Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Фреза Роберт: " Синдром Маклендона " - читать онлайн

Сохранить .
Синдром МакЛендона Роберт А Фреза


        # Убийство, попытка контрабанды, ничем не спровоцированная атака инопланетян - что еще нужно, чтобы окончательно разорить экипаж космического торговца? Тем не менее корабль вырвался из полосы неудач - и сделали это Кен Маккей, отставной офицер Космофлота, и Катарина - очаровательная молодая вампирша, а но совместительству агент Космополиции.

        Роберт Фреза
        Синдром Маклендона


        Моему отцу, который носил индейское имя,означавшее «Сказитель», и который придумал Баки-Бобра; а также моей матери, умершей от рака, когда я писал свою первую книгу,
        - с любовью и благодарностью



        СЛУЧАЙНАЯ ВЕЧЕРИНКА, ИЛИ ЗАСАДА В ПРОМОЗГЛОМ БАРЕ

        Всего через несколько столиков от меня Динки-пианист пытался разучить мелодию «А время идет…», но только безнадежно портил оригинал.
        Я вытащил из чашки бразильский орех и расколотил его колотушкой, позаимствованной для такого случая у бармена. На чашке с одной стороны была наклейка гриль-бара
«Гарцующий пони», а с другой - надпись «Беличий корм».
        Стакан с коктейлем скользнул по столу, дважды крутнувшись вокруг своей оси, и картинно остановился точно у моей правой руки.

        - Привет, Гарри,  - бросил я, даже не глянув в ту сторону.
        Гарри, владелец «Гарцующего пони», оперся локтями о столик, ощутимо дрогнувший под его весом, и довольно ухмыльнулся.

        - Привет, адмирал.
        С ног до головы одетый во что-то ярко-зеленое, Гарри вполне мог сойти за нижнюю половину весьма крепкого дерева. Самые неожиданные части его зеленого костюма были украшены бахромой, напоминавшей листья, но это лишь ненамного усиливало впечатление.
        Я бросил ему орех.

        - Это тебе от странника Маккея, о тучный трактирщик, помнящий свое имя только потому, что люди целыми днями выкрикивают его.
        Гарри почему-то очень любит подобную манеру обращения и ничуть не обижается, когда я так с ним разговариваю. Его лицо разъехалось в разных интересных направлениях.

        - Принято, Кен,  - хмыкнул он, с трудом втискиваясь в стандартное кресло.  - Что они там затевают?
        Я вздохнул:

        - Да уж что-нибудь да затевают, Гарри.
        За три путешествия на Мир Шайлера я провел немало времени в баре у Гарри и вполне ознакомился с наиболее явными его странностями. Я ткнул большим пальцем в потолок.

        - Ты же понимаешь, Гарри… Ты вот величаешь меня «адмиралом», а бродячий корабль, к экипажу которого я имею несчастье принадлежать, скорее может быть принят за межпланетный мусор, чем за судно космического флота, и раз ни моя гражданская карьера в качестве космического странника, ни военная карьера в качестве резервиста, судя по всему, не дают многообещающих побегов…
        Гарри терпеливо слушал. Я махнул рукой:

        - Ладно, оставим это…
        В глазах Гарри проскользнуло глубокое разочарование. Гарри знает, что я - мичман запаса военного флота, и это, видимо, придает мне в его глазах больше веса, чем имеет большинство его клиентов. Гарри обожает все военное, а людей, которые ему нравятся, любит повышать в звании на ранг-другой - в моем случае от мичмана до адмирала. Таков Гарри - несостоявшийся кочегар фотонной топки. Я постарался загладить неловкость.

        - Вот что, Гарри, кинем кости - и я ставлю тебе двойной или ничего не ставлю.
        Мы бросили его игральные кости, и два коктейля были записаны на мой счет.

        - Тебе не стоит так строго относиться к «Шпигату» - не так уж он плох,  - любезно возразил Гарри.

        - Орбитальный мусор ему и в подметки не годится,  - согласился я.
        Он пожал плечами:

        - Я удивился, увидев тебя сегодня. Мне казалось, ты говорил, что вы должны отбыть.
        Я развел руками:

        - Дэви Ллойд Твердобокий поменял решение в четвертый раз за эту неделю, так что мы побудем здесь еще денек-другой. Дэви Ллойд Твердозадый действует мне на нервы немного больше обычного. Хорошо бы он засунул свою трубку в какое-нибудь другое отверстие - просто так, для разнообразия.

        - Это славно, что ты решил заскочить ко мне. А то я уж подумал, что ночка будет совсем скучной. Молодец,  - похвалил он меня, сумрачно глядя на одного из клиентов, которому вдруг пришло в голову, что именно в эту минуту выпивка ему больше ни к чему.

        - Я так мечу кости, что ты еще должен мне приплачивать, когда я к тебе захожу,  - заявил я в ответ.  - Кстати, по дороге я заглянул к Каллахэну, чтобы оценить пивко твоего конкурента, но Элайн О'Дей уже заняла ту сырую дыру по праву старшинства, намереваясь обласкать все, что способно ходить, летать или ползать.

        - Знаешь, Кен, я всегда думал, что экипажи кораблей едины, как песчинки в цементе,
        - заметил Гарри.
        Я вздрогнул.

        - Наверное, ты позабыл об Элайн. Так или иначе, мои сослуживцы не особо норовят залезть друг другу в душу, а О'Дей отнюдь не была бы первой, с кем я бы согласился нести вахту, если бы меня спросили.

        - Ах, вот оно как. Тогда она вряд ли будет и второй, если тебе позволят выбирать,
        - протянул Гарри, явно вспомнив одно из моих немногословных высказываний в ее адрес.  - Я тут приготовил свежую порцию рагу, хочешь попробовать?

        - Нет, спасибо!  - Это чертово рагу Гарри готовит из тех частей бычьей туши, с которыми любой бык согласится расстаться в самую последнюю очередь. Я поспешил взять еще один орех.  - Почему ты раздаешь их даром?
        Гарри так старательно пожал плечами, что «листва» на его костюме чуть ли не ветер подняла.

        - Пакеты, в которых можно было бы продать хоть горстку этого дерьма, стоят больше, чем сами орехи. Я просто прибавляю их стоимость к стоимости спиртного.

        - Ну и как идут дела?
        Гарри грустно покачал головой:

        - Даже затраты не окупаются. Из фермеров в городе никого нет, а на орбите всего один корабль, кроме вашего,  - судно Грызунов.

        - Грызунов?

        - Это в двух световых отсюда. Их планетка по-нашему называется Мир Деннисона. Некоторые их корабли притормаживают здесь по дороге.  - Гарри указал на две темные пушистые кегли, сидевшие в другом углу зала.  - Тот, который побольше,  - важная шишка в консульстве.
        В том, что эти крупные мохнатые существа облюбовали бар Гарри, не было ничего неестественного. Его дыра и в самом деле выглядит как настоящая нора - с потолка свисают муляжи древесных корней, а в развешанных по стенам корзинах растут грибы.

        - Ну и как, нравится ему у тебя?  - поинтересовался я.
        Гарри наклонится поближе.

        - Он жужжит, как пчелка,  - доверительно прошептал бармен.

        - А ты заряжаешь ему двойную цену,  - кивнул я, бросая орешек в его широкую грудь.
        Гарри подмигнул мне и ухмыльнулся. Гарри - мирный парень, он и мухи не обидит, если, конечно, муха сама не нарвется.

        - А у тебя как дела?  - вежливо осведомился он, но тут внимание хозяина заведения переключилось на небольшой беспорядок, учиненный какой-то развеселой девицей при помощи пары высоких табуретов в другом углу бара.
        Динки заиграл что-то, по ритму более подходящее к ситуации, а Гарри отпихнул свое кресло и востребовал колотушку, которой я разбивал орехи.

        - Кен, сегодня я сам себе вышибала, так что мне пора бежать. Да, чуть не забыл - тебя поджидает женщина, довольно приятная, если ты любишь тощих. Она спрашивала о тебе несколько раз. Ты, наверное, очень популярен.

        - Ого?! Это для меня новость.

        - Вон там, в темных очках,  - показал он и заторопился прочь, деликатно прихлопнув по дороге одного из посетителей, который, не обращая ни на кого внимания, развлекался, играя на столе в «ножички».
        Гарри поддерживает в своем заведении весьма интимный полумрак, не мешающий веселым девочкам зарабатывать себе на жизнь, и мне понадобилось некоторое время, чтобы разглядеть незнакомку. Она устроилась в дальнем углу зала с бокалом в руке - в нескольких столиках от двух Грызунов. Пепельного цвета волосы длиной до плеч, черный комбинезон с приколотой на груди большой серебряной бабочкой, изящный носик под овальными солнечными очками, которые даже в этом баре выглядели странновато. Черный цвет очень шел ее стройной фигуре, а еще больше - нежной алебастровой коже. Длинный шрам на левой кисти только подчеркивал эту невероятную белизну.
        Очки были явно не на месте. Наверное, девушка заметила, как я на нее таращусь, потому что улыбнулась, предъявив богатую коллекцию зубов, расположенных гораздо лучше, чем у Гарри.
        Я быстренько заглотал остававшиеся полкоктейля и заложил широкий вираж, обходя разгоравшуюся потасовку, заодно бросил и несколько монет в банку Динки. Добравшись до ее стола, я вежливо поздоровался:

        - Привет, прекрасные глазки! У вас тут не занято?
        Она подняла голову:

        - Отнюдь, космонавт.

        - Кен,  - представился я, надеясь, что и дальше удастся удержаться на неформальной ноте. Как только я припарковался, Динки переключился на что-то медленное и романтичное.

        - Катарина.
        На столе перед ней был разложен пасьянс, еще я заметил, что на крыльях бабочки поблескивают голубые камешки.
        Я не очень силен по части ускоренной съемки девиц. Наверное, она заметила мою неуверенность, потому что снова улыбнулась.

        - Да, я знаю, что должна положить черного валета на красную даму, и, пожалуйста, не рассказывайте, как опасно летать в черную дыру.
        Черные дыры на самом деле вовсе не дыры, никто не летает "в" них, да и сама процедура не опаснее, чем примитивный перелет на челноке. Просто эта байка хорошо зарекомендовала себя, когда надо произвести впечатление на скучающих молодых особ.
        Видимо, ей показалось, что я обиделся,  - ее улыбка стала еще шире.

        - А теперь вы, наверное, припоминаете шуточку Гарри по поводу того, что неплохо было бы сыпануть пару-тройку кило шипучки в чей-нибудь стульчак как раз во время сеанса.
        Я не мог не усмехнуться.

        - Ну да. Я как раз думал, что, если бы такое случилось со мной, мне пришлось бы заложить туда же надувной спасательный плот, чтобы достойно отплатить ему.
        Она усмехнулась:

        - Позвольте заказать вам еще один коктейль.

        - Нет-нет, спасибо.  - Я считаю себя одним из друзей Гарри, а его спиртное предназначено исключительно для клиентов - у Гарри не так уж много друзей, и он ничуть не желает рисковать теми, кто есть.

        - Тогда к делу. Вы Кеннет Маккей, с корабля «Туфля Рустама».
        Я кашлянул.

        - Более известного, как «Ржавый шпигат»,  - прибавила она.  - Вы прибыли на Мир Шайлера четыре дня назад. Ваше второе имя - Эндрю. Вы числитесь в списках торгового флота, являетесь мичманом запаса военного флота и имеете идентификационную отметку на левом колене.
        Я глянул на свои колени, а потом на ее, прикрытые салфеткой.

        - А мои глаза действительно карие?

        - Вы видели «Касабланку»?

        - Все четыре версии, включая ту, которую ставили на лунах Юпитера. Некоторые версии я видел неоднократно, исключая ту, что была поставлена на лунах Юпитера.
        Девушка вновь усмехнулась и, собрав карты, сунула их в маленькую сумочку на поясе.

        - Да, я Маккей, душой и телом перед вами. Откуда у вас такой внезапный узконаправленный интерес?  - осторожно проговорил я.  - Вы ищете корабль?

        - Представьте себе, да.  - Она явно разглядывала меня из-за этих своих темных-претемных очков.

        - Ах, корабль… «Шпигат» к таковым не относится.
        Она и впрямь решила, что это смешно. Но в этот момент на наш стол обрушилось чье-то тело, за коим для пущей убедительности последовала чашка с рагу.

        - Здесь всегда так весело?  - поинтересовалась она.
        Я нашел взглядом Гарри - он как раз сопровождал одного из граждан к двери и даже немного за дверь.

        - Я так понимаю, к полуночи местечко оживляется.  - Пожав плечами, я прибавил: - Но эту тему можно не продолжать.
        Она легонько стукнула мой стакан своим.

        - Договорились.

        - Так какие планы вы возлагаете на корабль?  - спросил я. И темные очки, и оборот, который начал принимать наш разговор, несколько раздражали меня.

        - А как долго вы планируете оставаться на корабле?  - выпалила она, напрочь проигнорировав мой вопрос.

        - Как минимум, еще два месяца, одиннадцать дней и четыре часа, но это никому не интересно.  - Я понизил голос: - Мне кажется, без очков вы выглядели бы куда более соблазнительно.
        Я видел, что она колеблется. Она хотела что-то сказать, но я покачал головой. Тогда девушка сдвинула очки на лоб и отчаянно заморгала. Она не была ни слепой, ни альбиносом, сама судьба свила гнездо под ее веками. В любом случае она была гораздо интереснее, чем любой из клиентов Гарри, и я уже собирался продолжить в том же игривом духе, когда наконец-то осознал, что что-то здесь не так.
        Мне понадобилось несколько секунд, чтобы разгадать эту загадку. При том освещении, на которое Гарри тратится у себя в баре, костюм покупать я бы не стал, но все же смог разглядеть, что зрачки ее глаз и не подумали шевельнуться.
        Я обращаю внимание на подобные вещи.

        - Бабушка, какие у тебя большие глаза,  - протянул я. Что-то уже забрезжило, но я никак не мог собраться с мыслями.

        - Они очень чувствительны к свету,  - осторожно отозвалась она.

        - Бабушка, какая у тебя белая, нежная кожа. Теперь она широко улыбнулась.

        - Хорошая косметика и здоровый сон,  - парировала она с явной неискренностью.

        - Бабушка, какие у тебя большие зубы!  - выпалил я, пытаясь протянуть время, чтобы спасительная догадка пришла раньше, чем я окажусь полным дураком.
        Она смотрела на меня долго и внимательно.

        - Они все еще растут. Все встало на свои места.

        - Понял. Ты - вампир!  - Я осторожно отодвинулся.
        Ее лицо посетило кислое выражение.

        - Синдром Маклендона.

        - Ну я же сказал - вампир!  - Тактичность никак не входит в число моих достоинств.
        Она пропустила это мимо ушей.

        - Что ты знаешь о синдроме Маклендона?

        - Вообще-то совсем немного.  - Хотя восьмичасовая вахта на пару с Элайн О'Дей подвигнет и неграмотного на прочтение «Войны и мира».  - Маклендон развивается под воздействием бацилл, похожих на бациллы проказы. От обычного заболевания этот синдром отличается необычной замедленностью. Как правило, все клетки человека в последний раз полностью обновляются в начале периода полового созревания. В то время как микроб Маклендона провоцирует неоднократную замену клеток в возрасте, когда люди уже вполне взрослые.

        - Достаточно верно.

        - После того как некоторые газетки развопились об этом ужасе, я заинтересовался и прочел доклад Маклендона, кажется, он был в «Медицинском вестнике Новой Англии». Кое-что застряло в памяти. Он описал это заболевание как настоящий источник вечной молодости, имеющий, правда, несколько недостатков: снижение порфирина, сверхчувствительность к солнечному свету вплоть до саркомы кожи, аллергии, которых я не пожелал бы и своей бывшей жене, и еще кое-что.
        Она кивнула.

        - Хотя ты не совсем граф Дракула и тем более не ужасный Влад, благодаря твоему признанию наше знакомство предстает в новом свете. Насколько я помню, Маклендонов микроб воздействует на разных людей с разной силой, и для некоторых его пациентов кровь была единственной пищей, которую они могли удержать в желудке. Читая сноски, я понял, что один или двое наблюдаемых были не очень уверены в том, как они заразились.

        - И?… - спросила она, поставив локоть на стол и подпирая ладошкой подбородок.

        - Ах да. Подозреваю, что если отправлю тебя в санитарную инспекцию, то всего лишь выполню свой гражданский долг,  - закончил я, стараясь, чтобы мой голос звучал достаточно спокойно.
        Моя дама с самым довольным видом подытожила:

        - Меня упекут в карантин на всю жизнь, а тебя - как минимум на полгода.

        - И то верно. Это ведь Мир Шайлера.  - На всем белом свете существует немало мест, где я провел бы полгода с гораздо большим удовольствием.
        Повыбрасывав на улицу вечернюю норму тел, Гарри, пританцовывая, подошел к нам, чтобы заполнить возникшую в разговоре паузу.

        - Ну, как вы тут, голубки?

        - Если скажу - не поверишь,  - предположил я. Гарри подмигнул:

        - Она - что надо, Кен. Я ей все о тебе рассказал.

        - Все?  - удивился я. Гарри кивнул:

        - Аха.

        - Начинаю этому верить. Может, попозже подойдешь?

        - Конечно, конечно,  - ухмыльнулся Гарри и, помахав рукой, отошел.

        - Гарри знает, что ты вампир?  - задумавшись, спросил я Катарину.

        - Нет. Честно говоря, ты - первый, кто догадался.

        - Отлично! Приятно было поговорить, но я не выношу вида крови, тем более своей собственной, к тому же чую - приближается очередной приступ амнезии. Да и мамочка не велела мне болтать с людьми, которых я встречаю в барах,  - поднимаясь, произнес я.

        - Тебе не о чем беспокоиться,  - совершенно серьезно заявила она.  - К этому заболеванию имеют генетическую склонность менее трех процентов людей.

        - Ну да, только Маклендон так и не выяснил, какие именно три процента, а мне что-то неинтересно узнать, насколько мне везет.
        Тонкими длинными пальцами она мягко взяла меня за запястье.

        - Да сядь же! Не укушу. Вопреки здравому смыслу я сел.

        - Обещаешь?

        - Обещаю. Перекрести мне сердце и надейся вбить в него когда-нибудь осиновый кол.
        - Она склонила голову набок.  - Расскажи мне про «Шпигат».
        Сколько вампиров могут похвастаться красивыми ногами и чувством юмора? Я успокоился и начал рассказывать.

        - А что ты хочешь узнать? «Шпигат» принадлежит к классу «Кобольд», имеет тысячу сто метров в длину и пять трюмов. Он был построен на верфи «Блом унд Фосс» на Луне девятнадцать лет назад и достиг своего настоящего плачевного состояния путем медленного, но верного износа. Его капитан, Дэви Ллойд Твердобокий, взял его на аукционе четыре года назад, когда всем стало ясно, что «Звездные линии» полностью обанкротились. С той поры «Шпигат» весьма красноречиво описывается как угроза для безопасной навигации, а точнее - как ведро запчастей, перемещающихся в одном направлении единой кучей. Мы перевозим самые разнородные грузы в такие места, где люди не сразу догадываются о состоянии нашего корабля.
        Катарина кивнула. Я пожал плечами:

        - В условиях неустойчивой гравитации, как здесь, на Мире Шайлера, наше корыто вполне конкурентоспособно. В этот раз, например, мы выгрузили несколько тонн всяких тайских мелочей, а загрузили гуано и какое-то барахло местных умельцев.

        - И с чего же берется прибыль?  - с самым невинным видом осведомилась она.

        - Честно говоря, не так уж она и велика. Я, как пилот, имею большее вознаграждение, чем Дэви Ллойд - прибыли с корабля. После выплаты процентов по кредиту мы получаем долларов десять с тонны.
        Девушка едва заметно улыбнулась.

        - А плата за погрузку вас не разоряет? Я покачал головой:

        - Чтобы отгрузить что-нибудь твердое с малой плотностью, все, что требуется Шайлеру,  - это платформа на стационарной орбите, лебедка, насос и тридцать километров четырехсантиметровой вакуумной трубы. Так что цена подержанного парашюта, на котором товар летит вниз, даже больше, чем мы платим, чтобы засосать что-либо с поверхности.

        - Навоз?
        Я снова пожал плечами:

        - Это равноценный обмен. Мы-то знаем - то, что мы сюда привезли, вообще ни на что не годится. И если жители Шайлера этого пока не знают, так скоро догадаются, потому-то я и думал, что Дэви Ллойд Твердобокий смоется отсюда еще вчера, если не раньше.

        - А Дэви Ллойд Твердобокий?

        - Твердозадый. Он невыносим, даже когда пытается проявить вежливость, что бывает крайне редко. Дэви Ллойд принадлежит к людям, которые являют собой явное исключение из теории о том, что все были сотворены равными. Наш кораблик вполне может летать и сам, что делает его способности «руководить» экипажем просто неописуемыми. Я частенько рассуждаю на темы его словесных и деловых промахов, к пущему удовольствию Гарри - так он узнал немало новых слов, при помощи которых можно всласть поизмываться над клиентами.  - Я пристально посмотрел ей в лицо: - Позволь задать неловкий вопрос - раз вампиру так же трудно пройти портовый контроль, как, к примеру, бывшему убийце, каковым, возможно, ты тоже являешься, как же ты все-таки выбралась в космос? Космонавты, как класс, весьма склонны к предубеждениям против неизлечимых, непредсказуемых заболеваний.
        Катарина вытащила из сумочки на поясе пластиковую карточку и, пустив ее по столу в мою сторону, отвернулась.
        Я поднял писульку. Она оказалась карточкой члена Гильдии космонавтов, точно такой же, как у меня, за одним исключением - там было вытиснено слово «стажер». Она была космонавтом. Я громко присвистнул, глядя на девушку.

        - И ты еще спрашивала, сколько нам стоит отгрузка? Ладно. А как же ты… Черт. Можешь не говорить.
        Она кивнула:

        - Вечерняя школа.

        - Я не мог не спросить. То есть - почему космос?

        - Я решила, что это самая подходящая профессия. Никакого солнечного света. Подходящая температура. Тихо, мирно. Да еще и звезды над головой - романтика.

        - Жилищные условия отвратительные, плата и того хуже, а через полгода вахты вместе с Элайн О'Дей у меня и самого начинают слезиться глаза. Я так понимаю, не все бы согласились, что это самая подходящая для тебя профессия.

        - Когда я начинала работать, у меня еще не было Маклендона. Я заполучила синдром, когда попала сюда, потому и застряла,  - объяснила она.
        Я открыл рот и снова закрыл его.

        - Понял.
        Она улыбнулась и снова посерьезнела.

        - Кен, мне очень нужна работа. Я не собираюсь сгнить в этой крысиной норе.

        - Здесь что, кладбищ нет?

        - Глупая шутка. Если я не уберусь отсюда в ближайшее время, мне придется идти сдаваться. Мне очень нужен корабль.

        - Похоже на правду. Порт и городок Шенекта-ди на чудесном Мире Шайлера богаты на забавы - пьянство, драки и распутство, именно в таком порядке. Но почему ты обратилась ко мне? Почему бы не попробовать наняться к кому-нибудь напрямую?
        Она опять улыбнулась - само очарование - и держала паузу достаточно долго, чтобы я смог понять, насколько идиотский вопрос задал, особенно если принять во внимание, что сам-то я худо-бедно был знаком с Твердозадым. Девушка долго глядела на меня, и я успел оценить все, чего не было у Элайн О'Дей. Потом она спросила:

        - Разве у меня был бы хоть один шанс, Кен? Думал я не долго.

        - Извини,  - протянул я.  - Даже если бы ты горела желанием помочь нам от нечего делать перетряхнуть весь навоз и даже если бы наш капитан захотел тебя взять, в чем я сильно сомневаюсь, наш корабль не предназначен для перевозки пассажиров. Экипаж у нас полностью укомплектован - четыре парня и четыре девочки, хотя иногда и бывает трудновато разобрать, кто из них кто. Нам просто некуда было бы тебя посадить.

        - Но если что-нибудь переменится, ты замолвишь за меня словечко?  - умоляюще попросила она.

«Шпигат», конечно, не подарок, но я и Элайн готов стерпеть, и даже позволил бы вывалять себя в манной каше и вывесить так сушиться, лишь бы не остаться лишних пару минут на Мире Шайлера.

        - Я-то могу, но, имея выбор, Твердозадый скорее оставит меня с тобой, чем возьмет тебя со мной, если ты понимаешь, о чем я. К тому же я сомневаюсь, что мы задержимся здесь больше чем еще на день.

        - Понятно.  - Катарина забрала свою карточку и на обороте салфетки написала свое имя и номер телефона.  - Если вдруг что-нибудь переменится, позвони?
        Я взял салфетку двумя пальцами, силясь вспомнить, обязательно ли надо быть укушенным в шею, чтобы заполучить Маклендона.

        - Можешь смеяться,  - фыркнула она,  - но считается, что у меня есть некое внутреннее зрение. Можно называть это предчувствием.

        - Ну, ладно. Вот что я тебе скажу. Если возможность появится, я тебя не позабуду, но особо усердствовать не собираюсь.
        Она улыбнулась, я тоже улыбнулся. Потом оглядел бар и с тоской представил себе очередной полугодовой период воздержания на корабле. По пути к выходу я высыпал в банку Динки очередную пригоршню монет и обронил:

        - Сыграй-ка «А время идет…», Динки.

        - Еще раз?  - удивился он.
        В глубине зала моя вампирша даже привстала со стула.

        - Да ты, парниша, в первый раз и не сыграл вовсе.
        Я вознаградил ее прощальным салютом и вышел.
        Посетив маленькую комнатку с надписью «Существа мужского пола», на выходе я задержался, чтобы полюбоваться вывеской Гарри. «Гарцующий пони» расположен в доме номер 7 по Эскимо-стрит, аккурат между ссудной кассой и автоматической прачечной, о которой идет весьма дурная слава. С другой стороны ссудной кассы расположилось похоронное бюро, и маленькая табличка указывала: «Мужик в соседнем доме любого поставит на ноги».
        Веселенький городишко Шенектади никогда не засыпает, и я зашел в несколько круглосуточных лавочек за сувенирами, фруктами и прочими местными поделками. Кто-то на «Шпигате» испортил корабельный кофейник, и я купил маленький кофейничек для себя, а также бросил несколько монет в игровые автоматы, стоявшие прямо на тротуаре, чтобы посмотреть - может ли мне повезти еще меньше. Так и случилось, но не сразу. Спустя каких-то четыре часа я сидел со своим сослуживцем Фридо Кандлом в ночном суде местного магистрата, наблюдая, как Элайн О'Дей заканчивает свой выходной.
        Лучше всего Элайн О'Дей охарактеризовал бы набор весьма нелестных эпитетов, приходящих на ум при описании привычек и убеждений невинного поросенка. У Каллахэна, по-видимому, сегодня было скучновато, потому что она в конце концов попыталась уложить какого-то клиента прямо на стол, хотя он и сопротивлялся. Даже на Шайлере это считается подсудным делом. И если бы половина полицейских патрулей городка не осчастливила бы своим присутствием службу - то есть не проводила бы время за стаканчиком в том же баре, все могло бы кончиться совсем плохо. А так бар всего лишь выставил счет за разбитое стекло.
        Судья Осман, ночной полицейский судья, был весьма дородным господином с розовыми щеками и огромными седыми усами, вдобавок во время слушания дела он не переставал улыбаться. После того как пострадавшие подустали проклинать Элайн, он дважды стукнул своим молоточком и сложил руки на груди.

        - Госпожа О'Дей, пожалуйста, встаньте, чтобы выслушать приговор сего достопочтенного суда.
        Защитник Элайн встал и подтолкнул свою подопечную.

        - Госпожа О'Дей, я объявляю вас виновной по многим статьям, которые были вам предъявлены, и по некоторым другим тоже. Присуждаю вам штраф в размере ста долларов в эквиваленте местной валюты за непристойное поведение, еще сто долларов
        - за учинение беспорядков в общественном месте, пятьсот - за оскорбление всех и каждого офицера при исполнении ими служебных обязанностей, десять - за антиобщественное поведение, выразившееся в раздевании непосредственно перед вышеупомянутыми противоправными действиями; эти штрафы должны быть уплачены достопочтенному суду. Также обязываю вас выплатить владельцу упомянутого заведения компенсацию понесенных им убытков, а также возместить материальный и моральный ущерб пострадавшим лицам. Наконец, я приговариваю вас к шестимесячному тюремному заключению за умышленное повреждение частной собственности, предоставляя тем самым вам возможность поразмыслить о своих многочисленных злостных правонарушениях. Вы понимаете меня? Очень хорошо.
        Кандл, один из двух птенчиков, недавно взятых на «Шпигат»,  - он только что закончил обучение,  - повернулся ко мне:

        - Меня всегда убивало, какой разброс в расценках за противоправные действия принят на подобных планетках. А что дальше, Кен?

        - Госпожа О'Дей, пусть ваш адвокат подойдет к столу суда,  - напевно проговорил Осман.
        Я прошептал Фридо:

        - Сейчас он приостановит приведение в действие приговора по тюремному заключению, потом прочтет Элайн нравоучительную лекцию, а она издаст соответствующие звуки, означающие раскаяние,  - ее адвокат сделал уже почти все, только что не дал судье взятку прямо в суде.
        Чего - чего, а раскаяния в голосе Элайн могло бы быть и побольше, как раз в этот момент она выпалила:

        - Ах ты, толстопузое свиное дерьмо!
        Адвокат судорожно попытался зажать ей рот рукой, но слово не воробей. Не стоит говорить такое правоверному мусульманину, да еще в момент вынесения приговора. С лица Османа как будто смыло кукольную улыбку, хуже того - оно сплошь покрылось разноцветными пятнами.

        - О нет! Этого и святой Николай не выдержал бы,  - прошептал Кандл.
        Я глянул вниз - не разверзлась ли бездна под моим стулом. А откуда-то из другого угла зала суда высказалась, и весьма громко, еще один член нашего экипажа, Аннали Макхью:

        - Боже, она же все испортила! Обкурилась до чертиков! Элайн, ты спеклась!

        - Бейлиф, уведите заключенную - она должна отбыть полное наказание, и без послаблений! Суд окончен,  - проскрежетал судья сквозь зубы. Он поднялся и ушел, шурша черной шелковой мантией. Адвокат, который благоразумно взял деньги вперед, тоже исчез.
        Когда мою былую напарницу - в цепях и изодранной одежде - уводили из зала, Фридо крикнул:

        - Эй, Элайн! Можно я возьму твое стерео, пока тебя нет?
        И даже наш Дэви Ллойд Твердобокий - высокий и неповоротливый, словно его вытесали из куска железного дерева тупым топором,  - и тот пришел в замешательство.

        - Вот это да!  - бормотал он, пока мы собирались вокруг. Он был так разозлен, что стал почти похож на человека.  - Вот это да! Начальник порта ни за что не выпустит нас на орбиту, если мы не найдем ей замену.
        Стоявшая рядом с Твердобоким Розали Дайкстра скорбно поддакнула:

        - Даже слепой начальник порта не выпустит такое старое корыто, как у нас, если экипаж не будет полностью укомплектован.
        Как - то я встречался со здешним начальником порта, капитаном третьего ранга Хиро. Может, особым умом он и не блистал, но слепым явно не был.

        - Не сомневайся,  - проскрипела Аннали Макхью.  - Флотские, которых засылают в такую дыру, как эта, слепо придерживаются инструкций, иначе они рискуют застрять здесь навсегда.  - Макхью знает, что говорит, она ж у нас сержант запаса, что наглядно подтверждает желтоватый цвет лица и вечное ворчание. Она оглядела всех нас и спросила: - Ну и где ж мы выкопаем кого-нибудь?
        А Дайкстра так и стояла с открытым ртом - видимо, она никак не могла переварить тот факт, что, оказывается, можно угодить в тюрьму только за то, что ломаешь мебель в баре и дерешься с полицией - она тоже очень любила проводить время именно так.
        Наш греческий хор хранил молчание.
        Второй наш новичок - Вайма Джин Спунер, довольно упитанная девица с постоянным клеймом унылой тоски на лице, Питер Пауль Рубенс, пожалуй, по пьянке мог бы изобразить что-то подобное. А ее вечно ухмыляющийся напарник по вахте, Кандл, выглядел просто тупым.

        - Такие люди, как Элайн, должны иметь при себе лицензию, разрешающую вести себя по-дурацки,  - заявил он, подлив тем самым масла в огонь.
        Макхью свирепо глянула на него:

        - Господи, да если бы я имела право продавать лицензии на глупость на этом корабле, я бы озолотилась, отдавая их по десять баксов за штуку. А ты бы, Кандл, у меня прямо здесь парочку прикупил!

        - Прекратите, вы двое! Это серьезно!  - проревел Твердобокий.

        - Это оскорбление!  - порывисто выдохнула Розали Дайкстра, разглядывая пятна на потолке. Я не совсем понял, кого она имела в виду.
        Единственный член экипажа, которого не было сейчас с нами,  - Берни Бобо. «Бо-бо» в корабельных документах числился как помощник капитана, что очень веселило всех, кто об этом знал. Мы оставили его нести вахту на борту «Шпигата». Что было единственным плюсом в сложившейся ситуации, который приходил мне в голову.
        Я оглядел зал суда и в дальней части его обнаружил мою недавнюю знакомую - она прямо-таки сияла.

        - Черт,  - пробормотал я,  - у нее и впрямь развито ясновидение.  - Поймав взгляд Твердобокого, я вручил ему салфетку Катарины.  - Дэви Ллойд, по счастливому совпадению, вон та дама в темных очках - космонавт-стажер, ей не повезло, и сейчас она ищет работу. Позвольте предложить вам ее кандидатуру, правда с одной оговоркой.
        Он взял салфетку и что-то проворчал. Потом вернул ее мне и прошелся взглядом по ногам Катарины.

        - С какой оговоркой?  - без особого любопытства прорычал он, ну просто сама любезность.

        - У нее синдром Маклендона,  - сообщил я, ожидая, что наступит мертвая тишина.

        - А-а. Если это все - значит, дело решено,  - отмахнулся Дэви Ллойд; видно было, что он совершенно не представляет, о чем идет речь.
        Букет голов вокруг закачался вверх-вниз. Спунер и Кандл внесли свой вклад в торжественность момента, толкая друг друга коленками. Я понял, что мне никогда не удастся постичь всю глубину способностей Дэви Ллойда к творческому идиотизму; мне же и в голову не могло прийти, что статьи по синдрому Маклендона вполне могут и не публиковаться в тех журналах, которые он читает.
        И только брови Макхью сдвинулись к переносице.

        - Погоди-ка, а как она здесь очутилась? Этот синдром Маклендона заразный или что?
        - Аннали Макхью была не очень начитанна, но, похоже, когда раздавали мозги, она прихватила не только свою долю.
        Я выразительно закивал:

        - Или что.
        Дэви Ллойд нахмурился, проявляя именно те качества хорошего руководителя, которые сделали его известным во всей освоенной Вселенной.

        - Так вот, Маккей, твоего напарника посадили, тебе и испытывать судьбу, пока мы не доберемся до Новой Бразилии и не сможем взять кого-нибудь еще.
        Пока я оглядывался в поисках какого-нибудь другого Маккея помимо себя, Аннали Макхью удовлетворенно сложила руки на груди и кивнула.

        - Кен, скажешь девчонке, что она внесена в списки и летит с нами,  - прибавил Дэви Ллойд.  - Я подумываю, что неплохо было бы ускорить наш отъезд, так что мне надо, чтобы она была на борту челнока с вещами через час. Как, ты сказал, ее зовут?
        Я глянул на салфетку. Ее полное имя, написанное аккуратным почерком, было Анна Катарина Линдквист, и черт меня подери, если я буду представлять капитану шведскую вампиршу! Но пока я стоял, разинув рот и подняв вверх указательный палец, мои сослуживцы промаршировали на выход.
        Откуда ни возьмись, за моей левой лопаткой возникла Катарина.

        - Привет, Кен. Если тебя это может утешить, единственный член Гильдии космонавтов, которого я знаю на Шайлере, отбывает здесь пятый год из семилетнего срока за драку в общественном месте и нанесение тяжких телесных повреждений. Боюсь, судья Осман не пожелает расстаться с вашей О'Дей ни за деньги, ни за все иные блага.

        - Похоже, ты все правильно поняла. Ну что ж, добро пожаловать,  - поприветствовал я своего нового напарника, не испытывая никакого восторга.

        - Вот и молодец, Кен. Не хочешь помочь мне собрать вещи?
        Я вежливо отказался:

        - Ведь знал же, что разговоры в баре ничем хорошим не кончаются. Тем более, разговоры с вампирами. Не понимаю, как ты это сделала, но, если когда-нибудь узнаю, шкуру с тебя точно спущу.
        Она поправила выбившийся из прически локон и ласково улыбнулась.

        - Ладно, тогда скажи, почему ты решила поговорить именно со мной? Разве ты не рисковала?

        - Риск был сведен до минимума. Можешь винить во всем Гарри. Он сказал, что ты неплохой парень для отставного вояки.  - Она потянулась, чтобы похлопать меня по плечу, но передумала.  - Еще он сказал, что ты не любишь врать и не любишь людей, которые врут.
        Это было достаточно верно, чтобы я обиделся.

        - Напомни мне послать Гарри букет цветов.

        - Всяк цветок знай свой шесток?  - усмехнулась она. Люди, выходящие из зала, уже косились на нас.

        - Черт, только не каламбуры, я их не выношу,  - буркнул я и вяло пояснил: - Даже если бы каламбуры считались шутками, это все равно были бы самые примитивные формы юмора из всех известных разумным существам.
        Я прямо чувствовал, как за этими черными очками загорелись ее глаза.

        - Знаешь, Кен, мне начинает казаться, что мне понравится лететь с вами,  - промурлыкала она.
        Направившись по авеню Чинко-де-Майо в ее гостиницу, мы преодолели весьма плотный поток граждан, которые не то начинали, не то заканчивали свой трудовой день. Ей понадобилось всего несколько минут, чтобы сложить вещи. Завернув за угол снова на Эскимо-стрит, я чуть не споткнулся, увидев два пушистых существа, бок о бок шагавшие нам навстречу.
        На них были воротнички и манжеты, черные визитки, серые в мелкую полоску галстуки и брюки. На заостренных маленьких личиках сидели широкие солнечные очки. Макушку того, который повыше - около полутора метров ростом,  - увенчивал весьма ненадежный убор, напоминавший метелку из перьев для сметания пыли. Второй был примерно на полметра ниже. На голове его красовался котелок, поля которого были опущены над глазами.

        - Они похожи на тех крошек, что мы видели в баре Гарри,  - прошептал я.

        - Наверное, это они и есть. Хочешь, узнаю?  - шепнула она мне в ответ.

        - Да не то чтобы… - начал я.
        Но моя спутница уже подошла к ним поближе и сделала реверанс.

        - Добрый вам день. Если мне будет позволено представиться, я - Катарина Линдквист, а это мой друг - Кен Маккей. Вы похожи на двух достопочтенных существ, которых мы заметили вчера в баре «Гарцующий пони», и нам интересно, действительно ли это были вы?
        Высокий немного отшатнулся и поправил галстук.

        - Мы и в самом деле были вчера вечером в «Гарцующем пони». Позвольте и мне представиться. Я доктор Бобр, посол 'Пликсси*.  - После чего он представил нам и того парня, который был пониже, произнеся нечто вроде «Чивс».
        Маленький Грызун вытянулся по струнке и провозгласил:

        - Я телохранитель и личный секретарь Его Округлости.  - У Чивса был отрывистый альт, тогда как у Бобра - скорее меццо-сопрано.

        - Очень приятно познакомиться,  - проворковала Катарина, протягивая руку.

        - И мне очень приятно,  - чирикнул Бобр, осторожно беря ее ладошку и изображая поклон, посильный фигуре, имеющей форму пивной бутылки.  - Пожалуйста, называйте меня Баки - я настаиваю. Мы не встречались с вами раньше?
        Он слегка повернул голову к Чивсу, который важно покачал головой.

        - Ну вот,  - продолжал он,  - как говорил настоящий Баки: «Новые друзья подобны солнечному свету поутру. Весь день потом кажется светлым». Мы чрезвычайно рады знакомству с вами.

        - Да-да. Чивс и Баки,  - проговорил я, гадая, быть может, мне тоже стоило сделать реверанс?

        - Дорогой Кен, да?  - спросил Бобр.  - Вы знаете, хотя мы, Грызуны, как вы нас называете, ориентируемся главным образом при помощи зрения, я имею немалый опыт в распознавании обонятельных черт человеческих существ, и сейчас я чувствую, что вы распространяете запах замешательства. Мой нос очень чувствителен.

        - Действительно, Баки,  - промямлил я.  - Я все думаю о ваших именах. Они кажутся мне знакомыми.

        - Ну конечно, так оно и есть. Язык!Пликсси* состоит в основном из отрывистых свистов и смычно-щелевых звуков. Человеческие существа не часто могут оценить поэтическую прелесть нашего языка. В нем есть некоторые звуки, как, например, совершенно очаровательный короткий шипящий посвист в конце слова !Пликсси*, на которые вы, человеческие существа, по непонятной причине вообще не обращаете внимания. Вследствие этого обычно те из нас, кто имеют дело с человеческими существами, выбирают себе человеческие имена. Я лично был крайне очарован сложными философскими и этическими построениями, которыми так богат контекст множества рассказов про Баки-Бобра; вот в его честь я и решил взять себе такое имя.
        Я кивнул. Все это, в общем, было вполне понятно. Помнится, встречал я одного китайца, с которым вместе летал, который просил, чтобы мы называли его Шерман.

        - Кажется, у вас очень интересный язык,  - вежливо заметил я.

        - Весьма и весьма, друг Кен,  - немедленно откликнулся Бобр.  - В английском да и в других индоевропейских языках обозначения реального времени, передающиеся при помощи различных грамматических категорий глагола, и различия между стабильными по своему существу существительными и глаголами, меняющими свое значение, способствовали созданию прекрасной литературы. В !Пликсси*, наоборот, падежные окончания в большой степени зависят от того, виден ли предмет или действие, о котором говорится, говорящему и тому, к кому он обращается, а также от того, является ли происходящее действие постоянным или кратковременным.
        Маленький Чивс издал горлом едва слышный звук и вытащил из кармана большие часы. Когда это не подействовало, он быстро, но весьма красноречиво провел рукой по горлу.

        - Ах да, я почти забыл,  - всполошился Бобр.  - У нас на сегодняшнее утро назначена встреча с начальником порта капитаном Хиро, и мы должны поторопиться, иначе опоздаем. Тем не менее я очень рад был познакомиться с вами и надеюсь, что мы продолжим наше знакомство.

        - Хм-м, разумеется,  - внес и я свой вклад в разговор.

        - Вряд ли,  - возразила Катарина.  - Мы с Кеном улетаем сегодня в космос и, скорее всего, больше сюда не вернемся.

        - Какая жалость. Но, как говорил Баки: «Удовольствие от недолгого разговора подобно свету маяка в штормовую ночь».  - Он подергал носом.  - Странно, я чувствую, что вы двое недавно ссорились. Вы являетесь супругами?

        - Только не это,  - пробормотал я.

        - Жаль. Однако, как говорил Баки: «Некоторые люди слишком тактичны, чтобы жениться». От своего имени и от имени Чивса я должен сказать вам, что мы были счастливы познакомиться с вами и я скорблю, что наше недолгое знакомство должно завершиться так внезапно.
        Чивс крепче сжал локоть Бобра, приподнял свой котелок и изобразил легкий поклон. На сем они и удалились.
        Глядя им вслед, я заметил, что задние швы у них на брюках немного расходились в стороны, выпуская маленькие рудиментарные хвостики, похожие на медвежьи. Бобр весьма легкомысленно помахивал своим хвостиком.
        Я посмотрел на Катарину.

        - Баки-Бобр?

        - Ты разве не читал рассказы про Баки-Бобра?

        - Конечно читал. Я прочел все одиннадцать томов, но мне тогда было всего девять лет. И почему я не прочел свой гороскоп на это утро? Интересно было ли там что-нибудь подобное?

        - Мне больше всего понравилась сцена с карманными часами. Я сразу вспомнила «Алису в Стране чудес»,  - мечтательно проговорила Катарина.
        Я закашлялся и, повернувшись, чуть не налетев на тщедушного парня, который помахал перед самым моим лицом связкой бус.

        - Эй, мужик, тебе надо купить бусы. Ручная работа, очень красивые. Смотри, какая текстура,  - затараторил он, сунув свой товар мне прямо под нос. Волосы у парня были подстрижены очень коротко, и, похоже, при помощи геля он поставил их торчком. На нем были сандалии, солнечные очки с широкими дужками и лиловый балахон-дашики, за который на более цивилизованной планете его бы давным-давно арестовали из одних эстетических соображений.

        - Сначала Белый Кролик, а теперь вот Шляпный Болванщик,  - вздохнул я, ни к кому конкретно не обращаясь. Из-за такого обилия черных очков я скоро мог стать совершенным параноиком.  - Послушай, нет, спасибо. Мне не нужны бусы.  - Я двумя пальцами немного отодвинул его, чтобы, оказавшись на некотором удалении, дать понять, что хочу закончить разговор.
        Но парнишка опять чуть ли не вплотную придвинулся ко мне.

        - Нет-нет! Такие бусы! Вы же козмонавт? Вы похожи на козмонавта. Вы идете на свой козмический корабль? У вас красивая госпожа, как же вам без бус. Отличное качество, и только для вас отдам задешево.  - Одним быстрым движением он накинул нитку мне на шею, и я был вынужден обратить внимание, что совсем недавно он ел лук.
        Катарина стояла рядом, тихонько веселясь. Я взял парня за руку, стянул бусы с шеи и вложил их ему в ладонь.

        - Да, я космонавт. Да, я должен успеть на свой космический корабль. Нет, мне не нужны бусы. Особенно именно для этой дамы. Тем более от тебя. Даже задаром. Даже если ты мне приплатишь. Сейчас как раз подходящее время, чтобы разозлить меня. Читай по губам: «Нет! Бусы - нет!» - Я вытер руки о штанину и повернулся, чтобы уйти.
        Парень аж подпрыгнул на месте, выкрикивая страшные угрозы. Я оглянулся в поисках Катарины и потому вовремя заметил, как она скользнула за спину парня и, надавив ему левой рукой на плечи, правой заломила его руку за спину.

        - Ну все, Клайд, повеселились и будет. Теперь верни благородному господину кошелек, который ты взял.

        - Благородная леди, не знаю, о чем вы говорите, честное слово… О-о! Больно!  - заверещал Клайд.

        - Думаю, для этого и делается,  - заметил я.  - Ого, эта штука и впрямь похожа на мой бумажник.
        Катарина радостно улыбнулась и усилила давление.

        - А теперь, Клайд, верни джентльмену бумажник, или мы проверим, удастся ли тебе твоими ловкими пальчиками почесать макушку со стороны спины.

        - Меня зовут не Клайд… Ой!

        - Если тебя зовут не Клайд, предлагаю быстренько поменять имя,  - ухмыльнулся я, забирая бумажник из его слабой руки и пересчитывая наличные.

        - Клайд! Рад был познакомиться с вами, господа! Извините за недоразумение… Ой!
        Утренняя толпа обтекала нас, ничуть не интересуясь происходящим.

        - Как здесь наказывают карманников?

        - Согласно реформированному исламскому закону, кажется, на первый раз они делают предупреждение. На второй раз отрубают руку. Так, Клайд?
        Скрюченный Клайд закивал так рьяно, как только мог в сложившихся обстоятельствах.

        - У тебя не было первого предупреждения, а, Клайд?  - промурлыкала Катарина.
        Клайд начал немного потеть.

        - Ну, было. Они меня взяли. Это была сущая пытка. Эти копы, они меня просто невзлюбили.

        - Понимаю. А мы?  - поинтересовался я.

        - Эй, мужик, мне нужен только один шанс, чтобы исправиться. Вы меня отпускаете, и я ни на шаг не отклонюсь от прямого пути всю оставшуюся жизнь. Никогда даже и не посмотрю ни на чей бумажник. Честное слово, милая дама. Вы меня отпускаете - я вам тогда даже бусы подарю. Я больше так не буду.

        - Как ты думаешь?  - спросил я Катарину.

        - Ну так и быть, в последний раз.  - Она придала ему должное ускорение коленом.  - Послушай, Клайд, мы с этим благородным господином должны успеть на десятичасовой челнок, чтобы добраться до «Ржавого шпигата». Если ты попадешься мне на глаза до того момента, как мы погрузимся в челнок, тебя точно прозовут Одноруким.

        - Эй, господин, благодарю тебя от самой глубины сердца и до кончиков ног. Благодарю ваших матерей и отцов. Благодарю незамужних тетушек ваших бабушек… - завел Клайд, отбивая поклоны на улице.

        - Эй, забери-ка,  - фыркнул я и, размахнувшись, бросил ему бусы.  - Главное, держись подальше от глубины моего кармана.
        Мы убедились, что Клайд полностью исчез из поля зрения.

        - Были у меня деньки и похуже, но трезвее - не было,  - заявил я.  - Кто из нас притягивает психов - ты или я?
        Катарина ничего не ответила, она просто взяла меня под руку, и мы возобновили наше движение по улице.

        - Как ты ловко управилась. Наверное, мне надо быть с тобой полюбезнее. Где ты этому научилась?

        - Да так, там и сям. Может, зайдем кой-куда? Мне надо кое-что прикупить,  - предложила она, указывая на какой-то довольно неказистый магазинчик, который только что открылся. Она ухитрилась провести там целых полчаса, да так ничего и не купить, но я решил, что еще и задолжал ей. Потом мы зашли в цветочный магазин, который работал круглые сутки, и я отправил Гарри букет увядших петуний.

…А ВОТ И ПЛОХАЯ НОВОСТЬ - КАПИТАН ХОЧЕТ ПОКАТАТЬСЯ НА ВОДНЫХ ЛЫЖАХ

        После того как мы собрали Катаринины вещи, разобрались с Клайдом и убедились, что цветочник не выписал мне счет за розы на длинных черенках, мы оказались в числе последних, прибывших на челнок. Дэви Ллойд ждал у переднего шлюза, по лицу его гуляла обычная гримаса нетерпения.

        - Черт тебя подери, Кен!  - взорвался он.  - Я же сказал, чтобы ты не опаздывал!

        - Эй, остынь, дядя,  - бросил ему пилот челнока,  - я еще только через пятнадцать минут начну отсчет к старту.
        Дэви влетает в копеечку возить нас на челноке на планеты для отдыха и развлечений и забирать обратно, но это условие особо оговорено у нас в контрактах, и только это удерживает нас от того, чтобы не разодрать корабль на части.

        - Ну и к чему тогда торопиться?  - осведомился я.
        Не обращая больше на меня внимания, Твердобокий первым делом разузнал у Катарины, как ее зовут, и пустился в приветственную речь, то и дело поглядывая на часы, а мы тем временем заталкивали на борт ее пожитки.

        - Привет… э-э-э… Линдквист? Добро пожаловать на борт нашего корабля. Меня зовут… э-э… Дэвид Ллойд Твердобокий, и я - капитан. Вы… м-м… уже знакомы с Кеном. Вы… э-э… будете его напарником по смене.  - Он потер подбородок, избегая глядеть ей в глаза.  - Кен, хм, рассказал нам о вашем… э-э… случае. Хм, мы постараемся, чтобы вы получили наилучшее лечение, как только мы доберемся до Новой Бразилии. Тут вот есть… м-м… некоторые вещи, которые вы, я надеюсь, поймете. У меня хороший и удачливый корабль. Если какая-то проблема - сообщите Берни, а он уж даст мне знать. Все правила по управлению кораблем записаны в Стандартном Рабочем Руководстве. Вам следует прочесть их и запомнить. А-э-э… что-то не вижу здесь копии. Где Берни?
        Бо - бо был, естественно, там, где мы его и оставили, -на борту корабля.
        Пилот челнока не обращал на нас никакого внимания. Аннали Макхью и Розали Дайкстра вместе со Спунер и Фридо Кандлом давно уже сидели на своих местах, разглядывая от нечего делать параметры старта нашего транспортного средства. Мои сослуживцы и так не были общительными людьми, теперь же они и вовсе всячески давали нам понять, что считают одного из нас или даже обоих разносчиками по меньшей мере чумы, что само по себе было не так уж неверно. Дайкстра подняла глаза от пульта.

        - Берни по-прежнему на корабле.

        - А где СРР?

        - Здесь нет. К тому же Берни новый вариант еще не дописал.  - Вообще-то Дайкстра была тихой женщиной, но выглядела не хуже футбольного защитника и потому особо с Дэви Ллойдом не церемонилась.
        Твердобокий надулся:

        - Что значит - еще не написал новый? А со старым что случилось?

        - Старый испортила Аннали,.  - фыркнула Дайкстра.
        Аннали Макхью недовольно проворчала нечто, что должно было означать объяснение.

        - Ну что ж… Э-э… Кен расскажет вам, каковы наши стандартные рабочие процедуры. Вы с ним будете нести вахту вместе. Ну, и как я уже сказал, добро пожаловать, а если есть проблемы, обращайтесь с ними к Берни.  - И наш капитан тяжело прошел к креслу.
        Макхью подняла голову:

        - Не обращайте на него внимания. Он просто разозлился, что у нас семьдесят килограммов лишнего веса, считая вес ваших вещей. Мы еще не вывесили новое расписание вахт, но вы будете вместе с Кеном. У вас есть около двадцати минут, чтобы привести себя в порядок, прежде чем начнется ваша вахта.
        Вахты на «Шпигате» длились по восемь часов, по три дня подряд из каждых четырех. Когда мы уселись, я сказал Катарине:

        - После вахты помогу тебе выбросить барахло Элайн. Потом можно будет попробовать окурить ее комнату дымом.
        Она улыбнулась своей едва заметной кривоватой улыбкой, которой я уже начал побаиваться.

        - Много званых, да мало изгнанных? Я прикрыл лицо ладонями:

        - О Господи. Это даже не смешно.

        - Знаю.  - Она похлопала меня по руке.  - Зато наповал.

        - Твои сослуживцы узнали, что ты вампир, до того, как уволили тебя, или после? Я все никак не могу вспомнить - на каком корабле, ты говоришь, летала?

        - Вообще-то,  - мурлыкнула она,  - я и не говорила тебе, Кен. Да и не скажу.  - На сем разговор закончился, а челнок взлетел.
        Мы, как всегда, подходили, экономя топливо на каждом маневре. Я видел, как Катарина пристально вглядывается в обзорный экран, на котором уже появился «Ржавый шпигат». Там не на что было смотреть. Его построили по типовому проекту, чтобы избежать лишних расходов, и больше всего он походил на коробку для ботинок, летящую в открытом космосе. И хотя сейчас он был не в лучшем виде, ионизированное покрытие на обшивке все еще было заметно - его нанесли еще на верфи, чтобы обозначить трюмы. Трюм номер один был самый маленький и располагался сразу под жилыми отсеками. Трюмы два, три и пять протянулись вдоль всего корабля - они были предназначены для перевозки крупногабаритных грузов, а номер четвертый был разбит на несколько частей, и туда сваливали все остальное. «Шпигат» представлял собой старую потрепанную посудину, тронутую молью, но все же он был нашим домом.
        Когда мы перешли на борт, я проводил Катарину в берлогу Элайн и оставил ее решать, откуда лучше всего начать уборку.
        Сам же я по-быстрому принял душ. Потом, лихорадочно вспоминая все, что когда-либо читал о вампирах, надел большой нательный крест и заглянул на камбуз, чтобы прихватить несколько зубчиков чесноку.
        Когда я появился на мостике, Бо-бо уже исчез, а Катарина проверяла приборы на панели управления.

        - Привет, Золушка. Твой экипаж ждет тебя,  - поздоровался я, садясь в соседнее кресло пилота.

        - Хочешь, чтобы я повела?  - спросила она и улыбнулась, увидев распятие. Через несколько секунд ее вырвало - от чеснока.

        - Извини,  - пробормотала Катарина,  - наверное, это аллергия. Вот уж не думала, что чеснок так на меня подействует.

        - Ничего-ничего, мне эта твоя рубашка совсем не нравится,  - утешил я девушку и, вытащив платок, с немалым удовольствием промокнул некоторые интересные места. Да что уж там, ты либо доверяешь кому-либо, либо нет. Она взялась за управление, а я подыскал неплохое местечко для рубашки и чеснока - в мусоросборнике.
        Мы привели себя в порядок, и я, шлепнувшись на место, уже более пристально осмотрел свою напарницу. Она была хороша, гораздо лучше, чем я ожидал. Работа по управлению старым кораблем в основном заключается в том, чтобы следить - не вышла ли из строя какая-нибудь важная часть оборудования, а на таком старом ведре, как
«Шпигат», это не так-то просто. Катарина же явно знала, что делала.

        - Хм, здесь и впрямь требуются по меньшей мере двое, чтобы заставить эту консервную банку работать. Вы не думали поставить корабль на текущий ремонт?  - спросила она, не прерывая предстартовой подготовки.

        - Мы даже думали устроить капремонт. На самом же деле давным-давно нужно разобрать все, что есть, и провести полную модернизацию

        - И?
        Я пожал плечами:

        - Дэви Ллойд едва успевает расплачиваться за обслуживание и выплачивать взносы по закладной.

        - Ясно. А что будет, если доходы и вовсе сравняются с расходами?

        - Думаю, рано или поздно сломается что-нибудь такое, что Деви не сможет починить. Надеюсь, тогда у меня уже будет новый корабль.

        - Ого!  - Она запустила программу проверки исправности оборудования.  - Кен, мне вовсе не хочется придираться, но, судя по твоим словам, тут все скреплено картонными заклепками и жевательной резинкой. Я не очень уверена, но, кажется, ваш глушитель вибрации работает не совсем хорошо. Мне проверить его?

        - Разумеется. Может быть, ты и права. Мы его разберем, когда выйдем с орбиты. Похоже, когда Берни уходил, все индикаторы горели зеленым. Сейчас пока ничего не краснеет, да и стандартные параметры он нигде вроде бы не менял. Ты видела Берни?

        - Чуть-чуть. Он мне напомнил тощего Санчо Пансу. Он очень торопился покинуть мостик.

        - Берни, по прозвищу Бо-бо,  - самый настоящий ипохондрик. Он собирает всевозможные панацеи, чтобы лечить разные воображаемые недомогания. Даже друзья считают его психоневротиком, поэтому нетрудно представить, что думают о нем в экипаже. Обычно у него столько воображаемых болезней, что, мне кажется, ему нелегко будет заболеть чем-нибудь настоящим.

        - Наверное, кто-то что-то ему ляпнул мимоходом, потому что, когда он выскакивал отсюда, на нем была стерильная повязка и резиновые перчатки.  - Она проверила уровень выхода энергии.  - А вы здесь каким-нибудь спортом занимаетесь?

        - Как придется. Трюм номер один пустой, а он имеет как раз те же размеры, что и корт для ракетбола. Ты играешь?

        - Немного - призналась она.

        - Хорошо. Давай постучим немножко после того, как сменимся и рассуем твои вещи по углам. Посмотри-ка, если на этом индикаторе появляется такая штука, тебе надо делать не так, а вот так. Ага, вот этого-то мы и должны ожидать. Да, мне следует предупредить тебя - по воскресеньям мы обедаем вместе.
        В знак признательности она отсалютовала мне указательным пальцем, и шрам ее ярко вспыхнул.

        - Я давно хотел спросить про твой шрам. Где ты?…

        - Это была большая рыба. Шрам у меня появился раньше, чем Маклендон, если ты об этом хотел спросить.

        - Кажется, с моей стороны нетактично было заводить такой разговор. Рыба?
        Она заметно напряглась, но тут же расслабилась.

        - Несколько лет назад я выполняла небольшую работку для журнала путешествий. Я уговорила их дать мне заказ на разворот, посвященный ночной охоте с гарпуном на рыбу.

        - Очень интересно. Я и не думал, что тебе нравится море,  - пропел я, желая выудить подробности.
        Она посмотрела на меня и улыбнулась:

        - По-видимому, я загубила свою литературную карьеру, неправильно начав.

        - Как так?  - спросил я, с удовольствием заглотив наживку.

        - Как-то раз, в одну страшную штормовую ночь, мне повстречалась акула… - начала она.
        У меня по телу побежали мурашки. Был у меня один двоюродный братец, который жил неподалеку, так он очень любил разные байки. Когда мне было двенадцать, он уехал в Люксембург и только это, вероятно, спасло ему жизнь и удержало меня от вступления на стезю порока в самом нежном возрасте.
        Она выпрямилась и передала мне управление.

        - Знаешь, Кен, жалко, что ты не видишь, как мускулы твоего лица иногда словно застывают. Тем не менее, кажется, мне действительно понравится здесь у вас. У меня с собой немного шоколадных печенюшек - не хочешь перекусить?
        Большая часть первой недели прошла спокойно, во всяком случае, в том, что касалось Катарины. Мы не торопясь направлялись к точке прыжка к Новой Бразилии. Самой большой проблемой оказалась еда - синдром Маклендона не прощал ошибок. Мясо, молочные продукты, да и почти все остальное либо причиняло ей жуткие колики, либо оказывалось на полу. Ее тошнило даже от чуть-чуть переспелых фруктов. Я искренне сочувствовал девушке - когда я находил в холодильнике недоеденный Розали саморазогревающийся обед, он оказывал на меня примерно такое же действие.
        К счастью, Катарина прихватила с собой чуть ли не сотню кило своих собственных продуктов - в основном это было шоколадное печенье и жидко-протеиновое диетическое питание «Молоко леопарда», так что, прибавляя к этому овощи и фрукты, которые имелись на борту, она могла продержаться довольно долгое время. Я же привык готовить себе сам, так что мы справлялись. К тому же она была вполне приятной компанией. Я быстро усвоил, как здорово иметь на борту человека, с которым можно обсудить разные важные вопросы - например, поговорить о динозаврах, тем более что после полугода с О'Дей я запросто мог примириться с вампиршей, которая принимает душ каждый день.
        Воскресный обед был ее первой настоящей встречей со всем экипажем. В жилом отсеке у Дэви Ллойда и Берни гостиная немного побольше, чем у всех остальных, так что мы могли опустить с потолка стол достаточных размеров, чтобы всем хватило места. Как обычно, мне выпало готовить, и я решил приготовить спагетти. Катарина могла справиться со своей порцией без всяких приправ, добавив только немного растительного масла, а для остальных я смешал сливочный соус с базиликом. К этому я прибавил свежего хлеба и немного салата и пару бутылок вина мерло.
        Макхью несла вахту. Катарина хотела предложить ей поменяться, и мне пришлось объяснять, что Аннали обычно не желает обедать со всеми.
        Оставшиеся пятеро, собравшись за столом, почему-то были более взвинченны, чем обычно. Я-то думал, что без О'Дей будет потише, но Аннали успела походя затеять с Розали пару-тройку шумных, визгливых свар, и Берни жался по углам, как побитая собака.
        Вообще - то Бо-бо вел себя вовсе не так мерзко, как обычно. Он только раз отважился коснуться Катарины рукой в резиновой перчатке и даже не стал ничего говорить, когда она случайно задела его яйцевидную голову. Даже Вайма Джин Спунер, бывшая самой веселой душой на борту, выглядела так, словно только что проревела всю ночь, хотя Фридо сохранял привычный мирный вид.
        При сложившихся обстоятельствах обед прошел более чем неловко. Твердобокий, Бо-бо и Дайкстра сосредоточенно жевали, избегая встречаться друг с другом взглядом. Вайма Джин едва клевала свою порцию, чего с лихвой хватило бы, чтобы я разочаровался в своих кулинарных способностях. Один Фридо старательно трудился, чтобы поддерживать разговор; он в основном высказывался о себе, обращаясь к Катарине.
        К концу обеда он подогревал свое рвение уже третьим стаканом вина.

        - А где ты жила, пока не стала космонавтом?  - поинтересовался он наконец.

        - Там и сям. Некоторое время в Авроре, штат Колорадо. Это неподалеку от Денвера,  - ответила Катарина, потянувшись за салатом.

        - Отличное местечко,  - восхитился Фридо. Вайма Джин толкнула его локтем.

        - Колорадо? Когда-то я знал женщину из Колорадо. У нее был кот,  - высказался Бо-бо, чтобы заполнить паузу.

        - Ты знал женщину, Берни? Это удивительно,  - тихонько съехидничал Фридо.
        Берни начал монотонно объяснять. Минут через десять Розали озадаченно посмотрела на него:

        - Берни, да всем наплевать на это.
        Ее резюме на некоторое время положило конец разговорам. Берни вновь принялся ковыряться в макаронах.
        Катарина сидела слева от меня. Наклонившись, чтобы поправить салфетку на коленях, она очень тихо прошептала:

        - Они всегда такие дружелюбные?
        Я кивнул, краем глаза наблюдая за Фридо.

        - Эй, Катарина, ты и вправду не хочешь бокальчик вина?  - во весь голос обратился к ней Фридо.

        - Нет, я вообще ничего алкогольного не пью,  - вежливо отозвалась Катарина.
        Фридо настойчиво продолжал:

        - Наверное, беспокоишься за фигуру? А ты бодибилдингом, случайно, не занимаешься?
        Я увидел, как замерла Вайма Джин.

        - Да нет,  - сухо ответила Катарина.

        - Еще бы, думаю, тебе и не требуется накачивать мускулатуру, как делают некоторые мои знакомые женщины,  - весело ухмыльнулся Фридо.
        Розали Дайкстра сдвинула брови так, что между ними появилась вертикальная морщинка. Потом демонстративно положила ложку и вилку.

        - На этом корабле таких нет,  - поспешно прибавил Фридо.
        Розали как ни в чем не бывало снова взяла свои приборы и продолжила обед.
        Я специально сел поближе к двери.

        - Так, кажется, можно нести еще спагетти. Чего-нибудь еще?

        - Думаю, можно было бы принести еще салата. Давай я помогу тебе, Кен,  - ласково предложила Катарина.

        - Вы там долго не задерживайтесь,  - вставил Фридо.

        - Не знаю, что нашло на Фридо,  - задумался я, когда мы вышли.  - Наверное, у него гормональная буря. Розали чуть не размазала его по переборке, а уж Вайме Джин это совсем не понравится. Думаю, теперь в любую минуту кто-нибудь опрокинет ему на колени тарелку со спагетти.

        - Хорошо хоть оружие уже остыло,  - добавила Катарина.
        Мы прошли на камбуз и, пока я наполнял блюдо макаронами, Катарина достала салат из холодильника.

        - Теперь я понимаю, почему Аннали решила отдежурить лишний раз,  - заметила она.

        - Аннали и Розали от всей души презирают Фридо. Если им что-нибудь нужно сообщить ему, они передают это через Вайму Джин. На самом деле я не очень уверен в том, нравятся ли вообще Аннали мужчины. Ты еще не жалеешь?
        Она улыбнулась:

        - Все в порядке, Кен.
        Когда мы уже возвращались, по тишине в комнате я заключил, что дебаты за столом закончились. Глянув через дверной проем на Фридо, я прошептал Катарине:

        - Фридо, похоже, напивается. У него вся щека в вине.

        - Кен, это не вино, а отпечаток ладони,  - шепнула в ответ Катарина.

        - Значит, это была не Розали, раз голова у него еще на месте.

        - Знаешь, о чем я подумал, Катарина,  - обратился к ней Фридо, едва мы вошли.  - Я слышал, ты играешь в ракетбол. Я раньше был чемпионом ракетбола. Хочешь, могу показать тебе фотографии…

        - Да ну? А фотографии своих детишек ты тоже ей покажешь?  - выпалила Вайма Джин.

        - Ты что! Это не мои дети!  - взвился Фридо, явно задетый ее замечанием.

        - Суд решил по-другому,  - возразила Вайма Джин.  - Только колючка в хвосте и заставляет тебя помнить о детях.

        - Слушай, я совсем не хотел с тобой ругаться. Может, не будем об этом, а?
        Берни методично помешивал макароны. Дэви Ллойд резко распахнул рот, явно собираясь что-то сказать, но промолчал. Розали швырнула салфетку на стол и вышла.
        Под тихое ворчание Ваймы Джин Катарина прошептала мне:

        - Все еще больше запутывается. Ты не знаешь, как довести до его сознания хоть одно мое слово? Я бы хотела его отшить.

        - Не уверен, что он догадается, если ты его отошьешь.
        Она приняла мое замечание к сведению и, дождавшись паузы в разговоре, заговорила тихо, но твердо:

        - Знаешь, Фридо, я уверена, что твои фотографии просто превосходны, но, думаю, в ракетбол я буду играть только с Кеном.  - Она демонстративно накрыла мою руку своей, и я застыл.
        Вайма Джин чопорно кивнула, едва сдерживая слезы.

        - Кажется, я наелась. Спасибо за обед, Кен.  - Она тоже встала и ушла. Фридо немного помедлил и последовал за ней.

        - Пожалуй, и я наелась. А ты как, Кен?  - Катарина подмигнула.  - Я устала. Может быть, на сем и закончим?

        - Давай, Кен. Мы с Берни еще посидим, а потом все уберем,  - неожиданно предложил Дэви Ллойд, все еще глядя на дверь, куда вышел Фридо.
        Мы с Катариной прошли к нашим каютам, и я повалился на маленький диванчик, стоявший в общей гостиной, как только за нами захлопнулась дверь.

        - Ух, Катарина…

        - Это было лучшее, что я могла сделать, чтобы привести Фридо в чувство.

        - Ну да. Знаешь, мне очень неприятно, что так вышло с Фридо. Не понимаю, что с ним. Я знаю, что он считает себя Дон-Жуаном, но никогда это его так сильно не одолевало. Вайма Джин, должно быть, уже настучала ему по башке.

        - Не надо оправдываться - это ведь не твоя вина. А обед, который ты приготовил, был превосходен.  - Катарина притащила стул от стола в своей комнате и уселась на него верхом.  - Извини, что я взяла тебя за руку. Я не нарочно.

        - Ничего-ничего. Я не испугался,  - соврал я.  - Я просто очень удивился. Я не привык, чтобы хорошенькие женщины клали мне ладонь на руку.  - Я попытался улыбнуться.  - Ты только с Ваймой Джин так не делай. Она и так утверждает, что в вентиляции живет привидение.

        - А ты давно знаешь Фридо?  - осведомилась она.

        - Три-четыре месяца. Мы взяли Фридо вместе с Ваймой Джин. А что?

        - Да так,  - слишком уж поспешно ответила она. Наверное, я чем-то выдал себя. Она улыбнулась.

        - Извини. Я забыла, что ты не любишь тех, кто врет. Давай скажем так, что я пытаюсь кое-что разгадать. Ну, а так как нам с полуночи на вахту, мне лучше сейчас немного поспать.  - И прежде, чем я успел ответить, она исчезла в своей каюте.
        На следующий день, во время тупой ночной вахты, я заметил в ней первые изменения.

«Шпигат» выдавал свой обычный набор неполадок, чтобы нам было чем заняться. Мы поимели стойкое отклонение от нормы в боковом двигателе, и главный компьютер уже заработал электронный эквивалент нервного расстройства, пытаясь вычислить его причину. Мы с Катариной по уши были заняты, вручную внося корректировки в курс.

        - Это, наверное, тот самый дух, которого так любит упоминать Аннали,  - буркнул я, уткнувшись носом в технический журнал. Я убивал время в ожидании, пока крыльчатка в этом чертовом двигателе опять не начнет барахлить.
        Катарина сидела у панели управления, ее пальцы так и мелькали по клавишам, а на лице прочно обосновалось раздраженное выражение.

        - Знаю. Заткнись и не мешай мне исправлять положение,  - пробурчала она.

        - Хочешь кофе?  - поинтересовался я, решив, что просто наступил тот самый период каждого месяца, так что не стоит обращать особого внимания на подобные уколы.
        Она покачала головой. Ее волосы были убраны в хвостик, который запрыгал туда-сюда. Черный кофе она иногда могла пить, а иногда нет. Рядом с ней был разложен пасьянс, но она явно уже позабыла о нем.

        - Может, тебе почитать что-нибудь? Это могло бы тебя успокоить - по крайней мере, перестала бы дергаться.

        - Я хочу шоколадного печенья,  - объявила она с большей выразительностью, чем обычно принято говорить о подобных вещах.

        - Так давай. Ты знаешь, повадки нашей разношерстной орды в последнее время стали меня сильно беспокоить. Жаль, что я даже не представляю себе, к чему все это может привести. Если так пойдет и дальше, Дэви Ллойд рискует полысеть от забот.
        Катарина пропустила мои слова мимо ушей. Я услышал, что она опять произнесла:
«Черт! Мне надо печенья!» - и только тогда поднял голову.

        - Ну и что тут такого?  - спросил я, закрывая журнал.

        - Мое печенье заперто в моем же шкафчике.  - Она подошла к своему шкафчику и подергала за ручку.

        - Действительно, на этом корабле имеет смысл запирать шоколадное печенье. И что?

        - Не могу найти этот проклятый ключ. Я уже везде посмотрела.
        Я немного подумал.

        - А ты его где-нибудь оставляла?

        - Он висел рядом с графиком вахт,  - резко выпалила она.
        Я пожал плечами:

        - Все понятно. Не будет тебе печенья. Твердозадый снова на тропе войны. Завтра ты найдешь ключ на месте, а при нем будет записочка, в которой тебе доходчиво объяснят все, чего ты и знать-то не знаешь о личной безопасности.

        - Мне нужно мое печенье!  - Ее глаза превратились в совсем уже узкие щелочки.

        - Дэви Ллойд недавно сменился после вахты. И сейчас он крепко спит, пересчитывая во сне долговые расписки. Пытаться добиться от него чего-нибудь сейчас - более чем бесполезно.  - Я засунул техническое руководство обратно в коробку.
        Катарина мяла в руках листок бумаги.

        - Ты что делаешь!  - возмутился я.  - Бо-бо пересчитывает их всякий раз, заступая на вахту.
        Она с силой отбросила бумажный комочек, и тот запрыгал по панелям пола.

        - Мне очень надо печенья. Прямо сейчас. Я даже чувствую, как оно там пахнет,  - заявила она хриплым голосом.

        - Ох, перестань. Эти шкафчики практически герметичны, и тем более упаковка на печенье… - Я замолк на полуслове, потому что девушка небрежно дернула за ручку еще раз, и дверца распахнулась. Она выдернула пачку, разодрала обертку и тут же проглотила три печенюшки. Я подождал пару минут. Ее взгляд смягчился.
        Она вздохнула.

        - Теперь мне намного лучше.  - Она посмотрела на меня.  - Ты чего так таращишься?

        - Я как-то не ожидал, что ты сможешь таким образом открыть шкафчик.

        - Что? А-а. А это я сделала?

        - Угу.

        - Ого!  - Она забросила в рот еще одну печенюшку и задумчиво пожевала ее.  - Ты же видел, мне нужно было поесть печенья. Желание было просто нестерпимым.

        - А похожих нестерпимых желаний относительно других вещей у тебя не случается? Например, крови не хочется?
        Она немного подумала.

        - Иногда хочется огурчиков. Солененьких.
        Я хорошенько осмотрел дверь. Жесткий пластик' не покоробился, но замок и одна из петель были выдраны с мясом.

        - Пожалуй, ты и консервные банки сама сможешь открыть.

        - Ты думаешь, это истерика?

        - Может быть. Давай я посмотрю, нет ли у нас запасных петель. Мне бы не хотелось объяснять Твердозадому, что здесь произошло.

        - Да и мне тоже. Хотя ничего серьезного не случилось
        Я озабоченно посмотрел на нее.

        - Кен, с тобой все в порядке? Тебе бы немного чего-нибудь красненького на щеки. А то ты слишком уж бледный.

        - Ну и что? Сама-то почему не пользуешься румянами или чем-нибудь еще? Как-то обидно выслушивать такое от человека, который выглядит как персонаж рекламы домашних соляриев, каким он был «до того».

        - Чтобы спрятать предательскую бледность? Не могу.  - Она коснулась пальцем щеки.  - Все эти средства просто раздражают мне кожу.
        Я глянул на шкафчик.

        - Понятно.

        - Не хочешь поиграть немного в ракетбол после вахты? Мне кажется, физическая нагрузка пошла бы мне на пользу,  - попросила она своим серьезным голосом.

        - Разумеется.
        И после того как Фридо и Вайма Джин сменили нас, мы отправились на корт, где Катарина загоняла меня до седьмого или даже восьмого пота.

        - Мне не нравится, что ты подаешь мячи из самых неудобных позиций,  - заявил под конец я, сдвигая вверх повязку со лба, чтобы утереть пот.

        - Давай примем душ и пообедаем. Ты, Кен, как-то не очень хорошо выглядишь. Ты мало разговариваешь.

        - Честно говоря, этот случай со шкафчиком меня очень обеспокоил.  - Я пристально посмотрел на нее.

        - Честно говоря,  - отозвалась она, глядя в стену,  - и меня очень обеспокоил.
        Обед прошел очень тихо.



        АБОРДАЖ ИЗНУТРИ

        Спал я ночью плохо и поднялся с больной головой. Обычно я не пью, но тогда я еще ничего не понимал, особенно это касалось Катарины. И я решил, что было бы неплохо… В общем, проснулся я через несколько часов оттого, что кто-то изо всех сил лупил в дверь моей каюты. Я ползком направился куда-то в сторону двери, высказывая самые нелестные замечания на счет стучавшего.
        За дверью оказалась Катарина - как всегда, в черном. Она нервно теребила свою серебряную бабочку.

        - Там Вайма Джин кричит, наверное, что-то случилось,  - сообщила она.
        Все наши жилые отсеки имели одну небольшую общую гостиную и две спальни по разные стороны. Единственная дань роскоши на «Шпигате» заключалась в наличии отдельных туалетных комнатушек в каждом спальном отсеке. Вайма Джин и Фридо занимали отсек рядом с нашим, со стороны Катарины.
        Я тщетно пытался смотреть в одну точку.

        - Они с Фридо всегда ужасно шумят, когда заняты там вдвоем.

        - Нет, это не то. Вайма Джин кричит так, словно что-то случилось. Пошли посмотрим.
        - Чтобы подчеркнуть важность момента, она даже сняла очки.  - Надеюсь, то, чем ты страдаешь, не заразно?
        Пол корабля дрогнул, и я повалился на дверь.

        - Это я или корабль?

        - Корабль. Опять этот боковой двигатель. С полчаса назад была настоящая качка.

        - Когда-нибудь я просто пообрываю все лопасти той крыльчатки.  - Я провел рукой по волосам и вздохнул.  - Мне приснилось, что я - святой Георгий. Я пытался выяснить, кто же дракон.
        Она ехидно оглядела меня с головы до ног.

        - Похоже, что драконом оказалась твоя задница. Тебе не надоело ходить на четвереньках?
        Я прислонился к дверному косяку.

        - Больше не буду. Я пойду тихонько-тихонько. В любом случае это будет полезно.

        - Кен, у тебя волосы стоят дыбом. Помимо этого я, конечно, не хочу критиковать цвет твоей пижамы - чистое авокадо!  - но если у Ваймы Джин или у Фридо слабое сердце…
        Я захлопнул дверь каюты перед ее носом и провел пару минут, пытаясь прийти в себя. Потом переоделся в слаксы и старомодный свитер с высоким воротником. Когда мы подошли к двери отсека Спунер и Кандла, я вопрошающе посмотрел на Катарину. Она показала мне большой палец, и я постучал. Ответ был незамедлительным и очень громким.

        - Ты слышала, как кто-то сказал: «Фридо, где ты там, старая задница»?  - спросил я.
        Катарина кивнула:

        - Немного приглушенно. Думаю, нам лучше войти.
        Источник звука располагался прямо по центру гостиной. Спунер лежала на диване на животе, под коленками у нее были подушки. На ногах у нее были маленькие кандалы, а руки за спиной сковывали наручники. Похоже, это был полный комплект. Больше на ней практически ничего не было.

        - Вайма Джин, мы не помешали?  - поинтересовался я.

        - Кен, это ты? Выпусти меня, а то мой мочевой пузырь сейчас лопнет. Я убью Фридо - оставить меня в таком виде!

        - А где он?

        - Пошел на камбуз, чтобы принести кофе, и, видать, позабыл про меня. Честное слово, я убью подлеца!

        - Не могу представить, чтобы Фридо мог уйти от такого по своей воле,  - пробормотал я.

        - Ты просто устал и чувствуешь себя подавленным,  - заметила Катарина.  - Ты видишь где-нибудь ключ?
        Я покачал головой.

        - Этот слизняк унес его с собой!  - заявила Вайма Джин.

        - Ты поищи Фридо, а я останусь и посмотрю, может, он его где-нибудь обронил по дороге, предложил я.

        - Давай,  - согласилась Катарина. Мы вышли от Спунер.

        - Какая антисанитария. Хочется надеяться, что они хоть пластиковую простыню постелили, прежде чем залить все кругом растительным маслом, пожаловался я.
        Катарина улыбнулась:

        - А я подумала, что неплохо было бы заткнуть ей рот хотя бы яблоком.

        - Точно. Там явный переизбыток Спунер, и немного противно видеть все это богатство, развалившееся без всяких ограничений.

        - Как я уже говорила, ты немного подавлен.  - Она проводила меня в камбуз. Кандла нигде не было видно.
        Камбуз был построен так, чтобы сэкономить как можно больше места. Почти все кухонное оборудование было встроено в стены, чтобы облегчить уход и работу - космонавты неповоротливы, как бегемоты. Можно было даже вытянуть маленький столик, за которым четыре человека запросто сплелись бы локтями,  - понятно, это не то место, где можно было бы потеряться. Я потянулся и захлопнул дверцу шкафчика.

        - Здесь его нет. Не так-то много мест на корабле, где можно спрятаться. Если он не на мостике, значит, в грузовых трюмах.

        - Подожди-ка.  - Катарина склонила голову набок и прищурила глаза.  - Что-то здесь не так.

        - Что?

        - Не знаю. Давай-ка откроем все шкафы.

        - Что я ищу?  - осведомился я.

        - Когда найдешь - поймешь,  - буркнула она, наклоняясь, чтобы проверить сковородки.
        Я начал с раковины. И надо же было такому случиться - Фридо был засунут именно под нее.
        Его труп не отличался красотой. Горло было перерезано от уха до уха. Челюсть отвалилась, а глаза были выпучены больше, чем обычно. Трупное окоченение еще не наступило. Его лицо выглядело неестественно бледным, так как большая часть крови вытекла, но на рубашке крови было совсем немного. Непонятно, куда делась остальная кровь. Мне стало неуютно от мысли, что Катарина стоит совсем рядом.

        - Он мертв, да?  - услышал я ее голос. Краем глаза я глянул на ее лицо. Оно было напряженным, неподвижным.

        - Да, он мертв. Я бы не хотел трогать тело, пока Твердобокий не посмотрит. Да и вообще мне бы не хотелось трогать это тело.
        Из коридора донесся крик Ваймы Джин:

        - Вы его не нашли? Клянусь, я убью его! Я снова посмотрел на Катарину.

        - Похоже, кто-то уже сделал это за нее. Катарина наклонилась и положила руку мне на
        плечо. Обычно она такого не допускала. Я даже немного подпрыгнул.

        - Кен, я знаю, о чем ты думаешь. Я этого не делала. Я знаю, что нет. Я так думаю. И ты тоже его не убивал, я уверена.
        Любой, кто увидел бы цвет моего лица, пришел бы в сильное сомнение относительно моей способности убить хоть кого-либо.

        - Хотелось бы мне знать, кто это сделал,  - протянул я, изо всех сил стараясь не думать о сломанном шкафчике.

        - Фридо пришел сюда, чтобы сварить кофе, так?

        - Да, Спунер так сказала,  - тупо подтвердил я. Она повернула голову.

        - Кофейник был вымыт. А где чашки?
        Я покачал головой. Она наклонилась еще ниже и, проведя ладонью по полу, собрала тонкий белый налет, который и растерла между пальцев.

        - Позови сюда Твердобокого. А еще давай найдем ключ и снимем с Ваймы Джин наручники,  - предложила она каким-то незнакомым голосом.
        Мы не нашли ключ и потратили изрядно времени, решая, как освободить Вайму Джин. Катарина достаточно опрометчиво набросила на нее простыню, что и закончило наши мучения. Уже через полчаса Твердобокий собрал всех выживших в зале управления, чтобы сообщить последнюю новость и решить, что же делать дальше. Дайкстра и Макхью появились последними, и когда я увидел выражение лица Макхью, то понял, что не один Фридо имел сегодня немало поводов для беспокойства.

        - Фридо занес все в компьютер! Здесь все про синдром Маклендона!  - Аннали яростно помахала листком.

        - Что за синдром Маклендона?  - тупо спросила Спунер.

        - Это то, что у Линдквист. Это значит, что она - тот самый вампир-укушу-тебя-в-шею!  - выпалила Макхью.
        Начался дождь - ожидай ливня. Наполненные слезами глаза Ваймы Джин один за другим полезли из орбит, когда она сложила два и два и получила целое число.

