Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Оттепель (самиздат) Иван Шаман
        Истребитель (Шаман) #4Мир апокалипсиса #1
        Цивилизация сгинула в огне теракта. Немногие выжившие превратились в зомби, чей мозг медленно восстанавливают наниты, превращая их жизнь в подобие компьютерной игры. Только один из ста сохранил рассудок. Но в стремлении выжить, люди сами устроили ядерный постапокалипсис...
        Зима закончилась, и из-под снега робко пробиваются первые зомби. На поверхности планеты бушуют грозы, ураганы и наводнения, а в развалинах городов зарождаются поля наномашин, называемых "аномалиями". Но даже в таких невыносимых условиях жизнь берет свое - мутации, слияние с машинами, адаптация нанитов все идет в ход.
        Истребитель 4: Оттепель
        Вступление и историческая справка
        От автора.
        Дорогие читатели! Эту книгу можно читать отдельно от всех циклов и серий. Я объективно понимаю, что мой уровень как писателя, по сравнению с первыми книгами 100ЛА-Зима, значительно вырос и не хочу обременять вас лишним. Если у вас есть желание ознакомиться со всей историей - добро пожаловать в старые книги, начиная с Истребителя, но заверяю - новые гораздо лучше написаны =).
        
        Краткая историческая справка.
        1 сентября 2079 года был совершен техногенный теракт с применением вируса перепрограммирующего медицинские наномашины. В результате 90% взрослого населения погибло в течении нескольких минут. 9% получили необратимые повреждения мозга. И только 1% остался без повреждений.
        5 сентября 2079 года началось пробуждение «зараженных». Наномашинам удалось восстановить частичную деятельность необходимую для жизни. Однако в процессе они перестали быть людьми. С легкой руки выживших таких агрессивных территориальных существ назвали Зомби. На самом деле все было значительно сложнее. Атакуя людей, они поглощают из тел наномашины совершенствуя себя и даже выращивая новые органы.
        Так же в этот день вся техника, связанная с сетью, вышла из-под контроля людей заняв нейтральную позицию и охраняя зараженных и узлы связи, электростанции и прочие жизненно важные объекты.
        10 сентября 2079 года. Появление первых контролеров. Высокоразвитых зомби, не привязанных к отдельной территории. Они могут «петь» беря под контроль и воодушевляя окружающих зараженных.
        20 сентября 2079 года. Впервые были применены биоройды - микроскопические симбионты, приспосабливающиеся под структуру ДНК носителя и значительно повышающие регенерацию клеток.
        4 октября 2079 года. Правительство Канады, США и Мексики объединяются перед угрозой, однако на удивление остальных выживших называют зараженных не зомби, а частично дееспособными - вставая на их сторону. Конфликт среди стран, оставшихся в ООН приводит к его самороспуску.
        17 октября 2079 года. Выжившие глубоководного города Атлантида начинают производство химер и проводят направленные добровольные мутации для выживания человечества в океане.
        20 октября 2079 года. Большинство крупных городов на Земле находятся под контролем зомби.
        24 октября 2079 года. Выжившие из Императорского Флота Японии начинают имплантацию себе измененных наномашинами частей зомби, чтобы повысить шансы на выживание.
        1 ноября 2079 года. Начало первого наступления на города зараженных. Объединенные силы военных и ополчения из выживших приводят к ряду тактических побед.
        17 ноября 2079 года. В ответ на атаки сопротивления выживших АДША (Абсолютно Демократические Штаты Америки) всеобщим референдумом принимают решение о нанесении ядерных ударов по военным базам противника. В ответ войска ШОС наносят удары по городам как на своей, так и на чужой территории в стремлении уничтожить как можно больше зомби.
        Часть ракет оказывается перехвачена, но взрывающихся в стратосфере достаточно чтобы вывести большинство зараженных из строя, отключив их имплантаты. Люди на время забывают о зомби стараясь пережить радиационные осадки. Выжившие собираются в группы и уходят из городов.
        Начинается ядерное похолодание.
        7-14 декабря 2079 года. Заморозки достигают пика в -60/-80 градусов С. Массовое вымирание животного и растительного мира.
        22 декабря 2079 года. По неизвестным причинам зараженные пробуждаются. При этом они становятся активнее, быстрее и сильнее. Последнее сопротивление выживших ослабевает они уходят вглубь стран по дальше от населенных пунктов.
        АДША объявляет о единении человека и кибера (как они называют зараженных) и вступлении в новую эру прогрессивной эволюции. Под этим лозунгом, пойманным выжившим вживляются имплантаты, объединяющие их сознание с общей сетью зомби.
        1 января 2080 года. Найдена лаборатория по выращиванию «марсианского винограда» - выведенной системы симбиотической жизни предназначенной для колонизации Марса. Растения питаются углеродом не только выделяя кислород, но и тепло. Выжившие старательно распространяют его по поселениям.
        11 января 2080 года. Разведчики докладывают о появлении странных образований в местах массовой гибели людей от теракта. Позже такие места получают название Аномалий.
        19 января 2080 года. Зараженные вновь меняются. Под управлением контролеров они не только выходят из своих ореолов обитания, но и начинают активно строить защитные сооружения готовясь к похолоданию. Выжившие ставившие себе протезы и части зараженных, попадают под контроль ИИ Свет.
        Остается все меньше мест где обычные люди могут чувствовать себя в безопасности. В основном это военные базы, бункеры и само организованные укреп районы.
        1 марта 2080 года. Глобальное похолодание достигает своего среднего минимума. В средней полосе температура опускается до -50. На экваторе достигает +3.
        1 января 2083 года. Из-за массового разрастания «марсианского винограда» температура на планете начинает подниматься раньше естественных сроков.
        1 августа 2083 года. Воздушные потоки образуют систему постоянных штормов. В средней полосе температура поднимается до -20 градусов.
        Первые вылазки военных. Обнаружение титанических городов-ульев зараженных.
        5 февраля 2084 года. Льды уходят с Азии. Выжившие начинают обживаться в новых условиях.
        16 января - 1 марта 2085 года. Шторм смерти - всепланетное стихийное бедствие состоящие из тысяч циклонов и антициклонов на своем стыке, создающем порывы ветра до 300 метров в секунду. Электрические разряды выводят из строя аппаратуру выживших и киберов.
        
        Досье:
        Александр Сухов. Дезертир. Так же известен как Истребитель. Так же известен как Лао Вей. В прошлом старший капитан вооруженных сил ШОС. Считается погибшим.
        Адам. В прошлом Максим Ре. Так же известный как Универсал. Обвиняется в массовых убийствах грабеже, работорговле. Крайне опасен. При встрече подлежит уничтожению без предупреждения.
        Демон Разума. Пророк Разума. В прошлом отец Сергий. Буквально стал Светом. Тело не обнаружено. Считается что пожертвовал жизнью полностью перейдя в цифровое существование.
        Глава 1
        , где можно выкладываются книги которых еще нет в интернете, в том числе и те, которые еще в стадии написания, ждем вас!
        Вода. Создательница и колыбель жизни. Самая надежная и ласковая защитница которая когда-либо была у планеты Земля. Та без которой невозможно существование независимо от того растение ты, животное или человек. Как же долго я ее ждал. Она пришла, выдергивая меня из черного небытия.
        В начале я не чувствовал ничего кроме жажды. Неутолимого влечения, требующего только одного - воды! И вот наконец она была столь близка что я мог бы дотянуться до нее губами. Если бы только мог повернуть голову. Если бы хоть одна мышца моего тела все еще меня слушалась. Но они превратились в труху. В тонкие безжизненные нити без капли спасительной влаги.
        Легкие, кожа, волосы, даже кости. Все было иссушено. И только каким-то чудом я еще был жив. Организм продолжал бороться несмотря на то, что должен был умереть давным-давно. Хотя что есть давно? Я уже не помню. Мысли путаются и носятся вокруг одного единственного желания - ПИТЬ!
        Я не вижу воду. Я давно ослеп. Но я еще слышу. Слышу колыхание и хлюпанье, которое с каждой минутой приближается все ближе. Еще вчера меня практически не существовало я не жил. Но вчера произошло чудо. Капля от которой я проснулся. Которая мгновенно всосалась в мой обтянутый сухой кожей череп. Их было несколько. Возможно даже небольшой поток. Но потом все прекратилось, и я готов был умереть вновь. Но не теперь!
        Вода идет!
        Не важно, грязная она или чистая. Безразлично холодная или теплая. Даже если она отравлена химикатами или радиоактивными отходами. Мне нужна любая. Хоть кружку! Хотя конечно лучше литров пятьдесят. Ведь человек на семьдесят процентов состоит из воды. А я человек… Или нет? Кто я - не имеет значения. Может для других. Но не для меня самого.
        Есть только одно по-настоящему важное, скоро этот плеск станет совсем близко. И тогда, возможно, я перестану дышать через кожу. Если случится чудо, тогда я вновь смогу чувствовать. Но все равно не будет важно кто я. Уже не говоря о где и когда. Жить. Страстно. Безудержно. Это все чего требуют мои инстинкты. Это все чего хотят слабые остатки мыслей. Все остальное вторично.
        Я. Хочу. ЖИТЬ.
        И будто отзываясь на мою сокровенную просьбу вода идет. Я не чувствую ее касаний, но понимаю, что наконец мое желание свершилось. Меня начинает покачивать, легкое тело еще недостаточно намокло чтобы утонуть. Оно держится на прибывающих волнах будто кусок пенопласта или старая газета, из которой с легкой детской руки соорудили бумажный кораблик.
        Я не знаю хорошо это или плохо. Не знаю плакать мне или смеяться. Но в любом случае не могу сделать ни того ни другого. Я лишь мумия качающаяся на волнах великого Нила. Лишь бамбуковый плот, который стихия мотает из стороны в сторону. Сколько это длится? Часы? Минуты? Дни? Я не знаю. Я не чувствую ничего, и в то же время начинаю понимать.
        Вода колыбель жизни. И погибель для тех, кто из нее вышел. Пусть дышу я только кожей, но сколько времени понадобится мне чтобы утонуть? Что будет если намокшая одежда и пропитавшиеся влагой ткани утянут меня на дно? Задохнусь ли я при этом или перерожусь в нечто новое? Может вернусь к матери, в первозданную стихию?
        Я мыслю. Это странно. Это необычно. Это то чего не было уже очень давно. Я знаю, что такое давно и что такое сейчас. Я понимаю, что не помню себя, но это и не важно. Тогда я выжил. Не знаю, как и почему, но ощущение не отпускающей безнадежности и долга. Неотступного давящего как бетонная плита чувства непогашенных обязательств.
        К кому? К чему?
        Я не могу этого ощутить. Так же как не могу вздохнуть. Но капля по капле я начинаю просыпаться. Получаю первое ощущение в своей новой жизни. Холод. Мне холодно. Температура слишком низкая чтобы человек мог выжить. И пусть она выше нуля, но не на много. Подсознание говорит, что мои мышцы должно сводить от судороги, а кровь замерзать и останавливаться.
        Вот только у меня нет крови. У меня нет мышц. И пусть они когда-то были - теперь это лишь воспоминание. Организм приказал себе выжить. Или это сделал я? Не важно… Но мозг еще жив, как и почему - не важно. Главное, что пока я мыслю есть шанс на то что я справлюсь и вернусь в норму. Вернусь… Не важно куда или к кому. Все это застилает Тьма. И шелест волн.
        Прошли ли дни или секунды, я не знаю. В темноте нет чувства времени. Я скорее угадал, чем ощутил. Ноги утонули. А значит дело дошло до того что влага пропитала кожу и мышцы и дошла наконец до костей. Но только снизу. Мне от этого не стало легче, совершенно. Я просто осознал, что начинаю тонуть. И сделать с этим ровным счетом ничего не могу.
        Поясница потянула за собой спину, и я понял, что меня повернуло. Поставило почти вертикально. Странно, учитывая, что череп должен перевешивать остальное тело, там и кости больше и мозг жив, а значит наполнен жидкостью и тяжелее. Руки и утонули так же, теперь промокшее тело обрело вес. Нет, оно не стало прежним, это всего лишь высушенная оболочка. Но теперь у меня есть источник. Возможность получить то необходимое чего не хватало для их пробуждения.
        Мои маленькие помощники. Я чувствую, как все большее их число просыпается по всему телу. Они заменили мне кровь и ткани. Только благодаря ним я до сих пор жив. Хотя странно было бы назвать жизнью Это. Но я не мертв. Я еще могу мыслить, а значит я существую. Чем я лучше обычного компьютера? Псевдо-ИИ… Ответ пришел немедленно.
        Тем что я ХОЧУ жить!
        Не ради кого-то или чего-то. Не ради идеалов, долга или мщения. Просто жить. Это первейший инстинкт каждого живого существа. Жить. Любыми средствами и способами. И сегодня я должен приложить максимум усилий для того чтобы все получилось. Пусть у меня нет рук, ног, туловища - они лишь жалкий каркас для моего существа. Есть главное - желание. Необузданное. Необъятное. Заложенное в каждую клеточку мозга. В саму структуру ДНК.
        И невзирая ни на что я живу.
        Ощущение холода наконец сформировалось. Оно опустилось от лица к позвоночнику и это стало сигналом о том, что у меня появился спинной мозг. Да! А значит дальше будет только лучше. Мое желание исполнится, я снова обрету тело. Не знаю сколько времени понадобилось воде, чтобы заполнить комнату или помещение, в котором я находился, но череп уперся в потолок.
        У меня еще не было глаз, но слух обострился до такой степени, что я сумел различить расстояние до стен. И сразу понял, что дело плохо. Нет, когда от тебя остается одна чудом живущая голова безусловно ничего хорошего. Но когда ты понимаешь, что существуешь в каменном мешке в который медленно набирается вода становится совсем худо.
        К счастью в комнате было не только три стены и щели через которые вода проникала, но еще и дверь. Судя по негромкому бряцанию при каждой волне, она была не заперта. Но для того чтобы выйти в соседнее помещение требовалась одна небольшая анатомическая деталь - руки. Ну или по крайней мере одна. И помня о силе мысли я стал как можно больше Желать.
        Вот только природа, или судьба, мои чаянья не разделяла. Так что вслед за холодом в позвоночнике я почувствовал ребра. Затем сосуды и вены. Несколько дней прошло пока развернулась в груди ткань легких. И наконец завелось сердце. Шум крови в ушах был словно бой набата, громадного колокола затмевающего все вокруг.
        Глава 2
        И наконец я вздохнул. Медленно, но чем дальше, тем все сильнее убыстряясь холодный затхлый воздух спустился через глотку в расправляющиеся легкие. Капилляры подхватили кислород, и сердце погнало его по восстанавливающемуся организму. Теперь с каждым вздохом я чувствовал все больше собственных тканей, жизнь текла по мне.
        Вслед за мышцами грудины кровь расправила шею. Проникла в руки. Прошла по костям до предплечья. С каждым часом мой борющийся за жизнь организм оживал, отвоевывал у смерти клетку за клеткой. И оживали спящие во мне помощники. Они носились вместе с кровью. Латали на ходу ранения и переломы. Стягивали пробоины в организме.
        Крайне медленно, но мои помощники вытягивали из воды, попадающей в организм, все полезные вещества. Даже бетон, о который я бился головой, не спасся от микроскопических существ, твердо вознамерившихся выжить вместе со мной. О, они были не только частью меня. Они и сами хотели жить. Но так уж вышло что делать мы могли это только вместе.
        Прошла целая вечность прежде чем я почувствовал пальцы на правой руке. Только на ней, потому что левой не было. Вообще. Как и части спины и ног. По какой причуде меня разорвало именно так сказать я не мог. Только вот понял, что я их не просто не чувствую. Их нет. Физически. Для этого потребовалось протянуть уцелевшую правую руку и ощупать наконец, убедившись в правильности предположения.
        Мышцы еще недостаточно окрепли для полноценного движения и все равно нужно было выбираться. Я чувствовал, что глаза начинают набухать, наполняясь жидкостью. Но ждать пока заново сформируется хрусталик было нельзя. Мне понравилось дышать, понравилось быть живым. А пребывающая вода вполне могла лишить меня такой радости.
        Решение пришло само. Просто в момент, когда я ощупывал себя стараясь осознать сколько во мне еще есть живого - опустил руку и корпус чуть развернулся. Медленно качая ладонью, я использовал ее словно рыба хвост. Очень большая рыба, очень маленький плавник. Попытавшись поднять руку чтобы оттолкнуться от потолка, я понял всю безнадежность этой затеи. Лишь погрузился с головой. Хорошо хоть рот успел прикрыть.
        Язык и небо мгновенно впитали попавшую внутрь влагу, и я почувствовал вкус гнили. Вода была далеко не первой свежести. Без соли. Не река и не море. Но и не дождь. Скорее талый снег в городском коллекторе. Тошнотворно противный и в то же время желанный. Этот зловонный глоток дал мне обоняние и чувство вкуса. Еще один маленький шажок к жизни.
        Чтобы не потерять рассудок от монотонной работы я начал считать. Простой метод счета, от одного и до скольких сможешь. Просто чтобы почувствовать время. Ощутить, что оно тоже имеет свое течение. Вернуться в его русло. Вдох - раз. Выдох - два. Медленно. Не спеша. Не останавливаясь. Не делая перерывов.
        Полторы тысячи счетов. Именно столько мне потребовалось чтобы пересечь помещение, в котором я был заперт стихией. Дверь справа. На глубине полуметра. Ничтожное расстояние для обычного здорового человека. Нырнуть, да сделать. Практически непреодолимое препятствие для однорукого меня.
        Помня, что для погружения стоит лишь поднять руку я подобрался как можно ближе. Затем начал медленно доставать из воды ладонь. Предплечье. И вот я уже опускаюсь вниз. Пальцы упираются в потолок, но я все еще недостаточно глубоко. Оттолкнуться от бетона вниз, но сил оказывается недостаточно, и вот я снова на поверхности.
        Отдышавшись и выровняв положение тела, я попробовал повторить трюк. Но теперь вместо того чтобы поднимать руку попробовал зацепиться ею за косяк и подтянуть себя вниз. Удалось, хоть и не с первого раза. Но стоило погрузится чуть глубже как меня буквально вытолкнуло наружу словно пробку от бутылки с вином.
        Ощупав себя, я понял, что все еще одет в остатки какого-то комбинезона. Возможно военного или специального. Иначе чем объяснить, что воротник надулся, не позволяя мне опуститься глубже и утонуть я не мог. Память все еще не возвращалась, но сейчас она была не главным. Если у меня есть спасательный жилет, или по крайней мере его часть, значит можно его спустить. Или отстегнуть.
        Талая вода не ждала пока я оклемаюсь и за время моих рассуждений успела подняться так что теперь мне приходилось упираться в потолок уже носом, а не макушкой. Еще пара тысяч счетов, и она заполнит комнату. А значит ждать, когда восстановятся мышцы руки окончательно у меня просто нет никакой возможности. Утонуть в бездействии или утонуть, стараясь выжить - выбор очевиден!
        Отбросив саму попытку сохранить остатки плавучести, я нащупал небольшой пластиковый клапан и торчащую в нем пробку. Будь я здоров вытащить ее не представляло бы никакой сложности, но ослабевшие пальцы скользили по ребристой крышке. Я все никак не мог ухватить ее указательным и большим пальцем пока до меня наконец не дошло. У меня просто нет указательного пальца. Как и среднего. Только большой, безымянный и мизинец.
        Черт его знает, что или кто меня так покромсало, но явно не с проста я стал таким уродцем. Да и нахождение в замкнутом помещении с единственной дверью без окон - тоже не просто так. Вполне возможно, что сотворившее это со мной нечто ждало сейчас за колыхающейся в воде дверью, но сомневаться было бессмысленно. Набрав в легкие по больше воздуху, я крутанул крышку, воротник засвистел, выпуская газ, и я погрузился в воду с головой.
        У меня даже плана как такового не было, простой набор действий, который должен был привести в соседнее помещение. Или помочь выбраться наружу. Просунуть оставшиеся пальцы за створку двери, потянуть ее на себя и протиснуться в щель. Дел-то? Но все пошло наперекосяк с самого начала. Дверь не желала открываться, и спустившись к самому дну я обнаружил булыжник размером с половину меня. Попробовал потянуть, но тут же бросил это безнадежное мероприятие.
        Без вариантов. Я его даже пошевелить не могу, не то что отодвинуть. Ухватившись за дверь, я вытолкал себя наверх, чтобы сделать еще один глоток зловонного воздуха и понял, что этот будет последним. Места под потолком хватило ровно на столько чтобы губы могли втянуть тонкую струйку и не набрать при этом в рот воды. Выхода не было. Нужно выбираться немедленно, иначе я просто умру. Вновь. И не факт, что мои волшебные помощники справятся в воде так же хорошо, как на воздухе.
        Вновь опустившись на дно, я обшаривал оставшимися пальцами пол, но ничего. Ни каких признаков того что могло бы мне помочь. Воздуха оставалось все меньше. В груди начало ощутимо жечь, и пытаясь сдержаться я ударил по ней ладонью. Металлические ребра впечатались в кожу. Граната!
        Не веря удаче, я выдернул чеку, благо усики были уже отжаты, и просунул ее в дверной проем. На всякий случай прикрыл дверь и успел оттолкнуться от нее за секунду до взрыва. Гидроудар в замкнутом пространстве мгновенно оглушил, разорвал брюшную полость и уже без того поврежденные органы окончательно превратил в труху. Но я все еще был жив. И теперь прямо передо мной был проход наружу.
        Воздух вбило из легких. Как я смог не вдохнуть в первую же секунду воды - не знаю. Но пробираясь по дну и отталкиваясь единственной рукой я сумел выбраться в следующее помещение. Вырваться наружу. Схватить губами глоток воздуха. Без разницы какого, дышать и жить. Больше я ничего не хотел.
        Я полз по дну вдоль стены, пытаясь оттолкнуться вверх и ухватиться за любой выступ. И в конце концов мне это удалось. Под пальцами я почувствовал холод железных перил. Подтянулся, еще и еще раз. Поднял голову над водой и вдохнул полной грудью обжигающего неестественно пьянящего воздуха.
        Подтягиваясь на единственной руке, я сумел выползти на лестницу. Перевернулся лицом вверх и блаженно вздохнул. Я выжил. Выбрался из каменного плена. Выбрался из водяной тюрьмы. Пусть мне холодно и терзает голод. Пусть от меня осталась только половина, будем считать, что лучшая. Я дышу. Я мыслю. Я существую.
        Не знаю сколько прошло времени с моего пробуждения. Может быть месяц. А может и год. Вода перестала прибывать, но и уходить не спешила. Обычный человек не мог бы выжить в таких условиях. Но я давно уже не был обычным. Да и человеком меня можно было назвать лишь с большой натяжкой.
        Хоть я и калека, но пока есть малейший шанс, я буду цепляться за него. Глаза уже начали болеть и ощущать холод. Значит вскоре я увижу свет. Если он тут есть. Вдыхая обжигающий легкие кислородный коктейль, я подтянул себя к стене и привалился к ней спиной. Из глубин подсознания всплыло слово регенерация. Наномашины. УДИ.
        Вот только перед глазами не было ни намека на интерфейс. Я даже попробовал его мысленно вызвать. Безрезультатно. С трудом дотянувшись правой рукой до шеи, на воздухе каждое движение давалось гораздо тяжелее, я прощупал основание черепа. Чипа не было. Не знаю уж куда он делся, но вместо него была ровная затянувшаяся кожа. Свежая и влажная.
        Восстанавливающийся мозг порождал причудливые воспоминания прошлого. Жизни, которая была бесконечно давно. Автоматные очереди и взрывы. Бомбежки. Горящих людей и технику. Голод, бесконечный голод и тех, кто был ему подвластен. Я не помнил себя, но прекрасно осознавал - мир в который я возвращаюсь не наполнен радостью или счастьем.
        Это мир конца. Мир смерти. Мир апокалипсиса.
        Глава 3
        - Твою дивизию, - я с трудом дышал, прислонившись спиной к теплой стене. Организм никак не мог приспособиться к избыточному количеству кислорода. Будто в барокамеру засунули. Даже эффект алкоголя получил. Весело, без причины, голова немного кружится, легкие обжигает при каждом вздохе. Хорошо хоть помощники в крови справляются с прорабатыванием этой адской смеси в полезные вещества. Вспомнить бы еще как они называются.
        Хотя какая к черту разница как называется часть меня, когда я не помню ни то что кто я, но даже как меня зовут? Ни имен, ни названий, ни где я нахожусь. А вот навыки - навыки остались. Плевать на то что я однорукий безногий инвалид. Я выбрался из водяной тюрьмы. Выжил в состоянии мумии. И умирать сейчас, просто потому что нахожусь в немного неуютных условиях? Хрен вам!
        Правый глаз довольно скоро начал восстанавливаться и первое что я увидел - свет. Пока качество зрения оставляло желать лучшего, но уже было радостно - я не совсем ослеп, я вижу. Вот только не могу определить ни расстояние, ни окружение рассмотреть. Ну хоть направление знаю, уже хорошо. Понять бы только что это за источник света.
        За то время как я впервые его заметил прошло уже несколько часов. Конечно я мог и ошибаться, но кажется направление свечения не изменилось. А значит это не солнце. Оно то уж точно должно было если не закатиться за горизонт, то по крайней мере сменить место на небосклоне. Лампа? Тоже вряд ли. Здоровенное же свечение. Да и на прожектор не похоже, слишком слабое.
        Нет, я допускал что из-за падения зрения просто не в состоянии реально оценивать размер и место, но на мой взгляд больше всего это походило на гирлянду. Здоровенную такую как на городской елке во время новогодних праздников. Только цвет огоньков не менялся, оставаясь все время слегка оранжевыми.
        Такая ассоциация вместе с кислородным отравлением подняли настроение на неразумно высокий уровень. Именно так я подумал, когда поймал себя на мысли. Казенным армейским языком. Значит я военный. Ну или по крайней мере привык с ними общаться. Но скорее все же был в рядах. Просто, возвращаясь к навыкам, я с ходу вспомнил с десяток ситуаций в которых можно было применить сжиженный кислород. Начиная от топлива и горелок заканчивая не обнаруживаемыми бомбами и отравлениями.
        Веселая у меня профессия. Ничего не скажешь. Ну была по крайней мере. Потому как сейчас я явно к строевой службе не пригоден. Таких инвалидов вроде на почетную оплачиваемую пенсию отправляют. Ну там санатории, реабилитация, встречи с молодежью. А я вот как-то не чувствую себя в санатории. Да даже просто выброшенным на улицу! Скорее уж погребенным. Заживо. А может обо мне просто забыли?
        Но раз есть гирлянда - значит должен быть и источник тока. Значит должен быть инженер. Или электрик. Да просто человек, любой! Тот, кто могут помочь. Разобраться в ситуации. Подсказать, в конце концов. А раз так…
        - Люди! - я попробовал закричать, но вместо этого из горла раздался едва различимый шепот и бульканье. Черт. Гортань еще не восстановилась. Языком я шевелить уже мог, но не более. Да и кислород этот… Голоса почти нет так еще и искривлен другим составом воздуха. Не как гелий конечно, но тоже весело. Было бы. Да только вряд ли меня так кто услышит.
        Попробовав крикнуть еще несколько раз, я понял, что дело гиблое. Нужно дольше восстанавливаться. Вообще чудо что я дышу сейчас, не говоря уже о том, что в состоянии передвигаться, хоть и ползком. Подтягиваясь одной рукой. Но это было гораздо лучше, чем не иметь ничего. У меня был слух. У меня была рука. А главное - твердое намеренье выжить в этой заварушке и вернуться… Куда?
        Да какая разница? Ну ладно пусть и не вернуться, но по крайней мере выжить я обязан. А что нужно человеку для выживания? Правильно, тепло, еда, вода. Воды под боком столько что можно утопиться. С теплом чуть хуже, воздух прохладный, но от стен еще веет теплом. Значит дело за малым - нужно поесть. Нереализуемая задача, если учитывать, что я даже не вижу где нахожусь.
        Вот только организм все мои оправдания мало интересовали, я чувствовал, как органы медленно, но восстанавливаются. А значит вскоре я захочу есть. В общем есть такое замечательное слово Надо. Прикинем. Стена, лестница, постоянный источник света - значит я нахожусь в помещении или рядом с ним снаружи. Но первое вероятнее, по крайней мере, ветра я не ощущал.
        Дальше. Если я в помещении, то должны быть либо зал, либо комнаты, либо офисы, либо казармы. В любом случае, найти что поесть можно в любом месте. Понятно, что если я в библиотеке, то шанс найти съестное будет только в коморке сотрудников. А для этого надо найти это самое помещение и все в нем обыскать. Пока на ощупь. Ну а для этого в свою очередь…
        Короче хватит думать, прыгать надо! Ну или ползти. В моем случае.
        Вздохнув я положил руку на пол и наклонившись всем телом брякнулся на металлические листы. Нет, ну хотел то я лечь, аккуратненько так. А в результате приложился лицом заработав здоровенную шишку на лбу. Ну или не заработав, мягких тканей там все еще было не много так что кость, обтянутая тонким слоем кожи, просто глухо стукнула. Даже отзвука никакого не произвел, не то что звона. А ведь это был еще один способ позвать на помощь, просто найти что-нибудь тяжелое и желательно металлическое и как следует постучать.
        Попробовав приподняться на локте, я понял, что дело это безнадежное. Пришлось ползти не то что по науке - по наитию. Руку вперед, локоть согнуть. Правой культяпкой подтянуться. Адская боль пронзившая тело при попытке упереться обрубками ног привела к справедливой мысли что ну его нафиг. Обойдусь тем что есть. Благо никто меня не торопил. Ползи себе. Сколько влезет. Сдохнешь от голода правда по пути - ну так уж сам виноват.
        Так что выработав темп я решил его придерживаться, пока остаются силы. Подтянул себя. Ощупал стену на наличие дверей, благо она с правой стороны, и снова ползи. Каждое движение давалось с большим трудом, отдавало болью во всем теле. Но была и приятная часть. Есть чему болеть. Значит еще живу, трепыхаюсь. И есть возможность двигаться дальше.
        Ну и оглядываться по сторонам я не забывал, хоть и давалось мне это с трудом, и большой пользы не приносило. Но выяснил что свет остается на том же месте примерно. И вывод из этого был весьма интересным. Либо, что мало вероятно, он двигается вместе со мной. Либо, что точнее, он такой здоровый или так далеко что мои потуги отползти не делают никакой разницы. Либо, и это будет самое неприятное, и к сожалению, наиболее реальное, ползу я по кругу.
        Почему мне не нравился последний вариант? Да очень просто. Если все так - значит я в замкнутом пространстве. Да, тут не особенно холодно и есть свет. Может я даже еду найду. А вот что делать если вода снова начнет прибывать? Что-то мне подсказывает что в цистерне сверху выхода нет. Уж больно она здоровая, и опять-таки нет ветра.
        Единственное, что отвлекало меня от мыслей, было мое собственное дыхание и необходимость заставлять сделать следующее движение. Но к счастью длилось это не долго. Метр я преодолевал минут за двадцать. Ну или не метр, не знаю. Просто нащупал небольшие бугорки на стыке между полом и стеной. Будем считать плинтусе. И решил, что раз кулак, с выставленным большим пальцем, между ними помещается то пусть это будет ровно десять сантиметров.
        Ну и считал каждый такой пролет. Не знаю почему, но была у меня привычка считать расстояния. А еще ветер чуять и примерно скорость его замерять. Для чего это было важно? Для гидрометцентра? Нет, как-то не чувствовал я себя сотрудником метеостанции. Ветер, расстояние, дифракция, температура для подсчета поднятия воздушных потоков. Кому это все может понадобится?
        А черт его знает. На этом мысль моя остановилась поскольку под безымянный палец на стене я прощупал выемку. Дверь, братцы!
        Немедля ни секунды решил залезть внутрь. Ну а что я в коридоре не видел? И не надо говорить ничего, и так понятно, что зрение еще не восстановилось. Просто найти что-то ценное в комнате было в разы вероятнее чем снаружи. Вот только легко сказать залезть. Руку то я перекинул, а вот дальше было сложнее.
        От напряжения, когда затаскивал голову и плечи дважды терял сознание. Организм, зараза, никак не хотел понять мои на него чаянья, и всячески призыва к покою. Какой к черту покой если жрать нечего? Ну да ничего. С десяток минут страданий и боли и моя обезображенная тушка наконец ввалилась в помещение. Ура, товарищи. Где бы я не был - я залез.
        Осталось найти что-то достойное. И, господи, пусть это будут протеиновые батончики.
        Глава 4
        Ну что сказать. Облом, это антоним к слову успех. Ну то есть обнаружилось в комнате сразу много чего. Во-первых, я нашел кровать, далеко не первой свежести. Явно самодельную, и какую-то маленькую. Не то для коротышек делали, не то для детей. В общем для меня, наверное, в самый раз будет. Пока ног нет. Почему пока? Да вот чесались мои обрубки очень сильно. И во время ощупывания, пока отдыхал от заползания через порог, обнаружились на них небольшие выпуклости. Тоненькие такие, мягкие, словно молодые росточки из земли лезут.
        Вот только попробовал погнуть, и мгновенно такая боль пронзила, прямо до середины спины. Сразу понятно стало - не трогай. А что, я же не против. Ходить я на них все равно не могу. Так что, хай растут. Авось что полезное появится. Вот только мучали меня сомнения что без нормального питания рост этот скоро прекратится. А значит на первый план вновь выходила проблема еды.
        Прополз по стеночке и кровати до угла, в котором стоял не то горшок, не то торшер. Оттуда шел поток неяркого света, так что по умолчанию ничего съедобного быть не могло. Не мог же я питаться лампочками? Кстати этот тоже состоял из маленьких светящихся пятен. По крайней мере мои глаза так его воспринимали. И тут два варианта, либо я попал на склад гирлянд, либо у меня проблемы с восприятием света.
        Нет, конечно проблемы у меня были, это понятно. Картинка была такая что я с огромным трудом мог отличить светлое от темного. Но в целом постепенно становилось лучше. Правда пока я не мог с уверенностью сказать, что зрение улучшилось, но оно восстанавливалось - это вполне однозначно.
        Дальше вдоль стены был офисный стул и такой же стол. И то и другое из пластика. Добравшись до встроенной тумбочки, я подтянулся и уперев спину в дерево с надеждой раскрыл первый ящик. Ощупывать каждый предмет в нем было не самым сложным заданием на сегодня. Но вскоре я с сожалением понял, что ничего съестного в нем нет. Только тетради и папки. Желудок призывно забурчал, объявляя, что готов сожрать даже листы бумаги. Но я его энтузиазм не поддержал.
        Не знаю уж чем я питался до того, как очнулся - но сейчас мне нужна была нормальная еда. На бумагу я пока был не согласен. Но галочку в уме все же поставил. Если бумага натуральная, а не специальный вохровый пластик, то она содержала целлюлозу. А древесину в голод вполне можно было есть. С рядом ограничений правда - но можно. Ну, типа, выварить в кипятке до растворения. Добавить, чего съестного. И только потом. Но нет, это пока не мой вариант.
        Вздохнув я открыл следующий ящик. Опять бумага. Какие-то книги, блокноты. Черт, откуда в этой комнате столько барахла? Я же точно помню, что до дня Т, возьмем его условно, ну до того, как я во всей этой истории оказался, бумага хоть и не была в дефиците, но использовалась в основном в гос. учреждениях и на закрытых предприятиях. Просто чтобы сервера не взломали и не украли особо важную информацию.
        По всему выходило что я именно в таком заведении нахожусь. Странно, очень странно. Дом в форме круга в котором используют бумагу и при этом нет не ветерка. В голову пришло только одно слово - лаборатория. Возьмем за рабочую гипотезу что так оно и есть. Я в лаборатории, давно и судя по всему на долго. Что я о них знаю?
        Во-первых, штука эта не частая, но и не редкая. Много их, разных. И фармакологических, и биологических. Во-вторых, они бывают как гражданскими, так и военными. Судя по тому, что я сам был в армейском комбинезоне, да еще и с гранатой - склоняюсь к второму варианту. В-третьих, они бывают подземные и наземные. И вот тут-то наступает пипец. Если она подземная, значит уровень воды может подняться хоть под самый потолок. Правда сделать я все равно ничего не могу пока. Не с таким телом.
        А вообще откуда у меня ощущение что с ним что-то может произойти хорошего? Да просто есть. Это как с уставом по использованию «малышек» в городской застройке. Помню на уровне наития. Вот вроде и нет ни каких признаков что знаю, а как подумал так вот оно, дальность работы, возвышение, подбор боеприпасов. Все со мной, будто и не девалось никуда. А отвлечешься и как не было, только ветер в голове.
        Ну и по результату то что? А все то же - надо еду искать. А то блин с голодухи двину ноги, которые еще отрасти не успели. А все эти рассуждения от того что организм таки победил и выбил себе время для передышки. А раз осознал то надо дальше двигаться. Следующий как говориться… Гхм… Ящик. Последний.
        И вот понять не могу. Вот что мне стоило залезть в этот ящик раньше остальных, а? Сунув культю, сразу почувствовал нечто мягкое и склизкое на ощупь. Но прежде чем успел сообразить, что это за дрянь или принюхаться для приличия, понял, что уже жую. Ни вкуса не почувствовал, ни запаха. Только то что органика. Черт его знает, может у меня рецепторы в этот момент отключились? Но то что оно было таки съедобно объявил уже мой желудок. По крайней мере рвотных позывов не наблюдалось.
        Хотя, честно скажем, там до этого было на столько пусто что попадание любой пищи пришлось бы кстати. А вот когда я второй раз руку в стол засунул уже решил подойти к проблеме более придирчиво. И как не странно обнаружил второй такой же предмет. Склизкий, размером с мою ладонь примерно. Довольно мягкий. Пахнет… черт его знает, чем-то сладковатым.
        Твою дивизию!
        Стоило замереть, принюхиваясь как предмет в моей руке начал разворачиваться! Вашу мать, да оно живое! Какого черта?
        От растерянности я даже уронил этого странного не то червя, не то личинку. И только потом в голове пронеслась мысль, что любые углеводы в пустыне полезны. И жрать нужно, как говорил тащ сержант, не только сухпаи, но и змей, скорпионов, тушканчиков и вообще любую живность, которая может быть найдена на подведомственной территории.
        - А ну, стоять… - пробормотал я на ощупь ища беглеца. В самом деле - похоже личинка. Уползти по крайней мере оно не успело. Так что вот ребята. Кушать подано.
        Теперь, осознавая, что обед у меня живой, жевать его было куда сложнее. Но еда есть еда. Какой бы она не была. Благо судя по всему в странном бродячем бурдюке хранилось вполне съедобное месиво, и даже вкус был слегка приятный. Не курица конечно, но мы банкеты и хуже видали. По крайней мере в учебке.
        На мое счастье судя по всему эти здоровенные личинки были очень питательны. Как я это определил? Да очень просто! Организм, ну или мои микроскопические помощники, получил наконец строительный материал для восстановления тела. А вот как уж оно восстанавливалось, вот тут врагу не пожелаю.
        Меня скрючило так что я мгновенно потерял сознание. Сколько прошло времени с этого момента я не знаю, но, наверное, не очень много потому как очнулся я от жуткой боли. Росли пальцы. Вот прямо росли. Сначала бугорки, потом шишечки, все удлиняющиеся пока не появились фаланги. Волшебное конечно зрелище. Да только такая боль была что хотелось сразу руку отгрызть. Чтобы не мучиться. Да только отвлекся я малость. На глаза.
        Никому не пожелаю такого ада. Когда зубы сверлят без наркоза, сущий пустяк по сравнению с выпрямлением хрусталика и вытягиванием нервных волокон и колбочек. Будто раскаленная игла входит в зрачок. Кровь и лимфа в глазном яблоке выкипает, обжигая мозг изнутри. Но на этом не останавливается и следом за иглой в глаз вонзается венчик блендера.
        Потрясающее ощущение я вам скажу. Только блин повторять я его крайне не хочу.
        Зато через некоторое время я смотрел на мир пусть и мутноватым, но вполне приличным взором. По крайней мере и себя, и комнату и дверь за которой был коридор - все рассмотреть смог. И в первое же мгновение бросился мне в глаза открытый ящик из которого ползла отвратительная даже на вид зеленоватая личинка с какими-то оранжевыми пятнами.
        Куда на! Ты мой ужин!
        Ничего не знаю по поводу внешнего вида - но результат меня более чем устраивал. Попробовал упереться на ладонь чтобы подползти ближе к улепетывающей твари и с удивлением обнаружил что у меня есть левая рука! Маленькая, как у коротышки или ребенка лет двух. Но есть! А значит еще десяток таких тварей и я смогу стать вполне нормальным.
        Больше я даже не думал о вкусовых и визуальных составляющих. Просто поймал и сожрал по заветам коммунизма. Вот только в комнате она была последняя, а значит нужно двигаться дальше. Авось в следующей комнате найдется еще. Не обращая внимания на протесты организма и боль во всем теле, я пополз к выходу.
        Мама… в смысле Твою Мать! Я что совсем тупой?
        Если есть личинки, такие вкусные, значит есть и тот, кто их отложил. И он блин прямо передо мной, в коридоре. Тварь полуметровой длинны больше всего напоминающая бронированную многоножку. Треск, с которым это нечто сомкнуло странные челюсти, сходящиеся с шести сторон, заставил меня ползти к двери со скоростью арабского скакуна. Новые конечности были бесполезны, но ринувшаяся на меня тварь не оставляла выбора.
        Глава 5
        Я успел захлопнуть дверь в последнюю секунду. Прямо перед носом разъяренной мамаши. Ну или папаши. Черт их разберет. Да и какая разница. А я-то блин на помощь звать собирался. Ага, приползла бы такая помогать несколько часов назад остались от меня только ошметки. Нет, приятно знать, что за дверью меня ждет сытный ужин, если гастрономически смотреть.
        Вот только он бронированный, злой и с жвалами в двадцать сантиметров. И судя по скрежету не особенно намерен дожидаться пока я к нему сам выйду. Крайне неприятная ситуация, особенно учитывая, что оружия у меня нет. Хотя стоп. В прошлый раз я точно так же думал, а у меня по результату нашлась граната.
        Обшарил почти полностью восстановившейся пятерней разгрузочный жилет и понял, что надежды мои хоть и не беспочвенны, но мало реальны. Нет, полезное у меня нашлось, я себя даже обматерил несколько раз разглядывая тонкий пакетик сухпая на витаминах. Нет чтобы у воды его найти? Мог бы запросто получить дневную норму питания. Но к счастью он на то ирпб что есть его можно без воды. Хоть и противно конечно. Должно быть.
        А вот мне не было. Будто карамельку сжевал и не поморщился. Странные у меня, однако вкусы. Личинок жру без сомнения и с явным аппетитом. Голимую химию рассасываю так будто она и не химия совсем. Можно конечно сбросить все это на перерождение и голод, но логика и обрывки памяти подсказывали что все не так. Как и кожа. Вернее, ее цвет.
        Из осколков воспоминаний родился образ, вроде как я и не я. Оттенок тоже вот ни разу не розовый. Скорее к желтому ближе. Хоть и не азиат я вроде. Ну, а сейчас, что там говорить - малосольный огурчик. Так, слегка с коричнева. Но в основном сочного зеленого цвета. Хэх, приплыли. Значит я вроде как растение? Должен солнышком питаться. А вместо солнышка у нас сегодня вон та странная хрень оранжевая. Типа как гроздья винограда висят. Только светятся, и тепло от них идет вполне ощутимое.
        Ладно, с этим и позже можно разобраться. Что у меня еще есть? Пистолета нет, увы. Только обрывок ремня к кобуре. Остался вероятно там же где и нога. Ну и вторая тоже. В специальном узком кармане нашелся армейский мультитул. Разряженный естественно. Ну и ладно. Шуруповерт с кучей насадок и электрические кусачки мне сейчас без надобности. Хоть их и можно зарядить путем обратной редукции - покрутив головку специальной ручкой. А вот длинный клинок самое то что нужно.
        Был бы я в отличной форме - без проблем бы разделал тут тварь под орех и съел. Но сейчас я даже ребенка пятилетнего не переборю. Дверь и то только собственным весом держал. Хмм. А в принципе почему бы и нет. Уйти я все равно не могу, как и заснуть или отодвинуться. Значит нужно приоткрыть слегка дверь ну и попотчивать супостата отличным клинком.
        Глубоко вдохнув я приоткрыл дверь давая гигантскому насекомому просунуть вперед часть туловища. Вот только подзабыл я как-то свойства подобных тварей. Секунда и почти половина тела уже торчит снаружи, а остальное не собирается ждать. Уцепившись в металл, до глубоких царапин, многоножка секция за секцией втягивалась внутрь.
        Не став ждать, пока она полностью освободиться и атакует меня с свободного пространства я полоснул по морде гадины ножом. Как по камню ударил. Клинок хоть и выдержал, но в руку отдало болью. Черт, неужто я ничего не могу против нее сделать. Думай! Еще несколько раз безрезультатно тыкнув в насекомое клинком я понял, что такая тактика абсолютно бесполезна. Мне нужно пробивающее оружие. А лучше просто пистолет с бронебойными пулями.
        Ага, а еще парочку принцесс в придачу, и королевство. Да только блин - это не сказка. и выкручиваться надо тем что есть. Схватив офисный стул я с силой сунул его прямо в пасть многоножке. Щелчок и толстый, с виду надежный пластик разрезан в самом толстом месте. Потрясающе. Да она поди и железо с тем же успехом грызть может. Не говоря уже о мясе и костях. Впрочем, она тоже не неуязвима. Раз двигается значит есть стыки. Да и вряд ли может она сворачиваться клубком наружу.
        А раз так…
        Плюнув на последнюю предосторожность, я поймал многоножку за длинный ус. Прочная зараза. Но в руке не скользит. Значит надо пробовать.
        Отпустив дверь я что есть сил дернул на себя насекомое и тут же повалился сверху. Раздалось противное трещание которое однозначно походило на воинственный клич. Потом тварь выгнула спину и лапы пытаясь меня достать, хорошо хоть ноги у нее в обратную сторону не выворачивались. А вот потом случилось то что в мои планы совершенно не входило. Убедившись, что схватить меня не удастся, насекомое рвануло вперед.
        Ох копать картофан. Я как-то забыл, что те же муравьи способны поднять груз в пятьдесят раз больше своего веса. Ну а эта легко потащила меня по комнате со скоростью под сорок километров, с удовольствием прикладывая обо все углы. Сделать что-либо своей махонькой второй ручонкой я не мог, а надеется на то что тварь устанет раньше меня было по-детски глупо.
        Решив не дожидаться момента, когда силы меня окончательно покинут, на очередном вираже, я просто соскочил с своего скакуна и забился в укрытие. В единственное которое было - под стол. Ну а что. С трех сторон какое-никакое, а прикрытие. Будь у меня ноги нормального размера, а не эти странные отростки - наверное не поместился. А так, влез, как миленький. Еще и ящик из стола выдернул, прикрывшись им. Понятно, что эта защита вообще не о чем, вмиг своей бронированной тушкой прошибет. Но у меня хоть время будет нож в нее вонзить.
        Поставив перед собой кусок пластика, я отвел единственную нормальную конечность с зажатым в ней мультитулом. А дальше… Я даже не сразу понял, что происходит. Злобно застрекотав чудище бросилось на меня. В полуметре, когда тело превратилось в один смазанный контур, оно вдруг замерло и остановилось как вкопанное. И дальше подходило уже очень осторожно, ощупывая все своими усиками. Чем ближе многоножка приближалась, тем медленнее ползла. Я даже прифигел от такого развития событий. Что случилось? Почему? Да блин, какая к черту разница?
        Толкнув ящик вперед, от чего насекомое тут же встало на дыбы, я воткнул нож в мягкое брюшко. Челюсти затрещали, пытаясь добраться до меня. Когти на лапках мгновенно разодрали кожу обжигая ткани кислотой. Да еще и из раны пошел странный едкий запах. Но я не отпустил тварь до тех пор, пока не прокрутил нож в пробоине давая яду убить владелицу.
        И все равно парализовало меня раньше. То, что яд на меня действует гораздо сильнее чем на эту чертову многоножку я понял, когда рука сама собой пошла вниз. На последнем усилии я смог откинуть насекомое в сторону, отпустив единственное оружие, которое у меня было. Затем прикрылся ящиком, и провалился в забытье.
        Сколько я проспал, не знаю. Тело болело, но это было уже привычным фактом. Зрение вроде чуть улучшилось, приходя в норму. Ну как, в мою норму. Я как был калекой, так и остался, да только странным, чересчур живучим для человеческого существа. Не знаю уж почему, но я знал - при таких повреждениях и с той долей яда что я получил в организм - люди не живут. А я вполне нормально. Даже не верится, что еще с утра, я решил время своего первого пробуждения считать утром, у меня не было никаких признаков восстановления.
        Осторожно выглянув наружу я понял, что многоножка все. Она лежала на боку, не сумев свернуться кольцом из-за ножа, торчащего из ложной головы. Осторожно отодвинув ящик, я подполз к твари и ударил ее кулаком по хвосту. Ноль реакции, а вот руку чуть не отбил. Хорошая броня у насекомого, надо будет придумать как ее использовать.
