Сохранить .
Ваш новый класс - Владыка демонов 4. Желаете вступить в войну? Александр Шихорин
        Желаете захватить мир? #4
        Ленивая богиня-неудачница заставила меня спасать мир при помощи гоблинов и игральных костей, наслаждаясь моими страданиями. Том 4.
        Объявление войны. Часть 2. ИнтерЛЮДия
        Встревоженная военная машина фиарнийцев, осаждающая рубежи Браллака, пришла в движение. Вести о том, что бригада полковника Сурака была полностью уничтожена появившимся из ниоткуда противником, разлетелась по ближайшим подразделениям со скоростью степного пожара.
        Приказы, полученные от генерала буквально незадолго до этого нападения, начали выполнять с тройным усердием. Каждый осознал, что предупреждение Райды о телепортирующемся противнике, которое многие поначалу восприняли с изрядным скепсисом, имело под собой серьёзные основания. Все командиры понимали, что их лагерь может стать следующим и прилагали все силы, стараясь этого не допустить.
        Военный совет, устроенный Райдой, продлился до глубокого вечера. Во время него генерал составила первоначальный план действий и отдала ряд приказов, нацеленных на противодействие Владыке демонов. В первую очередь, она ещё раз подчеркнула необходимость расширения дозорных периметров, увеличения количества патрулей и используемых магоуловителей для всех её подразделений, без исключения. Малые подразделения вроде бригад должны были объединиться в более крупные формирования и отступить к хорошо укомплектованным боевой техникой дивизиям. Абсолютно все командиры получили приказ изменить диспозицию и начать специальные тренировки рядового состава согласно инструкциям Райды.
        В то же время, девушка начала подготовку к ответным мерам. Генерал отнеслась к угрозе со всей серьёзностью и планировала вынудить Владыку сыграть на её условиях. Первые дни все командиры подразделений, находившихся в предполагаемой зоне риска, получали множество приказов на смену диспозиции. Райда не сообщала никому, кроме Руммея, об истинных мотивах этих манёвров, желая как можно сильнее осложнить жизнь тельварской разведке и шпионам.
        Из-за постоянных изменений многие командиры ощущали тревогу, так как привыкли к размеренной и неспешной войне. Однако сама Райда, хотя и не выказывала этого внешне, искренне наслаждалась происходящим. Наслаждалась гонкой со временем, нависшей угрозой, необходимостью думать, пытаться предугадать следующий ход противника и приготовить на него достойный ответ. Девушка планомерно перемещала свои войска нужным ей образом, подготавливая почву как для своего хода, так и для новой возможной атаки противника.
        На третий день после известий об уничтожении семьдесят третьей бригады пришло новое донесение. На одну из закрепившихся на севере дивизий напала орда диких монстров, насчитывающая, по оценкам, более трёх тысяч особей. Позиции дивизии позволяли сдерживать натиск тварей, однако та ярость и мощь, с которой монстры атаковали солдат, вселяли в тех страх. Дивизия находилась достаточно далеко, чтобы Райда могла оказать ей помощь в текущей ситуации, но солдаты, несмотря ни на что, держались достойно, как и полагалось бравым воинам Империи, так что она не беспокоилась за их судьбу.
        Разведчики Руммея докладывали, что Владыка в это самое время не покидал пределов уничтоженного лагеря и его отряд занимался разбором уничтоженных «Пауков» на запчасти, складируя их в замке. Казалось бы, демон не был причастен к нападению монстров, но интуиция навязчиво шептала Райде, что между Владыкой и ордой чудовищ была какая-то связь. Но облечь эти подозрения во что-то конкретное она не могла из-за полного отсутствия зацепок.
        Что до наблюдения за текущей позицией Владыки, даже это простое действие давалось не без потерь. Руммей отправил на разведку и наблюдение отряд из десяти человек, но все они бесследно исчезли в течении нескольких дней и командир разведчиков был вынужден выдвинуть туда новых людей.
        Ранним утром четвёртого дня по всем подразделениям, что, казалось, бессмысленно меняли позиции в эти дни, прошёл приказ: «Выдвигаться». Во время манёвров Райда разделила силы ближайших формирований на две части. Одна, меньших размеров, должна была выступить к текущей позиции Владыки, а вторая, во главе с Райдой, выступала к Лаграшу, однако никто из командиров до сих пор не знал о настоящей цели их перемещения. Генерал хотела сохранить свой замысел в тайне до самого конца, чтобы не дать Владыке и шанса заранее узнать детали её плана и подготовить контрмеры.
        Первое время она долго размышляла, почему Владыка выбрал для удара позицию именно бригады Сурака. Имелся в этом расчёт или случайность? Какие на самом деле ограничения скрывало его опасное умение, если оно вообще было? Она видела множество вариантов развития ситуации, но большинство из них не устраивало девушку. Ей требовался полный контроль над ситуацией и для этого следовало навязать Владыке её условия. И, чтобы создать эти условия, она собиралась вынудить демона использовать его телепортацию тогда, когда это будет выгодно ей. И Лаграш выглядел прекрасным поводом для этого.
        Если Владыка действительно обладал телепортом и он обладал достаточной дальностью, то узнав об атаке на Лаграш перед самым нападением, демон должен будет отправиться на защиту города и окажется перед армией Райды без возможности быстро отступить. Если же дистанция была слишком велика или телепорта не было вовсе, генерал собиралась смести беззащитный город и завершить то, что не удалось полковнику Шугту.
        Ну а в том случае, если Владыка не захочет или не сможет покинуть текущую позицию, выдвинутых туда сил будет достаточно для оценки его боевой мощи против нормально укомплектованного войска и грамотной тактики, которую Райда передаст перед нападением. Опять же, данный вариант полностью устраивал генерала и открывал ей дорогу к Лаграшу.
        Существовал ещё и третий вариант, самый маловероятный, но который девушка не собиралась сбрасывать со счетов. Имелся шанс, что Владыка не контролировал конечную точку своей телепортации и наткнулся на лагерь Сурака совершенно случайно. Сама мысль звучала как очень плохая шутка, но на тот случай, если Владыка телепортируется из лагеря, но не прибудет в Лаграш или его окрестности, разведывательная сеть Руммея должна будет приложить все силы, чтобы обнаружить его следы. И, строго говоря, если события пойдут по этому сценарию, то Владыка демонов станет вполовину менее опасным врагом, чем его рассматривают сейчас.
        Чтобы получить ответы на все эти вопросы, войска Райды выдвинулись вперёд.
        Тельварские войска, тем временем, тоже не сидели без дела и реагировали на манёвры Райды своими. Из-за подготовки к провокации Владыки, войскам генерала пришлось оставить две неплохих стратегических точки, которые сразу же перехватили демоны, но в данный момент Райду это не беспокоило. Телепортирующийся демон и его ручной монстр представляли огромную угрозу, с которой следовало разобраться как можно быстрее. А оставленные позиции всегда можно отбить назад.
        На второй день марша всё выглядело гладко. Разведка не фиксировала никаких действий ни со стороны демонов, ни со стороны Владыки. Шпионы в рядах тельварцев сообщали, что демоны пока не разгадали планы генерала и лишь следили за её передвижениями. А пара новых разведчиков, которых отправили вслед за исчезнувшим отрядом, подтвердила, что Владыка и его бойцы по прежнему мародёрствуют в уничтоженном лагере, после чего Руммей приказал им отступить и ограничиться лишь поверхностным наблюдением с дальнего расстояния.
        Несмотря на все возможные варианты, девушка надеялась, что Владыка всё же сможет отправиться на помощь Лаграшу и позволит ей сразиться с ним и захватить. Предвкушение схватки с непростым противником всё чаще бередило её разум. Даже обожаемая коллекция перестала радовать генерала. Все её мысли занимала новая, будущая игрушка, и уже целых три дня Райда не посещала свои экспонаты. Каждый вечер она ложилась спать, надеясь, что уже через несколько дней сможет заполучить желанный трофей.
        Да, Владыка выглядел безумно сильным, но она полагала, что способна этому противостоять. Райда не сомневалась, что его чудовищная тварь ничего не сможет противопоставить окружению и грамотной тактике. У неё были идеи, как одолеть и самого Владыку. Небольшая крепость? Её всегда можно залить жидким огнём или заполнить ядовитым дымом. Неуязвим для огня манастрелов? Тогда мы проверим его на штык. Кроме того, она подала запрос на получение образцов древнего порохового оружия, хотя этот вопрос решится не быстро. Так или иначе, у неё были на уме варианты противодействия демону.
        Лишь бы он попал в её сеть, оставшись на время без своего коварного заклинания. По возможности, Райда желала захватить его живым. Что до армии, стоящей лагерем у стен города, и возможного подкрепления из Карушской крепости, то эти мелочи Райду не беспокоили, общих сил её войска, когда оно соберётся в единый кулак на подходах к городу, будет достаточно, чтобы дать им всем сокрушительный отпор.
        В очередной из вечеров, сменив генеральский доспех на ночную рубашку, девушка лежала на кровати и, глядя в потолок своего шатра, неожиданно задумалась, что всё шло слишком уж гладко. Передвижения её войск что по одному направлению, что по другому, уже должны были встревожить командование Браллака, однако те по прежнему не принимали каких-то мер, словно чего-то выжидали.
        Разведданные Руммея подтверждали, что «Владыка» никакого отношения к власти в Браллаке не имел, хотя и вызывал среди местной знати опасения определённого рода. Из чего она делала вывод, что демон действовал лишь силами своего отряда. Могло ли быть так, что браллакцы не хотели встревать в выяснение отношений между генералом и могущественным демоном и собирались дать им самим разорвать друг друга, а потом ударить по победившей, но ослабленной боем стороне?
        - Что же… - пробормотала она. - С этим мы тоже разберёмся.
        Повернувшись на бок, она потянулась к прикроватной лампе, чтобы погасить её и лечь спать, как вдруг ей в спину ударила тугая воздушная волна, сопровождаемая низким гулом, и девушка инстинктивно ощутила, что в шатре появился кто-то ещё.
        Рефлексы Райды сработали раньше её разума, заставив тело скатиться с кровати и выхватить из под подушки нож с лёгким манастрелом. Резко встав на ноги и заняв оборонительную стойку, Райда увидела, что возле её кровати стоит, осматриваясь, среднего роста фигура в тёмном плаще с золотым шитьём. На лице незваного гостя тускло блестела в свете лампы белая угловатая полумаска, напоминающая верхнюю часть звериного черепа с рогами.
        Услышав шорох готовящейся к бою Райды, фигура повернулась в её сторону и девушка узрела в тёмных глазницах маски фиолетовые огни, мерцающие, словно раздуваемые угли костра. И от этого огня по спине девушки невольно пробежали мурашки, постепенно окутывая её тугим коконом животного страха, которого она никогда прежде не испытывала. Райда неожиданно поняла, кто оказался в её шатре.
        - Прошу прощения, юная леди, - вежливо поздоровался незнакомец на чистом фиарнийском. - Не подскажете, где тут ближайшие имперские войска?
        Объявление войны. Часть 3. ИнтерЛЮДия
        Подсознание девушки било сигнал тревоги. Давление силы и страха, исходящие от Владыки демонов, полностью подавили любое желание пытаться сразиться с ним. Враг стоял прямо перед ней, но она не находила в себе силы броситься вперёд и воткнуть в его горло нож. Что-то подсказывало генералу, что это закончится для неё весьма плачевно.
        - Мой генерал, что у вас происходит?! - раздался снаружи тревожный крик караульных, услышавших шум в шатре и ощутивших волну чуждой силы.
        В тот же миг над лагерем раскатился визг тревожной сирены от сработавших магоуловителей, оповещая всех о появлении врага.
        - ЛАГЕРЬ К БОЮ, ВЛАДЫКА ПРЯМО ТУТ! - рявкнула Райда и, приняв решение, выстрелила демону прямо по глазам.
        Она не рассчитывала, что сможет ему этим навредить, и уж тем более не собиралась ввязываться в героическое сражение один на один. Она лишь надеялась, что вспышка от заряда манастрела, попавшая в лицо, сможет ненадолго ослепить и отвлечь демона, дав ей пару бесценных секунд на отступление.
        Её задумка сработала, но лишь отчасти. Владыка даже не попытался уклониться или прикрыться от выстрела, однако всё же немного прищурился от яркой вспышки разбивающейся о его лицо энергии. Райда сразу же сделала ещё пару шагов назад, продолжая стрелять, пока не ощутила за спиной брезент шатра. Резко ткнув рукой с ножом назад на уровне бедра, она пронзила лезвием плотную ткань. Оставалось лишь обернуться и резким движением вверх вспороть её дальше, открывая путь к отступлению, но в этот момент раздался громкий треск и шатёр осветила яркая дрожащая вспышка. Генерал увидела в руке демона яростно бьющуюся шаровую молнию и поняла, что заклинание демона окажется куда быстрее её ножа.
        Но удача оказалась на её стороне. Откинув полог шатра, внутрь ворвались караульные с оружием наперевес и с криками бросились на демона в штыковой бой, отвлекая его внимание на себя. Райда не стала дожидаться развязки. Вспоров брезент, она выскользнула в прореху и за спиной тут же ударил грохот разряда. Она питала скромную надежду, что хотя бы одному из солдат удалось пырнуть демона штыком перед смертью, пустив тому кровь, но она была не в том положении, чтобы проверить итог.
        К её шатру уже стекались отряды поднятых по тревоге солдат, которые, заприметив спасшегося генерала, немедленно бросались на защиту. Царапая босые ноги о сухую траву, девушка бросилась прочь от шатра, держа наготове оружие и выкрикивая приказы:
        - Владыка в моём шатре! Навязать ближний бой, любой ценой не давать ему читать заклинания! Задавите числом и лишите подвижности! Приготовить кандалы-подавители! Старайтесь взять живьём!
        Солдаты, грохоча подошвами сапог, проносились мимо неё, суля демону скорую расправу. Время от времени неподалёку раздавался рык командиров, а вдалеке Райда слышала радующие сердце звуки выстраивающихся в кольцо вокруг лагеря «Пауков». Даже если Владыка сможет вызвать на поле боя свою тварь, ей быстро настанет конец под концентрированным огнём мощных орудий.
        Из-за спины генерала на мгновение ударил ослепительный свет, после чего рявкнул жуткий раскат ударившей молнии. Обернувшись, Райда увидела как часть бойцов, штурмовавших шатёр, падает на землю. В том месте, где девушка выбралась из шатра, теперь зияла огромная брешь, по краям которой жадно танцевали языки пламени, а из неё на улицу выходит Владыка демонов.
        В левой руке демона Райда увидела взявшийся откуда-то массивный чёрный посох с открытой книгой на навершии, страницы которой беспорядочно перелистывались. По глазам ударила вспышка нового удара, едва не ослепив девушку, и ещё один отряд фиарнийских солдат рухнул на землю словно подкошенный. Подсознание Райды вопило, что происходит что-то неправильное. Что-то, чего не должно происходить. Владыка атаковал слишком мощными заклинаниями для столь частого и быстрого применения. Райда прекрасно знала, что главной слабостью любого мага являлась необходимость зачитывать заклинания, что делало их лёгкой добычей в ближнем бою.
        И Владыка демонов только что вдребезги разбил это утверждение. Мимо Райды продолжали пробегать солдаты, набрасываясь на врага целой толпой и на время девушка потеряла фигуру демона за их спинами. Однако тот наносил удар за ударом, пока не устлал землю вокруг себя дымящимися обугленными трупами. У его ног, стелясь по земле, танцевало кольцо из разрядов, хищно облизывавших лежащие поблизости трупы, и каждый понимал, что попытка оказаться внутри этого кольца будет стоить ему жизни. Даже отвага фиарнийцев пасовала перед этим зрелищем и жуткой аурой демона, впивающейся прямо в их души. Натиск солдат быстро ослабел и бойцы нерешительно замирали метрах в десяти от врага, не решаясь бросаться в самоубийственную атаку.
        Бесполезен. Ближний бой бесполезен. Эта мысль пульсировала в голове Райды яркой вспышкой. К месту вторжения продолжали стягиваться силы, но она уже знала, что численное превосходство против него не работает. Вероятно, в данный момент демон не выглядел обеспокоенным и лениво скользил взглядом по замершим перед ним противникам с той же невозмутимостью, с которой убивал атакующих при выходе из палатки. Такое поведение мог себе позволить лишь тот, кто был полностью уверен в своей силе.
        Райда лихорадочно размышляла, что делать дальше. Продолжать гнать солдат на смерть, в надежде, что силы демона закончатся раньше, чем её солдаты? Или же дать приказ к отступлению, чтобы сократить потери и попытаться подавить его обстрелом боевой техники, дав время нормально выстроить боевые порядки и залить его огнём из всего, что могло стрелять? Как бы ни была сильна его защита, она не может быть бесконечной.
        Решение Владыка принял за неё. Райда ощутила толчок под ногами и увидела, как метрах в двух впереди неё стремительно поднимается земляная стена, запирая её солдат в огромной ловушке. Раздались беспорядочные вопли и выстрелы. Приказы командиров и сержантов сливались в какофонии паники и ужаса. А потом над головами фиарнийских солдат взлетело три шаровых молнии. Они медленно набирали высоту, отдаляясь друг от друга, и Райда как завороженная следила за ними, смутно понимая, что произойдёт через миг.
        Шаровые молнии взорвались десятками гудящих и грохочущих щупалец. Хотя стена скрывала происходящее от взгляда девушки, крики боли, страха, ненависти и мольбы о пощаде описывали ей всё ничуть не хуже. Летающие над солдатами сферы хлестали всё под собой десятками ослепительно-раскалённых кнутов, не ведая пощады и жалости.
        Райда отчётливо поняла, что ни один разведчик доселе ещё не видел полную силу этого демона. Вероятно, даже сейчас он ленился использовать всю свою мощь. Да и зачем, если эти сферы косили солдат словно траву? Все планы генерала превратились в пепел, стоило ей оказаться с этим демоном лицом к лицу.
        Одно его присутствие угнетало и подавляло волю, а магическая мощь выходила за все известные пределы. Райда поняла, что Империя столкнулась, вероятно, с самым опасным врагом за всю историю этой войны. Инстинкты бились в припадке, требуя, чтобы девушка бежала отсюда со всех ног, куда угодно, лишь бы подальше от этого воплощения смерти, но она продолжала стоять и восхищённо смотреть на пляску электрической смерти. Оружие упало на землю из расслабившихся рук, а на лице Райды начала медленно появляться восхищённая улыбка. Впервые в жизни она хотела обладать кем-то настолько сильно, что пренебрегла чувством самосохранения. Вся её коллекция - просто бесполезная пыль по сравнению с этим демоном. Мусор, заслуживающий лишь уничтожения!
        Когда-то Император спросил Райду, влюблена ли она в кого-нибудь, но девушка ответила, что никогда не ощущала подобного чувства и не понимает, что это такое. Но сейчас она осознала. Осознала сколь прекрасно это обжигающее чувство, призывающее её обладать тем, кто в эту секунду убивал её земляков. Подчинить! Заковать! Сломать! Стереть подчистую его волю и личность, и создать новую, преданную лишь ей! Никогда прежде она не желала это сделать столь сильно и незамутнённо. Это любовь? Это и есть любовь?! Как же она прекрасна!
        - Мой генерал, спасайтесь! - кто-то бесцеремонно схватил её за руку, выводя из блаженного транса, и потащил в сторону между палатками, подальше от места резни.
        Первым желанием девушки было хорошенько врезать наглецу, посмевшему прервать её любование абсолютной силой, но она успела опомниться и придти в себя, отбросив лишние мысли и сконцентрировавшись на плане сражения.
        - Состояние «Пауков»?! - спросила она на бегу.
        - Не могу знать, мой генерал! - тем, кто уводил Райду подальше от опасности, оказался молодой лейтенант. - Но я слышал, что они почти закончили формировать оцепление!
        - Отлично. Доставай манаглас, лейтенант! Эту зону нужно немедленно накрыть огнём на подавление!
        Замедлившись, офицер опустил руку в поясную сумку, чтобы вытащить средство связи, как вдруг над всем лагерем прокатился гул пылающего огня и звук, в равной мере походивший как на треск шипящих углей, так и на похрустывание жжёной плоти.
        - Леди Райда, - громко раздался в воздухе спокойный леденящий голос, приведший девушку в восторг своей невозмутимостью. - Искренне сожалею за то, что без предупреждения вторгся в вашу палатку и застал вас в столь смущающем виде. И, признаться, я не сразу понял, что так юно выглядящая дева и есть тот самый прославленный генерал, иначе бы сразу выказал вам соответствующее уважение. Приношу свои искренние извинения. Изначально я собирался уничтожить тут всё без раздумий, но чтобы загладить свои плохие манеры, я предлагаю вам выбор. Отвергнуть мои извинения и погибнуть здесь вместе со своими людьми. Или же принять моё приглашение стать почётной гостьей моего города и сохранить всем жизнь!
        - Каков наглец… - фыркнула девушка, принимая от офицера небольшой манаглас. - Предлагает мне позорную сдачу в плен?
        Быстро выставив нужную волну на устройстве, Райда поднесла устройство к губам и решительно заговорила, поглядывая в сторону, где когда-то находился её шатёр:
        - Подразделения, слушай мой приказ!..
        Глава 1. Второй подарок Эрешкигаль
        Жирный тёмный дым медленно и неохотно поднимался к пронзительно-голубому небу, заволакивая его мрачной дымкой и подавая на многие километры недвусмысленный знак. Скорбный для фиарнийцев и победный для нас. Холм с лагерем людов, ещё недавно покрытый палатками и желтеющей травой, теперь укрывали гарь и пепел, медленно оседающий на изувеченные тела и пропитанную кровью взрытую землю. Местами взгляд цеплялся за совершенно чёрные проплешины, на которых не осталось ни единого следа человеческого пребывания. Именно там Флюгегехаймен выпускал свой жуткий туман.
        С холма более не доносились ни ужасающие вопли гибнущих испуганных людов, ни взрывы уничтожаемых гексаподов. Победную тишину нарушал лишь едва слышимый гул пожара, дожирающего остатки того, что ещё могло гореть, да шорох ползущего по земле Флюга, неторопливо собирающего в себя мрачную жатву.
        С этой минуты на моём счету оказалось ещё несколько тысяч людов. Страшная цифра, если подумать трезво, но отчего-то она не вызывала смятения в моём сердце. Я не считал себя злобным или жестоким человеком, но на развернувшуюся впереди картину безжалостного уничтожения смотрел с отстранённым спокойствием. В конце концов, это был результат, которого я добивался.
        Первая атака на людов прошла на удивление гладко, если не считать того, что телепорт дайсов высадил меня в глубокую грязевую лужу, что несколько подмочило первое впечатление об использовании умения. С другой стороны, я научился использовать магию земли для очистки одежды от грязи.
        Но дальше всё было делом техники. Вызвав из Хранилища замок и выпустив наружу своих спутников, мы выдвинулись к первой цели. Гоблины Вриду прикрывали тылы, а Горт и его обалдуи в чёрных плащах тряхнули стариной и скользили впереди отряда неуловимыми тенями, мелькая в траве ничуть не хуже присоединившейся к ним Шарлотты.
        За те несколько часов, что заняла дорога до лагеря фиарнийцев, гоблинам удалось успешно перехватить и обезвредить несколько дозорных патрулей, расчищая нам путь. Хотя на самой границе подвернувшегося лагеря нас всё равно ожидали магоуловители, которые, почуяв меня, гарантированно поднимут тревогу, это будет куда лучше, чем тревога, поднятая дозорными людов на полпути к лагерю. И, благодаря стараниям Горта и его гоблинов, в лагере нас не ждали. Совершенно.
        Оставив Лион с Астиль немного позади, под прикрытием отряда Вриду, мы появились у встревожившегося лагеря десятком чёрных силуэтов. Я не собирался долго тянуть с атакой, давая врагу время опомниться, но не удержался от желания добавить к нашему появлению капельку пафоса и драматургии. О нашем приходе возвестили не только тревожные сирены лагеря, но и вспышки молний, бьющих вокруг медленно растущего на краю фиарниской позиции холма с нашим отрядом на вершине. Красные хари гоблинов широко и дружелюбно скалились из под тёмных капюшонов их накидок, а позади меня клубилась мантия из чистейшей тьмы.
        - Дамы и господа из Фиарнийской Империи! - торжественно разведя руки, сжимая в левой посох с Эрмитом, я сделал шаг вперёд и «Громогласность» разнесла мою речь по округе. - Я, Владыка демонов Нотан и апостол Богини Аллегри, премного благодарю вас за то, что вы столь великодушно собрались в этом месте для удобства вашего жертвоприношения! Именем Богини и по воле Её обещаю, что подарю вам смерть ужасную и мучительную. Кричите громче, фиарнийцы, войте от страха и ревите от ярости! Изрыгайте проклятия и несите хулу божеству, что вынесло вам приговор! И да станут эти звуки гимном Богине Тельвара! Явись, Флюгегехаймен!
        Дальше нам оставалось лишь наблюдать. Отдав монстру приказ первым делом уничтожить технику, я вызвал неподалёку от лагеря замок и наш отряд, а следом и Лион с отрядом Вриду, укрылись в его стенах до конца битвы.
        Граф, увидевший воочию силу Флюгегехаймена, остался под очень глубоким впечатлением и сообщил, что виденные им записи боя под Лаграшем выглядели не столь впечатляюще. Всё же мутные образы не передавали даже половины той лёгкости, с которой монстр кромсал своих жертв на куски. Что до впечатлительной Астиль, то она и вовсе предпочитала не выглядывать наружу.
        Застигнутые врасплох и быстро лишившиеся техники люды не смогли дать даже видимости отпора. Небольшая кучка самых отчаянных, поняв, что с монстром им не сладить, попыталась взять штурмом замок, однако без поддержки гексаподов эта затея была обречена на провал.
        В итоге, я даже не успел выпить до конца свою большую кружку чая, как судьба лагеря была окончательно решена. Как и в прошлый раз, я не дал Флюгу гоняться за теми, кто решил сбежать с поля боя. Мне были выгодны эти беглецы, ведь они уносили с поля боя не только свою жизнь, но и семена страха, которые будут распространять среди собратьев. Страха перед Богиней и её апостолом, несущим смерть. В этом деле главное было не переборщить и не отпускать слишком многих. Ну и держать в уме, что некоторые из них могут вернуться ради попытки отомстить.
        Дальнейшие дни превратились в довольно однообразную рутину. По крайней мере для гоблинов точно. Так как столь вкусную и ценную добычу как металл от Ходунов упускать было нельзя, гоблины большую часть времени проводили за мародё… перевозкой и сортировкой добычи, стараясь притащить к специальному складу, который я был вынужден приделать к строению, как можно больше металла, пока дайсы не подкинут следующие удачные координаты.
        Сам я, тем временем, выкопал себе подвал для тренировок, в котором проводил относительно большое количество времени. Зрелище падающего пепла во время устроенной Флюгом резни, навело меня на парочку мыслей, которые могли бы помочь создать заклинание «радара». Я по прежнему опирался на магию земли в качестве основы для него, однако принципиально сменил подход к вопросу.
        Попытки ощутить вибрации грунта, которые я не оставлял надежды засечь всё то время, что мы стояли у поместья виконта, я полностью отбросил. По всей вероятности, пока что это был не мой уровень. Однако пепел подсказал мне новую концепцию. Создавая с помощью Эрмита немного магии ветра, я начал учиться подбрасывать в воздух мелкий песок, пытаясь найти баланс между размерами песчинок и возможностью их ясно ощущать. Малый размер был важен для незаметности заклинания, но слишком мелкие песчинки становилось очень трудно ощутить, особенно ближе к краю зоны действия магии земли.
        Поиски нужного размера, попытки понять как правильно создавать песок, чтобы его раздувало потоками ветра и поднимало в воздух, как часто его надо обновлять, сколько песка вообще нужно создавать за раз - все эти вопросы отнимали огромное количество времени и усилий, так как воплотить задумку оказалось очень непросто.
        Первые несколько дней у меня получалась лишь дурацкая и бесполезная пылевая буря, которая годилась разве что в качестве замены дымовой завесы. Тоже вещь в хозяйстве полезная, но из-за моей возможности просто закапываться под землю для тактического отступления, не особо нужная.
        Увы, ни Горт, ни Лионеллиан помочь чем-либо мне в этих тренировках не могли. Но в этот раз я, по крайней мере, был действительно на верном пути. Песок можно было ощутить магическим восприятием и любой объект, оказавшийся в радиусе действия, создавал в этом ощущении незаполненную пустоту. Сам метод, с точки зрения концепции, был полностью рабочим. Оставалось отладить его до состояния, в котором его можно было применять, но с этим пока имелись крупные проблемы. За неделю тренировок мне удалось лишь научиться более-менее распределять песчаное облако по зоне действия, но размеры песчинок и их количество всё ещё были далеки от желаемого.
        Через графа Вриду, тем временем, регулярно приходили сводки с фронта. После нашей атаки люды сразу же зашевелились и начали активно маневрировать. Вот только поначалу, как говорил граф, тельварская разведка не видела за этими манёврами какой-то конкретной цели. Я предполагал, что люды сразу отправят силы к уничтоженному лагерю, чтобы устранить угрозу в виде меня, однако шли дни, но никаких новостей по этому поводу так и не приходило.
        Ситуация изменилась лишь сегодня, на седьмой день нашего пребывания в лагере. И изменилась весьма неприятно. Я как раз закончил тренировку, когда в подвал спустился встревоженный граф и поведал мне свежие новости. Вриду сообщили, что два дня назад, после очередных манёвров, большое количество фиарнийских подразделений встало на марш и сегодня стало ясно, что они разделились условно на две большие группы.
        Поначалу разведка сочла это очередным непонятным перемещением войск, которым фиарнийцы занимались в последнее время и даже потеряли из-за этого пару хороших стратегических позиций, однако прошли сутки, подходили к завершению вторые, а люды продолжали маршировать, постепенно выделившись в две чёткие группы. Одна группа, ориентировочно, направлялась в нашу сторону. А вторая… Судя по всему, двигалась в сторону Карушской крепости и Лаграша. И, по поступившей информации, эта группа находилась под непосредственным руководством той самой Райды, который меня пытался напугать пленный капитан людов.
        После этих новостей я понял, что жестоко просчитался. Мои действия, направленные на то, чтобы напугать людов и заставить их ослабить напор на границы Браллака, привели к абсолютно противоположному эффекту. И, что хуже всего, имелась немалая вероятность того, что вражеский генерал могла нацелиться не на Карушскую крепость, а на Лаграш, чтобы, воспользовавшись моим отсутствием, завершить то, что не удалось её войскам в прошлый раз.
        Мы должны были срочно возвращаться, однако дайсы всю эту неделю, не считая первых дней отката умения, подкидывали совершенно ненужный результат. И, если он и сейчас окажется бесполезным, нам придётся броситься на перехват врага своим ходом. Успеем ли мы их догнать в подобных условиях, пусть даже имея козырь в виде сменных ящеров? Я сильно сомневался. Если только Рандом не смилостивится над нами и не подбросит нужные координаты в пути, позволив его сократить.
        Стоя в подвале посреди слоя осевшего песка, я лихорадочно размышлял над сложившейся ситуацией. Чем раньше мы снимемся с места, тем больше шансов прибыть более-менее вовремя. Но сейчас уже вечер. Гонки со временем по ночной дороге? Звучит как что-то весьма неблагоразумное. Хотя… У Лионеллиан есть магия света, а я могу подсобить молниями в небе. Как-никак, а осветить путь сможем. Хорошо. Если не получится телепортироваться в нужном направлении, мы сразу же снимемся с места.
        - Граф, срочно собирайте всех, - сообщил я о своём решении Вриду. - Мы выступаем немедленно, тем или иным способом.
        - Да, Владыка, - кивнул гоблин и, не задавая лишних вопросов, покинул подвал, чтобы передать мой приказ дальше по цепочке.
        Так как работавшие на разборе Ходунов гоблины не могли вернуться мгновенно, я не стал спешить следом за ним, а сделал глубокий вдох и попытался успокоиться, собирая мысли в кучку.
        - Не переживай так-кве, - попытался приободрить меня Эрмит, помахивая страницей. - Город ты немного укрепил, рядом стоит войско графа-кве. Какое-то время они продержатся-кве.
        - Вот именно, что лишь немного, - вздохнул я. - Но ты прав, Лаграш сейчас уже не так беззащитен как прежде.
        Хотя пингвин здраво напомнил о необходимости сохранять трезвость ума, сделать это было не так просто. В конце концов, нервы у меня были самые обычные, человеческие. Но я старался утешать себя мыслью, что Райде плевать на наш захолустный городишко и движется она в сторону крепости, чтобы отыграться за прошлое отступление.
        Покинув подвал, я уничтожил помещение и восстановил основание замка до прежнего состояния, иначе при следующей установке здания из Хранилища могли возникнуть неприятные проблемы. После чего прошёл в столовую, плеснул в кружку немного чая для успокоения нервов и принялся ждать возвращения отряда.
        Первыми, кто составил мне компанию, оказались Лион и Шарли. Шарлотта как раз вернулась откуда-то с вечерней охоты, а магистр и вовсе за все эти дни покидала замок лишь несколько раз, чтобы проветриться, всё остальное время посвящая какой-то работе в своей комнате и, время от времени, попыткам вновь затащить меня в постель.
        Шарли, кстати говоря, за последние пару недель, как мне показалось, набрала ещё немного массы и размера. Кажется, на вольных хлебах она умудрилась неплохо так отъесться. В последнее время она даже не пыталась отжать у гоблинов мясо во время ужина, что указывало на крайнюю степень сытости.
        Пока мы с Лион обсуждали последние новости и прикидывали вероятность того, мог ли Лаграш попасть под удар в ближайшее время, Вриду и Горт согнали краснокожих обалдуев в замок.
        - Владыка, все в сборе, - доложил шаман, поправляя свою бронешляпу мага. - Мы с графом уже донесли до них ситуацию в общих чертах.
        - Отлично, - кивнул я, оглядывая столпившихся чуть позади него и Вриду гоблинов, в стороне от которых мялась встревоженная Астиль, которая нервничала, кажется, куда больше меня. - Тогда не будем тянуть время. Всем занять места и приготовиться к возможной телепортации!
        За то время, что мы гостили у вдовствующей виконтессы, Горт, Вриду и Кульд закрепили за каждым гоблином конкретные позиции в замке, которые они должны были занять перед броском дайсов. Одни отправлялись к окнам-бойницам и на наблюдательную площадку, другие занимали места у входа, готовясь сразу после установки замка выскочить наружу и прикрыть меня, если будет необходимо. Занимать позиции заранее приходилось по весьма простой причине. В процессе попыток получить координаты я выяснил, что предложение на телепортацию было активно около десяти минут, после чего исчезало. Так что, на случай удачного броска, все приготовления мы делали заранее. И, дабы не привлекать лишнего внимания со стороны вражеской или союзной разведки, процедура броска происходила во время обеда или ужина, когда большая часть гоблинов возвращалась в замок, не вызывая подозрений. И, в случае успеха, оставалось лишь подать сигнал дозорным снаружи. Но сегодня был исключительный случай, так что внутри собрали всех, да и ужин придётся отложить.
        Услышав мой приказ, гоблины бросились врассыпную, отправляясь на свои места. Я же зашёл на кухню, где не было лишних глаз, натянул на лицо свою маску с зачарованием удачи, вытащил из кармана Мастерские дайсы и невольно замер. В зависимости от планов вражеского генерала, этот бросок мог оказаться одним из самых ценных среди всех тех, что я делал прежде, если не считать подчинение Флюга. Он в буквальном смысле мог как спасти, так и перечеркнуть множество жизней. Из-за чего я не сразу смог на него решиться. На всё была воля бездушного Рандома, который порою мог быть невероятно жесток, и единственное, что мне оставалось сейчас сделать, это молиться за удачный исход и кинуть, наконец, холодящие ладонь дайсы.
        Два броска. Первый - на увеличение успеха, второй на сами координаты. Великий Рандом, покровительница моя Аллегри, если вы в силах помочь, прошу, не дайте этим броскам закончиться провалом!
        Выпущенные из руки восьмигранники звонко покатились по поверхности кухонного стола, легонько подпрыгивая и стукаясь друг о друга. Я неотрывно следил за тем, как они замедлялись, но в итоге лишь тяжело вздохнул. Двенадцать. Шикарный результат по меркам старых дайсов, но довольно средний для новых. Да, могло быть намного хуже, и этот бросок ещё оставлял надежду на шанс, но на успех я уже не надеялся. Как оказалось, зря.
        Зажёгшаяся перед глазами точка на краю карты призывно манила на юго-восток. В сторону Лаграша. Пару секунд я стоял и таращился на карту и дайсы, не веря в такое везение, после чего схватил артефакт и, отправив его в карман, выскочил из кухни.
        - Нам повезло, дамы и господа! - громко сообщил я радостную весть. - Телепортируемся до низин Лихтега. Пристегните ремни!
        - Что пристегнуть-кве? - уточнил Эрмит.
        - Да не важно, - отмахнулся я и, взяв посох, отправил его в Хранилище, после чего повернулся к Вриду. - Граф, судя по всему, вы отправляетесь с нами?
        По изначальному плану, в тот день, когда дайсы помогут нам напасть на новый лагерь фиарнийцев, граф должен был отбыть с Астиль и своим отрядом, чтобы начать заниматься вопросом предателей, а со мной оставлял барона Кульда. В задачи барона входили роль связиста и командование силами графа Вриду, что по прежнему стояли лагерем у Лаграша. Но после общего сбора и подготовки к броскам дайсов, граф и его отряд остались в замке.
        - Ситуация слишком щекотливая, Владыка, - кивнул гоблин. - Если всё сложится неудачно, вам пригодится каждый лишний боец. Кроме того… - ухмыльнулся граф. - Хотелось бы лично увидеть поражение знаменитого генерала от ваших рук.
        - Вы переоцениваете мои силы, - фыркнул я. - Если получится остановить продвижение армии, я уже сочту это неплохим результатом.
        Потрепав по макушке подбежавшую ко мне Шарли и кивнув Лион, я вышел наружу и, коснувшись замка, отправил его в инвентарь вместе со всеми обитателями. Прохладный ветер, предвестник стремительно надвигающейся осени, тут же забрался под плащ и я зябко поёжился. Бросив взгляд на темнеющее небо, я вздохнул и подтвердил телепортацию.
        Зябкий вечерний холод сменился уютным теплом, а вместо выжженного чёрного холма я увидел перед собой скромное убранство чего-то вроде палатки или шатра, слабо освещённое тусклым светом. Простой деревянный стол со стулом, разбросанные бумаги, сундук для вещей и что-то вроде манекена, накрытого тканью. Ноздри защекотал слабый, едва ощутимый запах… духов? Интересно, и куда же это меня занесло?
        Слева раздался глухой грохот, смешавшийся с шуршанием ткани, и я сразу же повернулся в ту сторону. Там обнаружилась относительно широкая кровать, одеяло с которой оказалось сброшено на пол, а по ту сторону от кровати стояла молодая девушка. Можно даже сказать, юная. Невысокого роста, с пшеничного цвета волосами, широко раскрытыми голубыми глазами и хрупкой фигурой, едва прикрытой коротким серым неглиже. При всём желании, я не смог бы дать ей больше восемнадцати лет.
        Судя по её внешности и направленному прямо на меня лёгкому манастрелу, меня зашвырнуло аккурат в какое-то из движущихся к Лаграшу подразделений. Ай-да Рандом, ай-да порадовал. Не зря молился, получается. Осталось понять, что конкретно находится за пределами этой палатки и что тут делает этот хрупкий юный цветок. Любовница кого-то из офицеров?
        Вредить девчушке мне совершенно не хотелось, тем более никакой угрозы она не представляла и вообще явно была испугана, так что я не нашёл ничего лучше, как просто спросить:
        - Прошу прощения, юная леди, - я постарался, чтобы мой голос звучал как можно дружелюбнее и вежливее. - Не подскажете, где тут ближайшие имперские войска?
        Несмотря на все мои старания, девушка заметно вздрогнула и нервно сжала покрепче рукояти ножа и манастрела в её руках. Ну, впрочем, чего ещё я ожидал? Если так подумать, видок у меня в этой маске тот ещё, да и аура лежащих в кармане дайсов явно не способствует созданию расслабленной и дружеской атмосферы.
        Неожиданно снаружи шатра раздался какой-то шум и встревоженный возглас:
        - Мой генерал, что у вас происходит?!
        Генерал? Где-то тут генерал?! Я что, угодил прямо в центр подразделения самой Райды? И, судя по вопросу, она даже где неподалёку?!
        - ЛАГЕРЬ К БОЮ, ВЛАДЫКА ПРЯМО ТУТ! - неожиданно рявкнула девчушка и я увидел как её взгляд резко прояснился и она хищно сузила глаза.
        Тут? Генерал? Вот этот полевой цветочек - генерал?! Ээээ, погодите секундочку!
        Мой шок был столь велик, что я даже толком не отреагировал ни на то, что девчонка начала палить по мне почём зря, из-за чего в глазах заплясали цветные пятна от вспышек растекающихся по защите магических сгустков, ни на завывшую в лагере сирену.
        Мне удалось быстро оправиться от растерянности, но к тому моменту в стене шатра уже зияла дырень, а из входа на меня с жуткими воплями пёрло двое фиарнийских солдат со штыками на манастрелах. Практически сразу же я шарахнул в их сторону молнией, но вышло не очень удачно. Под удар попал лишь один вояка, а второму повезло оказаться чуть в стороне и он тут же бросился к дыре, пытаясь не дать мне броситься в погоню за… генералом? Нет, серьёзно, вот эта пигалица - знаменитый и жестокий генерал Райда? Да вы шутите!
        Новый разряд прошил отважного бедолагу насквозь и испарил часть брезента позади него, значительно расширив прореху, на краях которой тут же затанцевали огненные язычки. Снаружи выла тревога и орали люды, явно стягивая сюда все силы. Райда была весьма желанной целью, но бросаться в погоню очертя голову было бы весьма неблагоразумно.
        Так что я сначала вытащил из Хранилища Эрмита, чтобы иметь возможность применить весь свой арсенал.
        - А у тебя тут весело-кве, - тут же подметил пингвин, едва оказавшись на воле.
        - Не то слово, - хмыкнул я. - Знаешь куда меня зашвырнул телепорт? В палатку самой Райды. Чуть левее - и прямо в её постель бы закинул.
        - Да ты шутишь-кве?! - завопил талмуд, замахав страницами.
        - Какие уж тут шутки… - вздохнул я, выходя из шатра через прожжёную дыру. - Ой-вэй.
        Прямо за брешью лежали тела погибших людов. Судя по всему, когда я ударил в того парня перед прорехой, снаружи через эту самую дыру уже собиралась ворваться в шатёр подмога и молния прилетела аккурат в их ряды. Неплохо, но… как же их тут ещё дочерта!
        Не давая мне особо времени на раздумья, к шатру пёрли вооружённые люды. И почему-то все, как один, пытались навязать мне штыковой бой. Плащ ведь порвёте, засранцы! Подняв руку, я принялся поливать нападающих мощными разрядами, оставляя в толпе солдат целые просеки. Чёрт, не такого я ожидал сразу после телепортации! Был уверен, что придётся ещё долго выяснять через Вриду и его связи куда нас занесло относительно войск людов, прорабатывать маршрут… А люды вот они, прямо передо мной, на блюдце с голубой каёмочкой! Ну или это я перед ними.
        Бить приходилось как вперёд, так и назад, так как фиарнийцы лезли и через шатёр, так что генеральской палатке вскоре грозила незавидная участь превратиться в горящие обломки. Но мой яростный отпор и зрелище ковра из обгоревших тел вскоре остудили горячие фиарнийские головы, заставив солдат замереть метрах в десяти от меня. На всякий случай, я растянул магическую защиту пошире и пустил по земле вокруг неё молниевое кольцо.
        Пауза позволила мне немного перевести дух, однако я видел, что солдаты всё прибывали и скоро всё начнётся по новой. Можно было бы спустить Флюга с поводка, чтобы он навёл тут порядок в сжатые сроки, но… Сбежавшая девчушка не давала мне покоя. Не выглядела она как опытный генерал, и от того что-то внутри меня не хотело подставлять её под удар. Мда, не дорос я пока до звания Владыки, раз сопли развожу. По хорошему-то тут следует выжечь всё дотла, но…
        Активировав магию земли, я принялся возводить высокие каменные стены, отрезая тех, кто уже добрался до пространства перед шатром, от подкреплений. Раз во мне нет духа её просто убить, надо попытаться её захватить и разобраться, каким макаром в фиарнийские генералы пускают едва достигших совершеннолетия девочек. Генерал ли она вообще или же тут просто возникла какая-то путаница? Ворласкова отрыжка, и почему я не догадался спросить Вриду о приметах Райды перед прыжком? Хотя, кому бы в голову пришло, что всё обернётся именно так…
        Окружив пространство вокруг шатра стеной, я начал создавать перед собой шаровые молнии. Те самые, что сослужили мне добрую службу в подземелье асани. Разбираться с этой толпой людов вручную будет слишком хлопотно, а вот эти малышки справятся просто прекрасно. Создав две сферы я, на пробу, попытался создать третью и она, к моему удивлению, возникла без особых проблем. Хм, а я и правда немного окреп.
        Дав команду шаровым молниям подниматься наверх и летать над рядами противника, поливая всех электрическим дождём, я принялся размышлять о благоразумности своей затеи. Точнее о том, в здравом ли я уме, раз всерьёз рассматриваю подобное. Райда, как бы они ни выглядела - враг, которого следовало уничтожить, едва завидев. И как я вообще собрался брать её в плен? Идея, как ни крути, совершенно дикая и невыполнимая. Не надо переоценивать собственные силы. Нужно жечь и давить всё, что я тут вижу, иначе не видать ни Лаграшу, ни солдатам в крепости спокойной жизни.
        Жалеть голубоглазую девчонку только из-за того, что увидел её без брони и со страхом в глазах? Приди в себя, Антоха! Тут война кругом и прямо сейчас ты непосредственный её участник!
        Хотя… Страх? А если сыграть на этом и предложить ей сделку? В конце концов, за спрос денег не берут. Если сработает, не придётся напрягаться, ну а если нет…
        Справа раздался дикий приближающийся вопль и, глянув туда, я увидел как на меня бежит, сжимая нож, чудом уцелевший солдат. Разряды от молниевого кольца впились в его тело, но тот даже не заметил атаки и пёр на меня с налитыми кровью глазами.
        Я сам не очень понял, почему отреагировал так, как отреагировал. Вместо того, чтобы жахнуть по люду разрядом пожирнее, я просто шагнул навстречу атаке и впечатал в лицо фиарнийца кулак. Прошедший мимо нож лишь слегка задел рубашку и плащ, оставив после себя прореху, а вот в роже люда что-то преизрядно хрустнуло и он рухнул на землю весь в крови, где на него тут же набросились молнии защитного кольца.
        - Тебя не учили, что нападать надо молча? - буркнул я и глянул на почему-то изрядно потяжелевшую руку.
        К огромному удивлению, вокруг кулака я обнаружил тяжёлую и заляпанную кровью каменную перчатку. И когда успел создать?
        Вздохнув и глянув по сторонам, проверяя, не пропустили ли сферы ещё кого-то, я вырубил шаровые молнии, сбросил перчатку с руки и повернулся к талмуду:
        - Эрмит, дружище, включи «Громогласность». Чтобы слышала вся округа.
        - Один взмах крылом и всё готово-кве! - отозвался пингвин, помахивая страницей, и я ощутил активацию заклинания.
        Подумав пару мгновений, подбирая более-менее подходящие слова, я выдвинул Райде, где бы она ни была, своё щедрое предложение:
        - Леди Райда. Искренне сожалею за то, что без предупреждения вторгся в вашу палатку и застал вас в столь смущающем виде. И, признаться, я не сразу понял, что так юно выглядящая дева и есть тот самый прославленный генерал, иначе бы сразу выказал вам соответствующее уважение. Чтобы загладить свои плохие манеры, я предлагаю вам выбор. Отвергнуть мои извинения и погибнуть здесь вместе со своими людьми. Или же принять моё приглашение стать почётной гостьей моего города и сохранить всем жизнь!
        Выбирай, генерал. Станешь ли ты прекрасной и ценной гостьей моего города, а также ценным политическим активом, или же погибнешь здесь в море огня?
        - Браво! Браво, Нотан! - раздался совершенно неожиданный и неуместный в происходящем голос и я понял, что стою не посреди озера из трупов, а на каменном полу белой мраморной ротонды. - Наконец-то ты решил правильно подходить к делу!
        - О чём это ты? - спросил я, поворачиваясь в сторону Аллегри и обнаружил, что та сидит на диванчике не одна, а в компании улыбающейся Эрешкигаль.
        Богиня Смерти подняла руку и приветливо пошевелила пальцами. Я в ответ слегка преклонил голову в ответном приветствии.
        - Как это о чём? Ты же собрался схватить эту малышку Райду в плен, верно? - довольно ухмыльнулась Аллегри и, отпив чаю, поставила чашку на столик перед диваном. - Всецело одобряю! А что потом? Ты медленно перевоспитаешь её необузданный характер и пленишь не только её тело, но также дух и сердце? Это невероятно прекрасный план, схватить вражеского генерала и превратить в свою женщину!
        Несносная богиня, вроде бы, говорила простыми и понятными словами, но чем больше она углублялась в свою мысль, тем дальше от здравого смысла мне казалась её речь.
        - Какую ещё женщину? Ты бредишь? Она же враг! - возмутился я.
        - И что? - искренне удивилась в ответ богиня. - Ты только подумай, Нотан! Разве убить или сгноить злодейку в подвале похоже на достойную и заслуженную победу? Нет, нет и ещё раз нет, - покачала она пальцем. - Лучше одолеть её иным способом - подарив счастливую и беззаботную семейную жизнь, чтобы она и думать забыла о том, чтобы воевать с кем либо, кроме твоих врагов!
        Глядя на сияющую от восторга Аллегри я пытался понять, в какой момент своего развития её мышление свернуло настолько в сторону. Но самое страшное, что мысль звучала хоть и безумно, но крайне рационально! Вот только…
        - Аллегри объясни мне, пожалуйста, - устало вздохнул я. - Почему ты так старательно пытаешься подсунуть мне практических всех попадающихся по пути женщин?
        - Как это почему? - непонимающе склонила голову набок демиургша. - Потому что они принесут тебе огромную пользу и скрасят досуг. Но это не главная причина, честно говоря.
        - Не главная? - удивился я.
        - Главная причина - это романтические линии! - заявила с невозмутимым видом Аллегри и сим заявлением повергла меня в шок. - Ты же знаешь эти дурацкие ограничения в большинстве игр, когда полноценный роман можно устроить лишь с одним спутником. Всегда бесило! Почему все остальные должны оставаться позади, несчастными и обделёнными заботой главного героя? Это ведь огромная несправедливость! Но у тебя нет таких дурацких ограничений, Нотан. Ты способен осчастливить всех, кто западёт тебе в душу, ведь у тебя достаточно для этого сил и способностей. Наслаждайся этой возможностью! Покори всех, кто тебе нравится! Открой все романтические руты этой «игры»!
        Мне срочно был нужен пол. Холодный, успокаивающий пол, на котором можно было посидеть и переждать нарастающую головную боль. Так что к концу самозабвенной речи Аллегри я уже сидел, скрестив ноги, и таращился на плитки пола, пытаясь понять, за какие грехи Мироздание подогнало мне такую начальницу.
        - Нотан, ты слушаешь?
        Не обращая внимания на основательно поехавшую крышей богиню, я медленно поднял взгляд в сторону Эрешкигаль и спросил, кивнув головой в сторону Аллегри:
        - Она всегда была такая… шибанутая?
        - Что значит шибанутая?! - возмутилась Богиня Рандома.
        - Только последние лет шестьсот, - насмешливо фыркнув, ответила Эрешкигаль. - Когда окончательно подсела на свои дурацкие игры.
        - Они не дурацкие!
        - А до того момента была порядочной богиней, - продолжила её подруга, игнорируя возмущение. - Меняла судьбы богов шутки ради, подстраивала войны в чужих мирах, спускалась к смертным чтобы поразвлечься…
        - Эри!
        Я тяжело вздохнул и потёр виски. Уж лучше бы дальше с людами воевал. В разы спокойнее, честное слово! На кой чёрт вообще выдернула сюда?! В душе медленно разгоралось желание подшутить над Аллегри и малость остудить её пыл.
        - Любовные линии, говоришь? - спросил я, глянув на демиургшу.
        - Ага! - радостно кивнула богиня.
        - Со всеми, кто западёт в душу, говоришь? - уточнил я.
        - Именно так, - ответила она, потянувшись за печенькой.
        Похоже, в данную минуту она не следила за моими мыслями, иначе ответы могли оказаться совсем иными.
        - Значит… - пробормотал я и, встав с пола, взглянул на божественное недоразумение в толстовке. - Это включает и твой рут?
        - Чё?.. - замерла Аллегри и печенька, выпав из её пальцев, весело хрустнула где-то столом.
        - Ахахахахахахахаха! - Эрешкигаль мгновенно зашлась в истерическом смехе. У меня даже возникло подозрение, что она с самого начала догадалась, к чему я веду, и с нетерпением ожидала реакции Аллегри. - Великолепно! Просто отлично! Легри, у тебя невероятный апостол! Где ты его нашла? Там есть ещё такие? Ахахахахахаха!
        Неожиданно исчезнув с дивана, Эрешкигаль оказалась прямо возле меня, да ещё так близко, что я машинально отшатнулся, ибо она едва не ткнулась в меня носом, пытаясь взглянуть в глаза.
        - Ты определённо мне по душе, парень, - ухмыльнулась она, буквально буравя меня взглядом. - Это не в правилах богов, но я думаю, ты заслужил второй подарок от меня, - сообщила Богиня Смерти и подмигнула.
        Второй подарок? В прошлый раз она подогнала мне неплохое умение. Что же будет на этот…
        Не успел я додумать мысль, как Эрешкигаль исчезла, появилась возле дивана и подхватила на руки сидевшую там Аллегри, после чего вновь появилась передо мной.
        - Держи, парень, - довольно ухмыльнулась она и пихнула мне в руки растерявшуюся и обалдевшую от такого развития событий Аллегри. - Дарю!
        - …Чё?.. - только и смог спросить я, охренев от происходящего не меньше оказавшейся на моих руках богини. - Э?!
        Глава 2. Доказательство существования
        Всем прекрасно известна житейская мудрость: дают - бери, бьют - беги. Но её авторы явно не попадали в ситуацию, когда с тобой пытаются сделать обе вещи одновременно.
        Ну, хорошо, на самом деле я немного приукрасил и меня пока ещё никто не бил, но, судя по выражению лица Аллегри, дело было не за горами. Хотя, если так разобраться, я-то тут причём?!
        - Эри, ты что творишь?! - судя по тому, что богиня сменила цель своего гнева, она тоже это понимала.
        - Как что? Налаживаю твою личную жизнь, - весело отмахнулась Эрешкигаль. - А то ты ещё тысячу лет на своём диване проваляешься.
        - Я тебя не просила! - возмутилась демиургша у меня на руках.
        - А меня и не надо просить, - ухмыльнулась её подруга. - Как старшее божество, я обязана приглядывать за младшими. Вот и решила немного помочь.
        - Больше похоже на то, что ты решила повеселиться!
        В золотых глазах Эрешкигаль заплясали весёлые огоньки и она, сцепив руки за спиной, насмешливо склонила голову на бок.
        - Может быть и так, - промурлыкала она. - Но ты, кажется, не сильно-то и стремишься слезать с его рук?
        Я мгновенно понял, что богиня смерти просто перевела стрелки и сейчас шишки полетят в мою сторону. Опустить Аллегри на пол, пока не полыхнуло? …Да вот ещё! Каждый день, что ли, богинь дарят?
        Так что, вместо того, чтобы послушаться чувства самосохранения, я лишь перехватил Аллегри поудобнее и прижал к себе посильнее, чтобы не уронить. И, стоило отметить, весила она практически ничего. Было ли это особенностью божественного телосложения или же из-за того, что всё происходящее было лишь воображаемой проекцией в моей голове?
        - Ты какой-то больно довольный, - сказала Аллегри тоном, не предвещавшим ничего хорошего, когда взглянула на меня. - Не хочешь поставить меня на пол?
        - Ммм… - подняв взгляд к звёздам, я сделал вид, что задумался и приготовился к быстрой смерти. - Если честно, то не особо, - если уж шутить, так до конца! - Да и зачем? Разве я плохо держу?
        - Ахахахаха! - вновь закатилась смехом Эрешкигаль. - Легри, у него такой вид, словно сейчас он закинет тебя на плечо и потащит в свою пещеру. Отлично! Вышло даже лучше, чем я ожидала!
        Если существовал человек, державший когда-либо в руках готовую вот-вот взорваться бомбу, то он прекрасно понял бы те ощущения, что я испытывал, держа закипающую Аллегри. Эрешкигаль-то ничего не будет, она древняя могучая богиня. А вот мне… может, ну их, шутки эти?
        Богиня Смерти свела указательные и большие пальцы рамочкой и заявила:
        - Прекрасно! Я запечатлела это в своём сердце!
        После этого я понял, что спрашивать где детонатор уже бесполезно. Сейчас рванёт.
        - Понятия не имею, как и когда вы успели так спеться… - мрачно забормотала Аллегри. - Но вам явно нравится надо мной шутки шутить! Так, ты! - она неожиданно ткнула пальцем в сторону Эрешкигаль. - Отлучена от печенек на месяц!
        - За что?! - неожиданно для меня, владычица загробного мира отреагировала на эту глупую угрозу слишком остро. - Откуда в тебе такой садизм, Легри?!
        - Ты! - палец практически уткнулся в моё лицо. - Отпусти немедленно и тогда я обойдусь с тобой не слишком жестоко!
        - У меня только один вопрос, - сказал я, серьёзно глянув на неё. - Почему ты грозишь мне карами, но сама продолжаешь до сих пор смирно лежать на руках?
        - Живо отпустил, пока не развоплотила! - забрыкалась она, опомнившись, но я уже твёрдо вознамерился идти до конца.
        Помирать, так с музыкой.
        - Нет. Моё, - ухмыльнулся я и слегка подкинул лёгкое тело на руках. - Дар принимать. В пещера тащить. У очага садить. Кроме того, не помню, чтобы у тебя были запасные апостолы, так что придумай более выполнимую угрозу.
        На несколько мгновений Аллегри перестала брыкаться и взглянула на меня странным взглядом, не гневным, но словно выворачивающим самую суть моей души, после чего демиургша словно взорвалась прямо у меня на руках и густая волна неодолимой силы отшвырнула мою тушку практически к самому краю ротонды.
        Назвать приземление комфортным язык не поворачивался. Затылок, приложившийся о каменные плиты пола, противно ныл и распространял по голове пульсирующее болезненное гудение. Но я практически не обращал на это внимания, ибо был всецело захвачен царившим перед глазами удивительным зрелищем.
        Вместо безмятежного и безграничного океана иссиня-чёрного звёздного космоса за ротондой бушевал настоящий ураган космической энергии. Реальность словно перевивалась затейливыми жгутами, превращаясь в светящиеся нити белых, красных, фиолетовых и тёмно-синих оттенков, которые хаотично закручивались в фантасмагорические узоры. Выглядело немного иначе, чем во время моего посещения подземелья асани, но я сразу понял, что ротонду окружил кокон из первозданной магии, такой же, что протекала по планетарному каналу Тельвара.
        По мраморным опорам ротонды бесшумно струились голубые молнии, исчезая где-то в вышине, сливаясь с потоком энергии. А от прежней Аллегри не осталось и следа. Посреди божественного чертога, паря в воздухе и испуская удушающее давление, висела фигура. Фигура, очертаниями похожая на прекрасную женщину с распущенными волосами, но полностью сотканная из…
        От малейшей попытки осознать то, что я видел перед собой, у меня перехватывало дыхание и начинала кружиться голова. Каким-то десятым чувством я догадывался, что вижу истинное тело Богини Случайностей, сотканное из безумного переплетения законов Времени, Хаоса, Судьбы, Вероятности и боги ведают чего ещё. Они танцевали и переплетались в диком, но завораживающем танце, притягивая взгляд и гипнотизируя, но я чётко осознал, что каждый лишний миг этого зрелища способен безвозвратно свести с ума. Человеческий разум был не в силах познать эти законы в достаточной степени, чтобы облачить то, что он видел, в понятную форму и дать этому хоть какое-то описание. И каждая попытка сделать это била по рассудку титаническим молотом, под которым жалобно хрустело восприятие реальности.
        Единственным, что позволяло хоть как-то зацепиться за что-то понятное, это подобие человеческих глаз на безликом лице. Холодный искрящийся взгляд, в глубине которого, словно отражаясь от тысяч хрустальных льдинок, мерцали мириады отражений магической бури, взирал одновременно в никуда и в каждый уголок сущего. Даже самые сокровенные мои мысли, казалось, препарируются на сотни частей, образов и желаний, которые я даже сам мог не осознавать.
        - А вот это она интересно придумала… - услышал я неподалёку тихое бормотание.
        С трудом оторвавшись от аметистовых глаз Аллегри, я чуть повернул голову и увидел как Эрешкигаль наблюдает за своей подругой с нескрываемым любопытством и предвкушением, словно и не убивалась минуту назад из-за отлучения от печенек.
        А ведь она тоже божество, чёрт побери… Не хотелось бы столкнуться с её истинной формой. Боюсь, встречи с настоящим видом царицы тёмной земли мне не пережить.
        Словно прочитав мысли, Эрешкигаль повернулась ко мне и насмешливо подмигнула, после чего непринуждённо зашагала к дивану.
        - Ещё ни один смертный в здравом уме не заявлял свои права на божество. Я даже не знаю, хвалить тебя за столь немыслимую дерзость или развеять по космосу? - донеслось от Аллегри и я вновь взглянул на неё, сконцентрировавшись на её мерцающих глазах, чтобы не поехать крышей. Её голос хоть и походил на обычный, но теперь звучал словно прямо внутри меня, заполняя каждую клетку тела и заставляя мелко дрожать. Не от страха, но… от какого-то иного, совершенно незнакомого чувства.
        - Лучше хвалить, - вяло приподнял я руку, даже не пытаясь преодолеть давление силы и взгляда Аллегри и встать с пола. - Я ведь тебе за это и нравлюсь? За здравую толику безумия в поступках?
        С дивана донеслось сдавленное фырканье.
        Фигура едва заметно шевельнула рукой, по ротонде прокатился звонкий щелчок, словно от пальцев, и столик с печеньем, находившийся у дивана, бесследно исчез.
        - Но я же ничего не сказала! - раздался горестный вопль Эрешкигаль, лишившейся угощения.
        - Тем более, это ведь не я начал, а твоя подруга, которая решила тебя мне подарить, - ухмыльнулся я. - А мама меня воспитывала так. Пока дают - бери, а потом разбирайся.
        - И что? Ты готов повторить слова о романтическом руте, увидев и ощутив мой истинный облик, смертный? Думаешь, твоих крохотных заёмных сил и мимолётной жизни будет достаточно, чтобы чего-то добиться? - с лёгкой издевкой спросила Аллегри. - Или ты собираешься взять свои слова назад и свести всё к шутке?
        - Даже не думаю, - ответил я вполне серьёзно и на какое-то время в ротонде воцарилось молчание
        Напрягшись, я с лёгким кряхтением принялся подниматься на ноги, преодолевая давление собравшейся в чертоге силы. Аллегри всё это время хранила молчание - что в этот момент крутилось в её голове я мог лишь догадываться.
        - Знаешь, ты та ещё заноза, конечно, - честно признался я и глянул на бушующий за пределами ротонды магический шторм, - и я часто на тебя бурчу, но я действительно рад тому, что меня призвала ты, а не какая-то непогрешимая стерильно-белая богинька. Которая не подбивала бы на глупости, не писала ерунду с кучей смайликов и постоянно гнала бы вершить подвиги просто потому, что так положено. И благодаря этому ты действительно тянешь больше на подельницу, чем начальницу. И не так давно ты сама назвала меня не последователем, но боевым товарищем и подельником, - чуть усмехнувшись, я припомнил ей её же слова. - А значит… Ты считаешь нас хотя бы самую чуточку, но равными.
        Повернувшись, я вновь взглянул в глаза молчавшей и немного опустившейся вниз Аллегри.
        - И раз моя подельница призывает меня открыть все достойные романтические руты, то почему я должен игнорировать её саму? - философски развёл я руками и добавил предельно серьёзно. - В конце концов, разве это не будет самым ярким и твёрдым доказательством твоего существования?
        Я начал всё это как шутку, но закончил совершенно трезво всё взвесив, пока лежал на полу. Нет, я не питал иллюзий по поводу своих шансов добиться благосклонности божества. Тут имело значение… немного иное.
        В какой момент прекратилась магическая буря, а лицо Аллегри обрело обычные черты, я не заметил. Она стояла на полу, задумчиво глядя мне в глаза, но уже не так пронизывающе как в истинной форме, и о чём-то размышляла. Лишь мгновения спустя я обратил внимание, что внешность богини немного изменилась. Лицо стало выглядеть чуточку взрослее и лишилось своей неуловимой изменчивости, запутывавшей ощущение возраста. Исчезли кроссовки с толстовкой, а взамен них появились изящные бело-фиолетовые одежды чуть ниже колен. Которые, впрочем, всё ещё дополняли висящие на шее белые беспроводные наушники. Прежде собранные в хвост волосы теперь свободно ниспадали по спине и плечам.
        - Я ожидала, что ты пойдёшь на попятный или отговоришься какой-нибудь глупостью, - негромко заговорила она с задумчивой отстранённостью. - Но ты дал на удивление неплохой ответ.
        Отвернувшись, она медленно подошла к краю чертога, сцепив руки за спиной, и остановилась между колоннами, глядя в успокоившуюся гладь космоса.
        А я, тем временем, озадаченно почесал макушку. И как это понимать? Это согласие? Или она просто выбирает галактику, в которую выкинет меня прямо отсюда? Глянув в сторону Эрешкигаль, я увидел, что та сидит на диване и прикидывается божественной ветошью, усиленно делая вид, что она не при делах.
        Мда… Вот так вот хотел пошутить от души, а в итоге подкатил к богине. Расскажешь кому - не поверят!
        - Ты всё таки тот ещё безумец, - сообщила Аллегри, не меняя позы. - А если бы я тебя и правда распылила за дерзость?
        - Ну… Неловко бы вышло, - развёл я руками, внутренне покрываясь мурашками.
        И правда ведь могла.
        - Пффффф, - фыркнула богиня. - Ладно, посмеялись и хватит. Тебе ещё Райду в плен брать. А мне с Эри… надо очень серьёзно поговорить, - добавила она настолько ледяным тоном, что у меня аж кости остыли. - Это ж надо было придумать, дарить меня смертному!..
        Последнюю фразу я слышал уже на излёте, неверным эхом в моей голове, когда вновь оказался посреди фиарнийского лагеря.
        - Ну вот и что это было?.. Ни тебе здрасьте, ни тебе досвиданья… - пробурчал я почесав в затылке. - На кой чёрт выдёргивала вообще? Жили ведь спокойно…
        - Что ты там бормочешь-кве? - спросил Эрмит, вопросительно изогнув страницу.
        - Да так, о своём, апостольем, - вздохнул я и глянул наверх.
        Мда. Как-то уж больно легко я отделался. А ведь Аллегри верно сказала, что дерзость моя превзошла все разумные пределы. Но… Вот кто, скажите, останется в здравом уме, когда ему вручают всамделишную богиню со словами: «Дарю!». Раз дарят, надо брать… Ох, по краю прошёл, ох, по грани!
        Вокруг потрескивало пламя, раздавались вопли беснующихся за стеной людов, в отдалении громыхали Ходуны, а я стоял и медленно переваривал всё, что наворотил, наконец-таки осознавая масштаб. Но, в то же самое время, на лице почему-то расползалась дебильная улыбка.
        Где-то взвизгнул боевой сигнал и я, опомнившись, опустил голову. Романтическая комедия подождёт, у меня тут, вообще-то, в самом разгаре военный боевик. Оглядываясь по сторонам и со скрипом перестраивая мозги на текущую ситуацию, я заметил, что выглядывающий из под рукава рубашки браслет ненавязчиво подмигивает. Опа, любопытно… Я сразу же коснулся артефакта, и прыгнул в меню:
        «ЛИЧНАЯ БОГИНЯ»
        ???
        ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕДОСТУПНО.
        Так, мать вашу, минуточку. Так она мне её не на словах подарила?! Э?!
        Вот только что с описанием и почему я не могу использовать умение, что бы оно там ни делало? Тут нет линии технической поддержки от Эрешкигаль? Нет? Вот чёрт…
        - Эмм, асани-кве, не хочу тебя отвлекать от созерцания пустоты-кве, но у нас проблемы-кве, - паникующе захлопал страницами талмуд, привлекая моё внимание.
        А привлекать было к чему. Со всех сторон, куда ни кинь взгляд, к нам стремительно приближались, перекрашивая ночное небо, лиловые росчерки крупнокалиберных залпов, неумолимо сжимаясь немного неровным кольцом.
        - Красота-то какая, - только и протянул я, глядя на этот приветственный салют в мою честь. - Лепота!
        Глава 3. Переменный ток/Постоянный ток
        - Что нам снег, что нам зной, что нам дождик про… хатьфу! - сплёвывая залетевшую в рот грязь, я мысленно выругался.
        С каждым залпом приветственный фейерверк Райды нравился мне всё меньше. Если поначалу, пока Ходуны ещё не пристрелялись, я искренне наслаждался красочным зрелищем вспухающих вокруг лиловых шаров, то теперь артобстрел вызывал лишь нарастающее раздражение.
        Тяжёлые шлепки магической энергии хоть и не могли нанести мне урон напрямую, пока держалась магическая защита, весьма портили настроение иными способами, оглушая раскатами, взметая грязь, камни и ошмётки тел, которые старательно пытались прилететь прямо в лицо. Поднятая в воздух пыль старательно лезла в глаза, нос и пыталась забиться в уши. А дыбящаяся кругом от взрывов земля, хоть я и укрепил свой пятачок, постоянно норовила сбить с ног.
        - Какой, в Бездну, дождик-кве?! - замахал страницами Эрмит, старательно перекрикивая канонаду. - Ты собираешься что-нибудь с этим делать-кве?! Твоя защита не вечная-кве!
        Пингвин верно говорил. Плевочки под Лаграшем не шли ни в какое сравнение с тем шквалом, что обрушила на меня Райда. Не беспокоясь о том, что тут могли остаться раненые, выжившие солдаты, она просто залила всё на месте своей палатки морем магического огня. И довольно скоро находиться тут станет крайне некомфортно. Температура воздуха быстро росла и через минуту-другую, даже всё ещё имея неплохой запас маны для поддержания защиты, я рискую обжечь слизистую и лёгкие.
        - Создай воздух для дыхания! - скомандовал я пингвину и, активировав магию земли, ухнул под землю, стремительно опускаясь вниз и сразу же запечатывая над головой образовавшуюся шахту.
        Опустившись метров на десять, пока гулкий грохот на поверхности не превратился в едва слышимый гул, я создал небольшую комнатку с каменным креслом, подвесил крохотную шаровую молнию вместо лампочки и с комфортом уселся поразмышлять.
        Итак, Райда решила испытать меня старым-добрым огнём на подавление. В целом, весьма разумное решение. И, надо полагать, не единственное. Девчушка, пока меня отвлекали салютом, наверняка готовила что-то поинтереснее. Судя по её реакции на моё великодушное предложение, сдаваться или отступать она не собиралась.
        А значит, встаёт вопрос: как нам всем дальше с этим жить?
        Наплевать на сохранность Райды и спустить некроголема с поводка? Мысль на данный момент не самая здравая. Судя по росчеркам траекторий в небе, Ходуны были разбросаны по всему лагерю. И Флюг, стоит мне выпустить его на свободу, тут же окажется под прицельным огнём машин, не имея возможности быстро всем им ответить. На кого он ни отправится в атаку, остальные будут планомерно выжигать его тушу с безопасного расстояния. Та самая ситуация, которой я опасался, оценивая боевые возможности некроголема. И даже если я смещусь в сторону при помощи тоннеля, ситуацию это кардинально не изменит. Райда явно понимает, против чего и кого воюет, а значит, будет всеми силами держать технику за пределами досягаемости некроголема.
        Так что первое время мне придётся выкручиваться самостоятельно. Вот только что я могу сделать? Главный мой талант - охреневшая защита, а вот боевая магия особой дальнобойностью не отличается. Можно было бы перемещаться под землёй и наносить удары то в одной точке лагеря, то в другой, но бесконечно бегать так не выйдет. Рытьё тоннелей - не самое экономное занятие с точки зрения затрат маны, кроме того, время от времени нужно создавать свежий воздух. Так что, было бы разумнее воспользоваться подземным ходом лишь один раз, а потом действовать наверху, по обстановке.
        Какими бы умелыми ни были наводчики людов, поспевать за перемещениями одинокой и маневренной цели не так уж и просто. Ну а если они будут старательно пытаться это сделать… Что ж, я не против того, что в процессе они разгромят собственный лагерь. Я даже могу старательно прогуляться по его территории ради такого дела!
        Чем больше я об этом думал, тем больше мне нравилась идея. По большому счёту, мне ведь даже не нужно особо напрягаться! Гуляй себе, любуйся окрестностями, отмахивайся от излишне наглых вояк. Если у кого-то из них вообще хватит храбрости и дурости сунуться под дружественный огонь. Ну а если что-то пойдёт не так, я всегда могу уйти под землю, создать там домик с воздухом, передохнуть и восстановить ману.
        Так. И куда, интересно, делась моя осторожность? Зазнался, силу почувствовал? Нехорошо, так ведь и нарваться можно. И вообще, моя главная задача - поймать Райду и утащить в пещ… Тьфу ты! Понахватался у этих! В общем, поймать и взять в плен. Знаменитый вражеский генерал, гостящий в подвале, всегда в хозяйстве пригодится.
        Только как это всё провернуть? Гулять безнаказанно мне не дадут в любом случае. Стоит им немного сориентироваться, как по моей тушке снова откроют огонь. А взрывы магических залпов, знаете ли, не слишком способствуют захвату кого-либо. Неужели всё таки придётся играть во вьетнамского партизана и медленно выматывать её войска? Это может затянуться оооооочень надолго, так как постепенно сюда будут подтягиваться другие подразделения, направлявшиеся вместе с Райдой в сторону крепости и Лаграша. И тогда встанет большой вопрос, кто кого на самом деле выматывает. Нет, мне нужно как-то решить этот вопрос в сжатые сроки и, если не выйдет, отступить.
        Вот бы как-то махом вырубить всё это кодло… или, хотя бы, дезориентировать. Да только как? Чтобы массово…
        - Что будешь делать дальше-кве? - махнул страницей Эрмит.
        - Не мешай, я думаю, - отмахнулся я от талмуда, который встрял в размышления в самый важный момент и спугнул какую-то очень простую, но точно гениальную мысль.
        Около минуты я напряжённо думал о средствах массового поражения, отбрасывая заклинания одно за другим, пока неожиданно не осознал, что ключ к успеху находился в одном из самых невинных и не боевых заклинаний из моего арсенала.
        - Придумал-кве? - тут же спросил пингвин, явно увидев, как мою рожу перекосило в предвкушающей ухмылке.
        - Не то слово! - хмыкнул я. - Слушай внимательно, вот что надо будет сделать…
        Эрмит, хоть и быстро схватил суть моей великой идеи, малость сомневался в её успехе. Всё же, сказывался недостаток знаний. Некоторые вещи, вполне очевидные для меня, для тельварца звучали немного невероятно. Однако я заверил пингвина, что всё пройдёт как по маслу. И даже если что-то не склеится, я всегда смогу отступить обратно под землю. Правда, я не упомянул, что под сногсшибательный эффект заклинания могу попасть и я сам, но, во-первых, у меня имелись основания верить, что защита убережёт от проблем, а во-вторых, в случае чего, я всегда мог подлечиться своим исцелением.
        - Ну хорошо-кве, - сдался талмуд. - Давай попробуем-кве. Но ты точно хочешь выкрикнуть это странное слово в конце-кве? Что оно вообще означает-кве?
        - «Ошеломлённый молнией», - ухмыльнулся я. - И вовсе оно не странное. Это очень древнее и сильномогучее колдунство, пришедшее из другого мира. Само собой, что оно будет звучать странно для твоего уха. Кстати говоря… - я внимательно прислушался. - Вибрации и гул ослабли. Кажется, обстрел затихает. Очень вовремя!
        Устроившись на кресле поудобнее и придав ему более величественную форму, я шевельнул пальцами и, с уже привычным грохотом перемещающейся каменной платформы, отправился наверх.
        Поверхность встретила меня удушающим жаром, всполохами огня и танцующим в завихрениях горячего воздуха пеплом. На землю ещё падали лиловые сгустки энергии, взрываясь ослепительными цветами, однако это уже не шло ни в какое сравнение с тем, что обрушилось на меня поначалу. Сидя на кресле-троне и закинув ногу на ногу, я лениво водил взглядом по сторонам, пытаясь оценить обстановку сквозь вспышки и дрожащее марево воздуха.
        Срываться с места и поскорее приводить план в исполнение я не спешил, давно уяснив, что в моём непростом деле важна показательная уверенность и капелька театральности, так как мне были важны не столько физические победы, сколько моральные. Страх, ужас, ненависть к тельварской Богине, вот что я должен был всеми силами взращивать в сердцах фиарнийцев, дабы они сами, своей нарастающей негативной верой ковали ключ к собственному поражению.
        Постепенно, сквозь жар и пепел я увидел, что на расстоянии от остатков возведённой мною стены, выстроены шеренги солдат. Они не спешили соваться соваться сюда и держали оцепление, не сводя с места, где я находился, прицелы манастрелов. Однако местами я увидел, что бойцы подтаскивают какие-то маленькие пушки, напоминающие земные миномёты. А вот это нехорошо. Я пока не знал, чем собираются палить по мне люды, а значит, следовало проявлять осторожность.
        - Начнём, - кивнул я Эрмиту и медленно встал с кресла.
        Ощущение лёгкого рывка в животе оповестило, что талмуд активировал «Громогласность», согласно утверждённому плану.
        - Леди Райда! - начал я и с удовлетворением подтвердил, что раскатившийся по лагерю людов голос для меня самого звучит вполне нормально. - Я искренне благодарен за столь горячий приём и хочу заверить, что был тронут до глубины души вашим приветственным салютом. Как апостол Богини, великодушной и щедрой Аллегри, я обязан следовать правилам этикета и преподнести вам ответный дар!
