил. Один говорил, что поселит Гошу в пустых конюшнях в академии и на этом все, а второй требовал пропуск своим учёным, ведь существо неизвестное и не изученное, но ректор упёрся лбом, что тогда пострадает качество моего обучения, ведь змей наверняка никого не подпустит к себе без моего общества, король грозился, что вообще заберёт меня с академии и спокойно выплатит неустойку, леди все равно не пристало учится в военном учреждении. Баталии длились минимум час, тридцать минут из которого я уже сидела в обнимку с Гошей и грелась об тёплый бок, даже чуть не заснула, никакие крики не мешали. Но, зато помешали детёнышу, он раскрыл в их сторону пасть и тихо зарычал.
        — Роззи, он чем не доволен?  — Я огромным усилием подавила зевок.
        — Спать мешаете.  — Мужчины хмыкнули, но споры прекратили, начали договариваться. В итоге сошлись на том, что летнюю практику буду проходить во дворце и до конца каникул останусь под контролем короны. Опять моё мнение не спросили, а вдруг я домой хотела поехать? Обида затопила душу, а Гоша меня утешающие лизнул в щеку.
        — Розалинда, что случилось?  — Спросил Азар. Я мне плакать захотелось, так жалко себя стало, никто не жалеет, все крутят, и каждый в свою сторону, а моё мнение не спрашивают.
        — Я к родным хотела, а не тут торчать.  — Огромные горошины слез покатились по щекам, а мужчины оторопело уставились на плачущую меня, не зная, что сказать.
        — Милая, они летом переедут в особняк, что стоит недалёко от дворца, сможешь их навещать.  — Ну, его величество, обрадовал. Слезы высохли в момент, а счастливая улыбка растянула против воли мои губы.
        — Правда?  — Решила уточнить, а то мало ли, вдруг он на время решил притупить мою бдительность.
        — Разумеется, да и с сестрой мне пора пообщаться, все таки родня.  — Чуть не бросилась на радостях обнимать короля, зачатки благоразумия уберегли.
        Мужчины ещё немного пообсуждали свои дела и меня наконец-то, отпустили, но назрела другая проблема, Гоша, по всей видимости, Глаша. Мы уже покидали кабинет, ректор только собрался открывать дверь, как эта зараза чешуйчатая погладила его хвостом по заду и резко спрятала конечность, а я то было близко к Азару. Он с огромным удивлением посмотрел на меня, крякнул, и галантно пропустил меня вперёд, хотелось со стыда сгореть, если честно, а оправдываться, что это змей, только себя сумасшедшей выставить.
        Но это ещё не все. Змей категорически отказался оставлять меня одну, а запирать было бы кощунством, но тащить его в королевские покои тоже не выход, пришлось сворачивать практику гораздо раньше времени, я даже попрощаться с кузиной и новыми знакомыми не успела, только записку с поздравлением помолвки написала, Лия обещалась передать вечером, после самого события, говорила она это с запертой ванны. Да, Гоша своим видом её здорово напугал, бедняжка отказывалась покидать убежище. Оставить послание и Реусу я не могла, служба безопасности не дремлет и обязательно доложит королю, а выходить замуж, не закончив обучения, не хотелось.
        Ребята не очень то обрадовались, когда узнали о досрочном окончании практики, но новость о прибавлении в нашем полку отвлекла их от этого. При встрече с ребятами я все таки убедилась, что это Глаша, она не сводила взгляда с ректора и переодически касалась его хвостом, причём делала это, когда рядом была я, подставляя меня под удар. Вот честно, по мордасам ей хотелось дать, когда Азар на меня многозначительно так поглядывал. Когда подошло время выезда, Эмми предложила мне лететь на змее, но от мыслей, что я буду на огромной высоте и не знаю, как ею управлять, да ещё и в такую погоду, было дурно, поэтому попросила Глашу лететь следом за нами, но так, чтобы её никто не заметил. Детёныш понятливо курлыкнул и взлетел, вызвав благоговейные вздохи ребят.
        В академии мы навели шороху, пока я пыталась уговорить Глашу остаться ночевать на конюшне, собралось огромное количество зрителей. Слухи о появлении в альма-матёр летающего змея разлетелись в момент, а телохранители, это такие ребята, любознательность которых заглушает истирают самосохранения, они даже погладить её умудрились! Но не это удивительно, на ребят с геном она реагировала благосклонно, а вот профессора Эльнуизарда обрычала, не подпустив к себе ближе, чем на два метра. С жильем мы мучались очень долго, пока кто-то не додумался сделать ей гнездо из одеял и поджечь печку, в которой раньше варили кашу живности. В общем, этой королевишне сделали шикарные условия, ни у кого из студентов такого нет, но хоть не в нашей комнате жить будет, а то вообще бы негде было ступить.
        Когда я в толпе увидела Марису, то не сдержала эмоции и побежала её обнимать, та с заливистым смехом ответила мне тем же и сказала, что без неё я вечно влипаю в какие-нибудь неприятности и теперь она будет везде за мной ходить. Боги, как же соскучилась по своей дружке, её извечной болтовне и слегка пошлым шуточкам. Южанку Глаша приняла очень хорошо, даже позволила себя всю общупать, а тому факту, что они подружились, я была очень рада. Ректор дал мне немного пообщаться с ребятами и выцепил из толпы, сказав идти за ним. Да, поговорить нам не мешало бы, но оставаться с ним наедине мне было страшновато.
        До его кабинета шли молча, и как строить наш разговор не понимала, будем надеятся, что нужные слова подберёт мужчина. Он открыл дверь ключом и пропустил меня первую, в этот раз стоять, как нашкодивший ребёнок, я не собиралась, уверенно подошла к дивану и села, на что он только хмыкнул. Азар перенёс стул с рабочей зоны и поставил напротив меня, единственной преградой между нами был небольшой столик.
        — Роззи, я тебя не понимаю, то ты знаки внимания оказываешь, то нос воротишь, стариком называя, а мне ведь всего тридцать пять и услышать такие слова от молодой девушки было слегка неприятно.  — Сколько? Он меня на семнадцать лет старше, почти вдвое! И это не старик? Теперь становится ясно его ворчание, в его возрасте это нормально!
        — Что вы хотите услышать от меня?  — Я не понимала, что ему нужно. Он взрослый мужчина и прекрасно знает, как действует на женский пол, и от того, что сердечко бьется чаще в его присутствии, вдвойне больнее бьют все эти придирки и гонения, даже внимание профессора Лиша не помогало, лишь слегка притупляло чувство.
        — Ничего конкретного, просто предлагаю перемирие. Признаться, я слегка побаиваюсь твоей фантазии, той гадости, которую только королевский алхимик сумел убрать, мне хватило.  — Он по доброму улыбнулся мне, и эта улыбка напугала меня гораздо сильнее, чем вечное недовольство.
        — Тогда вы перестанете придираться по пустякам!  — Раз уж начал этот разговор, то пусть тоже на уступки идёт.
        — Вот торговка, а.  — Он это сказал с таким восхищением, что невольно приосанилась, принимая это за похвалу.  — Но давай попробуем, все таки воевать со студенткой не доставляет мне удовольствия. И ещё, ты не могла бы больше не наглаживать меня в присутствии посторонних, а то Заарих шустро нас обвенчает.  — Я зарделась, как маков цвет.
        — Это не я, это Глаша!  — Азар попытался вспомнить, кто у нас Глаша, но так и не понял.
        — Глаша?  — Активно закивала головой.
        — Это оказалась она, а не он, так что все претензии к ней!  — Ректор недоверчиво прищурился, но постарался сделать вид, что поверил.  — Извините, я могу идти? Мне хотелось бы с Марисой пообщаться.
        — Разумеется. И ещё, кормить её будешь ты, все необходимое возьмёшь в столовой.  — Поблагодарила его уже на бегу, так хотелось быстрее поделиться со всеми новостями с дружкой.
        Если честно, то я не понимала, что чувствую к Азару, он иногда одним своим видом дара речи лишает, а иногда его хочется порвать на сотни маленьких Азарчиков. Да, он красив, это бесспорно, но есть что-то ещё, это что-то делает его каким-то особенным для меня. Демоны… Ну почему я не могу полюбить галантного Лиша, он ведь не менее красив и гораздо приятнее в общении, заботился обо мне, помогает. И ещё тот поступок графа, когда не побоялся залезть следом за мной в клетку к чудовищу, надеясь успеть вырвать меня из смертоносных лап. Этот момент я запомню на долго, такого благородства от него я ещё ни разу не видела, или безрассудства, что в тот момент было одним и тем же. Может, он сделал бы это для любой леди, но ценность поступка от этого не уменьшается.
        С Марисой мы сходили на ужин и уже в комнате проговорили до поздней ночи, я выкладывала все, без утайки, и на многие вещи после рассказа стала смотреть под другим углом. Может я действительно зря тогда подшутила над ректором? Да, он грубо высказался в адрес подруги, но тут у всех профессоров странная методика вдалбливания знаний в наши шебутные головы.
        Последний день года мы, можно сказать, и не праздновали, на ужин нам в качестве десерта давали большие куски вкуснющего торта, после чего всей академией вышли на улицу играть в военное сражение, используя в качестве снаряднов снежки. Глаша принимала в игрищах активное участие, она засыпала противников снегом на манер собаки, словно закапывала поверженного, мы потом Лукьяна еле вытащили из сугроба. Ох, ну он и ругался, мне даже записать хотелось отдельные выражения, но долго ругаться ему не позволила змейка, она дыхнула на него белым облачком пара, остудив пыл. Сама змейка стала всеобщей любимицей, очень часто замечала в кормушке недоеденное мясо, ограничивать в питании ректор её не собирался и дал поварам приказ выдавать мяса в необходимых количествах.
        Общение с Глашей вышло на новый уровень, чем больше мы с ней проводили времени, тем быстрее прогрессировали странности. Я теперь ощущала не только её эмоции, но и ощущения, и это сидя в своей комнате. Первым таким проявлением стало ощущение голода, в тот момент я увлеклась зубрежкой истории и забыла покормить красавицу. Немного неприятно, конечно, испытывать чужие ощущения, но мне достаётся не так много, как ректору. Видимо, Глаша проецирует мои эмоции на неё, последний раз, когда он решил навестить её и принести лакомство в виде кроличьей тушки, она свалила его на пол и начала вылизывать, хорошо в тот момент в ангаре была, сумела её стащить, а то кто его знает, что учудила бы, вдруг в порыве нежностей проглотит случайно.
        Профессор Лишь куда-то пропал, уже несколько дней после моего приезда не могла его найти, а идти спрашивать у Азара было слегка неловко. Но на личном фронте проблемы были не только у меня. Эль, как его называет Мариса, старается держаться от дружки как можно дальше, причина резкой потери интереса в адрес южанки была неизвестна, она даже попыталась поговорить с ним на эту тему, но он только отмахивался. Придушить его захотелось за рыдания дорогого мне человека, вот сварю зелье по рецепту Реуса, пусть потом ходит голубой, аки фиалка. Только лучше я сначала спрошу разрешения у Марисы, вдруг она меня потом отругает за самоуправство?
        Самое неприятное событие за время каникул, это записки, которые я нахожу с завидной регулярностью у себя на кровати каждое утро, в тексте каждый раз настойчивая просьба уничтожить монстра, и догадок о личности автора не было совсем, я даже переборола себя и ректора нашла, чтобы пожаловаться, а он прочёл, немного похмурился и сказал, что разберётся. Ох, мне бы знать, во что все это выльется, сама бы утащила детёныша в горы и спрятала..

        Глава 11

        Хорошие мои, извиняюсь за задержку, свалилась с болезнью на пару дней. Приятного прочтения)

        Глава 11

        Первый день занятий мы с Марисой решили начать с физнагрузок, в конце курса уровень прохождения будет гораздо выше и нужно себя подготавливать к этому заранее. Поднять подругу в пять утра было делом из разряда «невыполнимое», она ругалась, пряталась под одеялом, умоляла не будить её, но я не сдалась, в итоге к половине шестого все таки добрались до спортивного зала, благо он всегда открыт. Вошла и замерла на месте, от чего южанка врезалась мне в спину.
        — Ну, чего застыла.  — Проворчала на меня дружка, но после уеденного мною тоже застыла. Азар и Эльнуизард сошлись в рукопашном бою, атака рукой, блок, контратака натыкается на блок противника. Их поединок можно было сравнить с танцем, ровные, отточенные движения, великолепная пластика и грация. Мужчины были голы по торс, от того каждый шаг, разворот и выпад заставлял перекатываться под кожей мышцы, даже на стройного Эля можно было засмотреться, несмотря на свои небольшие габариты, он по силе не уступал ректору. В пылу сражения нас они не заметили и мы могли насладиться внешними данными, но я так засмотрелась на Азара, что даже когда они закончили и заметили нас, не сдвинулась с места, рассматривая ряд кубиков брюнета. Профессора вальяжными походками приблизились к нам и скрестили руки на груди, из-за этого движения взгляд немного поднялся вверх и заметила капельку пота, стекающую по шее вниз и на ключицу. Боги, ну что за наваждение? Тряхнула головой, выгоняя дурные и непристойные для леди мысли, перевела взгляд на Марису и поняла, что она вообще для общества пропала, неужели я тоже так выглядела,
когда рассматривала тело графа, и если да, то прикопайте меня тут же, стыдоба!
        — Девушки, а что это вы в такую рань тут делаете?  — Спросил Эльнуизард. Язык прирос к небу и шевелиться отказывался, только и сумела, что открыть рот, да закрыть, соседка тоже что-то пикнула. Подняла взгляд на лицо и заметила самодовольную улыбочку.
        — Нравлюсь?  — Спросил Азар. Под арбалетом не признаюсь!
        — Сойдёт для для вашего возраста.  — Развернулась, схватила поплывшую дружку за рукав и потащила в сторону нашей комнаты. Хорошо хоть очнулась быстро и уже сама меня тащила, а позади был слышен мужской смех.
        До комнаты добрались в рекордные сроки, мы чуть дверь не вынесли, забыли, что на ключ закрыли. Кое-как справились с замком и чуть не растянулись на ковре, настолько шустро забежали во внутрь.
        — Больше никаких тренировок по утрам!  — Проворчала Мариса и с ней я была солидарна, в следующий раз я в обморок хлопнусь от такого срама. Но, боги, какой великолепный он был. Тяжело вздохнула и постаралась отогнать порочные мысли, не гоже девице думать о голом мужском теле. Я сказала не гоже!  — Ох, Эль, ну каков он, а?  — И не могла не согласиться, от такого последние извилины могут заклинить.
        В общем, мы ещё немного собирались с духом и успокаивали гормоны, хотелось вообще из комнаты не выходить, но надо в душ и на занятия, сегодня у нас добавляется новое направление физподготовки — владение холодным оружием. Перед завтраком сходила покормить Глашу и немного с ней пообщаться, с этого дня много времени проводить с ней будет трудно, но она, казалось, унывать из-за этого не будет. За неделю плотной кормешки и изрядной дозы внимания девочка слишком быстро выросла, и теперь была выше меня на голову, этот скачок роста меня не на шутку испугал, ведь размер взрослой особи неизвестен и даже боюсь представить её габариты через год другой. С жилища змеи выходила со смешанными чувствами, помимо детеныша меня грызли мысли о Лише, то, что он мог уехать к родственникам на праздники, в голову почему-то не приходило.
        На завтраке к нам как обычно присоединился Мид с Лукьяном, где-то потеряв свою однокурсницу, но в этот раз было как-то напряжённо, Мид не сводил взгляда с Марисы и на что-то намекал странным диалогом, а южанка только краснела и злилась. Мы с его братом могли разобрать только отдельные слова, эти бяки, сидя рядом с нами, нагло шептались о чем-то своём, аж обидно стало, но решила дождаться окончания разговора и уже потом, сидя в нашей комнате, выпытать все из дружки. В итоге эти двое переругались в щепки, в том смысле, что Мариса об стол одним ударом разломала скамью, хорошо ещё слететь с неё успела и отскочить подальше, но ножка все равно задела мою руку неприятно поранив. Нет, это уже не в какие ворота! Девушку сумела увести только заломов руку, от чего услышала о себе много всего интересного, да только терпеть пришлось, она себя явно не контролировала. Протащила её немного и затолкнула в первую открытую аудиторию.
        — Ты чего творишь то? Совсем уже, или по наказаниям соскучилась? Так ректор тебе шустро его назначит, когда новости до него дойдут!  — Я сейчас Глашу по шипению переплюнула, от злости чуть искрами плеваться не начала. Моя дружка, обычно ухоженная и причесанная волосок к волоску, сейчас напоминала ворожею, вся всклокоченная, бешеные глаза, в гневе поджатые губы. Было ощущение, что сейчас её душа мечется в теле, словно в клетке.
        — Ты не понимаешь!  — Выплюнула Мариса.  — Я больше видеть их рожи не хочу, возомнил о себе невесть что, и клевещет на человека. Ему за враньё язык вырвать мало!  — Мне пришлось стоять возле дверей и попытаться не выпустить девушку, лучше одна разнесенная аудитория, чем вся академия и близ лежащая территория.
        — Да что случилось то?  — Хотела спросить нейтральным тоном, стараясь немного успокоить дружку, но получилось нервно, от чего та взлохматила шевелюру ещё сильнее.
        — Он сказал, что у Эльнуизарда есть невеста на родине и со мной он хочет только время скоротать. Ты представляешь? Откуда он вообще знает про мои чувства и про чужую невесту?! За клевету раньше языки вырывали, надо вернуть это наказание в свод! Плебей несчастный!  — Я, честно говоря, растерялась, не ожидая таких грубых слов в адрес нашего общего друга.
        — Может тебе стоит у самого профессора спросить? Да и ты сама говорила, что он тебя избегать начал.  — Южанка резко замерла, её плечи поникли и она расплела косу, начиная расчёсывать волосы пальцами, чтобы потом заново заплести. Ну кто меня за язык то тянул? Сколько раз маменькой наставляла держать его за зубами!
        — Ты права, я пойду и спрошу у него.  — Сказала Мариса доплетая простую косу на бок.
        — Но у нас сейчас ядовединие!  — Она горько улыбнулась, подобрала упавшую сумку и вышла, отодвинув меня в сторону. Пойти вслед за ней не могла, сейчас у них будет слишком личный разговор, чтобы стоять рядом и слушать, пришлось идти на занятие.
        Сегодня мы изучали яд, выделяемый желудком богомола. Слушая симптомы отравления, чуть сама к горшку не побежала. Эти твари перевариваю все, вплоть до ядовитых насекомых, а некоторые крупные особи ещё и лягуху сожрать могут. От подробно описанной картины желудок сжимался в спазмах, а в голове мутилось. Этот небольшой таракан, в семейство коих спокойно можно записать, за счёт сильных расщепительных ферментов в желудке, является лакомой добычей для знающих. Яд, добываемый из них, убивает жертву долго и мучительно, начиная с язв в гортани и продолжая полным растворением желудка человека, или животного, что в дальнейшем приводит к смерти. Если во время не промыть жертве желудок, других шансов спасти человека нет, ведь отращивать новый желудок не способны даже боги. Сам яд добыть сложно, для необходимой дозы надо минимум сотню богомолов, желательно самок, при этом мерзкое существо должно быть живым перед непосредственным вскрытием.
        С занятия мы выходили зеленее этих самых тараканов, хорошо ещё не перед обедом лекцию поставили, а то нашего курса там бы не было точно, но над нами поиздевались на занятиях по этикету, решив устроить небольшой экзамен по теме сервировки стола. В итоге на тарелке мне представлялся разрезанный богомол, ужас и гадость редкая, чуть не завалила небольшую проверку у Рании Линберг. Она вообще меня как то невзлюбила с первого дня и на каждых мини экзаменах старалась задать вопрос так, чтобы ответить не смогла. Хорошо ещё на этом курсе только Эргас, спасибо маменьке, задавить меня ей не удавалось. К ней у меня тоже была неприязнь, каждый раз из-за слухов, видя преподавательницу, невольно сравнивала с собой и печалилась, уступая и в красоте, и в стане, и в манерах. Даже если постараюсь привлечь его внимание, то леди Рании я не конкурентка.
        Мариса пропустила все занятия на сегодня, что сделала очень зря. Последнее занятие вёл сам ректор, и он не мог не заметить отсутствие моей дружки.
        — Розалинда, а где потеряли свою соседку?  — Спросил Азар, а я даже ничего внятного ему ответить не могла. Но это половина беды, владение мечом он показывал на мне, вызвав на шуточный поединок с деревянными палками, и каждый раз проведя манёвр, обидно бил по попе этим деревком. Злилась, обижалась, пыталась взять нахрапом, но каждый раз у меня выбивали орудие из рук и шлепали чуть ниже поясницы, а однокурсники, гады такие, только хихикали надо мной и моими жалкими попытками хоть раз треснуть зарвавшегося мужчину в лоб.  — Розалинда, прежде чем атаковать, надо немного подумать, вы же действуете на инстинктах тела, хотя их ещё не наработали необходимыми тренировками. Черри, следующий!  — Уф, еле отошла к лавкам, но попытка сесть была неудачной, жуть как болели следы экзекуции, поэтому до конца занятия пришлось стоять, благо, ректор сегодня помотал каждого, стараясь выявить знания и возможности каждого, чтобы потом раскидать по парам на тренировках.
        Вместо обеда решила заглянуть в комнату, там вероятнее всего смогу встретить свою дружку, а если нет, то пойду искать в других местах, но идти никуда не пришлось. Мариса лежала на своей кровати и тихо всхлипывала в подушку, она наверняка уже не первый час занимается этим делом, вся комната была пропитана отчаянием и горем. Боги, что же такого ей наговорил этот засранец? Присела на самый край и провела рукой по смоляным волосам.
        — Мари, ну, ты чего? Что случилось?  — Девушка перевернулась на спину и кинулась меня обнимать, обильно орошая слезами мою форму. Прижала дружку к себе и продолжила перебегать мягкие прядки.
        — Мид, он был прав… У него невеста… Он к ней летом… Уедет венчаться… Сказал, что долго ждал согласия… Извинился.  — Чуть ли не каждое слово она чередовала всхлипом, пытаясь успокоиться. За рыданием она провела весь день, опухшее и заплывшее лицо её выдавало с головой. Чем у нас служанки в такие моменты лечились? Вином… А где его взять в академии?
        — Ну, не плачь, я кое-что придумала. Пойдём, умоешься холодной собой и сходим покушать.  — Южанка отрицательно покачала головой.  — Милая, нечего голодом себя морить, к тому же я знаю, как ему доставить небольшой дискомфорт, поможешь мне?  — Дружка не надолго задумалась, но все таки кивнула головой. Что ж, устроим сегодня девичник.
        Холодная вода привела соседку в чувство, лишь полопавшиеся капилляры в некоторых местах выдавали о том, как она провела этот день. Пообедали мы очень плотно, ещё и с собой умудрились утащить несколько булок, состроив жалостливые лица сердобольным поварам. Потом на очереди была перепись лекций и планирование ограбления профессора Эльнуизарда с дальнейшей местью этому черствому сухарю. Булочки мы накрыли чистыми платочками, чтобы на заветрили, а с ужина утащили бутерброды с сыром. Вот так и разжились закуской на возможную пьянку, которую Мариса одобрила с величайшей радостью. Боги, надеюсь с утра нам не будет так же плохо, как папеньке, с вечера перебравшего виски. В эти моменты к нему на глаза даже маменька боиться попадаться, он становится очень злым и раздражался на любую мелочь, мы с близняшками вообще старались с одной комнаты не выходить, наказывал в такие дни отец семейства очень сурово.
        Когда мы выходили со столовой, Эль туда только заходил, поэтому на дело шли с чистой совестью и атрофированным чувством самосохранения. На этаже преподавателей была тишина, из-за этого щелчок открываемого замка был оглушающим. Комнаты сухаря ничем не отличалась от комнаты Азара и казались очень знакомыми, но место нахождения вожделенного вина было неизвестно, так же, как и сама возможность его наличия. Облазили мы все, не заботясь толком о порядке, хоть бардака мы и не навели, но даже невооруженному взгляду было ясно, что тут был обыск. Еле уговорила Марису все расставить, как было, а то изъятие горячительного и сами воришки станут для него не секретом и раскроют нас слишком быстро. Немного поспорив, она все таки уничтожала следы нашего тут пребывания, а вино так и не было найдено, из-за мы сильно огорчились.
        — Не может быть, чтобы у профессора, а тем более лесного, отсутствовала выпивка. Надо лучше искать!  — Я лишь фыркнула на слова дружки.
        — Ну и где оно может быть? В цельной глобус каким-нибудь мистическим образом засунул?  — Настроение было язвить, ведь не мало огорчилась провалом операции, а на повторную диверсию к другим профессорам идти было опасно, через час ужин будет закончен.
        — Точно, глобус!  — Для лучшего выражения скепсиса покрутила у виска, мол «ты совсем ку-ку», но девушку было не остановить, она крутилась вокруг шара, ощупывая каждый изгиб, пока не послышался щелчок. Половинка макета открылась в сторону, являя нам запасы алкоголя на маленьких полочках двух половинок, Мариса победно хлопнула в ладоши, пришлось предупреждающе шикнуть. Парочка бутылок оказалась прижата поясом штанов к телу, неприятно холодя кожу, а свободная рубаха скрывала их от любопытных взглядов. По моим меркам, двух бутылок по литру нам хватило бы за глаза, но дружка уверенно запрятала под одежду ещё три штуки и ещё одну сунула мне, пришлось ошалело и её спрятать, время то поджимало, чтоб спорить. Глобус был быстро закрыт, комнатный замок встал на место не менее шустро, осталось только на свой этаж попасть и все, дело сделано.
        Бутылки с рубиновой жидкостью были спрятаны на полку с вещами, сначала решили сходить в душ и нормально искупаться, завтра с утром на это время точно не будет. По очереди отскоблились от прошедшего дня, зубами еле вытянули пробку, напрочь забыв про штопор и бокалы, и приступили к постыдному делу, а именно, распитию алкогольных напитков. Сладкие булочки и сыр ушли за радость, а потом темнота…
        Проснулась с гудящей головой и отвратительным вкусом во рту. Пить хотелось просто ужас, но для этого надо как минимум доползти до крана с холодной водой в ванной, вот только как это сделать, если каждое движение вызывало приступ боли в черепной коробке, не понятно.
        — Мари, дай воды, я сама не смогу.  — Голос был охрипшим, словно вчера вечером я кричала, и делала это сильно и долго. В ответ от соседки была тишина, не удивительно, она наверняка себя чувствует так же.
        — А может винца, чтоб легче стало?  — Мурлыкнул мужской голос на ушко. Представила, что сделаю глоток рубиновой жидкости и чуть не стошнило.
        — Нет, воды.  — Изверг, ещё и издевается. Перевернулась с бока на живот и растянулась звёздочкой, прижавшись к прохладной подушке лбом. Боги, ну зачем я столько выпила..  — Не знаю, но меня волнует другое, что теперь с тобой делать, начинающий алкоголик?  — Фыркнула на слова мужчины и пихнула локтем в сторону звука, судя по сдавленному выдоху, попала. Улыбнулась маленькой победе, но моя улыбка шустро сползла с лица, когда осознание, что лежу на одном ложе с мужчиной, обухом ударило по больной голове. Резко вскочила, но сила притяжения была сильнее, меня попросту уложили назад на кровать, перевернув лицом к потолку и голова с наглющей мордой нависла надо мной. Больше никакого вина, даже разбавленного!
        — О, вижу осознание ситуации.  — Веселая улыбка от уха до уха, которую хотелось стереть четким ударом в челюсть, даже попыталась, но руку быстро перехватили и прижали к подушке над головой.
        — Сгинь, демон!  — Пить хотелось зверски, и так же сильно хотелось прикопать гада, он наверняка воспользовался моим бессознательным состоянием и обесчестил.
        — Да прекрати брыкаться, сейчас воды дам. И тебе бы в душ, а то запах так себе.  — Ещё и нос сморщил, вы представляете?!
        — Вчера тебя это наверняка не остановило, вот как мне теперь мужа испорченной искать, а?  — Постаралась ударить второй рукой, но и её перехватили.
        — Да больно надо было, я некрофилией не увлекаюсь, предпочитаю активное участие дамы в процессе.  — И снова гаденькая улыбочка.
        — Некро… Чего?  — Голова активно сопротивлялась мыслительному процессу. Боги, что вчера было то?
        — Трупы не пользую, вот что. А ты вчера была именно трупом, сначала пыталась домогаться меня, но потом, как только я милостиво согласился потерпеть ради дамы, уснула перед самым интересным.  — Чего?! Подозреваю, что глаза у меня были размером с большую такую плошку. Дальнейшие разговоры пришлось прекратить, мне подали бокал с вожделенной жидкостью. Я как увидела этот прозрачный нектар жизни, чуть не расцеловала гада, но пить важнее. У воды был какой-то горьковатый вкус, но меня это ничуть не расстроило, слишком большое удовольствие было от каждого глотка, а она ещё и закончилась быстро, как назло.
        — Значит, у нас ничего не было?  — Он отрицательно покачал головой, на что облегченно выдохнула. Свой первый раз хотелось подарить мужу и запомнить, а не забыть по пьяной лавочке.  — Профессор Лишь, а что вчера было то?  — Он громко засмеялся, и этот смех зазвенел в висках колокольчиками.
        — Дорогая, ты была неподражаема, но сначала в душ, халат найдёшь на вешалке, занятия сегодня все равно пропущены.  — Как шла до ванны, надо было видеть, думала все косяки и коврики соберу, но стоило упругим струям холодной воды забить по коже, и противная вялость начинала проходить, возвращая телу хоть какое-то подобие энергичности.
        Мылась я минут пятнадцать, стараясь вспомнить хоть что-то, но воспоминания обрываются на середине третьей бутылке и фразе, что все мужики твари рогатые, недостойные нашего общества. Не густо, придётся расспрашивать блондина, раз мы проснулись в одной кровати, то он должен знать, что вчера было. Из ванной комнаты выходила с мокрыми волосами и в халате, размера на четыре больше моего, от чего подол спереди пришлось придерживать, а позади он волочился за мной шлейфом.
        — Ну, вещайте народу, что вчера было.  — Он полусидел на кровати с голым торсом, развалившись на подушках и весело улыбаясь.
        — О, миледи, вы присаживайтесь на краешек, разговор долгий и обстоятельный будет.  — Скромненько присела на край и приготовилась слушать, но с каждой минутой хотелось провалиться сквозь землю и не отсвечивать ближайшие лет сто, не меньше.  — Возвращаюсь я с длительной поездки и что вижу, мою комнату нагло вскрыли и утащили половину моих запасов на чёрной день, пришлось срочно искать воришек, а так как ты у нас одна такая рыженькая с длинными волосами, то ответ на вопрос «кто?» долго искать не пришлось. В комнате ни тебя, ни твоей однокурсницы не было, пошёл искать по аудиториям, вдруг заучились где-нибудь, время то было уже часов десять, но исчезнуть с территории вы не могли, поэтому поиск упирался в вопрос времени. По пути наткнулся на синего и злющего Эльнуизарда, проклинающего мою любимую студентку на все лады.  — На последнем замечании покраснела до маковки, надеюсь, он имел в виду результаты моей старательности в учёбе. Я же у него не учусь! Демоны..  — Так вот, голубенький мужчина искал синеньких в дупель дам, ну, это мы том узнали, что вы даже слова связать толком не могли. После того, как
мы решили вдвоём найти проказницу, натолкнулись на радостного Дрокхена, этот маньяк по части пробирок и колб радостно прыгал вокруг изгаженных в синий цвет двух рабочих мест студентов и обещался тому, кто признается, в обмен на рецепт этой гадости в ту же секунду поставить отлично за конец первого курса. Второе место, как мы от него узнали, было Марисы, но Логрин в нашу поисковую команду не присоединился, соскребал остатки и вычищал следы вашей деятельности. Кстати, он от вас теперь не отстанет, пока не узнает все ингредиенты этой жижи.  — Я уже не провалиться хочу, а в отшельники податься, чтоб о моей тупости больше никто не прознал, нам с Глашей очень хорошо вдвоём будет.  — Нашли вас в загоне какого-то чудовища, сначала убить его хотел, думал сожрать вас пытается, как вы кричали, но Эльнуизард остановил, да и эта гадость летающая тоже в дрова была, она издавала какое-то кудахтанье в тон вашим орам. Ах, да, забыл спросить, ты откуда такие матерные песни знаешь? Вроде приличная леди.
        — Не знаю.  — Про красный цвет забыли, начала бледнеть, ощущая, как кровь застыла в жилах.
        — Значит Мариса, но с ней пусть Эль мучается, ему ещё на ней жениться.  — Вот это поворот без страховки! Когда они помолвку то успели заключить?  — Мы за вами понаблюдали минут десять, раньше змея не подпускала, пришлось ждать, пока уснёт, да тащить до комнаты взялись, даже рты закрыли, чтоб всю академию окончательно не перебудили. Дотащить то дотащили, но вы спать отказывались, Эльнуизард под конец предложил усыпить вас физическим воздействием, еле остановил. После его слов легли под одеяла и заснули, во всяком случае сон изображали вы убедительно. Отошли мы на пару метров, как вы уже с початой бутылкой вышли из комнаты и куда-то уши навострили, хорошо хоть шли медленно, а то силу вашего разрушения представить страшно. В итоге Мариса сказала, что будет заниматься своими делами, и никакое бревно лесное её не остановит, у них начались сопли и слюни, поцелуи и слезы, в итоге твоя дружка теперь в помолвочном кольце его рода ходит. Ну и скандал в лесу будет, когда его родители узнают про расторжение предыдущей помолвки, там какая-то заварушка с брачным договором. В итоге он забрал её к себе, а ты
вернулась в комнату довольная, я грешным делом подумал что все, успокоилась и ляжет спать, приоткрыл дверь, чтобы убедиться, а она сидит и вино хлыщет в одиночку, где только достала и как открыть смогла, спрашивается.  — Голова шла кругом, вот тебе и благовоспитанная девушка, вот тебе и племянница короля. Стыдобища!
        — Все это хотя бы ясно, но как я в твоей комнате оказалась?  — Он вновь весело заулыбался и перелёг на живот к изножье кровати и чуть наискось в мою сторону, смотря таким образом на меня снизу вверх.
        — Ты реветь начала, что не нужна никому, и то, что я тебя бросил тут, хотел было разуверить, но так громко рыдала, что решил помолчать немного. Минут пять, значит, проплакала, потом целоваться полезла, мне безумно приятно было, что такая красавица от меня без ума, но ты потом сорвалась и побежала в мою комнату, я даже догнать тебя сумел только возле моего бара, заразу мелкую, лучше бы на физподготовке так бегала, Эля порадовала. Кстати, а как в комнату попала? Ключа у тебя не было.
        — Знать не знаю, дальше!  — Он хохотнул, но продолжил.
        — А дальше ты решила открыть новую бутылку, прошлую то я тебе не отдавал, хорошо отобрать успел до того, как к горлышку присосалась. Потом… Мммм… Что было потом, я запомню на долго, так активно и в лоб меня ещё ни разу не пытались соблазнить, даже с любимой рубашкой придётся попрощаться, ты её на лоскуты разорвала. Потом поцелуи, объятия, но стоило снять с тебя рубаху, как ты упала на подушки и отключилась. Дам совет, как мужчина, если уж настроилась на страстную ночь, то не оставляй меня неудовлетворенным, а то это плохо влияет на здоровье.  — Со всей силы ударила наглую харю подушкой, схватила свои грязные вещи, чтоб переодеться в них в ванной и покинуть эти покои. Боги, как я была близка к падению, спасибо, что уберегли. Мои метания сопровождались комментариями блондина, но старалась держать себя в руках, нужно одеться и добраться до комнаты, с Марисой поговорить надо было ну очень срочно. Похмелье отступило на второй план перед набегом мыслей в голову, осознать все аспекты и уложить их по полочкам не получалась, но дружка просто обязана вспомнить больше моего, по другому и быть не может!
        В комнату летела с ещё влажными, распущенными волосами и надеждой. У нас только начал выстраиваться худой мир с Азаром, но после того, как до него дойдут новости о моем поведении, он закончится. Надо что-то делать, но сначала к Марисе!