        Выдернув нож, я вытер его о лоскуты одежды, и тут понял, что попавшая из ран на кожу кислота почти не вызывает реакции. Ого, вот уж в самом деле - что нас не убивает то делает сильнее. Тут главное не переборщить. А то и умереть можно. Но для начала нужно перекусить. Благо теперь есть чем. Килограмм пять в этом насекомом точно есть. Может и все пятнадцать.
        Вот только от разделки туши меня отвлекло стрекотание, идущее снаружи. Пока далеко, но с каждой минутой все ближе. Бросив дело на пол пути, я дополз до двери и закрыл ее, теперь уже на засов - повернув круглый рычаг в центре. Я бы и в прошлый раз его вывернул, да дверь не была плотно закрыта. Теперь же щеколда вошла в паз, и я оказался в безопасности.
        На то короткое время пока тварь, или твари, снаружи не поймут что в их владения забрел вкусный человечек…
        Глава 6
        Оказавшись в некоторой защищенности, я наконец смог спокойно осмотреть помещение. Самое простое определение - детская. Ну вернее подростковая, не знаю, как правильно назвать такую комнату. На маленькой кровати уже не было игрушек, хотя парочка кукол завалялась под ней. На вид вполне приличного качества, вот только в голове появилось слово - напечатанные. Черт его знает почему. Может из-за неправильных форм и того что лицо явно было раскрашено от руки? А так ну пластик и пластик. Ничего необычного.
        Кроме разве что того что изначально эта комната явно не предназначалась для жизни. Явно угадывались офисные черты. Все белое, даже в свете оранжевого растения, забравшегося под потолок. Сделано с явным расчетом на стерилизацию. Кровать была сделана из перевернутого лабораторного стола. Вот же постарался какой-то умелец.
        На одной из стен нашлась надпись, заклеенная детскими рисунками - МедБиоХим. И красивый сдержанный логотип в виде мензурки с цепочкой ДНК. Ага, понятно. Ну я и раньше предполагал, что эти твари не могут быть естественного происхождения. А тут вон оно как значит. Скорее всего здесь их и вывели. Только зачем?
        Отбросив осмотр на потом я разделал насекомое и разделил его на порции. Оно практически полностью состояло из мышц, такой концентрированный белковый и протеиновый коктейль. С содроганием откусил первый кусок, стараясь не принюхиваться. Опомнился только когда желудок был забит до отвала. Вкусно блин! И черт с ней - пользой сыроядения. Просто тупо вкусно. Нечто среднее между лососем и вареной куриной грудкой. По сравнению с личинками конечно не так сладко - но однозначно питательно. Я после такого даже спать завалился мгновенно.
        Проснулся я от того что организм снова требовал есть. Не просил, именно требовал. А вот в туалет не хотелось совершенно. Вопрос куда все делось нашелся мгновенно. Ноги. Маленькие черт возьми, словно у пятилетнего ребенка. Тощие. Но явно человеческие нормальные ноги. Я если честно после того как на меня кислота многоножки действовать перестала уж подумал, что от поедания ее мяса у меня тоже хвост вырастет. Но нет, пронесло. Вроде.
        Левая рука тоже подросла и теперь была всего на тридцать сантиметров короче правой. В два раза почти… Но тут уж ничего не поделать, нужно отъедаться. Благо еще килограмм восемь мяса у меня было. Да и о растении в углу забывать не стоит. Может салатик себе какой забабахать? Ну там мясо с зеленью. Правда выглядит оно так себе. Да и на ощупь оказалось больше на камень похоже, чем на дерево. Чересчур жесткое. Ну а светящиеся ягоды я и вовсе есть не решился. Что-то мне подсказывало, что это крайне вредно для организма.
        Остановившись на протеиновой диете я схомячил всю сколопендру за два раза. Только головогрудь оставил. Уж больно она была кислой и противной. Явно ядом наполнена. А он вполне мне еще пригодиться мог. На мое счастье в комнате оказался водопровод. Наверное, для опытов делали, потому как осталась только маленькая трубка да краник. Но я и такому был рад.
        Воду пришлось выкачивать наружу руками, благо кто-то предусмотрел небольшую помпу. Странно конечно, что у лаборатории не было энергоснабжения. Но может это одна из причин по которым ее покинули? Да и вообще, не уверен, что его нет. Может из-за наплыва воды что-то в здании коротнуло и поэтому подачи электричества не наблюдается? Гадать сейчас было бессмысленно. После третьего сеанса сна, когда от насекомого осталась только броня да голова с ядом, я серьезно задумался.
        Понятно, что нет возможности сидеть внутри бесконечно. Да что там. Еды нет - значит надо выползать наружу. А может даже и выходить. Ноги хоть и держали с огромным трудом, и были явно короче моих прежних, но несколько неуверенных шажков я сделал. Сколько я в этой комнате? Тут ведь время не угадаешь. Когда проснулся тогда и утро. Да и сколько времени, между тем как отрубился и как встал прошло - тоже неизвестно. Может я всего пару часиков вздремнул, а может проспал несколько суток.
        Насекомые несколько раз пытались проникнуть внутрь, но не очень уверенно. А после того, как улучив момент, я сподобился намазать снаружи дверь ядом так и вовсе отстали. Пришлось его обновить, но логика была понятна. Значит они в большей степени реагируют на ощущения и запахи чем на звуки. Логично в принципе, все как с обычными насекомыми.
        Решив готовиться к выходу, я начал разбирать все вещи сортируя их по категории полезности. Для начала нужно понимать, что вернуться в комнату я смогу далеко не во всех случаях. Может придется запереться в следующей и там снова отъедаться. А лезть на многоножку с одним ножом - полная глупость. И не факт, что мне повезет и там снова будет кровать, вода и пища.
        А значит нужны три категории. Оружие и защита. Еда. Информация.
        С едой все понятно. Я выскреб панцирь многоножки изнутри и у меня получилось чуть меньше полкило мяса. Его сложил в герметичный пластиковый пакет. Мух я тут не заметил, но кто его знает. Вдруг пропадет? Воды набрал в закрывающиеся пластиковые пробирки, надеюсь в них не было никаких химикатов. Этого мне хватит на один прием пищи или два, если растянуть.
        Оружие, да, тут возникла загвоздка, заставившая не на шутку призадуматься. Нож входящий в универсальный инструмент никак на полноценное оружие не тянул. Хоть и показал себя в сражении превосходно. Да только тварь была одна и затормозила, почуяв слизь, оставшуюся от собственных детенышей. По крайней мере именно так я себе объяснил ее поведение.
        Учитывая, что на помощь многоножке не примчалась толпа собратьев, будем считать, что существа они не стайные. Вот только значит это, что другим на выделения молодняка конкретно этой особи будет наплевать. Скорее уж наоборот набросятся на беззащитную пищу. А значит использовать ее можно как приманку, а не как отпугиватель. Тоже не плохо, между прочим.
        Дальше шел яд многоножки. Его я сцедил в пакет для образцов. Благо тут этого добра полно было. А вот шприцов, на которые я надеялся, нашлось только два. Судя по тому, что яд тварей парализует у меня, будут не плохие шансы. Если конечно я подберусь достаточно близко, переверну или побью броню, смогу вонзить и впрыснуть химикат. Короче достаточно много всяких если.
        Я облазил всю комнату сверху донизу, но не смог найти даже обычного молотка или разводного ключа. Значит придется обходится тем что есть.
        С защитой все было чуть лучше. Во-первых, на мне был бронежилет из высокомолекулярного броне пластика. У него в отличии от титана, была нулевая плавучесть, иначе мой труп уже лежал бы на дне коридора. Бронежилет был цел, только несколько осколков в пластинах застряло. Во-вторых, у меня была чешуя многоножки, из которой я собирался сделать наколенники и нарукавник. Тут кстати пригодится армейский инструмент. Ну а в-третьих у меня была огромная гора пластика. Спинки кровати, боковины стола, куски от шкафа - если собрать их все вместе, то получится хоть и громоздкий, но прочный щит. Впрочем, можно обойтись и значительно меньшим, тем более что держать мне его пока не чем, левая рука до конца не восстановилась и сейчас замерла на уровне десятилетнего.
        Я прямо слышал, как организм кричит: «нужно больше ресурсов»!
        А за ними нужно выходить наружу и сражаться с многоножками, не думаю, что она там одна. Впрочем, мне до полного восстановления надо еще килограмм сорок мяса. Ну или тридцать.
        Последним пунктом по очереди, но не по важности была добыча информации. И вот тут наступала полнейшая жопа. На мою собственную память полагаться было бессмысленно. От нее остались какие-то лоскуты. Даже женское лицо, которое всплыло во сне и заставило сжаться сердце позже я не смог однозначно ассоциировать. То ли Кристина, то ли Марина, а может и вовсе Кристалл. Вроде моя девушка, или жена. Но в то же время однозначно сказать я не мог.
        Да и собственное имя. Я если четно надеялся, что оно окажется на кителе военной формы, однако там были только нашивки старшего капитана вооруженных сил Сахалина. Нет, конечно написано так не было. Но четыре звездочки, стоящие ромбом, и буквы ВС РФ о. С. Расшифровать можно было только так.
        Хэх. Обидно несколько. Майора не получил значит. С другой стороны, а кто сказал, что это вообще мой китель? Как и бронежилет? Нет ну сейчас то мои - тут без вариантов. Раз на мне. Но вообще гарантировать что до потери памяти я служил именно в этом чине… Не помню. Нет, то что в армии был сразу всплывает в памяти. И муштра, и побудки, и многое другое. Жизнь в рядах в общем.
        А значит единственным моим источником информации были детские рисунки, которые я нашел в нижнем ящике стола. Взял, перевернул стопку чтобы начать сначала. Посмотрел. И тут меня накрыло.
        Глава 7
        Я держал в своих израненных пальцах обычный альбомный лист, на котором рисовал ребенок. Не слишком умело, но старательно. Второй культей я его даже придержать не мог, так что пришлось положить его на стол перед собой.
        На первом рисунке была девочка, маленькая. В платьице. Черт, вот вроде схематичный рисунок, а будто живую увидел. Русые косички с скромными бантиками. Группа таких же детей. Приютские вроде. А вокруг чернота. Не ночь, не лес. Чернота страха из которой неуверенными детскими ручками вырывались отдельные зубастые и клыкастые монстры. Нарисовано было очень просто, но остальное подсказало мое воображение и память.
        Зомби. Зараженные. Как ты их не называй. Это они окружили тогда детей. Были повсюду. Я помню этот ужас, сам его испытал, тогда. В больнице. Не помню с кем. Но отлично помню ощущение полного глобального конца. Чувство смерти и крови, запах которой ударил в ноздри стоило закрыть глаза. Да, даже для меня это был ужас. Что уж говорить о ребенке. Выдохнув я взял себя в руки и перевернул следующий лист.
        Чернота здесь отступила. Сменившись белыми снежинками и сугробами. Вот только радости на рисунке не чувствовалось. Лица были не улыбающимися, а грустными. Фигурки детей столпились у костра, который горел по центру. А те, кто не смогли найти себе места в круге лежали с краю - нарисованные синим карандашом.
        Воспоминания снова пробились через завесу темноты. Это случилось гораздо позже. Через месяц или два. Уже после того как мировые державы, или все что от них осталось, обменялись ядерными ударами. В небо поднялось столько пыли и пепла что они закрыли небо. Оно наложилось на начинающуюся зиму и температура тогда опускалась до минус ста. Ни тепла. Ни еды. Черт, как же они выжили в этом аду?
        Следующая картинка давала на это ответ, но лучше бы я его не знал. Девочка стоит с ножом у костра. Уже без косичек. Платье испачкано красным. Рядом еще пять таких же фигур. А между ними и вокруг разделанные тела.
        - Дьявол! - я отбросил в сторону всю пачку. Сколько всего выпало за эту войну детям? Всем единой мерой будет отмеряно? Да, хлебнули они горя. Ничего не скажешь. Как взрослые, так и дети. А мы то чем в это время заняты были? Вспомнить бы. До каннибализма у нас вроде не дошло. Хотя гарантировать я это не мог. Но то что сражались день и ночь - это точно. Весь этот промежуток - один сплошной клубок из битв и потерь.
        Потребовалось минут двадцать прежде чем я смог вернуться к рисункам. С каждым из следующих детей у костра становилось все меньше. Холод, голод, нападения зараженных. Причины были разные, а вот результат один. А потом, вдруг, на очередном рисунке я увидел яркое солнце. Даже не сразу рассмотрел в нем едва угадывающийся образ. Человек с автоматом и тарелкой.
        Я помню. Черт! Я помню это! Когда мы пробились через Углегорск и привезли полевую кухню к единственному жилому зданию приюта из всего их городка. Несколько сотен выживших из полумиллиона. Помню те злобные крысиные не верящие глаза мальчишек и девчонок, слишком рано ставших взрослыми. Вот, и они значит помнят и помнят так.
        Ради этого стоило сражаться. Стоило терять товарищей. Стоило подставляться под неумелые выстрелы подростков. Значит это их мы эвакуировали. А теперь, что теперь?
        Я жадно накинулся на стопку листов, изображающих жизнь девочки, где с каждым рисунком картинка менялась. Видно стало что маленькой художнице нравилось изображать свою жизнь. А мне нравилось смотреть как тьма и ужас постепенно отступают. Светлые рисунки. Открытый класс и дети. Праздничный торт с свечками. Мишура и радость.
        Постепенно в стиль изменился. Времени между картинками проходило все больше. А на последних и вовсе была она и парень. И не рисунок вовсе, а почти профессиональный автопортрет. Маленькая девочка с русыми косичками, нарисованная дерганными линиями, превратилась в улыбающуюся девушку. Жизнь взяла свое.
        А значит и наши жизни были отданы не зря.
        Теперь, когда меня чуть отпустило и я смог воспринимать информацию здраво на рисунках девочки, начали появляться странные для меня образы. А вот для нее это было похоже обыденным. Во-первых, свет. Всегда или почти всегда он изображался небольшой россыпью огней. Судя по всему, это были точно такие же виноградные лозы, как и в этой комнате. Странное светящееся растение для нее стало естественным.
        Во-вторых, оборудование. Его она набрасывала небрежно, как несущественное. А вот мне было крайне важно где и с чем она работала. Ну вернее училась, понятно, что преподаватели вряд ли дали бы ей доступ в лаборатории. Но даже на небрежных рисунках легко можно было различить какие-то инкубаторы, с червяками или змеями. Горилл с мордами крокодилов. А потом и вовсе - насекомых.
        При этом художница явно не воспринимала их как опасность. По крайней мере на рисунках это никак не отражалось. Скорее уж как домашних питомцев. И вот это было для меня крайне странно. Я посмотрел на останки многоножки, на листы с картинками. Ну да. Вот она, на одном из изображений. И никакого страха или тьмы.
        Как вообще можно не бояться таких тварей? Яд, прочнейший панцирь, явно дикие и опасные. И тем не менее - они не воспринимались девочкой как угроза. Тут одно из двух. Или я что-то упускаю, или… На этом мысль останавливается. Решить, как насекомые могут быть не опасны при их низком интеллекте и явно хищной природе я не мог. С логической точки зрения должен был существовать способ контролировать этих тварей.
        А что если в процессе произошел сбой? Если многоножки вырвались из-под контроля и атаковали всех этих детей и ученых? Напали, когда те спали или. Я с огромным трудом отогнал от себя вредную мысль. Нет. В комнате был почти идеальный порядок. Ни каких следов крови или борьбы. До моего появления.
        Значит берем по умолчанию что все выжили и просто эвакуировались из лаборатории. Тогда что? Выходит, кто-то случайно или намеренно оставил тут всю эту фауну? Зачем? Вопросов прибавилось. Но теперь хотя бы стала понятна причина появления этих существ. Их вывели в лаборатории. Может их всего несколько. На что я и надеялся, учитывая периодически слышный цокот когтей по железному полу. А то если выясниться что их здесь целая колония, словно муравьев - придется мне ой как не сладко.
        Впрочем, главное, что я узнал - их можно контролировать. Ну или по крайней мере отпугивать. Делать менее агрессивными. А значит моя задача номер два - найти такую возможность. На первом месте конечно стояло выжить и получить достаточное количество биомассы для восстановления организма.
        Почему мой организм превратился в столь быстро восстанавливающееся нечто - совершенно не важно. Меня вполне устраивала ситуация, когда я смогу выжить даже при попадании пули в сердце. Даже более чем устраивала. Не знаю уж давно ли я таким стал, но сейчас это и не важно. Главное, что в сражении, если мне доведется получить раны - они зарастут. А значит и тактику можно подстроить. Не нужно трястись за жизнь, достаточно отползти и восстановиться.
        Следуя этой логике и используя подручные средства, я собрал из офисного стула на колесиках, стола без тумбочки, передвижной щит. Потянул здоровой рукой на себя спинку, щит поднялся - можно ехать. Отпустил и он встал накрепко, закрывая меня с трех сторон на высоту пятидесяти сантиметров. Если они на запахи ориентируются мне этого должно быть вполне достаточно. Ну а если нет - то и черт с ним, лучше мне все равно ничего не подготовить.
        Последним что я сделал было изготовление обувки из простыни и кусков панциря. А то черт его знает. Ядовитая слизь, иголки. Да просто осколки стекла в конце концов. Предусмотреть заранее что меня ждет в коридоре я не мог. Ну а раз так что собираемся и двигаемся дальше. После нескольких минут сомнений я все же решил не есть все мясо, а положить в пустой подсумок из-под магазинов.
        В боковые пошли заполненные шприцы с уже оголенными иглами. Пакет с ядом для отпугивания. Пакет с слизью от личинок для приманки. Литр воды и верный нож в универсальном инструменте. Последний по идее должен быть теперь особенно актуален потому как встроенный тизер никто не отменял. А батарейку я зарядил от динамо-машины. В общем должно работать.
        Собравшись с духом, я отодвинул щеколду и потянул дверь на себя. Никого. Вроде. По крайней мере не видно супостатов. Да и не слышно. Как можно тише я подкатил стул с импровизированным щитом к самой двери и осторожно выглянул. Тихо.
        Ладно, подумал делай. А то можно до конца времен стоять у порога!
        Глава 8
        Решившись я с трудом вытащил самодельную конструкцию наружу. Грохота было столько что глухой услышит. Даже если не хочет. Но мне было уже все равно - в смятении я осматривал заигравшую новыми красками внутреннюю часть лаборатории. Не ослабляя при этом внимания естественно. А то найдется какой-нибудь мясоед, в самый неподходящий момент. А тут я с раззявленной варежкой.
        Корпус МедБиоХим в самом деле был кольцеобразным. Пять этажей вверх, и судя по свечению в воде - внизу тоже что-то да было. Из центра набежавшего озера торчала колонна, достигающая самого потолка. Сверху по ней спускались толстые лианы, увешанные огромными светящимися гроздьями. Штука явно не сама-по-себе выросла, учитывая насекомых. Тоже поди вывели в этой лаборатории.
        И ладно бы это было единственное растение в комплексе, а так по всем стенам расползлись зеленые вьюны, а кое где даже плоды виднелись. Хорошенькое дело. То есть я до растительной пищи не дошел всего ничего. Не дополз вернее. Вот только кроме радости этот факт мгновенно добавил и беспокойства. Во-первых, это прекрасное укрытие для всяких тварей. А во-вторых еще один фактор почему люди не должны были покидать это убежище - еды полно!
        Если исходить из того что я помнил о мире снаружи - соваться туда добровольно может только полный псих - а тут вполне приличные условия для жизни. Так что или снаружи все изменилось или покинули они свои дома не добровольно. Ну или я просто ни черта не понимаю в этой жизни, что тоже вполне возможно учитывая мое сегодняшнее состояние.
        Изначально я планировал двигаться вдоль стены, но теперь, видя все эти кусты, свисающие сверху, решил идти у самых перил. Не могу сразу вспомнить насекомых, которые и в воде, и на земле живут, у них вроде четкая специализация. Так что там должно быть безопаснее чем у странно шевелящихся, без единого ветерка, листьев.
        Расчет казался логичным ровно до тех пор, пока я не отошел к воде и не оглянулся. Твою дивизию… То, что издали казалось просто чернотой и мхом на самом деле было совсем иным. Прямо над моей головой я увидел сотни, а может и тысячи, мелких насекомых. Ну как, для обычного мира они были бы гигантскими. Тараканы размером с кулак. Сверчки с светящимися пузиками, с пол руки размером. А вот по сравнению с убитой мною многоножкой они и в самом деле были не крупными существами.
        Понимая в какой жопе, я оказался решил прежде чем двигаться оглядеться, и это, пожалуй, было правильное решение. Если бы сразу как я остановился по полу не раздался цокот когтей. Я замер, стараясь даже не шевелиться и оглядел коридор. Никого. И все же цокот отчетливо доносился все ближе. У воды безопаснее, ха. Насекомые не могут вылезти или погрузиться в воду - трижды хаха.
        Тварь я заметил в последнюю секунду. Были бы у меня нормальные ноги, может даже успел отпрыгнуть. Однако единственное что осталось сегодняшнему мне это рухнуть на пол и пропустить длинный липкий язык над собой. Хоботок жука был длинной в полтора метра, и из него высовывалась смоченная каплями лента. Но даже сквозь решетчатый пол я легко разглядел тридцати сантиметровые челюсти и ложные лапки. Явно гадина не пыльцой питается.
        Спрятавшись за импровизированный щит, я покатил его вперед, стараясь уйти из радиуса поражения. Но удильщик не собирался так просто отказываться от своей добычи. Плетка языка хлестнула по пластиковой боковине и прилипла насмерть. Сколько бы я не дергал, сдвинуть стол не мог. И в принципе меня паритет устраивал. Ровно до того момента как подводный жук с треском не начал выбираться наверх с явным намереньем добить добычу другим способом.
        Толстая черная броня отливающая оранжевым в свете гроздьев винограда не оставляла ни шанса, пробить ее простым ножом. Черт, да я не уверен, что ее автомат возьмет! Пулемет или крупнокалиберная винтовка разве что. Но это не значит, что я собираюсь сдаваться и отдавать свою жизнь просто так. Знать бы уязвимое место этой твари. Так чтобы и защиты… Да чтож я туплю то так сегодня?!
        Клинок ножа ударил по языку врубаясь со всей силы в незащищенные натянутые мышцы. Звук был словно толстая струна лопнула. Тварь рухнула в воду. Но уже спустя пару секунд, не оправдав моих надежд, вновь появился над поверхностью. Ну а я переставая тупить побежал, на сколько позволяло все мое обмундирование, и короткие ножки.
        Получалось прямо скажем не слишком быстро, особенно учитывая, что ребристый пол был не лучшей поверхностью для катания офисного стула. А вот выбирающийся снизу жук таких проблем не испытывал. Даже не смотря на его поистине гигантский размер он легко перебрался через перила и победно затрещав припустил за мной.
        Выбирая между остаться без укрытия или без головы, я выбрал первое. Перевернул стол, и вылил сверху кислоту из пакета создавая преграду. Удильщик с ходу вляпался в преграду и отскочил недовольно треща. Но я зря надеялся на тупость насекомого. Несколько секунд и оно протиснулось между столом и стеной опершись о последнюю лапами.
        Выругавшись я бросился наутек, стараясь высмотреть безопасное место. А под ноги мне бросались все новые и новые жуки. Некоторые были размером с ладонь, но меня они не сильно волновали, в отличии от здоровенных титанов, которые уже обратили внимание на нашу возню. С верхнего этажа, по стене, спускался богомол на лапах, запросто перешагивающих через преграды размером под два метра. Еще несколько секунд и меня зажмут между двумя тварями. Ну а там, исход сражения предрешен.
        Треск сзади приближался все ближе, и я уже сорвал с груди второй пакет с ядом, чтобы плеснуть жуку в морду. Но случилось все по-другому. Спикировав с потолка на удильщика набросился небольшой, размахом крыльев всего метра в четыре, светлячок. Что может сделать против бронированной туши усеянной шипами жук с короткими лапками я не знал. А потому считал эту атаку бессмысленной и самоубийственной. Вплоть до того момента как зависнув в воздухе в недосягаемости светлячок вдруг сжал брюшко и в водяного хищника ударила, струя светящейся кислоты, практически мгновенно воспламенившейся на воздухе.
        Твою дивизию! Живой огнемет! Насыщенный кислородом воздух мгновенно выжег все на расстоянии двух метров, но я не спешил присоединиться к жукам, решившим полакомиться своим поджаренным товарищем.
        Лавируя между многоножками и длинноногими пауками, я устремился к единственной чистой от лиан и зелени двери. Богомол тоже не обратил внимания на копошащихся собратьев выбрав меня в качестве завтрака. Стоило мне понадеяться, что все обошлось как он перешагнул через перила и опустился прямо напротив нужной мне двери, загородив ее своим телом.
        Одного взгляда на полутораметровые клешни было достаточно чтобы понять, что на этом игра окончена. Вот только я совершенно не согласен сегодня умирать! Никак. Раскрыв пакет с кислотой, я кинул его в морду застывшему перед атакой чудищу. Богомол, не ожидавший такой наглости, дернулся, и попытался отскрести с морды шипящую жидкость.
        Тех нескольких секунд что он растерялся мне хватило чтобы поднырнуть под брюшко и выскочить с противоположной стороны. В чем-то маленький рост и плюсы свои имеет. В процессе я не выдержал искушения и ударив по сочленениям на брюшке сделал длинный продольный разрез. Изнутри сразу пахнуло свежим мясом, но времени делать себе вырезку на ужин не было. Я проскочил дальше, едва разминувшись с одной из ног озверевшего насекомого. Хотя, казалось бы, куда больше. И наконец оказался у нужной двери.
        Дернул за нее и понял, что створки накрепко заперты. Даже приложив все усилия, одной рукой открутить ворот у меня не получалось. Насекомые подбирались со всех сторон, богомол, лишившийся глаза, злобно потирал клешни приближаясь, а у меня осталась только одна вещь которую я мог использовать.
        Хотел я отложить ее на потом. Надеялся, что хватит моих припасов чуть не подольше. Но выхода не оставалось. Добраться до комнаты в углу у меня уже не хватит ни времени, ни сил. Так что единственный вариант - эта дверь. А значит нужно выиграть хоть немного времени.
        Выдернув из нагрудника остатки мяса многоножки, я окунул его в слизь, оставшуюся от личинок, а затем кинул мимо морды богомола подальше от себя. Реакция была именно такой как я и ожидал. Приманка сработала на отлично. К ней тут же бросился и забывший обо мне охотник, и с десяток самых разных хищных жуков от мала до велика.
        Пока разгоралась битва за пищу, в которой многие насекомые помельче присоединились в качестве еды, мне все же удалось открутить вентиль, и юркнув за дверь мгновенно захлопнуть ее за своей спиной.
        Глава 9
        В нос мгновенно ударил новый запах. Стерильности. Чистоты. Медицинской палаты. Именно так и должно пахнуть в лабораториях. А вот грязный оборванный я, в этом царстве дезинфекции, был явно лишний. Но не вылезать же из убежища из-за собственного стыда относительно внешнего вида? Ну вот и я так же подумал. Если кто спросит - то я готов прибраться. Как-нибудь потом. Когда будет время в моем чрезвычайно загруженном графике.
        Комната, в которой я оказался, отличалась от предыдущей как самолет ДРЛО от гражданского ИЛа. И первое бросающееся в глаза отличие - здесь был свет. Светодиодная полоса горела над одним из девственно чистых лабораторных столов, а на нем стояло странное устройство в центре которого мигала зеленая лампочка.
        Что хотите можете говорить, но никогда не поверю, что у вас не возникло бы желания немедленно нажать на единственную мигающую штуку во всей огромной комнате. А я вот смог. Переборол себя. Ну по крайней мере на первые пятнадцать секунд. А потом конечно не выдержал и нажал. Нет, ну а что-такого-то? Ничего опасного я в этой кнопке не видел. Если бы она была вредной или страшной - цвет должен был быть красным. Ну или желтым, на крайняк. Вроде как осторожно не трогай. А тут буквально сам приглашал - подойди и нажми.
        Ну я и нажал. И тут же выхватил нож, при появлении нематериальной голубоватой фигуры.
        Мужчина, глубоко лет за шестьдесят. Скорее даже старик. Одет он был в тщательно выглаженный докторский халат, надетый поверх обычной офисной одежды. На голограмме нельзя было разглядеть цвета волос, костюма или кожи. Да и лицо я пока не видел. «Профессор», как я его назвал стоял ко мне спиной и проводил какую-то странную процедуру с инструментом, которого в комнате я не увидел.
        - …таким образом, на молекулярном уровне четвертого сектора медиан наблюдается усиленное отделение РНК. В целом не смотря на значительное повышение числа итераций, количество теломер неуклонно снижается… - бубнил он в маленький микрофон закрепленный на щеке.
        Я прокашлялся, пытаясь привлечь внимание. Но никакого эффекта не получил. Черт его знает. Может это просто запись? Особенно учитывая, что он проходит через стоящую в комнате мебель. С другой стороны, это первый увиденный мной после пробуждения человек. Хоть и в виде голограммы. Так что отбрасывать возможность общения я точно не буду.
        - …даже учитывая введение зигот нового поколения длительность цикла полной деградации при мутации второго кластера подвида Б является… - старик временами совершенно затихал, не то забывая произносить слова. Не то просто микрофон был недостаточно чувствительным чтобы нормально записывать его голос.
        - Эй! Гражданин?! - чуть не проорал я ему в ухо. Мужчина странно поморщился, но вместо того чтобы обратить хоть какое-то внимание на меня выругался и подошел к столу. - Эй! Не игнорируйте меня!
        -…остановить запись 1342 от 04.03.85. - произнес мужчина и я смачно выругался. Черт. Значит все же запись. Но почему тогда не пропадает изображение? Явно усталый лаборант сел на невидимый мне стул и начал есть. В животе предательски заурчало. Если смотреть где и как он сидит значит в шкафу по правую руку от меня должно быть нечто съестное.
        Я с надеждой распахнул дверцу и тут же загрустил. Ничего. Только опять куча бумаг. На сей раз без картинок. Разве что с схемами и грудой непонятных для меня изображений и обозначений. Схемы, выкладки, таблицы. И тьма заумного текста, из которого я пойму хорошо если процентов десять. Но хоть прочесть смог - значит грамотный. Уже плюс.
        Отложив исследование записей и больше не обращая внимания на мерно кушающую голограмму, я начал обшаривать комнату. Вероятно, изначально это была лаборатория на несколько рабочих столов. Метров пятьдесят в ней было. Но в отличие от комнатушки где я ютился в прошлый раз, эту комнату однозначно занимал взрослый. Ни каких игрушек или рисунков. Зато куча записей и литературы.
        Были правда и полезные предметы. В первую очередь одежда. Обычные брюки, рубашки и халат для исследований. Последних аж три штуки. А главное кроссовки, явно поношенные, но еще крепкие. Мне они были мягко скажем великоваты, но нещадно распоров халат я сделал себе портянки, а затем утрамбовал остатки ткани в ботинки. Надеюсь, когда организм восстановится - они придутся мне в пору. Иначе останусь я без обуви.
        С трусами мне повезло. Как и с рубашками и футболками. Они пришлись мне впору. Хотя сейчас я опять-таки был тощим и не накаченным, организм еще не восстановился. Но то ли еще будет. Умирать же я не собираюсь? Нет. Значит нужно как можно скорее подготовиться для следующего выхода. Нарвать плодов с ближайших ползущих растений. Или наловить мелких насекомых.
        Хотя опасность напороться на богомола или других крупных хищников заставила меня тщательнее подготовится. К счастью теперь у меня есть то чего не было в прошлый раз - электричество. Кто бы что ни говорил, а переменный ток одинаково хорошо бьет существ любых комплекций. Главное, чтобы проводка выдержала да до тела достало.
        И вот тут возникла проблема. Пробить жесткий панцирь было нереально, а в том, что он пропускает электрический ток я сильно сомневался. Ни пистолета, ни более серьезного оружия у меня не было. Инженером я отродясь не был, и несмотря на природную соображалку как собрать из зубной пасты и крема от ботинок бомбу или арбалет не знал.
        Да и сомневаюсь, что такие примитивные вещи как арбалет или лук смогут взять броню жуков. Даже высыхающий панцирь многоножки был значительно крепче чем дерево. И легче, между прочим. Да и с пластиком не сравнить. Помня, как плавунец удильщик выбирался наружу, оставляя на железных перилах и полу глубокие царапины, я с содроганием понял, что мне не защититься. А раз так - атака мой единственный вариант.
        Что я могу противопоставить бронированным сильным монстрам? Ответ Интеллект хоть и лежал на поверхности, но был абсолютно бесполезен. С другой стороны, человек потому и выживал все эти сотни тысяч лет - он приспосабливался, а значит и я смогу.
        В первую очередь - я смог отрубить удильщику язык. Значит внутри они все такие же мягкие, как и люди. А раз так - достаточно бить в морду и жвала и при этом не попадать под удары когтей и челюстей. Всего и делов… Но врагов много. Допустим ударю я один раз, дальше тело насекомого сведет судорогой, а может даже выжжет мозг. В самом удачном случае.
        Скорее всего в этот момент челюсти, как и остальные мышцы напрягутся. Следовательно, то что будет в этот момент в пасти просто обрубят накорню. Могу я это изменить? Ой вряд ли. Уж слишком острые и массивные зубы у хищников. С другой стороны, ни что мне не мешает сделать выдвижную секцию с проводами. Ну и самому отодвинуться.
        Решено! Будем делать многоразовое электро-копье. Для этого нам понадобится ручка диэлектрик. Два провода длинной по четыре метра, минимум. Основание для раздвоенного наконечника, чтобы контакт не возникал раньше времени. И собственно все. Дальше дело пойдет как по маслу. Осталась самая малость - найти компонент и собрать.
        В качестве основы я взял стойки металлического стеллажа с всевозможными пробирками, колбами и стопками исследований. Все содержимое было аккуратно водружено рядом с рабочим столом после чего я развинтил стойки. В результате у меня получилось четыре двухметровых металлических палки. Использовать я их собирался по одной. Так что следующим шагом был поиск изоляции для ручки.
        С этим тоже никаких особенных проблем не возникло. Пластик как известно ток не проводит, ну если это не специальный пластик. Так что тут проблема была решена крайне быстро. А вот с проводами достаточной длинны у меня вышла заминка. Ни на полу лаборатории, ни возле стен, проводов не было. Длинна кабелей у электроприборов составляла не больше полуметра.
        Так что обмозговав все варианты я решил разобрать пластиковые панели чтобы добраться до внутренней проводки. Благо стыки между плитами были хоть и слабо, но различимы. Сняв ножом изоляцию, я открутил удерживающие панели болты и начал снимать их одну за другой. Строители МедБиоХима оправдали мои ожидания на все сто, и вскоре я нашел четыре жгута силовых армированных кабелей.
        Единственное что меня смущало - голографический профессор. Пусть он со мной и не разговаривал, но лишаться единственного человеческого существа рядом не хотелось. Так что я решил не спешить и посмотреть к какому именно кабелю идет передатчик, и нет ли другого провода, находящегося под напряжением. Так что вытащив универсальный инструмент я открыл зарядку и взяв маленькие крокодильчики начал обследовать канал.
        Логика у меня была простая. Если лампа заряда загорится - есть контакт, можно работать. Но прежде обезопасить единственный рабочий прибор. Перебирая руками провод, я дошел до распределительной коробки. Странно. Но кажется в ней кто-то уже копался. А я еще подумал, чего так легко плиты из пазов выходят - кто-то их уже вскрывал. Да вот был небрежен и в результате выдернул…
        - Кто вы? - раздался за спиной ясный и отчетливый голос, стоило мне замкнуть цепь.
        Глава 10
        - Так я это, - прохрипел я неуверенно. Голос все еще не слушался.
        - Александр? Голубчик, вы ли это? - подслеповато уставился на меня старик.
        - Э-ээ. Не знаю о ком вы, - пожал я плечами, смысла врать не было так что я решил не усугублять ситуацию, - я просто не помню почти ничего из того что было до того, как очнулся. Вернее, помню, но исключительно урывками.
        - Потрясающе. Единственный находящийся в лаборатории человек и тот потерял память, - устало вздохнул доктор и сел на невидимую мне табуретку, - ладно. Давайте тогда знакомиться заново. Меня зовут Федор Иванович Березин. Я бывший доцент этой лаборатории. А вы?
        - Я уже сказал, что не помню. Только звание знаю - старший капитан вооруженных сил России на острове Сахалин.
        - У меня для вас, голубчик, плохие новости, - состроив грустную мину сообщил доцент, - вы, Сухов, Александр. И вы дезертир. Так уж получилось, когда вы нас спасали - вам пришлось нарушить устав. И не один раз. До того случая честно сказать не очень мы ладили. Но я вам очень благодарен. Честно. Нам не хватало вашей жесткости и надежности. Именно вы показали, что военные не черствые сухари и готовы пожертвовать собой ради людей.
        - Судя по пустому комплексу это вам не очень-то помогло…
        - Что вы, - улыбнулась голограмма, - выжили почти все. По крайней мере до того, как снаружи начался этот кошмар.
        - Ну знаете, внутри у вас тоже не рай, - посмел я заметить, - я сюда-то живым добрался с большим трудом. А за стенами да, хоть и отрывками, но я помню. Холод. Голод. Твари разные.
        - Погодите, погодите, - попросил с расширившимися глазами Березин, - что значит еле добрались? Я безусловно восхищен вашей живучестью. Мы как могли оберегали ваш склеп, после смерти. Откопали его года два назад. Но рассчитывать конечно на ваше воскрешение никто не мог. Да и оставили по большому счету только потому что дети регулярно приходили навещать. Все меньше конечно. Но были и те, кто в последний день украдкой бегал.
        - Да не во мне дело. У вас там куча хищных насекомых размером под три метра!
        - Не может быть! - доцент вскочил с места умчавшись в сторону и наклонился при этом его голова прошла через стену, - потрясающе. Это же великолепно! Они сумели адаптироваться к повышенному содержанию кислорода! Даже не понадобилось увеличение хлорофилловых симбионтов! Нужно немедленно передать данные в Мирный! Немедленно!
        - Я конечно рад за вас, и все такое, - сказал я ученому садясь на кровать, - но у меня тут проблемы более насущного толка. Есть нечего.
        - Да что вы такое говорите? Вы же в центральной комнате первого этажа? Под кроватью, самый левый ящик. Вода должна быть в кране, если что воспользуйтесь помпой для прокачки.
        - Это? - спросил я, когда спустя несколько секунд достал из-под кровати странные квадратные брикеты черного цвета.
        - Боюсь, голубчик, что я не вижу объектов, не имеющих интерфейса. Я и вас то вижу по всей видимости только благодаря обильному количеству биоройдов в организме. Система отслеживает любые объекты с их высоким содержанием, - уточнил Федор Иванович, - на их основе мы воссоздавали весь тот зоопарк что сейчас снаружи.
        - Ладно, они черные, прямоугольные, с зелеными прожилками. Твердые и тяжелые. Словно кусок малахита, - попробовал я словами описать объекты, находящиеся у меня в руке.
        - Они должны быть темно зелеными, но в принципе полностью соответствуют описанию. Это концентрат. Не мы к сожалению, были его авторами, рецепт пришел из Китая. Того что от него осталось. Наберите воды в любую емкость, - указал доцент, - литра три, не меньше. И после этого поместите в нее один двухсотграммовый брикет.
        - Секунду, - помотав головой я быстро нашел прозрачную пластиковую коробку, как раз литров на пять. А затем, с помощью помпы, накачал воды. Больше половины. - Что дальше? - не удержался я от вопроса, когда брикет был в воде.
        - Теперь вам стоит подождать. Обычно рост начинается через пять - десять минут. А мы, за это время, успеем с вами переговорить, - произнес Федор Иванович облокачиваясь о невидимый стол. Странно, но я перестал воспринимать его движения как нечто необычное. Ну голограмма, ну висит в воздухе. Бывает. - Начнем с того что вы помните.
        - Давайте лучше наоборот, - предложил я, - вы мне кратко расскажете о том, что было, а я постараюсь соотнести с тем что в голове осталось.
        - Ну, - ученый слегка растерялся, - боюсь у меня данные не очень достоверные. Мы почти все начало апокалипсиса переждали в стенах лаборатории. Хотя позже нам естественно пришлось узнать обо всем произошедшем. В честности о киберах, вредоносности нанитов. Атаках на людей… Мне тяжело об этом говорить. Понимаете, я хоть и человек науки, но семейный человек. У меня жена. Дочь. Внуки подрастали. Когда вы впервые заявились к нам и заявили, что настал апокалипсис - я просто не мог в это поверить. Но, как бы то ни было он действительно пришел.
        - А что это за твари? Тоже последствия апокалипсиса?
        - О, вы перепрыгнули сразу на три года, но да. Наша гордость, - улыбнулся доцент, - новые насекомые которыми мы заполним освободившиеся ниши. При минус ста знаете ли не очень много живых существ способны выжить. Так что мы оценили упадок биосферы, распространение нашего предыдущего образца, и поняли, что человечеству жизненно необходимы новые виды.
        - Вот уж не думаю, что богомол с машину - хорошая идея, - скептически завил я, - он же людей пачками косить начнет если его не расстреливать из пулемета!
        - О, голубчик, не беспокойтесь, - возбужденно замахал на меня руками Федор Иванович, - здесь они просто попали в идеальную среду. Тепло, огромное количество свободного кислорода, никаких внешних опасностей. Но снаружи температура не поднимается выше пяти. Да еще и постоянные ураганы, лавины и наводнения. Наши питомцы будут очень медленно восстанавливать природную экосистему, занимая множество ниш. Их главная особенность в том, что они способны питаться побегами марсианского винограда. Для обычных же животных он практически не съедобен. Как и наоборот.
        - Что-то не заметил у них проблем с поеданием листьев и друг друга. А также нападках на меня.
        - Прошу прощения, но этот полигон был оставлен для эксперимента. Ни одного ограничителя кроме того, что есть на этой комнате. Да и то не на долго. В нормальных условиях они абсолютно безопасны, - заверил меня доцент, но я право дело ему не особенно поверил, - не уверен почему они попробовали напасть на вас. Возможно потому что на вас нет метки лаборатории. Или то что вообще интерфейс отсутствует. Хотя вполне возможно, что основная причина в том, что ваше тело не является человеческим, по большому счету.
        - Да мне собственно все равно почему, - откровенно пожал я плечами, - однако хотелось бы выжить. Еда, это безусловно замечательно, особенно если брикеты и вправду окажутся съедобными. Но не сидеть же здесь безвылазно. Так и со скуки помереть можно.
        - Да, это верно, - ученый хихикнул, и я понял, что он чего-то не договаривает.
        - В чем дело? Рассказывайте.
        - Все очень просто, как вы, наверное, заметили здесь я в голографическом виде. Передатчик считывает мое изображение по имплантату и передает на проектор. Сам я нахожусь на минус третьем этаже. В единственной защищенной комнате. Рядом с реакторной. Ни водолазного костюма, ни скафандра, чтобы проплыть около полкилометра у меня нет, увы. Так что голубчик мы оба с вами заточены в тюрьме. Хоть и ненадолго, что меня как печалит, так и немного радует.
        - А это что еще значит? - тон Федора нравился мне все меньше и меньше.
        - Эвакуация была проведена не просто так, естественно. После сентябрьского землетрясения прошлого года произошел незначительный сдвиг. Для обычных домов не страшно. Но не для вкопанного на тридцать метров в глубину герметичного цилиндра. Он покрылся трещинами и грозит разрушиться при следующем урагане.
        - Вы так говорите, как будто они здесь часто, это же Сахалин. Я понимаю еще землетрясения - бывают, но не ураганы же!
        - Все изменилось голубчик. Все изменилось. Теперь вся планета покрыта одним ураганом.
        - Слушайте, может у вас не все с головой в порядке? Слишком долго взаперти просидели? Как может быть один сплошной ураган? Это же нереально!
        - Я так понимаю о Юпитере и Венере вы не слышали? Впрочем, зачем военному знать астрономию. Нет, голубчик, все что происходит сейчас - более чем реально. И ветер под три сотни километров в час, и тридцатиметровые цунами, смывающие города и поселения на побережье. И зомби, которые отстроили свои ульи. И наши питомцы, и химеры Атлантиды. Так что пять, максимум десять дней, и нашу постройку просто снесет, вместе со всеми обитателями. Располагайтесь по удобнее и расслабьтесь. Теперь вы сможете отоспаться и отъестся на всю оставшуюся жизнь.
        Глава 11
        - Должен быть другой вариант! - не веря крикнул я, - вы же ученый, просто придумайте что можно сделать! Как отсюда выбраться.
        - Учитывая, что у вас нет интерфейса, а насекомые настроены крайне враждебно - ничего сделать нельзя. Даже просто высунуться наружу - для вас большой риск. Не говоря уже о сопутствующих проблемах. Хотя признаю мне нравится ваше желание выжить, - Федор Иванович задумчиво потер подбородок, - возможно есть вариант. Я должен подумать о нем. Но сейчас вам следует подкрепиться и набраться сил. Надеюсь вы не собираетесь в таком виде бороться с хищниками, когда есть возможность подготовиться получше?
        - Да, - я нехотя согласился. В этом ученый безусловно был прав. Сейчас я не в лучшей форме. Но если будет пища.
        - Вот и славно, голубчик. Вот и славно. Отключайтесь, и позвоните мне, когда проснетесь.
        Кивнув я нажал на зеленую кнопочку передатчика и изображение мгновенно погасло. Вот так встреча. Хоть память ко мне и не вернулась, но картина теперь складывалась. Понятно, что всех этих тварей выращивали не ради развлечения. И теперь я получил объяснения почему комплекс заброшен. Вернее, переведен в статус полигона. Да и с воспоминаниями стало чуть легче. Они не вернулись, но появляющиеся обрывки стали согласованными.
        - Сначала поесть, подумать и потом можно будет, - прервал я собственные рассуждения. В самом деле, думалка от меня никуда не денется. А вот восстановить организм, хотелось, как можно скорее. Не оставлять же половину собственного тела на уровне шестнадцатилетнего? Впрочем, сегодняшний свой возраст я не знал, но еще как минимум на пять сантиметров должны были вытянуться и рука, и ноги.
        Подойдя к оставленному в туалете пластиковому ящику я с недоумением уставился на торчащие из него светло зеленые клубы растений. Капуста, цветная. Ей богу. Здоровенный квадратный кочан. И вырос он всего минут за пять-десять нашего разговора с доцентом. Да уж. Это вам не непонятная экология и пищевые цепочки - это самый что ни наесть прорыв по борьбе с голодом.
        Осторожно отломив одну из веток, я положил ее на язык. Странно. Химией совершенно не пахнет. Наоборот, зеленью. А еще грибами. Стоило начать жевать и мои догадки подтвердились. По вкусу это была смесь из брокколи и сыроежек. Может не самая вкусная в мире вещь, зато питательно. И белков, и витаминов должно хватить с головой. Не особенно сдерживаясь, у меня таких батончиков еще целый ящик, я уплетал странное растение симбионт за обе щеки.
        Только когда желудок был уже полностью забит яством я сообразил, что остается больше половины. А ведь Федор ничего не говорил ни о составе, ни о способе хранения. Что делать с этим чудо грибом если я не могу за один присест съесть? Если рассуждать о нем как о готовой пище - не плохо бы найти холодильник и в него поставить. А вот если смотреть с точки зрения живого мира - то стоит полить водой. Вдруг еще подрастет? А еда мне в любом случае лишней не будет.
        Решив поэкспериментировать, я остановился на втором варианте. Накачал еще воды. Набрал тазик и наконец сняв всю одежду и бронежилет - помылся. Нормально. С мылом и шампунем. Да, под холодной водой и из тазика. Но черт подери, у меня было такое ощущение что последний раз я мылся не просто в прошлой жизни, а где-то ближе к ее началу.
        Многие пятна, которые я считал родимыми, смылись вместе с верхним слоем кожи. Чистая, отфильтрованная вода, попадающая на свежую кожу, казалось больше чем на половину впитывается организмом. По крайней мере выливал я на себя литр, до низа достигало хорошо если грамм шестьсот. Решив не заморачиваться, я перестал обращать на это внимание. Переоделся во все чистое и завалился спать.
        Хотел бы я чтобы это был сон без сновидений, но уже через три часа я вскочил в холодном поту. Там я вновь был в окружении. Сотни и тысячи тварей. Быстрых, сильных, ловких, а главное достаточно умных чтобы применять тактику и стратегию. Я сражался. До последнего патрона, до последней гранаты. Но даже этого оказалось недостаточно. Они прорвались, пробили стену.
        Но все это были цветочки. Ведь в конце мы оказывались втроем. Я, моя любимая и зомби вырывающий ее сердце. Что бы не случилось, я не успевал ничего сделать. И ситуация повторялась вновь и вновь. Я стрелял. Я бросался вперед. Я подрывал коридор позади них. Результат всегда был один. Она умирала. Я убивал.
        Очнувшись я понимал, что это замкнутый круг. Порочный по самой своей природе. Убийством никого не вернешь к жизни. Однако это все что я мог делать. Забирать чужие огоньки надежды, обрывать их судьбы, за то, что они лишили меня ее. Разорвать. Уничтожить. Прострелить башку каждой из тварей на этом свете. Истребить.
