Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Шутрик Александр: " Разбросанные Книга Троллей " - читать онлайн

Сохранить .
Александр Игоревич Шутрик

        Разбросанные. Книга троллей

        (Хроники Алорума)

        Пролог


        Ранним утром, по пустынным улочкам Эльнии три подозрительных личности в черных одеяниях неспешным шагом подошли к воротам посольства людей.
        Тук-тук-тук! В дверь кабинета кто-то сильно постучал.
        - Войдите, - сказал сидящий в кресле, не отрывая взгляда от бумаг и продолжая что-то писать.
        В кабинет ворвался запыхавшийся секретарь. По его виду можно было сразу понять, что он чем-то всерьез взволнован.
        - Что случилось, любезный? - невозмутимым голосом спросил старший по чину, продолжая подписывать документы.
        - Мне приказали доложить об отряде, который Вы посылали по очень важному поручению ...
        - Что ж Вы сразу не сказали, немедленно впустите их ко мне! И проследите, чтоб никого не было в коридоре. Отмените все мои встречи и дела на сегодня.
        - Но как же посол Бероша?
        - Придумайте что-то - это ведь Ваша работа...

        - Итак, господа, как прошла ваша миссия? Вы добыли это?
        - Для начала хотелось бы увидеть вторую часть оплаты.
        Хозяин кабинета усмехнулся:
        - Что ж, раз уж Вы так просите, - он подошел к небольшому изваянию в форме грифона. Нашел невидимый рычаг, проговорил что-то шепотом. Пасть открылась, и он достал небольшую шкатулку.
        - Вот, здесь есть все, что Вам нужно!
        Трое гостей поменялись удовлетворенными взглядами. Севший посередине, видимо главный в этой троице, достал из сумки небольшой мешочек из красного шелка и небрежно швырнул на стол.
        У владельца кабинета волосы стали дыбом при этом жесте гостя. На висках выступил холодный пот. Глаза алчно блеснули, это продолжалось всего пару мгновений, но он сразу взял себя в руки, правда, ничего не ускользнуло от внимательных взоров гостей.
        Хозяин схватил вожделенный мешочек, крепко сжимая в одной руке, другой он быстро распутывал веревку. Наконец он достал вещь, за которую заплатил столько. Да! Оно того стоило.
        - Милорд, я Вами доволен, не отошлете ли Вы своих подчиненных, у меня есть к Вам разговор, с глазу на глаз, так сказать.
        Сидящие по бокам одновременно взглянули на своего начальника. Он кратко кивнул и они, поднявшись, вышли из кабинета. Вышедши в холл, они направились к выходу. Проходя мимо секретаря, один из гостей хищно осклабился, посмотрев на него. От этого взгляда душа бедного работника готова была выскочить из тела, он чуть было не упал в обморок.

        - Так о чем Вы хотели со мной поговорить?
        - Ну, прежде всего, возьмите Вашу оплату. Так вот! Вы знаете, зачем мне эта вещь? - указал гостю на полураскрытый мешочек хозяин кабинета.
        - Ну, мне не сложно было догадаться, но я особо не задумывался.
        - И напрасно, сейчас я покажу Вам одну из многих, но самую невинную его возможность, - презрительная улыбка скользнула по лицу хозяина.
        Гость при этом сильно напрягся. Сам того, не осознавая, он схватился за меч, висящий на его поясе.
        В это время заказчик вывалил содержимое мешочка на стол. Мгновенная вспышка озарила всю комнату. Гость на несколько секунд ослеп, запоздало осознав, что сейчас случится. Этой заминки хватило хозяину, с его вытянутой руки сорвалась небольшая струйка серого дыма, которая ударилась в грудь гостя, он обмяк в кресле.

        В это время подручные нашего гостя, почуяв что-то неладное, решили вернуться назад. Когда они вошли в холл, дверь кабинета открылась - из нее вышел довольно улыбающийся заказчик.
        Ребята все поняли, спасать начальника было поздно. Один посмотрел на второго - уходи, я прикрою. Второй повиновался, и стрелой метнулся к двери, возле которой его встречали двое стражников с глефами в руках. Они атаковали молниеносно и одновременно. Но парень был тоже не промах - он подсел, и на коленях проехав по полу, откидываясь спиной назад, на лету выхватил оба клинка, висевших у него за спиной и отрубил нижние части ног обоих стражников. Пролетев их, он взмыл в воздух и побежал вниз по ступеням с двумя окровавленными клинками в руках. Стражники, обезноженные, упали на пол, выронив свое оружие, они дико визжали от боли.
        Во время этих событий оставшийся гость и хозяин стояли друг, против друга не двигаясь, пристально вглядываясь в глаза друг другу. Секретарь от страха забился под стол.
        - Что ж, видимо, Вас все-таки неплохо воспитали, - надменно проговорил заказчик.
        - Достаточно, для того, что бы отрезать твою мерзкую голову, грязный предатель, - с этими словами воин вытащил правой рукой меч, находившейся у него за спиной, а левой рукой выхватил из-за пояса обратным хватом кинжал.
        Хозяин решил обойтись глефой.
        Противники сошлись...


        Часть 1. Перекресток


        Глава 1. Охота


        В тишине было слышно, как невдалеке, неспешно несла свои зеленые воды в Холодный океан река Алая. Приятный тихий шорох воды изредка нарушался пронзительным криком птицы, пролетающей над зелеными кронами деревьев. В это время года лес жил во всей своей красе: не проходило ни одной минуты, чтобы бы воздух не сотряс вопль какой-нибудь птицы или зверя; в реке вовсю плескалась рыба, целыми косяками проплывая вместе с водами в сторону океана; на берегу Алой можно было увидеть стада зубров, диких лошадей и стайки многих других жителей леса; недалеко от берега их поджидали опасные, острозубые кроки, которые всю свою жизнь проводят в охоте; вот по дереву лезет шипастый медведь, пытаясь добыть из-под коры свое излюбленное лакомство - личинки синих термитов; вот трое пятнистых тигров преследуют лань; дикие осы собирают пыльцу с цветков разных видов, щедро усеянных по полянке. Лес жил своей прекрасной, цветущей жизнью и никто не осмеливался нарушить эту гармонию созданную природой.
        Неспешно, шелестя травой и опавшей листвой, которой в лесу было хоть отбавляй, в сторону реки ползла змея. Чешуя все время переливалась разными оттенками цветовой гаммы: среди листьев - желтая, оранжевая и коричневая, среди травы - зеленоватая, на дереве - оттенки коричневого с черным, в воде - вообще могла становиться прозрачной. Очень удобная вещь, учитывая то, что жители леса почти все были хищниками. Голова рептилии была увенчана двумя неестественно правильной формы и ослепительно рубинового цвета глазами. Рот - оснащен одним единственным острым зубом, на конце которого зеленела еле видимая точка, из которой, при укусе, змея выпускала в рану жертвы парализующий яд. Длиной она была небольшая, примерно метр.
        Пресмыкающееся проползло через неглубокий овраг. Как мы уже знаем, она двигалась в сторону реки. Проползая сквозь небольшую рощицу, охотница оказалась на малой круглой полянке. Вся поляна заполнена красивыми цветами. Некоторые, из которых, кстати были опасны, но для змеи эти хищники особой угрозы не представляли. Если наблюдать сверху за полянкой, можно было увидеть легкие волнения, сопровождаемые переливом красок под стать цветам, возле которых оно происходило. Издали, казалось, что это солнечные зайчики игрались на лепестках растений. Пересекши поляну, путь путешественницы пролегал меж деревьями и небольшими кустиками. Земля промеж деревьев была обильно укрыта опавшими еще с прошлой осени листьями. Чем ближе змея приближалась к реке, тем сильнее воздух леса сотрясал раскатистый шум, падающий сильным безжалостным напором со скалы воды. Оставив позади себя последнюю линию лесных стражей, змея оказалась на ровненьком берегу реки, по чьей-то прихоти местами засыпанным разной формы, цветов и величины булыжниками, а местами обрывками зеленовато-желтой травки. У скалы трудно было что-либо разглядеть,
так как стекающая вниз вода окропляла вокруг все своей пеной и брызгами.
        Цель находилась в скале, прямо за свисающим потоком воды. Змея взяла курс к водопаду, проползла между несколькими хаотично разбросанными валунами. Она заползла на небольшой каменный уступ, и принялась скользить, забирая вверх и сближаясь с водой по скале. Через пару мгновений охотница скрылась за бурлящим потоком. В центре скалы она нашла небольшой ширины расщелину, в которую с небольшим трудом могло протиснуться худого сложения существо. Рептилия двинулась вглубь расщелины, в конце которой образовалась небольшая пещерка.
        Население пещеры составляло небольшое семейство драконьих выдр, насчитывающее пять особей.
        Увидев все, что ее интересовало, рептилия неспешно поползла к выходу из ущелья. Проделав обратный маршрут, не встретив никаких препятствий, путешественница добралась до толстого могучего дерева. Она плавно поползла вверх по массивному стволу, на котором было расположено некое подобие хижины сделанной из веток и широких листьев сорванных с набережных пальм. Наружные и внутренние стенки были покрытыми шкурами разных зверей населяющих лес. Змея заползла внутрь...
        Придя в сознание, Дазл ощутил головную боль и сильное покалывание в висках. Ощущение складывалось такое, будто кто-то коварный и нехороший хорошенько приложил дубиной по башке. Из глаз струились слезы. Во рту пересохло. С ушей и носа сочились тоненькие струйки крови. Все тело ломило, суставы ныли, особенно сильно чувствовалась боль в спине. Он был в холодном поту.
        Взгляд отшельника упал на его любимицу. Змея тоже выглядела не лучшим образом. Ее тело извивалось, время от времени изгибалось в недолговременных судорогах.
        Такова была плата обоих.
        Пол вокруг тролля окружал нарисованный белой краской ритуальный круг. По ободку фигуры были вычерчены непонятные значки разных причудливых форм, видимо это были руны. В некоторых местах краска потускнела, наверное, этот рисунок был част в употребление, так помимо охоты Дазл увлекался магией Разрыва и Переселения душ в другие тела, предметы или субстанции. Чтобы каждый раз не рисовать рисунок, тролль не вытирал его с пола, а только изредка подкрашивал. Ритуал проводился голышом, так как из-за одежды или других предметов душа или ее осколок могли отклониться от маршрута своей цели. Змее в этом вопросе было проще - она одежды не носила.
        Кое-как встав, тролль поднял с пола змею и нежно, убаюкивая, прижал ее к себе:
        - Сейчас, маленькая, потерпи, еще чуть-чуть и все закончится.
        Охотник начал собираться, он знал куда ему нужно направляться и не желал терять ни секунды. Засунув изнеможенную змею в сумку и перекинув ее через плечо, он надел на ноги старое подобие штанов, оборванных по колени. Обувью тролль не пользовался, так как во время охоты в лесу огромную роль играет скрытность, а босиком быть не услышанным гораздо больший шанс, нежели в обутых ногах.
        Перед выходом из небольшой сплетенной комнатки отшельника располагалась площадка. Тролль подошел к особо толстому суку, с которого глазела небольшая дыра дупла. Дазл ухватился за край дупла и сильно потянул на себя. У него в руках остался неровной формы большой кусок коры. За ним была небольшая ниша, из которой он достал что-то завернутое в длинную, рваную и грязную тряпку.
        Развернул ее, на свет появился огромный составной лук, сделанный из двух бивней мамонта, скрепленных по центру стальным, цилиндрической формы, бруском. В бруске по центру было сделано несколько ребер, благодаря которым, можно было стрелять сразу несколькими стрелами, не испытывая особых неудобств.
        Помимо лука там был еще полный колчан со стрелами и небольшой кинжал. Наконечники стрел были костяными, Дазл вытесывал их из костей убитых им на охоте животных. Древки стрел были вытесаны из веток разных деревьев. Оперение, как вы уже могли догадаться - из перьев лесных птиц. В основном тролль использовал перья черных чаек, которые гнездились на пляже восточнее его хижины. Их перья были хороши тем, что они были идеальной обтекаемости, благодаря им черные чайки считались одними из самых быстрых птиц в мире.
        Присев на корточки перед своим имуществом Дазл принялся натягивать на свой мощный лук новенькую, очень тонкую и чрезвычайно прочную тетиву. Охотник смастерил ее из нескольких сплетенных сухожилий задних ног самки оленя, которую он застрелил на прошлой недели. Поначалу новенькая тетива поддавалась не охотно. Троллю пришлось сделать нескольких титанических усилий и она уступила.
        Колчан со стрелами приладил себе за спину. Кинжал просунул в специальный боковой карманчик на сумке. Проверил, как там змея - рептилия мирно спала, свернувшись кольцами. Осмотревшись, ничего ли не забыл, Дазл закинул в тайник тряпку и закрыл вырванным куском коры.
        Тролль подошел к краю площадки и с высоты двух человеческих ростов сиганул вниз. Приземлился мягко и бесшумно на ноги. Несколько мгновений тролль, не двигаясь, стоял на месте, словно пытался что-то унюхать или услышать.
        Сорвавшись с места, охотник бросился по маршруту змеи. Пробежав с луком в руке, на одном дыхание небольшой отрезок пути, пролегающий в тени деревьев, тролль остановился у цветущий полянки. Работа меж волнами цветов кипела во всю - это дикие осы собирали пыльцу. Тролль отложил лук, оперев его к стволу ближайшего дерева. Порывшись во внутреннем кармане сумки, он достал небольшую колбочку, из которой вылил в ладонь немного густой жидкости бежевого цвета. Закрыв колбу и поставив ее на место, Дазл принялся натирать оголенные части своего тела. Закончив процедуру, тролль подобрал лук и осторожным, медленным шагом двинулся через поляну.
        Время двигалось ближе к обеду. Солнце понемногу начинало припекать. Слабый теплый ветерок нежно колыхал разноцветные густые волны цветов. В ноздри тролля били тысячи разных запахов: резких и мягких, приятных и не очень, освежающих и дурманящих. Чем ближе охотник приближался к центру поляны, тем больше ос попадалось на его пути. Учуяв пришельца, насекомые разлетались в разные стороны, кто куда, так как от него исходил отвратительный запах гнили. Причиной такого поведения ос была мазь, которой был обмазан тролль. Делал он ее из адских грибов, которые росли в небольшой еловой рощице, находившейся немного севернее хижины отшельника.
        Пройдя почти до конца поляны, тролль остановился перед линией лесных истуканов. Безопасный участок пути для него закончился, так как животные, напуганные присутствием Дазла, старались держаться подальше от жилища чужака. Здесь же, за поляной животный мир леса продолжал жить во всю, никого не опасаясь.
        Он достал из колчана и наложил на тетиву сразу две стрелы, хоть и ребрышек в бруске было сделано для четырех стрел. Тролль же пользовался максимум двумя, так как у представителей его расы было не больше трех пальцев на руках. На ногах и вовсе по два.
        Тролль двинулся дальше сквозь лес. Знакомый звук - он уже слышал его, когда сознанием пребывал в теле своего питомца. До реки осталось совсем немного.
        Вдруг, слева послышался какой-то подозрительный, еле уловимый шорох. Обладая отличной реакцией, тролль, не задумываясь, присел на правое колено, наклонившись вправо, перекатился через плечо. И вовремя! В том месте, где только что находился Дазл, воздух прорезали острые когти рыси. И сразу же на спину жертве бросилась вторая. Тварь, уцепившись когтями в бока тролля, а зубами впившись в трапецию, повисла на нем. Не ожидая такого поворота событий и острой боли, пронзившей спину, так как обычно рыси охотятся по одиночке, Дазл пришел в ярость. Тем временем первая тварь развернулась и готовилась к новому прыжку. Не давая ей и малейшего шанса, тролль навел в ее сторону лук и выстрелил. Свист двух летящих стрел пронзил воздух, а за этим - отчаянный рев животного, в которого угодили обе стрелы, одна в правый глаз, а другая чуть ниже.
        Как только стрелы ринулись к своей цели, охотник, а точнее жертва, отбросил в сторону лук, выпрямился, и пригнул назад спиной. Оба врага стукнулись о землю, но спина рыси пострадала больше, так как она оказалась под троллем. После приземления Дазл в прыжке повернулся лицом к животному. Белая пелена ярости застелила его глаза. Опершись коленями в тело, а руками в шею отчаянно пытавшейся вырваться рыси, тролль принялся в прямом смысле слова вдавливать ее в землю. После нескольких томительных минут борьбы, рысь стихла. Тролль отпустил бездыханное тело и присев рядом с ним на колени, оглянулся посмотреть, что сталось с другим животным. В нескольких шагах от него, неподвижно лежало тело рыси, из ран которой обильно сочилась кровь, успевшая образовать небольшую лужу. Схватка окончилась в пользу тролля.
        Потихоньку приходя в себя, тролль вспомнил о ране возле шеи и царапинах, которые окрасили всю спину. Две небольшие, но весьма глубокие ранки оставленные зубами хитрой твари, с каждым мгновением ныли и жгли все сильнее.
        Взял в руки сумку, которая во время всего боя и теперь оставалась на нем. Открыв ее, тролль обнаружил все так же мирно спящую змею. Порывшись немного в кармане, из которого он ранее доставал мазь, Дазл вытянул наружу небольшой упругий листок Корозуса - цветка, соки которого имели целительные свойства. Разломив листок на две части, Дазл принялся выдавливать в рану возле шеи прозрачный сок. Решив, что хватит, он кое-как помазал влажными частями растения царапины на спине и выбросил ненужные остатки.
        Поднявшись, тролль подобрал с земли свое оружие и подошел к застреленному животному. Пристроив рядом с собой лук, он вытянул кинжал и начал возится с торчащими из морды зверя стрелами. После нескольких минут возни, он вытащил окровавленные стрелы, вытер их об шерсть мертвой твари и закинул назад в колчан. Немного подумав, он поднял отяжелевшую тушу и потащил ее ко второй, решив забрать их на обратном пути.
        Вернувшись к луже крови оставленной от первого тела, он набрал в небольшую стеклянную пробирку, которая появилась из сумки, немного крови и наполненную спрятал ее обратно.
        Тролль схватил лук и двинулся к своей первоначальной цели. Оставив место схватки немного позади, его уши начали улавливать знакомый звук. Охотник приближался к реке.
        Проделав остаток пути через лес, не встречая никаких приключений, тролль оказался на знакомом берегу, видимый им ранее, правда чужими глазами.
        С тех пор, как здесь на разведке побывала змея, ничего не изменилось: водопад все также бросал вниз потоки воды, разбивающиеся об острые зубы булыжников разбросанных по реке, берег, как и ранее, был пуст. Ничто не нарушало веселого гомона водных потоков.
        Дазл двинулся к водопаду. Как только он подошел к каменному уступу, по которому ползла его змея, на противоположном берегу появилась семья оленей, которые пришли утолить жажду.
        Продев лук на плечо, тролль осторожно начал карабкаться в гору. Без труда, проделав нужную дистанцию, он начал забирать по немного в сторону, сближаясь с бешено несущимся вниз потоком хрустально чистой воды.
        Крепко хватаясь за местами острыми, а местами гладкими или шершавыми краями пород, тролль преодолел последний отрезок пути и скрылся за длинным языком потока воды. Шум здесь стоял особенно громкий, он перекрывал все звуки внешнего мира.
        Добравшись до щели меж камнями, охотник начал боком протискиваться вглубь отверстия. Для него, обладателя сухого и жилистого тела - это было не сложно. Тролль вылез в небольшую пещерку.
        Жители пещеры были все в сборе. Они как раз готовились сделать вылазку к реке. Увидев чужака, зверьки моментально, а главное слажено приняли боевую позицию: самец - глава семьи, стал впереди и воинственно направил свой хвост на врага, с конца которого на тролля смотрела острая, светящаяся игла. Самка выбрала позицию сразу ним, в такой же позе. Детеныши же в свою очередь были самыми задними, но не наделенные пока иглами на хвостах они просто злобно скалились, не отводя глаз от незваного гостя.
        Дазл выхватил кинжал и присел - он собирался оставить в живых только одного зверька, так как взять живим все семейство, не получится. Но тут в сумке задергалась, придя в чувство змея. У тролля появилась идея получше. Он открыл сумку, на него смотрели два широко открытых кроваво-красных глаза.
        Охотник выпустил свою помощницу из сумки и подал мысленно приказ.
        Рептилия радостно зашипела. Из ее рта время от времени наружу стремительно то вылетал, то прятался синего цвета язык, на конце разделенный на три части. Бетайя, так звали змею, приняла боевую стойку, над головой у нее развернулся полупрозрачный капюшон с серым оттенком, змея начала ментальную атаку.
        Под ее воздействием на зрачки зверьков упала белая пелена, они выстроились в ряд и, став на задние лапки, тупо уставили бессмысленным взором перед собой.
        Тролль подобрался сбоку к линии зверушек. Из своей сумки, в которой было много чего припасено, на все случаи жизни, как говорится, он достал небольшую сеть. Поднося руку по очереди к шеям грызунов, охотника делал неуловимое движение пальцами, в этот момент змея отпускала сознание нужной выдры, а пальцы тролля отключали зверьку сознание. Проделав с каждым эту не сложную процедуру, он забросил зверьков в сеть.
        Оглянувшись, ничего ли не оставил, тролль двинулся к выходу. Змея последовала за ним. По ушам снова ударил гул воды. Выбравшись из-под водопада, ловкий тролль без труда спустился вниз. Пока Дазл и Бетайя возились в пещерке, олени давно покинули водопой, противоположный берег был пуст. Зато на берегу тролля поджидал небольшой сюрприз: у воды грелись на солнышке несколько приличных размеров кроков.
        Похоже, сегодня кому-то очень везет!
        Тот, что был ближе всех, сразу же заметил тролля и, шелестя пузом по шершавым камушкам, песку и траве двинулся на охотника. Два метра разделяло Дазла и голодную тварь. Крок предупреждающе, широко раскрыл пасть, словно давая полюбоваться жертве своими редкими, но очень острыми зубами. Изо рта раздался сдавленный, уже угрожающий рык, сопровождаемый зловонным и частым от нетерпения дыханием хищника. Маленькими осторожными шажками животное начало понемногу уменьшать дистанцию, не упуская ни одного движения жертвы, словно боясь, что желанная добыча ускользнет.
        Из сумки высунула голову Бетайя, но тролль злобно шикнул на нее, и змея поспешила спрятаться. Эх, как не хочется охотнику терять драгоценную стрелу, а придется. Кожа у кроков была настолько толстой, что ее не мог в упор пробить даже арбалетный болт. Орки научились приручать таких вот животинок, которые весьма полезны в бойне, благодаря своей жестокости. Дазл не делая резких движений, положил стрелу на тетиву.
        Наконец терпению зверюги пришел конец, широко открыв пасть, с громким хриплым рыком она бросилась на тролля. Дазл, готовый к подобной атаке, отскочил назад при этом натягивая тугую тетиву. Стрела сорвалась, и хищно блеснув наконечником в полете, скрылась в страшной пасти зверя. Зверь пробежал еще немного и остановился. Вздрагивая всем телок, крок начал истошно рычать и подпрыгивать. Свалившись в воду, он сделал небольшой фонтан брызг. Две твари, которые были немного поодаль, с интересом наблюдали за мучавшимся родственником, явно видя в нем неплохой обед.
        Тролль, не желавший знать, чем все закончится, решил побыстрее убраться с места происшествия и скрыться в лесу.
        Уже на подходе к месту, где охотник оставил два мертвых тела рысей, он услышал странную возню и чавканье. Сбавив шаг, он начал бесшумно подбираться в сторону, откуда доносились звуки. Спрятавшись за одним из стволов деревьев, он выглянул и увидел обидную картину. Одно тело было полностью разорвано и выпотрошено. То же самое и с другим телом начал делать шипастый медведь, видимо учуявший запах крови, он пришел к этому месту, и к его радости обнаружил легкую добычу. Отшельник лишился двух отличных шкур!
        С таким противником троллю не справится. Даже если бы он и истратил на него все стрелы в колчане, то не добился бы никакого эффекта. Зверь владел очень быстрой регенерацией и на холодное оружие ему было практически наплевать. Такого только магией и возьмешь, но так как Дазл не владел атакующими заклинаниями, он предпочитал обходить этих животных стороной.
        И теперь он повернулся назад, к реке, решив сделать крюк, начал забирать понемногу на юго-восток, обходя пирующего медведя по широкой дуге. Проделал весь маршрут, во время которого он остался не замеченным, тролль облегченно вздохнул и вышел на полянку.
        Но и здесь его ждал еще более коварный сюрприз. Пока он мерялся в лесу силами с разным зверьем, мазь полностью выветрилась с его тела, что очень некстати подметили осы.
        "Да что ж это за день сегодня такой?" - озлобленно подумал тролль и напрямую бросился к реке.
        Осы, покинув свое излюбленное занятие - собирать нектар с цветов, решили заняться не менее интересным - весь рой дружно полетел за троллем.
        Не разбирая дороги, Дазл просто таки летел в сторону реки и, позабыв о медведе, он на невероятной скорости врезался в него. Оба покатились кубарем по земле, сзади поспевали осы. Тролль, не обращая внимания на сбитого им зверя, бросился бежать дальше. Удивленный и одновременно озлобленный от такой наглости, мишка кинулся за ним. Рой ос неотступно преследовал их. Вылетев на берег, тролль бросился к воде меж двух кроков, гревшихся на солнышке, и нырнул. Медведь немного отстал от наглеца и был в ярости. Выбежав на берег реки, он обнаружил двух кроков, и недолго думая, бросился на них. За медведем подоспели и осы, которые решили принять участие в ожесточенном бое и всем роем накинулись на зверей.
        А в это время тролль проплыл немного под водой, решил проверить обстановку и высунул наружу голову. В этот раз развивающиеся события ему понравились, и он поспешил выбраться из воды, чтоб его вдруг не заметил еще кто-то. Выбравшись на берег, мокрый охотник усталым шагом направился домой. В этот раз он без приключений добрался к полянке, но решив не испытывать судьбу, вдруг не все насекомые занялись его преследованием, тролль пошел в обход, далеко не отклоняясь от поляны, держа ее в своем поле зрения.
        Рана снова начала ныть, словно обиделась, что о ней забыли. В глазах изредка начинало темнеть, и с каждым разом все сильнее. Силы тролля были на исходе. Он еле добрался до безопасной местности, от которой до его дома было рукой подать. Не имея больше сил продолжать остаток пути, Дазл оперся на шершавый ствол ближайшего дерева. В глазах снова потемнело, и на этот раз надолго. Потеряв сознание, он сполз по стволу к земле, при этом слегка обдирая и так пострадавшую спину. Но лук из рук не выпустил.
        Сумка со змеей распласталась на земле. Бетайя подумала, что они уже дома, и поспешила выползти наружу. Увидев валявшегося без сознания хозяина, змея со свойственной ей хладнокровностью принялась за дело. Она подползла к троллю и положила свою голову на рану троллю, из которой уже вовсю лилась кровь. Змея закрыла глаза, некоторое время ничего не происходило. Вдруг все тело рептилии, начало сначала неспешно, а потом все быстрее и быстрее менять свой цвет, переливаясь всеми цветами радуги. Она открыла глаза, но они были не красного как всегда, а сине-черного цвета. Над головой у змеи появился серый дымок. Она широко открыла рот и с силой впилась в страшную рану.
        Из уст тролля вырвался громкий, жалостливый крик. Все-таки Бетайе удалось вырвать его из прекрасного мира грез и вернуть к жестокой реальности.
        Тролль открыл глаза, поняв, что лежит на земле посреди леса, он попытался кое-как привстать, хватаясь руками за спасительный ствол дерева. От таких действий в голове сильно закружилось. Перед глазами все плыло. Но зато чернота не подступала. К горлу подступил предательский ком.
        Увидев, что старания не прошли даром, змея удовлетворенным и нежным, на сколько это было для нее возможным взглядом, смотрела на хозяина. Глаза ее приобрели свой обычный цвет. Тело на фоне листвы приняло коричневато-оранжевый оттенок, но уже не менялось, как несколько минут назад. Дымка над головой пропала.
        Что касается раны, то она бесследно исчезла. Змея все-таки постаралась на славу. Но в виду огромной потери крови, тролль все же оставался очень слабым.
        Первое о чем он подумал, это был его лук. Ослабевшей рукой он принялся водить по земле, пытаясь нащупать его, в глазах все плыло. Как ни старался тролль найти, ничего, хотя бы отдаленно похожее на его оружие он не смог.
        Наблюдавшая за ним рептилия поняла, что троллю нужна помощь, и что он не успокоится, плавно подползла к заветному луку, обвила его несколькими кольцами и потащила к рукам охотника.
        Наконец-то Дазл нашел его, но на луке что-то было. Что-то холодное, но такое нежное, приятное. Позабыв об оружии, он принялся нежно гладить тело змеи.
        Немного понежившись в ласковых руках тролля, она бросила ему мысленно знак.
        "А, это ты, а я и совсем забыл о тебе. Вот невежа, прости!" - мысленно, но все же грустно ответил ей тролль.
        Змея снова что-то ему ответила, и при этом начала, сильно мельтеша языком, обвивать шею тролля. Шипение не останавливалось ни на секунду, словно пресмыкающееся нашептывало какое-то заклинание.
        Тролль почувствовал небольшой прилив сил. Взор стал более осмысленным, в глазах почти не двоилось. Гул в голове стих. Сжимая лук в руке, он все-таки стал на ноги. Не замечая у себя на шее змеи, он, пошатываясь от дерева к дереву, двинулся в сторону своего жилища.
        Все же тролль не полностью пришел в себя, ему казалась, что он спит. Двигался он медленно, как во сне. Никогда раньше тролль не замечал, как красив лес, в котором он уже достаточно давно поселился. Сквозь густые зеленые кроны лесных стражей местами просачивались редкие, теплые солнечные лучи, словно освещая путь заблудившемуся страннику. Издалека доносилось пение птиц, которое казалось троллю просто таки божественно красивым. Изредка он останавливался возле очередного дерева и, опершись на него руками, подолгу вслушивался в это чудесное, радующие ухо пение. Во время таких остановок, Дазл смотрел по сторонам плывущим взглядом. Он улыбался каждому кустику, каждому листочку, каждой веточки, каждому жучку, которого встречал взгляд охотника. Так, не спеша, он все же добрался до своего дома.
        Дойдя к громадному толстому дереву, на котором и был расположен небольшой домик отшельника, он попытался подняться вверх. Но силы подвели его. Голова истощенной змеи болталась у него на груди - она отдала почти все силы, чтоб довести Дазла до дома и была на грани смерти. Тролль, не замечая ее, упорно пытался взобраться по стволу наверх. Дазл упорно сражался с предательски скользким деревом, но, выдохшись, повалился ничком возле него. Сознание он снова принялся путешествовать в своем внутреннем мире.
        Из тени деревьев показалась фигура. Она неотрывно следила за троллем от начала его путешествия. Фигура приблизилась к лежащему отшельнику. На его тело упала не малых размеров тень. В руках у следившего за троллем была сеть с пойманными зверьками которую, тролль обронил, когда убегал от обиженных ос во главе с медведем. Не скрылось от него и колдовство змеи, которое крайне заинтересовало его. Незнакомец подхватил тело полуживого охотника, закинул на плече и принялся лезть наверх.
        Взобравшись на площадку перед входом в жилище, он опустил на пол тролля, сеть отложил в сторону. Даже прибывая в небытие, Дазл крепко держал свое оружие и не собирался расставаться с ним так просто. Несколько минут и кучу просто таки титанических усилий чужак потратил на то, чтоб высвободить лук из руки тролля. Вырвав все-таки оружие из окаменевших трех пальцев, гость отложил лук в сторону и принялся снимать с шеи тролля змею. С ней дело обстояло проще. Он без особого труда осторожно снял ее и аккуратно положил рядом с ее хозяином.
        Немного отдышавшись, незнакомец перевернул лежащее тело на живот и принялся водить руками над ранами спины и руки. При этом он непрерывно что-то бормотал, то быстро, то медленно, то тихо, то громко. Закончив ритуал, он вынул из-за пояса небольшой кинжал и полоснул себя по ладони. Из образовавшегося пореза на спину тролля капнуло пару капель крови. Отсчитав достаточное количество, гость убрал руку, рана на ладони моментально затянулась. Он спрятал назад, за пояс, кинжал и принялся рисовать какой-то странный рисунок. Закончив его, он принялся за змею, жалко было терять такое способное, очень редкое животное. Наконец, закончив и с ней, он уселся рядом с неподвижными телами хозяев древа и принялся медитировать.
        Тролль должен был проснуться через пару часов...


        Глава 2. Гладиатор


        - Жители города Норстрад! Мы рады приветствовать Вас на шестом - предпоследнем дне "битв гладиаторов"! Итак, через несколько ударов гонга состоится второй поединок за право сразиться в решающем! У всех, кто не успел сделать ставки, еще есть время, поэтому не теряйте его!

        - Нервничаешь?
        - Ты смеешься? - тролль удивленно приподнял одну бровь. - Спорим, я уделаю этого ничтожного эльфа не более чем за минуту?
        - Не слишком ли рано ты его хоронишь?
        - Что ж, тогда этот бой будет специально для тебя, - хищная, и в то же время многозначительная улыбка, скользнула по лицу тролля.
        - Слышишь? Скоро начнется, ладно, удачи тебе! - развернувшись, собеседник поединщика вышел из небольшой подтрибунной комнатки и по ступенях направился вверх, в свою ложу для избранных.
        Снаружи неиствала толпа! Существа всех рас собрались здесь! Они все любили его, так как за несколько месяцев он стал одним из опаснейших бойцов арены Норстрада.
        Тролль не испытывал никаких эмоций. Каждый раз перед выходом на ристалище он сохранял каменное спокойствие, он верил в свою победу и в себя. Бой - единственное, что его интересовало! Каждый день, проведенный на арене, был его праздником! Единственное, за что переживал наш боец - это то, если у него вдруг не получится убить своего противника красиво...
        - Жители города Норстрада! Имею честь представить Вам бойца западных ворот - молниеносного, всеми любимыми эльфа из Лунной Империи - Каира эль Луана! - Толпа в восторге визжала и улюлюкала. На арену из невысоких ворот выбежал эльф, непривычно высокого роста, с длинными светлыми волосами, сплетенными в косу за спиной, на конце которой был железный шип. Из одежды на нем были только штаны и сапоги. На обнаженной коже красовались множество татуировок, сделанных еще на родине. В одной руке у него был меч, в другой небольшой топорик. Голубые глаза эльфа блестели от ярости и предвкушения боя!
        - Боец восточных ворот - любимчик публики, дикарь из Лесов Черных Троллей - Джар'ракал! Толпа просто взорвалась от радости! На арену неспешным размеренным шагом вышел тролль. Он был высокого роста, мускулист, кожа была зеленовато-черного оттенка. Руки - длиннее, чем у любой из других рас, что давало преимущество в бою. Из одежды на нем была только набедренная повязка. На голове красовалась грива черных, как смола волос, левое ухо украшала серьга с изумрудом. Нос Джара был длинный и горбатый. Широкий рот украшала полоска тонких зеленых губ. Желтые глаза были наполнены злобой и ненавистью! В руках он сжимал по метательному топорику, еще один висел за поясом.
        Тролль ни на секунду не переставал ехидно и злобно улыбаться, что чрезвычайно бесило его противника - это забавляло тролля больше всего.
        - Да начнется бой!
        В эту минуту толпа затихла в предвкушении.
        Противники начали осторожно, не спеша, сближаться, друг навстречу другу. Эльф попробовал задеть тролля небольшой подначкой, но к немалому его удивлению всегда любивший чесать языком Джар продолжал насмешливо улыбаться. На долю секунды эль Луана застыл, противник сразу же воспользовался небольшой заминкой. Тролль прыгнул вперед и вправо, оказавшись слева от врага, он нанес колющий удар в бок. Эльф успел подставить меч. Этого и ждал тролль, неуловимым движением он отдернул руку, подсел под противника, а другой подсек ногу врага. Каир отпрыгнул назад, чтоб разорвать дистанцию, и перевести дух. Из раны, щедро окропляя песок, струилась кровь.
        На трибунах - тишина...
        Но тролль и не думал давать даже маленького шанса противнику, быстрым движением обоих рук, не сходя с места, он метнула оба топорика в противника. Поняв, что сидя в обороне не чего не добиться, эльф прыгнул на встречу топорикам - увернувшись на лету от одного, а другой отбив мечом. Не теряя времени, Джар взял из-за пояса франциску и бросился к противнику. Меч скрестился с топориком. Раз! Еще раз! И еще! Оба превосходно владели своим оружием. Хоть древко топорика было короче, чем лезвие у меча, руки тролля компенсировали это неудобство. И все же помимо меча у эльфа был и небольшой топор, от которого, правда, у тролля получалось не плохо отбиваться. В одной из атак эльфа, вместо очередного приема меча на топорище и уворота, тролль просто ушел в сторону, эльф не ожидая этого, наклонился вперед, чем и поплатился - хитрый тролль полоснул его по предплечью правой руки, и противник выронил меч, который Джар не преминул отбросить ногой в сторону.
        Толпа начала заводиться...
        Но вместо того чтобы снова отпрыгнуть, эльф сделал круговое движение торсом - коса быстро пошла по параболе, тролль, забыв об этом, всем известном, приеме эльфа, пропустил удар шипом в левое плечо. И сразу рубящий удар топором справа сверху вниз. Ничего не оставалось, как просто уйти. Присев, тролль прыгнул в сторону и перекатившись через плечо, вскочил и сделал бросок еще на метра два.
        Рев на трибунах набирал обороты...
        Эльф снова попытался достать тролля, он сделал вид, что наносит рубящий боковой удар, а на самом деле просто сильно мотнул головой - коса снова пошла по знакомой траектории. Тролль ожидал чего-то подобного, не обращая внимания топор, он присел и резким движением руки отрезал косу противника. Перворожденный остановился от удивления, он не мог поверить. Пользуясь этим, тролль схватил с песка косу и отбежал на несколько шагов, разрывая дистанцию, при этом не забывая махать волосами врага над своей головой.
        Рев толпы оглушал все вокруг здания арены...
        Сердце эльфа до краев наполнилось ненавистью. Поток ругательств сошел с его уст, в котором он не забыл упомянуть всю родословную своего оппонента. В ответ на это - тролль плюнул в лицо врага, но не слюной, в глаз эльфа впилась небольшая игла. Выронив из рук топор, и позабыв обо всем на свете, он схватился за пронзенный глаз - игла вошла еще глубже. Бедный эльф, дико вопя, катался по настилу арены. Из его ран во всю хлестала кровь, особенно из глаза.
        Вдоволь понаслаждавшись муками противника, тролль неспешно подбежал к своей жертве. Схватив его сзади за шею, он рывком поставил эльфа на ноги, другой рукой взяв его за пояс штанов, тролль поднял противника у себя над головой.
        Толпа бесновалась на трибунах...
        Пробежав пару шажков, тролль швырнул уже почти бездыханное тело эльфа в стену трибуны - еле слышный хруст, так, наверное, хрустят ломающиеся шейные позвонки.
        Подняв вверх обе рук Джар'ракал стоял посреди ристалища. Крик толпы опьянял его. Все было как во сне, вот какой-то голос что-то кричит, Джар ничего не слышит - его мечта потихоньку сбывалась.
        - Вторым финалистом становится непревзойденный Джар'ракал!!! - Все вскочили со своих мест, аплодируя победителю, особенно старались те, кто сделал ставку на тролля.

