Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Повелительница дракона. Книга 1 Марина Григорьевна Халкиди
        Халкиди Марина
        Повелительница дракона. Книга 1
        Глава 1
        Неудачное свидание и его последствия
        Эльвира допила третий бокал сухого красного вина и скучающе стала крутить в руках хрустальную ножку, постепенно закипая от злости.
        Свидание с самого начала не задалось! И девушка зареклась - никогда больше не идти на поводу Ани, которая пыталась в очередной раз сосватать подругу за одного из своих знакомых. Эльвира с ностальгией вспоминала время, когда они с Аней, мягко говоря, недолюбливали друг друга. Эх, какое это было время! В начале учебного года Анна перевелась из другого вуза, и тут нашла коса на камень. Две девушка поссорились из-за сущего пустяка, как заметил один из сокурсников, началось очередное противостояние платиновой крашенной блондинки и природной брюнетки. Причем успех в склоках был переменный. Дошло до ставок, когда девушки от словесных перепалок перейдут к рукоприкладству! Однокурсники ставили на Эльвиру, которая была кандидатом в мастера спорта по рукопашному бою, но до вырывания косм дело так и не дошло… Удар молнии, ослепило солнце, небеса разверзлись! Только одно из этих объяснений могла принять Эльвира, когда лучший друг, почти что брат, умудрился влюбиться в соперницу-блондинку с первого взгляда. Пришлось, скрепя зубами, благословить Максима на ухаживания, которые Аня благосклонно приняла, после чего
Эльвира поняла - топор войны пора зарыть в землю. Но появилось одно большое, но! Аня отказывалась верить в дружбу между парнем и девушкой, пытаясь выяснить извечный вопрос «было или не было?» Эльвира усмехнулась, вспоминая, как до хрипоты пришлось доказывать, что однозначно ничего, даже по пьяни, не было!
        Улыбка угасла, Максима девушка знала больше десяти лет. Он переехал вместе с матерью в квартиру по соседству после смерти бабки-затворницы. Тощий, неразговорчивый, неулыбчивый паренек с взрослыми глазами и стрижкой ежиком. Мальчик все время где-то пропадал, сплетницы во дворе поговаривали, что он водится с непутевой кампанией, однако последний факт едва заботил его мать, ведь она тоже могла исчезнуть на пару дней, а то и на неделю, не оставив сыну денег на еду и забрав из холодильника остатки продуктов. Будучи ребенком Эль было непонятно подобное отношение к собственному сыну, ведь она была единственной дочерью, которую баловали и любили. Так что наблюдая за соседской семьей, девочке стало жаль Максима. Родители одобрили идею - угостить паренька пирогами, вот только от угощения он отказался. Эль оставила пакет у двери… И так каждый день - пока мальчик не согласился зайти в гости. К себе он не приглашал, после бабки остались обшарпанные обои, грязные ковры и побитая посуда. Вот так и завязалась дружба, которая с каждым годом становилась только сильнее! Когда мать Максима умерла от передозировки, то
родители Эльвиры оформили опекунство до его совершеннолетия, ведь по сути парень и так чаще ночевал у соседей, а не в собственной квартире. А два года назад только поддержка Максима помогла Эль смериться со смертью родителей в автокатастрофе. Улыбка вернулась на лицо девушки, прошли годы, Макс добился больших успехов в спорте, но при этом он мог сыграть лунную сонату Бетховена! Влияние родителей Эль на парня было огромным, отец записал его в спортивную секцию, которую и оплачивал, а мать научила играть на фортепиано. Примерно эту историю и выложила Эльвира Ане. Та прониклась и даже едва не устроила второй всемирный потоп, переживая о нелегкой судьбе возлюбленного! Но чинить препятствий для общения Максима с подругой перестала. Эль было обрадовалась, но как оказалось преждевременно!
        Так как у Ани появилась идея фикс - осчастливить всех в своем окружении. И первой под удар попала Эльвира! За полгода девушка устала бегать на свидания, инициатором которых была платинная блондинка, которая, к сожалению, оказалась совсем не глупой. Но как показывал опыт - все свидания оборачивались катастрофой! И дело было не в том, что Эль была безобразна, что парни, увидев ее, скрывались после слова «привет». Напротив, мужчины часто обращали внимание на миниатюрную брюнетку, с бело-молочной кожей и светло карими практически золотыми глазами. Но самой Эльвире категорично никто не нравился. Так что не только удара молнии, но даже электрического разряда девушка в свои двадцать два года ни разу не испытала.
        - Еще вина? - ухмыльнулся Андрей и подал знак официанту наполнить бокал. Эльвира так задумалась, что не заметила, когда Андрей заказал вторую бутылку вина. Судя по его масленому взгляду, который то и дело скользил в глубокий вырез декольте, парень рассчитывал, что девушка поедет с ним в гостиницу. Эль едва сдержалась от желания показать ухажеру кукиш, вернее в последнюю секунду она вспомнила, что парня навязала ей Аня. Кажется, Андрей был сыном делового партнера отца подруги, так что от хамства в лицо девушка отказалась. Эльвира, не таясь, посмотрела на наручные часы. Время к сожалению, было детское - десять часов вечера, но сидеть в ресторане, глупо улыбаться и лицемерить Эль не хотела.
        - Мне пора, завтра рано на занятия. - Солгала девушка.
        - Э… - Андрей удивленно приподнял брови. - Аня сказала, что вы закончили учебу. Эльвира натянуто улыбнулась. Занятия закончились еще месяц назад, а через неделю должна была состояться выдача дипломов, но говорить об этом Андрею, который два часа вел себя как золотой мальчик, который готов купить все и вся, Эльвира не хотела.
        - Я хожу на дополнительные занятия. - Решила придерживаться ложной версии девушка. На лице Андрея расцвела понимающая улыбка, взгляд вновь скользнул в вырез платья.
        - Я отвезу тебя.
        - Э… - девушка закусила губу и промолчала. Андрей был ей неприятен, но Эль решила мужественно потерпеть еще полчаса в его обществе. Официант принес счет. Парень видимо рассчитывал на щедрые чаевые от клиента в дорогом костюме, но ошибся - Андрей оставил мелочь.
        Эльвира нахмурилась, ей приходилось подрабатывать той же официанткой и барменом, чаевые часто были выше зарплаты.
        - Идем? - спросил Андрей. Эльвира безразлично пожала плечами, потянувшись за сумочкой.
        Девушка сделала вид, что не заметила протянутой руки Андрея. В зеркалах, висящих в холле, Эль проследила за своим отражением - туфли на шпильках, красное открытое платье без рукавов. Девушка вздохнула, не следовала позволять Ани выбирать наряд. Ведь это платье просто кричало: «хочу мужика!» Вот Андрей и повел себя как бык, увидевший красный плащ тореро: «хоть не съем, но понадкусываю». Андрей включил музыку, и на весь салон запела Натали: «о боже какой мужчина». Эльвира закашлялась, решив, что у парня явно прослеживается мания величия. Но вот через несколько минут девушке стало не до смеха.
        - Мы едим не в ту сторону.
        - Заскочим в одно место, и потом я тебя отвезу. Эльвира внимательно взглянула на парня за рулем, он не понравился ей с первого взгляда. Интуиция никогда не подводила девушку и часто выручала ее из передряг, в которые та попадала по доброте душевной.
        - Останови машину, я доеду на такси.
        - Да ладно, малышка, мы почти приехали. Через пару минут Андрей остановил машину перед дешевой гостиницей, рука парня по хозяйски легла на колено девушки и поползла верх.
        - Ты сам напросился, - сообщила Эльвира и нажала на кнопку электрошокера. Действие электрического прибора сразу привело парня в чувство, вернее таковых его лишило! Эль изловчилась и пнула безжизненное тело ногой, после чего, улыбаясь, вышла из машины, удар пришелся именно туда, куда девушка метила. Несколько парней перед гостиницей засвистели. Эль, в который раз за вечер, помянула Аню недобрым словом и попыталась потянуть низ платья, но быстро оставила это бессмысленное занятие. Раздался звонок мобильника.
        - Как свидание?
        «Да ты издеваешься?»
        - Великолепно! - не скрывая сарказма, ответила Эль. - Сначала этот придурок смотрел на меня как на стриптизершу в клубе. И минимум, что он сделала мысленно - это раздел меня, а потом завез неизвестно куда и начал лапать.
        - Он… цел? В другой ситуации Эльвира бы рассмеялась, а сейчас стало даже обидно.
        - Ты что за него переживаешь?! - искренне возмутилась девушка. Аня с ответом не спешила, конечно год назад при подобном раскладе, она переживала бы за подругу, но за этот год девушка не раз видела Эльвиру в спортзале. Все-таки кандидат в мастера спорта по рукопашному бою - это сила с которой стоит считаться.
        - Все в порядке с этим придурком! Поспит в машине и домой поедет.
        - А чем ты его? - рискнула спросить Аня.
        - Шокером, - призналась Эльвира и с насмешкой добавила, - просто кувалды под рукой не оказалось, а жаль.
        - Да… видимо с платьем действительно был перебор.
        - Аллилуйя! - наигранно воскликнула Эльвира. - Не прошло и года, как на тебя наконец-то снизошло прозрение!
        Аня что-то неразборчиво пробормотала.
        - Здесь Макс хочет с тобой поговорить…
        - Привет, Эли, тебя забрать? Девушка посмотрела по сторонам.
        - Не надо, такси поймаю.
        - Уверена?
        - Ага.
        - Хорошо, как приедешь, позвони или к нам заходи. От этих слов на душе Эльвиры стало легко, все неприятности дня отступили.
        - Зайду, - пообещала девушка и отключила мобильник. Эль еще не знала, что подруга запланировала собрать близких друзей в загородном доме родителей. Так что закончив разговор, Аня достала записную книжку и принялась составлять список молодых парней, которые могли бы составить партию Эльвире. Макс, который застукал невесту за этим неблагодарным занятием, только покачал головой.
        - И не надоело тебе?
        - Нет.
        - А если я попрошу не вмешиваться в личную жизнь Эли?
        - Было бы куда вмешиваться. - Хмыкнула Аня, потрясла увеличившимся списком. - Ты не понимаешь, я просто уверена, что в этот раз она точно встретит свою судьбу. Максим сел на диван рядом с девушкой, притянул ее к себе и чмокнул в нос.
        - Я бы даже поверил, если бы кто-то не говорил это на новый год и Валентинов день. Аня опустила плечи, покосилась на список.
        - Но как же так? Я ведь даже маму подключила к поискам. Она всех подруг обзванивает у кого есть взрослые сыновья. Максим недоверчиво взглянул на девушку и рассмеялся.
        - Вот так и скажешь Эли, что идея пригласить толпу парней принадлежит твоей матери. Уверен, ей она точно не станет рвать космы. Аня фыркнула и призадумалась. Она еще раз покосилась на список, затем на свои кудри, после чего, под удивленный взгляд жениха, смяла бумагу.
        - От судьбы не уйти, - философски заметила девушка…
        Эльвира выругалась после пяти минут неудачных попыток поймать такси. Конечно пару раз машины останавливались и девушку даже предлагали бесплатно подвести, но проснувшаяся интуиция твердила, что стоит сесть в одну из подобных машин и снова придется использовать шокер. А после того как мужчина на джипе поинтересовался сколько девушка берет за час, Эль махнула рукой на попытки поймать такси и перешла дорогу. В отличие от большинства людей Эльвира не испытывала страха перед байкерами. Она и сама любила погонять на мотоцикле, да и друзей среди гонщиков было много. Ребята в «косухе» и в касках вермахта даже поспорили - кто подвезет девушку. Честь выпала пареньку с редкой русой бородой. Эль надела предложенный шлем с рогами и закрыла глаза, чувствуя прохладный ветер, который развивал волосы по обнаженным плечам. Парень в разговор не вступал и только, когда подвез девушку, краснея, попытался взять номер ее мобильника.
        - Можно, я завтра позвоню?
        - Можно, только не раньше обеда, - предупредила Эль. Парень кивнул, надел шлем и уехал, не дождавшись пока девушка зайдет в подъезд. Эльвира хмыкнула, но не обиделась. Она давно была взрослой девочкой и привыкла полагаться только на себя и на Макса, ну, пожалуй, теперь еще и на Аню. Эльвира нажала на код замка, потянула ручку двери, когда услышала жалобное мяуканье во внутреннем дворике. Девушка нырнула под арку, кошачье мяуканье стало ближе.
        - Кис, кис… - позвала девушка. Котенка Эль нашла на дереве, рыжий комок шерсти вцепился когтями в ветку и протяжно орал.
        - И как ты туда залез? - проворчала девушка. В другом наряде Эль запросто достала бы котенка, но портить платье и любимые туфли было жалко.
        - Ладно, мелюзга, сейчас попросим помощи. Девушка подошла к фонарю и открыла сумочку. Она достала смартфон, нашла номер Максима, нажала на вызов. И тут девушка почувствовала холодный липкий взгляд… Эльвира резко обернулась. Вход в арку закрывали два амбала - высокие, худощавые, в однотипных серых костюмах. Мужчины молча разглядывали девушку. Эльвира отступила на шаг, откуда-то пришло осознание, что с этими мужчинами ей не справиться. Эль повесила сумку на плечо, правой рукой она нажала кнопку вызова Максима, а левой осторожно попыталась отыскать шокер… Эльвира замерла, не в силах пошевелиться, ее взгляд остановился на бетонной поверхности двора, метнулся к себе под ноги.
        Девушка испуганно сглотнула, увидев у себя под ногами тень. Эль перевела взгляд под ноги мужчин, заглянула им за спину, чтобы увериться в своем наблюдении - двое незнакомцев не отбрасывали тени!
        В голове в одну секунду пронеслись тысячи мыслей. Вспомнился и пресловутый Булгаков, и вампиры из классических американских фильмов. Последней мелькнула мысль об угарном газе или подобной гадости, которой девушка надышалась во дворе из-за протечки труб. Голос Максима из смартфона раздался островком нормальности.
        Эльвира поняла, что главное успеть сообщить где она, а дальше судя по обстоятельствам - или искать осиновый кол, чтобы всадить его в сердце ожившим вампирам или же паковать вещи и ехать на беседу с психиатром. В голове навязчиво пронеслась забытая реклама. «Вы хотите об этом поговорить?» «Да, блин», - подумала девушка, идея высказаться была не столь глупа. И Эль решила начать с Максима. Но слова так и не сорвались с губ. Стоило Эль отвести взгляд от вампиров двадцать первого века, как они возникли рядом и грубо схватили ее за плечи. Яркий свет ослепил Эль, девушка почувствовала рывок и резкое падение в пропасть. Крик сорвался с губ и растворился в весенней ночи. Вспышка погасла. Во внутреннем дворике никого не было - ни странных мужчин, ни Эльвиры, а на бетонном полу сиротливо лежал опаленный смартфон. Маленький котенок, который во время вспышки упал с дерева, осторожно обошел опасное место и бросился через арку наутек…
        Глава 2
        Драконы света
        Дракон взмахнул крыльями и устремился в небо, навстречу солнцу! Он летел все выше и выше, наверх за облака, купаясь в солнечных лучах, наполняющих тело энергией и силой. Мир внизу потерял очертания, столица драконов слилась в одну далекую точку. Мер'тей устремился еще выше, мелькнула мысль бросить все к демонам и улететь прочь… В вечной жизни был один существенный недостаток - скука! И дракон уже второе столетие не мог ее развеять. Каждый новый день не приносил ничего нового или же неизведанного. Мир не менялся! Годы распрей, жестоких войн и честных дуэлей - все это было предано забвению. И если бы не ответственность за всех светлых драконов, Мер'тей взмахнул бы серебряными крыльями и скрылся бы за горизонтом в поисках приключений или на худой конец того, что зажгло бы свет в его погасших очах. Дракон давно стал легендой среди своего народа, его жизнь обросла мифами, о нем слагали песни и сказания. Но никто не знал, что магистр совета драконов Мер'тей все чаще задумывался об уходе… Серебряный дракон на несколько секунду завис в небе, затем сложил крылья и бросился вниз! Зрелище было впечатляющим,
дракон летел как падающий метеорит, рассекая знойный воздух. Мер'тей был огромным даже по меркам собственного народа - пятьдесят метров в длину и не менее тридцати в ширину. Стальные серые глаза когда-то были ярко-синими, с годами они потускнели и перестали менять цвет от настроения хозяина. Серый металл сверлил прозорливым взглядом тех, кто имел несчастье вызвать недовольство магистра совета драконов…
        Земля с каждой секундой была ближе, казалось столкновения было не избежать… Мер'тей раскрыл крылья, когда до земли оставалось не больше пяти метров. Дракон сделал круг над пустыней Тара. Легкая серебряная дымка скрыла его от чужих глаз и вот уже среди песков стоял высокий поджарый мужчина… Не человек, хотя сходство присутствовало, а одалим, крылья которого развивались за спиной как плащ. И хотя кожа обратившегося дракона была светлой, его волосы серебряными нитями обрамляли лицо и уходили в косу, чуть растрепавшуюся от полета и достигающей кончиками песков Тара. Уши у мужчины были чуть заострены, придавая сходство с эльфами, впрочем, на этом оно и заканчивалось. С правой стороны лица, начиная с виска, черно-золотым светилась вязь рун, уходящая по щеке к шее. У каждого одалима вязь была особенной, она отражала сущность дракона, его таланты и способности, а также принадлежность к роду. Мер'тей опустился на корточки, зачерпнул ладонью горсть песка, взмахнул рукой и маленькие песчинки вспорхнули в воздух. Дракон подул и песчинки выстроились в формулу заклятия, над которой одалим корпел уже третий
день. Но стоило Мер'тею бросить взгляд на Тар - столицу королевства, как песок закружился в спираль и опал к своим собратьям. Издали город выглядел внушительно, он был достоянием каждого дракона, но для магистра он был схож порой с тюрьмой. «Как же давно я не покидал королевство», эта мысль заставила Мер'тея вновь задуматься о чудесах, которые, он верил - еще не перевелись в Изолере или же в других мирах! Королевство драконов - Тар Имо лежало на окраине Изолеры, вдали от других государств. Казалось, драконы давно возвели не только магические щиты, защищая свою территорию, но и отгородились от действительности. Магистрат Тар Имо хранил нейтралитет уже не одно столетие, но от его взгляда ничего и никто не мог укрыться… Одиночество этого утра прервал молодой помощник Мер'тея. Золотой дракон - слишком юный чтобы его кожа сравнилась с блеском настоящего драгоценного металла, был одним из тех, кто держал магистра в Таре.
        И хоть обучение ученика давно завершилось, Мер'тей чувствовал ответственность за его будущее. Ам'то был совсем юн, недавно он отметил свое пятисотлетие. Странно, за эти столетия менялись десятки человеческих жизней, на престол возводили королей и свергали старые династии, а для драконов это была всего лишь одна песчинка в стеклянных часах времени. Да, чешуя Ам'то едва покрылась легким налетом позолоты, но магистр знал, что придет время и она засияет ярче золота на солнце. Молодой дракон летел чуть неуклюже, явно чувствуя себя неуютно в истинном обличье. Магистр ощутил укол вины: загонял мальчишку с поручениями, вот он и отвык от чувства свободы, что дарит истинный полет. И пусть сейчас в Изолере мир, ему на смену всегда приходят войны и распри. У драконов света была мало врагов, которые могли биться с ними на равных. Реальную угрозу несли только темные драконы - вечные соперники, с которыми и была последняя война! Насколько были светлы души одалимов, настолько были черны сердца дрейфусов. Многие в Изолере верили, что темные драконы лишены душ… Представители всех рас считали их монстрами, жаждущими
власти, богатств и удовольствий!
        Эти представления, к сожалению, были недалеки от истины. Ам'то не застал последней войны, которая унесла жизни многих светлых драконов, но он должен быть готов к тому, что однажды его клинки засверкают в вихре поединка, а огонь изрыгаемый пастью испепелит врагов. Танец сражающихся драконов, завораживающий своей красотой и смертоносностью. Ам'то приземлился, подняв пыль песчинок крыльями, ему не хватало пока мастерства учителя обратиться в воздухе. Молодой парень с волосами пшеничного цвета, яркими янтарными глазами и ямочками на щеках выглядел не старше двадцати лет. Драконы очень долго достигали зрелости, а потом время для них останавливалось. Убить дракона можно было только в бою или пронзив его сердце мечом, хотя Мер'тей знал тех, кто выживал даже после подобного удара. Магистр закашлялся, а затем сплюнул песок, укоризненно взглянув на ученика. Уши парня покраснели, он понуро опустил плечи, переминаясь с ноги на ногу.
        - Что там еще стряслось? - устало спросил Мер'тей, - что это потребовало моего участия в такую рань. В другое утро помощник, а также ученик магистра разразился бы шутливой тирадой, чтобы прогнать время с лица учителя. Да, наверно, Ам'то был одним из немногих кто давно научился видеть истинные чувства за маской Мер, тея, кто использовал любую возможность чтобы возродить огонь в стальных глазах магистра. Но не сегодня, когда старые легенды оживали, и размеренную жизнь драконов могло потрясти известие, с которым Ам'то поспешил к учителю.
        - Магистр… - парень пытался подобрать слова, не зная под каким ракурсом преподнести известие. На лице Мер'тея проснулось едва заметное любопытство, все-таки Ам'то - говорливый и общительный парень всегда вываливал информацию скопом, не задумываясь часто о последствиях кому и что он говорил. Пока ученик подбирал слова, магистр окунулся в воспоминания.
        Последняя война с темными драконами грозила уничтожить не только королевство, но и всю Изолеру. Больше всего пострадали люди, ведь темные монстры сжигали на своем пути города и селения, они грабили, убивали, похищали и угоняли в плен. В человеческих селениях стоило было ударить в колокол, и люди пытались укрыться от крылатых теней, несущих смерть. Обычные люди не могли противостоять драконам, а те расы, которые могли оказать сопротивление дрейфусам, они не спешили ввязываться войну, ведь она велась не на пороги их домов. Мер'тей умирал десятки раз, когда тела его сородичей полыхали огнем! Пока не решил, что хватит! Этот солнечный день напомнил другое утро пять сотен лет назад, когда в пустыне Тар Имо он сошелся в бою с темным драконом. Наградой для магистра должно было стать перемирие, в то время как дрейфусы жаждали расширить границы своих земель. Так Мер'тей никогда не танцевал в небе, как в тот день! Его противник был величайшим воином своего народа, странно, но в нем было гораздо меньше зла, чем в других дрейфусах. Но дракон света не имел право на сострадание! Священная пустыня Тара окропилась
кровью… сотни зрителей толпились внизу, следя за каждым ударом и взмахом крыльев. Король темных драконов - он тоже был там, его безразличный взгляд скупо следил за поединком. И когда мертвый противник Мер'тея упал на пески, в ледяных глазах короля не отразилось ни одной эмоции.
        - Так что стряслось Ам'то? Неужели совет Дар Тана бросил нам вызов? - не удержался магистр от ленивой усмешки, пытаясь за ней скрыть собственный страх, вызванный воспоминаниями. Мер'тей боялся однажды в отражении зеркал увидеть собственный ледяной и пустой взгляд… Ведь скука была не единственным проклятием дарованной вечностью. На предположение учителя лицо Ам'то оживилось. Все драконы были воинами, оттачивая свое мастерство с прожитыми десятилетиями. Каждым одалим мечтал снискать славу легендарного героя прошлого Бер, тиса, сразившего сотни врагов. Ам'то помнил себя ребенком, которому отец перед сном читал о приключениях великого героя. Мальчишкой, дракон даже мечтал сбежать из дома и отправится в странствия, чтобы совершить подвиги, о которых сложат легенды… потом он вырос. Ам'то избрал стезю служения расе. Так что улыбка, вспыхнувшая было от шутки магистра, угасла. Война помимо подвигов, привела бы к новым смертям, а светлые драконы ценили каждую жизнь и не только своих сородичей.
        - Кристалл солнца ожил, - прошептал Ам'то, наконец обретая возможность говорить. Юный одалим знал магистра с детства, но никогда до этого знаменательного дня он не видел, как пламя полыхает в глазах Мер'тея. Ученик забыл о кристалле, восхищенно приоткрыл рот, убеждаясь, что слухи о способностях магистра не лгали. Драконы изрыгали пламя - все до единого, но лишь единицы могли вызвать пламя глазами. Особый дар, который к сожалению пока тоже не подался Ам'то.
        - Кристалл света ожил… Мер'тей открыто улыбнулся, страхи отступили, они рассеялись после сообщения ученика. Рано, ох рано он решил, что жизнь пресытила его.
        Одалим стряхнул вечность со своих плеч, как надоевшие пылинки. Огонь полыхавший в его глазах, зажег вязь рун и переметнулся к сердцу.
        - Что-то грядет, - пробормотал магистр. Он взмахнул крыльями, взлетая, вновь обращаясь в дракона. И хотя до столицы Тара было всего несколько миль, Мер'тей не желал терять драгоценное время, желая получить ответ, о чем предупреждал кристалл? Да, разгоревшееся пламя в серых глазах теперь было не погасить! Ам'то догнал учителя когда тот подлетал к столице. Некогда Тар был крепостью, но потом разросся до размеров небольшого городка. Дворцы семи членов совета магистрата, ритуальные и церемониальные залы, библиотеки, музеи, арсенал, гостиницы для гостей. И конечно знаменитая таверна Тара, ведь драконы любили подкрепиться и провести время в приятной кампании, дабы скоротать дарованную им вечность.
        Столица была окружена крепостной стеной, только один подъемный мост вел в крепость. К тому же Тар находился под защитой магии. В ту войну купол выстоял, ни один камень не обрушился со строений города. Площадь перед храмом Алике - жрицы солнца была довольна мала.
        Драконы, обустраивая город, учитывали свои вторые сущности, ведь в истинном обличье драконам негде было развернуться в Таре. Мер'тей вновь провернул фокус с обращением в воздухе и ему опять не повезло, так как Ам'то который чуть отставал от учителя, приземлился на площадь сразу за ним, задев его крылом. Магистр в перекате пытался уйти от столкновения, но только быстрее встретился лицом со стеной храма!
        - Да ты издеваешься? - спросил Мер'тей, запрокинув голову и магией залечивая расквашенный о стену нос. Обратившийся Ам'то теперь покраснел от ямочек на щеках до кончиков ушей. Парень протянул руку, чтобы помочь учителю встать, тот показательно помощь проигнорировал, чуть театрально цепляясь рукой за стену в попытки встать.
        - Я не специально!
        - Вот в этом и вся беда, - хохотнул магистр, которому уже вернулось хорошее расположение духа. Да и радовало, что на площади не было свидетелей его глупого столкновения со стеной. - Ты всегда все делаешь не специально. Ам'то смутился… Мерт, тей почувствовал настрой одалима, он не хотел чтобы его смех и шутливое замечание бередили душу молодого дракона. Магистр подошел к ученику, участливо сжал его плечо.
        - Не взирая на все твои огрехи - ты один из лучших моих учеников, никогда не забывай об этом. А ошибки… знал бы ты, сколько их совершил я в свое время. Парень неуверенно улыбнулся такой простой похвале. Ведь ученик искренне восхищался своим учителем, он и не скрывал что мечтает стать похожим на магистра, не завтра или послезавтра, но когда-нибудь, пусть и в далеком будущем.
        - А теперь вперед за разгадкой секрета. - Потирая ладони, с воодушевлением заметил дракон. И ученик вновь догонял своего учителя, который размашистыми шагами направился в древний храм, возведенный еще в те времена, когда не было самого Мер, тея, а драконы властвовали во всей Изолере. Давно забытые легенды также повествовали, что в те времена не было деления на светлых и темных драконов, но мало кто из одалимов верили этим мифам. Да и сам магистр сомневался, что дрейфусы могли когда-то быть их родичами. Ступени храма были выложены ардием, как и стены большинства строений в Таре. Если днем город был бесподобен, то ночью он превращался в сказочные лабиринты, ведь ардий с наступлением сумерек светился зеленым светом. Многие люди до сих пор находились в заблуждении, веря, что драконы восседают в своих пещерах на куче золота. Это было не так! Большую часть жизни драконы проводили в облике одалимов. Они были умелыми ювелирами и скульпторами, зодчими и художниками, архитекторами и кузнецами, а в облике драконов затруднительно было творить шедевры. Хотя в слухах о золоте было некое зерно истины. Все
драконы с рождения обладали способностью находить залежи золота и драгоценных камней. Вот только сидеть на холодном металле, в сырой пещере… бр… Мер'тей передернул плечами, таких глупцов среди его сородичей не было. Драконы не скупились, украшая столицу, ведь каждое строение было произведением искусства.
        Одалимы не разделяли убежденности эльфов, что невозможно было превзойти красоту, созданную природой и богами. Тар был тому живым подтверждением… В столь ранний час в храме находился главный служитель, он замершей фигурой стоял перед статуей Алике и толи любовался ею, толи молился ей. Жрица действительно была прекрасна, хотя, что всегда возмущало Мер, тея она более походила на человека, нежели дракену! И даже крылья, собранные за спиной, не сразу бросались в глаза. Статуя была древней самого магистра, так что ни разу он не осмелился выразить свое недоумение и недовольство вслух. Одалимы в Тар Имо поклонялись жрице света, считая ее праматерью всех драконов. И если неизвестный и древний скульптор так представлял Алике, что же придется смериться, вздохнул Мер'тей. Хотя порой ему хотелось как-нибудь пробраться в храм и как в дни своей бурной юности пририсовать жрице вязь рун или же с помощью заклятия распахнуть ее крылья! Го'той - смотритель храма едва обратил внимание на магистра с учеником. Седые волосы одалима были собраны в традиционную косу, морщины придавали лицу мудрость и говорили о знаниях,
скрытых от простых обывателей. Воины всю жизнь сохраняли молодость и стать, а вот ученные, исследователи, ведуны порой старели внешне как обычные люди, только в отличие от последних, они могли вновь вернуть себе юношескую стать и молодость. Го'той был не только смотрителем храма, он отвечал за библиотеку и архив Тара, так что большую часть жизни проводил в темных помещениях, скрытых от солнца, дабы уберечь бумагу и пергамент от разложения. Пожалуй, книги он любил больше солнца и энергии, которую оно дарило! Мер'тей улыбнулся. На миг он представил, что статуя жрицы Алике ожила перед смотрителем и в то же время разверзлись небеса и в руки Го'той попала бы уникальная, якобы потерянная рукопись. Магистр был готов биться о заклад, что смотритель предпочел бы рукопись, предстать Алике пред ним даже обнаженной. Мер'тей споткнулся на гладком мраморном полу. Магистру показалось, что глаза скульптуры ожили и внимательно со скрытой насмешкой следят за ним. Мер'тей присмотрелся, да нет, показалось. Хотя для жрицы не было границ и ограничений. Она была везде - в лучах солнца, в побегах листвы, в благоухающей
земле. Хранительница Тар Имо! Защитница, которая, однако, могла стать карателем, если ее постулаты были нарушены. Жрица уже давно покинула Изолеру, но она наблюдала за своими детьми в магических чашах, от которых невозможно было укрыться ни под крышей домов, ни закрывшись магическими щитами. Смотритель величественным шагом повел гостей в хранилище. Мер'тей вздохнул и поплелся за стариком, который однако, был моложе его на доброе тысячелетие. Даже магистр совета семи не был всесилен! Ам'то выразительно вздохнул, тряхнув пшеничными волосами. Магистр усмехнулся. Если однажды, а чем не шутят боги, Ам'то возглавит магистрат, держитесь любители старины и церемониала, юный дракон без страха и сомнений изменит архаичные традиции. Смотритель, услышав смешок магистра, повернулся, смерив того вопросительным взглядом. Мер'тей задумчиво перевел взгляд на ничем не примечательный потолок, чтобы не рассмеяться в лицо Го'той. Под храмом жрице Алике находились десятки хранилищ. Некоторые были забиты под потолок, а в других могли храниться лишь единичные артефакты. Кристалл солнца - продолговатый камень бледно-желтого
цвета лежал на бархатной подставке, в центре большой комнаты.
        Кристалл олицетворял магию драконов! Древняя легенда повествовала о том, что камень заключал в себе силу солнца, он был дарован самой Алике. Кристалл мог дремать столетиями, но когда в Тар Имо или Изолере должны были произойти крупные изменения, то камень оживал, предупреждая драконов. Мер'тей за свою долгую жизнь уже видел сверкающий кристалл, поэтому с удивлением смотрел на ученика и смотрителя. Что-то было не так! Лицо невозмутимого лже-старика побледнело, его зрачки расширились от удивления, дыхание участилось.
        - Этого не может быть, еще полчаса назад он едва мерцал, - прошептал рядом Ам'то, чей голос охрип. Помощник магистра был потревожен смотрителем рано утром… хотя потревожен, сильно сказано. Го'той, оставаясь верным самому себе, заметив легкий блеск кристалла, отправился в дом Мер, тея, когда не нашел его, то не поленился совершить легкую прогулку и отыскать Ам'то. Молодой одалим, было посчитал, что смотритель ошибся. Чего странному даже по меркам Тар Имо дракону не померещится? Но все же Ам'то согласился взглянуть на кристалл, который переливался золотыми бликами. Го'той утверждал, что с рассвета камень заметно стал ярче.
        От этого утверждения Ам'то отмахнулся, но сейчас он и сам заметил разницу.
        - Что же это означает? - уточнил Ам'то, который попытался дотронуться до кристалла и получил по рукам от Го'той. Парень демонстративно спрятал ладони за спиной, хотя камень манил и завораживал своим сиянием… Лицо Мер, тея стало непроницаемым, а вот пламя в глазах стало ярче.
        Наверно впервые за долгие годы он тоже не знал ответа на вопрос.
        Несколько раз в своей жизни магистр наблюдал свечение кристалла.
        Когда разгорелась последняя война, мерцание появилось за десять лет до начала столкновений - ведь камень был частью сущности драконов.
        Для него десять лет были равны одной человеческой недели. Кристалл предупреждал, дабы драконы могли подготовиться к войне, переговорам, отследить изменения свечения не только в Тар Имо, но и других королевствах. А сейчас если глаза не обманывали зоркий взгляд Мер, тея, камень с каждой секундой сиял ярче. Если так будет продолжаться дальше… Магистр сглотнул. Максимум через месяц он достигнет своего апогея, минимум через неделю.
        - Да, что-то грядет, - вслух сказал магистр. «Еще как грядет», повторил он про себя, не желая пугать смотрителя и ученика.
        - Ам'то, подожди меня на ступенях. Мне надо поговорить с Го'той. Ученик насупился, за кристалл не дали подержаться, а теперь выставляют вон как нашкодившего мальчишку - можно было прочесть на открытом лице парня. Магистр прочел этот молчаливый посыл, но сейчас было не до сантиментов и обид ученика… Ам'то медленно направился к двери, и только после окрика магистра ускорил шаг. Дракон солнца осторожно прикрыл двери, не осмеливаясь хлопнуть ею, опасаясь гнева учителя.
        - Что думаешь, Го'той? Смотритель окинул взглядом комнату, в которой не было даже табуретки чтобы присесть. Может и впрямь изменить несколько традиций, мелькнула мысль и тут же забылась, стоило взглянуть на камень.
        - Демоны его знают, Мер. - Впервые на веку магистра Го'той признался в своем неведенье. Смотритель заметил взгляд дракона, пожал плечами. - Да-да, даже мне не дано все знать. Одалимы переглянулись, усмехнулись и вновь посмотрели на кристалл.
        - Знаешь, я думал, что не увижу уже подобного на своем веку, - неожиданно признался Го'той. - А оно вон как повернулось. Мер'тей вздрогнул, вопросительно взглянул на смотрителя, задумавшись, что возможно сомнения и вопросы бередят не только его душу.
        - Забудь, - махнул рукой Го'той. - Пойду я лучше зафиксирую сегодняшнее событие для потомков. Мер'тей задумавшись о недосказанном, рассеянно кивнул.
        - Никому пока ничего не говори.
        - А члены магистрата? - задержался Го'той.
        - Сейчас же и оповещу. Не только же мне ломать голову и рвать седые патлы. - Пошутил Мер'тей. Го'той скупо улыбнулся, мыслями он уже был в своих пыльных архивах.
        - Не забудь сообщить о результатах… Ам'то шагами мерил ступени лестницы. Магистр задерживался.
        Отчаянное любопытство едва не толкнуло одалима, как обычного воришку подслушивать под дверью. Возможно, дракон бы рискнул на подобное унижение, но магистр мог быть суров и более чем изобретательным на изощренные наказания. Серебряный дракон появился на лестнице, чуть замешкался, когда встретил любопытный взгляд ученика, который готов был прожечь в нем дыру.
        - Следуй за мной. Ам'то послушно засеменил вслед за магистром, но терпения парню надолго не хватило.
        - О какой опасности нас предупреждает кристалл? - Спросил ученик.
        - Не здесь, - буркнул магистр. - Не стоит сеять панику. Мер'тей прикоснулся к перстню на среднем пальце левой руки. Теперь все члены магистрата были оповещены о собрании, благо все они проживали в Таре. И впрямь едва два дракона переступили порог магистрата, как двери вновь распахнулись, пропуская членов совета. Всего пятеро, вздохнул Мер'тей… Сар'тей на протяжении многих столетий возглавлял Академию Тара.
        Ученный, исследователь, артефактор, автор учебников по которым учились юные драконы, а главное величайший маг своего времени. В прошлую войну он ни разу не довел бой до обращения в одалима, ведь его заклятия и магия были безукоризненны. Золотые волнистые волосы с едва заметной сединой у висков были коротко подстрижены. Сар'тей не следил за модой, а ведь короткие волосы носили столетий так двенадцать назад. Но в Таре не было глупцов, которые могли позволить себе шуток в адрес стрижки дракона или его старомодных нарядов.
        Суровый исследователь имел, однако, маленькую слабость - он мастерил детские игрушки! Хотя Сар'тей скрывал сей факт, об этом было известно каждому дракону в Тар Имо. Мер'тей никогда бы не признался, но он приобрел пару подделок Сара - музыкальную шкатулку с танцовщицей и калейдоскоп с фантастическими животными. Порой вечерами первый магистр садился в кресло около камина и смотрел на увлекательный танец маленькой танцовщицы. Иногда он доставал из футляра скрипку и играл на ней. И хотя считалось что у всех драконов идеальный слух и они могут добиться успеха на любой стези, Мер'тей был исключением из правил! Когда на скрипке играл первый магистр - каждый одалим резко вспоминал, что у него есть незаконченное дело и поспешно ретировался от раздражающего свиста смычка. Лар'тей Белый - изысканный франт, который еще в юности сделал татуировку - вязь рун зеркальную природным письменам. Третий магистр был воином, который имел немалые шансы снискать славу легендарного Бер, тиса. Высокий, статный, с совершенно белыми волосами, которые были собраны в замысловатую прическу из нескольких кос. По Лару вздыхала не
одна дракена в Тар Имо, но магистр менялся в лице при одном упоминании брака, хотя с чем это было связано никто не знал.
        Десять лет назад Лар даже сбежал из столицы после того как одна юная девушка практически преследовала его по пятам. Чего не могли добиться полчища врагов, добилась дракена! Фор'тей и Фер'тей - драконы ветра, их рождение отделяло какое-то десятилетие. Братья дополняли друг друга, один в большей степени маг и ученный, а другой воин. Аура братьев и их внешность была так похожа, а магия сильна, что они могли запросто меняться местами.
        Истории о том, как они дурачили учителей в Академии Тара до сих пор рассказывали в тавернах под громкий хохот. И хотя, магистр был уверен, что братья - шутники придумали пару других историй, все же большинство рассказов было правдиво. И даже на собраниях четвертый и пятый магистры редко сохраняли серьезность. Волосы братьев цвета голубого льда струились до лопаток, а синие глаза даже в облике одалимов сохраняли вертикальные драконьи зрачки. В свое время Сар'тей исследовал эту аномалию, он предлагал излечить братьев, но те зная об азарте ученного, благоразумно отказались от предложения. Самой неприметной фигурой в зале был юноша хрупкого телосложения.
        Дракон луны - Селений'тей. Его дымчатые волосы свисали без прикрас, усталые глаза, однако, светились чистым голубым сиянием. Шестой магистр был похож на эльфа, в детстве другие дети часто шутили над его внешностью, пока не проснулся его дар. Селений, тей был жрецом Алике! Он умел провидеть, лечить и даже искажать траектории будущего, конечно ненадолго, но все же в бою его способность делала его самым грозным противником. Как можно было победить того, кто мог просчитать следующий твой шаг? Или еще хуже изменить траекторию твоего собственного оружия? Конечно дар Селения еще только развивался, ведь дракону не было еще даже двух тысяч лет.
        Жрецы рождались очень редко, поэтому никто не сомневался, что стоит мальчику закончить академию Тара и он получит место в магистрате. И все же самый молодой член совета сегодня отсутствовал, констатировал магистр. И плохое предчувствие заставило Мер'тея на миг забыть о насущных проблемах. А ведь это была его вина. Он отпустил Калидтея. Хотя разве у него был выход? Конечно, он торопил Калида с обучением, уговорил его принять перстень магистра, надеясь, что жажда мести с годами утихнет. Но в конечном итоге Мер'тей только ускорил процесс. И даже избрание в совет драконов сто лет назад не заставило Калида отказаться от собственных планов. Первый магистр - первый среди равных восседал во главе стола. Три дракона справа и два слева. Ам'то как помощник сидел за отдельным столом рядом с окном, но сегодня мальчишка, нарушая традиции, пересел, чтобы наблюдать за реакцией членов совета, когда они услышат причину, по которой их вытащили из теплых постелей. Мер'тей вздохнул. Все равно от юного ученика ничего не скрыть, уж лучше посвятить его в беседу, нежели своим расследованием и неосторожными вопросами он
привлечет внимание непосвященных обывателей Тара.
        - Что стряслось, Мер'тей? - Недовольно спросил Сар. Его новое заклятие было почти готово, несколько месяцев напряженных исследований и вот когда остались штрихи, то срочный вызов на совет.
        Проигнорировать вызов он не осмелился, хотя и понимал, что вновь отброшен на два месяца назад. Но с другой стороны, успокаивая себя, решил дракон, два месяца не такой большой срок.
        - Да, и с каких пор самый молодой член совета осмелился не явиться на зов? - сурово спросил Сар'тей. Одалимы все как один взглянули на пустующее кресло.
        - Ты уже задал два вопроса, - заметил магистр. - Калид неделю назад покинул Тар. Как ты знаешь, мы никого не неволим в наших стенах. Он оставил мне печать и свой голос… а что касается твоего первого вопроса, то лишь событие неожиданное и удивительное заставило меня отвлечь тебя от твоих изысканий. - С усмешкой добавил магистр. Фер, тей и Фор, тей переглянулись, обменявшись улыбками. Сар хмуро взглянул в их сторону, заставив братьев подавиться смешками.
        - Кристалл света ожил. - Объявил магистр. Долгожданные эмоции отразились на лицах одалимов, когда они узнали о яркости свечения кристалла.
        - Это невозможно, - отрезал Сар'тей. - Я изучал кристалл, а также труды всех ученных исследовавших его…
        - Однако если ты посетишь храм Алике, то убедишься в правоте моих слов, - проговорил магистр. Сар'тей приподнялся с места, тяжело вздохнул, осознав, что первый магистр не может лгать и сел обратно.
        - Что же это? - потерянно спросил он.
        - Нам готовиться к войне? - уточнил Лар'тей. Ему удалось сохранить невозмутимый вид, лишь в глазах разгорелась жажда сражений и битв, которые войдут в историю Тара.
        - Не думаю, - покачал головой магистр. - У меня есть одна идея… Но прежде чем делиться с ней, я хочу, чтобы Селени, тей попытался отследить траектории развития событий хотя бы на ближайшие месяцы. Дракон луны единственный хранил молчание с начала собрания. Ему не нужны были слова, вопросы и ответы, взгляд его голубых глаз всегда смотрел чуть вперед, отслеживая события будущего.
        - Мне потребуется время.
        - К сожалению его у нас не так много, - пробормотал Мер'тей.
        - Я могу отследить траекторию опасности, если она присутствует. Магистры переглянулись. Сар было отрицательно покачал головой.
        - Я буду осторожен, - пообещал Селений, поднимаясь с кресла. Дракон подошел к окну, распахнул с помощью магии створки. Провидец закрыл глаза и замер изваянием, раскинув руки в стороны, распахнув крылья. Лучи солнца путались в волосах одалима, его кожа приобрела золотистый оттенок присущий драконам солнца. Магию почувствовали все члены совета, здание магистрата завибрировало. Ам'то покосился на трещины на мраморном полу, все-таки провидцы не зря обучались и работали в специальных помещениях. Магия жрецов Алике могла быть разрушительна…
        Наконец-то все стихло, Лар'тей подхватил ученика и воспитанника, не дав тому упасть.
        - Как ты? - обеспокоенно прошептал он. Селений слабо улыбнулся в ответ. Лар давно перестал быть его опекуном, теперь они были друзьями, но порой одалим вел себя так, как будто дракон луны все еще его воспитанник.
        - Нормально, - солгал Селений. Лар подозрительно приподнял бровь, но не стал уличать ученика во лжи.
        - Ам'то, налей ему воды.
        - У меня есть восстанавливающая настойка. - Вмешался Сар'тей и протянул флягу, содержимое которой Лар'тей практически влил в горло бывшему ученику.
        - Так что ты видел? - нетерпеливо спросил Мер'тей. Таких странных и непонятных видений у Села еще не было.
        - Я не уверен, слишком мало времени, - севшим голосом прошептал одалим. - Но это точно не война! Нечто другое, предсказанное, но преданное забвению… Легенда может стать явью… Грядет нечто, что возможно изменит мир драконов…
        - Изменит мир драконов, - задумчиво повторил Мер'тей. - Знать бы еще в какую сторону? Селений вздохнул.
        - Слишком размыто… Кристалл не идет на контакт. Скажу одно, в нашем прошлом мы можем найти ответы, которые изменят будущее. Впрочем, в словах загадках Села была маленькая подсказка.
        - В нашем прошлом есть ответы…
        - Книги о пророчествах! - в один голос произнесли братья.
        - Тогда план действий прост - изучаем древние фолианты, особое внимание уделяем легендам и пророчествам. - Вынес решение Мер'тей. Одалимы не любили откладывать дела на завтра и послезавтра, поэтому члены магистрата, не мешкая, отправились в библиотеку. В зале остались только Лар Белый и его ученик.
        - Иди, - кивнул Сел, - я немного посижу и присоединюсь к вам.
        - Конечно, посидишь немного и я отведу тебя домой. И пока не пообещаешь, что будешь сегодня отдыхать, я стану твоей тенью. Селений хотел было вступить в спор, но он слишком хорошо знал характер своего учителя и друга, поэтому решил поторговаться. Лар отрицательно покачал головой.
        - Я все сказал, Сел. О чем не предупреждал бы нас кристалл, жрец Алике нам нужен вменяемый… За неделю до описанных событий. Калид, тей был неприхотлив в одежде. К тому же обращаясь в одалима, приходилось использовать пространственную магию, чтобы не щеголять в чем мать родила, хотя такая мелочь не остановила бы его сегодня.
        Грубая одежда для долгих странствий не стесняла движений одалима, а крылья, сложенные за спиной, придавали ему сходство со статуей Алике. Магистр Мер'тей размашистыми шагами мерил огромную гостиную собственного дома, которая могла вместить десяток одалимов. Калид, тей хранил молчание, которое его не тяготило в отличие от хозяина дома.
        - Это твое окончательное решение? - спросил Мер'тей.
        - Я ждал несколько столетий. - Отозвался седьмой магистр. Мер'тей фыркнул.
        - Всего несколько столетий. - Поправил он.
        - Пусть так, - склоняя голову, согласился Калид. - Но ты знал, что этот день настанет. Я готов и не вижу смысла тянуть время.
        - Желаешь приблизить смерть? - грубо бросил первый магистр. Мер'тей перестал вышагивать и остановился перед собеседником. Калид не отвел взгляда. Рождение драконов подобных ему было еще более редким нежели появление жрецов Алике. Дракон утренней зари или азоре, его кожа была покрыта тончайшей алмазной пылью, заставляя кожу сиять даже в кромешной тьме. Русые волосы были собраны в хвост.
        Люди наивно верили, что каждая прядь с головы азоре могла продлить жизнь на десятилетие. Калид был избран в совет, едва ему исполнилась тысяча лет, все же в магистрате были свои ограничения и нерушимые правила. Но седьмой магистр уже успел снискать славу в Тар Имо. Ему прочили большое будущее, впрочем, как и предыдущим драконам азоре, каждый из которых оставил след в истории королевства. «Будет очень жаль, - подумал Мер'тей - если его жизнь оборвется, едва начавшись».
        - Он опасный противник. - Смерившись, пробормотал первый магистр.
        - Я знаю… Я тренировался с Ларом. Так ты отпустишь меня? Или я должен отречься от должности? - не юля, спросил Калид, тей, которому не терпелось отправиться в путь.
        - А у меня есть выход? - спросил магистр. - Ты должен решить, кому оставишь свой голос… Калид улыбнулся, его глаза болотного цвета стали ярче. Дракон снял перстень и протянул его первому магистру.
        - Ты мудр, будь моими глазами, ушами и устами. - Сказал одалим церемониальную фразу, чтобы перстень принял Мер, тея.
        - Надеюсь скоро я смогу вернуть его тебе.
        - На все воля богов.
        - Тогда пусть великая жрица Алике хранит тебя в бою!
        - Да будет так. Мер'тей вышел на балкон, чтобы увидеть удаляющуюся тень дракона с белой чешуей, которая переливалась на солнце словно ограненный бриллиант…
        Глава 3
        Темные драконы
        Боль была невыносимой! Девушке казалось, что ее вывернули наизнанку или же разобрали на атомы и вновь собрали. Ослепленные глаза с трудом могли сфокусироваться на собственных пальцах, которые онемели. Не чувствуя опоры с двух сторон, Эль рухнула на колени, сдирая кожу в кровь об острые камни. Зрение частично вернулось.
        Девушка взглянула на похитителей, готовая разразиться проклятиями, но слова впервые в жизни остались несказанными. Мужчины исчезли, вернее трансформировались в две темные тени, едва напоминающие людей. Не походили они и на вампиров, созданных голливудским экшеном. Эльвира ущипнула себя за локоть, надеясь проснуться в собственной кровати или на худой конец в клинике, пусть и в смирительной рубашке. Девушка больно вскрикнула и осмотрелась. Духи перенесли ее на вершину горы, Эль поспешно отползла от края пропасти. Из-за едкого дыма было не видно, сколько метров до земли. Видимо рядом находились болота с торфом, которые горели или трели, создавая смог.
        - Что вам надо от меня? - спросила Эльвира, не пытаясь скрыть страх. Дымчатые духи скользнули безразличными взглядами по девушке. Они молчали будто не слышали заданного вопроса или не считали нужным отвечать. Эльвира закусила губу, чтобы не закричать. Девушка порой читала книги о параллельных вселенных и о попаданцах, пару раз принимала участие в представлениях ролевиков, верила, что другие миры существуют и что Воланд и его свита не только плод богатой фантазии Булгакова. Но вот теперь, когда завеса приоткрылась, и Эльвира попала то ли в другой мир или же измерение - единственной мыслью было как можно скорее вернуться домой! Если бы Эль знала о духах зейна, то она заметила бы тень беспокойства на их лицах. Они не были довольны выполненной работой!