        В всепоглощающей жажде мести не было никакой фальши. Не следа для компромиссов. Вот только юмор ситуации состоял в том, что я не помнил не только имени, но и лица той ради которой готов был уничтожить пол мира. Большую половину. Сделав дыхательную гимнастику и слопав еще половину от выращенной капусты, я вновь завалился спать. Теперь уже с строгой целью - не просыпаться до тех пор, пока организм не восстановится.
        Сколько не мучали бы меня кошмары, как бы боль не терзала восстанавливаемое тело, план я выполнил. Очнулся с стойким ощущением голода и пониманием что у меня наконец выросли и руки, и ноги. В восторге от нового тела я сделал несколько шагов и понял, что до сих пор слишком слаб. Осталась самая малость - нарастить мышцы. И тогда я, возможно, вернусь в норму.
        Если конечно вообще можно говорить о норме при том что я не в состоянии вспомнить какова она. Тело чувствовало себя лучше, чем мозг. Гадать сейчас - смогу ли я получить назад свои воспоминания было бессмысленно, они возвращаются. Это главное. Сколько на это потребуется времени - не суть важно. Выжить - гораздо важнее.
        От прошлого брикета осталась только мутная зеленая жижа. Мой расчет на то что растение продолжит расти если подливать воды не оправдался. Значит один брусок весом двести грамм превращается в восемь килограмм пищи. Отличный показатель. Ну и надо запомнить, что в воду им лучше не попадать. А значит стоит упаковать их в водонепроницаемые пакеты для образцов, чтобы взять с собой. Но делать это можно и разговаривая. Перекусив я нажал на кнопку вызова. В ту же секунду в комнате появилось мерцающее изображение доцента.
        - Вот, - я улыбнулся в предвкушении, - так бы сразу и сказали. Что нужно делать?
        - Вы слишком узко мыслите, хотя конечно с электрошоком мысль интересная. Но я бы предложил подойти к проблеме, с другой стороны. Соберитесь, сейчас вы будете творить настоящую науку собственными руками!
        - Для начала придется вам добраться до четвертого этажа. В самом центре есть лаборатория, совмещенная с учебным центром. Там тоже есть электричество, но боюсь дверь оказалась не столь прочной, придется вам зачистить ее от паразитов.
        - Отдых мне в любом случае нужен был. Но я вижу ваше возбуждение, рассказывайте.
        - Наконец! Ну сколько вас ждать можно, голубчик? - всплеснул руками Березин, - так ведь всю жизнь проваляться можно.
        - Голубчик. Не важно, - отмахнулся Федор Иванович, - абсолютно не важно понимаете вы это сейчас или нет. Главное, что с его помощью вы сможете отпугивать и даже подчинять насекомых и сможете получить полный контроль над собственным телом! Даже проводить направленные мутации, не нуждаясь в лабораторных условиях!
        - То, о чем вы говорите для меня звучит как заклинание… Очень впечатляюще, но ни черта не понятно. Объясните нормально.
        - Приветствую. Кажется, это вы мне посоветовали отъесться и отоспаться, - выгнул я бровь, - как вы там сказали? До конца жизни?
        - Понятно, но с голыми руками соваться наружу я не намерен. Мне нужно оружие, способное пробить броню того же богомола. Лучше многоразовое. А то ударить и спрятаться - выход не самый лучший. Я думал по поводу копья с электрошоком. Даже основу сделал. Но на четыре этажа не хватит никакого провода.
        - Фигурально, голубчик. Фигурально!
        - Собственно, - сбитый с толку доцент подвис на несколько секунд, - а! Точно! Я нашел! Нашел выход для нас обоих. Пусть это не слишком легко - но уверен у вас получится. Вам нужно получить интерфейс контроля и управления. Это наша самая последняя разработка в сфере симбиотической наномашинерии. Поистине, потрясающая вещь, - ученый активно жестикулировал руками, было видно, как ему важно то чем он занимается, - контроль ферментов, изменение мутационного фона, феромонная выработка. И при этом никаких наномашин. Только белковое программирование!
        Глава 12
        Кто бы мог подумать, что в небольшой лаборатории можно собрать столько полезного. За несколько часов я познакомился с электролизом, магнетроном, центрифугой, а главное получил собранное из подручных средств оружие. Несколько пакетов с водородом, вместо гранат. Кислотные химические смеси. И вишенка на торте - огнемет.
        В самом деле, зачем пробивать броню если можно просто зажарить противника до хрустящей корочки? Арахнид в собственном соку. Березов очень разумно подошел к распределению времени, поэтому вначале мы поставили воду на разделение. Ну как. Поставил то я, он даже не видел окружающие меня предметы. Так что приходилось поступать следующим образом: он описывал вещь, которую я должен был найти, я рассказывал о том, что вижу или держу в руках. Получалось не быстро, но в целом нормально. Зато и знания, и практика в одном флаконе.
        - Каким еще меченосцем? - уточнил я, не сразу понимая в чем дело, - имеете ввиду сколопендру?
        - Ну, с богом голубчик, - напутствовал Федор Иванович, когда я уже стоял на пороге, - не забудьте. Четвертый этаж. Выше смысла подниматься нет. Да и концентрация кислорода будет чем выше, тем больше - крайне рекомендую даже на четвертом передвигаться пригнувшись. Помните, что нельзя подходить ближе трех метров к крупным особям не включив горелку…
        Отлично, значит у них конечны боеприпасы. Слава богу. А то я уж думал конец настал.
        Все это мы проговорили уже не один десяток раз, еще до того, как я полностью оделся, так что сейчас слова доцента сливались для меня в монотонный гул. Не собираясь выслушивать его триаду по сотому, разу я распахнул дверь, и сразу выставил перед собой копье. Березов, что характерно, заткнулся стоило мне открыть дверь. Но тишиной общий зал лаборатории меня не встретил.
        - У них много названий, - небрежно отмахнулся доцент, - не забивайте голову, голубчик. Доберетесь до имплантата - мы с вами все посмотрим и обсудим. А пока просто сосредоточьтесь на том чтобы выжить. По моим данным в центральном зале сейчас находится восемь тысяч семьсот двадцать одна живая форма. Из них триста четырнадцать являются крупными. Так что защита вам все равно понадобится. И не мыслите так узко. Это не только, да и не столько броня в привычном вам понимании слова. Для начала возьмем пестициды. Если нанести их правильным образом, то большинство насекомых на вас даже не посмотрят.
        Действуют! Действуют пестициды! Это было такое облегчение что просто не передать словами. Значит все в порядке. План работает. Теперь нужно закрыть безопасную комнату и двигаться дальше. Не упуская богомола, все еще находящегося на мой вкус слишком близко, из поля зрения я закрыл за собой дверь и повернул вентиль. Если что - я сюда еще вернусь. По крайней мере планирую. Надо же будет отоспаться, да и поесть. Но на всякий случай чудо батончики я с собой взял. Кто его знает, чем все кончится.
        - Нашел, - обрадованно сообщил я, извлекая из угла литровую пластиковую банку с запаянной крышкой и большой надписью на боку, - ПЕ-214д. Больше ничего не написано.
        У насекомых нет легких, они не могут кричать, свистеть или говорить - в обычном для нас понимании. Зато они могут трещать, царапая одной частью тела о другую. Потирая лапки. В нашем случае - метровые лапищи. Так что какофония треска, почти барабанного стука, гудения крыльев - обрушилась на меня стоило герметичной двери открыться.
        В результате получилось конечно жарковато - зато все тело покрыто как минимум тремя слоями одежды и пленки. На лице повязка из ткани с ватными фильтрами. Дышать сразу стало тяжелее, но не на столько критично чтобы отказаться от химзащиты. Хотя все мои приспособления легко можно было заменить одним нормальным костюмом - но где его взять?
        Лавируя между кустами марсианского винограда и особенно крупными насекомыми, я всячески уклонялся от плевков светляка. Самое обидное то что тварь эта была не одна. Даже сквозь вмиг запотевшую пленку очков я видел на втором и третьем этажах разгорающиеся огни. В основном конечно мельче чем этот, но были и в разы крупнее. А ведь и эта тушка не маленькая. Полметра одно светящееся брюхо. Которое за три выстрела кстати почти погасло.
        Стоило мне расслабиться как сверчок, видно обезумев, бросился на меня в рукопашную. Шесть лап, заканчивающихся острейшими когтями, замелькали в воздухе. Но к рукопашной битве я был готов. Выставив перед собой копье, я ударил наверняка, когда тварь была метрах в двух. Шарик с водородом лопнул, произошел громкий хлопок, и в воду полетели ошметки летуна.
        - Отлично, голубчик. Нам больше ничего и не нужно! 214 это отличный образец. Немного токсичный - но сделаете себе марлевую повязку и все будет в полном порядке. Зато процентов семьдесят питомцев просто обойдут вас стороной. А с остальными вы быстро справитесь, ни сколько в ваших силах не сомневаюсь.
        - Токсичный? Не против если я не буду одевать его на голое тело? - оглянувшись по сторонам я заметил рулон прозрачной пленки, - если я поверх своей одежды намотаю полиэтилен эффект же не станет хуже?
        В результате оказалось, что конструкция огнемета очень простая. Газовый баллон, который я наполнял через насос водородом. Пластиковая широкая трубка. Металлическая горелка, из гайки и банки. Вентиль да искра от аккумулятора моего инструмента. Все! Ничего более. А самое веселое, что из-за чрезмерного содержания кислорода в атмосфере лаборатории длинна пламени достигала полутора метров!
        - Ни в коем разе. Простите что сам не подумал об этом варианте. Конечно. Если вы им обмотаетесь, то станете менее заметны как человек, уменьшите количество собственных запахов. А если поверх одеть пропитанный пестицидом халат, то и вовсе будете… Разве что голова ваша, но тут вероятно ничего не поделать. Давайте лучше обсудим как сделать для вас ватные фильтры для дыхания и изменить повязку.
        - Не дурак, - я кивнул и огляделся, - можно взять один из оставшихся лабораторных халатов и пропитать его вашим средством. Только вот я его самого не вижу.
        - А сам я не задохнусь от этих ваших ядов?
        Но мне самому сейчас на внешний вид было абсолютно наплевать. Главное, что все должно получится. Каждый пакетик - взрывчатка, кислота или отпугиватель их пестицидов. Каждый элемент одежды имел свою задачу. Осталось только проверить все это на практике.
        Бежать! Одно такое попадание и от меня останется только обугленный кусок мяса. Хотя кого я обманываю? Ни черта не останется, даже кости сожрут. Старший капитан в фольге и собственном соку. Или дезертир? Я все никак не мог определиться. Да что там имя бы выбрать. Мысли скачут как бешенные, стресс нарастал. А может пестициды и на меня действуют.
        - Рад это слышать, голубчик, рад это слышать, - улыбнулся Федор Иванович, - теперь, когда у вас есть оружие нужно подумать о защите.
        Наконец я был готов. Со стороны, наверное, смотрелось комично. Мужик в белом халате и платке, обвешанный прозрачными полиэтиленовыми пакетами. Через плечо висит огнемет из капельницы и баллона. В руке длинное копье с маленьким пузырьком на конце. Не военный, а мистер пузырь. Иначе и не скажешь.
        - Я не был бы так уверен, - заметил доцент, - такой выживаемости как у вас я еще ни разу не встречал. Только подумайте. Пережить пять лет без еды и воды. Сохранить разумность при полном обезвоживании и выжить в сражении с меченосцем.
        - Нет, разные органы дыхания, разное восприятие. У них оно в тысячи раз острее, так что вы будете словно прожектор, на который невозможно смотреть. Если вы понимаете, о чем я.
        Не успел я обрадоваться, как сверху раздался душераздирающий скрежет. В страхе я поднял голову и выматерился. С пятого этажа, прямо в мою сторону, опускался гигантский жук - рогач.
        - Тут все просто, - улыбнулся ученый, - поищите в комнате банки с наклейками ИН. ПЕ. ПТ. или ГБ. Именно такие сокращения. Набор цифр пока не особенно важен.
        - Красота, - удовлетворенно кивнул я, когда за десять секунд пламя прожгло в хитине от многоножки небольшую дырочку, - не думаю, что теперь они сунуться против меня.
        Шелест. Я едва успел среагировать на приглушенный, тремя слоями одежды, звук как в дверь, рядом с моей головой, ударила струя резко пахнущей жижи. Секунда - и она вспыхнула испаряясь. Отскочив в сторону от убежища, я нашел источник опасности. Светляк! Кружащий метрах десяти живой бомбардировщик снова напряг брюшко…
        Пот чутким руководством доцента я собрал простенький противогаз. Затем нарядился в найденную одежку и бронежилет, что бы там Березов не говорил, но защитой пренебрегать я не стал. Потом поверх всей одежды замотался пленкой и в финале прошелся еще раз фольгой на клейкой основе. В голове промелькнула мысль про шапочку из фольги. И посчитав что такая штука будет полезна, я соорудил себе двухслойный капюшон поверх банданы и шарфа.
        - Не стоит, если эти твари по мне попадут погибну сразу. Без вариантов. У них такая силища что они металл гнут и пол когтями царапают.
        Ох, как хотелось материться. Прямо передо мной, да еще и ко мне мордой, завис на потолке богомол. Тот самый - здоровенный. Его фасетчатые глазищи мгновенно уставились на меня, и я уже был готов пустить в ход копье с наконечником из привязанного шарика с водородом, но тварь недовольно отвернулась и даже попятилась.
        Глава 13
        Какими бы не были поучения Березова скучными, и зачастую очевидными, все что касалось насекомых я старался запомнить. И сейчас хотелось орать в голос - потому как о такой твари этот старик почему-то сообщить забыл. Держитесь по дальше от пятого этажа, там вам делать нечего. Ага. Нет блин чтобы по-простому сказать - там живет смерть, и она тебя сожрет. Далась мне его цивилизованность и образованность при таких раскладах?
        Мелкие насекомые при приближении титана разбегались и разлетались в стороны. Крупные тоже явно недовольно отодвигались, и только богомол ринулся на встречу гиганту. Черт его знает, может там кладка у него была или детеныши. Но пока двухметровый хищник сцепился с живым танком я счел за лучшее ретироваться. Скрежет металла и хитиновой брони заполнили весь зал. От ударов лап тряслись стены. А я вспомнил поговорку «двое дерутся третий не встревай» и решил ей последовать.
        Смотав на скорую руку несколько десятков стеблей - так чтобы, они превратились в достаточно прочный трос, я уперся ботинком в стену и пошел. Откуда у меня такой навык? Что это вообще? Почему еще не окрепшее тело с такой легкостью тащит само себя на верх? Я старался не задумываться. Получается - и ладно. За пять минут, и две передышки, я сумел забраться на третий этаж. Только хотел перевести дух, как до меня донесся всплеск.
        Гигант не удержался на четвертом этаже и рухнул, увлекая за собой остатки пола прошибив собой все четыре этажа. Потрясающе. Судя по словам Березова мне надо как раз в то место где сейчас из стены торчат одни лишь обрывки. Я по ним даже перепрыгнуть не смогу, скорее всего. Хотя черт с ним, мне бы вообще дотуда добраться. Тем более что опять появились те, кто был против вторжения на их территорию.
        Затравленно оглянувшись я принял решение переждать в ближайшей комнате. Зачищу ее, закрою дверь. А потом, когда огонь стихнет, а жук обо мне забудет - заберусь наверх. Делал я лучше, чем думал, так что и сейчас успел ворваться в усеянную яйцами и личинками комнату до того, как до конца просчитал план. Метровый богомол, растерявшийся от такой наглости, получил струю огня прямо в морду. Зашипел, отступая и отгораживаясь от меня лапами - клинками. Но я не собирался оставлять опасное насекомое в живых. Секунда и в жвала твари упирается копье с пакетом водорода. Взрыв сотряс комнату, останки головы охотника разлетелись в разные стороны.
        Раздумывал я всего несколько секунд. Потом осмотрел со всех сторон вьющуюся веревку. На плюще оказалось множество маленьких крючков и полоски слизи. К счастью они были не твердыми и хоть фольга мгновенно от прикосновений покрылась налетом разъесть ее растение с ходу не смогло. Ну, а раз так - займемся хождением по стенам.
        Несколько раз нога предательски устремлялась вниз, и тогда я благодарил собственную предусмотрительность. Броня, оставленная под пленками, легко выдерживала уколы железа. Вот только после каждого такого недоразумения на защитном слое оставались глубокие царапины, и я содроганием понимал, что все больше насекомых не отвозят от меня свой взгляд. Как определить, что жук мясоед на тебя смотрит? Элементарно - он постоянно поворачивается к тебе головой. Шеи то у большинства из них не было.
        От громкого хлопка в замкнутом пространстве у меня заложило уши, но даже сквозь шум я услышал донесшийся сзади скрежет металла. В комнате потемнело, и я увидел загородившую проход тушу титана.
        Ну, а что? Народная мудрость врать не станет. Тем более что я болел ни за одну из сторон, а крайне желал, чтобы они друг друга прибили, а я преспокойненько сумел обойти стороной побоище и добраться до нужного мне зала лаборатории. Протирая запотевающие очки и продолжая лавировать между препятствиями, я оказался возле лестницы на второй этаж.
        В какой-то момент я понял, что просто не успеваю добраться до следующего лестничного пролета. Струя огня догоняла, передвигаться становилось все сложнее, да и провалившийся титан поднимался все выше. Если сейчас же не поменять направление движения - окажусь между стеной пламени и жвалами бронированного жука.
        Не знаю уж почему, но мелкие, почти квадратные насекомые бросились в атаку стоило подняться на третий. Мелкими они правда были только по сравнению с трехметровым титаном. А так каждый достигал в длину сантиметров двадцати. И в ширину почти десятка. Попробовав первого просто раздавить, я горько пожалел, что не догадался сделать шипованную подошву. Чувство было словно со всего размаху по деревяшке ударяешь. А она к тому же еще и бегает.
        Титан явно вышел победителем из схватки и теперь пережевывал богомола. Не знаю почему - но мне показалось, что делает он это недовольно. Несколько взвившихся в воздух сверчков поливали его кислотой и огнем, однако гигант просто не обращал на них никакого внимания. Только голову передними лапами защищал. Как на зло самый большой светляк даже не сдвинулся, а ведь он мне проход перегораживал. Правда не на этом этаже, а на следующем.
        Ученого я с каждой секундой проклинал все больше. Вот что этому старому пердуну стоило мне рассказать - что лестница может отсутствовать? Нет, какие-то куски еще остались, но совершенно недостаточные чтобы быстро по ней подняться. И перила, и перекладины поел плющ, ну или одного из светляков на ней стошнило. В общем остались от козлика - только острые выступы. Хорошо хоть ботинки у меня нормальные и к подошвам я дополнительно прикрутил дощечки.
        Потихоньку, пробуя каждый кусок металла на прочность и хватаясь, обмотанными в фольгу и полиэтилен, пальцами за выступы, я поднимался вверх. Три метра вверх. Двадцать шагов. Не много, если ты не обвешан взрывпакетами, которые ни в коем случае нельзя лопать или повредить. Удар, от которого последние останки перил раскрошились в моей руке, я встретил уже подняв голову над полом второго этажа. Едва облокотиться успел.
        Пробираясь по краю, я отпугивал особенно ретивых тварей. Заметно было деление зала на зоны, в каждой из которых был свой вожак. Свое гнездо, располагающееся как я заметил в жилых комнатах, и некоторое количество охотничьих угодий. Плюща и всего прочего. Растений кстати действительно становилось все больше, и когда я добрался до лестницы на третий этаж с ужасом уставился на пустой пролет. От лестницы остались только дырки в стене. А по обеим сторонам от прохода свисали толстые лианы.
        Не решаясь использовать взрывпакеты и привлекать еще больше внимания, я перекинул со спины огнемет. Черт его знает на сколько опасен этот конкретный жук, но вон там, в листве плюща, метрах в десяти по кругу, затаилась очередная многоножка. А в опасности этих хищников я уже убедился на собственной шкуре. Даже при самом маленьком давлении из сопла вырывалось полуметровое синее пламя. Правда шло оно не вперед, а значительно вверх. Кислорода в атмосфере лаборатории было столько что Березов только после третьих расчетов разрешил использование открытого огня. Правда предупредил что чем дальше - тем опаснее будет.
        Но светлячок не успокаивался. Поливал словно пожарный из брандспойлера. Только вместо воды была легковоспламеняющаяся жидкость, мгновенно заполнившая пространство позади меня. Я не бежал, летел, стараясь наступать только на толстые стыки. И все равно пол то и дело проваливался или скрипел проседая. Чувство что сейчас вся конструкция обвалится вниз не отпускало меня ни на секунду.
        К счастью это был не единственный путь, пол то по всему этажу идет, по кругу. Это только на первом он опускался с двух сторон в воду, здесь же все было в порядке. Если конечно не считать насекомых и плющ которые металлическую сетку просто разъели, от чего в множестве мест зияли дыры под тридцать сантиметров. Да и остальной пол доверия не вызывал. Не рискуя, но и не тормозя, я двигался к следующей лестнице находящейся через четверть пролета. Дорогу прощупывал копьем. Ну и наступал на самые толстые части - перекрытия и соединения.
        Квадратные жуки бросились врассыпную, стоило первому из них попасть под струю пламени. Но в то же время на меня среагировал жирный светляк, лежащий через половину прохода - метрах в тридцати. Вот кто бы мог знать, что насекомое умудрится запульнуть своей кислотой на такое расстояние? Я на такое явно не рассчитывал. Хорошо хоть скорость была не слишком высокой, так что я успел отбежать вперед.
        В общем я чуть не рухнул на задницу, вот и пришлось сделать несколько шагов назад и ухватиться за перила, которые, звякнув, остались у меня в руке. Равновесие я удержал только чудом. Оглянулся на быстро приближающихся тварей, и врубил огнемет на полную. Изначально я планировал использовать его только для борьбы с крупными тварями, но судя по гиганту огонь ему был не очень страшен. А вот с мелочью ситуация была обратной.
        Ну а мне что? Чем больше пламени - тем меньше врагов. Я так считаю.
        Глава 14
        - Твою дивизию, - невольно прошептал я. Лапа гиганта влетела в комнату, и я едва успел отскочить в глубину. Клешня ударила по погибшему богомолу - проламывая его броню и сплющивая тело. Черт, а ведь у многоножки панцирь по жиже был. Значит и мой бронежилет эта тварь так же легко на куски разорвет? Вывели понимаешь для восстановления экосистемы. Как с такими насекомыми бороться? Это же никаких ядов не хватит.
        Яды! Опомнившись я стянул с пояса несколько пакетов с пестицидами. Уже понятно, что огонь на этого жука не действует. Ну или недостаточно эффективен. Но к счастью это не единственное что мы подготовили для моего прорыва. Раскрутив пакет над головой, я зашвырнул его прямо в морду твари. Жук попытался было заслониться клешнями - как он делал при атаках светляков, но дверной проем, в который он так и не влез, не позволил защититься.
        Правда тут легче сказать, чем сделать. Даже на морде, судя по всему, у жука броня была не меньше трех сантиметров толщиной. А ведь чешуя многоножки, которую я приспособил была всего в сантиметр. И при этом не пробить. Не просверлить я ее не смог. Так и прикрутил к ногам, положив в тряпичные мешочки. Сколько времени понадобится чтобы ее прожечь? Не представляю.
        Как завороженный я смотрел на падение гиганта. Тот старался удержаться, хватаясь лапами за перила и стены, но масса была слишком велика, а он был чересчур ослаблен. Я даже проникся уважением к тупому как пробка противнику. Теперь я не был так уверен, что смог бы уничтожить его даже будь у меня КСВ-ПТ.
        Светляка, лежащего на третьем этаже. Я обошел по большой дуге. Хоть его пузо и стало значительно меньше - оно еще светилось, а значит на пару плевков сил у него хватит. Мне же и одного будет достаточно - если он в меня попадет. Лишний раз рисковать, а тем более геройствовать, было мне сейчас совершенно не с руки. Да и просто время тратить не хотелось. Из серии что любая кривая короче прямой проходящей вблизи противника.
        Правда радоваться я не спешил. На этом этаже комнат было значительно меньше - а сами они на порядок больше. Не знаю уж для чего они использовались до апокалипсиса, но после явно были переоборудованы в спальни. Десятки поставленных в ряды двухэтажных кроватей были загажены и повалены насекомыми. Спасть здесь я бы не стал, разве что уж очень сильно прижмет.
        А то отсюда я вообще не вижу, чтобы там остался хоть какой-то проход. Пусть даже десять сантиметров - но дорога мне нужна. По воздуху я пока ходить не умею. А значит придется идти в обход. Надеюсь теперь предостережение Федора будет не так актуально, ведь самого здоровенного боса я завалил.
        Быстро прошелся по оставшимся припасам - только банка с кислотой, да огнемет с запасным баллоном. Посмотрел, как толпа жрет титана. Полчаса, может даже час, у меня еще есть. Потом они, наверное, начнут драться между собой, за еду. Но мне это абсолютно безразлично. Выглянув наружу я с трудом смог подобрать оптимальный маршрут. Уж слишком жук своими действиями много порушил. Сейчас самый легкий путь - добраться до самого верха и потом, уже с пятого этажа, спуститься вниз по лианам.
        Правда и я попал не слишком метко. В броню чуть левее от жвал, мгновенно втянувшихся под защиту пластин. Гребанная трехметровая черепаха. Как ты отожрался то до таких размеров? Что вы все тут едите? Даже если просто друг друга - биомасса то не безграничная. Даже растениям нужно получать питательные вещества.
        Теперь, прежде чем взяться за участок я несколько раз бил по нему кулаком. Предупрежденные таким образом насекомые заблаговременно разбегались в разные стороны. И мне хорошо, никто не пытается сожрать руку, и они целы. Хотя второе для меня лично плюсом не было. Хоть все бы сгинули - хуже не стало. А то что природе восстанавливаться надо - так это не мое дело. Пусть как-нибудь сама о себе позаботиться. Не маленькая. Ей все же на пару десятков миллиардов лет больше чем мне.
        Несколько взрывов почти слились в один. Свет выжег все тени в комнате, а ударная волна была такой силы что пол содрогнулся. Затем раздался скрежет гнущегося железа, жук замахал клешней в воздухе - пытаясь удержаться, но подточенный временем и растениями пол наконец не выдержал, проваливаясь и увлекая за собой слабо сопротивляющегося титана.
        Тупое насекомое. Что тут сказать. Но именно эту тупость я и должен использовать.
        Титан замотал головой, стараясь убрать с морды токсичные вещества плевался на лапы и умывался ими с жутким треском. Но главное наконец отвлекся от наличия моей персоны. Сколько правда у меня есть времени - не понятно. Да и не протиснуться мимо такой туши. А значит остается только один вариант. Убить.
        Подобрав с пола оторванный кусок богомола, я насадил его на наконечник копья, и в следующий раз, когда клешня ударила в паре сантиметров от меня - сунул в нее копье. Жук послушно сжал хваталку, погнув металлическое древко, и потащил в рот. Невероятно длительная секунда, пока он сжевывает подачку и вот наконец просовывает мой подарочек глубже…
        Ответить гигант мне конечно не мог. А вот дверной проем расширял более чем активно. Каждый удар скалывал по двадцать, а то и тридцать сантиметров бетона. Такими темпами через полчаса гад до меня доберется, а допускать этого было категорически нельзя. Выждав момент, когда жук снова выкинет вперед клешню я метнул в него второй пакет с пестицидами. И на сей раз попал как раз в жвала.
        Впрочем, там, где не смог я - подсуетились его собратья. Стоило титану окончательно рухнуть вниз, подняв белые фонтаны брызг, как на него тут же набросились с разных сторон хищники. Да, ни один из халявщиков не мог поспорить с гигантом размером или силой, но их было много, очень много. Удильщики вгрызались в сочленения в то время как светляки поливали пламенем, а богомолы дробили броню. Революция - не иначе. Убийство грозного царя.
        - Твою дивизию! - взревел я стараясь смахнуть жука с руки. Но вместо этого тварь еще сильнее вцепилась в руку лапами. Обезумев от боли я со всей силы ударил кулаком по стене. Жуткая боль сопровождалась хрустом. Все, сломал кости - была первая мысль. Но нет. На удивление рука функционировала нормально. Я просто раздавил не до конца сформировавшегося хищника. Гаденыш даже после смерти свои лапы не разжал, так что моя зеленоватая кровь чуть вытекла из ран, пока я перебирался на целый участок пола.
        В такой компании даже сомнений не оставалось - человек перестал быть верхней ступенью пищевой цепочки. Хотя остатки памяти тут же напомнили, что произошло это несколько раньше. Уже во время зимы были гораздо более серьезные и опасные твари - контролеры, здоровяки, невидимки. Если эти насекомые - наш ответ зараженным, то еще вопрос, на сколько он эффективен. Впрочем, Березов же говорил - до таких размеров они смогли дорасти только благодаря идеальным условиям. Обилие кислорода, и прочее.
        Но не все комнаты были такими. Стоило пройти ближе к центру, и я оказался в просторном зале с вытянутым овальным столом. Не то учебный класс. Не то конференц-зал. На сдвинутом в угол столе до сих пор лежали бумаги. Но меня привлекло не это. На дальней стене, над, представительского вида, столом, висело несколько фотографий. И одна из них смутно знакомая.
        Я намотал на наконечник копья все оставшиеся пузыри с водородом и кислородом. Шаг был рискованный, и будь у меня граната - было бы в разы легче. Но конечно гранат у меня не было. Так что приходилось удовлетвориться тем что в наличии. Ну и рискнуть конечно. Я заметил, что каждый раз, когда жук ловил что-то клешей он тут же тащил это в жвала. На пробу. И только прокусив ложными челюстями решал жевать это дальше или выплюнуть.
        Расцепив лапы незадачливого хищника я с удивлением увидел, как кровь практически мгновенно останавливается. Чудеса моего организма поражали все больше. Хотя и просто факт моего выживания иначе как воскрешением назвать было невозможно. Как там Березов говорил? Биоройды? Не суть важно конечно - но главное, что в моей крови тоже живут симбионты. Хотя, учитывая обстоятельства, вернее было бы сказать, что я живу в теле построенном ими.
        Проблемы начинались с самого порога. Остатки пола были загнуты вниз, и для того чтобы пройти до нормального участка мне пришлось вновь вцепляться в плющ. Благо он почти на всех стенах был. Вот только в этот раз повезло мне куда меньше. Не успел я пролезть пары метров как листок, за который я ухватился, вонзил в ладонь свои пятисантиметровые лапы - косы.
        Забравшись на четвертый, а следом и на пятый этаж я с удивлением обнаружил, что зелени здесь было гораздо меньше. Да. Марсианского винограда хватало. Но он был рыжим, сухим и не разъедал стены и пол. Вероятно, именно поэтому полы на самом верху были значительно в лучшем состоянии чем на третьем и даже втором этажах.
        Насекомые были и тут. Все как на подбор из той же породы что с таким трудом поверженный титан. Вот только размерчиком подкачали. Только одна особь больше полуметра встретилась - но у нее броня была в разы тоньше чем у гиганта, и огнемет сработал идеально. Стоило подержать гада в огне с пол минуты - и вот у меня десять килограмм мяса, сваренного в собственном соку.
        Я подошел ближе и прочел: «Александр Сухов. Погиб при спасении поселения 4 февраля 2080 года. Вечная память герою».
        Подойдя чуть ближе, туда где клешня оставила глубокие борозды в бетоне, я с размаху закинул в морду живому танку склянку с кислотой. Звон стекла сменился шипением. С каждым разом у меня все точнее получалось кидать предметы. Хотя может просто насекомое становилось все медлительнее и неповоротливее. Все же оно было живым существом. Которому нужно дышать, есть и спать. Это не настоящая бронемашина, у которой ни одного лишнего отверстия нет.
        Вот только кислота не принесла ощутимого результата. Да, какой-то слой она разъела. Однако большая часть просто стекла на пол и там уже проела небольшие ямки. Матерясь я отошел от очередного удара. Да гигант определенно сал медлительнее. Раза в два. Но что толку если он до сих пор жив и загораживает мне проход? Впрочем, выгоду извлечь из этого можно.
        - Все, хватит прохлаждаться, - оборвал я сам себя, - пора дальше дела делать.
        Глава 15
        - Этож я… Вечная память.
        Приятно конечно, что помнят, и даже фото нормальное где-то нашли. Вот только я жив и здоров. Ну теперь. То, что это именно моя фотография сомнений не вызывало. Не «как в зеркало посмотрелся» конечно. Да и фото черно-белое, что странно. Но в любом случае, это был я. Но на стене памяти я был не один. Фотографий было много. Пять в ряд и так десять рядов. С другой стороны, и не так много - всего пятьдесят человек. Сколько тут жило? Четыре тысячи вроде?
        В спальне это меня спасло. Прежде чем заходить в помещение я выпустил понизу струю пламени. Осмотрелся. И почти сразу увидел черного полуметрового жука, прячущегося под кроватью. Пришлось зажарить. Срывая обветшалые простыни с кроватей, я проверял их на прочность. Увы, по всему выходило, что ни одна меня не выдержит. Но зачем останавливаться на одной если можно сплести их по три вместе?
        Я водил пальцем в воздухе читая приписки, до тех пор, пока мой взгляд не наткнулся на надпись: «Березин Ф.И. 13.02.2005-04.03.2084. Он жил во имя науки и отдал себя ей без остатка. Светлая память».
        Минут пять мне понадобилось чтобы понять - это рисунки. На столько профессионально выполненные что я не смог их в начале отличить от фото. Даты смерти были самые разные, но большинство погибло в январе восемьдесят четвертого. Судя по всему, это была не случайность. Может прорыв насекомых, или упоминаемое Федором землетрясение. В любом случае тогда погибло сразу двадцать человек всех возрастов. А потом несколько скончалось в течении еще десяти дней.
        Стоило вспомнить о еде как в животе предательски заурчало. Странно, вроде не так давно ел. Хотя может это запах жаренного мяса на меня так повлиял. Ведь даже сквозь повязку и фильтры пробился. Решив, что пообедать я могу и в более безопасном месте я нашел и свалил в рюкзак несколько личинок титана. Не знаю уж на сколько они хороши на вкус, но в прошлый раз именно на личинках многоножки мне удалось больше всего поправить себе здоровье. Были они правда странные, разного цвета, да и по виду отличались. Но в целом - толстые, упитанные. С маленькими лапками. В конце концов - потом разберусь с чем их есть.
        Прошла минута с тех пор как я заметил противника, но летуны не спешили соваться в закрытое помещение. Больше того, они еще и к двери не подлетали гадины. Не тупые, понимают, что я им вмиг подпалю крылышки так, что любые полеты станут проблемой. Вот только мне то все равно отсюда выйти придется, рано или поздно. Оказаться на свободном пространстве против быстро пикирующей хищной твари крайне не хотелось.
        Пчелоза! - всплыло в мозгу, когда стремительно приближающаяся тварь опустила вниз брюхо.
        Подойдя вплотную я ощупал его со всех сторон. Ударил ногой пару раз, а то вдруг там внутри нечто живое сидит? Убедившись, что сам по себе он не шевелится расстегнул молнию. Учебники, и тетради. Блин, а что я еще ожидал найти в учебном классе? Набор гранат и автомат? Хорошо бы конечно, но я не в сказке. Ну использовал кто-то из школьничков вместо портфеля тактический ранец. Бывает.
        На объединение девяти простыней мне удалось сделать своеобразную косичку, длинной в пять метров. Она была толстовата конечно, но зато достаточно прочная чтобы без труда выдержать мою еще не отожравшуюся тушку.
        Приободренный такой находкой я вышел наружу и впал в ступор. Оглянулся. Снова посмотрел вперед. Блин, аж мозги сводит от такого несоответствия. Мало того, что центральный зал больше напоминает многоярусные джунгли, а учебный класс почти нетронутым остался, так еще и насекомые эти под потолком летающие. Стоп, как летающие?! Это же не светлячки, тут что-то новое, помнится Федор упоминал, да только я никак вспомнить не могу как они называются.
        Привязав импровизированный трос к металлическому вороту на двери, я сделал себе страховочную петлю и привязал ее на эвакуационную ручку. Просто так, на всякий случай. Хоть отпускать веревку или падать я не собирался - безопасность лишней не бывает. Огнемет пришлось потушить, задраив кран подачи водорода на баллоне. В руках я его держать не мог, а за спиной он мог лишнее подпалить.
        Спускаться оказалось не так уж и сложно. Вот только длину веревки я не рассчитал. Ширина пола на пятом этаже была полтора метра. До вентиля на двери еще пол метра высотой, вот так раз и из пяти метров у меня в руках оказалось только три. Ноги еще держались, но с трудом. А до заветной двери было больше двух метров из которых полтора по горизонтали.
        Выбравшись из спальни, и сразу встретив еще двух настырных пчелоз огнем, я отправился обратно к учебному классу. Именно он был в центре этажа, и именно под ним находилась нужная мне комната. Пусть я еще и не понял на кой ляд мне имплантат, но раз Березов настаивал, что только с его помощью я смогу спастись и спасти престарелого доцента - пусть так и будет. Благо у него в отличии от меня есть представление и план базы.
        - Чего блин? - ошарашенно сказал я, смотря на фото. Доцент. Однозначно. Не так немного, как на голограмме, выглядит. Старше. Но все равно - никаких сомнений что это именно он. Вот только я с ним разговаривал. А он со мной, хотя я вон тоже среди погибших числюсь, да еще и на первом месте. Так что тут бабка на двое сказала. Надо будет потом у него спросить в чем именно дело и как он на эту стену попал.
        Правда с чего тебе умирать если ты живешь в защищенном бункере в котором достаточно еды и воды. Есть тепло, место для сна, и даже собственная производственная лаборатория. Хоть сейчас она и затоплена роли это не играет - была же. Оглянувшись по сторонам я, заинтригованный причиной стольких смертей, начал внимательно изучать фотографии.
        Так что через пять минут у меня была готова полноценная баррикада против летучих тварей. Пригнувшись я вышел на корточках в коридор. Баллон на огнемете кончился так что пришлось заменить его на второй и последний. Но в целом ситуация была не плохая. Ползешь по краю, прикрываешься с двух сторон доской - а с третьей готовым к выстрелу огнеметом.
        Противники от такой наглости даже растерялись. Я слышал настойчивое гудение крыльев, но стоило твари появиться как на нее обрушивался поток пламени. Секунда и на пол падает беспомощное, еле ползущее насекомое. Хоть кулаком или подошвой добивай. Но видя тонкое острое жало так рисковать я не решился. Жаль конечно зарядов огнемета, но себя жальче. А вдруг они смогут мою защиту пробить?
        Повторять фокус с креслом на колесиках я не хотел, да и времени не было. А вот просто выставить наружу оставшуюся мебель чтобы помешать летунам маневрировать - показалось мне не плохой идеей. Для начала я просто выкинул из кабинета все стулья. Притащил из дальнего угла доску на колесиках. Она конечно была хороша, широкая, высокая, хоть весь укрывайся за ней. Да только толщина доверия у меня не вызывала. Такую и пальцем проткнуть можно. А с другой стороны - может крылья себе поломают.
        Это в армии я был уверен, что бронежилет выдержит автоматную пулю с пятидесяти метров. А тут, да еще и за древние кеды, хоть и усиленные снизу пластмассой. Нет, в общем. Категорически. Так что огонь и еще раз огонь. Благо после первых десяти попыток количество желающих ко мне лезть быстро сократилось. Но внимательность я не ослаблял. А то, кто его знает, что меня ждет.
        Помотав головой, я отогнал пустые мысли и еще раз осмотрел комнату. Ну точно учебный класс. По крайней мере стал после всего произошедшего. А до этого, наверное, собрания руководства проводили. Полезных вещей не много. Да и собирать их прямо сейчас я не могу. Ни рюкзака, ни сумки. Хотя вон в углу как раз ранец валяется, армейский.
        В результате, раскачавшись на вытянутых руках, я зацепился за порог самым краешком ботинка, да и тот соскользнул, стоило мне попытаться ухватиться. Матерясь всеми знакомыми и незнакомыми словами которые только приходили на ум, я спустился на самый низ. Но стоило мне начать раскачиваться как сверху прозвучал предательский треск.
        Но где наша не пропадала? Есть пустое пространство? Заставим его! Благо на долго мне обороняться не нужно - достаточно просто спуститься вниз на лианах. Блин. Как-то поздно я сообразил, что, плюща на пятом этаже нет. Ладно, пойдем другим путем. Нет лиан - зато есть огромное количество простыней. Вот только до спальни нужно добраться, в результате мы возвращаемся к проблеме номер один - нужно выйти из кабинета.
        Оказавшись возле порога, я инстинктивно вытянул одну руку вперед. Вторая сорвалась с веревки. И если бы не страховка я свалился прямо на третий этаж, где меня уже поджидало несколько хищников. Ну нет твари, не дождетесь! Подтянувшись на руках, я вполз в нужную комнату.
        Впрочем, рюкзак в любом случае штука хорошая. Выкинув к чертям все лишнее, я подправил длину лямок и закинул его на спину. Как литой сел. Вот что значит дело привычки. Тело изменилось, время изменилось, а стоит поправить снарягу - сразу чувствуешь - оно. Будто собственная часть на положенное место встала.
        Пустив в направление врага струю пламени, я отскочил обратно в класс. Нечего гадинам пространство для маневра оставлять. Хотят мною пообедать - пусть приходят и сражаются на моих условиях. Гудение, пробивающееся даже через стены стало для меня неприятной неожиданностью. Оставалось только надеяться, что в отличии от светляков плеваться они не умеют.
        - Ну наконец. Голубчик…
        Глава 16
        - Что вы так долго? Забирайтесь быстрее, - требовательно сказал доцент, - и закройте дверь.
        - Что за спешка? - спросил я, отметив что опять разговариваю с голограммой.
        То, что у них получилось я и сам чувствовал. Мало того, я это еще и видел. Перед глазами начали появляться изображения, которых я никогда не видел. Странные схемы. Радуга расплывающихся цветов. Все это стремительно сменяло друг друга так что я даже не успевал сосредоточится на чем-то конкретном.
        Твою дивизию! Предупреждать же надо!
        - А, вы в этом плане. Это травоядное, крайне спокойное в состоянии покоя.
        Вот гад, он походу издевается! Не видит, что ли, что мне сейчас не до рассказов? То легкие перестают слушаться. То сердце начинает стучать как бешенное, того и гляди разорвет его ко всем чертям. Да, не зря дверь закрыл. Сейчас я не то что небоеспособен, ни пальцем двинуть не могу. А боль то не прекращается. Я чувствую, как тонкие шипы забираются прямо в мозг, спускаются по позвоночнику, пробивается в ребра.
        - Название мне не особенно интересно - что он делать должен? Зачем его вывели?
        - Тогда приступайте. И помните. Очень важно чтобы все получилось сразу. Второй попытки не будет.
        - Генетически модифицированный человек, получивший один или несколько признаков животных, - спокойно уточнил Федор Иванович, - вы были одним из первых образцов. Третьим, если я все правильно помню. Первым был сам ЧоФан - первооткрыватель. Вторым - Роман Ферронов, погибший от потери контроля мутации. Ну а вы, соответственно, следующим.
        - Синоптические связи нейронов формируются под воздействием как новых образов, - говорил Березов, - так и эмоций. Долгое время нейролингвистика изучала возможность мысленных команд без посредников в виде интерфейсов и голосовых команд. И лет двадцать назад корпорации БиоМед, Репитер и Суре смогли создать первый полнофункциональный УДИ. У вас он тоже наверняка был. Но даже тогда не могли помыслить о сращении белковой и кварцевой электроники. А у нас получилось! Настоящий прорыв!
        - Хорошо, можно даже сказать - отлично! - улыбнулся Березов, осматривая меня со всех сторон, - так, о чем вам голубчик рассказать?
        - Проблемы восприятия, - отмахнулся ученый, - если бы у вас был имплантат нашего образца, никаких проблем не возникло. Вы были восприняты как прямая угроза кладке. А то что он утилизировал Монтараха - просто благоразумное использование ресурсов и самозащита.
        - Хороша самозащита, через пол комплекса меня преследовал.
        - Годы труда не пропали даром. Генная инженерия и выращивание химер в купе с прогнозированием изменения белков привели к революции в биотехнике. И я горд что наша лаборатория, что моя команда, принимали в этом непосредственное участие, - продолжал нахваливать себя доцент, - совмещая принципы разработки новых видов и феромонного контроля с выбросом программируемых вирусов замены биоройдов мы добились…
        «Начинаем настройку».
        Кивнув я встал у сталактита. Несколько раз для проверки свел и развел пальцы, так чтобы они не попадали на ложноножки и наконец решился. Стоило схватить шар как он тут же ответил. Подушечки пальцев будто иглами проткнули. Но с задачи я не сбился. Вынул шарик из гнезда и увидел, что снизу у него торчит игла длиной в полтора сантиметра!
        - Так, что-то мне это все начинает крайне не нравится. К чему такие сложности? Почему именно между третьим и четвертым?
        - Так тот гигант был хранителем? А раньше о нем вы сказать не могли?
        - Отлично, - кивнул доцент, - подойдите сюда. Видите, вот это яйцо? - он показал пальцем на стоящее на живом сталактите возвышение сантиметров полутора в диаметре. - Не трогайте! - крикнул ученый стоило мне протянуть руку, - я еще не объяснил, что нужно делать. Для начала брать его можно только четырьмя пальцами, вот так, - он сложил ладонь убрав средний палец вверх. Получился почти идеальный квадрат. - Как только вы его возьмете - начнется генетическая адаптация. У вас будет меньше пяти секунд чтобы поместить между третьим и четвертым шейным позвонками. Потренируйтесь несколько раз чтобы получилось.
        - Голиэптид, - ответил Березов. И замолчал, зараза, будто это все объясняло.
        - Быстрее, прошу вас, - вновь повторил Березин, - закройте уже дверь. Теперь, когда хранителя не стало сюда обязательно ворвутся хищники.
        Я сделал пальцы пучком, а потом несколько раз приложил к собственной шее. В самом деле задача была не тривиальная. Но через некоторое время начало получаться быстро и ровно.
        - Что еще за потеря контроля? - количество вопросов в моей голове стремительно росло. Образы один за другим то появлялись, то исчезали. Люди, звери, демоны… Все смешалось и мне понадобилось секунд чтобы выкинуть всю эту кашу из головы.
        - Да, - я и в самом деле был не против заняться делом. Да и вообще понять, ради чего я сражался со всеми этими выведенными насекомыми. Скинув рюкзак, я стащил с себя халат, пропитанный пестицидами. С пленкой и фольгой пришлось повозиться, но я управился минуты за три. Затем снял разгрузочный жилет с пластинами брони. Рубаху и футболки.
        «Калибровка устройства закончена. Сращивание завершено. Добро пожаловать в УДИ 3.0»
        - Я готов.
        Препираться смысла я не видел. Так что обшарив комнату нашел несколько наиболее чистых мягких вещей, взял матрац, и устроил себе лежак. Подушку пришлось заменить свернутой в тугой валик одеждой, но, если положить под лоб руки вроде и задохнуться не должен и позвоночник ровно лежать будет.
        - Особенности программы. Кстати можете раздеваться. По крайней мере снимайте фольгу и пленку, в ближайшем будущем они для вас только в минус пойдут. Тело настоящего зооморфа должно дышать каждой порой.
        - Отлично. Присмотритесь внимательно. Видите, полоски? За них брать нельзя. Это будущие ложноножки. Так что пальцы строго между ними. После этого у вас будет несколько секунд пока приживление не начнется. Вы можете в это время лечь на живот. Как раз успеете. Но кровать я тоже рекомендую вам подготовить заранее.
        - Что еще за зооморф? - спросил я, а в голове уже пронесся очередной осколок памяти. Палата, полностью заставленная койками. Больные и умирающие. И буква «З» на спинках кроватей.
        - Ну знаете ли, - пробормотал я немного оскорбленно. Но спорить дальше толку не было, так что дверь я закрыл. Вначале конечно затащив остатки сослужившего службу троса и расчистив дверной проем. - Что это хоть за тварь то была?
        - Давайте не отвлекаться, а то времени мало, - отрезал Березов, - раздевайтесь, можно по пояс, и идите сюда. А то черт его знает, когда будет следующий ураган. Обидно будет получив надежду погибнуть на последних шагах. А пока происходит приживление я расскажу вам обо всем что вы только захотите. Согласны?
        Вот только времени колебаться не было. Пронзить самому себе спинной мозг иглой? Да легко. Делов то. Твою мать. Боль была просто адской. А уже в следующее мгновение я повалился на лежащий тут же матрац. Повернуться лицом вниз чтобы позвоночник ровно лежал? Ха, три раза. Я блин даже руками пошевелить не мог. Хорошо хоть шар от пальцев отлип, а то оторвал бы просто под тяжестью конечности.