        Солдаты вокруг, поняв, что я клоню к чему-то опасному, заметно засуетились и начали испуганно переглядываться. А расчёты стрелков-«миномётчиков» стали заряжать свои бахалки с удвоенной скоростью.
        - Я долго размышлял, какой дар был бы достоин соответствовать вашему статусу, статусу знаменитого генерала и захватчицы тельварских земель. И понял, что единственно верным решением будет одарить вас Гневом Небес! Чистым воплощением ярости моей божественной госпожи!
        Говоря это, я торжественно разводил руки и готовился к удару. В голове невольно заиграла самая подходящая для этого момента песня, название которой я собирался подарить этому миру в качестве ошеломительного заклинания.
        - И вздрогнет земля, и расколется небо от крохотной капли силы разгневанного божества! - магия земли плотно запечатала мне уши в качестве меры предосторожности. - Запомните этот великий дар и несите его величие в своих сердцах!
        Дождавшись финала моей речи, Эрмит принялся стремительно и щедро накачивать «Громогласность» силой, увеличивая громкость до предела. Простейшее заклинание, фактически, сугубо бытовое, готовилось стать великолепным и устрашающим души оружием.
        Я же, воздев руки к небу, приготовил сильнейший разряд молнии, на который был способен и, за миг до того, как обрушить её рядом с собой, передал фиарнийцам привет с Матушки-Земли:
        - Ощутите же Ярость Небес!.. THUNDERSTRUCK!!!
        Глава 4. Таково гостеприимство Тельвара
        В следующий раз, когда мне в голову придёт очередной «гениальный план», я попрошу Эрмита хорошенько треснуть меня обложкой, чтобы выбить дурость из головы. Нет, не подумайте, идея звукового удара была хороша. Диво как хороша! Настолько хороша, что передние ряды фиарнийских солдат отшвырнуло от эпицентра образовавшейся ударной волной, словно кегли, и несколько мгновений, в мертвенно бледном свете молнии, ярко осветившей всё вокруг, я наблюдал как они разлетались во все стороны безвольными изломанными куклами. Разлетались прямо как моя магическая защита, которую накачанный магией звук разорвал в клочья за считанные мгновения.
        Падая на землю с пеленой в глазах и стремительно накатывающей тошнотой, все мои мысли были лишь о том, какой же я феерический идиот. Я ведь знал, что удар будет крайне жутким, но даже на миг не задумался о том, что стоило держать свою щедрость в узде и часть энергии пустить не в «Громогласность», а на усиление защиты.
        Если бы я это сделал, быть может, запаса оставленных на крайний случай сил, хватило бы для того, чтобы остаться на ногах. А может быть и нет. Однако, так или иначе, обрушившаяся на сферу мощь одним рывком высосала из меня всю оставшуюся энергию до последней капли, после чего от души припечатала по телу.
        Посох с Эрмитом отлетел куда-то в сторону. Вероятно, пингвин в процессе что-то орал и однозначно нецензурное, но запечатанные камнем уши и вибрирующий рокот звуковой волны, отбойным молотком прошедшей по моему нутру при всём желании не позволили бы услышать хоть что-то. О состоянии пингвина я догадывался лишь по истошно хлопающей обложке.
        Впрочем, мне пока было не до талмудовых бед. С трудом удерживая в себе содержимое желудка, я грохнулся набок и едва не вырубился от убойной комбинации контузии и магического истощения. Рот заполнялся горячей кровью. Я ощущал, как из носа и ушей бегут тёплые струйки. Из-за нарастающего головокружения мне казалось, словно моё тело медленно растекается по земле аки густая тягучая жижа. Сил на то, чтобы подлечиться, у меня не осталось, всё выжрала магическая защита. Но благодаря этим мгновениям, во время которых она сдержала самый пик обрушившегося удара, я был ещё жив и мог дышать.
        Перекатившись на спину, я заставил правую руку нащупать браслет и каким-то чудом, вглядываясь в плывущую пелену перед глазами, смог зайти в Хранилище и извлечь замок. Слава Аллегри, не на себя! И, вроде бы, не на отлетевшего в сторону Эрмита.
        Вокруг больше не было ни зарева пожаров, ни механических светильников людов. Молния давно погасла и передо мной была лишь темнота ночи, однако пару секунд спустя мне показалось, что вокруг замелькали какие-то размытые силуэты и я ощутил, как меня поднимают вверх и заносят в замок. А ещё несколько секунд спустя тело захлестнула густая волна тёплой, расслабляющей энергии. Только после этого я позволил себе на какое-то время отключиться.
        Когда сознание соизволило вернуться, в голове уже значительно прояснилось, а моя требуха не чувствовала себя так, словно побывала в центрифуге. По телу продолжало разливаться тепло целительной магии, однако своей маны я не ощущал, а значит, в забвении провалялся не особо долго. Разлепив тяжёлые веки, я увидел перед собой знакомые золотые глаза, в которых плескалась тревога.
        - Владыка не шевелитесь, - обеспокоенно предупредила Лион, державшая на моих голове и груди руки, и прижала меня для верности к ложу. - У вас повреждения органов и магическое истощение. Какой враг мог заставить вас сражаться до такого состояния?
        Судя по балдахину на потолке, я лежал на кровати в своей комнате. По правую руку от меня сидела Лионеллиан, усиленно вливавшая в мою потрёпанную тушку магию исцеления. На левой же руке я ощутил касание пушистых лапок и, скосив взгляд, я увидел с той стороны обеспокоенную паучиху. И, припоминая последние секунды, когда я ещё был в сознании, кажется, именно она и занесла меня в замок.
        Что до вопроса, который задала сейчас Лион, поначалу я хотел ляпнуть сгоряча, что этого врага звали Собственная Глупость, но решил увести разговор в другую сторону:
        - Горт далеко? - спросил я, вяло шевеля языком.
        - Я здесь, Владыка, - тут же раздался надломленный голос шамана и его голова в бронешляпе появилась в поле моего зрения. - Молюсь Богине за ваше здоровье!
        Это он интересно придумал, но, боюсь, Аллегри тут мало чем могла помочь, даже если бы хотела. Впрочем, Горт этого, само собой, не знал. А я не собирался посвящать его в это знание, так что перешёл к делу.
        - Отправь бойцов на поиски. Где-то в лагере людов есть фиарнийская девушка, почти девчонка. Невысокого роста, хрупкая, возможно одета в ночную сорочку. Длинные волосы. Если найдут, притащить живой или мёртвой. Но пусть не геройствуют и ищут только среди тех, кто мёртв или не способен двигаться. При опасности отступить.
        - Я прослежу лично, Владыка! - кивнул шаман и, грохоча сапогами, отправился выполнять приказ.
        - Девчонка? - заинтересованно прищурилась чародейка. - В ночной сорочке? Чем вы тут занимались, мой Владыка?
        - Пытался поймать генерала Райду, - хмыкнул я. - Но переусердствовал с методами.
        - Переусердствовали?! - слегка возмутилась тёмная эльфийка. - Да вы выжгли свою ману до крупицы! Так, погодите - генерал Райда? Мы в её лагере?
        - Именно так, в самом его центре. А девушка в сорочке - сама Райда, - я попытался внести ясность в происходящее, но вышло, кажется, не очень.
        Лионеллиан долго смотрела на меня и лишь после этого вздохнула:
        - Расскажете подробнее, когда встанете на ноги. Но всё же, что заставило вас использовать столько магии? Если тут есть враг подобной силы, нам следует…
        - Не переживайте, Лионеллиан, - чуть мотнул я головой и поморщился от боли. - Тут были только люды и техника. Я просто хотел, чтобы они не мешали мне искать Райду и решил оглушить их звуковым ударом. …Но не рассчитал сил.
        - Звуковым… ударом? - озадаченно переспросила эльфийка. - Не рассчитали сил? Владыка, гоблины говорят, что на сотни шагов вокруг нет ни одного живого люда. Земля усеяна трупами и обломками палаток. Вы сделали это… звуком?
        Вздохнув, я кратко рассказал ей о комбинации «Громогласности» и усиленного ею громового раската, а также описал эффекты, которые возникают при подобном явлении. И в процессе этого рассказа до меня окончательно дошло, насколько же я переборщил сгоряча. Чудом ведь остался жив.
        Когда я закончил рассказ, то заметил, что Лион неосознанно перестала вливать в меня исцеляющую магию. Она просто сидела возле моей постели, продолжая держать на мне руки, и смотрела куда-то расфокусировавшимся взглядом, словно впала в транс.
        - Одним-единственным ударом… - тихо прошептала она и я, наконец, начал понимать, что её так ошарашило. - Уничтожить целое подразделение людов простейшим заклинанием воздушного элемента.
        - Как видите, я заплатил за это ощутимую цену, Лионеллиан, - пробормотал я, с неудовольствием отмечая про себя, что без лечащей магии тело быстро заполнялось противной болью. Хорошо же меня потрепало. - И повторять подобное не горю желанием. Кроме того, чем дальше от эпицентра удара, тем меньше ущерб. Большая часть людов наверняка выжила.
        - И всё таки… - покачала головой эльфийка и её снежные волосы рассыпались по плечам, после чего она спохватилась и продолжила лечение. - Владыка, у меня сложилось впечатление, что вы не считаете уровень своей силы чем-то выдающимся, однако ни один ныне живущий магистр не сможет провести удар сравнимой мощи. Даже если собрать всю Башню вместе, мы сможем сражаться лишь против врага, что стоит непосредственно перед нами. Ваша же магия и понимание законов мироздания… они просто на запредельном уровне.
        Запредельном, ха! Просто цистерна магической энергии от божества и щепотка физики, да и то поверхностной. Забиваю гвозди микроскопом. Или пытаюсь сваять статую кувалдой? Не суть важно.
        Как бы не впечатлялась Лион, но использовать «Thunderstruck» я больше не хотел. По крайней мере, не в том виде, в каком использовал сегодня. Следовало оставлять больше магии в резерве, больше вливать в магическую защиту и меньше в «Громогласность». И вот, ударная мощь становится, наверное, где-то так в половину меньше. Уже совсем не так впечатляюще и эффективно.
        - Владыка, я думаю, вам пока не стоит открыто демонстрировать подобную силу там, где её могут увидеть возможные союзники, - неожиданно предупредила меня Лион с задумчивостью в голосе. - Это может превратить текущую настороженность в ваш адрес в откровенные опасения. И вас начнут воспринимать не как возможную, но как настоящую угрозу.
        Магистр не знала, что я и сам уже решил припрятать умение в дальний ящик, хотя и по другой причине, так я просто согласно кивнул.
        Не то что бы я горел желанием заключать союзы и альянсы направо и налево, ибо дело это хлопотное и напряжное, но с тем же Университарием и его Башней мне точно придётся иметь дело, да и с гоблинским королём надо решить вопрос, чтобы жить тихо и спокойно.
        В крайнем случае, конечно, у меня имелся ультимативный метод переубеждения всех недовольных и несогласных, однако… им тоже следовало пользоваться аккуратно и Лион, судя по всему, как раз это и учитывала, когда предупреждала меня. Одно дело провести промывку мозгов на дружеской встрече за закрытыми дверьми, когда никто не узнает, что там происходило. И совсем другое, когда к недовольному аристократу или магистру придётся прокладывать путь силой через обычных солдат. Важную шишку может и получится в итоге перетащить на свою сторону, но обычный народ запомнит совсем иное. Ну и зачем мне подобный геморрой? Не буду же я бегать за каждым жителем страны, внушая ему почтение и благоговение к Аллегри Всемогущей.
        Кстати про почтение… Надо бы кое что сделать.
        - Сколько времени прошло с извлечения замка? - спросил я.
        - Хм… Около десяти минут, Владыка, - сообщила Лион. - Вы довольно быстро пришли в себя.
        - Долговато… - недовольно цокнул я. Правда, по совсем иному поводу. - Вы нашли Эрмита?
        - Да, Владыка, - кивнула эльфийка, - однако не уверена, что от него сейчас есть толк. Когда барон Кульд подобрал его, фолиант весь трясся и что-то неразборчиво бормотал без конца. Сейчас он внизу, под присмотром.
        - Паршиво. Как же тогда… Хотя о чём это я, - вспомнив о своём нынешнем состоянии, спохватился я. - Магистр, позовите Астиль и приведите её на дозорную башню. И принесите туда же стакан воды, если не затруднит.
        - Будет сделано, - кивнула Лион, слегка недоумевая. - А вы?.. Вам нельзя сейчас двигаться!
        - А я и не буду. Отправлюсь туда с помощью Шарли, - пояснил я и повернулся к паучихе. - Поможешь, девочка моя?
        Шарлотта радостно закивала и тут же залезла на кровать, готовясь подхватить меня под брюшко.
        - Но ваши раны!..
        - Не развалюсь, - отрезал я. - К тому же, это ненадолго, Лионеллиан. До встречи наверху!
        Кататься под пузом у Шарли оказалось очень забавно. Ощущения своими покачиваниями чем-то напоминали поездку на поезде, разве что не хватало перестукивания колёс по межрельсовым стыкам. Поначалу я немного опасался, что могу случайно стукнуться о ступеньку, но Шарлотта несла меня хоть и быстро, но крайне аккуратно и надёжно. Так что на обзорной площадке мы оказались без каких-либо проблем, удивив своим появлением дежурившего там гоблина.
        Так как стоять самостоятельно я пока не мог, Шарли заботливо усадила меня на приступочку у шпиля башни и, для надёжности, прикрепила к стене паутиной, после чего уютно прижалась к руке. Местность у замка была абсолютно тёмной и лишь изредка мелькали крохотные огни гоблинских фонарей. Лишь в дали, где ударная волна потеряла свою силу, можно было разглядеть огни фиарнийского лагеря. Изредка ветер приносил оттуда неразличимые звуки, но пока что я не слышал ничего, что могло заставить нервничать.
        Вскоре на лестнице раздались торопливые шаги и на площадку поднялись две эльфийки.
        - Владыка, мы пришли, - доложила тёмная и, быстро подойдя, поднесла к моим губам полную кружку свежей воды.
        - В-владыка Нотан, как вы? - нервно спросила светлая.
        - Жить буду, - ухмыльнулся я, когда промочил горло. - Астиль, не могла бы ты наложить заклинание «Громогласности»? Мне нужно сказать людам пару слов, а сам я, как видишь, пока колдовать не могу.
        - Я знаю это заклинание, Владыка, - кивнула девчушка и сжала в руках жезл, - но не уверена, что смогу достать так далеко… - виновато добавила она, скосив взгляд на огни имперцев.
        - Сделай, что сможешь, этого хватит, - подбодрил её я. - Громкость не важна, главное распространи мой голос как можно дальше.
        - Хорошо! - настроилась эльфиечка и едва слышно зашептала под нос заклинание.
        Дождавшись от неё сигнала, я перевёл взгляд на огни. Ох и посмеялись бы они, увидев, что всё, что я сейчас скажу, будет сказано будучи приклеенным к стене.
        - Леди Райда! Господа фиарнийцы! Я искренне рад, что столь многим из вас настолько пришелся по вкусу дар Богини нашей Аллегри, что они отдали за него в ответ свои жизни. Вид сего торжества смерти наполняет мое сердце невообразимым восторгом. Кричите! Рыдайте! Проклинайте! Да сольются ваши вопли и стоны в песнь Её величию и гимн Её щедрости! Примите с должной благодарностью Её дары - неотвратимый рок и окончательное забвение! И запомните меня, Владыку демонов Нотана, Её Пророка и первого Апостола, что всегда готов осчастливить Её милостью новые души! Таково гостеприимство Тельвара!
        Сделав небольшую паузу и переведя дыхание, сдерживая невольный кашель, я добавил:
        - Леди Райда, моё предложение всё ещё в силе. Если вы не желаете повторения жалкой и бесславной смерти ваших солдат, с радостью приму вас в моём замке. Одну лишь вас.
        Дав знак Астиль вырубать «вещание», я с наслаждением закашлялся.
        - Владыка! - Лион сразу же бросилась меня лечить, бормоча под нос что-то про неугомонных пациентов.
        - Надеюсь, моя угроза выиграет нам хотя бы один день спокойствия, - пробормотал я, откашлявшись. - Если же нет… Когда вернётся Горт, нам следует крепко поразмыслить над тем, как будем отбиваться от людов до следующей телепортации. К слову, магистр, у вас не осталось гномьего спирта? - спросил я, припомнив волшебный метод лечения Лони.
        - Нет, Владыка, тот флакон был единственным, - помотала головой чародейка.
        - Жаль, - вздохнул я. - Очень жаль.
        Живые игрушки. ИнтерЛЮДия
        Очнувшись, Райда долго лежала без какого либо движения, уставившись в потолок и рассеянно наблюдая за пылью, лениво танцующей в лучах света, проникающих через прорехи внутрь старой палатки. Световые столбы пронизывали палатку под почти отвесным углом, а значит, солнце находилось близко к зениту. Райда не знала, сколько времени она пролежала тут, прежде чем очнуться, но это было и не столь важно в сравнении с тем фактом, что она как-то пережила ту ночь. И, судя по её состоянию, пережила чудом.
        Во рту стоял отчётливый привкус крови. Тупая, противная боль противно ворочалась и пульсировала в почти ничего не видящем левом глазу, взор которого застилала мутная красноватая пелена. Попытки сфокусировать взгляд сразу же отзывались резкой и болезненной вспышкой, вынуждая девушку прикрывать повреждённый глаз. По всему телу чувствовались многочисленные ушибы, однако они меркли на фоне того, каким огнём горела и чесалась спина. Как Райда ни напрягала память, она не могла вспомнить ничего из того, что произошло после речи Владыки демонов и жуткого взрыва, который, казалось, расколол само пространство.
        Судя по бинтам на туловище и специфическому запаху противоожоговой мази, её спине сильно досталось после взрыва, но что именно произошло после того, как удар лишил её сознания, девушка не знала. Что-ж. По крайней мере, она отделалась лишь ожогом и контузией. А вот те, кто остался, согласно её приказу, держать оцепление вокруг Владыки демонов и готовить атаку напалмом, дабы проверить его на прочность… Она ни секунды не сомневалась, что все они погибли. Среди убитых могла остаться и она, если бы за время предварительного обстрела подвернувшийся кавалерист не подбросил её на своём «Страу» до штабного шатра, куда уже стягивались старшие офицеры. Лишь это расстояние её и спасло.
        Как и любой опытный военный, хорошо знакомый с принципами действия как современного, так и устаревшего оружия, Райда хорошо понимала, что сделал Владыка демонов в ту ночь. И могла лишь восхищаться той лёгкости и изяществу, с которыми он создал из ничего настоящую акустическую бомбу и нанёс свой контрудар.
        Размышляя о произошедшем, генерал могла лишь посмеяться над своей гордостью и самоуверенностью. Владыка демонов явился в самое сердце её лагеря, встретил лицом концентрированный обстрел «Пауков», после чего нанёс один-единственный удар. Показательно, играючи, словно щёлкнул пальцами в артистическом жесте. С первой и до последней секунды один лишь он контролировал ход этого сражения.
        Могло ли быть так, что он умышленно позволил ей сбежать из шатра? Райда не исключала подобного варианта. Неспешность действий, постоянный сарказм в речах, любовь к театральности. Всё это очень ярко намекало на то, что Владыка откровенно развлекался и наслаждался происходящим. Был ли хоть миг, когда он воспринимал фиарнийцев всерьёз или же всё это время он видел в них лишь игрушки?
        Чувства Райды бурлили в смятении. Её гордость была уязвлена, уверенность надломлена, но, в то же время, девушка испытывала глубокое восхищение перед этой демонстрацией абсолютной силы и страстно желала её превзойти.
        Вопрос был только в том, сможет ли она найти хоть один способ сделать это.
        Повернув голову, Райда наконец оглядела нехитрое убранство потрёпанной палатки. Взгляд скользнул по пустой стойке для самострелов и паре свободных раскладушек, таких же, на которой сейчас лежала сама Райда, и остановился на столике, возле которого на раскладном стуле сидел боец. Привалившись к столу, он тревожно дремал и сжимал в руках лежащее на коленях оружие. Лоб солдата был замотан бинтом, частично побуревшим от засохшей крови, следы которой остались на лице.
        - Рядовой, - позвала его генерал, попутно подивившись с каким трудом слова покидают её горло. Собственный голос звучал незнакомо и глухо. Однако она понимала, что было бы странно, не пострадай её слух после такого звукового удара. - Эй, рядовой!
        Встрепенувшись, тот открыл глаза и, увидев очнувшуюся девушку, тут же подскочил со стула, опасно покачнувшись.
        - Мой генерал! - вояка отдал честь. - Как вы…
        - Сколько времени прошло с атаки Владыки? - прервала его Райда, не собираясь обсуждать своё здоровье.
        Как она и подозревала, слух был повреждён, речь бойца она слышала плохо. Но, по крайней мере, слышала.
        - Сейчас полдень, мой генерал, - отрапортовал он. - Атака была ночью. Прошу прощения, мой генерал, я обязан доложить медик-капитану о том, что вы пришли в себя. Разрешите идти?
        - Разрешаю, - рассеянно кивнула Райда, задумавшись. - И позови сюда кого-нибудь из старших офицеров. Руммея, Бларта, Гароски, кого угодно. Мне нужен отчёт.
        - Так точно! - подтянулся солдат и тут же помрачнел. - Но… Осмелюсь доложить, мой генерал, полковник Бларт и майор Гароски погибли. И я слышал, что капитан первого ранга Гарум полностью лишился зрения и слуха.
        Генерал несколько секунд смотрела на бойца, переваривая мрачные вести, после чего отправила его выполнять приказы:
        - Понятно. Иди.
        - Есть!
        Когда солдат, чуть пошатываясь и опираясь на манастрел, вышел из палатки, Райда и сама попыталась встать. Она и без доклада офицеров понимала, что дела обстоят не слишком хорошо, однако потеря минимум трёх старших офицеров была серьёзным ударом по отлаженной системе. Следовало как можно быстрее вернуться к обязанностям и привести войско в порядок. Кроме того, девушка недоумевала, почему она и её солдаты всё ещё живы. Почему Владыка демонов не продолжил наступление? Ей хотелось как можно быстрее разобраться в происходящем.
        Подняться получилось с трудом. Тело молило о пощаде и норовило развалиться на части, отзываясь на каждое движение тупой болью, однако девушка стиснула зубы и спустила ноги на земляной пол, сев на краю раскладушки. Освободившись от одеяла, Райда наконец заметила, что одета не в свою ночную сорочку, а солдатские рубашку и штаны. Не по размеру, но чистые. В отличие от сорочки, которую генерал обнаружила лежащей у раскладушки на небольшом ящике для вещей. Дорогая ткань была безнадёжно изорвана в клочья, местами обуглена и пропитана кровью. Теперь её можно было разве что закинуть в костёр.
        Превозмогая слабость в ногах, Райда встала с кушетки и несколько секунд привыкала к головокружению, после чего медленно направилась к выходу. За пологом её встретил издевательски ясный и солнечный день, разительно контрастирующий с царящим вокруг настроением. На лицах солдат, что проходили порой мимо палатки, застыли тревога и угрюмость. И только завидев генерала, что стояла у палатки на своих двоих, они немного расслаблялись и обрадованно приветствовали Райду. Но, в общем и целом, она ясно видела мрачный настрой в их головах и сердцах. Пока она медленно шла мимо палаток, осматривая лагерь, она ни разу не услышала обычных солдафонских шуточек. Бойцы, в основном, молчали и занимались работой. Одни чинили палатки, другие куда-то тащили свеженарубленные жерди и деревянные щиты, изредка Райда замечала солдат, которые несли накрытые брезентом носилки с телами.
        Время от времени бойцы и младшие офицеры, попадавшиеся по пути, поприветствовав её, пытались справиться о здоровье генерала, но та лишь отмахивалась от них и шла вперёд. Туда, где над макушками палаток торчал серый шпиль каменной башни.
        Палатка, в которой очнулась Райда, оказалась на противоположном конце лагеря. Как можно дальше от места, что попало ночью под удар. Так что, хотя от самого лагеря осталось не так уж и много, из-за головокружения и слабости путь через него занял у Райды порядочное количество времени. По дороге девушка нашла какую-то чистую тряпицу, висевшую на жерди у палатки, и замотала ею повреждённый глаз.
        Едва закончились ряды палаток, как генерал сразу поняла, зачем солдаты тащили в эту сторону жерди и щиты. По периметру лагеря возводилась защитная стена и дозорные укрепления. Совершенно бесполезные против подобного врага, но, кто бы ни отдал приказ на их возведение, он поступил совершенно правильно. Труд вытесняет лишние мысли из разума солдата. Даже если работа бесполезна и бессмысленна, боец должен трудиться, иначе его поглотят страх, отчаяние и неуверенность.
        Остановившись неподалёку от стройки, Райда сцепила руки за спиной и оглядела небольшой замок. Он стоял там, где когда-то была её палатка, словно этим Владыка насмехался над её властью и репутацией. Можно ли было более изощрённо продемонстрировать свою силу, чем возвести замок там, где была постель врага и окружить его бруствером из тел неприятеля?
        С каким-то болезненным восхищением Райда осматривала это кольцо смерти, раскинувшееся почти на половину ялма от замка. Там, где находилось сердце генеральского лагеря, теперь была лишь тёмная от пыли и грязи мешанина из обломков и мертвецов, на которых, как ни странно, всё ещё не пировали вороны. Даже эти дерзкие падальщики не осмеливались приближаться к этому мрачному месту, от которого так и веяло погибелью.
        Поодаль от замка, стараясь не приближаться к нему слишком близко, бродили солдаты, выискивая на окраине этой зоны смерти тех, кому не повезло мгновенно умереть. За то время, что Райда лежала без сознания, небольшую полоску пространства между уцелевшей частью лагеря и погибшими уже освободили от раненых и более-менее расчистили от завалов, пустив уцелевшие материалы в дело, но работы предстояло ещё очень много. Если им, конечно, позволят её закончить.
        - Мой генерал! - раздался позади приглушённый глухотой оклик и, оглянувшись, Райда увидела приближающегося к ней Руммея. - Так и знал, что найду вас тут!
        Разведчик выглядел так себе. По щеке тянулась рваная рана с коркой запекшейся крови, а правая рука, закованная в деревянную лангетку, лежала на перевязи. Прежде безукоризненно чистый мундир теперь напоминал скорее пыльную тряпку. В довершение, при каждом шаге офицер серьёзно прихрамывал.
        - Рад, что вы очнулись, мой генерал, - бодро отсалютовал Руммей. - Но не рано ли вы поднялись с постели?
        - Даже не собираюсь выслушивать это от вас, Руммей, - хмыкнула генерал, окинув подчинённого взглядом.
        - Справедливо, - со вздохом согласился разведчик и вытянулся по струнке. - Мой генерал, разрешите доложить о состоянии войска.
        - Выкладывайте, - кивнула девушка и вновь взглянула в сторону замка.
        Услышанное не прибавило ей хорошего настроения. Сначала Руммей пересказал ей слова Владыки демонов, которые тот произнёс после удара, и Райда ещё больше укрепилась в мысли, что демон считает всё это забавной игрой и ждёт от неё какого-то хода, который мог бы его ещё больше развлечь. После разведчик перешёл к потерям. Точных цифр ещё не было, но, по результатам предварительной переклички, проведённой буквально около часа назад, на ногах осталось около девяти тысяч человек, из которых около семи тысяч имели травмы и контузии различной степени тяжести. Многие частично лишились слуха и утратили остроту зрения. Ещё около трёх тысяч солдат и офицеров лишились зрения и слуха окончательно, либо получили иные травмы, не позволяющие далее выполнять воинский долг перед Империей. Остальные восемь тысяч человек её дивизии считались погибшими, в числе которых оказалось много важных офицеров, список которых Руммей подал генералу на листе бумаги.
        Учитывая, что сам Владыка демонов, предположительно, не понёс никакого урона, подобные потери были просто катастрофическими.
        - Кроме того, - продолжал Руммей, - звуковой удар и сопровождающее его магическое возмущение частично или полностью вывели из строя магоскопические системы в «Пауках», «Страу» и прочем оборудовании. Магоуловители сломаны, системы наведения требуют ремонта и полной перенастройки. Дальние манагласы тоже барахлили, но связистам удалось привести их в норму и мы готовы в любой момент связаться со штабом. Подразделения, не попавшие в зону поражения, выслали на помощь отряды снабжения, медиков и техников. Основные их силы в данный момент держатся на безопасном расстоянии и ожидают приказов. Доклад окончил!
        Выслушав рапорт, Райда долгое время ничего не говорила. Погрузившись в мысли, она не сводила взгляда с серого здания, гордо и дерзко стоящего прямо перед ней. Маленький замок без особых изысков, который в любой иной ситуации был бы играючи взят единственным отрядом фиарнийских солдат или сметён залпом-другим парочки «Пауков», сейчас казался самой неприступной твердыней, что когда-либо попадалась на пути Райды.
        Насколько, в действительности, было сильно существо, восседающее в его стенах? Генерал чётко осознавала, что их пощадили. После столь мощной атаки, выведшей из строя как личный состав, так и технику, ему даже не нужно было действовать самому. Того гигантского монстра, которого ранее призывал Владыка, оказалось бы достаточно, чтобы стереть обездвиженные войска с лица материка. Но демон просто оставил их в покое, бросив напоследок, что ожидает Райду в гости. Он явно что-то задумал, но девушка не имела ни малейших предположений о том, что могло твориться в голове у подобного существа.
        - Мы для него не более чем способ убить скуку… - с затаённым восхищением пробормотала она. - Просто живые игрушки!..
        - Мой генерал, - раздался позади голос Руммея, явно не услышавшего последнюю фразу Райды. - Вы же не думаете отправиться туда?
        - Надо сказать, это неплохая мысль, - усмехнулась девушка и затылком почувствовала как напрягся командир разведчиков. - Расслабьтесь, Руммей. В качестве парламентёра, а не пленницы. Было бы любопытно поговорить с этим Владыкой и попробовать заглянуть ему в голову… - пробормотала она, прячя разгорающееся предвкушение встречи с желанной добычей.
        - Генерал, при всём уважении, это слишком опасно! - офицер сделал несколько шагов вперёд и встал перед Райдой, словно она собиралась отправляться прямо сейчас. - Вас могут убить!
        - Меня и так могли убить, стоило ему лишь пожелать этого, - спокойно возразила Райда. - Не только меня, но и всех нас. Нет, Руммей, я думаю, под белым флагом я буду даже в большей безопасности, чем в самом защищённом убежище Империи. Впрочем, прежде чем принимать кончательное решение…
        В Райде отчаянно сражались эгоизм и благоразумие. Эгоизм вопил, что стоит вмешать в происходящее лишних людей, как её желанную добычу, предмет её страстной влюблённости могут отобрать и она никогда не сможет заполучить её в свои руки. Благоразумие же твердило, что Владыка демонов представляет просто невообразимый уровень угрозы для Империи и, учитывая, какую звонкую оплеуху он уже отвесил Райде и её войскам, попытки справиться с ним своими силами были бы верхом глупости.
        В конце концов, благоразумие взяло верх.
        - Руммей, вы говорили, что дальние манагласы уже наладили, верно? - уточнила она.
        - Так точно, - кивнул разведчик. - Желаете связаться с генштабом?
        - К дьяволам генштаб, Руммей, - презрительно ухмыльнулась девушка. - Пока они будут совещаться и прикрывать свои задницы, пройдёт не меньше недели. У нас нет столько времени. Поэтому мне нужен канал связи с Императором. Благо, у меня есть на это право и дозволение Его Императорского Величества.

* * *
        От автора: Друзья! Традиционно, разок за книгу предлагаю вам заглянуть во вторую мою серию, полную взрывов, лёгкого безумия и легендарного квеста по поиску рецепта гномьего самогона в компании со сквернословящим черепом. Написана она не столь традиционно как Владыка, но с не меньшей любовью и душой. Надеюсь, она придётся вам по душе.
        65008/51067965008/510679(65008/510679)
        Глава 5. Великий магистр древности
        Вопреки попыткам Лионеллиан, Астиль и Шарли убедить меня поспать, я хотел дождаться возвращения Горта и из первых рук узнать о результатах вылазки. А точнее увидеть, имеются ли эти самые результаты в его руках, или же нет. Так что, когда меня после пылкой речи спустили обратно в комнату, я лежал на кровати и старательно сопротивлялся усталости, разговаривая с Астиль и Лион, которая продолжала меня лечить.
        В основном, конечно, беседа сводилась к тому, как мы будем отбиваться от людов, если им таки придёт в голову светлая мысль пойти на замок штурмом. Сейчас фиарнийцам, конечно, совсем не до того, но мало ли когда изменится обстановка?
        В какой-то момент у меня жутко заурчало в животе и Астиль, подхватившись, убежала вниз, чтобы что-нибудь приготовить. А я решил воспользоваться отсутствием лишних ушей и задал Лион вопрос по её основной специализации:
        - Магистр, что на счёт трупов вокруг? - глупо было бы не рассмотреть возможность использовать силы противника против него самого. - Можете поднять нам хотя бы несколько отрядов?
        - Интересные вопросы вы задаёте, Владыка… - слегка задумалась Лион, нахмурив брови. - В теории массовое подъятие возможно, но есть два важных момента, которые помешают сделать это с фиарнийцами. Первый и главный - нежить из людов так себе. Их чуждость этому миру не даёт выстроить прочные командные связи и, как правило, после подъятия они просто бродят сами по себе и вредят всем вокруг, кого смогут учуять. Нужно потратить много сил и времени, чтобы подъятый люд начал слушаться. Второй момент лишь усиливает первый. Чем больше мертвецов пытаешься поднять за раз, тем хуже контроль. Некромантия не любит спешки и наилучшие результаты показывает, когда работаешь над одним телом за раз. И, учитывая особенность нежити из людов, массовый ритуал даст лишь толпу неуправляемых и полностью безмозглых зомби.
        - Медленно и качественно, либо быстро и плохо, - пробормотал я. - Извечный принцип соблюдается и тут. Жаль, очень жаль, было бы неплохо иметь возможность развлекать фиарнийцев их погибшими друзьями, но отсутствие контроля всё портит.
        Конечно, можно было бы поднять толпу зомбарей, а самим запереться в замке и замуровать все входы, но какой в этом толк, если нежить, чуя нас, будет бестолково топтаться вокруг замка, позволяя людам спокойно расстрелять их из ружей, прежде чем приближаться.
        Даже обидно, что столько потенциально полезной боевой силы так и останется не у дел. В конце концов, два десятка гоблинов и несколько магов много не навоюют, особенно если очнутся вражеские наводчики и люды откроют огонь по замку из Ходунов. Какое-то время он, несомненно, продержится, но не трое неполных суток ведь!
        - Что-ж, раз некромантия отпадает, остаётся лишь магия света. В вашем арсенале есть что-нибудь убойное?
        - Ничего такого, что могло бы противостоять армии, - весело фыркнула Лион. Не знаю, почему, но чародейка, кажется, не слишком тревожилась из-за сложившейся ситуации. - Освещение поля боя и подземелий, ослепление противника, подавление нежити, противодействие магии тьмы и барьеры из магического света, которые неплохо рассеивают магические атаки. Вот и всё, на что она способна.
        - Серьёзно? - удивился я. - Никаких испепеляющих лучей или чего-то в этом духе?
        - Испепеляющих лучей? - тут же насторожилась Лион, почуяв кусок новых неведомых знаний. - Вам ведомо какое-то тайное заклинание? Прошу, поведайте мне о нём, Владыка!
        К счастью, не нужно быть квантовым физиком, чтобы объяснить принцип действия гелиостата, более известного как зеркало Архимеда. И хотя изначальный миф о сожжёных зеркалами кораблях был на Земле неоднократно развеян, сам физический и оптический эффект никто не отменял. И я не сомневался, что, добавив к нему щепотку магии, можно легко достичь убойного эффекта.
        Само собой, я не стал упоминать Лион про недостоверность мифа, а наоборот, добавил истории сочности, поведав, как в глубокой древности великий магистр света Архимед в одиночку отбивал атаку целой эскадры на мирный прибрежный город. О том, как он создавал сотни и тысячи слабых и невинных световых лучей, но, сводя их вместе в одну крохотную точку, получал в своё распоряжение разрушительное оружие, поджигающее корабли словно свечи и оставляющее в них сквозные дыры.
        Как я и ожидал, история произвела на Лионеллиан неизгладимое впечатление. Позабыв о моём лечении, она вскочила с места и принялась вышагивать по комнате, что-то запальчиво бормоча под нос. В какой-то момент она остановилась и направила руку в сторону стены. Мешать я ей не стал. В соседнем помещении всё равно пока никого не было, кроме того, я сомневался, что магистру с первой попытки удастся прожечь укреплённую магией каменную стену.
        В целом, так и получилось. Меня захлестнуло ощущение солнечного жара и вокруг чародейки начали появляться крохотные ослепительные точки, навевая воспоминания. В тот день, когда я уничтожал свои потроха в её лаборатории, Лион хотела использовать это заклинание, чтобы защитить журнал с записями исследований. Как я узнал позже, заклинание должно было меня просто ослепить и дезориентировать, дав ей возможность схватить журнал и сбежать. Но она, в итоге, так и не решилась довести задуманное до конца. Теперь же тёмная эльфийка собиралась с его помощью испытать «заклинание» Архимеда.
        Лион старательно следовала инструкции и пыталась создать столько источников для лучей, насколько была способна. Я даже не пытался подсчитать количество крохотных звёздочек, заполняющих пространство вокруг чародейки и просто наслаждался зрелищем, напоминавшим крохотную галактику. Шарли, сидевшая с другой стороны кровати, тоже заинтересовалась происходящим и подбежала поближе, глядя на мерцание миниатюрных светил.
        В конце концов, Лион дошла до своего предела и весь этот сонм звёзд выпустил в стену игольчато-тонкие лучи, залив её светом. Далеко не сразу чародейке удалось свести их в одну точку, лучи сближались неохотно, ясно демонстрируя, насколько сложным оказался контроль столь масштабной манипуляции. Но чем ближе друг к другу сводились лучи, тем ощутимее начало веять от стены не магическим, а уже натуральным теплом. Я даже начал думать, что Лион всё таки сможет проплавить камень, но когда лучи сошлись в пятно размером с дно чайной кружки, эльфийка тихо застонала и опустилась коленями на пушистый паучий ковёр. Заклинание вокруг неё немедленно развеялось.
        - Лионеллиан, как вы? - обеспокоенно спросил я, испугавшись, что она могла в порыве азарта спустить на испытание весь запас своей магии. - Не стоило тратить на это всю силу!
        - Не беспокойтесь, Владыка, - отозвалась магесса, переводя дыхание, - я потратила не так уж много магических сил. В отличие от умственных. Контроль подобного заклинания невероятно сложен, - призналась она и взглянула на стену, где осталась тёмная подпалина. - Магистр Архимед был невероятным магом, раз мог целый день сражаться с его помощью.
        На это мне оставалось лишь мысленно хмыкнуть.
        - Кроме того, до самого конца меня не покидало ощущение, что я не раскрыла и половины силы этой атаки, - задумчиво пробормотала тёмная эльфийка и, подняв руки, взглянула на свои многочисленные кольца. - Мне либо недостаёт способностей, либо мощи артефактов. Похоже, что идея перенести усиливающие способности посохов на кольца оказалась не столь удачной, как я думала…
        Мощи артефактов, да? Что ж, этот вопрос я был в силах уладить. Конечно, стоило бы придержать подобный презент ещё на какое-то время, но ситуация диктовала свои условия.
        - Думаю, я могу решить вашу проблему, Лионеллиан, - приободрил я чародейку. - Как только смогу немного шевелиться.
        - Ох, ваше лечение! - спохватилась эльфийка и, благодарно кивнув Шарли, что протянула ей лапку помощи, встала на ноги и вернулась к исцеляющей процедуре.
        В самом крайнем случае, мы могли воспользоваться сильдом для восстановления моих сил, но я не хотел тратить его ресурс зазря и, если люды будут вести себя спокойно в ближайшее время, собирался восстановиться естественным путём.
        Через несколько минут в коридоре раздались шаги и в комнату вошла Астиль с миской ароматной похлёбки.
        При всей унылости моего положения, забота сразу четырёх женских рук и восьми паучьих лап мне очень понравилась, так что приём пищи прошёл весьма приятно. Однако горячая еда подействовала на мой разум немного не так, как я ожидал. Если до этого все мои мысли были направлены только на поиск эффективных способов защиты от людов, то теперь мозг словно расслабился и мысли стали более хаотичными и непоследовательными, касаясь всего подряд и перескакивая с размышления на размышление. Пока мозг не зацепился за недавние слова Лион.
        На сотни шагов вокруг нет никого живого.
        Я задумался над тем, что любой нормальный человек переживал бы по этому поводу. В конце концов, на этот раз я не мог для условного самоуспокоения спихнуть ответственность за эти смерти на Флюга, ведь всех этих людов убил я, лично я. И… меня беспокоило то, что я вообще ни капли не тревожился по этому поводу.
        Рассудок настойчиво твердил, что так и должно быть. Фиарнийцы - враги. Но какая-то часть сознания бунтовала против этого трезвого и прагматичного взгляда на ситуацию, заявляя, что нормальные люди не должны быть такими спокойными в подобной ситуации. И я вновь вернулся к вопросу о том, был ли изначально с таким складом характера, сам того не зная, или же это влияние обстановки, полученного класса или подарка Эрешкигаль?
        Мог ли вообще бог-покровитель оказывать влияние на принимаемые решения или характер? Например, когда Аллегри била меня через браслет, то всегда делала это электричеством, да и недавно, в ротонде, вокруг шныряли молнии, что указывало на то, что это любимая форма магии у демиургши. И, что характерно, даже не зная об этом, своей первой боевой магией я тоже выбрал молнии. Было ли это обычным совпадением или между поступками апостола и привычками его божества имелась некая незримая взаимосвязь? И если да, то быть может, здравая доля чёрствости и хладнокровия пришла ко мне после того, как Эрешкигаль подарила «Истинного Владыку демонов»?
        Философствовать на эту тему можно было бы очень долго, да вот только никаких ответов на эти вопросы я всё равно бы не смог отыскать. И, в конце концов, чтобы сменить направление своих мыслей и перестать забивать голову бесполезными размышлениями, я решил воспользоваться самым эффективным отвлекающим и расслабляющим фактором, что находился в пределах моего взора, и начал украдкой наблюдать за мерным, в такт дыханию, покачиванием груди Лион.
        И это оказалось ловушкой. Хотя я твёрдо намеревался дождаться старого шамана, усталость, слабость и гипнотизирующие колебания смуглых дынек, коварно объединившись, быстро и незаметно утащили меня в царство снов.
        Ударные дирижабли «Киров» с бомбами Орена на борту, сверкая блестящими дисками острых, аки лезвия мечей, пропеллеров, гордо рассекали небесную синеву под прикрытием звеньев весело хохочущих и полуголых штурмовых ведьм на маго-механических мётлах. С палуб величественных цеппелинов разносилась музыка Вагнера, поддерживая воинственный дух марширующих внизу свирепых боевых зомби, закованных в блестящую чёрную сталь. На плечах у каждого было закреплено по мощному рейлгану, а неутомимые могучие руки сжимали боевые топоры и мечи. К спине самого здоровенного и злого зомби-тролля был прикреплён флагшток с чёрным стягом, что гордо реял на ветру, а сам здоровяк вышагивал так самодовольно и напыщенно, словно был не меньше как генералиссимусом.
        Чёрная волна стали и злобы, бряцающая оружием, простиралась до самого горизонта, насколько хватало взгляда, а посреди этой мёртвой армии катился на огромных колёсах непроглядно чёрный замок. Очень похожий на тот, что начертил мне архитектор Лаграша. Вокруг его многочисленных шпилей, наплевав на биологию вида, летали сотни Эрмитов с тяжеленными талмудами, висящими на пузе. Они хрипло каркали и как на перебой заявляли, что вчера им подсунули протухшую рыбу и они требуют возмещения морального и физического ущерба.
        Неожиданно ведьмы заложили крутой вираж и принялись кружить вокруг замка, с хохотом разгоняя в стороны недовольных Эрмитов и осыпая стены твердыни блёстками, после чего неожиданно начали скандировать:
        - Владыка! Владыка! Наш Владыка! Просыпайтесь, Владыка!
        С огромным трудом продрав глаза, я увидел слева от себя уставшее лицо Лион, а справа блестела рубиновыми глазами Шарли. В комнате было куда светлее, чем когда я задремал и, скосив взгляд, я обнаружил как за окном светлеет предрассветное небо. Вот чёрт, сколько же времени я тут провалялся?!
        - Мастер Горт только что вернулся с вылазки, Владыка, - сообщила эльфийка и я понял, что паниковал зря.
        И даже обрадовался, что поддался зову Морфея и отрубился. Если бы я продолжал стоически ожидать возвращение шамана до самого утра, то сейчас представлял бы из себя воистину жалкое зрелище.
        - Отлично, тогда я встаю, - пробормотал я и, к своему удивлению, действительно смог сам приподняться с кровати. - Он смог найти девчонку?
        - Увы, - покачала головой чародейка.
        - Столько сил и всё зазря… - разочарованно вздохнул я, потирая глаза, и взглянул на Лион более осмысленным взглядом.
        Выглядела она весьма помято, ей тоже не помешал бы хороший отдых. Похоже, что она вливала в меня исцеляющую магию всю ночь. Ещё и потратила часть сил на эксперимент с лучевым заклинанием. Как только закончим с военным советом, отправлю её спать. Надо пользоваться моментом, пока царит затишье.
        - Полагаю, у него есть новости, которые всё равно смогут вас обрадовать, - неожиданно подмигнула мне чародейка.
        - Что? Он тебе уже что-то сказал? - спросил я и только после этого спохватился, что почему-то перешёл на «ты».
        Хотя, быть может, уже и пора бы?
        От внимания чародейки это не ускользнуло и на её губах заиграла довольная улыбка.
        - Терпение, мой Владыка. Раз эти вести принёс мастер Горт, то он и должен вам об этом поведать. Прикажете позвать его сюда?
        - Нет, - мотнул я головой. - Спущусь вниз. Все должны видеть, что Владыка уже может стоять на ногах.
        Со «стоять» я, как оказалось, малость погорячился, но Шарли быстро подставила мне спинку и, придерживаясь за паучиху, я отправился вниз.
        Глава 6. Недостижимые тайны
        Зная гоблинов, глупо было бы ожидать, что они вернутся с действительно пустыми руками. Да, отряд Горта не смог отыскать среди раненых и погибших генерала, но, как мог, компенсировал это добросовестным присвоением трофеев. Спустившись вниз, я обнаружил довольно лыбящихся гоблинов, возле которых под стеной замкового холла была свалена целая гора манастрелов разных размеров и сумки с вельд и альд-кристаллами.
        - Владыка, приношу свои извинения, - шагнул вперёд Горт, стягивая с головы свою бронешляпу мага, - Нам не удалось обнаружить генерала Райду.
        - Не переживай так, старче, - отмахнулся я. - Откровенно говоря, мои надежды на успех с самого начала были невелики, - успокоив расстроенного шамана, я кивнул на гору блестящих трофеев. - Экспроприируете вражескую собственность, орлы? - весело поинтересовался я.
        - Экспру… что? - подвисли орлы.
        - Мародёрствуете, говорю? - пояснил я.
        - А, да, Владыка! - услышав более понятное слово, охламоны сразу оживились. - Мы идти, а оно лежать. Зачем оно будет лежать? Мы взять! Нам пригождаться!
        Так как на этот раз люды покинули этот мир без участия Флюга, их экипировка ничуть не пострадала, так что гоблины подсуетились весьма кстати. Что-что, а, говоря языком Земли, лишние стволы нам не повредят, особенно в окружении.
        - Молодцы, хвалю! - кивнул я и перевёл взгляд на графа с бароном, что стояли неподалёку. - Господа, нам предстоит чуть больше двух дней осады. Распределите бойцов по сменам для дозора на башне и всех, кто будет свободен, гоните отдыхать. После жду вас на военный совет.
        - Да, Владыка! - хором ответили аристократы и отправились налаживать распорядок дежурств.
        Благодарно потрепав Шарлотту, я сел на ближайший стул. Паучиха легонько ткнула меня лапкой и побежала на кухню, где кто-то уже гремел котелками, а её место возле меня заняла Лион, вставшая чуть в стороне. Спустя пару секунд из кухни донеслись возмущённые вопли.
        - Выкладывай, старче, - кивнул я шаману. - Магистр сказала, ты принёс интересные вести.
        - Так и есть, Владыка, - кивнул Горт. - Хотя было бы вернее сказать, что принёс их Грук, - означенный обалдуй немедленно заухмылялся и надул грудь колесом. - Ближе к рассвету люды выдвинули на поле боя спасательные отряды, чтобы доставить выживших в свой лагерь. Груку повезло оказаться незамеченным неподалёку от одного из таких отрядов и ему удалось услышать кое что любопытное, прежде чем он отступил к замку.
        - Старче, ну не тяни.
        - Судя по их словам, Владыка, ваша атака полностью вывела из строя боевую технику людов, - довольно ощерился шаман, - и её придётся очень долго ремонтировать. В ближайшее время, Ходуны и Бегуны нам не угроза.
        До меня не сразу дошёл окончательный смысл сказанного. Изначально я думал, что звуковой удар просто временно выведет из строя боевые расчёты при гексаподах, но чтобы эффект вышел настолько потрясающим?..
        - Это точная информация, Грук? - спросил я у гоблина.
        - Грук не очень умный, но понимать на людский, - стукнул по груди тот. - Полезно в разведка.
        - Что-ж… - на лицо сама собой начала вылезать довольная ухмылка. - Прекрасно. Чудесно! Кажется, наше пребывание тут пройдёт куда проще, чем я думал! Если, конечно, это не какая-то хитрая и точно спланированная дезинформация.
        Отсутствие угрозы со стороны Ходунов, пусть и временное, позволяло мне вздохнуть с огромным облегчением, ибо это снимало любые вопросы с защитой замка от артобстрела и возможных повреждений. Строго говоря, у нас тут намечался, практически, курорт, если услышанная Груком болтовня была правдой. Уж что-то, а от пехоты мы отобъёмся. Даже те похожие на миномёты штуки меня не слишком напрягали, учитывая, как близко ко мне их подтаскивали, чтобы открыть огонь. Мы успеем принять меры задолго до того, как их затащат на огневую позицию.
        Расспросив гоблинов ещё о том, о сём, я отпустил их к графу получать график дежурств и набивать брюхо после ночной вылазки. Да и сам решил перенести военный совет на время после завтрака. И, пока на кухне разбирались с едой, я отправился к Эрмиту.
        Тот стоял неподалёку от камина, повернувшись обложкой к стене и держал фолиант в закрытом состоянии. Ну, дело ясное, тут даже к гадалке ходить не нужно - пингвин обиженно нахохлился.
        Довольно плохо представляя, с чего стоило бы начать извинения в подобной ситуации, я присел неподалёку и какое-то время молча смотрел на танцующие в камине языки пламени, обескураженно ероша затылок. Неожиданно до меня донёсся тихий скрип открывшейся обложки и Эрмит заговорил:
        - Скажи, асани-кве… Испытывал ли ты когда-нибудь столь глубокое разочарование-кве, что начинал сомневаться во всём, что делал прежде-кве?
        - Эм… Пожалуй, - ответил я расстроенно.
        После всего пережитого вчера вечером, пингвин явно начал жалеть о том, что помогал мне и что вообще решил связаться. И осуждать его я не мог. Кроме того, я действительно понимал, какие думы занимают сейчас разум орнито, так как бывал в подобном состоянии, когда ещё жил на Земле.
        - Я вот никогда прежде не сомневался в своих поступках и достижениях-кве, - вздохнул талмуд и махнул страницей. - Я мог опечалиться, если не удавалось чего-то добиться-кве, но всегда был уверен, что поступал верно и сделал всё, что мог-кве.
        Эрмит явно клонил к тому, что не смог меня переубедить отказаться от сумасшедшей идеи. И ведь правильно он тогда сомневался! Стоило послушать мудрого птица и подумать над затеей ещё раз, взвешенно и обстоятельно. И тогда я наверняка смог бы осознать подводные камни, что таились в ней.
        - Слушай, я… - начал было я извиняться за свой необдуманный поступок, из-за которого пострадал и бедолага-Эрмит, но талмуд неожиданно махнул страницей.
        - Погоди-кве, - прервал меня пингвин. - Кажется, я знаю, что ты хочешь сказать-кве, но не стоит извиняться за собственную силу-кве. Просто я даже в самых смелых теориях не мог представить-кве, что столь простая магия может быть настолько могущественной-кве.
        Эм… Что? Разве не должен был он сейчас крыть меня благим матом за испытанный магический удар?
        - Магистр, ха! - продолжал, тем временем, гримуар, экспрессивно размахивая страницами. - Возомнил себя познавшим тайны магии-кве! Думал, что понимаю пределы даже твоей силы-кве! Цыплятам на смех-кве!
        Он с силой захлопнулся, вызвав лёгкую воздушную волну, и со вздохом открылся.
        - Кто бы мог подумать-кве, что безобидная магия воздуха-кве способна стать настолько смертоносной… Скажи-кве, а другие стихии тоже скрывают подобные тайны-кве?
        Вопрос пингвина заставил меня крепко задуматься. Само собой не над тем, имелась ли в других стихиях сокрытая мощь. Имелась. Проблема была в том, что далеко не все физико-химические законы я мог внятно донести до местных магов. Не так уж сложно рассказать магу огня о том, как поднять температуру пламени при помощи воздушной тяги. Ему даже не нужно для этого знать о кислороде и процессах сгорания, которые я и сам понимал лишь в очень общих чертах.
        Но как, к примеру, поведать магу воды о водороде, что содержится в ней? Как научить его выделять и получать, в результате, взрывоопасную воздушно-водородную смесь? Способна ли магия добывать из воды природный дейтерий, приоткрывая форточку в мир термоядерных реакций? Но даже если может, то что потом с этим дейтерием делать, не имея никаких нужных технологий и знаний о термоядерном синтезе?
        Я как та собака, которая всё понимает, но ничего сказать не может. Я знаю, что вокруг находятся гигатонны энергии, которую можно превратить в оружие, против коего люды не смогут вообще ничего противопоставить. Но что толку от этого знания, если я чёртов гуманитарий? Кроме того, я не был уверен в разумности идеи вручать магам Тельвара, да и любого другого мира, термоядерный «Эксплоужен!», хорошо понимая на примере родной Земли, к чему на самом деле может привести обладание подобным арсеналом.
        Так что я не знал, какой ответ должен был дать Эрмиту. В теории, возможности магии были практически безграничны, стоит лишь упорядочить её и увязать с подходящими законами природы, чтобы применение и разработка заклинаний стали более осмысленными и целенаправленными. Но я не был учёным и был не в силах дать тельварцам столько знаний, чтобы это стало возможным. Лишь какие-то простейшие принципы, не требующие глубокого понимания мира или специфических знаний. Только здесь и только сейчас я, наконец, в полной мере осознал, какой же колоссальный и невообразимый объём знаний успела накопить наша цивилизация.
        - Нотан-кве?
        Я спохватился, что уже довольно давно не даю пингвину ответа и просто таращусь в камин, погрузившись в свои мысли.
        - Полагаю, ваш вопрос заставил Владыку погрузиться в глубинные тайны магии, мастер Эрмит, - мне на помощь неожиданно пришла Лион, следившая за нашим разговором, а точнее почти монологом пингвина, со стороны. - Я на собственном опыте знаю, насколько знания Владыки Нотана превосходят наше понимание. Можно не сомневаться, что он знает о магии такие вещи, какие мы не в силах даже вообразить. Но будем ли мы в состоянии их понять, если уговорим Владыку ими поделиться?
        Мне оставалось лишь восхищаться тому как красиво, сама того не зная, Лион отмазала меня от сложных объяснений. Но мне всё равно стоило что-то добавить, чтобы не выглядеть по-дурацки после того, как я столько времени протаращился в камин.
        - Да, старина, - кивнул я. - Магия воистину скрывает огромный потенциал, о котором не ведают тельварские маги. Но, как и сказала Лион, мне пока тяжело найти верный и понятный способ, чтобы донести до вас эти знания. К тому же, некоторые тайны я и сам понимаю лишь в очень общих чертах.
        - Жраааааааать! - раздался зычный оклик с кухни и кто-то начал греметь половником по пустой кастрюле.
        Простой и по-гоблински незатейливый сигнал к трапезе ясно намекнул, что пора завязывать с обсуждением тонких материй. Но, встав со стула, я всё же не удержался и поинтересовался у гримуара:
        - Слушай, Эрмит. Так тебя действительно беспокоило именно это? Я думал, после того, как тебя приложило моим заклинанием, ты посоветуешь мне подорожник к голове приложить или что-то в этом роде.
        - Зачем-кве? - удивился пингвин. - Я же теперь книга-кве, мне от того звука ни холодно, ни жарко-кве. Так что твоё заклинание ударило лишь по моей гордости-кве. И что такое подорожник-кве?
        Сытный домашний завтрак и шумная компания окончательно меня расслабили, а гоблины так и вовсе не парились по поводу того, что замок стоит в окружении неприятеля. Краснокожие обалдуи лопали в три глотки, гоготали над тупыми шуточками и обсуждали ночное приключение. В общем, вели себя как обычно. И, невольно, вместо того, чтобы придумывать как пережить эти два дня до отката телепорта, я начал задумываться о том, как уйти красиво.
        Когда с трапезой было покончено и барон разогнал всех или по постам или по кроватям, мы начали наше очередное заседание клуба по интересам. Состав заседателей изменений не претерпел. Пара аристократов, развратная чародейка, невинная чародейка, старый мудрый шаман, пингвин со сломавшимся шаблоном мира и милая огромная паучиха.
        - Итак, дамы и господа, - начал я, - как вы прекрасно понимаете, вести о том, что люды остались без боевой техники, несколько облегчают нам жизнь. Но, как бы то ни было, следует немедленно покинуть окружение, когда я снова смогу использовать телепорт. Не стоит злоупотреблять гостеприимством имперцев, когда мы в столь невыгодном положении. Однако, вне зависимости от того, воспользуется генерал Райда моим гостеприимным приглашением или нет, если она вообще жива, нам стоит извлечь из сложившейся ситуации как можно больше пользы как для себя, так и для Браллака. Какие будут идеи и предложения?
        Глава 7. Да будет свет
        Хоть я и озадачил своих спутников вопросом прощального подарка, лично я сам считал, что можем мы немногое. Я уже не надеялся на то, что получится схватить Райду, так что можно было бы махнуть рукой и вытащить из инвентаря Флюгегехаймена, но в своём текущем состоянии я откровенно опасался пускать в дело злобного некроголема. Тварь была не только охочей до убийств, но и откровенно тупой, и могла ломануться в самое пекло без тени сомнений. Если хоть что-то пойдёт не так, я не смогу прикрыть чудище своей силой.
        - Кхм. Прошу прощения, Владыка, но я боюсь, что ситуация не столь радужна, - взял слово Вриду, поднявшись с места. - Пока вы восстанавливали силы, я держал связь с корпусом разведки и…
        После того, как граф изложил текущее положение дел, а барон Кульд, разложив перед нами карту, расставил на ней все необходимые метки, обозначающие расположение сил фиарнийцев неподалёку, моё благостное настроение стремительно растаяло.
        Вокруг дивизии Райды, на расстоянии, самое большее, дневного перехода, находилось множество других подразделений и они постепенно приближались. Со слов разведки, приказ на группировку сил поступил ещё прошлым вечером, приблизительно как раз в момент моего появления тут, и всё это время войска находились на марше, стягиваясь к позиции генерала. Часть из них, по расчётам разведки, уже стояла где-то неподалёку от нас, ожидая приказов. Иначе говоря, в любой момент они могли подойти на расстояние атаки и открыть огонь из всех орудий, так как звуковой удар до них просто не дотянулся.
        Суммарно, дополнительных войск, которые Райда вела в сторону Каруша и Лаграша, набиралось где-то на полторы дивизии. Это, блин, много. Куда больше, чем она приводила на штурм Карушской крепости. Что не удивительно, ведь в своих манёврах загадочная девчонка задействовала все находящиеся в регионе силы.
        Так что расслабляться было рано. Не знаю, ожидала ли Райда от меня такого отпора и работала на упреждение или руководствовалась иными мотивами, но этот приказ был для нас очень некстати.
        В военном искусстве я не смыслил ровным счётом ни черта, так что в дискуссии, завязавшейся за столом между Гортом, Вриду, Кульдом и Лион, я не участвовал. Эрмит с Астиль, как и я с Шарлоттой, тоже воздержались. Пока знающие военное дело обсуждали о разумности и возможности нанести удар извне, убедив кого-нибудь из ближайших браллакских полководцев, я мрачно поглядывал на карту и рассеянно перебирал лежащие в кармане дайсы. Дабы хоть как-то поддержать понижающийся уровень настроения, я залез в Хранилище и вытащил наружу мешочек с «черешней», начав поедать кисло-сладкие освежающие ягоды.
        Нельзя было сказать, что мы застряли в самом центре вражеских сил. Основная часть подразделений находилась северо-западнее относительно лагеря Райды, растянувшись на карте длинной неравномерной кляксой. Но даже тех, что находились поблизости, хватит, чтобы испортить нам жизнь.
        Вопрос был уже даже не в прощальном подарке перед телепортацией, а в том, чтобы продолжать держать имперцев в страхе и отбивать у них желание атаковать нашу позицию. И с этим имелись проблемы. Применение Флюга могло спровоцировать обратный эффект, вынудив подкрепления Райды навязать бой некроголему. И я не сомневался, что сражение против стоящей на расстоянии техники сложится не в его пользу. Такой расклад был нежелателен даже при условии того, что я успею восстановить свои силы, так что его лучше не рассматривать.
        Испытать на людах магию света, усиленную посохом? В целом, можно, но убойный эффект, при всех стараниях Лион, даже близко не сравнится с мёртвым комбайном смерти. Хотя… Я ведь пока даже не представляю, на что на самом деле способен этот магический торшер ушедшей эпохи. Сначала надо испытать, а уже потом делать выводы.
        Кинуть дайсы? А на какую вероятность надо делать бросок, чтобы людов проняло, а меня самого не размазало по стулу отдачей от возможной неудачи? До этого мне, зачастую, крупно везло, но не стоит полагаться на это каждый раз. Да, само собой, Лионеллиан воскресит меня в кратчайшие сроки, но попадать в обитель Аллегри в ближайшее время мне не хотелось. Судя по тому, что после моего «подвига» она не отпустила ни единой шуточки, в ротонде сейчас царят неслабые разборки. А может она просто решила меня немного поигнорировать в отместку за наглость.
        Ещё можно было воспользоваться сильдом, экстренно накачаться магией при поддержке Лион и устроить ещё одно светопреставление. Только на этот раз более… осмысленное и аккуратно подготовленное. Например… Хм…
        Закинув в рот очередную ягоду и откинувшись на высокую спинку стула, я неожиданно ощутил странный дискомфорт. Что-то поменялось, но я никак не мог понять, что именно. На какие-то доли секунды по телу пробежало чувство, похожее на озноб, и исчезло, но оставило после себя смутное беспокойство. И, кажется, подобное посетило не меня одного. Смирно стоявшая у стола Шарли вдруг взмыла вверх чёрной тенью и, приземлившись на стол, принялась тревожно крутиться в разные стороны. Шёрстка паучихи стояла дыбом.
        Обсуждение за столом мгновенно прервалось.
        - Что случилось? - тут же подобрался Горт.
        Присяжные заседатели, недоумённо переглядываясь, смотрели на паучиху, которая начала постепенно успокаиваться и теперь выглядела скорее растерянной, чем встревоженной.
        Астиль, до этого момента сидевшая со скучающе-расстроенным видом, так как явно не знала чем могла помочь на совете, огляделась по сторонам и неуверенно пробормотала:
        - Кажется… Мне кажется, словно землю немного тряхнуло. Совсем чуть-чуть, почти незаметно. Я сначала даже подумала, что мне показалось.
        - Тряхнуло? - удивился я и задумался. - А ведь и правда что-то похожее было… Шарли, ты согласна с Астиль?
        Паучиха, повернувшись ко мне, задумчиво перебрала лапками и несколько раз кивнула.
        - Землетрясение? - предположила Лион.
        - Да, в наших землях, бывает потряхивает, - задумчиво пробормотал граф Вриду. - Орки с востока говорят, что это злятся горы.
        - Хребет часто трясёт-кве, - сообщил Эрмит. - Мне постоянно приходилось чинить башню-кве.
        - Зачем ты там жил тогда? - удивился я и бросил взгляд на карту.
        - Я не знал про это, когда селился-кве, - пояснил пингвин. - А потом переезжать было уже слишком хлопотно-кве. Кроме тебя, никто не умеет таскать с собой целый дом-кве, словно так и должно быть-кве.
        - Справедливо, - согласился я и наконец нашарил горную цепь, на которой мы познакомились с пингвином. - И правда, если прикинуть расстояние, гряда не так уж и далеко. Сейсмические толчки должны ощущаться и тут.
        - Се… мичские-кве? - неуверенно переспросил Эрмит.
        - Сейсмические, - поправил я машинально, продолжая глядеть на карту. - Когда тектоническая активность… - вновь откинувшись на спинку, я обнаружил на себе пристальные и, местами, недоумевающие взгляды, после чего сообразил, что свернул в ненужные сейчас дебри. - Ну, это я вам потом расскажу. Давайте пока вернёмся к нашей текущей ситуации.
        Смена темы явно огорчила Лион, но у нас сейчас над головой висела проблема посерьёзнее толчков под ногами.
        Военный совет немного подзатянулся, но, в итоге, все смыслящие в этом деле пришли к решению атаковать со стороны одной разрушенной деревеньки на севере. С их слов, место было стратегически удобным как для удара, так и отступления на случай, если люды ответят чересчур бурно. Доверяя мнению своих специалистов, я утвердил план и граф немедленно начал переговариваться с кем-то по кристаллу связи, так как ещё следовало убедить вышестоящее командование.
        А вот у меня дела шли не так хорошо. За всё время совета в голове не родилось ни одной интересной и, самое главное, выполнимой в моём текущем состоянии идеи. Да, само собой, через пару дней я буду ощущать себя куда лучше и смогу позволить себе некоторые вольности, но враг может и не дожидаться моего восстановления. Магическое истощение всё таки крайне мерзкая штука.
        Притащить бы сюда того старичка-магистра с заклинанием вечной диареи… вот была бы веселуха! Сложно придумать более эффективный метод сдерживания врага. Да ещё такой позорный для него. Звучит как воистину идеальное преступление, особенно если держать в уме тот факт, что проклятие подобного типа быстро обезвожит организм и приведёт к летальному исходу. Смерть от поноса - что может быть унизительней? Мне определённо нужно это заклинание в арсенал. Возможность отравить целую армию дорогого стоит…
        Остановив руку с ягодой на полпути ко рту, я задумчиво посмотрел на черешину и слегка сжал её пальцами. Плотная кожица, лопнув, выпустила наружу густую каплю рубинового сока, которая медленно поползла вниз.
        Отравить… А я ведь могу их отравить! Надо только подкопить немного силы, чтобы вызвать воздушную бурю, и вопрос можно считать решённым. Если вытащить из кармана Флюга и разогнать во все стороны его чёрный туман, можно неслабо попортить людам настроение. Даже если из-за распределения по большой площади туман перестанет бесследно сжирать всё на своём пути, стать от этого менее смертельным он не должен. При этом, риск спровоцировать атаку на самого Флюга минимальный. Его даже можно как-нибудь замаскировать при наличии возможности. Под кустик там, в ямку посадить…
        Да, замок со спутниками перед подобным трюком нужно будет прятать в Хранилище, но это уже сущие мелочи. Самое главное, мне в голову наконец-таки пришёл простой и эффективный план для обороны и устрашения. Может даже стоит устроить показательно-профилактический манёвр на упреждение, как только появится достаточно сил?
        Так как путь в светлое будущее малость прояснился, я позволил себе снова немного расслабиться и с удовольствием раскусил лопнувшую ягоду.
        - Кажется, вы заготовили для людов что-то интересное, - с хитринкой в глазах подметила чародейка, от которой не ускользнула моя смена настроения.
        Она говорила тихо, чтобы не мешать переговорам Вриду.
        - Им точно понравится, - хмыкнул я. - Помнишь чёрный туман Флюга?
        В нескольких словах я описал свою задумку и над столом поднялся одобрительный гул. Даже граф, занятый сеансом связи, как оказалось, слушал меня вполуха и согласно закивал, когда я изложил идею. Одна только Астиль боязливо поёжилась, видимо, вспомнив первый раз, когда увидела некроголема и его арсенал в действии.
        - Вы хотите использовать его сразу как восстановитесь? - уточнила Лион.
        Я отрицательно помотал головой:
        - Только в том случае, если имперцы активизируются и двинутся в нашу сторону, - по некоторому размышлению, я решил не торопиться с превентивным ударом и приберечь туман, дабы сделать из него «приятный» сюрприз в самый подходящий момент. - В ином случае я бы хотел придержать эту атаку в рукаве до нашего отбытия, чтобы подкосить силы и мораль фиарнийцев перед появлением наших войск. Если граф убедит своё начальство их отправить, конечно.
        - Узнаем через несколько часов, Владыка, - откликнулся Вриду, убирая кристалл в карман. - Генерал Гаргал не из тех гоблинов, что будут тянуть время, и соберёт военный совет сразу же как получит наши вести.
        - Превосходно, - кивнул я. - Тогда предлагаю на этом закончить. У всех вас была беспокойная ночь, так что приказываю воспользоваться образовавшимся затишьем и отдохнуть.
        По кроватям разошлись все, кроме барона Кульда, которого жребий определил дежурным офицером, и Лион. Тёмная эльфийка осталась сидеть за столом и смотрела на меня со скрываемым, едва заметным предвкушением.
        - Между прочим, приказ об отдыхе касается и тебя, - попенял я чародейке.
        - Владыка, вы обещали помочь мне усилить заклинание магистра Архимеда, когда сможете двигаться. Я не смогу уснуть, пока не пойму, на что способна, - развела руками тёмная.
        - Понятно, - вздохнул я и поднялся со стула, опираясь на посох Эрмита. - Тогда давай решим вопрос побыстрее.
        - Какое ещё заклинание Архимеда-кве? - тут же заинтересовался фолиант. - Я что-то пропустил-кве?
        - Есть немного, - усмехнулся я. - Скоро узнаешь.
        Хотя я был ещё довольно слаб, плотный завтрак с чаем и десерт из ягод благотворно сказались на моём запасе сил. Да и за пару часов бодрствования организм немного встрепенулся и проснулся. Капля за каплей начала возвращаться магия.
        Дабы не привлекать лишнего внимания среди караульных гоблинов, покинув обеденный зал, мы отправились на один из складов, которые ещё не были забиты под самую крышу железом с Ходунов. Там можно было спокойно испытывать силы, не опасаясь кого-нибудь задеть.
        Открыв Хранилище, я нашёл ячейку с посохом и на секунду замялся. Немного некрасиво получалось с моей стороны отдавать такую вещь эльфийке, в то время как старина Горт, который поддерживал меня куда дольше и ни разу не пытался убить, всё ещё ходит без приличного дара от меня. Но что поделать, если ничего подходящего в мои руки пока не попадало? А сейчас обстановка требовала, чтобы все находились во всеоружии.
        - Владыка?
        - Просто задумался, - встряхнулся я и вытащил из инвентаря волшебный торшер.
        Артефакт лёг в руку приятной тяжестью и я протянул посох Лион.
        - Это «Изгоняющий тьму», - представил я торшер. - Древний посох времён асани, предназначенный для магии света. Думаю, его сил вполне хватит для того заклинания.
        - Немыслимо-кве! - ахнул пингвин. - Сколько сотен лет этому артефакту-кве?!
        - Да Бездна его знает, - пожал я плечами.
        В отличие от Эрмита, Лион поначалу не произнесла ни слова, глядя на посох в изумлённом восхищении и, кажется, даже боялась пошевельнуться. Мне пришлось самому сделать шаг вперёд и слегка махнуть посохом, чтобы она, наконец, поняла, что я действительно хочу вручить его ей.
        - Вы уверены, Владыка? - тихо спросила она, открывая взгляд от артефакта. - Это же бесценное сокровище.
        - Просто бери уже, - проворчал я и сунул посох ей в руки.
        В конце концов, он был не настолько ценным, как если бы оценивался на пять или хотя бы четыре звезды. Конечно, даже три звезды, которые имел «Изгоняющий», были редкостью для Тельвара, но существование «Нулевого арканума» ярко демонстрировало, что где-то по миру бродили артефакты намного могущественней.
        - Спасибо, мой Владыка, - глубоко поклонилась чародейка, сжимая посох. - Получить подобный дар - это…
        - Лион, - остановил я чародейку. - Я уже говорил, что не люблю поклоны. Прими этот посох и раскрой весь его потенциал, для меня это будет лучшей формой благодарности.
        - Но как я могу не проявить банальной вежливости, Владыка?! - удивлённо вскинулась Лион, глаза которой уже горели знакомым блеском. - В Университарии уже больше ста лет не видели артефакта подобного уровня! Это!..
        - …Бесценное наследие древней эры, возможности которого могут быть поистине безграничными и непостижимыми. Невероятная находка для исследователей магии и так далее, и тому подобное. Это я и так знаю. Так что можешь сразу переходить к фазе испытаний. Давай, опробуй новую игрушку, - весело усмехнулся я.
        Несколько секунд чародейка молчала, о чём-то размышляя, после чего, наконец, расслабилась и улыбнулась:
        - Всё таки ваш образ мышления довольно своеобразен, Владыка.
        - Думаешь? - спросил я и приземлился на какой-то ящик у стены. - Ну давай, испытывай заклинание и посох. Только постарайся не задеть ничего деревянного.
        - Конечно, Владыка, - кивнула Лион и сконцентрировала своё внимание на артефакте.
        На её лице читался неприкрытый исследовательский азарт и почти детское предвкушение. В такие моменты она мало походила на свой обычный образ.
        От Лионеллиан прокатилась тёплая волна энергии, похожая по ощущениям на летний солнечный зной, и круглый камень под тряпичным абажуром мягко засветился молочным сиянием, окутывая складскую комнату светом.
        - Кве… - дёрнул страницами Эрмит.
        Торшер, блин. Как есть торшер!
        Пока магесса, чуть прикрыв глаза, разглядывала сияющий артефакт, я неожиданно осознал, что и старина Горт не без греха. В конце концов, в тот день на улице разрушенного города, когда я только появился в Тельваре, именно по приказу шамана гоблины оставили меня на поживу Ходуну. Но тогда мы друг друга вообще никак не знали, так что сложно его в этом винить.
        Однако, технически, это уже делало Лион не единственной, кто стал надёжным союзником после того, как попытался меня убить. Но единственной, кто действительно смог это сделать.
        Или нет?
        Так, минуточку!
        С чего там началось моё знакомство с Аллегри? С того, что она уронила меня в вулкан? Таааааак.
        Аллегри уронила в магму. Убила. Горт бросил на поживу Ходуну. Покушение на убийство. Лони. Бросила в голову кузнечный молот. Покушение на убийство. Орен. Бросил в голову боевой молот, после пытался убить на дуэли. Двойное покушение на убийство. Мурзик, хотя его сложно считать полноценным союзником, но пусть будет - собирался банально сожрать. Флюг… Ладно, некроголем не в счёт, он слишком тупой и просто ненавидит всё, что шевелится. Эрмит без зазрения совести стрелял сосульками на поражение из окон. Тоже покушение. Лионеллиан успешно меня убила и даже препарировала! Граф до посещения Аллегри тоже был бы не против прибить мою голову к воротам.
        …
        ……
        ………
        …………
        ……………
        ………………
        …Да ладно?! Как так вышло, что самые надёжные и полезные мои друзья хотя бы по разу пытались меня грохнуть?! Я был бы рад списать всё на идиотское совпадение… Но это происходит как-то чересчур регулярно!
        Нет, стоп. Шарли. Шарли чиста и невинна, и полностью разбивает эту мрачную цепочку не то совпадений, не то закономерностей. Ух. Спасибо тебе, девочка моя. Я знал, что на тебя можно положиться в любой ситуации. Даже тут не подвела.
        Пока я размышлял о всякой ерунде, Лион закончила с исследованием торшера и начала создавать заклинание, повернувшись к дальней стене.
        - Как любопытно-кве… - пробормотал со своего насеста Эрмит.
        С посохом процесс у чародейки шёл куда бодрее, чем в первый раз, и уже через несколько секунд вокруг неё мерцал сонм сверкающих звёзд. После чего все они ударили тонкими лучами в шершавый камень стены. И я понял, что посох, найденный в подземелье асани, чертовски силён. Всего через несколько секунд помещение заполнил ощутимый жар. Сведённые в точку не больше монеты лучи стремительно нагревали толщу складской стены и буквально секунд через десять я начал замечать, как камень вокруг точки начинает едва заметно багроветь. Да она таким макаром действительно её проплавит!
        Дожидаться этого момента я не стал. Лишняя дырка в стене нам пока ни к чему.
        - Лион, достаточно, - окликнул я чародейку. - Лион!
        Я не сразу достучался до её захваченного процессом сознания, но в итоге эльфийка развеяла заклинание. Когда она повернулась ко мне, на её лице читался чистый, незамутнённый восторг.
        - Получилось. Чувствую, что получилось! - сообщила она. - Даже не представляла, что магия света может быть так сильна!
        - Действительно получилось, - довольно кивнул я и кинул взгляд на рдеющую раскалённую точку посреди стены, от которой даже сюда веяло ощутимым жаром.
        На первый взгляд могло показаться, что усиление принесло заклинанию не так уж много пользы, ведь за те пятнадцать или двадцать секунд эксперимента стена так и не поддалась. Однако мы вели речь о толстенной несущей стене из укреплённого магическим способом камня. А наши враги-люды… куда менее устойчивы к экстремальным температурам. Даже Ходунам и прочей технике, я уверен, не поздоровится, если по ней чиркнет такой вот лучик. Металл сходу, быть может, и не прорежет, но попав в сочленения или щели между листами брони, без проблем натворит внутри весёлых дел.
        - Так, - хлопнул я по колену и поднялся с ящика. - А теперь отдыхать и никаких отговорок!
        - Но, Владыка!.. - попыталась возразить эльфийка, но я быстро пресёк бунт.
        - Никаких «но», тебе нужно отдохнуть. Иначе отберу посох.
