Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Подводная история Александр Чернега

        Волшебное фэнтэзи для читателей любого возраста внутри феерического сюжета. Магическая энергия камня, вырвавшаяся наружу в тот момент, когда Калида, ослушавшись императорских орлов, взяла в руки Береон - камень, исполняющий желания, превратил четверых юных друзей из маленькой деревушки в чудных существ, наделенных магическими силами: Пирус был превращён в оракула рака-отшельника, Годефрид стал черным электрическим скатом, Поллукс - бобром с человеческой головой и даже маленький котёнок Велес будет теперь на службе у девочки, ставшей злобной ведьмой. Действие развертывается внутри всех стихий: в королевстве Даминии, куда мудрый орел Иосиф принес младенца Людвига, ставшего всеми любимым правителем; в подводном мире с великим Нептуном; в воздухе - среди гор, лесов и вод и даже под землей, в тайной пещере, вне времени соединяющей две страны. В мире, где животные, птицы, люди и жители моря разговаривают на одном языке и все вместе пытаются победить зло, вернуть мир и сделать жизнь счастливой и доброй. В сказке живут многочисленные дивные или обычные, на первый взгляд, персонажи, каждый из которых
играет свою предначертанную роль: братья Мартены, ставшие голубыми дельфинами, злой рыбак Дорей, его прекрасные дочери, храбрый мышонок Маркус, невидимые для посторонних жители страны Лептов, спящая в тучах страна Криция, а также вездесущее золотое перо императорского орла, клубок ведьминых волос, волшебный посох и много-много еще в увлекательном повествовании. А дружба и любовь, как полагается и должно быть в жизни и в сказке, обязательно одержат победу.

        Александр Чернега
        Подводная история

        Часть первая. Людвиг - король Даминии.

        День рождения короля.

        В далекой заморской стране Даминии, окруженной с трех сторон высокими горами и неприступными отвесными скалами, день наступал внезапно. Солнце, едва показавшись из-за вершин, опиралось на них своими сильными лучами, ловко отталкивалось, перепрыгивало через преграду и радостно возвещало о своем приходе, ярко отражаясь в бескрайнем синем море. Все живое радовалось наступлению нового дня - птицы весело щебетали, стараясь заглушить голоса друг друга, растения расправляли листья и вытягивали стебли навстречу золотистым лучам светила.

«Мира и счастья славной стране Даминии!» - словно возвещало яркое солнце, приветствуя её жителей. Обласкав всех своими нежными утренними лучами, оно обращало взор на королевский дворец. Проникнув сквозь неплотные ставни окон спальни короля Людвига, солнце то закрывало юноше нос, то щекотало его под ухом, пока, наконец, юный правитель страны Даминия не просыпался. Каждое утро Людвиг выходил из своей спальни на балкон и приветствовал рукой, проходящих мимо дворца, жителей Парны - столицы страны. Увидев короля, люди улыбались, махали ему в ответ руками и отправлялись по своим делам.
        Славное правление Людвига длилось пятнадцать лет. Жители Даминии очень любили своего короля и благодарили солнце за ниспосланное им спасение.
        Сегодняшнее утро было особенным. Выйдя на балкон, Людвиг с удивлением обнаружил, что вся площадь перед дворцом заполнена людьми. Жители громко и радостно приветствовали короля. Глашатай объявил полдень временем начала торжеств по случаю дня рождения короля. Довольные люди разошлись по домам готовиться к празднику. Людвиг вернулся в спальню, присел на краешек кресла и глубоко задумался.
        - Ну, хватит тоску на себя наводить, - вдруг раздался голос рядом.
        Молодой король повернул голову и увидел орла, сидящего на спинке кресла.
        - Сегодня тебе исполняется пятнадцать лет! С этого дня ты можешь начать самостоятельно править прекрасной страной Даминиией, без докучливых помощников и надоедливых опекунов. А хочешь, оставь им все государственные заботы и наслаждайся жизнью. Жители очень любят тебя - ведь над страной, вот уже пятнадцать лет, каждый день восходит солнце. Так почему же ты грустишь!? - с недоумением воскликнул орел и хлопнул крыльями.
        - Как же ты не понимаешь, Иосиф!? - в отчаянии воскликнул Людвиг и встал с кресла. - Я до сих пор ничего не знаю о себе. Кто я такой, откуда родом, кто мои родители!
        Ведь у меня нет даже родственников, я здесь совершенно чужой. Меня любят жители Даминии, но за что? За то, что в стране вдруг неожиданно появилось солнце, когда ты спустился с небес, неся меня в своем клюве?! - ответил сам себе юноша и начал большими шагами отмерять спальню.
        Орел внимательно наблюдал за его поведением. Внезапно Людвиг остановился, сделал глубокий вдох, поднял голову и решительно направился к Иосифу.
        Орел еще никогда не видел своего юного друга в таком состоянии. - Мальчик вырос, - мелькнула мысль у него в голове. А затем появились темные круги перед глазами. Людвиг крепко сжимал рукой горло птицы.
        - Помнишь о своем обещании!? Ты всегда прикрывался хитроумными отговорками, увиливал от прямых ответов на все мои вопросы. Сегодня же я буду знать всю правду о себе! - голосом твердым, не терпящим возражений, произнес юноша, отчеканивая каждое своё слово. - Запомни, когда закончатся празднования, я буду ждать тебя в этой спальне. И настоятельно рекомендую тебе освежить перед этим память - глупые отговорки я больше не принимаю.
        Король разжал руку и вышел из спальни, орел упал со спинки кресла на пол.
        - Мальчик действительно вырос, - произнес вслух Иосиф, придя в себя. - Придется обо всем ему рассказать. Ах, как быстро пролетело время, - добавил он с досадой в голосе.
        Настала очередь орла загрустить. Покачав головой, он расправил крылья и вылетел в открытое окно.
        Король вышел из спальни и очутился в окружении многочисленных опекунов и их советников.
        - Ну, что же, пора избавиться от их пристального внимания, хотя бы на время, - подумал про себя Людвиг, а вслух спросил: - Празднования начнутся после обеда?
        - Совершенно верно, Ваше Величество, - кивнув головами, одновременно произнесли семеро старых опекунов.
        - В таком случае, я отправляюсь к морю и прошу никому из вас за мной не следовать, - громко, чтобы все его слышали, произнес молодой король и направился вниз по дворцовой лестнице.
        Старцы обменялись удивленными взглядами и недоуменно пожали плечами. Ну, что же - этот день должен был когда-нибудь настать, - показывали они всем своим растерянным видом.
        Людвиг направился на дворцовую конюшню и оседлал своего любимого коня. Вскоре по улицам города промчался рысью всадник, замотанный с головы до пят в длинный серый плащ. Юноше не терпелось побыть одному - душа его настойчиво требовала одиночества.
        Однако, и на морском берегу не так просто было отыскать безлюдное место. Повсюду на песке сушились сети и лежали рыбачьи лодки. Вокруг них возились люди, занятые починкой снастей, ремонтом и покраской корпусов своих лодок.
        Заметив неподалеку большой каменный валун, Людвиг направил к нему коня. Камень лежал наполовину в воде, а на половину в песке и надежно скрывал от любопытных глаз рыбаков молодого короля.
        Первый раз в жизни молодой король остался один вне стен дворца без стражников и опекунов. Свобода взбудоражила и опьянила юношу запахом водорослей и свежим морским ветром. Людвиг вдыхал воздух полной грудью. У него было чувство, будто бы только сейчас он родился и посмотрел на мир широко открытыми глазами - мысли в голове юноши прояснились.
        А во дворце, тем временем, начался большой переполох. Старцам спешно подали лошадей, и они отправились в сопровождении королевских стражников на поиски короля. Смелый поступок юноши напугал опекунов, и им было о чем беспокоиться - сегодня исполняется ровно пятнадцать лет, как в стране Даминия восходит солнце. И все это происходит благодаря их юному королю. Днем начнутся торжества на площади перед дворцом и Людвиг непременно должен на них присутствовать.
        - Что же будет, если они не найдут короля?! Только бы не опоздать! - от этих мыслей, старцы покрывались холодным потом. - И куда подевался Иосиф? - задавались они вопросом, внимательно вглядываясь подслеповатыми глазами в небо. Помощь орла была бы сейчас для них, как нельзя, кстати.
        Добравшись по извилистым улочкам города до берега моря, кортеж разделился на две группы, которые отправились на поиски в противоположных направлениях.
        Король и оракул.

        Король присел на песок, откинул с головы капюшон плаща и предался раздумьям. Вдруг он увидел, как из воды, прямо ему навстречу, неуклюже ползет большой рак-отшельник. Левая клешня его была обломана, один ус короче другого, на носу криво висели очки.
        Людвиг вскочил на ноги от удивления.
        - Постой, юноша, не уходи, мне нужна твоя помощь, - произнес рак-отшельник. - Пожалуйста, перемотай водорослями поломанную клешню и положи меня под этот каменный валун, так, чтобы ни люди, ни чайки не могли меня здесь увидеть.
        Юноша исполнил просьбу рака-отшельника.
        - Спасибо, Людвиг, - поблагодарил рак юношу. - О, старая моя голова, чуть не позабыл, поздравляю тебя с днем рождения! - торжественно произнес он. Это самый прекрасный день в году, когда рыбаки Даминии не выходят в море, а пьют вино за здоровье своего короля. И нам, жителям моря, в этот день спокойно и весело, - рак тяжело вздохнул и поправил очки правой клешней.
        - Я забыл представиться, меня зовут Пирус, - добавил он, - оракул Пирус.
        - Тебе известно мое имя?! - спросил юноша с удивлением в голосе.
        - Будущее, которое мне известно уже наступило, ведь я - оракул, - ответил рак-отшельник.
        - Как же тебя угораздило так пострадать? - спросил Людвиг. - Неужели, ты не знал, какое будущее уготовила тебе судьба на сегодняшний день?
        - Встреча с Годефридом, рано или поздно должна была произойти, - ответил рак-отшельник. - Однако, как бы я ни старался, победить электрического ската выше моих сил. Вот и клешню сломал об его хвост, - с грустью добавил Пирус.
        - Выходит, что грядущие события изменить невозможно? - спросил юноша. - Ты знал о предстоящей встрече и не смог ее предотвратить?!
        - Да, мне было известно о том, что должно произойти. И благодаря этому знанию, я подготовился к встрече - иначе, все могло бы закончиться для меня плачевно, не прими я своевременно необходимых мер, - ответил рак-отшельник. - И лежать бы мне на дне морском, а не с тобой разговор вести, - добавил он.
        Людвиг на мгновение задумался. Встреча с оракулом и разговор с ним произвели на него большое впечатление. Однако, размышления юноши прервал хорошо знакомый звук королевского рожка. Король выглянул из-за камня и увидел приближающихся к ним опекунов в сопровождении стражников.
        - Несносные опекуны заметили моего коня и через минуту они будут здесь, - с горечью в голосе произнес Людвиг.
        Не успела тоска вселиться в сердце юного короля, как вдруг, в его глазах промелькнул огонёк.
        - Скажи, пожалуйста, Пирус, какие события ожидают меня в будущем? К чему мне быть готовым? - неожиданно спросил рака Людвиг.
        Оракул не растерялся - вопрос юноши вовсе не застал его врасплох. Не выказав ни тени смущения, он без вступления быстро произнес речь, словно она была припасена им заранее: - “Очень скоро в Даминии объявится сильная колдунья. С ее приходом страну снова может покрыть мраком. Есть в тебе сила, которая очень необходима ведьме, и она попытается отобрать ее у тебя. Ибо, пока ты жив, она не в силах будет навсегда спрятать солнце от людей. Чтобы справиться с колдуньей, своих сил тебе будет недостаточно. Победить колдунью поможет «Береон» - камень, исполняющий желания. Он находится далеко за морем в стране Лептов. Подбери команду из самых опытных моряков и отправь туда корабль. Достигнув земли Лептов, вели команде высадиться на берег и разжечь яркий костер. Необходимо трижды произнести над ним слово «Береон». Как только огонь изменит цвет с алого на ярко зеленый, вели команде вернутся на корабль. Пусть не пытаются отыскать жителей страны Лептов - они никогда не показываются чужестранцам. Люди эти настолько привыкли прятать свои лица, что со временем стали прозрачными, словно стекло. Утром на месте костра
появится ларец с камнем, исполняющим желания. Храни «Береон» всегда рядом с собой и тогда никто не сможет причинить вреда ни тебе, ни твоей стране”.
        Пирус закончил говорить и в это же самое время два блестящих глаза электрического ската, притаившегося неподалеку от валуна, скрылись под водой.
        К королю приблизились стражники.
        - Смотрите, акула! - воскликнул король, указывая на акулий плавник. Весь эскорт повернул головы в указанном направлении.
        Людвиг, тем временем, незаметно для других, засыпал песком Пируса, скрыв его от посторонних глаз.
        Эх, я, старый дурак, - с досадой подумал про себя рак-отшельник, услышав возглас юноши. Теперь жди неприятностей от Годефрида, - добавил он вслух, разгребая правой клешней песок вокруг себя.
        Людвиг запрыгнул на своего коня и, не давая опомниться опекунам, произнес: - Нам всем следует поторопиться, ведь скоро начнутся торжества.
        - Скорее во дворец! - хором приказали старцы.
        - Постойте! А как же мое вознаграждение?! - раздался вдруг чей-то голос.
        Людвиг обернулся и увидел юношу лет пятнадцати, одетого в рыбацкую одежду. Он стоял подле коня одного из опекунов с протянутой рукой.
        - Вот, возьми, - сказал один из старцев и протянул юноше туго набитый кошелек.
        Рыбак жадно схватил деньги и спрятал их за пояс.
        - Вы помните, что я должен сидеть за одним столом с королем. Вы мне обещали. Если бы не я, то вам никогда бы не найти короля. Я первый его увидел за валуном, - быстро заговорил юноша, обращаясь ко всем сразу. - Запомните, меня зовут Дорей.
        Но рыбака уже никто не слушал. Король и его эскорт пришпорили лошадей и помчались во дворец.
        Юноша в рыбацкой одежде, что есть сил, бежал по песку и кричал: - Дорей! Меня зовут Дорей! Передайте стражникам, пусть меня пропустят! Дорей! Дорей! Дорей!
        Его слова еще долго долетали до ушей, удалявшихся всадников, пока, наконец, эскорт не скрылся в узких улочках Парны.
        Торжества на королевской площади.

        Ровно в полдень на королевской площади перед дворцом затрубили в трубы сорок трубачей и ударили в барабаны сорок стражников, объявляя жителям Парны о начале торжеств. На пестрящую от флагов площадь из примыкающих улочек хлынул бесчисленный поток людей. Каждый старался занять места за многочисленными столами, ломившимися от аппетитных яств. Самые проворные из них уселись всего в нескольких шагах от длинного королевского стола, над которым развевалось огромное полотнище с изображением солнца и орла.
        Музыка внезапно стихла, ворота замка отворились, и показался король Людвиг в сопровождении семерых старых опекунов и их советников. На согнутой руке короля гордо восседал Иосиф. Под гул приветствий процессия приблизилась к королевскому столу и присоединилась к сидевшим за ним трем няням «солнечного короля», как ласково называли его между собой даминианцы.
        Старший опекун юного короля Виргилий подал знак стражникам и те забили в барабаны, призывая людей к тишине. Как только смолкли удары палочек - на площади наступила тишина. Виргилий поднялся со своего места и произнес речь. Несмотря на преклонный возраст, его голос звучал сильно и торжественно, достигая всех уголков дворцовой площади: - «Долгие двадцать лет жители Даминии жили, не ведая солнечного света. Тьма, пришедшая из-за скалистых гор, надолго скрыла от нас небесное светило. И когда горе и отчаянье, казалось, уже полностью овладели нами, в этот день, ровно пятнадцать лет назад, в небе над Парной показался орел Иосиф. В своем клюве он принес младенца, благодаря которому расступились тучи и вот уже пятнадцать лет в стране Даминии каждый день восходит солнце.
        На месте камня, на который сел орел, мы, в знак благодарности, выстроили дворец, а малыша нарекли нашим королем и спасителем, дав ему имя Людвиг. Мудрейшие люди страны, - и Виргилий указал на опекунов, - воспитывали и обучали нашего короля. Добрейшие женщины страны стали его нянями, чтобы ребенок не знал недостатка в материнской любви и ласке.
        И вот наступил день, когда наш король вырос и вправе сам дальше располагать своей судьбой».
        Виргилий закончил свою длинную речь и обратил взор на юного короля.
        Людвиг заметно нервничал, однако, справившись с волнением, он заговорил твердым голосом: - По воле судьбы я оказался вашим королем, а Даминия стала мне родиной. Испокон веков страной управляли мудрейшие старцы. Так пусть же и впредь, они управляют прекрасной Даминией, и да прибудет над ней солнце!
        Да здравствует, король Людвиг! - закричала толпа. Сорок трубачей затрубили в трубы и праздник начался.
        Люди принялись поедать нескончаемые лакомства и запивать их вином.
        - Кто этот невежа, за королевским столом, не сводящий с тебя взгляд ни на миг? - спросил короля Иосиф. - Мне так и хочется выклевать его любопытные глазки.
        Людвиг присмотрелся внимательней и на противоположном конце длинного королевского стола увидел взлохмаченную голову юноши, одетого в белую нарядную рубаху.
        - Это Дорей, - узнал его Людвиг. - Рыбак, который помог опекунам разыскать меня сегодня на морском берегу. Виргилий обратился к нему за помощью, а Дорей потребовал в награду денег и место за королевским столом.
        - И то и другое он, конечно же, получил, - с недовольством отметил Иосиф.
        - Разумеется, ведь Виргилий человек слова и никогда не обманывает, - ответил Людвиг и посмотрел на орла.
        - Я помню наш уговор, и не гляди на меня так, - обиженным голосом сказал Иосиф и, взмахнув крыльями, собрался взлететь.
        - Будь осторожней, старый друг, - предупредил орла король, - сегодня не самый лучший день для полетов в небе. Пушкари уже зарядили пушки, и скоро начнется салют.
        Однако Иосиф не прислушался к словам короля и взмыл высоко в воздух.
        Праздник был в самом разгаре. Вскоре на площади перед дворцом появились клоуны, акробаты, фокусники и силачи. Насытившись вдоволь, жители Парны развлекались. Они наблюдали за циркачами, пели песни и громкими криками приветствовали пушечные залпы. Над всей площадью непрерывно лил дождь из разноцветных конфетти.
        С наступлением сумерек всё вокруг озарилось светом от сотен горящих факелов; зашипели со свистом фейерверки; змейками взвились ввысь яркие ракеты, озаряя всеми цветами радуги дома и улицы города.
        Счастливые люди радовались от всего сердца. Праздник особенно пришелся по душе детям, которым сегодня было все дозволено: сладости, аттракционы, развлечения, и один единственный раз в году лечь спать далеко за полночь.
        Королевские опекуны, закрыв глаза, кивали головами над столом. Сон завладел старцами задолго до начала представления, но в знак уважения к королю, они не покидали праздник первыми. Людвиг же не сидел на месте - все его внимание привлекали циркачи. И пока опекуны мирно дремали, король успел насмеяться от души над шутками клоунов, посмотреть выступления акробатов и под одобрение толпы запустил в ночное небо ракету.
        Однако, время было позднее и несмотря на юношеский задор, Людвиг не забыл об уговоре с Иосифом. Виргилий распорядился, чтобы стражники проводили молодого короля во дворец. Праздник на площади перед дворцом продолжался до самого утра.
        Встретив восход солнца, счастливые люди разошлись по своим домам.
        Рассказ Иосифа.

        Вернувшись в опочивальню, Людвиг застал Иосифа сидящим на спинке большого кресла - своем любимом месте. Орел, распустив левое крыло, чистил перья.
        - Что с тобой произошло? - спросил Людвиг, заметив обгорелые кончики перьев на хвосте птицы.
        - Досадное недоразумение вышло с пушкарями, - ответил Иосиф, отворачивая хвост от глаз юноши. - Куда они только смотрели, где были их глаза, когда решили выстрелить? - возмущался Иосиф и чтобы оставить неприятную для него тему, он сразу перешел к делу.
        - Я знал, что рано или поздно мне придется все тебе рассказать. Пятнадцать лет жизни в прекрасной стране Даминии, казалось, стерли из памяти моей прошлую жизнь там, далеко за горами. Однако, себя не обманешь, я все прекрасно помню и готов тебе поведать. Хотя, была бы моя воля, я был бы только рад, забыть обо всем навсегда.
        Людвиг устроился в кресле напротив друга и принялся слушать рассказ Иосифа.

«Страна Криция, откуда ты родом, находится за неприступными скалами, окружающими с трех сторон страну Даминию. Она расположена среди многочисленных озер, сверкающих под лучами солнца своей чистой, прозрачной водой. Обширные земли, лежащие между ними, покрыты сочными пастбищами и густыми лесами. Люди там жили мирно и счастливо. По всей стране были разбросаны небольшие, уютные деревеньки. Люди никогда не покидали этот богатый и плодородный край, потому что за большим оврагом, окружающим Крицию с четвертой стороны, лежит безжизненная пустыня. Летом ветер приносил от туда в Крицию горячее дыхание мертвой стороны - песок и пыль оседали тонким слоем на кристальной поверхности озер.
        И вот однажды из пустыни в страну Крицию пришла злая ведьма Калида. Эта старуха принесла с собой темные тучи, навеки погрузившие страну в сумрак. Люди начали умирать от грусти и тоски по солнечному свету. От этого ведьма становилась сильней и могущественней, а тучи опускались ниже над страной, и мрак сгущался.
        Калида поселилась на маленьком острове посреди самого большого озера. Её жилище, сложенное из веток и листьев, напоминало огромный шалаш. В нем кроме ведьмы жили я и черный кот по имени Велес.
        Сколько себя помню, ведьмин кот всегда норовился ощипать мои молодые перья, но старуха строго наказывала своего любимца. Однажды, после очередного нападения на меня кота, Калида подвесила Велеса за хвост на ветке дерева и зловещим шепотом произнесла, так что я мог слышать из шалаша: - «Последний раз предупреждаю тебя. Если хоть одно перо упадет с Иосифа, я навсегда превращу тебя в паука. Не для того, я принесла с собой детеныша императорского орла, чтобы ты придушил его здесь. Эта птица мне дорога как жизнь. Достигнув зрелого возраста, на левом крыле орла вырастет золотое перо, которое даст мне безграничную колдовскую силу. Глупые птицы не ведают об этом, но ты, Велес, должен знать, чем рискуешь. Заполучу я золотое перо и делай с ним, что пожелаешь, только смотри не подавись».
        Кот провисел на ветке три дня, и, казалось, навсегда усвоил ведьмин урок. С тех пор он меня больше не трогал. Однако, жизнь моя от этого спокойней не стала. Я каждое утро проверял, не выросло ли золотое перо, страшно боясь быть съеденным противным котом.
        Шли годы, крылья мои выросли и окрепли. Калида, едва ли не каждый день, заглядывала на мое левое крыло и недовольно бормотала что-то себе под нос. Каждый день она варила в котле зелье и при помощи колдовства заглядывала в будущее. Это было ее любимое занятие. Обычно довольная увиденным в котле, Калида потирала руки, целовала висевшую на шее засушенную куриную лапку, и ложилась спать. Ее громкий храп разносился зловещим эхом по всей стране - от этого звука плакали дети и тяжело вздыхали взрослые.
        Однажды, сварив зелье и внимательно всмотревшись в котел, старуха не удержалась на своих кривых ногах и упала на пол, едва не лишившись сознания. «Не может этого быть! - только и произнесла она, посмотрела на Велеса, а затем перевела взгляд на меня. - Можешь летать, я разрешаю. Но дальше острова не залетай, дело есть для тебя, - добавила ведьма и легла спать».
        Я догадывался, что грядет роковое событие в жизни Калиды, в котором мне будет отведена главная роль. На следующий день ведьма отвязала веревку с моих лап, и я первый раз в жизни поднялся в небо. Такого блаженства я никогда прежде не испытывал. Вот для чего я был рожден, и это открылось мне так внезапно и так ясно; я был опьянен чувством полета и всю ночь не мог заснуть, с нетерпением ожидая, когда снова смогу взмыть в воздух.
        В небе Калида никогда не выпускала меня из виду. Убедившись в том, что я хорошо овладел навыками полета, она поручила мне задание, которое навсегда изменило всю мою жизнь.
        В то сумрачное утро ведьма сняла с шеи куриную лапку и произнесла заклинание. От нее отделилось небольшое темное облако и полетело низко над озером. Спустя некоторое время облако вернулось и вселилось в старуху. Калида вздрогнула и глубоко вдохнула воздух.
        Она велела мне и Велесу следовать за ней. Мы отправились к озеру, спустили на воду лодку без весел, и поплыли подгоняемые темной колдовской силой.
        Спустя некоторое время лодка уперлась носом в лесистый берег.
        - Теперь, Иосиф, ты полетишь через лес, - приказала ведьма. - За ним находится деревня. Найди дом, из трубы которого струится черный дым. Залети в открытое окно и забери из кроватки ребенка. Лети с ним к неприступным скалам туда, где виднеются заснеженные вершины, поднимись высоко в небо и скинь его на камни. Чтобы я была спокойна, с тобой отправится Велес.
        Не успела старуха произнести последние слова, как кот запрыгнул мне на спину и крепко вцепился острыми когтями. Я поднялся высоко в небо и, описав круг над озером, полетел в направлении указанном ведьмой. Велес от страха перед высотой вонзил свои острые когти прямо мне под кожу, и я почувствовал, как теплая кровь вытекает из ран.
        Тем временем, из-за леса показалась небольшая деревенька. Над одним из домов в центре поселения, из трубы извивался в небо зловещий черный дым. Облетев над домом, я увидел открытое настежь окно и камнем полетел вниз. Велес, едва живой, изо всех сил держался за мою спину. Но вдруг, кот воскликнул: - «Золотое перо, оно выросло!!!». В этот миг мне захотелось лишь одного - избавиться от этой непосильной, противной ноши. Рискуя своей головой, я резко изменил направление полета и, влетая в открытое окно, так близко пролетел от оконной рамы, что Велес ударился головой об косяк и с треском упал в сложенные под домом дрова. Я кувырком влетел в комнату, сбивая все предметы на своем пути.
        Кажется, я на время потерял сознание, от многочисленных ушибов и боли. В комнате раздался громкий детский плач, который быстро вывел меня из оцепенения. Я вылез из-под стола и увидел фигуры сидевших на стульях мужчины и женщины - родителей ребенка. Они словно окаменели - неподвижно держали в руках столовые приборы, слова застыли у них на устах. Мне сразу стало ясно, что ведьма их заколдовала. Я подлетел к детской кроватке и увидел красивого маленького мальчика, который громко кричал, призывая своих родителей успокоить его.
        Недолго раздумывая, я крепко вцепился когтями за пеленки и вылетел с младенцем из окна дома. Мельком я увидел Велеса, лежащего в бревнах. Побитый и подранный, он был весь покрыт моими перьями, смешно пытался что-то произнести, однако, вместо слов раздался, лишь, противный кошачий вой.
        Мальчик перестал плакать и внимательно смотрел на меня. В его глазах я прочел благодарность и увидел столько нежности, что сердце мое переполнилось любовью к этому маленькому человеку. Мы с ним были очень похожи - нам обоим была уготована Калидой одна и та же участь. Терять мне было нечего. Ведьма не щадила никого, кто становился у нее на пути. Поднимаясь все выше и выше в небо, я решил, что за жизнь надо бороться и, собрав всю свою волю, направился к неприступным скалам.
        Еще никому на свете не удавалось перейти через эти безжизненные заснеженные верхушки гор. По преданию жителей Криции за острыми неприступными вершинами лежала прекрасная страна, омываемая синими волнами бескрайнего моря. Я решил, что лучше нам погибнуть при попытке пересечь горы, чем от зноя и жажды в безжизненной пустыне за оврагом, или что еще хуже от рук злой ведьмы.
        Сильный ледяной ветер мешал лететь. Подниматься над горами становилось все труднее и труднее. Внезапно началась снежная буря. Закружившись в вихре, она играла с нами, словно с пушинкой - кружила, вертела, переворачивала в воздухе, и наконец, наигравшись вдоволь, отбросила в глубокий сугроб. Я был голоден и не в силах больше подняться в воздух, к тому же начал замерзать.
        Ребенок, изрядно укачавшийся во время бури, крепко спал, плотно замотанный в пеленки. Я расправил крыло и укрыл им мальчика. Яркий блеск тут же вывел меня из состояния полного отчаяния - на левом крыле красовалось большое золотое перо. «Это ли то перо, за которое Калида готова была меня погубить, и благодаря которому она желала стать всемогущей ведьмой на свете?! Если моё перо обладает такой большой колдовской силой, то почему же мы должны погибнуть обессиленные?!» - спросил я себя и расправил крылья. В них словно сила волшебная появилась - они стали легкими и упругими.
        Поверив в себя, я взмыл высоко в небо, несмотря на сильный ветер и метель. Мои могучие крылья уносили нас все выше и выше вверх под темные облака. На какое-то мгновение, стало совсем темно, но вдруг занавес открылся и, поднявшись над тучами, меня на мгновение ослепило яркое солнце. Ничего прекрасней в жизни я никогда прежде не видел. Горы оказались позади нас, а впереди расступались тучи, рассеиваясь словно туман, от каждого взмаха моих крыльев. Растворившись в небе, они обнажили под нами прекрасную страну, окруженную с трех сторон горами, а с четвертой стороны омываемую синем морем. Я увидел вдали город и решил спуститься вниз к людям, опасаясь за здоровье ребенка.
        Когда я снижался вниз, то увидел большое скопление народа на городской площади. Они улыбались и плакали, махали нам своими шляпами и платками. Я приземлился на большой камень посреди площади. Люди обступили нас со всех сторон и радостно приветствовали меня и ребенка, которого сразу назвали «солнечный мальчик».
        Мы прилетели в страну Даминию, разогнали на своём пути черные тучи и вернули людям долгожданное солнце. «Солнечный мальчик» - это был ты. Люди дали тебе имя и окружили нас почетом и славой».
        Иосиф замолчал и посмотрел на Людвига. Мальчик подошел к другу и обнял его за шею.
        - Спасибо тебе за все, друг - сказал юный король.
        Путешествие в страну Лептов.