        - Нам следует известить местные власти и передать это дело им,  - звучно провозгласил Бо-бо. Берни хорош в галстуке-бабочке, он владеет кошкой и производит сильное впечатление на шепелявых. Даже Дэви Ллойд пропустил его слова мимо ушей.

        - Линдквист, полагаю, мы должны изолировать вас,  - медленно произнес Твердобокий.

        - Погодите. Дайте-ка мне посмотреть,  - перебил его я, забирая распечатку.

        - Какая разница? Мы знаем, что это она убила Фридо,  - взревела Макхью.  - Засадить ее подальше, пока она еще кого-нибудь не ухлопала!

        - Фридо этого не писал,  - возразил я.

        - Что значит - «Фридо этого не писал»? Тут внизу его подпись!

        - Кто бы это ни сделал, он забыл стереть время. Это было набрано не больше часа назад. В камбузе нет терминала. А Фридо на мостике не появлялся, так?
        Твердобокий и Бо-бо посмотрели друг на друга - и оба не улыбались.

        - Вайма Джин, ты не видела его за терминалом у вас в комнате?
        Она покачала головой.

        - Нашим он не пользовался, как не пользовался и терминалом Макхью,  - закончил я.

        - А тот, который на складах?  - торжествующе вопросила Макхью.

        - Во-первых, у него не было бы на это времени,  - указал я, загибая пальцы.  - Во-вторых, вероятно, он был уже трупом, когда эта записка была напечатана. А в-третьих, если бы ты прочла вчерашние записи в судовом журнале, то знала бы, что терминал на складе сломался, а я еще не успел его починить.
        На несколько минут все погрузились в молчание. Юрисдикция Адмиралтейства распространяется на все случаи, произошедшие на его судах. Нам бы сюда хорошего копа из отдела расследований флота, но, очевидно, под рукой таковых не находилось.

        - Итак, если Фридо не писал этого, тогда кто писал?  - спросил я.

        - Это могла сделать сама Катарина,  - смущаясь, подсказал Берни.

        - Согласен. Но это значит, что она или чрезвычайно хитра, или крайне глупа.

        - Но все равно похоже, что Фридо был убит вампиром,  - упрямо заявила Дайкстра.

        - Зачем тогда записка?  - напомнил ей я. По-видимому, никто этого не знал, а это означало, что кто-то не был со мной искренен.

        - Я лично считаю, что мы все находимся под подозрением,  - объявил я.
        В космосе правом карать и миловать обладает только капитан. Но капитан, которому в космосе вздумается на практике воспользоваться этим правом, должен иметь чертовски веские причины, если он хочет сохранить свою лицензию. Твердобокий поставил вопрос на голосование. Предложение запереть Катарину на время полета было принято большинством в пять голосов против двух. Предложение запереть заодно и меня провалилось при трех голосах «за» и четырех «против» - на моей стороне неожиданно оказались Спунер и Дайкстра.

        - Ну что, так и будем тянуть кота за хвост?  - осведомился я.
        Твердобокий неуверенно огляделся. Берни тоже огляделся в поисках кошки - он явно понял мои слова буквально.
        Катарина избавила их от дальнейших раздумий:

        - Хорошо, Кен. Если они думают, что я представляю опасность, я позволю им посадить себя под замок.

        - Я хочу надеяться, что все помнят - кто бы ни убил Фридо, он все еще где-то рядом,  - добавил я, проливая бальзам на их раны.
        После моих слов у Твердобокого был такой вид, словно он наелся лимонов. А после того, как я предложил образовать комиссию в составе Макхью и себя для поисков улик, он стал выглядеть еще хуже. Предложение прошло - никто не осмелился голосовать против.
        Пока Твердобокий и Дайкстра рассуждали, как лучше приварить стальную полосу поперек двери в спальню Катарины, мы с ней, присев на койку, еще раз обсудили все, что нам было известно,  - шепотом, чтобы возможные длинные уши ничего не услышали.

        - Я так и не выяснил точно, каким ножом воспользовались,  - начал я.  - Из тех, что висят на камбузе, подходят три-четыре, но они все там, где им и полагается быть, и все чисто вымыты. Как ты думаешь, какого надо быть роста, чтобы свалить Фридо?

        - Судя по углу, под которым идет рана, ни Аннали, ни Берни не могли бы сделать этого, если он стоял. И я не видела ни синяков, ни следов борьбы.

        - Хотелось бы знать почему. Мне еще непонятно, почему нигде нет следов крови. Фридо, похоже, был очень труслив, но он не стал бы держать шею над тарелкой. Или стал бы?

        - Давай посмотрим, кто мог бы это сделать. Например, Твердобокий и Бо-бо? Они были вместе.

        - Но не все время. За восьмичасовую вахту они оба вполне могли на какое-то время выходить из рубки, чтобы проветриться или принести чашку кофе - и не раз, а раза три-четыре. Но пытаться заставить их признаться, когда это происходило, все равно что пытаться прибить гвоздями взбитые сливки.

        - Аннали или Розали?  - задумалась Катарина. Я пожал плечами:

        - Они могут подтвердить алиби друг друга, заявив, что спали в своих комнатах, но, чтобы разбудить Розали, нужен по меньшей мере взрыв ядерного заряда, а Аннали спит, вставив в уши затычки, так что и подавно не могла бы услышать - прошла ли Розали через общую комнату или нет. Любая из них вполне могла выйти и убить Фридо. Точно так же я или ты могли тихонько выскользнуть и сделать дело.  - Я все думал про ее шкафчик.

        - Может быть. Не думаю, что это ты,  - я бы услышала, как ты выходишь. И не думаю, что это я. Даже если бы я вошла в какой-нибудь транс, выйдя из него, я обнаружила бы, что стою на кухне.

        - Мне уже лучше. Хорошо, что хоть Вайму Джин можно исключить.
        Катарина почесала затылок:

        - Я не очень в этом уверена. Пока мы занимались наручниками, я хорошо их рассмотрела. Она легко могла бы надеть их сама.
        Розали снаружи позвала:

        - Эй, Кен! Мы уже почти закончили.

        - Иду,  - бросил я, не поворачиваясь. И напоследок сказал Катарине: - Черт, хорошо хоть кошка Бо-бо не могла убить Фридо, и она, пожалуй, единственная, кого мы не подозреваем. Мы так и не сдвинулись с места.  - Я немного подумал.  - Если бы знать, куда делась вся кровь…

        - Дело о теле без кровяных телец,  - подобострастно поддакнула Катарина. Она помолчала и прибавила: - Все ждут голоса крови.

        - Обещаю никогда больше не ходить в бары,  - от всей души зарекся я.  - Бросить пить не обещаю, но торжественно клянусь никогда больше не ходить в бары и ни с кем там не разговаривать, особенно с вампирами. Почему ты половину своего времени тратишь на то, чтобы подкалывать меня?
        Она улыбнулась невинной простодушной улыбкой:

        - Если бы я подкалывала тебя все время, в этом не было бы элемента неожиданности.
        Я услышал, как снаружи громко ругается Твердобокий - он пытался удержать горящую сварочную горелку.

        - Кен! Ты там скоро? Мы через минуту заканчиваем!  - взревел он.

        - Мы заняты - вычисляем, кто убил Фридо,  - ответил я.
        Улыбка Катарины увяла.

        - Кен, не подставляй свою шею вместо моей. Я с любопытством посмотрел на нее:

        - Почему нет? Она помолчала.

        - Поверь мне. Когда мы доберемся до Новой Бразилии, все будет в порядке. Со мной ничего не случится. По крайней мере, из того, что должно будет случиться,  - поправилась она.

        - Откуда ты знаешь?  - поинтересовался я. Твердобокий взревел опять:

        - Маккей!
        Она помолчала еще, потом покачала головой:

        - Просто поверь. Я знаю, и все. Не запутывай дело, пытаясь изображать частного детектива.
        Я тоже покачал головой:

        - Извини. Боюсь, я не очень доверчив. Кроме того, я уже и так все запутал. Не могу же я теперь остановиться. А потом, мне кажется, мы должны сделать хоть что-то для Фридо.

        - Хорошо.  - Она похлопала меня по щеке.  - Не притворяйся дурачком и не рискуй зря. Я не хочу, чтобы кто-то, испугавшись, запихнул под раковину тебя, если ты понимаешь, о чем я. Зачем ты это делаешь? Для меня?

        - У тебя такая улыбка и ты еще спрашиваешь? Кроме того, ты не убивала Фридо. А потом, на этом старом ведре у меня не так уж много друзей,  - тихо прибавил я.

        - Ладно, Кен.  - Она наморщила нос.  - Если ты собираешься разнюхивать и дальше, то как-нибудь, оставшись один, ты мог бы проверить сливную трубу на камбузе. Мне кажется, она вполне может быть чем-нибудь забита.

        - Кен, выходи! Мы почти закончили!  - заорал Твердобокий.
        Я медленно кивнул и вышел из комнаты - посмотреть, как там Дэви Ллойд и Дайкстра.

        - Это ее наверняка задержит,  - проворчал Твердобокий, когда я проходил мимо него. Они уже прорезали в двери щель, чтобы передавать через нее пищу, и скоро должны были закончить приделывать запор. Дэви Ллойд приладил его на место и взялся за горелку.
        Правая часть засова соскользнула и с глухим стуком ударилась об пол.

        - Вот если бы ты попробовал взять немного припоя… - услышал я голос Катарины.
        На этом я их оставил и отправился искать Макхью, которая рвалась начать обыск. Мы с ней провели часов пять или шесть, шаря по всем спальням и вообще пытаясь поковыряться в грязи.
        Первым делом мы занялись апартаментами начальства. Мы начали с Бо-бо и не нашли там ничего, о чем бы стоило упомянуть. У Бо-бо хранилось столько разных бутылочек и баночек с травами и медицинскими снадобьями, что в них можно было спрятать целый мешок драгоценностей, и тем не менее из Макхью вышел вполне энергичный мародер, а кошку Бо-бо, Сашу-Луизу, она довела чуть ли не до нервного расстройства. В комнате Твердобокого тоже не обнаружилось ничего необыкновенного, не считая багетов по углам.
        Потом мы взялись за Дайкстру. Из всех ее вещей удивление вызвала только коробка с пленками, где среди прочих были записаны Сартр и Камю.
        Шаря в нижнем белье, я поинтересовался у Макхью:

        - Слушай, а что мы ищем?
        Она уставилась на меня так, словно ничего глупее в жизни не слышала.

        - Улику!  - выпалила она.

        - А как она выглядит?  - настаивал я. Макхью свирепо зыркнула на меня:

        - Откуда мне, черт возьми, знать? Это же ты придумал. Дьявол, здесь нет ничего. Пошли в комнату Кандла.
        Мы тщательно досмотрели комнату Кандла. Раз или два все видели дневник, который он вел. Но сейчас ни я, ни Макхью его не нашли.

        - Итак, что у нас есть?  - вздохнул я, когда мы осмотрели все полки.

        - Плетка, собачий ошейник, пачка грязных книжонок, пара пакетов бразильских орехов. Разрази меня гром, то же, что у нас было и час назад. Ты что, уснул и все позабыл?
        Я пожал плечами:

        - В ванной мы тоже были. Осталась только кровать.
        Макхью покосилась на нее и скрестила руки на груди:

        - Я до этого ни в жизнь не дотронусь.

        - Ладно.  - Я быстро стянул простыни, но ничего интересного не увидел. Пытаясь приподнять матрас со стандартной пластиковой рамы, я оперся о спинку рукой, и та чуть подалась в сторону. Я надавил сильнее, и спинка вышла из пазов. Внутри лежало с полдюжины пакетов с белым порошком. Я вытащил верхний и кинул его Макхью. Она молчала.  - Что это?

        - Хороший вопрос. Не думаю, что это мыло. Она открыла пакет, лизнула палец и обмакнула кончик в порошок.

        - Странно,  - пробормотала она,  - а на вкус как мыло.
        Цвет лица у нее никак не изменился, а когда я попробовал, то тоже ничего страшного не произошло. Мы затолкали пакеты вместе с остальными вещами покойного Фридо в корабельный сейф и сообща пришли к выводу, что, не зная, что это такое, мы вполне можем счесть это уликой. Люди не прячут без причины нечто, напоминающее стиральный порошок, даже если они такие олухи, как Фридо.
        Следующей по списку значилась кухня. Я разрешил Макхью пошарить по горшкам и сковородкам, а сам сел и попытался разобраться, какие у кого могут быть причины ухлопать Фридо.
        Дайкстру я бы заподозрил в последнюю очередь. Она не имела явной причины сделать из Фридо фрикасе, да и вообще у нее не хватило бы воображения задумать такое. Хотя, конечно, если у кого-нибудь на корабле и хватило бы физических сил прижать Фридо к стене и пырнуть его ножом, так это у нее.
        И из Макхью вышла бы нелучшая подозреваемая. Несмотря на то, что девять десятых натуры Макхью составляла голая безжалостность, да и видела она от Фридо мало хорошего, такое было не в ее стиле. Аннали хватало на зуботычину, не больше. Я не мог представить себе, как она хладнокровно всаживает во Фридо нож. Быть может, бензопилу или отбойный молоток, но уж никак не нож. Хотя, зная ее в течение десяти месяцев, я не мог допустить, что она станет портить себе карьеру или даже просто тратить свое личное время на Фридо.
        Спунер, пожалуй, была самой подходящей подозреваемой, к тому же она изрядно озадачила меня. Не похоже, чтобы она была жестокой, но мы с Макхью порылись в ее пожитках. Не у каждого есть плетка-девятихвостка. Да и ее реакция на смерть Фридо казалась несколько ненатуральной. Побыв женатым, я обратил внимание, что люди, обманывающие друг друга, обычно ведут себя не очень рационально, и вот это на Спунер было уже похоже. Я пометил ее как возможного убийцу.
        Оставались Твердобокий и Берни Бо-бо. У Бо-бо был только один явный мотив. Этот клоун страстно желал Вайму Джин всем своим маленьким оловянным сердцем в течение уже нескольких месяцев. Соответственно, он ревновал к Фридо да и ко всем остальным, кто был выше метра ростом, но прятал свои чувства так же тщательно, как и все остальное. К несчастью, мне пришлось вычеркнуть его, потому что Берни так боялся острых предметов, что даже ел при помощи пластиковых приборов.
        Зато его приятель Твердобокий был единственным, кого бы мне хотелось обвинить. Он не придерживался никаких принципов, о которых стоило бы говорить,  - ведь он оказывал знаки внимания самой О'Дей. К несчастью, даже его лучший друг, если у него вообще были друзья, должен был бы признать, что силы рук ему не хватило бы, чтобы прирезать и слепого паралитика, а представить криминальный талант в человеке, который не мог толком составить расписание вахт на восемь человек, было и вовсе затруднительно.
        Последней в моем списке, разумеется, значилась Катарина, которая, по-видимому, и послужила причиной или катализатором того, что случилось. Пока она не появилась, все у нас шло вполне мирно, а о себе она рассказывала очень мало, даже мне. И все же, хотя modus operandi явно указывал на определенные наклонности, я бы на нее не поставил. Если бы она преднамеренно напала на Фридо, то справилась бы с этим получше, а если она совершила убийство в беспамятстве, тогда слишком уж странно выглядело такое своевременное появление распечатки Макхью.
        Лично я не убивал Фридо, к тому же я был совершенно уверен, что он не попал под поезд, да и мясника у нас в штате не числилось. Я уже был склонен включить и кошку в список подозреваемых. Но прежде, чем я смогу ответить на вопрос, кто убил Фридо, следовало выяснить - почему. У Фридо не было ни одного явного врага, хотя и друзья его не очень-то любили.
        Я дошел в своих рассуждениях до этой точки и уже собирался начать все сначала, когда Твердобокий, просунув голову в дверь, прервал мои размышления.

        - Вы собрали отпечатки пальцев?  - требовательно спросил он.
        Аннали грохнула сковородкой по разделочному столу:

        - Чьи? Мы все здесь едим!

        - К тому же я все равно не знаю, как это делается,  - прибавил я.  - Почему бы тебе не вернуться на мостик поуправлять кораблем?
        Голова Дэви Ллойда исчезла. Через минуту появилась голова Бо-бо.

        - Кен, могу я поговорить с тобой наедине?

        - Конечно, Берни.  - Я вышел в коридор вслед за ним.

        - Кен, последнюю пару дней я постоянно слышу какие-то посторонние звуки на корабле.  - Берни выглядел необычно возбужденным. Может быть и я тоже был таким же, поэтому постарался удержаться от напрашивавшегося ответа.

        - Так,  - осторожно проговорил я.

        - Знаешь, в одном кино я видел, как вампир превратился в дым, и я подумал, что таким вот образом Линдквист и пробралась на камбуз и убила Фридо, когда ее никто не видел.

        - Берни,  - ласково улыбнулся я,  - такого даже в кино теперь не увидишь. Не будешь ли ты так любезен вернуться на мостик и помочь Дэви Ллойду управлять кораблем? Мы с Аннали справимся.

        - Честное слово, Кен, я все время что-то слышу!

        - Конечно-конечно. А теперь иди на мостик.  - Я развернул его и отправил прочь, а сам вернулся в камбуз.
        Аннали, взгромоздившись на стул, рылась в стенных шкафах.

        - Что там у Берни?

        - Он тоже что-то слышит.

        - Черт!  - Она озадаченно посмотрела на меня.  - Только этого нам еще не хватало. Разрази меня гром, если здесь можно что-нибудь найти. Будем проверять склад?

        - Давай, пошли.
        Мы вместе зашагали по коридору.

        - Проклятая кошка меня оцарапала, ты видел?  - Макхью показала свое запястье.

        - Я же говорил тебе, не надо было пытаться побрить ее, чтобы выяснить, нет ли у нее на коже вытатуированных посланий.

        - А вдруг бы что-нибудь нашлось,  - оправдываясь, проворчала Макхью. Она откатила дверь на склад и взялась осматривать нижние полки.  - Проклятье,  - пробормотала она.  - Клянусь, кто-то здесь шарил.

        - Дух Фридо?  - предположил я.

        - Перестань!  - выпалила она.  - Говорю тебе, Вайма Джин тоже что-то слышала несколько раз.  - Она повернула голову и вопросительно посмотрела на меня.  - Ты слышишь - кто-то дышит?

        - Нет.

        - Где-то там. О Боже, у нас на корабле привидения!

        - Макхью, а ну перестань!

        - Кен!  - Она аж побелела и начала медленно отступать к двери.  - Серьезно. Я тоже слышу. Звук вон оттуда.  - Она указала на контейнер с овощами.  - Господи! Оно стонет!

        - Макхью! В этом контейнере ничего, кроме репы, нет.  - Я подошел и одним рывком открыл дверцу контейнера.

        - Вот он!  - вскрикнула Макхью.
        Я тупо смотрел перед собой, не веря своим глазам.

        - Клайд, ты что здесь делаешь?
        Клайд, продавец бус, сидел, скрестив ноги, на куче корнеплодов и выуживал складной ложкой консервированные персики из банки. Он улыбался до тех пор, пока не узнал меня.

        - Ох, нет! Ты - тот самый парень, у которого девушка хорошо дерется.
        Макхью привстала на цыпочки и прищурила глаза:

        - Что-то ты не очень похож на привидение. Клайд похлопал широко раскрытыми веками и чуть не выронил банку с персиками.

        - Привидение! Где?
        Я забрал у него банку и поставил ее на пол. Потом крепко взял безбилетника за плечо.

        - Это не привидение. Этот такой-то и сякой-то пытался вытащить у меня бумажник в Шенектади, -пояснил я.  - Должно быть, он едет зайцем.

        - Эй, кого это ты называешь таким-то и сяким-то? Ой!  - запротестовал Клайд.

        - Отведем его к Твердозадому и зададим пару вопросов,  - сквозь зубы процедила Макхью и ухватила Клайда за другую руку. Мы вместе пнули свою жертву.

        - Эй, погодите! Не так грубо! Может быть, я ничего не помню!  - Клайд поджал ноги, и нам пришлось приподнять его и нести по коридору на мостик, где мы и засунули его в одно из противоперегрузочных кресел рядом с совершенно ошарашенным Твердобоким.

        - Что это? Откуда он?  - только и спросил Дэви Ллойд.

        - Ох, сэр. У меня плохо с памятью. Я так плохо все помню,  - сообщил ему Клайд.

        - Ты вылез из овощного контейнера, Клайд. С этого и начнем,  - подсказал я.

        - Берни, следи за приборами,  - проворчала Макхью.  - Что ж, Клайд, может, нам сломать тебе несколько пальцев, чтобы помочь вспомнить все?

        - Ты не очень хорошая женщина!  - с тревогой заметил Клайд, что было, пожалуй, первыми достаточно правдивыми словами, которые я от него слышал.

        - Кто этот парень? Что здесь происходит?  - взорвался Твердобокий, ни к кому конкретно не обращаясь.

        - Это заяц, и, может быть, он и вырубил Фридо,  - объявила Макхью.

        - Что такое «Вы рубил в ридо»?  - поинтересовался Клайд.

        - Чего? Да кто ты такой?  - Дэви Ллойд был уже на грани срыва.

        - Я-то? Зовут меня Обедия Видерспун,  - доложил Клайд. Он глянул на меня и поспешно добавил: - Но друзья называют меня Клайд.

        - Клайд ты и есть,  - фыркнул я.

        - Кен, ты там что-то рассказывал, как этот парень пытался залезть тебе в карман на Шайлере?  - напомнила мне Макхью.
        Я кивнул.

        - Ох, нет!  - поспешил вставить Клайд.  - Мы просто друг друга не поняли. Та дама со светлыми волосами - она все уладила.
        Твердобокому по-прежнему было трудновато уследить за разговором.

        - Кто этот парень?  - тупо повторил он.

        - Это заяц, который пытался залезть к Кену в карман. Он, должно быть, пробрался незамеченным на борт челнока,  - пояснила Макхью.  - И должно быть, он и обработал Фридо.
        На лице Дэви Ллойда начало появляться понимание.

        - Это ты добавил лишних семьдесят килограммов веса на челноке!  - Он погрозил кулаком.  - Ты знаешь, во что мне это обошлось?

        - Оставь, Дэви, это же только деньги. Ну, Клайд, что ты делаешь на борту нашего корабля?  - довольно любезно осведомился я. Клайд молчал.  - Может быть, нам позвать Катарину? Это поможет освежить его память, особенно если она доступно объяснит ему, что зайцев обычно выкидывают в воздушный шлюз.

        - Не надо, дядя! Я уже все вспомнил!  - заволновался Клайд.
        После чего у нас появилась другая проблема - как заткнуть фонтан Клайда. Как он объяснил, недолгая, но впечатляющая встреча со мной и Катариной оставила его несколько озадаченным, вследствие чего он не совсем удачно встретился с одним большим джентльменом. Тот большой джентльмен оказался хорошим знакомым некоторых полицейских и не пожелал проявить, как Катарина, должное понимание. Чувствуя настоятельную потребность проветриться, Клайд вспомнил, что Катарина что-то говорила про десятичасовой челнок, который мог бы увезти его подальше с этой негостеприимной планеты, и немедленно начал действовать.

        - Вот такой я импульсивный парень,  - объяснил он.
        Нам так и не удалось за целый час расспросов, перемежаемых страшными угрозами, сбить его с толку или хотя бы выколотить что-нибудь более внятное. Любые вопросы, касавшиеся Фридо, он встречал с совершенно непонимающим видом. Берни без конца вертел головой, чтобы посмотреть, что происходит, но благоразумно молчал, что было совсем на него не похоже. Наверное, все дело было в том, что Аннали не отходила от него дальше чем на расстояние вытянутой руки.
        Наконец Макхью вытолкнула Твердобокого и меня в коридор. Там она озадаченно посмотрела на нас:

        - Может, я чего не понимаю? Это он взаправду?
        Так разговаривает? Я покачал головой:

        - Естественно, нет. Но все же я не думаю, что это он убил Фридо.

        - А я думаю, что он мог это сделать,  - не согласился Твердобокий.
        Макхью, сроду не отличавшаяся особым тактом, резанула в ответ:

        - Ты такой же дундук, как и он!

        - Это оскорбление!  - взревел Твердобокий.
        Я встал перед Аннали, чтобы у нее не появилось искушения ответить ударом ногой в живот.

        - Погодите, ребятки. Я хочу кое-что попробовать.
        Я вернулся в рубку и рывком поднял Клайда на ноги.

        - Эй, Клайд, мы сейчас совершим небольшое путешествие, но пока еще не в воздушный шлюз.

        - Подожди, а куда мы идем?  - полюбопытствовал он, явно нервничая.
        Я толкал его до самой каюты Фридо, где мы пока временно оставили его тело. За нами плелись Макхью и Твердобокий.

        - Клайд, это твоя каюта,  - объявил я и тычком проводил его в дверь, чтобы посмотреть, как он отреагирует.  - А это твой сосед по комнате.
        Макхью сразу все поняла. И со смешком добавила:

        - Этот парень с перерезанным горлом - бывший хозяин комнаты. Клайд, познакомься с Фридо.
        Наш приятель Клайд застыл до кончиков взлохмаченных волос. Секунды через две он издал душераздирающий вопль и прыгнул прямо в мои объятия.

        - Я больше никогда не буду ездить зайцем, никогда-никогда. Я буду все для вас делать, ну пожалуйста, заберите меня, я даже могу чистить ваши свинарники…
        Я разжал руки, и он рухнул на пол. Приземлившись, он без промедления начал протирать мои теннисные туфли своим рукавом.
        Я повернулся, чтобы посмотреть в глаза Твердобокому:

        - Дэви, я бы сказал, что этот диалог немного тривиален, но если парень знал, что увидит труп Фридо, значит, он гораздо лучший актер, чем я мог бы сказать.
        Аннали тоже взглянула на Твердобокого и покачала головой.

        - Хорошо, вы выиграли. Это не он,  - с отвращением выдавил капитан.  - Давайте подумаем, как засунуть Фридо в морозильник.
        Проводив Дэви с Клайдом в рубку, мы вместе с Макхью закончили проверять полки на складе. Но ничего не нашли и наконец отказались от своей затеи. Затем мы опять собрали всех и поставили на голосование вопрос - а не посадить ли Клайда под замок, но это не прошло - идея понравилась только кошке Берни. Твердобокий и Бо-бо возобновили вахту, Макхью и Дайкстра вернулись в свои постели, а Клайду мы отдали банку с персиками и в виде утешительного приза вручили его Вайме Джин.
        Едва Аннали закрыла за собой дверь, я вернулся на камбуз. По-быстрому залез под раковину, отсоединил сливную трубу и разобрал сифон.
        Там среди какого-то склизкого мусора плавал маленький комочек волос, я сложил все это в пузырек и запечатал на случай, если кто-нибудь когда-нибудь сможет провести исследования. Пока я занимался сбором улик, мое внимание привлекло нечто, похожее на маленький камешек. Я выудил его, чтобы поднести поближе к свету.
        И тихонько присвистнул. Тусклый, шероховатый, он был похож на необработанный изумруд, карат на пять с половиной. Я мог и ошибиться, но был уверен, что не ошибся,  - в кристаллических структурах я разбираюсь лучше, чем в людях. Я запечатал его вместе с волосами, убрал пузырек в несессер для бритья и пошел спать.
        Тем временем Дэви Ллойд решил перейти на другой график вахт - по склянкам, когда каждая вахта длилась бы восемь склянок, что было бы совсем неплохо, если бы склянки у нас отбивались. Моя вахта прошла скучно, потому что мне пришлось нести ее в одиночку. Следующая была еще хуже, а про третью лучше и не вспоминать.
        Сменившись, я медленно побрел в сторону своего отсека.

        - Привет, Катарина. Как ты там?  - поинтересовался я, когда закрыл за собой дверь гостиной.

        - Отлично, Кен, честное слово. Я теперь дочитываю все, что не успела прочесть раньше. Мне куда лучше, чем тебе.  - Тем не менее в ее голосе слышалось беспокойство.
        Почти все свое свободное время я проводил у двери Катарины - она действовала на меня успокаивающе. Я поставил стул рядом с ее дверью и сел, прислонившись головой к переборке.

        - Все в порядке. Просто я устал. У Ваймы Джин не хватает времени управляться с рутинной работой. Давай поговорим о чем-нибудь другом, кроме работы.  - Я закрыл глаза и прислушался, как двигатели корабля раздирают протоны на фермионы.

        - Хочешь, еще разок поспорим на философские темы?  - предложила она, оживляясь.

        - Ну уж нет, ты меня просто потрясла тем, как много каламбуров можно понаделать из Спинозы.  - Я повернул голову и посмотрел на металлическую перекладину, которую Твердобокий и Дайкстра приварили поперек двери.  - Катарина, я вот все хотел спросить, почему ты не стала возражать, когда Дэви Ллойд пытался повесить убийство Фридо на тебя?

        - Я решила, что будет безопаснее, если наш Икс станет думать, что я надежно заперта,  - тихо призналась она.

        - Почему? Если Икс вырубит тебя, как он, она или оно разберется с убитым Фридо?
        Иксом мы называли нашего загадочного убийцу.

        - Кен, а если бы Икс вырубил тебя, какое у меня было бы алиби?  - мягко осведомилась она, и я заткнулся.  - Кен, поверь, так будет лучше. Все прояснится, когда мы доберемся до Новой Бразилии. А пока перестань совать свой нос повсюду.
        Я покачал головой:

        - И не надейся.  - Тут я даже засмеялся.  - Дайкстра уже начала называть меня
«инспектор Мегрэ». Боюсь, что доверчивость нельзя считать моей сильной чертой.

        - Как долго ты был женат?  - тихо спросила она.

        - Ого, я и не думал, что это так заметно.

        - Заметно. Кроме того, ты упомянул свою бывшую жену раз шесть или восемь.

        - Да? Как неосторожно с моей стороны, правда?  - Я немного подумал.  - Это продолжалось полгода. Мне кажется, она даже не успела распаковать свое барахло.

        - Извини.

        - Не надо. Все давно прошло.

        - Ты хочешь об этом поговорить?

        - Да… Нет… Не знаю… Меня это больше не занимает.  - Я снова немного подумал.  - Честно говоря, я не имею ни малейшего представления, из-за чего все так получилось. Я думал, что мы оба стараемся, как лучше. Она была рекламным агентом. Она не была особенной красавицей - пару раз, когда она сама приглашала меня куда-нибудь, я отказывался, но у нее имелся какой-то напор, если ты понимаешь, что я хочу сказать.

        - Думаю, да,  - медленно ответила Катарина.

        - Было довольно забавно. Когда мы были с ней вместе, она каждый день посылала мне цветы, а когда я выходил после занятий, на машине красовалась новая голограмма. Ей очень нравилось, что я собираюсь стать космонавтом.

        - А потом?

        - Ну, я закончил учебу и получил направление на флот, а когда сделал ей предложение, она повела себя более чем странно. Я думал, что она собирается сказать «нет», а она вдруг очень обрадовалась. Она мигом подала заявление и все говорила, как хорошо, что мы сейчас собираемся связать наши жизни вместе. Она, оказывается, все рассчитала.
        Я даже через дверь чувствовал, как смотрит на меня Катарина.

        - Так сразу и поженились?  - догадалась она. |

        - Через четыре часа, представь себе. Я до сих пор не могу представить. Примерно столько же длился медовый месяц. А после я уже ничего не мог сделать так, как надо.
        Катарина вздохнула:

        - Думаю, все складывается. Я знаю подобные истории.

        - Может, кому-то повезло больше. Сначала она не хотела детей, потом ей нужны были дети, потом она опять не хотела детей. Я уже совсем ничего не понимал. Тогда я стал проводить больше времени с ней, и все стало еще хуже. Черт возьми, мне не нравится слушать, что я не умею готовить, от женщины, которая и воды не может вскипятить.

        - А что говорили ее друзья?

        - Бог знает, она меня с ними так и не познакомила. Это тоже тебе знакомо?

        - Да. Я так понимаю, иногда она лгала?

        - Как дешевая газета. Из-за всякой ерунды. Сначала я не придавал этому значения, потом разозлился… - Я замолчал и вздохнул.  - Представляешь, я до сих пор время от времени получаю от нее голограммы.  - Я покачал головой.  - Думаю, это я во всем был виноват.
        Я услышал, как Катарина усмехнулась.

        - Да что ты говоришь?

        - Нет, не потому, что вел себя как идиот, не потому, что поторопился с женитьбой. Я и вправду думал, что один во всем виноват. Мне понадобилось немало времени, чтобы прийти в себя. Но потом я подумал, что если ты ходишь по рельсам, то должен знать, как выглядит паровоз. Я же кончил тем, что повис на скотоотбойнике. Кстати, а что такое скотоотбойник?

        - Я видела его однажды в музее в Балтиморе. Это что-то типа большого совка, чтобы спихивать с рельсов крупных животных.

        - В Балтиморе? Это в Ирландии?

        - Нет, это район Вашингтона.

        - А-а, я там был. Там Флотская Академия. А ты долго жила в Вашингтоне?

        - Нет, не долго,  - отозвалась она и не стала продолжать.  - Так ты потом ушел из военного флота?

        - Да, и подальше. Как оказалось, я действительно далеко попал.

        - Давно это было.

        - Думаю, лет пять назад. Иногда уже забываю. А ты почему ушла? То есть, до того, как стала вампиром? Черт, это дурацкий вопрос, да?
        В дверь из коридора постучали, и ей не пришлось отвечать.

        - Входите,  - пригласил я.  - Открыто. Заглянул Клайд.

        - Привет, ты все злишься на меня?

        - Привет, Клайд. Нет, не злюсь. Где ты был? Что-то я тебя давненько не видел.

        - А, я в основном помогал Вайме Джин. После того как она объяснила, что случилось, я почему-то подумал, что ты, наверное, не захочешь меня видеть.

        - Ты все верно понял,  - подтвердил я.

        - Еще я пришел повидать мисс Катарину.

        - Привет, Клайд,  - поздоровалась из-за двери Катарина.  - Не бойся, руки я тебе ломать не стану.

        - Ну, спасибо!  - Клайд немного помялся.  - Мисс Катарина, можно я задам вам личный вопрос?

        - Валяй.

        - Вы правда настоящий вампир?

        - Синдром Маклендона. Перекрести меня и запасись осиновым колом.
        Глаза Клайда загорелись.

        - Ого! Вот это да! На меня никогда раньше не нападал вампир!  - Он пошарил по своему балахону, пытаясь найти карман, и наконец извлек оттуда блокнот.  - Э-э… можно попросить ваш авто-граф?
        Я закрыл глаза:

        - Клайд, может, попозже? Но Катарина сказала:

        - Ничего-ничего, Кен. Просунь его в щель в двери.
        Клайд, пританцовывая от свалившегося на него счастья, подошел к двери и протолкнул в щель блокнот. Катарина, чиркнув там что-то, вытолкнула его обратно.
        Клайд спрятал блокнот.

        - Ну, спасибо! Извини, что помешал тебе, дядя. Да, мистер Кен, вы с мисс Катариной играете в карты? Мисс Вайма Джин подумала, а вдруг вы скучаете?

        - Как ты думаешь, Катарина?  - поинтересовался я.

        - Можно. Покер или бридж?

        - Бридж,  - выбрал я. Клайд поерзал:

        - Но я не умею играть в бридж.

        - Ну что ж,  - вздохнул я,  - тогда в покер, завтра вечером. Только на деньги я не играю. К тому же у тебя их и нет.

        - У меня есть коробочка изюма. Мы можем разделить его и использовать вместо фишек,
        - предложила Катарина.

        - Здорово! Пойду скажу мисс Вайме Джин.  - И Клайд торопливо выбежал за дверь.
        Катарина заразительно рассмеялась. Я терпел с полминуты, а потом, прислонившись к двери, захохотал и сам.

        - О Господи,  - простонал я, вытирая слезы,  - не могу поверить, что это все со мной происходит.

        - Да и со мной такое впервые. Ты сегодня не работаешь?
        Я покачал головой:

        - Нет. Дэви Ллойд опять переделал расписание. Он объявил, что моя вахта начнется, когда пробьет двадцать четыре склянки, совершенно позабыв, что больше восьми склянок ни на одном судне не бьется.

        - Послушай, Кен, тебе надо отдохнуть.

        - Ты права. Но сначала мне надо кое с кем поговорить.

        - Так и быть. Но все же оставь несколько часов на сон. Спокойной ночи. И спасибо, что рассказал мне о своей бывшей.

        - Спасибо, что выслушала меня.  - Я утащил стул обратно в спальню и вышел в коридор.
        Спунер несла вахту, а Клайд был при ней учеником, так что первым делом я зашел повидать Берни.
        Твердобокий у себя в каюте выпиливал по дереву, а Берни сидел в гостиной и играл в кости со своей кошкой. Старушка Саша-Луиза кроме шикарной черепаховой масти могла похвастаться разве что катарактой на обоих глазах. Она видела так плохо, что совершенно не могла разглядеть, сколько очков выпадает на кости, поэтому Берни безбожно жульничал.
        Он поднял голову:

        - Привет, Кен. Что ты приготовил на обед? Пахло очень вкусно.  - Голова у Берни слишком велика для его шеи. И вообще он выглядит так, словно его собрали из самых разношерстных запчастей.

        - Ножку барашка под соусом бордолез и немного овощей для Катарины.

        - Ну и как?
        Я пожал плечами:

        - Честно говоря, я съел все, не особо обращая внимание.
        Мы немного поболтали. Я сосчитал его флакончики с пилюлями. Берни записал на Сашин счет еще двадцать два миллиона долгов и выдал ей банку консервированного лосося, чтобы отпраздновать событие. Он вел себя немного нервно, но не больше, чем обычно. Я ничего толком не выяснил.

        - Ну что ж, все равно спасибо,  - поблагодарил я его напоследок. Но в дверях чуть задержался: - Да, Берни, к Фридо, конечно, это не имеет никакого отношения, но почему ты так боишься заболеть?
        Некоторое время он молча гладил кошку.

        - Кен, если я заболею, кто позаботится о Саше-Луизе?
        Я вышел, чувствуя себя слегка укрощенным по сравнению с тем Кеном, который входил к Берни.
        Следующей в моем списке значилась Макхью. Я нашел ее на складах - она проводила инвентаризацию, что вообще-то должен был делать Дэви Ллойд. Я уважаю деловые качества Макхью, но все же не могу сказать, что она мне нравится. И не знаю, кому вообще она нравится, кроме Дайкстры.
        Она выразила некоторый интерес по поводу прошлого Катарины, и я рассказал ей немного из того, что знал сам. Она держала глаза полузакрытыми, стараясь, чтобы ее лицо не сказало ничего лишнего. Из нее бы вышел хороший игрок в покер.
        Мы поговорили - ей нашлось что сказать о Фридо, правда только плохое. Время от времени она бросала намеки в адрес Спунер, а пару раз я заметил, что она внимательно на меня смотрит, словно раздумывает, что сказать. Мы вернулись в ее каюту. Посреди гостиной махала гантелями Розали, она махнула нам рукой и что-то проворчала, когда мы проходили мимо.
        Я не очень силен по части сыска. Мне не потребовалось много времени, чтобы исчерпать все мыслимые и немыслимые вопросы, и вдруг я понял, что мой взгляд блуждает по стенам каюты Макхью. Не считая быстрого обыска, который я проводил, когда мы искали улики, я был в этой каюте впервые, а может, это и вообще был первый раз, когда кто-то посторонний, кроме Дайкстры, вошел в эту каюту.
        На одной стене в несколько рядов висели сертификаты в рамочках - рамочки тоже были неплохие. Они отражали довольно успешное продвижение по службе во флоте начиная с должности младшего сержанта, к этому добавлялась целая россыпь благодарностей и поощрительных грамот. Ее трудовой путь также был отражен грамотами и рекомендательными письмами с других кораблей. Она хорошо поработала на хороших кораблях.
        Наверное, она следила за моим взглядом, потому что задать вопрос не позволила.

        - Убирайся отсюда к черту, Кен,  - буркнула она, глядя в пол. Впервые в ее голосе едва слышно прозвучало чувство.  - Убирайся к черту.
        Я пересек гостиную, чтобы заглянуть к Розали. Этой необъятной женщине, самой тихой на борту и самой большой, было далеко за тридцать.
        Мы поговорили. Она переключилась с поднятия тяжестей на вязание, чем напомнила мне мадам Де-фарж. Я мало что знал о личной жизни Дайкстры, но после десяти месяцев, проведенных на одном корабле, не мог сказать, что о других знаю больше.
        Ни о ком она не могла сказать много, а о себе - меньше, чем о других, и в основном все, что она говорила, было совершенно нейтральным, что ничего толком не прояснило. Она ни о чем меня не спрашивала, и я не отважился слишком долго расспрашивать ее. Я совершенно зря потерял время.
        Оглядывая ее спальню, я заметил только одну неуместную вещь - фотографию маленькой девочки.

        - Симпатичная девочка,  - похвалил я, удивляясь, почему не заметил фотографию, когда обыскивал ее каюту.
        Розали ничего не сказала, но повернула голову, чтобы наконец-то посмотреть на меня.

        - Сколько ей лет?  - спросил я.

        - Девятнадцать,  - ответила Розали.  - Неделю назад исполнилось.

        - Очень мило,  - чувствуя некоторую неловкость, пробормотал я.  - Она и вправду очень хороша. А не такие старые фотографии у тебя есть?
        Мне показалось, что она хочет ткнуть спицей в стену. Потом она молча отложила вязанье и снова взяла одну из своих гантелей. Но железяка упала на пол. Я сидел и удивлялся - чем же я пользовался, вместо мозгов?
        Наконец Розали посмотрела мне в глаза:

        - Если тебе еще приходит в голову мысль снова жениться, выбрось ее из головы, Кен. Овчинка выделки не стоит.
        Потом она подняла гантели и опять начала делать упражнения, а я тихо вышел.
        Твердобокий дожидался меня в коридоре, чуть ли не подпрыгивая от злости. Я ему посочувствовал - Дэви Ллойд был так выбит из колеи, что испытывал настоятельную потребность на кого-нибудь разозлиться.

        - Черт тебя подери,  - хрипло прошептал он.  - Ты ходишь тут и вынюхиваешь, суешь везде свой нос и свое удостоверение отставного вояки. Так вот, это мой корабль! Если твоя проклятая подружка-вампирша не убивала Фридо, ты мне скажешь, кто его убил! Слышишь меня, а ну-ка, скажи, кто это сделал!
        У Берни хоть кошка была для компании.
        Прежде чем уйти, я долго смотрел на Дэви Ллойда. Его начало трясти, и я подумал, что он, наверное, ждет, что я ему отвечу.
        У меня по-прежнему было шесть подозреваемых. Семь, если считать Катарину. Восемь, если считать кошку, но кошка так и не научилась ловить свой собственный хвост, не стукаясь при этом головой о стену.
        Я задержался у Катарининой двери, чтобы рассказать ей, как идет расследование, а потом поспал несколько часов.
        Когда я выспался и заявился на мостик, Клайд как раз уползал оттуда. Спунер повернулась ко мне. Лицо ее несколько осунулось.

        - Тяжелая вахта?  - посочувствовал я.

        - Привет, Кен. Еще бы, эта посудина кого хочешь доконает. Я тебе не завидую. Хотя пока все индикаторы зеленые. Но если понадобится, зови - помогу.

        - Прекрасно!  - Я скользнул в кресло рядом с ней.  - А как остальное? Клайд работает?

        - Старается.  - Она нервно улыбнулась и пригладила волосы.  - Он учит меня ботать по фене.
        Я озадаченно посмотрел на нее:

        - Что делать?

        - Ой, он не так это называет, он называет это жаргоном, ну, это язык, на котором воры разговаривают. Это так интересно.

        - Еще бы,  - ответил я. Вайма Джин больше всех остальных любила поговорить, а я обычно приводил ее в хорошее настроение.

        - Не надо так к этому относиться, Кен,  - строго сказала она.  - Клайд не может взять и сразу стать другим. Удивительно наблюдать, как он меняется.

        - Мы не можем ждать милостей от природы,  - провозгласил я, стараясь не улыбаться.
        - Хорошо, я дам ему шанс. Мне вообще надо быть ему благодарным - он так одевается, что никто теперь не смеется над тем, что ношу я.

        - Ну, не знаю,  - протянула Вайма Джин, не поясняя, к чему относится ее замечание.
        - Чем ты занимался?
        Я мрачно посмотрел на нее:

        - По-прежнему пытался найти убийцу.
        И отвел взгляд, увидев, как ее глаза наполняются слезами. Она махнула рукой и поднялась.

        - Пока, Кен. Желаю тебе спокойной вахты. Однако спокойной вахту назвать было бы трудновато.
        Трансмиссия «Шпигата» и его компьютеры крайне нуждались в хорошем ремонте. Иногда с нашим корабликом случались припадки. Он приберег один и для меня. Когда на пультах во второй раз в двух разных местах загорелись красные лампочки и мне понадобилось не меньше чем четыре руки, я уже начал жалеть, что поругался с капитаном своего предыдущего корабля. Вахта тянулась долго и безрадостно, и задолго до ее окончания мне стало очень жаль, что рядом нет Катарины, чтобы хоть чем-то помочь.
        Меня должны были сменить Твердобокий и Бобо. Они опоздали на несколько минут, и я был изрядно разозлен, когда они наконец появились.

        - Эй, Дэви Ллойд,  - заорал я в сторону двери,  - ты готов принять вахту? Пора уже.
        Твердобокий осторожно просунул голову в дверь.

        - Привет, Дэви Ллойд,  - уже тише прорычал я.  - Бери своего приятеля и входи, не мешкай. Панель теперь твоя, и наконец-то у меня все индикаторы зеленые. Я уже и в журнале расписался. Самое интересное вот что: за нами идет корабль с постоянным ускорением. Через час он должен пройти мимо.

        - Корабль?  - просипел Твердобокий.  - Какой корабль?

        - Не знаю. Возможно, чужой. Похож на корабль Грызунов, который мы видели у Шайлера. Хочешь, спрошу?  - Пока я включал рацию, откуда-то прикатился Бо-бо.  - Говорит «Туфля Рустама», регистрационный номер 19 747. Назовитесь, пожалуйста.
        Немедленного ответа не последовало, и я встал, чтобы уступить место Берни.

        - Все твое, Дэви Ллойд. Что с тобой? Ты еще бледнее, чем Катарина.
        Дэви Ллойд выглядел так, словно с ним только что поздоровался призрак Фридо, да и Берни вдруг стал точно таким же. Я смотрел на них и качал головой. По кораблю плавало слишком много вопросов, включая необработанные изумруды и стиральный порошок.
        Уже на выходе я услышал ответ с другого судна.

        - Презренные крысы,  - проворчало что-то удивительно невыразительным голосом.

        - Работай, Дэви. Пока,  - засмеялся я и потопал по коридору. На камбузе Макхью и Дайкстра утешали огорченную чем-то Спунер. Двери отсеков с обеих сторон были настежь открыты.
        Но едва я собрался прикрыть дверь Спунер, как мимо моего лба, вращаясь, метеором пролетела какая-то жестянка, чтобы тут же исчезнуть в отсеке Макхью и Дайкстры. Я повернул голову и успел-таки заметить, как в дыру в боку нашего корабля с любопытством заглядывают звезды, но защитная система немедленно накрепко перекрыла выходы с обеих сторон.
        Дверь Спунер сорвала кожу с моей ладони, но я не стал бы на это жаловаться. Боевую ракету я могу узнать с завязанными глазами, а если бы она чуть-чуть отклонилась, то я наблюдал бы за всем происходящим уже из космоса и тогда уж точно ни на что не смог бы пожаловаться.
        Еще я почувствовал, как подо мной задрожала палуба. Выдав что-то глубокомысленное типа «Черт возьми!», я бросился обратно на мостик.
        Бо - бо замер в кресле второго пилота, закрыв лицо руками. Рядом с ним, застыв словно восковой, сидел Твердобокий. Чужой корабль приближался, готовясь выпустить следующую порцию ракет.
        Картину несколько скрасил по-прежнему невыразительный тонкий голос с другого корабля:

        - Грязные вонючие кидалы. Я вас поджарю, крысы. Готовьтесь к смерти.
        Я перегнулся через плечо Дэви Ллойда, взял управление на себя и задал кораблю
«полный назад». "У"-каналы почему-то без возражений попали на нужное место, а на панели сразу четыре разных индикатора переменили цвет на красный. Так как наше движение вперед больше ничем не подпитывалось, чужак на полном ходу проскочил мимо.
        Тот корабль не был военным, но на нем стояло военное вооружение. Должно быть, они решили, что у нас есть какое-либо защитное оружие или защитное поле - иначе ракета, пролетевшая на камбузе мимо моего носа, взорвалась бы у меня прямо перед лицом. Судя по показаниям индикаторов, еще штук пять ракет влетели во второй трюм и вышли с другой стороны.

        - Само дружелюбие, а?  - хмыкнул я, стараясь говорить спокойно, и огляделся.  - Как спросил Братец Кролик у Братца Лиса: «А кто эти ребята?»
        Никто не рискнул ответить.

        - Берни! Дэви Ллойд!  - Я шлепнул Твердобокого по щеке, но он никак не отреагировал. На мостик ввалились Макхью и Дайкстра, за ними появились и Спунер с Клайдом.

        - Какого черта… - начала было Макхью. Реакция у нее хорошая. Терпение не относится к числу ее достоинств, а когда доходит до дела, тут уж она действует без отлагательств. Наверное, Бобо увидел, как она заносит кулак, потому что умоляюще простонал:

        - Этот корабль в нас стрелял. Они пытались убить нас!  - И это слегка увеличило продолжительность его жизни.

        - Боже! Мы покойники!  - услышал я голос Спунер. Хорошо еще, она не успела повалиться на нас в бессознательном состоянии - Клайд подхватил ее за плечи.

        - Он правду говорит?  - в некотором замешательстве поинтересовалась Макхью.
        Я подтвердил:

        - Мысль несколько непривычная…

        - Ну и что, черт возьми, мы будем делать?  - потребовала ответа Макхью, переводя взгляд с Твердобокого на Бо-бо. А потом многозначительно прибавила: - Мой инструктор кое-что говорил о том, как плохо мыть окна яйцами, сваренными всмятку.
        Я и забыл, что она сержант запаса. У меня в го-лове словно что-то щелкнуло - наверное, потому, что по сосудам тек сплошной адреналин.

        - Так!  - во всеуслышание объявил я.  - Твердобокий, будучи единственным офицером запаса на этом судне, я поднимаю восстание. Для чего сам себя призываю в действующую армию и реквизирую твой корабль для военных целей согласно параграфу
147.2-а Общих Правил. Вылазь из кресла!" И ты, Бо-бо, тоже. Дайкстра, помоги-ка сдвинуть с мест этих снеговиков.
        Дайкстра, может быть, и медлительна, но уж никак не глупа. Твердобокий отлетел в сторону, как рыба, выброшенная на берег.

        - Макхью, ты теперь мой заместитель, занимай кресло Бо-бо. Дайкстра, вы со Спунер выгоните всех отсюда, а потом возьмете лом, выпустите Линдквист и пришлете ее сюда.

        - Но дверь же заварена,  - напомнила Дайкстра.

        - Я более чем уверен, что Дэви Ллойд работал горелкой со своим обычным старанием, так что за
        пять минут вы должны справиться. После этого спуститесь вниз и подготовьте спасательную шлюпку. Мостик опустел.

        - Макхью, сбрось давление во втором трюме до нуля. Нас продырявили, и сейчас мы распыляем жабий помет по всему прилегающему пространству.

        - Есть, кэп. Так что там другой корабль сделал - напал на нас?

        - Именно.

        - Если бы эти циркачи, которые им управляют, имели хотя бы половину нормы мозгов на всех, мы бы и сами сейчас превратились в жабий помет. Как пить дать у них маневренность выше, и скоро они вернутся.  - Макхью резво щелкала переключателями.

        - Дай-ка подумать. Второй трюм… У нас там дыра, заделать ее мы не можем. Все это дерьмо летит вокруг нас с такой же скоростью и помогает нас обнаружить. Нагони-ка давление - пусть все к чертям вылетит. Тогда получится целое облако, и мы используем его как дымовую завесу.

        - Только не второй,  - простонал из коридора Твердобокий.
        Макхью продула второй трюм.

        - Слышишь? У нас мыши завелись,  - сообщила она мне.

        - Потише там!  - заорал я. Потом взглянул на Макхью.  - У них наверняка есть радар. Что там у нас в третьем трюме?
        Макхью немного подумала.

        - Проросшая пшеница.

        - Не пойдет. А в малых трюмах? В четвертом?

        - Пара тонн рождественской мишуры.

        - Отлично! Мишура! Продуй четвертый трюм!

        - Нет! Только не четвертый!  - взмолились в один голос из коридора Твердобокий и Бо-бо.

        - Так что тут у вас случилось?  - услышал я за спиной голос Катарины.
        Макхью продула четвертый трюм. Пряди мишуры завертелись вокруг оси движения корабля - и я понадеялся, что на экране радара они вполне могут сойти за силуэт корабля «Кобольд»-класса.

        - Господи,  - ухмыльнулась Макхью,  - навоз и мишура. Просто польское Рождество.
        Я повернулся к Катарине:

        - У нас проблемы. Рядом болтается какой-то корабль. Похоже, это торговец Грызунов, вооруженный не хуже крейсера. У него есть ракеты, а возможно, и пушки, и он в нас стреляет. Я продул третий и четвертый трюмы, чтобы спрятаться за дымовой завесой. Погоди-ка… - Я набрал несколько команд на корабельном компьютере, кое-что вызвал из памяти и нарисовал простую плоскую модель.

        - Похоже, ты хочешь насыпать им навозу на хвост,  - заметила Катарина.  - Чем я могу помочь?

        - Через минуту ты мне понадобишься на месте Макхью. Аннали, пока ты служила на действительной, ты наверняка побывала на Вулмере. Не забыла курс молодого бойца-подрывника?

        - Ты, грязная сексистская свинья!

        - Умничка. Где-то на складе у нас завалялись четыре заряда для расчистки препятствий. Подумай, как лучше связать их в веночек и к последнему прицепить пятидесятиметровый линь.

        - Заряды-то у нас есть, но ведь этот корабль не будет сидеть на одном месте, дожидаясь, пока мы не подвесим заряд ему на нос. Мы не сможем управлять зарядами, да и взрывчатки в каждом совсем немного - не более килограмма.

        - Я придумал другое. Возьми Дайкстру и Спунер и вытащите лебедку. Надо поднять в воздушный шлюз один из кислородных баллонов, повесить на него веночек и установить таймер на три минуты. Когда я тебе скажу, запусти механизм и вытолкни все наружу. И сделай там что-нибудь с этими Траляля и Труляля.
        На мостик заглянул Клайд.

        - Я… э-э… не мог не подслушать.  - Он потер пальцы о свой пиджак и подул на них.  - Я руками хорош-шо работаю. Могу помочь.

        - Почему бы и нет?  - кивнула Катарина.

        - Ну что ж, это и твои похороны тоже. Давай, Макхью.

        - Есть, кэп,  - козырнула Макхью и убежала, все еще слегка озадаченная.
        На ее место села Катарина.

        - Почему они в нас стреляют?

        - Черт меня подери, если я знаю.

        - Когда военный корабль нападает на торговый, торговцу остается надеяться только на две вещи: на удачу и глупость, или на глупость и удачу. Дайкстра сказала, что ты самовольно занял место Дэви Ллойда. Как у тебя с нервами?

        - Не очень. Терпимо.

        - Смотри.  - Она указала на экран. Несколько сотен небольших белых пакетиков плавали в пространстве среди мишуры и гуано.  - Должно быть, они выпали из четвертого трюма.

        - Черт, с каждой минутой становится все интереснее.

        - Так оно и есть, Кен. Не люблю быть пессимистом, но даже если эти ребята пока не видят нас через светлую изнанку твоей коричневой тучки, тучка-то трещит по всем швам. Мне кажется, скоро у нас будут проблемы.

        - Корабль качается, помоги удержать его ровно. Думаю, один из "У"-каналов все-таки попал не совсем на свое место, когда я на полной скорости включил обратный ход. Вот так, хорошо. Да, я понял, что ты хочешь мне сказать, но есть две вещи, которые сработают в нашу пользу: во-первых, они не могут не увидеть эти белые пакетики, и я думаю, они не станут палить по ним изо всех орудий, если решат, что могут взорваться из-за них и сами.

        - Неплохо. А что еще?

        - Скажу, когда придумаю.  - Я нажал кнопку внутрикорабельной связи.  - Макхью, ты на месте?

        - Черт, нет еще!  - пришел ответ.

        - Нечто большое и близкое,  - сообщила Катарина, глядя на метеоритный экран.

        - Компания?

        - Она самая. Они сильно нас повредили. Эта ржавая мышеловка не годится для ответного удара. Есть какой-нибудь план, Кен?

        - Я хочу сделать большое облако из гуано и кислорода. И пустить искру. В идеале мне бы хотелось, чтобы хорошенько бабахнуло, когда облако взорвется.

        - А мы где будем?

        - Надеюсь, далеко-далеко отсюда. На максимальном ускорении. Кажется, я вижу их на курсе градусов сто, они идут параллельно нашему курсу.

        - Это они. Допустим, мы не взорвемся прежде, чем успеем убежать подальше настолько, чтобы перестать об этом беспокоиться. Как ты считаешь, сколько у нас шансов, что кислород с гуано смешаются достаточно хорошо для взрыва?

        - Как сказано в Библии: «Из праха вышел и в прах обратишься…»
        Она огляделась, вывела на дисплей мою модель и принялась обсчитывать ее.

        - Я бы сказала, один к трем тысячам.

        - Примерно так.

        - Я и сама так подумала,  - кивнула она.  - Я слышала, ты цитировал Общие Правила, когда узурпировал командование?

        - Я процитировал параграф 147.2-а, который может существовать, а может и не существовать. Короче говоря, мой захват капитанского мостика - такое же гуано, но в тот момент мне показалось, что это неплохая идея. Ты не хочешь попробовать?

        - Нет, у тебя неплохо получается.

        - Не жалеешь, что полетела с нами?

        - Я никогда ни о чем не жалею, если это только не увеличивает объем моей талии.  - Она отрегулировала выход энергии.  - Боишься?

        - Черт возьми, нет,  - буркнул я, пытаясь придать себе храбрости.  - Я испугался, когда первый снаряд просвистел мимо моего носа. А с тех пор уже дошел до полного ужаса.

        - Ну, пока мы ждем, ты еще не вычислил, кто убил Фридо?

        - Два голоса за тебя; Аннали говорит, что это сделал злой дух; и ни у кого нет никаких догадок. Я решил, что это кошка.
        Она протянула руку и потрепала меня по шевелюре.

        - Анна Катарина, знаешь, что меня больше всего беспокоит?

        - Что?

        - Когда я дотрагиваюсь до людей, потом обычно пересчитываю пальцы на руке, чтобы убедиться, а все ли я получил обратно.

        - Постарайся, чтобы это не выглядело слишком слезливо. Твоя бывшая жена?…

        - Она просто служит примером к общему правилу. Мне совсем не нравится, что лучший друг, который у меня есть на корабле,  - это вампир, да еще и, возможно, бывший убийца.
        Она попыталась улыбнуться.

        - Кен, знаешь… - Она щелкнула меня по носу.  - Ты вроде догадливый.
        Я немного подумал, потом наклонился и поцеловал ее.

        - Я давно собирался это сказать - ты вовсе не плохая.

        - Эта лесть кружит мне голову. Может, поддадимся?
        Я включил интерком:

        - Макхью, как дела?
        В ответ раздался взрыв ругательств.

        - Проклятая штуковина застряла. Дай мне еще пятнадцать минут.

        - Мы скоро там будем,  - добавил Клайд.

        - Где Твердозадый?  - поинтересовался я.

        - Заперся в спасательной шлюпке,  - доложила Дайкстра.

        - Что он там делает?

        - Подожди немного… Спунер говорит, он там мочится… Черт, нет, она хотела сказать, молится.

        - Спасибо.  - Я выключил интерком.
        Катарина улыбнулась:

        - Я все поняла.

        - Вот именно. Дэви Ллойд воспользовался тамошней рацией. Если они до сих пор не приняли его капитуляцию, думаю, уже и не примут.

        - И что мы будем делать - лететь прямо вперед в течение пятнадцати минут, непрерывно молясь?

        - Жду предложений.

        - Ты действительно думаешь, что нам удастся отсюда выбраться?
        Вообще - то в это время я думал, как выразить то, что крутилось у меня в голове, не показавшись слишком серьезным.

        - Нет,  - ответил я, не услышав ее вопроса. Наверное, у меня все было написано на лице.
        Она улыбнулась, подняла руку и провела ладонью по моим волосам.

        - Тогда у меня есть предложение.
        Мы заперли дверь на мостик, и, черт возьми, я и не думал, что именно так проведу последние пятнадцать минут своей жизни. Катарина заставила меня держать одну руку на пульте, чтобы вести корабль по курсу, что было не очень-то честно. К тому времени, как Макхью вызвала меня по интеркому, мы подобрались к самому интересному.

        - Ну вот,  - доложила она.  - Мы с Клайдом собрали все в кучу. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
        Мы с Катариной разъединились.

        - Нет, не знаю, но быстро учусь,  - пробормотал я и посмотрел на Катарину.  - Мы готовы?
        Она пожала плечами. Наше маленькое коричневое облачко быстро теряло плотность, скрывая нас не больше, чем может скрыть мокрая ночная сорочка.
        Я включил интерком:

        - Макхью! Сосчитай вслух до тридцати, вытолкни все наружу, да не забудь про выключатель.
        Первые пять цифр, которые она произнесла, все как одна рифмовались со словом
«мать».

        - Я дам полное ускорение через двадцать секунд после того, как Макхью выпихнет подарочек,  - шепнул я Катарине.  - Ты должна мне помочь, взяв управление тем боковым двигателем, который пока не сломался.

        - Так точно, капитан Блад.

        - Держи корабль на курсе, Джереми, пока я не выжму из этого ведра все, на что оно способно.

        - Похоже, сейчас и этого будет недостаточно.

        - Пошло!  - крикнула Макхью в интерком.

        - Дайкстра, что там Дэви плетет?  - вдруг вспомнил я.

        - Он рассказывает им о бомбе!

        - Тысяча чертей! Тяжко же нам придется. Мы подождали.

        - Даю ускорение,  - объявил я. Катарина держала корабль на курсе.  - О, Катарина…
        Она опять потрепала меня по волосам.

        - Кен, прибереги сантименты до той минуты, когда мы увидим, чем все это кончится… Гони, они сбросили ход и выпустили ракеты! Кажется, и лазеры пошли в ход!
        Мы пулей выскочили из мишуры, оставив вражеский корабль в пресловутом облаке навоза.

        - Они палят по нас из всего, что имеют,  - заметила Катарина.  - Справа сзади.

        - Это не важно! Ты можешь сказать, как быстро они сбрасывают скорость?
        На заднем экране полыхнула небольшая белая вспышка.

        - Не сработало,  - отметила Катарина. От крохотного взрыва во все стороны разлетелись маленькие вихри жабьего помета и мишуры.

        - Значит, мы покойники.

        - Нет, погоди,  - среди мишуры и помета их ракеты потеряли курс и разлетаются теперь в разных направлениях. Одна из них полностью развернулась и, кажется, летит к своему же кораблю. Они пытаются изменить курс…
        Внезапно наш кормовой экран опустел - вся его поверхность стала ослепительно белой. Взрывная волна прошла далеко позади.

        - …но недостаточно быстро,  - закончила Катарина.

        - Разрази меня гром,  - выдохнул я с чувством, отвечая в основном на ее последнее замечание.

        - Кен, не могу сказать, как я сомневалась в этой твоей затее,  - проговорила Катарина с точно выверенной долей почтения, и я почувствовал, как потеплело у меня на душе.

        - Мы их сделали. Все могут оставить боевые посты,  - сообщил я в интерком.  - Всем ставлю выпивку.

        - Черт!  - услышал я Макхью.

        - Ты права, Аннали.
        На другом конце провода шумно ликовали. Я выключил интерком и посмотрел на Катарину:

        - Наверное, уже поздновато спрашивать, но все же - может, мне стоит почистить зубы и принять душ?
        Катарине пришлось отвернуться, чтобы скрыть улыбку.

        - Незачем.

        - Я и сам так подумал. Да что там, Маклендон - всего три процента населения восприимчивы, так?

        - Неужели ты думаешь, что тебе может повезти дважды за один день?

        - Трижды. Как же ты заполучила Маклендона?

        - То ли от дверной ручки, то ли аист принес - я уж и забыла.

        - Задай глупый вопрос… - Я включил интерком.  - Эй, Макхью, скажи Твердозадому и Бо-бо, чтобы шли сюда. Это все же их вахта.

        - Сейчас найдем Бо-бо и отправим его к вам. Твердозадый задержится. Ему надо переодеть штаны.
        Я повернулся к Катарине:

        - Как ты думаешь, там кто-нибудь уцелел? Она покачала головой:

        - Вряд ли. На аварийных частотах никаких сообщений, а все обломки, кажется, очень маленькие.

        - Хорошо. А вот нам надо чиниться.  - Я еще раз включил интерком и передал всем: - Через десять минут прекращаю продольное вращение. Убедитесь, что все вещи закреплены.  - Потом снова повернулся к Катарине: - Это ведро никогда больше не сможет убежать от опасности, если будет иметь такую форму, как сейчас. Как ты смотришь на то, чтобы мы вышли наружу и залатали дырки?
        Она улыбнулась и козырнула:

        - Принимается. Знаешь, у нас есть еще десять минут.
        Таковых оказалось почти двадцать. Я решил, что если уж и вхожу в три Маклендоновых процента, все равно волноваться уже поздно.
        Теоретически работа за бортом была довольно простой, да и практически не очень сложной. Всего-то и надо было вылезти, положить заплатки на дыры и приварить их. Мы надели костюмы, пристегнули спасательные лини и выпустили воздух из воздушного шлюза, который на кораблях «Кобольд»-класса для пущего удобства оборудован механической рукой и грузовыми поддонами. Еще я прихватил с собой ломик, который, разумеется, был нужен мне вовсе не для приваривания заплат. Выбравшись на наружную сторону обшивки и вытащив заплаты, мы с Катариной прислонили друг к другу наши шлемы, чтобы не включать радио.

        - Не хочешь перед тем, как начать ремонт, заглянуть в чужие каюты или, может быть, мне это сделать?  - предложила Катарина.

        - Ты читаешь мои мысли. Я бы посмотрел каюты Дайкстры и Макхью. Думаю, в дыру я пролезу. Возьму с собой наружную и внутреннюю заплаты и паяльник. Дай мне минут десять. Потом прилетай с новыми панелями, а я тебя встречу на спуске.
        Она кивнула. Пластины наружной обшивки весили не много, но сварить их было невозможно.
        Я прыгнул, выбрав линь подлиннее, так, чтобы по пологой параболе попасть на нужное место. Отталкиваясь, я посмотрел на воздушный шлюз, и мне показалось, что кто-то смотрит на нас из внутренних дверей. Я приземлился на корпус корабля на расстоянии примерно одной трети его окружности и немного стравил линь.
        Дыра в стене гостиной Макхью и Дайкстры оказалась достаточно большой, чтобы в нее можно было пролезть. Края гладко оплавились, но все же я очень старался не порвать гермокостюм, потому что это еще более плохая примета, чем даже пройти под стремянкой. Сначала я обшарил каюту Дайкстры.
        Поймал летавшую фотографию ее дочери и осторожно отложил снимок в сторону. Быстрый обыск показал, что ничего нового там не появилось, и я перешел в каюту Макхью, где, воспользовавшись ломиком, забрался в шкафчик. Среди прочего барахла там плавал пакетик с белым порошком. Я поймал его, положил и принялся за ее стол. Пошарив по ящикам, я ничего не обнаружил, но, впихивая их назад, случайно задел нижнюю часть одного из них, и что-то отлетело вбок. Это была половинка старой монеты, залитая в воск,  - она не упала вниз, а стала летать вокруг меня. Я сунул ее в карман и потянул за веревку, чтобы выбраться тем же путем, что и пришел.
        И тем не менее остался на месте. Линь плавно летел ко мне. Я смотал его, стараясь не думать, чем могло бы все это кончиться, останься я на корпусе корабля. Конец линя был отрезан, вероятно в воздушном шлюзе. Поэтому прежде чем выбраться наружу, я подлетел к двери кабины и привязался к дверной ручке.
        Не успел я протиснуться в открытый космос, как из-за горизонта прилетела Катарина. И сразу крепко меня обняла. Может быть, она и притворялась, но мне все равно было очень приятно.

        - Ты не принесла пластины,  - попенял я.

        - Ну и что, Кен. Ну и что. Принесем позже.  - Она укоризненно посмотрела на меня.  - Не стану шутить насчет конца вьющейся веревочки. Когда я увидела, как линь улетает, у меня чуть сердце не оборвалось. Это не случайность.

        - И в самом деле.
        Кто бы ни держал нож, он все еще находился на том конце и мог бы легко покончить со всем делом, когда Катарина прыгнула ко мне и борт корабля заслонил от нее шлюз. Я не мог не подумать, что она рискнула жизнью, чтобы попытаться спасти мою. Это в случае, если не она сама перерезала линь. Я дернул за ее нить Ариадны.

        - Может, это звучит сентиментально, но давай будем держаться за руки, когда прыгнем назад. Просто на всякий случай.
        Пока мы летели, я коснулся своим шлемом ее шлема:

        - Я так понимаю, ты разузнала, где находился каждый из нас, когда мы встретились.

        - Дай подумать. Мы с тобой провели вечер в «Гарцующем пони». Макхью была в «Белом олене», Дайкстра - в таверне Смейда, О'Дей - у Каллахэна, а Спунер - у Гейвагана. Твердобокий провел вечер в «Вульгарном единороге».

        - Я мог бы и не спрашивать. «Вульгарный единорог?»

        - Это такая маленькая забегаловка недалеко от Асприн-стрит. Мальчиков от мужчин там можно отличить только по количеству косметики на лицах.

        - Довольно смешное название для питейного заведения. Бо-бо не покидал корабль. Остается один Фридо,  - заметил я.

        - Кен, я и впрямь начинаю волноваться. Перестань играть в Шерлока Холмса.

        - Извини, Ватсон. Я лично заинтересован в нем. Где же был Кандл?

        - Трудно сказать. Все остальные члены нашей веселой компании рассеялись по городским кабачкам. Фридо же не оставил ни углей, ни следов, чтобы я могла воспользоваться твоими методами,  - старательно выговорила она, нарочито утрируя британский акцент.  - Преступники теперь стали такими чистюлями.

        - Ты говоришь так, словно осуждаешь методы великого Шерлока.

        - Шерлок был так занят разгадыванием загадок, что упустил нескольких преступников и потерял пару возможных клиентов. Великий «холм с» Англии, к сожалению, теперь мало обитаем.
        Я закрыл глаза.

        - Последняя шутка необычно плоха даже для тебя. Ладно. Я не буду больше говорить на эту тему. Но что тебя тревожит?
        Она помолчала.

        - Кен, не знаю, как и сказать, но, пока ты шарил в каюте Макхью, я глянула на решетки. Они жутко разбиты ракетами. С этой стороны не хватает секции длиной метров пятнадцать.

        - О Господи! А я и не посмотрел.

        - С тем, что у нас осталось, нельзя ни пройти черную дыру, ни выйти из нее. У нас есть запасные решетки?
        Я подумал.

        - Только короткие отрезки.

        - Значит, мы не сможем ее починить. Думаю, нам придется поворачивать обратно на Шайлер.

        - Господи, ну и дела. Корабль будет разорен.

        - Вероятно. Я не так хорошо знаю дела Дэви Ллойда, как ты.

        - Нас ждет немало проблем, пока мы не найдем запчасти и замену для Фридо на Шайлере. Может быть, мы и выкарабкаемся, если продадим акции экипажа, но все равно нам придется туго. Ты не догадываешься, почему в нас стреляли?

        - Не могу представить себе. Все, что у меня есть,  - длинный список вопросов, ответы на которые могут быть получены только на Шайлере.
        Едва мы хлопнулись на корпус, я подошел к интеркому:

        - Где все? Доложите!
        Спунер с Клайдом были на складе. Макхью - на камбузе, отмечала спасение. Дайкстра приводила в порядок спасательную шлюпку. Бо-бо торчал на мостике, а Твердобокий - в своей каюте.

        - Могу поспорить, никто из них не имеет алиби,  - с неприятным чувством собственной правоты пожаловался я Катарине и снова включил интерком.  - Хорошо, мне нужно, чтобы через пять минут все собрались на мостике.
        Когда мы поднялись в рубку, я попросил Катарину рассказать про решетки, а потом поведал о том, как чуть не отправился в долгое-предолгое путешествие. Я переводил взгляд с одного лица на другое и видел, как гаснет радость в глазах.

        - Но нам надо в Новую Бразилию,  - упрямо промолвил Твердобокий. Его лицо совершенно потеряло всю краску. Хуже выглядел только Берни.

        - Дэви, мы не можем туда попасть,  - мягко указала ему Катарина.  - Проход черной дыры так же безопасен, как поездка на автобусе, но проход без решеток - это все равно что поездка на автобусе без тормозов. Мы потеряем прибыль, но страховка покроет ремонт и потерю груза.
        Берни покачал головой:

        - Дэви перестал оплачивать страховку три месяца назад.
        Я пожал плечами:

        - Послушай, Дэви, если ты не сможешь продлить срок кредита, может, мы сможем скинуться нашими зарплатами за полгода. Но нам надо возвращаться.
        Мы позволили проголосовать и Клайду, и результат был шесть против двух в пользу возвращения. Никто из проголосовавших «за» не хотел застрять на Шайлере, но еще больше никто не хотел погибнуть.
        Потом я задал несколько более чем невежливых вопросов о том, кто же все-таки посетил воздушный шлюз. Спунер утверждала, что все то время, которое мы провели в космосе, они с Клайдом были на складе. Судя по отметкам, оставшимся на Клайде, такое вполне было возможно, но Клайд признал, что на несколько минут они все же расставались. Любой из остальных мог легко подойти к шлюзу незамеченным.
        Берни предположил:

        - Может, это был несчастный случай?
        Все с подчеркнутым вниманием смотрели на него до тех пор, пока я не объявил собрание закрытым.
        Я вернулся в воздушный шлюз и осмотрел острый край одного из пальцев механической руки.

        - Как ты думаешь, сколько на это надо времени?  - спросил я Катарину.

        - Минуту-две,  - ответила она.

        - Знаешь, вшивый какой-то детектив выходит. В хорошей истории всегда есть один-два человека, которые хоть иногда говорят правду,  - заметил я.
        Проходивший мимо Берни остановился:

        - М-м… Кен. Я просто хотел сказать тебе… Мне очень дорого то, что ты для нас сделал.  - И ушел вперевалку.
        Я повернулся и посмотрел на Катарину.

        - Как ты думаешь - это он благодарил меня за спасение его жизни?
        Она кивнула, а я покачал головой, не соглашаясь с этим.
        Порошок я запер в своем шкафу, а половинку монетки прилепил к изнаночной стороне зеркала. Примерно через час мы вернулись, поставили Спунер и Дайкстру стеречь шлюз и без помех залатали дыры. После чего мы с Катариной завалились спать. День выдался очень суматошный. Я спал, пока желудок не заявил, что пора вставать.
        Обычно я не ем на ходу, но желудок требовал внимания. Я прошел на камбуз и пошарил в своем углу холодильника. Когда мы остановили вращение корабля, кое-что слетело со своих мест, и теперь надо было разобраться. Я вытащил яблоко и уже начал разрезать его, как вдруг заметил, что прямо на меня глядит малюсенькая дырочка от булавочного укола. Я отрезал небольшой кусочек яблока и понюхал.
        У меня не очень хорошо получается описывать запахи, но яблоко пахло миндалем. Я завернул его в фольгу, засунул в морозильник и принялся разглядывать остальные свои фрукты. Две груши и грейпфрут носили очевидные следы вмешательства. Я все выкинул. Кто-то не очень хотел, чтобы я закончил путешествие в добром здравии.
        Осматривая прочие продукты, я остановился, привлеченный волной странного запаха. Запах, по-видимому, шел от пакетов с молоком, стоявших у задней стенки; я вытащил их и провел полную инспекцию всех подряд. Два были слегка надорваны. Один из них я открыл. Тот до самого верха был наполнен чем-то красным, что дико воняло тухлятиной, в другом было то же самое.
        Кто бы ни запечатывал пакеты, сделал он это неаккуратно. Я поставил оба в морозильник, стараясь не оставлять отпечатков пальцев. Даже если Катарина и любила кровь, эта давно испортилась.
        Слазив в инструменталку, я разыскал там короткий кусочек трубы и сунул его в карман, чтобы всегда носить с собой. Потом вернулся в свою каюту - потрясений с меня было достаточно.
        Поджидавшая меня Катарина, едва увидев мое лицо, явно встревожилась. Я охотно поделился новостью:

        - Похоже, кто-то отравил мои фрукты. В морозильнике теперь лежит яблоко с булавочным уколом, которое пахнет как миндаль. У нас на борту змея или же ведьма. Еще я нашел что-то похожее на два литра протухшей крови, наверное крови Фридо. Я не схожу с ума?
        Она немного подумала.

        - Вряд ли, Кен. Позови Дайкстру, и пусть она снова приварит засов к двери.  - Наверное, я как-то странно на нее посмотрел, потому что она погладила меня по щеке.  - Я снова затворяюсь. Мы достаточно рисковали.
        Постепенно я начал понимать. Если считалось, что Катарина кого-то убила, то, заперев ее, я уменьшал свои шансы получить незаслуженный нимб.
        Она пояснила:

        - Я никак не ожидала, что путешествие окажется таким тяжелым. Теперь ты будешь вместе со мной питаться одним «Молоком леопарда» и шоколадным печеньем, если не хочешь разделить судьбу крыс, да еще чтобы меня в этом обвинили.
        Наконец, все поняв, я согласился с ней. Кивнул и отправился искать Твердобокого.
        К своей чести, Дэви Ллойд попытался отговорить меня от этой затеи, пока я не рассказал ему об отравленных фруктах. После этого он уже не возражал.
        На всякий случай я передал Катарине изумруд и порошок. Потом какое-то время смотрел, как Розали и Дэви Ллойд приваривают на место запор. После того как они закончили, меня разыскал Клайд.

        - Розали рассказала мне, что сделали с Катариной.  - Он выглядел несколько застенчивым.  - М-м… мы с Ваймой Джин хотели спросить - вы еще хотите поиграть в покер?
        Я начал смеяться. Я просто не мог остановиться.

        - Извини, Клайд,  - простонал я, вытирая слезы.  - Денек выдался нелегкий. Конечно, мы с удовольствием. Хороший способ развеяться.
        Дайкстра и Макхью предложили постоять вместо меня на вахте, и покер стал ежедневным обрядом на нашем пути назад.
        Это позволило мне лучше узнать своих сослуживцев. Я заметил, что Клайд играет агрессивно и методично. Был он и ловким политиком - я заметил, как он подавал Спунер напитки и вообще всячески ее обхаживал. Спунер играла более неровно - иногда она быстро пасовала, а иногда начинала совершенно явно блефовать. Ей больше бы понравилось играть в бейсбол. Мы не то чтобы совсем растащили ее кучку изюминок, но все же прилично к ней приложились. Я играл так себе - иногда проигрывал изюминки, но понемногу.
        Обычно больше всех выигрывала Катарина - в конце концов, это был ее изюм. Она вела игру скорее спокойно, чем порывисто, но я заметил, что один раз за вечер она регулярно обыгрывала меня в пух и прах, наверное только ради удовольствия, что, если бы спросили моего мнения, действовало на меня не очень ободряюще.
        Однажды с нами посидел Берни с Сашей-Луизой. Голова Берни выглядит так, словно укреплена на шарнире. Его адамово яблоко - как круглый сустав, а когда Берни приходит в волнение, оно скачет вверх-вниз, как теннисный мячик, что отнюдь не помогает хорошо играть в покер. Берни быстро проиграл все свои изюминки, что, судя по словам знающих людей, было его крупнейшей потерей за последние несколько лет.
        Время от времени я останавливался возле холодильника, чтобы с тоской взглянуть на еду. Через день-другой и кровь и яблоко исчезли из морозильника.
        Я начал жалеть, что Фридо не попал под поезд.



        НАШИ ПОЗДРАВЛЕНИЯ. КОГО ВЫ ПОДО3РЕВАЕТЕ?

        Через три дня мы подошли к орбите Мира Шайлера. Мне удалось взять выходной только один раз, а вахты дались очень тяжело, да и Спунер тоже пришлось нелегко, хоть Клайд и помогал ей. «Шпигат» плохо летает, когда им управляет один человек,  - он так и норовит отклониться от курса. Я жутко страдал, питаясь одним лишь «Молоком леопарда» и прочей консервированной мурой. «Молоко леопарда» оказывало на мой желудок послабляющее воздействие.
        Твердобокий, казалось, с головой ушел в выпиливание по дереву, а Бо-бо становился все более и более самоуверенным. Наконец-то он представил на всеобщее обозрение новый экземпляр Стандартного Рабочего Руководства, в котором ни слова не говорилось о наличии навоза во втором трюме, и начал ходить по всему кораблю в фуражке.
        Мои поиски виновного ничего не дали.
        Я проводил много свободного времени у двери Катарины - мы говорили о том, чем бы нам хотелось заняться, да и вообще обо всем на свете. Я даже прощал Катарине ее ужасные каламбуры.
        Она всегда знала, когда у меня плохое настроение. За день до нашего прибытия на место она тихо заметила:

        - Ты на себя не похож, Кен. Что тебя беспокоит?
        Я не сразу ответил.

        - Знаешь, сначала было даже интересно попробовать выяснить, кто же убил Фридо. А сейчас это просто работа, вроде починки крыльчатки в боковом двигателе.

        - Это вовсе не значит, что не надо ничего делать, хотя мне совсем не хочется, чтобы этим занимался именно ты.

        - Верно. Но это необходимо сделать, и мне кажется, что я сам себя выбрал для этой работы. Фридо, наверное, был глупым, смешным, так и не повзрослевшим тараканом, но все же он был нашим тараканом, и мы не можем закрывать на это глаза.

        - Кен, у тебя мозги полицейского. Нет, конечно, мы не можем закрыть глаза ни на что. Ты не жалеешь, что занялся этим?

        - Да нет, я совсем о другом. Когда мы прибудем на Шайлер, там точно узнают, кто это сделал, и он или она исчезнет. Хорошо. Но они заберут и тебя, и ты исчезнешь тоже. А Твердозадый выбьет себе очередную ссуду, наймет очередного Фридо и даже, может быть, очередную Элайн, а я, вероятно, буду нудно твердить, чтобы он бросил все это.

        - Нет, ты в своем уме.

        - Ты сможешь утешиться благами, которые предлагает Гильдия космонавтов профессионалу, оставшемуся без работы. Ты поторчишь немного на Шайлере, потом найдешь себе работенку, может, еще и получше. С тобой все в порядке, Кен. Ты, пожалуй, гораздо лучший пилот, чем заслуживает это ведро.

        - Может, я не совсем в своем уме, но мне здесь нравится. Даже смешно вспоминать, сколько раз я грозил уйти.
        Я просунул руку в щель в двери и погладил ее пальцы.

        - Слишком много всего здесь произошло. Как ты думаешь, что может еще случиться?

        - Честно говоря, похоже, Дэви Ллойду на этот раз не удастся получить достаточно большую ссуду, чтобы выпутаться из этой передряги; на Шайлере - уж точно нет. Сомневаюсь, чтобы и кому-то другому удалось починить «Шпигат».

        - Так что мы все закончим свои дни на берегу. А ты что собираешься делать?

        - Боюсь, мой выбор ограничен. Ты когда-нибудь думал о том, чтобы как-нибудь заполучить свой корабль?

        - Не больше трех раз в день. Я бы по горячим углям прошел, чтобы добиться такого,
        - признался я. У нее были теплые руки, а на одном пальце появился перстень с печаткой, которого я что-то не мог припомнить.

        - Это мое старое школьное кольцо,  - сказала она, словно читая мои мысли.  - Может быть, когда-нибудь я покажу его тебе.
        Я кивнул, забыв, что Катарина не может меня видеть.

        - Мне все равно хотелось бы раскрыть загадку убийства Фридо прежде, чем его дело будет передано в суд Адмиралтейства. На Шайлере всего-то навсего военная база класса "Е", так что они почти наверняка не многого смогут добиться.

        - А что такое класс "Е"?  - невинно поинтересовалась она.

        - А я уже начал думать, есть ли такие вещи, которых ты не знаешь.  - Я помолчал.  - На базе класса "Е" трудно собрать даже четырех человек, чтобы сыграть в бридж. Командует ею капитан третьего ранга, которого обошли по службе. Я как-то с ним встречался, но забыл, как его зовут. Ну и переполох же мы ему устроим.

        - Кен, вот что я тебе скажу. Когда мы вернемся на Шайлер, многое прояснится. Не могу тебе сказать, откуда я знаю и почему так думаю, но поверь мне.

        - Хорошо, я верю тебе. Это ты зарезала Фридо?
        Она хихикнула:

        - Нет. А ты?