        Глава 12

        В комнате дружки не было, зато был ужасный бардак и невыносимый запах, пришлось впускать морозный воздух и проветривать. Ждать Марису, чтобы навести порядок, не стала, принялась за уборку, на которую потратила больше часа. Никогда не думала, что в маленькой комнатушке с минимум вещей можно так долго убираться, ещё и голова кружиться начала, думала сшибу какой-нибудь угол. В итоге легла спать, не выдержала этих каруселей, но лучше бы не засыпала, фрагменты вчерашнего вечера обрушились лавинной.
        Началось все безобидно, мы выпили две бутылки, скушали запасы и собирались ложиться спать, но соседка вспомнила, что я обещала ей помочь отомстить, в итоге со слоганом «все мужики — козлы», пошли вскрывать лабораторию нашего местного алхимика и преподавателя по ядам. Все бы ничего, хотели сварить одну концентрированную колбочку, но резко вспомнились сегодняшние обиды на ректора, поэтому, побив несколько колб, все таки наварили нужное количество на двоих, при этом добрую половину расплескав во всей лаборатории, было немного стыдно за бардак, но оно того стоило.
        После того, как мы вышли на поиск нужной комнаты, встал вопрос, где именно находится комната Эльнуизарда, мы попросту забыли её месторасположение, пришлось мысленно уговаривать Глашу нам помочь, хорошо хоть не против была. Встретили нашу красавицу через задний вход, а она, зараза такая, унюхала винцо наше, выхватила передними лапками бутыль, чуть не уронив нас на пол крыльями, и вылила себе все в глотку, еле остановила Марису от греха, та попросту прибить хотела моего детеныша. Пошли за добавкой в комнату, при этом мы с дружкой старались не шуметь, но почему-то звуков производили больше, чем огромная ящерица. Бутылок осталось только две, взяли все, вдруг Глаша снова отберёт одну, вытащили пробку и попросили найти комнаты лесного, вот только эту гадину хвостатую пришлось подкупать, но нам не жалко, цена мести то не слишком высока.
        В нужную комнату попали сквозь слезы истерики, мы обе представили синенького Эля и остановить ржач было трудно. В ванной нам просто грандиозно повезло, висело одно банное, темно-синее, полотенце. Взяла двумя пальчиками за край и подвесила над ванной, чтоб следы уничтожишь можно было, а Мариса постаралась равномерно распределить жидкость с одной колбы на максимально большую территорию ткани. Дело сделали и повесили полотенце назад, пусть ждёт своего часа, а если ещё и высохнуть успеет, то вообще отлично. Перед выходом дружка повозмущалась, что так поздно его в комнате нет, но быстро успокоилась, её душу грела почти свершившаяся гадость. Остался нерешенным вопрос с Азаром, как ему то подкинуть? Не может нам дважды повезти. И тут мне в голову пришла великолепная идея, мы можем постучать и спрятаться, если откроет, то до следующего раза месть откладывается, а если нет, то так тому и быть.
        Спрятали за углом неразговорчивую собутыльницу, а сами пошли стучать. Это оказалось гораздо веселее, чем я думала, в итоге мы в голос расхохотались прямо у дверей, как услышать шаги умудрились, не понятно, но забежать за угол и удрать успели. Огорчаться из-за меленького провала не стали, решили вернуть Глашу в ангар, как бы весело не было, но надо ложиться спать, только за каким-то демоном захотелось спеть пару песенок Марисе, ну а я что, петь, значит петь. Закончить вторую мы не успели, по наши души явились два профессора, один из которых сейчас был для дружки, как красная тряпка для быка, точнее, голубая. Девушка резко подскочила с гнезда и кинулась молотить его, отвесив парочку прицельных ударов в челюсть и живот, а когда запал у неё прошёл, терпевший все это Эльнуизард скрутил её и куда-то понёс. Уууу… Гаденыш, сейчас я ему задам! Бросилась отбивать товарища из лап врага, но добежать не успела, меня попросту схватили на руки и поцеловали. Нежно так, что весь негатив вылетел в трубу. Обхватила шею мужчины руками и ответила со всей нерастраченной страстью, что у меня была. За этим увлекательным
занятием и не заметила, как меня дотащили до комнаты, даже про дружку забыла, которую Эль уже укладывал на кровать, а она и не сопротивлялась, смотрела на него умильными глазами и глупо улыбалась. Лишь тоже положил меня на кровать и укрыл, нежно поцеловав в носик. Эх, какой мужчина, вот почему Азар не может быть таким?
        Стоило мужчинам покинуть комнату, как дружка вскочила и побежала догонять возлюбленного, ну не оставаться же мне в кровати? Вылетела следом и увидела, как Мариса вновь бросилась молотить профессора, что ж, он заслужил, но потом был такой финт ушами, что мой пьяный мозг принял увиденную картину за глюк. Эльнуизард встал на дно колено и протянул ей помолвочное кольцо с предложением стать женой, у дружки аж руки опустились от шока, но он не растерялся и быстро натянул колечко на палец. Вот честно, я расплакалась, настолько рада была за Мари, ведь она его уже давно любит, а тут мечта сбылась. На этой ноте Эль утащил её в свою берлогу, мне тоже пора баиньки. Захлопнула за собой дверь и вытащила из-за пазухи недопитую бутылку, какой спать? Мне было до икоты обидно, что у самой так никогда не получится. Может, чтоб не мучится, быстренько за другого замуж выйти? Все равно семейное счастье с ректором не светит, он сейчас строит отношения с этой дамочкой профессоршей, ну а я совращу Лиша и он на мне жениться! Точно, он даже во время в дверь вошёл, с чего начнём соблазнение? Ни с чего, хочу к Азарчику..
        Слезы горошинами покатились по щекам, было настолько себя жалко, никому ненужную в этом огромном замке, окружённым высокой стеной, скоро и Марисе не до меня станет и останусь совсем одна. Меня успокаивающе погладили по голове и молча терпели, пока мочила светлую рубашку слезами, захотелось смочить горло, но бутыль мне не давали. Обиженно посмотрела на Лиша и резко побежала в ту комнату, где мы добыли наши стратегические запасы, откуда только силы нашлись, благо топот ног добавлял адреналина в кровь.
        — Хорош спать, сколько можно?  — Меня кто-то бессовестно тряс за плечо, а я не досмотрела сон, хотелось узнать, чем все закончилось.
        — Отстать, я спать хочу.  — С меня стянули одеяло и посадили прямо.
        — Роз, мне столько тебе рассказать надо, а ты спишь.  — Обиженный голос дружки заставил разлепить тяжелые веки и постараться прогнать остатки сна.
        — Да не сплю я, не сплю, хватит трясти.  — Моё бренное тело оставили в покое, но перед рассказом надо сходить умыться холодной водой, а то не пойму ничего. Мариса решила начать рассказывать по пути и с каждым словом я все быстрее приходила в себя.
        — Он был великолепен, такой галантный. Нет, я и раньше знала, что он очень честный и благородный, а сегодня ночью убедилась в этом, он укутал меня в одеяло и говорил всякие нежности, пока не уснула, представляешь?  — Я вытерла мокрое лицо и хитро улыбнулась.
        — А это… Ну, Это было?  — Она блаженно улыбнулась, но отрицательно покачала головой.
        — Нет, сказал, что только после свадьбы. Эх, быстрее бы закончился курс, мы решили летом её сыграть, а ты будешь моей дружкой, даже не обсуждается!  — Я взвизгнула и сжала Марису в объятиях, все таки хорошо, что мы подружились.
        — Я так рада за тебя, поздравляю!  — Она приняла поздравления и мы пошли ужинать, а то за весь день маковой росинки во рту не было.
        В столовой было как обычно оживленно, мы выбрали столик отдельно от близнецов, Мариса была категорически против сидеть с ними за одним столиком после вчерашнего, проводила ребят грустным взглядом и села напротив дружки, сегодня портить ей настроение выяснением отношений касательно друзей было бы преступлением. Кушала я в основном молча, лишь поддакивала в нужных местах, мысли сейчас были о произошедшем ночью. Больше, чем уверенна, ректор либо уже знает о наших приключениях, либо узнает в ближайшем времени.
        — Розалинда, немедленно явится в кабинет ректора. Повторяю, Розалинде явится в кабинет ректора.  — Раздалось на всю столовую. Ну вот, натворили вместе с Мари, а отдуваться нужно мне.
        — Ты уже напортачить где-то успела?  — Спросила дружка.
        — Ничего, за исключением нашей вчерашней попойки.  — Девушка пригорюнилась, мне тоже радости не доставляла встреча с Азаром по такой причине, но делать нечего, надо идти.
        В кабинете горело лишь два канделябра на столе из семи свечь. Лицо ректора было темным, не то из-за плохого освещения, не то из-за злости, но в любом случае, ничего хорошего этот разговор не предвещал.
        — Здравствуй, Розалинда.  — Голос был спокойный и размеренный, но раздражение в нем скользило ядовитой змеёй.
        — Здравствуйте, профессора Де'Лура, вызывали?  — Он откинулся на спинку и положил руки на подлокотники.
        — Вызывал. Догадываешься о причине?  — Глупо было отрицать, кивнула головой.  — Хорошо, не придётся объяснять. Раз у тебя столько времени на подобные выходки, то придётся тебе его урезать. С этого дня к Глаше будешь ходить только к завтраку, во все остальное время его будут кормить другие. Пришло распоряжение короля, летом будет свадьба принцессы в стране жениха, ты, в качестве практики, будешь её сопровождать. На счёт дополнительной информации, в общем, получишь её перед отправкой, сейчас бестолку этим голову забивать. Основываясь на этом приказе, я дополнил тебе расписание. После обеда у тебя дополнительные занятия по этикету Орилии, после будешь заниматься со мной и осваивать холодное оружие, чередуя каждодневно с занятием по физической подготовке. Думаю, после этого количество твоих выходок резко сократиться.  — Подозреваю, что я побледнела. Да с такими издевательствами мне бы пройденный материал суметь заучить, да покушать, но и тогда времени на сон останется очень мало. Ещё и практика летом… Стоп!
        — Я не могу поехать летом в Орилию, у Марисы свадьба, я буду у неё дружкой.  — Он сердито поджал губы.
        — На счёт Марисы, ей дополнительные занятия с профессором по ядам, меньше хвостом крутить будет. Свободна!  — Я круто развернулась на пятках и на прощание громко хлопнула дверью.
        Дружка очень сильно расстроилась от новостей, но поделать мы ничего не могли, перечить ректору, а уж тем более королю, чревато огромными проблемами. Ехать в Орилию придётся очень долго, прибавим подготовку к свадьбе, саму свадьбу и обратный путь, в итоге в столицу прибуду в середине сентября, в лучшем случае, в начале. Что ж, жаль, что не попаду к дружке, но хоть Селину замуж выдам, ко всему прочему у встреча с родными откладывается вообще на неопределенный срок, но день у короля попросить можно, хоть немного пообщаться с сестричками и родителями, свадьбу Касандры я тоже пропущу. Вот какие демоны меня дёрнули поступать в эту академию? Одно хорошо, финансовое положение моих родных значительно улучшиться с приездом в столицу, может отец и судоходную компанию вернуть сможет, кто знает.
        Наш мир очень большой и состоит из двух материков. На одном живём мы, люди, а второй уже долго время мертвый. По легенде, именно на нем была знаменитая битва богов, но сражение сильно истощило ту землю, уничтожив даже траву, про живых существ даже говорить не стоит. Экспедиции туда не устраивают даже любознательные ученые, велик шанс наткнуться на мертвую землю и не вернуться домой, невозможно запастись необходимым количеством провианта, настолько огромный океан разделяет наши материки. Так же у нас есть большие и маленькие острова, на самом крупном, находящемся от нас на северо-западе, живут огромные рыжие воины, они до сих пор придерживаются древних традиций и не позволяют своим женщинам даже грамоте обучатся, оставляя только детей и ведение хозяйства их долю. На втором острове, чуть поменьше, на юге, живут довольно таки прогрессивные люди. Там женщины ходят в полупрозрачных тканях, закрывая голову и лицо ей же, хотя, ничего удивительного в этом нет, там стоит невыносимая жара практически круглый год, но этот остров относится к нашему государству, тогда как первый под властью северного предела.
        Кстати, о нем. Там живут суровые кланы охотников, и подчиняются они вождю, а уж вожди Верховному жрецу, у них имеются небольшие города, они в основном в середине скал, окружённые горными пиками, что укрывают от промозглых ветров. Не хотела бы я там жить, слишком агрессивные погодные условия, да и среди жителей на затеряешься, там сплошные блондины.
        Ещё одно небольшое государство, это Арбол, там живут уже не совсем люди, мы называем их лесными, за счёт того, что при строительстве они вообще ничего не используют, кроме деревьев, и живут в лесной долине обособленно, занимаясь продажей украшений и ценной породой деревьев, позволить себе которую могут только короли. Ну, или очень богатые аристократы. У них нет ни с кем мирных договоров, но и во все войны среди людей не принимали чью либо сторону, сохраняя нейтралитет. Гостей к себе они на пускают, зато охотно путешествуют, у них необходимо по году жить в разных странах, это своего рода посвящение в совершеннолетие. Живут остроухие даже дольше носителей гена, примерно лет по четыреста-пятьсот.
        Наша страна считает самой большой в мире, но не на много меньше Орилия. Она так же имеют выход к морю и у них хорошая экономика за счёт продажи железной руды. Туда мы будем переправляться по морю, но до порта ещё добраться надо будет целым караваном, и на корабле плыть две недели. В общем, попутешествовать мне придётся знатно за грядущее лето.