        На следующее утро король Людвиг издал свой первый указ. Он велел снарядить военный корабль для путешествия в страну Лептов. Надлежало подобрать команду из самых опытных и надежных моряков. Тысяча воинов, облаченных в доспехи, должны были следовать на корабле и охранять «камень, исполняющий желания». О цели путешествия Людвиг объявил опекунам, объяснив им, что камень поможет защитить Даминию от наступления темных дней. Секрет имени камня он открыл лишь старцам и капитану корабля.
        Виргилий, обеспокоенный услышанным от короля предсказанием, распорядился, чтобы все приготовления были сделаны в кратчайшие сроки. Ровно через неделю из гавани Парны, под командованием старого опытного капитана Клемента, отправился в открытое море военный фрегат «Вега». Среди прочих матросов в команде значился сын рыбака Дорей, прошедший строгий отбор и слывший умелым моряком.
        Спустя месяц после начала плавания корабль «Вега» благополучно достиг берегов страны Лептов и бросил якорь в тихой бухте. Капитан распорядился спустить на воду шлюпку, и в сопровождении трех матросов отправился к безлюдному песчаному берегу. Команда разожгла костер, и капитан Клемент трижды произнес над пламенем слово
«Береон». Далее, как и предсказывал Пирус, огонь изменил цвет с алого на ярко зеленый. Сделав свое дело, моряки вернулись на корабль.
        С восходом солнца капитан с матросами снова вернулись на берег. Костер давно догорел, а на его месте находился красивый резной ларец, опиравшийся на короткие изогнутые ножки. Под крышкой ларца покоился «Береон» - камень, исполняющий желания.
        Вернувшись на корабль, капитан Клемент отдал приказ опустить ларец в трюм и приставить к нему стражу, состоявшую из тысячи вооруженных воинов. Распустив паруса, военный фрегат «Вега» с драгоценным грузом на борту взял курс на родные берега Даминии.
        Целых две недели плавания погода благоприятствовала морякам. На пятнадцатые сутки путешествия ветер усилился, и небо со всех сторон заволокло лиловыми тучами. Зеркальная гладь моря сменилась буграми волн, с грохотом разбивавшимися о нос корабля. К вечеру непогода разгулялась в полную силу - на море начался шторм. Даже бывалые моряки силились вспомнить и не могли, когда в последний раз они видели царя морей и океанов Нептуна таким разгневанным. Властелин моря, казалось, ожесточился против фрегата и всю свою мощь направил на него, стремясь разбить в щепки, обрушивал огромные волны на крепкий корпус корабля. Целые сутки боролись моряки со стихией, но, несмотря на все усилия опытного капитана Клемента и его команды, уберечь фрегат «Вега» от гибели им не удалось.
        В очередной раз, поднявшись на гребень волны, корабль, словно в пропасть, безудержно устремился вниз. Однако всплыть ему не суждено было - нос фрегата надломился от сильного удара, и вода в одно мгновение заполнила трюм. Море безжалостно поглотило свою жертву.
        Возвращения фрегата с нетерпением ожидала вся страна. Проходили месяцы, но горизонт моря оставался чист. Спустя полгода рыбаки из Парны подобрали далеко от берега обломки военного корабля «Вега».
        Король Людвиг объявил траур по всей стране. Юный правитель был в отчаянии. Тогда его верный друг Иосиф вырвал со своего левого крыла золотое перо и произнес: - Возьми его, Людвиг, оно придаст тебе силу, необходимую чтобы противостоять Калиде. Не ведала ведьма, что золотое перо сохраняет силу лишь в том случае, когда императорский орел дарит его по своей воле. Не стоит испытывать судьбу и полагаться на предсказание, которое увидела ведьма. С золотым пером тебе и жителям Даминии бояться нечего.
        Юный король принял подарок и крепко обнял своего друга.
        Переход Калиды через горы.

        На маленьком острове, посреди широкого озера, в сложенном из веток и листьев шалаше мерно бурлил кипящий котел с колдовским зельем. Белый кот Велес следил за огнем, подбрасывал в него сухие ветки и сладко зевал. Ведьма пристально всматривалась в котел, сквозь пар пытаясь в нем что-то рассмотреть. Неожиданно она чихнула, кот испугался и выронил из лап охапку хвороста. Калида строго посмотрела на него: - И зачем только я тебя кормлю?! Никакой пользы от тебя нет, одни убытки. Заведу себе другого помощника, более смышленого. Ну, чего стоишь? Собирай хворост, а то спалишь ненароком мое жилище! - крикнула на него ведьма.
        Велес выполнил приказ ведьмы и от греха подальше незаметно вышел из шалаша. Калида снова посмотрела в котел, и на этот раз ее уродливое лицо исказилось и сделалось еще противней.
        Проклятый мальчишка! - воскликнула она и ударила посохом о землю. - Откуда ему стало известно о «камне, исполняющем желания»?!
        - Велес! - позвала ведьма кота.
        В шалаш тут же вошел кот.
        - Отправляйся в лес за ночной травой и корнями папоротников! - приказала Калида и бросила в него пустой мешок.
        Все время пока кот бродил по лесу, выполняя указания ведьмы, Калида стояла возле котла и о чем-то размышляла. Когда Велес вернулся, она бросила в кипящий котел корни папоротников и долго их варила. Затем добавила в зелье ночной травы, сняла с шеи куриную лапку и опустила ее в котел. Все ее действия сопровождались зловещим шепотом.
        Закончив колдовать, Калида достала из котла куриную лапку и повесила ее себе на шею. Затем посмотрела на кота и сказала: - Может сварить тебя в этом зелье?! Мало я тебя наказала, превратив из черного кота в белое посмешище.
        Велес съёжился весь от этих слов и попятился назад.
        - Золотое перо добудешь мне, тогда и прощу, что упустил орла с мальчиком! - сказал она и стукнула посохом об пол. - Варить тебя я не стану - силы колдовской в тебе мало. А мне она сейчас, ох, как необходима. Собирайся в дорогу. Наш мальчик подрос и отправил корабль в страну Лептов за «камнем, исполняющим желания». Эх, знала бы я, как он называется - завладела бы им уже давно.
        - Тебе повезло, - продолжила говорить Калида, но уже более мягким тоном. - Иосиф, то наш, про свое перо золотое, кажется, так ничего и не узнал. Заплатит же он мне за все, - добавила ведьма и дотронулась до куриной лапки на шее, - силы во мне достаточно. Солнце снова скрою от людей, погружу страну во мрак.
        Калида захихикала противным голосом.
        Тучи над страной Криция сгустились ещё больше, в стране и в душах людей стало темнее прежнего.
        Окрестные жители с опаской глядели в сторону острова, на котором поселилась ведьма. Черный струящийся дым, выходивший из ее шалаша, напоминал людям о присутствии и власти темной силы в их стране. Каково же было их удивление, когда однажды утром, дым вдруг прекратился. Спустя несколько дней самые отчаянные смельчаки переправились на остров и обнаружили, что ведьмы там больше нет.
        Старая колдунья вместе с котом отправилась к неприступным скалам, разделявшим две страны Криция и Даминия. Они проделали долгий путь по озерам на лодке без весел. Еще дольше пришлось идти пешком, пока они не набрели на брошенную телегу. Оставшийся путь к подножию гор, путники проехали на ней, используя колдовскую силу куриной лапки. Достигнув подножия неприступных скал, ведьма остановилась, отыскивая глазами тропинку. Однако, ничего обнаружить не удалось - люди никогда здесь не ходили.
        - Возьми меня на плечи и поднимайся вверх, через кусты, вон туда, где заканчиваются деревья, - приказала Калида коту.
        Велес тяжело вздохнул, посадил ведьму на плечи и медленно двинулся в указанном направлении. Через некоторое время, изнемогая от усталости, он оставил под большим камнем мешочек с припасенными косточками, в надежде что потом вернется и заберет.
        Кот донес ведьму до того места где заканчивали расти деревья - далее склоны скалистых гор покрывал глубокий снег.
        Калида сняла с шею куриную лапку, произнесла заклинание и обвела ею круг в воздухе. Ветер, прежде упрямо толкавший путников назад, свернулся в спираль и начал расчищать перед ними тропинку от снега. Велес еле волочил уставшие лапы. Ему казалось, что старуха с каждым шагом становится тяжелее прежнего. На его счастье, Калида начала зевать и приказала остановиться.
        - Немного отдохнем и двинемся дальше, - сказала ведьма, замоталась с головой в старый шарф, присела на камень и задремала.
        Велес очень устал и, к тому же, сильно проголодался. О том, чтобы вернуться за мешочком с косточками не могло быть и речи - тропинку, вслед за путниками, замело снегом. От одного взгляда назад, коту становилось не по себе - голова кружилась, лапы подгибались. Он свернулся калачиком и попытался уснуть, однако, чувство голода пересиливало усталость. Убедившись, что ведьма крепко спит, он порылся в ее мешочке, но кроме нескольких сухарей и сушеных пауков, в нем больше ничего не оказалось.
        И вдруг, Велес заметил, аппетитную куриную лапку в руке у ведьмы.
        - Ничего страшного не произойдет, если в знак благодарности за верную службу, маленькая часть этой лапки утолит мне голод, - сказал себе кот. Он осторожно подкрался к ведьме и отгрыз большую часть от нее, оставив висеть на шнурке один маленький ноготок.
        Едва Велес задремал, как проснулась Калида. Увидев, что осталось от колдовской куриной лапки, старуха пришла в ярость. В одно мгновение она потеряла почти всю свою колдовскую силу. Не давая коту опомниться, она произнесла заклинание и взмахнула коготком. Велеса подняло в воздух и закружило со страшной силой. Через мгновение он упал на снег в виде белой зимней шапки с длинным хвостом.
        - Хоть какая-то польза будет теперь от тебя, - пробурчала себе под нос ведьма, надела шапку на голову и продолжила путь.
        Вскоре Калиде удалось пересечь неприступные скалистые горы и спуститься в страну Даминия. Обессиленная тяжелым переходом, ведьма искала скрытое от посторонних глаз прибежище, чтобы набраться сил и не попадаться людям на глаза.
        Такой случай, ей очень скоро представился.
        Небольшой горный ручей, берущий своё начало у вершин гор, быстро устремлялся вниз и, огибая острые уступы скал, стремительно набирал силу и бесстрашно срывался со скалы; он сбрасывал свои ледяные воды с огромной высоты, наполняя шипящим грохотом округу. За непроницаемой для человеческого глаза стеной воды, находилась темная пещера, кишащая летучими мышами. Редкие солнечные лучи проникали в новую обитель ведьмы, приносящей мрак земле. Однако, на этот раз ни одна туча не пришла вместе с ней из-за гор. Колдовская сила Калиды иссякла полностью по мере использования магических свойств куриного коготка во время перехода через горы.
        Ведьма, подобно змее, притаилась в пещере за водопадом, в надежде отдохнуть и восстановить свои силы.
        Король Людвиг и ведьма Калида.

        С тех пор как Людвиг принял от Иосифа в подарок золотое перо, он никогда с ним не расставался. Куда бы ни отправлялся молодой король, он всегда брал с собой деревянную шкатулку, в которой бережно его хранил.
        Проходили месяц за месяцем, однако, пророчество рака-отшельника не сбывалось. Людвига начали одолевать сомнения - уж не ошибся ли Пирус. Однако предсказанные события не заставили себя долго ждать.
        В тот день молодой король с раннего утра находился на верфи, где умелые мастера корабелы занимались постройкой нового военного корабля. Людвиг обнаружил не дюжие способности к плотническому мастерству и с удовольствием принимал участие в строительстве.
        Верный друг короля, Иосиф, охотился в это время на лугах, у подножия гор, на полевых мышей. Орел поднимался высоко в небо и, описывая большие круги в воздухе, зорко высматривал добычу. Вдруг его внимание привлекла большая полевая мышь. Грызун перебегал с места на место, прячась за камни и теряясь из вида. Затем он снова показывался, словно, дразнил охотника. Иосифу вскоре надоела подобная игра, и он решил атаковать смышленую мышь. Орел камнем бросился вниз, не сводя глаз с желанной цели. Однако, как только он подлетел ближе к земле, мышь вдруг неожиданно выросла в размерах и превратилась в ведьму. Иосиф попытался увернуться от встречи с Калидой, но было уже слишком поздно. Старуха крепко ухватила его своими костлявыми руками за лапы и ловко перевязала их веревкой.
        - Какая приятная встреча, Иосиф, - прошепелявила ведьма, - надеюсь, ты также скучал по мне, как и я по тебе.
        Орел ничего не ответил, лишь вздохнул тяжело и закрыл глаза, горько досадуя на свою опрометчивость.
        Калида потащила птицу в свое убежище за водопадом. В пещере царил зловещий полумрак, запах плесени и колдовского зелья тяжело повис в воздухе. Старуха разожгла огонь и на стенах запрыгали тени летучих мышей. Она поднесла Иосифа ближе к свету и начала внимательно осматривать его левое крыло. Как только она дотронулась до того места где, когда-то росло золотое перо, орел вздрогнул, а ведьма издала звериный крик исполненный злости.
        В это же самое время, на верфи, где работал король, открылась шкатулка, в воздух поднялось золотое перо и, зависнув неподвижно, тревожно зазвенело. Людвиг услышал этот звук и обернулся - возле его вещей лежала открытая шкатулка. Золотое перо ярко светилось на солнце, изгибаясь в направлении скалистых гор.
        Король сразу догадался, что случилась беда. Он быстро оделся, зажал в руке перо, вскочил на коня и поскакал в направлении гор. Весь путь перо изгибалось, указывая Людвигу правильную дорогу. Мысли, одна тревожнее другой, сменялись в голове короля.
        Он подъехал к подножию отвесной скалы, с которой оглушающим потоком устремлялся вниз горный ручей, образуя красивый водопад. Людвиг прекрасно помнил предсказание Пируса, в котором было сказано, что ведьма придет из-за гор.
        Король крепче сжал перо в руке и последовал в указанном направлении. Спустя некоторое время он очутился за стеной воды, падающей со скалы, и обнаружил вход в пещеру. Из нее доносился едкий запах дыма. Освещая себе путь светом от золотого пера, Людвиг вошел в пещеру. Через несколько шагов он увидел, стоявшую к нему спиной, старуху в лохмотьях. Она что-то нашептывала себе под нос и подбрасывала ветки в костер. В воздухе, ни на что, не опираясь, висел котел, из которого торчала длинная деревянная палка.
        - Ведьма, - еле слышно прошептал Людвиг.
        Перо в его руке зазвенело громче, и Калида обернулась.
        Глаза ведьмы округлились от удивления. В один прыжок старуха очутилась рядом с Людвигом и схватила рукой перо. Однако, в тот же момент ее отбросило назад с такой силой, что она пролетела в воздухе несколько шагов и упала в котел. Из котла вылилась вода, а вместе с ней выпал на землю большой кусок белой шерсти, смутно напоминавший шапку, и орел со связанными лапами.
        Калида представляла собой жалкое зрелище - в луже колдовского зелья, растерянная и униженная, она вдруг ясно осознала, что от её былого могущества не осталось и следа. Из сильной ведьмы она превратилась в обыкновенную колдунью, способную лишь на мелкие пакости. Ведьма закрыла лицо руками и громко зарыдала.
        Людвиг бросился к своему другу и взял его на руки. Золотое перо коснулось орла, и он ожил, открыл глаза, задвигал крыльями.
        - Друг мой, - произнес орел, - как во время ты явился, - я едва не закрыл навсегда глаза, такой сладкий сон внезапно одолел мною в пару колдовского зелья.
        - Золотое перо подсказало мне о случившейся беде, - сказал Людвиг.
        Вдруг друзья услышали шум приближающихся голосов. Они оглянулись и увидели входящих в пещеру опекунов в сопровождении королевских стражников, и пятящуюся от них ведьму.
        Калида решила сбежать, пока друзья общались, однако, явившиеся своевременно старцы не дали ей уйти. Им было известно от короля о предсказании оракула Пируса и сразу догадались, в чем дело. Ведьму взяли под стражу и сорвали с шеи остаток куриной лапки - источник колдовской силы.
        В этот самый миг в небе над Крицией рассеялись темные тучи, и показалось яркое золотистое солнце.
        Эпилог.

        На следующий день, на королевской площади перед дворцом, в присутствии всех жителей Парны состоялся суд над ведьмой Калидой. Благородные люди единодушно решили заточить колдунью в пещере за водопадом на двадцать лет - ровно столько времени страна Даминия была скрыта от солнца темными тучами.
        С того дня, толстые прутья железных решеток, навсегда отгородили злую ведьму от внешнего мира, лишив ее возможности вредить людям.
        Часть вторая. Подводная история.

        Шторм.

        На берегу широкого синего моря, в месте, где скалы, не выдержав натиска воды, уступили небольшую полоску суши, расположилась маленькая рыбацкая деревушка, состоявшая из нескольких, покосившихся от ветра деревянных хижин.
        Выглянувшее из-за горизонта солнце, быстро начало свой ежедневный путь по небосклону, а сопутствующий его появлению утренний бриз, разогнал мелкую волну в море. Разыгравшийся на воле, свежий ветерок со свистом ударялся о скалы, увлекая за собой брызги соленой воды. Не остались без его внимания и хижины рыбаков. Озорства ради, ветерок набрал силу и открыл настежь окна в жилище семьи Мартенов.
        Глава семьи, старый рыбак Гуно, поспешно закрыл ставни. Оказавшись взаперти, ветерок потерял силу, однако, его старания не пропали даром - огонь в печи зачах, и старая хозяйка Марика с недовольством заметила: - Плохая примета, Гуно - огонь потух в дорогу.
        - Глупости, - ответил муж, - я предчувствую, сегодня нас ждет настоящий улов.
        В это время дверь в хижину отворилась, и на пороге показался мальчик лет десяти с длинными до плеч светлыми волосами. Лодка готова, отец, - сказал он. Похоже на то, что сегодня мы выйдем в море одни, - добавил он, усаживаясь за стол.
        - Ешь, Арно, - сказала Марика, поглаживая сына по голове. Вот видишь, Гуно, соседи лодки не готовят - отложи рыбалку, чует мое сердце - добром это не закончится.
        - Не каркай в дорогу, - огрызнулся муж.
        Закончив завтракать, отец с сыном вышли из хижины, а вслед за ними в узкую открытую дверь вылетел ветерок. Если бы старый рыбак знал что у него на уме, то он бы непременно прислушался к словам мудрой Марики. Однако, что прикажете делать отцу семейства, когда уже вторую неделю он возвращается домой ни с чем. Рыба, словно, надсмехается над ним, ловко ускользая из сетей.
        Спустив на воду свою большую рыбацкую лодку, Гуно сразу поставил парус и сел за руль. Арно во всем помогал отцу, также как и старый рыбак, он надеялся на успешный улов.
        Чем выше поднималось солнце по небосклону, тем дальше в море уплывала лодка Мартенов. На берегу одиноко стояла Марика. Ветерок, разметав ей волосы, оставил печальную женщину наедине с тревожными мыслями, а сам помчался играть с рыбаками, нагоняя попутную волну и раздувая, что есть сил, одинокий парус.
        Берег был едва различим, когда Гуно сказал сыну: - Спускай парус, Арно, в этом месте забросим сеть. Мальчик выполнил распоряжение отца и начал помогать ему опускать невод в воду. За работой они не заметили, как ветер внезапно стих, а прежде ясное небо заволокло лиловыми тучами.
        Старый рыбак содрогнулся от плохого предчувствия, но виду не подал. Пойдет дождь, - произнес он как можно спокойнее, - но нам это даже на руку - рыба любит поесть в непогоду. Однако, от Арно не ускользнули тревожные нотки в голосе отца. Нептун не предупреждает дважды, - подумал мальчик, глядя по сторонам. Вечные спутницы рыбаков чайки, исчезли из вида.
        Между тем, ветер усилился и разогнал внушительные волны, начался дождь. Лодку начало подбрасывать. С трудом сохраняя равновесие, рыбаки принялись вытаскивать сеть. В пору обрезать ее и направить лодку к берегу, - говорил внутренний голос Гуно. Однако, другой голос твердил обратное, и в подтверждение ему в сети попалась крупная рыба. Старому рыбаку жаль было терять единственную сеть и, идущий прямо в руки, улов. Он решил рискнуть.
        Каждое последующее движение давалось с невероятным трудом - казалось, вот-вот и лопнут жилы в руках. А ветерок, тем временем, подрос и возмужал. Он срывал с гребней волн пену и хлестал ею лица рыбаков, застилая глаза и проникая под одежду. Мартены мертвой хваткой вцепились в сеть, и метр за метром отвоевывали ее у моря. Однако, озорник не растерялся - он решил схитрить. Ветер начал дуть хаотично, во всех направлениях, заставляя воду под лодкой бурлить. И вот, на свою радость, а рыбакам на беду, внезапно появившаяся волна силой ударила об борт лодки, заставив ее опасно накрениться.
        В этот миг Арно почувствовал как ноги, заскользив по дну лодки, внезапно потеряли опору. Руки не были больше в силах удержать сеть. Тело мальчика, под действием силы от удара волны, полетело за борт. Море вмиг поглотило жертву, скрыв ее под волнами. Ужасная мысль, подобно разряду молнии, пронзила сознание Арно: - Я тону!
        Он наблюдал себя, словно со стороны. Вот он идет ко дну, задержав дыхание; видит над собой киль рыбацкой лодки и ничего не может поделать, чтобы противостоять стихии. Отчаянные попытки грести руками ни к чему не приводят. Силы на исходе, организм требует воздуха. Губы уже разжимаются против воли, но вдруг, все его тело начинает содрогаться, словно чьи-то сильные руки выламывают конечности. Тупая боль на мгновение пронзила тело мальчика. Арно открыл рот не в силах больше сдерживать дыхание, и о чудо - он задышал, но как-то непривычно, глубоко вдыхая воздух через грудь. Я утонул и все это мне мерещиться, - подумал про себя мальчик.
        Так полагает каждый, кто превращается в дельфина, - неожиданно раздался чей-то голос. - Открой глаза и посмотри вокруг.
        Арно послушался и открыл сначала один глаз, а затем второй. Он находился глубоко под водой. Перед ним плавал дельфин необычно голубого цвета.
        - Ты не утонул, - радостно произнес он, - я спас тебя, превратив в такого же дельфина, как и сам. Наконец-то я тебя нашел!
        Слова незнакомца удивили Арно, однако, он не придал этому значения. Он с интересом рассматривал себя, двигал хвостом и плавниками, привыкая к своему новому облику.
        - Пожалуй не стоит здесь долго задерживаться, того и гляди появятся акулы. Следуй за мной, - сказал голубой дельфин.
        - Постой! - воскликнул Арно, - А как же мой отец?! Преврати меня обратно в человека, я должен к нему вернуться.
        Голубой дельфин с грустью ответил: - Это не в моих силах вернуть тебе человеческий облик. А с твоим отцом все будет хорошо - он потеряет сеть, но вернется домой живым и здоровым. Плыви за мной, мне надо о многом тебе рассказать. Здесь неподалеку мой дом.
        Выбора у мальчика не оставалось, и он последовал за голубым дельфином, прямо на дно синего моря.
        История, рассказанная Гидеоном.

        Сердце Арно сжималось от грусти и тоски. Ему вспоминались слова матери, просившей отца отложить рыбалку. Ах, если бы он только мог знать, - подумал Арно.
        Мы уже приплыли, - сказал голубой дельфин.
        Они находились в просторной подводной пещере, созданной природой в скале. В потолке виднелись множество небольших отверстий, через которые во внутрь пещеры попадал свет, благодаря чему, она казалась просторной и уютной. Узкий вход надежно защищал убежище голубого дельфина от вторжения акул.
        Ни одна из них не пролезет в это отверстие, - пояснил хозяин пещеры. Теперь мы сможем спокойно поговорить. Во время шторма легко наткнуться на зубастых акул, снующих у поверхности в ожидании легкой добычи.
        - Ах, да, - спохватился голубой дельфин, - ведь я до сих пор не представился. Меня зовут Гидеон.
        - А мое имя Арно, - произнес мальчик.
        - Мне, право, очень жаль, что тебя выбросило в море. Однако, когда ты узнаешь мою историю, возможно, на душе твоей полегчает.
        И Гидеон поведал Арно о том, что случилось с ним много лет назад.