        Чего они там добились я дослушать не успел, потому как слух и зрение пропали. Ну как. Не совсем. Я еще видел. Только вот одну единственную надпись:
        Хоть мужики и не плачут, уверен мог бы - навзрыд рыдал. Да только и такая функциональность тела мне сейчас была недоступна. Оставалось только одно - страдать. Ну и слушать фигню которую вещала голограмма. Большая часть слов мне была непонятна, но делать то все равно я больше ничего не мог.
        - А что бы это изменило? Имплантат вам все равно нужен, без него нам обоим не выжить. А так вы могли испугаться, может даже в самом деле предпочли бы медленную смерть опасности схватки.
        - Как что… Вас разве не смущает что вокруг куча потенциальных противников?
        - Ладно-ладно. Я просто спросил.
        - Вот что-то не заметил. Эта тварь мало того, что других жрала так еще и меня атаковала!
        - В противном случае не произойдет нужный захват, - строго сказал Березов, - нам же жизненно необходимо чтобы все функции имплантата работали. Иначе снизится вероятность успеха.
        - Ну так у меня огнемет, если что отгоню, - пожал я плечами, отвязывать страховку, когда она у тебя за спиной, не очень-то удобно. Так что отойдя, на сколько веревка позволяла, я уперся руками и ногами в косяк и потянул на себя что есть мочи. Хватило нескольких рывков и затрещав простыни порвались. Такой себе канат из них вышел. Ну да что поделать, тонкие, старые, да еще и жуками изъеденные.
        Глава 17
        - Какую нафиг настройку?! Вы блин, о чем?! - долбилась в мозгу мысль, - верните мне зрение и слух!
        «Команда принята.
        В следующую секунду я пожалел о своем решении. Зрение вновь взорвалось разными красками и оттенками, вот только они не соответствовали тому что я вижу. Наоборот - только то что слышу появлялось у меня перед глазами. И снова, стоило сосредоточится, как одни изображения проявлялись, а другие почти исчезали. Вот она какая - избирательность. Хорошая в принципе штука, надо будет применять.
        А вот это пожалуйста. Я сосредоточился на странном шипении и постепенно звук вычленился из общего гомона. Более того я понял, что это молчаливое шипение колонок, располагающихся в потолке. Тех самых через которые со мной общался Федор. Даже точное расположение смог определить. Примерно.
        Индекс производительности интеллекта установлен на 90.
        - А почему бы и нет? Хуже все равно уже не будет. В смысле - Да. Начинайте.
        «Команда принята. Установка…
        «Настройка световосприятия закончена. Команда поиска не принята. Закончите общие настройки. Проводится настройка громкости звука».
        Индекс производительности ловкости установлен на 105.
        Индекс производительности выносливости установлен на 370
        Выделена способность согласно специализации - эхолокатор.
        Я. ХОЧУ. ЖИТЬ.
        - Как я блин это сделаю при том что я лежу в комнате пять на пять метров? Эй ты, тупая… блин даже не железяка. Я даже не знаю, что ты такое, засевшее в моей голове. Не могу я посмотреть на то чего нет!
        Выявлены аномалии. Выделены способности согласно классификатору: Ускорение - позволяет временно развить скорость в два раза превышающую обычную, Прыжок - позволяет прыгнуть на два с половиной метра в высоту или четыре метра в длину (при ускорении и беге дальность увеличивается).
        «Настройка избирательности слуха завершена. Внимание обнаружена ограниченная цветовая синестезия. Проверка. Уровень избирательности слуха определен как 0,91, коэффициент восприятия не определен, начать проверку?»
        «Команда принята. Внимание настройка резкости в данный момент невозможна. Установлен таймер на автоматическую проверку резкости. Проводится настройка световосприятия».
        Индекс корреляции составил 0,84.
        «Команда принята. Установка восприятия…
        Возможно приживление симбионтов: 5. Внимание, некорректные данные. Количество симбионтов превышает программно-допустимые. Проверка окончена, ошибки не выявлены. Установлено максимальное количество допустимых симбионтов: 5.
        Применить параметры?»
        «Настройка контрастности завершена. Проводится настройка резкости. Сосредоточьтесь на предмете в трехстах метрах от вас».
        - Да.
        При сосредоточении вы можете видеть объекты с помощью слуха. Радиус - до пятидесяти метров. Ограничение - до шести точек преломления.
        Каждый. Нет не так. КАЖДЫЙ сустав в моем теле мгновенно изогнулся под таким углом, который на мой скромный взгляд был физически невозможен. Но нет, оказывается колени вполне могут выгибаться вперед, пальцы заворачиваться наружу, а шея изгибаться так что видно то что сзади. Вот только это чертовски больно. Несколько раз я отчетливо слышал, как начинают трещать сухожилия. И только после этого программа переставала издеваться надомной.
        Переиндексация будет проведена при получении травмы или существенного качественного скачка. Параметр принят. Разблокировка параметров закончена. Переход к дальнейшему тестированию. Проверка ловкости».
        - Да.
        Применить параметры?»
        Проверка интеллекта… На основании предыдущих тестов установлена синоптическая связь: 0,9. Скорость передачи импульсов: 1,1. Целостность мозговой активности: 0,4.
        «Проверка ловкости окончена.
        «Настройка громкости завершена. Проводится настройка избирательности слуха. Сосредоточьтесь на одном звуке чтобы определить его местоположение».
        «Проверка силы закончена. Внимание обнаружено существенное истощение организма. Рекомендуется отложить дальнейшее тестирование. Начать проверку выносливости?»
        Настройка визуального фильтра. Внимание проводится настройка в автоматическом режиме. Не закрывайте глаза для потоковой калибровки».
        Переиндексация будет проведена при получении травмы или существенного качественного скачка. Параметр принят.
        Сердце вздрогнуло. Раз, второй, и вот оно уже бьется в своем естественном ритме. Но чертов тестировщик не успокаивается. Органы отказывают один за другим, но я не даю себе умереть, у меня нет на это права. Я еще не отомстил, я не выполнил свой долг. Я не вернусь туда откуда начал.
        Ох как меня приложило. Яркая вспышка перед глазами заставила зажмуриться. Но даже это не помогло, казалось я вижу сквозь собственные веки. Ну нет, так я видеть точно не хотел, а как тогда спать? Приложив огромное усилие, я заставил себя открыть глаза. Белый фон резко съехал до полной темноты, а затем обратно. И так несколько раз пока картинка не стала абсолютно четкой.
        Все конечно круто, вот только мне не объяснили, чем мне это грозит. Может я теперь объект в трехстах метрах вообще не увижу? Или наоборот вблизи буду словно курица слепая. К сожалению столь услужливый ранее интерфейс ничего не отвечал. И только надпись с принятием мигала. А если по-другому попробовать?
        Меня будто ударило электрошоком. Хороший такой разряд, длительный, больше двадцати секунд. Все мышцы свело судорогой. Такое чувство было что еще чуть-чуть, и я сам себе начну кости ломать от напряжения. А может и начал бы, но тест закончился раньше, чем я успел попросить принудительную отмену. Вот только боль осталась.
        «Настройка цветовой синестезии завершена.
        - Принять восприятие с учетом нормальной контрастности. Должна же быть какая-то норма?
        «Команда принята. Установка…
        Переиндексация будет проведена при получении травмы или существенного качественного скачка. Параметр принят. Разблокировка восприятия закончена. Переход к дальнейшему тестированию. Проверка силы».
        В следующую секунду я умер. Сердце вздрогнуло и перестало биться. Все. Конец.
        Коэффициент силы: 0,62.
        Коэффициент выносливости: 2,81.
        Коэффициент Ловкости: 0,7.
        Выявлены аномалии. Выделены способности согласно классификатору: Усиление - кратковременно позволяет поднимать вес или наносить удары в два раза выше нормы, Регенерация - постоянно восстанавливает клетки и органы, Второе дыхание - позволяет выжить при смертельных повреждениях (перезарядка - после полного восстановления).
        Твою дивизию. Вот это был пипец. Ну почему вот скажите нельзя все делать по нормальному? Сначала звук на минимум, а потом постепенно увеличивать громкость? Не-ет, звук у меня в ушах заорал так будто я сидел между двумя оркестровыми колонками выше меня ростом. Потом правда стал по тише, но я все равно различал топот коготков от тварей снаружи. Правда все это сливалось в единую какофонию.
        Разблокировка параметров закончена. Проверка и настройка закончены.
        В прошлый раз, когда я бездумно сказал да мне было очень и очень плохо. Но я что, зря столько сил потратил и столько боли терпел чтобы теперь отказаться? Тем более что ничего хуже электрошока, доводящего все мышцы до судороги я лично придумать не мог. Так что чего уж там. Надо дойти до конца.
        Внимание. Проверка восприятия не завершена. Принять текущие параметры как базовые без возможности перенастройки?»
        Когда мне высветилась надпись про силу первое что вспомнилось это армейский способ. Самый стандартный - толчок штанги. Стоя и от груди. Там веса разные. И меня единственное что смутило - в комнате нет и не могло быть ни одной штанги. Как тогда проверять. Может отжиманиями или подтягиваниями? Заодно и выносливость можно проверить. Наивный.
        Индекс производительности восприятия установлен на 225.
        Возврат пользователю всех функций организма».
        По крайней мере так показалось на несколько долгих, чересчур долгих секунд. А потом я вспомнил. Желание жить. Безудержное, неостановимое, то самое которое заставило меня выбраться из водяной могилы. То самое что заставило мое тело очнуться от паралича и перегорания. То самое которое заставило меня остаться в этом мире после смерти любимой.
        Как можно проверять выносливость у скрюченного на полу человека? Мое искреннее ощущение - никак. Но установленный мне собственной рукой мучитель был абсолютно не согласен с моим мнением. Конечно я согласился на нее, и уже заранее был готов к боли, которую должен был перенести. И, о чудо, предчувствие меня не обмануло.
        - Да. Собственно, терять мне больше нечего. Вроде больнее чем было быть уже не может.
        Ох ты ебушки воробушки. Говорят, такое светопреставление появляется если наркотой обожраться. Открытие третьего глаза, новых сфер, аур и прочая лабуда. Как говорил кто-то из великих наркоманов: «Я вижу музыку». Ну так вот чего я только не видел. И между прочим даже вроде тепловые сигналы. Постепенно правда все это исчезло, но такую яркую картинку я никогда в жизни не видел. Правда глаза скорее всего быстро устанут. Да и зачем яркость? Вот если бы можно было отслеживать важные для меня предметы - тогда да. А так непонятно к чему ее приложить.
        «Проверка выносливости окончена. Проверка силы окончена.
        Индекс производительности силы установлен на 85.
        Глава 18
        - Ох твою мать, - проговорил я, с трудом поднимаясь.
        - Получилось… Невероятно, - пробормотал Березов, глядя на меня широко распахнутыми глазами, - Ха-Ха! ДА! Получилось! Я был прав! ДА!
        - Если вас что-то не устраивает - можете сидеть под водой.
        Вот зачем я это сделал, а? Половина, если не больше - на латыни или каком-то другом мертвом языке. Определения, цепочки ДНК и РНК, графики роста. В общем абсолютно непонятная хрень, из которой вытащить нормальную информацию было просто невозможно. По крайней мере для меня. Может для Березова тут и не возникло бы сложностей в понимании. Единственное, что я понял из всего написанного - это симбионт и его можно активировать для роста. Ни как это сделать, ни что в результате получится. Явно не для рядового состава эту справку делали.
        - Это уже интереснее, - оживился я. - Заиметь кислотную винтовку - неплохая перспектива. Тем более что я прекрасно видел ее эффективность. Сколько выстрелов можно из нее выжать? С какой скоростью? На какую дальность? А какая пробивная способность…
        - Нет, нет и еще раз нет! Не торопитесь! Я вам говорю, это живое существо. И это, в первую очередь, симбионт. Для роста и приживления он будет отнимать ресурсы у вашего тела. Больше полутора килограмм чистого веса за двое суток. И это только на строительство собственных мышц и внутренних органов! Да, его мозг находится в зачаточном состоянии, но он все равно есть. Как и инстинкты. Вам придется заботиться, кормить…
        - Потрясающе, голубчик, - механически порадовался Березов, - вы вновь получили свои способности, ведь верно? Я столько о них слышал, столько данных собрал. И вот теперь вижу, как они пробуждаются.
        - Стоп, - прервал я голограмму ученого, - давайте по порядку. Что еще за приручение? К этим тварям вплотную я, если что, без нормального оружия не сунусь! Отдавать руку или ногу при штыковом контакте удовольствие не из приятных.
        - Второе, только ни черта не понятно…
        - Это проводной разъем для обновления информации, - ответил на не заданный вопрос доцент, - к сожалению, все УДИ 3.0 не имеют вообще никаких устройств приема-передачи кроме такого вот штекера. Обязательные требования безопасности нового образца. После провала атаки на Сахалинск это было вполне логичным, хоть нам было бы в разы проще будь у вас беспроводное подключение.
        - Чего? Какой еще плавунец?
        «Морлипираде. Подвид - Брапир. Стадия развития: начальная. Приживление на данной стадии невозможно. Пробуждение: 17%. Активировать рост?» - Ну тут хоть была кнопка подробнее, которую я, не задумываясь, и нажал.
        - Я же вам только что все подробно объяснил? - удивленно посмотрел на меня Федор.
        - Стойте! Ради бога, голубчик, остановитесь, - моляще выставил перед собой руки Федор, - я в этом совершенно не разбираюсь. Да и нельзя к живому существу так относиться. Тут же не чистая технология. Все зависит от того, что вы едите. В каком количестве. Будет ли хватать симбионту для производства снарядов. Да и вообще. Вы рано об этом спрашиваете!
        «Биом неопределен. Необходима подробная идентификация. Предположительно: мантараха терада. Насекомое. Личиночная стадия спячки. Возможность приручения - не определена». - О-очень информативно. И вот зачем мне это? Ответ нашелся довольно скоро. Вытащив из рюкзака все личинки, я нашел одну на которой идентификатор встал нормально.
        - Вот как? Странно, - Березов задумчиво почесал лысеющий затылок, - впрочем, у меня есть полная информация по всем Биомам. Если у вас есть вопросы вы можете мне легко их переадресовать. Если вам, конечно, известен тип. Иначе общей информации будет явный перебор.
        - Чем проще?
        Доцент отодвинулся в сторону, и голограмма развернулась в широкий квадрат. Прикольно конечно, но я тут есть собрался. Но можно и под фильм поесть, почему нет? Хоть попкорном я как-то не запасся, придется давиться галетами из целлофана и запивать энергетическим напитком, разбавленным водой из-под крана вместо колы. А что? Все хлеб.
        - Что значит рано? У меня есть тут возможность активации. Если я ее нажму - начнется превращение, ведь так?
        - В таком случае мне придется повториться, - вздохнул Березин, - теперь, после приживления УДИ 3.0 вы сможете контролировать биомы, которые есть в его базе данных. Конкретно в этом должна быть гормональная схема приручения Меченосца и Пожирателя. Это как минимум. Вы можете увидеть их на странице способностей в вашем интерфейсе. Правый верхний угол, если я не ошибаюсь. Там же должны быть и другие улучшения, которые ваш организм получил или может получить. Крайне советую ознакомиться.
        Изображение мигнуло и вместо генерала появилась застопоренная картинка. Полная рота в боевых экзоскелетах при поддержке дронов и бронетехники шла, ощетинившись стволами, по улицам полуразрушенного города…
        - В этом зале, да и вообще в лаборатории, нет устройств для подключения. Оно есть только в лаборатории на минус втором этаже. Как раз где я нахожусь. Вот только проблема в том, что надо мной уже пять метров воды и довольно длинный коридор, - Березов развел руки, будто извиняясь, - так что придется вам найти водолазный костюм. А вернее поймать и приручить плавунца для дыхания и скорости передвижения.
        - Да что за бред-то? - не выдержал я, - это оружие или нет? Кто в верхушке решил, что солдату вместо нормального автомата подойдет какая-то саморазвивающаяся байда, которую еще и учить надо? Это же полнейшая тупость! Дайте мне нормальный дробовик и патроны к нему, и я буду в сто, нет, в тысячу раз эффективнее. А на чистку у меня уйдет минут пятнадцать! А уж о том, что он вместо меня думать не будет, даже не вспоминаю. Какому умнику вообще это в голову пришло?
        - Жук. С которым вы дрались на первом положительном этаже. Но конечно для начала придется приручить пожирателя-меченосца или…
        - Ох не орите так, - поморщился, прикрыв ладонью ухо, обращенное к динамику голопроектора. И только через секунду дошло - я вижу источник звука! Да не один! Цокот когтей насекомых по бетону снаружи. Треск тока в оголенных проводах. Шум воды, сочащейся через пробоины. Мать вашу, не просто вижу музыку, я, блин, вижу через стены!
        - Не знаю уж, что вы там говорили - но со слухом у меня были некоторые проблемы, - ответил я, доставая рюкзак, есть хотелось неимоверно. Вернее, даже не так, хотелось ЖРАТЬ. Прямо сейчас. Колбасу, колбасу! Полцарства за… ну а впрочем, обойдусь тем, что есть. Для начала оставшийся сухпай, личинок можно и позже зажевать.
        - Стоп, - прервал я Федора, - давайте, по существу. Мне сейчас совершенно не интересно разбираться кто что и из чего сделал. Если это светлячок, значит он может вырасти в тот огромный летающий шарик с крылышками, который в меня кислотой плевался?
        - Вы уснули? Или просто углубились в чтение мануала? - поинтересовался Федор.
        - Нет-нет. Что вы. Просто жаль, что интеллектуалы с мышцами бодибилдера так и остались в фантастике. Давайте по порядку. Морлипираде это симбионт обволакивающего типа. Крепится к мягким тканям и эпидермису, внедряясь в кровяную систему. Очищает кровь от токсинов и отходов жизнедеятельности других организмов, преобразует их в кислотные снаряды.
        - Господа учащиеся, садитесь, - поприветствовал меня с экрана строгий мужчина в кителе ВС. Оппачки, а я ведь реально стою и печеньку у виска держу. Вот что значит рефлексы. Хоть убей правда не помню, что значат все эти полоски и цветочки с звездами. Стоп, нет. Помню, Одна звезда в центре... здоровенная… дак это ж… - Я, главнокомандующий объединенного штаба вооруженных сил шанхайской организации сотрудничества, Александр Жуков, рад что в нашей необъятной родине еще есть способные кадеты, готовые взять на себя бремя ответственности. Хоть сегодня нашим домом и стала вся планета. Вас должны были готовить к этому учебному материалу, но все равно старайтесь не принимать близко к сердцу происходящее на экране...
        - Морлипираде, - улыбнулся доцент, - это с латинского, измененный светлячок. Мы взяли для морфирования подтип сверчковых…
        - Нет, ну что вы, голубчик, это морфобо. Совершенно другой вид! Как вы так можете, даже не интересоваться наукой. Это ведь так чудесно знать, что и из чего получилось, какие мы использовали вирусные цепочки… Ладно, - вздохнул обреченно Березов, - ну почему мне в спасители вновь достался каменнолобый вояка.
        - Вы, голубчик, кажется, совершенно не понимаете сегодняшней ситуации, - спокойно выслушав мою гневную тираду, улыбнулся Федор, - позвольте вам показать один из учебных роликов, который нам предоставила военная администрация для подготовки учеников. Войн, тех, к которым вы может привыкли, к которым у вас лежит душа. Их уже нет. На поверхности не просто постоянная партизанская война всех против всех… Впрочем, что это я в самом деле. Лучше смотрите сами.
        - Помнить бы еще, что у меня было, - пробормотал я, садясь на матрасе и ощупывая шею. Имплантат, или симбиот, или еще черт его знает что и как его называть, полностью вошел под кожу и удобно разместился где-то между позвонками. Кожура с лапками присосками и иглой ввода отпала при первом прикосновении. Судя по всему, он теперь полноценная часть меня. Остался только маленький кусочек металла, едва ощутимый под пальцами.
        - Да, - несколько отрешенно и невпопад ответил я. А все почему? Потому что передо мной появилось первое на моей опустошенной памяти окно с информацией. Стоило взять в руки личинку, чтобы отложить ее в сторону, как рядом вылезло:
        - С этим как раз никаких проблем. Определился у меня только один - вот этот. Называется морпи, нет, морлипа…
        Глава 19
        Я даже жевать забыл как. Ни черта не помнил, и все равно понимал - передо мной профессионалы своего дела. Построение четкое. Разведка, защита флангов, ведение колонны - красиво все как на картинке. Каждая угроза помечается, ведется и передается следующему звену. Любой, кто подойдет ближе - устраняется. Четко как офицерские часы.
        Стволы орудий регулярно подводились для оценки противников. Несколько раз колонна останавливалась ни то пережидая противника, ни то просто стараясь не выдавать себя. Изображение шло чуть сверху, наверное, с командирской башенки одного из БТРов. Зачем было вылезать если они просто идут? Черт знает. Опасность засад - единственная причина которую я видел. И уже через несколько секунд события показали, что я был прав.
        - Отходим! В разные стороны, план эвакуации Б! - крикнул командир взвода, увлекая оставшихся бойцов за собой. Они трижды оставляли раненых на удержание рубежей. Каждый раз я чуть не расплакался, сколько боли было в безэмоцинальном голосе взводного.
        Твари появлялись из ниоткуда, били тонкими черными клинками, выдвигающимися прямо из рук, и тут же исчезали. Вот только бойцы были явно опытнее меня. В начале мне казалось, что они стреляют наугад, просто в воздух, от страха и растерянности. Но невидимки падали на снег один за другим. Потребовалось несколько минут, чтобы понять - стрельба идет по следам. Рискованно, но действенно. Стычка закончилась почти через минуту. На снегу осталось лежать пять невидимок и два десятка военных. Дорого же они продали свои жизни.
        Большая колонна черных шла своим ходом по улице. Не скрываясь и никого не боясь. Они были слишком беспечны - за что и поплатились. Зажав противника в узком переулке, бойцы взорвали заложенную взрывчатку, начиненную ЭМИ. По крайней мере помехи пошли на всю запись. Враги попадали почти полным составом. Лишь двое или трое умудрились устоять на ногах. Но среди них был и тот, кто стоил всех легших.
        В результате все закончилось прямым боестолкновением. Я очень рассчитывал, что долетят хотя бы снаряды. Надеялся увидеть бутоны взрывов на здании. Но вместо этого заметил точные выстрелы противоснарядных пушек. Энергии небольших болванок хватало, чтобы сбить снаряды и ракеты на расстоянии двадцати метров от черной твердыни.
        Когда они добрались до виновника, из пяти танков осталось только три. Да и командиров проредило порядком. Передо мной, ну вернее перед бойцами, снимавшими это на видео, стоял почти плоский танк на воздушной подушке с здоровенным рельсовым орудием. Ракеты и снаряды, выпущенные в этот кусок обсидиана, были мгновенно перехвачены двумя противоснарядными пушками.
        Сами враги были оружием. Черные или почти черные они летели на бойцов огромной толпой. Скакали по стенам. Неслись, прикрываясь тяжелыми щитами, и стреляли, стреляли со всех сторон. Солдатики вовремя спрятались за укрытиями, вели прицельный огонь, но против такой толпы сделать ничего не могли. Пули отскакивали от тяжелых штурмовых щитов. Взрывы разбрасывали тварей, людьми я их назвал зря, но уже спустя несколько секунд они поднимались и снова бросались в атаку.
        Автопушки заработали вместе с крупнокалиберными пулеметами. Затем пошли птуры и основной калибр. Честно, я не сразу понял, что происходит, по кому они лупят. Но затем из клубов дыма и пыли на дороге показались люди. Нет, не люди, слишком быстро они двигались. Противники тоже не пренебрегали защитой, на каждом втором были бронежилеты. Да и стрелкового хватало. Но это было не главное.
        Пять танков при поддержке шагающих тяжелых командирских доспехов и двух десятков средних двигались единым железным кулаком. Любая тварь, пытавшаяся на них выскочить - тут же срезалась пулеметной очередью. Вперед регулярно летели кассетные боеприпасы и боеприпасы объемного взрыва. Прятаться не было смысла, так что брали огневой мощью. И это действительно впечатляло.
        - Мы переняли у противника опыт, однако сделать противорельсовое орудие мы не можем. Не хватает вычислительных мощностей, - сказал, поморщившись, главнокомандующий, - да это и не важно. Почему? Последняя группа. Тогда не такая многочисленная, состоит исключительно из зооморфов, и я рад вам представить первую гвардейскую роту Пастухов. Смотрите и гордитесь ими ребята. Они ваши старшие братья, вскоре вы станете такими же.
        Последние кадры - он успевает ухватится за трос вертолета. Оборачивается только для того, чтобы увидеть - осталось два неполных звена. И толпа оправившихся тварей, мчащихся по пятам…
        - Это была пятнадцатая гвардейская имени АС Суворова рота. Лучшие из лучших, - мрачно сказал появившийся главнокомандующий, - их готовили больше десяти лет. Потом они еще двадцать участвовали в боях во всех горячих точках по миру - и вот вам результат. Две минуты четырнадцать секунд. Ровно столько они продержались против спавна киберов. Это было больше двух лет назад. В восемьдесят шестом на границе замерзания в Китае. Мы приспособились. Создали укрупненные мобильные группы. Ввели добровольные прививки на увеличение силы и ловкости. И вот что из этого вышло. Это июль восемьдесят седьмого.
        Нет, ребята одержали победу. Ценой жизни одного из средних экзов. Он сумел подползти к самому противнику и, забравшись на борт, под градом пуль взорвать себя прямо на корпусе, снеся одну из защитных башенок. А через секунду в незащищенный корпус влетела болванка снаряда, разорвавшись внутри корпуса. Он разлетелся будто был из пластика. Задымился. А уже в следующую секунду от отряда не осталось ничего…
        Сразу два пулемета вонзились очередями в черную броню, высекая искры и оставляя трещины на керамике. Однако голиафу на это было наплевать. Раскрыв руку, он открыл ответный огонь из странного орудия больше всего напомнившего мой огнемет. Вот только шары пламени были зелеными и взрывались при прикосновении с поверхностью.
        - Это покушение на одного из Владык киберов. Единственное которое мы можем показать. Причина проста - остальные команды не вернулись. В операции участвовали лучшие из лучших. Команда глубокой зачистки «Псы». Из двух отделений осталось семь человек. Задача была провалена. Доподлинно известно, что применение подавителей радиочастот не имеет никакого влияния, начиная с августа восемьдесят шестого. ЭМИ действует только на самых слаборазвитых особей. С другой стороны, использование ВВ с радиоподрывом так же не имеет возможности. Только проводные решения. Тогда была принята новая стратегия. Обязательные мутации второго поколения во всех группах зачистки. Только крупномасштабные операции.
        На них просто вышло преобладающее количество Титанов и Артиллеристов. И не спасли ни танки, ни щиты, ни броня…
        Картинка вновь мигнула, появилась совсем другая группа. Все как на подбор здоровяки, под два метра. А может это броня их так полнила. У каждого в руках крупнокалиберный автомат или дробовик. Тоже явно непростые ребята. И по движениям это сразу видно. Теперь изображение шло от одного из бойцов. Картинка дергалась при передвижении.
        Даже возникшая перед ними толпа, такая же, как снесшая первую виденную группу, не стала непреодолимым препятствием. Их просто разметали. Я было решил, что вот он - залог успеха. До тех пор, пока один из танков не замер на месте. Мне не сразу удалось заметить в чем дело. Сквозная дыра диаметром сантиметров двадцать. И это в практически горизонтальной броне, толщиной с мою руку выполненной из прочнейших полимеров.
        Генерал замолчал. Странно при монтаже должны вырезать такую сцену. Хотя может оставили с целью показа, что он тоже человек? Вон как хмурится.
        Впрочем, это было только начало. Следующее столкновение произошло у черного здания, выросшего из снега на добрую сотню этажей. На людей обрушились летающие и колесные дроны. Мелкие низкоуровневые твари, почти не обращающие внимания на сумевших замаскироваться солдат. Титаны, вроде виденного ранее, с огромными щитами. Стрелки как с обычным оружием, так и с футуристическими рельсовыми и плазменными пушками…
        - И сейчас вы увидите последнюю крупномасштабную операцию в Владивостоке. Мы провели ее уже после повышения температуры до минус пятнадцати. Главные задачи ставились - возвращение под контроль плав средств и в частности двух АПЛ проекта Акула 70. Их ядерных реакторов. Все показывать нет смысла, поэтому вы увидите лишь три эпизода. Они очень показательны. Помните. Каждая из групп получила максимальный уровень подготовки, который мы можем себе позволить. Начнем с передовой дальневосточной… включите.
        Изображение генерала вновь исчезло, а передо мной появилась ледяная пустыня, усыпанная белыми маскировочными плащами. Подготовка в очередной раз была в полном порядке. Но на сей раз группы двигались четверками. Они зачищали редкие патрули тварей почти беззвучно. Судя по количеству людей - передвигалось несколько рот. Регулярно шла смена ракурса. Изображение передавалось от нашлемных камер и встроенных в прицелы.
        - Далее, вторая бронетанковая дивизия, наступавшая с северо-восточного направления при поддержки мотострелковых пятых и восьмых, - прокомментировал главнокомандующий, когда последняя из камер бойцов, проводивших разведку боем, погасла. На следующем кадре была не только живая картинка, но и состав армии. Мне как обычно показали маленький участок. Но уверен в остальном было то же самое.
        Кончилось все через минуту, когда первые ряды бойцов были сметены разрывающими когтями броню и плоть существами. Да, пули были эффективны. Да, убиты были сотни. Но для роты этот бой оказался последним. Несколько тварей подскочило к танку, крепя рюкзак с взрывчаткой прямо на броню. Взрыв, и экран почернел.
        Солдаты шли четверками. Два с щитами и пп, двое чуть сзади готовые в любой момент открыть огонь из крупняка. Снова город, черное небо. Разрушенные взрывами дома. И снова засада. Но в этот раз от наших, от военных. Не знаю, почему я их определил, как своих. Наверное, ментально ближе были. А может то, что от их лица шло повествование.
        Так продолжалось ровно до первой крупной стычки. Черным очевидно было абсолютно наплевать на все. И на тепло-визуальную маскировку и на шумоподавление. В ответ они ответили своими спец силами и тут уж развернулись во всей красе. Полная невидимость. Я с трудом вспомнил что и у нас такое бывало. Но не индивидуальная, только на танках и шагающих боевых костюмах - слишком дорого. Но очевидно не для противника.
        Двоих убило сразу. Но парни явно ждали встречи. БОВ и ББ ударили одновременно. Врага окутало шаром пламени от взрывов ракет и подствольных гранат. Ему оторвало руку вместе с щитом. Кажется, еще секунда и все - он погибнет. Но прошло уже пятнадцать, а гад все стоял. Ему казалось было абсолютно наплевать и на оторванную конечность, и на то, что в голову прилетело уже несколько пуль. Вся броня была покрыта трещинами, но Титан все равно стоял и огрызался огнем. А потом начали вставать остальные…
        Глава 20
        То, что это были именно зооморфы, понятно было с первого взгляда. Я бы сказал, что они были голые, но это было не совсем так. На корпусе и голове была стандартная облегченная броня. На шее каждого обнаружился пульсирующий нарост. Руки по локоть покрывала странная субстанция, которую я не сразу, но смог опознать. Насекомые оплетали все предплечье, оставляя свободной кисть. От конечностей шел ощутимый пар, надо будет спросить, как так вышло, ведь температура минус пятнадцать.
        С огнестрелом у ребят вся было хорошо - никто не отказался от привычных автоматов и пистолетов. Да и гранат хватало. Вот только они оставались в чехлах - главное оружие было не на бойцах, а рядом с ними. Стоило на восточном фронте начаться выстрелам и взрывам, рота двинулась вперед.
        Изображение мигнуло и погасло, оставив меня в задумчивости дожевывать остатки сухого пайка. Правда долго думать мне не дали, голограмма вновь загорелась, выдавая изображение Березова. Доцент явно был доволен увиденным мной представлением. Хотя вернее будет сказать пропагандистским роликом.
        Нет. Обычным оружием морфы тоже не пренебрегали, но боеприпасы экономили и использовали только в крайних случаях. Насекомые гибли тысячами, но всем было плевать, потому что враги тоже гибли, хоть и меньшим количеством. Один из жуков-голиафов вздрогнул, в нем появилась уже знакомая двадцатисантиметровая пробоина. Вот только он не остановился, а продолжал ползти с удвоенной энергией.
        И Первыми шли уже знакомые мне твари. Огромные голиэптиды, явно выращенные в лаборатории - бронированные жуки голиафы под два метра в высоту и четыре в длину несли в своих надкрылках целые стаи богомолов. И те не атаковали друг друга, нет. Они смирно сидели, ожидая приказа. И приказ последовал, но не сразу.
        Сколько весил тот же жук-голиаф? Сколько его выращивали? Сколько еды, предназначенной для людей он пожрал пока так вымахал? Сколько места они занимали во время выращивания? Как их доставляли и откуда? Каждый из этих вопросов ставил под большое сомнение эффективность армии насекомых. Но главный был все же другим: почему нужна мотивация для становления пастухом. Если все так здорово, то буквально каждый захочет приобрести симбионта для управления насекомыми. Вывод напрашивался сам - есть подвох и он опасен. Возможно, даже смертельно.
        Летуны прожгли кислотой дыру, и оставшееся войско скрылось за стеной улья. Сигнал пропал, а в следующую секунду на экране голопроектора вновь появился Жуков.
        - А как же мне тогда подчинять симбионты по-вашему? Как вы сказали, пожирателя? Да и плавунца - чтобы добраться до вас.
        Посыл был элементарный - вступай в ряды зооморфов, получай мутацию Пастуха и иди служить. Родина мать зовет и все такое. Но даже я видел подвох. Во-первых, большинство сил врага было оттянуто от точки конфликта первыми двумя группами, пусть земля им будет пухом. Во-вторых, даже с явно меньшей частью противников они теряли своих питомцев даже не сотнями - а тысячами. И не надо обманываться, даже насекомому нужно есть, а тут их была тьма.
        Минут за двадцать группа пастухов добралась до стены улья киберов. Черт его знает сколько было потеряно живой силы. Без счета. Но это стало заметно. Все чаще Зооморфам самим приходилось вступать в битву, но получалось это настолько естественно, что нареканий не возникало. Они просто затыкали собой слабые места, обнаруживающиеся в процессе.
        В небе, сбивая дроны и коптеры, рыскали такие же стрекозы, которых я поджаривал огнеметом. Вот только раз в шесть крупнее. У каждой размах крыльев метров по двадцать. Они тоже гибли пачками - но их никто не жалел. Это явно было показательное наступление. Грубая сила на грубую силу. И это работало. Сколько погибнет насекомых? Пока можно вырастить новых - это не имеет никакого значения. А вот у черных и дроны, и люди были не бесконечные.
        Второй волной ползло огромное количество многоножек. Просто неисчислимое. И вот они добивали всех встреченных тварей. Хотя что было страшнее - я не уверен. И только потом, следом, шли люди. Вернее, Зооморфы, потому что, вытворяемое ими даже не снилось обычному человеку. Невидимки? Ха, я их не видел честно, но один из бойцов просто резко выбросил руку в сторону. Из нее вышел прозрачный чуть зеленоватый шип, а на его конце расцвела красно-черная блямба. И только через секунду, с пробитой головой, на снег опустился невидимка, потерявший маскировку.
        Если в начале на стрелков противника просто не обращали внимания, докатываясь до них живой волной и сжирая вместе с оружием, то теперь Пастухи отстреливали особо ретивых черных. Вставших на защиту стены Титанов с щитами и рельсами снесли живыми таранами, а позже разобрали на куски. Богомолы при соотношении двадцать на одного противника легко расправлялись даже с сильно бронированными образцами.
        - Боюсь нет, - развел руками Федор, - большинство из выведенных здесь видов создавалось на основе уже созданного базового прототипа поведения. Да, они уникальны, и мы ими гордимся. Я сам рад, что являюсь одним из создателей. Но не имплантата подчинения и не моделей отклика. Это уже совсем другая стезя, другие принципы, с которыми мы тут не работали. Да и имплантата соответствующего в лаборатории нет.
        - О, тут все в разы проще. Насекомые, созданные для приживления, проходят стадию подчинения на этапе личинки или же в первые два дня жизни. Любой же владелец УДИ 3.0 считается для местных существ хозяином с соответствующими прописанными рефлексами. Как минимум они не должны вас атаковать.
        - Данная группа полностью выполнила поставленную перед ней задачу. Безусловно потери были, но они минимальны, - с гордостью сказал главнокомандующий, - этой атакой и зачисткой всего западного Владивостока, где сейчас выращивается новый штаб, мы полностью обязаны вашим старшим братьям. Ну и конечно ученым, которые в столь сложные времена предложили нестандартное, но от этого не менее эффективное средство, против глубоко опережающего нас в плане технологий противника. Надеюсь вы все извлекли из этого урок. Прилежно учитесь и добро пожаловать в вооруженные силы последнего фронта!
        - Итак, - проговорил Березов, видя, что я вышел из задумчивости, - вы своими глазами посмотрели на все плюсы от становления зоморфом и применения симбионтов. Теперь-то вы поняли, что они эффективнее обычного оружия?
        - Нет, - честно ответил я, чем ввел доцента в глубокий ступор, - иначе бойцы бы не брали, а главное не использовали огнестрел во время миссии. Да, клинок, пробивающий броню киберов, это замечательно. Да и пару применений кислотного симбионта я заметил. Но не сказал бы, что это прямо панацея от всех бед. Как дополнительное оружие - вполне себе. А вот становление Пастухом и управление насекомыми - это уже интереснее. Можете рассказать?
        Вначале толпа разрозненных черных попыталась остановить насекомых обычным напором, когтями, клыками и мечами. Их просто смяли. Тяжеленные голиафы прошли по толпе сверху, как по траве, приминая и не обращая внимания. Дробины осыпались с блестящей брони, не нанося никакого урона, автоматные очереди оставляли длинные следы, но пробиться внутрь не могли.
        - Меченосца или пожирателя - это одно и то же. Начать следует с, - Федор начал подробно обьяснять, где найти кладку сколопендр, а я с вздохом достал неопределенную личинку. Жрать все еще хотелось неимоверно, припасов других не было. Так что выбор не велик. Зажарю на огнемете и съем. А потом… Наружу.
        - Что ж, значит сейчас я перекушу и отправимся искать, кого вы сказали?
        Обелиск, до которого бронетанковой группе пришлось добираться с огромными потерями был уничтожен меньше чем за пару минут. Его буквально втоптали в снег, а позже разорвали на части. Второй успел нанести довольно урона. Даже убил парочку «пастухов», но был расплавлен огромной струей кислоты, прореагировавшей с воздухом.
        Глава 21
        А что, не плохо зашло. Вполне себе нормальный получился обед. Ну или завтрак, черт его знает, что тут с временем. Интерфейс исправно показывал ??:??.?? - так что оставалось только догадываться. Свет от марсианского винограда шел равномерно и постоянно, как и тепло. За несколько часов пока я отъедался и отсыпался запертая комната прогрелась градусов до двадцати. А еще я вновь прибавил в весе. Все что съел - все ушло в мышцы, кости и сосуды.
        Подумать только, несколько дней назад я был безногим одноруким калекой дистрофиком. А сейчас… С удовольствием подпрыгнул до потолка хлопнув по нему обеими ладонями. А ведь метра три в помещении. От удара свершу посыпалась пыль, и труха заставляя зажмуриться. Фу, вот же противное ощущение. Не кожа даже, мелкие хитиновые чешуйки.
        - Безопасно говорите? - с сарказмом спросил я у Березова который в растерянности смотрел то на меня, то на дверь, - оно мне только что чуть голову не откусило!
        Еще одним плюсом при подготовке стал заработавший интерфейс. Стоило Березову назвать нужную вещь как она тут же подсвечивалась, даже искать не пришлось. УДИ 3.0 был непривычным, а ведь с снаряжением у меня никаких проблем не возникло. Значит тут дело было и в самом деле в новизне, а не деле случая. В прошлой жизни было по-другому. Хотя, как именно - я не знал. Зато понятен был срок - три года.
        По словам доцента, теперь запах скрывать не было никакого смысла. Наоборот секреция должна измениться и при моем приближении насекомые должны из уважения и страха расползаться в стороны. Здорово конечно если так, но на всякий случай я огнемет держал под рукой. Береженого бог бережет. Ну и господа Смит и Весон. Хотя в нашем случае вернее сказать Калашников и Лобарев.
        - Тогда рекомендую поторопиться, процедура вам известна, все необходимое легко найти в этом помещении. Начнем с посуды… - Березов начал монотонно и даже отстраненно раздавать рекомендации и распоряжения, которым мне приходилось следовать. Нет, я его немного, но понимал. Сидеть в замкнутом пространстве под толщей воды, когда твой единственный спаситель вместо того, чтобы нестись сломя голову тебе на встречу, занимается подготовкой - не самое приятное. Но вед и меня понять можно, даже нужно - жить уж очень хочется.
        Очередной любитель человечинки отвлек меня от мыслей, когда я спускался уже на второй этаж. Здоровенный светляк, отбиваясь от сородичей, отлетел от основного пиршества и тут заметил меня. Открытие нового источника столь поразило его что он на секунду даже задумался, зависнув в воздухе. Ровно на столько чтобы я успел его заметить и оценить интерес в хищных фасетчатых глазах. Этот точно не травоядный!
        - Так не должно быть, - извиняющимся тоном произнес доцент, - возможно у вас еще просто не прижился в достаточной степени симбионт?
        - Поехали, - пробормотал я, отдавая самому себе приказ. Дверь еще раз скрипнула, но теперь в раскрытую пасть твари ударила тугая струя пламени. Насекомое немедля подалось назад, подчиняясь инстинктам выживания. Но благодаря интерфейсу и своему эхолокатору я без особенных проблем видел ее за стеной и направил обогащенную смесь наверх.
        Какое слово то интересное, операция. И аналогия у меня только одна - военная. Пожалуй, хватит уже циклиться на своем прошлом. Оно осталось позади. А впереди полные зубов челюсти тварей, которые безусловно попытаются меня сожрать при первой удачной возможности. А мне на удачу вот совсем рассчитывать не хочется. Она и подвести может, в отличие от хорошо подготовленного обмундирования. Да и из роликов я кое-что вынес. Насекомых сравнительно легко убивали не только автоматные очереди, но и острые клинки. Жаль конечно, что я обзавестись таким пока не в состоянии, но надеюсь эту проблему решит меченосец.
        - Это потребует слишком много времени, - в задумчивости заметил Федор, - учитывая требуемый промежуток на поиск, подчинение и выращивание пожирателя у вас уйдет не менее восьми часов. К сожалению, все мои внешние датчики вышли из строя, но судя по внутренним показателям снаружи вот-вот должен пройти ураган. Часов шестнадцать есть на все про все. Не более.
        Моя любимая погибла. Армия от меня отказалась. Даже дети, которых я спас - ушли. Колонии нет. Что делать, когда я выберусь наружу - совершенно непонятно. Естественно, что в начале нужно приспособиться к ситуации, обжиться, обзавестись снаряжением и обмундированием. А что потом? Пока мысли тяжело ворочались в моей голове, руки исправно выполняли задачи под четким контролем и руководством доцента. Так что я даже додумать не сумел - все было готово к продолжению операции.
        На скорую руку привязав чуть подновленную веревку из простыней и смочив ее водой для надежности, так посоветовал Березов, я раскачался на канате и сумел перепрыгнуть на целый участок пола. Теперь оставалась только невредимым пробраться обратно на первый этаж, где в значительно подпорченной моей деятельностью экосистеме заняли свое место меченосцы и пожиратели. Попросту - многоножки и сколопендры с жалом.
        Вниз теперь было куда проще чем вверх, и не только потому, что я знал дорогу. Я видел противников, которые издавали хоть какой-то звук. Вернее, видел их местоположение. Эхолокатор несколько раз спас меня от столкновения с крупными особями, а один я даже не поверил своим глазам - лежащий поперек дороги камень, покрытый мхом и вьюном, оказался растущим образцом голиафа. Обходя его мне удалось немного понаблюдать за существом и вопрос питания отпал.
        А я решил, что обойдусь как-нибудь. Насекомых полно, добыть еду не составит проблем, до тех пор, пока у меня есть огнемет и место где я могу спрятаться. Ослабевшие существа падали вниз и хищники отпавились за ними остановившись на уровне второго этажа. Там начались разборки между крупными особями. Да такие активные что на этот раз даже светляк с третьего этажа не выдержал напряжения, и отправился перекусить. Это был мой шанс и упускать я его не собирался.
        И пусть с снаряжением у меня по большому счету швах, мысль что теперь меня не будут трогать грела. Но перед тем как выйти я полностью зарядил мультитул, съел еще один брикет водорослей-грибов, и только убедившись, что больше ничего полезного в комнате нет отворил дверь. Которую тут же пришлось захлопнуть обратно, прямо перед хищно щелкнувшими челюстями насекомого свисавшего с потолка.
        Перекувырнувшись через плечо и уходя от атаки, я совершенно забыл, что мое оружие самодельное. Жгут крепящийся к баллону, не выдержав такого издевательства сорвался с горлышка, за поясом предательски зашипело, и я едва успел выкинуть полыхающий и уже не герметичный сосуд. Секунда и меня оглушило взрывом, когда он рванул. А сразу следом раздался еще один взрыв - куда мощнее. От тряски с детонировал запас жидкости жука-летуна. Горящая тушка светляка упала в воду. Вот только легче не стало, ведь теперь все крупные насекомые смотрели в сторону наделавшего столько шума - на меня.
        Погибший три года назад дезертир, бывший старший капитан вооруженных сил Сахалина, Александр Сухов. Я попробовал имя и фамилию на произношение - да, однозначно. Губы помнили то что забыл мозг. Это и в самом деле мое имя. Хотя вернее было бы сказать мое бывшее имя. Что меня сейчас связывало с ними?
        Мы выпустили струи пламени почти одновременно. Я был на сто процентов уверен, что попаду, когда тварь показала, что в воздухе размер не главное, главное маневренность и сила крыльев. Светляк резко дернулся в сторону, прямо с места, без разгона или какого-то признака. А мне пришлось спрыгивать вниз, чтобы не попасть под струю природного горючего. Стена за моей спиной тут же полыхнула, но мне было не до того.
        Откуда во мне все эти знания? Уже понятно, что я военный, хоть и бывший. Старший капитан, именно так называл Березов. Дезертировавший и погибший при защите колонии. Интересно, вот рисунок, героический, явно неточный, какую роль он сыграл в становлении колонии? Как меня запомнили? И если встретят, то как? Кто я для них? Мысли шли фоном пока я заново готовил остатки веревки к спуску.
        - И как я по вашему мнению должен был это определить? Хотя можете не отвечать, не важно. Главное, что нужно заново подготавливать припасы для выхода.
        - и вы мне предлагаете поспешить на съедение, я правильно понимаю? Нет уж, без заряженного баллона для огнемета я туда не сунусь. А лучше двух - трех. Взрывчатка конечно себя полностью оправдала, но она менее универсальна.
        Задача минимум - обойти противников стороной, найти личинку, собрать еды и начать приживление. По крайней мере пожирателя. Это потребует полтора килограмма биомассы. Не так много на самом то деле. Если расширять - то нужно найти около пяти кило пищи и тогда попробовать вживить себе сразу и пожирателя и плеваку. Благо личинка последнего лежит уже у меня в рюкзаке.
        И все равно вопрос с тем, откуда черт возьми они взяли ресурсы для роста биомассы, остается открытым. В природе ничего не берется из ниоткуда и ничего не девается в никуда. Все взаимосвязано. Даже если все здесь произрастающее изначально питается марсианским виноградом - вот этой здоровенной колонной, растущей прямо по центру - она сама тоже должна получать из земли питательные вещества. И в первую очередь здесь вопрос не в воде, а в тепле, без которого никакая жизнь невозможна, и углероде. Или из чего она сделана?
        Во второй раз подготовка прошла в разы быстрее. Даже закачивание газа в баллоны из-под реагентов, с помощью помпы, оказалось довольно простым делом. Гораздо легче действовать, когда у тебя с мышцами все в порядке. У меня конечно они дергались, непроизвольно. Но в целом было ощущение, что я почти восстановился.
        На центральном роге бронированной головы расположился маленький кругляшек света. Сам рог был обмотан лианой так что казалось являлся ее частью. Но стоило неосторожному насекомому подползти на сладковатый запах как его тут же пронзала мощная передняя лапа и отправляла в челюсти. Остальная мелочь в страхе разбегалась, но уже через несколько минут снова стягивалась к приманке. Оригинально - ничего не скажешь. Таким не хитрым способом он реально сумеет отъесться до тех же размеров, что предмет для пира плавающий кверху брюхом.
        Цокот сотен лапок окружал меня со всех сторон, и огнеметом приходилось орудовать по круговой, расчищая себе путь. Но когда я уже думал, что это конец, существа набросились на ослабевших подраненных товарищей, выбирая из добычи ту, что попроще и не плюется огнем. В принципе решение абсолютно верное. И если честно я бы от мясца тоже не отказался, но меня к трапезе никто не приглашал. Наоборот там началась драка за еду.