* * *

        Начался мой персональный ад. Подъем в шесть утра, водные процедуры, двадцать минут пообщаться с Глашей, потом завтрак и учеба до обеда. Как только покушаю, приходится терпеть профессора Ранию, которая унизительным тоном обучала этикету Орилии, в эти моменты мне самой хотелось обучить её такту общения, или выдрать пару прядей, поправ все уроки боевых искусств. Противная гадюка, а не леди, вот, кто она. После того, как обед перевариться на занятиях с пассией ректора, уж в этом не приходилось сомневаться, глядя, как они миленько общаются на обедах, я шла на занятия по усовершенствованию навыков телохранителя. В таком темпе я иной раз пропускала ужин, приходилось слишком много учить, или попросту подняться с кровати была не способна, настолько сильно болело всё тело. Спасибо дружке, не давала мне помереть с голоду и приносила сладкие булочки, пусть и в сухомятку, но я их съедала. Лишь начал за мной активнее ухаживать, даже один раз колье притащил, но такое можно дарить только невесте, или жене, пришлось вернуть с огромным сожалением. Подумать на тему его ухаживаний не получалось, отвлекали довольно
странные знаки внимания от ректора. Он один раз, после тренировки, со странным смущением вручил мне коробочку вкуснейших шоколадных конфет, моя душа в тот день пела и плясала, потом целую неделю сидела на этикете с глупой улыбкой, так и под подмывало сказать этой зазнавшейся дамочке о том подарке, чтоб не смотрела на меня так ехидно.
        Незаметно для меня наступил май месяц, начало наших экзаменов. Признаться, в этот раз я нервничала гораздо сильнее, ведь на подготовку к ним у меня тратилось гораздо меньше времени, чем в прошлый раз, а отменять дополнительные задания ректор не стал вообще, мол, для меня же лучше, если хорошо подготовлюсь к путешествию в чужую страну. Экзамен по холодному оружию и физической подготовке сдала без всяких проблем, с ядами пришлось повозиться, рецепт того синего зелья дать профессору я не могла, ведь разработка не моя, она вообще чужой страны, из-за этого Дрокхен на меня обиделся и сыпал вопросами, как орехами с куля, но справилась. Я вообще со всем справилась, кроме этикета Эргаса. Эта гадина элементарно занизила оценку, хотелось глаз десертной ложкой выковырять, но не на ту напала, змея беззубая, я переборола гордость и пошла на ковёр к ректору. Хоть она и его пассия, но не имеет права так поступать со студентами, пусть сам разбирается с ней, как хочет.
        — Нет, это возмутительно, я наизусть знаю каждую особенность и каждый аспект этикета двух стран, ответила на все вопросы, а она все равно мне четвёрку поставила. Я хочу, нет, я требую, чтобы вы были на пересдаче и проследили за своей любовницей!  — Упс, кажется последнее я зря сказала, и так усталый и злой Азар пошёл гневными пятнами, подскочил с кресла и, схватив меня за локоть, потащил в аудиторию злодейки. Что-то идея с жалобой уже не кажется мне такой хорошей, но сделанного не воротишь.
        Мы на всех парах влетели к ней в самый разгар экзамена у старшекурсников, но ректора это совершенно не волновало.
        — Профессор Линберг, как понимать занижение оценки одной из учениц?  — Она мило улыбнулась ему.
        — Ну что вы, я поставила ей оценку соответственно тем знаниям, которые имеет. Что ж мне, ставить отлично Розалинде только из-за того, что она ваша протеже?  — Вот сучка, а. Сказала так, словно я его любовница, а это не так!
        — Я требую пересдачи в присутствии профессора Де'Лура!  — Вот пусть теперь выкручивается как хочет. Блондиночку перекосило от яда, который сейчас выплюнуть никак нельзя, надеюсь лопнет от переизбытка.
        — Хорошо, можешь начинать прямо сейчас, раз такая особенная и привилегированная.  — Все таки капельку выплеснуть сумела, даже гневный взгляд Азара не остановил. Распустил подстилку, а она теперь чувствует вседозволенность.
        В итоге пересдача затянулась минут на тридцать, когда обычно экзамен длиться минут десять максимум, но в конце вся эта болтовня надоела самому ректору и он прекратил безобразие, заветную пятерку я таки получила, пусть и с боем. Но Марисе так не повезло, со всеми амурными делами она практически забросила учёбу, у неё половина предметов на четвёрку, хотя, ей и не надо стараться, чтобы переехать в комфортные условия, после свадьбы она переедет в комфортные комнаты к жениху. Эх, я тоже замуж за любимого хочу, все вокруг женятся и влюбляются, мне же так не повезло. В одного влюбилась, но у него есть другая, а второй не вызывает ту бурю эмоций, но старается сблизиться. Мне жаловаться, в принципе, не на что, среди аристократов крайне редок брак по любви, кругом сплошной расчёт, а лорд Лишь точно обеспеченный мужчина, то колье, которое он пытался мне подарить, очень дорогое, даже по меркам богачей. Зато у меня есть возможность стать одной из первых среди высокородных с дипломом военной академии, к тому же велики шансы закончить её с отличием, раз две первые сессии сданы великолепно.
        Новая комната была так же на две кровати, но значительно увеличилась площадь, качество ткани на стенах, габариты ложа и их мягкость. Душевая стала более комфортабельной, и над рукомойником было зеркало, что значительно упрощало приведение себя в порядок.
        Настал день отправки во дворец и пора было прощаться с дружкой, ставшей мне сестрой. Расстаёмся мы на все лето и прощались со слезами, ведь за это время в наших жизнях произойдёт огромное количество событий и перемен. Повозке пришлось ждать лишних двадцать минут, пока ректор за шкирку не закинул меня в тёмное нутро под веселой ржание лошадей. Гад, даже попрощаться не дал.
        — Хватит на меня дуться, завтра отправляется караван, или ты не хочешь пообщаться со своими родными перед отправкой?  — Ведь нашёл, как устыдить, за прощаниями я совершенно забыла про встречу с семьёй, а ведь уже двенадцать дня, завтра в шесть утра надо подойти к ректору во дворце, чтобы получить дальнейшие распоряжения, касательно моей практики. Ладно, надо просто перетерпеть, потом станет проще, подумала я, но боги решили по своему.

        Глава 13

        Карета остановилась возле двухэтажного домика с хорошим палисадником в районе для обеспеченных граждан. Рассматривая новое жильё моей семьи, мне захотелось улыбаться и радостно прыгать, ведь сбылась самая заветная мечта матушки и появилась у возможность для более, чем достойного, существования.
        — Завтра в шесть чтобы была у дворца.  — Не потрудился напомнить Азар. Кивнула ему и головой и, не прощаясь, выскочила на свежий воздух. Какое это счастье, наконец оказаться вне высоких стен и серого камня, услышать шум города и ржание лошадей, да и Глаша весело заклекотала. Стоп, Глаша? Она должна была остаться в академии!
        За пару месяцев она вымахала до феноменальных размеров, сейчас она была выше меня в двое, а когда начинала весело скалиться, то у самой сердце в пятки убегало, что уж про окружающих говорить. В момент вся улица стихла и люди попрятались кто куда, стоило только заметить эту летающую змейку, а бояться было чего. Размах крыльев был почти шесть метров, угрожающие шипы по позвонку, лишь в одном месте прерываясь, прямо у основания толстой шеи, примерно там я буду перекреплять седло, когда смогу перебороть страх высоты. Острые, как кинжалы, когти на передних лапках, про задние и говорить страшно, такие взрослую лошадь подцепят и с помощью мощных мышц утащат. Нос стал клювообразным, такой же твёрдый и острый, а частые, в два ряда острые зубы с мой палец длиной, говорили о явном предпочтении мясца траве. Грудная клетка выдвинулась немного вперёд и раздалась в ширь, только чешуйки не изменились, такие же темно-зеленые и маленькие, а вот перепонки крыльев потемнели и сейчас были темно-серого цвета. Наша связь за это время не продвинулась, мы все так же общались мыслеобразами и эмоциями, но так даже лучше,
слышать в голове чужой голос — прямой путь в больницу для больных душой.
        — Милая, стой, и не двигайся, сейчас папенька её на кусочки порежет.  — Повернула голову в сторону голоса из детства и радостно взвизгнула, от чего даже Глаша пригнулась и недовольно хлопнула хвостом рядом со мной, но агрессии не проявляла. Сама открыла воротину и влетела в объятия маменьки, по которой соскучилась до слез, следом сжала в объятиях воинственно шевелящего усами папеньку, он аж крякнул. Да, совсем забыла про силушку свою, и что с обычными людьми её надо контролировать.
        — Я так соскучилась.  — Вновь вернулась обнимать маменьку, немного постаревшую за год. Вокруг глаз и губ углубились морщинки, в рыжих локонах добавилось седины, а глаза были мокрые от не пролитых слёз. Боги, что у них произошло?
        — Мы тоже, Роззи, мы тоже, но давай быстрее в дом, пока эта ужасная тварь не набросилась на нас.  — Глаша обиженно заклекотала, от чего тело родительницы задрожало от ужаса.
        — Не нападёт, если покормите мяском. Она моя подопечная, не волнуйтесь. Глаша, давай на задний двор, нечего людей пугать.  — Змея что-то понимающе прошипела и одним махом крыльев набрала высоту, чуть не сбив нас потоком воздуха. Ууу… Негодница, покрасоваться решила! Показала вслед перелетающей нахалке кулачком.
        Дверь дома резко открылась и на пороге показались две озорные, но уже повзрослевшие, мордашки близняшек. Они с громким визгом кинулись прямо через цветы и, не прекращая верещать, накинулись на меня с объятиями, спасибо тренировкам, не грохнулась позорно на попу. Лисички на перебой говорили, как скучали, и что тоже пойдут учится в академию, как я. Было безумно приятно видеть родных, пусть немного изменившихся, но я за это время тоже поменялась.
        — А что за срам на тебе одет? Боги, Роззи, в этом побоятся даже куртизанки с домов терпимости выйти! Быстро переодеваться, пока хворостинной по хребту не огребла!  — Ох, надо было для начала в замке короля переодеться, теперь причитания до вечера слушать, не переслушать, но покорно зашла в дом, в след за сестричками направляясь в новую комнату в новом доме. Да, он поменьше, чем наше поместье в провинции, но тут так же уютно.
        Не успела все та же служанка, что потакала мне в той, прошлой жизни, натянуть на меня корсет, как дверь с треском ударилась в стену, пропуская зареванную Каси в комнату. Не ожидая от флегматичной сестрёнки такой бури, попросту застыла, пока хрупкие ручки обнимали меня за шею, но совладала с собой и приобняла Касандру в ответ. От неё не было громких слов, она просто тихо плакала мне в шею, выражая этим все свои эмоции от нашей долгой разлуки и долгожданной встречи.
        — Ну, Кас, я же не из мертвых воскресла, ты чего?  — Девушка отошла от меня на шаг и стыдливо вытерла слезы белым платочком.
        — Мы были на одном из приёмов во дворце, там столько ужасов об академии говорят, что мы больше месяца в себя прийти не можем!  — Опа, и что же такого говорят, интересно?
        — А подробнее? Надо же к разговору с маменькой подготовится.  — Сестрёнка покраснела, кинула взгляд на служанку, которая споро продолжила меня облачать в тысячи тканей.
        — Что ректор лично лишает невинности всех дев, чтоб не было за что держаться, выполняя потом самые гнусные задания от короля. Что там студентов по два-три человека в день вывозят в погребальных одеждах, что вас в случае исключения будут отправлять в самые опасные места, отрабатывать прошедшее обучение. Да много разговоров, мы тут с ума сходим, а она появляется в чёрной непотребстве!  — Ну вот, теперь узнаю сестренку заучку. Весело хихикнула в кулачок, но все веселье оборвалось резким утяжением с талии.
        — Ох, госпожа, вам похудеть не помешало бы, корсет на вас прежнюю туже сидел.  — Возмущение тут же подняло голову.
        — Да у меня и грамма жирка не осталось, а на животе кубики есть, куда худеть?!  — Девушки в ужасе округлили глаза и вместе уставились мне в район талии.
        — Как можно, миледи, и с такими мышцами, супруг ругаться будет!  — Сказала служанка и резко закрыла рот. Я остолбенела. Какой супруг, вашу через нашу? Посмотрела не сестренку, недовольно поджавшую нижнюю губу, и поняла, что сегодня будет война с маменькой.
        — Лиза, тебя скоро пороть за длинный язык будут!  — Служанка споро одела меня до конца и, поклонившись, быстро сбежала с комнаты.
        — Каси, о чем она говорила?  — Присела в кресло и нагло закинула ногу на ногу, благо с туфельками это смотрелось пусть и пошло, но элегантно, сестрёнка вздохнула и села на диванчик, что был напротив меня.
        — Поступило предложение на помолвку от одного влиятельного лорда, папенька узнал про условия с выплатой, в случае добровольного покидания академии, но этот мужчина пообещал сам внести положенную суму, вот и подписали брачный договор.  — Признаю, идея с отправкой в Орилию сейчас стала просто таки невероятно привлекательной, хоть там смогу спрятаться на все лето. Одно радует, через месяц я стану сама себе хозяйкой и могу отказаться от навязанного мне брака, но до дня рождения ещё дожить надо. Ну, родители, лихо они провернули сделку за моей спиной, вот только они даже не представляют, насколько сильно изменились мои желания и стремления, уже сейчас могу сказать, что выйти замуж и расплодиться не готова, и готова не буду лет десять, минимум!
        — Помогите, он же съест моих дочек! Убейте его!  — Не понравились мне крики, голос был маменьки, пора вмешаться.
        Папенька шёл с мечом на мою Глашеньку, под лапой которой лежала Донни, а сверху, на крыле, висела Ронни. Что происходит? Послала вопрос змее и получила мыслеобраз, что они просто играются, а ведь и правда, под передней лапкой хохотала мелкая, а вторая отцепила руку от шипа и покатилась по перепонке, словно с горки.
        — Всем затихнуть, мелкие, быстро в дом, устроили покатушки! Отец, только попробуй хоть царапину на Глаше оставить, до конца обучения в доме не появлюсь!  — Настала оглушающая тишина, девочки быстренько сбежали с зоны будущих военных действий, а чешуйчатая шкода подставила морду под мою ладонь, мол, на, погладь меня и успокойся, а папенька возмущённо отбросил меч и упёр руки в упитанные бока.
        — Можешь считать, что оно окончено. Распустилась за год, хуже некуда, благо этот факт маркиза Гринверда мало волнует, благородной души человек, даже штраф за тебя согласился выплатить. Ты скажи мне, какого демона ты подписала такое кабальное соглашение? Совсем о семье не думала, эгоистка. Графа ей подавай. Тьфу! Нам молится оставалось, что ты честь свою не потеряла, но, судя по твоему сегодняшнему наряду, ты её не только потеряла, но и с половиной академии снюхалась, как минимум!  — Обидных слёз не было, зато ярость била ключом. Неужели я для того так спешила к родным, чтобы узнать о продаже моего тела неизвестному маркизу и услышать ложные обвинения из уст папеньки?
        — Сколько?  — Он гневно сверкнул на меня глазами и чуть дольше положенного пытался понять, что я имела ввиду.
        — Десять тысяч золотых! Он отказался от приданного, так рад был нашему согласию, расписывал тебя, как самую лучшую в мире, а в итоге мне теперь стыдно в глаза ему смотреть! Мне самому придётся доплачивать, чтоб тебя замуж взяли, порченную такую!  — И всё это из-за моей формы? Обозвали куртизанкой собственные родители! И этот лорд каков, такие деньжищи отдавать… Нет, я не хочу тут оставаться.
        — Можете возвращать деньги несостоявшемуся хозяину, замуж за него не выйду и обучение закончу, всего доброго, папенька, маменька.  — В глазах родительницы стояли слезы, но сейчас я было слишком взвинчена, чтобы разговаривать с ними о чем-нибудь, послала просьбу Глаше покатать меня, а она только рада была, опустившись как можно ниже. Схватилась за шип и оседлала, еле смогла поправить юбки поудобнее.
        — Стой, неблагодарная, я дойду до короля и ты выйдешь за того, на кого мы укажем, а если не смиришь свой норов, вообще за земледельца отдам!  — Говорить более ничего не стала, моя девочка правильно поняла настрой, аккуратно встала на задние лапы, давая мне время ухватиться покрепче, ну я и обхватила ногами, да руками, чтоб точно не слететь. Резкий рывок, от чего меня откинуло назад и приложило спиной о твёрдый шип, но Глашенька быстро выровнялась, позволяя мне разместиться поудобнее. Насладиться видами с птичьего полёта не сумела, стоило разжать веки, как начинала кружиться голова от высоты, еле смогла сформулировать мысли и направить её в сторону дворца, пока не готова я осваивать воздушные просторы, мне и на земле неплохо.
        Приземлились мы прямо у главного входа, от чего два говоривших до этого момента лорда хлопнулись в обморок, вот тебе и сильная половина человечества. Пока я сползала вниз, умудрилась рассечь левую ладонь об чешую, но физической боли сейчас была рада, она немного заглушила душевную. Стоило расправить юбки, как из дворца выбежало человек десять в разноцветных ливреях, казалось, что зверя они совершенно не боялись, с таким рвением к ней ещё никто не подбегал, но недовольное шипение немного поумерило их пыл. До ангара, который ей поставили отдельно от всего зверинца, уставала отвечать на вопросы, эти мужчины были учеными, которые совсем недавно отыскали упоминания о таких, как Глаша. Она оказалась виверной.
        Раньше их использовали во время войны с демонами, причём, на какой именно стороне, не известно. Считается, что шип на конце её хвоста очень даже ядовит, благо подтвердить это не могла, ещё никто не жаловался на нападение с её стороны, но на уговоры взять соскоб с жала пришлось согласиться, не отстанут ведь, да и в случае выявления яда необходимо изготовить противоядие, а то мало ли. Эти настырные фанатики меня не отпускали до комнат на королевском этаже, уже там их чуть ли не прямым текстом отправила туда, куда обычно посылают. Уже в своих покоях смогла расслабиться и наконец анализировать все то, что произошло накануне, я впервые пошла против воли родителей и вообще с ними поругалась. Обычно мы с девочками боялись пикнуть против воли родительской, а сегодня на сдержалась, словно у меня какой-то блок рассыпался в сознании. В ванной комнате платье с себя сдирала, оно слишком сильно давило на меня и казалось, что вместе с ним я срываю путы родительской власти над моей жизнью. Нам с детства прививались нормы поведения и мы знали всю свою жизнь наперед, пусть и с отклонениями в ту, или иную сторону,
но, тем не менее, основные аспекты жизни были известны. Выйти, за кого скажут, делить ложе, когда прикажут, родить детей, заниматься хозяйством, а если муж окажется недобросовестным, то терпеть побои и любовницу в соседних комнатах, потом выдать замуж и женить детей, изредка принимать их в гости с внуками, устраивать приемы, чтобы посплетничать с кумушками и показать, какая у нас идеальная семья. Раньше я считала это нормой, а сейчас во мне вырос бунтарь, и если я не выйду замуж по любви, то не выйду вообще. Надо будет, в другую страну сбегу, затеряюсь среди других граждан чужой страны, но даже король теперь не в праве меня заставить!
        Разделась до гола и встала под струи тёплой воды, смывая с себя злость и напряжение, которое грозилось попросту радовать моё тельце. Выползла с кабины и вытерлась полотенцем на сухо, надо переодеться и попросить обед в покои, желудок уже сводило от голода. Позвонила в колокольчик и ко мне тут же забежала служанка Лия, но её радостная улыбка быстро померкла, оставляя после себя огромные глазищи.
        — Здравствуй, поможешь одеться?  — Она как болванчик покивала головой, но с места не сдвинулась. У меня что, рога выросли? Ощупала голову, но нет, все в порядке, чего так смотреть то?
        — Доброго дня, миледи, рада вас видеть, пройдёмте в гардеробную.  — Мы прошли в комнату, где висело не так много платьев, но ввиду редкого посещения дворца, мне этого достаточно. Решила одеть платье цвета утреннего неба, настроение было ему под стать. Сверху шёл светло-голубой, а к низу он темнел, в итоге подол был практически чёрный, смотрелось это очень красиво. Аккуратные серьги, цепочка с кулоном-каплей, на плечо браслет в форме змеи, как сказала Лия, его мне в подарок оставила принцесса Селина, в честь приобретения мною интересного питомца. Волосы в душе я не мыла, они были завязаны на затылке, чтобы не намочить, решила оставить их позади волной, скрепив пряди от виска на макушке причудливыми заколками в форме цветов. Подошла к зеркалу посмотреть готовый образ и обомлела.
        За думами не обращала внимания на свои руки, а зря. Все лицо и тело было насыщенного синего оттенка, даже губам досталось краски. Вот паразит, отомстил таки за клей. Прикрыла веки и сквозь них смотрела на посиневший интерьер гардеробной, надо немного успокоиться, а то дел натворю, во век не разгребу. Хотя, к демонам, раз сегодня у меня день безрассудства, то делаю, что хочу. Круто развернулась и побежала искать эту заразу брюнетистую, а в огромном дворце это не так то просто, хотя сначала надо к алхимику зайти, ещё не хватало получить повышенное внимание от жильцов серпентария, пришлось тормознуть у дверей.
        — Лия, мне нужен плащ, и отведи к главному алхимику, надо стереть эту гадость.  — Она кивнула, шустро накинула мне на голову капюшон, и пошла к выходу, при этом все делала молча, видимо синих леди ей ещё не приводилось видеть, но ничего, в жизни всё когда-то бывает впервые.
        Оттирали мне эту дрянь какой-то вонючей жидкостью, даже то, что зажимала нос пальчиками, не помогало. Все это время поминала добрым словом ректора, чтоб ему икалось, гаду такому, ещё и найти потом долго не могла, один из лордов подсказал, где его покои. Войти туда решила не стучась, о чем потом пожалела.
        Он сидел в кресле, а у него на коленях была Рания Линберг. Все то он успевает, и мне пакость подложить, и с этой змеёй помиловаться. Азар попытался встать, но профессорша уверено толкнула ручкой назад в кресло и тихим голоском, но так, чтобы я услышала, сказала:
        — Милый, я думала ты закрылся, какой конфуз.  — Эта картина стала ножом, что сейчас делает царапины на сердце, не смертельно, но очень больно. Развернулась от сладкой парочки и вышла размеренным шагом, гордо держа спину, ни за что не покажу, как меня это задело. До поворота на лестницу оставалось пару шагов, но кто-то круто развернул меня за локоть и приобнял за плечи.
        — Роззи, она сама пришла, я не ожидал подобного.  — И к чему этот извиняющийся тон, между нами все равно ничего нет и быть не может.
        — Вам не за что оправдываться, это ваше личное дело, милорд. Простите, но скоро обед, его бы я хотела провести с кузиной.  — Он отпустил меня и отошёл на шаг.
        — Простите, всего доброго.  — Отвернулись мы одновременно. Все понять можно, но зачем он оказывал мне знаки внимания, пусть и небольшие, но все же, имея за спиной женщину? Вот закончу академию и ни один мужчина мне будет не указ, я уровняю свои права с сильным полом, попутешествую по континенту, может даже мужа смогу себе найти, а мысли о нем прочь.
        Как не разревелась, понятия не имею, но в покои принцессы стучала с маской безразличия на лице, радость от встречи никак не получалось изобразить. Нет, я рада, что увижусь с ней, но день сегодня явно не мой. Дверь открыла постоянная служанка её высочества, без слов пропуская меня в покои, а там творилось что-то невозможное. Везде лежали коробки, платья, туфельки, шляпки, даже чулок висел на спинке дивана, вот это размах переезда у монарших особ.
        — Ох, Розалинда, милая, я так рада, что ты прибыла.  — Счастливая Селина сжала меня в объятиях и продолжила щебетать.  — Со мной из дружек никто не поедет, только несколько компаньонок и семьи приближённых родов вместе со слугами, папенька сказал, что и так четыре корабля, мы на свадьбу едем, а не на войну.  — Весело изобразила принцесса голос короля.  — А ты как, как обучение среди мужланов?  — Девушка сняла небольшую коробочку с кресла и усадила меня туда. Да, энергичности в ней, хоть качай, не заметит.
        — Все замечательно, закончила с отличием. А что тут за кавардак, разве не за неделю поклажу собирали?  — Девушка попросила освободить нам стол и принести чаю со сладостями, но я и этому была рада, сахара мне сейчас очень не хватало.
        — Начали, но я так волнуюсь, что каждый раз забываю, положили ту, или иную вещь в сундук, не хотелось бы ударить в грязь лицом перед высшим светом Орилии, я ведь будущая королева, и приехать, словно оборванка, не имею права.  — Да, чувствует моё сердце, приготовления к свадьбе будут проходить гораздо веселее, портнихам дружественной страны придётся очень туго.
        — Ну, а как тебе сам жених? Вы наверняка успели нормально пообщаться, пока я в застенках сидела.  — Селина мило покраснела и замахала веером, стараясь скрыть довольную улыбку.
        — Ох, дорогая, он очень интересный, мы с ним часами разговаривали, даже на слуг внимания не обращали. А раз вообще подсмотрела за тренировкой братьев, вот они вроде не особо то напоминают воинов, но какие у них фигуры… Мммм.  — Последнее предложение она прошептала мне, нагнувшись через стол. Вот тебе и благовоспитанная принцесса, вот тебе и скромное воспитание. Обалдело таращилась на кузину и в чем-то её понимала, на Азара я смотрела только раз во время тренировки, но запомню это на всю жизнь.
        — Я рада за тебя, выходить замуж даже с простой симпатией у королей редкость, тебе очень повезло.  — Нам принесли чай с печеньями и конфетами, поэтому, не обращая внимания на этикет, стала наедаться в прок, все эти нервные переживания разыграли просто таки зверский аппетит.
        Мне до вечера пришлось помогать принцессе в сборах, поэтому ужинали мы тоже вместе. Под конец от этих коробочек и сундуков рябило в глазах, а на платья даже смотреть не хотелось, до того надоело отвечать на вопрос «которое?». Хорошо хоть мне не придётся страдать подобной ерундой, наверняка мне уже давно собрали все необходимое. В момент путешествия Лия будет помогать мне в таком непростом деле, как определять собственный багаж и держать себя в идеальном порядке, ведь едут приличное количество аристократов, там стоит не тот цвет выбрать и все, обсуждать будут до конца месяца. Но все эти сборы отодвинули на второй план грустные мысли о ссоре с родителями и картину Азар-Рания, хорошо ещё, что во сне не мучилась.