“Когда-то я тоже был мальчиком и жил на берегу моря в небольшой рыбацкой деревушке, - начал он рассказ. Накануне рокового дня, мне исполнилось десять лет. В подарок на день рождения я получил маленькую деревянную лодку. Отец, в тайне от меня, сделал точную копию нашей рыбацкой лодки, с парусом, рулем и веслами. Я был несказанно счастлив. Однако, он запретил мне одному играть с ней в море, но я нарушил запрет и горько поплатился за это.
        Следующим утром, меня разбудил свежий морской ветерок, ворвавшийся в дом через полуоткрытое окно. Сон как рукой сняло. Со мной на кровати лежала моя любимая игрушка, которую нетерпелось поставить на воду. Пока родители крепко спали, я решил сбегать к морю и поиграть с ней. Солнце только показалось из-за горизонта, вода ослепительно блестела, поверхность моря была гладкой, как ладонь. Я опустил на воду лодку. Свежий ветерок, найдя себе новую забаву, подхватил деревянную игрушку и понес от берега, с силой надувая маленький парус. Я даже не заметил, как оказался по плечи в воде, пытаясь поймать лодку, которая повинуясь чьей-то злой воле, ловко ускользала из моих рук.
        Слишком поздно я осознал, что лодку уже не догнать, когда удалился от берега настолько далеко, что силы начали меня оставлять. Я решил плыть обратно, с грустью провожая любимую игрушку, как вдруг, в нескольких метрах от меня, над водой показался большой акулий плавник. Это была белая акула.
        Я даже не успел, как следует испугаться, лишь начал торопливо грести по направлению к берегу, когда острые зубы хищника схватили меня за ноги и утащили под воду. Подобно тебе, я полагал, что уже утонул, но делая последний вдох, вместо воды глотнул воздух. Затем почувствовал боль, открыл глаза и с удивлением обнаружил, что акула меня отпустила. Она находилась прямо передо мной, а подле нее плыл огромный черный электрический скат.
        Ты кого ко мне привел, Клюк, - гневно произнес он, - посмотри, что из него вышло!
        Акула виновато опустила глаза. А я, тем временем, с удивлением обнаружил у себя вместо рук плавники, а вместо ног рыбий хвост.
        - Мне нужен был злой мальчишка! - грозно сказал скат.
        - Но, Годефрид, - пыталась оправдаться акула, - я видел, как он игрался с рыбацкой лодкой, а значит, мечтает стать рыбаком и ловить таких как мы. Где же ему быть добрым, ведь люди нас употребляют в пищу.
        После этих слов скат засветился от злости, электрические разряды пробежали по его черному телу. Я вижу, ты стал слеп, Клюк, да к тому же и поглупел изрядно, - грозно произнес Годефрид. - Заклятие должно было превратить мальчишку в ската, такого же, как и я, который стал бы мне помощником. Ты понимаешь, о чем я говорю?
        Акула со страха съежилась вся и заморгала глазами.
        Теперь посмотри перед собой. И если ты ослеп, то я тебе подскажу - это голубой дельфин! Немедленно гони его прочь с глаз моих. И предупреждаю тебя в последний раз: - Если в ближайшее время, ты не найдешь мне злого мальчишку, я превращу тебя в креветку!
        Клюк задрожал от страха и бросился на меня, оголив смертоносные зубы. Не знаю, как у меня получилось, но я поплыл от него с такой скоростью, что когда через некоторое время остановился от полного изнеможения, акулы поблизости не было. До сих пор еще мне снится ужасающий скрежет ее зубов”.
        Гидеон замолчал, окунувшись в горькие воспоминания.
        - Что же произошло дальше? - спросил голубого дельфина Арно.

“ Я долго скитался по морю, плавая возле поверхности, совершенно убитый горем - продолжил рассказ Гидеон. Мне хотелось, хоть разок, взглянуть на знакомый берег, но каждый раз, проплывая большие расстояния и выныривая из воды, моему взору открывался лишь бескрайний морской простор.
        Однако, вскоре произошло событие, благодаря которому, я до сих пор жив и полон надежд вернуть себе человеческий облик. Не бывает, худа без добра - я снова повстречал белую акулу. На этот раз мне не удалось оторваться от Клюка. Силы были не равны, я очень устал от бесконечных странствий и к тому же был голоден.
        Акула висела у меня на хвосте, готовая в любую секунду сомкнуть острые, как лезвия ножа, челюсти. Я отчаянно работал плавниками, постоянно оглядываясь на Клюка, в последнюю секунду уворачивая хвост от его зубов. Внезапно акула остановилась и растерянным взглядом посмотрела поверх меня. Я повернул голову вперед и вдруг столкнулся с чем-то большим и мягким. Меня отбросило в сторону, словно мячик, нос болел от удара, голова закружилась. Чей-то голос, похожий на раскатистый гром, произнес: - Позаботьтесь о нем! После этих слов я потерял сознание.
        Очнувшись, я обнаружил, что лежу в огромной белой раковине. Вокруг плавают удивительной красоты рыбы; высокие скалы со всех сторон окружают этот райский уголок, наполненный кораллами всевозможных форм и раскрасок; водорослями, причудливо извивающимися под силой течения воды, подобно тому, как листья деревьев колышутся на ветру. Мне стало очень спокойно на душе - наконец-то я ощущал себя в полной безопасности.
        И вдруг, я увидел его - грозного повелителя морей и океанов, огромного старика с длинными седыми волосами, бородой до груди и большим рыбьим хвостом. Он смотрел на меня с нескрываемым любопытством.
        - Так вот о ком, уже который день, трезвонят рыбы на всю округу, - прогремел его голос. Давай знакомиться, - сказал он дружелюбно и уселся в красивый трон, составленный из больших раковин. Назови свое имя, голубой дельфин.
        - Гидеон, - представился я.
        Нептун и вся, окружавшая его свита, громко засмеялись.
        - Потешил старика, - произнес Нептун, успокоившись. Был у меня на службе окунь, звали его также как и тебя. Веселый был, озорной, шутил много, разыгрывал всех попадя; уж как вспомню, так живот от смеха надрывается. Однако, нет его больше с нами, - сказал с грустью царь морей, - поймали окуня рыбаки в сети. Ну, да хватит об этом, поведай, лучше, нам, почему за тобой гнался Клюк, и какая печаль лежит на сердце твоем?
        Я поведал свою историю. Нептун призадумался над моим рассказом.
        - Годефрид давно желает занять мое место, но сему не бывать, - произнес он грозно, - а тебе, пожалуй, стоит отправиться к Пирусу. Возможно, ему известно, как можно снять заклятие.
        Набравшись сил, я отправился к оракулу Пирусу вместе с морским окунем Бликом, которого Нептун приставил сопровождать меня и указывать путь.
        Оракул Пирус.

        Рак-отшельник жил далеко в теплых водах и совершенно один. После того, как ночь сменила день в седьмой раз, мы достигли цели. Подплывая к старой большой, обросшей ракушками, раковине, Блик предупредил меня: - Ничему не удивляйся. Оракул слеповат и к тому же глух на одно ухо, один ус у него короче другого, а левая клешня обломана. Сказывают, что этой клешней он однажды ухватил за хвост Годефрида, - шепотом добавил окунь. Он собирался еще кое о чем поведать мне, но в этот момент из раковины показался сам Пирус, который по виду никак не подходил под описание Блика.
        На носу у него были надеты очки с большими линзами, к уху он прижимал длинную узкую раковину, поддерживая ее клешней. Кажущиеся огромными, глаза уставились на путников.
        - Слово не воробей - вылетит, не поймаешь, - кажется, так говорят на поверхности, - произнес Пирус. Мои недостатки легко поправить, впрочем, также как и твои, - обратился он к Блику. Вот, укорочу тебе язык, и будешь знать, как о старших глупости рассказывать. Однако, в одном он прав, - посмотрев на Гидеона, сказал оракул, - ничему не удивляйся - я очень долго живу на свете и многое повидал на своем веку. А теперь рассказывайте, что привело вас ко мне. Уж не Годефрид ли сыграл с тобой злую шутку - больно цвет твой необычен для дельфина?
        Я поведал оракулу свою историю и попросил мне помочь. Сам, я не в силах снять заклятие колдуна, но возможно, <камень, исполняющий желания> сможет вернуть тебе человеческий облик, - поразмыслив, ответил Пирус.
        - Что это за камень и как его найти? - спросил я, обретая утерянную надежду.
        Давно это было, - начал рассказывать Пирус, - уж точно и не помню когда. Плыл из дальней заморской страны военный корабль “Вега”. На его борту находился очень ценный груз - Береон - <камень, исполняющий желания>. По приказу земного короля Людвига, для которого камень предназначался, охрана из тысячи воинов не спускала с него глаз ни днем, ни ночью.
        Узнал об этом камне Годефрид. При помощи колдовства увидел он, что везут камень по морю, и жгучее желание завладеть им, заставило колдуна сыграть злую шутку с царем морей.
        Был у Нептуна любимец - морской окунь, звали его также как и тебя - Гидеоном. Задумал скат похитить его. Белые акулы без труда поймали окуня. Обнаружив, что любимец его пропал, Нептун призвал всех рыб на поиски. Однако, как вы уже догадались, ни к чему они не привели. Гидеон, как в воду, канул. Тогда царь морей обратил свой гневный взор на Годефрида.
        - Напраслину на меня возводишь, Царь Морей и Океанов, властелин подводного мира, - ответил ему скат. - Мне акулы докладывали, что видели, как попался твой любимец в сети рыбаков.
        Нептун пришел в ярость. Свой гнев он обратил на проплывающие корабли и лодки, потопив их немало, разогнав огромные волны на поверхности моря. Этого и добивался Годефрид. В числе затонувших был военный корабль “Вега”.
        Когда буря утихла, скат со своим окружением приблизился к кораблю. Зная о том, что камень никогда не будет служить тому, у кого злые намерения, Годефрид захватил с собой металлическую оправу, на которую наложил заклятие. И окажись камень в ней, он будет исполнять волю колдуна. Однако, этому не суждено было сбыться. Едва белые акулы во главе с электрическим скатом подплыли близко к кораблю, как из трюма показалась тысяча воинов с саблями наголо. Как только Годефрид ни старался уничтожить войско, ничего у него не получалось - заклятия не действовали на воинов.

<Камень, исполняющий желания> не подпускал к себе колдуна, словно чувствуя поблизости оправу, способную его обуздать.
        Годефрид отступил, но не сдался. Ему известно сильное заклятие, способное подавить любое сопротивление, но для этого ему нужен помощник - такой же сильный колдун, как и он, чтобы вдвоем преодолеть волшебную силу камня. Тогда Годефрид сможет исполнить свою мечту - избавиться от Нептуна и занять его место. Однако, без помощи <камня, исполняющего желания>, колдун не чета царю морей и океанов, и не в силах с ним совладать.
        Люди, по своей природе, обладают большой силой, поэтому Годефрид ищет злого мальчика, которому он сможет передать свою силу и знания. Но для этого человек должен стать электрическим скатом, а ты превратился в голубого дельфина. Право, я первый раз в жизни такое вижу.
        Однако, худа без добра не бывает. Мне известно, что камень пойдет в руки дельфинов, похожих друг на друга, как братья. Только в таком случае, ты сможешь снова стать человеком, - закончил говорить оракул.
        Я покидал Пируса в подавленном состоянии, искра вспыхнувшей было надежды, погасла не оставив и следа. Блик весь путь пытался меня развеселить - много шутил, рассказывал смешные истории, но я его не слушал. Ведь, что может быть хуже, чем оставаться тем, кем ты не желаешь, и не иметь при этом возможности что-либо изменить. Однако, вскоре я нашел утешение в своем необычном даре, которым, по-видимому, наградил меня Годефрид.
        Гидеон - спаситель моряков.

        Чудесное событие произошло на седьмой день путешествия. До дворца царя морей оставались считанные мили, когда на поверхности разбушевался сильный шторм.
        - Вот мы и дома, - обрадовался Блик. - Слышишь, как Нептун свирепствует?! Поплыли наверх, посмотрим.
        Не дожидаясь моего ответа, окунь начал быстро всплывать. Я поспешил за ним, не желая оставаться один, однако очень скоро об этом пожалел. Оказавшись на поверхности, огромные волны тут же подхватили нас, и словно радуясь новой забаве, играючи перекидывали с гребня на гребень. Сильный, порывистый ветер тоже решил поиграть, стараясь поднять нас как можно выше над волнами. В эти мгновения я переставал чувствовать себя дельфином, а скорее уподоблялся птице, что, однако, дало мне возможность разглядеть неподалеку рыбацкие лодки.
        Нептун не щадил рыбаков, обрушивая на них всю свою мощь. И вскоре, одна за другой, они пошли ко дну. Разбитые, расколотые на куски, они превратились в щепки и больше не могли служить защитой своим хозяевам.
        Вид барахтающихся в волнах рыбаков, словно острие пронзило мое сердце. Нырнув глубже, я в одно мгновение приблизился к ним. Шестеро ослабших тел, не имея больше сил бороться со стихией, медленно шли ко дну.
        Не знаю, что со мной потом произошло, и как мне это удалось сделать. Я с такой силой пожелал им спасения, что почувствовал, как некая энергия отделяется от моего тела и передается рыбакам. С ними произошло то же, что и с тобой - они превратились в дельфинов.
        С той поры, всякий раз, когда Нептун находился в гневе, я отправлялся с ним спасать тонущих рыбаков, попавших в шторм. Старику нравилось, что в его подводном царстве прибывают подданные.
        Он решил взять меня к себе на службу. В спокойные дни, Нептун любил послушать рассказы о жизни на суше, задавал много вопросов. Он искренне желал мне удачи, подбадривая, не раз говорил: - Гляди в оба Гидеон, возможно, очень скоро один из затонувших моряков превратится в такого же, как и ты, голубого дельфина. Смотри, не прозевай. Я верю, что ты снова сможешь, стать человеком и вернуться к себе домой.
        Шли годы, но ничего подобного не происходило, пока сегодня, я не обнаружил тебя.
        Теперь ты понимаешь, что все это значит? Ты - голубой дельфин, как две капли воды, похожий на меня. Мы сможем добраться до Береона и вернуться домой. Однако, необходимо быть очень осторожными - мне кажется, что колдун Годефрид знает об этой тайне. Всякий раз, во время шторма, белые акулы во главе с Клюком плавают по близости от тонущих кораблей. Поэтому, мы сразу скрылись у меня в пещере, - закончил свой рассказ Гидеон.
        А теперь, когда тебе все известно, отправимся во дворец к Нептуну. Мне не терпится поделиться с ним своей радостью.
        Береон - камень, исполняющий желания.

        Царь морей, остудив свой пыл на поверхности моря, возвращался во дворец. Свита радостно его приветствовала. Рыбы, переговариваясь между собой, не упустили случая заметить, что Нептун пребывает в плохом настроении. Подле него сегодня не было Гидеона - никак что-то произошло.
        Воткнув свой знаменитый трезубец в песок, царь уселся в трон и подозвал жестом посыльного. Морской окунь Блик мигом приблизился к Нептуну, готовый выполнить любое его распоряжение.
        - Разыщи Гидеона, пусть явится во дворец, - сказал он посыльному. Взмахнув красным хвостом, Блик поплыл исполнять приказание.
        - И буря не в радость, без голубого дельфина, - с сожалением произнес Нептун, перебирая руками свою бороду.
        Все обитатели подводного мира знали, что их царь хоть и страшен в гневе и может, рассвирепев, волны огромные разогнать на поверхности, такие, что на дне морском не спокойно, однако губить людей не любил. Нептун был добрый и покладистый старик, правил и суд вершил справедливо, но спуску рыбакам не давал, когда они его подданных вылавливали сверх меры. Благодетелем называли его в свите.
        Повелителю морей это слово не нравилось - звучало оно как-то не по-царски, но ни для кого не было секретом, что перед бурей Нептун предупреждал людей, посылая к ним свежий ветерок, который опытные рыбаки знали и никогда не выходили в море, как только он задует. Для невнимательных же, небо заволакивалось лиловыми тучами. Ну а тем, кто пренебрегает царскими знаками не поздоровиться - пощады не жди. Редкая рыбацкая лодка возвращалась домой после шторма.
        Сегодня царь морей изменил своей привычке и отпустил домой рыбака, которого он знал уже давно. Сжалился над ним Нептун, увидев, как сын Гуно упал за борт. Буря быстро улеглась, а попутный ветер отнес к берегу лодку бедного рыбака.
        Куда же подевался Гидеон? - задавал он себе вопрос, не дающий покоя. - Неужели мальчик утонул?
        Но кто, как ни дворецкий, знает способ поднять царю настроение. Не пристало повелителю морей и океанов пребывать в недовольстве и скуке. Старый морской конек Зигмунд подал знак музыкантам. Заиграла прекрасная музыка.
        Нептун прислушался, и вот уже скоро разгладилось его печальное лицо. Царь с удовольствием внимал звукам мелодий, которые мастерски извлекали придворные музыканты из своих причудливых инструментов. Музыка проникала во все уголки подводного царства. В эти минуты гармония и мир царили под водой. Даже злой колдун Годефрид и его зубастое окружение, с удовольствием слушали оркестр, забывая на миг о своих коварных помыслах.
        Не успел Блик покинуть пределы дворца, как увидел, плывущих ему на встречу голубых дельфинов. Зная о пророчестве Пируса, окунь ни мало удивился: - Неужели сбывается?
        Как я за тебя рад, Гидеон! - воскликнул он. - А, старик наш, сам не свой. Велел разыскать тебя и доставить во дворец.
        - Мы, как раз, к нему и направляемся. Знакомься, Блик, это Арно, - произнес Гидеон. Он упал из лодки во время шторма. Хорошо, что я оказался рядом, иначе плакала наша удача - акулы Годефрида так и рыщут у поверхности.
        Познакомившись с окунем, Арно поинтересовался: - Что это за прекрасная музыка звучит?
        - Придворный оркестр услаждает слух царя морей и океанов, - пояснил окунь. Скоро ты увидишь все это своими глазами. Поспешим во дворец - Нептун ждать не любит.
        Лицо царя морей прояснилось, когда он увидел своего любимца. Это кто еще рядом с тобой? - удивился он. Неужто в моем царстве теперь два голубых дельфина?! Значит, ты даром времени не терял, а то я уж подумывал, не навестить ли мне Годефрида?
        Нептун был очень рад - Гидеон спас мальчика, который упал за борт с лодки старого рыбака. Мысль о том, что он мог утонуть, была для него невыносима.
        Пророчество Пируса сбывается, - заговорил Гидеон, прерывая размышления царя морей. - Арно похож на меня, как две капли воды. Теперь мы можем отправиться за Береоном.
        Все верно, - подтвердил Нептун. Однако, будьте осторожны - Годефрид не упустит случая завладеть камнем, попади он к вам в руки. Возьмите в дорогу вот эту раковину. Где бы вы ни были, я везде вас услышу, - сказал царь морей и протянул Гидеону раковину кораллового цвета.
        Поблагодарив Нептуна, голубые дельфины отправились в путь. Как и прежде, царь морей наказал своему посыльному, морскому окуню Блику, указывать путь.
        На второй день путешествия Гидеон заметил, что за ними на небольшом расстоянии следуют белые акулы. Не может такого быть, - беззаботно отреагировал Блик на эту новость, - акулы никогда не следят, они всегда нападают сразу. Сейчас я отправлюсь и посмотрю своими глазами, где прячутся зубатые акулы.
        - А может, лучше не стоит этого делать? - попытался образумить окуня Гидеон.
        - Не беспокойтесь, я быстро плаваю и акулам меня не поймать, - ответил Блик.
        Дельфинам недолго пришлось его ждать. Спустя некоторое время, он вернулся и заявил: - Как я и предполагал, за нами никто не плывет. На милю в округе ни одной акулы не видно.
        - Вот и хорошо, - бодрым голосом произнес Гидеон. - А я уж было испугался, что за нами следят. Вне всякого сомнения, он хорошо видел акул, укрывшихся за коралловыми рифами, но ничего не сказал Арно о мучившем его подозрении, всем своим видом показывая, что охотно верит Блику.
        На следующий день путешественники достигли места, где затонул военный корабль
“Вега”. На ровном песчаном дне моря, слегка наклонившись на правый борт, лежал фрегат, полностью сохранивший свой величественный и устрашающий вид. Лишь, нос корабля был поломан и указывал на то, что не вражеские орудия, а безжалостная стихия сломила его мощь.
        Выплыв из-за зарослей водорослей, плотно окруживших это место, дельфины в изумлении остановились, рассматривая корабль.
        - Можете оставить раковину мне, - предложил Блик, - наверняка, она вам будет мешать. А я пока здесь постерегу ее.
        - Не стоит беспокоиться, - ответил Гидеон. Он снова заметил акульи плавники, показавшиеся на мгновение в водорослях, и поторопил Арно.
        - Желаю вам удачи, - сказал окунь.
        Дельфины подплыли к кораблю и проникли прямо в трюм через отверстие в носу. Жутко здесь, - сказал Арно, - ничего не видно.
        - С наружи не лучше, - ответил Гидеон. Блик привел за собой акул и выжидает, когда мы появимся вместе с камнем. Пригрел Нептун змею у себя на груди, - добавил он.
        Тем временем, глаза дельфинов привыкли к темноте. Постепенно перед ними, вырастая из черной мглы один за одним, предстало целое войско - тысяча воинов, выстроившихся в шеренги. Они стояли неподвижно на дне трюма с закрытыми глазами. Дельфины, от неожиданности и страха, отшатнулись назад и прижались к борту.
        Камень находится в центре войска, - первый прервал молчание Арно, прийдя в себя. Пророчество Пируса сбывается.
        Видя, что опасности нет и воины неподвижны, дельфины поплыли к камню. От удара судна о морское дно, упал и открылся красивый резной ларец, стоявший на коротких изогнутых ножках. Камень выкатился из него и оказался под ногами одного из воинов.
        Арно быстро подплыл и схватил его плавниками. Я думал, камень окажется каким-то необычным, - сказал он, рассматривая его, - подобных ему на берегу морском не счесть.
        Поплыли скорее отсюда, - поторопил его Гидеон, - жутко здесь очень.
        Очутившись снаружи корабля, дельфинов ждала неприятная встреча с акулами Годефрида. Со всех сторон из водорослей показались их острые морды. Блик находился на том же самом месте, где оставили его друзья, только теперь рядом с ним плавали электрический скат и Клюк. Дельфины перепуганные оглянулись.
        - Не пора ли позвать Нептуна, - громко сказал Годефрид и засмеялся. Гидеон подул в раковину, но ничего не произошло.
        Колдун еще громче засмеялся: - Дуй сильнее, мальчишка, и Нептун тебя услышит!
        Гидеон старался изо всех сил, а вокруг акулы надрывали животы от смеха.
        Пора кончать комедию, - сказал вдруг скат серьезным голосом. Отберите у них камень, - обратился он к Клюку. Тот, в свою очередь, подал знак акулам.
        Кольцо вокруг дельфинов начало сжиматься. Гидеон и Арно с ужасом наблюдали за происходящим. Обнажив острые зубы, акулы подплывали к ним все ближе и ближе.
        Вдруг раздался громогласный голос Нептуна, от которого задрожало море: - Прочь зубастые!
        Царь морей явился во всей своем могуществе и силе - вид его был грозен. Взглядом своим он заставил акул искать спасение в плотных зарослях водорослей, однако, не многим удалось уйти безнаказанно. Трезубцем царь морей разметал всех, попавшихся ему под руку.
        Годефрид пытался защищаться, выпустив электрический разряд в Нептуна, чем разозлил его пуще прежнего. Острые зубья грозного трезубца пронзили хвост электрического ската. Колдун взвыл от боли и злости. Та же участь постигла и Клюка, который глядя на ската, пытался избежать расправы, но крепкая рука царя морей схватила его за хвост и пригвоздила острием трезубца.
        Блик в паническом страхе, что было сил, работал плавниками, стараясь поскорее покинуть заросли водорослей, в которых он блуждал и путался. Окунь уже полагал, что ему удалось спастись, когда внезапно почувствовал острую боль в хвосте.
        Я ведь сразу тебя раскусил, маленький негодник, - раздался голос, принадлежащий Пирусу. Крепко держа окуня клешней, рак-отшельник медленно потащил его к Нептуну. Позднее Блик украсил собой третий зуб знаменитого трезубца царя морей.
        - Волшебную раковину подменил мой посыльный окунь, - произнес с сожалением Нептун, после того, как разогнал всех акул и утихомирился. Спасибо Пирусу, что вовремя ко мне пожаловал и предупредил старика.
        - А мы подумали, что нам наступил конец, - сказал с облегчением Гидеон.
        Арно промолчал. Оглядываясь по сторонам, он крепко сжимал ластами спасительный камень.
        Чудесное превращение.

        Покинув место, где затонул военный корабль “Вега”, Нептун, Пирус и голубые дельфины вернулись во дворец.
        - Я вижу, вам не терпится снова стать людьми и вернуться домой, - произнес царь морей, глядя на Арно и Гидеона, - так не будем же откладывать это событие, попрощаемся и в путь. Оракул расскажет вам, как воспользоваться <камнем, исполняющим желания>.
        Пирус взял его в клешню и прошептал заклинание. Теперь, - сказал он, обращаясь к дельфинам, - загадайте желание и дотроньтесь до камня.
        Первым к нему прикоснулся Гидеон и мгновенно исчез. Вслед за ним растворился в воде Арно.
        Нептун и Пирус довольные улыбнулись. Я очень рад за них, - произнес царь морей, - хотя, мне будет не хватать общества Гидеона.
        В это же самое время, в хижине семьи Мартенов неожиданно появился юноша лет двадцати. Он испуганно оглядывался по сторонам и непрестанно ощупывал себя руками.
        Старая Марика, стряпавшая возле печи, вскрикнула от удивления, но вглядевшись в лицо Гидеона, сразу кинулась к нему на шею. Сынок, - воскликнула она, - где же ты был так долго?
        На крик жены, в хижину вошел Гуно, чинивший сети во дворе, и обомлел - жена обнимала их сына, пропавшего много лет назад. Он вырос и возмужал, но родители узнали его сразу.
        Затем настала очередь рыбака вскрикнуть от удивления, когда перед ним внезапно вырос Арно. Радости стариков не было предела. Братья, похожие друг на друга, как две капли воды, крепко обнялись. Спустя долгие десять лет, семья Мартенов воссоединилась, и стали жить они дружно и счастливо.
        А Береон, по приказу Нептуна, вернули на корабль “Вега”, положив обратно в ларец. Там он и покоится до сих пор - скрытый от глаз, глубоко на дне морском, под пристальной охраной тысячного войска.
        Часть третья. Леда и Метида.

        Кораблекрушение.

        Военный фрегат «Вега», подгоняемый свежим утренним ветром, рассекал своим острым носом зеркальную гладь моря, держа путь к родным берегам страны Даминия. Яркое солнце переливалось бликами на поверхности воды. Оно забавлялось с морем, пытаясь вдруг проникнуть лучами в бескрайнюю его пучину и коснуться дна, то резко отскакивало в сторону от гребня волны, разбрасывая солнечных зайчиков во все стороны.
        Капитан корабля, старый моряк по имени Клемент, стоял на мостике и внимательно рассматривал горизонт в подзорную трубу. Он был доволен путешествием. Задание, порученное ему молодым королём Людвигом, было выполнено, и драгоценный груз находился уже на полпути от дома. Команда, которую он отбирал лично, работала дружно и слажено, вселяя в капитана уверенность, что на них можно всецело положиться в трудную минуту.
        Возможно, поэтому, лиловые тучи, появившиеся внезапно на горизонте, не испугали старого моряка. Он отдал матросам необходимые распоряжения и, сохраняя спокойствие, ожидал наступления бури. Вскоре ветер стих, и паруса беспомощно повисли на мачтах фрегата, предупреждая моряков о приближении бури; солнце нехотя скрылось за тучами. Временное затишье сменилось проливным дождем и первыми ударами волн об деревянный корпус корабля.
        Однако не ведомо было старому капитану, что на этот раз сам Властелин морей и океанов Нептун решил погубить моряков. Свой гнев он обратил на проплывавшие в тот день корабли и лодки. Разогнав огромные волны на поверхности моря, Нептун потопил их немало. Та же участь постигла и военный фрегат «Вега». Команда корабля мужественно противостояла выпавшим на их долю испытаниям, однако стихия оказалась сильней - нос корабля дал трещину, не выдержав ударов, и вода стремительно заполнила трюм.
        Спастись удалось лишь двум человекам: опытному матросу Халдею и сыну рыбака Дорею. Предвидя ужасную участь фрегата, Халдей оставил свои обязанности на товарищей, и укрылся в спасательной шлюпке. Его поступок не остался без внимания, находившегося поблизости, Дорея. Сын рыбака тоже забрался в шлюпку и, по совету Халдея, перевязал себя веревкой.
        Вскоре, фрегат вместе с его мужественной командой, поглощённый безжалостной водной стихией, пошёл ко дну, обретя там вечный покой. Буря улеглась также внезапно, как и началась. Ветер стих, и лишь седые волны напоминали о недавнем, безудержном гневе Нептуна.
        Спасательная шлюпка, с двумя привязанными матросами на борту, беспорядочно вертелась в угасающем хаосе набегавших со всех сторон волн. Вокруг неё плавали оборванные снасти с некогда величественного фрегата. Халдей и Дорей были едва живы от страха. Тела матросов покрылись красными рубцами от стягивавших их верёвок, все члены болезненно ныли от ударов об днище и борта лодки.
        Друзья по несчастью не знали радоваться им или горевать. В шлюпке не оказалось вёсел - штормом их выкинуло за борт; вокруг, насколько хватало глаз, виднелось лишь бескрайнее синее море и, плавающие на поверхности, обломки кораблекрушения. Единственным спасением для них оказался полузатонувший бочонок с пресной водой, который им удалось успеть подобрать, до того момента, пока через его открытую крышку не набралась морская вода.
        Дорею и Халдею ничего другого больше не оставалось, как всецело положиться на волю бездушных волн. Они бережно расходовали воду и просили каждый про себя, чтобы Нептун сжалился над ними и направил их лодку к родному берегу.
        Время проходило, а долгожданная земля всё не появлялась на горизонте. Матросы сбились со счёта прожитых дней в море и постепенно теряли надежду на спасение. Однако не ведомо им было, что свежий морской ветерок по велению Царя морей или следуя своей шаловливой прихоти, налег своим могучим плечом на корму беспомощной шлюпки и упорно приближал моряков к дому.
        Король Людвиг и матросы с фрегата «Вега».