        - Это зависит от того, с кем ты разговариваешь. Согласно последним слухам, гуляющим по коридорам, я вырубил Фридо, чтобы насладиться прелестями несравненной Ваймы Джин.

        - Не очень обоснованный слух. Кажется, Клайду повезло больше.  - После паузы она продолжила;  - Ты не хочешь поговорить об остальном?
        Я вздохнул:

        - Мне немного не по себе, что один из моих товарищей по экипажу имеет на меня зуб. Или даже несколько зубов. А может быть, это был Клайд, который мне вообще-то уже начал нравиться.

        - Понимаю. Это больно. А ты даже не знаешь, кто это.
        Мы посидели еще несколько минут.

        - Кен, тебе надо немного поспать,  - наконец сказала она.

        - Ты, как всегда, права. Хорошо. Спокойной ночи.
        У меня было несколько банок сардин, которые я держал в комнате Катарины,  - там никто не мог добраться до них с ядом. Она выдала мне одну, и я потопал на камбуз, чтобы открыть ее, но почему-то сардины пахли сардинами гораздо больше, чем им следовало, и аппетит у меня совсем пропал.
        Задумавшись на минуту, я вдруг услышал очень тихий шорох. Заглянул в шкафчик и нашел там кошку Бо-бо.

        - Саша-Луиза, а ты что тут делаешь? Ты разве еще не знаешь, как опасно здесь ходить?
        Макхью, которая из всех остальных меньше всего была похожа на кошку, несколько раз играла с Сашей в кошки-мышки; еще я вспомнил, как Спунер рассказывала мне, что Бо-бо однажды вечером случайно запер ее, и Фридо потом несколько часов разыскивал ее при помощи электрического щупа.
        Кошка выгнула спину, но потом узнала меня. Тогда она села и начала вылизываться.

        - Ну что ж, киса, тем хуже для тебя.  - Тут я заметил, что на шее у нее болтается маленький стаканчик с парой игральных костей внутри.  - Сыграем?  - И я помахал перед ней банкой сардин. Кошка тут же вскочила, выгнув спину дугой.  - Жаль, что ты не можешь рассказать мне, что здесь происходит.
        Я взял кости, бросил их о стену - и неминуемо проиграл: один-один - змеиные глаза.
        Но прежде чем я успел хоть что-нибудь сказать, кошка прыгнула вперед и лапой швырнула кубики в стену. У нее получилось куда лучше. На одном выпало шесть, и она несколько раз тронула этот кубик лапой. После чего посмотрела на меня и выжидающе облизнулась.
        Я выдал победительнице честно выигранные сардины. Она напала на них, как Шерман на Джорджию, на месте прикончила несколько рыбин, а потом осторожно взяла банку в зубы и удалилась.

        - Черт,  - подумал я вслух,  - а может, это все-таки кошка?:
        Я встал и поплелся, еле волоча ноги, в свою каюту. Но не успел я закрыть за собой дверь, как услышал, что кто-то подошел к нашему отсеку.

        - Кто там?

        - Вайма Джин. Кен, пожалуйста, впусти меня.
        Я вышел в гостиную и открыл дверь. В коридоре стояла Вайма Джин в голубом шелковом халатике с вышитыми маленькими дракончиками. Я впустил ее. Одиночные вахты по-разному подействовали на нас. Я похудел на четыре килограмма. Вайма Джин, наоборот, когда нервничала, начинала есть за троих - она быстро нагуляла яркий румянец на щеках, а одежда, так та просто трещала по всем швам. Она замечательно походила на синего кита.

        - Катарина, к нам в гости Вайма Джин!  - крикнул я.  - Вайма Джин, чем могу помочь?

        - Мне надо поговорить, Кен,  - попросила она, порывисто дыша. Потом огляделась.  - Ты всегда запираешься?

        - В последнее время появилась такая привычка,  - многозначительно ответил я.  - А ты свою дверь не запираешь?

        - Ох, Кен! Не кричи на меня! Я не могу этого вынести!  - Она схватила меня за руки, и тушь с ее ресниц щедро брызнула на мою рубашку.

        - Все в порядке, Вайма. Что случилось?

        - Не знаю, как ты можешь это переносить. Ты совсем другой. В чем-то ты похож на машину.

        - Не настолько другой, как ты можешь подумать. Наверное, это некоторые скрипучие детали портят тебе настроение.  - Тут я уловил запах пива.  - Ну вот, ты здесь. Так о чем ты хотела поговорить, Вайма Джин?
        Она потянула меня за руку:

        - Не здесь. Пойдем в твою комнату. Я пожал плечами:

        - Пошли.  - И распахнул перед ней дверь.
        На столе валялась кучка сувениров из Шенекта-ди, и Вайма Джин, рассеянно подхватив зеленый баллончик, покрутила его в руках.

        - Поставь на место, это аэрозоль, и ты можешь его случайно разбрызгать.  - Я поспешно забрал у нее баллончик.

        - Что это? Не могу прочесть надпись.

        - Она на арабском. Просто не играй с баллончиком, а не то пожалеешь. Вайма Джин, не хочу быть грубым, но я очень устал. У тебя все в порядке? Как Клайд работает?
        Она застыла.

        - К черту этого воришку! Я хочу, чтобы ты забрал его у меня. Не хочу, чтобы он стоял на вахте вместе со мной. Он слишком много от меня скрывает. Я не верю ни одному его слову.

        - А ты уверена, что можешь справиться одна? Ты и впрямь не очень хорошо выглядишь.
        Вайма Джин действительно не очень твердо держалась на ногах, так что я проводил ее к кровати, а себе придвинул стул. Она кинулась на койку, ее губы задрожали так, что слова, которые она произносила, едва можно было разобрать.

        - Кен, я ничего не могу понять. Я боюсь. Все, что случилось, меня очень пугает. Думаю, пугает и всех остальных. Я знаю, ты считаешь, что не Катарина убила Фридо и сделала все остальное, но почему ты не хочешь оставить все как есть? Тебе ведь Фридо никогда особенно не нравился. Он только мне и нравился, да и то - какой же он был крысой! Такой же, как и все остальные.

        - Зачем ты все это говоришь?  - спросил я. В этом разговоре принимали участие двое, но не похоже было, что один из них - я.
        Она совсем расклеилась - аж застучала кулачками по моей подушке.

        - Ох, Кен! Ну почему ты должен все время задавать вопросы? Разве тебе не приходило в голову, что у всех нас есть что-то, что мы хотели бы сохранить в тайне?

        - Погоди. Я не совсем понимаю, о чем ты. Может, будет лучше, если мы обо всем поговорим.
        У меня просто талант высказывать неподходящие вещи в неподходящее время. Она вскочила с кровати, глаза ее метали молнии.

        - Черт, Кен Маккей, не надо обращаться со мной как с ребенком. У тебя есть твоя вампирша, у Берни есть его кошка, у Дэви - корабль. А у меня? Что у меня есть? Вор, который постоянно лжет! Вот и скажи мне, как это может нам помочь узнать, кто убил Фридо.

        - А разве ты не хочешь, чтобы восторжествовала справедливость?

        - Фридо был тогда. А я живу сейчас.

        - Да уж,  - тупо отозвался я.
        Это ей не понравилось. Она встала и положила руки на спинку моего стула - ее глаза оказались вровень с моими.

        - Кен, мне больше нет никакого дела до Фридо. Мне не хотелось этого говорить, но все же я сказал:

        - А мне есть.

        - Сказал бы ты то же самое, если бы знал, что это твоя подружка Катарина убила его?

        - Может быть. Но она не убивала.
        Вайма Джин уничижительно пригвоздила меня взглядом к месту:

        - Да? А Берни думает, что это она. Я кивнул:

        - Еще Берни думает, что она превращается в дым и вылетает из-под двери.
        Она выпрямилась и закатила глаза.

        - Знаешь, Кен, я не могу не думать, как ты сидишь тут, согнувшись, над своими книгами, а на нас смотришь только сверху вниз. Фридо был крысой, но он хотя бы хорошо относился к нам.  - После чего она снова плюхнулась на кровать и расплакалась.
        Мне было немножко неловко. Я не ношу с собой носовой платок, да и полу своей рубашки я не мог ей предложить. Я побродил по комнате, нашел коробочку бумажных салфеток и предложил ей одну.

        - Ну что ты, Вайма Джин. На вот:
        Она взяла салфетку и промокнула глаза.

        - Извини, Кен. Я вовсе не хотела это говорить. Я просто так боюсь, боюсь того, что может произойти с нами,  - всхлипывала она.

        - Я тоже. Я не сержусь на тебя.
        Я слушал ее еще минут двадцать, после чего выставил за дверь.

        - Ну как?  - поинтересовалась Катарина после того, как я выпроводил Вайму Джин.

        - У меня голова болит,  - буркнул я.

        - И что ты думаешь?

        - Ну как тебе сказать,  - вздохнул я,  - то ли она всерьез, то ли ей надо брать уроки актерского мастерства.
        Я пролежал пару часов, но так и не уснул. Тогда я встал и отправился в каюту к Твердобокому - подразнить цепного пса. Твердобокий высунул голову из двери - выглядел он так же, как я себя чувствовал.

        - Дэви Ллойд, открой сейф. Мне надо еще раз посмотреть вещи Фридо.

        - Что?  - тупо переспросил Твердобокий.

        - Открой сейф, Дэви Ллойд. Мне надо посмотреть вещи Фридо,  - терпеливо повторил я.
        - Я представляю половину всех свидетелей, ты не забыл?
        Дэви Ллойд фыркнул и попытался придумать причину, по которой он мог бы мне отказать. Но мозговой штурм успехом не увенчался, и он, накинув банный халат, прошел со мной на мостик. Пока Дэви Ллойд отпирал сейф, я весело помахал Макхью и Дайкстре. Аннали с Розали, казалось, были несколько удивлены, увидев меня.
        Вещи Фридо по-прежнему лежали в сейфе. Пакеты с порошком пропали. Твердобокий выглядел озадаченным.

        - Похоже, белый порошок исчез,  - заметил я.

        - И куда он мог деться?  - слабым голосом пробормотал Твердобокий.

        - Могу поспорить, сейчас ты мне начнешь заливать, что у Берни на кроличьей лапке, которую он на счастье таскает с собой, нацарапана комбинация цифр, отпирающая твой сейф, только мне на это наплевать,  - выдал я и беспомощно прибавил: - Могу я осмотреть его вещи?
        Пока он вытаскивал и протягивал мне коробку, я с интересом наблюдал, как по его лицу чередой проходили самые разные эмоции. Макхью сидела повернувшись к нам. Она уже собралась было что-то сказать, но потом закусила губу.
        Я вернулся в свой будуар и запер за собой дверь.
        Когда я рассыпал на кровати с таким трудом доставшиеся мне вещи Фридо, оказалось, что их не так уж и много. Я отбросил рубашки поло и прочую модную одежку. Остались какие-то объедки, дешевая книжонка с названием что-то вроде «Кама С Утра», еще одна, озаглавленная «Загадки мозжечка», и прочие мелочи - всякая всячина. Я вскрыл пакетик с бразильскими орехами с Шайлера и высыпал их на ладонь.
        Высыпав с полпакета, я остановился. Один из орехов показался мне меньше и легче остальных. Пришлось оглядеться в поисках чего-нибудь, чем можно было бы его расколоть.
        Единственными инструментами под рукой оказались отвертка и обрезок трубы, который я носил в кармане. Немного подумав, я положил туда же и орех, чтобы еще раз взглянуть на него утром.
        Утром я первым делом пошел в ванную, чтобы перед вахтой принять душ и побриться. Под глазами у меня залегли темные круги, да и вообще я стал похож на енота. Взглянув в зеркало, я заметил, что в левом нижнем углу появилась трещинка.

        - С чего бы это?  - спросил я себя.  - Удивительно, но зеркало - не единственная вещь в ванной, которая треснула. Я не только схожу с ума, но еще и начал разговаривать сам с собой.  - Я немного подумал.  - Наверное, я становлюсь параноиком, потому что кто-то охотится за мной.  - После этого я почувствовал себя лучше, а долгий душ и вовсе вернул мне хорошее настроение.
        Я заступал на вахту с полуночи. Шагая по коридору, я заметил, что Саша-Луиза отрыгнула комок шерсти в подарок Макхью - комок лежал как раз под ее дверью. Когда я вошел в рубку, за пультом сидел Клайд.

        - Привет, Клайд, как дела?  - поздоровался я. Он поднял взгляд.

        - Мисс Вайма Джин ужасно на меня разозлилась. Похоже, я теперь несу вахту с тобой,
        - неуверенно проговорил он.

        - Что ты натворил?

        - Не знаю, мистер Кен. Совсем не знаю,  - грустно признался он.

        - Ты же умеешь разговаривать. Чудо из чудес. Перестань называть меня «мистер Кен». Достаточно просто Кена.

        - Хорошо, Кен.

        - Я уже вполне привык сам вести корабль, так что, если хочешь, можешь пока сходить на камбуз.

        - Нет, спасибо. Мисс Вайма Джин многому меня научила, так что я думаю, что вполне смогу помочь.

        - Хочешь провести общую проверку?

        - Запросто, дядя.  - Он пробежал пальцами по клавишам. Работал он ужасно медленно, но старательно.  - Везде зеленый,  - объявил он.

        - Неплохо. Ты произвел впечатление. Он задорно улыбнулся:

        - Это лучше, чем шарить по карманам.

        - Ты всю жизнь провел на Мире Шайлера? Он посмотрел на приборную панель.

        - Если не возражаешь, я бы не стал об этом говорить. Вот так я и испортил отношения с Ваймой Джин.

        - Да ладно,  - буркнул я, пытаясь не смотреть на' него.
        Я листал руководство по эксплуатации и следил за приборами. Мы немного поговорили о воровском ремесле, и оказалось, что Клайд был приверженцем простой доморощенной философии, основанной на правиле «хранителей» и «искателей». Согласно объяснению Клайда, все, что не прибито гвоздями к своему месту, можно находить, а все, что можно отодрать, не считается прибитым. К тому времени, как он закончил свои умопостроения, мы оба обхохотались до упаду. Я послал его за чашкой кофе, который он тут же и залил в надлежащее отверстие в своей голове.

        - Все время забываю, какое здесь ужасное пойло,  - хмыкнул он, когда вернулся, задумчиво глядя в пустую чашку.

        - Возьми мой кофейник. Я купил себе на Шайлере.

        - Когда мы вернемся? Я посмотрел на панель.

        - По-видимому, в теперешнем увечном состоянии на это потребуется еще часов этак двадцать девять.
        Он снова уселся в свое кресло.

        - Э-э: Кен:

        - Да. Что?

        - Кен, Вайма Джин очень переживает из-за своего веса. Не знаю, говорила ли она тебе когда-нибудь или нет, но в детстве она была очень толстой, и, чтобы попасть в космонавты, ей пришлось сбросить чуть ли не тридцать килограммов.

        - Нет, она никогда об этом не говорила. Я запомню.

        - Да ладно уж. Она очень хорошо о тебе думает - она говорит, что ты классный пилот.

        - Очень мило с ее стороны,  - фыркнул я, смутившись.
        Некоторое время он молча смотрел на приборную панель.

        - Кен, ты когда-нибудь разговаривал, если в этом не было острой необходимости?
        Я поморщился:

        - И не раз. Я ухитрился напрочь испортить семейную жизнь всего за шесть недолгих месяцев. А ты?

        - А я нигде не застревал так надолго, чтобы успеть что-нибудь как следует испортить,  - ответил он, и это были последние слова, которые я услышал от него за остальные семь часов вахты.
        Сменившись, я швырнул слаксы на спинку стула, запер дверь и уснул как убитый.
        Три или четыре часа спустя мне приснилось, что Катарина едва слышно зовет меня. Но проснулся я, только когда понял, что почему-то трудно дышать. Воздух больше не циркулировал. Из воздуховода раздавалось лишь слабое шипение.
        Свет мне удалось включить с первого раза. Спотыкаясь, я доковылял до двери и стукнул по замку.
        Дверь не открылась. Электромагнит крепко держал ее, а замок кто-то заклинил снаружи. Я шарахнул по двери кулаком, что не принесло ничего хорошего ни двери, ни кулаку. Перед глазами у меня уже мелькали яркие сполохи
        Надо было хоть чем-нибудь открыть замок. В кармане брюк у меня до сих пор лежала отвертка, но потребовалась целая вечность, чтобы найти этот карман. Сосредоточившись, я вытащил отвертку из кармана и покрепче вцепился в рукоять. Потом попытался ее включить.
        Я услышал, как она зажужжала, но, вращается она или нет, не увидел. В ушах гулко отдавались удары крови. Я попытался вставить рабочий конец в замочную скважину. Первый раз угодил в левую руку, но с третьего все же добрался до замка. Отвертка утонула в канале. Я отпустил ее и, схватившись за ручку, всем телом навалился на дверь.
        Створка распахнулась. Я кульком повалился через порог, разевая рот, что твоя рыба. Никогда еще воздух не пах так прекрасно. Наверное, я потерял сознание, потому что, очнувшись через несколько минут, обнаружил, что руки у меня в крови, а голова раскалывается от боли. В гостиной никого не было, но я услышал, как Катарина кричит и стучит кулаком в свою дверь.
        Я лежал на пороге - ноги в комнате, все остальное в гостиной.

        - Все в порядке,  - слабым голосом сообщил я. Затем заполз на ковер и попытался развеять туман перед глазами.

        - Кен, что случилось? Ты жив?

        - Да. Нет. Кто-то пытался сделать так, чтобы я | уснул вечным сном. Я поранил руку.
        Спотыкаясь, я кое-как доорался до ее двери и просунул руку в щель, чтобы Катарина забинтовала мне порез.

        - Спасибо,  - чуть позже поблагодарил я. Голова немного прояснилась. Еще через несколько минут я поднялся и, хромая, подошел к выходу из гостиной. Коридор был пуст. Я сходил на склад за другой отверткой и воспользовался ею, чтобы добраться до распределительного щитка в коридоре, откуда шел воздуховод ко мне в комнату. Отводная труба была забита. Кто-то вставил в нее баллон с двуокисью углерода, который весело шипел, выпуская газ. Я вытащил его, закрутил клапан и, вернувшись в каюту, снова мешком повалился у двери Катарины.

        - Кен, что случилось?

        - Кто-то пытался меня убить.  - Я закашлялся и потряс головой, чтобы облегчить поступление кислорода в легкие.  - Кто-то вставил баллон с углекислым газом в мой воздуховод и заклинил замок на двери в спальню.

        - Я слышала, как кто-то входил. Потому и пыталась тебя разбудить.

        - Ты узнала, кто это был?

        - Нет. Вообще-то я могу различать шаги, но тот, кто приходил, шел на цыпочках, и я так и не поняла, кто это.
        Мое дыхание снова пришло в норму, хотя голова все еще болела.

        - Ты знаешь, а ведь если бы они потом вернулись и забрали баллон с газом, моя смерть выглядела бы вполне естественной.  - Я посмотрел на свою руку.  - Чем это ты перевязала меня?

        - Своей рубашкой. Я слабо улыбнулся.

        - Ты изодрала ее на лоскуты: Думаю, одежды у нас стало поровну.
        Я почти почувствовал, как она улыбается там за дверью.

        - Наконец-то.

        - Надеюсь, все будет хорошо. Кто бы ни пытался сделать это, он вряд ли повторит попытку сегодня ночью.

        - Но я все равно хочу посидеть и послушать, просто на всякий случай. Покойся в мире.
        Я усмехнулся и вернулся в свою каюту. Вместо того чтобы лечь спать, я достал маленький бразильский орех и расколол его при помощи сломанной отвертки. Он распался на две равные половинки, что было довольно странно, потому что бразильские орехи обычно состоят из трех частей и мне приходилось как следует потрудиться, чтобы расколоть хотя бы один.
        Я сел и прогнал в памяти все подряд: Фридо, чужой корабль, монета, изумруд, распечатка, подсунутая под дверь Макхью, появляющиеся и исчезающие кровь и порошок. Мне удалось собрать немало улик, хотя я и не имел ни малейшего представления, что с ними делать, к тому же я уже устал отбивать атаки людей, старающихся меня убить. Тот, кто пытался это сделать, раз от разу становился все более опытным.
        Значит, следует отнестись к этому как к инженерной задаче. Чтобы вычленить необходимую функцию, я воспользовался дедуктивной и индуктивной логикой. Провел диагностирование. Проверил подсистемы. Разобрал и проверил каждую деталь и все же не нашел человека, на которого можно было бы свалить вину за содеянное.
        Когда все методы не дают результата, опытные инженеры, как правило, берут молоток побольше - хорошенько шарахнуть по неработающей заразе. Вырабатывая план действий, я просидел на стуле, сутулясь и моргая, в течение двух часов - и наконец включил переговорное устройство.

        - Эй, Дэви Ллойд, собери всех на мостике через десять минут. Всех. Пришли Дайкстру, чтобы она помогла мне выпустить Катарину.

        - Маккей, у тебя что, крыша съехала?

        - Нет. Я хочу показать экипажу, кто убил Фридо. Собери всех на мостике, Твердобокий. А не то смотри!  - И я выключил связь.
        Потом вышел и постучал в дверь Катарины:

        - Выходи, Ватсон. Игра в разгаре. Я собираюсь объявить, кто убил Фридо.
        Прибрела заспанная Розали - в заношенной ночной сорочке, с сеткой на волосах и с ломиком в кулаке. Уже набив руку, она одним рывком сорвала запор с двери.

        - Благодарствую, Розали,  - сказал я.

        - Не за что,  - буркнула она, бросив лом и поспешая на мостик.
        Катарина, как всегда, оделась в черное. Лицо ее тоже было мрачным.

        - Кен, ты точно знаешь, что делаешь?  - серьезно спросила она.

        - Вроде бы,  - ответил я.  - И вам, милая дама, меня не переубедить. Я уже устал сопротивляться попыткам отправить меня в холодильник под бок Фридо.
        Она улыбнулась:

        - Хорошо, Кен. Я играю. Но только когда мы начнем игру?
        Я озадаченно посмотрел на нее.

        - Как только, так сразу,  - сама себе ответила Катарина. И легонько похлопала меня по руке.  - Пошли, разберемся наконец с этим делом.
        Когда мы вошли на мостик, все уже были в сборе. У приборной панели несла вахту Спунер. Тот, кто проектировал «Шпигат», предусмотрел разные случаи, так что, сложив противоперегрузочные кресла, мы получили достаточно пространства, чтобы разместиться по обеим сторонам от сидений пилотов. Макхью стояла в пижаме, сложив руки на груди. Выглядела она менее самоуверенной, чем обычно. Рядом с ней, ближе к двери, застыла Дайкстра - ее подбородок упирался в грудь, а глаза были закрыты.
        Справа от Спунер, в уголке, одиноко примостился Бо-бо, он держал на руках Сашу-Луизу и выглядел как утка, которую стукнули по голове. Когда я появился, Твердобокий открывал рот, собираясь что-то сказать, но тут же закрыл его.
        Следом за мной вошла Катарина.
        Я откашлялся.

        - Думаю, все вы удивлены, зачем я собрал всех вас здесь.

        - Очень прямолинейно,  - фыркнула Макхью.

        - Так вот, я скажу вам. Я устал отбиваться от тех, кто пытается меня убить, и собираюсь сообщить вам, кто убил Фридо. Я намереваюсь открыть вам имя убийцы. Но сначала: - Я показал всем две половинки бразильского ореха и пустил их по кругу, начав со Спунер.  - После Фридо остался вот этот орех. Я выяснил, как его открыть. Угадайте, что было внутри?  - Я вытащил из кармана маленький металлический цилиндрик и поднял его над головой.  - Фридо оставил микропленку, он предполагал, что это послужит ему страховкой.
        Я повернулся к Берни.

        - Все это началось, когда твоя схема контрабанды провалилась, так? Белый порошок должен был попасть к Грызунам, Берни. Не хочешь сказать нам, что это за порошок? Нет? Хорошо, к этому мы еще вернемся. В общем, предполагалось, что Фридо доставит порошок на корабль Грызунов, но он туда так и не попал, верно? Фридо спрятал порошок в четвертом трюме и потребовал свою долю, так? Поэтому мы и проболтались на Шайлере лишних два дня.
        Адамово яблоко Берни задергалось, что и послужило для меня подтверждением моих предположений.

        - Вовсе нет,  - буркнул Берни, демонстрируя полное отсутствие оригинальности.

        - Фридо шантажировал бы тебя всю жизнь, и ты заткнул ему рот, верно? Но ты совершил несколько ошибок, Берни. Ты уронил один из самоцветов, которые получал от чужаков, в сливную трубу, а я нашел его в сифоне.  - Я показал всем маленький изумруд.  - Тебе надо было свалить на кого-то вину за убийство Фридо, и ты решил повесить ее на Катарину. Но зря ты оставил распечатку под дверью Макхью и Дайкстры. Наоборот, она указала на тебя. Кто еще, кроме нашего постоянного ипохондрика, может знать о редких болезнях?

        - Нет, нет,  - стонал Берни.

        - Ты сделал и еще несколько ошибок, Берни. Кто-то, воспользовавшись иглой для подкожных инъекций, отравил мои фрукты. Ты - единственный человек на корабле, у которого есть такая игла и который имеет доступ к ядам. И не стоило избавляться от улик в сейфе. Только ты знаешь комбинацию цифр! Как глупо с твоей стороны самому оставлять улику против себя!  - Я дал всем присутствующим полминуты на то, чтобы они вспомнили об иглах в корабельной аптечке, но все молчали, и я продолжил: - Ты знал про корабль Грызунов и знал, почему они хотели нас взорвать, правда, Берни? Поэтому ты был напуган еще до того, как они начали в нас стрелять. Ты кинул их, и они захотели убить всех нас. Ты все знал о порошке, поэтому не хотел, чтобы я продувал трюмы!
        На самом деле Твердобокий и Бо-бо не хотели, чтобы я продувал трюмы, потому что тогда они теряли все прибыли, но сейчас было не время уточнять.

        - Еще одна подсказка, Берни,  - ты был единственным, кто оставался на борту, когда мы сидели на Шайлере. Поэтому тебе и потребовался Фридо, чтобы доставить наркотик!
        Если, конечно, наркотик был наркотиком, и Фридо не перевозил его контрабандой один
        - в таком случае большинство моих умопостроений оказывались неверными и я должен был выглядеть как северная сторона лошади, задумчиво созерцающей юг.

        - Нет, нет: - снова простонал Берни. Саша-Луиза посмотрела на хозяина и спрыгнула с его рук на пол. Кошки не отличаются постоянством.
        Я шагнул поближе, туда, откуда мог заглянуть Берни в глаза.

        - Часа три назад кто-то пытался отравить меня, вставив баллон с углекислым газом в воздуховод. Я понял, что ты был единственным, кто мог оказаться один в коридоре в подходящее время.

        - Нет, нет,  - устало повторял Берни. Краем глаза я заметил, что Катарина изящно наступила на ногу Макхью, которая собиралась что-то сказать.

        - Берни, Берни: тебе не удалось даже правдоподобно солгать: - мягко проговорил я.
        Клайд стоял рядом с Дэви Ллойдом слева от Спунер. Я увидел, как он, с застывшей улыбкой, тихо заходит за спину Берни.

        - Но самой большой и последней твоей ошибкой было то, что ты не нашел микропленку, которую оставил Фридо.  - Тут я решил немного сыграть.  - Фридо был не таким уж дураком.
        Голова Бо-бо начала качаться взад-вперед. Макхью глянула на Катарину:

        - У меня была ручная ящерица, которая делала точно так же.
        Я поднял вверх маленький металлический цилиндрик:

        - Фридо спрятал пленку в бразильском орехе, и тебя теперь повесят, Берни! Ты готов говорить?

        - Да! Да!  - всхлипнул Берни.  - Я все это сделал! Я купил растения, я истолок их в кофейнике, пока вы спали. Я знаю, что нельзя продавать Грызунам наркотики, но мне так нужны деньги!
        На этом очнулась и Дайкстра. Глаза ее засверкали, и она ткнула пальцем в скрючившуюся фигурку Бо-бо:

        - Так это ты! Вот почему наш кофе пахнет мылом!

        - Они платили мне драгоценными камнями. Я отдал порошок Фридо, чтобы он передал его дальше,  - прошептал Берни,  - но он обманул меня, и я его убил. Я зарезал его над раковиной. А кровь поставил в холодильник, чтобы намекнуть на Линдквист, и вдобавок оставил распечатку там, где ее могла найти Макхью. Когда Кен начал подозревать правду, я перерезал его линь и отравил ему фрукты. Да, это я. Я все это сделал.

        - Паршивец был очень занят,  - ворчливо отметила Макхью.

        - Боже,  - вставила Спунер, поворачивая голову,  - а я-то думала, так только в кино говорят.
        Это было полное и откровенное признание. Можно было бы посчитать, что все уже позади, если только не принимать во внимание кошмарное неправдоподобие всего происходящего и пистолет, который появился в руке Берни.

        - Может, ты все и выяснил, но я не собираюсь оставаться здесь, чтобы посмотреть, чем все закончится. Никому не двигаться,  - приказал Берни голосом, который, надо полагать, считал угрожающим. Для усиления эффекта он неуверенно взмахнул пистолетом.  - Как только мы выйдем на орбиту, я с Сашей покину корабль на шлюпке. И пусть никто не пытается остановить нас!

        - Не больно-то и хотелось останавливать, ты и сам знаешь, что тебе не убежать!  - заметил Твердобокий.

        - Верно,  - подтвердила Дайкстра.  - Наверное, даже кошка понимает это.

        - Нет, у меня все получится,  - возразил Берни, явно стараясь, чтобы его голос звучал угрожающе.

        - А как ты убил Фридо, Берни?  - немного невпопад спросила Катарина, не обращая внимания на Твердобокого.

        - Я: я взял нож: - начал Берни тоненьким неуверенным голосом.

        - Странно,  - пробормотал Клайд.  - Сейчас он должен признаться в ограблении почтовых дилижансов и убийстве Юлия Цезаря.

        - Нет, Берни,  - медленно произнесла Катарина,  - ты не убивал Фридо. Ты же даже бифштекс режешь пластиковым ножом.

        - Но он же признался в этом!  - прорычал Твердобокий.

        - Но я: я и вправду: так и убил его: - запинаясь, промямлил Берни.

        - О Господи. Неужели нам мало летающего дерьма!  - воскликнула Спунер.
        Воспользовавшись тем, что Берни немного отвлекся, я вытащил из кармана маленький зеленый баллончик и направил его прямо в лоб обвиняемому.

        - Бросай пистолет, Берни. И осторожно. Я держу тебя под прицелом. Не заставляй меня использовать вот это, а то твои мозги никогда не будут такими, как раньше.
        В глазах Берни появился ужас.

        - Что это?

        - Это баллончик с аэрозолем. Он наполнен ядовитым газом. Ты думал, таких больше не делают? Я купил его на Шайлере. Там в барах теперь стало немного опасно. Вайма Джин, ты же видела его у меня?

        - Да, Берни! Он сказал, что это сувенир, который он там купил, но что именно, не сказал!  - порывисто дыша, подтвердила Спунер.
        Пистолет выпал из онемевших пальцев ослабшей руки Бо-бо.
        Катарина подняла его.

        - Все,  - объявила она.  - Танцы закончились. Кен, а что в самом деле в этой дурацкой жестянке?
        Я встряхнул банку и протянул ей:

        - Сырный крем. Кажется, из козьего сыра. Хочешь попробовать?

        - Ну уж нет.  - Она передернула плечиками и взмахнула пистолетом.  - Брось банку, Кен. Берни, ты же не убивал Фридо, правда?  - ласково осведомилась она.  - Ты даже и нож не держал.

        - Я: держал: - запротестовал Берни.

        - Но он же сам сказал: - заорал Дэви Ллойд с другого угла рубки.
        Голос Катарины прозвучал как удар хлыста.

        - Заткнись, Дэви! Нет, Берни. Ты не убивал Фридо, потому что я знаю, кто это сделал. Ведь ты не убивал его, верно?

        - Я никогда не вру!  - пропищал он. Катарина мрачно улыбнулась:

        - Все в порядке, Берни. Я знаю, что ты не убивал Фридо, потому что его убила я!
        Спунер ахнула, а я во все глаза смотрел на Катарину. Левая рука у меня все еще была в кармане. Схватив свой обрезок трубы, я резко выдернул руку и ударил Катарину по запястью. Пистолет взлетел и приземлился где-то позади Спунер как раз в тот момент, когда Твердобокий выпалил:

        - Эй! Это не ты, а я!
        Пистолет отскочил от его ботинка. Он нагнулся и поднял его. Потом достал откуда-то еще один пистолет и направил оба на нас.

        - Не надо было мне этого говорить. Катарина потерла запястье и улыбнулась мне:

        - Кен, а ты молодец. Ты мне очень нравишься. Вот только иногда ведешь себя очень глупо.

        - Но: ты же сказала: я подумал: - Пришлось хлопнуть себя по лбу.  - Да кто я такой, чтобы думать за всех?
        Твердобокий свирепо покосился на Берни:

        - Идиот! Если бы ты не позабыл заклеить коробку, такого никогда бы не случилось!

        - Если бы ты не позабыл изменить расписание так, чтобы я не остался на вахте, когда мы прилетели, мне не пришлось бы просить Фридо отнести эту дурацкую коробку!
        - с неменьшей злостью отозвался Бо-бо.

        - Погоди! Мне надо подумать.  - Одну руку с зажатым в кулаке пистолетом Твердобокий поднес ко лбу, а пистолет в другой по-прежнему смотрел на нас.
        Макхью и Дайкстра переглянулись.

        - О Господи!  - пробормотала Макхью.  - Теперь все понятно.

        - А мне непонятно,  - вставила Спунер. Катарина начала объяснять:

        - Я попыталась спровоцировать Твердобокого на необдуманный поступок. Не очень-то у меня получилось.  - Она медленно подняла руку и отколола свою брошку-бабочку. Открыв ее, она вытащила маленькую металлическую пластинку.  - Дэви, для тебя и впрямь все кончилось. Я - лейтенант Линдквист, из космической разведки. Я подчинена отделу расследований Адмиралтейства. Я хочу попросить вас сдаться. Вы никуда не сможете убежать, и все, что вы попытаетесь сейчас сделать, пойдет вам только во вред.

        - Ого,  - присвистнул Клайд, подбираясь поближе к Твердобокому.

        - Черт! У нас на борту была баба из полиции, а мы ее же и посадили под замок!  - заметила Спунер.

        - Нет, не подходите! Я должен подумать,  - прошипел Твердобокий, направляя оба пистолета на Катарину и морщась.

        - Разве ты не расскажешь нам, что там у вас случилось, Дэви?  - предложил я.

        - А что, черт возьми, вы думаете, случилось?  - выпалил он.  - Мне нужно было, чтобы кто-нибудь отвез коробку на планету. Предполагалось, что это сделает Фридо, но Берни оставил коробку открытой, и Фридо, наверное, понял, что там такое было. Вместо того чтобы передать кому надо, он ее спрятал, а мы нигде не могли найти. Мы не знали, куда бы самим спрятаться, потому что Грызуны собирались уже перерезать нам глотки, а идиот Фридо думал, что это просто хорошая шутка! Когда мы встретили его в камбузе, я схватил его и начал трясти, но этот клоун только хихикал. Нам надо было добыть порошок во что бы то ни стало, и я схватил нож и приставил его к горлу Фридо. Я угрожал убить его, если он не скажет, но на самом деле убивать его не собирался. Но тут корабль и сам затрясло, и Берни побежал на мостик, чтобы удержать его на курсе.  - Наш капитан смотрел в стену.  - Он смеялся надо мной. Он все еще думал, что это шутка.

        - И?: - мягко спросила Катарина.

        - Проклятье, я пытался его удержать, но, когда корабль качнуло, он поскользнулся и я упустил его. Это было ужасно! Он сам налетел на нож. Я ничего не делал.

        - Откуда ты узнал, что Катарина вампир?  - поинтересовался я.

        - Ну, ты же знаешь Берни. Он боится любой заразы. Он все разузнал, как только она поднялась на борт.

        - И ты смешал все в одну кучу,  - вздохнула Дайкстра с сожалением.

        - А что, черт подери, я должен был делать? Мы чуть было не потеряли право владения кораблем,  - указал ей Твердобокий.  - Уж этого никто из нас точно не хотел.
        Я посмотрел на Катарину:

        - Так ты служишь во флоте! Значит, все, что ты мне наговорила, было неправдой. Это значит, что ты и не вампир!

        - Извини, Кен,  - медленно проговорила она,  - боюсь, что здесь я не соврала.
        Я закрыл рот и повернулся к Твердобокому:

        - Почему ты охотился за мной, Дэви? Твердобокий повесил голову.

        - Проклятье, Кен. Ты вынюхивал. Ты бы все раскрыл. Я бы потерял корабль и все остальное. А корабль - это все, что у меня есть.
        Берни смотрел в пол, не произнося ни слова.

        - А ты почему, Берни?
        Он так и не поднял на меня глаз.

        - Я не могу пойти в тюрьму и бросить Сашу-Луизу. Я просто не могу,  - объяснил он, и в его голосе прозвучало больше благородства, чем я ожидал.
        Эта проклятая кошка чуть не убила меня!

        - Мы знали, что кто-то ввозит на Шайлер наркотики. Мы были вполне уверены, что именно на этом корабле. Дэви, Берни, для вас все закончилось. Сдайте мне пистолеты, и все будет в порядке,  - спокойно приказала Катарина.

        - Нет!  - завопил Твердобокий.  - Мы возьмем шлюпку.

        - Послушай. Смерть Фридо была несчастным случаем, а не убийством. Не делай все еще хуже, чем оно есть,  - увещевала его Катарина.
        Она сделала несколько шагов назад и влево, отрезая Дэви Ллойду путь к двери. Дэви Ллойд с грацией танцующего медведя топтался на месте, чтобы держать ее под прицелом своих шестимиллиметровых тупорылых пистолетов.

        - Все кончено, Дэви,  - продолжала Катарина спокойным мягким тоном.  - Сдай мне пистолеты.

        - Нет! Не заставляй меня воспользоваться оружием,  - взмолился Дэви Ллойд дрожащим голосом.

        - Послушай, Дэвид. Я не буду подходить ближе. Только отдай пистолеты. Для тебя все кончилось. Ты же не можешь запереть всех нас. И спрятаться тебе негде.

        - Я: я скажу им, что вы все устроили против меня заговор,  - бормотал Твердобокий, тщетно пытаясь что-нибудь придумать.

        - Это не поможет. Почему бы тебе не передать пистолеты Берни? Мы с Кеном спасли тебе жизнь. Не станешь же ты в нас стрелять. Кроме того, пистолеты тебе не помогут. Я же вампир, ты помнишь?  - Катарина лениво улыбнулась.  - Тебе потребуются серебряные пули.
        Это совершенно заморозило Дэви Ллойда.

        - Дай Берни подержать пистолеты, и мы поговорим,  - предложила Катарина.
        Саша - Луиза исчезла в коридоре, как кошка-оборотень.
        Твердобокий неловко снял пальцы с курков. Но когда он поворачивался, чтобы вручить оружие Бобо, Клайд грациозно подпрыгнул, и его нога описала высокую дугу. Он попал Дэви Ллойду по затылку. Пистолеты полетели в одну сторону, а Дэви Ллойд мешком повалился в другую, как будто его по голове бабахнули, что, собственно говоря, и произошло.

        - Старшина Видерспун, к вашим услугам.  - Клайд легонько подпрыгнул на мысочках, пока Катарина подбирала пистолеты.
        Лицо Розали осветилось проблеском заинтересованности.

        - Вот это да. А меня так научишь?
        Клайд улыбнулся и кивнул, а сам в это время, нагнувшись, ощупывал карманы Твердобокого и Бо-бо.

        - С ума сойти!  - выдохнула Макхью.  - Лучше уйти, пока еще чего-нибудь не случилось.  - И скрылась в коридоре. Я услышал, как открылась и хлопнула дверь.
        Я повернулся к Катарине:

        - Ты ведь рисковала, говоря про пулю, да?

        - Необходимый риск. Я не думала, что он выстрелит. Кроме того, на мне пуленепробиваемый жилет, так, на всякий случай.  - Она задумчиво поглядела на меня.
        - Могу я спросить про тот дурацкий цилиндр, который, по твоим словам, Фридо спрятал в бразильском орехе?

        - Это батарейка от кофейника, который я купил на Шайлере.
        Клайд - старшина Видерспун - сделал три шага по направлению к Спунер, но, когда он хотел положить ей руку на плечо, Вайма Джин резко отстранилась.
        Катарина посмотрела на пол, где Бо-бо лежал, закрыв голову руками, а Твердобокий стонал, потирая шею.

        - У нас достаточно улик для уголовного дела,  - подытожила она.  - На планете, надеюсь, мы сможем
        получить достаточно сведений от этих двоих, чтобы узнать, кто руководил всей операцией. Если они не хотят испортить себе жизнь, то расскажут все, что знают.

        - Мне придется еще побыть капитаном?  - спросил я. Никто не стал возражать.  - Клайд, можешь вместе с Дайкстрой запереть этих двоих по каютам? И хорошо бы приварить запоры на двери.

        - Ладно,  - проворчала Спунер,  - хоть этого лгуна не будет у меня на мостике.
        Если бы это было кино, мы бы уехали к горизонту, за которым встает солнце, а полдесятка копьеносцев позаботились бы о деталях. На самом же деле мы с Катариной сторожили пленников, пока Клайд ходил убирать из их кают все вещи, которые могли бы послужить оружием.
        Эти двое не были хорошими хозяевами, и Клайду пришлось нелегко - он должен был выбрать, какие вещи еще имеют ценность, а какие являют собой просто грязный хлам, который следовало бы давно выбросить. Подозреваю, он скормил в мусороприемник большую часть барахла, с которым не хотел иметь дела. Чтобы приспособить их отсек к тюремным условиям, понадобилось часа два.
        Тем временем мы обмотали Бо-бо и Твердобокого липкой лентой. Я бы не стал склеивать их друг с другом, если бы они пару раз не попытались на меня напасть.
        Заварив их дверь, мы бросили монетку, чтобы посмотреть, кому как повезет. Нам с Катариной выпало нести следующую вахту.
        После того как все успокоилось, я внес небольшие поправки в курс.

        - Катарина Линдквист, почему ты мне не сказала, что служишь в разведке Адмиралтейства?
        Она улыбнулась:

        - Я не была уверена в том, что ты не являешься соучастником. Нет, это неправда. Я не верила, что ты можешь правдоподобно соврать остальным.  - Она усмехнулась и погрозила пальцем: - Не забудь, ты обещал больше не ругаться.

        - Елки-моталки!  - во весь голос выразился я.  - "А что такое класс "Е"?" У тебя было задание пресечь контрабанду наркотиков, так?
        Она кивнула: -Да.

        - А почему ты? Почему вообще разведка занялась этим?

        - У ребят из полиции на все рук не хватает, к тому же им нужны были свежие лица, чтобы вести секретную работу. Кроме того, необходимо было как можно быстрее перекрыть каналы поступления наркотиков. Существует политическая сторона этого вопроса, которой я бы не хотела касаться.

        - Хорошо. А что за идиотский номер с Клайдом?  - осведомился я.
        Тут к нам присоединился и сам Клайд, легок на помине, видимо, ему просто негде больше было посидеть.

        - Наша крыша? Это центр напортачил. Они предложили нам легенду, согласно которой нас якобы уволили с «Поташа и перламутра» за нарушение дисциплины,  - поделился он.

        - «Поташ и перламутр»? Это же корабль старого Джеки Штайна. Я его знаю. Я жил в одной комнате с его сыном. Джеки никогда бы такого не сделал,  - воскликнул я.  - Джеки обожает всяческую бузу.

        - Центр упустил это из виду. Они также не приняли во внимание, что на «Шпигате» нет места для пассажиров,  - пояснила Катарина.  - Поговорив с Гарри, я поняла, что ты бы раскусил нашу легенду в первые пять минут разговора, так что нам пришлось импровизировать. Ты знаешь, а ведь Клайд занимался в драмкружке. И впрямь было очень весело.  - Она качнула головой.  - Я собираюсь придушить несколько человек, когда мы вернемся.

        - Все равно, глупый был у вас план,  - настаивал я.

        - После того как легенда центра оказалась бесполезной, нам не из чего было выбирать.  - Клайд поднял руки в универсальном жесте, означавшем «сдаюсь».  - Могло бы быть и хуже. Кто знает, может быть, лет через десять Вайма Джин опять начнет со мной разговаривать. Кроме того, все, кого мы ни спрашивали, говорили, что никто на этом ведре не обладает острым нюхом.

        - Ну спасибо,  - хмыкнул я, не пытаясь скрыть истинного чувства.

        - В целом хоть наша «крыша» и была ненадежной, все же она прикрыла нас лучше, чем можно было ожидать,  - улыбнулась Катарина. Ее глаза сияли.

        - Только не это. Это что-то типа «крыши, которая не съехала»?  - слабым голосом запротестовал я.

        - Неплохо, Кен. Совсем неплохо,  - одобрительно похвалила Катарина.  - Ты уже пришел в себя.
        А Клайд захохотал так, что чуть не упал. Как говорят поляки. «Что такое Адам сделал Богу, за что тот посадил Еву в райский сад?»



        БЕГОТНЯ И ЕДКАЯ ИРОНИЯ

        Через двенадцать часов мы вышли на орбиту. Катарина заперлась в своей каюте и не выходила оттуда до того самого момента, когда надо было выйти на связь с начальником порта, капитаном Хиро. Он прислал флотских - капрала Сина и младшего капрала Труилло. Они прибыли на челноке вместе с каким-то типом из местной передачи новостей - флотские чины никуда без фотографов не ходят.
        Спунер вызвалась нести вахту во время стоянки - причем слишком уж демонстративно и на Клайда при этом не смотрела. Катарина похлопала его по спине и покачала головой. Когда все остальные собирались погрузиться в челнок, Дайкстра заметила, как флотские вывели Бо-бо и Твердобокого, и высказалась за весь экипаж:

        - Их ведут в тюрьму. Но почему я чувствую себя так, словно это меня арестовали?
        Я ничего ей не ответил. Спунер пообещала Бо-бо:

        - Я позабочусь о твоей кошке. Я буду обращаться с ней, как со своей собственной. На каждом корабле должна быть корабельная кошка.  - Бо-бо поблагодарил ее, и я впервые увидел, как он улыбается. На репортера мы не обращали внимания.
        Потом мы вытащили из морозильника тело Фри - до Флотские привезли с собой мешок, куда его и положили. Он был совершенно замороженный.
        Спуск прошел как обычно. Я смотрел на два мигающих огонька - город Шенектади в сумерках. Когда мы приземлились, нас дожидался еще один писака в коричневом берете и военный фургон, которым управляла писарь по имени Банкер. Мы прошли мимо репортера и погрузились в фургон. Клайд и флотские вышли у городской тюрьмы, чтобы пристроить арестованных. Твердобокий не смотрел мне в глаза, но последнее, что он сказал перед тем, как его увели, было:

        - Сожалею, что мы пытались с тобой сделать то, что делали, Кен. Теперь, когда все позади, мне как-то не по себе из-за этого.
        Я и сам ощущал то же.

        - А как насчет экипажа?  - спросил я у писаря. Банкер.

        - Сэр, у меня приказ доставить вас и лейтенанта Линдквист к капитану Хиро. Остальных могу высадить где угодно.

        - Угол бульвара Вейнтичинко-де-Майо и Эскимо-стрит!  - громко объявила Макхью. Мы высадили там их с Дайкстрой и продолжили наш путь на военно-космическую базу, которая оказалась всего в шести кварталах от порта, откуда мы начали наше путешествие. Банкер припарковала машину и проводила нас в кабинет Хиро.
        Кабинет у него был просто прелестный. На ковре вполне мог потеряться мячик для гольфа, а стены были обшиты настоящими деревянными панелями. Письменный стол выглядел просторнее, чем кровать, на которой я сплю.
        Капитан третьего ранга Хиро сидел за столом, задрав ноги, и изучал некий листок, напоминавший местное расписание скачек. Мы вошли, Банкер откашлялась, и листок, как и подошвы ботинок Хиро, тут же исчез.

        - Добро пожаловать на Мир Шайлера! Пожалуйста, присаживайтесь,  - поздоровался он.
        Мы с Катариной пожали ему руку и сели на стулья у дальнего конца стола.

        - Могу я предложить вам что-нибудь выпить? Лейтенант Пайпер передала мне текст вашего рапорта об: м-м: убийстве и контрабанде наркотиков. И об атаке другого корабля!  - Его глаза загорелись.  - Жаль, что меня там не было!
        Поворачивая голову, чтобы взглянуть на Катарину, я услышал «хлоп, хлоп, хлоп» - словно пара людей стучала кольцами выпускников Академии по столу.

        - Примите мои поздравления по поводу успешного окончания операции, лейтенант Линдквист!  - улыбнулся Хиро зубастой улыбкой.  - Двадцать три.

        - Тридцать четыре. Вы очень любезны, капитан,  - ответила она.
        Я решил, что цифры обозначают номера их выпускных классов. Обычно вояки при посторонних такого не говорят, но для Хиро я сделал скидку - он, без сомнения, застрял в этой дыре на краю галактической карты, как ему казалось, навсегда.

        - А это у нас Мики?  - спросил Хиро, задумчиво глядя на меня.

        - Мичман Маккей. Именно ему мы обязаны успехом операции,  - сказала Катарина от моего имени.
        На этот раз я удостоился целой улыбки.

        - Очень хорошо, мичман! В каком году выпустились?
        Катарина сдержанно кашлянула:

        - Он мичман запаса.
        Хиро моментально выключил свою улыбку. Строевой вояка держит чувства к военным запаса про запас.

        - Ну что ж. Все равно хорошая работа,  - повторил он, поворачиваясь к Катарине.  - Какие формы благодарности? Премия? Какую медаль вы бы хотели получить?

        - О, что-нибудь попроще.  - Она посмотрела на меня.  - Пожалуй, еще рекомендацию о повышении в звании для мичмана Маккея?

        - В запасе? Никаких проблем. Я отправлю командующей сектором, капитану Креншоу, приказ на подпись.  - Хиро опять заулыбался. Строевой служака считает, что повышение резервиста в чине стоит не дороже печеной картофелины.

        - И наверное, необходимо выплатить мичману Маккею небольшое денежное вознаграждение,  - прибавила Катарина, пиная меня в лодыжку.

        - Уполномочен ли я на это?  - спросил Хиро неуверенно. Он посмотрел на дверь.
        Писарь Банкер просунула голову в комнату и торжественно кивнула.

        - Согласно седьмой главе Законодательного акта о контроле за наркотиками. В случае, подобном данному, когда один корабль контрабандистов разрушен, а второй захвачен, мы имеем замечательные прецеденты. Я должна заметить, что он действовал, рискуя своей жизнью. Все это отражено в моем рапорте.  - Катарина хорошенько пнула меня еще раз.
        Писарь Банкер снова кивнула.

        - Значит, глава седьмая, говорите.  - Капитан Хиро задумчиво почесал затылок.  - Это практикуется?

        - Да, сэр. И я могу со всей откровенностью сказать, что без мичмана Маккея нам бы никогда не Удалось провернуть это дело так, как нам удалось,  - продолжала давить Катарина, превращая мою ногу в сплошной синяк, ведь всякий раз, как только я собирался открыть рот, следовал предупреждающий пинок.
        Хиро озадаченно нахмурил брови:

        - Но:

        - Мичман Маккей действовал как сугубо гражданское лицо, когда помогал нам перекрыть канал доставки наркотиков,  - негромко прибавила Катарина.  - А я находилась на службе, так что с моей стороны не подобает принимать какую бы то ни было награду из денег налогоплательщиков.

        - Как вы думаете, сколько?  - прямо спросил Хиро, поглаживая челюсть.  - Скажем, тысячу?

        - Лучше пять.
        Хиро бросил взгляд на Банкер, которая в третий раз кивнула.

        - Хорошо, черт возьми, мы это сделаем! Банки, оформи бумаги!

        - Вот мой предварительный рапорт, он поможет вам быстрее во всем разобраться,  - завершила атаку Катарина, протягивая Хиро толстую пачку бумаги.

        - Замечательно. А теперь позвольте предложить вам выпить.  - Хиро поднялся и подошел к красивой витрине, украшенной деревянной резьбой.

        - Он знает, что ты вампир?  - прошептал я.

        - Узнает.  - Катарина деликатно кашлянула.  - Я сообщила об этом в рапорте. Так или иначе, об этом все равно бы стало известно.
        Хиро, стоя у витрины, повернул голову.

        - Капитан, в своем рапорте я упоминаю, что у меня синдром Маклендона,  - любезно сообщила ему Катарина. Когда вояка непонимающе заморгал, она прибавила: - Я вампир.

        - О,  - только и сказал он.  - Полагаю, я должен отправить вас в карантин.

        - Да, сэр. Я понимаю. Я подам в отставку, как только выясню все подробности по этому делу.
        Слова, которые он произнес в ответ, подействовали на меня как удар кирпича по затылку.

        - От имени всего космического флота я хотел бы выразить вам глубочайшее сочувствие и пожелать вам скорейшего выздоровления от этого заболевания,  - елейным голосом выговорил он.
        Заметив выражение на моем лице, Катарина сильно пихнула меня локтем под ребра. Хиро ненадолго задумался.

        - Давайте сделаем так: вы пока поселитесь в ВОК,  - предложил он.  - Если сейчас, пока мы еще не закончили дела, поместить вас в больницу, хлопот с вами не оберешься.
        Он вытащил бутылочку сакэ и два стаканчика. После недолгого колебания он прибавил третий стаканчик и вернулся к нам. У меня появилось четкое ощущение, что мое звание офицера запаса в его глазах выглядело гораздо большим недостатком, чем синдром Маклендона. Наливая, он поинтересовался:

        - Так остались ли еще какие-нибудь дела? Я сдержанно кашлянул:

        - Корабль:
        Хиро слегка приподнял брови, словно я произнес нечто глубокомысленное, примерно из той же серии - мол, неудивительно, что лошадь говорит так неразборчиво, удивительно, что она вообще говорит.

        - Ах да. Мы должны собрать суд Адмиралтейства.  - Он посмотрел на часы.  - Лейтенант Линдквист, если вы готовы, мы можем заняться этим прямо сейчас, чтобы покончить разом со всеми делами.

        - Отслужить белую мессу? Боюсь, что никогда не принимала в этом участия. И не соответствую своему облику.

        - Тогда вы будете моим гостем. Мичман тоже.  - Хиро взял маленький корабельный колокольчик и позвонил.

        - Мы принимаем ваше предложение,  - ответила Катарина, сжимая мне запястье, прежде чем я успел подумать о более резком ответе.

        - Банки? Банки! Мы хотим провести суд! Набросай план.
        Его писарь просунула голову в дверь:

        - Можно начать, как только вы будете готовы, сэр. Принести вам парик и мантию?

        - Да, думаю, случай подходящий. Передайте лейтенанту Пайпер, что она назначается консультантом защиты и пусть встретится со своими клиентами. Пяти минут хватит?  - Он взглянул на Катарину - мол, прошу прощения, лейтенант Линдквист.
        Катарина поправила:

        - Лучше десять минут. Иногда мистеру Твердобокому приходится объяснять по два раза.

        - Тогда десять минут, Банки.

        - Есть, сэр. Они как раз, наверное, закончили их регистрацию в тюрьме. Я возьму с собой лейтенанта Пайпер, и она сможет по дороге назад поговорить с ними.  - Писарь Банкер ушла, вышел и Хиро, чтобы переодеться.
        Я наклонился и прошептал Катарине:

        - Я ничего не понимаю. Что происходит?

        - Разве в Вулмере у вас не действовали законы Адмиралтейства? Я попробую тебе объяснить. Суд
        Адмиралтейства может выслушивать только случаи против кораблей, нарушающих договоры, или случаи нанесения ущерба третьим лицам. Система весьма разумная - нет ни одного капитана, который бы в здравом уме согласился, чтобы полная коробочка присяжных сухопутных крыс решала, не нарушил ли он чего, пролетая мимо. Слишком многие планеты тогда попытались бы нажиться на штрафах кораблям. Капитан Хиро хочет привести «Шпигат» к суду за перевозку контрабанды. Так как капитан Хиро не имеет права вести уголовные дела, Твердобокий и Бо-бо отправятся на Землю, чтобы предстать перед Федеральным криминальным судом.

        - Но почему бы им не отказаться от всех показаний, если капитан Хиро не имеет права рассматривать уголовные дела?

        - А! Это то, что во флоте называют «уловкой двадцать два». Никто не лжет в суде Адмиралтейства, потому что, если вас уличат во лжи, после того, как будет покончено с вашим кораблем, суд имеет право привлечь вас к ответственности за оскорбление суда.
        Через несколько минут вошла писарь Банкер, а за ней - Твердобокий, Бо-бо и женщина-лейтенант. Банкер кашлянула. Хиро поспешно вошел в комнату, на нем были белый парик и черная мантия, и Банкер произнесла:

        - Встать, суд идет.
        Хиро кивнул, сел и начал листать свод правил.

        - Заседание суда объявляю открытым. Конфедерация против «Туфли Рустама», регистрационный номер 19 747. Вышеупомянутый корабль обвиняется в перевозке контрабанды и нарушении закона Конфедерации.  - Он положил книгу, наклонился вперед и глянул прямо на Твердобокого и его защитника: - Лейтенант Пайпер, не имеете ли отводов?
        Пайпер встала. У этой высокой стройной женщины были веснушки и тот здоровый, чистый вид, к которому Академия приучает всех своих воспитанников.

        - Да, ваша честь. Обвиняемый просит отложить заседание.
        Хиро покачался на стуле и покрутил большими пальцами.

        - Основания?

        - Чтобы он мог нанять гражданского адвоката.

        - Пристав, есть ли в этой дыре гражданские адвокаты, имеющие право работать в суде Адмиралтейства?

        - На два часа пополудни сего дня таковых не было, сэр,  - доложила писарь Банкер.
        Хиро возобновил верчение пальцами.

        - Ходатайство отклонено. Прочие ходатайства, замечания?

        - Тогда мы просим отложить заседание, чтобы в суд были вызваны лица, заинтересованные в этом деле,  - храбро заявила Пайпер.

        - Это заимодавцы, так? Мистер Твердобокий, присутствующий здесь, является зарегистрированным владельцем корабля?
        Пайпер кивнула.

        - Что у вас еще?

        - Мы бы еще предложили отложить заседание, принимая во внимание право справедливости.

        - У вас была возможность ознакомиться с рапортом лейтенанта Линдквист, не так ли? Ходатайство отклоняется. Мы не можем позволить откладывать заседание суда по просьбе защиты, если она надеется, что свидетели умрут от старости. Какие еще будут ходатайства?

        - Ходатайство о прекращении дела, основанное на незавершенности расследования данного дела.

        - Собираетесь ли вы представить документы?

        - Вы присоедините рапорт лейтенанта Линдквист к вещественным доказательствам?

        - Несомненно. Рапорт лейтенанта Линдквист внесен в список вещественных доказательств.
        Пайпер пожала плечами:

        - В таком случае у нас нет вещественных доказательств, ваша честь.

        - Ходатайство отклоняется. Что еще?

        - Ходатайство о прекращении дела, основанное на недоказанности обвинения.
        Хиро повернулся к писарю Банкер:

        - Что там с этим, Банки?

        - Сэр, как только я доставила к вам лейтенанта Линдквист и мичмана Маккея, я сразу же отдала представленное вещество на анализ. В заключении лаборатории говорится, что представленное вещество, указанное в рапорте лейтенанта Линдквист, является веществом, запрещенным частью девятнадцатой!Пликсси*анского соглашения, текст прилагается. Мое имя стоит на расписке, которая удостоверяет, что я получила вышеозначенное вещество непосредственно от лейтенанта Линдквист и вручила его непосредственно технику лаборатории, который и проводил исследования.
        Я заморгал, изумляясь, когда она успела все это сделать.
        Хиро хмуро взглянул на Пайпер:

        - Это и есть основа для вашего ходатайства?

        - Да, ваша честь.

        - Отклоняется. Необходимо ли нам проводить еще один лабораторный тест, учитывая, что на планете имеется одна-единственная лаборатория и один-единственный техник?

        - Нет, ваша честь.

        - Так, это все?

        - Да, ваша честь.

        - Отлично. Желает ли владелец вышеупомянутого судна сделать заявление?
        Твердобокий взглянул на Пайпер, которая медленно покачала головой из стороны в сторону. Твердобокий тоже поспешно закачал головой.

        - Превосходно.  - Капитану Хиро явно нравились короткие судебные разбирательства.  - Какие-нибудь доводы, лейтенант Пайпер?

        - Да, сэр.
        Хиро глянул на свои часы:

        - Мы что-то долго. Банки, когда в последний раз мы проводили судебное заседание?

        - Год назад, в феврале, сэр.

        - Бим, вы опять хотели привести свой довод о вдовах и сиротах?
        Пайпер кивнула.

        - Хорошо. Довод защиты принят во внимание. Бейлиф, внесите это, пожалуйста, в запись. Суд готов вынести приговор: вышеуказанное судно считать виновным в предъявленном обвинении. Суд присуждает вышеупомянутое судно к конфискации и продаже с аукциона, чтобы оплатить расходы суда, связанные со слушанием данного дела, остаток же должен пойти в государственную казну. Суд окончен. Банки, освободи зал суда. Лейтенант Линдквист, вы вместе с мичманом, пожалуйста, останьтесь. Молодец, Бим. Проходи познакомиться с нашими гостями.
        Пока Банки с завидной быстротой освобождала зал суда, капитан Хиро познакомил нас с Пайпер.

        - Бим, это лейтенант Линдквист из флотской разведки.

        - А мы с Катариной знакомы,  - сообщила Пайпер, беря ее за руку.

        - И мичман: - Хиро махнул рукой в мою сторону.  - Он - резервист, но все равно, пожмите его руку.

        - Л.Дж. Пайпер, называйте меня просто Бим,  - улыбнулась Пайпер, протягивая руку.  - Рада познакомиться с вами, мичман.  - У нее было крепкое рукопожатие.

        - А я Маккей. Зовите меня просто Кен.  - Я потер нос.  - Мне не хотелось бы совать нос в чужие дела, но как вы получили «Бим» из «Л.Дж.»?
        Пайпер усмехнулась.

        - Семейная тайна. В тот день, когда я родилась, отец думал, что у него будет мальчик, а мама читала тогда «Тарзана». «Л.Дж.» означает «Лиана Джейн».

        - Ли Анна?  - переспросил я.

        - Нет, Лиана, ну, лоза. Меня в старших классах называли Джейн из Джунглей. Называйте меня Бим, или я разобью вам коленки.

        - Годится. Рад познакомиться, Бим. Хиро глянул на часы:

        - Не хотелось бы опаздывать. Линдквист, почему бы вам не остановиться в апартаментах для командированных офицеров? Мой шофер отвезет вас туда, а потом мы все соберемся в офицерском клубе. Приходите и вы, мичман.

        - Апартаменты для командированных офицеров? Клуб?  - изумленно прошептал я.
        Пайпер подмигнула.

        - У меня есть пустая спальня, которую мы используем для размещения приезжих,  - вот тебе и квартира для командированных офицеров, а отель «Атлантик» выделил нам комнату под клуб по договору, в обмен на определенную рекламу и возможность вести двойную бухгалтерию. То же самое делают многие маленькие базы. Я живу в пяти минутах отсюда, а «Атлантик» расположен в соседнем квартале. Пошли, Банки уже должна ждать нас в автомобиле перед входом.
        Когда мы выходили из машины, писарь Банкер вручила мне чек на пять тысяч и расписку на подпись.
        Говорите, что хотите, про регулярную армию, но определенный стиль у них все же есть.
        Банки высадила меня у «Атлантика». Я никак не мог позволить себе поселиться в таком месте, особенно если вспомнить, что зарплату на «Шпигате» мы все увидим ой как не скоро, но решил, что, имея в кармане чек на пять тысяч долларов, я мог бы неплохо провести здесь несколько дней, пока не подыщу себе постоянное жилье.
        Номер был неплохой. В нем имелся интерактивный телевизор, кровать - одна из тех, что пытаются сделать вам массаж, как только вы ложитесь,  - то есть все, чего можно было ожидать. Респектабельно, но не броско. Кровать, конечно, была с водяным матрасом, твердые матрасы относятся к тем вещам, которые слишком дорого доставлять на другие планеты, хотя я знавал несколько мест, весьма удаленных от Земли, где покупали такие матрасы просто для шика. В общем, Мир Шайлера не был раем для держателей гостиниц - «Атлантик» достаточно милое местечко, но сразу становится ясно, что и им приходится сглаживать углы, если на вашем компьютере в номере вы можете достаточно быстро найти и Библию и Коран.
        Где-то среди своих вещей я нашел костюм, переоделся и спустился вниз. Ночной регистратор извинился, что не может обналичить мой чек, но на основе его открыл мне кредит. Затем он позвонил в колокольчик, и официантка, на которой почти ничего не было, проводила меня в офицерский клуб.
        Клуб оказался маленькой приятной комнатой с тремя столиками; на одном из них красовалась табличка «Столик заказан». Когда я вошел, Катарина, Пайпер и Хиро уже дожидались меня. Хиро поднял свой стакан.

        - Мичман, я рад за вас! Эй, официантка! Повторить!  - приказал он весело.  - Ты знаешь, звонил посол!Пликсси*, и я пригласил его присоединиться к нашей компании. Линдквист сказала мне, что вы встречались.

        - Весьма коротко,  - ответил я.  - Сэр, наверное, сегодня день такой, что приходится задавать глупые вопросы, но мне удивительно, почему такая заштатная планетка, как эта, имеет полноправного посла.

        - А, это так просто, мичман! Политика! Политика! У!Пликсси* есть посол на Земле, но их представитель здесь, доктор Бобр, имеет очень хорошие связи. Насколько я понимаю, ему не подобает иметь меньший ранг.

        - Он является членом королевской семьи самой крупной Конфедерации на той планете, и, видимо, его отцу не хочется, чтобы он болтался слишком далеко от дома,  - объяснила Пайпер.  - В этом есть некоторый смысл, потому что большая часть их торговли идет через Шайлер. С ним очень интересно разговаривать. Мне кажется, он в некотором смысле идеалист.

        - Да, думаю, можно и так сказать,  - согласился я.

        - Каковы ваши планы, мичман?  - поинтересовался тем временем Хиро, хватая стакан, как только его поставили перед ним, и тут же опустошая.
        Прежде чем я успел ответить, Катарина, улыбаясь, подала свою реплику:

        - Я не уверена, что у него есть какие-либо планы. Кен, так сказать, сейчас на берегу. Слишком многое зависит от того, что произойдет с его кораблем:

        - Он сейчас даже в более плачевном состоянии, чем обычно, к тому же в настоящее время он принадлежит Адмиралтейству,  - вставил я.
        Хиро нахмурился, пытаясь вспомнить, позволено ли штатскому лицу перебивать лейтенанта действительной службы.

        - Если «Туфля Рустама» задержится здесь надолго, мичману Маккею и его товарищам по команде придется искать себе другую работу, что будет не так-то просто,  - тактично закончила Катарина.
        Хиро опять нахмурился, после чего кивнул, признавая логичность рассуждений.

        - Что это мы пьем?  - спросил я, пытаясь переменить тему.

        - Мартини, мичман, мартини. Естественно, должным образом охлажденное. Единственный цивилизованный напиток в мире,  - мечтательно проговорил Хиро, щелкая пальцами.  - Официантка! Повторить всем четверым, пожалуйста. Я все время забываю, что вы не учились в Академии, мичман. Ну, в этом нет ничего плохого. Некоторые мои лучшие друзья никогда не учились в Академии. Да и моя жена никакого отношения к Академии не имеет!  - Он посмотрел на часы.  - Бобр должен появиться в любую минуту. Я приглашал его к шести пятнадцати. Почему бы вам, молодежи, не поболтать тут, пока я схожу проветрюсь. Передайте привет доктору Бобру, если он появится раньше, чем я вернусь.  - И он вышел.

        - Он всегда такой?  - осведомился я.

        - Когда не приходит в волнение - да,  - ухмыльнулась Пайпер.  - Я понимаю, вам трудно будет найти заработок. Здесь не такой уж избыток кораблей. Вы здесь раньше уже бывали?

        - Это мой третий рейс сюда, так что я, можно сказать, уже местный житель,  - сообщил я.
        Она кивнула.

        - Мир Шайлера не очень подходящее место для безработного космонавта. Катарина сказала, что вы остановились здесь, в «Атлантике». А где остальные ваши?

        - Так, Аннали Макхью и Розали Дайкстра обосновались в «Гарцующем пони», там же и подрабатывают за стойкой. Вайма Джин Спунер несет стояночную вахту на корабле. Она сейчас где-то над нашими головами, читает дамские романы. Старшина Видерспун тоже где-то неподалеку, хотя, строго говоря, он не является членом нашего экипажа.
        Клайд сейчас пил пиво наверху.

        - Ну и наконец, двоих клиентов капитан Хиро только что оформил на жительство в тюрьму,  - прибавила Катарина.
        Пайпер улыбнулась и потерла подбородок.

        - Кен, я все никак не могу вспомнить, вроде бы еще кто-то был у вас в экипаже?

        - Элайн О'Дей, но один из местных полицейских судей упрятал ее в каталажку, когда мы останавливались здесь несколько недель назад.

        - Элайн бежала из тюрьмы,  - на полном серьезе поделилась новостью Катарина.  - Писарь Банкер сказала мне об этом, когда я передавала доклад.

        - А я-то все мечтал - не окажутся ли Бо-бо и Твердобокий с ней в одной камере. И решил, что им грозит романтическое свидание или же, наоборот, невероятно жестокое наказание. Как она сбежала?

        - Обычным образом. Ее выпустили на работу. Как и все остальные, кого выпускают на работу, она не вернулась. Наверное, местные власти решили, что так дешевле, чем держать ее тюрьме и кормить при этом. Не думаю, чтобы ее с большой охотой искали.

        - Рыба ищет, где глубже, а человек - где лучше. Вынужден согласиться и насчет кормежки. И в чем же проблема?  - все еще ничего не понимая, спросил я.

        - А, теперь я вспомнила,  - воскликнула Пайпер.  - Она поклялась поквитаться с вами и всем экипажем за то, что вы оставили ее за бортом.

        - Как будто она предоставила нам выбор. Насколько она была вменяема?  - поинтересовался я.

        - Я слышала, что она порезала запястье и написала это кровью на стене,  - хмыкнула Пайпер.

        - Да, звучит весьма интригующе. У меня просто зародилось нехорошее подозрение - не оказали ли вы некоторое влияние на решение судьи, который вынес ей приговор, а, Катарина?
        Катарина шаловливо улыбнулась:

        - Чисто гипотетически, разве можно расценивать пятьсот долларов мелкими купюрами как влияние9

        - Боже, нас обскакали. Хорошо, я ни о чем не спрашивал. Но чисто гипотетически, я и не думал, что отдел полицейских расследований практикует подобные вещи.

        - Чисто гипотетически, я упомянула, что я из разведки и сотрудничаю с морской полицией. А в разведке мы привыкли выполнять поставленную задачу, а уж потом беспокоиться о деталях.

        - Угу. А Элайн не могла почувствовать ваше влияние?

        - Я обращалась к секретарю суда, что вряд ли могло оказать влияние на ее замечания в адрес судьи Османа. Но после приговора у нее могли появиться сильные подозрения,
        - признала Катарина.  - Нам приходилось импровизировать.
        Пайпер вытаращила глаза.
        Вскоре после того, как капитан Хиро вернулся, официантка подвела к нашему столику две неуклюжие фигуры в полосатых костюмах. Впереди важно вышагивал доктор Бобр.

        - Чивс, какая удача! Капитан Хиро и лейтенант Пайпер, как я рад вас видеть! Друг Кен, друг Катарина! Что за приятная неожиданность!  - воскликнул он, щурясь в ярком свете.
        Они низко поклонились и сели за стол напротив нас с Катариной. Хиро приподнялся и крикнул:

        - Официантка! Две «Медовые Мэри», пожалуйста!

        - Я еще не знал, когда беседовал с вами в прошлый раз,  - продолжал Бобр,  - что друг Катарина, как я понял, сотрудничает с нашим правительством по очень деликатному делу.
        Чивс что-то прошептал ему на ухо.

        - Похоже, у вас были неприятности с контрабандой запрещенных химических веществ,  - покачал головой Бобр.  - Как говорит Баки: «Предотвратить большую беду - дело, требующее крайней бдительности».
        Катарина поймала мой взгляд и кивнула.

        - Не знаю, говорил ли вам капитан Хиро, но в деле был замешан и!Пликсси*анский корабль, который вместе с нами покинул орбиту Мира Шайлера. Они выстрелили в нас без предупреждения и преуспели в нанесении изрядного ущерба нашему кораблю. И только благодаря тому, что Кен очень умело сманеврировал, нам удалось избежать дальнейших попаданий в наш корабль до тех пор, пока они не поразили свое судно своей же случайно сбившейся с курса ракетой. Я очень сожалею, что в живых никого не осталось.

        - О Господи! Как это ужасно!  - воскликнул Бобр.  - А я и не знал. У Чивса был выходной, и, видимо, надо было мне самому разобрать почту. Ну, как говорит Баки:
«Крепкий рассудок и чистое сердце усмирят любую непогоду».
        Чивс опять что-то прошептал ему. Бобр поднялся.

        - Не будете ли вы так любезны извинить наше недолгое отсутствие?  - Тут эти двое отошли к соседнему столику и завязали весьма оживленный разговор, звучавший так, словно его записали на пленку, а потом прокрутили с большой скоростью.
        Пайпер сказала что-то, заинтересовавшее Хиро, а я тем временем наклонился к Катарине и прошептал ей:

        - Чего мне не хватает в жизни - так это выслушивать доморощенные философские рассуждения от существа, которое выглядит как пушистый кабачок.

        - Кен,  - мурлыкнула она,  - вовсе нет! Посмотри на эти глаза - он так похож на колли!

        - Он похож на крысу, у которой свинка,  - уточнил я, чуя неладное.
        Глаза Катарины загорелись.

        - Хорошо, давай дадим ему какое-нибудь смешанное имя - что-нибудь вроде
«колл-бачок».
        Я заговорил еще тише:

        - Хорошо, сдаюсь, но знаешь ли, если даже к финским скалам бурым обращаться с каламбуром:

        - Почему же, Кен,  - нежно возразила она.  - По-моему, вполне неплохо.
        Бобр и Чивс вернулись, и Хиро прервал разговор с Пайпер, чтобы выслушать их.

        - Оказывается, дело гораздо серьезнее, чем я даже мог предположить,  - заявил Бобр. Он полез в карман жилета и вынул голограмму, изображавшую Грызуна с забавными усами.  - Я со скорбью сообщаю, что капитан корабля, с которым вы так некстати повстречались, был моим полубратом Адольфом. Он всю жизнь был довольно странным ребенком.

        - Адольф?

        - Ему всегда хотелось куда-нибудь убежать, стать солдатом и что-нибудь завоевать - так, немножко. Я очень удивился, узнав, что он командует кораблем,  - это более пристало бы Генхису,  - но Адольф с Генхисом всегда дружили, так что, мне кажется, он избрал эту стезю по личным соображениям.

        - А другие братья у вас есть?  - поинтересовался Хиро.

        - Два. На самом деле, два полубрата. Я имею в виду, оставшихся в живых. Каин и Мордред. Каин - старший после Генхиса, хотя он и не является наследником. Они с отцом поругались некоторое время назад. Мордред - член семьи.

        - Размолвка Каина с вашим отцом повлекла за собой какое-то кровопролитие?  - осторожно осведомилась Катарина.

        - Да, в некотором роде,  - несколько неопределенно отозвался Баки.  - Это случилось как раз тогда, когда отец решил, что было бы неплохо отправить меня с планеты куда-нибудь, чтобы я поднабрался дипломатического опыта.

        - Какая же семья у вас там!  - с волнением произнесла Пайпер.

        - Я так понимаю, у всех нас есть свои особенности, так почему их не может быть у семей?  - риторически провозгласил Бобр.  - Я должен сообщить отцу эту новость, и, полагаю, мне придется объявить официальный траур.
        Чивс что-то прошептал ему на ухо. Бобр медленно кивнул - задумчиво и лохмато.

        - Чивс подсказывает мне, что будет благоразумнее, если я, прежде чем обсуждать эту проблему, сначала посоветуюсь со своим правительством. Но я с нетерпением буду ждать нашей с вами следующей встречи, а как говорит Баки: «Предвкушение встречи с друзьями - награда за день, проведенный в трудах».
        Они с Чивсом поднялись, поклонились и удалились.
        Я покосился на Хиро, который явно пребывал в шоке, и спросил Катарину:

        - Он что, сказал, что мы взорвали члена их королевской семьи?
        Катарина кивнула:

        - Это может стать серьезной проблемой.

        - У нас разбит корабль, половина экипажа в тюрьме или должна там оказаться, почти все из нас на мели, а теперь еще и дипломатические осложнения,  - подытожил я.  - Это если не вспоминать про Элайн.

        - Во всем бывают и хорошие стороны,  - рассудительно напомнила Пайпер.  - Могло бы быть и хуже. Подумай об этом.

        - Куда уж хуже,  - фыркнул я.

        - Мы могли погибнуть,  - пояснила Катарина.

        - Капитан Хиро и я должны вернуться на службу, но мне хочется поблагодарить вас за то, что вы составили нам компанию, и я надеюсь, что как-нибудь мы еще соберемся,  - вежливо попрощалась Пайпер, помогая встать все еще слегка потрясенному Хиро.

        - Бим, у меня есть ключ, и я должна еще кое-что сделать, так что не жди меня. Спокойной ночи!  - ответила Катарина.

        - Спокойной ночи,  - механически повторил я. Как только они ушли, я взглянул на Катарину.  - Я не совсем понял, во что это я встрял, но, когда я развлекался в последний раз, это было как-то по-другому. Какие у тебя планы?

        - Я хочу навестить тюрьму и посмотреть, удастся ли мне заставить Дэви Ллойда и Берни пением заработать себе на хлеб.

        - Так поздно?

        - Я не могу долго находиться на солнце, ты разве забыл? Поэтому я хочу сделать ночью как можно больше. Бим пообещала, что завтра постарается найти для тебя запасные решетки.

        - Замечательно, вот только я не знаю, насколько это поможет. Мне только сейчас пришло в голову, что мой корабль со всеми потрохами принадлежит Адмиралтейству.

        - Не переживай, Кен. Все образуется.

        - Ну да, знаю. «Поверь мне:» - как ты говоришь.
        Она потрепала меня по щеке и поцеловала.

        - Ты все правильно понял. Пойди поспи, а завтра поговорим. У тебя есть телефон Пайпер?

        - Он должен быть в справочнике.

        - Хорошо. Спокойной ночи.
        Я поднялся в свой номер. Прежде чем лечь спать, я вдруг решил позвонить в бюро обслуживания, чтобы отправить дюжину роз мисс Катарине Линдквист на Мак-нью-стрит,
147. Заодно я пожелал отправить дюжину увядших роз Гарри в бар «Гарцующий пони».
        На следующее утро я поклевал овсяной каши в ресторане внизу и позвонил Пайпер, чтобы узнать, каковы планы на сегодняшний день.

        - Привет, Кен. Катарина все еще спит. Хочешь, я ее разбужу?

        - Нет, не надо ее беспокоить. Что ты собираешься делать?

        - Мне надо появиться в офисе, а заодно узнать о решетках, которые нужны твоему кораблю. Хочешь, потом заеду за тобой?

        - Конечно. Когда ты освободишься?

        - А что, если мы вместе перекусим? Если Катарина проснется, я и ее прихвачу.  - Она рассмеялась.  - Такого оживления у нас не было уже много месяцев. Обычно утреннее время я провожу над заданиями заочных курсов и кроссвордами. Тебе что-нибудь нужно?

        - Мне надо получить деньги по чеку, так что, пожалуй, сейчас я схожу в банк. Я также подумал, что раз уж я здесь застрял на некоторое время, надо бы сходить к зубному врачу. Давненько не проверял зубы.
        Она немного подумала.

        - Доктор Денис обслуживает по контракту нашу базу, он неплохо работает. Может, ему удастся навязать тебя. Он наверняка согласится полечить по страховому полису. У тебя есть страховой полис?

        - Слушай, может быть, твой клиент и оказался настолько глуп, что бросил платить страховку за корабль, но даже Дэви Ллойд понимает, что если он перестанет оплачивать нашу страховку, то окажется в межзвездном пространстве, как только мы узнаем об этом. Я позвоню дантисту. Давай встретимся в полдень в вестибюле.

        - Ладно. Я передам Катарине, что ты звонил.

        - Спасибо.
        Я нашел в справочнике доктора Дениса и позвонил, чтобы записаться на прием. Он мог принять меня не раньше трех пятнадцати, и я согласился.
        Теперь мне надо было найти банк.
        Дневным портье работал маленький человечек с густыми усами и привлекательно выпячивающимся животиком - он был очень занят, пересчитывая ключи. Я заметил, как шевелятся его губы.

        - Есть здесь поблизости банк, в котором я мог бы обналичить чек?  - спросил я.
        Он поднял голову и заморгал.

        - Разумеется, сэр. Второй Банк Шенектади отсюда в паре кварталов. Как выйдете, поверните направо и идите по Океан прямо, а когда увидите бульвар Вейнтичинко-де-Майо, поверните налево.  - Он посмотрел куда-то мимо меня и нахмурил брови.  - Или налево по Океан и направо по Вейнтичинко? Я немного путаюсь в таких вещах. Может быть, позвонить им?  - Он нырнул к телефону на столе.
        Многие думают, что типичный пионер, осваивающий новый мир,  - чистая, благородная душа, один из лучших представителей рода человеческого, стремящийся на поиски правды и справедливости, всегда мечтающий о свободе.
        На самом деле количество благородных душ не превышает двух процентов от общего населения колоний. Большинство лучших представителей человечества предпочитают оставаться дома и беседовать друг с другом о том, как здорово быть первопроходцем, в то время когда они заняты копанием в куче дерьма. Остальные девяносто восемь процентов людей, которые отправляются заселять новые колонии, как правило, немного не в себе. Мир Шайлера ничем не лучше, а может, и перебрал немного больше, чем девяносто восемь процентов.
        Портье взял трубку телефона, и его брови опять устремились к переносице.

        - М-м, сэр, вы не знаете телефон банка? Я махнул рукой:

        - Спасибо, не беспокойтесь. Не надо звонить. Я найду, где это. Вам, наверное, непросто было сюда устроиться?  - доверительно поинтересовался я.

        - О да, сэр! На это место претендовало, наверное, человек пятьдесят. К счастью, мой двоюродный брат - младший помощник ночного менеджера:
        Я вышел, в уме подбросил монетку и повернул по Океан направо.
        Земля вокруг Шенектади стоит дешево, так что город немного расползся. Некоторые строения были из кирпича и камня, но большинство двухэтажных зданий по-быстрому собрали из готовых пластиковых блоков. Пластиковые панели дешевы и относительно недолговечны, таковыми они и выглядят. Большинству домов в Шенектади не помешала бы хорошая чистка - судя по разноцветным потекам, зверьки, которые у них тут водились вместо фруктовых летучих мышей, считали крыши самым подходящим местом для переваривания обеда.
        Океан-авеню была засажена деревьями высотой по грудь, осевую линию обозначали какие-то серовато-зеленые пальмы. По-видимому, удобряли их хорошо. Мир Шайлера был все еще новым, только осваиваемым миром, расположенным на самой границе цивилизации, так что, когда городские власти проложат систему ливневой канализации, Шенектади сделает огромный рывок в приобщении к благам культуры.
        Направо по Океан оказалось верным решением. Найти банк не составило труда - он был самым большим зданием с этой стороны. Люди предпочитают помещать свои деньги в такие банковские здания, откуда другие люди не так-то легко могли бы их забрать; банкиры в основном относятся к этой проблеме так же.
        Я вошел и не задумываясь направился к справочному окошку. В банках применяют компьютеры для открытия счета, для принятия прошений о выделении кредита, для дачи советов о том, куда лучше вложить свои денежки, но когда дело доходит до выдачи наличных денег незнакомым людям, я заметил, что они склонны применять то, что сами называют «личным подходом». Я протянул свой чек яркой брюнетке, и она поинтересовалась, открыт ли у меня счет в этом банке. Счета у меня не было, и она ушла, чтобы показать мой чек кому-нибудь постарше чином.
        Через секунду вышел менеджер. Им оказался тощий парень с коронками на зубах.

        - Сэр, добро пожаловать во Второй Банк Шенектади, где клиент всегда прав. Чем могу вам помочь, сэр?

        - У меня чек федерального правительства, который я хотел бы обналичить, а также хочу перевести деньги со своего постоянного счета.
        Он посмотрел на чек:

        - Мистер Маккей, если не ошибаюсь? Вы с «Туфли Рустама»? Вас обслужили?

        - Это я. Да, меня обслуживают. Вот эта дама просто хотела мне помочь.

        - Угу,  - сказал он. Потом вручил мне чек и сложил руки на груди.  - Мне очень жаль, мистер Маккей, но принять ваш чек мы не можем.