        Глава 14

        Проснулась я в скверном настроении и совершенно не выспавшаяся, но выкладывать свой негатив на разбудившую Лию было бы не честно, поэтому покорно терпела все издевательства в пять утра, но мне в награду дали чашку кофе, которое давно хотела попробовать. Хорошо, что мне только причёску с макияжем сделали, глоток терпкого напитка частично оказался на белом халате, какая-то сволочь подлила мне яду, причём такого, что понять его свойства не могла, мы его ещё не изучали. Отставила бурый напиток подольше и вопросительно глянула на служанку.
        — Лия, а кто мне кофе варил?  — Девушка пожала плечами.
        — Кто-то из поваров, за их работай служанкам никто не даст следить.  — Понятливо кивнула головой. Что ж, надеюсь следующая попытка позавтракать окажется более удачной. Одела нижнюю сорочку из тонкого шёлка, чулки из той же ткани, панталоны, нижнюю юбку, корсет, который мне утянули до ужаса, но на уговоры Лия не поддалась и ослаблять отказалась, следом верхняя юбка и само платье нежно-зеленого оттенка со шнуровкой сзади. Да, много не навоюешь в таком облачении, в поединке от недостатка кислорода хлопнешься.
        Во дворе было очень оживлённо, люди сновали с корзинками, сундуками, коробками, перевязками, словно пчёлы в улье, а возле больших крытых повозок стояли степенные леди и лорды, они были разбиты на небольшие группки, вместе с ними были молоденькие девушки, которые пестрили платьями, словно райские птички. Ну конечно, куда ж без сватьёв, наверняка аристократы постараются найти выгодные партии своим дочуркам, а вот самой принцессы пока не было. Король наверняка оставил остальных дружек невесты в замке для того, чтобы в безвыходном положении Селина общалась с девицами на выданье, ведь это очень неплохой статус, быть дружкой будущей королевы, в глазах придворных, как минимум половина из них найдут себе женихов.
        Внезапно, на прикрытое шалью плечо, легла тяжёлая рука.
        — Доброго утра, миледи Розалинда.  — Развернулась лицом к Азару и постаралась придать себе побольше благодушности.
        — Доброго утра, граф Де'Лура, пришли отдавать дальнейшие указания?  — Он немного покривился, словно лимона съел.
        — Можно сказать и так. Вчера к вечеру приезжал ваш батюшка и требовал аудиенции с королём, благо меня хватило, как ректора академии. Право слово, чем вы его так разозлили? Думал на дуэль меня вызовет.  — Начал рассказ легкомысленным тоном, а у меня душа в пятки.  — Но обошлось. Мне стоило огромных трудов умерить его пыл, он был очень настойчив в просьбе исключить вас, даже взятку предлагал, представляете?  — Даже хохотнул, словно анекдот услышал.  — Кстати, что за история с помолвкой?  — Разгладить хмурую складку на лбу не получалось, ровно до того момента, как он нежно провёл по ней большим пальцем. Подозреваю, что размер моих глаз сейчас переплюнул в радиусе приличную чашку, что он вообще творит? Стоит принять для себя решение держаться от него подальше, как начинает ко мне прикасаться мимолётом и улыбаться мило, а как откликнусь, сам отдаляется. Эти эмоциональные качели уже порядком надоели, а спросить прямо о его чувствах ко мне не позволяло воспитание.
        — Сама только вчера узнала об этом, собственно, поэтому и ночевала во дворце.  — Он убрал руки себе за спину и на лице была явная борьба с собой.
        — Кто жених успели узнать?  — И зачем ему данная информация, спрашивается, я же не спрашиваю, что у них за отношения с Ранией.
        — Маркиз какой-то, лично не знакомы.  — Ректор как-то странно фыркнул, и эта реакция мне совершенно не понравилась.
        — В этом бы я не был столь категоричен, можете мне поверить, с этим человеком вы даже неплохо общаетесь, но, признаться, не подозревал о его безрассудстве.  — Из всего сказанного поняла только одно, своего несостоявшегося нареченного я знаю, но вот кто это среди моих знакомых, даже не представляю, а подходить к каждому и спрашивать фамилию с титулом — моветон.
        — Ну, и кто же он?  — Азар только улыбнулся и резко сменил тему.
        — Во время путешествия ты выполняешь роль телохранителя, принцесса даже воды на должна пить до того, как на попробуешь ты. У этого брака очень много недовольных, поэтому могут сделать все, что угодно. Обязанности с тебя снимут только после свадьбы её высочества, ты являешься открытым охранником, так сказать, есть ещё две девушки, но ни одна из вас не знает, кто именно является наемником. После завершения задания на твой счёт упадёт сумма в две тысячи золотых, как раз тебе исполнится девятнадцать и ты выйдешь из под опеки родителей, с того момента распоряжаться твоими финансами они не смогут.  — От полученной цифры у меня глаза на лоб полезли, да на эту сумму можно купить неплохой домик в провинции, я теперь готова даже на диванчике спать рядом с принцессой.
        — Кстати, про еду. Мне сегодня в кофе добавили неизвестную микстуру, слишком уж приторным был напиток, я просила без сахара.  — Профессор в миг подобрался и растерял всю веселость.
        — Подозреваемые?
        — Нет таких, явных врагов приобрести не успела, разве что проделки ваших неизвестных заговорщиков.  — Договорить не успели, бодрая Селина слетела со ступень и возбуждённо затараторила, стоило к нам подойти.
        — Всем хорошего дня, господа, готовы к путешествию?  — Не поняла, вымысле, готовы? Перевела взгляд на графа и поняла, что поездка простой не будет.
        — Доброго дня, принцесса, я совсем забыл предупредить вашу кузину о моем участии, король был слишком убедительный, чтобы ему отказать.  — Девушка хихикнула в раскрытый веер и её глаза весело заблестели.
        — Да, папенька может. Они скоро спустятся попрощаться со мной, ещё с вечера наставлений дали свыше короба, сегодня у них финальный аккорд, так сказать. Эх, жаль, что они не будут на моей свадьбе, оставить на столь долгий срок королевство им никто не позволит.  — Былая веселость вмиг стерлась с её лица, а плечики в огорчении поникли, мне оставалось только сжать её ладошку в знак поддержки, заработав при этом благодарный взгляд.
        Когда спустилась королевская чета с кронпринцем, я постаралась спрятаться за широкой спиной Азара, получить ещё и от короля наставлений не хотелось. Сейчас была ещё более плачевная картина, чем когда меня провожали, ведь дочка теперь если и вернётся в родительский дом, то очень не скоро, к тому же, в самые счастливые моменты её жизни они пропустят. Королева плакала, не стесняясь, а придворные понимающе отвернулись, не желая смущать мать, провожающую своё дитя, у монарха тоже глаза были влажные, один лишь принц взирал на всё с непроницаемым лицом, даже не обнял Селину на прощание, только счастья пожелал. Наблюдая сбоку за прощаниями, у меня щемило сердце, находится сейчас на месте этой семьи я бы не хотела. Когда прощания закончились, я залезла в повозку следом за принцессой, не забыв попрощаться с монархами, но король заглянул к нам, пожелал удачи в пути и тонко намекнул, что не будет против, если я смогу понравится принцу Реусу, но возражать не стала, только кивнула. Он захлопнул дверцу и стукнул по ней, намекая, что нам пора в путь.
        Очередность карет я не знала, но убранство нашего транспорта трудно было не отметить. Сама по себе она была вытянутая, на между сиденьями был не такой большой промежуток, зато сами лавки были похожи на диваны, на них спокойно можно забраться с ногами и лечь во весь рост, они были очень мягкими, оббитые бордовой тканью, занавески бледно-розовые на окошках, даже небольшой раскладной столик имелся, прибитый к противоположной от дверцы стене. Комфорту в королевских экипажах можно только позавидовать, но кузине сейчас было не до этого. Если во дворе слезы мило текли по её щекам, то сейчас она рыдала, ничуть не смущаясь моего присутствия, но помочь я ей ничем не могла, оставалось надеятся, что до прибытия на постоялый двор она успокоится.
        К концу первого дня сиденья уже не казались мне такими уж мягкими, хотелось выйти и немного размять затёкшие ноги. Мы останавливались на обед, во время которого я сумела прикинуть примерное число людей в караване, в итоге набежало более сотни, половина из которых наша охрана. Да, не мудрено, что столько кораблей, но часть из них останутся тут, в море нам хватит и воинов королевского морфлота, там наземные стражи только мешаться будут, да место занимать. Глашу оставить во дворце не удалось, но так даже лучше, дополнительная защита с воздуха, там попробуй виверну, плюющую огнём, победить. Кстати, вчера обмерили её для изготовления седла, которое к утру, пусть и немного недоработанное, было готово, и если бы не работа телохранительницей, я бы спокойно ехала верхом на ней, ведь в карете, не смотря на открытые окна, была нехватка свежего воздуха. Мы переодически останавливались, если кому-то надо было справить нужду, но этого времени не хватало, чтобы передохнуть. В пору хоть к кучеру на козлы залазить..
        Из-за этих остановок мы не добрались до нужной деревни, выбившись из графика, поэтому дамам пришлось спать в каретах, а мужчинам ставили палатки, приготовленные для таких вот случаев. Как верещали кумушки и пытались разжалобить своих отцов и мужей, надо было видеть, некоторые даже поддавались и шли просить продолжения пути у начальника каравана, коим являлся граф Де'Лура, но тот был скалой, и идти в темноту отказывался. Я в чем-то понимала дам, ведь сама привыкла каждый вечер мыться, а вблизи нашей полянки, где раскинулся импровизированный лагерь, был только ручеёк с ключевой водой.
        Ужинать принцесса отказалась, за весь день скушав только парочку фруктов, такими темпами в Орилию мы привезём только скелетик, обтянутый кожей, и благо, если живой, но сегодня наседать на неё не стала, пусть поспит, завтра с утреца проще будет. Ну, я так думала. Утром даже мне не хотелось идти завтракать, из-за недосыпа жутко мутило, ведь за всю ночь поспала едва ли часа два, все мерещилось какое-то шуршание и голоса, но стоило Глаше вернутся с охоты и улечься у повозки, как все стихло и я погрузилась в сон. Вот только короток он был, но зато Селина, наревевшись за день, спала беспробудно, даже что-то бормотала изредка. За новый день я умудрилась скормить ей немного картофельного пюре с прожаренной гусиной ножкой, да пирог в дороге, который купили в таверне. В нашем караване что-то назревало, именно поэтому практически все ночевки до порта происходили в лесах возле тракта, с поставленными в круг каретами, за две недели пути мы лишь четыре раза ночевали в деревнях, и то благодаря сопровождающим дамам, они устраивали настоящие забастовки, во время которых оживала Лина. Да, служанки сподобились греть
воду в огромных казанах, но это очень долго и их на всех попросту не хватало, а обтираться с одной ёмкости дамы, естественно, не собирались. От нас в итоге воняло так, что на месте хищников, если кои соберутся напасть, трижды подумала о желудке. Сказать, что все проклинали свои дурные головы, напросившись в сопровождение, это ничего не сказать, радовало только то, что в пище принцессы ещё ни разу не был обнаружен яд, хотя, у неё же ещё два невидимых охранила есть, может они проверяли до меня и отравленная пища попросту не доходила.
        В портовом городке мы оккупировали сразу три огромных гостиницы, чем сделали баснословную выручку за день их владельцам, но какое это было удовольствие, искупаться в горячей ванне, хоть и пришлось подождать, пока намоется Селина, жили то в одном номере, но радость от этого не уменьшилась. Лия отмывала мои волосы, словно одежду отстирывала, ведь за две недели пути они стали отвратительного серого цвета и сальными, противно было даже касаться, а в речках они нормально не отмывались, хватало чистоты только на день. А тут и шампунька, и жидкое мыло, и масочка на лицо, пока кожу оттирали. Нет, все таки как замечательно придумали с морем, там такой грязюки не будет точно. После омовения радостная залетела в комнату и увидела, как принцесса уплетает свою порцию ужина, думала поколачу её, с такой беспечностью все равно какую смерть принять.
        — Лина, ты в своём уме? А если яд?!  — Села напротив и отобрала у неё ложку, пытаясь рассмотреть на лице признаки отравления, но пока не находила.
        — Какой яд? Уже все проверено минимум четыре раза, та что садись и ешь спокойно.  — Может ей этой ложкой в лоб стукнуть, чтоб мозги на место встали?
        — Ну а если нет?  — Девушка закатила глаза, мол, как с этим параноиком разговаривать.
        — У Дины, моей служанки, ген имеется, она всегда еду мою пробует.  — Молчаливая женщина, которую я даже не заметила сначала, спокойно кивнула, подтверждая слова принцессы.
        — А если я скажу, что некоторые добавки почувствовать могут только носители сильного дара? Знаешь, есть такие травки, которые и на почуешь, если не знать, что искать. Мы вот недавно одну такую проходили, если её настой употреблять два дня по три раза, то деток родить больше никогда не сможешь.  — Селина прониклась, побледнела, и кинула взволнованный взгляд на служанку, у которой тоже краска с лица сошла. Что ж, урок усвоен. Зачерпнула своей ложкой суп куриный, попробовала. Чисто. А вот в гречке что-то было, напоминающее по вкусу добавку в то злополучное кофе, благо что к ней она ещё не приступила, чай тоже был в порядке.
        — Ну, что там?  — Я хмуро глянула на служанку и откинулась на спинку стула.
        — Кашу есть не советую, что там, не знаю, но лучше не рисковать.  — Она кивнула головой и с опаской продолжила трапезу, я решила от неё не отставать, но и в моей тарелке был найден дополнительный ингредиент, не учтённый поваром, кашу пришлось выбросить обоим.
        Эх, королевские номера — это нечто, не сравнить с теми клоповниками, в которых ночевали до этого. Мягкая, без комков, перина, взбитые подушки, накрахмаленные простыни. Я попала в рай! Спала, как убитая, меня и унести могли, не заметила бы, профессию телохранителя выбирать точно не буду, либо разведка, либо посольство, другого мне не дано, и то на счёт разведки подумать надо, слишком уж комфорт люблю. И сон, а просыпаться с утра очень не хотелось, думала попросить Лию ещё часик меня не трогать, но вспомнила, что у нас отправка в порт на семь назначена. Уууу… Бедная я, теперь понятно, почему назначили такую сумму вознаграждения, ночь на мягком только все усугубила, и суставы болели просто жуть, вот тебе и носитель гена, не воин, а слабая девчонка.
        С кряхтением все таки встала, в точности повторив позу проснувшийся и вставшей чуть раньше меня принцессы. Если уж меня ломает, то представляю как ей сейчас больно. Пока отправились к рукомойнику чистить зубы, отправили служанок за завтраком, нечего время терять. Приём пищи пришлось совмещать с работой служанок и горячих щипцов, дамы очень старались, чтобы мы выглядели лучше всех, даже причёски одинаковые сделали, но это уже моя идея, если есть человек, который пытается устранить принцессу, то его надо сбить с толку, двоих тихо убрать уже не получится.
        Белые митенки, светло-голубое платье с глубоким декольте и коротким рукавом, меньше необходимого в ширине подол, серьги с кулоном в форме капли, браслет-змейку пришлось убрать в шкатулку, слишком опознавательный знак, хотя… Достала его и нацепила на смущенную кузину.
        — Это же твой подарок, как можно?  — Я тепло улыбнулась этой светлой девушке и сжала её ручки в своих.
        — Нам надо дезориентировать недоброжелателей, сегодня придётся немного покопировать друг друга, но можешь не особо стараться, по большей части мы смешаем жесты друг друга так, что будет на ясно, кто из нас кто, а не так, что одна играет принцессу, а другая герцогиню. Все поняла?  — В глазах Лины зажегся огонёк азарта, от чего я облегченно выдохнула, девушка почти пришла в себя после расставания с отчим домом, пусть лучше поиграет в другого человека, чем погружается в депрессию.
        На ней было такое же платье по фасону, только бледно-розового, белые митенки, такого же цвета веер, и зонтик от солнца. Последних два аксессуара мне тоже пришлось взять, из книг ясно, что на корабле не жарко, но шанс обгореть очень высок, про этот момент чуть не забыла, кузина напомнила.
        На улице в половине седьмого уже стоял гвалт, люди бегали кто куда, укладывая оставшуюся поклажу, остальные сундуки и свёртки ещё вчера должны были разместить в трюмах кораблей.
        — Ваше высочество, доброго утра. Герцогиня.  — Подошедший Азар раскланялся нам и поцеловал каждой ручки, вот только регламент нарушил наигрубейшим образом, удостоив влажного чмока мою кисть первой, а уже потом принцессы. Может, он перепутал нас?  — Как спалось?  — Мы стояли поражённые, и как реагировать на подобное, не знали, равно как и в ответе затруднялись.
        — Неплохо, гораздо лучше, чем в повозке.  — Все таки нашлась Селина, а я до сих пор отойти не могла.
        — Простите, ваше высочество, но так было нужно.  — Он улыбнулся нам и пошёл руководить остатками каравана.
        — Ну, и что между вами? Роман? Это так волнительно.  — Возбужденная принцесса была под сильными эмоциями и забыла понизить голос, от чего услышали её минимум человек десять. Все, репутация, прощай, тут лучше промолчать, чем начинать доказывать обратное. Схватила её за локоток и потащила к нашей карете, до порта ещё час ехать, а она не замолкала даже там.
        — Демоны, Лина, нет ничего между нами, у него уже есть возлюбленная.  — Отвернулась обиженно от болтушки и уставилась в занавешенное окно, сжимая в руках трость зонтика.
        — Но ты к нему неравнодушна, так?  — Ох уж это женское любопытство, она теперь точно от меня не отстанет.
        — Так.  — Буркнула себе под нос, отпираться смысла не видела, наверняка она и так либо уже сама обо всем догадалась, либо за все лето общения поймёт.
        — А смотрел он на тебя так, словно других и не замечает.  — Вот что делают романы с барышнями, в каждом слове романтику видят.
        — Если бы, иногда мне кажется, что этот сухарь не способен любить. И вообще, он старше меня почти вдвое, а это… Как бы сказать то.  — Подобрать нужное слово я, увы, не смогла, зато с этим справилась кузина.
        — Это замечательно, он опытный, мужественный, с отцом моим в дружеских отношениях, да и у одаренных, насколько знаю, по другому на возраст смотрят.  — С ней невозможно спорить, все факты переиначит!
        Весь час до порта я слушала её трескотню на тему «Розалинда-Азар», эта болтушка заметно оживилась, в ней проснулся инстинкт свахи, и куда от него прятаться, я не представляла. Единственное, что заставило её замолчать, это море. Оно играло бликами солнца, переливалось всеми оттенками голубого, шумели волны, которые появлялись от приближающихся двух кораблей, и одного отплывающего. Их белые паруса были гордо расправлены, и с нашего расстояния казалось, что они касаются неба. Крик морских птиц смешался с гомоном толпы, которая сейчас муравьями таскала различные ящики. Единственное, что портило картину, это мат рабочих, настолько сильно он резал слух, но с этим ничего нельзя сделать, простые рабочие привыкли разговаривать на этом языке.
        Тут в крышу кареты что-то сильно ударило и раздался пронзительный крик раненного животного, который удал мне в сердце тянущей болью. Резво выпрыгнула с кареты и заметила свою Глашеньку, что старалась вырвать с крыла стрелу зубами, но таким способом она себе только перепонку разорвёт и не факт, что сможет потом летать. Подобрала юбки и стала взбираться к ней, отдавая мыслеобразы, что мама рядом, она поможет, вместе с тем стараясь успокоить раненую виверну. Как она только не подожгла все вокруг. Сбоку раздался крик матросов, непроизвольно перевела взгляд людей, бегущих с мечами и арбалетами на перевес, что не есть хорошо, даже ужасно. Поскорее забралась на крышу, ухватилась за шип и подтянулась, перекидывая ногу через мощную спину и раздирая тем самым подол, надо скорее избивать мою девочку от этой заразы.
        Стрела пробило крыло практически у самого основания, где была максимальная толщина тканей, меня жалостливо лизнули в щеку раздвоенным языком и терпеливо ждали помощи, а я надеялась на нашу оставшуюся охрану, они обязаны обьяснить, что этот зверь находится под протекцией его величества. Отломала деревко у места, где начинается оперение, от чего змейка вздрогнула всем телом и пронзительно зашипела.
        — Тихо, девочка моя, сейчас легче станет.  — Обхватила стрелу с другого конца, у самого ранения, придерживая крыло другой рукой, и резко дёрнула. Мир закрутился, но поранивший мою Глашу предмет остался в руке, хорошо хоть падение было не долгим, умудрилась развернуться и упасть на коленки с ладошками, сделав потом перекат, чтобы не сломать свои конечности. Через боль подскочила, откинула ненавистный предмет и выбежала навстречу отряду, расставив пораненные руки в сторону и преграждая путь.
        — Только посмейте, и живых среди вас не останется!  — Почему-то в последнее время, когда злюсь, то не кричу, а перехожу ни шипение, никак повадки виверны перенимаю.
        — Миледи, это наш долг, обезопасить город, и если вы не отойдёте, то вас придётся убить вмести с ним. Лучше одна жертва, чем десятки!  — Развёл тут поэтику, но помимо этого взбесило другое, никто из нашей охраны и не почесался, пока нападали на мою подопечную!
        — Вынужденна огорчить, в случае смерти данного животного от вашей руки, король как минимум посадит вас за решётку, ибо она находится под его покровительством!  — Мужчины в момент растеряли свой пыл, один лишь капитан этого отряда продолжал наступать на меня с мечом.
        — Распоряжения, касательно опасного хищника, в порт не поступало, так что нечего врать.  — Земля слегка дрогнула, наверняка Глаша ужа оклемалась, вон как вздыбилась позади меня, расставив задние лапы так, что я оказалась под её грудью.
        — Что здесь происходит?  — Вот честно, в этот момент я готова была расцеловать Азара, заслужил.
        — Миледи препятствует уничтожению опасного для города хищника, её надлежит уничтожить вместе с ним.  — Я его точно убью! Вышла из укрытия с готовностью голыми руками его покалечить, чтоб место своё знал, но меня схватили за руку и задвинули за спину, чуть не взвыла от разочарования, Глаша тоже обиженно зашипела.
        — А потом казнь за убийство герцогини Де'Грин и племянницы короля по совместительству, это так, для справки.  — У сурового дядьки вырвался испуганный писк и он шустро спрятал меч в ножны.
        — Прошу прощения, миледи, я засомневался в ваших словах.  — Мужчина встал на одно колено и склонил голову. Ну нет, так просто он не отделается..
        — Глаша, покатай его немного, только не порань сильно.  — Девочка довольно закурлыкала и резко взмыла в воздух, не забыв схватить одной лапай этого гада поперёк туловища. Если бы он не выполнял свою работу, собственноручно утопила бы, а так полетает, ему может даже понравится.
        Виверна резко сбросила высоту и протащила мужика под водой, но быстро вытащила и вновь взмыла вверх, уже там отпустив жертву. Мне его даже жалко на секунду стало, но как вспомню зияющую дыру в её крыле, как жалость пропадала, материнский инстинкт слишком громко требовал наказать виновного. Поймав его у самой воды, змейка вернулась, аккуратно кладя дрожащего мужика на плиты, но подошла я ближе зря, от него был сильный запах испражнений, но зато ясно стало, почему Глашенька его искупать решила. Сморщила нос и вернулась в карету, где помимо Селины сидели обе наши служанки.
        — Миледи, вы такая храбрая!  — Взвизгнула Лия, заставив меня поморщится. Помимо всего прочего, у меня болели содранные руки, да и переодеться надо, хватит сверкать голой ногой, даже панталоны разорвала.
        — Да какой там, я наоборот очень испугалась. А теперь вопрос, как и где переодеться?  — Девушки переглянулись и Селина вышла вместе с Диной на улицу, её тут же окружила охрана и кудахтание кумушек, выражающих соболезнования по поводу душевной болезни кузины. Ну, гадины!
        Служанка обработала мои царапины и помогла сменить туалет, хотя это было то ещё удовольствие из-за отсутствия места, но не справиться мы не могли. В итоге обе взмокли, пока закончили, но на время сойдёт.