        Что-то заставило их поменять траекторию и перенастроить портал в неизвестный мир, поэтому духи были насторожены, ведь они были почти неуязвимы. Не так много живых, да и мертвых существ могли заставить их подчиниться. Ни за этой девицей они отправились по туннелям пространства, хотя и она подходила под требование заказчика. «Почти подходила», ментально поправил один из духов, второй недовольно согласился. Эль выжидающе смотрела на похитителей, к сожалению, из оружия у нее был только шокер. Да и что потом? Спуститься с горы без набора скалолаза было невозможно.
        - Главное не паниковать. - Пробормотала девушка, хотя зубы невольно отбивали барабанную дробь, а пальцы, которым вернулась чувствительность, дрожали. Эльвира пыталась осмыслить случившееся, понимая, что впервые в жизни от ее выбора ничего не зависит. И это пугало больше нежели неизвестный мир! Девушка споткнулась и едва не рухнула в пропасть, отказываясь верить собственным глазам. В небе над горами парил дракон! Настоящий живой дракон! Огромный, с черной чешуей, с крыльями, которые затмили небо.
        - Я сплю… пожалуйста, пусть это будет только сон. Дракон резко спланировал на вершину горы и, если духи даже не шелохнулись, девушку снесло к краю пропасти. Эль громко сглотнула, в горле пересохло. Дракон в отличие от духов тень отбрасывал, хотя его глаза были также холодны и безразличны, а ощущение опасности от него было во стократ сильнее, нежели от двух похитителей.
        - Вы задержались, - произнес Кархан, оставаясь в истинном устрашающем обличье. Его темно-карие глаза пристально смотрели на доставленную добычу, отмечая белый цвет кожи, длинные темные волосы и наряд, не оставляющий место для фантазии. Дракон перевел взгляд на глаза девушки. Ни одна из его пленниц не смела смотреть ему в лицо, а эта девица с огромными светло-карими глазами с янтарным ободком не опустила взгляд, рассматривая его как некую диковинку. Кархан получил среди сородичей и врагов имя свирепый. Дракон полностью соответствовал грозному прозвищу. И он знал, что уже сегодня вобьет в голову девицы, что отныне она только рабыня! И что в его воле убить ее или пощадить. К сожалению люди были хрупки. Одно легкое движение и приходилось избавляться от трупов. Чего только не поглотило окружающее болото.
        - Наша оплата, - напомнили духи. Дракон подозрительно прищурился. Он чувствовал, что бесстрастные духи чем-то озабочены. Они желали получить награду и исчезнуть. Но возмездие за нарушение магического договора нашло бы их и в другом мире. На земле оказалась небольшая склянка с мерцающими внутри темными огоньками.
        - Берите и убирайтесь прочь с моих глаз. Духи жадно приникли к склянке и испарились. Эль едва не бросилась вслед за ними, но туман возник и погас. Духи пугали ее, а дракон внушал какой-то первобытный ужас. В голове пронеслись зачитанные до дыр книги по средневековым легендам и мифам, в которых драконов описывали как кровожадных чудовищ. Эльвира не была глупа, если бы дракон решил поужинать девицей, то нашел бы ее в своем измерении и не расплачивался бы с такой неохотой. Эль рассмеялась, подумав, что стоило подняться в гостиничный номер с Андреем. Возможно ей бы удалось избежать случившегося и переноса в другой мир. Наверно это была истерика, но девушка смеялась, пока в уголках глаз не выступили слезы. Смех прервался так же неожиданно, как и начался. Эльвира стала отступать от черного дракона, пока не поняла, что уперлась пятками в воздух. Монстр наблюдал за ней, но не шевелился.
        И по его морде невозможно было понять, что у этого чудовища было в голове.
        - Подойди ко мне! Окрик на незнакомом языке заставил Эль отшатнуться, камни под ногами осыпались и девушка, не удержав равновесие, с криком рухнула в пропасть… Эльвира закричала, пытаясь ухватится за скалу, которая была отвесной. Девушка зажмурилась и почувствовала резкий рывок, как во сне, когда просыпаешься после падения. Однако сон не желал завершаться, что-то удерживало Эль в воздухе. Девушка вцепилась в лапу дракона, уверяясь, что не спит, и не желая закончить жизнь в незнакомом мире, даже не поняв, что она совершила такого ужасного, что попала в такие передряги. Ребра затрещали от хватки, хотя синяки были мелочью в сравнении с остальными бедами. Приземление было легким, хотя Эль ожидала, что ее просто швырнут на сухую землю. Девушка запрокинула голову и… наверно ничего прекраснее Эльвира в своей жизни не видела. Белоснежный дракон возвышался над девушкой, его зеленые глаза с вертикальными зрачками смотрели прямо на нее. Вот только в отличие от первого монстра, от которого хотелось бежать прочь, светлый дракон… Эль несколько раз моргнула, не понимая, что за золотая дымка окружает его, так вот
от него веяло теплом и чем-то родным. Калид, покинув Тар Имо, размышлял о словах первого магистра, но все-таки он не повернул назад, с прошлым пора было покончить, хотя и сам дракон света слабо верил в свою победу. Подлетая к логову Кархана, Калид увидел девушку, которая толи прыгнула, толи сорвалась в пропасть. Подхватить брюнетку дракон успел только в семи метрах от земли, он бережно отпустил ее, стараясь случайно не задеть когтями. Калид в юные годы много странствовал по Изолере, часто бывал в королевствах людей, но человеческие женщины никогда не привлекали его внимание и не только из-за табу наложенном когда-то жрицей Алике. Незнакомка, однако, отличалась от смуглых девушек Камдигана, от светловолосых представительниц Рартена, а глаза цвета золота он никогда не встречал у людей. Впрочем белоснежная кожа тоже была привычней у высокородной эльфийки. Калид проверил ауру девушки, всего лишь человек, с сожалением отметил он, без примеси других кровей. Дракон вдохнул аромат незнакомых трав, которые обволакивали брюнетку, подчеркивая ее природный запах. Взгляд скользнул на странное одеяние из лоскута
тряпки, которое едва прикрывал тело девушки, вернулся к пухлым губам… переметнулся к глазам цвета расплавленного золота. У ног Эльвиры появился черный бархатный плащ.
        - Во внутреннем кармане несколько монет, они позволят тебе добраться до дома. Калид и сам не верил своим словам, но это было все, что он мог предложить девушке. У незнакомки был шанс спастись, при условии что Калид одержит главную битву в своей жизни, а этот шанс был не велик, понимал одалим. Эль подняла плащ, догадавшись, что он предназначен ей, хотя, как она не силилась понять речь дракона, ни одно слово не было знакомым. Кархан приземлился в метрах двадцати от Калида.
        - Она принадлежит мне, отсюда ей не уйти. - Заявил темный дракон, рассматривая незваного гостя. На морде Кархана не отразилось ни одной эмоции, если его и удивило появление дракона света, то он не подал и виду. Эль непроизвольно отступила к белоснежному дракону, пока не наткнулась спиной на его лапу, девушка вздрогнула, но осталась на месте.
        - Она человек. И ты неволишь ее, - обвинил Калид. Невольницы давно стали привычным интерьером в логовах темных драконов. И Калид знал об этом, но одно дело знать и совсем другое видеть невинную девушку, отданную на растерзание монстру.
        - Какое тебе дело до этого? - с вызовом спросил Кархан. - И что ты делаешь на моей земле?
        Калид не отказался от своей мести, но разговор с Мер'теем заставил его прислушаться к совету, дракон света собирался воззвать к древнему кодексу, бросить вызов и настоять, чтобы поединок прошел на нейтральных или же в заповедных землях при свидетелях. Сражаться в Дар Тане было глупостью. А в логове противника, пропитанного его магией, самоубийством! Но всего лишь один взгляд на хрупкую фигуру незнакомки, которая доверчиво жалась к нему и решение было принято. Калид не мог оставить девушку Кархану, хотя и сам не понимал почему, ведь спасение одной жизни не изменит устоев Дар Тана. Калид'тей изрыгнул пламя, которое змейкой поползло к черному дракону. Кархан недоверчиво посмотрел на дракона утренней зари. Медленно, играючи поднял лапу и убил огненную змею.
        - Я принимаю твой вызов, но учти, дракон света, это твой последний день среди живых! Драконы взмыли в воздух, танцуя в смертельном поединке. Эльвира, стуча зубами уже от холода, закуталась в плащ. Что-то звякнуло в кармане. Девушка достала кошель с золотыми монетами - небольшие кругляшки, на которых были изображены солнечные лучи.
        Эльвира вздрогнула и спрятала монеты обратно. Незнакомая реальность обретала все больше черт и деталей, девушка не могла обманывать себя, что спит или же сошла сума. Небо в это мире было темным с фиолетовым окрасом. Эль не хватало воздуха, от едкого дыма чесались глаза. Девушка взглянула на часы, подарок родителей на пятнадцатилетие, Эльвира никогда не снимала их, ведь они были связующим звеном между ней и родителями. Время неуклонно двигалось, а драконы продолжали поединок. Вопреки громоздким размерам противников, бой был грациозным. Столкновения драконов чередовались использованием магии и огня. Эль, которая никогда не верила в экстрасенсов и гадалок, недоверчиво качала головой, радуясь, что в ее мире не было столь разрушительной силы.
        Ведь один дракон был способен уничтожить небольшой город! Хотя у людей было технологическое оружие - ракеты, которые превратили бы драконов в пепел. По крайней мере, Эльвира хотела в это верить, ведь если она могла попасть в этот дикий мир, то, скорее всего, существовал и обратный путь. Девушка поежилась от последней мысли. В отличие от ролевиков, которые мечтали провалиться в портал, Эль нравился привычный мир. Калид игнорировал оскорбления, которыми разбрасывался Кархан.
        Одалим прочел удивление и замешательство в глазах темного дракона, тот явно был уверен, что с легкостью одержит очередную победу.
        Кархан черпал силы от земли и собственного логова, которое было окутано темной магией. В то время как Калид использовал собственные ресурсы, поддерживающие его жизненные силы. О чем, правда, пока Кархан не догадывался. Калид то и дело отвлекался от боя, чтобы удостовериться незнакомая девушка не последовала его совету. Она не воспользовалась возможностью бежать. Толи она не надеялась на его победу толи боялась наказания, которое последовало бы незамедлительно после поимки беглянки. Калид почувствовал усталость. Ему уже не надо было отслеживать траектории будущего, чтобы осознать, что еще один час дуэли в облике дракона и его ждет поражение. И именно в этот момент сражение стало утомлять Кархана, которого переполняла ярость и злость.
        - Мне надоело играть с тобой. - Прогремел темный дракон. - Пусть наши мечи рассудят нас. У дракона солнца вырвался вздох облегчения, у него вновь появился хоть и призрачный, но шанс. Осталось доказать, что изнурительные тренировки с Ларом белым не прошли даром.
        - Я бы не радовался на твоем месте, - заметил Кархан, почувствовав настрой противника. - Есть только два дракона, которые могли бы противостоять мне на равных в битве на мечах. И ты ни один из них!
        - Скоро мы это выясним. - Скупо отрезал Калид, обращаясь в одалима и материализуя в руках меч. Эльвира подобрала сумку и почти слилась с горой, не желая обратить внимание драконов на себя, отмечая, что в этом мире не только духи могли трансформироваться. Девушка завистливо вздохнула. Но почему она не обладает подобными возможностями? Надоел кто из недругов, а она возьми и обернись в Горгону Медузу. Хотя что-то подсказывало, что в скором времени друзья и враги у Эльвиры перевелись бы. Впору было бы открывать музей каменных скульптур. Черный дракон в новом обличье напоминал афроамериканца, только его кожа была темнее, а уши были вытянуты как у сказочных эльфов. Голова мужчины была выбрита и на ней красовался рисунок из белой краски.
        Девушка отшатнулась, когда Кархан резко обернулся и посмотрел на нее. Эль сжала кулаки, чтобы унять страх, но взгляд девушка не отвела. Дракон ухмыльнулся, продемонстрировав выпирающие передние клыки. Калид проследил за взглядом дрейфуса.
        - Ты не получишь ее. - Пообещал он. Кархан расхохотался.
        - Ах да, ты остановишь меня! Одалим нахмурился и серьезно кивнул.
        - Остановлю.
        - Если бы я убил тебя в облике дракона, то украсил бы твоей шкурой пол в пещере. А так я насажу твою голову на пику и заспиртую ее. Тело дракона, не преданное огню не могло найти покоя. И как твердили легенды, душа не могла найти путь в загробный мир, чтобы продолжить путь. Калид тряхнул волосами, отвлекаясь от мрачных картин будущего. Он был жив! И пора было показать, чему его обучил Лар'тей.
        - Нападай! Эльвира выдохнула, когда драконы забыли о ее существовании и вернулись к поединку. Теперь она могла более внимательно рассмотреть мужчин, не страшась привлечь внимание к собственной персоне. Темный дракон двигался как одно целое с мечом. Некоторые его движения были столь плавными и быстрыми, что Эльвира не могла уследить за ними.
        Это был боец! Воин по рождению. Который судя по холодным глазам, был рожден, чтобы убивать и наслаждаться чужими страданиями… А вот второй дракон был иным… Эльвира с трудом могла отвести взгляд от белоснежного дракона, особенно после того, как он обратился в мужчину. Русые волосы с осветленными прядями были заплетены в длинную косу, золотая татуировка горела языками пламени, а зеленые глаза были невероятного насыщенного цвета. Кожа мужчины светилась изнутри. И хотя Эль не верила в существование ауры, откуда-то пришло знание, что этот свет и есть суть белоснежного дракона. Девушка давно не молилась Богу, но сейчас она надеялась, если есть другие миры, где-то там на небесах ее услышат и помогут светловолосому мужчине, который был вынужден чаще отступать и защищаться, нежели атаковать. Мечи были олицетворением драконов. Мощный широкий меч, украшенный драгоценной рукоятью, принадлежал Кархану. А оружие Калида более изящное и тонкое венчала серебряная рукоять с выбитым гербом рода.
        Мечи, как и легендарный эскалибур, были закалены дыханием драконов. Не взирая на все произошедшее, от смога и нехватки кислорода Эльвиру клонило в сон. Но девушка боролась с сонливостью, ведь сейчас решалась не только судьба белоснежного дракона, но и ее. И судя по поединку толи Бог не услышал ее молитву, толи у темнокожего монстра были более сильные защитники. Калид получил несколько легких ран, кровь ему удалось остановить, прибегнув к магии, однако одалим отступал, в то время как Кархан наседал, вынуждая противника совершать ошибку за шибкой. Темный дракон был везде. Калид не мог соперничать с ним в скорости, невольно признавая, что приемы и техника Лара не возымели действия.
        - Ты можешь сдаться, - неожиданно предложил Кархан, скучающе отступая, чтобы дать дракону света передышку. - Твое убийство не принесет мне славу, здесь нет свидетелей и об этом поединке не сложат легенд. Калид промолчал.
        - Ты останешься гостем в моем подземелье, пока за тебя не дадут выкуп… Подумай - это лучше нежели смерть… Возможно, ты вернешься через столетие другое, чтобы вновь бросить мне вызов, если конечно научишься чему-то, - насмешливо закончил Кархан. Калид тяжело дышал, признавая правоту темного дракона. Он действительно поспешил с вызовом. Очередной взгляд на незнакомку, которая кажется уже задремала, прислонившись к скале.
        - А что будет с девушкой? - спросил Калид, чтобы потянуть время. Кархан пожал плечами.
        - Ее судьба не должна тебя волновать. Она уже предрешена. Дракон света отрицательно покачал головой.
        - Значит сегодня я перепишу наши судьбы. Дрейфус рассмеялся.
        - Забавно, оказывается драконы света тоже падки на симпатичные человеческие мордашки. Не знал… Кархан атаковал без предупреждения, но Калид был уже настороже, ведь темные драконы прославились грязными приемами. Бой возобновился с новой силой. Кархан не скрывал ярости, нещадно нападая на противника. Калид отступал, шаг за шагом он терял позиции. Кархан достал его грудную клетку, рассек левое крыло, половина которого волочилась по земле. В то время как сам темный дракон получил всего лишь несколько мелких царапин.
        - А вот теперь, ты по-настоящему разозлил меня. Возможно я и не убью тебя, - пообещал Кархан. - Но и выкуп за тебя я не потребую.
        Уверен, мне понравится начинать утро, навещая тебя в моем подземелье. Обещаю, ты еще будешь умолять меня о смерти! Калид пропустил Кархана, позволив тому в последний раз достать его, затем нанес удар, который темный дракон физически не мог блокировать! Кархан расширенными зрачками наблюдал, как меч противника пронзает его сердце.
        - Невозможно, - прошептал он, выронив меч из рук. Ярость исчезла, на лице появилось детское недоверчивое выражение. Дракон света сделал несколько шагов назад, предусмотрительно выхватив меч из тела поверженного врага.
        - Ты убил меня? Это были последние слова, которые произнес дрейфус, прежде чем упал на сухую выжженную землю. Калид недоверчиво отступал, не сводя взгляда с Кархана. Неожиданно меч в руках стал непосильной ношей, и дракон рухнул, не отпуская оружие из рук. Эль вскочила на ноги, спать ей уже не хотелось. Шли минуты, но девушка боялась приблизиться к драконам, хотя ни один из них не подавал признаков жизни. Эльвира подошла к темному монстру, едва удержалась от желания пнуть его ногой. Он был мертв, в этом не было сомнений. Жалости к нему Эльвира не испытывала, после его обращения у девушки не осталось сомнений, какое будущее ее ожидало, попади она к нему в лапы. Средневековые легенды не хранили память о пленницах, которых приносили в жертву драконам, но судя по всему девушки им требовались не для еды. Эль прикрыла плащом мертвого дракона, не желая даже случайно наткнутся на него взглядом, а затем подошла к его сопернику, истекающему кровью. Вблизи, даже без сознания, светловолосый мужчина был действительно красив. Девушка опустилась на колени и осторожно дотронулась до руки дракона, готовая в любую
секунду отпрыгнуть в сторону, если прейдя в себя он по инерции воспользуется мечом, рукоять которого не выпустил из пальцев. Кожа дракона горела - то-ли он умирал, толи температура его тела превышала человеческую. Эль попыталась прощупать пульс на запястье…
        - Не вздумай умирать, слышишь? - Прошептала девушка. Эльвира разорвала тонкую рубашку на груди дракона и после небольшого колебания положила ладонь на его кожу, молясь услышать биение сердца. Девушка выдохнула, мужчина был жив! Эль немного задержала ладонь на груди дракона… потом резко отдернула руку. Дракону требовалась помощь, ведь он довольно сильно пострадал. Несколько глубоких ран, кровь из которых заливала землю, левое крыло было рассечено почти надвое. Эль не знала выживет ли мужчина, если не оказать ему помощь.
        Девушка прошептала «спасибо» Ане, за то, что взяла на свидание свою любимую сумку. Ведь подруга как всегда посоветовала взять мини сумочку, в которой с трудом размещался сотовый и ключи. Эль чтобы избавиться от излишнего внимания Ани и ее общества, схватила любимую сумку и сбежала, пока подруга пыталась найти подходящий клатч. А уж в любимой сумке чего только не было, начиная с того же пресловутого шокера! Уже начало темнеть, поэтому девушка достала зажигалку. Эльвира попыталась подпалить несколько сучьев и коричневый мох, но они едва тлели. А вот красный булыжник вспыхнул и загорелся.
        - Что же замерзнуть нам не грозит. Булыжники несли тепло и давали достаточно света. Черная нитка и иголка, которые пролежали в сумке полгода. Эльвира обработала раны дракона спиртом, надеясь, что это остановит инфекцию и не убьет необычного пациента. Иголку и нитку девушка также обработала спиртом, вспомнив уроки медицины в университете. В маленькой бутылке осталась только половина. Эль воздержалась от глотка, решив, что трезвая голова ей еще понадобится.
        - Надеюсь, это будет не очень больно… Мне тоже накладывали швы.
        Правда, мне делали обезболивающий укол… Но, вы в своем каменном веке наверно и не знаете про анестезию. У нас только ролевики на мечах рубятся. И то, чтобы развлечься… - Эльвира болтала о всякой глупости, главное не молчать и отвлечься от дум, от которых и так разболелась голова. Черная нитка оставляла заметные следы на белоснежном крыле. Накладывая швы, девушка окунулась в воспоминания. В детстве каждое лето она гостила в деревне у бабушки. Родители редко сопровождали ее, пытаясь уличить момент побыть вдвоем. Эльвира улыбнулась, уезжая к бабушке, девочка просила подарить ей братика или сестричку, уверенная что малышей приносит аист. Родители тоже мечтали о втором ребенке, но не сложилось. Может поэтому Максим так легко стал родным в их семье. С бабушкой Томой Эль ходили по лесам, собирала лечебные травы. Тамара учила внучку лечить, утверждая, что передаст ей свой дар. Только шесть лет назад после смерти деревенской знахарки, Эльвира ничего не унаследовала кроме старого медальона, который остался лежать на комоде в другом мире. Задумавшись, девушка едва замечала спешные стежки, которыми латала
крыло. Эль с удивлением осмотрела свою работу, стежки на удивление получились точными, и крыло прямо на глазах стало срастаться.
        Видимо, у драконов была ускоренная регенерация. Людям о подобном было можно только мечтать. Дыхание дракона выровнялось, девушке не надо было наклоняться, чтобы расслышать его. Эль прикоснулась кончиками пальцев к вязи рун, которые сразу вспыхнули. Девушка было отдернула руку, но пламя не жгло, а скорее согревало. Эль вздохнула и нехотя убрала руку. Живот недовольно заурчал. Прошел уже день в этом измерении, а она до сих пор ничего не ела. Эльвира порылась в сумке, нашла недоеденный батончик марса, который съела, не прожевывая. После сладкого захотелось пить, но вода в болоте не внушала доверия. У девушки слипались глаза, но Эль боролась с сонливостью, опасаясь, что от смога утро для нее может и не наступить. В конце концов от судьбы не уйти, решила девушка и устроилась спать рядом с драконом. Эльвира едва сомкнула глаза и в ту же секунду заснула. Ее никогда не мучили кошмары, жизненное кредо звучало «двигаться только вперед, чтобы не происходило».
        - Все будет хорошо, главное верить в это, - сонно пробормотала девушка. Последние годы Эль не могла вспомнить ни одного сна, если они даже тревожили ее, а этой ночью все было другим. Эльвира чувствовала запах скошенной травы, он дразнил ноздри. Была ранняя осень. Листья только начали желтеть. Девушка босой шла по лугу, когда услышала знакомый и родной голос.
        - Что-то ты, родная, совсем меня забыла. Эльвира обернулась, не веря собственным глазам.
        - Бабушка Тома! - выкрикнула она и кинулась на шею невысокой опрятной женщине, выглядевшей почему-то моложе нежели при жизни.
        Этническое платье и платок скрывающий волосы. И самые добрые и ласковые в мире глаза. Девушка отпрянула.
        - Ты же умерла! - обвинила Эль. Женщина довольно рассмеялась. Кивнула.
        - Конечно, умерла. Я же только человек.
        - Тогда как ты тут?
        - Ты позвала меня сегодня, я и пришла. Вон, сколько лет не хотела мой дар принять. Я и покоя не знала. Но теперь я смогу уйти.
        - Твой дар…
        - Ведунья ты, - отрезала бабушка Тома. - Лечить можешь людей и не только. Не хотела я, чтобы ты мою жизнь повторила. Да и ты не хотела. Но видимо от судьбы девочка не уйти. Как не уберегала я тебя от настоящего мира, ты сама призвала тайные силы.
        - Как призвала? - не поверила Эль. Ничего она не призывала. Ну, размышляла о книге Булгакова, доказывала друзьям до хрипоты, что другие миры существуют. Так ведь это только блажь.
        - Точно не призывала? - усмехнулась бабушка Тома. - Слова имеют свойство материализоваться. Эль вздрогнула.
        - То-то же.
        - Что меня ждет? - спросила Эльвира. - Что это за мир такой? Женщина вздрогнула… побледнела, как будто услышала нечто напугавшее ее.
        - Хотела бы я тебе сказать, да и так правила нарушила. Одно запомни, сила в тебе самой. Ничего не бойся, чтобы потом не жалеть… Пора мне. Навсегда я ухожу. Не свидимся мы ни в этом мире, ни в других. Так что прощай!
        - Но у меня столько вопросов…
        - Тебе придется самой искать ответы. Эль заворочалась во сне, но не проснулась. И больше до утра ее ничего не тревожило. Усталость дала о себе знать.
        Глава 4
        Изолера
        Калид находился где-то на грани сна и пробуждения, силы дракона постепенно возвращались к нему, затягивая раны. Одалим переживал каждую секунду боя, возвращаясь к смерти соперника. Это был самый сложный бой в жизни дракона. В последнюю войну он был слишком молод, чтобы проявить себя, да и отец оберегал его. Но Деонер не смог защитить собственную жену, чего Калид так и не простил отцу, хотя ни разу не обвинил его в гибели матери… Много столетий назад Кархан в бою не пощадил свою соперницу, так что Калид всего лишь воздал ему по заслугам, хотя до конца все еще не верил в свою победу, ведь Кархан, не взирая на свои садистские пристрастия, был легендой! Он не проиграл ни одного боя, до этого дня. Калид сбросил дрему, несколько раз глубоко вздохнул, не решаясь открыть глаза. Мелкие раны не беспокоили его, но вот разодранное в клочья крыло едва правильно срослось. Страх лишиться крыльев, неба и свободы, которую дарил полет, не торопили дракона выяснить правду.
        Ни один дракон в Тар Имо не посмеет потешаться над ним. Но Калид не знал, как сможет жить со своей ущербностью? Одалим подумал, что должен был прислушаться к друзьям и наставникам. Ведь Кархан был прав утверждая, что в Изолере есть только два воина способных противостоять ему на равных. Лар белый - третий магистр Тар Имо и Жакар - темный дракон, который находился в немилости у нынешнего короля Дар Тана. В голове всплыл образ темноволосой девушки. Если за ее спасение пришлось заплатить своими крыльями, так тому и быть решил дракон и открыл глаза. Девушка спала совсем рядом, достаточно было протянуть руку. Пухлые губы были чуть приоткрыты, грудь… э… дракон забыл даже о рассеченном крыле, размеренно вздымалась. Калид тряхнул головой, с удивлением расправив два крыла. Одалим потянул черную шелковую нить, взгляд переметнулся к девушке. Значит, вот кого он должен был благодарить за помощь. Дракон принюхался к собственной коже, девушка даже раны умудрилась ему обработать алкоголем, хотя инфекции его расе были не страшны. Калид подошел к поверженному противнику. Да, хоть одалим и не стремился к стезе
воина, его победа над Карханом останется в сказаниях драконов, при условии что Калид выберется из Дар Тана и сумеет поведать о поединке. Кархан никогда бы не придал тело поверженного врага огню, он отдал бы его на растерзание зверью или же оставил бы гнить. Но Калид не взирая на ненависть, которая привела его в логово Кархана, не мог нарушить собственные принципы, он собирался дать темному дракону покой, который тот не имел при жизни. Одалим возвел погребальный костер. Защитная магия темного дракона после его смерти пала, и огонь Калида заставил Кархана вспыхнуть…
        Эль несколько раз моргнула, спросонья не понимая, где она находится.
        - Дракон… - простонала девушка и обреченно закрыла глаза.
        Понимая, что ей не приснились духи, не отбрасывающие тени, и драконы способные обращаться в почти людей. Кархан истлел буквально за считанные мгновения. Его прах, подхватил ветер и закружил в воздухе. Девушка закашляла, отряхивая пыль и прах, едва не зарываясь лицом в землю. Эльвира не хотела, чтобы хоть одна частица убитого монстра попала на нее. Движение девушки привлекло внимание Калида, который смог насладиться новым видом, тем более что… э… платье девушке задралось едва ли не до талии, а кружевное белье было довольно смелым. Калид впервые в жизни покраснел, его ведь не должны привлекать человеческие женщины, но эта девушка будила в одалиме желания, о которых он сам не подозревал.
        - Меня зовут Калид - дракон утренней зари. Прошу, назови свое имя. И скажи, чем я могу служить тебе.
        Эль заворожено взглянула на мужчину. Благо у нее было время насмотреться на дракона пока он был без сознания, так что челюсть не отвисла вниз. От изодранной рубашки мужчина избавился, его раны затянулись… челюсть все-таки поползла вниз… Калид напрасно ждал ответа, невольно покраснев сильнее под изучающим взглядом, который девушка и не собиралась отвести.
        - Ты забыла свое имя? - уточнил дракон. Эльвира фыркнула, и дураку было понятно, о чем спрашивает мужчина.
        Вот только смысл отвечать? Девушка вспомнила веселую историю, которую наблюдала в деревушке. Откуда там только взялся джип с иностранцами, но они знали по-русски только несколько слов: матрешка, зима, медведь и водка. Немцы видимо заблудились, поэтому и остановили первого прохожего.
        Им оказался дядя Петя, который планомерно спивался уже много лет, и из немецкого словаря он знал лишь «Гитлер капут». Дядя Петя не стушевался и выдал весь свой словарный запас, повторив его несколько раз на бис. Немцы не обиделись. И попытались выяснить дорогу. Немец-водитель и дядя Петя кричал каждый на своем языке, хотя язык жестов оказался более действенным. Вот и Эль решила прибегнуть к самому простому способу, вспомнив мультфильм о Тарзане. Девушка ударила себя в грудь.
        - Эльвира, - с трудом удалось растянуть три слога. - Меня зовут Эль. Дракон проследил за рукой девушки, сглотнул.
        - Калид, - представился он. - Это мое имя.
        - Имя… Имя? - вскрикнула Эль. - Так ты понимаешь меня? Дракон отвел взгляд, не желая смущать девушку, которая вскочила на ноги. Надо найти ей одежду, подумал Калид.
        - Э… да. - Подтвердил дракон. И весь его вид демонстрировал, что вопрос его удивил. - У меня мало сил, потребуется время, чтобы восстановиться. Но если ты пожелаешь, я помогу тебе добраться домой.
        Или же если твой дом неподалеку, то найти караван, который доставит тебя, - поспешно закончил мужчина. Эль закусила губу, напряженно думая. Дракона она не боялась, он уже раз спас ее жизнь, когда успел поймать в падении, ребра до сих пор болели при каждом вдохе. Да и сейчас, понимала девушка, мужчине ничего не стоит свернуть ей шею, но он собирается провести ее домой, не зная, что его действительность и ее разные миры. И что ему придется сопровождать ее не несколько миль, а в другое измерение.
        Девушка не любила лгать и обманывать, но сейчас у нее не было выбора. Она была только человеком в мире, в котором существовала магия, способная даже дракона за несколько минут превратить в прах.
        Это было низко выманить у мужчины клятву, а затем огорошить его известием, что ей надо в другую галактику. Но разве у девушки был выбор?
        - Ты готов дать клятву, что проводишь меня домой? - уточнила Эльвира. Видимо, решил одалим, драконы слишком долго жили обособленно, что люди стали забывать их обычаи и традиции.
        - Я дракон, а мы не приносим клятвы. - Терпеливо объяснил Калид. - Наше обещание стоит сотни человеческих клятв, принесенных даже на крови.
        - Не велика разница, - пробормотала под нос Эль. - Так ты обещаешь, что доставишь меня домой, чего бы тебе этого не стоило? - настаивала девушка. Калид бегло посмотрел на Эль, чувствуя какой-то подвох в вопросе.
        - Я обещаю, что доставлю тебя домой даже ценой собственной жизни. Эльвира выдохнула. Она прислушалась к интуиции и поверила принесенной клятве, надеясь, что дракону не придется идти на подобные жертвы. Теперь оставалось дело за малым, узнать куда ее занесли духи.
        - Как называется этот мир? Калид поднял взгляд и уже не отвел его… По крайней мере теперь были понятны странности девушки. То какими глазами она смотрела на него и Кархана, ведь помимо страха, дракон света ощущал недоверие. К тому же Эльвира кажется не замечала своего возмутительного одеяния, вернее отсутствие такового, в то время как женщины Изолеры всех рас и сословий не оголяли ног. Впрочем, Калид не жаловался, не взирая на данное обещание, знай он сразу правду, все равно бы позаботился о спасенной девушке.
        - Прежде чем я расскажу о своем мире, ответь, откуда ты прибыла? - Уточнил Калид, раздумывая будет ли уместно навестить Эль в ее мире… просто чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Эльвира задумалась. Со школьной парты ей твердили, что жизнь есть только на планете Земля. Но действительность такова, что за считанные мгновения она попала из собственного мира в неизвестную реальность. И теперь девушка задавалась вопросом, куда она попала на другую планету или же в параллельную реальность? И как вернуться домой?
        - Не знаю, как мой мир называется у вас. Но я прибыла с планеты Земля. Это солнечная система, которая…
        - Я знаю, где это. - Прервал девушку дракон. Земля принадлежала одному из миров кашры. Темный мир. Магия в нем совсем другая. Менее управляемая и непредсказуемая. Эльвира улыбнулась, не заметив хмурого выражения на лице мужчины.
        Духи перенесли ее буквально за считанные минуты. А девушка хотела вернутся домой! Подальше от всей этой чертовщины. Это не ее мир.
        Через месяц ей будет казаться, что драконы ей только привиделись. И к вину она не притронется до гробовой доски. Просто немного реалистичный сон, после которого, просыпаясь утром, пытаешься угадать, правда это или вымысел.
        - Так ты поможешь, как обещал? - уточнила Эль, едва не ухватив дракона за локоть. - Ты вернешь меня домой?
        - Я обещал, - терпеливо повторил дракон. - Но это не так просто сделать. Я истощен. Мне потребуется месяц, чтобы затянулись раны и я обрел полную физическую силу. И, пожалуй, не меньше трех месяцев, чтобы сбалансировать магическую силу…
        - Три месяца! - выкрикнула Эльвира. - Шутишь?! Я должна торчать в этом проклятом месте три месяца?!
        - Боюсь, что немного дольше. - Осторожно поправил дракон. - Я не любитель странствовать по мирам. Да и нужды не было. Мне потребуются древние свитки, чтобы найти путь. Поэтому нам придется, сначала вернуться в мой дом, а если там не найдется нужной информацию, то уверен, что в Таре я найду ответ. Магистрат не будет чинить препятствий твоему возвращению. - Добавил он, как будто незнакомка имела представление о совете драконов и устройстве Изолеры. Эль села на землю, скрестив ноги по-турецки, не обращая внимание на короткое платье, все равно от него мало, что осталось. Ребра заболели и девушки вырвался легкий стон.
        - Что с тобой? - обеспокоенный мужчина присел рядом.
        - Судя по ощущениям возможно трещины в ребрах. - Чуть рассеянно пробормотала Эльвира, которая пыталась осмыслить факт, что домой она сегодня не вернется.
        - Из-за того, что я поймал тебя?
        - Спас жизнь, - поправила Эль, взглянув в глаза дракона. - И между прочим, спасибо за это!
        - Так это было случайное падение? Эль хохотнула.
        - При всех своих недостатках в самоубийцы я не мечу. Калид внимательно взглянул на девушку, кивнул своим мыслям, как будто принял для себя решение.
        - Целитель из меня слабый, но давай все-таки взгляну.
        - Сможешь убрать боль?
        - Попытаюсь. Ты… э… платье придется снять. Эльвира вопросительно приподняла бровь.
        - Нужен тактильный контакт. - Чуть стушевался дракон. Девушка никогда не была склона к излишней скромности, не считая Ани, все друзья с детства были мужского пола. Но сейчас Эль не спешила обнажаться перед незнакомцем. Очередной стон стал веским аргументов, чтобы согласиться на помощь.
        - Отвернись. - Тихо попросила девушка. Мужчина повиновался без споров. Эль стянула платье до талии и прикрыла грудь руками. Несколько раз глубоко вдохнула.
        - Можешь повернуться. Калид сглотнул, стараясь не пялиться на девушку и не обращать внимание на собственное сердцебиение, которое просто зашкаливало.
        Грудь и живот девушки пересекали фиолетовые борозды, оставленные его лапами. А ведь она даже не жаловалась, молча терпя боль. Дракон прикоснулся ладонью к синякам, осторожно погладил кожу.
        - Что же трещин и переломов точно нет, - чуть охрипшим голосом сообщил Калид. - Боль я сниму, а синяки сойдут за несколько дней.
        - Щекотно. - «И приятно», - подумала Эль, но не стала добавлять это вслух. Калид принюхался, ему показалось, что девушка стала пахнуть чуть по-другому. Дракон положил вторую ладонь на коленку, стертую в кровь.
        - Достаточно, - чуть резко бросила Эль, - уже все прошло, - добавила девушка. Одалим отступил и отвернулся. Если Эльвире надо было привести в порядок платье, ему собственные мысли.
        - Значит, домой я смогу вернуться только через несколько месяцев? - прокашлявшись, спросила Эль.
        - Я могу обратиться к магам, возможно у них найдутся координаты портала на Землю, но сомневаюсь, миры кашры в Изолере не любят.
        - Почему? - подозрительно спросила Эльвира.
        - Думаю сейчас не время для объяснений. - Возразил дракон. - Ты должна принять решение.
        - А у меня есть выбор? - Буркнула Эль, поправив платье.
        - Ты можешь остаться в этом мире. - Предложил дракон, повернувшись.
        Как будто этот вариант и впрямь подходил.
        - Я хочу вернуться! И ты обещал мне - не забывай! - Отрезала Эльвира голосом, не терпящим возражений. Дракон склонил голову в знак согласия. Легкая улыбка тронула его губы. Девушка точно была из другого мира. Несмотря на уважение, драконов света побаивались. А Эль при целой гамме чувств, в которой трудно было разобраться, страха по отношению к нему не испытывала.
        - Как скажешь. Тогда нам лучше готовиться к дороге. Здесь опасно оставаться. Драконы могут узнать о нас и тогда не избежать поединка.
        Вот только за свою победу я бы не дал и таланта. Живот заурчал, голова кружилась от голода. Но желание убраться от смердящей пещеры было сильней. Девушка подняла сумку - единственную связь с домом. Когда она его теперь увидит? И как там Максим? Дракон покосился на Эльвиру и протянул ей плащ.
        - Держи.
        - От… откуда ты его взял? Эль видела, как предыдущий плащ сгорел вместе с темным драконом. И теперь подозрительно рассматривала одалима, который успел где-то раздобыть и рубашку для себя. Калид рассмеялся. Он не думал, что когда-нибудь придется объяснять азы магии человеку. Поймет ли она?
        - Те, кто обладают магией, почти с рождения создают небольшие пространственные петли или же тайники для хранения. Их легко контролировать. Оружие, одежда, все самое необходимое в дороге. Эльвира восхищенно присвистнула, а вот это действительно умно.
        Научиться бы таким трюкам, не пришлось бы тягать с собой необъемную сумку, которая все время оттягивала плечо.
        - Магия явно облегчает жизнь. Калид хотел было возразить, но промолчал. Ему трудно было судить, ведь магия была с ним с рождения. Эль накинула плащ, который волочился по земле.
        - Подожди немного. Девушка присела на корточки, достала черную нитку, намереваясь сделать несколько стежков. Дракон, не веря, взглянул на неровные кривые стежки. Его крыло девушка залатала превосходно. Эль вздрогнула, поймав изучающий взгляд зеленых глаз. Она вопросительно приподняла брови, подозрительно разглядывая дракона.
        - Я еще не поблагодарил тебя. За крыло… - Нашелся дракон.
        - Рада, что получилось. - Искренне ответила Эльвира. Она расслабилась, убедившись, что Калид не смотрит на нее как темный дракон, не забывая той истины, что дракон утренней зари ее единственный шанс вернуться домой и остаться живой в чуждом мире. - Хотя до сих пор не имею представления, как… - задумчиво закончила девушка. Калид сосредоточился, разглядывая истинным зрением ауру новой знакомой. Ах вот оно что - перед ним человеческая ведунья. Юная и необученная, но обладающая даром. И судя по всему не имеющая представление о нем. Калид задумался, гадая, как она оказалась в этом мире. Конечно, темные драконы любили коллекционировать человеческих девушек. Но все-таки не из других миров, тем более земель кашры. Ведь странствие между мирами не было легкой забавой. И редко кто из драконов будь то темные или светлые выбирали путь странника. А Кархан никогда бы не покинул Изолеру и тем более Дар Тан, чтобы найти новую забаву.
        - Как ты попала сюда, в этот мир? - спросил Калид, не понимая, зачем гадать, если девушка могла утолить его любопытство. Эльвира закончила работу, но взгляд не подняла. Черный дракон чем-то заплатил духам за ее похищение. Но зачем она ему понадобилась? Судя по всему, люди существуют и в этом мире. Калид не был удивлен, увидев ее. И любителей путешествовать в земли кашры не много. Так что это были за духи? «Спросить? - раздумывала девушка, медленно убирая иголку с ниткой в сумку. - А вдруг благоразумнее не будет говорить всю правду. Ведь я ничего не знаю об этом мире. И я ничего не знаю об этом драконе».
        - Я не помню… - Солгала Эль, безразлично пожала плечами. Хотя плечи и руки до сих пор хранили следы знакомства с духами. Синяки в виде отпечаток пальцев были видны невооруженным взглядом. - Подумала, что выпила лишнего и мне привиделось небо в алмазах, - усмехнулась девушка.
        - Есть только два пути попасть в другой мир, не желая этого и без подготовки, но каждый из них очень опасен… - Задумчиво пробормотал дракон. Он бросил беглый взгляд на синяки девушки, отметив, что та поспешно накинула плащ, как будто не хотела, чтобы он спросил об их появлении. Калид знал, девушка явно что-то не договаривает, но он не хотел бередить ее раны, будь то физические или эмоциональные. Им предстояло провести вместе несколько недель, и дракон знал, что к концу странствий он получит ответы на все свои вопросы. - В нескольких милях от пещер есть деревня, купим там провиант и лошадь для тебя.
        Глава 5
        Дар Тан
        Дар Тан при тусклом солнечном свете, который едва пробивался над смогом и гарью, выглядел устрашающе. Двадцатиметровые стены и железные ворота, выкованные гномами и драконами. Ров, опоясывающий город хранил много тайн и ловушек. Часовые несли вахту. Одни в облике драконов, другие в обличье дрейфусов. Столица темных драконов была крепостью, защищенной магией и стеной. За всю историю существования Дар Тана столица ни разу не была взята штурмом. Это была твердыня, оплот дрейфусов. Беспощадные к врагам - драконы становились одной силой, когда вставали на защиту общих интересов. С древних времен повелось, что во главе темных драконов всегда стоял король. Власть его была безграничной. Дрейфусы не могли и помыслить о созыве магистров или сенаторов. Только единоличная власть короля была той силой, которая держала в повиновении всех темных драконов. Кнут и пряник, с опорой на насилие были постулатом, с которым правили все короли Дар Тана. Помимо смерти сместить короля с должности был только один способ - бросить вызов и одержать победу.
        За всю историю существования дрейфусов подобных храбрецов находилось не так уж много. Ведь в случае поражения, король уничтожал клан проигравшего, отказывая противнику в достойном погребении, а имя несчастного предавали проклятию и забвению. Нынешний король темных драконов - Терхан был стар, мудр и беспощаден. Прожитые тысячелетия уверили короля, что он может доверять только себе. В своей жизни он, как и все дрейфусы познал горечь предательства тех, кому он малодушно доверился. И как все драконы он познал вкус предательства, когда сам вершил его. Такова была сущность темных драконов. Помня горечь и вкус ошибок и удач, Терхан окружил себя личной гвардией. Два десятка дрейфусов обласканные королем, служили ему верой и правдой. Ведь все они принадлежали бедным кланам. Они были никем, пока не были возвышены своим королем. От неугодных король избавлялся заблаговременно, не желая, чтобы появился дракон, осмелевший бы претендовать на его власть. И глупцов, мечтавших о власти, почти не находилось. Совет пяти кланов не был законодательным органом. Приминал новые законы и отменял старые только король. А вот
совет пяти следил за тем, чтобы каждая воля или прихоть Терхана была исполнена. «Власть короля безгранична», любил говорить Терхан. Но король был так давно у власти, что забыл постулат, что чужая власть застилает глаза и вызывает зависть, а в мире ничего не вечно. Тем более власть короля.
        - Ты звал меня, Терхан?
        - Мой верный Нершир, - почти прошептал король, едва изменившись в лице. Терхан был похож на неподвижную статую. Он не размыкал губ, когда говорил. И сходство со скульптурой было пугающим. Многие подданные утверждали, что не знали, зачем их вызвал король - то-ли чтобы наградить или же наказать. Ведь награждал и казнил Терхан с одной эмоцией на лице - с ледяным безразличием. Драконы земли едва отличались друг от друга, их кожа была кофейного цвета и почти каждый мог похвастаться черными волосами и темными глазами. Терхан выделялся среди своих подданных. Его волосы серебрились.
        Седина не появилась с возрастом, Терхан был рожден со светлыми волосами. Подобный цвет считался нечистотой крови, по крайней мере, до восхождения последнего короля на трон. После, всем драконам пришлось прикусить языки, желая сохранить жизнь.
        - Ты выполнил мою просьбу? - голосом мертвеца спросил Терхан, едва взглянув на первого помощника. Нершир угодливо склонил голову, размышляя о том, что просьба прозвучала как приказ. Впрочем, как и любое распоряжение короля. С каждым столетием пропасть между правителем и остальными драконами становилась глубже. Терхан стал нетерпим не только к врагам, но и к тем кто верно служил ему.
        - Ее должны были доставить духи зейна Кархану. Как только следы магии исчезнут, он приведет ее сюда. - Не теряя ни секунды, отчитался Нершир.
        - Я не собираюсь ждать ни одного лишнего дня. - Отрезал король. - Отправляйся к нему. Инстинкты Кархана мне хорошо знакомы. - Брезгливо закончил Терхан.
        - Он знает, какая кара ждет его, если он тронет девушку. - Отозвался Нершир, хотя он не был уверен в своих словах. Кархан никогда бы не взял то, что принадлежит королю, но он мог оставить не один след на коже девушки. Король резко повернулся, в его глазах светилась ярость, вечность на миг была скинута с плеч, и сила короля вылилась в его вспышке. Но только на миг. И когда король заговорил, то перед советником вновь был Терхан холодный. Король черного тумана. Статуя, едва размыкающая уста.
        - Осторожнее, мой верный Нершир. А то я посчитаю, что ты слишком глуп или напротив невероятно умен… Дракон откланялся и поспешил выполнить приказ. Как только Нершир покинул черную пещеру повелителя, его плечи распрямились, угодливая улыбка сменилась расчетливой гримасой, в глазах Нершира плескалась ненависть и ярость. Те годы канули в вечность, когда он мечтал служить великому Терхану. Слишком большой счет скопился у Нершира к своему королю. Но, не обладая мощью Терхана, его непревзойденным искусством бойца, советник нашел способ свергнуть короля. «Посмотрим, за кем будет последнее слово». Нершир ненавидел пресмыкаться, угодливо кланяться и выполнять чужие приказы.
        Медленно, но он верно шел к своей цели. Посадить зерно сомнений и дать надежду королю, который обладая абсолютной властью, был лишен самого главного, что делало мужчиной каждого дрейфуса. У короля не была наследника, сына, с которым бы он мог разделить бремя власти, того, в ком бы текла кровь Терхана. Видимо король и впрямь поверил древним легендам, что прибегнул к помощи духов зейны. От их присутствия становилось жутко. Монстры без собственных душ.
        Требующие не менее отвратительной платы. Собиратели душ… Нершир воздержался от общения с духами зейна. Именно он предложил королю задействовать Кархана, чтобы обрубить концы, дабы никто не знал в Дар Тане, каких союзников искал король. Ведь никто не должен был усомниться в силе Терхана. По крайней мере до тех пор, пока Нершир не подготовит почву и не завершит плести свой заговор. Нершир покинул городище. В полете к нему присоединился единственный сын. Нершир скупо улыбнулся. Он знал, что, не взирая на все свое могущество, Терхан завидовал ему, наблюдая, как сын советника из отрока превратился в мужчину, которым мог гордиться каждый отец.
        - Дертен… - Приветствовал он сына.
        - Нершир… отец… Два дракона опустились на черную смердящую землю. Город Дар Тан был виден как на ладони, однако никто не мог их подслушать. Даже шпионы короля не могли узнать, о чем говорил отец и сын.
        - Отправляйся к Кархану и привези сюда девушку, но чтобы никто не узнал об этом. И поговори с Карханом, намекни ему, что если он придержит язык за зубами, то получит награду, о которой мы говорили. Дертен тряхнул тусклыми как солома волосами. Его карие глаза были холодны и мертвы. На его счету было много преступлений. Он верой и правдой служил своему отцу. И тот не таясь, открыл перед ним карты.
        Нершир готовил переворот. Однако его страх перед Терханом был так силен, что он хитроумной сетью плел свою паутину, вовлекая в нее новые фигуры, желая одним махом поставить шах и мат королю.
        - Чем она важна? - спросил Дертен. - Ведь это только человек.
        - Ни одна из тех девиц, что мы доставили королю, не смогла зачать от него. Древние легенды утверждают, что девушки из миров кашры более к этому способны. - Безразлично объяснил Нершир. Судьба девушки была ему безразлична, но ей было суждено сыграть свою роль на его шахматной доске. Дертен задумался над словами отца. Наследник. Так вот в чем дело.
        Отец передавал знания сыну. И насколько не был могуществен Терхан, у него не было наследника.
        - Это будет удачный ход, девица отвлечет короля, а мы нанесем удар.
        - Как скажешь, отец. Дертен взмыл в воздух. Путь до логова Кархана был не близкий. И там его ожидал прохладный прием, для дружеской беседы они слишком ненавидели друг друга. Драконы никогда ничего не забывали. Дертен затаил обиду на Кархана уже давно… И только приказ отца, заставил Дертена смерить гордость, хотя дракон знал, придет тот день, когда он снесет голову Кархана прочь с головы.
        Глава 6
        Орки
        Эльвира проклинала все на свете - свое узкое неудобное платье, которое едва держалось за одну бретель, теплый плащ, без него было холодно, а в нем девушка чувствовала себя как в жаровне, но хуже всего пришлось ногам. Туфли нещадно натирали, а каблуки шпильки то и дело утопали в болотной жиже. Через пару миль девушка остановилась, размышляя, от чего она рухнет - от голодного обморока или же решит утопиться в болоте. Ведь до деревушки все еще оставалось несколько миль, в то время как Эльвира не могла больше ступить ни шагу.
        - Все в порядке? - нарушил тишину дракон. Калид обеспокоенно подошел к девушке.
        - Не думай, что я неженка, но я голодна, я умираю от жажды и мои туфли меня просто убивают! - Эльвира больно закусила губу, чтобы не податься истерике как накануне. Дракон не был виноват в ее бедах, а добраться до похитителей и выказать им свои претензии не представлялось возможным. Калид с трудом удержался от смеха, но вид девушки развеселил его.
        Дракон несколько минут задавался вопросом, как Эльвире удается сохранить равновесие, да еще так гордо вышагивать на этих ходулях. В Изолере женщины не издевались над собой и своими ногами.
        - К сожалению, придется потерпеть до деревни. - Пряча улыбку, заметил Калид. - Там ты сможешь поесть и сменить э… платье. Эль вздохнула. Ей было двенадцать лет, когда она пошла в поход с новым учителем физкультуры. Десять детей, двое взрослых - и сутки плутания в неизвестности, с рюкзаками за плечами, благо в удобных кроссовках. Потом, правда, учитель ушел с работы, когда родители в один голос требовали его увольнения. Эльвира перекинула сумку на другое плечо, не решаясь, сделать хотя бы шаг, с обреченностью взирая на болото. Калид замялся, неуверенно оглядел девушку.