        Тяжело вздохнув, чародейка смирилась и побрела в сторону лестницы, продолжая по пути поглядывать на могучий торшер.
        - Что это вообще было-кве?! - опомнился, наконец, Эрмит.
        Так как торопиться мне было некуда, я начал потихоньку пересказывать пропущенные пингвином события и отправился на кухню за чаем.
        Орнито в очередной раз поразился моим «безграничным» знаниям и засыпал вопросами, за обсуждением которых мы и коротали время. Первая половина дня прошла довольно спокойно и мирно, если не считать ещё пары малозаметных подземных толчков. Видимо, в горах продолжало трясти. Но в остальном была тишь, да гладь. И, когда до пересменки уставших караульных оставалось где-то полчаса, ко мне неожиданно подошёл барон Кульд, вид которого был далёк от умиротворённого.
        - Что-то случилось? - сразу напрягся я.
        - Владыка… К замку направляется фиарниец. И у него белый флаг.
        Глава 8. То, что скрывает маска
        - Парламентёр? - удивился я и сразу же уточнил. - Мужчина или женщина?
        Верилось слабо, но вдруг мои угрозы таки возымели эффект и Райда решила сдаться? Судя по тому, что я слышал, это было не в её характере, но мало ли? Вдруг её покорили мои неотразимые глаза, когда мы встретились в палатке?
        - Мужчина, Владыка, - немедленно разочаровал меня Кульд. - Судя по мундиру, кто-то из младших офицеров.
        - Вот как? Очень интересно… - задумался я и побарабанил пальцами по столешнице. - Ну что же, давайте подождём и послушаем, что нам хотят сообщить фиарнийцы.
        В то, что они сели в кружочек, хорошенько подумали и решили сдать мне Райду, раз уж она сама не проявляла инициативы, я сомневался. Если бы дело обстояло именно так, вместо флага знаком мира и дружбы выступала бы сама госпожа генерал, к тому же, я даже не знал точно, выжила ли она вообще. Может, о том и хотел сообщить парламентёр? Мол, нету больше генерала, пожалейте нас, сирых и убогих… Тоже, как-то, верится с трудом. Что-ж, не буду гадать, скоро всё будет известно.
        - Владыка, уместно ли принимать вонючего люда в вашем замке? - замялся барон.
        - А ведь и правда, - призадумался я и мельком глянул по сторонам. - Я как-то не подумал о зале для приёма, чтобы с троном и всеми делами.
        Да, Кульд подразумевал несколько иное, но, в любом случае, встречать парламентёра, сидя на стуле в столовой, так себе идея. Не очень полезно для престижа.
        - В замок не пускать. Остановить шагов за сто, спросить чего припёрся и доложить мне.
        - Слушаюсь, Владыка, - приложил кулак к груди барон.
        - И разбуди Горта с Вриду, - добавил я, - мало ли что.
        - Уже отправил за ними, - коротко кивнул Кульд. - Это обычное предписание для караульных в случае необычного происшествия.
        Я ожидал, что после этого барон отправится готовить торжественную встречу, но тот неожиданно задержался и, кинув взгляд в сторону входа, добавил:
        - Не нравится мне это, Владыка. Люды никогда не начинали переговоры сами. По крайней мере, мне неизвестно, чтобы такое случалось хоть раз за последние лет двести.
        - Да, я наслышан, что они не жалуют переговоры с демонами, - хмыкнул я, вспомнив как сам ходил к людам с белым флагом, - и быстро превращают их в фарс. От того становится ещё любопытнее, что же они задумали.
        Оставив меня размышлять над загадочным поведением имперцев, Кульд удалился, а я откинулся на стуле и задумчиво уставился на потолок, под которым лениво летала парочка мух, гоняясь друг за другом туда-сюда. Раздался шелест страниц и Эрмит, стоявший неподалёку и слышавший каждое слово, спросил:
        - У тебя уже есть какие-нибудь догадки-кве?
        - Ни одной, - честно признался я, наблюдая за мушиными салками. - Но, уверен, это будут не угрозы и не призывы сдаться. Если бы люды были уверены в своих силах, то уже вовсю штурмовали бы наши стены. Дипломатия - это тот инструмент войны, которым пользуются, когда знают, что не смогут раздавить противника одним лихим кавалерийским наскоком.
        Горт с Вриду спустились довольно быстро и, к моему удивлению, за ними шла и Лион, сонно щурясь и прикрывая рукой зевок. Я не планировал будить чародейку без серьёзного повода, но у барона, видимо, были иные соображения на счёт того, кого стоит будить при нештатных ситуациях. Так как все трое уже знали о происходящем в общих чертах, мне ничего не пришлось объяснять и, кратко обсудив ситуацию, мы принялись ждать развития событий.
        Как и было условлено, парламентёра не стали подпускать близко к замку. Навстречу ему выдвинулся лично барон. А Вриду, подойдя к окну возле входа, принялся наблюдать за ним, выудив из кармана похожую на монокль штуковину, которую «Взор мудреца» окрестил «Дальнозором». Конструктивно он выглядел несколько сложнее монокля, так как состоял из трёх линз, наслоёных друг на друга и закреплённых золотистой проволокой. Сами линзы не походили на обычное стекло и слегка отливали оранжевым. Так как нам всем тоже было интересно, что там происходит, мы отправились к наблюдательной позиции, что занял граф.
        - Нервничает, - довольно хмыкнул Вриду, глядя на стоящие в отдалении фигуры.
        - Люд? - уточнил я на всякий случай.
        - Ну не барон же, право слово, - резонно ответил гоблин. - Сопляка к нам отправили, видимо, кого не жалко. А он, небось, думает, что его сейчас утащат и сожрут.
        Беседа барона с фиарнийцем долго не продлилась. Буквально минуту спустя после встречи, Кульд направился обратно в замок, а имперец остался стоять на месте. По всей видимости, посланнику требовался какой-то ответ, который барон дать не мог.
        Вернувшись в замок, Кульд подтвердил мою догадку:
        - Владыка, парламентёр сообщает, что генерал Райда желает встретиться с вами завтра утром на нейтральной территории между нашими лагерями и обсудить дальнейшие, кхм, взаимоотношения.
        - Серьёзно? - мои брови удивлённо взлетели вверх. - «Взаимоотношения»? Он так и сказал?
        - Так точно, Владыка, - подтвердил барон.
        - Пха! - фыркнул Вриду. - Владыка, мне сдаётся, что люды желают разойтись миром. Да это же лучший анекдот, что я слышал за свою жизнь!
        - Вы уверены, граф? - с сомнением возразил Горт. - Люды слишком горды и самоуверенны, чтобы показать такую вопиющую слабость.
        - Они впервые сталкиваются с настолько непоколебимой и всесокрушающей силой, - развёл руками граф. - Как бы горды они ни были, только истинный безумец продолжил бы сражение против врага, что способен остановить их армию одним заклинанием. В конце концов, им ведь неизвестна цена, которую Владыка заплатил за это заклинание. Уверен, они перепуганы вусмерть, особенно после того, как Владыка выставил требование их генералу.
        - Тем не менее, она что-то не спешит к нам в замок, - криво усмехнулся я.
        - Это значит лишь то, мой Владыка, что ей есть, что предложить вам взамен своей персоны, - задумчиво прищурилась Лион. - Нечто, по её мнению, перевешивающее для вас её собственную ценность.
        - Либо это крайне хитроумная ловушка, - мрачно проворчал шаман.
        В комнате повисло молчание.
        - Может, имеет смысл самим обратить ситуацию в ловушку? - спросила Лион, кивнув головой в сторону ожидающего фиарнийца. - Вы ведь хотели схватить эту людскую девку, Владыка? Почему бы не сделать это, когда она явится на переговоры?
        - И наплевать на парламентёрский флаг? - недовольно нахмурился Вриду.
        - А что такого? - легко пожала плечами тёмная эльфийка. - Люды его и так ни во что не ставят.
        - Но это не значит, что нам стоит уподобляться им, - поддержал графа Кульд.
        - Спокойно, друзья мои, - я успокаивающе поднял руку, останавливая зарождающийся спор. - В словах магистра Лион есть резон и я учту подобный вариант. Но одно дело если бы она сдалась добровольно или была бы пленена под покровом тьмы, пока находилась среди мёртвых и раненых… И совсем другое - насильственный захват средь бела дня на глазах её солдат. Последнее однозначно вызовет излишне бурную реакцию. Уверен, мы сможем удержать оборону, но это всё ещё предполагает излишний риск и трату лишних сил и ресурсов.
        Скорее всего, к завтрашнему утру я уже буду в состоянии неплохо колдовать, да и Флюг сидит в кармане - вполне достаточно, чтобы показать людам кузькину мать. Отбиться можно, но каковы будут репутационные потери? Не в глазах людов, нет, на них мне было, по большому счёту плевать, а в глазах собственных союзников.
        Когда пауза несколько подзатянулась, граф осторожно кашлянул и сообщил:
        - Владыка, если мы затянем с ответом, люды могут счесть это признаком неуверенности.
        Я кивнул и, поразмыслив ещё пару секунд, повернулся к Кульду:
        - Сообщите парламентёру вот что, барон. Если генерал считает, что это защитит её армию лучше, чем посещение моего замка, то я не в силах запретить ей надеяться на что угодно и пытаться дождаться меня где-либо, надеясь, что у меня будет хорошее настроение и я выйду на прогулку.
        Хмыкнув, барон стукнул кулаком по груди и вышел из замка. Чародейка же глянула на меня и вопросительно подняла брови:
        - Вы не собираетесь идти на переговоры, Владыка? Надеетесь, что она придёт сюда сама?
        - Что ты, Лион, не имею ни малейшей надежды, - весёлым голосом ответил я. - Если бы моя угроза имела такой эффект, Райда уже стояла бы на пороге голая, перевязав себя подарочной ленточкой. Нет, она точно попытается устроить встречу там, на открытой местности. Вопрос в том, насколько она в этом заинтересована и… готова ли подождать, если я немного опоздаю?
        - Хотите немного потрепать ей нервы, Владыка? - лукаво сверкнула глазами Лион из под белых приопущенных ресниц.
        - Конечно, почему бы и нет? - широко ухмыльнулся я.
        Это была лишь моя теория, но если Райда действительно хочет со мной о чём-то договориться и её предложение не высосано из пальца, а не придумано лишь для того, чтобы потянуть время, она будет ждать и надеяться на моё хорошее настроение.

* * *
        Хоть я и являлся, по факту, липовым магом, так как чародейство ко мне примотали изолентой и сказали: «Ну, работать будет», внутреннее самоощущение с магией и без всё равно разительно отличалось.
        Магическое истощение приносило с собой не только невозможность колдовать и физическую немощь, но и чувство психической опустошённости, надломленности. К счастью, не настолько серьёзной, чтобы впасть в хандру, взойти на борт круизного лайнера депрессии, поймать парусами ветра апатии и отправиться бороздить бескрайний тёмный океан самокопания и рефлексии. Нет, ты просто ощущал, что тебя лишили чего-то ценного вроде веры в Деда Мороза. Ты, вроде бы, уже и сам понимал, что доброго дедушки не существует, но ещё цеплялся за эту светлую иллюзию, пока её не развеяли окончательно. Ощущения были примерно такими.
        Магия, в свою очередь, наполняла какой-то уверенностью и «чувством плеча». Ощущением третьей руки, которая могла в нужный момент подержать молоток или подать ключ на девятнадцать. Да, это были весьма странные ассоциации, но невероятно точные, ибо магия, как ни странно, не давала того, что принято ей приписывать - ощущения всемогущества или возвышенности. Лишь немного уверенности и спокойствия. И только после нескольких случаев полного магического истощения я начал ощущать свою примотанную изолентой магию более ярко и отчётливо.
        Так что к утру следующего дня, когда, перевалив за некий рубеж, восстановление магии пошло ощутимо бодрее и приблизилось к своей обычной скорости, в моём подсознании прибавилось уверенности и я начал воспринимать сложившуюся ситуацию несколько спокойнее, чем вчера. Предложение Лион засунуть девчонку в мешок и утащить в подвал уже виделось не таким неоднозначным. С другой стороны, господа аристократы тоже были по своему правы касательно неприкосновенности белого флага и более высоких понятий о чести, нежели у людов. Я всё ещё не принял какого-то однозначного решения, но большей частью склонялся к мысли не пороть горячку. В конце концов, все эти правила чести и ведения войны были придуманы для того, чтобы не деградировать обратно до жестоких зверей. То, что люды всем этим пренебрегают, не повод поступать так же.
        После того, как фиарнийскому офицеру передали мой ответ и тот отбыл восвояси, больше нас никто не беспокоил, если не считать нечастых, но с каждым разом всё более усиливающихся толчков. Шарли из-за этого постоянно была на взводе и ближе к ночи даже начала злобно шипеть при каждой встряске. Меня и самого, честно говоря, вся эта сейсмоактивность начала напрягать. Если уж у нас так потряхивает, то что происходит в горах? Я не озвучивал свои опасения вслух, так как пока у отряда и без того проблем хватало, однако сама по себе ситуация беспокоила.
        Впрочем, имелись и радостные вести. Вскоре после того, как мы разобрались с гонцом людов, тельварские вояки вышли на связь с графом и сообщили об утверждении военной операции. Так что большую часть дня Вриду провёл в сеансах связи, уточняя детали.
        Лионеллиан после отдыха и обеда скрылась на складе, продолжив исследовать возможности нового посоха и заклинания, с условием не прожигать стены насквозь и не тратить на эксперименты много сил. Не знаю, насколько точно эльфийка следовала моим указаниям, но к ужину она явилась довольной и не особо уставшей. Настолько не уставшей, что ближе к ночи она проникла в мою комнату, дабы выразить глубокую признательность.
        Но если практически у каждого в замке нашлось своё дело, то Астиль явно ощущала себя не в своей тарелке и не знала, куда приткнуться. В караулы её не ставили, на кухне тоже было кому похлопотать, а безделье, как известно, лучший друг тревоги и неопределённости. Так что, заметив это, я позвал эльфиечку составить мне компанию и большую часть дня проговорил с ней о магии воздуха.
        Боевой маг из неё был так себе, о чём она честно признавалась, и бытовой магией она владела куда лучше, но кое что о своём элементе она знала и с радостью отвечала на мои вопросы. По крайней мере, на которые могла. А вопросов у меня хватало.
        Как-то, при одной из бесед с Лион, чародейка обмолвилась, что магистры воздуха и некоторые ветряки калибром чуть поменьше умеют летать с помощью своей магии. Так как до сих пор у меня под боком не было ни одного специалиста-воздушника, которого можно было расспросить об этом, а Горт вопросом владел крайне слабо, я постепенно позабыл об этом. Но недавний сон с полуголыми ведьмами напомнил мне о нём и я решил начать свои изыскания с Астиль и основательно помучил её вопросами касательно возможностей этого раздела магии.
        Увы, о самом умении летать поведала она немногое. Полёт был заветной мечтой любого мага воздуха, но для него требовалось мастерское владение стихией, кроме того, он быстро расходовал силы и не позволял осуществлять дальние перелёты. Как правило, всё ограничивалось разведкой ближайших окрестностей с высоты. Нынешний магистр стихии обучал всех желающих мастеров искусству полёта, но успехов достигали немногие. Насколько слышала Астиль, в данный момент, помимо магистра, подниматься в воздух умело всего трое магов.
        Но, в общем и целом, после нашей беседы я позволил себе предположить, что тельварцы идут наиболее примитивным путём, поднимая себя на высоту узконаправленным восходящим потоком воздуха, словно в вертикальной аэротрубе. Не нужно быть экспертом в магии, чтобы понимать, какой колоссальный расход энергии для этого требуется. Да и маневренности такому подходу наверняка недоставало.
        У меня имелась идея, как решить эту проблему, но я сильно сомневался, что она окажется более экономной по затратам маны, так как опиралась на принцип реактивной струи. Полёт при помощи несколько небольших источников реактивной тяги на основе сжатого воздуха мог дать магу скорость и маневренность, и, в принципе, подобный метод позволил бы летать дальше и быстрее при сравнимом расходе магической силы, но действительно ли можно будет назвать это экономией я не знал. Как и то, смогут ли вообще маги освоить такой принцип. В конце концов, создать и поддерживать один массивный источник воздушного потока намного проще, чем несколько маленьких и высокоэффективных. Я прекрасно знал это по своим шаровым молниям и тому как возрастает сложность поддержания каждой последующей сферы. И, в качестве альтернативы, рассматривал вариант создания «реактивных артефактов», которые черпали бы энергию из банальных кристаллов и выступали бы, в зависимости от мощности, маршевыми и маневровыми двигателями. Такие можно было бы и на волшебный халат налепить, и на метлу, и даже на ступу. Но… Всё это требовало обсуждения с более
сведущими в вопросе магами. К тому же, я помнил, что создание артефактов весьма недешёвое удовольствие.
        Подводя итоги, вторая половина прошедшего дня прошла вполне плодотворно для всех, и я надеялся, что утро новых суток окажется не хуже. Особенно в свете предстоящих переговоров.
        - Как обстановка? - спросил я, с кружкой чая подойдя к Лион и Горту, с раннего утра занявших наблюдательный пост.
        - Недавно пришла, Владыка, - сообщил шаман. - Смотрит в сторону замка. Вокруг ничего подозрительного.
        Я довольно кивнул.
        - Отлично. Ну, пусть немного подождёт, негоже оставлять чай недопитым. Лион, как думаешь, когда мне стоит показаться?
        - Думаю, через четверть часа, Владыка, или немного раньше, - вынесла свой женский вердикт чародейка. - Достаточно, чтобы она начала немного нервничать и терять терпение.
        В плане женской психологии я предпочитал полагаться на мнение эльфийки. Изначально я собирался, злорадства ради, помариновать фиарнийку с полчасика и лишь потом высунуть нос из замка. Потому что бесить людей - ну или, в данном случае, людов - это весело. Но Лионеллиан меня переубедила, пояснив, что в такие игры с терпением надо играть тоньше и аккуратнее.
        Прихлёбывая чай из кружки, я поглядывал через окно на стоящую вдалеке фигурку и настраивал себя на предстоящую встречу. У меня даже начало разгораться любопытство, что же такого хотела предложить девчонка? Стояла ли она там исключительно из надежды на мою милость или всё таки была достаточно умна, чтобы понять заложенное в ответ послание?
        - Ну, ни пуха, - хмыкнул я, сделав последний глоток и поставил кружку на ближайшую тумбу.
        Натянув на лицо свою ставшую традиционной для парадных выходов в свет маску, я взял за древко стоявшего неподалёку Эрмита и, успокаивающе потрепав встревоженную Шарли, вышел из замка.
        Вышел неспешно, остановившись на пороге и демонстративно не обращая внимания на стоящую вдалеке персону, огляделся по сторонам. Солнечная погода делала своё дело и в округе начинало попахивать. Возможно, придётся отправить Флюга на утилизацию, иначе имелись неиллюзорные шансы на то, что завтра тут дышать будет нечем.
        - От меня что-нибудь понадобится-кве? - уточнил Эрмит, пока я пялился по сторонам.
        - Не думаю, - слегка помотал я головой. - Лучше бы тебе вообще прикинуться неодушевлённым на время встречи.
        - Понял-кве! - отозвался фолиант и захлопнул обложку.
        Постояв ещё несколько секунд, я без особой спешки отправился навстречу Райде. Пейзажи вокруг были те ещё, но в моей душе, к добру или худу, они ничего не задевали, так что я вышагивал среди тел без моральных терзаний. Постепенно фигура генерала и шест с белым полотном, что она воткнула возле себя, становились всё ближе. На этот раз девушка была одета в обычный офицерский мундир без нагрудника и сапоги до колен с металлическими пластинами на голенище. Маловероятно, что это были генеральские одежды, но те, совершенно очевидно, исчезли вместе с палаткой под артиллерийским огнём.
        Подходить к тому месту, где находилась Райда, я не стал, остановившись метров за двадцать. Так как запас магии уже позволял шалить, я воспользовался этой привилегией и, раздвинув магией земли тела в разные стороны, создал посреди этого круга удобное каменное кресло и небольшой столик перед ним, а с другой стороны расположил обыкновенного вида стул со спинкой. После чего, поправив плащ, вальяжно уселся в кресло и, поставив Эрмита неподалёку, расслабленно закинул ногу на ногу и глянул на Райду.
        Генерал намёк прекрасно поняла и, оставив свой флаг торчать на прежнем месте, зашагала в сторону импровизированного круглого стола. Невооружённым взглядом было видно, как её коробит от нарастающего давления дайсов, но девчонка держалась молодцом и старалась не терять лицо. Вскоре она подошла достаточно близко, чтобы я мог ясно разглядеть детали её внешности и в очередной раз поразиться её юному облику. Я долго гадал, действительно ли видел тогда перед собой генерала, пока случайно не вспомнил об одном биологическом феномене, который вполне мог объяснить столь сильное различие между внешним видом и занимаемой должностью.
        Добравшись до стула, Райда без каких либо сомнений села на него и взглянула на меня. Она смотрела ясным, чуть ли не наивным взглядом, который никак не вязался ни с её званием, ни с окружающей её славой. Но присмотревшись немного, я смог заметить за ним цепкий, острый и, вероятно, жестокий ум, который в данный момент вовсю меня изучал.
        Начинать разговор первым я не спешил и просто продолжал разглядывать мою визави, постепенно подмечая, практически интуитивно, всё больше мелких деталей в поведении и жестах, которые говорили о том, что за внешностью юной простушки скрывался совсем другой человек.
        - Рада познакомиться с вами лично, господин Нотан, - тепло улыбнулась Райда, разбивая изрядно затянувшееся молчание.
        Святая невинность во плоти! Но чем больше я смотрел на эти невинные глаза, чистую улыбку и безмятежное лицо, тем больше ощущал подсознательную тревогу от нарастающего впечатления «зловещей долины», что исходило от девушки.
        - Взаимно, мастер генерал, - степенно кивнул я, отвечая ей на тельварский манер, но продолжать беседу не стал, наблюдая за тем, как она поведёт себя дальше.
        Хотя это было не так, я открыто демонстрировал, что мне глубоко по барабану, зачем Райда сюда явилась и о чём хотела поговорить. И мой факт появления тут - лишь спонтанный каприз, рождённый скукой и благодушным настроением.
        - Должна признаться, тем вечером вы меня едва не убили, - продолжила улыбаться Райда.
        - Вы ожидаете раскаяния? - насмешливо хмыкнул я.
        - Что вы! Это был комплимент от всего сердца, - приложила ладошку к груди девчонка. - Вы первый, кому удалось зайти так далеко в попытке убить меня, господин Нотан.
        - В попытке убить? - я позволил себе мельком показать кривую ухмылку. - Я пока даже не пытался, мастер генерал. Просто небольшое дружеское приветствие.
        - Весьма признательна за такой тёплый приём, - в её тоне едва заметно и мимолётно проскользнули ядовитые нотки. - Прежде чем перейти к делу, я бы хотела задать вам один пустяковый вопрос.
        - Валяйте, - благодушно махнул я рукой.
        - После нашего столь… бурного знакомства, мне начало казаться, что вы, господин Нотан, заинтересованы в том, чтобы я оставалась жива, - пронзила меня внимательным взглядом генерал. - Не поведаете ли любопытствующей девушке о причинах такого внимания?
        Я внутренне усмехнулся. Итак, Райда действительно начала прощупывать, почему я не стал добивать её войска и озвучил приглашение. И, не зная истинных мотивов той речи, сделала совершенно неправильные выводы, решив, что причина именно в ней. Весьма удобное для меня заблуждение, ведь, разрушив его, я имел неплохие шансы сломать задуманную ею тактику переговоров. Додумался до этого я не сам, а с лёгкой руки Лион, которая после ночной благодарности поделилась со мной некоторыми размышлениями. И оказалась права. Всё таки хорошо иметь на своей стороне мудрую женщину.
        Но, прежде чем разрушать стройные и логичные, но в корне ошибочные иллюзии Райды, я решил сначала ударить с другой стороны и проверить свою теорию.
        - Девушке? - фыркнул я. - И сколько же лет этой «девушке»? Тридцать? Тридцать пять? Знаете, Райда, я слышал, что люди с генетическим отклонением вроде вашего обычно не доживают до подобного возраста и имеют серьёзные проблемы с развитием. Приятно видеть перед собой исключение из правил.
        Я стрелял наугад и, более того, даже не сомневался, что она сочтёт странные слова, что я на неё вывалил, полной ахинеей. Но вспыхнувшая в наивных глазах настороженность намекнула мне, что я попал куда ближе в цель, чем собирался.
        - Господин Нотан… - медленно начала она после нескольких секунд молчания. - Вы, конечно, не ответите, но я обязана спросить - откуда вам известна засекреченная имперская наука?
        Пару секунд я молчал, переваривая услышанное, дабы убедиться, что понял всё верно.
        - Засекреченная наука? Вы про генетику, мастер генерал?
        Райда не произнесла ни слова, лишь продолжая внимательно смотреть мне в глаза.
        - Пха! - я не мог не рассмеяться. - Вынужден признать, мастер генерал, вы смогли меня удивить. Я не ожидал, что ваша нация, топчущаяся в прогрессе уже несколько сотен лет, смогла заглянуть на следующую страницу учебника по биологии. Да ещё сделать её тайной наукой. Ха! И как? Когда нам ожидать первых сверхлюдов? Несокрушимых усиленных пехотинцев?
        Хотя Райда всеми силами старалась сохранить невозмутимость, я отчётливо видел проскользнувшие на её лице растерянность и замешательство. Её спокойствие дало трещину.
        - Как… - явно машинально спросила она. - Кто посмел нас предать?
        Я даже не знал, плакать ли мне или смеяться от того, как, стреляя в небо, случайно сбил звезду. В итоге выбрал второе.
        - Ахахахаха! Расслабьтесь, леди Райда! - ободряюще захлопал я в ладоши. - Тайны вашей империи по прежнему под надёжным замком. Я исходил лишь из собственных знаний и догадок.
        - Это невозможно, - девушка впервые одарила меня обжигающим взглядом. - Вы, демоны, слишком отсталы для таких знаний и чересчур полагаетесь на магию!
        - Возможно, - легко согласился я и подарил ей широкую улыбку. - Хотя эльфы и гоблины, да будет вам известно, ещё до вашего появления в Тельваре баловались видовой селекцией. Но это сейчас совершенно не важно. Скажите мне, леди Райда, с чего вы решили, что я - тоже демон?
        Я определённо поступал крайне опрометчиво, решив вскрыть эту карту. Но желание увидеть, как декоративная ширма, за которой Райда прятала истинные мысли и эмоции, разлетается вдребезги, манила чересчур сильно. Она уже сейчас смотрела на меня как хищница, готовая в любой момент впиться в горло и рвать его на куски, что лишь разжигало стремление узнать её истинную натуру. Почему-то мне казалось это очень важным и необходимым.
        Ну и, в конце концов, разве я вообще что-то теряю? Наоборот, это может мне сыграть на руку. Пусть гадают! Строят теории! Опутывают себя домыслами и подозрениями, подтачивая собственную уверенность изнутри!
        - Позвольте представиться ещё раз, мастер генерал, - медленно стягивая маску с лица, я чувствовал, как её место занимает кривой и злобный оскал, ничуть не хуже взгляда моей оппонентки. - Владыка демонов Нотан, апостол Великой Матери Тельвара, Богини Аллегри. И я - человек.
        Глава 9. Это любовь!
        С лёгким стуком положив костяную полумаску на стол, я расслабленно откинулся на спинку кресла и взглянул Райде в глаза, продолжая ухмыляться. Удивление, неверие, растерянность, сомнения, подозрительность. За один миг в её взгляде промелькнул целый калейдоскоп эмоций и я, честно сказать, в какой-то мере даже наслаждался им. Вне всяких сомнений, мой ход вызвал в разуме противницы настоящую смуту, что чертовски радовало.
        Видимо, собравшись с мыслями, генерал медленно встала, не сводя с меня опасно прищуренного взгляда и, оперевшись на стол руками, подалась вперёд, тихо сказав:
        - Не делай из меня дуру, демон, - практически выплюнула она. - Всем известно, что наш род не способен колдовать. И твоя попытка нацепить личину нашего народа не только бессмысленна, но и нелепа! Ты всерьёз надеялся запудрить мне мозги этим?
        Как и я, генерал сняла свою маску и отбросила прочь роль невинной простушки. Она была собрана и холодна, сверля меня откровенно неприязненным взглядом.
        - Упаси Богиня, - насмешливо ответил я, слегка взмахнув рукой. - Мама учила меня говорить только правду. Мне, на самом деле, глубоко плевать, верите вы или нет, леди Райда. Если вы добровольно отказываетесь от мысли, что человек способен на несколько большее, чем вы привыкли считать - не смею разубеждать в этом.
        Да, само собой, я лукавил, но лишь отчасти. Если боги и иные миры существовали на самом деле, то где-то должны быть и те, что населены людьми, владеющими магией. Так что было бы глупо делать далеко идущие выводы по выходцам с одной или двух планет.
        - Сие лишь в очередной раз говорит о том, что вы не имеете ни малейшего понятия о безграничности мира, - снисходительно добавил я, продолжая усмехаться. - Но при этом вам хватает дерзости говорить за весь род человеческий? Вот это действительно нелепо!
        Не знаю, возымела ли эффект моя речь, или же Райда сама пришла к какому-то выводу, но её взгляд неуловимо изменился и стал не таким колючим. Не произнеся и слова в ответ, она медленно вернулась на стул и, казалось, ушла глубоко в свои мысли.
        - А знаете… - неожиданно пробормотала она, скрестив руки на груди, и неожиданно расцвела, криво ухмыльнувшись. - Так даже лучше. Интереснее. И мне начинает казаться, что Его Величество предвидел такое развитие событий, отдавая приказ встретиться с вами.
        Предвидел? Предвидел что? Что я человек? Но каким образом? Неужели у правителя империи есть собственные осведомители на территории тельварцев, информация от которых не поступает даже к кому-то калибра Райды? Или есть иные причины? Но, по крайней мере, становилось понятно, что генерал устроила переговоры по приказу Большого Начальства. И от того ситуация становилось ещё любопытнее. Я получил несколько кусочков мозаики, но она пока что зияла слишком огромными прорехами, чтобы иметь возможность представить картину хотя бы в общих чертах.
        - Моей скромной персоной заинтересовался сам император? - улыбнулся я. - Весьма польщён. Ну что же, тогда действительно предлагаю перейти к делам.
        «Девчушка» легонько фыркнула и откинулась на спинку стула.
        - Господин Нотан, - вкрадчиво начала она, - Его императорское Величество…
        Не успела Райда начать, как земля под ногами ощутимо завибрировала и по местности прокатился глухой, утробный рокот. Трясло куда сильнее, чем вчера, и теперь это походило не на эхо далёкой подземной бури, а на происходящее прямо здесь и сейчас землетрясение, что вызывало откровенную тревогу. Такие частые и, главное, усиливающиеся сейсмические толчки точно не к добру. Всё ли в порядке на востоке?
        Тряска продолжалась секунд десять и полумаска, лежавшая на столе, вторила ей едва слышным за судорогами планеты дребезжанием и норовила сползти со стола.
        - Уже пятый толчок, - на землетрясение Райда отреагировала довольно флегматично, обратив на него лишь толику внимания.
        - Шестой, - лениво поправил я её, так как самый первый, на который вскинулась Шарли, наверняка остался незамеченным.
        - Да без разницы, - пожала плечами Райда и улыбнулась. - Вернёмся к делу. Господин Нотан, Его императорское Величество уважает силу и считает, что с кем-то вроде вас выгоднее сотрудничать, чем воевать, и желает обсудить с вами наши общие интересы. А учитывая, что вы называете себя человеком, мне кажется, это предложение должно заинтересовать вас куда больше, чем я предполагала поначалу.
        Я ничего не ответил и лишь слегка вскинул брови. Союз, значит? С имперцами? Да ещё по их инициативе? Вот это да. Тельварцам расскажу - в жизни не поверят!
        Райда поняла моё выражение лица по своему и подалась вперёд:
        - Переходите под знамёна Империи, господин Нотан. Император гарантирует вам княжеский титул и солидный кусок земли. Хоть тот же, который вы сами, по слухам, собрались захватывать. К чему вам вся эта возня со сказочками про богиню, если вы можете быстро достичь желаемого с собратьями по крови? К тому же, намного быстрее.
        Что-ж, вот и разобрались.
        Глядя на ангельски улыбающуюся и обманчиво-невинную Райду, я едва заметно затрясся в приступе беззвучного смеха. Мне даже немного льстило, что император, кем бы он там ни был, столь высоко оценил мою персону. Не жалкое пожалованное гражданство, а весьма серьёзный титул и феод. И ведь это с учётом того, что меня считали демоном. Титул - демону! Или нет? Может Райда права и её начальник знает больше, чем сообщил подчинённой? Кого-то мне это напоминает, кстати…
        Невольно я отвёл взгляд в сторону и оглядел стоящие вдали силуэты палаток с редкими, почти неразличимыми с такого расстояния синими флагами империи, на которых вблизи можно было бы увидеть пять серебряных четырёхлучевых звёзд, окружённых кольцом.
        - Забавно… - пробормотал я.
        - Прошу прощения? - вопросительно склонила голову набок Райда.
        Скосив на неё глаза, я встал с кресла и, сцепив руки за спиной, сделал несколько шагов в сторону, после чего спросил, вновь окинув взглядом горизонт:
        - Леди Райда, как думаете, что я сейчас вижу перед собой?
        Мой вопрос, кажется, немного удивил её и даже застал врасплох. Оглянувшись, она тоже встала со стула и глянула в ту же сторону, что и я.
        - Имперские войска? - предположила она.
        Землю опять затрясло. Не так сильно, как до этого, но текли секунды и тряска, кажется, словно не собиралась останавливаться.
        - Я вижу палатки бедолаг, которые опасаются приближаться к моему замку, - ответил я после паузы. - Вижу лежащие на сырой земле тела, замершие в гротескных судорожных позах. Побуревшую от их крови землю и отчаяние, застывшее в пустых остекленевших глазах. Сменить сторону, хах… Каким же идиотом надо быть, приказывая сделать мне подобное предложение, когда всё вокруг завалено имперскими трупами? Леди Райда, ваш император безумен? Испуган? Предался отчаянию? Или это банальная наглость и самоуверенность тех, кому несколько сотен лет всё сходило с рук?
        Да, я пока не столь силён и дерзок, чтобы единолично бросить вызов всей имперской махине, но пора наконец признать, что я уже не совсем тот Антоха, что скатился несколько месяцев назад по пыльным ступеням разорённого города. И путь, на который я вступил, далёк от завершения.
        - Такие предложения, леди Райда, можно делать лишь с позиции силы, - указал я на вполне очевидный факт. - Но разве вы в том положении? Разве побитые дворняги не должны, скуля, приползать на коленях и просить о милости?
        - Вы смогли остановить меня, но не сможете остановить всю империю, - прищурилась девчонка.
        - Согласен, - усмехнулся я, - но я и не собираюсь воевать с вами в одиночку. Мы стоим на пороге нового витка истории этого мира, леди Райда! - театрально развёл я руки и повернулся к своей визави с весёлым оскалом. - Вы считаете это сказками, но я действительно апостол божества и заклятый враг вашей нации. Я открою тельварцам дверь к новым знаниям! Помогу создать машины, что будут быстрее и смертоноснее фиарнийских! Орудия, превращающие в огненное Чистилище всё до самого горизонта и даже дальше! Вы даже не представляете, как скоро станет весело, леди Райда, ведь я намерен полностью очистить эту планету от опухоли, что по недоразумению носит имя Фиарнийской Империи! Что думаете? Может, хотите вступить под мои знамёна, пока есть шанс?
        Тряска вновь начала нарастать, но это, как мне кажется, лишь придало дополнительной эффектности моим словам.
        - Гарантирую трёхразовое питание и послеобеденный сон, - добавил я дополнительный аргумент, опуская руки и возвращая их за спину.
        - Ха… Ахахаха! - звонко и легко рассмеялась генерал, вернувшись к своему невинному образу. - Какое приятное предложение. Но я вынуждена отказать.
        - Вопрос верности, понимаю, - кивнул я.
        - Да плевать мне на Империю, - получил я неожиданный ответ. - Император и его супруга - единственные, кого я там хоть немного уважаю. Просто если я приму ваше приглашение, тогда наша игра станет неинтересной.
        - Игра? - искренне удивился я.
        - А разве нет? - хищно ухмыльнулась девчушка. - Я вижу, что по каким-то причинам вы хотите заполучить меня. Возможно, потому, что вы правда человек и желаете человеческую женщину. И, если это так, мне лестен ваш выбор. Но вам не интересно схватить меня лёгким способом, ведь намного увлекательнее сломить мою волю и принудить к сдаче, иначе вы бы не вели со мной светскую беседу, а давно взяли в плен, верно? Знайте, что я всем сердцем желаю того же в ваш адрес, господин Нотан! - сообщила она, приложив ладонь к груди. - Превзойти вашу немыслимую силу, разбить сопротивление, раздавить волю и обрушить к своим ногам, чтобы вы ползали земле и молили подарить вам хоть капельку счастья и наслаждения! Я столь сильно предвкушаю этот миг, что сейчас, стоя на расстоянии вытянутой руки, практически теку! Я влюблена, Владыка Нотан, и буду сражаться, чтобы заполучить вас!
        Глядя на её сияющее от предвкушающей улыбки лицо и сверкающие помешательством пронзительно-голубые глаза, я ощутил, как у меня дёрнулась щека. Сочно, с оттяжечкой, практически до судороги лицевых мыщц. Ммммммать. Да она же наглухо шибанутая! За что мне такое счастье, позвольте спросить?! Может ну его нахрен, этот белый флаг, и избавиться от этой одержимой раз и навсегда, пока она в пределах досягаемости?
        Под ногами неожиданно тряхнуло так, что нас качнуло и чуть не свалило с ног. Где-то из глубин раздался вибрирующий гул, проникающий до самых костей, и я почувствовал как почва словно немного приподнялась вверх.
        - Это не похоже на обычное землетрясение, - напряглась Райда и бросила на меня внимательный взгляд. - Ваши штучки?
        - Абсолютно точно нет, - помотал я головой.
        Ещё один толчок заставил меня глупо замахать руками, пытаясь поймать баланс, А Райда схватилась за спинку стоящего рядом стула.
        - Что за… - начал было я, как руку пронзила зудящая боль от кусающегося разрядами браслета.
        С крайне нехорошим предчувствием, я тут же коснулся артефакта и увидел сообщение от давно не подававшей о себе вестей Аллегри:
        Привет, Владыка! (@^^)/ Я застала удивительно трогательную сцену искреннего признания в любви, но вынуждена вмешаться в ваше свидание - время не ждёт! Честно говоря, это моя вина, я должна была предупредить раньше, но твоя любимая Богиня была так занята разборками с Эри, что просто упустила всё из виду. (^^?
        В общем, как бы покороче всё объяснить… (???;)
        БЕГИ! ?(^0^)?
        P.S.
        СЕРЬЁЗНО, УМАТЫВАЙ! -(???)-
        Секундой позже я понял, что предупреждение свыше некисло так запоздало. Ещё один толчок, исполинским молотом ударивший по ногам, таки сбил нас на землю. Округу заполонил тяжёлый, утробный рёв со стороны замка и, резко повернув туда голову, я увидел как строение скрывается за огромным земляным нарывом, стремительно выраставшим посреди поля.
        Волны клубящейся грязи и пыли, словно поднятые взрывной волной, раскатывались в стороны от этого вспучившегося пузыря, который вскоре начал опадать вниз водопадами камней и земли, очерчивая приземистый силуэт огромной коренастой твари, медленно водящей по сторонам квадратной башкой.
        Спустя несколько секунд сработал «Взор мудреца» и перед глазами появилась совершенно не радующая меня справка:
        ГАРДАЛАГ
        СИЛА: ?????
        СЛАБОСТИ:???
        ГЛУБИННЫЙ ДРАКОН. ВЫСОКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ К ФИЗИЧЕСКИМ АТАКАМ. ИММУНИТЕТ К МАГИИ. КАМЕННАЯ ВОЛЯ. ИМЕЕТ ВЫСОКОРАЗВИТЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ.
        Глава 10. Алоха!
        Хотя мой прошлый опыт встречи с драконом прошёл довольно благополучно и, я бы даже сказал, в дружеской и тёплой атмосфере, интуиция подсказывала, что на этот раз будет не так легко. От возвышающейся туши веяло чем-то первобытным и крайне недобрым. И дело было вовсе не в предупреждении Аллегри. Просто от дракона исходило такое явственное давление, что мне казалось на плечи опустилась настоящая гора.
        - Глу… Глубинный дракон-кве! - заголосил Эрмит, истошно замахав страницам.
        - Без тебя вижу, - огрызнулся я, поднимаясь на ноги.
        В голове царил сущий кавардак. Божественное послание ясно намекало на то, что с тварью бесполезно пытаться заводить дружеские отношения, а описание «Мудреца» прямым текстом сообщало, что драка сложится явно не в мою пользу. И что тогда делать? Действительно бежать? Но эта хреновина ведь вылезла прямо между мной и замком!
        Надеюсь, мои товарищи достаточно благоразумны, чтобы сидеть тихо и не высовываться. Можно даже не сомневаться, что Гардалак, ежели эту сиротинушку обидеть, просто сметёт здание к ворласковой бабушке и никакие укреплённые стены не помогут. Как ни крути, а на драконоустойчивость замок не рассчитан. Может, стоит предупредить их через «Громогласность»?
        Я потянулся к Эрмиту, но в процессе понял, что лучше положиться на союзников и не совершать необдуманных поступков, о которых потом можно очень долго и со вкусом сожалеть. Я понятия не имел, как здоровяк на это отреагирует и проверять… как-то не хотелось. Тем не менее, посох я всё равно схватил, а заодно поднял с земли и сунул в карман маску, которая в итоге таки сбежала со стола во время всей этой тряски.
        - Всем подразделениям - боевая готовность, - раздалось в стороне и, скосив взгляд, я увидел как Райда говорит в небольшую круглую коробочку. - Обнаружена цель класса А-пять. Огонь только по приказу.
        Мммммм, жаль. Я был бы не против, если бы люды начали палить из всех стволов и отвлекли монстра на себя.
        - Что-ж, полагаю, на этом наши переговоры закончены, - добавила она, спрятав маленький манаглас в карман и повернувшись ко мне. - С удовольствием понаблюдаю, как вы…
        Ужасающий рёв, от которого закладывало уши, полностью подавил слова Райды и заставил всё вокруг мелко вибрировать. Освободившаяся от осыпавшихся с неё тонн земли тварь задрала башку к небу и злобно ревела, после чего опустила взгляд и принялась шарить по округе. Огромная туша вараноподобная туша с короткой, почти квадратной головой, сплошь покрытая чёрно-коричневыми пластинами угловатой чешуи, медленно и плавно поворачивалась, и от этого движения у меня мгновенно возникло чувство неправильности. Дракон даже на сантиметр не переставлял толстые и когтистые, почти кротовьи, лапы, но при этом умудрялся перемещаться. И, приглядевшись, я обнаружил, что Гардалаг просто поворачивает пласт земли под собой. После этого я, наконец, осознал, что ощущение горы на плечах было не из-за монструозности твари, а по более банальной причине.
        Я чувствовал магию земли, которой владел дракон. И её мощь была просто чудовищной. Настолько чудовщиной, что я даже не смог осознать, что это чувство давления исходило именно от неё. Аллегри права. Какие бы намерения ни были у подземной ящерицы, разумнее всего как-то сделать отсюда ноги, пока…
        - ТЫ, - пророкотал дракон, зафиксировав на мне взгляд узких ярко-жёлтых глаз. - ГАРДАЛАГ ПОЧУВСТВОВАЛ МАГИЧЕСКИЙ ШТОРМ. И НА ТЕБЕ ЗАПАХ ЕГО СОЗДАТЕЛЯ.
        - Эм… Прошу прощения? - спросил я, не понимая, к чему клонит варан-переросток и попутно подмечая, что Райда успела ретироваться на ощутимое расстояние. - Не совсем понима…
        - НИКАКОГО ПРОЩЕНИЯ, - отрезал дракон, чей голос гремел как горный камнепад. - ПОДОБНАЯ СИЛА НЕПРИЕМЛЕМА. ЕЩЁ ОДНОЙ ОШИБКИ МЫ НЕ ДОПУСТИМ. ГАРДАЛАГ СРАЗИТ ТЕБЯ.
        - В смысле недопусти!..
        Ринувшиеся мне навстречу каменные копья, десятками вырастающие из земли перед Гардалагом, сообщили, что на дальнейшие переговоры или хотя бы вменяемые объяснения дракон не расположен.
        Подняв руку, я выставил перед собой клиновидный каменный щит, укрепляя его до предела, но едва копья дракона коснулись защиты, я понял, что дела откровенно плохи. Хотя оборонительный клин из-за своей формы заставлял удары уходить вскользь, их количество и напор оказались таковы, что мне постоянно приходилось укреплять и наращивать щит, чтобы он не разлетелся в пыль под ударившей в него лавиной. А ещё через несколько секунд мне пришлось полностью заковать себя в каменную сферу, так как чёртовы копья начали лезть даже под ногами.
        Я чувствовал, как волна атаки несёт меня куда-то в сторону, пытаясь пробиться через защиту, но из всех забот в данную секунду меньше всего беспокойства вызывала именно эта проблема.
        - Сделай что-нибудь-кве! - истошно вопил размахивающий страницами пингвин, умудряясь перекрикивать даже царящий вокруг грохот.
        Предложение Эрмита я разделял целиком и полностью, более того, с удовольствием бы что-нибудь сделал! Вот только что?! Чем усиленней я пытался найти способ выбраться из передряги, тем очевиднее упирался в вывод, что могу я примерно… ничего!
        Болтаясь внутри каменной сферы и отбивая всё, что только можно, я ощущал себя аборигеном, который вышел с палкой против танка. Хотя тут вернее стало бы сравнение с крепостью. Огромной, тяжеловооружённой и защищённой от магических атак. А магия была той единственной штукой, в которой я мог хоть чем-то похвастаться.
        Заболтать Гардалага я не смогу, так как он попросту отказывается идти на контакт. Попробовать подчинить дайсами? Лучше даже не пытаться. Тварь мало того, что чересчур разумная, так ещё и имеет в описании весьма красноречивое упоминание каменной воли. Памятуя о том, чем для меня обернулось приручение Флюгегехаймена, я не мог не содрогнуться от мысли, чем может закончиться аналогичная попытка в адрес дракона. Размажет тонким блинчиком по всей округе и даже Лионеллиан не поможет.
        Попробовать положиться на защитные свойства мантии Тьмы? Ну так нет никаких гарантий, что на магию земли она отреагирует так же бурно как на магию света. А вот маны у меня сожрёт преизрядно.
        Вызвать Флюга, чтобы с монстром сражался монстр? На первый взгляд звучит неплохо, но из всех атак некроголема, на дракона, в теории, мог подействовать лишь чёрный туман. Только подействует ли? А вот магия земли такого масштаба и силы вполне может разорвать моего питомца на куски и захоронить ошмётки.
        Вот дерьмо! Неужели мне и правда остаётся лишь бегство? Моих сил хватает на сопротивление, но есть ли у меня хоть какие-то шансы на атаку? Любая форма магии бесполезна. Звуковой удар использовать нельзя, так как под него попадут мои друзья. Единственное, что я могу, это попытаться проткнуть Гардалага такой же атакой, что он бросил на меня. Если создавать каменные копья из земли, а не чистой магии, то урон будет считаться физическим, а не магическим. Вот только… Дистанция атаки у дракона была куда больше! Я просто не смогу к нему подобраться, либо растрачу силы на прорыв и останусь беззащитным.
        От осознания собственного бессилия меня пробрала дрожь. Неужели все драконы такие? Или конкретно этот какой-то особенный? На кой ляд он вообще вылез?!
        Аллегри права. В данный момент у меня просто нет способов сладить с этим здоровяком, если не рассматривать особо безумные идеи вроде прыжка прямо в глотку с целью поджарить его изнутри. Но если бежать, то куда? Вопреки знаменитой мудрости, согласно которой важно не куда бежать, а откуда, в текущей ситуации требовалось понять как раз таки свой конечный путь назначения, к которому стоит стремиться. Кроме того, я не мог надолго оставлять своих друзей в замке без весомой защиты в виде моего авторитета в глазах людов.
        Хм…
        План, как это и водится, пришёл в голову совершенно неожиданно, озарив разум яркой вспышкой своей простоты и гениальности. Мне ведь нужно не куда-то бежать, мне важно просто бежать. Перемещение этой здоровенной туши наверняка затрачивает просто космические объёмы магической энергии. И если дракон будет гоняться за мной достаточно долго, да ещё распыляясь на попытки достать атаками…
        Едва ощутив, что импульс, тащивший за собой мою защитную скорлупку, ослаб, я разрушил каменную оболочку и, слегка покачиваясь после болтанки, встал на ноги. Вокруг меня величественно замерла река из каменных шипов, наплывающих друг на друга и стелящихся по земле в бесплодном стремлении добраться до цели.
        На мгновение меня даже посетила шальная мысль подставиться под следующую подобную атаку и дать пробить себе сердце, в расчёте на то, что дракон, удовлетворившись моей смертью, свалит обратно в свой заплесневелый подвал, а мою тушку просто воскресит Лион. Но поступать так на глазах у людов вредно для престижа, кроме того имелся немалый риск, что Гардалаг не удовлетворится зрелищем проткнутого насквозь тела, проведя дополнительные меры предосторожности вроде усердного превращения противника в кровавую кашу или утилизации путём переваривания.
        Взглянув на возвышающуюся у истока «реки» недружелюбно настроенную тварь, я прикинул свои текущие запасы магии, её расход, и снизил потребление защитных способностей до минимума. В теории, то, что я задумал, должно по большей части покрываться моим естественным восстановлением, но в конечном итоге запас маны всё равно будет истощаться. И ставка была на то, что запасы дракона закончатся раньше моих. А дальше… будет дальше. Будем разбираться с проблемами по мере их поступления. В крайнем случае, можно попробовать засунуть его в Хранилище и решить судьбу позже.
        Увидев, что я стою на своих двоих как ни в чём не бывало, дракон яростно взревел и выпустил новую волну силы. Судя по трещинам, которые побежали от здоровяка, разламывая землю и каменные шипы, Гардалаг готовил новый презент.
        - Что теперь-кве? - тихо спросил Эрмит, явно нервничая.
        - А теперь… - криво ухмыльнулся я. - Мы с тобой устроим экскурсию по фиарнийскому лагерю, старина.
        - Экскурсию-кве? - удивлённо взмахнул страницами фолиант.
        Прочистив горло, чтобы не тратить лишних сил на «Громогласность», я дерзко глянул на дракона.
        - Эй, ящерица-переросток! - крикнул я и, подняв свободную руку, показал дракону международный, кросскультурный и, как думалось мне, межпространственный и межвидовой жест совершенного, абсолютного и решительного несогласия с оппонентом. - Выкуси!
        Не знаю, понял ли полностью Гардалаг оскорбительный посыл, который я хотел до него донести, но общий тон послания, судя по жутком рёву, он явно уловил. Удовлетворившись произведённым эффектом, я создал под ногой каменную платформу, закрепив в ней подошвы сапог, и, толкая её волной перемещающейся земли, заскользил в сторону имперских палаток.
        Скорость была не слишком высока, да мне и не стоило мчаться во весь опор, ибо дракон не должен был терять мою фигуру из вида, однако этого хватало, чтобы лицо начал обдувать лёгкий встречный ветерок. Довольно прищурившись, я раскинул руки в стороны и, хотя меня пока всё равно бы никто не услышал, крикнул во всю мощь своих лёгких:
        - Алоха, фиарнийцы!
        Глава 11. Неукротимый монстр
        - ОСТАНОВИСЬ И ПРИМИ НЕИЗБЕЖНУЮ СМЕРТЬ! - ревел позади разъярённый дракон.
        - Я апостол Богини Аллегри, между прочим! - заорал я ему.
        - ПЛЕВАТЬ, - последовал лаконичный ответ.
        - А он точно нас не достанет-кве? - обеспокоенно спросил Эрмит.
        Я глянул через плечо на мчащегося позади Гардалага, старательно пытавшегося достать нас магией земли, устраивая в результате небольшой армагеддон, и пожал плечами.
        - Ну, не должен. По крайней мере, пока у меня мана не закончится.
        - Звучит не очень обнадёживающе-кве!
        Я скосил глаза на помахивающий страницами талмуд.
        - У тебя есть идеи получше?
        Ответом мне стало красноречивое молчание.
        Так как с этим вопросом мы, вроде бы, разобрались, я сконцентрировал своё внимание на дальнейшем маршруте. Можно было бы, конечно, просто проехаться по людам банальной спиралью, но по некоторому размышлению я понял, что живая сила для нас вообще никакой угрозы не представляет. В отличие от гексаподов, которые хоть и повредило ударом, но, уверен, не навсегда. Техника на то и была техникой, что имела свойство быть отремонтированной и снова отправленной в дело. Так что я принялся старательно выискивать над палатками железные горбы Ходунов, дабы старина Гардалаг проехался по ним каменным катком и понизил в звании. с гордой и яростной боевой машины до кучи гнутого металлолома.
        Расстояние уже позволяло разглядеть происходящее в лагере фиарнийцев и, надо заметить, назревала там настоящая паника. Между палаток мельтешили фигуры, кто-то тащил что-то или кого-то, а ещё через некоторое время в мою сторону полетели первые залпы манастрелов. Ну, ребят, извиняйте. Кто не спрятался, я не виноват!
        Я ни разу в жизни не бывал на море, но в данную минуту вполне ощущал себя самым настоящим сёрфингистом. Разница, если так подумать, была не так уж и велика. Был тут и тёплый встречный ветер, что щекотал глаза, заставляя слегка щуриться, и блуждал в волосах. Имелось яркое солнце, бьющее в спину и помогавшее адреналину разогревать кровь. Волна под ногами, что несла навстречу судьбе. Какая разница, из воды она состоит или земли? Даже брызги в лицо - и те есть! Состоящие, правда, из залпов фиарнийских ружей, но стоит ли заострять внимание на таких несущественных мелочах, когда вокруг царил запах свободы?
        Помимо свободы немного воняло разложением, но тут уж ничего не попишешь.
        Оказавшись достаточно близко от лагеря, я вынужден был отметить, что фиарнийцы действуют достаточно грамотно для текущей ситуации. Они спешно эвакуировались с нашего предполагаемого курса и, насколько могли, старались осложнить мне жизнь и, по возможности, остановить, что было разумной стратегией. Остановить человека куда проще, чем огромного разозлённого дракона. Огонь из ружей стал чаще и плотней. Причём, стреляли даже не столько в меня, сколько в ноги, явно стремясь разрушить мой невероятный землеборд. Ха! Наивные глупцы! Они даже представления не имели, что таким калибром укреплённый магией камень им не взять.
        А вот залпы, прилетающие в лицо, всё же немного мешали, так как из-за них рябило в глазах. Тем не менее, это не помешало мне ворваться в лагерь с помпой и на крейсерской скорости.
        - ТЕБЕ НЕ СКРЫТЬСЯ СРЕДИ ЖАЛКИХ ХАЛУП! - раздалось позади.
        - Да я, в общем-то, и не пытаюсь, - хмыкнул я себе под нос.
        Скользя между палаток и отмахиваясь от особо ретивых и отчаянных идиотов, которые вместо бегства пытались прыгнуть на меня и сбить с ног, я направлялся к маячащим над палатками Ходунам. Как на зло, раскиданы они были по всему лагерю, что затрудняло прокладку курса, но примерное направление я уже наметил.
        Однако, когда первый шагоход оказался достаточно близко, в голове вдруг раздался голос. Голос шептал, что негоже оставлять хорошую вещь на поругание дракону, когда её можно забрать и применить в хозяйстве. Её и без того все бросили, оставив одиноко стоять и дожидаться бесславной кончины, а значит это не просто возможность, а долг - забрать вещь с собой и подарить ей вторую жизнь. Голос звучал немного захмелевше, но весьма убедительно. И, как мне казалось, совершенно точно принадлежал гному. Мда. У нормальных людей жабы там, или хомяки. А у меня нетрезвый гном-хозяйственник. И у меня откуда-то родилась уверенность, что у гнома даже имелось имя. Жора.
        Можно было с уверенностью заявить, что внутренний голос в виде гнома-алкоголика это явно не к добру, но на первый раз я решил с ним согласиться и, поравнявшись с гексаподом, коснулся обшивки рукой, утаскивая механоид в Хранилище.
        - Военный трофей-кве? - тут же поинтересовался пингвин.
        - В хозяйстве пригодится, - кивнул я, проскакивая мимо парочки очумевших от такого зрелища людов.
        В последнее время мой инвентарь немного разгрузился, так что я мог позволить себе прихватить ещё парочку трофеев. Влезло бы даже три штуки, но одну ячейку я хотел оставить про запас, на всякий случай.
        - НЕ УЙДЁШЬ! - заревел за спиной Гардалаг и яростный рык сменился тяжёлым скрежетом раскалывающейся породы.
        Глянув назад, я увидел в считанных метрах от себя огромные ветвящиеся расщелины. Пласты земли, словно куски исполинского пирога, вздыбливались вверх, превращая фиарнийский лагерь в месиво из дерева, металла и ткани, а после опадали вниз под накатывающей на них массой дракона. Тварь очень хотела меня достать и не жалела сил. И, если я позволю себе замедлиться, то ей это может вполне удастся.
        Дабы не нарваться на случайные неприятности, я немного добавил скорости и принялся дальше играть роль Кормчего Апокалипсиса. Виляя по лагерю от одного Ходуна к другому, мы с драконом планомерно превращали ставку Райды в свежеперепаханную целину, на которой, даже приложив массу усилий, нельзя было бы найти и следа пребывания человека. Магия дракона перемешивала с землёй всё, что попадалось ему на пути, не хуже культиватора, включая технику, которая уже не лезла в мои карманы. Если бы я хотел как-то проиллюстрировать выражение «Опустить ниже плинтуса», то происходящее сейчас подошло бы как нельзя лучше.
        В какой-то момент солдаты прекратили тщетное сопротивление и принялись просто отступать как можно дальше, бросая всё, что не могли унести на себе. Возможно, стоило бы отправиться за ними в погоню, но я всё ещё не разобрался с брошенными Ходунами, да и сильно отдаляться от замка не хотелось.
        Как вскоре оказалось, я слишком рано списал отступивших фиарнийцев со счетов. Проезжая мимо полуразобранного для ремонта гексапода, я увидел в небе хаотично приближающиеся чёрные точки. И когда они, падая вниз, скрывались среди пока ещё стоящих палаток, там немедленно расцветало пламя яростного пожара.
        В голове немедленно всплыли подобия миномётов, которые я видел незадолго до звукового удара, и связать одно с другим не составило труда. И выводы меня немного напрягли, так как, в отличие от магии, ядов и всяких колюще-режущих штук, защиты от напалма у меня пока никакой не имелось. Даже если сумею быстро его погасить каким-то образом, он всё равно успеет мне навредить.
        - БЕССМЫСЛЕННЫЕ ПОТУГИ! - дракон понял разгорающиеся пожары по своему. - ЖАЛКИМ ОГОНЬКАМ НЕ ОСТАНОВИТЬ ГАРДАЛАГА.
        Мне, в общем-то, до каких-то пор тоже будет всё равно, если только не словлю напалм лицом, однако, когда пожар охватит весь лагерь, мне придётся тратить куда больше магической энергии, чтобы прокладывать путь через пламя и создавать свежий воздух. Пока что расход маны был приемлемым, но любая неучтённая переменная грозила подкосить мой и без того ненадёжный план.
        Впрочем, мои опасения развеял сам дракон. Во время очередного залпа пара снарядов расплескалась по его бронированной морде и Гардалаг, недолго думая, пустил в сторону миномётчиков каменный вал, накрывший позиции бедолаг. Мне оставалось им только посочувствовать.
        Если так задуматься, фиарнийцы уже несколько сотен лет постепенно захватывают контроль над континентом. Каким образом они вообще решают споры с существами подобного уровня, не имея в своём распоряжении защиты от магии? Появление одной такой твари способно полностью уничтожить любой город и смять какое-либо сопротивление. Пукалки людов, вне зависимости от калибра, имеют в основе своей всю ту же магическую энергию, от которой тот же Гардалаг полностью защищён. Как с таким воевать? Старым-добрым динамитом? А есть ли он у них вообще?
        - ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ УБЕГАТЬ ВЕЧНО, ЧЕРВЬ, - прервал мои размышления здоровяк.
        - Между прочим, он прав-кве, - поддакнул дракону Эрмит. - У тебя есть ещё какой-то план-кве?
        - Ни единого, - признался я. - Вся надежда на то, что у дракона магия закончится быстрее.
        Фолиант задумчиво пошкрябал себя уголком страницы.
        - Глядя на его размеры, верится с трудом, - озвучил он мысль, которую я сам старательно отгонял от себя куда подальше.
        Неожиданно грохот за спиной затих и, обернувшись, я увидел как дракон стремительно уходит под землю, словно субмарина, скрывающаяся в толще воды. Этот манёвр мне категорически не понравился. Ящер определённо задумал какую-то подставу и пятая точка прямо таки вопила о том, что скоро мне не поздоровится и стоит увеличить скорость. Я незамедлительно последовал этому совету, однако, как вскоре выяснилось, помог он слабо.
        Когда дракон ушёл на глубину, я полностью перестал ощущать его магический фон, что лишь усиливало дурное предчувствие. Мне следовало предпринять какие-то контрмеры, но я не имел ни малейшего представления о том, что можно было бы сделать в такой ситуации кроме как свалить в небо. Но летать я, увы, не умел.
        Под ногами ухнуло. Тяжело, протяжно, словно стонала сама планета, а после я ощутил как почва под ногами стремительно уходит вниз, утягивая за собой мою земляную волну и «доску» для сёрфинга.
        - Падаем-кве!
        Я молча ускорил свой транспорт до предела, но этого оказалось недостаточно. Меня стремительно утягивало вниз, на дно чудовищного кратера, созданного драконом. Бросив взгляд в сторону замка, я с облегчением увидел, что тот стоит у самого края провала, но, вроде бы, падать вслед за мной и куском лагеря людов не собирался.
        - Мы умрём-кве! - истерил на посохе Эрмит, вовсю хлопая обложкой. - Точно умрём-кве!
        Откровенно говоря, я с пингвином был согласен, но вслух этого не оглашал и пытался хоть как-то закрепиться на стене кратера с помощью магии, однако безрезультатно. Магия земли дракона целиком и полностью подавляла мою. И, в довершении всего, путь наверх начал стремительно зарастать каменной крышкой, запечатывая меня вместе с драконом в подземной каверне.
        Вскоре спуск закончился и я увидел как со дна искусственной пещеры вылезает Гардалаг, довольно щеря клыкастую пасть. Но если бы не ночное зрение, полученное после купания в планетарном канале, я бы ничего разглядеть и не смог.
        - ИГРЫ ЗАКОНЧЕНЫ, - пророкотал дракон, чей рык, усиленный эхом каменного зала, звучал жутко как никогда. - СЕЙЧАС ТЫ УМРЁШЬ.
        - Возражаю, ваша честь! - возмутился я, лихорадочно пытаясь придумать хоть что-то, чтобы покинуть пещеру одним куском и, желательно, своим ходом.
        - ОТКЛОНЯЕТСЯ, - невозмутимо ответил ящер и открыл пасть.
        Ещё раз оглядев потолок пещеры, я убедился, что он окончательно затянулся и наверху нет ни единой щелочки. Игры действительно закончились. Но вот кто выйдет отсюда победителем - это мы ещё посмотрим, сдаваться без боя я не собирался. Но что я могу?
        Использовать звуковой удар? Это было практически обречено на провал. В основном из-за того, что я собирался использовать магически усиленную атаку против твари с полным магическим иммунитетом. Единственное, из-за чего я рассматривал идею дольше секунды, так это из-за мысли, к которой я начал приходить, раздумывая обо всём, что случилось в последнее время. Абсолютной защиты не существует.
        Магическая энергия - основа всех манипуляций, так или иначе связанных с ней. Защита от магии потребляет её в том числе. Если взять за пример моё умение, полученное от богини, то оно, фактически, даёт абсолютный иммунитет к магии до тех пор, пока я в состоянии поддерживать его. И моя теория строилась на том, что магический иммунитет местных существ работал на том же принципе. Их защита полностью поглощала энергию атаки, пока тварь сама имела хоть какой-то соразмерный запас маны. Вот только если Гардалагу надо лишь защищаться от удара, то мне придётся тратить ману как на атаку, так и на защиту. Совершенно очевидно, кто тут в проигрыше.
        Другой идеей, что взбрела мне в голову, стал пылевой взрыв. Я вполне мог заполнить тут всё мелкодисперсной пылью, взятой прямо с поверхностей пещеры, и запустить реакцию молнией. Может быть атака и не нанесла бы дракону особых внешних увечий из-за его высокой защиты, но точно выжгла бы в пещере весь кислород и устроила здоровяку ожоги лёгких вместе со слизистой, но… Во-первых, а дышала ли эта тварь вообще, учитывая её подземный образ жизни? И во-вторых, как я сам планирую это пережить? В общем, идея была неплоха, да только, как и с «Сандерстраком» реализация могла выйти боком мне самому.
        Глядя на то, как Гардалаг всё шире раскрывает пасть в предвкушении и сгущает свою силу, я сунул руку в карман и сжал лежащие там Мастерские дайсы. Ощущение артефакта в руке неожиданно прибавило во мне уверенности и ясности в голове. Если я не могу победить чистой силой, придётся хитрить. Что там говорила Аллегри? Ей нравятся мои безумства? Надеюсь, она поглядывает сюда прямо сейчас.
        - Эрмит, дружище, - сказал я тихо и ухмыльнулся. - Я придумал одну идею. Но она тебе очень не понравится.
        Глава 12. Разговор по душам
        Справедливости ради, идея не нравилась даже мне самому, очень не нравилась, но иного пути я пока что не видел.
        Магия дракона превосходила мою собственную и это было совершенно очевидно. В данный момент у меня попросту не имелось способа его одолеть в открытом бою, не используя какой-нибудь смертельно опасный бросок дайсов. Чего я, уже наученный горьким опытом, хотел бы избежать. А значит, оставалось только одно - отложить эту схватку до лучших времён, когда я смогу позволить себе безнаказанно сшибиться с этим здоровяком лоб в лоб.
        А какой самый лучший способ перенести наш матч? Правильно, законсервировать Гардалага у меня в Хранилище! Но задача была не такой простой, как могло показаться, ибо монстр не даст подойти к себе так просто. Как-то сопротивляться его атакам я ещё могу, но преодолеть этот напор и сократить расстояние? Не уверен. Даже если создать пылевую бурю, сильно сомневаюсь, что Гардалагу это хоть как-то помешает. Тварь с врождённым мастерством магии земли, в отличие от меня, явно сможет ощущать все мои передвижения как по земле, так и внутри пылевой завесы.
        А значит… я должен приблизиться к нему не по земле.
        - Что ты задумал-кве? - опасливо спросил фолиант?
        - Я стану орнито, - ухмыльнулся я.
        - ЧТ… - договорить пингвин не успел, так как я отправил его в инвентарь и достал взамен кусок сильда.
        К сожалению для Эрмита, посох сейчас мне бы только мешал, а оставлять его торчать в полу, рискуя как артефактом, так и пингвином, я не хотел.
        В тот же момент колоссальная сила дракона содрогнула пещеру, отовсюду раздался треск породы, и я ощутил как она начала сжиматься. Гардалаг твёрдо вознамерился меня тут похоронить и не стеснялся в средствах. Что, впрочем, оказалось мне на руку, так как воплотить задумку было бы куда сложнее, атакуй дракон непосредственно меня самого.
        Тем не менее, счёт шёл на секунды. Мастерские дайсы я швырнул не глядя куда-то в сторону, роскоши вглядываться в результат у меня не было. Всё или ничего. Зажатый в руке сильд уже практически был брошен под ноги, как здравомыслие забило тревогу и посоветовало хорошенько обдумать всё ещё разок. Сначала я хотел от него отмахнуться, но миг спустя осознал возможные последствия и, схватившись за кристалл второй рукой, постарался отломить от него небольшой кусочек. Именно он и полетел в трескающуюся под ногами землю, а оставшуюся часть кристалла я сунул в карман.
        Да поможет мне Богиня.
        В морду дракону полетела мощная молния, заставив того возмущённо взреветь. Я не знал, видит ли тварь в темноте, но исходил из того, что ответ скорее всего положительный, а потому её следовало ослепить. И, судя по реакции, был прав.
        - Ну, понеслась, - нервно шепнул я сам себе и ударил второй молнией по кусочку кристалла под ногами.
        Рокетджамп!
        Уже секунду спустя, впечатавшись плашмя в потолок пещеры, я глубоко пожалел о том, что эта дикая идея вообще пришла мне в голову.
        - Лять… - прохрипел я, чувствуя, как начинаю медленно падать вниз.
        Взлёт сам по себе вышел очень болезненным, а последующий удар о потолок выбил из меня весь воздух и в теле что-то нехорошо хрустнуло. Во рту начала скапливаться кровь. Но главная задача оказалась выполнена - падал я прямиком на драконью спину. По воле ли дайсов или за счёт невероятного везения - это было уже не так уж важно. Главное, траектория оказалась той, что была мне нужна.
        Уверен, подобная идея могла прийти в голову только настоящему безумцу. Безумцу, который некогда играл в аркадные шутеры и хорошо запомнил, что можно прыгать высоко и далеко, стреляя себе под ноги из ракетницы.
        Ракетницы у меня в кармане не завалялось, зато было много-много магической защиты и лишний кусок сильда. Того самого сильда, взрыв которого выкинул меня некогда из магического канала на берег. К счастью, я вовремя сообразил, что в тот раз большая часть магического импульса оказалась погашена огромной массой концентрированной энергии, что протекала по каналу. Но тут у меня не имелось подобной спасительной «подушки». И, судя по результатам подрыва небольшого кусочка, если бы я не прислушался к голосу разума, то помог бы дракону исполнить его желание досрочно.
        Приземление на спину Гардалага оказалось жёстким и болезненным. Кажется, я сломал ещё что-то. Скорее всего всё. Возможно, не по одному разу. Как я ни старался, но болезненный вопль всё таки прокатился по пещере, смешиваясь с яростным рёвом дракона, возмущённого столь дерзкой попыткой его оседлать, и треском пещеры. С огромным трудом собрав воедино ускользающие в туман мысли, я убедился, что одна из ладоней касается его спины, и отдал мысленный приказ. Отправить в Хранилище.
        Треск мгновенно прекратился, равно как и пропало угнетающее давление драконьей силы. И моя изрядно измученная тушка начала очередное падение. Однако, ещё даже не долетев до пола, я провалился в смывающую боль темноту.
        - И ты ещё меня называл шибанутой? - раздался язвительный голос.
        Открыв глаза, я увидел перед собой медленно плывущие средь космического океана звёзды, вид на которые, словно рамка иллюминатора, обрамляло белое мраморное кольцо верхней части ротонды.
        - Что-то я к тебе зачастил, - сообщил я, разумно проигнорировав вопрос Аллегри. - Всё таки умер, да?
        Честно говоря, надежда была на немного иной исход, но тут уж, как говорится, не до жиру.
        - Пока ещё нет, - обнадёжила меня богиня. - Но в сознание тебе лучше не приходить. Хочешь посмотреть, что с тобой стало?
        - Эм… Воздержусь, - ответил я после краткого раздумья.
        В какой-то мере я представлял, в какую груду превратилось моё несчастное бренное прибежище духа, и получать наглядное подтверждение не хотелось.
        Вздохнув, я отлип от приятного и прохладного каменного пола, и, усевшись поудобнее, взглянул на Аллегри. Богиня сидела на диване одна, закинув ногу на ногу, и на этот раз предпочла одеться в тёмно-синий спортивный костюм и белые пушистые тапки в виде смутно знакомых существ с жёлтыми помпончиками на голове. Скрестив руки на груди, она взирала на меня с весёлым любопытством.
        - Ты и правда меня удивил, - усмехаясь, помотала она головой. - Создать взрыв магической энергии, чтобы тот, ударив в щит, запустил тебя в полёт? Браво. Исключительная находчивость и отборное безумие. Может, подарить тебе титул Барона Мюнхгаузена?
        - Старался, - я отвесил шутливый театральный поклон. - Но лучше вот что скажи. Я пока ещё жив?
        - Думаешь, можно долго протянуть в подобном состоянии? - фыркнула демиургша. - Но ты не волнуйся особо, я отправила некоторым твоим спутникам видение, они уже спешат на выручку. Так что должны успеть. Наверное.
        Я хотел было уточнить на счёт этого подозрительного «наверное», но не стал. Аллегри, тем временем, сменила позу и, хлопнув в ладоши, создала столик, на котором обнаружился чайник с чашками и солидная гора печенья.
        - Хватит сидеть на полу, иди сюда, - призывно похлопала она по дивану и, махнув пальцем, подняла чайник в воздух, заставив тот самостоятельно разливать напиток по кружкам. - Скоротаем время, пока тебя спасают.
        Предложение было очень заманчивым, так что я принял его, не раздумывая, и направил стопы к дивану.
        Схомячив первую печеньку и запив горячим ароматным чайком, который прокатился по моему нутру живительной жаркой волной, я не удержался и спросил:
        - А сколько всё таки выпало на дайсах?
        - Ммммхммм, - промычала Аллегри, дожёвывая лакомство. - Десятка.
        Я делал бросок на вероятность успешного попадания по дракону, так как взрыв под ногами мог, в буквальном смысле, отшвырнуть меня вообще в любую сторону и тогда мне бы уже ничто не помогло. К счастью, Вселенная не то была сегодня в хорошем настроении, не то просто благоволила идиотам, но, так или иначе, она одарила меня неплохим результатом.
        - Извини, - неожиданно пробормотала богиня. - Заметь я раньше и предупреди вовремя, ты успел бы унести оттуда ноги.
        - К слову, а чего он так на меня взъелся вообще? - спросил я, припомнив странные речи Гардалага.
        - Кхм, так сразу и не скажешь, - неожиданно для меня нахмурилась Аллегри. - Полагаю, драконы ещё не забыли про катастрофу, что случилась на Ильваре. Много их молодняка погибло тогда. Вот он и вылез, почувствовав нечто подобное рядом с собой. Я не могу точно сказать, дети Кетцалькоатля себе на уме и не привечают других богов, так что я не могу заглянуть им в головы как к обычным тельварцам. Но одно могу сказать точно, - добавила она с хитрым прищуром. - В ближайшее время тебе предстоит встреча с ещё одним древним драконом.
        - Серьёзно?! - я подавился чаем от неожиданности. - Когда? Где?
        - Пусть это будет сюрпризом, - ухмыльнулась она. - Я не верила, что ты разбрёшься с этой ящерицей, но твоя смекалка превзошла мои ожидания. Теперь мне не терпится увидеть как ты разберёшься со следующей.
        - Да ты издеваешься! - моё возмущение не знало границ. - Я же там чуть не погиб! И всё ещё имею шансы!
        И кстати говоря. Кетцалькоатль? Интересные новости.
        - Ой, да не кипятись ты так, - расслабленно отмахнулась она. - Если хочешь иметь с ними поменьше проблем, просто сделай так, чтобы я поскорее могла спускаться в Тельвар. Когда я явлюсь лично, драконы будут вынуждены слушаться, так как они тут на правах гостей. И раз уж речь зашла об этом… - она поставила опустевшую кружку на блюдце и повернулась ко мне с настолько доброжелательной улыбкой, что у меня мороз по коже пошёл. - Может, поведаешь как именно ты собрался доказывать моё существование?
        Всё, на что хватило моей сообразительности в данный момент, так это лишь на большой хлюпающий глоток чая.

* * *
        Когда я наконец открыл глаза в реальном мире, то обнаружил перед собой всё тот же каменный потолок пещеры. Но имелись некоторые изменения. Ближе к стене в нём теперь зияла дыра, свет из которой бил красивым, мерцающим от парящей пыли, столбом, разгоняя мрак подземелья. А с края дыры свешивалась белая верёвка до самого пола. И, что самое главное, я увидел перед собой сверкающие рубины глаз Шарли и встревоженный взгляд Лионеллиан.
        - Владыка, как вы? - спросила она.
        Хотя её голос звучал, вроде бы, спокойно, мне послышались в нём нервные нотки. А может, показалось?
        - Жив, - я описал своё состояние максимально ёмко и пошевелил конечностями. Всё двигалось вполне нормально и тело больше не напоминало смятую в комок проволоку. - Спасибо, что подлечила.
        - Не говорите, глупостей, это меньшее, что я могла бы сделать, - помотала она головой и непослушные пряди сразу же соскользнули на лицо. - Что вы сотворили с этим чудовищным драконом? От него и следа не осталось!
        Я чуть содрогнулся от промелькнувших перед глазами воспоминаний.
        - Я заставил его отложить свои претензии до лучших времён.
        - Претензии? - удивилась эльфийка.
        - Это мутная история, - вздохнул я и начал вставать с пола. - Её лучше рассказывать в более комфортном месте.
        Лион с Шарлоттой тут же бросились мне на подмогу, но учитывая, что чародейка полностью меня восстановила, я бы справился и своими силами.
        - Как вы сюда попали? - кивнул я в сторону дыры, поглаживая ткнувшуюся под руку паучиху по макушке.
        - С помощью заклинания магистра Архимеда, которому вы научили меня, - довольно сообщила Лион и гордо выпятила грудь, от чего та очень опасно покачнулась. - Хотя это заняло больше времени, чем я надеялась.
        - Понятно, - ответил я с лёгкой улыбкой и снова глянул на дыру, в пятне которой мелькали силуэты лопоухих голов.
        Мда. Излишне бурное выдалось утро. Я начал вспоминать, за что ненавижу приключения.
        - Давайте-ка отправляться домой. Как-то я утомился.
        И дело было даже не столько в драконе, сколько в Аллегри и выбранной ею теме для задушевной беседы.
        Глава 13. Передышка
        - Владыка!
        - Владыка могуч!
        - Победить дракон!
        - Слава Владыке!
        Нестройный рёв гоблинских глоток раскатился над искорёженным полем боя, возвещая о моём благополучном возвращении. Оболтусы радостно потрясали вскинутыми копьями и манастрелами, прыгали и хлопали друг друга по плечам. Кажется, если среди бойцов графа до этого ещё имелись сомневающиеся, то теперь они окончательно прониклись моим безграничным величием.