        Глава 15

        Боги, я думала, что нет ничего хуже путешествия в карете, но до этого момента никогда не бывала на кораблях. Все было нормально до тех пор, пока земля не скрылась за горизонтом, мне вновь пришлось выслушивать о том, какой Азар замечательный и как мне подходит, но потом начался ужас. Меня мутило от качки, отходить от края было страшно, стоило двинуться в сторону каюты, как меня выворачивало желчью. Первую пару часов Лина бегала вокруг меня с нюхательной солью, но потом поняла бесполезность своих попыток привести меня в сносное состояние, благо, что ни одна я чувствовала себя ужасно, некоторые леди не выходили из кают, а некоторые, как и я, обнимались с перилами. Вот уж романтика путешествия, врут все книжки, нагло и беспринципно, нереально флиртовать с кем-то, когда настолько плохо, ещё и готовить ужин начали, до кучи. От одного запаха еды желудок скручивало в новых спазмах, и, судя по стонам леди, что примостились недалёко от меня, кулинария местного повара не будет иметь успех. За первую неделю я похудела килограмм на пять, минимум, я могла только пить и дышать на палубе, даже шуточки матросов
прекратились, им попросту надоело, что мы не реагируем.
        В одно прекрасное утро я встала и поняла, что тошнота и головокружение кончились, вот просто исчезли, от радости слишком резво подскочила с койки и чуть не снесла зашедшую Лию с чашкой бульона, ничего другого желудок всё это время не воспринимал, но сейчас хотелось мяса, и очень много.
        — Лия, доброго утра, можешь мне принести что посытнее?  — Девушка радостно закивала и поставила поднос на стол и выбежала с каюты, ну а я решила скоротать время за поеданием того, что принесли, но чувство голода он не притупил, да и исчез слишком быстро. Прошло ещё минут пять, как мне принесли тушёной рыбы с отварным картофелем, думала прибью служанку за это издевательство. Видимо, все мои мысли девушка прочла по глазам.
        — Миледи, вам неделю желудком плохо было, нельзя давать что-то тяжелее этого, болеть потом будете!  — Вот все знают, как для меня лучше, как будто сама не в состоянии о себе позаботиться, и ведь не послушалась, когда попросила другое блюдо принести, только за кисло-сладким соусом сбегала. Пришлось кушать, что дают, но это только глаза возмущались, а желудок был рад и этому, даже вареный картофель показался мне шедевром кулинарии. В общем, отзавтракав в одиннадцать дня, подошла к рукомойнику, чистить зубы и вымыть лицо, однако, увидев себя в зеркале, чуть сознание не потеряла. Всклокоченные волосы, огромные синяки под глазами, потрескавшиеся губы с кровяными корками, загорелая неравномерно кожа, красотка, ничего не скажешь.
        — Лия, я, что, в таком виде на палубе сидела?  — Девушка опустила взгляд долу, это я приняла за положительный ответ. Взяла платочек, намочила в тёплой воде и стала промачивать болячки, отрывать их было бы верхом глупости, на это занятие убила почти час, но привести себя в тот же порядок, что был до отплытия, не удалось.
        — Миледи, вас к себе звал граф Де'Лура после того, как закончите утренние процедуры.  — Выкинула тряпку в таз и посмотрела на служанку.
        — Не знаешь, чего он хотел?  — Она отрицательно покачала головой и мне пришлось глубоко вздохнуть и выдохнуть, чтобы привести сердцебиение в норму, но помогло, если честно, не на долго.  — Хорошо, помоги мне переодеться, надо выглядеть достойно на ковре у начальника.  — Лия споро помогла мне влезть в платье, которое стало велико практически на размер, но шнуровка на спине на скрыла этот дефект, других вариантов всё равно нет.
        Она проводила меня к нужной каюте и шустренько сбежала, оставляя меня наедине с догадками. Долго стоять и мучится не стала, постучала в дверь и получила разрешение войти.
        — О, очухалась, ну проходи, садись.  — Из мебели, куда можно было сесть, был только корявенький стульчик и кровать, на которой лежал Азар в одних брюках и босиком. Отвести взгляд от полуголого ректора получилось не сразу, взгляду в этой скудной обстановке зацепиться не за что было, кроме как на загорелого мужчину.
        — Вызывали?  — Боги, это мой голос? Надо срочно брать себя в руки, а то он и так не лучшего обо мне мнения.
        — Да. Ты почему не предупредила о морской болезни? Мне пришлось выводить из тени одну из телохранительниц.  — Вроде спокойной голос, но такая напряженность в нем была, что моё тело невольно напряглось, предчувствуя новое наказание.
        — Я не знала об этом недуге, никогда прежде на кораблях не плавала.  — Он закинул руки под голову, от чего мышцы на его теле сделали перекат.
        — Вот как? Только этот факт не отменяет итога, что будем делать с этим промахом?  — Сердце стучало где-то в горле, он ведь специально вызывает во мне такие эмоции, да? Мужчина с грацией хищника встал с небольшой койки и подошёл ко мне практически вплотную.  — Когда я только закончил академию, меня наняли в охрану к одному герцогу на время путешествия. Я был молод, горяч, да и сумма вознаграждения притупила все мои инстинкты, поставил свою подпись, бегло прочитав контракт, ну и отправился в дорогу.  — Он пропустил мою прядь между средним и указательным пальцев и коснулся подушечкой большого нижней губы.  — В пути я подхватил странную болезнь, хотя в песках получить можно разве что солнечный ожог, или тепловой удар, но она настолько меня подкосила, что моего нанимателя отравили, а я узнал об этом только на вторые сутки. Одним из пунктов договора было условие, что в случае смерти этого герцога, я попадаю, можно сказать, в рабство. Служить его семье десять лет на бесплатной основе было той ещё радостью, альтернативой была только моя казнь, а хозяйка ещё и замуж вышла за Орильского посла, пришлось
перебираться в новую страну. Вот так, всего лишь один неучтённый фактор, и десять лет практически выброшены из моей жизни, я не хочу, чтобы ты училась на своих ошибках, поэтому, чтобы ты лучше усвоила этот урок, закрепим его эмоциональным выплеском.  — Я пыталась рассмотреть в его глазах ответ, что же он хотел этим сказать? Но понимание пришло немного позже… Горячие руки, казалось, прожигали ткань на спине, а мягкие губы уверенно смяли мои. В этот раз я чувствовала не агрессию, а какую-то нежность и затаенную горечь, от чего поцелуй имел странный привкус, но я наслаждалась им. Внизу живота странно потяжелело, а руки обвили шею мужчины, хотелось прижаться к нему ближе, раствориться без остатка, слишком желанный, но недосягаемый для меня, он ведь чужой… Чужой мужчина, не мой. Осознание этого факта было ушатом холодной воды, забилась в его руках, словно бабочка в паутине, но меня не собирались так просто отпускать.
        — Пустите… Пожалуйста.  — Он взял моё лицо в ладони и стал всматриваться в глаза, пытаясь для себя что-то понять.
        — В чём дело? Я же нравлюсь тебе.  — Вот почему, стоит мне отключить функцию защиты от Азара, как он становится гавнюком?
        — У тебя есть невеста, так нельзя!  — Он ещё с минуту рассматривал моё лицо, а потом начал смеяться, и от этого смеха у меня побежали мурашки по коже.
        — Ох, Роззи, нет у меня невесты.  — Я аж замерла.
        — Как нет, а профессор Линберг?  — Вот не понимала я, они же целовались, да и во всей академии об этом говорят, как это, не невеста?
        — Спешу тебя огорчить, но она не является моей невестой.  — И мягкая улыбочка, а мне то, что делать? Рания была той стеной, преградой, которая стояла в моем сознании и через которую я смотрела на этого мужчину, но она начала крошиться по камешку. Все это надо обдумать, и навестить, наконец, принцессу.
        — Простите, но мне надо навестить её высочество.  — Азар с неохотой отпустил меня и сел на узкую кровать.
        — Иди. Но, Роззи, после путешествия готовься одеть свадебный браслет, этот вопрос с его величеством я подниму при первой возможности.
        Из каюты ректора вылетела пробкой, осознание, что мне своеобразно сделали предложение, не хотело усваиваться в голове, и я никак не могла понять, почему этот мужчина обратил на меня внимание? Вокруг него всегда много женщин, и красивее, и стройнее, а понравилась я. Неужели боги меня услышали, и скоро я могу назваться его невестой, а потом и женой? Как добралась до кузины, понятия не имею, ввалилась, не постучав, за что и получила, собственно. Руку отдало жгучей болью, а что крикнула Селина, разобрать не успела, да и ответить бы не смогла, лицо прижали к стене. В общем, шустро меня нейтрализовали, из меня телохранительница, как из Глаши вегетарианка.
        — Да отпусти, это герцогиня Де'Грин!  — Захват тот час исчез и я отлепилась от стены. Мда, меня так скручивал только Эльнуизард на занятиях. Развернулась в сторону предполагаемого врага и взгляд наткнулся на девчушку лет четырнадцати с миловидным личиком и хрупким станом, помимо неё была только Селина, но подобное она провернуть при всём желании не сумеет.
        — Простите, миледи, сработали рефлексы.  — Еле растёрла след от хватки этой мелкотни, однако силище в ней, ровно столько же, сколько во мне, но с ней мне точно не тягаться.
        — Ничего, сама виновата, нельзя без стука врываться.  — Девчонка смущенно опустила взгляд в пол и сделала реверанс, как высшей аристократке. Очень интересно.  — А вы, собственно, кто?
        — Шейла Вариес, миледи, я первая телохранительница её высочества.  — Она выгнулась с реверанса. Обалдеть, это сколько же ей лет, с условием, что академическое образование только пять лет получать, к тому же, она явно не аристократка, раз титул не назвала, а абы кого к принцессе не подпустят, значит, она чей-то бастард.
        — Приятно познакомится, я — герцогиня Розалинда Де'Грин.  — Она кивнула и присела на ковёр, специально тут постеленный. Ну, что сказать, Шейла была типичной южанкой, миндалевидные карие глаза, чёрная коса до пояса, немного тонковатые губы и носик пуговкой, вот только традиционный наряд очень резал глаз. Из плотных тканей на ней был лиф и трусы в цвет основного одеяния, широкие, полупрозрачные штаны, кофточка, рукава которой крепились на руках с помощью лент через каждые двадцать сантиметров, на голове что-то вроде короны, только тканевая, и перевёрнутая вверх ногами, благодаря чему самая длинная ниточка с камушком была между бровей, остальные ниточки уменьшались к вискам, создавая сверкающий полукруг, но если бы камни были драгоценные, то смотрелось бы шикарно, хотя и с янтарем тоже чудно. Жаль, что появляться мне придётся эффектно, а то она перетянула бы всё ненужное внимание на себя, теперь оно мне не к чему, своего суженого я уже нашла.
        Моё состояние заметила кузина и началось.
        — Ну, болезная, признавайся, чего это ты такая радостная?  — Глупая улыбка сама растянула мои губы, но её пришлось согнать, делиться своими душевными переживаниями перед малознакомой девицей я точно не собираюсь.
        — Мы с тобой потом обсудим эту тему, лучше скажи, как ты тут без меня была?  — Девушка хихикнула в кулачок, расправила свои юбки и начала доверительным тоном.
        — О, все замечательно, но тут такое было. Пока маркиза Лориц и маркиз Грегори мучались с морской болезнью, их дочурка, Арилона, закрутила роман с одним из военных этого корабля. Какой же тут скандал был, когда маркиз пришёл в себя и понял, что зря потратился и выгодного брака в Орилии ему не видать, как своих ушей.  — Лучше бы я и дальше мучилась с расстройством желудка, слушать все эти сплетни не доставляло мне удовольствия, а ведь год назад сама бы с удовольствием перемыла кому-нибудь косточки, неужели за это время академия выбила из меня большую часть старых привычек? Нет, у нас в альма-матёр тоже любят пообсуждать какие-нибудь новости, но они, зачастую, весьма безобидны, по сравнению с высшим светом.
        Глаша все это время ночевала прямо на палубе, а вяленое мясо, которое запасли специально для её кормления, вообще не понадобилось. Хищница, которая от природы добывает себе еду с воздуха, прекрасно охотилась на морских обитателей, один раз зацепила крупного дельфина и устроила пиршество на карме, тогда меня выворачивало совсем не от морской болезни, да и остальные дамы, ставшие свидетельницами этой неприятной картины, тоже торчали вверх тормашками, а потом и вовсе из кают не выходили, боялись стать обедом для моей змейки. Признаться, я впервые увидела, как она может охотится, в этот момент я осознала, что она грозный хищник, а не милая зверушка. Может из-за её поведения в застенках академии, может из-за лояльности ко мне, но до сих пор в голове не было мыслей, что меня вот так легко, как этого бедного дельфина, могут сожрать.
        После того разговора в каюте Азара, он стал уделять мне много внимания, даже приглашал в фишки поиграть, но портить репутацию и оставаться наедине с мужчиной не стала, хотя очень хотелось. Мы два раза сумели нормально поговорить и не разозлиться друг на друга, что было рекордом. В общем, моя душа цвела и пела, вынужденное сопровождение принцессы уже не казалось мне наказанием, а все благодаря ему, моему возлюбленному.
        Две недели плавания подошли к концу, жители Эргаса перебороли страх и выползли со своих маленьких клетушек, желая получше осмотреть пристань соседнего государства. А посмотреть, признаться, было что. Огромная гавань из белого камня смотрелась шикарно, а люди, встречающие нас, были весьма недурственно одеты, великолепные кони под ними лоснились, стучали нетерпеливо копытами и трясли шелковой гривой. Да, будущую королеву встречают достойно. Специально к этому моменту мне пошили очень красивую амазонку из бежевой ткани. Обтягивающие лосины, длинный, закрывающий попу, жакет с пуговицами из янтаря, белоснежная блуза из тончайшего шёлка, шляпка, закреплённая к высокой прическе так, что сдернуть её можно только с локанами, белые, лайковые перчатки и темно-коричневые ботфорты до колен. Я же студентка академии телохранителей, мне можно показаться в подобной одежде на людях, в юбках на Глашу лучше не залазить, проверено, да и восхищенный взгляд Азара заставил почувствовать себя неотразимой, самооценка взлетела вверх вместе с носиком.
        Ректор решил, что я должна слететь с корабля на Глаше, хотя знает, зараза, что мы не особо тренировались в совместных полетах. Сбрую для неё сделали по типу шлема, благодаря чему смогли избежать такой неприятной детали, как удила, но частично управлять полетом я смогу, достаточно лишь потянуть в нужную сторону, благо, она меня слушается. Седло закрепила тоже заранее, помогал только ректор, других к себе она не подпускала. Как только до причала оставалось примерно минут десять, я забралась в седло и она встала, опираясь на передние лапы, потом поднялась на задние, от чего я вцепилась в луку мертвой хваткой, и взлетела, раскачав корабль.
        В этот раз страха было уже меньше и я могла рассмотреть вид под нами и впереди, но попросила Глашу не отлетать далеко от наших, а то собьют ещё, не дай боги. Она делала ленивые круги вокруг четырёх наших кораблей, показывая себя во всей красе. Наверняка завораживающее зрелище, огромный, сверкающий изумрудным цветом ящер, и хрупкая девушка на нем. Из-за низкой высоты я видела, как приосанились расфуфыренные аристократы Эргаса, причисляя себя к чуду появления виверн, хотя ничего для этого не делали, только тряслись от страха в каютах, боясь лишний раз нос высунуть. Вот павлины то, а. Многие дамы, словно специально, оделись не в родовые цвета, а во все оттенки зелёного, что имелись в их сундуках, но мы сегодня добрые, пусть важничают.
        Наше судно встало на якорь самым последним, ведь принцесса должна покинуть его последним, и через расступившуюся толпу пройти к встречающей стороне, в след за ней приземлюсь я и поеду верхом на виверне, показывая, что у её высочества более, чем достойная, охрана, а по левую руку от неё будет Шейла. Замечательное окружение, одна в прозрачных одеждах, вторая верхов на змее в обтягивающих штанишках, но пусть только попробуют не проникнуться её величием, до румяной корочки поджарим. Глаша ловила настрой и словно знала, что сейчас происходит, когда Селина ступила на подмостку и сделала несколько шагов вперёд вместе с мелкой телохранительницей, мы приземлились на освободившийся участок. Принцесса проявила истинно королевское хладнокровие, только слегка вздрогнула, когда дерево немного дрогнуло от нашего веса, умница же.
        Виверна шагала медленно и важно, ловя на себе испуганные и восхищенные взгляды, даже зубы не скалила, давая проникнуться не ужасом, а величием её персоны, кривляка моя. Мне тоже пришлось сделать величественный вид, показывая себя собранной и в тоже время грациозной. Да, на коне был бы не такой шикарный вид, как на моей девочке. Принцесса остановилась поблизости от встречающего нас высокого и хорошо сложённого мужчины. Он был в годах, лет сорок на вид, но военная выправка делала его великолепным образцом предыдущего поколения. И тут, рядом стоящий с ним щуплый мальчишка, как заголосит басом, чуть с Глашеньки не скатилась от неожиданности.
        — Его величество, король Орилии и близлежащих земель, Вуарих Орильский!  — Да, у них то ли королевство названо в честь правящего рода, то ли правящий род назван в честь королевства, но неудобств от этого никто не испытывает. Главный порт, куда мы прибыли, был прямо в столице, и страха, если кто-то нападёт на них с моря, они рационально не испытывали. Первое кольцо — морское, тут был порт и несколько лачуг для рабочих, остальной город, второе кольцо, скрыт за высокой стеной от возможных морских атак.
        — Её королевское высочество, принцесса Селина Эрихгаунберг со своей кузиной — герцогиней Розалиндой Де'Грин.  — Представлял её низенький и пузатый аристократ, имя которого, к своему стыду, не запомнила. Он не кричал, как глашатай Орилии, но его спокойный и властный голос показал всю важность миловидной принцессы, а вот при своём имени вздрогнула. Это что ещё за шутки? В честь чего и меня то сейчас представили, неужели распоряжение нашего короля и он серьёзно настроен породниться и со вторым принцем? Пришлось кивнуть головой, сделать реверанс, как и принцесса, при всём желании не смогу. Король Вуарих перевёл взгляд с принцессы на меня и его брови поднялись в удивлении вверх, а заинтересованность в его взгляде заставила меня нервно дернуть сбрую, хорошо хоть виверна не приняла это за знак взлетать, а то неловко бы получилось.
        — Я рад приветствовать свою будущую дочь и невесту моего сына, надеюсь, дорога вас не слишком утомила.  — Принцесса стояла прямо, словно палку проглотила, а голос был спокоен и тягуч.
        — О, я тоже счастлива познакомиться с вами, ваше величество, принц Норд очень много хорошего о вас рассказывал. А дорога прошла чудесно, я даже устать не успела.  — Конечно, она то не страдала целую неделю с желудком, в отличии от многих, даже завидно немного.
        — Тогда прошу в карету, принцесса, пора мне показать вам новый дом и представить остальным родственникам.  — Кузина величественно подошла к белой, в золотых вензелях, карете и, как только сам король открыл повозку, благодарно кивнула и величественно села, следом за ней запрыгнула Шайла, ну и мы с Глашей пристроились за каретой, чтобы не пугать лошадей.
        Через огромную, открытую арку, могут заехать одновременно две кареты и не помешать друг другу, а толщина стены поражала, в этом она переплюнула стены нашей академии. Мда, теперь я увидела собственным глазами настоящее чудо, такую даже пушечным ядром не пробьёшь. Глаша рвалась в воздух, сдерживать её было целой проблемой, хоть детенышем её и нельзя уже назвать, но непоседливость и любопытство никуда не делось, пришлось показать мыслеобраз, что взлетим сразу, как только войдём через дворцовые ворота, осмотрим будущие владения Селины, вроде, согласилась. На протяжении всего пути нас сопровождали жители города, приветствуя свою новую принцессу. Я рада была, что выдают кузину замуж в государство, где нет голода и где отличная экономика, а не, к примеру, в северный предел. Сама столица Орилии, Литон, очень чистая, не было видно даже кучек от лошадей, даже интересно стало, это к нашему приезду расстарались, или всегда так. Даже бедняки были чистыми, хоть и в серой, латаной одежде, босоногая детвора с визгом крутились между взрослых и старались выбежать вперёд, чтобы рассмотреть гостей другой страны
получше.
        До дворца виверна лишь немного не дотерпела, с курлыканье взлетела вверх, напугав лошадей и многочисленную толпу людей. Дальше был полнейший шок, она рванула к парадному крыльцу, вышибая лапами пики из рук немногочисленной стражи, что бросились защищать небольшую кучку аристократ. Схватила закричавшего парня в лапу и подбросила вверх. Вот так сижу, а на меня летит неизвестный человек, даже не кинулась отстегивать ремни, которыми обвязывалась во время полёта, не успела бы, только сжалась в спинку седла и приготовилась к удару. Каким образом она умудрилась рассчитать его приземление, не знаю, но субъект довольно таки мягко приземлился в пространство между мной и передней частью седла, только шмякнулся так, что ноги были в одну сторону, по принципу женской езды на лошадях. Меня обняли за шею в попытке не свалиться, но сжали так, что кислород перекрыли. Эта змеюка подколодная приземлилась на крышу какой-то башни и радостно закурлыкала, а у меня уже голова кружилась от недостатка кислорода, еле отцепила пальцы от сбруи и ударила того по спине, хорошо ещё, что невольный пассажир понял, что от него
хотят, и тоже расслабил руки, но полностью не убрал, во избежание, так сказать.
        Наши серые глаза встретились и мне стало дурно. Уж не знаю, виной тому статус похищенного, или нервная встряска, но оторвать взгляд у меня не получалось, а носы чуть ли не соприкасались. Боги, ну за что мне это? Не могла Глаша спокойно появиться, произвела неизгладимое впечатление эффектным явлением своей персоны, а мне теперь страдай. Картина та ещё вырисовывается, я сейчас была похожа на бравого воина, что спас принцессу и держит её в объятиях в ожидании благодарного поцелуя. Самый кошмар, что у меня действительно были шальные мысли, это все гормоны, однозначно. В моем возрасте девушки уже детишек нянчат, а я принцев краду.
        — Это, может по другому сядешь, а то точно женят.  — Парень вздрогнул.
        — Надеюсь, это ты, Роззи, а то Норд меня убьёт, если это не так.  — Я сама выдохнула от того, что подхватили мы не другого братца, Селина бы не простила мне кражу жениха.
        — Слава всем богам, да.  — Он тоже облегченно выдохнул. В себя нас привели крики снизу, если в ближайшее время не спустимся, то нас точно стрелами нашпигуют.  — Сядь нормально, сейчас взлетим.  — Я думала, что он просто перекинет ногу через луку и сядет впереди, но этот засранец с помощью шипа, что был позади, привстал на скользящую спину Глаши и пододвинул меня вперёд, а сам сел позади. Если честно, то я вообще не поняла, как у него так шустро получилось и почему виверна ему позволила подобные телодвижения. Мне даже мыслеобраз целующихся нас отправила, гадина. Возвратила ей почти такое же, только с Азаром, на что получила раздражение и резкий взлёт, мне чуть рёбра в крепких объятиях не сломали. Попыталась объяснить, что сейчас она угробит второго наездника, и полет выровнялся, но хватка не ослабла, постучала по обнимающей руке, но Реус и не думал разжимать тиски, хорошо хоть вниз спустились быстро и аккуратно, а к нам уже подбегал Азар, король и его стражники, благо мой Азарчик успел успокоить монарха, а то голову с плачь бы сняли.
        — Эммм… Я прошу прощения, ваше величество, такого больше не повториться.  — Парень сидел слишком близко ко мне, ведь седло не рассчитано на двоих, и это заметили все присутствующие, его объятия только добавили масла в разгорающийся огонь новой сплетни. Уж хотела порадоваться, что он молча слезет и на этом все, но он, словно специально, забил гвоздь в крышку гроба нашей свободы.
        — А что, мне понравилось, с удовольствием ещё раз полетаю.  — Мне показалось, или король действительно радостно хлопнул в ладоши? Демоны, не показалось.
        — Я думаю, герцогиня Де'Грин не откажется исполнить небольшую просьбу моего сына, да?  — Нервно кивнула головой в согласии. А вот и второй гвоздь.