        - Если ты хочешь, я могу понести тебя. - Предложил одалим, сомневаясь, что Эль примет его помощь. Девушка резко вскинула голову, подозрительно фыркнула, покосилась на туфли, которые утопали в болотной жиже.
        - А твои раны?
        - Они уже затянулись. К тому же не думаю, что ты много весишь. - Улыбнулся Калид, который был уверен, что без труда поднимет девушку одной рукой и едва это заметит. Эльвира, не взирая на усталость, задумалась над предложением мужчины, который мог запросто обратиться в дракона, а главное принадлежащего другому миру, но ведь только сила воли и упорство держали девушку на ногах.
        - Думаю, так действительно будет быстрее. - Пробормотала Эльвира. Калид бережно поднял девушку, стараясь держать ее на вытянутых руках. Но не дышать он не мог, хотя и пытался глубоко не вдыхать.
        Эль неожиданно хохотнула, представляя, как комично они выглядят со стороны. Девушка потянулась и обняла дракона за шею. Калид споткнулся и едва не разжал руки. Лицо Эль оказалось рядом, золотые глаза еще ближе…
        - Все в порядке? - прошептал дракон. Девушка посмотрела на вспыхнувшую вязь рун на лице. Накануне она успела изучить каждый символ. Калид резко остановился и отпустил девушку, едва не отбросив ее в сторону. Эль споткнулась, но удержалась на ногах.
        - Какого черта? - недовольно спросила она. Дракон указал на вязь рун.
        - Это пламя опасно для людей. Иероглифы отражали чувства одалимов, вспыхивая при сильных эмоциях. Огонь был безопасен для сородичей, но вот среди представителей смертных рас драконы всегда себя контролировали. Калид попытался сосредоточиться, как его учили еще в детстве, но иероглифы горели вне зависимости от его желания.
        - Они и накануне светились, когда я тебя зашивала и ничего, как видишь ни одного ожога.
        - Невозможно, - возразил дракон. Эльвира пожала плечами, страх перед мужчиной полностью отступил, девушка поняла, что Калид даже случайно боится покалечить ее. А так они далеко не уйдут! Эль сделала пару шагов и пока дракон не остановил ее, протянула ладонь и прикоснулась пальцами к вязи рун.
        Калид отвел руку, недоверчиво разглядывая чистую кожу без единого ожога.
        - Не понимаю… - искренне произнес он.
        - Что означают эти письмена? Дракон отвлекся от поглаживания кожи на внутренней стороне ладони девушки.
        - Принадлежность к роду, к клану… они есть с рождения. А затем в течение всей жизни появляются новые символы, которые говорят о достижениях одалимов, о характере, талантах. Эльвира высвободила ладонь, указала на иероглиф у основания шеи.
        - А этот что означает?
        - Черту характера. Девушка вопросительно приподняла брови.
        - Какую?
        - Милосердие. Эль чуть печально улыбнулась, отвела взгляд.
        - Так ты несешь меня? Или дальше мне придется добираться ползком? В этот раз дракон уже нормально держал девушка, не опасаясь причинить ей вред и не понимая, почему огонь не жег девушку и почему впервые в жизни он не мог его контролировать? Дракон ускорил шаг, едва не перейдя на бег, стараясь сбежать от новых чувств, которые горели сильнее драконьего пламени. Да и логово Кархана лучше покинуть как можно скорее, ведь одалим успел наследить там. А если сородичи темного дракона узнают о его поражении, поединка будет не избежать. Но сейчас Калид был легкой добычею даже для рядового воина! Бой поглотил почти всю его силу, остаток ушел на регенерацию.
        И в отсутствие солнца, которое никогда не проглядывало из-за черных туч и смога, нависших над Дар Таном, пополнить запас силы было невозможно.
        - Так что это за способы попасть в ваш мир?
        - Когда самоучка или легкомысленный маг путешествует по мирам, он оставляет за собой воронки, в которые может занести обычного человека. Выжить, да еще остаться в целостности почти невозможно.
        Также между мирами существуют незримые порталы. Некоторые открываются в определенное время, возможно раз в столетие. Или же при определенных условиях. По ним путешествовать безопаснее, нежели попасть в воронку. Ну забросить может в любые дебри. Эльвира задумчиво закусила губу. Ни слова о злобных духах. Ну не привиделись же они ей? «А может рассказать о тенях с холодными глазами?»
        - Так что это за мир? - решила прежде выяснить девушка. Ведь если верить словам дракона, домой ей суждено было вернуться не раньше, чем через несколько месяцев. Так что стоило лучше узнать, с кем или чем она может столкнуться в этом мире.
        - Изолера… Так называется наша земля. Она разделена на королевства драконов, эльфов, гномов, орков, людей, вольные леса, а также заповедные земли. Мы сейчас на землях темных драконов или дрейфусах, у власти находится король Терхан - один из самых могущественных и жестоких драконов порожденных в Изолере. Его власть почти безгранична. Остальные дрейфусы не уступают ему в вероломстве и жестокости, каждый из них мечтает о власти. Нам надо быть очень осторожными, чтобы без происшествий покинуть Дар Тан.
        - Ты ведь боишься не только за себя? - уточнила Эль, с содроганиям слушая о королевстве драконов, рисуя в воображении десятки и сотни монстров схожих с поверженным Карханом. Калид нехотя кивнул. В настоящем между Дар Таном и Тар Имо было перемирие. Это конечно не заставило бы встречных дрейфусов без боя отпустить его. Но вместо убийства, большинство дрейфусов довольствовались бы пленением дракона света и щедрым выкупом, который потребовали бы уплатить клан или магистрат, что и собирался сделать Кархан, пока Калид не разозлил его. А вот девушке было опасно оставаться в этих землях. Одалим колебался стоит ли говорить Эль правду.
        - Официально рабство в Дар Тане отсутствует, но по сути оно процветает. Люди в королевстве бесправны, они не могут покинуть эти земли без разрешения. Орки служат дрейфусам, зачастую они являются посредниками и торговцами живым товаром… в первую очередь девушками. Эльвира вздрогнула, что не укрылось от одалима, который уже пожалел, что начал этот разговор. Представление о рабстве девушка имела только из учебников по истории. Да тем пугающим публикациям в газетах и на телевиденье, от которых ночью было невозможно заснуть.
        А в подъезде внимательно присматриваешься к подозрительным субъектам, не забывая сжимать пальцами газовый баллончик или шокер.
        - И что с ними происходит потом? - прошептала Эль, уверенная, что ответ ей не понравиться. Любая молодая красивая девушка со временем превратится в зрелую женщину, а затем в немощную старуху.
        - … смерть. - Нехотя признался Калид. - Дрейфусы не ценят то, что имеют. Людей они презирают, считая низшей расой. А что касается женщин, они только часть интерьера. Если одна наложница… ломается, то всегда можно купить ту, что будет лучше. Богатое воображение Эльвиры продолжало рисовать страшные картины.
        В которых фигурировали монстры похожие на Кархана и невинные человеческие девы, смиренно принимающие уготованную им судьбу.
        - Это… так не должно быть, - прошептала Эль. Калид промолчал в ответ, не желая передавать сплетни, которые время от времени сотрясали Изолеру. Но редко какая наложница переживала год в неволе. Бегство и неповиновение каралось сурово, чтобы преподать урок тем, кто оставался в плену.
        - А ты представляешь для драконов особую ценность. - Добавил Калид, все-таки девушка должна была знать правду.
        - Почему? - прошептала Эльвира, хотя одна часть ее сознания не была удивлена подобным откровением. Похищать девушку из другого мира, чтобы пополнить гарем или закусить нерадивой жертвой слишком хлопотный процесс. - Что им надо от меня?
        - У темных драконов нет женщин. Все дети рождаются только мужского пола. Поэтому дрейфусам необходимы человеческие женщины, чтобы получить потомство. Девушек способных к рождению драконов называют хейли. Этот дар проявляется редко, а девы ценятся на вес золота. Эль внимательно посмотрела на дракона, который уже давно остановился и внимательно следил за ее эмоциями.
        - Пока я жив, я никому не позволю обидеть тебя. Девушка поежилась от слов «пока я жив», наконец-то осознав, что обещание дракон и впрямь собирался выполнить буквально. Мысль, что этот мужчина и впрямь может умереть из-за нее, заставила девушку заново осмыслить то положение, в котором они оба оказались на враждебных землях.
        - Это селение виднеется вдали?
        - … да.
        - Думаешь, люди не донесут о том, что видели дракона света?
        - Донесут, - согласился Калид, в очередной раз удивляясь, что девушка так быстро взяла себя в руки, - но я не собираюсь идти туда в таком виде.
        - Используешь морок, чтобы выдать себя за… дрейфуса?
        - Точно ничего не знаешь о магии?
        - У меня подруга повернута на фэнтези, от нее и набралась словечек.
        - Магия оставляет след, а проблему можно решить куда проще. Калид посадил девушку на валун, достал небольшую склянку с мазью, которую начал втирать в кожу, цвет кожи на глазах менялся с белоснежной на темно-коричневую. Эль сняла туфли, от которых все равно было мало толку.
        - Давай я помогу с крыльями. Калид который только приступил ко второй руке, отрицательно мотнул головой.
        - Отдыхай, сам справлюсь.
        - Ко второму пришествию, - пробормотала Эль. Дракон предпринял не одну попытку отказаться от помощи, но девушка настояла на своем. Калид и Эль - оба вздрогнули, когда девушка стала размазывать мазь по крылу, каждый сосредоточенно продолжил работу, стараясь не встречаться взглядами.
        - Ты говорил о Тар Имо, какое оно твое королевство и твои сородичи? - нарушила тишину Эльвира.
        - У нас всегда светит солнце. Никакой гари, смога, темных туч, скрывающих свет… Много строений из хрусталя и светящихся камней.
        Трудно описать рассвет или закат, это надо видеть.
        - А что у вас с рождаемостью? - с искренним интересом спросила девушка. Калид улыбнулся.
        - В Тар Имо нет людей и женщин других рас мы не похищаем, - решил все-таки уточнить одалим. - У нас соотношение драконов и дракен примерно одинаковое, так что проблем не возникает. Эльвира задумалась. Внешнее отличие между драконами бросалось в глаза, но судя по всему генетических отличий у них нет. Один вид, разделившейся в силу каких-то причин на две семьи.
        - А что у темных драконов никогда не было… дракен?
        - Исторические хроники не сохранили правдивых историй - одни легенды.
        - И о чем они повествуют? Калид тихо рассмеялся.
        - Никогда не встречал столь любопытного человека.
        - А это плохо? - Хмыкнула Эль. Отец всегда подшучивал, что его девочка не успокоится, пока не доберется до сути. И не важно, о чем шла речь о богословском споре или же бытовом вопросе.
        - Нет. Просто это качество скорее присуще драконам и эльфам. Мы всегда желаем все знать и докопаться до истины, а людей интересуют лишь собственные горести. Эльвира хотела возразить, но слова застряли в горле. С темной кожей и волосами, скрытыми письменами Калид был похож на поверженного врага.
        - Это всего лишь маскировка.
        - Я знаю. Дракон и девушка обогнули холм и вышли к селению. Не больше пятидесяти хижин были разбросаны без архитектурных изысков.
        Деревянные постройки, покосившиеся со временем. Рыбьи пузыри вместо стекол. Эль невольно отступила к Калиду. Мужчины взирали с неприкрытым страхом и ненавистью на дракона. Женщин видно не было.
        Возможно, они прятались по домам. Только кого они боялись своих мужчин или дракона, было непонятно. Небритые лица с щетиной, спутанные грязные волосы, грубая одежда и ремни, на которых висело оружие. Но как вскоре поняла Эльвира, страх мужчин был вызван группой вооруженных всадников. И это были не люди…
        - Орки выполняют функцию надзирателей для драконов. - Тихо пояснил одалим. Рассмотреть внимательно орков было невозможно, их лица скрывали татуировки, в то время как головы были начисто выбриты. Одежда более богатая, нежели у фермеров и торговцев. И устрашающее оружие. Эль не могла сказать, красивы были орки или безобразны. Они были другими - высокие с атлетическими фигурами. Они внушали ужас, и в то же время от них веяло силой. В носах у орков были вставлены железные кольца.
        - Как только юный орк совершает убийство, то ему вставляют в нос кольцо. Цвет зависит от того сколько у воина жертв. Калид не стал говорить, что среди десяти всадников только двоя, совершили меньше сотни убийств. Орки неприятные враги. Особенно эти из клана наемных убийц, готовые служить даже демонам за достойное вознаграждение. Калид придержал девушку за руку, когда Эль вырвалась вперед. Наемники помимо того, что изымали пошлины, доставляли наложниц в столицу Дар Тана. Калид не удивился, когда увидел, как два наемника волокли молодую девушку под руки. Привлекательная и юная. Она не вырывалась, со страхом и каким-то безразличием наблюдая за мужчинами, пленившими ее. Калид покосился на Эльвиру, отмечая, что она отличалась от местных жительниц. Слишком красивая и изысканная рядом с фермерской девчонкой. Ведь, невзирая на предупреждение Калида, Эль не сводила взгляда с орков, в котором не было присущей людям обреченности, скорее в янтарных глазах читался немой вызов. Схвати орки Эль, она бы голосила и вырывалась, а не смерено покорилась бы судьбе, подумал Калид. Рядом с орками и пленной девицей, шел
взрослый мужчина, судя по одежде один из фермеров.
        - Прошу вас, я заплачу пошлину. Дайте мне лишь неделю. Мой кум должен расплатиться со мной. Моя дочь, она невиновна. И у нее есть жених. Он отправился с караваном в Герби. И должен вернуться со дня на день. - Причитал фермер, не осмеливаясь поднять взгляд на орков.
        - Отстань, - рыкнул орк, - ты знаешь законы. Не можешь заплатить деньгами, платишь дочерью. И найди деньги, а то в следующий раз, ты и твоя жена наденете рабские ошейники. - Бесцветным голосом предупредил орк. Эльвира уже ненавидела этот мир, в котором женщины были лишь разменной монетой. А Калид назвал еще Землю темным миром. «У нас хоть девушек не хватают среди бела дня и не затаскивают в машины. Если конечно ты не псих и не маньяк…»
        - Пожалуйста помоги ей. Эль не переставала удивлять. Люди Изолеры заботились о своих семьях и детях, но чужаки им были безразличны, по крайней мере, так считал одалим.
        - Если я ввяжусь в бой - это привлечет внимание. - Предупредил он. Эль закусила губу. Она думала. Калид упомянул о рабстве, а значит, людей в этом мире покупали и продавали, не взирая на принятые законы.
        - Выкупи ее. - Посоветовала Эльвира, надеясь, что легенды о золоте драконов не миф. Девушка пыталась вспомнить сказки. Кто знает, может в них есть зерно истины, которое поможет ей выжить в Изолере.
        - Стой здесь, - предупредил дракон и направился к оркам, надеясь, что его обман с внешностью удаться. Предводитель орков тип с сапфировым кольцом едва кивнул ему. Орки никогда не отличались лицемерием. Они убивали, но не пресмыкались. И темные драконы знали об этом. Предводитель орков тем временем уставился жадным взглядом на Эльвиру, закутанную в плащ.
        - Она моя, - предупредил Калид.
        - Хорошенькая. - Заметил орк, жадно облизнув губы. - Если она надоест тебе, то я купил бы ее после. Калид поморщился. Редко, но драконы перепродавали своих наложниц, если могли заработать на этом. Орки, которые служили дрейфусам, чаще всего и выступали покупателями.
        - Не люблю делиться тем, что принадлежит мне. - Отрезал Калид ледяным голосом, которому позавидовал бы и король Терхан. Орк наконец-то различил сталь в голосе дракона и безразлично пожал плечами. Эльвира внимательно следила за разговором, который кажется сначала не задался. Однако спустя десять минут Калид и орк уже о чем-то оживленно разговаривали, потом ударил по рукам и связанную девушку приволокли к дракону. Калид расплатился золотом. Видимо, в пространственном тайнике много чего интересного, подумала Эльвира. Орки сели на лошадей, главарь замешкался рядом с Эль, окинул ее внимательным взглядом.
        - Уверен, дракон, что не передумаешь? - Уточнил он. - Я бы звонко заплатил за нее.
        - Езжай, орк. Эль плотнее закуталась в плащ, хотя уже взошло солнце, вернее его подобие и девушка просто задыхалась от жары. Но от взгляда орка ей стало не по себе. Мужчины, которые наблюдали за разговором, попрятались по домам. И на широкой площади остались только две девушки, дракон и местный фермер, который, однако, не осмелился приблизиться к дочери. Эльвира сорвалась с места. Она развязала тугие путы, которые оплели девицу. Десять мужиков, а связали пленницу, будто она могла порубить их на части. Калид подозвал мужчину.
        - Твоя дочь свободна. Фермер вытаращил глаза, несколько раз моргнул, покачал отрицательно головой.
        - Мне нечем заплатить, господин. - Уныло признался он, зная, что драконы ничего не делают без выгоды для себя.
        - Ты ничего не должен… хотя… - Калид внимательно оглядел мужчину. - Мне нужна помощь. Фермер, который прижимал неожиданно спасенную дочь к груди, побледнел при этих словах.
        - Найди фермера, который согласится продать мне лошадь. Я хорошо заплачу. И еще мне нужна еда в дорогу. И одежда для моей спутницы.
        И… все необходимые вещи для женщины. Пусть твоя дочь или жена помогут ей. Если управишься за час, то получишь еще звонкую монету.
        Хватит расплатиться с наемниками в следующий раз. Мужчина оторопело открыл рот. Черных драконов он ненавидел и знал, что им нельзя верить. Но предложение было слишком заманчивым.
        - Не беспокойся, господин. Все будет готово. - Пообещал фермер, стоило ему было увидеть золото монет. Фермер управился гораздо быстрее, чем за означенный час. Калид не стал скупиться и переплатил за старую лошадь, куль с одеждой и суму с едой. Дракон торопился покинуть равнины и укрыться в лесу. Для себя он не стал приобретать лошадь. И Эль вынуждена была признать, что бегал дракон почти также быстро, как летал. И вопрос кто еще больше устал - одалим, проделав весь путь на ногах или Эльвира, у которой была отбита вся нижняя часть поясницы? Девушка решила, что лошадь не самое удобное средство передвижения. Единственной отрадой была еда! Голодная Эль живала всю дорогу. Калид подумал, что стоит на следующей стоянке запастись большим запасом продовольствий.
        Девушка ела как черские гусеницы. Те объедали целые леса за считанные часы. Калид остановил пегую лошадь, когда Эль задремала на ней.
        - Уже стемнело, остановимся здесь на ночь, а утром продолжим путь. Девушка с радостью выдохнула и сползла с лошади на землю, не желая ступить больше не шага. Калид отвел кобылу и привязал ее к дереву, после чего быстро нарвал веток и листьев, из которых соорудил подобие лежака.
        - Ночи в Дар Тане холодные, так что перебирайся. Калид развел костер, используя спички. Эльвира разочарованно вздохнула, ей не терпелось увидеть проявление магии, из-за которой она оказалась так далеко от дома. Но кажется дракон прочел ее желание на лице.
        - Больно надо было, - буркнула девушка, отворачиваясь на другой бок. Калид тихо рассмеялся.
        - А ты забавная, Элаллин.
        - Как ты меня назвал? - девушка все-таки обернулась.
        - Эллалин - первая звезда, это в переводе с ворского, мертвого и почти забытого языка.
        - Красиво.
        - И привычней для Изолеры, нежели Эльвира. Девушка присела, спать ей уже перехотелось.
        - Бабушка едва не заставила мою мать поменять свидетельство о рождении, когда та назвала меня Эльвирой.
        - Почему?
        - Мама рассказывала, что долго не могла выбрать мне имя, ей все казалось, что оно должно быть необычным и редким. А в ночь перед моим рождением ей приснилась Эльвира - повелительница тьмы.
        - Кто?
        - Персонаж фил… книги, причем довольно своеобразный. Мама посчитала это знамением и назвала меня в честь этой героини. Бабушка всегда игнорировала мое полное имя и звала меня Эли. А с легкой руки отца и его друга я превратилась в Эль - это такой напиток. Девушка стала рассказывать о своем мире, о машинах, самолетах, о техническом прогрессе, который и без магии делал жизнь комфортной.
        Дракон слушал с возрастающим недоверием. Ведь в его представлениях люди были не способны на подобные открытия и изобретения. Эль несколько раз зевнула, постепенно теряя нить повествования, проваливаясь в сон. Калид подошел к заснувшей девушке, поправил плащ. Присел на землю и прислонился спиной к дереву. Дракон долго ворочался пока заснул, ведь ему слишком о многом надо было подумать.
        В том числе и о новом символе в магической вязе на коже. А также о своей подопечной. Появившаяся было улыбка быстро угасла, когда одалим подумал о том, что не стоит привязываться к человеческой девушке. Между человеком и драконом была пропасть, которую никогда и никому не преодолеть. К тому же Эль желала вернуться домой, в мир, где драконам не было места…
        Глава 7
        Разбойники
        Эльвира потянулась. Запах жареного мяса щекотал нос. Девушка с радостью уставилась на зайца на вертеле. Дракон сидел рядом. Он уже успел смыть грязь, и сейчас его кожа мерцала под тусклыми лучами солнца. Эль подумала, что к его внешности невозможно привыкнуть, он был прекраснее скульптуры Давида. Жаль, подумала девушка, что такой мужчина не встретился ей в настоящем мире.
        - Я приготовил полотенце и мыло. Пока готовится завтрак, можешь искупаться. Ко всем достоинствам, а Эль составила уже целый список, прибавилась еще забота.
        - Только далеко не уходи, - вслед крикнул Калид. - В лесу может быть опасно. Эльвира помахала на прощание, скрывшись поспешно за деревьями.
        Вода в озере была чистой и прозрачной, девушка наклонилась, чтобы поймать свое отражение.
        - О боже, - простонала Эль. Прическа растрепалась еще в первый день, так что волосы напоминали гнездо, тушь растеклась, а синяки под глазами придавали больной вид. В сумке оказалось мыло, пахнущее травами и деревянный гребень.
        Девушка посмотрела по сторонам, до стоянки было недалеко, в случае нежданных гостей Калид услышит ее крик. Эль скинула одежду и вошла в прохладную воду, прикрыла от удовольствия глаза и поплыла. Это было настоящее блаженство. Эльвира любила воду и могла плавать часами.
        Летом в деревушке у бабушки ее часто называли дельфином. Заставить ее вылезти из реки было невозможно. В городе девушка скучала по воде, а бассейн был лишь слабой пародией настоящего простора.
        Девушка обильно натерла тело мыльной пеной, а волосы вымола трижды.
        Гребень из неизвестной породы дерева оказался ничуть не хуже расчески, и каждый волос был расчесан не менее сотни раз. С одеждой дело оказалось намного сложнее. Платье не подходило по размеру. Оно едва прикрыло грудь, а в талии было широким. Пришлось изобрести пояс. И внести новые детали. Хотя черный цвет очень шел Эль, что нельзя было сказать о краснощекой девице, с чьего плеча платье было одолжено. Эль достала косметичку и сделала легкий макияж. Ей хотелось выглядеть хорошо и вовсе не для дракона…
        - Привет! Незнакомый голос заставил девушку испуганно подскочить на месте.
        Пудреница упала, но не разбилась. Эльвира резко обернулась и выдохнула. Перед ней стоял мальчишка лет двенадцати. Он был похож на человек. Однако светлая кожа, заостренные уши и зеленые волосы говорили, что это не человеческий отпрыск. Эльф?
        - Привет, - неуверенно ответила Эль. Пока это было единственное слово, которое она выучила на изолерском языке. Мальчик улыбнулся, хотя его глаза оставались настороженными.
        - Ты очень красивая, но в этих лесах опасно. Лучше уходи, пока тебя не нашли. Эль не различала слов, но услышала предупреждение. «Да, в этой Изолере, куда не плюнь всюду угроза». Девушка различила шорох и отвернулась от мальчика.
        - Все в порядке? Тебя долго не было. - Сообщил Калид, который обеспокоенный отсутствием своей подопечной отправился на ее поиски. Эльвиру удивленно осмотрела поляну, мальчик исчез.
        - Он же только был здесь, - прошептала девушка.
        - Мальчишка - полукровка? - уточнил дракон. - Он ушел, когда почувствовал мое приближение.
        - Полукровка? Калид вздохнул, а он уже за ночь и забыл, что Эль желает все знать.
        - Получеловек - полудриад. - Пояснил дракон. - А ты сегодня не голодна? - подначил он, переводя тему. - А то заяц ждет дегустации. Эльвира фыркнула, повесила сумку через плечо.
        - Еще бы стаканчик настоящего кофе, - мечтательно произнесла девушка, - и можно жить.
        - Кофе не обещаю, но бодрящий напиток из трав есть. Через десять минут наблюдая, как Эль сочна объела каждую косточку, Калид решил, что самый лучший способ закрыть девушке рот, дать ей еду.
        - А ты что не голоден? - уточнила Эльвира, умяв уже треть зайца.
        - Я перекусил. Девушка распахнула глаза, поморщила нос, вспомнив о второй ипостаси Калида. Пойди прокорми белоснежного гиганта, который скорее всего ест живых неразделанных барашек и козликов. Калид искренне рассмеялся, покачал головой. Но не сразу сумел выдавить несколько слов, давясь смехом.
        - Драконы не едят сырое мясо. Достигая жертву, мы изрыгаем пламя.
        Но для человека, пожалуй, это будет излишне прожарено. Но если хочешь в следующий раз оставлю тебе кусочек. Девушка поспешно открестилась от предложения и молча доела зайца.
        - А в Изолере много полукровок?
        - Нет, не очень. - Дракон решил пояснить. - Каждая раса ведет довольно замкнутый образ жизни. Исключение, пожалуй, торговцы и любители приключений. А другие мирные народы, не то чтобы недолюбливают друг друга, но все же не доверяют. И не желают родниться. Смешанные браки очень… очень редки. И они не приветствуются. Чаще всего подобные пары вынуждены вести отшельнический образ жизни. А их детям намного трудней определиться в жизни. Благо если одна из сторон согласна принять ребенка… - Дракон кивнул на озеро. - Мальчика, которого ты видела, постигла худшая судьба. Он изгой. Рожденный вне брака. Магические способности он унаследовал от матери. А это значит, что дриада разделила ложе с человеком. А когда пришло время родов, то ребенка в таких случаях или оставляют в лесу или же отдают отцу. Но опять же не факт, что отец оставит сей плод. Клеймо изгоя останется с ним до смерти. - Глухо закончил Калид.
        - Но почему дриады не примут его? - сделав несколько глотков пряного напитка, спросила девушка.
        - Для них он человек…
        - А для людей он дриад, - закончила Эль. - Это неправильно. И жестоко.
        - Разве в вашем мире не так? Эльвира покачала головой, размышляя о судьбе мальчика с заостренными ушами.
        - Ничего не стоит на месте, люди развиваются и не только совершая открытия. Да, у нас тоже было рабство и детей от смешанных браков считали более недостойными… - Призналась Эль, не желая обелять свой мир. Но желая расставить все по своим местам, продолжила объяснения. - Еще несколько столетий назад, наш мир назывался темными веками. И наверно чем-то был похож на ваш. Насилие, жестокость и законы, которые подчинялись лишь тем, кто стоял у власти. Но на смену темным векам пришло просвещение. И люди стали другими… Я не хочу сказать, что сейчас у нас нет убийств, войн или геноцида. Но есть добро, любовь, жертвенность. И хороших людей намного больше, нежели злых… Иногда я думаю, что людям надо время… Калид едва прислушивался к словам девушки, слушая ее чуть хрипловатый, довольно низкий голос, разглядывая при свете дня черные волосы, отдающие синевой и чистую кожу к которой хотелось прикоснуться.
        - Нам не стоит терять время. - Прервал размышление Эль дракон. - Собирайся, а я сполосну тарелки. Калид окунулся в реку, не снимая одежды. Несколько рывков и одалим выбрался на берег. Дракон всю ночь искал объяснений свечение вязи рун и кажется очередная гипотеза была самой правдоподобной. Но почему человек? Калид не был предвзят к этой довольно молодой расе.
        Но к сожалению драконы могли полюбить лишь раз в жизни…
        - У нас сохранились легенды об эльфах, гномах, леприконах, русалках, друидах и даже драконах. Боже, этот список бесконечен…
        Но этих существ больше нет. А те, кто называет себя экстрасенсами и колдунами. Их чаще высмеивают, нежели верят им. - Закончила Эль объяснения.
        - Но магия в вашем мире не пропала. - Возразил Калид. Первые пол часа одалим хранил молчание, но девушка умудрилась опять втянуть его в беседу. - Это в принципе невозможно. Магия управляет мирами.
        Исчезни она, миры падут. В Академии мы изучали твой мир. Когда-то Земля действительно был населен магическими существами, но люди принялись истреблять тех, кто не мог защитить себя. Людей было слишком много, поэтому те, кто выжил, ушли из вашего мира. Остались лишь единицы. Некоторые скрыли свою истинную сущность, другие проживают в таких дебрях, что к ним невозможно попасть.
        - Хочешь сказать, что у нас до сих пор есть маги и волшебство? - не поверила Эльвира и остановила лошадь. Калид искренне вздохнул.
        - Да, в вашем мире точно все неблагополучно, если человеческая ведунья сомневается в магии и в своей силе.
        - Чело… кто? - не поверила девушка, а потом вспомнила сон, который ей приснился в первую ночь в этом мире. Бабушка, через столько лет приснилась впервые. И она говорила о даре, от которого не убежать.
        Как и не уйти от судьбы. Почему-то Эль никогда не верила, когда в деревушке бабушку называли то ведьмой, то знахаркой. А ведь она лечила людей. К ней приезжали со всей округи. Отец считал, что это все глупости. Как без образования можно заговорить болезнь? Эльвира покосилась на крыло дракона. Она и шить толком не умеет, а крыло на удивление срослось правильно.
        - В твоем роду были ведуньи? - спросил Калид, хотя и так знал ответ.
        - Моя бабушка. - Прошептала Эль, чувствуя, как пересохло в горле.
        - И давно она умерла? - проницательно спросил одалим.
        - Шесть лет назад.
        - Это называется передача дара. В вашем роду скорее всего он передавался по женской линии. После смерти твоей бабки, ты отказалась от дара. И он как бы завис в воздухе. Ведь и исчезнуть он не мог. Если бы ты не приняла его, то он дождался бы появления твоей дочери.
        - Я могу лечить людей волшебными словами? - недоверчиво уточнила Эльвира. Калид рассмеялся.
        - Не думаю, что стоит все воспринимать столь буквально. - Встретив серьезный взгляд девушки, дракон перестал смеяться. - Ведуньи прибегают к простейшей магии, но чаще лечат травами, ну максимум заговорами на воде. «А ведь я знала, всегда знала, что со мной что-то не так. Но не может быть у человека такая интуиция. А сколько раз в лотерею мне везло?»
        - Это дар, Эли, - мягко проговорил Калид. - Не стоит от него бежать.
        - Пару дней назад я не верила в магию. Думаю, мне понадобиться какое-то время, чтобы признать, что она всегда существовала в моей жизни. А я не желала увидеть чуда. Калид машинально протянул ладонь, чтобы успокоить девушку. Но благо она задумчиво отвернулась и не заметила его жеста. Калид тряхнул головой, не зная как избавиться от наваждения. Лошадь нехотя шла по темному лесу. Высокие кроны скрывали свет, создавая вечный полумрак. Калид вел недовольную лошадь под узды.
        Дракон пожалел, что это не эльфийский конь, тот не знает усталости и страха, а фермерская скотинка шарахалась от каждого звука, коими был полон лес.
        - Калид, а почему некоторые вещи из моего мира здесь изменились. - Вспомнив о плеере, который нашелся в безразмерной сумке, спросила девушка.
        - Те вещи, которые не имеют аналогов в другом мире, меняются, чтобы не вносить неразберихи.
        - А как же зажигалка? Ведь ты использовал спички.
        - Гномы давно научились высекать огонь с помощью горючих веществ.
        Но мои спички тоже не просты.
        - Кто бы сомневался, дракон, - подначила Эль. Сидя верхом на лошади, девушка едва поравнялась в росте с драконом, который был выше двух метров. Девушка то и дело искоса посматривала на одалима, отмечая его стать и силу, а также необычное тепло, которым от него веяло. Какой-нибудь дракене повезет отхватить такого мужчину, Эль вздохнула, по крайней мере она будет к тому времени в своем мире и не увидит этого.
        - Почему ты бросил вызов темному дракону? - поколебавшись, уточнила Эльвира. - Ты можешь не отвечать… - Добавила девушка, - но это не праздное любопытство. Просто не думаю, что ты сторонник насилия и убийств. - Эль промолчала о том, что она не проявила бы благородства к павшему Кархану. Он не заслужил огненного погребения за все преступления, что совершил. Молчание затянулось. Видимо, дракон решил воспользоваться предложением девушки, и молчал. Эль уже забыла о вопросе, прислушиваясь к незнакомым звукам леса.
        - Кархан убил мою мать в последнюю войну… - Нарушил тишину Калид. Эль вздрогнула. Она сама потеряла родителей несколько лет назад. Так, что эта боль была ей знакома. - Дракены редко становятся воинами. Они предпочитают домашний уют и редко покидают свои дома.
        Но моя мать всегда презирала правила и традиции… Отец сначала не смог защитить ее, а затем не стал мстить. Он сказал, что это не вернет его жену… Потом он ушел за ней.
        - Куда ушел? - шепотом спросила Эльвира, не отводя взгляда от дракона.
        - Драконы могут прожить вечность. Умереть мы можем только в бою.
        Но порой когда жизнь наскучила или кто-то из пары умирает, то мы можем уйти. - Грустно объяснил Калид. Он остановился и теперь смотрел на девушку.
        - Умереть? - уточнила Эль, которая любила во всем точность.
        - Скорее это добровольный акт ухода из мира, а по сути та же смерть. Эль задумалась, значит драконы редко жили в мире, хотя, как же это глупо, решила девушка, иметь вечность и рисковать ею.
        - Когда это произошло?
        - Несколько веков назад.
        - А сколько тебе лет? - испуганно спросила Эльвира, думая о своих несчастных двадцати двух прожитых летах. А ведь она решила, что дракон едва ее намного старше. Он выглядел максимум на лет двадцать пять.
        - Идет тысяча сто двадцать первый год. Эль покачала головой, но сказанная цифра не укладывалась в ее голове. Это просто невозможно! Столько жить.
        - И шесть веков не знать покоя и желать мести? - горько спросила Эльвира.
        - Драконы мыслят по-другому, нежели люди. Я знал, что как только обрету силу, способную противостоять Кархану, то брошу ему вызов. Но это не было навязчивой идеей. Я мог годами не вспоминать о темном драконе.
        - Понятно…
        - Готово? - С надеждой спросил Калид, покосившись на девушку. Эль только рыкнула в ответ. Ей повезло, что она не успела вытащить из сумки небольшой альбом с точившемся карандашом. Ее знакомый - владелец галереи обещал устроить девушке персональную выставку, конечно, как только она закончит свои полотна. Времени, правда, почти не было, так как она взялась рисовать комиксы. Зарабатывать то на жизнь было надо. И хотя деньги легко приходили, улетали они так же быстро.
        - Еще немного. А то ты как туристы на пляже, хочешь за пять минут получить стоящий портрет.
        - Что за туристы?
        - Не важно. Поверну голову обратно! - приказала Эльвира. Калид замолчал, понимая, что у каждого свои тараканы в голове.
        - Ну вот готово. Только учти, у меня было мало времени. Так что это скорее зарисовок… Калид выхватил альбом из рук сопротивляющейся девушки. Судя по всему к своему увлечению она относится слишком серьезно. Даже если она пририсовала ему рога, он воздержится от критики. Хотя разве можно в двадцать два года быть хорошим художником? Люди и те выставляют свои работы на обозрение публики не ранее, нежели им исполнится сорок лет. Дракон редко заглядывал в зеркало. И как гласит пословица, порой мы видим себя несколько по-другому, нежели те кто окружают нас.
        - Жаль, что у меня нет красок. Хотя изуродовать твою внешность все равно сложно. Надо быть полным бездарям. Калид с удивлением взирал на портрет молодого одалима. Пока до его ушей не дошел смысл сказанного. Люди из дружеских королевств ненависти к драконам света не испытывали, но и не считали их привлекательными, но вот Эльвира была явно другого мнения. А может рискнуть, подумал дракон. Не взирая на табу и запреты, всегда можно найти выход, тем более что огонь не был опасен Эль. Было вспыхнувшая надежда, тут же угасла, когда Калид пролистал альбом со странными героями с яркими шевелюрами и явно не человеческой внешностью. Даже дракон, привыкший к расовому разнообразию Изолеры, не мог ни подивиться на некоторых персонажей.
        - Это мои зарисовки к комиксам. Ну, историям о супер героях. - Поймав непонимающий взгляд дракона, Эль пояснила. - Когда обычный человек попадает под метеоритный дождь или его укусил паук мутант. И человек приобрел сверх способности. Иногда магического толка или физические свойства. Я рисую комиксы для детей. Но есть и взрослые, которые увлекаются ими и даже коллекционируют такие книги… Между прочим, у меня есть уже сотня идей, как можно использовать знания о вашем мире. Люди любят истории о драконах.
        - Если получится, попытаюсь найти тебе краски и бумагу.
        - Это не обя… спасибо. Эльвира улыбнулась. Когда Калид возвращал альбом, оттуда выпала фотография молодого человека. Дракон не без любопытства посмотрел на парня.
        - Кто это? Эль грустно улыбнулась. Да ее родители были мертвы, так что они сейчас не звонили в полицию и в морг, пытаясь отыскать пропавшую дочь. Так что этим сейчас занимался скорее всего Макс. Эльвира старалась не думать о том, что подумал Максим, когда звонок прервался, а она исчезла. Пусть по крови они не были родственниками, но Максим был братом и сейчас он явно сбивался с ног, пытаясь ее найти. Если бы не это Эль не стремилась как можно скорее вернуться домой. Первый страх от знакомства с новым миром прошел. Теперь он вызывал не только страх, но и любопытство.
        - Максим… мой… кровный брат, - уголками губ улыбнулась девушка.
        - И он не знает, что с тобой…
        - Да… Единственное что во всем этом радует, что у него есть невеста. И если случится… в общем если я не вернусь, то Аня будет с ним рядом… У них свадьба через три месяца. И последнее что я бы хотела, чтобы они ее отменили из-за меня. На поляне воцарилась тишина. Калид хотел бы найти слова утешения.
        Но уединение было прервано появлением мальчика дриада. Эльвира помимо воли улыбнулась, пряча фотографию Максима в альбом. Паренек стоял в отдалении и с неприкрытым любопытством рассматривал девушку.
        - Ты позволишь подойти к вашему костру? - обратился он к дракону. Калид жестом пригласил мальчика присоединиться к ним, не понимая, почему паренек весь день шел за ними. Дракон не чувствовал опасности от полукровки, но ведь не просто так он преследовал их.
        - Я слышал ваш разговор, но, к сожалению, этот язык мне неизвестен. Меня зовут Енму. Ты можешь ей перевести, дракон?
        - Мальчик хочет познакомиться с тобой. Говорит твоя аура ему незнакома. Он спрашивает, из какого мира ты прибыла. - Перевел Калид.
        - А почему он тебя не боится? - Все еще несмело улыбаясь необычному пареньку, спросила Эльвира, желая прикоснуться к необычным волосам, которые оказались более темными, нежели в первую встречу. - Ведь мы еще на землях драконов.
        - Ни один дрейфус не стал бы выдавать себя за одалима. - Улыбнулся Калид. - Да и интуиция у детей леса очень развита. Мальчик говорил на языке дриад. Эль позавидовала дару драконов понимать любой язык.
        - Я родился в этом лесу. В ночь тумана я был зачат на свет. Калид переводил разговор слово в слово. Лишь порой он вставлял собственные объяснения.
        - Ночь тумана это одна ночь в десять лет. Дриады водят хороводы, поют песни. Они не скрываются в чаще лесов от людей. И любой человек, который сможет пленить дриаду может потребовать у нее плату. Одно желание, которое дриада обязана выполнить, конечно, если это в ее магических силах. Чаще просят удачу в охоте, лук, не знающий промаха, навыки следопыта. Но иногда мужчины желают провести ночь с дриадой… Так как есть поверье, что разделив ложе с лесной девой, мужчине всю жизнь будет сопутствовать удача во всех его начинаниях. После рождения мальчика, мать подбросила его отцу… Улыбка сползла с лица Эльвиры, по мере повествования дракона.
        Девушка с печалью смотрела на мальчика, который с раннего детства был покинут матерью.
        - Это грустная история, - пробормотала Эль. Калид тоже не нравилась это сторона Изолеры. Но дракон уяснил еще много столетий назад, что добро и зло дополняют друг друга. И что является дикостью для одного народа, для другого привычная обыденность. И тот, кто начинает судить, может с легкостью перейти грань и решить начать вершить справедливость. По сути, уподобляясь тем, против кого восставал. Эльвира понимающе кивнула.
        - В чужой монастырь со своим уставом…
        - Енму приглашает нас в свой дом. - Пытаясь отвлечь девушку от ее мыслей, перевел Калид. Эль пожала плечами, не зная, что ожидает ее в доме мальчика, отец которого потребовал своеобразную плату от плененной дриады. Девушка перевела взгляд на Калида. Рядом с ним она чувствовала себя в безопасности. Эль не сомневалась, что дракон, не задумываясь, станет на ее защиту, даже рискуя собственной жизнью. И от осознания этого, где-то в глубине души Эльвиры становилось тепло и радостно.
        - Что? - спросил дракон, поймав странный взгляд девушки. Эль чуть грустно улыбнулась и покачала головой.
        - Ничего. А решение принимай сам. Мальчик - дриад шел впереди своих гостей. В одночасье из беззаботного ребенка он превратился в охотника и следопыта, в юного мужчину, который казалось, нес тяжелый груз на своих хрупких плечах.
        - Зачем ты принял приглашение Енму, если не доверяешь ему? - проницательно спросила Эльвира, желая нарушить затянувшуюся тишину, от которой ей было неуютно.
        - Отец мальчишки разбойник и контрабандист. - Спокойно сообщил Калид, как будто это было привычным делом - идти в логово разбойников. Эль вызывающе фыркнула. И дракон невольно улыбнулся. - Не думаю, что он нападет на нас. Если не совсем глуп. В чем я сомневаюсь, если ему удалось поймать дриаду. - Заметив, что легкая улыбка сошла с лица девушки, дракон перевел тему, решив не упоминать по возможности о дриадах и ночи тумана. - Енму знает все тропы в лесу, что поможет нам сократить дорогу, если мы убедим его стать нашим проводником.
        - Но тебя что-то смущает. Калид промолчал, не желая пугать девушку. За несколько дней она и так увидела самые отвратительные стороны Изолеры. Но укрывшись в лесу, они не скрылись от проблем, которые могли их настигнуть в любой момент. К тому же даже в лесу вдали от темных драконов, оставалась одна неразрешимая проблема. Одалим покосился на черноволосую спутницу. Она была красива не только для человека.
        Положа руку на сердце, Калид был готов признать, что Эльвира могла занять место на пьедестале признанных красавиц Изолеры. Главенство среди которых занимали эльфийки. Внешность Эльвиры была необычной.
        Девушка могла стать желанной добычей не только для темных драконов.
        Разбойники, работорговцы, орки… Каждый из них воспользовался бы шансом заполучить ее. Енму тем временем привел гостей к стоянке. Калид беглым взглядом охватил логово разбойников, отмечая отсутствие женщин и детей. Это наблюдение заставило одалима занервничать. Двадцать мужчин бесстрашно рассматривали Эльвиру. Калид сжал кулаки, но сохранил на лице безразличное выражение.
        Навстречу гостям вышел высокий мужчина. Эльвира невольно ответила улыбкой на приветствие разбойника, хотя он скорее рассмешил ее, нежели напугал, чего однако девушка не решилась показать. Родос был красив по меркам любого мира. И опасен. Енму оказался рядом с отцом и прошептал ему несколько слов на ухо.
        Тот громко рассмеялся и отправил мальчишку чистить добычу и готовить пищу, не сводя, как и все его люди взгляда с девушки. Однако Калид уже не заметил этот пристальный взгляд. Так как сам он следил за Енму. Мальчик горько усмехнулся и исчез. Дракон догадался, чем было вызвано приглашение полукровки - он надеялся получить помощь. Но, к сожалению, Калид ничем не мог помочь мальчику, как бы он этого не желал.
        - Что случилось? - спросила Эльвира, заметив, как изменилось лицо одалима. Калид печально улыбнулся, понимая, что девушке точно не понравится, что он скажет.
        - Родос оставил мальчишку, зная, что дети порой наследуют способности матерей. Уже в пять лет мальчик никогда не приходил с охоты с пустыми руками. Енму может разговаривать с лесом. Всегда знает, где искать добычу. Даже редких животных, чей мех и кости очень ценятся. Не говоря уже о караванах купцов. Лес доносит до мальчика их голоса… - Калид замолчал. - Родос заставил Енму в детстве принести ему клятву. Теперь мальчик обязан служить ему, пока отец не освободит его. Но этого никогда не произойдет. По крайней мере до тех пор, пока Родос жив. Так что мальчик скорее раб нежели сын. Эль удалось сохранить улыбку на устах. Хотя ей хотелось плюнуть в довольное лицо разбойника. «Здесь есть хоть один нормальный человек, кроме дракона?», едва не прокричала девушка. Эльвира по-новому взглянула на Калида. Честен, благороден, добр.
        Как ему удается сохранить свои принципы, когда вокруг бродят одни маньяки и убийцы, гадала девушка. Конечно и в нормальном мире Эль ловила заинтересованные взгляды, даже незнакомых мужчин, но никогда на нее не смотрели как на вещь, которую можно купить, предложив достаточную плату. Дракон, орк, а теперь разбойник то ли не видели в женщине человека или же принимали Эль за фермерскую дочку, которая смиренно примет уготованную судьбу.
        - Енму привел нас в лагерь, надеясь, что мы поможем ему. - Одалим поймал взгляд девушки полный надежды. - Боюсь, это не в моих силах, - нехотя признал Калид. - Енму сделал отца богатым. А от золотой жилы никто не откажется. Наигранная улыбка сошла с лица Эльвиры. Она хмуро разглядывала довольное лицо разбойника, не понимая проявленной жестокости по отношению к собственному сыну. И гадая, как мальчик вырос со светлой душой, проведя детство в лесу, в логове разбойников. Родос не заметил, что гостья не разделяет его веселья. Разбойник принялся осыпать Эльвиру комплиментами, пока дракон не объяснил, что девушка не знает всеобщий язык, а он еще не сошел сума переводить этот бред. Родос махнул рукой, и остальные разбойники разбрелись по лагерю, игнорируя гостей. Калид нахмурился, время от времени, бросая беглые взгляды на Енму. Мальчик то и дело получал подзатыльники и мелкие поручения от взрослых мужчин. В иерархии разбойников он занимал низшую ступень. Грязная кровь дриады была сильнее заслуг Енму, вклад которого превышал достижение других разбойников. Родос выпил пару чарок, наслаждаясь обильным
ужином. Эльвира отказалась от вина, в памяти был жив вечер в ресторане, после которого девушка оказалась в чуждом мире. Калид почти весь вечер хранил молчание, отвечая односложно на вопросы разбойника. К пище он не притронулся, нарушая законы гостеприимства. Но Родос благоразумно воздержался от недовольства.
        - Завтра Енму проводит вас и укажет дорогу. Вам не придется плутать по лесу две недели. - Родос ухмыльнулся, продемонстрировав два золотых зуба. - Конечно, вам это обойдется в звонкую монету, но ведь вы спешите.
        - Не беспокойся о цене. - Отрезал Калид. Родос расхохотался.
        - Да уж слышал, бедных драконов не бывает. Поговаривают, что вы можете колдовать золото. - В глазах разбойника блеснула неприкрытая жадность. Он выжидающе посмотрел на дракона. Будто ожидал, что тот откроет ему секрет философского камня.
        - Враки. - Возразил Калид.
        - Жаль… - Атаман взглянул на Эльвиру, которая задумчиво пыталась разгрызть жесткое мясо. - Если ты уступишь мне ее на одну ночь, то я уменьшу плату. - Предложил Родос. Калид резко распрямился.
        - Она моя. - Отрезал дракон, не желая вступать в объяснения, что Эль свободна и она сама вправе распоряжаться своей жизнью.
        Контрабандист и разбойник не поймет эти тонкости. К тому же Калид не мог ответить самому себе, почему его так разозлило предложение разбойника. Но дракон с трудом взял себя в руки, чтобы не наброситься на разбойника и не украсить физиономию Родоса синяками и гематомами.
        - Разве драконы света выбирают человеческих девушек в наложницы? - усомнился разбойник, подавшись вперед.
        - А разве можно устоять перед такой красотой? - в тон разбойника спросил дракон. Родос притворно вздохнул.
        - Жаль… - Пробормотал он.
        - Неужели? На твоем месте я бы не сомневался, что драконы света, как и земли не делятся тем, что принадлежит им.
        - О, я никогда недооцениваю своих друзей и … врагов, - ухмыльнулся Родос. Разбойники спали под открытым небом в небольших нишах, которые образовывались в корнях деревьев. Родос указал на удобную и глубокую нишу.
        - У нас не королевское ложе, так что не обессудьте. - Не пытаясь скрыть усмешку, обронил разбойник. - Что-то не так? - проницательно уточнил Родос. «Да», хотел ответить Калид, но промолчал. Дракон понимал, что Родос не поверил в историю с наложницей. И желал или получить подтверждение словам гостя или уличить его во лжи. Калид покосился на девушку, которая перевела вопросительный взгляд с разбойника на дракона. «Что случилось?», едва не сорвалось с губ девушки, Калид отведя взгляд, нехотя объяснил.
        - Нам придется лечь в одну нишу. Дракон прошептал фразу, так что Эльвире пришлось напрячь слух, чтобы различить слова, сказанные одалимом. Девушка вздрогнула и пытливо взглянула на дракона, пытаясь увидеть в его словах тайный подтекст, но затем взгляд Эль скользнул по довольному и насмешливому лицу Родоса. Интуиция подсказала девушке, что ситуация может разрешиться тремя способами. К недовольству разбойника Эльвира примет предложение дракона и ляжет спать с ним в одну нишу или же воспылает взаимной страстью к Родосу и составит ему кампанию, или завяжется сражение, когда Эль заявит о желании провести ночь в одиночестве… И тогда будет много убитых. Хотя возможно Калид проявил бы милосердие и ограничился бы нанесением тяжких увечий, но… Девушка не хотела возвращаться домом с грузом за плечами.
        Изолера была чуждым миром, в котором царили свои правила. И убийство разбойников не принесло бы покоя и так беспокойной душе девушки.
        - Тебе не обязательно соглашаться, - хмуро продолжил Калид, который обдумав предложение Родоса был готов отвергнуть его. - Они не смогут причинить нам вреда…
        - Я знаю, - согласилась Эль. Умолчав о том, что разбойники не могут похвастаться тем же. А наблюдая вечер за Родосом, Эльвира знала, что он без угрызений совести пожертвует своими подчиненными ради достижения цели, если увидит хоть одну лазейку для себя.
        - Это всего лишь одна ночь. - Пожала плечами девушка и направилась к нише. Родос рассмеялся, но отступил, не забыв пожелать дракону весело провести время. Калид в ответ опустил плетенную сетку, которая скрыла лагерь разбойников. Ниша была не широкая. Два человека в ней разместились бы без труда. Но не дракон и человек. После нескольких попыток удобно лечь, Эль каждый раз оказывалась лежащей на крыле дракона. Эль потянулась, чтобы встать.