        Хорошо, что им было невдомёк об истинном положении дел.
        Горт с господами аристократами вели себя куда как более чинно, нежели их подопечные, однако на лицах всё равно легко читалось заметное облегчение. Как и на мордашке скромно стоящей чуть в стороне Астиль.
        - Рады видеть вас невредимым, Владыка, - торжественно приложил кулак к груди старый шаман.
        - Все целы? - кивнул я в ответ и бросил взгляд в сторону замка.
        Зданию таки немного досталось. Грунт на краю созданного Гардалагом котлована не выдержал тряски и осыпался, потянув за собой мою походную «палатку». К счастью, повело не критично, однако зрелище стоящего набекрень замка всё равно заставляло нервничать. Ну да ладно. Главное, чтобы гоблины были живы-здоровы, а поправить фундамент - дело плёвое.
        - Несколько ушибов и один разбитый нос, - педантично сообщил Горт. - Ничего, что стоило бы вашего беспокойства, Владыка Нотан. Но ящеров мы ещё не проверяли.
        Кивнув, я скользнул взглядом по округе. Хотя я видел все устроенные Гардалагом разрушения во время погони и падения в котлован, сейчас, в спокойной обстановке, они воспринимались совершенно иначе.
        Земля была в буквальном смысле истерзана магией дракона. Редкая растительность, палатки, тела - всё было погребено под массой бурых камней и жирной глины. Атаки Гардалага рассекали местность огромными трещинами, словно ножом, и корчевали получившиеся куски, задирая их к небу, переворачивая или просто отшвыривая в стороны. Поднятые куски земли торчали кривыми клыками вдоль пути дракона, громоздясь друг на друга и норовя завалиться вниз.
        Чем дольше я на это смотрел, тем ощутимее становился мороз, пробегающий по моей коже. И с ЭТИМ мне пришлось разбираться один на один? Флюгегехаймен хоть и внушал ужас своими способностями, но его сила всё ещё укладывалась в какие-то рамки разумного или, по крайней мере, понимаемого. Но Гардалаг… Это была чистая стихийная мощь, настоящий живой катаклизм, способный стирать города одним фактом своего присутствия.
        Аллегри назвала его древним? Похоже, даже сами тельварцы не особо в курсе, что живут бок о бок с тварями подобной силы. Или они просто никогда не конфликтовали до той степени, чтобы драконы посылали против них настоящую мобильную крепость? Помнится, Лони рассказывала что-то про ловлю глубинных драконов и я подозревал, что те даже близко не походили на Гардалага силой и способностями. Да и крылатый ящер, заглянувший в тот раз на огонёк к Лаграшу, если подумать, вряд ли отличался настолько запредельной силой.
        Ну что за жизнь? Едва я начинаю думать, что получил какое-то представление о мире, в котором теперь живу, как он демонстрирует очередные клыки. Которые, почему-то, каждый раз больше и острее предыдущих. История с драконами, о которой я до сегодняшнего дня даже не подозревал, выглядела тёмной и неприятной. И Аллегри, не изменяя привычкам, сказав «А», даже не заикнулась о «Б».
        На время мне удалось уладить вопрос с Гардалагом, но сколько теперь придётся таскать его в Хранилище? Когда я смогу вытащить его наружу без риска для своей жизни? Чем больше я погружался в эти мысли, тем сильнее мне хотелось просто найти ближайший вулкан и сбросить дракона туда, дабы разрешить наши разногласия раз и навсегда. Однако… тварь была разумна и сильна. Сжигать такую в вулкане было бы довольно расточительным поступком и, если хорошо подумать, то Гардалага хотелось бы увидеть в рядах союзников. Вот только каким образом? Есть ли способы вразумить упрямую ящерицу?
        Ну, учитывая сказанное богиней, она приструнит драконью братию, когда сможет появляться в Тельваре. Но это дело не завтрашнего дня, а решить вопрос с Гардалагом хотелось бы пораньше. Да и вообще разобраться с тем, какие у драконов могут возникнуть ко мне претензии. Для чего, опять же, стоило бы найти с Гардалагом общий язык и вызнать у него подробности. А ведь где-то на горизонте маячил ещё один его собрат… Такими темпами, я места в Хранилище не напасусь, блин! А вдруг оно ещё и взбрыкнёт, отказавшись засовывать в себя очередную рептилию? И что тогда делать?
        Легонько вздохнув от непомерной тяжести бытия, взваленной на мои плечи, я потрепал по макушке не отлипавшую от меня Шарли и устало похрустел шеей. В текущей ситуации радовало одно - после того, что мы с драконом тут устроили, войска Райды будут окончательно деморализованы. А грустный противник - это всегда радость.
        По дороге в замок я спохватился и вытащил наружу Эрмита, прерванного прямо посреди возгласа. Потребовалось время, чтобы угомонить голосистый талмуд и пообещать рассказать всё позже, без лишних ушей, которые и без того навострились, услышав фразу: «Что значит, станешь орнито-кве?!». После решения этого вопроса мне пришлось заняться выравниванием здания и укреплением фундамента. В конце концов, нам тут предстояло торчать ещё какое-то время. Как выяснилось в процессе, не все гоблины покинули замок. Внутри продолжали нести дежурство несколько караульных, а на башне стоически нёс вахту дозорный.
        По понятным причинам, кругом царил бардак. Всё, что не было прибито или приращено магией к полу или полкам, оказалось у противоположной стены и далеко не всегда в целом виде. Горт с бароном тут же отправили гыгыкающих обормотов наводить порядок, а Астиль, схватив парочку из них за уши, утащила добровольцев на кухню, дабы организовать победное пиршество.
        Глядя на то, как замок наполнился домашней суматохой, я смог по-настоящему расслабиться. Но перед законным отдыхом следовало сделать ещё кое что.
        - Что-ж, дамы и господа, давайте пройдём в мою комнату и я расскажу вам увлекательные истории о безответной любви и одном престарелом шахтёре.
        Судя по выражениям на лицах моих спутников, мне удалось их заинтриговать.
        Владыческие покои, как оказалось, не слишком пострадали. Большая массивная кровать из-за веса и размеров почти смогла удержаться на месте и сползла лишь немного в сторону. А вот паучий ковёр собрался у стены мягкой пушистой гармошкой, из которой торчала парочка стульев.
        Бесцеремонно плюхнувшись на постель, я прислонил посох с Эрмитом к столу и обвёл комнату рукой:
        - Присаживайтесь куда-нибудь, история будет долгой.
        Шарли, пользуясь исключительным правом питомицы, залезла на кровать и устроилась под боком. На секунду я подумал, что любвеобильная эльфийка последует её примеру, но Лион всё таки соблюдала субординацию и устроилась на смятом ковре как на диване. Почти скромно и почти чинно. Горт тоже нашёл себе местечко среди складок, а вот Вриду и Кульд, немного повозившись, вытащили для себя стулья. Увы, один из них, как оказалось, пострадал и лишился спинки, превратившись в табурет.
        Убедившись, что все расселись и готовы слушать, я начал подробно пересказывать события минувшего утра. Слушатели время от времени задавали уточняющие вопросы, но в остальном старались не прерывать, хотя я видел, что порою им очень хотелось. Особенно эльфийке, когда я дословно пересказал «признание в любви» Райды.
        Когда рассказ плавно перешёл к дракону, а после к беседе с Аллегри, все присутствующие помрачнели. Каждый был достаточно умён, чтобы осознавать потенциальные проблемы.
        - В конечном итоге, у нас слишком мало информации, - вздохнул я, подводя итоги. - Но пока что всё сводится к тому, что из-за особенностей моей силы, драконы могут счесть меня угрозой и тогда у нас… ну или у меня лично, появится на одного неприятного противника больше. Сами понимаете, Гардалаг не сможет рассказать собратьям о нашей встрече, но учитывая обстоятельства и предупреждение Богини, затишье лишь временное.
        - Угроза такого масштаба - это не только ваша проблема, Владыка, - мрачно пробормотал граф. - Я постараюсь донести всё, что услышал сегодня, до высших чинов. Может быть, ко мне прислушаются и смогут разработать ответные меры.
        Я в сомнениях пожевал губами.
        - Даже не знаю, какие тут могут быть ответные меры кроме ядерного оружия, граф, - я довольно скептически оценивал перспективы затеи. - Но попробуйте.
        - Я… дерного? - неуверенно переспросил Кульд.
        - Не обращайте внимания, - отмахнулся я. - Мысли вслух. Тут важно другое…
        Снаружи раздался дробный топот сапог и в дверном проёме показался один из караульных.
        - Владыка! - выпалил он. - Донесение с башня! Люды отступать!
        Всем военным советом мы отправились наверх, чтобы убедиться в верности донесения. Невзирая на всё произошедшее сегодня, с трудом верилось, что люды могут просто так взять и дать заднюю. Да, лагерю Райды был нанесён колоссальный урон, она понесла внушительные потери как среди техники, так и живой силы, но это было далеко не всё войско, которым она располагала.
        Впрочем, наблюдения дозорного подтвердились. С горизонта постепенно исчезали палатки и, приглядевшись через «Дальнозор» графа, можно было увидеть вереницы солдат, удаляющихся на северо-восток.
        - Генерал решила, что не стоит с вами связываться? - задумчиво пробормотал Вриду. - Или люды уже успели пронюхать о нашем манёвре?
        - Какая разница-кве? - махнул страницами Эрмит. - Мы наконец можем расслабиться-кве.
        - Следует ли готовиться к погоне, Владыка? - спросил барон.
        - Нет, - помотал я головой. - Мы остановили продвижение людов к Лаграшу, а значит, выполнили главную задачу. Кроме того, наша вылазка и без того затянулась. Хотя мы здорово потрепали фиарнийцев, не стоит заигрывать с удачей и дальше. Следующий раунд может стать намного сложнее и мы должны начать к нему подготовку как можно раньше. А гонять по полям Райду смогут и королевские генералы.
        Немного подумав, все согласно закивали и я мысленно выдохнул, ожидая, что граф с бароном, оперируя серьёзными стратегическими аргументами, убедят меня в необходимости погони. Я наговорил тут про подготовку, однако на деле просто немного заколебался и хотел домой. Там тоже хватало важных дел, но они, по крайней мере, не связаны с риском для жизни. И, раз Вриду не настаивал на помощи войску генерала Гаргала, мыслями я уже направлялся в особняк. Лони, служаночки, я скоро вернусь!
        Хотя остаток дня я провёл, валяясь на кровати и почёсывая довольную Шарли, ощущался он всё равно как-то суматошно. Гоблины приводили замок в порядок, готовили ящеров к завтрашнему походу, граф Вриду почти весь день провёл с кристаллом связи в руке. Даже Лион особо не показывалась на глаза, чем-то занимаясь в своей комнате. Вероятно, это было как-то связано с драконами, так как рассказ о них, как я успел заметить, погрузил тёмную эльфийку в весьма глубокую задумчивость. Разве что после обеда она заглянула ко мне и сообщила приятную новость - маги Университария наконец отправились в дорогу и прибудут в Лаграш дней через десять.
        Хотя я нутром чуял, что переговоры и торги выйдут весьма хлопотными… это были приятные хлопоты. Безопасные хлопоты. Я был готов неделями торговаться с магистрами Башни, если бы это гарантировало, что больше не придётся иметь дел с драконами.
        - Как думаешь, Шарли, как скоро мы сможем сидеть в кабинете и вооооообще никуда не выходить? - лениво поинтересовался я у паучихи, наблюдая через окно за медленно скрывающимся за горизонтом солнцем.
        Та, сонно приподнявшись, почесала когтем макушку и развела лапками.
        - Вот и я не знаю, - пробормотал я сквозь зевок. - Но хотелось бы побыстрее.
        Завтра утром мы наконец выступаем в Лаграш. Родной, уютный, мирный Лаграш. И все эти Гардалаги, девчонки-генералы, самоубийственные заклинания и прыжки на драконов наконец останутся позади. Хотя бы на время.
        Сладкий вкус поражения. ИнтерЛЮДия
        Синие стяги с серебряными звёздами вяло и неохотно трепыхались на слабом ветру. Знамёна гордой империи сегодня были столь же безрадостны как и войско, которое они сопровождали. Куда ни кинь взгляд, можно было увидеть шеренги марширующих людей и горбы возвышающихся над ними боевых машин, переброшеных из не пострадавших подразделений для прикрытия и помощи в перевозке грузов и тяжелораненых.
        Сидя на пыльной, разогретой за день солнцем броне транспортного «Паука», Райда неотрывно смотрела в сторону вражеского замка, постепенно превращающегося в неразличимую точку на горизонте, и едва уловимо мурлыкала под нос какую-то мелодию. Где-то там, внутри укрепления, дерзко возвышающегося над покорёженной и усыпанной телами землёй, с которой пришлось отступить генералу и её войскам, находился он - её желанный Владыка демонов. Встреча лицом к лицу с этой загадочной персоной лишь ещё больше разожгла в Райде алчное пламя вожделения. Владыка был несравненной добычей, которой она хотела обладать, которую хотела сломить и заставить исторгать лишь болезненные стоны и мольбы. Его устрашающая сила, от которой буквально трепетало сердце, подкреплённая ослепительным, сияющим в своей искренности безумием, затмевала любые угрозы и любых противников, с которыми генералу доводилось сталкиваться прежде, превращая их в блеклое и серое ничто, недостойное какого-либо упоминания.
        Очистить планету от фиарнийцев? Едва ли нашёлся бы хоть кто-то, кто осмелится произнести это вслух и с полной серьёзностью. Но сегодня утром генерал услышала эти слова. Они были произнесены ясно и чётко, с абсолютной уверенностью и безграничным предвкушением. Владыка демонов искренне собирался стереть их народ с лица Тельвара, и эта немыслимая вера в собственные силы и возможности перед лицом несокрушимой империи могла быть порождена лишь безумием. Но, положа руку на сердце, девушка не сомневалась в том, что он на это способен.
        Демон ли он? Или беглый фиарнийский гений, добившийся небывалых высот? Быть может, их родной мир отправил сюда ещё кого-то, шутки ради снабдив передовыми знаниями и технологиями? Или же он родом откуда-то ещё? А может, дело и правда в загадочной богине, что решила вмешаться в ход войны?
        Ещё сидя на каменном стуле, лицом к лицу с Владыкой, она поняла, что ей наплевать. Наплевать, кто он там и откуда. Демон ли, или человек, апостол или же смертный. Важно лишь то, что он был воплощением абсолютной, непреклонной силы. Одним лишь своим присутствием он умудрялся подавлять волю и сеять в душе семена страха. Это были новые ощущения для Райды, дивные и упоительные.
        Каждой частичкой своего тела она ощущала его силу. Видела его спокойствие и пренебрежение. Осознавала снисходительность сильного, лишь из своей прихоти позволившего ей отступить. Владыка мог в любой момент уничтожить их всех, но вместо этого медленно и лениво развлекался, смакуя вражеское бессилие.
        Он упивался их беспомощностью, уничтожая самое сердце военного лагеря. Светился от удовольствия, заставляя чудовищного дракона выплясывать для него причудливый танец разрушения посреди уцелевших остатков лагеря. Райда пыталась остановить или замедлить его всевозможными способами, но в итоге потеряла лишь ещё больше бойцов.
        Да и помогло ли бы это хоть сколько-то? Она чётко запомнила выражение на лице Владыки, когда появился монстр. Усталое раздражение. Райда всё ещё сомневалась в том, что он был действительно непричастен к появлению дракона, но он определённо смотрел на него как на досадную и назойливую помеху, которая способна лишь на то, чтобы тратить твоё бесценное время. Не было ничего удивительного в том, что Владыка решил сбросить своё раздражение на вражеских войсках. Более того, он мог направить тварь прямо на девушку и та не смогла бы сделать абсолютно ничего.
        И это чувство, ощущение того, что в чьих-то глазах ты не более, чем забавная игрушка, почему-то дурманило и пьянило Райду не хуже хорошего вина. И всё больше распаляло желание найти способ обменяться ролями в этой игре.
        Впрочем, она была откровенна с собой и признавала, что в данный момент не видела ни единого способа это сделать.
        Её разгромили.
        Вчера, когда она решила доложить о происходящем Императору, он спросил: «Как тебе на вкус настоящее поражение?». В тот момент девушка не смогла дать внятного ответа, но теперь, спокойно собрав мысли воедино, вполне могла бы.
        Сладкое и возбуждающее. Распаляющее душу и тело.
        Впрочем, глядя на шагающих внизу угрюмых солдат, она понимала, что подобный ответ касался лишь её самой. Для обычных бойцов поражение на вкус было как пыль. Оно сушило горло и горчило на языке, скрипело на зубах и мешало дышать полной грудью. И, всякий раз, когда их подошвы опускались на землю, чеканя скорбный нестройный шаг отступления, оседало траурным пыльным саваном на сапогах. О, несчастные! Какого невероятного удовольствия они были лишены, будучи не в состоянии понять красоты и величия схватки, ставкой в которой было право обладать и владеть.
        Может, причина была в том, что они, обычные люди, пока ещё не испытали пламени настоящей и искренней любви, и из-за этого просто не могли разделить чувств своего генерала? Стоило ли Райде с этим что-то сделать? Прежде девушка слышала много разных вещей о любви и видела влюблённые парочки как в городах, так и при императорском дворе… Но всё это даже близко не походило на огонь, что бушевал сейчас в её душе. Многим ли вообще дано на самом деле окунуться в столь чистое и обжигающее чувство?
        Увлекшись этой мыслью, Райда наконец смогла оторвать свой взор от замка Владыки и взглянула ввысь, улёгшись на обшивке.
        Как тебе на вкус настоящее поражение?
        Ей на ум вновь пришёл вопрос, заданный Императором. Если подумать, это был первый вопрос, что услышала Райда после своего доклада. Словно именно это он и ожидал услышать - и имел заранее заготовленный вопрос. Император знал, что случится на подступах к Карушской крепости и Лаграшу? Знал и не предупредил? Хотел, чтобы Райда проиграла?
        Неожиданное умозаключение, ярко вспыхнувшее в голове девушки, заставило её снова сесть и взглянуть в сторону превратившегося в мутную крохотную точку замка.
        Что-то не складывалось. И завуалированная в предложении сменить сторону догадка Императора о истинной природе Владыки демонов. И приказ сразу же отступать в случае неудачной вербовки. Нежелание самого Владыки похоронить их тут раз и навсегда, хотя он имел для этого достаточно сил.
        Могло ли статься так, что Император и Владыка были заодно? Это с лёгкостью объяснило бы знания Владыки о секретных разработках империи. Если догадка Райды была верна, хитрец-Император вёл какую-то свою, масштабную и серьёзную игру. Но ради чего? Хотел разрушить врагов изнутри? Проверял засекреченные разработки по применению магии людьми? Или желал создать для империи нового, абсолютного врага, который встряхнул бы и заставил выйти из сытой дрёмы народ, привыкший к постоянным победам на вялотекущей войне?
        Звучало крайне логично… и, в то же время, Райда ни капли не верила в собственную теорию. Не после того как повстречалась с Владыкой лично. Конечно, догадку всё равно следовало тщательно проверить, чтобы не спутать случайно планы Императора, однако…
        Перед её глазами стояла фигура Владыки демонов, возвещающего о новом лице войны. Воодушевлённое пламя в его взоре и азартная ухмылка. Марионетка Императора? Какой бред! Человек, сияние силы и амбиций которого способно затмить солнце, не стал бы мириться с ролью подручного старого лиса Тенгара. Посланник божества? Это звание подходит ему куда лучше!
        - Что же… Покажи. Покажи мне военные машины, которых не видел этот мир, - прошептала девушка, глядя в сторону горизонта и предвкушающе сжимая кулак. - Пролей на нас пламя из невиданных орудий, чтобы ветер, несущий пепел погибающих городов, развеял мои сомнения! Докажи, что я не ошиблась в том, кому решила посвятить свою любовь без остатка!
        Её тело так пылало, что она с радостью уединилась бы в шатре, однако пока войска были на марше, это желание было лишь несбыточной роскошью. Вздохнув, девушка взяла себя в руки и ещё раз оглядела вышагивающих солдат. Их угрюмые лица, впавшие от усталости и нервного напряжения глаза, многочисленные раны и травмы вкупе с потрёпанной униформой, и была вынуждена признать, что боевой дух армии едва держится на краю пропасти, в которой начинается отчаяние.
        И это следовало исправить. Особенно учитывая то, что, судя по донесениям разведки, имелась вероятность нападения тельварской армии на их северный фланг.
        Вытащив из кармана плоский футляр манагласа, она ненадолго задумалась и отдала приказ:
        - Общую связь по всем подразделениям. Включите динамики на транспорте, меня должен слышать каждый солдат.
        - Сию минуту, госпожа генерал! - тут же раздалось в ответ.
        Дождавшись сигнала о готовности, Райда встала в полный рост, что сразу же привлекло внимание солдат.
        Невзирая на покачивающийся с борта на борт корпус «Паука», генерал стояла ровно и непоколебимо, медленно заглядывая в глаза каждому бойцу, что смотрел на неё в этот миг. И у всякого, кто сталкивался с взглядом этих сияющих голубых глаз, безмятежных словно само небо, сразу становилось немного легче на душе. Их любимый генерал, несмотря ни на что, не предавалась унынию и не выглядела сломленной. А значит, они не должны её подводить.
        - Верные сыны и дочери Империи, - степенно начала Райда. - Мы столкнулись с невероятно сильным врагом, возможно сильнейшим за всю историю нашей империи. И были разбиты. Многие наши товарищи по оружию, честные и храбрые воины, отдали свои жизни в неравном сражении и мы будем помнить их имена и лица до самой гробовой доски. Но подобно тому, как будущий клинок становится крепче и сильней, проходя пламенное и яростное горнило закалки, так и мы станем твёрже и несокрушимей, пройдя это испытание! Да, мы смогли отступить лишь благодаря самодовольному великодушию противника. И оно станет самой величайшей ошибкой в его жизни! Да, мы проиграли, но мы уходим не с пустыми руками! Мы уходим с трофеями, за которые заплатили нашей кровью! Опытом и информацией! Ими мы сокрушим этого самоназванного Владыку демонов! Не существует непобедимых врагов. Нет никого, кто мог бы стать препятствием для нашей великой Фиарнийской империи. В следующий раз, когда мы вернёмся на эти земли, то наши шаги будут отбивать лишь победный марш! Выше головы, дети империи! За Императора! - вскинула она вверх кулак с манагласом.
        - За Императора!!! - взревело окружающее её человеческое море.
        Глядя на приободрившееся воинство, Райда легонько улыбнулась. Она не питала иллюзий и понимала, что в следующем бою, если он произойдёт, все они будут обречены. Не существовало защиты от атаки, что Владыка обрушил той ночью. Даже если бы человеческие ресурсы империи были безграничны и не сдерживались недостаточной рождаемостью, учитывая продемонстрированные Владыкой способности к масштабной магии и мгновенному перемещению, надеяться на тактику измора пушечным мясом было бы верхом глупости.
        Её избранник требовал иного подхода. Тонкого и деликатного. Она действительно верила, что не существует непобедимых противников и Владыка явно не был исключением. У него тоже должны иметься уязвимости и слабые места, поиском которых теперь предстояло заняться. Процесс обещал быть долгим и кропотливым, ведь включал в себя не только способы отыскать бреши в силе, но и внешние «болевые точки», воздействуя на которые, можно было бы сломить Владыку, не трогая его самого и пальцем. Это потребует от Райды всех умений и связей, которыми она обросла в империи, включая самого Императора. И, прежде всего, выдержки и терпения. Но для начала…
        Легко крутанувшись на пятке, Райда наконец отвернулась от окончательно скрывшегося вдали замка и устремила свой взор на северо-запад.
        Для начала будет интересно посмотреть, сможет ли старик Фальт, «убийца магистров», что-то противопоставить Владыке Нотану и вскрыть какие-нибудь слабости. Ещё не так давно девушка противилась всякой мысли, что знаменитый воин может украсть у неё желанную добычу, но теперь её одолевали большие сомнения, покинет ли Фальт схватку целым и невредимым. Какое любопытное намечалось зрелище! Монстр против монстра. Вот только один из них был настоящим чудовищем.
        - Только попробуй проиграть кому-то, кроме меня, мой любимый враг, - тихо пробормотала она себе под нос, мечтательно улыбаясь.
        Пр?клятый город. Интерлюдия
        Если бы в чьей-то власти было возможно откинуть ширму реальности и устремиться в глубины неисчислимых астральных планов и измерений, то среди космического океана звёзд он мог бы обнаружить безмятежно дрейфующую на бесконечных волнах солнечного ветра ротонду из сияюще-белого мрамора. Скромное обиталище одной из целого сонма божеств. Убранство её он нашёл бы весьма аскетичным. Посреди не слишком обширного пола стоял небольшой столик, на котором покоилась горка печенья и выключенная портативная консоль с беспроводными наушниками, а рядом стоял антикварного вида диванчик с резными подлокотниками, обитый тёмно-синей тканью.
        Что удивило бы этого наблюдателя, так это внешний вид хозяйки сего места. Он не обнаружил бы ничего из того, что принято приписывать божествам. Ни богатых цветастых одежд, ни ореолов силы, ни даже банального хитона. Вместо божественных одеяний лишь расстёгнутая чёрная толстовка с капюшоном, белая майка до пупка, чей вырез ни капли не пытается скрывать ложбинку меж в меру крупных холмов груди, короткие шорты в тон толстовке на не выдающихся, но изящных бёдрах и светлые кроссовки. Прямо в которых она закинула ноги на диван вопреки всяческому этикету. И, если бы у смотрящего ещё оставались какие-то ошибочные надежды на высокую культуру и манеры обитателей небосклона, то лежащая на спине и глядящая ввысь, в бездонную звёздную тьму богиня окончательно разрушила бы эти представления, шумно почесав голый живот.
        - Скукотища, - лениво пробормотала Аллегри, таращась на медленно проплывающие над ротондой мерцающие точки. - И чего ему стоило взять эту Райду в плен? Перевоспитал бы, ну или промыл мозги магией, и получил бы полезную и верную спутницу. Тем более, она сама к нему неровно дышит… Эх, он иногда возмутительно скучный!
        Не глядя протянув руку в сторону, она схватила со стола печенье и, отправив его в рот, принялась меланхолично жевать. Свежих игр, что могли бы заинтересовать богиню, как ни странно, пока не наблюдалось ни в одном мире с подобной культурой. Её апостол тихо-мирно ехал домой без каких-либо приключений и лишь тёмная эльфийка у него под боком оставляла надежду на хоть какие-то развлечение в ночную пору.
        Впрочем, она понимала, что это весьма короткое и очень условное затишье. Нотан пока даже не догадывался, какой ворох проблем ожидает его впереди, особенно когда он попытается начать массовое развитие магии. Однако она не собиралась портить сюрприз, искренне надеясь, что Нотан вновь сможет вывернуться каким-нибудь хитроумным способом.
        Строго говоря, ослабление магии, случившееся после континентальной катастрофы, произошло не случайно и было мерой предосторожности, которую решили организовать драконы. Так как их исконным предназначением и долгом, согласно воле Кетцалькоатля, было сохранение магического баланса в разумных мирах, Аллегри не стала вмешиваться в действия ящеров и даже молчаливо их одобряла. Но она и подумать не могла, что в будущем это решение окажется роковым. Тельварцы стали слишком слабы, чтобы дать крепкий и непреодолимый отпор пришлому врагу, а когда сама Аллегри, занимавшаяся другими… делами, обратила на это внимание, было уже поздно. Лишившись веры, она потеряла контроль над собственным миром и не могла ни вмешаться в происходящее, ни надавить на драконов. Возможно, проблему можно было бы решить, поговорив с Кетцалем, который имел душевную связь со всеми своими отпрысками, да только древний пернатый змей ещё в незапамятные времена отправился в странствие по неизведанным астральным планам. И где он находится сейчас не знал никто.
        Проще говоря, едва Нотан начнёт активное продвижение своих магических реформ, древние драконы сразу отреагируют. И на этот раз против него будут действовать не прямолинейные драчуны вроде Гардалага. Сможет ли он решить этот вопрос и, если да, то каким путём? Аллегри не терпелось узнать.
        Помимо проблемы с драконами, имелись и другие, что вскоре начнут сыпаться на голову её апостолу, но в действительности пристального внимания и даже предупреждения заслуживала лишь одна.
        Фальт.
        Предшественник Нотана, отвергший свою миссию и божественное покровительство, и переметнувшийся на сторону врага. Да, он был уже не молод, но благодаря остаточной силе артефакта, что так и остался при нём, бодрости ему по прежнему не занимать. И с каждым днём он всё больше приближался к Нотану.
        - Похоже, что настало время устроить моему апостолу несколько бессонных ночей, озадачив новой проблемой, - пробормотала богиня, обдумывая варианты противодействия.
        Да, Фальт всё ещё был опасен для Нотана, но не непобедим. Насколько ей было известно, он обзавёлся несколькими артефактами для противодействия магии за время жизни в Тельваре, но сам он ею не владел. Отказался, попросив взамен исключительные физические способности. Несомненно, его боевое искусство было непревзойдённым, достигнув абсолюта при поддержке обретённой силы, скорости и реакции. Вот только его артефакт, Клинок Вероятности, в отличие от дайсов Нотана перестал развиваться, когда Фальт лишился милости богини. Да и сами по себе Мастерские дайсы более гибкий и многозадачный инструмент, нежели его меч, и с их помощью Нотан может склонить чашу весов на свою сторону даже в весьма плачевной ситуации. Значит, главную проблему представляют только защитные артефакты. Но что такое артефакты против хитроумных и разрушительных магических комбинаций Нотана? Если как-то устроить их встречу в открытом поле без лишних помех и Нотан поприветствует Фальта тем звуковым ударом…
        Да, шансы определённо есть и они вполне неплохи! Конечно, стоило бы оттягивать момент их столкновения как можно дольше, позволив Нотану ещё больше окрепнуть, но это был тот случай, когда следует иметь наготове готовые варианты действий.
        Опустив ноги на пол, Аллегри села и взмахом руки создала в воздухе проекцию континента, чтобы уточнить, как далеко Фальт продвинулся с прошлого раза, и принялась искать взглядом точку мятежного апостола. Но шли секунды и замершая поначалу рука начала медленно опускаться на ткань дивана.
        - Не может быть, - тихо пробормотала она. - Как я это упустила?
        Раз за разом, в течении минуты она обшаривала проекцию вдоль и поперёк, но так и не могла найти вызывающе яркой точки.
        Хотя Фальт отказался от её протекции, на его душе всё ещё находился особый отпечаток, который позволял Аллегри всегда знать его местоположение даже после предательства. И перестать работать эта метка могла лишь по одной причине - душа Фальта покинула этот мир.
        Неужели могучий старпёр умудрился словить по дороге инсульт и его сожрали дикие поринги? Это были бы прекрасные новости! И воистину вовремя! Только вот почему она не ощутила момент смерти? Хотя, если это произошло в то время, когда Аллегри вовсю выясняла отношения с Эри, то она, в теории, вполне могла упустить это из виду. И, будучи отрекшимся от неё иномирцем, дух почившего Фальта наверняка покинул Тельвар, избежав посещения её «приёмной».
        Да, скорее всего так и было. В конце концов, иного объяснения Аллегри найти не могла. Заглушить и скрыть подобную метку просто невозможно силами смертной магии, что уж говорить о фиарнийцах, которые не могут использовать даже её. Однако что-то по прежнему смущало богиню и она немного опасалась, что упустила из виду какую-то деталь.
        - Лучше всё таки поговорить с Нотаном на эту тему, - решила она, потянувшись за очередной печенькой. - Фальт наверняка окочурился, но мало ли что, хмммм…
        Напрягши силы, она прислушалась к миру и попыталась уловить хоть один отголосок своей печати или хоть и выдохшегося, но всё ещё артефактного меча божественного производства, и не обнаружила ни намёка на их присутствие. Отмеченная душа исчезла, а вместе с ней и привязанный к душе артефакт. Как Аллегри не старалась, она ощущала лишь Нотана, его дайсы, да ещё пару предметов, созданных в незапамятные времена.
        - Неужели Удача иногда благоволит и мне? - хмыкнула Аллегри, расслабившись.
        Исчезновение фигуры Фальта с игровой доски значительно меняло расклад сил и позволяло задуматься о чересчур рискованных прежде ходах, но… богиня решила не торопиться. Случившееся всё же стоило для начала обсудить с Нотаном, когда тот вернётся в Лаграш, а до тех пор немного понаблюдать за миром.
        На всякий случай.
        И, что до наблюдений, то, пока она прислушивалась к миру, её внимание привлекла одна персона. И привлекла тем, что как раз в этот самый момент разговаривала о Владыке демонов. А была она никем иным как одним из магов Университария. Нотан славно постарался, увеличивая число верующих, и на сегодняшний день Аллегри уже ощущала эффект от его трудов и даже могла позволить себе незначительные вольности. Пока ещё тоненький, но тёплый и приятный ручеек веры ежечасно подпитывал её и вселял надежду, что это лишь начало. Так что ничего удивительного, что её апостола поминали в разговорах всё чаще и чаще, равно как и её саму. А вот что вызывало любопытство на самом деле, так это поведение и мысли означенного мага. Уж больно они походили на типичного шпиона.
        Аллегри чувствовала, что он может её хотя бы немного развлечь и, недолго думая, вывела происходящее на отдельную проекцию, краем глаза заглянув в мысли чародея. Благодаря чему убедилась, что наблюдение за ним могло и правда оказаться довольно забавным.

* * *
        - И не страшно вам жить бок о бок с таким опасным соседом? - полюбопытствовал сидящий в телеге волковидный эали.
        Ничем примечательным его внешность не отличалась. Неброский дорожный костюм тёмного цвета мог с лёгкостью принадлежать как странствующему торговцу, так и мелкому чиновнику, отправленному по делам в соседний город. Как и положено их виду, торчащие из тёмно-бурых коротко подстриженных волос волчьи уши были бдительно навострены, но сам молодой эали выглядел довольно расслабленным, скучающе скользя по округе взглядом.
        В торговом караване, направлявшемся в Лаграш, все считали его Шаруком, отпрыском портного средней руки, отправившего сына договориться о поставках тканей для какого-то крупного заказа. Однако заглянувшая в его мысли Аллегри знала, что никакой он не Шарук, и уж тем более не сын портного. За этой личиной скрывался старший подмастерье Университария и один из личных учеников магистра пламени, маг огня по имени Фирош.
        Направлялся в Лаграш он с важной и ответственной миссией - разведать ситуацию в городе, из которого в последнее время приходило столь много странных и противоречивых слухов. По неизвестным Фирошу причинам, магистры собирались нагрянуть в этот захолустный городок, но перед этим хотели узнать, что тут происходит на самом деле. До эали доходили слухи, словно магистр Лионеллиан какое-то время уже находилась там, но, кажется, другие магистры по какой-то причине не доверяли её информации.
        В целом, возложенная на него задача не выглядела слишком хлопотной. Фирошу вручили несколько редких и сильных артефактов для защиты и противодействия магиям разума и иллюзий, с помощью которых ему следовало проверить, не взят ли город под принудительный контроль. Молодому магу всего-то и нужно было бродить по Лаграшу, чесать языком с местными в тавернах, заглянуть в мэрию и, по возможности, если артефакты не выявят на горожанах следов магического воздействия, связаться с магистром Лионеллиан и находящимся в городе известным мастером Ореном. Опять же, с целью проверки.
        - Опасно? - хмыкнул сидящий на козлах седой гном-торговец. - Опасно не в Лаграше, вот что я тебе скажу, юноша. Я тут живу уже лет тридцать, с тех пор как армейскую службу оставил из-за ранения. И с приходом славного Владыки Нотана город просто расцвёл!
        - Серьёзно? - удивился «Шарук», попутно нащупывая в кармане артефакт-определитель.
        Однако тот оставался молчаливо-холодным. Сидящий рядом гном говорил искренне и в его суждениях артефакт не ощущал ни капли магического воздействия.
        - Абсолютно, - кивнул торговец. - Когда пала Зарашская крепость вместе с городом, мы думали, что скоро и наш черёд. Это был лишь вопрос времени, когда люды пойдут на Каруш, а следом и на окружающие его города. Многие готовились бежать. Кроме Карушской крепости, у нас тут ни сильных гарнизонов, ни диверсионных особых отрядов, которые могли бы затянуть продвижение людов. Да и кому мы нужны? Тряпки да кувшины - вот и всё, что производит город. Своего продовольствия очень мало, едва хватает на самих себя, даже приходится закупать кое что в других регионах, - гном выразительно качнул затылком в сторону лежащих в телеге мешков. - Но Владыка всё изменил. Уговорил мэра создать рабочие места для беженцев и начать строительство нового жилого квартала. Усилил городские стены и создал несокрушимые каменные врата. Не чета тем, что в нашем Бар-Галаде, конечно, но тоже неплохи. Отогнал дикого дракона, разбил проклятых людов! Нет сейчас во всём Браллаке места безопаснее, чем наш Лаграш, юноша. Да славится имя добросердечной Богини, что прислала к нам сего замечательного человека!
        Аллегри, слушая эту искреннюю тираду, довольно покивала, а вот эали, хотя и не подал виду, внутренне недовольно нахмурился. Так послушать этого гнома и объявившийся здесь загадочный Владыка - настоящий святой. И верилось в это очень слабо. Вот только артефакт по прежнему молчал.
        - Что же получается, Владыка демонов стал править городом? - решил зайти с другой стороны Фирош.
        - Править? - фыркнул торговец. - Как я слышал, он даже близко не хочет касаться таких вопросов. Нет, делами города по прежнему заправляет старик Лаэнвель. Что до Владыки… Хм… Правильно ли будет назвать его протектором города? - задумался гном. - Он решает массу наших проблем. Например, с его появлением горожане начали меньше болеть и уставать. Молодёжь стала сильнее и даже старики окрепли. Что это как не влияние его сил и милости Богини? А не так давно в Лаграше появился настоящий маг-целитель. Да не кто-то там, а сама магистр Лион! Уж не знаю, как Владыка уговорил её перебраться в нашу дыру, но с её появлением мы и вовсе позабыли о травмах и тяжёлых болезнях.
        Фирош тоже не знал, как этот Владыка уболтал достаточно своенравную Лионеллиан перебраться в эту дыру, и теперь ещё сильнее хотел это выяснить. И вообще, чем больше он слушал об этом «апостоле Богини», тем сильнее его терзали подозрения и мрачные предчувствия. И упорно молчавший артефакт, вместо того, чтобы развеивать эту тревогу, лишь усиливал её. Вся эта история звучала как невероятная выдумка, сказочная и слишком гладкая небылица. В Лаграше явно происходило что-то непонятное и, возможно, даже опасное. И Фирош твёрдо вознамерился докопаться до «правды».
        На потеху скучающей Аллегри.
        Следующие два дня пути Фирош перебирался с телеги на телегу, общаясь с другими торговцами и с каждым днём погружаясь во всё более мрачное настроение из-за того как складно и ладно все восхваляли Владыку и Богиню. Под конец пути ему просто хотелось встать, начать трясти старого седого гнома и накричать на него, чтобы тот пришёл в себя и взглянул на происходящее трезвым взглядом. Но он держал себя в руках. Может быть, в самом городе найдётся кто-то здравомыслящий, кто подтвердит подозрения Фироша? Или артефакты наконец начнут реагировать и развеивать морок в головах этих несчастных?
        - Почти прибыли! - выдернул его из мрачных дум оклик гнома, в телегу которого вернулся эали.
        Оторвав взгляд от дощатого пола повозки, Фирош поднял голову и увидел на горизонте, среди уже почти готовых к жатве полей, коричневые городские стены. Издалека Лаграш выглядел как обычный город, но чем ближе подъезжал караван к этим стенам, тем тяжелее становилось у него на душе.
        - А это что? - спросил он, заприметив в стороне целую россыпь палаток и снующих между ними гоблинов.
        - А, это гарнизон графа Вриду, - откликнулся старик. - Сам я ездил за товаром, когда это было, и ничего не видал, но говорят, граф лично приезжал в Лаграш, считая, что Владыка творит тут какие тёмные дела. Но в итоге он признал в нём достойного союзника и даже оставил войска в поддержку!
        Фирош, сидевший за спиной у гнома, горестно схватился за уши. Даже граф. Граф! Даже он попал под контроль! Это настоящая катастрофа! Следовало ли ему здесь и сейчас связаться с учителем и доложить о творящемся в этих землях безумии?
        - Я тебе больше скажу, юноша, - продолжил, тем временем, гном, понизив голос и откинувшись назад, поближе к голове мага. - Ходит молва, Что Владыка помог графу раскрыть и покарать предателя короны.
        - …Что? - переспросил эали, не ожидавший услышать что-то подобное.
        - Не знаю, правда это или брешут, но граф с Владыкой с месяц назад рванули с небольшим отрядом куда-то на север, - важно встопорщив бороду, сообщил гном. - И вскоре пошли слухи, что они раскрыли предателя.
        - Так значит, Владыка сейчас не в городе? - немного собрался с мыслями эали.
        - Не знаю, может и вернулся, пока мы в пути были, - пожал плечами торговец, вернувшись к своей обычной позе. - Скоро увидим!
        Когда караван приблизился к городу, глаза Фироша начали постепенно вылезать из глазниц. Только сейчас он осознал, что старый гном подразумевал под «усилением стен». Идеально гладкий каменный массив без единого следа кладки, вот что увидел маг перед собой. Хотя она была не столь высока, стена вполне могла посоревноваться по качеству со столичными. Вот только над теми работали целые отряды магов земли. А эту возвёл один человек?!
        Поскрипывая колёсами, телеги перебирались по каменному мосту через внушительный ров, чьё наличие тоже было немыслимым делом для подобного городка. После этого караван остановился на досмотр городской стражей, но ничего из этой процедуры молодой маг не запомнил. Его внимание приковали огромные каменные створки врат, с которых на проезжающих и проходящих в город взирали угловатые злобные рожи неизвестных чудовищ. От чего-то эали было неуютно под взглядом их пустых и безжизненных каменных глазниц, а огромные створки давили, словно так и ждали момента раздавить незадачливого разведчика. И это ощущение лишь усилилось, когда караван поехал дальше, в сам город. Фирошу казалось, словно его везут прямо в утробу монстра, готового пожирать всё и вся. И поразительная толщина стены, через которую вёл проход, только усугубляла ощущение глотки.
        Впрочем, оно слегка ослабло, когда караван въехал на городские улицы и парень смог немного оглядеться. Всюду пестрели краски. Фасады домов щеголяли свежевыкрашенными окнами и дверьми, на каждом углу висели разноцветные стяги и флажки, а местами на стенах висели целые полотнища с многочисленными линиями и росчерками, из которых складывался лик загадочной, но прекрасной девы.
        - Ооо, совсем забыл! - радостно воскликнул гном. - Скоро же фестиваль! В удачное время ты приехал, юнец! Говорят, мануфактуры будут продавать совершенно новые товары. Не забудь прикупить для бати несколько.
        Эали оставил слова торговца без ответа, крутя головой по сторонам и пытаясь совместить в своём разуме тёмную картину, что он воображал всю дорогу, и цветастую идиллию, что видел сейчас. Горожане, встреченные на улицах, не несли на своих лицах ни тени уныния или забот, радостно переговаривались у лавочек и мастерских, или просто не спеша шли по своим делам. А визжащая детвора и вовсе носилась как ей вздумается.
        Добравшись до какой-то мелкой площади, Фирош почти машинально попрощался с торговцами, после чего долгое время просто стоял на месте и пытался понять, что ему делать дальше. Перед ним жил своей жизнью счастливый и безмятежный город. Слишком счастливый для места, которое, несмотря на захолустность, находится на самой границе фронта. По спине Фироша пробежал холодный озноб, вернувший тревогу.
        Этот город - театр. Театр тысяч лицедеев, на которых натянул счастливые маски какой-то безумно опасный маг.
        Решительно сжав кулаки и оглядевшись, «сын портного» направился в примеченную на углу таверну. Пускай магия сильна настолько, что способна обмануть даже артефакты магистров, алкоголь всё ещё обладал способностью развязывать языки и приотпускать тенёта контроля, сковывающие разум своей жертвы.
        Остаток дня эали провёл в различных тавернах, трактирах и постоялых дворах, щедро покупая выпивку и спаивая подвернувшихся собеседников. Но их ответы не менялись даже после обильных возлияний.
        Владыка велик.
        Владыка - благодетель.
        Владыка - спаситель.
        Владыка!..
        Глубокой ночью, окончательно погрузившись в отчаяние, разведчик Университария, под громкий и истеричный хохот наблюдавшей за ним Аллегри, напился до полного беспамятства, запершись в снятой комнате.
        Открыть глаза он смог лишь ближе к обеду следующего дня. Голова раскалывалась, в комнате всё ещё стоял запах винных паров из-за остатков в валявшихся на полу бутылках. А события последних дней казались Фирошу дурным сном. Но, увы, он осознавал, что это реальность.
        Могло ли быть так, что артефакты не работали по той простой причине, что никакого контроля и не было? Могло ли существовать настолько счастливое и защищённое место в эту эру проигрываемой войны?
        Он должен был выяснить это до конца.
        С трудом поднявшись с постели, Фирош как мог привёл себя в порядок и, спустившись вниз, попросил у хозяйки ведро холодной колодезной воды, которое вылил себе на голову, выйдя во двор. Разум немного прояснился и, стряхнув воду с волос и ушей, эали решил больше не терять времени с обычными жителями и направился в мэрию. Стоило побеседовать с её работниками, а заодно выяснить, где искать магистра Лионеллиан.
        В отличие от пр?клятых городов в многочисленных легендах, Лаграш за ночь не превратился в логово кровожадных чудовищ. По улицам так и шныряла весёлая детвора, а лавочники зазывали прикупить свежей выпечки. Город продолжал жить своей безмятежной жизнью, не обращая ни малейшего внимания на подавленного и угрюмого парня. И от этого контраста ему хотелось выть.
        Добравшись до мэрии, он оглядел здание и, вздохнув, отправился ко входу.
        - Прошу прощения, вам назначено? - услышал он приятный женский голос, вступив в полумрак холла.
        Повернувшись на голос, он обнаружил стойку приёмной, за которой находилась прекрасная зеленоглазая эали. Фирош на миг замер и лишь непроизвольно дёргал хвостом, разглядывая молодую черноволосую волчицу с симпатичным лицом и хрупкой фигуркой, подчёркнутой строгой белоснежной рубашкой.
        - Прошу прощения, вам назначено? - терпеливо повторила вопрос секретарь.
        Выйдя из ступора, Фирош утихомирил свой хвост и смущённо откашлялся:
        - Э… Кхм… Нет. Собственно, я хотел бы… - начал было он и замялся, раздумывая, с чего было бы лучше начать.
        - По какому вопросу вы хотите обратиться? - ободряюще улыбнулась ему девушка.
        - Да, вопрос… - промямлил молодой маг и неожиданно для самого себя бухнул. - Позволите ли угостить вас жареным мясом этим вечером?
        Глаза работницы мэрии удивлённо округлились, но дать ответ Фирошу она не успела. За дверью раздался топот бегущих ног и в приёмную ворвался запыхавшийся гонец:
        - Срочное донесение с западной стены! - выпалил он на одном дыхании. - Отряд Владыки на горизонте!
        Глава 14. Дом, милый дом
        - Я искренне завидую вашему магическому перу, мой Владыка, - раздался над ухом мурлыкающий голос Лионеллиан и смуглые руки, скользнув по плечам, взяли меня в надёжный плен объятий. - Исследования стали бы куда проще и быстрее, если бы не приходилось самой документировать все результаты.
        Меня всегда удивлял талант тёмной эльфийки незаметно подкрадываться. Словно и не магистром магии была, а заправским ассасином с многолетним стажем. Вот и сейчас её появление за спиной стало полной неожиданностью, прервав мои вечерние посиделки с «Магическим пером». И, судя по тому, что безмятежно дрыхнувшая на кровати Шарли даже не пошелохнулась, Лион смогла обмануть даже чуткий паучий сон. Ну или паучиха просто ей доверяла и предпочла не просыпаться попусту.
        - Не пробовала нанять ассистента? - хмыкнул я, наблюдая, как её пальцы скользнули под рубашку и принялись выводить дразнящие узоры на моей коже.
        - Чтобы однажды он исчез со всеми исследованиями? - фыркнула эльфийка. - В мире не так много людей, кому я бы настолько доверяла, - промурчала она и неожиданно лизнула мою шею. - Что вы придумали на этот раз, Владыка? Конструкт усиления звука… Молния… Тугоплавкая оболочка? Что это за устройство? - спросила она, оглядев страницы, над которыми висело перо.
        - Фантазирую над карманной версией «Сандерстрака», - вздохнул я. - Но, как видишь, получается слишком сложно и дорого.
        - Хммм… - неопределённо-задумчиво ответила Лион и вновь сконцентрировала внимание на страницах, примостив свой подбородок у меня на плече.
        Хотя я назвал наброски проекта фантазией, у меня имелась веская причина задуматься о подобном.
        Ненавижу приключения.
        Сия нехитрая мысль, которая долго время была едва ли не моим девизом по жизни, пока слегка не потускнела из-за растущей уверенности в собственных силах и смирения перед необходимостью эти самые приключения преодолевать, после недавних событий стряхнула с себя пыль и принялась игриво покачивать буквами, напоминая о себе. И напоминание это было настолько кстати, что я уже на полном серьёзе решил воплотить этот девиз в виде таблички и повесить в кабинете на видном месте.
        Кроме того, можно было повесить ещё несколько где-нибудь возле двери. «С приключениями вход запрещён», например, или «Кто к нам с приключениями придёт, тот сам приключаться и отправится» или… Вариантов можно было придумать довольно много.
        Учитывая подобное настроение, овладевшее мной на обратном пути в Лаграш, не было ничего удивительного в том, что каждую свободную минуту я начал посвящать ещё более усиленному конспектированию технических идей и планов по развитию как региона, так и тельварских укреплений в целом. Благо, наличие стола и стула на любом привале располагали к подобному процессу.
        Но если прежде я концентрировался на поиске технических решений из моего мира, которые можно было бы с минимальными трудозатратами перенести в Тельвар, то рождение «Сандерстрака» привнесло новый вектор полёту моей мысли. Мне хотелось заполучить нечто, сравнимое по разрушительной силе, но не требующее присутствия в эпицентре и, как следствие, возмутительных затрат энергии на собственную защиту. Самым очевидным решением вопроса мог стать некий снаряд, внутри которого были бы заключены определённые конструкты для усиления звука и создания взрыва. И, раз уж это снаряд, почему бы не использовать его в рейлгане, если удастся сберечь от превращения в плазму? Чисто теоретически, создать что-то подобное было возможно, бомба Орена была в некотором роде примером, так как несла в себе половину необходимого конструктива и идей. Но на практике, из-за интегрирования заклинаний, каждый снаряд становился артефактом штучной работы, для производства которого требовался труд нескольких высококлассных магов. Кроме того, мало было создать конструкты и накачать их энергией, следовало ещё создать механизм
последовательной активации, защитную оболочку, что выдержала бы выстрел из рейлгана, и кучу других мелочей.
        В отличие от героев многочисленных азиатских новелл, крафтерские навыки которых позволяли заменить целый заводской комплекс, а то и производственные мощности небольшой страны, я был не в силах решить вопрос самостоятельно. Фундаментальное непонимание принципов магии, низкий уровень навыка зачарования, неумение наполнять предметы маной - список препятствий на этих пунктах только начинался. А значит, мне следовало либо забыть концепт магического снаряда до лучших времён… либо перестроить всю производственно-магическую систему альянса, поставив гордых и тщеславных магов на конвейер как обычных рабочих. Что, уверен, было ещё более сложной и невыполнимой задачей, нежели самостоятельное создание. Кроме того, мне не слишком хотелось раскрывать «рецепт» настолько мощной вещи. Сегодня снаряды летят во врага, а завтра пушки могут повернуть в твою сторону.
        Оставалась небольшая надежда на то, что Лони и Орен с их бородатой инженерией смогут отыскать какое-нибудь неочевидное решение проблемы, но чуйка подсказывала, что проекту ещё долго придётся оставаться на бумаге.
        - Интересную вы придумали вещицу, мой Владыка, - пробормотала Лион. - Это заклинание, которым вы сокрушили людов, только в форме артефакта, верно? Чтобы его можно было забрасывать пушкой с безопасного расстояния?
        - Верно, - кивнул я, подивившись тому, как быстро чародейка уловила суть. - Но у меня нет навыков, чтобы создавать магическую начинку своими силами, а заказывать её у Башни будет дорого и небезопасно.
        - Вам бы отыскать надёжного и верного артефактора… - задумалась тёмная. - Но никого из Университария я не порекомендую.
        Какое-то время мы молчали, разглядывая мои наброски.
        - Честно говоря, я сомневаюсь, что снаряд будет эффективным, - неожиданно сказала Лион после некоторого размышления. - Размеры слишком малы. Конструкты не дадут достаточной мощности, чтобы затраты себя окупали в практическом смысле.
        - Вот ведь ворласково дерьмо, - выругался я. - Ты уверена?
        - Абсолютно, - вздохнула эльфийка. - Артефакты, конечно, не моя специальность, но тут действуют базовые законы использования магической энергии. Разве что…
        - Разве что?.. - тут же навострил я уши, однако эльфийка ответила не сразу.
        - Как мне кажется, можно серьёзно поднять мощность, сделав две вещи, - неуверенно начала она. - Во-первых, увеличив площадь звукового конструкта. Например, превратив в него всю оболочку снаряда. Это позволит заложить в него заклинание куда большей силы. Во-вторых… Конструкт молнии выглядит избыточным, на мой взгляд. Вам ведь важно само наличие источника звука, верно? Молния от такого конструкта всё равно будет маленькой и слабой. Разумнее заменить его на резервуар с концентрированной магической энергией, который будет взрываться и создавать звук. Эффект при таких размерах будет лучше именно от чистого взрыва.
        - Резервуар, да? - задумался я и внимательно оглядел написанное под мысленную диктовку. - Любопытно. Возможно, с таким подходом часть того, что я тут нагородил, можно решить чисто механическим путём. Но что использовать в качестве такого хранилища?
        - Если мы говорим об упрощении и удешевлении, я бы посоветовала вам создавать их самостоятельно из собственной силы, - эльфийка выпустила меня и пройдя к кровати, уселась на краю, демонстративно закинув ногу на ногу. Шарли, чей отдых всё таки оказался потревожен, сонно приподнялась, глянула в сторону чародейки, но не стала принимать никаких мер и улеглась обратно. - Например, закачивая в стеклянную сферу или что-то типа того. Вот только…
        - Я не умею манипулировать чистой магией, - закончил я за неё и виновато развёл руками. - И в данный момент не знаю как это исправить.
        Чародейка кивнула и вдруг лукаво прищурилась:
        - Но что, если мы сможем решить эту проблему?
        - Решить? - искренне удивился я. - Как?
        - Сразу скажу, что не могу ничего обещать, - посерьёзнела Лион. - Для начала мне придётся сделать запрос в клановый архив. Но если кратко, мне недавно вспомнился один случай в семейных хрониках. Мальчишка из побочной ветви родился с редким отклонением. Его магический источник создавал ману как положено, но тело почему-то не ощущало эту энергию и не выпускало её вовне. Грубо говоря, вся его магия словно была закольцована и не покидала тело.
        - И как, он научился колдовать нормально? - заинтересовался я, уловив некое отдалённое сходство проблемы паренька с моей.
        - Истлел изнутри, - помотала головой Лион. - Пытался обучиться внешнему воплощению заклинаний и некромицировал собственный источник. Довольно жуткая смерть.
        Я невольно поёжился.
        - Хотя паренёк погиб, после этого наши маги какое-то время ещё исследовали этот случай, дабы избежать повторения в будущем. Я хочу проверить, удастся ли мне найти в их исследованиях подсказку для разрешения вашего случая, Владыка.
        Я медленно кивнул, переваривая услышанное.
        Ели Лионеллиан что-то накопает, это может круто мне помочь, так как навык, как ни крути, весьма полезный и нужный в хозяйстве. Многие вещи сильно упростятся, кроме того пропадёт эта нездоровая зависимость от сильда в ситуациях, когда надо кого-то «подзарядить». Ну и, если уж мечтать до конца, вдруг, научившись управлять сырой маной, я начну лучше понимать магию как таковую?
        - Слушай, а где вообще находится твой дом? - решил спросить я, раз уж речь зашла о её клане. - У меня сложилось впечатление, что светлые и тёмные эльфы держатся порознь, но я не слышал, чтобы у тёмных было своё государство.
        - Мммм… - слегка замялась Лион. - Это правда, наш народ живёт особняком, отдельной общиной. Нас осталось не так много, чтобы претендовать на целую страну, - не слишком весело улыбнулась она. - Но место, где мы поселились, можно считать одним из самых безопасных в Тельваре. Людам до него никогда не добраться. Однажды вы сами увидите, - опередила она мой невысказанный вопрос, после чего подняла руки и соблазнительно потянулась. - Давайте не будем больше о делах, мой Владыка. Завтра мы прибываем в Лаграш и вы надолго окажетесь в руках своей невесты. Уделите напоследок немного внимания скучающей женщине.

* * *
        - Дом, милый дом, - довольно пробормотал я, разглядывая лес машущих рук, выросший на городской стене.
        - Редко какому феодалу оказывают такой сердечный приём, - хмыкнул ехавший рядом Вриду. - Если хорошо подумать, то я ни одного не видел до встречи с вами, Владыка, если не считать короля.
        - О, думаю, я не нарушаю эту славную тенденцию, - усмехнулся я. - В конце концов, я ведь не феодал, а обычный апостол.
        - «Обычный»… - фыркнул гоблин и сменил тон беседы. - Полагаю, уже через несколько часов я отбуду в столицу. Не хотите внести какие-то изменения в план?
        - Не вижу смысла, - помотал я головой. - На мой взгляд, мы предусмотрели всё необходимое. Единственная просьба лично от меня, граф - не усердствуйте сверх меры. Если поймёте, что заговорщики откусят вам голову раньше, чем вы им, отступайте в Лаграш.
        Увы для нас, Вриду не имел достаточно влияния, чтобы на равных столкнуться с теми, кто, по подозрениям, был вовлечён в заговор против короны. И многое зависело от его таланта плести интриги и вести подковёрную борьбу, используя добытые нами бумаги. Которые, впрочем, ещё лишь предстояло расшифровать. Так что своё предостережение я считал вполне обоснованным. Тем более, что перевезти свою семью в Лаграш граф согласился достаточно быстро и без особого сопротивления.
        - Иногда без риска не достичь цели, - проворчал Вриду в ответ на мою просьбу.
        - Риск должен быть разумным, - возразил я. - Кроме того, живым вы можете больше, чем будучи мёртвым.
        Хотя, конечно, не мне говорить про разумный риск после катапультирований на спины драконов и прочих безумств, что умудрились родиться в моей голове.
        Вриду продолжил препираться, но, как мне показалось, уже больше для виду, из врождённой аристократической вредности, так что я не воспринимал это сопротивление слишком серьёзно. Как ни крути, граф был весьма разумным и здравомыслящим гоблином, так что я не беспокоился по поводу того, что он завязнет в чём-то опасном. Как минимум, с частью гарнизона Вриду оставлял в городе Кульда, через которого мы будем регулярно держать связь, так что, при необходимости, мы могли оперативно обсудить любые скользкие моменты и внести коррективы в наши действия.
        В целом, я не планировал в ближайшее время вылезать из Лаграша, и уж тем более ввязываться в политические или шпионские игрища, но если ситуация того потребует, я был не против помочь графу. Хотя в идеале, конечно, я предпочёл бы не отвлекаться от своих дел. Уж очень их было много.
        - Ну что же, тут я вас оставлю, Владыка, - сообщил граф, когда мы уже почти подъехали к вратам. - Время не ждёт. Нужно ещё заглянуть в гарнизон и сформировать отряд сопровождения для Астиль.
        Я кинул мимолётный взгляд через плечо на эльфиечку, о чём-то шушукающуюся с Лион. В последнее время остроухие довольно часто проводили время вместе, явно обсуждая какие-то девичьи дела, так как меня в подробности они не посвящали даже когда я на это намекал.
        - Отряд?
        - С собой её брать я не собираюсь, слишком опасно, - пояснил Вриду. - Пусть лучше помогает организовать переезд моей семьи. Кроме того, она ведь хочет помогать вам нести слово Богини в других землях, верно? Без помощников ей в этом деле не обойтись. Кто-то же должен таскать поклажу? - усмехнувшись, граф махнул рукой, созывая своих. - Все ко мне!
        Прощание не заняло много времени и вскоре отряд Вриду отделился от нашего. Но Астиль, придерживая шляпу, ещё пару раз оборачивалась и махала нам.
        Воспользовавшись тем, что мне уже не надо с кем-то обсуждать важные дела, освободившееся подле моего ящера место тут же заняла Шарли, нетерпеливо переминавшаяся с лапы на лапу.
        - Не терпится уже попасть домой, да? - спросил я у паучихи.
        Шарлотта в ответ радостно подпрыгнула и сделала вокруг моего ящера пару кругов.
        Подняв голову, я глянул на гомонящую толпу зевак, собравшуюся на стене и приветственно помахал рукой в ответ, чем вызвал радостный рёв, отозвавшийся во мне тёплой волной. Я начинал постепенно получать искреннее удовольствие от всеобщих симпатий, пускай и считал, что мог бы вполне обойтись без подобного внимания к моей персоне.
        - Владыка вернулся!
        - С возвращением, Владыка Нотан!
        Под эти довольные возгласы наш оскудневший отряд въехал под своды городской стены. И только оказавшись в окружении собственноручно возведённого каменного монолита, я ощутил, что все недавние злоключения остались позади. Я дома.
        - Мы дома, Шарли! - довольно пробормотал я подпрыгивающей рядом паучихе.
        Город встретил наше возвращение разноцветным буйством красок. Горожане, стекающиеся на площадь, щеголяли пёстрыми праздничными одеждами. Всюду висели цветные флаги и украшения, принося на улицы дух торжества.
        - Кажется, мы всё таки успели на осеннюю ярмарку, Владыка, - Горт, ехавший чуть позади, поравнялся справа от моего ящера.
        - Серьёзно? Надо же, - приятно удивился я, оглядываясь по сторонам.
        Взгляд ожидаемо подмечал массу знакомых лиц. Городские мастеровые, торговцы, стражники, часть работников мэрии во главе с Лаэнвелем, среди которых я приметил и старую знакомую, Терал, которую когда-то напугал своим появлением в мэрии. Рядом с ней стоял какой-то излишне нервный эали-волколюд, который смотрел то на меня, то на секретаря, в то время как девушка ему что-то втолковывала. Забавный паренёк. Новый стажёр?
        И, конечно же, неподалёку от мэра я увидел Эсми с Латикой. Горничные прямо сияли, глядя в мою сторону.
        - Рады видеть вас в добром здравии, Владыка, - торжественно поприветствовал меня Лаэнвель, когда мы подъехали к толпе встречающих.
        - Взаимно, старина, - кивнул я. - Ничего не случилось, пока мы отсутствовали?
        - Тишь и благодать, Владыка, - улыбнулся эльф. - Стараниями Богини и вашими усилиями. Все проекты движутся согласно графику, а статуя Богини возводится даже с опережением. Горожане принимают в возведении посильное участие, помогая мастерам-скульпторам.
        - Здорово, - улыбнулся я. Эти известия Аллегри наверняка обрадуют. Хотя она, небось, итак в курсе дел. - Кстати, а где Лони? Не вижу тут ни её, ни Орена.
        - Честно говоря, не знаю, Владыка, - нахмурился старый эльф. - Я отправлял к ним гонца, но он вернулся с пустыми руками. Мастерская мастера Лони была заперта. Изнутри доносился какой-то шум, но на его стук и крики никто не отозвался.
        - Понятно… Что ж, тогда я загляну туда сам, - кивнул я, гадая о причинах исчезновения гномов. - Эсми, Латика! - окликнул я терпеливо стоящих чуть в стороне девушек.
        - К вашим услугам, Владыка! - хором отозвались служанки, тут же делая шаг вперёд.
        - Наконец-то вы вернулись, Владыка Нотан, - улыбнулась Латика.
        - Без вас в особняке было очень одиноко, - с намёком заявила Эсми, подёргивая ушками, и я тут же услышал позади насмешливое фырканье Лионеллиан.
        Вытащив из Хранилища посох с Эрмитом, я вручил служанкам обрадовавшегося встрече пингвина, который по прежнему на дух не переносил ящеров и всё, что было с ними связано. Мне он сегодня ни к чему, а так хоть развеется за беседой.
        - Готовьте праздничный ужин, - подмигнул я служанкам. - И воды для ванны побольше.
        - Всенепременно, Владыка, - легонько поклонились горничные. - Ожидать вас одного или в компании?
        Я задумчиво почесал щёку. Вообще-то, было бы логично затащить Лони на ужин по случаю моего возвращения, но чёрт его знает куда запропастились гномы и увижу ли я сегодня свою невесту.
        - Честно говоря, пока не знаю, - развёл я руками. - Смотря как сложатся дела.
        Понятливо кивнув, горничные удалились, завязав с пингвином оживлённую беседу. А следом за ними решила отбыть и Лион:
        - Полагаю, в лечебнице меня ждёт много дел, Владыка, так что я тоже вас оставлю, - подмигнула она. - Если уже пришли какие-то известия по вашей книге, я сразу же дам знать.
        И правда, книга. Я почти забыл о том, что чародейка отправляла в несколько мест копии первых страниц из того загадочного томика, что нашла у виконта Шарли.
        - Спасибо, буду ждать известий.
        Постепенно все мои спутники, кроме Шарлотты и парочки традиционных гоблинов сопровождения, рассосались кто куда. Я же, оставив ящера гоблинам, направился пешочком в сторону ремесленного квартала. Седло меня за эти недели откровенно заколебало, если не сказать больше, и я испытывал невероятное удовольствие от неспешной прогулки даже невзирая на то, что вокруг толпились горожане, норовя поздороваться или порадоваться моему возвращению. К счастью, Шарли аккуратно отгоняла в сторону особо настырных личностей. Спорить со здоровенной чёрной паучихой размером с автомобиль никто не решался.
        Минут через пятнадцать, благо ремесленники располагались не так далеко от западной стены, ноги вынесли меня к нужному месту. Часть зевак сразу же принялась расползаться обратно по рабочим местам, открывая оставленные мастерские и лавки. Но нужное мне здание так и оставалось наглухо закрытым.
        - Как думаешь, что случилось? - спросил я у Шарли, но паучиха ожидаемо лишь развела лапками.
        Дружно пошкрябав в затылках, мы направились к мастерской. Может быть, услышав мой голос, кто-нибудь да выйдет? Не зря же гонец слышал внутри какой-то шум. Да и дымок из труб, вон, поднимается - значит печи не затушены.
        Когда до двери оставалось метров двадцать, Шарли неожиданно подпрыгнула и ощетинилась, а по ушам ударил резкий и протяжный, но едва слышимый за гулом толпы высокочастотный вой.
        А потом мастерская взорвалась.
        Шарлотта мгновенно сбила меня с ног, прижимая к мостовой, но я успел заметить как где-то над головой просвистела улетевшая оконная ставня. Площадь мгновенно заполнилась встревоженными криками и беспокойством, горожане бросились кто куда. Одни спасались бегством, другие спешили на помощь, третьи просто стояли и паниковали со знанием дела.
        Выглянув из-за лапы Шарли, я увидел как из открывшихся окон и двери валит густой сизый дым, пронизываемый лилово-синими искрами. Жалобно качавшееся несколько секунд на нижней петле дверное полотно жалобно хрустнуло, выламывая навес, и медленно упало на землю.
        - Вашу мать… - пробормотал я, холодея, и принялся выбираться из под нервничающей Шарлотты. - Лони! Орен!
        Видимо поняв, что больше взрывов не будет, паучиха ослабила хватку и позволила мне подняться, после чего мы сразу бросились к дымящейся мастерской. У которой, на наших глазах, начала проваливаться крыша.
        - Мхахахахаха-кха-кха-кха! - неожиданно раздалось откуда-то из недр мастерской. - Она выстрелила! Выстрелила!
        Глава 15. Техника безопасности
        - Лони! Лони, ты как?! - крикнул я, признав хозяйку кашляюще-радостного возгласа, но мой выкрик потонул в треске окончательно провалившейся в мастерскую кровли.
        Сразу после этого где-то в недрах здания раздался приглушённый хлопок, сменившийся настолько забористым трёхэтажным гномьим матом, что «Полиглот» предпочёл оставить его без перевода. Кажется, это блеснул мастерством Орен.
        Подскочив к зияющему дверному проёму, я хотел было вбежать внутрь, но густой клуб жирного искрящегося дыма остановил мой порыв, заставив искренне пожалеть о своём решении отправить Эрмита в особняк. Сейчас бы магия ветра очень не повредила, да и вода пришлась бы к месту, если внутри что-то горит. Для тушения пожара можно обойтись и песком, конечно, однако разогнать дым всё равно нечем. Вот чёрт. И почему мои решения всегда столь мудры и своевременны?
        Впереди раздался раскатистый кашель, захрустела упавшая на пол черепица и из дымовой завесы, чуть не врезавшись в меня, выкатился один из подмастерьев. Весь в чаде, пыли и застрявшим в волосах и бороде мусоре. Мы с Шарли отпрыгнули в стороны, пропуская качественно закоптившегося гнома, и, как тут же выяснилось, сделали это очень вовремя, ибо за первым хлынули и все остальные работники кузни, мало чем отличавшиеся от своего собрата.
        - Все живы?
        - Что случилось?!
        - Пожар есть?
        - Я воду принёс, кому воды?!
        Стекающиеся к дымящейся мастерской доброхоты наперебой закидывали кашляющих гномов вопросами, а я продолжал высматривать среди дыма однозначно главных зачинщиков торжества, которые ещё не показались снаружи. Но долго дожидаться их не пришлось. Уже через несколько секунд я услышал приближающиеся торопливые шаги и вскоре узрел во плоти Лони с Ореном. Выскочив на площадь, они присоединились к всеобщему выкашливанию дыма из лёгких.
        Облегчённо выдохнув, я выбросил из головы намерение зайти в здание и, активировав на всякий случай исцеление, подошёл к гномке, ярко-медные волосы которой исчезли под густым слоем копоти и пыли, да и вся она сейчас больше напоминала шахтёра, а не кузнеца.
        - Эй, рыжая, ты как? - окликнул я её.
        - Кху-кху-кху-кху-кха! Владычество, ты чтоль? Кху-кху, уффф. Я же говорила, что прототип выстрелит к твоему, ааааапчхи! Возвращению. Уф, - выдохнула гномка и шумно выдула из ноздри угольно-чёрную соплю.
        - Ты говорила, что он выстрелит, но это выглядело так, словно он взорвался! - поддел я невесту.
        - Потому что он взорвался при выстреле, ага, - хмыкнул отдышавшийся Орен. - Такое случается с прототипами. Чутка не рассчитали.
        - Чутка? Да у тебя пол лица в крови, старче! - когда гном перестал загибаться от кашля и выпрямился, я увидел несколько щедрых кровавых струй, стекавших откуда-то из под всклокоченных взрывом волос. - Стой смирно, подлатаю. У кого ещё какие травмы есть, подходите! - это я бросил уже в сторону подмастерьев.
        - Да ладно тебе, царапина обычная, - проворчал инженер, хотя останавливать руку с заклинанием исцеления не стал. - Просто обломком задело.
        - А если бы в глаз? Или горло? И ни одного целителя в городе? - начал потихоньку закипать я. - Вы вообще слышали про технику безопасности?
        Ей-богу, гномы как дети. Только хуже и опаснее.
        - Ну не нагнетай, зятёк, - скривился Орен. - Не так и сильно бахнуло. Вот помню…
        Пока гном красочно рассказывал про какой-то случай, произошедший лет десять назад во время испытаний нового горнопроходческого механизма, я взялся за лечение многочисленных порезов и ушибов у работников мастерской. И чем дольше я слушал байку Орена, тем глубже убеждался в том, что гномам чувство самосохранения попросту неведомо. Иначе как ещё объяснить настолько бесшабашное и безалаберное отношение к собственной безопасности?
        Тут определённо нужно наводить порядок! Гениальные изобретатели и кузнецы мне нужны не только живыми, но ещё и с целыми руками и ногами.
        Когда сеанс лечения подошёл к концу, дым в мастерской заметно рассеялся и теперь, по крайней мере, можно было увидеть разруху, царящую внутри. А разруха была знатная. Большая часть кровли из-за повреждений чердака и потолочных балок просела внутрь и местами обвалилась, засыпав мастерскую черепичными обломками и чердачным хламом. Повсюду валялся мусор, горы какой-то рухляди, перевёрнутые табуреты и сорванные или сброшенные взрывной волной со своих мест инструменты, чьи очертания едва угадывались среди покрытого сажей хаоса.
        - Так всё таки, что у вас тут стряслось? В деталях, - спросил я, разглядывая вместе с гномами последствия взрыва.
        - Не стабилизировали контур, - смущённо признался Орен, пытаясь оттереть от бороды копоть и кровь. - Если точнее, не рассчитали время выхода на нужную мощность. В результате долгая накачка катушек, перегрев…
        Гном кашлянул и отвёл взгляд. Похоже, этот недочёт - исключительно его «заслуга».
        - Да ладно тебе, деда, - жизнерадостно хлопнула его по плечу Лони. - Переделаем, исправим. Главное что пушка выстрелила! Нотан, идём, ты должен сам увидеть! - она схватила меня за руку и потащила внутрь мастерской.
        Как оказалось, испытания прототипа проходили в подвале кузницы, благодаря чему здание и отделалось лишь, так сказать, лёгкими повреждениями. Основную часть энергии взрыва поглотили массивные перекрытия и подвальные стены. Но то, что творилось в самом подвале лишь в очередной раз демонстрировало аномальную живучесть гномов.
        Не так давно там стоял верстак. Однозначно массивный, надёжный верстак из тяжёлой и плотной древесины с металлическим усилением. Всё, как любят гномы. Но теперь о его существовании можно было догадаться лишь по куче щепок, валявшихся у стен и пригодных ныне лишь на растопку печи. Компанию им составляли обрывки мятых металлических листов, сплавившиеся проволочные катушки и целая россыпь мелких, словно крупицы соли, осколков взорвавшегося вельд-кристалла. Слава Аллегри, они для испытания решили ограничиться вельдом. А если бы воткнули альд? А если бы несколько?
        - Гляди, Нотан, гляди! - Лони, тем временем, подошла к одной из стен и, протерев на ней пятачок от копоти, принялась тыкать пальцем в обнаружившуюся там дыру. - Мы её небольшим болтом зарядили, а вона какую дыру сделала! Я даже пальцем до снаряда не могу достать. Глубоко ушёл, зараза. Деда, есть с собой чем глубину замерить?
        Орен тут же захлопал себя по карманам, ища нужный инструмент. Я же, тем временем, молча стоял в стороне и смотрел на сияющих испытателей хмурым взглядом. Не буду врать, дыра в стене выглядела внушительно. Если сейчас, собранный наспех нестабильный прототип, смог так засадить, то какие результаты будет показывать серийный образец?
        Вот только я отчётливо понимал, что для того, чтоб этот самый серийный образец увидеть, я должен срочно принимать меры. И срочно - это значит, прямо сейчас.
        - Лони, Орен. Есть разговор, - окликнул я парочку изобретателей. - Очень важный.
        - Ась? Что такое, Владычество? - гномка отвлеклась от обсуждения с дедом ещё больше встревожившей меня темы испытания на альде.
        Я молча создал три стула и уселся на один из них, жестом предложив последовать моему примеру. Гномы, удивлённо переглянувшись, пожали плечами и плюхнулись на каменные сиденья.
        - Чего случилось-то, зятёк?
        - Для начала, я хочу сказать, что безмерно рад тому, что вам удалось выстрелить из прототипа, - подкинул я пряник для начала. - Вы сделали важный и огромный шаг к залогу наших будущих побед и надёжных границ. Если будем продолжать в том же духе, то уже скоро проклятые люды будут дрожать в страхе, едва подумав о том, что им придётся противостоять против подобной мощи! …Однако! - перешёл я к кнутам. - Во-первых, с данной минуты я запрещаю любые испытания в черте города. Сегодня пострадала только кузница и мне бы хотелось, чтобы это осталось самым серьёзным происшествием как в этом проекте, так и последующих. Во-вторых, больше никаких потенциально взрывоопасных испытаний, когда в городе нет Лион или хотя бы меня. Вы всегда должны ставить нас в известность перед чем-то подобным. В идеале - мы должны присутствовать на испытаниях, что успеть оказать помощь вовремя. Третье - начиная с этой минуты, испытания должны проводиться только на специально подготовленном полигоне за городскими стенами, который я для вас построю. Четвёртое - полное соблюдение техники безопасности. Никаких больше обломков, которые
летят в неприкрытую каской голову. Слышишь, старче?
        - Чего это ты так разозлился, Нотан? - удивлённо-вопросительно склонила голову набок Лони. - Ну подумаешь, двери вышибло, да пару вывихов получили.
        - Потому что вы осваиваете новые и очень опасные технологии, блин! Я не хочу однажды спуститься в этот подвал и увидеть, что вас по стенам ровным слоем размазало, понятно?
        - Владычество, а ты не перегибаешь? - нахмурилась Лони. - Мы ведь не в подвале были, с расстояния включали. За кого ты нас держишь?
        - Да нет, прав он, внучка, - вздохнул Орен. - Увлеклись мы сильно, хотели побыстрее результат увидеть. Хороший полигон и правда не помешал бы. Это сейчас мы мелочью балуемся, а что потом, когда масштабы энергозатрат вырастут? Вдруг опять недоглядим что-то?
        Я мысленно содрогнулся представив, как мог бы жахнуть полноценный артиллерийский рельсотрон. Впрочем, врядли он влез бы в этот подвал. Габариты малость не те.
        - Вы поймите, я просто о вас беспокоюсь, - вздохнул я, сбавляя обороты. - Я шёл сюда, чтобы пригласить на ужин по случаю своего возвращения, дабы мы могли посидеть и похвастаться своими достижениями. Но вместо этого мы сидим посреди, практически, пепелища.
        - И никакое тут не пе… - начала было Лони, но осеклась, увидев мой взгляд, и замахала руками. - Ладно, ладно, ты прав, - ворчливо согласилась она. - Мы и правда перестарались.