        Солнце беспощадно жарило в окно. Голова раскалывась.
        "Мда, неплохо вчера побуянили", - с этой мыслью тролль лениво сполз на пол с кровати. Поднявшись на ноги, он попытался проделать ежедневную утреннюю разминку. Получалось как-то не очень. Все суставы ныли. В плече кололо. Он вспомнил вчерашний бой и улыбнулся. После его окончания тролль сразу же покинул арену и попытался быстренько скрыться у себя в комнате в таверне "Пьяный страж" - не удалось. Болельщики поджидали его внутри. После поздравлений произошла небольшая пьянка. В середине веселья тролль незаметно для пьяной толпы удалился к себе в комнату. Выпил не мало. Начинали с обыкновенного пива, ну а заканчивали гномьей водкой. Джар понял, что если вовремя не свалить, то так и финал прозевать можно.
        Прошел ровно год, как он приехал в Норстрад. В первый же день он попал в этот трактир, устроил небольшую потасовку, в которой разнес почти все заведение. Получив заверения, что больше в его таверне драк не будет, и что со временем ему возместит весь ущерб, хозяин выделил троллю небольшую комнатушку на втором этаже в конце коридора. Да и выбора-то особого не было у хозяина, так как он до полусмерти боялся тролля. Правда, со временем, он понял, что совершил удачную сделку. В таверне больше не было проблем, так как все знали о его "вышибале" с дурной славой гладиатора.
        Как мы уже узнали, комнатка находилась в конце коридора. Вход преграждала простая сколоченная из досок дверь с небольшим глазком в центре. Комната была прямоугольной формы примерно пять шагов в ширину и десять в длину. Слева у двери находилась койка нашего тролля. Вместо матраса простыней были укрыты несколько сложенных вместе досок. Подушки и покрывала не было. Джар считал, что в мягкой постельке могут спать только придворные девицы. Да и спать на жесткой поверхности полезно для организма. Напротив двери стоял грубый, под потолок черного цвета, шкаф. В нем Джар хранил свою незамысловатую одежку: две пары черных кожаных сапог, штаны серого цвета, пояс, походная сумка для эликсиров, ядов и противоядий, белого цвета туника, уже порванная в некоторых местах, кольчужная рубашка и, конечно же, плащ с капюшоном, без которых он никогда не выходил в город. Под окном стояли крепкий, небольшой и весьма тяжелый дубовый стол и табурет. Посреди комнаты пол был украшен небольшим ковриком круглой формы. Стены были серого цвета, кое-где отвалилась штукатурка, местами они были покрыты плесенью. С потолка в центре
комнаты свисала засмальцованная лампа, от которой исходило слабое освещение. Вид из окна охватывал весь задний двор, в котором можно было увидеть конюшню таверны, часть кухни и навозную кучу с мусором, от которой исходил просто удушающий запах. Бедное жилище нисколько не смущало непривередливого тролля, так как он здесь только ночевал - целые дни он проводил в усердных тренировках на арене или в тренировочных залах. А что до освещения, то глаза тролля видели в темноте не хуже чем у снежного барса, обитающего в Стальных горах.
        Покончив с зарядкой, он наспех оделся. Накинув через голову на плечо небольшую сумку, тролль закрыл дверцу шкафа и повернулся к кровати. Став перед ней на колени, он принялся отколупывать из пола кусок доски проходившей под кроватью. Это был небольшой тайничок, который Джар сделал в первый же день своего поселения. Там хранилось все его богатство: довольно увесистый мешок, с золотом накопившийся за год, несколько эликсиров, а также завернутые в грязную тряпочку ядовитые иглы. Как раз такой вот иглой он добил вчера эльфа. После недолгой возни в сумку перекочевало несколько золотых, и один эликсир. Аккуратно вернув обломок пола на место, тролль поднялся.
        В этот момент в дверь легонько постучали:
        - Господин, - послышался боязливый голос из-за двери.
        Посмотрев предварительно в глазок, тролль открыл скрипящую дверь. Пред его взором встал мальчик-служка.
        - Чего тебе? - грубо поинтересовался Джар.
        - Меня просили провести Вас вниз - Вас там ждут.
        Повернувшись, тролль беглым взглядом окинул свое жилище - ничего ли не забыл, вышел и запер за собой дверь.
        - Веди! - скомандовал он мальцу.
        Мальчишка бросился по коридору и вниз по лестнице. Тролль не отставал. Спустившись вниз, он встретил почти пустой зал заведения. Только за одним из дальних столиков о чем-то, живо размахивая руками, спорили два купчика, видимо, приехавших с утра. У стойки, спиной к ступеням и троллю стоял высокий человек и о чем-то шептался с толстым, давно облысевшем и поседевшим, невысоким хозяином таверны. Мальчишка указал пальцем на человека и поспешил скрыться на кухни.
        Тролль подошел к стойке. Заметив его, хозяин подпрыгнул и, отвернувшись, принялся протирать пивные кружки. Мужчина повернулся и тролль сразу узнал в нем Тира Лакроша - мастера артефактов, а также друга Джара. Тиру на вид было около сорока лет. Красивое лицо имело характерные для дворян северных земель аристократические черты. На тролля смотрели большие ярко-голубые и очень красивые глаза. Нос человека был прямой красивой формы. Тоже касается и губ. Щеки лица украшали пышные, правда уже поседевшие, как и волосы, бакенбарды. На нем была одета довольно-таки богатая одежда: штаны и рубашка темно-синего цвета были сделаны из дорогой ткани, пуговицы на них были из чистого золота; сапоги были из кожи серой акулы, убить которую очень опасно и сложно; на спину был накинут серого цвета плащ с капюшоном и золотой застежкой. На пальцах рук красовались несколько колец с разными камнями приличной величины. Джар подметил, что они наделены некими магическими способностями, так как кое-что в этом смыслил. На поясе у человека висели ножны с полуторным мечом внутри. Рукоять меча была сделана из мамонтовой кости.
Навершие украшал хорошо ограненный сапфир. В камне мирно плавал небольшой, еле видневшийся, сгусток непонятной дымки.
        - Я смотрю, ты вчера неплохо повеселился. Твое лицо стало еще зеленее обычного, - тут Тир прервался и начал заливаться смехом от своей, как он считал удачной шутки. К тому же ему нравилось всячески поддевать вспыльчивого тролля. - Ей, - это уже трактирщику, - налей этому злыдню одну кружку пива за мой счет, - скомандовал богач, продолжая смеяться.
        - И тебе доброго утра, - сконфужено ответил тролль.
        Тем временем хозяин таверны, закончив с пивом, услужливо подал полную до краев кружку троллю.
        Взяв пиво он повернулся к прибывшему:
        - Зачем пожаловал?
        - Давай присядем, за каким-нибудь столиком и поговорим.
        Тролль жестом пригласил следовать за ним. Они прошли через весь зал и сели у дальнего столика. Тролль принялся за пиво. Тир подождал, пока тот напьется и его разум немного прояснится.
        - Ну что там у тебя? - спросил тролль, издав громкую отрыжку.
        Не обратив на это никакого внимания, так как за год общения с троллем тир привык к его манерам, он решил перейти сразу к делу.
        - Ты еще не передумал насчет Великой Арены?
        - А что, удалось что-то раздобыть? - при этом Джар оживился.
        - Да, кое-что удалось, а точнее разрешение на участие, его вручат сегодняшнему победителю! - с этими словами Тир важно откинулся на спинку стула.
        Услыхав долгожданную новость, тролль залпом осушил оставшуюся половину кружки. Но не успел он толком порадоваться, как тишина в таверне была прервана - в зал ввалилось пять особей: трое людей, орк и гном.
        Оглянувшись один из людей, по-видимому, предводитель шайки, двинулся через весь зал к столику тролля и его друга. Остальные последовали за ним.
        Подойдя к столику, он спросил разрешения присесть. Его спутники остались стоять у него за спиной. Главарь, как и его друзья, все как на подбор были крепкими, широкоплечими, и мускулистыми ребятами. К тому же каждый из них был вооружен до зубов, кто чем. Один главарь был безоружен.
        - Что, решил выпить перед смертью, зеленый? - это к троллю.
        Брови Джара поползли вверх:
        - А ты кто такой вообще?!
        Тут пришла очередь удивиться главарю. Он не ожидал подобной дерзости от дикаря и на некоторое время лишился дара речи. Его спутники, не выказывая никаких эмоций, продолжали неподвижно стоять. Правда, в их позах все-таки произошли некие изменения - их руки легли на рукояти оружия.
        - Так ты меня не узнал? - угрожающе спросил человек. - Мне говорили, что ты наглый дикарь, но я не думал, что настолько, что ж, тем лучше, теперь мне будет намного приятней зарезать тебя на арене, тролль!
        - А, так это с тобой я сегодня буду драться? - догадался Джар. - Если честно я ожидал противника по достойней, - с нескрываемым презрением и деланной обидой произнес тролль.
        Тир продолжал спокойно сидеть в стуле, не встревая в разговор. Он чувствовал, что этим все не закончится.
        Главарь от подобной дерзости побагровел. Его огромные кулаки сжались. Спутники уже с угрозой поглядывали на дерзкого тролля.
        - Знаешь, а у меня появилась идея - продолжил тролль все таким же надменным тоном, - я вызываю тебя и твоих друзей на бой. На арене. Всех пятерых сразу!
        В зале зависла напряженная тишина, так как после прихода шайки, купцы и хозяин таверны внимательно следили за разборками. Даже у обычно хладнокровного Тира отвисла челюсть. Тролль как всегда выдал новую выходку.
        - Мы принимаем вызов! - ответил главарь, - Да и еще, дам тебе небольшой совет...
        Тут тролль, не дав ему закончить, встал из-за стола:
        - Мне не нужны советы, жалкий глупец!
        Повернувшись, он последовал к лестнице, ведущей на второй этаж. Главарь поднявшись, отвесил небрежный поклон Тиру в знак прощания, направился к выходу. Вся шайка молча последовала за ним.
        Спустившись вниз, Джар застал Тира до сих пор сидевшим за столом. Купцы куда-то исчезли. Хозяина тоже не было видно.
        - Пойду, поупражняюсь перед боем.
        Человек подошел к троллю, пожелал ему удачи в нелегком поединке и вышел из таверны.
        Тролль в свою очередь набросил капюшон и, выйдя из заведения, направился в сторону арены.
        К общему удивлению других гладиаторов, Джар упражнялся только в метании топориков. Но на этом он не остановился. После двухчасовой тренировки он отправился в оружейный склад. В этот раз тролль решил не пренебрегать доспехами. Он надел кольчужную рубашку, поверх нее неплохой, панцирь, соединенный по бокам кожаными ремешками, к низу панциря была приделана кожаная юбка, прикрывающая набедренную повязку. Также опоясавшись небольшим пояском, он приторочил к нему два карманчика, в которые положил по эликсиру. Руки тролля защищали кожаные браслеты. Вместо сапог он надел сандалии, и наголенники, скрепленные сзади кожаными ремешками. Вытянув из своей сумки две иглы, тролль запихнул их за щеки. Выбрав два на его взгляд самых сбалансированных топорика, он покинул склад.
        Пока тролль собирался, он и не заметил, как скоро пролетело время. На выходе из склада его уже ждали.
        - Через пару минут начнется Ваш поединок, пройдемте за мной, - человек, ждавший, тролля повернулся и пошел вглубь подтрибунных лабиринтов. Джар'ракал пошел за ним - он был полностью готов к бою.

        - Дамы и господа, жители города! Арена Норстрада приветствует Вас! Как Вы все знаете, сегодня состоится главный поединок!
        Веселый и раскатистый гомон толпы...
        - Но ввиду некоторых событий мы решили ввести кое-какие коррективы в сегодняшнем финале!
        Толпа на трибунах затихла, каждый пытался угадать, какие были внесены изменения...

        Джар стоял в маленькой комнатке, находившейся под трибуной. Стена небольших ворот отделяла его от ристалища. Его переполняли странные ощущения, которые никогда раньше не посещали его перед боем. Он вспомнил свой родной лес, поселение, друзей, родителей...
        Невольно вздрогнув, тролль одернул себя и прогнал наваждение. Еще немного и он сделает очередной шаг к своей цели. Именно из-за таких ублюдков, как эта шайка, которой он кинул вызов, Джар и покинул родной лес.
        Большинство представителей других рас считали троллей самой низкой и никчемной расой. Именно по этому, он - Джар'ракал из клана Черных Троллей решил доказать всем этим невежам, что тролли - самые лучшие воины в мире!

        - Мы начинаем! Бойцы из западных ворот: граф Берн и его охрана!
        На настил арены вышли пятеро. Все люди и орк высокого роста и широкоплечи. Гном еще шире в плечах, чем остальные. Все закованы в броню. Головы людей покрывали глухие шлемы, забрала опущены, сквозь узкие прорези сияли злобные глаза. Гном и орк обошлись открытыми шлемами. В руках житель подземелий держал внушительного размера секиру. Орк был вооружен копьем. У каждого из людей в одной из рук было по мечу, второй, каждый держал круглый щит.
        Народ нетерпеливо ждал, что будет дальше...
        - Их противник! Безжалостный и кровожадный! Боец из восточных ворот - Джар'ракал из племени Черных Троллей!
        Как только открылись ворота тролль, наплевав на всех и вся, бросился к врагам. Оказавшись на удобном расстоянии для броска, он резко остановился и плавно метнул оба топорика, которые не выпускал из рук с тех пор как покинул склад. Оба нашли свою цель: правый попал в переносицу не ожидавшего такого приема орка, левый угодил в лицо гному. Оба пораженные противники упали на месте. Люди пребывали в паническом ступоре. Кинувшись к ближайшему из них, схватив его за запястье, тролль вырвал из руки человека меч. А следующим молниеносным кругом движением отсек голову противнику. Тот даже не успел понять, что с ним произошло.
        Толпа завывала в экстазе...
        Опомнившись, два оставшихся бойца, с диким ревом бросились к ненавистному троллю. Джар увернулся от меча, отпрыгнул назад, и плюнул - две иглы, пропитанные ядом, вылетели изо рта и попали каждая в свою прорезь для глаз, сделанных в шлеме. Боец пролетел мимо, упал на песок, его тело билось в мучительных конвульсиях. Но через несколько мгновений он обмяк и затих - яд сделал свое дело.
        А тем временем главарь, то есть граф, остановился. Он решил принять оборонительную тактику. Тролль бросился к последнему убитому и подобрал его меч. Теперь у него в руках с бешеной скоростью крутились, как два маленьких смерча, мечи противников. Он наседал на графа со всех сторон одновременно и теснил его к стене. Человек обливался семью потами, он еле успевал отбивать молниеносные атаки тролля. Он понимал, что с ним играются, и все равно не успевал. Противник был великолепен.
        Но все же, наконец, троллю наскучило играть с жертвой. Одним из следующих движений он рассек щит врага надвое. Рука графа бессильно повисла. Вторым мечом тролль перерубил лезвие меча оппонента. А следующей атакой обоими мечами он пробил нагрудник графа, всаживая оружие по самые рукояти.
        Тело графа упало в пыль арены. Победа!
        Толпа уже просто обожала своего любимчика...
        - Победителем турнира объявляется тролль Джар'ракал! Но в связи с тем, что пренебрег нашими правилами и начав бой не дождавшись официального разрешения мы лишаем его половины награды!
        Народ тихо слушал на своих местах...
        Джар стоя в центре поля боя, напрягся всем своим существом.
        - Тролль Джар'ракал из клана Черных Троллей лишается награды в пятьсот золотых!
        Недовольный гомон с трибун...
        - Но все-таки он победитель! И поэтому наш милостивый император дал ему разрешение участвовать в боях Великой Арены!
        Звон фанфар...
        Открылись центральные ворота...
        Из них вышли две колоны воинов - личная гвардия императора, и двинулись к чемпиону. Гвардейцы окружили тролля.
        Из открытых ворот вышел человек в богатой одежде. Он молод и красив. Многие из женщин империи готовы были на все, чтоб оказаться в его постели. Человек был высок, имел крепкое, мускулистое телосложение. Он не шел, а скользил по песку. Джар сразу понял, что перед ним очень опытный воин. Голова человека была увенчана короной из белого золота. Такое золото можно было достать только в самых глубоких шахтах гномов из Стальных гор.
        За императором шел, низкого роста человек в очках. В руках у него была шкатулка из красного дерева. Остановившись перед троллем, император велел открыть шкатулку. В середине она была оббита красным бархатом. В ней находилась одна, сложенная вдвое бумага. Император, взяв ее, повернулся к Джару:
        - Я, Кай Олий Третий, Император Северной Империи, награждаю тебя разрешением на участие в турнире Великой Арены! - с этими словами он протянул заветную бумагу троллю.
        Трясущимися от волнения руками боец принял награду и поклонился.
        Толпа взорвалась одобрительными криками...
        На следующие утро, встав ни свет ни заря, Джар принялся собирать свои не сложные пожитки. Одевшись в свою привычную одежду, сложив в сумку свои накопленные за год сбережения, не забыв и об оставшихся двух эликсирах с иглами, он покинул свое жилище. В общем зале было очень людно. Многие посетители еще со вчерашнего вечера не покинули своих столиков, пьяные, они, не в силах подняться, так и позасыпали на своих местах. Особо не задерживаясь и попрощавшись с хозяином таверны, тролль направился к выходу.
        Он собирался сходить на рыночную площадь - ну не идти же пешком через полматерика. Еще он нуждался в оружии, так как то оружие, которым он пользовался на арене, не разрешалось выносить за ее пределы.
        Уже на улице он столкнулся с запыхавшимся Тиром Лакрошем.
        - Хух, ели успел, так и знал, что ты захочешь свалить с самого утра.
        - Ну, не совсем, - ответил тролль, - мне еще на рынок нужно заглянуть, присмотреть там кое-что...
        - Я с тобой, - перебил его человек.
        Друзья двинулись по улочке в сторону площади. Сам рынок находился в восточной стороне города, недалеко от таверны, в которой проживал Джар. Пройдя в конец улицы, товарищи свернули в незаметный закоулок, пересекли еще пару улиц, потом вышли на главную - широкую улицу, которая вела прямиком на рынок.
        Площадь, на которой был расположен рынок, складывалась с двух частей, на которые, как раз и делила их главная улица. В ее же центре возвышалась огромная статуя первого императора, основавшего Северную Империю. Она возвышалась над всем городом, выше нее были только башни дворца правителя.
        Одна часть рынка была полностью укрыта огромным навесом, под которым продавались лошади всех пород и мастей, а также ездовые волки, барсы, ящеры и рапторы.
        Вторую половину заполняли лавки торговцев. Что там только не продавалось: доспехи, оружие, эликсиры, артефакты, ювелирные изделия, товары из стран Восточного полушария, одежда, провиант и еще много всякой всячины.
        - С чего начнем? - поинтересовался Тир.
        - Для начала начнем с одежды и брони.
        Друзья двинулись по рядам. Торговцы различных рас были здесь. Каждый пытался всучить покупателям свои товары, сопровождая их всяческой похвалой.
        Пройдя несколько рядов в поисках чего-то достойного, парни уже не надеялись на удачу, как вдруг они подошли к небольшой лавке, в которой тролль все-таки подметил кое-что.
        Торговцем оказался широкоплечий, немолодой гном. Как для своего народа, он был достаточно высок - на голову ниже Тира, который не отличался маленьким ростом. Шириной плеч он был, как два наших друга вместе взятых. Лицо гнома было украшено глубоко посажеными, карего цвета глазами, и пышной, длинной до пояса седой бородой, собранной в две толстые косы. Голова блестела хорошо отполированной лысиной. Уши гнома были украшены не малого размера золотыми кольцами. Тело прикрывала жилетка из коричневой кожи, из-под которой выглядывал солидного размера волосатый, пивной живот. Медвежьи ручища были одеты в кожаные, под цвет жилетки, шипованные браслеты. На ногах красовались простые кожаные сапоги, и штаны сшитые из дорогой ткани, привозимой из Лунной Империи. Нижнюю часть живота облегал пояс, за которым был заткнут кинжал.
        - Что желают уважаемые господа? - пробасил гном.
        - Мне нужен пластинчатый доспех, вот такой как тот, - тролль указал на доспех лежащий, на прилавке, - еще штаны на подобие ваших и простые охотничьи сапоги с мягкой ступней.
        - Подойдите, я сниму с Вас мерки.
        Тролль скинул сумку, передал ее своему спутнику и подошел к торговцу. Повернулся и развел в сторону руки. Торговец и молодой гном, видимо его помощник, профессиональными, быстрыми движениями обмеряли все тело тролля вдоль и в поперек:
        - Погуляйте где-то часок, пока мы все сделаем, - проговорил гном.
        - Хорошо, а сколько будет все это добро стоить? - поинтересовался Джар.
        - Сто золотых!
        - Сколько? Да это грабеж! - укоризненно прокричал тролль.
        - Остынь, - проговорил доселе молчавший Тир, и уже к торговцу, - любезные мы были бы очень рады, если бы Вы соизволили уступить нам десять золотых. Ведь Ваш клиент - новоиспеченный чемпион местной арены.
        Гном ненадолго задумался и решил согласиться, так как, заполучив такого клиента, его репутация в этом городе значительно повысится:
        - По рукам!
        - Куда дальше? - поинтересовался человек.
        - Мне нужно средство передвижения, не буду же я переть в Клорс на своих двух. А раз ты у нас известный любитель лошадей и прочей подобной живности - я бы не отказался от твоей консультации.
        - Тогда, вперед, к стойлам! - скомандовал Тир и двинулся ко второй части рынка.
        Зашедших под навес ребят, атаковали своими зазываниями все ближайшие торговцы. Каждый хвалил свою животинку на все лады, при этом не забывая поносить товар соседей. Тир, растолкав толпу, направился в глубь рядов. Тролль неотступно следовал за ним.
        Наметив несколько неплохих коней человек, подошел к торговцу:
        - Это Ваши лошади, уважаемый?
        - Да, да! И хочу Вас заверить, что лучших Вы нигде больше не найдете в этом городе! - оживленно жестикулируя руками, принялся хвалить свой товар торгаш.
        - Нет, мне нужно что-то другое! - грубо оборвал его тролль и двинулся к загону с волками и барсами.
        Тиру ничего не осталось делать, как последовать за товарищем. Он извинился перед купцом и поспешил за Джаром.
        Хозяина рядом не наблюдалось, поэтому у товарищей появился шанс спокойно рассмотреть товар.
        - Ну, что можешь сказать об этих милых кошечках? - обратился тролль к Тиру.
        - Это снежные барсы из Стальных гор. Как ты можешь заметить, все они белого цвета, с черными пятнышками по всему телу. Сильны, очень выносливы, умеют карабкаться по скалам и деревьям. Имеют мощные лапы, наделенные ядовитыми когтями. Отлично видят в темноте. Пасть, как ты видишь, увенчана частоколом острых, как лезвие, зубов, такими можно спокойно перекусывать небольшие бревна. Если бы мне пришлось выбирать между самцом и самкой, то я бы выбрал самца, так как у них более агрессивный и боевой характер. При хорошей дрессировке очень полезны на поле брани. Самки более спокойны, их в основном покупают богатые папаши для своих ненаглядных отпрысков. Ну, а в целом очень преданные зверюги.
        - А про собачек что скажешь?
        - Это не собачки, это отличные ездовые волки, их, кроме меня, больше ни у кого нету! - раздался слегка хрипловатый голос за спинами парочки. Увлеченные, они не заметили как к ним подобрался невысокий человек с хитрым лицом.
        - Я смотрю, они все какие-то одинаковые, а что это за зверь, вон там, у дальней стенки загона? - тролль указал на особо больших размеров волка.
        - О, это Льдистый Волк. Таких можно найти только в ледниках севернее Империи. Они крайне опасны, ударом лапы спокойно могут убить человека, орка, гнома, да и представителей других народом. Признают только одного хозяина. Из-за низкой температуры тела, совершенно не боятся огня. Способны замораживать жертву своим дыханием. Также имеют некоторые гипнотические способности. Как и барсы, они очень преданы своему хозяину. У меня их было только двое, вчера одного купил какой-то богатый эльф.
        - Что скажешь? - спросил растерявшийся тролль у друга.
        - За неимением выбора рапторов и ящеров, я не вижу лучшего товара.
        - О, Вы правильно подметили, караван с этими милейшими зверушками попал под обвал на Северном перевале. Парни будут тут не скоро.
        - Сколько вы хотите за него? - приготовился торговаться тролль.
        - Вместе со всей сбруей отдам его за триста золотых!
        Тролль повернулся к другу.
        - Берем! - ответил тот.
        - Вы пока отсчитайте денежки, - жадно потирая руки, сказал торгаш, - а я тем временем доставлю Вам покупку. С этими словами, крича на своих помощников, он принялся исполнять свои обязанности.
        - Почему ты согласился?
        - Такие волки стоят как минимум четыреста, а он отдает тебе его за триста вместе со сбруей! Как бы подвоха, какого не было.
        Джар принялся отсчитывать деньги.
        Тир стоял задумавшись.
        - Вот, все готово! - Перед ними стоял довольный торговец, держа за повод волка - Где деньги?
        Тролль передал ему мешочек:
        - Пересчитывать не будете?
        - Ну что Вы, это было бы оскорбительно, для таких уважаемых покупателей, как Вы. Осталось еще кое-что, дайте Вашу руку. Сейчас я сделаю небольшой надрез на лапе зверя, а вы сделайте такой же на своей руке, потом капните несколькими каплями крови на рану своему будущему питомцу, и он будет предан Вам на всю жизнь.
        Нехитрая операция заняла несколько минут. Зверь злобно рычал на обидчиков, но на большее не посмел - умный. После окончания процедуры его зеленые глаза смотрели на нового хозяина с теплой нежностью. Ради него он был готов на все.
        Пора было возвращаться к гному. Без приключений они добрались к лавке нашего знакомого. Робота как раз подошла к концу. Довольный гном стоял возле прилавка, утирая обильно струившейся по лбу пот. Увидав, кого с собой привели покупатели, он подпрыгнул от изумления:
        - Ого! Да это же представитель породы льдистых волков, не так ли? Где Вы его добыли? Какой красавец!
        - Там таких больше не осталось, - самодовольно ответил тролль. - Что с моим заказом?
        - Все готово, можете примерить!
        Все было на тролля в самый раз, особенно сильно его порадовала броня: она была сделаны из кожи, на которую были нашиты железные пластины, весьма прочная, почти не стесняла движений. Штаны и сапоги тоже были хороши. Джар уже и забыл, что был недоволен ценой.
        - Можете предложить мне какое-то оружие?
        - Что именно Вас интересует? - услужливо спросил гном.
        - Мне нужно четыре франциски, без всяких ненужных украшений, один кинжал и палаш.
        - У меня есть отличный выбор, - торговец поманил и вглубь лавки.
        Стены помещения были увешаны разнообразным оружием на любой вкус: мечи, топоры, секиры, кинжалы, кистени, булавы, копья, глефы, алебарды, луки, щиты, молоты и много прочего.
        Порывшись в одном из ящиков, торговец достал небольшой топорик и протянул его троллю. Отличная, крепкая сталь, древко из черного дерева, превосходный баланс и ничего лишнего:
        - Годится!
        - А вот превосходный кинжал и палаш, как Вы и просили.
        Отложив топорик, тролль взвесил оружие в руках:
        - Сколько с меня?
        - Все вместе будет стоить сто двадцать семь золотых!
        Отсчитав нужную суму Джар забрал свое новое оружие, и вместе с Тиром они покинули гнома.
        На выходе из рынка тролль приобрел еще пару заживляющих эликсиров, один эликсир выносливости, и парочку ядов. В его кармане осталось двадцать золотых - вполне приличная сумма.
        Подойдя к Восточным воротам города, Джар повернулся к Тиру:
        - Что ж, будем прощаться?
        - Хочу еще кое о чем тебя попросить: в Великой Арене живет один мой знакомый, передай ему от меня письмо, - из складок одежды человек вытащил небольшую, красиво сложенную чисто-белую бумагу.
        - Как мне его найти?
        - Не думаю, что это будет трудно, - улыбнулся Тир, - он принимает ставки на поединки.
        Хмыкнув, тролль засунул письмо в сумку.
        - О, чуть было не забыл, у меня кое-что есть для тебя! - из кармана человек достал серебряное кольцо с черным камнем. - Вот, сделал специально для тебя, внутри камня заточен дух, если попадешь в безвыходную ситуацию представь, как освобождаешь его, и он все сделает, хватит его на минут пять, недолго конечно, но не думаю, что тебе понадобиться больше времени.
        Тролль надел кольцо на средний палец правой руки. Обнявшись, друзья, распрощались. Джар взлетел в седло и направился вон из города. Он держал путь на юго-восток, планируя добраться к Серединному тракту, который ведет прямиком к его цели. Волк неспешной трусцой бежал по дороге. Воин пребывал в раздумьях:
        - Назову я тебя, Смерч.
        Зверь повернул голову к хозяину и одобрительно посмотрел на него...


        Глава 3. Испытание


        Приятный морской бриз нежно обвевал лицо и тело. Небольшие сине-зеленые волны Теплого океана скользили по песку пляжа, норовя с каждой попыткой забраться все дальше, словно мечтали подмять под себя остров. С каждым неудавшимся наступлением обиженные волны разлетались стружкой пены, оставляя после себя на песке зеленые пятнышка мохнатых водорослей, которые, каждый раз с новой атакой волны, пытались ухватиться за нее, чтоб не остаться на песчаном берегу. Неподалеку, из яиц в песчаном гнезде, сделанном черной морской черепахой, выбирались маленькие детеныши. С завидным упорством они неуклюже буксовали по казавшимся для них громадным дюнам песка в сторону воды. Песок был не единственным их препятствием, голодные чайки и крабы охотились за беспомощными маленькими черепашками. Легкий бриз для них был как настоящий ураган, который со всей силой упирался и не хотел так просто пропустить новорожденных в опасный и в то же время прекрасный своей загадочностью подводный мир.
        Синие небо незаметно приобретало красновато-серые оттенки. Вдалеке лениво, словно нехотя, ползли огромные серо-белые облака, меж которых, играясь друг с другом парили разные морские птицы.
        На пляже, прямо у кромки джунглей, раскинула свои владения небольшая деревушка. Возле многих хижин, сделанных из пальмовых деревьев и листвы, в это время суток начинали загораться мерцающие оранжевые огоньки. Это местные жители разводили небольшие костерки, которые лизали воздух своими переливающимися язычками, а также грели собравшихся вокруг них. Не прошло и получаса, как огоньки разрослись по всей деревни. Издалека, могло показаться, что на пляж упало целое созвездие. Свист ветра и шум волн изредка нарушало пение или дружный хохот, доносившийся со стороны поселения.
        На пляже, не далеко от воды, тоже горел костерок, за которым на коленях сидели шестеро троллей. С мощных мускулистых тел на песок падали огромные тени. Кожа у всех, как на подбор была красновато-розового цвета. Лица собравшихся были украшены разными, белого и желтого цвета, рисунками. Из-под верхних челюстей сидящих вокруг костра троллей выглядывали вверх разной формы и величины клыки. Пятеро были одеты только в набедренные повязки. На оголенных плечах красовались татуировки, сделанные только вчера для того, чтоб призываемые духи не смогли поработить душу шамана.
        Спиной к деревне сидел одетый в плащ, с особо огромными клыками, учитель. Его пустой взгляд был направлен в сторону океана - он разговаривал с духами. Ученики терпеливо ждали в полном молчании, боясь даже пошелохнуться, пока наставник вел беседу.
        Так продолжалось еще несколько часов. Молодые тролли начинали беспокоиться, не случилось ли чего. Небо заволакивали сине-черные краски, отливавшиеся на воде. Огоньки в деревне по очереди затухали, жители расходились по своим жилищам. Из джунглей изредка доносились рычащие голоса ночных охотников. Давно стих ветер, на океанской водной глади стоял штиль. В небе не было ни одной чайки, крабы и новорожденные черепашки давно покинули пляж. Только одинокий огонек костра весело играл желтым пламенем на ночном пляже, словно маяк указующий дорогу кораблям, скользившим по ночной океанской глади, рассекая черные волны морской пучины.
        Молодые ученики неотрывно смотрели в лицо учителя, пытаясь угадать какие эмоции испытывает его душа. Наконец взор его начал понемногу проясняться, зрачки стали приобретать свой привычный цвет и контуры. Шаман тяжело вздохнул и пару раз моргнул глазами, чтоб окончательно прояснился взор. Проясненный взгляд тролля впился в глаза первому ученику, тот невольно вздрогнул, тяжелый взгляд старого шамана продолжал скользить по лицам троллей, словно пытался насквозь пронзить их души. Не выдерживая, они отводили взгляды и, потупившись, смотрели в огонь.
        - Духи подтвердили мои ожидания и, так же как и я, считают сегодняшнюю ночь благоприятной для начала испытания, - глубоким, торжественным голосом огласил шаман. В тишине, отражаясь от воды, его голос разносился по пустынному ночному пляжу.
        Услышав долгожданную новость из уст учителя, лица учеников прибодрились, на некоторых даже проскользнуло некое подобие улыбки.
        - Как вы знаете, - продолжал старый тролль, - чтобы, стать полноценным шаманом, каждому из вас необходимо принести в Храм четыре частицы стихий земли, воды, огня и воздуха. Никого абсолютно не интересует, как вы их добудете и где. Еще ни разу пятерка испытуемых не проходила испытание в полном составе. Бывали случаи, что погибали все пятеро. Но тот, кто пройдет его, получит тотемы.
        - А что после, учитель? - осмелился спросить один из молодых.
        - После, у каждого состоявшегося шамана есть выбор: либо остаться в Храме и посвятить свою жизнь служению духам, и в будущем стать жрецом; либо отправиться на материк и усовершенствовать свое магическое искусство в личных целях - ответил старец.
        Молодые тролли переглянулись:
        - Это все? Когда можно будет выступать? - спросил один из них.
        - Нет, еще одно, начнете вместе с водной стихии, так как все вы знаете, где обитают водные элементали. Представителей других стихий вы должны отыскать сами. Выступать можете прямо сейчас. Пусть духи оберегают вас, мои ученики.
        С этими словами он улыбнулся молодым троллям. Его взгляд вновь становился бессмысленно отдаленным - шаман опять отправился в мир духов.
        Не решаясь встать, ученики, застыв, сидели и смотрели на своего учителя. Только глаза их бешено прыгали по лицам друг друга. Так в молчание они просидели еще немного времени.
        - Так как все наши вещи при нас, предлагаю немедленно плыть за водными частицами, - проговорил один из троллей, который не боялся задавать вопросы учителю. Его звали Храс'джел - он был старшим учеником.
        Подавая пример остальным, он встал и направился, разбрасывая ногами песок, к воде. Смотря друг на друга, оставшиеся по очереди последовали за ним. Валь'джен - самий младший из них, шел последним.
        Пятерка подошла к воде, и тут же неутомимые волны принялись раз за разом облизывать ноги троллей, оставляя на них зеленые, красные или желтые мохнатые клочки водорослей. Не зря эту часть мирового океана в далеком прошлом кто-то назвал Теплым. Вода была нежно теплая и приятная. Ощутив ее приятное прикосновение, хотелось лечь в нее всем телом и бесконечно лежать на просторной водной глади. Тролли зашли в воду по пояс. Храс'джел остановился, его руки стали светиться ярко-синим цветом. Он приложил их к шее, и за ушами у него начали разрастаться ровные глубокие полоски - жабры, в то время, как ноздри немного сузились. Остальные поспешили сделать тоже самое. Когда вода была им уже почти по шею, молодые ученики начали нырять один за другим и плыть под водой. Валь'джен замыкал колону пловцов. Будущие шаманы взяли курс на юг, к соседнему острову, а точнее к заливчику, в глубине которого вели свое существование элементали воды.
        Элементалями являлись сгустки энергии той или иной стихии. Они обитали в тех местах, где энергия воды, земли, огня или воздуха была в состояние особого возбуждения и высокой чувствительности. Сами по себе - элементали были результатом особой активности клеток, которые собирались в сгустки энергии, принимаю ту форму, в среде обитания которой находились. А они, в свою очередь, сливаясь воедино, образовывали элементалей, которые нейтрально относились к живым существам и окружающей среде. Целью их существования было бесконечное накапливание энергии. Но если попытаться хоть как-то нанести вред хотя бы одному элементу, все как один начинали атаковать обидчика, а в случае попытки убраться от них, преследовали врага с завидной упорностью, пока не убивали его или не были уничтожены сами. Элементы были очень опасными и очень сильными противниками, так как они сами из себя представляли ту или иную стихию.
        Тролли плыли достаточно глубоко под водой, но и старались не опускаться на слишком уж большую глубину, в которой уже мало, что можно было разглядеть. Путь в толще воды освещался луной и ее подругами звездами. Плыли колонной. На пути им пока никто не попадался. Постепенно вода становилась все голубее, ученики приближались к месту пребывания элементалей.
        Остановившись, Храс'джел повернулся к остальным:
        - Похоже мы рядом. У кого какие предложения?
        - Я думаю, что пять на пять мы точно не справимся, - проговорил один из троллей. Его звали Таль'гош, - надо чтоб двое выманивали твари по одной, максимум по две на берег, а остальные трое встречали их.
        - Что ж, идея неплохая, ведь никто из нас действительно не в силах справится один на один с этими тварями. Так и поступим. Я с Оросом буду выманивать, а ты Таль бери остальных и плывите к берегу. Думаю, десяти минут вам хватит, - отдал распоряжения Храс.
        - Конечно, - трое троллей поплыли по краю территории элементалей. Никто и не думал оспаривать командование Храса, так как он был самым старшим и сильным из них.
        Храс'джел и Орос смотрели им в след до тех пор, пока троица не размылась в толще воды.
        Отсчитав положенное время, они начали плыть в логово элементов. Чем глубже они проникали туда, тем светлее и ярче все казалось вокруг. Ребята подплыли к небольшому подводному рифу, населенному разными причудливыми подводными жителями: кораллами, анемонами, а так же разными причудливыми растениями, меж которыми скользили туда-сюда разноцветные шустрые рыбки.
        Храс дал знак остановиться. Тролли начали высматривать себе цель. Водная стихия, как и воздушная, были мощнее, чем стихия земли и огня, поэтому и элементалей в толще воды было особенно много. Испытуемые никак не могли найти себе группку хотя бы в три элемента. Так они, перебирались с рифа на риф, боясь, чтоб их присутствие не обнаружили. Наконец на краю территории, в которой образовывались существа, они нашли двух отдалившихся от остальной группы. О, а вот и вовсе один. Парни понимающе переглянулись, и начали плыть в обход двух. Они решили начать с того, одного.
        Одинокий элементаль кружился над песчаным дном, все время меняя свою непостоянную форму. Все тело элемента, если оно вообще и было у него, переливалось всеми оттенками синего цвета.
        Тролли решили зайти с двух сторон. Они атаковали вместе: Храс воспользовался заклятием сжимания, чтобы элемент обратил на них внимание; в свою очередь Орос метнул заклинание разрыва, чтобы разъярить порождение стихии, но удар оказался слишком мощным, элемента, конечно же, разнесло наполовину и сильно ослабило, но колыхание воды почувствовали два оставшихся неподалеку. Тем не менее "раненый" сгусток энергии принялся плыть в сторону своих врагом, при этом не забывая очень искусно метать в них мощные, а главное чистые заклятия воды. Троллям нужно было спешить, так как удачно подбитый элементаль быстро восстанавливался, находясь в воде. Понимая это, они шустро начали грести в сторону берега. Другие два элементаля, заинтересованные непорядком, почуяв, что их собрата попытались уничтожить, присоединились к погоне.
        Тем временем, троица остальных троллей во главе Таль'гошем без особых проблем и препятствий, а главное вовремя, добрались до берега. На ночной пляж из непроницаемой глади океана волны вытолкнули на берег по очереди трех учеников. Мокрые и слегка подуставшие тролли выбрались на сушу. Кроме них на пляже никого не оказалось. С неба на отражавшиеся от воды мокрые тела испускала свое слабое свечение луна.
        - Вроде во время, ребята должны появиться через несколько минут, - отдыхиваясь, проговорил Таль и продолжил, - я буду принимать по центру, Лирс, ты слева от меня, Валь, ты справа. Как только Храс и Орос появятся из воды, я накрываю их воздушным щитом. А вы швыряйте в элементов заклинания разрыва, так же было бы неплохо применить и ветреный раздув... - не успел он закончить, как из воды появились два отчаянно гребущих тролля. В шагах десяти позади них, поднялся огромный столб воды, это элемент вынырнул наружу. Субстанция беспрерывно меняла свой цвет, и метала в плывущих троллей мощные вихри воды.
        - Чего встали? - взвизгнул Таль и, подняв к небу руки, прокричал заклинание. За спинами беглецов просто из неоткуда появилась стена ветра, который на несколько мгновений притормозил движение разъяренной стихии. Их как раз и хватило, чтоб запыхавшиеся тролли выбежали на берег и приблизились к своим товарищам.
        Тем временем элемент все же подобрался к линии пляжа, и тут же с двух сторон в элемента полетели заклинания. Лирс проговорив что-то себе под нос, вытянул вперед руку, из которой сорвался небольшой сгусток прозрачной энергии и полетел в цель. Пляж окатил оглушающий звук. В свою очередь Валь'джен, решив окончательно добить врага, молча поднял одну руку вверх, а другую вытянул перед собой: вокруг почти уничтоженного элементаля поднялся столб песка, который окутал его и прямо таки похоронил под собой. На месте субстанции остался небольшой светящийся голубым шарик - сердце элемента, ради которого тролли его уничтожили. Осталось еще четыре.
        Не успели ребята перевести дух, как из воды показались еще двое преследователей. Почувствовав "смерть" своего родственника, они с удвоенной скоростью принялись скользить к берегу по воде.
        - Черт! Все-таки заметили! - огорченно выругался Храс, - Таль, мы с тобой возьмем того, что слева, а остальные пусть займутся другим.
        Перегруппировавшись, тролли приготовились встретить врага.
        По черной, слегка отражающей свет луны глади, быстро скользили два элемента. Не успев приблизиться к берегу, оба метнули в группу врагом по столбу воды. Тролли рассыпались в разные стороны, а в месте, где они только что были, поднял в воздух песок мощный водяной напор. Заклинания элементов во время полета сплелись в одно, в несколько раз сильнее и смертоноснее.
        Не теряя времени, Храс и Таль сразу же ответили на это приветствие. Храс применил топь, но элемент, словно угадавши, что с ним сейчас произойдет, взмыл в воздух и перелетел опасное место. Таль не заставил себя долго ждать, из его рук вырвался густой поток лавы, который попал во врага. Элемент выставил перед собой ледяной щит и нагло пер на ребят. Напор лавы не останавливался, но все же беспомощно разбивался о ледяной щит. Храс решил сделать по-другому, прокричав заклинание, он направил обе руки в сторону цели. Над Элементом сгустился воздух, а через пару мгновений он начал беспощадно давить его, прижимая к песку. Существо неистово заревело.
        Тем временем Валь'джен, Лирс и Орос сражались с другим элементом. Они решили поступить так же, как и с уже поверженным элементом. Первым начал Орос, но вместо щита он применил заклинание расщепления - тело элемента по краям начало отщепляться и небольшими сгустками отлетать с брызгами в стороны. Валь, как и только что Храс, воспользовался прессом, а Лирс активировал заклинание шип. Из земли в элемента врезался каменный шип, который разделил его на две части. Но, к сожалению ребят, вместо того, чтоб растечься по песку, каждая из частей преобразовались и ничуть не смущаясь, продолжили борьбу.
        На ту, что оказалась побольше, накинулись Валь'джен с Лирсом. Они принялись беспощадно и быстро метать в него заклинания разрыва и расщепления с двух сторон.
        Оросу досталась половинка поменьше. Он решил применить шаровую молнию, чтоб хоть на некоторое время парализовать элемента. Но вместо традиционного щита, сущность размылась в воздухе, а в следующие мгновение вокруг тролля начало образовываться завеса из воды, которая, не переставая бешено вращаться, принялась сжимать его тело.
        Раздавив все-таки мощного противника, Храс и Таль повернулись, чтоб узнать, как обстоят дела у других. Увидев, что происходит с Оросом, они кинулись к нему на помощь.
        Лирс и Валь в свою очередь, тоже покончив со своим врагом, повернулись, чтобы помочь другу.
        Завеса постепенно начала принимать форму обычного элемента. Орос оказался в ее середине, его тело беспощадно и медленно сжималось со всех сторон прессом воды.
        С четырех сторон сопровождаясь ожесточенными криками отчаяния, в ненавистный сгусток воды полетели все атакующие заклинания, которые приходили на ум ребят.
        После несколько минутной безостановочной атаки, по телу Ороса стекали струйки воды, оставшиеся от элемента, из груди тролля выглядывал синий круглый шарик. Постояв еще пару секунд, тролль упал на песок.
        Ребята бросились к упавшему другу.
        Перевернув его на спину, они увидели бездыханное тело и успевшие остекленеть глаза. После нескольких минут молчания, тишину леса накрыл отчаянный горестный вопль. Обняв тело Ороса, Храс, громко рыдая, кричал - он потерял своего младшего брата. У остальных из глаз струились слезы.
        Только теперь молодые тролли осознали, что игры кончились, что это не тренировки и смерть здесь настоящая.
        Постояв пару минут над телом погибшего друга, парни разошлись по пляжу, чтоб подобрать сердца уничтоженных элементов. Проделав это, они подошли к обнимавшему убитого брата Храсу. Поняв что нужно сделать, тролль трясущимися руками схватился за холодный, мокрый шарик:
        - Прости, что недоглядел за тобой! - всхлипывая, проговорил он, и с силой вырвал шар из груди Ороса.
        Парни оттянули убивающегося горем тролля.
        - Нам нельзя здесь долго задерживаться, испытание только началось. Да еще и непонятно, сколько элементов почувствовали битву и разложение собратьев, - проговорил Таль, - двигаем в лес.
        Лирс двинулся вперед. Валь'джен помогал идти опечаленному Храсу, поддерживая его за руку. Замыкал шествие Таль, который каждую секунду оборачивался, ожидая атаки сзади и с флангов небольшого отряда.
        Молодые ученики шли в глубь острова, по ночным джунглям, совершенно не разбирая дороги. Храс через некоторое время взял себя в руки и шел самостоятельно. Ночные охотники не решались напасть на слишком большой для них отряд и спешили убраться с дороги троллей. Так, уже больше получаса, парни шли по прямой сквозь джунгли. В темноте они видели отменно, поэтому нисколько не смущались, что сейчас ночь.
        Вдруг идущий впереди Лирс дал знак остановиться, по земле вокруг троллей раздался негромкий хруст. Земля под ногами прогнулась и они дружно упали в яму глубиной метра три.
        Яма была явно не охотничьей ловушкой. Ее края и стены были из гладкого белого камня. Пол был цельный и гладкий, белого цвета.
        Упавшие тролли понемногу начали приходить в себя, без сознания остался только Лирс. У Таль'гоша лодыжка была вывернута неестественно в сторону, но он терпел, крепко сжав губы. Валь и Храс отделались несколькими синяками.
        - Посмотри, что с Лирсом, - попросил Храс, - а я пока займусь ногой Таля.
        Валь'джен склонился над бесчувственным Лирсом. Проверил пульс, вроде живой. Приоткрыл глаз, потом второй. Валь сделал вывод, что его друг просто потерял сознание, сильно ударившись головой об пол во время падения, о чем свидетельствовала небольшая рана сбоку на его лысой голове. Приложив к ней руку, Валь принялся неспешно нашептывать заклинание исцеления. Другой рукой он водил над сердцем потерявшего сознание тролля. Через несколько минут тело его изогнулось дугой, издав болезненный вопль, он открыл глаза. Первое, что увидел пришедший в себя тролль, было довольное лицо друга. Валь помог ему стать на ноги.
        Повернувшись, они увидели крутившегося вокруг ноги Таль'гоша, сосредоточенного Храса. Он молча водил руками над поврежденной ногой друга, которая светилась зеленым цветом. Время от времени из ладоней Храса срывались маленькие салатовые молнии, и впивались в покалеченную тогу товарища. По лицу Таля можно было догадаться, что процесс весьма болезненный, он то и дело стискивал зубы и морщился, дыхание участилось, с висков стекал пот. Подходя к концу, Храс схватил светящуюся часть ноги и резко повернул в нужном направлении. Таль громко крикнул и потерял сознание. Придя через пару минут в себя, он смог самостоятельно встать на ноги.
        Друзья не теряли время даром. Поняв, что яма слишком глубокая они принялись водить руками по гладкой стене в поисках скрытого рычага или чего-то подобного. Все их старания закончились провалом, ничего, совсем ничего. Хмыкнув, Таль принялся стучать пальцем по стене, двигаясь по кругу. Он остановился в одном месте и принялся более тщательнее постукивать, от ударов костяшкой пальца за стеной отдавался отзвук пустоты.
        Таль активировал заклинание каменной стойкости. Его руки, от кончиков пальцев до локтей покрылись мелкими камушками. Остальные отошли в стороны, насколько это было возможно. Тролль принялся безжалостно молотить кулаками стену ямы. После нескольких минут стараний, из стены открыв черную пасть, смотрел образовавшийся проход.
        - Только после Вас! - с улыбкой проговорил Таль, и показал рукой в проход.
        Храс поднял руку над головой и щелкнул пальцами, над ним появился небольшой светящийся желтым шарик, который давал отличный свет вокруг. Хмыкнув, тролль залез в отверстие, остальные последовали за ним.
        Тролли оказались в небольшой комнатке, стены которой были вымощены из такого же белого камня, как и стены ямы. На ощупь они тоже были гладкими и приятными. Пол и потолок были такими же. Из дальней стены на друзей смотрел своим черным глазом еще один проход.
        - Как думаете, что это? - спросил Лирс.
        - Наверное, чье-то давние жилище или остатки какой-то древней цивилизации, - ответил Таль.
        - Ну, насчет цивилизации ты загнул, а вот, что это может быть чье-то жилище вполне возможно, - скептично прокомментировал Храс.
        Валь'джен в свою очередь, как всегда, предпочитал отмалчиваться.
        Парни подошли к новому проходу. Края пролома были неровными, а то, что это был именно пролом, никто не сомневался. По каменным краям были разбросаны черные следы, такие остаются только после огненного шара.
        - Что ж, проверим, что там дальше у нас, - сказал Таль, у которого над головой тоже светился уже небольшой яркий шарик света и полез внутрь.
        Храс последовал за ним. Лирс и Валь тоже активировали заклинания света и поспешили за товарищами.
        Молодые тролли оказались в узкой пещере с низкими сводами. С обеих сторон на них смотрела своими голодными глазами чернота.
        - В какую сторону двинемся? - поинтересовался Таль.
        - Сейчас, погоди, - ответил Храс и зажмурился.
        Открыв через пару минут глаза, он указал в одну из сторон пальцем:
        - В ту сторону - север, а ту - юг, - тролль указал рукой в другую сторону.
        - Такс, давайте проанализируем обстановку, - проговорил Лирс и, достав из складок набедренной повязки маленький синий шарик, продолжил, - Сердца водных элементов у нас есть, где искать воздушных и земляных, мы не знаем, поэтому предлагаю двинуться на юг, в сторону вулкана. Думаю, что огненных, мы сыщем именно там.
        Парни дружно кивнули и двинулись на юг. Светлячки у них над головами весело освещали им путь. Впереди шествовал Лирс, за ним - Таль'гош и Валь'джен. Замыкал шествие Храс, готовый в любой момент прикрыть спины своих друзей.
        Тени троллей плавно двигались по стенам пещеры. С потолка время от времени свисали каменные шипы, напоминающие зубы кровожадных хищников, обитающих в джунглях островов.
        Шли в молчании больше часа. Коридор пещеры был прямым и никуда не сворачивал. Вдруг за спинами у троллей, издалека, донесся странный звук, словно кто-то ревел, то ли от боли, то ли от радости. Ребята дружно подпрыгнули от неожиданности и развернулись, со светящихся разными цветами рук готовы были сорваться смертоносные заклинания. Звук повторился еще пару раз и стих.
        Решив, что пока все обошлось, парни опустили руки и повернулись в сторону своего прежнего маршрута. Вперед двинулись медленнее, но не прошли они и пары шагов, как в правый бок Лирса неожиданно, прямо из стены вонзился земляной шип. От неожиданности уцелевшие тролли отпрыгнули назад. На том месте, где они только что стояли, земля начала сворачиваться и приобретать некое подобие тела.
        Пронзенный насквозь Лирс упал перед образовавшимся земляным элементом.
        В уцелевших троллей полетел еще один шип.
        Быстро оценивший ситуацию Храс, набросил на себя и своих спутников временной пузырь, в котором полет шипа значительно замедлился. Крикнув на остолбеневших друзей, он метнул вперед переплетенные вместе заклинание воды и разрыва. В цель, вода намочила элемента практически полностью, а заклинание разрыва разворотила в нем приличную дыру.
        Остальные, выйдя из оцепенения, тоже метнули по заклинанию: Валь'джен - воздушный пресс, а Таль'гош - ледяные шипы.
        Бой закончился, так и не успел толком начаться. По полу, потолку и стенам разлетелись ошметки элементаля и льда.
        Возле двух каменных коричнево-белых сердец существа, истекал кровью Лирс. Остальные подбежали к нему.
        Умирающий попытался было что-то сказать, но так и не сумел выдавить из себя ничего членораздельного. Из его рта раздался слабый хрип, и молодой тролль закрыл свои черные глаза навсегда.
        Глаза друзей предательски блестели. Они потеряли еще одного. Постояв еще немного над телом друга, они двинулись дальше, не забыв забрать два круглых сердца. На руках у каждого были приготовлены заклинания, готовые сорваться в любую секунду. Пребывая в полном молчании, они шли уже больше трех часов.
        Наконец, вдалеке, показался выход, дыру которого преграждало чье-то громадное, неправильной формы тело.
        Тролли остановились. Немного пошептавшись, они поменялись местами. Храс принял позицию по центру и немного впереди. Позади него с боков стали: слева - Таль'гош, справа - Валь'джен.
        Маленькими, осторожными шажками приятели приближались к уже успевшему стать таким ненавистным элементу.
        Подойдя на необходимую дистанцию, они начали атаку.
        Храс метнул в существо ледяные клещи. Заклинание схватило элемента, парализовав любые его движения. Таль бросил сразу два заклинания пресса, которые сжали тварь с двух сторон. Валь'джен довершил расправу разрывом. Клочки земли разлетелись по всей пещере. Все было сделано в несколько секунд, так что элемент даже не успел понять, что вокруг происходит.
        Но наученные горьким опытом тролли не спешили подходить - вдруг он был не сам. Медленно, они все же подошли к месту, где стояло существо, подобрав еще одно сердце, второе было без надобности, парни застыли на выходе из пещеры.
        Тоннель пещеры вывел их в огромное подземное помещение - кратер единственного, могучего вулкана находившегося на островах Крови. Чем выше, и ближе к жерлу, там сильнее сужались сводчатые, смешанные из разнообразных горных пород стены, с которых свисали огромнейшие каменные шпили, в любой момент готовые бросится на головы незваных гостей. Внизу, по центру воронки разместилось правильной, круглой формы озеро, наполненное кипящей лавой. Температура в кратере была убийственно жаркой, особенно у огненного озера. От выхода из пещеры, по стенкам, словно кем-то выдолбленые, в разные стороны, вверх и вниз вели узкие тропинки. Замысловато извиваясь по стенам, все они переплетались меж собой. Напротив пещеры, из которой появились тролли, виднелся черный проход, который парни сразу заметили.
        На берегах подземного озерка лениво парили взад-вперед несколько элементалей огненно-красного цвета. По их телам бурлили потоки вздутых ярко-оранжевых вен.
        - Насколько я понял, нам нужно пробраться вон к тому проходу, - указал рукой Таль на противоположную сторону, в которой зияла неправильной формы, словно пробитая кем-то ранее дыра.
        - Предлагаю двинуться по правой стене, там вроде тропки немного пошире, да и элементов с этой стороны озера вроде как поменьше, - предложил Храс.
        - Ага, вон, ближе к проходу двое, как будто-бы отделились от остальных, - поддержал его Таль.
        - Этих двоих прибьем и сразу к тоннелю, надеюсь, что он узкий и мы без труда уничтожим третьего.
        - А потом просто обвалим своды потолка и уберемся.
        - Так и сделаем, - подытожил Храс.
        Как всегда молчаливый Валь'джен спокойно слушал и не встревал в разговор.
        Тролли вылезли из пещеры и двинулись друг за другом по узким тропинкам, огибая озеро справа. Чем ближе ученики сближались с озером, тем тяжелее становилось дышать. Но они упорно и стойко терпели, так как элементы чувствительны к любому виду магии, сотрясающей воздух вокруг них.
        Преодолев примерно большую часть своего пути, тролли остановились, чтобы сделать недолгий привал. Опершись о шершавые, теплые стены кратера они принялись осматривать местами обтертые, а местами и обожженные ноги, которые без устали ныли, назойливо напоминая о себе.
        Не обнаружив ничего серьезного, парни двинули дальше. Кое-как, местами карабкаясь, а местами перебегая из-за сильно нагретой поверхности тропы, тролли все же добрались до своей цели.
        Несколько метров разделяли их от следующего прохода, как вдруг стены кратера сотряс небольшой толчок, сопровождаемый громким звуком и шипением. Со сводчатых стен попадали несколько шпилей. Пару приземлились вокруг застывших путников, но никого не задели. Магма в озере потихоньку начала ходить волнами, с каждой минутой ставая все выше и больше выплескивались на берега. В центре озера, из лавы в воздух медленно поднимался огненный шар размером с лошадь, который то и дело пузырился, шипел и стрелялся лавой в разные стороны. Набрав нужную высоту, он начал двигаться в сторону берега, как раз туда, где стояли оцепеневшие тролли.
        Пораженные ошеломляющим зрелищем парни все же пришли в себя и медленно, словно охотники боящиеся спугнуть добычу, попятились к проходу.
        А шар тем временем начал менять свою форму, и вскоре преобразился в обыкновенного огненного элемента, которых вокруг озерца было не меньше десятка.
        - Нужно быстро валить тех двух, пока этот полностью не сформировался, - проговорил Храс и двинулся к проходу.
        - Значит так, у меня есть идея, я притягиваю, а вы сажаете их в глыбы и держите, пока не заморозите, а я тяну третьего и замораживаю проход, - скомандовал Таль, который был самым искусным в работе с магией льда и воды.
        - Думаешь стена долго протянет? Тут в тоннеле температура-то пониже, но там... - ответил Храс, показывая в сторону кратера.
        - У тебя есть другой план?
        - Нет!
        - Тогда поехали!
        Отойдя немного в глубь коридора, Храс и Валь приготовили атакующие заклятия.
        Таль стал за спинами товарищей и поднял обе руки вверх. Проговорил быстро слова заклинания и сжал кулаки - два элементаля, мирно парящие в отдалении от остальных, с сумасшедшей скоростью влетели в пещеру.
        Оба тролля слаженно наложили заклятия на элементалей и принялись замораживать их, а Таль бросился к проходу. Проделав опять все то же заклятие притягивания, он в свою очередь засунул не успевшее толком сформироваться существо в ледяную тюрьму. Но на этот раз троллей все же почувствовали, а точнее их магию. А еще сильнее почувствовали уничтожение нового собрата. Элементы двинулись к проходу.
        Хоть Таль и немного позже начал замораживать своего элементаля, но он закончил раньше, так как только появившийся был очень слаб. Покончив с ним, Таль подобрал огненный шарик и начал возводить толстую, мощную стену льда, которая медленно, но уверенно закрывала проход, за которым скрывались тролли.
        Пока тролль закончил с преградой, его друзья только теперь смогли уничтожить свои цели. Проделав это, они принялись помогать другу. Работа пошла быстрее, и вовремя - озлобленные нападением на своих родственников, подоспевшие элементы дружно принялись штурмовать ледяную преграду.
        Вокруг огромной глыбы льда стены, потолок, и пол пещеры тоже покрылись тонкой корочкой льда. Из ртов троллей шел пар. Им удалось, в середине вулкана, возвести небольшую крепость холода и мороза.
        - Подбирайте сердца и двигаем дальше, непонятно, сколько их там собралось и сколько придержется наша стена, - сказал Таль.
        Воодушевленные тролли двинулись вглубь тоннеля. Впервые они одержали победу без потерь, настроение даже немножко прыгнуло в гору.
        В отличие от предыдущей пещеры, в которой они натолкнулись на земляного элементаля, этот тоннель петлял и извивался. Тролли шли то вверх, то вниз, то по прямой, то поворачивали влево или вправо. Пару раз на их пути попадались развилки. Как и в прошлый раз, Храс закрывал глаза и через пару минут указывал куда идти. Шли больше часа, элементы за спинами не показывались, стена все же была, что надо. Похоже, молодым ученикам начинало везти.
        Еще через полчаса, вдали, среди черноты пещеры начала виднеться небольшая светлая точка. Чем ближе тролли к ней приближались, тем светлее становился коридор, по которому они шли. Ребята приближались к выходу на свежий воздух.
        Выйдя из пещеры, троица оказалась на небольшой каменной площадке, с неровной скалистой поверхностью. Над головами у них нависло голубое, местами порозовевшее небо. Ночь подошла к концу.
        Упав на камни, кто как, только теперь парни поняли, как сильно они устали. Раны, приобретенные за ночь, начали завывать дружным хором.
        У подножья, небольших гор раскинули свои владения зеленые джунгли, балуя нюх троллей ароматом утренней свежести. Песок на скалах местами был влажным, наверное ночью шел легкий дождик.
        Разобравшись со своими легкими, но многочисленными ранениями, тролли двинулись тропой ведущей вниз по скале. В воздухе поднялся легкий ветерок, обвивавший лица и оголенные тела, потрепывая слегка волосы троллей. Не забывал ветер и про камушки с песчинками, которые он, поднимая, бросал вниз с обрыва.
        Когда тролли добрались до середины дороги, ветер разыгрался не на шутку. Каждый порыв грозил опрокинуть любого из троллей, поджидая любое неосторожное движение.
        - Мне кажется, что это не простой ветер! - прокричал сквозь громкий гул Храс.
        - Ты о чем это? - крича, спросил Таль.
        - Помните, что говорил нам учитель? Огненные и водные элементы - самые спокойные, они вступают в бой только после того, как их атакуют, земляные - своего рода отшельники, но они совершенно не терпят магию в своем присутствие. А мы же освещение-то в пещере, магическое, создали, вот он и напал на нас.
        - Так, а с воздушными что?
        - А воздушные не терпят, когда чужаки заходят на их территорию, - закончил Храс.
        Таль хотел было спросить еще что-то, но вдруг особо сильный порыв ветра буквально сорвал его со скал, унося на пару метров ввысь над джунглями. А через мгновение, оставив бешено кричащее тело, и уже приняв естественный облик, элементаль двинулся к другим троллям. Кричащий больше от неожиданности, чем от страха, Таль с огромной высоты полетел вниз.
        Элемент с большой скоростью полетел на Храса, который уже был готов к атаке врага.
        Возле Валь'джена тоже возник элемент, и в свою очередь бросился на него, но тролль был в полной боевой готовности. Не дожидаясь атаки противника, он притянул сгусток ветра к себе и, сплетя вместе заклятие пресса и жара, атаковал первым. Пресс вдавил элемента в скалу со всех сторон, не давая даже малейшего шанса пробить себя, а жар благодаря безостановочной подпитки троллем сжигал воздух.
        Рядом Храс отчаянно изворачивался от мощной атаки элемента, который уже успел похоронить еще одного их друга. Выставив вперед левую руку, он пока еще вполне сносно удерживал каменный щит. Правой он готовил временной пузырь, чтобы замедлить смертоносного элемента.
        Валь'джен, вполне спокойно справившись с противостоящим ему элементалем, посмотрел вперед. Увидел еле держащегося на ногах Храса, правая рука которого повисла неподвижной плетью. Временной пузырь не удержал существо. Правой, уже порядком ослабевшей рукой он еле удерживал щит, который трещал от бесконечной атаки.
        Валь бросился на помощь к другу. Пока элемент был занят уничтожением Храса, тролль спокойно сплел заклинание окаменелости. Выкрикнув формулу чар, он сжал руки в кулаки и направил в сторону элементаля, который уже почти пробил защиту еле дышащего друга.
        Только покрывшись серым щебнем почти до половины, существо заметило еще одного врага и переключилось на него. Цепляясь краем сознания за действительность, Храс понял, что о нем забыли и, опустив руку, сполз по камням на тропу. Из ушей и носа тролля струились тоненькие ручейки крови.
        Элемент с еще большей яростью накинулся на товарища лежащего тролля, но поделать с ним ничего не мог. Тихоня Валь'джен использовал одно из самых сложных и искусных заклинаний, превратив плоть своего тела в прозрачного духа, он просто стоял и ждал пока противник окаменеет весь. Дождавшись нужного результата, он выбросил руку вперед и дал команду - окаменевшее существо полетело и с дребезгом разнеслось после удара об скалу.
        Не забыв подхватить два прозрачных шарика, все, что осталось от страшных существ, Валь бросился к Храсу. Проверив пульс - жив, тролль несколько раз силой ударил друга по щекам. Тот пришел на пару секунд в себя, произнес что-то нечленораздельное и снова канул в забытье.
        Хекнув, Валь'джен забросил весьма тяжелого друга на плечо и побыстрее ринулся вниз по тропе. Встречу с еще одним элементалем ветра троллю точно не пережить.
        На этот раз без приключений спустившись вниз, тролль оказался меж зеленых экзотических кустов, деревьев и разнообразных растений, которые в изобилии переполняли джунгли островов.
        Не зная, куда точно идти, Валь'джен примерно вспомнив по рассказам учителя, где находится главная пирамида жрецов клана Крови, двинулся прямиком по направлению на юг.
        Пройдя небольшую дистанцию, он увидел сильно поломанный куст. Из-под большого листа, выглядывала не двигающаяся рука.
        Тролль опустил, так и не пришедшего в себя друга не землю и поспешил к изломанному растению, на котором лежало бездыханное тело Таль'гоша, успевшее уже немного похолодеть. Упав с большой высоты, тролль попросту переломал почти все кости.
        Последний раз взглянув на мертвого друга, Валь'джен молча вернулся к Храсу, взяв его на руки, побрел вглубь джунглей.
        Грустный тролль молча брел по джунглям, неся на плечах тяжелого друга. Удача снова покинула их. Не разбирая дороги, опустив голову, он даже и не заметил, как оказался у подножья громадной пирамиды.
        Из пяти учеников живыми добрались только двое.