        - Что?

        - Я искренне надеюсь, что вы еще не раз посетите наши края, и не забудьте, сэр, что во Втором Банке Шенектади клиент всегда прав.

        - Погодите! Одну минутку! Это же чек федерального правительства! Я не уйду:

        - Э, Бруно, не выйдешь ли к нам?  - Он чуть повернул голову, и к нам присоединился настоящий троглодит - бицепсы толщиной с мои бедра, а ладони едва не касались колен.
        Менеджер улыбнулся:

        - Бруно, мистер Маккей уходит, не будешь ли ты так любезен показать ему дорогу? Мистер Маккей, мне очень жаль, что больше я ничем не могу вам помочь, но я от всей души надеюсь, что когда-нибудь вы станете клиентом нашего банка. Помните, во втором банке Шенектади клиент всегда прав.

        - Э, спасибо. Спасибо, Бруно. Я сам найду дверь.  - Несолоно хлебавши я вышел и вернулся в «Атлантик», где вновь наткнулся на своего приятеля дневного портье.

        - Добро пожаловать, мистер Маккей! Как сходили в банк?

        - Вонюче,  - ответил я коротко.
        Он близоруко прищурился, что означало - он сбился со счета и ему придется начинать считать свои ключи сначала.

        - Отлично, поздравляю вас. Да, сэр, там в гостиной вас ждет дама.

        - Спасибо. Куда идти?

        - Прямо вниз,  - ответил он, указывая направление.
        Я спустился в гостиную. Метрдотеля поблизости не оказалось, и занято было одно-единственное кресло - там расположилась тощая женщина с курчавыми волосами и курносым носом. На ней был коричневый плащ и фетровый берет в тон. На скамеечке рядом валялась большая кожаная сумка. Женщина помахала мне рукой:

        - Эй, Маккей! Я здесь! Я указал на нее пальцем:

        - Я вас помню. Вы та самая репортерша, которую я отшил вчера в космопорту. Портье сказал, что меня здесь ждет леди. Вы ее не видели?
        Она так старательно закивала, что искусственные цветы на ее берете запрыгали вверх-вниз.

        - Этот простофиля имел в виду меня. Идите сюда. Я Лидия Дэр из «Вестей Шенектади» и новостей второго канала «Люди, подключайтесь». Я не так-то легко сдаюсь, когда можно написать об интересной истории. Я все слышала о вас и корабле Грызунов. -Тут она протянула мне одну руку, которую я проигнорировал, а другой направила на меня маленькую телекамеру.  - Могу я называть вас Кеном? Скажите мне, Кен, как это все было? Я протестующе поднял руку:

        - Разговор записывается? Она, кажется, удивилась:

        - Конечно. А что такого?

        - Просто интересно. Ну, рад был познакомиться. Еще встретимся.

        - Эй, куда это вы идете?  - Она оперлась свободной рукой о столик и начала подниматься из кресла.

        - Туда же, откуда пришел,  - буркнул я, направляясь к двери.

        - Как же так! У меня срочный материал!

        - Слушай!  - Я остановился и повернулся к ней.  - Еще моя мама велела мне не обижать детишек и не разговаривать с репортерами. По-моему, она не видела между ними разницы.  - Я махнул ей рукой.  - Пока.
        Я слышал, как она что-то выкрикивает мне вслед,  - скорее всего, я был недостаточно взрослым, чтобы слушать такие слова. Когда я вышел в вестибюль, раззява с сочувствием посмотрел на меня.

        - Не везет мне сегодня,  - пояснил я.

        - Сэр, здесь почта для вас Может быть, хоть она обрадует вас!  - Он порылся под стойкой и вытащил два толстых конверта.

        - Интересно, от кого это9 - пробормотал я, открывая один из конвертов и заглядывая внутрь.  - Что за черт!
        Портье протянул руку и отогнул край конверта.

        - Хм, похоже, это повестка в суд. Мой двоюродный брат получил такую, когда наехал на пожарный гидрант. Вы не знакомы с моим двоюродным братом?

        - Боюсь, не знаком.  - Я вскрыл второй конверт и сравнил оба документа.

        - Единственный, кто водит машину хуже него, так это его сестра:

        - Ну, спасибо,  - вздохнул я.  - Мне пора бежать.
        В это время в холл вошла Пайпер. Я показал ей | письма.

        - Бим, как хорошо, что ты пришла пораньше! Меня вызывают в суд! Два раза. У тебя все-таки юридическое образование:
        Пайпер взяла у меня бумаги и просмотрела их.

        - Тут сказано, что против тебя возбуждено дело. Даже два.

        - Спасибо, что сообщила.

        - Первая повестка по иску Второго Банка Шенектади, являющегося полномочным представителем «Галактической Жизни и Безопасности». «Галактическая», в свою очередь, представляет финансовую компанию «Литл Бенни», а та является держателем закладной на корабль Грызунов, который вы взорвали. Вторая - от Первого Национального Банка Шайлера, как уполномоченного агента компании «Д.Т. Поллард - Удобрения». Первый Национальный возбуждает дело против Твердобокого и лично каждого члена экипажа за мошенничество, обман, безответственность, потерю груза и перевозку наркотиков. Они требуют привлечь к суду вас всех вместе и каждого по отдельности.

        - Что это значит?  - мрачно осведомился я.

        - Это значит, что им все равно, с кого получить деньги,  - пояснила Пайпер.

        - Я только что побывал во Втором Банке Шенектади, и они отказались оплатить мой чек. Это как-то связано с повесткой?

        - Вероятно.

        - А они могут такое сделать? Я хотел спросить - это законно?  - поинтересовался я.
        Пайпер с сожалением посмотрела на меня.

        - Что значит «законно»? Это же банки. Разумеется, нет.  - И прибавила: - Просто помни, что согласно закону любой может подать в суд на любого, что обычно и делается. Если тебе будет лучше, то, по моему мнению, второе дело просто не имеет законного основания, а первое - совершенно проституированное.
        Я немного подумал и сдался:

        - Бим, мне неловко спрашивать, но что такое «проституированное»?
        Она надула губки:

        - Ну, это происходит от слова «проституция». Теперь понятнее?

        - Благодарю. Ты еще сказала, что все не так плохо, правильно?

        - Знаешь, у тебя все равно могут быть проблемы. Я сомневаюсь, что Второй Банк Шенектади или Первый Национальный захотят оплатить твой чек, не попытавшись востребовать с тебя то, что, по их мнению, ты им должен.

        - Так я и понял. Хорошо, а есть здесь еще какой-нибудь банк?
        Она потерла подбородок:

        - Вообще-то, я не уверена, но, по-моему, других банков на этой планете нет. Первого Банка Шенектади в природе точно не существует.

        - Чертовщина какая-то. Ты хочешь сказать, что я имею чек на пять тысяч долларов, который нигде не могу обратить в наличные?

        - Похоже, что так. Кроме того, тебе еще надо будет выплатить налоги с этой суммы. Не хочешь взять у меня пока взаймы?

        - Спасибо, наверное, придется.  - Я косо посмотрел на нее.  - А почему ты со мной так любезна?

        - Я тоже выпустилась в тридцать четвертом классе. Я сто лет знаю Катарину. Она просила помочь тебе избежать неприятностей, даже несмотря на то, что ты резервист.

        - Вас что, специально учат быть такими противными?

        - Это само собой получается. Не хочешь позвонить Катарине? Ей пора уже проснуться. Она долго спала.
        Я подошел к телефону и набрал номер.

        - Алло, Катарина, это ты?

        - Привет, Кен. Все в порядке?

        - Никак нет. Наоборот, все идет наперекосяк. У тебя ужасный голос.

        - Я и чувствую себя ужасно. У меня жуткая аллергия на что-то из того, что я пила, и голова просто раскалывается. Я еще не решила - выходить ли мне куда-нибудь в таком виде. А ты что делаешь?

        - Читаю объявления в рубрике «Разыскиваются:» в «Вестях Шенектади». Ни один из банков не хочет оплатить мой чек. Они подали на нас в суд и хотят получить невообразимое количество миллионов, а я даже не представляю, почему мне так весело. А у тебя как дела? Как прошло расследование?

        - Расследование прошло прямо в сливную трубу,  - доложила она.

        - Что случилось? Неужели Твердобокий и Бо-бо ничего не сказали?

        - Они болтали так, что натерли мозоли на языках, и все о контрабанде. Но толком они и сами ничего не знают. Тот, кто организовал эту лавочку, пользовался записками и телефонными звонками. Твердобокий и Бо-бо понятия не имеют, с кем имели дело. Я даже не смогла выяснить, а люди ли это были. Пайпер подала ходатайство о проведении психиатрической экспертизы.

        - Большинство клиентов тюрьмы - психически неполноценны. Иначе как бы копы их поймали? И к чему ты пришла?

        - Кен, честно говоря, не знаю.  - Ее голос прозвучал крайне устало.  - Я не знаю, к чему тут вообще можно прийти. Это мое расследование очень вмешивается в твою личную жизнь, не так ли?

        - Ну, когда я последний раз разговаривал с Мак-хью и Дайкстрой, они сошлись на том, что Твердобокий и Бо-бо действительно проделали все, в чем признались, а я был последним идиотом, что все это раскопал. Я не мог упустить такого случая, и со своим талантом портить отношения я и без твоей помощи блестяще с этим справился бы.
        Она на это только посмеялась.

        - Спасибо за цветы.

        - Пустое. Где увидимся?

        - Ты в «Атлантике»? Жди меня в вестибюле часов в шесть.
        Мы с Пайпер чем-то перекусили. Потом завернули в пару мест в поисках решеток и ничего не нашли.
        Переходя Океан-авеню, чтобы добраться до места, где Пайпер припарковала автомобиль, я чуть было не попал под машину, у которой на бампере красовалась голограмма кота, державшего плакатик: «А ты погладил сегодня свою кошку?» Я отпрыгнул на тротуар.

        - Он водит машину, как Дэви Ллойд летает.

        - Дистанционные голограммы с каждым днем все дешевле и лучше,  - заметила Пайпер.

        - Может, именно этим мне и следует заняться - продавать голограммы кошек. У них все достоинства живых кошек и ни одного недостатка,  - проворчал я, снова ступая на проезжую часть.

        - Мне кажется, ты кое-что упускаешь. Здесь есть над чем поработать.

        - Можно, пожалуй, настроить их так, чтобы они отвлекали людей каждые двадцать минут, как настоящие кошки.
        Несмотря на светящуюся вывеску «Переход», мимо меня, чуть не задев, со свистом пролетела еще одна машина. У меня появилось стойкое впечатление, что на Мире Шайлера соблюдение правил движения не считается обязательным.

        - Или, как знать, открою школу по обучению вождению,  - задумался я.  - Кажется, именно этого здесь не хватает.

        - А вдруг они пытались таким образом высказать свои замечания относительно того, как ты одет.
        Я остановился посреди улицы.

        - Не понимаю, почему вы все придираетесь к тому, как я одеваюсь. Я одет безупречно!  - воскликнул я, вытягивая руки вперед. Вплотную ко мне проскочила еще одна машина, на лице водителя был написан несказанный ужас.  - Мне нравятся солидные, четкие цвета, такие, как синий и зеленый.
        Некоторые прохожие, проходившие мимо, посматривали на меня слегка заинтересованно.

        - Отличные цвета, Кен, только когда они порознь. О, смотри-ка, булочная - зайдем?
        Она купила мое хорошее настроение за шоколадный рогалик, а потом заявила:

        - У нас есть еще час до приема у дантиста. Если тебе нужен юрист, я знаю одного, который мог бы помочь.

        - Он хороший?  - спросил я.

        - Я этого не говорила. Тем не менее он тут неподалеку, первую консультацию дает бесплатно, и, кроме того, он единственный из всех моих знакомых юристов, кто интересуется навигаторским правом и пока не в тюрьме.
        Этот стряпчий, Джимми Омура, оказался приземистым мужчиной в мешковатом костюме. Он пришел в неописуемое возбуждение, когда я поведал ему о моем случае и показал бумаги.

        - Восхитительно! Просто восхитительно!  - восклицал он, шагая туда-сюда по ковру и размахивая руками.  - Это гораздо интереснее, чем помогать людям укрывать налоги! Насколько мне кажется, это совершеннейший случай общей аварии. Представляете, такого в космосе еще никогда не было! Просто восхитительно!
        Некоторые люди не приспособлены для ношения готовой одежды. Когда он поднимал руки, большая часть его костюма следовала за ними, отчего он приобретал вид горбуна.

        - Что такое «случай общей аварии»?

        - О, общая авария - универсальный принцип навигаторского права, понимаете - суда, грузы? Оно: м-м: хорошо иллюстрируется решением родосского суда о том, что, если товар был выброшен за борт для того, чтобы облегчить корабль, ущерб, выразившийся в неполучении прибыли, должен быть возмещен согласно долям ответственности. Самое очаровательное, что в космосе этот закон еще не применялся. Но принципы одинаковы, так что он должен действовать.
        Я взглянул на Пайпер, которая беспомощно пожала плечами. Я попытался подвести Омуру поближе к той планете, на которой сейчас находился.

        - Я не знаю, очень ли поможет делу справка о продувке трюмов с целью облегчить корабль. Мистер Омура, давайте немного отступим - что такое родосский закон?

        - О, знаете ли, родосский морской закон назван по городу-государству Родос в Древней Греции и относится примерно к шестому веку до нашей эры. Просто очаровательно!

        - Ах, вот оно что,  - сказал я тихонько.

        - Нет, это совершенно очаровательно. Просто удивительно, до чего эти греки были современны в некоторых вопросах. Конечно, пример, который я вам сейчас привел,  - не больше чем иллюстрация к действию современного закона общей аварии, сам закон гораздо более сложен, чем может показаться. Гораздо: - Он снова взмахнул обеими руками.

        - Понятно:

        - Это будет первый случай! И естественно, остальные части этого дела просто пестрят удивительными и весьма неопределенными деталями. Мы имеем преступное деяние со стороны капитана Твердобокого, пиратство со стороны корабля с Мира Деннисона, где третья сторона -!пликсси*анская - не может быть представлена в суде по причине ненахождения в живых, захват судна военно-космическим флотом, не говоря уже о незаконном принятии командования с вашей стороны. Меня просто потрясает, что все это заверчено вокруг совершенно изумительного случая общей аварии. Два банка, три страховые компании - да это же может длиться годами! Это дело должно быть передано в Верховный суд Конфедерации!

        - В Суд Конфедерации: У вас на планете есть железная дорога?  - спросил я, схватившись за голову.  - Мне бы хотелось лечь на рельсы и подождать поезда.
        Он надул губы:

        - Знаете, точно сказать не могу. Я не занимаюсь наземными перевозками.

        - Хорошо, тогда давайте вернемся к моему делу. Если все же дойдет до суда, кто его выиграет?  - Я посмотрел на Пайпер и покрутил пальцем у виска.

        - Ха, нам об этом скажет судья. Он ведь для этого там и сидит, не правда ли?  - Он потянулся и вытащил из-под стола клавиатуру компьютера.  - Давайте заглянем в третий номер «Вестника межзвездной юриспруденции» и посмотрим, что там говорится о возмещении убытков. Заодно попрошу секретаршу напечатать обращение.

        - М-м, спасибо,  - буркнул я, глядя, как каблучок Пайпер незаметно завис над моей ногой, готовый вдавить мои пальцы в ковер.  - Мне надо это обдумать. Я с вами свяжусь.
        Мы вышли на улицу, погреться на солнышке.

        - Не считая тебя и Катарины, остальные сорок восемь человек, с которыми я работал, встречался или пытался познакомиться, имели проблемы, даже когда проходили в двери и обходили углы. Ну почему мне так везет?

        - Ты, наверное, привлекаешь их. Свояк свояка: и так далее.  - Она дала мне секунду-другую подумать над этим, а потом с наигранным сочувствием поинтересовалась: - А ты ожидал сострадания?

        - Тридцать четвертый класс, да?
        Она высадила меня возле кабинета доктора Дениса как раз вовремя. Когда я вошел в приемную, медсестра полировала ногти. Ее волосы были подстрижены короче, чем мои, а левую руку увенчивал перстень с камнем большим, чем Гибралтарский утес.

        - Я Кен Маккей. Мне назначено на это время. Она щелкнула мышкой компьютера.

        - Вы космонавт? Заполните, пожалуйста, этот бланк, а наверху напишите номер вашего удостоверения члена Гильдии. Если потребуется дополнительная оплата, нам придется попросить вас выписать чек на расчетный счет в местном банке или заплатить наличными. Хорошо?

        - Все ясно. Тогда лучше наличными.

        - Отлично. Если изволите подождать, доктор Денис примет вас через несколько минут.
        Я сел, заполнил бланк и поковырялся в пачке журналов шестилетней давности. Как только я нашел тот, который хотелось бы почитать, ассистент доктора Дениса, рыжеволосая женщина с усталыми глазами, пригласила меня в кабинет.

        - Мистер Маккей? Меня зовут Дженис. Доктор Денис ждет вас.

        - Называйте меня Кен. Рад познакомиться. Вы выглядите так, словно собрались идти домой. Я у вас последний сегодня?

        - Да. Мне пора выпить пива.  - Она с сочувствием посмотрела на меня.  - Расслабьтесь. Я прямо вижу, как колотится ваше сердце.

        - Я нервничаю, потому что меня пытались. убить,  - соврал я.
        Усаживая меня в кресло, она полюбопытствовала:

        - Вы уже бывали у нас?

        - Нет. А почему вы спрашиваете?

        - Ваше лицо кажется знакомым. А, я вспомнила. Вас показывали в новостях.  - Она хихикнула.  - Может, мне называть вас капитаном Бладом?

        - Как?

        - Ну, это пират такой был.

        - Что?!

        - Я всегда смотрю новости Лидии. Она требует полного и открытого расследования вашей пиратской деятельности. Вот у кого характер! Я рада, что она ни за что на меня не сердится. А в жизни вы лучше выглядите. Можно попросить у вас автограф?

        - Что? Нет!  - Я закрыл глаза.  - Черт!

        - Обычно у нас нет никаких новостей, так что Лидии приходится постараться, чтобы хоть что-нибудь откопать. Иначе здесь совсем скучно.  - Она опять хихикнула.  - Так, если вы откинетесь, я опущу спинку кресла, и мы начнем. Ой, а платить вы будете пиратскими сокровищами?

        - Нет,  - пробормотал я. Потом посмотрел на поднос с инструментами и спросил, указав на один интересный предмет: - А это что?

        - Это? Это игла. Для анестезии.

        - Разве у вас нет машины для анестезии? Она покачала головой:

        - В Шенектади никто не умеет их обслуживать.

        - Черт. Как в каменном веке.
        Она снова хихикнула, а потом выглянула в холл.

        - Доктор Денис, мы готовы. Прошло несколько минут.

        - Доктор Денис, я говорю, мы готовы!  - опять крикнула она. И через минутку, приложив руки рупором ко рту, взвизгнула: - Тревога! Все сюда!

        - Вот черт!  - ругнулся я.
        Появился доктор Денис.

        - Рад видеть вас, мистер Маккей.  - Он пожал мне руку.  - Вы пришли сюда:

        - Просто проверить зубы,  - поспешно сообщил я.

        - Прекрасно. Сделаем ультразвук, чтобы посмотреть, нет ли у вас кариеса, а потом немного почистим зубной камень и отполируем. Откройте рот пошире и прикусите эту штуку, чтобы мы имели четкую картину.
        Я укусил два куска пластика, которые он засунул мне в рот, а они укусили меня в ответ.

        - Это займет всего одну минутку.  - Дантист хихикнул; у его помощницы это получалось лучше.
        Я начал считать до шестидесяти.

        - Ага,  - протянул он, глядя на экран,  - ваши зубы в полном порядке. Нет и намека на кариес и никаких признаков воспаления на деснах. Оказывается, необходимо только немного почистить и отполировать. А можно я сделаю еще один снимочек? Я собираю зубы интересных людей, а у ваших такие милые длинные корни.

        - Я разработал их, кусая людей, которые хотят получить мои снимки,  - поделился я своим секретом, пытаясь не шепелявить, хотя рот был сплошь забит пластиком.

        - Нет?  - Доктор Денис, казалось, был разочарован.  - Ну, хорошо. Ваша фотография в новостях так похожа на вас! А теперь просто расслабьтесь и помните, что больно не будет. Дженис, ты там не включишь музыку погромче?
        Песенка называлась «Почему дураки влюбляются и почему дантисты лгут?».
        В шесть я нашел Катарину сидящей в вестибюле отеля.

        - Привет, как ты себя чувствуешь?

        - Лучше. Лучше, чем ты выглядишь. У тебя депрессия?

        - У меня депрессия от прессы. Ты мне на это намекала?

        - А у тебя с каждым разом все лучше получается. Ты заметил пикет у отеля?

        - Только не это!  - Я бросился к окну и прижался лицом к стеклу. Пять человек маршировали по кругу с плакатами в руках.  - Кто это?

        - Лига поддержки прав животных,  - пояснила Катарина.  - Ты видел плакаты?

        - «Грызуны - лучшие друзья человека» и «Грызунам тоже нужна любовь - стреляйте в людей, а не в Грызунов». Я бы поставил им пятерку за старание и тройку за содержание.

        - Я поговорила с ними, когда пришла. Они не хотят ничего плохого и очень стесняются. Кроме того, все три члена местного отделения Объединенного Союза за Гражданские Права провели пресс-конференцию, чтобы объявить о том, что они возбуждают дело против тебя.

        - Что! За что еще?

        - Они еще точно не решили, но уверены, что ты не мог не нарушить чьи-нибудь гражданские права.

        - Ну почему я? Почему не Дэви Ллойд9 Это же он перевозил контрабандой наркотики и зарезал Фридо.

        - Кен, Дэви Ллойд - уголовный подследственный, и у него тоже есть свои права.  - Посмеявшись, она продолжила: - А если серьезно, Бим шепнула мне, что ты умудрился влипнуть в местную политику. В здешнее законодательство затесался один билль, позволяющий импортировать сельскохозяйственную продукцию Грызунов. Так как каждое действие в политике, которое не требует денежных затрат, всегда имеет равное по силе противодействие, местные профсоюзы и местные расисты образовали коалицию под лозунгом «Сделаем Мир Шайлера белым, черным и желтым». А их противники решили напасть на тебя. Я вздохнул:

        - Боюсь, мне уже ничто не поможет, даже если сделать публичное заявление о том, что некоторые Грызуны - мои лучшие друзья, когда они, правда, не стреляют в меня.

        - Поверь - не поможет.  - Катарина поставила локоть на подлокотник и подперла подбородок ладошкой.  - Это все твои затруднения?

        - А ведь у меня могла бы быть спокойная, тихая работа, типа ловли крокодилов или обезвреживания мин.
        Она кивнула:

        - Да, кому-то всегда везет:

        - Может, сбежим от прессы и пикетов и чем-нибудь займемся?

        - Слушай, Кен, большую часть дня я плохо себя чувствовала. Мне надо посидеть за компьютером, чтобы обработать последнюю информацию. Может быть, завтра встретимся?

        - Договорились.
        Она ушла, а я вышел пройтись до «Гарцующего пони». У Гарри появилась новая вывеска: «Не стреляйте в пианиста - он играет как может». Он поставил Розали ночной барменшей, и теперь у него оставалось время позаботиться о клиентуре и отшить особо буйных представителей местного клана выпивох.
        Мужчины Шенектади любят, чтобы их женщины были такими: большими, и я с порога заметил по лицу одного парня, что Розали не могла не оценить некоторые прелести своей новой работы. Я поприветствовал ее и только потом заметил две знакомые бесформенные фигуры, ссутулившиеся над столом. Та, которая повыше, помахала мне:

        - Друг Кен, для меня это огромная радость. Фортуна благословила нас и вымостила дорогу под нашими ногами! Идите к нам!

        - Доктор Бобр. Я удивлен, что вы еще разговариваете со мной,  - воскликнул я.

        - Тьфу-тьфу! Кен, вы знаете, я бы никогда не позволил простой политике, тем более родственной политике, вмешиваться в мои дружеские связи. Как говорит Баки:
«Однажды обретенная дружба дороже золота и банкнотов».
        Чивс добавил:

        - Его Округлость подразумевает, что его полубратья имеют печальное стремление сокращать продолжительность жизни друг друга, поэтому данная ситуация для нас весьма привычна.

        - И в самом деле, я иногда спрашиваю себя - что есть полубрат для полубрата? Тривиальная ссора за право наследования, кажется, весьма разгорелась в нынешний год, да, Чивс? Сколько там всего получилось - три брата и пара кузенов?

        - Что-то около того,  - подтвердил Чивс.  - Друг Кен, его высочество считает, что его полубрат Генхис устроил заговор, чтобы поставить своего полубрата Адольфа в затруднительное положение, поэтому он не видит необходимости обвинять вас в чем-либо.

        - Совершенно верно. Я уверен, что вы просто выполняли свой долг, как его понимали, или, как говорит Баки: «Правильное мышление иногда требует большого напряжения». С тех пор как папа несколько лет назад объявил о своем скором удалении от дел, кажется, не проходило месяца, чтобы не надо было идти на похороны. Какая докука! Друг Кен, что-то я забыл - в месяце тридцать дней или тридцать один?

        - Да,  - ответил я. Он наморщил нос.

        - Со слов друга Катарины я понял, что вы разоружили двух вооруженных злодеев на борту вашего корабля. На меня произвело большое впечатление то, с какой отвагой и твердостью вы ведете себя в опасных ситуациях.

        - Если бы я был еще чуть-чуть потверже, то стал бы совсем неповоротливым,  - заметил я грустно и изложил им отредактированную версию сегодняшних событий.

        - Так,  - кивнул Бобр,  - должен заметить, что у вас, судя по вашим словам, был очень утомительный день. И все же, как говорит Баки: «Завтра - всегда лучше; это означает, что вы пережили сегодняшний день».
        Я провел несколько секунд, пытаясь сообразить, к чему это, и переменил предмет разговора.

        - Доктор Бобр:

        - Пожалуйста, друг Кен, называйте меня Баки!

        - М-м: Баки, я все хотел спросить вас, почему настоящий Баки так популярен в вашем мире.

        - Друг Кен! Какой глубокий вопрос! Я считаю, что нас привлекает кристальная чистота философии Баки. Интеллектуалы полагают, что эта философия безупречна.

        - Но рассказы про Баки-Бобра: довольно: простые рассказы, разве нет?  - спросил я, вежливо пытаясь намекнуть, что на самом деле они простоватые.

        - О нет, друг Кен. Нет! Их глубина невероятна. Я сам могу постичь ее едва ли наполовину. Вот, к примеру, возьмите эпизод в рассказе «Баки-Бобр встречает Банни-Кролика», где Баки берет отдых от своих трудов, чтобы отправить открытку своему другу Деревянной Колоде. Обманчиво простое действие по отправлению открытки явно символизирует душевные терзания Баки - не сбросить ли свое бремя, на что указывает в своих комментариях Су-Джен. Баки добивается успеха, преодолевая собственные сомнения, и успех его обеспечен именно этим весьма незначительным действием, которое потребовало от него таких значительных душевных усилий.
        Чивс погрузил нос в стакан с медом.
        Все это оказалось явно выше моего разумения.

        - Я всегда думал, что он, наверное, просто хотел послать ему привет.

        - Друг Кен!  - печально заметил Бобр, выводя кренделя пальцем в воздухе.  - По-видимому, вы не совсем уловили противоречие, и вам не удалось подвести к нему логическое обоснование - вам надо бы почитать Су-Джена. Давайте порассуждаем - как бы автор мог допустить столь явное несоответствие в столь глубоком произведении. Оно никоим образом не служит развитию сюжета. Так что на первый план выходит более глубокое, философское значение. Я опечален, потому что пока вы со всей своей страстью не пожелаете заполнить неожиданные глубины этих великолепных сказок потоком духовных усилий, вы не сможете постичь всего богатства мысли, которое открывает нам Баки. Время приведет вас к более полному пониманию. Как ты думаешь, Чивс?

        - Я и сам нахожу комментарии Су-Джена весьма вдохновляющими,  - признался Чивс.
        Я немного подумал.

        - Баки, если рассказы про Баки-Бобра - такая популярная книга на вашей планете, как же вам было позволено взять себе это имя?
        Баки выглядел немного удрученным - у него даже перья на шляпе опали.

        - Скажу вам по секрету, друг Кен, этим я обязан влиянию своего отца. Простолюдину, как бы высоко он ни вознесся, не подобает носить такое имя, и мне до сих пор неловко, что был выбран именно я, никак не достойный этой чести.
        Чивс вытащил из кармана часы и посмотрел на них. Бобр открыл было рот, чтобы продолжить, но я заметил, как Чивс подмигнул ему.
        Баки понял намек.

        - О Боже мой. Друг Кен, наша встреча доставила мне неописуемое наслаждение, но, боюсь, время заставляет меня покинуть вас. Чивс только что напомнил мне, что ваша недолгая встреча с нашим кораблем задала нам в посольстве немного работы. Я искренне надеюсь на продолжение нашей беседы в отсутствие неотложных дел. А до той минуты, как говорит Баки: «Да осияет луч солнца путь твой».
        Когда они с Чивсом вперевалку скрылись за дверью, ко мне, чтобы я не заскучал, подвалил Гарри.

        - Привет, адмирал! Как дела? Я слыхал о вашей перестрелке в космосе. Сегодня все, что ты закажешь,  - за счет заведения.

        - Ну уж нет, спасибо. Мне и так хорошо. Дайкстра и Макхью тебе все рассказали?

        - Почти все. Ты опишешь мне сражение? Господи, как жалко, что меня там не было!

        - Мне тоже жалко: - Я немного помолчал.  - Если не возражаешь, я бы рассказал тебе в другой раз. Сейчас мне не хочется об этом говорить.

        - Ничего страшного, Кен. Я все понимаю. Слышь, а ты знаешь шутку про лошадь по имени Нету, которая возила тележку и все время терялась?

        - «Тележка есть, а лошадь Нету»?

        - Ты уже знаешь!

        - Извини, Гарри. Кто-то успел раньше тебя.

        - Ну хорошо, а вот эту ты слышал:

        - «Старое вино на новые мехи»? Гарри нахмурился:

        - Как ты угадал?

        - Наверное, к старости становлюсь телепатом,  - ухмыльнулся я, состроив самую постную рожу.  - Катарину не видел?

        - Она была здесь чуть пораньше. Она тоже сказала, что ты, наверное, не захочешь сейчас рассказывать о вашем сражении. Ну да я все понимаю. Так их, Кен!  - Он одобрительно ткнул меня в плечо кулаком и удалился.
        Я потер место удара и побрел к бару. Розали налила мне коктейль и попыталась пустить стакан волчком по стойке так, чтобы он остановился передо мной. Я успел поймать его прежде, чем он слетел на пол.

        - Привет, Розали, как дела?
        Кто - то в другом углу бара затребовал пива, которое она чуть ли не швырнула настырному клиенту, давая, видимо, понять, что не очень вежливо прерывать чужой разговор.

        - Здесь неплохо. Постель, стол, зарплата, чаевые - думаю, мне не на что жаловаться. Как только Гарри начинает орать, я советую ему заткнуться. Ему это нравится.  - Она взяла полотенце и начала протирать стаканы.  - Если хочешь знать, не сержусь ли я на тебя, так я не сержусь.  - Через минуту-другую она прибавила: - Все могло бы обернуться и получше, но ты же знаешь, как обычно бывает. Представляешь, я чуть ли не тоскую по этому мозгляку Фридо.

        - Давай не будем поддаваться ностальгии,  - предостерег я ее.  - Лидия Дэр не приходила брать у тебя интервью?
        Розали кивнула:

        - Приходила. Я сказала, что если она придет еще раз, то рискует получить клизму из кинокамеры.

        - Кажется, Лидии непросто сделать репортаж.
        Тут я заметил пару застенчивых клиентов, которые пытались набраться храбрости, чтобы сделать заказ. Розали набросила полотенце на плечо.

        - Кен, мне придется вернуться к работе.

        - Спасибо, Розали. Не скучай.
        Я выпил коктейль и решил, что вечер можно заканчивать. Когда до отеля оставалось квартала три, начался дождь - мне везло по-прежнему. Уже в номере я вспомнил, о чем хотел спросить Розали, а именно - как часто надо поливать грибы, которые росли у них в корзинах.
        Перед тем как лечь спать, повинуясь внезапному порыву, я позвонил в местную библиотеку и вывел на монитор несколько поэтических сборников Йитса, Хаусмана, Джона Донна. Удивительно, к много забываешь из того, чем давно не занимался. Утром позвонила Пайпер, и я спустился в вестибюль, чтобы встретить ее. Мой приятель трудолюбивый клерк не торопясь проглядывал на мониторе газету.

        - Пикет ушел?  - осведомился я.

        - Естественно, они разошлись, едва репортеры уехали, и больше не вернулись.  - Он лениво пошарил в почте.  - Я не говорил вам, что однажды у моего деверя брали интервью?

        - Наверное, говорили,  - вежливо отозвался я, оглядываясь в поисках туалетной или какой-нибудь другой комнаты, где можно было бы ненадолго спрятаться.
        Его деверь попал в ночные новости вместе с миниатюрными поросятами, которых он разводил и воспитывал. Портье заверил меня, что свиньи - весьма и весьма сообразительные животные, куда умнее собак. В этом что-то было - знавал я одного пса, который любил репортеров.
        Я чуть было не расцеловал Пайпер, которая появилась через пять минут.

        - Привет, Бим. Где Катарина?  - выпалил я, покидая болтуна портье прямо посреди бесконечной тирады.
        Пайпер стянула с головы флотскую фуражку и убрала назад свои коротко стриженные волосы.

        - Когда я уходила, она только-только проснулась.

        - Как она себя чувствует?

        - По-прежнему довольно плохо, но скоро должна прийти в себя. Ей так и не удалось пока выяснить, кто же руководил контрабандой наркотиков.
        Она упирается изо всех сил, но, похоже, это дело не скоро сдвинется с мертвой точки.

        - Хорошо. То есть хорошо, что она скоро поправится. Я подумал, что не стоит больше искать решетки, потому что тот, кому достанется «Шпигат», скорее всего, вовсе не захочет его чинить.

        - Может, и не захочет,  - немного поспешно согласилась со мной Пайпер.  - Ты уже решил, чем заняться?

        - Еще нет, но я не могу себе позволить долго жить в этом отеле. Не знаешь, где можно было бы здесь поселиться?

        - Дальше по улице есть места подешевле. Почему бы тебе не спросить Видерспуна - он снял квартиру и, быть может, ему не помешает сосед.
        Когда мы шли к ее машине, я поделился:

        - Вчера вечером я случайно встретил посла Бобра.
        Она улыбнулась:

        - Ты его спрашивал про Баки-Бобра?

        - Ну да. Только ответа не понял.

        - Кен, Грызуны очень любят литературу Земли, но секса они совершенно не понимают, хотя и люди тоже. Баки-Бобр у них страшно популярен. Насколько мне известно, они выпустили девять изданий избранных рассказов плюс приложения. У них даже существует несколько исследовательских институтов, которые жутко враждуют друг с другом.
        Я воздел глаза к небу:

        - Боже!

        - Но не думай, что они какие-нибудь недоумки,  - предупредила меня Пайпер, когда мы уже отъезжали со стоянки.  - Я с некоторыми из них разговаривала. Если привыкнуть к их манерам, оказывается, что даже у самого тупого есть весьма своеобразное чувство юмора, запрятанное где-то глубоко-глубоко. Они могут удивить тебя.

        - Даже посол Бобр?
        Она покачала пальцем, свободным от руля.

        - Не расслабляйся, Кен.

        - Ты хочешь сказать, что культ Баки-Бобра - шутка планетарного масштаба?

        - Или даже хуже. Никто из изучавших Грызунов не знает этого наверняка.

        - А какое у них политическое устройство?  - поинтересовался я, пытаясь переварить услышанное.

        - Не так-то просто его описать. Что-то типа феодальной анархии. Очень, знаешь ли, трогательная история о том, как один местный парнишка встал на ноги при невольной поддержке белых, желтых и черных чужаков. Первый корабль с группой контакта встретился с дедом Бобра. Большая часть планеты тогда находилась в стадии начала промышленного развития, а он, в роли диктатора, получившего свой пост отчасти по наследству, правил одной чуть менее примитивной по сравнению с остальными страной.

        - Это что, обычная процедура?  - спросил я. Группы контакта заменяли Адмиралтейству миссионеров. Как правило, ребятки из группы контакта благородны, милосердны и со щенячьей энергией стремятся развить общество своих новых товарищей - как раз те ребята, с которыми легко играть в покер. Разумные существа не так часто встречаются во Вселенной, но некоторые из более искушенных рас обошлись с контактными группами просто ужасно.

        - Обычная,  - подтвердила Пайпер.  - Дедушка научился разговаривать с ребятами контактной группы задолго до того, как они выучили язык Грызунов, и навешал им на уши не менее обычной лапши.

        - И что они ему продали? Оружие?

        - Нет, не оружие. Даже ребята-контактеры не настолько глупы. Кроме того, это незаконно. Они всего лишь познакомили его с индустриальной технологией, которая, как они думали, ему и так уже была известна, а еще выделили ему кредит, как им показалось - небольшой. Так сказать, чтобы дело лучше пошло. Дедушка оказался своего рода местным Рокфеллером в меховой шкуре, а ссуда на развитие, которую он получил, равнялась сумме валового национального дохода любых двух его конкурентов. Остальное - история. Он не столько завоевал, сколько купил всю планету. В политическом плане там по-прежнему полный хаос, но в экономическом отношении планета едина. Сын старика - отец Бобра - имеет с десяток жен и по куску с каждого пирога, если пирог с корочкой и начинкой.

        - А как Баки относится к отцу?

        - Нормально. Доктор Бобр много о нем не говорит. Отец ухитрился пережить всех своих братьев и большинство наследников, значит, он не полный идиот, хотя в сердце по-прежнему остается промышленным пиратом. К счастью, он не так талантлив в этой области, как дедушка Баки, иначе он уже завладел бы и Землей. Он стареет, и драки за наследство становятся все ожесточеннее. В семье не без пацифиста - у них это доктор Бобр, и, насколько я поняла, он улетел оттуда, чтобы убраться с линии огня. Вот мы и приехали.  - Пайпер зарулила на стоянку.
        Катарина уже дожидалась нас, с ног до головы одетая в черный шелк, чтобы уберечься от солнечных ожогов.

        - Давай быстрее, Кен. Мы почти опаздываем на продажу «Шпигата» с аукциона в офисе Хиро.

        - Уже?  - растерянно спросил я.

        - Писарь Банкер вчера сделала официальное сообщение, когда мы еще были на орбите. Она решила, что это сэкономит время.

        - Ясно:
        В офисе Хиро сидело около десятка людей. Вел аукцион угловатый парень в черном костюме. Когда мы вошли, он уже начал объяснять правила аукциона.

        - Леди, джентльмены и прочие существа! Для подтверждения законности процедуры должно быть зарегистрировано не менее трех участников. Торг начнется с четырех тысяч долларов, эта сумма должна покрыть портовые сборы, судебные сборы и аукционные сборы. Последующие предложения принимаются с шагом пятьсот долларов. Лицо, победившее на аукционе, должно представить деньги наличными или банковский чек на сумму не менее двадцати пяти процентов окончательной цены, а оставшуюся сумму выплатить наличными или представить банковский чек в течение двадцати четырех часов. Победитель аукциона получит полные права на судно и находящийся на нем груз, включая также все долговые обязательства перед экипажем.
        Одно из этих долговых обязательств относилось ко мне. Твердобокому было бы лучше получить смертный приговор - банки трех планет владеют его векселями, которые отныне ничем не обеспечены, и, наверное, новость им не очень понравится.

        - Регистрация участника аукциона стоит сто долларов, десять долларов стоит место зрителя; указанные суммы пойдут в фонд Адмиралтейства. Я бы попросил всех, кто не зарегистрировался как зритель или участник аукциона, покинуть помещение.
        Я повернулся к Катарине:

        - Я так понимаю, нам надо идти.
        Она накрыла мою руку ладонью в перчатке.

        - Нет, я уже вписала вас с Бим. Вам стоит остаться и посмотреть представление.

        - Что ж, ладно. Пожалуй, интересно будет посмотреть, кто станет моим новым хозяином.
        Я еще ни разу не видел, как продается с аукциона корабль, и поэтому испытывал определенный интерес, кто же пожелает за него торговаться. Я даже чуть было не прослезился - смотреть, как продают наше старое ведро - все равно что присутствовать при конфискации старой бабушкиной фермы за неуплату по закладной.

        - Начинаем торги.  - Аукционист вдохнул побольше воздуха и застучал молотком: - Четыре тысячи, я слышу четыре тысячи?
        Какой-то парень в костюме и с бородой - я его не узнал - поднял один палец.

        - Я слышу четыре тысячи, слышу ли я четыре тысячи пятьсот?

        - Кто-то и впрямь может на этом заработать,  - прошептал я Катарине.  - Пшеница в третьем трюме стоит в четыре раза дороже, если только кто-нибудь сообразит, как ее продать.
        Аукционист, наверное, увидел чей-то сигнал, потому что я уже поймал, как он говорит:

        - Я слышу четыре тысячи пятьсот, слышу ли я пять тысяч? Слышу ли пять тысяч?
        Катарина сжала в кулак ту руку, которая была поближе ко мне, она держала ее на уровне живота. Затем она стукнула по кулаку другой рукой так, что ее локоть пришелся мне прямо под ребра. Получилось весьма ощутимо. Я подскочил.

        - Мужчина в темно-синем и светло-зеленом, зарегистрированный участник торгов номер три - пять тысяч. Пять тысяч раз:
        Оглянувшись, я увидел, как парнишка, от-крывший торги, выскакивает в дверь, бороду он нес в руке. Еще я заметил, что был единственным человеком в зале в темно-синем и светло-зеленом.

        - Пять тысяч два: Три. Продано. Судно и его груз проданы участнику под номером три за пять тысяч долларов. Пожалуйста, представьте кассиру наличные или чек. Всем спасибо.
        Наградной чек прожигал мне дырку в кармане.

        - Поздравляю тебя, Кен,  - возликовала Пайпер, (дергая меня за руку.
        Я опустил руку в карман и вытащил свой чек.

        - Слушай, Бим: Пайпер улыбнулась:

        - Чек выписан Адмиралтейством, и аукцион тоже проводило Адмиралтейство.
        Рядом со мной сияла Катарина, а я, углядев писаря Банкер, подошел к ней.

        - Не знаю, что и сказать,  - пробормотал я. Что надо говорить, когда твои друзья так постарались ради твоего блага? Я немного подумал.  - За сколько обычно идет такой корабль, как «Шпигат»,  - две, три сотни тысяч?
        Пайпер пожала плечами.

        - Около того,  - подтвердила Катарина.

        - значит, я заключил весьма выгодную сделку. А разве других интересующихся не нашлось?

        - Ну,  - неопределенно хмыкнула Катарина,  - была тут пара людей, но мы с ними поговорили кое о чем.

        - Да,  - протянул я.  - И о чем же?

        - Мы указали на несколько очевидных трудностей: обязательства перед экипажем, которые надо выполнять, дыры в трюме, да и решетку новую покупать надо,  - перечислила Катарина. Она искоса посмотрела на меня.  - Мы с Бим вчера вечером позвонили в пару мест - искали тебе решетку.

        - Точно, а еще нужен новый корабельный компьютер и ремонт, которого не проводили последние три года,  - прибавил я.  - Так что я владею неисправным кораблем и не имею никакой надежды его починить.

        - Коротко и ясно,  - согласилась Пайпер.  - Более или менее.

        - Остается надеяться, что в любой момент смогу продать кораблик на металлолом, если не удастся его починить,  - объявил я весело. Но внутренний голос возразил:
«Да ты скорее дашь отрезать себе левую руку до подмышки».  - Думаю, никто не может подсказать, где бы раздобыть деньжат на ремонт?  - Мною овладело такое ощущение, какое бывает, когда друзья чисто по-дружески спихнули тебя с трамплина и ты летишь, гадая, а налита ли вода в бассейне.

        - Ну, что-нибудь да подвернется,  - безмятежно промурлыкала Катарина, подмигивая мне.  - Поверь моему слову.
        Как я уже говорил - флот имеет свой стиль.

        - До похорон Фридо у нас есть еще пара часов. Пошли, отметим покупку,  - предложил я, беря Катарину и Пайпер под руки.

        - Знаешь, нам лучше заглянуть в посольство Грызунов,  - не согласилась Катарина.  - Бим переговорила с Чивсом. Завтра прибывает почтовый корабль, а отцу Баки не помешает узнать о нашей встрече с Адольфом в наиболее выгодном для нас свете.

        - Хорошая идея. Как часто здесь проходит почтовый корабль?

        - Раз в месяц. Он заходит сюда, потом делает крюк к Миру Деннисона, возвращается и идет дальше на Новую Бразилию или на Эсперанцу, в зависимости от расписания,  - сообщила Пайпер.  - В этот раз приходит «Фокстрот Эхо-7» - Быстрый Эдди.
        Я кивнул:

        - Я знаком с Быстрым Эдди. Мы наведываемся на одни и те же планеты.
        Я открыл перед Катариной дверь, и она тихо ругнулась, выходя на залитую солнцем улицу.

        - Сейчас включу затемнение на окнах,  - предложила Пайпер, когда мы сели в машину.

        - Спасибо, Бим, это очень кстати,  - поблагодарила ее Катарина.

        - Где же ты все-таки подцепила Маклендона?  - поинтересовалась Бим.

        - Потом расскажу. Кен еще недостаточно взрослый, чтобы такое слушать.

        - Вот будет мне лет девяносто: - фыркнул я.

        - Пожалуй, тогда,  - кивнула Катарина.
        У ворот посольства нас поджидал Чивс, хотите верьте, хотите нет - с зонтиком от солнца.

        - Я решил, что вашей даме это понадобится,  - объяснил он.
        Я внимательно посмотрел на него, но Катарина ничуть не смутилась.!Пликсси*анское посольство внутри было оформлено с большим вкусом, в основном пухлыми креслами времен начала американской истории.

        - Его Округлость!  - почтительно провозгласил Чивс, приглашая нас в гостиную.

        - Друг Кен, друг Катарина, друг Бим, входите же, входите.  - Доктор Бобр поднялся из-за низкого, до колена высотой, столика и торжественно пожал нам руки.  - Мы с Чивсом как раз обсуждали обозначившиеся перед нами затруднения.

        - Напитки для дам и джентльмена?  - осведомился Чивс.

        - Нам всем вполне подойдет мед и вода,  - сделала заказ Катарина.
        Одобрительно кивнув, Чивс исчез.

        - А где ваши остальные сотрудники?  - спросил я.

        - Видите ли, на настоящий момент мы с Чивсом остались одни,  - весело объявил Бобр.
        - Первый и второй секретари несколько недель назад затеяли какую-то совсем смешную дуэль - что совершенно противоречит моим взглядам и мудрости Баки; я так и сказал это тому из них, кто остался в живых, когда сажал его на корабль, чтобы отправить обратно к папе. А от слуг пришлось избавиться - я не возражаю, когда они шарят повсюду в поисках штучек, которые мои полубратья могут подбросить, но я всегда настаивал, чтобы одежда после обыска была сложена так же тщательно, как и до него. Замена прибудет только через месяц, а то и через два. А до тех пор нам с Чивсом приходится справляться самим, как умеем.
        Через какую-то секунду среди нас появился Чивс с большими и очень квадратными стаканами, наполненными янтарной жидкостью.
        Я сразу припал к своему. Стакан полагалось брать обеими руками и засовывать в него нос поглубже.

        - Так вот,  - продолжил Бобр, подав Чивсу знак, чтобы он придвинул кресло и присоединился к нам.  - Чивс настаивает, что он должен отправиться на почтовом корабле и лично сообщить о том, что произошло с кораблем бедного Адольфа. Кажется, он думает, что, если он этого не сделает, мои полубратья заставят папу подумать, будто за всем этим прячется что-то подозрительное. Можете себе представить?

        - Наверное, это хорошая мысль - чтобы Чивс поехал,  - осторожно вставила Пайпер.  - Просто чтобы убедиться, что все понято правильно.

        - Да? Ну ладно.  - Казалось, Бобр был несколько озадачен.  - Папа всегда хорошо относился к бедному Адольфу и смотрел сквозь пальцы на его не очень заметные проступки. Однако в этом происшествии его вина выглядит несомненной, и я решил, что простое сообщение объяснит все наилучшим образом.  - Он повел усами, что явно означало у Грызунов то же самое, что у нас подмигивание.  - Мы тут здорово развлеклись, сочиняя послание. Это было гораздо интереснее, чем обычные сухие экономические отчеты, с которыми постоянно приходится иметь дело.

        - И все же, мне кажется, было бы гораздо лучше, если бы ваш отец получил личный отчет, чем простое письмо,  - сказала Катарина.  - Я уверена, что это немного уменьшит его горе.

        - Но черт возьми, мне так неудобно будет без Чивса,  - неуверенно ответил Бобр.

        - Если мне позволено обратить ваше внимание, сэр,  - осторожно вставил Чивс,  - весьма деликатная политическая ситуация вашего Дома настоятельно требует моего присутствия. Мне представляется, что для вас будет лучше всего, если я лично представлю высочайшему вниманию вашего удрученного отца подробности неудачного путешествия принца Адольфа.

        - Ерунда, Чивс! Сначала надо все детально проработать. Ты же знаешь, ничто так не раздражает папу, как какие-либо неувязки. Мы до сих пор не знаем, кто руководил перевозкой наркотиков. Отправим папе подробное сообщение, а ты можешь полететь на почтовом корабле в следующем месяце, и тогда уже все ему объяснить. Я просто не знаю, как смогу справиться без тебя здесь.

        - Вы уверены, сэр?

        - Вполне уверен, Чивс. Мне будет страшно не хватать тебя,  - твердо заявил Бобр.

        - Очень хорошо, сэр,  - отозвался Чивс скрипучим голосом, в котором явно послышались ледяные нотки.

        - Я вот все думаю, а не мог Адольф сам руководить перевозкой наркотиков?  - вдруг предположил я.
        Бобр погладил кончики своих усов.

        - Вообще-то я очень хорошо отношусь к своему милому усопшему полубрату, но его умственные способности: были: Чивс, объясни!

        - Доктор Бобр пытается указать на весьма малую вероятность того, что принц Адольф может оказаться тем самым преступным гением, которого вы ищете,  - нимало не смутившись, пояснил нам Чивс.  - Он испытывал затруднения, когда ему
        приходилось иметь дело с любыми сложными современными агрегатами - с такими, например, как дверные ручки.

        - Куриные мозги - как у Дэви Ллойда?  - пробормотал я.
        Чивс немного подумал.

        - Пожалуй, как у очень маленькой курочки, сэр.

        - Мы проверили эту гипотезу и отказались от нее, Кен,  - вздохнула Катарина.  - К несчастью, наше расследование так и повисло в воздухе - нет ни новых следов, ни новых зацепок.  - Она одарила меня улыбкой типа «Не встревай» и прибавила: - Зато как висит!
        Бобр погрузился в размышления.

        - Загадка, какая таинственная загадка. Что там Баки говорил о тайнах? «Они оттачивают острый край интеллекта».

        - Мне кажется, это он говорил о кроссвордах в «Нью-Йорк таймс», сэр,  - заметил Чивс.

        - Друг Кен, как я понял, вы помогаете другу Катарине вести расследование. Надеюсь, что вы оба сможете посетить мою планету, чтобы продолжить расследование и там. Я буду просто счастлив видеть вас своими гостями.

        - Доктор Бобр, а если предположить, что вашему отцу такое рвение не очень понравится,  - каково тогда может быть наказание за то, что флагман вашего торгового флота был взорван, а принц Адольф предстал перед Высшим Судом?

        - Скорее всего - ритуальная кастрация, но не думаю, что до этого дойдет.

        - Может, лет через пять - десять и неплохо будет посетить вашу страну,  - сдержанно произнес я, держась за свой поясной ремень.  - Извините мое любопытство, но вы и вправду уверены, что Чивса лучше не посылать? Что там Баки говорит по этому поводу? Чивс, вы мне не подскажете?

        - «Сила духа иногда требует больших пожертвований»,  - мягко процитировал Чивс.

        - Черт возьми!  - Бобр еще раз погладил свои усы.  - Нелегко будет остаться без Чивса - с его-то талантом к разным политическим делам, да и тоска моя будет просто невыносимой.  - Он хлопнул себя по тому месту, которое могло быть коленкой.  - Тяжело принимать такие решения. Кажется, нам скоро должны прислать новый сериал -
«Приключения Гекльберри Сойера»?

        - Я мог бы договориться, чтобы вас регулярно снабжали воздушной кукурузой, сэр.

        - Это совсем не то, Чивс,  - уныло протянул Бобр.
        Пришлось Чивсу доставать из заначки припрятанный козырь.

        - Сэр, мне давно следовало сказать вам, что друг Кен серьезно озабочен поиском решеток для своего судна. Насколько я понял, он без них не сможет выйти в рейс. Я думаю, что смогу подыскать для него решетки, если вы позволите мне отправиться домой. Я даже осмелился составить контракт, чтобы друг Кен его подписал прямо сейчас.

        - Чивс, почему же ты раньше об этом не сказал?  - проворчал Баки.  - Политика - это одно, а дружеская помощь - совсем другое. Разумеется, ты безотлагательно должен ехать!

        - Очень хорошо, сэр,  - отозвался Чивс явно потеплевшим тоном.  - Я передам ваши глубочайшие соболезнования, чтобы помочь вашему отцу справиться с постигшим его несчастьем.

        - Да-да, Чивс, прикушенная верхняя губа и все такое,  - нетерпеливо отмахнулся от надоевшей темы Баки.

        - Строение моего рта несколько затрудняет исполнение ваших пожеланий, сэр.

        - Сделай все, что можешь, Чивс, и сразу назад. Я буду скучать по тебе все это время!

        - Благодарю вас, сэр. И я буду скучать по вас. Я сделаю все, чтобы оправдать ваше доверие.

        - Я очень тебе доверяю, Чивс, ты просто волшебник в политических делах.

        - Я лишь немного знаю свой народ и очень хочу приносить пользу,  - скромно уточнил Чивс. Я с недоумением наблюдал, как он приложил руки к вискам. Я не понимал, что происходит, пока не увидел, как сияют глаза Катарины.

        - За двумя Грызунами погонишься: - прошептала она.

        - Где контракт? Дайте мне ручку. Я подпишу!  - поспешно вставил я.
        Чивс и Катарина обменялись многозначительными взглядами.

        - Ручководитель?  - фыркнула она.
        Усы Бобра задергались, и он провозгласил:

        - Неручкотворная способность к проникновению в суть вещей: Да, вашим ручкам волю не давай!
        Катарина ехидно ответила:

        - Ну, не у всех же ручки растут не из того места! А мой дар - неприрученный, доктор.
        Пайпер ухмыльнулась и хлопнула меня по спине между лопаток - наверное, ей показалось, что я чем-то подавился.

        - О, простите меня, друг Кен,  - извинился Бобр, вытаскивая из кармана нечто, похожее на скатерть на цепочке, и вытирая этим лоб.  - Я излишне поддался удовольствию словесных упражнений вместе с большим знатоком вашего языка. Друг Катарина, я и не подозревал в вас таких скрытых талантов! Я тихо застонал.

        - Давайте вернемся к проблеме игры слов в другой раз,  - дипломатично предложила Катарина.

        - Если мне будет позволено, сэр,  - напомнил Чивс,  - я пойду собирать вещи.
        Бобр согласно кивнул.

        - А теперь, когда мы покончили с делами, позвольте пригласить вас троих на ленч. Мне пришло в голову несколько мыслей, которые я хотел бы обсудить с другом Кеном. Как вам известно, мы, Грызуны, обычно воздерживаемся от поедания мяса, но я надеюсь, что Чивс сможет организовать фрикасе из мяса ящерицы.

        - Может, лучше просто салат?  - выдвинула контрпредложение Катарина, изучая выражение моего лица.  - В полдень нам надо быть на церемонии - сегодня похороны Фридо Кандла, товарища Кена по экипажу, поэтому мы торопимся.
        После того как мы перекусили, Пайпер отвезла нас в похоронное бюро на Эскимо-стрит. У них хорошее обслуживание, а Гарри добился для нас скидки. Урна с прахом Фридо стояла в нише, красочно украшенной шелком и гирляндами из белых плюмерий.
        Когда мы приехали, Аннали, Розали, Гарри и Клайд уже ждали нас. Я был изрядно удивлен, увидев там и Гарри - я и не знал, что он был знаком с Фридо. А Клайд познакомился с покойным, когда того уже не было в живых, в чем проявил весьма благоразумный подход с его, Клайда, стороны к делу.
        Клайд заметил, как мы вошли, и незаметно подкрался ко мне.

        - Я слышал, ты ищешь жилье? У меня есть комната.

        - Спасибо, Клайд. Ты меня очень выручишь.
        Мы не могли себе позволить заплатить за доставку на церемонию Спунер с орбиты, так что прощальное слово говорила Розали.
        Единственной религией, которую признавал Фридо, был секс, поэтому мы решили открыть церемонию чтением подходящего отрывка из «Камасутры», а потом предложить минуту молчания.
        Розали читала, подавляя зевоту,  - в «Гарцующем пони» выдалась довольно оживленная ночь, но все же ей удалось вложить в слова истинные чувства, так что все прошло очень мило.
        На середине речи Гарри начал плакать. По причинам, которые могли относиться к торжественности момента, а могли и не относиться, никто не делал ехидных замечаний. Когда Дайкстра умолкла, я, насколько хватило руки, обнял Гарри за плечи.

        - Ну, малыш, что с тобой?

        - Это несправедливо,  - отвечал Гарри, вытирая глаза.
        Я заморгал.

        - Повтори-ка! Я что-то не понял:

        - Я хочу сказать, Фридо погиб в сражении. Ну, то есть не совсем так, но ведь вы на корабле сражались, и он погиб: Хотя, наверное, не в таком порядке, но все же похоже на то, что он погиб в сражении. Его тело нужно было пустить за борт корабля, зашитое в парус, а к ногам привязать пушечное ядро, как делали во времена парусного флота,  - мечтательно закончил Гарри.
        Не один я не понял.

        - Кто с кем сражался?  - ахнула Макхью.

        - У нас не было пушечного ядра,  - заметила Розали.  - И пушки у нас тоже нет.  - Розали усваивала данные быстрее, чем вводила их в компьютер.

        - Послушайте, разве не здорово было бы навсегда оставить тело Фридо плавать в мире в глубинах космоса, а не сыпать его пепел в банку из-под кофе?  - настаивал Гарри.

        - Точно, надо было состряпать из этого проклятого Кандла орбитальную пиццу,  - едко проговорила Аннали.

        - Не знаю другой такой же угрозы движению корабля, как человеческое тело,  - прибавила Розали.
        Катарина качнула головой, делая мне знак.

        - Ну что с тобой, Гарри. Ты обычно не бываешь таким мрачным.  - Я вновь попробовал утешить его.

        - Ах, это все: все из-за Фридо. Ладно, пусть он не в сражении погиб, но очень на это похоже.
        Становилось ясно, что завязавшийся разговор мало относится к Фридо, гораздо больше
        - к настроению Гарри.

        - Гарри: - начал я.

        - Будь все проклято, Кен! Меня выперли из флота прежде, чем я успел совершить хоть что-нибудь значительное. И что я делаю? Содержу кабак,  - рыдал Гарри.
        Клайд с сочувствием посмотрел на него.

        - Очень благородное занятие,  - без всякой иронии заявила Розали.

        - Вы не знаете, что это такое,  - по-прежнему мрачно возразил Гарри всем нам, собравшимся вокруг него.

        - И знать не хотим,  - очень тихо сказала Аннали.  - Может, хватит уже?
        Говорить прощальную речь выпало мне, потому что Вайма Джин кружила на орбите, а начальство сидело в тюрьме. Не много можно сказать о человеке, чьей самой большой мечтой было стать главным героем порнофильма, но я старался, как мог.

        - Дорогие мои, мы все собрались здесь, чтобы почтить смерть нашего товарища Фридо Кандла. Я не долго и не близко знал Фридо. Никто из нас не знал его. Никто и не пытался его узнать. Он был не очень умен: - Я никак не мог прочесть, что там у меня было написано.

        - Он был глуп как пробка,  - сквозь дрему хмыкнула Розали.

        - У него были дети, и он любил жизнь. Он был не очень приятным человеком, но он был одним из нас. Где-то у него осталась семья, и, может быть, она его достойна, да и мы, может быть, тоже были достойны его. И если мы помогли ему стать тем, чем он был: - Тут я замялся.
        Катарина пришла мне на помощь:

        - :Надеюсь, в следующий раз у нас получится лучше. Спасибо, Кен.
        Вот и все. Клайд кивнул, а Розали вздернула подбородок и открыла глаза. Аннали стояла скрестив руки на груди, демонстрируя полное пренебрежение к смерти. Согласно обычаю, прах Фридо будет бесплатно отправлен следующим почтовым кораблем его семье.
        Я подумал, что такая церемония понравилась бы Фридо. А когда все закончилось, оказалось, что целых два копа ждут не дождутся, чтобы арестовать меня.
        Заговорил тот, который повыше:

        - Мистер Маккей?

        - Да, это я,  - скромно ответил я.  - Чем могу помочь?

        - Сэр. У нас есть ордер на ваш арест.  - Первый положил руки на ремень, где висела кобура, а его товарищ тихо вздохнул.

        - Я не совсем это имел в виду, когда спрашивал, чем я могу вам помочь. А вы, ребята, не хотите сказать мне за что?  - Хотя я уже начал привыкать к таким вещам, все же у меня появилось чувство, какое испытываешь, когда выходишь в море на лодке и ощущаешь, что в ботинках у тебя вода.

        - Ну, ладно, сэр. У нас приказ задержать вас как, вещественное доказательство по подозрению в пиратстве,  - объяснил тот, что поменьше.
        Я покачал головой:

        - В этом нет никакого смысла.
        Заметив, что у меня затруднения, вокруг собрались все мои товарищи.
        Высокий коп хлопнул перчатками по руке.

        - Так нам написали, и мы должны вас арестовать. Я так думаю, шериф решил, что вы опасный преступник, как сказала та леди в новостях.

        - Катарина, кажется, мне нужна помощь. Катарина сняла очки.

        - Пиратство - федеральное преступление. Оно лежит вне юрисдикции местных властей,
        - объявила она, впервые озадаченная.
        Аннали всегда выражала свои чувства более открыто:

        - Деревня! Кен, а вдруг тебя посадят в камеру Элайн?

        - Если я потребуюсь как свидетель, меня всегда легко можно найти. Я вроде пока никуда не собираюсь. Ну что, кто из вас побежит в офис?  - И тут я увидел, как в глазах Гарри загорелся опасный огонек.

        - Вот еще, сэр,  - наотрез отказался невысокий.  - И шериф, и городской прокурор сейчас на месте.  - И он доверительно поделился: - У нас на сегодня еще много работы, особенно для шерифа. Прежний шериф, которого забаллотировали на предыдущих выборах после того, как газеты написали, что он берет слишком уж непомерные взятки, хочет снова сесть на это место. На этот раз он - кандидат от реформистской партии. Нынешний шериф Джамали - его конкурент. После того как мы определим вас, нам придется идти расклеивать листовки.

        - Для которого кандидата?  - поинтересовался я.

        - Для обоих. Мы вольнонаемные.

        - Послушайте,  - предложил я, потирая виски.  - Я не хочу суетиться, но мне надоело, что со мной так обращаются. Меня только в этом месяце уже три раза чуть не убили:

        - Четыре,  - поправил Клайд.

        - Спасибо, Клайд. Меня в этом месяце уже четыре раза чуть не убили, и потому мне как-то не по себе. Так что если вы меня арестуете, я подам в суд на всех, кого вспомню, включая ту ненормальную журналистку, за незаконный арест. А теперь позвоните вашему шерифу и передайте ему все, что я сказал. Договорились?

        - Извините, сэр,  - с самым несчастным видом сказал высокий.  - У нас приказ.
        Стоя плечом к плечу, Гарри и Розали практически одновременно скрестили руки на груди и уставились на незадачливого служаку.

        - Они и в Нюрнберге так говорили, верно, Катарина?
        Но Катарина уже сообразила, что делать.

        - Я немедленно раздобуду официальные протесты от капитана третьего ранга Хиро и от посла Бобра, представляющего правительство государства, против чьего судна мы предприняли действие, объявленное здесь незаконным. Бим вызовет юриста, с которым вы недавно разговаривали, а Банки я попрошу сделать заявление для прессы. Еще можно попросить капитана Хиро принять от тебя рапорт о поступлении на действительную военную службу, если ты считаешь, что это поможет. Ему так будет легче тебя вытащить.

        - Катарина, я не перестаю тебе удивляться. Ты просто читаешь мои мысли. Так и сделай.

        - Кен,  - в разговор тихо встряла Розали,  - тебе точно не нужна помощь? Прямо сейчас?
        Гарри согласно закивал:

        - Я бы очень, очень расстроился, если бы кто-нибудь попробовал арестовать моего приятеля прямо сейчас.  - Он почесал кончик носа.  - Думаю, лучше разойтись мирно. Так что, если кто-нибудь вытащит пушку, я заставлю негодяя слопать ее вместе с патронами.

        - Погодите,  - запротестовал высокий коп.  - Мы - офицеры полиции.

        - Смотри-ка, Кен, тут ковер грязноват. Его можно и подмести,  - заметила Розали. И меня обогрело теплое чувство, что она предложила помощь не только для того, чтобы поразмяться.

        - Знаете,  - сообщил Гарри, побарабанив пальцами по своему подбородку,  - а вам очень идут ваши тела.
        Копы неуверенно посмотрели друг на друга, их явно не обрадовал оборот, который приняло дело.
        Катарина едва заметно качнула головой.

        - Нет,  - отрезал я.  - Спасибо, Гарри. Спасибо, Розали. Думаю, сначала мы попробуем дипломатические действия, но мне очень дорого ваше предложение. Вообще-то я уже готов. Ладно, ребята, если я вам нужен, то вот он я - весь ваш.  - И я протянул руки, словно для наручников.
        Они и впрямь надели на меня наручники. Мы забрали из багажника машины Пайпер мой рюкзак, и бедолага, в обязанности которого входило составлять опись принятых вещей, наверное, пожелал умереть, когда увидел содержимое.
        Я сообщил им мое имя, должность, порядковый номер и попросил свидания с адвокатом, капитаном Хиро и послом Бобром - именно в таком порядке. Наверное, кто-то сообразил, что запах квашеной капусты с луком в общей камере слишком силен, потому что меня посадили не туда, а, разрешив оставить свою одежду, отправили в камеру рядом с Бо-бо и Твердобоким.

        - Маккей, что это ты тут делаешь?  - поразился Твердобокий.

        - Надеюсь, я тут ненадолго,  - отозвался я.

        - Вот и ты с нами,  - вздохнул Дэви, и его глаза странно блеснули.

        - Думаю, когда мы выйдем, нам придется объявить себя банкротами. Еще мне кажется, когда банки обо всем узнают, тюрьма станет самым безопасным местом для нас,  - без особой радости высказался Бобо.  - А Дэви зачем-то хочет убежать.

        - Это будет легко,  - заявил Твердобокий, показывая мне согнутую ложку.

        - Эй, полегче!  - запротестовал я.  - Я собираюсь выбраться отсюда вполне легально, с помощью и поддержкой местной полиции. Если вы расскажете мне что-нибудь о планах побега, я могу невольно выдать вас. Кроме того,  - я сурово посмотрел на Дэви Ллойда,  - я не забыл, что вы двое пару-тройку раз пытались меня убить. Берни повесил голову.

        - Прости, Кен. Мне так неудобно.  - Он ткнул локтем под ребра Дэви Ллойда.

        - Да-да, нам обоим очень неловко,  - охотно подтвердил Твердобокий. Он шаркнул ногой.  - Мы слышали, ты купил «Шпигат».

        - Было такое. Надеюсь, мне удастся починить его и набрать команду.
        Разве что когда-нибудь.

        - Кен,  - позвал Берни тихо.  - А Саша:
        В тюрьме Бо-бо приобрел некоторое благородство. Из глубин, так сказать.

        - На корабле всегда должна быть корабельная кошка. Я уговорю Аннали больше ее не брить.

        - Спасибо, Кен.  - И Берни с благодарностью посмотрел на меня.

        - Сегодня мы проводили траурную церемонию прощания с Фридо. Там меня и повязали. А служба прошла неплохо,  - сообщил я, не зная, о чем еще говорить.

        - Он заслужил это, правда?  - грустно сказал Твердобокий.

        - Верно,  - согласился Берни. Он покосился на Дэви Ллойда.  - Кен выглядит усталым - у него, наверное, был тяжелый день. Надо дать ему поспать.
        Наверное, день у меня и впрямь выдался тяжелый, потому что я тут же уснул. А проснулся, когда почувствовал, как кто-то осторожно тронул меня за плечо.

        - Что? Уже утро?  - пробормотал я спросонок.
        Я еще не хочу завтракать. Если я в тюрьме, так дайте хоть поспать.

        - Вообще-то еще и для ужина рановато, и ты в тюрьме не больше двух часов,  - послышался голос Пайпер.
        Я попытался спрятать голову под подушкой, набитой опилками.

        - Когда же я уснул?
        Из соседней камеры охотно доложили:

        - Минут пятнадцать назад.

        - Ну и жизнь,  - простонал я.

        - Могло бы быть и хуже,  - раздался чей-то мрачный голос.
        Я все-таки высунул голову. Какой-то уже весьма немолодой человек с крючковатым носом стоял рядом с кроватью в пальто, наброшенном на полосатую пижаму.

        - Это шериф Джамали. Не одного тебя подняли с постели,  - помогла мне Катарина.  - Ну, мичман Маккей, встать.
        Я вылез из постели и встал по стойке «смирно».

        - Вот копия приказа, призывающего тебя на действительную службу, а также копия официального протеста от посла Бобра,  - весело перечислила Пайпер; она явно забавлялась, глядя на происходящее.  - Твой рюкзак собран, я проверила содержимое по описи, составленной при изъятии, и шериф Джамали готов тебя освободить. Ты ему очень поможешь, если подпишешь бумагу - он ее держит в левой руке. В документе говорится, что ты не станешь предъявлять претензий за незаконный арест.  - Она подмигнула.  - Прослышав о твоем рапорте о призыве на службу, свояк шерифа, портной, из одной только любезности согласился сшить тебе комплект формы. Катарина сняла мерки с твоей одежды.

        - Вы свободны, мичман,  - улыбаясь, объявил Джамали. И прибавил: - Но если вы даже улицу перейдете в неположенном месте, я упрячу вас в тюрьму на всю оставшуюся жизнь.

        - Ну, спасибо.  - Я нацарапал подпись поперек документа, помахал на прощанье Берни и Дэви и вышел вслед за Пайпер к машине, в которой нас ждала Катарина.

        - Чуть не забыл,  - спохватился я, когда Пайпер открыла мне дверцу машины. И вытянулся по струнке.  - Мичман Маккей, мэм!  - И отдал ей честь.
        Катарина торжественно отсалютовала мне в ответ, и я втиснулся на сиденье рядом с ней.

        - Глаза не режет? Она кивнула.

        - Все равно я рада тебя видеть, Кен.

        - Я тоже. Спасибо, что вытащила.

        - Тебя уже внесли в платежную ведомость,  - сообщила Пайпер.  - Финансовый год подходит к концу, а у нас остались неоприходованные деньги.
        Первое, что вбивают в голову любому новоиспеченному мичману,  - так это то, что к концу финансового года необходимо спустить все лишние деньги. Если не потратить все деньги, которые благодетели от бюджета отпустили вам в этом году, они могут заподозрить, что на будущий год вам хватит и половины суммы этого года. Именно так флотские аудиторы вознаграждают экономию и бережливость. Поэтому, конечно, содержать флот со временем становится дороговато.

        - Как тебе удалось втянуть Хиро, ох, прошу прощения, капитана Хиро в эту авантюру?
        - поинтересовался я, упражняясь во флотском этикете.

        - Я особо подчеркнула моральные и практические соображения,  - поделилась секретом Катарина.

        - Моральные я понимаю. А практические?

        - Нам удалось, как ни странно, сохранить в тайне события, произошедшие на
«Шпигате». Тот, кто руководит перевозкой наркотиков, может быть, до сих пор ни о чем не знает. Он:

        - Или она: - вставил я.

        - Он, она, оно вполне может решить, что наркотики до сих пор находятся на борту,  - выдала она основное.  - Ходят самые разные слухи.

        - Некоторым из них ты лично приделала ноги.
        И что?

        - Если ты на свободе:

        - Со мной можно установить связь,  - закончил я за нее.  - Может, не стоит спрашивать, но ты, случайно, не помогала упрятать меня в тюрьму?
        В зеркале заднего вида было видно, как Пайпер покачала головой. Тем не менее она улыбалась.

        - Весьма опосредованно,  - скромно подтвердила Катарина.  - Лидия Дэр, должно быть, слишком раздула кое-какие слухи. Она не очень беспристрастна.

        - Особенно как журналист,  - признал я.
        Мы как раз проезжали мимо главного входа в полицейский участок, и я увидел, что перед ним - легка на помине - стоит Лидия Дэр с микрофоном и камерой.

        - Лейтенант Пайпер, вы не могли бы притормозить?
        Опуская стекло, я услышал, как Лидия Дэр говорит в микрофон:

        - Вот так и начался первый день вахты Кена Маккея. Теперь, когда этот отпетый злодей за решеткой:

        - Такое нельзя пропустить,  - взмолился я.  - Мамочка, ну можно?

        - Ну что ж, все идет по плану. Давай,  - разрешила Катарина.
        Пайпер остановилась, я пулей вылетел из машины и шагнул прямо к микрофону Лидии.

        - Привет, Лидия, как жизнь?  - воскликнул я.  - Слушай, я тут остановился, просто чтобы сказать твоим зрителям, что все выяснилось, меня выпустили, на тебя я подам в суд, а интервью давать все равно не буду!
        Уходя, я слышал, как она выплевывает в микрофон:

        - И это должно стать еще одним явным примером коррупции в городской верхушке!
        Я снова сел в машину.

        - Я должен помочь Катарине вести расследование?

        - Не сейчас,  - поспешила вставить Пайпер. Катарина считает, что в секторе Коперника слишком обострилась политическая ситуация с Макдональдсами. Ты же служил в отделе обеспечения, верно? Так что твоя помощь скорее может понадобиться мне, в зависимости от того, какие приказы придут с почтовым кораблем.

        - А что там в секторе Коперника?  - осведомился я.
        Макдональдсы были первой негуманоидной цивилизацией, с которой встретилось человечество, но во многих отношениях они очень походили на людей и потому были совершенно невыносимы. Когда к ним прилетел первый корабль, они представляли собой всего лишь относительно небольшое сообщество сморчкообразных скотоводов - откуда, собственно, они и получили такое название, хотя я все равно никак не мог понять причины.
        Правительством были спешно сформированы специальные группы, чтобы установить контакт с инопланетной расой и помочь ей развиваться, чего Макдональдсы до сих пор не могут нам простить.

        - Война и слухи о войне,  - пояснила Пайпер.  - Макдональдсы пожелали себе несколько новых планет и уже начали поднимать шум по поводу «биологической судьбы». Адмиралтейство потихоньку стягивает туда большую часть космофлота в надежде, что дипломаты все испортят и можно будет прописать Макдональдсам ижицу, пока они еще так малы, что их запросто можно разложить поперек скамейки. Все может закончиться очень серьезной заварухой.

        - Я была там в составе разведгруппы,  - стала рассказывать Катарина.  - Макдональдсы и выглядят и мыслят во многом подобно людям. К несчастью, у них не очень умелые руководители - их общество претерпело технологический прорыв, пропустив необходимые культурные перемены. В душе они по-прежнему остались варварами и склонны считать всех нас такими же, какими они знают ребятишек из группы контакта. Будет очень трудно убедить их не жадничать.

        - Удивительно,  - заметил я, когда мы проезжали мимо отеля «Атлантик».
        Я отключил поляризацию окна на своей стороне, прищурился, глядя на здание, и указал на окна:

        - Смотрите, вон там был мой номер. Надо спросить, знает ли Клайд, что я вышел.
        Катарина кивнула. Она выглядела усталой, но в глазах ее мелькала улыбка.

        - Он уже все для тебя приготовил. Ты вполне сможешь позволить себе платить за ту комнату.
        В этот момент окно моего гостиничного номера вылетело от взрыва. На улицу посыпался град стеклянных осколков. Зазвенела пожарная сигнализация. По крикам из отеля я понял, что люди там немного разволновались.

        - Так себе бомбочка,  - хмыкнул я, как мог, спокойно.  - Наверное, это Элайн. Вечно она все делает наспех.
        Я уловил взгляд широко раскрытых глаз Пайпер.

        - Знаешь, а я уже начал думать, что про меня вдруг все напрочь позабыли,  - пожаловался я самым невинным тоном, на какой был способен.

        - У Кена,  - пояснила Катарина,  - особый талант завоевывать друзей и оказывать влияние на людей.
        Пайпер покачала головой:

        - Кен, если захочешь выпить, я плачу.
        Клайд уже приготовил для меня надувной спальный мешок. Я затащил его под стол подальше от окна и улегся спать.

«ПЛЫВЕТ, ПЛЫВЕТ КОРАБЛИК, КОРАБЛИК ПОЧТОВОЙ...»

        На следующее утро я нацепил на свою только что сшитую полевую форму должные знаки отличия и отправился докладывать Пайпер о своем прибытии. Но она была так занята оформлением бумаг, которые следовало отправить на почтовом корабле, что едва взглянула на меня, когда я вошел.
        Человечеству еще предстоит усовершенствовать метод дальней связи с применением сверхсветовых скоростей, так что пока одни лишь почтовые корабли являются тем клеем, который соединяет друг с другом цивилизованные планеты, а также удерживает неподалеку такие места, как Мир Шайлера. И даже на планетках, которые считаются рассадниками всяческой заразы, ежемесячное прибытие почтового корабля приносит с собой большое веселье и большие хлопоты. В добавление к обычной почте электронная память с удовольствием вываливает на адресата целый ворох документов, фильмов, банковских записей, а также набор телевизионных программ за последний месяц. К несчастью, почтовые корабли перевозят также и месячную отчетность, которой и должны были заняться мы с Пайпер.
        Мне потребовалось связаться с Ваймой Джин, и Пайпер махнула мне рукой, показывая, где это можно сделать. Банки, естественно, предвидела, что я захочу выйти на связь, и все уже было готово. Я как раз собирался набрать позывные, когда вошла Катарина, одетая в штатское.

        - Доброе утро, лейтенант,  - старательно отрапортовал я.
        Катарина улыбнулась:

        - Формальности ни к чему. Просто постарайся не довести капитана Хиро до сердечного приступа. Ты звонишь Вайме Джин?

        - Так точно. Чивс уже вылетел на челноке, и мне надо рассказать ей, что происходит, прежде чем прилетит Быстрый Эдди.
        Банки показала мне, что связь установлена, и я включил микрофон.

        - Алло, Вайма Джин. Доброе утро, это Кен.

        - Привет, Кен, старый хрен,  - отозвалась она.
        Вайма Джин сидела в кресле первого пилота в потрепанном кимоно нараспашку, с кое-как заколотыми волосами, и доедала мороженое из баночки.

        - Ого!  - Я тут же забыл, что собирался сказать. При таком антураже я как-то не мог начать разговор с женщиной, на которой никогда не был женат.  - Ну, как дела, Вайма Джин?

        - Тоска. У проклятой кошки течка. Орет не переставая. Мне кажется, она притворяется. Как прошел аукцион?

        - Прошел,  - ответил я.  - Думаю, ты уже знаешь, что счастливым владельцем «Шпигата» теперь являюсь я?

        - Ты?  - По-видимому, Спунер удивилась.  - Это хорошо. Молодец.  - И она выразительно помахала ложкой.

        - Ты не сердишься? Мне казалось, тебя может разозлить то, что именно я его купил.

        - Нет, что ты, ничего подобного. Ты просто мальчишка - да и все вы совершенно бесполезные сосунки,  - провозгласила Спунер совершенно спокойным голосом.  - Чем больше я узнаю мужчин, тем больше люблю кошек.

        - Одну минутку, Вайма Джин.  - Я отключил звук и отошел от телепередатчика. Катарина в соседней комнате опустила жалюзи и села за терминал.  - Катарина, что женщины обычно принимают при предменструальном синдроме?

        - Это ты про Вайму Джин?  - Она покачала головой.  - Мне кажется, причина не в этом. Ты знаешь, что Клайд взялся писать стихи, а? В основном плохие хайку.
        Я аж содрогнулся, но взял себя в руки и вернулся к передатчику.

        - Вайма Джин, теперь, когда я владею кораблем, мне бы хотелось подписать с тобой контракт. Хотя, конечно, придется покрутиться, чтобы достойно заплатить тебе.
        На несколько секунд она, казалось, потеряла дар речи.

        - Да ладно, Кен. Я знаю, что денег у тебя не больше, чем у всех нас. Что-нибудь придумаем, если сумеешь починить корабль.

        - Нет, я бы хотел начать платить тебе прямо сейчас, раз уж ты там все равно сидишь и с тобой все в порядке. Мне так будет лучше. Как все остальное?

        - Не так уж плохо. Ты еще не нашел решетки - а то вдруг действительно придется куда-нибудь лететь, если соберем полный экипаж?

        - Нет. Пока ищем. Здесь ничего не раздобудешь. Я пошлю заказ с почтовым кораблем. Доктор Бобр, посол!Пликсси*, считает, что на Мире Деннисона решетки вполне могут найтись.

        - Я так и думала, что ты решишь что-нибудь заказать, и велела Быстрому Эдди проконтролировать, чтобы заказ был доставлен по назначению.

        - Ты уже разговаривала с Эдди?

        - Он передал, что летит примерно в двадцати световых минутах отсюда,  - доложила Вайма Джин.
        Почтовые корабли сейчас управляются системами четвертого поколения; Быстрый Эдди представлял собой искусственный интеллект, который имел в своем распоряжении почтовый корабль «Фокстрот Эхо-7». Человек, обучающий искусственный интеллект, обязан добиться, чтобы тот мог адекватно реагировать на самые разнообразные ситуации. Таким образом, после курса обучения на корабле остается место для пассажира, хотя нельзя сказать, чтобы его там было много. Для небольших перелетов, таких, как полет Чивса на Мир Деннисона, почтовый корабль вполне годится, если пассажир - существо карликового роста, которое мало ест и хорошо переносит полную неподвижность и отсутствие всяческих связей с внешним миром. Я лично никогда на почтовике не летал да и в ближайшее время летать не собираюсь.

        - А что еще сказал Быстрый Эдди?  - полюбопытствовал я.

        - Как обычно. «Ну, я тащусь, это же Вайма Джин, малышка с отпадными сиськами! Эй, крошка, не хочешь погладить мои солнечные батареи?» Извращенец!
        Эдди был очень эксцентричен даже для почтового корабля. Большинство кораблей этого сектора обучил Большой Джейк Бауэр. К несчастью, это означало, что большинство почтовых кораблей в этом секторе и разговаривали, как Большой Джейк Бауэр, и Быстрый Эдди не был исключением.
        Если бы вы каким-то образом смогли вытащить Большого Джейка Бауэра из кресла пилота, то увидели бы человечка в половину роста Берни Бо-бо, обладающего низким басом и обменом веществ, характерным для лягушки. Все это делало Большого Джейка самым подходящим пилотом для обучения почтовых кораблей, каковой факт он нещадно эксплуатировал. Большой Джейк носил самые маленькие ботинки и самые большие шляпы в космосе и проводил большую часть времени, болтаясь между планетами и наблюдая за своими учениками. В результате на службе почтового ведомства состояло около полусотни кораблей, которые азартно покрикивали, заходя на любую орбиту: «Эй, щенок, куда прешь!» Кроме того, большинство из них набрались кое-каких идеек насчет того, как отвечать на ругательства, которые получали в ответ.
        И теперь Быстрый Эдди кое в чем мог переплюнуть и самого Большого Джейка.

        - А подробности Эдди не уточнял?  - заинтересованно спросил я у Ваймы Джин.

        - Кен, это не смешно,  - возмутилась Вайма Джин, потирая шею.  - Он уже во второй раз позволяет себе такое! Немного странно получать подобные предложения от компьютерной программы.

        - Я тебя понимаю, Вайма Джин, но бедный кораблик по-другому не умеет. Тебе еще повезло по сравнению с Дэви Ллойдом. Ему Эдди всегда гордо сообщал: «Приятель, а мой больше, чем твой!»

        - Мне сразу стало намного легче,  - едко фыркнула Вайма Джин.
        Я решил, что пора поменять тему разговора.