        - Ладно, раз мы с этим разобрались, отложим вопросы испытаний на время, - ухмыльнулся я. - Так что на счёт ужина?

* * *
        Когда я вышел из кузницы на улицу, толпа уже ощутимо рассосалась, а подмастерья принялись разгребать разруху. Шарли, ожидавшая меня снаружи, радостно подпрыгнула и боднула руку головой, чтобы я потрепал её по макушке. Когда желание питомицы оказалось выполнено, мы отправились домой.
        Гномы без особых раздумий согласились заглянуть ко мне сегодня и пообещали притащить хорошую выпивку. Но для начала собирались привести себя в порядок и отмыть копоть, так что мы условились, что ожидать я их буду ближе к закату. Мне и самому надо было освежиться после путешествия. Хоть я и сделал в переносном замке купальню, мыться в ней было не так интересно как дома, так что надолго я там задерживался только в случаях, когда Лион предлагала потереть спинку. Что, надо сказать, случалось не то что бы часто, эльфийка предпочитала несколько иную обстановку для уединения.
        К входной двери в особняк я подходил с лёгким неверием. Возможно, дело было в сегодняшнем происшествии, но глубоко внутри начало ворочаться ощущение, словно это путешествие всё ещё не закончилось и меня сейчас, прямо на пороге, затянет в очередные неприятности, так и не дав насладиться желанным отдыхом.
        Но, стоило мне открыть дверь, как сияющие лица встречающих горничных и запах готовящейся еды выветрили эту тревогу так же легко и непринуждённо, как прилив смывает следы на песке.
        Я дома.
        К чертям ваши приключения!
        К часу появления гостей я уже был до скрипа отмыт, побрит, подстрижен, приведён в цивильный вид и медленно превращался на диване в счастливую расслабленную амёбу, лениво перебирая накопившиеся отчёты от старины Личенберга. На кухне гремели котелками горничные и болтали с Эрмитом о всякой ерунде. А Шарли решила остаться у меня в кабинете и поспать.
        В отличие от меня, для паучихи возвращение домой принесло налёт грусти. Как оказалось, за время пути она ещё немного подросла и теперь передвижение по дому стало для неё несколько проблемным, особенно когда речь шла о дверных проёмах. Шарли из-за этого очень сильно загрустила, да и меня вопрос заставлял задуматься.
        Допустим, двери можно расширить, но надолго ли хватит подобной меры? Прямо сейчас паучиха, подобрав под себя лапы, занимала места как небольшой азиатский грузовичок, ну или грузовая легковушка класса «каблук». Однако что будет дальше? Переезд в свой замок на какое-то время решит проблему, так как помещения и проходы там будут явно посвободнее, чем в небольшом уютном особнячке, но…
        С появлением гостей дома прибавилось шума, но этот шум был приятным и желанным. Орен с Лони восторгались пересказом того, как мы прижучили людов, зычно оглашали тосты, поведали мне свежие городские новости и байки, и просто болтали о жизни. Никаких деловых вопросов мы негласно решили сегодня не касаться и за это я гномам был очень благодарен. Как оказалось, мне очень не хватало простых, семейных посиделок, во время которых не надо думать ни о чём серьёзном.
        Когда бочонок гномьего спирта был осушен до последней капли, Орен, слегка покачиваясь, засобирался домой, красноречиво не зовя с собой внучку. Мы проводили старика до крыльца и, когда он отправился восвояси, я свистнул гоблинам и наказал, чтобы кто-нибудь отправился следом и проследил, что гном добрался до дома без приключений. Когда с проводами было закончено и входная дверь щёлкнула замком, отрезая нас от улицы, я немедленно распустил руки и, обняв гномку, прижал её к себе.
        - И почему же ты делаешь это только сейчас? - с лёгкой ехидцей спросила она. - Ты по мне ни капли не соскучился?
        - Дико соскучился, - хмыкнул я, - но если бы я сделал это в кузнице, горничные мне бы потом голову оторвали за неотстирываемую копоть на одежде. Зачем тебе мёртвый жених?
        - Смотри-ка, выкрутился, - фыркнула Лони и охотно прижалась в ответ
        Пользуясь моментом, я зарылся носом в её густые волосы. Пахло мылом и немного металлом. Некоторое время мы просто стояли, наслаждаясь тишиной и объятиями.
        - Пойдём наверх? - спросил я наконец.
        - Угу, - кивнула гномка.
        После чего Лони напомнила мне, какой огненный темперамент скрывается у неё внутри.
        Уже засыпая, с прижавшейся ко мне довольной гномкой под боком, я в очередной раз подумал о том, что никакие приключения не заменят домашнего счастья и уютной постели с красивой девчонкой. Тихое прозябание в особняке без тревог и забот, вот в чём истинная радость жизни. И было бы неплохо, чтобы это время продлилось как можно дольше.
        Увы, моим наивным надеждам не суждено было исполниться. Уже утром меня, да и Лони тоже, разбудил встревоженный стук в дверь.
        - Владыка! Владыка, пожалуйста, проснитесь! - доносился из-за двери паникующий голос Эсми. - С госпожой Шарли что-то происходит!
        Подорвавшись с постели, мы накинули на себя что пришлось и выскочили в коридор. Эсми выглядела весьма встревоженной, а Латика стояла у приоткрытой двери в мой кабинет с метлой в руке и опасливо заглядывала внутрь через приоткрытую щель.
        - Что случилось? - спросил я.
        Тревога, витающая вокруг служанок, сразу же передалась мне.
        - Вам лучше взглянуть самому, Владыка, - сообщила Эсми с поникшими ушами.
        Мы сразу же прошли к кабинету и, глянув через щель, я не удержался от протяжного:
        - Тааааааак, - глядя на стенку огромного, занявшего всё помещение кокона.
        Внутри сферы копошился огромный и тёмный бесформенный силуэт, а обычно белоснежные нити паутины пульсирующе горели изнутри ало-фиолетовым светом. Похоже, Шарли снова линяла, вот только я не был уверен, должен ли этому радоваться. Особенно учитывая спецэффекты.
        Глава 16. Дела Владыческие
        - Шарли, девочка моя, ты в порядке? - окликнул я кокон скорее машинально, чем всерьёз надеясь получить какой-либо ответ.
        В прошлый раз, когда я застал линьку Шарли, процесс занял одну ночь. В этот раз, кажется, дело рискует затянуться. Но настоящая проблема была вовсе не в этом, денёк-другой я без кабинета вполне обойдусь, если что, однако… Какой станет Шарлотта после линьки? Достигла ли она пределов своего роста или продолжит набирать габариты? Мне вспомнились слова Лион о том, что Шарли постоянно впитывала окружающую её магическую энергию, и после этого беспокойство лишь усилилось.
        Кокон однозначно был наполнен маной. Он всем своим видом прямо вопил о том, что в данный момент это самый магический кокон из всех магических коконов. Вот только я эту магию почему-то не ощущал. Точнее, не то что бы не ощущал, но это даже близко не походило на ясное и чёткое чувство, когда кто-то создавал поблизости заклинание, а скорее напоминало неуловимое гудение электромагнитных обмоток древнего телевизора. Тонкое и едва заметное. Я уже привык к тому, что после купания в энергоканале планеты начал ощущать магическую энергию, исходящую от других, и даже определять её тип. Теплая и расслабляющая - магия жизни. Холодная и колючая, словно зимний сквозняк - магия льда. Обжигающе-слепящая, словно взгляд на солнце - магия света. Каждая обладала собственными признаками, которые чётко воспринимались. Но тут… даже близко не было ничего подобного.
        - Владыка, что нам делать? - тихо спросила Эсми, нервно подёргивая кончиком хвоста.
        - Да, в общем-то, ничего, - вздохнул я и отошёл от двери. - Она просто сбрасывает старую шкурку. Когда закончит - сама вылезет, не в первый раз.
        Вот только меня терзали смутные сомнения, что после этого придётся разбирать внешнюю стену кабинета, чтобы Шарли смогла выбраться на волю. Ох-ох…
        - Это как тогда, в карете? - со знанием дела спросила Лони, заглянув в комнату. - Хотя в тот раз это не выглядело так… жутковато.
        - Надо бы посовещаться, на всякий случай, - я задумчиво почесал подбородок, продолжая наблюдать за пульсирующим сиянием кокона. - Подождите тут.
        Оставив трио девушек наверху, я быстро спустился вниз и, выглянув на улицу, окликнул гоблинов. Краснокожие обормоты явились на зов мгновенно и я поручил им привести сюда Горта с Лионеллиан, а заодно ещё нескольких своих собратьев. Их я планировал поставить в караул внутри особняка. Во-первых, на всякий случай, а во-вторых - горничным так будет спокойнее. Даже мне, несмотря на железную уверенность в Шарли и её лояльности, было тревожно от творящейся в коконе чертовщины, что уж говорить о служанках? Хотя, по правде, я не мог сказать точно, тревожился ли я об обитателях особняка или же переживал за саму Шарлотту.
        Отдав поручения, я отыскал Эрмита и, взяв с собой, вернулся на второй этаж. Лони за это время успела цивильно одеться и весело фыркнула, увидев как я вышагиваю по коридору с внушительным магическим посохом и в одних штанах.
        Пингвин, увидав, что творится в моём кабинете, удивлённо присвистнул, но ничего конкретного сообщить не смог. Из-за заключения в фолиант, его восприятие окружающего мира было достаточно ограниченным. Единственное, что он смог сделать, это подтвердить мои догадки о том, что сияние вызвано высокой концентрацией магической энергии. Но вот на кой чёрт кокон был накачан маной по самую макушку, Эрмит не имел ни малейшего представления.
        Вскоре жизнь в особняке вернулась в относительно обычное русло. Я отправился переодеваться, горничные начали готовить завтрак, так как возвращаться ко сну уже никто не планировал, а Лони, дожидаясь меня, продолжила наблюдения за коконом. Как ни крути, а световая пульсация паутины не только порождала смутное чувство тревоги, но и чем-то завораживала. Но когда я вышел обратно в коридор, гномка отправилась к горничным на кухню, заодно передав им моё поручение приготовить на пару дополнительных персон.
        Горт и Лион прибыли практически одновременно, менее чем за полчаса. Я сразу же отвёл их наверх, показав окопавшуюся в кабинете Шарли, а точнее её кокон, и маги довольно много времени провели перед входом в кабинет, изредка обсуждая какие-то детали, особо мне не понятные. Но что-то толковое, в конце концов, смогла сказать лишь чародейка:
        - Любопытная ситуация, - пробормотала она с прикрытыми глазами, касаясь рукой кокона и прислушиваясь к каким-то ощущениям. - Я чувствую в паутине очень сложное плетение заклинаний. В основе - какая-то непознаваемая магия, похожая на ту, что исходит от вас, Владыка. Вместе с ней перевиты нити магии жизни и… преобразования? Но очень сумбурно и хаотично, словно всё это создавалось исключительно по наитию, без особого понимания процесса. Но, при этом, плетение куда более осмысленное, нежели у магических чудовищ. Само плетение чем-то похоже на заклинание малой регенерации, но с отличиями и очень переусложнённым конструктом. Словно лечение и восстановление - не его основная цель… Вот только понять что-то детальнее я не могу, - с сожалением вздохнула эльфийка и отошла от кокона. - Там задействовано столько энергии, что она практически слепит при попытках ощутить глубинные слои заклинания. Без артефактов не подступиться.
        - Ваше мастерство поражает, магистр Лион, - с лёгкой завистью в голосе сказал Горт. - Сей старик не способен ощутить ничего, кроме неупорядоченного вихря магических потоков, что кружат по нитям кокона. Но вам удалось даже распознать часть заклинания.
        - Лишь внешний слой, - недовольно поморщилась эльфийка. - Вы бы тоже смогли это сделать, мастер Горт, если бы имели некоторую практику исследовательской работы.
        - Скажите-ка, а если там столько магии замешано, почему я практически ничего не ощущаю от кокона? - спросил я начавший беспокоить меня вопрос.
        - Ну, как раз тут всё достаточно просто, Владыка, - Горт задумчиво погладил подбородок. - Нам кажется, главная задача кокона как раз и состоит в том, чтобы не выпускать магическую энергию во внешний мир. Мы ведь тоже чувствуем её едва уловимо и требуется прямой контакт с коконом, чтобы понять больше.
        - Это чем-то похоже на артефакты-кве, - махнул страницей Эрмит. - Качественно сделанные, как правило, не имеют магического фона-кве, так как магия запечатана внутри предмета-кве. У плохих или просто древних, чей внутренний конструкт начал разрушаться из-за старения самого предмета-кве, мана потихоньку просачивается наружу и это можно ощутить-кве… Если знать, где искать-кве.
        Пингвину, видимо, вспомнилась пропущенная в кабинете виконта книжка, обнаружить которую смогла лишь Шарли. А мне в голову сразу пришёл подаренный Лионеллиан торшер, от которого я не ощутил ни капли магии. Умели же делать древние асани! Уж сколько сотен лет артефакту, а всё как новенький.
        В конечном итоге, хотя консилиум многомудрых магов смог лишь немного приоткрыть завесу тайны светящегося кокона, этого оказалось достаточно, чтобы я немного расслабился. Для чего бы Шарли не понадобилась магическая поддержка процесса линьки, магии жизни и преобразования мало походили на элементы тьмы, хаоса и разрушения. А значит, беспокоиться было не о чем. Наверное.
        Потоптавшись ещё немного у кабинета, я закрыл дверь и пригласил Лионеллиан и Горта разделить завтрак вместе со мной и Лони, так как явно выдернул их из постелей. Час, всё же, был довольно ранний.
        Я самую капельку переживал о том, как гномка и чародейка воспримут встречу друг с другом, но, как выяснилось в очередной раз, только я тут волновался о взаимоотношениях двух женщин. Их самих это, кажется, ни капли не беспокоило. Когда все собрались в столовой, они быстро завязали беседу о всяких пустяках. Глядя на это мне оставалось лишь тихонько вздохнуть, радуясь про себя широте местных взглядов.
        - Чем планируете заняться сегодня, Владыка? - поинтересовался Горт во время завтрака. - Нужна ли будет моя помощь?
        - Нет, старче, - помотал я головой. - Если бы не Шарли, я бы тебя сегодня не побеспокоил.
        - Владыка, не говорите так. Помощь вам - огромная честь. Разве может идти речь о беспокойстве? - заворчал шаман. - Вы можете обращаться в любое время дня и ночи, если что-то понадобится.
        - И всё же, уверен, у тебя есть и иные дела, которые надо уладить после месячного путешествия, - добродушно усмехнулся я. - У меня сегодня в планах прогулка в мэрию. Раз мы успели к началу ярмарки, было бы неразумно упускать шанс самому в ней поучаствовать.
        Отправляя в рот кусочек смахивающего на бекон мяса, я немного погрустил из-за того, что у меня так и не оказалось возможности заготовить достаточное количество благословлённых футболок. Придётся обходиться тем, что есть. Впрочем, основной частью плана по созданию спроса всё равно была яркая и шумная лотерея, которая должна будет породить среди присутствующих чувство зависти и желание быть не хуже соседа. Если получится добиться в толпе нужного настроения при помощи речей и розыгрыша бесплатных футболок, то дальше всё пойдёт как по маслу.
        По идее, Лаэнвель с Эртусом должны были организовать мероприятие даже при моём отсутствии в городе, так что, на самом деле, я мог бы предаться лени и оставить всё на них. Но глупо было бы упускать удобную возможность показаться перед иногородцами и привнести в их сердца немного просвещения о милосердной Аллегри. Так что покой мне, как обычно, только снился. С другой стороны, после всех опасностей, что я пережил за эти месяцы, хлопоты, подобные публичным выступлениям, могли считаться максимум лёгким неудобством. Если не сказать - отдыхом.
        Поговорив ещё немного о всякой ерунде, мы закончили с трапезой и принялись собираться на выход, так как у всех четверых однозначно дел было по горло. Особенно у Лони. Пускай и при помощи подмастерьев, но ей предстояло восстановление мастерской, а потом создание нового прототипа. Из-за чего рыжая первой выскочила из особняка, махнув рукой на прощание. Следом за ней отправились и Горт с Лионеллиан. Я же немного задержался, инструктируя как раз прибывших для караула гоблинов.
        Работка им предстояла, в целом, не хлопотная. Сидеть в гостиной, играть в картишки, чесать языками с Эрмитом и раз в час проверять состояние кокона. А при малейших изменениях отправлять мне донесение. Напоследок я попросил Эсми и Латику напилить оболтусам каких-нибудь бутербродов на обед, так как сидеть им тут предстояло до самого вечера, пока я не вернусь, а я сильно сомневался, что гоблины успели хотя бы позавтракать, прежде чем их выдернули сюда.
        Закончив с этим, я попрощался с горничными и вышел на улицу. Погодка сегодня стояла прохладная и облачная, немного пахло дождём. Далеко на севере висели тёмные тучи, но, судя по ветру, городу лужи сегодня не грозили. Жестом остановив гоблина из уличного караула, который сразу хотел подвести мне ящера, я отправился к мэрии пешком. Что называется, на людей посмотреть, да себя показать. Кроме того, мне хотелось немного упорядочить мысли и подышать свежим утренним воздухом, а поездка на ящере сократила бы время этого удовольствия.
        Список предстоящих работ выглядел весьма обширно. Лотерея, подготовка полигона, начало постройки полноразмерного замка, было бы неплохо уже начать возведение храма в честь Аллегри, предстоящие переговоры с магами Университария. Я искренне надеялся, что в ближайшее время на мою голову не свалится очередная хлопотная поездка и я смогу спокойно заняться этими проектами. Что-что, а замок точно стоило бы закончить до первого снега.
        Раскидывая в голове приоритеты, я даже не заметил как добрался до мэрии. Здание малость изменилось с тех пор, как я видел его в последний раз, но это была исключительно заслуга праздничных украшений. В остальном это была всё та же мэрия, в которой я провёл относительно солидный кусок своей тельварской жизни.
        - Ну что же, пора за работу, - хмыкнул я и направился к ступеням.
        Глава 17. Нападение. Часть 1
        Дружески кивнув поприветствовавшему меня стражнику у входа, я поднялся на крыльцо и потянул за ручку. Массивная дверь открылась легко и непринуждённо, не издав ни единого скрипа. Похоже, петли смазывали совсем недавно. Холл мэрии встретил меня мягким светом кристальных ламп, который разгонял утренний полумрак, подкреплённый пасмурной погодой, и весело мерцал на полированных плитах пола.
        Глянув в сторону стойки секретаря, я увидел Терал. Эали стояла ко мне спиной и цепляла на вешалку тонкий простенький плащ. Похоже, я пришёл настолько рано, что имел неплохие шансы оказаться перед закрытым входом, заявившись ещё до приёмных часов муниципалитета. И пришлось бы заходить с чёрного хода, предназначенного для обычных работников, чтобы не торчать на улице.
        Дернув ушками, девушка повернулась на звук моих шагов и краткий момент удивления на её лице сменился радостной улыбкой.
        - Владыка Нотан! Что привело вас в столь ранний час? Господин Лаэнвель обычно приходит немного позже.
        - Так и думал, что пришёл слишком рано, - вздохнул я. - Здравствуй, Терал. А Эртус на месте?
        Насколько я знал, немёртвый казначей частенько оставался работать ночью, так как не нуждался во сне и отдыхе. Так что, если мне повезёт, Личенберг мог быть в своём кабинете.
        - Увы, - ответ девушки оказался разочаровывающим. - Господин Эртус вчера вечером ушёл домой, как и все. Может, мне послать кого-нибудь с сообщением, что вы ожидаете господина Лаэнвеля и господина Эртуса?
        - Не стоит, - махнул я рукой. - Полагаю, ждать их осталось недолго? - получив утвердительный кивок, я направился к креслу для посетителей. - Ну и отлично. Я никуда не спешу, так что просто подожду тут.
        В отличие от моего родного мира, где подобные места по удобству были лишь немного комфортнее стула ведьмы, дабы превратить процесс ожидания в увлекательную пытку, в мэрии Лаграша стояли хоть и скромные, но достаточно удобные кресла с широкими деревянными подлокотниками. На такой вполне можно было без опаски поставить кружечку чая или кофе, не опасаясь, что она свалится на пол от малейшего движения.
        - Может, подать вам какие-нибудь закуски, Владыка? - словно прочтя мои мысли, спросила Терал, попутно раскладывая на стойке рабочие бумаги. - Я могу сообщить на кухню, наш повар уже должен был прибыть.
        - Спасибо, но я не голоден, - помотал я головой. - Скажи лучше, что за нервный паренёк был с тобой, когда я вернулся в город? Тебе поручили воспитывать стажёра?
        - Что? - удивилась девушка. - Стажёр? Ах, тот эали, - она неожиданно смутилась и на её щеках заиграл лёгкий румянец. - Нет, Владыка, он не наш работник. Его зовут Шарук и он сын солидного портного из соседнего графства, прибыл в город по вопросам закупки тканей. Когда вы вернулись в город, он как раз зашёл в мэрию обсудить детали договора на крупный закуп и… Кхм! В общем, кажется, он неплохой парень, но на его родных землях к вам относятся с подозрением, Владыка. Я попыталась объяснить ему, что это глупые предрассудки, но не уверена, что получилось…
        Волчьи уши девушки слегка поникли, но недоверие приезжего портного меня сейчас интересовало меньше всего. Куда больше моё внимание привлекло смущение эали, когда о нём зашла речь. Неужели наша Терал влюбилась? Чем же парень смог её зацепить?
        - Не переживай, такие вещи быстро не изменить, - небрежно отмахнулся я. - Он всё поймёт со временем, как и другие жители Тельвара.
        Особенно если у него появится причина чаще бывать в Лаграше. Но эту часть мысли я договаривать уже не стал.
        Поговорив со мной ещё немного о всякой ерунде, Терал извинилась и приступила к своим служебным обязанностям, начав заполнять какие-то бумаги. Я же, чтобы скоротать время, залез в браслет. Во время возвращения в Лаграш я подметил интересный всплеск количества верующих. Не слишком крупный, но достаточный, чтобы не остаться незамеченным. И после этого очки Веры начали капать ещё чуточку быстрее, чем раньше. В чём заключалась причина сказать было сложновато, но у меня имелась одна теория, на реальность которой очень хотелось надеяться.
        Люды. Могло ли статься так, что после устроенного мною террора фиарнийских войск, среди вражеских солдат появились те, кто поверил в существование Аллегри и рока, который она на них наслала? Зародились ли в их сердцах семена тёмной негативной веры, которые, прорастая, начали пускать во все стороны чёрные отростки отчаяния, постепенно оплетающие ещё не поддавшиеся сердца?
        Если всё так и есть, то это было бы просто чудесной новостью! В конце концов, ведь именно идея создания негативной веры, которую я ляпнул по глупости, была причиной, почему демиургша вручила мне класс Владыки демонов вместо Героя.
        Хотя я относительно недавно разменял рубеж в тысячу четыреста очков, позволивший мне усилить физическую защиту, благодаря последним подвижкам, число на счётчике уже приближалось к тысяче шестистам, что позволит мне взять ещё одно умение. Которым, как я уже решил, станет «Каменная кожа», защищающая от агрессивной среды вроде кислотных луж или напалмового душа. Да и зимой должно спасать от мороза. Удобная штука. И до этого радостного дня оставалось всего-то чуть больше двадцати очков Веры, которые я всерьёз рассчитывал получить в ближайшие дни, распространив религиозное пламя среди гостей города. Которые, в свою очередь, понесут его дальше.
        Но если с очками Веры всё было более-менее понятно, то «Истинный Владыка демонов» меня немного озадачивал. Не стоит кривить душой, за последний месяц я совершил немало мрачных дел. А уж сколько, без всяких скидок на Флюга, теперь находится трупов лично на моих руках, я даже не пытался подсчитать. Однако, невзирая на это, умение так и не добралось до очередного рубежа, чтобы в очередной раз повысить мои способности, получив лишь восемнадцатый уровень. Хотя до сих пор оно развивалось относительно быстрыми темпами. Неужели разница между пятнадцатым уровнем и двадцатым настолько велика, что для неё не хватило такого количества крови?
        От мрачных мыслей меня отвлекла неожиданная вибрация браслета и, так как я уже находился в интерфейсе артефакта, перед глазами немедленно открылось новенькое сообщение от Аллегри:
        Привет, Владыка! (@^^)/ Смотрю, ты снова весь в хлопотах? Что поделать, с питомцами всегда непросто. Особенно когда это огромный магический паук. (???)
        Ты знаешь, я тут сидела, размышляла о последних событиях, и мне пришла в голову мысль, что на основе твоих приключений могла бы получиться неплохая игра! (`??) Как тебе идея? Свободного времени у меня много, можно изучить то да сё. Стану вторым в истории божеством-девелопером! ?(???)?
        Вот только когда я задумалась над деталями, то не смогла решить как она должна выглядеть. ?(?д?) Как классическая видеоигра? Или что-то для консолей? Может, мобильная, раз уж ты достался через призыв? (???)? Или не мелочиться и взять технологии более продвинутых миров? Ноопатическая псевдореальность - интереснейшая вещь. (?°?°?) Похоже на ваш виртуал, только масштабнее.
        …А может, обратиться к корням и сделать настольную? (???)
        Что думаешь?
        P.S.
        Кстати, я тут собиралась предупредить, что в твою сторону фиарнийский герой идёт, но по пути потеряла его из виду. Упс. (^^?
        P.P.S.
        Это никак не связано с разборками с Эри или эвентом в честь четырёхлетия При***** Кон****! ?_? Уверена, я просто не обратила внимания, когда он встретил инсульт. Старость дело такое, не щадит даже героев. ?(???)?
        P.P.P.S.
        И я это не с потолка взяла, между прочим! На нём моя метка висела, а пропасть она могла только в случае смерти души. (????) Так что наслаждайся очередным проявлением своего невероятного везения! (*???)? Старый хрыч хоть и вышел на пенсию, но был довольно силён, сражение могло стать проблемным.
        P.P.P.P.S.
        Хотя, если вспомнить про мою неудачливость… (???)
        Я сделал глубокий вдох, мысленно сосчитал до пяти, чтобы успокоиться, после чего медленно выдохнул.
        Не помогло.
        Какой ещё, нахрен, фиарнийский герой?! Какой, к ворласкам, инсульт?! Если угроза от этого старпёра была так высока, почему я узнаю о его существовании уже после того, как он склеил ласты?! И что за ремарка про неудачливость?! Это намёк на то, что он, возможно, ничерта не умер? И что мне теперь со всем этим делать? Эй, Аллегри! К тебе обращаюсь!
        Само собой, ответом мне было молчание.
        - Владыка, что-то случилось? - раздался встревоженный голос Терал, отвлекая меня от негодования.
        Только после этого я сообразил, что со стороны выглядел весьма странно. Наверняка страшно пучил глаза и, кажется, даже несколько раз стукнул кулаком по подлокотнику. Неудивительно, что эали забеспокоилась.
        - Не обращай внимания, всё в порядке, - выдохнул я. - Просто божественные откровения порой настигают в самое неподходящее время.
        - Оу… Кхм… Понимаю, - кивнула секретарь и, тайком глянув в мою сторону ещё раз, вернулась к бумагам.
        Откинувшись на спинку кресла, я уставился в потолок и бесшумно барабанил пальцами по подлокотнику, хотя хотелось встать и начать бродить из угла в угол. Но если бы я так сделал, то Терал бы точно начала думать лишнего. Аллегри, как обычно, умудрилась всего за несколько строчек выбить меня из колеи, при этом не сообщив ничего конкретного. Что за герой? Умер ли он? Должен ли я принимать меры? А если да, то какие, если мы даже не знаем, где он находится? Уффф…
        Ладно, для начала, надо будет расспросить наших вояк о том, что это за кадр такой был… или есть. Если он прямо «Герой», то они наверняка должны о нём что-то знать. Послушаю, что они расскажут, а потом уже буду делать выводы и что-то думать.
        Где-то спустя минуту в мэрию начали стягиваться чиновники и внутри стало значительно оживлённее. То и дело раздавались дверные хлопки, приглушённые коврами шаги работников, таскавших пачки отчётов из кабинета в кабинет, и другие звуки рабочей рутины. А ещё минут через пять в здание вошли Лаэнвель с Эртусом, бурно обсуждая что-то о хранении урожая.
        - Моё почтение, Владыка Нотан, - скелет приветственно приподнял свой неизменный цилиндр.
        - Доброе утро, Владыка. Чем обязаны столь раннему визиту? - приложил кулак к груди мэр.
        - Дела, дела и ещё раз дела, - развёл я руками и поднялся с кресла. - Но не обсуждать же их в коридоре?

* * *
        Обсуждение всех насущных тем заняло несколько часов, так что мэрию я покинул уже ближе к обеду.
        Как оказалось, я решил заняться вопросом лотереи весьма вовремя. Господа градоначальники планировали провести её завтра вечером, на второй день ярмарки, чтобы немного спал первый торговый ажиотаж, который захлестнёт или уже захлестнул сегодня торговые площади, а также чтобы немного подождать тех, кто задержался в дороге. И сразу после этого организовать аукцион с зачаровавшимися на удачу вещами. Коих у меня имелось всего две штуки. Чёрная с золотым ликом футболка с зачарованием слабой удачи и довольно богатого вида гобелен с символическим силуэтом Аллегри в полный рост. Глядя на подобные вещи, я всякий раз поражался как наш творческий консилиум и мастерство Гурука позволили создать настолько универсальный образ, в котором каждая раса видела что-то своё. Разве что на сём конкретном экземпляре гобелена грудь Аллегри выглядела ощутимо больше обычного. И учитывая, что на него умудрилось лечь зачарование средней удачи, я невольно задумывался, не было ли в этом какого-то знака. Кроме того, это была единственная средняя удача, которой удалось добиться от моего «Зачарования» и по этой причине одно время я
всерьёз подумывал оставить гобелен себе. Но всё таки решил пустить в дело - как вклад в популяризацию Аллегри он мог принести куда больше пользы, нежели у меня дома.
        Всё необходимое рабочие уже приготовили, а горланящие на торговых рядах зазывалы, по заказу Лаэнвеля, регулярно объявляли о готовящейся завтра, кхм, акции. Мне оставалось только придумать подходящую моменту речь и провести само мероприятие. Мэр с казначеем и их помощники предусмотрели практически всё, кроме одной важной детали, которая была бы весьма очевидна для любого обитателя достаточно современного мира. На сцене требовались красивые девы. Желательно, одетые не слишком скромно. Лаэнвель пообещал решить вопрос в кратчайшие сроки.
        Так как время оказалось весьма удобным, я вернулся в особняк на радость горничным и прилично пообедал, заодно заглянув в кабинет. Кокон за время моего отсутствия никак не изменился. Перекинувшись напоследок парой фраз с Эрмитом и гоблинами, я отправился дальше.
        Сначала заглянул на мануфактуру, чем явно поднял мораль работников, и убедился, что дела там идут неплохо. Изначально построенные из дерева цеха постепенно перестраивали в каменные, готовя их к наступлению зимних холодов. И, по заверениям работяг, многие из которых были беженцами, вопрос жилья стараниями Эсваля решался споро и уже скоро нужда в нём будет покрыта.
        После этого я отправился в кузницу Лони. Раз уж имелось время, стоило обсудить примерное местоположение будущего полигона. Конкретное место нужно будет утвердить с Лаэнвелем, но задать примерное направление можно и сейчас. Например, я бы хотел разместить полигон где-нибудь на востоке и подальше от города, но в реальности это повлечёт за собой долгую транспортировку и другие хлопоты. Так что вопрос стоило обкашлять коллективно.
        Кузня встретила меня новёхонькой дверью и ставнями, а вот по крыше, кряхтя, ещё ползали подмастерья, застилая её новой черепицей. Внутри картина была не такой радостной. Мусор и инструменты успели прибрать, но магической копотью пока никто не занимался, оттерев её разве что с самых важных мест. Типа стульев и стола, за которым расположился Орен с чертежом. Лони я нашёл возле горна, выплавляющей какую-то заготовку. Гномка пока не могла отвлечься от работы, так что её дед усадил меня за стол и притащил большие чайные кружки.
        От гномов я ушёл уже в сумерках. По случаю ярмарки, город сейчас был освещён лучше обычного, а по улицам бродило намного больше народу. Ненадолго у меня возникло шальное желание сходить на торговые ряды, со стороны которых доносился ощутимый гул толпы, но я быстро отказался от этой идеи. Завтра мне всё равно надо будет туда идти, а сейчас, как верно заметил Лаэнвель, там творится настоящая вакханалия и торжество торга до помутнения в глазах. Так что, немного побродив по улицам и насытившись вечерним настроением, я отправился домой.
        В особняке за вторую половину дня ничего не изменилось. Гоблины всё так же мутузились в карты под одобрительные выкрики Эрмита, горничные хлопотали по дому, а Шарли так и сидела в светящемся коконе. Убедившись, что всё в порядке, я отправил оболтусов по домам, наказав снова явиться завтра поутру, после чего приступил к ужину.
        Кулинарное мастерство девушек, как и всегда, было выше всяких похвал. Ароматный острый суп, растекаясь по желудку, словно согревал саму душу и изгонял из разума зачатки осенней хандры. Прохладный овощной салат с копчёным мясом освежал и бодрил, а так же забирал с собой излишки остроты с языка. Ну а мясной пирог, поданный к чаю, и вовсе был мечтой любого любителя сибаритства, а также вкусной и нездоровой пищи.
        Комфорт. Уют. И великолепие домашней кулинарии. Это ли не рай?
        Так как кабинет пока что был заблокирован, равно как и большинство моих рабочих бумаг, что там находились, занять себя на остаток вечера мне было особо нечем, да и… не слишком хотелось. Мерный гул пламени в камине соблазнительно нашёптывал полентяйничать, расслабиться и отдаться во власть сладостной дрёмы, на время позабыв обо всех хлопотах. И я с большим удовольствием поддался этому искушению.
        Совсем позабыв о том, что сейчас в доме вместе со мной находится пара изголодавшихся хищниц, которые вскоре напомнили о себе внезапным нападением, воспользовавшись моей беззащитностью.
        Глава 18. Нападение. Часть 2
        Утром я позволил себе беззастенчиво полодырничать. Имею право насладиться отдыхом, в конце концов. Пусть попробует найтись тот, кому хватит наглости заявить, что я не заслужил. Я отведу его на какое-нибудь поле, выпущу Гардалага и смоюсь «Дорогой Судьбы». Пущай на своей шкуре ощутит тяжесть Владыческого бытия. Правда, потом мне пришлось бы постоянно переживать, не отыщет ли меня эта ящерица-переросток, но это была бы уже совсем другая история.
        Могуче зевнув, я поёрзал на кровати, пытаясь устроиться под одеялом ещё уютнее, и у меня это даже получилось. Хотя после ухода Эсми с Латикой уровень уюта несколько упал. Я до последнего не выпускал девушек из объятий, заявив, что сегодня они отдыхают столько же, сколько и я, и даже не дал им пойти открыть дверь, в которую начали тарабанить прибывшие гоблины. Подождут, не рассыпятся - как мне казалось поначалу.
        Но стук был упрям, громок, напорист и вскоре сменился неразборчивыми воплями, что с Владыкой что-то случилось и нужно вскрывать дверь или окно. Пришлось выпустить горничных из плена, чтобы ретивые оболтусы угомонились. Клятые гоблины, испортили такое утро. Ну и что, что я сам приказал им явиться?
        Желудок недовольно порыкивал, жалуясь на пропущенный по времени завтрак, но я не обращал на это внимания в силу властвующей сегодня лени. Ишь, нежный какой нашёлся, не покормили его с утра. В дороге питались когда придётся и ничего, помалкивал в тряпочку. И вообще, зачем ему еда, если я просто лежу и не трачу энергию? Что, ночные энергопотери? Это было давно и неправда.
        Увы, моя небольшая идиллия продлилась недолго. Где-то час спустя я услышал, как в особняк пришёл кто-то ещё и вскоре в дверь спальни постучалась Эсми:
        - Владыка, прибыла магистр Лион и желает с вами поговорить. Что ей передать?
        Моя лень была столь велика, что я чуть не приказал вести её прямо сюда, но вовремя осознал, чем это в итоге закончится - злостным нарушением моего режима низкого энергопотребления. Кроме того, подобными темпами можно в короткие сроки окончательно попрощаться с моральным обликом и обнаружить себя исключительно в аморальном. Нет уж, надо держаться рамок хоть каких-то приличий.
        - Угостите магистра чаем и пусть подождёт меня в гостиной, - отозвался я и с неохотой скинул с себя одеяло. - Скоро спущусь.
        Обретя цивилизованный вид, я вышел из комнаты, но вниз направился не сразу, заглянув сначала в кабинет. Особых изменений там не произошло, но у меня сложилось впечатление, словно пульсация стала медленней и равномерней. Если раньше энергия струилась по нитям немного вразнобой, то сейчас кокон пульсировал цельно, чем-то напоминая по ритму биение сердца. Кроме того, когда я открыл дверь, в лицо ощутимо повеяло теплом. Протянув руку и коснувшись нитей, я убедился, что паутина заметно нагрелась. Всё это порождало новые вопросы о том, что происходило в коконе. Вероятно, Аллегри была единственной, кто знала ответы на них, но как бы я мысленно не взывал к богине, никакой реакции не последовало. Впрочем, как обычно.
        Задумчиво почесав затылок, я разочарованно вздохнул и, коснувшись кокона ещё раз, пробормотал:
        - Вылезай поскорее, хорошо? Мы беспокоимся.
        После чего прикрыл дверь и зашагал к лестнице.
        Лион ожидала меня в гостиной, попивая чай на диване и коротая время за обсуждением с пингвином преимуществ лиаматических конструктов над фагарическими. Для меня, дремучего, это всё звучало как сущая тарабарщина и лишь с большим трудом я вспомнил, что видел какие-то упоминания лиаматической системы в том учебнике, что брал у Горта. Земля пухом его страницам. Гоблины из домашнего караула, которые вчера рубились на этом самом диване в карты, были временно с него изгнаны и толпились в углу комнаты, тихо споря. Один из обормотов держал в руке растянутую веером колоду и что-то доказывал собратьям, тыча в карты пальцем.
        - Прошу прощения, Владыка, кажется, я прервала ваш отдых, - заметив моё появление, тёмная эльфийка сразу встала. - Но уверена, вы простите меня, услышав новости, что я принесла.
        Хоть какие-то нотки, отдалённо похожие на раскаяние, в её голосе можно было бы найти, наверное, разве что с помощью приборов, но Лион была в настолько хорошем настроении, что её улыбка балансировала где-то на грани между довольной и самодовольной - а значит, новости и правда могли оказаться интересными.
        - Ну что же, тогда порадуй меня, - хмыкнул я, подходя к дивану. - Присаживайся.
        Плюхнувшись на диван, я уставился на тёмную эльфийку, ожидая свежих вестей, вот только она, как оказалось, не спешила ими делиться.
        - Знаете, мой Владыка, я шла сюда сюда с искренним желанием похвастаться своими достижениями, но теперь мне почему-то хочется вас подразнить, - магесса изящно села и одарила меня лукавым взглядом. - Как думаете, что же я хочу вам сообщить?
        Я фыркнул и ненадолго призадумался. Вроде бы, два основных исследования, что сейчас были на уме у Лион, это шкурка Шарли и мои потроха? Но сейчас меня беспокоит состояние паучихи и она это знает. Получается…
        - Ты обнаружила что-то новое в экзувии Шарлотты?
        - Увы, не угадали, мой Владыка, - на секунду состряпала огорчённое лицо тёмная. - Ещё попытку? Могу дать подсказку - это связано именно со мной.
        - Хмммм… - я уставился в потолок, пытаясь понять, что такого могло случиться у Лионеллиан, и внезапно вспомнил одну из важных для неё тем. - Погоди, ты смогла что-то понять о клановых татуировках Аллегри?
        - К сожалению, нет, - вполне искренне вздохнула она. - Я ещё не получала никакого ответа с родины.
        - Кстати говоря, как ты не мёрзнешь в своих одеждах? - хмыкнул я, зацепившись взглядом за смуглую кожу после всплывшей темы татуировок. - Осень за окном, утром и вечером уже далеко не жарко.
        Сегодня она явилась не в своём особом одеянии, что попирало своей скудностью все нормы общественной морали, а её обычной, более сдержанной хламиде, в которой эльфийка обычно ходила по городу - но и там хватало дерзновенных вырезов и открытой кожи. Не лучший выбор для осенней погоды.
        - Пока не придут более серьёзные холода, мне достаточно небольшого количества магии жизни, чтобы поддерживать нужную температуру тела, - хитро улыбнулась эльфийка. - Но потом, увы, затраты маны станут слишком высоки и придётся одеваться… Эх… - её вздох был пропитан искренним расстройством. - Закрытая одежда - это так угнетает. Хотя, благодаря вам, Владыка, в этом году у меня грядёт пересмотр зимнего гардероба.
        - Хм? - удивился я. - Каким это образом?
        - Ну угадайте же, Владыка, - придвинулась поближе эльфийка и игриво коснулась своей груди, медленно опуская руку к животу в соблазнительном жесте. - Вы всё пытаетесь найти ответ где-то вокруг меня, а надо внутри.
        Внутри?.. От неожиданной догадки я мгновенно похолодел. Беременность?! Нет, стоп. Стоп-стоп-стоп-стоп! Спокойно, Антоха, она регулярно пила отвар, ты сам видел. Проблем быть не должно. Не должно? Но ведь не существует стопроцентной контрацепции? Ох, чёёёёрт!.. А что делать-то теперь? Бежать к границе? Я ведь обещал Лони первенца, а что теперь? Хотя она сама хороша, прямо подталкивала к действию. Сколько тогда моей вины в случившемся? Может, она поймёт, учитывая обстоятельства?
        …Как бы там ни было, ответственности не избежать. Ребёнка я не планировал, но, раз всё так повернулось, нужно постараться стать хорошим отцом!
        - Это неожиданно, но я искренне рад этому прибавлению, Лионеллиан, - улыбнулся я женщине.
        - Вы наконец догадались, мой Владыка! - расплылась в счастливой улыбке магесса. - Даже не представляете, насколько я счастлива. Это же четыре! Четыре воскрешения подряд!.. …Владыка? Что случилось? Вам нехорошо?
        …Убейте меня.
        По комнате, тем временем, пронеслись удивлённые шепотки и, если отбросить мой идиотизм, я был вполне с ними солидарен. Запас маны на ещё одно воскрешение, без всякого ожидания, эликсиров или запитки от сильда - это очень серьёзное усиление. Действительно благая весть.
        Но я феерический идиот! Как мне вообще в голову пришла мысль о ребёнке, когда речь изначально шла о холоде и магии? Какой логической цепочкой я до этого дошёл?! Только из-за этого дразнящего «внутри» и руки на животе? Да она же ежесекундно пытается меня совратить каким-нибудь жестом! Хотя стоп, был ещё какой-то намёк на новый гардероб…
        - Как-то душновато стало, - промямлил я, чтобы хоть как-то объяснить своё замешательство, и махнул рукой гоблинам. - Парни, приоткройте окно немного. …Слушай, не могу понять, а причём тут гардероб? - я вновь повернулся к Лион.
        - Как причём, Владыка? - искренне удивилась тёмная эльфийка. - У меня вырос запас маны и эффективность многих заклинаний. А значит, я смогу дольше сопротивляться холодам и избегать этих ужасных тяжёлых одеяний.
        - Вот оно как… - кивнул я. - Да, не думал, что моя аура столь сильно раздвинет твои магические горизонты.
        С виду я окончательно успокоился и взял себя в руки, но в мыслях желал найти стену и побиться об неё головой. Ну это же надо было!.. Мозг - ужасная вещь. Порой он творит просто необъяснимое. А стыдно потом мне.
        И можно даже не сомневаться - Аллегри сейчас в истерике бьётся от хохота.
        - Уж не знаю, в чём причина: в моём собственном таланте, в эффекте вашей ауры или же, - она едва заметно облизнула губы, - в регулярном обмене жидкостями, но рост своих способностей я подтвердила лабораторно. Так что ошибка исключена. И, так как лично мне третья теория нравится больше всего, предлагаю немедленно устроить эксперимент для её проверки.
        Она потянулась ко мне с затуманенным взором, одновременно оттягивая отворот и пытаясь освободить свою королевскую грудь из плена презренной ткани. Пришлось приводить в чувство.
        - Белый день на дворе, женщина! - я отвесил ей лёгкий отрезвляющий щелбан по носу и взгляд чародейки прояснился. - Да ещё и при честном народе. Тебе вообще стыд неведом?
        - Что такое стыд? - вопросительно склонила голову набок Лион и, со вздохом, немного отодвинулась. - Хорошо, признаю, немного увлеклась.
        Выдохнув, я немного расслабился и глянул в сторону гоблинов, которые перестали спорить и вовсю таращились в нашу сторону. Подняв руку, я сделал страшные глаза и провёл большим пальцем поперёк шеи в красноречивом жесте «секир-башка». Обормоты тут же нервно закивали и отвернулись к окошку, словно так и стояли с самого начала.
        - Однако новости и правда отличные, я за тебя безмерно рад, - улыбнулся я Лион.
        А на сколько сильнее успели стать гоблины, которые держали рекорд по времени пребывания со мной? Может турнир какой затеять? Интересная мысль, только с чем сравнивать результаты? Где мне взять эталонного боевого гоблина без магического допинга? В палате мер и весов таких не держат. Городская стража, так или иначе, тоже время от времени попадает под влияние ауры… Стоп, точно. Гарнизон Вриду! Надо бы эту мысль обдумать на полном серьёзе.
        - Я знала, что это вас обрадует, Владыка, - хитро улыбнулась чародейка. - Но это не всё, что я хотела рассказать, - она неожиданно посерьёзнела. - Пришёл ответ Университария по страницам из вашей книги.
        - Таааааак, - подобрался я. - Что удалось выяснить?
        - Пока что немногое, но… Итак, в книге используется старый алфавит арахни, который они использовали до перехода на общетельварскую письменность. Однако первые попытки перевести текст по словарям провалились.
        - Что? Почему? - удивился я, попутно задумавшись о том, насколько было совпадением, что Шарли обнаружила книгу, записанную именно на языке арахни?
        Но упоминание староарахнийской письменности, по крайней мере, поставило однозначную точку в вопросе о том, почему я не смог прочесть книгу при помощи «Полиглота» - язык был слишком древним. Но сколько же лет тогда самой книге?
        - А вот тут начинается самое интересное, мой Владыка, - подмигнула Лион. - Записи, похоже, зашифрованы, а алфавит арахни был взят лишь в качестве инструмента.
        Я откинулся на спинку дивана и недовольно скрестил руки на груди.
        - Простая подмена алфавита? - задумчиво пробурчал я, пытаясь вспомнить подходящие системы шифрования. - Биграммы? Или омофоническая замена?..
        - Простите?.. - растерялась Лионеллиан.
        - Не обращай внимания, просто копаюсь в памяти, - встряхнул я головой. - Если нужно, я могу записать то, что помню про шифры. Правда толку от этого всё равно немного, я никогда не интересовался шифрованием целенаправленно.
        Например, хотя я помнил о существовании омофонического метода, я не мог гарантировать, что опишу принцип в точности.
        - Хм… Думаю, в этом пока нет необходимости, Владыка. Среди наших языковедов есть один мальчишка, большой любитель подобных загадок. Уверена, он разберётся что к чему. Ну и, в конце концов, Университарию не в первой расшифровывать древние тексты, - подмигнула она. - Я бы беспокоилась немного о другом. Захотите ли вы перекладывать на него всю книгу? Неизвестно, какие тайны она хранит.
        - Ну, лично я в этом проблемы не вижу, - помотал я головой. - Если он справится с первыми страницами, значит, сможет составить таблицы дешифровки. А имея их, мы сможем справиться и сами. Либо… Как думаешь, он согласится переехать в Лаграш? - подмигнул я.
        - Поняла, - улыбнулась тёмная. - Тогда подождём первых результатов.
        - Именно, - кивнул я. - Итак, это были все новости или у тебя припрятано что-то ещё?
        - Увы, мой Владыка, могу порадовать вас лишь этим, - развела руками магистр.
        - Ясно. Ну что же, раз с этим мы закончили, у меня есть один вопрос. Что ты знаешь о фиарнийском герое?

* * *
        - Хотите со мной? - переспросил я горничных, потихоньку готовясь к выходу. - На лотерею? Вам ведь не обязательно участвовать. Если хотите какую-то вещь, просто скажите.
        Когда я собрался отправиться на площадь, где будет проводиться мероприятие, Эсми с Латикой неожиданно попросились вместе со мной. Я предположил, что девушки надеются выиграть какой-нибудь приз, однако причина оказалась совсем иной:
        - Лотерея нам не слишком интересна, Владыка, - ответила Латика, поправляя прядь голубых волос. - Мы просто… Хотели бы провести с вами чуть больше времени.
        Девушки дружно смутились и неловко отвели взгляды.
        - Вас долго не было, Владыка, и мы соскучились, - добавила Эсми и пару раз нервно махнула хвостом. - Кроме того, мы хотели бы заглянуть с вами в одну лавку на торговых рядах на обратном пути. Но если вы хотите отправиться один, мы останемся дома.
        Девушки замолчали и выжидающе смотрели на меня, а я стоял в лёгком удивлении. Если не считать «ночного долга», который они выполняли явно больше из удовольствия, чем из-за приказа Лаэнвеля, они никогда не просили что-то для себя, а если в чём и проявляли настойчивость, то лишь когда дело касалось моего блага. Это был первый случай, когда они озвучили своё личное пожелание. И, в общем-то, отказывать им у меня не имелось причин, так как компании на вечер, если не считать посох с Эрмитом, не предвиделось. Лионеллиан отправилась обратно, заниматься экспериментами. Лони ещё вчера сказала, что будет занята в кузнице. Почему бы и не порадовать трудолюбивых девушек небольшой прогулкой?
        - Нет, я не против, - я ободряюще улыбнулся Эсми и Латике. - А куда вы хотите заглянуть?
        - В лавку мастера Арука, - ответила эльфийка, явно повеселев на вид, как и её напарница. - Господин Лаэнвель поручил нам подобрать или заказать для вас подходящий гардероб к предстоящим холодам.
        - Ах, вот оно что, - понимающе закивал я.
        Арук, насколько мне было известно, считался лучшим портным города. Или, по крайней мере, очень умело всех в этом убедил. Уж больно ушлый был гоблин, мог впарить даже старую рваную тряпку, убедив несчастного посетителя, что это последний писк моды. Но шил таки хорошо, все мои смены рубашек и камзолов заказывались именно у него. Но нужна ли мне зимняя одежда?
        В ближайшее время я изучу навык, который должен защитить от холодов лучше любого плаща или шубы. Стоит ли тратить бюджетные деньги на такую ерунду? Свои сомнения я озвучил горничным, но получил вполне уверенный ответ:
        - Владыка, даже если вы не боитесь мороза, вам всё равно нужно выглядеть достойно и соответственно сезону, - строго заявила мне Латика. - Просто подумайте, как внушительно вы будете смотреться зимой в хорошем тяжёлом плаще с меховым воротом?
        - Ну хорошо, убедили, - усмехнулся я, сдавшись.
        В конце концов, кто я такой, чтобы отказываться от халявы? Тем более, что мануфактура уже начала приносить небольшие деньги. Правда, так как ни о какой окупаемости речи пока не шло, свою долю из этих денег я не брал, сказав Эртусу отправлять всё в казну до момента, пока предприятие не станет полностью рентабельным. И мы всерьёз рассчитывали, что это произойдёт уже после сегодняшнего мероприятия.
        Подождав, пока горничные накинут лёгкие простенькие плащи вроде тех, что видел у Терал, я подхватил увесистый посох и, наказав караульным гоблинам следовать прежним инструкциям, вышел на улицу.
        Так как времени было с избытком, мы никуда не спешили и болтали о всяких пустяках. Попутно, пользуясь благотворным влиянием свежего воздуха на мозги, я постепенно упорядочивал всё, что узнал за день, а особенно услышанное о фиарнийском герое от Лион и, после, от Горта с Кульдом, за которыми послал гонца.
        Как выяснилось, он был действительно неприятным кадром. Звали его Фальт. Зверски сильный и умелый мечник, испытывающий какую-то особую тягу к битвам против магов. В те годы, когда он ещё был молод и активно сражался, фиарнийцы совершили самый большой рывок вглубь тельварских земель. На фронте его опасались как огня, так как он мог запросто выйти против магистра и остаться победителем. Но, как подметила Аллегри, старость не щадит никого и Фальт уже лет десять не принимал участия в каких-либо сражениях. По идее, ему сейчас должно быть около семидесяти, плюс-минус несколько лет, так что… может и правда инсульт? Хм…
        Народу на торговых рядах толпилось столько, что меня бросило в холодный пот при попытке представить, что творилось тут вчера, в день основного ажиотажа. Правильно я сделал, что не пошёл сюда после кузницы Лони. Затоптали бы и не заметили. Да даже сейчас, если бы не традиционно отправившиеся следом гоблины из внешнего караула, которые пробивали нам дорогу в толпе, пришлось бы несладко. Особенно учитывая, что моё появление тут вызвало лёгкий ажиотаж.
        Тем не менее, мы постепенно продвигались в сторону нужной площади. Эсми и Латика, чтобы облегчить работу гоблинам, шли ко мне почти вплотную, что иногда приводило к случайным касаниям рукой или грудью. А может и не случайными - поди разбери, что у этих девчонок на уме. Впрочем, учитывая всеобщую толчею, коварное преступление было недоказуемым, так что я его никак не комментировал и просто получал удовольствие.
        Пробившись сквозь человеческий океан, мы наконец оказались возле нужного места. Рабочие возвели на площади высокую и ярко украшенную платформу, на которой уже стояли ящики с призами и большой деревянный барабан с пронумерованными шарами внутри. А позади платформы, в специально огороженной зоне, я обнаружил Лаэнвеля, нескольких работников и четырёх весьма смазливого вида девиц. Гоблиншу, светлых эльфиек-близняшек и стройную, но очень рельефную орчиху.
        - С прибытием, Владыка! - поприветствовал меня мэр. - Ваше распоряжение выполнил в точности, нанял для мероприятия лучших девочек с красной улицы.
        Услышав это, я едва не закашлялся, а служанки за спиной сдержанно прыснули со смеху.
        - В смысле, с красной улицы, Лаэнвель? - спросил я, вернув самообладание. - Ты нанял куртизанок?
        - Именно так, Владыка, - не моргнул и глазом старый эльф. - Красивы лицом, не стесняются показать тело и умеют свободно заигрывать с незнакомцами. Кандидатуры лучше найти в столь сжатые сроки было бы сложно.
        От стайки девиц лёгкого поведения раздалось лёгкое хихиканье. Повернувшись в их сторону, я пару секунд повнимательнее оглядывал фигурки и лица, мысленно признавая, что старый эльф сделал наилучший выбор, учитывая время на поиски и оглашённые требования к кандидаткам.
        - Ну что же, приветствую вас, леди, - я оставил Лаэнвеля в одиночестве и направился к нанятым помощницам.
        - Здравствуйте, Владыка! - наперебой загалдели они, ничуть не смущаясь. - Почему вы ни разу к нам не заглядывали? Вам запрещает Богиня?
        - Ни капли, - усмехнулся я, - даже наоборот. Просто не нуждаюсь в сторонних услугах.
        В ответ раздались разочарованные вздохи и бормотание.
        - Итак, время не ждёт, - посерьёзнел я. - Давайте обсудим ваши предстоящие обязанности.
        К счастью, девушки оказались не только смазливыми, но и сообразительными. Они на лету схватывали то, что я от них хотел, и даже сами предлагали дельные идеи по тому, как раззадоривать толпу. В итоге, весь инструктаж занял не более пяти минут и я был вполне доволен его результатами.
        Вернувшись к своим горничным, остаток свободного времени я провёл за беседой с ними, Эрмитом и Лаэнвелем. Нанятые же помощницы шушукались о чём-то своём и попутно пытались раскрутить топчущихся в сторонке работников на посещение их заведений.
        В какой-то момент в наш закуток заглянул запыхавшийся гоблин и сообщил:
        - Господин Лаэнвель, Владыка Нотан, время начинай.
        - Стража на местах? - уточнил мэр.
        - Да, господин. Мы перепроверять, всё согласно план.
        - Превосходно, - Лаэнвель махнул рукой, отсылая подчинённого, и повернулся ко мне. - Что-ж, теперь ваш выход, Владыка.
        Кивнув, я поправил причёску, одёрнул воротник рубашки и, шепнув Эрмиту готовить заклинание «Громогласности», направился к ширме, за которой была лестница на платформу.
        - За мной, леди! - крикнул я помощницам. - Время крутить Барабан Судьбы!

* * *
        Когда я спустился с помоста, голова гудела словно встревоженный улей. Горничные тут же подскочили ко мне со стаканом воды и предусмотрительно держали наготове ещё один. Благодарно кивнув, я передал посох Латике и, взяв у неё стакан, припал к живительной влаге. После второго мне заметно полегчало.
        - Мы не думали, что это займет столько времени. Вы в порядке, Владыка? - заботливо спросила Эсми, забирая у меня опустевший второй стакан и передавая кому-то из работников.
        - Жить буду, - отшутился я и с удовольствием потянулся, разминая мышцы. - Но я тоже не думал, что процесс так затянется. К портному мы, наверное, уже не попадём?
        - Не думаю, что мастер Арук закрыл бы лавку в обычное время в ходе ярмарки, - помотала головой Латика. - Даже если он участвовал в лотерее и ещё не вернулся, там обязательно будут подмастерья. Но хотите ли вы идти туда сегодня, Владыка? Мне кажется, сейчас вам лучше отдохнуть. Посетить портного мы можем и завтра.
        - Мммм… Ну, решим по дороге, - я рассеянно почесал щёку. - Хотя я и правда уже не в настроении куда-то идти.
        - Значит, домой-кве, - махнул страницей Эрмит, которого всё ещё держала Латика. - Но ты здорово раззадорил толпу-кве. Я не ожидал, что твоя лотерея-кве будет иметь такой успех-кве.
        - Я тоже, старина.
        Похоже, что подобные вещи были для тельварцев если не в диковинку, то большой редкостью. Особенно учитывая, что лотерейные билеты мы бесплатно вручали всем желающим. Лаэнвель ещё не знал точно, сколько их в итоге раздали, но у меня сложилось впечатление, что на площади собрался вообще весь город.
        Мы разыграли полтора десятка флагов, десяток футболок, которые я заодно представил как новую, уникальную и невероятно удобную одежду для дома и жаркой погоды, пяток плащей вроде моего, только попроще, и три недорогих гобелена. И всё с образами Аллегри, конечно же. Каждый выигрыш толпа встречала диким рёвом, а счастливчик поднимался на сцену с ошалевшими глазами. А уходил и вовсе на грани инфаркта, особенно после того, как вручавшая ему приз жрица любви что-то шептала на ухо. Что забавно, сия участь не миновала и женскую часть призёров.
        Огромным сюрпризом для меня оказалось то, что одну из футболок выиграл тот самый приезжий портной, запавший в сердце Терал. Он, пожалуй, был единственным, кто выбивался из всеобщей эйфории. На сцене он себя ощущал очень напряжённо и подозрительно на меня таращился. Но выигрышем, кажется, был доволен.
        Но настоящее безумие началось, когда мы перешли к аукциону. Разогретые речами торговцы, что местные, что приезжие, поддавшись влиянию толпы, устроили за лоты настоящую бойню. Каждый хотел получить для своего дела прибавку в удаче и, в итоге, мы заработали на этом почти полторы сотни золотых монет. Баснословные деньги для нескольких кусков крашеной ткани и тряпки с вышивкой, общая себестоимость которых вряд ли превышала десятку серебром.
        Может, построить казино и аукционный дом? Вознеси искреннюю молитву хранительнице нашей и матери, пресветлой Аллегри, и если молитва твоя окажется пламенной и идущей прямо из глубины души, то удача может оказаться на твоей стороне! Ну а если нет, значит, не искренен ты был, отрок. Молись лучше и жарче.
        Следом по лестнице спустились мои помощницы и, зябко поёживаясь, укутались в плащи. Надо сказать, если бы освещение тут было не магическое, а при помощи обычных факелов, вопрос холода стоял бы не так остро.
        - Отличная работа, леди! - похвалил я девчонок. - Всё прошло просто великолепно.
        - Обращайтесь, Владыка! - слегка поклонилась эльфийка. - Будем рады поработать ещё. Это оказалось весело.
        - Только в следующий раз не посылайте господина мэра, - подхватила её близняшка. - А то он слишком старенький. Приходите сами!
        - И вообще приходите хоть иногда, - стрельнула глазами гоблинша и её подруги весело захихикали.
        Вскоре в закутке появился Лаэнвель и передал мою долю с аукциона, выручку с которого мы договорились разделить пополам. И теперь у меня в ладони лежал увесистый мешочек, приятно оттягивая руку. Семьдесят три золотых монеты. Пускай и в серебре по курсу. Если не считать подъёмных от Аллегри, это были первые мои деньги в этом мире. Удивительно, насколько возмутительный я паразит, если до сих пор, кажется, не потратил ни монетки. Даже неловко как-то.
        Обговорив с мэром ещё несколько мелочей, мы попрощались со всеми и отправились в сторону дома. Толпа с площади расходиться не спешила и я даже подумывал расчистить нам путь, вытащив из Хранилища дайсы, спрятанные туда по случаю ярмарки, дабы не распугивать гостей города их аурой. Местные то привыкшие, а у приезжих паника будет. Но идея была так себе, не слишком полезная для репутации, так что я не стал. Гоблины, вроде бы, неплохо справлялись с функцией ледокола, пробивая путь в торосах толпы.
        Когда мы наконец выбрались на свободную улицу, все дружно и с облегчением выдохнули, даже пингвин, который постоянно беспокоился, что в давке от его посоха что-нибудь отломится. Шум и гвалт торговых рядов остались в стороне и я наконец смог немного расслабиться после этого слегка дикого вечера. Поняв моё настроение, горничные с Эрмитом не пытались завести разговор и я просто шёл, любуясь тёмным небом и слегка мистическими из-за своего цвета и происхождения городскими огнями.
        Лишь ближе к дому, когда мы уже свернули на свою улицу, Латика нарушила молчание, так как тема, которую она подняла, была весьма важной:
        - Владыка, что бы вы хотели на ужин?
        - Хм… - призадумался я. - Не надо сегодня ничего сложного. Какого-нибудь перекуса к чаю хватит. Если…
        - Владыка, тревог! - окликнул впереди идущий Гук. - Дверь в особняк приоткрыть. Непорядок.
        - Что? - нахмурился я. - Может внутри открыли проветрить?
        - Не должно быть, - покачал головой гоблин. - Не по правилу.
        Атмосфера в нашей группе мгновенно стала напряжённой и гоблины перехватили свои неизменные электрокопья для возможного боя. Я сразу поднял глаза к второму этажу, где находилась Шарли, но кабинет находился с другой стороны здания и я не имел ни малейшего понятия, в порядке она или нет.
        Ускорив шаг, мы быстро оказались у крыльца и гоблины шепнули нам:
        - Мы входить, вы ждать. Звать, если нет опасность.
        Я хотел было возразить, что если кто и должен входить, то это я, с молнией и всеми защитами, но, увидев серьёзные взгляды гоблинов, просто кивнул. Я то может и войду, а головы потом открутят у них. И сделает это Горт, за нарушение инструкций.
        Поднявшись по ступеням, Гук медленно приоткрыл дверь пошире концом копья и, заглянув внутрь, показал рукой знак. Сначала три пальца, а потом ладонь параллельно земле. Трое? Лежат? Караульные на полу? Мертвы или без сознания?
        Я сам не заметил, как покрепче сжал посох, а на пальцах свободной руки заиграли короткие разряды. Мне нужно идти внутрь и разбираться что к чему. Но меня остановила Эсми, положив руку на плечо и помотав головой, когда я на неё взглянул.
        Дав знак следовать за ним, Гук скрылся внутри особняка и его напарник нырнул в дверной проём следом за ним. И сразу же после этого из здания раздался жуткий, мучительный вой, пронизанный болью.
        И шел он со второго этажа.
        Гнездовье безумия. Интерлюдия
        Пробиваясь через обезумевшую от азарта толпу, с площади пытался выбраться молодой эали. Машинально прокручивая в голове события последнего дня, он пытался понять, что его толкнуло явиться сюда, но не находил ответа. Знал ли он, что мероприятие будет вести лично Владыка? Нет, это стало для него огромным сюрпризом. Фактически, у него не имелось ни единой причины приходить сегодня вечером на торговую площадь. Но что-то, какие-то смутные подозрения подтолкнули его к этому шагу. В итоге, он встретился с Владыкой лицом к лицу на расстоянии пары шагов.
        Впрочем, это ничего ему не дало, равно как и события последних дней.
        Магистры, получив первые отчёты, были обеспокоены обстановкой в городе и когда «Шарук» увидел, что в город вернулась магистр Лион, то попытался встретиться с ней утром следующего дня, однако на месте не застал. Лекари при лечебнице сообщили ему, что магистр отправилась к Владыке Нотану.
        - Вчера вечером, - сказали они, - из кабинета магистра раздавался почти безумный, но радостный смех. Видимо, случилось нечто очень хорошее, раз она отправилась поделиться этим с Владыкой поутру.
        «Хорошее», сказали ему, но от услышанного у Фироша сердце окончательно рухнуло вниз. Можно было не сомневаться, магистр тоже находится под влиянием этого монстра. Он догадывался об этом с тех пор, как увидел их вместе въезжающими в город, но ещё питал слабые надежды, что знаменитая чародейка могла сохранить самообладание. Однако после утренних известий они истаяли как дым от потухшего костра.
        Артефакт за все дни пребывания эали в городе так и не подал ни единого сигнала, и пару раз Фирош искренне подумывал выкинуть его в ближайшую сточную канаву, но здравый смысл его останавливал. В конце концов, он ему не принадлежал, да и вообще, теперь артефакт следовало тщательно исследовать создателю, дабы выяснить причины бездействия.
        Вырвавшись из одуревшей толпы, Фирош какое-то время просто брёл, не разбирая дороги, пока не оказался в пустынном переулке. Остановившись, он глубоко вдохнул холодный вечерний воздух и, сев на перевёрнутый ящик у стены, прислонился затылком к шершавому камню. Он уже не знал, что ему делать. Бежать отсюда во всю мочь? Или бродить по городу дальше, ожидая прибытия магистров и рискуя заразиться местным безумием? Вот бы уговорить ту девушку отправиться вместе с ним… Если вдали от Владыки дурман развеется, он сможет спасти хотя бы её.
        Вздохнув, он отлип от стены и сгорбился под весом терзавших его мыслей. Взгляд упал на лежащие на коленях руки и Фирош осознал, что всё ещё сжимает в левой ладони выигранный приз.
        В тот момент, когда он пришёл на площадь и осознал, что вручает их лично Владыка, парень пришёл в неописуемый ужас и хотел немедленно сбежать, но гордость мага Университария и возложенное на него магистрами поручение заставили его остаться и продолжить наблюдение. Кто же знал, что из-за кусочка обожжёной глины с цифрами, взятого любопытства ради у кого-то вчера вечером, он поднимется на платформу и сможет заглянуть Владыке прямо в глаза?
        Фирош не собирался ничего выигрывать, он вообще явился на площадь исключительно ради наблюдения. Но в какой-то момент пластинка почему-то перекочевала из кармана в его ладонь и каждый раз, когда соблазнительные девушки оглашали цифру на выпавшем из барабана шаре, он опускал взгляд вниз, проверяя, не коснулась ли его удача.
        Но когда она это действительно сделала, Фирош не сразу решился подняться за призом. Пару секунд он терзался сомнениями, нет ли в этом какой-то ловушки. Может, именно так это чудовище в маске и распространяет помешательство среди обычных людей? Достаточно было оглянуться вокруг и заглянуть в глаза присутствующих, чтобы понять, насколько они одержимы. Но, что, если именно так он и получит ответ? В конце концов, риск должен быть минимальным, его снабдили лучшими артефактами для противодействия магиям разума и иллюзий.
        Приняв решение, Фирош поднялся на сцену. В процессе получения приза он вдруг понял, что стоит возле Владыки не испытывая того ужасного, пугающего давления силы, которое испытал в день его приезда. Фирош даже пробормотал какие-то слова благодарности за выигрыш, чтобы не вызывать подозрений. Кажется, на прощание одна из смазливых красоточек что-то шепнула ему на ухо, но из-за нервного напряжения парень не разобрал ни слова. В это время он лихорадочно ощупывал в кармане артефакт, улавливающий воздействие на разум. Но тот упорно молчал.
        Но что за дрянь ему, в итоге, вручили? Ещё во время демонстрации на сцене он задавался вопросом, что за нелепое одеяние придумал Владыка. Но теперь, развернув перед собой эту серую тряпку и разглядывая её в тусклых отсветах уличных фонарей, Фирош пришёл в ещё большее недоумение. От положенных рукавов остались лишь жалкие огрызки, а вместо приличного ворота и вовсе зияла широкая дыра. Эали видел много странной одежды у разных народов, но эта тряпица выглядела до крайности нелепо.
        Но больше всего его раздражала не форма этой насмешки над рубахами, а тёмный узор на ткани, складывающийся в лик загадочной девы. Лик, от которого у Фироша уже рябило в глазах. Каждый час, каждую минуту своего пребывания в городе эали видел этот образ на каждом углу и это сводило с ума не хуже всеобщей одержимости. Может быть, именно этот символ и был причиной? Чтобы выяснить это, Фирош и решился забрать приз, однако…
        Ничего. Полная пустота. Ни с помощью артефактов, ни своим собственным восприятием молодой маг не ощущал в тряпке ни капли маны и ни единого следа магического конструкта. Но чем дольше он вглядывался в рисунок, тем навязчивее становилось ощущение тревоги. Причудливый танец линий словно на миг оживал в неверных отсветах, падающих в проулок, словно маня. Пытаясь обольстить. Одурманить.
        Испугавшись, Фирош отбросил демоническое тряпьё подальше от себя и прошептал заклинание воспламенения. На ладони тут же затанцевал язык яркого пламени. Горячего и успокаивающего. Несколько раз глубоко вздохнув, успокаивая мысли, маг встал и, подойдя к тряпке, перекинул огонь на неё.
        Парень до последнего наблюдал за тем, как рождённое заклинанием пламя жадно пожирает ткань, пока от неё не осталась лишь горстка чёрного пепла. После чего, поддавшись порыву, яростно раскидал его сапогами по округе и втоптал в грязь.
        Огонь. Огонь мог бы всё исправить, спалив дотла это гнездовье безумия. Здесь и сейчас, Фирош мог бы использовать большую часть своих сил, чтобы подарить городу исцеляющий от скверны пожар. Момент идеален, большая часть горожан сейчас сходит с ума на торговой площади и по улицам бродит только стража. Поджечь окраины, потом центр и оставить немного сил на бегство из горящего города. Жители отреагируют не сразу, а пока добегут до горящих зданий, пламя уже распространится слишком сильно… Нет. Если хотя бы четверть слухов о Владыке правда, он без труда потушит весь город. А потом убьёт его. Кроме того, кажется, в городе были и маги помельче, способные тушить пожары.
        Неужели он не способен хоть что-то изменить?
        От бессилия хотелось выть, но Фирош сдержался и излил своё раздражение, пнув ни в чём не повинный ящик. После чего отправился бродить по пустынному городу, засунув руки в карманы.
        Возвращаться на постоялый двор он не хотел. Учитывая его текущее настроение, всё закончится тем, что он вновь напьётся до радужных ворласков. Возможно, не самое худшее решение, но что-то подсказывало Фирошу, что после этого он окончательно лишится желания продолжать свою миссию. Поэтому он шёл куда глаза глядят, надеясь, что сможет отвлечься.
        Очередной район, в который его занесли бесчисленные переулки, заставил эали остановиться и осмотреться повнимательнее, так как ноги привели его к жилью горожан с достатком. Аккуратные особнячки, небольшие сады. В таких домах обычно селились успешные городские купцы, владельцы крупных ремесленных цехов и им подобные жители города. И, оказавшись на одной из таких улиц, Фирош ощутил смутное беспокойство.
        Оно не походило на обычную интуитивную тревогу, а словно витало в воздухе, стесняя дыхание. Эали медленно побрёл вдоль улицы, осматриваясь по сторонам, и с каждым шагом, хотя это едва ощущалось, дискомфорт постепенно нарастал. Неожиданно внимание мага привлёк тусклый пульсирующий свет, пробивающийся сквозь щели в ставнях одного из особняков. Остановившись напротив него и глядя на странное мигание, Фирош всё больше убеждался в том, что этот дом и есть источник странного чувства, что терзало его. Чувства, что походило… на ослабленную версию давления, которое Фирош испытал при первой встрече с Владыкой демонов.
        Внезапное осознание озарило разум мага, словно яркая вспышка. Он уже знал, что Владыка обитает в подобном особняке, и даже приходил на него посмотреть пару дней назад. Но это было днём и с другой стороны здания, где находились входная дверь и крыльцо. Ничего удивительного в том, что Фирош не признал ни район, ни само здание, попав сюда в тёмное время суток и другой дорогой. Но теперь он сложил кусочки мозаики.
        Он стоял позади дома этого чудовища, и на втором этаже творилось что-то… Фирош не знал, что именно, но с каждой секундой всё сильнее укреплялся в мысли, что там мог скрываться ключ к происходящему в городе.
        Поначалу эали хотел просто перемахнуть через садовую ограду и забраться в особняк через окно, но вовремя вспомнил о слухах среди горожан о том, что дом Владыки хорошо охраняется из тени. Так что имелся немалый риск попасться этим незримым охранникам. Нет, следовало действовать иначе.
        Сделав вид, что он просто оглядывал окрестности, Фирош пошёл дальше и свернул за угол лишь через пару домов, попутно прикидывая свои шансы на успех. Он бродил по городу довольно долго, но, судя по увиденному на площади, у него ещё имелось время до того как Владыка вернётся домой. Что до проникновения, то среди его арсенала имелось кое что от магистров. Два артефакта мгновенного сна. Для их зверской цены радиус был смешон, да и эффект недолог, но в случае проблем Фирошу разрешалось использовать их чтобы сбросить с хвоста погону или уйти из засады. Но маг решил использовать их не для бегства, а для атаки.
        Возможно, было бы разумнее посовещаться с магистрами, но время поджимало - второго такого шанса проникнуть в логово чудовища могло и не подвернуться. Фирош знал, что, возможно, шагает навстречу своей скорой смерти, но если он обнаружит в особняке корень зла и сможет его уничтожить, то город и та девушка смогут вырваться из пут безумия.
        На пару мгновений Фирош остановился и задумался о Терал. Она свято верила в величие захватившего город чудовища и так искренне старалась убедить в этом парня, что в какой-то момент он едва не поверил в её слова. Красивая, милая, искренняя… Он был обязан сбросить с её разума этот чёрный морок.
        Набравшись решимости, Фирош вышел на главную улицу и скорым шагом направился к особняку Владыки.
        Намеренно не скрывая своего присутствия, он шумно забежал по ступенькам и несколько раз грохнул дверным кольцом.
        - Послание для Владыки Нотана!
        Эали изо всех сил старался, чтобы его голос не дрогнул и, кажется, у него это получилось.
        - Владыка нет, - раздалось из-за двери. - Уйти по важный дела.
        Судя по говору - гоблин.
        - Понятно. Могу я оставить вам послание для Владыки? - продолжил свой спектакль Фирош.
        Скрипнул засов и эали тут же нервно сжал в кармане артефакт, заливая в его ману.
        - Можешь. Передай, - сказал гоблин из узкой щели, не открывая дверь во всю ширь, но для плана Фироша этого было достаточно.
        - Лови, - ухмыльнулся он и кинул внутрь напитанный маной артефакт.
        Раз. Два. Три. Лишившееся сознания тело гоблина у двери медленно осело, едва не вывалившись наружу. Маг вовремя это заметил и поддержал дверь, одновременно прислушиваясь к другим звукам из особняка. До него донёсся звук нескольких упавших тел, а после этого воцарилась тишина. Выждав ещё немного для верности, эали завёл руку внутрь и, придержав гоблина, открыл дверь пошире, чтобы проскользнуть в особняк.
        Аккуратно опустив тело на пол, Фирош не глядя дёрнул дверь на себя, чтобы закрыть, и двинулся вглубь совмещённого с гостинной холла. Помимо гоблина у двери, он обнаружил ещё двоих, лежащих вокруг стола. Всё вокруг было усыпано разлетевшимися игральными картами.
        Комната была ярко освещена магическими светильниками и пламенем весело потрескивающего камина. Но боковые комнаты окутывала темнота. Похоже, что кроме этих гоблинов больше никого в особняке не было. Или, по крайней мере, на первом этаже. Сжимая в руке ещё один артефакт, готовый в любой момент напитать его маной, Фирош осторожно двинулся к лестнице, на всякий случай стараясь не шуметь.
        Долго искать нужную дверь не пришлось - её выдавало выбивающееся под порогом сияние и усилившаяся почти до паники необъяснимая тревога. И оказавшись перед входом в комнату, молодой маг напрягся. Что бы там не оказалось, назад дороги уже не будет. Быть может, он даже не покинет особняк живым. Что ж…
        Повернув начищенную до блеска медную ручку, Фирош решительно распахнул дверь и, поняв, что видит внутри, не смог сдержать дрожь.
        Он ожидал найти в комнате многое. Пр?клятый артефакт, магическую машину, сложносоставной высокоэнергетический конструкт… Но не гнездовье огромной ужасающей твари, чей тёмный силуэт копошился внутри светящегося кокона огромных размеров. Первым желанием Фироша стал немедленный побег. Он кое что слышал о мифических тварях, способных контролировать разум, и ни секунды не сомневался, что одна из таких как раз перед ним. А ещё он слышал, что от них не способна защитить никакая магия или артефакты. Каждая секунда, проведённая возле кокона, могла стать последней для его здравомыслия.
        Но ноги словно приросли к полу и отказывались шевелиться. Словно завороженный, он наблюдал за пульсацией струящегося по нитям кокона нечестивого света, каждым своим тактом отдающейся в душе эали ужасающим грохотом, несмотря на безмолвие комнаты. Кокон вспыхивал и затухал, словно в унисон сердца его обитателя. Существа, которое должно было остаться только в легендах и никогда не появляться в цивилизованном мире. Существа, которое не должно существовать.
        Искра решимости, ещё оставшаяся в сердце Фироша, разгорелась до яркого пламени и парень сжал кулак, впиваясь ногтями в ладонь до крови. Огонь. Нужно много огня. Лишь он сможет избавить мир от этого ужасающего монстра.