        - Не надо, так пойдет. - Остановил девушку Калид.
        - Тебе удобно? - не поверила Эльвира, которой было приятно ощущать горячую кожу дракона, а не холодную землю под собой.
        - Пойдет. - Скупо отрезал одалим, понимая, что в эту ночь он едва заснет. Через тонкую ткань платья, дракон чувствовал каждый изгиб тела девушки. Волосы Эль пахли травами. Калид тряхнул головой и закрыл глаза, стараясь думать о ситуации, в которую он попал, а не о лежащей рядом девушке. Эльвира долго ворочалась, пока удобно устроилась. Голову она положила на грудь дракона, обхватив одалима левой рукой. Калид едва не выскочил из ниши. Его тело напряглось. А затем дракон почувствовал горячее дыхание девушки на груди. Она спала! Взяла просто и заснула. Как будто одалим был удобной подушкой. Калид тихо рассмеялся и покачал головой. Девушка влекла его. Она была необычной. С одной стороны она не была похожа на дракен, но и в ней было мало от людей. Калид в последние дни ловил себя на мысли, что ему хотелось прикоснуться к девушке, узнать какова ее кожа на ощупь. Но сейчас, когда частично желание одалима исполнилось, единственное, что он позволил себе, это провести рукой по волосам девушки, которые рассыпались по его крылу. Калид закрыл глаза, понимая, что это не спасет его от вынужденной близости с
девушкой.
        Одалиму предстояло провести нелегкую ночь. Но, кажется, он был единственным, кого это волновало. Калид не в первый раз напомнил себе, что будущее между драконом и человеком невозможно. Эльвира стремилась вернуться домой. И в драконе она видела защитника и друга, но не возлюбленного. Последняя мысль отрезвила Калида. Он не имел права делить постель с Эльвирой. И сегодняшняя ночь была большим, о чем мог мечтать дракон. Среди ночи тихий приглушенный голос Эль вывел одалима из оцепенения, в которое он впал. Дракон подумал, что девушка проснулась. Но оказалось, что Эльвира разговаривала во сне. Калид прислушался к бормотанию. Он смог разобрать лишь несколько слов.
        - Я… не… знала… что мысли материализуются.
        Глава 8
        Дриада
        Никогда в жизни Калид так не торопил утро. Возможно, он был благородным и справедливым драконом, но также он был мужчиной, рядом с которым спала желанная женщина - спала беспокойно. Несколько раз дракон был близок к тому, чтобы выскользнуть из ниши, но объяснение с Эльвирой удержало его от поспешных действий. Девушка доверяла ему, и он не хотел разочаровать ее. Родос с утра был в прекрасном настроении. Он то и дело посмеивался, бросая на дракона понимающие взгляды, от которых Калиду хотелось рычать.
        - Стоило все-таки пересчитать ему зубы, - пробормотал одалим.
        - Ты что-то сказал? - спросила Эль, которая уже съела два бутерброда и намазывала паштетом огромный ломоть хлеба.
        - Нет, - отрезал дракон, который даже не заметил, что произнес фразу вслух.
        - Ты что не в настроении?
        - Какая догадливость, - буркнул одалим сквозь сжатые зубы. К еде он даже не притронулся, хотя знал, что пища была не отравлена. Калид не хотел быть чем-то обязанным Родосу, поэтому собирался оплатить не только услуги Енму, но и так называемое гостеприимство разбойника.
        - Я что-то пропустила? - с набитым ртом спросила Эльвира. Девушка выспалась впервые с тех пор как попала в Изолеру, поэтому проснулась в прекрасном настроении и искренне не понимала, что нашло на дракона. «Еще бы», - подумал Калид. Одалим поднял несколько сучьев и бросил их в костер. Несколько раз глубоко вздохнул. Надеясь, что сможет вернуться к шуткам и легким обменам остротами с Эльвирой. Девушка не должна была узнать о его терзаниях.
        - Я думал, что от страха перед разбойниками ты и глаз не сомкнешь. - Пошутил дракон.
        - А я думала, что рядом с тобой мне некого бояться. - В тон одалима ответила Эль. Дракон пытливо взглянул на девушку, пытаясь понять - серьезна она говорит или подсмеивается над ним.
        - А это не так? - притворно ужаснулась Эльвира.
        - Я же обещал, что никому не позволю причинить тебе боль. Девушка улыбнулась, наклонилась вперед, положила ладонь на руку дракона.
        - Я верю тебе и благодарна… Не знаю, что было бы со мной, если бы не ты… Енму возник рядом с костром, многозначительно взглянул на руку дракона и человеческой женщины, понимающе хмыкнул. Калид нахмурился и убрал ладонь. Кровь дриады была сильна в мальчике. Он безошибочно почувствовал настрой дракона, его затаенные чувства и эмоции. Калид возблагодарил жрицу Алике за то, что Эльвира не знает изолерский, что-то подсказывало дракону, что мальчишка не стал бы держать язык за зубами.
        - Нам пора. Через три дня я должен буду вернуться в лагерь. - Насмешливо заметил Енму. Калид покачал головой. Он задал бы трепку мальчику, если бы не сочувствовал судьбе, выпавшей ему. Дракон едва позволил Родосу проститься с Эль. Разбойник удержался от комментариев, наконец-то догадавшись, что и у дракона света есть предел терпения. Эльвира тоже не испытывала печали, покидая лагерь разбойников. Она не желала им смерти, хотя и понимала, что они были не только ворами, но и убийцами. Но девушка не считала себя вправе осуждать их. Ведь это был другой мир со своими традициями и обычаями… Через пару часов Эльвира оказалась в одиночестве. Дракон следовал первым, Енму указывал направление троп, а процессию замыкала девушка, которой надо было кричать, чтобы ее услышали. Но после замечания не шуметь и не привлекать внимание, Эль закусила губу и шла, с трудом храня вынужденное молчание. Енму несколько раз оборачивался, чтобы убедиться, что девушка не отстала. В то время как дракон целенаправленно двигался вперед, как будто спешил оставить лес позади себя. Енму поравнялся с Калидом, пытаясь не отставать от
него. Одалим покачал отрицательно головой.
        - Я не могу тебе помочь. - Отрезал Калид. - Ты принес клятву. И только Родос может избавить тебя от нее… А я не стану его убивать, чтобы дать тебе свободу. Взгляд мальчика вспыхнул, выдавая его потаенные мысли.
        - Мне приходило это в голову, - признался Енму. - Но я не могу его убить, пока связан клятвой… Но есть еще один способ вернуть мою свободу. - Мальчик понизил голос. - Сегодня ночь тумана.
        - И? - уточнил дракон.
        - Мне никогда не поймать дриаду. Я слишком мал. И они чувствуют мое приближение. Несколько раз я пытался с ними поговорить, но они избегают меня. А я не хочу ждать еще десять лет! Калид усмехнулся, понимая, куда клонит мальчик. И хотя дракон не чувствовал в мальчике зло, как в его отце, но школа Родоса была заметна. Дракон задумался над предложением Енму. «А почему бы нет», подумал он. Это могло быть весело. К тому дракону надо было отвлечься.
        - Мне нечем тебе заплатить, но я готов дать тебе слово, что в будущем ты сможешь потребовать от меня все - что пожелаешь. Калид усмехнулся.
        - А тебе не кажется, что твое предложение мало чем отличается от того положения, которое ты занимаешь при Родосе. Мальчик побагровел, зеленые волосы стали темнее.
        - Здесь я каждый день раб! А с тобой мы заключим сделку. Ты сможешь потребовать все, что угодно, но только один раз. - Предупредил Енму.
        - Ты ребенок… человек. Неужели думаешь, что мне когда-то может потребоваться твоя помощь?
        - Никто не знает, что ждет его в будущем. И сегодня тебе потребовалась помощь, чтобы найти путь!
        - С этим не поспоришь. - Согласился дракон. - И куда ты пойдешь, приобретя свободу? Енму пожал плечами. Мальчик знал только окружающий лес. И тот порядком ему надоел.
        - Я справлюсь… Ты согласен на сделку? - Гордо вскинув подбородок, спросил парень. Однако глаза мальчика выдавали, как он жаждет получить положительный ответ. Калид вздохнул. Он ничего не терял. «Кого я обманываю. Я просто хочу помочь мальчишке».
        - До ночи еще долго, поэтому заключим другую сделку. Ты проводишь нас через весь лес и получаешь свободу навсегда и от всех. Енму споткнулся и едва не упал. Дракон успел подхватить его за локоть.
        - Ну, что скажешь?
        - Значит, то, что говорят о вас правда? - Восхищенно заметил мальчик. Он улыбнулся. Енму родился в Дар Тане. Но драконов он видел только издали. И ни разу не с кем из дрейфусов не общался, зная, что их сердца темны от рождения. Но вот редкие странники и мудрецы рассказывали о благородных светлых драконах.
        - Лучше придержи язык, а то я могу и передумать. - Пошутил дракон. Енму хотел отблагодарить дракона за помощь, но мальчику и впрямь нечего было предложить Калиду. Ну почти… парень обернулся и взглянул на девушку, кроме одного, улыбнулся Енму и отстал. Эльвира улыбнулась, радуясь, что ее наконец-то перестали игнорировать.
        - Ты можешь перевести кое-что? Калид нехотя присоединился к своим спутникам, вопросительно приподнял брови.
        - Что он говорит? - вмешалась в разговор Эльвира, видя, что дракон замешкался, странно поглядывая на мальчика.
        - … Он говорит, что ты… прекрасна как девы из старинных легенд.
        Что ни одна из эльфийских принцесс не может сравниться с твоей красой. И если бы он был бы менестрелем, то все свои песни Енму посвятил бы тебе. Эльвира рассмеялась.
        - А не слишком ли он юн, чтобы понимать в женской красоте? Калид едва улыбнулся.
        - Енму хочет спеть для тебя одну из дриадских песен. У мальчика был чистый высокий голос. Его голос еще не поломался, хотя дракон утверждал, что скорее всего он и останется таким, ведь человеческая кровь мальчика была разбавлена дриадской. Песня, исполненная Енму, было грустной. Калид перевел общий смысл. И к удивлению Эльвиры в песни пелось не о любви, а о сущности дриад - их жизни в лесу и любви к природе. Эль несколько раз хлопнула в ладоши.
        От эмоций она едва не выскользнула из седла. Калид в ту же секунду оказался рядом, поддерживая девушку за талию. Эльвира рассмеялась.
        - Это уже входит в привычку. Я падаю, а ты ловишь меня.
        - Кажется, - пробормотал Калид. Дракон остался переводчиком между Эль и Енму, но уже не разделял их веселья. Наконец-то Калид объявил о стоянке. Он позволил Енму помочь девушки спешиться. Сам дракон разжег костер и достал сумку с продовольствием. За весь день Эльвира и Енму освоили язык жестов, они могли уже общаться, не прибегая каждую минуту к помощи дракона.
        - Пою ли я? Шутишь, да я всегда была первой во всех барах караоке.
        - Он просит, чтобы ты спела, - смилостивился Калид, который готовил ужин. - И я прошу тебя об этом. Эльвира покраснела и взглянула на языки пламени. Ей хотелось произвести впечатление на Калида, пока он не решил, что она никчемное создание, которому все время требуется помощь. Эльвира задумалась. В голове всплыли слова старой итальянской баллады. Эль услышала ее в прошлом году, когда с друзьями ездила в Италию. В Венеции они попали на шоу уличных актеров. Девушка в национальном костюме с печальными глазами заставила всех слушателей прослезиться.
        - Это не мой родной язык так что не обессудьте - если я сфальшивлю. Калид не ожидал услышать ничего особенного. У Эль был слишком низкий голос, немного непривычный для людей Изолеры. А у эльфов и дриад, которые считались прекрасными певцами голоса были высокими… Дракон вздрогнул, недоверчиво посмотрел на Эль, которая пела, закрыв глаза. Ее голос очаровывал, манил и обволакивал… Уносил прочь, заставляя забыть о настоящем и о реальности, порой столь суровой. Песня была исполнена от лица юной девушки, чей жених ушел в плаванье. Он обещал, вернувшись жениться на ней. Но прошло время, а жених так и не вернулся. Родители оплакали моряка, а верная девушка ждала его возвращения, отвергнув других ухажеров. Девушка пришла на пристань моля святых ответить на ее молитвы. И огромная волна уволокла ее на морское дно, где она встретила своего жениха. Эльвира закончила петь. А на поляне царила абсолютная тишина.
        Притих даже мальчик полукровка, удивленно разглядывая девушку, как будто видел ее впервые. Калид также не мог вымолвить ни слова. В Тар Имо было единственное искусство, которое ценилось выше кузнечного и ювелирного, в котором так преуспели драконы - это было пение. Даже для людей-менестрелей ворота Тара всегда были открыты.
        - Это было так ужасно? - наконец спросила Эльвира.
        - Это было прекрасно. - Не задумываясь, выдохнул дракон. - Твой талант сопоставим разве что с твоей красотой… Ужин готов, - перевел тему Калид, когда поймал удивленный взгляд девушки, понимая, что стоило ограничиться одной фразой. Дракон резко встал, радуясь, что у него появился шанс сбежать. - Мне пора. Енму присмотрит за тобой до моего возвращения.
        - Что? Куда ты уходишь? - забыв о пении, настороженно спросила Эльвира.
        - Я обещал мальчишке, что помогу приобрести ему свободу. - Просто ответил Калид, стараясь не встречаться с девушкой взглядом. Эльвира искренне желала, чтобы Енму обрел свободу и ушел из логова разбойников, но Калид только накануне утверждал, что ему невозможно помочь.
        - Но как?
        - Сегодня ночь тумана - пойманная дриада, выполнит мою просьбу. А лучше их никто не расторгает принесенных клятв, тем более выманенных обманом… Нет, я пойду один. - Предупредил дракон, когда Эль и мальчик поднялись вслед за ним.
        - Ты оставишь меня? - не поверила Эльвира. - То есть… я думала в лесу опасно.
        - С мальчиком ты в безопасности. И я быстро вернусь. - Калид пристально взглянул на дриада. - Я оставляю ее под твоим присмотрим.
        И не дай боги, если с ее головы упадет, хотя бы волосок. - Серьезно предупредил дракон. Енму низко склонил голову.
        - Я позабочусь о ней. Калид скрылся в лесу, но девушка еще долго смотрела ему вслед.
        Эльвира не притронулась к еде, даже когда мальчик протянул ей тарелку с ужином.
        - Я не голодна, - солгала девушка. И для убедительности отрицательно покачала головой. Мальчик отложил тарелку и сел рядом с Эльвирой.
        - Ты не знаешь нашего языка, но я чувствую - ты другая. У тебя нет в сердце зла, оно наполнено добром… Поэтому твое сердце так влечет дракона. Но его сердце тоже светлое. Эль улыбнулась. Она не поняла ни слова, хотя ей очень хотелось поговорить. В первую очередь спросить так ли красивы дриады? Зачем еще Родос пожелал провести с пленницей ночь, если мог попросить любой дар. Эльвира задумалась, а не воспылает ли Калид страстью к дриаде, когда увидит ее? Он ведь свободен от обязательств, если не считать обещания вернуть ее домой.
        - Я собираюсь спать. - Объяснила жестами Эльвира, она закуталась в плащ и отвернулась от костра. Шло время, а девушка никак не могла заснуть, прислушиваясь к каждому шороху. Пару раз она вскакивала с импровизированного ложа. Енму сидел у костра, и каждый раз отрицательно качал головой.
        - Я не жду его, - отрезала Эль, скорее пытаясь убедить себя, нежели мальчишку, который не понимал ее языка. Енму проницательно хмыкнул и положил руку на сердце.
        - От своих чувств не убежать. - Прошептал он.
        Калид был рад развеяться. Он с удовольствием покинул стоянку, понимая, что ему нужен глоток свежего воздуха. Дракон с разбитым сердцем не самое приятное зрелище на свете. А этим все и кончится, он выполнит обещание и вернет Эль домой, а сам останется врачевать свое сердце. Калид знал, он должен очистить сознание, чтобы помочь мальчику.
        Дриады были хитры от природы, лес был их домом. Они могли найти защиту у деревьев и ручьев. И что-то подсказывало дракону, что лесные обывательницы сами выбирают того, кому сдаться на милость судьбы. Их завораживающее пение Калид услышал сразу. Оно было подобно пению сирен, но почему-то их пение не затмило голоса Эльвиры… Дракон выругался, напомнив себе о чистом сознании. Дриады стояли на берегу реки. Они водили хороводы и пели песни.
        Зеленые изумрудные волосы лесных жительницей сверкали в свете луны, глаза мерцали как ночные огни. Дриады были красивы в тонких развивающих одеждах. Соблазнительные нимфы. Красота которых, как и пение оставило сердце дракона безучастным. Дриады тем временем скинули платья, оставшись в коротких туниках.
        Они собирали речные цветы, из которых плели венки, не забывая вплетать в них пряди собственных волос. Каждый такой венок приносил удачу сумевшему его найти в водовороте реки. Люди хранили эти венки всю жизнь. Калид подобрался ближе, ожидая, когда магическая ночь вступит в свои права. Под общий хохот дриады бросили венки в воду и завели новую песню. Калид приготовился. Он уже присмотрел юную дриаду, надеясь, что ее легко будет поймать и убедить помочь Енму. Но дракон не успел сделать первый шаг, когда его планы рухнули. Из кустов выбежали охотники и с улюлюканьем, под смех дриад, они принялись ловить лесных обывательниц. Калид выругался. От людей была одна лишь помеха. Юная дриада юркнула в воду. Дракон улыбнулся, увидев в этом свой шанс. Одалим нырнул за девушкой. Дриады могли дышать под водой значительно дольше людей. Впрочем, драконы не уступали им в этой способности. Девушка вскоре заметила преследование. Ее глаза сверкнули, когда она увидела дракона. Скорее всего от удивления, но она поплыла медленнее. Калид в несколько рывков догнал ее. Дриаде было не меньше нескольких сот лет, но она все еще
была юной и прекрасной. На ее уста скользнула улыбка, которая не померкла, когда дракон достиг ее.
        - Я пленил тебя. Выполни условия, если хочешь получить свободу. Девушка рассмеялась и обняла одалима. Калид с трудом вырвался из цепких объятий девушки и всплыл на поверхность, глубоко вдыхая воздух. Дриада последовала за ним. Калид нащупал ногами дно и направился к берегу.
        - Следуй за мной. - Приказал дракон, не оборачиваясь, зная, что магия сильнее любых оков, и дриада не осмелится нарушить слово.
        Магия ночи тумана уже вошла в действие… Эль спешно вскочила. Она облегченно вздохнула, увидев дракона, но улыбка девушки померкла, когда она заметила дриаду. Та семенила за Калидом, не спуская с дракона жаждущего взгляда. Дриада презрительно скривила лицо, заметив полукровку, а на Эль она бросила изучающий взгляд.
        - Чего ты хочешь? - хмуро спросила Офели. Улыбка сползла с лица дриады, когда она поняла, что дракон не разделяет ее желаний.
        - Освободи мальчика от принесенной клятвы. - Потребовал Калид, надеясь, как можно скорее избавиться от девушки. Дриада отрицательно мотнула головой.
        - Он изгой. - Презрительно бросила она и сплюнула на землю. Енму побледнел и отвернулся от дриады. Мальчик часто гадал - какой была его мать. Скорее всего, она ничем не отличалась от стоящей перед ними девушки. Гордая и холодная, в сердце, которой не нашлось место для сына. Эльвира встала рядом с парнем, положила руку ему на плечо, пытаясь утешить Енму.
        - Скажи этой зеленой мочалке, что я лично вырву ей все волосы, если она еще хоть раз оскорбит мальчика. Дракон улыбнулся, хотя его растрогало то, с какой страстью Эльвира защищала незнакомого ребенка.
        - Через несколько дней я покину лес и заберу тебя с собой как пленницу. - Пригрозил Калид дриаде. Офели в ужасе взглянула на дракона. От ее красоты не осталось и следа. Дриада, покинув родные леса, которые питали ее и давали силу, обращалась в старуху, которую покрывала кора и, в конце концов, она становилась деревом. Так гласили легенды, и ни одна дриада не осмелилась покинуть родной лес, слишком они дорожили своей красотой и молодостью.
        - Он сам надел на себя оковы. - Пискнула дриада высоким неприятным голосом. Эльвира улыбнулась. Красота нимфы померкла. Сейчас ни один из мужчин не выбрал бы в качестве дара ночь с Офели.
        - Он еще ребенок, а значит, не может отвечать за свое слово. Тем более отец выманил его силой. Помоги и мальчик навсегда покинет этот лес. Никто из твоих сородичей не узнает о том, что ты даровала ему свободу. Офели задумалась. Дриада была обязана по условиям ночи, выполнить требование того, кто пленил ее. К тому же просьба была осуществима.
        Но Офели боялась, что сородичи узнают о сделке. Ведь все нимфы избегали общения с полукровками, считая их недостойными собственного наследия.
        - Подойди, - по-царски бросила дриада, взгляд, которой едва стал мягче. Девушка положила руки на голову мальчика, презрительно фыркнув.
        - Человеческая магия слаба, - заметила она. - А ты просто жаждешь освободиться от клятвы.
        - Ты можешь помочь мне? - прошептал Енму.
        - Я дриада - дочь леса. - Гордо произнесла Офели. - Закрой глаза, - приказала нимфа. - И думай о своем сокровенном желании. Эльвира подалась вперед, не доверяя пленнице и ее манипуляциям над Енму.
        - Что это? - удивленно прошептала Эльвира. Калид видел золотые цепи, которые окутывали тело мальчика, направляясь в его сердце.
        - Ты видишь их? - не поверил дракон.
        - Цепи? - уточнила Эль.
        - Хм… можно сказать и цепи, только магические. Скрытые от обычного зрения, но сильнее металла. Эльвира закусила губу, поминая разбойника с золотыми зубами и его жестокость к сыну. Дриада щелкнула пальцами и цепи распались - их поглотила земля. Енму пошатнулся, но остался стоять на ногах, недоверчиво улыбаясь.
        - Теперь ты управляешь своей судьбой, - брезгливо подтвердила дриада. Калид окинул мальчика изучающим взглядом, считывая его ауру, которая изменила цвет, и была ближе к лесной жительнице, нежели человеческой.
        - Ты выполнила сделку. - Подтвердил Калид. - Ты свободна. Офели рассмеялась мягким чарующим голосом. Она оказалась рядом с драконом, запрокинула голову.
        - Ты можешь попросить меня еще об одном одолжении. Так сказать, в виде исключения. Дракон взял девушку за запястья и осторожно, но твердо, отвел руки в стороны.
        - Меня это не интересует.
        - Неужели? - недоверчиво спросила дриада. Взглянула на Эльвиру. - Из-за нее? - с легким пренебрежением уточнила она.
        - Тебя это не касается, - отрезал Калид. Офели пожала тонкими плечами.
        - Жаль, - пропела она, - но, если передумаешь, позови меня.
        - Я не передумаю. Дриада скрылась в лесу. Эльвира спрятала улыбку. Ей не нужен был переводчик, чтобы понять, что девушка предложила себя дракону. Но Калид отверг ее. Настроение Эль сразу стало лучше. Ее живот заурчал, напоминая, что девушка легла спать без ужина. На поляне воцарилась тишина. Енму низко поклонился дракону.
        - Благодарю тебя! - величественно сказал он. Калид потрепал мальчика по волосам.
        - Обещай, что больше никому не будешь приносить клятв, даже если от этого будет зависеть твоя жизнь.
        - Обещаю. - Серьезно ответил мальчик.
        - А теперь ложись. Завтра рано в дорогу. Не хочу, чтобы Родос, догадавшись о правде, преследовал бы нас. На лице Енму скользнула презрительная усмешка. Мальчик не собирался так просто забыть о годах рабства. Калид покачал головой.
        Он догадался о мыслях полукровки.
        - Его убийство не изменит прошлое, но повлияет на твое будущее. Енму лег рядом с костром и закрыл глаза. Впервые за те десять лет, что он жил, мальчик заснул спокойным сном. Прошлое еще не отпустило его, но Енму увидел свет, путь, которым он не мог пойти обреченный клятвой служить отцу. Калид присел рядом с Эль, стараясь не встречаться с взглядом девушки.
        - Он хочет убить отца, - спросила Эльвира упавшим голосом. Калид вздрогнул.
        - Ты точно не знаешь изолерского? - подозрительно спросил дракон.
        - Нет, но ваши эмоции читаемы как открытая книга. - Усмехнулась Эль. Особенно у девицы облитой зеленкой. Последнюю мысль девушка не стала высказывать вслух. Ведь Калид остался на стоянке, а не последовал за дриадой. - Ты не остановишь его?
        - Нет. - После раздумий ответил одалим. - Тогда его свобода не будет стоить и гроша. - Добавил он.
        - Возможно, - согласилась Эль. - Но не думаю, что он сможет простить себе убийство отца. Пусть Родос разбойник, убийца и худший отец, который может быть, но все-таки в Енму течет его кровь.
        - Енму зол. И мое вмешательство ничего не изменит. Это его жизнь.
        И что бы, он не решил, такова его воля. Эль подтянула колени к груди и обняла их. Ее волосы, рассыпанные по плечам, обволокли тело и легли на землю. Девушка подняла взгляд и взглянула на ночное небо, усыпанное звездами. Эльвира почувствовала грусть и печаль. Порой ей хотелось изменить мир, убрать острые углы, но реальность всегда оказывалась жестокой, а утопия только мечтой. И не всегда радужной.
        - Изолера не вся такая, - объяснил дракон. - Земли Дар Тана ужасны, как и царящие здесь законы. Но мой мир не похоже на эти земли. Эль вопросительно приподняла брови.
        - Ни каких ночей тумана и клятв, принесенных на крови? Калид рассмеялся.
        - Точно, - согласился он. - Поверь, ты будешь желанной гостьей в Тар Имо.
        - Скоро узнаем.
        Глава 9
        Гномы
        Три дня пролетели незаметно. Енму сдержал свое слово. Он вывел путников из леса по самой короткой дороге. Мальчик то и дело развлекал Эль веселыми задорными песнями дриад, и девушка порой подхватывала легкие напевы. Енму также учил Эльвиру изолерскому, который легко давался девушке. Через полгода, решил Калид, она заговорит на изолерском. Если конечно, не вернется в свой мир.
        Дракон как раз измышлял способ уговорить Эль взглянуть на всю Изолеру, когда лес резко оборвался. Енму остановился. Гордо вскинул подбородок. Мальчик удостоил дракона поклоном, а Эль после некоторых размышлений расцеловал в обе щеки. Енму выхватил нож и быстрым движением отрезал прядь зеленоватых волос, он завернул их в платок и протянул Эльвире.
        - В Изолере подарить прядь собственных волос означает жест особого доверия. - Пояснил Калид.
        - Спасибо, - поблагодарила Эль на изолерском. Енму улыбнулся и быстро исчез в зарослях леса. Эльвира долго смотрела ему в след, сожалея, что больше никогда не увидит мальчика.
        Девушка испугалась, что вернувшись домой, она посчитает все происшедшее с ней в чуждом мире только красочным сном. Эль взглянула на дракона и покачала головой. Дракон был настоящим, девушка не сомневалась, что никогда не забудет его… Енму быстро передвигался по лесу. Деревья были его друзьями, и мальчик проникал сквозь узкие непроходимые щели. Дриады отказались от Енму. Они считали его недостойным их расы. Но вопреки их отношению, мальчик был дитем леса. Родос тем временем рыскал по лесу, когда не мог дозваться мальчика для битья. Разбойник был самоуверен. Енму всегда возвращался. У него не было выхода. Родос воспользовался незнанием мальчика, чтобы связать его на всю жизнь. Енму остановился, ему не надо было больше бежать на зов хозяина.
        Мальчик достал лук со стрелами. Родос был отличной мишенью. Мальчик натянул тетиву, прицелился. Он знал, что не промахнется. Один выстрел и Родос будет убит… Это было просто. Всего один выстрел.
        Хотя до этого дня Енму не убил ни одного человека. Он участвовал в нападении на караваны, но всегда сохранял жизнь тем - в кого стрелял.
        Этот факт злил Родоса. И Енму чувствовал, что недалек тот день, когда отец потребует от него свершить убийство, чтобы окончательно сломить его волю. Енму опустил лук, горько усмехнувшись. Всю свою недолгую жизнь он выполнял чужие приказы. Но сегодня он обрел свободу. Только Енму мог принять решение - пощадить отца или нет. Одна часть мальчика, полная злобы и обиды, требовала выпустить стрелу. Ведь Родос не заслуживал прощения за все свои преступления. Но и вынести вердикт собственной рукой Енму не мог. Да и не желал. Калид был прав. Кровь со своих рук он никогда бы не отмыл. Енму усмехнулся и выпустил стрелу. Тетива пропела песню. Шляпа Родоса слетела с головы. Разбойник выругался, когда увидел стрелу сына.
        - Если я замечу след, то каждая следующая стрела будет обагрена человеческой кровью! - выкрикнул Енму. Родос стоял, не шевелясь несколько секунд, пока не понял, что мальчик уже исчез. В этот раз навсегда. Родос поднял шляпу. Его губы исказила презрительная улыбка. А все-таки мальчишка был хорошим стрелком. Но только полукровка. А жаль… Эль долго смотрела вслед Енму. Беспокойство сменилось вдруг ощущением спокойствия за мальчика. Нет, решила девушка, Енму сделает правильный выбор. Невзирая на десять лет рабства он сохранил добро в сердце. Калид с каждой секундой все больше удивлялся поведению Эльвиры. Не зная языка, и едва ознакомившись с обычаями Изолеры, она чутко чувствовала окружающую действительность.
        - Он не пропадет. Хотя ему только десять, он уже лучший охотник в округе.
        - Я знаю. - Подтвердила Эль. Девушка смотрела на небольшую речушку, за которой начинались горные гряды. Невысокие, но очень неудобные для лошади. Эльвира спешилась, нежно поглаживая кобылу по гриве. Верховая езда не понравилась девушке. Но животных Эль любила, и скотинка чувствовала ее заботу.
        - Я поведу ее за узды, чтобы не покалечить. Дракон рассеянно кивнул, изучая небо над головой. Оно было темным, тучи всегда скрывали солнце над Дар Таном. Калид скучал по солнцу, но сейчас у него были более серьезные проблемы. Одалим пристально взглянул на девушку, понимая, что больше невозможно откладывать назревший разговор.
        - Я всегда верил своей интуиции и сейчас она говорит мне об опасности. Нас преследуют. - Задумчиво сказал Калид.
        - Родос и его разбойники? - Усомнилась Эльвира, повернувшись в сторону леса.
        - Нет. - Отрезал одалим, не отводя взгляда с девушки. Он знал, что она не открыла ему всей правды.
        - Я дал обещание помочь тебе, поэтому я заслуживаю правды. Тем более возможно это спасет нам жизнь. - Дракон выжидающе замер, гадая, решится ли девушка на откровенность. Эльвира взглянула на небо, оно наводило на нее тоску. Хмурое и темное. Девушка села на камни. Смысл скрывать то немногое что она знала, было глупо. Дракон доказал девушке, что не бросит ее. За прошедшую неделю Калид не совершил ни одного поступка, который бросил бы на него тень. Эль пожала плечами, не желая обманывать саму себя. В привычной жизни из десятка друзей Эль доверяла только Максиму. И это говорило в пользу дракона.
        - Я солгала, когда сказала, что не знаю, как сюда попала… Я была в ресторане с одним парнем. Но свидание у нас мягко говоря не задалось. Решила вернуться домой. Была уже ночь. На улице никого не было. Я услышала мяуканье котенка. Хотела снять его с дерева. - На одном дыхании выпалила Эль. С трудом веря, что прошла только неделя после неудачного ужина с Андреем. - И тут я увидела двух мужчин. Я сразу поняла, что с ними что-то не так. А потом увидела, что они не отбрасывают тени. Я пыталась дозвониться Максу. Но они оказались рядом со мной. В одну секунду! А потом положили руки мне на плечи. И мое тело онемело. Я не могла пошевелиться, хотя они почти меня не держали. А потом, был только туман. Он рассеялся, и я оказалась на горе. Когда появился Кархан, то он расплатился с ними каким-то светящимся шаром. Я знала, что он не хочет платить. Но боится. А эти мужчины обернулись духами. До этого у них лица были мертвым неживым.
        Но стоило им увидеть светящуюся склянку, и их лица пронзила жадность. И они исчезли.
        - Это все? - пытаясь сохранить спокойствие, уточнил дракон. Эльвира задумалась, отрицательно покачала головой.
        - Не думаю, что им была нужна именно я. Просто, я сидела в ресторане и думала о всякой чертовщине. Как будто своими мыслями я сама привлекла их… - Виновато закончила девушка. Калид пытался осмыслить полученную информацию. Кажется, все гораздо серьезнее, нежели он предполагал, и за похищением стоит не Кархан. Он просто не мог бы расплатиться с духами зейна. А в том, что именно они похитители не было сомнений.
        - Это мертвые духи. Они опасны так как им практически невозможно причинить вред. Они уже мертвы. Их услуги стоят дорого. Но им нужно не злато. Нечто другое… души живых существ. И чем сложнее задание, тем больше душ. Ты не вызвала их. Скорее всего, они получили задание доставить девушку хейли из другого мира.
        - Зачем? - испуганно спросила Эльвира. Калид пожал плечами. Король Терхан. У него до сих пор не было наследника, а ведь легенды повествуют о том, что девы из миров кашры…
        - Зачем? - повторила Эль, заранее зная, что ответ ей не понравится.
        - Не знаю, - солгал дракон. - Но если за тебя заплатили столь высокую плату, то мы должны ждать гостей. На этот раз Калид не остановил себя. Осторожно, не желая напугать девушку, он положил ладонь ей на щеку, желая успокоить. Эль удивленно моргнула. Ладонь дракона была горячей. И это было не просто проявление дружеских чувств. А нечто другое. Едва уловимое.
        То, что пугало Эльвиру. И о чем девушка не хотела задумываться.
        - Спасибо… - прошептала Эль, с трудом удержавшись от желания закрыть от удовольствия глаза, - я в порядке, - хрипло закончила девушка. Калид нехотя убрал руку.
        - Нам пора. - Привычно сказал одалим, старясь не обращать внимание на покалывание в ладони. Эльвира кивнула, не зная, что сказать. И не желая обсуждать то, что произошло. Несколько часов прошли в полном молчании. Одалим и девушка то и дело бросали друг на друга задумчивые взгляды. Но вступать в разговор никто не спешил. Эль видела, что дракон обеспокоен ее рассказом. Несколько раз он отставал, чтобы внимательно рассмотреть черное небо, выискивая, не появятся ли преследователи. Девушка старалась держаться как можно ближе к дракону, пытаясь убедить себя, что с ним безопасней. Калид остановился у очередной пещеры. Жестом попросил Эльвиру подождать его, пока он внимательно исследует вход и древние письмена, выбитые на скалах.
        - Драконы хорошо ориентируются в горах. Лучше нас только гномы знают подземные ходы… Оставаться лишь под прикрытием небес слишком опасно. Туннели в пещерах могут вывести нас к границе земель драконов и эльфов. И я смогу попросить помощи у лесного народа. Эль не любила замкнутые пространства. Да она и в лифте никогда не ездила. Даже если приходилось подниматься на десятый этаж!
        Однокурсники часто подшучивали над ней из-за ее страха замкнутых мест, но заставить Эльвиру зайти в лифт никто не мог.
        - Только не под землю. - Попросила девушка. - К тому же лошадь там не пройдет. - Спохватилась Эль.
        - Это единственный безопасный путь. - Поглядывая на небо, заметил дракон.
        - Но ведь ты не знаешь даже дороги. А если туннель завалило? - В ужасе предположила Эльвира.
        - Я дракон, найду выход. - Улыбнулся Калид. - Или ты наконец-то испугалась? - Подначил одалим.
        - Еще чего, - фыркнула девушка, испуганно поглядывая на горы. Эль обняла фермерскую лошадку. Она сгребла хилые пожитки в одну сумку. Остальную дребедень из другого мира девушка без сожалений выбросила. Эльвира оставила только альбом, не желая терять зарисовки. Ведь листки уже пестрели картинами разбойников, дриад, драконов и незнакомых, но сказочных мест.
        - Что будет с лошадью? - обеспокоенно уточнила девушка.
        - Не беспокойся, она сам найдет путь к новым хозяевам. Калид не стал уточнять, что есть вероятность, что лошадь станет чьим-то ужином, опасаясь, что девушка заставит его тащить кобылу в туннель. Дракон улыбнулся. Он успел изучить Эльвиру за ту неделю, что они провели вместе. Вход в туннель был ничем не примечательный. Эль и не заметила бы расщелину, если дракон не указал на нее. Присмотревшись к камням, девушка различила незнакомые письмена. Калид соорудил два факела.
        Один из них вручил девушке. Скупое пламя осветило расщелину и узкий туннель, который резко шел вниз. Эльвира никогда не была религиозной, но прежде чем вступить в туннель, она перекрестилась.
        - Гномы и впрямь низкорослы? - чтобы скрыть страх и отвлечься спросила Эль, осторожно ступая по острым камням. И стараясь не думать о тоннах камней, которые возвышались над головой, готовые в любую секунду погрести под собой зазевавшегося путника. Девушка споткнулась, выронила факел. Калид успел подхватить Эль, прежде чем она упала.
        - Осторожно… - Дракон поднял факел и вернул его девушке. - Будь внимательна… Нет. Вернее, не все. Есть ниже людей. Но есть и те, кто едва ниже меня ростом. Гномы все как один очень выносливы. Они сильные воины. Не очень умные, но способны рукой проламывать горы.
        Главное не задирать гномов. Зачастую даже веселое пиршество у них заканчивается битвой. Но серьезные раны они друг другу не наносят.
        Так скорее забавы ради. Еда, выпивка и хорошая драка вот три кита, на которых держится мир гномов.
        - Они тебе нравятся? - Улыбнулась Эльвира. Дракон так тепло не отзывался о других народах, даже об эльфах.
        - Если честно, то больше других обитателей Изолеры. - Согласился Калид. Он не стал упоминать о том, что много лет прожил в горах среди гномов. Там был его второй дом. Его друзья, ставшие семьей.
        Одалим любил уличить момент и отправиться в горы. Там он мог развеять хандру или напротив, найти покой.
        - А у гномов есть женщины? - на всякий раз уточнила Эль. Калид улыбнулся, с трудом сдерживая подступивший к горлу смех. Его глаза озорно блеснули.
        - Опять ваши земные легенды? - догадался дракон.
        - У них есть бороды? - продолжала допытывать Эльвира. Калид споткнулся.
        - Не смотри на меня так, - рассмеялась Эль, увидев выражение лица дракона. - Я поняла этот вопрос из разряда тех, которые не стоит задавать в этом мире.
        - Это точно, - согласился дракон. Калид покачал головой, раздумывая над тем, что человеческий мозг может все извратить, - лучше этот вопрос больше не задавать. Особенно гномам. Они слишком вспыльчивы.
        - И какие их женщины. - Эльвира покосилась на профиль одалима. - Они… хм… красивы? Калид пожал плечами, его губы тронула легкая улыбка.
        - Они… довольно сильные… - со смехом объяснил дракон. - Не уступают своим мужчинам. Калид не считал в отличие от эльфов женщин гномов уродливыми.
        Эльфы ценили худых дев. А женщины гномов были широки в костях. Но среди них попадались красавицы. Хотя ни женщины гномов, ни эльфийки не были во вкусе Калида. Дракон обернулся, скользнул уже ставшим привычным взглядом по девушке, которая олицетворяла для дракона истинную красоту.
        - А эльфийки? Они прекрасны?
        - Ни одна не сравнится с тобой, - пробормотал Калид, отвернувшись.
        - Что?
        - Не отставай. Разговоры могут подождать. Вскоре узкий туннель превратился в огромные каменные строения, стены, которых украшала резьба и надписи. Все вокруг свидетельство о жизни некогда процветающей под землей. Колонны, поддерживающие выступы были сделаны с удивительным мастерством. Но судя по всему, жители пещер давно покинули это место.
        - Что это? - Зачарованно выдохнула Эль.
        - Раньше здесь проходил путь. Гномы, да и люди пользовались им, чтобы заниматься торговлей. Но потом горы частично обвалились. В эти земли пришли темные драконы и гномы ушли отсюда. А со времен о туннеле забыли. Наверно кроме гномов о нем никто и не помнит. Гномы проложили новую дорогу, в обход земель темных драконов.
        - Жаль, что туннель заброшен, ведь все здесь свидетельствует о великой цивилизации.
        - Она не исчезла, - поправил одалим. - Гномы великие каменщики.
        Забросив этот туннель, они построили новый, который не уступает этому, а скорее превосходит его в величии и красоте. Драконы прекрасные кузнецы, но гномы не уступают нам. Когда мальчик становиться мужчиной, он обязан создать свой первый шедевр. Изделие уникальное и неповторимое. И всю свою жизнь гномы состязаются в том, кому удаться создать нечто, что могло бы впечатлить совет гномов, чтобы имя создавшего было внесено в книгу мастеров. Эльвира промолчала об увиденной параллели со своим миром. Вернее со средневековьем, когда существовали цеха ремесленников со строгой иерархией и регламентом. Девушка склонялась к мысли, что Изолера остановилась на этапе средневековья. Магия заменяла науку. Правда, только для тех, кто владел этим искусством. Получалось, что драконы, эльфы, гномы, даже орки занимали более высокую ступень в социальной иерархии, а люди эволюционно не могли противостоять столь серьезным соперникам.
        - Ты упоминал, что в Изолере есть колдуны и ведьмы. Кто они?
        Обученные магии люди?
        - Люди не обладают магией. И не спрашивай почему. Этого ответа в Изолере ты не найдешь. Так повелось с сотворения миров. Есть расы, в чьих жилах течет магия и те расы, которые не способны к магии. Что касается колдунов, то внешне они ничем не отличаются от людей. Но внешнее сходство все, что роднит их. Они другие. Не только по рождению, но и по воспитанию.
        - Они тебе не по душе, - проницательно заметила Эль.
        - Ну… это сложный вопрос.
        - Почему. Или они тебе нравятся или нет. Третьего не дано.
        - В мире магии все не так однозначно. Чтобы мирно сосуществовать со всеми расами и не допустить очередной масштабной войны, драконам часто приходиться вступать в альянсы и содружества, даже с теми народами, которые не склоны к миру.
        - Ты имеешь в виду перемирие с темными драконами?
        - И его… Неожиданно Калид прервал объяснение. Одалим побледнел, удержал девушку за локоть.
        - Тихо, - прошептал дракон одними губами. Эльвира испуганно прильнула к одалиму, прислушиваясь к тому, что его напугало. Хотя до ее слуха не доносилось ни звука. Поначалу. Но с каждой секундой она отчетливее слышала шаги и звуки голосов. Калид выхватил меч, который чудесным образом появился в его руках.
        - Слушай внимательно. Держись позади меня. И ничего не бойся, я смогу защитить тебя… Обещаю, чего бы мне этого не стоило. Даже жизни, подумал дракон, но промолчал. Темные драконы, чье сердца были темнее самой глубокой и ужасной пещеры не знали сострадания. И не отступали с намеченного пути. А Терхан король холодного тумана был первым среди них. Солдаты короля никогда не перестанут рыскать в поисках пропавшей девушки. Так что, пока она оставалась в Изолере ей грозила опасность. Калид на мгновение прикрыл глаза, чтобы просканировать собственную ауру. Силы едва вернулись к нему. Что было неудивительно. В Дар Тане не было солнца.
        И Калид не мог вернуть утраченное в бою с Карханом. Крыло почти зажило. Но все-таки Калид не смог бы справиться с несколькими противниками. Эльвира, которая вцепилась в руку дракона, отпустила ее. Не желая мешать дракону в бою. Девушка тяжело вздохнула. Калид уже не плохо изучил Эльвиру, поэтому не стал тратить слова напрасно. Опасность была велика. Как и сила духа в хрупкой девушке, которую дракон обещал охранять. Калид материализовал кинжал, протянул его девушке.
        - Только не применяй его без особой надобности. Эль осторожно взяла рукоять кинжала. Горькая улыбка тронула губы.
        Победить с этим оружия врага, обладающего магией, было неосуществимо. Но все-таки это было лучше нежели встречать врагов с пустыми руками.
        - Знаешь, как им пользоваться? Эльвира фыркнула.
        - Мой отец был полковником. Он научил меня держать удар. И не только, подумала Эльвира. Девушка нежно улыбнулась. Не взирая на страх и неизвестность, воспоминания о родителях несли покой. Отец Эль верил, что каждая девушка обязана уметь защитить себя, не дожидаясь помощи мужчин. И девушка хорошо усвоила этот урок. Калид недоверчиво разглядывал ладонь подопечной, уверенно и профессионально сжимающую рукоять кинжала. Она действительно была воином.
        - Я должен был догадаться. Шум приближался, пока дракон и Эль не услышали отчетливо голоса. Дракон убрал оружие, его губы тронула легкая улыбка.
        - Нам нечего опасаться. Это не враги. Калид хотел забрать кинжал, но девушка отрицательно покачала головой и повесила его на талии. Дракон щелкнул пальцами и протянул девушке ножны.
        - Не хочу, чтобы ты поранилась.
        - Спасибо. Эльвира недоверчиво разглядывала шестерых гномов. Они взирали на девушку, правда с не меньшим удивлением и изумлением. Да, эта не сказка о Белоснежке, улыбнулась Эль. Гномы были выше девушки.
        Четверо бородачей громил. Встретишь таких на темной улице и вспомнишь забытые молитвы. Один с небольшой бородкой. И шестой совсем безбородый. У всех гномов были светло карие глаза. И если не уши странной формы, они ничем не отличались от людей. Шесть атлетов.
        Такие точно проломят стену не только рукой, но и головой. Один из бородачей издал странный гортанный звук. Эльвира отскочила в сторону, решив, что это боевой клич. Но все обошлось.
        - Кэл Ти, мой старый друг. Не ожидал встретить тебя в гномьем туннели.
        - Неисповедимы пути которыми мы идем. - Усмехнулся Калид, обнимая верного друга. - А что привело тебя сюда, Грах, столь далеко от дома? Гном отмахнулся. Он не сводил взгляда с Эльвиры.
        - Долгая история. - Отрезал Грах. - Лучше представь меня своей юной знакомой. - Гном широко улыбнулся, продемонстрировав хорошие зубы. Он склонился в легком поклоне, продолжая из-под лобья разглядывать девушку. - Если, госпожа, позволит, я бы хотел заметить, что редко нам выпадает счастье лицезреть подобную красоту. Особенно в старом гномьем туннеле. Не знаю, что привело вас сюда, но вы осветили эти унылые стены. Калид поднял взгляд к потолку. Грах был неисправим. Даже на смертном одре он бы не перестал заигрывать с хорошенькой девушкой, хотя людей он все-таки недолюбливал. По крайней мере до сегодняшней минуты.
        - Оставь свое красноречие. - Буркнул Калид. - Она не знает ни один язык известный тебе. А если ты не догадался. Я не собираюсь ей переводить твои витиеватые фразы, которыми ты потчуешь каждую смазливую мордашку в поле своего зрения. Грах усмехнулся в пышную растительность, соглашаясь с последним утверждением.
        - А почему она так странно на меня смотрит?
        - Потому что ей не доводилось видеть столь бравого воина и говоруна. - Отрезал Калид, чтобы сбить спесь с гнома. Встретив обидчивый взгляд друга, пояснил. - Просто она впервые видит гнома. Грах недоверчиво посмотрел на девушку.
        - И где ты ее взял?
        - Этот гном, что людей никогда не видел. Что он уставился на меня? - вспылила Эль, хотя все шесть гномов не сводили с нее любопытных взглядов, заставив почти вплотную приблизиться к дракону. Калид поймал себя на мысли, что ему нравится выступать в качестве переводчика для Эльвиры. Конечно, было бы лучше, знай девушка всеобщий язык. Но с другой стороны, ей все время приходилось обращаться к дракону за помощью, чему он был рад.
        - Они видели людей. Просто удивлены, что мы потеряли в этих туннелях, - позволил себе вольный перевод Калид, опустив все комплименты сказанные гномом. - Я говорил, эти туннели заброшены. И без сопровождения гномов, представители других рас не рискнули бы спуститься сюда.
        - Ты же говорил, что этот путь безопасен. - Напомнила Эльвира.
        - Хм… для дракона да. Грах взглянул на карманные часы.
        - Уже почти ночь. Мы на ногах с раненного утра. Так что предлагаю устроить привал. Впечатление о гномах у Эль улучшилось, когда они принялись наперебой потчевать ее едой. Калид только улыбался. Он уже давно понял, что один из путей к Эльвире это ее желудок. Стоило пропустить завтрак или задержаться с обедом, как характер девушки портился.
        Гномы, обладающие не менее бездонными желудками, сразу приняли Эль в свою кампанию.
        - Надеюсь, ей не станет плохо. - Заметил Грах, увидев, что девушка с удовольствием пробует все предложенные яства, которые не решались смешивать и гномы.
        - Отравить ее едой невозможно, - поспешил успокоить Калид. Дракон со старым другом сидел в отдалении от остальной компании. Эль мило устроилась в кругу пяти гномов, которые успели ей представиться. И уже обучали ее новым словам на изолерском. А также приветствию на гномьем. Калид с улыбкой наблюдал за гномами, которые попали под очарование девушки.
        - Так куда ты держишь путь Грах?
        - Мы ищем захоронение моего предка. - Нехотя признался гном, который давно не уходил так далеко от дома. И уже скучал по родным горам. - Хотя, кажется зря проделали путь. Дойдем до конца туннеля и если не найдем ни одной подсказки, повернем домой. По дороге заодно наведаемся в Тар Имо. Малыш проел мне всю плешь, желает видеть легендарный город драконов. Калид улыбнулся молодому гному, смущенно покрасневшему.
        - Ты знаешь, Тор с радостью встретит тебя. А может, и я к тому времени вернусь домой. Грах отпил глоток медовухи.
        - Ты все меня расспрашиваешь. - Хмыкнул гном, поглаживая небольшую аккуратно подстриженную бороду. - А сам не торопишься делиться своими тайнами. И кроме имени девушки не сказал, куда вы держите путь и… от кого бежите. - Проницательно закончил Грах. Калид вздохнул. Он доверял гному. Слишком давно они были знакомы.
        Но Грах, узнав об опасности, пожелает сопровождать друга. Калид был готов рисковать своей головой, но только не жизнями шести гномов, которые стали бы легкой добычей на землях темных драконов, пожелай они покинуть стены туннелей и пещер. Последними соображениями, правда, Калид делиться не собирался. Друзья приобретаются с трудом, а потерять их можно и обидным словом. Тем более гордых гномов. И Калид прибегнул лишь к части повествования, умолчав о том, что темные драконы рыскают в поисках девушки.
        - Мы видели пару раз темных драконов в небе. Успели укрыться, пока они нас не заметили. Ты же знаешь, увидев на своей земле дракона солнца, и узнав о смерти Кархана, они навяжут мне бой. Поэтому я и пошел этим путем. Как только мы дойдем до лесов эльфов, я смогу продолжить путь небом. Да и рана на крыле почти затянулась.
        - Ты точно не укрыл от меня ничего важного? - Подозрительно спросил Грах.
        - Зачем? - улыбнулся, немного натянуто, Калид, надеясь, что друг не обратит на это внимание.
        - Значит, собираешься отправить девицу домой? - уточнил гном.
        - … Да.