        - Вайма, я звоню, чтобы сообщить тебе, что через несколько минут на твою орбиту выйдет челнок. Он везет пассажира на почтовый корабль - Грызуна по имени Чивс. Это второй человек в посольстве!Пликсси* и очень милое существо. Он направляется на Мир Деннисона, чтобы улучшить наши дипломатические отношения с Грызунами. Корабль, которому мы помогли взорваться, шел под командованием Грызуньего принца, одного из сыновей правителя их планеты…
        Вайма Джин аж присвистнула - ну да, она-то об этом еще не знала.

        - …так что мне бы хотелось, чтобы ты его встретила подобающим образом. Я подумал, что будет
        лучше, если он подождет почтовый корабль на борту «Шпигата», чем на космической станции.
        Эдди пробудет на орбите день или два, пока люди на планете не соберут все то, что необходимо отправить с почтовиком; а Чивсу было не в пример дешевле подождать, пока Быстрый Эдди не заберет его, на «Шпигате», а не на космической платформе. Хотя на платформе и имелось помещение для транзитных пассажиров размером с небольшую спальню, Мир Шайлера, чтобы сэкономить деньги, давным-давно законсервировал системы жизнеобеспечения, и их расконсервация для недолгого пребывания Чивса себя бы не оправдала.

        - Хорошо, Кен. Нет проблем,  - кивнула она.

        - Надеюсь, Чивс тебе понравится. Пусть берет, что хочет, в пределах разумного, конечно. Быстрый Эдди сообщил хоть что-нибудь дельное?

        - Объявлена боевая готовность. Макдональдсы зашевелились. В их сторону направляется военный флот; на этот раз все может оказаться очень серьезно. Тебе следует сообщить об этом Катарине и остальным флотским.
        Я хлопнул себя по лбу:

        - Да, совсем забыл сказать. Я и сам теперь служу в космическом флоте. Меня призвали на действительную службу.

        - Теперь понятно, почему ты так странно одет. А я-то было решила, что тебе просто надоел синий цвет. Но почему тебя? Что, больше некого?

        - Это долгая история, в которой замешана местная политика. Я тебе как-нибудь в другой раз объясню. Тебе там что-нибудь нужно?

        - Не волнуйся, у меня все будет хорошо, если ты не забудешь прислать обезжиренного молока.
        Но мне приятно, что ты спросил, Кен. Ты молодец, хоть и бесполезный слизняк.

        - Благодарю, Вайма Джин. Я еще позвоню. Банки выключила связь. Я подошел к рабочему месту Катарины.

        - Катарина, если я поговорю с Клайдом - ты поговоришь с Ваймой Джин?

        - А если я соглашусь, то что буду с этого иметь?  - озорно спросила она.

        - Обед за мной,  - не задумываясь ответил я.  - Я накормлю тебя… м-м-м… на деньги лейтенанта Пайпер.

        - И меня возьмите,  - встряла Пайпер, не поднимая головы от своих бумаг.  - Пусть Клайд выберет место. Он и воды вскипятить не умеет, так что знаком с большинством ресторанов в городе.

        - Ладно,  - хмыкнул я и посмотрел на Катарину.  - Договорились?

        - Ты ведь знал про хайку?  - поинтересовалась она, отодвигая терминал.

        - Нет. Когда Клайд заперся в ванной на три часа, я понял, что он там чем-то занят, но решил, что лучше не выяснять, чем именно.

        - Тут ты прав.
        Едва я сел и попытался разобраться в бумагах, которые принесла мне Банки, как открылась дверь, вошел капитан Хиро, и мы все встали по стойке «смирно».

        - Вольно. Продолжайте. Мичман, добро пожаловать!

        - Спасибо, сэр. Счастлив быть с вами.  - Обычно флотские офицеры все же приятнее, чем тюремные камеры.

        - Хорошо, хорошо.  - Хиро кивнул, садясь.  - Где вы поселились?

        - Я поселился вместе с сержантом Видерспуном, сэр.
        Брови Хиро сдвинулись, и он перестал кивать.

        - Вы поселились с другим военным? Это смахивает на панибратство. Не подобает, не так ли?
        Пайпер подняла голову:

        - Ничего страшного, сэр. Он ведь еще недавно был в запасе.

        - А-а.  - Хиро снова одобрительно кивнул.  - Так вот, мичман, мне бы хотелось, чтобы вы знали - каким бы нападкам прессы вы ни подвергались, вы все равно остаетесь военным космолетчиком. Хоть и только что из запаса, но все же флотский.

        - Благодарю вас, сэр.
        Как только он прошел к себе, я оторвался от работы и осторожно осведомился:

        - Каким нападкам? Пайпер тоже подняла голову:

        - Ты что, не слушал новости сегодня утром?

        - Специально не стал,  - признался я.  - Там опять что-нибудь про меня?
        Она кивнула:

        - Наша неустрашимая журналистка живописала взрыв в отеле. Теперь она жаждет вытащить на свет твои связи с преступным миром.
        Я потер виски.

        - А я и не знал, что у вас здесь имеется преступный мир.
        Пайпер и глазом не моргнула.

        - А у нас его и нет, зато как звучит, правда?

        - Точно.  - Я посмотрел, хватит ли под столом места, чтобы как следует спрятаться.
        - Что выяснила полиция про бомбу?

        - Пока ничего. Скажем так - они все еще работают над этим делом.  - Она качнула головой.  - Никто не пострадал. Я видела фотографии. В твоей комнате все вверх дном. Словно кто-то набил трубку черным порохом и гвоздями.

        - Хорошая работа,  - пробормотал я, вспоминая, как на флоте меня учили взрывному делу, совмещая приятное с полезным.
        Я взял из пачки перед собой верхний листок - квартальный отчет по расходам - и попытался разобраться в нем.
        Пайпер подняла голову.

        - Банки!  - крикнула она.  - Зайди к нам. У мичмана Маккея уже глаза на лоб вылезли. Наверное, ему потребуется помощь - он отвык от флотской бюрократии.
        Это была горькая правда, и остаток дня прошел без всяких событий.
        Клайд относится к той породе людей, которые считают, что сакэ по-японски означает
«Будь здоров!», поэтому он выбрал «Знаменитый рыбный грот Зака» как место для нашего обеда.
        Заведение было чем-то вроде местной достопримечательности. Каждые три месяца оно закрывалось, а потом ресторан снова кто-нибудь покупал и открывал уже под другим: названием. В этом месяце он представлял собой ресторан с тандыром - одно из тех мест, где вам приносят сырые овощи и мясо, а в придачу дают небольшой тандыр, чтобы вы сами могли все это себе приготовить. Как заметила Катарина, здесь вполне можно было поджарить бифштекс, а заодно и съесть его. Кроме этого ресторанчика, только два или три других в городе выдавали посетителям салфетки, и мне это очень понравилось. Да и вообще, если в меню отсутствует пошинт'анг, я не очень привередничаю.
        Ресторан располагался всего в трех кварталах от офиса, на Второй стрит. Когда мы заявились туда в начале седьмого, хозяйка быстренько одернула свое платьице и усадила нас в миленькую угловую кабинку. Пайпер и Клайд сели с одной стороны стола, а Катарина заняла место рядом со мной.
        Пока остальные изучали меню, которое было написано на карточках, напоминавших маленькие камешки, я оглядел помещение. Преобладания какого-то определенного стиля в оформлении не наблюдалось: в одном углу зала красовались искусственные пальмы, а в другом потрескивал искусственный камин. Оркестр был живой - собравшись под пальмами, он играл нью-орлеанский джаз, и в общем получалось ничего, хотя парень с аккордеоном все время сбивался с такта.
        Наконец официантка, обслуживающая наш столик, нашла нас. По очевидным причинам никто не пожелал попробовать рыбу. Я заказал телячий франсин, что оказалось тоненькими маленькими ломтиками мяса, которые были поданы с овощами и тремя соусами, изготовленными по неким секретным рецептам; эти соусы ужасно напоминали горчицу, кетчуп и хрен. Катарина попросила порцию овощей, а Клайд и Пайпер заказали цыпленка.
        Прожарив свои кусочки мяса на тандыре, я склеил из них один большой. Потом огляделся посмотреть, нет ли в зале собак.

        - Что-то это не совсем похоже на телятину,  - поморщился я, кладя на стол палочки для еды.
        На что Пайпер заметила:

        - А это, скорее всего, и не телятина. Мне следовало вас предупредить, что коров на этой планете совсем немного.

        - Ага,  - сказал я.  - Пошинт'анг - это корейское жаркое из собачатины.
        Пайпер показала на мой тандыр своими палочками:

        - Это, вероятно, тушканчик. Их выращивают здесь размером с цыпленка. Честно говоря, они ужасно напоминают Грызунов в миниатюре.  - Она взяла мой кусок мяса и повертела его.  - Похоже, у тебя тут пара бедрышек.
        Клайд не сдержался и хихикнул:

        - Тебе тоже надо было заказать цыпленка! Катарина перестала жевать. Поставив локоть на
        стол, она положила подбородок на ладонь, чуть заметно улыбаясь. Мы с ней посмотрели на Пайпер, которая, откашлявшись, продолжила:

        - Вообще-то и цыпленок тоже не совсем цыпленок. Тут неподалеку от города есть пара ранчо, где разводят игуан.
        Клайд прекратил хихикать.

        - Лейтенант, вы что, хотите сказать, что я ем ящерицу?

        - Я думала, ты знаешь,  - оправдываясь, заявила Пайпер.  - Я решила, что ты именно поэтому и выбрал этот ресторанчик.
        Лицо Клайда приняло легкий зеленоватый оттенок, и он поспешно покинул зал.

        - Игуаны - травоядные. Они намного чистоплотнее кур,  - сообщила Пайпер, ни к кому конкретно не обращаясь. Она обжарила свой ломтик мяса и спокойно положила его в рот.

        - Что-то я не заметил, чтобы в меню имелись вегетарианские блюда,  - обратился я к Катарине.

        - Я ям сказала, что соблюдаю очень строгую вегетарианскую диету, что вполне соответствует действительности, и прибавила, что если я съем хоть немного мяса, то очень сильно заболею и тогда подам на них в суд. Они оказались очень понятливыми. Хочу оставить хорошие чаевые.
        Я пожал плечами.

        - Ты не передашь сюда тарелку Клайда? Жалко будет, если еда пропадет.  - Я съел пару кусочков.  - А ведь я собирался поговорить с Клайдом о Вайме Джин. Пожалуй, сейчас не очень подходящее время.

        - Скорее всего, нет. Кажется, он сейчас думает о другом,  - согласилась Катарина. Пока мы с Бим доедали порцию Клайда, она поднялась и достала деньги из своей поясной сумочки.  - Кен, Бим, у меня есть работа на сегодняшнюю ночь, и мне уже пора. Не ждите меня.  - Она согнула и разогнула мизинчик.  - Спокойной ночи.
        Я посмотрел на Пайпер.

        - А это была… Она кивнула:

        - Микроволновка.

        - Да, эта был, пожалуй, самый короткий обед с девушкой в моей жизни,  - вздохнул я, осознав на три секунды позже, чем нужно, что мною опять пренебрегли.
        Пайпер, пережевывая овощи, подмигнула мне.
        Расплатившись, мы вытащили Клайда из туалетной и на сем решили завершить сегодняшний вечер. К тому времени я уже ощущал частые сокращения мышц живота. Наверное, не стоило смешивать игуану с тушканчиком.
        Когда на следующее утро я вполз в офис, Катарины на месте не было, а на моем терминале лежала записка, сообщавшая о том, что некий мистер Вин. И. Пух звонил по поводу решеток и просил, чтобы я ему перезвонил. Я набрал номер, который оказался номером местной селекционной станции. После долгих тоскливых препираний я выяснил, что они знать не знают никого по имени Вин. И. Пух, не имеют понятия ни о каких решетках, а сегодня - местный эквивалент Дня дураков.
        Чувствовалось, что все на базе, кроме Хиро, развлекаются как могут.
        Мы с Пайпер закончили отчеты, Хиро их отредактировал, и мы отправили их Быстрому Эдди, который стартовал к Миру Деннисона с Чивсом на борту. Завершив тактическую задачу, после полудня мы были свободны, и я, переодевшись, зашел в посольство Грызунов, посмотреть, как там поживает Бобр.
        Он сам открыл мне дверь - на нем был желтый смокинг, бриджи длиной до колен, широкий розовый галстук и огромные красные ковровые шлепанцы.

        - Баки, в чем это вы?  - спросил я с некоторым беспокойством.

        - Я в своей тарелке, друг Кен! Как хорошо, что вы пришли! Входите, входите!  - По-видимому, он был чрезвычайно собой доволен.
        Я вошел, не зная, что и сказать.

        - Как насчет рюмочки медку?

        - Нет, спасибо.  - Я указал на его одежду.  - Вы так одеты… Я раньше вас таким не видел.

        - Еще бы. А вы что думали? Это я и есть.  - И он изобразил небольшой пируэт.

        - Вроде действительно,  - признал я.

        - Понятно, Чивс бы поморщился, если бы увидел меня в таком наряде. Но вы ведь ему не расскажете? Мне бы так не хотелось его расстраивать.

        - Печать молчанье на устах моих,  - торжественно пообещал я.

        - Очаровательная фраза.

        - Еще бы. Но почему вы так оделись?

        - Это мои самые любимые вещи, с которыми я никак не могу расстаться; я их прятал в дальнем углу чулана. Чивс - такая душка, но он очень строго относится к одежде. Мне кажется, он считает, что, если я неподобающе оденусь, это дурно отразится на нем.  - Бобр распихал по углам какие-то блюда, освобождая место, чтобы сесть.  - А сейчас я вытащил кое-какие старые вещи. Что вы на это скажете?

        - У Клайда есть одно дашики, которое вам, наверное, захотелось бы взять у него поносить.

        - Я подумаю над этим. А вы, кстати, знаете, что Чивс очень озабочен вашим гардеробом?  - поинтересовался Бобр, располагаясь на диване.  - Недавно он признался мне, что его заветная мечта - сделать так, чтобы вы оказались в паре одинаковых носков.

        - У меня и так все пары носков одинаковые,  - возразил я. И подтянул брючины. Один носок у меня был черный, второй - синий. Я преисполнился уверенности, что где-то в чемодане у меня завалялась точно такая же пара.
        Бобр подергал себя за усы.

        - Наверное, было бы совсем хорошо, если бы одинаковые носки оказались у вас на ногах одновременно.

        - Придется постараться,  - пробормотал я.

        - Вот это воля! Как говорит Баки: «Каждое поражение требует честного обращения за помощью».

        - Верно.

        - Друг Кен, я как раз собирался прогуляться до «Гарцующего пони». Вы не хотите ко мне присоединиться?

        - Вы имеете в виду - на людях? Ну что ж, договорились. Мне только надо забежать кое-куда - давайте встретимся там чуть попозже?

        - Отлично! Я буду ждать вас.
        Я вернулся в квартиру Клайда и сделал по телефону заказы на установку укрепленных замков, сенсоров движения и обзорной телекамеры в кредит, что оказалось очень хорошей идеей. Я нигде не смог найти Клайда, поэтому пошарил у него в шкафу, чтобы восполнить свои денежные потери, и отправился на встречу с Баки-Бобром в
«Гарцующий пони».
        Когда я входил, Динки пробовал руку в Шопене, а за стойкой маячила Аннали Макхью. Оба вполне осознавали, что от Бога им дано другое предназначение. Аннали приветствовала меня гримасой отвращения. Я помахал ей в ответ. Заметив Клайда, я подошел и сел рядом с ним.

        - Привет, Кен. Баки говорил, что ты придешь.

        - А где он?
        Клайд пару раз моргнул.

        - Думаю, он в ванной. Знаешь, такая странная, с круглой дверью. Кажется, он туда пошел.

        - Хорошо. А что ты пьешь?

        - «Розовую белку».  - Клайда чуть повело вбок.  - Баки понравилось название.

        - Еще бы.  - Я покосился на корзины с грибами, которые немного раскачивались в потоке воздуха из воздуховода.  - Ты не хочешь поговорить о Вайме Джин?

        - Нет, ни за что,  - ответил он слегка заплетающимся языком.  - Она думает, что я, извини, врал ей только затем, чтобы затащить ее в постель.  - Он погрозил мне пальцем.  - Но это не единственная причина. То есть я хочу сказать - она мне нравится. Прости, я люблю ее.  - Казалось, он даже немного протрезвел.  - Она совсем выбила меня из колеи.

        - Не переживай. Слушай, я уверен, что вы двое как-нибудь сможете договориться.

        - Не сможем.

        - Я думал, у тебя все идет легко. Помнится, ты учил ее по фене ботать.

        - Она и за это меня осуждает. Прости. Я многое сам выдумал.

        - Что, например?

        - Ну, кажется, я сказал ей, что шаланда - это толстая женщина в тесном платье. Она решила, что я смеюсь над ней.  - Он глубоко вздохнул.  - Я тут стихи стал писать…

        - Катарина мне говорила.

        - Я даже парочку закончил. Не хочешь послушать?

        - Не очень,  - честно сказал я.
        ТИХО ПАДАЮТ ЛИСТЬЯ,
        ЭТО СПЕШИТ ЗИМА.
        МОРОЗ ПОКРЫЛ ИНЕЕМ ОКНА, -
        отбарабанил он.

        - Над этим надо подумать. А второе?
        УТРЕННИЕ ВИШНЕВЫЕ ПРУТИКИ.
        ЯРКО ТАЮТ СОСУЛЬКИ -
        ТОНКИЕ ЗАМОРОЖЕННЫЕ ПАЛЬЧИКИ.
        Это мое лучшее.

        - Слушай, Клайд. Мне бы не хотелось критиковать твою любовь к романтической поэзии, но как это поможет тебе помириться с Ваймой Джин?

        - Разве ты не понимаешь? Зимние образы, мороз, сосульки - все это символизирует отвергнутую любовь и… и…

        - Понятно. А то я сразу не понял,  - поспешно вставил я.  - А почему бы тебе не обратиться к Шекспиру?

        - Она и так решит, что я это где-то списал!  - воскликнул он с отчаянием.
        Я оглядел зал, чтобы выяснить, не найдется ли под рукой женщины, которая могла бы отвлечь мысли Клайда от Ваймы Джин, но «Гарцующий пони» в этом отношении оставляет желать лучшего. В последний раз, когда Гарри попытался провести конкурс мокрых футболок, его совладельцы выразили пожелание, чтобы конкурсантки имели на себе побольше одежды.
        Знакомая тень закрыла небо.

        - Эй, адмирал!

        - Привет, Гарри. Что там затевается?

        - Что-нибудь, думаю, да затевается.  - Он протянул руку и поставил передо мной стакан с фирменным коктейлем.  - За счет заведения. Мне хочется сделать хоть что-нибудь для космического флота.
        Я покосился на Клайда, который уже начал отъезжать.

        - Можешь начать с того, чтобы подать вот ему еще пару «Розовых белок». Гарри, что с тобой в последнее время происходит?

        - Не знаю, Кен. Я устал быть барменом. Вечер за вечером видишь одни и те же физиономии, выбрасываешь на улицу одних и тех же людей. Я ведь говорил тебе как-то, что и сам когда-то служил на флоте?

        - Раз тысячу, не больше.

        - Я узнал от Клайда, что скоро будет война с Макдональдсами.

        - Может быть.

        - Вот куда я хотел бы попасть,  - с жаром произнес он.  - А вместо этого торчу здесь. Стою в баре.

        - Встряхнись, Гарри. Ты хороший бармен. Это кое-чего стоит, не правда ли? Я никого больше не знаю, кто умел бы так пускать стаканы с напитками.

        - Но я больше не хочу этим заниматься, Кен,  - очень тихо пожаловался он.
        Из дальнего угла зала наших ушей достиг божественный звук ломающихся стульев, и Макхью завопила:

        - Черт подери, Гарри, может, ты перестанешь болтать и сходишь туда, пока эти забияки не поубивали друг друга?
        Динки начал наигрывать «Когда святые маршируют…». Гарри с задумчивым видом поднялся со стула и побрел разгонять драчунов.
        Навстречу ему на цыпочках мимо потасовки пробирался Баки.

        - Друг Кен, ну наконец-то вы пришли!

        - Привет, Баки! Где это вы были? Он уселся и подергал себя за усы.

        - Наверное, я неправильно прочел табличку и вошел не в ту комнату. Я приносил самые искренние извинения.
        Клайд поднял голову.

        - Какая интересная анатомия у ваших женщин, -заметил Баки..
        Макхью проорала:

        - Кто заказывал супербольшую тропическую пиццу с сюрпризом?
        Баки поднял лапу:

        - Сюда, пожалуйста.
        Аннали пустила тарелку по столу в направлении Баки и удалилась.

        - Кен, вы не присоединитесь к нам?

        - А с чем это?  - вежливо поинтересовался я.

        - Так, посмотрим,  - папайя, соус гвакамоле, саго, японские грибы, мелко нарезанный ананас и гогошары. Друг Клайд, я ничего не пропустил?
        Клайд снова положил голову на стол.

        - И анчоусы.

        - Да, я совсем забыл про них.

        - Ладно, попробую немножко.
        Один раз мне удалось откусить. Анчоусы таковыми не являлись. Вежливо отщипывая корочку, я извинился:

        - Мне неудобно, что приходится, едва поев, сразу же уходить, но мне и впрямь пора.
        Оставив Клайду связку ключей от новых укрепленных замков, я с удивлением обнаружил, что пицца с гвакамоле подействовала на меня так же, как и игуана предыдущим вечером.
        Следующее утро было утром субботы, и, когда Катарина позвонила, чтобы узнать, как там Клайд, я еще спал вполне здоровым сном. Я рассказал ей про «Розовых белок» и спросил про Вайму Джин.

        - Я говорила с ней. Ничего дельного не вышло.

        - А надо ли нам вмешиваться?

        - Для чего же еще нужны друзья? Кстати, Вайме Джин не понравилось, что ты разрешил Чивсу забрать кошку.

        - Чивс забрал кошку? Я ничего такого ему не говорил.

        - Он так сказал Вайме Джин.

        - Насколько я помню, мы вообще никогда с ним не касались этой темы. Может, ему просто нравятся кошки. Хотя надеюсь, что нет. Он вроде казался нормальным.

        - Вайма Джин боится, что он может обидеть Сашу.

        - Я бы не стал беспокоиться. Котам никогда не достается по заслугам. Интересно, это он на месте придумал?

        - Не похоже. Вайма Джин сказала, что у него была с собой клетка для перевозки кошек.

        - Все это очень странно, но на следующей неделе он вернется, так что все и выясним. Я расспрошу Баки, что ему об этом известно. Если бы мы только успевали избавиться от загадок раньше, чем они снова появляются!

        - Присоединяюсь,  - поддержала мой порыв Катарина.

        - Кстати, я тут подумал, если у вас с Бим нет никаких особых планов, мы могли бы провести время вместе.

        - Благодарю, но я очень много работала, и мне действительно надо отдохнуть. Сегодня, если тебе интересно, будет вечерняя служба в католической церкви на Сенека-стрит. Я решила сходить и уговорила Бим пойти со мной.
        Я уже несколько лет не был в церкви.

        - Договорились, если ты уверена, что им потом не придется изгонять из церкви дьявола - мы ведь туда вдвоем явимся.

        - Не бойся. Я не собираюсь превратиться в кучку пепла. Давай встретимся полседьмого у входа в церковь.

        - Полседьмого… - Я подумал и прибавил: - Вот уж не думал, что ты католичка.
        Я услышал, как она посмеивается.

        - Вообще-то по жизни я была лютеранкой, но теперь обратилась в новую веру. Недавно. Я тебе потом расскажу.

        - Пока.
        Проверив, подает ли Клайд признаки жизни, я засел за бумаги «Шпигата» и провел весь день в расчетах и прожектах. Потом чего-то перекусил и встретил Пайпер и Катарину точь-в-точь вовремя. Месса прошла очень мило. Служила женщина-священник, и проповедь у нее вышла очень зажигательная. Она с гневом обрушивалась на грешников, которыми, видимо, Мир Шайлера просто кишмя кишел.
        После окончания службы Катарина вновь ухитрилась покинуть нас с непростительной поспешностью, оставив меня с Пайпер стоять на крыльце церкви.
        Пайпер смущенно смотрела на меня.

        - Кен, Катарина думает, что кто-нибудь все еще может попытаться напасть на тебя, поэтому она попросила проводить тебя.

        - Спасибо, Бим.  - Мы не торопясь двинулись по улице, и я спросил: - Как ты думаешь, насколько силен у Катарины этот религиозный задвиг?

        - Не думаю, что это действительно задвиг, Кен. Катарина об этом особо не распространялась, но одно она сказала точно - став вампиром, начинаешь иначе смотреть на многие вещи. Также необходимо помнить, что Католическая Церковь - очень разносторонняя организация. Насколько я знаю, Катарина еще не решила, что будет делать, когда ее уволят с флота. Поговорив с ней на эту тему, я поняла, что некоторые религиозные ордены предоставляют вампирам вполне подходящую атмосферу, а некоторые малоизвестные ордены имеют гораздо больше опыта общения с вампирами, чем показывают. Я встревожился.

        - Погоди, ты намекаешь, что Катарина собирается податься в монахини?

        - Я ничего не знаю наверняка, но возможно и такое. Подумай, отец Дамиан проповедовал прокаженным, сам страдая лепрой. Я бы сказала, что лучший священник, который может проповедовать вампирам,  - это вампир. Но Катарине пока нет необходимости принимать решение прямо сейчас. Она может провести на службе еще год-другой и посмотреть, действительно ли религия призвала ее.
        Я пораженно смотрел на нее.

        - Бим, что происходит с Катариной?

        - Что ты имеешь в виду, Кен?

        - Я и сам не знаю, что имею в виду, но мне очень хочется узнать, какие у нас с ней отношения. Мне начинает казаться, будто у нее больше нет на меня времени. Я знаю, что она работает по ночам, и от этого никуда не денешься, но, похоже, она просто не интересуется мной. Я знаю, что ты - единственная, с кем она разговаривает. И что?
        Пайпер едва заметно покраснела.

        - Ну, не знаю, как много я могу сказать…
        Я остановился и прислонился спиной к какой-то подходящей выемке в стене.

        - Послушай, Бим. Кроме тебя, никто не может дать мне прямой ответ на этот вопрос.
        Она остановилась рядом со мной, все еще медля.

        - Скажу, что могу. Карьера Катарины во флоте закончилась. Ей надо уходить. Она просто не может ни с кем сейчас разговаривать.

        - Да, это я понимаю, но в течение некоторого времени я считал, что не был для нее
«никем». А сейчас между нами появилась ощутимая трещина. Парсека в два, так что даже я не мог не заметить.
        Пайпер колебалась.

        - И это тоже часть проблемы. Будь реалистом - попробуй взглянуть на это с ее точки зрения. Есть ли будущее у ваших отношений? Я хочу сказать - она строевой офицер, а ты - нет. У тебя будет корабль, а ее спишут, и она станет сухопутной крысой…

        - Она вампир, а я - нет,  - прибавил я.

        - И это тоже,  - признала она.  - Послушай, Кен, пусть сейчас все идет, как идет. Пусть Катарина разберется в своих мыслях.

        - Не похоже, чтобы у меня был большой выбор, а? Ты думаешь, вампирство одолевает ее все больше и больше? Я заглядывал к ней шкаф - вся одежда у нее черная.

        - Нет,  - покачала головой Пайпер.  - Она всегда так одевалась.
        Когда мы добрались до квартиры Клайда, я поблагодарил Пайпер и пошел домой. Клайд уже дожидался меня.

        - Привет, Клайд. Как дела?

        - Я опять говорил с Ваймой Джин.  - И он опустил голову, что не обещало ничего хорошего.

        - Что она сказала? У тебя не очень-то счастливый вид.

        - Она сказала, что простила меня и что она поняла, почему мне приходилось делать то, что я делал. Это хорошо. Наверное, лейтенант Линдквист поговорила с ней. Но еще она сказала, что нам лучше быть просто друзьями.

        - Просто друзьями? Она так сказала?  - Я внимательно посмотрел на него.  - Это же просто поцелуй смерти!

        - Вот и я так подумал,  - протянул он уныло.



        ОСТОРОЖНЫЙ ОТВЕТ

        В воскресенье утром мне по делу позвонила Пайпер. Флот прислал с Быстрым Эдди список необходимых ему товаров, чтобы мы могли посмотреть, что можно найти на Мире Шайлера на тот случай, если война с Макдональдсами и в самом деле разразится. Мы с Пайпер угробили на это четыре дня. Выяснилось, что с точки зрения космофлота, учитывая расстояние и стоимость оборудования, Мир Шайлера ни на что не годен. Обычно такие вещи осознаешь инстинктивно, но всегда хорошо иметь и объективные данные.
        Остаток недели прошел довольно спокойно. Я даже выбрался поглядеть на туристические достопримечательности Шенектади, включая удивительный мир карликовых лошадей, и перестал заглядывать под свой спальный мешок.
        Быстрый Эдди вскоре должен был вернуться с Мира Деннисона, и я надеялся, что он прибудет вместе с Чивсом, а тот привезет контракт на поставку решеток, которым предстояло участвовать в решении моих насущных проблем. Я ожидал его не раньше пятницы и поэтому немного удивился, когда Баки позвонил мне посреди ночи в четверг.

        - Алло, друг Кен?

        - А-а, привет, Баки,  - слегка невнятно проговорил я спросонья. Потом взглянул на часы.  - Погодите минутку. Сейчас я что-нибудь на себя накину и включу видеосвязь.
        - Натянув штаны и футболку, я щелкнул клавишей и увидел рядом с!пликсси*анином Катарину.  - В чем дело? Еще даже не рассвело.

        - Друг Кен, Быстрый Эдди прибыл раньше, чем ожидалось, и у меня для вас есть и хорошие новости, и плохие. Хорошие - это то, что в моем мире нашлись лишние решетки, которые можно отправить сюда.

        - Здорово. Передайте Чивсу большое спасибо. Кстати, а где сам Чивс?
        Ушки Бобра дернулись. Он слегка кашлянул, сложил руки на маленьком круглом животике и повернулся к Катарине.

        - В этом-то и заключаются плохие новости,  - сообщила она.

        - Они что, требуют заплатить наличными, да? Ах, черт? Этого я и боялся.

        - Не совсем, Кен,  - вздохнула Катарина, скосив глаза на Бобра.

        - Ну, в общем,  - начал Бобр, нервно потирая руки,  - как говорит Баки: «Когда наступают тяжелые времена, всем нужно сплотиться вместе - и поднажать».

        - Баки, в чем… э-э… дело?  - прямо спросил я.

        - В общем, похоже на то, что мои полубратья очень красочно живописали отцу, как вы погубили наш корабль, и, будучи лишен возможности прислушаться к моему благоразумному совету, он отреагировал крайне вызывающе,  - поделился вестью Бобр.

        - Этот старый маразматик - отец Баки - хочет подвесить тебя вместе со всем экипажем «Шпигата» вниз головой и посылает для этого сюда штурмовую эскадру - чтобы она разделалась с вами, а заодно и со всей планетой,  - пояснила Катарина.

        - И я, как полномочный посол, должен заявить, что при данных обстоятельствах по крайней мере одна из этих двух целей недостижима,  - добавил Бобр.

        - Где Чивс?  - глупо повторил я.

        - Я очень сожалею, но мой отец запретил Чивсу возвращаться и приказал ему дать необходимые консультации моему полубрату Генхису, который и возглавит карательную экспедицию. Чивс выражает свои искренние сожаления,  - закончил Баки. Достав платок, он смахнул с глаз крошечную слезинку.

        - В штурмовую эскадру входят два вооруженных торговых судна, легкий крейсер и несколько военных транспортных кораблей,  - доложила Катарина.

        - Мой полубрат Генхис был очень привязан к моему покойному полубрату Адольфу,  - заметил Бобр.  - Он публично поклялся разделаться с вами самым беспощадным образом.

        - Вооруженные торговые суда того же типа, что напало на нас,  - спокойно вещала Катарина.  - Возможно, они разместят на них еще пару пусковых ракетных установок и спаренные двадцатимиллиметровые кобальтовые лазеры.

        - Ты еще что-то там говорила про легкий крейсер. Какая сволочь продала им легкий крейсер?  - вежливо поинтересовался я.

        - Мы, разумеется. Это «Феникс» - старая модель. Грызуны купили его в качестве лома. Оружие с него было снято, но они его переоснастили, и теперь, как я догадываюсь, на нем шесть пусковых ракетных установок и восемь двойных лазерных орудий. Капитан Хиро вне себя от восторга при одной только мысли, как лихо он расправится с захватчиками, когда они полезут на абордаж.

        - Это имея-то в распоряжении всего восемь военных, включая меня, и ни одного корабля?  - Тут меня осенила еще одна ужасная мысль.  - На этом сгустке грязи есть противокорабельное оружие?

        - Мы наверняка что-нибудь разыщем,  - утешил меня Бобр.

        - Капитан Хиро собирается мобилизовать все планетарные резервы. А вам с Клайдом приказано одеться и явиться к Пайпер.

        - Клайд, наверное, в ванной. Я слышу, как он там поет,  - машинально ответил я, думая о другом.
        Катарина улыбнулась своей ослепительной, солнечной улыбкой:

        - Передай Клайду, что, если он не явится, с него снимут голову.

        - Так точно, мэм,  - как во сне произнес я. И секундой позже начал просыпаться по-настоящему.  - Скажите, что все это мне снится.

        - Ладно, раз вы так настаиваете. Вам это снится,  - торжественно объявил Бобр.
        Когда я прибыл, Пайпер и Банкер пытались разобраться в том, что им плетет Быстрый Эдди.

        - Привет, Кен. Присоединяйся, тоже послушаешь,  - предложила Пайпер, махнув рукой на стул.
        Быстрый Эдди тем временем продолжал разглагольствовать:

        - Дружок, у вас проблемы. Похоже, что у всех гуманоидов повсюду одни и те же проблемы…

        - Эдди, я не шучу. Давай без комментариев, или я разберу тебя на микросхемы и вставлю их в первый попавшийся видик. Что там случилось?  - потребовала полного отчета Пайпер.

        - Ну ладно, извиняйте. Не надо злиться. Этак, наверное, в понедельничек я там появился, передал все, что положено, этим шалопаям и включил видик, пока они придумывали ответы на срочную почту. Их, верно, что-то встревожило. Такой болтовни я на аэроволнах еще не слыхивал. Не знаю, правда, о чем они там трепались. Меня никогда не интересовало, что там на уме у этих мягконогих. В общем, когда мое время кончилось, я так прямо и сказал им, что мне пора двигаться. Вы же знаете - ни туманная пыль, ни кометы, ни космоса тьма не собьют почтальона с пути - ну и как там дальше. Ну так, сэр, знаете, что они сделали? Эти вонючки растреклятые обстреляли меня, даже не предупредив. Ну и обиделся же я на них, скажу я вам! Нет, когда меня в следующий раз занесет на эту планетку, никаких комиксов я этим шалопаям показывать не буду!
        Эдди на самом деле не глупее многих других, тест Тьюринга он бы наверняка сдал.

        - Дьявольщина,  - выругалась Пайпер.  - Спасибо, Эдди.  - Она махнула рукой Банки, подавая знак закончить связь.  - Банки, найди-ка расписание движения судов. Посмотрим, нельзя ли успеть раздобыть где-нибудь военный корабль.
        Мы потратили на это целый час, но мимо Мира Шайлера даже близко ничего не пролетало.

        - Плохо дело. Никаких кораблей,  - подытожила Пайпер.  - Кен, возьми мою машину и отправляйся на военную базу. Служба Гражданской Обороны здесь из рук вон плоха, но посмотри все-таки, что они могут предложить - сколько у них народу и не найдется ли чего-нибудь, из чего можно выстрелить по космическому кораблю. Экстренная связь у них отключена, но сейчас там уже кто-нибудь должен быть. Отправляйся живей!
        Банки шепотом объяснила мне, как туда доехать, я пулей выскочил за дверь и плюхнулся в машину Пайпер. Военная база Шенектади находилась всего в нескольких кварталах, и у светофоров я останавливаться не стал. Здание выглядело совсем заброшенным, но дверь была открыта, так что я смело вошел внутрь.

        - Эй, есть здесь кто-нибудь?

        - Есть,  - раздался голос из-за ближайшей двери.  - Чем могу помочь?
        Я подошел к двери и распахнул ее. На стуле сидел, задрав ноги кверху, скучного вида человек с изрядно облысевшим лбом. Он отгадывал кроссворд. Увидев меня, он широко раскрыл глаза.

        - А-а, здравствуйте. Я думал, что вы ищете пожарную часть - она через дорогу.  - Он спрыгнул со стула и выпрямился.  - Меня зовут Роджер Кимболл. Я здесь работаю техником на полную ставку. Кроме меня, здесь больше техников нет - база у нас небольшая.  - Он протянул руку и пожал мою ладонь.  - Вы здесь по делу? Это очень любопытно. Вы наш первый официальный посетитель.

        - Рад познакомиться,  - ответил я.  - Я мичман Кен Маккей, резервист, нахожусь здесь при военном космофлоте. У нас серьезные проблемы. Грызуны объявили нам войну и на следующей неделе собираются напасть на планету. Своих сил у нас маловато, поэтому, чтобы их остановить, меня и послали поглядеть, что у вас здесь есть. Люди, оружие
        - ну, и все такое.
        Кимболл присвистнул сквозь зубы.

        - Вот это проблема так проблема,  - согласился он.

        - Нам никак нельзя терять времени. Мы можем рассчитывать на мобилизацию сил Гражданской Обороны?

        - Мичман, вряд ли вы мне поверите, если я вам расскажу. Погодите минутку.  - Протянув руку к телефону, он набрал номер.  - Слушай, Бабба… Это Родж. Можешь на минутку прерваться и приехать на базу? У меня здесь космофлотский офицер, с которым тебе нужно переговорить… Да-да, настоящий офицер… Да, правда, с космофлота… Он говорит, что Грызуны объявили нам войну и на следующей неделе собираются на нас напасть… Да, Бабба, я знаю, сколько птичек тебе нужно сегодня осмотреть, но это крайне важно. Сейчас же приезжай… Спасибо, Бабба. Передай от меня привет Эстер и детям… Пока, Бабба.
        Он повесил трубку.

        - Капрал Брисколл едет сюда. Он сегодня работает в утренней смене - проверяет цыплят. Это совсем рядом - он сейчас приедет. Он работает секретарем в профсоюзе Сил Гражданской Обороны.

        - У вас есть профсоюз?  - с сомнением нахмурился я.
        Кимболл кивнул:

        - Поверьте мне - есть. Присаживайтесь. Налить вам кофе?

        - Спасибо, не хочется. Нет настроения пить кофе. Так чем же располагает здешняя Служба Гражданской Обороны?
        Такая служба организована почти на каждой планете. Они в основном считаются планетарными учреждениями - правительства планет используют их для помощи при стихийных бедствиях и тому подобном,  - но они также входят в Резервные войска Конфедерации, и правительство Конфедерации имеет право мобилизовать их на ведение военных действий. Большинство подразделений Гражданской Обороны раз в месяц проводят учения, а летом организуют сборы недели на две.
        Кимболл поднял на меня глаза:

        - Ну, на бумаге Служба Гражданской Обороны Мира Шайлера состоит из одной боевой пехотной роты, приписанной к этой базе,  - 536-я «Выходная Рота».

        - Кто командир и что значит «на бумаге»? Кимболл поджал губы.

        - Это сложно объяснить. Командует ротой полковник Шин, если ею вообще кто-то командует. У нас маловато офицеров. Нам положено четыре человека.

        - Да, действительно маловато для того, чтобы ими командовал полковник,  - заметил я.

        - Полковник Шин был назначен в первую очередь по политическим соображениям,  - уклончиво сообщил Кимболл.

        - Ладно, как я понимаю, офицерский состав у вас укомплектован не полностью. Сколько у вас офицеров и кто же, если не полковник Шин, управляет делами?

        - Собственно говоря, на данный момент других офицеров нет. В прошлом году они вышли в отставку, а губернатор и законодательное собрание не смогли договориться по поводу новых назначений.
        Они друг с другом вообще плохо ладят. На ближайших выборах это должно каким-то образом разрешиться. А, привет, Бабба.  - Он помахал рукой вразвалочку вошедшему толстяку.  - Это мичман Маккей с космофлота. Дело серьезное. На следующей неделе на нас собираются напасть Грызуны, и он хочет знать, что может сделать Оборона.
        От капрала Баббы, заплывшего толстым слоем жира, за версту разило цыплятами.

        - Ну и ну, трудно сказать.
        Мне эти разговоры уже начали надоедать.

        - Сколько понадобится времени, чтобы собрать вашу роту?

        - Ах, Боже мой, сэр. Вам следует послать в профсоюз письменное уведомление. Значит, придется изменить режим работы,  - в замешательстве произнес он.

        - Ладно, допустим, мы это сделали. Сколько времени понадобится, чтобы собрать роту?  - повторил я.  - Мне сказали, что у вас есть рота.
        Кимболл пришел собрату на выручку:

        - Недавно нам пришлось переформировать роту Гражданской Обороны в расчет.

        - А остальные вроде как ушли в отставку,  - признался Бабба.

        - Когда законодательство решило досадить губернатору, они издали закон о создании профсоюза Сил Гражданской Обороны, и тех, кто не являлся его членом, перестали брать на работу,  - объяснил Кимболл.  - Офицерам и многим солдатам это пришлось не по душе. Губернатор и законодатели друг друга сильно недолюбливают. '

        - Так сколько же человек у вас осталось, капрал?  - в лоб спросил я.

        - Одиннадцать или двенадцать. Не помню.  - Брисколл почесал затылок.

        - Одиннадцать,  - уверенно уточнил Кимболл.

        - И что же, остальные двести человек ушли в отставку?

        - Эти прохвосты ушли как раз тогда, когда пришло время платить первые профсоюзные взносы,  - вздохнул Бабба.  - А что, им трудно было заплатить? Ведь тогда, если бы они выразили свое недовольство чем-либо, мы бы отстаивали их интересы. А они сыграли на руку угнетателям и эксплуататорам. Ну и ладно, скатертью дорога. Все равно профсоюзных активистов из них бы не вышло. Э-э… прошу прощения, господин мичман.

        - Ну что ж, одиннадцать человек все же лучше, чем ничего.  - Я потер переносицу.  - Сколько времени потребуется, чтобы собрать ваш расчет?

        - Для чего собрать? Куда вы нас хотите отправить?  - сразу насторожился Брисколл.

        - Лучше всего нанести удар по Грызунам до того, как они войдут в атмосферу, так что, если нам удастся раздобыть какое-нибудь космическое оружие…

        - Нет! Нет, сэр, ни в коем случае,  - покачал головой Брисколл.  - Только не в космосе. Это не входит в наш контракт.

        - Законодательство приняло поправку к закону о профсоюзах, в которой Силы Гражданской Обороны освобождаются от несения внепланетной службы, а следовательно, их нельзя послать за пределы планеты,  - проконсультировал меня Кимболл.  - Если, разумеется, планету не завоюют.

        - Кроме того, мы сейчас бастуем, пока не удовлетворят все наши требования,  - яростно выпалил Бабба.  - Мы этим кровопийцам капиталистам покажем. Работаем мы в ужасных условиях, зарплата грошовая - вы знаете, нам даже не платят сверхурочных! Это… это же… неприкрытая эксплуатация рабочего класса!  - Он потряс кулаком.  - Мы победим!

        - Сколько же времени вы уже бастуете?  - осведомился я.

        - Сколько - пять месяцев, Родж?

        - Около того,  - подтвердил Кимболл.

        - Мы и пальцем не шевельнем, пока не удовлетворят наши законные требования,  - твердым голосом произнес Бабба.

        - То есть если мы призовем вас встать на защиту планеты, вы не явитесь?  - спокойно уточнил я.

        - Что, выйти из пикетов? Ни в коем случае, сэр! Никто не сможет сказать, что моя мать вырастила штрейкбрехера!  - резко ответил он. Он с подозрением поглядел на меня.  - Это что, какая-нибудь уловка, чтобы ущемить наши права на требование удовлетворить наши жалобы?  - Он погрозил мне пальцем.  - Если это так, передайте им, что ваша хитрость не сработала! Рабочий народ никогда не склонит головы перед диктатурой правящего класса! Э-э… прошу прощения у господина мичмана.
        Больше говорить было, по-видимому, не о чем.

        - Спасибо, капрал. Вы свободны,  - вежливо сказал я.

        - Э-э… есть, сэр.  - Бабба вышел из комнаты. Я заметил, что он слегка прихрамывает.

        - Что у него с ногой?

        - У Баббы есть небольшой физический недостаток,  - сухо ответил Кимболл.
        Я на мгновение прикрыл глаза.

        - Это же боевая пехотная рота.

        - Законодательство приняло постановление, по которому действие Акта о гражданских правах инвалидов распространяется и на Службу Гражданской Обороны. Если не будут представлены доказательства того, что Бабба не в состоянии исполнять свои обязанности и ему не могут быть созданы подходящие условия, то Бабба остается служить. А с этой забастовкой никто точно не знает, в чем же состоят обязанности Баббы, и меньше всех - он сам.

        - Понял: губернатор и законодатели плохо ладят.

        - Вообще-то капрал Брисколл - один из самых умеренных в профсоюзе,  - продолжал Кимболл.  - Возможно, следовало бы послать ему письменное уведомление, прежде чем пригласить его сюда, но боюсь, что он мог бы его опротестовать. А что касается привлечения Сил Гражданской Обороны к военной службе, в профсоюзе, конечно, и думать не могли, что наступят такие обстоятельства, но… э-э…

        - Понятно,  - буркнул я.

        - Я подумал, что проще будет вам это самому увидеть,  - завершил он извиняющимся тоном.

        - Ладно, а что теперь? Вы можете связаться с полковником Шином?
        Кивнув, Кимболл набрал номер и жестом предложил мне пройти туда, откуда было видно экран. Трубку подняла девушка.

        - Дорис, это по делам гражданской обороны,  - обратился к ней Кимболл.  - Ты можешь соединить меня с Харви? Это очень важно.
        Она бодро кивнула, и экран погас. Через минуту на нем появился полковник Шин.
        Шин производил приятное впечатление - высокий, аристократической внешности, виски чуть тронуты сединой - ну настоящий полковник. Впечатление рассеялось, как только он раскрыл рот.

        - Фу-ты, Родж. Что это ты мне трезвонишь спозаранку?

        - Иначе нельзя было, Харви.  - Кимболл показал на меня.  - Это мичман Маккей с космофлота. Он здесь по официальному делу.

        - О Боже!  - Шин прикрыл рот ладонями.  - Меня никто не предупреждал об инспекции!

        - Никак нет, сэр,  - вмешался я.  - Я здесь не для того, чтобы вас проверять. Грызуны объявили войну. На следующей неделе они собираются напасть на планету. Мне нужно знать, на что способна Служба Гражданской Обороны.

        - М-да, вот так проблема,  - задумался Шин.  - Но я не знаю, чем могу вам помочь.  - Своей нерешительностью он напомнил мне Берни.

        - Сэр, я уже разговаривал с капралом Брисколлом. Его надо или просто отстранить от дел, или привлечь к ответственности.

        - Ох, черт, только не это. Я не могу так поступить с Баббой. Он покупает галлон молока в неделю,  - растерянно проговорил Шин.

        - Полковник Шин держит бакалейную лавку тут поблизости,  - бесстрастным голосом пояснил Кимболл.

        - Сэр, в таком случае нам вряд ли стоит рас - считывать на действующий состав Сил Гражданской Обороны. Но Грызуны собираются завоевать планету, и нам нужны люди, чтобы их остановить. Господин Кимболл сообщил мне, что совсем недавно многие подали в отставку. Думаю, мы можем на них положиться. Мне нужно, чтобы вы связались с ними и убедили организовать оборону, и еще мне нужно, чтобы вы убедили губернатора подписать указ о чрезвычайном положении. Шин был явно выбит из колеи.

        - Я… я не могу этого сделать. Тогда эти люди станут штрейкбрехерами. То есть законодатели меня за это осудят. А нельзя ли подождать до выборов?

        - Сэр!  - Я поглядел ему прямо в глаза.  - Грызуны будут здесь на следующей неделе.

        - Я… я не знаю. Родж, мне надо подумать. Я тебе перезвоню. Сегодня вечером или завтра.  - Экран внезапно погас.

        - Сколько времени он прослужил в действующей армии?  - задумчиво поинтересовался я.
        Кимболл почесал затылок.

        - По-моему, пару месяцев в звании лейтенанта. Мне следует вам сказать, что законодатели приняли акт, запрещающий губернатору объявлять чрезвычайное положение, если они не одобрят этого в объединенной резолюции, а у законодателей сейчас перерыв между сессиями. Это называется «Акт о военных полномочиях». Мне кажется, что, даже если бы вам удалось уговорить их созвать чрезвычайное заседание, из-за этих выборов им потребуется куча времени, чтобы собрать кворум.

        - Чудесно. Я только хотел бы узнать, кто все это будет объяснять Грызунам.  - Я окинул Кимболла пристальным взглядом.  - А как у вас с оружием?

        - Да, в общем, так же, как и с людьми.  - Он поднялся и, открыв железную дверь, за которой был склад оружия, махнул рукой, указывая на содержимое.  - Когда винтовки типа «М-20» были объявлены устаревшими, законодатели постановили распродать почти все в качестве спортивного оружия. Они разошлись по тирам и стрелковым клубам. Потом законодательное собрание отказалось выделить деньги, чтобы заменить их новыми.  - Он ухмыльнулся.  - А штаб военно-космических сил по какой-то причине убрал с планеты все тяжелые орудия, а возвращать их не торопится.
        Я подошел к двери и заглянул внутрь.

        - У меня есть порядка тридцати винтовок и к ним тысяча патронов, а еще у меня есть миномет пятидесятимиллиметрового калибра, но без снарядов,  - доложил Кимболл.  - Вот, собственно, и все.

        - Да, космические корабли этим не остановишь,  - вздохнув, заметил я.  - Как вы думаете, Служба Гражданской Обороны может нам еще что-нибудь предложить?

        - Разумеется - меня. У меня двойной статус - резервиста и гражданского техника. И я неплохой специалист по артиллерии, если для такого найдется какая-нибудь работа. Хотя, если у вас не из чего стрелять, я бы предпочел, чтобы вы обошлись без меня.

        - Понимаю.  - Я пожал ему руку.  - Спасибо, я дам вам знать, если вы понадобитесь.
        Вернувшись, я застал у себя Пайпер.

        - Ну и как твои впечатления?  - осведомилась она.

        - Не очень. По Службе Гражданской Обороны можно поминки справлять, а на складе - ничего, кроме кучки винтовок. Зато есть хороший техник. А у тебя какие впечатления?

        - Тоже не очень.  - Пайпер поправила выбившуюся прядь волос.  - Мы два раза все перепроверили, но поблизости от Мира Шайлера в ближайшее время не пролетит ни одно военное судно, которое могло бы вовремя прийти нам на помощь. Мы можем выслать почтовый корабль, но, если не произойдет чуда, подмога прибудет не раньше чем через три недели. А еще нас осчастливил своим присутствием капитан-лейтенант Штемм, наш военный атташе на Мире Деннисона, прибывший вместе с Быстрым Эдди.

        - Ты говоришь так, будто знакома с ним,  - заметил я.

        - Разумеется. Честолюбивый ублюдок. К счастью, его так протрясло во время поездки на почтовом корабле, что он еще день-два будет приходить в себя. Давай за завтраком встретимся с Катариной. Может, у нее появились какие-нибудь соображения. У меня лично - никаких.
        Мы нашли Катарину в ресторане отеля «Атлантик», где она допивала «Кровавую Мэри» без водки.

        - Что будете есть?  - спросила она.  - В свете последних событий я угощаю.

        - Мне, пожалуйста, бенедиктин,  - попросил я.  - Бим?

        - Мне тоже,  - присоединилась ко мне Пайпер.  - Ты говорила с доктором Бобром?
        Катарина кивнула:

        - Он надеется, что все будет хорошо.

        - Ну и какие у тебя будут предложения? Бежать мы не можем. «Шпигат» - наш единственный корабль, а при его теперешнем состоянии пытаться пролететь сквозь черную дыру равносильно не очень аккуратному самоубийству. Воевать мы с ними тоже не можем, поскольку воевать нам нечем. Они примут капитуляцию? Не казнив нас на месте, хочу я сказать.

        - Баки считает, что не примут,  - спокойно ответила Катарина.  - Генхис к подобному, очевидно, не склонен.  - Она взглянула на часы.  - Капитан Хиро назначил на девять часов совещание. Они сейчас беседуют с Баки. Он жаждет битвы.

        - Хотела бы я знать как,  - проворчала Пайпер.

        - По-моему, это называется системой планетарной обороны Тинкербелла,  - вмешался я.
        - Возможно, если мы все поднатужимся, то что-нибудь из этого и выйдет. Можно мне перелить водку из твоей «Кровавой Мэри» в свой коктейль?
        Лицо Хиро, открывшего собрание офицеров, носило болезненно-озабоченное выражение. Капитан уже успел поговорить с Баки, и чем больше он слышал о его полубрате Генхисе, тем меньше тот ему нравился.
        Как самый младший по званию из присутствующих, я закрыл дверь, и Хиро начал:

        - Капитан-лейтенант Штемм, прибывший на почтовом корабле, еще не пришел в себя. По предложению лейтенанта Линдквист я попросил присутствовать на нашем заседании доктора Бобра, несмотря на то, что он является представителем враждебного государства.  - У капитана был невыспавшийся вид, и на лице четко обозначились ранее невидимые морщины.  - Это не по уставу, но при сложившихся обстоятельствах вряд ли кому придет в голову возражать. Ситуация вам всем известна. Какие будут предложения?
        Я толкнул Пайпер локтем, и она в ответ пожала плечами.

        - Ладно,  - поморщился я,  - есть у меня одна мысль, правда, вряд ли она всем придется по душе. В первую очередь, мы все заберемся на мой корабль.

«Шпигат» сейчас для полетов не годен, но в этой системе есть еще семь планет и полно лун и всякой другой космической дребедени, так что мы можем поиграть в прятки с Генхисом и его штурмовой эскадрой, пока нам не пришлют настоящих кораблей. Что вы об этом думаете?
        На Баки был бордовый пиджак с помятым воротником и бежевый в полоску жилет. Моргнув, он вежливо кашлянул.

        - К сожалению, я вынужден полагать, что тогда мой полубрат Генхис со своими солдатами высадится на планету и захватит граждан Мира Шайлера в качестве заложников и будет угрожать им расстрелом, если вы немедленно не сдадитесь. Мой полубрат благородством не отличается.

        - Следовательно, он и в самом деле способен их расстрелять. Я просто высказал свою мысль,  - вставил я.

        - Другие мысли у кого-нибудь есть?  - мрачно поинтересовался Хиро.

        - Должен еще заметить, что я особо опасаюсь за последствия в том случае, если солдатам моего брата позволят завоевать планету,  - сказал Баки.  - Они, возможно, не захотят потом возвращаться домой.

        - Не понимаю. Почему не захотят?  - нахмурился Хиро. Логичный вопрос, учитывая, что за планетка Мир Шайлера.

        - Это, видимо, во многом связано с нашей планетарной психологией,  - пояснил Баки.
        - В каждом из нас живет мечта заделаться скромным фермером и выращивать на своем участке земли брюссельскую капусту.

        - Брюссельскую капусту?  - тупо переспросил я.

        - Изысканное лакомство, не так ли? Не понимаю, почему люди ее так мало выращивают.

        - Возможно, у нас другие вкусы,  - прервала его Катарина.  - Значит, вы говорите, что этим Грызунам обещали здесь землю?

        - Конечно, без сомнения.  - Бобр уверенно кивнул.  - Зачем же им тогда было покидать свои дома? Обо всем этом четко сказано в послании Чивса.
        Пайпер чуть было не задохнулась, услышав эти слова.

        - Чивс передал нам послание?  - тихо спросила Катарина.  - Можно на него взглянуть?

        - Да-да, разумеется.  - Бобр похлопал себя по карманам.  - У меня где-то есть распечатка.

        - Послушайте,  - предложил я,  - оставьте пока это послание в покое. Если мы не найдем космического оружия, мы - мертвецы. А мы пока что ходим вокруг да около.

        - Мичман прав,  - вздохнул Хиро.  - Нам необходимо оружие. Военный космофлот еще ни одной планеты не сдал без боя.  - Он помолчал.  - Не припомню, чтобы кто-нибудь нас раньше об этом просил, но нельзя создавать прецедент.  - Он решительно хлопнул ладонью по столу.  - Должен быть какой-то выход. Нам необходимо найти оружие.

        - Ах, как неудачно,  - промолвил Бобр. Его усики дернулись.  - Чивс передал, что штурмовая эскадра появится здесь в следующую пятницу, так что у нас ровно неделя на поиски. Не представляю, где нам раздобыть оружие, разве что в том грузе, что Адольф должен был забрать из космопорта, что-нибудь найдется.

        - В каком грузе?  - в один голос выкрикнули мы с Пайпер.

        - По-моему, он числится как сельскохозяйственное оборудование,  - сообщил Бобр.  - Чивс в своем послании извиняется, что не разобрался с ним до отъезда. Хотя вряд ли кто-нибудь станет посылать на мою планету сельскохозяйственное оборудование…
        Не дослушав его, мы с Пайпер опрометью выбежали за дверь, предоставив Катарине объясняться с капитаном Хиро.
        В таможне сидела молодая девушка с заплетенными в косички обесцвеченными волосами. Она жевала бутерброд и листала журнал мод со свадебными нарядами.
        Пайпер облокотилась на ее терминал и вежливо осведомилась, где находится груз с корабля Адольфа.

        - Слушайте, у меня обеденный перерыв,  - буркнула девушка.

        - Я лейтенант военно-космического флота Пайпер. Это чрезвычайно важно. Вашу планету собираются завоевать, и нам необходимо проверить этот груз.  - Она показала на меня пальцем.  - Вот мичман Маккей просто в отчаянии.

        - Вот как… - Девушка прожевала то, что у нее было во рту, и задумалась.  - Я вам ничего сказать не могу. Вам, наверное, нужно обратиться к таможенному инспектору.

        - А где таможенный инспектор?  - спросил я и, отставив в сторону коробку с исходящей корреспонденцией, присел на краешек ее стола.

        - Вы знаете, он здесь только подрабатывает. Наверное, он на своей основной работе,
        - задумчиво проговорила она, глядя на меня снизу вверх.  - Но знаете, я почти уверена, что то, что вам нужно, там наверху, на орбитальной платформе.  - Она показала на потолок.

        - Похоже на то,  - согласился я.  - Слишком дорого было бы спускать груз сюда, чтобы тут же опять отправлять его наверх.

        - Дайте-ка я проверю.  - Она что-то набрала на клавиатуре.  - Вот он!  - торжествующе вскричала она.

        - Спасибо, вы нам здорово помогли,  - заверила ее Пайпер, схватив меня за рукав.

        - Что теперь будем делать?  - спросил я.

        - Где пилот с челнока?  - вновь обратилась Пайпер к девушке.  - Я полечу туда и все выясню.
        Девушка выразительно пожала плечами.

        - Сколько раз я его ни видел, у него все время сиеста и он дрыхнет где придется,  - поделился своими наблюдениями я, отыскивая глазами дверь к водородным хранилищам.
        - Он наверняка где-то здесь, но ему еще нужно будет заправиться. Пускай лучше с тобой поедет Кимболл, техник с базы Службы Гражданской Обороны. Давай я ему позвоню.
        Пайпер кивнула и развернула к себе монитор, чтобы посмотреть, что сообщил Адольф в своей грузовой декларации.

        - Ух ты, здорово,  - восхищенно произнесла девушка.  - Меня что, снимают скрытой камерой?  - Она помахала рукой.  - Привет, мамочка!
        Я схватил со стола телефон и позвонил Кимболлу, который в ответ сказал, что мигом раздобудет скафандр и инструменты и срочно приедет. Девушка достала свою сумочку, вынула из нее косметику и нарисовала на своем лице ослепительную улыбку. Потом один за другим тщательно обследовала в комнате все углы. Потом снова помахала, на этот раз не так уверенно.
        В комнату не спеша вошел пилот челнока по прозвищу Калифорнийский Козлик.

        - Нам следует срочно заправиться,  - распорядился я.  - На вашу планету ожидается нападение, и лейтенанту Пайпер нужно подняться на орбиту.
        Козлик кивнул.

        - Потрясающе.  - И в той же неторопливой манере вышел вон.

        - Он тоже вместе с вами?  - восхищенно промолвила девушка.

        - Ты читала когда-нибудь «Демографию колониальных миграций» Тамаркина?  - спросил я Пайпер.  - Колонизаторы характеризуются у него как «отбросы общества, инстинктивно отправляющиеся на поиски таких мест, где их единственные соперники - такие же неудачники, как и они сами».
        Пайпер поглядела на меня:

        - А как еще можно с твоим кораблем заработать на жизнь?

        - Верно,  - согласился я.  - Я подожду здесь Кимболла, а ты поезжай соберись в полет.
        Когда Пайпер укатила, я, перегнувшись через терминал, заверил сидевшую за столом девушку:

        - Все нормально. На нас и в самом деле собираются напасть.
        Она направилась в туалет, вероятно для того, чтобы закатить пробную истерику, а я тем временем позвонил Катарине и рассказал ей про наш план.
        Ее изображение на экране без особого энтузиазма кивнуло.

        - У капитана Хиро сейчас, возможно, закружится голова от радости, но даже если Бим найдет там оружие и даже если нам удастся привести его в рабочее состояние, Генхис-то все равно заявится сюда на крейсере класса «Феникс».  - Она поморщилась.
        - Из-за ложного понятия о чести Баки вызвался сопровождать нас в качестве наблюдателя.

        - Ого,  - вырвалось у меня.

        - Тебе не приходило в голову, что единственные два объекта, куда можно установить орудия,  - это твой корабль и орбитальная станция?

        - Нет,  - медленно проговорил я,  - но со временем я бы обязательно до этого додумался. И если не возражаешь, давай переменим тему. Знаешь, во всей этой суматохе я совсем забыл спросить, а не вычислила ли ты уже, кто руководил контрабандой наркотиков?
        Лицо ее напряглось.

        - Возможно. Тебя кто-нибудь слышит?
        Я прислушался к журчанию воды в туалете и убавил громкость телефона.

        - Нет.

        - Месяц назад во Втором Банке Шенектади появилось четыре шестизначных счета на предъявителя.

        - Погоди минутку. Что такое «счет на предъявителя»?

        - По сути говоря, это счет, владелец которого не зарегистрирован. Им может воспользоваться любой при наличии соответствующего удостоверения.

        - Не очень-то честно,  - заметил я.

        - Очень удобный способ быстренько прополоскать и просушить грязные деньги,  - подтвердила Катарина.  - Банк не платит процентов по вкладам, так что их это устраивает. Такое официально разрешено еще на пяти-шести планетах.

        - А почему счета на предъявителя? Разве Дэви и Берни платили не драгоценностями?

        - Дэви и Берни - да. Но это не лучший способ. Ты когда-нибудь пытался сбыть с рук краденые драгоценности?

        - Нет. Это трудно?

        - Весьма. На них, как правило, сложно найти покупателя, а с помощью изотопного анализа они легко идентифицируются. Если ты чем-то не угодишь покупателю, он может без труда обесценить плату, передав местным властям подробное описание драгоценностей. Так что лучше производить расчеты через банк. Так вот, с двух самых больших счетов на предъявителя деньги уже сняли.

        - Кто бы это ни был, ему далеко не уйти.

        - Он уже ушел.  - Катарина вздохнула.  - Это был Чивс.

        - Чивс? Быть такого не может! Ты уверена?

        - Сколько на планете Грызунов метрового роста?  - резонно спросила она.  - Он у меня заснят на камеру.

        - Зачем Чивсу это понадобилось? Она снова вздохнула.

        - Не знаю. Может, из-за денег. Это всегда достаточно сильный мотив. Мне приходит в голову и еще более отвратительная мысль: Чивс - двоюродный брат Баки. И ему не так уж далеко до престола.

        - Не могу понять. Если Чивс не на нашей стороне, зачем же ему было сообщать об оружии в грузе Адольфа?

        - Кен, а что ты собираешься делать, если Пайпер не найдет там оружия?
        Я с минуту подумал.

        - У «Шпигата» даже со сломанными решетками есть пятьдесят процентов вероятности добраться до Новой Бразилии.
        У Катарины был очень усталый вид.

        - Кен, Капитан Хиро хочет сражаться, если мы хоть что-нибудь для этого найдем. Военный космофлот на то и существует. Но - я не шучу, Кен,  - что бы там Адольф ни припрятал, наши шансы выбраться из этой переделки гораздо меньше чем пятьдесят на пятьдесят.

        - Ты хочешь сказать, что Чивс нас подставил?

        - Вполне возможно,  - вздохнула она.  - Ты не хочешь произвести качественный анализ ситуации?

        - Ну что ж, давай посмотрим.  - Я запустил пятерню в волосы и немного подумал.  - Что мы имеем? Возможны три варианта: либо Генхис нас уничтожает, а Баки он устраивает несчастный случай благодаря информации Чивса, либо мы уничтожаем Генхиса, либо мы уничтожаем друг друга.

        - И во всех трех случаях Чивс становится богаче, ближе к трону и, безусловно, остается в прекрасных отношениях с теми, кто выживет,  - заключила Катарина.

        - Не нравится мне все это,  - пожаловался я. Катарина послала мне воздушный поцелуй и исчезла.
        Четверть часа спустя подъехал Кимболл с вещмешком и ящиком инструментов размером почти с него самого. Затормозив у здания таможни, он высунул голову из окна машины.

        - Могу я здесь припарковаться?

        - Разумеется. Вы ничего не забыли захватить?  - Я старался не смотреть на ящик с инструментами.

        - Я взял с собой зубную щетку и одежду на смену. Разве еще что-нибудь нужно?

        - Нет, все нормально,  - успокоил я техника.
        Тем временем примчалась и Пайпер, глаза ее сверкали, я ни разу не видел, чтобы она была так возбуждена. Я представил их друг другу.

        - Кен, ты говорил с капитаном Хиро?  - первым делом спросила она.

        - Нет, но я звонил Катарине.

        - Сойдет.  - Она кивнула Кимболлу.  - Ладно. Мы с Кимболлом во всем разберемся. Если окажется, что Адольф оставил там наверху годное к употреблению оружие, мы попробуем или установить его на твой корабль, или развернуть прямо на станции. Если нам что-нибудь понадобится, мы позвоним и скажем. Не забудь сообщить на корабль, что происходит.  - Она вынула ключи и переложила их в мой карман.  - Вот, возьми мою машину.

        - Договорились.  - Я подмигнул ей.  - Мы будем ждать от вас известий с надеждой и молитвой.

        - Надеяться будешь ты, а молиться предоставь Катарине.  - Она наградила меня быстрым шлепком.  - Пожелай нам удачи. Пошли, Козлик.
        Кимболл и Козлик послушно последовали за ней. Пайпер была вся на взводе - на некоторых людей оружие действует подобным образом. Я подождал, пока челнок не взлетит, проводил его взглядом и вернулся в офис.
        Там меня поджидала Катарина.

        - Операция «Надежда и молитва» с успехом начата,  - провозгласил я.  - Пайпер и Кимболл уже в пути.

        - Операция «Надежда и молитва»?  - улыбнулась Катарина.
        Прежде чем она ответила, я сообразил, что сморозил глупость.

        - Нет-нет. У тебя, наверное, язык чешется скаламбурить?
        Она сдержанно кивнула.

        - Что, сильно чешется? Катарина продолжала кивать.

        - Но я по-прежнему думаю, что каламбур - это самая примитивная форма юмора. Что, если я выйду и снова войду и мы оба притворимся, что этого разговора не было?
        Она сдержанно склонила голову.

        - Ты помнишь ночь, когда мы повстречались?

        - Отлично помню.  - Я поморщился.  - Каламбур на каламбуре и каламбуром погоняет.

        - О-хо-хо,  - вздохнула она.  - Я - думаю, это было началом восхитительной дружбы, хотя и весьма непродолжительной.
        Мы вкратце отчитались перед Хиро, и Банки связалась со средствами массовой информации, в то время как остальные усиленно напрягали мозги. Напряжения было много, а толку мало. Наконец позвонила Пайпер и сказала, что они с Кимболлом раскопали две пусковые ракетные установки с двадцатью боевыми снарядами, две бортовые системы наведения для реактивных снарядов и пятьдесят противолодочных мин. Они уже начали монтировать одну из установок на грузовой платформе станции. Другую мы приказали им установить в трюме номер один на «Шпигате» посередине корта для игры в ракетбол.
        Клайд и Банки занялись снабженческой деятельностью, а мы с Катариной засели за разработку плана минного поля. Перекусив печеньем с леопардовым молоком - мы предпочитали не проводить экспериментов со здешней пиццей,  - мы снова принялись за работу и спать легли только около полуночи.
        На следующее утро я первым делом развернул газету, чтобы посмотреть, что там сообщают о готовящемся нашествии, а вслед за этим тут же разыскал Банки.

        - Банки! Что такое? В газетах ничего нет про Грызунов!

        - Нет, там кое-что написано, сэр,  - возразила Банки.  - Загляните на третью страницу.

        - Что значит - на третью страницу? Это же восьмистраничная газета.  - Я развернул третью страницу.
        Банки пожала плечиком.

        - Сэр, наши новости конкурируют с выборами и с собакой, которая играет на аккордеоне, нажимая на клавиши лапами. Репортеры, как правило, скептически относятся к новостям, которые правительство сообщает добровольно, поэтому они, видимо, недооценили их значение.
        Я удивленно уставился на нее.

        - Ты хочешь сказать, что для того, чтобы попасть на первую страницу, новости должны быть раздобыты с большими усилиями?

        - Примерно так, сэр. Вы же не изучали социологию?  - Она похлопала ладонью по терминалу. -
        Я подготовила капитану Хиро сообщение для прессы, в котором говорится, что мы держим ситуацию под контролем и беспокоиться абсолютно не о чем. Вот тогда они забегают.
        Первой на службе меня отловила и отвела в сторонку Катарина, чтобы я помог ей найти людей для обслуживания ракетных установок и несения вахты на «Шпигате».
        Я начал считать, сколько человек нам потребуется, и у меня не хватило пальцев. Когда же я пересчитал, сколько человек у нас есть, несколько пальцев остались незагнутыми.

        - Чисто теоретически,  - вопросил я,  - сколько народу нам положено иметь по штату?
        Катарина прищурилась.

        - Как минимум, необходимы две смены. Бим сообщила, что это установки типа «АН-33», а значит, нужны два человека плюс еще один для системы наведения. Это двенадцать человек, плюс два командира, два офицера по поручениям, шесть вахтенных на
«Шпигат» и двое связных сюда в штат. Считай, как минимум двадцать четыре человека.

        - Давай поглядим. Включая Кимболла и Мак-хью - она в запасе,  - у нас есть семеро,
        - подумал я вслух.

        - Двое морских пехотинцев - Син и Труилло - кое-что смыслят в службе на судне. Это девять. Если нам поднапрячься, то понадобится четыре-пять человек для орбитальной станции, еще восемь или девять на корабль, а здесь оставим Банки. Ракетные установки не нужно обслуживать постоянно, а пока не появится Генхис и не начнутся боевые действия, для управления «Шпигатом» хватит и одного человека.

        - В конце концов, все очень быстро закончится - тем или иным образом.

        - Надо еще попытаться уговорить Спунер и Дайкстру. Я возьму это на себя - тебе этого делать не стоит. Возможно, на планете найдутся резервисты космофлота - пусть Банки просмотрит списки. Как только вернется Клайд, я пошлю его собрать всех подходящих. Возможно, кто-нибудь из них владеет чем-нибудь похожим на необходимые нам умения.
        Я кивнул.

        - А как насчет обучения?
        Она бросила на меня усталый удрученный взгляд.

        - Надо связаться с Бим. Она лучше меня разбирается в установках типа «АН-33».
        Банки, разумеется, тут же связалась с ней.
        На экране появилась Пайпер с пятнами машинного масла на обеих щеках. Она вынула из кармана тряпку и, вытирая лицо, выслушала Катарину. Немного подумав, она ответила:

        - Обычно курс обучения работе с этими установками длится около пяти месяцев. К тому времени, когда мы закончим монтаж, у нас останется дней пять. Если ничего не случится. Разумеется, всегда что-нибудь случается.

        - Придется подсократить курс. И заниматься по выходным.  - На губах Катарины появилось подобие улыбки.

        - Инструкции по эксплуатации написаны на языке Грызунов, но у нас все равно не будет времени их прочесть,  - согласилась Бим.

        - Тебе еще нужны люди?

        - Пока нет,  - вполне резонно отказалась Пайпер.  - Здесь места даже для котенка не хватит. А завтра мы с Роджером должны взяться за корабль. Тогда пришли Клайда и, может, еще пару человек.

        - Они у тебя будут.  - Катарина, подумав, продолжила: - Самое позднее послезавтра надо будет начать минирование.

        - Тут есть одна небольшая проблемка.  - Пайпер усмехнулась.  - На корабле Кена нет опознавательной системы, по которой мины отличают своих от противника - эту посудину никак не назовешь последним словом техники. Я бы не советовала приближаться к минам после того, как мы их заложим. Мы еще об этом поговорим.  - Она выключила экран.

        - То есть это значит, что у нас такие же шансы подорваться на собственной мине, как и у противника?  - спросил я у Катарины.
        Катарина поморщила нос.

        - Не совсем. У них больше кораблей, чем у нас. Хиро снова созвал военный совет, и Катарина проинформировала его о положении вещей. Хиро погладил себя по подбородку.

        - Для нас вопрос чести - защитить эту планету и поддержать репутацию военно-космического флота,  - без малейшей нотки сомнения в голосе провозгласил он. А потом несколько недовольно поинтересовался: - Нам и в самом деле необходимо призывать резервистов?

        - Так точно, сэр,  - рявкнула Катарина.  - Если мы не найдем резервистов, хоть немного умеющих обращаться с орудием, наши шансы равны нулю.
        Она благоразумно умолчала о том, какие у нас шансы в случае, если мы найдем этих резервистов.

        - Ну, как говорил Наполеон: «Боевой дух составляет четыре пятых успеха». Так что перевес на нашей стороне.  - Хиро пытался убедить самого себя, что можно победить крейсер класса «Феникс» и два вооруженных торговых судна одним боевым духом. Помолчав, он задумчиво добавил: - Досадно, что Наполеон не был флотоводцем.
        Бобр, вздрогнув, проснулся.

        - Здесь говорят о моем полубрате Наполеоне? Хиро повернулся к нему:

        - Доктор Бобр, Генхис проходил курс военной подготовки?

        - О Господи! Вряд ли я могу вам что-нибудь сказать по этому поводу. Мы с ним никогда близко не общались - у нас были разные матери и все такое. По-моему, он обучался заочно в одном из ваших колледжей для командного состава, но в нашей семье никогда не обсуждалось, у кого какое образование,  - признался Бобр.
        Клайд мрачно произнес:

        - Капитан, мне даже предполагать это отвратительно, но не стоит ли нам рассмотреть возможность капитуляции?
        До Хиро не сразу дошло, что он имеет в виду.

        - Само собой, Видерспун, если Генхис попросит пощады, мы, естественно, заключим мир.

        - Сэр, я, скорее, думал о возможности нашей сдачи Генхису, если нам удастся договориться о хороших условиях - скажем, в обмен на обещание пощадить экипаж
«Шпигата». Разумеется, исключительно с целью избавить гражданское население от трудностей и лишений, связанных с войной.

        - Доктор Бобр?  - спросила Катарина, пока Хиро переваривал эту ересь.

        - Хотел бы я, чтобы здесь был Чивс,  - вздохнул Бобр.  - В детстве Генхис всегда был отвратительно жесток, и боюсь, что вряд ли он согласится принять любые условия капитуляции. Я уверен, что ему не терпится повоевать, и он будет очень разочарован. Едва ли он отправится домой, не высадив, по крайней мере, наземные войска и не завоевав планету. По-моему, было бы слишком смело ожидать чего-нибудь хорошего от человека с таким скрипучим именем - Генхис.

        - В таком случае у флота нет никакой возможности капитулировать,  - твердо заключил Хиро. -
        Интересно, сможет ли капитан-лейтенант Штемм поведать нам что-нибудь о тактике, которую применит Генхис. Его кто-нибудь видел после прибытия?

        - Капитан-лейтенанта Штемма очень сильно протрясло на борту почтового корабля, и он все еще не может оправиться,  - быстро вставила Катарина.

        - Линдквист, какой вы с мичманом выработали план обороны?

        - Грызуны в первую очередь попытаются захватить «Туфлю Рустама» и город Шенектади. Если мы выведем «Шпигат» на орбиту над городом, орбитальная станция сможет прикрыть его огнем. Мы ожидаем, что Генхис нападет из-за Солнца. Солнечный ветер снизит чувствительность наших датчиков и обеспечит ему дополнительное преимущество
        - это хрестоматийно. Я предлагаю заложить мины вдоль этой оси стандартным тройным клином,  - доложила ему Катарина.

        - А вы не думаете, что Генхис предпримет отвлекающий маневр и высадит десант где-нибудь в другом месте?  - спросил Хиро, надув щеки.

        - Сэр, девяносто восемь процентов поверхности суши на этой планете необитаемы. Во время нашего обсуждения мичман Маккей заметил по этому поводу, что, если они высадятся на незаселенной территории, их там не скоро заметят.
        Вновь заговорил Клайд:

        - Э… мэм, а что, если они решат выйти на нас не из-за Солнца? Если этот Генхис когда-то заочно обучался командованию, он должен сообразить, что мы выставим защиту против хрестоматийного варианта.

        - Клайд, у нас слишком мало мин. Если Генхис не использует хрестоматийный подход, все, что мы можем сделать, это поставить ему неудовлетворительную отметку и заставить пересдать экзамен.

        - Будем надеяться, что глупость - их фамильная черта,  - угрюмо проворчал Клайд.
        Больше никто ничего не добавил.

        - Что ж, черт возьми! Нам придется с этим справиться!  - Хиро ударил кулаком по столу с энтузиазмом, которого никто из нас не испытывал.

        - Как говорит Баки: «Ночь всегда темна перед рассветом, который часто приносит луч надежды»,  - бодро процитировал Бобр. Когда мы начали расходиться, он признался: на самом деле Баки этого не говорил, но сейчас это прозвучало очень кстати.
        Хиро взял меня за локоть:

        - Мичман, я хочу, чтобы ты понял.  - Он замолчал, подыскивая слова.  - Я на космофлоте уже двадцать один год. Я знал, что это будет мое последнее место службы. Но когда…
        Он оборвал фразу на полуслове, неловко хлопнул меня по руке и вышел. Я видел людей, которые отошли от дел задолго до того, как официально вышли в отставку, и - принимая во внимание ситуацию - был рад, что Хиро не пошел по этому пути.
        Клайд и Банки разыскали четырех резервистов, и мы с Катариной сели с ними побеседовать.
        Первой шла Макхью. Банки провела ее в комнату и посадила за стол напротив нас.
        Макхью беззаботно защебетала:

        - А, привет, Кен. Привет, лейтенант Линдквист. Это по поводу вашего расследования? Дама, которая позвонила мне, ничего не объяснила.

        - Как я понимаю, ты больше не работаешь на Гарри?  - спросил я, уклоняясь от ответа.

        - Гарри - скотина! Терпеть его не могу.  - Макхью прищурила глаза.  - Что тут у вас происходит?

        - На нас собираются напасть Грызуны,  - сочувственно сообщила Катарина.  - Мы должны призвать тебя на действительную службу.
        Я в первый раз увидел, чтобы Аннали потеряла самообладание.

        - Ах, черт… - едва слышно прошептала она.

        - Ты нужна нам, Аннали,  - сказал я.

        - Мы в первую очередь ищем людей, умеющих обращаться с ракетной пусковой установкой «АН-33» и с радиолокационной системой обнаружения и наведения типа
«Гремлин»,  - объяснила Катарина, похлопывая по личному делу Макхью, в котором было сказано, что она знакома и с тем и с другим.

        - Я немного работала с «Гремлинами»,  - неуверенно произнесла Макхью.  - Я думала, что «АН-33» безнадежно устарели.  - Она нахмурила брови.  - Где вы раздобыли такое барахло?
        Мы с Катариной обменялись взглядами.

        - Перехватили пару штук у Грызунов. Одну мы устанавливаем на орбитальную станцию, а другую - на «Шпигат». Еще у нас есть мины,  - доверительно поделился я.

        - А что есть у Грызунов?  - допытывалась Макхью, начинавшая уже ерзать на стуле.
        Катарина пожала плечами:

        - Крейсер класса «Феникс» и пара вооруженных торговых кораблей.

        - Черт, черт, черт! Это несправедливо. Это просто несправедливо!  - Макхью всхлипнула.  - Это несправедливо!  - Она положила перед собой руки и забилась головой об стол.
        В комнату проскользнула Банки и заботливо помогла Макхью подняться.

        - Пошли, нам нужно тебя переоформить,  - говорила она, уводя не слишком сопротивлявшуюся Макхью.

        - Ну что ж, это было просто. Надеюсь, что и с остальными все пройдет так же хорошо,  - бросил я Катарине.

        - День еще только начался,  - уверенно ответила она.
        Следующим резервистом был некто по имени Хал-си. Он переступил через порог, облаченный в парадное обмундирование. Когда Банки провела его к нам, я слегка опешил:

        - Гарри, а ты что здесь делаешь?

        - Старшина Гарольд У. Халси в ваше распоряжение прибыл.  - Гарри остановился перед нами и по всей форме отдал честь.  - Я горжусь тем, что могу с оружием в руках встать на защиту моей планеты.
        Катарина наклонилась и прошептала мне на ухо:

        - Сними пиджак и закатай рукава: сейчас придется попотеть.  - Я закашлялся - слюна не в то горло попала. Катарина заботливо похлопала меня по спине.  - Присаживайтесь, Гарри. У меня почему-то сложилось впечатление, что вы уже не в запасе.

        - Благодарю вас, мэм.  - Гарри послушно опустился на маленький стул, который слегка зашатался.  - Так точно, мэм. Я останусь моряком до конца своих дней,  - произнес он с абсолютно бесстрастным выражением лица.

        - Нам нужны люди, знакомые с ракетной установкой «АН-33» и системой «Гремлин»,  - сообщил я, забирая у Катарины папку с его личным делом.

        - Сэр, я на «АН-33» собаку съел.
        В упор глядя на бармена через стол, я помахал в воздухе его служебной картой.

        - Ну, может, не совсем собаку съел, но по крайней мере видел… Правда, Кен, я могу быть полезен,  - беспомощно проговорил Гарри. Ссутулившись, он теребил в руках фуражку.  - Ты и представить себе не можешь, что это для меня значит.
        Я взглянул на Катарину и пожал плечами.

        - Гарри, Банки рассказала тебе, каков расклад сил?
        Он кивнул.

        - Спасибо, Гарри,  - попрощалась с ним Катарина.  - Подожди, пожалуйста, за дверью. Мы сообщим тебе о своем решении.
        Когда Банки вывела бармена, я повернулся к Катарине:

        - Катарина - то есть лейтенант,  - что вы думаете?

        - Я думаю, что Гарри - истинный патриот и он костьми ляжет за военный космофлот. По-моему, ему скучновато все время торчать за стойкой.  - Она похлопала по папке, которую я держал в руках.  - Согласно документам, он кое-что смыслит в артиллерии.
        Я пролистал его дело.

        - Он только год был на действительной службе. Его вышвырнули оттуда за оскорбительное поведение, но документы об обстоятельствах его увольнения куда-то затерялись. Как ему удалось попасть в запас?

        - Он, вероятно, забыл кое о чем упомянуть,  - фыркнула Катарина.  - Ты видел его последний тест на профпригодность?

        - А что там плохого?

        - Он получил высшую оценку за энтузиазм и за счет этого кое-как выкарабкался. Здесь написано только лишь: "Этот матрос всю свою жизнь будет толкать двери, на которых написано «на себя».

        - Мы можем позволить себе не взять его?  - спросил я.

        - Нет,  - коротко ответила она, захлопывая папку.
        Через минуту я испытал еще большее потрясение, когда о своем появлении отрапортовал матрос Дислер.

        - Динки, мне следовало догадаться. Что ты здесь делаешь?
        Динки был почти так же удивлен, увидев меня в форме.

        - Сэр, около полутора лет назад Гарри уговорил меня записаться в резервисты. Он все очень здорово расписал.

        - Динки, я думала, что ты женат и у тебя дети,  - начала разговор Катарина, сразу переходя к сути дела.

        - Да, мэм, я женат, и у меня две дочурки.  - Глаза Динки засветились от гордости.

        - Динки, по-моему, мы не должны брать тебя, если у тебя семья. Я знаю, что ты хочешь исполнить свой долг и хочешь быть вместе с Гарри, но то, во что мы собираемся ввязаться, больше похоже на коллективное самоубийство,  - терпеливо объяснила ему Катарина.
        Динки, смутившись, замялся.

        - Но, мэм, вы не можете так поступить. Э-э… Кен, сэр. Можно поговорить с вами наедине, с глазу на глаз?
        Катарина оказалась сговорчивой.