        Глава 4. Ночной визит


        Черно-синий покров застелил все небо, на котором одна за другой появлялись одинокие, сияющие вдали, звездочки. Вытеснив день, ночь вступила в свои законные владения. Со стороны Холодного океана дул неприятный, холодящий душу, ветер. Если на остальном материке в это время года стоит теплая, летняя, солнечная погодка, то только не здесь. В северной части Империи, Келора и на всем полуострове Клыка круглый год на земле лежали, слепя белизной глаза, снежные сугробы. Среди растений меж пирамидами и далеко вокруг них не отыскать ни одного листочка. Полуостров, словно кем-то засажен, был переполнен деревьями хвойного леса. Иголки, заменяя нежную листву, по красоте все же не уступали ей: разных форм и размеров они словно полки лучников были расставлены по деревьям. Лес играл синими, зелеными и фиолетовыми тонами. Под зелеными елочками, прятались упавшие шишки, укрываясь от разных зверей, живущих в лесу.
        В центре полуострова простерлись несколько огромных, выложенных из серого камня пирамид, которые, возносясь над хвойным лесом, виднелись даже с самого дальнего уголка территории принадлежащей клану. Если взглянуть на них сверху, можно было легко заметить, что, расположившись друг возле друга, пирамиды создавали некий геометрический объект - ромб. В центре которого находилась главная пирамида, принадлежащая жрецам. Тролли величали ее своим храмом. Раз в год, осенью, их народ приносил жертву духам - на самой вершине храма, жрецы перерезали горло двум молодым троллям, окропляя их кровью жертвенный алтарь. Если тело избранного для жертвоприношения заселяла сильная душа, то рана на его шее сама заживлялась, а вскоре такие везунчики становились священными воинами.
        Всех членов клана мужского пола без исключения учили воинскому искусству. Особенное внимание уделяли умению владения копьем.
        Крускор делал свой традиционный ночной обход, проверяя посты вокруг селения и внутри. Начинал как всегда с центральной пирамиды. Единственной пирамидой, вокруг которой и в ее середине на постах стояли лучшие воины клана. Закончив с постами внутри селения, Крускор двинулся на проверку в южную часть поселения.
        Пока он завершил проверку этого участка, небо уже обильно покрылось разными созвездиями и небесными телами, создавая огромную фреску, расстеленную по всему небосводу.
        Оставаясь довольным после осмотра на юге, воин двинулся в противоположную сторону - на север.
        Проводив взорами проверяющего, стражники самого южного рубежа повернулись в сторону Саруны - ближайшего королевства людей. Тролли считали людскую расу самой подлой из всех остальных и поэтому всегда были на стороже, в любой момент, ожидая возможного нападения.
        Вдруг из груди одного из стражей фонтаном брызнула кровь. На только что невредимом теле появилась смертельная рана. То же самое случилось и с животом второго стражника, а секундой позже и с его грудью. Охранники не успели издать ни одного звука, так молча и попадали, выпустив из рук копья. Тоже случилось и с соседними постами.
        Из тени пушистых елей появились, словно призраки шестеро воинов, одетые во все серое. Лица были скрыты под широкими капюшонами. За спинами у ночных гостей были прилажены пары одинаковых чинкуэд - мечей с обоюдоострыми клинками.
        И только у одного из ночных воителей на спине не было мечей. К его поясу были приторочены ножны, из которых выглядывала рукоять эспадрона. Воитель знаками раздал указания.
        Две пары бойцов бесшумно заскользили между хвойными деревьями. Одни двигались на запад, другие - на восток. Начальник отряда приказал оставшемуся воину следовать за собой на расстоянии, чтоб была прикрыта спина. Набрав полные легкие свежего воздуха и плавно выпустив его наружу, он принялся скользить меж елей и пирамид поменьше, взял курс в центр селения. Пирамида жрецов приближалась.
        Спрятавшись за углом каменного парапета соседней пирамиды поменьше, он выглянул с целью оценить обстановку. У ступеней, ведущих к вершине храма, стояли молчаливые стражи. Хоть глаза их были прикрыты, словно они находились в плену коварной дремоты, следивший за ними боец понимал, что тролли прекрасно чувствуют малейшее волнение пространства вокруг себя. На синих оголенных руках блюстителей ночного покоя красовались татуировки, сделанные красной тушью. Красный цвет - знак того, что перед гостем настоящая элита, не то, что те мальчишки, которых они без труда убрали на внешнем охранном кругу. Горе-охрана даже и пискнуть не успела.
        Увидев, все что и ожидал, начальник группы уселся за парапетом и принялся ждать. Вскоре все начнется. Закрыв глаза, скрытые под капюшоном, он в ожидании прислонился к холодной, шершавой стене пирамиды поменьше.
        Примерно через четверть часа с западной и восточной окраин поселения послышались крики боли, яростные вопли и звон оружия.
        Услыхав, что операция началась, воин вышел из своего укрытия. Как он и предполагал, стража, стоящая у подножья пирамиды, бросилась в разные стороны на помощь своим близким.
        Подбежав к ведущим наверх ступеням, он еще раз оглянулся вокруг и, убедившись, что ни кем из хаотично бегающих с спросонья местных жителей не заинтересован, ринулся к верхушке святилища.
        Добежав до первой площадки, незваный гость остановился. Дальнейший путь ему преградили еще два воина троллей. Они молча переглянулись и приняли боевые стойки. В ночной тишине воин видел две пары блестящих от ненависти глаз. И два хищно поблескивавших, хорошо заточенных, листообразной формы, стальных наконечника, жаждущих крови врага.
        Изъяв из ножен эспадрон, незнакомец бросился на стражников, ловко орудуя клинком. Но и стражи тоже были не промах, они сразу поняли, что им противостоит профессионал.
        Одновременно оба тролля ринулись в разные стороны вокруг противника, синхронно нанося удары. Один целился в опорную ногу, второй метил в лицо.
        Неизвестный подсел, пропуская копье у себя над головой, второе же он отбил мечом. Ринувшись вперед, он перекатился по каменному полу и, вскочив, повернулся к врагам. Дерущиеся поменялись позициями, теперь гость находился спиной к ступеням, а не защитники. Воин поднялся на несколько ступеней вверх, таким образом, находясь выше своих оппонентов. Такая позиция немножко упрощала ситуацию.
        Противники замерли в ожидании. Каждый рассчитывал одним молниеносным выпадом или ударом закончить поединок. Стражи снова бросились в атаку, но на этот раз они, выбросив вперед руки державшие копья, вместе атаковали противника в живот. В последний момент оба тролля мастерски перевели удары с живота в лицо. Противник не сделал даже попытки отбить их. Он просто нырнул под копья и, оказавшись рядом с защитниками, отбросил одного ударом в живот, а второму отрезал по плечо левую руку, и тоже отбросил его.
        Тролль, отлетевший первым, с лежачего положения ловко выпрыгнул на ноги, и бросился на противника. Не желая рисковать лишний раз, убедившись в том, что стражи довольно искусные воители, незваный гость отбежал от нападавшего, разрывая дистанцию и швырнул в того небольшой, наполненный энергией шар.
        Магический сгусток впился в живот тролля и парализовал его. Обездвиженный боец упал на холодный пол.
        А вот со вторым стражем ночного воителя ждал сюрприз. Он и совсем забыл, что имеет дело со священными воинами, которых ранения делают сильнее и быстрее, и яростнее. Оставшейся рукой тролль подобрал с пола опущенное копье и бросился на ненавистного врага.
        Воин и представить себя не мог, что так можно орудовать копьем одной рукой, учитывая, что только что вторую руку отрезали. Незваный гость еле успевал отбиваться и уклоняться от яростных смертоносных выпадов. О нападении даже и думать не было времени.
        Наконец подоспела долгожданная помощь, поднялся тролль, в которого угодило заклинание. Магический сгусток и дальше находился у него в животе, сильно пульсируя. Глаза стражника были полностью белого цвета.
        Увидев в полной готовности новоиспеченного слугу, незнакомец послал ему мысленный приказ. Подобрав копье, тролль бросился на своего бывшего, раненого друга и рубящим ударом снес тому голову.
        Ночной гость, облегченно вздохнув, опустился на ступени. Вся спина покрылась холодным потом, слуга подоспел во время, еще немного и сошедший с ума страж достал бы его. Слуга, став возле хозяина, уставился бессмысленным взглядом в ступени. Отдышавшись, воин поднялся, и, поманив за собой обращенного, двинулся дальше.
        На средине лестничного пролета он остановился и принялся плести заклинание невидимости. Покончив с плетением и приняв невидимый облик, воин послал обращенного слугу вперед, так как даже невидимым его шаги все равно могли услышать.
        Обращенный тролль поднялся на площадку. Его хозяин следовал бесшумно за ним. Следующая пара стражей удивленно посмотрела на прибывшего тролля:
        - Что там внизу, кто напал на нас? - спросил один из них.
        Пришедший тролль молча двинулся к задавшему вопрос. Невидимый боец взял позицию возле второго стража.
        Оба тролля, ничего не понимая, с интересом наблюдали за действиями неразговорчивого соплеменника.
        Хозяин мысленно дал команду и быстрым движением отсек своему стражнику голову. Тот даже и не понял, как расстался с жизнью. В этот момент, слуга всадил в своего бывшего соклановца копье, пригвоздив того к стене. Тролль удивленно смотрел на своего убийцу, а в следующий момент и его голова слетела с плеч, покатившись вниз по ступеням.
        Парочка двинулась к последней площадке, которая была вершиной пирамиды. Заколдованный страж шел первым, хозяин на всякий случай немного позади.
        Поднявшись на вершину пирамиды, невидимый воин обнаружил просторную площадку, по краям которой были установлены факелы на высоких древках. По центру был расположен почерневший от засохшей крови жертвенный алтарь, вымощенный белым камнем. За алтарем находилось небольшое квадратное помещение, на пороге которого, закрыв глаза, на коленях стоял верховный жрец.
        Невидимка и его слуга приближались.
        Жрец протянул вперед руку и сделал небрежное движение пальцами. Обращенный упал рядом с алтарем. Невидимый воин застыл на месте, не сомневаясь, что его услышат.
        Презрительная улыбка скользнула на морщинистом синем лице. Желтые, глубоко посаженные глаза открылись и впились в то место, где стоял ночной гость:
        - Игры в прядки закончились, Джолам. Я давно ждал тебя. Все-таки твои хозяева заключили этот союз?
        Нехотя, воин после нескольких секунд борьбы с самим собой, все же сбросил с себя покров невидимости. Пред старцем стоял высокого роста воин. Он был облачен в черную облегающую одежду, лицо бойца таилось под укрытием капюшона.
        - Ну, что ж ты стал там, так далеко, подойди поближе! - добродушно промолвил старик. Но все же в этом дряхлом голосе чувствовалось такое величие, что невозможно было не повиноваться ему.
        Воин опустил окровавленный меч, но все же не спрятал его в ножны, хотя и понимал, что холодное оружие сейчас бесполезно, и обошел круглый алтарь. Старик поднялся и вышел из тени ему на встречу. Теперь Джолам смог получше рассмотреть своего собеседника.
        Облаченный в чисто-белую тунику, босоногий. Довольно высокого роста. На оголенных, жилистых руках и ногах играли стальные мускулы. Ни малейшего намека на охранные татуировки или рисунки не наблюдалось. Синего цвета, лицо жреца покрывали контуры морщин. Губы были тонкой, неприятной формы, нос крючковатый. На высокий лоб падали редкие седые волосы, которых почти не осталось на голове. Длинные уши, были словно кем-то покусаны, наверное каким-то лесным, опасным хищником или взбесившемся троллем. Дополняли всю эту прелестную картину глаза деда. Они словно выворачивали насквозь душу.
        Под усталым добродушным взглядом этого дедушки, Джолам невольно вздрогнул, но от своего решения отступать не собирался.
        - Ты ведь понимаешь, что придя сюда и устроив в поселении беспорядок, ты должен будешь заплатить за свои провинности? Поэтому ты останешься здесь, а твои люди могут катиться на все четыре стороны, - объявил старый тролль.
        - Не за этим я пришел сюда! Ран'джур, высшей жрец и хранитель святыни троллей, вызываю тебя на магическую дуэль! - торжественно произнес Джолам и, спрятав свой эспадрон в ножны, отвесил традиционный поклон.
        Сразу же с поклоном ночного гостя, факелы, стоявшие по краям площадки, загорелись сине-зеленым пламенем. Позади воина послышался какой-то звук, как будто по шершавым камням тянули что-то тяжелое. Обернувшись, он увидел, как алтарь медленно, наверное благодаря какому-то скрытому механизму, едет вниз. Образовавшаяся дыра закрывается крышкой пола. Если б Джолам пришел сюда сейчас, то он бы и не понял, что по центру только что был алтарь.
        В ответ жрец тоже отвесил легкий поклон. Его глаза полыхнули красным пламенем - вокруг площадки, на которой стояли дуэлянты, образовалось магическое поле синего цвета, за которое мог выйти только один - победитель.
        Старик сразу же начал действовать. Он прокричал что-то непонятное и Джолам, взвившись в воздух, отлетел назад и стукнулся в прозрачно-синюю стену. По телу сразу же прошел заряд молнии, вызвав резкую жгучую боль. Но нужно отдать молодому, по сравнению со жрецом, воину, он и виду не подал, что чувствует боль. Ответ был быстрым и стремительным - с его рук сорвалось яркое красновато-оранжевое пламя и полетело в противника. Жрец успел выставить защиту в самый последний момент. Струя смертельно обжигающего пламя, почти достигшая цели, начала растекаться в разные стороны. Жрец был окутан сияющим коконом отражающего щита. Воин, и по совместительству неплохой маг, усилил напор огненной волны, пытаясь проломить защиту противника. От напряжения его лицо скривилось в уродливом оскале. Спасительный кокон понемногу начал поддаваться. В уголках глаз жреца выступили алые капельки крови. Он недооценил мальчишку, сил удерживать щит скоро совсем не станет.
        Чтобы выйти из затруднительного положения старикану нужно было самому переходить в атаку. Первые искорки страшного огненного напора начали просачиваться сквозь магическую защиту. Еще чуть-чуть и все!
        Жрец прокричал формулу заклинания и сжал кулаки.
        Джолам практически проломил крепкую защиту, как вдруг барьер ослаб, а через мгновение и вовсе пропал. С коконом пропал и дедуля. Разъяренной стихии ничего не оставалось, как снести небольшую каменную постройку. С вершины храма посыпались каменные обломки, рискуя размозжить головы сражавшихся, у подножья пирамиды.
        В следующий миг, воздух в четырех местах вокруг воина неестественно задрожал. На всякий случай он активировал невидимость и отскочил, поменяв позицию и в ожидании застыл.
        Вовремя! Если бы гость задержался на своем месте хотя бы еще одну долю секунды, то с его тело было б проткнуто в четырех местах. На площадке появилось четыре идентичных жреца. А точнее четыре клона, каждый из которых сжимал в руках по одному огненному мечу. Сам же жрец, как и его противник, сделался невидимым. Сделав неудачный выпад, клоны отпрянули на исходные позиции. Один из клонов, вернувшись на свое прежнее место, оказался прямо перед Джоламом. Воин не дышал.
        В конце концов, жрецу надоело ждать, пока противник соизволит объявиться. Он сделал пару плавных, беззвучных шагов и, оказавшись в центре условного ристалища, поднял руки в гору. С его ладоней поднялось вверх и зависло в воздухе небольшое око. Проделав все необходимое, жрец отскочил подальше.
        Увидев, каким заклинанием воспользовался старец, воин понял, что прятаться бессмысленно. Он выхватил свой меч и бросился в сторону врага. Когда, до порядком надоевшего дедули оставалось каких-то пару шагов, из Джолама, в стороны бросившихся на него двойников вылетели его клоны и схватились с порождениями чужой магии. Воин же, в свою очередь, налетел на врага. Не останавливаясь, он в полете закинул меч над головой и попытался обрушить на голову противника. Жрец поставил руку, точнее руку, во время движения преобразившуюся в клинок, торчащий из плеча мага.
        Меч со звоном отлетел. Нужно отдать должное молодому воину. Не ожидавший такого поворота событий, он все же быстро взял себя в руки и в очередной атаке ринулся на врага. Противники с бешеной скоростью крутились друг возле друга. Казалось, звон ударяющихся друг о друга клинков заглушил все вокруг. К удивлению воина, жрец мастерски владел своим магическим клинком. Он пару раз чуть не отрезал воину голову. Ночному гостю все же удалось пару раз зацепить противнику. Но никаких серьезных последствий устроить для него не смог, так пару царапин накарябал.
        Вокруг дуэлянтов, еще более неистово рубились между собою их клоны. Правда, одержать победу ни одной из команд было не суждено, так как клоны эти - бессмертны, и какие бы серьезные повреждения они не перенесли, они будет сражаться до тех пор, пока их будет подпитывать хозяин.
        Вскоре сил держать своих двойников и одновременно сражаться у обоих противником оставалось мало. Клоны один за другим начали пропадать. На площадке стало просторней. Противники отскочили друг от друга, чтобы перевести дух.
        Оба тяжело дышали. У жреца кровоточило пару полученных царапин, благодаря которым его, не так давно белоснежная туника, местами пропитавшись кровью, окрасилась в алый цвет. У Джолама в нескольких местах была разрезана одежда, но кровью там и не пахло.
        Каждый из противников внимательно наблюдал за движениями своего оппонента. Вторая рука жреца превратилась в еще один клинок и на этот раз он пошел в атаку первым. Когда подбежавший жрец уже опускал на своего противника обе руки, метя ними в разные части тела, тот сделал вид, что пытается отбить атаку мечом, но в последний момент просто ушел вправо, сделавшись невидимым. Оказавшись сбоку от ошеломленного врага, воин подсел и перерубил его тело пополам.
        Верхняя часть жреца начала падать на пол. К очередному удивлению ночного гостя, его противник не произнес ни звука, свидетельствующего о том, что ему больно. Напротив, извернувшись половиной своего тела в воздухе, с принявших обычный вид рук, сорвалась фиолетовая стрела и полетела в Джолама. На этот раз он не успел среагировать, но к его счастью он держал перед собой меч, который, имея некие магические способности, просто впитал в себя стрелу. Воин поспешил вонзить в горло страшного дедули бастард.
        Хух, все-таки убил. Из горла опасного старца обильным фонтаном била кровь. Магический барьер вокруг верхушки пирамиды начал понемногу тускнеть. Факелы погасли. Внизу кипело нешуточное сражение. Следовало бы поспешить.
        Отложив в сторону меч, воин опустился на одно колено рядом с верхней частью тела поверженного врага. Из обрубка живота вывалились внутренности старого жреца. Кровь заливала все вокруг, запачкав и победителя сражения.
        Пару минут воин сидел над телом поверженного врага, словно боролся сам с собой. Вздрогнув всем телом, он все же начал. Схватившись одной рукой за оборванную тунику, вторую резким движением всадил между вывалившихся наружу кишок и прочих внутренностей мертвого тролля. Каждое движение сопровождалось противным бульканьем и новыми кровавыми выбросами.
        Джолам наконец добрался к области грудной клетки. Рука его была по локоть углублена в мертвое тело. Воин спешил, так как рыться руками в чужом мертвом теле - то еще удовольствие.
        Ему оставалось еще немного. Вот, кажется, нащупал. Кое-как убедившись, что он нашел то, что нужно, воин крепко схватил орган и сильным, быстрым движением руки вырвал его из тела. За его рукой из тела высыпались практически все остальные органы.
        В руке у ночного воина находилось окровавленное, уже затихшее сердце верховного жреца храма. Как только Джолам достал нужный орган, то сразу поспешил отодвинуться подальше от изуродованного мертвого организма.
        Не успев еще подойти к северным постам, неожиданно Крускор услышал странные звуки, доносившиеся с запада и востока поселения. Застыв на месте, он начал вслушиваться. Через пару мгновений звуки повторились настойчивее и громче. Чутье воина не могло спутать звуки звенящей стали ни с чем другим.
        Перехватив поудобней копье, воин бросился в восточную сторону - на помощь менее умелым и опытным стражам.
        С каждым шагом, звон оружия и шум драки раздавался все отчетливее. Пробежав мимо последней, невысокой пирамиды, Крускор оказался в окружении вечно зеленых елочек. К месту сражения оставалось совсем ничего. Воин ускорил бег.
        Впереди смело сдерживали оборону два молодых тролля. Противостояли им неизвестные воины, полностью одетые в черные облегающие одежды. В руках у каждого было по паре мечей. Воину хватило одного взгляда, чтобы опознать в нападавших профессионалов. Они давно могли прикончить парочку стражником, но почему-то просто тянули время и пытались навести побольше шуму.
        Крускор хотел было вмещаться в поединок, но решил сделать по иному. Не доходя пары шагов к сражавшимся, он свернул у одной из елок. Обойдя по кругу место драки, он, оказавшись за спинами у ночных налетчиков, налетел на них сзади и мощным колющим ударом пронзил насквозь одного. Следующим движением, тролль поднял его над собой и с силой стукнул оземь. Дальше пришлось немного повозиться, так как копье зашло в землю на целую сажень. Да и тело пораженного неизвестного воина немного мешало.
        Молодые парни, увидев, кто им пришел на помощь, в миг осмелели, и перешли в атаку. Слаженно, они неплохо, как для молодых воинов провели атаку, метя в резные места одновременно, при этом держась на безопасном расстоянии. Но опыт все же брал свое. Тренированное в многочисленных боях тело само увернулось от копья бившего в живот. Одним мечом противник принял копье, а вторым отрезал наконечник.
        Первый страж, не ожидав, что противник попросту пропустит копье мимо себя, не удержал равновесья, и сделал пару шагов по инерции вперед.
        Разобравшись с копьем незадачливого охранника, воин заметил, что к нему подлетел второй. Он сделал быстрое неуловимое движение навстречу противнику. Из спины молодого тролля выглянуло жало клинка. А в следующий миг на землю упало бездыханное тело.
        Увидав, как ловко убийца справился с товарищем, молодой тролль с бесполезным обрубком в руках невольно начал пятиться назад.
        Выругавшись, Крускор оставил не поддававшееся неизвестно почему оружие. Он поспешил, чтоб успеть спасти хотя бы второго паренька. Тролль подхватил копье погибшего и со спины атаковал неизвестного врага.
        Ощутив спиной врага, наемник отпрянул в сторону очень во время - копье прошло рядом с телом, немного зацепив край одежды. Повернувшись, он увидел нового противника. Этот явно не страж, а шрам на его шее был красноречивей любых объяснений. Позади нового противника ночной гость увидел тело своего напарника, пригвожденное к земле копьем.
        - Эй! - обратился Крускор к стражнику, - беги в селение, поднимай всех, бегом!
        Молодой тролль молча кивнул и бросив из рук ненужный обрубок, бросился в сторону повисших над лесом пирамид.
        Некоторое время противники не двигались, рассматривая друг друга.
        Вдруг пригвожденное тело задергалось, и начало пытаться вытащить и земли копье. Глаза Крускора начали ошеломленно увеличиваться. На миг он даже позабыл о своем противнике.
        Воспользовавшись тем, что тролль отвлекся на казавшегося ему пораженным врага, убийца бросился в атаку.
        "Черт, чуть не проворонил!" - злобно ругая себя, подумал тролль и выставил перед собой копье, встречая атаку коварного врага.
        Противники начали танцевать вокруг друг друга, при этом ловко орудуя своим оружием. Оба воина мастерски владели орудиями убийства. Они стремительно и безостановочно переходили от защиты в атаку и наоборот.
        В одной из атак враги сошлись очень близко. Ночной гость неудачно наклонился вперед. Тролль, воспользовавшись этим, отпрянул назад и выбросил в воздух ногу.
        Получив удар в лицо, воин откинулся назад. Капюшон слетел с его лица. От увиденного, у Крускора на миг остановилось дыхание.
        Его взору открылось бледного цвета человеческое лицо. Только слегка не традиционное: глаза были ярко-красного цвета; губ не наблюдалось вообще - на их месте свисали рваные лоскуты отмершей кожи; на левой щеке зияла прогнившая дыра, из которой виднелась пожелтевшая кость; правая - была покрыта слоем белого жидкого гноя, который стекал на шею и за шиворот; нос и вовсе был отрезан; из ушей получили честь лицезреть окружающий мир мерзкие трупные черви; волос на голове не было; из-под местами разорванной кожи выглядывали пятна черепной кости.
        Священный воин понял с кем имеет дело. Победить этих ребят будет ой как не просто. Мертвец не спешил нападать и скрыть свое лицо тоже не торопился, как будто хотел, чтоб враг вдоволь налюбовался его отвратительным лицом.
        Тролль поднес свободную руку к своей шее, схватился за нее и вырвал кусок кожи. Из образовавшейся раны тотчас же начал бить фонтан крови. Любое живое существо от такого ранения в лучшем случае потеряло бы сознание, но только не он, Крускор, священный воин. По всему телу начали дрожать мышцы. Глаза начали светиться красным. В эту минуту тролль казался не лучше противостоящего ему мертвеца.
        Отбросив в сторону копье, воин с утроенной скоростью ринулся к врагу, схватил его за ворот одежды и опрокинул на спину. Ошеломленный враг не понимал, что вокруг происходит. А тролль не терял времени даром, он уселся сверху на ожившего, схватился руками за голову и вложил в рывок всю, увеличенную в несколько раз, силу. Через секунду, Крускор держал в руках оторванную голову, из которой на него и на землю обильно тек желтый гной вперемешку с белыми червями. Тролль брезгливо отбросил гнилую голову и, вскочив с бьющегося в судорогах тела, подбежал ко второму мертвецу. Он с силой ударил того кулаком между лопаток. Схватил сзади за голову и резко потянул на себя, упершись коленом в спину. Что-то хрустнуло, мертвец начал биться в конвульсиях. Воин разжал ладони, из-под капюшона выкатилась не менее уродливая голова, чем первая, которую оторвал Крускор. Правда, вторая голова принадлежала орку, а не человеку.
        Двоих врагов все же удалось одолеть, но молодой воин не сомневался, что их было больше. Он с легкостью вырвал копье из земли и уже затихшего тела и быстро побежал в центр поселения, на помощь родным. Но то, как за его спиной задвигалось разорванное тело, он уже не видел.
        Пока он добежал к храму, рана на его шее полностью затянулась. Единственным напоминанием о ней служила обильно окропившая тело тролля свежая кровь.
        У подножья центральной пирамиды кипел жестокий бой. Трое в черном, мастерски отбивались от копий пяти священных воинов храма. На вершине же величественного здания бушевал магический поединок. Там то и дело свистели молнии и полыхали взрывы.
        Храмовники упорно теснили троицу все выше и выше, не оставляя ни малейшего шанса на отход. Крускор принялся расталкивать полусонную толпу и воинов, которые неотступно следовали за своими, готовые в любую секунду подменить раненого или убитого.
        Как только один из лучших воинов прорвался в первую линию атаки, магический барьер на вершине храма начал гаснуть. Бой наверху завершился, вот только, кто в нем победил, для всех оставалось загадкой.
        Отступавшие воины опустили клинки и бросились наверх. Задержавшись всего на миг, тролли поспешили за беглецами.
        Поднявшись на вершину пирамиды одним из первых, Крускор увидел обильно залитую кровью площадку и лежащее на каменном полу, разрубленное пополам, тело верховного жреца. Верхняя часть была полностью выпотрошена.
        Возле тела стоял еще один, явно не простой, воин в черном.
        Троллем овладела остервенелая ярость. Вспомнив, что в руках у него копье, он метнул его в бежавшего последним к своему хозяину воина. Не желая терять больше ни минуты, Джолам прижался к трем подбежавшим воинам и быстро произнес заклинание. В следующий миг троица растворилась в синей дымке.
        Отчаянный, полный ненависти крик, прозвучал, заставляя содрогнуться все пространство, над хвойным лесом полуострова. Это неистово кричал Крускор, обнимая верхнюю часть тела жреца, успевшую порядком, задеревенеть и охладиться. В этот миг, молодой воин дал себе клятву, что найдет ночных гостей, во что бы то ни стало!