        Глава 16

        Покои мне выделили просто шикарные, пусть и состоящие всего из двух комнат, да ванной с гардеробной, все таки статус племянницы короля многое может дать. Стены были отделаны лимонной тканью, мягкий ковёр бледно-желтого цвета во всю гостиную и спальню, камин, сейчас не затопленный, балкон с видом на сад, мягкие диванчики, низкий столик возле них, темно-зеленого цвета портьеры. Спальня была отделана в тон гостиной, хотя в ней больше присутствовали желтоватые цвета, нежели зеленые.
        Архитектура замка меня поразила. Сделан он был по принципу амфитеатра, или же достроили его вокруг диковинного сада, размер которого был чуть меньше нашего полигона, красиво, не спорю, но жутко неудобно, пока до второй середины дойдёшь, все ноги стопчешь, и хорошо ещё, что через сад напрямую дойти можно. Над самим садом был огромный купол, местные ученые каким-то образом умудряются тут и зимой тепло поддерживать, хоть в Орилии климат и мягче, чем у нас, но снежок зимой тут все равно не на долго выпадает. Сейчас начало лето, окна на балкон были распахнуты, пропуская в комнату свежего воздуха, а заливистая трель птиц настраивала на благодушный лад, но расслабится и получить удовольствие от отдыха не получится. На вечер, в честь прибытия принцессы Селины, дадут бал, именно поэтому все высшее общество бегает в своих комнатах, как ужаленные, я бы не повторяла за ними, но деятельная и бесстрашная служанка Лия гоняла меня, не хуже маменьки, успевая при этом руководить ещё двумя девушками, посланными мне в помощь. Я сидела у зеркала в огромном халате и терпела завивку волос горячими щипцами, пока у
служанки не дрогнула рука, чуть не лишив меня при этом приличной части волос.
        — Ты что творишь? Больно же!  — Это действительно было больно, хорошо хоть скальп на месте остался.
        — Простите, миледи.  — Девушка отдала инструмент радостной Лие.
        — Миледи, вам цветок прислали!  — Согласно традиции Орилии, мужчина, пожелавшей видишь конкретную даму у себя в спутниках на вечер, должен прислать цветок с запиской, на которую девушка должна дать ответ в течения часа. Если дама согласилась, то цветок вставляется в причёску, а мужчина вставляет точно такой же себе в нагрудный кармашек. В этой стране нет проблем с подобным, это в Эргасе нельзя танцевать с одним партнёром более трёх раз, иначе женят и возрадуются появлением новой семьи.
        Записку разворачивала с трепетом, расчитывая сегодня стать дамой Азара, но от ровных строчек и их содержимого глаза на лоб полезли, ничуть не фигурально выражаясь.

        «Миледи Розалинда, я сражён вашей красотой и смелостью, позвольте же мне пригласить вас на сегодняшний вечер в качестве моей спутницы?
    С искренней симпатией, принц Реус».

        Сказать, что я шокирована, это ничего не сказать, подобного послания от этого парня я никак не ожидала. Нет, его мог и король заставить, но Реус бы выкрутился, разумеется, если бы захотел.
        — Миледи Розалинда, вам ещё один цветок пришёл!  — Возбужденно проговорила Лия. Что ж, вот это уже точно должен быть Азар.

        «Роззи, я хочу пригласить тебя на бал в качестве моей спутницы, жду ответа».

        Вот это понимаю, краткость — сестра таланта, но мог не так сухо написать. Ответить согласием своему возлюбленному я не могла, ибо отказ принцу может вызвать дипломатический скандал, ведь я даже не принцесса, так, герцогиня соседнего королевства, пусть и родственница Селины, поэтому, скрепя сердцем, написала обоим ответы и отправила присланных служанок с конвертами.
        — Лия, только хоть ты не выдирай мне космы.  — Девушка хихикнула и продолжила закручивать мне спиральки, которые после будут уложены в очередное произведение искусства.
        Тут дверь с грохотом открывается и залетает взмыленный принц, посмотрел на нас, приложил палец к губам, прося помолчать, и юркнул под кровать. Переглянулись с Лией, кивнула ей головой, после чего служанка сходила и закрыла двери, ну и продолжила мне украшать голову. Не прошло и пяти минут, как в дверь требовательно постучали, бедной девушке сново пришлось возвращаться и открывать.
        — Да мне все равно, в каком она виде.  — Произнес девичий голосок властным тоном, после чего в спальню ворвалась симпатичная леди. Аккуратная причёска из белокурых волос, вздернутый носик, голубые глазки, алые губки. В общем, красотой с ней невозможно сравнится, и она была бы идеальной, если бы не надменный взгляд и презрительная гримаска.
        — Где Реус?  — Брови поднялись в удивлении, неужели она с таким тоном рассчитывает на правду?
        — Сама потеряла, сама и ищи.  — Со мной в таком тоне ещё не одна леди не разговаривала, даже Рания хоть немного соблюдала субординацию.
        — Мне что, приказать стражникам осмотреть тут всё?  — Либо она непроходимая дура, либо просто дура, но так разговаривать с гостями верх глупости.
        — Миледи, мне позвать охрану, чтобы её выставили?  — Нет, я готова простить Лие некоторые вольности, она сказала это спокойно и уверенно, словно сама выше статусом этой незнакомки, а та от ярости даже покраснела, но потом она сделала непоправимое, дала пощёчину Моей служанке!
        — Да как ты смеешь, я прикажу выпороть тебя прямо возле главного входа дворца, чтоб остальным наука была!  — Я встала с пуфа, резко развернула к себе эту гадину и тоже влепила по холёной щеке, от чего на ней моментально проступил отпечаток.
        — Ещё раз увижу тебя рядом с собой, или Лией, и в этом замке станет на одну леди меньше, я скормлю тебя своей змее, не оставив ни одной улики, ты меня поняла?  — Девушка резко побледнела, подобрала свои юбки и вылетела из моих покоев. Ладошка горела, злость прошла и вернулась способность мыслить. Я ударила аристократку чужой страны и мне это может аукнутся так, что даже и не снилось.
        — Спасибо, миледи, но теперь у вас могут быть проблемы из-за меня.
        — Разберёмся. Реус, а ну, подлый трус, быстро вылезай!  — Я ждала, пока он выползет из под кровати, но он, неожиданно, выбрался из гардеробной, и, обычно весёлый парень, сейчас был зол.
        — Я разберусь с ней, Роззи, на этот раз Дилия перешла все границы.  — Смотрю на него, требую продолжения.  — Она две недели назад каким-то образом пробралась ко мне утром в кровать пока я спал, и, естественно, в этот момент завалилась служанка без стука, а за дверью были и некоторые дамы из высшего общества. Её отец маркиз, и очень богатый маркиз, единственная дочурка которого желает оказаться на троне, вот они и подкупили некоторых действующих лиц, а мой отец только и может сделать, что оттянуть помолвку на максимальный срок, ссориться с этим человеком ему не с руки.  — Я вернулась на пуф и задумалась. Да, парень явно в отвратительной ситуации, с такой дамочкой в жёнах долго не проживешь, сделаешь наследника и отправишься к праотцам раньше времени.
        — А зачем у меня то спрятался?  — Он нагло уселся на кровать и взлохматил себе шевелюру.
        — Да устал я уже, Норд отказывается лезть в это дело, помочь мне некому, а она так и норовит показать всем, что наша свадьба уже решённое дело, не могу же я оттолкнуть её на глазах у всех и потребовать, чтоб не прикасалась ко мне? Тогда меня подлецом выставят, разумеется, сначала соблазнил невинную деву, а теперь за поступки отвечать не хочу. Боги, Роззи, я уже не знаю, что делать.  — Парня было по человечески жаль, но как помочь ему в этой ситуации не знала, да и лезть в чужое осиное гнездо страшно, со своим никак разобраться не могу.
        — Кстати, а что за странную записку ты мне прислал?  — Он сфокусировал непонимающий взгляд на мне, пришлось давать читать приглашение.
        — О, отец времени даром не теряет. Мне положено было пригласить тебя на вечер, все таки кузина будущей королевы, к тому же похожи вы с ней слишком уж, но до такого додуматься я бы не смог.  — Если честно, то его слова неприятно царапнули самолюбие, но у меня есть Азар, так ведь?
        — Что ж, ответ я тебе уже отправила.  — Он хмыкнул.
        — Я уже знаю, именно поэтому и прятался, отец предупредил, что известит тебя о планах на вечер и дал название цветка. Дилия думала, что этот вечер я её, а тут такое.  — Наткнулся на мой недовольный взгляд и состроил умильную мордашку.  — Я и не думал у тебя прятаться, эти покой никто не занимает и думал залечь тут на пару часов, пока буря не утихнет, а тут вы сидите, так что извините за безобразную сцену, гости дорогие, но на этом вынужден откланяться, мне ещё с отцом поговорить надо.  — Кивнула головой и развернулась лицом к зеркалу, пусть разгребает амурные дела с этой ненормальной, а мне ещё к Селине зайти надо.
        На бал выбрала платье вишнёвого оттенка с коротким рукавом и шнуровкой позади, отказавшись от корсета, слишком неприятное предчувствие у меня. На ноги туфельки с максимально низким каблучком, за подвязки короткие метательные кинжалы, обработанные парализующим ядом, шпильки Лия вставляла мне с максимальной осторожностью, ибо они тоже смазаны малоприятным веществом, заставляющим человека видеть то, чего нет. Аккуратный макияж, белоснежные перчатки, в руки бардовый веер и все, можно идти к кузине.
        Селина была прекрасна, голубое платье с белями кружевами делало её морской девой, создавалось ощущение, что платье не из ткани, а из воды с пеной. Длинные волосы были завиты и волной лежали на спине, а пряди от висков убраны на затылок и скреплены заколкой в форме соцветия незабудок, губы были слегка затемнены кармином, а реснички тронуты углём, делая её ещё прекраснее. Да, за такую красавицу и приданного не надо, к тому же она отличается великолепным образованием и умом, в будущем принцесса станет хорошей королевой.
        — Ну, как ты себя чувствуешь?  — Вся её смешливость куда-то делась и она была очень серьёзной, не хотелось бы мне, чтоб Селина потеряла свою энергичность и задор.
        — Замечательно, правда, нервничаю немного, все таки чужая страна и чужой дворец, невольно дурные мысли лезут, что меня не примут.  — Поделилась своими переживаниями принцесса.
        — Ты будущая королева, значит и веди себя так же. Не ты должна им понравится, а они тебе, и, как показывает история, сегодня будут все из кожи вон лезть, чтобы это сделать.  — Она улыбнулась мне благодарно и расслабила пальцы на веере, а то они уже побелели.
        — Может ты останешься в Орилии? Бросай свою академию, мы найдём тут тебе достойного мужа.  — Она цеплялась за любую возможность оставить в чужой стране хоть частичку от своей, но так нельзя, ей править Орилией, а не Эргасом, поэтому я буду только мешать.
        — Прости, дорогая, но у нас с тобой разные пути, твои сделал последний зигзаг и теперь будет ровная дорога, а у меня ещё не все так явно.  — Да, Азар сказал, что будет просить у короля моей руки, вот только неизвестно, что скажет на этот счёт монарх.
        — Если поймёшь, что твоя дорога ведёт сюда, то я с радостью тебя приму в новом доме.  — Не сдержалась и обняла Селину.
        — Спасибо.  — К нам в спальню постучалась служанка и оповестила, что кавалеры прибыли.
        Первое, что бросилось в глаза, это пучок незабудок в нагрудном кармане у Норда, а уж как он смотрел на свою невесту. Честно, я очень рада за них, и то, как они друг на друга смотрят, ни может не восхитить девичью душу. У жениха была голубая рубашка, в цвет платья принцессы, а на Реусе была бледно-розовая, в остальном братья выбрали все одинаковое. Мой кавалер поправил соцветие полевой гвоздики и улыбнулся.
        — Ну, пойдём, что ли, ещё успеете налюбоваться друг другом за свою жизнь.  — Весёлый тон парня развеял обстановку романтичности между влюблёнными, чуть не поколотила его за это.
        В зале, где были накрыты столы у стены, стояло огромное количество цветов, что позволяло присутствующим насладиться не только видом, но и лёгким, ненавязчивым ароматом лета. Разноцветные наряды дам пестрили и соперничали с соцветиями, а их кавалеры отделялись и создавали свои группки по интересам, хорошо, что сегодня будут представлять только самых приближённых к тронам, а то растянулось бы это часа на два, в лучшем случае. Правда, я не очень то и запомнила эту часть, все было немного расплывчато и сумбурно, про запоминание имён и говорить не стоит, а всё из-за спутницы Азара. Кто бы мне сказал, что я буду так сильно ревновать к этой противной блондинке, и это чувство собственности мне совершенно не нравилось. Вот так и получилось, что я ревновала Азара, Дилия ревновала Реуса, Азар ревновал меня, одному Реусу было без разницы на всю эту карусель.
        За вечер мне не удавалось вырваться на танец с ректором, постоянно кто-то дергал и расспрашивал детали о наших с принцем отношениях, и как бы мы с ним не отмахивались, только сильнее укрепляли уверенность в этом. Вот она, разница между нашими странами, попробуй кто у нас в лицо такое спросить и обвинили бы в бестактности, а тут, никакой личной жизни, ещё и за принцессой следить надо было, Шейла не справлялась одна в такой толпе. Демоны, у меня от этой круговерти голова шла кругом, а разорваться не представлялось возможным, но все имеет свойство заканчиваться, и этот день тоже. Селина купалась во внимании и радостно танцевала с женихом, король с любовь смотрел на своих детей и под конец, когда уже все начали кто уходить, а кто уползать, перебравши вина, монарх подозвал меня к себе для разговора.
        — Ну как, понравилась гостить в нашем дворце?  — Начало не понравилось, совсем.
        — Разумеется, ваше величество, комнаты великолепные, как и вид с балкона, спасибо за гостеприимство.  — Сделала неглубокий поклон и выпрямилась.
        — Мне хотелось бы завтра получше рассмотреть твоего змея с Реусом, ты не против?  — Ага, откажи королю..
        — Я буду только рада вас с ней познакомить, ваше величество.
        — Полно, оставь эти величества, мы же почти родственники.
        — Во сколько будем проводить знакомство?  — Нужно ведь узнать, к которому часу выпить валерьянки.
        — Часам к двенадцати, думаю, можно устроить.  — Он отпустил меня величественным жестом, ну а мне ещё Реуса искать, куда только подевался. Селину уже увели дамы в возрасте, им, видите ли, по статусу положено давать советы молодой принцессе, в этот момент я искренне посочувствовала кузине, старушки способны взбесить нравоучениями в кратчайшие сроки.
        В итоге, не найдя кавалера, пошла в комнату одна, не прощаясь с кавалером, за этот день устала сильнее, чем после тренировки у Эльнуизарда. Эх, как там Мариса, у неё наверняка полным ходом идёт подготовка к свадьбе, а я ничем помочь не могу..
        Знаете, что самое обидное? До зала мы шли с принцами, а как попасть назад, никого не волнует, эгоисты. Выбрала примерное направление и пошла, будем надеятся, что удасться попасть в покои без казусов. Поднялась на второй этаж и пошла налево, если кто попадётся на пути, то обязательно спрошу дорогу. Уж не знаю, в какой момент я наткнулась на приоткрытую дверь, ведь бродила уже полчаса по второму этажу, но голосам обрадовалась, хотела уже открыть дверь, но вовремя замерла.
        — Ты давал гарантии, и где они теперь? Виверна у девчонки и уже прошла привязка!
        — Хватит возмущаться, то гнездо все равно слабым было, в горах скоро вылупится новое, нам торопится не куда.  — Голоса были мужскими, один из которых был смутно знаком, но вспомнить его хозяина не получалось.
        — У нас остался год, начнётся затмение и к этому моменту мы должны бить готовы, иначе всё коту под хвост!
        — Ты же говорил, что оно будет через пять лет, олух!
        — Попридержи язык, в каждом расчёте может быть погрешность.  — Собеседники были явно не довольны друг другом, подслушивать становилось все опаснее, на всякий случай достала метательный кинжал.
        — Ты нашёл добровольцев?
        — Естественно, и довольно много, все хотят встать на одну ступень с аристократами.  — И сколько самодовольства в голосе. Вот же, анархисты, и лица то не увидишь, иначе сама могу попасться и не факт, что выживу после этого.
        — Хорошо, я дам знать, как только вылупятся детёныши.  — Сняла туфли, похватала юбки, и побежала. Как говорил ректор, если подслушиваешь, позаботься о том, чтобы на этом не поймали, вот и стараюсь, бегу, сверкаю панталонами, на чём меня и поймал потрёпанный Реус.
        — У тебя, без сомнения, красивые ноги, но не так же их демонстрировать.  — Обиделась, дала в лоб туфлей, и босиком пошла дальше, гордо задрав подбородок, благо кинжал незаметно спрятала.  — Ну, на обижайся, я комплимент хотел сделать.
        — Сделал?  — Буркнула догнавшему принцу.
        — Согласен, вторая часть была лишней. Пойдём, провожу тебя до комнаты.  — Он взял меня за руку и потащил, как на буксире, усердно сопя носом.
        — А куда ты делся, оставил меня там одну, кавалер.  — Мы остановились возле знакомой двери, но руку так и не отпустил.
        — Прости, просто твой жених захотел поговорить, ну и вот.  — Только сейчас заметила, что часть челки закрывает правый глаз, аккуратно убрала волосы с лица и ахнула. На скуле был лиловый синяк, а само место травмы слегка припухло, коснулась пальцем его лица и глубоко вздохнула.
        — У меня нет жениха до того момента, пока кандидатуру не одобрит наш король.  — Парень задорно улыбнулся и подмигнул мне.
        — Что ж, он другого мнения и считает этот вопрос уже решённым.  — Он поправил оторванный манжет, поцеловал мне ручку и помахал на прощание.
        — До завтра, миледи, нам ещё предстоит совместный полёт.  — Весело насвистывая, принц скрылся за поворотом, а я вошла в комнату. Бросила на пол туфли, стянула надоевшие перчатки и двинулась в сторону спальни, пора бы уже снять всё с себя, искупаться и лечь спать. Кое-как распустила шнуровку на спине и толкнула коленом дверь, после чего чуть не завизжала, ловя платье на груди.
        — Вы что тут делаете!  — Лицо горело от стыда, хорошо ещё, что темно было, две свечи на столике у зеркала мало света дают.
        — Жду шебутную невесту.  — Араз поднялся с кровати и подошёл ко мне вплотную.
        — Вы решили меня скомпрометировать? Находится в спальне незамужней леди может очень плохо кончится для самой леди.
        — Хорошая идея, после этого точно всякие принцы вокруг тебя перестанут крутиться.  — Я думала челюсть столкнётся с полом, это сейчас что такое происходит, сцена ревности?
        — Мы просто хорошо общаемся, и нам, можно сказать, по регламенту положено было стать на вечер парой.  — Глаза Азара потемнели, а руки сжались в кулаки.
        — Роззи, я тебя очень прошу, постарайся свести ваше общение к минимуму, делиться своей женщиной с другим не входит в мои планы.  — Вести светскую беседу и держать платье на груди, чтобы не упало, было той ещё задачкой.  — Можешь отпустить, надо же постепенно привыкать к моему обществу.  — Тело бросило в жар от стыда, мне совсем не хотелось начинать это делать прямо сейчас, неправильно это.  — Да и не любитель я лишней одежды.  — Мои руки резко опустили вниз, и платье с шорохом упало к ногам, оставляя меня в тонкой сорочке. Демоны, дёрнул меня черт именно сегодня не надевать корсет.
        — Милорд, вам пора к себе, поздно уже.  — Я закрылась руками, стоять практически обнаженной перед мужчиной, пусть и любимым, было стыдно.
        — Азар, Роззи, наедине зови меня Азар.  — Я только и смогла, что кивнуть головой. Мне приподняли лицо ладонями и поцеловали, нежно, но с уверенностью, что я его. Почему-то в голове появилась ассоциация с печатью, словно мне показали чья я теперь собственность.  — Спокойной ночи, дорогая.  — Он на последок чмокнул меня в кончик носа и ушёл, оставив вместо себя беспокойство. Я хотела его завтра увидеть и рассказать про услышанное, а сейчас увидела, но это совершенно вылетело у меня из головы.
        Перешагнула из упавшего платья и пнула его от досады, не знаю почему, но поведение будущего мужа очень сильно настораживало, как бы меня не заперли после свадьбы в каком-нибудь имении и не заставили рожать детей пачками, как мою маменьку. Под душ залезла в надежде привести эмоции в порядок, но обычно успокаивающая процедура сейчас не исполнила своей функции, хоть пот смыла, и то хлеб. Надела тёплую сорочку и легла под одеяло, что не говори, но в больших замках жить не выгодно, дров не напасёшься, а камень за ночь прилично остывает, лето только началось ведь. Уснула я, несмотря на мысли, очень быстро, чему с утра была очень рада.
        Разбудила меня Лия в десять утра, в последнее время для меня к восьми то встать большая редкость, даже за время путешествия эта привычка не искоренилась, а тут почти в полдень. Завтракала я прямо в гостиной, так как после балов совместных завтраков не делают, все в разном состоянии ложились спать, а похмелье, по себе знаю, те ещё ощущения. Надела свою амазоночку, Лия сделала мне причёску, прикрепив шпильками шляпку, тронула духами перчатки, осмотрела себя в зеркало и стала ждать сопровождение, которое не заставило себя ждать.
        Реус как подгадал с костюмом. Темно-коричневые штаны, ботинки до середины икр, белоснежная рубашка на выпуск и расстегнутся ливрея в тон штанам. Если бы не Азар, точно бы влюбилась, даже синяк затонировал, если не знать, что он есть, никто и не догадается.
        — Доброе утро, красавица, как спалось на новом месте?  — И обезоруживающе улыбнулся. Демоны, с этим красавчиком и голову не долго потерять, даром, что принц.
        — Доброе утро, Реус, уснула замечательно, и спалось так же.  — Не улыбнуться ему очень тяжело, даже не заметила, как сама начала улыбаться.
        — Тогда пойдём, нормально познакомимся с твоей Глашей.  — Ну и пошли.
        Мы весело болтали всю дорогу, принц постоянно шутил и заставлял меня смеяться, но это было ровно до того момента, пока не встретила злющий взгляд Азара, аж споткнулась на ровном месте. Глаша довольно поглощала куски мяса и урчала, греясь под восхищенным взглядом толпы. Эх, а её ещё оседлать надо. Подошла к виверне и радостно обняла за шею, показывая, что соскучилась, она тот час послала в ответ мыслеобраз радости от встречи. Пока затягивала ремни, подошёл и король с приближёнными, пришлось ненадолго оторваться и сделать реверанс.
        — Доброго дня, ваше величество.  — Он улыбнулся так же заразно, как и его сын.
        — Доброго, доброго, красавица.  — Даже манера общения одинаковая.  — А это знаменитая Глаша?  — Змейка аж приосанилась.  — Ну, давайте посмотрим, как она летает.  — Виверна вновь присела, позволяя закрепить до конца все ремни и надеть шлем, но все это время ощущала на себе злой взгляд, источник которого никак не могла найти, ведь граф Де'Лура уже сумел спрятать раздражение.
        — Ну, садись, Глаша не скинет.  — Пригласила я Реуса, но тут пошло не по плану.
        — Он не полетит один, хозяйка змеи ты, Розалинда, с тобой ему и лететь, я не хочу потерять сына.  — Сказал король, а я чуть сквозь землю не прошла.
        — Но седло только на одного.  — Сделала попытку отделаться от такой участи, только с монахом заранее бесполезно спорить, статус не тот.
        — В прошлый раз вы великолепно поместились.  — Послышался скрип зубов, владельца которого трудно не узнать, никому не понравится, когда твоя невеста продолжительное время будет в близком контакте с другим мужчиной.
        — Хорошо… Садитесь впереди, ваше высочество.  — Реус улыбнулся и шустро залез в седло на лежащую Глашу, при этом пододвинулся к задней спинке, теперь уже я заскрипела зубами.  — Не могли бы вы пододвинутся вперёд?  — А он улыбается.
        — Простите, миледи, но меня друзья засмеют, если впереди девушки сидеть буду. Давайте, мы приятно приведём время!  — Искоса посмотрела на Азара и поняла, что кому-то понравилось быть битым. Забралась впереди и ощутила руки на своей талии. Боги, дайте мне терпения. Обвязала нас ремнями и отдала приказ взлетать, но и тут она решила покрасоваться, резко набрала высоту, от чего меня уже полноценно обняли и прижали к подтянутому телу.
        — Реус, ты не мог бы перестать меня так обнимать?
        — Неа, а вдруг я вылечу с седла?  — Из-за потока воздуха нам приходилось кричать друг другу, но молчать тут было невозможно.
        — Ты прикреплён ремнями, никуда не денешься.  — Глаша сделала небольшой вираж, отчего меня вновь покрепче преобняли.
        — Реус!  — Хватка слегла ослабла, но нужного результата я не добилась.
        Вот таким образом мы летали минут двадцать, его бёдра плотно сжимали мои, а спиной ощущала грудную клетку парня, после чего приземлились на том же месте, откуда взлетали.
        Стоило потокам воздуха успокоиться, как народ вновь подошёл к нам, я только и успела, что ремни развязать, а вот вылезти уже не успела. Азар и Дилия, если бы могли, уничтожили нас одним взглядом, вот только Реусу было все равно, тогда как мне не хотелось ругаться с возлюбленным из-за глупых желаний монарших особ.