        - Я выйду на минутку. Мичман Маккей, продолжайте без меня.
        Как только дверь за ней закрылась, я заговорил:

        - Ну что у тебя там, Динки? Выкладывай.

        - Значит, сэр… - Динки замешкался.  - Вы знакомы с моей женой?

        - Нет,  - удивленно признался я.

        - Сэр, она жутко похожа на Гарри. Ваш Гарри уйдет на войну, а бар закроется, она заставит меня по вечерам торчать дома. Э-э… при данных обстоятельствах, сэр, я предпочел бы отправиться на защиту планеты. Да, я никогда не служил в действующей армии. Но Гарри научил меня стрелять, мы с ним сработаемся. Я вас не подведу, сэр.

        - Ну…
        Динки поглядел мне прямо в глаза.

        - Я понимаю, что у нас мало шансов остановить Грызунов, но, сэр, поймите, что смерти я не страшусь.

        - Благодарю вас, матрос Дислер. Через несколько минут мы вас вызовем.
        Динки, отсалютовав, вышел, зато вернулась Катарина.

        - Мы должны его взять,  - заявил я.

        - Что он такое сделал - спел «Гимн моряков»?

        - Нет, но нам повезло, что Иностранный легион не вербует солдат на этой планете. Если мы его не возьмем, то я, честно признаться, плохо буду спать.
        Последний резервист, главстаршина в отставке Чандразехар, всю свою службу провел в кубрике. Мы сделали его главным интендантом и поставили складывать сухие пайки.
        Катарина позвонила Розали Дайкстре и Вайме Джин. Вайма Джин вызвалась нам помогать даже после того, как Катарина объяснила, каково соотношение сил. Я спросил ее насчет Розали. Катарина усмехнулась:

        - Розали - пацифистка.

        - Погоди-ка. Ты, наверное, не ту дискету вставила,  - растерялся я.  - Розали больше всего на свете нравится стрелять и драться.

        - Ах, Кен, Дайкстра - умница. Как и большинство пацифистов, которых я встречала. Она не признает никакого насилия, за исключением тех случаев, когда оно абсолютно необходимо. Просто у Розали чуть более размытые, чем у большинства пацифистов, понятия о том, когда насилие абсолютно необходимо.

        - Ладно, оставим Дайкстру в покое. Как мы разделим бойцов?

        - Разумнее всего будет отправить лучших ракетчиков на орбитальную станцию, а
«Шпигат» использовать как козла на привязи, чтобы заманить Грызунов. Я хотела бы послать на платформу Сина и Труилло вместе с Бим и Кимболлом.

        - Линдквист, учитель, вы хотите сказать, что поставите женщину командовать космофлотцами? Они же все просто попадают. Я, собственно, удивлен, почему никому не пришло в голову поручить это мне.
        Космофлот гордится своей традицией абсолютного мужского превосходства, уходящего корнями в глубь веков.
        Катарина деликатно кашлянула.

        - Мне это, собственно, приходило в голову, и я спросила у Сина и Труилло, под чьим началом они предпочли бы служить. Син, переминаясь с ноги на ногу, ответил:
«Извините, мэм, но пускай уж лучше это будет настоящий офицер, даже если он и женщина».
        Я задумался.

        - Я потрясен. Потрясен до глубины души. Я даже пытаюсь сообразить, нет ли у меня амнезии, поскольку не могу припомнить, чтобы где-нибудь когда-нибудь совершил тот ужасный грех, за который Бог решил меня так наказать.

        - Поверь мне, у Бога тоже есть чувство юмора.

        - Не хочу быть занудой, но Гарри с Макхью ладят как кошка с собакой, а Клайд и Вайма Джин - и того хуже.

        - Кен, у этих больших детей почти не будет времени думать о своих личных проблемах, а если установка на орбитальной станции не выпустит первый залп до того, как Генхис ее заметит, то им будет и вовсе не до этого.

        - Понятно. А что с капитан-лейтенантом Штеммом?

        - После просмотра недельной порции вестернов Быстрого Эдди у капитан-лейтенанта Штемма случилось обезвоживание и потеря ориентации. По прибытии он лег в больницу. У меня там есть приятель, так он говорит, что Штемм находится в глубоком трансе.

        - Не слишком высокого ты о нем мнения.

        - О Бобби Штемме?  - Ноздри Катарины слегка раздулись.  - Нет. Уж лучше никого, чем такой, как он.
        У меня мелькнула мысль, что это относится к половине жителей планеты.



        И СКАЗАЛ ОН: В ПОТЕ ЛИЦА СВОЕГО ВСЕ ШЕСТЬ ДНЕЙ ТЫ БУДЕШЬ ТРУДИТЬСЯ, НА СЕДЬМОЙ ЖЕ
        - БУДЕШЬ ТРУДИТЬСЯ ОПЯТЬ ДА ЕЩЕ И С МОТОРОМ ВОЗИТЬСЯ

        Все завертелось в воскресенье. Пока мы готовились к отправке людей на орбиту, газеты отреагировали на события, в точности как и предсказывала Банки. Обнаружив, что мы призвали резервистов и готовим «Шпигат» к полету, они, естественно, не поверили нашим застенчивым уверениям в том, что ничего особенного не происходит. В газетах крупными буквами пестрели заголовки: «Война!» Баки только подлил масла в огонь, закрыв посольство и отказавшись сделать официальное заявление.
        Никто из кандидатов на выборы по этому поводу не выступил. Очевидно, они вовсю занимались предварительными опросами общественного мнения.
        После того как мы с Катариной вернулись из церкви с мессы, Банки сообщила нам, что поступил срочный групповой вызов из торговой палаты Шенектади. Через минуту появился капитан Хиро.

        - Черт возьми,  - выругался он.  - Нам обязательно нужно с ними говорить, Линдквист?
        Катарина кивнула.

        - Черт возьми.  - Хиро глубоко вздохнул.  - Соединяй, Банки.
        На большом экране появилось около десятка людей, сгрудившихся так, чтобы нам было видно их всех. Все в почти одинаковых костюмах, и все улыбались. Среди них были две женщины.
        Стоявший посередине мужчина с челкой поприветствовал нас:

        - Здравствуйте, меня зовут Бадди - Бадди Шишекли. Вы же знаете - сеть магазинов
«Бадди».
        Хиро вежливо кивнул.

        - Мы тут собрались, чтобы обсудить обстановку и очень рады, что смогли связаться с вами, чтобы поговорить о некоторых наших общих интересах Распространились слухи, что Грызуны готовятся предпринять попытку вторжения, и мы боимся, что это может крайне неблагоприятно отразиться на экономическом климате планеты.
        Капитан Хиро что-то пробурчал в ответ.

        - Капитан, должен сообщить вам, что угроза этого вторжения, для которого Грызуны активизировали все свои источники финансирования, возникла в самый неподходящий для этого с точки зрения рынка момент. Я не знаю, следите ли вы за экономической ситуацией, но в последнее время положение банков несколько ослабло.
        Хиро тупо уставился на него:

        - Простите, что вы сказали? Шишекли сделал глубокий вдох.

        - Капитан, с вами трудно торговаться, так что я все выложу напрямик. Я лично хочу вас заверить, что оба наши банка крепко стоят на ногах и являются столпами планетарной экономики. Но эта угроза вторжения, в дополнение к неустоявшемуся рынку недвижимости и очевидному спаду в розничной торговле, может оказать на них самое серьезное воздействие.

        - Спасибо. Извините, одну минуточку,  - быстро проговорил Хиро и выключил экран.  - Что он сказал?
        Я прокашлялся.

        - Сэр, он сказал, что в здешних банках полным-полно ничем не обеспеченных займов, выданных друзьям и знакомым, и что война заставит их ни-
        чего не подозревающих вкладчиков забрать свои деньги и спрятать их в чулки, в результате чего все эти негарантированные кредиты вылезут на свет Божий. После чего оба банка лопнут, а все, кто в этом замешан, сядут в тюрьму. Хиро удовлетворенно кивнул.

        - Спасибо, мичман.  - Он снова включил экран.  - Извините. Продолжайте, пожалуйста.
        Следующим на очереди был здоровяк с напомаженными усами по имени Махмуд, представившийся менеджером местного «Джей-Маркета».

        - Капитан, у нас возник небольшой финансовый дисбаланс. Я слышал, что про нас говорят, будто компания слишком быстро разрастается…

«Джей-Маркет» - это опутавшая весь Шенекта-ди сеть магазинов. Есть даже шутка, будто, когда Бог захочет призвать весь бедный люд на небеса, он первым делом пошлет их в «Джей-Маркет».
        Когда Махмуд сделал паузу, чтобы передохнуть, Хиро вежливо извинился и разъединил нас.

        - Мичман, он что-нибудь сказал?
        Я перестал чистить ногти и поднял на него глаза:

        - Пока нет.

        - Я так и думал.  - Хиро снова включил связь.  - Еще что-нибудь, мистер Шишекли?

        - Разумеется, капитан,  - вкрадчиво произнес Шишекли.  - Мы также все считаем, что следует обратить ваше внимание на крайне отрицательную ситуацию с утечкой наличных средств за границу. Мы пока не говорим, в каких цифрах измеряется рецессия…

        - Спад производства,  - перевел я. -…но долгосрочные перспективы совместной деятельности крайне неблагоприятны. Наступающие события могут оказать воздействие на некоторые крупные торгово-промышленные объединения. Нам представляется, что, возможно, было бы ошибкой пытаться поставить заслон готовящемуся вторжению Грызунов. Могут подскочить темпы инфляции, многие отрасли, зависящие от сезонного производства, пошатнутся, если произойдет снижение доверия со стороны потребителя, поэтому многие из нас полагают, что созданная Грызунами дополнительная покупательная способность могла бы возродить экономику и поднять показатели,  - вы же понимаете, о чем я?
        В разговор вмешалась женщина с продолговатым скуластым лицом, покрытом тремя слоями косметики, и заговорила громким, раскатистым голосом:

        - Мы, торговая фирма «Мэри Кейа», полностью с этим согласны. Нам выпал редкий случай использовать возможность настоящего взрывного роста. Мы тут кое-что подсчитали и полагаем, что у нас отлично сработает нахлынувшая волна покупательского спроса Грызунов в туристическом бизнесе. С вашей стороны нам требуется лишь намек на согласие, тогда мы сразу же возьмемся за разработку краткосрочных проектов.
        Заметив, очевидно, что Хиро хочет прервать связь, вперед выскочил Шишекли:

        - Капитан, я вижу, что вы - человек серьезный и основательный. Если перейти к сути дела, все мы здесь понимаем, как нам необходима ваша помощь, чтобы прекратить вызванное обстоятельствами снижение денежных поступлений. Можем мы на вас рассчитывать? Вот что мы хотели бы знать.

        - Спасибо. Одну минутку, пожалуйста.  - Хиро выключил экран.
        Катарина поглядела на меня, и я пожал плечами.

        - Они просят нас не сопротивляться. Рождественская распродажа проходит вяло, владельцы магазинов начинают беспокоиться, и они думают, что если город завоюют несколько сотен Грызунов, которые скупят все сувениры на корню, то экономика переживет необычайный подъем.
        Переварив все это, Хиро с надеждой поинтересовался:

        - Значит ли это, что я могу всех их расстрелять за измену?

        - Измена подразумевает действия, которые можно подтвердить свидетельскими показаниями, и к тому же необходим суд,  - тактично напомнила ему Катарина.

        - Хм-м.  - Хиро поразмыслил.  - А может, послать их куда подальше?

        - Почему бы вам не сказать им, что мысль достаточно интересная, но вам нужно рассчитать с бухгалтерией кое-какие долгосрочные проекты и вывесить эту мысль на всеобщее обозрение, дабы посмотреть, как отреагирует население,  - предложила Катарина.

        - Это звучит почти по-военному,  - рассудил Хиро.
        Он включил экран.

        - Ну вот что - ваша мысль мне кажется достаточно интересной, но мне нужно рассчитать с бухгалтерией кое-какие долгосрочные проекты и вывесить эту мысль на всеобщее обозрение, дабы посмотреть, как отреагирует население.

        - Капитан, по-моему, состоялся по-настоящему продуктивный обмен мнениями. Мы с нетерпением будем ждать вашего ответа,  - с явным облегчением откланялся предприниматель.

        - Благодарю вас. Приятно было с вами побеседовать,  - ответил Хиро, отключая телефон.  - На самом деле я так хотел послать их подальше,  - задумчиво произнес он.

        - Сэр, именно это вы и сделали, но они догадаются об этом не раньше чем через несколько дней,  - указала ему Катарина.  - К счастью, в городе найдется парочка двухэтажных зданий, с которых они запросто могут спрыгнуть.

        - Приятно знать, что местные жители оценили, что мы для них делаем,  - заметил я.
        Мы поручили Спунер состыковать «Шпигат» с орбитальной станцией, чтобы Пайпер и Кимболл смогли приступить к оборудованию корабля, а Банки разыскала старую тренажерную программу для пусковой ракетной установки «АН-33» и приступила к обучению обеих наших групп ракетчиков, состоявших из Сина с Труилло и Гарри с Динки. Пока они возились с рычагами управления, остальные спешно собирали все необходимое, чтобы сделать станцию пригодной для жилья, включая переносной туалет.
        К вечеру мы подготовили еще один челночный рейс и послали наверх Хиро, Катарину, Макхью, Клайда, Гарри и Динки.
        Катарина поручила мне остаться и присмотреть за делами. Вероятно, она тем самым просто в вежливой форме объявила, что пока они обойдутся и без меня.
        Те, кто остались, приготовили обед на понедельник - блюдо из баклажанов под соусом карри, изобретенное Чандразехаром,  - и я уже подыскивал укромный уголок, чтобы вздремнуть, когда Банки подозвала меня к окну.
        Я подошел к ней и вытер оставленные бригадой уборщиков грязные разводы.

        - А это что такое?  - хмыкнул я, ни к кому конкретно не обращаясь.
        По улице маршировал отряд Службы Гражданской Обороны - все одиннадцать человек,  - неся в руках плакаты, провозглашающие забастовку. Остановившись в двух метрах от окна, они выстроились в пикет. Двое из них запели «Красный флаг»:
        Мы знамя красное несем, С ним будем жить или умрем. Пусть трус дрожит и злобен враг - Мы держим гордо красный флаг.
        На плакатах было написано «Повысить пособия» и «Грызуны - наши союзники против эксплуатации рабочего класса милитаристами». Прохожие не обращали на них ровным счетом никакого внимания.
        На шум из кухни выглянул Чандразехар, улыбнулся какой-то загадочной улыбкой и вернулся обратно мешать свой рис. Из офиса Катарины выбрались Труилло и Син и встали у окна рядом со мной и Банки.

        - Можно было бы вызвать полицию и арестовать их за нарушение общественного порядка,  - предложила Банки.

        - Они получат наказание в виде штрафа в двадцать четыре доллара и вдобавок - бесплатную рекламу,  - покачал я головой.  - Какие еще будут предложения?
        Задав этот вопрос, я совершил явную ошибку.
        Син тоскливо прижал лицо к стеклу. Син был корейцем, да и прозвище у него было для моряка самое подходящее - Греховодник. Труилло - из них двоих он был больше похож на обезьяну - дернул себя за ус.

        - Прошу прощения у господина мичмана, сэр, но у нас с Сином были в Обороне хорошие друзья, пока профсоюзники не загребли все в свои руки. Сэр, можно мы… э-э…
        Син начал подергиваться. Труилло сгреб правой рукой Сина за пояс, чтобы удержать его, а другой тихонько дернул меня за рукав.
        Я уже открыл рот, чтобы ответить, но тут внизу, немилосердно фальшивя, затянули
«Джо Хилла».

        - Тут надо хорошенько подумать,  - дипломатично произнес я, поглаживая подбородок.
        - Банки, у тебя ведь есть доступ к их личным делам? Что, если мы призовем их на службу в действующую федеральную армию?
        Банки аж передернуло от одной этой мысли, но она послушно козырнула:

        - Слушаюсь, сэр.

        - И если предположить такое, что произойдет потом?
        Банки окинула меня взглядом, в котором сквозило некоторое уважение, и побарабанила пальцами по терминалу.

        - Четверо из них будут признаны негодными по медицинским показаниям, а семь человек - по другим причинам.

        - А сколько времени понадобится, чтобы разобраться со всем этим?  - невинным тоном поинтересовался я.
        Труилло и Син уставились на меня.

        - Если они попросят созвать комиссию, пятнадцать дней,  - доложила Банки.  - Десять секунд, если они откажутся от комиссии.

        - Банки, распечатай, пожалуйста, формы об отказе.  - Я покосился на своих матросов и глянул на часы.  - Господа, попросите этих людей подписать документы. Поскольку нас всех на следующей неделе, возможно, уничтожат, даю вам на это пять минут.
        Я устроился поудобнее и стал наблюдать. И заметил, что пикетчики сразу же окружили Сина и Труилло. Вернулись мои подчиненные с целой пачкой документов об отказе от службы, несколько из которых были подписаны людьми, никогда и не состоявшими в Силах Гражданской Обороны, и аж два бланка были подписаны моим другом Баббой, который, очевидно, не мог очень быстро бегать. Когда к нашему офису прибыла Лидия Дэр с полицией, на Мире Шайлера больше не существовало Службы Гражданской Обороны. Я вручил сержанту, командовавшему полицейскими, подозрительного вида бутылку из запасов Хиро, Чандразехар подарил Лидии несколько редисок, вырезанных цветочками, и комментариев не потребовалось.
        Полиция даже помогла вывести Лидию, пожелавшую засыпать нас проклятиями. Когда они уехали, Банки, обратившись ко мне, сказала:

        - Сэр, думаю, даже лейтенант Линдквист не смогла бы лучше с этим справиться.
        Вплоть до прибытия следующих посетителей мое лицо озаряла гордая улыбка.
        На этот раз дверь распахнула крепкая дородная женщина, которая вошла, ведя за руку двух маленьких девочек. Она небрежно оттолкнула в сторону вставшего у нее на пути Труилло и угрожающе прорычала:

        - Ну ладно, где он? Где прячется мой муж?
        Усы у нее были еще гуще, чем у Труилло, и она действительно чем-то напоминала Гарри.

        - Вы, должно быть, жена Динки. Мы только что отослали его на орбитальную станцию,
        - пробормотал я, а Банки тем временем, прижавшись к стенке, незаметно, бочком, выбралась из комнаты.

        - Дурак!  - Жена Динки, прищурив глаза, бросила на меня презрительный взгляд.  - Что ему там делать? А вот если он здесь, я его найду. Пригляди за моими девочками!  - Она решительно направилась в пустой кабинет Хиро.
        Две ее дочери не улыбаясь глядели на меня.

        - М-м… привет,  - неловко поздоровался я. Старшая из двух взмахнула на меня ресницами:

        - Вы, наверное, мичман Кен?

        - Верно,  - подтвердил я.
        Та, что помладше, быстро заморгала.

        - Мамочка сказала, что папочка ушел от нас.  - Было хорошо слышно, как мамочка крушит мебель в кабинете Хиро.  - Мамочка говорит, что он бросил семью и убежал на флот и больше никогда не вернется.
        Старшая подняла на меня глаза:

        - Можно нам тоже убежать на флот?
        Я проверил, не слышит ли нас мамочка.

        - Позвони, когда тебе исполнится семнадцать лет,  - и, если твой отец подпишет документы, считай, что ты зачислена.
        Младшая кивнула своей сестричке:

        - Вот видишь? Папа же говорил, что он - умница.
        Появилась мамочка, красная и растрепанная.

        - Его здесь нет!  - угрожающе сообщила она.

        - Он на орбите,  - очень отчетливо повторил я.
        Она погрозила мне пальцем:

        - Передайте моему мужу, что ему не поздоровится, когда я его разыщу! Пошли, дети!
        Я закрыл за ней дверь.

        - Уф-ф!
        Из разных щелей повыползли немного бледные Банки, Син, Труилло и Чандразехар. Банки всхлипнула и вытерла нос.

        - Сэр,  - начала она,  - я только хочу, чтобы вы знали, какие прекрасные слова вы сказали этим детям. По-моему, вы гораздо лучше, чем о вас говорят.

        - Спасибо, Банки,  - поблагодарил ее я.  - Я искренне тронут.
        Воспользовавшись возникшим молчанием, Чандразехар дал звонок к обеду и роздал нам тарелки, на которых лежало нечто, похожее на пиццу. Син и Труилло с аппетитом набросились на еду. Банки поморщила носик.
        Я отломил кусочек от своей порции.

        - Что это - кальцоне? А где тогда пепперони?  - допросил я Чандразехара.
        Чандразехар был низкого роста и темноволосый, с круглым и поразительно моложавым лицом. Его вытащили с заслуженного отдыха, и он, очевидно, воспринимал свое возвращение в строй вполне философски. Склонив голову набок, он сурово поглядел на меня.

        - Это райта, сэр. В ней начинка из дхала, сладкого картофеля и других полезных для здоровья растений. Дхал - это очень вкусное гороховое пюре.

        - Чандразехар работает шеф-поваром в вегетарианском ресторане, который сам и содержит,  - объяснила Банки.

        - Еще у меня для вас есть очень полезный салат,  - объявил Чандразехар.

        - А ты не подумывал о том, чтобы закупить кусочек мяса?  - очень осторожно спросил я.

        - Хотя мясоедение и идет вразрез с моими моральными принципами, у меня и в мыслях нет навязывать эти принципы другим,  - отозвался Чандразехар. И добавил: - Однако мясо достать необычайно сложно. Мясо должно быть очень свежим и очень хорошо приготовленным, иначе есть его невозможно.
        Для самых туго соображающих Банки пояснила:

        - За каждый день отсутствия шеф-повара Чандразехара его ресторан терпит огромные убытки.

        - Я думал как раз сегодня пообедать в ресторане,  - поспешно сказал я.

        - Сэр, этими ресторанами управляют мои друзья. Я бы не хотел, чтобы они по ошибке накормили вас чем-нибудь неподходящим. Лейтенант Линдквист просила меня очень внимательно следить за вашим здоровьем,  - возразил Чандразехар.  - Вам и вправду лучше никуда не ходить.

        - Ты хочешь сказать, что, пока не снимешь эту форму, мне придется питаться как кролику?  - поинтересовался я.
        Банки уставилась в потолок.

        - Сэр, шеф-повар терпит огромные убытки.

        - Так будет лучше для вас, не сомневайтесь,  - заверил меня Чандразехар, исчезая на кухне, чтобы принести Труилло второе.
        Я оставил недоеденную половину райты, объявил всем двухчасовой перерыв и решил немного прогуляться.

        - Вам лучше далеко не отходить, сэр. Мало ли какие психи могут слоняться поблизости,  - предупредила меня Банки.
        Я воздержался от замечания о том, что большинство из них к нам уже заглядывали, и вышел за дверь. Повинуясь какому-то импульсу, я направился в церковь Катарины.
        В совершенно пустом зале я присел на скамью. Пока я молча созерцал алтарь, из боковой двери вышел приземистый мужчина:

        - Здравствуйте. Отец Якуб. Чем могу помочь? Отец Якуб мог с успехом сойти за молодого Деда
        Мороза. У него были темно-голубые глаза под густыми бровями и черная окладистая борода.

        - Меня зовут Кен Маккей,  - ответил я, немного смутившись.  - Я друг Катарины Линдквист. Я иногда захожу к вам на службу. На прошлой неделе, помнится, мессу проводила какая-то женщина.

        - Дьякон Мэри Робб. Мэри произносит зажигательные проповеди, не так ли?  - Отец Якуб улыбнулся, обнажив ряд ровных белых зубов.  - Вы друг Катарины? Пойдемте… Катарина говорила, что вы, возможно, зайдете,  - сообщил отец Якуб, когда мы вошли в ризницу.

        - Должно быть, она знает меня лучше, чем я сам,  - хмыкнул я. Если это действительно так, то я пропал.
        Отец Якуб поставил кипятиться воду для кофе.

        - Не желаете поделиться, почему вы пришли сюда?

        - Ну, раз уж вы об этом заговорили, Грызуны, возможно, убьют меня на следующей неделе, если кто-нибудь другой не сделает этого раньше, так что я на всякий случай хотел бы уладить дела с Богом.

        - Мы называем это покаянием.

        - Не важно. Я должен исповедаться в грехах.

        - Только если вы этого хотите. Присаживайтесь поближе.

        - А разве мне не нужно вставать на колени в такой нише, где курят благовония? Знаете, как в кино? «Благословите меня, отец мой, ибо я согрешил?»
        Отец Якуб усмехнулся и протянул мне чашку кофе.

        - Это отошло в прошлое вместе с туфлями на высоком каблуке. Вы присядьте, я угощу вас чашечкой кофе, и мы побеседуем. Сахар? Сливки?

        - Черный кофе, пожалуйста. У меня, должно быть, скоро откроется язва - от сливок желудок расстраивается. Отец, а ничего, что я не католик?

        - Ничего страшного.  - Отец Якуб вытянул указательный палец к потолку.  - Он или Она там на небесах не возражает, а мне все равно платят одинаково. Кроме того, наша сестра во Христе Катарина просила меня оказать вам любую посильную помощь.
        Мы поговорили обо всем, что только я мог припомнить, и времени на это понадобилось порядочно, поскольку мой рассказ напоминал отцу Якубу о том, что он сам совершил, когда был так же молод и почти так же глуп, как и я, а это заставляло меня припоминать и другие грехи. Закончив, я критически поглядел на него.

        - Неужели вас еще что-нибудь беспокоит, Кен?  - мягко осведомился отец Якуб.
        На мгновение я задумался.

        - В общем, это не совсем то, чего я ожидал.  - Я еще немного подумал.  - Поскольку в настоящее время я собираюсь отразить нападение войска Грызунов, за которыми, по всей вероятности, числится меньше грехов, чем за мной, я ожидал, что вы обойдетесь со мной, ну, что ли, несколько более сурово.

        - Кен, Церковь избегает насилия и искренне молится за мир, но замысел Творца совершенен, и Бог учит нас смиряться с тем, что происходит в мире. Иными словами, внутри Церкви существует множество различных взглядов на моральную сторону ведения войны. Если вам по душе идея полного непротивления, загляните во францисканскую церковь в соседнем квартале. Говоря неофициально, устройте нашим заблудшим братьям Грызунам хорошую взбучку.  - Он погладил себя по подбородку.  - Давайте подумаем, как вас наказать… Вот, наверное, будет в самый раз: пять раз «Богородицу», пять раз «Отче наш» и пять часов службы на следующей неделе, если останетесь в живых. Значит, с верой мы разобрались, с любовью тоже, а как насчет милосердия?… Ну ладно, подмигните как-нибудь какой-нибудь некрасивой девушке. Теперь, пожалуй, все.  - Он сам хитро подмигнул.  - Катарина сказала, что на вас еще рано крест ставить.  - Он осенил меня крестным знамением.  - Отпускаю тебе…
        Отец Якуб был священник что надо. Едва я вернулся, как ко мне со всех ног бросилась Банки.

        - Сэр, вы как раз вовремя. Вы знакомы с капитан-лейтенантом Штеммом?

        - Это тот, что прибыл с почтовым кораблем. А что?
        Она махнула головой в направлении кабинета Хиро.

        - Он здесь. Я устанавливаю связь с кораблем.  - Тут она прошептала: - Он хочет, чтобы мы сдались. Вы, наверное, захотите присутствовать при разговоре.

        - Несомненно. Да, здесь не соскучишься,  - протянул я упавшим голосом. Войдя в кабинет, я уселся на стул перед экраном.
        Банки соединила нас. Капитан Хиро и Катарина, оба хмурые, молча уставились на нас. Катарина еще не сняла рабочего комбинезона. Кожа натянулась на ее осунувшемся лице, она заметно устала. Зато, узнав меня, она слабо улыбнулась:

        - Привет, Кен. Где Штемм?

        - Насколько я знаю - в кабинете капитана Хиро. Я его еще не видел.

        - Это немного по-свински - показать нас первых на экране,  - заметила она.  - Не уходи, Кен. Ты имеешь такое же право присутствовать при разговоре, как и все остальные.
        Через несколько секунд к нам присоединился и сам Штемм, собственной персоной, и небрежно опустился на стул. Это был высокий блондин с тонкими усиками, сошедший, казалось, с рекламного плаката. Я его с первого взгляда невзлюбил.

        - А, лейтенант Линдквист, рад вас видеть. Капитан Хиро, как я понимаю. Этот звонок не записывается.  - Тут он заметил меня.  - Кто этот офицер? У него есть разрешение слушать нас?

        - Это мичман Маккей. Разумеется, у него есть допуск. Он допущен к самой сверхсекретной информации,  - не моргнув глазом солгала Катарина.

        - Ах, это тот самый мичман Маккей. Мичман, вы представляете, что натворили?
        Катарина ткнула Хиро локтем в бок.
        Хиро чуть вздрогнул и, прищурив глаза, поглядел на Штемма.

        - Штемм, давайте перейдем к делу. Мы здесь очень заняты.
        Штемм кашлянул.

        - Сожалею, что не появился раньше. По прибытии я попал в больницу. К счастью, медсестра - сестра Кларкин - заметила, что мне прописали неподходящие лекарства.  - Он окинул взглядом Катарину.
        Та сладко улыбнулась и произнесла очень нежным голосом:

        - Как жаль, что вам не прописали стрихнин.

        - Капитан, вы это слышали?  - подпрыгнув, взвизгнул Штемм.

        - Что?  - недоумевающе спросил Хиро.

        - Успокойтесь, капитан Штемм. Может быть, вам стоит еще подлечиться,  - вкрадчиво произнесла Катарина.

        - Не получится, Линдквист. В больнице мне дали справку о том, что я полностью годен к службе,  - огрызнулся Штемм, совершенно выведенный из себя.  - И я намереваюсь приступить к исполнению своих обязанностей.

        - Жаль,  - проронила Катарина.

        - Давайте приступим к делу, Штемм. Мы ожидаем нападения Грызунов, так что работы у нас невпроворот.

        - Капитан Хиро, вот мое мнение. Вы не можете рассчитывать отразить нападение.  - Штемм присел, вновь обретая свои городские манеры.  - По прибытии я подробно расспросил ваш персонал.  - Он внимательно вгляделся в лицо Хиро.  - Вы ни в коем случае не должны провоцировать Грызунов.
        Макдональдсы готовятся к войне. Поражение здесь явится непоправимой катастрофой! Если космофлот бросит часть своих сил на борьбу с Грызунами, Макдональдсы нанесут первый удар. Вот что поставлено на карту, а вовсе не тот презренный комок грязи, на котором мы находимся.  - Штемм наклонился вперед.  - Мы никогда раньше не вели космических войн. Если вы вступите в войну здесь и проиграете, последствия окажутся непредсказуемыми.  - Фыркнув, он откинулся на спинку стула.  - Да и чем вы собираетесь драться? У вас две устаревшие ракетные установки и одно старое корыто, которое давно пора пустить на лом. Я точно знаю, какой приказ отдала бы капитан Креншоу.
        Слова о «старом корыте» возмутили меня до глубины души.
        Лицо Хиро сделалось пепельно-серым.

        - Мне что, приказывают сдаться?  - проскрипел он деревянным голосом.
        В разговор вмешалась Катарина, и не думавшая скрывать, что она думает о Штемме.

        - У вас есть этот приказ в письменном виде?

        - Разумеется, капитан Креншоу не стала затруднять себя всякой писаниной,  - саркастически фыркнул Штемм.

        - Какая жалость. Ну что ж, капитана Креншоу здесь нет.  - Катарина склонив голову набок, поглядела на Хиро: - Сэр, по-моему, ничего не меняется. Не могу представить себе, чтобы капитан Креншоу ожидала, что мы сдадимся, не оказав никакого сопротивления.
        У Штемма аж дыхание перехватило.

        - Капитан Креншоу не могла, разумеется, предвидеть, как конкретно сложатся обстоятельства, но
        вы, наверное, чего-то недопонимаете. Вы в состоянии хоть на минуту вообразить, каких гигантских масштабов причините вы вред, если проиграете это неравное и совершенно безнадежное сражение?

        - Если у капитан-лейтенанта Штемма больше в запасе ничего нет, нам, наверное, пора заканчивать,  - зевнула Катарина, обращаясь к Хиро.
        Хиро кивнул.

        - Боюсь, что сказанное вами никак не повлияет на мое решение, капитан-лейтенант. Мой долг побуждает меня действовать так, как я нахожу нужным, до тех пор, пока я не получу других приказаний от соответствующих инстанций.
        Я чуть было не захлопал в ладоши.

        - Но будет уже слишком поздно! Принц Генхис прилетит сюда через неделю.

        - Такая возможность, безусловно, существует.  - согласился Хиро.
        На губах Катарины мелькнула улыбка. Штемм часто заморгал.

        - Не думал, что мне придется пустить это в ход,  - прошипел он и полез в карман,  - но у меня есть письменные указания от посла на!Пликсси*, запрещающие вам открывать огонь по кораблям Грызунов, так как этим вы саботируете ее усилия по урегулированию вопроса дипломатическими средствами во избежание ненужного кровопролития.
        Он развернул письмо перед подвешенной к потолку камерой. Компьютер автоматически вывел верхние две трети документа в окно на экране и прибавил резкости, чтобы можно было различить буквы.

        - Прочтите абзац-другой,  - предложил Штемм. Так как я тоже был кровно заинтересован, то поднялся со стула и заглянул Штемму через плечо.

        - Э-э… сэр, а ведь письмо не подписано!

        - Что? Почему оно не подписано, Штемм?  - Хиро сдвинул брови.
        Штемм забегал глазами по комнате - не знаю, правда, что он рассчитывал найти.

        - У посла не было времени, чтобы его подписать, но письмо написано в ее стиле…

        - Давайте-ка во всем разберемся,  - прервала его Катарина.  - Посол не подписала письмо, а у вас нет полномочий подписать его от ее имени.

        - Строго говоря, нет… - начал объясняться Штемм.

        - Послушайте,  - вмешался я,  - может быть, я всего лишь туповатый мичман запаса, но, насколько я помню, военный космофлот ни разу еще не проигрывал войну и не сдавал врагу корабль без боя. Я не слишком хорошо знаком с Макдональдсами, но, по-моему, показать, как нас легко отшлепать по попке,  - не лучший способ избежать войны с ними.

        - Я это полностью поддерживаю… - прошептала Катарина достаточно громко, чтобы все ее услышали.

        - Согласен,  - весомо произнес Хиро.

        - Это же полнейшее сумасшествие. Вы меня не дослушали,  - быстро забормотал Штемм. Он вскинул голову.  - Капитан Хиро, до меня дошел еще более тревожный слух о том, что один из ваших офицеров - вампир. Вампир на военном судне - это просто из ряда вон выходит.
        Мы с Катариной поглядели на Хиро, покрывшегося легким румянцем. Я заметил, как ноздри ее затрепетали, и Хиро это тоже наверняка заметил.

        - Так, а теперь послушайте меня, Штемм,  - ровным голосом проговорил Хиро.  - Мы когда-то играли в такую игру. Она называется «сосчитай нашивки». Поглядим-ка у вас на рукаве - одна, две, две с половиной. А у меня на рукаве - одна, две, три нашивки. А это значит - если я не запамятовал,  - что, когда я отдаю вам команду выполнять приказ, вы говорите «Есть, сэр!» и идете его выполнять. Что ж, мне это по душе. Выполнять, Штемм.
        Штемм вскочил и вытянулся в струнку.

        - Я доложу об этом капитану Креншоу при первой же возможности, сэр.

        - Линдквист, благодарю вас за поддержку,  - устало произнес Хиро.  - И вас тоже, мичман. Извините, я на минутку.  - И он вышел.
        Взглянув на Катарину, я послал ей воздушный поцелуй.

        - Ты была великолепна.

        - Кен, мне давно уже не терпелось высказать Штемму все, что я о нем думаю. По-моему, ты прав - если мы затеем хорошую драку и прищемим Грызунам хвосты, то победим мы или нет - будет уже не важно.  - Она улыбнулась лучезарной улыбкой.  - Ни для кого, кроме нас, разумеется.
        Я, как мог, улыбнулся ей в ответ.

        - Ты бесподобна. Когда я смогу к вам подняться?

        - Вообще-то это мы к вам спускаемся. Смотри, что передала мне Банки.  - Она показала мне распечатку, на которой изящным, витиеватым и неразборчивым почерком было набросано несколько строк.  - Банки передал это посыльный, пока тебя не было. Это приглашение всем нашим офицерам от мэра Шенектади посетить сегодня вечером предвыборный прием. Очевидно, мэр Фельдман действует по принципу - кого не можешь победить, сделай своими союзниками.

        - Ты хочешь сказать, что мы вырядимся во все лучшее и пойдем на это представление?
        - недоумевающе спросил я.

        - А почему бы и нет? Нам все равно нужно послать челнок вниз, чтобы забрать капитан-лейтенанта Штемма и отправить его с Быстрым Эдди куда подальше.  - Она самодовольно ухмыльнулась.  - Почему бы нам заодно не пообщаться с политиками? Продемонстрируем им знаменитое космофлотское самообладание. Дал же герцог Веллингтонский бал накануне Ватерлоо. Политики будут чувствовать себя в нашем присутствии гораздо лучше. Кроме того,  - добавила она,  - там будут кормить.

        - Все. Ты меня убедила.

        - И еще: жена капитана Хиро здесь уже три года, и я уверена, что ей там очень понравится. Возможно, в ближайшее время ей не удастся пообщаться со своим мужем.

        - Понятно,  - кивнул я.

        - Проследи за тем, чтобы для капитан-лейтенанта Штемма было сделано все, чтобы помочь ему убраться отсюда при первой же возможности, потом надень свое парадное обмундирование, которое сшил для тебя свояк шерифа, и пускай Банки тебя подстрижет.

        - Слушаюсь.
        Капитан-лейтенанта Штемма я застал в кабинете Хиро, где он задумчиво крутился туда-сюда на винтовом стуле.

        - Сэр, могу я помочь вам организовать поездку на Новую Бразилию на почтовом корабле?

        - Нет, мичман,  - отрезал Штемм, глядя на стену. Он еще покрутился на стуле.  - Мичман, сколько времени нужно почтовому кораблю, чтобы долететь до Новой Бразилии?
        Я быстро подсчитал.

        - Около полутора недель,  - сообщил я, добавив на всякий случай пару дней.
        Штемм издал глубокий, покорный вздох.

        - Полторы недели с Быстрым Эдди,  - пробормотал он.  - Пока я в этой коробке буду смотреть лошадиные оперы, вы, идиоты несчастные, смешаете с грязью доброе имя военного космофлота.

        - Посмотрите на это с другой стороны, сэр,  - весело подсказал я.  - Если мы с этим справимся, это будет первая война, которую мы начали вовремя и провели в рамках бюджета.

        - Бог мой! И таким людям разрешают носить офицерскую форму? Что творится на флоте?
        - Штемм обхватил голову руками.  - Вы уволены, мичман.
        У двери я остановился.

        - Так точно, сэр. После того как война закончится и все уляжется, все снова пойдет обычным порядком.  - И я закрыл дверь, насвистывая «Желтую розу Техаса».
        Часом спустя, гладко выбритый и облаченный в белую летную форму, я тепло попрощался с Эдди, который уже запихнул Штемма в боковую камеру, и был готов к отлету.
        Как только прекратилась загрузка данных, Эдди решил попрощаться:

        - Ну что, Кен, я опять отправляюсь шнырять по Вселенной. Удачи вам - задайте жару этим шалопаям.  - Он помолчал немного.  - Я видел, что вы там заложили мины.  - Эдди понимал про мины - это было у него в программе.  - Мне даже стыдно об этом спрашивать, но вы же не собираетесь проиграть Грызбанам всухую? Ребятам в белых фуражках это не к лицу.

        - Ни в коем случае, Эдди. Мы вступим в бой по всем правилам,  - торжественно заверил я его.  - Мы зададим им жару.

        - Спасибо, Кен. Ты меня успокоил. Я всегда знал, что ты - крепкий орешек. Держитесь, ребята. Потискай за меня хорошенько Вайму Джин. Пока я сам не вернусь.
        Мне пришло в голову, что Эдди здорово повезло, что ракетные установки еще не смонтированы и Вайма Джин не стоит у кнопки.
        Банки разъединила нас и подошла поглядеть на меня.

        - Потрясающе выглядите, сэр,  - объявила она.  - Желаю вам повеселиться на приеме.
        Я коснулся золотой косички на своем плече.

        - Я чувствую себя как ящерица, готовая сбросить кожу.

        - Побольше вальсируйте, сэр.  - Она вскинула голову.  - Кто-то приехал. Это, должно быть, шеф-повар Чандразехар с капитаном и миссис Хиро и лейтенантом Линдквист.
        Я перешагнул через порог и надел фуражку. Банки последовала за мной.

        - Одну минутку, сэр.
        Я обернулся и наклонился к ней, чтобы дать поправить свой головной убор.

        - Вот так гораздо лучше.

        - Спасибо, Банки.

        - Не за что, сэр. Я привыкла работать с офицерами запаса.
        Катарина бросила на меня сдержанный взгляд и подвинулась, освобождая для меня место на заднем сиденье. Хиро сидел спереди рядом со своей супругой. Когда мы тронулись с места, он обернулся, чтобы представить нас друг другу.

        - Мичман, это моя жена Евангелина. Евангелина, это мичман. Он резервист и несколько неотесан, но в остальном хороший парень.

        - Я в этом не сомневаюсь,  - проворковала Евангелина. У нее была высокая прическа и блестящее платье с оторочкой из перьев.

        - Мое почтение, мэм.
        Мэр вынужден был проводить прием в отеле «Атлантик», так как там находился единственный в городе танцевальный зал. Когда Чандразехар остановил машину, я заметил высовывавшиеся из кустов две пары ног. Я вышел и обратился к Хиро:

        - Сэр, я отлучусь на минутку. Идите вперед, а я вас догоню.

        - Хорошо, мичман,  - милостиво разрешил Хиро.

        - Сэр, я подожду здесь. Я хочу, чтобы мичман Маккей меня сопровождал,  - несколько встревожилась Катарина.
        Хиро взял жену под руку и повел ее ко входу, а я отправился посмотреть, кому принадлежат ноги. Как я и подозревал, принадлежали они Гарри и Динки, которые мирно лежали в кустах рядом с приличных размеров бутылкой.

        - Ш-ш-ш!  - предостерегающе зашипел Гарри, прижимая палец к губам.  - Мы забрались на челнок тайком. Лейтенант Линдквист не знает, что мы здесь.

        - А что это вы здесь делаете?  - приглушенным голосом поинтересовался я.
        Гарри сел, держа одной рукой бутылку, а другой - Динки.

        - Сэр, мы или погибнем, или покроем себя вечным позором.

        - Не то ты говоришь,  - подал голос Динки,  - мы прилетели, чтобы я мог повидаться с детьми. Гарри позвонит и выманит мою жену из дома, а я тем временем проскользну внутрь.

        - А если жена тебя заметит?  - спросил я.

        - Тогда, как сказал Гарри, мы погибнем,  - прошептал Динки, слегка покачиваясь.

        - А здесь-то вы что делаете?  - настаивал я.

        - До отлета мы переговорили с шеф-поваром. Он обещал нас подвезти, как только высадит вас. Мы здесь его и ждали. Вы нас не выдадите, правда, сэр?

        - Я ничего не видел,  - ухмыльнулся я, направляясь обратно к машине.

        - Банки за ними присмотрит,  - утешила меня Катарина.

        - Ты знала, что они летят с вами, и закрыла на это глаза?

        - А ты бы разве не закрыл?
        Я на несколько секунд задумался.

        - Зная, что из себя представляет его жена, я, возможно, сам бы ей позвонил.

        - Ну что, пошли?  - Она взяла меня под руку. На официальные представления мы опоздали, так что, сняв фуражки, мы просто вошли в зал и смешались с толпой. Уже на первых шагах я повстречал с десяток знаменитостей, включая того типа, которому принадлежит Мир Молла, и президента банка, пытавшегося обобрать меня до последней нитки.
        Это напомнило мне свадьбу в Кане Галилейской. Там тоже подавали вино в кувшинах и ждали появления Христа, чтобы принести лучшее напоследок.
        Пробравшись к столу с едой, я оглядел закуски - большинство из которых были мне незнакомы - и взял горсть крекеров. Пока я стоял там, ко мне подошла молодая девушка.

        - Я узнала вас. Вас показывали в новостях. Особенной красотой она не отличалась, к тому же у нее была манера разговаривать стоя нос к носу, а мне обычно от этого становилось не по себе. Я сделал шаг назад.

        - Рад с вами познакомиться, мэм. Мичман Маккей к вашим услугам.

        - Кристина,  - представилась она. На ней была белая шаль и простое, но элегантное белое платье с глубоким декольте, стоившее, вероятно, дороже моего месячного оклада. Еще у нее были густые золотисто-каштановые волосы, золотая цепочка, золотые серьги и толстый слой косметики.

        - Я вовсе не такой плохой, как вас хотят уверить репортеры.

        - Какие негодяи,  - улыбаясь, прощебетала она. Она продолжала наступать, а я непроизвольно двигался назад, пока не почувствовал, что уперся поясницей в столик с закусками.

        - Вы выдержали такую грандиозную битву.

        - Да там всего-то было на день работы,  - попытался отшутиться я.  - Но вы же знаете, как опасно летать через черные дыры.

        - Нет… - Она положила мне руку на плечо.  - Расскажите, как это было.
        На мгновение я растерялся, не зная, что и сказать. Потом поведал ей три вполне правдоподобные истории, которые запросто могли бы когда-нибудь с кем-нибудь произойти.

        - Ну ладно, хватит обо мне. А вы чем занимаетесь?

        - Ах, много чем,  - небрежно отмахнулась она.  - У меня масса всяких интересов.
        Тут она заметила, что я не могу оторвать глаз от висящего у нее на цепочке драгоценного камня, и подняла его к моим глазам.

        - Это магический кристалл. Он концентрирует мою психическую энергию.
        Мне смутно припомнилась реклама магических кристаллов. «За $ 69,95 вам откроются секреты Вселенной».

        - Он обладает удивительной целительной силой.  - Девушка выпустила из рук камень и, совершив невероятное - придвинувшись еще ближе, поправила мне галстук.

        - М-м. Возможно, на следующей неделе мне понадобится ваша помощь,  - сказал я, чтобы поддержать разговор, а заодно имея в виду уточнить - занимается ли она воскрешением из мертвых.

        - Правда?  - Голос ее сделался глубоким, а глаза засияли.

        - Извините, кажется, я сморозил глупость.

        - Нет, Кен, не говори так. Я ощущаю воздействие твоего поля. Постарайся расслабиться. Между нами возникла какая-то связь. Ты любишь детей?

        - Еще бы, они хороши - но только в небольших количествах. Царь Ирод, правда, немного переусердствовал.  - Мне пришло в голову посмотреть, есть ли у нее на пальце кольцо. Кольца она не носила.
        Она снова коснулась моей руки.

        - Кен, не напрягайся так. Мы очень близки. Я это хорошо ощущаю.
        Чувствуя, как в поясницу врезается край стола, я прохрипел:

        - Да, я это тоже хорошо ощущаю. Она полуприкрыла глаза.

        - А ты правда пират?
        Тем временем к нам устремился человек, сердито глядя на меня. Кристина быстро оглянулась.

        - Кажется, отец хочет со мной поговорить. Я найду тебя.  - Она послала мне легкий воздушный поцелуй.
        Отец взял ее за руку и выдернул из толпы гостей, сердито глядя куда-то в моем направлении. Я простоял, не сходя с места, еще несколько минут, пока не заметил приближавшуюся ко мне знакомую фигуру.  - Доктор Бобр! Как дела?  - Друг Кен!  - Баки сгреб со стола целую горсть канапе и легко запихнул все это в рот.  - Должен признаться, эти маленькие штучки с икрой и шпинатом бесподобны. Эта ваша приятельница, мисс Кристина, видная такая, на нее все женщины жалуются. Она и вправду штучка? Так все говорят. Что такое «липучка»?  - Это трудновато объяснить.
        - Мы как-нибудь в другой раз об этом поговорим. Я должен пойти засвидетельствовать свое почтение господину мэру Фельдману, но я вернусь. Вы уже познакомились с мэром?  - Нет. Я опоздал на представления. Я совершенно не разбираюсь в местных политиках. Он либеральный консерватор или консервативный либерал?
        Баки покачал головой:

        - Трудно сказать. Он, кажется, меняет свои взгляды. Но я могу спросить. Ах, я обязательно должен кое с кем поговорить, но потом конечно же разыщу вас. Та-та!  - Баки засеменил по направлению к котлу с пуншем.
        Катарина, должно быть, наблюдала за нами, потому что сразу после этого протиснулась ко мне и просунула свою руку под мою.

        - Вспомни, как говорит Баки: «Ясный рассудок и отважное сердце выдержат любые бури».

        - Что принесет мне одно из двух?

        - Что у тебя за мысли в голове?

        - Мне уже сегодня задавали этот вопрос. Сейчас, например, до меня начинает доходить, что, когда здесь окажется Генхис, очень похоже, что мы почим в ореоле славы.
        Катарина прикрыла рот платком, чтобы спрятать улыбку.

        - Капитан Хиро не раз отмечал, что это лучше, чем уйти в отставку и зарабатывать на жизнь продажей страховых полисов.

        - Или уйти в монастырь,  - бесстрастным голосом произнес я.
        Она окинула меня холодным оценивающим взглядом.

        - Это Бим тебе наболтала. Это всего лишь одна из возможностей прожить свою жизнь. Ореол славы - совсем другая.  - Она улыбнулась, комкая в руке носовой платок.  - Парадная форма тебе идет.

        - Это та самая форма, которую ты принудила сшить для меня свояка шерифа Джамали. Ботинки, кажется, на полразмера малы.

        - Брюки, по-моему, тоже слишком облегающие.

        - Нисколечко,  - возразил я.

        - Какие у тебя планы на вечер?

        - Слушай, а ты знакома с мисс Кристиной - как бишь ее там?  - осведомился я, не зная, куда девать руки.
        Катарина кивнула:

        - Да, я ее мельком видела. Держится она довольно-таки нахально. Продолжай.

        - Ты знаешь, она тут строила мне глазки, так что я решил напиться для храбрости и разобраться с ней.

        - Кен, мне неприятно это говорить, но она строит глазки всем, кто носит штаны.

        - Я это понял. Но другой такой возможности может не подвернуться, так что я попытаюсь. Никогда бы в это не поверил, но та болтовня про черные дыры действительно сработала.

        - Для того чтобы подцепить мужчину, эта тактика, безусловно, лучше, чем «Вы любите детей?»,  - добродушно проговорила Катарина.  - У тебя есть какой-нибудь конкретный план?

        - Знаешь, мне не хотелось бы пачкать парадную форму о траву. Надеюсь уговорить ее поехать в мотель.

        - Утром будешь себя проклинать.

        - Да знаю я, но, учитывая данные обстоятельства, думаю, что это ненадолго.

        - К тому же я бы предпочла, чтобы ты не напивался. У нас мало времени, чтобы все успеть,  - заботливо напомнила мне Катарина.

        - Боюсь, что иначе не получится,  - поразмыслив, ответил я.

        - Девушка не твоего типа?

        - Хм-м. Катарина, кристаллы могут концентрировать психическую энергию?

        - Н-н-нет,  - протянула она.  - А что?

        - В таком случае у нее в голове пирожное.  - Я похлопал себя по лбу.  - Сладенькое такое и очень воздушное. Так что на твой вопрос я, видимо, отвечу отрицательно.

        - Ты уверен, что я не смогу отговорить тебя от этой авантюры?  - прямо спросила она, наматывая скрученный носовой платок на безымянный палец.

        - Боюсь, что нет.

        - Ладно,  - сдалась она и выпустила из рук платок, который, выскользнув из ее пальцев, запорхал в воздухе.  - Ой!

        - Сейчас мы его поймаем,  - похвастался я и, присев на корточки, схватил платок, пока он еще не успел опуститься на пол. Это было серьезной ошибкой.
        Я неловко выпрямился и протянул ей платок:

        - Вот!
        Затем, отступив на несколько шагов, прислонился спиной к стенке и занял позу
«вольно».
        Катарина выждала пару минут, а затем, приблизившись ко мне, снова взяла меня под руку.

        - Потанцуем?  - проворковала она. Я торжественно покачал головой.

        - Брюки слишком узки?

        - Уже нет.

        - Может, мисс Кристина поможет тебе их зашить?

        - Вряд ли. И вообще, у меня поменялись планы на вечер.

        - Да ну? Ты бы все равно их не выполнил.

        - Наверное.

        - И сколько мы будем вот так стоять?

        - Пока не упадем в обморок, или пока все не разойдутся. Думаю, ты вполне осознаешь, что Бог накажет тебя и свояка шерифа за это преступление.  - Я помолчал.
        - А сколько все-таки мисс Кристине лет?

        - По-моему, пятнадцать или шестнадцать. Я поежился.

        - С меня на сегодня, пожалуй, хватит. Проводишь меня до двери?

        - Я и сама уже собиралась уходить. Даже взяла с собой одежду на смену. Я тебя подвезу, и мы оба переоденемся, а потом немного пройдемся. Мне нужно с тобой кое о чем побеседовать.

        - Замечательный план.
        Мы бочком пробрались к двери, и Катарина, оставив меня, отправилась за машиной Пайпер. Пока я ждал, мимо прошел парень из Мира Молла. Он, по-видимому, хорошенько налег на пунш, потому что без конца напевал одну и ту же строчку: «В Мире Молла мы живем…»
        Первым делом Катарина поехала к Клайду, чтобы переодеться. Задержавшись у входа, я сгреб всю поступившую почту и выбросил ее в мусорное ведро. Катарине удалось спасти один самый толстый конверт. Распечатав его, она начала читать, а я тем временем заглянул в спальню и переоделся в джинсы и рубашку поскромнее. Когда я вышел, она все еще продолжала читать.

        - Ты не собираешься переодеваться?  - заинтересовался я.

        - Уже иду.  - Она протянула мне документ, который держала в руках.  - Это сильно меняет то, что я хотела тебе сказать.
        Она прошла в ванную и закрыла за собой дверь, а я погрузился в чтение очередной официальной жалобы.

        - Катарина! Что значит «временное ограничение свободы»?  - спустя минуту прокричал я.

        - Это значит, что банк обращается к суду с просьбой не допускать тебя до совершения каких-либо действий, так как они могут нанести им непоправимый ущерб.
        Я прочел еще несколько строчек.

        - А что значит - они хотят, чтобы суд запретил мне покидать пределы планеты?
        Она вышла из ванной, одетая в брюки и хлопчатобумажную кофточку.

        - Это значит, что Второй Банк Шенектади просит суд не выпускать тебя за пределы планеты. Этот последний иск выдвинули те, кому ты заложил корабль. По-моему, они полагают, что, если судья тебя отпустит, ты тут же скроешься от правосудия или тебя убьют, а в таком случае взыскать с тебя деньги, которые, как они заявляют, ты им должен, будет довольно затруднительно. Если ты голоден, у меня в машине есть шоколадка. Кто последний, тот копуша.
        Копушей оказался я. Когда мы отъехали, я похлопал по листку бумаги.

        - В соответствии с этим, слушание моего дела назначено на завтра в присутствии судьи Османа. Если Осман удовлетворит этот иск, сколько времени меня могут здесь продержать?

        - До тех пор, пока не закроют дело, начатое банком против тебя.  - Усмехнувшись, она покачала головой.

        - Ты, наверное, шутишь.

        - Нет, и банк тоже не шутит. Если Осман удовлетворит иск, Калифорнийский Козлик тебя никуда не повезет, если только ты не захватишь челнок силой.

        - У меня складывается впечатление, что ты не хочешь, чтобы я захватил челнок силой.

        - Нет, это было бы неразумно,  - подтвердила она.  - Это может вызвать неприятности.

        - А почему здесь только мое имя?

        - Вероятно, потому, что птички Макхью и Спунер уже улетели из клетки, а больше никто на орбиту не собирается.

        - Насколько я понимаю, намечается война, и космофлот не устроит, если я буду сидеть на привязи. Разве нет никаких федеральных законов на этот случай?
        Катарина ответила не сразу:

        - Их, собственно говоря, два. В этом и заключается проблема. Один закон, существующий испокон веков, гласит, что законы Конфедерации превалируют над местными, и по приказу космофлота ты можешь улететь. Но поскольку некоторые наши люди не вовремя оплачивают телефонные счета, парламент принял и другой закон, в соответствии с которым космофлот не имеет права перемещать свой персонал, пока не оплатит долги. К сожалению, тот, кто составлял проект, слишком торопился и кое-что упустил из виду, например возможность войны. Космофлот до сих пор пытается разрешить эту проблему.

        - Понятно. Ты хочешь сказать, что я не зря плачу налоги. Давай разберемся. Мне придется нанять адвоката…

        - Я одолжу тебе денег…

        - …и пойти в суд, чтобы убедить судью Османа отпустить меня и дать мне погибнуть вместе с тобой и Хиро.

        - Ты хорошо во всем разобрался.
        На Мире Шайлера на широте Шенектади почти полгода длятся белые ночи. Сегодняшний вечер не был исключением. Кругом было светлым-светло, хотя на небе уже проглядывали звезды. Как в ясную лунную ночь на Земле. Мы остановились у Ямсвилльского муниципального парка и вытащили из машины одеяло вместе с полукилограммовой плиткой шоколада, которую так предусмотрительно прихватила с собой Катарина.
        Она расстелила одеяло на траве и жестом пригласила меня присесть.

        - Я должна перед тобой извиниться, что не пустила тебя в мотель.

        - Но извиняться ты не будешь, потому что и сама знаешь, что на самом-то деле мне не очень хотелось туда ехать.

        - Правильно.  - Она развернула шоколадную обертку, откусила кусочек и протянула плитку мне.  - Кен, я себя как-то неправильно веду. Мне хочется выяснить наши личные отношения, прежде чем мы отправимся на корабль. А теперь не похоже на то, что ты полетишь с нами.

        - Послушай, Катарина,  - возразил я, тоже откусывая кусочек шоколада,  - это мой корабль, а люди на его борту - мои друзья, в особенности ты, что меня, вероятно, как-то характеризует. Я вам нужен. Никто лучше меня не знает, как управлять этим кораблем, и, кстати, начнем с того, что вам не хватает людей.

        - Кен, не делай этого.  - Она крепко сжала мое запястье.  - Как военный корабль
«Шпигат» никуда не годится, а если использовать его, чтобы заманить Генхиса на минное поле, а затем на линию огня с орбитальной станции, то обломки его рассеются по космосу в радиусе трех парсеков. Я хочу, чтобы ты остался здесь, и, если Осман запретит тебе покидать планету, ты останешься в живых. Давай не будем усложнять - и так все очень тяжело.

        - Катарина, я завяз по уши! Если меня не будет с вами на орбите, Генхис наверняка спустится, чтобы разыскать меня здесь.

        - Кен,  - мягко сказала она,  - если Генхис разнесет твой корабль на кусочки, то он может решить, что и ты погиб вместе с ним. А если я вдобавок переговорю с Генхисом до того, как начнется перестрелка, я укреплю его в этом мнении.

        - Вот как!  - вырвалось у меня.
        Несколько минут мы сидели молча, созерцая, как блестит в сумерках шоколадка. Когда ешь шоколад, половину удовольствия получаешь, разглядывая абстрактный голографический рисунок, который наносят на плитку при охлаждении. Отломив еще кусочек, я вернул ей плитку.
        Она в задумчивости теребила в руках опавший листок.

        - Неловко вот таким образом прощаться, правда?

        - Ну это ж надо - во всей Вселенной столько баров, а я забрел именно в тот, где сидела именно ты.  - Я покачал головой.  - Ты давно узнала, что ты - вампир?

        - Около пяти месяцев назад.  - Когда от листика остались одни прожилки, она выбросила его.

        - Теперь из-за меня об этом все узнали и твоей карьере конец.
        Она пожала плечами:

        - Все равно это рано или поздно обнаружилось бы.

        - Что ты ощущаешь? Я имею в виду, будучи вампиром?

        - Если я неправильно питаюсь или делаю то, что может разрегулировать эндокринную систему, то это очень похоже на катание с горы на санках.  - Она усмехнулась.  - Но, как и во всем, берешь себя в руки и смиряешься. Или не смиряешься.

        - Кроме того случая с печеньем, я не замечал, чтобы ты чем-то походила на графа Дракулу.
        Она сделалась серьезной.

        - По-моему, легенды о вампирах имеют большее отношение к разложению трупов, чем к синдрому Маклендона. В славянских преданиях у вампиров багровые лица -
«краснолицый, как вурдалак»,  - так что здесь Брэм Стокер был не прав, Гарри гораздо больше меня похож на вампира.

        - Ну-ка, объясни про трупы,  - попросил я, доедая шоколадку.

        - Дело в том, что трупное окоченение - явление временное, и через какой-то промежуток времени тело снова становится гибким и содержит в себе жидкую кровь. Когда по мере разложения в нем скапливается газ, труп раздувается и вытесняет кровь из легких через рот и нос. Интересная штука трупы - при определенной температуре и влажности они очень долго не разлагаются.

        - И тело вполне может выглядеть так, будто оно где-то разгуливало и напивалось крови. Продолжай.

        - Еще одно: ногти трупа часто слезают, и, пока они не отпадут, впечатление такое, будто пальцы выросли.

        - Я, помнится, где-то читал, что трупы также могут издавать некие звуки.

        - Это тебе скажет любой патологоанатом. Если ввести в труп инородное тело, то грудная клетка сожмется и вытолкнет воздух в гортань.  - Она улыбнулась, вспомнив что-то.  - Ты не поверишь, как отвратительно патологоанатомы шутят в книжках, которые пишут на тему своей работы.

        - Если уж ты считаешь, что отвратительно, значит, шутки и в самом деле не из лучших.

        - Позволь мне счесть это за комплимент. В общем, я против того, чтобы меня считали вампиром. Вампиры - сверхъестественные существа, а в синдроме Маклендона нет ничего сверхъестественного, хотя это и не очень приятно. А ты как думаешь?

        - Я думаю, что совершенно невозможно было бы вот так разговаривать с моей бывшей женой.  - Я вытянул ноги так, что они высунулись из-под одеяла, и пошевелил пальцами на траве.  - По-моему, когда люди женятся, они обычно получают то, что заслуживают. Мне ее, должно быть, послали в наказание за грехи.

        - Я когда-то собиралась замуж.  - Она глядела мимо меня в темноту.  - Не знаю, что тебе успела наболтать Бим, но я восемь лет встречалась с одним человеком. Я сообразила, что у меня синдром Маклендона, уже через несколько месяцев после того, как заразилась, и порвала с ним. А потом пошла служить в глубокий космос.  - Она скомкала в руке обертку от шоколада.

        - Мне кажется, что после восьми лет совместной жизни можно было бы продолжать и с синдромом
        Маклендона.  - Я и не сообразил поначалу, какую сморозил глупость.
        Катарина в упор посмотрела на меня:

        - Кен, в наших отношениях были и другие, более серьезные проблемы. Вычти из восьми лет пять месяцев и подумай, от кого я могла заразиться Маклендоном.

        - Извини, какой же я дурак. Ее голос смягчился.

        - Это ты меня извини.

        - Ничего страшного.  - Я взял ее за руку. Но тут же заметил, что в траве у меня под ногами что-то шевелится. -Что это?  - Животное походило на движущийся кусок замазки.
        Катарина склонила голову набок.

        - Это бархатная лягушка. Местные жители называют их шлепками.
        Шлепка выпучила глаза и скакнула на мой ботинок, где бодро совершила несколько отжиманий. Это вывело нас из романтического настроения.

        - Умом они не отличаются,  - пошутила Катарина.

        - Зато безобидны.  - Я поднялся с одеяла и, махнув ногой, отшвырнул лягушку далеко в траву.

        - Здесь обычно не носят коричневые ботинки.

        - Возьму на заметку.  - Я показал на что-то лиловое, неровными кругами летавшее у нас над головами.  - А это кто?
        Катарина поспешно схватила меня за руку и отдернула в сторону, чтобы не попасть под струю зеленой слизи.

        - Это тупарь. Они питаются листьями и ягодами, но в это время года в ягодах скапливаются определенные ферменты. Зверьки наедаются их до отвала, пьянеют и на всем лету способны врезаться хоть в дом, хоть в прохожих.
        Тупарь, покачиваясь, описал еще один круг и полетел обратно прямо на меня. Я сделал шаг влево, чтобы уступить ему дорогу, чем привел зверька в явное замешательство. Он тоже заложил вираж влево, попытался затормозить, удивленно глядя на меня, и, хлопнувшись о мою грудь, упал на траву лапками кверху.

        - Тупарь, говоришь?

        - А как еще можно назвать того, кто напился и после этого летает?  - вопросом на вопрос ответила Катарина.

        - Летчиком космофлота. Нет, серьезно, они не кусаются?  - Я подобрал зверька и взял его в ладони.  - Какой забавный. Надеюсь, что с ним ничего не случилось?
        Тупарь осоловело взглянул на меня и зевнул.

        - Они едят земную пищу? Катарина кивнула:

        - Думаю, да.  - Она протянула мне кусочек шоколада.
        Я засунул его тупарю в рот, чтобы загладить свою вину. Тот с удовольствием задвигал челюстями. Проглотив, он вцепился лапками в мой рукав, закрыл глаза и заснул.

        - Эй! Отстань от меня!  - Я попытался освободиться от тупаря, но тот отличался цепкой хваткой и, по-видимому, никуда улетать не собирался. Было похоже, что либо он останется висеть у меня на рукаве, либо я потеряю рубашку.

        - С ума сойти - у тебя появился новый дружок!

        - Их можно приручить? Может, подарить его Вайме Джин, вместо кошки?  - Я немного подумал. -
        Нет. Неудачная мысль. Забудь об этом. И с кошкой-то сколько возни было, а кошки даже не летают. Как только этот тупица проснется, а я соображу, как отцепить его, пускай летит.
        Катарина тихо рассмеялась.
        Я поморщился.

        - Держу пари - ты думаешь, что на этой планете не только люди, но и звери не стоят того, чтобы за них воевать.

        - Совершенно верно.  - Она хохотала до тех пор, пока у нее по щекам не потекли слезы, но потом улыбка исчезла с ее лица.  - Кен,  - мягко проговорила она,  - я могу еще ненадолго остаться, но потом мне все равно придется сесть в челнок и улететь.

        - А еще ты говорила мне, что не хочешь ничего осложнять.

        - Но так будет лучше,  - настаивала она.  - Даже если мы еще несколько дней пробудем вместе, то все равно в конце концов разойдемся в разные стороны.

        - Можно будет навестить тебя в монастыре?

        - Благочестивые сестры будут в шоке… - улыбнулась она.
        Мы закинули одеяло в багажник и покатили обратно к Клайду. Когда мы почти доехали до дома, я заметил, что у входа стоят две машины.

        - Притормози,  - попросил я.  - Схожу разберусь.
        Катарина остановилась за квартал от дома. Я обнял ее на прощанье и открыл дверь. Потом проводил машину взглядом, пока она не скрылась из виду. Подойдя к первой машине, я заметил знакомый коричневый берет с искусственными цветами и постучал по окну.

        - Эй, что ты здесь потеряла? Лидия опустила стекло.

        - Я заметила, как вы ушли с приема. Вы должны были остаться до конца. Где та девица, с которой вы ушли?

        - Ты следила за мной.  - Я и не пытался скрывать овладевшее мной отвращение.  - Никакой девицы, как видишь, нет.  - Я показал на прицепившегося к моей руке тупаря.
        - Вот это вся моя компания. А теперь убирайся, пожалуйста, пока я не вызвал полицию.
        Она немного поругалась и пошумела, но наконец все-таки уехала.
        В другой машине сидели двое мужчин. Один из них вышел.

        - Эй, приятель, огоньку не найдется?

        - Извините.  - Я машинально похлопал себя по карманам.  - Я не курю.

        - Вы, случайно, не Кен Маккей? Я вас видел по телевизору.

        - Да, я Маккей, и вы могли меня видеть.

        - Прекрасно.  - Он вытащил из кармана пистолет.  - Полезай в машину. Живо. И никаких фокусов!
        Очевидно, если бы в моем гороскопе было нечто подобное, человек шесть-семь меня бы наверняка предупредили, и я бы и носа из дому не высунул.
        Я залез на заднее сиденье, вслед за мной в машину плюхнулся парень с пистолетом.

        - Давай назад к трейлеру, Ларри.

        - О'кей, Джо.

        - Послушай, Джо, что происходит?  - Тут меня осенило.  - У тебя, наверное, есть подружка, которую зовут Кристина?

        - Не-е. Кристина - что это за имя такое?  - Джо зажег сигарету.  - Успокойся, мы не по личным вопросам. Мы по делу. Не возражаешь, если я закурю?

        - Возражаю,  - холодно ответил я.

        - Хо-хо, какой нежный!

        - А каким бы ты был на моем месте?
        Ларри, не выпуская руля из рук, повернул назад голову.

        - Он прав, Джо. Ты разве ничего не читал о пассивном курении? Это очень вредно.

        - Ларри, давай ты будешь просто вести машину, ладно?  - раздраженно огрызнулся Джо, гася сигарету.
        Мы остановились у трейлера, стоявшего на парковке рядом с каркасным строением с яркими неоновыми вывесками. Верхняя гласила: "Публичный дом «Маленькая Нелл». Далее следовало: «Отличные девочки!» На нижней было написано: «Для пожилых граждан по средам скидка 10%».
        Полусонный тупарь все еще висел у меня на руке. Выйдя из машины, я стряхнул его, прошептал «Лети за помощью!» и подбросил зверька в воздух. Он грузно шлепнулся на землю.
        Ларри открыл трейлер, а Джо заставил меня последовать за ним, подталкивая пистолетом. Не люблю я трейлеры - только одно в них хорошо: они навлекают циклоны, и это сдерживает рост их количества. Ларри скрылся в спальне и через минуту вернулся. Я осторожно присел на мягкую оранжевую кушетку.

        - Что это здесь за запах?

        - Какой запах?  - возмутился Ларри, почесывая затылок. Джо был приземистый и темноволосый, а
        Ларри - высокий, с соломенными волосами и отсутствующим выражением лица.

        - Мусор, наверное,  - предположил Джо.  - Мусорщики в отпуске, и вчера его никто не вывозил. Кажется, у них Рамадан. Есть хочешь?

        - Нет, спасибо. Я не голоден.  - Рамадан длится около месяца. Я окинул их взглядом.
        - Мы, кажется, друг другу не представлены.

        - Меня зовут Ларри,  - охотно сообщил высокий,  - а это Джо. Мы из мафии.
        Я удивился.

        - Ваш крестный отец будет вами недоволен.

        - Эй! Попридержи язык,  - буркнул Ларри.  - Джо - настоящий сицилиец.

        - Точно,  - подал голос Джо.  - Если ты не заткнешься, мы отвезем тебя к реке и заставим погулять по волнам в сапогах из цемента.
        Космонавты имеют привычку смотреть старые фильмы, включая и те, что уже обесцветились от древности, так что я видел немало плохих гангстерских фильмов. Эти двое, очевидно, тоже.

        - Реки у вас здесь нет. Так в чем же дело?  - устало спросил я.
        Джо смущенно поглядел на Ларри.

        - Ты - капитан корабля, который собирается воевать с Грызунами, и ты нам мешаешь, Маккей.

        - Ага, все наши девочки жалуются,  - добавил Ларри.
        Теперь была очередь Джо.

        - Верно, из-за тебя все бизнесмены в городе до смерти перепугались. Они все теперь спешат домой к женам, черт их подери. Последние две ночи дела идут из рук вон плохо. А знаешь, сколько мы платим за аренду?

        - Ага. Мы, конечно, тоже патриоты, но только когда это не касается бизнеса,  - заключил Ларри.

        - Как я понял, это ваше заведение,  - заключил я.

        - Ага. Приятное местечко, правда?  - откликнулся Ларри.  - Неоновые буквы у нас из антикварной лавки.

        - А как это похищение улучшит ваши дела?

        - Мы обзвонили газеты и сообщили всем, что ты у нас. После того как все об этом прочтут, то поймут, что войны не будет, и наши дела снова пойдут в гору,  - гордо объяснил Ларри.

        - А со мной что вы собираетесь делать? Ларри и Джо обменялись взглядами.

        - Мы пока еще окончательно не решили - наверное, возьмем за тебя выкуп, после того как вся эта возня с Грызунами закончится. Тут намекают, что ты приличные деньжата сколотил на наркотиках. Так в газетах пишут.

        - Погодите, ребята. Давайте-ка разберемся.  - Я начал загибать пальцы.  - Во-первых, не верьте всему, что пишут в газетах. Это должен знать каждый, кому больше четырех лет. Во-вторых, мой корабль реквизирован военным космофлотом, так что война с Грызунами все равно будет - со мной или без меня. В-третьих, если меня с ними не будет, Грызуны заявятся и сюда, на планету, чтобы разыскать меня, поскольку я с ними не в ладах.
        Я подождал, пока все это дойдет до Джо с Ларри.

        - И последнее,  - закончил я.  - Денег у меня нет. А от продажи наркотиков - тем более. Единственное, чем я владею,  - это ржавый корабль, который Грызуны собираются превратить в груду обломков, а банкиры - отобрать.
        У Ларри вытянулось лицо, а Джо нахмурил брови. Потом лицо его просветлело.

        - Идея! Ты нужен банкирам, и Грызунам тоже. Мы продадим тебя тому, кто даст больше.

        - Ошибочка, Джо. Грызунам нужен только мой труп, да и банкиры тоже, вероятно, захотят увидеть мое тело, когда обнаружат, что у меня нет ни гроша за душой. Добавлю еще, что Грызуны уже в пути, а если я не помогу вам с обороной планеты, то дела ваши могут пойти еще хуже.

        - Это проблема,  - согласился Джо.  - Нам надо подумать.

        - Это тебе надо подумать. Это была твоя идиотская мысль,  - подсказал ему Ларри.
        Джо поднял голову и, схватив Ларри за грудки, дал ему пощечину:

        - Не смей со мной так разговаривать, дружок. Я увидел, как Ларри сжал кулаки, но ничего не сказал.

        - Вы, наверное, новички. Вы раньше когда-нибудь участвовали в похищениях?  - осведомился я.

        - А то!  - поколебавшись, заявил Джо.

        - Много раз,  - подтвердил Ларри.

        - Сколько раз?

        - Семь,  - мигом ответил Ларри, а Джо одновременно с ним сказал: «Пять».
        Они переглянулись.
        Пока я собирался попросить их назвать среднее арифметическое, в дверь постучали.

        - Кого там черт принес?  - Ларри выхватил свой пистолет и снял его с предохранителя. Он распахнул дверь, и в нее тут же влетела Лидия Дэр с висевшим у нее на свитере тупарем, сопровождаемая оператором с камерой. Она ткнула свой микрофон под нос Джо.

        - Здравствуйте, я - Лидия Дэр из «Почтового курьера Шенектади». Это вы похитили знаменитого пирата Маккея?

        - Надо же, Лидия Дэр. Можно взять у вас автограф?  - попросил восхищенный Ларри.

        - Я видел вас по телевизору,  - сообщил Джо.  - Ага, мы его похитили. Как вы нас разыскали?

        - Это вот он показал мне дорогу,  - ответила Дэр, показывая на висевшего на ее свободной руке маленького зверька.
        Тупарь взлетел, шлепнулся мне на плечо и открыл рот в ожидании подачки. Может, тупари ничего не смыслят в физике плазмы, но на ласку они живо откликаются. Я пошарил в кармане и обнаружил, что Катарина запихнула туда остатки шоколада и чек для адвоката. Я отломил кусочек шоколада и засунул его в рот животному.

        - Она знает, где мы скрываемся!  - воскликнул Джо.  - Надо ее пристрелить!

        - Не получится. Я журналист,  - самоуверенно возразила Дэр.

        - Эти двое меня похитили и теперь соображают, что им делать дальше.  - Я кивнул на тупаря: - Он и в самом деле тебя сюда привел?

        - Когда нам позвонили насчет вас, я стала кружить по городу и увидела, что рядом с трейлером, открыв рот, сидит твой тупарь. Неплохое расследование, правда?  - ухмыльнулась она.

        - Полицию ты, разумеется, не оповестила?

        - Нет, конечно!  - Глаза ее загорелись.  - Это ж такая сенсация.  - Оператор бросил на меня сочувственный взгляд.

        - Ладно, Дэр. Раз нет полицейских, не будет и интервью.  - Я скрестил на груди руки и повернулся к ней спиной.  - Пускай эти двое все расскажут.  - Я показал на них пальцем.

        - Хорошо, начну с них!  - гневно прошипела Дэр.

        - Только чур я первый!  - вскочил Ларри.

        - Послушай, кто здесь командует? Я первый,  - запротестовал Джо.
        В этот момент я оглянулся и увидел, что оператор закатил глаза к небу.
        После недолгого колебания Лидия приняла соломоново решение и сделала первыми обоих, задавая им вопросы попеременно.
        Послушав их минут десять, я, пока все были заняты беседой, тихонько позаимствовал у Ларри ключи и вышел. Заперев за собой дверь, я выбросил ключ в кусты, нашел неподалеку телефонную будку и, позвонив Банки, попросил, чтобы она за мной приехала.
        Приятно было сознавать, что организованная преступность на Шайлере находится на том же уровне, что и другие институты.
        Когда подъехала Банки, я представил ее моему новому другу, и мы поехали к Клайду.
        Затем я пробудил шерифа Джамали от крепкого сна и попросил его послать своих молодцев за Ларри и Джо. Завернул тупаря в одеяло и, положив его в ванну, лег спать.
        На следующее утро я позвонил отцу Якубу и обратился за духовными наставлениями. Я рассказал ему о событиях предыдущего вечера, и он еще раз отпустил мне грехи, которые я намеревался совершить, и попросил меня в ближайшие несколько дней постараться ни во что не ввязываться.
        Еще он посоветовал мне молиться, чтобы быть ближе к Богу, и нанять хорошего адвоката.

        - Спасибо за совет, святой отец. Но за такой короткий срок мне других адвокатов, кроме Джимми Омуры, не найти.

        - Я буду молиться за вас,  - подумав, сказал отец Якуб.
        Я не мог удержаться, чтобы не спросить:

        - Отец Якуб, это может прозвучать довольно странно, но не слишком ли вы умны…

        - Чтобы жить на Мире Шайлера?  - Его изображение на экране лукаво усмехнулось.  - Как я понимаю, вы хотите сказать, что такому человеку, как я, открыты все дороги?
        Я кивнул и, помявшись, согласился:

        - Да, необычно как-то.

        - Кен, сын мой, Церковь мудра, и она решила, что дети ее в колониальных мирах должны получать самых лучших пастырей, ибо, видит Бог, они, как заблудшие овцы, больше всех в них нуждаются.
        После этого я позвонил Омуре и в течение часа посвящал его во все подробности дела, а Банки помогала мне, вставляя в сканер необходимые документы. Мы договорились встретиться перед зданием суда.
        Закончив разговор, я заметил, что Банки посматривает на меня краешком глаза.

        - Банки, я знаю, что здешние суды часто допускают довольно вольное толкование законов, но, думаю, мы все-таки сможем добиться отмены этого временного запрета покидать планету.

        - Сэр, не хочу вмешиваться в вашу личную жизнь, но здесь еще кое-что замешано.

        - Неужели?  - устало спросил я, предчувствуя недоброе.
        Банки не отрывала взгляда от моих ботинок.

        - Сэр, м-м… сюда три раза звонили из мэрии С вами хотели поговорить. Мэр Фельдман, очевидно, заметил, что вы ушли с приема довольно рано и… м-м… довольно поспешно. И сразу же после этого дочь его тоже ушла.

        - Дочь мэра зовут Кристиной?

        - Да, сэр. Мэр очень расстроен.

        - А сколько ей, кстати, лет?

        - М-м-м… - Банки медлила, явно не желая отвечать на вопрос.  - Пятнадцать, сэр.

        - Банки, откуда ты все это знаешь?

        - Да кругом слухи ходят, сэр.
        Чандразехар резал на кухне редиску и что-то напевал. Я постепенно разобрал слова песни. Это был старинный марш, который я слышал на Вулмере.
        СВАДЬБА БЫЛА ТАК ВЕСЕЛА,
        У ОТЦА ЕЕ - В РУКАХ РУЖЬЕ.
        СВАДЬБА БЫЛА ТАК ВЕСЕЛА,
        У ОТЦА ЕЕ - В РУКАХ РУЖЬЕ.
        Песня повествовала о печальных последствиях общения с прелестными юными существами, интересующимися черными дырами.

        - Банки, я начинаю думать, что у меня с судьей Османом могут возникнуть затруднения. Ты можешь что-нибудь предположить?
        Она немного подумала.

        - Сэр, думаю, все будет зависеть от того, какие свидетельства вы представите в свою пользу,  - очень осторожно ответила она.

        - Разумно. Будь добра, позвони Пайпер и попроси ее прислать сюда Клайда вместе с челноком.
        Она кивнула:

        - Считайте, что уже позвонила, сэр. Да, а как же ваш маленький друг?

        - Точно. Я совсем о нем забыл. Он у меня, и я не знаю, что с ним делать. Он такой забавный. Удивляюсь, почему люди не держат их дома, как кошек.

        - Сэр, кажется, одеяло, в которое вы его завернули, придется отдать в чистку,  - робко произнесла она.

        - Да-да, конечно.
        Мы вернулись ко мне в комнату поглядеть, чем занимается тупарь. Он уже успел съесть на завтрак четыре банана и абрикос. Так что теперь неохотно приоткрыл глаза, зевнул и снова погрузился в сон.

        - Нет, оставить у себя я его не могу.

        - Я позабочусь о нем, сэр,  - поспешно пообещала Банки.

        - Что ты собираешься с ним делать, Банки?  - поинтересовался я, несколько обеспокоенный.

        - Выброшу в лесу,  - пожала она плечами.

        - Спасибо, Банки.

        - Не за что, сэр.
        На всякий случай упаковав свои вещи, я отправился к зданию суда. На заднем ряду, ожидая меня, устроился Клайд.
        Сидевшие напротив три адвоката и их клиенты упорно отказывались поднять на меня глаза. Зато вошедший в зал судья Осман сразу же меня признал:

        - Ага, вот и еще один член экипажа с «Туфли Рустама» явился в суд. Очень рад.
        Да, денек, судя по всему, предстоял нелегкий.
        Сначала выступили представители банка. Суть их претензий состояла в том, что я был должен разным людям кучу денег, как сам лично, так и по поручению всех, кого им удалось втянуть в это дело, а, несмотря на войну или ее отсутствие, бизнес есть бизнес. Если суд разрешит мне сесть в челнок и улететь на корабль, то очень велика вероятность того, что я никогда не вернусь - разве что в виде мелких частиц во время дождя.
        Затем поднялся Омура и выступил с опровержением вышесказанного. Утром он, наверное, не смог бы одеться и добраться до суда без посторонней по-. мощи, но доводы его были блестящими, и от претензий банкиров камня на камне не осталось.
        Он заявил, что конфедеративным правом предусматривается отмена любого постановления гражданского суда, препятствующего военному офицеру исполнять свои воинские обязанности, и что удовлетворение предъявленного банком иска временно ограничить мою свободу передвижения привело бы к подрыву основ, лежащих в принципах самозащиты Конфедерации. Он рассмотрел несколько прецедентов, доказывающих, что отправиться на орбиту сражаться с Грызунами - не есть попытка избегнуть правосудия в общепринятом значении этого понятия. Поскольку
«непоправимый ущерб», на который жаловался банк, состоял в том, что меня могут убить, он едко прошелся по неспособности банка отрицать, что в любую минуту может случиться то же самое, если Грызуны заявятся прямо сюда.
        Затем Омура отметил отсутствие у банка убедительных доказательств факта, что до того, как военный космофлот реквизировал корабль, ликвидировав таким образом права банка на отторжение имущества в счет долга, я не являлся просто наемником, состоявшим на службе у Дэви Ллойда Твердобокого; в доказательство он представил документы Дэви Ллойда, неопровержимо свидетельствовавшие о том, что у банка не было достаточных оснований возбуждать против меня дело.
        Закончил он призывом свято чтить закон, права человека, Бога, матерей и национальный флаг. Когда он закончил, с задних рядов раздались хлопки двух-трех зевак, а оператор из «Почтового курьера Шенектади» запечатлел все это на видео.
        Магистрат Осман пробежал глазами лежавшие перед ним документы и нахмурился.

        - В свете всего сказанного мне необходимо выслушать свидетельские показания. Суд удаляется на двадцать минут.  - Он стукнул молоточком по столу.
        Когда я встал с места, он задержал на мне взгляд.

        - Мистер Маккей, хотя я и спешу заверить вас, что никакого отношения к данному процессу это дело не имеет, мне известно, что одно высокопоставленное лицо в настоящее время тщательно изучает факты, доказывающие ваши отношения с его дочерью. Это очень неблагородно с вашей стороны!

        - Я учту это, ваша честь,  - ответил я, делая глубокий вдох.
        Так, законные методы не сработали, пришло время прибегнуть к шантажу.

        - Нам нужно вызвать Клайда,  - шепнул я Омуре.
        Омура почесал голову кончиком ручки.