        Глава 5. Загадки в мире духов


        Дазл видел кошмары. То он бежал по темному коридору, убегая от огромных пауков, не в силах хоть как-то защититься и дать бой тварям. То вдруг земля уходит из-под ног и тролль уже летит в бездонную, черную дыру. Во время падения, из воздуха появляется странные огненные черви, которые норовят впиться в его кожу, чем глубже, оставляя после себя невыносимо жгучие раны. Вот он снова убегает, на этот раз от непроглядной черной завесы дыма. Из дыма до убегающего тролля доносятся противные гортанные голоса, от которых с каждым мигом становится еще страшнее и бежать хочется еще быстрее. Вдруг все снова исчезло и охотник оказался в тесной темной коморке. Он начал слепо шарить руками по стенам в поиске выхода, но ничего не удавалось найти. Внезапно ему послышался странный звук, после которого стены с неприятным скрежетом медленно начали сближаться, грозя раздавить свою жертву. Тролль упирался руками, ногами и головой как мог, но ничего не помогало. Проклятые холодные стенки комнатушки уверенно смыкались. Когда Дазл в отчаяние перестал сопротивляться, мир вокруг него снова закружился - и он оказался на дне
океана. Дышать под водой было невозможно, но и воздуха в легких совершенно не оказалось. Тролль постепенно начал захлебываться. Давление на огромной глубине беспощадно сдавливало шею, но плыть вверх совершенно не получалось, словно кто-то, издеваясь, поставил невидимый магический барьер. В конце концов, обидчику надоело душить Дазла и давление на шею стало меньше. Он даже перестал захлебываться. Но появилась новая напасть - мурены. Огромные змееподобные рыбы небольшой стаей бросились к беззащитному троллю и принялись рвать и кромсать его тела. Боли никакой не было, но все же как-то неприятно видеть свои оторванные руки или ноги, которые пожирают наглые твари, совершенно не обращая на тебя никакого внимания. Покончив с конечностями, подводные охотники перешли к туловищу. Но Дазл начал терять сознание только тогда, как рыбы взялись за его голову - единственное, что пока осталось от него. Водоворот времени снова закрутил бешеной каруселью сознание троллю. В этот раз охотник оказался на заснеженной вершине высокой скалы. Внизу с нее ничего не возможно было разглядеть, так как со всех сторон гору окутывал
густой слой тумана. Лицо и оголенное тело тролля беспощадно секли клочья летящего во все стороны снега. Дазл подошел к краю горы с мыслью броситься с нее вниз, чтоб все это сумасшествие наконец закончилось. Но неожиданно воздух перед ним сгустился. Секущий снег куда-то пропал, как будто бы и не было только что гневной метели. Перед глазами тролля, прямо из ниоткуда, появилось пятно белой пыльцы, которое с каждой секундой становилось все больше. Из сгустка дыма прозвучал зычный голос:
        - Здравствуй, охотник!
        Колени Дазла предательски задрожали. Он ни с каким другим никогда бы не спутал его.
        Дух издал какой-то неясный звук. Троллю показалось, что ему просто смешно.
        - Думаю, - снова проговорил голос, - что в следующей раз при нашей встрече ты сможешь связать вместе пару нормальных мыслей, а теперь вон!
        Мир в очередной раз закружился вокруг уставшего охотника. Но в этот раз карусель размытых цветовых пятен длилась дольше обычного. А потом неожиданно выкинула тролля...

        Первыми вернулись слух и обаяние. Охотник узнал пол родной хижины и спокойное сопение спящей, как ему показалось, змеи. Чернота перед глазами потихоньку сглаживалась, проявляя зрению тролля настоящую картину происходящего. Первым, кого он увидел, к немалому удивлению охотника, оказался его бывший соклановец Крезл, который, склонившись над его телом, озабоченно смотрел в лицо тролля. Дазл попытался что-то сказать, но ничего не получалось. Во рту все пересохло, двигаться и вовсе было адски больно.
        Спасший его тролль помог охотнику усесться на полу и прижав к его приоткрытым губам горло своей фляги, принялся вливать в тролля воду, которая в тот миг показалась Дазлу, как минимум, напитком богов. Сделав несколько жадных, больших глотков, он оторвался от фляги и лег на пол.
        К охотнику начала возвращаться речь:
        - Крезл, как ты здесь оказался? - Все еще слабым голосом, тихо спросил охотник.
        - О, ну это довольно длинная история.
        - Так у нас полно времени, я например, никуда не спешу, - перебил его Дазл.
        - Ну что ж, - вздохнул тролль, прекрасно зная упрямый характер Дазла и принялся рассказывать, - меня послали за тобой жрецы. А, оказавшись у твоей хижины, я застал тебя уходящим в лес, вот и проследил за тобой. Потом, когда ты израненный чуть не умер от потери крови, я хотел было помочь, но в дело вступил твой преданный маленький товарищ и я не стал мешать. Хотя змеи и хватило ненадолго, но все же ей удалось довести твое тело к дереву, а дальше мне надоело ждать. Я затащил вас наверх и провел неплохо получившийся ритуал Крови, который, собственно говоря, и спас вас обоих...
        - А что же? - Дазл резко попытался встать, но его гость остановил его.
        - За зверьков своих не беспокойся, я их подобрал, - успокоил Дазла гость и указал рукой в сторону выхода, возле которого лежала наполненная сетка. Пойманные зверки лежали друг на друге с закрытыми глазами.
        - А что с Бетайей? - спросил охотник, откинув на пол голову.
        - С кем? А, со змеей твоей? - Крезл задумался на минуту, словно что-то высчитывая у себя в памяти, - думаю, через пару часов она придет в сознание, с ней все будет в порядке. Вот только меня интересует другое - где ты вообще нашел такую опасную зверюгу и как смог приручить ее?
        - Нашел я ее еще яйцом, - криво усмехнувшись, ответил тролль, - растил и экспериментировал. Вот и получилась такая преданная "подруга", с магическими способностями.
        От этих слов у гостя глаза полезли на лоб:
        - Вряд ли духам понравится такое! - многозначительно прокомментировал он.
        - Не переживай, они уже дали это знать, - спокойно ответил Дазл и продолжил еще спокойнее, - Похоже, пока я валялся в бреду, со мной очень настойчиво хотел пообщаться один из духов леса. Обещал, что это не последняя наша встреча.
        - И не соврал! - стальным голосом проговорил Крезл.
        - Что ты имеешь в виду? - приподнявшись на локтях, спросил хозяин хижины.
        - Меня прислал за тобой верховный жрец, - ответил тролль.
        Дазл настороженно посмотрел на него.
        Гость запнулся на минуту, подбирая правильные слова:
        - Прислал втайне от других. Он хочет посоветоваться с тобой. В мире духов происходит что-то совершенно неслыханное.
        Все слабость и усталость сразу же исчезли, как будто после заклинания. Охотник вскочил на ноги:
        - Так, где мое оружие?
        - Снаружи, принести?
        - Нет! Я пока соберусь, а ты тем временем выпусти на волю зверьков - чувствую, что ближайшее время об исследованиях можно забыть.
        Крезл, побежал на выход, подхватил наполненную сеть и поспешил спуститься с дерева, чтоб не мешать сбору Дазла.
        Продев через плечо сумку, тролль поднял с пола змею. Бетайя продолжала мирно спать. Хозяин пожелал ей приятных снов и осторожно засунул в сумку. Выйдя из хижины, он поднял с пола стрелы и забросил их за спину. Нож заткнул за пояс. Подобрав лук, он хотел уже слазить вниз, но в голову пришла еще одна мысль. Дазл вернулся в хижину и подошел к маленькому столику, точнее пародии на столик. Тролль провел над ним рукой - и в этот же миг на нем появилось пару соединенных колбочек. Охотник приложился губами к одной из них и втянул в себя немного синеватой жидкости.
        - Так будет лучше! - подбодрил он сам себя и поспешил вниз, к Крезлу.
        Пока тролль спустился с облюбованного им дерева, вся усталость и боль от ран безвозвратно улетучилась, благодаря очень полезному эликсиру.
        Воин клана молча наблюдал, как хозяин леса, так называли в клане Дазла, прощается со своим жилищем, держа в руках опустевшую сеть.
        Охотник положил ладонь на мощный и твердый ствол дерева, которое приютило его. Тролль закрыл глаза и что-то неразборчиво тихо проговорил. Вдруг листва на дерева встрепенулась и от ствола прошла волна теплоты, обдавая охотника и его спутника. Дерево тоже прощалось с Дазлом.
        Закончив процесс расставания, тролль повернулся к Крезлу:
        - Ну вот, теперь можем идти.
        - Ага, - ошеломленный увиденным, запинаясь, проговорил воин.
        Дазл издевательски подмигнул ему и поманил за собой. Тролль вспомнил, зачем он сюда пришел и поспешил за охотником.
        - Думаешь, до вечера доберемся? - спросил Дазл догнавшего его Крезла.
        - Если не встретим по пути взбесившихся животных, то думаю, что успеем, - многозначительно ответил он.
        Дазл кивнул в знак согласия. Пара троллей молча пробирались сквозь лес, на север. Шли в полной тишине, чтоб случайно не потревожить лесных обитателей.
        Время близилось к вечеру. Небесные просторы мало-помалу зарисовывались в синий цвет. Над кронами высоких деревьев весело гулял легкий ветерок, время от времени колыхая сонную листву. Тролли бесшумно скользили меж лесных сторожей, время от времени прячась за их стволами или в небольших рощицах, когда рядом проносились хищные обитатели леса. Да и дружелюбных зверей тоже пытались не тревожить. Уже ближе к пирамиде, ребята начали натыкаться на прекрасные огромные цветы, раскрывающие свои разномастные лепестки только под вечер, изливая на окружающую среду разные, дурманящие ароматы. От некоторых таких прекрасных, но в то же время опасных, запахов можно было потерять сознание или вовсе задохнуться, поэтому оба тролля закрыли свои носы листьями, сорванными с кустов.
        Пара путников брела по лесу уже порядком трех-четырех часов. Успевшее стать синим, небо понемногу закрашивалось черными тонами. На небосклоне появились первые звездочки, словно маленькие желтые глазки, они рассматривали чудесный мир, раскинувшийся под ними.
        Наконец, в темноте, меж древесными стволами, начали проявляться серые очертания каменной пирамиды. Когда, до каменного сооружения оставалось не больше шестисот шагов, с дерева перед троллями приземлился еще один представитель клана. В руках караульный держал средних размеров лук.
        Кожа воина была черно-серого оттенка. Он был высок и жилист. Тело тролля было облачено в коричневые штаны и жилетку. Из-за спины выглядывали черно-белые оперения стрел. Одна из них была наложена на тетиву и, грозно сверкая острым наконечником, смотрела в сторону Дазла и Крезла.
        - Стоять! - стальным голосом проговорил страж и, натянув тетиву, спросил, - что здесь делает он?
        - Тебе ведь известно об условиях ухода из клана, - сухо ответил Крезл.
        Караульный задумался на минуту и отступил в сторону, пропуская пару пришедших троллей.
        Крезл уверенно зашагал к храму. Охотник неотступно следовал за ним. Только подойдя к большущему каменному строению поближе, можно было оценить его настоящие величие. Вершина пирамиды возвышалась высоко в небе, над зеленым лесом. Даже существо, не обладающее совершенно никакими магическими способностями, смогло бы ощутить силу, скрытую в стенах храма.
        Подойдя к громадному строению, тролли оказались перед ступенями, ведущими на первый уровень. По краям лестничного пролета, на невысоких древках зеленым огнем полыхали факелы. Тролли начали медленно подниматься вверх. В тишине слышалось тихое шуршание их мягких шагов.
        Первый уровень пирамиды был оцеплен кольцом квадратных колонн. Они возвышались над полом примерно в три тролльих роста. На вершинах абсолютно каждая из них была обломана или разбита. Каменные стволы были кем-то погрызены или оббиты. На некоторых разлегся зеленый, приятный на ощупь мох.
        Тролли дошли к колонам и попали на узкую галерею, уходившую вправо и влево. С обеих сторон в стенах были вырезаны по несколько проходов, ведущих вглубь пирамиды. Существо, незнающее местных коридоров, могло заблудиться после первого же поворота, так как лабиринт часто любил менять направление, ставить тупики, создавать новые помещения. Из клана по лабиринту могли ориентироваться, совершенно не стесняясь постоянных изменений, всего несколько троллей, а точнее служителей храма.
        Как только Дазл и его проводник оказались в шаге от следующего пролета ступеней, за их спинами, выйдя из-за укрытия колонн, появился тролль, облаченный в черный плащ:
        - Остановитесь, - шепотом, но все же очень отчетливо проговорил он, - поворачивайте налево и заходите в четвертый проход.
        Оба тролля узнали хорошо знакомый голос, и беспрекословно подчинились всем указаниям. Только оказавшись внутри темного прохода, Крезл и Дазл повернулись к шедшему за ними.
        Тролль остановился в двух шагах от них. Он тихо сказал одно слово и длинная галерея, уходившая под небольшим наклоном вниз, осветилась, хотя на стенах и потолках и намека не было на факелы, свечи или иное известное освещение. И одновременно с освещением коридора, дыра прохода полностью стала черной, словно застлавшись непроницаемой пеленой.
        Тролль, как и подобало его расе, был высокого роста, совершенно не уступая ни Дазлу, ни его провожатому. Неспешными, равномерными движениями рук он снял с себя плащ, под которым вынужден был скрываться. Пред взором охотника и воина предстал облаченный в серого цвета робу верховный жрец клана. Сухое лицо старого тролля было украшено седой длинной бородой. В то время как сама голова была начисто выбрита. От переносицы, уходя на лоб и дальше по голове, у самой шее заканчивалась татуировка трехязыкого ящера - одного из самых опасных хищников острова, обитающего на восточном побережье. Ушей у жреца не было, никто не знал как, но видно было, что они попросту были отрезаны. Глаза старца светились желтыми огоньками, что означало огромную силу, заточенную в его бренном теле.
        Жрец улыбнулся молодым троллям и заговорил первым:
        - Насколько мне стало известно, духи уже предупредили тебя при вашей недавней встрече, что она является далеко не последней, - обратился он к Дазлу.
        Тот спокойно кивнул, прекрасно зная, что старый Эморак каждый день по несколько часов проводит в астрале, общаясь с духами. А глава клана тем временем продолжал свою негромкую речь:
        - С прошлой неделе в астрале все словно с ума посходили. Я каждый день пытаюсь добраться к Сердцу Знаний, но у самого ничего не получается. Мне нужна твоя помощь.
        - А что с остальными?
        - Нет, пока мне не станет ясно, что именно случилось с духами и остальными жителями параллельного мира, не стоит ничего говорить совету. Они сразу же поднимут панику, а это ни к чему хорошему не приведет.
        - Я так понимаю, что это и будет Последним Приказом для меня? - с надеждой в голосе спросил покинувший клан тролль.
        Эморак отвел взгляд, и посмотрел куда-то вдаль, точнее в глубину длинного тоннеля:
        - Это моя просьба!
        Брови обоих троллей стоявших напротив него подпрыгнули вверх, рискую покинуть их лица. Дазл не выдержал, и подбежав к своему бывшему учителю схватил того за плечи:
        - Да что там происходит, забери тебя духи? Я уверен, ты что-то знаешь! Иначе бы не позвал меня! - кричал охотник.
        - Да! Ты прав! Я кое-что знаю. Но мне хочется, чтоб ты сам все увидел и услышал. Ты ведь знаешь, как долог путь к Сердцу. А ведь теперь и твари, населяющие мир духов, моментально становятся вне себя от ярости, ощущая присутствие чужаков. Пока мы будем в пути, Крезл посторожит наши тела.
        - А что другие, учитель, как они не заметят нашего с вами отсутствия в течение дня, а может и больше? - озадаченно спросил бывший ученик.
        - Не переживай, я создал достаточно сильные иллюзии, которые могут продержаться, не меньше недели, так что беспокоиться не о чем.
        - Ладно, не будем терять времени попусту! - сказал Дазл.
        - Ты прав! - ответил ему старик и двинулся вглубь пирамиды. Бывший и теперешний ученики последовали за ним.
        Путь к Комнате Перехода был не близким. Шли молча. Воздух в подземельях был затхлым, так что, чем глубже опускались тролли, тем тяжелее было дышать. В тишине от стен то и дело отлетало эхо шуршащих шагов. Наконец коридор закончился и тролли оказались в огромной комнате с высокими потолками. Проход в следующий коридор находился по центру в левой стене. Троица дружно свернула к нему. Но прямо перед их длинными крючковатыми носами, из пола начал выезжать кусок стены, закрывая собой проход. Крезл хотел что-то сказать, поторопить остальных, но охотник пресек эту попытку. Старый жрец ухмыльнулся и двинулся к соседней стене. Подойдя к ней, он уперся обеими ладонями в холодные камни. Постояв пару мгновений, он забрал руки и отошел в сторону. Стена бесследно исчезла, словно ее и не было здесь никогда. Путники продолжили свое путешествие.
        Через пару часов молодой Крезл сбился со счета коридоров, залов, галерей и проходов. Больше десятка раз жрец убирал стены с их пути, а иногда даже наоборот, закрывал сам проходы и делал совершенно в противоположных стенах тоннели в следующие помещения.
        В очередной раз, когда Эморак убрал с их пути преграду, тролли увидели не часть комнаты или коридора, как обычно. Их взорам открылся винтовой пролет ступеней ведущий вниз лестницы.
        - Мы почти пришли, - уведомил их дедуля и первым начал спускаться.
        Дазл сразу же пошел за ним. Крезл, побоявшись отстать и заблудиться, тоже не отставал. Спустившись в самый низ, тролли вошли в квадратную небольшую комнату. Проход к ступеням за их спинами моментально закрылся стеной.
        Старейшина встал по центру помещения и поманил к себе остальных. Тролли стали по обе руки от него. Эморак в полголоса начал напевать какую-то непонятную, но судя по ритму и интонации заводную песню. Пропев пару строк, он протянул руки к своим спутникам. Дазл одной рукой взялся за сухую длань жреца, а вторую подал Крезлу. Тот, поняв, что от него требуется, схватился за протянутые к нему руки.
        Как только живое кольцо соединилось, тела троллей начали трясти мощные потоки энергии, переходя от одного к другому. Постепенно нарастая, потоки энергии уже полностью поглотили всю троицу и принялись перебираться на стены, пол и потолок. А через несколько минут все стихло. Потоки силы моментально исчезли.
        Тяжело дыша, тролли медленно опустились на потеплевший от происходящего пол и стали осматриваться в преобразившейся комнате. Она стала немного просторней. У каждой стены появилось по одной мраморной плите черного цвета, с идеально гладкими стеночками. Стены покрылись множеством древних письмен и рисунками, на которых изображались непонятные животные или чудовища.
        Дазл с интересом поглядывал по сторонам и не заметил, как из сумки, висевшей у него за спиной, наружу высунулась голова змеи.
        - Кажется, твой зверек очнулся, - сказал ему дед.
        Голос старца вывел его из задумчивости, и от неожиданности тролль аж подскочил:
        - А чтоб тебя! - злобно выругался он и, повернув сумку на живот, принялся вытаскивать рептилию.
        Змея с заинтересованностью смотрела по сторонам, вертя головой в разные стороны. Также она не забыла ознакомиться с внешностью Крезла и Эморака, которые, в свою очередь, разглядывали ее. В конце взгляд Бетайи остановился на своем хозяине. Поняв, что с ним все в порядке, змея поставила голову на его руку и прикрыла рубиновые глаза.
        - Думаю, что помощь твоей гадины нам не помешает, - сказал жрец и, повернувшись спиной к спутникам, подошел к ближайшей плите.
        - Учитель, - взволнованным голосом позвал его Крезл, - я, конечно, понимаю, что нужно быть скрытными, но зачем было спускаться в Комнату, ведь нам троим, хватило бы сил перейти в астрал и без ее помощи, тем более, как известно, она всегда сваливает воспользовавшихся ею на головы каких-то тварей.
        - В этом я с тобой совершенно согласен, но внутренний голос подсказывает, что времени у нас совсем мало. А комната хоть и выбросит нас на тварей, но в близости от того места, куда нам нужно, а это главное. Да и еще, тебе с нами идти не придется!
        Крезл обиженно застонал и отвернулся.
        - Ты будешь ждать нашего прихода и оберегать наши тела. Если понадобится, ты вернешься наверх и предупредишь остальных, или же наоборот, если кто-то из совета попытается пробраться внутрь, то твоя задача не пустить незваного гостя. А теперь будем начинать.
        Сказав это, Эморак лег на свою плиту и закрыл глаза.
        Дазл подошел к противоположной и положил на нее змею, которая открыла глаза и вопросительно взглянула на него. Тролль мысленно передал ей пару указаний и змея, так же, как и жрец, растянулась во всю длину и закрыла очи. Отвернувшись от плиты, тролль подошел к обиженному Крезлу и хлопнул его пару раз по плечу:
        - Расслабься, успеешь еще там налазиться. Если б это было что-то не столь важное, я бы с радостью отказался от подобного путешествия.
        Крезл кивнул и попытался улыбнуться, но получилось как-то не очень. Он отошел в сторону, пропуская бывшего ученика своего учителя к белой плите.
        Дазл удобно улегся и закрыл глаза.
        Пару минут спустя сознание покинуло его тело. Ему казалось, что он, как и в своем недавнем сне, снова попал в бешено вращающуюся воронку, очертания которой, размывались всеми возможными цветами. Крутился в ней, как обычно, недолго. Вскоре, полупрозрачного духа в виде Дазла выбросило на красного цвета дорогу. Рядом упала змея, и плавно приземлился старец. Их тела, так же были полупрозрачны.
        - Добро пожаловать! - издевательским тоном проговорил жрец.
        Дазл бросил на него злобный взгляд и поднялся на ноги. Бетайя заползла к нему на спину и обвила одним кольцом шею.
        Тролли находились в очень удивительном месте. В этот раз земля вокруг была красного цвета. Небо играло фиолетовыми и синими оттенками, но звезд не наблюдалось, так как в астрале таковых вовсе не существовало. В воздухе вокруг троллей летало множество непонятных и на первый взгляд неправильных вещей и существ. Все без исключения растения вокруг были прозрачными.
        - А тварей то твоих что-то не видно, - с издевкой сказал Дазл.
        - Вот я и говорю, что что-то странное твориться здесь. Хорошо, пойдем. И будь начеку.
        Жрец двинулся в сторону возвышавшихся над всем остальным желтых гор. Охотник шел рядом. Оба путника каждую секунду глядели по сторонам, в любой момент ожидая нападения. Прозрачные руки старого жреца отсвечивались зеленым. Дазл же пока что был и вовсе безобидным, так как его оружие за неимением души или чего-то подобного осталось вместе с его телом.
        - Дазл!
        - Что?
        - Ты помнишь, какие ощущения были у тебя, когда Ран'зор обратился к тебе во сне?
        - Стой, сейчас попробую разбудить память, - остановившись, ответил тролль и закрыл глаза. Открыв через пару мгновений свои прозрачные очи, тролль указал в сторону скалы.
        Жрец кивнул в ответ и оба двинулись дальше. И как раз вовремя. Не прошли они и десяти шагов, как земля за их спинами содрогнулась, и прямо вырастая из красного крошева камней, на дороге появились два огромных монстра. Высотой монстры были с двухэтажный дом. Передвигались на двух задних лапах. Передние конечности были увенчаны громадными когтями. На голове вместо рта, находилась огромная присоска, которая впитывала в себя души и духов. На макушке находились две длинные антенны, укрытые покровом белых реденьких волосков, которые реагировали на таких, как Дазл и Эморак. Твари почуяв свежую добычу, а питались они, как раз вот такими чужаками, бросились к душам троллей.
        Жрец схватил своего молодого спутника за руку. Со второй руки в сторону тварей выплеснулось заклинание энергетического щита.
        - А дальше что? - в голосе тролля прозвучали нотки тревоги.
        - А дальше летим, - ответил ему дедуля и проговорил заклинание. Обе души поднялись вверх, паря над красной землей. Жрец направил свое тело в сторону скал и ринулся к ним, таща за руку по воздуху Дазла. К горам оставался еще добрый отрезок пути, а твари уже сломали магическую защиту и метнулись преследовать ускользающую еду.
        - Да ты можешь не болтаться, как болван?! - прикрикнул на охотника его бывший учитель и уже спокойнее добавил. - Нам нужно поспешить, так как неизвестно, сколько еще подобных тварей почувствовали мое заклинание.
        Дазл кивнул и попытался принять такое же положение, как и старец. Получилось не очень похоже, но лететь и тащить за собой тролля жрецу стало легче. Твари упорно мчались за ними. Тролли летели с бешеной скоростью. Уже можно было разглядеть четкие черты желтого камня. Чем ближе летящие беглецы приближались к скале, тем сильнее они ускорялись. Когда до каменной скалы осталось совсем немного Дазл закрыл глаза, но боли от столкновения с камнем не почувствовал. Твари же как раз со всей мощи влетели в прочный камень и, изрыгая громкие неприятные звуки, сползли по скале вниз.
        Тролли оказались в небольшом круглом пантеоне, который находился на вершине желтой горы. Вылитый из неизвестного сплава золотистый купол, с внутренней стороны которого на путников смотрело ночное небо, окутанное разнообразными созвездиями разного цвета, упирался в прозрачные полупрозрачные колонны, которые слегка отсвечивались красными оттенками. К небольшому удивлению обоих троллей, пол был выстлан зеленой орошенной травкой. По центру пантеона, восседая на выглядывавшем из травы шпиле с обрезанным концом, находилась чаша, в которой плавали сгустки лавы. Дазл успел подметить, что проемов между колонами начитывалось пять штук, а значит и духов было пятеро. Это означало, что они пришли точно по назначению.
        Жрец взглянул на своего бывшего ученика покинувшего клан:
        - Чтоб их вызвать, нужно чем-то пожертвовать.
        - О моей змее можешь сразу забыть, - сухо ответил тролль.
        - Да и я не думал, - со вздохом проговорил старец и опустил руку, аж до самого плеча в чашу.
        Подождав пару минут, старец выпрямился, но левой руки у него уже не было. С плеча лоскутами стекали прозрачные плавленые ошметки кожи, кости и мышц. Боли жрец совершенно не чувствовал.
        - Представляю, что сейчас там у Крезла творится, - хохотнув, прокомментировал Дазл. То, что старец остался без руки, его нисколько не волновало, сам же захотел идти.
        Пока молодая душа тролля задумывалась на всем этим, он не видел, как лава в чаше начала сильно бурлить и кипеть. Взмывающие в воздух огненные пузыри громкими хлопками начали взрываться возле замешкавшихся чужаков. Тролли поспешно, но все же с небольшим опозданием отпрыгнули в сторону. Одна из брызг угодила прямо в грудь Дазлу:
        - Ну вот! Теперь ожог останется! - расстроенным голосом промямлил он, осматривая рану, которою он почувствует позже, вернувшись назад в свое любимое тело.
        В проемах между колоннами начал клубится густой дым красного, зеленого, синего, желтого и белого тонов. Разноцветные сгустки дыма разных окрасок хаотично бурлили, но друг на друга не залезали. Пейзаж вокруг пантеона пропал из поля зрения троллей. В голове у обоих раздавался неясный шум.
        - Вот видишь! Я же говорил, что мы вскоре снова встретимся! - прогремел знакомый голос в голове у Дазла. Тролль начал оглядываться по сторонам, пытаясь понять, кто именно из духов с ним разговаривает. Тоже самое рядом с ним делал жрец.
        - Да не крутись ты так! Времени у вас немного, существа нашего мира взбесились и все кто был неподалеку, учуяв магию твоего учителя, бросились сюда. Так что задавай свои вопросы быстрее!
        - Да я и не знаю, что спрашивать. Это он меня сюда зачем-то приволок, - указал тролль на дедулю.
        Дух никак не ответил на это.
        Дазл на пару минут задумался и все-таки спросил:
        - Из-за чего твари сходят с ума и дерутся друг с другом?
        - А я думал, что ты так и не сумеешь собрать в кучу пару связных мыслей! Они чувствуют будущее!
        - А что именно?
        - Поставь вопрос иначе!
        - Должно что-то произойти?
        - Да! Но что именно, я сказать тебе не могу.
        - Это как-то касается меня?
        - А ты высокого мнения о себе!
        Тролль опустил взгляд с белого дыма на траву под его ногами.
        - Возможно, это и коснется тебя! - продолжил дух.
        - И что мне делать?
        - То, что считаешь нужным. Совета будешь спрашивать у своего учителя, а не у меня.
        - Изменения почувствуют только тролли или другие народы тоже что-то поймут?
        - О, поверь, когда придет время, ты все поймешь и сам узнаешь, кого и что коснется. Что ж чувствую, что вам нужно убираться, иначе наши местные зверушки доберутся до вас.
        - Постой, еще один вопрос!
        - Задавай!
        - Когда мы снова увидимся? И увидимся ли вообще?
        - Не переживай на этот счет! Если понадобится, ты получишь знак! А теперь прощай!
        Пантеон, в котором находились тролли, бесследно развеялся вместе с духами. К Дазлу и Эмораку вернулся обычный слух, который моментально начал улавливать громкие голоса рычащих существ, дерущихся на вершину скалы, к желанному обеду или ужину.
        - Придется немного попотеть, - сказал старец, принимая позицию, удобную для швыряния заклинаний.
        - Бетайя, - позвал охотник змею, - ментальную атаку на всех, кто подойдет на расстояние ближе пятнадцати шагов.
        Змея зашипела и, оставив шею тролля, сползла на желтый камень.
        - Что сказали тебе духи? - спросил Дазл у жреца.
        - Потом! - раздраженно крикнул он и выпустил из руки заклинание. Перед первыми рядами тварей, которые карабкались в гору, появилось огромное черное пятно, которое начало всасывать всех, кто к нему приближался, заграждая собою троллей.
        - Значит так, тех, у кого над головой будет зеленое свечение - не трогать! - скомандовал Дазл и полетел к первой твари, которая, оказавшись самой проворной, первая выбралась на скалу.
        Тролль, оказавшись в теле большой твари, похожей на тех, с которыми они столкнулись в самом начале их сегодняшнего путешествия, принялся сбрасывать вниз других милых существ.
        С другой стороны, до чудищ наконец дошло, что опасное место нужно обходить стороной. Бетайя обвившись вокруг оставшейся руки жреца, принялась помогать ему. С ладони старца летели молнии, замораживающие и огненные шары. Змея наводила гипноз, и создания схватывались друг с другом, напрочь забывая, зачем они сюда лезли. Но все их было очень много, и жрец принялся понемногу отступать в сторону Дазла.
        У молодого тролля успехи были все же получше. Но и он понимал, что долго им так не протянуть:
        - Ко мне! - раздалось в сознании у жреца. И дедуля проворно побежал к зверюге, у которой над головой мерцал зеленый свет, оставив позади себя стену серого дыма. Твари, которые приближались к ней, замедляли свои движения и начинали вязнуть.
        Как только жрец оказался возле твари, та подхватила его огромной лапой и ринулась по скале вниз, при этом не забывая бить ближних врагов другой лапищей. Оказавшись у подножья скалы, существо побежало туда, откуда появились в астрале тролли. Уцелевшие твари, сотрясая воздух яростными воплями, бросились за ним. Остальные же, кто не заметил ухода добычи или отстали от погони, принялись драться друг с другом.
        - Как только я оставлю сознание монстра в покое, натравишь ее на остальных, - подал Дазл мысленный приказ змее.
        Добежав к нужному месту, существо остановилось и поставило на землю, которая успела перекраситься в синий цвет, однорукого жреца. Змея сразу покинула его руку и стала в боевую позицию перед жителем астрала, показывая хозяину полную готовность.
        Как только прозрачная призма души тролля вылетела из существа, змея моментально среагировала и не подвела. Набросив на чудовище гипноз, она приказала ему атаковать своих сородичей и соседей.
        Отдышавшись, Дазл подхватил рептилию, и подошел к старцу. Жрец положил на плече молодому троллю единственную высохшую руку, и окружающий мир вокруг них закрутился с невероятной быстротой...

        Первое, что почувствовал Дазл, придя в сознание, было чувство огромной усталости. Ему было лень не то чтобы подняться и узнать, каково положение событий, а даже пальцем пошевелить. В центре груди его что-то невероятно больно жгло. Вспомнив о своем ожоге, тролль потрогал ноющую кожу и кое-как уселся на плите. В голове сразу закружилось, перед глазами мельтешили черные пятна, не дающие разглядеть, что происходит вокруг. Звуки были словно отдаленными.
        На плите у противоположной стены застонал Эморак. Плечо пронзила неимоверная боль. Камень, на котором лежал жрец, за то время пока, тролль был в астрале, успел окраситься почти весь в красный цвет. С плеча рекой струилась багровая густая кровь. Так же, как и у Дазла, в голове у старца сильно крутилось. Глаза были застелены странной серой пеленой, сквозь которую трудно было увидеть хоть что-то. Но вот звуки он слышал хорошо и отчетливо. Поняв, что вокруг происходит, не обращая внимания на боль, жрец попытался встать со своего холодного ложа, но ватное тело ни в какую не хотело повиноваться.
        Меньше всех досталось змее. Покинув белую плиту, она заползла на спину своему хозяину и подала легкий импульс.
        Сознание тролля прояснилось. Звуки стали отчетливыми. Пятна перед глазами наконец-то убрались.
        Увидав происходящие, Дазл пожалел, что к нему вернулись все нормальные чувства. Сбоку, возле стены, сидя на коленях, шатался вправо-влево с закрытыми глазами Крезл. Тело его тряслось, словно в лихорадке. Стена, перед которой сидел молодой ученик, время от времени, но с регулярной точностью сотрясалась, как будто кто-то с той стороны хотел ее пробить.
        Немного подумав что делать, Дазл тоже закрыл глаза, а через пару минут стену оставили в покое.
        С плеч Крезла словно камень упал. Он почувствовал невероятную легкость во всем теле. Ему казалось, что захоти он сейчас взлететь, то у него непременно бы получилось. Сзади подошел кто-то и, схватив тролля за плечи, начал назойливо трясти:
        - Да очнись же ты, наконец! Это я, Дазл! - кричал в ухо знакомый голос.
        В конце концов, охотнику удалось привести Крезла в чувство.
        - Сколько времени нас не было? Я так понимаю, жрецы из совета услышали, что здесь происходит?
        - Вас не было уже третий день. Час назад стена чуть не пропала. Я среагировал в последний момент. Старейшины поняли, что здесь происходит.
        - Ладно, расслабься, я им бросил знак! Нас ждут на вершине. Ты сам идти сможешь?
        - Думая, да, - хриплым голосом ответил тролль, самостоятельно вставая на ноги.
        "Крепкий паренек!" - подумал про себя Дазл и подошел к окровавленному камню. Осторожно подхватив тело жреца, который пребывал в бредовом состоянии, тролль подошел назад к Крезлу.
        Молодой тролль стоял перед крутым лестничным пролетом, ведущим наверх. Сзади, держа на руках учителя, подошел охотник:
        - Ну, чего стал. Пошли наверх!
        Тролли принялись медленно подниматься скользкими и местами оббитыми ступенями. Обоим троллям подъем давался не легко. Особенно трудно приходилось Дазлу, который нес на руках потерявшего сознание старца. На вид очень худющий, а на самом деле тяжелый как мамонт.
        Преодолев последние ступени, тролли оказались на вершине пирамиды, выбравшись из дыры по центру площадки, которая за их спинами сразу же закрылась большим плоским камнем.
        На дворе оказался день, наверное обед. Погода была теплая и приятная. Перед троллями собралась компания из четырех старейшин. Пятый и самый главный был на руках у Дазла.
        - Мы ждем объяснений, - проговорил один из жрецов.
        - Да мы и сами толком-то ничего не знаем, - ответил им охотник и, подойдя вперед, бережно положил на каменный пол тело Эморака, - для начала приведите его в чувство, а после и узнаете все!
        Жрецы переглянулись. Зная упертый характер отступника, они решили последовать его совету:
        - Отойдите!
        Тролли поспешили убраться на края площадки, с которой виднелись со всех сторон зеленые кроны лесных истуканов, меж которыми резво порхали разнообразные птички.
        Окружив окровавленное тело еле дышащего верховного жреца, старейшины взялись за руки и начали петь заклинание. Пару минут ничего не происходило, а после окончания пения рана Эморака затянулась пленкой свежей кожицы. Дыхания тролля участилось и стало нормальным. Открыв глаза, он без чьей либо помощи поднялся с пола.
        - Друзья, - обратился старец к жрецам, - у меня есть новости, но плохие они или хорошие, я сказать не могу. Одно я знаю точно - для Дазла, покинувшего клан, пришло время последнего приказа!
        От услышанного, охотник до боли сжал кулаки. Старый хитрец провел его и теперь ему придется тащиться духи знают куда!