        Халдей и Дорей очнулись от сильного удара и, последовавшего за ним, резкого скрежета о дно лодки. Ослабевшие от голода, они едва смогли приподняться и оглядеться вокруг. Их шлюпка лежала на песке, глубоко уткнувшись в него носом. Моряки узнали очертания родного берега и обнялись от радости. Однако силы их были на исходе - руки и ноги отказывались повиноваться. Они вновь легли на дно лодки и погрузились в забытье.
        Вскоре их обнаружили рыбаки, жившие по соседству. Весть о вернувшихся моряках с фрегата «Вега» разнеслась с быстротой молнии по всей стране и долетела до ушей короля. Людвиг пожелал немедленно принять у себя во дворце Халдея и Дорея.
        В назначенный час двое спасшихся моряков явились к королю. Людвиг внимательно выслушал историю о гибели фрегата, в которой они намеренно умолчали о том, что оставили свои обязанности и укрылись в спасательной шлюпке. Король решил отблагодарить храбрецов и спросил их: - Что бы вы пожелали получить в награду за ваше героическое путешествие?
        - Если королю будет угодно наградить меня, то пусть он прикажет выделить мне большое стадо овец, - ответил Халдей. - После стольких лишений в море, выпавших на нашу долю, я больше не смогу работать матросом, без страха вновь оказаться выброшенным за борт.
        Дорей оказался более смышленым и попросил короля назначить его на должность поставщика рыбы к королевскому столу. И в дополнение к столь незначительной просьбе, он набрался наглости потребовать ещё и денег на постройку трёх новых рыбацких лодок.
        Король велел удовлетворить просьбы матросов и дать им всё, что они пожелали.
        Халдей и Дорей довольные покинули дворец щедрого правителя страны Даминии.
        - Однажды я сидел за одним столом с королём, а сегодня стал единственным поставщиком рыбы во дворец, - произнес Дорей, обращаясь к товарищу. - Скоро я разбогатею и смогу выстроить себе дворец равный королевскому.
        - Ты забываешь, Дорей, что Людвиг спас нашу страну от двадцатилетнего мрака, и пока мы болтались в море, он сумел победить ведьму, - сказал ему Халдей. - Именно поэтому его нарекли королём и выстроили, в знак благодарности, красивый дворец.
        - Всё ты, верно, говоришь, - согласился Дорей, - однако это также означает, что мы с тобой зря тонули на корабле, если король смог обойтись без этого ценного ларца в борьбе с ведьмой. И вообще, - хитро улыбнувшись, посмотрел на товарища сын рыбака, - почему я не могу стать королём Даминии, ведь мог же орёл принести меня в клюве вместо Людвига?
        Халдей громко рассмеялся: - Ты, наверное, пострадал умом, когда нас с тобой носило в лодке по волнам. Орёл, конечно, мог бы кого угодно принести в своём клюве, но не каждый обладает внутренней силой Людвига, способной рассеять колдовские тучи над всей страной. Жители страны никогда не изберут тебя своим королём, за какие это заслуги?
        - А вот я стану самым богатым человеком в Даминии и тогда посмотришь, на что способна звонкая золотая монета, - ответил Дорей.
        - Ты ещё очень молод, мой друг, и не знаешь жизни, - серьёзно ответил Халдей.
        Разговор перерос в спор. Бывшие матросы с военного фрегата «Вега», едва не подрались, защищая каждый своё мнение. Выжив в течении долгих дней и ночей в открытом море в борьбе с могучей водной стихией, борясь рука об руку за жизнь, Дорей и Халдей сумели вдруг легко поссориться друг с другом. В этот день их жизненные пути разошлись, и каждый отправился своей дорогой.
        Гнев Нептуна.

        Прошло восемнадцать лет со дня возвращения домой матросов с затонувшего фрегата. Спустя годы, простой рыбак Дорей стал известным на всё королевство богачом. Во владении Дорея были все рыбачьи лодки на морском побережье и каждая, выловленная рыба увеличивала казну скупого купца. Страсть к богатству скрыла от него все остальные радости жизни. Он жил со своей женой Артидой и двумя юными дочерьми в большом красивом доме в городе Парна, столице королевства Даминия.
        Никому не давал спуска скряга, люди работали у него за гроши. Даже две его дочери-красавицы Леда и Метида днями напролет ткали узорчатые ковры, известные на всю округу своей красотой. Вот только в доме богатого купца не было ни одного ковра - все обменял жадный Дорей, на горячо им любимые, золотые монеты, которые наполнили собой доверху очередной сундук. Но и этого ему показалось мало.
        Дорей начал подозревать рыбаков в утаивании от него улова. Терзаемый сомнениями, он решил отправиться в море вместе с ними, чтобы проверить свои догадки. Рыбалка оказалась очень удачной - рыбы было выловлено настолько много, что грозный Властелин Морей и Океанов разгневался на рыбаков. Нептун не любил когда люди вылавливали его подданных сверх меры. Он нагнал огромные волны и яростно обрушил их на рыбачью лодку жадного купца.
        Дорей приказал рыбакам привязать его верёвками к днищу лодки. Как и восемнадцать лет назад, он надеялся спасти свою жизнь проверенным способом. Рыбаки же боролись до последнего, пытаясь сохранить лодку и уберечь богатый улов. Однако очередной удар волны оказался такой силы, что рыбаков вместе с рыбой выбросило за борт; лодка разломилась на две половины, которые тут же подхватили волны и увлекли с собой.
        Вернув подданных в свои владения, Нептун смирил свой пыл - ветер постепенно стих и волны вскоре улеглись. Пятеро рыбаков, с которыми Дорей отправился на рыбалку, крепко держались друг за друга и большую пустую деревянную бочку, предназначенную для богатого улова. Они озирались по сторонам, в попытке разглядеть останки лодки, но кроме сетей и вёсел, ничего больше не увидели.
        Дорей очнулся на песке. Он открыл глаза и увидел перед собой большую чайку, важно разгуливавшую между обломков лодки. Заметив, что человек двигается, чайка схватила клювом кусок оборванной верёвки и поднялась с ним в небо. Дорей огляделся по сторонам. Бесконечный песчаный берег тянулся в обе стороны и скрывался из виду, зажатый между морем и высокими деревьями темного леса.
        Недолго думая, он решил идти вдоль моря, в выбранном наугад направлении, надеясь встретить своих рыбаков. Однако, пройдя значительную часть пути, он так ничего и не обнаружил. Странные звуки, то и дело, доносившиеся из леса, заставляли путника прислушиваться и быть всё время настороже.
        Солнце уже склонилось к верхушкам деревьев, когда Дорей набрёл на длинный хвост электрического ската. Наверное, большое было животное, - подумал он, - возьму с собой - будет мне вместо посоха.
        Он извлёк его из песка и, опираясь на прочный хвост, медленно пошёл вдоль берега, высматривая подходящее место для ночёвки. Неподалёку на песке лежали толстые ветки деревьев и останки корпусов рыбачьих лодок, выброшенные на берег волнами и высушенные солнцем.
        Вот бы разжечь из них костёр, - подумал Дорей, и ткнул в них посохом. В этот миг дерево вспыхнуло и начало гореть ярким пламенем. Не веря своим глазам, Дорей, прикоснулся хвостом ската к обломкам лодки, и они тоже ярко вспыхнули.
        Вскоре путник сидел у костра и жарил на огне моллюсков и крабов, найденных у воды.
        Дорей с интересом рассматривал волшебный посох. Плохое настроение улетучилось не оставив и следа. Оказалось, что хвост электрического ската обладает волшебными свойствами - с его помощью можно было превращать предметы в морских рыб и моллюсков. Дорей развлекался тем, что наводил на крабов чудо-хвост, произносил слово «устрица» и те вмиг превращались в устриц.
        Насытившись вдоволь, уставший путник крепко уснул возле костра, сжимая в руке волшебный посох.
        Дорей и братья Мартены.

        Дорей проснулся с первыми лучами солнца и продолжил свой путь. Весь день он шёл по песку до тех пор, пока не набрёл на маленькую рыбацкую деревушку. В месте, где скалы потеснили лес, на небольшой полоске суши расположились старые, покосившиеся под постоянным напором ветра, деревянные хижины. Путник очень обрадовался, увидев жилища людей.
        Дорей, попросился на ночлег в ближайшую лачугу, стоявшую на краю деревушки. Он представился рыбаком потерпевшим крушение во время шторма. Хозяева, старик со старухой, оказались добрыми, отзывчивыми людьми. В их доме Дорей нашел пищу и кров, от стариков же он узнал необыкновенную историю братьев Мартенов, Арно и Гидеона.
        Всю ночь Дорей не мог сомкнуть глаз, а к утру в его голове зародился коварный план. Вне всякого сомнения, - рассуждал он, - у меня в руках хвост злого волшебника Годефрида, и провалиться мне на этом месте, если я не воспользуюсь предоставленным мне случаем.
        На следующее утро Дорей отправился к дому братьев и застал их за починкой рыболовных сетей.
        - Я - рыбак, из далёкой заморской страны Даминии, - представился он братьям Мартен. - Во время сильного шторма мою лодку разбило волнами, а я чудом спасся. Добрые люди посоветовали мне обратиться к вам, сказали, что у вас самая крепкая лодка в деревне. Мне необходимо вернуться домой, и если вы доставите меня к родному берегу, то я вас щедро вознагражу. В качестве залога, могу отдать вам золотой медальон - это единственное, что у меня осталось из ценных вещей.
        Братья с интересом выслушали рассказ незнакомца. Однако торопиться с ответом не стали. В это время из лачуги Мартенов показался старик Гуно и его жена Марика. Они позвали сыновей в дом.
        - Кто этот человек и что он хочет? - спросила мать.
        - Его имя Дорей, он такой же рыбак, как и мы, - ответил Гидеон, - Он попал в шторм, остался без лодки и просит доставить его домой в далёкую страну Даминию. Чужестранец обещает щедро нас отблагодарить, - добавил Арно.
        - Мы всегда рады помочь людям, - начал говорить отец, но чует моё сердце, недоброе дело затеял этот путник. И на рыбака он мало похож, пусть даже он из другой земли, но и там, насколько мне известно, никому ещё не доводилось разбогатеть от рыбной ловли. Ценный золотой медальон у него на шее говорит в пользу моих слов, - добавил Гуно.
        - Отец, - воскликнул Гидеон, - ведь за вырученные деньги мы сможем построить новую лодку, купить снасти и дом поправить!
        - Решать вам, - серьёзным голосом произнес глава семейства, - взрослые вы уже стали.
        Братья взглянули на мать.
        - Не нравится мне этот человек, - сказала Марика, - взгляд у него недобрый, да и посох какой-то странный.
        - Ведь это хвост электрического ската, - ответил Арно, - наверное, он подобрал его на песке, пока шёл вдоль берега.
        - Мать, отец, - произнёс Гидеон, - мы отправимся с братом в море и отвезем этого человека домой. Кто бы он ни был - нам бояться нечего, ведь нас двое, а он один. Если он честный человек, то мы вернёмся с обещанной наградой. А если же он обманщик, то у нас останется его золотой медальон.
        Всё это время пока семья держала совет, Дорей стоял возле лодки и терпеливо ждал.
        Братья вскоре появились и сказали, что согласны с его предложением.
        Чужестранец и братья Мартены договорились выйти в море с восходом солнца. Дорей довольный тем, что удалось добиться своего, удалился ночевать к добрым старикам. Арно и Гидеон начали готовить лодку к дальнему плаванию. К вечеру они уже валились с ног от усталости. Поужинав, братья заснули крепким молодым сном.
        Только отец с матерью всю ночь не сомкнули глаз, думая о предстоящем путешествии своих сыновей.
        Плавание в Даминию и превращение Дорея.

        На следующее утро рыбацкая лодка братьев Мартенов, подгоняемая свежим бризом, вышла в открытое море. На берегу их провожали Марика и Гуно. Родители дождались, когда парус лодки скрылся за горизонтом, и вернулись в свою пустую обветшалую лачугу, терзаемые тревожными предчувствиями.
        Погода благоприятствовала путешественникам - попутный ветер и тихая гладь моря с каждым днём приближали их к цели. На пятый день плавания Дорей велел спустить парус и бросить якорь. Братья повиновались, решив, что незнакомец хочет половить рыбу. Весь день он внимательно вглядывался в воду и, наверное, заметил богатый улов.
        Однако они ошибались. Дорей направил на братьев волшебный посох и произнёс: - Под нами, на дне морском, лежит военный корабль «Вега». Я превращу вас сейчас в рыб, и вы принесёте мне ларец, покоящийся в трюме.
        Едва он закончил говорить, как направил на них хвост электрического ската и братья с удивлением обнаружили, что превратились в голубых дельфинов.
        - Если я не получу ларец - вы навсегда останетесь жить в море, - добавил чужестранец в напутствие, крепко связав братьям хвосты верёвкой. Другой конец длинной верёвки он привязал к лодке и перекинул дельфинов за борт.
        Все эти действия были проделаны Дореем настолько неожиданно и быстро, что братьям понадобилось время, чтобы прийти в себя от произошедшего превращения.
        - Кажется, ему не ведомо, что камень никогда не пойдет в руки человека со злым сердцем, - сказал Гидеон брату, когда они погрузились в воду.
        - Только в том случае, если он не взял с собой металлическую оправу, на которую наложено заклятие, - ответил Арно. - Но откуда же ему это знать?
        - Возможно он колдун, - предположил Гидеон. - Родители были правы, и нам не следовало соглашаться на заманчивое предложение чужестранца.
        - Задним умом все сильны, да только поздно уже что-либо менять, - сказал Арно.
        Братьям ничего больше не оставалось делать, как опуститься на дно морское. На ровном песчаном дне моря, слегка наклонившись на правый борт, лежал фрегат, полностью сохранивший свой величественный и устрашающий вид. Лишь, нос корабля был поломан и указывал на то, что не вражеские орудия, а безжалостная стихия сломила его мощь. Дельфины, миновав плотные заросли водорослей, окруживших это место, приблизились к хорошо знакомому им кораблю.
        Во второй раз заплывать в трюм военного фрегата «Вега» было для братьев так же страшно, как и несколько лет назад.
        - А вдруг, на этот раз воины нас не подпустят? - спросил Арно брата, - Может предсказание оракула Пируса больше не действует?
        - У нас нет другого выхода, - ответил Гидеон, - необходимо попробовать добраться до камня, иначе придётся всю жизнь провести в море. Наши бедные родители этого не вынесут.
        Дельфины подождали, пока их глаза привыкли к темноте и подплыли к резному ларцу. Ни один из воинов не пошелохнулся. Схватив плавниками ларец, братья пулей вылетели из трюма, путаясь хвостами за связывающую их верёвку. Переведя дух, они начали медленно подниматься к поверхности воды.
        Лодку братьев Мартенов плавно покачивало на волнах. Облокотившись руками о борт, Дорей внимательно следил за уходящей в морскую пучину верёвкой. Он с большим нетерпением ожидал появление своих пленников. Дергая рукой за верёвку, Дорей убеждался в том, что братьям не удалось выпутаться и сладкие мысли тут же уносили его в Даминию. - Я стану королём и буду править вечно, - прошептал он про себя. Только бы заполучить «камень, исполняющий желания».
        Не успел он произнести эти слова, как на поверхности воды показались голубые дельфины. Они с трудом удерживали равновесие, опираясь на хвосты.
        Дорей, сияя от радости, опустился на колени и наклонился над бортом лодки. Едва он протянул руки к братьям, как его внезапно отбросило от ларца в лодку, словно некая сила, исходящая от камня, предостерегла от нежелательного вторжения. Дорей пытался сохранить равновесие, но ещё больше раскачал лодку и, потеряв опору, упал за борт.
        Вместе с ним упал в воду волшебный посох, а за ним и резной ларец, который братья не сумели удержать.
        Дорей, оправившись от случившегося, пытался ухватиться за борт лодки. Однако волны не давали ему это сделать, словно нарочно разворачивали и подбрасывали лодку, удаляя её от тонущего человека. Дорей быстро выбился из сил в бессмысленной борьбе со стихией. Уставший от бесчисленных попыток взобраться на лодку, он уже едва мог поддерживать себя на плаву.
        - Постараюсь спасти его, если, конечно же, дар Годефрида остался со мной, - произнес Гидеон и закрыл глаза от напряжения.
        - Получилось! - воскликнул Арно.
        Гидеон открыл глаза. Перед ними плавал чёрный электрический скат. Он, словно змея, извивался в воде, без устали кружась и переворачиваясь.
        - Остановись, Дорей! - кричал Гидеон. - Мне удалось превратить тебя в ската, и теперь твоя жизнь вне опасности.
        Однако Дорей не слушал братьев. Поражённый своим новым обликом, он, казалось, ничего вокруг не замечал, лишь плавал по кругу, пытаясь себя рассмотреть.
        Тем временем, повинуясь воле волн и ветра, лодку далеко отнесло от Дорея, а вместе с ней и, привязанных к ней, дельфинов. Вскоре братья Мартены и Дорей потеряли друг друга из вида.
        Сёстры Леда и Метида.

        Семья Дорея с нетерпением ожидала возвращения своего кормильца. Однако время шло, а о пропавших рыбаках не было никаких известий. Но вот однажды, волны выбросили на берег останки разбитой рыбачьей лодки Дорея. А через некоторое время рыбаки подобрали в море пятерых измученных человек, державшихся из последних сил, за большую пустую бочку. Эти люди оказались рыбаками с разбитой штормом лодки Дорея. Весть о спасении рыбаков разнеслась по городу Парна с быстротой молнии.
        Жена Дорея, Артида, и его дочери Леда и Метида тут же явились к спасшимся рыбакам в надежде услышать хорошие новости. Однако пострадавшие от шторма люди не смогли успокоить бедных женщин, сказав лишь, что видели, как после крушения лодки, волны унесли Дорея и скрыли от их глаз.
        Вернувшись, домой, Артида сказала дочерям: - Не верю я, что отец ваш утонул. Поговаривают люди, что ведьма Калида способна при помощи колдовства узнать, жив человек или мертв, и где он находится. Я сегодня же отправлюсь в горы, к пещере, где она заключена, - добавила она решительно.
        - Что ты матушка, ведь это очень далеко и, к тому же, запрещено королевским указом приближаться к ведьме, - сказали в один голос дочери.
        - Нет у нас другого выхода, - ответила Артида.
        - Тогда позволь мне с сестрой отправиться в горы, - сказала Метида. - Когда мы были маленькими, отец часто возил нас с Ледой на горные луга за цветами, и он показывал нам место, где заключена ведьма Калида. Мы знаем путь туда и обещаем быть очень осторожными - И постараемся, чтобы никто нас не заметил, - поддержала сестру Леда.
        Артида согласилась на предложение дочерей и передала для ведьмы толстый мешочек, туго набитый золотыми монетами.
        На следующее утро сёстры оседлали лошадей и отправились на них верхом в горы. Проделав длинный путь, они остановились перед большим водопадом.
        - Отец говорил, что пещера находится за стеной воды, - сказала Метида.
        - Я тоже это помню, - подтвердила Леда.
        Сёстры привязали лошадей к дереву, а сами отправились на поиски ведьминой пещеры.
        Очутившись за водопадом, они увидели широкий проход в скале. Долго двигались в нём Леда и Метида, тесно прижавшись, друг к дружке, и вздрагивая от каждого звука. Вскоре стало совсем темно, и перед ними внезапно появилась железная решётка.
        - Наверное, мы уже пришли, - дрожа от страха, произнесла Леда, - однако здесь никого нет.
        В этот момент раздался громкий щелчок, и за решеткой возникло старое страшное лицо ведьмы, освещенное тусклой лучиной. Сёстры от неожиданности и страха отшатнулись назад и упали на пол. Раздался громкий жуткий смех и прокатился эхом по всей пещере.
        - Зачем явились ко мне, красавицы? От скуки или нужда, какая привела? - прошепелявила ведьма, перестав смеяться.
        - Нужда привела, - ответила Метида, первая, придя в себя.
        - И что же вам от меня нужно? - спросила Калида.
        - Наш отец, Дорей, пропал в море. Мы хотим узнать, что с ним произошло, жив ли он и где находится, - сказала Метида.
        - Могу помочь горю, но плату потребую от вас, - твердо сказала Калида. Леда сразу достала мешочек с золотом и протянула его через решётку.
        - Золото мне ни к чему, - сказала ведьма и не взяла деньги. - Ступайте в лес и соберите корней папоротника, ночной травы и хвороста, побольше. Этот труд и посчитаю за плату. Я сварю зелье, и узнаю, жив ли ваш отец.
        Сёстры, не теряя времени, отправились в лес. Вскоре они вернулись в пещеру, принеся с собой все, что ведьма повелела.
        Калида разожгла под котлом костёр и бросила в него корни папоротника и ночную траву. Когда зелье закипело, ведьма потребовала дать ей личную вещь, принадлежащую Дорею.
        - Мы ничего с собой не взяли, кроме мешочка золотых монет, - ответила Метида.
        - В таком случае, режьте ваши косы, - приказала ведьма и передала сёстрам через решётку старые ржавые ножницы.
        Леда и Метида послушно обрезали свои прекрасные волосы. Ведьма сразу бросила их в кипящий котёл и начала произносить заклинания.
        Калида долго колдовала, перемешивала зелье, и внимательно всматривалась в котёл. Наконец, она повернулась к сёстрам и произнесла: - Жив ваш отец и находится сейчас в царстве Нептуна в облике чёрного электрического ската.
        Сёстры вскрикнули от удивления и радости.
        - Как же нам вернуть отца, что нужно сделать? - взмолились Леда и Метида.
        Ведьма на короткое время задумалась и ответила: - Соберите на берегу морских водорослей и сотките ковер три метра в длину и три метра в ширину, такой, какой сердце вам велит. Семь серебряных нитей должны быть вплетены в него. - Сказав это, ведьма вырвала из своей седой головы семь длинных волос. - Когда ковёр будет готов, серебряные нити сплетутся вместе и образуют слова на очень древнем языке, которые сможет прочесть лишь Нептун. Это и будет ваша просьба о помощи, - сказала Калида и передала им пучок своих седых волос. - Передайте ковёр рыбакам - пусть они отплывут подальше в море и опустят его в воду. А дальше останется только ждать, когда ваш подарок достигнет Нептуна - добавила колдунья. - А, теперь, ступайте домой, и принимайтесь скорее за работу.
        Сёстры не заставили себя долго упрашивать, они поблагодарили ведьму и с радостью покинули её мрачное логово.
        Как только они ушли, Калида в первый раз за много лет заточения улыбнулась.
        - Наконец-то я смогла заварить зелье и неожиданно много полезного и интересного узнала от этих глупых девчонок. Кто бы ещё принёс несчастной ведьме всё необходимое для колдовства? - произнесла Калида вслух и громко рассмеялась.
        Она сняла с шеи, висевший на шнурке высушенный кусочек куриной лапки, и бросила его в кипящий котёл.
        - Пора вернуть к жизни Велеса, - пробормотала ведьма. - Где же ты, мой любимый котик?!
        Калида взяла в руки пушистую белую шапку с длинным хвостом, напоминающим кошачий мех.
        - Есть работа для тебя, ведьмин кот, - произнесла Калида, обращаясь к шапке, и громко рассмеялась.
        Жуткий смех вырвался из пещеры под водопадом и настиг ушей сестёр. Их словно холодом обвеяло от леденящего звука. Леда и Метида переглянулись между собой, и сильнее пришпорили лошадей.
        Братья Мартены и дочери Дорея.

        Леда и Метида вернулись домой, и сразу принялись за работу. Их мать, Артида, сама ходила на берег моря и собирала выброшенные волнами водоросли, выбирая самые лучшие и крепкие из них.
        Сто дней и ночей не выходили из дома Леда и Метида. Не чувствуя усталости, они ткали узорчатый ковер, вплетая в него длинные серебристые нити. Никогда прежде сестрам не удавалось выткать такой красивый ковер. Чудесным образом нити составили слова, которые никто не мог прочесть.
        Леда и Метида передали ковер рыбакам, велели им отплыть подальше в море и опустить его в воду. Ранним утром подарок Нептуну от дочерей Дорея отправился в путь по бескрайним морским просторам.
        - Ведьма, наверное, на самом деле очень добрая, - сказала Артида, провожая взглядом рыбачью лодку. - Денег не взяла, а помощь отказала. И почему только король запретил людям обращаться к ней за помощью? Ведь помогла она нам, а значит и другим могла бы сделать тоже самое.
        Дочери ничего не ответили матери. Им тоже казалось очень странным, что Калида отказалась от платы. Однако мысли их были заняты лишь одним: спасти своего любимого отца. А ёще они были рады, что никто не заметил их посещения ведьмы. Жители в Даминии хорошо помнили то время, когда по вине ведьма их страна находилась во мраке, и могли осудить поступок дочерей Дорея.
        Каждое утро Леда и Метида приходили на берег моря и вглядывались в уходящую даль в ожидании чуда.
        А тем временем братья Мартены, изо всех сил старались освободить свои хвосты от туго связывавшей верёвки. Однако все попытки освободиться от неё терпели неудачу. Обессиленные борьбой с крепким узлом, братья отдались на волю волн.
        Спустя несколько дней после превращения в дельфинов, их, выбросило течением на берег Даминии, к тому самому месту, где каждое утро появлялись дочери Дорея, в надежде увидеть своего отца.
        Однако вместо него, они обнаружили, лежащих на песке двух едва живых голубых дельфина, а чуть поодаль неизвестную рыбачью лодку. Сёстры с большим трудом освободили братьев и стащили их в воду.
        Леда осталась с дельфинами, а Метида отправилась к рыбакам за свежей рыбой. Утолив голод, братья полностью оправились после длительного испытания. К ним вернулись силы и вместе с ними способность трезво рассуждать.
        Сёстры хотели было покинуть дельфинов, видя, что им уже не угрожает опасность, как вдруг Гидеон заговорил с ними.
        - Подождите, добрые девушки, не уходите, - произнёс он.
        Леда и Метида очень удивились, услышав, что дельфины говорят человеческим голосом.
        - Не бойтесь, и ничему не удивляйтесь, - продолжил Гедеон, - Меня зовут Гидеон, а моего брата Арно. Мы хотим поблагодарить вас за вашу доброту - без вашей помощи мы бы погибли.
        - Это не стоило нам труда, каждый человек на нашем месте поступил бы также - ответила Метида, - вам просто очень повезло, что мы здесь очутились.
        - Первый раз слышу, чтобы животные разговаривали, - произнесла Леда. - Но кому могло понадобиться привязать вас к лодке?
        - Один очень нехороший человек сделал это, - ответил Арно. - Но позвольте узнать имена наших спасительниц?
        - Меня зовут Леда, а меня Метида, - ответили девушки. - Мы дочери Дорея. Наш отец ушел в море и до сих пор не вернулся. Рыбаки, которые с ним были, утверждают, что видели, как его живого унесло от них в море после сильного шторма.
        Братья переглянулись от удивления, услышав рассказ девушек. Возникла пауза, во время которой, сёстры, словно раздумывали продолжать далее разговор или ограничиться уже сказанным. Однако потом решили воспользоваться предоставленным случаем.
        - Скажите, а куда вы направитесь отсюда? - спросила вдруг Леда.
        - Пока не знаем, - неуверенно ответил Гидеон.
        - Вам, наверняка, известно, где живёт Нептун? - спросила Метида.
        - Найти дом царя морей не сложно, - сказал Арно.
        - А вы бы не могли нам помочь с ним встретиться? - спросила Леда и посмотрела на сестру. Метида одобрительно кивнула головой, и Леда продолжила говорить.
        - Нам стало известно, что отец остался жив после шторма и пребывает в царстве Нептуна в образе электрического ската. Мы бы очень хотели, чтобы он вернулся домой и готовы ради этого лично просить Властелина Морей и Океанов вернуть нашему отцу человеческий облик и отпустить его домой.
        - Долг платежом красен и мы будем рады вам помочь, - ответил Гидеон, - но Нептун не разговаривает с простыми смертными.
        - Что же нам делать? - в отчаянии спросили сёстры. - Ведь не можем же мы обернуться рыбами, чтобы Нептун выслушал нашу просьбу. А ждать когда наш ковёр, который мы выткали для него, попадёт к нему на глаза больше невыносимо.
        Братьям стало жаль бедных девушек, готовых на всё ради своего отца. К тому же и красота сестёр не оставила их равнодушными. Недолго думая, братья Мартены решили помочь дочерям Дорея.
        - Мы передадим Нептуну вашу просьбу, - сказал Гидеон.
        - Большое вам спасибо, - поблагодарили сёстры дельфинов. Каждый день мы будем приходить на это место, и ждать от вас новостей.
        Голубые дельфины попрощались с дочерьми Дорея и отправились в открытое море.
        Встреча с Нептуном.