        - Не понимаю. Его показания вряд ли относятся к делу.

        - Не волнуйтесь. Действуйте.  - Я набросал на листке бумаги вопросы.  - Как говорит один мой приятель - поверьте мне.
        Когда суд возобновил заседание, на место свидетеля вышел Клайд. Он был одет в парадную форму и имел невероятно умный вид. После того как он принес присягу и назвал себя, Омура, слегка наклонившись, спросил его:

        - Старшина Видерспун, объясните, пожалуйста, что привело вас и мичмана Маккея на эту планету?
        Банковский адвокат вскочил с места.

        - Протестую, ваша честь! Какое отношение это имеет к делу?

        - Показания старшины Видерспуна необходимы, чтобы показать, в чем заключается миссия Маккея на этой планете,  - пояснил Омура, пытаясь разобраться в моих каракулях.  - Ваша честь, очень трудно понять это дело, не зная, в каких условиях действует военный космофлот.
        Осман бросил на банковского адвоката осуждающий взгляд. Тот поднял руки вверх:

        - Мы берем назад свой протест.

        - Господин адвокат, к чему вы ведете?  - чуть слышно спросил судья Осман.

        - Сейчас все станет ясно, ваша честь,  - ответил Омура, покрывшись румянцем, который ясно свидетельствовал о том, что он и сам не имеет об этом ни малейшего понятия.

        - Мичман Маккей помогал лейтенанту Линдквист и мне в расследовании,  - заявил Клайд,  - одной межпланетной операции по контрабанде наркотиков, связанной с отмыванием грязных денег и коррупцией среди местных политиков.
        Омура покопался у Клайда в сумке, достал оттуда лиловое дашики и спросил:

        - Вы узнаете эту одежду? Клайд ухмыльнулся:

        - Еще бы. Дашики служило мне рабочим костюмом во время секретных операций.
        Клайда Осман, возможно, и не узнал, зато дашики - другое дело. Его лицо приобрело приятный землистый оттенок.

        - Что за секретные операции вы проводили?  - неохотно спросил Омура.

        - Протестую, ваша честь! Подобная тактика ведения допроса совершенно неадекватна,
        - запротестовал банковский адвокат, но было уже слишком поздно.

        - Да заткнитесь вы и сядьте!  - рявкнул Осман. И гораздо более мягким тоном добавил: - Свидетель, будьте добры, отвечайте на вопрос. Однако нет необходимости отягощать ваш рассказ излишними подробностями.

        - Разумеется, сэр.  - Глаза Клайда весело сверкнули.  - В ходе нашего расследования мы давали меченые деньги разным представителям судебной власти и получили наглядную картину разложения в сфере юстиции.
        Парень из «Почтового курьера» записывал каждое слово.
        Прежде чем Осман успел что-то сказать, Омура поспешно вставил:

        - Ваша честь, перед тем как продолжить эту линию допроса, мне нужно выяснить у свидетеля кое-что по поводу отмывания денег.

        - Для финансирования вскрытых мистером Мак-Кеем операций по контрабанде наркотиков, которые проводили Грызуны, использовались два крупных счета на предъявителя,  - без всякого разрешения продолжил Клайд.
        Осман сделал ему, как положено, замечание за то, что он выступил вне очереди, а один из сидевших в первом ряду представителей банка в этот момент схватился за грудь.

        - Ваша честь, разрешите нам взять пятиминутный перерыв?  - взмолился банковский адвокат, оглядев своих клиентов.

        - Ваша просьба удовлетворяется,  - прохрипел Осман, вытирая платком пот со лба.
        И едва суд возобновил заседание, банковский адвокат попросил слова. Мы с Омурой подошли к судейской скамье.

        - Ваша честь, учитывая… м-м… несколько щекотливый характер разбирательства, мы бы хотели попросить устроить закрытое слушание,  - предложил наймит противной стороны.

        - Протестую, ваша честь.  - Омура почуял запах крови.

        - Дело вот в чем, ваша честь,  - беззаботно вставил я.  - Я все еще вхожу в состав военно-космической комиссии по расследованию. Если я не могу быть наверху и сражаться с Грызунами, мне, видимо, придется остаться здесь и бороться с коррупцией и нарушением законов.

        - Джентльмены и уважаемые ученые коллеги, у меня составилось впечатление, что приведенных здесь показаний достаточно, чтобы вынести решение по данному вопросу,
        - поспешно заявил Осман.  - Совершенно очевидно, что, если мистер Маккей желает исполнить священный долг патриота, мы не должны позволить, чтобы бытовое судебное разбирательство встало на его пути к славе и почету.

        - Ваша честь, мой клиент поручил мне выяснить, можем ли мы отозвать нашу просьбу о наложении временных ограничений.  - Банковский адвокат беспокойно огляделся вокруг.
        - Мы, собственно, хотим отозвать наш иск с сохранением права возобновить его.

        - Без сохранения,  - вставил Омура

        - Просьба удовлетворяется с сохранением права,  - решил Осман, стукнув молотком по столу.  - Слушание откладывается. А сейчас попрошу всех освободить зал суда.
        Как только сидевшие на галерке зрители начали расходиться, Осман обратился ко мне:

        - Мистер Маккей, разрешите дать вам небольшой дружеский совет? Предлагаю вам незамедлительно подумать насчет вылета, если ваши намерения не изменились. И, выходя из роли беспристрастного судьи, хочу пожелать вам удачи, мистер Маккей. Человек, который так хочет, чтобы его убили, заслуживает получить такую возможность.
        Я отдал честь:

        - Благодарю вас, сэр!
        Мы вышли на волю, Клайд отправился за машиной, а я, пожав Омуре руку, сунул в нее чек Катарины.

        - Спасибо. Боюсь, что не придется вам написать статью в «Вестник межпланетной юриспруденции».

        - О, я еще не оставил надежды, мистер Маккей,  - торжественно произнес Омура.

        - Там будет что-нибудь про «сохранение права»?  - с подозрением поинтересовался я.

        - «С сохранением права» всего лишь означает, что банк может возобновить иск, когда захочет,  - заверил меня Омура.

        - Как мило.
        Когда я появился на челноке, помахивая постановлением суда, оба охранника на время лишились дара речи.

        - Нам приказано не пускать вас на борт,  - пробормотал тот, что пониже, пытаясь прочитать перевернутый вверх ногами документ.

        - Мы позвоним шерифу,  - пригрозил другой.

        - Будьте так любезны. И побыстрее.
        Клайд отправился на борт будить Козлика, а я тем временем присел на скамеечку.
        Через несколько минут подъехал Джамали, лучезарно улыбаясь, вышел из машины и поприветствовал меня:

        - Мистер Маккей - или вас надо называть мичман Маккей?

        - Мичман Маккей, если вам не трудно. Когда мы отправляемся? Я даже согласен простить вашему свояку розыгрыш с моими брюками, если это ускорит процесс.

        - Как вы, молодые, нетерпеливы,  - философски заметил Джамали.  - Не следует ли нам для начала обменяться любезностями?

        - Давайте,  - согласился я.  - Как у вас дела с подкупом избирателей и удалось ли вам поймать Элайн?

        - Я бы предпочел назвать это демонстрацией гражданам моего соответствия роли кандидата.  - Джамали присел рядом со мной.  - А что касается вашего товарища по команде, здесь Аллах распорядился иначе. В Шенектади и своих психопатов хватает,  - с безразличным видом произнес он.  - Не вас ли я, случайно, видел на приеме у мэра с молодой девушкой?

        - С Кристиной. Это дочь мэра. Возможно.

        - Очаровательная девушка. Теперь, как я понимаю, ваш внезапный отлет вызван желанием защитить нас от нашествия Грызунов.

        - Да, я намереваюсь отправиться на верную смерть, как только ваши ребята меня выпустят. Не хотите ли взглянуть на приговор суда?

        - Ах, как нетерпелива и горяча молодость. Нет, я признаю свое поражение. Вы можете тотчас же отправляться.
        Он полез в карман и достал коробку сигар.

        - Хотя вы и не избиратель, чтобы показать, что я не держу на вас зла, разрешите мне преподнести вам в подарок сигару, чтобы вы выкурили ее в знак примирения, пока челнок заправляют.

        - Спасибо, я не курю.

        - В жизни приходится делать одолжения, а вам другой возможности может и не представиться.  - Джамали вложил мне сигару в ладонь.

        - Ладно, почему бы и нет?  - Я прикурил у него и, затянувшись, слегка закашлялся.  - Спасибо,  - поблагодарил я, удивляясь, почему некоторые не совсем безмозглые люди делают это регулярно.
        Джамали улыбнулся:

        - Прощайте, мичман Маккей. Да направит Аллах ваши шаги.  - Он обменялся несколькими словами с охранниками и уехал.
        Я искал, где бы мне потушить сигару, когда ко мне подошел один из полицейских.

        - Извините, мичман Маккей. Курить в общественных местах воспрещается, сэр.

        - Чудесно. Я как раз собирался ее загасить.

        - Сэр, я собираюсь арестовать вас,  - объяснил он, защелкивая у меня на запястьях наручники.

        - Полегче! Эту сигару дал мне сам шериф Джамали.

        - Да, сэр. Так он нам и сказал,  - извиняющимся тоном произнес полицейский.
        Я заорал:

        - Клайд! Разыщи Банки и вытащите меня оттуда!  - А потом меня затолкали в полицейский фургон и увезли.
        В участке я встретил всех своих старых знакомых - Дэви Ллойда, Берни, Ларри и Джо. Джо сначала не хотел со мной разговаривать - через некоторое время он даже объяснил почему. Когда к ним тогда прибыли полицейские, они никак не могли поверить, что они с Ларри просто не могут открыть дверь. Лидии потребовалось пустить в ход все свое красноречие, чтобы убедить констебля не наделать в трейлере кучу дырок, и теперь им придется выложить двадцать долларов, чтобы починить замок.
        Периодически требуя у дежурного офицера, чтобы тот соединил меня с шерифом Джамали, я развлекался, со скрежетом проводя металлической печатью на судебном приговоре по прутьям решетки. Так как штраф за курение в общественном месте составлял десять долларов, дежурный офицер быстро сообразил, что у него могут быть неприятности, и позвонил Джамали.
        Телефон принесли мне в камеру.

        - Сэр, будьте добры, поговорите с шерифом.
        На экране показался Джамали, сидящий в своей машине, и улыбка на его лице сделалась еще шире.

        - Мичман Маккей, рад вас снова видеть.

        - Освободите меня. Немедленно.

        - Ах! Какая прямая и открытая речь. Это подкупает.

        - Давайте обойдемся без светской беседы. Мне нужно успеть на челнок.

        - В этом-то вся проблема,  - признался Джамали.  - Мэра ваш отлет сильно огорчит, а кто я такой, чтобы стоять на пути истинной любви.

        - Мэра вашего скоро привлекут к суду,  - мрачно проворчал я.  - Какая такая истинная любовь?

        - Ваша возлюбленная Кристина. Надо же соблюдать приличия,  - любезно произнес Джамали.  - Вы немного поприличнее, чем два последних увлечения Кристины, и вы поставили мэра в неловкое положение,  - закончил он, растягивая слова.  - К сожалению, у меня связаны руки. Как говорит ваш апостол Павел: «Лучше жениться, чем сгореть».

        - Шериф, насколько я знаю, обычно происходит и то и другое. Позвольте мне объясниться.
        Я поведал ему, как все было. Джамали погладил себя по подбородку.

        - По-моему, ее отец и сам подозревает что-то в этом роде. Этот милый голубок ничего не говорит, а это настолько необычно, что вызывает толки. И чтобы спасти репутацию своей дочери, мэр дал всем понять, что скоро состоится помолвка, а если вы поспешно скроетесь, это не улучшит его шансы на повторное избрание. Пока мы здесь с вами разговариваем, он проводит опрос общественного мнения, чтобы выяснить, насколько перспективно будет заполучить вас своим зятем. Результаты первого опроса были непоказательны.
        У меня создалось отчетливое впечатление, что Джамали получает огромнейшее удовольствие от нашей беседы.
        Настало время, как выражается пехота, для заключительной очереди оборонительного огня.

        - Послушайте, шериф…

        - Пожалуйста, зовите меня Рагебом. Вы скажете, что у вас есть постановление суда. А у меня есть свои постановления.

        - Рагеб, вы действительно хотите, чтобы я - после того, как я наглядно продемонстрирую склонность к нанесению тяжких телесных повреждений,  - остался здесь и сделался зятем мэра?
        Джамали сначала безмолвно уставился на меня, а потом расхохотался.

        - Маккей, вы продолжаете демонстрировать все новые таланты,  - простонал он, вытирая глаза.  - Скажите моим молодцам, чтобы вас отправили обратно на челнок, и да поможет вам Бог.

        - Спасибо. Вы сможете… м-м… уладить дела с Кристиной?

        - Попробую все устроить,  - кивнул Джамали, поглаживая бороду.  - Подыщу ей кого-нибудь. Передайте-ка трубочку моему подчиненному.
        Дежурный полицейский выслушал приказания начальника, отдал честь, а потом подал машину, чтобы отвезти меня к челноку. Козлик уже начал проверку готовности к полету, когда я влетел в дверь и закинул свой вещмешок на багажную полку.

        - А я уж было подумал, что ты собираешься остаться,  - хмыкнул Клайд.

        - Да я б ни за какие сокровища в мире не остался - во всяком случае, в этом мире,
        - с чувством ругнулся я.  - Поехали, Козлик. Пора наверх.
        Калифорнийский Козлик скользнул по мне взглядом.

        - Наверх, вниз. Наверх, вниз,  - проворчал он себе под нос.  - Похоже, меня тут заставят работать.  - Он в замешательстве поглядел на приборную доску.  - Послушай, чем это ты загрузился? У нас перевес. Лишние килограммы.

        - Погоди-ка.  - Я прошел в хвост кораблика, открыл багажные камеры и обратился к спрятавшимся в них юным дамам: - Извините, в этом месяце все квоты на зайцев мы исчерпали.

        - Проклятие,  - хмуро выразилась старшая из дочерей Динки.

        - Я передам привет вашему папе,  - пообещал я, выпроваживая их.

        - Ну и ну! Как ты догадался, что они там прячутся?  - удивленно воскликнул Козлик, провожая их взглядом.
        Клайд расхохотался.
        Через пару секунд на борт влетела Дайкстра, втолкнула свою сумку в багажную камеру и пристегнула себя ремнем к сиденью.

        - Привет, Розали,  - поздоровался я, поднимая брови.

        - Привет, Кен. Будь добр, заткнись, пожалуйста.

        - Хорошо,  - согласился я.
        Козлик завел мотор и оторвался от земли.

        - Розали, думаю, что и мичман Маккей меня поддержит, если я скажу, что мы очень рады видеть тебя здесь,  - не выдержал Клайд.

        - Спасибо, Клайд,  - отозвалась Дайкстра.  - А теперь заткнитесь, пожалуйста.



        КОРАБЛИ ИЗ ЖЕЛЕЗА И ЛЮДИ ИЗ ДЕРЕВА , ИЛИ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

        Когда мы добрались до «Шпигата», у переходного шлюза нас поджидали Катарина и Банки. Безмолвные объятия Катарины вознаградили меня за все многочисленные хлопоты.
        Пока мы шли к мостику, она успела познакомить меня с разработанным ею и одобренным Хиро оперативным планом.
        Согласно стандартной военно-космической доктрине полагалось, чтобы эскадру вел не самый ценный корабль, и Катарина была убеждена, что Генхис выставит впереди легкого крейсера вооруженное торговое судно. Мы с Катариной займемся маневрами
«Шпигата», а Хиро возьмет на себя общее управление нашей маленькой флотилией, устроившись в одном из противоперегрузочных кресел. Гарри и Динки будут оперировать ракетной установкой в трюме номер один, а Аннали - системой обнаружения. Клайду и Розали будет поручено устранять возможные повреждения; Кимболла, Сина и Труилло мы отгрузим на орбитальную станцию в распоряжение Пайпер.
        Если удастся заманить армаду Грызунов на минное поле и вывести из строя один или оба их малых судна, то таким образом мы уменьшим их военное превосходство и дадим Пайпер и ее ребятам возможность хорошенько протрясти шпангоуты на крейсере Генхиса, запустив в него ракету-другую. Спунер и Козлик на челноке спрячутся где-нибудь в непосредственной близости от театра военных действий на случай, если кто-нибудь останется в живых.
        У Гарри, Динки и Аннали оставалось на обучение три дня, и Катарина заставила их тренироваться почти без роздыха. Поинтересовавшись, как у них идут дела, я совершил ошибку.
        Катарина нажала кнопку интеркома, и мы на минутку остановились в коридоре, чтобы послушать, как идет учеба.

        - Навожу, навожу… - настойчиво повторяла Аннали.
        Преследуя заданную тренажером цель, система обнаружения, управляемая Аннали, отметила ее вертящийся «шишечкой», которая представляла собой математическое построение точек в пространстве, в которых запущенная ракета приближалась к проецируемой траектории полета на достаточное расстояние, чтобы оставшийся путь проделать самостоятельно и попасть в цель.

        - Навожу… Ну, где же она! Приготовиться, цель… - твердила Аннали.

        - Вот она!  - вскричал Гарри.  - Огонь из первого и второго полукомплектов!
        Несмотря на то, что на самом деле никаких ракет он не выпустил, я инстинктивно сжался. Аннали истерично взвизгнула:

        - Да погоди ты стрелять, болван!

        - Перезаряжаю первый и второй,  - лаконично сообщил Динки.
        Наступило гнетущее молчание. Наконец Гарри нарушил его:

        - В чем дело, милая? Ты напугалась?

        - Чертов придурок!  - прошипела Макхью после нескольких секунд молчания. Тренажер прогудел два раза, что означало два выстрела мимо.
        Между ними разгорелась легкая перебранка.

        - Хватит вам. Продолжайте работать,  - прикрикнула на них Катарина.  - Еще полчаса, и можете отдохнуть.

        - Что, скоро обед?  - с деланной скромностью осведомился Гарри!  - И чем будут кормить придурков?

        - Отставить, Гарри,  - рявкнула Катарина.  - Тебя это тоже касается, Макхью.

        - Есть, мэм,  - покорно ответил Гарри, а Макхью пробормотала нечто, что при очень большом желании могло быть истолковано как согласие.

        - Да, мэм, у меня не самые приятные впечатления,  - поделился я своими сомнениями с Катариной по дороге в нашу каюту.

        - А мы еще даже не начали маневрировать,  - вздохнула она.  - Когда эту посудину начнет швырять из стороны в сторону, тогда-то мы и проверим, какая у них реакция.
        - Она поглядела на меня.  - На установке Бим команда лучше. Ей только и нужно, что попасть в крейсер прежде, чем ее заметят.

        - Понятно.
        Катарина, прочитав выражение на моем лице, легонько ущипнула меня за плечо.

        - Иди переоденься, и мы тоже начнем.
        Я распаковал свои вещи, надел комбинезон и поднялся на мостик. Когда я сел за приборную доску и приступил к проверке приборов, Катарина заметила:

        - Бим привезла сюда кучу микророботов, чтобы выяснить, что на корабле не в порядке. Мы обнаружили, что хуже всего дела обстоят с правым автоматическим контрольным узлом. Проходящий через него керамический провод испортился, поэтому у нас и было так много проблем с нижним приводом и крыльчаткой на правом борту.
        Я присвистнул.

        - Как же это случилось? Катарина смущенно потупила взгляд.

        - Прямо над этим контрольным узлом находится каюта Берни, и Бим обнаружила под кроватью Берни, там, где треснул шов между стеной и обшивкой пола, какое-то вздутие. Кошка Берни, оказывается, пользовалась этой трещиной как туалетом. А кошачья моча нарушает сверхпроводимость керамического провода.
        Поперхнувшись, я закашлялся.

        - Нужно заменить все, что проходит через этот узел,  - деловым тоном продолжала она.  - К сожалению, у нас нет для этого ни времени, ни материалов.
        Хотя комментариев здесь и не требовалось, я все равно нашел что сказать:

        - Знаешь, мне тут пришло в голову, что если бы кошка Берни не испортила проводку, то корабль не стал бы брыкаться, как дикий жеребец, когда Дэви Ллойд приставил нож к горлу Фридо. А значит…

        - Верно. Можно сказать, что эта глупая кошка убила Фридо.  - Катарина улыбнулась.  - Ну что, попробуем немного поманеврировать?
        Мы предупредили всех, кто находился на борту, что собираемся прекратить вращение, и приказали им пристегнуться. Капитан Хиро и Баки вышли понаблюдать. Катарина первой взяла в свои руки управление. В следующие четыре минуты «Шпигату» пришлось несладко. Мы начали проверять все, на что он еще способен: проделали мертвую петлю, иммельман, дали задний ход. Тут у меня в голове загорелся красный предупредительный огонек.

        - Глуши мотор!  - завопил я секунды за две до того, как неполадки высветились на приборной доске.
        Услышав меня, Катарина дернула рычаг, но было уже поздно. Правая крыльчатка нервно задергалась и остановилась. Корабль отклонился от курса, а это значит, переводя с вежливого космического языка на обычный, что он начал выделывать самые невообразимые сальто и пируэты.
        Когда правая крыльчатка наконец снова заработала, Катарине с трудом удалось положить корабль на прямой курс.
        Я выключил интерком, чтобы избавить нас от необходимости выслушивать комментарии с галерки.

        - Ну и ну,  - крошечные глазки Баки блестели,  - это было здорово. Можно еще разок?

        - По-моему, можно считать эту попытку относительно успешной,  - с деланной бодростью добавил Хиро.

        - Это никуда не годится,  - вздохнула Катарина, еще более бледная, чем обычно.  - Даже чтобы проделать основные маневры, мне потребуется сильно превысить допустимые отклонения, а корабль этого не выдерживает.

        - Что ты говоришь?  - переспросил Хиро.

        - Я говорю, что если мы на этом корабле собираемся воевать, то не можем рассчитывать только на первые пять минут, а больше он не выдерживает,  - мрачно пояснила она.

        - Послушай,  - вмешался я.  - Я точно чувствую, когда он вот-вот выйдет из строя. Давай я его поведу.  - Катарина знала, как управлять судном в бою, но я-то знал свой «Шпигат».
        Хиро жалобно хмыкнул. На лице его ясно читалось: «Господи, за что?»

        - Кен,  - мягко произнесла Катарина,  - я знаю, что ты умеешь управлять этим кораблем, но военная специальность у тебя какая?

        - Навигация и снабжение,  - признался я.

        - Извини меня за прямоту, но у тебя нет самых элементарных навыков управления судном во время боевых действий. Здесь должен быть выработан инстинкт. В боевой обстановке стоит лишь на секунду задуматься - лететь вперед или повернуть - и мы проглотим ракету. Ты не сможешь им управлять. У меня есть соответствующая подготовка, но при боевом маневрировании я обязательно выйду за пределы надежности корабля.

        - Зато я, не скромничая, могу сказать, что я единственный человек во всей Вселенной, который так хорошо знает этот корабль, что может управлять им на грани его возможностей и не дать ему развалиться.  - Я немного подумал.  - А насчет инстинкта ты, к сожалению, права. Начнем с того, что если бы мой инстинкт мне что-нибудь иногда подсказывал, меня бы вообще здесь не было.
        Недолгое молчание было нарушено замечанием Баки:

        - Ну и дела. Вот так дилемма.

        - Которую можно разрешить,  - отозвалась Катарина, лукаво взглянув на меня.  - Как я понимаю, мы вместе поведем его, хорошо?
        Хиро удивленно поднял брови. Я тоже.
        Катарина пояснила свою мысль, которая заключалась в том, что она начинает маневр, а я, поняв, чего она хочет добиться, продолжаю управлять «Шпигатом» на пределе его возможностей. Процедура казалась довольно нелепой, но ничего лучшего мы придумать не смогли. Пока все остальные обедали, мы установили в рубке рычаг, передающий управление от одного пилота к другому, а затем опробовали систему.
        Поначалу ничего не получалось. Мы провозились часов двенадцать, пока не начали ощущать ритм друг друга. В конце концов я наловчился, даже не задумываясь, не глядя на доску, а лишь коснувшись ее руки, чувствовать, что она собирается делать.
        Я никому бы не рекомендовал подобным образом управлять военным кораблем и уж ни в коем случае не посоветую делать это с тем, кто вам не нравится.
        У нас возникли и другие неожиданные затруднения. Гарри обнаружил - при соответствующих обстоятельствах,  - что при бортовой качке туалеты работают не совсем так, как было задумано. Это одна из тех вещей, о которых не упоминают в Адмиралтействе, когда говорят о надбавке за несение службы в опасных условиях. При обсуждении этой проблемы я в первый раз за долгое время увидел на губах Макхью улыбку.
        Наконец мы с Катариной закончили тренироваться, и от усталости у меня двоилось в глазах, но операция «Грызуний патруль» уже не казалась неосуществимой. Мы передали управление кораблем Клайду и Дайкстре, вернулись к себе и отпраздновали удачу, распив пакетик леопардового молока.

        - Я так устал, что даже спать не могу,  - пожаловался я.  - Хочешь посмотреть видео?

        - Не знаю. Ну ладно, давай.

        - Я не сообразил взять с собой новые диски. А ты что-нибудь захватила?  - Я пошарил в наших запасах.

        - Нет, была слишком занята. Я попросила Гарри что-нибудь найти.

        - Ну и что же ты хотела бы посмотреть?  - Я развернул монитор, чтобы ей были видны новые поступления в корабельную видеотеку.  - «Школьницы-монашки из ада»,
«Ведьмы-мутанты из ада» или лучше всего «Мутанты-школьницы-ведьмы-монашки из ада»?
        Мы единогласно выбрали «Хэмфри и Ингрид», в котором неплохо сыграли Пол Хенрайд, Сидни Гринстрит и Питер Лорр.
        На следующее утро мы тренировались еще четыре часа, приставив во время маневрирования Динки, Гарри и Аннали к ракетному тренажеру. Корабль только дважды давал сбой, а у Гарри с Макхью ни разу не дошло до драки, так что мы засчитали себе это как немалый успех.
        Хиро организовал нам ежедневную связь с Банки, чтобы следить за событиями на Шайлере, так что, передав управление Спунер, мы с Катариной позвонили ей.

        - Привет, Банки. Что новенького?  - спросила Катарина.

        - Статьи в газетах о готовящемся вторжении начинают приносить плоды,  - доложила Банки, как всегда подтянутая и строгая.  - Некоторые из тех, кто уволился из Сил Гражданской Обороны, уже заходили и интересовались, не могут ли они чем-нибудь помочь. Я сформировала из них взвод и раздала им винтовки, штук тридцать. Мэр Фельдман немного расстроен. Он считает, что я поступила незаконно, и хочет, чтобы я отобрала у них винтовки назад. Я сказала ему, что мне нужно посоветоваться с капитаном Хиро. По-моему, мэр до сих пор сердится на мичмана Маккея. Мне отобрать у них винтовки?

        - Нет,  - возразила Катарина,  - если он хочет их отобрать, пускай попросит об этом полицию.

        - Он уже объявил, что именно это он и собирается сделать,  - хмыкнула Банки.  - Ставки семь к пяти против полиции.

        - А как проходят выборы?  - поинтересовался я.

        - Они, как всегда, пытаются в последний момент напихать в урны побольше бюллетеней,  - пожала плечами Банки.
        У меня сложилось впечатление, что выборы в Шенектади полностью зависят от того, кто физически владеет избирательным участком.

        - Администрация мэра начинает, наконец, всерьез принимать вторжение?

        - Думаю, да,  - осторожно подтвердила Банки.

        - Что ж, хорошо,  - некстати заметил я.

        - Не знаю, хорошо ли, сэр,  - поморщилась Банки.  - Как только закончилось голосование, пресс-атташе мэра заявил, что мэрия закрывается на ремонт, а городское правление будет временно размещаться в помещении школы в Норе Опоссума.

        - В Норе Опоссума?  - переспросил я.

        - Это небольшое местечко на Провинцвилльской дороге, почти на границе города,  - объяснила Банки.
        Катарина, криво усмехнувшись, скосила на меня взгляд.

        - Да брось ты, Банки, кому на этой планете могло прийти в голову назвать какой-то городишко Провинцвиллем?  - Я подыскивал слова, чтобы лучше объяснить свою мысль.  - Здесь везде одна сплошная провинция.

        - Никак нет, сэр,  - возразила Банки.  - Тут вы не правы. Человек по имени Провинц - Тьюфик Провинц - был одним из отцов-основателей планеты.  - Она на минуту задумалась.  - Я точно знаю, что кроме Провинцвилля здесь еще есть Провинц-дейл и Провинцторо.

        - Ага,  - тихо протянул я.

        - Сэр, не хотите ли вы выслушать объяснения по поводу опоссума, от которого произошло название «Нора Опоссума»?  - осведомилась Банки тем бесстрастным тоном, который на космофлоте обычно приберегают для несущих всякую чушь мичманов.
        В разговор вмешалась Катарина:

        - Нет, спасибо, Банки. Заметна еще какая-нибудь реакция на новости о вторжении?

        - Да, мэм, кое-что действительно происходит,  - ничем не выражая своих чувств, продолжила Банки.  - Поднялись цены на сувениры, а Союз Гражданских Свобод провел пресс-конференцию, на которой объявил, что возбуждает судебное дело против объявления войны Грызунам, так как это нарушает их права на ведение дела законным порядком. Мнения, высказанные в редакционных статьях, разделились пополам.
        Катарина кивнула.

        - Еще что-нибудь, достойное упоминания?  - спросил я.
        Банки, подумав, ответила:

        - Общество Змееведов написало открытое письмо семнадцати религиозным конфессиям, в котором просит их исправить несправедливую характеристику, данную змею в книге Исхода. Кроме этого, ничего вспомнить не могу. А как дела у вас наверху, сэр?

        - Да вот - три поросенка готовятся к войне с большим злым волком,  - фыркнул я.

        - Молодец Банки. Держи нас в курсе всего, что происходит на планете,  - быстро добавила Катарина, заканчивая связь.
        До начала следующей тренировки у нас оставалось двадцать минут, и Катарина послала меня посмотреть, чем занимаются Гарри и Динки.

        - Ну, как дела?  - неосторожно спросил я, открывая дверь.

        - Всегда готовы дать взбучку этим мякам, сэр!  - Гарри вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь.

        - Мехам?  - переспросил я, салютуя в ответ. Я иногда не очень быстро соображаю.

        - Никак нет, сэр! Мякам,  - поправил меня Гарри.  - Мы их так называем.
        Я взглянул на Динки, который отчаянными жестами пытался что-то показать.

        - Кто это - мы?

        - Ну, мы, сэр. Бойцы.  - Гарри пожал плечами.  - Ну, то есть мы с Динки.

        - Потому что на них мех?  - Мне показалось, что Гарри слишком серьезно относится к поддержанию боевого духа.

        - Да нет. Потому что они хомяки,  - презрительно фыркнул Гарри.

        - А я было подумал, ты так назвал их, потому что они мягкие.  - Динки швырнул в него монетку.
        Гарри наградил его гневным взглядом:

        - Нет, не поэтому.  - Он вытащил из кобуры свой пистолет - двенадцатимиллиметровый
«осоро» - и начал перебрасывать его из одной руки в другую.
        Мой опыт обращения с пистолетами говорит, что если вы непосредственно не касаетесь дулом цели, то точность попадания ощутимо снижается, а к двенадцатимиллиметровому
«осоро» это относится в большей степени, чем к остальным. Зато он идеально подходит для перестрелки в переполненном лифте.

        - Гарри, будь добр, убери пистолет,  - попросил я.
        Тут к нам присоединилась и Катарина, у которой на такие веши, несомненно, было чутье; она мгновенно оценила обстановку и положила Гарри руку на запястье.

        - А-а, хорошо, Кен, то есть сэр.  - Он смущенно спрятал оружие в кобуру.  - У меня просто нервы немного пошаливают.

        - Ничего страшного. Они у всех нас пошаливают,  - успокоил я его.  - Просто нам кажется, что ты бы лучше не разгуливал по кораблю с пистолетом.
        Гарри широко раскрыл глаза.

        - Но вы ведь ничего не имеете против пистолетов вообще, сэр?  - робко спросил он, переводя взгляд с меня на Катарину и обратно.

        - Хм… нет. Конечно нет,  - сказал я, переглянувшись с Катариной.

        - Я просто подумал, что если называть их мяками, то это поднимет наш боевой дух.  - Опустив голову, он начал водить носком ботинка по полу.

        - Гарри,  - вздохнул я, не дав Катарине ничего вставить,  - если твой боевой дух еще хоть немного поднимется, нам придется посадить тебя на цепь.  - Я похлопал его по плечу.
        Гарри робко улыбнулся.

        - Конечно, сэр. Спасибо за все.  - Он направился обратно к боевому посту в трюме номер один.

        - Посадить его на цепь?  - задумчиво произнесла Катарина.

        - Мэм, я вижу, за что вы собираетесь зацепиться. При всем моем уважении к вам, прошу - помолчите, а то мы опять с вами сцепимся,  - ухмыльнулся я, вынимая занозу из руки, которой хлопнул Гарри по плечу.

        - Ты правильно уловил цепь моих мыслей. Хорошо, больше не буду.

        - Доктор Гарри был прав. Он осуществил свои фантазии, и это пошло ему на пользу,  - неожиданно подал голос Динки.
        На лице Катарины выразилось удивление.

        - Что значит «доктор Гарри»?  - спросил я.

        - Ну как же.  - Динки вяло махнул рукой.  - Его психиатр.

        - Гарри ходит к психиатру?  - Я не поверил своим ушам.

        - Я думал, вы знаете.  - Динки задумался.  - А вы бы разве не стали на его месте ходить к психиатру? Когда я познакомился со всей командой, я вообще перестал придавать этому значение.
        Катарина прокашлялась.

        - Если уж ставить вопрос подобным образом, то я первая должна признать, что не все участники операции находятся в должной психической форме.

        - Гарри - он не опасен?  - осторожно осведомился я.

        - Разумеется, нет,  - живо отозвался Динки.  - Доктор говорит, что иногда он бывает подвержен приступам депрессии. По-моему, он собирался попробовать генную терапию, если ничто другое не поможет. Пойду-ка я помогу ему приготовиться.
        Как только Динки вышел, я обратился к Катарине:

        - Что, на войне всегда так? Ее глаза блеснули.

        - Теперь ты знаешь, почему мы стараемся не призывать резервистов.
        Мы посвятили тренировке еще четыре часа, и дела у Гарри и Динки пошли гораздо лучше. Благодаря едким замечаниям Макхью - или несмотря на них - число попаданий в учебную цель приблизилось к линии Мендозы, что составляет средний уровень 0,2.
        Что же касается нас с Катариной, то после того, как я четыре часа кряду просидел с ней плечом к плечу и бедром к бедру, у меня значительно улучшилось кровообращение.
        Когда рабочий день закончился, мы передали корабль Розали и Клайду. Пока Катарина принимала душ, я отправился к Баки, который занимал бывшую каюту Берни Бо-бо. Я постучал в дверь.

        - Доктор Бобр, мы можем поговорить?

        - Конечно, друг Кен! Заходите, пожалуйста, и будьте как дома.  - Он сидел на койке, с наслаждением доедая одно из вегетарианских лакомств Чандразехара.
        Я сел за стол и сразу же приступил к делу.

        - Послушайте, Баки, вам вовсе не обязательно здесь находиться.  - Я замолчал, подыскивая слова.  - Дружба дружбой, но нас здесь, вполне вероятно, убьют. Тогда и вы совершенно бессмысленно погибнете вместе с нами.

        - Друг Кен, мы уже обсуждали это с другом Катариной и капитаном Хиро. Вы не понимаете,  - печально произнес Баки. С него сошла вся его напускная театральность.
        - Мой полубрат Генхис направляется сюда с целью сделать все возможное, чтобы устранить меня, как препятствие на его пути к трону. Папа этого не понимает, но Генхис явно собирается меня убить. Если я останусь на планете, он просто расширит круг своих действий, чтобы удостовериться в моей гибели. В соответствии с принципами Баки, я желаю по возможности оградить от лишений тех, кто оказался рядом со мной.

        - Ого,  - вырвалось у меня. Он потеребил себя за усы.

        - Когда дело не касается вопросов наследования, мы по природе своей существа незлобивые, друг Кен. Хотя мой заблудший полубрат и впитал в себя некоторые крайне неприглядные атрибуты вашей культуры, я искренне верю, что, если я буду находиться на борту вашего корабля, он удовлетворится, взорвав его, и это избавит Мир Шайлера от ужасов войны. В качестве последнего знака преданности своему отцу я желаю избежать нанесения вреда несчастным людям на этой планете. Я боюсь, что иначе ваш космофлот моему народу этого не простит.  - И тут он не удержался и все испортил цитатой из Баки: - «Если позволяют обстоятельства, чувство дома должно возобладать над практическими соображениями».
        В дверь постучала Катарина и попросила разрешения присоединиться к нам.

        - Привет, Баки. Как дела?  - поздоровалась она, присаживаясь, скрестив ноги, на пол.

        - О, замечательно. Я тут наслаждался одним из кулинарных шедевров Чандразехара и развлекал друга Кена глупой болтовней на политические темы.  - Усики Баки опустились вниз, что придало его лицу задумчивое выражение.  - Я как раз думал о том, что после того, как разрешится настоящая неблагоприятная ситуация, друг Кен станет капитаном своего собственного космического корабля. Как чудесно! Он, видимо, и сам не ожидал, что так получится.

        - Катарина тоже приложила к этому руку. Мне хочется думать, что она решила, что я немного лучше справлюсь с этой работой, чем кто-либо другой,  - скромно объяснил я и поглядел на нее, ожидая возражений.
        Уголки рта Катарины слегка дрогнули.

        - У нас есть одна старая пословица. «Среди слепых и кривой - король».

        - В самом деле?  - оживленно воскликнул Баки.  - Как любопытно! В нашем чудесном языке есть почти такое же выражение. Оно переводится: «В стране безумцев и полудурок достоин короны».

        - Спасибо, Баки, за интересные сведения,  - хмыкнул я.

        - Кстати, Баки, раз уж мы заговорили о королях, я давно хотела спросить, каков титул у твоего отца?  - полюбопытствовала Катарина.

        - Думаю, лучше всего будет перевести это как «зазнайка»,  - напыщенно произнес Баки.
        Мы с Катариной переглянулись.

        - Зазнайка?

        - Вот именно. Любопытно, что вы об этом спросили. Когда я был маленьким и только начал учить ваш язык, то задал своему деду тот же самый вопрос, и он объяснил мне, что выбрал слово «зазнайка», как наиболее близкое по значению. Звучит впечатляюще, правда?

        - Несомненно,  - еле выдавил я из себя. Баки доскреб остатки еды и пошевелил усиками.

        - Еще мой дед сказал тогда нечто, до сих пор непонятное мне. Он сказал, что хотел подобрать самый безобидный для человеческого уха перевод и что «зазнайка» звучит дружелюбнее, чем все остальное, что приходило ему на ум. Можете себе такое вообразить?
        Катарина с трудом кивнула.

        - Потрясающая тема для беседы.  - Баки поднялся с койки и потер лапки одна о другую.  - Но, друзья, я пообедал, и пора совершить омовение. Я сейчас вернусь.
        Услышав шум воды, я взглянул на Катарину:

        - Хорошо, что старика нет в живых. Иначе мы, возможно, говорили бы по-грызуньи.
        Через несколько минут вернулся Бобр, с него стекала вода.

        - Вы, случайно, не видели моего фена?
        От мокрого Грызуна несет обычно как от пары лабрадорских ищеек, а вентиляционная система «Шпигата» не рассчитана на такую нагрузку. У меня засосало под ложечкой, а Катарина побелела как мел.

        - Случайно, нет,  - помотал я головой,  - но мы еще не ели, так что, боюсь, нам пора.

        - Как жаль,  - посетовал Баки.  - Тогда - до завтра.
        Катарина решила сразу лечь спать, не ужиная. Когда мы остановились у ее двери, она на мгновение сжала мою ладонь в своей.

        - О чем ты задумался?

        - Думаю, что мы, возможно, позабыли о каких-то мелочах,  - безбожно солгал я.

        - Я повесила ящик для предложений и замечаний.

        - И что?
        Она пожала плечами:

        - Кто-то предложил оборудовать бар и продавать там пиццу.  - Еще раз пожав мне ладонь, она исчезла.
        Я сжевал яблоко, чтобы успокоить неприятные ощущения в желудке, и решил, что пора спать. Когда я забирался в постель, мне пришло в голову, что прошло уже больше недели с тех пор, как кто-то в последний раз пытался меня убить. И тут за дверью, которую я забыл запереть, послышались шаги.
        Единственным, чего не испробовал этот кто-то, было просто изрешетить пулями мою койку.
        Я кубарем скатился на пол, упал ничком и залез под кровать. Но тут я вспомнил, что надо мной - водяной матрас, и, если кто-нибудь полоснет по нему очередью, я рискую утонуть.

        - Черт,  - прошептал я, услышав, что дверь открывается.
        В каюту вошел Клайд. Он медленно вытащил из кобуры пистолет Гарри.

        - Сэр? Где вы?  - Но, заметив меня, он спрятал пистолет обратно. Его явно мучило любопытство.  - Сэр, лейтенант Линдквист попросила меня заглянуть к вам. Что это вы там делаете?

        - Мне показалось, что матрас слишком жесткий,  - не подумав, ляпнул я.
        Он бросил на меня насмешливый взгляд.

        - Это водяной матрас.

        - Вода слишком жесткая.  - Мне пришло в голову, что, если кто-то из находившихся на борту и замышляет что-нибудь против меня, он бы, по крайней мере, мог подождать, пока меня не попытаются прикончить Грызуны.

        - Сэр, с вами точно все в порядке?

        - Все прекрасно, Клайд.

        - Ну ладно,  - покачал головой Клайд.  - Тогда спокойной ночи, сэр.
        На следующее утро, во время бритья, я вспомнил, что полмонетки Макхью все еще у меня за зеркалом. Я с некоторой нерешительностью вытащил ее оттуда и спрятал в карман, чтобы вернуть.
        Перед началом тренировок мы с Хиро и Катариной связались с Пайпер, чтобы выяснить, как у нее обстоят дела.

        - У нас здесь все хорошо,  - доложила Пайпер.  - Кимболл каждое утро забирается в ванную, и больше туда никому не попасть, но в остальном все идет гладко.

        - Никаких проблем?  - недоверчиво осведомился Хиро.

        - Я разрешила Труилло и Сину съедать пополам порцию райты за каждые десять попаданий,  - весело сообщила Пайпер.  - Если Генхис вовремя не объявится, нам, вероятно, понадобится срочно пополнить запасы. Конец связи.
        Я повернулся к Катарине и Хиро:

        - А как у нас идет учеба?
        Катарина включила интерком и прибавила громкости.

        - Вот, сволочи, получайте! Вот вам еще порция горячего свинца! Тра-та-та-та-та!

        - Гарри, ты не хочешь пустить Динки к тренажеру?  - намекнула Катарина.

        - Ах, меня ранили!  - вскричал Гарри.  - Они меня зацепили! Я ничего не вижу! Динки, займи мое место!

        - Сумасшедший дом,  - громко прошептала Макхью.
        Лицо Хиро исказилось как от боли. Я не разобрал, что он там пробормотал себе под нос, расслышал только слово «резервисты».

        - Мы будем тренироваться, пока у нас не получится,  - миролюбиво объявил Динки.
        Макхью фыркнула:

        - Хорошо, что у меня еще нет планов на Рождество.

        - Перед тем как вы начнете маневрировать, свяжитесь с Банки,  - напомнил Хиро Катарине, не открывая глаз.
        Банки выложила нам последние новости:

        - Сэр, теперь, когда люди начали осознавать, что нашествие Генхиса ожидается чуть ли не завтра, у нас появились небольшие проблемы.  - Она старалась по возможности подбирать наиболее мягкие слова.  - Кто-то пустил слух, что городская пивоварня перейдет к работе в одну смену, так что до тех пор, пока все не выяснилось, были волнения.

        - А как насчет законодательных инициатив?  - вставил я.

        - Только одна, сэр.  - поспешила утешить Банки.  - Союз Гражданских Свобод подал петицию, требующую в судебном порядке запретить любое вторжение Грызунов.

        - Да ну?  - удивился я.  - Как интересно.

        - Еще они проголосовали за предъявление иска два к одному. Как я понимаю, женщина, которая проголосовала против, вышла из Союза, и они заняты поисками новых членов организации. После того как я разгласила информацию о боевой мощи Грызуньей эскадры, они, по-моему, сильно расстроились, а ставки против нас возросли до пятидесяти к одному. На пресс-конференции много говорилось о том, что если они одновременно организуют процессы и против нас, и против Грызунов, то явно не прогадают.

        - Ас чего это вдруг такая перемена настроения?  - недоверчиво спросила Катарина.

        - Между нами говоря, мэм, презираемые и дискриминируемые чужаки перестают быть таковыми, едва они приземляются по соседству и снижают стоимость вашей собственности. И еще одно: законодательное собрание кое-как наскребло кворум и приняло резолюцию, в которой оно осуждает вторжение Грызунов и просит нас мирно разоружить их.

        - Когда мы наконец доберемся до Чивса и начнем перетряхивать его грязное белье, многие политики полетят со своих постов,  - заметила Катарина.  - Спасибо, Банки. Держи нас в курсе событий.

        - Слушаюсь, мэм,  - кивнула Банки. Потом, окинув взглядом всех нас, добавила: - Всего наилучшего.
        Следующие восемь часов, с небольшими перерывами, мы провели, упражняясь в крутых поворотах, и срывы происходили довольно редко. Я начал лучше чувствовать, чего Катарина пытается достичь своими достижениями в пилотаже - и это не каламбур,  - а Катарина стала лучше справляться с причудами и недостатками «Шпигата».
        После ужина я поймал Макхью и отдал ей монетку.

        - Аннали, смотри-ка, что я нашел,  - по-моему, она твоя. Совсем забыл, что она у меня. Это сувенир?

        - Вроде того. Она приносит удачу. Да, много удачи она мне теперь принесет… - Она поглядела мне в глаза.  - Как бы я хотела, чтоб у меня сейчас хватило ума сесть в шлюпку и отправиться ко всем чертям. Но у меня за плечами шесть лет службы в космофлоте.

        - Наверное, это ни для кого из нас не прошло бесследно,  - неловко попытался я успокоить ее.
        Я пошел дальше, а она все стояла и, тряся головой, повторяла:

        - Какая я дура! Дура! Дура!
        А я направился в комнату Баки, чтобы помочь Катарине, Клайду и Гарри научить Баки играть в покер. Не вдаваясь в подробности, скажу, что, когда мы его все-таки кой-чему научили, я проникся к этим мохнатым ребятам изрядной долей уважения.
        Нас спасало только то, что, когда у него были особенно хорошие карты, он начинал вилять хвостом. Еще я поговорил с Клайдом о Вайме Джин. Сначала Катарина поселила Клайда в каюту Розали, но, когда Розали передумала и присоединилась к нам, она прогнала Клайда обратно в бывшую каюту Фри-до. Таким образом, гостиная между каютами Спунер и Клайда превратилась в еще одно минное поле в этой системе, и Клайд немного затосковал.

        - Тебя это еще задевает за живое?

        - Задевает,  - признался он. И, ухмыльнувшись, добавил: - Но, как говорит Баки: «Я волновался, что у меня ботинки не по фасону, пока не обнаружил, что на мне их вообще нет».

        - Я подозреваю, что я не первый, кто заводит с тобой подобный разговор.

        - Никак нет, сэр. Вы - четвертый.
        После того как я поговорил с Клайдом, мы с Катариной присели на диван в холле и включили телевизор, чтобы посмотреть новости по двум программам Шенектади.
        По первому каналу шел специальный выпуск о «Военной неподготовленности и дорогом, но бесполезном оружии». Оказалось, что это одна из тех уравновешенных дискуссий о ракетной пусковой системе «АН-33», когда где-нибудь на свалке разыскивают одного человека, считающего это оружие просто кучей металлолома, и каждые пять секунд показывают его крупным планом.
        По второму каналу показывали «круглый стол», на котором шло не лишенное интереса обсуждение готовящегося нашествия. Одна женщина предложила организовать мирное шествие в надежде, что эта акция убедит нас перековать мечи, которыми мы собирались сражаться, обратно на орала, в то время как Комитет по защите планетарной чистоты Мира Шайлера призвал нас не позднее двенадцати часов в субботу загнать Грызунов обратно в свои норы и довести войну на!Пликсси* до победного конца.
        Потом мы болтали, пока я не заснул. К сожалению, долго поспать мне не удалось - Катарина растрясла меня.

        - Дай поспать. Передай Генхису, что я сдаюсь,  - пробормотал я.

        - Кен, Банки на связи. У нас серьезные проблемы. Лидия Дэр разговорила Калифорнийского Козлика. Теперь она знает, где мы заложили мины, и знает о ракетной установке на орбитальной станции. Завтра утром она хочет выступить с этим в эфире.

        - Вот что значит свобода печати - от них ничего не скроешь.  - Я задумчиво почесал затылок.  - Погоди-ка, она что, собирается выйти в эфир до появления Генхиса?

        - И Генхис беспрепятственно получит исчерпывающую и детальную информацию о нашем боевом плане,  - мрачно подтвердила Катарина.

        - Ну что ж, надо попросить ее не выступать,  - предложил я.
        Катарина пораженно уставилась на меня: - Кен, ты что, еще не проснулся?

        - Ну, хорошо,  - уступил я.  - Мы можем попросить ее подождать с выступлением.

        - Слушай, кто из нас собирается уйти в монастырь?  - Катарина покачала головой.  - Пошли, надо разыскать Хиро.
        Мы вместе с Клайдом и Баки собрались в каюте -Хиро. После того как Клайд представил проблему во всей ее красе, Хиро спросил:

        - А Грызуны точно прослушивают наш эфир?

        - Даже если они его и не прослушивают, Лидия хочет взять у Генхиса интервью, так что она планирует часть передачи транслировать с флагманского корабля Генхиса,  - объяснила Катарина.  - Если мы ее не остановим, нам остается только попробовать немедленно драпануть на Новую Бразилию. Если уж Лидию понесет, то наши жалкие шансы дать отпор Генхису упадут до нуля.  - Ее лицо исказилось от гнева.
        Хиро поправил свой ночной колпак.

        - Это осложняет дело. Какие будут предложения?

        - Что, если организовать рейд коммандос и захватить ее в плен?  - предложил Клайд.

        - Не знаю,  - протянул я, вспоминая свои предыдущие встречи с Дэр.  - Не так-то просто будет заткнуть ей глотку. Может, проще ее пристрелить?

        - Если мы организуем такой рейд, то на корабле никого не останется, да и времени у нас нет, чтобы как следует все спланировать и осуществить,  - заметила Катарина.

        - Может, выпустить по ней ракету?  - с надеждой встрепенулся Хиро.

        - Не получится,  - отрезала Катарина.  - Понадобится по крайней мере два дня, чтобы приспособить установки, нацеленные в космос, к поражению цели на планете.

        - К тому же это вызовет неблагоприятные толки,  - задумчиво добавил Баки.

        - А что, если мы просто запретим ей выходить в эфир?  - пофантазировал Клайд.
        Губы Катарины сложились в кривую усмешку.

        - Это прямое нарушение свободы слова, а тут речь идет о репортере. Если мы пристрелим ее, у нас и то будет меньше проблем с судами.

        - Мы должны не дать ей завтра войти в студию,  - проговорил я, размышляя вслух.  - Единственный способ это сделать - подсунуть ей под самый нос какой-нибудь скандал еще похлеще.

        - Продолжай, Кен, ты на правильном пути,  - кивнула Катарина.

        - Да? Тогда помогите мне, хоть кто-нибудь.

        - По-моему, есть одна вполне скандальная новость: один из моих офицеров - вампир,
        - неожиданно вставил Хиро.

        - «Космофлот в атаку ведет вампир». Подходящее название, сэр,  - поддакнул Клайд.

        - Клайд, достань копию моего рапорта и убери оттуда все имена,  - приказала Катарина.  - Тогда Дэр придется как следует побегать, чтобы выяснить, кто есть кто. Как мы это ей подсунем?
        Настала моя очередь.

        - А это, дорогая моя лейтенант Линдквист, работа для профессионалов. У меня есть кое-кто на примете.
        После того как мы обговорили детали с Банки и послали ей отредактированный рапорт Катарины, я позвонил Джамали и сказал, что отзываю иск против Джо и Ларри.

        - Почему это я должен их отпустить?  - недоверчиво поинтересовался он, поглаживая бороду.  - И почему вы всегда беспокоите меня посреди ночи?

        - Шериф, у нас возник один безумный план, как не дать длинной руке прессы помешать нашей завтрашней операции.  - Я пожал плечами.  - А что касается времени - то это, наверное, сила привычки.

        - Ладно, в интересах того, что я считаю планетарной безопасностью, я это сделаю, но с одним условием. Если ваш план сработает, я хочу, чтобы вы позвонили мне - в дневное время - и сообщили все подробности, чтобы я мог оперировать ими в следующий раз, когда Лидия публично оскорбит меня.

        - Идет,  - без промедления согласился я. Следующим шагом было объяснить Джо и Ларри
        условия их освобождения.

        - Вот вам задание,  - начал я.  - Завтра утром, ровно в восемь, вы приходите на квартиру Клайда. Адрес у вас есть, а ключ будет торчать в двери. Оттуда позвоните Лидии и заявите, что вам нужно встретиться с ней лично в восемь тридцать, чтобы заключить одну выгодную сделку. В компьютере Клайда будет копия официального документа, предназначенная только для чтения. Ее нельзя ни распечатать, ни скопировать. Если вы попробуете это сделать, она исчезает как дым. А это значит, что вы должны договориться с Лидией о цене прежде, чем она прочтет документ до конца, иначе вы останетесь с носом. Ясно?

        - Почему он говорит с нами так, будто продает нам подержанный автомобиль?  - пожаловался Ларри.

        - Тихо!  - прикрикнул Джо, пытаясь разобраться в своих пометках.  - А как мы его заполучили?

        - Когда вы похитили меня, то нашли у меня в кармане ключ и компьютерный код и решили, что дело пахнет наживой,  - терпеливо объяснил я.

        - Ага! Понятно.

        - Дальше. Вы должны сообщить Лидии, что это официальный секретный документ о том, что происходит на борту «Туфли Рустама». Вы разболтаете ей, что он доказывает, будто один из членов экипажа - вампир. Из того, что она заплатит, вы получите первую тысячу целиком и половину всей суммы сверх этой тысячи, так что позаботьтесь о том, чтобы увидеть ее деньги до того, как она прочтет документ. И поторгуйтесь с ней подольше, а то у нее могут возникнуть подозрения. Я вас потом разыщу, чтобы получить свою долю. Вопросы есть?

        - Я все-таки не пойму, почему вы сами не можете с ней сторговаться?  - пролепетал Ларри.

        - Он же работает на правительство, идиот!  - Джо аж кипел от негодования.  - Дэр ни за что не поверит таким сведениям, если они будут исходить от него. Она же репортер! Вот для чего мы ему нужны!  - Джо был вне себя от радости. Он явно уже сообразил, что сделает с моей долей.  - Это же шальные деньги!

        - Да ладно, я только спросил,  - оправдывался Ларри.  - То есть странно немножко, что репортер поверит двоим проходимцам вроде нас и не поверит флотскому офицеру.
        Я пожал плечами:

        - В каждой игре свои правила.
        Разъяснив им все детали, я выключил связь.
        Мне казалось немного нелепым, что судьба человечества - по крайней мере той его части, к которой принадлежал я,  - зависит от того, смогут ли двое мелких жуликов вовремя проснуться, но если речь шла о целой ночи полноценного сна, то я вполне мог их понять.
        Когда я ложился спать, из-под стола выскочил один из микророботов Пайпер на шести крошечных миниатюрных ножках. Он протянул ко мне свои щупальца, чтобы проверить, не закорочен ли я где-нибудь.

        - У тебя тоже бывают такие деньки, дружок?  - ласково спросил я его.



        КАК ГОВОРИЛ ГЕНЕРАЛ КАСТЕР: «ПОГЛЯДИТЕ-КА НА ЭТИХ ИНДЕЙЦЕВ»

        Чивс выдал нам день, в который задумал появиться Генхис, но ничего не сообщил о времени, поэтому Катарина разбудила меня пораньше, чтобы разобраться кое с какими мелочами.
        Первым в списке дел стояло высадить Спунер на борт челнока. Клайд предположил, что его соседка, по-видимому, на камбузе. Она действительно оказалась там - в тесных объятиях Гарри.

        - Извиняюсь,  - кашлянул я,  - но у нас очень мало времени, Вайма Джин.

        - Ох, да-да, конечно,  - вспыхнув, пробормотала Спунер.

        - Кен, это не то, что ты думаешь,  - пропыхтел Гарри, потуже застегивая «молнию» на комбинезоне.

        - Естественно, нет, Гарри,  - успокоил его я.  - Вайма Джин, встречаемся у шлюза. Через десять минут.  - Я закрыл за собой дверь.
        Клайд тоже подошел к шлюзу, чтобы проводить Спунер, что, очевидно, не противоречило условиям их соглашения по совместному пользованию гостиной, но меня ставило в несколько щекотливое положение.

        - Клайд,  - поинтересовался я, пока мы стояли в ожидании,  - что ты нашел такого в Спунер? Не считая, разумеется, того, что она другого пола.
        У Клайда под глазами обозначились темные круги.

        - Я и сам себя уже давно об этом спрашиваю. Видимо, я следую зову сердца.

        - «Он бросился с вершин на рельсы под…» - начал было я, но, заметив, что появилась Вайма Джин, умолк.

        - До свидания, Кен,  - попрощалась она.  - Спасибо за все.  - Потом она медленно подошла к Клайду и пожала ему руку.
        Козлик состыковался с нами, и Вайма Джин исчезла в челноке.

        - Кен, сэр, может, продолжим,  - предложил Клайд.
        Я окинул его пристальным взглядом:

        - Клайд, ты в этом уверен? В ближайшие несколько часов может случиться много такого, что просто-напросто устранит необходимость нашей беседы.

        - М-м… да.
        Я быстро перехватил что-то из еды и поднялся на мостик к Катарине. Под одобрительным взглядом Хиро мы размялись и попробовали сделать несколько тренировочных запусков ракеты во время маневрирования. Не знаю уж, как Вайма Джин повлияла на гормоны Гарри, но меткости она ему не прибавила.
        Мы дали задний ход, и в это время позвонила Банки.

        - Капитан Хиро, Дэр клюнула.

        - Молодец, Банки,  - похвалила ее Катарина, прерывая маневр.  - Отбой. Передохнем немного.

«Шпигат» занял исходную позицию и возобновил вращение.

        - А где сейчас Дэр?  - спросила Катарина у Банки.

        - Она там с этими двумя парнями. Я заглушила помехами всю телефонную линию, наблюдая за ней скрытой камерой. Хороших ребят вы нашли - они больше спорят друг с другом, чем говорят с Дэр.

        - У них природный талант. Значит, все под контролем. Что там еще творится?

        - Мэм, все, кажется, слегка помешались. Я за сегодняшний день уже успела получить четыреста семьдесят одно сообщение о боевых кораблях Грызунов и других неопознанных летающих объектах, один из которых приземлился даже в чью-то ванну. Еще я получила двести девяносто одну фотографию облаков, метеоритов и прыгающих через ограду животных.  - Банки выглядела обеспокоенной.  - Похоже на второе пришествие Элвиса. Люди боятся, что из-за этой войны им приостановят выплату пособий.

        - Держись, Банки,  - поддержала ее Катарина.  - И сообщай нам время от времени, что там у вас происходит.
        Когда Катарина закончила сеанс, я поглядел на нее.

        - Мне тут кое-что пришло в голову. Мы ожидаем, что Генхис появится часов через пять-шесть. А что, если он опоздает?

        - Тогда нас ждут неприятности с Дэр,  - хмыкнула Катарина.  - А если Генхис задержится еще на пару дней, то нас ждут еще более крупные неприятности. Мир Шайлера - планета маленькая, и сейчас средства массовой информации заняты освещением выборов, так что пока, кроме Лидии, нам никто не докучает. А как только выборы завершатся…

        - Журналисты налетят на нас как мухи на мед,  - закончил я за нее.
        Появился Баки с чашкой горячего чая.

        - Мне тут кое-что пришло в голову,  - поделился он своими размышлениями.  - Мы, возможно, слишком переполошились. У папы была почти неделя, чтобы одуматься и отозвать моего полубрата.
        Я перевел взгляд на Катарину:

        - Зря он это сказал. С моим-то везением - теперь Генхис точно прилетит, причем в ближайшие пять минут.
        Катарина кивнула и снова нажала на кнопку интеркома.

        - Аннали, посмотри-ка хорошенько кругом.

        - Я что-то не то сказал?  - спросил Баки.

        - С Кеном всегда происходит худший вариант из всех возможных,  - объяснила Катарина.
        Макхью встала к «Гремлину».

        - Начинаю поиск. В первую очередь - сектора наибольшей вероятности,  - отрапортовала она.  - Ах, черт! Корабли на подходе. Пока что они едва заметны.

        - Грызуны!  - воскликнул Хиро, и глаза его загорелись в предвкушении схватки.

        - Полная боевая готовность,  - объявила Катарина, выводя на экран то, что видела Аннали.
        По ее кивку я включил связь с Пайпер и Банки.

        - В поле видимости появились четыре корабля. Похоже, что это Генхис.
        Впереди, один за другим, следовали два маленьких торговых судна, за ними - крейсер класса «Феникс» и грузовик, который, очевидно, использовали в качестве транспортного корабля для личного состава.
        Не надо было долго искать, куда бы выстрелить, да и ответных выстрелов тоже ожидалось сколько угодно.
        Катарина положила руки на пульт управления.

        - Они направляются прямо ко второму ряду мин,  - спокойно отметила она, прекращая вращение и выдвигаясь на позицию между кораблями Грызунов и Шенектади.
        Из громкоговорителя раздался сигнал.

        - Легкий крейсер радирует свое название - «Немезида». Они пытаются связаться с нами,  - сообщил я.
        Хиро с Бобром уже сидели в противоперегрузочных креслах; Баки возился с ремнями, пытаясь пристегнуться, а Хиро сполз на краешек сиденья.

        - Мичман, установите видеосвязь и, если можете, дайте полный обзор. Доктор Бобр, приготовиться.

        - Извините, сэр, на таком расстоянии действует только аудиосвязь, сообщение передается с задержкой в одну секунду.  - Я включил передатчик.  - «Немезида», с вами говорит судно конфедеративных сил космофлота «Туфля Рустама».
        Эскадра замедлила ход. «Немезида» отозвалась:

        - «Туфля Рустама», это Чивс. Доктор Бобр, случайно, не присутствует на борту вашего корабля? Если да, то можно ли с ним поговорить?

        - Точно, это голос Чивса!  - воскликнул Хиро. Он взял прикрепленный к сиденью маленький микрофон и заговорил в него: - Чивс, это капитан Хиро, с борта «Туфли Рустама». Доктор Бобр находится здесь. Говорите, доктор.

        - Чивс, какая приятная неожиданность. Я уже оставил надежду когда-нибудь услышать тебя,  - поздоровался Баки.

        - Рад, что могу переговорить с вами, сэр. Я боялся, что у меня не будет такой возможности,  - ответил Чивс.

        - Как там у вас дела?  - спросил Бобр.
        На этот вопрос и я бы смог ответить. Три ведущих корабля медленно приближались к нам, оставляя грузовик позади, вне пределов досягаемости. Катарина легонько подтолкнула меня локтем, и, поняв намек, я включил интерком, чтобы всем на корабле было слышно.

        - Сэр, я крайне сожалею, но к моменту моего прибытия ваш грозный отец уже принял августейшее императорское решение, и, хоть я и пытался, как мог, отговорить его, он отказался изменить его.  - объяснил Чивс.  - Как вам известно, ваш полубрат Адольф был любимым отпрыском вашего отца, и безвременная кончина сына потрясла безутешного отца до глубины души. Ваш грозный отец пребывает в беспросветной печали.

        - Да-да, Чивс,  - вздохнул Баки.

        - Сэр, он пожелал, чтобы я отправился в эту экспедицию в качестве советника вашего полубрата Генхиса, и я с тяжелым сердцем вынужден был подчиниться. Я сообщил вашему полубрату о плачевном состоянии судна, на котором вы находитесь, и неподобающе малом количестве состава. Я искренне надеюсь, что не причиню вам неудобств. Вы можете каким-нибудь образом покинуть «Туфлю Рустама» до того, как корабль уничтожат?

        - Ты переметнулся, мяк несчастный!  - вскричал Гарри.
        Баки поджал губы.

        - Прошу прощения, это частная беседа,  - произнес он ледяным тоном.

        - Отставить, мистер Халси,  - приказал Хиро.  - Продолжайте, пожалуйста, доктор.

        - Послушай-ка, Чивс,  - попробовал урезонить его Баки.  - Эти люди - мои друзья. Я вызвался их сопровождать. И ты полагаешь, что я отвернусь от друзей и покину их в беде?

        - Разумеется, нет, сэр. Я просто предположил, что вы, наверное, сочтете возможным более широко посмотреть на этот конфликт.

        - Я, как всегда, ценю твою заботу о моем благополучии, Чивс, но я решительно не понимаю, как смогу в такой час оставить друга Кена и друга Катарину, и посему я остаюсь, что бы ни случилось.

        - Этого-то я и боялся, сэр. Мне нелегко об этом говорить, но я надеялся целиком и полностью объяснить вам свое поведение, а теперь мне, по-видимому, такой возможности не представится. Позвольте мне лишь сказать, как глубоко я об этом сожалею.

        - В этом нет необходимости, Чивс. Я уверен, что ты действовал из самых достойных побуждений. Как говорит Баки: «Друзьям своим нужно доверять».

        - Благодарю вас, сэр. Я глубоко тронут вашим доверием. Однако боюсь, что теперь вынужден с вами попрощаться, ибо командир корабля, капитан фон Тирпитц, сообщает мне, что наступила минута вашей гибели, и желает поговорить с вами от имени вашего полубрата Генхиса. Прощайте, сэр.

        - Та-та-та, Чивс,  - проговорил Баки, вытирая платочком слезы.
        В разговор вмешалась Катарина:

        - Минуточку, Чивс,  - а как же деньги?

        - Очень сожалею, что вынужден подождать с имеющимися у меня объяснениями до подходящего момента,  - ушел от ответа Чивс.  - Капитан фон Тирпитц желает говорить.

        - Жалкие гуманоиды, приготовьтесь к смерти!  - воскликнул чей-то визгливый голос.
        Почему-то не очень ожидаешь услышать столь напыщенные слова, когда тебя загнали в угол и собираются поджарить. Я хихикнул.
        Чувство юмора отсутствовало у фон Тирпитца полностью и безнадежно. С «Немезиды» донеслось продолжительное пищание.

        - Ну и ну!  - восхитился Баки.  - Какие выражения!

        - Мичман, пожалуйста,  - с легким упреком произнес Хиро. Затем он обратился к фон Тирпитцу: - «Немезида», судно, с которым вы разговариваете,  - вооруженный боевой корабль конфедеративных сил. Если хотите что-то сказать, говорите. Если нет, не обижайтесь, когда вас обстреляют и уничтожат.

        - Гуманоиды!  - выкрикнул фон Тирпитц.  - Мы вывесили белый флаг в знак готовности к переговорам в соответствии с указаниями благородного и милосердного адмирала Генхиса. Наш верховный главнокомандующий передает через меня, что примет на борт этого корабля одного из ваших офицеров, чтобы обсудить условия сдачи. Если вы признаете себя побежденными и сдадитесь немедленно, некоторым из вас разрешат сохранить свои бессмысленные жизни.

        - Одну минутку,  - извинился Хиро, и Катарина выключила передатчик.  - Они предлагают переговоры. Это обнадеживает. Лейтенант Линдквист, мы можем слетать туда и обратно в шлюпке?

        - Да, сэр. Она мала, но маневренна,  - подтвердила Катарина, намекая на то, что шлюпка слишком мало весит и опасность подорваться на собственной мине нам не грозит.

        - По-моему, они не ожидали, что. мы будем вооружены. Может, мы с ними поторгуемся, и они повернут назад,  - несколько оптимистично предположил Хиро.
        Я, оказывается, забыл выключить интерком. Кто-то в трюме номер один высказался не совсем по-военному:

        - Он хочет сыграть в бридж колодой для дурака.
        Хиро благоразумно проигнорировал это замечание.

        - Лейтенант Линдквист, доктор Бобр, мы можем довериться Генхису? А то, если на борту не окажется всей команды, маневрировать будет довольно нелегко.

        - Думаю, да,  - ответил Бобр.  - Для моего народа переговоры - это святое, ибо мы,! ликсси*ане, предпочитаем говорить, а не воевать, и гораздо больше занимаемся первым, чем вторым. С тех пор, как мы переняли у вас обычай вывешивать белый флаг, я никогда не слышал, чтобы он был обесчещен.

        - Сомневаюсь, чтобы здесь был подвох. Вряд ли они думают, что им грозит опасность,
        - мрачно произнесла Катарина.  - К тому же - сколько еще мы сможем отвлекать Дэр?

        - Верно. Договорились,  - подытожил Хиро. Катарина включила громкоговоритель.  -
«Немезида», оставайтесь на месте. Я пошлю к вам офицера, уполномоченного обсудить условия разоружения ваших кораблей и репатриации личного состава,  - передал Хиро фон Тирпитцу.
        На другом конце послышался пронзительный звук, лишь отдаленно похожий на смех.

        - Ваши условия приняты! Присылайте своего офицера!
        Когда я закончил сеанс связи с «Немезидой», Баки с грустью отметил:

        - Должен заметить, этот фон Тирпитц - порядочный грубиян. Не знаю, где Генхис разыскивает этих своих хулиганов.

        - Мичман, ты не хочешь вызваться полететь?  - осведомился Хиро.  - Если остается хоть какая-то надежда убедить Генхиса повернуть обратно, то наш долг, по-моему, сесть, раскурить с ними трубку мира и попытаться закопать томагавки.
        Реакция Баки оказалась довольно неожиданной.

        - Капитан Хиро, если мы закопаем томагавки, то надо будет как-то отметить это место, чтобы потом их найти. А если мы будем курить трубку - не вызовет ли это эмфизему?
        Катарина подняла глаза к потолку. А я поспешил вежливо отказаться:

        - Э-э… капитан, эти Грызуны слегка недовольны мной по личным причинам - а я что-то слышал о бытующей у них ритуальной кастрации,  - так что, наверное, не стоит посылать именно меня. Это вряд ли поспособствует успешному исходу переговоров.

        - Ничего не поделаешь, мичман. Я не могу командовать кораблем со шлюпки и лейтенанта Линдквист послать тоже не могу. Хотя мы и привлекли ее к ведению боевых действий, она, в конце концов, офицер разведки, и было бы грубейшей ошибкой позволить ей попасть в лапы Грызунов, если вдруг они нарушат правила ведения переговоров. В регулярных войсках космофлота это просто не принято.  - Хиро говорил тем тоном, каким обычно общаются с полудурками.  - Больше офицеров, кроме тебя, на борту нет. К тому же ты находишься под защитой белого флага, так что тебе не о чем беспокоиться.

        - Слушаюсь, сэр,  - ответил я. Катарина покусывала нижнюю губу.  - Хочешь что-нибудь предложить?  - с надеждой спросил я.

        - Возьми шлюпку. Заверни ее в простыню. Двигайся помедленнее, чтобы они подумали, что шлюпке не хватает скорости, а обратно мчись на всех парах. Не затягивай переговоры. Как только на Втором канале заметят корабли Генхиса, они достанут Лидию хоть из-под земли.  - Катарина подождала, пока Хиро отвернется, и нежно поцеловала меня.  - С Богом.

        - Кен, я хочу сопровождать тебя,  - подал голос Баки.  - Я сумею убедить своего полубрата прислушаться к сладкому голосу разума.

        - Лучше не надо. На вас у них тоже есть зуб. Если вы полетите, то Кену понадобится, чтобы кто-то остался в шлюпке и последил, как бы Генхис там ничего не напакостил.

        - Я полечу! Я полечу с вами! Я могу остаться в шлюпке,  - тут же предложил Гарри. Хиро молча кивнул.
        Долгий путь к флагманскому кораблю Генхиса в тесной шлюпке вместе с Баки и Гарри показался мне бесконечным. Даже Гарри чувствовал себя несколько подавленно. Когда лодка проходила мимо похожей на цилиндрический обрубок трубы мины, я спросил Гарри:

        - Что это за штуковина у меня под сиденьем?

        - Какая штуковина, сэр?

        - Да вот эта коробка.

        - А, это запасные пайки, сэр,  - сообщил Гарри.  - Мало ли что - могут и пригодиться.
        Когда мы причалили к борту длинного и узкого корпуса «Немезиды», я сообщил фон Тирпитцу, что у нас на борту находится Баки. Он выслушал меня с величайшим вниманием.
        Едва мы взошли на борт, я понял почему. Чтобы с должными почестями приветствовать Баки, фон Тирпитц выстроил шеренгу из двадцати Грызунов. Некоторые еще застегивали пряжки на ремнях.
        Командующий парадом Грызун взмахнул чем-то похожим на ритуальный хлебный нож, и гвардейцы взяли на караул. Я заметил, что все они вооружены современными винтовками. Баки подернул усиками.

        - Как утомительны эти церемонии,  - пожаловался он.
        Румяный Грызун в непомерно больших эполетах церемонно поклонился ему.

        - Я капитан фон Тирпитц, Ваша Округлость.  - Он с ненавистью поглядел на меня.  - Меня не известили о вашем прибытии. Разрешите показать вам незасекреченную часть корабля.

        - В этом нет необходимости,  - высокопарно отказался Баки.  - Я должен увидеть своего полубрата Генхиса.

        - Это не представляется возможным. Наш верховный главнокомандующий сообщил, что чувствует небольшое недомогание.

        - Какая наглость! А где, в таком случае, Чивс?  - В голосе Баки прозвучали раздраженные нотки.

        - Чивс тоже себя нехорошо чувствует. Разрешите, я покажу вам корабль.
        Баки наклонился ко мне и прошептал:

        - Друг Кен, мое присутствие оказалось бесполезным. Мой полубрат не желает встречаться со мной. Теперь все в ваших руках.
        Он позволил фон Тирпитцу увести себя. Ко мне подошел Грызун пониже с нашивками капитан-лейтенанта.

        - Вы - мичман Маккей? Следуйте, пожалуйста, за мной.
        Он провел меня в огромную каюту, отделанную переливающимися шпалерами, звериными шкурами и полосками легкой, прозрачной ткани. Она полностью соответствовала бы представлению сумасшедшего короля Людвига о том, каким должен быть гарем мавра. Грызун с тремя нашивками немедленно удалился, оставив меня в обществе Генхиса и охранников.
        Развалившийся на диване верховный главнокомандующий был тощим и костлявым Грызуном с обвисшими бакенбардами и жадными горящими глазами. Он поднялся и потер лапы одна о другую.

        - А, мичман Маккей. Разрешите мне называть вас Кеном? Я надеялся, что вы прилетите. Мне хотелось увидеть вас собственными глазами. До того, разумеется, как я уничтожу ваш корабль.  - Он махнул рукой на охранников.  - О, не обращайте на них внимания. Они не говорят по-английски.

        - Неплохая берлога,  - похвалил я, оглядываясь по сторонам.

        - Да, премилое местечко, не правда ли? Оно имеет налет этакого варварского великолепия. Декоратор честно заработал те деньги, что я ему заплатил.

        - Не сомневаюсь. Давайте перейдем к делу. Надеюсь, Чивс рассказал вам о том, как Адольф ухитрился запустить ракету в свой собственный корабль, когда пытался уничтожить нас? Так что, строго говоря, мы тут ни при чем.

        - О, Чивс действительно говорил о чем-то в этом роде. Чивс - просто клад. И к тому же такой покладистый.  - Генхис оскалился.  - Извините за каламбур.

        - Э-э… Ничего-ничего.

        - В общем, Чивс - Грызун поистине дальновидный. Когда я приду к власти, то сделаю его своим главным визирем. Может, мне не стоит вам этого говорить, но, если бы не его помощь в организации финансовой поддержки, я бы не смог осуществить эту экспедицию. У меня большие планы, Кен, большие планы.
        Он фальцетом затянул «Ибо я король пиратов». Эту песню гораздо лучше исполнять басом.

        - Вернемся к Адольфу,  - предложил я.

        - Вы хотите обсудить Адольфа? Моего слабого, корыстолюбивого и на редкость глупого полубрата? Я использовал его, ведь после того, как я взойду на трон, он был бы мне очень некстати. Я, собственно, очень вам благодарен за то, что наконец-то избавился от него. Лично мне совершенно безразлично, останетесь ли вы в живых, но я обещал папочке разнести вас на кусочки, так что этот предмет обсуждению не подлежит. Надеюсь, что мне удастся сохранить ваше тело в неприкосновенности и содрать с него шкуру. По-моему, она весьма подойдет к драпировкам, как вы думаете?
        Я вздохнул:

        - Хорошо, об этом мы договорились, но, когда вы взорвете корабль, вы оставите в покое Мир Шайлера?

        - Хотел бы,  - извиняющимся тоном ответил Генхис,  - но мы нашим солдатам уже целую неделю показываем вот эти картинки.  - Он выдвинул из дивана маленький ящичек и, порывшись в нем, достал пачку фотографий и протянул мне.

        - Это вроде бы тушканчики,  - узнал я, проглядев несколько.

        - Но они очень похожи на детенышей Грызунов. Нам даже почти не пришлось их ретушировать. Мы всю неделю рассказываем нашим ребятам байки о том, что люди на этой планете откармливают их в специальных питомниках, а потом поедают. Посмотрите, там есть одна чудесная фотография жареного… с виноградинкой во рту. Хорошая пропаганда, правда? По-моему, я превзошел самого себя. Так что солдаты вне себя от ярости, и не могу же я отправиться обратно, не дав им пошуровать в городе. Мы обещали, что они задержатся на несколько дней и погуляют по фермам.

        - Значит, со следующим вопросом мы тоже разобрались.  - Я несколько секунд подумал.
        - Генхис, вы же отдаете себе отчет в том, что наш корабль вооружен и что мы без боя не сдадимся. Вы также, очевидно, знаете, что Адмиралтейство уже выслало подмогу.
        Генхис издал возглас удивления.

        - Как вам не повезло, подмога опоздает.

        - Это верно, но вы все равно так просто не отделаетесь. Когда прибудет эскадра кораблей космофлота, они отправятся на!Пликсси* и отделают вас как следует.

        - Ах, вот вы и ошиблись, Кен! Космофлот не станет нас отделывать, по крайней мере не сейчас. Им еще долго предстоит заниматься нашими друзьями, Макдональдсами,  - злорадно произнес Генхис. Он подошел к маленькому столику на шести ножках, достал сигару, зажег ее и выпустил дым мне в лицо.  - Пока ваши политики ведут переговоры с Макдональдсами, Адмиралтейство не имеет права отозвать корабли космофлота. Я одержу победу и вернусь домой героем, и мой дражайший отец либо отречется на радостях от трона в мою пользу, либо с ним произойдет несчастный случай. Когда же прибудут силы космофлота, я сдамся. Но уже получив то, чего желаю,  - отцовский трон. Мои друзья, Макдональдсы, тоже получат то, чего хотят, так как ваши политики не станут, очевидно, начинать с ними войну, пока я мародерствую на беззащитных планетах. А через несколько лет, когда все забудется, мы повторим все сначала. Если я сейчас окажу Макдональдсам эту услугу, то получу от них настоящие боевые корабли.
        Он вытащил изо рта сигару и поднес ее к ноздрям, чтобы насладиться ароматом.

        - И разумеется,  - о, какой запах!  - когда я разнесу ваш корабль на мелкие кусочки, я также избавлюсь и от моего возлюбленного полубрата Баки. Вы и представить себе не можете, как неудобно, когда ваш ближайший родственник никак не может наиграться в детские игры.
        Запас моих аргументов подходил к концу.

        - Не думаете же вы, что Конфедерация позволит вам остаться у власти после того, как вы разорите Мир Шайлера?

        - Кен, именно в этом и заключается вся красота моего замысла. Никто не узнает, что я побывал здесь. Вы и ваши люди - единственные тому свидетели, но вам не долго ими быть. Когда же явятся ваши дипломаты, у меня появится другое имя, а сам я буду весьма миролюбивым правителем, недавно вступившим на трон и не имеющим ничего общего с милитаристской политикой своего отца, понятно вам?  - Генхис выпустил еще колечко дыма.  - Позволю себе заметить, идея моя гениальна.

        - А люди на Шайлере?

        - Что значит кучка недовольных крестьян среди моря друзей? Вы же, собственно говоря, должны бы поблагодарить меня за улучшение вашей человечьей породы.

        - Так о чем же мы тогда ведем переговоры?  - поинтересовался я.

        - Да ни о чем. Но поскольку в этой сцене я играю роль злодея, то мне теперь, когда вы в моей власти, нужно похвалиться своими планами. У вас так во всех книгах написано. И кроме того, я хотел позабавиться.  - Он потушил сигару о столешницу и взглянул на часы.  - Ну ладно, время - деньги, как любил говорить мой дед. Даю вам двадцать минут, чтобы вернуться на корабль.  - Он пошевелил усами, и его верхняя губа немного приподнялась, обнажив передние зубы.  - С вами приятно было иметь дело, Кен. А теперь - та-та-та!
        Я вернулся на шлюпку, где меня уже ожидали Баки и Гарри. Караульные все так же стояли в шеренге, но я заметил, что одежды на них поубавилось. Один был практически раздет.
        Когда мы пристегнулись и тронулись в путь, я сунул ноги под сиденье и тут меня осенило.

        - Гарри, а что случилось с той коробкой с запасными пайками, на которой я сидел?

        - Ну, знаете, сэр, я решил, что она нам уже не потребуется,  - уклончиво ответил он.

        - Гарри, что было в коробке?  - вкрадчиво осведомился я.

        - М-м-м… в основном мед.

        - Что еще, Гарри?

        - Ну, может, несколько книг.

        - Каких книг, Гарри?  - Я обернулся, чтобы поглядеть на него в упор.

        - Про лабораторные опыты над белыми крысами.  - Он уловил выражение моего лица.  - Опыты по изучению половых сношений. С картинками. Цветными.

        - Гарри, не может быть!  - воскликнул Баки.

        - Гарри, ты что, продал их?  - простонал я.

        - Ну что вы, сэр! Я просто им кое-что подарил, и Грызуны тоже преподнесли мне подарки.  - Он улыбнулся во весь рот.  - Вот, например, эту тунику.  - Он развернул ее, чтобы показать.  - Правда, миленькая?

        - По-моему, она тебе будет немного мала,  - заметил Баки.

        - Гарри, эти Грызуны хотят сделать из нас отбивную, а ты с ними обмениваешься сувенирами?
        Гарри наморщил лоб:

        - Сэр, я что-то не так сделал?

        - Ладно, Гарри.
        Катарина подвела к нам «Шпигат». Времени на проведение стыковки по всем правилам не оставалось, так что я просто подошел поближе, развернул шлюпку и сравнял скорость движения с кораблем. Катарина была наготове. Шлюз открылся, из него высунулась рука грузового манипулятора и подтянула нас за нос. Там нас уже поджидали Клайд и Розали.

        - Ну что, ничего хорошего?  - заключила Розали по моему выражению лица.

        - Все по местам!  - приказал я и, подняв щиток скафандра, бегом рванул к мостику.
        Капитан Хиро мерил рубку шагами.

        - Ну как, миссия увенчалась успехом, мичман? Едва взглянув на экран, я увидел, что мигающие огоньки белого флага исчезли, а «Немезида» выпустила две огромные ракеты. Два находившихся впереди корабля пошли по расширяющейся траектории, чтобы взять нас в обхват, а «Немезида» разворачивалась, чтобы продолжить обстрел.

        - По-видимому, нет,  - хмыкнул я, включая интерком.  - Приготовиться к маневру.

        - Эй! Мы же вне пределов досягаемости - чего они стреляют?  - возмутилась Аннали.

        - Это они вне пределов нашей досягаемости. А до нас они вполне достанут,  - поправила ее Катарина.  - Начинаю маневр. Прекращаю вращение. Всем опустить щитки на скафандрах и пристегнуться.

        - Можно мне выстрелить? Можно мне выстрелить?  - нетерпеливо вопрошал Гарри.
        Хиро помог Баки забраться в противоперегрузочное кресло.

        - Сэр, вам бы тоже нужно пристегнуться,  - напомнила ему Катарина. Я понял, что она собирается спикировать.

        - Секундочку,  - отозвался Хиро. Позвонила Банки.

        - Дэр все еще разбирается с Джо и Ларри. Она не знает, что Грызуны уже прибыли, но надолго я ее задержать не смогу. Я уже двадцать минут глушу звонки с радиостанции, так что они вот-вот пришлют за ней машину.