        - Не поспешил ли ты с обещанием, дружище? - Усмехнулся Грах. - Уверен, что захочешь ее отпустить? Калид бегло взглянул на гнома. Родос, Енму, теперь Грах.
        - Вы что все сговорились… - пробормотал дракон. Калид вздохнул.
        Неужели его чувства так легко читаемы. - Я не нарушу слово, - твердо ответил дракон.
        - В твоей чести я не сомневаюсь… - Поспешил заверить гном. - Но она не похожа на других людей. - Проницательно заметил Грах. - И ты это видишь. Возможно, ей надо только время чтобы понять, что Изолера не так ужасна. Задержи ее в Тар Имо до моего прихода, и я обещаю, что устрою ей экскурсию в наши горы… Еда наша ей точно пришлась по вкусу. Самый молодой гном, прислушиваясь к разговору, погрустнел.
        Человеческая девушка ему понравилась, но вступать в ссору с драконом света он не желал. Да, и опасался.
        - Что нос повесил, Рох. Отрастишь бороду, найдем и тебе справную девицу. Гномы рассмеялись. И Калид почувствовал жалость к самому молодому гному. Видимо ему часто приходилось терпеть насмешки связанные с отсутствием бороды.
        - Кэл Ти, ты сказал, что девушка ведунья. Может она посмотрит руку Шоха. А то мы на днях столкнулись со слизняком в туннеле.
        - Она еще не обучена. - Осторожно заметил Калид. - Да и о даре она узнала буквально на днях.
        - Женская рука все лучше. - Возразил Грах. - Мы собрали травы. Вот только с нами нет шамана, чтобы приготовить зелье. Эльвира с удивлением, если не ужасом выслушала просьбу. Девушка совсем сникла, когда гномы выложили перед ней травы.
        - Калид, скажи им, что я хочу помочь. Но действительно не знаю, как. Да, я эти травы отродясь не видела. - Призналась девушка.
        - Хотя бы попытайся, чтобы не оскорбить их. - Посоветовал Калид.
        - С таким успехом этим можешь заняться и ты, - буркнула недовольно девушка. Эль принялась вертеть травы. Силясь вспомнить, что делала в этих случаях бабушка. Трава, снимающая боль, трава, заживляющая раны.
        Растолочь по часовой стрелке, определенное количество раз. Добавить еще несколько трав, чтобы мазь получилась вязкой. Бабушка говорила определенные слова. Она молилась древнему славянскому богу. Ярило.
        Солнцу. И несколько граммов родниковой воды. Эльвира, очнувшись от подобия транса, заметила странную тишину.
        Гномы и дракон следили за действиями девушки, затаив дыхание. Эль заглянула в миску, зная, что все сделала правильно. «Неужели, правда? Я ведунья?» Грах обильно смазал руку Шоха мазью. И тот заявил через несколько минут, что боль прошла. Эльвира польщено улыбнулась, молясь, чтобы утром рука гнома не распухла, а ее не посчитали бы шарлатанкой.
        - Ты умница, никогда не сомневайся в этом, - похвалил Калид.
        - Только я не имею представления, как это сделала. - Призналась Эль.
        - У тебя дар бабушки. Ты чувствуешь травы, их предназначение. Если тебя обучить, то ты станешь великой целительницей. Уж поверь мне.
        - В этом мире возможно у меня не было бы другого выбора, чтобы заработать. И мне пришлось бы стать знахаркой… - Заметила Эльвира. - Но в моем мире у меня другие планы и цели. И целительство среди них не числится.
        - Я говорил, что возможно пройдут месяцы пока я смогу помочь тебе обрести твой дом. - Напомнил Калид. - Поэтому, может быть тебе стоит присмотреться к Изолере.
        - Может быть, - задумчиво ответила Эль. Гномы с неприкрытой радостью позировали девушке. Спать они стали укладываться, когда по всем меркам было поздно. Эльвира не взирая на разность языков, уже стала своей в их кампании. Гномы легли спать прямо на острые камни. Всей компанией, чтобы было теплее. Дракон устроился у другой стены, постелив Эльвире собственный плащ у нескольких светящихся камней. Девушка, вздохнув, легла на камни.
        Она поерзала несколько минут, пытаясь удобно устроиться, что в принципе оказалось невозможным. Поминая всех духов зейна на чем свет стоит, Эль сложила плащ в несколько раз и села на него, прислонившись к более-менее гладкой стене. Дракон, приподнявшись на локте, наблюдал за девушкой.
        - Ты собираешься спать сидя? - не поверил Калид.
        - Прости, но у меня более чувствительная кожа, нежели у вас. И я совсем не уверенна, что не околею в этом туннеле. - Прошептала Эль, пытаясь вслух не поведать о своих мыслях.
        - Мы бы развели костер, но это слишком опасно. Дыму некуда уходить и…
        - Я не жалуюсь! - Слегка повысила голос Эльвира. Гномы зашевелились, привлеченные разговором. - Ты спросил, я ответила. - Тихо закончила девушка.
        - Поднимайся, - приказал дракон. Эль приподняла вопросительно брови, даже не пошевелившись.
        - Зачем? - осторожно спросила она.
        - Кажется, той ночью в лесу, когда ты спала на мне, ты умудрилась выспаться. Так, что милости прошу. Тепло, и не каких камней. И думай быстрее, дважды я предлагать не буду. Эльвира размышляла только секунду. Она схватила плащ и устроилась на крыле дракона, пытаясь не думать о том, что в отличие от того раза в лесу, сейчас опасность никому не грозила, и что причина была не только в комфорте и в желании выспаться. Гномы благоразумно промолчали, хотя события их порядком повеселили. И Грах ухмыляясь, думал, что ему никто дома не поверит, когда он расскажет о случившемся. Улыбка, однако, сползла с губ гнома, когда он понял, что конец истории может быть и не столь веселым… Этой ночью Калид все-таки заснул. Нельзя было сказать, что он выспался. Но несколько часов подремал. Гномы проснулись очень рано. И теперь то и дело бросали веселые взгляды на дракона. Калид усмехнулся. Он проснулся раньше остальных, но не осмелился пошевелиться, чтобы ненароком не разбудить девушку.
        Эльвира спала, свернувшись калачиком на крыле дракона. Крыло затекло, но дракон мужественно терпел неудобство, пытаясь продлить момент близости.
        - Везет же некоторым, - заметил Рох. Калид подумал о том, что гном прав. Странствие в туннеле займет еще несколько дней. И дракон будет выступать в роли матраса для Эльвиры, а рядом никого не будет ни любопытных гномов, никого другого. Одни во всем мире. Калид улыбнулся. Грах был прав, когда посоветовал задержать девушку в Изолере. Дракон почувствовал прилив нежности. Он знал, что полюбил Эльвиру.
        Полюбил наверно еще в тот момент, когда впервые увидел. И с каждым днем его чувство становилось сильнее. Оно было готово поглотить дракона. И Калид ясно осознал, что должен действовать. У одалима был шанс открыться перед Эльвирой. Показать ей тот мир, который дракон мог предложить. А для этого надо было отбросить сомнения, которые жгли сердце дракона. Поверить самому, что возможно протянуть мост между двумя разными мирами. Вернее, между двумя представителями разных миров. Эльвира принялась бормотать. Калид вздохнул. За прошедшую неделю он не раз слышал, как девушка начинала говорить во сне ближе к рассвету. Понять ее было невозможно. Просто набор слов. Хотя дракон многое бы отдал, чтобы узнать, что снится Эльвире или, что тревожит ее во снах.
        - Мы бы с радостью дождались ее пробуждения. Но думаю, кто-то уже мечтает остаться без свидетелей. - Ухмыльнулся во все тридцать два зуба Грах. - Скажи ей, что мы еще встретимся в Тар Имо. И удачи, КэлТи. - Искренне пожелал гном. Гномы ушли, хотя каждый из них успел на свой манер выразить желание лицезреть Эльвиру в скором будущем. Калид только усмехнулся. Он тоже надеялся, что Эль будет с ним в Тар Имо, когда гномы нанесут визит в земли драконов.
        Глава 10
        Ритуал
        - Почему драконы не приносят клятв?
        - Это не совсем так. Мы приносим клятвы, но крайне редко.
        - И… - вопросительно продолжила Эльвира.
        - Ну, например брачные клятвы. - После некоторого колебания, ответил одалим. Эль покосилась на дракона. Люди тоже приносили клятвы в загсе при десятках свидетелях. И во время венчания перед лицом Бога. Вот только мало кто из людей мог похвастаться тем, что не нарушил принятые обеты. Но что-то подсказывало Эльвире, что можно и не спрашивать дракона соблюдают ли они свои клятвы. Если Калид так серьезно относился к обещанию, можно было не сомневаться, клятва для него была священна.
        - Люди живут недолго. Мало кто у нас может похвастаться тем, что отметили золотую свадьбу. А вы приносите клятвы на столетия и тысячелетия. Неужели не страшно? - Подначила Эль.
        - Чего страшиться? Если ты знаешь, что нашел того, с кем готов разделить вечность? - Пылко спросил Калид и поспешил отвести красноречивый взгляд. Девушка пожала плечами.
        - Того, что любовь пройдет. - Предположила она. - Не сошлись характерами, быт заел, самые распространенные причины разводов.
        Неужели драконы не знают этих проблем?
        - Ты мыслишь как человек. - Грустно сказал Калид. - У драконов, гномов все по-другому. Мы влюбляемся лишь однажды в жизни. И это навсегда. Эль, засмотревшись на дракона, споткнулась о каменный выступ и едва не упала. Если Калид бы не подхватил ее. Это было уже четвертое падение за несколько дней.
        - Ты в порядке? - Озабоченно спросил дракон.
        - Угу, - буркнула Эль, потирая ушибленный бок. Калид подхватил девушку на руки. Он уже понял, что она редко ходила пешком. К тому же та обувь, которую они купили у фермеров, была ей велика. И девушка смешно шлепала ногами.
        - Не беспокойся, как только выйдем из туннеля, я попытаюсь подняться в небо. Эль подняла взгляд. В зрачках дракона она увидела свое отражение.
        Калид смотрел на девушку, впервые он не отвел взгляд. Время вокруг замерло. Первой пришла в себя Эльвира.
        - Не стоит… - Пробормотала девушка.
        - Прости…
        - Я в том смысле, что… если крыло не зажило, мне опять придется его залечивать. А я сомневаюсь, что это каждый раз будет срабатывать… - Эль скупо улыбнулась собственной шутке. - К тому же не так важно несколько дней мы проведем в дороге или недель. Калид промолчал в ответ. Дракон твердо знал только одно. Он должен как можно скорее попасть в земли эльфов. Это был единственный шанс избежать столкновения с темными драконами.
        - А почему гномы называли тебя другим именем? Калид рассмеялся, от Эль ничего не могло укрыться.
        - Так звучит мое имя на языке гномов. Мы давно знаем с Грахом друг друга. Одно время я жил с его народом, поэтому он и зовет меня на свой манер.
        - КэлТи, - задумчиво повторила Эльвира. - Тебе подходит это имя…
        - Можешь звать меня так. Тем более что многие мои друзья переняли эту привычку у Граха.
        - А ты давно с ним знаком?
        - Еще с юности. Мы обошли много земель вместе. Грах все равно мне как брат… Между прочим, он пригласил тебя в земли гномов. Эль поежилась.
        - Боюсь, еще одни пещеры моя душа просто не вынесет.
        - Гномы живут не только в пещерах. Часть их селений разбросаны на поверхности. Эльвира уже не слышала дракона, она почувствовала радость, когда легкий ветер прикоснулся к лицу. Калид опустил девушку на землю, задержав Эль в объятиях на несколько секунд дольше, чем положено.
        - Небольшой привал и продолжим дорогу. Эль опустилась на колени перед раскинувшимся озером с прозрачной водой. Уже несколько дней девушка не могла принять ванну. Может странствовать и интересно, размышляла Эльвира, но без благ цивилизации непросто. Девушка принюхалась к собственной одежде. Ее давно надо было постирать, если не выбросить. Не размышляя ни секунды, Эльвира скинула рубашку и стянула брюки, оказавшись в короткой рубашке, которая едва прикрывала тело девушки и открывала ноги. Люди спали в длинных рубах. И лишь в брачную ночь девушки одевали специальное одеяние. Эль, не зная брачных тонкостей Изолеры, потребовала у фермерской дочери именно эту рубашку, лишив девушку тем самым части приданного. Дракон покачал головой. Он пожалел, что так и не поднял тему того, в чем ходят женщины Изолеры. Ведь ни одна дева не разделась бы перед незнакомым мужчиной, а Эльвира не испытывала ни смущения, ни стыда.
        - Присоединишься? - спросила девушка.
        - Нет, будет лучше… Калид осекся. Чувство опасности заставило дракона вскинуть голову.
        Но было уже поздно! Четверо драконов, закрыв небо темными силуэтами, быстро приближались к озеру. Врагов было слишком много. Калид на шаг отступил. Но отбросил идею обратиться в дракона. Это было опасно, так как Эль находилась всего в нескольких метрах от него. Калид достал меч и щит. Он не собирался сдаться без боя. Темные драконы приземлившись, обратились в дрейфусов. На их лицах было написано презрение и пренебрежение. Они не боялись одного дракона света, который как они знали, не оправился после ранений, полученных в дуэли с Карханом. Калид молча изучал противников, к сожалению, отмечая что это не рядовые драконы, а личная гвардия короля Терхана, избранная из аристократов. Четверо сильных воинов едва уступавших Кархану. Калид понимал, что в своем состоянии он едва бы справился с одним или двумя противниками, а врагов было четверо… Но отступать было некуда. Дрейфусы перекрыли все пути к отступлению. Дертен подал знак двум подчиненным, и они стали приближаться к Калиду. Четвертый дрейфус бросился в воду, чтобы поймать Эльвиру…
        - Ты заставил нас побегать за тобой, - насмешливо заметил Детрен. - Хотя мне понравилось то, что ты сделал с Карханом. Лично я давно мечтал разделаться с ним.
        - И что мешало? Или кишка была тонка бросить ему вызов? - грубо спросил Калид, не сводя взгляда с дрейфуса, который приближался к Эльвире. Дертен побагровел.
        - Логово Кархана пропахло твоей кровью. Даже сейчас я чувствую, что твоя аура истощена. К сожалению, у меня нет времени получить истинное наслаждение от нашей встречи. Ты умрешь быстро, вопреки моему желанию.
        - Еще посмотрим. Калид едва успел сгруппироваться, чтобы отразить сразу два удара сообщников Дертена. В то время как сам вожак остался в стороне, наблюдая за поединком. Эльвира несколько мгновений не сводила взгляда с Калида, который сражался с двумя противниками. Затем девушка попятилась, увидев дрейфуса нарочито медленно направляющегося к ней. Эль нырнула под воду, пытаясь скрыться от преследователя. Но силы были не равны.
        Дрейфус нырнул вслед за девушкой. И через считанные секунды вытащил Эль из воды. Девушка нанесла несколько ударов руками и ногами. Но бить по дракону было равносильно тому, чтобы молотить по каменной стене. Дрейфус схватил девушку и перекинул через плечо, не веря, что пленница продолжает сопротивляться. Прол схватил девушку за волосы.
        Эльвира вскрикнула, чувствуя, что еще немного и дракон оскальпирует ее.
        - Заткнись, если хочешь жить. Хотя Эль слова дракона показались тарабарщиной, но девушка благоразумно перестала вырываться, осознавая весь ужас ситуации. Дертен вступил в бой. Ему надоело ждать, пока два воина справятся с одним противником. Калид делал единственное, что мог, он сражался. Хотя каждые несколько секунд его взгляд возвращался к Эльвире, которая затихла в руках дрейфуса. И казалось, смирилась с судьбой. Дертен нахмурился, не понимая, откуда дракон света черпает силы.
        По всем магическим законам, он не мог обрести свою силу после сражения с Карханом. В Дар Тане не было прямых солнечных лучей, способных исцелить одалима. Дертен обернулся к Пролу.
        - Оставь девчонку, она никуда не денется. И лучше помоги нам разобраться с ним, - гаркнул Дертен. Дракон земли был не просто зол, он был в бешенстве. Отец долго вынашивал план мести и свержения короля Терхана. Они избавились от собственных врагов с помощью короля - тот забрал их души. Ведь именно Нершир рассказал Терхану о девушках из мира кашры. Все было готово.
        Драконы ждали сигнала, чтобы напасть на своего короля. А тут появилась нежданная заминка. Кархан был мертв, а девушка исчезла.
        Дертен знал, что отец не простит ему ошибки. Девчонку надо было вернуть. Дертену потребовалось время, чтобы воссоздать картину происшедшего. Дракон солнца. Он осмелился бросить вызов Кархану в его собственном логове. А значит, очень силен, если вышел победителем. В поселке дракону и девице продали лошадь. Судя по всему, они шли пешими. Нежданная удача. Дертен, не желая сложить голову раньше времени, взял с собой трех обученных воинов. Когда его отец станет королем, а он наследным принцем, то шкура дракона солнца украсит его пещеру… Возможно, девицу он оставит себе. Отец не пожелает ее после того, как она будет принадлежать Терхану, но благодаря своей красоте она переживет ночь заговора…
        - Соберитесь, - приказал Дертен. - Тот, кто нанесет решающий удар, получит щедрое вознаграждение. Эльвира осталась стоять на коленях, даже не замечая этого. Прол отбросил ее как не нужную вещь. Ведь девушка была только человеком.
        Игрушкой для темных драконов. Эль не заметила, как прокусила губу, и струйка крови потекла по подбородку. Девушка понимала, что ее судьба была предрешена, когда она попала в Изолеру. Калид вселил надежду в ее сердце. И девушка поверила одалиму. Но наблюдая за поединком, Эль до конца осознала случившееся. Калид не помышлял о бегстве. Он собирался биться до конца. До поражения. Ведь даже Эль понимала, что одалим не сможет долго продержаться против четверых противников, которых питала земля. Порез на лбу кровоточил и заливал глаза одалима, но руки Калида были заняты мечом и щитом. Хотя левая рука с щитом дрожала. И это был вопрос времени, когда дракон не сможет защитить себя щитом.
        - Нет, - прошептала девушка и покачала головой. Эльвира выманила обещание у дракона оберегать ее обманом. И Калид собирался принести себя в жертву. Эль хотела сказать, что это ничего не изменит. Смерть дракона не спасет ее, а чувство вины едва скрасит последние дни. Эльвира почувствовала, как в глазах защипало, когда один из дрейфусов распорол бедро Калида. Одалим упал на одно колено. Девушка хотела закрыть глаза, чтобы не видеть, как темные драконы расправятся с Калидом, но Эль не могла пошевелиться. Она замерла как изваяние, чувствуя, как дрожь сотрясает тело. До границы с эльфами оставались метры. Калиду надо было только подняться в небо, преодолеть последний рубеж и тогда у него будет вечность.
        - Калид, улетай! Я освобождаю тебя от данного слова. Слышишь?
        Прошу, тебя спасайся сам! - Выкрикнула Эльвира. Крик вернул девушке силы. Желая отвлечь хотя бы одного дрейфуса, Эль бросилась бежать к реке, надеясь, что Калид воспользуется предоставленным шансом. Дертен отвлекся от боя, гадая, послушается ли дракон солнца слова девицы.
        - Верни ее! - прорычал он Пролу, опасаясь, что девушка переберется на другой берег реки, принадлежащий эльфам и закрытый для темных драконов. Калид перерезал дорогу Пролу и сумел оттеснить его от реки. Одалим раскинул магические путы, надеясь удержать и остальных дрейфусов от погони за девушкой. Дертен выругался. Он, отбросив Прола, налетевшего на него, в сторону. Одним движением руки разрубил путы.
        - Ты же не верил, что они остановят меня. - Презрительно бросил он дракону света. - Не дайте ему прорваться. Дертен в несколько шагов догнал девушку. Дрейфус схватил Эль, рывком поставил ее на ноги, едва не ломая руки и оставляя синяки и кровоподтеки.
        - Маленькая букашка, твоя смерть не будет легкой, обещаю тебе. Эльвира тряхнула головой, отмечая, что дракон перешел на ее родной язык.
        - Обещание темного дракона не стоят и гроша. - Выплюнула она. Эль сделала вид, что поскользнулась на мокрых камнях. В падении она ухватилась за дрейфуса. Одним движением выхватила кинжал из ножен дракона. Дракон рассмеялся.
        - У букашки есть жало? - усмехнулся он. - Ну, давай же, - подначил дрейфус. - Попытайся достать меня. Эльвира тыльной стороной ладони размазала кровь на подбородке, испуганно пятясь от дракона, который не спеша следовал за ней, получая наслаждение от страха в глазах жертвы.
        - Будь ты проклят, - выплюнула Эль. Она занесла удар. Дертен играючи перехватил запястье девушки. Очередная насмешка замерла на губах, когда девушка разжала ладонь, позволяя кинжалу скользнуть вниз. Левой рукой девушка поймала кинжал и полоснула им по животу дракона. Дертен был воином по рождению. Ни одна мысль не успела проскользнуть в голове дрейфуса, его пальцы уже сжали рукоять, и нанесли ответный удар… Кинжал вошел в грудь девушки по рукоять.
        Эль распахнула янтарные глаза, недоверчиво опустила взгляд, попыталась поднять правую руку, чтобы нащупать рукоять, но рука безвольно упала. Тихий вздох сорвался с уст девушки. Из разбитой губы тонкой струйкой скользнула кровавая борозда. Девушка обмякла и упала на колени. Драконы остановили бой, когда Дертен бросил бесчувственное тело похожее на поломанную куклу на мелкую гальку. Отец будет зол… Хотя, он должен понять, что с людьми ни в чем нельзя быть уверенными. Ведь сколько наложниц отца не пережили и одного дня, оказавшись в его логове. Калид отбросил оружие, ставшее теперь не нужным. Не веря происшедшему, он опустился на колени перед девушкой. Ее глаза были закрыты… Но сердце еще билось в груди.
        - Эли, - прошептал одалим, приподняв голову девушки. Ресницы девушки дрогнули, она открыла глаза. Попыталась что-то сказать, но из горла вырвался только стон.
        - Ничего не говори. Калид опустил взгляд к груди девушки, обхватил ладонью рукоять кинжала и замер. Он видел в своей жизни много смертей на поле боя.
        Смертей не только своих сородичей, но и людей. Одалим знал, что девушка умирала. И если он вытащит кинжал, то это не изменит неизбежное. Рана была слишком глубокой. Она была смертельна. Дертен опустил меч на шею Калида, сплюнул на землю.
        - Не надо было спасать ее. Ты только приблизил ее кончину. - Со злостью заявил дрейфус. В голове Дертена созрел новый план. Он доставит дракона солнца в Дар Тан. Обвинит его в смерти девки.
        Король будет в бешенстве. Но выплеснет свой гнев на светлого дракона. Калид странно посмотрел на Дертена. Он дал слово, хотя Эль и освободила его. Глупая девчонка. Она так ничего не поняла. Драконы давали обещание себе, а не кому-то, и никогда не нарушали данных слов. Да и глупое обещание было здесь не причем. Калид отдал бы жизнь, не задумываясь, чтобы спасти хрупкую девушку, волей судьбы, заставившего его пересмотреть отношение к людям.
        - Ты… не виноват. - Прошептала Эльвира, одними губами. - Ты должен жить…
        - Тогда останься со мной. - Выдохнул Калид. - Не уходи в забвение. - Попросил он. Слезы, смешанные с кровью, скользили по щекам девушки. Она едва покачала отрицательно головой.
        - Я бы… хотела остаться… с тобой. Взгляд Эльвиры замер. Калид слышал, как сердце девушки дрогнуло в последний раз и замерло.
        - Нет, пожалуйста, нет. Одалим поднял девушку и прижал к груди. Чувствуя, как собственное сердце разбивается на сотни осколков. Мысли путались, пока одна навязчивая мысль не вытеснила все остальные. Калид опустил тело девушки на землю, убрав острые камни, чтобы они не мешали Эльвире. Одалим резко распрямился, не обращая внимание на мечи, направленные на него.
        - Я могу спасти ее. - С вызовом бросил Калид. Дертен недоверчиво взглянул на убитую девушку. Затем его взгляд переметнулся к одалиму.
        - Даже если вытащить кинжал, рана смертельна. Ее не оживить. - Возразил дрейфус.
        - Ты ведь ничего не теряешь. - Просто сказал Калид. - Убить меня ты всегда успеешь. - Добавил дракон, как будто это было мелочью не заслуживающей внимания. - Но она нужна тебе живой, если ты проделала такой путь. К тому же король без труда узнает, кто нанес ей смертельную рану. А испытать на себе гнев дракона холодного тумана ты не захочешь. Дертен замахнулся и ударил противника по лицу. Кэл Ти сжал кулаки.
        Но не дрогнул и не отвернулся. Лишь только во взгляде одалима вместе с болью мелькнула неприкрытая ненависть. А вот во взгляде темного дракона мелькнуло уважение, губы тронула понимающая ухмылка.
        - Она твоя, спасай… Калид забыл о темных драконах, которые окружили его и дышали в спину. Сейчас во всем мире для одалима существовала только бездыханная девушка. Калид положил руки на грудь Эльвиры, пытаясь считать ее свечение. Времени оставалось мало. А надежда была призрачной как лунный свет.
        - Я не позволю тебе уйти, - прошептал в ухо девушке Калид, обращая свой мысленный взор в прошлое. В те давние времена, которые казалось, сгинули навсегда. Во времена, когда драконы могли даровать половину своего сердца, чтобы спасти чужую жизнь. Эта была особая магия. И подобные случаи были редки. Ведь связь, возникающая между драконом и человеком, невозможно было разрушить. А люди были столь вероломны. Они желали видеть выгоду там, где им предлагали дружбу. Это было так давно. Что уже многие драконы не верили в эти легенды. Калид случайно нашел древние фолианты, где подробно описывался подобный ритуал. Но дракон не мог помыслить, что наступит тот день, и он будет молиться жрице Алике, надеясь, что та не отвернется от него, и укроет своей десницей Эль. Провести равноценный обряд, описанный в древнем фолианте, просто не было времени. Эльвира была мертва. И чем больше проходило времени, тем более тщетна была надежда на благополучный исход. Дракон света начертил древние забытые символы, помещая себя и Эль в магический кокон, который должен был соединить их жизни воедино.
        Ведь неудача для проводящего обряд была смертельна. Но не этот, никакой другой довод не мог остановить Калида. Правда, ни в одной книге не упоминалось, что вырезать часть собственного сердца было невообразимо больно. Дракон закричал, но не прервал обряда. Рука одалима дрожала, когда он потянул за рукоять кинжала, пропитавшегося кровью Эльвиры. Но вместо того чтобы вытащить кинжал, дракон углубил порез, пока не распорол грудную клетку девушки. Калид сделал надрез в сердце девушки и вложил в него часть своего сердца… Дракон отдал не только сердце, он отдал все свои силы и магию, чтобы вдохнуть жизнь в Эль. И последнее что увидел одалим, прежде чем потерял сознание - сердце в груди девушки тихо забилось, а кровь, пролитая драконом, запечатывала развороченную грудь Эльвиры. Магический кокон в последний раз осветил побережье и исчез, обнажая фигуру дракона света и человеческой девы. Драконы держались в стороне. Только Дертен приблизился к девушке.
        Ее сердце действительно вновь билось. Дертен слышал о древних легендах, но всегда считал, что это был очередной миф, созданный драконами света. И даже став свидетелем настоящего чуда, дрейфус, не веря, покачал головой.
        - Любопытно, - бросил Дертен. Он знал, что отца заинтересует подобный феномен. - Ее связать, а то сильно прыткая девица. - Приказал Дертен.
        - Его убить? - спросил Прол, пнув ногой бесчувственное тело одалима. Дертен с радостью омыл бы меч в крови дракона солнца. Дрейфус знал, что это мгновение наступит, но он был готов проявить терпение.
        Легенды гласили, что если убить носителя, то сердце в груди девицы тоже остановится.
        - Если только ты готов отдать ей собственное сердце, - насмешливо бросил Дертен. Воин побледнел, отступая от поверженного врага.
        - Связать его и надеть ошейник. И так чтобы никто не видел поместить в темнице Дар Тана. С ним я разберусь позже. Воины, составляющие личную гвардию короля, а на деле преданные Дертену, не переча, выполнили его приказы, подчистив побережье, чтобы не оставить ни одного следа пребывания дракона света и человеческой девушки. Драконы всего лишь один раз сделали привал. Они стремились к утру прибыть в столицу. Эль протянули лишь кружку с водой и кусок черствого хлеба. Руки девушки оставались связаны, пленнице никто не доверял, после того как она пырнула ножом Дертена. Эльвира помнила, как сердце в ее груди остановилось. Боль была ужасной, но потом она отступила. Наступила темнота. Но лишь на миг.
        Затем девушка увидела свет. Он был везде, он обволакивал тело и тянул нити к душе девушке… Эль дотронулась до груди, прислушиваясь к биению своего сердца. Оно билось иначе. Короткая рубашка девушки была залита кровью, которая обсохла на ветру. Девушка не знала, чья это была кровь, ее или же дракона. Эльвира оттянула разорванную рубашку. На груди не было даже пореза. А ведь кинжал по рукоять вошел в грудную клетку. Эль дрогнула. Так близко смерть еще не была… Калид все еще был без сознания. Он был связан по рукам и ногам. Эль облегченно выдохнула. Ведь когда девушка очнулась от грубого окрика Прола, то первое что она нашла взглядом, это дракона света. Он был бледен. Никто из дрейфусов не позаботился о его ранах.
        И Эль задумалась, почему дреуфусы сохранили жизнь своего врага. И ответ не понравился девушке. Дертен желал испить из чаши мести до дна. И если участь Эль была стать потехой для короля темных драконов. То участь Калида была еще хуже. От гнетущих мыслей девушку отвлеки как не странно дрейфусы. Они говорили на языке драконов, но Эльвира понимала каждая их слово.
        Девушка задумалась, что отдал ей Калид вместе со своим сердцем и кровью? Видимо среди обретенных способностей была возможность понимать любой язык. Осознание этого факта вернуло надежду в сердце Эльвиры. Она вдруг поняла, что все еще жива. Потому, что Калид принес себя в жертву, оставшись защитить ее, вместо того чтобы спасти свою жизнь. Девушка подумала, что теперь настал ее черед спасти дракона. Эль дотянулась до Калида. Девушка хотела убрать прядь волос с лица одалима, когда очередной окрик Прола заставил ее отползти назад. Девушка нахмурилась и принялась живать черствый хлеб. Ей нужны были силы. Невольно девушка стала прислушиваться к разговору драконов. Они говорили о заговоре, который готовился против короля. И в котором самой девушке выпадала роль разменной монеты. Эльвира опустила взгляд, чтобы не выдать своих чувств. Ведь ей не полагалось понимать драконов и знать об угрозе, нависшей над королем холодного тумана. Судьба последнего едва волновала девушку. Ведь король темных драконов приговорил верных воинов к смерти, обрек их души на вечные муки, отдав их в качестве платы духам зейны. По
приказу Терхана, Эльвиру вырвали из ее мира и приволокли в Дар Тан в жертву королевских желаний. И все-таки король оставался единственной надеждой выбраться из темного королевства. Дар Тан в полной мере соответствовал своим обитателям. Это была крепость, в которой даже стены были пропитаны злом и ненавистью. Эль почувствовала подступившую к горлу тошноту. Картины прошлого, которое она никогда не проживала, всплывали в ее голове. Картины казней и сражений. И пролитой крови драконьей и человеческой. Воины Дертена уволокли Калида в одну из дверей, вырвав тем самым Эль из оков прошлого. Девушка все больше беспокоилась о драконе света.
        Прошли уже сутки после обряда, а он все еще оставался без сознания.
        И страшная мысль о том, что дракон света умирал, покоробила Эльвиру.
        - Отец… Эль резко обернулась, услышав новые нотки в голосе Дертена.
        Уважение и почтение предназначались дрейфусу одетому в церемониальную одежду.
        - Ты заставил меня беспокоиться, мой сын. Способен ли ты выполнить такое простое задание и привести сюда девку. Дертен склонил голову ниже, не смея дерзить отцу.
        - Прости меня. Такого больше не повторится. - Пообещал Дертен.
        - Надеюсь на это. - Хмуро отрезал советник короля. - Я хочу полагаться на своего сына. - Нершир перевел взгляд с Дертена на Эльвиру, которая внимательно прислушивалась к разговору. - Это она?
        Почему она не отводит взгляд и откуда кровь на ее… хм… одежде?
        - Она не похожа на остальных девушек, с которыми мы привыкли иметь дело. - Нехотя признался Дертен, бросив беглый взгляд на свою одежду. Ничто в мире не заставило бы дрейфуса признаться отцу в том, что он позволил девушки ранить его. К тому же он не хотел рассказывать о драконе света, которого уволокли в темницу. - Нам пришлось связать ее, чтобы она не предпринимала попыток к бегству… Но как я слышал Дертену нравится, когда девушки проявляют некую строптивость. Так что он будет доволен.
        - Мы и так отбились от графика. Подробности твоих поисков подождут. Пусть девицу отведут в подземелье к другим пленницам. Она должна выглядеть соблазнительно к вечеру.
        - Сегодня? - шепотом спросил Дертен.
        - Да, пришло наше время. Нершир ушел первым. Дертен последовал за отцом, отдав распоряжения касающиеся девушки. Эль сдержала крик, когда незнакомый дракон жестом приказал следовать за ним. Девушка в настоящий момент не помышляла о бегстве. Но думая о предстоящей ночи, Эль хотела развернуться и бежать прочь. «Я должна быть сильной», как манту повторяла девушка, следуя за драконом. В подземелье было сыро. И факелы едва освещали скользкие стены, покрытые плесенью. Девушка два раза едва не поскользнулась. Но сумела удержаться на ногах, не желая показаться слабой. В огромной клетке сидело семь девушек. Совсем подростки - младшей едва исполнилось четырнадцать, а старшей не больше восемнадцати.
        Неумытые лица и грязная одежда. Пленниц не баловали, судя по тем помоям, которые принесли им в пищу. В другой клетке сидело только две девушки. Которые едва выглядели лучше. Они подняли обреченные и пустые взгляды. Появление новой пленницы даже не взволновало их. Дракон снял засовы и толкнул Эльвиру в клетку. Девушка успела ухватиться за прутья, чтобы не упасть на пол. Дракон усмехнулся.
        - Добро пожаловать в свои новые апартаменты. Не беспокойся, долго ты тут не задержишься. Эльвира промолчала в ответ, надеясь, что дрейфус, не получив ответа, уйдет, а не останется мучить пленниц. Как только шаги темного дракона стихли, Эль прислонилась к прутьям решетки и закрыла глаза. До ночи осталось только несколько часов. Эль понимала, что если она не найдет способа сбежать, то оживут ее самые страшные кошмары.
        Мир из понятного и привычного стал другим. Причем в прямом смысле слова. Эль хотелось кричать, но девушка боялась податься порыву, понимая, что тогда ее уже никто не остановит. Вместе с криком, она порвет тонкую нить, которая удерживает ее, дарует силы и надежду.
        - Как тебя зовут? - вопрос задала одна из девушек. С виду она была самой старшей. Русые волосы были собраны в хвост. И хотя лицо пленницы оставалось мертвым, в глубине глаз горела искра надежды.
        Вопрос прозвучал на изолерском. Эль усмехнулась. Да, знание языка была не та сила, которая заставила бы погнуться прутья решетки.
        - Элаллин, можно просто Эль.
        - Первая звезда? - уточнила девушка, улыбнувшись уголками губ. - А меня зовут Исака. Я из деревушки под Большой лозой. Меня и остальных девушек схватили неделю назад. И пока ничего кроме этих стен мы еще не видели. Нас не выпускают, а кормят помоями, которыми побрезговали бы и свиньи.
        - Вас забрали за невыплаченные долги? - Рассеянно спросила Эльвира. Исака отрицательно мотнула головой.
        - Меня схватили, когда я собирала ягоды. И сразу приволокли сюда.
        Мой отец, к сожалению, ничего не сможет поделать. Даже если он докажет, что меня схватили орские ублюдки, то все что он получит, несколько грошей в качестве компенсации. - Девушка громко вздохнула. - И я больше никогда не увижу Эрикона.
        - Кто это? - спросила Эльвира, только чтобы не слышать гнетущею тишину.
        - Мой жених… - Лицо Исаки осветилось изнутри. На сей раз улыбка была настоящей, а не вымученной. - Он ушел в вольные земли на границе. Я должна была отправиться к нему со следующим караванам… - Улыбка на лице девушки угасла так же быстро, как и появилась. - Но видимо судьба к нам жестока.
        - Что вас ждет? - тихо спросила Эль, зная ответ заранее.
        - Это ждет всех нас. - Поправила Исака. - У девушек, попавших в эти застенки лишь одна судьба стать потехой для драконов. У них есть шанс на спасение, - Исака указала на семерку девушек, жадно прислушивающихся к разговору. - Возможно, они наскучат своим хозяевам и те продадут их. Лучше уж попасть в неволю к орку, нежели делить постель с драконом… А таких как мы называют хейли, - Исака сплюнула на пол. - Нас никогда не освободят. Но я лучше умру, нежели произведу на свет еще одного темного выродка.
        - А кто спросит твоего согласия? - раздался глухой голос второй девушки. - Их магия защищает потомство. А человеческие девы обречены на смерть!
        - Ты имеешь в виду, что ни одна из женщин не пережила роды? - встрепенулась Эльвира.
        - Одна жизнь в обмен на другую, - подтвердила Исака.
        - Просто замечательно, - пробормотала Эль, все-таки Калид о многом умолчал.
        - Через три дня торги. Сюда пребудут многие драконы. И мы попадем в рабство. Какой бы длиной не была бы наша жизнь. Нас всех ждет смерть в мучениях и неволи. Эльвиру закусила губу. У нее не было и трех дней. Ее судьба решалась сегодня вечером.
        - Бедный мой отец и милый Эрикон, они будут оплакивать меня, хотя я еще жива. - Исака вздохнула. - А ты, кого покинула ты?
        - Мои родители мертвы. - Машинально ответила Эль, думая о своем.
        - А возлюбленный? Эльвира вздрогнула. Ее рука метнулась к сердцу. Это казалось невероятным, но девушка чувствовала присутствие Калида рядом с собой, хотя они были разделены подземельем и каменными стенами.
        Сердце дракона билось в груди Эль. И именно это сердце и было источником надежды. Вот откуда девушка черпала силы. Эльвира помнила слова матери, что любовь сметает все преграды. «Истинная любовь сильнее любого волшебства, ибо это и есть истинная магия». Эль считала всю жизнь слова матери иносказанием. Но в свете последних событий, девушка была готова поверить, что мать знала о магии гораздо больше, нежели говорила. Эльвира улыбнулась, вспомнив уроки с отцом. Наверно они вдвоем пересмотрели все фильмы с Брюсом Ли.
        Часто к ним присоединялся Максим. Эль хорошо помнила, как проиграла свой первый бой в финале. Она решила бросить карате. Отец сказала, что трудности закаляют характер. И что одно поражение не обязательно несет второе. «Но, если ты сдашься в душе, ты никогда не победишь.
        Победа зарождается в вере. А без нее нельзя победить».
        - Лучший во всех мирах, - улыбнулась Эль. Теперь она точна знала, что должна была делать. Спасти себя и Калида. «Тогда останься со мной», попросил дракон. Эльвира осталась в этом мире. Теперь осталось найти и спасти Калида.
        - Здесь есть еще подземелье? Меня схватили вместе с другом. Но его видимо держат в другом месте.
        - Вон видишь узкую арку. Иногда драконы спускаются по ней, чтобы кормить животных. Там ниже находится подземелье. Но говорят, оттуда еще никто не выходил живым. - Мертвым голосом ответила одна из девушек, которая так и не представилась. Эльвира пристально смотрела на лестницу. Но размышления девушки были прерваны появлением драконов. Знакомый тюремщик принес лохань с чистой водой, а второй дрейфус одежду.
        - Ты должна быть готова через час. Если не желаешь быть наказанной. В этот раз дракон не позволил себе ни вольности, ни шуток. Значит, он, как и остальные уже знал, кому предназначалась новая пленница. Драконы ушли, оставив девушек вновь одних. Девять пленниц испуганно смотрели на Эльвиру.
        - Тебя уже продали? - спросила Исака.
        - Нет! - резко возразила Эль. - Я свободный человек. И никогда не буду рабыней. Исака понимающе улыбнулась.
        - Мы все думаем так, но реальность это не изменит. И если ты не хочешь оказаться в нижнем подземелье, делай, как они говорят. Эльвира с трудом отерла грязь и засохшую кровь с тела. Несколько прядей волос на этот раз остались на кривом гребне, принесенном драконом. Эль спешно облачилась в тонкие развивающие одежды.
        Невзирая на сквозящие ветра, девушке не было холодно. Напротив, ее тело как будто было объято пламенем. Огонь горел в ее душе и… сердце. Пленницы возмущенно уставились на принесенную одежду.
        - Стыд и срам. Неужели они и нас заставят облачиться в подобный наряд. Эль с удивлением посмотрела на одежду. Все интимные места были прикрыты. Руки и ноги видно сквозь развивающуюся ткань. Но наряд едва повернется язык назвать открытым или неприличным. Эльвира улыбнулась. Девушка наконец-то поняла, почему Калид все время предлагал ей плащ, чтобы прикрыться. Девушке оставалось только гадать, что думал дракон, когда она спокойно разгуливала перед ним в своем платье-комбинации или купалась в реке в короткой рубашке.
        - Исходя из той судьбы, что нам уготована драконами, думаю одежда отнюдь не худшая из бед. - Усмехнулась Эль. К тому же шелк был куда приятнее телу, нежели одежда, в которую ее облачили фермеры. Правда об этом Эльвира решила умолчать.
        - Но ведь на тебе нет белья, - в ужасе прошептала вторая девушка. И тут Эль не выдержала и расхохоталась. Она забыла о своих бедах, решив, что если она останется в этом мире, то ей его все равно никогда не понять. Ну, если только лет через сто.
        Глава 11
        Побег
        - Ну же, одалим, не разочаровывай меня. - Дертен наполнил чашу с водой и выплеснул ее содержимое на голову дракона света. Дертен отослал верных воинов. Но не смог отказать себе в удовольствие наведать нового пленника. - Открой глазки, спящая красавица. Калид поднял голову, с трудом открыл глаза. Казалось, веки одалима были налиты свинцом. Гул в голове нарастал, пока шум не превратился в слова. Калид тряхнул головой, чтобы прояснить сознание. Но вместо этого, гул вернулся. Одалим через пелену рассмотрел темные своды пещеры. Попытался встать на ноги. После третьей неудачной попытки, Калид догадался, что был подвешен за запястья, а ноги не доставали пола. Одалим напряг руки, пытаясь порвать цепи. Пока взгляд не сфокусировался на цепях. Калид похолодел, когда разглядел белый блеск металла. Сталомит был единственной возможностью пленить дракона. Коварный металл, не позволял пленнику использовать магию, не позволял обратиться в дракона. И помимо этого, сталомит выкачивал силы пленника. Погружая того в состояние близкое к коме. Калид знал, что если было провести в цепях долгое время, то невозможно было
обратить начатые процессы. Подобный плен был худшим наказанием. Он был ужасней смерти. Сталомит был редким металлом. По соглашению между магическими расами, его использование было запрещено. Но когда закон действовал в Дар Тане?
        - Она жива? - прошептал Калид. Дертен подошел почти вплотную к дракону. Калид был выше его, к тому же он был подвешен. Так что дрейфусу пришлось приподнять подбородок, чтобы встретить затуманенный взгляд дракона света.
        - Я всегда считал что, не взирая на разные точки зрения Дар Тана и Тар Имо, вы не уступаете нам. И не глупы, в отличие от людей. - Дертен улыбнулся. Протянул руку и дотронулся до небольшого шрама на груди пленника. Дрейфус достал платок и промокнул его в воде. Затем отер кровь. - Хм… любопытный символ.
        - Она жива? - повторил одалим. Дертен молча, продолжал изучать пленника.
        - Тебе доставляет это удовольствие? - спросил Калид, пытаясь сфокусировать взгляд.
        - Огромное удовольствие, - согласился дрейфус. - Хотя я даже благодарен тебе за то, что ты убил Кархана. Он всегда мне не нравился. Отец не позволял мне бросить ему вызов.
        - А может страх? - сплюнул кровью одалим.
        - Не взирая на мою неприязнь к Кархану, с тем, что этот ублюдок был истинным воином, не поспоришь. Жаль, что не было свидетелей вашего поединка. Уверен, это зрелище украсило бы любое празднество, стало бы основным блюдом… Ах, да я уже не говорю о твоем самопожертвовании. Вырезать часть сердца, чтобы оживить человеческую деву. - Улыбка Дертена стала шире. - Не стану говорить, что это был мудрый поступок. Скорее уж поступок глупца. Причем влюбленного. Но даже он сослужит мне добрую службу… - О, я вижу тень беспокойства на твоем лице, поэтому поспешу заверить тебя, что она… жива. И невредима, пока. - Дрейфус поднял окровавленный платок. - Многие люди и колдуны заплатят целое состояние за кровь дракона света.
        - Собираешься нацедить мою кровь и продавать ее по пинтам. Тогда присовокупи к этому мои волосы. Говорят, люди верят, что они продлевают жизнь.
        - Жаль, что тебе они не помогут. - Рассмеялся Дертен. - Как впрочем, и твоей девчонке… О, ты, наконец, замолчал, дракон. Задумался о будущем? Что же я открою его. Тебя ждет смерть в этом подземелье! Ты не спасешь себя. И тебе больше не спасти ее. Терхан ждет ее в своих покоях, сегодня вечером. Дав ей свое сердце, ты обрек ее на мучения.
        Ты лишь продлил ее агонию. Калид закрыл глаза. Когда сердце Эльвиры не билось. Он думал только о ее спасении. Одалим был уверен, что найдет способ бежать.
        Но дрейфус был прав. Эгоистично было возвращать Эль из мира забвения. Калид напряг руки и резко дернул цепи, вызвав очередной приступ смеха у дрейфуса.
        - Чем больше ты сопротивляешься, тем быстрее твои силы покидают тебя… Я бы остался поболтать с тобой, но сегодня у меня уже есть планы. А вот утром я обязательно навещу тебя и поделюсь последними новостями. Возможно, даже позволю тебе увидеться с твоей девкой.
        Если ты, конечно, попросишь меня. Дертен ушел, оставив Калида наедине с собственными демонами.
        Дракон света раз за разом пытался порвать оковы, связывающие его.
        Чувствуя, что с каждой попыткой силы покидают его.
        - Это не может так кончиться… Исака расчесала волосы Эльвиры.
        - Собрать их? Эль осмотрелась, надеясь, увидеть свое отражение, но зеркал в подземелье не было.
        - Не надо. Пусть будут распущены. Исака обнадеживающе сжала ладонь Эльвиры в своих руках.
        - Ты должна молиться богам, чтобы они защитили тебя. Губы Эль дрогнули в улыбке.
        - Наша судьба в наших руках. Сомневаюсь, что боги следят за нами. Эльвира бесстрашно вышла из клетки. Два королевских гвардейца были незнакомы. Они скользнули по девушке привычным взглядом. Не видя ничего необычного в том, чтобы доставить пленницу для королевских утех.
        - Я буду молиться за тебя. - Шепнула Исака вслед конвою. Эльвира промолчала в ответ, отмечая каждую деталь, поворот, дверь, имена гвардейцев. Все, что могло помочь при бегстве. Дрейфусы не подозревая, что девушка понимает их речь, обменивались сальными шутками, которые заставили бы любую девушку покраснеть или же бежать прочь от того, что ее ждало в королевской опочивальне. Но на лице Эль не дрогнул ни один мускул. Перед очередной пещерой, вход в которую был завален камнем, драконы остановились. Один из них приложил ладонь к стене.
        - Господин? - спросил он. Ответа не последовало, но валун откатился в сторону. Драконы, поклонившись, ушли. Они оставили пленницу в огромной пещере, которая была пуста, не считая полок с книгами в одном углу и небольшого стола с обычным деревянным стулом. В пещере не было кровати и других удобств. Казалось, что ее хозяином был аскет-отшельник, а не всемогущий король Дар Тана. Король, одно имя которого наводило страх и ужас не только на людей, но и подданных. С уст Эльвиры почти сорвался вздох облегчения, когда она подумала, что получила передышку. Но радость была преждевременна… Король стоял в тени. Просто стоял и смотрел на пленницу. Эль на мгновение закрыла глаза, пытаясь совладать с подступающим к горлу страхом. Девушка вздернула подбородок и бесстрашно повернулась к дракону. «Не показывай свой страх. Ни в коем случае.
        Они привыкли, что люди пресмыкаются перед ними. А уважать рабов никто не будет». Король был стар и некрасив. Хотя черты его лица были приятны, а кожа гладкой - общее впечатление складывалось не в пользу Терхана.
        Чувствовалась старость всего его существа. Он был уже мертв изнутри. Глаза короля не зажглись огнем. Ничто в его взгляде не выражало заинтересованности в пленной девушки. В глазах дрейфуса застыло безразличие и скука, от того, что все это происходит в сотый раз.
        Вечный круг, который было не разорвать. Эльвира напряженно думала. Она знала, что должна заинтересовать короля с первой секунды или будет поздно. И наступающее утро превратиться в похоронный саван, когда отец Дертена совершит переворот. Но как, размышляла девушка заставить короля поверить словам рабыни? Гвардейцы и Дертен говорили о том, что королю нравилось приручать пленниц. Он ценил их строптивость, желая иметь возможность сокрушить волю своих жертв. Но Эль не собиралась доставить наслаждение королю. И хотя все внутри девушки восставало от ее последующего шага, но это был шанс привлечь внимание короля. Эльвира опустилась на одно колено. Она склонило голову, но не опустила взгляд, желая иметь возможность следить за реакцией дрейфуса.
        - Я приветствую тебя, великий король. Слава о твоем могуществе и силе опережает тебя. Дракон едва не подпрыгнул на месте от удивления. Язык драконов был сложен для чужих ушей. Ни один колдун, эльф или орк не мог освоить его. И уж конечно язык оставался магической тайной для людей. Эль видела, в какую долю секунды статуя, олицетворяющая короля, ожила. И если вечность не пала с лица, то на нем проступили живые эмоции, а во взгляде мелькнуло любопытство и неверие. Девушка театрально затягивала момент, но не настолько чтобы разозлить короля. Напоминая себе, что это единственный шанс.
        - Я вижу, о великий король, эти мерзкие рабы не сказали тебе правды обо мне. - Не поднимаясь с колен, смиренно и в тоже время с долей высокомерия сказала Эльвира. Молясь, чтобы дрейфус вступил с ней в диалог.
        - О ком ты говоришь? - невзначай спросил король, но голос выдал его волнение и нетерпение. Взгляд Терхана с долей зарождающегося желания скользнул по фигуре девушки, отмечая светлую кожу, несвойственную людям и длинные волосы, которые как облако обволакивали коленопреклоненную фигуру пленницы. Эльвира на секунду опустила испуганный взгляд, борясь с желанием вскочить на ноги и бежать прочь. Вот только бежать было некуда. Она была заперта в пещере с драконом. Против которого силы девушки были песком для ветра - одно дуновение и песок уносило прочь. Эль сжала кулаки. Увидев, как побелели костяшки пальцев, девушка разжала пальцы. И продолжила начатое представление.
        - О твоих слугах, которые пленили меня. О Нершире и Дертане.
        - И какую правду они скрыли от меня? - Видя колебания девушки, король рявкнул. - Ну, же говори!