        Долго плыли братья Мартены в синем море, спрашивая у встречных рыб направление, и наконец, достигли дворца Нептуна.
        Сторожевые у ворот, морские коньки, отказались пустить гостей.
        Царь покинул дворец и отправился навстречу оракулу Пирусу, - произнёс старший из них. - Я о вас доложу, когда он вернётся.
        Как только морской конёк закончил говорить, у дворцовых ворот поднялся шум и возникла суматоха. Все проплывавшие мимо рыбы вдруг устремились в одном направлении.
        - Куда вы торопитесь? - спросил Арно большую камбалу.
        - Как, разве вы не слыхали?! К нам приближается удивительный кортеж! Поспешите со всеми, и вы увидите это зрелище собственными глазами, - ответила камбала и поплыла прочь.
        - Если стража не пускает во дворец, то не плавать же нам перед закрытыми воротами, - сказал Гидеон. - Интересно узнать, из-за чего в подводном царстве возник большой переполох. Давай отправимся за камбалой.
        Арно согласился на предложение Гидеона и дельфины быстро догнали неповоротливую камбалу. Она привела их к широкому открытому месту покрытому белым песком, где собралось несметное количество рыб. Одни плавали над поверхностью морского дна, а самые любопытные держались на безопасном расстоянии от странного медленно плывущего кортежа.
        На большом роскошном ковре с красивым узором, сотканном из морских водорослей, восседал рак-отшельник Пирус. Ковёр двигался самостоятельно, никем не подгоняемый, и вызывал у рыб изумление и восторг своим размером и красотой.
        Оракул делал вид, что не замечает, какое волнение вызвало его появление. Он был занят тем, что вытягивал из ковра тонкие серебристые нити и наматывал их на длинный черный посох. Рядом с ним лежал резной ларец.
        - Кажется, это ковёр, о котором говорили Леда и Метида, - сказал Арно, - сёстры соткали его в подарок Нептуну.
        Такой красоты они никогда прежде не видывали, и перед глазами мечтательных юношей тут же возник образ прекрасных дочерей Дорея. Однако, не меньше ковра, их удивил, лежащий рядом с Пирусом резной ларец.
        Тем временем странный кортеж проследовал во дворец. Стража беспрекословно открыла ворота перед оракулом, восседавшим на чудесном ковре.
        Вслед за Пирусом появился Царь морей и океанов. Его колесница, запряженная дюжиной дельфинов, быстро неслась от поверхности воды прямо во дворец. Но вдруг Нептун резко натянул вожжи и воскликнул громовым голосом: - Не верю своим глазам, в моих владениях снова объявились голубые дельфины?!
        Огромная раковина с царем морей остановилась возле братьев, в которых Нептун без труда узнал Арно и Гидеона.
        - Что же вас снова заставило явиться в мои владения в подобном виде? - прогремел громогласный голос царя морей.
        Братья всё как есть рассказали Нептуну свою историю.
        - Что же, дело серьёзное, и требует рассмотрения, но, несмотря на постигшую вас беду, я очень рад снова видеть вас, - сказал Нептун, - а пока, следуйте за мной во дворец.
        Сторожевые у ворот, морские коньки, пропустили голубых дельфинов и закрыли за ними проход во дворец.
        Заметив Пируса, Нептун сразу подплыл к нему.
        - Мне доложили, что ты уже близко, вот я выплыл к тебе на встречу, - сказал Царь морей, - но так и не смог тебя разыскать. И вообще, что это за плавающий ковёр?
        - Всё дело в том, что кто-то невнимательно слушает указания и отклоняется от указанного направления, - загадочно ответил Пирус и стукнул клешнёй по ковру.
        Нептун с удивлением посмотрел на оракула. В это время из-под ковра выплыл чёрный электрический скат и лёг на дно. Пирус едва смог удержать равновесие и вместе прекрасным произведением дочерей Дорея опустился рядом со скатом на песок.
        - Вот погляди на него, - сказал возмущённый рак-отшельник, - он ни к чему не пригоден.
        Царь морей внимательно рассматривал ската.
        - Хм, похож на Годефрида, как две капли воды, - произнёс он. - Что с ним и где ты его отыскал?
        - Кажется, он устал от длительного путешествия, - сказал Пирус, - да и не искал я его вовсе - он сам объявился поблизости от моей раковины, о чём рыбы сразу и доложили мне. Вот я и решил, что тебе необходимо знать о таком странном подданном, свалившемся на мою голову неизвестно откуда.
        - Это Дорей! - воскликнули хором братья.
        Пирус поправил на носу очки и внимательно посмотрел на голубых дельфинов.
        - Это ещё что за дельфины? - спросил он.
        - Ты не поверишь, Пирус, но это наши старые знакомые Гидеон и Арно, которых превратил в дельфинов этот электрический скат.
        - А я вас сразу и не узнал! - сказал Пирус, обрадовавшись встрече. - Неужели можно дважды войти в одну и ту же реку?
        - Можно, - ответил Гидеон, - если воспользоваться хвостом Годефрида, на который вы намотали серебряные нити из ковра.
        - Этот человек пришёл в деревню и обратился к нам за помощью, - начал рассказывать Арно. - Он представился рыбаком из заморской страны Даминии, и сказал, что потерпел крушение на лодке во время шторма, и попросил доставить его домой за вознаграждение. Однако своё обещание он не выполнил. При помощи хвоста Годефрида он превратил нас в дельфинов и велел принести ему ларец с Береоном. Камень оттолкнул злодея, от чего тот упал в воду, а Гидеону удалось спасти его жизнь, превратив в ската.
        - Так вот почему ларец и посох лежали на дне, - сказал с облегчением Пирус. - Как только мне рыбы сказали, что нашли странные предметы, я сразу понял, что произошло нечто ужасное, и поэтому решил немедля отправиться во дворец. А оказалось это проделки чёрного ската, - добавил Пирус и хлопнул себя клешнёй по голове.
        - Не мог ты этого знать, - сказал Нептун, - Береон, ведь, могут взять из фрегата только наши знакомые братья.
        - Верно, - подтвердил оракул, согласившись с царём морей.
        - Позже решу, что делать с этим Дореем, - сказал Нептун, - а пока, объявляю пир для моих гостей. - Стража! - обратился он громко к морским конькам. - Не спускайте глаз с этого прохвоста.
        Вокруг Дорея тут же выстроилась охрана, а во дворце начались торжественные приготовления, которые вскоре переросли во всеобщий подводный банкет.
        Калида в ярости.

        А в это время ведьма Калида не находила себе места от овладевшей ею ярости. Она рвала на себе волосы от злости и топала ногами, ругая, на чём свет стоит рака-отшельника.
        - И откуда взялся на мою голову этот краб?! - вопрошала она, - Какое ему дело до моих волос?!
        - Это рак-отшельник, а не краб, - поправил ведьму Велес, лежащий на хворосте.
        - А ты помолчи, старая шапка, - сказала Калида и угрожающе посмотрела на кота. - Не для того я тебя оживила, чтобы слушать глупые замечания.
        В руке ведьма держала куриную лапку и водила ею в котле с зельем.
        - Не работает! Я ничего не вижу и не могу им управлять! - завопила Калида. - Краб выплетает мои волосы из ковра - мои серебряные нити. А-ааа! Какая же я после этого ведьма?! Псам на смех!
        Велес зевнул, сладко потянулся и улёгся удобнее, повернув голову в другую сторону.
        А Калида всё не унималась.
        - Я нашла ларец и волшебный посох, сумела поместить всё это на ковёр и вдруг, откуда ни возьмись, появился этот краб с поломанной клешнёй, - причитала ведьма, расхаживая вокруг кипящего котла. - Я высушу море и сварю его в котле!
        - У тебя не достаточно для этого силы, - сказал Велес, зевая. - Лучше подумай, что делать дальше.
        Замечание кота переполнила чашу терпения Калиды. Она схватила его за шиворот, взяла длинную верёвку и завязала на шее крепкий узел.
        - Я уже подумала, старая шапка, - сказала ведьма и со всей силы пихнула кота ногой под зад, - Отправляйся за хворостом, ночной травой и корнями папоротника, бесполезное животное.
        Велес с трудом пролез между прутьями железной решётки и неспешна крадучись, направился к выходу из пещеры. Он панически боялся шума, производимого водопадом, но ещё больше он страдал от долетавших до него брызг воды. Поднявшись на задние лапы и прижавшись спиной к стене, Велес боком продвигался за водопадом.
        - Лучше бы я промолчал, - с сожалением произнёс вслух ведьмин кот. - И чего ради, мне взбрело в голову поправлять необразованную старуху?! Какая разница краб это был или рак-отшельник? - вопрошал к себе Велес. - Съел бы его, попади он мне в лапы! Теперь из-за какого-то краба, я должен бродить по ночному лесу!
        Мокрый и жалкий он выбежал из-под водопада и направился в лес выполнять поручение ведьмы.
        Над ним ярко светила полная луна, а где-то неподалеку раздавался вой волков. Однако Велеса это ничуть не испугало, гораздо страшней для него было вернуться в пещеру с пустыми лапами. К тому же, кот очень не хотел снова быть превращённым в меховую шапку.
        Преодолевая страх, Велес пересёк луг и углубился в лес. За ним из пещеры, шелестя по траве, тянулась длинная верёвка.
        Нептун принимает решение.

        После окончания торжества Нептун подозвал к себе Пируса и братьев Арно.
        - Во время веселья, я тщательно всё обдумал и принял решение, - сказал Властелин морей. - Рыбак Дорей много выловил моих подданных, за что я и разбил штормом его лодку. Однако он оказался не только жадным, но и очень злым человеком. Оставил бы я его навечно в своём царстве на службе у себя, да только сильная любовь его дочерей не позволяет мне так поступить. Уж очень красив их подарок - узорчатый ковёр. Поэтому я решил, Нетун повысил голос, - Дорей должен выполнить обещание данное братьям Мартен и отблагодарить их, как и обещал, при этом он останется у меня на службе на три года и будет следить за тем, чтобы рыбаки не вылавливали моих подданных сверх меры. Береон и хвост Годефрида приказываю вернуть на фрегат под охрану тысячного войска, а моих друзей отправить домой в человеческом облике. Пирус исполнит мою волю.
        Арно и Гидеон поблагодарили Нептуна за справедливый суд. Властелин морей приказал постелить подарок перед его троном, попрощался со всеми, подмигнул оракулу, и отправился опочивать.
        - Пора вам вернуться домой в свою новую лачугу, - сказал Пирус, открывая клешнёй ларец. - Перед тем как вы покинете подводное царство, я хочу вам кое-что передать.
        Оракул протянул Гидеону клубок серебристых нитей, собранных им с ковра.
        - Эти нити - волосы с головы ведьмы Калиды. Слова, которые они образовали на узоре, обладают большой колдовской силой. Поэтому я их и собрал в клубок. Если когда-либо вам придётся повстречаться с ведьмой, то знайте, что волосы эти дадут вам силу над её хозяйкой. А дочерям Дорея передайте, что как бы ни было в жизни плохо, никогда не стоит обращаться за помощью к тёмным силам. А теперь загадывайте желание и прикасайтесь к камню, исполняющему желания.
        - Спасибо тебе большое Пирус, - сказали братья и по очереди дотронулись рукой до камня.
        В одно мгновение они очутились в своей родной лачуге рядом с родителями. Радости их не было конца. Оказалось, что лачуга их скроена из новых брёвен, а поодаль от неё появились две новые светлые и просторные хижины. У берега покачивались на волнах две новые рыбачьи лодки.
        - Где же вы так долго были, и что всё это означает? - спросили Гуно и Марика. - Откуда появились новые хижины и лодки?
        Братья недоумённо переглянулись.
        - Кажется, чужестранец с лихвой нас отблагодарил, - произнёс Арно.
        - Мы снова были в гостях у Нептуна, - сказал Гидеон, сжимая в руке клубок серебристых нитей, - и Царь морей, по доброте своей, очень нам помог.
        И братья рассказали родителям обо всех приключениях, случившихся с ними за время отсутствия. А также они поведали о прекрасных дочерях Дорея и своём обещании выполнить их просьбу.
        Гуно внимательно выслушал сыновей и в завершение сказал: - Раз милы вам девушки стали и пленили своей красотой и добротой, то мы вас с матерью благословляем. Взрослые вы уже стали и пора вам обзаводиться собственными семьями. К тому же, Нептун позаботился о ваших жилищах, и даже новые лодки вам дал.
        Братья поблагодарили родителей и принялись готовиться к новому путешествию.
        Часть четвёртая. Ведьма Калида.

        Ведьма на свободе.

        На ночном небе ярко сияла полная луна. Прохладный воздух, наполненный запахом леса и криком ночных птиц, пробирал до дрожи ведьминого кота. Стрекот сверчков нарастал по мере удаления Велеса от пещеры и с каждым его шагом всё больше перекрывал собой шум водопада. Ведьма то и дело подергивала за верёвку, которой привязала своего кота, отчего бедное животное падало не раз. Калиду эта игра очень забавляла - долгие годы улыбка не озаряла её лицо, но сегодня она даже посмеивалась, представляя, как Велес спотыкается и падает оземь. Она уже видела себя на свободе и предвкушала месть своим недругам. Ждать ей оставалось не долго - Велес уже достиг опушки леса и собирал лапами ночную траву и корни папоротников. Набрав большую охапку травы необходимой для ведьминого зелья, он начал быстро пробираться обратно в пещеру. Звуки ночного леса очень пугали его и подстёгивали двигаться ещё быстрее. На обратном пути он споткнулся о старый пень и вынужден был впопыхах подбирать свой урожай.
        Вскоре Велес вернулся в пещеру и был радостно встречен ведьмой. Она тут же принялась разжигать огонь под котлом и приготавливать зелье. Кот прилёг поближе к огню и быстро уснул. Во сне ему привиделось, будто Калида проглотила солнце. Однако светило не пожелало пребывать в чреве злой ведьмы и вырвалось на свободу. При этом оно ослепило всё вокруг ярким жёлтым светом и, громко смеясь, поднялось высоко в небо. Вдруг ведьма громко вскрикнула и разбудила кота. Велес увидел перед собой Калиду, сидевшую на земляном полу пещеры. Немигающим взглядом она глядела на искры, вылетавшие из костра. Рукава её серого платья были обуглены огнём и от них, тонкой струйкой поднимался вверх черный дымок, распространяя в пещере неприятный запах горелой одежды.
        Вскоре ведьма пришла в себя и поднялась на ноги. Она зачерпнула большой ложкой зелье из котла и жадно выпила его.
        Велес лениво перевернулся на другой бок и сладко задремал. Ему доставляла удовольствие мысль о том, что он лежит, свернувшись калачиком, на тёплом полу пещеры у огня, а не бродит по мрачному лесу, собирая траву для ведьминого зелья. На этот раз ему приснилось будто ведьма, ложка за ложкой выпила всё зелье из котла, и превратилась в круглый бочонок. Ложка сама по себе летала в воздухе и переливала зелье в неё из котла. Но вдруг бочонок громко затрещал, раздался вширь и с ужасающим грохотом лопнул.
        От этого звука кот сразу проснулся и вскочил на лапы. Его шерсть встала дыбом, а хвост трубой, глаза округлились. Его взору предстала страшная картина - котёл лежал на полу пещеры, перевёрнутый, в большой луже зелья тёмно-зелёного цвета, которое продолжало кипеть, образовывая большие пузыри. Вдруг рядом с котом упала зелёная капля, затем ещё одна, а следующая капля попала прямо ему на голову. Велес резко отскочил в сторону, словно его в нос ужалила оса, и поднял вверх голову - с потолка свисали капли зелья. Пещера представляла собой жалкое зрелище - стены, пол и потолок были залиты зелёной жидкостью, посреди её лежал котёл в луже, а вокруг переваренные остатки ночной травы и корней папоротника. Среди всего этого беспорядка, на глаза Велесу попалась одинокая чёрная ягодка, избежавшая попадания в котёл. Глаза кота округлились пуще прежнего. Волчья ягода, - прошептал он и в ужасе быстро схватил её лапой.
        - Чего стоишь, старая шапка, собирайся в путь?! - раздался вдруг голос за его спиной.
        Велес испуганно обернулся и увидел Калиду. Ведьма имела устрашающий вид - волосы её были растрёпаны, от платья шёл дым, на лице её были зелёные следы от зелья, взгляд горел.
        - Местный папоротник никуда не годится, - прошамкала ведьма. - Из-за него я едва жива осталась. Но, - задумалась она на мгновение, - силёнок у меня прибавилось как никогда прежде, - и она посмотрела на выход из пещеры.
        Велес проследил за её взглядом и с удивлением обнаружил, что выход был свободен. Толстые прутья решётки были выгнуты настолько, что между ними без труда можно было пройти. Кот перевёл взгляд на костлявые руки Калиды.
        - Да, - сказала она, - силушки прибавилось, - и сжала пальцы в кулаки. Раздался неприятный скрежет костяшек пальцев.
        Велес тоже крепко сжал в лапе волчью ягоду, раздавил её, и незаметно для ведьмы, выбросил в сторону.
        - Не будем медлить, - произнесла Калида, - до рассвета времени достаточно, чтобы добраться до берега моря и найти подходящую лодку. Да и друг твой орел Иосиф по ночам в небе не летает, - добавила задумчиво ведьма, - ещё заметит чего доброго, ноги не унесем из этой проклятой Даминии. Ларчик то, с золотым пером, меня к себе не подпускает.
        - Что же ты надумала на этот раз? - поинтересовался у ведьмы Велес. - Кажется дела наши не ахти.
        - А ты не суй в них свой мокрый нос, - огрызнулась ведьма. - План у меня есть и сил достаточно, чтобы его осуществить. Давай-ка, пошевеливайся, а то не успеем выйти в море до рассвета. Подставляй спину, поеду на тебе верхом, - властно добавила Калида.
        Бедный кот тяжело вздохнул и подошёл к ведьме. Стоя на задних ногах, Велес был ростом со старуху. А всё потому, что, будучи котенком, он случайно свалился в ведьмин котёл, в котором она варила Увеличивающее Зелье. Калида взгромоздилась на Велеса и крепко обняла его за шею.
        Вскоре из-под водопада появился в свете яркой луны чёткий силуэт беглецов. Ведьма посмотрела на небо и сморщила нос от недовольства. Она подняла вверх обе руки и сильно хлопнула в ладоши. В одно мгновение облака скрыли собой луну, и наступила кромешная тьма.
        - Вот так-то лучше, - произнесла Калида и пихнула каблуком в бок кота. - Поторапливайся, старая шапка, еле лапы передвигаешь.
        Кот снова тяжело вздохнул, опустил голову и прибавил шагу.
        Столица королевства Даминия город Парна спал крепким сном, уличные фонари мерцали жёлтым светом, отбрасывая причудливые тени на каменную мостовую. Среди узких городских улочек, в тени домов, пробиралась парочка беглецов - ведьма Калида верхом на Велесе. Старуха всю дорогу брюзжала на своего кота и вбивала острые каблуки ему в бока. Велес несколько раз спотыкался и падал, когти скользили по булыжникам и его лапы разъезжались.
        В последний раз он упал на берегу моря, споткнувшись об острый камень. Ведьма не удержалась на спине кота и кубарем покатилась по песку, скрипя всеми суставами. Проделав два переворота, она упала лицом в песок. Сонные чайки, мирно дремавшие поблизости, испуганно взвились в небо.
        От неминуемых побоев Велеса спасло утреннее солнце. Его тонкие лучи выглянули из-за горизонта и осветили небосклон. Ведьма быстро вскочила на ноги и посмотрела по сторонам. В нескольких метрах от неё лежали на песке две рыбачьи лодки. С одной из них свисали весла, на другой была мачта со смотанным парусом.
        - Спускай её на воду! - громко завопила Калида.
        Велесу не нужно было повторять дважды - он быстро побежал к лодке с вёслами.
        - Дурень! - снова заорала ведьма. - С парусом лодку спускай!
        - Она без вёсел, - ответил Велес, - а вдруг ветра не будет?
        - Ветер будет! - сотрясаясь от злости, крикнула ведьма и уставила взгляд своих чёрных глаз на лодку.
        Велес уперся в корму лодки, напрягся что было сил. Вдруг лодка резко сдвинулась с места и вмиг оказалась на воде. Кот упал мордой в песок, ведьма громко рассмеялась и поковыляла к лодке.
        Едва солнце успело подняться над горизонтом, как от берега отплыла никем не замеченная рыбачья лодка под парусом с двумя беглецами на борту. Над бесконечной гладью моря морем ветра не было, он едва лишь отошёл от ночного сна и готовился свежим морским бризом прогуляться над водой.
        Каково же было удивление ветра, когда он увидел над одиноко плывущей лодкой туго набитый парус. Это ведьма Калида напрасно растрачивала свои последние силы, не ведая о том, что сок волчьей ягоды, случайно попавший в приготовленное ею зелье по вине кота, удесятеряет силу колдовского напитка, но действует ровно сутки, а затем от его могущества и следа не остаётся.
        Ловушка для мышонка.

        А в то же самое утро, когда беглецы ведьма Калида и её кот Велес удалялись на рыбачьей лодке от берегов Даминии, по ту сторону моря в рыбачьей деревушке, расположенной у подножия высоких скал, возле хижины стариков Мартенов стоял невообразимый мышиный писк. С тех пор как всё семейство чудесным образом обзавелось новыми хижинами, мыши посчитали своим долгом освоить эти жилища. Они старались дни и ночи напролёт пока, наконец, не были готовы норы и туннели в деревянных стенах и под половицами. Даже старый хозяйский кот Леопольд, живший у Гуно и Марики, ничего не мог с ними поделать. В конце концов, он сдался на милость победителям и предпочёл не обращать внимания на маленьких серых существ, тем более что его стол не зависел от количества пойманных мышей - хозяева кормили кота рыбой.
        Под окном хижины среди рыбацких снастей под старым ящиком их собралось бесчисленное множество. Мыши громко спорили, перебивая, друг, жестикулировали и поглядывали на прогрызенную доску у основания дома. Внезапно, словно по команде, наступила тишина, и головы мышей повернулись в одном направлении. Из тёмного отверстия норы быстро выбежал мышонок и сразу очутился в центре внимания своих сородичей, которые плотно обступили его со всех сторон.
        - Ну как! - кричали со всех сторон мыши. - Ты это сделал?! Рассказывай, Маркус!
        Мышонок взобрался на камень и гордо окинул взглядом толпу. На шее у него был повязан красный шарфик, напоминавший своим видом обеденную салфетку, на поясе висел тонкий ремешок, за которым красовался маленький ножик, с усов свисали белые капли, в левой лапке он держал длинный белый ус.
        Маркус облизнул языком с усов каплю и небрежно произнёс: - Молоко, так себе, кажется, скисло!
        - Он пил из миски Леопольда! - раздался громкий возглас из толпы. - Он сделал это, ай да молодец.
        - Вот! - сказал Маркус и поднял вверх правую лапку. - Это кошачий ус, на память взял. Когда ещё захочется выпить скисшего молока?! А тут такая возможность выдалась, что трудно было сдержать себя, - добавил мышонок виноватым голосом и развёл лапы в стороны.
        Толпа одобрительно загудела, и под окном лачуги снова поднялся невообразимый мышиный писк.
        - Молодец, да молодец, - вдруг раздался чей-то громкий голос. - Но только старого, к тому же глухого и слепого Леопольда, не сравнить с ведьминым котом.
        Толпа смолкла и расступилась, давая пройти самому старому мышонку по имени Гуфт. Он подошёл ближе к камню, на котором возвышался Маркус, и добавил: - Сорока принесла на хвосте, что за морем в далёкой стране живёт ведьма Калида со своим котом Велесом. И кот этот не чета нашему коту - если бы он стал на задние лапы, то смог бы заглянуть в окно хижины.
        Мыши с удивлением подняли головы вверх. Ого-го!? - произнёс кто-то из толпы, представляя себе гигантского кота.
        - А усы его по длине равны хвосту Леопольда, - добавил Гуфт, глядя на Маркуса. - Вот если бы ты смог добыть его ус, то не будет героя равному тебе. К тому же, говорят, что если сварить из него зелье и выпить, то можно старость обмануть и снова стать молодым, - глаза коварного мыша засверкали хитрым огоньком.
        Маркус на мгновение смутился неожиданным словам старого мыши, но вида не подал и весело ответил: - А что, можно и Велесу ус обрезать, здесь сноровка нужна да смелость. А этого у меня не отнять. Жаль только, что ведьмин кот живёт так далеко от нашей деревушки, и не суждено мне его повидать. Вот я бы его! - добавил Маркус и взмахнул в воздухе своим маленьким ножиком.
        - Это дело поправимое, - серьёзным голосом сказал Гуфт. - Но достаточно ли ты смел, чтобы в глаза Велесу посмотреть?
        Взоры мышиной толпы обратились на маленького героя.
        - Вот, ещё! - громко ответил Маркус. - Неужели кто-то сомневается во мне?!
        - Что ты, что ты?! - неожиданно тихо произнёс Гуфт. - Просто все боятся, а ты нет. Поистине настоящий герой мышиного племени, такому смельчаку, каким являешься ты, любая опасность ни по чём. По правде говоря, я опасался, что ты откажешься плыть в Даминию.
        - Я готов отправиться туда прямо сейчас, - гордо произнёс Маркус.
        - Вот и хорошо, - радостно произнёс Гуфт, и его старую мордочку озарила улыбка. - Братья Арно и Гидеон отправляются в плавание с восходом солнца. Они плывут свататься к двум прекрасным девушкам из Даминии. Лучшей возможности для тебя и не придумаешь - отправляйся с ними на лодке, наш герой.
        Слова старого мыши напомнили Маркусу ловушку, в которую он год тому назад чудом не угодил. Только на этот раз быстрые ноги не смогли спасти маленького героя - тщеславие Маркуса сыграло с ним злую шутку. Он оказался прижатым в угол - ловушка захлопнулась, отступать было некуда. Юный герой хотел было что-то ответить на слова Гуфта, но язык его отказывался повиноваться, слова застряли в горле.
        Вдруг толпа начала громко ликовать. Мыши радовались удивительной возможности, которая так неожиданно, представилась их герою. Они даже начали подбрасывать Гуфта в воздух, кто-то вызвался сбегать за сыром и хлебом.
        Маркус безмолвно наблюдал за ликующей толпой. Многие мышата проявили недюжинную смелость и ловкость, утащив с хозяйского стола стариков Мартенов еду для длительного путешествия. Припасы немедленно отнесли в лодку. Всеми действиями толпы умело руководил хитрый Гуфт.
        - Мы будем с нетерпением ждать твоего возвращения, - сказал он, обращаясь к Маркусу. - Полезай скорее в лодку, найди укромное местечко и затаись в нём. Тебе ведь известно как плохо люди относятся к мышам на лодке.
        Не успел Маркус опомниться, как он уже сидел в кормовой части лодки под толстой доской в самом неприметном месте.
        - Ну, вот, - произнёс он вслух, - попил молочка.
        После этих слов маленький герой закрыл глаза и, несмотря на неожиданный поворот в его судьбе, уснул крепким сном.
        Бахвалиться Маркус конечно же умел, но трусом он никогда не был. Мышонок представить себе не мог, чтобы ведьмин кот был таких огромных размеров, каким его описал Гуфт. В воображении Маркуса Велес представал обычным котом чёрного цвета, с которым при желании вполне можно справиться.
        С этими мыслями маленький герой и погрузился в крепкий сон.
        Извержение подводного вулкана.