        Глава 6. Беглец


        Успевшие порядком разозлить Джара глаза упорно пытались сомкнуться. Ноги слегка отекли. Мокрые волосы неприятно липли к лицу. Губы обветрились. А зубы вообще барабанили целую мелодию. Все-таки ночная скачка давала о себе знать. Еще и этот ветер противный, так и норовит найти лазейку в одежде тролля.
        Всю ночь путника преследовал моросящий дождик. Дорога понемногу превращалась в черное месиво. Лапы Смерча всю дорогу расплескивали грязную воду из маленьких лужиц. Время от времени сильные порывы ветра срывали с промокшей за ночь листвы капельки дождевой воды и обдавали ими и так взбешенного тролля. Зато волку такой себе душ приходился по вкусу. Каждый раз, при очередной атаке дождевых капелек, он подставлял под них морду, не желаю упустить ни одной.
        А погода все же потихоньку ухудшалась еще больше. Тролль решил остановится в первом же придорожном трактире, если таковой вообще объявится. До пограничной заставы осталось совсем немного, а там уже и передохнуть можно будет.
        Унылый пейзаж практически не менялся. Всю дорогу усталого тролля приветствовали пустынные зеленые холмы. Местами у дороги росли одинокие деревья или кустарники, проезжая мимо которых, тролль как правило, напрягался, ожидая любого подвоха судьбы. Но деревья лишь милостиво пропускали его по дороге вперед.
        Ближе к заставе деревья стали появляться все чаще. Холмы сменились пролесками, так как по левую сторону дороги, за границей Империи, начинался родной лес, в котором провел свое детство Джар.
        Клонившийся каждую секунду в сон путник не сразу заметил, как за очередным поворотом на центр дороги вышли двое и принялись поджидать одинокого странника.
        - Стоять! - гаркнул один из них на подъехавшего поближе тролля, чем моментально вывел его из сонного состояния.
        Второй держал в руках заряженный арбалет, который хищно посматривал в сторону путника.
        Тролль осадил волка и принялся, скептично рассматривать разбойников. Оба были высокого роста, и хорошо сложены. Одеты - по-бедному. Возраст тяжело было узнать из-за присутствующей бороды на лицах людей. У первого в руках сидел боевой топор. Боковым зрением и чутким слухом Джар приметил по бокам дороги еще двоих.
        - Слезай с волка и отдавай оружие! - продолжал командовать первый.
        "Как банально!" - подумал тролль, мысленно уже просчитывая, как и кого за кем будет убивать. Но вдруг в его голову пришла великолепная идея. Похоже, можно будет неплохо поразвлечься.
        Тролль неспешно слез со зверя. Отошел на пару шагов, и, вытянув из ножен на поясе палаш, бросил его в дождевую мутную воду.
        Парни, довольно осклабившись, подошли поближе к своей жертве. Арбалет в руках второго не переставал смотреть в сторону путешественника. Первый подхватил с земли меч, покрутив в руках, довольно цокнув, передал напарнику. И хотел было взять за поводья Смерча, что крайне не понравилось последнему.
        Волк начал гневно рычать, но люди не приняли это во внимание и напрасно. Зверь опрокинул человека, который держал его и набросился на арбалетчика. Бородач с криком отлетел в болото. Смерч накинулся сверху, вырвал зубами арбалет и принялся за бандита.
        Тролль, надрывно смеясь, так и стоял на месте.
        Парочка сообщников покинула свое убежище и поспешила на помощь к своим товарищам. Ошеломленные горе-бандиты забыли о самострелах.
        Тут Джар решил вмешаться. Отбросив в сторону дорожный плащ, он выхватил из-за пояса франциску и метнул в ближайшего бандюгу. Топорик с хрустом вонзился в спину.
        Бородач, который бежал рядом, приостановился. Обернувшись, он увидел довольно ухмыляющегося тролля с небольшим топориком в руках. А его зверь, похоже, лакомился мясом мертвого дружка. Оценив обстановку, человек дал деру.
        Джар не стал убивать беглеца. Чутье подсказывало, что дальше по дороге можно встретить еще несколько подобных группировок. А уж этот перепуганный до смерти никчемный человек позаботится о том, чтоб дальнейший путь проходил без помех.
        Тролль подошел к своему верному волку. Зверь поднял окровавленную морду. Из зубов у Смерча торчал приличный кусок мяса, вырванного из ноги погибшего. Тролль потрепал Смерча за ухом и отошел посмотреть как дела у первого бородача.
        "Так-с, что тут у нас, угу, пульс есть!" - с этой мыслью воин вернулся к волку, возле которого валялся его меч.
        Подняв палаш, тролль поспешил добить так и не успевшего прийти в себя бандита. Резкий, точный укол в шею - в мутной дождевой воде появился красноватый оттенок.
        Воин спрятал палаш в ножны, подошел к третьему мертвецу и вытащил из его спины оружие. И еще один удар топориком по шее, чтоб наверняка.
        - Что ж, теперь и в дорогу можно, а Смерч?
        Волк на секунду оторвался от трапезы, посмотрел на хозяина, и не понимая, что с него хотят, продолжил завтрак.
        Джар подошел к своему зверю, порылся в небольшом дорожном мешке и достал на свет парочку сухарей и кожаную флягу со свежей водицей. Опершись о круп волка, тролль тоже принялся завтракать. Его зверь не переставал довольно чавкать, поедая мясо врага, не забывая слизывать иногда кровоточащую из разорванных ран кровь.
        Пока тролль наслаждался утренней трапезой, его глаз упал на арбалет, который лежал неподалеку. Доев, он подошел к обочине и взял запачканное оружие.
        "Хм, довольно неплохо, спусковой механизм очень мощный. Такой в упор броню вместе с владельцем навылет пробьет. Да и приклад удобно ложится! Решено, оставлю себе!" - довольно подумал Джар и принялся разряжать оружие. Покончив с ним, тролль посетил засаду одного из бандитов, в которой обнаружил сумку с болтами и еще один арбалет.
        А ему все же повезло. Если б разбойники были более хладнокровны и профессиональны, то просто бы нашпиговали болтами и дело с концом.
        Джар вернулся на дорогу. Смерч лениво разлегся посреди дороги и испачкал в черной жиже сумки.
        - А ну-ка, вставай, лентяй! - грозно скомандовал хозяин. Зверь поспешил повиноваться.
        Тролль приладил к сумкам арбалет с болтами, еще раз осмотрелся, ничего ли не забыл, и залез в седло.
        Дождь начинал усиливаться.
        Воин набросил на голову и так уже промокший капюшон и дал команду - "вперед". Волк неспешно потрусил по дороге, в сторону границы. Тела Джар решил не убирать, пусть знают с кем имеют дело.
        Дорога, виляя, вела одинокого странника к восточной границе Империи. По бокам тролля встречали обмокшей листвой зеленые, лесные красавцы. Иногда деревья сменялись небольшими кустарниками.
        Через час езды тролль уже не надеялся встретить на своем пути теплое пристанище, как вдруг дорога повернула на юг. За поворотом, у дороги красовалось двух этажное деревянное здание. Из дымохода в небо вылетала густая струя серого дыма. От таверны так и отдавало теплом и уютом. Сквозь залитые дождем окна ничего не нельзя было разглядеть, кроме ярких пятен света.
        Подъехав поближе, тролль прочитал надпись на висящей над входом вывеске: "Пивной живот".
        Встречая редкого клиента, из открывшейся двери на улицу выглянуло лицо молодого паренька:
        - Чем могу помочь, господин? - поинтересовался он.
        - Отдохнуть бы, да погреться, - ответил тролль, - и зверя моего пристроить бы.
        - Заходите внутрь, волка вашего я отведу на задний двор, под навес, - сказал мальчишка и потянулся было к поводьям, но тролль его остановил.
        - Не стоит, просто иди куда надо и не думай ничего спереть, иначе Смерч позаботится о тебе.
        С этими словами Джар соскочил со своего верного компаньона. Служка набросил на себя плащ и пошел в обход здания. Смерч взглянул на хозяина, получил одобрительный кивок и пошел за провожатым.
        Пока тролль разговаривал с парнем, дождь разошелся не на шутку. Потемневшее небо заволокла огромная серая туча, из которой, не переставая, лилась холодная вода. Джар поспешил зайти внутрь и захлопнуть за собой входную дверь.
        Общий зал встретил путника громким шумом и, что самое главное и приятное, теплом. В таверне было полно народу. Перед глазами крутились разнообразные облики. Сдвинув вместе три стола, на всю таверну орали гномы, вливая в свои пивные барабаны кружками пенистое пиво. За несколькими, одинокими столиками восседали парами или тройками люди, орки и эльфы. Дальние места были заняты тоже. Ничего не оставалось, как направиться к стойке.
        Здесь промокшему троллю все же удалось найти один свободный стул, на который он поспешил забраться.
        К новоприбывшему клиенту подошел хозяин заведения;
        - Чего желаете?
        - Кружку лучшего пива, ужин и комнату на одну ночь, - прозвучал заказ, на стойку из зеленой ладони выпал золотой кругляш. Хозяин ловким движением смахнул его в рукав и удалился на кухню.
        Ожидая свой заказ, тролль скинул с себя плащ, повесил его на спинку своего стула и принялся рассматривать зал и его посетителей.
        Простой пол был сколочен из традиционных досок, по которому плавало разлитое пиво и валялись сброшенные неуклюжими или пьяными посетителями объедки. Стены изначально, наверное, были покрашены в белый цвет. Теперь же они имели желтовато-грязный оттенок. Часть стены вокруг камина, в котором весело полыхали языки теплого пламени, вообще покрылась черным слоем сажи и копоти. Еще местами белый, а на самом деле пожелтевший потолок, пересекали массивные балки черного дерева, на которые были подвешены люстры со свечами, освещавшими помещение. За небольшими окнами, засаленными жиром, во всю барабанил неугомонный дождь.
        Слева от входа, на длинных лавках сидели гномы. Все бородатые и плечистые. В огромных ручищах все без исключения держали по кружке пива. Гномы громко хохотали и шумели. Рядом с компанией гномов о чем-то перешептывались трое эльфов, изредка, с презрением поглядывая по сторонам. По другую сторону двери сидели в основном люди: купцы, пилигримы и пограничники. Среди них, иногда мелькали пару зеленных лиц, принадлежащие оркам. За шумящими гномами и скрытными эльфами, в дальнем углу, рядом с камином сидели еще пару личностей, но из-за плохого освещения, тяжело было понять, кто именно там находится. За стойкой, возле Джара, сидел еще один орк, и ни на кого не обращая внимания, пил пивко и изредка затягивался из черного цвета трубки, из которой испарялся отвратительный дым. Тролль ненавидел курение и табак, и поэтому он встал и пересел на два стула в сторону. Орк, похоже, ничего не заметил. Возле курильщика, сидел какой-то странный человек, в длинном плаще, с наброшенным на голову капюшоном.
        Не успел тролль, поразмыслить, кто это может быть, как из кухни выскочил хозяин, с только что хорошо вымытой пивной кружкой. Он подбежал к бочонку, вытянул корку и начал набирать пенистый напиток. За ним в зале появилось симпатичненькая молодая служанка с подносом в руках и поспешила к троллю.
        Слюнки у Джара так и потекли, не от служанки, от еды. На подносе, в большой тарелке, словно на картофельных подушечках, возлежала аппетитная жареная курочка, посыпанная свежей зеленью. От приятного запаха, тролль готов был сойти с ума. Девушка положила тарелку перед ним, дала приборы и, краснея от пожирающих ее взглядов, поспешила удалиться на кухню. А вот и хозяин с пивом:
        - Приятного аппетита и удачного вечера, - пожелал он троллю, поставил бокал с пивом и отошел к загадочному человеку.
        Позабыв обо всем на свете, Джар налетел на еду, как какой-то хищный зверь на жертву. Ловко орудуя ножом и вилкой, этому он научился в городе людей, тролль расправился с курицей и картошкой, оставив на тарелке пару жалких, обглоданных косточек. Отодвинув в сторону тарелку, Джар взял кружку с пивом. Втянув горьковатый аромат, он немного понаслаждался и в пару глотков, осушил почти весь бокал.
        Покончить с пивом Джару так и не удалось. Входная дверь открылась и в таверну вошли трое людей в форме солдат Империи. Прибывшие неспешно двинулись к хозяину. Толпа вокруг не обращала на них абсолютно никакого внимания. Подойдя поближе, в троице можно было рассмотреть двух молодых рекрутов и старого, опытного вояку. Похоже, он был среди них главным. Парни подошли к хозяину. Джар даже не заметил, как пропала подозрительная личность, до этого беседовавшая с толстяком. Воины перекинулись с владельцем таверны парой фраз, осмотрели зал, словно искали кого-то и направились к выходу.
        Тролль отложил остатки пива, и позвал хозяина:
        - Что с моей комнатой?
        - Ах да, я и забыл, - порывшись в карманах штанов, человек достал стальной ключик и протянул своему клиенту, - на втором этаже, в конце коридора.
        - Спасибо, и еще кое-что.
        - Да?
        - Если не секрет, кого искали служаки? - понизив голос, спросил тролль.
        - Разве вы не знаете? - удивился толстяк и продолжил, - Говорят, что был обнаружен келорский шпион. Но пару дней назад он сбежал с плена. Вот и ищут теперь.
        - Ясно, ладно, я пойду.
        Хозяин кивнул и поспешил к звавшем его клиентам.
        Тролль прошел мимо гномов и у камина свернул на лестницу, ведущую на второй этаж. Поднявшись вверх по винтовой лестнице, Джар оказался в длинном прямоугольном слабоосвещенном коридоре. С левой стены на него смотрели, залитые водой, три широких окна. Справа в ряд было расположено пять дверей. На полу отдыхающих приветствовало жалкое подобие ковровой дорожки, беспощадно выеденное молью.
        Тролль прошел в конец помещения и остановился, как он отметил, у самой приличной двери. В отличие от других, в ней не было ни одной прогнившей доски.
        Вставив ключик в замочную скважину, воин сделал три оборота против часовой стрелки. Дверь со скрипом отворилась внутрь.
        Все-таки золото делает чудеса. Комната была достаточно обширна. На полу радовал глаз круглый мохнатый ковер, богатый на красивые узоры, наверное из восточного полушария. Единственное окно, напротив двери, было хорошо отдраено, но все же видимость из него из-за дождя была нулевая. У правой стены красовалась красивая кровать со свежим бельем. Возле кровати были размещены, с одной стороны комод из красного редкого дерева, с другой - небольшой шкаф с зеркальными дверками. В левой стене был сделан камин, сильно похожий на своего собрата в общем зале, только немного поменьше в размерах. У камина по соседству стояли два одинаковых, мягких кресла, обитых дорогой тканью.
        "Мда, а хозяин себя любит! Где ж он набрал столько добра-то ценного?" - подумал тролль и скинул с себя промокший плащ.
        Он приоткрыл дверку шкафа и засунул внутрь руку с плащом, как вдруг дверца открылась полностью и на тролля выпрыгнул незнакомец, которого он прозевал внизу.
        В руке у неожиданного гостя был стилет, который смотрел прямо в горло тролля. Другая рука сжимала ворот рубахи Джара.
        Тролль, простодушно улыбаясь, пытался рассмотреть лицо незнакомца под низко опущенным капюшоном. Видимо ожидая совсем другой реакции, гость слегка опешил, за что и поплатился в следующие мгновения. Ребром ладони тролль выбил холодное оружие из руки, а вторую ладонь впечатал в грудь незнакомца.
        Человек, а Джар не сомневался, что это был именно он, влетел назад, в шкаф. Ударившись головой в заднюю стенку, капюшон слетел с головы гостя. Троллю открылось красивое, молодое лицо, принадлежащее женщине. Голова гостьи бесчувственно наклонилась вперед. От мощного, неожиданного удара девушка потеряла сознание.
        Джар бережно поднял тело девушки, вытащил из шкафа, и положил на кровать. По белому покрывалу, в разные стороны рассыпались длинные темно-русые волосы.
        Тролль подошел к комоду, взял кувшин, наполненный прозрачной, свежей водой и подошел назад, к кровати. Облив обжигающе холодной водицей ладони, он принялся приводить девушку в сознание. Дав парочку не сильных ляписов, тролль поднял ее с кровати и, держа в сидячем положении, принялся приводить ее в чувство. Девушка слегка вздрогнула. Джар вылил ей на лицо остатки воды, что окончательно привело красавицу в порядок. Девушка легонько шмыгнула курносым носиком и открыла большие, круглые, карие и очень красивые глаза. С пухленьких розоватых губ сорвался полу-вздох, полу-стон. Девушка попыталась было встать, но тролль остановил ее.
        - Не стоит, подожди немного, сейчас полностью придешь в себя, мы немного поговорим, и я подумаю, что делать с тобой дальше, - важным тоном проговорил Джар, не выпуская из рук пленницу.
        Через пару минут девица полностью пришла в себя, и цепким взглядом следила за троллем, внимательно слушая его.
        - Что ж, начнем, наш маленький допросик, - сказал тролль и хищно улыбнулся, от чего девушке показалось, что волосы на голове стали дыбом, - Как тебя зовут?
        - Кейра, - взяв себя в руки, спокойно проговорила она.
        - Откуда ты?
        - Из Бероша, но в детстве меня продали моему господину и я росла на границе Империи, - последовал моментальный ответ.
        "Хм, что-то кожа-то у тебя светловата, как для Бероша", - подумал тролль, а вслух спросил:
        - Что делала в моей комнате?
        - Пряталась, - опустив взгляд, призналась она.
        - И от кого же? - глаза тролля как-то непонятно, хищно блеснули, от чего девушка начала теребить пальцы.
        - Я сбежала из дома моего господина в Норстраде и хотела покинуть Империю. Увидев Вас внизу, я узнала недавнего чемпиона арены и хотела попросить о помощи.
        Тролль недоверчиво поднял брови:
        - Выскочив из моего шкафа с ножом в руке?
        - Извините, а вдруг Вы бы не стали меня слушать.
        - Так, у меня нет лишней лошади или другой ездовой твари, и смотреть за тобой тоже не особо-то и хочется. Но все же я тебе помогу, - тролль подошел к двери и позвонил в колокольчик, висящий сбоку, вызывая служку.
        Обернувшись, он не успел ничего сделать, девушка бросилась к нему в ноги и стала умолять:
        - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! Я отлично знаю приграничную местность, я тут выросла, мы сможем с вами выехать из страны бесплатно. Да и баронские земли я тоже неплохо знаю. В дороге от меня проблем мало, я буду тише воды, ниже травы! - начала скороговоркой почти выкрикивать девушка.
        Не ожидавший такого тролль, слегка опешил и опустил руки.
        В дверь постучали. Пару секунд Джар пребывал в замешательстве. Девушка подняла к нему свои заплаканные глаза и он не выдержал:
        - Ничего не надо, свободен!
        От радости, Кейра вскочила на ноги, обняла тролля, и запоздало осознав, что делает, красная, отскочила.
        Что-то в ее поведении настораживало Джара. То, что она беглянка - это да, но то, что была простой - это нет. Тролль ни чем не выдавал себя, что не верит ей. Он решил посмотреть, что будет далее.
        - Голодна?
        - Нет, я внизу перекусила, - последовал ответ.
        - Хм, и как мне теперь спать лечь, не факт, что ты меня ночью не зарежешь? - поинтересовался владелец комнаты.
        - А тебе и не надо спать, - хитро ответила Кейра, - у меня есть один эликсир, выпив который, можно пару дней не спать и не чувствовать усталости.
        Подозрение тролля, насчет того, что она как минимум никакая не рабыня какого-то богача снова возросло:
        - И ты, наверное, сперла его у своего бывшего господина, а? - с ехидной усмешкой спросил тролль.
        Но ответить девушка не успела, в коридоре послышались шаги. А секундой позже раздались громкие звуки, свидетельствующие о том, что кто-то весьма нахальным образом вламывается во все комнаты.
        - Да что это? - тролль выхватил из ножен палаш и направился к двери, чтобы разобраться в происходящем.
        Девушка преградила ему путь:
        - Возможно, это ищут меня, нужно бежать, - умоляюще пролепетала она.
        "Что ж, пусть будет по-твоему, дальше разберемся!" - подумал тролль.
        - Какие предложения?
        - Закрывай дверь и вылезем через окно.
        Джар усмехнулся, закрыл ключом дверь. Подумав секунду, он подошел к комоду, смахнул на пол пару чашек и небольшую скатерку. Собрав все не малые силы, он приподнял мебель, тяжелая зараза, и пронес пару шагов в сторону двери. Звуки в коридоре становились ближе.
        - Чего уставилась, живо окно отворяй! - крикнул тролль на девушку. Кейра бросилась выполнять поручение.
        Тем временем Джар подпер дверь комодом и подбежал к окну. Девушка повернулась к нему:
        - А здесь высоковато!
        Воин посмотрел, вниз, оценивая расстояние:
        - Пустяки! - Джар одной рукой схватил девушку, прижал к себе и, подмигнув ей, выпрыгнул на задний двор.
        Девушка и пискнуть не успела. Во время приземления колени тролля почти не согнулись. Оказавшись на земле, он бросился к ангару, в котором отдыхал Смерч, возлегая на пушистом ложе из золотистого сена. Сумки были аккуратно сложены рядом.
        Учуяв шаги, зверь моментально очнулся и поднял голову. Увидев своего любимого хозяина, волк расслабился. У растерянной и немного потрясенной недавнем полетом девушки отвисла челюсть. Округленными от удивления глазами она рассматривала прекрасного белоснежного зверя.
        Джар спешно проверил сумки. Убедившись, что все на месте, накинул снятое седло на волка и начал прилаживать по бокам сумки. Кейра молча ждала.
        Закончив с дорожным инвентарем, тролль повернулся к девушке:
        - Ну, где там твое снадобье?
        Кейра поспешно начала рыться в полах своего черного плаща. Выудив оттуда небольшую склянку с желтого цвета жидкостью внутри, она протянула ее троллю.
        В этот самый момент дошли и до комнаты Джара. Из открытого окна, через которое они выпрыгнули, послышался треск выломанной двери и отлетевшего в сторону комода.
        - Быстро на волка! - рявкнул тролль и девушка поспешила выполнить приказ. Зубами Джар откупорил банку с эликсиром и опрокинул себе в рот. Словно огонь прошелся по всему телу. Вкуса вообще никакого не чувствовалось. Отшвырнув в сторону пустую стекляшку, воин вскочил на подошедшего Смерча, позади Кейры.
        Как раз в этот момент из окна высунулась чья-то голова в круглом шлеме:
        - Вот она! Она уходит! - указывая рукой в сторону беглецов, кричал ратник.
        - Пошел! - прикрикнул Джар на волка и направил его вон из двора, в сторону границы. Скользя лапами по разбитой в грязь и лужи дороге, волк бросился вперед.
        Не желая упускать беглецов, стражники бросились вниз и кинулись вдогонку на конях. И не одни стражи бросились в погоню, некоторые из посетителей решили помочь им. Вот только догнать на лошадях льдистого волка, ушедшего хоть и в небольшой отрыв, не так уж и просто.
        Отбежав немного от таверны, тролль обернулся назад и, увидев вдалеке погоню, дал мысленный приказ Смерчу бежать быстрее.
        Волк летел как стрела, без остановки, до позднего вечера. После того, как погоня скрылась из виду, они проскакали еще немного и, оказавшись в лесу, решили сделать недолгий привал. Перекусив сухарей и запив их водой, парочка двинулась в путь. От девушки действительно не было никаких хлопот. Она хорошо держалась в дороге, не ныла. А подозрения у тролля все росли и росли.
        За ночь они добрались до пограничного поста: небольшого палаточного лагеря имперских солдат.
        Скоро рассвет. Но небо еще было серым и темным. В лесу расползся серой дымкой туман, сквозь который, ниже пояса, ничего нельзя было разглядеть.
        Продвигались очень медленно. Смерч осторожно ступал, не производя мягкими подушками совершенно никакого шума. Тролль с девушкой не то, что не говорили, казалось, что они даже не дышат.
        Остановившись на безопасном расстоянии от поста, тролль соскользнул с волка на вязкую почву, укрытую листвой. Видимо земля еще не успела толком высохнуть после вчерашнего дождя. В воздухе витал аромат свежести.
        - Послушайте, - начала было девушка, но тролль перебил ее.
        - Мое имя - Джар и можно на "ты".
        - Хорошо, Джар, у меня тут есть кое-что, - и она снова начала рыться в полах плаща. Достав через пару минут пузырь с черной микстурой.
        - Что это? - удивленно спросил воин. Его терпению приближался конец.
        - Уникальное снадобье, выпив его, существо делается невидимым и практически бесшумным.
        - Ну, все, хватит, - сорвав девушку с волка, он прижал ее шею к ближайшему дереву, - и откуда у простой рабыни такие вот уникальные эликсиры?
        Лицо девушки покраснело. Дышать стало тяжело, все-таки силы в руке у ее спутника было очень много. И сейчас эта рука безжалостно сжимала хрупкую, девичью шейку, рискуя в любой момент переломить ее.
        - Мой хозяин увлекался алхимией, а я была его помощницей, так как у меня неплохо получалось, - задыхаясь, шепотом проговорила Кейра.
        Немного подумав, тролль все же ослабил хватку, а через каких-то пару минут и вовсе отпустил шею девушки. Кейра сползла по тонкому стволу дерева и, присев, принялась растирать шею, которая начала понемногу синеть.
        Сжалившись, Джар достал из сумки баночку с белой мазью:
        - Вот, помажь, за пару часов сойдут синяки. А с ними пропадет и боль.
        Девушка робко взяла целебную мазь и втерла ее в шею. Закончив с процедурой, она подошла к троллю и протянула баночку с мазью и эликсир:
        - Одного глотка будет достаточно. И волку тоже.
        - Нет, - ответил воин, - ты первая.
        Пожав тонкими плечиками, Кейра открыла пузырек и сделала маленький глоточек. И сразу же ее тело начало принимать прозрачный облик.
        "Готов дать голову на отсечение, что без магии здесь точно не обошлось" - подумал тролль.
        Став невидимой, Кейра протянула баночку с эликсиром троллю. Тролль, конечно же, уже не видел ее - к нему, словно по воздуху, подплыл стеклянный пузырек. Взяв снадобье, Джар подошел к Смерчу. Схватив волка за пасть, он вылил немного снадобья тому в глотку. Со зверем и вещами Джара произошло тоже, что и с его спутницей пару секунд назад. Тролль сделал глубокий вдох и выдох, а затем глотнул немного безвкусного зелья. Его тело постиг тот же эффект.
        - Отдай банку, такую выкидывать нельзя, ее сделать тяжело! - попросила девушка.
        - От чего это? - спросил Джар.
        - Ну, ты и дубина, а как по-твоему, она не делается невидимой, если в ней болтается такой эликсир, а?
        Потупившись, хотя кроме тролля этого никто не понял, он протянул перед собой пузырек. Девушка вырвала его из рук воина, а через секунду баночка пропала из виду.
        - Действие снадобья будет длиться около часа, так что надо поспешить, - объявила Кейра.
        - Понятно, Смерч, - послышался рык справа, - идешь за мной и никого не трогаешь, лишних звуков не издаешь, - еще один рык.
        Невидимые, они двинулись к лагерю пограничников. Пошли, конечно же, не на прямую, через лагерь, а немного в обход. Стоявшие на постах часовые, а также соглядатаи, которых приметил тролль на деревьях ничего не услышали и не заподозрили. Путешественники беспечно миновали последний оплот имперцев и, обойдя их лагерь, снова оказались на лесной дороге.
        Около часа, путники брели по размокшей дороге. На их пути не встретилось пока ни одной живой души. Наконец действие эликсира начало подходить к концу. Кейра потянула тролля с дороги. Тот мысленно позвал волка за собой. Скрывшись в небольшой рощице у дороги, их тела и вещи начали приобретать свой истинный облик.
        Приняв свой обычный вид, путники немного передохнули в своем небольшом убежище. Перекусив, они вышли на дорогу и верхом на волке двинулись дальше. Смерч словно и не чувствовал двойного груза.
        За день путники преодолели два вольных баронства, принадлежащих неизвестным для обоих путников владельцам. Под вечер они въехали в последнее, за которым тролля и девушка ждал Серединный тракт.
        Заночевали в небольшой деревушке, в доме одного из жителей, за один золотой. Хозяин принял их очень радушно. Накормил и отдал лучшую комнату своей хижины. Сам же с семьей переночевал в хлеву. Даже Смерч спал не в загоне, так как такового просто не было у обыкновенных пахарей, а в коридоре небольшого дома.
        Но остаться инкогнито все же не получилось. За ужином, чтоб не вызвать у людей подозрений. Джар сказал правду насчет себя и арены. А о Кейре сказал, что она - его приз. Видимо после ужина селянин сболтнул что-то соседям, так как утром во дворе тролля и его спутницу ждал небольшой отряд солдат местного барона.
        Тролль и девушка наспех собрались и погрузили сумки на волка. Только полностью собравшись, путешественники вышли на улицы, под ослепляющие солнечные лучи. Наконец-то погода пошла на поправку, что очень порадовало тролля.
        Во дворе парочку поджидали пятеро человек облаченных в легкую броню. Все были неплохо вооружены и сидели на хороших лошадях.
        Тот, что был по центру, выехал вперед и обратился к троллю и его спутнице:
        - Я капитан стражи барона Герона, Ульфхар, - пробасил вояка, - наш барон, узнав, что в наших землях проездом остановился новый чемпион арены Норстрада. И не выдержал перед искушением пригласить Вас, к себе в гости.
        - А если отвергну приглашение, ввиду того, что спешу? - поинтересовался тролль.
        Не ожидав, подобной наглости, военные молча стояли, как вкопанные. Пока военные переваривали в своих простых головах услышанную информацию, Кейра незаметно подобралась к троллю:
        - Лучше прими приглашение, а то эти напыщенные вольные дворяне весьма обидчивы!
        - Понял, - шепотом ответил Джар и уже громче добавил, - ладно, мы сходим в гости к вашему хозяину, но недолго.
        Капитан удовлетворенно кивнул головой и начал поторапливать своих подчиненных побыстрее выезжать из двора, так как их господин не терпит ожидания!
        Парочка взобралась на Смерча и выехала из двора. Военные окружили их со всех сторон. Пополнившейся отряд, во главе с капитаном, двинулся к дому барона.
        Проехав сквозь всю деревеньку, отряд оказался на просохшей за ночь дороге. Хотя кое-где и попадались маленькие лужицы с мутной дождевой водой. Путь пролегала между редкими деревьями и кустарниками. Проскакав добрых полчаса, троллю стало интересно, сколько еще до усадьбы этого барона:
        - Эй, - крикнул он капитану, скакавшему на гнедой лошади впереди, - сколько нам еще?
        - Почти приехали, - последовал громкий ответ.
        Вскоре деревья и кустарники сменили зеленые холмы, покрытые густой травой. Пробежав пару холмиков, дорога вывела кавалькаду в поле, которое обнимало ее с обеих сторон. А вот и на горизонте виднеются неясные очертания большого, вроде бы трех этажного дома.
        Группа всадников ехала прямо к нему. С каждым проеденным метром дом увеличивался в размерах. На расстоянии сотни шагов можно было увидеть, действительно трех этажное каменное здание, стены которого были выкрашены, в приятный лазурно-бирюзовый цвет. Само строение окружала каменная, крепкая стена, высотой в полтора человеческих роста. Видимо к приезду отряда все давно было готово, так как увидев их издали, часовые поспешили открыть кованые ворота, украшенные разными причудливыми фигурами, которые словно змеи оплетали их железный стан.
        Въехав во двор, всадникам открылась довольно приятная картина. Бирюзовые стены дома местами были оплетенными разными неизвестными ни Джару, ни Кейре растениями. С крыши свисали их зеленые собратья. Вокруг дома росли странного вида хвойные деревца, издалека, напоминающие елочки. Землю во дворе устилала приятная, радующая глаз травка, на который в изобилии раскинулись разные цветы и растения.
        Гости и их спутники слезли со своего четвероногого транспорта. К каждому животному побежал слуга. Тролль дал команду Смерчу следовать за своим новым провожатым, но быть все же на чеку.
        Не успели воин с девушкой толком оглядеться, как возле них остался только капитан стражников. Ульфхар сделал пригласительный жест, означавший следовать за ним, и двинулся к дому. Троица подошла к массивным деревянным дверям, по которым бегали подобные змейки, как и на воротах. Капитан схватился за стальное кольцо, висевшее посередине, и сильно стукнул им один раз по дереву.
        Через пару секунд створки отворились и гости вошли внутрь. Они оказались в просторном светлом холле, с высокими потолками. Свет проникал во все части помещения, так как вся передняя стена была пробита большими окнами, которые украшали белые шелковые шторы. Стены и потолок тоже были белого цвета.
        Но в этой довольно приятной комнате гости на долго не задержались. Ульфхар повел их через дверь в правой стене, сквозь длинный, слабо освещенный коридор. На бледных стенах гостей приветствовали с картин, разного пола и возраста люди, наверное предки хозяев усадьбы.
        Наконец, тролль и девушка, вместе с их провожатым, вышли из темного коридора в гостиный зал, который к удивлению обоих гостей был достаточно переполнен.
        Как и холл, эта комната так же оказалась весьма светлой. С белого потолка свисал огромный канделябр, заполненный, казалось тысячами маленьких свечей, которые испускали не естественное, скорее всего магическое свечение. Хотя и без этого комната была бы достаточно сильно освещена, так как с правой стены, на людей и не только смотрели большие окна, сквозь которые проникал свет. По бокам окон, так же как и в зале висели роскошные гардины, но на этот раз уже розово-кремового цвета. Стены были такого же цвета, но по ним в придачу бегали много-много цветочков белого цвета. Пол устилали серые плиты мрамора. Напротив окон, у противоположной стены находился большой камин, в котором шустро полыхал огонек. Стена вокруг камина была увешана разными картинами, на которых были изображены всевозможные пейзажи.
        В центре комнаты стоял длинный стол, переполненный разнообразным кушаньем, при виде которого у тролля чуть слюна не потекла. Под блюдами была выстелена кремовая, богатая вышивкой скатерть. За столом, на массивных, оббитых бархатом и покрытых сложной резьбой стульях, восседала довольно не привычная компания. В торце стола находился хозяин сего роскошного жилища. На вид ему был лет сорок. Черты лица были достаточно красивы, одет мужчина был в одежду строго-серого цвета. В руках он держал изящный бокал, наполненный дорогим белым вином. Слева от него, к удивлению тролля, сидели трое эльфов, примеченные им ранее в таверне, возле границы империи. Все трое тоже наслаждались вкусом чудесного напитка и приветливо улыбались вошедшим. Справа от барона сидели двое мужчин. Джар сразу же определил в них воинов. Одного из них он вроде бы уже где-то видел, но только где, никак не мог вспомнить.
        Барон Герон встал из-за стола и жестом пригласил новоприбывших гостей присоединяться к завтраку. Тролль после секундной заминки отодвинул один из стульев для Кейры и бухнулся на соседний. Капитан в свою очередь удалился за ту же дверь, через которую они сюда пришли.
        На пару минут в воздухе зависло неудобное молчание, словно перед бурей. У Джара и девушки крутилось в мыслях плохое предчувствие.
        Первым нарушил тишину барон:
        - И так, дорогие друзья, имею честь представить Вам наших гостей из Северной Империи, нового чемпиона арены Норстрада - Джар'ракала и его прекрасный приз.
        Все сидящие отвесили троллю легкие поклоны в знак признания. Кейра же просто покраснела и всячески пыталась укрыть порозовевшее личико.
        Джар в свою очередь встал и поблагодарил хозяина местных земель за радушный прием и тоже объявил, что для него большая честь делить завтрак с такими знатными господами. Во время этой речи на лица эльфов мельком упала тень презрения и сразу исчезла. Но тролль все же заметил это и насторожился, готовясь в любой момент убивать всех присутствующих.
        Вскоре между сидящими за столом завязался разговор на тему боевых искусств, который плавно перетек в беседу об арене и подвигах тролля. После нескольких стаканов очень крепкого и одновременно вкусного вина Джар расслабился и его понесло. Он начал хвастаться финальной дракой и всячески поносить своего поверженного врага. Во время громогласной тирады тролля лицо хозяина потихоньку багровело от гнева. Кейра подметив это, спрятала белоснежную ручку в полах плаща, готовясь к самому худшему. А тролль говорил и говорил.
        Наконец терпения барона лопнуло:
        - Хватит! - гневно закричал он, вскочив со своего стула. Лицо его было перекошено от ненависти. Кажется, он удивил не только тролля своей вспышкой гнева, - Ты, грязный дикарь, вырвавшийся из леса! Да как ты вообще смеешь говорить в таком наглом и надменном тоне о моем брате, которого ты подло убил на арене! Но тебе этого было мало! Нет, чтоб просто, тихонечко скрыться, так ты еще и своровал редкого, прекрасного зверя, у этих многоуважаемых господ! - кивок в сторону напрягшихся эльфов, - Но ведь и это не конец - ты помог сбежать опасной шпионке! Предатель! - заорал он, выхватывая из ножен клинок.
        Как по команде, остальные тоже вскочили и выхватили оружие. Теперь Джар вспомнил, где он видел, этих людей - это они так мило стучались в дверь его комнаты в таверне.
        Тролль уже схватил было под плащом обе франциски, но тут, неожиданно для него, в дело вмешалась Кейра, которая теперь не казалась беспомощной девчонкой. В освободившейся из-под плаща руки она сжимала открытую баночку. Шпионка ловко швырнула ее в сторону врагов и тотчас же из открытой колбы во все стороны полетела синяя пыль.
        Пока хозяин и его компания стояли, ничего не понимая, Кейра зажав свой носик, второй рукой зажала нос и рот троллю. Вдохнув немного волшебной пыли, все кроме пары новых гостей без чувств попадали на пол.
        - Живо, уходим отсюда, - уже новым голосом проговорила Кейра.
        Они ринулись в обратный путь к двери, и нос к носу столкнулись с, почувствовавшим на свою беду что-то неладное, капитаном стражи. Воинские навыки тролля не сплоховали - он не думая выхватил палаш и неуловимым движением проколол врага насквозь. Отделавшись от последнего препятствия, парочка быстро пересекла коридор и уже спокойно вошла в холл. Ничего не подозревавшие слуги выпустили их наружу и вывели к ним взволнованного волка.
        Тролль и девушка неспешно покинули двор усадьбы и, отъехав на приличную дистанцию, во весь опор помчались на восток, в сторону тракта.
        Через пару часов волк вынес их на широкую дорогу, которая простиралась с полночи на полдень. Смерч остановился в центре дороги, не зная куда направляться дальше.
        Кейра ловко соскользнула с волка и повернулась к троллю:
        - Вот, собственно говоря, и пришло время прощаться, - нежно улыбнулась она и продолжила, - я же говорила, что от меня будет мало хлопот в дороге. Да и ты оказался не таким святым, каким хотел казаться.
        - Ага, как же "служанка", "рабыня", - начал кривлять девушку тролль, - а как ты без коня то доберешься, может подбросить? Я никуда не спешу!
        - Да нет, не стоит! У меня есть свои методы перемещения!
        - Ну так, а зачем понадобилось тогда со мной убегать? - перебил ее тролль.
        - А это мой маленький женский секретик, - кокетливо улыбнулась Кейра и добавила уже серьезно, - через пару сотен шагов, за холмами, наткнешься на пограничный пост Клорса.
        - Да уж как-то разберусь, - задрав нос, ответил Джар.
        - Чует, мое сердце, нам еще предстоит встретиться, и не раз, - хитро проговорила красавица. Послала троллю на прощание воздушный поцелуй и, повернувшись к нему спиной, побежала по тракту на север. А через несколько мгновений пропала, словно развеявшись в воздухе.
        Переполненный разными приятными и греющими сердце мыслями, воин направил Смерча на юг. Теперь дорога в Империю для него закрыта, на долго ли? Да и наплевать ему теперь на всех, лишь бы с девчонкой все было в порядке. С этими мыслями он все же решил прибавить в скорости и побыстрее приблизиться к своей цели


        Глава 7. Право выбора


        Повисший на плечах уставшего тролля Храс немного задергался. Кажется, он начал приходить в себя. Валь, почувствовав слабые движения друга, остановился и осторожно уложил того на шершавый покров земли. На этот раз он более внимательно осмотрел тело товарища, в поисках ранений или чего-то подобного, слава духам, времени у Валь'джена теперь было полно. Не обнаружив ничего серьезного, пару царапин и синяков - не в счет, Валь успокоился и перестал волноваться за друга, так как по всей вероятности, у того было просто энергетическое истощение, из-за которого он максимум пару дней не сможет колдовать, вот и все. По подсчетам тролля его собрат через пару часов должен был прийти в себя.
        "Такс, ну с тобой все нормально вроде. Теперь и оглянуться не мешало бы! А то ведь до пирамиды еще не понятно как добраться!" - подумал тролль и, обернувшись на юг, не двигаясь застыл на месте с открытым ртом.
        В метрах двадцати-двадцати пяти от него между пальмами, лианами и небольшими экзотическими кустарниками, словно строй пехоты, стояла каменная стена пирамиды, уходящая высоко вверх.
        Дикий восторг захлестнул полностью молодого тролля. От радости, Валь начал подпрыгивать и бегать вокруг лежащего Храса, при этом напевая какую-то веселую песенку. От переполнявшего его восторга усталость полностью покинула тролля. Окончательно расслабившись и упав на землю возле друга, он позабыл и о смерти их товарищей, и о трудностях, которые они с таким трудом, но все же преодолели, и о ранах с порезами, которые щедро заполонили кожу. Немного отдышавшись, Валь решил привести Храса в сознание. Попробовав традиционные методы, вроде пощечин и созданной магией воды, и потерпев неудачу, тролль решил пойти на более радикальные меры. Размяв руки, он поставил одну руку на холодный лоб Храса, а вторую - ему на живот, который редко, но регулярно слегка надувался и сдувался. Валь сосредоточенно начал читать с памяти заклинание абсолютного исцеления. Руки Валь'джена по локти охватило зеленоватое сияние. То же самое случилось со всем телом израненного тролля. Исцеляющая операция продолжалась минут пять, не больше. Когда молодой тролль закончил врачевание тела своего друга, свет с его рук сразу же исчез. А
вот тело Храса еще некоторое время светилось зеленым светом.
        Когда, наконец, магические лучи оставили тело тролля, Храс открыл глаза. Взор его был чистым и ясным. Тролль свободно, без всяких проблем сначала сел, а потом и вовсе поднялся. Оглянувшись вокруг себя, он обнаружил, что перед ним стоит невредимый Валь - единственный оставшийся в живых друг. Также Храс успел заметить, что они оба находятся в джунглях, а злополучная гора выситься над зелеными стенами лесных растений на приличном расстоянии.
        Вздохнув с облегчением от мысли, что испытание почти пройдено, Храс вспомнил о своем погибшем брате, об убитых друзьях. Грусть отодвинула все другие чувства в самые дальние закутки души тролля:
        - Что с Талем? Ты видел его тело? Может ему тоже удалось выжить? - с надеждой спросил Храс.
        Валь посмотрел на него тяжелым взглядом и отвернулся:
        - Я видел тело Таля. Но это было действительно всего лишь тело, бездыханное и бесчувственное, - с горечью ответил Валь.
        Храс больше ничего не спрашивал. Оба тролля в печальном молчании так и стояли, понурив свои головы к земле, вспоминая своих друзей.
        Первым пришел в себя Валь'джен. Повернувшись к другу, он немного порылся в складках своей несложной одежки и достал небольшой прозрачный шарик. Если внимательно присмотреться, то можно было заметить, что в центре сердца воздушного элементаля вился миниатюрный смерч. Внимательно оглядев, так тяжело доставшийся им предмет, Валь протянул его Храсу:
        - Вот, это твое.
        На ладонь тролля упал холодный на ощупь шарик. Первое, что захотелось сделать с ним Храсу, это швырнуть его куда подальше. Но голосу разума после нескольких тяжелых усилий удалось взять верх над эмоциями и, сдавшись, молодой ученик спрятал, тяжело добытую вещь.
        - Наверное, нам надо бы поспешить, а то я совсем обессилен, непонятно, когда опять смогу творить магию, - проговорил Храс.
        - Обернись и внимательно посмотри вон туда, - указал Валь за спину товарища.
        Обернувшись, тролль пришел в непонятное исступление. Он не верил их удаче, как и несколько, минут назад Валь, хоть в чем-то им сегодня повезло.
        Вышедшие живыми из опасного экзамена, оба тролля не сговариваясь, двинулись к пирамиде. Забыв об усталости, ученики просто летели к храму, не замечая на своем пути ни деревьев, которые они инстинктивно обходили, ни огромных листков или стеблей цветущих растений, которым изредка удавалось порезать бегущих троллей за ногу или за руку. Быстро преодолев дистанцию, они оказались у высоченной широкой лестницы, тянувшейся к самой вершине пирамиды. Тролли, остановившись, упали на холодные ступени, чтобы перевести дыхание.
        Обоих переполнял дикий восторг. В радостном молчании, были слышны только частые и глубокие вздохи запыхавшихся друзей, которые думали о чем-то приятном, но совершенно разном.
        Немного отдохнув, тролли поспешно начали подниматься к вершине. Путь оказался довольно долгим. Пару раз, сделав неосторожный шаг, Валь чуть было не скатился вниз, рискуя переломать себе все, что можно. Более внимательный Храс не разу не подвел и всегда успевал словить друга. После первого же неловкого движения Валя, Храс в оба следил за ним. Только теперь он понял, как на самом деле устал его друг, который ни разу не подвел их ни в одном поединке с элементами, который молча переносил все тяжести их испытания и который, в конце концов спас его и пронес на своей спине подальше от возможной новой опасности. Чувство уважения и благодарности появилось в сердце тролля по отношению к самому младшему и самому тихому из них.
        Когда до вершины храма, на которой их, наверное, уже ждали, осталось каких-то пару десятков ступеней, Храс вдруг остановился:
        - Валь! Спасибо!
        Удивленный тролль остановился и посмотрел на друга. Лицо Храса выказывало благодарность и почтение. Валь подошел к нему и крепко обнял. А, отпустив, молвил:
        - Я уверен, что ты тоже не оставил бы в беде ни меня, ни любого из остальных. Убежден, что и они поступили бы так же.
        Валь'джен улыбнулся другу и продолжил путь наверх. Храс постояв немного, двинулся следом за своим собратом. Последние шаги по скользким и оббитым коварным ступеням давались чрезвычайно тяжело.
        Одолев последнюю, тролли очутились на круглой площадке, в центре которой, вокруг небольшого костерка пылающего синим огнем сидели пятеро шаманов, в деревянных масках, которые изображали духов.
        Шаман сидящий по центру, как раз напротив молодых подмастерьев, наклонился немного вперед, к костерку и голой рукой начал хватать пылающие веточки и хаотично разбрасывать. Когда весь хворост был разбросан по всему кругу, а огонь полностью потух, оставив по себе единственное воспоминание - прогоревшие ветки просто светились, синим цветом. Изредка веточки стреляли васильковыми искрами.
        Деревянная личина поднялась к стоящим напротив троллям. Из-под нее на молодых учеников с заинтересованностью смотрели янтарные глаза.
        Ближайший из сидящих слегка повернулся к Валю и Храсу. Подняв руку, он указал на свободное место. Вдвоем тролли как раз поместились и замкнули брешь в кругу сидящих.
        - Вы добыли то, что от вас требуется? - кряхтящим неприятным голосом осведомился центральный шаман.
        Тролли переглянулись и робкими, неуклюжими от волнения движениями принялись доставать на свет разноцветные шарики. Сидящие рядом с учениками тролли взяли сердца элементалей и принялись с дотошной тщательностью разглядывать каждый из них. Ознакомившись с добытыми предметами, они передавали их дальше по кругу. Когда, наконец, все пятеро произвели осмотр и вроде бы остались довольны увиденным, главный шаман передал шарики другим. В итоге, у каждого из четырех шаманов в руках оказалось по два одинаковых шарика. Тот, что сидел справа от Храса, держал водные сердца, рядом с ним - земляные, дальше - огненные, а тот, что был слева рядом с Валем, довольствовался воздушными.
        - Ложитесь, - снова раздался неприятный голос шамана, сидящего по центру.
        Храс первым разобрался куда и как нужно ложиться. Он встал и сделал пару шагов в центр круга. Обгоревший хворост при каждом шаге тролля стрелял или лопался, обжигая кожу ног. Остановившись в середине, молодой тролль лег на спину. У главного шамана откуда-то в руке появился нож с кривым лезвием. Склонившись над лежащим учеником, он профессионально и резко провел лезвием по голой груди тролля. Из пореза начала обильно струиться бордовая кровь. Но одного раза шаману наверное было мало, и он еще раз окунул лезвие в рану, на этот раз глубже. Кровь уже брызгала во все стороны, заливая тело Храса и руки шамана. Изо рта окровавленного тролля вырвался слабый хрип, но он все же держался. Пока Валь квадратными от страха глазами смотрел на лежащего товарища, представляя какие муки тот переносит, он и не заметил, как остальные шаманы уменьшили с помощью заклинаний шарики и прикрепили их к маленьким деревяшкам. Дальше, каждый из них по очереди, передавали образцы тотемов верховному шаману, а тот в свою очередь засовывал их в грудь под кожу Храсу. Когда с четырьмя тотемами было покончено, по центру пореза
оставалось место еще для одного:
        - Теперь ты являешься настоящим шаманом и можешь пользоваться стихийными тотемами, духов которых ты добыл на испытании. Но у тебя есть право выбрать еще один: тотем света, тьмы, чистой энергии или крови. Какой из них ты выбираешь? - торжественно спросил шаман.
        - Чистую энергию! - собрав все силы, твердо проговорил Храс.
        - Да будет так! - провозгласил голос из под маски. В руке у шамана появилась деревяха, к которой был прикреплен маленький шарик, переливающийся синими и фиолетовыми оттенками. Тролль вложил последний тотем и рана на груди Храса сразу же сама затянулась. Боль полностью прошла. Новоиспеченный шаман с легкостью встал и вернулся на свое место в кругу.
        Взоры шаманов обратились к Валь'джену. Тот, окаменев, смотрел перед собой ничего не видящим взором. Храс двинул товарища в бок и Валь, придя в себя, поспешно поднялся и быстренько лег в круг, сильно стиснув зубы. Думая об предстоящих муках, он совершенно не чувствовал боли от горящих под ним веток. Пока шаманы медленно, как ему казалось, совершали кровавый ритуал, тролль только и думал о том, чтобы не застонать или не закричать, боясь опозориться. Пытаясь думать о чем-то отдаленном и приятном, Валь не с первого раза услышал уже порядком раздраженный голос шамана:
        - Каков твой выбор?!
        - А, что? Кровь! Кровь! - поспешно выдавил из себя смущенный Валь.
        - Да будет так! - торжественно и явным облегчением в голосе проговорил колдун и засунул под кожу последнюю маленькую деревяшку. Резкая боль пронзила тело молодого тролля, а через мгновение исчезла. Пропала и полоса разрезанной кожи, но на ее месте, как напоминание о ритуале под кожей выступали очертания неровных деревянных палочек. Валь'джен, обрадовавшись концу мучений, поспешно занял свое прежнее место.
        Пять масок с гордостью смотрели на новичков, сумевших вступить в их братство. Ветки на каменном полу перестали тлеть, и легкий приятный ветерок принялся разбрасывать их сухие остатки, покуда у него это получалось.
        - Что ж, теперь настало время определиться, - раздался приглушенный голос из-под маски главного духа, - у каждого шамана есть два пути. Первый - это остаться на островах и посвятить жизнь храму и нашему народу. Второй - отправиться на материк и улучшать свое мастерство боевой и стихийной магии, прославляя этим наш клан и мастерство шаманов.
        - Ты, - повернулся к Храсу, находившийся рядом с ним тролль, - каков твой выбор, отвечай и не задумывайся!
        - На материк, - тут же вырвалось у молодого шамана, который моментально задумался, правильный ли он сделал выбор.
        - А какой путь избираешь ты? - спросила все та же маска, переведя взгляд на Валь'джена.
        - Я с ним! - выкрикнул тролль и сразу же прикусил язык.
        - Я так понимаю - второй путь, - усмехнулся спрашивавший.
        - Выбор сделан! Так как вы решили не оставаться на островах, то в нашем храме вас обоих больше ничего не задерживает. Самый быстрый и безопасный путь попасть с наших островов в мир цивилизации это отправиться на восточный остров. На северном пляже есть деревня, жители которой обмениваются с торговцами людей разными вещами. Там если сможете договориться с одним из чужаков, то он перевезет вас на своем корабле, - поведал троллям шаман, сидящий рядом с Валем.
        - Идите, вам предстоит нелегкий путь жизненных испытаний, по сравнению, с которыми ваш экзамен был всего лишь жалкой помехой перед тем, как стать одним из нас. Единственный совет - используйте разумно свои возможности и умения, - пожелал им сидящий по центру шаман. А после этого все пятеро поднялись на ноги и, простерши к небу свои худые красные руки, развеялись белым дымом.
        Свежеиспеченные шаманы, еще несколько минут пребывали в полной тишине, боясь даже легонько пошелохнуться. Кроме них, на круглой вершине больше никого не было. С эффектным уходом шаманов пропали и дотлевшие остатки веточек. Ветерок тоже перестал дуть.
        Тролли посмотрели друг на друга и одновременно поднялись с колен. Друзья молча двинулись вниз, осмотрительно ступая по каверзным ступеням. На спинах у молодых троллей на всю жизнь остались маленькие пятна ожогов, как напоминание о том, кем они являются.
        Спустившись на мягкую и теплую по сравнению с грубым камнем землю, парни взяли курс на восток. Когда они прошли уже хороший кусок и почти добрались до восточного пляжа, Валь не выдержал и спросил:
        - Ты их чувствуешь?
        - Да, слегка жгут. Да и если честно каждую секунду хочется вырвать.
        - Мне тоже, - тихо подтвердил желания друга Валь.
        Без помех, налегке перебравшись на соседний остров, мокрые тролли развалились на сухом песке, чтобы немного передохнуть. Моментально облипшие песчинками, которые сразу же принялись клеиться и лезть во все оголенные части тела. Отдышавшись, шаманы нырнули в воду и, смыв с себя назойливый песок, двинулись по пляжу, на север. Так они делали небольшой крюк, но ребята решили не идти через джунгли, чтобы лишний раз не тревожить лесных жителей.
        Идти по песку, усеянному острыми ломаными ракушками, были не самое приятное занятие, учитывая то, что тролли провели бессонную ночь в неутомимой гонке и сражениях с элементами. После ритуала к Храсу сразу же вернулись его магические силы. Валь тоже стал выглядеть лучше. Но спать все же сильно хотелось и первое, что решили сделать шаманы, придя в деревушку, это как следует выспаться.
        Так как брели они очень медленно, то только до вечера тролли смогли добраться к своей цели. В сумерках, почти засыпающие на ходу, они увидели маленькие желтые точки огоньков. Увидев деревеньку, ребята отбросили мысль лечь спать прямо на песке посреди пляжа. Желая побыстрее оказаться в мире сновидений, тролли бегом бросились к селению.
        Оказавшись почти у деревни, они смогли разглядеть ее более детальнее. На вид она практически не отличалась от их поселения, в котором они родились и все это время жили, только в нем, и дальше пляжа никуда не заходили. Так же, как и в родной деревеньке, хижины здесь тоже в основном были деревянными. Только со стороны пляжа были поставлены пару небольших шалашей, стенки которых были оббиты не традиционными кожами, а какими-то не понятными материалами. Пока парочка троллей добралась к поселению, большинство костерков, горевших возле входа в хижины или шалаши, были погашены, а их хозяева отправились в прекрасный мир снов. Тролли тихо двинулись меж деревянных домиков, чтоб не разбудить уснувших. Добравшись к центру поселка, они оказались у большого костра, вокруг которого собравшаяся молодежь слушала рассказы старого тролля.
        Храс громко кашлянул, от чего дедок прервал свой рассказ, а взоры всех его слушателей упали на ночных гостей:
        - Мы извиняемся, что помешали вам, но нам бы поспать где-то, а после мы уйдем на корабле торговцев.
        Ответа ни от кого не последовало. Но в глазах у собравшихся появился какой-то непонятный блеск. Если секунду назад, все смотрели на Храса и Валя с полным равнодушием, то теперь взгляды молодежи ясно говорили, что они страстно завидовали. Старец, кряхтя, подошел к гостям:
        - Здравствуйте, молодцы, - взгляд его упал на грудь одного, а потом и второго тролля, - я так понимаю, вы недавно стали шаманами. Меня зовут Сен'тал, я староста деревни. Вы сможете переночевать у меня в хижине.
        Сказав это, он подхватил под руки обоих, и потащил в конец деревни, со стороны джунглей. Оставшиеся у костра провожали удаляющуюся в темноте троицу заинтересованными взорами.
        - Здесь недалеко, вот почти пришли, - всю дорого до своего жилища старый тролль неумолимо что-то рассказывал или расспрашивал молодых шаманов, которые только и мечтали поспать в тишине.
        Оказавшись на окраине поселения, перед последним небольшим деревянным домиком, за которым начинались джунгли, старый тролль остановился:
        - Ну, кого ждем? Залазьте внутрь! - с этими словами он начал скоро заталкивать опешивших троллей внутрь своего небольшого обиталища.
        Внутри помещение было небольшим, но уютным и, что самое главное, здесь было тепло. Поначалу Храс и Валь удивились, когда поняли, что сидят не на голой земле, а на пушистом, мягком коврике круглой формы, украшенному вязью переплетенных между собой непонятных рисунков. Под потолком висела небольшая лампадка, в которой находилась горящая свеча. Тролли вспомнили, что жители деревни обмениваются с торговцами, причаливающими на своих больших судах к берегу. Правда, молодые тролли никогда не видели этих кораблей. О них, да и прочих удобствах, придуманных другими расами, они узнавали от своего учителя, который хорошо готовил своих учеников и поэтому удивить их чем-либо было трудновато.
        - Спать будете здесь, - провел розоватой ладонью по мягкому коврику Сен'тал. И немного подумав, добавил. - Завтра советую лишний раз в деревни не показываться, так как недавно из нашей деревни на испытание тоже отправилось пятеро учеников, но все погибли. Вот на вас наша молодежь и смотрела косо. Пришли вы вообще-то вовремя. Завтра прибудет корабль одного торговца и я договорюсь, чтоб он вас подбросил на своей шхуне.
        - Чем мы сможем отблагодарить вас за оказанную помощь? - почтительно спросил Храс.
        - Ничего не нужно, достаточно будет того, если вы послушаетесь меня и будете сидеть здесь до тех пор, пока я все не улажу и не явлюсь за вами, - сказав это, он вылез из хижины.
        Валь с тревогой посмотрел на друга:
        - Не нравится он мне. Странный какой-то, так сразу нас сюда затащил, как будто боялся, чтоб мы не увидели чего.
        - Не забивай себе голову. Хоть мы из разных селений и даже островов. Но мы один клан.
        Но все же на миг застыв, Храс повернулся к выходу и наложил на него сигнальный покров, если ночью к ним наведаются незваные гости, то они смогут спокойно встретить их. Оба тролля повернувшись спинами друг к другу уже через пару минут сопели, видя сладкие сновидения.