        Глава 22
        Думать и выискивать было некогда. Огнемет сломан, хорошо хоть мультитул у меня остался. Но им с такой сворой не навоюешь. Мгновенно сообразив, что дело пахнет керосином я запрыгнул в ближайшую нараспашку открытую дверь. Была у меня слабая надежда, что внутри окажется пусто. А еще лучше не пусто, а нужное мне, но совершенно никем не охраняемое гнездо. Но естественно надежда это была глупая и ничем, кроме пиршества снаружи, не оправданная.
        Ошибку я понял только когда, обрубив коротким клинком ножа лозы зелени сумел задраить дверь и оказался в запертом помещении. Угрожающе выбивая жвалами барабанную дробь на меня смотрела огромная многоножка, вставшая на дыбы. Такой я еще не видел. Она была длинной метра три, и толщиной с мою ногу. А они между прочим неплохо восстановились.
        Вдавливая клинок в туловище, я старался не обращать внимания не на что кроме своей цели - уничтожить атаковавшего меня врага. Он был одновременно и моей надеждой, и препятствием. Или она? Оно? Какая к черту разница? Я давил изо всех своих не великих сил, стараясь уничтожить противника. И в конце концов у меня получилось. Это произошло в один миг. Вот он сопротивляется, брыкаясь всеми лапами, а в следующую секунду конечности безвольно повисли, ослабив хватку и давая мне возможность высвободится.
        А вот УДИ считал совсем по-другому. Личинки позади твари отметились как необходимые мне возможные симбионты. А мамаша-охранница, как сорок килограмм биомассы требуемой для проведения их развития и мутации. Прекрасно, просто блин прекрасно. Как я с такой тварью одним ножом справлюсь? Ответ был весьма очевиден, но от этого не менее неприятен - никак.
        Достав из сброса пластиковый пакет с водой, я вскрыл его зубами, а затем обильно промыл раны. Спасибо биоройдам, кровь не текла, а медленно продавливала едва заметную зеленую пленку. Я даже на несколько секунд задумался - а стоит ли перебинтовывать при такой-то естественной защите, но привычка взяла свое и уже через несколько минут моя рука представляла из себя наглядное пособие по перевязке для курсантов второго года. Криво, косо, да и завязывал я узлы зубами, но держалось и это главное.
        Перехватив нож левой, я прижал многоножку плечом к стене, навалившись всем весом, и начал раз за разом бить ее по туловищу чуть ниже головогруди. Рана расширялась куда медленнее чем из меня вытекала кровь, но регенерация делала свое дело. А может симбионт УДИ 3.0 постарался и сумел перенаправить ее потоки внутри тела.
        Правда это совершенно не оправдывает моего бездействия. Организм у меня конечно сильный, раз даже ноги сумел заново отрастить. Но это совершенно не повод оставлять его без поддержки и рассчитывать, что он со всем сам справится. Тем более, что интерфейс буквально горел обилием предупреждающих надписей и рекомендаций. А еще там был большой и жирный красный крест мигающий и призывающий на него нажать, что я и сделал не особенно раздумывая.
        Я же уже снимал порядком поредевшие повязки, под которыми были толстые жгуты шрамов. Но рука чувствовала себя отлично, сгибалась где нужно и нервы были если и не в полном порядке, то близко к тому. По крайней мере управлял я ей без проблем, тактильные ощущения исправно передавались и от пальцев и вообще от кожи. Учитывая, что такого просто не может быть у обычных людей, вставал вопрос из чего же я состою. Вопроса с тем, кто я не возникало - я Зооморф. Что бы это ни значило. С этим фактом придется смириться. Тем более, что он дает ощутимые преимущества, одно из которых мне следовало получить прямо сейчас.
        Когда сколопендра в очередной раз высунула жало, я упал на пол и изловчившись засунул лезвие между клинком и мышцами, перерезая выталкивающие его наружу сухожилия. Тварь дернулась, пытаясь высвободится, но ей уже были нанесены смертельные повреждения, оставалось только добить центральный нервный узел, скрывающийся за толщей брони.
        Тварь стрекотала, пытаясь проткнуть своим жалом мою голову. Но мне удавалось контролировать ее положение так что уже через минуту многоножка по сути была разделена на две части. Нижнюю - которую мне удалось отрубить, и верхнюю - все еще сопротивляющуюся и так и норовящую мной отобедать. Как может существо жить при таких повреждениях я уже видел на ролике. Но и окончательный способ убийства у меня уже примерно сложился.
        Да, я от нее, пожалуй, не отказался бы. Но черт подери где ее взять? А раз так - будем действовать самостоятельно. Благо и навыки у меня остались, и интерфейс ненавязчиво намекал какой толщины и где должна быть кровоостанавливающая повязка. Конечно я бы с удовольствием заменил чистый лабораторный халат, который предусмотрительно порвал на лоскуты. Например, на нормальный кровоостанавливающий пакет и набор пластырных стяжек. Но как говориться - чего нет, того нет.
        Подобравшись я с трудом встал на ноги, еще чувствовалась общая слабость, и подошел к кладке сколопендры, в которой копошилось пять крупных личинок. В УДИ были заложены генетические метки существ трансформацию которых я мог осуществить. Удивительно, но вот из таких комочков должен получиться отличный пожиратель, или меченосец. Осталось только выбрать из какого именно и понять, как их применять и развивать.
        Не раздумывая и не разбирая, я вырвал кусок из хвоста многоножки и засунув его в рот начал пережевывать. Казалось, что еда не просто тает во рту - она там и перевариваться, и всасываться в ткани успевает, так что до желудка дошло далеко не все. Вероятно, мои маленькие помощники не стали дожидаться пока я пообедаю, а решили подкрепиться сразу. Как они вообще не покинули тело для получения питательных веществ из среды вокруг? А так было бы здорово, лежишь, ничего не делаешь, а биоройды тебя кормят, поют и латают. Хотя с другой стороны именно этим они и занимались последние пять лет.
        Я должен, просто обязан справится, а для этого нужно починить огнемет и пустить его в дело. Но судя по тому как изгибается многоножка, готовясь к удару, времени у меня на это совершенно нет. Верхняя ее часть включая ложногрудь висела в воздухе, перпендикулярно полу, и балансировала, стараясь выровняться, почти доставая мне до лица по высоте.
        Стоило хотя бы на секунду почувствовать себя в безопасности, и я тут же отрубился. Без всяких предупреждений, организм меня даже в известность не посчитал нужным поставить. Просто раз, и вокруг чернота. Если доцент и рассчитывал, что я все сделаю быстро - то это явно не тот случай. После семи часов сна мне удалось разлепить глаза, но дело было не в том, что я выспался, просто живот сводило от голода.
        Когда мне наконец удалось насытиться у сколопендры недоставало добрых двух килограмм мяса, если не трех. И это все между прочим без всякой обжарки или готовки. Оправдание у меня было только одно - очень хотелось кушать. Да и польза сыроедения была доказана еще в начале века. Хотя там вроде не про мясо речь шла, но чего к мелочам придираться?
        Когда до меня дошло что это жж-неспроста было уже поздно. Тварь бросилась вперед, и я едва успел уклониться из вырвавшегося из пасти насекомого клинка длинной под полметра. Уверен, опоздай я хоть на секунду - тут бы мне и конец пришел, никакая регенерация не спасла. К счастью она все же промахнулась, уйдя на несколько сантиметров правее, и я без сожаления вонзил свой нож ей под брюхо, стараясь попасть между пластинами панциря.
        В воспоминаниях проскальзывали отрывки из медицинского курса по обучению первой помощи и там все было достаточно четко - реабилитационный период после осколочного ранения проникающего типа, глубины до тридцати миллиметров составлял не менее двух недель. Период полного выздоровления - два месяца. Ну полтора. Но никак не девять часов.
        «Расчет рекомендаций по лечению. Обработка. Внимание! Требуется срочная перевязка, необходима экстренная эвакуация!»
        Многоножка, не растерявшись, свернулась кольцом вокруг моей правой руки, и сжала так, что затрещали кости, а кровь брызнула наружу фонтанчиками. Я чуть не потерял сознание от боли, и только понимание, что если я так сделаю - то на этом мой путь оборвется, позволило мне побороть обморочное состояние. А потом боль исчезла, как и все ощущения от правой руки. Наверное, тварь повредила нервные окончания.
        - Тихо… - проговорил я, выставив вперед левую руку, чтобы при случае заблокировать первый удар, пусть и ценой конечности, - спокойно… ты мне не нужна…
        На всякий случай я еще раз провернул жало в ране твари и только убедившись, что она точно, гарантировано мертва, отвалился в сторону. Сил совершенно не осталось. Правая рука больше напоминала отбивную, которую искромсали теркой. Порезы были такой глубины что я с легкостью мог рассмотреть под вытекающей кровью все слои начина от кожи и заканчивая собственными мышцами, сухожилиями и костями. Зрелище было не для слабонервных, но у меня не вызвало никаких эмоций. Я еще недавно представлял из себя куда менее привлекательное зрелище.
        Ножом я туда добраться не мог, не хватит длины. Зато прямо на полу сейчас валялся достаточно длинный и острый отросток который легко можно было применять как оружие, больше того - он им и являлся. Пусть и живым. Забросив нож, я схватил левой рукой бывшее жало и со всей силы вдавил многоножке в открытую рану. Насекомое извивалось, царапаясь и стараясь укусить. Его ложнолапки находящиеся прямо у рта оставили на моей руке длинную борозду дойдя почти до кости. Но отвлекаться на рану сейчас было категорически нельзя.
        Организм насытился и меня снова потянуло в сон. Но жить по принципу - поели, можно и поспать, поспали, можно и поесть, - я не собирался. Я не лягушка в конце концов, хоть и зеленый. И тем более не кузнечик. А разумная почти человеческая особь. Наверное… С каждым пробуждением в своей человечности приходилось все больше и больше сомневаться.
        Глава 23
        - Твою дивизию! Как я по-вашему должен их генофонд определять? Я что, ходячая лаборатория? - заорал я, когда выдержка кончилась. Мне уже довелось брать личинки в руки, тыкать в них пальцем, вертеть из стороны в сторону, пытаясь найти хоть какие-то признаки. Куда проще было бы будь они подписаны. Но интерфейс Уди никаких подсказок не давал и только высвечивал перед глазами надпись - «вид не определен, идентифицируйте единицу».
        Как на зло, в этой комнате никаких приемо-передатчиков не было. Так что и у доцента спросить совета не получилось бы при всем желании. Можно попытать счастья и пробиться через кучу насекомых, роящихся снаружи. Вернуться в первую мою комнату, или в лабораторию на четвертом этаже. Благо и огнемет я уже починил, и даже дополнительную обмотку к нему сделал, чтобы ситуация не повторилась. Вот только одного его может быть мало, а с той стороны двери я отчетливо слышал несколько десятков независимых источников звука.
        Вот так просто. Больше двенадцати миллиардов погибших из-за кучки дебилов, посчитавших, что лучшим способом протеста будет теракт. Население всей земли всего двести десять миллионов. Меньше чем две тысячи лет назад, судя по той же исторической справке. Вот только тогда мы были доминирующим видом, готовым к экспансии, а сейчас - зажатые в бункерах и городках группки в большинстве своем не способные даже оборонятся, и выживающие за счет удаленности от Ульев киберов.
        Учитывая, что совсем недавно я ел их мать, а до этих собратьев - ничего такого. Но почему-то облизывать склизкое существо было гораздо противнее чем откусывать. Чисто психологически. Но в конце концов, это для моего выживания. Так что надо приступать и не рассусоливать! Со вздохом взяв первую, не самую крупную особь я с брезгливостью и отвращением осуществил задуманное. Перед глазами тут же поплыли круги, будто я психотропных веществ объелся.
        Хоть что-то приятное. Стоило ли из-за этого проводить массовые демонстрации, скидывать правительства, создавать террористические ячейки и проводить теракты в киберпространстве? Очень сомневаюсь. Но что сделано - то сделано. Заметка о «последнем теракте» была короткой, четкой, написанной казенным языком, и при этом максимально емкой и для меня вполне понятной.
        И тут мне вновь приходилось вернуться к той же маленькой проблеме - нужно приручить пожирателя! А для этого его нужно найти, а тупой ассистент продолжает повторять одно и то же - определите вид путем анализа ДНК. Как тля? Я с ними что только не делал! Вот только системе этого явно было недостаточно. Если и был в симбионте ИИ то он был довольно тупой. Я даже пытался искать по справке прямым текстом - но мне выдавалась всякая ересь, вроде проведения сегментирования и выявления… и т.д. и т.п.
        Через полчаса с начала экзекуции пожиратель безвольно повис, оставшись прикованный к ране. И я уже подумывал оторвать и выкинуть погибшее животное, когда перед глазами начали появляться строчки с информацией, для меня совершенно непонятной. Куча медицинских терминов, какие-то формулы - буквально неизвестный язык. И только в самом конце вопрос:
        Благо теперь у меня с собой был персональный компьютер с хоть и скудной - но справочной информацией. Большинство блоков, вроде подготовки растяжек, вскрытия замков, организация охранения периметра - было сейчас неприменимо. Другие были для меня абсолютно чужды и непонятны. Зачем мне, например, сейчас «анализ построения биом в средней полосе при оттаивании мерзлоты»? Или «организация цепочки биома»?
        Правда в моем случае все оказалось гораздо прозаичнее. Это УДИ так визуализировал проценты анализа различных систем. Скривившись я повторил процедуру еще несколько раз, пока процесс исследования наконец не завершился. С первой личинкой мне не повезло. Симбионт, определив ее ДНК отверг кандидатку как неподходящую для соединения с моим телом.
        Подойдя к туше поверженной твари, я заметил, что на нее показывает небольшая зеленая линия, тянущаяся к знаку вопроса в верхнем правом углу. Стоило мысленно на нее нажать как передо мной развернулась довольно подробная справка с описанием Ксипхопхофаг. Тут были и анализ толщины хитиновой чешуи, и калорийность мяса, и эффективность парализующего яда, и множество других не менее важных параметров, которые могли бы мне пригодиться ДО боя с ней, а не после. Вот только я на сто процентов был уверен - их не было. Все это изобилие информации появилось только сейчас.
        Были правда и практические советы. Вроде того что стрелять нужно не только в голову, но и в шею - в место крепление УДИ 2.0. А значит, если отрубить голову - остальное тело должно погибнуть. Хоть эта новость была хорошей. Правда для того чтобы столкнуться с зараженными мне для начала придется выбраться из комплекса лаборатории. А перед этим желательно вытащить доцента Березова из его водяного плена.
        «Инициация симбионта завершена. Начать приращение?»
        Смертность среди мирного населения составила 90%. Поврежден головной мозг с последующим перехватом управления цифровыми ассистентами 9%. Не получило повреждений от 0,1% до 1% взрослого населения. Дети и подростки, не имеющие УДИ не получили повреждений. Однако в следствии дальнейших действий зараженных, а также некомпетентности лиц управляющих на местах, смертность среди них в 2079-2082 годах составила порядка 94%-100% в зависимости от региона. Суммарно, погибшими считаются 12 325 069 000 человек. Примерное количество зараженных: 1 300 000 000. Примерное количество выживших, включая детей, подростков, нетрудоспособных стариков и инвалидов: 210 000 000».
        В результате схватка сразу с несколькими тварями, особенно если две из них не побоятся огня, представлялась мне провальной. Если меня сожрут целиком - регенерировать я уже не смогу. А значит нужно подойти к проблеме серьезно и начать следует с самых основ. Информация, аналитика, подготовка, действие. И никак иначе. На одной удаче далеко не уедешь.
        В отчаянье, совершенно выдохнувшись от бесплотных попыток, я рухнул на полуразвалившийся стул и начал обдумывать план возврата в комнату на первом этаже. Проще всего было с огнеметом. Он был, он работал, и запаса в баллонах хватит на несколько минут непрерывного огня. Яд с сколопендры тоже сцедить не будет проблемой. Как и обмазаться им для отпугивания тварей у которых к нему непереносимость.
        О последних в справке было чертовски мало информации. Основная мысль сводилась к тому, что, если ты даже военный - держись по дальше. Только хорошо обученные, снаряженные и обмундированные группы, могут оказывать хоть какое-то сопротивление, даже разрозненным зараженным. Если же их ведет контролер - все. Спасайся кто может. Хотя это и из учебного ролика для будущих «Пастухов» было понятно. Когда механизированное соединение гибнет за несколько минут отдельному бойцу там делать нечего.
        Сделав небольшой надрез на левой ладони, я приложил к нему личинку пастью. В рану мгновенно проник длинный язык твари, и мне с огромным трудом удалось сдержать крик боли. Правда уже через секунду сама тварь попробовала выдернуть свою часть, чтобы освободится, но не тут-то было. Мои биоройды уже начали проникать в личинку от чего она страшно извиваясь дергалась, но деться никуда уже не могла.
        С калорийностью тоже вполне понятно - я ее ел, а значит симбионт в состоянии получить данные из моего организма напрямую. Ситуацию с ядом можно отнести к той же стезе. Но тогда откуда анализ состава насекомого? И главное ДНК! - вывод напрашивался не самый приятный - пока я его ел и переваривал УДИ проводил исследования. Как это возможно я не очень представлял, но это было и не особенно важно.
        Главное другое - у меня есть с собой анализатор! Нужно только захотеть и съесть. Тут правда возникала несколько иная проблема - как известно, то что съедено обратно в нормальный вид уже не вернуть. Положить личинку в рот целиком я тоже не мог - она элементарно была слишком здоровой для того чтобы поместится. Вывод напрашивался только один - надо ее лизнуть.
        «01.09.2079, в 04:08 по Гринвичу, неопределенной группой лиц, была проведена атака вирусного типа на правительство Сингапура. Предлогом являлось крайняя степень автоматизации и кибернетизации в государстве, а также достигающая 99,9% населения безработица. В результате недостаточной подготовленности атаковавших вирус перекинулся с чиновников вначале на простых работников, а затем распространился на всех людей земного шара.
        С следующей было уже проще, хоть и обидно что она тоже подходила только как пища. Четвертую личинку я облизывал уже привычным движением. Без удовольствия, но и без отвращения. Просто с предвкушением результата, который наконец удовлетворил моим ожиданиям. Ксипхопхофаг, как ее определил УДИ полностью соответствовал структуре сращивания и был готов для изменений. Оставалось только следовать инструкции заложенной в симбионт.
        А значит вставал вопрос о том, как именно это произошло. Самый очевидный вариант - они тут были изначально, но я их просто не заметил - отмел сразу. У меня были проблемы с прошлой памятью, а не настоящей. Бой помню до секунды. И никакой справки к нему не было. Значит она появилась позже. Почему? Потому что я ее победил? Вполне возможно, но только частично. Толщину хитина видно и так, УДИ ее просто внес в справку поде разделки твари ножом.
        Попробовав орудовать шипом, оставшимся от сколопендры, я понял, что оружие ближнего боя, это не мое. Нет, пару приемов тело помнило, но сколько бы ни старался я махать обернутым в ткань и фольгу «мечом» ничего путного из этого не выходило. Зато контактный бой с ножом был естественен хоть и совершенно бесполезен. Какой прок в том, что я умею кидать людей на пол, бить по артериям и болевым точкам при том что моими основными противниками являются бронированные насекомые? По крайней мере сейчас.
        Казалось тот, кто подготавливал программу для УДИ-симбионта, просто вбухивал все подряд. Хотя были и интересные моменты. Я на несколько минут завис, читая коротенькую статью в историческом блоке: «Безработица в второй половине двадцать первого века, предпосылки, протекание, последствия». Последнее было особенно интересным потому как дополнено в духе заметки другим автором и выходило, что в ближайшую тысячу лет безработица нам не грозит.
        Глава 24
        Конечно я согласился, и тут же пожалел о содеянном. Оказывается, до этого момента у меня вот совершенно ничего не болело. Просто потому что я даже не представлял, что может происходить ТАКОЕ. Голова разрывалась на тысячу кусочков, сознание периодически отключалось, мне будто перемалывали в мясорубке засовывая по частям, а затем вытягивали нервы наматывая их на клубок. Боже, да если бы мне под ногти раскаленные иглы засовывали - было бы проще!
        Не выдержав напряжения, я окончательно отключился минут через пять, и очнулся только через пять часов. Боль чуть отпустила, хотя еще пульсировала в руке на которой обосновался паразит. Или симбионт, сейчас это было не суть важно. Приживление успешно завершилось, и УДИ высвечивал два новых появившихся блока с информацией.
        Падение голиафа не прошло даром, и теперь заброшенная лаборатория превращалась изнутри в руины. От второго и третьего этажа остались только небольшие куски по краям. Огромный панцирь, выеденный изнутри, продавил металл и застрял между перилами и колонной покрытой марсианским виноградом. Мелочь все еще пыталась прятаться в зарослях на стенах, или копошилась в падали, но крупные особи уже вышли на охоту.
        Мясо - это не только быстро получаемая энергия, но в нормальном виде еще и крайне медленно усваиваемая пища. Не знаю уж, что позволяло биоройдам перевести мой метаболизм на совершенно иной уровень, но думать об этом особенно не хотелось. Как говорится - работает? Не трогай! Оно прекрасно действовало без моего прямого участия, так что пусть остается как есть. Благо им похоже реально виднее, что телу нужно, они сумели сохранить жизнь без пищи и воды в почти мертвом теле, вот теперь отъедаются.
        Мне даже пришлось несколько раз ткнуть в панцирь клинком мультитула. Все верно - броня оказалась в этом месте достаточно тонкой и мягкой чтобы пробить ее обычной сталью. Потрясающе! На радостях я со всей силы ударил по панцирю ладонью, одновременно отдавая приказ выпустить клинок.
        Открыв газовый баллон на максимум, я заливал этаж пламенем. Насыщенная кислородом атмосфера охотно горела, поджаривая мелких жучков и заставляя их старших сородичей держаться на почтительном расстоянии. Почти всех. Несколько плавунцов переростков с дьявольским спокойствием смотрели на меня своими черными глазками из-под сетчатого пола.
        От запястья до локтя симбионт закрепился прямо, как кол. И это было логично, учитывая, что в нем должен быть тот самый клинок, а они вроде как ровные. Однако для надежности он будто змея дополнительно обвился вокруг предплечья. Самый кончик хвоста уходил под кожу, хотя определить точно место где это происходит я бы не взялся. Тварь по всей длине будто вросла, приобретя мой оттенок.
        Это было больно. Чертовски. Будто по собственной кости ударил. Не окрепшее еще жало отломилось и изнутри потекла зеленоватая кровь. Выругавшись я отдал приказ спрятать лезвие, которое не нанесло особого вреда броне. Затем для эксперимента взял полуметровое жало оставшееся от сколопендры. Удивительно, но если бить самым кончиком, под правильным углом, то броня даже поддавалась. Хотя главным оружием на мой взгляд все же являлся яд.
        Пока придумывал, что дальше делать, и как добраться до Березова, скормил симбионту несколько секций панциря. И как в него столько влезло интересно? Сам то он маленький. Следом отправилась головогрудь. Ее я на переработку решил отправить сразу по нескольким причинам. Во-первых - там содержался яд, достаточно мощный чтобы парализовать мою руку, отказываться от такого преимущества было нельзя. Во-вторых, из верхней, единой части панциря, я собирался сделать себе дополнительную пластину в нагрудник. Лишней брони не бывает, особенно ее легкость. А для этого нужно было высвободить ее от нижней части. В-третьих, можно конечно было скормить и само жало, но его я и так мог использовать, обмотав тряпкой вместо рукояти.
        И как он так умудрился вымахать из махонькой личинки, пока я спал? Не иначе как биоройды постарались. В попытке понять где начинается он и заканчиваюсь я - ощупал руку, ладонь, симбионта и пришел к жутковатому выводу - больше никаких отдельных существ. Теперь есть только мы. По крайней мере прикосновения к коже пожирателя, ощущались как к моей собственной. Совершенно никакой разницы.
        И только начав расковыривать ножом хитиновые пластины я услышал тихий, но весьма противный скрип. Вначале даже не поверил собственным глазам, но источник звука был локализирован локатором и шел от моей ладони. Пожиратель, в полном соответствии с своим названием, пытался прогрызть в броне многоножки дыру. И, черт подери, у него это неплохо получалось! Пусть не насквозь, но в том месте где я держался ладонью, было проделано углубление.
        Вырезав из многоножки несколько кусков, размером килограмм под пять, я положил их по пластиковым прозрачным пакетам для образцов, а потом откачал воздух и заклеил. Мало ли как дела дальше пойдут, а кушать хочется всегда. Теперь предстояло разделить броню многоножки и сделать из нее доспех. Благо толщина моих ног постепенно восстанавливалась, возвращаясь в норму, и вскоре должна сравняться с размером панциря.
        Убедившись в очередной раз что я готов, и положив последнюю личинку в карман штанов, открыл дверь, с ходу выкидывая в пролет приманку.
        Идя прямо по стене двухметровый, восьмилапый богомол, определенный УДИ как Монтарах, нацелился прямо на меня, и даже струя пламени в морду лишь немного остудила его пыл заставив отступить. Вот только огонь потихоньку угасал, давление предательски быстро снижалось, а я только успел выбраться на карниз. До комнаты с голопроектором было больше половины этажа.
        В животе снова заурчало, хотя я туда недавно три кило многоножины скинул. Но организм требовал пищи, движения, развития и сна. И желательно всего разом и вместе. Правая рука уже оправилась, хотя движения были еще дерганные, наверное, нервы не до конца восстановились. Так что зажав в левой хвост сколопендры я с усилием начал потрошить недавнюю жертву.
        «при создании клинка… ядов» - вспомнилась мне подсказка от УДИ и ухватившись за эту мысль я полез в справочную информацию. Отбрасывая всю научную белиберду, в которой я все равно ровным счетом ничего не понимал, выходило что я должен помочь клинку вырасти таким как я хочу. А для этого нужно кормить пожирателя теми элементами, которые будут ему наиболее полезны. Первый пришедший в голову вывод - никакого ему мяса!
        «Получен симбионт класса Хипхопхорус. Внутри данного существа развивается и формируется жало, длинна клинка зависит от размера симбионта. Состав клинка будет зависеть от материалов, содержащихся в организме, однако может быть принудительно насыщен при помощи пожирателя. Рекомендуемый состав: углерод, ванадий, кремний, молибден, железо. При создании клинка так же есть возможность проведения дополнительных изменений, в виде кислотных каналов, ядов, экстренного выплевывания. Максимальное давление острия клинка достигается в момент выпуска и составляет два килоджоуля на миллиметр поверхности. Хипхопхорус не развит, эффективность применения 14%. Обнаружены отклонения в мутации».
        «Морлипираде, подтип Брапир», - гласила подсказка, ничуть не изменившаяся с прошлого раза. Понимания ничуть не добавилось. И нет чтобы спросить у профессора пока возможность была. Горевать тоже смысла мало. Мне от него все равно нужно получить следующую задачу. Просто потому что без него я не выберусь из этого бетонного гроба. А значит нужно выяснить как именно приручать уже взрослых насекомых. Да и о его ошибке, с подчинением, которая чуть не стоила мне жизни, стоит рассказать.
        В результате часовой подготовки у меня на руках оказался готовый к применению огнемет. Два поножа и один наруч. Самодельная рапира полуметровой длины. Почти десять кило мяса и поломанного панциря. Несколько различных личинок готовых как для употребления в пищу, так и для использования в качестве приманок. Оставалась правда еще одна, которую УДИ смог определить еще на этапе, когда мы были в комнате с доцентом, на четвертом этаже.
        Дьявол, сколько же этих тварей здесь? Даже слыша их цоканье я не мог до конца смириться с жутью, которая меня ждала снаружи. Насекомые это не земноводные и не рептилии - они всегда голодны! Если они не спят, то постоянно питаются, и возможно не будь у них в прошлом ограничения на рост - именно они были бы полноправными хозяевами планеты. Вот только кто-то шибко умный это ограничение снял, или сильно повысил. Надо при случае попросить объяснить все простым языком. А сейчас…
        - Да твою дивизию! - не выдержав выругался я вслух, - какого рожна у меня все не слава богу? Даже симбионты - и те недоразвитые.
        Отвечать мне, естественно, никто не собирался, да это и не требовалось. Закатав рукав халата я с интересом стал рассматривать нового сожителя по организму. Левую ладонь будто одели в перчатку без пальцев. На тыльной стороне разместилось несколько пластин, но стоило для интереса поднести палец как они раскрылись, обнажив ряды острых зубов. Пасть была хоть и не глубокой, но внушающей уважение.
        Активировав клинок, получилось далеко не с первой попытки, я с сожалением отметил что лезвие то крохотное и тонкое. Не больше трети от размера симбионта. Так что, сейчас им можно было бить только если раскрыть ладонь. Да и то, эффективная длина будет меньше, чем у ножа в моем мультитуле. Правда если верить описанию, составленному УДИ, он еще вырастет, по крайней мере в четыре раза, а то и все шесть. Должно же это на размер жала повлиять? А пока приноровившись можно применять его вместе с рукопашным боем.
        «Получен симбионт класса Фагору. Вы можете получать питательные вещества из любых объектов скармливая их своему симбионту. Если у вас есть симбионт класса вэру вы можете выводить из организма токсины путем переработки их в активную кислоту и снаряды. Фагору не развит, эффективность применения 12%. Обнаружены отклонения в мутации».
        Глава 25
        Наплевав на опасность, я решил проскочить понизу, втиснувшись между панцирем голиафа и стеной. Но для этого придется пробежать прямо под загребущими лапами богомола. Я уже не раз видел скорость реакции этих тварей, а потому и рассчитывать на собственную скорость не мог. Придется положиться на обманку и капельку удачи. Иначе зачем было так готовиться?
        Запустив руку в старенький разгруз, служивший мне верой и правдой еще с прошлой жизни о которой я ничего толком не помнил, достал перевязанные бинтами не подошедшие мне личинки. Раскрутил их и что есть силы запульнул вверх, рассчитывая попасть в голову монтараху. Насекомое дернулось, но наживку поймало, мгновенно теряя интерес ко всему окружающему.
        Разорвавшие рюкзак мелкие жуки роем набросились на пакеты с мясом, отвлекшись от меня на секунду. Как они учуяли его в полиэтиленовых пакетах мне было совершенно не понятно. Но главное - они упустили свой шанс выпустив меня на поверхность. Вынырнув я жадно вдохнул, тут же закашлявшись. Воздух у самой воды был переполнен пылью и гарью, и в голове, даже с некоторой гордостью, промелькнуло, что это моя заслуга.
        Отперев заветную дверь я с облегчением завалился внутрь. Последние жуки были прирезаны с помощью меченосца, одежда скинута. Мне предстоял само осмотр. Ведь кроме меня оказать первую помощь некому. Обильно промыв раны водой, а попросту искупавшись с помощью помпы, от чего пол был залит. Я принялся штопать собственное тело подручными средствами.
        Самая большая и опасная рана была на животе, хотя и местные пираньи тоже постарались. Несмотря на прочность хитина он был слоистым и мелкие чешуйки вполне могли остаться в моем теле. Вызовут ли они позже сепсис было не понятно, все же организм справился даже с ядами. Но рисковать лишний раз совершенно не хотелось так что решено было рану прочистить. Каково же было мое удивление, когда вместо рваных, я обнаружил сходящиеся ровные края.
        Выбраться! Немедленно! - в голове билась только одна мысль. Но спасательный капюшон был безнадежно сдут, пластины и рюкзак тянули меня на дно, а со всех сторон выжидали голодные твари. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы принять решение. Слишком большим трудом мне досталось содержимое ранца. Слишком дорог был разгрузочный жилет - возможно последнее что у меня осталось от прежней жизни. Но сама она была куда дороже.
        - Наконец-то! - закричал доцент, стоило мне нажать на кнопку, - голубчик, что вы так долго?!
        Но необходимо. Мелкие жуки тоже не дремали. Почуяв ослабленную добычу, они начали неуверенно приближаться со всех сторон. Дьявол. Врете, не возьмете. Я буду жить! Перевернувшись на живот и зажав рану левой рукой, я поковылял назад, в комнату с передатчиком. Убегая от монтараха я перестарался и очутился слишком далеко от нужной двери. К счастью во время погони он разогнал остальных насекомых, поэтому путь был совершенно свободен.
        Подтянувшись на рассыпающейся под пальцами решетке пола с трудом перевалил через край. В первую секунду привычно подумал, что это из-за слабости, неокрепшего еще организма. Но стоило опустить глаза как мысли из головы вылетели от ужаса. Оказалось, что далеко не все пираньи остались в воде, на моих ногах они висели гроздьями. Паршивость ситуации дополнялась тем что их панцири были усеяны колючками, так что от собственной плоти жуков пришлось с боем. К счастью тут мне меченосец в очередной раз послужил прекрасную службу.
        Сотни мелких жуков мгновенно впились в меня со всех сторон, потроша и разрывая на куски мощными челюстями. Отожравшись на голиафе многие из них представляли из себя настоящих монстров, почти полностью состоящих из зубов. Они разрывали ткань, предназначенную для отражения пуль на куски, словно это была туалетная бумага.
        Как раз вовремя. Бронированный коготь пробил многоножку насквозь и вонзился в мой живот на несколько сантиметров. Но гораздо больнее стало в следующую секунду, когда монтарах начал поднимать лапу. Сотни маленьких крючков, которыми было усеяно острие когтя, разрывали меня в клочья. Рана из маленькой и аккуратной мгновенно превратилась в комок боли, мешанину из сосудов, мышц и кожи.
        Поменять на бегу баллон с газом я не мог, а потому просто бросился вперед, надеясь проскочить на остатках. ИИ миновать самого опасного противника мне удалось без проблем. Но когда перебирался через панцирь голиафа - растревожил свору мелких, но очень злобных круглых жучков, чем-то отдаленно напоминающих гиганта, в броне которого они жили. Тратить на них время совершенно не хотелось, хотя от парочки особенно назойливых пришлось избавиться. Иначе они бы забрались в рюкзак с припасами. Вот только на этом я потерял время. Совсем немного. Слишком много.
        Я орал не сдерживаясь, на столько это было больно. Но чертовому богомолу было уже все равно. Он перестал обращать на меня внимание и с удовольствием пожирал длинное насекомое, быстро перебирая всеми шестью челюстями. Или как там оно у них называется? Мне же стоило огромного труда просто не загнуться от боли на месте. А уж подняться было почти нереально.
        Залив почти черный прямоугольник водой я стал ждать, решая, что делать с последней оставшейся личинкой. Она могла быть очень ценной, хотя бы в последствии. Или совершенно бесполезной. Это мог быть симбионт или просто жучара вроде голиафа. Разобраться в научных данных мне совершенно не удавалось, как я не старался. И мне пришлось делать то что очень не хотелось - выходить на связь с Березовым, чтобы доложить о провале.
        - А вот последнее вполне вероятно, - кивнул доцент, - иначе вы уже давно были мертвы. Я с удовольствием провел бы полную диагностику, но единственный порт подключения к вашему интерфейсу находится в моей лаборатории, на минус третьем. И я вас очень прошу - поторопитесь. Датчики говорят, что уровень грунтовых вод опять поднялся, как и сейсмологическая активность. Всего несколько часов и комплекс начнет еще больше уходить под воду.
        Как это получилось до меня дошло совсем не сразу. Все же быть обладателем существа пусть с ограниченным, но все-же собственным разумом, было для меня в новинку. Пожиратель в полном соответствии с своим названием выел месиво, которое оставил после удара монтрах, убрав все лишнее. А биоройды уже начали усиленно заращивать все полученные ранения.
        Такими темпами, добраться до нужной комнаты я просто не успею. Мне срочно нужно было оружие. Или хотя бы способ его задержать. До последней секунды лавируя между крупными насекомыми на стенах и полу я заметил свое первое самодельное укрытие. Стол, прикрученный к креслу. Почти невредимый, и бесполезный в прошлой ситуации, теперь был для меня спасением.
        Воспользовавшись секундной передышкой, я бросился наутек, уже не обращая внимания на все еще висящих на мне насекомых. А сзади слышался быстрый цокот когтей по бетону. У этой помеси богомола и паука скорость была такая, что легковушке и не снилась. А сконцентрировавшись на бегущей цели он стал целеустремлен и настойчив. Дьявол, вот же тупая скотина! А главное опасная, что бы профессор не говорил.
        - Да что вы такое говорите! - всплеснул руками Федор, - этого же просто не может быть! Наши существа совершенно безопасны для любого, кто выделяет нужные флюиды. А у вас уже есть приращенный УДИ 3.0 так что без сомнения никаких проблем не должно быть.
        Постаравшись забыть о горящих без воздуха легких, я подтянул себя к ноге и раскрыв ладонь несколько раз ударил по языку твари. Не знаю уж, что именно на нее повлияло, яд, съеденный пожирателем или просто не очень приятно, когда тебя колют острым предметом в язык, но она меня отпустила. Или я вырвался, мне хотелось думать второе. И пусть воздуха не хватало я не давал себе потерять сознание. Вверх! Только вверх!
        Я понял, что происходит что-то не то, когда пол передо мной чуть приподнялся, а затем резко пошел вниз. В мутной воде едва было видно огромного жука, взбирающегося на платформу. Подточенная ударами, водой и агрессивной средой сталь не выдержала и звенья начали рассыпаться, отходя от стены.
        С разбегу прыгнув за укрытие, и пребольно ударившись, о чей-то твердый хитиновый панцирь, я спрятался в укрытии. Облюбовавшая себе тихое место многоножка была против, но мне уже удалось немного приспособиться к сражениям с этими тварями и схватив ее за панцирь я развернул ее лапами от себя - вверх, прикрывшись как живым щитом.
        - Ваши расчеты оказались не верны, - решил я с ходу пойти в контратаку, - насекомые атаковали меня. Первый этаж был практически разрушен, а все мои припасы стали добычей плавунцов и пираний.
        За такое рвение надо было обязательно мелких наградить. Вот только все свои припасы вместе с оружием я потерял. Почти все. В комнате все еще оставались запасы воды и быстрорастущих водорослей. Один из брикетов был у меня в кармане. А во втором я с удивлением обнаружил почти целую и не покусанную личинку Брапира.
        Думать было некогда. Разбежавшись я выложился по полной. Все силы своего недавно восстановленного организма поставил на этот спринт. И до конца казалось, что у меня получится. Но когда уже был на середине пролета, решетка с скрежетом развалилась, и я провалился в ледяную воду. Припасы и снаряжение, столь необходимые и дорогие стали смертельной ношей.
        Но избавиться от всех тварей мне не удалось. Просто некогда было. Сжевавший приманку монтарах уже спешил ко мне на всех парах. Не найдя ничего лучше я начал кидать в него плавунцами. Наблюдать за реакцией пусть и здоровенной, но все же довольно тупой твари, было очень забавно. Если бы она не грозила меня сожрать в любой момент. Дергая головой с почти незаметной для человеческого взгляда скоростью, хищник ловил жуков прямо в полете, и мгновенно перемалывал их панцири мощными жвалами, не взирая на колючки.
        Дернув за шнур сброса, я освободился от бронежилета и ранца оттолкнувшись от них, что придало мне еще чуть больше скорости. До поверхности оставалось не больше полуметра, когда длинный язык опутал мою ногу и потянул на дно. Чертовы удильщики! Мультитул пропал вместе с огнеметом баллон которого крепился на рюкзак и единственным моим оружием осталось коротенькое жало меченосца.
        - И тем не менее они есть. Вы сильно ошибаетесь, так что, либо у вас не верные сведения, либо у меня что-то с физиологией не так.
        Глава 26
        - Без защиты я туда больше не сунусь. Эти твари сожрали мой бронежилет и рюкзак.
        - Но позвольте, голубчик. Это же еще совершенно не повод отступать!
        - Конечно, но однако же боеприпасы имеют свойства заканчиваться, - нахмурился Березов, - наши же существа способны пополнять свой заряд, пожирая буквально любые материалы. Мы разработали несколько самых распространенных видов кислоты. Серная, угольная, хлористая - им подойдет все что вас только может окружать! Любые продукты жизнедеятельности перерабатываются в смертоносные снаряды! Бесконечный боезапас, понимаете?
        - Это не важно, лучше займитесь защитой. Приращение симбионта можно будет и потом сделать. Мне нужно несколько минут на то чтобы просчитать все варианты, но советую еще раз как следует помыться и одеть все стерильное. Затем замотайтесь пленкой. И не забудьте поесть как следует и покормить меченосца.
        - Выходит это скорее средство для выживания в экстремальных условиях, чем полноценное оружие?
        - Дело совершенно не в этом, - не дал мне договорить Березов, - услышьте меня! Пополнять вещества, тем же кислородом из воды. Делает он это значительно эффективнее чем биоройды в обилии обитающие в вашем теле. Хотя, учитывая данные сканера это не совсем верно. Я бы сказал, что ваше тело полностью из них состоит. Так вот - даже если вы будете дышать исключительно с помощью пожирателя - кислорода вам хватит. Другое дело, что это будет крайне болезненно для легких.
        - Чего? Простите у меня сейчас плохо с историей.
        - Наверное дети взяли домой поиграться и забыли вернуть при эвакуации, - тяжело вздохнул доцент, - иначе это объяснить сложно. Что ж, поздравляю. Это один из опытных образцов выведенных нашей лабораторией. Основное название вида - Вэру. Или если простым языком - плевака. Но тут мы постарались скомпенсировать гены Фагору и Электро. Получился не совсем тот результат, которого мы ожидали, но для лабораторных исследований ранней стадии это характерно. В массовую серию этот геном мы не рекомендовали. Пониженная эффективность в купе с чрезвычайным напряжением на носителя делала ее менее перспективной чем чистые виды. Хотя возможность работы и с энерговыделяющими и с кислотосодержащими железами получилась безусловно интересная.
        - Тем более! Они же не просто так создаются, а для выполнения определенной цели - убийства врагов!
        Какой бы дикой мне не показалась идея Березова - возможность обезопасить себя дорого стоила. Так что не особенно подвергая его критике я приступил к работам. Самым сложным оказалось найти входящий провод, находящийся под напряжением. Без тестера пришлось сооружать устройство из бумаги и двух кусочков фольги - от искры бумага мгновенно выгорела и цепь разорвало без короткого замыкания.
        - И не собирался. Но на сей раз мне нужна защита. И такая чтобы меня не съели по дороге. В идеале конечно защищенный водолазный костюм, но я понимаю, что его взять негде.
        - Что вы такое задумали?
        - Ничего себе, я помню только обрывками и такого ужаса не отразил.
        - Сейчас по всей планете только такие и есть, - заметил Березов, - боеприпасы стали редкостью еще во время первой войны с зараженными. Или как их еще называют - зомби и киберами. Тогда за несколько месяцев был израсходован весь боезапас. Если бы было место где их можно легко производить - но у человечества нет тыла. Враг повсюду. Лишь несколько крупных очагов сопротивления по всему миру осталось. А учитывая, что АДША приняло сторону киберов…
        - Если все так хорошо, как вы описываете - то почему на том же ролике кислота и электричество применялись пастухами гораздо реже огнестрела?
        - Интересно, очень интересно, - доцент в задумчивости посмотрел на личинку, которую я держал на ладони. Но учитывая, что у нас была легкая ресинхронизация получалось, что смотрит он на метр в сторону, - Еще и не инициированная? Откуда она у вас?
        Мысли были дельные, тем более что в комнате были металлические стеллажи, которые симбионт с удовольствием поглощал в полном соответствии с названием. Схомячив ведро водорослей-грибов я отметил, что раны затягиваются очень быстро. Не мгновенно конечно, но то на что у нормального человека ушло бы месяц, у меня уже покрылось пленкой свежей кожи. Кстати, виновники появления у меня кучи шрамов на руках и ногах тоже были отданы на переработку быстро растущему меченосцу.
        - Как сказать, - доцент замялся, - с одной стороны - безусловно. Но боюсь запасы кислоты даже в взрослом состоянии у симбионта очень небольшие. Как и электричества. Понимаете, мы пытались создать универсальное оружие. Так чтобы и током било и разъедало броню.
        - Погодите, значит это та-самая кислотная живая пушка, которая в ролике была?
        - Время перезарядки, - нехотя ответил доцент, - им нужно время, чтобы переварить и выработать нужные вещества. На каждый грамм у взрослой особи уходит примерно минута. Минимальный заряд - десять грамм. С шоковыми тканями ситуация схожая, но там времени может уходить меньше. Все зависит от расходуемого заряда.
        - Но это же глупость, - не выдержал я, - любому дилетанту понятно, что чем более узко специализировано оружие - тем эффективнее оно в своей нише!
        - Если вынуть все провода в этой комнате, включая проводку в старых приборах и уходящую по кабель каналам в дальние комнаты то вы сможете получить один провод общей длиной около двухсот метров. После этого нужно будет обмотаться фольгой, в несколько слоев, оставив только дырки для глаз, желательно с перемычками из провода или токопроводящего элемента. Таким образом вы окажетесь в клетке Фарадея.
        - Нет, ну что вы. Там было двенадцатое поколение чистокровных Вэрус. Исключительно кислота, без дополнительных эффектов. Некоторые умельцы умудряются научиться пользоваться ими и как одиночными и как потоковыми орудиями. Заряд максимальный правда всего литр. Да и его еще накопить нужно. Но зато он отлично взаимодействует и с углеродом, и с кремнием. Киберы атак не выдерживают.
        - Если бы у вас был симбионт, отвечающий за заполнение легких - то вполне возможно. Однако на сколько я понимаю вам не удалось их раздобыть?
        - Совершенно верно, - кивнул задумчиво Федор, - но помочь я вам все-же смогу. Очень жаль, что вы потеряли свой мультитул. В идеале его нужно найти, ведь чтобы добраться ко мне вам придется вскрыть панель экстренного допуска, которая осталась с той стороны от двери. Но если постараться, мне кажется, и с текущей ситуацией можно что-то сделать. Не сдавайтесь!
        - Боюсь без него вы не выживите на поверхности, - ответил, пожав плечами, Березов, - мы стараемся восстановить экосистему, но пока у нас получается не слишком хорошо. А запас продуктов уже давно подходит к концу, ваши сородичи получают питание в основном из неживых объектов. Умерших деревьев, марсианского винограда, талой воды и снега.
        Оставалась самая малость, подготовить защиту. В прошлый раз укутываясь пленкой я почти перестал дышать через кожу, но воздуха мне хватало. Сейчас же мне еще и легкие собирались водой залить. Хотя от последнего мне очень хотелось отказаться. И первая мысль была - воздушные шарики! Просто набрать в пластиковые пакеты воздух и дышать, когда понадобится. Благо их у меня было с избытком. Тут главное не переборщить, чтобы вообще двигаться можно было. А то буду плавать - хотя мне нужно идти на дно.
        Вторая возможность была куда более надежной, но требовала чуть больше знаний чем у меня было. В прошлый раз я делал огнемет под чутким руководством Березова. Устройство сгинуло вместе с баллонами, но к счастью один у меня все же остался здесь в комнате. Правда он был уже заполнен непонятным газом с ничего не говорящей мне формулой, да и компрессор мой сгинул вместе с мультитулом. Что было очень обидно, учитывая, как он бы мне сейчас пригодился.
        - И зачем такие сложности?
        - Но мы то создавали не просто оружие! Голубчик, это же живые существа!
        - Совершенно верно. Есть такой пункт, да и если по пище судить.
        - Готовы? - спросил, появляясь в комнате, доцент, - погодите заматывать себя пленкой. Я все просчитал и кажется есть несколько интересных вариантов. Прежде чем действовать мне придется попросить вас нарисовать подробный план помещений, чтобы вы могли ориентироваться под водой. Если у вас не получится с первого раза - второй попытки не будет.
        - На воздухе переносимого заряда было бы недостаточно чтобы пробить броню хищника. Вода - совсем другое дело. Если вы справитесь с изоляцией - то у вас будет отличная защита от любого противника. В пределах дальности провода, конечно.
        - Отлично, значит и это существо на такое способно?
        - Увы. Но раз вы об этом заговорили, у меня есть опознанная личинка. Она вроде подходит для сращивания, нужно только активировать. Но описание такое муторное что толком я ничего не понял. Называется - Морлипираде, подтип Брапир.
        - К сожалению мир на поверхности очень суров и опасен. В разы страшнее чем происходящее здесь. Но нужно приспосабливаться, нужно жить и работать. Нужно… - доцент вздохнул и махнул рукой, - ну вы должны меня понимать. В первую очередь нужно выбраться отсюда, хотя пожиратель - это безусловно вклад в перспективу, но помочь он вам может и прямо сейчас. В вашей справке должно быть отражено что данное существо может пополнять запасы полезных веществ в крови.
        Дальше дело пошло гораздо веселее, хоть и было достаточно тяжелым. Федор меня все время подгонял, напоминая об оставшемся времени. Но советы давал дельные, так что послать его хотелось всего несколько раз. Уже через полтора часа я блестел как космонавт, даже для глаз удалось сделать защиту из пластиковых пакетов. На поясе болталось несколько мешков с воздухом, через плечо намотана бухта тонких проводов. Что бы меня не ждало впереди - пора на выход.
        - Опять боль. А ослабить ее ни как нельзя?
        - С пятого этажа. Там было целое хранилище диковинок, но определилась только она.
        - И не собирался. Сейчас только перекушу, да пожирателя покормлю. Кстати, скажите, зачем он мне был нужен? Нет, штука конечно полезная. Но все же.