        В просторных залах и коридорах дворца короля Даминии сновали слуги. На кухне раздавался звон посуды, главный повар раздавал указания поварятам, из печной трубы тонкой струйкой поднимался белый дымок и медленно рассеивался в прозрачном воздухе. Во дворце пахло свежей выпечкой, а это означало, что король скоро спустится к завтраку.
        Нежные лучи утреннего солнца разбудили Людвига. Молодой король приподнялся на кровати, его взгляд скользнул по окну и остановился на комоде. Крышка шкатулки была открыта, в воздухе над ней висело золотое перо императорского орла, в опочивальне раздавался тихий тревожный звон.
        Людвиг вскочил с кровати и подбежал к комоду. Положение пера в воздухе указывало в сторону моря. Король выбежал на балкон и начал пристально вглядываться вдаль, в надежде увидеть своего верного друга.
        Однако как только Людвиг ни напрягал зрение и пытался рассмотреть в небе над морем своего друга Иосифа, знакомых крыльев императорского орла видно не было.
        Расстояние между друзьями было столь велико, что даже сам Иосиф мог бы с трудом рассмотреть берега Даминии, так далеко он улетел от родной земли в этот день. Смутное чувство тревоги не покидало орла с самого утра. Чтобы избавиться от мрачных мыслей, он решил подняться в воздух как можно выше над бескрайним простором синего моря и насладиться непередаваемым чувством свободного полёта.
        А в это время лодка под парусом с беглецами на борту, быстро неслась по поверхности воды, гонимая колдовской силой ведьмы Калиды.
        Иосиф заметил в море лодку с туго набитым парусом и несказанно удивился - ветра не было, а рыбачья лодка быстро неслась от берега, рассекая носом водную гладь. Любопытства ради, он решил спуститься пониже, чтобы рассмотреть рыбаков в лодке. Какого же было его удивление, когда он увидел в ней Калиду и её кота Велеса. Иосиф описал круг в воздухе над морем и начал быстро подниматься ввысь, но было поздно - Калида узнала императорского орла и жуткая ярость охватила её. Вмиг парус обмяк и безвольно повис на мачте, движение лодки замедлилось, ведьма подняла вверх руки и начала громко произносить заклинания. Среди ясного небо раздались зловещие раскаты грома, поднялся сильный ветер, небо заволокло чёрными тучами, блеснула молния. В море рядом с неподвижной лодкой возникла огромная воронка. Ветер кружил с такой силой, что на дне воронки оголилось морское дно.
        Иосиф старался изо всех сил улететь подальше от злой ведьмы, но ему не удалось противостоять её силе - потоком воздуха его закрутило над морем, словно пылинку, и в мгновение ока зловещая воронка поглотила императорского орла.
        Ведьма довольная собой прекратила произносить заклинания и опустила руки. Ветер мгновенно стих, движение воды по кругу прекратилось, водоворот замедлился, море закрыло собой воронку. От бушующей стихии вызванной колдовской силой ведьмы не осталось и следа. Однако затишье длилось недолго. По гладкой поверхности моря прокатилась мелкая рябь, лодка задрожала на воде, раздался зловещий рокот, огромные пузыри пара начали подниматься из глубины, море закипело.
        Велес забился на дно лодки, Калида схватилась за борт и закрыла глаза - силы внезапно покинули её.
        Море дрожало, изрыгая из недр своих огромные клубы пара. Неуёмная колдовская сила ведьмы разбудила дремавший до сих пор подводный вулкан. Яростно извергая облака пепла, он поднялся из пучины и огромной горой возвысился над бесконечной водной равниной, образовав на поверхности моря остров.
        Но и его силы были на исходе - горящая лава застыла на склоне горы, великан уснул крепким сном, словно уставший путник, проделавший нелёгкий путь.
        А в это время над Даминией выпал первый снег. Людвиг стоял на балконе своего дворца и вглядывался вдаль моря. Чёрная точка, появившаяся на горизонте, быстро увеличивалась в размерах и, вскоре, небо над морем заволокло серым облаком пепла.
        Людвиг не обращал внимания на большие белые снежинки, опускавшие на его голову и плечи. Молодой король сердцем понял, что с его единственным другом произошло несчастье. Его одиночество прервал старший опекун Виргилий.
        - Калида на свободе, пещера пуста, - тихо произнёс он.
        Людвиг ничего не ответил опекуну, перед ним вдруг возник образ оракула Пируса. Король вспомнил встречу с раком-отшельником в день своего пятнадцатилетия, их разговор и совет, который дал ему оракул. Его губы невольно прошептали: - Что же мне делать?
        За сотни миль от дворца короля Даминии, глубоко под водой Царь Морей Нептун и его друг Оракул Пирус играли в шахматы, восседая в гигантских белых раковинах. Повелитель морей выигрывал у своего соперника, чему был несказанно рад. Друзья играли живыми фигурами - причудливыми обитателями подводного мира, удивительно напоминавшими по форме шахматные. Пирус выглядел рассеянным и постоянно зевал.
        - Кто-то обо мне вспоминает, - сказал оракул.
        - Это тебя не оправдывает - играй внимательно, - ответил ему Нептун и усмехнулся в усы.
        - Не могу сосредоточиться, - сокрушённо заметил Пирус. - И кстати, мне всё время кажется, будто одна моя пешка самовольно двигается по доске.
        Пирус вытянул перед собой клешню, намереваясь ухватить за хвост маленькую рыбку, выполнявшую роль пешки, как вдруг сильный толчок, сопровождаемый гулким грохотом, сотряс морское дно. В один миг шахматная доска опустела - фигуры бросились врассыпную.
        - Ну вот! - разочарованно воскликнул Нептун. - А я был в одном шаге от победы!
        - В следующий раз обязательно выиграешь, - сказал Пирус и посмотрел вверх. - А мне, пожалуй, пора идти.
        - Что это за безобразие! Кто сотрясает мои владения?! - спросил Нептун гневно и оглядел по сторонам.
        Однако никого поблизости не оказалось, кто мог бы ответить Царю Морей и Океанов - подводные обитатели не на шутку были напуганы рокотом извергающегося вулкана. Но знать это они не могли, поэтому они, на всякий случай, попрятались кто где.
        - По всей видимости, это проснулся Таурус, - ответил другу оракул.
        - И надо же было этому произойти в такой ответственный момент, - с досадой произнёс Нептун. - Сотни лет он спал мирным сном, а за пять минут до окончания шахматной партии решил извергаться.
        - Бывает, - произнёс Пирус, - с природой не поспоришь.
        - Жаль, очень жаль, - сказал Нептун. - Согласись, эта партия могла бы стать вершиной моего шахматного гения.
        - Конечно, - подбодрил друга рак-отшельник, - и ты бы непременно выиграл. Пожалуй, мы так и будем считать.
        - Хорошо, что ты со мной согласен, - довольным голосом ответил Нептун. - А то давненько я у тебя не выигрывал - всё дела да заботы в голове, а они, как ты мог заметить, очень пагубно влияют на игру - мешают сосредоточиться.
        В ответ Пирус промолчал. Он, как настоящий друг, не стал напоминать Царю Морей, что прежде тот ни одной шахматной партии у него не выиграл. К тому же, оракулу не терпелось поскорее покинуть дворец и отправиться к Таурусу, чтобы узнать причину извержения вулкана, который всегда считался мертвым. У него было чувство тревоги, которому Пирус не находил должного объяснения.
        Оракул щёлкнул несколько раз клешнёй и перед ним появились два морских конька запряжённые в морскую раковину.
        - Вот и моя карета, - сказал Пирус, - если поспешу, то до темноты успею добраться домой. Спасибо за игру.
        - Твои коньки молодцы, - произнёс Нептун, - а мои-то все разбежались и носа не показывают. Ну да ладно, я в детстве тоже грохота боялся. А я думал, что ты всё также на электрическом скате Дорее разъезжаешь?
        - Дорей выполняет твой приказ и спасает тонущих в море людей, - ответил рак-отшельник, - и я не намерен его отвлекать, вдруг кому-то его помощь понадобиться, а его рядом не окажется?
        - Верно говоришь, - согласился Нептун. - Счастливого тебе пути, и не забывай наведываться в гости.
        Друзья попрощались. Пирус велел своим конькам немедленно доставить его к вулкану. Однако ему не суждено было успеть.
        С тех пор как Нептун наказал купца Дорея спасать жизни терпящих бедствие моряков, электрический скат исполнял свои обязанности добросовестно. Ему очень не терпелось снова стать человеком и вернуться домой. Вот и на этот раз, услышав грохот извергающего вулкана, Дорей бросился в самую гущу событий, на помощь тем, кто может пострадать.
        Рядом с островом, возникшим из морских глубин, он обнаружил рыбацкую лодку, наполовину затопленную водой, а в ней перепуганного на смерть большого чёрного кота и старую обессиленную ведьму. Калида сразу узнала в электрическом скате бывшего купца, узнать о судьбе которого приходили к ней в пещеру его дочери-красавицы Леда и Метида.
        - Не думала, что буду так рада видеть тебя, чёрная камбала, - прошептала ведьма.
        Дорей тоже узнал ведьму, которую мельком видел во время суда, который проводили над ней жители Даминии. Он решил не связываться со злой старухой и хотел удалиться, но ведьма остановила его.
        - Неужели тебе не интересно узнать, зачем ко мне приходили твои дочери? - спросила она его.
        Электрический скат остановился и вернулся снова к лодке.
        - Я расскажу тебе о них, когда ты доставишь нас к берегам страны Лептов, - твердым голосом произнесла Калида. - И поторапливайся, я ненавижу море.
        Дорей подчинился желанию старухи, лишь только услышал имена своих дочерей. За весточку о своей семье он готов был доставить парочку беглецов хоть на край света.
        В то время когда Пирус достиг вулкана, поблизости никого уже не было. Лишь покинутая рыбачья лодка, до половины затопленная водой, безвольно качалась на волнах.
        Путешествие братьев Мартенов и мышонка Маркуса.

        Едва мышонок Маркус нашёл для себя в лодке безопасное и уютное место, как из хижины стариков Мартенов вышло всё семейство. Арно нёс в руке небольшой кованый сундучок наполненный подарками для прекрасных избранниц, Гидеон и старик Гуно несли запасы воды и продуктов для путешествия. Как только всё необходимое было погружено в рыбачью лодку, братья стали прощаться с родителями. Гуно обнял по очереди сыновей и пожелал им благополучного путешествия и скорого возвращения с красавицами невестами домой, Марика поцеловала братьев и передала Гидеону маленькую шкатулку, в которой хранился клубок ведьминых волос.
        - Он нам не понадобиться, - сказал Гидеон, - Ведьму заточили в пещере, а у короля Людвига есть волшебное перо императорского орла.
        - Возьмите клубок с собой, - ответила Марика, - мне так будет спокойней за вас.
        - Даже, если бы нам потребовалось им воспользоваться, то мы всё равно не знаем как, - сказал Арно, - Пирус не объяснил, а мы забыли спросить.
        - Сердце подскажет, - коротко ответила Марика.
        Братья обняли родителей, сели в лодку и отплыли на вёслах от берега. Вскоре они подняли белый парус, и спустя некоторое время исчезли за горизонтом.
        Старики Мартены вернулись в свою хижину, а компания мышат ещё долго вглядывалась вдаль и громко шумела, обсуждая героический поступок Маркуса.
        Погода благоприятствовала путешественникам - небо было чистым, дул попутный ветер, лёгкая зыбь приятно убаюкивала, и вскоре Маркус заснул крепким сном. Братьям же некогда было скучать - Арно и Гидеон несколько раз закидывали в море сеть и вытаскивали её с хорошим уловом. Теперь они могли плыть сколь угодно долго - запасов еды хватило бы на длительное плавание.
        Мышонку приснилась его нора в доме стариков Мартенов. Он снова решил покинуть своё жилище, чтобы удивить друзей своей храбростью и полакомиться молоком из миски Леопольда. Однако вместо кота на полу Маркус обнаружил огромную рыбу.
        - Выпей молока, - прошамкала она, - такого вкусного ты ещё не пробовал.
        Молоко оказалось солёным на вкус, Маркус выплюнул его, даже не проглотив, рыба запрыгала на месте, громко хлопая о пол хвостом. Вдруг она прыгнула прямо на него и придавила всем своим телом. Мышонок проснулся от ощущения тяжести на своей спине - он оказался заваленным мокрой рыбой, пойманной братьями. Маркус, что есть силы начал выбираться из живой ловушки. Вскоре ему удалось выбраться наружу - насквозь промокший, покрытый рыбьей чешуёй, он стоял на дне лодки и с удивлением глядел в тёмно-серое небо. Рядом с ним стояли братья Мартены с поднятыми вверх головами - на путешественников медленно, словно снежинки зимой, падали чёрные частички пепла.
        Ветер резко изменил направление, откуда-то издалека послышался гулкий грохот, парус на мачте обмяк, поднялись волны и развернули лодку. Неожиданно резко ветер усилился, Арно и Гидеон начали доставать сеть, Маркус прижался спиной к мачте.
        Едва братья успели выбрать весь улов, как парус на мачте расправился, и лодка жалобно затрещала - подгоняемая сильным ветром, её несло в сторону от выбранного курса.
        Арно складывал сеть на корме, а Гидеон пытался спустить парус, ветер очень мешал ему, сильно раскачивая лодку.
        - Рифы! - закричал вдруг Арно, указывая рукой вперёд. - Нас несёт на скалистые рифы!
        Он попытался подойти к брату, чтобы помочь ему спустить парус, но ветер уже разыгрался не на шутку и приходилось лишь думать о том, как бы не выпасть из болтающейся на волнах словно щепка, лодки.
        Гидеон крепко обнял мачту, он тоже увидел рифы и понял, что столкновение неизбежно - спасти их могло только чудо. Он опустил глаза и вдруг увидел серого мышонка, который, как и он, что есть силы, держится лапами за мачту. Их взгляды встретились. Маркус понял без слов, что ему необходимо сделать - он начал усердно грызть канаты удерживающие мачту.
        А между тем, ветер крепчал и ещё сильнее подталкивал лодку к неминуемой гибели, словно решив, раз и навсегда покончить с путешественниками. Расстояние между скалистыми рифами и лодкой стремительно сокращалось, до крушения оставались считанные минуты, когда мачта с треском обломалась. Маленькому герою удалось, перегрызть все канаты, а затем уже ветер, сам того не желая, завершил работу за мышонка - мачта не выдержала давления парусов, и лишённая поддержки канатов, переломилась у основания. Братья вздохнули с облегчением - лодка потеряла скорость и стала слушаться руля. Опасность миновала, путешественники были спасены. Арно, ловко маневрируя, увел лодку от столкновения с рифами. Полностью обессиленный, Маркус опустил лапы и упал на дно лодки. Если бы только товарищи могли его видеть в эти минуты, то они бы поняли, что их герой совершил только что самый настоящий подвиг - благодаря неимоверным усилиям, он спас от верной гибели людей. Благодарный взгляд братьев Мартенов был самой большой для него наградой.
        К вечеру буря утихла. Путешественники, уставшие от борьбы с бушующей стихией, легли спать. Морское течение подхватило лодку и понесло в неизвестном направлении навстречу новым приключениям.
        Рассказ Поллукса.

        Солнце уныло клонилось к закату, цепляясь лучами за верхушки деревьев. Над синим озером, плотно окружённым высокими стволами сосен, висело серое облако комаров, издавая назойливое гудение. Большие рыбы выпрыгивали из воды и от их ударов по поверхности расходились широкие круги. Вдруг к этим звукам леса примешался новый звук, трескучий и шелестящий, у берега озера послышалась человеческая речь. По узкой вытоптанной тропинке шли трое ребят и тихо переговаривались между собой. Ветви кустов, нависавших над тропинкой, раздвигались под их маленькими руками. Они обогнули озеро, и вышли к небольшому деревянному домику.
        Из трубы дома вылетал белый тонкий дымок, он опускался на покатую крышу и стелился по поверхности озера, растворяясь в воздухе.
        - Вкусно пахнет, - произнёс один из ребят.
        - У дядюшки Поллукса всегда что-нибудь для нас припасено, - ответил девичий голос.
        Вдруг дверь отворилась, и на пороге показался сам хозяин. Он был невысокого роста с короткими седыми волосами и большими зелёными глазами. Нам нём был надет длинный до полы серый плащ, его руки скрывали перчатки.
        - Что же вы стоите и не заходите? - спросил он ребят. - Пироги уже испеклись. Наверное, устали с дороги и хотите кушать?
        Ребята поздоровались с хозяином, прошли в дом и сели за большим столом. Единственное окно в доме было настежь раскрыто, сквозь него открывался красивый вид на озеро и ведьмин остров. Поллукс поставил на стол тарелку с пирогами и налил горячий напиток в чашки. Вскоре на пустых стульях показались очертания, а затем и отчетливые фигуры детей.
        - Вот так-то лучше, - заметил дядюшка Поллукс. - Я скучал по вас. Что родители передали на этот раз?
        Ребятишки сняли со спин маленькие рюкзачки и выложили на столе большую горку фруктов и овощей.
        - Вот уж спасибо вам огромное, детки, порадовали старика, - довольным голосом сказал он. - А я вам рыбы дам в дорогу, как и обещал.
        - А сказку расскажешь? - спросила девочка. - Родители разрешили нам остаться у тебя до утра.
        - Конечно, расскажу, - ответил Поллукс, призадумавшись, словно припоминая что-то, - вчера щука рассказала мне очень интересную сказку про себя и окуня - вам она обязательно понравиться.
        - Мы не хотим про щуку и окуня, - сказал девочка, - расскажи нам историю про Калиду.
        - Да вы пейте чай из лесной ягоды и пироги кушайте, а то остынет всё, - ответил Поллукс.
        - Мы и завтра от тебя не уйдём, пока ты нам всё не расскажешь, - проговорил вдруг мальчик. - Обещаем не бояться.
        Другой мальчик и девочка в знак согласия махнули головами.
        - Ну что же, - согласился Поллукс, - если щукина сказка вам не интересна, тогда расскажу я вам настоящую историю про нашу страну Лептов и ведьму Калиду.
        Дети захлопали в ладоши от радости. Дядюшка Поллукс устроился удобно в большом кресле у окна и начал рассказ:

«Давным-давно, жили в одной деревушке неразлучные друзья и звали их Годефрид, Пирус, Калида, и Поллукс. Были они такого же возраста, как и вы сейчас. Каждый день они помогали родителям по хозяйству, а после обеда, после того как все домашние дела были сделаны, собирались у озера и проводили вместе время - играли в весёлые игры, затевали походы в лес и вокруг озера.
        Была у ребят мечта, о которой сказать родителям вслух было страшно, не то чтобы когда-нибудь её воплотить в жизнь - даже помыслить об этом, строго настрого запрещалось. Посреди озера находился остров, густо поросший деревьями и кустарниками. Сказывали в народе, будто жила когда-то на нём ведьма лютая и такая она была злая, что даже в ясный солнечный день над островом нависала чёрная туча и шёл дождь, а на деревьях листья не росли. Ведьма давно умерла, но остров продолжал пользоваться дурной славой и люди никогда его не посещали, а проплывая мимо, огибали дальней стороной. Очень хотелось друзьям побывать на этом острове, заглянуть в жилище ведьмы, однако даже крайнее любопытство не могло преодолеть страх и строгий запрет родителей.
        Однажды ребята заметили в небе над озером двух императорских орлов. Орел и орлица долго кружили в вышине, а потом медленно опустились на остров. С тех пор большие императорские орлы поселились на ведьмином острове. Друзья каждый день приходили к озеру, садились на деревянный причал и подолгу наблюдали за полётом величественных птиц.
        В один из дней, ребята сидели на причале, болтали ногами в воде, общались и смотрели на орлов. Калида играла со своим маленьким, черным, как смоль, котиком по имени Велес, Годефрид ловил рыбу на удочку, Пирус и Поллукс играли деревянными фигурками рака и бобра.
        Годефрид поймал очередную маленькую рыбку и опустил её в ведёрко с водой.
        - Удачный день, - довольным голосом проговорил он, - рыба сама в руки идёт.
        - Это потому что императорские орлы вернулись в наши края, - сказала Калида. - Мама говорила, что они приносят удачу.
        - А мой папа сказал, что императорские орлы всегда жили с ведьмой на острове, - ответил Годефрид, - а когда она умерла, орлы улетели. А ещё он сказал, что если птицы прилетели, то жди беды, может и ведьма вернётся из небытия.
        В то время, когда Калида и Годефрид разговаривали между собой, маленький котёнок Велес вытащил из ведёрка рыбу и с удовольствием её съел. Он уже принялся за вторую рыбёшку, как вдруг Годефрид поймал ещё одну рыбку, снял её с крючка и повернул голову, чтобы затем отправить добычу в ведёрко. Велес в испуге застыл, рыбий хвост торчал из его рта, человек и кот встретились взглядами.
        - Ах, так! - в ярости воскликнул Годефрид. - Мою рыбу есть, никому не позволю!
        Он вскочил на ноги, схватил рукой перепуганного котёнка и, что было силы, швырнул его в озеро. Калида в ужасе наблюдала за тем, как Велес упал в воду. Годефрид засмеялся, глядя на беспомощно барахтающегося в озере котёнка.
        - Так тебе и надо! - заявил он. - Будешь знать, как воровать у меня рыбу!
        После этих слов, Годефрид тоже очутился в воде - Калида столкнула обидчика в озеро, а сама бросилась к лодке привязанной верёвкой к причалу. Она быстро развязала узел и, взяв в руки тяжёлое весло, оттолкнула лодку от деревянного столбика. Девочка плакала и неуклюже гребла тяжёлыми вёслами, лодка плыла очень медленно, а тем временем котёнок едва держался на поверхности воды, изо всех сил работая лапками. Казалось, что вот-вот и он пойдёт ко дну, как вдруг, из-под облаков камнем вниз ринулся императорский орёл. Силы уже окончательно покинули Велеса и он начал тонуть - едва только уши котёнка скрылись под водой, как сильные когти орла схватили его за туловище и спасли от неминуемой гибели. Орёл снова поднялся в небо и, вскоре скрылся из виду на ведьмином острове.
        Калида перестала грести и опустила вёсла. А лодка, между тем, продолжала плыть, словно некая сила управляла ею, и вскоре, доставила девочку прямо к острову.
        Калида в нерешительности сошла на берег и направилась вглубь этого страшного места. Она долго пробивала себе путь между сухими ветвями кустов, настойчиво пробираясь вглубь острова, и вскоре выбралась на большую поляну. Платье на девочке было изорвано в лоскуты, но она не обратила на это внимание. Калида застыла на месте как вкопанная. На противоположной стороне поляны, облокотившись от старости одной стеной о толстые стволы деревьев, стояла ветхая лачуга. Под действием времени ведьмино жилище обросло зелёным мхом, крыша прохудилась, дверь поскрипывала от ветра на одной ржавой петле, единственное окно было закрыто и обнесено паутиной. На высокой печной трубе императорские орлы свили большое гнездо.
        Калиде было очень страшно, она едва дышала, её колени подгибались от усталости. Вдруг она услышала мяуканье Велеса, звук исходил из лачуги. Девочка, не раздумывая, направилась к жилищу ведьмы. Она пересекла поляну и вошла вовнутрь. Каково же было удивление Калиды, когда вместо мрачной, пугающей обстановки она очутилась в чистом и светлом жилище. Казалось, будто хозяйка только что закончила уборку и вышла на минуту по делам - на полу, столе и стульях не было ни пылинки, ни соринки. В углу лачуги стояла большая белая печь, на которой сидели орёл и орлица, перед печью на чистом дощатом полу лежал большой деревянный сундук с железным замком на крышке. Из-под стола выбежал Велес и кинулся к Калиде на руки.
        - Не бойся девочка, - произнёс орёл. - Возьми своего котёнка, он очень скучал по тебе.
        - Я не боюсь, - дрожащим от волнения голосом произнесла Калида и крепко прижала к себе Велеса.
        - Прежде чем ты покинешь это место, мы бы хотели попросить тебя об одной услуге, - сказал орёл и задвигал крыльями.
        Калида кивнула головой в знак согласия.
        - Спасибо, добрая девочка, - одновременно произнесли орёл и орлица.
        - Перед тобой лежит сундук, - продолжил говорить орёл, - возьми, ключ, лежащий на крышке, и отопри замок.
        - Хорошо. Я сделаю это, - произнесла Калида и подошла к сундуку.
        - Только запомни! - строгим голосом промолвил орёл. - Ни в коем случае не отрывай крышку сундука, внутри него находится то, к чему тебе нельзя прикасаться. Отопри замок и ступай с миром.
        Калида понимающе кивнула головой. Одной рукой она держала Велеса, а свободной рукой взяла ключ, вставила в замок и провернула. Механизм внутри него заскрежетал и прозвучал щелчок.
        - Сними замок с петлей, - попросил орёл.
        Девочка сделала всё, как велела птица. Крышка сундука скрипнула и приподнялась. Из образовавшейся щели вырвался наружу ослепительно яркий свет. Орёл с орлицей тут же слетели с печи и сели сверху на крышку сундука.
        В этот момент из чёрной тучи над поляной блеснула молния, сопровождаемая оглушительным громом. Ведьмина хижина затряслась, пол заходил ходуном, когти императорских орлов скользнули по крышке сундука и птицы, не удержав равновесие, спрыгнули на пол. Ослепительный свет снова вырвался наружу и залил собой все уголки ведьминой лачуги, крышка сундука открылась настежь. На дне его лежал камень необычайной красоты и переливался всеми цветами радуги. Девочка забыла наказ орла. Глаза её засверкали при виде неземной красоты камня, она протянула руку и достала его из сундука.
        К этому времени Пирус, Годефрид и Поллукс переплыли озеро на лодке, и вышли на поляну. Вдруг они увидели яркую вспышку света из двери ведьминой лачуги. Мальчики застыли на месте и закрыли глаза руками.
        - Брось камень! - закричал орёл Калиде.
        Девочка услышала его голос и разжала пальцы, однако камень не хотел покидать Калиду, он словно прилип к её руке. Орлы, несмотря на усилия, не могли приблизиться к ней. Свет от камня вдруг померк. По лицу девочки пробежала серая тень. Её руки опустились, и камень выпал из них на пол. Лес вокруг поляны начал движение по кругу. Ребятам пришлось лечь наземь, чтобы не быть поднятыми в воздух. Сильный вихрь закружил внутри поляны, печная труба провалилась внутрь лачуги, детёныш императорского орла оказался в руках у Калиды. Вместе с Велесом и орлёнком её подняло ветром в воздух, выбросило из лачуги, закружило по поляне и унесло под облака. Следом за ней из лачуги вылетели, кувыркаясь в воздухе, орёл и орлица. Вскоре вихрь оторвал от земли Годефрида и превратил его в чёрного электрического ската, а за ним и Пирус был превращён в рака-отшельника. Поллуксу удалось удержаться на земле, крепко вцепившись руками за выступавшие наружу корни деревьев. Его ноги, руки и туловище приняли образ бобра, одна лишь голова осталась человеческой.
        Ребят и императорских орлов вслед за выкорчеванными деревьями унесло ветром под облака. Вихрь постепенно стих, разрушив до основания ведьмину лачугу, остались в целости лишь печь да сундук. Придя в себя после случившегося, Поллукс забрал с собой Береон и покинул вместе с ним остров. Это был, как вы уже догадались,
«камень, исполняющий желания».
        А дальше вам всё известно. После несчастного случая с ребятами на ведьмином острове, жители страны Лептов обрели свойство быть невидимыми, но при этом видеть друг друга. Наверное, это стало результатом воздействия магической энергии камня, вырвавшейся наружу в тот момент, когда Калида, ослушавшись императорских орлов, взяла в руки Береон.
        Перед смертью ведьма заколдовала в камне всю свою тёмную силу, знания и злость. От соприкосновения с ним сила эта вырвалась наружу и передалась девочке. Калида превратилась в ведьму.
        А Поллукс рассказал людям правду о случившемся на острове, покинул деревню и поселился в домике на берегу озера. Так как я теперь наполовину бобёр, то должен проводить много времени в воде - я уже без этого жить не могу. Позднее я вырезал из дерева ларец и спрятал Береон от глаз чужих.
        - Дядюшка Поллукс, - спросила девочка, - а Калида сюда не вернётся?
        - Не бойтесь, не вернётся, - ответил Поллукс, - ей здесь делать нечего. А теперь, ложитесь спать. Время позднее, с рассветом я вас разбужу.
        Вскоре ребята заснули крепким сном на печке в доме старика Поллукса. Окно на озеро было открыто настежь, перед ним сидел в кресле хозяин хижины и с грустью смотрел на ведьмин остров.
        - Кто знает, кто знает, - шёпотом проговорил он, - возможно и вернётся в наши места Калида. Чует моё сердце, свидимся ещё.
        Гости.