        Валь проснулся от доносящегося со всех сторон непонятного гомона. У него сложилось ощущение, что он спит прямо посреди какого-то сборища. Тролль протер закисшие глаза и, подвинувшись поближе к Храсу, схватил друга за плече, начал тормошить его. После нескольких минут упорной борьбы сна и тролля, победителем вышел Валь. Храс, повернувшись в сторону друга, недоуменно открыл глаза, видимо забыв, где он находится, и протяжно зевнул.
        - Давай просыпайся! Слышишь, что вокруг творится? Наверное, люди приплыли? Надо поспешить, а то могут и забыть о нас, - принялся приводить друга в чувства Валь.
        Но Храс не успел ему ничего ответить, так как в середину ворвался староста деревни. Старый тролль был очень чем-то возбужден и доволен:
        - Я смотрю, вы поспать любители. Уже полдень. Так что вставайте и идите на пляж. Там прибыл один купец, как я вчера уже говорил.
        - Вы сказали ему о нас? - спросил Храс.
        - Да, но он сам хочет с вами поговорить, - с этими словами старый тролль проворно выскочил из шалаша.
        Зевнув еще раз, Храс откинулся назад на мягкий ковер:
        - Еще минутку полежу.
        - Ну, уж нет! - Валь схватил друга за ноги и принялся тащить на улицу. Все протесты и угрозы на него никак не подействовали. Оказавшись вне теплого укрытия, Храс сдался:
        - Все, все! Я встаю! - и, встав на ноги, он принялся обтрушивать свое тело.
        Вокруг троллей творилось что-то невиданное. Если бы они хоть раз в своей жизни видели рынок, то подумали бы, что находятся сейчас именно там. Абсолютно все жители деревни, от мала до велика бегали туда-сюда, и во всю спорили с прибывшими людьми.
        Раньше молодым троллям ни разу не представлялось увидеть хотя бы одного представителя из всех других разумных рас. Но распознать, что перед ними были именно люди, они бы безошибочно смогли. Не потому, что они знали о прибытии людей, а потому, что их наставник разрешал иногда смотреть свои воспоминания, готовя своих учеников к настоящей жизни.
        На первый взгляд молодым шаманам люди понравились. Телом обе расы практически не отличались, правда, у людей на ногах и руках было гораздо больше пальцев. Да и кожа была другого, какого-то странного цвета. Но и она, так же, как и у троллей была разных оттенков, начиная светлым и заканчивая темно-коричневым или даже черным. Что касается лица, то вот тут можно было найти различий побольше, в отличие от тела. Даже самый длинный нос, который Валь сумел разыскать, был длиной почти вполовину его собственного. Уши были по сравнению, например, с ушами Храса, и вовсе маленькими. Форма их была круглая, что такими можно услышать? Губы почти у всех были розоватого цвета, только у темнокожих чужаков они были на манер кожи - черными. Остались еще глаза. Глаза тоже были разных форм: большие и круглые, узкие, раскосые, маленькие. Цветами они практически не отличались друг от друга. В центре каждого глаза находился кружок голубого, зеленого или карего цвета. А вокруг, весь глаз был белым. Как только не пытались молодые тролли найти хотя бы одного чужака с желтыми глазами, им это все равно не удалось и вскоре они
бросили наскучившее им занятие.
        И тут их внимание приковало одеяние моряков. В отличие от молодых шаманов, все люди поголовно были в штанах. У каждого на ногах красовались разного цвета сапоги или ботинки. Почти все были одеты в белые, коричневые, черные или полосатые рубахи. Некоторые были без них. Все как один были хоть чем-то, но вооружены. К поясам были приторочены ножны с разного вида мечами или топорами. У некоторых из-за кушака выглядывали непонятной конструкции трубки с небольшими рукоятями. Уши моряков почти у каждого были увенчаны серьгами. На пальцах красовались разных цветов и форм драгоценные камни, врезанные в золотые или серебряные обрамления. К своему удивлению, оба тролля успели обнаружить, что большинство троллей из деревни тоже носили людские одежки. У кого-то, штаны, у кого-то обувь, а кто-то и вовсе имел и то и другое, и рубаху достал.
        Некоторые уже примеряли пояса, а люди стоящие возле них, пересчитывали в руках маленькие жемчужины агатового и алмазного цветов, и довольно причмокивая, пересыпали их в небольшие мешочки, которые через секунду прятались в складках рубах или штанов. Тролли менялись, конечно же, не только жемчугом. Также люди интересовались красками, сделанными из сока лепестков разных цветов и растений, которые обильно росли в джунглях. Еще тролли отдавали оперения птиц и шкуры зверей, обитавших на островах. Сами же люди добывать все это не могли. Делали как-то несколько попыток, но после жестокого урока, который преподнесли им шаманы, желание у моряков соваться на территорию троллей отпало.
        Люди в свою очередь отдавали много более разнообразных вещей, помимо одежды. Многое из вещей, которые шли на обмен, тролли видели впервые и поэтому не могли дать им точного значения. Но вот идеально круглых форм посуду узнали сразу же. Также Валь приметил в нескольких скрученных рулонах, подстилки похожие на ту, на которой они спали ночью. Какие-то странные железки, еще что-то непонятное.
        Тут Валь'джену пришлось оторваться от своих наблюдений за людьми и троллями, которые, не переставая, спорили, набивая цену вещам, которые выдвигали на обмен. Храс крепко сжав его плечо, другой рукой указывал в сторону воды.
        А там действительно было, на что посмотреть. Сам берег был усеян маленькими деревянными корабликами, которые назывались шлюпками. А за ними, вдали от суши над водой возвышались две мачты шхуны. Паруса были убраны. Корабль стоял на якоре.
        - Неужели это и есть один из тех самых кораблей, о которых рассказывал учитель? - пораженным голосом спросил Валь.
        Храс же ничего, не ответив, просто кивнул головою с открытым ртом. Оба несколько минут, как завороженные смотрели, на деревянную конструкцию, которая плавно колыхалась на небольших волнах вдали от берега.
        - Как думаешь, он очень большой? - выйдя из ступора, спросил Храс.
        - Не знаю, но раз все эти люди с него, то видимо достаточно большой.
        Пока молодые шаманы заворожено наблюдали за кораблем вдали, то и не заметили, как сзади к ним кто-то подошел. От неожиданного возгласа за их спинами оба подскочили. Обернувшись, они увидели Сен'тала:
        - Я вижу, вы немного впечатлены увиденным. Ну, ничего, по-моему то, что творится на берегу - это цветочки. Самое интересное вас ждет в море.
        - Что с торговцем? - решил узнать, как обстоят их дела с переездом на материк, Храс.
        - Собственно говоря, я как раз и пришел за вами. Он хочет взглянуть на вас и сам с вами поговорить. Но можете не беспокоиться, я вас зарекомендовал, как отличных шаманов.
        Тролли недоверчиво переглянулись.
        - А что вы думали? Что вас просто так вот возьмут и переправят? Ха! Только не в этом мире! Ладно, пойдемте за мной, - продолжил, смеясь, старый тролль и двинулся в сторону воды.
        Шаманы поспешили за своим провожатым. За деревней шум и надрывавшие глотки голоса только усилились. Люди продолжали торговаться с троллями. А большинство тех, кто уже покончил с обменом, сидели, собравшись в небольшие кружки на песке, и что-то друг другу рассказывали, оживленно жестикулируя руками. Вторые же, просто развалившись на песчаном настиле, потягивали из бутылок неизвестные напитки, аромат которых резко бил по носу.
        Миновав последних людей, три тролля подошли к еще одной группе моряков, которые, собравшись вокруг деревянного стола, что-то подсчитывали и спорили. За ними еще четверо мускулистых верзилы, получая некие приказы, грузили подсчитанное добро в бочки и носили в шлюпки. Пока дошли, Валь насчитал семь лодок.
        Не успели тролли преодолеть еще пару последних шагов, как люди, словно почувствовали их своими спинами, абсолютно все замолчали и повернулись к ним.
        Пару человек, стоявших перед столом, разошлись в стороны. И теперь молодые тролли увидали единственного сидящего за столом человека. Это был бородатый толстяк, с красной от солнца, жирной кожей. Почти на каждом толстом пальце, красовалось кольцо таких же массивных размеров. Хозяин корабля был одет в простою моряцкую, белого цвета, рубаху, поверх которой была натянута на тело кожаная широкая перевязь со стальной пряжкой посередине. Из под ворота рубахи наружу выглядывали вьющиеся черные, густые волосы. Ноги были обуты в простые коричневые сапоги, а одеты в черного цвета, из легкой ткани, широкие штаны. Оба уха были украшены серьгами-кольцами. Красную, полированную лысину, которая превосходно отражала солнечные лучи, компенсировала, длиннющая кучерявая борода, в которую местами были вплетены, маленькие золотые побрякушки. Ноздри на большом круглом носе сильно раздувались. Хитрые, глубоко посаженые, маленькие глазки быстро обежали обоих шаманов:
        - Или мне кажется, - хитрым голосом, не спеша, проговорил он, вставая из-за стола, чтоб подойти ближе к троллям, - или они слишком молоды, чтоб быть опытными колдунами, - в глаза сразу же бросились золотистые зубы.
        - Да, они молоды! Но чтоб стать одним из шаманов, нужно пройти очень сложное и опасное испытание! Не то, что в этих людских академиях магии! - злобно сплюнул на песок Сен'тал.
        Купец еще раз внимательно посмотрел на парочку троллей. Обойдя их кругом, он вернулся за стол и молвил:
        - Ладно, я вас беру, но с одним условием! - сделав паузу, чтоб увидеть, как на это среагируют тролли, но так и ничего не увидев в лицах, изображавших полное равнодушие, продолжил, - если в море на нас нападут, вам придется помочь нам в обороне!
        - Нет проблем! - поспешно согласился Храс, пока хитрый человек не придумал еще что-то.
        - Тогда подождите немного, на берегу или в одной из шлюпок. Мы почти закончили, - и, забыв о пассажирах, люди снова склонились над столом.
        Тролли обернулись к Сен'талу, с мыслью поблагодарить за прием и ночлег. Но пока они обговаривали с купцом последние условия их пребывания на судне, старый тролль уже отошел на приличную дистанцию.
        Парни молча пожали плечами и двинулись к ближайшей шлюпке, не заполненной пузатыми бочками. Через несколько минут люди вокруг стола начали сворачиваться и звать остальных. К удивлению пассажиров все моряки без лишнего ропота моментально повиновались приказу и слаженно отчалили от берега. Морскую воду начали разбрызгивать синхронные взмахи множества весел. С берега моряков провожали молчаливыми взглядами тролли.
        Когда, наконец доплыли к кораблю, тролли поняли насколько он большой. С палубы к шлюпкам бросили канаты, и моряки один за другим начали лезть наверх, отталкиваясь ногами от корпуса.
        Забравшись на палубу корабля, троллей встретил сам хозяин:
        - Добро пожаловать на борт "Ската"!


        Глава 8. По горячим следам


        Пробудившись от нагнанного магией сна, Крускор сразу же рывком поднялся с каменного пола. Видимо весь остаток ночи он в беспамятстве провел здесь. Воин сразу же хотел пуститься в погоню за ворами и убийцами, но жрецы храма не одобрили его замысел. Они назвали это эмоциональным порывом и набросили заклинание сна. Теперь он был остывшим и понимал, что жрецы поступили правильно. Тролль чувствовал себя свежим и отдохнувшим. Наверное, сон был не совсем простым.
        Оглянувшись, он понял, что находится в маленькой темной комнатушке. В непроглядном мраке тролль не мог ничего разглядеть даже на расстоянии вытянутой руки. То, что комната, в которой он созерцал приятные и жизнерадостные сны, была маленькой, подсказало чутье, кое свойственно всем святым воинам. Выход находился справа. Крускор начал осторожными шажками подбираться к стене. Пару раз, слегка споткнувшись и чуть не поцеловав холодный пол, тролль все же добрался к стене, у которой, как подсказывала ему интуиция, находился выход наружу.
        Опершись на шершавые камни, воин мысленно потянулся к жрецам. Но никто не ответил ему. Крускор не покидал попыток и с каждым разом старался все сильнее. После десятого или одиннадцатого раза у него уже сильно болела голова. Тело беспощадно истекало потоками холодного пота. Он в бешенстве начал кричать, призывая возможных часовых. Но и тут тролля ждала неудача. Ответом на его громкие крики снова служило полное молчание. В конце концов, окончательно выйдя из равновесия, священный воин принялся кулаками крушить стену. Разбитые и кровоточащие костяшки пальцев, которые раз за разом проламывали дыру в стене, совершенно не болели и не останавливали взбешенного тролля. Напротив, чем сильнее он чувствовал боль, тем мощнее он наносил удары. Каменное крошево летело во все стороны. Когда Крускор с ног до головы покрылся серой пылью, после очередного удара в преграде появился маленький просвет. Небольшой успех придал еще больше сил, чем боль и, решив не делать задуманную передышку, воин принял позицию поудобнее и методично, но уже без бешенства принялся превращать вымощенную стену в маленькое крошево. С каждым
усилием, сопровождаемым неимоверной болью, от которой любое живое существо уже пару раз точно бы потеряло сознание, проем в стене увеличивался.
        Когда троллю показалось, что он сможет протиснуться, он остановился и стал на колени перед неровным, выдолбленным окошком. Увидев знакомый коридор, воин обрадовался, что не ошибся. Немного передохнув, Крускор просунул в прореху сперва, одну ногу, а потом и вторую. Все-таки немного не рассчитал - пальцы еле касались гладкого пола. Не унывая, воин схватился за края дыры и принялся осторожно просовывать сквозь стену свое многострадальное тело. Процесс проникновения в коридор проходил медленно, так как тролль боялся получить даже маленькую царапину, в случае которой его мог настигнуть новый припадок бешенства, а разносить пирамиду ему совсем не хотелось. Да и жрецы наверняка бы не одобрили. Предшественник Крускора был "усыплен" после очередной вспышки ярости, под действием которой он не справился с собой и чуть не разнес и не поубивал весь клан. Тяжело тогда пришлось служителям, если б не покойный нынче Ран'джур, так и вовсе бы похоронил всех буйный воин.
        Оказавшись снаружи, за стенами своей временной темницы, и не получив ни одной царапины, кроме разбитых кулаков, Крускор облегченно вздохнул и опустился на пол. Закрыв глаза, он решил слегка передохнуть и двинуться в путь, но только после того, как отыщет свое почти незаменимое оружие - копье, которое вручили ему в тот памятный день, когда вместо встречи с духами, рана на шее затянулась и молодой тролль стал священным воином.
        Как только воин закрыл глаза и расслабленно запрокинул голову назад, опершись на локти, вокруг него послышались громкие хаотичные хлопки. Не ожидая ничего подобного, тролль все же решил удивляться позже и, вскочив на ноги, принял боевую стойку. Но увидев, кто находится перед ним, сразу опустил окровавленные, но успевшие затянуться свежей кожицей руки.
        Четверо жрецов перестали хлопать и торжественно смотрели на священного воина. Один из них вышел вперед и обратился к Крускору:
        - Дитя мое, ведомо ли тебе, каково истинное призвание подобных тебе?
        Ответом было озадаченное молчание.
        Но облаченный в белую робу жрец нисколько не смутился и продолжил:
        - Таких, как ты практически невозможно убить. Даже если тебе отрубить голову, твое тело все равно останется очень опасным для врагов.
        - Я это знаю. К чему вы клоните?
        - А клоню я к тому, что согласно древним преданиям, в клане всегда должен быть один священный воин, который в случае кражи реликвии только он будет в силах вернуть ее своему народу.
        - Вы сказали народу? Разве Сердце не принадлежит нашему клану? - удивленно спросил тролль.
        - Раньше все тролли были одним народом и никаких дурацких кланов не существовало, - усмехнулся старец.
        Тут вперед выступил еще один жрец:
        - Твои возможности превзошли все наши ожидания. И ты удачно справился с небольшой проверкой. Так как мы слегка были напуганы твоим ночным благородным порывом и поэтому вынуждены были перейти к некоторым мерам.
        Тролль понимающе кивнул.
        - Да и кстати, - снова проговорил первый жрец, - обернись.
        Обернувшись, тролль увидел опертое рядом с дырой на стену копье. Не веря своим глазам, он схватил любимое и единственное детище и принялся внимательно ощупывать. Убедившись, что это не обман, воин повернулся к терпеливо ждавшим старейшинам клана.
        - Что ж, теперь ты полностью готов! - торжественно проговорил второй жрец.

        Воздух между елей со свистом рассекался, спеша скрыться от стремительно несущегося тролля. Послушав еще немного наставления старших, Крускор бросился в погоню. Он не пользовался знаниями охотников или следопытов, не пытался отыскать следы, даже не пытался унюхать что-то. Воин поддавался только своим ощущениям. Время от времени он останавливался, выбирая новый маршрут и бежал дальше. Голые ноги каждую секунду царапались об острые иголки маленьких хвойных деревцев, которые тролль, не замечая на своем пути, сметал, как таран. Напуганные звери и птицы, пытались убраться как можно дальше от бегущего, через их спокойное обиталище урагана в виде священного воина.
        Неутомимый тролль все же спустя несколько часов начал понемногу уставать. Воин убавил шаг и принялся бежать легкой трусцой, внимательно смотря по сторонам, ища место, где можно было бы немного передохнуть. Примерно часа через полтора-два взгляду тролля попалась небольшая рощица, в которую он и забрался. Крускор кое-как примял ветки, густо покрытые хвоей, которые назойливо пытались залезть в глаза. Устроившись поудобнее, он решил немного полежать с закрытыми глазами и подумать над своей дальнейшей дорогой. Да и поесть что-то не мешало бы.
        Пока тролль канул в размышления, он и не заметил, как через пару минут уже мирно сопел. Но, обладая чутким слухом, сквозь сон Крускор что-то услышал и моментально открыл глаза. Затаив дыхание, он внимательно прислушивался. Под одним из растений слева от него возился кто-то маленький. Видимо, какой-то зверек, устроил себе здесь норку. Немного пригнув голову к земле, троллю удалось рассмотреть деловито копошащегося в земле грызуна, неизвестной для воина породы. Троллю, похоже, повезло с обедом. Зверек был настолько занят, что попросту не заметил случайного гостя, так как в ином случае он бы и на километр не подошел бы к огромному существу.
        Крускор осторожно вытянул руку и бесшумно перевернулся на живот. Опершись на колени, он начал понемногу красться к своей мохнатой добыче. На секунду тролль замер, так как до чуткого слуха зверька донесся подозрительный звук и он, подняв голову, начал смотреть по сторонам. К счастью воина назад он не повернулся. Подобравшись еще ближе, тролль протянул руку уже почти готовый схватить зубастого, но вдруг над головой, высоко в небе раздался громкий свист. Это вышел на охоту ястреб. В туже секунду зверек, учуяв все-таки опасность, молниеносно пригнул вперед и, скрывшись за стеблем одного из растений, спрятался в узкой норе.
        Преследовать шустрого зверька было напрасным делом. И тролль огорченно сжал в своем кулаке воздух. Голод взял свое, Крускор пришел в ярость оттого, что упустил свой обед.
        Схватив копье, воин рывком выскочил из рощи, и всадил оружие в ближайшее дерево. Под мощным ударов врезавшегося в ствол копья, дерево жалобно затрещало. Крускор хотел было вырвать оружие и повторить удар, но схватившись за древко, он закрыл глаза и попытался кое-как обуздать гнев. Через пару секунд лицо снова приняло свой безмятежный облик. С каждым разом троллю удавалось все быстрее приходить в себя.
        Освободив ни в чем не повинное деревцо от копья, тролль решил продолжить свой путь. Чувство подсказывало ему, что Сердце не приблизилось, но и расстояние между ними тоже не увеличилось. Наверное, воры остановились где-то передохнуть или их задержали неизвестные воину обстоятельства.
        Пока Крускор шел ровным шагом в хвойном лесу, ноги его успели порядком замерзнуть. Ведь все это время он топтали белый снежный покров. Всегда серое небо не предвещало ни дождя, не снега. Через пару часов живот снова напомнил о себе и принялся недовольно ворчать. Вдруг, тролль услышал интересный звук, раздавшийся недалеко с восточной от него стороны. Решив немного отдалиться от поставленного маршрута, путник свернул за одним из деревьев и уже через пару десятков шагов наткнулся на прозрачно-чистый лесной ручеек. Обрадовавшись, что хоть на немного получится заткнуть живот, тролль опустился на колени перед тоненькой ниточкой водицы. Положив рядом незаменимое копье, он окунул лицо в холодную ободряющую воду. Потом, сделав глоток, и посмаковав ее, он решил попить еще немного. Сделав несколько больших глотков, но все еще не утолив жажду, тролль опускался для очередного, как вдруг в нескольких шагах от него кто-то предупредительно зарычал.
        Чуть не поперхнувшись, воин медленно поднял голову. В двух шагах от него, злобно рыча, к прыжку готовился волк. Боковым зрением, тролль отметил еще двоих справа и одного слева от себя. Звери были готовы по первому же зову вожака ринуться в атаку. Как и тролль, волки были очень голодны. Левой рукой Крускор начал нащупывать лежащие рядом копье, что не ускользнуло от острого глаза хищника и зверь сделал прыжок. Остальные волки, оказывается, еще один был за спиной у тролля, как по команде метнулись к воину.
        Поняв, что единственный козырь это скорость, тролль, не мешкая, подобрал копье и, сразу же упав на левую сторону, насадил на него первого волка. Перевернувшись на спину и даже не пытаясь подняться, он сделал круговой мах своим длинным оружием и оставшимся четверым охотникам пришлось затормозить и отскочить немного назад. Тролль рывком подпрыгнул с земли и, оказавшись на ногах, сам бросился в атаку. Дернулся было к одному, но с мыслью обмануть тупых и голодных зверюг, Крускор поменял перед самой атакой направление тела и, прыгнув в противоположную сторону, атаковал волка, который заходил сзади. Не ожидавший такого хитрого поворота событий, волк взвизгнул и, проткнутый насквозь в области грудной клетки, повис на древке копья. На помощь к умирающему родственнику подоспели остальные. Изголодавшиеся звери с пенящимися от бешенства пастями дружно набросились на тролля. Одна тварь вцепилась в ногу, вторая, запрыгнув на обернувшегося воина спереди, вцепилась в плечо. Третий же волк ухватился мощной челюстью за правую руку. Вот с него то и начал тролль. Раскрутившись на месте, он сильно швырнул серого в
ствол ближайшего дерева. Пока незадачливый волк совершал свой недолгий полет, тролль схватил забравшегося на него зверя и с легкостью свернул тому шею. Остался еще один. Врезав несколько раз кулаком по голове, Крускор схватил хищника за шкуру, и сорвал ее. Такую боль зверю все же не удалось стерпеть. Кровь фонтанами била во все стороны, со спины. Волк мучился недолго - тролль огрел его еще раз и, поставив ногу на шею, задушил. Потом, высвободив свое оружие из мертвого тела одного из убитых зверей, священный воин подошел к последнему волку, который, жалобно скуля, валялся у елки, в которую угодил. Не испытывая абсолютно никакой жалости, воин скупым, точным движением отправил мучавшееся животное в небытие.
        Крускор опустил копье и перевел дух. Раны на плече, руке и ноги уже успели затянуться. Единственное, что осталось от них - это запачканная кровью кожа. Воин во второй раз наклонился над ручейком, сделал пару небольших глотков освежающей водицы и принялся смывать с кожи высохшую кровь.
        Умывшись, мокрый тролль оставил копье на земле и, перепрыгнув через маленькую лесную речушку, поднял с земли бездыханное тело волка, который попрощался со своей голодной жизнью первым. Вернувшись назад, к облюбованному месту, Крускор уселся возле копья. Впервые за день воину показалось, что на этот раз живот его бурлит, не жалуясь на свою тяжкую судьбу, а торжественно предвкушая мясной пир.
        Хорошенько наевшись сырого волчьего мяса, тролль распластался у реки и закрыл глаза. Слегка округлевшее брюхо довольно молчало и не тревожило его. Углубившись сознанием в свои чувства, он почувствовал, что связь между ним и артефактом немного ослабела. Это значило, что надо поспешить, а то и вовсе можно потерять след, и тогда никакого смысла в существование Крускора не будет. Полежав еще с минуту, тролль встал, поднял с земли копье и легкой трусцой побежал на юг.
        С каждой минутой скорость бега воина значительно ускорялась. После двух часов несущийся во весь опор тролль, даже и не заметил, что окружающая среда начало понемногу меняться. Меж хвойных деревьев, начали появляться одинокие лиственники. Снега на земле и вовсе не наблюдалось. Да и вообще стало как-то теплее. С безостановочно бегущего тролля по всему телу струился пот, запах которого понравился бы, наверное, не каждому.
        Крускор так проникся свое погоней, что только через час заметил, что он пересек условную границу территории своего клана и королевства людей Саруны.
        Остановившись, он оглянулся вокруг себя. Небо потихоньку заволакивалось густыми серыми облаками. Для тролля оно было непривычного синего цвета. Хвойный лес остался далеко позади. Воин находился на пологом склоне, с редко растущими вокруг лиственными деревьями, названия которых он совершенно не знал. Ноги его топтали темно-зеленую густую траву.
        Взбежав на вершину холма, тролль устремил свой зоркий взгляд на юг. На несколько секунд он даже залюбовался бескрайними зелеными холмами, которые в изобилии наполняли эти земли. Тут внимание Крускора, привлекла совершенно не вписывающаяся в эту прекрасную картину маленькая деталь.
        Хмыкнув, неутомимый боец побежал прямиком туда, подозревая, что наткнулся на самое северное поселение людей. Подбежав на несколько полетов стрелы ближе, тролль понял, что не ошибся.
        В долине, между двумя холмиками, раскинула свои скромные владения небольшая деревушка. Подбежав еще ближе, тролль четче смог разглядеть первые одноэтажные деревянные домики, из чьих дымоходов клубился, уходя далеко в безграничное небесное пространство густой серый дым. Зато, в редких, раскиданных перед селом кустах, Крускор кожей почувствовал часовых.
        Тролль, спокойно миновав засевших сторожей, которые и виду не подали о своем существовании и пропустили одинокого странника. Оказавшись на узкой улочке, воин ровным шагом двигался к центру селения. Пройдя мимо еще пары жалких домишек, тролль подметил боковым зрением еще несколько вооруженных самострелами людей, которые в свою очередь пропустили его дальше.
        Перехватив поудобней копье и ожидая вероятной атаки с любой стороны, Крускор убавил шаг, но двигаться в глубь деревни не перестал. Когда он мирно миновал еще несколько проулков, в которых находились плохо замаскированные вояки, позднего гостя, наконец, встретили.
        Дорогу троллю преградили трое всадников, на боевых лошадях. Сразу же, как по чьему-то приказу, по бокам и со спины повыскакивали замеченные ранее люди и навели на тролля взведенные самострелы. Крускор сразу же подметил, что наконечники стрел измазаны чем-то зеленым, явно не краской.
        Один из всадников, выехав вперед, спешился. Оставив позади себя закованного в броню великолепного жеребца, человек подошел к троллю. Немного подумав, Крускор воткнул копье острием в землю, что означало его нежелание драться. Возможный противник развел в сторону одетые в кожаные рукавицы руки, в свою очередь, показывая тоже самое.
        Настало минутное молчание, во время которого тролль и человек внимательно рассматривали друг друга.
        Перед рыцарем стоял высокого роста, мускулистый тролль. Его кожа была темно-синего цвета. Ноги, руки, торс и даже лицо лесного дикаря были укрыты многими непонятными рисунками. Кроме набедренной повязки, на теле больше ничего не было. Человек удивился, что отсутствие обуви совершенно не беспокоит лесного жителя, учитывая, что почти вся земля на севере укрыта толстым слоем снега. Слева от тролля было вбито в землю внушительного вида копье. Не найдя больше никакого оружия, человеку сразу стало интересно, насколько мастерски тролль управляется со своим оружием. Взгляд скользнул вверх, рассматривая лицо. В принципе, как и у всех троллей, очень длинный нос, черные тонкие губы, из-под верхней челюсти вверх смотрят два небольших клыка, хищные глаза желтого цвета, оба длинных уха пробиты на мочках, с которых свисают два золотых кольца. На голове красовался красного цвета ирокез, по бокам которого располагались две татуировки.
        Крускор тоже не терял зря времени и занимался тем же, что стоящий против него человек. Солдат, а то, что это был именно он, у священного воина не было никаких сомнений, был немного ниже него, но гораздо шире в плечах. Голова была укрыта под идеальной формой круглого шлема. Тело солдата защищала кираса, под которой угадывалась кольчужная рубашка. На мощных руках были надеты толстые широкие браслеты. На ногах красовались простые черные штаны, под которыми виднелись очертания наголенников. Из-за голенищ сапог выглядывали рукояти кинжалов. Из оружия тролль также отметил огромный фламберг, который остался приторочен к седлу коня. Человек снял шлем и подошел еще ближе. Теперь тролль смог разглядеть его лицо полностью. Большой прямой нос, круглые карие глаза, совсем не свойственны, как для северянина, но кожа все-таки была снежно белой, густые светлые брови, высокий лоб. Щеки скрывались под недельной давности рыжей щетиной.
        Первым заговорил именно человек:
        - В чем нуждается уважаемый тролль, что так далеко забрел от своих земель?
        - А разве я нахожусь на одном из пограничных постов, которых не существует на границе между землями моего клана и вашего королевства? - вопросом ответил Крускор, и скрестил на груди руки.
        - Да, вы правы, но как вы могли заметить все жители деревни сидят по домам, а по их селению рыскают вооруженные солдаты...
        - Меня это совершенно не беспокоит, - отрезал тролль.
        - Тогда что вы здесь забыли?
        - Я ищу некую группу людей, которые мне кое-что задолжали, и пока я стою здесь и трачу драгоценное время на разговоры, они уходят, - с этими словами тролль схватил копье и хотел пройти, но солдат остановил его.
        - Я знаю, кто вам нужен. Мои люди засекли пару часов назад четверых бегущих во весь опор на юг странников. И судя потому, как они были одеты, я смею предполагать, что это были мертвецы, - многозначительно посмотрел на тролля он.
        - Тогда мне не нужно объяснять, что я спешу.
        - Гарпии! - послышалось где-то вдали, и все люди стоящие вокруг, тролля бросились в ту сторону, откуда пришел Крускор.
        Человек приказал всадникам идти на помощь, а сам повернулся к троллю:
        - Послушай, помоги нам! У нас каждый человек на счету! Если не отобьем эту атаку, то летающие бестии выпотрошат всех жителей! За мертвыми тебе, да и некому из живых все равно не угнаться. Если поможешь, дам коня и людей, которые смогут провести тебя краткими путями прямиком к южной границе! - пылко говорил человек.
        Подумав с минуту, тролль решил согласиться:
        - Договорились! - повернувшись спиной к солдату, тролль устремился на подмогу к отстреливающимся людям.
        Ланд, так звали сержанта, с интересом посмотрел в спину тролля. Он не ожидал, что того получится так просто уговорить. Хмыкнув, он запрыгнул на верного жеребца и, подняв одной рукой тяжелый меч, бросился в ту же строну, что и тролль.
        Человек на коне, конечно же, обогнал тролля и врезался в нескольких первых гарпий. Еще двое всадников рубились по бокам от него, держа в руках по палашу и круглому щиту. Остальные же просто отстреливали летающих противников и в рукопашную переходили только в крайнем случае. Тролль успел заметить, что гарпии ловко уклонялись от летящих со всех сторон стрел и, пытаясь поднимать в воздух людей, разрывали их своими огромными когтями. Всего их насчитывалось не больше сорока.
        Изучив ситуацию, Крускор решил помочь сперва рубящейся троице всадников. Сделав глубокий вдох-выдох, тролль рванул к ним. Набрав отличную скорость, перед лошадью тролль взмыл в воздух и, оказавшись над крупом гнедой кобылы, на этот раз оттолкнулся одной ногой от ее спины, взлетая еще выше.
        Пролетев мимо двух оцепеневших от неожиданности гарпии, которых сразу же порубил человек, Крускор выбросил вперед руку с копьем и насадил на него сразу двух пернатых девушек. Воздух пронзил дикий крик боли, на который обратили внимание почти все. Приземлившись немного впереди всадников, тролль освободил копье от первых поверженных врагов, швырнув их тела в других гарпий.
        Оставшихся три десятка женщин-птиц, дружно издали пронзительный крик, и кинулись в новую атаку, сражаясь с удвоенной яростью и ловкостью. Количество поднятых и разорванных в воздухе стрелков упорно росло.
        На тролля насели одновременно около десяти тварей. Стоя на месте он с сумасшедшей скоростью крутил свое страшное оружие, которого вообще не было видно. Руки тролля словно размылись от бешеной скорости. Позади него конники справились со своими оппонентами и, спешившись, бросились на помощь товарищам.
        С помощью солдат люди все же справились с врагами, и теперь все без исключения следили, как примерно десять гарпий метались вокруг страшного смертоносного смерча, от которого во все стороны летели перья и кровь летучих тварей.
        Ланд и его соратники с ужасом наблюдали, как быстро крутящаяся мельница пожирает одну цель за другой, совершенно не теряя скорости, даже, наоборот, с каждой секундой ускоряясь.
        Как только на землю упала последнее, разрезанное напополам тело, тролль сделал еще пару красивых круговых движений и остановил полностью окровавленное копье. Весь залитый вражьей кровью, он напоминал какого-то демона войны.
        Неспешным шагом и с совершенно спокойным и ровным дыханием он подошел к молчащим людям, которые даже опасливо посторонились, опасаясь, что кровожадному троллю мало.
        - Ну, что насчет нашего уговора? Я свою часть выполнил, - невозмутимо проговорил окровавленный воин, словно убивать по несколько десятков живых созданий на день для него обыденное дело.
        - Скех, - обратился к стоящему рядом воину Ланд, - найдите лучшего коня. И уже к троллю, - давайте пройдем в центр деревни, там у нас небольшая штаб-квартира. Заодно и подберу вам проводника.
        - Сержант, - обратился один из стрелков.
        - Ах да, скажите жителям, что с их проблемами покончено, и пусть сожгут тела, а мы через три часа выдвигаемся назад, так что собирайтесь, - отдал распоряжения человек и, взяв под уздцы коня, показал Крускору следовать за ним.
        Тролль поспешно протискивался между стрелками и только сейчас заметил, что на них всех надеты зеленые плащи. Вслед за троллем держа за повод своего коня, шел последний всадник.
        Пропихнувшись, наконец, сквозь зеленую толпу, тролль и двое людей двинулись вглубь поселка, по все той же узкой улочке, на которой состоялся их первый разговор. Миновали около десятка покосившихся, а местами и с прогнившими стенами, домиков, из окон которых начали понемногу выглядывать напуганные лица простых людей. Некоторые даже осмелились и, выйдя на улицу, пошли смотреть на останки мертвых тварей.
        Свернув за очередной невзрачной хижиной, Ланд вошел в первый же дворик. Тролль и еще один человек тоже вошли внутрь. Дворик был хоть и маленьким, но достаточно уютным. Земля была укрыта мягкой зеленой травкой, которая нежно обволакивала босые ноги Крускора. Кроме круглого, выложенного серыми булыжниками колодца в нем больше ничего не было. У стены дома стояла сколоченная лавка.
        Пока Ланд скрылся внутри домика, а его товарищ пошел набирать воду для лошадей, тролль уселся на лавку, которая сейчас же принялась предупреждающе поскрипывать. Воин решил не искушать судьбу, и чтоб не оказаться в смешном положении, отодвинулся на край лавочки.
        Через минуту из двери, держа в руках среднего размера бочонок, выскочил бородатый худой мужчина. Перепрыгнув через три ступени, которые отделяли его от земли, он метнулся к освободившемуся колодцу и начал набирать ведра воды, которые выливал в бочонок. После нескольких энергичных поднятий ведра бочка наполнилась, и мужичок повернулся к троллю:
        - Ей, ты, на лавке! Да, ты! Чего расселся? Иди, смывай кровь, - крикнул он и поспешил к позвавшему его всаднику.
        Тролль поднялся с лавки, и пошел к колодцу. Вода была чистая и прохладная. Крускор любил воду. Окатив себя водицей, он быстро оттер тело от кровавых пятен оставленных летающими тварями. Не забыл тролль и о своем оружие, древко и острие которого тоже тщательно вытер от засохшей бордовой крови.
        Пока он был занят мытьем, то и не заметил, как лошади со двора исчезли, а вместо них возле дверей в жилище стоял Скех, держа за поводья отличного гнедого жеребца. Хозяина двора и еще одного военного не было.
        - Пойдем в дом, тролль, - позвал человек и скрылся за скрипучей дверью. Тролль поспешил зайти следом за ним.
        Он оказался в небольшой темной комнатке с низким потолком. Как только, Крускор вошел внутрь, его ноздри начал безжалостно дразнить аромат жареного мяса. В центре комнаты стоял стол, за которым уже уселись три человека. Напротив Ланда стоял пустой стул, на который и приземлился тролль, воткнув рядом с собой копье в пол. Конечно же, это не очень понравилось хозяину дома, но он благоразумно промолчав, зная, кто именно спас их деревню.
        У себя в тарелке тролль обнаружил кусок куриной грудинки с жареными овощами. Рядом стояла кружка с какой-то жидкостью, напоминавшей воду, только очень неприятного запаха. Ели в полном молчание, которое изредка нарушалось отрыжкой одного из военных.
        - Итак, - развалился в своем стуле Ланд, - как ты уже успел услышать, меня зовут Ланд, Скеха, думаю, ты тоже уже отличаешь, а это Баруг, - указал он рукой на последнего.
        - А меня зовут Крускор, - кивнув, ответил тролль и продолжил, - коня я уже видел, а кто будет моим проводником?
        - Я, - впервые священный воин услышал стальной голос сидящего слева от него Баруга. Крепкого сложения седоусый вояка невозмутимо потягивал пенистое пивко. Он был облачен в такие же одежды и доспехи, как и Ланд со Скехом. Голова была укрыта длинными волосами, спадающими до плеч. Допив пиво, пронзительный взгляд серых глаз устремился в Крускора:
        - Ну, что, поехали ловить твоих должников, что ли, - встал он из-за стола, вытирая промокшие от пива усы.
        - Погоди, - остановил его, вставая из-за стола Ланд и, позвав тролля за собой, двинулся к дальней стенке, у которой размещалась длинная лавка.
        Подойдя, Крускор обнаружил целый гардероб одежды и доспехов: две кольчуги, несколько пар штанов, кожаных и из ткани, три пары сапог, льняные рубахи и кожаные безрукавки.
        - Ты бы приоделся, а то наши люди не привыкли к такому, - человек скептически посмотрел на скудное одеяние тролля, - а мы пока снаружи подождем. И не дав троллю ничего ответить, все трое покинули дом, не забыв затворить за собой дверь.
        Пересмотрев вещи, тролль быстро стащил с себя успевшую сильно запачкаться грязью и кровью набедренную повязку. Его выбор пал на кожаную безрукавку, которая пришлась как раз на него и кожаные коричневые поножи. Выбрав из трех пар сапог ту, которая жала меньше всех, он в принципе остался доволен своей новой одеждой. Взяв у стола копье, он вышел во двор.
        Его проводник, Баруг, уже сидел верхом на своем боевом коне. Тролль в свою очередь, ловко, не пользуясь стременами, запрыгнул в седло.
        - Что ж, спасибо за помощь, воин! - попрощался с ним Ланд.
        - И вам не хворать, - усмехнулся тролль и направил коня на улицу, смешно подпрыгивая, но все же крепко удерживаясь в седле. Ехавшего позади него Баруга это сильно забавляло, но так как он уже видел, на что способен Крускор, то смеялся тихо.
        Выехав из деревни, всадники двинулись на юг.
        - Нам нужно поспешить! - сказал тролль едущему рядом человеку, - я чувствую, что дистанция прилично увеличилась.
        - Я как понимаю, ты новичок в конном деле.
        - Впервые сижу на коне, - сухо подтвердил Круск.
        - Что ж, тогда пригнись к спине, крепко схватись за седло и сильно стукни в бока пятками. - Примерно, вот так! - воин с силой пришпорил коня в бока и прильнул к загривку. Дико заржав, жеребец стрелой помчался вдаль.
        Тролль выполнил с точностью все инструкции и дал пятками. Конь встал на дыбы, чуть не вышвырнув из седла седока, но тот чудом смог удержаться, и рванул за человеком.
        Так, во весь опор они неслись около двух часов. Небо успело окраситься в непроглядный темно-синий цвет. Из-за серых туч, с каждой секундой все смелее выступала луна - покровительница эльфов. В лицо несшимся всадникам был холодный остужающий ветер, словно не хотел пускать их на юг. Пейзаж вокруг скачущих путников практически не менялся. Все те же зеленые холмы, одинокие редкие деревья или кусты.
        Выехав на очередной холм, Баруг осадил запыхавшегося коня. Подъехавший сзади тролль дышал не легче, чем его конь. Наверное, впервые в жизни он чувствовал себя таким усталым. Проверив, надежно ли приспособлено к седлу копье, а делал он это чуть ли не каждых несколько минут, что порядком надоедало человеку, тролль подъехал к нему поближе.
        С вершины соседнего холма, на путников смотрели толстые высокие стены и башни столицы королевства Саруны - Терег.
        - Ну, что там подсказывают твои чувства? В столице гостить будем? - скептично осведомился человек.
        Тролль бросил на него испепеляющий взгляд, но промолчал и закрыл глаза. Открыв их через пару минут, молвил:
        - Они были в городе, но судя по дистанции разделяющей нас, хоть мы и прилично скоротили ее, ребята уже пару часов, как покинули его.
        Солдат разочарованно вздохнул:
        - Эх, я бы сейчас пивка попил бы, да с девочками погулял бы, - мечтательно протянул он, по дурацки улыбаясь при этом.
        Крускор злобно смотрел на человека:
        - Потом о бабах думать будешь!
        - Да не злись ты, понял я все! Короче так, возьмем немного западнее и обогнем город. Надо бы, чтоб жеребчики наши слегка отдохнули, а не то загоним их, а на своих двух точно не справимся.
        Тролль понимающе кивнул, и оба всадника неспешно начали спускаться вниз по холму, забирая западнее города, мимо его мощных стен, на верху которых, между зубцами мелькали фигуры слонявшихся взад-вперед стражников.