        - Прости мне мои сомнения, о великий король. Я не смею ничего укрыть от тебя, так как знаю твою силу… Дертен продержал меня в плену две недели после того как расплатился с духами зейна. Он хотел оставить меня себе, когда узнал о моих способностях… - Эль запнулась, понимая, что лучше ложь соединить с правдой. - Я, как и драконы понимаю и могу говорить на всех языках. Я человеческая ведунья, могу заговорить любую хворь. Я многое умею. Но сейчас мой король я хочу предупредить тебя об опасности - над тобой нависла беда. Эль склонила голову, невольно опустила взгляд. Девушка не любила играть в покер, но везенье сопутствовало ей и там, зачастую позволяя выигрывать при плохом раскладе. Терхан с возрастающим интересом слушал девушку.
        - Говори, - повторил король. Эль резко вскинула взгляд, когда голос короля раздался над ней.
        Терхан подошел к девушке и теперь нависал над ней как исполин.
        - Говори же.
        - Твои якобы слуги, которые не считают себя таковыми - Нершир и Терхан, которые прикрываются покровом твоего доверия. Этой ночью, они нападут на тебя. Они оплели своим заговором твоих подданных.
        Убедили их предать тебя. Сейчас пока ты слушаешь меня, они затаились, готовые нанести удар, от которого ты не оправишься… Эль не успела закончить фразу. Дракон схватил девушку одной рукой за шею и приподнял. Эльвира едва держалась на носочках, переступая с ноги на ногу. Но взгляд девушка не опустила и не стала молить о пощаде.
        - Зачем мне лгать тебе, мой король? - Пролепетала девушка, с трудом вдыхая немного воздуха. - Если сегодня не последует нападения, ты можешь придать меня любому наказанию. И я смиренно приму кару. Но если я права, а ты будешь бездействовать, то твои враги одержат верх. Дракон отбросил девушку в сторону. Эльвира врезалась спиной о камни и упала на пол пещеры. От резкой боли на глаза девушки выступили слезы. Кислород больно опалил легкие. Эль, цепляясь за стены, шатаясь, встала на ноги.
        - Зачем тебе, рабыня, предупреждать меня? - подозрительно спросил король, вновь превращаясь в каменное изваяние. Взгляд Эльвиры вспыхнул, что не укрылось от короля. Не взирая на боль в спине и першение в горле, девушка стояла, гордо приподняв подбородок.
        - Неужели… - Девушка откашлялась. Слова застревали в горле. А король драконов просто смотрел. Как будто это не его пальцы едва не переломили шею пленницы. - Неужели, мой король, ты не отблагодаришь меня за услугу? - Прохрипела Эль. - А когда я рожу тебе сына, то возможно ты решишь, что темным драконам нужна королева. Под стать великому королю. Терхан расхохотался, невольно восхищаясь силой воли новой игрушки, которая оказалась совсем не простой. Королева темных драконов, а это могло быть забавно.
        - Я не терплю, когда мне лгут. Моя кара следует незамедлительно.
        Если ты оболгала моего советника, то ничто не спасет тебя… Но если ты открыла мне истину и если ты окажешься способной родить мне сына и выживешь, то я подумаю о твоем предложении стать моей королевой.
        - Да будет так, ваше величество. - Склонила голову Эльвира.
        - Останься здесь. Я разберусь с Нерширом. А затем мы проверим, что в твоих словах, правда, а что ложь. Дракон ушел, оставив девушку одну. Эльвира несколько секунд, не мигая, смотрела ему в след, а затем ноги девушки подкосились, и она упала на колени. Эль дрожала с головы до ног и ничего не могла с собой поделать. Пока девушка не осознала, что попала в собственную ловушку. Кто бы ни победил в предстоящем сражении - Эльвира была обречена на смерть, рано или поздно. Девушка поднялась с колен. Подошла к валуну, который закрывал вход в пещеру. Сдвинуть его с места у девушки не было сил. После нескольких попыток, девушка сосредоточила взгляд на камне. Она вспомнила слова, которые говорили дрейфусы, чтобы открыть двери. Эль протянула ладонь, прикоснулась к камню. Валун завибрировал. Эльвира, заметив щель, поспешила прошмыгнуть в нее. В коридоре девушка недоверчиво смотрела на камень, который вернулся на место. Эль использовала магию магию! Но в настоящий момент у девушки не было времени осмыслить произошедшее. Эльвира сняла факел со стены и побежала в подземелье. На пути ей не встретился ни один
дрейфус. Пленниц никто не охранял. Дрейфусы были уверены, что девушки не осмелится на бегство. К тому же темные драконы готовились к сражению. Девушки спали в клетках, укутавшись легкими одеялами. Эль сняла ключи со стены и подбежала к первой клетке.
        - Вставайте, ну же скорее! Эльвира подбежала ко второй клетке и распахнула дверь. Пленницы проснулись, они испуганно озирались, не понимая, что происходит.
        - Что вы сидите? Вставайте, это ваш единственный шанс бежать. Эльвира недоверчиво смотрела на девушек.
        - Ну же, - прикрикнула она, ударив факелом по одной из клеток. Раздались вскрики и пленницы сбились вместе, с непонимающе взирая на странную девушку с факелом. Исака первой выбралась из клетки, подозрительно поглядывая на Эльвиру, отмечая следы на шее девушки.
        - Не знаю, как ты тут оказалась, но из Дар Тана невозможно бежать.
        Драконы достигнут нас в городе, а если случится чудо, и мы покинем городские стены, то они поймают нас. Разве нам тягаться с драконами в скорости? Мы всего лишь люди. - Обреченно закончила Исака.
        - Да, что это с вами? - не выдержала Эль, не узнавая собственного севшего голоса. Девушка откашлялась. - Вы можете сами вершить свою судьбу! А вы сидите в клетках, как животные и повествуете, что вас ждет смерть. Что же, вы недалеки от истины. Если вы будете молиться богам и ждать чуда, вы действительно умрете рабынями. Так неужели вы боитесь рискнуть? Пусть шанс спастись не столь велик. Но этот шанс есть! - Эльвира обвила пронзительным взглядом девушек, которые внимательно слушали ее слова. - Неужели шанс быть пойманными не стоит риска обнять родителей и друзей. Шанса покинуть эти стены и найти возлюбленных. Здесь у вас нет будущего! Исака приоткрыла пухлые губы, облизала их. Она никогда не слышала столь пламенных речей. Женщины в Дар Тане подчинялись мужчинам.
        Отцу, брату, мужу. Женщины в Дар Тане были женами, матерями, сестрами и дочерями. Они не были воительницами.
        - Ты… права, - с удивлением выдавила Исака. - И я… я готова рискнуть. Остальные девушки несмело выбрались из клеток. Исака была старшей, и ей верили. Эльвира взяла со стола веревку.
        - Держите, она вам понадобится. - Объяснила Эль. - Постарайтесь незаметно подойти к стенам, но дождитесь, когда охранники уйдут, а это скоро произойдет. Если я не приду через полчаса, не ждите меня.
        Привяжите веревки к бойницам и…
        - Ты не пойдешь с нами?! - раздалось сразу несколько возгласов. Девять девушек в надежде взирали на Эль, страх вернулся на их лица. Эльвира почувствовала тревогу. Девушки вновь были готовы сдаться.
        - Меня схватили вместе с моим другом. Его увели в подземелье. Я не могу оставить его… Обещаю, мы догоним вас. А сейчас не теряйте времени, идите! Искака обняла Эльвиру.
        - Надеюсь ты найдешь его. Исака увела девушек. Эль надела пояс с кинжалом, взяла факел и подошла к крутой лестнице, которая уводила вниз. Девушка осветила лестницу и, отринув сомнения, начала спуск. Ее страх перед замкнутыми пространствами если не исчез, то был подавлен более сильным чувством. Девушка бегом спустилась вниз и остановилась. Лестница разветвлялась на три коридора.
        - Черт, - выругалась Эльвира. Девушка переводила взгляд с одного коридора на другой. Ей надо было сделать выбор. Эль закрыла глаза, вспомнив слова Калида о магии, нити которой переплетают весь мир. И надо только найти отклик магии в своей душе.
        - Ну же Калид, помоги мне… Где же ты? Эльвира почувствовала тепло. Один из туннелей манил ее. И девушка доверилась интуиции. Туннель петлял, пока не привел девушку в очередную пещеру, в которой был уже обыватель. И это был не Калид!
        Эльвира, было, попятилась назад в туннель, пока взгляд девушки не упал на оружие дракона света, которое чистил незнакомый дрейфус.
        Сумка Эльвиры валялась на полу. Видимо, драконы не нашли в ней ничего, что могло их заинтересовать.
        - Господин, - позвала Эль. Дрейфус удивленно привстал со стула. Его удивление не было наигранным, когда он увидел незнакомую девушку. Эльвира тоже хранила молчание, не зная, как выпутаться из новой передряги. Дрейфус был молод. Тень времени еще не легла на его лицо.
        И вечность не отпечаталась в глазах. Но дрейфус стоял между свободой и рабством девушки, между жизнью и смертью Калида.
        - Меня прислал Перитер, - пробормотала Эль, вспомнив имя начальника стражи. - Дар за хорошую службу. - Солгала девушка, не моргнув глазом. Дрейфус недоверчиво смотрел на пленницу. Он не мог мечтать о подобной награде. Красивые девушки уходили с торгов за высокую стоимость. Их не преподносили в дар слугам короля. Фрол не имел собственного дома и средств для покупки дорогой наложницы. Дрейфус смотрел на девушку, страшась подойти к ней и дотронуться.
        Сомневаясь, не видение ли перед ним. Но оцепенение дракона прошло и, неловко улыбнувшись, он шагнул к девушке. Эльвира невольно оглянулась. Она все еще могла сказать, что ошиблась, затем развернуться, догнать остальных пленниц и бежать с ними. Взгляд девушки вернулся к оружию, которое дрейфус положил на стол. Эльвира нащупала на талии кинжал. Девушка сглотнула, ее пальцы дрожали.
        Дракон был молод. И в отличие от остальных дрейфусов на его лице не было тени пресыщенности или развращенности. Эль видела, что охранник находится перед каменным валуном, который скрывал вход в пещеру. И девушка почему-то не сомневалась, что Калид там. Его оружие она узнала без труда. Ведь охранник как раз начищал его до блеска. Кинжал и меч, которыми бился Калид. Единственное оружие, которое могло убить дракона, если конечно целится в сердце.
        Эль никогда не испытывала ненависти к людям. По крайней мере, до такой степени, чтобы желать им смерти. Но сейчас речь шла о жизни Калида. «Он здесь, потому что в последние две недели только и делал, что спасал мне жизнь». Дракон все еще восхищенно разглядывал свой нечаянный подарок. Эль хватило и секунды, чтобы тверже сжать рукоять кинжала за спиной. Дракон ухмыльнулся и сделал шаг ей на встречу.
        - Не бойся, я буду добр с тобой. Эльвира покачала отрицательно головой. Твердо сжала рукоять кинжала, закаленного дыханием дракона. Девушка не знала, откуда у нее была уверенность, что это не простое оружие, для кухонной работы. «Магия хранит память обо всем. Позволь себе услышать ее пение».
        - О боже, что это? - испуганно вскрикнула Эльвира. Дрейфус резко обернулся, пытаясь увидеть, что напугало девушку.
        Этого мгновения было достаточно, чтобы занести оружие. Эль целилась под правое крыло дрейфуса. Оружие с легкостью скользнуло, разрывая кожу дракона. Эльвира прокрутила рукоять, разрывая внутренности дрейфуса. Дракон вскрикнул и упал на колени.
        - Мне жаль, - пробормотала девушка. Она стремглав бросилась к столу, на котором блестел меч Калида.
        - Ну у меня нет выхода. Во взгляде охранника замерло удивление и недоверие. Он даже не поднял руку, чтобы защититься. Эльвира занесла меч, голова дрейфуса покатилась по каменному полу пещеры. Девушка уронила меч, который показался ей непосильной ношей.
        Эль почувствовала тошноту. Но вместо того, чтобы податься панике, девушка отвернулась от поверженного врага и направилась к валуну - за которым ждал Калид. Девушка махнула рукой, и валун сорвался с места. Он ударился об стену и погреб под своими осколками голову дрейфуса. Подобный всплеск магических способностей напугал и саму девушку, но сейчас не было времени анализировать новые силы. Эль не стала возвращаться за факелом, пещера была ярко освещена.
        Девушка вошла внутрь. Вздох облегчения, который почти сорвался с уст Эльвиры, замер на ее устах. Девушка бросилась к прикованному дракону.
        - Калид! - выкрикнула Эльвира. Девушка осторожно прикоснулась к лицу одалима. - Калид, если ты слышишь меня, пожалуйста, открой глаза… Я здесь, я пришла за тобой. Эльвира, не чувствуя слез, которые катились по щекам, осторожно отступила от дракона, изучая серебристые цепи, которые сковывали одалима. Цепи вели к рычагу, с помощью которого они удерживали пленника в подвешенном состоянии. Эльвира подошла к стене и резко дернула рычаг. Калид упал на колени. И если бы не цепи, девушка не сомневалась, что дракон лежал бы на полу.
        - Ну, давай же открой глаза, мне нужна твоя помощь. Без тебя я не справлюсь. Эльвира нащупала небольшие отверстия для ключа в цепях.
        - Я сейчас, - поднимаясь с колен, пообещала девушка, срываясь с места. Эль вернулась к мертвому дрейфосу, сняла с его пояса связку ключей. Девушка замерла в проходе, закусила губу - раны на теле одалима кровоточили, дракон был бледен. Эльвире показалось, что она опоздала.
        - Нет, я не позволю этому произойти. Эль вставляла ключ за ключом в замок, терпя одну неудачу за другой.
        - Давай же… Наконец-то последний ключ подошел. Однако замок проржавел, девушка вспотела, пока три раза провернула ключ. Эльвира сняла цепи и отбросила их в сторону, чувствуя исходящую от них опасность. Девушка попыталась поддержать дракона, но тот рухнул на пол, увлекая за собой Эль.
        - КэлТи, - позвала девушка, не предпринимая попытку встать. Эль обняла одалима и приложила ухо к его груди. Сердце дракона билось, давая надежду, хоть и невесомую, как ветер. Эльвира оторвала несколько полос от своих шаровар и перебинтовала раны одалима, хотя ни одна из них не могла угрожать жизни Калида. Эльвира нащупала шрам на груди дракона - там, где он вырезал свое сердце.
        - Что же с тобой? - пробормотала девушка. - Как мне помочь тебе, если я ничего не знаю. Эль чувствовала, что температура дракона падала, он умирал… А девушка не могла спасти его.
        - Пожалуйста, Калид, прошу тебя, очнись. Мне нужна твоя помощь.
        Слышишь? Потому, что я не уйду без тебя. Надежда таила с каждой секундой. Эльвира оставалась стоять на коленях, чувствуя подступающую обреченность - нельзя было остановить смерть. Калиду удалось сделать это однажды, но девушка была только человеком и она опоздала. Слезы капали на грудь дракона, смешиваясь с его кровью. Измученный и изможденный Калид сейчас как никогда был похож на человека. И он был столь же уязвим.
        - Я знаю, что тебе больно. И возможно, ты готов сдаться и уйти. Но ты не можешь. Слышишь? Ты должен бороться! Ради себя и ради меня.
        Ради нас двоих… Потому, что я… я… искала тебя всю жизнь. Но когда нашла, то я струсила… Я испугалось того, какие мы разные. Но если ты дашь мне еще один шанс, то я не отступлю. Вернись, не дай этому так закончиться. Эльвира с надеждой заглянула в лицо дракона.
        - Пожалуйста, не умирай… Эль прикоснулась пальцами к губам дракона. Они были холодны.
        - Я люблю тебя… - Почти в губы Калида прошептала Эльвира.
        Печальная улыбка тронула губы девушки, и она поцеловала дракона. Как только девушка прикоснулась к одалиму, сотни нитей потянулись от нее к дракону. Нити, переливаясь золотом и пурпуром, оплели девушку и дракона, создавая вокруг них магический кокон, в котором бушевала чистая первозданная энергия, основа всего в мире. Эльвира прощалась с драконом, пока не почувствовала, что Калид ответил на поцелуй. И весь мир остановился. Эльвира забыла о Дар Тане, о подземелье, о нависшей опасности. Впервые в жизни девушка была там, где хотела оказаться. Ну, почти. Эльвира отстранилась от дракона, заглянула в зеленые глаза.
        - Мы не можем терять время. Если дрейфусы обнаружат наше исчезновение, то они пошлют за нами погоню. Калид недоверчиво присел и схватил девушку за плечи. Желая убедиться, что перед ним не видение. Дракон положил ладонь на грудь девушки, прислушиваясь к биению ее сердца. Эль невольно улыбнулась, девушка сжала ладонь дракона.
        - Я жива, клянусь это не галлюцинация. Но мы должны бежать.
        Сейчас. Потому что если мы упустим момент, то будет поздно. Калид поднял окинул внимательным взглядом девушку, отмечая ее наряд наложницы и синяки на шее. Храня молчание, одалим осторожно прикоснулся к отметинам.
        - Кто это сделал?
        - Поверь, сейчас это не важно… Ты сможешь встать? Калид хотел возразить девушке. Ну, тут он осмотрелся, оживляя события последних дней и посещение темницы Дертеном. Дрейфус ушел, а Калид остался сражаться с цепями из сталомита, которые в настоящем валялись у стены. Одалим заглянул внутрь самого себя. Он не мог поверить, что его силы не исчезли, а возросли. Дракон чувствовал небывалую силу, которая лилась по венам. Раны, которые кровоточили сутки, затягивались прямо на глазах. Подобная регенерация была необычна даже для одалима, тем более подвергнутого влиянию сталомита. Калид стянул повязки, наложенные Эльвирой.
        - Калид? - вопросительно позвала девушка. - Мы должны идти. Дракон вскочил на ноги и рывком поднял Эль, которая оставалась стоять на коленях.
        - Где Дертен?
        - Не знаю. Нершир собирается сегодня свергнуть Терхана… Поэтому мы должны поторопиться, пока кто-то из них не победил. Калид последовал за девушкой, которая вела его к выходу из пещеры.
        С опозданием одалим осознал, что Эль говорит на чистом изолерском.
        Калид покосился на убитого дрейфуса и валун, но не стал требовать немедленных объяснений. Девушка была права, объяснения могли подождать, пока они не покинут пристанище темных драконов. Одалим вернул оружие. Кинжалы и меч, подаренный несколько столетий назад отцом. Эльвира бросила в сумку свои вещи и альбом, а также смела со стола пару ножей.
        - Я защищу тебя, - пообещал Калид. Эльвира покосилась на прихваченное оружие.
        - Я знаю, ну так мне спокойней… - Девушка прислушалась к тишине. - Что-то слишком спокойно для вооруженного переворота.
        - Это точно. Если конечно… Дракон не закончил фразу, так как раздался грохот, который оповещал лучше слов, что дрейфусы вступили в сражение.
        - Теперь нам точно надо торопиться. - Заметила Эльвира. Девушка побежала к туннелю, ведущему к лестнице и к верхнему подземелью. Ей не надо было оборачиваться, чтобы убедиться, что одалим следовал за ней. Его шаги эхом раздавались от стен. Второй грохот раздался, когда беглецы достигли верхних ступеней лестницы, ступени завибрировали. Эльвира ухватилась за стену, видя, что ступени под ногами проваливаются. Калид подхватил девушку на руки и перепрыгнул через пустоту под ногами. Эль благодарно улыбнулась. Она заглянула в потемневшие глаза одалима. Калид прижал девушку ближе. И, желая убедиться, что ему не померещилась сцена в подземелье, поцеловал ее.
        - Я люблю тебя. - Прошептал дракон. - Прости, что не сказал тебе об этом раньше. Эльвира улыбнулась шире.
        - Ты доказал это лучше любых слов. Калид резко опустил девушку на пол и заслонил собой. Эльвира возвела взгляд к потолку и смело выглянула из-за спины одалима. Два дрейфуса, один из которых сопровождал Дертена, приближались к беглецам.
        - Вам не сбежать из Тара. - Насмешливо заметил Прол. - Это еще никому не удавалось. Более молодой дрейфус не был столь самонадеян.
        - Может, будет лучше, если я кликну стражников?
        - Зачем? Он провел сутки скованный сталомитом. Ему не выстоять. Калид подтолкнул Эльвиру к выходу, прикрывая девушку своим телом.
        - Даже не думай, - прошипела Эль в ответ, - без тебя я не уйду! Калид выругался, но оставил попытку вытолкать девушку. Дрейфусы переглянулись. Прол подал знак и обнажил оружие против одалима, пытаясь отвлечь его от девушки, чтобы напарник схватил пленницу. Калид материализовал щит. Мечом он отразил удар Прола, а щитом отбросил второго противника.
        - Не в этот раз, - прошептал Калид. Эльвира улыбнулась, понимая, что имел в виду одалим. Потеряв один раз девушку, Калид был настроен на победу. Эльвира достала один из ножей. Она не хотела мешать Калиду, который уверенно теснил двух противников, но и стоять в стороне, девушка не желала. И при первом удобном случае, метнула нож, заставив Прола ошибиться, чем в ту же секунду воспользовался дракон света.
        - Нет, - выкрикнул второй дрейфус, на его лице появился страх.
        Теперь он остался один на один с одалимом, в глазах которого прочитал смертный приговор.
        - Пощади.
        - Чтобы ты поднял тревогу? - жестко спросил Калид.
        - Нет, я никому не скажу о вашем бегстве.
        - Если чему-то меня и научило общение с подобными тебе, вам нельзя верить! Дрейфус споткнулся о тело убитого друга и упал с лестницы в разверзнутую пропасть. Калид выругался, понимая, что дрейфус, скорее всего, выживет.
        - Оставь его. - Попросила Эльвира. Калид криво усмехнулся.
        - Боюсь, мы оставим за собой не одного кровника.
        - Главное, чтобы они вспомнили о нас не раньше утра. Девять девушек в испуге отпрянули от дракона! Эль вздохнула. На лицах пленниц застыл такой ужас, что девушка удивилась, как они не пали замертво. Нет, все-таки в этой Изолере пора навести порядки, подумала Эль, и поменять отношение людей к жизни и другим разумным существам. Эльвиру возмущало до глубины души, что мужчины в Дар Тане склонив голову, принимали правила игры, навязанные темными драконами. Мужчины мерились с тем, что их женщин превращали в наложниц и рабынь. И не восставали.
        - Он со мной! - поспешила успокоить пленниц Эльвира. Девушка не желала слышать оскорбления в адрес Калида.
        - Он дракон! - пропищала тоненьким голосом самая молодая девица.
        - Неужели? - фыркнула Эль. Девушка окинула притихшего одалима внимательным взглядом. - А я как-то не заметила. - Не скрывая сарказма в голосе, бросила Эльвира. Девушки взглянули на Эль как на сумасшедшую, заподозрив, что она находится под действием проклятия.
        - Но, он и впрямь дракон, - объяснила Исака. Эльвира вздохнула, покачала головой. У нее не было времени, да и желания менять традиции Изолеры немедленно, когда в любую секунду дрейфусы могли узнать о бегстве. Эльвира, наконец, стала понимать, почему появление полукровок в Изолере было редким явлением. Ведь расы, проживающие в Изолере со страхом, презрением или пренебрежением относились к тем, кого не считали своей ровней. А драконов люди просто боялись. Причем неважно, какого света была их кожа. И что они несли в мир добро или зло. Калид хранил молчание, не желая пугать девушек, которые и так дрожали от страха. Одалим надеялся, что Эльвира найдет слова, чтобы убедить пленниц в его непричастности к тем испытаниям, которым их подвергли.
        - Мы находимся в высокой крепости, вокруг болота. Но до них еще надо добраться. Я улетаю с драконом. Если хотите, можете лететь с нами. Не устраивает этот вариант, что же можете попытаться спуститься по высоким стенам, перейти болота и надеяться, что драконы не последуют за вами в погоню. И последний вариант, можете вернуться в свои камеры. И тогда ваша участь решена. Но вы сможете винить лишь себя в своей участи, а не богов и драконов. Решайте!
        Сейчас, пока дрейфусы не нашли пустующее подземелье! Исака бросила беглый взгляд на дракона, испуганно сглотнула, но все-таки кивнула головой.
        - Я верю тебе. - Прошептала девушка. Эльвира расслабилась, хотя сохранила на лице гневное выражение.
        - А остальные? Решили остаться? - подначила она. Пленницы в один голос заявили, что согласны на что угодно, главное покинуть Дар Тан.
        - Нам придется спасти их, хотя возможно за свой снобизм стоило их оставить здесь, - на родном языке заметила Эль.
        - Они просто напуганы… - Возразил Калид. Эль покачал головой. Почему ее все буквально понимают?
        - А я просто шучу, потому что если бы они отказались добровольно следовать с тобой, пришлось бы их связать и засунуть кляпы в рот. А согласись, это заняло бы время. Калид чтобы сдержать смех, обернулся в дракона. Девушки после нескольких слов, сказанных им Эльвирой, едва не с разбега бросились карабкаться на дракона. Калид усмехнулся, надеясь, что в Тар Имо никто не узнает, что дракон света выступил в качестве верховой лошади. В Дар Тане уже гремело сражение, охрана покинула посты. Эль все правильно рассчитала - никакого преследования. Куда, темные драконы были заняты дележкой власти. Им сейчас было не до пленников. Но чего не знала и не могла знать девушка, что уже в смертельном бою сошлись два главных противника: король холодного тумана Терхан и его как оказалось не верный советник Нершир. Дертен стремился пробиться к отцу на помощь, но ему дорогу преградили личные гвардейцы короля Терхана, которые остались верны присяге. Да, всего этого Эльвира не знала. Да ее особо и не волновало, кто одержит победу в схватке за власть. И в лице Дертана и в лице Терхана девушка обрела врагов. И что-то
подсказывало Эль, что они никогда не откажутся от мести. Калид только раз обернулся, чтобы взглянуть на столицу темных дракон. Дар был охвачен огнем. В эту ночь знал одалим, погибнут многие дрейфусы. Их тела не будут погребены или развеяны в прах, согласно традициям. Темные драконы не прощали измен. И мстили не только живым соперникам, но и тем, кто пал в битве. Неприкаянные души будут скитаться по землям Изолеры, пока их тела будут отданы на поругание или обречены на гниение и разложение. Калид отвлекся от мыслей о Дар Тане и его обитателей. Эльвира, удобно устроившись на спине дракона, заснула. В отличие от других девушек, которые явно не собирались спать, уверенные, что в любой момент дракон может закусить ими. Вскоре дракон света услышал бормотание Эльвиры. И неожиданно для себя Калид решил, невзирая на события последних недель, он был почти абсолютно счастлив.
        Глава 12
        Выбор
        - Она говорит, что ее жених находится на свободных землях охотников. - Перекрикивая шум ветра, сообщила Эльвира. Девушка успела выспаться, но теперь ее мучил голод - о чем она поспешила сообщить дракону. Калид рассмеялся, чем заставил освобожденных пленниц молиться своим богам. Земли охотников вскоре показались внизу. Граница дар Тана осталась позади. И никто не попытался остановить дракона света. Видимо, драконы, защищающие границу, были отозваны в столицу, чем и воспользовались пленники. Эльвира всматривалась в незнакомые земли, гадая, как охотники относятся к драконам. И не придется, ли вновь убегать, так и не пообедав? Хотя со стороны местных обывателей это было бы черной неблагодарностью. В землях охотников было мало женщин, а тут девять девиц и только одна занята. Охотники обязаны были оценить такой подарок, улыбнулась Эльвира. Калид обратился в одалима, едва коснулся земли. Оружие он оставил в ножнах, даже когда на поляне показалось с десяток бородатых охотников. На лицах мужчин был написан вызов, и оружие они держали в руках. В том числе арбалеты, которые были нацелены на одалима. Мужчина
в летах вышел вперед, он подал знак, охотники нехотя спрятали оружие. На открытой местности дракон с легкостью убил бы людей, пожелай он того. И случайно выпущенная стрела могла способствовать развязке событий - вожак людей хорошо понимал это.
        - Дракон солнца, - бородач предусмотрительно поклонился. Мужчина прожил долгую жизнь, часто бывал в других землях. Встречал он и драконов из Тар Имо, чтобы знать - без особой причины одалим не нападет. И его лучше не злить. Ведь и сотня людей для него не противники. - Что привело тебя к нам? Калид давно не бывал в свободных землях. И сейчас испытал облегчение. Последние недели порядком измотали его. И ему была нужна передышка. К тому же он так толком и не поговорил с Эльвирой.
        - Эти девушки были пленницами в Дар Тане. Им нужно убежище и помощь. У одной из девиц здесь находится жених Эрикон. Я прошу вас принять их и позаботиться об их безопасности. Мужчина не стал задавать лишних вопросов. Свободные земли часто становились прибежищем для беженцев Дар Тана. Охотники с радостью предоставляли беглецам кров.
        - Ты можешь без страха оставить их здесь. Поверь, дракон, мы позаботимся о них. Уверен, что они найдут свою судьбу здесь. - Мужчина усмехнулся, погладил бороду. - У нас много холостых парней. Калид взглянул на Эльвиру, понимая, что придется просить еду у охотников. Эль точно не согласится ждать, пока он поймает кабана, разделает его и зажарит на костре.
        - Если ты не спешишь дракон, то можешь разделить с нами трапезу и остаться здесь на ночь, чтобы набраться сил в дорогу. - Предложил охотник.
        - Отличное предложение. - Обрадовалась Эльвира, выступая вперед. - Он остается. - Подтвердила девушка. - А долго надо ждать, чтобы нас накормили? Охотники вертелись под рукой. Хотя стоит отдать им должное, они провели девушек в хижину, где было чисто и уютно. С горем пополам, но девушки искупались. И им выдали одежду. На свободных землях всегда было холодно, говорили, что в горах еще лежал снег.
        Принесенная одежда была мужской, но теплой и чистой. Эльвира с радостью избавилась от остатков платья наложницы, как и от грустных воспоминаний. Девушку не оставляло ощущение, что теперь все плохое осталось позади. К вечеру охотников стало не меньше нескольких десятков. Женщин было всего несколько. Среди пришельцев оказался и жених Исаки. Так что последние сомнения рассеялись - девушки были пристроены. И судя по довольным взглядам молодых охотников, они оценили нечаянный подарок. Охотники развели костры прямо на улице. В главной хижине не поместилась бы и пятая часть обывателей деревни. Эль оказалась в центре внимания. Девушки именно ее называли спасительницей, а на дракона бросали лишь робкие взгляды. Эльвира в мешковатой одежде с меховой шапкой с лисьим хвостом чувствовала себя превосходно. Она смеялась шуткам охотникам, с радостью пробовала новые блюда и слушала рассказы бывалых старожилов. Девушка сразу заметила, когда Калид покинул поляну, поднимаясь в горы. Эль, сославшись на усталость, сбежала от своих ухажеров. Правда, один из них предпринял попытку догнать девушку, но был остановлен
предводителем охотников.
        - Оставь ее. Она птица не твоего полета.
        - Ну он же дракон. Эльвира на миг замедлила бег, но не стала возвращаться. Ее едва волновало, что о ней подумают охотники. Скорее всего, решила девушка, она видела их в первый и в последний раз в жизни. Эльвира догнала одалима, который стоял в задумчивости и любовался ночным небом. Калид молчал, не говоря ни слова, как будто ждал какого-то знака. Эль запрокинула голову, улыбнулась.
        - Здесь небо совсем другое, нежели в моем мире. И звезды огромные.
        - Девушка протянула ладонь, как будто хотела дотронуться до самой яркой звезды. - Говорят, в горах лежит снег… хм… поднимемся? Калид протянул руку. Пальцы Эль и одалима переплелись и они, молча, начали подниматься на вершину горы. Калид ни разу не обернулся и не посмотрел на девушку. Но он крепко держал ее руку, не позволяя отступиться. Эльвира искоса посматривала на дракона, не понимая, что его тревожило. Ведь они были свободны. Драконы не могли уже добраться до них. На вершине Эль отвлеклась от собственных мыслей, не веря, девушка опустилась на колени. Ее ноги по щиколотку утопали в белом пуху.
        Настоящий снег. Он искрился под звездным небом. Земли охотников в корне отличались от Дар Тана. Небо, земля, даже воздух в свободных землях был другой, нежели в королевстве темных драконов. Эльвира закрыла глаза и вдохнула чистый горный воздух. Чувствуя тепло, которое разлилось по венам, не взирая на холод и снег. Эль искоса посмотрела на дракона.
        - Я с детства люблю снег. У нас есть забава - игра в снежки… - девушка, не поднимая взгляд, спешно слепила пару шариков. Она повернулась, сжимая снежок. И получила увесистый удар снегом в лицо!
        - В Изолере тоже есть эта игра, - отступая, улыбнулся Калид. Эль сделала вид, что хочет отбросить снег. Но в последнюю секунду резко изменила направление и кинула снежок в одалима. Калид уклонился от удара.
        - Я в этой игре профи… Ну если хочешь дам тебе фору. - Подначил он. Эль возмущенно фыркнула.
        - Еще чего. Я никогда не проигрывала соседским мальчишкам. Через десять минут Эльвира, тяжело дыша, рухнула в снег. Ее щеки разгорелись, шапка слетела. Калид увлеченный Эль, упал вслед за ней.
        Он едва успел выставить руки, чтобы не раздавить девушку.
        - Так на чем мы остановились? - прошептала Эльвира, приподнимаясь, чтобы поцеловать одалима. Калид, однако, слегка отпрянул, улыбка сошла с его лица. Эльвира удивленно приподняла брови.
        - Что теперь? - тихо спросила девушка. - Кажется, нас никто не преследует, а охотники слишком тебя боятся, чтобы проверить, что мы тут делаем. - Добавила полушутя Эль, заглядывая в глаза одалима. Но Калид даже не улыбнулся.
        - Если ты останешься сейчас, то я не смогу тебя отпустить не завтра, не потом. - Признался дракон. - Боюсь моего благородства на это не хватит. - Тихо закончил одалим. Эльвира задумалась, осознавая, что Калиду нелегко далось его признание. Девушка почти забыла о прошлой жизни, хотя не прошел и месяц, с тех пор как она попала в Изолеру. Ее родители и бабушка были мертвы. Но в том мире оставался Максим. Который никогда не будет знать покоя. Но с другой стороны можно было навестить друга, если Калид найдет путь. Попрощаться с прошлой жизнью, потому что Эль не могла представить свою жизнь без Калида. За короткое время он сумел стать самым важным человеком… хм… драконом в жизни девушки.
        Калид стал необходим как воздух. «Жили они долго и счастливо».
        Эльвира готова была закончить свою сказку этими словами, зная, что не будет сожалений и разочарований. Калид не шевелился, замерев как статуя. Он ожидал вердикт девушки, не пытаясь повлиять на ее решения. Но одалим не мог скрыть волнение и беспокойства, страха быть отвергнутым. Эль широко улыбнулась. Девушка приняла решение еще в подземелье, а сердце и еще раньше, когда Эльвира боялась новых чувств, которые вызывал в ней дракон. Девушка потянулась, чтобы поцеловать одалима и развеять сомнения Калида, но дракон вновь отпрянул и покачал отрицательно головой. Эль закусила губу, чтобы скрыть улыбку.
        - Что на этот раз? - приподнимая брови в немом вопросе, спросила девушка.
        - Если ты согласна быть со мной, то позволь, чтобы все было по нашим обычаям.
        - Это как? - с тоской спросила Эльвира, которая с детства ненавидела глупые церемонии. Калид встал на колени, протянул руку Эль. Девушка вздохнула, но встала напротив одалима, предчувствуя, что дальнейший ход событий ее явно позабавит.
        - Позволь мне надеть тебе на руку обручальный браслет. - Без тени улыбки, серьезно и с новыми нотками в голосе сказал дракон. Эль прокусила губу до крови, выругалась. Хотя удивление девушка скрыть не смогла.
        - Ты делаешь мне предложение? - на всякий раз уточнила Эльвира.
        - Да. - Калид не сводил горящего взгляда с девушки. Он протянул руку и дотронулся до припухшей губы Эль. - Мы должны обменяться обручальными браслетами и принести клятвы. - Объяснил одалим, не опуская ладонь, осторожно лаская губы девушки.
        - Э… - Эльвира с трудом отвела взгляд от дракона. - То есть никаких жрецов, обрядов и свидетелей?
        - Если ты хочешь, то по возвращению в Тар Имо я устрою прием, - поспешил предложить Калид. Эль отрицательно покачала головой. Обряды драконов с каждым днем нравились девушке все больше. Никакой брачной суеты и волокиты. В любую секунду принес клятву и… связан на всю жизнь. Калид говорил, что драконы только раз в жизни приносят клятву. Отец Калида после смерти жены ушел за ней, хотя мог прожить вечность. Взгляд Эльвиры потух.
        - С моей стороны будет нечестно сказать да. - Произнесла девушка. Наступило тягостное молчание. Калид убрал руку. Приподнялся с колен, но вновь опустился на снег. Внимательно взглянул на девушку и задал главный вопрос.
        - Почему? - с почти ощутимой в воздухе тоской спросил дракон. Эль вздохнула. Девушка не хотела, чтобы ее отказ сказался на отношениях с Калидом.
        - Я человек. Мне уже двадцать два года, а тебе всего тысяча сто двадцать один год. - Горько усмехнулась Эльвира. Девушка несколько раз моргнула, не желая разразиться слезами от жалости к себе. - Через лет шестьдесят я умру… - Не поднимая взгляда, продолжила объяснения девушка. - А у тебя впереди вечность. И потом, когда ты меня забудешь через пару столетий, - Эль горько вздохнула и нехотя закончила, - то возможно встретишь девушку из своего племени. И ей ты сможешь принести клятву уже навсегда… Калид, несмотря на то, что несколько секунд назад со страхом ожидал объяснений Эльвиры, расхохотался. Эль только раз сказала, что любит его. Эти слова сорвались с губ девушки, когда она спустилась за ним в подземелье. А после, когда Калид признался в своих чувствах, то Эльвира не ответила традиционное «и я тебя». К тому же для человеческой девушки связать жизнь с драконом было ответственным шагом. И Калид не был уверен, что Эль захочет пойти до конца.
        - Первым делом, что я сделаю, это изучу ваши традиции и порядки.
        Ненавижу быть дурой! - Возмутилась Эльвира, видя, что над ее словами потешаются, в то время как она позволила дракону заглянуть в свою душу.
        - Прости, это моя вина. - Спохватился Калид, хотя легкая улыбка осталась блуждать на губах. - Я думал, Дертен объяснил тебе, почему не убил меня на месте, а взял в плен.
        - Он садист. - Буркнула все еще немного недовольная Эльвира. Но в ее глазах уже заиграли маленькие чертики. - Не удивлюсь, если ему пришлись бы по душе развлечение в виде пыток дракона солнца.
        - Ну, и это тоже, - вынужден был признать Калид. Улыбка дракона стала шире. - Но дело не в этом. Теперь мы с тобой связаны. Если умрет один из нас, то умрет и другой. Но до тех пор, пока я буду жить, тебе не грозит ни старость, ни смерть. Ты всегда будешь молодой и прекрасной. «А вот с этого момента подробнее», подумала Эльвира. Разве это не мечта любого человека - не страшиться смерти? Знать, что лицо не испепелят морщины. Бессмертие. Бессмертие, которое можно разделить с любимым мужчиной, а не коротать его в одиночестве.
        - Если я скажу да, нам придется ждать, пока ты достанешь браслеты? - уточнила Эльвира. Калид отрицательно покачал головой, протянул руку, раскрыл ладонь, в которой волшебным образом появилось два браслета изумительной работы. Которые как догадывалась Эль, дракон не купил на обычной распродаже. Браслеты были сделаны из белого золота, а бриллианты образовывали небольшую фигуру - печать, отличительный знак рода дракона.
        - Они прекрасны… - Искренне восхитилась Эльвира. - Ты что все время носил браслеты с собой? - Подозрительно спросила девушка.
        - Конечно, - Подтвердил Калид, которого позабавил вопрос. - Как любой уважающий себя дракон, чтобы не опозориться перед своей избранницей. Эль улыбнулась.
        - Меня распирает любопытство, что вы храните в своих тайниках.
        Уверена, кое-какие вещицы меня позабавят. Но так как перечень подробного списка займет много времени, можешь надеть мне браслет. И покончим с этим. Калид едва успевал за мыслями девушки. Но воспользовался передышкой, пока Эль не задала очередной вопрос. С нее станется и впрямь узнать о каждой вещице, что брали в дорогу драконы. Калид надел браслет на левую руку девушки.
        - Я призываю в свидетели жрицу Алике, что отныне ты моя жена. Слава богу, ни каких слов «вы собрались сегодня дорогие брачующиеся, перед лицом сотни», скучающих гостей, подумала Эльвира.
        Девушка никогда не любила эту часть официального брака. Одалим отдал второй браслет Эль и протянул правую руку. Эльвира повертела браслет в руке, поднесла к носу.
        - Эль, - позвал насмешливо Калид. Девушка виновато улыбнулась. «Прости», - буркнула она. А затем осторожно, чтобы не уронить браслет, что скорее всего, было плохой приметой и в Изолере, Эльвира застегнула браслет на запястье одалима.
        - Э… призываю жрицу Алике, что отныне ты мой муж. - Повторила девушка простую и все же емкую фразу. Эль хотела пошутить. Вспомнив слова католических священников «а теперь, жених может поцеловать невесту», это все-таки звучало благопристойнее, чем в средние века напутствовали со словами «плодитесь и размножайтесь». Но тут браслет вспыхнул на руке алым пламенем. Эльвира едва не вскрикнула. Боль она не почувствовала. А когда огонь погас, то с браслетом произошла метаморфоза. Он как бы растворился в руке. Кожа и камни браслета стали одним целым. Теперь понятно, почему драконы лишь однажды приносят клятву - браслет можно было снять, лишь отрубив руку. Эль заметила удивленный взгляд Калида, который, однако, попытался скрыть его. Девушка усмехнулась. Понимая, что Калид боится провести всю брачную ночь, отвечая на вопросы любопытной невесты. А список вопросов был внушителен. Но ведь впереди теперь была пресловутая вечность.
        - Думаю, я смогу удержать любопытства до утра. - Вынесла вердикт Эльвира и опрокинула Калида на снег.
        - Ты спишь? Калид подумал, что, несмотря на опасности последних недель, он давно так не веселился и не смеялся. Рядом с Эль мир обретал новые краски, которые дракон не замечал раньше.
        - Пытаюсь, - буркнул Калид. Теша себя слабой надеждой, что Эльвира позволит ему поспать. На минуту и впрямь настала тишина.
        - Ты уже заснул? Калид открыл глаза. Эль, подперев голову рукой, положила локти на грудь одалима и не сводила с мужа чуть насмешливого взгляда.
        - Уже давно утро. - Радостно объявила она. Калид взглянул на солнце, которое находилось в зените. Был уже полдень. Калид хотел закрыть глаза и еще немного подремать.
        - А ты не хочешь спать? - с надеждой спросил дракон.
        - Нет. - Для пущей убедительности девушка отрицательно покачала головой. Эль провела ладонью по груди одалима.
        - Я хочу есть. - Призналась девушка, в животе которой заурчало.
        - Кто бы сомневался. - Обреченно пробормотал Калид.
        - И у меня еще сотня вопросов… - Добавила Эльвира. - Но есть я хочу больше. - Расставляя приоритеты, закончила девушка. Эльвира быстро надела одежду, подаренную охотниками. Натянула шапку, стянув под ней волосы.
        - Преподашь мне первый урок охоты. - Вынесла вердикт Эльвира. - Не могу же я все время ждать, пока ты поймаешь дичь, - подначила Эль. Калид нехотя накинул одежду. Гадая, всегда ли Эльвира столь энергична по утрам. И пришел к выводу, что в следующее тысячелетие ему точно не будет скучно.
        - У меня всего один лук. И он слишком большой для тебя.
        - Сегодня я останусь лишь наблюдателем. Посмотрю на твою меткость. Это была действительно необычная охота. Эль так шумела, что животные разбегались, задолго, прежде чем они могли приблизиться к добыче. Калид даже не был уверен, что Эльвира не специально разгоняла животных. В конце концов, он приказал ей не двигаться и не хохотать хотя бы пять минут. После чего сразу вернулся с двумя зайцами. Калид спешно разделал туши. И разведя огонь, повесил их на вертел.
        - А теперь объясняй. Что с браслетами не так? - спросила Эль, наблюдая за зайцами. Калид хмыкнул.
        - Можно было не надеяться, что ты не обратишь внимание… Браслет трансформировался. А это означает, что Алике приняла нашу клятву. - Одалим задумался. - Вот только если верить легендам, Алике принимает клятву только драконов.
        - То есть меня она посчитала драконом?
        - По крайней мере, равной дракону. Эльвира задумалась о том, что произошло с ней после того как одалим даровал ей часть своего сердца. Калид заверил, что их жизни переплетены. А значит, если не случиться какая-та непредвиденная ситуация. Их ждала вечность. Эль не понимала, что заставляло драконов уходить в забвение. Но девушка собиралась воспользоваться предоставленным шансом. И если жрица драконов приняла ее, возможно в будущем это пригодиться. Эль отвлеклась от созерцания зайцев и внимательно осмотрела себя.
        Внешне с ней не произошли ни каких изменений. Да и внутренние ощущения остались прежними. Кажется, единственное, что девушка получила вместе с вечностью способность понимать языки.
        - Не уверен, что это все. - Возразил дракон, с улыбкой наблюдая за потугами жены найти на своем теле хоть какой-то знак. - Но прежде позволь спросить. Как ты сняла с меня цепи в подземелье?
        - В каком смысле как? - не поняла Эльвира. - Ключи были у охранника.
        - В самом деле? - повеселел дракон. - И ты не почувствовала ни каких преград, снимая цепь? Эль задумалась. Замки заржавели. Пришлось повозиться, чтобы щелкнул замок. В какой-то миг Эльвира едва не потеряла надежду.
        Когда ключи не подходили.
        - На мне были одеты цепи из сталомита, металла, который сдерживает магические способности и предотвращает возможность, обернутся драконом. Снять цепи можно только с помощью магии.
        - Ты ошибаешься. - Эль покачала головой. - Это были просто цепи.
        - Нет. Они не удержали бы меня… Ты использовала магию, когда сняла кандалы… - Калид помялся, но продолжил. - Когда с помощью магии снимают цепи, используют специальные заклятия. Без них, когда связь резко прерывается, пленник может умереть.
        - Я чуть не убила тебя? - прошептала Эльвира. Калид протянул ладонь, приподнял подбородок жены.
        - Ты спасла меня, - поправил он, - но я не знаю как. - Добавил дракон.
        - Но… способности ведуньи здесь не причем?
        - Нет. Я говорил, ведуньи лечат с помощью трав и легких заговоров… А то, что ты сделала в подземелье чистая совершенная магия. Причем доступная единицам.
        - Но я действительно, не знаю как. - Растерянно призналась Эль.
        - Я тоже, - усмехнулся Калид. - Но я начну обучать тебя магии. - Предложил дракон. - Посмотрим, что получится.
        - Думаешь, это возможно? Вместе с даром понимать языки, я унаследовала способность к магии? - оживилась девушка.
        - Нет, мои способности здесь не причем. Когда я сказал, что ты прибегла к уникальной магии доступной лишь единицам, себя я не имел в виду. - Признался Калид. - К тому же магию возможно только унаследовать. По материнской линии ты оказалась ведунья. Хотя твой дар дремал несколько лет. Скорее всего, с отцовской стороны в твоих жилах течет кровь мага. Но ее частица была слишком мала. Или же ты никогда не обращалась к этой стороне своей сущности. А теперь попав в мир, где магия течет по-другому, проснулись и твои способности.
        - Ты не видел моего отца, если предполагаешь подобное. - Возразила Эль. - Скорее я поверю, что все унаследовала от матери и ее предков. Калид не хотел вступать в спор. Хотя он и покривил душой. Чтобы магия проявилась столь мощно, волшебной крови в Эль должна была быть не крупица. Но это было последнее, что волновало и беспокоило Калида. Дракон снял зайца с вертела и нарезал его на небольшие кусочки. Размышляя о возвращении в Тар Имо. И о том позволит ли Сар'тей обучать человека в Академии. Калид был магистром. Он служил во благо королевства светлых драконов. Впрочем, как и остальные мужчины. В то время как дракены были хозяйками. Последних вполне устраивало подобное распределение. Но что-то подсказывало одалиму, что Эльвира не захочет вести хозяйство.
        - А что люди не пользуются столовыми приборами? - Неожиданно спросил Калид, отвлекаясь от собственных мыслей. Созерцая, как Эльвира разделывала мяса, проигнорировав вилку и нож. Эль хмыкнула. Потом рассмеялась. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой счастливой и свободной.
        - Никогда не любила их. Отец всегда был недоволен, когда мы с мамой отбрасывали условности и превращались в дикарей… А что боишься, что я опозорю тебя перед драконами?
        - Даже если ты нарушишь все правила поведения, они будут столь учтивы, что сделают вид, что ничего не заметили. Хотя про себя решат, что лучше в следующий раз держаться от тебя подальше и не только за обеденным столом. Эльвира вовремя уловила насмешливые нотки. Но все, же задумалась о скором будущем. Драконы на протяжении тысячелетий жили в узком кругу. Они не признавали чужаков. Да, хорошо знали гномов. Но как друзей, а не женихов своих дочерей.
        - Я буду единственным человеком в вашей столице в Таре? - Спросила девушка нарочито бодрым голосом, не желая выдать своего волнения.
        - У меня два дома. Один на острове Пересвет. Он находится в получасе полета от Тара. И собственный дом в столице. - Калид подхватил игривый тон, не желая пугать Эль. - Думаю для начала тебе лучше остановиться на Пересвете. Ты привыкнешь к новой жизни.
        Сможешь изучить мою библиотеку. А когда будешь готова, я отвезу тебя в столицу. Уверен, тебе понравиться в Таре. При упоминании острова и пещеры Эль пришла в уныние. Представляя пещеры с темными сводами и сквозняками. Но девушка решила решать проблемы по мере их появления. И для начала посмотреть жилищные условия, прежде чем закатывать скандал и требовать строительство пригодного жилья.
        Глава 13
        Пророчество
        Мер'тей вздохнул, когда увидел своего секретаря. Прошло уже три недели после загадочного свечения великого кристалла. И как предсказывал магистр, с каждым днем кристалл разгорался ярче, почти достигнув своего апогея. И как ни бились шесть светлых голов над решением сей загадки, ответом кроме туманных намеков была тишина.
        Древние пророчества за тысячелетия приобрели столько добавок, пережили переработок, что, к сожалению, истинная нить ускользала от чтецов. Радужный настрой смогли сохранить только два брата из всех членов магистрата. Весельчаки от природы, они не теряли оптимизма, утверждая, что если кристалл загадал им загадку, он и подскажет ответ. Сар'тей рычал на братьев, но потом вздыхал, утверждая, что с ними двумя у него нет сил бороться. Лар'тей всех торопил с поисками. Ведь на просьбу отпустить его, Мер'тей ответил отказом. Сейчас требовалась помощь всех, хотя магистр и понимал, чем была вызвана просьба дракона. Лар был лучший друг Калида, а тот улетел, не предупредив его, не желая, чтобы Лар'тей полетел с ним. Благородно. Но… магистр вздохнул. Прошел уже месяц как дракон отправился в земли Дар Тана. Но перстень до сих пор еще мерцал. А значит, Калид жив. Но почему, же он не возвращался?
        Мер'тей вздохнул. В жизни дракона редко случалось, когда магистр не знал ответы на вопросы, а теперь он перестал спокойно спасть.