        Едва слышно забормотав заклинание, эали протянул руку к гнездовью безумия и шагнул вперёд.
        Глава 19. Нападение. Часть 3
        Услышав мучительный вой, от которого по спине пробежали мурашки, я секунду простоял в оцепенении, после чего наплевал на просьбы гоблинов и рванул внутрь.
        Сразу у порога мне пришлось перепрыгнуть через лежащего караульного и скользнувший по комнате взгляд тут же зацепился за его товарищей. Судя по обстановке, их всех застали врасплох. Но кто и как умудрился это сделать? Живы ли обормоты? Проверять это не оказалось времени, так как моё внимание привлёк тяжёлый гул, доносящийся со второго этажа.
        - Владык, назад! Пожар! - закричал мне гоблин, стоявший возле лестницы наверх и обернувшийся на шум моих шагов.
        - В сторону! - рявкнул я и прибавил ходу.
        Что за дрянь тут творится?! Райда решила красиво попрощаться и устроила диверсию? Если с Шарли что случится - сил не пожалею, но сгноблю эту суку!
        По лестнице я взлетел, перепрыгивая по несколько ступеней за раз, подстёгиваемый пляшущим на стене коридора второго этажа заревом. Но, хотя я понимал, что меня ждёт, зрелище яростного пламени, которое я увидел, оказавшись наверху, заставило меня на миг растеряться. Рыжие языки, вырывавшиеся из комнаты, с наслаждением облизывали распахнутую дверь кабинета и потолок коридора, стремительно заволакиваемого дымом.
        - Надо тушить-кве! - в панике замахал страницами Эрмит.
        - Воды! - скомандовал я. - Ведро! Надо мной!
        - Ведро-кве? - растерянно переспросил он. - Но…
        - Выполняй!
        Пингвин не понимал, но пара заклинаний воды, записанных в талмуде, мало чем помогли бы в тушении пожара. Одно и вовсе было погодным и попросту бесполезным сейчас, второе находилось в категории самых базовых и просто создавало некоторый объём воды. И для тушения пожара мне пришлось бы полностью заполнить комнату водой, рискуя навредить Шарли ещё больше. А потому тушить пламя я решил магией земли, над которой у меня было куда больше контроля.
        Возникшая над головой водяная сфера тут же рухнула вниз, обливая меня с ног до головы и пропитывая одежду. На какое-то время хватит. Прислонив посох к стене, чтобы его не повредило огнём, я рванул вперёд. Сейчас бы посмотреть, не набрал ли я каким-то чудом очков на «Каменную кожу», которая уберегла бы от пламени и сопутствующих невзгод, но… Боюсь, у меня просто нет времени.
        Зато я мог защититься кое-чем ещё. Вспомнив про защитные свойства «Мантии Владыки», я тут же активировал умение. Не время экономить ману. Плащ из чистой тьмы послушно заструился с плеч и сразу же, словно чувствуя, что от него требуется, обернулся вокруг тела широким балахоном, а голову спрятал в глубокий капюшон.
        Подняв руку, я начал создавать песок, затягивая пылающую дверь кабинета и окружающую её часть коридора в плотный саркофаг, дабы отрезать пламени доступ к кислороду и уберечь окружающее пространство от возгорания. Быстро добравшись до самого помещения, я хотел сразу же приступить к тушению, но был вынужден на пару секунд отвернуться, прикрывая рукавом мантии оставшуюся открытой часть лица от ударившего навстречу языка пламени.
        Кабинет превратился в воплощение инферно. Внутри ярилось настолько плотное и яркое пламя, что сквозь него уже не было видно ни мебели у стен, ни деревянной отделки, ни картин и украшений. Перед коконом Шарли, словно грешник на вилах чертей, дёргалось какое-то тело в горящей одежде и пронзённое тонкими клинками.
        Пронзённое?
        Почувствовав, что пламя втянуло свои обжигающие щупальца обратно в кабинет, я тут же повернулся и убедился, что глаза меня не обманули. Два тонких, словно рапиры, лезвия торчали из спины повисшего на них тела. Шарли? Это работа Шарли?
        Каким-то чудом паутина Шарлотты, вопреки её природному аналогу, ещё держалась и упорно сопротивлялась огню, но начала морщиниться и местами темнеть. Однако, несмотря на это, один лишь кокон выглядел относительно нормально, в сравнении с творящимся вокруг него безумием.
        Первый созданный песок я направил на горящее тело, чтобы сохранить его для допроса, и кокон. Но когда сыпучая волна коснулась вторженца, тот неожиданно дёрнулся и я ощутил жуткий, прямо таки зверский жар. Магия огня?!
        Скорее инстинктивно, чем действительно понимая, что делаю, я закрыл лицо руками и в тот же миг пламя, получив щедрую порцию топлива из магической силы, взревело яростным горном, неистово пытаясь превратить в пепел всё, до чего могло дотянуться. Я едва успел закрыть кокон Шарли и тело песчаной защитой, прежде чем огненные волны накрыли меня с головой словно девятый вал и выплеснулись в коридор.
        - Владыка! - раздались едва слышимые за рёвом огня вопли из коридора.
        Влага, пропитавшая одежду, высохла в один миг. Смешавшееся с магией пламя уже не могло навредить мне напрямую, но зато отлично справлялось при помощи адской температуры и в миг исчезнувшего кислорода. Всего за пару секунд ситуация превратилась в безумно опасную. Я не мог вдохнуть, не мог открыть глаза - и, следовательно, направить своё заклинание. Я не мог вообще ничего в то время, когда нужна была моя помощь! И отступить тоже не имел права.
        Неожиданно температура упала и магическое давление ослабло. Осторожно приоткрыв глаза, тут же пересохшие от раскалённого воздуха, я на миг обомлел от увиденного. Вокруг меня, где только что бесновался рыжий огонь, теперь горело чёрное пламя. Прохладное, спокойное, колеблющееся с какой-то ленцой и сантиметр за сантиметром впивающееся в оранжевую бурю, захватившую комнату. Там, где пламя элементаля касалось обычного, в рыжие языки вливались чернильные струи тьмы, словно захватывая врага и подчиняя его своей воле.
        Я уже видел это однажды, когда мантия атаковала световую сферу Лион. Но в тот раз она среагировала мгновенно, стремительно, а сейчас она решила помочь лишь спустя несколько секунд после того, как я оказался в эпицентре усиленного магией огненного шторма. Да и вражеское пламя мантия пожирала с заметной ленцой.
        Сбросив ступор, я вновь активировал магию земли и принялся тушить заднюю часть комнаты. Похоже, нет у меня больше кабинета. В таком огне не могло что-то уцелеть. Зачарованные вещи, записи в столе - всё придётся начинать с нуля. Хотя… Мне кажется или стол должен был оказаться внутри кокона? Может быть, не всё потеряно… Так, это всё пока не важно. Бумага - тлен. Лишь бы Шарли была в порядке!
        Словно поняв, что дальше я справлюсь своими силами, мантия начала стягивать чёрные волны, словно всасывая их в себя. И зрелище, которое открывалось после отлива тёмного пламени, удручало донельзя. Пушистый ковёр стал воспоминанием. От досок пола остались лишь тлеющие головешки и это же касалось всего остального. Исчезли картины, диванчик у стены, книжный шкаф, который я заполнил с помощью Личенберга, тумбы…
        Остались лишь смрад, копоть и разруха пожарища.
        Покрыв всю комнату и головешки слоем песка, и превратив его в непроницаемый саркофаг, я отключил «Мантию Владыки» и тут же сбросил песчаную защиту с кокона и тела поджигателя. То, что пожар устроил именно он, не вызывало никаких сомнений. Но меня донельзя смущал тот факт, что урод умел колдовать. А значит, Райда тут, скорее всего, не при чём. А кто причём? Кого засунуть в тушу Флюга, чтобы он гнил живьём? Ну ничего, ты у меня ещё запоёшь.
        - Владыка, как вы?! - послышалось за спиной.
        Оглянувшись, я увидел, что возле комнаты стоят кашляющие и перепуганные служанки с гоблинами. И количество краснолицых обормотов неожиданно удвоилось. На пламя прибежал тайный караул Горта с другой улицы? Получается, мы прибыли на самое начало пожара, раз оказались в доме раньше их?
        - Владыка страшно гореть, - пробормотал Гук. - Сначала огонь. Потом чернота. Мы думать…
        - Всё потом, - прервал их я. - Срочно Лион сюда. Горта. Аксилана. ВСЕХ!
        Гоблины, нервно кивнув, бросились во всю прыть выполнять приказ. Наглотавшись дыма, я тяжело закашлялся, но волна свежего воздуха, пришедшая из лишившегося ставней окна, облегчила дыхание.
        - Проверьте дом, - сказал я уже служанкам. - Огонь мог перекинуться из окна на крышу. Доложите мне, если так.
        Не дожидаясь ответа, я повернулся к пожарищу и шагнул к трупу, проверяя, точно ли он умер и не выкинет ли ещё один поганый сюрприз. А ведь жив ещё был, мразь, хотя горел и висел на ножах… Ножах ли? Попытавшись сдёрнуть обезображенное тело с клинков, я понял, что это будет не так просто. Плоть надёжно прижарилась к лезвиям и отпускать их никак не хотела. Я решил не тратить на это лишнее время и создал магией земли каменный нож с самой острой кромкой, какую мог сделать, и принялся вскрывать потерявший былой лоск кокон.
        Это оказалось не так просто. Нити упорно сопротивлялись лезвию, нож постоянно вяз в плотном материале, но вскоре я смог пропилить достаточно, чтобы просунуть голову и заглянуть внутрь.
        Шарли! - крикнул я, сразу увидев лежащий посреди кокона пустой и осевший, словно воздушный шарик, экзувий. - Шарли, как ты?! Где…
        Повернув голову направо, где торчали клинки, я сразу же осёкся и, выдернув голову наружу, принялся лихорадочно пропиливать лаз внутрь.
        Невероятно. Это точно она? А кто ещё может быть? Подумай здраво, ты знаешь ещё кого-то с паучьими лапами, кто мог бы оказаться в коконе Шарли помимо самой Шарли? Вот то-то же.
        Но чёрт побери, я ожидал немного другого!
        Чего-то… побольше?
        Так, с этим мы разберёмся потом. Лишь бы была жива и здорова.
        Едва дыра в коконе оказалась достаточной, чтобы туда пролезть, как я сразу же воспользовался возможностью и бросился в сторону Шарлотты. Для неподготовленного человека, зрелище, пожалуй, было бы просто невероятным. К счастью, я относился к всесторонне развитым и культурно образованным личностям, которые хорошо знали, кто такие паукодевочки.
        Но даже так мне с трудом верилось, что прежняя, огромная Шарли могла превратиться в подобную кроху.
        На стене кокона, зацепившись левой рукой за одну из свисающих нитей, находилась… девочка. Просто спящая девочка. Лет двенадцати на вид, с длинными антрацитовыми волосами, ниспадающими и прикрывающими хрупкое тело. Её можно было бы принять за самого обыкновенного ребёнка, если бы не четыре пары тонких паучьих лап, расположившихся вместо обычных человеческих ног. В какой-то мере, от подобного зрелища даже становилось жутковато и неловко. Было бы куда привычнее, имейся у неё типичное для арахн паучье брюшко ниже пояса. Но нет. Никакого брюшка, просто девочка с паучьими лапами. И, судя по положению этих лап, две из них заканчивались острыми лезвиями, которые и проткнули тело снаружи.
        Одним махом оказавшись у девочки, я понял, что её сон далёк от спокойного. Дышала она тяжело, с хрипом. Сразу же активировав исцеление, я подхватил Шарли и приложил руку к груди, вливая в заклинание побольше силы. Девочка резко закашлялась, но после этого смогла вздохнуть глубже и ровнее. Похоже, в лёгкие попало много дыма, проникшего через паутину, но при поддержке магии они справились с проблемой.
        Во время кашля её голова дёрнулась и часть волос соскользнула в сторону, открывая лицо. Миловидное, кругленькое, с длинными пушистыми ресницами и густыми бровками… над которыми, кажется находились ещё две пары глаз, чьи веки уже не могли похвастаться ни бровями, ни ресницами. Веки человеческих глаз Шарли чуть подрагивали, заставляя едва заметно трепетать ресницы. Похоже, подсознательно она ещё была встревожена.
        Ничего, девочка моя, всё хорошо, я тут.
        Успокаивающе погладив её по голове, я хотел было отцепить её от кокона и вытащить наружу, но вспомнил о прижарившихся к телу «когтях». Выскочив из кокона, я не стал тратить время на поиски старого ножа, а создал новый - узкий и обоюдоострый, практически стилет, при помощи которого и начал высвобождать лапы.
        К счастью, оказалось, я настолько оперативно подавил пламя, что вторженец не успел особо прожариться и не тянул даже на «medium rare», так что мне не пришлось долго возиться. Лишившееся поддержки тело нелепо рухнуло на пол и замерло в гротескной позе.
        Вернувшись в кокон, я отцепил от нитей Шарлотту, которая начала выглядеть немного спокойнее, и вытащил её лапы из стенки. После чего сфера из паутины, словно лишившись последней поддержки, начала медленно оседать, подгоняя выбираться наружу.
        Покинув пострадавшее убежище паучихи, я, придерживая девочку, скинул с себя плащ и укутал Шарли в него. После чего направился в коридор. Снаружи комнаты, ожидаемо, никого не оказалось. Даже оставленный у стены Эрмит куда-то исчез. Видимо, унесли горничные.
        Спустившись в гостиную, я уложил Шарли на диван и устало опустил свою пятую точку на стоящий рядом журнальный столик, не обращая внимания на раскиданные всюду карты. После этого из меня словно выпустили все силы. Накатила жуткая усталость, задрожали руки и колени. Только сейчас до меня дошло, что со лба пот бежит ручьём и, проведя рукой по лицу, я обнаружил, что всё оно покрыто жирной копотью.
        Но когда я после этого снова взглянул на Шарли, то немного воспрял духом. Укутанная в плащ и уложенная на мягкий диван, она окончательно расслабилась и на её губах заиграла едва заметная, но довольная улыбка.
        - Мда… - усмехнулся я сам себе. - Собирался поутру стать папой? Вот, получи, распишись.
        Но всё таки, кто на меня напал? Зачем? И почему нацелился именно на кокон Шарлотты, знали о котором считанные единицы? Разве не проще было бы уничтожить особняк целиком, не оставляя никаких свидетелей? Ведь караульные, как я сейчас мог наблюдать, были вполне живы, но то ли спали как и Шарли, то ли просто лежали без сознания. Какой в этом был смысл? Всё происходящее начинало нехорошо пованивать и я зло выдохнул сквозь сжатые зубы.
        Ничего.
        Разберёмся.
        Никто не уйдёт обиженным.
        И попробовать разобраться кое с кем можно прямо сейчас.
        - Аллегри, твою мать! Как это понимать?! - заорал я в потолок, в запале позабыв о спящем ребёнке.
        Глава 20. Тараканья ламбада
        Сонное мычание, раздавшееся с дивана, заставило меня поумерить свой гнев и вернуть взгляд на Шарлотту. Паучиха, а теперь уже, если быть точным, паукодевочка, сонно приподняла веки и лениво моргала.
        - Шарли? - осторожно позвал я её и это словно повернуло в девочке какой-то переключатель.
        Широко распахнув глаза, она резким рывком села и повернула голову в мою сторону, после чего её мордашка прямо таки расцвела от счастья. Шарли попыталась соскочить с дивана, но забарахталась в обёрнутом вокруг неё плаще.
        - Погоди, я помо…
        Смешно нахмурив брови, Шарли одним движением разорвала помеху и прыгнула с дивана прямо на меня, едва не сбив со стола. После чего я оказался заключён в прямо таки железные объятия. Маленькая девочка с хваткой гидравлической клешни, обхватив меня руками и «ногами», довольно уткнулась в мою грудь лицом и издавала какие-то забавные счастливые звуки. А я, как бы ни пытался, не мог пошевелить и мускулом. Кошмар! Да она же сильнее Лони! Как это вообще возможно?
        - Шарли, раздавишь же! - взмолился я, ощутив угрозу своим рёбрам.
        Тиски тут же ослабли и девочка, немного отлипнув, виновато улыбнулась.
        - Ты же правда Шарли? - на всякий случай уточнил я, глядя на неё.
        Глупый был, конечно, вопрос. Кто ещё это мог быть, кроме неё? Разве можно было не узнать эти сияющие рубиновые глаза и умный взгляд?
        При ближайшем рассмотрении она, конечно, уже не столь походила на обычного человека. Две верхних пары глаз оказались полностью красными, похожими на драгоценные камушки, и явно паучьими. А вот широко распахнутые «человеческие» могли похвастаться сдвоенными радужками и двумя зрачками в каждом глазу. Итого, можно было сказать, что глаз у девочки на самом деле не шесть, а восемь. Столько же, сколько и у прежней Шарлотты.
        Услышав мой вопрос, она тут же активно закивала и, вдруг задумчиво замерев на миг, постукала себя кулачком по груди.
        - Ааа… Иии… - сосредоточенно выдала она и нахмурилась, после чего ткнула пальцем уже в меня. - Ооо… Ааа…
        Выдав это, она слегка растерялась и поникла, коснувшись рукой своей тонкой шеи.
        Увидев это, я понял, что нахожусь в страшной, ужасной опасности. Мне угрожала смертельная передозировка умиления!
        - Ты хотела сказать «Шарли» и «Нотан», да? - спросил я, на что тут же получил энергичный кивок.
        Девочка показала пальцем на рот, потом на шею, после чего загрустила.
        - Ооо… Ооо… Иии… - она попыталась что-то до меня донести и печально помотала головой.
        Пытаясь понять, о чём хотела сказать Шарли, я задумался на несколько секунд и, когда таки догадался о смысле, весело фыркнул и прижал паукодевочку к себе.
        - Ты что же, думала, сможешь сразу уметь говорить? - рассмеялся я и потрепал её по макушке. - Увы, но этому придётся учиться. Дай немного разобраться с этим бардаком и я тебе помогу. Кстати говоря, - воспоминания о произошедшем вернули мне серьёзный настрой. - Ты в порядке? Этот урод, наверное, тебя напугал?
        Удивлённо взглянув на меня, Шарли уверенно помотала головой и, немного отодвинувшись от меня, согнула правую руку и левой похлопала по бицепсу.
        «Шарли сильная».
        С этим заявлением поспорить было трудно, мои рёбра служили тому свидетелями. Кроме того, она ведь успела проткнуть нападавшего лезвиями на лапах. Вот только, почему я нашёл её спящей? Ничего не понимаю… Эй, Аллегри, да хоть раз объясни нормально, что происходит!!!
        Завибрировал браслет, но взглянуть на его содержимое я не успел. На улице раздались голоса и спустя секунду за моей спиной открылась входная дверь, впуская внутрь горничных и Эрмита.
        - Владыка! - хором воскликнули девушки, увидев, что я сижу на журнальном столике и подбежали ко мне. - Мы…
        - О, Богиня, кто это? - ахнула Латика, сжимавшая в руках посох.
        Я думал, они куда-то припрятали Эрмита, но, оказывается, просто взяли с собой.
        - Какая милая! - пискнула Эсми, но тут же пустила в голос серьёзные нотки. - Но позвольте узнать, господин, что у вас в руках делает голая…
        Повисло молчание. Насколько я мог догадываться по направлению их взглядов, они наконец заметили паучьи лапы.
        - А ты тут время даром не терял-кве, - один лишь Эрмит сохранил присутствие духа, махнув страницей. - Я так понимаю, это Шарлотта-кве? Как любопытно-кве!
        Пингвин не звучал особо удивлённым. Похоже, как магистр и исследователь, он смотрел на многие вещи иначе.
        - Это госпожа Шарли? - переспросила Эсми, неуверенно приближаясь и разглядывая девочку. - Невероятно…
        - Я сам удивлён, но да, это Шарлотта, - подтвердил я и Шарли, улыбнувшись горничным, приветливо помахала им рукой.
        - Прелеееесть, - восхищённо протянула Эсми и неожиданно потыкала Шарлотту в щёчку. - Прямо настоящая девочка!
        - Аа! - гордо кивнула та самая девочка и, уперев руки в боки, с довольной мордахой посмотрела на горничных.
        Вот только из-за столь активных телодвижений её длинные волосы соскользнули ближе к рукам и мне пришлось срочно отвернуться.
        - Эсми, Латика, ей бы одежду какую-нибудь придумать, - кашлянул я. - Хотя бы на первое время, пока не купим нормальную.
        - Будет исполнено! - хором ответили служанки.
        - Госпожа Шарли, пройдёмте с нами, - улыбнулась ей Латика. - Скоро тут будет очень много людей и вам нужно выглядеть достойно.
        Пару раз посмотрев то на меня, то на горничных, Шарлотта понятливо кивнула и спрыгнула с моих коленей на пол, подойдя к девушкам. Латика, прислонив Эрмита к дивану, наклонилась к Шарли и поправила ей волосы. А я, глядя на посох, после сегодняшнего невольно задумался, насколько было безопасно горничным забирать артефакт с собой на улицу? Да, знаю, я сам постоянно отправлял Эрмита домой в их компании, но… Чёрт, из-за этих событий я уже не думал, что хоть где-то в городе есть абсолютно безопасное место. Нужно будет обсудить с ними этот вопрос.
        - Кстати говоря, что с крышей? - спохватился я, вспомнив первоначальное поручение.
        Кивнув напарнице, эали отправила её с Шарлоттой придумывать гардероб, а сама повернулась ко мне. Только сейчас я заметил, что девушка придерживает на поясе ножны с коротким мечом.
        - Мы всё внимательно осмотрели, но ничего опасного не обнаружили, господин Нотан, - сообщила она. - Горели только упавшие вниз ставни и начинали заниматься садовые растения. Мы не стали вас беспокоить и просто потушили их при помощи мастера Эрмита.
        - Для подобных случаев я с вами и попросился-кве! - махнул страницей талмуд.
        Вот значит как, инициативу проявил сам пингвин. Но обговорить произошедшее всё равно надо, чтобы решить как всем действовать в подобных ситуациях в будущем. Что-то подсказывало мне - это нападение далеко не последнее в моей карьере Владыки.
        - Однако есть другая проблема, - продолжила эали, - пожар успели заметить и к особняку начали стягиваться зеваки. Мы, как могли, успокоили случайных свидетелей, но можно не сомневаться, что скоро на ближайших улицах будет половина города.
        - Ну, это не так уж страшно, - вздохнул я. - Уверен, Аксилан приведёт с собой отряд-другой стражи, которая тут всё оцепит. К тому же…
        На улице раздался топот ездового ящера и злое фырканье животины, недовольной, что её гнали во весь опор. Что ж, вот и первый гость прибыл. Интересно, кто это будет?
        Долго ждать ответа не пришлось. Фырканье быстро сменилось звуками поспешных шагов по ступеням крыльца и спустя ещё пару секунд в особняк ворвалась Лион.
        - Владыка! - воскликнула она прямо на пороге, едва завидев меня. - Что у вас произошло? Ваш посыльный толком ничего не объяснил и…
        Тёмная эльфийка увидела лежащего у порога гоблина и мгновенно начала шептать заклинание, опускаясь возле него на колено и протягивая руку к голове.
        - На особняк напал какой-то придурок, - кратко пояснил я. - Пытался спалить кокон вместе с Шарли.
        - Полагаю, теперь вы хотите его воскресить для допроса? - понимающе спросила чародейка.
        - Ты даже не допускаешь мысли, что он выжил? - весело фыркнул я. - Но ты права, его нужно воскресить. Хотя не уверен, что его мозг уцелел в достаточной степени. Он сильно обгорел.
        На самом деле, мне было не так уж важно, воскресят ли вторженца, поднимут ли нежитью, или от него останется одна лишь голова. Меня устраивал любой вариант, при условии, что эта падаль сможет внятно говорить. Но, памятуя о различных сложностях с нежитью, воскрешение виделось наиболее надёжным вариантом. Живой хотя бы боится боли и пыток.
        - Сделаю всё, что смогу, мой Владыка, - кивнула Лион в ответ и выпрямилась.
        Гоблин у её ног закряхтел и начал ворочаться, приходя в сознание. Выглядел бедолага словно после тяжёлого похмелья.
        - Заклинание забытья, - пояснила Лионеллиан, направившись к следующему пострадавшему. - Довольно сильное, но вреда для здоровья никакого. Вот только адептов магии разума можно по пальцам пересчитать, это направление магии мало кому даётся.
        Глядя на то, как вяло приходят в себя караульные, я мог сделать лишь один вывод - по ним заклинание ударило куда сильнее, чем по Шарли. Но чтобы магия огня и разума у одного человека? Такое вообще возможно? Хотя, почему нет? Никто никогда не говорил о том, что это невозможно. Если так разобраться, Лионеллиан - весьма яркий пример разностороннего магического арсенала.
        - Магия огня и магия разума. Много ли магов с таким сочетанием ты знаешь? - спросил я Лион.
        - Ни одного, - покачала она головой, задумавшись на пару секунд. По крайней мере среди тех, кто выпустился, пока я была магистром.
        - Тогда как он… - пробормотал я, задумавшись.
        - Артефакты, полагаю, - ответила Лион на мой полувысказанный вопрос и хмуро глянула в мою сторону. - И если так, это не лучшие новости, мой Владыка.
        - Поясни.
        - Артефакты дороги и производятся только Университарием, Владыка, - напомнила об очевидном факте эльфийка. - А значит, на вас напал либо тот, кто может себе позволить их купить, либо…
        - Сам Университарий, - зло закончил я мысль за чародейку. - Какие прекрасные варианты, один другого краше. Лион, он должен заговорить. Сделай всё, что сможешь.
        - Разумеется, мой Владыка.
        - Эй, обормоты! - крикнул я кряхтящим на полу гоблинам. - Живо взяли себя в руки и наверх! Там в открытой комнате лежит обгоревший труп. Принесёте его сюда и положите где скажет магистр Лион. А потом я желаю услышать как именно вас, олухов, застали врасплох.

* * *
        Особняк постепенно заполнялся людьми.
        Пока оклемавшиеся караульные тащили вниз тело вторженца, примчался Горт со всеми свободными лоботрясами и пришёл в дикий ужас от произошедшего. По глазам видел, старик был готов придушить каждого, кто допустил случившееся, так что мне пришлось урезонить шамана и пояснить, что сначала надо разобраться в инциденте.
        Услышав про артефакты, Горт приказал своим землю носом рыть, но обыскать всю округу, начиная с комнат, и тащить всё подозрительное. И это быстро принесло плоды. Первая улика нашлась прямо под столом. Подлая вещица притаилась за ножкой и сходу не попадалась на глаза. «Взор Мудреца» сразу же сообщил, что гоблины нашли однозвёздочный артефакт «Облако забытья». И Лион подтвердила, что его совершенно точно произвели в Университарии.
        Когда вниз спустили тело, то его внимательно осмотрели, но ничего не нашли. Однако я предположил, что артефакты могли находиться в карманах и, так как одежда почти полностью сгорела, они остались где-то в комнате, под слоем камня. Пока Лион возилась с подготовкой ритуала воскрешения, я убрал с пола кабинета песок и гоблины довольно быстро отыскали искомое в слое пепла.
        Кольцо «Освободитель разума», напоминающий веретено «Маяк одурманивания» и амулет «Незамутнённая мысль» с оплавившейся и разорванной цепочкой. Все три артефакта предназначались либо для защиты, либо для противодействия магии разума, а амулет так и вовсе был двухзвёздочным. Кроме того, в комнате нашлось ещё одно «Облако забытья». Видимо, из-за него Шарли и уснула. Пока Лионеллиан была занята ритуалом, я не мог её спросить о находках, но тут и дураку было ясно - нападавший был снаряжен щедро. Вопрос был только в том, чей кошелёк оплачивал банкет.
        Сидя в столовой, я мрачно прихлёбывал чай и таращился на горсть побрякушек, лежащих на столе. Кто-то очень крупно вложился в нападение. Но почему именно на кокон Шарли? Если бы… Стоп, точно, мне же что-то написала Аллегри!
        Вспомнив про так и не прочтённое послание, я поставил кружку на стол и коснулся браслета, открывая сообщение. И, пока я его читал, моя рука, потянувшаяся обратно за чаем, замерла посреди пути.
        Прежде чем ты снова начнёшь необоснованно обвинять свою любимую Богиню и соратницу во всех бедах и грехах, хочу заявить - ситуация была под полным контролем! ?????
        Я бы, может быть, даже рассказала о том, почему не позволила тебе предотвратить нападение на корню… Но достоин ли ты помощи после того, как накричал на ту, кому пообещал пройти её рут? (??) Хммм. Пожалуй, нет. Точно не сейчас. Может быть, через недельку? ?_? Когда ты уже сам восстановишь картину событий и смиренно попросишь у меня прощения, осознав всю мудрость и величие моего замысла? (???)
        Скажу только, что своим решением я создала для тебя невероятно выгодную перспективу и прекрасную возможность! И когда ты это осознаешь, то согласишься, что это стоило небольшого пожарчика. (^?^) Что до твоей питомицы, то даже если забыть про Лион и её магию жизни, ей всё равно ничего не угрожало. Впрочем, можешь не верить. (???) Так будет даже лучше. Я хотя бы понаблюдаю как изменится твоё лицо, когда она научится говорить и расскажет, что произошло на самом деле! Неплохая компенсация за твоё недоверие. (???) Кстати, она невероятная милашка! ?¦?¦? Поздравляю!
        P.S.
        Твоего поджигателя я не перевоспитывала. Развлекайся с ним сам. Мооожет быыыыыыть, через недеееельку, если кое кто хорошенько извиниииится… (???)
        P.P.S.
        Кстати, он сжёг футболку с моим ликом. ??? Вопиющее святотатство! Прими меры! ???
        P.P.P.S.
        …Ладно, так уж и быть, дам одну подсказку для твоего расследования - загляни под ноги. (???)
        Сначала я действительно глянул под ноги в машинальном порыве и лишь потом вспомнил, что сообщение пришло минут эдак двадцать назад. Получается, она хотела указать на «Облако забытья»? Но всё таки, что-то я по-прежнему ни черта не понимаю после этого сообщения. Она знала о нападении, но промолчала умышленно? Ради чего?
        Честно, я бы хотел поверить в её слова, что Шарли ничего не угрожало. Вот только я был там лично, стоял посреди этой убийственной огненной бури. И, не будь на мне мантии тьмы, смог бы я сделать хоть что-то? Что стало бы с Шарлоттой, если бы мне пришлось отступить?
        Нет, Антоха, будь честным, ты бы не отступил. Просто перестал бы действовать аккуратно. Если…
        - Владычество! - раздалось от входа, выдёргивая меня из размышлений.
        - Зятёк, ты как?!
        Мигом допив остатки чая в кружке, я смахнул артефакты в карман и пошёл встречать Лони с Ореном.
        Практически сразу за ними прибыл Аксилан со стражниками, а после - Лаэнвель. И я смутно подозревал, что на этом список может не закончиться. Похоже, что приказ «Всех!» гоблины восприняли слишком буквально. И, так как каждому приходилось кратко пересказывать события этого вечера, я начал в тайне надеяться, что гоблинам не придёт в голову тащить сюда ещё половину городской управы.
        После этого жизнь в доме закипела что тот чайник. Командир стражи отправил большую часть своих людей на улицу, дабы оцепить район и опросить зевак, после чего отправился вместе с Лаэнвелем и кем-то вроде местного следователя наверх, дабы осмотреть комнату. Кроме того, их явно заинтересовал труп, но тот по понятным причинам пока что был занят.
        - Господин Нотан, мы закончили! - голос Латики отвлёк меня от беседы с Лони и Ореном.
        Глянув в сторону комнаты горничных, я увидел как вместе с ними выходит приодетая и ставшая ещё более милой Шарли. За каких-то полчаса Эсми с Латикой полностью привели её в порядок. Облагородили волосы, подрезав чёлку и собрав остальное белыми лентами в два аккуратных хвостика. А в качестве одежды вообще умудрились из ничего состряпать простенькое синее платье с поясом, перевязанным на спине бантом. Интересно, это была штора или скатерть?
        - Нотан, а кто это? - сразу полюбопытствовала Лони, вытягивая шею. - Ворласковы потроха, паучьи ноги?!
        Платье опускалось лишь до трети своеобразных конечностей Шарлотты, так что не заметить их было бы трудно.
        - Зятёк, что у тебя тут творится?! - нервно встопорщил бороду Орен.
        - Вы уже с ней знакомы, но позвольте представить ещё раз, - ухмыльнулся я. - Шарлотта, самая милая паукодевочка в мире!
        - Чего?! - хором ахнули гномы.
        Шарли, увидев нас, радостно подпрыгнула и одним махом оказалась возле меня, до жути перепугав крутившихся поблизости гоблинов и стражников. Да и Орена, кажется, тоже.
        - Ооии! - поприветствовала она Лони и гордо похлопала себя ладошкой по груди. - Ааии!
        Увидев растерянные глаза глаза гномки, я прыснул со смеху и «перевёл» в меру своего понимания:
        - Она рада тебя видеть. И хвастается своим новым обликом.
        - Ммм! - тут же закивала Шарли и, видимо для верности, ткнула в себя большим пальцем и повторила - Ааии!
        - Чтоб меня дракон сожрал… - схватился за бороду Орен.
        - Да ладно… - неверяще буркнула рыжая и нерешительно подалась вперёд, словно хотела потрогать Шарлотту.
        Та, словно не замечая растерянности боевой подруги, тут же схватила её руку своими ладошками и начала радостно трясти.
        - Владыка, ваше коварство просто невероятно! - раздался за моей спиной жалобный голос Лионеллиан. - Как можно демонстрировать эволюцию Шарлотты, когда я занята ритуалом и не могу оторваться?! Это ужасно! Настоящее злодейство! Я чуть не сорвала заклинание!
        - Прости, прости, - рассмеялся я и отошёл чуть в сторону, чтобы всех видеть. - Получается, ты закончила и эта сволочь скоро оклемается?
        - Да, Владыка, - кивнула тёмная и издевательски ухмыльнулась. - Правда, я не стала до конца залечивать его ожоги и волдыри. Небольшая стимуляция болью сделает его куда сговорчивее.
        Собеседники согласно закивали, а Шарли зачем-то подняла передние лапки и осмотрела свои клинки, словно проверяя их остроту. Собралась ими пытать?
        Раздавшийся из угла комнаты стон переключил наше внимание и старина Тук, которому, как самому умному и ответственному среди братии, поручили следить за пробуждением бывшего мертвеца и пресекать любые попытки колдовства, крикнул:
        - Владыка, он очнулся!
        - Принесите мне стул! - махнул я рукой в сторону столовой, а сам направился к поджигателю.
        Выглядел он ожидаемо плохо, пострадав от собственного пламени и покрывшись по всему телу жутковатыми ожогами. Только сейчас я разглядел, что это эали. Вот только от хвоста осталось почерневшее воспоминание, а ушей он и вовсе лишился. На их месте из головы торчали обгорелые пеньки. О том, что творилось под тряпкой, которую гоблины накинули на срамное место, я даже не хотел задумываться. Не переборщила ли Лион со своим «не до конца»? Мне бы хотелось, чтоб он мог говорить, а не безостановочно выть от боли. Даже лицо - и то оплыло от волдырей.
        Кстати говоря, чем-то мне форма его хари кажется знакомой…
        Открыв глаза, поджигатель столкнулся с моим пристальным взглядом и немедленно заорал. Не от ярости и не от боли. В его вопле чувствовался непередаваемый ужас, абсолютное отчаяние и страх близкой смерти. Эали дёрнулся в сторону, пытаясь убраться подальше от меня, но тут же уткнулся в стену и, отчаянно вопя, принялся царапать её пальцами, словно надеялся таким способом добыть себе путь к свободе. Так, а ну не порть мне драпировку, псина сутулая!
        Я хотел было приголубить спятившего от страха поджигателя молнией, но гоблины меня опередили, потыкав его в бока электрокопьями. Попавшие под удары волдыри лопнули и по телу эали потекла вонючая жижа, а сам он упал на пол, прикрывая руками пострадавшие места и болезненно подвывая.
        Мда. Может, надо было сначала в тюрьму его отвезти, а потом уже допрашивать? Паркет же запачкает, а девчонкам потом эту вонь отмывать. И без того он мне дом попортил.
        Поняв, что деваться ему некуда, он вновь повернулся ко мне и замер словно кролик, оказавшийся перед змеёй. Зрачки в широко распахнутых глазах превратились в крохотные точки, а дышал он так часто, что я всерьёз забеспокоился, что он сейчас свалится в обморок от гипервентиляции лёгких.
        - Ч… Ч… Ч… - приоткрыв рот, он попытался что-то произнести, но постоянно заикался из-за прерывистого дыхания.
        Повернув спинкой вперёд принесённый мне стул, я уселся и принялся наблюдать за потугами поджигателя.
        - Ч… Ч… ЧУДОВИЩА! - неожиданно завопил он и задёргал ногами, пытаясь уползти, но получил очередную порцию тычков. - М-МОНСТРЫ! ЛОГОВО! НЕ ДАМ ПОЖРАТЬ МОЙ РАЗУМ! НЕ ДАМ!
        Он провопил что-то ещё, заходясь в истерике, а потом гипоксия и стресс сделали своё дело, отправив эали в беспамятство.
        Я же, глядя на всё это, молча барабанил пальцами по спинке стула. Как же я был наивен, полагая, что допрос поможет быстро получить ответы на все вопросы! Это сработало бы со здоровым человеком, но у этого парня… Похоже, у него вместо мозга жили отборные тараканы и они все вместе танцевали ламбаду.
        Глава 21. Первый кусочек мозаики
        Поджигатель, закатив глаза и пуская слюну на паркет, тихо и мирно лежал на полу, не подавая признаков сознания. Мда. Вот, значит, что Аллегри подразумевала, когда сказала: «Развлекайся»? Осознал, оценил, спасибо!
        - Лион, ты можешь с этим что-то сделать? - я взглянул на эльфийку с затаённой надеждой.
        - Увы, Владыка, душевные болезни - не мой профиль, - вздохнула чародейка, помотав головой. - Может, в вашем арсенале есть магия разума? Она его, конечно, не излечит, но заставит рассказать то, что требуется.
        На этот раз мотать головой пришлось мне:
        - Вот уж чего пока нет, того нет, - ответил я и невольно погрузился в размышления.
        Может, отложить пока изучение «Каменной кожи»? Защита, безусловно, важна. Лучший Владыка - это живой, целый и невредимый Владыка. Даже если вспомнить сегодняшний пожар, то с «Каменной кожей» его тушение вообще не стало бы представлять хоть какое-то неудобство. Но и манипуляции над разумом могли бы стать хорошим подспорьем в ситуациях типа текущей, когда собеседник никак не хочет идти на конструктивный диалог, а божественная перевоспитательница отказывает в помощи. И вообще, в хозяйстве вещь полезная. Какой человек хотя бы раз в жизни не хотел стать кем-то, кто способен сказать: «Это не те дроиды, что вы ищете», и обдурить имперских штурмовиков?
        Как ни крути, а этот вариант следовало серьёзно обдумать и, быстро проверив очки Веры на браслете, я увидел, что нужно количество пока не набралось и время на выбор имелось. Так что, для начала, стоит узнать у Лион всё, что она знает о данном разделе магии, когда станет потише. Сильно сомневаюсь, что у неё есть постоянный эффект, уж больно жирно бы это было.
        - А может, ему Матильдой по башке врезать в лечебных целях? - задумчиво спросила Лони. - Я захватила, у порога стоит.
        Эй-эй-эй, рыжая, он тебе что - старый ламповый телевизор?! Да даже телевизор не выдержал бы такого удара! В конце концов, настройка ударом - это тонкий и аккуратный процесс, требующий дозированного и точного применения силы.
        - Боюсь, удар шестопёром сделает всё только хуже-кве, - помахал страницей Эрмит, словно вторя моим мыслям.
        Крутя головой по сторонам, я случайно глянул на стоящую в толпе Шарли и невольно вздрогнул. Паукодевочка, задумчиво приложив палец к подбородку, смотрела на поджигателя с неописуемо голодным видом и чуть ли не истекала слюной. Этого ещё не хватало!
        - Шарли, фу! - шикнул я на неё. - Пленные тебе не еда! Тем более такие убогие.
        Шарлотта, глянув на меня, понятливо кивнула, но я успел заметить в её взгляде тень разочарования. Она всерьёз надеялась, что я дам ей его слопать?..
        - Владыка, предлагаю отвезти его в тюрьму, - выдвинул предложение Аксилан. - Иногда холодные застенки и окатывание ледяной водой помогают не хуже душеправа. Посидит денёк-другой в кандалах, подумает о своём поведении.
        Я оглянулся на эали и разочарованно цыкнул. Преступник был у нас в руках, вот только толку с него пока было лишь чуть больше, чем нисколько.
        - А если он надумает там всё спалить, когда очнётся? - засомневался я. - Даже если вокруг лишь камень и железо, он всё ещё может попробовать ранить тюремщиков. Или сжечь себя.
        - Хм, будь у нас обычная ситуация, он мог бы и правда доставить хлопот, - отчасти согласился командир стражи. - В Лаграше нет специальных карцеров для магов, какие имеются в крупных городах. Но при поддержке магистра Лион мы можем немного схитрить. Магистр, - теперь он обращался уже к чародейке, - если мы отрежем ему язык, вы ведь сможете его восстановить в день допроса?
        Я мысленно вздрогнул. Хорошо, что Лион не жила тут, когда я впервые появился в городе! А то захотели бы и мне язык оттяпать. Хотя, маловероятно. У меня ведь невербальная магия. Впрочем, я не мог не отрицать, что предложенный командиром план был крайне эффективным, когда речь шла об обычном тельварском маге. Когда ты не можешь пробормотать заклинания, то грош цена всей твоей силе.
        Чёрт, интересно, а если бы Горт тогда не поручился, что я буду вежлив и культурен, а меня не попросил довериться ему и не гневаться, как они собирались меня сдерживать? Да даже того же Горта, захоти они упрятать его за решётку, не имея в городе мага-целителя? Захолустье, что ещё тут можно сказать.
        Хотя. Хм. Арбалеты. Что-что, а лукам и арбалетам я на тот момент не смог бы ничего противопоставить. Разве что бросок кубика на успешное уворачивание от стрел. Интересно, мог бы я в таком случае считаться героем данмаку?
        - Разумеется, мастер Аксилан, - усмехнулась тёмная. - И я всецело поддерживаю эту идею. Иногда ею пользуются и в крупных городах, так как это куда надёжнее застенка из радаста.
        - Так, только резать будете на улице, - сразу предупредил я. - Мне ещё его крови на полу не хватало.
        - Разумеется, Владыка, - кивнул Аксилан и махнул рукой своим парням. - Так, тащите его во двор! Ларг, ты готовь тюремную повозку.
        Один из стражников сразу метнулся за дверь, а остальные окружили бессознательное тело и, брезгливо морщась, подняли его над полом, дабы вынести на улицу. Лион, кивнув мне, отправилась следом за ними. Своих гоблинов, кто был в особняке, Горт тоже погнал наружу, чтобы не толпились и помогали товарищам в осмотре окрестностей. Все клумбы в саду перетопчут наверное, эх.
        - С вашего позволения, мы вас оставим, Владыка, - Аксилан подошёл ко мне в компании Лаэнвеля. - Мне нужно проследить за перевозкой преступника, а после мы с господином мэром хотим обсудить случившееся. Я оставлю стражников у вашего особняка, чтобы никто больше не побеспокоил.
        - За стражников спасибо, охрана дому не повредит, - кивнул я. - Но ночевать сегодня я буду за городом, в своём замке. Нет настроения оставаться тут после такого.
        - Утром я отправлю сюда мастеровых, Владыка, - пообещал Лаэнвель. - Всё починят в кратчайшие сроки.
        - Спасибо, старина.
        Постепенно гостиная опустела и в доме стало заметно тише. И вместе с тишиной на меня накатила усталость. Плюхнувшись на диван, я запрокинул голову на спинку и закрыл глаза, пытаясь очистить голову от назойливого гула, оставшегося после всеобщего бубнежа.
        Возможность. Возможность… «Возможность». Это слово из сообщения Аллегри никак не уходило из мыслей. Какую выгоду она увидела в том, что дала этой псине напасть на Шарли и спалить мой кабинет? Стоп, а что, если в этом вопросе уже заложена часть ответа? Сам факт нападения для меня выгоден? Чем же? Если…
        - Нотан, ты в порядке? - я почувствовал, как кто-то сел рядом со мной на диван и, открыв глаза, я увидел немного обеспокоенное лицо Лони.
        - Просто устал, - вздохнул я и потёр лицо руками. - Сейчас сделаю тут одно дело и отправимся в замок. Останешься с дедом на ужин? Кстати, старче, тебя тоже касается, - пригласил я Горта, что-то тихо обсуждавшего с Эрмитом в сторонке.
        - Почту за честь, Вла… - благодарный ответ шамана прервал резкий и короткий, болезненный вопль с улицы. - Кхм. Почту за честь, Владыка, - закончил он.
        - Прекрасно. Все согласны поужинать? - я обвёл взглядом нашу небольшую компанию, получая подтверждения.
        И самым искренним из них оказалось голодное урчание, раздавшееся из живота Шарлотты.
        …Мда. Похоже, её желание сожрать ту псину было вполне настоящим.
        Лёгкие смешки, раздавшиеся со всех сторон, слегка разрядили атмосферу. А сама Шарли в невероятном удивлении смотрела вниз, в сторону своего живота.
        - Ничего, скоро поедим, - рассмеялся я и, встав с дивана, потрепал девочку по макушке. - Эсми, Латика, в замке ещё достаточно продуктов, так что берите с собой только самое необходимое для ночёвки. Шарли, пойдём со мной наверх, нужна твоя помощь в одном деле.
        Услышав это, паукодевочка радостно подпрыгнула и с довольной мордахой вцепилась в мой рукав. Служанки отправились собирать вещи, а вот мне и Шарли пришлось задержаться - после экзекуции вернулась Лионеллиан и я поставил её перед фактом того, что она сейчас едет в замок на ужин.
        Откровенно говоря, у меня самого аппетита не было, а настроения на «семейные» посиделки и подавно. Но именно поэтому я и затеял всё это, чтобы хорошая компания и вкусная еда не дали мне провести остаток вечера в хандре и переливании мыслей из пустого в порожнее. Я мог сейчас строить какие угодно теории, но пока я не получу признание от поджигателя…
        Стоп. Стоять. Что там Аллегри говорила? Сжёг футболку с её ликом? Футболка. Эали. Приезжий?
        Крутанувшись, шестерёнки мыслительного процесса, ломая мешающиеся зубцы, с хрустом встали в нужную позицию и я понял, кого же мне напоминала эта заплывшая волдырями рожа. Жестом попросив Шарли меня подождать, я пулей слетел с лестницы, посреди которой меня настигло озарение, и выскочил на крыльцо.
        К счастью, Аксилан с Лаэнвелем ещё не отбыли, наблюдая, как стражники ободряющими пинками загоняют в тюремную телегу очнувшегося Шарука. То, что это был именно он, теперь не вызывало у меня никаких сомнений.
        - Владыка, что-то случилось? - спросил Лаэнвель, заметив моё появление.
        Поманив мэра с командиром к себе, я понизил голос, чтобы не услышал пленный.
        - Значит так, я понял, кто это. Зовут его Шарук, то ли портной, то ли сын портного. По крайней мере, под такой легендой он приехал в город. Я уверен, что это именно он. Выверните всё, что с ним связано. Он в Лаграше уже несколько дней. Узнайте обо всём, что он тут делал в это время, с кем общался, что говорил. Обыщите его комнату на постоялом дворе. Нужно собрать любые зацепки.
        - Сделаем, Владыка! - стукнул по груди повеселевший Аксилан. - Всё становится намного легче, когда знаешь, в какую сторону копать.
        - Вот и отлично, - ухмыльнулся я. - Держите в курсе.
        Вернувшись в особняк, я пересказал всё спутникам и после этого наконец поднялся на второй этаж вместе с Шарли. Единственное, что уцелело на стенах кабинета, это два кристальных светильника, не поддавшихся огню. И я только сейчас, когда уже успокоился и остыл, смог осознать насколько жутко выглядит пожарище в их мистическом свете.
        Пройдя к столу, который, как я и надеялся - а после и увидел во время вызволения Шарлотты, оказался под защитой кокона, я кивнул в его сторону и спросил:
        - Шарли, девочка моя, у тебя же очень острые лезвия на лапках? Можешь вскрыть свою паутину? Сам я долго буду возиться.
        Уверенно кивнув, девочка прошла вперёд меня и из под подола платья показались опасно блестевшие в отсветах лезвия. Момент, когда она ими взмахнула, я попросту не увидел. Глаз уловил лишь небольшое подёргивание лап, после которого лезвия вновь спрятались под платьем, а Шарли, повернувшись ко мне, хмыкнула с гордой улыбкой.
        Со стороны ящиков в коконе теперь зияла огромная дырень. Осторожно отодвинув в сторону кучу головешек, бывших некогда удобным креслом, я вытащил ящики из стола и облегчённо выдохнул. Самое важное, мои записи, не пострадали. Покидав в ящик с рукописями всякую другую мелочёвку, менее важную, но всё таки нужную, я отправил ящик в Хранилище.
        Когда мы спустились вниз, горничные уже были наготове, держа в руках свёртки. Надо полагать, с одеждой и постельными принадлежностями. Горта в комнате не оказалось, но мне сразу сообщили, что шаман пошёл созывать своих обормотов, чтобы те готовили ящеров. Подхватив Эрмита, я отправил его на время поездки в Хранилище, после чего мы все гурьбой высыпали на улицу.
        Через пару минут приготовления оказались закончены и мы были готовы отправляться. Так как практически все ящеры оказались заняты нами, гоблинам оставалось лишь грустно шлёпать до места установки замка пешком. И, стоило сказать, что обормоты оказались единственными пешеходами в нашей группе. На этот раз Шарли бежать рядом с ящерами не захотела и с радостным «Ааа!» запрыгнула мне на спину, переквалифицировав из Владык в панды.
        Минут пять мы ехали в молчании, но после свежий воздух, ночное небо и городские огни сделали своё дело и постепенно мы начали болтать о всякой ерунде. Я какое-то время ещё крутил в голове мысли о нападении и мотивах Шарука, но в конце концов твёрдо решил выкинуть их из головы до тех пор, пока Лаэнвель с Аксиланом не притащат какие-нибудь новые зацепки. И искренне надеялся, что узнаю первые результаты уже завтра.
        Глава 22. Почётный клиент
        Сидя за столом, на котором уже красовались тарелки и столовые приборы, я с любопытством наблюдал за Шарли, сидящей по правой стороне от меня. Девочка, зажав в руках нож с вилкой, буквально прилипла взглядом ко входу на кухню, ожидая, когда горничные и Лони с Лионеллиан, отправившиеся на подмогу, закончат с приготовлением ужина. Поначалу туда отправилась и Шарли, но была быстро выставлена с территории из-за покушения на продукты. И теперь ей оставалось лишь терпеливо ждать.
        Голод. Бесконечный, невообразимый голод читался в её глазах. Он распространялся вокруг густыми волнами, словно рядом сидела не милая паукодевочка, а бездонная и ненасытная чёрная дыра, чей смысл существования заключался лишь в бесконечном поглощении всего, что попадёт в её горизонт событий. Свет, тьма, материя и антиматерия, материальное и магическое, время и пространство, прошлое и будущее - всё могло быть поглощено этим обретшим форму и материализовавшимся воплощением голода.
        - Ееаа! - начало подпрыгивать на стуле воплощение голода и радостно заблестело глазами.
        Столь бурную реакцию у девочки вызвали блюда, которые начали выносить из кухни.
        - Госпожа Шарли, юной девушке вашего положения не пристало так вести себя за столом, - тут же отчитала её Латика. - Это кидает тень на репутацию господина Нотана.
        - Брось, у нас же просто домашние посиделки, - я попытался остановить горничную, но она оказалась просто неумолима.
        - Безусловно, господин Нотан, однако, будучи вашей постоянной спутницей, ей всё равно следует изучить правила этикета, чтобы случайно не поставить вас в неудобное положение, - возразила она, выставляя на стол салаты. - Мы с Эсми завтра же начнём обучать её основам.
        Шарли слушала это с задумчивым видом, слегка склонив голову набок, после чего отложила столовые приборы в сторону и соскочила со стула. Всеобщее внимание оказалось приковано к паукодевочке, так как никто не понимал, что она задумала. А Шарлотта, состряпав серьёзную мордаху, отошла чуть в сторону и, взявшись за подол платья руками, приподняла его и попыталась сделать реверанс. Видел ли прежде хоть кто-нибудь паука, делающего реверанс? У меня имелись серьёзные основания полагать, что мы оказались первыми.
        Зрелище оказалось настолько необычным и потешным, что никто, включая только что бывшую строгой Латику, не смог удержаться от добродушного смеха. Впрочем, Шарли поняла это по своему и, скрестив руки на груди, возмущённо отвернулась. Из-за чего Латика сразу отправилась к ней, дабы пояснить что она неправильно всех поняла и заодно, кажется, сразу начала втолковывать какие-то неочевидные для меня нюансы поклона.
        И где, спрашивается, успела подглядеть? На светские мероприятия я её маленькой обычно не брал, а большой уж тем более. Тем не менее, это был стопроцентный реверанс. Похоже, Шарли осведомлена о культуре двуногих куда лучше, чем мне казалось.
        Пока Латика проводила незапланированный и спонтанный урок этикета, на стол водрузили оставшиеся блюда и Эсми начала сноровисто накладывать порции на тарелки. Лони не сразу пошла на своё место, заговорив о чём-то с дедом, и этим моментом воспользовалась тёмная эльфийка, наклонившись на пару секунд к моему уху:
        - Надеюсь, вы не забыли об обещании научить меня рецепту борща? - шепнула она и, как ни в чём не бывало, отправилась на своё место, где завязала непринуждённую беседу с Гортом и Эрмитом.
        Вот ведь, блин! А ведь и правда забыл. Хотя, в своё оправдание могу заявить, что было не до того. Но довольно интересно, как Лион будет пытаться воссоздать земное блюдо? В конце концов, важен ведь не только вкус, но и внешний вид. Допустим, к мясу точно вопросов нет, вон, прямо сейчас передо мной лежит приличный такой кусок. Ну и пусть, что фиолетовый, дело уже привычное. Если надо, в Тельваре есть и более привычные виды мяса.
        Капуста? Местный аналог её наструган вон в тот салатик. По вкусу вообще не отличается от земной, только видом и, кхм, особенностями сбора урожая. Тельварская капуста яростно-красная, словно молодой перчик чили, и полая внутри. Если срезать кочан неправильно, он взрывался прямо в лицо фермеру, забрызгивая едким соком и окутывая неприятно пахнущим газом из полости. Казалось бы, с такими особенностями он должен быть явно несъедобным, однако местные нашли способ избавляться как от сока, так и от газа. Чем-то мне это напоминало рыбу фуга, только та была дорогим деликатесом, а ламак, тельварская «капуста», продавалась на каждом рынке. И, хотя она сильно отличалась по цвету от земной, для борща она вполне подходила, ибо обычная капуста там всё равно окрашивается.
        Картофель и лук тоже имели местные аналоги в той или иной форме. С внешним видом имелись некоторые проблемы… Но, в принципе, можно было сделать скидку на местную кухню. В конце концов, даже на Земле блюдо готовилось по разному от страны к стране. А вот с чем имелась явная проблема, так это с морковью, томатами и свёклой.
        Морковь тут росла. Точь в точь как земная, если бы не одно весомое «НО». Была возмутительно горькой на вкус и в пищу не годилась. Что до вкусовых аналогов… Они, возможно, были, но ко мне на стол пока не попадали. Томаты, ну или, по крайней мере, что-то похожее на них по описанию горничных, выращивали эльфы, но продавали редко и неохотно - и, как следствие, дорого. Томатная паста из неё получится на вес золота. В захолустный Лаграш подобные продукты, ясное дело, не завозили и добыть их можно было лишь в самых крупных городах и столице, при должной удаче. Но у Лион, я думаю, с этим не возникнет хлопот.
        А вот с чем точно возникнут, так это со свёклой. Наиважнейшним ингредиентом для данного блюда. Когда я познавал всякие тонкости местного быта, то спрашивал у горничных, не знают ли они чего-то похожего по виду и особенностям. Но Эсми с Латикой ничего подобного не попадалось. Вроде бы, что-то похожее, под название кровяк, выращивали орки. Но растили не для еды, а для изготовления ритуальной краски. И, вроде как, в пищу кровяк не годился. Как Лионеллиан будет решать этот вопрос я не знал… но это ведь и не моя проблема, верно? Пусть развлекается, раз так хочет.
        - Прошу всех за стол! - Эсми пару раз легонько хлопнула в ладоши, привлекая внимание Латики и Шарли. - Еда остывает!
        Шарлотта, которой напомнили про ужин, мгновенно позабыла о Латике и одним махом оказалась у стола, оставив горничную раздосадованно мотать головой. Ну а кто говорил, что будет легко? Что-что, а за еду Шарли была готова даже с гоблинами подраться.
        Оболтусов я, к слову, в замок сегодня не пустил. Пусть дежурят на улице и варят свой любимый суп из крыс. Если смогут их найти, конечно. И Горт это решение всецело поддержал, пробурчав что-то про воспитательные меры.
        Когда Шарли вернулась на стул, я закинул в рот первый кусочек мяса и принялся наблюдать, какими ещё познаниями в культуре двуногих удивит девочка. Та, вновь взяв в руки нож с вилкой и, зажав их в кулаках, задумчиво посмотрела сначала на них, а потом на то, как Лони и остальные старательно отрезают себе по кусочку. Кивнув самой себе, Шарли перевернула вилку, с энтузиазмом воткнула её в мясо и попыталась отпилить от него кусок, по прежнему сжимая нож в кулаке. Само собой, попытка завершилась провалом.
        Поелозив ножом туда-сюда и так и не отпилив кусок, Шарли рассерженно нахмурилась и над краем стола показалось два длинных клинка.
        - Сто!..
        Остановить я её не успел. Клинки легонько дёрнулись и кусок мяса распался на ровные кусочки. Вместе с тарелкой. За столом повисла тишина, а за спиной радостно потащившей в рот кусок мяса Шарлотты возникла Латика.
        - Госпожа. Шарли! - холод вековой зимы пронизывал её голос, а сама эльфийка испускала столь густую и осязаемую жажду крови, словно была демоном отмщения.
        Вилка с мясом немедленно замерла и девочка, обернувшись к рассерженной горничной, застенчиво улыбнулась.
        Дальше ужин прошёл под знаком всеобщих стараний обучить Шарли обращению со столовыми приборами. А ещё тому, что еду нужно жевать, а не глотать целиком. Вообще, сам факт того, что Шарлотта теперь ела как человек, наводило на забавные размышления. В конце концов, она ведь паук, но теперь она не заматывает еду в кокон, чтобы там её растворить до питательной жижи. Её пищеварение теперь работает как человеческое? Или там, в этом постепенно надувающимся от еды животе, происходят какие-то иные процессы, неведомые науке? Ответ на этот вопрос, пожалуй, не смог бы дать никто из присутствующих, кроме одной небесной вредины. Ну и, возможно, Лион, если бы я позволил ей достать скальпель. Но я не позволю.
        Как бы там ни было, а на аппетит Шарли не жаловалась. Еду она поглощала с настолько ужасающей скоростью, что служанкам пришлось вновь отправиться на кухню. И, в принципе, этого стоило ожидать. Паучиха недавно завершила явно непростую и энергозатратную не только с магической точки зрения линьку, и теперь ей требовалось восполнить потери. Молодой растущий организм, что тут ещё сказать.
        Фестиваль чревоугодия продолжался до тех пор, пока Шарли не приобрела почти правильную шарообразную форму, ради чего ей даже пришлось снять пояс. В принципе, уже одно это ярко намекало, что её внутреннее строение малость отличается от человеческого. И оставалось лишь надеяться, что в будущем Шарлотте будет хватать меньших порций для насыщения.
        - Ааееаа… - довольно выдохнула она и отползла от стола, забавно покачиваясь и икая.
        После этого паукодевочка, подобрав под себя лапы, устроилась недалеко от уютно потрескивающего камина и немедленно задремала. Может она и пыталась стать похожей на нас видом и поведением, некоторые её привычки совсем не изменились.
        Внимательно посмотрев на Лионеллиан, весь вечер не сводившей с девочки взгляда, я кашлянул и сразу предупредил:
        - Резать не дам, даже не проси.
        - Ну Владыка! - заканючила тёмная, но сразу вздохнула, - Да, да, я понимаю.
        - Давай лучше поговорим вот о чём, - я вытащил из кармана горсть побрякушек и, создав маленький каменный подносик с колёсиками, отправил на нём артефакты прямо по столу к месту Лион. - Можешь сказать что-нибудь интересное?
        Получив «посылку», эльфийка внимательно осмотрела каждую вещицу.
        - Клейма нет, но заклинания наложены весьма сильные, - кивнула она. - И все относятся к магии разума. Правда, я не смогу разобраться в сути заклинаний, совсем не мой профиль, и не скажу, для чего эти артефакты. Ну, кроме вот этих малышей, - она зажала между пальцами два «Облака забытья», - но про них я вам рассказала ранее.
        Про эти оглушающие гранаты магического мира, когда мы нашли первую, Лион и правда поведала больше, чем мой «Взора Мудреца», так как такие артефакты частенько выдавали магам во время особо важных военных миссий. Так что штука была хоть и недешёвая, но известная. А вот остальные побрякушки она, кажется, видела впервые.
        - Кольцо «Освободитель разума», «Маяк одурманивания» и амулет «Незамутнённой мысли», - я поочерёдно назвал все артефакты. - Могу кратко рассказать о назначении каждого.
        - …Не нужно, - с лёгким удивлением глянула на меня тёмная. - Мне известны эти названия. Но ситуация становится лишь запутанней.
        - Поясните нам, магистр? - хмуро спросил Орен.
        - Уверена, что Владыка уже знает, но эти артефакты предназначены лишь для противодействия магии разума и защиты от неё. Тут нет ничего… для нападения, - пояснила тёмная. - Строго говоря, даже «Облако забытья» считается скорее защитным артефактом, так как обычно используется для ухода из засад или от преследования.
        - Хочешь сказать, нападение не было изначальным планом-кве? - задумчиво почесал себя уголком страницы Эрмит.
        - Если говорить обо мне, то для атаки или диверсии я бы использовала совсем другие инструменты, и уж точно не полезла бы в особняк, имея возможность уничтожить его извне и быстро скрыться на улицах города, - развела руками чародейка. - И, если уж мы рассматриваем Университарий, то снаряжать диверсанта подобным образом не стали бы. Есть чёткий распорядок и инструкции.
        - Хочешь сказать, что это устроили не маги? - с сомнением спросила Лони.
        Я не сразу понял, что гномка перешла на «ты» в адрес магессы, а когда заметил, то удивился. В какой момент это произошло? Неужели, пока они были вместе на кухне?
        - Нет, я не о том, - помотала головой чародейка и задумчиво намотала прядь волос на палец. - Моих коллег не стоит сбрасывать со счетов, просто… Что, если мы ошибаемся в мотивах? Вдруг нападение на особняк не было самоцелью? Исходя из набора артефактов, я предполагаю, что парня изначально направили сюда для разведки и сбора сведений. Похоже, что кто-то считает Лаграш взятым под ментальный контроль.
        - Если это так, то почему он попытался устроить диверсию? - нахмурился Горт. - Он ведь уничтожил этим своё задание!
        - Он её не планировал… - растерянно пробормотал я, зацепившись за догадку. - Он хотел что-то найти. Если некто, стоящий за ним, считает, что я контролирую город, то это имеет смысл. Он бродил по городу, потом ему удалось встретиться со мной на сцене во время лотереи и наверняка прощупать артефактами, а после этого он решил обыскать мой дом. И там его обуял страх и безумие.
        Вспоминая свою жизнь на Земле, я мог бы с лёгкостью вспомнить десятки услышанных в течении жизни историй из новостей о том, как жил-был человек. Добрейшей души, из числа тех, кто никогда не ссорится с соседями, всегда здоровается с бабушками и снимает котят с деревьев. Вежливый, опрятный и с хорошей работой. И однажды, в солнечный погожий денёк, когда небесное светило раскаляет асфальт и старческие косточки на скамейках, а детвора выгуливает своих родителей, он выходит во двор с топором. Потому что ему наглухо сорвало башню.
        Причины этого уже не так уж важны. Стали ли тому виной проблемы на работе или холостяцкое одиночество, или же у него в душе всегда жил отмороженный маньяк, а может спусковым крючком стали детские визги под окнами, которые он всегда втайне ненавидел… Причины уже не важны. Важно лишь то, что из-за единственного щелчка в голове человек стал опасным для общества.
        Могло ли так «щёлкнуть» у Шарука, совершенно постороннего для Лаграша и не знающего ничего о особенностях местного быта, при виде огромного магического кокона? Огромного кокона, который он обнаружил в особняке страшного, ужасного и окутанного кучей домыслов Владыки? Огромного кокона в особняке Владыки, в недрах которого копошится силуэт тёмного нечто?
        Чёрт, да я бы сам на его месте напалмом жахнул, наверное.
        Это не прощало эали, ему придётся ответить за то, что он поднял руку на Шарли, но теперь я хотя бы немного начал понимать, что вообще произошло. Если моя теория, конечно, верна. Правда, она всё ещё не отвечала, по чьей указке этот пироманьяк оказался в городе.
        Тем не менее, я, упорядочив размышления, поделился ими со своими спутниками.
        - А что, звучит складно, - пригладил бороду Орен. - Ум за разум-то у него явно зашёл. Но что он мог у тебя искать, зятёк?
        - Ну, надеюсь, об этом он расскажет в самое ближайшее время, - развёл я руками и откинулся на спинку стула. - Эх, как же проще было раньше. Никаких тебе интриг, никаких армий перед воротами…
        Через час посиделок домой засобирался Орен, пояснив, что хотел бы до завтра закончить одно дело в мастерской. Горт тоже встал из-за стола, но, как оказалось, собрался он недалеко. Шаман заявил, что проследит за тем, как его оболтусы выполняют обязанности ночного караула. Я попытался отговорить старика, так как собирался просто запечатать вход в замок на ночь, но тот был непреклонен. Сошлись на том, что я оставлю вход открытым, а Горт будет нести своё дежурство возле камина и развлекать Эрмита беседой, время от времени проверяя добросовестность караульных. Хотя, лично мне казалось, что шаман немного перегибает палку. Если нас захотят закидать оглушалками, никакие усиленные караулы не помогут, только моя защита от магии. А растянуть её на целый замок я не мог. Не дорос пока до таких подвигов, так сказать.
        А вот гномка с чародейкой по домам явно не собирались, заявив, что после таких событий обязаны составить мне компанию. Моё самолюбие тешила их забота, однако, если говорить объективно, я не был настолько впечатлительным и ранимым, чтобы это действительно имело смысл. Но не выставлять же их взашей? Комнат много, пусть остаются.
        Посидев ещё немного, мы отправились спать.
        Время, по ощущениям, уже ушло глубоко за полночь, день был страшно нервным и выматывающим, но сон вообще не шёл. Я ворочался в постели и пытался уснуть, но в голову упорно лезли разные мысли. О поджоге, о неведомых врагах, о проектах, об обучении Шарли, о том, что у меня в замке сегодня ночуют сразу четыре горячих девицы…
        Стооооп. Это уже меня на какие-то глупости понесло. Горничные - девушки культурные и не полезут при гостях. Сами гостьи тоже не лыком шиты, но не станут же они что-то предпринимать в присутствии друг друга. Или станут? Неужели это был заговор?!
        Как ни странно, когда в голове вместо проблем завертелся всякий бред, я практически сразу вырубился.
        Пробуждение произошло необычным образом - из-за того, что у меня затекли и начали болеть ноги. Я было решил, что мои подруги таки что-то учудили, но открыв глаза я обнаружил, что уже рассвело и комнату заливает лучами утреннего солнца. Где-то глубоко в душе кольнуло разочарование, но здравый смысл быстро запихал его подальше.
        Однако же, что-то всё равно случилось и, отлепив голову от подушки, я оглядел свои ноги. И обнаружил, что на них, беззастенчиво развалившись поперёк, дрыхнет Шарли. Она лежала, широко раскинув руки и лапы по постели, и тихонько посапывала во сне.
        - Владычество, подъём! - раздалось из коридора и в комнату заглянула рыжая голова. - А, ты уже проснулся. Ого, так ты не один?
        - Хорош зубоскалить, - отмахнулся я, - помоги лучше из постели выбраться, она мне все ноги отлежала, а будить не хочу
        Лони, весело фыркнув, пришла на помощь, но в процессе вытаскивания моих ног из под Шарли она всё же проснулась и уселась на кровати, сонно моргая. Вчерашняя шарообразная форма исчезла без следа и теперь Шарлотта вновь выглядела как почти обыкновенная девочка. Разве что очень сонная и растрёпанная. Беспощадно зевая, к нам зашла Лионеллиан, а следом за ней горничные, твёрдо вознамерившиеся привести нас всех в порядок.
        Увы, провести утро без происшествий не получилось. Едва мы сели завтракать, как примчался посыльный и сообщил, что одному из рабочих, возводящих новое жильё, раздробило руку сорвавшейся балкой и ему требовалось магическое лечение. Так что Лионеллиан пришлось нас оставить раньше срока и отправиться в город. Дальше завтракать нам пришлось втроём. Что до Горта, то шаман, бдевший за порядком до самого утра, с рассветом отправился подремать. Будить его горничные, по понятным причинам, не стали.
        Оправдывая мои надежды, после вчерашнего аппетит Шарли изрядно приутих и она уже не воплощала собой чёрную дыру. Если вечером она просто закидывала в себя всё, до чего могла дотянуться, и жевала только под давлением общества, то сегодня она долго и вдумчиво смаковала во рту каждый кусочек.
        Когда с едой было покончено, Эсми взяла уборку со стола на себя, а Латика заявила, что Шарли пора приступать к изучению манер для юных леди и увела её с собой. Лони тоже засобиралась обратно в мастерскую, но я её остановил. По некоторому размышлению, решив уладить один вопрос прямо сейчас.
        - Что-то случилось? - вопросительно склонила голову на бок рыжая.
        Я вытащил из Хранилища ящик от письменного стола, который забрал вчера из особняка, и поставил на стол. Вытащив из кипы записей те, что не относились к делу, я спрятал их обратно в инвентарь, а остальное протянул гномке.
        - Тут технические заметки и наброски, которые делал в последнее время, - ответил я на невысказанный вопрос и сел на стул. - Я хотел отдать их тебе с дедом позже, когда закончу описывать ещё несколько идей, но вчера они могли погибнуть в огне и я решил, что не стоит тянуть с подобными вещами. Мало ли что может произойти. В общем, прочтите их, изучите. Я постараюсь ответить на вопросы, если они будут, но не обещаю, что смогу. Там всё, что я смог вспомнить и описать. Технологии, механизмы, методы продвинутой фортификации и многое другое.
        - Погоди-погоди, Владычество, - остановила меня Лони. - Тут же ворласкова куча изобретений! Мы ещё даже с одним не справились!
        - Я знаю, а потому предлагаю поступить вот как…
        Над этой темой я размышлял довольно долго и неизменно приходил к выводу, что устроить военно-промышленную революцию силами одного города практически невозможно. Нужно слишком много ресурсов, слишком много рабочих рук и, главное, слишком много денег. Предстоящая продажа сильда могла бы на время закрыть вопрос, но надолго ли? Будет намного разумнее делегировать часть хлопот. И именно это я и хотел предложить Лони с Ореном. Изучить мои записи, выделить потенциально самые важные изобретения и передать их разработку проверенным соклановцам. По одной задаче на надёжного гнома, обладающего достаточными знаниями и ресурсами.
        Выслушав моё решение, гномка ненадолго задумалась.
        - Нотан… Ты уверен? - спросила она, внимательно посмотрев мне в глаза.
        - Абсолютно. Сдаётся мне, время не на нашей стороне. Если люды решат, что баланс сил изменился с моим появлением, они начнут действовать жёстче, - кивнул я со вздохом. - Поэтому будет разумнее распределять силы и ресурсы. Конечно, мы могли бы озолотиться, воплощая это своими силами, но золото бесполезно, если вокруг всё захватит враг. Впрочем, от некоторой доли с продажи готовой продукции кланом я не откажусь, - хитро подмигнул я и Лони фыркнула. - Если хочешь, считай это свадебным выкупом твоей семье. Ведь подобные успехи помогут укрепить ваше положение в гномьем царстве, верно?
        Я редко видел Лони смущённой, но сегодня оказался тот самый случай. Гномка помялась несколько секунд, отведя взгляд, но потом посерьёзнела и кивнула:
        - Я передам твоё предложение деду и мы его обсудим. Но я уверена, что он согласится.
        На этот раз фыркнул я:
        - Если бы он отказался заработать кучу денег для себя и клана, то не был бы гномом.
        Мы хором рассмеялись, после чего Лони спрятала записи за пазуху и встала.
        - Ну, тогда я пойду. Подкинул же ты нам хлопот, - ухмыльнулась она.
        - Стараюсь по мере сил, - развёл я руками.
        Так как гномка собиралась уходить, я начал вставать со стула, дабы проводить её, но оказался остановлен посреди процесса резко шагнувшей ко мне Лони. Толкнув меня обратно на стул, она слегка наклонилась к моему лицу и прильнула к губам. Возражать я, само собой, не стал и, обняв гномку, притянул к себе. Увы, эффект оказался немного подпорчен спрятанными у неё за пазухой бумагами.
        Поцелуй продлился ровно столько, чтобы не перетечь во что-то более серьёзное, но достаточно долго, чтобы зарядить бодростью на большую часть дня. И когда Лони закончила дарить свой неожиданный презент, в её взгляде искрились лукавые огоньки.
        - А вот теперь я точно пойду, - подмигнула она.
        Проводив рыжую, я довольно потянулся на замковом крыльце, полной грудью вдохнув прохладный утренний воздух, а потом начал глазеть по сторонам, ища какого-нибудь гоблина посмышлёней. К моему счастью, неподалёку, подкидывая дрова в костёр с похлёбкой, крутился самый смышлёный и сообразительный гоблин из отряда.
        - Тук, подойди сюда! - махнул я рукой.
        - Здесь, Владыка! - радостно осклабился оболтус, подскочив к крыльцу.
        - Я сегодня отбуду по делам, замок оставлю тут, за ним надо будет присмотреть. И если Горт проснётся после моего ухода, передай ему, что нужно организовать перевозку трофейного металла со складов в город.
        - Понял, Владыка, - кивнул Тук. - Вывозить только металл или кристаллы тоже?
        - И кристаллы, надо освободить хранилища.
        Кроме того, мне ещё следовало вытащить из карманов трофейные гексаподы, но я решил, что это будет лучше организовать на будущем гномьем полигоне. Вдруг что.
        - Сделаем! - гоблин стукнул себя по груди и, дождавшись кивка, отправился обратно кашеварить.
        Постояв на улице ещё немного и поразмышляв о смысле жизни, Вселенной и всего такого, я отправился обратно в замок.
        В целом, утро прошло достаточно спокойно. Эсми, закончив с посудой, отправилась на подмогу Латике и я мысленно пожелал Шарли удачи. Сам же я, немного поболтав с Эрмитом, задумался о собственных планах на день. Если бы не вчерашний пожар и явление перевоплотившейся Шарли, то сегодня я бы занялся вопросом испытательного полигона. Но все карты смешались и теперь приоритеты придётся пересматривать.
        По идее, мне стоит как можно быстрее обучить Шарлотту речи, но я понимал, что после урока горничных сразу грузить её другими занятиями будет чересчур. К счастью, у нас была возможность совместить отдых с полезным делом. Поход к портному. Теперь требовалось заказать одежду не только для меня, но и для Шарли. И было бы здорово, если у Арука найдётся что-то готовое, чтобы сразу её приодеть в приличное и спокойно ждать, пока мастер подготовит остальное. А потом, после обеда, можно и речью заняться.
        В ожидании, пока закончится урок хороших манер, я немного позанимался своими делами. Набросал для разминки мозга несколько страниц в своё «Руководство для будущего попаданца», записал несколько свежих мыслей, которые позже надо будет расписать для гномов, а потом дополнил заметки, что готовил для Лион. В отличие от технических набросков, их я пока не был готов передать тёмной эльфийке. По сути, их можно было назвать углубленной версией одного из разделов прошлых записей, что я вручил эльфийке. На этот раз я, как мог, углубился в тему клеток, их строения, деления и связи старения с этим процессом.
        Тут мои познания основательно хромали, а потому заметки выходили довольно корявыми, но я таки надеялся напрячься и довести их немного до ума. Кроме того, я накидал ей принцип работы микроскопа и, в меру понимания, о теории оптики и искривления линз. Полагаю, у неё достаточно обширные связи, чтобы найти мастера, способного попытаться сделать нужные стёклышки и собрать подобный прибор. Пусть развлекается.
        Завозившись с бумагами, я даже не заметил как пролетело время и опомнился только когда на лестнице показались горничные вместе с Шарли. Паучиха спускалась с гордым видом, изо всех сил пытаясь выглядеть как благовоспитанная девочка, впитавшая азы этикета ещё с молоком матери. Получалось пока не очень хорошо и вызывало больше комический эффект, но я волевым усилием сохранил серьёзную мину, чтобы поддержать и поощрить её старания.
        - Вижу, первый урок прошёл хорошо?
        - Более чем, господин Нотан, - улыбнулась эали. - Госпожа Шарли отлично справляется.
        - Если она будет продолжать в том же духе, то через несколько недель сможет посещать высшее общество, - подтвердила Латика.
        - Аа! - гордо задрав нос, похлопала себя по груди девочка.
        Да, скромности, Шарли, конечно, не занимать. Сейчас она и правда вела себя как обычный ребёнок, старающийся выглядеть взросло, но я не сомневался, что под руководством горничных Шарли сможет освоить всё необходимое. Хотя лично я не буду иметь ничего против того, чтобы она дурачилась и дальше.
        - Что ж, раз вы закончили, предлагаю прогуляться к портному, - сказал я, пряча бумаги в инвентарь. - Есть возражения? Нет? Тогда в путь!