        Глава 9. Старые друзья


        Даже хорошая погода и веселая болтовня Крезла никак не могли изменить в лучшую сторону хмурое выражение лица Дазла. Обозленный на всех тролль со вчерашнего дня не проронил ни слова. Молча выслушав с утра все наставления Эморака, он обошелся скупым кивком и почти немедленно отправился в дорогу. Молодого тролля отправили сопровождать охотника до линии западного побережья. Так как ученик верховного жреца был родом из того самого селения, откуда Дазл должен был пересечь Костлявую протоку, то ему нужно было договориться с жителями о переправе.
        К полудню, благодаря быстрому темпу, тролли добрались к намеченной цели. Отправив Дазла ждать у воды, нынешний ученик старого жреца пошел повидаться с родичами, а заодно договорить о плавучем транспорте.
        Присев над мокрым песком, охотник принялся выводить на песке разные непонятные символы, которые пытались смыть приливающие пенистые волны. Бетайя выбралась из сумки тролля, распластавшись на песочных дюнах, грелась на солнышке, смотря в морскую даль рубиновыми глазами. Забывшись, плохое настроение тролля улетучилось, как по мановению чьей-то руки.
        Примерно через час приятные мысли оборвали приближающиеся голоса. Встав на ноги, Дазл потянулся и повернулся в сторону деревни. К нему шли трое: два крепких молодых тролля несли в руках длинную деревянную лодочку - каноэ, рядом с ними, оживленно жестикулируя руками, ни на секунду не замыкался рот Крезла.
        Почувствовав приближение живых существ, змея оставила приятное занятие и, скользя по ногам тролля, забралась в свое импровизированное логово.
        Оказавшись возле Дазла, его спутник замолчал. Поселенцы все так же молча поставили каноэ, поклонились охотнику и поспешили убраться восвояси.
        Крезл подошел к деревянному плавсредству и, нагнувшись, достал двухстороннее весло:
        - Смотри, какая удобная вещь, таким грести будет намного легче, чем односторонним.
        Тролль скептически хмыкнул в ответ и отвернулся.
        - А на что ты рассчитывал, что тебе сейчас корабль сколотят. Радуйся, что вообще вызвался помочь, а то пришлось бы тебе вплавь добираться, - взорвался провожатый охотника.
        - Эй, малыш, расслабься, все в норме, со мной они бы вообще не разговаривали.
        Разгоряченный тролль немного поутих, но все же продолжал браниться себе под нос.
        Спустив на воду каноэ, Дазл ловко запрыгнул внутрь. Сняв сумку и уложив на дно лодки лук со стрелами, повернулся к Крезлу:
        - Весло давай, не руками же грести!
        Молодой тролль бросил уже успевшему слегка отдалиться от берега троллю деревянное весло. Бросок получился метким - прямо в руки. Свободной рукой охотник махнул на прощание и, усевшись поудобней, принялся методично опускать в воду то одну сторону весла, то другую. Его недавний спутник еще пару минут смотрел на уменьшающуюся с каждым гребком лодочку, а после, отвернувшись, направился назад, вглубь острова.
        В воздухе витала отличная погода. Приятные солнечные лучи, прогнав даже самый слабый ветерок, скользили по водной глади. Змея, выбравшись из сумки, растянулась на всю свою небольшую длину и погрузилась в сон. Иногда пролетающая над водой чайка погружалась в нее, а выныривала уже с рыбиной в когтях или клюве. Несколько раз вокруг одинокой лодочки из-под воды появлялись треугольные синие плавники акул. Одна из них даже попыталась прогрызть каноэ, но после сильного удара веслом эта идея ей сразу же разонравилась.
        Плыть было недалеко. Еще с пляжа вдали смутно виднелись слабые размытые очертания материкового ландшафта. Берег был укрыт желтым песком, местами покрытый зеленым покрывалом травы.
        Когда тролль уже переплыл середину протоки, его взору начали попадаться контуры железных кораблей гоблинов. Дазл таких не видел с тех пор, как участвовал в последней войне между гоблинами и карликами. Он всегда удивлялся, как такие огромные куски железа могут держаться на воде, да еще и плавать без парусов. Эти и многие другие вопросы по поводу гоблинских кораблей интересовали не только тролля. Многие государства людей, особенно из Восточного полушария предлагали разные сделки и сумасшедшие суммы денег хотя бы за несколько таких посудин, но зеленые коротышки всем отказывают и по сей день.
        Уже подплыв поближе к одному из железных суден, охотник остановил каноэ и решил осмотреться. Рядом с железной громадой, он на своей маленькой деревянной лодочке казался просто букашкой. На высоком корпусе сбоку была надпись на гоблинском языке: "Непробиваемый".
        Поплавав некое время между железяками, тролль все же нашел пирс, к которому и причалил. Так как деревянное строение было слишком высоким для низенькой лодочки Дазла, ему пришлось подплыть к самому каменному берегу, забросив через плечо сумку со змеей и держа в руках лук и стрелы, по острым камням вылезать наверх.
        Оказавшись на набережной, которая была забита зеленой толпой из гоблинов и орков, тролль немного растерялся. Никто из прохожих не обратил на его появление абсолютно никакого внимания. Кто-то нес на плече деревянный бочонок или железную канистру. У кого-то в руках были наполненные чем-то ящики. Все кричали, махали руками, одни отдавали поручения, а другие спешили их побыстрее выполнить.
        Порывшись немного в памяти, Дазл вроде вспомнил дорогу к одному давнему другу и, не мешкая, слился с толпой. Толкаясь со спешащим куда-то по своим делам народом, охотник не без труда смог добраться на другую сторону улицы. Оказавшись у странной круглой то ли будки, то ли хижины, тролль повернул направо и двинулся вглубь порта.
        Со всех сторон на идущего по улице тролля смотрели круглые окошки одноэтажных домиков. Почти на каждой стальной крыше были размещены странные железные конструкции. Некоторые из них крутились, одни дымили, кое-какие жужжали или пищали, светясь разными цветами.
        Оказавшись в конце улицы, он остановился у одной из наполовину овальных дверей. Дазл поднял руку, чтобы постучать, но не успел. Изнутри послышался сильный взрыв. Ударная волна напрочь вынесла дверь, которая слегка придавила под собой Дазла. Кусок улицы вокруг дома моментально оказался в сетях поднявшейся с дороги пыли. Откашлявшись, тролль отодвинул в сторону дверь, и весь в пыли, встал на ноги.
        - Дазл? Это ты? Глазам своим не верю! - на пороге домика стоял маленький зеленый гоблин. Одежда на нем была местами прожжена, лицо в копоти, реденькие волосы на голове стояли дыбом, глаза как всегда, блестели во время экспериментов.
        Охотник бросил на него злобно-шутливый взгляд:
        - А ты все успокоиться не можешь? Хочешь, чтоб тебя разорвало все-таки однажды?
        - Тогда, я надеюсь, старый друг придет проводить душу и тело маленького несчастного инженера-исследователя в другой мир? - таким же шутливым голосом проговорил гоблин, опуская взгляд.
        - Зилкс, сколько лет прошло, а ты не изменился, - с этими словами тролль подошел к давнему, наверно единственному другу и, присев, обнял его.
        Гоблин ответил тем же. После минутной молчаливой сцены, приятели затащили в дом изуродованную дверь, и кое-как заслонив ею вход, отправились вглубь жилища, а точнее в подвальное помещение.
        Спустившись по винтовой лестницы, друзья оказались в самой излюбленной комнате Зилкса - его лаборатории. Помещение было приличных размеров. Вдоль стен стояли длинные столы, на которых возвышались разные непонятные механизмы, колбы, наполненные всяческими жидкостями, которые изредка изрыгали небольшие клубы едкого дыма. Под потолком торчали круглые лампочки, которые создавали отличное освещение. Центр комнаты был занят большим железным столом, на котором размещался паук, сделанный из железа.
        Увидев новое изделие гоблина, у тролля отпала челюсть. Подойдя поближе, он с величайшим интересом начал рассматривать каждую деталь гигантского паучища. Гоблин, оставшись позади, оперся на боковой стол и с гордостью поглядывал на свое детище. Он решил дать троллю возможность вдоволь налюбоваться своим последним изделием, над которым он уже потеет больше года.
        Наконец, покончив с осмотром, Дазл повернулся к хозяину подземной лаборатории:
        - Если ты проводишь все эксперименты здесь внизу, то каким образом взорвалась дверь?
        - Ну, - на пару секунд запнулся Зилкс, - э-э-э, я недавно разработал новые ракеты, они реагируют на тепло...
        - Можешь дальше не рассказывать, - перебил его охотник, - ты случайно запустил ее в действие и она полетела за тобой.
        - Верно, добежав наверх, пришлось бросить горящее полено из камина в дверь.
        - Что ж, я так понял тут мне больше ничего интересного не увидеть, так что может, пригласишь в гостиную и угостишь чем-нибудь? - нагло улыбнулся тролль.
        - Ты знаешь дорогу, а я пока сбегаю за твоими старыми вещами, - сказав это, гоблин проворно метнулся вверх по лестнице.
        Дазл еще раз обернулся и, оглядев лабораторию, тоже двинулся наверх.
        Оказавшись в передней, тролль подошел к горящему камину, у которого были расположены два мягких кресла и маленький круглый столик между ними. Положив на него колчан со стрелами и сумку, а лук рядом, Дазл поудобней умостился в кресле.
        В камине мельтешили язычки оранжево-красного пламени. Изредка из горящего толстого полена выстреливала тлеющая щепка, которая, падая на каменный пол, постепенно затухала и рассыпалась серым пеплом. В комнатке было всего лишь одно окно, которое, как всегда, было закрыто деревянными ставнями. Правда, это совершенно никак не влияло на отличное освещение, которое создавали несколько лампочек, непонятным образом свисавших с потолка.
        С другой стороны небольшой гостиной, прямо напротив камина, на стене висел карниз с бархатными шторами, из-за которых до ушей тролля доносилась непонятная возня. А уже спустя несколько томительных минут ожидания, шторки пошли в стороны и из прохода появилась мелкая спина зеленого гоблина, который тащил по полу приличного размера деревянный сундук. Увидев, как мучается его маленький друг, Дазл быстро подскочил с кресла и принялся помогать тащить тяжеленный сундук. Вытащив его на центр комнаты, оба усевшись на полу, решили немного передохнуть. Пока Зилкс тяжело дыша, приходил в себя, охотник успел удивиться несколько раз, как этот коротышка сам протащил сундук через всю предыдущую комнату.
        - Ну, что, посмотрим, не своровал ли ты чего за несколько лет? - шутливым тоном поинтересовался тролль и нагнулся над выпуклой крышкой.
        Гоблин ничего не сказал в ответ на колкость и в свою очередь тоже нагнулся над сундуком. В центре крышки была прибита железная пластина, на которой был кулак, сжимающий стрелу - знак бывшего отряда Дазла, который воевал на стороне гоблинов. Тролль накрыл ладонью небольшую гравюру, закрыл глаза и мысленно начал нащупывать сознание сущности, которую закрыл здесь. Как только он начал, дух, почувствовав, что время заточения подходит к концу, моментально откликнулся на зов тролля и открыл механизм. Сундук начало трясти, словно в лихорадке, пыль летела во все стороны, грозя покрыть всю гостиную. Через пару минут все окончилось и в тишине послышался небольшой щелчок, после которого крышка, обрамленная по краям железом, слегка приоткрылась.
        Не обращая внимания на недовольные возмущения гоблина по поводу того, что вся комната покрылась слоем пыли, и что ему придется все убирать, охотник полностью откинул массивную крышку.
        Внутри в основном находилась только старая амуниция Дазла: сандалии, наголенники, кираса, кольчужная юбка, рукавицы, покрытые стальными пластинами, браслеты, наплечники и пояс. Наплевав на приличия, тролль скинул с себя свою скудную одежду, чем заставил сразу же отвернуться гоблина, который стал ворчать еще больше. Через несколько минут, облаченный в старую броню, тролль уже не выглядел дикарем. Закончив с одеянием, тролль снова заглянул внутрь своего хранилища. На дне лежало что-то длинное, завернутое в рваные тряпки. Отбросив в сторону рванье, тролль достал на свет сидящий в ножнах фальшион. Охотник крепко сжал рукоять, обвитую кожей крока, и высвободил клинок из ножен. Лезвие было прямым и все еще отлично заточенным с внешней стороны. Дазл сделал несколько резких взмахов, вспоминая, как отлично гномье лезвие прорезало самые толстые доспехи. Закинув меч назад в ножны, тролль приторочил его к поясу.
        - Как я? - повернулся он к Зилксу, который уже перестал ругаться и молча смотрел на тролля.
        - Полководец прям, - рассмеялся гоблин, опершись на столик, - а теперь колись, с чем пожаловал?!
        - Астрал сходит с ума, жрецы что-то чувствуют, вот и отправили порыскать по материку, узнать, что да как.
        - Ясно все с тобой. Куда думаешь направляться?
        - Во-первых, я уже навестил тебя, хотелось бы узнать, как ваши северные рубежи, да и вообще, что творится в мире.
        - Тогда убирай свою гадину со стола, а я пока за чаем сбегаю, - побежал вниз по лестнице гоблин.
        Тролль усмехнулся и, подойдя к столику, снял с него сумку и колчан стрел. Как раз в этот момент проснулась Бетайя, змея высунула голову, и сразу же узнав жилище старого приятеля ее хозяина, беспечно выползла наружу и умостилась у подножья кресла тролля. Дазл сел в кресло и глядя, как горит небольшой костерок, принялся опять ждать друга.
        На этот раз гоблин вернулся намного быстрее. Положив на столик круглый поднос с небольшим чайничком и двумя наполненными чаем чашки, он уселся в соседнее кресло:
        - И что бы ты хотел услышать?
        - Первым делом, как у вас обстоят дела на границе с эльфами?
        - Да как обычно, отношения, конечно же, натянуты, но в целом все остается, как и раньше. И мы, и они стараемся не залезать на чужую территорию, но мне кажется, что для начала войны хватит всего лишь одного случая, - серьезно проговорил Зилкс.
        - А что орки?
        - Здесь дела намного поинтересней, ты ведь понимаешь, что вся территория, ранее принадлежащая перворожденным, теперь напоминает вырубленую пустыню. А по обеим сторонам Туманного залива идут непрерывные безжалостные стычки. О пленных или помилованных и речи быть не может.
        - Как думаешь, долго это еще будет продолжаться?
        - Вечно!
        - Что с остальными? - задал очередной вопрос тролль и, взяв наполненную до краев чашку, поднес к губам.
        - Гномы и нежить сидят тихо и никуда не вылезают. Я о них вообще давно не слыхал ничего интересного.
        - Может, что затевают?
        - Может и да, может и нет. Насчет гномов сомневаюсь, они между собой никак не могут навоеваться. Недавно, кстати слышал, что в том полушарии снова произошло несколько подземных взрывов, которые разрушили приличную территорию Редонза. Видимо, бородатые в тех краях разошлись не на шутку, - весело хихикнул зеленый коротышка, - но вот про тех, что под нами, пока глухо.
        - А нежить?
        - Здесь я бы поостерегся на месте эльфов. С тех мест вообще ни слуху, ни духу, - снова засмеялся гоблин, - обычно поднятые все делали на виду, а вот последние месяцы стали какие-то скрытные. Их давно не видели на севере наших земель, да и один знакомый говорил, в Саруне, где они все же бывают чаще всего, уже больше месяца никого не видели. Я всегда считал их странными, так как ничего хорошего от ходячих мертвецов ожидать нельзя, но теперешнее их поведение заставляет настораживаться сильнее обычного.
        - Кстати, о Саруне. Что там у людей?
        - Да как обычно, душат друг друга всеми возможными методами. Вообще пока все спокойно. На границах все ведут себя вполне мирно и порядочно. Правда слышал, на Арене недавно побывал один из твоих родственничков и навел там нехилого шуму.
        - Из какого клана? - заинтересовался охотник.
        - По-моему из Черных, но точно не уверен. Ах, вот, вспомнил, Чумные земли расширились, причем во все стороны.
        - Как это, во все? - удивился Дазл.
        - А вот так, - поучительно поднял палец Зилкс, - за последнюю неделю чума скосила всех, кто дежурил на восточных рубежах Бероша. Гномы на Южном перевале почти в состоянии паники и в любой момент готовы покинуть крепость. И что самое страшное, у южных берегов передохли все морские жители. Люди сжигают деревни вместе с выжившими жителями, даже не проверяя, - злобно сплюнул зеленый, - скоты!
        - Ничего удивительного, - спокойно развел руками тролль.
        - Ну, а про самих эльфов, что поведать сможешь? - задал вопрос Дазл и большим глотком допил чай.
        - Эльфы, эльфы, даже не знаю, кажется, что как раз тебе и предстоит порыскать в их землях, между зелеными кустами и деревьями. Жаловаться тебе не на что, природу ты любишь.
        - Да я и сам понял, что вся загвоздка, как всегда в них. Что посоветуешь? С какой стороны легче пробраться на территорию империи?
        - Связываться с нежитью ты меня ни за что на свете не заставишь, так что первый вариант отпадает.
        - Какие остались?
        - Либо с наших земель, либо со стороны орков, есть еще вариант пробраться по воде, но с этим туго.
        - Почему туго, ведь у вас самые развитые технологии по корабельному строительству? - искренне удивился тролль.
        - Остынь, дружище, все не так просто. Чтоб снарядить целый корабль, нам нужно раздобыть специальное разрешение, да и к тому же старшие захотят увидеть в этом деле чистую выгоду для гоблином. Ты что-то предложить можешь?
        - Да нет, - сокрушенно проговорил охотник, - а орки?
        - А здесь можно попытаться, но для этого нужно отправиться на юг, там я смогу замолвить перед кем нужно за тебя словечко и тогда, попав в один из передовых отрядов, сможешь проскочить меж рядами высокомерных ублюдков.
        - Тогда пошли, - вскочил с кресла тролль, намериваясь поднимать свою сумку.
        - Нет, нет, нет. Ты смотри, какой он быстрый. Не так все просто. Ты посидишь сегодня у меня, а я пока пройдусь к кое-кому в гости.
        - Ну ладно, - пожал плечами Дазл и опустился назад в мягкое кресло, - тогда до завтра. Я через полчасика лягу поспать.
        - Хорошо, - бросил через плечо гоблин, спускаясь в подвальное помещение.
        Немного посидев в кресле и дождавшись, пока гоблин покинет свое жилье, первым делом охотник кое-как приладил на место входную дверь и запечатал магическим замком, для Зилкса открыть его особой проблемой не будет.
        Потом тролль направился во вторую комнату - спальню. Комнатка была круглой формы. По центру находился круглый матрас, на котором и спал гоблин. Помимо импровизированной кровати, в конце комнаты находился небольшой комод. Слева, сквозь задернутые шторы проникали слабые лучи дневного света, благодаря которым, в комнате было хоть какое-то освещение.
        Забравшись в центр матраса и, усевшись поверх одеяла, охотник мысленно позвал свою змею и закрыл глаза. Через несколько мгновений в комнату с еле раздающимся шелестом вползла Бетайя. Свившись несколькими кольцами и подняв голову к хозяину, рептилия что-то прошипела и закрыла глаза.
        Между живыми существами произошла магическая связь. Теперь тролль пребывал в сознании змеи и мог полностью отображать все увиденное ею со стороны, начиная с тех самых пор, как она устроилась у камина в гостиной. Примерно около часа Дазлу понадобилось, что бы внимательно пересмотреть все картины из памяти своего питомца. Наконец, оставив змею в покое, пришло время порыться и в своих воспоминаниях. Поняв, что ее помощь больше не требуется, Бетайя отползла под окно и уснула. Еще час заняли свои собственные воспоминания. Не найдя практически никаких отличий в прошлом и теперешнем в поведении старого друга, Дазл окончательно успокоился и беспечно лег спать, рассчитывая отдыхать до утра...

        - Вставай! - в очередной раз прокричал уже порядком вышедший из себя Зилкс, - подъем! - звучал в ушах у тролля чей-то надоедливый злобный голос.
        Дазл приоткрыл один глаз, и увидел как, разбрызгивая во все стороны слюни и хаотично махая руками, кричал гоблин. Широко зевнув, тролль еще раз посмотрел на старого друга и, ехидно улыбнувшись, принялся подниматься на ноги:
        - Ну, что хорошего скажешь?
        - Все отлично, можем выступать хоть уже, - ответил коротышка и распахнул шторы. В лицо тролля ударили пронзительные лучи дневного света. Зажмурившись и прикрывшись рукой, он поспешил отвернуться.
        - Ах ты...
        - Чем раньше встанем, тем быстрее сделаем все необходимое. Ты давай собирайся, а я пока вниз сгоняю за кое-чем, - бросил гоблин и скрылся в гостиной.
        - Как всегда, - пробормотал недовольно охотник, но решил послушаться совета Зилкса и начал быстренько собираться.
        Облачившись в старые одеяния и доспехи и прицепив на спину и пояс оружие, тролль позвал змею и набросил через плечо сумку. Схватив незаменимый лук, он направился к выходу из домика, ждать гоблина на улице.
        Пустынная улочка встретила тролля отличной погодой. Из некоторых открытых окошек туда-сюда прыгали солнечные зайчики. Небо было ясно-голубым, ни одна тучка не решалась показаться острому глазу охотника. В лицо Дазлу подул свежий утренний ветерок, который полностью привел его в себя. Через пару минут дверь на улицу распахнулась и на пороге стоял, облаченный в серый плащ, из под которого выглядывали несколько рукоятей метательных ножей, гоблин.
        - Двинули, - скомандовал зеленый и бодрым шагом направился вглубь портового городка.
        - Куда мы идем? - спросил идущий рядом Дазл.
        - К порталу, конечно же, куда еще? - удивился Зилкс и прибавил шагу.
        Тролль решил не мучить того лишними расспросами и, предоставив гоблина личным раздумьям, сам начал строить планы, что делать дальше.
        Пока пара друзей шла по извилистым узким улочкам, город понемногу просыпался после ночной спячки. На пути тролля и гоблина появлялись редкие прохожие, спешащие по своим делам. Почти все окна были открыты на распашку. Лавки торговцев были открыты уже давно. И став у своего прилавка, каждый зеленый продавец, вооружившись гулким голосом, надрываясь, кричал, расхваливая свой товар. От этих криков у Дазла чуть не разболелась голова, но к его счастью они быстро миновали Торговую улицу.
        Оказавшись на очередной заковыристой улочке, Зилкс показал рукой остановиться и подошел к первой двери. С виду она ничем не отличалась от его, только ручка немного другая. Постучав несколько раз, наверное условным стуком, гоблин сразу же отскочил в сторону.
        Хозяин жилища не заставил себя долго ждать, уже через пару мгновений входная дверь открылась и Зилкс, поманив за собой тролля, скрылся внутри. Дазл поспешил нырнуть за ним.
        Парни оказались в просторной круглой комнате с белыми стенами. В ней не было не одного окна, но света, который излучал стоящий по центру портал, хватало вдосталь. Сбоку от магического средства передвижения стоял, почесывая подбородок, похожий на Зилкса гоблин.
        Наконец, покончив с раздумьями, он повернулся к вошедшим:
        - Я еще раз все проверил, он должен перекинуть вас в необходимое место, но все же риск, хоть и не великий, есть. На всякий случай, вот вам компас. Я направил его на Оркнар, если окажетесь в другом месте, он укажет вам путь.
        Зилкс хотел, что-то сказать, но другой гоблин перебил его:
        - Времени и так мало, давайте без дурацких вопросов. Если кто-то узнает, что мы все-таки воспользовались порталом, то мне точно не сносить головы.
        - Не переживай, я отплачу долг.
        - Я нисколько не сомневаюсь, а теперь встаньте вот сюда, - указал гоблин на место прямо у бурлящего потока чистой энергии.
        Зилкс сразу же поспешил проделать команду. Дазл задержался на секунду и стал рядом. Хранитель портала стал позади них:
        - Приготовьтесь, сейчас начнется, - и, сказав это, он поднял вверх два маленьких зеленых кулачка, от которых сразу же начали изливаться потоки энергии. Две синих струи, слившись в разноцветное пятно портала, становились все больше и больше. Подождав пока они станут нужной толщины, гоблин сделал шаг вперед и направил ладони в спины гоблина и тролля. Синие потоки силы соскользнули с рук коротышки и в какие-то доли секунды покрыли парочку друзей, а через минуты их тела засосал телепорт.
        Недавно Дазл ощущал что-то подобное. Такие же чувства и ощущения он испытывал, когда они с Эмораком последний раз побывали в астрале. Его тело летело по кругу огромной воронки, стремительно приближаясь к ее центру. Рядом профессионально лавировал гоблин, видимо, такое путешествие ему не впервой. Весь процесс длился недолго, уже буквально через минуту прямо посреди поля пеньков, которое ранее было зеленым лесом, населенным эльфами, с неба упали два тела.
        Стукнувшись оземь с приличной высоты, оба не спешили встать, усевшись, принялись притрагиваться к новым ушибам. Не обнаружив ничего серьезного, друзья поднялись с сухой земли.
        - За что не люблю орков, так это за их излишнюю практичность, ну разве надо было все подряд срезать, не могли хоть несколько молодых деревцев оставить? - принялся возмущаться тролль.
        - Зря нервы портишь, тебе ведь известно, что их не переделать, а вырубать леса они перестанут только в том случае, если все до единого сгинут. А учитываю, что они к тому же неплохие и очень жестокие бойцы, то такое случиться не скоро.
        - На сколько я понимаю телепорт закинул нас не туда. И еще, о чем это он говорил там?
        - Помнишь, что ты говорил об астрале?
        - Да.
        - С нашими порталами то же самое, с некоторых даже твари иногда лезут, но этот было еще относительно безопасным, как видишь.
        Сперва Дазлу захотелось схватить маленького паршивца и хорошенько отчихвостить, но ему помешали некие обстоятельства.
        За спиной тролля послышался странный звук, повернувшись, он, увидел, как в небо ударило несколько фонтанов рыхлой земли. Из-под корней срубленных деревьев на свет показались, щелкая огромными жалами два громадных муравья.
        - Безопасный, говоришь?! - злобно рыкнул тролль и выхватил из колчана сразу две стрелы.
        У гоблина в руках в свою очередь уже сверкали острыми лезвиями метательные ножички:
        - Мой справа, нам нужно их только ослепить, и деру.
        - Тогда начинаем, - наложив на тетиву стрелы, тролль выпустил их и нейтрализовал сразу два глаз из пяти.
        Тварь издала дикий рев и, не обратив внимания на торчавшие из морды древки стрел, бросилась на обидчика. Вторая последовала ее примеру. Тролль отбежал немного назад и, став на одно колено, выпустил за несколько секунд почти все стрелы. Монстр пер на него до тех пор, пока полностью не истек черно-синей кровью. Муравью не хватило каких-то трех-четырех шагов, чтоб достать меткого стрелка.
        У гоблина дела обстояли иначе, но тоже неплохо. Первые два кинжала тоже торчали из кровоточащих глазниц твари. Сжимая в руках еще по одному стилету, гоблин с невероятной ловкостью, прыгал и перекатывался вокруг опасного зверя, который все никак не мог достать ловкого коротышку. А вот Зилкс как раз не упускал не единого шанса полоснуть тело врага.
        Немного понаблюдав за искусной работой друга, троллю это надоело и он, выхватив фальшион, подскочив к не заметивший его твари, молниеносным движением отсек ее голову. С обрубка бешеным напором ударила кровь.
        - А я думал, что ты так и будешь стоять в стороне, - запыхавшись, проговорил гоблин.
        - Так, ты давай узнавай, сколько нам до города, а я пока займусь стрелами.
        Сказав это, тролль направился к нашпигованному стрелами телу муравья. В ноздри ударил омерзительный запах. Вспомнив духов, Дазл перевел дыхание и нагнулся над мерзкой тварью. К его счастью, тело было мягким, и хоть стрелы вошли глубоко, они легко вынимались. Несколько все же повредились, но в целом охотник остался доволен. Кое-как струсив кровь, он забросил их в колчан и, подхватив лук, подошел к Зилксу:
        - Ну, что там у тебя?
        - Нас закинуло немного восточнее, думаю, до обеда доберемся.
        - Мы ж ничего даже не поели с утра! Теперь мне еще и добывать еду придется.
        - Что ж, у тебя появился очередной шанс доказать, что ты умеешь стрелять из лука, - поддел друга гоблин, и изъяв из тела твари свои ножи, поспешил догнать попершего вперед тролля.


        Глава 10. Разбитые иллюзии


        "Теперь понятно, почему тот торговец хотел, так быстро избавиться от Смерча. А вообще все равно. Где бы я еще купил так дешево такого зверя? И Тир молодец, сразу сориентировался. О, письмо же еще имеется. Сейчас иди непонятно куда, ищи непонятно кого, разве нельзя было выражаться яснее? Кейра, хм, девчушка молодец, если б не удержала меня, то точно бы прирезал все сборище пытавшихся убить нас. Но тогда непонятно - вообще добрался бы до границы Клорса, и непонятно - смог бы пересечь ее", - имея массу тем для обдумывания, тролль ни на минуту не переставал мыслить и рассуждать о них про себя.
        Насчет пограничного поста шпионка Келора не обманула. Миновав несколько холмов, тракт вывел скачущего на волке тролля к небольшой пограничной заставе, которая складывалась с нескольких палаток и двух вышек, перед которыми был поставлен трехметровый забор из толстых бревен. Сам пост находился в долине меж двух холмов, которые обнимали его с боков.
        Поначалу тролль вызвал некоторые подозрения у солдат. Они спрашивали его, пытались на чем-то подловить. Особенно их насторожило то, что у путника кроме пропуска на арену из документов больше ничего не было. Но, проверив красовавшуюся на желтом пергаменте печать императора в виде щита с медвежьей лапой, начальник заставы остался доволен и пропустил Джара.
        Предвкушая вкус поединков и побед, воодушевленный воин продвигался по тракту на юг. На западе раскинулась просторная зелено-желтая равнина, с редкими пролесками и кустарниками. С востока, издали виднелись возвышавшиеся над всем вокруг, как будто у самого неба, заснеженные каменные шпили Стальных гор, в которых обитала раса гномов. У подножья гор, простираясь до самого тракта, раскинулся изумрудными красками лес. До ушей скачущего вдоль самой кромки одинокого странника то и дело доносились голоса, рычания лесных жителей. Пение и свист разного вида птиц, смешиваясь воедино, создавали очаровывающую мелодию.
        Проскакав до вечера, Джар встретил на своем пути невзрачную деревушку, где и заночевал в сарае, который предоставил ему один из жителей деревни.
        Проснувшись ни свет, ни заря, тролль и волк тихо покинули поселение, за которым начинались бескрайние поля. Дорога стала значительно шире. По рассказам людей если мчать на приличной скорости, то до полудня можно достичь Арены, что и делал тролль. Довольный волк мчал во весь опор. Пейзажи по обеим сторонам дороги, размывались, смешиваясь разными красками.
        Пару раз на пути тролля встречались караваны торговцев, двигающиеся на север, в Империю, Келор и баронства. Каждый раз спрашивая, сколько осталось до города гладиаторов, зеленое лицо становилось все довольней и довольней. Выехав на вершину очередного холма, когда солнце уже было в зените и беспощадно жгло одинокого путника, Джар увидел вдалеке целый муравейник каменных маленьких домишек, собравшихся вокруг огромного круглого здания. Смерч недовольно фыркнул, напоминая о себе замечтавшемуся хозяину.
        Опомнившись, Дажр с улыбкой потрепал волка за ухом и двинулся к городу. Спустя несколько минут вертящий головой по сторонам тролль медленно продвигался к главному зданию городка. К его не малому удивлению начиная от въезда и спустя уже приличное время, которое тролль потратил на знакомство с гомонящим городком, на улицах которого можно было еле протиснуться, Джар не встретил еще ни одного стражника. Предварительно перестраховавшись от карманного воровства, которое тут вовсю практиковалось, воин облачился в броню и одежду, купленную перед отъездом, не забыв так же и вооружиться. Золото тролль спрятал в самые глубокие складки своего одеяния. Смерчу здесь явно не нравилось. Если бы не приказ хозяина, то точно попытался бы разорвать всех встречавшихся им на пути.
        В разномастной толпе можно было увидеть представителей всех разумных рас. Большинство, конечно же были люди, коих насчитывалось больше всех остальных. Несколько раз в толпе Джар отмечал небольшие группки эльфов, которые в свою очередь, замечая его, гневно косились в сторону тролля. Но, так как первым начинать конфликт никто не хотел, то все заканчивалось яростными поединками глаз, победителем из которых всегда выходил Джар. Один раз мимо тролля прошествовал ряд из нескольких широкоплечих, полностью облаченных в железные латы и с большущими секирами в руках, гномов. У каждого до пояса свисала, у кого вьющаяся, у кого прямая, у кого густая, у кого поседевшая борода. Иногда путаясь у всех под ногами, шастали во все стороны карлики. Еле доставая по пояс троллю, они казались воину весьма забавными. Коротышек здесь, как и людей, было очень много, так как их земли находились по соседству немного южнее. Уже добравшись к внешнему кольцу стен арены, когда тролль уже спешился, он случайно столкнулся со спешащим куда-то орком.
        Джар перешел переполненную улицу и, подойдя ближе к стене, задрав голову вверх, принялся, двигаясь вдоль стен, рассматривать многочисленные статуи всех чемпионов Великой Арены, которые находились в неглубоких нишах. Обойдя приличных размеров круг и насчитав больше сотни статуй грозных воинов, к немалому разочарованию тролля он понял, что еще ни один из бойцов его расы не был здешним победителем. У тролля появился еще один повод завоевать местную толпу.
        Подойдя к высоким железным воротам, Джар наконец увидел некое подобие стражи. Перед воротами, довольно ухмыляясь и портя воздух сногсшибательным перегаром, гордо стояли двое здоровых детин. В руках у обоих бритых наголо гигантов были устрашающего вида алебарды. Хорошо наточенные и вычищенные топорища отражали солнечные лучи. Оба стража были голыми по пояс, выставив всем на показ груды стальных мышц.
        Довольные и ехидные ухмылки объяснялись тем, что только что, как успел подслушать из разговора стоящих рядом гномов, один из молодцов избил хорошенько парня, который заявлял, что был где-то чемпионом арены. На все предъявления разрешения на участие стражники и смотреть не захотели, а когда настырный парень в порыве злости выхватил оружие, его и вовсе хорошенько отдубасили, чем знатно повеселили народ.
        Поняв, что без боя не пробиться Джар проверил оружие, приказал Смерчу не вмешиваться, и вообще сидеть тихонько, а сам уверенно двинулся к весело смеющимся крепким парням. Когда тролль вплотную подошел, зловоние от перегара была просто убойным. Оба стража с интересом принялись рассматривать тролля, ожидая пока он первым начнет с ними разговаривать.
        Не обнаружив, кроме алебард больше никакого оружия Джар начал нагло улыбаться, от чего у одного громилы просто отвисла челюсть, а второй злобно спросил:
        - Ты чего лыбишься, дичь, думаешь, выбрался из леса да приоделся и все, нормальным стал? - и поудобней взялся за древко своего оружия.
        Вместо ответа тролль отскочил назад и, плюнув в лицо, вмиг протрезвевшему стражу, выхватив палаш и франциску.
        Второй страж, выпустив из рук оружие, схватившись за живот начал заливаться громким хохотом. Получивший плевок в лицо покраснел и кое-как вытерев лицо, сделал стремительный выпад.
        Тролль наклонился немного в сторону и, пропустив сверкнувшее в нескольких сантиметрах от ребер лезвие, ловким движением палаша перерубил древко. Клинок со звоном шлепнулся на дорогу. Охранник ворот удивленно сжимал в руках остатки грозной несколько минут назад алебарды.
        - У меня тут и разрешение имеется, - деловито начал рыться в полах плаща тролль, спрятав оружие.
        Собравшихся поглазеть на небывалое зрелище сходилось все больше и больше. Народ тихонько посмеивался, а некоторые даже тыкали пальцем на молча стоящего, раскрасневшегося от стыда стража. Его товарищ понимая, что наглец просто выставил их неумехами и, что скоро весь город узнает об этом, решил исправить обстановку.
        Оттолкнув в сторону обескураженного товарища, он с диким ревом бросился вперед и попытался достать неизвестного тролля широким маховым движением. Джар ожидал чего-то подобного и, просто прогнувшись назад, пропустил смертоносный кусок железа у себя над лицом.
        Толпа начала довольно кричать и подбадривать противников. Намечалось нешуточное зрелище.
        Страж, поняв, что ему противостоит умелый противник, совершенно не смутился первым промахом, и обратным махом перевел удар на рубящий наискось, сверху вниз. Джар поднырнул вперед и, оказавшись вплотную возле бойца, не забыв предварительно выхватить два топорика, присел и ударил по ногам. А потом перекатом по земле оказавшись со стороны, хотел нанести удар сверху.
        Но нужно отдать должное громиле, он быстро сориентировался, что к чему, и совершенно не обращая внимания на боль и хлещущую с ран кровь, перехватил алебарду и, подставив под удар, вырвал топор из рук врага. Джар стремительным неуловимым движением перерубил и эту алебарду.
        - Может, все же пропустите, - отпрыгнув назад, спокойно поинтересовался тролль.
        Вот только говорить уже было не с кем. Отбросив назад бесполезную деревянную палицу, стражник схватил верхнюю часть оружие на манер топора, и яростно рыча, принялся медленно подходить к Джару. На помощь ему решил подоспеть и товарищ, который где-то успел раздобыть пару полуторных мечей.
        Представители зевак всех рас дружно кричали и трясли руками.
        - Я так понимаю, шутки кончились? - издевательски осведомился ненавистный тролль.
        В руках у Джара сверкнули лезвия двух метательных топориков, которые он сразу же и метнул в своих противников. Тот, что с мечами все же уловил движение Джара, и смог парировать летящую в него смерть. А вот его товарищ маленько запоздал. Направление полета топора он угадал, но брошенное оружие оказалось быстрее. Выпустив, наконец, из рук остатки своего оружия, закусив губу до белизны, он отошел от места драки и принялся вытягивать глубоко засевшей в плече метательный топорик.
        А в это время, другой страж не желая дать возможности троллю вытянуть из ножен меч, бешено вращая клинками, бросился на него. Троллю пришлось несколько раз отпрыгивать и разрывать дистанцию, выжидая, когда противник хоть немного устанет, а то к нему вообще не подойти.
        Зрителям уже порядком надоедало бегание, и они упорно кричали разные подначки, что бы разозлить тролля и увидеть, наконец, нормальный поединок.
        После очередного молниеносного выпада, тролль снова отскочил и, выхватив на лету меч, легонько чиркнул по лезвию оружия противника. Увлекшись нападением, парень вовсе забыл о защите и, не ожидая такого поворота событий, выпустил из руки меч. Не давая противнику, опомнится, Джар прыгнул вперед и нанес удар плашмя с целью оглушить разгорячившегося вояку. Но видимо, паренек владел все-таки отменной реакцией, и вовремя опомнившись, отбил меч врага.
        Троллю уже порядком надоело тратить время и он решил покончить с поединком. Бешено крутясь в его руках, меч уже не был виден. Вокруг обоих противников кружилась смертоносная стальная карусель. Джар теснил человека к створкам массивных ворот. После первой же попытки отбить атаку тролля, клинок гиганта выскользнул из рук и улетел куда-то в сторону толпы.
        Когда, наконец, отступать противнику было некуда, тролль остановился. В глаза парня смотрели два яростно горящих желтых уголька, а к шее было приставлено хорошо заточенной лезвие палаша, грозящее перерезать ее в любой момент.
        Свободной рукой тролль достал лист желтого пергамента и кое-как, развернув, поднес к глазам стража:
        - Теперь, я надеюсь, ты пропустишь меня, - тихо и одновременно угрожающе проговорил воин.
        От голоса, которым он это проговорил, у многих в толпе волосы стали дыбом и зеваки поняв, что зрелище закончилось, начали мало-помалу расходиться по своим делам.
        Прижатый к холодным деревянным створкам страж осторожно, опасаясь, чтобы не порезать шею, кивнул. Джар забрал меч и, отойдя на пару шагов назад, спрятал его в ножны.
        Страж приоткрыл немного ворота и попросил проверить документ. Пока он этим занимался, тролль почувствовал, что за его спиной кто-то стоит. Обернувшись, он увидел сидящего на задних лапах Смерча, в зубах у которого находился топорик Джара.
        - Хороший, хороший! - погладил волка хозяин и забрал свое оружие.
        Повернувшись назад, к недавнему противнику, тролль обнаружил и второго стража, с перевязанным плечом. Человек протянул троллю франциску и, глядя себе под ноги, сказал:
        - Извините, сразу не признали! Вы можете участвовать в боях. Проходите!
        Спрятав топорик и документ под плащ, тролль взял за повод волка и, миновав ворота, которые сразу же затворились за их спинами, оказался во внешнем дворе.
        Ну, здесь ничего интересного обнаружить не удалось. Пустые лавки с внутренней стороны внешнего кольца стены, да песок под ногами.
        Во внутреннем кольце стен прямо напротив первых ворот Джар увидел неглубокую арку, пройдя через которую, он оказался, наконец-то, на внутреннем дворе.
        А тут было на что посмотреть и чем полюбоваться. Казалось, что здешний воздух пропитан ароматом боя, ярости и крови. Каждую секунду, со всех сторон, слух тролля радовали методичные удары стали о сталь. Под пекущим полуденным солнцем тренировались умельцы со всех уголков материка. Некоторые занимались в парах, беспощадно рубя друг друга, кое-кто отрабатывал удары на тренировочных манекенах, кое-кто проходил раз за разом полосу препятствий, установленную под стеной, попадались и такие, кто мастерски рассекал воздух, бешено вертя своим оружием вокруг себя.
        Джар на несколько минут выпал из реальности, ему казалось, что это сон. Перед взором канувшего с головой в мечтания тролля, ревела радостная толпа. В ноздри бил запах свежей горячей крови поверженных противников. После не простой победы по всему телу струился пот. Воин прямо таки чувствовал, как руки сжимают его излюбленное оружие - франциски, хотя Джар отменно владел практически любым оружием.
        Из приятного мира фантазий застывшего посреди двора тролля, на которого уже с интересом начали оглядываться, вывели хлопки по плечу чьей-то наглой руки. Вернувшись к реальности, тролль сразу услышал грозное рычание Смерча. Обернувшись, он увидел скрестившего на грудях руки зеленокожего орка. На миг, Джару показалось, что перед ним стоит самая настоящая скала. Обнаженный по пояс орк вопросительно смотрел на новичка суровым взглядом голубых глаз. Как уже успел подметить тролль, головы многих бойцов сверкали лысинами. То же касалось и неизвестного пока орка. Зато лицо воина украшала огненная борода, а из бороды по солнечное сплетение свисала толстая коса.
        - Насколько мне стало ясно, тебя пропустили. Правила у нас просты, - не дал ответить троллю собеседник и тут же продолжал, - мы не терпим воровства, никакой вражды между собой за пределами ристалища, все спят в одном зале, выбрать место для сна ты сможешь позже. Заниматься в свободное время можешь абсолютно чем угодно, но я бы предпочел тренировки. Во время поединков можешь пользоваться либо своим оружием, либо тем, что сможешь найти в арсенале. А зверька своего отведи в стойла, там за ним присмотрят, - указал воин рукой за спину тролля и, не желая больше продолжать свой монолог и тем более отвечать на вопросы новенького, пошел прочь от Джара.