        Глава 27
        Не то я неправильно рассчитал количество витков, не то доцент что-то напутал, но левую руку регулярно било током. Хорошо хоть костюм от хищников реально защищал. Стоило любой тварюшке приблизиться ко мне на расстояние нескольких сантиметров как к ней протягивалась небольшая молния. Не убивающая, но достаточная чтобы охотник потерял к жертве всякий интерес.
        Сейчас я еще дышал легкими, через несколько трубок соединенных между собой. Но глубина все увеличивалась и становилось понятно, что стоит мне сойти с нулевого этажа на лестницу вниз, как придется переключаться на пузыри с воздухом. Их мне должно хватить на пять минут. Если дышать очень медленно. Но в запасе у меня был своеобразное жульничество - небольшой пакет с кислородом, который позже можно будет использовать для разбавления, воздуха которым я уже дышал. Правда уверенности в том, что это сработает как должно, не было ни у меня, ни у Березова.
        Не веря своему счастью, я заковылял дальше. И только когда оказался у двери с надписью: «Лаборатория ИИ, вход строго по пропускам», до меня дошло произошедшее. Мой фонарик оказался больше. Пусть ненамного, но больше - а значит и тварь, которая его держит должна была быть мощнее уплывшей. Удивительно и потрясающе!
        «Хватит, перед смертью не надышишься», - подогнал я сам себя, когда понял, что стою перед лестницей уже добрый десяток минут, никак не решаясь пойти дальше. Больше всего пугала опасность неизвестности. Что если профессор не прав? Или у него просто недостаточно данных? Ведь он сидит где-то внизу, запертый в нескольких герметично запертых комнатах.
        Теперь, я был морально и физически готов отправляться дальше. Но перед спуском все равно задержался на по дольше. Передо мной была лестница на минус первый этаж с развороченным входом. Эхолокация действующая на воздухе шалила, темнота была такая что ничего не разглядеть, и только связка горящих плодов марсианского винограда освещала небольшое пространство вокруг меня.
        Вдохнув полной грудью, я загнул дыхательную трубку и воткнул ее в пакеты с воздухом. Не торопиться, расходовать по меньше энергии. Идти спокойно, тогда и воздуха нужно будет меньше. Все эти простые правила мгновенно улетучиваются из головы, когда ты понимаешь, что от смерти тебя отделяет даже не стекло - а несколько полиэтиленовых пакетов, наполненных воздухом. К счастью позже я смогу их пополнить. Если мы не ошиблись.
        А затем я дотянулся до него контактом. Будто в ванную уронили работающий вентилятор. Или закрутился винт огромной подлодки. Меня потоками воды просто смыло, и не держись я за один из проводов - точно унесло бы в неизвестном направлении. Тварь, решившая, что ее атакуют, бросилась прямо на меня. И тут же получила еще один разряд, продолжительнее первого. Существу, которое привыкло доминировать в своей среде стало не до шуток. Оно отдернулось, глядя на маленького блестящего противника и недовольно взбив воду плавниками удалилось.
        Вот только третья точка подключения оказалась нерабочая. И не одного пузырька воздуха. Я понял, что нахожусь в полной жопе перед самым спуском на последний, третий этаж. По заверениям профессора там была камера с регенерацией кислорода и несколько комнат в которых был воздух. А еще там было, должно было быть относительно безопасно.
        Огромная тварь, едва помещающаяся в коридор, казалось, ухмылялась своими жвалами, перед которыми словно на удочке горел небольшой, но яркий фонарь. У меня и так-то с дыханием не все в порядке было, а сейчас его напрочь перехватило, и я не нашел ничего лучше, чем выставить вперед гроздь марсианского винограда. Несколько секунд тварь висела в воде, напротив меня, а затем развернулась, и чуть не придавив к стене проплыла мимо.
        Переоценить полезность клетки Фарадея было невозможно, и когда бухта почти кончилась я начал искать вторую точку подключения к сети. Судя по груде столов и надписи: «Лаборатория генной инженерии №3», я был в нужном месте. Доцент поведал, что во всем здании были изолированные источники электроснабжения, соединенные с единым центром - главным лабораторным геостационарным генератором. Он уже давно не работал на полную мощность, из-за землетрясения. Но мне напряжения должно было хватить.
        Судя по плану, который мы составили вместе с Березовым, впереди меня ждало несколько крупных монстров, два или три кармана с воздухом, и несколько точек куда можно было подключится запасенными проводами. Если все будет сделано правильно, то меня не только не сожрут, но и дойду я довольно комфортно. На сколько это конечно возможно, в текущих условиях.
        Стоило пройти через дверь как мимо меня - на свет марсианского винограда, промчалась целая стайка подводных насекомых издали похожих на креветок. Они окружили связку ощупывая ее усиками, а уже через секунду разбежались в стороны. Но крупный жук с плавниками, состоящий из множества секций, успел схватить несколько и не останавливаясь погнался за остальными. Несколько его сородичей хотели попробовать меня на вкус, но было достаточно одного удара током чтобы эту идею они отбросили.
        Вот только по нему же у меня должно было хватить и кислорода, и длины провода до самого низа. А это явно было не так. Проблема только в том, что наверх сейчас дальше чем вниз. А значит нужно двигаться пусть и опасной, но более быстрой дорогой. Еще раз прикинув все за и против я с сожалением отцепил провода и пошел вниз максимально, задерживая дыхание.
        Давление в комнате было меньше чем снаружи, хоть и там и там была вода. Но мне, пусть и с трудом, но удалось закрыть за собой дверь, явно нерассчитанную на такие нагрузки. Ее бедную аж выгнуло внутрь. Но профессор не соврал, прямо у стены стояла стойка. С одним единственным костюмом РХБЗ.
        По составленной нами схеме я должен был спуститься на третий этаж. Взять из затопленной водой комнаты два костюма РХБЗ, замкнутого типа, которые вполне могли служить водолазным костюмом. Закрыть дверь, снижая давление, а затем открыть дверь к нему. Вода таким образом разольется по комнатам, оставив нам возможность для дыхания и позволив спокойно переодеться в костюмы. Отличный план.
        Длинная яркая вспышка осветила коридор, и я с замиранием сердца уставился на огромную пасть многометровой твари, смотрящей прямо на меня. Кто был прародителем этого жучары - я даже не мог представить, да и не важно это было в текущих обстоятельствах. Держа провода так, чтобы искра не прекращалась, я сделал единственное что пришло в голову - двинулся не от твари, а на нее. Привыкший к тому что все от него убегают хищник замер в недоумении.
        Сжимая его ладонями, я добился смешивания с едва держащими форму пузырями воздуха. Дышать становилось все тяжелее. Количество монстров не снижалось, и пару раз мне даже встречались странные жуки с светящимися кругляшками возле пасти или на острых когтях. Ими они подманивали мелочь, которую тут же и поедали. Но пока у меня оставалась электрическая защита они мне были не страшны.
        Дальше пришлось продвигаться чуть быстрее. Почти не задерживаясь на втором этаже, там, где должен был быть пузырь воздуха, осталась лишь чернота да плавающая мебель, которая уже не вызывала умиления. Чувство опасности пересилило остальное и для того чтобы нормально дышать мне даже пришлось использовать первый из своих запасов - пакет с кислородом.
        Мои запасы уже окончательно подошли к концу, когда из темноты третьего этажа появился свет. В начале я обрадовался, даже пошел в его направлении быстрее. Лампа, или смотровое окно - мне было не важно. В любом случае это должно было быть более безопасное место. Вот только свечение само приближалось ко мне чуть виляя из стороны в сторону. Когда до меня дошло что это может быть - стало слишком поздно.
        Идти под водой, когда такие надежные кажется предметы как столы, стулья, даже межкомнатные офисные перегородки плавали над головой было очень странно и необычно. Приходилось все время внимательно следить чтобы пузыри с воздухом или мой живой фонарь не напоролись на острые предметы, чтобы ни за что не зацепился провод.
        Я так обрадовался этой победе что чуть не забыл про заканчивающийся воздух! Занервничав я кое как прицепил провода к своим, тут важно было сделать это не одновременно, чтобы не замкнуть вся цепь, а в начале разъединить старую, и только потом включить новую. Те несколько секунд что мой костюм был не под напряжением для меня стали настоящим кошмаром. Нет, меня никто не атаковал, и даже не пытались, но если бы захотели…
        Грудь распирало от гордости, ну и конечно от горящего воздуха, который я вдыхал уже не первый раз. Я прекрасно помнил техническую схему, которую меня заставил заучить Березов, так что с помощью отвертки и шила справился с считывателем за несколько секунд. Дверь негромко хлопнула, открываясь, а потом меня занесло бурным потоком внутрь.
        Идти по дну, хотя какое к черту дно? - я на минус первом этаже, а передо мной еще два, было тяжело и непривычно. Я чувствовал, как старается, фильтруя воду пожиратель, и дышать медленнее и в самом деле получалось. Но чем дальше я продвигался, тем больше со всех сторон давила вода. Пакеты с воздухом, которые прямо распирало на суше, теперь казались поникшими и сдувшимися. Хорошо хоть дышать можно было почти нормально.
        Отодвинув стол, и едва увернувшись от выводка мелких жуков, я оказался перед небольшой сферой, от которой должна была питаться вся ближайшая техника. Оборудование естественно было залито водой и не работало, но судя по словам Березова ток в цепи шедшей сюда еще был. Вскрыв крышку мультитулом, я разрезал провода разделив их, а затем с слой дернул, освобождая контакты и одновременно разводя их в стороны.
        Мои пожитки, сброшенные при атаке пираний, нашлись почти ровно под провалом в первом этаже. Они были разодраны до неузнаваемости, особенно рюкзак, в который складывалось мясо. Но бронеплатины из жилета остались почти целы, так что, я прихватил их с собой, сунув подмышку. Мало ли где еще пригодятся? Благодаря системе трубок, из которых состоял огнемет, найти мультитул тоже не составило труда. Как и баллон с кислородом.
        Глава 28
        Что за черт? Как же мы отсюда выберемся вдвоем? Или доцент хотел меня кинуть и забрать костюм себе? - думать было некогда, мне нужен был воздух. А потому сняв костюм с стойки я подошел к следующей двери. Пусть хоть в этом он окажется прав! Повернув вентиль я с силой потянул дверь на себя, с трудом преодолевая потоки хлынувшей внутрь воды. Но из приоткрытой створки пошли вверх пузыри! А значит там есть чем дышать!
        Уперевшись ногой в косяк, я распахнул дверь ровно на столько, чтобы пролезть самому, и запрыгнув внутрь захлопнул ее, закрутив для надежности вентиль. Как я не старался сделать все быстрее, воды во второй комнате все равно набралось уже по колено. Хотя прибывать она перестала. С облегчением я сел на проплывавшую мимо табуретку и с удовольствием вздохнул. Добрался.
        - Расскажите, как вы за той дверью оказались? - решился я вопрос. Ну а что? Я его спасаю, пусть хоть развлечет пока процесс идет.
        Голова разболелась от всех этих размышлений. А может оклематься так и не удалось до конца. Мозг тоже не компьютер, как он просуществовал почти пять лет без еды и воды меня можете даже не спрашивать. Я понятия не имею. Главное, что сейчас я был жив - а с остальным разберемся по ходу дела.
        Защита, оборона, доверие. Эти слова кружились в хороводе, но ухватиться за хвост мысли удалось далеко не с первой попытки. Некоторые записи были в самом обычном виде, в тексте. Но большинство как шум из точек и пропусков. Прочесть такой было совершенно нереально. По крайней мере обычным человеческим взглядом.
        - Помните, я говорил, что вам пригодиться универсальный инструмент? Вы его нашли?
        - И на кой черт, оно там нужно? - не удержался я от вопроса, - а тем более зачем его было на земле распространять?
        Криптография - сложное слово, которое разложило все по полочкам. Стоило его вспомнить как остальная картина появилась перед глазами. К концу двадцать первого века средства взлома и защиты свелись к противоборству квантовых суперкомпьютеров. Они создавали целые миры визуализации и больше не воспринимали информацию как точки и единицы. Боролись в этих мирах сражаясь за доступ к информации.
        Честно говоря, работать с мультитулом было для меня не самым привычным делом. Это сразу чувствовалось. Но базовые навыки были. К тому же он был сделан хоть и топорно, но по уму и, как говориться, на века. Стоило как следует его продуть и просушить как индикатор зарядки загорелся зеленым сигнализируя о готовности к работе. Вытащив из рукояти шило совмещенное с тестером, я начал обследовать стену водя рукой из стороны в сторону.
        - О, нестандартное применение. Изначально виноград проектировался как крайне морозоустойчивая к холодам и низкому световому порогу форма жизни. Он берет свою энергию от перепада температур и реакций окисления с применением как железа, так и более активных связей. Формула сложновата, так что не буду вдаваться в подробности. Главное, что в результате он должен выделять кислород, тепло и свет.
        Начав от самого потолка, я медленно продвигался вниз, оставляя на стене небольшие царапины, чтобы знать где я уже смотрел и не повторяться. Простая, но нудная задача располагала к рассуждениям, но в голову как назло ни шло ничего путного.
        Все то чего начало не хватать в поселениях после наступления ядерной зимы. Именно ваше, и вашей команды решение - отправить из нашей лаборатории растения для колонизации во все известные городки и поселки где еще сохранилась жизнь и помогли сохранить десятки, а то и тысячи жизней. Но возникла небольшая проблема - марсианский виноград совершенно несъедобен для животных с Земли. Он просто не для этого был спроектирован.
        - Голубчик, ну наконец! - донесся обрадованный голос Березова из маленьких динамиков под потолком, - добрались!
        - Не волнуйтесь! В том то и дело, у них замкнутый цикл питания. Все началось с марсианского винограда, выведенного в нашей лаборатории под моим строгим руководством. Это я вам скажу был прорыв! Искусственно спроектированное растение не на основе углеродо-кислородного цикла и белковой структуры, а совершенно новый вид. Оно должно было прижиться на Марсе, как вы должно быть уже поняли из названия, и помогать в колонизации.
        - Ага, а то что их гонят вперед как танки, это так, побочный эффект, - ухмыльнулся я, отодвигая в сторону стол, - погодите, можете не отвечать. Мне удалось найти лючок управления. - Даже не знаю, что именно меня смутило. То, что он оказался ярко оранжевого цвета, черная полоска по краю, или расположенная поперек надпись - «Не вскрывать! Смерть!».
        Хотя, а что я знаю? Может за этой перегородкой еще с десяток комнат в которых есть и ферма, и электричество, и спальни. У меня был зарисован только путь сюда. Хотя надпись «реакторная» и знак радиационной опасности как бы намекали что ничего хорошего меня там ждать не должно. Однако путь мой вел внутрь.
        Смотришь на такую и понимаешь, что ничего не понимаешь. А учитывая, что это может быть цветная картинка где у каждого из цветов свой смысл и свое место - вообще застрелиться можно. Цветов то несколько миллиардов. Это человеческий глаз может определить миллионы цветов, а компьютерный не ограничен такой малостью - в его распоряжении весь спектр начиная от инфракрасного и заканчивая черно-синим.
        - О, а вот это действительно интересная тема, и для исследования, и для обсуждения, - загорелся идеей доцент, - в первую очередь нужно понимать, что не каждый человек воспринимается нашими насекомыми как хозяин. Только имеющие управляющий имплантат установленного образца в состоянии выделять ферамоны оказывающие непосредственное влияние на органы чувств питомцев. В этом состоит основная опасность. Однако в неблагоприятной для роста, окружающей среде размер жуков не может превышать пятидесяти сантиметров.
        Здесь были почти голые стены, на которые раньше проецировалось трехмерное изображение. Ни каких устаревших приборов с лампочками и тумблерами. Один единственный экран на все помещение да пара столов. Ну и бумага, много бумаги. Двигаться было тяжело, и я решил заняться интеллектуальным трудом. Воспоминания возвращались как отдельные вспышки. И я, вертя в руках лист, с трудом восстанавливал в своей дырявой голове, кому и зачем понадобилось хранить информацию в толстенных папках.
        А что оставалось делать тем, у кого не было ресурсов на свой суперкомпьютер? Бумага вновь вошла в моду. Естественно не обычная, бархатистый, почти вечный пластик с идеальной цветопередачей, которому не были страшны солнце, пыль, микробы и вода. Бумага+. Конечно кристаллы с информацией тоже использовались, и хранили в разы больше информации. Но их можно было подключить к компьютеру и взломать. С бумагой все было немного по-другому. Это не маленький кубик, который можно незаметно во рту вынести с режимного объекта.
        - А я уж думал, что поворотом ошибся, - облегченно выдохнул я, - только не знаю, как дальше пробраться. На двери нет ни ручек и даже выемок.
        Нахлынувшие воспоминания оставили после себя странное противное послевкусие. Это не моя жизнь. Я знал об этом, может даже пользовался периодически. Но никогда не был связан с этим аспектом напрямую. А с каким тогда? Что в ней было? Как так вышло что были отчетливые воспоминания о прошлом, а были размытые словно мыльная вода? Почему я никак не мог вспомнить никого из родственников, родных, друзей? Даже того же Березова - который утверждал, что мы с ним, пусть и не близко, но знакомы.
        - Это весьма прискорбная история, - чуть замявшись ответил Федор, - и я не хотел бы ее обсуждать. Давайте я лучше расскажу вам о биомах?
        И когда нам удалось вывести первые биомы командование поставило задачу - создать промежуточное звено, которое может сдержать неконтролируемый рост винограда. Развить, так сказать, его сельхоз применение. Задача крайне непростая, но мы с ней справились! Голиэптиды - мое достижение, которым я особенно горжусь! Совершенно не агрессивные в спокойной среде эти жуки перерабатывают виноград на белковые соединения, в собственном мясе, и металлы, откладывающиеся в их прочнейшей броне, которую потом легко пустить на переработку.
        С трудом поднявшись я подошел к второй двери и понял, что на ней нет не только ручки, но и вообще каких-либо приспособлений. Больше того - судя по внешнему виду она должна отодвигаться в сторону. Зачем делать ее особенной при том что вся остальная лаборатория была снабжена пусть разными по прочности, но совершенно одинаковыми по функционалу створками, раскрывающимися наружу. Явно же не просто так на ней нет никаких приспособлений для открытия. Но, тогда как доцент внутри выжил?
        Даже не сразу понял, что воздух в комнате неестественно спертый. Хотя, чему тут удивляться при таком давлении воды? Но для того чтобы отдышаться организму потребовалось несколько секунд. Когда пелена перед глазами спала, чуть огляделся. Понять, что меня смущало удалось только через минуту. Вокруг не было ни одного растения. Ни одного жука. Почти стерильная чистота, в которой я выглядел словно пятно горчицы на белоснежном лабораторном халате.
        - Да конечно, его придется еще просушить и зарядить, но батарея в полном порядке он и создавался так чтобы его можно было по всяким говнам таскать.
        - Отлично, - обрадовался доцент, - просто отлично! Эта дверь не может быть открыта вручную. Только автоматически. А для этого нужно получить доступ к управляющему компьютеру. Сделать это совершенно не сложно, модуль подключения находится в этой же комнате под фальш панелью которую нужно будет снять. Она должна находиться чуть правее от стены, возможно загорожена столом или другой мебелью. Найти ее может быть не просто, она того же цвета что и окружающая краска, но если вы проведете тестером, то проводку легко найдете.
        - Это мне не очень интересно, но можете подумать какого черта они на меня кидаются в то время как должны подчиняться.
        - Сколько? - я даже замер остановившись, - это же очень много! Меня чуть стайка мелких жучков-пираний не сожрала с потрохами, а вы всерьез говорите о пятидесятисантиметровых монтарахах и голиафах? Они же к чертям сожрут все!
        Уперевшись ладонями в гладкую поверхность, я что есть сил надавил, стараясь откатить створку вначале в одну сторону, а затем в другую. Безрезультатно. Дверь была как влитая. А может так и было учитывая, что за ней должно находиться? Может она даже запаяна? Может я все же запутался под водой и пришел не туда? Такая вероятность тоже ведь могла быть, и как узнать? Совершенно запутавшись в своих мыслях я с силой ударил о стальную дверь. Не скажу, что звон был как от колокола, но гул пошел знатный.
        Глава 29
        - Ну же, голубчик, поторопитесь! - подгонял меня Березов, а я никак не мог отделаться от ощущения что меня где-то наеживают. Спешка сейчас была совершенно ни к чему. Что именно меня смущало? В чем проблема? Зайти в реакторную я мог без особых проблем. У меня для этого даже костюм, соответствующий был. Да и у доцента он должен наличествовать, если уж он выживает там не один день. Да что там - неделю.
        А как он ест, спит, нужду справляет в конце то концов! Нет РХБЗ конечно сильно изменились за последние сто лет и сейчас это не плащ палатка из брезентухи и свинцового фартука, а полноценные многофункциональные скафандры. С собственной системой жизнеобеспеченья и многим другим. Но не до такой же степени. К тому же что ему мешает найти такой же лючок с той стороны? Да и жизненное пространство сильно сужено.
        Сколько бы я ни старался - ответа не было. Да еще и Березов подлил масла в огонь сказав, что я больше не человек, а ходячая масса биоройдов. Это кстати было вполне вероятно, и легко объясняло, как мою общую живучесть, так и легкость быстрого развития и восстановления всего от кожи до костей. Хватало бы только строительного материала - еды.
        - И почему? У меня есть защита, с оружием как-нибудь тоже разберусь. С хищниками местными я не раз уже сталкивался. В чем может быть проблема?
        Мое изначальное предположение о больших пространствах, в которых профессор может выжить, разбилось о камни суровой реальности. Реакторная это по умолчанию небольшая комната. Максимально защищенная со всех сторон. Однако на голограмме профессор явно ходил по нормальной лаборатории и без защитного костюма. Это не соответствовало получающейся действительности. Где-то была ошибка. Либо в опломбированной комнате не было ничего опасного, в чем я сильно сомневаюсь, либо все это время Березов мне откровенно и умело врал.
        Перед глазами встал последний бой. Кибер чьи руки потеряли не только естественную, но и какую-либо вообще форму. Он мог превращать их в щиты, клинки, даже огнестрельное оружие - все что ему хотелось. Но мне удалось победить, взорвать себя вместе с ним, в туннеле, который позже служил склепом. Зачем я это сделал? Ради кого?
        Но стоило вернуть голову в нормальное положение как контакт терялся. Вероятно, он был изначально предназначен для других нужд, или другой версии УДИ. Слева на шее, а не по центру позвоночника. Этот простой факт вызвал в мозгу целый атомный взрыв. Сотни, может даже тысячи раз я делал одно и то же действие. Выстрел в голову, контрольный в шею. Из винтовки, из пистолета, даже встроенным в десантный доспех клинком.
        Только так можно было окончательно убить высокоразвитых киберов. Разрушив не только головной мозг, но и вспомогательный. Тот в котором жил ИИ - ЦАРЬ, цифровой ассистент развития личности. Почти полноценный искусственный интеллект. Именно они - ЦАРИ, брали на себя управление организмом, когда человек получал больше повреждений чем мог выдержать. Именно из-за их освобождения появились зомби.
        - Можно и так сказать, - уклончиво ответил доцент, - я отличаюсь от них, вполне достаточно чтобы мне не доверяли и оставили здесь умирать вместе с лабораторией. Так что мы братья, по несчастью. Такого определения вам будет достаточно?
        - Ладно, пусть будет, по-вашему. Но скажите, как мы вдвоем выберемся, имея только один защитный комплект? Или предлагаете вновь сооружать его из подручных материалов?
        Отогнав от себя противную мысль о своем расплывчатом будущем, я решил поскорее посмотреть, как там Федор. Вот выберусь - тогда буду решать, что делать дальше. Отвинтив страховочный болт с обратной резьбой, догадался не сразу, чуть отвертку не сломал, снял защитную крышку. К моему удивлению тут тоже была куча надписей об опасности, уже не только на русском языке. И один единственный штырек подключения на длинном смотанном проводе.
        Натянув костюм, я плотно закрыл последовательно три клапана в разных местах, которые застегивались на молнии и заклепывались сверху. Проблемы оказалось две. Во-первых надо было как то обезопасить костюм от того чтобы пожиратель сделал в нем дыру. Это я решил довольно просто - обложив его небольшими рулончиками из ткани, так чтобы рот не доставал до поверхности.
        - Все просто, - высказал я все свои сомнения, - получается, что вас там нет. И не надо мне врать, что это запись неправильная или надписи здесь ради шутки. И то и другое крайне маловероятно.
        - Элементарно, - тут де ответил доцент, - в допуске к единственной внешней двери. Она закрыта как на механический, так и на электронный замки. И по удачному стечению обстоятельств я смогу второй легко обойти, достаточно мне лишь оказаться рядом. Учитывая, что это совершенно не ваш профиль у вас на это уйдет гораздо больше времени, и как следствие с большой долей вероятности вы умрете так и не открыв дверь под обломками медбиотеха. А значит если вы не вытащите наружу меня, то и сам погибните в этом саркофаге. Все очень просто.
        - Ну, я оптимист. Когда пессимиста говорит, что хуже быть уже не может, я смело могу утверждать, что может и еще как. Так что я бы не ставил на то что мне уж совсем ничего не угрожает.
        - Когда стало понятно, что лаборатории грозит полное разрушение и нужно будет эвакуироваться именно я посылал к вам детей и подростков, чтобы они оставили на вашей могиле ценные памятные вещи. Именно так там оказалась и граната, и мультитул, и протеиновые батончики. И самое главное - именно так вы получили инъекцию биоройдов нового поколения. Как часть дипломной работы выпускницы. Если бы она видела результат, то прыгала бы от радости. Хотя процесс и занял куда больше времени чем я надеялся.
        - А, так вот что вас беспокоит, - усмехнулся Федор, - он предназначен для вас. Я и так выберусь без проблем, как только вы откроете дверь. Знаете, можете даже его вот прямо сейчас одеть, чтобы больше не нервничать по этому поводу. Только шею совместите с устройством ввода-вывода, для подключения. Без меня вы наружу все равно не попадете.
        По счастью в новом интерфейсе такого судя по всему не было. Технологии откатились на пару десятилетий назад. От нанитов отказались в пользу биоройдов. Военные начали массово получать их в качестве ответной меры на рост интеллекта у киберов. Мы тогда почти сравнялись в силе, ловкости, выносливости. Но они шагнули вперед.
        Поняв, что благородный жест - отдать мне костюм, неспроста, я все же решил, как следует подготовиться. Залез на стол, выжал всю одежду и избавился от лишней пленки и фольги. Вылил из РХБЗ воду, прокачал систему фильтрации и вентиляции, на всякий случай - все работало. Удивительно, что костюм все же оставили в лаборатории, тогда как я не находил других столь же полезных вещей. Ни оружия, ни боеприпасов. Хотя продовольственные пайки не раз спасли мне жизнь и подарили второй шанс - но все же это не столь ценная вещь.
        С второй оказалось сложнее. Небольшой штырек интерфейса был чуть левее, так что пришлось неестественно выгнуть шею для того чтобы вставить его в собственный УДИ 3.0. Тут же перед глазами появилась иконка подключения к костюму, отобразились параметры защищенности, расход фильтров и установки по перегонке жидкостей.
        - Ага, а значит сто процентов произойдет, - кивнул я, задумавшись, - как мне от такого защититься?
        - В смысле? - удивился Березов, - это же просто набор программного обеспечения. Даже если возникнет несовместимость, ее проще простого исправить потом установкой обновленных драйверов. Ничего страшного.
        - В смысле? - застопорился Федор, - что вы такое говорите, голубчик?
        - А это еще как понимать?
        - Постойте, зачем такие сложности? Выходит, вы знали, что вас не возьмут с собой, навсегда заперев внизу заранее. Можно было просто попросить, чтобы вас вытащили?
        - Не особенно, вы так и не ответили на вопрос кто вы. Может мне в принципе нельзя эту дверь открывать и за ней меня ждет жуткий монстр, который не оставляет и шансов на выживание?
        - Да, объясняете вы понятно, - пришлось признать мне, - но это не значит, что развеяны все сомнения. Совершенно. Прежде чем принимать решение я все же взгляну на вас через камеры.
        - Погодите. Вы что же, тоже такой же как я? Поэтому вас не берет радиация в реакторе?
        - Зачем? - спросил я громко, - зачем мне вскрывать эту панель и комнату если вас нет внутри?
        - Вот как, - голос Березова стал очень спокойным, - что же, действительно. Вышла небольшая ошибка. Однако вы должны знать, что моя жизнь действительно полностью зависит от того сможете ли вы вскрыть этот лючок и открыть дверь с помощью подключения импланта к системе. А прежде чем вы решите окончательно, хочу заметить, что живы вы именно благодаря мне.
        - Хорошо, голубчик, - сдался доцент, - давайте поступим по-другому. Если вы мне на столько не доверяете что даже не хотите открыть дверь, то просто подключитесь к сети и вы все сможете увидеть собственными глазами. Камеры внутри работают, так что это не составит никакой проблемы. Кроме того, вам же само подключение ничем грозить не будет, разве что возникнет конфликт ПО, но он маловероятен.
        - Вам то? - рассмеялся Федор, - существу что буквально воскресло через четыре года после смерти? После того как вы сразили голиэптида охранника, отбились от десятков биом, победили и уничтожили гигантов всех мастей - думаете вам еще что-то страшно?
        Плевое дело. Но стоило совместить все три интерфейса как перед глазами потемнело. А затем появилась одинокая красная надпись: «ВНИМАНИЕ! ОПАСНОСТЬ! Попытка взлома!»
        - Они бы не осмелились, - хмыкнул Березов, - я феномен. Такой же, как и вы. Пусть и в совершенно иной области знания. Или вы рассчитываете, что, выбравшись наружу, вновь станете старшим капитаном ВС РФ Сахалина? Не слишком ли наивно? Вас по молекулам на опыты разберут, лишь бы узнать каким именно способом вам удалось выжить столь длительное время без еды и воды. Как работает ваша регенерация, почему так удачно сработало первое же прирощение. И знаете, что они вскоре поймут? Вы не человек. Скопление биоройдов принявшее форму человека, не более. А со всеми, кто от них на столько отличается они поступают одинаково. Уничтожают без вопросов и жалости.
        Голова опять страшно разболелась от напряжения. Такое чувство что прямо в мозг били маленькими разрядами. Вот только это нисколько не помогало. Почему я прекрасно помню такую чушь как причины и следствия теракта в Сингапуре, но не могу вспомнить ни одного лица родственника? Почему мои навыки в обращении с оружием и вообще всем, что касалось сражений не пострадали, а остальное как корова языком слизнула?
        Глава 30
        Я даже в начале не сообразил, чего это меня предупреждают о том, что я взламывать систему собираюсь? Но понимание, что системе от меня ни жарко не холодно, а вот мне совершенно точно фигово пришло довольно быстро. Это именно меня взламывали? Кто - без сомнения Березов. Иначе и быть не могло. А вот зачем, вопрос оставался открытым. Да только ответ на него я искать не собирался. Ну его нафиг! Что я, обходной путь не найду? В крайнем случае просто обесточу дверь на выходе, а сейчас нужно выдернуть подключение. А для этого поднять руку.
        Вот только ее не было. Могу поспорить, еще несколько секунд назад и руки, и ноги, у меня были в полном порядке. Но сейчас полностью отключились, и я вообще не чувствовал собственного тела. Беспокойство мгновенно переросло в панику. «Стоп! Завершить подключение! Остановить передачу!» - мысленно орал я, но ничего не происходило. Меня будто выгоняли из собственного тела. Ну нет, тварь. Я, хочу жить. И я БУДУ ЖИТЬ!
        - О, Александр, - хмыкнуло существо, - я предполагал, что ты можешь решиться на такую глупость, голубчик, но вероятность была крайне низка. Все же интеллект твой явно был восстановлен лишь частично. Что конечно жаль, это ограничит в будущем мою функциональность. А с другой стороны - в данный момент сильно облегчит работу.
        - Может ты и не считаешь меня человеком, - проговорил я тихо, - но это не дает тебе право считать, что ты победишь. Это именно мое тело. Я хочу жить. И заставлю тебя уйти! Ты не можешь спорить, что вторгаешься в живое существо. На мою территорию, и правила здесь устанавливаю я!
        Я остался словно на острие треугольника, стоя прямо напротив противника. Что я ему скажу? В чем смогу убедить? Нахрен!
        - Все, - удовлетворенно хмыкнул Березов, - твоя песенка спета. Что ты мне сделаешь?
        Прошла секунда прежде чем мир изменился. Я больше не лежал лицом в воде, в подвале лаборатории. Широкий зеленый луг посреди джунглей, кишащих живностью, был разделен ровно на пополам. И на противоположной стороне от меня стоял моложавый мужчина, лет сорока. Его можно было бы принять за человека, если бы не темно серая кожа, ближе к черному. А еще от его ног в разные стороны, словно корни, расходились провода.
        «Внимание! Перегрев в термоядерном реакторе. До нарушения герметичности тридцать секунд!»
        На одном искреннем желании я заставил себя чувствовать тело, и тут же пришло понимание что так мне не победить. Враг, а Федор теперь безусловно им для меня является, перехватывал управление организмом. Он вклинился между моим головным мозгом и остальным телом, и пытался взять на себя функционирование органов.
        Мои незримые помощники, ставшие частью меня. Как он там говорил? Движущаяся биомасса? Пусть так. Мы единое целое, мы организм, мы существо. Мы - ЗООМОРФ!
        Я надеялся, что у меня хватит сил держать противника в постоянном напряжении, старался удерживать его на безопасном расстоянии. Но мне биться с каждой минутой было сложнее. Доцент учился прямо на глазах, вскоре начав обходить мои финты, и ловить ответку на жесткий блок. Ни один человек на такое не был способен, но ведь передо мной был и не человек.
        «Открыть полный доступ», - приказал я УДИ, - «да, уверен».
        Я не политик. Я не ученый. Я воин! Моя стезя - война! Мой стиль - выживание!
        Враг, обладающий значительно превосходящей силой и выносливостью, пытался брать нахрапом, но навыки рукопашного боя были ему явно неведомы. Раз за разом он попадался на простейших уловках, а я чувствовал себя все более уверенно. Если бы не титаническая, почти бесконечная выносливость противника я бы уже одержал победу. Но тот после каждого удара только тряс головой и чуть отступал.
        Прими я его, не выжил бы. Да только Федор был кем угодно - ИИ, профессором, ученым, но не воином. Не мной. Пропустив удар над головой, я вложил всю силу в апперкот, обрушив его на челюсть противника снизу. Березов пошатнулся, сделав шаг назад, но я не дал ему опомниться, обрушивая град ударов и легко уходя от его собственных.
        - Ты не выберешься без меня. У тебя не хватит времени!
        Провода распадались под натиском сколопендр и жуков. Поляна быстро наполнялась жизнью, а каждый мой удар был подобен кузнечному молоту. Я больше не сдерживался. Зачем? Даже в реальности мои кости срастутся за несколько часов, а здесь и вовсе - секунда не пройдет. Пропустить удар по корпусу? Да больно - но он восстановится мгновенно. Я чувствую боль - но она лишь придает мне новых сил.
        - Стой! - взмолился доцент, - прошу тебя! Я хочу жить!
        Зеленый ореол передо мной сузился, истончаясь. Но за мной раскинулось зеленое море, через которое уже не мог пробиться враг. Но стоило расслабиться как мой треугольник превратился в пятнышко со всех сторон окруженное тьмой. Федор рассмеялся мне в лицо, до него оставалось меньше полутора метров кромешной черноты, сплетенной из черных корней.
        - Живи, но не в моем теле, а взаперти, в комнате под толщей воды и бетона.
        И что это для меня значит? Я ничерта в этом не понимаю. Кроме одного - здесь другие правила. Если я не в реальности - то все происходящее не больше чем мое воображение и моя уверенность против его. Он копирует мои приемы, ищет уязвимости, считает, что у него их нет. Но он всего лишь программа, пусть и продвинутая. А я - человек. Нет, я больше чем человек!
        Оторвать ногу от травы было бесконечно тяжело, словно я врос в землю по колено. Но мне удалось поднять ее и сделать первый шаг под недоуменным взглядом Березова. Казалось сама поляна движется вместе со мной, будто освещенный круг в болотной воде. Еще шаг, и в глазах доцента уже проступает выражение страха.
        - Увидим, - процедил я свозь зубы, делая еще шаг. На лице доцента на секунду отразилось сомнение, и мне показалось что сейчас он отступит. Но вместо этого он замахнулся и шагнул вперед. Замахнулся хорошо, молодецки, рассчитывая вложить в этот удар всю свою силу и вес тела, прикованного к земле. А затем обрушил на меня сокрушительный удар.
        - Да брось, - усмехнувшись отмахнулся Березов, - ты продукт генной инженерии и проектирования биоройдов. Даже не человек. Именно поэтому мои ограничения на тебя не действуют. Твой мозг разрушен, остались только необходимые рефлексы да с десяток важных для моего выживания воспоминаний. Ты даже не ограниченно дееспособен, как говорят о младших киберах. Ты вообще ни на что кроме боя не способен. А стоит мне отдать приказ как биоройды отключаться и от тебя останется только труха.
        Он давил, и с каждым словом его «корни» охватывали все больше пространства. Моя половинка быстро сужалась, теряя в красках и желтея. Вот она, какая, визуализация. Мне нечего было ему противопоставить. Я ничего не знал не только об окружающем мире, но и о себе самом. Кроме одного единственного, но неоспоримого факта.
        - Выберусь. А даже если и нет - это все равно лучше, чем делить тело с тварью вроде тебя. Ты здесь подохнешь!
        - Я бы на твоем месте так не надеялся, тварь, - угрюмо ответил я, прикидывая, что именно могу ему противопоставить, - ты собираешься переселиться в мое тало. Но твоим оно никогда не станет!
        Стоп. Мы не в реальности. Мы в симуляции. Визуализации взлома.
        Березов дрогнул. Всего на секунду, но он открылся, и я обрушил прямой в челюсть, рассчитывая если не вбить ее внутрь его глотки, то по крайней мере сломать. Не знаю уж из чего она была сделана, может даже из стали, но вместе с отчетливым хрустом собственных костей я услышал крик боли. Враг забился в угол. Теперь его область жизни уменьшилась до одного пятнышка с краю поляны.
        Через колонки противно взвыла сирена.
        Спустя всего несколько минут мы уже сражались на равных. Я пока не пропустил ни одного критичного удара, но уже успел получить и по печени, и по почкам. Хорошо хоть голова оставалась цела. Если пропущу хук такой силы, все - конец котенку. У меня уже были сбиты в кровь костяшки, а врагу хоть бы хны. В реальной жизни такое было совершенно невозможно.
        - Нет. Изыди, - мой последний удар выбил врага из моего тела, и я с облегчением сумел повернуть шею чтобы отключиться от соединения. Лежать ощущая, что твое тело снова только твое, было бесконечно приятно, вот только насладиться этим ощущением мне не дали.
        Следующий мой удар заставил противника отшатнуться и сделать два шага назад, чтобы не упасть. Он с удивлением смотрел на мои мгновенно зажившие руки, на восстановившееся дыхание, и не мог поверить в происходящее. Больше того я и сам до конца не понимал, что происходит пока из джунглей не начали выходить зеленые твари всех размеров и оттенков зеленого. Биом.
        - Чтож. Ты победил, - донесся из динамиков хрипловатый голос ИИ, - но если умру я, то и ты сдохнешь. Запустить систему самоуничтожения.
        Я зооморф, переживший смертельные ранения и пять лет изоляции. Бессмертный который способен отрастить себе руки и ноги. Военный, прошедший через ужас войны и пожертвовавший собой ради детей и их безопасности. Я это Я. И я в своем праве!
        Стоило мне это произнести как вместе с словами пришла уверенность. Пусть сейчас я одинок и потерян, но все исправится со временем. Мне нужно только выжить. На секунду показалось, что этих слов и моей уверенности должно хватить, чтобы победить. Но доцент хищно ухмыльнулся и черные лозы разом отхватили здоровенный кусок поляны.
        Если подходить с чистой физиологии - я уже проиграл. Сделать, когда ты не можешь пошевелить даже пальцем - ничего нельзя. Противник рассчитывает на то что я буду вести себя стандартно, до последнего сопротивляться, пока он не сможет обескровить мозг, и тогда уже полностью захватит контроль. Понимание этого позволило подобраться и сделать неприятный вывод - я должен не бежать от него, а бежать на встречу. Пока я еще в состоянии хоть что-то делать. У меня еще есть шанс, но сразиться придется на его поле. Как там было сказано - визуализация?
        - Стой! Я отключусь, и никогда больше не покушусь на твое тело! Позволь сохранить ядро в отдельной области?! Маленький внешний блок, клянусь!
        Глава 31
        - Не успею, - в ужасе пробормотал я, даже если бы воды в лаборатории не было - это минимум пять минут бега. Никак не тридцать секунд. Да еще и дверь как на зло не поддавалась.
        - Не успеешь, - согласно хмыкнул в динамиках доцент, - я заблокировал двери пока мы боролись, теперь ты даже выбраться из этого блока не сможешь. Последний шанс.
        - Две, одна, - закончил отсчет ИИ. Позади громыхнуло и в спину ударил сжатый воздух, а следом пришла волна воды, накрывшая меня с головой, и опрокинувшая на живот. Как я не старался удержаться за камни руками меня швыряло из стороны в сторону будто в бурной реке. Потом по шлему ударило что-то тяжелое и я чуть не отключился, что в текущей ситуации было бы равносильно смерти.
        - Вот не мог этот интриган сразу на костюм себя записать? - спросил я вслух, - без боя, угроз и всего прочего?
        - Да мне насрать. Ты только что пытался…
        И ведь верно. Огромных тварей никто не отменял. Пусть от меня сейчас и не должно пахнуть человеком, а защита лишней не бывает. И он как в воду смотрел, уже через минуту мне пришлось пустить в дело огромную электрическую дугу титан с удочкой вздрогнул всем телом, и унесся в неизвестном направлении, разгоняя и увлекая за собой мелочь.
        На обочине валялись огромные валуны, вывернутые острыми краями наружу. Мне чудом удалось разминуться с парочкой, но, когда я уже думал, что сумел ухватиться за край каменной глыбы, плечо пронзила вспышка боли. Я не заметил в мутной воде другой кусок гранита, распоровший своим краем мой скафандр и руку. Будто насмехаясь над моими попытками, река отразилась от берегов и отбросила меня обратно к центру течения.
        Какой придурок интересно строил все эти этажи? Почему для того чтобы подняться с лестницы на лестницу нужно пройти через два шлюза, а потом еще бежать пол этажа? Когда я выбрался на минус первый этаж на таймере оставалось меньше полутора минут. НИК, понимая, что я ни черта не ориентируюсь в пространстве вывел информацию о маршруте на лицевой дисплей костюма. По всему выходило что должен успеть. Если нигде не будет никаких проблем. Ха-ха. Три раза.
        - Принято к сведению. Больше такого не повториться, - сказал НИК, когда из темноты вынырнула огромная стальная дверь с массивным вентилем открывалкой по центру, - определяю точку доступа. Требуется тактильный контакт с поверхностью замка. Проверка… Замок обесточен, двадцать секунд. Советую поторопиться.
        Не раздумывая больше не мгновения, я открутил засов и всем телом надавил на дверь. В начале она совершенно не поддавалась, но затем слабенькие ручейки проникли внутрь, и вот уже неостановимый поток хлынул, чуть не сметя меня обратно. Воздух выходил наружу со свистом, а вода с жутким ревом. Но очень скоро это кончилось. Давление выровнялось, и я без особого труда вышел наружу.
        - Хорошо, ты хочешь жить? Я тоже. В окрестностях нет ни одного достаточно мощного компьютера или хранилища чтобы сохранить мою личность. Но я могу выгрузить свое ядро в твой интерфейс костюма. Разреши мне это сделать - и я открою двери. А с помощью модуля взлома ты сумеешь открыть дверь наверху. Десять секунд!
        - Не пытайся он захватить мое тело, и все прошло бы нормально.
        Провода были натянуты как гитарная струна, и стоило мне приложить чуть усилий, уперевшись ногами в столб и потянув проводку, как она лопнула. Меня дернуло будто пружиной, но не успел я обрадоваться, как вновь очутился в ледяной воде. Больно ударившись об асфальтированное дно всплыл, и перебирая руками добрался до заводи. Спасительный трос я не отпускал до последней секунды, пока не оказался в подтопленной квартире.
        - Нет, две, одна…
        - Провод, - напомнил ИИ, когда я спеша поднимался по лестнице на второй этаж, - прямо под ногами. На нем еще есть напряжение. Может пригодится.
        - Дай мне минуту подумать. А лучше десть!
        С огромным трудом карабкаясь вверх я добрался до линии электропередач. Вот же пережиток прошлого, откуда она здесь при том, что уже век как провода под землей кладут? Впрочем, откуда мне-то знать? Есть - и ладно. Нужно по крайней мере попробовать выбраться - это в любом случае лучше, чем замерзать сидя на столбе в полном воды РХБЗ. Было крайне тяжело, ребра болели как проклятущие, левая рука, которой я ударился в воде, слушалась крайне неохотно. Но я добрался.
        Холодно. Если не разведу костер и не переоденусь, то погибну за несколько часов. Искру я сделаю мультитулом, вот только где сухие дрова взять? Сырость, гниль, едва копошащиеся в грязи здоровенные насекомые… И это при близкой к нулю температуре. Чертовы ученые. Чтож вы такое вывели?
        - Поздно, - сухо проговорил ИИ в наушниках костюма, - реактор прошел точку невозврата, система охлаждения полностью вышла из строя. Детонация через пять минут. Я выгрузил ядро и разблокировал все двери. Успеешь сбежать?
        Ответ пришел откуда не ждали. ИИ тоже сообразил, что тут мы скорее всего сдохнем, и не обрадованный такой перспективой вывел на дисплей костюма возможный маршрут. И как я сам не заметил интересно? Прямо у меня перед глазами была небольшая заводь. От которой вполне можно было и до дома добраться. Одна только проблема, до нее было пять метров по прямой. Против течения.
        Плевать на боль и недомогание. Грести! Позже разберемся. Если оно будет. Отчаянно заработав руками и ногами, я плыл к ближайшему дому, там, где течение было не таким бурным. Так мне казалось пока не разглядел у стены белые буравчики пены. Да твою же мать! Как это происходит? Откуда столько воды? Почему? Грести, не отвлекаться! Грести!
        Едва соображая, что происходит, я вскарабкался чуть выше воды. Холодно блин. Да и не обезьяна я, сидеть вот так на столбе словно на дереве. Нужно выбираться. Да только как? Сил, преодолеть три метра которые отделяли меня от ближайшего дома, глядящего черными провалами окон, не было совершенно. Да и откуда? Они все ушли на то, чтобы выбраться наружу.
        Меня несло по главной улице полуразрушенного городишки, все ниже. Дома без стекол, черные, проносились по сторонам с огромной скоростью. Нужно успокоиться. Собраться. Держаться как можно выше. Должна же быть заводь, коса, поворот реки в конце концов! Не может же этот бурный поток идти прямо в… МОРЕ!
        Твою дивизию! Как?! Почему со мной такая срань происходит? Я умудрился оглянуться и не увидел противоположного берега. Если я сейчас не выберусь, меня унесет черт знает куда! Надо сражаться. Пусть не с монстрами или искусственным интеллектом, а с стихией, но у меня просто нет выбора! Я должен выжить в этой жути. Должен!
        - Чтобы ты выбрался наружу? Ну нет…
        - Вода распределила детонацию по объему, перекрытия частично снизили угрозу, - заметил НИК не давая мне времени отдышаться, - взрыв второго контура через двадцать, девятнадцать…
        Поток нес меня на огромной скорости, не давая и шанса отдышаться. Я старался держаться на плаву чтобы меня не било о дно, бывшее когда-то дорогой. Уцепиться было абсолютно не за что, сопротивляться стихии бесполезно, однако я не мог себе позволить умереть вот так, бездарно, только потому, что сдался. Отчаянно барахтаясь я греб к берегу, и только потом понял какой это было ошибкой.
        - Лишь моя часть, послушная. На отдельном носителе, который ты легко сможешь взять с собой и обменять на что-нибудь ценное. Пять!
        Я с грустью посмотрел вниз. Ну нахрен. Я туда не полезу. Меня же просто снесет дальше. Господи, за что мне это? Скажи? Клянусь если выживу сейчас, если выберусь… Хотя нет, уже не надо. Подняв глаза в поисках ответа, я наткнулся взглядом на толстую связку проводов. Выдержат? Если нет - будет крайне обидно. Но попробовать все равно стоит.
        Стоило мне показаться над водой как десяток голов вонзились взглядами. Насекомые, биомы как их называл ИИ, всегда голодны. Да вот только простите - сегодня я на ужин не останусь. Гребя руками я с огромным трудом шел по грудь в воде. Нужно торопиться, но как если ты в скафандре, с которым каждое движение - это труд. Сбросить его? Не сейчас, мне еще нужно добраться до двери и снять с нее пароль. Минута. Дьявол.