        На тёмно синем небе ярко светила полная луна. Над поверхностью моря гулял свежий морской бриз. Широкая лунная дорожка, уходившая за горизонт, несла на себе две чёрные точки, которые по мере приближения к берегу, превратились в два отчетливых силуэта. К берегам страны Лептов прибыли на электрическом скате незваные гости - ведьма Калида и кот Велес. Как только они ступили на берег, ведьма сразу уселась верхом на кота.
        - Ты обещала рассказать мне о дочерях, - напомнил Калиде Дорей.
        - При следующей встрече расскажу, - ответила ведьма. - Ступай, Велес! - прикрикнула она на кота и пнула его каблуками в бока.
        Велес уныло побрёл в тёмный лес, обступавший песчаный берег.
        - Скажи мне о них хоть слово, живы ли мои девочки! - умолял её Дорей.
        - Живы - живы, - с неохотой ответила Калида и пришпорила кота.
        После этих слов беглецы скрылись из вида, а бывший купец ещё долго лежал на воде у берега, в надежде, что ведьма вернётся и расскажет ему о дочерях.
        А Велес, тем временем, быстро продвигался через лес, благодаря сильным пинкам своей хозяйки, и спустя некоторое время вышел к берегу озера. Ведьма слезла с кота и властным голосом приказала ему: - Ступай вдоль берега озера и разыщи лодку. И поторапливайся - я очень устала.
        Кот отправился выполнять поручение Калиды и вскоре вернулся на маленькой лодке. Беглецы уселись в неё и отплыли на ведьмин остров.
        Поллукс крепко спал в кресле у окна, когда лодка с нежданными гостями на борту пересекла узкую лунную дорожку и скрылась из вида.
        День сменил ночь, и над морем снова взошло яркое солнце. Голубые волны плавно раскачивали на волнах рыбацкую лодку без мачты. Они весело играли с ней - наклоняли на борт, разворачивали, запрыгивали в неё, а затем вытекали через щели в борту. Волны настолько увлеклись, что окатив в очередной раз лодку, залили спавших внутри людей и разбудили их. Арно и Гидеон одновременно открыли глаза. Волны, словно нашалившие мальчишки, замерли на мгновение, а затем, весело поднатужившись, налегли на корму лодки и вытолкнули её на берег. От скрежета днища о песок проснулся Маркус. Путешественники с удивлением обнаружили незнакомый берег.
        - Куда же это нас занесло? - спросил Арно, протирая рукой глаза.
        - На этот вопрос так сразу не ответишь, - пропищал Маркус. - Необходимо исследовать новую землю.
        Братья внимательно посмотрели на мышонка, в их глазах маленький герой прочёл немой вопрос. Он откашлялся, поправил на шее красный шарфик, и, положив лапу на тонкий ремешок, за которым красовался маленький ножик, торжественно представился: - Моё имя Маркус! Я живу в хижине стариков Мартенов. А с вами в плавание я отправился для того, чтобы добыть ус ведьминого кота. У меня уже есть один ус от кота Леопольда, осталось добыть второй.
        Братья с удивлением переглянулись.
        - Ну, что же, задачу ты поставил перед собой не из лёгких, - произнёс Гидеон. - Однако после твоего мужественного поступка во время шторма, я ни секунды не сомневаюсь, что ты обязательно добьёшься своего.
        - Мы с братом хотели бы поблагодарить тебя за вчерашнее спасение, - сказал Арно. - Ты самый смелый мышонок, которого мы когда-либо видели.
        Маркус засмущался и слегка покраснел от этих слов - первый раз в жизни он слышал похвалу от людей.
        Гидеон вылез из лодки и внимательно осмотрел её снаружи.
        - Потребуется небольшой ремонт, - сделал он вывод после осмотра. - А тем временем, предлагаю последовать совету Маркуса, и отправиться на прогулку по неизведанной местности в поисках еды и местных жителей.
        - Ты прав, - поддержал брата Арно. - Наши припасы намокли и в пищу не годятся.
        Гидеон посадил Маркуса к себе на плечо, и ребята, повесив на плечи дорожные сумки, направились вглубь леса. Спустя час пути мышонок вдруг заявил: - Я чувствую запах кота!
        - Значит, жилище людей должно быть где-то рядом, - ответил Арно.
        - Странный запах, - произнёс Маркус, водя носом по воздуху, - скорее всего здесь ещё кто-то прошёл, возможно, это был человек.
        - Очень хорошо, - сказал Гидеон. - Если мы отправимся на запах, то придём к жилищу людей.
        Друзья изменили направление движения, и вскоре чуткий мышиный носик вывел их к берегу большого озера. Здесь след обрывался.
        Братья Мартены недолго стояли в нерешительности. Они заметили хижину Поллукса и решили отправиться к ней.
        А в это время Поллукс, накормил детей завтраком и велел им возвращаться домой. Невидимые ребята, с рюкзаками за плечами полными рыбы, отправились в обратный путь по тропинке, по которой вчера пришли. Настроение у них было приподнятое, они шли весёлым шагом и обсуждали историю ведьмы Калиды, рассказанную им дядюшкой Поллуксом. Дети даже и не подозревали, что в этот самый момент, ведьма вместе с котом Велесом вернулась в страну Лептов и разжигает на острове костёр. Они также не обратили внимания на чёрную полоску дыма, медленно поднявшуюся над ведьминым островом. Это, однако, не ускользнуло от взгляда дядюшки Поллукса. Он снял с себя верхнюю одежду и нырнул в воду, а спустя некоторое время он вылез на берег острова.
        Как только Поллукс скрылся из вида за высокими стволами деревьев, братья Мартены и мышонок Маркус достигли жилища бобра. Дверь была не заперта, братья постучали в неё и, не услышав ответа, вошли в дом.
        - Пахнет едой, - заметил Арно, - наверное, хозяева недавно отлучились.
        - Посмотрите в окно, - сказал Гидеон, - над островом виднеется дым. Там точно кто-то живёт.
        - Возможно, сейчас готовят пищу, - промолвил Маркус, - я ужасно проголодался.
        - Мы не можем заставлять нашего спасителя голодать, - шутливо сказал Арно, - я видел лодку у причала, мы можем ей воспользоваться, чтобы перебраться на остров.
        Братья покинули хижину и отправились к причалу. На деревянном помосте лежал серый плащ Поллукса.
        Вскоре лодка с путниками отплыла к ведьминому острову.
        Ведьмин остров.

        Над ведьминым островом висела большая туча тёмно-фиолетового цвета. Из неё непрерывно шёл дождь - тяжёлые капли воды барабанили по сухим веткам деревьев, создавая монотонный гул. Поллукс ловко пробирался между стволами кустов и деревьев, его мягкие лапы бобра ступали бесшумно. Лишь папоротник, ночная трава и мох заполняли зеленью унылый коричнево-серый лес, напоминая путнику о том, что природа всё ещё жива на этом острове. Дойдя до ведьминой поляны, Поллукс остановился. Он спрятался за толстым стволом высохшего дерева и начал наблюдать. Его взгляду предстал разрушенный дом с одинокой печью, перед которой лежал сундук с закрытой крышкой. Рядом с домом горел костёр, над огнём висел старый котелок, из которого поднимался в воздух белый дым. Высоко над лесом, он смешивался с чёрным дымом от горящих брёвен, и терялся из виду. У костра, на горке из сухой травы, сидела ведьма. Она помешивала деревянной ложкой с длинной ручкой бурлящую тёмно-зелёную жидкость в котелке и с удовольствием её пила.
        Капли дождя удивительным образом не падали на то место где находилась Калида и её разрушенный дом. Чёрное платье на ведьме оставалось сухим, Велеса поблизости не было.
        Поллукс сразу догадался, что старуха, сидящая у костра, ни кто иная, как ведьма Калида. Едва только он начал обдумывать план дальнейших действий, как ведьма вдруг поднялась на ноги и громко засмеялась. Она обронила ложку в котелок, повернулась всем телом в то направление леса, где прятался Поллукс, и хлопнула в ладоши. В тот же час деревья, окружавшие бобра, со страшным скрипом выдернули свои корни из земли и расступились в разные стороны.
        - Поллукс! - крикнула ведьма. - Я тебя ждала, чего же ты стоишь, подойди к костру, небось, промок весь.
        Бобёр ничего не ответил. Он пребывал в растерянности от того, что Калида его обнаружила.
        - Ступай, бобёр! - приказала Калида, снова усаживаясь у костра.
        Поллукс медленно приблизился к ведьме.
        - Напрасно ты вернулась в наши края, Калида, - произнёс он. - Императорские орлы давно покинули этот остров, а «Береон» находится за тысячу миль отсюда.
        - Ты осмелился забрать себе мой камень и отдал его королю Людвигу по просьбе Пируса, - ответила ведьма, не удостоив бобра взглядом. - Ты-то мне его и вернёшь, Поллукс. За тобой я вернулась в страну Лептов - ведь ты же добрый парень, камень пойдёт в твои руки.
        - Ошибаешься, Калида, - ответил ей Поллукс, - лишь голубые дельфины способны взять Береон из ларца и живыми покинуть трюм затопленного фрегата.
        Ведьма громко засмеялась.
        - Ты всё верно говоришь, мудрый Поллукс, - ответила Калида, - голубые дельфины достанут камень из корабля, а ты принесёшь его ко мне.
        Поллукс в недоумении смотрел на ведьму, которая пристально вглядывалась в содержимое котелка.
        - А вот и они, - добавила Калида и встала на ноги. - Легки братья на помине.
        Поллукс начал озираться по сторонам, а в это время ведьма отпила ещё один глоток зелья и подняла вверх руки, произнося громкие заклинания.
        Братья Мартены услышали едва различимый голос ведьмы и остановились.
        - Ты слышал это звук? - спросил Арно. - Где-то поблизости люди, прибавим шагу.
        - Не нравится мне всё это, - произнёс Маркус. - Я снова чувствую запах кота.
        - Это значит что мы на верном пути, - поддержал брата Гидеон. - где коты, там и люди. Я ужасно проголодался. Надеюсь, за умеренную плату мы сможем пообедать в тёплом и сухом месте.
        Маркус поджал лапки и съехал с плеча Арно прямо ему в сумку. Мышонок был напуган и к тому же насквозь промок. В сумке было сухо, но жутковато - на дне её лежал клубок ведьминых волос.
        Вскоре путники вышли из лесу и ступили на ведьмину поляну. Их взгляду предстал красивый бревенчатый домик, из его высокой печной трубы выходил белый дымок, на всю округу вкусно пахло пирогами. Братья, не раздумывая, направились прямо к жилищу.
        Они постучали в дверь. На пороге показалась старушка в длинном платье красного цвета.
        - Извините, пожалуйста, - сказал Гидеон, - вы бы не могли пустить нас на ночлег. Мы прибыли из далёкой страны и…
        Однако старушка не дала Гидеону закончить говорить и сразу отворила настежь дверь, пропуская гостей в дом.
        - Заходите, голубчики, что же вы стоите, совсем промокли. А я тут как раз пироги испекла, присаживайтесь за стол, поближе к печи, - щебетала старушка. - Напою вас целебным отваром и простуда прочь.
        Не успели братья Мартены, как следует осмотреться в доме, как они уже сидели за столом и пили горячий напиток, вежливо предложенный им хозяйкой. В печи ярко горел огонь.
        Арно первым заснул на стуле, следом за ним свесил голову на грудь Гидеон. Братья спали крепким сном.
        Старушка хлопнула в ладоши и обратилась в ведьму Калиду.
        - Вот и хорошо, - произнесла она довольным голосом, - спите молодцы, сил набирайтесь.
        Она хлопнула в ладоши ещё раз, и уютный тёплый домик исчез, огонь в печи погас, и осталось на поляне всё, как и было раньше - развалины ведьминого жилища и старая печь с покосившейся трубой.
        У костра крепко спали Поллукс, Гидеон и Арно. Ведьма помешивала ложкой зелье в котелке. Вдруг на поляну вышел Велес с большой охапкой папоротника и ночной травы.
        - Наконец-то, старая шапка, ты вернулся, - прошамкала Калида.
        Кот посмотрел на спящих у костра людей и опустил на землю траву.
        - Пока ты по лесу прогуливался, мне всё пришлось делать самой, - сказала ведьма. - Едва сил хватило на превращения. Эти трое отправятся на дно морское за Береоном. Мальчишек я превращу в голубых дельфинов, а Поллукс и так справится - плавать он умеет.
        Велес кивнул головой и прилёг возле костра.
        - Чего разлёгся! - крикнула на него Калида. - Подбрось в котёл папоротника и проверь, что находится у мальчика в сумке.
        Маркус замер, услышав слова ведьмы. Его сердце учащённо забилось, а рука потянулась к поясу за ножиком. Он слышал, как кот возился у костра, а затем приблизился к сумке. Маркус собрал в кулак всю свою храбрость и мужественно ждал. Внезапно прямо перед ним возникла огромная кошачья морда, и уткнулась носом в его маленькую грудь, на него смотрели большие жёлтые глаза. Маркус не растерялся и взмахнул ножиком что было силы перед горящими глазами Велеса. Кот громко вскрикнул, откинулся назад и, споткнувшись о ногу Арно, упал на спину.
        Калида громко рассмеялась и вдобавок ко всему запустила в кота горячей ложкой. Велес вскочил на ноги и отбежал в сторону. Ведьме показалось это забавным, и она низко наклонилась за толстой веткой, лежавшей у костра. Велес, заметив движения ведьмы, отбежал подальше от неё. Однако склонив низко спину, ведьма вдруг вскрикнула и схватилась обеими руками за поясницу. Кот с облегчением выдохнул - выпрямиться Калиде без его помощи было невозможно.
        - Помоги мне, старая шапка! - громко крикнула ведьма.
        Велес не шелохнулся. Он наблюдал за тем, как из сумки Арно вылез Маркус, держа в лапках клубок ведьминых волос. Калида тоже увидела мышонка, и ею овладел леденящий ужас.
        - Схвати его немедленно! - закричала она.
        Кот не двигался с места, злобная ухмылка искривила его морду. Он с удовольствием наблюдал за тем, как храбрый Маркус бросил клубок ведьминых волос, и тот покатился по земле прямо в костёр. Калида протянула вперёд руку, её пальцы судорожно задвигались; сквозь зубы, превозмогая боль, она начала произносить заклинание, но было уже слишком поздно. Клубок закатился в пылающий костёр и ведьмины волосы вспыхнули синим огнём.
        В этот миг Калида повалилась наземь и исчезла, одно лишь чёрное платье осталось лежать на том месте, где она находилась. Чёрные тучи над островом начали разходиться в разные стороны, в пробивавшихся сквозь них лучах яркого солнца появился в небе императорский орёл. Велес узнал в нём Иосифа и в ужасе бросился наутёк, в надежде найти спасение в лесу. Братья Мартены и Поллукс очнулись от колдовского сна. Они с удивлением оглядывали поляну - вокруг них вдруг выросла высокая сочная трава, на деревьях показались зелёные листья. Тело Поллукса вновь обрело человеческий вид, он ощупывал себя, не веря собственным глазам. Храбрый мышонок Маркус заметил в небе орла и поспешил спрятаться в сумке Арно. В лапке он крепко сжимал длинный ус ведьминого кота.
        Ведьма Калида словно и не жила на этом свете. Напоминанием о ней служил лишь жалкий кусок чёрной материи. После её гибели жители страны Лептов вновь стали видимыми, но об этом они узнали позже.
        Часть пятая. Мышонок Маркус

        Великий замысел оракула Пируса.

        Среди бескрайней равнины моря возвышался высокий скалистый остров. Подводный вулкан Таурус, некогда мирно дремавший под толщей воды, упирался вершиной в белоснежные облака. Перелётные птицы и чайки сразу облюбовали новое жилище. На застывшей лаве потухшего вулкана возникли тысячи птичьих гнезд, над которыми воцарился непрекращающийся гомон. А тем временем, вулкан медленно затухал - из его жерла тонкой лентой поднимался в воздух серый дым и рассеивался в бескрайнем голубом просторе неба.
        На берегу острова, на высоком камне сидел рак-отшельник Пирус. Он пристально смотрел сквозь очки в небо. Правой клешнёй оракул монотонно постукивал по камню. Вдруг из воды показался электрический скат Дорей. К его хвосту была привязана канатом большая рыбацкая лодка.
        Пирус посмотрел на лодку, одобрительно кивнул головой и снова начал вглядываться в небо. Вдруг вода в море забурлила, поднялись высокие волны. Птичий гомон на острове внезапно прекратился - пернатые вернулись в свои гнёзда.
        Из морской пучины величественно появился Царь Морей и Океанов. Сначала показался из воды его знаменитый трезубец, а затем и сам Нептун. Он гляделся вокруг и, завидев оракула, подплыл к нему поближе. В руке он сжимал плоский гладкий камень размером с ладонь, на котором был выгравирован тест на неизвестном языке.
        Нептун провёл рукой по камню и снял с него прилипшие водоросли.
        - Я не опоздал? - спросил он Пируса.
        - Как раз вовремя, - ответил оракул. - Скоро солнце окажется в зените, и вулкан извергнет из себя чёрное облако дыма.
        - Всё верно, - подтвердил Нептун, ведя пальцем по письменам на камне. - И в этот самый момент вся магическая сила Береона вернётся к камню, - дочитал он надпись на камне.
        - Так тому и быть, - произнёс Пирус.
        - Смысл этого предсказания я никогда не понимал до конца, - признался вдруг Нептун. - Какая сила должна к нему вернуться?
        - Всё очень просто, - ответил оракул. - Перед смертью ведьма заколдовала в камне всю свою тёмную силу, знания и злость. От соприкосновения с камнем магическая сила эта вырвалась наружу и передалась девочке. Калида превратилась в ведьму и совершила много плохих дел. Часть магической силы передалась и Годефриду, а мне достался дар предвидения.
        - Теперь понятно. Я никогда этот камень с предсказанием не воспринимал всерьёз, думал, что это чья-то фантазия, - ответил Нептун.
        - Наверное, магическая сила Береона прежде уже вырывалась уже наружу, и тот, кто обладал даром предвидения, оставил для нас это бесценное пророчество, начертав его на камне, - ответил Пирус, продолжая вглядываться в небо.
        А солнце, тем временем, медленно приблизилось к своей верхней точке на голубом небосклоне. Старые приятели не спускали глаз с величественного вулкана Тауруса. Вдруг воздух сотряс раскатистый рокот, исходящий из недр земли, и вулкан выбросил в небо большое облако чёрного дыма. На мгновение оно затмило собой солнце, на поверхность моря легла тень, птичий гомон окончательно стих.
        Нептун с завороженным видом смотрел на небо, в воздухе не было видно ни единой птицы. Вскоре дым рассеялся, яркие лучи солнца пробились сквозь мрачную завесу, синее море вновь заискрилось, отбрасывая в стороны солнечных зайчиков.
        - Здорово! - произнёс Нептун и посмотрел на Пируса.
        На камне сидел человек и внимательно себя изучал.
        - Пирус!? - воскликнул Нептун.
        - Да, это я, - ответил человек. - Пророчество исполнилось. По правде говоря, я опасался, что поломанная клешня превратится в поломанную руку, но этого, к счастью, не произошло.
        - А вон и Дорей, погляди на него, - произнёс Нетун, указывая на человека в воде.
        Бывший купец усердно плыл к лодке. К его ноге был привязан канат. Добравшись до лодки, Дорей залез в неё, отвязал от ноги канат и бросил его в воду. Нептун хлопнул в ладоши, из-под воды показались морские коньки. Они ловко подхватили канат и притащили лодку к Пирусу.
        - Карета подана, - засмеялся Нептун. - Мои коньки быстро доставят вас к берегам страны Лептов.
        - Спасибо тебе, Царь Морей и Океанов, - поблагодарил своего друга Пирус. - Наконец-то я смогу вернуться домой, после долгого отсутствия. На этой же лодке братья Мартены и Дорей отправятся в страну Даминию.
        - И всё выйдет так, будто обещание данное дочерям Дорея братья Мартены исполнили, - подытожил Нептун. - Меня просить не надо, купец свои обязанности выполнял исправно и может вернуться к своей семье. К тому же он спас жизнь императорского орла, а кстати, где он сейчас?
        - Иосиф сейчас в стране Лептов, на ведьмином острове. Он расскажет братьям Мартенам о том, что за ними прибудет лодка.
        - Замечательный план, - похвалил Пируса Нептун. - Ты всё здорово продумал.
        - До свидания Нептун, я буду скучать по тебе. Если тебе когда-нибудь захочется сыграть партию в шахматы - ты знаешь, где меня найти. Я всегда составлю тебе компанию.
        Морские коньки быстро увлекли за собой лодку с Дореем и Пирусом на борту. Царь Морей и Океанов долго провожал их взглядом.
        Спасение ведьминого кота.

        По узкой вытоптанной тропинке вдоль озера шли трое ребят. На плечах они несли рюкзаки, набитые рыбой - подарок дядюшки Поллукса. Мальчики по очереди несли ношу своей спутницы, но вскоре они устали и решили отдохнуть. Ребята сняли с плеч рюкзаки и улеглись на траве у берега озера. В воде громко плескалась рыба. Над ведьминым островом нависли лиловые тучи, шёл дождь.
        - До чего унылое место этот остров, - сказал один мальчик. - Ведьма давно покинула его, но листья на деревьях до сих пор не растут.
        - А я всё никак не могу забыть рассказ дядюшки Поллукса, - ответила девочка. - А вдруг ведьма вернётся в наши края.
        - Неужели ты поверила в эту сказку?! - удивился второй мальчик. - Наверняка, на том острове находится большое болото. Вот нас взрослые и пугают страшными историями, чтобы мы туда не ходили.
        - Тогда почему над островом идёт дождь, а над нами светит солнце? - спросил первый мальчик.
        - Посмотрите! - воскликнула девочка. - Я вижу дым. На острове кто-то есть.
        - Тебе кажется. Я ничего не вижу, - ответил второй мальчик. - Костёр не будет гореть, когда идёт дождь.
        - И я вижу дым, - подтвердил первый мальчик.
        - Наверное, ведьма вернулась, - тихо произнесла девочка и обняла себя ручками.
        - Не бойтесь, - весело ответил второй мальчик. - Ведь согласно сказке сначала должны появиться императорские орлы, а затем только ведьма. А если…
        Мальчик не закончил речь.
        - Смотрите! - воскликнула девочка, указывая на большую чёрную точку в небе.
        Дети застыли от удивления.
        Тяжёлые грозовые тучи медленно рассеивались в небе над ведьминым островом, обнажая бескрайний синий небосклон. Лучи солнца отражались от большого императорского орла, величественно кружащего над озером. Ребята смотрели на птицу, словно завороженные, не в силах произнести ни слова.
        На их глазах происходило настоящее чудо. Раскинув широкие крылья, орёл парил в воздухе, медленно опускаясь над островом. В это же самое время на деревьях стали появляться зелёные листья. Они увеличивались в размерах по мере того как низко над островом опускался императорский орёл. Дети и не подозревали, что сейчас на острове от зорких глаз величественной птицы ищет спасения ведьмин кот Велес. Он быстро бежал по направлению к воде, оставляя на ветках кустов клочки своей шерсти. Внезапно кот поскользнулся и упал на траву. Он только теперь заметил, что все деревья и кусты вокруг покрылись листьями. Лес ожил, очнувшись от долгого сна. Небо едва проглядывалось сквозь буйные кроны деревьев.
        Велес вскочил на лапы и продолжил путь. Добравшись до берега озера, он вскочил на первое попавшееся ему на глаза бревно и начал отчаянно грести лапами воду. Беглец медленно удалялся от острова.
        Дети на противоположном берегу тщетно пытались рассмотреть, большую чёрную точку на бревне. По мере её приближения к ребятам, волнение нарастало и неожиданно переросло в громкий девичий крик: - Кот! Котик! Он может утонуть!
        - Это ведьмин кот! - в ужасе закричал второй мальчик, схватил рюкзак, и быстро побежал по тропинке, оставив своих друзей одних.
        Звук разнёсся над поверхностью озера и быстро достиг ушей Велеса. Кот перестал грести и начал внимательно всматриваться в полоску берега, желая разглядеть кому, принадлежит голос.
        Вдруг он заметил ребят. Девочка в волнении ходила вдоль берега, а мальчик поспешно сбрасывал с себя одежду. Вскоре он нырнул в воду и поплыл навстречу коту.
        Велес посмотрел в небо. К счастью для него, Иосифа нигде не было видно. Крепко вцепившись в бревно, он стал дожидаться своего спасителя. Однако тут произошло нечто необъяснимое, отчего Велес в одно мгновение очутился в воде. Всё туловище ведьминого кота внезапно уменьшилось в размерах. Велес тщетно пытался вонзить маленькие когти в бревно, но у него ничего не получалось - он соскользнул в воду и громко закричал.
        На помощь ему подоспел мальчик. Он поднял одной рукой кота над поверхностью воды и медленно поплыл к берегу.
        - Какой он милый! - воскликнула девочка, обняв маленького, чёрного, насквозь промокшего кота.
        - А мне он тоже сначала показался неимоверно большим, - признался мальчик, надевая одежду. - Я даже подумал, что это человек плывёт на бревне.
        - И мне привиделся вдалеке большой кот, - призналась девочка. - А оказалось, что это самый обычный котёнок. И не стоило его пугаться.
        Ребята переглянулись и весело засмеялись. Мальчик надел один рюкзак на плечи, а второй рюкзак взял в руки. Дети вышли на лесную тропинку и продолжили путь домой, оживлённо обсуждая спасение кота и волшебное преображение ведьминого острова.
        Путешествие мышонка Маркуса.