        - Молодец, Банки. Можешь больше не беспокоиться,  - похвалил ее Хиро. Потом повернулся к нам: - Сближайтесь с противником!
        Я прибавил скорости нашей старушке.

        - Сэр, будьте добры, пристегнитесь немедленно!  - крикнула Катарина.
        Вдруг обе крыльчатки, дернувшись, заглохли, и я услышал громкий звонкий стук.

        - Ну и ну,  - вырвалось у Баки.
        Краешком глаза я заметил, как Хиро, закрыв глаза, проплывает мимо, а на голове его красуется шишка величиной с яйцо. Катарина схватила его за лодыжку и толкнула по направлению к Баки.
        Мимо нас проскользнули, одна за другой, две ракеты.

        - Беру командование на себя,  - спокойно проговорила Катарина.  - Баки, прими, пожалуйста, капитана Хиро и пристегни его к креслу.
        Два меньших по размеру корабля Грызунов, рванувшись к нам, беспрепятственно прошли сквозь наружный ряд минного поля, и мы тоже прибавили скорость.

        - «Немезида» отстает,  - четким голосом сообщила Катарина в громкоговоритель, чтобы ее услышала и Пайпер.  - Атакуем эти два корабля.
        Я почувствовал, как она поежилась.

        - Нам нужно заставить их наткнуться на мины,  - прошептала она так тихо, что слышно было только мне.  - Иначе мы - мертвецы.

        - Навожу на второй корабль. Убери руки с кнопки, тупица! Цель вижу. Навожу, навожу. Очень слабый контакт, я его упустила!  - кричала тем временем Аннали.

        - Выпусти одну ракету на максимальной дальности. Стреляй, как только поймаешь цель,  - приказала Катарина.

        - Гарри, навожу. Следи за мной! Навожу, отличный контакт! Есть! Огонь!  - провизжала Аннали.
        Меня охватило то волнение, которое обычно испытываешь, когда стреляешь из купленного по дешевке орудия, готового вот-вот разлететься на части.
        Гарри нажал на пусковую кнопку. Из трюма номер один вырвались две ракеты.

        - Ах, черт! Нужно было только одну. Перезаряжайте! Живей!  - завопила Макхью на Гарри и Динки.
        Оба корабля с легкостью увернулись, сойдя с траектории полета ракет. Ракеты потеряли цель и умчались в открытый космос.

        - Проклятье, промазали! Промазали! Ну заряжайте же!  - беспомощно кричала Макхью.
        Зато второй корабль, уворачиваясь, вошел в зону действия мины. Она взорвалась как раз перед двигателями и основательно покорежила их. Корабль содрогнулся и потерял управление. Первый корабль продолжал надвигаться на нас.
        Мы возликовали.
        Секундой позже взорвалась и одна из наших ракет.

        - Не знаю, как это у вас получилось, но вы задели телевизионный спутник,  - недоуменно сообщила Аннали.

        - Война - это такой кошмар,  - вставила Розали. Она, по-видимому, насмотрелась мыльных опер.

        - Зарядил. Готов,  - объявил Динки, но тут «Немезида» и уцелевший торговый корабль дали по нас новый залп, и наступила наша очередь увертываться.

        - Они нас окружают. Вот теперь нам придется туго,  - пробормотала Катарина, разворачивая корабль. Торговое судно, развернувшись чуть ли не под прямым углом, вышло из зоны действия нашей ракетной установки.

        - Ой! Она летит сюда!  - завопила Макхью, сообщая таким образом, что к нам приближается ракета.

        - Ну и ну,  - повторил Баки.

        - Давай, Кен,  - скомандовала Катарина, и мы, перекувырнувшись, сделали мертвую петлю и снова легли на прежний курс.
        Ракета, потеряв цель, пронеслась мимо. В результате «Немезида» застряла в минном поле, прокладывая себе дорогу лазером, а другой корабль сел нам на хвост. Мы быстро сближались.
        Ракетная установка в трюме номер один был смонтирована таким образом, что зона действия составляла около двухсот градусов по горизонтали и около девяноста по вертикали. Находившийся позади нас корабль ей было не достать.

        - О Боже, они идут прямо на нас!  - воскликнул Гарри.

        - Торговец выпустил ракету,  - в отчаянии прохрипела Аннали.
        Мы с Катариной дернулись влево. Маневр был правильным, но мы потеряли набранную скорость. Преследователь быстро сближался с нами.

        - Гарри, Аннали, мы так ничего не добьемся. Я сейчас дам задний ход с разворотом, а вы стреляйте. Как только сможете их достать - огонь,  - скомандовала Катарина.
        Когда корабль вошел в сектор обстрела, Макхью выкрикнула:

        - Гарри! Наводи. Фиксируй цель, черт возьми! Огонь!
        Гарри выстрелил. Одна ракета промазала, вторая дала осечку. Пока они с Динки возились с перезарядкой, Грызуний корабль, плавно скользнув в сторону, вошел в мертвую зону, недосягаемую для наших ракет.

        - Что будем делать?  - поинтересовался я, лавируя, чтобы сбросить их с хвоста.

        - Обычно военным судам не хватает либо скорости, либо маневренности. Нам нужно либо уйти от ^него, либо увернуться,  - отозвалась Катарина. Мечась из стороны в сторону, чтобы не задержаться в лучах радаров на время, достаточное для прицела, мы очень скоро обнаружили, что Грызуний корабль и двигается быстрее, и разворачивается ловчее, чем мы предполагали.  - К сожалению,  - добавила она,  - ни того, ни другого у нас не выйдет.
        Мы превратились в то, что на флоте называют БКЦ - большая крупная цель. Грызуны заняли позицию под нами и чуть позади, откуда могли палить по нас сколько душе угодно. Продолжай мы держаться прямого курса, нам бы очень быстро пришел конец. Отклонись мы не в ту сторону, нам бы тоже не поздоровилось. Повинуясь какому-то неведомому инстинкту, Катарина скользнула влево, влево и снова влево, а затем резко вправо. Всякий раз, ловя ее движения, я заставлял «Шпигат» отвечать на них. Панель управления светилась как рождественская елка. Используя свое превосходство в скорости и маневренности, Грызуний корабль искусно держался у нас на хвосте, методично оттесняя нас к гравитационному полю планеты и задействовав все свои радары в ожидании ошибки, которая позволила бы ему пустить ракету.

«Немезида» тем временем продолжала расчищать себе путь среди мин, хотя, по-видимому, Грызуны могли бы обойтись и без нее.
        Катарина сделала вид, будто разворачивается, а потом прибавила скорость. Торговец Грызунов, поддавшись на ложный маневр, немного отстал, но затем вновь быстро занял прежнюю позицию. Его лазеры не торопясь начали превращать хранившуюся в трюме номер три кукурузу в поп-корн.

        - Кен,  - тихо сказала Катарина,  - я не могу их стряхнуть. Единственное, что можно попробовать,  - это уйти влево, дать задний ход и надеяться, что они проскочат мимо. Если они разгадают мой маневр и сразу же сбросят скорость, мы станем для них прекрасной мишенью, и, пока мы будем разворачиваться, они успеют в нас выстрелить.
        В результате этой погони мы очутились неподалеку от орбитальной станции.

        - Пайпер?  - вопросительно произнес я.

        - Нет! Ни в коем случае!  - отрезала Катарина. Пайпер было приказано не обнаруживать себя, пока «Немезида» не окажется в зоне действия установки.  - Пайпер должна нанести последний удар.

        - На нас идет ракета! Ой!  - взвизгнула Мак-хью.  - Сделайте что-нибудь!
        Мы с Катариной в отчаянии рванулись влево и резко затормозили. Ракета каким-то образом проскользнула мимо, но наш корабль остался барахтаться на месте, не двигаясь ни вперед, ни назад.

        - Мы теряем мощность,  - простонал я.
        Но когда Грызуний корабль поравнялся с нами, с орбитальной станции взметнулись две ракеты. Раздавшийся из динамика голос Пайпер нарушил молчание.

        - Вы что, собрались все сделать сами или мне тоже можно поучаствовать?  - сухо спросила она.
        Грызуны, позабыв про нас, отчаянно шарахнулись в сторону.
        Одна ракета прошла мимо цели. Другая, вспоров борт корабля, оставила на нем тридцатиметровый разрез. Корабль, потеряв управление, понесся вниз к планете, оставляя за собой хвост металлически обломков.
        Снова раздались ликующие возгласы.

        - Второй готов!  - пропел Гарри. Катарина кивнула, а я поблагодарил Пайпер:

        - Спасибо, Бим. Как сказал бы Эдди: «Ты этих шалопаев подрубила на полном ходу».
        Но тут нам стало не до светской беседы. Едва Катарина попыталась вывести нас из гравитационного поля планеты, чтобы можно было нарастить скорость, корабль дал сильный крен вправо.

        - Я не могу с ним справиться,  - прошипел я, пытаясь выровнять корабль.

        - Что-то с правой крыльчаткой!  - крикнула Катарина, перекрывая скрежет поврежденного механизма.

        - Она вышла из строя,  - буркнул я, а корабль тем временем начал крутиться как веретено.
        Фон Тирпитц хоть и был порядочным негодяем, но дело свое знал хорошо. Не успели мы справиться с управлением, как он выпустил в нас ракету, а сам продолжал двигаться по направлению к орбитальной станции.
        Пайпер и ее команда отважно вступили в бой. Наклонив станцию с помощью аварийных двигателей, она выпустила две ракеты. На эти два выстрела крейсер ответил шестью. Четыре противоракетных снаряда уничтожили подарки Пайпер, а двумя другими снесло половину станции. Пластмассовый трубопровод, который, как пуповина, связывал станцию с Миром Шайлера, оборвался и поплыл в пространстве. Обломки разлетелись во всех направлениях.
        Клайд и Розали все еще возились с повреждениями, а «Немезида» уже переключила внимание на нас.

        - С подбитого корабля спускают шлюпку,  - поделилась своими наблюдениями Аннали.

        - И со станции - тоже, значит, там еще кто-то жив,  - добавила Катарина.

        - Ну, по крайней мере, два-один в нашу пользу,  - оптимистично заметил Гарри.

        - О Боже: - в один голос воскликнули Баки и Динки.
        Позвонила Банки.

        - Лидия Дэр сейчас выйдет в эфир. Я попыталась прострелить ей шины, но промахнулась.

        - Не волнуйся, Банки. У нас сейчас другие проблемы.
        Мы на самом малом ходу направились к «Немезиде».

        - Ну давай, наводись,  - умоляюще шептала Аннали.
        Гарри выстрелил.

«Немезида» потратила три снаряда, чтобы отразить наш выстрел, а затем своей ракетой попала под обшивку трюма номер пять. Ракета разнесла трюм на кусочки. Двигатели отключились, что предотвратило взрыв. Корабль резко затормозил, и свет погас.
        В этот момент Лидия наконец вышла в эфир и начала подробный рассказ о том, как возник план величайшей со времен Давида и Голиафа победы над противником с голыми руками.
        По интеркому раздался голос Макхью:

        - Черт возьми, Маккей! В прошлый раз мы выбрались из такой переделки - придумай же что-нибудь! Должно же быть хоть что-нибудь в запасе!
        Я повернулся к Катарине:

        - Корабль весь в дырках и кренится на правый борт. Крыльчатки не работают, тяги нет. Короче, улететь мы не можем, драться тоже, и спрятаться нам некуда. Что предусматривает на этот случай генеральный план?
        Держась вне зоны досягаемости наших ракет, угрожающая громада «Немезиды» медленно надвигалась на нас.

        - По правде говоря, я надеялась, что у тебя возникнут какие-нибудь мысли.

        - Я тоже очень сожалею, что не могу внести свою лепту,  - вмешался Баки.  - Мне чрезвычайно грустно, что наше недолгое, но плодотворное сотрудничество подходит к концу.
        Из динамика раздался голос Гарри:

        - Мы стоим на месте!

        - Ну так что же - выйди и подтолкни,  - огрызнулась Макхью.

        - Я хоть и верю в чудеса, но Богу, видно, сейчас не до нас - ему приходится заниматься проблемами охраны окружающей среды,  - усмехнулся я.  - А что там с Пайпер?

        - Надеюсь, она осталась в живых,  - мрачно ответила Катарина. Обратившись к Баки, она добавила: - Баки, садись в шлюпку и убирайся отсюда. Мы скажем Генхису, что это ты.

        - Госпожа Линдквист, я чрезвычайно благодарен вам за проявленную обо мне заботу, но считаю, что должен разделить вашу участь. К тому же мой полубрат с гораздо большей вероятностью взорвет шлюпку со мной, чем без меня. Я полагаю, что одна из его целей - это убрать меня, как там у вас говорят, со сцены или с экрана? В общем, он хочет унаследовать от отца трон, а как говорят у нас, Грызунов, «в корыте пойла на всех не хватит».  - Он вздохнул.  - У меня такое чувство, что с ним что-то не в порядке.  - Он на мгновение задумался.  - Но помните, Кен, смерть - поистине удивительное приключение. Я когда-нибудь показывал вам голограмму своей невесты?
        Он передал ее нам. Оказывается, Грызуны женского пола были похожи на крохотных шнауцеров.
        Я понял, почему Генхис затягивает агонию, когда он через несколько секунд появился на обзорном экране.

        - Лютые враги Грызуньей расы! Вам некуда деваться! Приготовьтесь к смерти!  - Он пошевелил усиками.  - Как эти слова ласкают слух! Ты не хочешь попросить пощады, полубратец? Не хочешь сдаться на мою несуществующую милость?

        - Как сказал бы Баки, а я только повторю: «Сколь рад я умереть в обществе таких добрых друзей»,  - отозвался Баки.

        - Ага, сейчас мы все коньки откинем,  - мрачно проворчала в интерком Макхью.
        Баки вопросительно вскинул голову:

        - Откинуть коньки? Это такой вид спорта? Я шепнул Катарине:

        - Ты знаешь, хотел бы я хоть раз высказать доктору Бобру, что я думаю про «старика Баки».
        Она затрясла головой:

        - Нет-нет. И не думай об этом, Кен. Как говорит Баки: «Из этой жизни нужно уходить с чистым сердцем и добрыми делами, по которым тебя будут помнить».

        - Тогда я сделаю еще одно доброе дело.  - Я наклонился к ней и поцеловал.
        Наступила очередь Динки сказать свое слово.

        - Вы знаете, а я где-то в глубине души чувствую, что мы выберемся из этой переделки.

        - Ты это что, про переселение душ?  - съязвила в ответ Макхью.

        - Как это все забавно. Кто еще хочет сказать последнее слово?  - осведомился Генхис, вскинув голову.  - Будьте добры, оставайтесь на экране до самого конца. Я должен заверить отца, что видел вашу смерть собственными глазами.  - Он коварно усмехнулся.  - А ты, дражайший полубрат, та-та-та! Прощай! Мостик, огонь!

        - Ребята, по-моему, эта посудина решила немного подумать,  - чуть погодя заметил Клайд.
        Прошла непомерно долгая минута.

        - Где же гонг? Не слышу гонга.  - Наконец-то это заметил и Генхис. Он поглядел на нас: - Вы еще живы? Эй, на мостике? Почему они еще живы? Огонь!
        Прошла еще одна долгая минута.

        - Проклятье! Простите, одну минуточку,  - попросил нас Генхис.  - Пойду посмотрю, в чем дело. Что-то с моими кораблями сегодня неладно.
        И в этот момент от бортов «Немезиды» отчалил целый рой спасательных шлюпок. Мы с Катариной переглянулись.

        - Чивс!  - воскликнули мы в один голос. Первым пришел в себя Баки.

        - Чивс - воистину верный друг,  - торжественно провозгласил он.
        Из динамика раздался голос Макхью:

        - Кен, свинья ты такая! Хочу хоть перед смертью сказать тебе все, что я о тебе думаю.

        - Аннали и все остальные - по-моему, мы победили!  - крикнул я.
        Из динамика интеркома послышался приглушенный визг.

        - И раз уж мы победили, я хотел бы узнать, каким образом,  - продолжал я.  - Что там происходит?
        Катарина некоторое время внимательно вглядывалась в экран, затем включила рацию.

        - Давай послушаем, что делается на частоте экстренной связи.
        Мы наперебой начали ловить нужную волну.

        - Стоп,  - что-то услышал я.  - - Крути назад. Там, кажется, говорили по-английски.
        Она настроилась.

        - Очень слабый сигнал.

        - …"Шпигат", ответьте. Откликнитесь, «Туфля Рустама».

        - Тихо, всем молчать!  - приказала Катарина.  - Говорит «Туфля Рустама». Кто вы?

        - А, мисс Линдквист. Как я рад слышать ваш голос! Надеюсь, что с вами, доктором Бобром и мистером Маккеем все в порядке?

        - Да, Чивс, все хорошо. А что там у вас творится?

        - Я кое-что переделал в корабельной системе управления и отключил подачу энергии к мостику и орудийным системам,  - сообщил Чивс.  - Надеюсь, вы одобряете мои действия.

        - Вполне, Чивс,  - подтвердил я.

        - К сожалению,  - продолжил Чивс,  - я вынужден был отключить и систему безопасности. Теперь компьютер показывает мне, что двигатели на корабле разбалансированы, и если не возобновить подачу топлива и не подать увлажнение - понятия не имею, что это такое,  - то корабль взорвется у меня под ногами приблизительно через 36,2 минуты. Но я не знаю, как все это сделать, а наладить системы контроля у меня не получается. Я нашел, что самое разумное в данных обстоятельствах - посоветовать экипажу покинуть корабль.

        - Чивс, мы тебя подберем. Где ты?  - спросила Катарина.

        - Это очень… - начал Чивс. Связь резко оборвалась.
        Катарина переключилась на другую частоту.

        - Спунер, немедленно подай челнок к «Шпигату». Чивс вывел из строя «Немезиду», нам нужно его спасти.
        Отдав приказ Спунер, Катарина вновь включила интерком.

        - Мы покидаем корабль. Макхью, займись шлюпкой. Капитан Хиро ранен и находится без сознания. Видерспун, Маккей и я собираемся на челноке отправиться на помощь Чивсу. Эвакуируй всех остальных.

        - Тебе что, особое приглашение нужно? Давай живей!  - сразу же донесся крик Аннали.
        С трудом передвигаясь в условиях невесомости, Аннали и Гарри протиснулись в дверь, чтобы забрать Хиро.

        - Вот, Кен. Возьми мой пистолет,  - жарко прошептал Гарри, вкладывая его мне в руку.

        - Спасибо, Гарри.  - Убедившись, что оружие на предохранителе, я сунул его в карман.
        А Гарри уже рылся у себя в карманах.

        - Вот, возьми еще и это.

        - Э-э… спасибо, Гарри, что это?

        - Это носок со стеклянными шариками. Ты можешь оглушить им караульных. Вот так. Ух-х!  - Гарри продемонстрировал, как это сделать, чуть не перевернувшись через голову.

        - Ладно, спасибо, Гарри.  - Я запихнул носок в другой карман.
        Катарина улыбнулась.

        - У меня есть служебный пистолет, и у Клайда тоже. А вот и Спунер с Козликом.
        Мы примчались к шлюзу, как раз когда Козлик состыковался с нами. Клайд в придачу к пистолету прихватил еще и винтовку.
        Увидев нас, Спунер просияла:

        - Кен, а где Гарри?

        - С Гарри все в порядке. Мы посадили его в шлюпку,  - ответил я, держа Клайда одной рукой за плечо, чтобы не дать ему воспользоваться своей винтовкой.
        Катарина шепотом дала Козлику указания, и мы сорвались с места.

        - Никогда раньше не был на борту легкого крейсера. Куда мне там идти?  - поинтересовался Клайд.

        - Никуда. Будешь прикрывать нас с тыла. А мы с Кеном обыщем корабль,  - распорядилась Катарина, взглянув на часы.  - У нас максимум пятнадцать минут, чтобы найти Чивса. Если мы за это время не вернемся, закрывайтесь и улетайте, пока
«Немезида» не взорвалась.
        Она взяла в руки микрофон:

        - «Немезида», мы пришли под белым флагом, чтобы подобрать тех, кто остался на корабле. Не открывайте огонь. Повторяю, не открывайте огонь.  - Она взглянула на меня.  - Жаль, что забыла спросить у Баки, как это сказать на!пликсси*анском.

        - Э-э… действительно.
        Чтобы состыковаться, мы проплыли мимо замерших радаров и ракетных установок. Едва мы причалили, как на борту «Немезиды» открыли шлюз, и мы с Катариной вышли из челнока. Тут же десятка два Грызунов, прошмыгнув мимо нас, бросились к ногам Клайда.
        Внутри «Немезида» была уже не тем красивым и опрятным кораблем, что я видел совсем недавно. Повсюду валялось разбитое и покореженное оборудование.

        - Да, тут Чивса нелегко будет найти. Давай-ка лучше разделимся,  - предложила Катарина. -
        Клайд, время пошло. У нас пятнадцать минут.  - Она сжала мою ладонь.  - Ты знаешь, где капитанская каюта,  - давай туда. Придерживайся главных проходов, и, если через десять минут не найдешь Чивса,  - бегом назад. В любом случае не теряйся.

        - Ладно,  - пообещал я.

        - Договорились.  - Катарина подняла с пола упавший откуда-то кортик и вложила его мне в руки.  - Вот, возьми.

        - М-м… спасибо.  - Я превращался в ходячий арсенал.
        Я кинулся бегом по центральному коридору. Прямо у меня перед носом распахнулась дверь одной из кают, и из нее, что-то вереща, выскочили три Грызуна. Я схватился было за рукоятку кортика, но они пронеслись мимо.
        Зато позади раздался скрипучий голос:

        - Вот мы и снова встретились. Боги милостивы. Я начал говорить, еще поворачиваясь:

        - Я ищу человека по имени Чивс, примерно вот такого роста. Вы его не видели?  - И очутился лицом к лицу с Генхисом, который держал в руках небольшую цепную пилу.

        - Лютый враг, это ты во всем виноват! Приготовься к смерти!  - хриплым голосом продекламировал Генхис.

        - Хотел бы я поглядеть на того, кто записывал лингафонный курс для вашей планеты.
        - Я сунул руку в карман и вытащил пистолет Гарри.  - Не двигаться, или я стреляю. А зачем тебе эта пила?

        - Это оружие, которое показывают во всех ваших лучших боевиках. Я уничтожу тебя, Кен Маккей!  - Взмахнув пилой, он кинулся ко мне.
        Я нажал на спуск. Ничего конечно же не произошло. И магазин и патронник были пусты
        - Гарри позабыл зарядить пистолет.

        - Это не по правилам,  - пробормотал я, опуская пистолет на голову Генхиса. Наверное, лучшего применения этой штуке я не мог бы найти, будь она даже заряжена.
        Я вновь пустился бегом. Мне пришло в голову, что если бросить кортик, то можно бежать быстрее. Передо мной расстилался длинный прямой коридор со множеством дверей. Одна из них приоткрылась, и оттуда показался Грызун с винтовкой. Шевеля усиками, он робко оглядывался вокруг.
        Пробегая, я махнул в сторону двери кулаком и попал Грызуну прямо в морду.

        - Виноват,  - извинился я,  - но я спешу.
        А за спиной, перекрывая свист цепной пилы, вновь раздалось шумное дыхание Генхиса.

        - Я срежу твои кости с позвоночника и напою тебя собственной кровью!

        - Какого черта ты за мной гонишься, идиот? Ты что, не знаешь, что корабль сейчас взлетит на воздух?  - раздраженно крикнул я.

        - Не моему слабоумному брату принадлежит этот дьявольский замысел! Это ты все придумал!  - прохрипел Генхис.  - Это плод твоего злонамеренного ума, Кен Маккей. Повернись и взгляни в лицо своему смертному приговору. Я отомщу за себя, если только проникну в твою грудную клетку и печень.  - Судя по его голосу, Генхис чувствовал себя так же неважно, как и я.

        - Ты явно перечитал научной фантастики,  - фыркнул я.
        Коридор сделал резкий поворот, и я, огибая угол, почувствовал острую боль в боку.

        - Боже правый, если я выберусь отсюда, обещаю три раза в неделю играть в ракетбол,
        - прошептал я.
        Прислонившись к стене, чтобы перевести дыхание, я слушал приближавшийся топот Генхиса. Сунув руку в карман, я достал носок Гарри, набитый стеклянными шариками. Сосчитал до трех и вытряхнул носок, шарики посыпались на пол.

        - А-а-а!  - раздался вопль Генхиса. Секундой позже он пролетел мимо и со всего маху вмазался физиономией в стенку. Пила упала на пол, вспоров обшивку.
        Я наклонился и убрал ее с дороги.

        - Хорошенького понемножку,  - бросил я Генхису,  - корабль вот-вот взорвется, мне не до забав.
        Генхис потряс головой и поднялся на колени. Он вытащил длинный кинжал с богато украшенной рукояткой.

        - Лютый враг, приготовься завыть от боли.

        - Видимо, я что-то не так делаю,  - пожаловался я.
        Внезапно Генхис навострил уши и замер, подергивая усиками и раздувая ноздри. Я услышал позади себя громкое, раскатистое рычание, и воздух наполнился знакомым зловонным запахом. Генхис выронил блеснувший как молния кинжал и, сверкая пятками, кинулся обратно по коридору.
        Я обернулся. Из-за угла выглядывала кошачья морда размером с медвежью. Кошка обнажила клыки и, высунув огромный розовый язык, облизалась. Ее морда светилась переливающимся светом.
        Кошка была подозрительно похожа на Сашу-Луизу.
        Она мяукнула густым басом. Затем голографическое изображение исчезло, и передо мной, высовывая из-за угла свою лохматую голову, появилась настоящая Саша-Луиза. За ней следовал Чивс с прищепкой на носу и голографической камерой через плечо. В лапе у него была баночка «Вискас».

        - Надеюсь, что наше запоздалое появление не причинило вам неудобств, мистер Маккей,  - с легким поклоном сказал он.

        - Челнок. У правого борта,  - прохрипел я.

        - В таком случае мы проявим благоразумие, если поспешим. Я бы посоветовал сейчас повернуть налево.
        Саша - Луиза опрометью сорвалась с места, а мы поспешили за ней со всей быстротой, на которую были способны короткие ножки Чивса.

        - Забавная у тебя игрушка.

        - Очень даже,  - согласился он.  - Отличный механизм, позволю себе заметить. Превосходное изображение. По-моему, сделано в Японии. Сыр выглядит так, что просто слюнки текут.

        - Точно. А как тебе пришло в голову проделать такую штуку с Сашей?

        - В сказках !Пликсси* постоянно фигурирует огромное существо из семейства кошачьих
        - подобные животные, к счастью, вымерли,  - крайне неприятное и вонючее. Оно очень похоже на лохматого тигра, изображенного в таком нелестном свете в рассказе
«Баки-Бобр встречает кролика Банни». Я подумал, что хорошо было бы иметь под рукой надежное средство посеять панику на корабле и получить доступ к управлению. Когда я представлял адмиралу Генхису материалы разведки, я упомянул, что мисс Линдквист является вампиром - это факт, отраженный в ее рапорте. Экипажу, естественно, стало интересно, кто такие вампиры. А у меня уже был подготовлен перевод «Дракулы», в который я внес небольшие изменения. Граф у меня превратился не в летучую мышь, а в гигантскую кошку. Надеюсь, что это заслужит ваше одобрение.
        Я не мог не улыбнуться.

        - Творческий подход?

        - Сэр,  - продолжал Чивс,  - госпожа Линдквист весит приблизительно пятьдесят два килограмма. Даже если она изменит облик, то вес ее, если верить закону сохранения массы и энергии, останется прежним. Насколько я понимаю, летучие мыши значительно меньше в размере.

        - Неужели? '

        - Гораздо меньше, сэр. Они весят максимум полкило, так что пятидесятидвухкилограммовая мышь, даже с характером госпожи Линдквист,  - это невероятно. Я решил, что такая деталь изрядно подпортит эту во всем остальном восхитительную сказку. Как вам, наверное, известно, сэр, одной из классических историй о вампирах является небольшой рассказ под названием «Кармилла», написанный мистером Дж. Шериданом ле Фаню, на творчество которого большое влияние оказал мистер Стокер. Вампир у мистера ле Фаню превращается в большое, беспокойное, черное, как сажа, животное, напоминающее чудовищную кошку, и я счел такое превращение вполне подходящим.

        - Я преклоняюсь перед широтой твоих познаний, Чивс.

        - Помимо того, гораздо легче в случае необходимости раздобыть кошку, чем летучую мышь.
        Я покачал головой:

        - Чивс, это просто бесподобно. Какой ты молодец!

        - Благодарю вас, сэр, я рад, что вы одобряете. Мне это казалось самым подходящим способом разрешить все мои затруднения. Однако позволю себе смелость заметить, сэр, эта ваша бледно-зеленая рубашка с клетчатым воротником…
        Заворачивая за угол, я набрал в легкие побольше воздуха:

        - Считай, что ее у меня уже нет. Отдай ее какому-нибудь нищему.

        - Я обязательно разыщу какого-нибудь нищего дальтоника. И эта синяя в клетку перевязь…

        - Только не перевязь!
        Мы сделали последний поворот.

        - Сэр, я вам настоятельно рекомендую…

        - Ладно, Чивс, я ее уже снял. Одобряешь, а? Чивс на ходу дернул усиками, что для Грызунов
        означало нечто вроде подмигивания.

        - Я всеми силами стараюсь соответствовать своему персонажу.

        - Еще один вопрос. Эта книга, эта кошка, звон цепей по интеркому, объявление о том, что корабль сейчас взорвется,  - это все, что тебе понадобилось, чтобы убедить экипаж покинуть судно?

        - Ну, возможно, я дал еще кое-кому взятки, сэр,  - признался Чивс.
        Перед нами возникла открытая дверь челнока.

        - Я нашел Чивса. Где Катарина?  - крикнул я Клайду.

        - Она только что здесь была. Побежала тебя разыскивать.
        Показалась голова Козлика.

        - Послушайте, вы, нам нужно рвать отсюда когти, пока эта посудина не взорвалась.

        - Нет, у нас еще есть три минуты и пятьдесят семь секунд,  - сообщил Чивс, остановившись и взглянув на карманные часы.

        - Катарина!  - крикнул я. Звук моего голоса тут же затерялся в пустых коридорах. Я повернулся к Чивсу: - Живее, включи эту штуковину. Мне нужен усилитель.

        - По-видимому, вам понадобится полная громкость,  - пробурчал он, подкручивая ручки.

        - Катарина!  - По всему кораблю разнеслось звучное эхо моего голоса. Я махнул рукой Козлику: - Заводи мотор. Сейчас я ее приведу.

        - Не надо. Ты меня так оглушил, что я еле на ногах удержалась,  - задыхаясь, просипела Катарина.  - Поехали!

        - Превосходная идея.  - Чивс отключил звук своей голографической камеры.
        Но не успели мы переступить бортик, как услышали знакомый голос.

        - Не торопитесь.  - Обернувшись, я увидел Генхиса, который держал в руках Сашу-Луизу, приставив ей к шее кинжал.  - Сдавайтесь, или я перережу глотку вашей пособнице.

        - Я бы искренне не советовал вам этого делать, сэр,  - хихикнул Чивс, исчезая внутри челнока.

        - Я тут ни при чем,  - простонала Катарина и последовала за ним.

        - Генхис, не хочу вас разочаровывать, но в зоомагазинах кошки стоят двадцать четыре цента за фунт,  - сообщил я, нажимая кнопку, чтобы задраить люк.
        Уже пробираясь на место, я услышал отчаянный вопль Генхиса, и в стремительно сужающееся отверстие влетела Саша.
        Бросив на меня сердитый взгляд, она принялась вылизывать свои лапки.
        Челнок был битком забит беженцами - Грызунами.

        - Подумать только, во что превратили корабль,  - проворчал Козлик, когда мы отчалили.

        - Неужели все позади?  - поинтересовалась Спунер.

        - Я бы пока не стал этого утверждать,  - осторожно заметил Чивс.
        Я повернулся к Катарине:

        - Катарина, разве мы впервые выходим из такой переделки?

        - Нет, такое уже бывало,  - согласилась она. Я поглядел на Чивса:

        - Чивс, на!Пликсси* всегда принято решать семейные вопросы таким варварским способом?

        - Да, сэр, даже в наш просвещенный век зачастую принято сокращать количество потенциальных наследников.

        - Позволь полюбопытствовать, а теперь, когда Генхис сошел с дистанции, кто же стал наследником?

        - Им должен быть доктор Бобр. Я поглядел на Катарину:

        - Тебе не кажется, что нас, вероятно, опять использовали?

        - С некоторых пор я уже подозреваю это.

        - Не желают ли господа офицеры вспомнить, что сейчас будет взрыв?  - напомнила нам Спунер, бледная как полотно.
        На наружном мониторе Козлика было ясно видно изображение удалявшейся «Немезиды». Внезапно крейсер тихо разлетелся на куски. Я сосчитал до двадцати самых крупных.

        - По-моему, в таких случаях принято кричать «Ура!»,  - предложил Чивс.
        Что мы и сделали.
        Когда радостные возгласы утихли, я обратился к Катарине:

        - Пока мы не забыли, неплохо было бы, наверное, разобраться с транспортным кораблем.

        - Ой, верно.  - Она включила передатчик.  - Командир следующего без опознавательных знаков корабля Грызунов, говорит лейтенант Линдквист, командующая судном конфедеративных сил «Туфля Рустама». Остальные корабли вашей эскадры уничтожены. Приказываю приземлиться в космопорту Шенектади и сдаться властям, чтобы было кого репатриировать обратно на!Пликсси*.
        Мы обождали несколько минут.

        - А если они этого не сделают?  - прошептал я. Катарина пожала плечами:

        - Тогда возьмем мел и напишем на борту что-нибудь неприличное.
        Вслед за этим послышался ответ с Грызуньего корабля:

        - Мы подчиняемся вашему приказу.

        - Не знаю, на сколько мне еще хватит нервов,  - вздохнул я.

        - Кен, у тебя кровь на руке!  - воскликнула вдруг Катарина.

        - Вас, очевидно, ранил адмирал Генхис,  - предположил Чивс.  - Вам положена нашивка за ранение.
        Я поглядел на размазанную по левой руке кровь.

        - Неприятно в этом признаваться, но это меня цапнула кошка.

        - Так как насчет денег, Чивс?  - спросила Катарина после того, как мы проводили в космопорт корабль Грызунов.

        - Это очень сложная и запутанная история, госпожа Линдквист. Приблизительно год назад принц Адольф вдруг ни с того ни с сего пожаловался на некоторые необъяснимые финансовые затруднения. Доктор Бобр великодушно предоставил ему мои услуги, чтобы разобраться в них. Я обнаружил, что принц Адольф желает втайне произвести платежи некоторым неизвестным мне лицам. От его имени я открыл счета на предъявителя, доступ к которым осуществлялся при помощи специальных жетонов.
        Катарина внимательно слушала.

        - У меня впервые возникли подозрения, когда принц Адольф попросил меня изготовить дубликаты жетонов. Это давало ему возможность, формально передав деньги другому лицу, самому снимать их со счетов. Я поступил сообразно его желанию. Однако, поскольку в семейных кругах принц Адольф славился исключительной способностью терять всякие мелочи вроде запонок, я изготовил и третий экземпляр, который поместил в сейф консульства на случай, если он вдруг когда-либо понадобится. Затем я сообщил доктору Бобру о своих подозрениях. Но так как я не имел никаких твердых доказательств неправомерности происходящего, доктор Бобр склонился к тому, чтобы разрешить мне действовать в том же направлении.
        Планируя свой отъезд, я заключил, что у меня могут возникнуть непредвиденные дорожные расходы, и подумал, что с моей стороны было бы упущением не вступить во владение этими средствами в качестве представителя моего правительства. Как только позволят обстоятельства, я намереваюсь предоставить доктору Бобру самый подробный отчет.

        - Чивс,  - восхищенно произнесла наконец Катарина,  - ты закончишь жизнь на виселице.
        Когда корабль готовился к приземлению, я тихо спросил ее:

        - Интересно, а что теперь с нами будет?

        - Несколько дней мы будем наслаждаться жизнью. А потом ты начнешь приводить в порядок свой корабль. В конце концов, мне же нужно как-то отсюда выбраться.

        - Разумеется. А экипаж набрать будет нетрудно.

        - Так что мы пока еще не прощаемся, Кен.

        - Но ты хочешь сказать, что лучше нам с тобой пореже встречаться?  - грустно отметил я, прислушиваясь к затихающему шуму двигателей.

        - Почему бы тебе немного не отдохнуть?  - предложила она.  - Я дам тебе на три дня увольнительную.

        - Пожалуй. Завалюсь на пляж поплавать и погреться на солнышке. Я от всего этого чертовски устал.

        - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь. Когда мы совершили посадку, первыми из дверей челнока вышли мы с Клайдом. Я почему-то ожидал, что нас будут встречать с конфетти и духовым оркестром. Вместо этого там был оператор из «Почтового курьера» и еще человек пять-шесть, включая Банки, Гарри и капитана Хиро с забинтованной головой. Рядом стоял микроавтобус. От разочарования у меня даже лицо вытянулось.

        - Я бы на вашем месте так не расстраивался, сэр,  - утешал меня Клайд.  - Ведь одновременно с нашим прибытием начались и соревнования по перетягиванию каната.

        - Я не ожидал, конечно, торжественного проезда по улицам города, но, честно говоря, думал, что мы заслуживаем большего,  - признался я. Но потом заметил, что на лотках уже продавались футболки с надписью "Операция «Грызуний патруль» и изображением человека, отдаленно похожего на меня.
        Человек, стоявший у подножия трапа, сурово сдвинул брови:

        - Здравствуйте, это вы мистер Маккей? Я - Смит из таможенно-иммиграционной службы. Ко мне поступили многочисленные сообщения о прибытии на планету спасательных шлюпок, на борту которых находятся инопланетные граждане без документов.  - Он дотронулся до нашивки на рукаве.  - Вы являетесь официальным владельцем находящегося на орбите корабля, так что я подумал, что вам, возможно, что-нибудь об этом известно.
        Я удостоверился, что Катарина нас не слышит.

        - Понятия не имею, откуда они взялись,  - с почтением доложил я.  - У нас в челноке их еще около двадцати, и с кораблем еще кое-кто приземлится. Исполняйте свой долг.

        - Что ж, благодарю вас, мистер Маккей,  - козырнул Смит, проходя мимо меня.
        Клайд вскинул на меня глаза:

        - На судне полным-полно Грызунов из штурмовой эскадры.

        - Я кивнул:

        - Они первые начали.
        Оттолкнув оператора, ко мне пробрался еще один человек:

        - Господин Маккей?

        - Да, это я.
        Он схватил мою руку и горячо пожал ее.

        - Молодцы! Вы задали им жару!  - Он достал из кармана толстый конверт и протянул его мне.  - Вам повестка в суд. Те, кто владеют закладной на ваш корабль, поручили фирме Шмарбека, Шнайдера и Шварц-Аппендика возбудить против вас дело. Желаю удачи!
        Я проводил его убийственным взглядом. В двери челнока появилась Катарина.

        - Это, кажется, машина Лидии?  - поинтересовалась она.
        Я вздрогнул:

        - Все, что угодно, только не Лидия. Она вздохнула:

        - Хорошо, я сама дам интервью. Кен, собери всех и давай в микроавтобус.
        Расталкивая продавцов футболок, я подошел к капитану Хиро и отдал честь:

        - Добрый день, сэр. Это было сражение что надо.  - В моем голосе появилась нотка беспокойства.  - Кто еще уцелел?

        - Это поразительно, мичман,  - задумчиво произнес Хиро, отдавая мне честь.  - Все живы. Двое наших ребят, Син и Труилло, получили серьезные ожоги, но их лечат. Как я понимаю, мы многим обязаны Чивсу.
        Чивс низко поклонился.

        - Мне нужно вернуться на базу и подумать, как все это отразить в отчете,  - вздохнул Хиро, почесывая брови.
        Спунер буквально кинулась в объятия Гарри. Гарри, конечно, крупный парень, но не настолько же. Я на минуту испугался, что она собьет его с ног.
        Едва мы отъехали, как они завалились на заднее сиденье и начали целоваться. Клайд тихо сказал мне:

        - Я только хотел бы знать… Я похлопал его по плечу:

        - Поверь мне, Клайд. Тут ничего не поделаешь. В тебе либо есть нечто, на что они клюют… - Я поглядел на отражение Гарри в зеркале заднего вида.  - Либо нет.

        - Сэр, возможно, мистеру Видерспуну стоит рассмотреть другие варианты,  - подсказал Чивс, многозначительно глядя на меня.

        - Верно,  - кивнул я. Взяв у него листочек бумаги и ручку, я нацарапал номер телефона Банки и передал его Клайду.



        ПРИБЛИЖАЯСЬ К ЗАКАТУ

        Капитан Хиро подписал мне увольнительную на три дня. Мы с Клайдом отправились к нему на квартиру, и я первым делом кинулся в ванную. Стоя под душем, я сгрыз пакет печенья и завалился в постель - приблизительно в таком порядке. Разбудил меня телефонный звонок.

        - В чем дело, Банки?  - сонным голосом возмутился я.

        - Сэр, вам назначен прием в больнице.

        - Сколько я спал? Какой прием?  - Я попытался забраться под подушку.

        - Сорок пять минут. Нужно посмотреть вашу руку. И мне тоже нужны данные медосмотра, чтобы снять вас с действительной службы,  - объяснила Банки.  - Тогда вы и получите увольнительную.

        - Не слишком ли ты торопишься?

        - Знаете, сэр, у нас оказалось не так уж много лишних денег, а я заодно назначила на сегодня еще нескольких резервистов,  - оттараторила Банки.  - Одевайтесь, пожалуйста, и отправляйтесь в больницу, в кабинет номер 121.
        Белые стены кабинета номер 121 были разрисованы разными веселыми физиономиями, разительно отличавшимися от той, которая была у ожидавшей меня медсестры.

        - Мистер Маккей, я сестра Кларкин. Вы опоздали на пятнадцать минут.

        - Сегодня утром я был очень занят,  - пробормотал я. Мне пришлось несколько раз подряд открыть и закрыть глаза.  - А где же доктор?

        - Почему вы думаете, что доктор желает вас видеть? Все вы, космонавты, отвратительные твари. А теперь замолчите и высуньте язык.
        Она измерила мне пульс, температуру, осмотрела глаза, уши, горло. Взяв у меня кровь, она заметила:

        - Да, жаль - мельчает космофлот.
        Она снисходительно забинтовала мне руку и дала что-то противовоспалительное.

        - Что ж, в основном вы живы.

        - Спасибо, сестра Кларкин. Знаете, я умираю от голода. Где здесь поблизости можно раздобыть гамбургер или что-нибудь в этом роде?

        - В гамбургерах полно нитратов и других канцерогенов. Ничего удивительного, что вы такой бледный химетик.  - Она покачала головой.  - Если вы съедите что-нибудь вредное и недоброкачественное, то ваш организм может соответственно отреагировать, а при вашем состоянии я за последствия не отвечаю.

        - Сестра Кларкин, у вас, наверное, проблемы в личной жизни?

        - Я не отвечаю на подобные вопросы от незнакомых мужчин. А теперь встаньте и вдохните,  - медленно приказала она.
        Я обнаружил, что у медсестер очень холодные руки.

        - Все, осмотр окончен,  - наконец объявила она.  - Результаты вам пришлют по почте.

        - Спасибо,  - от всей души поблагодарил я. Потом немедленно отправился на поиски кафетерия и обнаружил таковой прямо у входа. Заказав бифштекс и пиво, я быстро понял, почему они здесь говорят «штекс», а не «бифштекс», и в конце концов выбросил большую часть того, что было у меня на тарелке.
        Мысленно проклиная сестру Кларкин, я взял салат и молочный коктейль.
        Выходя из этой забегаловки, я бросил взгляд на газетные заголовки. «Снова Маккей!» и «Мичман разгромил военный флот Грызунов» - гласили они, и на большее я, вероятно, не мог бы и рассчитывать, принимая во внимание чувство юмора Катарины. Очевидно, Лидия Дэр наконец переварила информацию из рапорта Катарины, поскольку, пока я стоял там, заголовки на экране изменились на новые: «Вампир выигрывает войну с Грызунами и спасает планету» и «Пролилась Грызунья кровь - не пора ли перекусить?».
        Когда я добрался до дому, то сон с меня уже как рукой сняло. Клайд все еще блаженно похрапывал, так что я, взяв полотенце и плавки, позвонил Банки и попросил ее отвезти меня на пляж.
        Пляж оказался неприглядной полоской серого песка, усыпанного детишками, которые играли в мяч и строили песочные крепости. Удалившись на некоторое расстояние от кучки туристов, я расстелил полотенце, улегся на него и умиротворенно закрыл глаза, рассчитывая, что если отдохнуть немного да еще погреться на солнышке, то я быстро приду в порядок. Прийти в порядок мне так просто не удалось. Очнувшись, я, вместо песка, увидел больничные стены с веселыми рожицами и сестру Кларкин.

        - Хорошо поспали?  - мурлыкнула она.
        Я чувствовал себя выжатым как лимон, к тому же дико болело сердце.

        - Не могу понять, жив я или умер,  - признался я.

        - Ничего удивительного. Я искоса поглядел на нее:

        - Надеюсь, что я не умер. Да, это точно. Так что же случилось?
        Она фыркнула:

        - Алкогольные напитки - орудие дьявола.

        - Так что же со мной все-таки случилось?

        - Я посмотрю, какие у вас перспективы, и мы обсудим это, когда вы привыкнете к условиям больницы.  - Она намеренно не взглянула на электронный блокнот на кровати, в котором было написано все, что нужно.

        - Скажите мне правду, сестра. В этой больнице еще кто-нибудь работает и что это у меня на руке?

        - Это капельница с глюкозой. Не двигайте рукой. Вы обезвожены. У вас нарушен кислотный баланс, что усиливает вашу природную раздражительность.

        - Да вовсе я не раздражительный! Просто мне неудобно и хочется есть.  - Я свободной рукой поправил подушку.  - А подушка у вас как мешок с песком.

        - Жалуйтесь себе на здоровье! Все пациенты всегда на что-нибудь жалуются, что же им еще делать?
        Если вы голодны, у меня здесь для вас чудесный ужин.
        Она сунула мне под нос тарелку. Я совсем позабыл, что больницы закупают еду, оставшуюся у авиалиний и тюрем.
        Я ткнул пальцем в набухшие побеги брокколи:

        - Это что, овощи? А где же еда? В ответ она громко фыркнула.

        - Помимо других обязанностей, я работаю в больнице еще и диетологом.
        Очевидно, эту дрянь держали на пару ровно девяносто семь секунд, чтобы сохранить витамины. В течение последующих десяти минут я слушал многочисленные сигналы, которые посылал мне мой желудок под сопровождение пространной лекции сестры Кларкин об ужасах излишней кулинарной обработки овощей. Но только когда она начала объяснять, какое отвращение испытывает к мягкой моркови, до меня наконец дошло, что же имел в виду старик Фрейд.
        Я терпел, сколько мог, и в конце концов не выдержал:

        - Послушайте, сестра Кларкин, может, вы просто принесете мне пачку печенья? Умираю
        - печенья хочу.

        - Сожалею, но вы не получите десерта, пока не съедите все, что у вас на тарелке. В этой полноценной еде содержится точно отмеренное количество питательных веществ, необходимое для такого человека, как вы.

        - Сестра Кларкин, у вас что, нет друга, чтобы выпустить пары?

        - Неужели вас ничему не научило посещение кафетерия?

        - Послушайте, почему бы вам просто не отдать мне одежду, и я тихо исчезну?

        - Никуда вы не пойдете. Доктор сказал, что вам нужен постельный режим, и я вас не могу отпустить. А носить свою одежду по больничным правилам воспрещается. К тому же ваша мамочка вас очень забавно одевает.  - Она смерила меня холодным взглядом.  - Вас там ждут посетители. Раз вы проснулись, я скажу, что к вам можно войти.
        Она вышла, захлопнув за собой дверь, оставив меня наедине с тарелкой холодных овощей.
        Я брезгливо отодвинул поднос и начал размышлять о превратностях судьбы. Минут через двадцать в дверях показалась Макхью.

        - А, привет, Аннали. Спасибо, что заглянула. Я надеялся, что Катарина вытащит меня отсюда. Они не отдают мне одежду.

        - Она тебе и не понадобится.

        - Только не давай им запудрить себе мозги. Кормят здесь настоящей отравой, да и той дают очень мало. Я уже начал с ума сходить - просто умру сейчас, если не съем шоколадного печенья.

        - Забавно, но именно это я должна была сказать, Кен. Ты сейчас умрешь.
        До меня не сразу дошло.

        - Мне, конечно, очень не повезло, что я застрял на этой планете, но до самоубийства я еще не дошел.

        - Ты меня неправильно понял, Кен.  - Улыбнувшись, она достала пистолет. Я бы не сказал, чтобы мне было приятно видеть эту улыбку.  - Я имела в виду убийство. Ну ладно, ворюга. Куда ты девал деньги?

        - Какие деньги? За «Шпигат», что ли? Да их от космофлота сто лет не дождешься.

        - Брось эти штучки, Кен. Ты взял мои полмонетки и снял со счета все подчистую. Где деньги? Ты мне должен вернуть их!  - упорствовала Макхью.

        - Макхью, брось эту игрушку и приди в себя. Я не понимаю, о чем ты.

        - Не притворяйся, что ты глупее, чем на самом деле. Мне нужны мои деньги. У тебя в распоряжении десять секунд.
        Наконец у меня в голове что-то начало проясняться.

        - Ах вот оно что. Так вот для чего была эта монетка. А я-то никак не мог понять.  - Чуть подумав, я продолжил: - Это Чивс снял деньги со счета во Втором Банке Шенектади, а я не удосужился спросить его, что он сделал с наличными.
        Пистолет медленно опустился.

        - А ты не врешь?  - недоверчиво спросила Макхью.

        - Я рад, что все прояснилось, Аннали. А теперь вытащи у меня из руки эту штуку, я хочу пробраться на кухню и стащить какой-нибудь нормальной еды. Так хочется шоколада.

        - А свинца тебе не хочется?  - Она вновь направила на меня пистолет.

        - Да ладно тебе, Аннали. Мне сейчас и так паршиво, и нет времени играть в эти игры. Ты что, хочешь сказать, что после всего, через что мы вместе прошли, ты способна меня пристрелить?

        - Еще как.
        В конце концов я сообразил, что она не шутит.

        - Ну что ж, расскажи мне, как ты все это придумала,  - попросил я, надеясь, что она не станет стрелять в меня без объяснений, как обычный преступник.

        - Разумеется, я расскажу, как все было. Твердобокого и Бо-бо я использовала с самого начала. Манипулировать ими не стоило никакого труда.  - Она злобно захихикала.
        И она рассказала мне обо всем: о сделках, о предательствах, об изменах.
        Я попытался вспомнить, что мне теперь положено говорить.

        - И как давно ты этим заправляешь, Аннали?

        - Уже несколько лет,  - гордо сообщила она. Потом, прищурившись, пристально поглядела на меня.  - Еще один-два рейса, и я бы вышла из дела.

        - Ну и как, Аннали, овчинка стоила выделки?  - равнодушно спросил я, думая о том, как же хочется есть.

        - Да уж конечно, ублюдок,  - проронила она, покачивая пистолетом в поисках подходящей цели.

        - Объясни мне еще кое-что напоследок. Тебя видели, когда ты сейчас входила. Как ты намереваешься улизнуть отсюда?
        Она направила пистолет мне в грудь.

        - Я сказала на входе, что я - Элайн О'Дей.

        - А, тогда понятно.  - Я решил, что задам ей последний вопрос и больше не буду ни о чем думать, потому что у меня дико болела голова.  - Аннали, почему ты это делаешь?

        - Давай разберемся. Ты разрушил созданную мной безупречную схему контрабанды. Это стоило мне «Шпигата» - я уже наполовину выкупила корабль, а через год без всяких проблем завладела бы им и полностью. Потом ты заставил меня служить на том же проклятом корабле, да еще вместе с Гарри. Это из-за тебя Чивс снял с моего счета все до последнего цента, все, что я скопила, всего лишь из-
        за того, что ты, болван, забыл отдать мне мою же монету. Хватит - или еще что-нибудь вспомнить?

        - Извини, я так замотался, что совсем забыл про монетку.
        Она опустила ствол пистолета на спинку кровати.

        - Это несправедливо! Просто несправедливо.

        - Аннали, поосторожней с этой игрушкой, а то может и выстрелить.
        Макхью, затаив дыхание, снова прицелилась.

        - Именно это я и собираюсь сделать. Прощай! Терпение мое лопнуло. К этому моменту я готов был отца родного убить ради шоколадного печенья, поэтому, схватив левой рукой поднос с овощами, я запустил его в пистолет, а потом, вытащив из-под головы подушку, несколько раз хорошенько хлопнул ею Макхью по голове.
        Она непроизвольно нажала на спуск, и пуля, отскакивая рикошетом от стен, запрыгала по комнате. Аннали осела на пол как мешок с картошкой. Освободившись от этой дурацкой капельницы, первым делом я разыскал пистолет. Как и следовало ожидать, он оказался дешевкой местного изготовления, так что я его слегка согнул, чтобы она снова не вздумала в кого-нибудь выстрелить. Затем спустился вниз и перевернул вверх дном всю кухню, пока не нашел шоколадное печенье.
        А потом снова потерял сознание, что начало входить у меня в привычку.
        Когда я очнулся, у моей постели стояла сестра Кларкин.

        - Ну что, у нас был небольшой обморок?

        - По-видимому, да. Где Аннали?

        - Доктор вызвал полицию, и ее забрали. Она сейчас наверняка уже в тюрьме. Она что, хотела вас застрелить из автоматического пистолета? Вот дура - и это все оттого, что она ест мясо!
        Сунув руку под блузку, она вытащила огромный пистолет, заряжающийся с дула.

        - Вот что ей надо было раздобыть, если она и в самом деле хотела твоей смерти.

        - Я так и знал, что в конце концов свихнусь.  - Я провел по ней взглядом сверху вниз и обратно.  - Мне мерещится, что вы в меня целитесь из пистолета.

        - И заряжен он серебряной пулей, сатанинское ты отродье. Я переплавила на нее свои серьги. Я видела результаты твоих анализов. Ты думал, что мы не заметим, да? Мы - профессионалы!  - Она сняла пистолет с предохранителя и взвела курок.
        Я все еще не мог понять, в чем дело.

        - Сестра Кларкин, у меня была тяжелая неделя, и я теперь туго соображаю. Чего вы не должны были заметить?

        - Того, что ты - вампир,  - ласково проговорила сестра Кларкин, разворачиваясь ко мне боком и занимая удобную для выстрела позицию.  - Пистолет с ударным капсюлем - вещь неплохая, но я всегда питала слабость к кремневому оружию. От него так и веет историей, правда?

        - Хм, да, конечно. Погодите минутку. Вы это серьезно насчет вампира? Хм-м. Так вот почему я потерял сознание на пляже!

        - Именно так,  - ровным голосом подтвердила она.  - Даже в газетах было напечатано, что ты виновен.

        - О Боже, так оно и есть! Мы убрали имена из той копии, что подсунули Лидии, и она все поняла по-своему.  - Я обхватил голову руками.  - Какая путаница получилась.
        Тут я вспомнил, что Кларкин наставила на меня пистолет.

        - Подождите минутку, что вы имели в виду? В чем я виновен?

        - В том, что ты - проклятый демон в человеческом обличье; мертвец, пьющий людскую кровь! Вот в чем.  - Она презрительно махнула рукой.  - Так во всех книгах пишут.

        - Не нравится мне этот разговор,  - признался я.  - Не можете же вы на самом деле так поступить.
        Сестра Кларкин смотрела на меня горящим взором.

        - Это воля Божья, перст Люцифера.
        Я услышал стук в дверь и голос Пайпер:

        - Кен, ты в приличном виде? К тебе можно войти?

        - Да уж, будь так добра!
        В проем одновременно втиснулись Пайпер и Катарина, сжимая в руках пропуска для посетителей. Еще Пайпер держала под мышкой спортивную сумку.
        Сестра Кларкин повернулась к ним:

        - Я как раз собиралась застрелить этого вампира серебряной пулей.
        Катарина скривила рот.
        Я показал на пистолет и одними губами молча проговорил: «Пожалуйста, сделайте что-нибудь».

        - Извините, сестра,  - тихо и очень серьезно произнесла Катарина.  - Но это внутренние дела космофлота.

        - Вам, как и всем остальным, придется подождать своей очереди выстрелить в него,  - добавила Пайпер.

        - Проклятье!  - выругалась сестра Кларкин. Запихнув пистолет обратно за пазуху, она пулей выскочила из палаты.

        - Вы, случайно, не знаете - меня не накачали наркотиками?  - поинтересовался я.
        Катарина присела на краешек кровати.

        - Еще бы,  - просто сказала она.  - Как ты себя чувствуешь, Кен?

        - Будто я мертв.

        - Ты и был почти мертв.  - Катарина подняла голову.  - Интересно, не забыла ли сестра поставить пистолет на предохранитель?

        - Надеюсь, пояс у нее туго затянут,  - хмыкнула Пайпер.  - Иначе пистолет там долго не продержится - не на чем.
        Из коридора за дверью раздался щелчок и легкий вскрик.

        - По-моему, осечка. Поэтому кремневое оружие больше не используют,  - объяснила Пайпер.

        - Давай переменим тему. Что со мной случилось?  - осведомился я.

        - Когда после медосмотра ты не вернулся обратно, я попыталась дозвониться до Клайда и, не застав тебя, немного забеспокоилась. Банки рассказала, что отвезла тебя на пляж, и я послала ее проверить, что там и как. Она отодрала тебя от песка с острым приступом кожного отравления.

        - Мне кажется, я пробыл там совсем недолго.

        - Недолго,  - подтвердила она.  - Но дело в том, что у тебя теперь повышенная чувствительность к лактозе, и твой организм отреагировал на молоко в коктейле, которым тебя вырвало до того, как приехала Банки. Солнце усилило воздействие, ты впал в кому, и мы не были уверены, удастся ли тебя вообще вытащить.

        - Вот оно как…

        - Когда она тебя нашла, ты выглядел мертвее трупа,  - заявила Пайпер.

        - А когда поступили результаты анализов, наши подозрения подтвердились. Мы с Бим решили, что обязаны сообщить тебе эту новость.  - Катарина на минуту поджала губы.
        - Из-за сестры Кларкин сюрприза, по-видимому, не получилось. Но все равно, добро пожаловать в наши ряды.
        Мне понадобилось несколько минут, чтобы свыкнуться с этой мыслью.

        - Хорошо. Так, значит, я - вампир. Да, все сходится. Зубной врач говорил, что у меня прекрасные зубы.

        - Ты сожалеешь?  - спросила Катарина.

        - Что ж, кто-то, помнится, сказал: «Я не жалею ни о чем, что не увеличивает объем талии». Так что же мы будем делать?
        Она улыбнулась:

        - Просто отдохни, Кен. Попытайся восстановить свои силы. Все как-нибудь устроится.

        - Надеюсь.  - Я несколько раз кивнул и сам в это поверил. Потом перевел взгляд с Катарины на Бим и обратно.  - А почему вы улыбаетесь?

        - Почему ты так решил?  - фыркнула Пайпер, отворачиваясь, чтобы я не мог видеть выражения ее лица.  - Мы тут ходили по магазинам.
        В мозгу у меня что-то заклинило.

        - Вы ходили по магазинам?
        Улыбка Катарины стала шире - недобрый знак.

        - Мы решили подыскать тебе подарок, чтобы ты быстрее поправлялся.
        Это был сигнал для Пайпер открыть сумку и достать оттуда картонную коробку.
        Я переводил взгляд с одной на другую.

        - Там что-то нехорошее?

        - Не бойся, Кен. Открой,  - предложила Бим. Я откинул крышку.

        - Что-то черное. Одежда какая-то.  - Я развернул подарок.  - Это ж плащ с капюшоном. Просто плащ.

        - Вот именно, Кен,  - рассмеялась Пайпер.  - Мы нашли его в магазине новинок.

        - Я хочу, чтобы ты знал, что мы искали еще и пластмассовые клыки, но нигде не нашли.

        - Да-да. Бим, ты не оставишь нас на минутку наедине с Катариной?
        Пайпер вышла.

        - Я с тобой обязательно расквитаюсь,  - заявил я Катарине.  - За этот плащ. Не знаю как. Не знаю, сколько времени мне понадобится, но расквитаюсь.
        Тут я тоже засмеялся.
        Катарина наклонилась и поцеловала меня в щеку.

        - Кен, я говорила с доктором, и он хочет отпустить тебя, как только ты будешь в состоянии ходить. Пайпер останется здесь и привезет тебя, когда ты будешь готов. У капитана Хиро сейчас находится командующая сектором капитан Креншоу. Как только ты себя прилично почувствуешь, она хочет с тобой поговорить. Не заставляй ее ждать.

        - Как это Креншоу сюда так быстро добралась?

        - Ты шесть дней пролежал без сознания,  - сказала Катарина и ушла.
        Зато вернулась Пайпер; она извлекла из своей сумки одежду для меня и уселась в кресло.

        - Ну как, готов к выписке?

        - Еще бы! Сейчас, подожди минутку.  - Я кинулся к находившемуся в комнате экрану просмотреть почту. Среди всякой чепухи там была короткая за-
        писка от Банки: «Позвоните Белке Мак-Ореху насчет решеток».
        Я показал это Пайпер.

        - По-моему, День дураков уже давно прошел. Она набрала номер Банки, и на экране появилось изображение писаря.

        - А, здравствуйте, сэр. Как вы себя чувствуете?

        - Уже почти живым. Мне тут записка позвонить Белке Мак-Ореху насчет решеток - вам что, мало той шутки с Винни-Пухом?
        Банки была слегка выбита из равновесия.

        - Сэр, не знаю, как вам это объяснить, но там все написано правильно. Мак-Орех - это Грызун, ставший теперь военнопленным. Белка Мак-Орех - персонаж рассказов о Баки-Бобре. Он говорит, что Чивс просил его привезти решетки.

        - Спасибо, Банки,  - смущенно поблагодарил я ее. Через полминуты перезвонила Катарина.

        - Кен, я только хотела сказать, что в вестибюле меня поджидала Элайн, чтобы вернуть мой пропуск. Полиция отобрала у нее бомбу и взяла под стражу.
        Раздался негромкий взрыв, от которого сотряслись окна.

        - Похоже, что полицейские решили сами взорвать свою находку.

        - Тебе лучше тихонько выйти через черный ход. Минуту назад в вестибюле было полным-полно репортеров,  - предупредила Катарина.
        Мы с Пайпер незаметно выскользнули из больницы, и она отвезла меня в офис, где нас дожидалась капитан Креншоу.
        Капитан Креншоу была дюжей негритянкой с лоснящимися седыми волосами и «гусиными лапками» вокруг глаз. Когда я вошел внутрь и заморгал ослепленный ярким светом, она сидела за столом Хиро и гладила Сашу-Луизу. Позади нее стоял капитан-лейтенант Штемм.

        - Присаживайтесь, мичман,  - пригласила она голосом, который должен был обозначать дружелюбие.
        Я присел. Потом исподлобья взглянул на нее.

        - Не собираетесь ли вы мне сказать, что эта кошка - ваш тайный агент?

        - Нет.  - Она отпустила Сашу-Луизу, и та спрыгнула на пол.  - Это всего лишь кошка. И не слишком сообразительная даже для животного. А что?

        - Ничего, мэм.

        - Вы уверены, что уже можете быть на ногах, мичман?  - с деланной заботливостью поинтересовалась она.

        - Я прекрасно себя чувствую, мэм. Я много пропустил?
        Креншоу улыбнулась:

        - Да, здесь много всего произошло. Ваша подруга Кристина…

        - Кто? А-а… Простите, мэм.

        - Как я уже сказала, ваша подруга Кристина пользуется сейчас широкой известностью. Она гораздо фотогеничнее, чем ваши товарищи по команде. Одному из местных репортеров удалось сделать очень симпатичный снимок. Кристина держит тупаря - за несколько секунд до того, как тупарь ее испачкал.
        Я закрыл глаза.

        - Мэм, не можете же вы поверить, что… - начал было я.

        - Конечно нет, но это не имеет значения,  - улыбнулась Креншоу.  - Она не подцепила вас на крючок. Она подписала контракт на работу манекенщицей и, как я понимаю, собирается стать ведущей в телеигре.
        Я мысленно возблагодарил Господа.

        - А как себя чувствуют Син и Труилло?

        - Прекрасно. Мы собираемся послать их участвовать в ток-шоу.

        - А капитан Хиро?

        - Он станет капитаном первого ранга, как только сообразит, что после повышения должен подать в отставку.

        - Как это заботливо.  - Я перевел взгляд на Штемма.  - Как добрались?
        Штемм вспыхнул.

        - Две недели провести в обществе Роя Роджерса и Сиско Кида!  - Губы его были плотно поджаты, а голос немного срывался.  - Жду не дождусь, когда вас отдадут под трибунал.
        Я посмотрел на него, а потом заявил Креншоу:

        - Мэм, я, возможно, и не располагаю преимуществами оплаченного налогоплательщиками образования, но я все же не дурак. Не могли бы вы объяснить капитан-лейтенанту Штемму, почему вы не собираетесь отдавать меня под трибунал?
        Капитан Креншоу свысока поглядела на Штемма.

        - Бобби, я оставила в челноке костюмы, которые нужно выгладить, пойди-ка займись ими. И захвати с собой кошку.
        Штемм ошарашенно взглянул на нее и вышел, плотно закрыв за собой дверь.

        - А как дела с Макдональдсами?  - спросил я. Креншоу улыбнулась, словно большая сытая кошка.

        - С Макдональдсами? Как только мы получили сообщение от капитан-лейтенанта Штемма о вашей ситуации, мы случайно обстреляли первый же попавшийся нам корабль Макдональдсов. Тех, кто остался в живых, мы отослали назад, вручив им письмо с глубочайшими извинениями. Макдональдсы с пониманием отнеслись к тому, что произошло, и ситуация разрешилась вполне благополучно, правда, не вас надо за это благодарить. Я думала, что пара истребителей вам здесь пригодятся. Как выяснилось, вы обошлись и без них.

        - Правда, не вас следует за это благодарить, мэм. Не сочтите за дерзость, но нам без вашей помощи могло бы прийтись и похуже.

        - Ничего, я заслужила эту дерзость,  - улыбнулась она.  - Да, примите мои соболезнования по поводу вашей болезни. Чертовски неприятная штука. И вы ее, разумеется, не на службе заработали, так что пенсия от космофлота вам не положена.

        - Да, мэм. Я уверен, что мой адвокат с удовольствием в этом разберется.
        Креншоу удивленно воззрилась на меня:

        - А как вас все-таки угораздило сделаться вампиром?

        - Наверное, мэм, как это обычно бывает. Должно быть, забыл протереть стульчак, когда ходил в туалет,  - отрапортовал я.

        - Мичман,  - рявкнула она,  - я именно тот человек, который должен придумать, как разобраться во всей этой заварухе. И я не такая дура, чтобы не понять, когда мне говорят колкости, а вы мне их, по-моему, уже наговорили достаточно.

        - Извините, мэм. Тогда зачем вы меня сюда вызвали?

        - А, я просто хотела обсудить с вами, как вам лучше отчитаться о случившемся перед подкомитетом Адмиралтейства по бюджету. Я уверена, что они там все просто сгорают от нетерпения услышать о вашем подвиге.

        - Тут пахнет большими деньжатами, да? Прежде чем рассказ об этой войне войдет в учебники по истории, его следует хорошенько отредактировать. А что будет, если члены комитета обнаружат, что всем заправляли двое вампиров?
        Лицо капитана Креншоу исказилось неподдельной мукой. Она кашлянула и совсем другим голосом произнесла:

        - Именно этот момент я и хотела с вами обсудить.

        - Ага, прекрасно. А то я уж было начал думать, у кого же из нас с головой не в порядке.  - Увидев, что глаза ее выкатываются на лоб, я поспешно спросил: - А что, это и вправду действует? Я имею в виду, когда вы разговариваете таким вот вкрадчивым нежным голосом?
        Сначала она, нахмурившись, грозно взглянула на меня, потом рассмеялась.

        - До сих пор, по крайней мере, действовало. И что за напасть такая - ваша болезнь!

        - Ну так расскажите, мэм, что же вы придумали. Она облокотилась на стол.

        - Хорошо, молодой человек. Я собираюсь отправить вас обратно на Землю и отдать вас там на растерзание. Это первое космическое сражение за пятьдесят последних лет, так что, боюсь, рот вам заткнуть все равно не удастся. Более того, я даже собираюсь сделать из вас героя.

        - А почему из одного меня?  - запротестовал я.  - А как же Катарина с Пайпер? Они выше меня по званию - и они этого больше заслуживают. Или Хиро? В конце концов, это была его идея.

        - Хиро имел неосторожность вывести себя из строя и упомянуть об этом в своем рапорте. А Пайпер всего лишь управляла пусковой ракетной установкой на орбитальной станции.  - Креншоу ухмыльнулась.  - На эту удочку никто не попадется, а если мы расхвалим Пайпер, то каждый депутат законодательного собрания захочет купить космофлоту ракетную установку для орбитальной станции в своем округе. Пускай уж лучше космофлот летает на кораблях - так для Вселенной будет гораздо безопасней.

        - А Катарина?  - повторил я.  - Вы же знаете, что без нее ничего бы не вышло.

        - Лейтенант Линдквист подала в отставку и заявила прессе, что она - вампир. Не знаю, говорил ли вам кто-нибудь, что, когда это стало известно, все журналисты, освещавшие макдональдсский кризис, наняли пассажирский лайнер и кинулись сюда. Сейчас, наверное, их сотни три под ногами путается.
        Я невольно вскрикнул, и Креншоу улыбнулась.

        - К сожалению, Линдквист имела неосторожность поведать всем собравшимся, что ваше совместное управление кораблем - самая свежая шутка, придуманная после нарезанного хлеба в вакуумной упаковке. Тем самым она связала меня по рукам и ногам. Временами ее чувство юмора оставляет желать лучшего.

        - С этим я полностью согласен.

        - В общем,  - продолжала Креншоу,  - нам придется уволить Линдквист в запас до начала слушаний, а это чертовски неудобно.
        Я потер переносицу.

        - Капитан, не знаю, отдаете ли вы себе отчет в том, что сейчас уже полпланеты, должно быть, знает, что я - вампир.

        - Не совсем так, Маккей. Ваша приятельница мисс Дэр, узнав, что вампир, написавший рапорт,  - это Линдквист, опубликовала опровержение. В настоящий момент о вашей болезни известно лишь членам экипажа, моим офицерам и одной медсестре. Медсестра эта сейчас сама находится на лечении.
        Она побарабанила пальцами по столу.

        - Разумеется, вечно держать это в тайне мы не сможем, но надеюсь, что до окончания слушаний шума не будет.

        - Мэм, сейчас этой историей занимаются, наверное, человек пятьдесят репортеров.

        - Мичман, к послезавтрашнему дню эти новости устареют, и все про вас забудут. Они уже начали сомневаться в том, что Линдквист - вампир.

        - Мэм,  - настаивал я,  - а как же мое путешествие в больницу?

        - С этим как раз все прекрасно. Мы объявили во всеуслышание, что у вас с принцем Генхисом состоялся поединок и с вами, вероятно, случился обморок от потери крови.

        - Меня кошка поцарапала.

        - Не важно. Мы распространили двойную дозу дезинформации. По секрету мы еще сообщили, что у вас нервный срыв. Очевидно, вы вели себя гораздо приличнее, чем обычно, поэтому те, кто вас знает, уверены, что именно это и произошло.

        - А результаты анализов?  - Я сделал вид, что не заметил насмешки.

        - Кое-кто из журналистов пораскинул мозгами и, сопоставив факты, решил, что если результаты положительные, значит, мы сдали анализы Катарины под вашим именем. Но эта сенсация тоже уже устарела. Сейчас нам нужно только убраться поскорее с этой планеты.

        - Чтобы читатели Лидии не линчевали меня до того, как прочтут ее опровержение,  - закончил я за нее.  - Теперь мы переходим к самому интересному.

        - Ладно, молодой человек, скажите, что должно сделать Адмиралтейство, чтобы вы согласились умолчать о некоторых крайне неприятных фактах?

        - Мэм, я - космонавт. Я хочу остаться в космосе.

        - Здесь я вам помочь не могу. Это вне компетенции Адмиралтейства. Как только станет известно, что вы - вампир, Гильдия отзовет вашу лицензию и поганою метлою выметет вас с космофлота. Адмиралтейство не сможет позволить вам пойти служить на какой-нибудь корабль, не сообщив, что у вас синдром Маклендона, а кто же вас возьмет, зная об этом?  - Креншоу была очень большая женщина, и с доброй бабушкой ее никто бы не перепутал.

        - Дело в том, мэм, что я рассчитывал управлять своим собственным кораблем. У меня была возможность попробовать, и мне понравилось. Капитан Маккей - неплохо звучит, правда? Могу даже добавить, что если я заразился во время прохождения действительной службы и не могу больше работать в космосе, то имею все шансы рассчитывать на пенсию по инвалидности от космофлота. В том случае, если вы не обеспечите мне переобучение. А я очень плохо обучаюсь.
        Креншоу презрительно фыркнула.

        - Маккей, давайте трезво смотреть на вещи. Как вы собираетесь отремонтировать эту вашу ржавую посудину и как вы собираетесь ее перерегистрировать?

        - Ну, прежде всего Адмиралтейство реквизировало мой корабль и обязано выплатить его стоимость плюс сумму, необходимую, чтобы привести его в состояние, в котором он был до последней перестрелки. В свое время мой адвокат этим тоже займется. Мне также кажется, что в настоящий момент у Грызунов наблюдается острая нехватка космических транспортных средств.

        - Маккей, не хочу вмешиваться в ваши личные дела, но, не говоря уже о том, что вам придется слишком долго дожидаться государственных денег, не приходило ли вам в голову, что нехватка у Грызунов транспортных средств - ваших рук дело?
        А на ее лице ясно было написано: «Если вы за минуту ничего не сможете возразить, я вышвырну вас вон».

        - Мэм, посол Бобр заверил меня, что на!Пликсси* ожидается смена правительства. Предполагаю, что новое правительство с удовольствием примет меня на службу и зарегистрирует мой корабль. Возможно, они даже компенсируют мне ущерб, полученный в сражении.

        - Ну ладно.  - Креншоу встретилась со мной глазами.  - Допустим, вы можете манипулировать своим приятелем - Грызуном, так о чем же вы со мной торгуетесь?
        Я набрал в легкие побольше воздуха.

        - Мэм, вы желаете, чтобы я забыл о своей болезни на время, пока не дам отчета Адмиралтейству. Я желаю, чтобы вы забыли о моей болезни на время, пока я не вернусь сюда, не отремонтирую «Шпигат» и не зарегистрирую его под!пликсси*анским торговым флагом и, таким образом, перестану представлять проблему для космофлота.

        - Я в этом сильно сомневаюсь. Из чистого любопытства позвольте спросить, где вы наберете экипаж для этой кучи металлолома?

        - О, желающие найдутся. Полагаю, что некоторые мои старые товарищи скажут, что и не в таких переделках бывали, а если придется, я и Грызунов смогу нанять.

        - Может, у вас будут еще какие-нибудь пожелания?  - небрежно бросила Креншоу.
        Я опять сделал глубокий вдох.

        - Только одно. Лейтенант Линдквист - космонавт до мозга костей. Я знаю, что она не хочет уходить из космофлота. Я знаю, что теперь ее никто не возьмет на службу, но Адмиралтейство может кое-что сделать, чтобы она осталась в космосе. Она сохранит свое офицерское звание, а вы припишите ее к моему кораблю. Это тоже входит в мои условия.
        Я увидел, что Креншоу хочет вставить какую-то колкость, и поспешил добавить:

        - А в довершение нашей сделки я подам в отставку.
        Креншоу долго не отводила от меня пристального взгляда.

        - Вам вовсе не обязательно подавать в отставку. А теперь скажите мне, эта умопомрачительная мысль принадлежит вам или лейтенанту Линдквист?

        - Мне, мэм. Поверьте мне, Катарина выразила бы эту мысль гораздо мягче.

        - А если я соглашусь, то следующим пунктом вы захотите обсудить компенсацию за пользование вашим кораблем и причиненный ущерб.

        - Мэм, это мы можем обсудить и потом. Что касается меня, то, если Адмиралтейство окажется слишком уж непокладистым, у меня на борту есть ракетная установка, на которую я всегда могу повесить!пликсси*анский флаг и использовать ее для самообороны,  - заметил я.

        - Ну вы же знаете, что если мы попросим вас выступить перед комитетом, то вам заплатят по совести. Хорошо, мичман, а что, если я не соглашусь на ваше дурацкое предложение?

        - Ну что ж, мэм, как говорит Баки: «Во времена тяжелых напастей для общего блага иногда необходимы отчаянные действия».

        - Что это, черт возьми, значит, Маккей?

        - Мэм, это значит, что на Земле я буду кричать во весь голос. А еще я наклонюсь к вам и укушу в шею.  - Я перегнулся через стол.
        Мадам поджала губы.

        - Милый мой, какова генетическая предрасположенность к синдрому Маклендона? Три процента населения? Вы когда-нибудь видели чернокожего вампира?

        - Мэм, в последнее время шансы мои были еще меньше. Без Катарины мы ни о чем не договоримся.
        Креншоу усмехнулась и покачала головой.

        - Все понятно, Маккей. Линдквист? Вы там? Катарина открыла дверь и присоединилась к нам.
        Тогда я понял, что мне и в самом деле грозят неприятности.
        Креншоу поглядела на меня.

        - Ну, Маккей, это мой лейтенант вас надоумила или вы сами выдумали всю эту чушь?
        Моя мамочка всегда учила меня в таких случаях говорить правду.

        - Мэм, скажу честно, что идея целиком принадлежит мне.

        - Линдквист,  - поведала той Креншоу,  - вот этот ваш строптивый подчиненный только что угрожал, что наговорит подкомитету разных гадостей, займется пиратством и укусит меня в шею, если я не позволю ему поступить к Грызунам на службу и взять вас на корабль. Вам что-нибудь об этом известно?

        - Я эту мысль выразил несколько по-другому,  - пробормотал я.

        - Капитан, это все Кен придумал. Я впервые об этом слышу.

        - Хм-м. Да, только у него могло хватить на это ума. И одевается он как-то странно… Вы что-то хотели сказать, Маккей?
        Я покачал головой.
        Она перевела взгляд на Катарину:

        - Действительно, вряд ли это ваших рук дело - иначе все было бы подано гораздо искуснее. Но думаю, при ближайшем рассмотрении он так же дьявольски хитроумен, как и вы, так что жаль было бы использовать этот дар в честных целях. Если хотите его
        - получайте.  - Креншоу повернула голову и уставилась на меня тяжелым немигающим взглядом.  - Поздравляю, молодой человек. Постарайтесь, чтобы это не вскружило вам голову, но вы, вероятно, только что сделались командующим!пликсси*анским космофлотом. Это гораздо дешевле, чем позволить им завести еще один крейсер.
        Катарина многозначительно постучала по столу кольцом.

        - Кен, думаю, тебе следует знать, что капитан Креншоу преподавала нам в Академии тактику.

        - Ах вот оно что… - протянул я.

        - Катарина, давайте-ка наш мичман немного помолчит, а вы доскажете то, что он придумал.

        - Что такое?  - Я недоумевал.

        - Капитан Креншоу разрешила мне послушать вашу беседу по интеркому. Она решила, что так мы сэкономим массу времени,  - объяснила Катарина.  - Итак, я предлагаю вот что: я подаю рапорт об отставке по состоянию здоровья и принимаю назначение на службу в гражданской разведке. Ты сдаешь свой корабль космофлоту внаем…

        - Много мы вам платить не сможем,  - вставила капитан Креншоу.

        - …а я остаюсь на нем, чтобы контролировать тебя. Адмиралтейство будет возмещать расходы, связанные с нуждами космофлота.

        - Не забудьте сохранить чеки,  - добавила Креншоу.

        - А мое мнение кого-нибудь интересует? Они разом посмотрели на меня.

        - Разумеется, нет. Это дела космофлота. Катарина тряхнула головой.

        - Я в некотором роде чувствую за тебя ответственность. А если у нас ничего не получится, то всегда смогу уйти в монастырь.

        - Ну что ж, неплохой выбор. Значит, затворничеству в монастыре ты предпочитаешь…
        Она кивнула.

        - Сотрудничество с тобой на «Шпигате».
        Я набрал в грудь побольше воздуха и закончил:

        - Но учти, что я не собираюсь потворствовать твоей монастырности.
        Креншоу покачала головой:

        - Да поможет Бог Грызунам!

        - И дай нам Бог жить долго и счастливо. Мы сможем набрать команду?
        Катарина улыбнулась:

        - Я занималась этим вопросом. Клайд хочет получить лицензию. Вайма Джин тоже.

        - А Розали?

        - Розали согласна. Она заметила: «Было бы странно, если ли бы на таком корабле капитан не был кровопивцем».

        - Значит, мы уже четверых можем поставить на вахту,  - подсчитал я.  - Для начала неплохо. А меня не замучат судебными процессами?

        - Мы с Омурой кое-что уладили. Когда компания «Д.Т. Поллард - Удобрения» узнала, что ты использовал их гуано для дымовой завесы, они согласились прекратить дело и даже заплатить тебе пять тысяч, если ты снимешься в рекламном ролике.

        - Если мне надо будет только держать мешок с гуано, а не залезать в него, то я согласен,  - быстро ответил я.

        - А что до остальных дел,  - пожала плечами Катарина,  - считай, что ты отвлекаешь юристов от занятия благотворительностью и, таким образом, выполняешь свой долг перед обществом.
        Я поглядел на Креншоу, которой стоило большого труда не рассмеяться.

        - Мичман,  - закончила она,  - хочу сообщить вам один секрет, который не должен выйти за пределы этой комнаты. Полгода назад мы заполучили шифр, которым пользуются Макдональдсы, так что нам стало известно, что Генхис готовит нашествие…

        - Но… - возмутился я.

        - …назначенное через два месяца от сегодняшней даты. Поэтому я и послала сюда Катарину. Я подкинула вам материал для размышления. Если бы не ваше вмешательство, то Генхис напал бы на планету в положенный срок, и я бы лично разгромила
        его флот и обеспечила бы карьеру себе и деньги на двадцать лет вперед Адмиралтейству. К сожалению, наилучшие военные планы редко приводятся в исполнение теми, кому следует это делать.
        Во всем этом кроется своя мораль. Поразмышляйте об этом, мичман, и, возможно, у вас прибавится мудрости. А если нет, лейтенант Линдквист получила приказ насильно вбить ее вам в голову.

        - Есть, мэм,  - ответил я, вытягиваясь по стойке «смирно».
        Креншоу вышла из кабинета.

        - Ладно. Пошли договоримся с Чивсом,  - предложила Катарина.
        Чивс терпеливо поджидал нас у входа.

        - Чивс, если это ты подал Баки мысль предложить мне превратить «Шпигат» в торговое судно под флагом!Пликсси*, он минут через десять так и сделает. Скажи ему, что я согласен.
        Чивс ответил легким поклоном.

        - Очень хорошо, сэр. Я передам Его Округлости это благоприятное известие и пришлю вам на подпись необходимые документы.

        - Спасибо, Чивс. А теперь что ты мне можешь сообщить в неофициальном порядке?
        Чивс пошевелил усиками.

        - Сэр, некоторых уцелевших солдат с «Немезиды» и других кораблей не захватили в плен, и сейчас поступают сообщения о случаях насилия - банды вооруженных мародеров по ночам проникают на фермы по разведению тушканчиков и открывают все клетки. Этим Грызунам, очевидно, очень стыдно возвращаться на!Пликсси*. Поэтому доктор Бобр намеревается просить капитана Креншоу позволить им остаться, если они согласятся сложить оружие.
        Катарина задумчиво поглядела на него, и я вспомнил, что некоторые Грызуны поразительно напоминают шнауцеров.

        - Сэр, должен также упомянуть, что, когда я покидал!Пликсси*, полубрат доктора Бобра Каин подстрекал народ к восстанию, которое может привести к определенным трудностям. Ничего такого, с чем вы не смогли бы справиться, сэр.

        - Разумеется, Чивс,  - обреченно выдохнул я. И заткнул уши, чтобы не слышать шуток, которые неизбежно должны были за этим последовать.
        Со временем все так и произошло, как было задумано. Гарри продал свой бар и тоже нанялся к нам. Когда Баки, облаченный в императорскую мантию, принимал нас на службу, он выглядел великолепно. Я до сих пор уклоняюсь от судебных процессов.
        Напоследок должен сказать, что актер, который сыграл меня в телесериале, просто вывел меня из себя. Он был сорокапятилетним гомосексуалистом, а когда я увидел, как он смотрится с пластмассовыми клыками, мне захотелось поменять имя.
        И куда делись актрисы типа Ингрид Бергман? Женщина, которую они нашли на роль Катарины, с трудом засовывала задницу в комбинезон. А сцены в баре у них вышли просто отвратительно.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к