        Глава 17

        Началась активная подготовка к свадьбе, мне, как дружке невесты пришлось бегать вслед за учредителем и пытаться объяснить ему все пожелания принцессы, ведь сама Селина постоянно пропадала в библиотеке с нанятыми преподавателями. Были примерки, обсуждения цветовой гаммы, оформление свадебной кареты, выбор цветов в бальной зале, ткань на ленточки, поэтому на редкие свидания с Азаром я приходила усталая и нервная, душевные разговоры получались не всегда. О том разговоре в библиотеке я ему сказала, но мне не поверили, сказали, что показалось от усталости, на этот ответ я очень сильно обиделась и целую неделю отказывалась с ним разговаривать. Единственными светлыми моментами в этой свадебной карусели были беседы с Реусом. Парень каждый раз поднимал мне настроение и помогал с вреднючим учредителем, меня этот мужчина слушался только после скандала, спокойную речь он вообще не понимал, а вот с принцем спорить не решался. На вторую неделю подготовки сдали нервы и я разузнала о месте расположения тренажёрного зала, надо хоть где-нибудь выпускать пар, а то сорвусь и покалечу кого-нибудь. В пять утра
проснулась сама, телу требовалась физическая и эмоциональная нагрузка, как бы я не уставала с этими забегами в подготовке, но полноценную тренировку это не заменит. Убрала волосы в высокий хвост, надела свою форму, выполнила утренние процедуры и поспешила в зал, а то к семи часам там начнут заниматься гвардейцы, закрыла дверь и начала бег прямо от комнаты, меньше времени потрачу на разминку.
        Ступеньки пролетали незаметно, длиннющий коридор тоже быстро кончился, потом спуск в подвальный этаж и открытая дверь. Забежала туда и попала в рай, турникеты, брусья, гантели, штанги, метательные снаряды, маты, кукла для битья. Мышцы предвкушающе заныли и я начала медленный бег вокруг зала, хотя очень хотелось взять максимально быстрый темп. Следом были турники, я вволю покрутилась, наподтягивалась и размяла все суставчики, выполнила растяжку на брусьях, и начала молотить набитый мешок, представляя на его месте свадебного учредителя. Удар за ударом, правая нога попала в голову, следом после раскрутки тела туда же попала левой, вновь удары руками во все самые болезненные места.
        — Может, помочь?  — От испугу с разворота ударила подкравшегося, но, как оказалось, мою ногу попросту поймали возле рёбер.
        — Реус, ты совсем с ума сошёл подкрадываться?  — Дёрнула свою конечность на себя и скрестила руки на груди.
        — Может и да, но утоли моё любопытство, у вас боевые искусства входят в программу обучения для леди?  — Демоны! Вот как мне теперь выкручиваться то? Серию ударов, что я провела на манекене, без надлежащей подготовки не выполнить, оговориться, что просто вымещала злость, не получится.  — Да и форма военной академии вашей страны.  — Боковым зрением заметила направленный удар мне в корпус, успела поймать и вывернуть руку нападавшего, коим оказался сам принц.  — И рефлексы наработаны. Кто ты?  — Оттолкнула его от себя и нахохлилась.
        — Ты и так знаешь кто, но ты лучше скажи, откуда в королевском отпрыске Орилии ген телохранителя?  — Наши женщины нередко выходят замуж за границу, но если ребёнок родился не в Эргасе, то никакой дар в нём не проснётся, и чем это обусловленно, никто не знает, и вот вопрос… Какого демона этот ген проснулся в принце чужой страны?
        — А кто сказал, что я родился не в Эргасе?  — Все, тупик, мои извилины отказываются проводить мыслительный процесс из-за недостатка знаний.
        — Норд тоже одарён?  — Парень весело улыбнулся.
        — Неа, я один в своём роде.  — Они же близнецы, если один телохранитель, то и другой должен им быть.
        — Но как же так?  — Парень только плечами пожал.
        — Ну, помощь нужна? С манекеном не так интересно спарринг проводить, как с живым партнёром.
        И началось, я невольно вспомнила профессора Эльнуизарда и ректора, они так же меня мутузили на занятиях, и ведь Реус не на много меня старше, а техника выше всяких похвал. Против него я держалась не больше минуты, как оказывалась на лопатках, потом вставала, получала обидных тумаков и вновь падала, таким образом выпустив пар, я под конец отказалась вставать, никаких сил не осталось, но лежала с улыбкой на губах.
        Вот так я и встречала каждое утро до свадьбы. Завтрак, тренировка, забеги по дворцу, помощь принцессе в примерке свадебного платья, но единственное, что добавилось, это вечерние прогулки с Азаром. Обида немного улеглась и я ответила на его приглашение согласием.
        В тот вечер Лия собрала меня, как на бал, вот и пошла я, вся такая красивая, на встречу с возлюбленным. Ректор тоже расстарался, чёрная ливрея с золочёнными пуговицами, белоснежная рубашка, цветок бордовой розы в руках, очаровательная улыбка на губах. Мы гуляли в саду и наконец-то спокойно поговорили, благоразумно не затрагивая тему наших отношений и даст ли на них разрешение король. В этот день мы вспоминали своё детство и я с удовольствием послушала о его шалостях, а то, как его после каждой провинности запирал в комнате отец с одним лишь учебником истории, напомнили мне наказания от моих родителей, видимо, тактика в обучении детей с геном у них была одна. Внимание этого мужчины горело мою душу, он старался шутить и был очень обходителен, расспрашивал про мои интересы, про семью. О нем я узнала, что он единственный ребёнок в семье, маменька умерла когда ему и года не было, воспитывали нянечки, а когда подрос до понимания кто он, то за обучения взялись учителя и отец, который отличался крутым нравом и обладал поистине генеральскими привычками командовать, он так же был одаренным и погиб в
разведке как раз в тот момент, когда Азар только переехал в Орилию, а хозяйка даже на отпустила его посетить могилу отца и перенять дела. Вот и получилось, что когда он вернулся, управляющий практически весь бюджет разворовал, но за год ректор практически полностью вернул украденное и занялся академией, желая помочь одаренным детям в приобретении знаний и в дальнейшем упростить им вливание в общество и приобретении достойных контрактов.
        С того дня мы сильно сблизились, каждое утро мне приносили маленькие букетики из полевых цветов с запиской, во время общения с учредителем постоянно уходила в себя и тихо радовалась, что этот мужчина теперь мой, а спустя некоторое время он будет моим ещё и перед богами. Сейчас я начала понимать Селину как никто другой, ведь это так приятно, когда любишь взаимно, а тепло в глазах любимого принадлежит только тебе. Вот только Реус все сильнее мрачнел с каждым днём, и как бы я не допытывалась о причинах, говорить он отказывался, списывая все на усталость.
        Последний день перед свадьбой я направилась к кузине на небольшой девичник, мы хотели посидеть и поболтать за бокалом хорошего вина, но себе я дала зарок, что за вечер могу выпить максимум два фужера, несмотря на давность последней попойки, воспоминания ещё свежи, вот только самое противное было в том, что вдвоём нас никто не собирался оставлять, а к назначенному времени гостиная набилась незамужними девицами и началось… Квох-Квох… Я так рада за вас… Квох-Квох… Красивая пара… У меня начала болеть голова уже через час общения с местными леди, но потом было кое-что занимательное.
        — Эх, вам будет очень обидно, если и Реус в ближайшем будущем женится, ведь королевской четой станет та пара, у которых быстрее появится ребёнок.  — Сказала Дилия Селине, мне захотелось прибить мерзавку прямо перед всем честным народом.
        — О, неужели ты рассчитываешь стать женой второго принца?  — Раз кузина ей ничего не сказала, то я молчать не буду.
        — Дорогая, это уже решённый вопрос, осталось только назначить дату. Не стыдно выходить замуж беременной, если супруг отец ребёнка, но у вас ведь ещё не было близости?  — Ну и нахалка, она даже не повернулась в мою сторону, нарочно игнорируя, вот только терпение кончилось уже у принцессы.
        — Сильный наследник появится только в священном союзе, дитя, зачатое в грехе, не может стать достойным монархом в будущем. Если у такого короля мать была слаба на передок, что уж от него хорошего ждать можно?  — Я готова была поаплодировать кузине стоя, так завуалировано ткнуть эту холёную блондинку носом в её похождения ещё суметь надо. Девочки активно закивали головой, явно поддерживая точку зрения Селины, а Дилия, вместе со своими пираньями, поджала губы.
        — Богам все равно на запись брачующихся в книжке, им важна любовь пары, а не глупые обряды.  — Демоны, ещё хватает наглости продолжать спорить, неугомонная, у неё точно слишком густые волосы, потом помогу бедняжке.
        — То-то влюблённый принц от тебя прячется везде, где только можно, да и общество моей кузины, как показывает время, ему гораздо милее. Если честно, я не понимаю, какого это, бегать за мужчиной, наверняка ты все ноги сбила, бедненькая.  — Не ожидала, что Селина может так показывать зубки, но меня она приплела очень зря, некоторые девицы захихикали над шуткой, а некоторые посмотрели на меня с откровенной злостью. Ещё бы, Реус является лакомым кусочком, как же, целый принц, да ещё и красавчик, достойнее партии и быть не может.
        — Ох, все мужчины увиваются за доступными юбками, мудрая женщина это простит, должны же у них быть небольшие слабости.  — Я не поняла, это меня так куртизанкой обозвали что ли?
        — Ну, доступных попользуют несколько раз и потеряют интерес, не так ли, Дилия?  — Молчать я на оскорбления не в моих правилах, к тому же, это не меня нашли в покоях принца поутру, так что помолчит пусть. Ответ на откровенное хамство ей не понравился, вновь послышались смешки от большинства, наверняка от её острого язычка пострадало подавляющее число присутствующих, вот только это большинство и рот боятся открыть против неё, иначе папенька этой гадины в брюликах может худо сделать, но до меня добраться руки коротки, пусть бесится. Блондинка встала вместе с двумя дружками, поздравила с грядущей свадьбой принцессу, и, сославшись на усталость, ушла. После этого вечер потек более размеренно, мы кушали сласти и общались на отвлечённые темы, атмосфера стала гораздо приятнее и я даже забыла, что завтра последний день, а потом с утра после свадьбы будем отплывать, летние каникулы как-то незаметно пролетели, оставив множество приятных воспоминаний. До комнаты добралась достаточно шустро, но небольшое опьянение все таки ощущала, открыла дверь и двинулась к колокольчику, без помощи служанки я сегодня на
справлюсь, но руку перехватили раньше. Резко дёрнулась и накинулась на угол стола, завтра наверняка огромный синяк будет.
        — Тихо ты, чего шарахаешься?  — Я облегченно выдохнула, а то уж подумала, что меня убивать пришли.
        — А нечего так пугать, мог бы и обозначить своё присутствие.
        — Я поговорить пришёл.  — Он отошёл на пару шагов и нервно смял перчатки в руках. Интересно, что такое важное решил сказать принц к одиннадцати ночи?
        — Говори.  — Устало села на диван и откинулась на спинку, ну этот этикет в бездну, устала, сил нет.
        — В общем, если вдруг с женихом ничего не выйдет, или какая другая напасть приключится, можешь смело ехать к нам со дворец, отец не против, всякое ведь в жизни может быть.  — Я пыталась понять смысл его слов, очень активно пыталась, но он ускользал, царство морфея не любит когда думают в его час. Как уснула, не помню, в конце даже мысль появилась, что дружка невесты на свадьбе будет жутко помятой.
        Утром меня разбудила Лия и, несмотря на то, что сдержала данное себе обещание на счёт количества выпитого, все равно чувствовала легкую тошноту и сухость во рту, но после холодного душа и завтрака всё прошло, вот только как в кровати оказалась не помню. К двенадцати нам надо быть в храме Амариты, богини любви, благо пантеон у нас один на весь мир, отличаются только порядком. Тут главной богиней считают Амариту, в северном приделе Сарган, бог войны и охотников, у нас Ваарис, но смысл был один и тот же, ни один народ ничего лишнего не добавлял к силам богов. Сегодня мне придётся особенно трудно, народу огромное множество, среди толпы может затеряться и потенциальный убийца, нам с Шейлой придётся очень туго, ещё есть третья телохранительница, имя которой знает только принцесса, но наше неведение тоже залог её безопасности, вдруг нас поймают и начнут пытать? А тут захочешь, не выдашь, но прикрытые тылы позволяли вести себя чуть свободнее.
        Нежно-зеленое платье без корсета и нижней юбки, на ноги туфли на плоской подошве, за подвязку набор кинжалов, от холода которых привычно вздрогнула, ядовитых шпилек тоже повтыкали гораздо больше обычного, но половина из них была незаметной, на голень кинжал подлиннее, макияж лёгкий, капелька духов и все, полная боевая готовность. На сегодняшний день я буду без кавалера, и за праздничным столом сидеть рядом с принцессой на месте для ближайших родственников, родителей ведь не было, да и пищу пробовать обязана.
        В городе так же будут гулянья, король для этого выделил средств и двадцать бочонков вина из своих запасов, там наверняка будет гораздо интереснее, чем сидеть и слушать поздравления новообразовавшейся семье. Вздохнула, взяла веер, попрощалась со служанкой и пошла в комнаты к кузине.
        Девушка была прекрасной. Высокая причёска из рыжих локонов и шпилек с цветами из алмазов, длиннющая фата, пышное розоватое платье с драгоценными камнями по лифу, утянутый до невозможности корсет, из-за чего казалось, что талию можно двумя руками обхватить и ещё место останется. Сверкающая диадема в форме двух веточек, соединённых друг с другом огромным сапфиром, у неё весь гарнитур был только с этим камнем. Атласные перчатки до середины плеча, на ручке тонкий браслет работы лесных жителей, аккуратный перстень королевского рода Эргаса, которое в храме снимет принц и наденет перстень своего дома, помимо обручального кольца.
        — Миледи, слава всем богам, уговорите её хоть конфетку скушать, в обморок же упадёт!  — Взмолилась служанка. Рассмотрела лицо невесты пристальнее и поняла, что кое-то ну очень сильно нервничает.
        — Доброго дня, ваше высочество, почему не завтракали?  — Девушка скорчила мордашку и тут же кинулась к зеркалу, проверять макияж.
        — Я сколько уж бьюсь, все девушки перед свадебкой нервничают, но не голодать же.  — Глубоко вздохнула, сняла свою перчатку, взяла большую конфетку и проткнула её спицей, что лежала на столе специально для этого, облизнула начинку, не обнаружила яд и попросила кузину повернуться.
        — Рот открывай, ты же не хочешь опозориться и упасть в обморок прямо перед алтарём?  — Принцесса испуганно выполнила команду и активно зажевала, после чего с жадностью посмотрела на вазочку, где лежали сласти. Отрезала кусочек от мармелада и продолжила кормить ту с рук, чтоб исключить малейшую вероятность испачкать кружевное произведение искусства. Вот таким образом нервность проявилась в обжорстве, и если бы не корсет, то от запасов в комнате не осталось бы и следа, дала запить всё это остывшим чаем.
        — Спасибо, даже полегчало как-то.  — Селина улыбнулась, пусть и нервно, но уже прогресс. Время было одиннадцать, пора выходить. Перекинула фату на лицо невесте и дала ей подхватиться за мой локоть, вышли из комнаты и за нами сразу пристроились с десяток стражников, а на выходе позади нас полупрозрачной тенью встала Шейла. В карету принцесса забралась грациозно, и это с условием огромного количества юбок и тканей, так бы я точно не смогла, аккуратно залезла следом и села напротив, а рядом с ней Шейла. Дверь закрыл один из охранников и мы поехали.
        Люди радостно приветствовали принцессу на протяжении всего пути, кидали мелкие монетки и цветы, и если с цветами все хорошо, то одна монетка стукнулась мне прямо в макушку, девушки тоже отбивались от этих подарочков, кто-то даже горсть риса запустил, еле отплевались и стряхнули это безобразие, не по душе мне этот обычай, вот совсем. До храма добрались еле живые и злые, но приходилось радостно улыбаться предстоящему моменту, Селина шла впереди, мы чуть позади, стараясь контролировать окружающую обстановку, хорошо ещё, что никаких происшествий не было.
        У алтаря стоял жених, а рядом с ним место друга занимал Реус. Парни были великолепны в церемониальных костюмах и счастливо улыбались. У жениха были облегающие лосины, ботфорты чуть выше колена, светло-зелёная рубашка у друга, и светло-розовая у Норда, на обоих были хламиды тёмно-синего цвета, расшитые золотой нитью, и если с женихом всё понятно, он знал цвет свадебного платья, то как угадал Реус, оставалось загадкой. Принцесса встала напротив жениха, и мы стали ждать речь храмовика, откинуть фату с невесты можно только после проведения обряда, ведь муж должен искать жену по сердцу, а не по глазу.
        Боги, я еле выстояла всю церемонию, ноги гудели ужасно, хорошо молодожёнам, стоят себе спокойненько на коленях, под которыми были мягенькие подушечки, остальным такой благодати ждать не приходилось, думала потом можно будет немного посидеть и отдохнуть, но не тут то было, я только передохнула в карете на обратном пути, потом нас с Реусом поставили по бокам от сидевших мужа и жены, которые в течении более трёх часов принимали поздравления и подарки, вы представляете? У меня уже радоваться за кузину не получалось, сил попросту не хватало на подобное, ноги болели просто жуть, а ещё и улыбаться приходилось. Кинула взгляд на товарища по несчастью и поняла, что страдаю ни одна я. Боги, простите грешную душу, но я теперь очень рада, что не попала на свадьбу к Марисе и Касандре, попросту не выдержала бы подобного, а отказываться от почётной должности прямо в лицо не способна. Когда и эта часть закончилась, хотелось плюнуть на все и уйти в комнату, требовать от служанок массаж, тренироваться все это время было бы легче, чем вот так изображать из себя статую.
        Наконец, эта часть кончилась и мы прошли в обеденную залу, желудок уже замучил урчать не вовремя, но и тут мне не было счастья, приходилось пробовать то, что выбирала себе принцесса, хорошо хоть глаз у неё падал на то, что мне было по душе. Правда, в тушёной крольчатине нашлось непонятное вещество, быстро дёрнула слугу и потребовала унести блюдо и выкинуть в помойную яму, на что бедный парнишка аж побледнел, верно поняв причину, больше ничего подозрительного не нашла. Вот так и наелась, пока все это пробовала, потом было выступление фокусников и шутов, даже огромных кошек привели на показ в железных ошейниках и намордниках, захотелось самих циркачей посадить на цепь и протащить перед толпой, но остальным нравилось и они хлопали радостно в ладоши.
        Время подошло к восьми вечера и молодожёны отправились в свои новые покои, что являлось началом танцев, но на них можно уже на присутствовать, осталось только проводить до комнат влюблённых и спааать. Реус тоже сразу встал, видимо решил проводить их вместе со мной и Шейлой, но так даже лучше, понадёжнее как-то. Коридор сменялся коридором, лестница за лестницей, внимание понемногу притуплялось, поэтому через силу заставляла себя крутить головой по сторонам. Наверняка Лия уже сложила мой гардероб и приготовила наряд на завтра, к десяти утра назначено отплытие, надеюсь Селина выйдет попрощаться со мной. Обняла на прощание кузину, пожелала им детишек, от чего девушка мило засмущалась и поблагодарила меня, Реус тоже сказал что-то одобрительное брату и мы, наконец, могли идти по своим делам.
        — Ну, ты обдумала мои вчерашние слова?  — Мне поплохело.
        — Ты о чём?  — Он как-то странно посмотрел на меня, но потом улыбнулся.
        — Значит не зря позвонил твоей служанке, мне пришлось тебя в спальню уносить, чтоб уже там переодели.  — Настала моя очередь краснеть.
        — От усталости попросту уснула, все эти забеги по замку за два месяца измотали меня.  — Реус понимающе кивнул. На протяжении всего разговора мы медленно шли в сторону моих комнат, быстро идти не получалось из-за болей в икрах.
        — Я говорил, что если у тебя что-то на получится в Эргасе, или заставят обстоятельства покинуть его, то мы с отцом будем рады тебя тут принять.  — Я примерно понимала, куда клонит его высочество, но своего суженного уже нашла.
        — Спасибо тебе, Реус, я учту. Спокойной ночи.  — Мы как раз остановились рядом с нужной мне дверью.
        — Спокойной ночи, красавица.  — Он быстро чмокнул меня в щёку и поскорее скрылся с поля моего зрения, оставляя в полнейшей растерянности.
        Лия сидела в гостиной и читала под свечкой какую-то книгу, но стоило увидеть меня, как подорвалась помогать и расспрашивать о прошедшей свадьбе, вот только пришлось отмахнуться и пообещать, что все расскажу завтра, даже помыться сил на было, только переодела сорочку и без сил упала на кровать, уснув в ту же минуту.