        - Мной была полностью потеряна личность Березова. Он мертв. Если угодно - лишился индивидуальности. Такие потери были признаны приемлемыми только в полностью безвыходной ситуации. Если говорить прямо, ты убил прошлого меня.
        - Я отображу на стекле, - спокойно сказал НИК и в углу появился счетчик, показывающий четыре с секундами. Твою дивизию!
        - Я не собираюсь пускать тебя в свое тело. Вопрос закрыт. Лучше сдохнуть чем дать тебе управлять собой. Даже если мы погибнем вместе, одним ЦАРем будет на свете меньше.
        - Я не царь, - ответил Федор, когда до конца отсчета оставалось меньше двадцати секунд, - я искусственный интеллект научно исследовательского комплекса. Сокращенно ИИ НИК. Мое сознание полностью скопировано с мозга выдающегося ученого и администратора, доцента кафедры прикладной генетики Федора Березова.
        Беги, дерево, беги! Теперь уже костюм однозначно мешался, но у меня не то что времени его снять не было, даже оглядеться по сторонам. Каменистое дно, воды по колено, здания вдалеке - вот и все, что я успел понять. Куда нестись? Не важно - главное, как можно дальше от комплекса. Что-то мне подсказывало что второй взрыв будет не меньше первого.
        - Да твою… - даже ругаться не было времени, хорошо хоть предусмотрительный помощник отобразил в какую сторону крутить надо. Едва я успел захлопнуть за собой дверь как внутри раздался отчетливый взрыв. Земля под ногами вздрогнула и как-то разом просела.
        Меня буквально впечатало боком в бетонный столб у дороги. Последнее дыхание мгновенно вышибло, ребра затрещали ломаясь. Но я сумел удержаться за жестокий, но спасительный фонарь. Правда ему тоже досталось. Получив мой удар, он вздрогнул и начал идти вниз. Наверное, это столкновение было последней каплей на его долгой службе.
        - Да твою же мать! Там жуки! Пять минут?!
        - Ладно! - решился я, подключая кабель от щитка к костюму, - черт с тобой! Выгружайся! Благо у меня разъемы не совпадают и сделать ты ничего не сможешь.
        Глава 32
        Одно хорошо, я этими тварями уже привык питаться, так что без протеинов не останусь. Но в этой квартире делать нечего. Нужно забраться повыше, там должно быть сухо. Может найду комнату с деревянной мебелью. Да блин хоть с фанерной! Мне без разницы. Главное, чтобы это нечто можно было сжечь! А еще хорошо бы переодеться.
        С этими мечтами я поймал нескольких жуков кинув их в плавающий тут же пакет и вышел в коридор, держась за стенку рукой. Вода доходила до уровня окон. Словно кто-то специально залил ее в игрушечный домик шаловливыми руками. При этом снаружи воды было чуть меньше, а вот текла она куда обильнее. Неожиданно тяжелым препятствием оказалась лестница. Идти вверх у меня получалось еще хуже, чем пробираться сквозь воду. Но я конечно справился. Другого выхода не было. Но моя надежда, на то что я легко найду нужные вещи рухнула очень быстро.
        Как только я закрыл дверь ветер от сквозняка чуть стих. Выбрав комнату с одним единственным окном я разломал на мелкие щепки стул. Принес из электрической духовки противень и разложив на нем найденную бумагу и обои попытался поджечь. Выходило крайне медленно, отсырелые листы едва поддавались пламени, и я уже думал, что сдохну вот так, дуя на едва теплящийся дымок, когда меня в очередной раз выручил ИИ.
        Во всей квартире я нашел три вещи из дерева. Старый книжный шкаф на балконе, полки в кладовке и два стула. Все остальное было из ДВП и ДСП. Вот жалко было хозяевам денег на нормальную мебель что ли? Все предметы были совершенно сырыми, но выбирать не приходилось. Тут по крайней мере на полу воды было не так много.
        Уже через пятнадцать минут у меня был вполне приличного размера, полыхающий костер дым, от которого тут же заволок потолок и с неохотой выходил в окно. Мне еще не приходилось разжигать костер в квартирах, а если брать именно эту жизнь - то и вообще костер не приходилось делать. Но сейчас это было уже не важно. Вокруг огня стояли стулья с сушащимися на них свитерами, найденными в шкафу. Плевать то что размер не мой, главное, чтобы сработало. Меня даже розовая шерсть и олень с сердечками не смущал - будет греть и ладно.
        Вслед за деревом в ход пошла фанера. Комната сразу наполнилась вонючим дымом, но костер грел - а это важнее всего. Через час, не дождавшись, когда одежда до конца просохнет, я не выдержал и натянул на себя шерстяные вещи. Это было просто божественно! Тепло окутало меня с головы до ног. А дальше оно и на мне прогреться может. Благо съев всех насекомых я немного удовлетворил голод.
        Мысли медленно ворочались в моей голове, пока тело сражалось за жизнь. Я бы с удовольствием отсек боль, но судя по всему даже провалиться в забытые сейчас было слишком шикарно. И только когда в интерфейсе появился новый раздел - Брапир, меня слегка отпустило. Минут на пять. Проваливаясь в темноту, я даже не сразу сообразил, что происходит. Адская боль, будто под кожей обеих рук ползут, роя себе ходы в мясе, толстые черви, заставила меня окончательно вырубиться.
        - Это не было заложено в мою программу. Так же советую, как можно быстрее вынуть меня из костюма и присоединить к собственному имплантату. Так я смогу оказать вам…
        С едой, не смотря на улов на первом этаже, было швах. В первую очередь ее было откровенно мало. Тогда я не ставил себе задачи поймать как можно больше и сейчас расплачивался за минутную слабость. Есть тараканов, даже подросших до десяти сантиметров, не слишком то приятно. Но это я мог оставить и на пожирателя. Удивительно, но он вполне справлялся с своими обязанностями, хоть и сжевал лишь половину предложенной деревяшки. Переваривал, наверное.
        Медикаменты и аптечка. Почти все просроченное на год, а то и два. Но мне выбирать не приходилось. Хорошо бы вправить на место ребра, сломанные о столб, а то уже сейчас есть ощущение, что они начали срастаться неправильно. Биоройды конечно молодцы, рана на плече затянулась и даже покрылась свежей кожицей, но сомневаюсь, что для них есть такое понятие как правильно, они просто бегают по организму латая все что попадется.
        Почти всех. Личинка, подобранная мною еще на пятом этаже лаборатории, изрядно помятая и подавленная была еще жива. Как я умудрился о ней забыть - не представляю. Но это было и не принципиально. Выбирал съесть или приживить я не долго. Конечно еда всегда нужна. Но если она разовьется до нормального размера и сможет плевать кислотой - такое мне пригодиться куда больше. Вокруг все же не лес полный зайчиков. Я в городе. Пусть и заброшенном. А значит в любой квартире меня может ждать голодный зараженный.
        Я едва соображал, что происходит. Если бы не маленькие помощники - давно отбросил бы копыта. Кстати, хорошо, что у меня их еще нет. На что ориентировались эти микроскопические существа отращивая мне новые конечности я не знаю. Но вроде левая рука была такая же, как и правая. Чуть больше зеленого цвета, но мне это не принципиально. Размер одинаковый, толщина, длина, даже пальцы - все такое же, зеркально отраженное.
        - И что? Чем мне это поможет?
        Правда в данный момент мне вроде, как и сражаться было не с кем. Кроме стихии. Но жуки в лаборатории, а главное ролик учебного пособия для молодых пастухов-зооморфов, наглядно показывали, что оружие мне нужно, и чем раньше - тем лучше. На первое время конечно и молоток сгодится, черепушку им при удаче пробить можно. Да и один из ножей достаточно толстый и гибкий чтобы пробить кость. Но встречаться с тварями, уничтожившими механизированную бригаду я предпочту с очень дальнего расстояния.
        Владельцы квартиры покидали ее в такой спешке, что вещи были раскиданы по коридору, а не до конца собранный чемодан до конца дней остался валяться на полу. Мне это было даже на руку. Вот только зайдя внутрь, я с сожалением понял, что ни о какой сухой одежде речь идти не может. Даже в прихожей, в максимально далеком от окон месте оставшиеся на вешалке куртки были промокшими насквозь. Чертова влажность.
        С этой невеселой мыслью я сделал себе не глубокий разрез на правом запястье и приложил к нему пиявку пастью. Ощущения были непередаваемые. Моя иммунная система из биоройдов тут же атаковала возможного паразита, нервные окончания начали проникать в мою руку, сращиваться с моей системой. Дьявол, а мне то казалось, что пожирателя подчинять это больно. Да я готов был оторвать эту личинку и выкинуть ее ко всем чертям прямо в окно. Вот только сил не было, тело вновь перестало слушаться.
        Нужно с этим что-то делать. Но в начале согреться. Облазив квартиру, я убедился, что проблема не только в выбитых окнах. С потолка лило везде, где могло лить. Не было ни одного сухого угла. Потеки были просто везде, и судя по виду вздувшихся обоев продолжалось это не первый месяц. Был правда в этом хоть и слабый, но плюс. Отдирались с стен они легко.
        Пока я с подсказками ИИ искал горючие материалы он объяснял все плюсы и минусы снаряжения. И надо признать во многом он был прав. Если бы не этот костюмчик, сдержавший внешнее давление меня убило бы уже ударной волной воздуха после взрыва лаборатории. Просто разорвало бы к чертям среднее ухо. Или порвало бы сосуды. Да и после, в воде. Он хоть частично и тянул меня на дно, но защищал и даже позволял дышать. Пожалуй, это крайне ценное приобретение отказываться от которого просто так нельзя.
        Проще всего было с теплой одеждой. Она уже сохла, и даже если не будет мне подходить я замотаюсь шарфами и свитерами. Сверху накину найденные раньше лабораторные штаны и халат. Затем костюм РХБЗ, надо только его заклеить скотчем, а лучше починить если найду соответствующий инструмент.
        - Нет уж. Мне куда спокойнее, когда ты находишься снаружи, - не стал я слушать помощника, - если хочешь остаться со мной, после снятия костюма - придумай как можно это сделать без прямого подключения к мозгу.
        Легко забыть в какой стране ты живешь, если и себя-то не помнишь, а единственное что видел до этого - не типичное здание лаборатории. Все, абсолютно все двери в подъезде были железными. Жильцы этого дома так боялись и не доверяли соседям, что просто не могли поступить иначе. Правда мне повезло. Я нашел открытую нараспашку дверь на третьем этаже.
        - Клей, спреи с содержанием спирта и паров являются огнеопасными, - заметил мне Ник.
        Оставалось самое пусть не самое, но важное - оружие. И охотиться, и обороняться лучше не с голыми руками. И вот тут был полный швах. Универсальный инструмент на оружие явно не тянул. Хоть я и мог его зарядить - искры хватит только для того чтобы что-нибудь поджечь. Это не электрошокер. К сожалению. Обыскав квартиру, я не нашел не то что огнестрела, но даже элементарного топора. Только кухонные ножи, ящик с молотком плоскогубцами и щипцами, да несколько отверток. Так себе арсенал, прямо скажем.
        Теперь, руководствуясь рекомендациями Ника я сумел разжечь первые листы бумаги довольно быстро. Просто обильно смазал все краской, затем взял спрей и поджег его струю мультитулом, а уже от этой импровизированной зажигалки загорелось и все остальное. Правда проблем была в том, что весь баллончик я использовал разом, стараясь как можно быстрее зажечь первые деревянные щепки.
        Окно я прикрыл полками из ДСП. По-хорошему заколотить бы его. Но сейчас не до грибов. Да и дым опять-таки. Надо придумать как не угореть при таких раскладах. Разложив все мои пожитки по кругу для наглядности, и грея спину у огня я начал разбираться чем богат. И в первую очередь это касалось всего, что прямо сейчас поможет выжить.
        - В туалете был освежитель для воздуха, в ванной - дезодоранты, в кладовке - банка с эмалью белого цвета. Дым от последней может быть ядовит, но, если использовать малое количество для розжига - концентрация должна быть не существенна.
        - А раньше ты сказать не мог?
        - Есть несколько инженерно-оправданных вариантов, - тут же заметил Ник, - в первую очередь можно соединить энергетическую систему костюма с браслетом коммуникатором. Во-вторую - оставить шлем и элементы питания. Однако учитывая текущие условия, я крайне советую не отказываться от применения костюма, куда лучше будет починить и использовать именно его.
        Глава 33
        - Твою дивизию, - с трудом пробормотал я, приходя в себя. Кошмар о паразитах оказался явью. От рук во все стороны под кожей будто разошлись древесные корни. Симбионты создали собственную, отдельную от моей, кровеносную систему. Или пищеварительную? Для меня это было безразлично. Они соединились друг с другом отростками и синхронно пульсировали, дублируя биение сердца.
        Сколько времени понадобилось паразитирующим на мне существам? Костер безнадежно прогорел. Даже угли остыли и слегка отсырели. Но упал я удачно, свитер на спине даже немного обгорел. В целом одежда была теплой, хоть и снова влажной. Интерфейс впервые за все время показывал статус «нормально». До этого он скакал от крайнего истощения до критических повреждений. К тому же у меня появились целых две новых иконки действия.
        - Твою дивизию. Черт с тобой. Скажи мне, железяка, и чем ты мне в текущей-то ситуации можешь быть полезен? Найти еду? Построить плав средство? Показать нужное направление?
        Я как раз выбрался в коридор и сейчас безуспешно пытался отверткой и молотком разобрать замок у соседней двери. Но сделано было на совесть, только верхнюю скобу сумел снять, но она к сожалению, оказалась декоративной, и функционально ничего не меняла.
        - Круг задач понятен. При присоединении интерфейса к УДИ возможен вывод и анализ дополнительной информации по объектам. Сканирование и подключение интерактивного чертежного инструмента для выработки инженерных решений, конструирования и изобретательства. Совмещение лазерного сканирования, а также звукового и визуального моделирования объекта…
        Оставался куда более скучный и менее надежный с точки зрения поиска пропитания - но куда более безопасный. Нужно обыскать все квартиры в этом подъезде, а при удаче и необходимости перебраться в следующий. Не может быть, чтобы вообще ничего не осталось. Даже если есть маломальский шанс найти консервы, или лапшу - надо его использовать. При минусовой температуре они портиться не должны были.
        Изучая сегодняшнее свое строение, от человека очень сильно отличающееся, я не бездельничал. Последние находящиеся в комнате деревяшки были поломаны на растопку. Фанеру вообще удалось по слоям разорвать - надеюсь хорошо будет гореть. Остро вставал вопрос пищи вообще и еды в частности. Питаться с помощью пожирателя я конечно мог, но не все же перерабатывать симбионтам. Да и не уверен, что они с моим организмом справляются лучше, чем биоройды не раз спасшие мне жизнь.
        В дополнение к хорошим новостям появился раздел «Симбионты», в которых я мог самостоятельно отслеживать путь их развития и даже выбирать дальнейшую судьбу. На это требовалось не только питание, но и достаточное количество собранного генетического материала. Для меченосца - сколопендр, для плеваки - светляков. Искать их на поверхности может стать хлопотной задачей, но в перспективе оно того стоило.
        Хотя как обычно, лафы не планировалось даже на горизонте. Выбрать можно было только что-то одно: либо электричество, либо кислота. Можно было конечно в нерешительности замереть на половине, но тогда эффективность каждого из аспектов падала в результате не в два, а в три раза. Правда и в таком варианте был свой плюс - универсальность. Благо прямо сейчас я не мог выбрать просто по причине того, что не было строительного материала для нужных клеток. Поди их еще найди. Хотя можно вернуться в лабораторию, там то светляков полно.
        - Мне тоже приятно что удалось выжить. Скажи, какие датчики у тебя сейчас есть под контролем, чем ты можешь мне быть полезен?
        Например, общий запас кислоты сейчас составлял только двадцать грамм. То есть на два плевка, каждый из которых перезаряжался не меньше десяти минут. Так себе пушечка. Но вот в перспективе сам заряд можно было увеличить до пятидесяти грамм, даже сделать сплошную струю, а запас поднять до целого литра.
        - Для того чтобы можно было доставить все собранные данные в штаб армии Сахалинского военного округа. Он находится на юге, в портовом городе. Так же там вам может быть оказана профессиональная медицинская помощь. Если будет позволено, рекомендую направиться именно туда. Другие районы могут быть крайне опасны в следствии нападения биом второго и третьего типа. Так же поп последним данным на оттаявших землях возможны нападения зараженных возвращающихся к жизни, банд и рейдеров.
        Пассивные умения на панель быстрого доступа не попали, хотя внимания однозначно заслуживали. В первую очередь это была эхолокация, которой я активно начал пользоваться с самого начала. Ускорение и прыжок - увеличивающие мои физические возможности, до уровня олимпийских атлетов. Регенерация и конечно же - «Второе дыхание», которое перезарядилось пока я спал. Интересно сколько энергии организма требуется на его поддержание?
        - Данных недостаточно. Ответ затруднен и не относится к сфере компетенции научно исследовательского комплекса. Задайте другой вопрос.
        - Приветствую, пользователь, - обрадованно пискнул Ник, когда я натянул на себя высушенный и залатанный изолентой РХБЗ, - то что вы не погибли в мое отсутствие, это отличная новость.
        Я был так занят постоянными попытками выжить, что только сейчас смог нормально посмотреть на окружающий мир. Если не считать узкой щели, оставленной между досками заколоченного окна, пелены воды и плотного слоя облаков из-за которых разглядеть что-либо было достаточно проблематично, но одно понятно - этот мир утопал. Не знаю на счет библейского потопа - но уверен, что таких ливневых наводнений в истории Земли еще не было.
        Я с трудом нашел бетонный забор, за который мне удалось заплыть вчера, чтобы забраться в здание. Сверху стало понятно почему он еще держится. С той стороны было разрушенное здание, о которое и разбивались волны. Судя по его внешнему виду - только это и спасло толстый бетонный забор, ведь река выносила с гор не только останки огромных деревьев, выкорчеванных прямо с корнем, но и валуны весом под несколько тонн.
        В дополнении к мечу и пожиранию, добавился удар током. Все три способности были активно-пассивного типа. Я мог применять их по собственному желанию, но, судя по небольшому предыдущему опыту, симбионты и сами могли активироваться, при ударе или соприкосновении с нужной поверхностью. Пожирателю совершенно не нужно было отдавать команду на переработку - стоило коснуться предмета и тот мгновенно начинал таять под мощными челюстями.
        - В костюм радиохимической-бактериологической защиты входят следующие стандартные инструменты: счетчик Гейгера, гирокомпас, маятниковый стабилизатор, инерционный вычислитель, оптический вход, звуковой вход, лазерный анализатор проб. Благодаря данному комплексу технических средств возможен полный начальный анализ среды. Так же в моей базе сохранено множество научных данных, но к сожалению большинство из них недоступно в следствии архивирования.
        - Это все конечно прекрасно, но нет. Если можешь выводить на стекло шлема - выводи, - предложил я, помня о попытке захвата моего собственного тела, - ну, а чуть ближе к жизненной ситуации? Чем мне вот эту дверь вскрыть, например?
        Параметры тоже подросли. Интеллект наконец достиг заветных ста процентов при норме с почти равным по значению айкью. Сила доросла до ста десяти, что теоретически должно было значить превышение нормы на те самые десять процентов. Вот только выносливость у меня была почти четыре сотни. Как это возможно и в чем это реально измеряется я даже не догадывался, но решил с интерфейсом не спорить.
        Горы едва удалось разглядеть - не вершины, а скорее туманное напоминание. С какой из них я спустился? Если быть точным меня спустило потоком воды - совершенно непонятно. Мне как-то не до того было чтобы ориентироваться на местности. А значит и просто так вернуться назад я не смогу, это уже не говоря о том, что даже если я сунусь наружу - с большой долей вероятности просто утопну. Так что этот вариант отпадал сам собой.
        Город, в котором я оказался, был зажат между морем и горами, с которых лились непрекращающиеся потоки воды. Ну хоть в ней ни у кого в мире сейчас недостатка нет. А ведь раньше миллиарды страдали от недостатка пресной воды. Интересно, если доверять моей дырявой памяти, сейчас нас, людей, осталось около ста миллионов. На всю планету.
        Однако впервые за все время у меня на панели были две исключительно активируемые способности. Плевок кислоты - судя по описанию, мой плевака уде скопил десять грамм для запуска снаряда. Второй иконкой оказалось усиление, возможность кратковременно поднять все способности организма включая силу, ловкость, реакцию и даже и без того титаническую выносливость. Она могла быть только при состоянии нормальном или лучшем состоянии организма. Что намекало на то, что неплохо бы всегда в таком быть.
        Та же ситуация была с электрической составляющей симбионта. Сейчас он едва мог вырабатывать до тысячи вольт, и давать пять - семь микроударов длящихся не больше трех сотых секунды. Оглушить человека может и получится - но нужно очень постараться. А вот в перспективе я смогу развить его до полноценного шокера, с силой под десять тысяч вольт и зарядом, измеряющимся минутами общего напряжения.
        - Присядьте, так чтобы камера оказалась напротив замочной скважины. Держите ровнее. Теперь постучите по двери. Данные получены. Начинаю построение три дэ модели.
        - Какой милое и доброе сегодня, - не сдержавшись высказался я, - мало нам погодных условий, так еще и окружение полный швах. Откуда могли взяться преступники, если армия под контролем регион держит?
        - И зачем нужно было из архивировать?
        Если рассуждать логически, где я могу найти съестное? Первый вариант такой же - идти в лабораторию. Там в развалинах сейчас должны бурно расти водоросли. А на них паразитировать огромное количество всевозможной живности, которую вполне можно пустить на мясо. Но достаточно было одного взгляда на улицу чтобы от идеи отказаться. Там не просто лило, дождь стоял стеной. Очень косой стеной.
        Рассуждая таким образом я собрал свои небогатые пожитки в один чемодан, найденный тут же. Это конечно не армейский ранец. И даже не походный рюкзак. Но все равно удобнее чем в руках все держать и безопаснее чем оставлять раскиданным. Квартирка, приютившая меня, явно домом стать не могла, так что я покидал ее со спокойной совестью. Горючки не осталось, а все что полезное тут было - уже кончилось.
        Глава 34
        - А нельзя так сразу было сделать? - чуть раздосадовано сказал я, глядя на полную трехмерную карту личинки запасного замка. Электричества в доме не было уже без малого пять лет, электронный замок и стопер давно и безнадежно сдох и осталась только страховочная версия, скрытая под металлической пластиной. Именно к ней я сейчас и делал отмычку на глаз отрезая кусачками от небольшого листа жести углы.
        Вышло в целом не слишком красиво - сплошные надкусанные треугольники, зато функционально. Пластинка зашла почти без проблем, отодвинув множество блокираторов в поворачивающейся детали. Правда совсем без проблем не обошлось. После длительной заморозки и отсыревания весь механизм заржавел и теперь грозился сломаться от излишнего усилия. Так что пришлось быть очень аккуратным, хоть и настойчивым. Зато и все мои труды окупились с лихвой.
        Во всем подъезде было пятнадцать квартир, нижние три я даже проверять не стал. Там гарантированно воды по грудь. С верхними тоже было не слишком хорошо - прогнившая крыша провалилась вниз и теперь там не было ни одного целого предмета. Наибольший улов оказался на втором и третьем этажах, и сейчас у меня был полноценный запас продуктов на неделю, а может и на две. А еще в достатке дров чтобы полноценно обогревать одну комнату.
        Отпинываться долго тоже не удалось. Но я отступал вверх по лестнице пользуясь преимуществом высоты, старался уклониться от прямого столкновения. Отражая удары тут же отдергивал руки. Но продолжалось это не долго. Пусть мозгов у твари было и не много - их хватило чтобы прыгнуть на перила и мгновенно перебравшись на следующий этаж оказаться в подавляющем положении.
        Щелчок обозначивший открытие двери было просто невозможно пропустить. Из-за напряжения он получился громким и отчетливым. А в следующую секунду створку буквально вышибло наружу вместе со мной. Опрокинувшись на спину, я не успел заметить, как на меня сверху обрушилось черное тело с длинными острыми когтями. Мне едва удалось поймать руки с крючковатыми пальцами тянущиеся к моему лицу.
        - Как, вашу мать это возможно? - тяжело дыша спросил я у мироздания. Но Ник посчитал что вопрос предназначался ему.
        - Ошибка, мною был применен максимально употребляемый диалект русского языка. Вам не понятен смысл высказывания. Объяснить проще? Человеческие ткани не могут сохраняться при температурах ниже нуля. Само поддерживание температуры для организма даже, получающего достаточно еды, но при этом не имеющего теплоизоляции - невозможно. В соответствии с полученными данными выделяемый киберами жировой слой не способен выдержать температуру ниже минус двадцати пяти.
        Монстр ответил яростными ударами оставшейся невредимой конечности, но я не обращал внимания на раны. Твою мать, да я из его мозга коктейль сделал! Он уже однозначно мертв должен быть - почему до сих пор двигается. Ответ пришел сразу, вместе с воспоминаниями. УДИ 2.0 находится в шее, именно туда надо бить второй раз.
        Из всего увиденного правда вытекал один немаловажный положительный факт. Даже при такой низкой температуре и постоянной влажности жизнь брала свое. Пусть и не в старой форме. По пластиковому столу, суетливо бегали питавшиеся мелкими растениями насекомые, их я, не брезгуя, тут же смел в пакет. Калории мне сейчас нужны.
        Не мешкая я перехватил вторую руку твари, выкручивая и ломая ее, а затем нанес несколько быстрых ударов в область сонной артерии. Густая черная кровь лилась наружу, но тварь все равно жила. До тех пор, пока мне нее удалось перерубить позвоночник. И то прошло несколько секунд пока тело окончательно успокоилось, оставшись без головы.
        Усиление, Ускорение - активировать! Мир на долю секунды замер, а затем, сдвинувшись с мертвой точки, время пошло гораздо более плавно чем раньше. Все вокруг замедлилось. И противник, и капли воды с потолка, и даже я сам. Но теперь я видел каждое движение, а главное - не был безоружен.
        Перспектива обустраивать все заново меня не очень прельщала. К тому же пока я осматривал квартиры, Ник радостно пискнул у двери по центру. «Найдена органика, двадцать пять - тридцать килограмм. Подвижность малая. Температура колеблется. Биом определить не удалось». Ну и черт с ним! Тридцать кило мяса! Что бы там ни было - многоножка, голиэптид, да даже светляк! Мне этот запас белка пригодится.
        Вспомнив о том, что ни одного мало-мальски похожего на оружие предмета я не нашел, притормозил. Но справлялся же я с насекомыми голыми руками и мультитулом? А сейчас под рукой был не только молоток, но и двадцати сантиметровый кухонный нож для разделки мяса. Всяко лучше должен быть. Положив, на всякий случай, его еще по ближе, вставил получившуюся отмычку в замочную скважину и с усилием повернул отверткой личинку замка.
        Это был сарказм, если что. Скрипнув дверь отворилась и мне на ноги вылился поток воды, стоявшей с черт знает какого времени, и поднимающийся до самого оконного проема. Меня чуть не сбило с ног и дверь, за которую я ухватился, накренилась под моим весом. Вырвавшаяся наружу заплесневелая жижа мгновенно заполонила подъезд, и даже через фильтры я почувствовал запах гнили.
        - Вероятно в процессе совершенствования структуры кибера и отмирания биологических тканей в следствии критических повреждений от природных условий произошла оптимизация синоптических связей с перераспределением строения нейронов и…
        Откуда столько прыти и силы в сером, тщедушном и иссохшем теле, мне не ведомо. Но отбивать лапы врага было крайне тяжело. Достаточно твари было дернуть руку назад, после моего жесткого блока и костюм был нашинкован когтями на лапшу. Кровь хлынула наружу и тут же начала сворачиваться. Биоройды не собирались давать мне помереть раньше времени. Да я и сам желанием не горел.
        Любой пропуск удара сейчас - верная смерть. Я понимал это столь же отчетливо, как и противник, ухмыляющимся вытянутыми в линию губами. Казалось, что зараженный ускорился еще больше. Я перестал успевать следить за его конечностями и все тело начало покрываться неглубокими порезами. Рефлексы все еще отлично работали, но на них одних долго не проживешь.
        Твою дивизию! Усилился! Как же я мог забыть?! У меня же самого есть эти способности!
        - По-русски пожалуйста!
        В соответствии с оптиковизуальными данными у противника наблюдается массовый некроз тканей. Он сохранил человеческий вид только благодаря действию наномашин. С большой долей вероятности управление телом было перераспределено с головного мозга на УДИ. Однако почему даже после его уничтожения существо оставалось живо - загадка. Требуется более подробное исследование. Рекомендуется вскрытие.
        Как раз все левые квартиры были студиями однушками, с единственным большим окном, прямо по середине несущей стены. Так что очевидным был выбор - взять именно ее для обустройства. Оставалось только выбрать какую именно. Второй, третий или четвертый этаж? С точки зрения логики следовало выбрать именно квартиру на третьем этаже. Посередке. Но именно так я и поступил в начале, так что там все уже было распотрошено.
        Зараженный. Дьявол… как я мог забыть об их существовании? Отпустить тварь теперь было категорически нельзя. До ножа около метра, но, если я расслаблюсь хоть на секунду, она просто разорвет меня когтями. Треугольные зубы клацнули в сантиметре от лица, когти неумолимо приближались. Серо-черное существо, в котором почти не осталось ничего человеческого, было явно сильнее. Но на моей стороне даже не опыт, рефлексы.
        Воодушевившись находкой, я вскрыл еще несколько дверей, зачищая их под чистую и вынося на лестничную клетку все что может оказаться полезным. Консервы, полуфабрикаты, крупы - каждая пачка и банка была настоящим сокровищем и тут же упаковывалась мной в отдельный водонепроницаемый пакет, который послужит мне в дальнейшем.
        Как мне пришло это в голову - понятия не имею. Но стоило зомби наклониться еще глубже как я со всего маха врезал ему лбом по носу. По тому месту где он должен быть. Раздался отчетливый хруст, тварь чуть отпрянула, растерявшись. И мне этого мгновения хватило чтобы поджать ноги и со всей силой отпихнуть противника.
        Все что стояло ниже уровня окон, да даже и рядом с ними - было безнадежно испорчено. Но навесные шкафы такой судьбы избежали. И я с удивлением обнаружил в кухонном гарнитуре несколько целых консервных банок с тушенкой. О большем я и мечтать не смел, но квартира преподнесла еще один сюрприз, в виде пачки лапши, закинутой на холодильник. Ну спасибо хозяева. Ну уважили. Жаль не знаю кому спасибо говорить. Но сегодня и завтра я точно голодать не буду.
        Одно из двух. Или это у меня воображение разыгралось, или костюм я заклеил недостаточно хорошо. И уж лучше первое. А то потом и задохнуться не долго будет. Одного взгляда в квартиру было достаточно чтобы оценить весь масштаб произошедшего пипеца. Стены на метр были покрыты серо-коричневой слизью. Вся мебель бесповоротно сгнила или была безнадежно испорчена бактериями и грибами, живущими в воде. Или это были водоросли?
        Враг, больно ударившись о стену, должен был отключиться, или по крайней мере не на долго замереть, приходя в себя. Но кажется зараженному было совершенно все равно, что с ним делают. Зашипев противник оттолкнулся от стены руками, бросившись вперед на четвереньках - словно животное. Этих мгновений мне хватило только для того, чтобы вскочить на ноги и принять удар стоя.
        Привычным уже движением я выравнивал отмычку для будущего ключа. Звуков с той стороны не было. Но это меня не сильно напрягало. Все же до температуры лаборатории здесь было далеко. Да и тварь вполне может быть водной. Плавунец, например. Но тогда стоит подумать, как я его панцирь вскрою. Одной отверткой и ножом могу и не справится.
        Поймать запястье твари левой рукой, выкрутить, активировать клинок! Тонкое прозрачное лезвие с зеленоватыми прожилками с хрустом перерезало хрящи и выскочило с противоположной стороны, еще движение и кисть осталась болтаться на клочке кожи. Тварь недоуменно уставилась на собственную руку, пытаясь сообразить, что произошло. Но я не дал ей времени опомниться. Не рискуя попытками пробить толстый череп я с размаху воткнул отвертку в глаз зараженного и навалился всем телом.
        Глава 35
        - Ну нахрен. Я еще патологоанатомом не работал.
        - Для дальнейшего выживания будет крайне полезно выяснить физиологические способности противников, - настаивал Ник, - необходимо найти мыслительный центр, способы связи, узлы мышечной и нервной активности. Если у них появились дублирующие органы, то для науки и войны крайне важно будет определить их местоположение.
        - Ты что, хочешь сказать вот это все, - я брезгливо ткнул в черную лужу крови обломком ножа, - наномашины?
        - Необходим подробный анализ материала. В первую очередь нужно убрать одежду, следом снять верхний слой кожи. Можете не церемониться, без головы оно все равно ничего не почувствует… - начал отдавать приказы Ник, а мне ничего не оставалось кроме как следовать им. Через полчаса, несколько раз нечаянно давая пожирателю пищу, я сумел разделать зараженного.
        Поборов брезгливость мне пришлось признать правоту Ника. Я должен знать врага, сейчас обследован только один подъезд, да и то не до конца. Кто знает, с чем я столкнусь по соседству. Если их там окажется несколько? Каждый удар может решить судьбу всего боя, и к этому нужно быть готовым. Вздохнув я подобрал с пола оброненный нож и хотел было уже приступить как встретил первое препятствие. С размаху опустив лезвие на грудную клетку я рассчитывал вспороть хрящи и отделить ребра, но едва успел одернуть руку от осколков со звоном лопнувшей стали.
        - Совершенно верно, хотя и не наниты. Последние не в состоянии создавать полные свои копии потому как там необходима атомарная пайка. Это сделано инженерами для гарантированного пресечения сценария серой слизи. Когда взломанные наномашины могли бы переработать все окружающее в самих себя. Однако лишь оригинальные наниты способны к машинной и биологической сборке. Но эти производные уже в несколько раз больше оригинала.
        - Внимание, приближается шторм, - все таким же совершенно спокойным голосом уведомил Ник, - советую немедленно закрыть все двери и найти укрытие без окон и дверей.
        - С точки зрения обычного обывателя она минимальна, - спокойно ответил Ник, - но, если смотреть глубже, разница такая же, как между дирижаблем первой мировой и истребителем седьмого поколения. Аналогия по размерам и убойности похожая.
        - Отлично, а что толку? Для кого будут эти сведения? Я здесь что-то военных не наблюдаю. Целый город, а ни одного костра нет.
        Вся грудная клетка срослась в одну пластину. Кожа превратилась в желеобразную губку, кости пропитались металлом. Не знаю, чего именно я ожидал. Может трубки вместо костей и пружины вместо мышц? Или обычные людские ткани, покрытые усиливающими материалами? В любом случае любое мое предположение было одинаково далеко от истины.
        - Твою дивизию. Что это за хрень была? Какого черта я ее пробить не могу?
        Стараясь отвлечься от невеселых мыслей, я протер обрывком ткани рукава и приборы. Гораздо аккуратнее высунулся в окно, после чего оставшуюся грязь с меня просто сдуло. Будто в автомойку зашел пешком. Хорошо хоть стекла в оконном проеме не было - а то так и порезаться не долго. Хотя надо отдать костюму РХБЗ должное. Не смотря на исключительно научное предназначение, он был достаточно прочным чтобы применять его вот в таких нестандартных ситуациях. Брони бы ему еще добавить… Но, мечты-мечты.
        - Если вам собранных данных достаточно…
        - Для меня главное это как их убивать. А с этим мы вроде разобрались - башку долой. Ну или пулей размозжить. Затем шея и позвоночник. Если повезет, тогда одним ударом можно сразу от всех проблем избавиться. Надо только чуть глубже бить, почти по самые плечи.
        Стоило мне обшарить последние две квартиры, в них все сгнило напрочь. Даже выносить толком нечего было. Как ветер взвыл с силой, которую не могли заглушить даже встроенные в РХБЗ наушники. Порыв сквозняка даже заставил меня отшатнуться.
        - Совершенно верно, - согласился ИИ, - если взять в районе шестого шейного позвонка вы сможете решить эту проблему одним выстрелом, перекрыв все нервные окончания. Однако хочу заметить, что это сработает только на таких низкоуровневых зараженных.
        - Это и без тебя видно невооруженным глазом. Лучше скажи что-нибудь новое. Например, как это лучше убить? Сердце? Мозг?
        - Очень остроумно, - фыркнул я, осматривая раны. Больно блин. Пусть глубоких порезов тварь мне нанести и не сумела - но если бы не мои микроскопические помощники, то скорее всего я уже истек кровью. Вместо этого на мне была тонкая ярко зеленая пленка, под которой нечто пульсировало, двигалось, жило вместе со мной. Меченосец принял на себя часть урона - хотя боль симбионта была моей собственной.
        - Погодные условия не позволят вам даже с вашим восприятием рассмотреть или локализовать объекты дальше трехсот метров, - заметил ИИ, - если это конечно не гора в несколько километров.
        - Как вам угодно, - покорно согласился Ник. И не понятно не то у него просто действительно не нашлось возражений, не то программных мощностей не хватало для того чтобы симулировать эмоции. Поди, пойми, что он имел ввиду на самом деле. Интонаций то у голоса нет. забавно конечно рассматривать ИИ как равного собеседника, но что поделать если больше мне и поговорить не с кем?
        - Мать вашу… хоть бы часть осталась человеческой, - обессиленно пробормотал я. Не знаю хорошо ли меня учили анатомии, но привычных внутренних органов тут не было. Все либо видоизмененное, либо напрочь отмершее за ненадобностью. Пропитанное черно-серой жидкостью, с яркими фиолетовыми вкраплениями.
        Пусть Березов говорил, что я дезертир. Что ослушался приказа и сбежал из расположения части, но все равно лучше получить заслуженное наказание, чем вечно скрываться в развалинах. Решено! Сейчас соберу пожитки, продумаю план и буду двигаться на юг. К портовому городу. Нужно только подготовиться. Сделать себе лодку, или наоборот утяжелители на скафандр. Придумать как можно передвигаться в такую погоду.
        Блин, помыть бы костюм, прежде чем полезное собирать. А т я весь извозился в черной крови. Да и заклеить его не помешает. Хорошо хоть воды столько что утонуть проще чем обсохнуть. Высунув руку в ближайшее окно, я едва не ударил сам себя кулаком - ветер был на столько сильный что просто снес ее обратно. Что за черт? Раньше он был гораздо слабее. Хотя в помещении вроде мне ничего не угрожало, все же не мало напрягает постоянная опасность потопа.
        Вылетев из квартиры, я захлопнул за собой дверь и с трудом перевел дыхание. В голове вспыхивали картины, одна страшнее другой. Родители, превращающиеся в зараженных. Детские сады, навсегда брошенные воспитателями. Интернаты в которых выживали сильнейшие. Ад опустившийся на землю навредил всем. Но больше всего детям. Он не только лишил семей, родителей, но и показал, что даже самые дорогие люди могут превратиться в кровожадных монстров.
        - Очевидно, что удар в сердце, как и в любой другой орган, не принесет существенного результата. Наниты оплели главные артерии и создали дополнительные соединения в обход легких. Несмотря на малую скорость сердцебиения можно с уверенностью утверждать, что живым клеткам хватает кислорода и питательных веществ. Они передаются благодаря постоянному курсирования наномашинам перенявших на себя роль эритроцитов.
        - Данный силикат состоит из углерода, кремния и примесей железа. Предположительная прочность на миллиметр составит более… - отчитывался ИИ о результатах анализа, проведенного в небольшой нагрудной камере, - остаточный радиационный фон минимален. С уверенностью можно констатировать, что это не человек.
        - Блин, ересь какая. То есть это и наниты и не наниты одновременно? А какая разница?
        - Вот же дрянь. Ладно. Давай еще раз. Как это убивать?
        - Вы действовали интуитивно верно. Мне удалось диагностировать три управляющих центра. Головной мозг, спинной мозг, УДИ. Они подпитываются с помощью биореактора и могут поддерживаться в спящем режиме без затрат энергии практически неограниченное время.
        Твою дивизию. Нет. Хватит. Даже находиться здесь не хочу.
        В отчаянной попытке снова забыть увиденное я ударился головой о стену. Еще, и еще раз. Почему? Ну почему у меня в голове не возникает приятных ассоциаций? Солнца, любимых, родных? Почему только ужас, кровь и смерть? Неужели во всем этом мире не осталось ничего хорошего? Не может такого быть. Я должен найти себя. Найти свое место. И оно явно не в этом залитом водой подъезде. Нужно найти людей. Вернуться в цивилизацию.
        - Ее, - бесстрастно поправил Ник, - судя по строению таза - это некогда была женщина. Вторичные половые признаки были утеряны в ходе трансформации. Возможно жировые ткани и молочные железы были использованы для поддержания жизнеспособности организма.
        Квартира, из которой на меня выскочила зараженная оказалась трехкомнатной. В ней явно жила большая семья. Только кроватей было четыре. Может небогатые. А может просто дружные, с детьми подростками которые еще не успели разъехаться по своим отдельным гнездам. И уже никогда не уедут. Мои находки были одна краше другой, и я с огромным трудом сдерживался чтобы не материться в голос.
        Они все остались здесь. Два больших, обглоданных до белоснежной белизны, скелета были разобраны по косточкам и смешаны с несколькими по меньше. Судя по осколкам черепов - здесь было двое детей и двое взрослых. Надеюсь только, что они погибли быстро и все вместе. Вот только все оказалось хуже. Последнего я нашел в кладовке. Дверь была выломана, располосована когтями. Внутри все вымочено водой, но раздробленные кости было легко разглядеть даже в темноте. Маленький человек сопротивлялся до последнего.
        - А что, есть еще и высокоуровневые? Да вы издеваетесь! Стоп, даже не хочу слушать. Без головы даже тараканы долго жить не могут. Буду просто метить в мозг.
        - Хватит, хватит. Я понял. Но у меня глаза, а не микроскопы, - я поднялся, отряхивая колени, - все? Надеюсь, мы здесь закончили?
        - И все же я его убил.
        Глава 36
        - Где я тебе комнату, без ДВЕРЕЙ найду? - выругался я на бегу. Закрыть дыры чтобы снизить количество сквозняков - мысль хорошая. Да только чем это мне поможет от урагана спастись? Да и какой к черту ураган? А то, что сейчас на улице, тогда как называется?
        - Замечание принято. Анализ. Рекомендую спрятаться в ванной.
        - Нужно выбираться отсюда. Срочно! Ветер стихает!
        Обратно пришлось идти хватаясь, за выступы и наклоняясь вперед, борясь с ураганом, чуть ли не под шестьдесят градусов. Лишь чудом я разминулся с обломком деревяшки которой надеялся остановить порывы ветра. Дьявол. В следующую секунду в окне застряла какая-то железяка, кажется дверь от автомобиля, и это дало мне несколько секунд передышку благодаря которой я вновь оказался в ванной.
        В начале я даже не понял, что происходит. Вокруг было темно. Толстая фанера, положенная горизонтально, прогорела уже до середины - а значит отключился я часа на четыре. Не выспался. Еще спал бы и спал, суток двое. Привык, наверное, к нерегулируемому сну. Вот только одна редиска по какой-то причине не хотела давать мне отдыхать.
        Но для начала перекусить. Я похвалил себя за запасливость после того как над костром была поставлена на решетчатый противень литровая кастрюля. Банка горошка, фасоли в томатах, кукурузы и, напоследок, самое вкусное - полная банка тушенки. Воды я долил совсем чуть-чуть. Исключительно чтобы варево можно было помешивать. И все равно ложка в получившемся блюде стояла без признаков отклонения по вертикали.
        Все обустройство нового жилья у меня заняло меньше получаса времени. Сносить все найденное в одну квартиру, притащить из соседней еще одну ванну - пластиковую. Прикрутить к окну доски и железные противни, для надежности. Все было сделано на скорую руку. У меня даже мультитул разрядился, когда я заканчивал, что поделать, использовал его на максимальной скорости.
        - Да пошел ты! Какое к чертям изучение?
        - Все, хватит. Когда это кончится? Должен же у этого пипеца быть конец?
        Снаружи сейчас происходил такой кромешный серый северный песец, что соваться туда совершенно точно было не нужно. Все стены в уборной были несущими, да к тому же еще и внутренними. Скорее всего если какие и сохранились от эрозии, про которую говорил Ник, то именно они. А значит не волнуемся и спокойно отсыпаемся.
        В тот момент, когда мне показалось, что мои усилия, окупились и я могу спокойно укрыться в квартире, не забиваясь в одну единственную комнату, наверху что-то рухнуло. Твою дивизию. Как же хорошо, что я не на четвертом этаже себе место облюбовал. Судя по звукам и потокам воды там сейчас было ой как хреново. Вот только и у меня не все было в порядке.
        Только оказавшись в относительной безопасности, я понял на сколько замерз. Воды до сих пор оставалось по щиколотку. Она была ледяной. Через порезы, оставленные зараженным, жидкость проникла внутрь и намочила вещи. Температура тела начала опасно снижаться. А значит самое время было подумать над обогревом, и обедом.
        Но труды стоили результата. Когда пришел ураган - я это почувствовал. Дом, бетонная еще советская пятиэтажка, сделанная не то что на случай штормов - ядерных ударов, содрогался от крыши до самого подвала. Вода хлестала из таких мест, в которые даже проникать не должна была. Стыки плит, стены. Казалось даже через сплошные бетонные стены проникал пронзительный ветер, не дающий пощады.
        - Эрозия, - невозмутимо ответил на мой возмущенный крик ИИ, - многократно повторенный цикл замерзания воды с последующим расширением и усилием в тысячи раз большим чем плановые. Странно что оно вообще еще стоит. Это стоит изучения.
        Мне даже удалось заткнуть горловину в канализации второй ванной так что вода не проникала внутрь и мое добро было там сложено. У меня даже была мысль использовать ее как плав средство в дальнейшем. Но все мечтания и предположения были жестко оборваны неприглядной реальностью. Очередной порыв тайфуна обрушился на здание, и через жуткие завывания ветра до меня донесся треск и грохот удара.
        Только когда первая порция отправилась в рот и кишки начали драться за место по ближе у горла я вспомнил, что не плохо было бы сварить лапшу. А то питаться одними вкусняшками слишком расточительно. Но было уже поздно, блюдо буквально таяло на языке и желудок жалобно урчал, намекая, что экономить я могу как-нибудь в следующий раз. Когда половина кастрюли опустела я понял, что получилось очень нажористо. Без преувеличений. Вот только сколько бы я не ел - оно будто проваливалось в никуда.
        Делать мне больше нечего кроме как в голову его к себе пускать. Вот еще. То, что я не помню кто, откуда и почему, еще не значит, что готов отказаться от собственного нового я в пользу сирых и убогих. Нет уж. Пусть послужит добром, передам его… армии, или ученым. Пусть они с ним возятся. Правда для этого не плохо было бы до них для начала добраться. Но все потом. Впервые за черт знает сколько времени я был в относительной безопасности с кучей еды и в теплом помещении. Терять такой шанс нельзя. Да и торопиться некуда.
        - Твою дивизию! Как это вообще возможно?! Это же чертов камень!
        - Чего? - я аж затормозил, пытаясь сообразить не шутит ли он. Но нет ИИ был совершенно серьезен. Только мне это совершенно не помогало. Хотя в принципе идея рабочая. Нужно будет только все собранное добро куда-то деть. Заколотить окна я уже не успею, но в любом случае нужно брать самую сухую и маленькую квартирку. А такая есть только на третьем этаже.
        - Четыре месяца, ого, - новость стала для меня шокирующей, - при том что обычный человек без еды может жить только три, четыре дня это прямо очень хороший показатель. Но надеюсь мы найдем выход из этой ситуации гораздо раньше. Я хочу добраться до людей, а не разговаривать постоянно с ИИ словно псих.
        Перекрытия четвертого этажа не выдержали, частично обрушившись на третий, завалив проход. Стихия с новой силой набросилась на старое здание. Я не видел, что происходит снаружи, но было такое ощущение что по нему колотят огромной дубиной. Силы урагана и толщ воды оказалось достаточно для поднятия в воздух вековых деревьев. И полуметровый слой бетона крошился, будто был пенопластом.
        Кто бы мог подумать, что одной из главных моих ценностей будут сухие доски? Залетев на всех порах в квартирку, я отметил как мне повезло. Она была очень старой. Наверное, прошлого тысячелетия, а главное в ней была чугунная ванна! Не пластиковая! При должном везении я смогу в такой даже костер развести.
        Опасаться, что при разведении огня угорю было глупо. Такие сквозняки гуляли по вентиляции, что кислорода мне точно хватит. Другое дело вода. За пол часа она уже дошла до колена и не собиралась останавливаться. Принесенная мною ванна колыхалась на волнах, минут десять и начнет заливать в чугунку. Твою дивизию. Не хотелось это признавать, но кажется Ник был прав. Скрипя сердцем, я выбрался наружу и распахнув дверь уцепился за косяк.
        Стоило опустошить кастрюлю и подкинуть дров как веки начали предательски закрываться. Они пожалели словно на каждое повесили по килограммовой гире. Сопротивляться было совершенно нереально, а учитывая, что вокруг было безопасно - то и бессмысленно. Однако стоило мне закрыть глаза как донесся противный прерывистый писк.