        Свечение кристалла оставалось загадкой, как и исчезновение Калида. Ам'то нашел сегодня магистра в облике одалима, прогулявшегося по саду.
        - Что на этот раз стряслось?
        - Кристалл погас. Мер'тей вздохнул. Что же он сам ждал это со дня на день. Чему удивляться? Ам, То выжидательно замер. Секретарь, которому не терпелось понять, что происходит, уловил спокойствие дракона.
        - Вы не удивлены магистр? - уточнил он.
        - Нет. Напротив, я даже рад, что кристалл погас. Смотритель успел узнать точную минуту, когда кристалл погас?
        - Да, - ответил Ам'то все еще не понимая, что хочет сказать Мер'тей.
        - Мы знаем дату появления того, что достигло в эту ночь апогея.
        Теперь мы можем подставлять события под эту дату. - Просто объяснил он. Члены магистрата ждали Мер, тея в храме Алике. На лицах одалимов читалась усталость. Не удивительно никто в последние недели не мог нормально выспаться. Селений, тей выглядел еще ужаснее, нежели в тот день, когда пытался просчитать траектории, однако сейчас в его глазах светилось понимание. Значит, мальчишка разгадал эту тайну, обрадовался Мер'тей.
        - Не томи нас, поведай о том, что тебе было открыто. Селений улыбнулся. Подсказку он нашел не только в своих видениях, а в одном древнем фолианте.
        - Несколько тысячелетий назад, когда была развязана жестокая война с Дар Таном. В бой драконов повел великий Бер, тис. По сути, он воодушевил драконов солнца и темные драконы пали! В ночь его рождения, кристалл солнца горел, предчувствуя появление великого героя… На миг магистраты удивленно переглянулись - никто из них не рассматривал проблему с этой точки зрения. Лар'тей усмехнулся. Люди праздновали день рождения в тот день, когда ребенок появлялся на свет. У драконов все было сложнее.
        Рождение драконы отмечали в ночь, когда были зачаты на свет.
        - Селений, тей что ты предлагаешь искать того, о ком якобы сообщает пророчество, хотя, скорее всего даже его родители не имеют еще представления о рождение ребенка.
        - К тому же кристалл сверкал несколько недель. Затянувшаяся прелюдия к зачатию ребенка? - не выдержал Фер, тей, хотя мысль позабавила его и брата. И даже первый магистр позволил себе вольную улыбку.
        - Как я сказал древнее сказание, только навел меня на мысль… И я стал рассматривать траектории будущего именно в этом русле… Одалимы вновь стали серьезны. Вера в способности Селения была безгранична.
        - Я видел пространственные порталы - в ту ночь, когда кристалл ожил. Кто-то пришел в наш мир… - Селени, тей помолчал, - я видел человеческую девушку. - Нехотя добавил он. - Кристалл предупреждал о ее появлении. Несмотря на то, что она человек, ей суждено сыграть свою роль в истории драконов… А ее сын станет великим героем. Теперь на лицах дракон воцарился ужас. Никто не усомнился в вердикте Селения, но его слова могли означать только одно.
        - Темный дракон? - не веря, уточнил Лар'тей. - Скорее он станет великим убийцей, нежели героем, - с презрением добавил дракон. Селений покачал головой. Сглотнул, понимая какую бурю эмоций, вызовет его следующее предположение.
        - Нет! Я говорю о драконе солнца. Провидец не ошибся в предположениях, когда увидел ошарашенные лица членов совета. Магистры удивленно переглядывались. Союз человека и дракона солнца был нонсенсом. На протяжении тысячелетий все драконы солнца были чистокровны. И дело было не в снобизме одалимов, не приемлющих и отвергающих полукровок. Просто драконы не доверяли представителям других рас настолько, чтобы связать свою жизнь с ними.
        - Прости, но то, что ты говоришь… - Сар'тей задохнулся. - Ни один наш собрат не опустится до такой низости. Мы не темные драконы чтобы убивать и неволить. - Прогремел одалим и ударил кулаком по столу. Фер, тей и Фор, тей возмущенно заговорили в один голос, пытаясь перекричать Сар, тея. Лар'тей присоединился к общему гаму. И только один дракон сохранял спокойствие. Мер'тей переводил молчаливый взгляд с одного собрата на другого, пока не остановился на взволнованном лице дракона луны.
        - Ты уверен в своих словах? - сохраняя спокойствие, тихо спросил магистр. В зале заседаний наступила абсолютная тишина. Одалимы расселись по местам, но взгляды всех были устремлены на Селения. Дракон неуверенно поерзал на месте.
        - Да, - после небольшого колебания подтвердил одалим.
        - Боюсь, это осложнит наши поиски, - заметил Мер'тей. - Ни один дракон не признается в совершенном преступлении. Тишина стала гнетущей. В Тар Имо не было тюрем. Драконы не совершали преступлений, а разногласия решали мирно. Раз в месяц спорщики могли предстать перед членами совета, и магистры разрешали возникший конфликт. В очень редких случаях оскорбленный дракон мог потребовать созыв совета семи. За всю историю Тар Имо лишь единицы драконов были подвергнуты изгнанию. А хуже этого наказания не знал ни один одалим. Изгнанник терял связь с родом, с корнями. При жизни он становился потерянной душой. И вот сейчас члены совета столкнулись с проблемой, которую было не просто разрешить.
        - Мы должны узнать имя отступника. И, конечно же, отыскать человеческую деву. Уверен, она с радостью отдаст нам дитя, когда оно появится на свет. Женщину мы отправим в ее мир. Если она пожелает, то мы сотрем ее воспоминания, чтобы прошлое не тревожило ее. А ребенка мы воспитаем согласно нашим традициям. Члены совета удивленно поглядывали на Лара белого.
        - А что если женщина не пожелает отдать ребенка? - уточнил Фер, тей. Лар усмехнулся.
        - Все мы знаем те истории, которые рассказывают о наложницах дрейфусов. Ни одна из них не хотела произвести на свет монстра, но магия сильнее человеческих желаний. Так что как я уже сказал, женщина отдаст ребенка. Возможно, поторгуется, когда узнает о его ценности для нас. Но мы можем предложить ей золото, власть, можем продлить ее молодость. Уверен, этого будет достаточно.
        - А что если, узнав о ценности ребенка, как ты сказал, она оставит его при себе? - не отступал Фер, тей. Лар забарабанил пальцами по столу.
        - Мы поступим так, как требуется для блага королевства. - Тихо ответил одалим.
        - Хочешь промыть ей мозги? - насмешливо уточнил Сар'тей.
        - В крайнем случае.
        - Я не подпишусь под этим, - вскакивая с места, заявил Сар. - Нарушения законов и морали не может быть благом. Ни одна низость не может быть оправдана высшим благом! Мер'тей успокаивающе положил руку на плечо главы Академии, пытаясь скрыть удивление, что именно Сар'тей проявил принципиальность в столь щекотливом вопросе.
        - Мы не воспользуемся магической силой, чтобы принудить женщину… Но прежде чем разрешить эту ситуацию, мы должны найти эту девушку. А также найти дракона, посмевшего нарушить закон.
        - Он должен понести кару! - Поддержал Фор, тей.
        - Каждый дракон в Тар Имо должен знать, что закон одинаков для всех. - Не сводя взгляда с Лара белого, сурово заметил Сар'тей. Лар взгляд отвел, не желая признать, что Сар'тей прав. Легко податься соблазну и пойти по легкому пути. Но тем и отличаются драконы света от своих темных собратьев, они выбирают правильный путь.
        - Селений, ты сможешь узнать имя дракона? - деловито спросил Фор, тей.
        - Я пытался, но… - Селений поднял усталый взгляд, растер пальцами ноющие виски. - Я никогда не видел подобных видений. Слишком все сложно и напутано.
        - А нам и не обязательно искать дракона, - заметил Фер, тей. - Мы можем сосредоточить поиск на девушке. Сар'тей отрицательно покачал головой.
        - В Изолере слишком много людей. Это все равно, что искать иголку в стоге сена.
        - Необязательно, - поддержал брата Фор, тей. - Селений сказала, что она выходец из другого мира, а значит ее аура иная. Если мы найдем ее, то сможем привязать поисковик к аномалии. Сар'тей задумчиво кивнул головой.
        - В этом что-то есть, - согласился он, улыбнулся дракону ветра. - Ну, хоть одного из вас я чему-то научил. Фор, тей польщено смутился, а Фер, тей многозначительно хмыкнул.
        Атмосфера в зале советов разрядилась. Члены магистрата совещались до вечера. Сар'тей увел Фор, тея с собой, чтобы проверить его теорию. Селений попытался незаметно покинуть совет, но Лар догнал его.
        - Куда-то спешишь? - скучающе заметил он. Селений нехотя замедлил шаг и покосился на друга.
        - Что ты укрыл от совета? Селений не весело усмехнулся.
        - Иногда я забываю, как хорошо ты меня знаешь. Лар хмыкнул.
        - И? - вопросительно потянул он. Селений пожал плечами.
        - Я не стал говорить об этом совету, потому что видение было необычным и расплывчатым.
        - Кого ты видел? - Твердо, без тени улыбки спросил дракон.
        - … Калида. Лар'тей отшатнулся от друга, побагровел.
        - Скорее я поверю, что все дрейфусы встали на путь исправления, нежели заподозрю Кэл'Ти в недостойном поведении.
        - Как и я, - тихо ответил Селений. - Я не обвиняю Калида, я даже не уверен, что это видение имело отношение к сиянию кристалла. Поэтому и не стал говорить о нем совету.
        - Что ты видел? Селений отрицательно покачал головой.
        - Забудь об этом. Видение было слишком необычное, чтобы оно было истинным. Скорее всего оно появилось из-за моего беспокойства о Калиде. Лар не сводил немигающий взгляд с друга, но не стал требовать объяснений.
        - Как скажешь.
        Глава 17
        Первородное пламя
        - То есть, драконы и раньше отдавали часть сердца людям?
        - Эти случаи были редки. Но все-таки были. До тех пор как один дракон не спас на поле боя своего друга. Тот был благодарен дракону за спасение. Вместе они обошли много стран, совершая великие подвиги. Пока человек не стал меняться. Его сердце ожесточилось.
        Получив бессмертие, он пожелал получить власть и богатство. - Дракон в очередной раз заострил внимание на жадности людей. И Эль, улыбнувшись, подумала, что Кэл'Ти относиться к людям как к не разумным детям. И ей стало любопытно, какие люди в Изолере? В свободных королевствах, где у власти стоят человеческие владыки, а не темные драконы как в Дар Тане. - Дороги друзей разошлись. Как оказалось навсегда. Человек пошел тропой войны. Он принес много страданий людям. И его имя произносили с проклятием. Дракон осознав что не желая того он совершил зло, ушел из жизни. Оборвав тем самым жизнь человека. После этого ни один дракон не решался дарить человеку бессмертие. И времена дружбы людей и драконов канули в лета. Легкая улыбка сошла с лица девушки.
        - Грустная история. Калид и Эльвира сидели на берегу реки, наблюдая за водопадом.
        Несколько дней назад они покинули земли охотников. Эль без улыбки не могла вспоминать прощание с охотниками и спасенными пленницами.
        Никто из людей не чаял увидеть Эльвиру живой. Бывшие пленницы были уверены, что в конечном итоге Эль разделит судьбу наложниц темных драконов. Но свободные земли остались позади. Как и противостояние с дрейфусами. Калид изменил маршрут, отказавшись от идеи навестить эльфов. Одалиму не хотелось делить Эльвиру с миром.
        - Ты не передумала? Эльвира рассмеялась.
        - Теперь понятно, к чему была эта поучительная история. Но я хочу увидеть королевства людей. К тому же я не собираюсь явиться в Тар Имо в охотничьем костюме на пару размеров больше необходимого. - Насмешливо закончила девушка.
        - Поверь, это последнее на что обратят внимание мои собратья.
        - Но для меня это важно… - Возразила Эль. Эльвира промолчала о том, что ее страшило королевство светлых дракон. И следуя совету своего отца, девушка собиралась изучить людей и понять, что ее ожидает в будущем. Услышать не из уст Калида, а от обычных людей, что они думают о драконах. Неделю спустя Калид пожалел о том, что пошел на поводу у жены.
        Желая избежать пристального внимания к своей персоне, Калид прибегнул к мороку. Эльвира согласилась с тем, что люди не должны были узнать правду о ее прошлом, о том, что она пришла из другого мира. Калид избрал непримечательную внешность, не желая выделяться из толпы. По легенде он был бывшим наемником, который направляется с молодой женой в новый дом. С одной стороны, дракон открыл для себя новые возможности. Ведь до этого мир людей дракон воспринимал через призму своего происхождения. Для людей он всегда был иным. Одалимом владеющим магией и монстром в небе способным сжечь целые города. Из людей только единицы отличали светлых драконов от темных. Но теперь все было по-другому. Хозяйка гостиницы госпожа Толес относилась к Калиду с отеческой заботой. И у одалима не поворачивался язык сказать, что он старше добрую женщину на тысячелетие. Но было огромное - но, в затеи оставаться инкогнито. Слава о красоте Эльвиры привела к тому, что каждый день в таверне собиралось все больше народа. И их вела в таверну не стряпня госпожи Толес.
        - Мне это уже порядком надоело, - вполголоса заметил Калид. Эльвира пожала плечами. Беглым взглядом, окинув занятые столы.
        Мужчины не скрывали интереса. И скорее всего только меч на поясе Калида и легенда о воинственном прошлом наемника останавливала их от попытки завести новое знакомство. Эльвира пожала плечами, представляя, какую бурю эмоций она бы вызвала явись в тонком топе и мини юбке в таверну. А так пристальное внимание к своей персоне девушка не находило навязчивым. Скорее оно было привычным.
        - Не могу сказать, что мне льстит всеобщее внимание. - Немного слукавила Эльвира. - Но эти купцы, торговцы и ремесленники безвредны.
        - Ты в этом так уверена? - насмешливо спросил Калид. - Готов биться об заклад, что среди этих добрых людей найдутся и бандиты, и разбойники и контрабандисты. А возможно и убийцы. В таких маленьких городах на окраинах границ разный собирается люд. Эль промолчала, не желая признать правоту Калида. Девушка, наблюдая за незнакомыми людьми, пришла к выводу, что они не особо отличались от обычных людей. Среди них были те, кто пекся о чужом благе, о благосостоянии собственной семьи и те, кто вороватым взглядом изучал окружение, пытаясь найти, чтобы стянуть. Взгляд Эльвиры вернулся к дракону. Калид был пока единственным существом, который отличался от всех. В нем не было ничего сродни людям, свободным охотникам и темным драконам.
        - А все-таки жаль, что мы не заглянули к эльфам, - пробормотала девушка. Калид вопросительно приподнял брови, но Эль покачала головой, привлеченная появлением двух стражей. Воины окинули внимательным взглядом толпу мужчин, собранных в таверне, которые враз притихли.
        Судя по всему, многие субъекты были им знакомы и не с лучшей стороны. Стражи потоптались на месте и направились к столику, за которым расположились дракон и девушка. Один из стражников протянул конверт Калиду.
        - Глава нашего города граф Монтеро приглашает вас с… супругой на сегодняшний бал. Дракон конверт проигнорировал. Он едва взглянул на стражей, которые безошибочно увидели в нем воина.
        - Передайте наш отказ его сиятельству. Гвардейцы насмешливо переглянулись. Один из воинов положил руку на рукоять меча.
        - От подобных приглашений не отказываются. - Скучающе заметил он. Калид резко распрямился, ему уже порядком надоела сложившееся ситуация. Он был драконом, который собирался убрать морок и взглянуть на реакцию стражей. Эльвира тихо рассмеялась, безошибочно почувствовав, что терпению Калида пришел конец. Девушка протянула руку и взяла конверт.
        - Я благодарна за приглашение. Мы обязательно с мужем будем. Стражники ушли. Эльвира заметила, что исчезли и несколько посетителей таверны, которые, видимо, не желали встретиться с воинами. Калид остался стоять, сверля Эль пронзительным взглядом.
        - Не присядешь? - Тихо спросила девушка. Калид осмотрелся, выругался и сел.
        - Неужели ты не понимаешь, зачем граф пригласил тебя? - Возмущенно спросил он, пытаясь не повышать голос.
        - Понимаю, - Эль улыбнулась. Она подняла кружку и отпила горячий чай. - Но граф не учел одного…
        - Чего?
        - Мой муж дракон. Калид криво усмехнулся.
        - Предлагаешь мне закусить им?
        - А ты ел людей? - испуганно спросила Эльвира, отставляя стакан с чаем.
        - Конечно нет, - возмутился дракон…
        - Да пошутила я. - Эль улыбнулась уголками губ. - А если серьезно я никогда не была на настоящем балу. Может, сходим?
        - Разве тебе требуется мое согласие? - Ворчливо заметила дракон. - Ты уже приняла приглашение.
        - Лишь для того, чтобы стражники ушли. - Честно призналась Эльвира. Калид расслабился и улыбнулся. Дракон покачал головой. Еще пару месяцев назад он не мог и представить, что будет ревновать жену, человеческого происхождения к другим людям.
        - Обещаю, что устрою для тебя настоящий бал, когда мы пребудем в Тар… - Калид подумал о том, что традиции драконов потерпели изменения. И теперь брак заключался чаще всего в присутствии свидетелей, клана и сородичей. А пир мог длиться несколько дней.
        Все-таки близкое общение с гномами принесло свои плоды. Эльвира была лишена пышного праздника. Пока она сталкивалась только с темной стороны Изолеры. - А сегодня я сочту за честь сопровождать тебя на бал. Не обращая внимание на зрителей, Эль наклонилась через стол и поцеловала мужа. Калид поднял взгляд к потолку. Невзирая на часовую лекцию о порядках, царящих среди людей, Эльвира десятки раз на дню нарушала правила. Она наотрез отказалась покрыть волосы платком или чепцом. Ее платья отличались от одеяния других женщин. И она не пресмыкалась перед мужчинами. Но именно это было дополнительной краской к ее красоте, что и выделяло девушку среди других человеческих дев. &n Вулен накинул капюшон ниже, скрыв лицо от одиноких прохожих.
        Колдун не рискнул подойти ближе к таверне, не желая, чтобы его инкогнито было разоблачено. Вулен прошелся по грязной улочке, презрительно рассматривая отбросы и мусорную кучу, убеждаясь в очередной раз, что люди были лишены эстетического вкуса. Люди жили и умирали как свиньи. Взгляд колдуна остановился на кричащей вывеске.
        Она олицетворяла пристрастия людей в полной мере. Вулен презрительно скривил губы, он провел три года среди людей, пытаясь не выдать своей истинной природы. Но чего-чего, а выдержки колдуну было не занимать. Он прожил долгую жизнь - познал все тайны магии, провел несколько лет в плену, связанный цепями из сталомита. Прошлое не мучило Вулена. Колдун оставил его, понимая, что только так он сможет идти вперед. Конечно, раз он вернулся назад, чтобы отомстить и воздать долги. В этом была суть каждого колдуна. Они никогда ничего не прощали! Могли забыть, но не простить. Вулен принялся разминать левую кисть. Прошло два века, а боль все еще мучила колдуна. И даже лучшие целители Изолеры не смогли ему помочь. Три года назад Вулену открылось будущее. Это была нечаянная удача. Колдун навестил старого знакомого, успевшего снискать славу провидца. Одно из его видений, заинтересовало Вулена. Видение о человеческой деве с сердцем дракона. Это было в старые времена.
        Времена, когда мир был другим, и магия текла по-другому.
        Могущественные драконы даровали свои сердца людям, позволяя прожить им вечность. Вулена в юности мучил вопрос, чтобы произошло бы, получи колдун сердце дракона? Какие бы это открыло возможности.
        Живое сердце дракона… Учитель рассказывал Вулену, что в последнюю войну заполучил сердце темного дракона. Но оно было мертво! Вулен перестал растирать руку и взглянул на стражников, безошибочно узнавших его сгорбленную фигуру в темной улочке. Колдун невольно распрямился, напомнив себе, что для этих людишек, он только человек.
        - Они приняли приглашение? - резко спросил колдун. Стражники нехотя склонились в легком поклоне, не желая пресмыкаться перед странным мужчиной, который служил графу.
        - Да, господин. Мужчина отказался, но его жена приняла приглашение.
        - Жена ли? - насмешливо спросил второй страж. Вулен приподнял капюшон, открывая лицо, с рваным шрамом на лбу.
        - Ни одна женщина не возразит прилюдно мужу. - Продолжил страж, читая во взгляде помощника графа немой вопрос. - Да и одевается она как девки с Лучезарной улицы. Вулен безразлично пожал плечами. Эти подробности едва его заинтересовали. Колдун хотел только одного, вырезать сердце дракона из груди девицы. И если ему повезет, размышлял Вулен, он получит труп дракона для своих изысканий. Колдун улыбнулся, впервые за долгое время. Наконец-то он завершит задуманное. Вулен нашел лошадь там, где ее оставил. Мальчик слуга держал жеребца под узды, боязливо оглядываясь по сторонам. Колдун вскочил в седло, переставая разыгрывать из себя человека. В дороге - план, который Вулен готовил три года, приобрел последние штрихи. Спустя полчаса колдун, угодливо кланяясь, предстал перед лицом его сиятельства графа, скрывая за фальшивой гримасой презрение и ненависть. Градоправитель как всегда с утра был без парика, который величественно возвышался на манекене. В свои сорок лет граф выглядел намного старше - среднего роста, полноватый с выпирающим брюшком.
        Некогда он был привлекателен, но бессонные ночи, вино, игра и женщины раньше сроки нанесли, отметены на его лицо. В городе сплетничали о темной истории, в результате которой граф Монтеро был сослан на окраину Сердели. Но вместо того чтобы образумиться, мэр окунулся в череду развлечений и утех, переложив управление городом на своих помощников. Три года назад, когда Вулен взяв человеческое имя и подделав документы, явился в город, мэрия находилась в плачевном состоянии. Казна была пуста. Горожане писали доносы в столицу. И граф Монтеро ждал королевскую инспекцию, понимая, что в этот раз ему вспомнят и предыдущие грехи. И вот тут пригодился талант Вулена. Он однажды утром появился на пороге графской резиденции. Колдун даже не прибегнул к магии подчинения - граф доверился незнакомцу. И Вулен стал его первым советником, тенью и кукловодом. Колдун пополнил казну, принял королевскую инспекцию, убедив их повременить с проверкой. И дела в городе пошли в гору. С легкой руки Вулена налоги вовремя отправлялись в столицу, недовольных управлением графом стало меньше, а особенно упрямые просто исчезли из города.
Колдун не забывал и о развлечениях графа, не желая, чтобы тот опомнился и встал на путь исправления. Но главная цель на протяжении трех лет оставалась человеческая дева с сердцем дракона! Ведь за это пророчество Вулен дорого заплатил. Он не мог оставить в живых провидца. Не мог вынести мысль о конкуренции и неудаче. Это убийство оставило свой след в душе Вулена, если таковая имелась у колдуна. Некогда провидец спас жизнь Вулена, протянул ему руку дружбы. И одна мысль не давала покоя Вулену три года. Знал ли убитый друг, как он умрет? И что рука Вулена нанесет смертельный удар? И если провидец видел свое будущее, почему он не предотвратил собственное убийство?
        - Ты видел ее? Молва не лжет, и она действительно так хороша? Граф снял парик с манекена и одел его на плешивую голову. Вулен презрительно поморщился, наблюдая за мужчиной, но стоило только Монтеро обернуться, и колдун замер в почтительной позе.
        - Да, ваше сиятельство, на сей раз слухи оказались правдивы.
        - И она замужем? - недовольно спросил Монтеро, разглядывая отражение в зеркале, небольшой прыщ на подбородке.
        - Не беспокойтесь, ваше сиятельство. Ее муж обычный наемник. - Солгал Вулен, не изменившись в лице. - Она не сможет устоять перед вашим великолепием. - Добавил колдун, скрыв усмешку и издевку в голосе. Граф распрямился, погладил выпирающий живот. Монтеро в очередной раз пообещал уволить повара, который готовил прекрасные яства и требовал все время повышения жалованья.
        - Конечно, ты прав, Валентин. Ты всегда прав. - Рассеянно ответил граф. Вулен поклонился.
        - Спасибо, ваша светлость. Всегда приятно знать, что твои труды не пропадают даром. - На этот раз усмешка на мгновение выскользнула из повиновенья. Граф удивленно отшатнулся, но колдун уже натянул маску почтительности на лицо, и поспешно извлек небольшую шкатулку из кармана. - Я подготовил маленький презент для девушки. Она будет счастлива отблагодарить вас за этот небольшой подарок. Вулен облизал пересохшие губы и протянул небольшую шкатулку.
        - Что там?
        - Мелочь, брошь. Подделка, но выглядит как настоящая. Граф усмехнулся. Три года назад он одаривал своих избранниц дорогими ювелирными побрякушками. Первый помощник урезал эту статью расходов. И не каждая девица, покинутая графом догадывалась, что с ней расплатились дешевой подделкой.
        - Старый интриган. - Усмехнулся Монтеро. - Если мне сегодня повезет, то ты можешь выписать себе премию.
        - Вы очень добры, ваше сиятельство.
        Эльвира удивленно рассматривала столы, накрытые под открытым небом. Граф явно поскупился на закуски. Но не на спиртное! Девушка повертела в руках бокал с мутной жидкостью, но так и не рискнула попробовать ее содержимое. Эль пожалела о том, что настояла принять приглашение. Замок графа, конечно, поражал своей громоздкостью, но отнюдь не красотой. К тому же гостей никто не проводил внутрь. Им отвели участок перед замком, где были накрыты столы со скудными закусками и сомнительными винами. Развлекали гостей музыканты.
        Оркестр играл военный марш, который не походил на бальную музыку, так что никто из гостей не рискнул станцевать под открытым небом. Помимо музыкантов, граф пригласил актеров, которые разыгрывали немые сценки с моральной подоплекой. Гости скучающе бродили между столами и налегали на вина, судя по их раскрасневшимся лицам. Они тихо переговаривали, пытаясь игнорировать оркестр с ужасными инструментами и актеров, патетически изображающих человеческие пороки. Эльвира с тоской окинула стол. Она не решилась притронуться к закускам, которые выглядели так, будто их приготовили несколько дней назад, а потом они простояли без холодильника в сорокаградусную жару. Калид с улыбкой проследил за взглядом жены.
        - А я тебе предлагал поужинать в таверне.
        - Кто же знал, что граф кормит гостей прошлогодним обедом. Не понимаю, как графу удается заманить гостей к себе повторно. - Понизив голос, заметила Эльвира.
        - А вы видимо и есть та новенькая, о которой болтают в городе? Эль покосилась на симпатичного молодого человека, на его дорогую, но потертую одежду и стертую подошву туфель. Мужчина хмыкнул, понимая, какое впечатление он произвел на девушку.
        - Игра, - не стесняясь, объяснил он. - В последнее время мне не везет. - Незнакомец криво ухмыльнулся. - Вот я и явился сюда в надежде одолжить у графа денег. Эльвира кивнула на пустующий стол.
        - Сомневаюсь, что вам что-то перепадет от графа. Мужчина расхохотался, ничуть не смущаясь, что на него стали оборачиваться. Он с размаху выпил бокал вина, скривил лицо.
        - Дешевка, - буркнул он. - Правильно делаете, что не пьете.
        - А вы зачем пьете? - тихо спросила девушка, не отводя взгляда от молодого человека, за его фасадом, Эль чувствовала в нем что-то настоящее, стоящее.
        - Курианка? - усмехнулся мужчина. Эльвира вспомнила, что это слово было практически равнозначно определению пуритан в Изолере.
        - Нет. Незнакомец пожал плечами.
        - Тогда лучше уходите, пока граф не нашел вас. Поверьте, лучше не подаваться искушению. Оно слишком быстро засасывает, как болото.
        - Не велико-то искушение, - пробормотала Эль. Мужчина вновь расхохотался, покачал головой, с искренним интересом рассматривая девушку, затем перевел взгляд на Калида, хранившего молчание.
        - То, что сейчас мы наблюдаем это первая часть представления. - Понизил голос незнакомец. - Она рассчитана на большую часть горожан.
        Видите, этих снобов в добротных костюмах и скучных платьях? Они свято верят, что граф одумался три года назад и взялся за ум. То есть стал редеть за наш славный город. И они не знают или же не хотят верить слухам о второй части представления.
        - И что подразумевает эта часть? - вмешался в разговор Калид.
        - Буйство всех человеческих пороков, - усмехнулся мужчина. - Поверьте вам там не понравиться. Хотя… - незнакомец пожал плечами, - человеческое любопытство безгранично, знаю на собственном опыте. Так что до встрече на другой стороне. - Парень подмигнул и растворился в толпе. Калид бегло обернулся, сканируя гостей графа. На мгновение он почувствовал присутствие магии.
        - Что с тобой?
        - Просто показалось. Эльвира воздержалась от расспросов. Сама девушка ощутила беспокойство, как будто ее окатило холодным душем. Ощущение прошло, оставив после себя небольшой осадок. Девушка рассеянно взяла бокал с вином со стола, почти поднесла его к губам. Но тут почувствовала неприятный аромат и отложила его в сторону. На лужайке наступило затишье, даже музыканты перестали играть военный марш. Наконец-то Монтеро почтил прием своей персоной. Граф выглядел комично, по крайней мере для Эльвиры, которая выросла в другом мире, где улыбку вызывает даже килт в парадной форме шотландцев. Парик был велик для графа и возвышался над ним как пирамида. Монтеро королевским взглядом окинул гостей, нашел среди них Эльвиру и направился к девушке. Эль вновь схватила бокал с вином, желая занять руку и не позволить графу схватить ее для церемониального поцелуя. Калид усмехнулся, но не попытался помешать графу.
        - Моя прекрасная гостья, - восхищенно произнес Монтеро, едва окинув взглядом дракона и сосредоточив взгляд на девушке. Граф, не взирая на бокал с вином, ухватил руку девушки и, не расплескав вина, запечатлел звонкий поцелуй.
        - Позвольте заметить, госпожа, что вы не уступаете в красе Изеретель. Вопрос кто эта пресловутая Изеретель остался не заданным.
        Во-первых, Эль не хотелось объявить о том, что она выходец из другого мира и не имеет представления о признанной красавице многочисленных легенд и сказок. А во-вторых, граф вцепился в ладонь девушки и не проявлял порыва расстаться с нечаянным даром. Эльвира покосилась на Калида, который хранил многозначительное молчание. Эль вздохнула и, нарушая правила приличия, выхватила ладонь, расплескав пресловутое подозрительное вино. Граф отнюдь не растерялся. Он достал надушенный платок, который протянул Эльвире. Платок девушка проигнорировала, чем отнюдь не огорчила графа, напротив, Монтеро улыбнулся и шепотом сообщил.
        - Только не расходитесь с другими гостями. Скоро начнется настоящий праздник! Граф поспешно откланялся и направился к городским матронам.
        - Теперь меня раздирает любопытство. - Призналась Эль. - Каких внутренних демонов скрывает граф.
        - Каких демонов? - не понял Калид.
        - Э… никаких, это просто оборот речи. Прошел час, в течение которого музыканты не дали гостям и секунды покоя. Актеры выдохлись раньше и первыми покинули площадь. Вскоре к выходу потянулись и гости, но разошлись отнюдь не все. Дворецкий, получив знак, с широкой улыбкой распахнул двери. Вскоре Эльвира пожалела о том, что настояла на посещении бала. Так как все происходящее не имело к нему никакого отношения! Столы в огромной гостиной ломились всевозможными яствами, многие из которых были редкостью даже на королевском столе. Часть гостей устроилась за игральными столами. Другие смотрели за представлением актеров. Вот только теперь вместо поучительных историй актеры демонстрировали скорее человеческие пороки, снабженные многочисленными фривольными шутками. Некоторые гости удалились в закрытые комнаты, и оставалось только гадать, чем они там занимаются. Калид брезгливо остался стоять у стены, не принимая участия в творящемся безобразии. Эль хмыкнула - все происходящее ей напоминало привычный пятничный или субботний вечер в ночном клубе. И первые минуты девушка провела как большинство гостей, изыскивая
на столе незнакомые блюда.
        - Простите, милорд, вы позволите отвлечь вас на несколько минут. Калид внимательно взглянул на юного мага, который испуганно поглядывал на дракона. Никто в городе не упоминал о колдуне на службе у графа. Одалим нахмурился, чувство тревоги вернулось. Но перед Калидом был только юный маг, который не мог представлять опасность.
        - Эй, парень, не стой истуканом. Принеси новую игральную колоду. Калид невольно взглянул на подвыпившего гостя, который обращался как не странно к молодому магу. Одалим был готов вмешаться, осознавая, что ни один колдун, даже молодой, не потерпит подобного отношения к себе. Ведь даже за малейшую ошибку маги заставляли людей платить. Однако юноша всего лишь скупо кивнул игроку, ничем не выражая презрения и гнева.
        - Конечно, сэр. - Колдун перевел взгляд на дракона. - Милорд, я буду вам очень признателен, если вы через пять минут встретитесь со мной в саду. Поверьте, это очень важно. От этого зависит сохранность несколько жизней. Колдун ушел. Калид проводил его задумчивым взглядом, не забыв считать его ауру. Поведение мага стало настоящей загадкой для Калида. Лар часто шутил, что гордыню маги впитывают с молоком матери. Людей маги считали вторым сортом. И то, что колдун стерпел оскорбление от человека, говорило о многом. Как и желание юноши сохранить инкогнито.
        - Это был колдун? - тихо спросила Эльвира. Калид вздрогнул, задумчиво взглянул на жену, которая выложила на тарелку гору еды.
        - Как ты догадалась?
        - Считала его ауру. Как - осталось витать в воздухе.
        - Он хочет поговорить со мной. - Задумчиво заметил Калид. Одалим пристальным взглядом окинул зал, не почувствовав угрозы - остальные гости были обычными людьми. - Это займет несколько минут. Только прошу, не покидай этот зал.
        - Я попробовала еще не все блюда. Дракон невольно улыбнулся.
        - Я быстро. - Пообещал он. Эльвира вернулась к столу, когда почувствовала чей-то пристальный взгляд. Граф, который играл в кости, в считанные секунды оказался рядом с девушкой. Монтеро успел сменить костюм, который наконец-то был ему впору.
        - Ваш муж наконец-то покинул вас?
        - Он вернется через несколько минут, - заверила Эльвира.
        - Конечно, конечно… Я просто хотел убедиться, что вам нравится праздник. Эль покосилась на актеров, которые от сценок перешли к декларации стишков и памфлетов.
        - Э… замечательный прием, - солгала девушка, не отводя взгляда.
        - Рад это слышать, - улыбка расцвела на лице графа. Он вспомнил наставления Валентина, что тот всего на несколько минут отвлечет наемника.
        - Ах да, чуть не забыл - маленький презент. В память о посещении нашего города.
        - Спасибо, но не думаю, что я могу его принять. Граф отмахнулся от отказа, едва обратив на него внимание.
        - Я же сказал, это просто мелочь. Эльвира с тоской взглянула на двери, за которыми скрылся Калид.
        Выбирая из двух бед меньшее, девушка согласилась принять подарок, решив в конце вечера, оставить его на столе. Граф открыл шкатулку и достал небольшую брошь.
        - Позволите? Эльвира напряглась, вновь посмотрела на двери. Девушка нехотя кивнула, надеясь после этого ускользнуть от графа. Даже если придется обыскать весь сад в поисках дракона.
        - Хм… здесь какая-та необычная застежка… я сейчас…
        - Давайте я сама, ваша светлость. Эль положила тарелку с едой на стол и почти силой вырвала брошь.
        - Черт, - выругалась девушка, наколов палец. А в следующую секунды силуэт графа и других гостей поплыл перед глазами. Эльвира облокотилась о стол. Комната кружилась.
        - Мне что-то дурно. - Пробормотала Эль, брошь выскользнула из ее пальцев. Граф подхватил девушку под руки, не дав той упасть.
        - Я проведу вас в свободную комнату. Вы сможете прилечь и отдохнуть. Эльвира хотела отрицательно покачать головой, ведь Калид сказал не уходить из залы.
        - Нет, - неуверенно пробормотала девушка, пытаясь ухватиться за стол.
        - Не беспокойтесь, я позабочусь о вас. - Пообещал граф. Эль мотнула головой, но Монтеро уже тащил девушку к выходу. Вулен довольно ухмыльнулся, наблюдая за графом, который поднял девушку на руки и вынес из залы. Колдун направился следом, надеясь, что ученик сможет удержать дракона в саду. Ведь колдуну осталось завершить представление! Граф положил девушку на кровать, он искренне был обеспокоен состоянием гостьи.
        - Хм… я позову лекаря. - Пообещал Монтеро.
        - Не стоит, ваша светлость, - спокойно заметил Вулен. Граф непонимающе взглянул на советника.
        - Но ей дурно. Колдун улыбнулся.
        - Так и было задумано. - Сообщил Вулен, маг сделал резкий выпад и всадил кинжал в грудь графа. - Я давно мечтал об этом, - признался колдун. - Эй, стража. Два стражника вбежали в комнату, испуганно отпрянули от тела Монтеро.
        - Муж этой девки убил графа. Он выбежал в сад, схватить его или убить! Эльвира видела все происходящее через пелену. Девушка попыталась встать, но колдун перегородил ей дорогу.
        - Не так быстро, дорогая. От тебя мне кое-что еще нужно. Колдун схватил девушку за руку и поволок ее к стене. Легкое нажатие на небольшую скульптуру и картина отъехала в сторону. Вулен толкнул девушку в проем. Эльвира ухватилась за выступ стены.
        - Нет, - повторила она. Колдун ударил девушку по щеке.
        - Лучше не зли меня. Поверь, тебе, не понравиться увидеть меня в гневе. Эль с тоской посмотрела на проем в стене, который уже закрылся.
        - Что ты сделал со мной? - прошептала девушка. - Брошь была отравлена?
        - А ты не глупа в отличие от других людей. - Усмехнулся колдун, продолжая тащить девушку по туннелю.
        - Это был яд?
        - Особый яд, - подтвердил колдун. - Который способен нейтрализовать даже одалима, правда, пока только на непродолжительное время… но я дорабатываю его и скоро превращу в мощное оружие, которое поставлю на рынок. Эльвира промолчала в ответ, со страхом взирая на помост в центре небольшой комнаты, которой заканчивался туннель, и на жертвенник, оснащенный цепями, чтобы удержать пленницу.
        - Нет, пожалуйста, нет. - Пробормотала Эль. Девушка попыталась отползти в сторону, но ноги онемели первыми, несколько секунд и Эльвира не могла поднять даже руку.
        - Я слишком долго ждал. - Продолжал вещать колдун. - Три года я разыгрывал из себя человеческого слугу. Служил Монтеро, который был ничтожеством! И ждал.
        - Чего? - прошептала Эль.
        - Ты еще не поняла? Я ждал тебя! Ждал, когда ты придешь в наш мир.
        Встретишь своего дракона, который окажется так глуп, что рискнет жизнью ради обычной девки, и поставит тем самым свое существование под угрозу. Колдун положил не сопротивляющуюся девушку на жертвенник и защелкнул цепи.
        - Они сделаны из сталомита и способны удержать любое магическое существо. Ты конечно только человечка, но вот твое сердце… оно прекрасно. И тебе придется поделиться им.
        - Ты убьешь меня?
        - Да. Эльвира зажмурила глаза и закричала! Она звала Калида. Звала на помощь. Но ответом была сначала тишина, а затем хохот колдуна.
        - Он не придет за тобой, не успеет. Девушка почувствовала подступающую тошноту к горлу, сглотнула.
        - Я сделаю все быстро, ты даже не успеешь ничего почувствовать. Эльвира перестала кричать, хотя ей хотелось сказать, что она успеет почувствовать. Смерть не бывает быстрой и легкой. Эль знала об этом, потому что уже умирала. У реки на границе Дар Тана и земель эльфов. Но девушка уже не смогла разомкнуть губ. Она не чувствовала собственного тела. Колдун занес кинжал. Эль хотелось зажмуриться, но это было уже не в ее власти. Но тут время остановилось… Эльвира почувствовала резкий рывок, как будто ее душу вырвали из тела. Через секунду девушка оказалась на вершине горы. С уст Эль почти сорвался вздох облегчения, но вдруг вокруг девушки вспыхнуло пламя! Огонь был со всех сторон, и от него было не укрыться. И тут случилось самое необычное за весь день, в огне появилось человеческое лицо, которое закружилось и обернулось женщиной. Эль было отшатнулась от незнакомки, пока не рассмотрела крылья за ее спиной. Девушку осенила догадка.
        - Ты Алике? - выдохнула Эльвира. Жрица рассмеялась. Она растаяла на глазах, вернее, обернулась огненным столбом, а затем вновь приобрела человеческие черты.
        - Ты права. Драконы действительно именуют меня Алике. Но у меня много имен! Много регалий! Я столь же стара как мир, который именуется Изолера. Эльвира рассеянна кивнула, огонь уже не пугал ее, как и стоящая перед ней жрица.
        - Верни меня назад, там остался Калид. Жрица улыбнулась.
        - Какая преданность. Она просто восхитительна… Но спешу тебя разочаровать, ты все еще находишься в подземелье, прикованная к жертвеннику. Эльвира огляделась, она твердо чувствовала камни под ногами.
        - Но я здесь… - Пробормотала девушка.
        - Твоя душа, - поправила Алике. - Я вырвала твою душу из тела и замедлила время. Когда я тебя верну, то колдун даже не заметит твоего отсутствия.
        - Решила поговорить со мной, прежде чем меня расчленит этот ненормальный маньяк? - отступая от жрицы, спросила Эль, не пытаясь скрыть разочарование и ярость.
        - За тобой очень интересно наблюдать. - Призналась Алике, жрица протянула ладонь и добавила одно слово. - Обитель. Огонь вспыхнул и погас. Эль удивленно оглянулась. Она оказалась в огромной комнате с арочными потолками и чашами с водой. Их были сотни. А может и тысячи.
        - Что это?
        - Чаши жизни и смерти. Эльвира заглянула в одну из чаш, которая до краев была наполнена водой.
        - Зачем они тебе?
        - Чтобы видеть прошлое, настоящее и будущее… Видеть все известные миры и те, которые только будут открыты или созданы. - Алике подошла к одной из чаш, дотронулась до нее ладонью. По воде пошла рябь, а затем замелькали картинки. - Давным-давно в одной из этих чаш я увидела тебя. И как не странно себя. - Жрица улыбнулась. Водная поверхность сменилась изображением Изолеры. Эль подошла ближе, с невольной улыбкой рассматривая себя и Калида сидящих в обнимку на берегу реки. - Хотя признаюсь, за тобой с твоим драконом наблюдать куда интересней и захватывающе.
        - Я еще не поблагодарила тебя. - Рассеянно заметила Эль. - Возможно, сейчас ты не можешь мне помочь, но тогда ты приняла жертву Калида и…
        - Ничего не сделала, - резко оборвала жрица невольную гостью.
        Эльвира вздрогнула и отшатнулась. - О, не смотри на меня с укором.
        Магия не проста и тебе предстоит это только осознать. Драконы света приняли меня, они приняли мою помощь, как и мою кару. Но в землях дрейфусов у меня нет власти! По крайней мере, в мирное время.
        - Но, тогда как…
        - Как Калид спас тебя? - Алике ухмыльнулась, провела рукой над чашей и изображение исчезло. - Магия великая сила. Она почти безгранична… хм… почти. Но есть сила, которая во стократ сильнее магии. Сила, которая может смести все преграды… И даже возродить почти потерянную душу. - Алике улыбнулась. - Любовь. - Ответила на немой вопрос Эльвиры жрица. - В последнее время ее силу недооценивают… Встретить истинную любовь большая редкость. А вот жертва, принесенная во имя любви, катализатор мощнее всего во всех мирах.
        - Зачем ты вызвала меня сюда?
        - Чтобы преподнести дар. Эльвира в надежде взглянула на жрицу.
        - Это поможет мне остановить колдуна?
        - Нет, - отрезала Алике. - Дело в том, что тебе не нужна моя помощь, чтобы остановить колдуна. Ты даже не представляешь, какая в тебе скрыта сила. Для этого достаточно заглянуть в себя, увидеть огонь, почувствовать пламя, заставить его служить. И это в твоих силах, поверь мне! Эль покосилась на чаши.
        - Ты видела и это? - уточнила девушка.
        - От меня ничего невозможно укрыть, - с некой грустью заметила Алике. - Я не могла дать жизнь тебе, когда Калид молил меня о помощи.
        Но мой дар более чем равноценен. Новая жизнь, которую ты носишь под сердцем. Эльвира не удивилась. Она просто заглянула в чашу, чтобы найти силы. Вернее, найти ту одну единственную силу, которая была мощнее магии. И в то же время в случае Эль была ее продолжением.
        - Мы еще увидимся? - отстраненно спросила Эль.
        - Да, - подтвердила жрица. - Но не скоро… А теперь тебе пора! Эльвира закричала, когда вновь ощутила рывок и увидела занесенный над своей головой кинжал. Девушка выругалась, поминая жрицу Алике не цензурной бранью. Но тут Эль вспомнила картину, которую увидела в чаше жрицы. Девушка закрыла глаза, подумала о даре жрицы.
        Ребенок… Эль распахнула взгляд, в котором полыхал огонь. Колдун отшатнулся.
        - Это невозможно. - Пробормотал Вулен. Страх отступил, как и неуверенность, Эльвира вновь почувствовала свое тело, холод металла на запястьях и щиколотках. На Эль снизошел покой, цепи из сталомита вспыхнув, обратились в металлическую стружку. Девушка улыбнулась, когда увидела, как пламя охватило ее тело. Вот только огонь не причинял боли. Нет, он был продолжением тела. И в то же время неким коконом, в котором было безопасно. Эльвира присела на жертвеннике, на несколько секунд забыв о колдуне. Девушка упивалась новыми ощущениями, новой силой, которая искала выхода. Эль подняла взгляд, наконец, вспомнив о Вулене. Девушка спрыгнула с жертвенника, не обратив внимание на платье, которое пеплом легло к ногам. Колдун испуганно отступал от пылающей девушки, кинжал выпал из его рук.
        - Невозможно, - повторил он.
        - Еще как возможно. - Улыбнулась Эль. Пламя стрелой метнулось к колдуну. Тот закричал. Но все закончилось быстрее, нежели Эльвира смогла почувствовать запах горелого мяса. Девушка сморщила нос и отвернулась. Огонь схлынул…
        Эль переступила через горку пепла и направилась к туннелю, ведущему наверх. Но уже после первого поворота, девушка натолкнулась на Калида. Дракон резко остановился.
        - Где он? - хмуро спросил одалим.
        - Колдун? Мертв, - с улыбкой ответила Эльвира. Калид внимательным взглядом окинул жену, остановился на ее загадочной улыбке.
        - А что с твоим платьем? Эль опустила взгляд. На ней не было даже лоскутка одежды.
        - Э… долго объяснять. Полетели домой. - Попросила Эльвира.
        - В Тар Имо? - уточнил дракон.
        - Ага… домой. Глава 17 Прощание.
        - Ну что, жить можно? - насмешливо спросил Калид. Эльвира просто кивнула головой, с трудом подбирая слова. Остров был великолепен. Он точно отличался от каменной гряды и темной пещеры, которые в голове рисовала девушка. Скорее речь шла о тропическом рае! Сами пещеры занимали только шестую часть острова, хотя скорее это было строение прямо в монолите горы. Стены были украшены барельефом и мозаикой. Пещеры соединялись арками и открытыми переходами, которые создавали лабиринт. Эль запрокинула голову. Девушке показалась, что потолок отсутствовал, но присмотревшись, Эльвира заметила, что искаженный свет преломляется.
        - Что это? - спросила она.
        - Хрусталь, его выкладывают тонкими пластами, а каменные арки держат его. Эль остановилась посреди спальни. Почти весь пол был завален мехами. Кровать отсутствовала. Девушка присела на меха, улыбнулась.
        - Кто построил твой дом? - назвать это жилище пещерой не повернулся язык.
        - Гномы… Этот остров принадлежит моему клану уже много веков.
        Когда он перешел мне, то я внес коррективы. Хотя гномам я сказал всего несколько слов перед заказом. Эль вопросительно приподняла брови.
        - Больше света, - признался дракон, улыбнувшись.
        - Они явно прислушались к твоим словам. - Хохотнула Эльвира, ведь свет струился из всех щелей. Эльвира вспомнила ремонт, затеянный отцом девять лет назад. Месяц обещанного ремонта плавно превратился в полгода. Три месяца непосредственно длился ремонт, а остальные ушли на исправление ошибок. Видимо в Изолере подобных проблем не знали, по крайней мере магические расы.
        - Мы останемся здесь? - тихо спросила Эльвира. Калид присел на меха рядом с женой, привычным жестом положил ладонь на ее живот.
        - Все-таки жизнь порой преподносит нам подарки, о которых мы даже не смеем мечтать.
        - Если верить Алике, то это ее дар. - Напомнила Эльвира. - Но ты не ответил на мой вопрос. Калид вздохнул, наклонился и поцеловал жену в висок.
        - Я бы хотел остаться с тобой здесь навсегда.
        - Но…
        - Но, я магистр. И хотя пару последних месяцев мои полномочия выполнял Мер'тей, я должен вернуться к своим обязанностям.
        - Почему я не могу отправиться с тобой в Тар? Калид замялся, пытаясь правильно подобрать слова.
        - Я бы хотел защитить тебя от ужасов этого мира. От всего что произошло в Дар Тане и в мире людей… Но у меня это не получилось.
        - Алике была права, когда сказала, что все это было предначертано.
        Она видела меня в своих чашах, но ничего не могла изменить. А она жрица, по сути богиня! Так что ты ничего не мог поделать… И я говорю это не для того чтобы успокоить тебя. Просто я… я не жалею.
        Ни о чем. Мне нравилось быть человеком, - задумчиво заметила Эльвира. - Действительно нравилось. Но когда я поняла, что моя жизнь навсегда связана с тобой и с этим миром… мне хотелось стать одной из вас. Когда на жертвеннике я ощутила огонь и смогла им управлять.
        Это было… восхитительно! Я не боюсь предстать перед советом драконов. Если я пережила встречу с Алике, то переживу и знакомство с твоими сородичами.
        - Знаю, что переживешь. - Калид уткнулся подбородком в волосы жены. - Но я бы предпочел подготовить совет. Эльвира хвостом ходила за мужем, пытаясь подобрать слова, чтобы переубедить Калида, когда увидела необычную тень в небе. Животное резко спикировало вниз и упало в метрах десяти от девушки. Калид заслонил жену собой.
        - Не делая резких движений, медленно отступай к пещерам. - Приказал дракон. Эль отступила на шаг назад, лишь для того чтобы не вызвать подозрений Калида. Но вместо того, чтобы спрятаться в пещерах, девушка сделала шаг в сторону, чтобы внимательно оглядеть незнакомое существо - некую смесь собаки и орла. Животное было выше двух метров. Морда была почти собачья, если было не брать во внимание выпирающие клыки как у саблезубого тигра. Огромные крылья в ширину были не меньше четырех метров. И все тело, кроме морды, было покрыто перьями. Грудь и морда животного была разодрана в клочья, капли крови стекали на землю.
        - Кто это? - тихо спросила Эльвира. Калид медленно повернул голову.
        - Я же просил тебя уйти. Эльвира не отвела взгляд, а просто спросила.