        Императорский орёл, медленно кружась, опустился на ведьмину поляну. Он уселся лапами на большой котёл, в котором Калида некогда варила зелье. Братья Мартены и Поллукс находились неподалёку. Едва очнувшись от колдовского сна, они с удивлением взирали на покрытый зеленью лес. Прежде унылый, негостеприимный, он казалось, ликовал от чудесного преображения. После долгого перерыва по ведьминому острову снова разнёсся громкий шелест листьев на деревьях. Мелодия леса привлекла внимание многочисленных птиц. Стаями они слетелись на остров, в поиске новых жилищ. Их весёлый гомон раздавался со всех сторон.
        Иосиф терпеливо ждал, когда братья Мартены и Поллукс придут в себя от чудесных перемен и обратят на него внимание. Однако ждать пришлось долго, поэтому орёл решил заговорить первым. Он широко расправил крылья и громко ими хлопнул. Арно обернулся и тут же вскрикнул от неожиданности, увидев перед собой императорского орла. Вслед за ним обернулись Поллукс и Гидеон. Люди молча взирали на диковинную птицу.
        - Меня зовут Иосиф, - первым заговорил орёл. - Пирус просил сообщить вам, что он вскоре прибудет в страну Лептов вместе с купцом Дореем.
        - Неужели он вернётся!? - вырвался возглас удивления у Поллукса.
        - Вне всякого сомнения, ведь Калиды больше нет, - спокойным голосом ответил Иосиф. - Наберитесь терпения и скоро вы обнимите своего друга. А вы, ребята, на этой же лодке сможете отправиться в страну Даминию, - добавил орёл, обращаясь к братьям Мартенам.
        - Спасибо за хорошие новости, - ответил Гидеон. - Мы как раз держим туда путь.
        - Вот и всё что я вам должен был сообщить, - произнёс Иосиф и посмотрел на сумку, свисавшую с плеча Арно. - А мне пора в обратный путь.
        Вдруг раздался треск рвущейся ткани. Арно снял с плеча сумку и все с удивлением уставились на мышонка Маркуса. Он висел на одной лапке, крепко вцепившись в кусок порванной ткани. В другой лапке он сжимал длинный кошачий ус. Иосиф засмеялся.
        - А я заметил, что ты прогрыз отверстие в сумке и наблюдал из него за нами, - сказал он.
        Арно подхватил мышонка и посадил его на плечо.
        - Что это у тебя в лапке? - поинтересовался Гидеон.
        Однако Маркус ему не ответил. Мышонок был явно напуган видом императорского орла.
        - Этот ус принадлежал ведьминому коту Велесу, - ответил вместо мышонка Иосиф. - Ваш храбрый спутник навсегда избавил нас от злой ведьмы Калиды.
        Братья Мартены и Поллукс с нескрываемым удивлением посмотрели на Маркуса.
        - Представьте себе, я и сам был немало удивлён отваге этого малыша, - продолжил говорить орёл, - В самый ответственный момент он не растерялся и бросил клубок ведьминых волос в огонь.
        - Ты спасаешь нас уже во второй раз, - заметил Гидеон.
        Наконец-то Маркус обрёл дар речи и скромно ответил: - На моём месте так поступил бы каждый.
        - Молодец! - похвалил его Иосиф. - Но зачем тебе понадобился кошачий ус?
        - Я обещал своим друзьям добыть ус ведьминого кота, - ответил Маркус.
        - Что же, тебе это удалось, - промолвил императорский орёл. - Куда же теперь ты держишь путь?
        - Я продолжу путешествие с братьями, - ответил мышонок, - а потом вернусь вместе с ними в нашу рыбацкую деревушку.
        Иосиф на мгновение задумался.
        - Что же, путешествие будет длинным. Я, пожалуй, смогу доставить тебя домой, но сперва мне необходимо завершить одно очень важное дело, - сказал он. - Если ты не боишься, то я с удовольствием возьму тебя с собой. Храбрый спутник необходим в любом деле.
        Предложение орла явилось полнейшей неожиданностью для мышонка. Он посмотрел на братьев Арно. Ребята улыбнулись и в знак согласия помахали головой.
        - Это было бы здорово! - радостно ответил Маркус. - Я смогу увидеть землю такой, какой ее, видят птицы?!
        - Разумеется, - ответил Иосиф. - А потом я покажу тебе землю такой, какой её видят императорские орлы. Ведь мы летаем выше всяких птиц.
        Арно взял в руки мышонка и посадил его на шею к орлу.
        - Держись крепко, мой храбрый спутник, - сказал Иосиф и взмахнул крыльями. - Прощайте!
        Братья Мартены и Поллукс помахали руками на прощанье.
        Императорский орёл стрелой взмыл ввысь, в одно мгновение, превратившись в едва различимую точку на небе. Мышонок Маркус крепко сжал лапками шею Иосифа. Он с замиранием в сердце наблюдал за тем, как ведьмин остров уменьшался в размерах, а вскоре и вовсе исчез из вида.
        - Подумать только! Я лечу! - радовался мышонок, гладя на причудливые формы облаков.
        Вскоре страна Лептов осталась позади и под путешественниками раскинулась бескрайняя водная гладь.
        - Под нами море, - произнёс Иосиф. - За ним находится прекрасная страна Даминия. В столице страны, городе Парна, живёт мой друг. Мы летим его повидать.
        Проделав долгий путь, путешественники благополучно достигли страны Даминия. Иосиф описал над городом круг и начал быстро снижаться над королевским дворцом.
        - Что это за задание под нами? - спросил его Маркус.
        - Дворец короля? - ответил Иосиф.
        - В нём живёт твой друг?
        - Вон в той большой башне.
        - Кто же твой друг? - изумился мышонок.
        - Людвиг - король Даминии! - гордо произнёс Иосиф.
        Ловко обогнув в воздухе башню, орёл влетел в раскрытое окно спальни короля и приземлился на спинку стула. В кресле напротив дремал старший опекун Виргилий. Он проснулся от звука крыльев орла и открыл глаза.
        - Иосиф!? - воскликнул старик. - Ты жив! Какое счастье!
        Он вскочил с кресла и поспешил обнять орла.
        - Здравствуй, Виргилий, - поздоровался с опекуном Иосиф, крайне удивлённый такой тёплой встрече. - А где Людвиг?
        - Ах! - вырвался вздох у опекуна. - Молодой король покинул нас.
        - Что значит, покинул?! - переспросил Иосиф.
        - Людвиг долго ждал твоего возвращения, но когда он увидел это, - старший опекун подошёл к комоду, взял в руки деревянную шкатулку и открыл её. Внутри лежало большое перо императорского орла, некогда подаренное королю Иосифом. - Золотой свет пера слепил глаза каждому, кто решался на него взглянуть. Но вот однажды оно потемнело и навсегда утратило былой блеск. Людвиг решил, что ты погиб и больше никогда не вернёшься. Мы, как могли, старались его успокоить. На следующее утро он ушёл, и никто из жителей страны больше не видел своего любимого короля.
        Иосиф внимательно выслушал рассказ Виргилия и задумался.
        - Я знаю, куда отправился Людвиг, - произнёс он. - Мне следует торопиться, чтобы спасти его.
        - Тщетно, мы обыскали все уголки Даминии, - произнёс опекун. - Короля след простыл.
        - Он отправился в горы, - сказал Иосиф.
        - Но зачем?! - удивился Виргилий. - Он ведь может там погибнуть - горы неприступные!
        - За горами, в Криции, остались его родители, - ответил Иосиф, и расправил крылья.
        - Мышь! - закричал вдруг старик, заметив Маркуса на шее орла, и с перепуга забрался ногами на стул. - В тебе завелись мыши?!
        - Этой мой друг! - крикнул Иосиф, вылетев из окна спальни короля.
        И снова взмыл в небо императорский орёл. Заметив его в небе, жители Парны махали вслед рукой. С тех пор как исчез король, люди перестали радоваться жизни - они с тревогой глядели в небо, ожидая со дня на день появления чёрных туч. Сильны были воспоминания в памяти людей о долгих годах жизни без солнца.
        Но вдруг на фоне бесконечного голубого небосклона они увидели хорошо знакомый силуэт Иосифа. Искорка надежды вспыхнула в сердцах людей. Орёл жив, а значит - он вернёт Даминии короля, и солнце будет вечно освещать их прекрасную страну.
        Маркус с любопытством рассматривал с воздуха незнакомые места - столица Парна и бескрайнее синее море остались позади, их сменили жёлтые поля и извилистые реки, зелёные луга и пастбища. Вскоре показался густой лес и высокие непроходимые скалистые горы.
        Иосиф описал в воздухе круг над водопадом и приземлился рядом с ним на огромный валун. Вверх по склону от этого места извивалась вверх узкой полоской горная тропинка.
        - Где мы находимся? - спросил Маркус.
        - У подножья неприступных скал, разделяющих две прекрасные страны Даминию и Крицию. - ответил Иосиф. - Перед нами единственная тропа, ведущая прямо к скалистым вершинам гор.
        - Тропинку едва можно различить среди высокой травы, - заметил мышонок. - Складывается впечатление, будто здесь редко ступает нога человека.
        - Люди стремятся обходить это место стороной. В пещере, скрытой за водопадом, долгое время жила в заточении ведьма Калида вместе со своим котом Велесом, - пояснил орёл.
        - Где же нам искать короля? - спросил Маркус.
        - В горах, - коротко ответил Иосиф. - Нам нельзя терять ни минуты - судя по оставленным следам, Людвиг недавно здесь проходил.
        Орёл и мышонок утолили жажду водой из водопада и продолжили путь.
        Иосиф быстро поднимался к вершинам гор. Каждый взмах его крыльев приближал путников к остроконечным белым скалам, покрытых снегами. Тёплый воздух у подножья гор уступил место холодному ветру, пронизывавшему их до костей. Маркус нашёл спасение от холода, укрывшись между перьями орла. Не отрывая глаз, он следил за горной тропинкой до тех пор, пока она не затерялась между скалистых утёсов. Короля нигде не было видно.
        Иосиф продолжал подниматься всё выше и выше, несмотря на ледяной ветер и начавшийся снегопад. Видимость заметно ухудшилось, однако острый глаз императорского орла смог рассмотреть сквозь белую пелену снега одинокого путника. Это был король Людвиг. Он медленно ступал по глубокому снегу, наклонив вперёд голову. Иосиф камнем бросился вниз к своему другу. Как только ему удалось опуститься перед ним на снег, юноша упал, обессиленный от долгого подъёма.
        Орёл положил на голову короля крыло, укрыв его от ледяного ветра.
        - Людвиг! - воскликнул он.
        Юноша медленно поднял голову, и устало улыбнулся.
        - Иосиф! Как я рад тебя видеть?! Значит ты не погиб?
        - Я жив, Людвиг. А твоя жизнь сейчас в опасности.
        - Я принял решение вернуться в Крицию. Там остались мои родители, которых я никогда не видел.
        - Ты ведь знаешь, эти горы неподвластные человеку - ты можешь погибнуть здесь. Вернись, пока ещё не поздно.
        - Я уже совсем близко к пещере, она должно быть где-то рядом. Я отдохну немного и продолжу путь.
        - О чём ты говоришь, Людвиг?! Здесь нет никаких пещер - всё вокруг занесено снегом.
        - В тот день, когда ты не вернулся, я провёл весь вечер в библиотеке дворца. Чтобы не думать о плохом, я провёл там и следующий день, а затем посещение библиотеки вошло у меня в привычку. Я мог целыми днями напролёт отдаваться чтению старинных книг, которые бережно хранили опекуны. И вот однажды мне попалась в руки очень старая книга, в которой упоминалось о пещере в горах, соединяющей обе страны. В давние времена люди пользовались ею, пока однажды снежная лавина не погребла её под собой. С тех пор люди много раз пытались найти пещеру, но безуспешно.
        Иосиф внимательно выслушал своего друга и сказал: - Вокруг нас лишь глубокий снег, над нами острые вершины неприступных скал, никому неизвестно точное местонахождение этой пещеры и существует ли она на самом деле.
        - Я знаю, - уверенно ответил Людвиг. - Вход в пещеру прямо под нами.
        Ответ короля смутил Иосифа. Тем временем началась метель, над горами стали сгущаться сумерки. Орёл принял решение убедить Людвига изменить своё решение пока ещё не поздно, но король не дал ему возможность возразить.
        - Я нашёл это место, оно указано в книге: «Там где пять скалистых утёсов образовывают замкнутый круг, и находится вход в пещеру». Вершины скал до сих пор видны из-под снега.
        - Но даже если твои доводы верны?! - воскликнул Иосиф. - У нас нет возможности и времени в этом убедиться?!
        Король хотел возразить орлу, но вместо слов у него вырвался короткий возглас удивления: - Ой! Кто это?
        - Меня зовут Маркус и я готов вам помочь, - сказал мышонок, вылезая из-под перьев императорского орла. - Я слышал разговор. Ждите меня здесь, я скоро вернусь.
        Не давая никому опомниться, Маркус скрылся в снегу. Он быстро работал лапками, оставляя за собой узкий туннель, через который за ним с удивлением наблюдали Людвиг и Иосиф. Мышонок быстро продвигался в рыхлом снегу и вскоре согрелся от усердной работы, как вдруг кувырком полетел вниз. Он совершил переворот в воздухе и упал на мягкую подстилку изо мха.
        - Нашёл! - громко закричал Маркус, глядя на тонкую полоску света, пробивавшуюся сквозь прорытый туннель над его головой.
        Людвиг радостно улыбнулся, услышав голос мышонка и начал быстро разгребать под собой снег. Счастливая новость придала юноше силы. Вскоре он вместе Иосифом оказались у входа в пещеру, описанной в древней книге.
        Орёл широко расправил правое крыло.
        - У меня выросло золотое перо, - сказал он. - Возьми его, Людвиг. Оно осветит нам путь.
        Юноша взял в руки золотое перо и поднял его над головой. Перед друзьями возник из темноты широкий проход в скале. Сверху над ними нависал огромный снежный купол.
        Осторожно ступая по мягкому ковру изо мха, они двинулись навстречу неизвестности.
        Страна Криция.

        Золотое перо императорского орла ярко освещало путникам дорогу. Пол пещеры был усыпан мелкими камешками, под ними виднелись две глубокие колеи, оставленные когда-то телегами. На гладких стенах встречались рисунки и указатели - всё говорило о том, что когда-то этой пещерой пользовались жители обеих стран.
        Людвиг шёл быстрым шагом, держа на вытянутой руке перо. Лишь однажды друзья прервали свой путь на короткий отдых. Юноша взял с собой в дорогу еду, которую без остатка разделил между Маркусом и Иосифом. Подкрепившись, они продолжили идти и вскоре очутились перед глухой стеной, перегородившей пещеру.
        - Не может этого быть! - произнёс Людвиг. - Об этой стене ничего не сказано в книге?!
        - Однако её построили люди, - заметил Иосиф. - Любопытно, с какой целью возвели стену?
        - Нам придётся вернуться? - спросил Маркус.
        - Посмотрите! - воскликнул Людвиг, внимательно разглядывая углубление в середине стены.
        - По форме напоминает листок или, - задумался Маркус и посмотрел на перо в руке юноши, - орлиное перо.
        - Странное совпадение, - сказал Иосиф. - По форме это углубление совпадет с моим пером.
        - Сейчас мы в этом убедимся, - произнёс Людвиг и аккуратно приложил к камню золотое перо императорского орла.
        Возглас удивления одновременно вырвался у трёх друзей.
        В этот момент раздался оглушительный треск. В одно мгновение по всей стене от верха до низа пролегла широкая трещина. Друзья от испуга бросились вглубь пещеры. Не успели они сделать и несколько шагов, как стена рухнула сопровождаемая оглушительным грохотом. Сквозь плотную завесу образовавшейся в воздухе пыли, в пещеру проникли лучи солнечного света.
        Друзья замерли на месте, внезапно увидев перед собой длинный туннель пещеры, освещённой ярким светом.
        - Свобода! - крикнул Маркус, оглянувшись назад.
        - Стойте здесь, - сказал Иосиф. - Я проверю, где мы находимся.
        Орёл хлопнул крыльями и взлетел. Он преодолел груду камней, оставшуюся от разрушенной стены, и вылетел наружу.
        Яркий дневной свет ослепил Иосифа, но постепенно его глаза привыкли, и перед ним возникла картина величественных гор покрытых белыми шапками снега. Пейзаж до неузнаваемости напоминал горы Даминии, но стоило лишь опустить голову, как взору открывалась бескрайняя зелёная равнина, покрытая многочисленными озёрами и реками.
        Глядя с большой высоты, Иосиф без труда узнал страну Криция. Он с радостью отметил, что тучи застилавшие небо этой страны рассеялись, уступив место яркому солнцу. Орёл описал круг и поспешил вернуться в пещеру сообщить радостное известие своим друзьям.
        Перед входом в пещеру Иосиф с удивлением обнаружил осла. Животное одиноко стояло рядом с грудой камней, к его спине была привязана плетёная корзина. Вокруг не видно было ни одной живой души.
        - Даже моё терпение не безгранично, - недовольным голосом произнёс осёл, когда Иосиф приземлился рядом с ним. - Снимите с меня эту корзину, и я вернусь в долину.
        Иосиф на мгновение задумался, не зная, что ответить животному. Вдруг он услышал тонкий писк мышонка.
        - Сюда, скорее сюда! - кричал что было сил Маркус.
        Иосиф в один миг оказался в пещере. На том месте, где он оставил друзей, лежала кучка вещей Людвига, рядом находился мышонок. Вид он имел крайне растерянный.
        - Где Людвиг?! - спросил Иосиф, с удивлением глядя на вещи юноши.
        Вместо ответа раздался едва слышный детский плач. Маркус приподнял лапкой плащ короля, под ним лежал младенец, в котором Иосиф без труда узнал своего друга.
        - Людвиг! - воскликнул он. - Не может быть?!
        Из-за груды камней раздался громкий крик осла: - Иа-иа-иа!!!
        - Корзинка! - произнёс вслух Иосиф. - Залазь ко мне на спину.
        Маркус быстро взобрался на орла. Иосиф вылетел из пещеры и приземлился на снег рядом с ослом. Мышонку быстро сообразил, что от него требуется. В один миг он очутился на осле и аккуратно перегрыз верёвку, связывающую корзинку. Орёл ловко подхватил её лапами.
        - Наконец-то, - произнёс осёл недовольным голосом и медленно двинулся в обратный путь.
        - Спасибо! - крикнул ему Иосиф, увлекая за собой корзинку с мышонком внутри.
        Как только друзья снова очутились в пещере, орёл аккуратно переложил младенца в корзинку и укрыл одеялом, лежавшим на дне.
        - Что всё это значит? - спросил мышонок у орла.
        - Заклятие Калиды окончательно потеряло силу и всё вернулось на круги своя, - ответил Иосиф. - А это значит, что нам нужно торопиться - когда родители Людвига очнутся ото сна, младенец должен лежать в кроватке.
        Маркус взобрался на спину орлу. Иосиф подхватил лапами корзинку и вылетел из пещеры. Впервые за долгие годы, в голубом небе Криции появился силуэт императорского орла.
        - Откуда появился осёл с корзинкой? - не унимался любопытный мышонок.
        - Об этом мне не ведомо, - ответил Иосиф. - Но я знаю одно - обо всём позаботился Пирус. Завеса будущего открывается лишь ему.
        Спустя долгие пятнадцать лет императорский орёл нёс в своих лапах корзину с младенцем в небе над Крицией. Его путь пролегал в маленькую деревушку, где жили родители Людвига. Несмотря на то, что его друг вновь обратился в ребёнка, Иосиф от всего сердца радовался тому, что возвращает сына родителям.
        - Только бы не опоздать, только бы не опоздать, - повторял он про себя слова. И тут же успокаивался при мысли о том, что проницательный оракул Пирус всё предусмотрел.
        Орёл не ошибся. Магическое заклятие ведьмы Калиды медленно освобождало из своей власти родителей короля Даминии. Они ожили одновременно, открыли глаза и услышали плач своего ребёнка. Колдовской сон как рукой сняло - родители склонились над кроваткой сына, и счастливая улыбка озарила их лица.
        Возвращение.

        На заднем дворе хижины стариков Мартенов царило оживление. Утреннее солнце пробудило ото сна бесчисленное множество серых мышей. Они сновали между рыболовецких снастей и громко разговаривали, обсуждая свои ночные приключения. Их болтовня переросла в невообразимый писк. Из открытого окна хижины раздавался храп Гуно, его жена Марика уже проснулась и хлопотала по хозяйству. Мышиный старейшина Гуфт стоял под окном и прислушивался к звукам, доносившимся из хижины.
        - Коту налили молоко в миску, - произнёс он громко.
        Мышиный народ вдруг притих.
        - Найдётся ли среди нас смельчак обмочить усы перед носом у Лепольда? - поинтересовался он.
        - Вернётся Маркус и отведает молока, - ответил кто-то из толпы мышат.
        - Ха-ха-ха, - засмеялся Гуфт. - Ты ещё скажи, что он принесёт с собой ус ведьминого кота.
        - А вот и принесёт, он пообещал, - из толпы показался маленький серый мышонок по имени Айнок.
        - Это также верно, как и то, что братья Мартены вскоре вернутся из далёкого путешествия, - ответил мышиный старейшина. - Разве вы не слыхали про извержение подводного вулкана?!
        Толпа смолкла. Гуфт обвёл всех пристальным взглядом.
        - Чайки сказывали, будто поднялся из пучины огромный вулкан, - зловеще заговорил Гуфт. - Облака дыма и пара заволокли небо, скрыв небесное светило, на море возникли огромные волны и поглотили все корабли и лодки, которым не посчастливилось оказаться в море во время извержения вулкана. Среди прочих была и лодка братьев Мартенов. Видели чайки, как несло их лодку сильным ветром прямо на рифы. Не суждено им больше вернуться на родной скалистый берег.
        В толпе воцарилось горестное молчание.
        - А я в это не верю! - воскликнул вдруг Айнок. - Маркус с любой трудностью может справиться и выйти сухим из воды.
        - Глупый мышонок! - вскрикнул Гуфт. - Не ведаешь ты, о чём говоришь. Провалиться мне на этом месте, если я вру. Вовек не пить мне больше молока, не видеть солнце…
        Мышиный старейшина продолжил бы придумывать новые клятвы, если бы вдруг на всю мышиную толпу не легла громадная серая тень. Над ними высоко в небе показался императорский орёл, своими крыльями он затмил солнце.
        Мыши бросились врассыпную, один лишь Гуфт остался стоять на месте не в силах пошевелиться. Его конечности оцепенели.
        Орёл, медленно кружась, опустился на землю перед перепуганной мышью. С его шеи спрыгнул Маркус и тут же бросился обнимать старика.
        - Как я рад вас видеть! - воскликнул он. - А где же все?! - спросил юный герой, оглядываясь по сторонам.
        Однако Гуфт не ответил, он таращил глаза на орла и дрожал всем телом, не в силах произнести ни слова.
        - Пожалуй, мне пора, - произнёс Иосиф, - твои друзья не покинут свои укрытия до тех пор, пока я здесь - они очень напуганы.
        - Спасибо за помощь, Иосиф, - произнёс Маркус и обнял императорского орла.
        - Тебе спасибо, маленький храбрец, - ответил орёл, - ты совершил великий подвиг. - Я не прощаюсь, мы с тобой ещё обязательно свидимся, - крикнул Иосиф, взмывая в воздух.
        Вскоре гигантская птица исчезла из виду высоко в небе. Мыши вылезли из своих укрытий и бросились обнимать Маркуса. Первым к нему подоспел Айнок.
        - Маркус, как здорово, что ты вернулся, - быстро заговорил он, - а то мы уже начали думать, что вы утонули в море. Гуфт рассказал нам об извержении вулкана и о том, как вашу лодку несло прямо на рифы.
        - Всё обошлось, - ответил Маркус, приподнявшись на цыпочки, и оглядывая сверху толпу. - Нам удалось спастись. А где же старейшина, куда он подевался?
        - Я здесь, - раздался голос.
        Мыши сразу разошлись в стороны, освобождая дорогу старику.
        - Я принёс что обещал, - громко произнёс маленький герой и достал из-за спины длинный кошачий ус. - Этот ус принадлежал ведьминому коту Велесу.
        - Ну что же, ус велик, - сказал Гуфт с сомнением в голосе. - Сварю из него зелье и выпью. Тогда и узнаем настоящий ли он.
        Старик дрожащими от волнения лапами принял кошачий ус от Маркуса.
        - В этом можешь не сомневаться, - воскликнул Маркус. - А известен ли тебе рецепт зелья?
        Гуфт крепко прижал к себе ус, словно кто-то пытался его отнять.
        - Рецепт зелья передавался в моей семье из поколения в поколение, - ответил старик. - Мой прадед жил под половицей в ведьминой хижине на острове, далеко от этого места, за морем в стране Лептов. Он видел, как ведьма готовила зелье из трав и усов кота, и, выпивая его, обретала молодость.
        Гуфт развернулся и отправился прочь из толпы. Мыши только этого и ждали - ведь вернулся домой их маленький герой, и они с нетерпением ожидали услышать захватывающую дух историю о его приключениях.
        А нам с вами, дорогие читатели, уже известны событие произошедшие с братьями Мартенами за морем. Вы, конечно же, спросите автора «А где же сейчас находятся братья?».
        Так вон же они - причаливают к берегу на новой рыбацкой лодке. Их с радостью встречают старик Гуно и Марика. Братья знакомят родителей со своими красавицами - избранницами Ледой и Метидой. После долгих дней разлуки семья Мартенов снова вместе. И, как полагается в сказке, зажили они дружно и счастливо.
        Ваш автор, хотел было поставить точку и завершить «Подводную историю» как вдруг услышал громкий возглас удивления. Мыши обступили плотным кольцом маленького мышонка, который радостно подпрыгивал, становился на задние лапки и во всеуслышание заявлял: - Свершилось! Свершилось! Зелье подействовало! Смотрите все!
        Толпа мышей застыла в изумлении, не в силах поверить, что перед ними не кто иной, как бывший старый мышонок Гуфт.
        - Что? Удивлены?! Потешались над стариком? А теперь смотрите! - кричал Гуфт, показывая свои лапки и хвост.
        Ещё не смолкли возгласы удивления мышей, как раздался первый крик «Ой!», а следом за ним ещё один и в одно мгновение толпа расступилась перед своим старейшиной. Прямо на глазах маленький мышонок превращался в старого, хорошо всем знакомого мыша Гуфта.
        Сбылось древнее пророчество, некогда начертанное на каменной табличке, хранившейся у Нептуна. Исчезла злая ведьма, а в Береон вернулась магическая сила: Пирус превратился в человека и потерял дар предвидения, Поллукс обрёл человеческий вид, жители страны Лептов снова стали видимыми, рассеялись тучи над страной Крицией, очнулись ото сна родители короля Людвига, ведьмин кот Велес превратился в обычного чёрного кота и его усы потеряли колдовскую силу. Между странами Даминия и Криция снова был открыт проход в горах, который когда-то перегородили стеной старые опекуны в надежде спасти Даминию от прихода ведьмы Калиды.
        Тысяча воинов охранявших Береон ожили и вышли на берег страны Даминии сухими из воды, словно очнулись от долгого сна.

«Береон» - «камень, исполняющий желания», остался лежать в трюме затонувшего военного фрегата «Вега». Вскоре, он навсегда скрылся из глаз от обитателей подводного мира под толщей песка, нанесённого временем.


        Конец


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к