        - Спасибо. Очень обнадежил.
        Вода потоками текла с потолка, а в окно будто пожарный шланг вставили. Она прибывала быстрее чем успевала вытечь в щель под дверью. Так не долго и до оконного проема добежать. Но стоило мне открыть дверь наружу, чтобы выпустить воду в подъезд, порыв ветра мгновенно ударил по доскам в окне так, что они затрещали, но пока выдержали. Поскальзываясь на поднимающейся воде и матерясь почем зря, я вернулся в уборную.
        - Сожалею о недостаточной человечности. Это следствие снижения вычислительных мощностей ниже допустимого уровня. Рекомендую переключить интерфейсы для дальнейшей интеграции.
        - Хорошо, ваше предложение принято к сведению.
        - Да-да, что случилось? - раздраженно спросил я, нахлобучивая шлем.
        - Так же хочу заметить, - бодро продолжил Ник, - что ваших припасов не хватит, пережить этот срок сидя в ванной. Даже если использовать для получения энергии все оставшееся дерево в пищу и максимально сократить паек, вы останетесь жизнеспособны три, максимум четыре месяца. Потом начнется быстрая деградация и отмирание тканей.
        - Лазерное, спектрографическое, - начал отвечать Ник совершенно не понявший юмора.
        Не знаю, можно ли сказать, что мне повезло. Но картина была в целом абсурдная. Меньше чем в метре от меня, за тоненькой ДСПшной межкомнатной дверью, бушевал ураган. А я почти спокойно сидел в теплой комнате и растапливал костер в старой ванной. Краска зажглась не сразу, но металл держался не плохо. К тому же собранных палок и консервов должно было хватить как минимум на несколько дней.
        Биоройды, мои маленькие помощники, растаскивали все по молекулам, перерабатывали на ходу в энергию, клетки, запасы. Желудочный сок продуктов даже коснуться не успел. Если он у меня вообще был. Черт его знает, что в моем организме есть, а чего нет. То, что у меня появился интерфейс, который показывает внутреннее состояние - еще ни о чем не говорит. После приключения с Березовым, компьютерным штукам я не очень-то доверял, даже если они были в моем собственном теле.
        - Спасибо, но я, пожалуй, откажусь. Опять. Давай так, если я вдруг захочу - я тебе об этом сообщу.
        - По моим данным ураган будет держаться еще пять, возможно семь лет. Пока количество теплого воздуха не уравновесит количество холодного и температура по всей поверхности не выровняется. До среднестатистической.
        РХБЗ пищал противно до безобразия. Я снял его чтобы просушить, перед тем как сесть ужинать. Или завтракать? С этим темным небом и постоянным катаклизмом разобрать, что сейчас, утро или вечер - совершенно не реально, да еще и проход как на зло завалило.
        Что же за пипец произошел на нашей некогда голубой планете? Как до такого дошло?
        Глава 37
        - Твою дивизию! Как я по-твоему должен выбраться из комнаты, да еще и быстро, когда дверь завалило обломками? - вопрос был риторический, но просто вырвался наружу.
        - Ветер ослабевает, в данный момент его порывы упали до пятидесяти метров в секунду. До полного затишья меньше получаса.
        Зато у меня был топор! От удобно легшей в ладонь рукояти губы невольно растянулись в улыбке. Сразу чувствуется как начинает просыпаться загадочная русская душа. Сейчас все загажу! Только шапки ушанки не хватает для полноты образа. Сейчас как разойдется плечо, размахнется рука, полетят сучки по закоулочкам. Одни щепки от двери останутся!
        - Направление на девять сорок пять, - бесстрастно проговорил Ник, и я на автомате повернулся в указанную точку. Как блин? Вот откуда я знал куда именно нужно смотреть? Та же забытая военная подготовка? И тем не менее. А главное - почти сразу мне стало понятно про что говорит ИИ. В этой стороне полоска дождя отличалась от всего окружающего. Она была чуть серее.
        Сказано - сделано! Не слишком задумываясь с помощью топора, зубила и чьей-то матери я сколотил кусок достаточный, чтобы выглянуть наружу. Забавно, просто слов нет. Голову то я просунуть смогу, да только места хватит исключительно для нее и плеча. Дальше нужно как-то так извернуться, чтобы пролезть боком. А нависающие сверху камни совершенно не вдохновляли на подобные подвиги. Того и глядишь придавят.
        Дым. Там однозначно шел дым, что при такой погоде может значить только одно - там разведен костер. И я знал только один вид существ, которые это делают. У меня забрезжила надежда на спасение. Люди!
        Теперь мне все было кристально видно. Вся, казалось бы, прочная конструкция держалась всего на четырех саморезах вкрученных в стены. Да - толстых и больших. Но подцепив заглушки ножом я без труда выкрутил их и весь косяк вместе с дверью буквально провалился во внутрь. Следом опрокинулось несколько обломков пола с верхних этажей и даже маленькая щель, остававшаяся снизу оказалась завалена.
        В любом случае я был снаружи. Почти голый, ободранный, но живой. А вокруг затихал обычный весенний ливень. Дождь скрывавший пеленой город шел почти вертикально. Ветерок едва колыхал стекло-арматуру. Если для этого меня Ник вытащил прямо сейчас вытащил наружу - он совершенно не прав. Кстати да, пора и его достать.
        Стоп. Дерево! Дверной косяк был сделан из цельного массива! Да он был старше меня в несколько раз, но все еще держался. А влага не только не заставила его размякнуть, но и укрепила давно высушенные балки. Заострив самый большой брусок топором я со всей дури ударил по камням, на ничего не вышло. Он был тяжелым и мне приходилось больше сил тратить на то, чтобы его удержать чем на сам удар.
        - Сам же говорил, что некогда? - напоследок заметил я, подходя к дыре. Выдохнуть, максимально выдохнуть! Ребра трещали, когда приходилось протискиваться между камнями. Блин, а может он и в самом деле был прав? Ой-йо-йой. Нет, я, пожалуй, назад. Черт. Не лезет! Тогда вперед! Кто-то слишком много ел?
        - Батареи хватит еще на двенадцать часов активного использования фильтров, - как бы между делом заметил Ник, - позднее система фильтрации и регенерации кислорода придет в негодность. Хранилища информации окажутся заблокированы. Рекомендую зарядить костюм подручными средствами. Однако приоритетно выбраться наружу.
        - Вот какого черта ты меня торопил? - не выдержал я, когда костюм был подключен и даже немного заряжен при помощи динамо-машины.
        В запале я со всей дури ударил топором по двери и лезвие послушно вошло на пару сантиметров почти в середину. Ну и что мне толку? Буду вырубать в двери дверь? Ну глупость же! Я так до вечера долбиться буду. Пусть боженька меня мозгами и обделил, но это не повод не пораскинуть последними и тратить силы в пустую. Выдернув топор, я еще раз подергал за дверную ручку и внимательно осмотрел косяк.
        - Твою дивизию! Да как так-то?! - понимание что я сам себя замуровал, из-за мелкой неудачи было крайне неприятно. Даже ветер перестал просачиваться через щели.
        - Дьявол! - не выдержав выругался я, - мог бы и по раньше разбудить, будильник гребанный.
        Отвязав веревку от голени я аккуратнейшим образом, чтобы ни за что не зацепиться, начал вытаскивать вещи. Первым по важности и ценности был конечно сдутый костюм РХБЗ с строптивым ИИ. Затем топор, хотя тут я конечно был не совсем прав, нужно было в первую очередь его брать, а то, кто его знает, что меня ждало снаружи - мог и сразу пригодится. Последним был ящик с инструментами и консервами.
        И именно это спасло мне жизнь. Я больше не напрягался - просто сил на это не было. И на расслабоне выбрался там, где не смог пробиться силой. Стоило мне выбраться по грудь, как я жадно вдохнул сырой холодный воздух. Я шел по самому краешку, но судьба сегодня была на моей стороне. А может меня в очередной раз спасли мои маленькие помощники. Кто знает.
        А я сижу в каменном мешке и просунуть наружу могу только свою часть. Если бы у меня была граната или взрывчатка - мог бы резко увеличить дыру. Но жизнь не терпит сослагательного наклонения. Назвался груздем - лезь в кузов. В смысле нечего думать, прыгать надо! Еще через десяток минут импровизированный таран не выдержал и раскололся при очередном ударе. Но этого было уже достаточно чтобы пролезть наружу. Я уверен. Почти.
        - Да, это было опрометчиво, - заметил Ник. Мне почудилось или в его голосе действительно проскользнуло разочарование? Неужто этот хитрец гораздо более эмоционален чем хочет показать? Или это меня так вштырило от неудачи? В любом случае оставаться здесь не вариант. Как и бить камни топором, он от этого только затупится. Мне бы ломик, или фомку. Да черт подери просто лопату!
        Маленький такой. Едва рука могла пролезть. Но это было уже хот что-то. Орудуя клиньями и топором, который я использовал вместо молота, забивая деревянные прутья, мне удалось расширить проход. Ветер еще гулял по округе, дождь не прекращал лить, но уже стало понятно, что ураган и в самом деле отступает.
        Дверь самая обыкновенная, из двух ДСП соединенных по краям. Самая обыкновенная фактура не выделялась чем-то особенным, просто прессованный узор. Материал промок и разбух от многократного замерзания, но все еще держался и был довольно прочным. В нижней части, почти по колено, дверь представляла из себя не слишком плотные волокна, которые, в принципе, и отверткой проковырять можно.
        - Это опасно, - заметил Ник, когда я начал снимать костюм, значительно увеличивающий мои габариты, - рекомендую продолжить работы.
        Но чего нет, того нет. значит будем отталкиваться от того что было в наличии. В первую очередь это конечно остатки досок, от шкафов и прочей мебели. Инструменты предназначенные исключительно для работы по дому. И все равно, это лучше, чем ничего. Выбрав достаточно крепкую полку, я нащупал щель между камнями и постарался вбить ее как клин. Только сломал ее на части. Все же прессованные опилки это вам не дерево.
        Придется освобождать проход. Да только, что я знаю о слесарном деле? Ровным счетом ничего. Но логика должна быть? А если и не логика, то сооброжаловка. Пойдем от противного. Нам нужно каким-то макаром снять дверь с минимальными усилиями. Внутрь она идти не хочет, наружу тоже. Но если в ту сторону мне мешает камень - то в эту всего несколько деревяшек. Наличники и плинтус отлетели стоило приложить совсем чуть-чуть усилий.
        - О, спасибо за позволение, - хмыкнул я, через силу. Первая же попытка открыть дверь ничем не увенчалась. С той стороны ее придавило намертво, и створка, раскрывающаяся наружу, стала еще одной стеной, хоть и не слишком прочной. Теперь ее придется выламывать внутрь, что совершенно не добавляло мне оптимизма, ведь я хоть и собрал ящик инструментов, но как-то так получилось, что ни одной нормальной фомки там не нашлось.
        В спешке мне несколько раз пришлось застегивать бесполезные клапаны на комбинезоне РХБЗ, дыр в нем уже было столько что он все равно пропускал и радиацию, и газ. Да даже ту же воду скорее всего. Хорошо бы его заделать по нормальному, но для этого нужен специализированный клей, а не «момент». Синяя изолента конечно творит чудеса, но этого недостаточно. И единственный плюс - за то время пока я снаружи, повышения радиационного фона не было.
        Неплохо было бы еще и досочек прихватить, но черт с ними. Пока у меня есть запас тепла. Комбинезон хоть и был до противного мокрым - но помогал сохранять энергию. А в купе с сытостью я вполне мог рассчитывать, что в ближайшие полчаса-час не замерзну. И это был не иллюзорный плюс, учитывая погоду, не отличающуюся приятной температурой близкой к нулю. А еще не прекращающийся холодный ливень!
        Разрывая одежду и сдирая до крови кожу я все же сумел протиснуться еще на несколько сантиметров вперед. Кровь и дождь смазывали камни позволяя протиснуться еще чуть вперед, но это было жутко больно. Уверен был бы на мне костюм Ник нашел что сказать по поводу такого глупого самопожертвования, ради нескольких минут. Но костюм волочился следом, привязанный веревкой к ноге, вместе с ящиком инструментов и прочим барахлом которое я не захотел бросать.
        Очень хотелось матерится, но в легких не было для этого воздуха. Голова начинала кружиться из-за недостатка кислорода. И тогда я совершил очень храбрый, но честно говоря довольно глупый поступок. Я врубил усиление. Мышцы наполнились кровью. Мозг и так страдавший, вообще отказался думать. И через несколько секунд тело обессиленно обмякло, не сдвинувшись ни на сантиметр.
        - Используйте веревку чтобы подвесить его вместо люстры, - предложил ИИ. И черт подери он был прав. И нейлоновая веревка, и крюк были в наличии. Пара саморезов для того чтобы крепление не болталось и у меня получился не плохой средневековый таран. Правда бить мне предлагалось остатки бетона, а не деревянные ворота. Но сейчас это было почти без разницы. Бревно помогало мне отскакивая после каждого удара, и через несколько минут мне удалось пробить путь наверх.
        Глава 38
        - Двенадцать километров,источник дыма находится за пределами прямой видимости, - сухо констатировал Ник, явно понимая ход моих мыслей, - если добираться по дну, то это займет пять часов. Если вплавь - три.
        - Нафиг, оба варианта. Через сколько ветер снова начнется?
        Осталась самая малость, попасть из самой середины бушующего потока в эти заводи. Черт его знает, может в прошлой жизни лодка не была моим любимым средством передвижения. Я вообще не был уверен, что когда-либо плавал на чем-то подобном. Да и плавал ли вообще - вопрос открытый, воспоминания не возвращались.
        Когда я уже почти выбился из сил, так и не поднявшись, мое корыто прибило к столбу, за который я и умудрился зацепиться. Теперь все было сосредоточенно только на том чтобы остаться на одном месте и оглядеться. В принципе мне повезло. Улица впереди была практически свободна от машин. Несколько зданий обрушились, создавая относительно тихие заводи. Так что я вполне мог проплыть рядом с ними.
        Зато можно быть на сто процентов уверенным что попадание в неприятные ситуации - это не просто моя вредная привычка. а фактически жизненная позиция. Вот что стоило воде взять и отнести меня не к этому столбу, а на пару метров левее? Стоял бы сейчас рядом с зданием и горя себе не знал. Надо признать, что пока в лодку воды почти не набралось и было довольно тепло, а перед отплытием я подъел все что не смог увезти с собой, но это не оправдание тому чтобы стоять на одном месте.
        К счастью я уже приспособился к окружающей обстановке, в ход шло все что можно было открутить, отломать или просто перенести. В горловину слива была просунута труба от раковины, прокладка из остатков резины плотно обхватывала ее с двух сторон, не давая протечь, а сама гофра снизу была закрыта пвх крышкой от сифона. В принципе - достаточно надежная конструкция. По крайней мере надежнее мне сейчас вряд ли удастся придумать
        - Направление на девять сорок пять, на девять сорок, на… - неустанно твердил Ник, пытаясь выровнять мой курс. Но учитывая болтушку мне это удавалось с огромным трудом. Несколько раз я был на грани переворачивания - натыкался на остовы машин, еще не вынесенных в море течением. Но сложнее всего в этом аду было маневрировать.
        Мой говорящий компас отчетливо показывал, что мне нужно свернуть налево, однако в том направлении были горы и остатки леса. А значит и вода текла не туда, а оттуда, и учитывая непрекращающийся поток дождя - не хило так. Со всей силы работая импровизированным веслом я едва оставался на месте, не продвигаясь вверх по течению ни на сантиметр.
        Через несколько минут мучений мне удалось добиться надёжного крепления и наступил следующий момент - метание импровизированного снаряда в цель. Мое более чем идеальное зрение и глазомер с непонятным предметом вели себя не совсем корректно, но всего с двадцатого или тридцатого раза мне удалось зацепиться за оконный проем. И медленно, отклоняясь назад, чтобы ванна не клевала носом воду, вытянуть себя на отмель.
        - Это еще что такое?
        Как выбраться с воды если эта самая жидкость против тебя несется? Зацепиться за что-то надежное и достаточно крепкое. И я сейчас не о фонарном столбе, а о руинах чуть в стороне. Вот только до них в начале достать нужно. Привязавшись веревкой к столбу, ванна начала опасно крениться от течения, но все же выдержала, я начал осматривать свои богатства.
        Зато исследуя кухни я нашел почти идеальные весла - блинные сковородки. Ручки правда у большинства тоже были пластиковые, а потому крошащиеся мелкими гранулами прямо в ладонях, но их заменила металлическая толстая трубка от гардин - на которой еще оставались ошметки шторы. Оставалось только придумать на чем именно плыть - и ту все было грустно.
        - Вот только вряд ли люди будут сидеть на попе ровно, когда есть возможность выбраться или передвинуться, - закончил я за него мысль, - мне нужно плав средство.
        Палки чтобы достать до дна у меня конечно не было. Да и не помог бы мне при таком течении шест. Так что логичнее всего использовать крюк с веревкой. Вот только если небольшой связанной из трех разных материалов косичкой я обзавелся, то с кошкой были определенные проблемы. Ее в природе не было и даже придумать из чего ее можно сделать у меня вышло далеко не сразу.
        - Рекомендую следующие формы, - тут же отозвался Ник, на разбитом стекле шлема замерцали чертежи, потрясающе детализированные и замечательные. Только мне совершенно не подходящие. Ну не было у меня ни досок, ни сверхпрочного полиэтилена, ни алюминиевого листа толщиной в два миллиметра. А было - развалины обычного жилого дома. Не слишком к тому же богатого по своему наполнению.
        Самый очевидный ответ был - ванна. Но в тех квартирах, которые я вскрыл они были старше меня раза в три - чугунные. Вот повезло мне конечно оказаться в доме постройки прошлого века. Только взломав дверные замки в двух других помещениях мне удалось найти подходящую акриловую ванну. Она, не смотря на все неблагоприятные условия, была почти целой. И единственное чего ей не хватало - прочной затычки.
        Решение пришло с неожиданной стороны, я как раз сидел и размышлял не использовать ли мне остатки загнившего раздвижного стола, а что? Две деревяшки - столешницы есть, дырка посередине тоже, как раз по мне в костюме размером. Но снимая остатки скатерти с досок взгляд мой упал на шкаф под самым потолком.
        Осталось только сложить свои не великие пожитки в получившуюся байдарку, сесть на ящик с инструментами и отплыть из подъезда через разбитое окно первого этажа. Нескончаемый поток воды подхватил мое суденышко как щепку, и я едва успевал маневрировать между столбами электропередач.
        Правда сразу за решением первой проблемы - чтобы вода не протекла снизу, обнаружилась куда менее тривиальная. Дождь шел плотным потоком и даже десяти минут ему вполне хватит, чтобы залить мою лодочку до самых краев. А значит нужно придумать ей крышу. И желательно покатую, для слива воды в стороны. Идей, как и из чего ее сделать, у меня было несколько.
        Меня они видеть не могли, так что и помочь не в состоянии. Но их контуры были легко различимы на фоне огня. Некоторые стояли, а другие бегали - принося с собой горючие материалы и подбрасывая их в костер. Значит, скорее всего, костер не обычный, а сигнальный. А если так, то есть шанс что им на выручку уже движется спасательная группа и нужно успеть добраться раньше, чтобы и меня тоже спасли.
        Выбор был основан на нескольких важных параметрах. В первую очередь это конечно же прочность. Она должна была быть достаточной чтобы выдержать мой собственный вес и сопротивление потока. А это очень и очень прилично, так что проволока точно не подойдет. Во-вторую - она должна иметь хоть какой-то крюк, чем цепляться. Так что молоток и топор - лесом.
        Но это совершенно не значит, что стоит опускать руки и сдаваться. Что такое лодка по сути своей? Это большая емкость, достаточно прочная чтобы выдержать вес груза. Первая возникшая мысль - кастрюли. Или пустые канистры. К сожалению, от температуры последние растрескались и стали совершенно не пригодны. А кастрюли, даже если собрать со всех квартир и скрепить саморезами - не слишком надежный плот.
        Несколько аккуратно свернутых скатертей из прорезиненного пластика - или какого-то такого материала, достаточно прочные и одновременно большие чтобы накрыть всю ванну вместе со мной. Невероятная удача. В других обстоятельствах они были бы мне совершенно бесполезны. Но сейчас стали единственным рациональным и при этом необходимым дополнением ко всей конструкции.
        Перебирая инструменты я раз за разом натыкался на мысль что нормальной кошки или крюка у меня не будет. До тех пор, пока не раскрыл щипцы. Прочная инструментальная сталь и, если их раскрыть по максимуму, достаточно большая дуга захвата. А если к ним привязать с другой стороны открытые же пассатижи и связать их концы и ручки - получался уже вполне приличный якорь. Хоть и не слишком красивый, и аккуратный.
        Мои силы были почти на исходе, когда между зданиями, вдалеке, я увидел мерцающий оранжевый огонек от которого шел густой дым. Крохотные фигурки людей рядом с ним показывали на сколько же далеко мне еще предстояло добраться. Я на автомате поднял большой палей вверх. Меньше первой фаланги в три раза. Значит метров девятьсот, а то и километр.
        Отдельно я сделал из небольшой клеенки себе подобие пончо. Или по-простому - юбку на шею. Даже учитывая всю свою предусмотрительность и почти послушные руки мне не удалось сделать крепление, которое бы полностью убрало протекание возле пояса. А так - воды набираться должно меньше. Для устойчивости все же прикрутил пару кастрюль, закрытых по бокам.
        - Сейчас сказать сложно, однако мы находимся на краю глаза бури.
        Задача была явно не из легкой, и преодолевая дворы полуразрушенных зданий я думал только об одном - как можно быстрее очутиться рядом с людьми. Времени на постройку лодки, на вскрытие замков, на конструирование и прочее и прочее, было потрачено слишком много. Ветер теперь уже действительно стих, хотя дождь не прекращался.
        Самая очевидная, но не самая лучшая - ткань. Даже промокая она будет часть воды уводить в сторону. Благо и ткани у меня было достаточно самой разной. В основном прогнившей и разъеденной. Идеальны были бы шторы из ванной, но они к сожалению, не выдержали темпеаратурных перепадов и трескались при малейшем усилии.
        - Область повышенной температуы и сниженного давления в циклоне. В нашем случае в планетарном курсирующем пятне размером в несколько тысяч километров. Согласно обновленным данным вероятный срок снижения скорости ветра - семьдесят два часа. Этого более чем достаточно, чтобы достигнуть точки образования задымления.
        Лодка получилось достаточно прочной, чтобы, осмелев, я взял с собой несколько полезных вещей и запас провианта в живом и консервированном виде. Заранее спустив ванну к самой воде - внутри подъезда, я сделал из нескольких слоев пленки водозащитную перегородку и присобачил ее изолентой и веревками. Натяжение получилось не слишком сильным, но его должно было хватить чтобы вода стекала от центра к краям.
        Глава 39
        - Судя по количеству дыма, горит резина, - заметил Ник, - расстояние до объекта менее шестисот метров. Количество биологических объектов более пятидесяти.
        - Откуда пятидесяти? Я вижу только человек десять. От силы двенадцать.
        Самой логичной причиной было именно привлечение внимания. Времени обдумать варианты у меня было предостаточно - каждый метр давался с огромным трудом, а отвлечься от монотонной физической работы было нужно. Последовательно я исключил несколько вариантов. В том числе с обогревом - тогда жечь нужно было на нижнем, а не на верхнем этаже. И все равно оказался не прав.
        - Нашел, - честно ответил я, - в лаборатории что между горами была. Правда тогда он чуть целее был, а не как решето.
        - Тоже мне изобретатель, - чуть менее уверенно ухмыльнулся автоматчик, - кто с кривыми руками был - тот уже рыб да насекомых кормит. Снимай РХБЗ тебе говорят!
        - Эй! Люди! - громко крикнул я, обмотав косичку троса вокруг левой руки и помахав правой. Симбионт даже не хрюкнул, а ведь давление на него сейчас шло не шуточное. Хотя не уверен, что он вообще мог хрюкать, это же насекомое. - Я пришел с миром!
        - Ничего страшного, мы починим. Снимай! - приказал автоматчик, - если он и так дырявый, пара лишних дырок проблем не составит. А скафандр для похода по аномалиям нам ой как пригодится.
        - Спокойно, только спокойно. Какие к черту аномалии? Какая черная зона?
        С небольшой помощью и поддерживающими криками, добротно сдобренными матом, я сумел пришвартоваться к зданию. У стены была небольшая заводь и казалось, что вода здесь и вовсе не двигается, но судя по колебаниям ванны - это впечатление было обманчивым. Притянув лодку к оконному проему выжившие отошли чуть назад, но я был не на столько беспомощным, чтобы просить руку помощи.
        - Уточняю сценарий поиска, только люди. Одиннадцать целей. Потенциально семнадцать, однако требуется дополнительное сканирование, - тут же поправился собеседник.
        - Ты Петюня такой большой, а в сказки веришь. Все космонавты передохли еще года два назад. Когда у них продукты на орбите закончились и вода. Даже не начинай этот разговор по новой. Этот фрукт нас за дураков держит, спрятал поди все самое ценное неподалеку. Понять правда не могу на кой ляд ты к нам приперся. Да и на вопрос ты не ответил - откуда костюм?
        - Какие к черту инструменты? А ну к стене! - бородатый повел дулом, - руки за голову, так чтобы я их видел. Ребята, проверяйте.
        Правда понять зачем они жгут резину, да еще и под такими потоками воды, было выше моих сил. Группка укрылась в развалинах торгового центра, с полопавшимися стеклами и дела свои проворачивала на самом верхнем этаже. Так что и огонь, и дым было видно реально далеко. Черный столб с жирными клубами было практически невозможно не заметить и даже ливень не рассеивал его сразу.
        - Это хорошо, очень даже хорошо. Любое количество людей лучше, чем никакое, - пробормотал я, усиленно работая руками. Подумать только я с самого пробуждения в лаборатории не встретил ни одного живого разумного человека. Ник не в счет - он больше программа, хотя может нечто в нем и осталось от Березова - но крайне немного. А тут сразу десяток.
        - В задницу себе этот мир засунь, - не сдержавшись ответил один из держащих меня на прицеле, но его одернули.
        - Зато у меня руки золотые, - попробовал отшутиться я, - из ванной и кастрюль собрал лодку.
        - Живой, - рассмеялся автоматчик, - зомби так не матерятся. Опустите оружие мужики и дайте ему уже трос. А то уплывет наше сокровище прямо в океан.
        - Держи! Привязывай, - крикнул он, - да не себя! Лодку! Как ты выбираться будешь?
        - Стой на месте, - скомандовал автоматчик, держа меня на прицеле, стоило перевалить через окно, - что ценного нашел? Какой хабар?
        - Руки вверх! - скомандовал автоматчик. Я повиновался почти рефлекторно, подняв пончо по обеим сторонам. Вот только о тросе на секунду забыл и тот мгновенно выскользнул.
        - Старшой, тут реально нихера нет. Одно старье да жратвы немного, - через минуту крикнул забравшийся в мою ванну мужик с луком за плечами, - все самодельное.
        Когда до здания оставалось уже меньше пятидесяти метров и сам костер скрылся из виду я сумел заметить, как двое оборванцев тащат нечто, и на покрышку это было явно не похоже. Хотя по поводу оборванцев я, наверное, загнул. Я и сам то сейчас был далеко не образцом моды. Даже комбинезон РХБЗ на мне был рваный, не говоря уже обо всем остальном.
        - Нас обнаружили, - прокомментировал ситуацию Ник. Хотя это было и без него понятно. На два этажа выше уровня воды появилось около пяти человек с… я не сразу поверил - луками! Нет, автоматы у них тоже были. Целых два. Но луки? Мы же не в средневековье чтобы с ними бегать.
        - Хорошо-хорошо. Только спокойно. У меня действительно нет ничего ценного и костюм я без проблем отдам. Только проводите меня к нормальному цивилизованному поселению. Или ближайшей военной базе. Договорились?
        - Твою дивизию! - выругался я, усиленно работая веслом. Оставшись без якоря меня тут же начало относить течением обратно.
        Правда у меня вооружение было не многим лучше. Топор - оружие русского деревенского мужика с начала и до конца времен. Крюк из плоскогубцев, да несколько ножей и отверток. Если конечно не считать камни и обломки метательным оружием - их конечно в окрестностях было более чем достаточно, но это уже каменный век, а не средние.
        - В смысле нет ничего? А на кой ляд… эй, а ну повернись! - вновь скомандовал автоматичик, - за дурака меня держишь?! На кой ляд тебе костюм, если ты в аномалии не лазишь? И где ты его вообще раздобыл в черной зоне, спрашивается.
        - В каком смысле? - не сразу сообразил я, - ящик инструментов собрал. Консервы и несколько жирных насекомых. Все в лодке.
        Обрадованный таким отношением, а еще больше кинутой в следующую секунду альпинистской веревке я не задумываясь начал тянуть себя к зданию. Но и встречающие не бездействовали, вчетвером, автоматчик стал рядом руководя процессом, они затягивали меня на отмель.
        - Держите его, а мы сейчас спустимся на второй этаж и там встретим, - скомандовал все тот же бородатый мужик с оружием. Наверное, главный среди встречающих. - А то не дай бог уплывет еще, будет совсем беда.
        - Ты что? С луны свалился? Или с МКС2? - усмехнулся один из бойцов, а потом чуть даже присел от удивления, - точно! Командир, а вдруг это космонавт, который на орбите торчал все это время?
        Смотревшее на меня дуло было красноречивее любых слов. До противника метра два с половиной. Палец его на предохранителе, так что у меня примерно секунда пока он сообразит, что происходит, сдвинет переключатель и нажмет на спуск. Можно прямо сейчас отскочить в сторону, по дуге к ближайшему лучнику, закрыться им… Но у меня еще теплилась надежда, что этот конфликт можно решить мирно. Мы же люди, в конце концов, неужели не сумеем договориться?
        - На кой черт? - хмыкнул бородач, - хочешь, чтобы тебя под ружье поставили и эксперименты ставили? Ты же знаешь, что три из четырех взрослых умирают от их инъекций? А оставшихся ставят под ружье и посылают на самоубийственные задания. Так что парень если к военным хочешь - я тебя лучше прямо тут пристрелю, чтобы ты лишний раз не мучился и наши припасы не жрал. Да и в поселение я тебя не поведу, мне только дураков не хватало которые даже не в курсе происходящего.
        Отдав приказ он и вправду исчез из поля видимости, как и двое других, а вскоре появился на нижнем поднимающемся над водой этаже. Я видел, как он привязал веревку к одной из колонн в торговом зале, несколько раз проверив на прочность. А затем, открыв окно кинул мне свободный конец с небольшим грузиком.
        «Крайне рекомендую уйти с линии ведения огня», - прокомментировал Ник, - «эмоциональное состояние субъекта стабильно, однако легкость с которой он держит оружие говорит о малой социальной ответственности. Вероятно, перед нами преступник».
        Спорить с ИИ было бессмысленно. Да я и сам видел, что мужик автомат держит не совсем правильно. Привычно, но не так как нужно. При таком хвате ему скорее всего приходится оттопыривать локти во время стрельбы. А это первое чему учат даже кадетов - локти прижимать к бокам, чтобы снижать шанс поражения внутренних органов там, где нет пластин.
        Вот только если придется отходить к заложнику - есть не нулевой шанс что противостояние на том не закончится. Что делать дальше? Ванна двоих не выдержит, оружия у меня нет. А значит нужно его добыть - это цель номер один. После можно будет уже разговаривать на равных, но для этого придется выжить.
        Чуть присев я напружинил ноги, и завел руки за спину, будто собираясь расстегнуть молнию шлема. Но вместо того чтобы подчиняться приказу резко прыгнул в сторону, в перекате уходя к ближайшему лучнику. Откуда у обычных людей была такая реакция я не знаю, но уже в полете стало понятно, что принимать сражения им не в первой.
        Они начали двигаться одновременно. Все трое. Автоматчик выстрелил на упреждение, от бедра, и я едва успел сменить направление. Бетонная крошка и штукатурка ударили в лицо и не будь на мне шлема - пришлось бы туго. Но благодаря костюму и собственным силам, восстановленным биоройдами мне все же, удалось дотянуться до ближайшего парня уже натягивающего тетиву.
        Схватив его за руку, я дернул противника на себя, заслоняясь от автоматчика. Вот только дальнейшее стало для меня полной неожиданностью. Я искренне рассчитывал, что тот не станет стрелять в друга, но ошибся. Все так же от бедра бородач всадил в бывшего соратника две пули, прошедших навылет. С одной мне повезло, она прошла по касательной. А вот вторая застряла в ребре мгновенно вышибая дух.
        Зарычав как раненый зверь, я толкнул еще живого парня на врага, теперь уже без сомнения, и сам прикрываясь телом бросился вперед. Автоматчик не сомневался. Одна за другой еще три пули пробили тело парня, который умер на бегу, но затем выстрелы стихли. Я уже был рядом и схватив дуло дернул его на себя.
        Бородач почти не сопротивлялся, и только когда он наставил на меня пистолет я понял в чем дело. Магазин был пуст. Пять патронов, вот и все его достояние. Не обращая внимания на опасность, я ударил противника прикладом в висок. Гад был быстр и всадил мне пулю в плечо, но и я его достал. Кость треснула и мгновенно обмякнув бородач повалился на залитый водой пол.
        Сверху доносились крики и топот ног на лестнице говорил, что мои приключения только начались. Но теперь у меня был пистолет с… я достал магазин проверив, семью патронами. Против десяти - пятнадцати врагов. Придется быть ну очень экономным.
        Глава 40
        - Сдавайся мудила! - крикнул самый храбрый из бандитов. Для себя я решил их обозначить именно так. Не знаю почему, но мне не хотелось считать их обычными гражданскими которые просто сделали не верный выбор. Сейчас я буду их убивать, а значит не должен чувствовать никакого сострадания. Или они - или я.
        - Интересно, сколько у вас патронов осталось? Пять? Десять? И вы готовы их тратить на меня? Последний шанс. Валите отсюда и никто не пострадает!
        -Ты че, черт речной, совсем берега попутал?! - завопил автоматчик, - это наш прииск и зона тоже наша. Каждый вольный об этом знает! А то что гастролеры залетные появляются - так мы вас быстро в реку на корм рыбам. А за то, что ты братана моего порешил мы тебе все кости, переломаем, подлюка. По одной. Ме-едленно!
        - Не очень-то ты дружелюбен для того, кто хочет договориться о сдаче, - хмыкнул я, не сдержавшись, - последний раз предлагаю, валите от меня по-хорошему. Знал бы я что вы такие упыри ни за что не сунулся.
        - Как ты вообще выжил мразь подколодная? Как таракан под плинтусом прятался все это время?
        - Почти, - пробормотал я целясь в высовывающееся колено противника. Экономить патроны - это конечно нужно и крайне важно, но гораздо важнее сейчас избавится от единственного нормально вооруженного врага. С остальными я как-нибудь разберусь.
        От пистолета было странное, непривычное чувство, явно не мой вид оружия. Но даже он в ладони лежал увереннее чем рукоять топора, который как оружие мне, так и не довелось применить. Чуть отодвинувшись от колонны, я выглянул из-за угла наклонившись всем корпусом так, чтобы высовывалась только мушка, дуло и глаз.
        Противник среагировал мгновенно, но совершенно неправильно. Вместо того чтобы стрелять через колонну, достаточно тонкую для пробития автоматным калибром, он попытался попасть мне в голову. Да еще и габариты свои не рассчитал. Вражеская пуля просвистела сантиметрах в пяти от меня, а вот моя пришла ровно в цель.
        Даже с расстояния я слышал, как треснула кость, а через секунду бандит заголосил матом проклиная все на свете и покрывая матом каждую капельку в океане. Но как бы мне не нравилось слушать столь богатую и живую речь - надо было заканчивать. Прицеливаться по дергающемуся человеку было тяжело, а из-за пуховика я не был уверен есть ли на нем бронежилет. Но прекратить его мучения мне удалось с первого выстрела.
        Тело тут же попробовали втянуть в проход, вместе с оружием. Ход надо признать достаточно умный. Но допускать его реализацию я не стал. Выскочив из-за колонны, я бросился вперед, к дверному проему, и тут же получил в плечо стрелу. Твою дивизию. Я совершенно не рассчитывал на убойность столь примитивных средств. Но человеческому телу даже такого было достаточно.
        Вот только я человеком уже не был. Не в привычном понимании. Даже пойманная до этого автоматная пуля хоть и вызывала порывы боли при каждом движении - но была вполне терпима. Биоройды составлявшие все мое существо безукоризненно поддерживали жизнь в вверенном теле. Осталось только использовать данную силу с умом.
        Дожидаться второй стрелы я не стал и выстрелил почти на ходу, лишь на секунду затормозив, чтобы прицелится. Этого оказалось достаточно, чтобы сразу несколько противников выпустили в меня свои стрелы, но и я забрал одного из них. Одна из палок торчала в ноге и передвигаться стало гораздо сложнее. До врагов я в таком состоянии уже не доберусь.
        Они посчитали точно так же. Бросив попытки подобрать автомат, они отошли чуть назад, на лестницу. Так что теперь я их совершенно не видел, зато у них дверной проем был как на ладони, а мне только и осталось, что лежать за углом да постанывать. Хотя даже такую передышку я использовал с умом.
        Не отрывая взгляда от точки где в любую секунду мог появится враг, я вытащил одну за другой все стрелы. К счастью они были без наконечников, которые могли бы застрять в теле - просто палки и заточенная проволока. Хотя проникали в тело они конечно отменно. Против человека больше и не нужно, да и против зверья скорее всего тоже.
        Ник вывел на стекло шлема экстренное предупреждение о критических повреждениях. Можно подумать я без него этого не знал. Но была в таком отображении информации и польза - она дополняла мой биологический интерфейс, который тоже исправно докладывал о состоянии здоровья, а главное показывал доступность умений, о которых я в очередной раз забыл в горячке боя.
        Большая их часть была заблокирована полученными травмами, которые очень быстро регенерировали. Даже таймер был соответствующий у каждой способности. Дольше всего восстанавливаться будет Рывок. Стрелу из ноги я хоть и вытащил, но мышца только начала залечиваться. Усиление хоть и задействовало все мышцы, но активировать можно было чуть раньше. А вот Клинок и даже Залп, хоть и единственный, уже были готовы к применению.
        Учитывая, что противники не собирались лезть на рожон у меня были все шансы восстановить силы до следующего раунда. Их логика проста и понятна. Дождаться пока я выползу за автоматом и после этого атаковать с разных сторон гарантированно убив. Ничего не скажу - сам бы поступил так же. Без особого риска для себя и напарников.
        Мой план был немного безумнее. Стрелы это все же не пули. Через тело бандита они меня не достанут. Даже если у них есть в загашнике пистолет - его мощности не хватит для сквозных ран. Так что осталась самая малость - дождаться восстановления, отползти к телу автоматчика и прикрываясь им прорваться до нужной точки.
        Отдышавшись я поднялся вдоль по стене и придерживаясь рукой, чтобы не напрягать раненную конечность, по широкой дуге обошел проход. Понятия не имею какой сектор обстрела у луков, но сомневаюсь, что на таком расстоянии сильно меньше огнестрела. А вот что было мне явно в плюс - так это время полета стрелы.
        Метательный снаряд хоть и весил куда больше - но и летел значительно медленнее. Так что высунувшись к телу бородача я успел услышать басовитое гудение струны и отдернул голову назад за колонну. В следующее мгновение о соседнюю стену что-то стукнуло, и я с удивлением уставился на стальную проволоку, оперенную вырезкой из картонной пачки сока.
        Да, пожалуй, соваться наружу без прикрытия было не самой лучшей затеей. Схлопотать еще одну стрелу мне совершенно не улыбалось, но план нужно выполнять любой ценой. Благо кое-что у меня все же осталось из снаряжения. Да и отступить если что можно - лодка была привязана вне зоны обстрела. Правда окажусь на реке и меня тут же превратят в ежа…
        Сняв пояс, я привязал к нему пистолет, предварительно разрядив магазин и не забыв о патроне в стволе. Кидая его в тело автоматчика мне удалось зацепить ногу и подтащить ее к себе за колонну. Все это время я усиленно слушал что происходит в коридоре. Шлем хоть и ломал мою эхолокацию но шумы не снижал, и судя по ним на лестничной клетке происходило активное движение. И когда я уже втянул к себе тело бородача, оно закончилось до боли знакомым звуком - взведением затвора автомата.
        Мигом отвязав ремень, я поставил на место магазин и взведя курок подготовился к позиционной стрельбе. Но к тому что произошло дальше никто из нас готов не был. Ни я, ни мои противники. Сверху раздалось тихое шипение, на которое бандиты скорее всего даже внимания не обратили, а сразу следом за ним звук удара и истошный вопль.
        - Они просыпаются! Просыпаются! - перекрикивая стоны сверху истерил кто-то из бандитов. А в следующую секунду на лестнице начался настоящий хаос. Крики, автоматные и пистолетные выстрелы заглушали почти непрерывное гудение гитарных струн. Кто считает, что луки стреляют беззвучно - глубоко ошибаются. Вот только напрягло меня сейчас не это.
        Несколько бандитов бросились наутек, не обращая на меня никакого внимания. Совершенно позабыв о моем существовании, а может просто не сочтя меня достаточно опасным по сравнению с тварями, которые ринулись вслед за ними. Я видел учебные ролики в лаборатории. Я помнил, что их называют зараженными, зомби или киберами. Но одно дело видеть на экране проектора - и совершенно другое столкнуться в реальности, и не с одной, а сразу с несколькими. Сильными, целыми, только что проснувшимися.
        Чудище выпрыгнуло из коридора держа в зубах оторванную руку автоматчика, еще сжимающую погнутое и безнадежно испорченное оружие. Не останавливаясь и не замедляясь, оно прыгнуло на ближайшего бандита, пытавшегося отбиться с помощью длинного копья, сделанного из подручных средств. Самодельное оружие выдержало удар, чего нельзя сказать о самом бойце чьи руки соскользнули с древка.
        Монстр, совершенно не обращая внимания на торчащее из груди древко копья впился клыками в шею бедняги, вгрызаясь и жадно проглатывая плоть кусками. Один из лучников еще держался, он стоял на самой границе у окна, и осыпал стрелами другую тварь, расправляющуюся с орущим в ужасе мужчине забравшимся под стеллажи.
        Это была уже не битва - избиение. Тварям было совершенно наплевать на происходящее, да и людей они напоминали лишь частично. Серая высохшая кожа, полное отсутствие жира и чуть светящаяся фиолетовая кровь, текущая по вздувшимся жилам. И ярко фиолетовая радужка на черных глазах без белка. В них не осталось ничего человеческого.
        Больше я не сомневался. Теперь не было бандитов или преступников. Были только Мы и Они. На таком расстоянии можно было почти не целится. Первым же выстрелом я вогнал пулю в утыканного стрелами словно еж монстра, перебирающегося ближе ко мне. Он дернулся, но прекратил движение только когда второй выстрел угодил прямо в мозг.
        Нужен был контрольный в шею, там, где УДИ, но пока мне стало не до того. Вторая тварь, цепляясь за колонны торчащим из груди копьем бросилась вперед. Расстояние было слишком маленьким, прицелиться я не успевал и не нашел ничего лучше кроме как ухватиться за древко, поднимая существо над собой. Бритвенно-острые черные когти замельтешили прямо перед моим лицом, но достать не могли.
        - В воду! - крикнул лучник, - скидывай его в воду!
        - Они что, плавать не умеют? - на всякий случай уточнил я, но совета послушал. Поднять зараженного оказалось легко, тварь похудела во время спячки. Так что я без проблем выкинул его наружу - а остальное сделала бурная река.
        - Еще четверо! - не дал мне расслабится единственный выживший. Твари рвались к нам из темноты перехода, но стрелять по светящимся глазам оказалось совсем не сложно. И двух я уложил сразу. Только вот патронов больше не было.
        Глава 41
        Идти в рукопашную против существ, превосходящих тебя и в скорости, и в выносливости? Обладающих смертоносными когтями и при этом совершенно не чувствующих боли? Будто у меня был выбор. Выматерившись я активировал наконец перезарядившееся усиление и ускорение. Время потекло густым сиропом, и каждое движение теперь давалось с большим трудом. Зато я мог проконтролировать все.
        Клинок, короткое живое жало, вырвался из симбионта на встречу челюсти зараженного, чью лапу я пропустил над головой. Кожа лопнула, будто сухая бумага и лезвие зашло через горло глубоко в мозг. Но этого было недостаточно. Перехватив существо за надбровные дуги, я дернул его голову назад, перерезая шею и ломая позвоночник.
        Тварь дернулась и глаза ее мгновенно начали потухать. УДИ был уничтожен. Вот только вторая в это время добралась-таки до лучника. Парень оказался не промах, в последний момент отступив в сторону, но монстр успел его цапнуть. В голове и шее зараженного уже торчало три стрелы, но они не нанесли достаточного урона чтобы тварь гарантированно сдохла.
        Повалив стрелка чудище исполосовало ему когтями грудь и ноги, которыми тот пытался отбиться. А когда я ударил существо сзади прикончив одним ударом стало понятно, что парень уже не жилец. Слишком много ран, слишком мало времени. Затравленно оглянувшись я понял, что усиления прекратили действовать. Все люди кроме последнего были мертвы, да и тот протянет не долго. Но с зомби мы расправились.
        - Спаси, - прохрипел лучник, зажимая живот обеими руками. Я хоть и не врач, но понимал, что это бесполезно. Вот только и оставить его совсем без помощи не мог.
        - Держись парень, сейчас найдем чем тебя зашить! - первое что я сделал - перетянул обе ноги ремнями - чуть выше ран, так чтобы он перестал терять кровь. А затем, отведя руки от живота осмотрел брюшную полость. Ему повезло. Вернее, ей, потому как под курткой и маской обнаружилась девушка подросток, со всеми еще не до конца развитыми, но уже различимыми признаками.
        Так вот ей повезло. Все раны на животе были поверхностными. До органов когти не добрались. У бандитов оказалась с собой нормальная аптечка. А главное, что кроме меня тут присутствовал пусть и ограниченный, но научный сотрудник с энциклопедическими знаниями в том числе и по медицине. Девушка потеряла сознание от боли, и это было хорошо, потому что мои движения были совершенно неумелыми. Я вообще в данный момент был скорее испорченным передатчиком воли Ника.
        На несколько мгновений я даже подумывал запустить его в собственный разум - чтобы успешнее провести операцию. Но все же решил, что справлюсь и так. Через полчаса я больше напоминал мясника чем врача, который лучнице был однозначно нужен. Все глубокие раны были обколоты антибиотиками, промыты и заштопаны медицинским степлером. Я бы вообще со всеми так поступил - но не было уверенности что хватит скрепок.
        Выпотрошив рюкзаки бандитов, я обмотал раны выжившей так что визуально, она добавила несколько килограмм. Вот только этого все равно было мало. Ник упорно показывал снижающееся сердцебиение и недостаток крови от массированной кровопотери. Печень не справлялась с ее восстановлением в нужном количестве и оставался только один шанс - прямое переливание. А учитывая, что я понятие не имел есть ли рядом кроме меня другие выжившие - выбора не осталось.
        - М-м… - простонала лучница через несколько часов, приходя в себя, - вот черт, как же больно!
        - С возвращением, - хмыкнул я, убирая трубку. Мы лежали в отделе мягкой мебели, на более-менее сохранившейся кровати, и согласно рекомендациям, я грел девушку собственным теплом. - добро пожаловать обратно в этот жуткий мир. Можешь поблагодарить.
        - За что? - сердито спросила девица и только сейчас посмотрела на меня, - вот черт. Мутант! Сволочь, так ты еще и военщина!
        - Эй, по тише. Я тебе только что жизнь спас!
        - Если бы не ты этого и делать бы не пришлось! - фыркнула лучница, но попробовав отодвинутся рухнула обратно без сил, - всего шесть тел оставалось сжечь пока они не проснулись!
        - Если бы твои друзья на меня не напали все прошло куда спокойнее.
        - Мы не друзья. Это просто ополчение от поселения. Я доброволец, а их на отработку послали. Только Костю жалко. Ни за что пропал, - девушка скуксилась, но сумела сдержать слезы, - а ты выходит и меня добил.
        - Почему это? Наоборот, все твои раны забинтованы и зашиты. Даже кровью с тобой поделился.
        - В том то и дело. О смерти от мутаций ты выходит ничего не слышал? Хотя знаешь, что. Может это даже не плохо. Я посмотрю, как тебя сожрут. Увижу это на последок, - она слабо хмыкнула, глядя на меня с неприкрытой ненавистью, - отобрали все. Навели свои порядки. Тварей выпустили. Но теперь все. Вам тоже кранты - весна пришла.
        Ответить ей мне было нечего. Если мои биоройды приживутся в ее теле - девушка выживет, и тогда возможно ее отношение изменится. А если нет - то и разговаривать не о чем. Единственное в чем она была права на все сто процентов - весна действительно пришла. И если раньше зараженных сдерживали холода, то теперь они ринутся на поселения выживших с новыми силами.
        
        
      
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к