        - Что это за животное? Калид покачал головой, только в эту секунду осознав, что Эльвира никогда не будут трусливо скрываться или слепо выполнять приказ. Она не бросила его в подземелье, победила колдуна. Она была воином в душе! И предпочитала встречать опасность лицом, а не спиной.
        - Гуфон, - нарушил тишину Калид. - И прежде чем ты бросишься ему помогать, скажу один раз и повторять не буду. Эти существа опасны даже для драконов. В случае опасности гуфон стреляет перьями, которые токсичны для всех живых существ и представителей магических рас, а его клыки и когти способны располосовать даже железо. Один гуфон не представляет опасности для меня, но потрепать может изрядно. Гуфон издал пронзительный вой и лег на траву.
        - Кэл, он же ранен. - Прошептала Эль.
        - Поэтому особо опасен. - Отрезал Калид.
        - Мы что ничего не сделаем? - не поверила девушка.
        - Нет, - твердо ответил дракон. - Дождемся когда ему станет лучше, и он улетит.
        - Он истекает кровью!
        - Если он умрет, я избавлюсь от тела. Эльвира нахмурилась. Гуфон поднял морду, и девушка была готова поспорить, что в глазах животного стояли слезы. Его взгляд молил о помощи, так как гуфон умирал.
        - Мы не можем просто так уйти и оставить его, - решительно сказала девушка.
        - Еще как можем, - возразил дракон. Эльвира мягко положила руку на плечо мужа.
        - Пожалуйста, ему нужна помощь.
        - Он чудовище.
        - Кто так решил? - спокойно уточнила Эль. - Или так написано в ваших книгах? Не обижайся, я верю тебе, но не тому чему тебя учили… Ему нужна помощь, и я не уйду, пока не помогу ему.
        - Ладно. - Выдохнул дракон. - Я иду первым. Ты следуешь за мной.
        Если он пытается напасть, то ты убегаешь. Если не ради себя, то ради ребенка. Эль просто кивнула, не углубляясь в то, что гуфон не представляет для нее опасность. Об этом твердила интуиция. Гуфон напряженно следил за фигурой дракона и человека. Когда Калид подошел слишком близко, животное зарычало.
        - Это плохая идея. - Заметил одалим, останавливаясь.
        - Нет, просто он чувствует исходящую от тебя опасность.
        - А тебя он примет с распростертыми объятиями, хм… крыльями. - Фыркнул дракон.
        - Если ты отойдешь на пару шагов назад, мы это узнаем. Калид бросил беглый взгляд на жену, убедился, что она не шутит, перевел взгляд на рычащего гуфона и увидел в его глазах то, что заметила ранее Эль - эмоции, которые принадлежали не бездушному монстру. И тогда одалим отошел в сторону. Гуфон продолжал следить за драконом, игнорируя Эльвиру, правда до тех пор, пока она не сделала еще один шаг вперед. Гуфон перевел взгляд на девушку, но рычать перестал. Эль осторожно улыбнулась.
        - Не бойся, малыш, я только хочу помочь. Калид, несмотря на опасность ситуации, не смог удержаться от улыбки, верзила не походил на малыша. Но толи на гуфона подействовал голос Эльвиры или же девушка оказалась права, он не чувствовал в ней опасности, но животное успокоилось и вновь легло на траву, тихо поскуливая. Калид недоверчиво покачал головой, понимая, что Эль кажется, в очередной раз оказалась права.
        - Не бойся, я помогу. Гуфон настороженно наблюдал за девушкой, но позволил ей подойти ближе. Эльвира протянула ладонь, не забывая наставленья Калида, осторожно прикоснулась к клыкастой морде.
        - Ну, мой хороший. - Пробормотала девушка, которая всегда ладила с собаками и кошками. Гуфон закрыл глаза, уткнулся носом в ладонь девушки и довольно заурчал. Эль широко улыбнулась.
        - Калид принеси сумку с зельем и травами. И не бойся, он не причинит мне зла. Дракон усмехнулся, но пошел за сумкой. А вот когда Калид вернулся, его ждал настоящий сюрприз. Эльвира сидела на траве, голова гуфона лежала у нее на коленях. И звук, который издавал существо, было похоже на мурлыканье. Эль тихо напивала и гладила морду гуфона. Калид осторожно положил сумку рядом с Эльвирой и отошел в сторону.
        Следующие полчаса дракон наблюдал, как Эль накладывала швы гуфону и обрабатывала его раны. Помимо трав, девушка прибегла к магии целительства, потенциал, которой увеличился. Теперь это был уровень волшебницы-целительницы, а не человеческой ведунье. Эльвира из собственных рук покормила гуфона и ушла только когда животное заснуло.
        - Готова к поездке в Тар? Эль вздрогнула и удивленно взглянула на мужа.
        - Хм… ты же хотел, чтобы я ждала тебя здесь.
        - Хотел, - согласился Калид. - Но боюсь, когда я вернусь, ты соберешь здесь всю фауну Изолеры. Поэтому решил, что безопасней взять тебя с собой.
        - А как же Клык? Мы оставим его здесь?
        - Клык? Ты дала имя гуфону? - не поверил дракон.
        - Конечно. Я же должна как-то его называть. К тому же ему оно понравилось. Калид скупо улыбнулся. Дракон надеялся, что, когда он вернется с Эль на Пересвет, гуфон уже улетит.
        - Тебе хватит одного часа на сборы?
        - Простите за опоздание. - Лар'тей пропустил Селения вперед и закрыл двери зала заседаний. Только присев на свое место, Лар заметил необычную тишину и пристальные взгляды присутствующих.
        - Что-то случилось? - осторожно спросил воин.
        - А это вы нам скажите, - вкрадчиво заметил Сар'тей. Лар и Селений непонимающе переглянулись.
        - Что сказать? - уточнил Лар.
        - Да, действительно, что сказать? - насмешливо повторил Сар'тей.
        Остальные члены магистрата хранили молчание. - Идея Фор, тея оказалась удачной. Мы смогли выявить неизвестную человеческую ауру, привязали к ней поисковик, и полученные результаты нас порядком удивили. Если не сказать больше!
        - То есть вы нашли девушку?
        - Да ладно, Лар, мы все знаем, так что нет смысла выгораживать Калида. - Заметил Фер, тей. Лар'тей вздрогнул, вспомнил признание Селения, сурово взглянул на бывшего воспитанника.
        - Что ты в действительности видел? - хмуро спросил одалим. Теперь взгляды всех присутствующих переметнулись к провидцу.
        Селений взгляд не опустил.
        - Она на Пересвете? - Уточнил Селений.
        - Да, - усмехнулся Сар'тей. - И ты даже не можешь представить наше удивление, когда поисковик указал на Пересвет. Селений кивнул.
        - Я видел это в видениях, но подумал, что ошибся.
        - В чем? Мы несколько недель ищем девушку, а ты умолчал о том, что в этом замещен Калид!
        - Если замешен, - уточнил Лар. Мер'тей поднял руку, призывая всех к тишине.
        - Лар прав, не стоит делать поспешных выводов.
        - С этим точно не поспоришь, - насмешливо согласился Калид. - Простите, что вмешался в тот момент, пока вы обсуждали меня. Но решил, что дальнейшее инкогнито может привести к нелепым обвинениям в мой адрес. Члены магистрата, молча смотрели на Калида. С одной стороны, удивленные его появлением, а с другой страшась задать мучивший всех вопрос.
        - Если вы позволите, хочу вас кое с кем познакомить. Калид покинул зал заседаний, чтобы вернуться уже с Эльвирой, которую он так и не решился оставить одну на острове. Члены совета по привычке встали, приветствуя женщину. Эль на мгновение остановилась, а затем сделала уверенный шаг навстречу незнакомым драконам. Девушка основательно подготовилась к встрече. Она выбрала простое по покрою платье, которое, несмотря на скромность кройки, выгодно подчеркивало достоинства фигуры. Эль распустила волосы и отказалась от украшений. Девушка слегка поклонилась, приветствуя одалимов.
        - Милорды, рада знакомству. Драконы молчали, удивленно рассматривая девушку.
        - Позвольте представить мою жену Эльвиру. Ответом была тишина. И даже когда Калид по очереди назвал имена магистров, они хранили молчание. Эль, уловив настрой одалимов, решила воздержатся от дальнейших слов, разглядывая драконов, отмечая различия в их внешности и аурах.
        Никто из магистров не поставил блока, и девушка с легкостью читала их эмоции. Удивление преобладало среди недоверия, ужаса, подозрения, облегчения… Первым пришел в себя магистр Мер'тей, он осторожно приблизился к девушке, опасаясь ее напугать, медленно склонился в поклоне.
        - Позволь приветствовать тебя в Таре. - Дракон замялся, но руку протянул. Почти уверенный, что гостья проигнорирует его жест или испуганно метнется к Калиду. Эльвира широко улыбнулась, неожиданно осознав, что удивление одалимов сменилось страхом напугать ее. Девушка протянула руку магистру, тот благодарно улыбнулся и поднес ладонь к губам, запечатлев церемониальный поцелуй. Эль рассмеялась и, не отпуская руку дракона, уверенно пожала ее.
        - В моем мире поцелуй уже давно заменили на рукопожатие, как символ равенства между мужчинами и женщинами. - Охотно пояснила Эльвира. Немой вопрос остался в глазах первого магистра. Дракон бегло осмотрел девушку, отметив ее хрупкость и худобу. А ведь ей предстояло выносить и родить ребенка дракона! Эльвира с любопытством изучала древний зал заседаний, расписанный картинами и фресками. Девушка остановила взгляд на золотой чаше, не спрашивая разрешения, Эль подошла ближе и заглянула в прозрачную гладь воды.
        - И что показывает эта чаша? - подозрительно спросила девушка. Ведь одно дело смериться с тем, что за тобой наблюдает великая жрица. И совсем другое знать, что члены совета тоже пользовались подобной привилегией.
        - Это символ нашей веры, - объяснил Сар'тей. - В давние времена девушки, которые посвящали свою жизнь служению жрице Алике, могли использовать эту чашу, чтобы видеть в ней прошлое настоящее и будущее. Но те времена прошли. Культ претерпел изменения. И каждая дева, служа в душе жрице все-таки выбирает путь жены и матери. Эль перевела вопросительный взгляд на Селения.
        - Ты ведь жрец…
        - Да, госпожа, но я мужчина. А чаша имеет женскую энергетику. И активировать ее может только дева. - Объяснил Селени, тей.
        - Девственница? - уточнила Эльвира.
        - Хм… да, - покраснел Селений.
        - Почему только дева? Драконы в замешательстве переглянулись. За несколько минут они смогли изучить ауру девушки и были потрясены.
        - Так утверждает наша история, - усмехнулся Сар'тей. Одалим подошел к девушке. - Госпожа…
        - Эльвира или просто Эль, - поправила девушка. Дракон вздрогнул, но благодарностью кивнул, на его лице появилась задумчивая улыбка.
        - Если ты пожелаешь, то я мог бы провести для тебя экскурсию в Академии. Возможно, ты захочешь прослушать сокращенный курс истории, традиций, веры и обычаев Тар Имо.
        - Спасибо. Калид с улыбкой наблюдал, как Эльвира без его помощи налаживала контакт с советом драконов. Она поведала историю похищения духами зейна. Описала в нелицеприятных красках свирепого Кархана. И спасение, пришедшее в лице белоснежного дракона. Рассказчица из Эльвиры вышла изумительная. Калид поймал себя на мысли, что не без интереса слушает версию последних недель, изложенную Эль. Девушка отвела себе в повествовании второстепенную роль, уделив внимание храбрости, мужеству и благородству Калиду. Одалим только покачал головой. И несколько раз внес коррективы в повествование жены, ведь именно благодаря ее хитрости и смелости им удалось бежать из Дара и спасти десяток невинных пленниц. Эльвира запнулась только на похищении колдуном. С опаской рассказала о встрече со жрицей. И о том, что пока только раз, но смогла подчинить себе стихию огня, присущую драконам. Калид слушая рассказ Эльвиры, понял, что самое страшное осталось позади. Ведь теперь они были дома. А Тар Имо был закрыт для любых врагов, в том числе и темных драконов…
        Это было странно, оказаться в другом мире, среди представителей чужой расы и, однако, чувствовать себя так, будто после дальнего странствия, ты наконец-то вернулась домой. Именно так ощущала себя Эль. Наблюдая за жизнью драконов, девушка понимала, что они ей ближе и понятнее привычных людей из собственного мира. Мир, который теперь казался лишь воспоминанием. С одним большим - но! Максим должен был узнать, что Эль нашла свое счастье. Правда невзирая на то, что Калид в свитках нашел формулы, позволяющие открыть портал на Землю, совет драконов воспротивился идеи туда отправиться. Причины называли разные - это вредно для ребенка, порталы не стабильны - стояли во главе списка. Но как подозревала Эльвира, драконы боялись, что она сбежит от них вместе с ребенком из пророчества. Последний факт отнюдь не осчастливил девушку. В собственном мире Эль подозрительно и с большим скепсисом относилась к гадалкам и экстрасенсам, к пророчествам майя о конце света и апокалипсису. Хотя и в Бога она никогда особенно не верила. А не успела попасть в новый мир и сразу встреча с жрицей Алике, которую большинство драконов
никогда не видели. Эль положила ладони на живот. Неужели все дело в этом ребенке? Которому суждено изменить мир. Эта мысль не давала покоя.
        Совет драконов уже строил планы по воспитанию ребенка. В том, что родиться мальчик никто не сомневался. Но Эльвира не собиралась позволить драконам влиять на ребенка. Пусть сначала родится и вырастит. А следовать ли туманным пророчествам или нет, он решит сам.
        - Прячешься? - весело спросил Фор, тей, протягивая в ладони засахаренные фрукты. Эльвира взяла протянутые угощенья, тяжко вздохнула. В последние недели она превратилась в настоящего хомяка, все время что-то грызла. Сар'тей объяснял это тем, что ребенку для развития требуется много энергии.
        - Сар'тей уже успокоился? Фор, тей приложил палец к губам, призывая девушку к тишине. Эльвира отчетливо услышала отдаленные крики.
        - Понятно, - буркнула девушка.
        - Да ладно, не переживай, покричит и успокоится. Он не вправе удерживать тебя в Таре силой и понимает это, оттого и нервничает.
        - Я бы никуда и не рвалась, но Максим никогда не поверит письму или заверениям незнакомца, что со мной все хорошо.
        - Поверь, каждый из нас это понимает и уважает твое решение. А Сар… просто не обращай внимание. Крики стихли только через десять минут, после чего Эль пригласили в зал заседаний. Драконы вместо привычных мест за столом, устроились кто где. Но главное подальше от Сар, тея который кажется был готов плеваться пламенем. Эльвира благоразумно устроилась подле Калида.
        - Совет принял решение.
        - Прости Мер'тей но вы не можете мне запретить… - начала закипать Эль.
        - Не можем, - согласился магистр. - Но вас с Калидом будет сопровождать Лар. Эльвира расслабилась. Улыбнулась дракону с белой гривой. Тот подмигнул в ответ, сделав улыбку девушки шире. Первые дни пребывания в Таре были довольно забавны. Если совет драконов был ошарашен ее появлением, они все же были чуть подготовлены после своих изысканий.
        То обычные одалимы не могли поверить в выбор Калида. И тут стоит отдать должное Лару. Особенно недоверчивым он быстро разъяснял ситуацию… Эльвира не была свидетелем таких сцен и только гадала словами или увесистым кулаком Лар'тей решал проблему.
        - Именно он несет ответственность за вашу безопасность. - Добавил Мер'тей. Вспоминая свою беспомощность при встрече с духами зейна, Эльвира согласна была на когорту сопровождающих, главное очень скоро она сможет увидеть Максима… Эльвира возвела глаза к потолку. Девушка никогда не замечала за собой желая кого-нибудь покусать, но в настоящем оно было нестерпимо. Эль отвернулась от всех и потрогала передние клыки. Она бы уже не удивилась, если бы он выросли как у дракен. Да и вообще с ней происходило что-то странное. Тело становилось другим, и просыпались способности, которые даже совет драконов заставляли разводить руки в стороны. В древние времена, когда драконы отдавали часть сердца, люди получали только бесконечно долгую жизнь и никаких бонусов. Эль же стала исключением из правил. Вон у Сар, тея даже глаза порой сверкали от желания изучить ее. Благо Кэл'Ти сказал категоричное нет, что завершило все споры.
        - Ты все поняла? - уточнил наверно в десятый раз Сар.
        - Все уяснила еще с первого раза, - подтвердила Эль. Сар'тей пропустил мимо ушей замечание девушки и активировал портал. Эльвира не взирая на свою браваду, испуганно сглотнула. Она еще помнила боль раздирающую каждую клетку, когда духи зейна перенесли ее в этот мир. Калид взял ее за руку, заглянул в глаза.
        - Никакой боли, обещаю. Девушка улыбнулась, Кэл'Ти она верила безоговорочно. Видимо порталы и впрямь отличались. Так как в этот раз не было ни боли, ни света слепящего глаза - ничего, только легкий рывок и Эльвира полной грудью вдохнула запах бензина и гари. Она была дома… Портал был открыт в парк, недалеко от ее квартиры. Был уже вечер, так что людей в парке было немало. Правда никто не заметил искажения пространства, а морок скрыл двух одалимов и девушку. Лар бросил беглый взгляд по сторонам. К удивлению Эльвиры, он всего лишь мазнул взглядов по полураздетым девушкам, кажется они его даже не заинтересовали, хотя Эль ожидала более бурной реакции. Калид усмехнулся.
        - У Лара был определенный опыт, который отвратил его от женщин человеческой внешности, - тихо пояснил Кэл'Ти.
        - В смысле, ты же говорил светлые драконы и человеческие женщины…
        - Там история была с колдуньей. Эль заинтересована подалась вперед, но дракон только отрицательно покачал головой. Девушка пожала безразлично плечами, решив, что позже сама выяснит все подробности у Лара. После недолгих споров драконы использовали человеческий морок. На них правда все равно оборачивались, ведь одалимы всего лишь придали себе человеческий облик и скрыли крылья.
        - Что здесь с воздухом? - спросил Лар'тей, который после того как убедился, что опасности люди не представляют, расслабился и даже стал посматривать по сторонам.
        - Издержки технического прогресса. - Эль указала на оживленный транспорт. Драконы выслушали лекцию о загрязнении окружающей среды, о борьбе с этой проблемой и о мусорных радиоактивных свалках. Рассказ их впечатлил. Кажется, они пришли к выводу о непригодности мира к жизни. Эльвира только пожала плечами. Люди живучи как тараканы - надо мутируют, чтобы выжить. Чем ближе к бывшему дому подходила девушка, тем угрюмее она становилась. Эль волновалась. Она пропала несколько месяцев назад… Девушка остановилась, когда увидела собственную фотографию на стене, видимо к ее поискам Макс подошел основательно. Главный спор разгорелся, когда одалимы отказались остаться в подъезде. Эльвира пыталась донести мысль, что никуда она не исчезнет. На что Лар ей напомнил, что в прошлый раз ее похитили без предупреждения. Двери квартиры открыла Аня. Эльвира даже не успела сказать привет, как оказалась в объятиях подруги.
        - Ты жива… то есть мы не сомневались конечно, что ты жива. Но тебя так долго не было… - Аня осеклась, разглядев двух викингов в коридоре. - П… Привет.
        - Макс дома?
        - Да, он в спальне. Мы собирались… о боже, Эль, это действительно ты! Не могу поверить. Ты даже не представляешь, что здесь было, когда прервался звонок, а во дворе мы нашли твой сотовый. Полиция не хотела принять заявление, все твердили о трех суток, которые не прошли. С тобой все в порядке? - Аня перескакивала с темы на тему, но каждый ее взгляд и жест выражал беспокойство. Да и пару мужчин на пороге не внушали доверия.
        - Анька, ты даже не представляешь, как я соскучилась по твоей болтовне. И не беспокойся, со мной все хорошо. Цела я и невредима.
        - Тогда куда ты исчезла? Почему не давала столько времени о себе знать?
        - Это долгая история. Анют, вы пока знакомьтесь. И поставь чай или чего покрепче налей, а я с Максом поговорю, а затем все тебе расскажу. Аня еще раз крепко обняла подругу, перевела взгляд на викингов.
        Именно так про себя окрестила их девушка.
        - Я Аня.
        - Э… - Лар с надеждой посмотрел на друга. Они не продумали легенду, не заявлять же с порога, что они драконы. Ведь в этом мире если и существовали настоящие маги, они не спешили раскрывать свое инкогнито. Хотя о подруге Эльвира рассказывала, что та верила в параллельные миры и считала себя Лютиэн Тинувиэль, высокородной эльфийкой. Лар долго не мог понять, зачем человеку считать себя тем, кем он не является, так что одалим покосился на друга, позволяя ему говорить.
        - Мое имя Калид, а это Лар. Брови девушки приподнялись. Аня отступила в сторону, позволяя мужчинам войти, чтобы закрыть двери.
        - Вы друзья Эль?
        - Можно и так сказать, - уклончиво ответил Калид… Полчаса спустя драконы сбросили морок. Аня, которая сделала всего пару глотков вина, увидев на собственной кухне доказательства существовании магии, махом выпила собственный бокал. А затем также поступила с бокалом жениха! Максим сразу поверил истории Эльвиры.
        Слишком все не просто было с ней. Бабка ведунья, маги в роду… не удивительно. Эль практически всегда везло. Она часто выигрывала в лотереи, угадывала, какой билет ей выпадет на экзамене, а массажам головы могла убрать боль. Максим изучал Калида пару минут, прежде чем протянул ему руку. Эльвира спрятала улыбку. Теперь она и впрямь была счастлива. Ей не надо было заглядывать в чаши в обители жрицы Алике, чтобы знать, что Максима и Аню ждет долгая и счастливая жизнь, рождение детей, успехи в карьере. Они проживут свою жизнь, передадут собственный опыт детям и внукам. Конечно в этой жизни будут и трудности. Куда без них? Но и через пятьдесят лет, просматривая старые альбомы, они не будут жалеть о том, что сказали друг другу да. Эльвире было немного грустно, что ее не будет в этой жизни. Что она не увидит Аню в белом подвенечном платье, не увидит рождения их первенца, не увидит, как виски Макса посеребрит иней.
        Максим поднял взгляд, как будто почувствовал, что подруга думает о нем. Как будто уже догадался, что это их последняя встреча… Эль сняла со стены гитару. Девушка собирала вещи, которые хотела забрать с собой. Немного одежды, десяток туфель, старый альбом, которые начали собирать родители, но так и не успели завершить. И конечно же гитара, одна из многих, которая тоже была памятью, связывающей ее с прошлым.
        - А он ничего, нормальный мужик. Эльвира улыбнулась.
        - Ага, мне тоже нравится, - пошутила она. Максим подумал, что боги действительно существуют и не только в других мирах. Эль нашла Калида, а у него есть Аня. Что же это был равнозначный обмен. Чтобы каждому из их не принесло будущее…
        Глава 18
        Дети. Спустя годы, десятилетия и одно столетие
        Эльвира нехотя открыла глаза, вдыхая запах весенних цветов.
        Девушке хотелось еще понежиться в лучах солнца, которые преломлялись через хрусталь, но пора было возвращаться в Тар. Эль приподнялась, полусидя рассматривая спящего мужа. Столетие не изменило Калида, как и саму Эль. В зеркале на нее до сих пор смотрела молодая девушка, хотя в уголках глаз затаилась тайна и многочисленные секреты, открывшиеся в новом мире. Эльвира с удивлением поймала себя на мысли, что за долгое время впервые подумала о Земле. Двадцать два года потускнели со временем. И порой Эль задавалась вопросом. А уж не приснился ли ей сон? Может, и не было духов зейна и битвы с Карханом? Эльвира тряхнула головой. Все, все было, зашептал внутренний голос. Но давно… очень давно. Калид пошевелился, открыл глаза, по солнечным бликам определил время.
        - Пора? - зевая, спросил одалим.
        - Ам'то и Грах ждут меня к обеду, - виновато призналась Эль. Калид и Эльвира после первых нескольких лет проведенных на Пересвете, приняли решение переселиться в столицу королевства. И теперь лишь изредка сбегали на собственный остров, чтобы побыть вдали от совета магистров и вековых проблем драконов, зная, что на острове их побеспокоят лишь в случае крайней необходимости. Правда, дела все чаще требовали их присутствия в Таре. И вылазки на остров становились реже.
        - Может нам совершить небольшое странствие? - неожиданно спросил Кэл'Ти, не предпринимая попытку встать, наблюдая за женой, которая облачалась в брюки и рубашку.
        - Сейчас? - Рассеянно спросила Эль, примеряя вторую жилетку.
        - Как только закончим дела… Эльвира серьезно задумалась. В голове девушки роем пронеслись тысячи мыслей.
        - Я обещаю, что подумаю, - осторожно заметила она. Одалим хохотнул. Кто бы сомневался. Те времена прошли, когда Эль давала обещания, а затем понуро выполняла их. Жизнь в кругу драконов заставила ее не разбрасываться словами. Эль, ли мудрая! Драконы неспроста нарекли ее этим именем. Она заслужила их уважение и любовь. Калид улыбнулся. Десять лет назад драконы избрали Эльвиру смотрительницей Тара. Это был почетный титул, который, однако, отнимал много времени и сил. Но город драконов и впрямь преобразился. Эль близко сошлась с Грахом, который практически переселился в Тар. Гном открыл собственную мастерскую. И Эльвира с Грахом умудрились украсить город несколькими фонтанами. Ам'то помимо службы в магистрате сам попросился в помощники Эль. И Калид уже давно не удивлялся, когда заставал жену в компании молодого дракона и гнома. Кажется, у них было миллион идей как переустроить город, да и все королевство. Эльвира наладила производство цветных книжек. Она называла их комиксами. И вскоре книжки продавались на ура не только в стране драконов. Они пришлись по нраву и людям. И если верить слухам, даже
эльфы с удовольствием листали красочные описания приключений и странствий героев, мифических и созданных плодом фантазии Эль. Эльвира накинула плащ, подбитый мехом, и, выжидающе, посмотрела на мужа.
        - Ты встаешь? Калид нехотя кивнул. Ему потребовалось только несколько минут, чтобы одеться и последовать за женой. Эльвира свистнула, и через две минуты на поляну приземлился могучий Клык. Гуфон по привычке, а не по злобе, зарычал на Калида.
        Хотя дракон до сих пор помнил первую встречу с этим чудовищем, и не оправдавшуюся надежду не застать монстра по возвращению на Пересвет.
        Со временем гуфон и одалим научились не замечать друг друга. Клык опустился на колени, чтобы Эль удобно было взобраться на его спину. Девушка потрепала монстра за ушами.
        - В Тар, - тихо сказала Эльвира, и гуфон взмыл в небо. Девушка закусила губу, чтобы не расхохотаться. Между гуфоном и драконом существовало немое соперничество и проявлялось оно в воздухе. Каждый из них пытался первым добраться до конечного пункта. После приземления они вновь игнорировали друг друга…
        Ам'то и Грах сидели в лучшей таверне Тара. Ее владелец огромный рыжебородый дракон внушал заслуженное уважение и опасение. В его таверне ни один посетитель не смел устраивать драк. Одалимы знали, что ни одно имя, статус, клан не заставит Тора сменить гнев на милость. В утренние часы в таверне было мало посетителей. Тор сидел за стойкой, в то время как его помощник обслуживал гостей. Увидев Граха и Ам'то, одалим расплылся в добродушной улыбке, которая преобразила лицо дракона.
        - Мой друг, надеюсь, тебе уже лучше? Грах недовольно поморщился, почесал небольшую бороду. Гном и одалим недавно боролись друг против друга. Хозяин таверны одержал сокрушительную победу, хотя гном был первым за несколько столетий, кто так долго продержался против Тора - самого знаменитого борца в Тар Имо.
        - Кости уже срослись, если ты спрашиваешь об этом. - Буркнул гном.
        Однако Грах не умел долго держать зла на сердце. К тому же Тор победил его в честном поединке. - Не беспокойся, дракон, однажды я положу тебя на обе лопатки. - Пообещал он. Тор изучающим взглядом окинул фигуру молодого гнома. Пожалуй, и осилит, через столетие другое, хмыкнул одалим.
        - Как только произойдет сей памятный день, открою тебе особый счет в моей таверне, - пообещал Тор. Ам'то посмеивался, прислушиваясь к разговору. Одалим не сомневался, что настырный гном обязательно добьется своего. Ведь это было в природе гномов, упорно двигаться к цели. Друзья заняли место у окна.
        - Эль, ли запаздывает. - Заметил Ам'то. Грах хмыкнул.
        - Наверно, Кэл'Ти уже надоело делить жену со всем Таром. Друзья придавались шуткам, когда появилась Эльвира. Она скинула верхнюю одежду, разбросав ее на лавке, растолкав друзей села между ними.
        - Нет, - Эль подняла протестующее ладонь. - Ни слова о делах пока я не пообедаю.
        - Это надолго, - подначил Грах, за что получил увесистый подзатыльник.
        - Эль, ли, моя прекрасная госпожа. - Тор возник с дымящемся подносом. - Ты рассмотрела мою просьбу? Эльвира вздохнула. Уже и поесть не дают по-человечески. Хотя, что с них взять, подумала девушка? Драконы - одним словом.
        - Тор, я пытаюсь сделать все возможное. Но, ты же знаешь, мне надо добиться согласие твоих соседей и совета магистров. Площадь перед таверной принадлежит городу.
        - Но, ты же стегалль! Эль закатила глаза. Почетный титул стегалль - смотритель Тара не означал ее всевластия. О чем она поспешила сообщить Тору.
        - Пойми, если каждый решит поставить статую перед своим жилищем, то мы скоро не сможем ходить по городским улицам… Тор хмыкнул, находя зерно истины в словах стегалля.
        - Тор, ты знаешь, я постараюсь исполнить твою просьбу. Но дай мне немного времени. - Попросила Эльвира, которая не хотела огорчать могучего гиганта. Одалим расплылся в довольной улыбке… И поспешил за изысканными блюдами, зная, что есть один действенный способ снискать расположения стегалля… Эль довольно откинулась на удобном сиденье. Ам'то разложил на столе чертежи и поведал о новых замыслах.
        - Через год нам предстоит празднование основания Тара. И лучше сразу преступить к подготовке, чтобы мы успели все сделать. Раньше Эльвира посмеялась бы над подобным предположением. За год можно свернуть горы, а не только подготовиться к одному празднику.
        Но драконы были очень требовательны! Многие отшельники, которые столетиями не давали о себе знать, обязательно прибудут на великий праздник. Ведь основание города было заложено самой Алике. Легенды гласили, что в тот памятный день жрица в последний раз явилась на всеобщее обозрение драконов. Эль улыбнулась. Ее жрица удостоила особой чести. Прошло столетие, а Алике хранила молчание. Хотя, как подозревала Эль, для жрицы столетие было только мгновением, одной песчинкой в часах вечности.
        - Боюсь, город не сможет вместить всех желающих, - простонал Ам'то, запутавшись в собственных чертежах.
        - Придется умолять Мер, тея чтобы он позволил занять нам великие пустыни. - Вздохнула стегалль. Заметив недоуменный взгляд помощника, пояснила. - Конечно, временно. После праздника мы уберем конструкции. Грах довольно улыбнулся, значит ему хватит работы в предстоящий год.
        - Нет, Грах, твоих помощников слишком мало. - Возразила Эльвира. - Нам потребуются еще гномы. Лучшие мастера по камню и дереву.
        - По дереву? Гномы любят металл и камень. Дерево не по нашей части, - возразил Грах.
        - Значит, найдем умельцев среди людей… Эльфы слишком горды, чтобы осчастливить нас своими ремеслами. - Пошутила Эль. Ам'то и гном расхохотались. Эльфов они считали выскочками и гордецами. Эльвира, которая успела столкнуться с лесной братией, не могла поспорить с подобной характеристикой. Два часа Эльвира с друзьями набрасывала общий план на предстоящий год. Понятие мозговой штурм было незнакомо гному и дракону, но они быстро поняли в чем суть и забрасывали гесталля фантастическими предложениями. Пока Эль не сказала хватит, удивляясь фантазии друзей и в первую очередь Ам'то.
        - Грах, закончим беседу вечером. Заходи к нам. Обещаю сварить твой любимый шоколад. Грах приложил руку к сердцу, прощаясь с Эльвирой. И стегалль ответила ему тем же, уже привычным жестом. Ам'то и Эль неспешно шли по городским улицам, то и дело, здороваясь с многочисленными знакомыми.
        - А где твой Клык, что-то не видно его в последнее время. Стегалль улыбнулась.
        - Кажется, начались брачные игры гуфонов. Так что мой малыш отправился завоевывать право на счастье.
        - Ты отпустила его? - не поверил Ам'то. Он знал, что гуфоны сражались за право обладать самкой. И порой побоища заканчивались смертью одного из противников.
        - Клык мой друг. И я не вправе приказывать ему или запрещать. - Отстраненно ответила Эльвира. Ам'то покосился на стегалль. Вот за что он действительно уважал и любил Эль. Она не признавала рабства, ни в каком его проявлении. И не желала, чтобы ей льстили и унижались перед ней. Эль несла мир и прибегала к жестким методам, когда были испробованы другие. Ее дар целительницы с каждым годом становился сильнее. И ни разу Эльвира не отказала в просьбе.
        - Ты думаешь порой о пророчестве? - неожиданно спросил Ам'то. Эль вздрогнула, удивившись вопросу. Конечно, она не могла не думать о будущем. Но никто не знал, когда пророчество осуществится.
        - Один дракон, эльф или человек не могут изменить мир. - Заметила осторожно Эль, ли. Она верила в собственные слова, считая, что драконы излишне серьезно относились к пророчествам. Гесталль видела в них только путеводную нить, а не хронику событий.
        - Но он может подтолкнуть других, внушить им надежду или ужас. - Возразил Ам'то.
        - Будущее расставит все по своим местам. - Уклончиво ушла от ответа Эль, не желая сегодня думать об извечных вопросов. Пора было решать бытовые проблемы, которые не зависели от пророчеств. Академия Тара получившая название Цитадель знаний возвышалась над всем городом. Ведь именно здесь большинство драконов осваивали науки и проходили обучение. Их учили истории, традициям, преподавали искусство боя и обучали азам магии. Ворота цитадели были заперты, но стоило Эль, ли прикоснуться печатью к стене, как двери распахнулись. Привратник, древний дракон, который застал еще основание мира, по крайней мере, так думала Эль, уже поджидал гостей.
        - Госпожа, Сар'тей ожидает вас в своем кабинете. - Невозмутимо сообщил он. С уст Эльвира сорвался вздох.
        - Что они опять натворили, - прошептала девушка. Однако направилась в кабинет директора Цитадели. Ам'то отстал. Он опаздывал на занятие.
        Юные драконы терпением не отличались, а одалим должен был прочитать студентам лекцию об устройстве Тара. Сар'тей занимал кабинет в самой высокой башне. Потолок, как и в большинстве строений, был выполнен из хрусталя, и свет проникал с неба. Прямо за кабинетом начиналась лаборатория, место, куда ревнивый Сар'тей почти никого не допускал. Профессор был не один. Напротив сидела юная дракена. Она вскочила на ноги, стоило Эльвире войти. Девушка была красива, немного выше самой Эль, ли, хрупкая и тонкая как весенний побег. Белокурые волосы девушки струились по спине, а голубые живые глаза делали лицо неотразимым. Хотя сейчас дракена опустила взгляд, стоило ей увидеть гостью главы Цитадели.
        - Проходи, стегалль, ты как раз успела вовремя. Эль закусила губу, предвидя, что последует дальше.
        - Юная Ларен как раз перед твоим приходом повествовала мне о своих проделках. А я думал, какое достойное наказание подобрать для нее. Голубоглазая девица стрельнула прытким взглядом.
        - Что произошло? - спросила Эльвира. Ведь дракон выдерживал театральную паузу.
        - Они сбежали. - Буркнул Сар'тей. - Этой ночью. А Ларен, джи помогала им… Вернее была остановлена при попытки последовать за своими друзьями. Десять минут спустя, когда Сар'тей обрушил на девушку все небесные кары, Ларен, джи отправилась нести наказание.
        - Ее отец будет недоволен. А ты знаешь взрывной характер Тора. - Вскользь заметила Эль. Сар'тей фыркнул. Директор Академии, член магистрата, ему был не страшен Тор с огромными кулаками.
        - Он отдал свою дочь на обучение. И в настоящий момент именно я ответственен за нее… К тому же не мешало вбить этой вздорной девчонке в голову хоть немного здравого смысла.
        - Не будь несправедлив, Сар. - Мягко возразила Эль. - Ларен одаренная девушка, но она юна.
        - Это не оправданье. Эльвира промолчала в ответ. Ведь, по сути, директор должен выговорить и ей. Но не может по вполне объяснимым причинам, и это злит Сара. Сто лет назад Эль выяснила, что по древним обычаям драконов будущий отец должен был принять первым ребенка. Но Эль в самый ответственный момент заявила, что Калид последний кого она хотела видеть рядом с собой. Пока муж пытался ее образумить, Эль, ли вспомнила все ругательства, когда-либо услышанные ею. А после увесистой вазы, которая полетела в Калида, он решил, что лучше подождать за дверью. Остальные друзья, ретировались в ту же секунду, и Сар'тей который зашел узнать точный час и минуту рождения дракона, был вынужден помогать повитухе. Сар'тей первым взял новорожденных на руки. А значит, являлся, их названным отцом. Чем юные драконы пользовались, то и дело сбегая из академии.
        - Ты должна серьезно поговорить с ними, - потребовал Сар'тей.
        - Они уже не малые дети, чтобы я говорила им что делать, а они слепо меня слушались. - Буркнула Эль, с сожалением отмечая что ее слова истинны. Дети выросли. И Эльвира сомневалась, что может чему-то их научить. - Не забывай, я старше их всего на двадцать три года, а не на несколько столетий. И, к сожалению, они об этом знают… И я не против, если ты вплотную займешься их воспитанием. - Добродушно предложила Эль, ли. Сар'тей на миг с ужасом взглянул на стегалля. Видимо, он не желал самолично заниматься перевоспитанием юных драконов отбившихся от рук.
        - Для начала их придется найти. - Попытался уйти Сар от разговора и обещаний. Эльвира усмехнулась, но не стала настаивать. &n В городе с утра царило оживление. Большая ярмарка была открыта.
        Купцы со всех земель торговали необычными товарами прямо с повозок.
        В небо то и дело взлетали шутихи. Люди сновали между торговыми рядами, выбирая товар. Гномы держались особняком. Но их товар вызывал наибольший интерес. И, пожалуй, это были самые веселые ряды.
        Гномы распивали медовуху и горланили песни, не забывая бойко торговать. Эльфы появились лишь к обеду. Они отличались от толпы. Высокие светловолосые с лучезарными глазами. Их фигуры были обманчиво хрупкими. А ведь эльфы по праву считались прекрасными воинами. И если люди бесстрашно подходили к гномам, то остроухих эльфов обходили стороной. Хотя девушки то и дело бросали любопытные взгляды на красавцев. Они хихикали, переглядывались, на этом их интерес заканчивался, стоило встретить суровые взгляды отцов и братьев. Дарс и Эйвен были единственными, кто проигнорировал эльфов.
        - Ну как готов к развлечениям?
        - Сар оторвет нам головы.
        - Это точно. Братья переглянулись и расхохотались, привлекая внимание толпы. Дарс встретил взгляд хорошенькой девушки и подмигнул ей. Та захлопала ресницами, зачарованно приоткрыла рот, забыв об эльфах. Два брата были похоже на эльфов, только они выглядели мужественно, в них не было холености и изнеженности эльфов. Белоснежная кожа с легким золотистым оттенком казалось светилась под лучами солнца.
        Дарс унаследовал черные смоляные волосы матери и зеленые глаза отца.
        А Эйвен, напротив, унаследовал глаза матери и волосы отца. Правда, с каждым годом волосы выгорали на солнце, пока не стали совершенно белыми.
        - Кажется, мы привлекаем излишнее внимание.
        - Ничего, эльфам будет полезно, если мы собьем с них спесь. - Заметил Дарс. Три молодых эльфа действительно с удивлением взирали на братьев.
        Они прочли их свечение и явно не верили, что перед ними только люди.
        - О чем они думают? - прошептал Эйвен.
        - Решили что в нас течет эльфийская кровь. Конечно крупица, но все же особая кровь. - Пробормотал Дарс. - Хотят с нами познакомиться.
        - И?
        - Уважим эльфов. Дарс поймал взгляд брата и подмигнул. Спустя полчаса братья сидели в одной из таверн вместе с эльфами.
        Как оказалось, эльфы оказались не плохими ребятами. Немного самоуверенными, тщеславными и честолюбивыми, но все, же благородными и честными. И после выпитой медовухи их самомнение убавилось. Дарс, как и всегда чувствовал себя свободно в новой кампании, а вот Эйвен держался особняком. Он то и дело посматривал на двери трактира.
        - Не нравится мне это. Карен должна была уже прийти. Дарс не переставая подливать эльфам медовуху, на миг закрыл глаза.
        «Во что она опять вляпалась? Ведь на минуту нельзя оставить без присмотра». Услышав крики толпы за окнами таверны, Дарс уже не сомневался, что сестра умудрилась что-то натворить. Хотя он и не чувствовал для нее опасность, а значит, не поздоровится кому-то другому. Эйвен усмехнулся, догадавшись о мыслях брата.
        - Мы не вмешаемся?
        - Придется, пока сюда стража не сбежалась. Эльфы, которые выпили лишнего, остались в таверне, когда братья вышли на улицу. Толпа бежала на площадь. Но почему-то перед братьями все расступались. На площади проходили кулачные бои. Двухметровый детина обнаженный по пояс вызывал всех на бой. Судя по всему, он уже одержал не одну победу. Но сейчас внимание толпы было вызвано появлением на арене юной девушки. Она стояла напротив бойца. Золотые волосы были собраны в хвост. В то время как зеленые глаза насмешливо изучали противника.
        - Она что собирается биться с ним? - не поверил Эйвен.
        - Это так мы хотели не привлекать внимание, - буркнул Дарс.
        - Остановить ее? - делая шаг к арене, спросил Эйвен.
        - Шутишь? Чтобы потом она прожужжала все уши, что мы пытаемся ее контролировать. Пусть бьется. Посмотрим, на что способны эти люди. - Последнюю фразу Дарс прошептал едва различимо, зная, что кроме брата ее никто не услышит. Братья остались стоять у арены. В то время как толпа скандировала имя бойца, решив, что незнакомая девица сошла сума.
        - Да он же размажет тебя по земле!
        - Остановите эту полоумную.
        - Тебе что жить надоело?
        - Лучше иди в мои объятия, хоть кости целы останутся. Девушка, которые едва прислушивалась к выкрикам толпы, перевела взгляд на богатого купца, который выкрикнул последнюю фразу.
        - Разделаюсь с ним и так тебя приласкаю, что твои кости уж точно не останутся целы. - Хмуро ответила Карен. Слова девушки вызвали хохот.
        - А я, пожалуй, поставлю на нее, - заявил вдруг купец. - Чем демоны не шутят. Карен подмигнула братьям, которые не стали делать ставки, зная и так чем закончится поединок. Дракон достал из кармана яблоко и протянул брату.
        - Будешь? Эйвен отрицательно покачал головой, не сводя взгляда с арены, на которой Карен не долго присматриваясь, бросилась на противника. Дарс который было, заинтересовался поединком, разочарованно вздохнул. Человек был силен, но неуклюж. Ни один его удар не причинил сестре вреда, а вот ее удары оставляли заметные следы на коже человека. Эйвен напротив не сводил взгляд с сестры. Он то и дело сжимал кулаки, готовый ринуться в бой. Дарс, Эйвен и Карен. Их рождение отделяли лишь минуты. Дарс старший по рождению был с детства признан лидером. Он принимал решение, а брат с сестрой следовали за ним. Они слепо ему доверяли и верили в его дар. В дар, который заставлял драконов Тар Имо держать с ним ухо востро. Дарс был чтецом мыслей. И укрыть разум от него было практически невозможно. В Тар Имо подшучивали, что даже первый магистр в присутствии Дарса предпочитал держать мысли под замком.
        Поэтому братья с сестрой вопреки решению совета с самого детства знали о пророчестве, что одному из них или всем суждено повлиять на будущее драконов солнца. Но это в будущем… Очередной удар Карен заставил противника пасть на землю. На площади воцарилась тишина, а потом на девушку обрушился шквал аплодисментов. Карен забрала выигранные деньги и подошла к купцу.
        - Так что ты предлагал? - игриво спросила она. Купец что-то буркнул, а потом предложил оплатить выпивку за победу девушки. Карен, недолго думая согласилась. И вскоре в трактире стало громко от царящего веселья. Эльфы вновь оживились, стоило им увидеть Карен. Они то и дело осыпали ее комплиментами, заставляя девушку громко хохотать. Оливен возглавляющий группу эльфов пригласил девушку посетить его родные леса, обещая, что странствие навсегда останется в ее памяти.
        - И не только воспоминания, - буркнул Эйвен, бросающий на эльфа подозрительные и ревнивые взгляды. Дарс сделал вид, что не услышал замечание брата. Он не хотел озвучивать о чем мыслил эльф в довольно красочной форме. Хотя за столетие чего только Дарс не слышал. И он уже привык разделять действия и только мысли, большинству из которых не суждено было сбыться. Эльфы редко связывали себя с женщинами других рас, кроме эльфиек.
        Но все же исключения были. Как и редкие случаи рождения детей. Но чаще они оказывались изгоями, как и мальчишка дриад, которого встретила Эльвира в лесу разбойников. Оливен сжимал ладонь Карен, не спеша с ней расстаться. Эльфу в красках описали поединок девушки с великаном. Хотя Оливен до конца не поверил в реальность поединка. И сейчас едва заметив отметины на пальцах девушки, убедился, что новые знакомые подшутили над ним.
        Ведь у человека остаются синяки и гематомы.
        - Соглашайся, прекрасная госпожа. Карен только рассмеялась в ответ. Уличив момент, девушка выскользнула из таверны.
        - Что тебя тревожит, сестра? - спросил Дарс, появившись за спиной Карен. Девушка покачала головой. Разве брату нужны были слова?
        - Ты знаешь, твой разум с каждым новым днем все более закрыт от меня. Карен вздохнула. Она часто обижалась на брата, когда он заглядывал в ее сокровенные мысли. Но именно сегодня, ей не хотелось облачать мысли в слова.
        - Я устала от Тар Имо. На нас нет оков, но мы все равно заперты в темницу ожиданий совета и их запретов.
        - Они считают, что мы еще юны. И наши проделки только убеждают их в этом. - Мягко возразил Дарс.
        - Но это не так! - пылко воскликнула Карен. Ее зеленые глаза потемнели. Они почти отливали чернотой. - Сар отказывается дальше обучать нас магии, решив, что сначала мы должны приобрести мудрость.
        Селений и рад помочь. Но я могу отслеживать траектории не хуже его.
        Даже Лар, что он еще может дать нам? Но они не позволяют нам, отправиться в странствия по Изолере. Найти новых учителей. Магия бесконечна. А мы можем познать не только силу драконов. Магия лесов эльфов и дриад. Способность гномов чувствовать камни и пещеры… Разве ты Дарс не чувствуешь что уже перерос Тар Имо? - девушка помолчала. - Я видела, как ты слушал эльфов. Ведь ты желаешь отправиться с ними в дорогу, увидеть их сказочные города не с высоты птичьего полета. - Страстно закончила девушка. Дарс ничего не ответил. Ведь без согласия родителей он не отправится в странствия. А Калид и Эль считают, что время еще не настало.
        - Нам не обязательно сейчас возвращаться. - Предложила с надеждой Карен.
        - И как ты думаешь, сколько пройдет времени, пока родители или магистры выйдут на наш след?
        - И что еще несколько столетий ждать пока нас признают совершеннолетними?
        - Нет, - возразил Дарс. - Доказать что мы уже выросли.
        Эльвира обреченно смотрела на детей. Они только вернулись после очередного побега. Прилетели сразу домой, а не в Академию. Калид если и был недоволен, то предпочитал молчать, вспоминая свою юность, когда он также стремился расширить знания об окружающем мире и покинуть Тар Имо. Эль, ли выслушала требования детей. Обряд признания их совершеннолетними. Что же все к этому шло. Но требовалось согласие двух родителей. Не дашь согласие, все равно сбегут, понимала Эльвира. Придет время сами вернутся. Когда действительно обретут, если не мудрость, то поймут, сколь не велик мир и разнообразен, возвращение домой это конечный путь. Вот только не факт, что Тар Имо станет их истинным домом. Разве Эль была вправе останавливать детей, когда сама она нашла мир и покой вдали от родного дома. Дети хотели познать мир не со слов мудрых и взрослых учителей, слегка пресытившихся буднями. К тому же Эльвира знала, откуда дует ветер. Эйвен никогда в жизни не решился бы на бунтарство. Он слишком привязан к дому и семье. Дарс был самостоятелен с самого рождения. Но приказ бы не нарушил. И, конечно же, Карен - любимица отца.
Оно и понятно, характер дочь унаследовала от матери. Эту непоседу невозможно было удержать дома.
        Ей был мал весь мир. Она не могла довольствоваться полумерами. Все или ничего. И братья шли ей на поводу.
        - С сегодняшнего дня вы вправе сами принимать решения в своей жизни. Я даю вам это право. Калид вздрогнул. Он не успел обсудить этот вопрос с Эльвирой наедине. И не ожидал, что она сразу поддержит решение детей.
        - Их не остановить, - пробормотала Эль, ли. - Пусть ищут свой путь. Калид с плохим предчувствием заглянул в глаза дочери. Иногда он видел в них бездонную черную пропасть. И наедине задавался вопросом, так ли проста и откровенна дочь как казалось остальным. Можно было заставить Эйвена подчиниться, Дарсу объяснить необходимость отложить решение. Но Карен как вол двигалась к цели. Упрямая, чтобы признать чужую правоту и собственные ошибки.
        - Я признаю ваше право распоряжаться судьбой… Калид и Эль сидели на ступенях, ведущих в дом. Они хранили молчание, любуясь красотой неба и светящихся зданий города.
        - Я беспокоюсь о них. - Признался Калид.
        - Я знаю… Хотя сердцем я не сомневаюсь, что они не пропадут. Дарс присмотрит за ними.
        - А кто присмотрит за ним? Иногда мне кажется, их способность обращаться в людей пошла им во вред. Если они были только драконами, то возможно довольствовались бы Тар Имом.
        Эйвен, не веря, смотрел на брата и сестру. Его тяга к приключениям не была столь сильна. И сейчас он задавался вопросом, зачем он покинул Тар Имо?
        - Я думал, мы отправимся путешествовать вместе. Как всегда с самого детства. Мы ведь никогда не разлучались.
        - Вот именно, - согласилась Карен. - Пора стать самостоятельными. - Сестра с жалостью взглянула на брата. - Но если ты не готов к одиночному странствию, то можешь отправиться с кем-то из нас. Дарс собирается догнать эльфов. - Карен улыбнулась. - Видимо, легенды об эльфийской красоте не дают ему покоя… А я отправлюсь в кузницу великих магов. Выбирай! Эйвен подумал, что никогда в жизни не принимал решений. За него это делали родители, а потом брат и сестра. Разве нет мест, которые бы он хотел увидеть. Ожившие легенды прошлого. Великие герои, ставшие отшельниками. Разве он боится окружающего мира? Эйвен отрицательно покачал головой.
        - Ты права, сестра. Я пойду своей дорогой. Два брата и сестра обнялись, не зная, когда свидятся в следующий раз.
        - Если с кем-то случится беда, только позовите… - Прошептал Дарс.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к