        Доехав до города на ящерах, мы оставили их на привязи у ворот и дальше отправились пешком, чтобы горожане успели хорошо разглядеть новый облик Шарлотты. И в этом плане прогулка вышла весьма продуктивной. Если к здоровенной паучихе народ успел привыкнуть, то вот паукодевочка для них была в новинку. Кто-то пугливо отступал в сторону, кто-то наоборот - подходил поближе, глазея вовсю. А на оживлённых улицах и вовсе поднималась волна тихих обсуждений.
        Мы старались не обращать внимания на поднявшийся ажиотаж и просто шли в намеченное место как ни в чём не бывало. По пути мне удалось расспросить Шарли о некоторых особенностях её изменений. Со стороны это, наверное, выглядело довольно забавно, так как девочка могла отвечать лишь жестами и звуками, в которых можно было попытаться угадать слова.
        По сути, Шарли и сама знала не так уж много о своей эволюции. К примеру, она уверенно кивнула, что по прежнему способна создавать паутину, но на вопрос о том, может ли она обращаться в полноценного паука, девочка лишь развела руками. Когда я спросил о том, сохранила ли она способность бегать по стенам и потолкам, Шарли тут же устроила полевой эксперимент и побежала к ближайшей стене, распугивая народ. Как оказалось, паучий навык никуда не делся, но давался уже без прежней лёгкости. Из-за человеческого тела изменился баланс и к этим изменениям она была явно не готова.
        С другой стороны, как показала практика, появившуюся неуверенность она могла легко компенсировать, втыкая клинки на передних лапах в опорную поверхность - за что я мысленно попросил прощения у хозяев дома, чьи стены стали жертвой эксперимента.
        Когда мы вышли на торговые улицы, то с головой погрузились в царящий тут хаос. Лавочники и лоточники старательно зазывали народ, а, завидев меня, начинали горланить ещё и персональные приглашения. Усугубляло всё то, что многие слышали о вчерашнем происшествии и считали своим долгом вручить какой-нибудь презент или гостинец, так что вскоре гоблинам, которые нас сопровождали, пришлось обзавестись мешками, в которые складывались подарки. Так что, когда мы добрались до нужной лавки, то все выдохнули с некоторым облегчением.
        Вывеска над входом в лавку Арука была своеобразная. Разведённые ножницы, между лезвиями которых размещалась широко ухмыляющаяся гоблинская рожа. Подобный знак хорошо смотрелся бы на флаге пиратской лоханки, но никак не на фасаде портняжной мастерской.
        - Добрый пожаловать! - приветственный вопль встретил нас, едва мы шагнули за порог. - О, почётный заказ! Проходить, проходить!
        Интерьер лавки Арука неизменно радовал своим разнообразием. Я был тут несколько раз, но ещё ни разу не видел, чтобы какие-то платья или костюмы на манекенах задерживались до моего следующего визита. Гоблин постоянно придумывал что-то новое и не боялся экспериментировать, радуя городских красавиц. Я слышал от Эртуса, что Арук, как и бедолага-художник, работавший над образом Аллегри, имел причины не показывать носа из Лаграша, хотя его навыки были на столичном уровне. Но в детали я не углублялся. К тому же, Арук себя прекрасно чувствовал и тут, умудряясь продавать свои изделия в других городах через доверенных торговцев.
        Из глубины зала, встречая нас, вышел низкорослый гоблин в модных брюках, белой рубашке и жилетке с многочисленными карманами, из которых торчали мотки ниток, ножницы и прочие ремесленные инструменты. Низковат он был именно по гоблинским меркам, и росту в нём имелось хорошо если как у десятилетнего человеческого ребёнка. Впрочем, самого Арука это ни капли не смущало. Для высоких клиентов у него имелась стремянка.
        - О, вы сегодня не только с горничный! - воскликнул он. - Какой прелестный дево…
        Когда его взгляд опустился на торчащие из под платья паучьи лапы, гоблин резко замолчал и из его руки выпала портняжная мерная лента.
        - Знакомьтесь, мастер Арук, - я весело потрепал Шарли по макушке. - Это Шарлотта, моя…
        И замолчал сам. Моя кто? Питомица? Язык уже не повернётся сказать. Спутница? Как-то суховато получается. Эм…
        - Какой необычный фигура, - гоблин, взявший себя в руки, словно и не заметил неловкой паузы. - Красивый. Только не просите шить чулок! Не возьмусь!
        Я представил как Шарли щеголяет в чулках на паучьих лапах и чуть не прыснул со смеху.
        - Нам чулки и не надо, как она в них по стенам будет бегать? Но вот приодеть нужно. Пару платьев, бельё ночное, что-нибудь к холодам. И будет здорово, если у вас найдётся что-то, что можно надеть прямо сегодня. Это первый заказ, за него плачу я. За второй заказ платит казна. Про него расскажут горничные.
        - Арук любить, когда платить казна! - заулыбался гоблин. - Потому Владык - почётный заказ. Всё для вас!
        - Вас послушать, мастер, так складывается впечатление, словно Личенберг не торгуется за каждую монету, - усмехнулся я услышав заявление гоблина.
        - Как не торгуйся? Торгуйся! Ещё как торгуйся! Но Арук торгуйся лучше! - ещё шире заухмылялся прохвост.
        Когда портной выслушал Латику об переданном от Лаэнвеля заказе, в лавке закипела работа. Окликнув из подсобки подмастерий, он поручил им заняться мной, а сам, пользуясь помощью Латики и Эсми, начал снимать мерки с Шарли. Для меня процедура была уже привычной, а вот девочке это всё было в новинку и она с огромным любопытством наблюдала за каждым движением мерной ленты.
        Когда рутина закончилась, Арук поглядел на записи и, кивнув себе под нос, отправился в глубь своей лавки, откуда вынес через несколько минут симпатичное тёмное платье. И, хотя Шарли его ещё не надела, я сразу понял - это то, что надо. Чёрно-фиолетовую ткань с осветлёнными вставками украшали красные шнуровки и ленточки. По краям подола, рукавов и воротника шла вишнёвая строчка, а само платье изнутри красовалось бордовым подбоем. Исключительно подходящие ей цвета!
        Горничные увели Шарли в укромное место на примерку и, когда паукодевочка вышла, я убедился, что мы это берём. Крутанувшись на месте и взметнув подол, она слегка приподняла его руками и сделала реверанс.
        - Какой воспитанный девочка! - одобрительно закивал гоблин. - Такой замечательный девочка Арук отдать платье всего за два золотой!
        - Погодите-ка, любезнейший… - вкрадчиво начал я.
        Я знал, что у гоблина были возмутительные цены, но чтобы настолько? И, хотя тот искренне гордился своим умением торговаться, я не мог не попытаться выбить хоть какую-то скидку.
        Спорили мы долго, спорили со вкусом. И, в итоге, мне удалось сбить цену наполовину, хотя гоблин долго стенал и вздыхал, что я его так по миру пущу. Как бы там не торговался с ним Эртус, а моих козырей у него всё таки не было. Я не только напомнил Аруку про то, благодаря кому он ещё не бежит, сверкая пятками, из разрушенного Лаграша, но и пообещал ему замолвить словечко перед Богиней, дабы она принесла его лавке удачу. Делать последнее я, конечно же, не собирался. Гоблин и без того был достаточно ушлый, чтобы его лавка цвела и пахла.
        После этого мы обсудили пошив остальной части заказа. Сошлись на одной золотой монете за всё. Платья я заказал попроще этого, чтобы не жаль было надеть куда-то в дальнюю дорогу, на осень и зиму Арук должен был сшить два добротных плаща и комплект шерстяной одежды, а в ближайшие дни его подмастерье доставит мне несколько ночных детских сорочек. В качестве бонуса и знака особого уважения Арук выкопал где-то в закромах две заколки из красного полупрозрачного камня и презентовал их Шарли на замену ленточкам.
        Что до заказа Лаэнвеля для меня, то он также включал тёплую одежду, зимние сапоги и пару плащей. Из-за которых Арук довольно долго мучал меня вопросами на тему внешнего вида, украшений и прочего, всячески пытаясь уболтать меня на разные излишества, чтобы содрать с города побольше денег. Я даже задумываться не хотел, сколько он вытрясет потом из Эртуса.
        Наконец, со всем этим было покончено и мы уже направились на выход под пожелания заходить как можно чаще, как мой взгляд зацепился за одну вещицу, выставленную на продажу. Арук, увидев мой интерес, сразу же подскочил.
        - Мастер, у вас есть ещё один такой плащ? - сразу спросил я.
        Меня заинтересовал висевший возле окна женский утеплённый плащ. Не слишком дорогой на вид, но отлично пошитый и красиво отливающий серебром на тёмной поверхности.
        - А вы знать толк, Владыка! Беругский шерсть, нитка пропитан алмакский воск, влага не бояться! Ветер не дуть! Только для вас, двадцать серебра за две штука!
        - Беру, - тяжело вздохнул я, доставая деньги.
        Плащи, очевидно, столько не стоили, но у меня уже не было сил торговаться с наглым гоблином по новой.
        Когда подмастерья принесли два аккуратных свёртка, я взял их и вручил удивившимся от такого развития событий горничным.
        - Держите. За хорошую службу.
        Поначалу они растерянно взяли подарки, но потом, смутившись, попытались всучить их обратно.
        - Господин Нотан, не нужно, - затараторила Эсми, нервно подёргивая ушками. - Пожалуйста, заберите!
        - Господин Нотан, мы не можем их принять, не положено! - вторила ей Латика.
        - Вот где не положено, там пусть и не кладут дальше, - нахмурился я. - Берите, от чистого сердца дарю. Обидеть хотите?
        Против такого аргумента они возразить ничего не решились и, покраснев, неловко сжали свёртки в руках. Так-то лучше. Верных людей всегда надо радовать. А как продам сильд, ещё и оклад им подниму. Или вообще выкуплю договор найма у Лаэнвеля.
        А ещё надо будет сюда и гномку с чародейкой привести, порадовать чем-нибудь. Хм… Удивительное всё таки дело. Едва в кармане появились ощутимые деньги, как они сразу начали его жечь.
        Покинув таки лавку, мы собирались отправиться домой, как меня неожиданно кто-то окликнул:
        - Владыкааа! Владыка Нотан!
        Повернувшись на голос, я увидел как посреди улицы бежит эльфёнок-посыльный.
        - Хорошо, что я вас тут встретил, Владыка. Послание от господина Аксилана! - выпалил он, подбежав поближе, и протянул свёрнутый в трубочку и опечатанный лист.
        Разломав печать, я пробежался глазами по скупым строчкам текста и зло хмыкнул.
        - Будете передавать ответ? - спросил мальчонка.
        - Нет, - мотнул я головой и сжёг листок молнией. - Беги назад и скажи, что я скоро буду, пусть не расходятся.
        - Слушаюсь! - кивнул тот и припустил назад, сверкая пятками.
        - Похоже, у меня появились кое-какие дела, - сообщил я. - Так что отправляйтесь в замок и накормите Шарли.
        - Ммм! - протестующе вскинулась девочка и вцепилась в мой рукав.
        - Ладно, как скажешь, - вздохнул я и потрепал её по макушке. - В общем, такие дела, - сказал я уже служанкам.
        - Будем ждать вашего возвращения, господин Нотан, - легонько поклонились обе.
        Немного проводив их взглядом, я повернулся к Шарли и задорно ей подмигнул:
        - Ну что, поиграем немного в детективов?
        - Аа! - самоуверенно проведя рукой по хвостику, Шарлотта упёрла руки в боки, выражая готовность.
        И куда делось её утреннее воспитание?
        Подозвав гоблинов, я приказал им возвращаться вместе с мешками в замок. После чего, кивнув девочке, на секунду задумался, припоминая дорогу, и мы дружно зашагали по улице в направлении одного из городских постоялых дворов.
        Я надеялся, что первые зацепки появятся сегодня, но не думал, что это произойдёт ещё в обед!
        
        Глава 23. Престарелая профурсетка
        - День добрый, Владыка! - радостно стукнул по груди стоящий у входа на постоялый двор стражник.
        - Где они? - спросил я без предисловий, ответив на приветствие лёгким кивком.
        - Пятая комната, второй этаж, - к счастью, стражник оказался не тугодум и сразу понял, о ком я.
        Постоялый двор встретил нас с Шарли полупустым обеденным залом, в котором находилось несколько человек из числа тех, кто заскочил перекусить, хозяин заведения и пара стражников. Один из них что-то расспрашивал у хозяина, а его напарник стоял у лестницы на второй этаж и изредка поглядывал наверх.
        Наше появление сразу погрузило помещение в тишину и основное внимание, как и ожидалось, приковала к себе Шарлотта. Новое платье хотя и превосходило длинной прежнее, самодельное, всё равно не скрывало полностью особенности её телосложения. У одного усача, сидевшего у окна, даже ложка из рук выпала, расплескав по столу похлёбку. Приезжий, видать.
        Особо не задерживаясь на пороге и кивнув на начавшиеся со всех сторон приветствия, мы зашагали к лестнице и вскоре оказались в коридоре второго этажа, где, возле открытой двери, пятой по счёту, дежурил ещё один стражник, а из самой комнаты доносились отголоски беседы. Стражник, судя по всему, во вчерашней суматохе не участвовал и при виде Шарлотты заметно напрягся, но проявил завидное самообладание и не сдвинулся с места, вытянувшись в струнку и стукнув кулаком по груди.
        - Владыка, приветствую, - когда я зашёл в комнату, Аксилан поднялся со стула. - Когда гонец сообщил, что вы скоро будете, я не думал, что настолько скоро.
        - Мальчишке повезло встретить меня неподалёку, - хмыкнул я и повернулся к второй персоне, стоящей у стены. - А вы…
        - Гируг, Владыка, - хрипло отозвался хмурый гоблин, подойдя ближе и приложив руку к сердцу. - Сыскной мастер. Среди братьев по цеху я занимался поиском убежища преступника.
        - Рад познакомиться, - кивнул я. - Итак, что за «интереснейшие зацепки» вы нашли?
        Комната выглядела чертовски плохо, но я не был уверен, что это произошло из-за обыска. По крайней мере, он был явно не главной причиной. Как минимум, Аксилан и его подчинённый не стали бы устраивать подобный свинарник. То там, то сям на полу валялись глиняные бутылки из под дешёвого вина. Каким-то удалось уцелеть, а другие превратились в разлетевшиеся по сторонам осколки. Много где половицы украшали тёмные пятна и не требовалось быть Шерлоком, чтобы понять - появились они на тех самых местах, где целые некогда бутылки превращались в горстку осколков.
        Шарли, взяв двумя пальцами одну из бутылок, с любопытством её осмотрела со всех сторон и осторожно понюхала горлышко. После чего её мордашка сразу скривилась, а бутылка полетела прочь от паукодевочки, разделив незавидную судьбу её разбившихся подружек и заляпав пол свежими пятнами. Впрочем, винные сосуды и пятна от браги были не единственным украшением половиц. Помимо бутылок там валялись скомканные грязные рубахи и несколько медных монет.
        У двери в комнату висел непримечательный дорожный костюм с вывернутыми карманами, а под вешалкой, в углу, ютилась раскрытая котомка. Это уже точно при обыске постарались, как и с полностью переворошенной и откинутой в сторону постелью.
        - Для начала, взгляните на это, Владыка, - Аксилан протянул мне свёрнутый трубочкой и перевязанный шнуром лист бумаги.
        Развязав шнурок и открыв лист, я обнаружил перед собой подорожную на имя Шарука Луругса из города Маркал. Я не стал лезть в карту, чтобы глянуть его точное местоположение, доверившись памяти, согласно которой город находился где-то севернее столицы Браллака. Содержимое подорожной не отличалось ничем особенным - род занятий, цель поездки, место назначения, дата отбытия. Но выглядела подорожная несколько солиднее тех, что делали в Лаграше. Вощёная бумага, гербовые узоры по краю листа и разрешительных подписей больше раза в три.
        - Красивая штука, - кивнул я и тряхнул листом. - Подделка?
        - Самый настоящий оригинал, Владыка, - хищно осклабился Аксилан. - И на основе этого могу заверить, что наш Шарук никакой не сын портного, да и не Шарук вовсе.
        - Ммм… Поясните? - я слегка подвис на данном противоречии.
        - Подобная подорожная, как правило, не выдаётся обычным подданным, Владыка, - охотно пояснил командир стражи. - Она для старших чиновников. Чтобы такую бумагу оформили простому обывателю - это в реке должен очень большой ворласк сдохнуть. Чем должен был отличиться сын портного, чтобы ему даровали такую подорожную? Из этого я могу сделать лишь один вывод - кто-то очень не хотел, чтобы у его человека возникли какие-то проблемы в дороге.
        - Разве подобная бумага в руках портного не вызовет излишнее и ненужное внимание? - засомневался я.
        Шарли, заинтересовавшись бумажкой, подошла поближе и заглянула в неё весьма необычным способом - приподнявшись на лапах и, благодаря этому, практически сравнявшись со мной в росте.
        - Хоть это и редкость, но иногда такие бумаги всё же оформляют обычным подданным, - развёл руками Аксилан. - Это вызовет у стражи удивление, но не более того. Проверяющие больше внимания уделяют тому, не поддельная ли бумага и нет ли лица владельца подорожной в розыскных листах.
        Свернув подорожную обратно в трубочку и завязав, я пару раз задумчиво хлопнул ею по ладони.
        - Итак, он прибыл с севера… Какие силы там находятся?
        - Какие угодно, Владыка, - поморщился Аксилан. - Его Величество, герцог Гурк и прочая столичная знать, военный штаб королевства и разведка, Университарий.
        Имя герцога мне показалось знакомым. Не тот ли это самый, что замешан в истории с виконтом? Да, не преувеличил командир стражи - просто восхитительная концентрация потенциальных врагов, выбирай любого на свой вкус.
        - Если позволите, большинство из них не послало бы такого профана, - поделился мнением Гируг. - Из того, что я успел выяснить, преступник действовал слишком топорно для толкового разведчика. Бродил по городу с угрюмым и нервным видом, иногда неопрятным. Выбирал собеседников без разбора, покупал им много выпивки. И, судя по всему, - он обвёл рукой бутылки и черепки на полу, - себя тоже не обижал. Так что я бы исключил из списка тайную службу короля, военных и разведку. Их агенты не позволили бы себе подобного.
        - Остаются аристократы и маги… - вздохнул я. - Вроде бы мы сузили круг лиц, но по факту вообще ничего не изменилось. Но, я так понимаю, ради одного этого клочка бумаги вы не стали бы поднимать шум?
        - Разумеется, Владыка, - хмыкнул Аксилан и засунул руку в карман. - Мы обнаружили ещё вот что.
        Вытащив руку, он продемонстрировал мне ничто иное как кристалл связи. И камушек ненавязчиво пульсировал свечением изнутри, сигнализируя, что получил сообщение от своей пары на другом конце «линии».
        - Вы уже слушали? - спросил я, взяв у Аксилана кристалл.
        - Ещё нет, Владыка, - помотал тот головой. - Если кристалл старый, то есть риск потерять полученное сообщение после прослушивания. Потому я и послал гонца, чтобы узнать, где мы могли бы с вами встретиться.
        - Понятно, - кивнув, я перевёл взгляд на магическое устройство.
        Невзирая на попытки Горта объяснить сам принцип магической передачи звукового сообщения, я так и не понял что там к чему. Но с точки зрения практического использования штуковина была крайне простой. Розоватый и гладкий овальный кристалл, слегка напоминавший крупное яйцо, был заключён в металлическую оправу с небольшой подставкой. К оправе на хитрых рычажках крепились два вельд-кристалла разного размера.
        Если я правильно помнил, тот, что побольше, позволял записывать голос в кристалл через магическую реакцию, создающуюся при касании вельдом поверхности передающего камня. А малый, через тот же принцип действия касанием, заставлял кристалл связи воспроизводить полученное сообщение. Энергия в вельде, конечно, постепенно иссякала, но обычно их хватало на несколько лет использования.
        Откинув блокирующий рычажки фиксатор, я прижал малый вельд к гладкому боку кристалла и тот едва заметно завибрировал у меня в руках, а его нутро начало светиться ярче.
        - Отчёт получили, - раздался из кристалла женский голос. Сухой, чопорный и явно немолодой. - Ситуация странная, однако артефакты невозможно обмануть. Постарайся поговорить с белой ведьмой. Возможно, она что-то знает. Если потребуется, раскрой свою личность. Ежели разговор не сложится или возникнут другие проблемы - покинь город и жди нашего прибытия в условленном месте.
        - …Ха. Ахахахаха! - рассмеявшись, я сжал кристалл в кулаке.
        Вот так, да? Вот так всё просто? Тайна оказалась решена меньше чем за сутки? Конечно, оставался крохотный шанс, что я ошибаюсь, но много ли в городе персон, которых можно было бы описать словами «ведьма» и «белая»? Лично я знал только одну. Она всегда была себе на уме, не ведала моральных и нравственных принципов, и щеголяла исключительно в белом. И, раз истинная личность Шарука могла иметь для Лион какое-то значение, вывод прямо таки просился на язык. Да, это не давало стопроцентной гарантии на точность догадки, однако фраза о «прибытиии» лишь укрепляла эту теорию.
        Магистры, которые должны были приехать в Лаграш в ближайшие дни, послали вперёд себя паренька, чтобы прояснить обстановку в городе. Опасались меня? Или хотели подстраховаться? Какая, в целом, разница - существенной роли для меня это уже не играло. Теперь я ясно представлял, с кем мне предстоит поквитаться. Надо только заглянуть к Лион и убедиться, что моя теория верна. Если она узнает по голосу кого-то из магистров, сомнений уже не останется. Благо сообщение, кажется, никуда не пропало.
        - Белая ведьма - это…
        - Да, мастер Аксилан. Думаю, я знаю, кто пришёл вам на ум, - усмехнулся я. - Я собираюсь заглянуть в лечебницу, составите компанию?
        - Разумеется, - кивнул командир стражи и повернулся к подчинённому. - Гируг, проверь тут всё ещё раз, а после присоединяйся к команде опроса. Нам надо знать всё на счёт того, что он тут вынюхивал.
        - Есть!
        По дороге к городской лечебнице я ожидаемо погрузился в размышления о том, какую возможность хотела создать для меня Аллегри. Повод для конфликта с Университарем? Но зачем? Я нуждаюсь в их золоте и, возможно, дальнейшем партнёрстве. В конце концов, развитие магии на более мощную ступень - одна из тех задач, которые я считаю приоритетными. Но о каком развитии будет идти речь, если мы с Университарием начнём знакомство на повышенных тонах?
        Нет, она явно задумала нечто иное.
        Я пытаюсь найти решение через призму злости и мести. А надо… выгоды? Это ведь мне выгодно? Магистры отправили в город неразумного идиота, а он поднял руку на мою бесценную Шарли. Разве не должен хозяин бегающей без поводка шавки компенсировать нанесённый ущерб, когда она кого-то покусала?
        - Вот значит как, да? - пробормотал я, остановившись, и глянув в небо.
        - Владыка? - спросил в замешательстве Аксилан.
        Помотав ему головой, я двинулся дальше.
        Что ж. В этом имелась своя логика. Если Аллегри и правда не сомневалась в том, что я успею вовремя и Шарли не пострадает, то не останавливать Шарука было весьма выгодно, так как случившееся значительно отягощало его вину.
        А значит, увеличивало счёт, который я могу выставить за его прегрешения.
        Звучит складно. Чересчур складно для первого же дня после нападения, хотя Аллегри говорила там что-то про неделю. Или она просто играла на моих нервах в порядке мелкой мести? А что, вполне правдоподобно. Неделя мучений с этим полоумным… Кошмар! Я даже сейчас вздрагиваю, несмотря на то, что на руках уже есть более-менее крепкая теория, которая нуждалась в последних подтверждениях.
        К нашему счастью, Лионеллиан уже не моталась по городу, исцеляя строителей, а сидела у себя в кабинете, обставившись склянками, ретортами и какой-то высоченной штуковиной с кучей трубочек, альд-кристаллов и пластин с магическими знаками.
        - Владыка? - выглянувшая из-за склянок Лион сразу же просияла. - Не ожидала вашего визита. Ох, Шарли, какое великолепное платье! - выйдя из-за стола, она внимательно оглядела девочку и одобрительно кивнула, на что Шарлотта сразу довольно напыжилась. - Прекрасный выбор. Ох, мастер Аксилан, добрый день. Я так понимаю, вы все ко мне не от скуки зашли? - спросила она, посерьёзнев.
        - Увы, мы по делу, - разочаровал я тёмную эльфийку и вытащил из кармана кристалл связи. - Хочу, чтобы ты послушала одну запись. Возможно, ты знаешь говорящую.
        - Я вся внимание, - кивнула чародейка и я нажал на рычажок воспроизведения.
        С первых же секунд я понял, что попал в точку. Лион, услышав речь из кристалла, почти сразу нахмурилась и, чем дольше она слушала, тем мрачнее становилась.
        - Шарайнэ… Старая шлю!.. - вскипела тёмная, но, скосив взгляд на стоявшую рядом Шарли, взяла себя в руки. - Профурсетка престарелая! Кхм. Простите, Владыка. Могу поручиться чем угодно, это голос Шарайнэ, магистра огня и старой маразматички в одном лице.
        - Кажется, ты её недолюбливаешь, - фыркнул я.
        - Терпеть не могу эту старую грымзу, - у Лион аж глаз дёрнулся во время этих слов. - Она… Кто-то вроде архимагистра Башни. Курирует дела Университария, распределяет финансирование. Говорят, ей уже сильно за двести, но она всё никак не уходит на покой и помирать, кажется, тоже не собирается. Постоянно придирается к экспериментальным магическим методикам и отказывается выделять деньги на исследования, которые ей не нравятся. Многие хотели бы её сместить, но Шарайнэ за десятилетия накопила целые горы компромата не только на магистров Башни, но и на некоторых правителей. А с наёмными убийцами, которых пытались ей подослать, разделывалась настолько изощрённо, что заказ на её голову больше никто не хочет брать, - она выдохнула, ненадолго замолчав, и добавила. - Я думаю, это один из её учеников. Могу попробовать вылечить его лицо. Если это кто-то из личных подмастерьев у неё на побегушках, то, возможно, я его узнаю.
        Я почти было согласился на это предложение, но резко передумал и попытался оценить ситуацию немного шире.
        - Честно говоря, не вижу в этом какого-либо смысла. Учитывая его состояние, мы не заставим его сотрудничать с нами и сообщить магистрам, что в городе всё в порядке. А если он не выйдет на связь или не появится в их условленном месте, магистры могут отказаться от плана войти в город и тогда переговоры однозначно сорвутся. Как-то не хочется упускать инициативу…
        - У вас есть какие-то мысли по этому поводу, Владыка? - с хитринкой в глазах прищурилась Лион.
        - Есть одна, - кивнул я и ухмыльнулся. - Как говорил один древний мудрец, если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе. Скажи мне, Лионеллиан, эта ваша Шарайнэ любит сюрпризы?
        - Ненавидит, - с явным предвкушением сообщила Лион.
        - Прекрасно, просто прекрасно, - обрадовался я и повернулся к командиру стражи. - Мастер Аксилан, мне понадобится ваша помощь. Сможете предоставить для дела пыточных дел мастера с инструментами? Чем страшнее у него будет харя, тем лучше.
        Кошмар наяву. Интерлюдия
        Ледяные плиты каменного пола обжигали израненное тело не хуже огня. Фирош пытался спастись от холода на тщедушной соломенной подстилке, но стебли сухой травы терзали не хуже шершавых и грубых камней, впиваясь в ожоги и вскрывая волдыри при любом неосторожном движении.
        Недавние события превратились для Фироша в вереницу нечётких, запутанных и кошмарных образов, которые никак не хотели сложиться в стройную и ясную цепь, мелькая смазанным калейдоскопом. Он не мог вспомнить, как именно оказался в этом сыром подземелье… или же просто не хотел. Из-за страха, что воспоминания окажутся слишком невыносимы. Ведь из-за стены, которой его дрожащий разум отгородился от них, веяло лишь ужасом и безысходностью. Он чётко помнил лишь как вошёл в особняк и поднялся по лестнице на второй этаж. А потом…
        Пылающие демонические глаза, сжигавшие душу. Улыбка чудовища-людоеда на устах маленькой девочки. Пульсация древней и невыразимой злобы. Гигант из чёрного пламени. Смех набившихся в логово монстров. Образы яркими мимолётными вспышками зажигались перед его внутренним взором и почти ослепляя посреди вязкой полутьмы сырой темницы, в которой он очнулся.
        С каждым тяжёлым вдохом, с каждым ударом сердца Фирош всё больше утопал в отчаянии, словно в бездне не имеющего краёв и дна океана. А боль измученной плоти, страх неизвестности, холодные камни узилища, вес кандалов на руках и тщетные попытки вымолвить хотя бы одно жалкое слово обрубком языка постоянно вливали в этот океан новые воды.
        Ближайшее будущее Фирошу рисовалось в чёрных и непроглядных красках. Каждую минуту он ожидал, что скоро к нему придут и сделают одним из тех счастливых беззаботных болванов. И молодой перспективный маг, личный ученик магистра огня, бесследно исчезнет, став пустой марионеткой Владыки демонов. Эали утешало лишь то, что он успел передать магистрам несколько рапортов. И, быть может, его исчезновение станет поводом для Башни принять меры и выжечь заразу.
        Однако шло время, но к Фирошу никто не приходил. Он не слышал ни звуков шагов, ни отголосков чужой речи - ничего, кроме угнетающего и сводящего с ума звука постоянно капающей где-то за стеной воды. В какой-то момент эали не выдержал и попытался привлечь к себе внимание. Он выл, ревел и бил кандалами по толстой решётке, надеясь, что хоть кто-то придёт на шум. Но как он ни старался, в коридоре по ту сторону прутьев так никто и не появилось ни единой души. Постепенно парень сдался и понял, что компанию в этом месте ему могут составить лишь холод и боль.
        Самым мучительным было то, что Фирош не знал, смог ли он добиться цели, из-за которой пошёл в логово врага, или же его бросили гнить в это глухое подземелье, смеясь над бессилием и тщетной попыткой. Как ни пытался эали напрячь свою память, но единственное, что у него получалось из неё извлечь - чувство приближающейся неминуемой смерти и мимолётные пугающие образы, которые, едва появившись, разбивались звуками капающей воды. Стена же, скрывавшая воспоминания, была нерушима.
        Неожиданно прокатившийся по узилищу скрип петель едва не заставил парня панически подпрыгнуть, ибо он уже практически не сомневался в том, что его ждёт долгая и мучительная смерть без еды и воды. Но кто-то всё таки шёл сюда. И, судя по звуку шагов и неразборчивой речи, которые он скоро смог уловить своими повреждёнными ушами, их было минимум двое.
        В окутанном полумраком коридоре стало заметно светлее. Подобравшись на подстилке, Фирош напрягся, ожидая появления своих надзирателей. В том, что это именно они, у парня не было никаких сомнений. Как и в том, что они шли сюда не с благими намерениями.
        Первыми он увидел двух обычных стражников с копьями и короткими клинками на поясе. Один из них, эльф, в свободной от копья руке нёс короткую и широкую скамью. Его напарник, гном, нёс объемную сумку, внутри которой что-то едва слышно позвякивало.
        Следом за ними показался орк. Судя по обычной, грубой одежде, он не был стражником, да и оружия при себе никакого не имел. Нёс он массивное ведро, накрытое железной крышкой, и кристальный светильник. Но именно от него Фирош почувствовал наибольшую угрозу, ощущение которой значительно усилилось, когда он повернул голову и взглянул на эали. Выщербина на левом клыке, рассечённая косым шрамом нижняя губа и ещё один шрам, длинный, протянувшийся через всё лицо до самых глаз, в которых застыл абсолютно безучастный взгляд. Увидев который, парень окончательно распрощался с любыми надеждами. Его текущие страдания были только началом.
        Гном, поставив сумку на пол, снял с пояса связку ключей и открыл дверь камеры. Первыми вошли орк с эльфом. Освободившись от ноши, стражник перехватил копьё наизготовку, пристально глядя на мага. Орк, грохнув явно тяжёлым ведром о плиты пола, прицепил светильник к держателю возле решётки, а потом направился к Фирошу. Пока здоровяк ещё не успел закрыть собой обзор, эали увидел как под перекосившейся крышкой на ведре рдеют раскалённые угли.
        Взгляд парня заметался по сторонам, пытаясь найти хоть какой-то шанс на бегство, но не мог найти и лазейки. Впереди огромный орк с мерзкой ухмылкой. У решётки стоит эльф с копьём, который просто не даст к ней приблизиться. И даже если Фирош сможет как-то увернуться в своём состоянии от атак, посреди проёма замер вооружённый гном.
        Но всё же. Всё же! Собравшись с силами, эали вскочил с подстилки и бросился в сторону. Он знал, что это тщетно, но не хотел сдаваться без боя этим марионеткам чудовища. Вдруг повезёт. Вдруг замешкаются, не ожидав такого от израненного калеки. Вдруг…
        Мелькнувшая перед лицом рука орка влепила ему жёсткую затрещину и отправила на пол с разбитым носом.
        - Кудыыыы, - засмеялся здоровяк. - Нашёлся умник.
        Не смог. Не повезло. Даже если бы во время попытки он попал на копьё и погиб, это было бы куда лучше той судьбы, что ожидала парня в ближайшие минуты.
        Орк, схватив лежащего Фироша за кандалы, без особого пиетета потащил его в сторону. Шершавые плиты в тот же миг радостно вгрызлись в волдыри и струпья, и маг, не сдержавшись, завыл от боли.
        - Да ты погодииии, мы только начали, кх-кх-кх, - посулил ему орк и мерзко засмеялся.
        Одним рывком вздёрнув парня над полом, он зацепил кандалы за торчащий из потолка крюк, и Фирош повис над полом, извиваясь и рыча из-за горящей огнём содранной кожи.
        - А чего это, - нахмурился орк, сделав пару шагов он Фироша. - Мы для ног цепи не взяли? Эстуль, сгоняй.
        - Пусть Голон сходит, он ближе к выходу, - без энтузиазма в голосе отозвался эльф, принимая более расслабленную позу, увидев, что узник уже не мог никуда деться.
        - Ещё чего, - огрызнулся бородатый. - У тебя ноги как ходули, вот ты и чеши.
        - Чё!..
        - Хорош! - рявкнул на них орк, да так, что даже Фирош испуганно замер, позабыв о боли на пару секунд. - Я сказал, сгоняй, значит, сгоняй!
        - Ладно, ладно, - заворчал эльф. - Чего орать-то.
        Пропустив строптивого напарника в коридор, гном подхватил с пола сумку и занёс её в камеру, поставив на скамью. После чего вернулся ко входу и принялся лениво наблюдать. Орк, многообещающе хмыкнув Фирошу, подтащил скамью поближе и, сдвинув сумку на край, принялся извлекать из неё инструменты.
        Все они были дочиста отполированы и весело блестели в отсветах лампы, но это ничуть не радовало эали, ведь скоро они станут продолжением его затянувшегося кошмара. А орк, явно понимая его настроение, начал неспешно бормотать:
        - Ты, волшебничек, небось такого и не видел никогда. Вот иголки под ногти, например. С них мы и начнём, для разогреву. А потом по всякому можно. Коленки раздавить, чтоб бегать не пытался. Многохвосткой отстегать, чтоб раны все вскрылись. А можно вот, тисочки специальные, для хозяйства твоего. Или же…
        С каждым продемонстрированным инструментом пыток Фироша всё сильнее захлёстывали паника и страх. Он не верил, что всё это происходит именно с ним. Он же хотел как лучше! Он пытался найти способ их спасти! Почему всё так обернулось? Почему?!
        Последняя капля воли и духа, что ещё теплилась в сердце Фироша, оставила его. Если бы он мог, то закончил бы всё прямо сейчас, откусив себе язык, но враги лишили его и этой возможности. Он не сможет даже молить о смерти, когда этот шрамированный урод начнёт истязать его плоть.
        Свобода, речь, магия. У него отобрали всё, кроме жизни. Оставив её как злую насмешку.
        Вновь раздался скрип петель вдалеке. Похоже, возвращался тот эльф с цепями, но неожиданно по коридору прокатился крик:
        - Бар-Галуг! Бар-Галуг, живо к капитану! Срочное дело!
        - Слышу! - раздражённо рявкнул орк и забормотал под нос. - Чего он там опять учудил, сам же поручил волшебничка…
        Продолжая бубнить себе что-то под нос, орк вышел из камеры и шумно зашлёпал прочь. Пытки откладывались, но Фирош не чувствовал никакого облегчения. Предметы для истязаний всё ещё лежали у него перед глазами и ожидание момента, когда их всё таки пустят в ход, тоже по своему терзало душу.
        Скрипнула дверь и эали неожиданно услышал как его зовёт гном-стражник:
        - Парень. Эй, парень! Ты же маг, да? Ты можешь привести помощь?
        Фирош апатично повернул голову и взглянул на бородача. Тот выглядел встревоженно и постоянно кидал взгляды в коридор. Эали не понимал, с чего вдруг такие перемены, а потому не знал, как ему реагировать.
        - Слушай, тебе ведь тоже не смогли задурить голову, да? - продолжал вещать гном. - Я думал, что только на меня не действует этот морок. Парень, я тебя выведу, только приведи сюда подмогу из магов! Я обычный человек, меня не послушают, а у тебя есть шансы!
        Широко распахнув глаза, Фирош всё никак не мог поверить, что удача всё ещё была на его стороне. В городе ещё остался кто-то здравомыслящий! Ещё не всё потеряно!
        Воспряв духом, он тут же затряс головой, лихорадочно кивая гному.
        - Отлично! - просиял тот и бросился к узнику. - Сейчас я тебя…
        Спихнув ногой пыточные инструменты, гном подтащил скамью поближе к эали и забрался на неё, после чего поднял копьё вверх, чтобы сдёрнуть цепь с крюка.
        - Иэх!
        Фирош не успел приготовиться и растянулся на полу, едва не завыв вновь.
        Гном, спрыгнув со скамьи, помог Фирошу подняться и, отперев ключом кандалы, махнул рукой, зовя за собой.
        - Идём, я не знаю, сколько у нас времени. Галуг у капитана надолго, я ему набрехал, что тот по пьяни его дочку лапал. А вот напарничек может и раньше обернуться. Я кандалы-то спрятал, но мало ли…
        - Ыыыаа, - Фирош попытался поблагодарить своего благодетеля, но тот понял его по своему.
        - Чего ты там? - обернулся гном. - Раны болят? Прости, снадобий нет у меня, терпеть придётся. Постарайся не шуметь наверху.
        - Ы, - грустно кивнул Фирош и сжал зубы.
        Он сможет. Он выберется!
        Если получится покинуть город, то он сразу направится навстречу магистрам. В тайном убежище его уже не достанут. А потом…
        Наверху они оказались без особых проблем. Когда путь преградила скрипучая дверь, гном подмигнул магу и слегка приподнял дверное полотно за ручку, открыв дверь без единого звука. Только оказавшись тут, Фирош понял, как же холодно было внизу. И, отогревшись, тело начало играть с ним злую шутку, так как начало сильнее болеть и зудеть.
        Осторожно проведя его в какую-то комнатушку с ящиками, гном вытащил из одного кусок хлеба и тряпьё, оказавшееся какой-никакой, а одеждой. Натянув на себя обноски, Фирош с наслаждением вгрызся в черствоватую корку, показавшуюся ему сейчас немыслимо вкусной.
        Гном, тем временем, наблюдал за обстановкой снаружи и, поймав удачный момент, повёл жующего эали дальше. Один раз они чуть не попались. Из-за угла внезапно вышла пара стражников, но на счастье Фироша и его благодетеля, они были так увлечены каким-то спором, что прошли мимо, ничего не заметив.
        Через несколько минут гному удалось вывести парня из здания. Молодой маг не мог поверить, что у них получилось, однако не спешил радоваться. Ему всё ещё предстояло покинуть сам город.
        Гном вывел его с территории тюрьмы и, заведя в закоулки, виновато почесал в затылке:
        - Прости, дальше ты сам. Мне ещё свою шкуру прикрыть надо, у меня ведь семья тут. Ты за меня не волнуйся, - замахал он руками, увидев обеспокоенный взгляд Фироша. - Иди. И приведи помощь.
        - Аааыыыиии, - промычал парень и благодарно поклонился бородачу, после чего бросился прочь.
        Обувь была ему не по размеру и быстро начала тереть, грубая ткань жгла раны раскалённым металлом, но молодой маг старался не обращать на это внимания и двигался в сторону северных врат. После всего, что он пережил, это были просто мелкие неудобства.
        Дорога через закоулки оказалась не быстрой, но зато Фирош был уверен, что не привлекал лишнего внимания. Наверняка уже в ближайшее время его побег обнаружится и город поднимут на уши. Так что, чем меньше горожан заметит подозрительного человека в тряпье, тем лучше. Но и чересчур медлить ему тоже не стоило. Если из-за его бегства прикажут закрыть ворота, то всё пойдёт прахом.
        К счастью, когда он добрался до городской стены, всё продолжало выглядеть спокойно. Замерев на углу одного из домов, эали вглядывался в поток путников и пытался придумать как ему проскользнуть мимо стражи. Но и на этот раз удача повернулась к нему лицом. Какой-то торговец, вывозящий из Лаграша несколько телег с товаром, закатил грандиозный скандал, тыча пальцем в бумаги.
        Воспользовавшись суматохой, Фирош нырнул в толпу, собиравшуюся вокруг скандалиста и, прикрывшись въезжающими в город торговцами, проскользнул под свод стены. Дальше ему, по идее, уже нечего было бояться. Стражники, что стояли с наружней стороны стены, проверяли лишь въезжающих в город. А тех, кто проверял выезжающих, эали уже оставил позади.
        Поправив на голове грязную шапку, скрывавшую его обгорелые уши, Фирош вышел из города и сразу постарался немного отойти с дороги, чтобы его покрытое волдырями лицо не слишком бросалось в глаза встречным.
        Выбрался! Он выбрался! Он смог покинуть это гнездовье чудовищ! От всей души поблагодарив того гнома ещё раз, эали мысленно поклялся любой ценой уговорить магистров спасти город. Спасти этого бедолагу-гнома и его семью, спасти прекрасную Терал, спасти всех, кто попал под контроль Владыки демонов.
        Вот только пешком, да ещё в его нынешнем состоянии, добраться до укрытия будет непросто. Фирошу требовался какой-то транспорт и вскоре он заметил у дороги привязанного к деревцу ящера. Его хозяин, кажется, сидел чуть поодаль и был занят важным и неотложным делом. Мысленно извинившись перед ним, парень подбежал к ящеру и, отвязав его, вскочил в седло. Зверь поначалу противился, не признавая в наезднике хозяина, но Фирошу удалось заставить того тронуться с места и припустить прочь от города. Несколько секунд спустя он услышал несущиеся вслед проклятия предыдущего хозяина зверюги.
        Езда на ящере оказалась той ещё пыткой. Пару раз парень чувствовал, что вот-вот впадёт в беспамятство из-за боли, но ему удавалось взять себя в руки и мчать дальше. Как смог добраться до нужного поворота он уже почти не помнил. Более того, он едва не пропустил его в сумерках и заметил указатель лишь чудом. Взяв правее, он съехал с главного тракта и ещё около часа ехал дальше, вглядываясь в стремительно сгущающуюся темноту.
        Наконец, он увидел у дороги камень необычной формы, служивший ориентиром, и остановил ящера. Сняв с седла сумку прежнего хозяина, в которой был небольшой запас воды и вяленого мяса, он легонько хлопнул ящера по боку, чтобы тот дальше шёл своей дорогой. Недовольно фыркнув и покрутив башкой, зверь неохотно пошлёпал по дороге и скоро скрылся в темноте.
        Наполовину звериные глаза помогали Фирошу ориентироваться во тьме, но сегодня луна, как назло, пряталась за густыми облаками, так что даже ему, эали, было тяжеловато идти по ночному подлеску. В какой-то момент он даже забеспокоился, что сбился с пути, но ещё несколько минут спустя оказался на широкой поляне с крепким домом из сруба. В таких, бывало, ночевали травники и охотники, уходившие на промысел на несколько дней. Если бы там сейчас кто-то находился, то немому Фирошу пришлось бы непросто с попытками объяснить кто он такой и как тут оказался.
        Но, осторожно заглянув через маленькое окно, он убедился, что в доме, кажется, давно никто не бывал. Зайдя внутрь и задвинув засов, эали устало растянулся на лавке и вытащил из сумки кусок мяса, принявшись жевать. Было холодно, тонкая ткань совершенно не грела, однако Фирош побаивался разжигать очаг, чтобы не привлечь случайно излишнего внимания. Не страшно, настоящие холода ещё не пришли. Магистры прибудут через день-другой, за это время он не замёрзнет.
        Жуя мясо, эали подивился, какая снаружи царила тишина. Молчали птицы, не переругивались между собой за добычу ночные хищники. Словно лесок покинула всякая живность. Не так давно Фирош мог бы счесть место жутковатым, но теперь он понимал, что такое настоящий ужас. Да и вообще, лишившись ушей, его слух уже был не столь остёр как прежде, так что он вполне мог просто не слышать мелодию лесной жизни, сидя за бревенчатыми стенами.
        Закончив с солониной, парень потянулся за флягой и обмер. Рука начала мелко трястись. Он ощутил то, чего надеялся уже никогда не ощущать - липкий, давящий страх, сжимающий тисками саму душу и нарастающий каждую секунду. Замерев, он напряг слух как мог и резко похолодел. К его убежищу кто-то шёл. Без спешки, уверенно и не скрывая присутствия, так как уже скоро Фирош слышал шаги без особых усилий.
        Не зная, что делать, он попытался вжаться в стену. Сердце колотилось как безумное и по телу ручьями бежал ледяной пот. Едва он решил, что оставил мучения и страхи позади, как они вновь настигли его. И вокруг уже не было никого, кто мог бы помочь. Всё происходящее выглядело как дурной сон и нелепый кошмар, и Фирош едва не закатился истерическим смехом. Может быть, он и правда спит? Это слишком нелепо, чтобы быть реальностью!
        Громкий стук в дверь обрушился на его разум словно набат, спутывая мысли и заставляя сердце стучать ещё лихорадочнее в тщетных попытках пробить себе путь из груди. Дёрнувшись, Фирош едва не слетел с лавки и задрожал, поняв, что наделал шуму.
        - Туууук-тууууук, - протянул нараспев насмешливый голос, который он никогда более не хотел бы слышать. - Есть кто дома?
        Разменная фигура. ИнтерЛЮДия
        - Мы не виделись с вами около пяти лет, генерал, но вы ни капли не изменились - всё столь же возмутительно юны, - улыбнулся девушке незваный гость её штабной палатки. - Даже не знаю, благословение это или проклятье, не иметь возможности обладать зрелой красотой? Как вы сами думаете?
        - Я думаю, что зрелая красота имеет свойство быстро превращаться в дряблый мешок для костей и болезней, - неохотно улыбнулась хозяйка шатра. - Так что юность - это отличная пора, чтобы провести в ней жизнь. Что думаете, протектор Фальт? Вы ведь успели испробовать все вехи возраста, поделитесь своим опытом.
        Сидящий перед ней старик ничем не выказал, что шпилька его как-то задела, и лишь усмехнулся:
        - Боюсь, для меня пора дряхлости ещё не настала, так что мой опыт далёк от всеобъемлющего.
        И тут собеседник не лукавил. Несмотря на почтенный возраст и основательно поседевшую бороду, в зелёных глазах старика пылал хищный огонь, а крепкое тело не давало даже одного намёка на дряблость. В каждом движении, даже самом небрежном, ощущалась звериная плавность и готовность взорваться стремительной атакой на любую угрозу.
        Райда откровенно недолюбливала протектора. Пожалуй, никто, кроме Императора, не понимал, что творится у него в голове. Его действия и решения порой выглядели совершенно непоследовательными и нелогичными, словно тот действовал исключительно по настроению, руководствуясь лишь импульсом. И, по мнению девушки, для человека с подобным характером Фальту даровали слишком много свободы в действиях и решениях, ибо тот не подчинялся никому, помимо императорской четы.
        С другой стороны, она признавала, что его право силы позволяло так себя вести. Имей Фальт политические амбиции, он уже давно мог бы захватить фиарнийский трон при помощи своего клинка. Однако протектора Империи всю жизнь интересовали лишь сражения с демонами и поиск сильных противников. Так и не найдя которых, он, в итоге, отошёл от дел.
        Однако появление Владыки демонов, кажется, вновь разожгло в нём энтузиазм. И Райда не сомневалась, что на этот раз желание старика воплотится в жизнь. С лихвой.
        Не так давно появление Фальта могло заставить Райду переживать о том, что протектор украдёт её желанную добычу, но теперь, испытав на себе мощь, величие и надменность Владыки демонов, она могла лишь внутренне усмехаться, глядя на то, как старик отправляется навстречу своему первому поражению. И, возможно, последнему.
        - Я полагала, вы прибудете значительно позже, - сказала девушка, решив перейти от обмена любезностями к делу.
        - Таков был план, - кивнул Фальт и сделал глоток вина из бокала. - Но со мной связался Император и рассказал о вашем бедственном положении. Так что я решил немного ускориться.
        Райда с трудом сдержалась от того, чтобы фыркнуть. Немного ускориться? Учитывая, что Фальт добирался сюда пешком, как должно было выглядеть это «немного ускориться»? В конце концов, его понимание о нормальности было далеко от общепринятого. Старик чудовищно превосходил лучших представителей Империи в силе, выносливости и скорости. Именно благодаря тому, что Фальт демонстрировал на поле боя, родилась идея создания генетически усиленных солдат.
        Впрочем, девушка никогда не испытывала какого-либо трепета перед его мощью. Сила Фальта была… слишком бесхитростной. От неё не веяло величественностью и пренебрежением ко всему живому. Фальт был силён и неудержим, но Райда, будучи генералом, хорошо знала, что старик всё таки не обладал неуязвимостью и даже получал ранения в прошлом, хоть это и происходило, как правило, сугубо из-за случайностей и небрежности самого Фальта.
        И на его фоне Владыка демонов, её желанный Владыка демонов сиял ярче солнца. При его появлении у окружающих замирало сердце и окутывавшая его неведомая сила словно проникала в саму душу, подталкивая признать неизбежный исход и склонить свою голову. Это был словно страх перед доминирующим хищником. Первобытный и плохо контролируемый. И когда этот хищник обнажал свои клыки, то любой, кто не обладал достаточно сильной волей, впадал в настоящую панику.
        Райда отлично видела это на примере своего войска. Владыка Нотан произвёл на солдат неизгладимое впечатление. Вне зависимости от того, была это штыковая атака или же массированный обстрел «Пауками», он принимал все удары в лицо, гордо и надменно, словно избегать их было ниже его достоинства. Что до того заклинания… Хотя она и её офицеры всячески старались приободрить солдат, эффекта от этих речей не хватало надолго. Тьму, поселившуюся в их сердцах, одолеть было не так просто и, то и дело, подле костров слышались тихие проклятия в адрес Владыки и его богини.
        Имелся ли у Фальта хоть один шанс превзойти эту подавляющую силу? Девушка искренне в этом сомневалась. Более того, в её душе начало зарождаться желание стать свидетельницей их боя, дабы своими глазами увидеть как вожделенный ею мужчина превратит лучшего воина Империи в посмешище. Осознав своё стремление, девушка на миг задумалась, можно ли было считать крамолой жажду узреть разгром её союзника и опоры Империи?
        Возможно. Но будет ли это иметь значение, если в итоге победу одержит она? Даже без Фальта войска Империи продолжали бы нести по землям Тельвара победоносное знамя, просто это заняло бы немного больше времени. Так что его потеря почти ничего не изменит для страны. Однако придаст последующему достижению Райды большую ценность. В этот момент девушка окончательно возжелала победы Владыки.
        Он лишь её добыча. Её цель. Её игрушка. Он может проиграть лишь ей и пасть лишь к её ногам. Или же она падёт к его. Иного исхода этой игры просто быть не могло. А Фальт… просто станет в ней разменной фигурой.
        Старик искал достойного противника? Что ж, он с тем же успехом мог бросить вызов вулкану или океанскому шторму.
        - Хо-хооо… - с усмешкой протянул протектор, покачивая в руке бокал. - Какой интересный взгляд. Теряюсь в догадках, что в моих словах вызвало у вас подобную реакцию, генерал, но вы выглядите как безнадёжно влюблённая дева. Неужели кому-то таки удалось растопить ваше неприступное сердце? Надеюсь, это не я?
        - Что вы, протектор, можете не волноваться, - Райда выдавила кислую улыбку, мысленно ругая себя за потерю самообладания. - Меня не интересуют старики.
        - А меня не интересуют столь юного вида особы, но отчего-то я всё равно почувствовал себя уязвлённым, - притворно расстроился Фальт. - Однако же это скромная плата за шанс увидеть грёзы в глазах генерала Райды. Вероятно, я единственный в Империи счастливчик, кому повезло это узреть!
        Раздражение, накатившее на девушку, помогло ей взять себя в руки и выкинуть лишние мысли из головы.
        В последнее время она и правда немного изменилась. Коллекция, которую она столь скурпулёзно собирала долгие годы, больше не вызывала в ней никаких эмоций. Игрушки стали выглядеть жалко и пресно. Если поначалу ей казалось, что на фоне Владыки они заслуживают уничтожения, то теперь она считала их недостойными даже этого и всерьёз подумывала просто открыть кандалы, чтобы эта кучка жалких червей могла расползтись по сторонам и сгинуть подальше от неё.
        Лишь победа над Владыкой теперь виделась ей поводом для гордости. Она уже задействовала все свои связи и резервы, и приступила к сбору информации, дабы отыскать его слабое место, не требующее прямого сражения. Но, как выяснилось, для неё оказалось не так-то просто сидеть и выжидать, собирая медленно стягивающиеся нити информации. Райда изнывала от желания как можно быстрее приступить к делу, вновь ощутить эту подавляющую ауру и одержать над ней верх. И не так давно этот позыв зашёл столь далеко, что Райде пришлось уединиться в своей палатке, чтобы выпустить пар.
        - Оставим в стороне мои сердечные дела, протектор, - сухо отрезала девушка. - Вы ведь зашли не на праздную беседу за бокалом вина? Какое у вас ко мне дело?
        - Увы, оно весьма обыденное. Мне нужна информация, генерал. Император поведал мне о происходящем лишь в общих чертах, так что от вас я жажду услышать детали.
        - Детали, значит… - сделав небольшой глоток из бокала, Райда отставила его в сторону и придвинула поближе карту региона. - Ну что же, слушайте.
        Генерал описала Фальту всю ситуацию с самого начала её зарождения, когда о появлении Владыки доложили в первый раз. Про униженный патрульный отряд, позже погибший при нападении дракона, про разгром под Лаграшем и ручного монстра Владыки. Таинственную гибель аристократа, завербованного Руммеем, методичное уничтожение всех, кто пытался следить за Владыкой. Про то, как тот неожиданно исчез и нанёс смертельный удар по подразделению, до которого было несколько дней пути. Как телепортировался в самое сердце лагеря Райды, словно это было настолько же обыденным делом как обычная прогулка, и уничтожил несколько тысяч солдат одним заклинанием, перед этим как будто милостиво позволив им испытать свои силы и попытаться нанести ему хоть какой-то урон. Про их переговоры и про появление глубинного дракона, который стал лишь инструментом уничтожения лагеря фиарнийцев в руках Владыки, а после, вероятно, и сам был уничтожен. Райда описала всё в деталях и, если бы могла, даже показала бы Фальту запись резни под Лаграшем, однако кристалл сгинул во время вторжения Нотана в её лагерь.
        Учитывая свою недавнюю промашку, девушка старалась, чтобы отчёт звучал предельно сухо и в него не проникло её искреннее восхищение силой врага. Меньше всего ей сейчас хотелось давать старику очередной повод для ехидного зубоскальства.
        Протектор за всё время задал около десятка уточняющих вопросов касаемо действий Владыки или предположений о его магической силе. Однако же, за всё время в его взгляде не промелькнуло и тени озабоченности или напряжения. Но Райда не знала, было ли это следствием самоуверенности старика или же всё услышанное просто находилось в пределах его ожиданий.
        - Как любопытно… - пробормотал он, задумчиво приглаживая бороду, после того как Райда закончила, и тихо добавил. - Она раздобыла занятного паренька. Не ожидал.
        - Она?
        Так как слух девушки ещё не восстановился до прежнего уровня, она не была уверена, что правильно расслышала бормотание Фальта. О ком могла идти речь?
        - Богиня, - буднично отозвался старик и, заметив изменившийся взгляд Райды, насмешливо поднял брови. - Что, вы думали это просто сказочка, генерал? Увы, но нет. Учитывая силу этого, так сказать, Владыки демонов, он и правда апостол местного божества… Впрочем, вам не стоит из-за этого переживать.
        Впервые за долгое время Райда ощущала растерянность. Фальт говорил серьёзно? Или же тихо посмеивался в бороду?
        - Если это шутка, то она весьма неудачная, протектор, - нахмурившись, ответила ему девушка.
        Богиня правда существовала? Нелепость. Религия - лишь инструмент для управления сердцами и не более того. Если у Тельвара действительно есть всемогущая защитница, то почему она вступилась за свой народ лишь сейчас?
        - Кажется, я знаю, о чём вы сейчас думаете, генерал. Но Император может подтвердить мои слова, ему тоже известна правда. Впрочем, как я уже сказал, здесь нет повода для волнений.
        - Почему же? - мысли Райды балансировали на грани хаоса и она сразу попыталась ухватиться за возможность получить ещё немного информации.
        - Потому что у Империи есть я, - широко улыбнулся старик. - Спасибо за информацию и отличное вино, генерал. Пора мне двигаться дальше.
        Выйдя из-за стола, Фальт подхватил оставленный в оружейной стойке длинный одноручный меч в чёрно-красных тусклых ножнах и чёрной же рукоятью без украшений. В непритязательном гардеробе старика, состоявшем из лёгкого походного костюма и дорожного плаща, меч был единственной бросающейся в глаза вещью. И, насколько знала Райда, протектор считал клинок величайшей своей ценностью. Прицепив его на пояс, он повернулся к молча наблюдающей за его сборами Райде.
        - Учитывая расстояние до Лаграша… Ожидайте благих вестей где-то через неделю, генерал, - сообщил он.
        - Вы так уверены в своей победе? - не удержалась от насмешки Райда.
        - Разумеется. Считайте, что судьба Владыки уже предрешена, - самодовольно хохотнул протектор и, махнув рукой на прощание, вышел из шатра.
        Просидев в молчании ещё несколько секунд, девушка не выдержала и зашлась тихим смехом. Старый чванливый болван! Райда поняла, что всё таки переоценила его рассудительность и на деле Фальтом двигала исключительная самоуверенность. Старик слепо верил в своё мастерство и силу.
        Что ж, тем лучше для неё. Иди же вперёд, протектор, иди навстречу своему поражению. Ведь оно заставит всю Империю в полной мере оценить величие её избранника.
        Райда откинулась на спинку стула, мечтательно прикрыла глаза и улыбнулась. Богиня существует? Пусть так. Раз она женщина, то должна понять её искреннюю страсть и не станет вмешиваться в их с Владыкой маленькую игру. Ну а если нет, девушка всё равно не собиралась отступать.
        Ведь впервые жизни она решила сражаться не во благо Империи и не ради испытания собственных навыков, а во имя любви.
        Настойчивое приглашение. Интерлюдия
        Мир богов - особенное место. Оно безгранично словно Вселенная, но при этом невообразимо мало. Оно находится одновременно как посреди всего, так и на краю ничего, балансируя между материальным и нематериальным. Оно - исток времени, и оно же - его конец. Его обитатели повелевают миллионами судеб, но лишь потому, что эти миллионы позволяют им существовать.
        Таков мир богов. Недостижимый для смертных, незримый и непостижимый.
        И одна из его обитательниц, прямо в данный момент, сидела на диванчике в своей божественной, бороздящей глубины космоса ротонде и очень мрачно жевала пироженку.
        В её сердце тлели багровые угли негодования. Она придумала отличный план и создала ценный козырь для своего апостола, но вместо благодарности получила лишь упрёки. Неужели он настолько не доверял её суждениям? Разве до сих пор она не помогала ему преодолевать трудности, поддерживая в тот момент, когда он уже не справлялся сам и был готов оступиться? Не благодаря ей ли он нашёл лазейки к сердцам своих союзников и обзавёлся могущественным артефактом? Не этот ли балбес заявлял, что она его напарница и он даже готов пойти дальше? Тогда почему…
        - Мммхпффф… - раздражённо фыркнула обиженная богиня, дожёвывая пироженку, и откинулась на спинку дивана, наблюдая за тем, как означенный балбес подготавливает место для торжественной встречи магистров.
        Нет, отчасти она понимала, почему так произошло, так как следила за большинством его мыслей. Но именно по этой причине и раздражалась ещё больше! Нотан не был дурачком. Он неплохо умел анализировать информацию и блестяще выдавал отчаянные, но эффективно работающие идеи. Однако при этом он в упор не замечал её заботы, обзывая бесполезной лентяйкой!
        Она ценила Нотана. Ценила за его находчивость и необычные способы решения проблем. И чем дольше она наблюдала за ним, заглядывая в его мысли, тем сильнее ей хотелось, чтобы и он тоже начал ценить её в ответ.
        В тот раз, когда он посмотрел ей в глаза и выдал свою пламенную речь, что пройдёт и её романтический рут, Аллегри показалось, что он наконец признал её. Она воодушевилась. Но это ощущение оказалось вдребезги разбито новыми претензиями и внутри Аллегри вспыхнула обида.
        Надеясь заглушить которую, она схватила со стола ещё одну пироженку и запихала её в рот целиком. Если бы кто-то решил сейчас заглянуть к ней на огонёк, то обнаружил бы, что даже небожительницы могут напоминать хомячка. Но саму Аллегри это сейчас мало заботило. Куда больше Богиню Случайностей беспокоил тот факт, что подобное отношение задело её куда сильнее, чем она сама того ожидала.
        - Уже почти всё понял сам, но так и не извинился, - угрюмо пробормотала она. - Дурень. Даже не надейся теперь на советы.
        В его мыслях она видела, что апостол уже остыл и не злился из-за произошедшего, постепенно признавая мотивы Аллегри и размышляя о них. Но этого было недостаточно, чтобы она его простила. Пока не будет искренних извинений, она и пальцем не шевельнёт!
        Тем не менее, она была вынуждена признать, что наблюдение за его похождениями всё ещё прекрасно разгоняло скуку. Один только «побег» бедолаги-мага, подстроенный Нотаном, чтобы узнать перевалочный пункт магистров, неимоверно её позабавил. Выбравшийся за пределы города эали даже не подозревал, что следом за ним выдвинулся целый отряд. Равно как и не догадывался о том, что всё, включая украденного ящера, было устроено для него по приказу Нотана.
        Аллегри было даже немного жаль паренька. Поездка в Лаграш перемолола его психику в пыль и развеяла по ветру, а всё лишь из-за нездоровой впечатлительности и мнительности. Она была не против излечить его разум, так как эали ещё мог принести много пользы в будущем, но… не сейчас. Нечего было жечь футболку с её ликом! Поэтому на всё, что происходило с эали дальше, она смотрела как на заслуженное наказание.
        Потянувшись за ещё одной пироженкой, Аллегри устроилась на диване поудобнее и принялась наблюдать за развитием событий. На её взгляд, Нотан приготовил для магистров вполне достойную встречу, учитывая сжатые сроки.
        Одной из тактик ведения переговоров является создание стрессовой обстановки для оппонента. Достичь этого можно множеством способов, начиная с невинных манипуляций вроде неудобной мебели и некомфортной температуры, и заканчивая арбалетной стрелой у виска. Последний способ, конечно, уже не имеет никакого отношения к переговорам, а идёт в категории «принуждение», но в глобальном смысле принцип остаётся всё тем же - создание для визави невыгодных условий при обсуждении каких-либо вопросов. Для успешного решения которых в свою пользу крайне важно заставить оппонента ощутить, что игра идёт не по его правилам и на чужом поле, и не давать ему шанса собраться с мыслями для попытки перехватить инициативу.
        Профессиональным переговорщиком или хотя бы торговцем Нотан, конечно же, не был, да и приёмами психологической манипуляции особо не владел. Но, что-что, а вводить окружающих в стресс у него получалось неплохо, раз уж ему удавалось вывести из себя даже Аллегри. Так что и магистры тут не были исключением.
        Её апостол сделал всё, чтобы они, прибыв к домику, ощутили как контроль над ситуацией неумолимо ускользает из их рук. В конце концов, разве мог кто-то оставаться спокойным, когда дом вместе с окрестной земёй стремительно уходят вниз, опускаясь на дно внушительного провала, из которого нет иного выхода кроме как по отвесной стене? Можно ли не начать нервничать, обнаружив на дне провала вход в таинственную пещеру из глубин которой чувствуется смутная угроза? Как остаться в своей тарелке, когда пещера на поверку оказывается мрачным, утопающим во тьме залом, в глубине которого на зловещем каменном троне, буравя вошедших пылающим взглядом, восседает повелитель подземелья в окружении свиты и прекрасных приспешниц?
        Наблюдая за тем, как отряд магов въезжает в лес, Аллегри прихлёбывала чай и готовилась к предстоящему развлечению. Как ни крути, а апостол ей достался что надо, ибо его любовь к театральности делала всё куда веселее.
        Университарий отправил за сильдом небольшой отряд из пятнадцати человек. Выглядели они весьма непримечательно и со стороны не тянули даже на захудалый торговый караван. И посторонний никогда не догадался бы, что эти люди везут с собой такое количество золота, что хватило бы с потрохами купить кусок страны. Казалось бы, такого скромного сопровождения было явно недостаточно для перевозки подобной суммы, однако на деле отряд представлял собой грозную силу. Шутка ли? В его составе находилось целых пять магистров, включая главу Башни, Шарайнэ, и десяток боевых магов уровня мастера или эксперта. Даже самоуверенные люды побоялись бы столкнуться с ними в бою, не имея за плечами мощной огневой поддержки и значительного численного перевеса.
        И Аллегри с нетерпением ожидала как этот могучий отряд превратится в горстку растерянных детей. Исключением станет, разве что, глава Башни, но там был особый случай и богиня не брала её в расчёт.
        - Магистр Шарайнэ, ваш ученик так и не вышел на связь? - поинтересовался тучный рогатый эали, покачиваясь в седле.
        Звали его Парго и он был одним из двух магистров магии разума в Университарии. Именно с его помощью были зачарованы выданные Фирошу артефакты, а потому отчёты, полученные из Лаграша, немного его беспокоили.
        - Нет, - ответила ему ехавшая рядом пожилая эльфийка. - Полагаю, что-то пошло не так. Если парня не окажется на оговорённом месте, будем считать Лаграш враждебным и обсудим дальнейшие шаги.
        - Не нравится мне эта ситуация, - вздохнул позади них щуплый и костлявый старик-орк. - Почему именно мы должны тащиться к этому Меднобороду, а не он к нам?
        - Магистр Латук, вы словно никогда не вели дел с гномами, - фыркнула коротковолосая боевитая эльфийка, больше смахивавшая на наёмницу, нежели на магистра тьмы, которой на деле являлась. - Эта сделка важна для нас, а не для мастера Орена. А значит, скорее горы рухнут, чем он потащится в Университарий для продажи.
        Позади этой группы ехал ещё один магистр, дремучего вида эльфийский старик, удивительным образом умудрявшийся спать в седле и от того в дискуссии не участвовавший. Звали его Айрад и он был тем самым, медленно впадающим в маразм магистром магии жизни, которым Аллегри в своё время пугала Нотана.
        Однако именно он, благодаря своему опыту и таланту, первым заметил, что что-то не так.
        - Ммммхм… Жизнь ощущаю… - пробормотал он сквозь сон и всхрапнул.
        Праздные разговоры среди магов моментально прекратились и отряд остановился, озираясь по сторонам.
        Айрад обладал потрясающим чувством биения жизненной силы. И все знали, что буркнуть сквозь сон нечто подобное он мог только по одной причине.
        Вокруг чужаки.
        Однако как бы маги и магистры не вглядывались в округу, они не могли обнаружить и следа чужого присутствия. Лес, через который они ехали, не был особо густым и относительно неплохо просматривался. Ощущение магической силы тоже молчало. И только хихикающая Аллегри знала, что по пути следования отряда расположилась замаскировавшаяся гоблинская ватага, выжидая удобного момента для уменьшения численности отряда. Некоторые из обормотов Нотана находились настолько близко к магам, что достаточно было протянуть руку, чтобы сдёрнуть кого-нибудь с ящера.
        Из всего отряда, помимо Айрада, их могла бы обнаружить только Шарайнэ, но в данный момент старуха не могла использовать своё восприятие в полную силу. Нотан об этом, конечно же, не знал, отправляя своих гоблинов на задание, что в очередной раз доказывало его легендарную удачливость.
        - Приснилось старому, что ли… - не выдержала, наконец, магистр тьмы. - Магистр Латук, может вам взлететь и осмотреться? - предложила она костлявому старому орку.
        - Вот ещё, - кисло скривился тот. - Ветки кругом, не хватало ещё глаз выколоть.
        - Двигаемся дальше, - вынесла решение Шарайнэ. - До места рукой подать, там разберёмся. Но держите заклинания наготове.
        Перегруппировавшись, отряд двинулся дальше, и Аллегри не могла не улыбнуться, увидев, как замыкающий процессию боевой маг «бесследно исчез» из седла. Его пропажу заметили не сразу. Более того, гоблины успели утащить в кусты и оглушить ещё троих, прежде чем маги заметили неладное.
        - Тревога! - завопил костлявый магистр ветра, умудрившийся услышать короткую возню в кустах и, оглянувшись, увидевший как позади смирно шлёпают ящеры с пустыми сёдлами.
        - Полог ночи! - тут же вскинула руку эльфа, опуская вокруг отряда завесу тьмы.
        Что, впрочем, не помешало одному из гоблинов тут же утащить во тьму своего наделённого магическим даром собрата, оказавшегося слишком близко к завесе.
        - На прорыв! - крикнула магистр огня, над ладонью которой уже ярилась огненная сфера и полетевшая за спины членов отряда. - Нам нужна открытая местность!
        Отряд сорвался с места и, пронзив клубящееся чёрное кольцо, рванул к располагавшейся дальше по курсу полянке, посреди которой стоял тот самый лесной домик.
        У Аллегри не было возможности прочесть мысли Шарайнэ, но она понимала, что старуха опасалась того, что путь для отступления уже отрезан неизвестным противником. Будь она одна, то просто ударила бы по округе огненным смерчем, но из-за союзников под боком магистр не могла использовать настолько разрушительные заклинания. И потому оставался лишь один путь - прорыв к более удобной для обороны позиции. Даже если там их тоже ожидала засада, Шарайнэ наверняка думала, что на поляне ей будет куда сподручнее разобраться с противником.
        Вот только она не знала, что Нотан надеялся именно на такое развитие событий и после сигнала гоблинов уже ожидал своих гостей под заветной поляной.
        Прорыв дался отряду не без потерь - ещё пара боевых магов бесследно исчезла. И Аллегри, чувствуя нарастающую панику в душах оставшихся, радостно ёрзала на диване, предвкушая их реакцию на то, что произойдёт дальше.
        И она не заставила себя ждать.
        Остатки отряда на всех парах подлетели к бревенчатому домику и все, кроме продолжавшего храпеть Айрада, тут же выпрыгнули из сёдел.
        - Оборонительная формация! - крикнула Шарайнэ, готовя новое заклинание, но в тот же миг чародеи ощутили мощное давление, исходившее от невероятно сильного выплеска магии земли, и почва под их ногами дрогнула, резко уходя вниз и опускаясь в огромный колодец вместе с домом и куском леса.
        Через несколько секунд стремительный спуск закончился жёстким ударом и все попадали наземь, включая магистра жизни, навернувшегося из седла и чудом не свернувшего шею.
        Растерянность, паника, испуг и замешательство накрыли Аллегри густой волной эмоций. Все, за исключением Шарайнэ, довольно долго приходили в себя и беспомощно озирались. А не привыкшие к подобному ящеры и вовсе хаотично метались, даже не думая успокаиваться.
        Кое как наведя порядок в своих рядах, маги наконец смогли оглядеться более осмысленно и обратили внимание на внушительных размеров проход в стене колодца. Куда он вёл они не знали, ибо дальше всё утопало в темноте, не позволяя ничего разглядеть. Но чем дольше отряд вглядывался в загадочный проход, тем сильнее им казалось, что оттуда веет смутной угрозой.
        - Вы двое, следите за той дырой, а ты проверь дом, только аккуратно, - Шарайнэ раздала приказы оставшимся боевым магам и повернулась с костлявому орку. - Магистр Латук, сможете вылететь отсюда?
        - В принципе да, сил мне хватит, - кивнул магистр ветра и почесал костлявый подбородок. - Да только не хочется. Никого из вас я наверх поднять не смогу. А если наверху ловушка, то боец из меня так себе.
        - Мы уже в ловушке, если вы не заметили, - прожгла его взглядом старуха. - Противнику удалось лишить нас как мастеров земли, так и льда, так что мы теперь даже лестницу сделать не в силах. Ладно, не будем спешить. Судя по мощи того выплеска силы, если бы нас хотели убить, то не оставили бы в покое. А значит… - она вновь повернулась к тёмной дыре прохода и все невольно посмотрели в ту же сторону. - Это приглашение.
        Глава 24. Справедливая цена. Часть 1
        - Фух! - облегчённо выдохнул я, выныривая из пола пещеры неподалёку от возвышения с троном. - Ну что же, магистры у входа. Как скоро они придут сюда, кто как думает?
        По большому счёту, мне дико повезло, что отряд из Университария прибыл лишь через пару дней после того, как «беглый» эали привёл нас в конспиративную избушку. Благодаря этому запасу времени и помощи Лион, выяснившей примерный состав недавно отбывшего из Университария отряда, я успел хорошенько поразмыслить над планом встречи и подготовить хоть и простенькие, но достойные декорации. Самым важным тут был фактор неожиданности, из-за чего я и не стал поджидать магистров на поверхности, а обустроил подземный зал для торжественного приёма. На моё счастье, в отряде не ожидалось ни одного магистра земли или воды, иначе пришлось бы придумывать нечто совсем иное.
        В какой-то мере подготовка меня даже позабавила. Я ощущал себя как полноценный создатель всамделишного подземелья и, если бы в запасе гарантированно имелось побольше времени, я бы даже сделал каких-нибудь незатейливых ловушек для антуража. В голову даже закралось навязчивое желание действительно состряпать под Лаграшем данж и пускать туда всех желающих. Назвать, допустим, «Владыкалэнд», напихать несмертельных испытаний и вручать символические призы за их полное прохождение или за скоростное покорение подземелья. Людям развлечение и тренировка, городу прибыль. А отключив ловушки, его можно превратить в убежище для горожан… Прекрасная, по сути, идея. Да только где взять на неё время? Задач и без того выше крыши.
        Поначалу я немного опасался, что был чересчур поспешен и эали остановился тут просто на ночлег, однако беспокойство быстро развеялось. Моё появление на пороге домика оказало на Шарука столь мощный эффект, что парень бесповоротно «посыпался». Правда, на всякий случай я всё равно отдал его на попечение поехавшему вместе с отрядом пыточных дел мастеру, но результат от этого не изменился.
        - Шарайнэ из тех, кто по три раза проверяет нет ли на улице дождя, прежде чем выйти из дома, - легонько дёрнула плечами Лионеллиан. - Так что, пока она не проверит всё вокруг входа, отряд сюда не сунется. Думаю, их стоит ждать через четверть часа, не раньше.
        - Может надо было просто дать им всем по голове и забрать золото? - шутливым тоном предложила стоявшая у трона гномка, поигрывая своим шестопёром.
        Зрелище было довольно забавным, учитывая, что Лони уже переоделась в своё парадное платье, готовясь к встрече гостей.
        - Пространственный артефакт не так просто вскрыть-кве, - махнул страницей Эрмит с посоха у меня в руке. - Иногда и вовсе невозможно-кве.
        - Кроме того, я надеюсь, что золото станет лишь первым шагом к нашей большой и долгой дружбе, - хмыкнул я. - Зачем же начинать знакомство с грубостей?
        - Мне показалось или это прозвучало так, словно ты хочешь ободрать их до нитки? - фыркнула рыжая.
        - Богиня упаси, как ты вообще могла о таком подумать? - закатил я глаза, после чего выдохнул и устало потянулся. - Что ж, ждём прибытия гостей.
        Я направился к трону, на котором в данный момент расположилась Шарлотта и, весело болтая лапками, играла в верёвочку. Чтобы помочь паукодевочке развить непривычную для неё мелкую моторику, а заодно скрасить её скуку, я показал Шарли как можно при помощи пальцев создавать различные фигуры и узоры из верёвочной петли. Девочке развлечение очень понравилось и свободное время она теперь проводила в попытках сплести какой-нибудь красивый узор.
        Увидев, что я приближаюсь, Шарли тут же спрыгнула, уступая место. Но, едва я примостил посох с Эрмитом возле трона и опустил свою пятую точку на прикрывавшую каменное сиденье подушку, как девочка тут же запрыгнула ко мне на колени.
        - Шарли, не балуй, мы не дома, - строго сказал я паучихе и та, слегка расстроившись, спустилась на пол.
        Потрепав её по макушке в утешение, я огляделся по сторонам, дабы убедиться, что всё в порядке. В целом, подземный зал вышел неплохим. Центральная часть освещалась закреплёнными на колоннах кристальными лампами, создавая полосу света от входа до постамента с троном, в то время как пространство позади колонн утопало в полумраке, пряча от любопытных глаз дополнительные помещения и тайные выходы на поверхность. Неподалёку от трона, между ближайшими к нему колоннами, на самом краю освещённой зоны стояли наизготовку две шеренги вояк графа, которых привёл Кульд. Большую их часть составляли те самые ребята, что были с нами в походе. В целом, я не видел в их присутствии особой нужды, но для массовки пусть будут. С самого начала им и барону я отдал недвусмысленный приказ сразу же отступать, если вдруг я не найду с магистрами общий язык.
        Учитывая собравшуюся тут и в подсобных помещениях толпу народа, вышло даже уютненько. Само собой, я не ставил перед собой цели создать под лесом полноценную жилую базу или что-то в этом роде, так как нам нужно было провести здесь всего пару дней, но даже так обустройство заняло время. Следовало учитывать кое-какие хозяйственные нужды, решить вопрос вентиляции, надёжно перекрыть дорогу грунтовым водам, предусмотреть, на всякий случай, некоторую степень скандалоустойчивости подземелья. Налепить хоть какой-то декор, чтобы зал для приёма не выглядел слишком уж убого и просто. В общем, хлопот всё равно хватило выше крыши и, по сути, мы закончили подготовку всего за несколько часов до того как дозорный на тракте заметил свернувший в лес отряд.