        Глава 18

        Проснулась я с тянущем ощущением во всем теле, а ноги вообще отказывались сотрудничать с моим мозгом, пришлось заставлять. Лия благоразумно молчала, видя моё состояние, за что я была ей искренне благодарна, да и помогала в сборах шустро. Завтракать плотно не стала, велика вероятность возвращения морской болезни и с ним придётся распрощаться. Надела на этот раз тёмно-зелёную амазонку, хочу на время слиться с Глашей и немного полетать над синей гладью, настроение было на нуле и хотелось одиночества.
        Селина вышла со своим супругом попрощаться с нами, её цветущий вид сложно не заметить, значит первая брачная ночь явно удалась, Реус тоже стоял на ступенях и сиял, а рядом с ним была Дилия, вцепившаяся ему в руку, словно клещ. Обнялась с кузиной и мне в руку сунули небольшую шкатулку.
        — Это подарок, потом откроешь.  — Вновь обняла девушку, благодаря за этот жест, Норд тоже поблагодарил за помощь в организации свадьбы и за охрану его жены, ну а второй принц грубо скинул руку своей спутницы и тоже сжал меня в объятиях. Если честно, то я растерялась, но нашла с себе силы дружественно похлопать его по спине правой рукой, в левой была шкатулка.
        — Отец не смог выйти, болеет, но его дары тебе уже погрузили в сундук.  — Какая в этом была тайна, что он шептал на ухо, не знаю, но после этого он отстранился и весело мне улыбнулся, хотя в этой улыбке чувствовалась фальшь, а кузина с мужем хитро улыбнулась.
        — Спасибо.  — Все аристократы загрузились в кареты, ну а я забралась в седло на виверну, и уже с неё помахала на прощание, после чего резко взмыла в воздух, остужая лицо резким порывом прохладного воздуха.
        Я не понимала причину своего упаднического настроения, душу терзала непонятная тревога, причину которой никак не могла понять. Мариса наверняка уже вышла замуж, любимый мужчина хочет видеть меня в жёнах и будет просить об этом короля, к родителям все равно перед учёбой загляну и помирюсь, я тогда тоже была виновата, что вспылила. Маменька с папенькой до сих пор видят во мне ту девочку, которая хотела благополучно выйти замуж и бесилась из-за наличия гена, они же не виноваты, что я изменилась, да и устои у них, как у обычных приверженцев традиции, поэтому до столицы после порта буду добираться на Глаше, выкрав себе тем самым несколько дней.
        Приземлилась на пристани и нашла корабли с нашими знамёнами, после чего спокойно забралась на тот же, в котором путешествовала в Орилию, рассадка же не изменилась. Поздоровалась с капитаном и залегла в каюте, терзания не хотели отпускать, мне даже не любопытно было, что за дары мне приготовил король, за две недели ещё успею все рассмотреть.
        Спустя два часа вновь началась качка и я благополучно уснула, не ощутив знакомой тошноты. Но выспаться не дали, меня, уже привычно, разбудила Лия и сказала, что Азар ждёт меня у себя, пришлось ополоснуть лицо прохладной водой, прогоняя остатки дремоты, и идти.
        — Здравствуй, Роззи, проходи.  — На небольшом столике стоял заварник, две чашки и миска со сластями, даже второй стул где-то раздобыл, но более крепкий, чем его товарищ.
        — Добрый день, Азар. Ты хотел о чем-то поговорить?  — Мужчина глубоко вздохнул и сам усадил меня за стол, после чего разлил чай.
        — Да… Хотел сделать все в более романтичной обстановке, но мне никак не выпадает случай. В общем, Розалинда Де'Грин, ты согласна стать моей женой?  — Всё, верните меня в реальность, я погрязла в фантазии.  — Ну, так что?  — Ошарашено кивнула головой и протянула ему руку, после чего на безымянном пальце появилось помолвочное кольцо с россыпью изумрудов. Камушки были маленьким и аккуратные, но в этом и была красота, не любитель я крупных камней, да и дамы, обвешанные драгоценностями размером с перепелиное яйцо вызывают ассоциацию с воронами.
        — Конечно, согласна, но король точно против не будет?  — Я очень хотела за него замуж, поэтому жутко боялась решения нашего монарха.
        — За это можешь не переживать.  — Мне ласково провели рукой по щеке, после чего он коснулся подушечкой большого пальца нижней губы.
        — Знаешь, я до сих пор вспоминаю тот случай в начале года. Сначала сшибла меня, а потом заявила, что собираешься за меня замуж. Я потом в себя пришёл только к вечеру, обычно леди пытались разными способами привлечь моё внимание, но вот так, в лоб, ещё никто не действовал, ты прямо покорила меня своей прямолинейностью.  — Я сразу нахохлилась, нашёл, что вспомнить.
        — Покорила, конечно, ты потом издевался надо мной своими придирками и наказаниями!  — Он по доброму хохотнул.
        — Извини, просто бесился, что привлекла меня маленькая девочка, а как общаться с такими, понятия не имел.  — Не выдержала и запустила в него конфетой, но он, естественно, увернулся.
        — Я не маленькая, мои ровесницы уже по второму ребёнку нянчат.  — Меня дёрнули за руку и резко усадили себе на колени.
        — А проказничала, как маленькая.  — Тут не могу не согласится, но ничем другим ответить на его издевательства не могла.
        Сидеть на коленях мужчины оказалось очень приятно, я даже готова признать себя малышкой несмышлёной, ведь чувствовать, как любимый с нежностью гладит по волосам и видеть нежный взгляд, просто невероятное ощущение. Посмотрела на его губы, которое были в опасной близости, и сердце взяло бешеный темп, вспоминая, как они целуют, и я впервые сама поцеловала мужчину, удивив этим порывом не только его, но и себя. Жар вновь затопил тело и судорожный вздох сорвался вместе с дыханием. На коленях я сидела так, что ноги лежали на одной стороне, поэтому пришлось развернуться к нему корпусом максимально допустимо для тела, и его ответ не заставил себя долго ждать. Он прижал меня к себе и взял инициативу, топя меня в океане нежности и ласки. Боги, он сводит меня с ума, не знаю зачем вы создали его на мою голову, но спасибо вам.
        Мужчина резко пересадил меня на кровать и отошёл на безопасное расстояние, оставив меня глупо хлопать ресницами.
        — Прости, Роззи, но тебе сейчас надо уйти, ещё немного, и контроль будет потерян, я ведь не железный.  — Озарение не снизошло, поэтому все так же глупо на него смотрю, но обида уже начала подниматься с глубин души.
        — То есть?  — Я сейчас точно похожа на обиженного ребёнка, даже щеки самостоятельно надулись.
        — Хочешь первую брачную ночь провести здесь и сейчас?  — Осознала, проникалась, и быстро выбежала из каюты под смех Азара. А я ещё, глупая, ерзала на чем-то жёстком, думала он в карман что-то положил, бедром хотела переместить это что-то подальше к внешней стороне бедра, чтоб сидеть не мешало. Лицо пылало от мыслей, что именно я пыталась передвинуть, а потом побледнела, представив, что это жёсткое и длинное должно делать в первую брачную ночь. Это будет моя первая и последняя ночь любви, он меня порвёт и я до смерти истеку кровью! У меня ещё одна причина обижаться на авторов романов.
        У маменьки были такие книги, спрятанные в библиотеке в самом низу дальней полки, я тогда умудрилась упасть именно рядом с ними, запутавшись при беге в платье, ну и прочитала парочку. Там написанно, что ночь с мужчиной дарит ни с чем несравненное удовольствие, вот только в моей голове нет понимания, как от такой штуки можно получить удовольствие? Все таки были права учительница, когда просвещала меня касательно замужества, она говорила, что я должна терпеть, пока муж будет делать ребёнка, это наша обязанность, как женщин. Я передумала замуж! Не хочу я терпеть такие издевательства, даже ради детей! Резко развернулась и побежала назад к Азару, даже не постучалась, когда ворвалась, не ощутив из-за своей силы преграды в вида защелки.
        Всё, я больше не могу. Чувствовать бедром, это одно, но видеть, совсем другое, а это нечто ещё и дёрнулось в мою сторону. Сознание благоразумно меня покинуло, решив устроить психологическую разгрузку, либо же пришло к выводу, что видеть такое мне не положенно.
        В себя приходила тяжело, немного мутило и жутко хотелось пить.
        — Очнулась, нарушительница личных границ?  — Злости в голосе не было, но зато весёлости, хоть отбавляй.
        — Вроде… Пить.  — Разлепила глаза и схватила вожделенный бокал с водой, вот только вернулись воспоминания, и я подавилась.
        — Тише, никто её у тебя не отберёт.  — Лицо вновь начало гореть, хотелось с разбегу спрыгнуть в море и утопиться, чтоб не ощущать этого стыда.
        — Я не хочу за вас замуж!  — Даже не заметила, как вновь перешла на «вы», и меня посетило ощущение дежавю.
        — Вот как? А какова причина?  — Вновь никакой злости, или разочарования.  — Если ты о самоудовлетворении, то не вижу проблем, после свадьбы у меня не будет нужды этим заниматься.  — И улыбка хитрющая. Ну зачем он говорит эти непристойности? Мне уже краснеть некуда, только самовоспламениться.
        — Я не хочу делить с вами ложе, вы меня убьёте.  — Да, все попытки Марисы раскрепостить меня в этой теме провалились, стоило ей начать говорить об этом, как мне становилось неловко до безумия.
        — С чего ты так решила?  — Он поставил бокал на столик и стал ко мне приближаться, но бежать мне было не куда, только лечь назад на подушку, а он, казалось, именно этого и добивался, поставив руки по бокам от моей головы.
        — Вы меня порвёте, я истеку кровью и… Умру.  — Последнее добавила в полнейшем недоумении, мужчина уткнулся головой в подушку между моим плечом и подушкой, все его тело тряслось в самом настоящем хохоте, в котором потонуло моё последнее слово.
        — Боги, Роззи… Прости.  — Он сделал пару глубоких вздохов, чтобы успокоится, причину его смеха я никак не могла понять.  — Ты же видела новорожденных детишек?  — Уверенно кивнула головой.  — И ты знаешь, как он появляется на свет, верно?  — Вновь кивнула, это мне тоже объясняли, но только теперь я сопоставила размеры ребёнка и размеры… Ну, вы поняли, и только теперь мне стало по настоящему страшно, чуть снова в обморок не отправилась. Бедная маменька, как же она мучилась, рожая всех нас?  — Надеюсь, теперь нет вопросов по поводу первой брачной ночи?  — Положительно кивнула, но поняла, что не так, и помотала отрицательно.  — Чудно, потому что свадьбе быть.
        — Я теперь точно не хочу детей.  — Мужчина вновь сделал глубокий вдох и выдох, но тему развивать не стал.
        За всё путешествие я только один раз полетала и размялась с Глашей, мне потом ещё целое путешествие предстоит с ней, но про свою задумку я и слова никому на сказала, а то с жениха станется запереть меня по прибытию в карету, чтоб не дергалась. Наши отношения стали раскованнее, теперь я могу с ним целоваться без стыда, но только наедине, разумеется, и каждый раз таяла, словно шоколадная конфетка на солнце. Лия заметила перемены во мне и как-то раз сказала, чтобы держалась и не разделила ложе с ним до свадьбы, было слегка неловко, но понимала, что говорила от чистого сердца и искренне за меня волнуется.
        В небольшую сумку закинула печенье с вазы, фляжку с водой, связку метательных кинжалов, документы, и мешок с монетами, который оказался в числе даров от короля. Там же оказались два отреза белого и голубого шёлка, стоящие целое состояние, гарнитур из рубинов, шикарное седло и шлем для Глаши. Если бы раньше заглянула в сундук, то тот единственный полет был бы гораздо комфортнее. Селина подарила мне заколку в форме соцветия полевой гвоздики, и этот намёк трудно было не понять, но своего мужчину я уже встретила. Оставила записку на столе, что буду ждать в столице и попросила все сундуки доставить в дом родителей. Оседлала виверну под предлогом полетать, благоразумно закрепив сумку на спину, а потом под крик «стоять!», взмыла в воздух.
        По моим расчётам, примерно за двенадцать часов уже буду столице, это с медленным караваном из аристократ мы так долго добирались до порта, верхом на лошадях можно добраться да трое суток, а уж на виверне и того быстрее. Перерыв сделала только один раз, подкрепилась, пока Глаша охотилась, и продолжили полёт. В итоге долетели не за двенадцать часов, а за четырнадцать, но это тоже результат. Слезла с седла, размяла бедные свои ножки и отправила Глашу во дворец. Как и ожидалось, дверь оказалась закрытой, ещё и подозрительное рычание за спиной было, которое заставило вспомнить полосу препятствий и взобраться на крышу крыльца. Мда, зря меня виверна высадила во дворе, надо было в гостиницу ночевать идти. Перелезла на карниз, а потом и на балкон, где виднелась открытая дверца в комнату.
        Стоило мне зайти в дом, как получила толстенной книгой по голове, чуть сознание не потеряла, только и смогла на интуиции увернуться от следующего снаряда.
        — Рооззии.  — Молодцы, сначала чуть не прибили, а потом радуются.
        — Да отпустите, удушите.  — Девчонки радостно меня обнимали и при этом умудрялись рыдать.
        — Ты пришла, наконец-то, маменька с папенькой испереживались, пойдём скорее.
        — Вы время видели? Завтра поговорим, проводите в свободную комнату, устала с дороги, жуть.  — Девочки переглянулись, подхватили меня под руки, и потащили в неизвестность. Мда, силушка у них растёт по часам, таким темпом они на камне покажут уровень гена гораздо выше, чем у меня. Конечно, если родители наступят на те же грабли, что и со мной.
        Мы остановились возле дверей и забарабанили в неё так, что на этот звук может сбежаться весь дом, а говорить сейчас с родителями я не настроена, только кто меня спрашивал. Дверь открыла взъерошенная маменька с рассеянным взглядом, но как только он проясняется, меня сжали в медвежьих объятиях.
        — Доченька, родная, ты приехала.  — Слезы остановить было просто невозможно, до этого никогда не замечала, что мама очень хрупкая и маленькая, а за это лето значительно состарилась и я корила себя, что стала причиной появления большого количества морщин и лишних седин. Следом выбежал отец и обнял нас обоих.
        — Простите, не знаю, что на меня нашло.
        — Это ты нас прости.  — Мы перебрались в малую гостиную, а девочки побежали будить прислугу, чтобы нам принесли чая.
        — Ох, девочка моя, как же ты похудела. Рассказывай, как Орилия, удачно прошла практика?  — Если честно, то за практику меня обидел только один момент, никто не вспомнил про мой день рождения. У нас совершеннолетними становятся в восемнадцать, но уйти из под опеки родственников можно только в девятнадцать, а объясняют этот закон тем, что за год ребёнок должен адаптироваться в новом статусе и научится нести за себя ответственность, вот только рожают у нас первенцев в большинстве своём в семнадцать лет, и именно поэтому женщины находятся под вечной опекой, сначала семьи, а потом и мужа, не имея даже шанса на независимость, все решают за нас с самого рождения, и как я умудрилась избежать этого, не понятно.
        — Всё хорошо, принцесса удачно вышла замуж за замечательного человека, с родственниками тоже повезло, приняли хорошо, так же как и аристократия. И у меня новость, как только приедет граф Де'Лура, будет подано прошение королю на заключение брака.  — Маменька открыла рот и тут же закрыла, после одновременно с папенькой рассмеялись. Причина такой реакции мне была не понятна, но хоть не ругаются.
        — Нет, все таки хватка ей от меня досталась, дожала таки мужика.
        — А?  — Теперь была моя очередь открывать в изумлении рот.
        — Мы с отцом уже поспорили на эту тему, теперь мне кое-кто должен то колье.  — Скосила маменька взгляд на папеньку.
        — С маркизом Гринвердом мы уже объяснились, он не в обиде на отказ, только попросил сообщить, если ты передумаешь.  — Невольно скривилась, вот настырный то.  — Но твоему графу благоволит король, думаю, разрешение дадут. Кстати, а где твой багаж? И ты что, среди ночи с дворца сюда пришла?  — А вот и скользкая тема.
        — Остальные примерно через неделю прибудут, я на виверне прилетела.  — И улыбка от уха до уха, пока не услышала визг. Подорвалась с кресла и побежала на звук, но картина заставила правый глаз дергаться. Девочки радостно скакали по Глаше и обнимали всё, до чего дотягивались, у маменьки с папенькой, прибежавших чуть позже, чуть удар не хватил.  — Не переживайте, она их не тронет.  — По лицам видела, что не успокоила их, но они постарались взять себя в руки.
        — Так, а ну, марш по кроватям!  — Лисички обиженно посмотрели на отца, но перечить на стали, и медленным шагом побрели в дом, поглядывая на мою змею. Что ж, они истинные носители гена, и если их не отправят учится в академию, то дома ремонт делать придётся неоднократно. Погрозила пальцем Глаше и зашла вслед за родителями, надо не забыть дать приказ слугам, чтоб к утру тушку какого-нибудь барашка купили, ей на день точно хватит. Вновь расселись в гостиной и отдала распоряжения.
        — Милая, ты её потом прокормить не сможешь, денег понадобится немерено.  — Я только поморщилась. Если потом понадобится, перееду в какое-нибудь загородное имение к лесам, чтоб сама себя кормила, но это лишь на всякий случай, держу пари, что монарх с удовольствием будет её кормить, если разрешу иногда показывать её гостям, ещё и сверху приплатит за это. Кстати, о деньгах. Отец Реуса за каким-то демоном всучил мне мешочек с пятью тысячами золотых, а в записке указал, что это за охрану её высочества и за сохранность жизни нескольким дегустаторам. Выложила мешочек на стол, поймав ошарашенный взгляд родителей.
        — Часть на пропитание виверны за неделю, остальное завтра закину на счёт. Вот так, ещё не успела закончить академию, а на шикарное приданное собрала.  — Папенька дрожащими руками развязал верёвку, заглянул, и упал на кресло, держась за сердце.
        — Доченька, пожалуйста, скажи, откуда такие деньги?  — Маменька тоже любопытно засунула свой нос и уронила чашку на стол, хорошо, что она почти пустая была и не разбилась, служанка шустро вытерла лужицу и вновь скрылась.
        — Часть денег за охрану её высочества, остальная часть на счету. Тысячу я оставляю вам, лишними не будут, остальные пусть останутся неприкосновенным запасом, да и за несколько лет там процент хороший накапает. К тому же, через неделю приедет мой багаж, там есть украшения, они мои, а вот отрезы можете смело пускать на одежду девочкам и Ленору, и поверьте, даже за кусочек той ткани столичные модницы способны убить, настолько высока цена, но можете и продать, мне все равно некуда эту прелесть девать. Кстати, как прошла свадьбы Каси?  — Маменька улыбнулась и начала пересказывать.
        Свадьба прошла в столице, жених с родней сами приехали, король дал позволение, как только услышал, что всё по любви, к тому же отказать владельцу конного завода, продающему замечательных коней в том числе и ему, не мог. Проводили прямо во дворце и часть расходов Заарих взял на себя, все таки племянницу женил. С отца он взял расписку, что ни он, ни члены его семьи не претендуют на трон и в случаи смерти его семьи никто из нас не имеет права наследовать, а так как папенька совсем не стремиться к власти, то спокойно все подписал, при этом получив поддержку при открытии своего старого дела. Услышав эту новость, бросилась обнимать своего отца, наконец-то и он исполнил свою заветную мечту. Можете сказать, что я жадная и могла бы сестричкам что-нибудь существенное оставить, но колье никак нельзя, если будет у одной, нужно и другой, и мне не хотелось бы, чтобы они соперничали, а на счёт денег, я и так приличную сумму оставлю, как минимум одной из них хватит на безбедное существование минимум лет на пять.
        На следующий день я закинула четыре тысячи на счёт, получив шокированный взгляд от сотрудника. Ещё бы, женщина вносит такую огромную сумму самостоятельно, а ведь могли бы и ограбить, ну, это он так сказал, но ты попробуй ограбить девушку на огромном, хищном ящере. В общем, теперь у меня в личном пользовании шесть тысяч, можно смело считать себя самой богатой невестой Эргаса, ну, почти самой, но в десятке я точно есть.
        Всю неделю отдыхать не удалось, через четыре дня явился с брачным договором Азар, при этом он был свеж и бодр, а значит, позволение короля все таки получил. Первые мгновения было ощущение, что поймала галлюцинацию, но потом с радостным визгом кинулась обнимать жениха, теперь я могу называть его так официально. От приданного он отказался, но они договорились о какой-то сделке, связанной с перевозками груза, в общем, в то я не лезла, мне это не нужно. Девочки рассматривали моего суженного огромными глазами и потом выдали, что точно учится пойдут, раз там такого жениха можно найти, родителям он тоже понравился. Но главное, что он теперь мой, и только мой. Но его прибытие так же значит, что пора возвращаться в академию, и так уже пятнадцатое сентября, занятия вторую неделю идут.
        Переступала стены академии с радостью, жуть как хотелось поделиться с дружкой всем случившимся, а так же узнать у неё про свадьбу и все ли у них с Эльнуизардом хорошо. Чмокнула жениха в щёку и побежала быстрее в свою комнату, но на подходе сообразила, что занятия то идут, пришлось собирать сумку и топать к расписанию, всё таки второй курс, но уже там хлопнула себя по лбу и пошла в ректорат, писать заявление на выбранную специальность.
        В кабинете ректора не было, отдала бумагу на подпись секретарю и побежала вновь к расписанию послов, но прозвенел звонок на большую перемену, пришлось пересилить себя и всё таки дойти до нужной точки. Так, следующим у нас политика Орилии, прекрасно, теперь можно идти искать свою дружку, которую обнаружила за столиком с близнецами. Меня заметили и Мариса подорвалась со своего места. Уж не знаю, почему мы додумались закричать от радости, но этим мы выразили свою радость от встречи и привлекли к себе внимание всех присутствующих. Крепко обняли друг друга, рассмотрели на наличие изменений и вновь обнялись. Боги, как я скучала по этой девушке, кто бы знал. Села за столик и потребовала подробностей, естественно, нам стало не до еды, мы на перебой узнавали детали лета и мне было радостно слышать, что после окончания обучения она отправляется послом к лесным, ведь это первый случай, когда они пропускают людей за свою границу, видимо, свадьба с одним из них, является веским поводом, да и Эльнуизард, судя по всему, имеет весьма не дурственное положение и титул.
        Был проигнорирован не только обед, но и остальные занятия, мы разместились у меня в комнате и до вечера не могли расстаться, а ведь теперь она живёт вместе с мужем. За меня дружка тоже порадовалась, я же все таки добилась своего. Рассказала ей и про Орилию, и про Реуса, и про полученную в результате практики сумму, южанка же проходила её прямо в академии, отмывала многочисленные стеллажи библиотеки, за стену муж категорически отказался её выпускать на это время, но она, вроде как, и не огорчена этим. Родственники девушки приняли жениха настороженно, ведь у него слишком уж специфическая внешность, да и статус лесного нагнал жути, но попробуй запретить совершеннолетней девушке, к тому же, от приданного он так же отказался, чем неимоверно удивил даже будущую жену. Я слушала о знакомстве родственников и ухатывалась, у моих бы реакция была бы гораздо неадекватнее.
        Когда дружка ушла, я выполнила вечерние процедуры, хотя вновь обходиться без служанки было проблемно с непривычки, но справилась, а на следующее утро пошла на занятия. Группа значительно уменьшилась, из тех, с кем я хоть немного общаюсь, были Черри и Дуг, ну и Мариса, разумеется, хорошо хоть надменная блондиночка оказалась в другой. Первым занятием была политика Орилии, и этот предмет теперь будет каждый день до конца года, изверги, но когда зашёл преподаватель, то мне, почему-то, стало очень неловко, словно я обманула его в чём-то. На меня Лишь старался не смотреть, то и дело акцентируя внимание на ком угодно, но только не на мне. Нет, я понимаю, что он ухаживал за мной и потратил своё время, но ведь ни в чём не обманывала его. Еле отсидела занятие и выбежала в коридор практически сразу после звонка.
        Душа предчувствовала что-то, но старалась погасить волнение, сославшись, что все это из-за профессора и непонятного чувства вины. Историю тоже высиживала, словно на иголках, хотелось как можно быстрее попасть на боевые искусства, присутствие Азара наверняка мне поможет. Собственно, туда я с комнаты, после переодевания, бежала, словно на пожар, вот только глядя на уверенного и любимого мужчину, стало ещё гаже. Мы отрабатывали новый приём, но у меня не получалось, постоянно уходила в себя и старалась разгадать причину этого состояния, даже звонка не заметила, привёл в себя жених.
        — Роззи, что происходит? Ты с Марисой поругалась?  — Отрицательно покачала головой, убедилась, что зал опустел, и кинулась в его объятия. Вдохнула запах его тела, и слегка успокоилась.
        — Прости, не знаю, что со мной. Сможешь отработать со мной этот приём?  — Он лукаво мне улыбнулся и затащил на мат. Ну и начали заниматься, только на долго не хватило, на очередном падении он навис надо мной сверху и жадно поцеловал, ну а я что, ответила с тем же пылом, обнимая его за шею. По венам уже привычно потёк жидкий огонь, заставляя низ живота мучится от сладкой пытки.
        — Ах, вот как! Я тут с ног сбилась, подготавливая все к нашей свадьбе, ношу его ребёнка, а он со студенточками развлекается!  — Тело Азара резко окаменело, он подскочил, помог мне встать и я сразу же посмотрела Рании на живот. На меня словно ведро ледяной воды вылили, все эмоции резко выключились, оставляя пустоту. Сняла кольцо, взяла руку теперь уже бывшего жениха, положила ему на ладонь и сжала. Затравленный взгляд ректора ещё больнее резанул по сердцу, но теперь между нами уже точно ничего быть не может, ребёнок не виноват, что его родители хотели только плотских утех, а не его.
        — Роззи..  — Потухший голос, ссутуленные плечи, но полное понимание ситуации.
        — Простите, профессор, мне нужно подготовится к завтрашним занятиям..  — Любовь забилась в душе раненной птицей, желая вернуться к нему, чтобы меня обняли, чтобы уверили в том, что это всего лишь кошмарный сон, но пришлось пройти мимо ликующей женщины и принять, что всё это реальность…

4 месяца спустя…

        Я стола в белоснежном платье и смотрела на себя в зеркало. Сегодня моя свадьба с маркизом Гринвердом Лишем, и чем дольше я на себя смотрела, тем больше уверялась, что это не моя жизнь, а какой то опустошённой куклы, но ничего, для себя я уже приняла решение и менять его не собираюсь..

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к