        В глубине помещений раздался приглушённый пересвист и вскоре ко мне подбежал старина Тук с рапортом:
        - Владыка, из магов сопровождения троим удалось прорваться вместе с магистрами, - доложил он. - Признаков магии земли или льда пока не обнаружено. Кроме того, магистр огня подожгла лес заклинанием, но мастер Горт потушил пожар. Раненых нет.
        - Отличная работа, - кивнул я. - Пленных пусть доставят сюда. Обращаться культурно, но не давать читать заклинания.
        - Будет сделано, Владыка, - ухмыльнулся обормот и исчез во тьме.
        Пятеро магистров и трое обычных магов. Не так гладко, как мне бы хотелось, но, раз уж там нет никого, кто мог бы попытаться вывести отряд наверх, никакой катастрофы в этом не вижу. Сам по себе размер отряда меня, конечно, удивил. Пятнадцать человек - это немного не то число, о котором можно было бы сказать, что они передвигаются тайно и не хотят привлекать внимания. Но, как пояснила Лион, тут как раз имел место факт наличия у магистров обострённого желания продемонстрировать свой статус-кво перед другими членами Башни. Даже при том, что любой магистр наголову превосходил в навыках и силе мага-эксперта, большинство из них и шагу не делали без положенного их статусу почётного сопровождения. Так что, по мнению чародейки, отряд был скорее мал, чем велик.
        В ожидании, пока посланники Университария соизволят пройти по коридору и попадут сюда, я погрузился в размышления, что накатывали на меня в последнее время. После того, как я услышал про Шарайнэ и её характер, и вообще разузнал у Лион побольше о других магистрах Университария и том, как в сём заведении вообще устроены дела, я всё чаще начал ощущать некоторую нелогичность происходящего, когда задумывался над этим. Мне пока сложно было облечь эти смутные подозрения в какую-то краткую и чёткую мысль, но… Что-то в Университарии шло не так. К примеру, для чего им…
        - Ммм! - неожиданно подскочила Шарли, отвлекая меня от мыслей, и ткнула пальцем в сторону входа.
        - Идут, - подтвердила реакцию девочки чародейка.
        Глянув на темноту коридора, я действительно увидел там отсветы приближающегося фонаря. Судя по темпу, отряд или посланный вперёд разведчик, не слишком спешили, а перед поворотом в сторону главного зала движение и вовсе прекратилось.
        - Уважаемые гости! - весело крикнул я. - Вас тут никто не съест, заходите!
        Увы, но мне, кажется, никто не поверил, ибо из-за угла на миг показалась чья-то голова и тут же спряталась обратно.
        - Кто вы? - раздался из коридора голос, весьма похожий на тот, что я слышал из кристалла. - Что вам от нас нужно?
        - Магистр Шарайнэ, почему бы не выяснить это лицом к лицу? Поверьте, если бы вам что-то угрожало, то вы не смогли бы сейчас стоять так спокойно.
        Хоть и не мгновенно, но моему предложению вняли и в коридоре показался отряд. Впереди настороженно шагала пара эльфов, держащих фонари и магические жезлы. Сразу за ними, моментально выделяясь более уверенным поведением, шла пятёрка магистров.
        По центру, сразу же бросаясь в глаза примечательной внешностью, двигалась Шарайнэ. Лион, как и следовало ожидать, описала её в точности. Седая и угловатая, словно высеченная из камня грубым резцом, старуха с идеальной осанкой и выдающимся ростом. Она шагала, сцепив руки за спиной и смотря прямо на меня. И, не удивлюсь, если таким образом она прятала заготовленное в ладони заклинание.
        Слева от неё шла парочка тоже явно немолодых магистров. В костлявом и нескладном орке дистрофичного вида я опознал Латука, магистра ветра, который был весьма любопытным для меня представителем воздушной братии, ибо умел летать. И было бы здорово у него это заклинание как-то получить в своё распоряжение. По поводу чего у меня, в целом, уже имелись мысли. Рядом с ним, явно спя на ходу, умудрялся шаркать ногами дремучий-дремучий эльфийский старик, весь покрытый морщинами. Длинная седая борода опускалась почти до пояса, а волосы на голове хаотично торчали во все стороны. Звали его Айрад, магистр магии жизни. И вот как раз его и следовало опасаться больше всего. Ибо, как я помнил со слов Аллегри, старик был способен в наступающем маразме вместо лечения наложить проклятие вечного поноса. Ужасно опасный дед.
        По правую руку от главы Башни шла не менее приметная парочка. Грузный эали, нервно утирающий пот со лба, мог похвастаться солидными рогами вроде бараньих и статусом магистра магии разума. Звали его Парго и, в теории, он мог оказаться как раз тем, кто создал для своего подгорелого соплеменника тот примечательный набор артефактов. А чуть в стороне от толстяка, расслабленно блуждая взглядом по всему подряд, лёгко вышагивала ещё одна представительница длинноухого народа. Риатель, магистр магии тьмы. Выглядела она, кажется, не старше Лион, но крепко сбитая подтянутая фигура и короткая хулиганская стрижка делали её больше похожей на наёмницу, нежели чародейку.
        Замыкал процессию ещё один маг из сопровождения. И всё, что я мог сказать о нём, так это то, что был он орочьего роду-племени.
        - Добро пожаловать! Добро пожаловать, уважаемые гости! - когда процессия сделала несколько шагов вглубь зала, я встал с трона и гостеприимно раскинул руки. - Искренне рад приветствовать вас в этой скромной обители. Признаться, я ожидал, что наша встреча произойдёт в более торжественном месте, но, увы моему нетерпению, едва я узнал, что вы уже приближаетесь к Лаграшу, то не смог усидеть на месте и отправился навстречу.
        - Полагаю, вы и есть тот самый Владыка демонов, о котором ходит столько слухов? - не изменившись в лице, спросила Шарайнэ.
        Старуха шагала как ни в чём ни бывало, не сводя с меня взгляда и словно вообще ничего не замечая вокруг. Даже аура Мастерских дайсов на неё, кажется, вообще не оказывала никакого влияния. Мне уже попадались личности, обладавшие достаточно крепкой силой воли, чтобы пытаться не подавать виду во время давления дайсов - как, например, граф Вриду или Райда, но даже в их поведении можно было ощутить неуверенность и нервозность, порождаемые аурой. Однако глава Башни, казалось, находилась на абсолютно ином уровне уверенности и непоколебимости. А вот её спутники с каждым шагом выглядели всё неуверенней, аура дайсов явно не пришлась им по вкусу.
        Мне уже давно было любопытно, что такого ощущают окружающие, попав под её влияние в первый раз, ибо за кем бы я ни наблюдал, всех заметно корёжило. И, как показывала практика, особенно впечатлительные, вроде Астиль, даже могли грохнуться в обморок. Боевые маги и магистры, конечно, обладали не столь ранимой психикой и старались не терять лица, однако напряжение от них исходило заметное. Но, к добру или к худу, сам я был лишён возможности ощущать исходившую от дайсов силу и не мог оценить их гамму впечатлений.
        - Досадно, я планировал красиво представиться, но, раз вы знаете, кто я, это теряет всякий смысл, - хмыкнул я в ответ. - С другой стороны, стоит порадоваться тому, что репутация меня опережает.
        - Магистр, смотрите, там Лионеллиан!.. - Риатель, увидев стоящую рядом с троном Лион, тут же попыталась обратить на это внимание Шарайнэ.
        - Без тебя вижу, - едва слышно буркнула старуха. - Лучше за малявкой следи. Из какой Бездны он вообще это вытащил?
        Малявка из Бездны на эти перешёптывания не обращала никакого внимания, с головой погрузившись в попытку сплести пальцами из верёвочки какой-то запутанный узор.
        - Что вы задумали, Владыка демонов? - спросила Шарайнэ, останавливая свой отряд посреди зала. - Почему напали на наш отряд?
        - Мммм… Причина вас, наверное, удивит. Но я просто хотел пригласить вас на встречу со мной, - спустившись с постамента, я не спеша зашагал в их сторону. - Однако когда я задумался о способе приглашения, мне показалось, что вы не пойдёте навстречу, заподозрив в этом какую-то ловушку. В конце концов, как я уже говорил, слава меня опережает. И мне в голову пришла гениальная идея! Если уж вы всё равно заподозрите западню, то почему бы не оправдать ваши ожидания? Каждый смог бы получить то, что хотел. Вы - ловушку, а я - встречу. И все будут довольны.
        Глядя на лица магов, было сразу понятно, что меня записали в умалишённые. И я, в общем-то, не мог их винить после того, как выдал такую забористую ахинею. Я бы и сам так отреагировал на подобное заявление. Но не мог же я сходу заявить, что пошёл на это из-за поимки их шпиона? Нет, хвостатого погорельца я планировал сохранить на десерт.
        Мне действительно стоило поблагодарить Аллегри за такой козырь в переговорах с магистрами. И, наверное, извиниться. Но глубоко в душе меня всё ещё грызла не то обида, не то раздражение за испытанные переживания за жизнь Шарли, и пока я не мог найти в себе силы переступить через это.
        - Судя по выражению ваших лиц, эту причину вы не оценили, - фыркнул я и остановился в нескольких метрах от группы. - Тогда как вам такая?
        Уже привычно взмахнув в рукой в театральном жесте, из-за которого передние маги едва заметно дёрнулись, я вытащил из Хранилища заготовленный на продажу кусок сильда и, держа его двумя пальцами, продемонстрировал магистрам.
        - Мне показалось, что продавать такую штуку лучше без лишних глаз и ушей, которых в городе весьма много. Как думаете? Кстати, ваши люди, пропавшие в лесу, в полном порядке. Вы получите их целыми и невредимыми при любом исходе нашей сделки, независимо от того, договоримся мы или нет.
        - Откуда нам знать, что они действительно живы? - шагнул вперёд толстяк Парго. - И почему у вас сильд?
        - Смертей не чувствовал, - неожиданно ответил ему магистр магии жизни, проснувшийся из-за ауры дайсов. - Не врёт, наверное.
        - Да мне без разницы, верите вы или нет, - пожал я плечами. - Тратить время на убеждения я не планирую, сами потом увидите, что это правда. А касаемо сильда… Он всегда был у меня. Возможно, до вас ещё не доходили слухи, но я помолвлен с внучкой мастера Орена. И именно по моей просьбе мастер Орен передал вам предложение о продаже. Кстати, позвольте представить мою невесту Лони, сегодня она будет выступать в качестве официального лица от клана Медного Горна.
        - Добрый день, уважаемые магистры, - мило улыбнулась державшаяся чуть позади гномка и шагнула вперёд. - Мой дед не смог посетить эту встречу лично и передал свои обязательства мне. Доверительная грамота и клановая бляха у меня с собой, желаете ознакомиться?
        Учитывая лёгкое удивление, пробежавшее по группе, до этого момента наибольшее внимание было приковано ко мне и Лион, и в некоторой мере к Шарли, а на рыжую гномку его пришлось меньше всего. Никто из них явно не ожидал, что рыжая стоит тут не красоты ради, а пользы для, ибо в лицо внучку знаменитого магического инженера никто из них явно не знал.
        Внимательно оглядев гномку, Шарайнэ коротко бросила:
        - Парго, проверьте её бумаги.
        - Я? - удивился поначалу толстяк, но на его лице быстро проявилось осознание чего-то и он тут же кивнул. - Хорошо.
        Не слишком уверенно зашагав к нам, эали подошёл к гномке и, опасливо кося на меня взгляд, протянул руку:
        - Грамоту и бляху, пожалуйста.
        Уж не знаю, где Лони их прятала в своём чёрно-красном платье, но искомые предметы у неё были уже наготове и она сразу же протянула их магистру. Тот, взяв их, внимательно пробежался по содержимому бумаги и долго осматривал бляху, прежде чем вручить их обратно хозяйке.
        - Благодарю, - кивнул он и вернулся к своим.
        Магистр огня тут же бросила ему вопросительный взгляд и тот едва заметно помотал головой, после чего кашлянул и доложил:
        - Бляха точно настоящая, да и грамота составлена правильно, печати на месте.
        - Хорошо, - недовольно пожевала тонкими губами Шарайнэ и скосила взгляд на тёмную эльфийку. - Магистр Лионеллиан, вы знали о том, кто владелец сильда?
        - Да, магистр Шарайнэ, - улыбнулась ей в ответ Лион и тоже подошла к нам. - В конце концов, чтобы исследовать его чистоту и структуру, я брала кристалл из рук Владыки Нотана.
        - И вы ни словом не обмолвились об этом? - в вопросе Шарайнэ сквозил ощутимый холод.
        - Мне показалось это не слишком важным, - небрежно пожала плечами чародейка.
        Судя по сузившемуся взгляду магистра огня, назревал большой скандал, участвовать в котором у меня не было никакого желания, так что я хлопнул в ладоши, привлекая внимание к себе:
        - Так, дамы и господа, раз уж мы разобрались с этими мелочами, давайте приступим к делу.
        Картинно разведя руки, я создал прямо между нашими группами массивный каменный стол, чем, кажется, сильно удивил как магистров, так и их сопровождение. Боевые маги, видимо среагировав на ощущение творящейся магии, тут же вскинули жезлы и начали что-то бормотать под нос, но появление стола заставило их невольно сделать пару шагов назад и замолчать. Что до магистров, они удивлялись более сдержанно, но даже у Шарайнэ брови приподнялись на пару миллиметров вверх.
        Как вам, а? Слабо бахнуть какое-нибудь заклинание без бормотания формулы?
        Наслаждаясь произведённым эффектом, я подавил в себе навязчивое желание повыпендриваться другими способностями и просто создал по ту сторону стола пяток удобных стульев для магистров. С нашей же стороны я создал три, ибо Шарли, кажется, не горела желанием участвовать в наших скучных посиделках и залезла обратно на трон.
        - У вас есть золото, а у меня есть сильд. Давайте же поговорим о том, чтобы эти вещи сменили своих хозяев и обрели новый дом, - с улыбкой предложил я, указывая на стулья.
        Глава 25. Справедливая цена. Часть 2
        - Не нравится мне это, - недовольно пробормотал костлявый ветровик, когда между магистрами завязалось обсуждение, и бросил на меня неприязненный взгляд. - Мы не можем слепо ему доверять.
        - Никто и не предлагает доверять, - прошамкал Айрад. - Нам ведь предлагают сделку, а не дать денег под честное слово. Хрррммм…
        Старикан неожиданно закрыл глаза и захрапел. Неужели успел привыкнуть к ауре? Скала, а не дед.
        - Магистр Шарайнэ, я поддерживаю магистра Айрада, - поддержал своего коллегу толстяк. - Мы ведь ехали купить сильд, верно? Какая разница, у кого его покупать, если он настоящий и попадёт в наше распоряжение?
        Поддержка Парго могла бы выглядеть неожиданной, однако благодаря Лион я немного представлял интересы магистров, некоторые скелеты в их шкафах и общий баланс сил в Башне. К примеру, Парго поддержал Айрада не от большого уважения к старцу, а потому, что сильд позволит нарастить поставки артефактов армейским магам, а толстяк отвечал за подготовку конструктов заклинаний разума для зачарователей и имел с этого определённый гешефт.
        Айрад, по слухам, искал способы магического избавления от мужской немощи, что, к моему удивлению, являлось серьёзной проблемой для лечащей магии. Так что дедуля тоже был весьма заинтересован в источнике дополнительной энергии для своих экспериментов. И даром что магистр прямо сейчас храпел, стоя передо мной, в Университарии он слыл известным ловеласом и подбивал клинья к каждой симпатичной обладательнице юбки, что автоматически делало его основным выгодоприобретателем в случае успешного изыскания. Лионеллиан поведала, что и её в своё время не миновало внимание старого магистра, но она быстро отвадила старого хрыча. Причём, рассказывала она с таким выражением на лице, что это сразу заставило меня подумать о том, кто именно стал первопричиной его изысканий.
        По поводу Шарайнэ Лион мало что смогла поведать. Лидер Башни свои секреты хранила надёжно и с большим удовольствием собирала чужие, применяя по мере необходимости. Что до Риатель, её чародейка знала довольно плохо. Она мало бывала в Университарии, предпочитая полевую работу, и в дрязги Башни особо не лезла, ограничиваясь своими прямыми обязанностями магистра. Но из-за этого Лион плохо представляла мотивы эльфийки.
        Что до Латука, тщедушный орк был трусоват и старательно увиливал от опасных поручений, насколько мог. Однако он мечтал распространить искусство полёта среди других магов своей стихии и надеялся, что источник доступной энергии позволит ему протащить некоторые исследования на кафедру зачарования, для которых в данный момент не было ресурсов. Так что, хотя в данный момент магистр мне не доверял ввиду своего характера, я надеялся, что мы сможем найти общий язык.
        - Риатель, ваше мнение? - так и не сводя с меня взгляда, спросила Шарайнэ.
        Честно сказать, взгляд у старой эльфийки был очень неприятный. Колючий, неприязненно-подозрительный. И цвет её глаз не добавлял комфорта. Странный, водянисто-жёлтый, словно глаза невольно пытались сообщить, что их хозяйка ещё старше, чем выглядит. А может, это была просто катаракта. Но, насколько мне было известно, лечащая магия с такими проблемами успешно справлялась, если только порок не был врождённым.
        Тут стоило отметить, что я вообще впервые видел подобный цвет глаз у представителя светлых эльфов. Для их тёмных собратьев подобный оттенок радужки не был редкостью, однако отличался более приятными тонами. Например, у Лион глаза могли похвастаться красивым золотистым, почти искрящимся, оттенком с лёгким уклоном в янтарь, а в целом у тёмных эльфов цвет глаз варьировался от золотисто-янтарного до киновари. У светлых же эльфов я до сих пор видел лишь оттенки синего, зелёного и серого, но никогда не встречал чёрные, карие или жёлтые. Такие попадались только у эали.
        Та же Риатель, например, могла похвастаться тёмными изумрудными глазами, а Айрад, пока не опустил веки и не захрапел, взирал на мир небесно-голубыми. И на их фоне глаза Шарайнэ заметно выбивались из стройной системы. Кроме того, этот непонятный цвет мне что-то неуловимо напоминал.
        - Хмм… - задумалась магистр тьмы и внезапно улыбнулась. - Я нахожу весьма любопытной всю эту ситуацию, подобного опыта у меня ещё не было. Почему бы нам и не побеседовать? Хотя мне интересно, почему маг такой силы и амбиций хочет продать подобный источник магической энергии. Выглядит подозрительно.
        - Зачем мне этот крохотный камушек, если я получаю магические силы от самой Богини? - я подарил эльфийке ответную улыбку. - Что до моих амбиций, то они просты. Мне нужна победа над фиарнийцами. Полная и безоговорочная. Но, как бы я ни был силён, в одиночку мне этого не достичь. Почему тогда я должен пренебрегать шансом усилить своих союзников?
        - Союзников? - недоверчиво фыркнул Латук.
        - Раз вы считаете нас союзниками, почему бы не отдать сильд просто так? - невинно захлопала глазами эльфа.
        - Ахахаха! - рассмеялся я. - Увы, хотя я не нуждаюсь в источнике энергии, мне всё ещё требуется презренное золото для воплощения своих планов. Деньги - движитель мира и прогресса. И, чтобы их раздобыть, у меня есть лишь два пути.
        - Надо понимать, продажа сильда - это первый путь, - Парго в очередной раз промакнул взмокший лоб платком. - А что на счёт второго?
        - Получить их силой, - я весело подмигнул рогатому эали. - Какой путь вам нравится больше?
        Ненадолго повисло напряжённое молчание, разрушившееся смешком Риатель:
        - Ха! Просто удивительно, как он умудрился смешать здравый подход и невероятную самоуверенность. Мне нравится его подход. К тому же, он, кажется, симпатичный. Я не против обсудить сделку.
        Комплимент оказался довольно неожиданным, особенно учитывая, что я по старой-доброй традиции щеголял в своей полумаске. Лони с Лионеллиан, услышав его, так и вовсе тихо фыркнули.
        - Я не слишком доверяю вашим словам, особенно про союзников, - без обиняков заявила мне Шарайнэ. - И мне сложно сказать, что, потенциально, может нести больше угрозы для нас - наличие в ваших руках мощного источника магической энергии или большого количества золота. Но я точно знаю, что сильд принесёт Университарию больше пользы, чем деньги. А потому я тоже согласна обсудить сделку. Итак, магистр Латук, вы в меньшинстве.
        - Только не говорите потом, что я не предупреждал, - недовольно фыркнул орк.
        - Итак, раз вы пришли к консенсусу, тогда прошу за стол! - гостеприимно повёл я рукой.
        Пока все, кроме оставшегося храпеть Айрада, занимали свои места и устраивались поудобнее, я вновь задумался над внешностью Шарайнэ. Не сказать, что до этого я видел много эльфийских старушек, но внешность магистра огня казалась мне всё более нетипичной для их рода, чем дольше я на неё смотрел. И дело было не только в глазах. Резкие, грубые черты лица вызывали ассоциации с чем-то хищным и неприятным. Коршун? Горгулья? К её характеру, конечно, такой облик подходил идеально, но…
        - Могу ли я взглянуть на сильд, прежде чем мы приступим к обсуждению? - спросила глава Башни. - Хочется удостовериться в его качестве лично, - с этими словами она скосила взгляд в сторону Лион.
        - Разумеется, - кивнул я и передал кристалл Шарайнэ.
        - И вы вот так запросто передали его нам? - удивилась Риатель.
        - Недавно мы говорили о доверии, верно? - слегка развёл я руками. - Как я могу ожидать доверия от вас, если сам не буду доверять?
        - А если мы вдруг попробуем с ним скрыться, не заплатив? - прищурилась эльфа.
        - Вы вольны попытаться, - усмехнулся я.
        - Магистр Риатель, - одёрнула магичку Шарайнэ.
        - Да шучу я, шучу, - фыркнула та и, как ни в чём ни бывало, стала глазеть по сторонам, в то время как остальные магистры вместе с Шарайнэ принялись вглядываться в кусок сильда.
        Наблюдая за Риатель, я не смог не удержаться от мысленной усмешки. Она и Лион были явно два сапога пара. Не особо чтили авторитеты и не лезли за словом в карман. Весьма свободолюбивые дамочки. Только одна была тёмной эльфийкой с магией света, а другая - светлой эльфийкой с магией тьмы. Интересно, были ли у неё, как и у Лионеллиан, другие магические специализации? Было бы забавно сравнить.
        - Что ж, сильд действительно настоящий, - заключила старуха и положила кристалл в центре стола. - Качество соответствует полученному описанию. Тогда предлагаю сразу перейти к делу. Сколько вы хотите за этот кристалл?
        Хотел я прилично, особенно после плотной консультации с Ореном и Эртусом. Но не непомерно, тут важно было сохранить тонкую грань между обоюдной выгодой и неприкрытым грабежом одной из сторон. Однако, как того требовали старые-добрые традиции торгов, начинать стоило с какой-нибудь несусветной суммы.
        - Четыре миллиона золотом.
        - Нелепость! - толстяк Парго подскочил как ужаленный. - Мы что, похожи на казну целой страны?!
        - Лучше! - улыбнулся я. - Вы похожи на могущественную организацию, которая столетиями сохраняла свободу от какой-либо власти. Только не говорите, что это не позволило вам сколотить небольшой капиталец, оказывая услуги странам альянса.
        - Но это не значит, что мы должны разбрасываться им направо и налево, - кисло проворчал Латук. - Подобная независимость нам недёшево обходится.
        - Позвольте, но я же не отбираю у вас деньги просто так. Это ваш вклад в будущее. Новые исследования, рост магического производства, ускоренное восстановление маны при обучении молодых магов. Усиление обороноспособности Университария, в конце концов. Разве это не стоит жалких четырёх миллионов? Они ведь окупятся сторицей. Или вы предпочтёте просто сидеть на горе золота как жадный дракон?
        Шарайнэ недовольно скривила губы и прищурилась.
        - Мы не отрицаем, что подобный кусок сильда требует соответствующей цены, но вы переоцениваете наши текущие возможности, Владыка демонов, - заявила она. - С каждым годом война требует всё больше средств, чтобы сдерживать людов. Деньги, которые мы получаем от альянса за наши услуги, сейчас едва покрывают траты на обучение и подготовку магов. Так что у нас просто нет возможности быть не в меру щедрыми. Один миллион. Таково наше предложение.
        Озвученная цифра меня немного удивила, так как была в два раза выше той, что я ожидал услышать в начале торгов.
        - Прекрасно понимаю ваше положение, магистры, - кивнул я. - Но вы не учитываете, что использование сильда серьёзно удешевит подготовку магов. Резко сократятся закупки альда, вельда и иных материалов для хранения и восстановления маны. При этом время обучения сократится. Вы не только сэкономите деньги на ресурсах, но и увеличите частоту платежей от альянса. Впрочем, я согласен пойти навстречу Университарию и продемонстрировать свои искренние и дружеские намерения. Три миллиона.
        Парго тихо фыркнул, но ничего не сказал, а Айрад выразил своё мнение громким всхрапом.
        - Мне видится зерно истины в словах нашего собеседника, - Риатель повернулась в сторону магистра огня. - Обучение магов действительно проходит медленней, чем нам того бы хотелось. Возможно, дополнительные полмиллиона стоят улучшений в этом аспекте?
        Могло показаться, что светлая эльфа неожиданно встала на мою сторону и торговалась в мою пользу. Но я понимал, что это лишь красивая ширма, прикрывающая нежелание платить полную цену. Но текущая цифра меня пока не устраивала.
        - Побойтесь Богини, уважаемые магистры. Вы даже не представляете, сколь много пользы принесёт ваше золото в моих руках. Передовая магическая инженерия и оружие, эволюция военного дела, развитие не-магической медицины. Разве не в ваших интересах победа над людами и возвращение отнятых силой земель? Я ведь не требую от вас годовой бюджет Браллака. Мне хватит и этой малости, - я сделал небольшую паузу и опустил ещё одну гирьку на чашу торговых весов. - Хорошо, так как я верю, что это не последнее наше сотрудничество на почве взаимного развития и усиления, я готов уступить ещё пятьсот тысяч.
        Теперь дело было за магистрами. Если они сделают ещё один шаг вперёд, то это меня полностью устроит. Тем более, что я планировал получить от Башни ещё кое что сверху, но это будет для магистров уже сюрпризом.
        - И о каком же сотрудничестве может идти речь? - с недоверчивой насмешкой спросил Латук.
        - Рад, что вы спросили, магистр! - просиял я и извлёк из внутреннего кармана листок с одним из заранее заготовленных козырей. Конкретно этот предназначался Латуку и, если дальше всё пройдёт гладко, то другие мне не понадобятся. - У меня есть некоторые мысли о развитии различных направлений магии, которыми я буду рад поделиться в будущем. Но для того, чтобы не прослыть голословным, хочу подарить вам это. Надеюсь, оно поможет воплощению ваших надежд.
        Орк взял сложенный листок с большим недоверием, словно тот был способен проклясть его или убить на месте. Но, раскрыв лист и вчитавшись в содержимое, костлявый магистр резко взбудоражился.
        - Невероятно! Как такое возможно?! Нет, я понимаю принцип… Это даже отчасти перекликается с моими задумками… Но сколь малый размер и вес! Это правда возможно?!
        - Попробуйте и узнаете, - развёл я руками и откинулся на спинку, довольно наблюдая за реакцией.
        - Что такого дал вам Владыка демонов, магистр Латук? - озвучила всеобщий интерес Риатель. - Покажите же нам.
        - Истинно шанс на большой шаг для магов воздуха, если написанное тут сработает! - торжествующе воскликнул орк и припечатал бумажкой по столу. - Да даже не только воздуха, любых магов!
        Содержимым заинтересовались все, без исключения. Даже Айрад перестал храпеть и, разлепив один глаз, подошёл взглянуть.
        - Чтоб меня Бездна сожрала, - выдохнул Парго. - Артефакты полёта? Реак… тив… ная… струя? Что это за заклинание такое, магистр Латук?
        Глядя на то, как оживлённо гомонят магистры, я лишь посмеивался про себя. Как я недавно говорил Лони - нам самим не вытащить весь объём технологий и исследований, которые я хотел бы внедрить. А потому я собирался делегировать любую задачу, для которой это имело смысл. И идея артефактов полёта была как раз такой. У меня не было ни доступа к нужным заклинаниям ветра, ни мастера зачарований под рукой, а потому идея грозила надолго остаться идеей. Но, сбросив её на Университарий, я мог быть уверен, что это будет уже не моя головная боль. И не мои затраты на эксперименты, хехе.
        - Магистры, держите себя в руках, - приструнила коллег Шарайнэ и остро взглянула на меня. - Любопытная бумага. И много у вас подобных… идей?
        - Достаточно, - многообещающе улыбнулся я. - Когда мы закончим, магистр Лион может продемонстрировать вам весьма смертоносное заклинание магии света, идею которого я ей подсказал. Уверен, вы оцените его по достоинству.
        - Смертоносное?
        - Магией света?..
        - Только представьте, - бархатным тоном начала Лионеллиан, расслабленно приподняв руку. - Одно лёгкое движение посохом, небрежный росчерк заклинания и… - она резко провела пальцем поперёк фигур магистров. - Тело людского солдата падает замертво за сотню шагов до мага.
        Данное заявление вызвало новую вспышку удивления и тут, приглаживая бороду, в разговор вклинился Айрад:
        - Уважаемый, а нет ли у вас идей по по развитию исцеляющей магии и преодолению её нерешаемых проблем?
        - Поговорим об этом, если придёт время, - увильнул я от прямого ответа.
        - Что ж, буду ждать, - одобрительно кивнул старик и, наконец таки сев, снова предался сну, пробормотав напоследок. - Сотрудничество с ним может быть полезным… Ххррррммм…
        - Поддерживаю магистра Айрада, - заявил Латук, уже напрочь позабыв о всех своих подозрениях в мой адрес.
        Хотя это и не говорилось напрямую, магистры таким образом явно выражали согласие поднять ставку.
        - Признаться, вы меня заинтриговали, - вздохнул толстяк. - Учитывая ваши планы, думаю, мы можем ещё немного пойти навстречу ради достижения всеобщих целей. Что думаете? - обратился он к магессам.
        - Разве я когда-то отказывалась от шанса изучить что-то новое? - небрежно отозвалась Риатель.
        Шарайнэ некоторое время молчала, скрестив руки на груди, но у меня не имелось ни единой догадки о том, что творилось у неё в голове. То, что решающий голос тут был именно за ней, я даже не сомневался. Но, не считая сдержанного любопытства, когда Латук восторгался содержимым листочка, за время переговоров она не менялась в лице и, кажется, даже ни разу не мигнула.
        Давай, бабуся, решайся. Сама же сказала, что вам от сильда больше пользы, чем от денег!
        - Скажите мне, асани, - неожиданно хмуро заговорила старуха. - Насколько разрушительной может стать магия после ваших идей?
        Поначалу я хотел навешать ей на уши сверкающей радужной лапши, в красках описав безграничные перспективы развития магических наук, если приправить их толикой научных знаний, но что-то в её вопросе меня смутило. Возможно мне просто показалось, но проскользнуло в интонациях Шарайнэ нечто такое, из-за чего я подсознательно напрягся, хотя и не понимал конкретной причины. Так что ответ я дал намного более осторожный и взвешенный:
        - Увы, я не смогу научить вас как уничтожать целые армии по щелчку пальцев, - помотал я головой. - Могу лишь рассказать как улучшить текущие возможности и открыть новые грани использования заклинаний или артефактов, улучшить их эффективность.
        - Понятно, - она помолчала ещё несколько секунд. - Два миллиона, Владыка демонов. Это наша последняя цена, больше мы не можем себе позволить. И я думаю, - она скосила взгляд на сидящую с невинным видом Лион, - вы неплохо об этом знаете. Сразу хочу предупредить, на руках у нас есть лишь один миллион золотых. Второй миллион мы готовы выплатить частями, золотом или ресурсами, в течении нескольких месяцев.
        Теперь уже паузу взял я. Лионеллиан предполагала, что такой вариант возможен и даже наиболее вероятен - и не ошиблась. В целом, позиция была понятна. Магистры просто перестраховывались на случай каких-нибудь сюрпризов с моей стороны, хотя деньги однозначно были у них при себе в полном объёме. Стоит ли мне надавить, чтобы получить всю сумму здесь и сейчас, или пойти на уступку и тем самым снизить градус подозрительности Университария в мой адрес? В том, что маги выплатят всё до монеты, меня заверила как Лион, так и гномы с казначеем. Университарий пёкся о своей репутации и договоры не нарушал. В то же время, всё когда-нибудь случается в первый раз и мне не хотелось стать тем самым первым. Всё было бы куда проще, если бы я мог отправить магистров к Аллегри на профилактическую беседу. Но богиня пациентов сейчас явно не принимала.
        Ладно, попробуем немного поиграть в доверие. Если Башня не попытается меня обмануть, то такой вариант куда выгоднее для налаживания отношений.
        - Вы меня без ножа режете, - скорбно вздохнул я. - Я ведь и без того дал вам огромную скидку. Но хорошо. Учитывая обстоятельства, полагаю, было бы бессердечно требовать от вас большего. Я готов продать вам сильд на этих условиях.
        - Рада, что мы пришли к пониманию, - продемонстрировала едва заметный зародыш улыбки Шарайнэ.
        - Тогда приступим к подписанию договора? Лони, будь любезна…
        Основная часть уже была оформлена Ореном и Эртусом, и нам оставалось лишь вписать туда нужные цифры и дополнить договор деталями выплаты рассрочки. Тут стоило отметить, что согласно бумагам, на самом деле сильд покупали у клана Медного Горна, а я и Лони выступали доверенными лицами клана. Это уже была подстраховка с нашей стороны. Можно попытаться махнуть рукой на непонятного колдуна из захолустья, объявившего себя апостолом, а вот с гномами лучше финансовые шутки не шутить. Фактически, этим договором Орен кристально ясно давал понять о наших союзнических отношениях.
        Когда все поля были заполнены, подписи поставлены, маги немножко посидели в ступоре от моего волшебного пера, и каждая из сторон забрала свою копию договора о продаже, магистры вывалили на пол огромную гору золотых монет.
        Реально, блин, огромную гору!
        Несколько секунд я смотрел на этот золотой холм в полном офигевании, пытаясь переварить весь тот объём деньжищ, которые я только что получил в свои руки, и с трудом удерживался от попытки по мультяшному нырнуть внутрь рыбкой. Такой ход, конечно, был изначально обречён на провал, ведь навыком ныряния в золото обладал лишь старина Скрудж, но хотя бы золотого ангела на поверхности горы я мог бы сделать!..
        Фух. Вроде бы отпустило.
        На глазах удивлённых магистров, которые вытряхивали монеты из множества артефактов-хранилищ, я собрал свой первый миллион в каменный короб и небрежным касанием отправил его в инвентарь, чем вызвал очередную волну тихого удивления. Теперь можно было переходить ко второй части сегодняшней встречи.
        - Магистр Шарайнэ, у меня есть к вашей делегации ещё одно пустяковое дело, - кивнул я и указал рукой на стулья. - Хотя это не займёт много времени, давайте лучше снова присядем. Кстати, вы голодны? Может мне приказать подать обед?
        - О, не отка… - начал было толстяк, на Шарайнэ прервала его решительным отказом.
        - Мы воздержимся, спасибо, - заявила она, усаживаясь обратно. - О чём вы хотели поговорить?
        Я сделал задумчивую паузу и откинулся на спинку.
        - Право слово, даже не знаю откуда было бы правильно начать. Знаете ли вы о бродячих собаках, уважаемые магистры? Об этих беспризорных дворнягах, что бродят без присмотра и бросаются в голодной злобе на невинных прохожих. Так получилось, что одна такая дворняга недавно проникла в мой дом и покусилась на жизнь дорогого мне человека. Едва не убила. Как по вашему, как я должен поступить с этой шавкой? Должен ли я её просто убить? Или стоит попытаться найти хозяина и потребовать у него компенсацию? Как думаете?
        - Что за бред? - недоумённо поморщился Латук. - Вы хотели обсудить с нами подобную чушь? Это не тянет даже на плохую шутку.
        - А я вовсе не шучу, - холодно ответил я, пронзив костлявого орка взглядом. - Я никогда не шучу, когда дело касается жизни и здоровья моих родных и близких.
        - Всё ещё не понимаю, причём тут мы, - пожал плечами Парго. - Зачем вам магистры для решения такого пустяка? С подобным вы и сами можете разобраться.
        - А я и разбираюсь, - выдавив ядовитую улыбку, я повысил голос и крикнул. - Привести сюда пса!
        Глава 26. Справедливая цена. Часть 3
        На недоумение, прокатившееся по лицам магистров, я смотрел с нескрываемым удовольствием, ничуть не пряча злорадную ухмылку. Когда из темноты раздался звон цепи и звуки босых шлепков по камню, их замешательство лишь усилилось и я с нетерпением ожидал последующей реакции.
        Ничего-ничего, родные, не напрягайтесь так вглядыванием в темноту, сейчас всё хорошо увидите.
        Звон со шлепками становились всё ближе и когда источник звука наконец показался в освещённой части зала, недоумение магов сменилось шоком.
        - Ворласково отродье, что это? - не удержался от возгласа Парго. - Что…
        Видимо, отреагировав на знакомый голос, псина, которую привёл на поводке орк-надсмотрщик, подняла взгляд и промычала:
        - Ыыыыааааы.
        Обгорелый, лишившийся хвоста, ушей и воли к сопротивлению «Шарук», увидев знакомые ему лица немного воспрял и в его опустевших недавно глазах вновь загорелся огонёк надежды.
        - Ыыыыы! - завопил он и, как был, на четвереньках, дёрнулся в сторону своих начальников, но оказался тут же отброшен назад мощным рывком орка за цепь и свалился на пол, болезненно скуля.
        - Я считала вас интересным, но подобные развлечения… это немного чересчур, не находите? - поморщилась Риатель.
        - Если вы хотели испортить впечатление о себе, то вам это удалось, - сухо процедила Шарайнэ. - А теперь не могли бы вы избавить нас от этой демонстрации вашего дурного вкуса?
        Поняв, что его не узнали, эали с диким воплем и искажённым от страха лицом попытался ещё раз приблизиться к магистрам, но ошейник на цепи вновь впился в его шею и вернул назад к ногам надзирателя.
        В целом, оно и не мудрено, что парня не признали. Весь в ожогах и ранах, лишившийся волос, ушей и хвоста. С впавшими от нервного расстройства и недоедания глазами. Требовалось приложить немалые усилия, чтобы узнать в нём прежнего и здорового молодого человека. Если бы не заклинания Лион, подпитывающие его здоровье и снижающие боль, в таком состоянии он не протянул бы долго. Откровенно говоря, я уже даже был готов его окончательно вылечить, так как он достаточно пострадал в эти дни, чтобы запомнить урок. Но пока что он требовался мне именно в таком виде.
        Немного успокоившись и поняв, что ему не дадут просто так вырваться, «Шарук» не стал больше испытывать судьбу и просто поднялся с пола на колени, начав призывно мычать и тыкать в грудь пальцем, моляще смотря на магистров.
        - Кажется, пёсик хочет что-то вам сказать, - усмехнулся я. - Думаю, мне стоит ему помочь.
        После лёгкого взмаха рукой в ней оказалась небольшая холщовая сумка, извлечённая из Хранилища. Поставив её на стол, я залез внутрь и вытащил кристалл связи, после чего просто вывалил остальное содержимое в центре стола. Падающие артефакты весело зазвенели о камень, после чего их мягко накрыл лист подорожной.
        - Полагаю, некоторым из вас будут знакомы эти вещи, - улыбнулся я. - Но, дабы развеять все возможные сомнения, давайте послушаем вот это.
        Держа руку с кристаллом чуть на отлёте, словно в ней находился телефон в режиме громкой связи, я нажал на рычажок воспроизведения и из магического камня полился чуть искажённый голос магистра огня. Слушая запись, магистры ничего не говорили, но на лицах всех, кроме спящего Айрада и самой Шарайнэ, медленно проступал шок осознания.
        - Магистр, это… Это же ваш… - растерянно забормотал Латук по окончанию записи, не сводя взгляда с вновь засветившегося надеждой Шарука, принявшегося активно кивать орку после его слов.
        - Как это понимать? - впервые в голосе Шарайнэ проскользнули нотки откровенного гнева и она угрожающе подалась вперёд. - Объяснитесь!
        - Объясниться? Это я тут жду объяснений! - рыкнул я, не сдержавшись. - Несколько дней назад в мой особняк проникла эта псина и устроила в доме пожар, покусившись на жизнь члена моей семьи. И я лишь чудом успел остановить всё в последний момент, когда вернулся домой. Моё возмущение случившимся оказалось столь велико, что я даже воскресил эту погибшую от собственного огня шавку, чтобы найти её хозяев и призвать их к ответственности за отвратительное поведение питомца. И что же я обнаружил? Кучу следов, ведущих к Университарию, и кристалл с записью вашего, магистр Шарайнэ, голоса. Так кто на самом деле должен объясняться?
        В зале повисла леденящая тишина, нарушить которую не посмел даже пленный эали, испуганно мечущийся взглядом то на меня, то на магистров. Его и без того нестабильный разум сильно сдал после той ночной встречи в избушке, но даже в таком состоянии он, видимо, понимал, что сейчас решается его судьба. Магистры сделают вид, что не при делах - и бедолага останется у меня в руках. И он явно не ожидает от этого варианта ничего хорошего, учитывая своё текущее состояние. Правда, парень даже не догадывался, что у меня на его счёт имелись совсем иные планы, если ситуация пойдёт именно этим путём. В то же время, если хозяева Башни от него откажутся, это ярко продемонстрирует мне их отношение к собственным людям и союзникам.
        Попытаются ли они «сохранить лицо»? Или возьмут ответственность? Лично меня устроят оба варианта, ибо у каждого имелась своя выгода. В первом я, после примирения с Аллегри, получу в своё распоряжение неплохого, кажется, огневика. Это не так вкусно как репарация, которую я хотел затребовать при втором варианте, но всё равно сойдёт. А вот понимание того, что магистры могут без стеснения избавиться от неудобного им союзника, станет просто бесценным. Тогда я точно буду понимать, что всю Башню стоит отправлять на божественное перевоспитание без малейших сомнений при первом же удобном случае.
        - Если вы пытаетесь обвинить нас в нападении, - процедила сквозь зубы глава Башни, - то могу заверить, что будь это правдой, то от вашего дома осталось бы лишь пепелище без всякого проникновения.
        - Если бы я действительно пытался обвинить вас в нападении, то уже разносил бы ваш Университарий по кирпичикам, - скривился я и немного сбавил обороты, бросая кристалл к остальным уликам. Всё таки, мне надо было получить от них компенсацию, а не полномасштабную ссору. - К счастью для вас, магистр Лионеллиан смогла убедить меня в том, что вы не отдавали подобного приказа. Но вам всё ещё придётся нести ответственность за поступок ученика. И объяснить, что вообще он делал в Лаграше с поддельными документами.
        - У него была простая задача - выяснить обстановку в городе и узнать, не попал ли он под магический контроль, - без обиняков заявила Шарайнэ. - Иных приказов ему не давали. И если он и правда виновен в том, что вы ему приписываете, то я возьму ответственность на себя. Но сначала должна убедиться в том, что это не ложь, - она взглянула на лежащего в стороне от стола эали и спросила. - Фирош, Владыка демонов говорит правду?
        - Ааы… - парень поник и печально промычал.
        - Магистр, вы вот так поверите его словам?! - вскинулся Латук. - Да на мальчишке ведь живого места нет, его явно жестоко пытали и заставили согласиться с этой чушью!
        - А вот это мы сейчас и проверим, - хмыкнула магистр огня. - Магистр Парго, будьте любезны, сделайте проверку и загляните в его воспоминания.
        - Что?.. А, да-да, сейчас, - торопливо закивал толстяк и встал из-за стола.
        - Надеюсь, вы понимаете, что произойдёт, если мы отыщем ложь или воздействие на разум? - спросила меня Шарайнэ.
        На это я мог лишь равнодушно дёрнуть плечом. Отчего-то я даже испытал лёгкое разочарование от факта, что маги не стали ерепениться и отбрехиваться от ученика. Как-то это немного нарушало мои представления о типичной натуре разумных существ.
        - Ищите на здоровье. А потом мы обсудим компенсацию за действия вашего ученика, магистр.
        Ответив старухе, я принялся лениво наблюдать за Парго, который, подойдя к эали и не без брезгливости положив ладонь на его голову, начал бормотать заклинание. От магистра повеяло ощущением магии разума - довольно забавным, надо сказать. Словно затылок и виски едва заметно щекотали перьями.
        Поначалу всё шло довольно спокойно. Толстяк стоял, закрыв глаза и держа руку на голове Фироша, и испускал вокруг себя устойчивое ощущение творимой магии. Но спустя где-то полтора десятка секунд Парго мелко затрясся и тяжело задышал, обильно потея, а ещё секунд через пять с вскриком отскочил, испуганно вращая глазами.
        - Ого, - присвистнула Риатель. - Впервые вижу его таким.
        - Магистр Парго, что вы увидели? - требовательно спросила Шарайнэ.
        Нервно оглянувшись на них, толстяк тяжело сглотнул и, пытаясь перевести дух, полез в карман за платком.
        - Я… Да… Я… - путанно забормотал он, промокая лицо. - Воздействия магией нет… Да… Но… Мы даже не представляли… - он замолчал и неожиданно бросил на меня резкий взгляд. - Член семьи? ЭТО - ваш член семьи?! - взвизгнул он и повернулся обратно к Шарайнэ. - Магистр, я разделяю решение вашего ученика. Это нужно было уничтожить!
        - О чём вы, Парго? - нахмурилась старуха. - Возьмите себя в руки и расскажите нормально!
        Да, а толстяка неслабо проняло. Я подозревал, что виной тому было ушедшее в закат не прощаясь здравомыслие парня, из-за чего он наверняка воспринимал всё через призму искажённого восприятия и теперь вся эта гипертрофированная и гротескная картина мира обрушилась на не готового к такому Парго. Даже жаль мужика немного.
        - Там… Невообразимая… А, в Бездну! Магистр, знаю, вы не любите воздействие магии разума, но я должен показать вам всё полностью! - воскликнул толстяк.
        Старуха недовольно пожевала губами, испытывающе глядя на Парго и через пару секунд недовольно кивнула.
        Внешне процедура выглядела точно так же. Бормотание заклинания, рука на голове. Разница заключалась лишь в том, что по её окончании Шарайнэ не впала в шок, а лишь спокойно открыла глаза и пронзила меня взглядом.
        - Что это был за кокон? Что за тварь вы держите у себя дома?
        - Следите за словами, магистр! - зло рыкнул я, демонстративно создав на миг вокруг места переговоров сферу из молний, из-за чего маги сопровождения, да и часть магистров тоже, встревоженно дёрнулись, среагировав на резкий выплеск магии. - Иначе я могу стать не настолько дружелюбным.
        - Восхитительный контроль, - тихо пробормотала Риатель, всё ещё кося взгляд туда, где только что ветвились электрические плети. - И снова невербально… Есть ли у него ещё элементы в рукаве?
        - Тьма, - мрачно буркнула ей в ответ Шарайнэ, продолжая играть со мной в гляделки. - Очень высокого ранга. Видела мельком в воспоминаниях Фироша.
        Пока они тихо обсуждали моё непревзойдённое великолепие, я, выдохнув и успокоившись, чуть повернул голову назад и крикнул:
        - Шарли, девочка моя, подойди сюда!
        Паучиха, услышав как её зовут, спрыгнула с трона и радостно подбежала к нам, тут же приковав к себе внимание. Заметив это, она остановилась недалеко от нас, продемонстрировала доведённый Латикой до идеала реверанс, и только после этого подошла ко мне, встав возле подлокотника.
        - Какая воспитанная… девочка? - неуверенно пробормотал проснувшийся из-за моего заклинания Айрад.
        - Знакомьтесь, это Шарлотта, - представил я паукодевочку и поправил ей немного растрепавшуюся от бега причёску. - Воплощение милоты, обаяния и доброты.
        - Аа! - подтвердило воплощение гордым кивком.
        - Мы вместе с ней через многое прошли и многое преодолели. Она занимает в моём сердце столько же места, что и моя бесценная невеста. И вот на эту чудесную девочку, мирно спавшую в своём коконе и набиравшуюся сил после долгого опасного путешествия, и напал ваш щенок.
        Шарайнэ ответила не сразу, ненадолго прикрыв глаза и о чём-то размышляя.
        - Никогда не видела народ или племя, похожие на неё. Откуда она?
        - Понятия не имею, - честно признался я. - Поначалу я предполагал, что она как-то связана с арахни, но магистр Лионеллиан сказала, что они выглядели по другому.
        - Да, я не вижу похожих черт, - кивнула старуха. - Любопытно…
        Исходя из тех рисунков и гравюр, что Лион видела в библиотеке Университария, строение арахни было довольно специфичным. Хрупкие и непропорционально долговязые тела, острые черты лица, совершенно нечеловеческие глаза. Даже близко не похоже на ту милоту, которой обладала Шарли. Да и сама девочка на вопрос не является ли она арахни лишь недоумённо разводила руками. С другой стороны, она каким-то образом среагировала на ту книжку, зашифрованную арахнийским алфавитом. В общем, её происхождение всё ещё было покрыто густым туманом.
        Впрочем, сейчас речь шла совсем не об этом.
        - Давайте не менять тему, магистр, - кисло улыбнулся я. - Мы обсуждаем вину вашего ученика. Как вы собираетесь её заглаживать?
        - Магистр Парго, вы уверены, что его разум не тронут магией? - уточнила Шарайнэ у толстяка.
        - Эм… Абсолютно, - кивнул тот. - Его мысли в хаосе, но там нет ни единого следа заклинаний.
        - Что ж, тогда я вынуждена признать его вину, - вздохнула старая эльфийка. - И хотя у меня ещё есть вопросы касательно сути вашей… девочки, не могу отрицать факт проникновения и попытки покушения. Чего вы хотите?
        - Вот это уже похоже на беседу деловых людей, - улыбнулся я. - Мне нужны артефакты, созданные по этому описанию, - я протянул магистрам ещё один листок. - Пять сотен штук, в течении полугода. Никакого торга по срокам или количеству. По моему мнению, это справедливая цена за такой проступок.
        Взяв лист, Шарайнэ быстро пробежалась по содержимому и протянула его орку:
        - Кажется, это по вашей части, магистр.
        Латук схватил листок с огромным азартом, ожидая новых откровений артефакторики, но, ознакомившись с описанием, удивлённо глянул на меня:
        - Артефакт «Громогласности»? С такими абсурдными свойствами и размерами? Для чего?
        - А это уже не ваше дело, - любезно улыбнулся я. - Итак, ваш ответ, Шарайнэ? Пятьсот артефактов - и я прощаю этого щенка, и даже помогу немного позже излечить его душевную травму. Если отказываетесь, можете с ним попрощаться.
        Правда, я не стал уточнять, что вкладывал в последнюю фразу совсем иной смысл, нежели можно было предположить.
        - Полагаю, мы справимся с его лечением сами, - кисло выдавила из себя старуха и обратилась к Парго. - Верно?
        - Будет сложно, но его состояние поправимо, - задумчиво кивнул толстяк. - В худшем случае я просто сотру ему самые проблемные воспоминания.
        - Должен ли я понимать это как согласие? - воодушевлённо спросил я.
        - Да, - неохотно подтвердила Шарайнэ. - Будут вам артефакты.
        - Отлично! - просил я и потёр руки. - Тогда как на счёт подписать ещё один договорчик?
        Жаль, конечно, что они отказались от моей помощи при лечении, но я понимал, что получить на халяву не только артефактные заготовки для снарядов рейлгана, но и полную лояльность Фироша было бы немного жирно. Впрочем, мы ведь не последний день ведь живём, верно? Мало ли как повернётся всё в будущем?
        Когда бумаги были подписаны, я махнул орку и тот расстегнул ошейник на пленнике, после чего Фирош тут же бросился к своим, неловко спотыкаясь.
        - Магистр Айрад, подлечите этого балбеса, - вздохнула Шарайнэ. - Слишком позорный вид.
        - От чего бы и не подлечить, - отозвался дедок и, кряхтя, встал со стула.
        - Лион, помоги уважаемому Айраду, - попросил я чародейку. - Вдвоём вы быстрее поставите его на ноги.
        - Конечно, - охотно отозвалась тёмная и отправилась на подмогу.
        Я ожидал, что Шарайнэ откажется от помощи Лионеллиан, но та лишь молча проводила Лион взглядом.
        Наблюдать со стороны за процессом излечения подобных ран оказалось довольно занятным делом. Окутанное едва заметным свечением, тело регенерировало словно на ускоренной перемотке. Затягивались молодой розовой кожей ожоги, отрастали уши и хвост, заново покрываясь шерстью. Минут через пять от былого калеки не осталось и следа, но магистры продолжали лечение. Видимо, избавляясь от каких-то внутренних травм.
        И, чтобы скоротать время, я решил немного поболтать с магистром огня:
        - Магистр Шарайнэ, позвольте задать пустяковый вопрос. На основе слухов, что ходят о вас, у меня сложилось впечатление, что вы жуткий консерватор и вам претит прогресс. Почему же вы тогда так заинтересованы в сильде и не отказали моему предложению об улучшении магии?
        - Я не против прогресса, Владыка демонов, - ответила старуха после небольшой паузы. Кажется, она не ожидала подобного вопроса. - Я пресекаю лишь те исследования, что несут в себе безмерно разрушительные идеи. Дальнейшее развитие которых способно принести больше вреда миру, чем пользы.
        - Не слишком ли самоуверенно делать такие выводы?
        - Я достаточно пожила и многое повидала, - недовольно ответила старуха. - И считаю, что такие решения в моей компетенции.
        - Вот как… - кивнул я. - Понятно. Должен сказать, я уже слышал близкую по смыслу риторику от одного немолодого мага. Вроде бы, он представился как Гардалаг. Случаем не знакомы?
        Я ляпнул это больше в шутку, нежели действительно озвучивая какую-то догадку, но на один короткий миг вспыхнувшее в глазах Шарайнэ искреннее и неприкрытое удивление, заставило меня мгновенно похолодеть. Предупреждение Аллегри о скорой встрече с другим драконом, странная внешность и глаза, речи о вреде миру. И, что главное, реакция магистра на имя древнего дракона - все эти разрозненные кусочки мозаики наконец собрались в цельную картину.
        Я понял, кто сидит передо мной. И, что хуже всего, судя по её взгляду, «Шарайнэ» поняла, что я это понял. Катастрофа. Провал на ровном месте. Драка с огненным драконом в подземном зале, полном беззащитных перед ним союзников - это худший расклад из всех! Что же делать?
        - Нет, не имею чести знать, - неожиданный ответ окатил меня словно ледяная вода, вводя в ступор.
        Шарайнэ сделала вид, что не знает древнего ящера, хотя я готов был поставить всё золото в Хранилище на то, что её реакция мне не примерещилась. Да даже сейчас её взгляд, направленный на меня, сильно отличался от того, каким она сверлила по ходу переговоров. И как это понимать? О чём она, в итоге, думает? Как мне следует на это реагировать?
        - Вот как? Понятно, - кивнул я, пытаясь взять себя в руки и привести мысли в порядок, но получалось плохо.
        Дракон. Чёртов, мать его, дракон у руля местного магического ордена! Зачем? Как это зачем? Она же сама назвала причину. Но тогда что получается, искусственно ограниченный прогресс магии? Ох, как я был мудр, когда не стал приукрашать перспективы во время её вопроса о развитии магии. Только вот что дальше-то? Должен ли я что-то предпринять прямо сейчас или стоит сделать морду кирпичом?
        Как минимум, сама Шарайнэ, кажется, так и планирует поступить.
        Ладно, это не такой уж плохой вариант на самом деле. В отличие от её собрата, вроде бы она не планирует прямо сейчас отгрызть мне голову, так что стоит посмотреть за дальнейшим развитием ситуации и подумать о проблеме в более спокойной обстановке.
        Оставшееся время, что заняло лечение Фироша, мы провели в молчании. Когда парню наконец позволили встать на ноги, он выглядел крепким и здоровым, разве что немного исхудавшим. Но стоило взглянуть ему в глаза или понаблюдать за жестами и поведением, как сразу становилось понятно, что его состояние ещё далеко от нормы.
        Так как все свои дела мы решили, магистры пожелали отправиться на поверхность и я любезно согласился доставить их туда тем же путём, которым спустил вниз. Разве что на этот раз я не стал прятаться под землёй, а направился в колодец с избушкой вместе с ними, а позади гоблины тащили всё ещё валявшихся в отключке магов сопровождения, доставленных из леса. По пути Риатель пыталась меня разговорить, выпытывая какие ещё элементы магии мне доступны. На что я заявил, что каждый оглашённый тип обойдётся ей в один миллион золотом.
        В ответ она назвала меня жадиной.
        Когда я доставил магов наверх и убедился перед уходом, что платформа не рухнет случайно вниз, Шарайнэ соизволила таки заговорить со мной ещё раз:
        - По поводу вашей девочки, - неожиданно заявила она. - Лет двести назад я слышала слухи, что императрице арахни удалось выжить и укрыться где-то на северо-западе материка. Не уверена, правда ли это, и если да, то жива ли она до сих пор, но если кто и мог бы что-то сказать о сути девочки, то это она. Как ни крути, а у обеих всё таки паучья суть.
        - Вот как… Спасибо, - искренне поблагодарил я.
        После чего мы распрощались.
        Магистры планировали усыпить Фироша до утра, чтобы он мог восстановить душевные силы и немного успокоиться, после чего отряд должен был отправиться обратно в Университарий. Ну а я хотел уже к вечеру вернуться в Лаграш, так что задерживаться тут не планировал. Подышав минуту-другую свежим лесным воздухом, полным сырости после недавно прошедшего дождя, я ушёл под землю и направился в подземный зал, руководить сборами в обратный путь.
        Глава 27. Предопределённость
        После того, как дела с магами оказались улажены и я вернулся в Лаграш, жизнь начала возвращаться в тихое и спокойное русло… хотел бы я так сказать, да только какой там! Упавшие в руки несметные деньжищи обрекли меня на новую головную боль и дополнительные хлопоты. Никогда прежде я не думал, что наличие условно-неограниченного бюджета приводит к полному непониманию как правильно им распорядиться. Первым делом, конечно же, в голове всплывает целый ворох «хотелок», но потом приходит понимание, что их надо как-то фильтровать, упорядочивать, выставлять приоритеты и вообще выделять на них деньги в разумных количествах, чтобы не остаться в итоге без штанов.
        Взять, к примеру, радастовый порошок, из-за которого изначально всё это и затевалось. Мало иметь возможность и желание его купить, нужно ещё знать сколько его требуется. Какой толщины будет напыление на городских стенах, будет ли оно сплошным или по типу того, как делали сами тельварцы - с расстоянием между крупицами для экономии материала. Раскатавшаяся губа, само собой, требовала сплошное покрытие - если делать, то на совесть! А если на совесть, то надо покрывать радастом не только городские стены, но и дома жителей, чтобы защитить их от навесного огня. Здравомыслие намекало, что от такого и харя треснуть может, а когда у города появится новый рубеж обороны в виде рейлганов с их загоризонтным ведением огня, тогда стены с устойчивостью к магической энергии и вовсе потеряют ощутимую долю своей необходимости. А для начала, эти самые стены вообще надо было доделать, ибо южный и юго-восточный сектора я тогда закончить не успел.
        Но если объём радаста для усиления стен ещё можно было прикинуть, пользуясь расчётами гномов, то как быть с замком, к строительству которого я ещё даже не приступил? Доставка порошка - дело ой какое не быстрое. Добывался он гномами где-то далеко на севере и транспортировка в Лаграш могла занять месяцы. Определённые запасы имелись в городах поближе, вот только держали их для военных нужд и перекупить их у армии представлялось маловероятным без солидных взяток, которые могли бы с лёгкостью довести итоговую цену порошка до двукратных и более значений. Хотел ли я идти на подобные траты ради ускорения поставок? С одной стороны - нет. Хоть я и мог позволить себе шиковать, в данную минуту условный горизонт был чист, люды отогнаны на запад вонючими тряпками и на ближайшее время на повестке дня не стояло очередное нападение.
        С другой стороны, положение могло перевернуться с ног на голову в считанные недели и, в зависимости от развития событий и планов, я даже не мог быть уверен, что буду находиться в городе в этот момент, чтобы обеспечить его защиту.
        Но радаст был лишь первым шагом в использовании бюджета. Следовало заложить в него сумму на качественное оборудование будущего замка всем необходимым, особенно в плане организации мастерских и лабораторий. Выделить деньги на заложение храма имени Аллегри. Улучшить оснащение городской стражи и предусмотреть расширение гарнизона. Определить первоначальные вложения в качественное развитие города и вообще решить, какими направлениями следует заниматься в первую очередь. Только теперь я начал понимать, какой титанический труд берут на себя чиновники, занимающиеся экономическими вопросами. Совещания, расчёты, прогнозирование, сметы. У меня от этого голова заболела уже на второй день, а работники данной профессии не просто занимались этим годами, но ещё и изыскивали пути сэкономить и прикарманить себе разницу. Невероятное трудолюбие и преданность делу. Хотя, у меня имелись серьёзные подозрения, что их рвение было бы куда более скромным, не имей они возможности получать ту самую разницу.
        Но я волевым усилием продолжал терпеть все эти хлопоты. Амбиций правителя у меня не было и нет, тут я ничуть не лукавил окружающим, хотя те упорно считали иначе. Однако я твёрдо намеревался сделать Лаграш самым надёжным и развитым городом на континенте. Культурной столицей с передовым уровнем жизни и безопасности от военного нападения. Городом, в котором будет кипеть жизнь и каждый разумный тельварец будет желать хотя бы однажды оказаться внутри его величественных и несокрушимых стен и, совершенно незаметно для себя, стать частью священного аллегризма. Да, мои мотивы были больше сентиментальными, чем прагматичными, город ничего не представлял из себя ни в промышленном, ни в стратегическом значении. Но кто сказал, что это нельзя попробовать изменить?
        Я хотел сделать так, чтобы можно искренне и с полной уверенность сказать прибывающим путникам: «Добро пожаловать! Добро пожаловать в Лаграш! Сами вы его выбрали или его выбрали за вас, это лучший город из оставшихся. Я такого высокого мнения о Лаграше, что решил разместить свою цитадель здесь, прямо у стен этого великого города, осенённого милостью нашей добросердечной покровительницы Аллегри. Я горжусь тем, что называю Лаграш своим домом. Итак, собираетесь ли вы остаться здесь или же вас ждут неизвестные дали, добро пожаловать в Лаграш. Здесь безопасно.».
        А потому, нравился мне бюрократический омут или нет, но мне приходилось в нём участвовать, дабы быть уверенным в результате. Но, помимо него, у меня на плечах лежала целая куча задач, которые мог выполнить лишь я один. Например, крупномасштабное строительство.
        Приоритет работ на ближайшее время у меня был следующий. Закончить возведение второго слоя чёртовой стены, создать испытательную площадку для гномов, а потом таки соорудить под городом подземное убежище. На данжик с испытаниями у меня пока что просто не было времени, но вот идея убежища для горожан крепко засела в голове и была отнесена в категорию наиболее приоритетных. В конце концов, именно моей работы там дня на четыре, в худшем случае, но имея его под ногами можно полностью вычеркнуть из сметы траты радаста на покрытие обычных домов. Или, по крайней мере, сдвинуть этот проект на более позднее время, когда будут налажены нормальные поставки, если к тому моменту это будет ещё актуально.
        Дальше я собирался заняться усилением западной стены и ворот радастом, первую партию которого я таки решился перекупить за взятку у вояк, решить вопрос казарм для гарнизона Вриду, а потом с головой уйти в возведение полноразмерной цитадели. Постепенно осень начинала заявлять свои права на смену сезона. Температура воздуха падала, погода портилась всё чаще, световой день уменьшался и, если я так и буду дальше откладывать процесс, возиться со всем этим мне придётся по колено в снегу. Само собой, подобная перспектива приводила меня в первобытный ужас. Я домосед, я теплолюб. Я хочу пледик, рычащий от жара камин и обнимать своих женщин, а не лепить горгулий на стенах во время бурана.
        Кстати, блин, говоря - камины, конечно, это очень здорово и плюс тысяча очков к уюту, но каменные твердыни они греют, как показывает многовековой опыт землян, весьма паршиво. Надо придумать какую-то систему центрального отопления, исходя из имеющихся у меня возможностей. Каменные трубы там и всякое такое… А если ещё научиться передавать ману в предметы и раздобыть подходящий огненный артефакт, чтобы организовать котельную на его основе, отапливать замок можно будет в буквальном смысле на халяву.
        Но это всё были глобальные, крупные планы, вокруг которых скопилось куда больше более мелких и рутинных. Например, ежедневные занятия с Шарли речью. Шарлотта хоть и умная девочка, но искусство владения своим артикуляционным аппаратом давалось ей очень нелегко, что её очень расстраивало. Но я понимал, что, как бы паукодевочка ни была умна и талантлива, тут дело упиралось в долгую и нудную практику. Кроме того, я ведь даже близко не логопед, что тоже накладывало отпечаток на процесс.
        Другой частью моей рутины была письменная работа. Новые технические заметки, записи на разные темы для Лони и Лионеллиан, кое-какие записи о развитии города для Эртуса и Лаэнвеля, и прочая писанина, от которой я бы воем взвыл, если бы не магическое перо. Хотя, стоило заметить, что несмотря на своё мысленное ворчание, мне нравилось этим заниматься. Был ли я так трудолюбив, пока жил на Земле? Точно нет. Что-то в моём характере определённо изменилось после переселения в Тельвар. Возможно, раньше мне просто не доставало мотивации, так как на меня никто не полагался и не надо было никого защищать?
        Третьим куском моей повседневности стало возвращение к тренировкам, посвящённым развитию магии земли. Я всё ещё не оставлял надежды научиться чувствовать разницу между типами пород и применять это понимание в деле, так как оно смогло бы вывести её эффективность и вариативность на новый уровень.
        И, как и водится, это было лишь начало из обширного списка различных дел, требовавших моего регулярного внимания. Короче говоря, тихий и мирный быт свалился на мои плечи ужасающе тяжёлой ношей, забив мой график до предела. Начались тяжёлые трудовые будни.
        На пятый день после расставания с магистрами я уже мог похвастаться кое-каким прогрессом в реализации пунктов из списка своих основных задач. Например закончил работы над многострадальной городской стеной и сделал гномам испытательный полигон на востоке от Лаграша со стенами от любопытных глаз, бункером для испытателей и прочими нужными в таком деле вещами. Теперь подмастерья Орена доделывали там всякие мелочи, а Кульд, по моей просьбе, организовал небольшой, но постоянный караул. Не то что бы там требовалась какая-то секретность в дни, когда не проводятся какие-то испытания, но если оставить площадку без присмотра, она быстро станет любимым местом для игр ребятни.
        В данный момент я был занят созданием подземного убежища. Тех, кто знал об этом проекте, пока что можно было пересчитать по пальцам. Временный вход находился в подвале одного из зданий городской стражи, доступ в который имелся лишь у меня и Аксилана. А в будущем, когда работы будут закончены, Лаэнвель планировал выкупить и переоборудовать под входы несколько домов в разных частях города.
        В целом, я двигался по намеченным мною пунктам без сбоев, разве что очень быстро осознал, что погорячился со сроками создания убежища. Одно дело слепить времянку для встречи с магистрами, которую я, к слову, не стал уничтожать, а просто законсервировал на всякий случай, и совсем другое - проектировать полноценное укрытие для жителей целого города.
        Возможно, я привередничал, но мне очень не хотелось делать просто огромный каменный ангар, где из всех удобств был бы лишь пол. Хотя это дико практично по срокам строительства и трудозатратам, подобные места ужасно усиливают тревогу оказавшихся там людей, пережидающих беду. Но это ведь Лаграш, лучший город Тельвара, верно? Значит и его убежище должно соответствовать этому званию. А потому, хотя я регулярно бил себя по рукам, в итоге у меня получался целый подземный городок. Центральная площадь с лавочками и столами, которая в будущем станет местом для входа в подземелье с испытаниями. Хоть и тесные, казарменного типа, но полноценные жилые зоны вокруг неё. Пищеблок, над которым я всё ещё ломал голову, так как он требовал особо грамотной вентиляции и дымоотвода. Склады для провизии, резервуары для воды. Все эти и многие другие немаловажные детали быстро раздули проект до ужасающих размеров и сейчас я находился, в лучшем случае, в середине процесса.
        И, пускай я даже был крайне увлечён процессом и испытывал от него ощутимое удовлетворение, в конце концов, из-за взваленного на себя графика я понял, что неслабо так заколебался. Осознание это пришло ко мне вечером, когда я сидел после очередного трудового дня в пережившем восстановление кабинете и таращился в разложенные на столе бумаги. А они отвечали мне взаимностью, таращась в ответ и игриво извиваясь строчками писанины, сплетаясь в невообразимо бессмысленный клубок.
        Закрыв глаза, я откинулся на спинку кресла и попытался перевести дух. Всё, хорош. Старт я, конечно, взял бодрый, но продолжать в подобном темпе чревато. Надо бы взять выходной. И в целом немного сбавить обороты своего усердия, дабы не превратить происходящее в унылую каторгу.
        Выдохнув, я решил, что уж на сегодня точно поработал достаточно и, открыв глаза, начал прибираться на столе. Пока я складывал бумаги, мой взгляд зацепился за одну довольно важную, хоть и невзрачную бумажку, и я, взяв её, невольно вздохнул. Это было полученное на днях от Лаэнвеля свидетельство о передаче контрактов найма Эсми и Латики. Где-то в ворохе бумаг были и сами контракты. Я давно хотел это сделать и, когда деньги, наконец, появились, выполнил своё желание… Но теперь мялся сообщить об этом девушкам.
        Причиной были те самые контракты. Мне они категорически не нравились. Прочитав их, я обнаружил чересчур много «запрещено» и «обязаны», конфликтующих с моим культурным компасом. Я отдавал себе отчёт в том, что это нормально для подобной эпохи, но считал правильным оформить новые условия и правила работы. И даже приготовил новые контракты. Оставалось только позвать горничных и поговорить с ними на эту тему, но я как-то всё не находил комфортный момент, чтобы это сделать.
        Возможно, подсознательно я опасался, что когда спадут некоторые оковы текущего договора, отношение девушек станет менее доброжелательным и тёплым? Возможно. Хотя интуиция и подсказывала мне, что их текущее поведение было вполне искренним. В конце концов, если бы они были чем-то недовольны, это всё равно сказывалось бы на их поступках и отношении. Но избавиться от дурацких опасений оказалось непростым делом.
        - Может, обсудить это с Лони?.. - задумчиво пробормотал я. - Пфф, нет, вот ещё. Это уже совсем ни в какие рамки, обсуждать такие вопросы с невестой. Но… - я неожиданно призадумался.
        Если уж речь зашла об этом, провести вечер с рыжей - отличная мысль. Посидеть, поболтать, раздавить бочонок фирменного гномьего пойла. Хотя благодаря «Стоику» оно на меня больше не действовало, тут уже просто была суть в самом процессе с соответствующим реквизитом.
        Да, однозначно, именно так я и сделаю. Прямо сейчас.
        Больше не особо церемонясь с бумагами, я запихнул их в Хранилище и ополоснув лицо водой из графина, чтобы освежиться, вышел из кабинета. Предупредив хлопотавших по хозяйству горничных, что отправляюсь к Лони и вернусь либо поздно ночью, либо утром, я прикрыл беззаботно дрыхнувшую на диване Шарли пледом и, перекинувшись парой фраз со стоящим у камина Эрмитом, вышел на улицу.
        Солнце уже давно скрылось за горизонтом и город был окутан красками темноты и вечерних фонарей. Поплотней запахнув плащ от холодного ветра, я неспеша отправился в сторону кузницы, попутно размышляя о грядущих изменениях.
        Горожане пока даже не подозревали, насколько монструозную машину трансформаций я постепенно начинал запускать благодаря деньгам Башни. Само собой, процесс будет весьма не быстрым, особенно учитывая близкую зиму, которая приостановит многие планы. К счастью, «многие» - не значит «все». Процесс всё равно будет продолжаться. И, учитывая, что фиарнийцы предпочитали зимой не воевать, я намеревался извлечь из этого затишья столько преимущества, сколько окажется возможным.
        Например, если мы…
        Погружённый в мысли, я не сразу понял, что произошло. Какой-то странный, неестественный звук позади меня занозой впился в размышления, отвлекая и настораживая. И, едва я на него среагировал, как мою голову разорвал знакомый голос, полный нешуточной тревоги:
        - НОТАН, ОПАСНОСТЬ!
        Чему я определённо научился за свою жизнь в этом мире, так это сначала делать, а потом уже думать. В голове ещё только начали копошиться вопросы по поводу того, из-за чего Аллегри подняла панику и вышла из режима радиомолчания, а тело уже крутанулось на месте, поворачиваясь в сторону угрозы.
        В свете уличного фонаря стоял пожилой мечник. Высокого роста, плечистый, с довольно длинной седой бородой и абсолютно лысой макушкой. Крупная фигура старика была укутана в тёмную одежду и плащ, а в отведённой в сторону руке он сжимал одноручный клинок, единственный взгляд на который вызвал у «Взора мудреца» невообразимую истерику и хаос из вопросительных знаков вместо мало-мальски привычного вида справки. Способность словно взбесилась и мне пришлось приложить усилия, чтобы банально выключить её.
        Из-за этого я меч так толком и не разглядел, ибо после отключения «Взора» моё внимание переключилось на совсем иное. Куда более важное и страшное. Лежащие у ног старика тела следовавших за мной гоблинов из ставшего привычным сопровождения. Мёртвые. Разрезанные напополам. И стремительно заливающие мостовую тёмной кровью. И когда я осознал это, то резко похолодел.
        Заклинание молнии заплясало в руке мгновенно и я швырнул его в сторону мечника. Но тот словно ждал этого, увернувшись от электрической плети слитным, плохо различимым движением. Заклинание вспышкой осветило улицу на миг, после чего врезалось в здание вдалеке, вышибая из стены каменное крошево.
        - Понятно, - расслабленно обронил старик, не сводя с меня взгляда, и пулей рванул на сближение, направив на меня острие клинка.
        Это произошло настолько резко и внезапно, что я, практически на одних лишь рефлексах и взвывшем чувстве опасности, поднял перед собой каменную стену, чтобы остановить натиск врага и выиграть время для подготовки нормальной атаки.
        Учитывая скорость и направление клинка, я ожидал сразу же услышать бессильный звон металла по камню, но вместо этого ощутил острую боль в груди. В горле тут же собрался тугой ком и выплеснулся на поверхность каменной стены тёмной кляксой моей собственной крови.
        Что? Какого?..
        Опустив взгляд, я увидел тёмное лезвие, насквозь пробившее преграду. И меня. Горячая кровь неостановимым потоком собиралась в горле и выплёскивалась наружу, орошая всё вокруг. Тело резко ослабело и я понял, что не упал только лишь благодаря проткнувшему меня мечу, ставшему издевательской опорой.
        Как? Почему? Что произошло? Почему атаку не остановила ни стена, ни физическая защита? Что делать?
        Мысли крутились хаотично и стремительно запутывались, теряя смысл. По какой-то причине не ставшая преградой стена начала медленно осыпаться вниз бессильным песком, открывая стоявшую за ней фигуру старика. Вот только вместо триумфальной ухмылки на его лице было… равнодушие?
        - А разговоров-то было… - безразлично вздохнул он. - Какое разочарование.
        Я тебе… сейчас покажу разочарование. Дай только…
        Прилагая все силы, я хотел поднять руку и коснуться стоящего почти вплотную врага, чтобы поджарить разрядом, но тело едва слушалось. Магия исцеления тоже отказывалась работать, вспыхивая на миг и исчезая без следа. Земля не реагировала, молнии не начинали трещать весёлыми разрядами, мантия не отзывалась на зов. Я лишился всех своих сил, стоя на ногах только благодаря пронзившему меня мечу, и мог лишь смотреть мутнеющим взором в холодные глаза старика.
        - Даже не надейся, ничтожество, - издевательски ухмыльнулся тот. - Ты умрёшь. Потому что так предопределено. И это же ждёт твою стерву на диване.
        Да хрена с два!.. Сейчас я как-нибудь… Надеру твою старческую жопу… И вставлю туда этот долбаный меч!..
        Несмотря на мысленное подстёгивание, рука, которую я пытался протянуть, чтобы если не атаковать, то хотя бы засунуть чёртового старика или его клинок в Хранилище, едва поднималась к поясу и безвольно падала вниз. Сил не осталось. Я понял, что это конец. Я умираю.
        Старик говорил что-то ещё, но я его уже не слышал. В голове, кажется, звучал голос Аллегри, но я уже ничего не понимал. Ощущение неотвратимой смерти, после которой уже не вернуться, расползалось по моей душе словно трещины на льду, раскалывая на куски сознание и мысли.
        Не хочу умирать. Должен выжить. Сражаться. Друзьям не сладить. Должен сам. Как-то!
        В ладонь чудом сжавшегося кулака впились знакомо-острые грани. Грани… Дайсы? Я как-то засунул руку в карман? Как? Не важно. Мне нужен бросок. У меня есть. Сегодня ещё есть. Я должен вытащить. Бросить. Хочу жить. Победить. Защитить.
        Каким-то образом мне удалось вытащить артефакт из кармана и дайсы тут же выскользнули из обессиленной руки и упали на мостовую, к ногам старика. Но всё оказалось зря. Дайсы не показали ни удачи, ни неудачи. Они просто встали на ребро.
        - У тебя нет сил бороться с предопределённостью, - услышал я напоследок и окончательно провалился в темноту, чувствуя, словно рассыпаюсь на куски как разбитое стекло.
        Но после этого, как я ни ожидал, я так и не увидел ни белой ротонды, ни знакомый диванчик.
        Лишь безмолвную тьму.
        6 октября 2021 г. - 6 апреля 2022 г.
        Публикация пятого тома уже началась и ждёт вас: 187312187312(187312)
        И помните, что ваша поддержка придаёт всё больше сил Аллегри, приближая день освобождения Тельвара!
        Nota bene
        

        
        152089152089(152089)

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к