        Меч готов был выскользнуть из руки после любого удара. Пот безостановочно заливал глаза. Из уха текла кровь. Разрезанный бок назойливо ныл, каждую секунду выдавливая из раны красные потоки крови.
        Дрались тройками. Вот только оба напарника тролля были уже мертвы. Со своим первым противником тролль справился довольно быстро, но вот двое других оказались неплохими мастерами боя.
        Закованный в практически непробиваемую броню здоровяк был вооружен секирой гномьей роботы, с которой он ловко и умело управлялся, не давая троллю ни единого шанса подойти к себе. Второй противник, среднего роста, сухой и очень быстрый. В руках сжимал два ятагана. Это он смог нанести оба ранения Джару, сначала подрезав бок, и, приложившись рукоятью в ухо, на несколько мгновений отправил тролля в забытье, вовремя которого прирезали его второго товарища.
        Придя в сознание, тролль кое-как отбился от опасной атаки и разорвал дистанцию.
        "С этими нужно кончать поскорее, иначе просто вымотают и добьют. Значит так, для здоровяка нужен один точный удар, а вот с мелким придется повозиться, слишком уж шустрый гад. Хотя...", - в голове у тролля возникла неплохая идея и если он сможет ее провернуть, шансы победить, а значит выжить, подпрыгнут значительно выше.
        Неожиданно для надвигающихся противников Джар бросился вперед. Оказавшись между ними, он полоснул по ноге мечника. Великан полагавший, что с врагом покончено, решил сделать все одним ударом. Широким круговым движением, он рассчитывал разрезать худое тело тролля напополам, но тот упал на землю и секира с хрустом вошла в тело товарища. Пока ошеломленный великан неловким движением пытался освободить оружие, Джар подскочил к нему, и точным движением вогнал лезвие своего меча в узкую брешь на шее. Тело противника в момент обмякло, через секунду по клинку палаша текла струйка багровой крови. На этот раз Джар снова вышел сухим из воды.
        Публика на трибунах ликовала!
        Пошатываясь, тролль двинулся к выходу с ристалища.
        Уже завершался второй день с тех пор, как Джар поселился в стенах арены. Конечно же, как и везде, пришлось кое-кому приплатить, чтоб место было неплохое. У каждого из бойцов в распоряжении была кровать и сундук, который был без замка. Как уже предупредили тролля, воровства тут никто не терпел. Были пару случаев, но после услуг магов, виновных находили и сразу же наказывали - сажали в бочку с фекалиями, которая устанавливалась на повозку и возилась по всему городу. Над бочкой стоял один из гладиаторов и регулярно взмахивал мечом. А тут либо смерть, либо головой в дерьмо. Выживших все равно потом убивали. Так что охоту на расхищение чужого имущества среди бойцов быстро отбили.
        Смерча разместили в стойлах со всей живностью, которая принадлежала или бойцам, или арене. Здесь опять же пришлось заплатить надсмотрщику, чтоб зверя разместили на нормальном месте и хорошо кормили.
        Поединки начинались после обеда. Дрались тройками, парами и один на один. Джар победил нескольких противников, когда дрался в одиночку. В тройке ему пришлось участвовать впервые, и тут он недооценил своих врагов и чуть не поплатился за это.
        Покинув ристалище, он оказался в громадном подземном лабиринте подтрибунных коридоров и комнат. На входе внутрь врач кое-как обработал его раны, которые оказались не так уж опасны. С часок отдохнув в кровати, тролль решил отправиться на поиски человека, которому нужно было передать письмо Тира.
        Побродив в разномастной толпе, Джару удалось найти только двух персон, которые принимали ставки. Один из них был человеком среднего возраста. Он не сильно кидался в глаза благодаря своему простому одеянию и неприметному лицу. А вот второй заинтересовал тролля побольше. Это был гном с пышной седой бородой, маленькими хитрыми глазками. Покрутившись вокруг гнома, Джар тоже сделал несколько ставок, а потом принялся ждать, когда же гном освободиться от своего занятия.
        Наконец, когда на улице уже было темно и кричащий народ вываливался из стен арены, тролль неотступно следовал за спиной гнома.
        Пройдя по прямой главной улице, подгорный житель свернул в один неприглядный закоулок, а когда тролль последовал за ним, тот резко обернувшись, выставил перед собой кинжал:
        - Чего надобно? - недружелюбно поинтересовался он.
        - Спокойно, у меня только один вопрос, - успокаивающе проговорил тролль, показывая пустые руки, - ты знаком с Тиром Лакрошем?
        Лицо гнома как-то странно дернулись, глазки блеснули, но отрицательно покачал головой:
        - Нет, это все?
        Заметив изменения на лице собеседника, тролль хитро улыбнулся и достал и внутреннего кармана накидки небольшой конвертик:
        - Тогда, думаю, это можно уничтожить? - с полным равнодушием начал разрывать бумагу Джар.
        Увидев это, гном бросил на землю нож и кинулся вперед, пытаясь выхватить письмо. Но ловкий тролль отскочил в сторону, а свободной рукой сильно сжал пухлую ручку гнома. Бородач, то ли от гнева, то ли от боли сильно покраснел и шепотом начал изрыгать потоки ругательств.
        - Ну, зачем же ты так, я ведь хотел по-хорошему, по-дружески, - ласково проговорил тролль.
        - Ладно, я знаю Тира, - еле смог выдавить из себя бородатый толстяк.
        Тролль отпустил руку, подождал, пока гном отдышится, и протянул ему письмо. Недоверчиво посмотрев на воина, получатель аккуратно взял шершавый конверт в руки.
        - Ты ведь участвуешь в поединках на арене?
        - Да, а что? - гордо ответил Джар.
        - А то, что сегодня ты убил одних из самых опасных бойцов, которые тут уже больше двух лет. Смотри, чтоб товарищи не обиделись, не сделали какую-то пакость, - посоветовал гном троллю.
        - А какая тебе разница, что со мной будет?
        - Тир мог передать это письмо только через своего настоящего друга, так что теперь ты можешь иметь мое полное расположение, и если что-то понадобится, можешь смело просить о помощи, а теперь прощай, - сказав это, гном подобрал с земли кинжал и скрылся во мраке.
        Немного постояв и пытаясь рассмотреть убегавшего недоростка в темноте, тролль махнул рукой и, отправившись за стены арены, пошел спать.
        На следующие утро он заглянул в гости к Смерчу, а после до самого вечера упражнялся с мечом и топорами. Несколько раз он словил на себе косые взгляды неплохих, как он уже успел подметить, бойцов. И тут ему вспомнился совет гнома. Теперь Джар каждую секунду был настороже, и всех кто косился на него, он хорошенько запоминал. Насчитав пятерых, тролль понял, что это все и теперь знал в лицо своих новых, врагов.
        Вечером он победил еще в нескольких драках. А в последнем бое парами его противниками были как раз двое из недружелюбной пятерки. Партнером тролля оказался орк, встретивший его в день прибытия в город. Орк был вооружен двуручным огромным топором, которым очень мастерски владел. Джар решил не искушать судьбу и взял с собой только четыре метательных топора. Оба легко справились с противниками, конечно же не оставив их в живых.
        "Вот теперь без приключений точно не обойдется", - думал тролль, направляясь по коридору в зал для сна.
        На входе в переполненную комнату его уже поджидали.
        По центру, насупив густые светлые брови, стоял высокий, хорошо сложенный человек. По бокам от него стоял еще один человек, совершенно не уступая ни ростом, ни сложением первому, и эльф.
        Тролль приветливо поздоровался и хотел, было пройти в комнату, но стоящий сбоку эльф преградил ему путь:
        - Слышь, выскочка, здесь, таких как ты, не любят. Ты убил нескольких наших давних друзей, и поэтому я бы на твоем месте не ходил сам беспечно по коридорам.
        - О, это угроза? - издевательским тоном передразнил его Джар.
        - Нет, это предупреждение, - быстрым движением схватил его за ворот рубахи человек, - еще раз переступишь нам дорогу, и мы усыпим тебя вместе с твоим зверьком.
        Оставив тролля, троица развернулась и пошла в зал. Хорошо хоть спали в разных концах. Джар не мог заснуть всю ночь, каждую секунду он ждал нападения с любой стороны. До конца турнира осталось два дня. Он понимал, что кто-то специально ставит его против этой шайки, вот только зачем?
        На следующий день, тролль, решил сделать себе выходной и отправился на поиски гнома. Побродив по городу, не забывая заглянуть во все возможные лавки и таверны, Джар все же не смог найти непонятного знакомого Тира и решил подождать до вечера.
        Не принимая участия, он как простой зритель сидел на трибуне и внимательно следил, как обращаются с оружием его недоброжелатели. Эльф был обоеруким, на три из четырех поединком выходил с двумя кацбальгерами или, как их называли тут, кошкодерами. Люди всегда выходили на арену в паре. Внимательно рассмотрев их, Джар понял, что они братья. Оба превосходно владели двуручным оружием. Один предпочитал клеймор, а второй - эспадон.
        В перерывах между боями, тролль рыскал меж пьяной массы в поисках гнома и под конец вечера его поиски увенчались успехом.
        Не дав ничего проговорить, гном показал, что нужно следовать за ним. Держа на всякий случай, небольшую дистанцию и поминутно оглядываясь по сторонам и назад, Джар не забывал не выпускать из виду широкую спину седобородого гнома. Шли по знакомому уже маршруту, но на этот раз не останавливаясь, гном пошел вглубь улочки, и, уже почти в конце остановившись, прошмыгнул в открывшуюся сбоку неприметную дверь. Тролль заскочил в середину здания следом за ним.
        Оказавшись в тесной темной комнатушке, гном уселся на стул у запыленного окна, сквозь которое мало что можно было увидеть. Тролль тоже опустился на стул по другой конец стола. Отерев обильно текший по вискам пот, гном оперся локтями на скрипящие доски, из которых было сколочено жалкое подобие стола:
        - Что, допрыгался? И чем ты меня слушал? Убивать ведь не обязательно!
        - Как будто, я сам выбирал с кем сражаться? - наклонился над столом тролль.
        - Да знаю, просто, когда ты расправился с первыми из этой банды, богатые люди, которые делают ставки наперед, сразу заметили тебя. А когда ты убил еще двоих, то подписал себе смертный приговор.
        - Дружки уже угрожали, но в счет можно не брать?
        - Если не убьют они, то к тебе подошлют, кого-нибудь посерьезней.
        - Какие есть предложения? - равнодушно спросил Джар.
        - Это не все, о чем я хотел с тобой поговорить, кстати, где ты был весь день? - возмущенно спросил гном.
        - Я не дрался сегодня, решил посмотреть на наших голубчиков.
        - А, ясно. Короче, слушай, я здесь не просто ставки принимаю. Как ты понимаешь, прибыл я сюда из Стальных гор.
        - Ну, это не сложно догадаться, - ухмыльнулся тролль.
        - Так вот, прибыл не сам. Под городом есть глубокий подземный лабиринт, в котором ведут исследования наши маги.
        Брови Джара удивленно поднялись вверх.
        - Месяц назад на группу напал невиданный ранее демон, мне приказали прислать письмо нашему общему знакомому Тиру и ждать ответа.
        - Так вот, что было в письме, - хлопнул себя ладонью по лбу воин.
        - Да, и если Тир не ошибся, а я такого вообще не помню, то сегодня-завтра нужно сваливать с города.
        - Я понял, - сказал тролль и, вылетев из комнатки, не прощаясь с гномом, стрелой помчался к арене.
        Весь маршрут назад тролль проделал за каких-то пару минут, махнув ничего не понимающим на воротах стражам, с которыми подрался в первый день, Джар быстрым шагом пересек внешний двор и, оказавшись под аркой, свернул в один из проходов. Пробежав несколько коридоров, сворачивая в нужных местах, он оказался в общем зале. Остановившись, чтоб ни у кого не вызвать лишних подозрений, тролль отдышался и ровным шагом зашел внутрь.
        Делая вид, что роется в вещах, воин изъял из сундука только самое необходимое - деньги, оружие и доспех всегда было на нем. Оглянувшись, он не увидел никого из недавно угрожающей троице, спокойно покинул помещение.
        Из-за дверей, за которыми находились стойла, послышались несколько голосов. Одна из створок отворилась, и из них выскочил смотритель, столкнувшись с троллем, он жалобно пискнул и кинулся вон. Ничего, не понимая, Джар вошел внутрь.
        В середине тролля ждала преинтересная картина. Посреди загона, злобно рыча и готовясь к прыжку, стоял Смерч. Напротив него, сжимая в руках, свое излюбленное оружие стояли эльф и человек с клеймором. Парочка маленькими шажками надвигалась на зверя.
        "Человек твой", - мысленно сказал зверю тролль, и тихо обнажив палаш, двинулся к спинам врагов.
        Обрадованный зверь, увидев хозяина, сразу же поспешил исполнить приказ. Издав убийственный рев, глаза волка засветились зеленым пламенем, и он бросился в атаку. Человек отпрыгнул в сторону, а эльф должен был напасть сбоку на забывшего о нем зверя, но тут к нему сзади подскочил тролль и вонзил в открытую спину меч. Глаза перворожденного удивленно расширились, а через секунду его тело упало на землю. Вытянув из поверженного противника меч, тролль повернулся ко второму бойцу, но с ним уже тоже было покончено. Не ожидавший атаки со спины, и полностью положившись на товарища, человек даже не успел выставить защиту, и волк попросту завалив его, перекусил шею.
        - Так, есть некогда, валить надо, - тролль принялся натягивать седло на послушно стоящего волка. Кое-как справившись за несколько минут, он запрыгнул на зверя и понесся вон из двора.
        На скаку Джар заметил, что двор заполнен бойцами и не только, видимо рев Смерча услышали многие, вылетев из ворот внешнего двора, тролль осадил волка и на секунду повернулся назад.
        Видимо, его мечтам не суждено было сбыться никогда. Посмотрев на ближайшие статуи самых первых чемпионов, которые в темноте слабо выглядывали из своих ниш, тролль тяжело вздохнул и направил волка по знакомой дороге, к логову гнома.
        Без происшествий, добравшись до места назначения и увидев раскрытые нараспашку двери, Джар оставил Смерча сторожить проход, а сам медленно подкрался к входу. Изнутри к острому слуху тролля доносилась непонятная возня.
        Заглянув внутрь, троллю было от чего удивиться. Посреди комнаты, распростершись на спине, лежало бездыханное тело одного из троицы врагов Джара. Пол был залит багровой кровью, запах которой сильно бил в нос. Рядом с телом валялся громадный эспадон.
        У дальней стены, отрыгнув от кровати, словно почувствовав присутствие тролля, повернулся к входу, держа в руках секиру с окровавленным лезвием, гном.
        - Спокойно, свои.
        Услышав знакомый голос, бородач опустил топор.
        - Не знал, что ты владеешь оружием, - показал на труп Джар.
        - Сейчас не до шуток, надеюсь, ты расправился с его дружками?
        - Ты еще сомневаешься?
        - Ясно, короче так, дела у нас хуже некуда, нужно немедленно покинуть город! - принялся панически кричать гном.
        - Постой, ты ведь говорил день-два...
        - Нет, твари перебили всю нашу группу, вот единственный, кому удалось вырваться наверх, - показал гном рукой на кровать.
        Подойдя поближе, тролль увидел перепачканного гнома с черной бородой.
        - Он умер только что. Сказал, что выставленный барьер продержится недолго, так что пора сваливать.
        Гном подбежал к столу, отбросил его в сторону. Под ним оказалась крышка широкого люка:
        - Чего встал? Помоги!
        Джар бросился на помощь, после нескольких секунд стараний вдвоем они смогли откинуть тяжелый люк. Снизу послышалось глухое рычание. Нагнувшись вниз гном, крикнул:
        - Топаз, на выход, живо, - и встав, отскочил в сторону. Тролль последовал его примеру.
        Из-под пола в комнату выскочил размером с волка тролля каменный ящер. Как-то раз Джар краем уха слышал что-то от Тира. Такие зверюги жили только под землей. По своему принципу, они были близки к каменным големам, но вот тела их были, как у ящеров, а вместо глаз поблескивали два янтаря.
        Появившись наружу, существо застыло на месте и уставилось на гнома. Тот в свою очередь тоже не отрывал взгляда от ящерицы. Тролль сразу догадался, что они тоже могут общаться мысленно, как и он со своим волком.
        Закончив мысленный диалог со своим "зверем", гном повернулся к троллю:
        - Теперь можно бежать, - держа в руках топор, двинулся на улицу житель гор. Каменное существо выбежало вслед за ним, замыкающимся был Джар.
        Сначала тролль боялся, что волку новый знакомый не понравится, но к его удивлению волку было абсолютно наплевать на каменное существо. Заскочив каждый на свое средство передвижения, путники двинулись по темной узенькой улочке. Впереди бесшумно скользил ящер. За ним вплотную следовал волк. Как только они оказались на главной улице, со стороны арены послышался громкий шум. Повернувшись, они увидели, как рушится здание арены, а из главных ворот несется толпа людей, вопя и затаптывая падающих. Над головами людей носились разноцветные дымчатые сущности. Когда они подлетали, чтобы выдернуть очередную жертву, дым преобразовывался в форму шара, который проникая внутрь живых тел, разрывал их, после чего становясь больше, неслись к очередным жертвам.
        Добравшись к первым жилым домам, демоны, легко пробивая окна, врывались в жилища мирно спящих жителей города. Обменявшись понимающими взглядами, тролль и гном бросились вон из города.
        Несколько голодных тварей устремились за быстро несущимися всадниками. За спинами убегавших рушились дома и не переставая кричали напуганные люди, гномы, эльфы и орки. Осознав, что грозит городу, уже появились первые здравомыслящие жители, побросав все и захватив с собой только деньги, бежали кто пешком, а кто конно подальше от опасности.
        Широкая улица помаленьку, но все же уверенно заполнялась народом. Над головами мечущихся горожан, кишели демоны, вырвавшиеся из подземелья.
        Первыми, кому удалось вырваться из кольца рушившихся домов и паникующей толпы, оказались Джар и его спутник. Ящер и волк мчались бок о бок, на запредельной скорости. Несколько тварей не желая упустить ни одного из смертных, упорно преследовали парочку беглецов.
        - Эй, гном? - надрываясь, прокричал тролль.
        - Что?
        - Есть какие-то идеи? Как их остановить или задержать?
        - Ты что, смеешься? Я почти все время, пока происходила экспедиция, провел в городе! Да и если те, кто был внизу, не смогли их остановить, то у нас и подавно не получится! - перекрикивая шум, доносящийся со стороны города, кричал гном.
        Дорога пошла под уклон и не готовый к этому тролль чуть не вылетел из седла, при этом огрев себя рукой по лбу. Рассекши себе лоб, Джар взглянул ну руку и увидел подаренное кольцо:
        "Если окажешься в безвыходном положении представь, как выпускаешь его..."
        Осадив волка, воин повернулся лицом к несущимся демонам. Не поняв сначала, куда делся только что несущийся рядом воин, гном обернулся назад и вскрикнул от неожиданности:
        - Совсем спятил?!
        Но тролль не обратил никакого внимания на крики гнома. Подняв вверх сжатый кулак, Джар представил, как из черного камня в кольце появляется сущность из черного дыма. Стоило ему только представить, как из камня вылетело, с каждым мигом становясь все больше, черное воющие пятно. Сделав круг вокруг своего освободителя, демон уловил ход его мыслей и ринулся на приближавшихся сородичей. Перед Джаром появилась огромная стена из черного дыма:
        "Уходи!" - услышал он у себя в голове.
        Повернув Смерча в сторону гнома, тролль бросился наутек, показывая следовать его примеру и бородатому воину. Не задавая лишних вопросов, тот направил ящера вслед за волком.
        Отбежав на приличное расстояние, беглецы осадили своих зверюг и повернули головы назад. Как раз в этот момент, черный дым, окутав всех преследовавших тролля и гнома тварей, взорвался с оглушающим грохотом, за взрывом последовала мощнейшая вспышка. Огромный выброс энергии повалил с ног и волка, и каменное существо. Оба всадника кубарем покатились по земле.
        Поднявшись, оба путника находились в полной тишине. Шар из черного дыма напрочь исчез, с ним же исчезли и выпущенные из-под земли демоны.
        - Вот мерзавец Тир, он сразу понял, чем все закончится, иначе точно бы никаких колец и ничего прочего не стал "дарить"!
        - Ага, это в его стиле, вечно чего-то недоговаривать, - облегченно согласился гном.
        - Кстати, все забываю спросить тебя, как звать то?
        - Генти, - протянул пухлую руку гном.
        - Джар, - ответил на рукопожатие тролль.
        - Я знаю, - ухмыльнулся гном.


        Глава 11. Морская гладь


        Как только все члены экипажа оказались на борту судна, капитан надрывным голосом принялся отдавать команды:
        - Сняться с якоря! Поднять паруса, да поживее, чтоб вас Кракен побрал! Штурман, лево руля, курс на Лиран!
        - Слушаюсь, кэп!
        Вокруг немного опешивших троллей в разные стороны метались люди. Каждый из них имел свою роль, без которой весь механизм команды мог сломаться и тогда посудина стала бы неуправляемой.
        К парочке троллей неожиданно подбежал среднего роста прыщавый юнец:
        - Значит так, это вы у нас пассажиры новые?
        - Точно, - повернулись к нему тролли.
        - Пока мы отплываем, чтобы никому не мешать, предлагаю спуститься в нижнюю часть корабля, - и двинулся к ступеням, ведущим вглубь корабля в носовой части.
        Валь и Храс переглянулись и молча последовали за пареньком, время от времени отпрыгивая в сторону или уворачиваясь от бегавших матросов.
        Добравшись до лестницы, гости корабля спустились в слабоосвещенный кубрик. Здесь, меж деревянных колонн, на которых держалась палуба, были развешаны гамаки, на которых спали моряки. У стенок корпуса стояли ящики и бочки с разными товарами. Так же на полу были расстелены покрывала, на которых тоже спали некоторые члены команды. Шаманы выбрали себе небольшой мохнатый коврик, закрытый несколькими ящиками и уселись на него.
        - Хотел тебя спросить, еще после посвящения, - сказал первым Валь'джен.
        - О чем?
        - Что мы будем делать на материке? - понижая голос, подался вперед тролль.
        - Учитель никогда не рассказывал тебе об Академии Магов в том полушарии? - также тихо спросил Храс.
        - Нет, да и мы вообще редко разговаривали о чем-то, в основном только о шаманстве, - озадаченно начал вспоминать Валь все свои разговоры с наставником.
        - Что ж, тогда слушай. Посреди Средиземного моря находится странное пятно, вроде черной дыры. Оно появилось несколько сотен лет назад, когда маги из академии что-то не поделили между собой. Разыгралась грандиозная магическая битва, после которой весь остров, поднялся в небо, а под ним образовалась черная дыра. После долгих исследований волшебники научились извлекать из пространства над дырой новую, чистую энергию. Наш учитель знаком с некоторыми магами оттуда. Они рассказали ему, что за последние десять лет площадь дыры начала потихоньку увеличиваться, чего не наблюдалось уже более двух сотен лет.
        - Так ты хочешь, что бы мы пробрались к дыре?
        - Да, но сделать это не так просто. Во-первых, нужно стать учеником академии...
        - Снова испытания? - перебил его друг.
        - Нет, нужно просто прославиться, стать видным магом, сделать что-то, чтоб о нас заговорили.
        Валь откинулся назад и оперся на ящик спиной:
        - Насколько я понимаю, вы уже и план составили.
        - Да, учитель посоветовал несколько мест, - прикидывая что-то в голове, ответил Храс, не замечая, как злобно блеснули глаза Валь'джена.
        - Интересно, а ваш план входило, чтоб сдохли все, кроме тебя? Может, я тоже должен был не пройти? - еле сдерживая гнев, проговорил тролль, подобрав под себя ноги.
        Не ожидавший ничего подобного Храс, выпрямившись, застыл, не мигая и не двигаясь. Его и так круглые глаза, казалось, стали еще больше:
        - Что? Да как? Ты что? Ведь мы же с детства? А мой брат?
        - Откуда мне знать? Возможно, учителю нужен был только самый сильный, - холодно проговорил тролль.
        - Ты чего, Валь? - дрожащим голосом переспросил Храс. - Все не так!
        - Тогда докажи! - тролль резко поднявшись бросился к другу и, схватив того обеими руками за горло, пристально посмотрел в глаза.
        В глубине глаз троллей начал разжигаться магический зеленый огонек. С каждой секундой он становился все больше и ярче. Уже через минуту глаза обеих полыхали ярким пламенем, которое соединившись воедино, покрыло тела шаманов целиком. Вся нижняя палуба освещалась пульсирующими волнами зеленого света.
        Сознание Валя слегка помутилось. Последнее, что он видел в реальном мире, было лицо Храса залитое зеленым огнем и застывшее от удивления и, как показалось троллю, обиды.
        Взор стали затемнять черные неровные пятна. Сначала они были мелкими и держались перед взором шамана недолго. Но, постепенно увеличиваясь и задерживаясь на более долгое время, через несколько минут полная непроглядная темнота поглотила его сознание.
        Мгновенная белая вспышка и, вот он - Валь'джен стоит посреди джунглей. Вот только что-то в них не так. Обычно яркие зеленые растения словно потеряли все свои краски. Вокруг все было какое-то тусклое. Валь подумал, что так, наверное, выглядит мир духов.
        Вдруг, за спиной тролля послышался мягкий шелест чьих-то шагов. Обернувшись, он увидел их учителя и Храс'джела. Неспешно идущая меж разноцветной зелени пара троллей тихо о чем-то разговаривала. Чтоб узнать о чем, Валь сделал несколько шагов им на встречу, и пристроился сбоку от мудрого наставника. На него, конечно же, никакого внимания разговаривавшие между собой не обратили.
        - ... в самом центре Средиземного моря, находится летающий остров Меон. Он был средоточием магии с давних времен. Туда принимали всех. Магистрам было плевать, какой ты расы, какого цвета твоя кровь или кожа, на каком языке ты разговариваешь и так далее. Единственное к чему они питали интерес, так это магический потенциал своих учеников.
        - К чему вы ведете, учитель? - в голосе Храса звучал нешуточный интерес.
        - Помнишь, когда мы с тобой изучали карту нашего мира, я рассказывал тебе о некоей Черной дыре?
        - Конечно...
        - Так вот, - перебил старик, - с каждым годом духи, волнуются все больше и больше. От академии волшебников в наш мир излучаются эманации отрицательной энергии. Совет шаманов хочет разобраться во всем, но принимают только молодых и потенциальных учеников. Наше время уже прошло.
        - Вы хотите, чтоб я поступил в академию? - с полной готовностью спросил молодой ученик.
        - И не только ты, было бы неплохо, чтобы поступила вся ваша пятерка. Вы были моими самыми лучшими учениками.
        - А что совет?
        - Чтобы быть полностью уверенными, они придумали вам практически не выполнимое задание. О том, что его пройдут все и речи быть не может. Но помни, чтобы не стало, вы должны держаться друг друга, только тогда выживите.
        - Как думаете, скольких ждет смерть? - тихо прошептал тролль.
        - Двух, как минимум! - твердо ответил ему старый шаман.
        Плечи Храса слегка поникли. Валь'джену показалось, что он вот-вот заплачет.
        - Не думай о плохом, иначе беда настигнет быстрее, чем предначертано судьбой. Верь в свои силы и в своих друзей.
        - Хорошо, - уже более твердо отозвался ученик.
        - А теперь иди, отдыхай, у вас завтра тяжелый день.
        - Как скажите, мастер, - с уважением проговорил Храс и, поклонившись, поспешил оставить старика наедине с лесом.
        Еще несколько мгновений Валь смотрел в удаляющуюся спину друга, а потом и так тусклые цвета окружающего мира воспоминаний начали рябить черными пятнышками, которые, соединившись опять в непроглядную тьму, выбросили сознание тролля в настоящий мир.
        Перед глазами снова появилось лицо друга. Но все вокруг было естественных цветов. От зеленого огня не осталось ни единого следа и упоминания. Сразу же к голове приступила колющая боль. Валь потер виски и снова взглянул на друга, но тот озадаченно смотрел по сторонам. Вокруг троллей, казалось, собралась вся команда. В глазах людей читался неподдельный страх.
        - Что это было, якорь вам в глотки? Вы, что утопить нас хотели? - дрожащим, то ли от страха, то ли от гнева, голосом спросил капитан.
        Храс непринужденно поднялся и, поравнявшись с ним, ответил:
        - Мы здесь просто выясняли кое-что, но теперь все нормально. А за корабль можете не беспокоиться, разрушительными чарами мы будем пользоваться только в случае нападения на нас, - холодно проговорил Храс и, бросив злобный, полный обиды и укора взгляд на друга, принялся проталкиваться сквозь толпу, продвигаясь наверх.
        Красное лицо оставшегося внизу тролля, казалось, стало еще более румяно-алым. Люди еще пару секунд поглазели на пассажира корабля и, тихо перешептываясь между собой, начали покидать нижние помещение.
        Валь опустил голову и прикрыл лицо ладонями:
        "Как же так? Как я мог усомниться в нем? Нет! Нет! Мне нет прощения..."
        Еще около часа тролль так и просидел в одиночестве, не меняя позы. Его голову переполняли мысли только об одном, душу терзали воспоминания о его ложном недоверии и подозрении. Наконец, немного успокоившись, шаман попытался отогнать злые мысли, чем подальше. Забросив тяжкие думы далеко-далеко в самую глубь своей сущности, тролль начал прислушиваться к окружающему миру.
        Над головой не переставая, доносился топот ходивших туда-сюда моряков. Иногда где-то сбоку до ушей Валь'джена доносился странный протяжный скрип досок. Корабль плавно покачивался на волнах. Только теперь, отвлекшись от всего, Валь почувствовал это методичное убаюкивание, вот только спать от него не хотелось. Напротив, с каждой секундой живот тролля переворачивался все сильнее и норовил вывернуть наружу все свое скудное содержимое. Кожа шамана покрылась бледно-розовыми пятнами. Понимая, что еще чуть-чуть и он не сдержится, Валь быстро поднялся на ноги и стрелой помчался наверх.
        Оказавшись на свежем воздухе, он резко осмотрелся по сторонам и рванул к правому борту. И вовремя оказавшись у борта, Валь перегнулся через него и из его рта в воду полетела мерзкая желтая рвота. Приход очередной волны к горлу сопровождался болезненными судорогами в области живота. Несколько человек, сообразив в чем дело и сразу же подбежав к троллю, подхватили того, чтоб он вдруг не перевернулся вниз. Подождав, пока из него все выйдет, один из людей подхватил его тело взял на руки.
        - Отнесите его в каюту капитана, на голову сделайте компресс и оставьте полежать до завтра, - послышался со стороны чей-то голос.
        А потом Валь уже ничего не слышал, так как сознание покинуло его.
        По телу растекалась приятная теплота. В очередной раз чья-то заботливая рука приложила ко лбу что-то холодное, но в то же время приятное. Наконец в ослабших веках накопилось достаточно сил и Валь смог их немного приоткрыть. По ощущениям ему сразу стало ясно, что он лежит в теплой удобной постели, возле которой взад-вперед расхаживал Храс, изредка кидая на друга озабоченный взгляд.
        - Храс, Храс, - еле слышно прошептал ослабший тролль.
        Но друг сразу услышал знакомый голос и тут же наклонился над ним:
        - Ну, как ты? Стало легче?
        - Прости...
        - Да ничего, не за что прощать. Думаю, я поступил бы так же, дружище, - успокаивающе перебил друга шаман.
        - Сколько я уже лежу?
        - Со вчерашнего обеда, а сейчас уже вечер.
        Валь'джен понимающе кивнул.
        - Послушай, хочу тебе кое-что сказать, - на секунду, собираясь с мыслями, запнулся тролль и продолжил, - если следующий раз захочешь опять заглянуть ко мне в голову, то попроси нормально, мне от тебя скрывать нечего.
        - Хорошо, как скажешь, - закрыл глаза Валь, притворяясь, что силы снова покидают его, так как, он понимал, что теперь ему придется выслушать целую лекцию от друга.
        - Ничего не хорошо, - повысил голос Храс, - и не вздумай притворяться. Ты понимаешь, что мы могли натворить, если бы я начал сопротивляться. Да ты сам чуть весь корабль на дно не пустил. От меня теперь почти все шарахаются на борту.
        - Ну, извини, признаю, погорячился я, - виновато проговорил тролль.
        - Ладно, мне тут одежды на двоих выдали, намного удобней, чем была у нас. Так что, как встанешь, возьмешь свою со стула.
        Только сейчас Валь обратил внимание, во что одет его друг. Храс был обут в простые моряцкие сапоги, льняные штаны и просторную рубаху. Если не приглядываться, его можно было принять за одного из членов команды. Когда он закончил с остальными указаниями, которые лежащий тролль пропустил мимо ушей, Храс вышел из каюты.
        Шаман опять закрыл глаза. С каждой минутой ему становилось легче. Свежие силы потихоньку собирались в его теле:
        "Да, вот так учудил. И действительно, сам виноват же. Надо быть менее вспыльчивым".
        С этими мыслями тролль неспешно поднялся с кровати, и, отбросив в сторону покрывало, потянулся к стулу, на котором было аккуратно сложена такая же одежда, как и у Храса. Рядом с кроватью стояли такие же сапоги. Не вставая с постели, тролль натянул на себя холодную рубаху, а уже, чтоб надеть штаны, пришлось вылезать из теплого гнездышка. Облачившись в одежду цивилизованного существа, тролль почувствовал себя намного комфортнее, чем в своей старой повязке.
        За сутки, которые он пролежал суставы немного застоялись. Валь сделал пару упражнений, разминая ноги, руки, шею и туловище. Через пару минут, когда он закончил, пришло время прогуляться на свежем воздухе.
        Тролль осторожно приоткрыл дверь, которая вывела его в пустынный узкий коридорчик. Выбрав сторону, которая вела наружу, он вышел на верхнюю палубу.
        На борту корабля творилась непонятная суматоха. Сверху, над головой тролля, раздавались громкие приказы капитана корабля. Не понимая, что случилось, шаман подошел к борту и посмотрел на воду. Волны стали больше чем вчера, хотя то, что корабль сильнее качало, он не почувствовал. Валь отвернулся от воды и как раз в этот момент мимо пробегал прыщавый юнец, который показал троллям нижнюю палубу. Тролль выпустил вперед руку и остановил парнишку:
        - Что происходит? Что-то случилось?
        - Разуй глаза, слева по борту какая туча, - указал рукой в небо юнга, - скоро начнется шторм, - прокричал он и побежал дальше.
        И правда, над ними небо пока что было чистым, но с запада двигалась огромное черное облако. Взглянув снова на волны, шаман заметил, что они увеличиваются в бешеном темпе.
        На корме капитан отогнал от штурвала рулевого и сам управлял судном и параллельно отдавал приказы. Рядом с ним, опершись на бортик, стоял Храс и с интересом наблюдал, как ловкие матросы управляются с кораблем.
        Валь решил снова поговорить с другом. Поднявшись на капитанский мостик, он подошел к троллю:
        - Успеем уйти от шторма, - послышалось за спиной у Храса.
        От неожиданности он даже подпрыгнул:
        - А, это ты. Да вроде успеваем. Но теперь на два-три дня больше придется поплавать. Мы немного отклонились от первоначального курса и теперь делаем небольшой крюк.
        - Зато целей будем, - поддакнул Валь.
        - Да, это точно, - послышался сзади голос капитана. Штурвал он вернул рулевому, а команды уже все были отданы, - Ветер попутный, наша ласточка идет полным ходом. А как ваше самочувствие, уважаемый? - это уже к Валь'джену.
        - Живой, как видите, - развел руками тролль.
        - Вот и отлично, только вы так больше не шутите, - хохотнул толстяк, и направился вниз, на палубу.
        - Слушай, я еще раз хотел попросить у тебя прощения...
        - Я уже тебе говорил: все нормально, - перебил друга Храс.
        - Ну, если все нормально, тогда скажи, что мы будем делать дальше.
        - Учитель рассказывал, что на самом юге есть местность, которую называют Чумными землями. Чума косит людей, орков и гномов без разбору, но он говорил, что это можно остановить.
        - А как именно, он не сказал?
        - Сказал только, что нужно искать ответы там, - задумавшись, проговорил тролль.
        - Как всегда, - сокрушенно прокомментировал Валь.
        - Еще учитель говорил, что те, кто умирают от болезни - настоящие везунчики.
        - Что значит - везунчики?
        - По настоящему не везет тем, кто после смерти, на следующий день подымаются в виде чумных зомби. И самое страшное то, что они вроде все понимают, но контролировать себя совершенно не могут.
        - И ты хочешь это остановить, а потом чтоб о нас все узнали? Тогда думаешь, нас примут в академию?
        - Ну...
        - А что еще предлагал учитель?
        - Поверь, туда добраться сложнее, чем справиться здесь.
        - Ясно, что ж, тогда держитесь, поганые зомби, - хохотнул Валь и отвернулся от друга.
        Из-за того, что им пришлось сделать небольшой крюк, путешествие троллей на материк слегка продлилось. Еще два дня прошло без происшествий и в полной рутине. Шторм прошел мимо корабля, благодаря чему небольшое напряжение в команде и вовсе улетучилось. Между собой оба тролля практически не общались. Каждый занимался, тем, что хотел. Храс предпочитал расспрашивать моряков, отзывчивых на разговор, о морском деле и что собой представляет корабль. Валь, как всегда, был замкнут в себе и предпочитал оставаться наедине со своими мыслями. В отличие от друга, который все время проводил на палубе между матросов, тролль сидел в кубрике. Он думал о том, что их ждет дальше, а также практиковался в своих магических навыках, повторял заклятия и медитировал. Кормили пассажиров отлично, три раза в день, за обеими посылали юнгу, который приводил их в каюту капитана. За этим столом шаманы увидели столько новой и разнообразной еды, сколько не видели за всю прошедшую жизнь. Также их знания в области морской флоры и фауны сильно расширились. Особенно троллей заинтересовали рассказы о морском боге - Кракене, который в
ярости превращался в громадного осьминога и мог потопить целый флот. Вот только о нем не слышали ничего уже несколько столетий, поэтому рассказы о нем считались либо сказками, либо выдумками.
        На следующие утро шаманов разбудил звонкий крик юнги:
        - Земля! Земля, прямо по курсу!
        Услыхав это, оба тролля наспех собрались и, поднявшись на палубу, сразу же кинулись к перилам, у которых с подзорной трубой в руках стоял капитан небольшого парусника.
        - Так-так-так! Кажется, с нами хотят повеселиться, - себе под нос проговорил толстяк.
        Тролли посмотрели друг на друга, не совсем понимая.
        Заметив их слегка удивленные взгляды, Сорис, так звали торговца и по совместительству капитана корабля, взялся объяснить:
        - Видите вдалеке на горизонте две маленькие точки? - указал куда-то вдаль пальцем.
        И в правду, прищурившись можно было увидеть на границе неба и воды две, стремительно увеличивающиеся, точки.
        - Это корабли? - догадался Храс.
        - И не просто корабли. Это шебеки, на которых в основном плавают пираты этих вод.
        - Так ведь они за несколько миль от нас, ветер попутный, мы легко сможем уйти...
        Храс запнулся на полуслове, так как владелец судна принялся громко смеяться, схватившись одной рукой за живот:
        - У шебек, в отличие нашей посудины косые паруса, а это значит, что в скорости и маневренности они намного превосходят нас. Да и вооружение мощнее нашего.
        - Тогда может подойти к ним вплотную, а тогда вступить в рукопашную, - предложил тролль.
        На палубе в очередной раз раздался смех:
        - Это пираты! А у меня купеческий корабль! Мои люди научены торговать, а не убивать! Конечно, если б это был один корабль, то попробовать бы стоило, но их два! - терпеливо, но все-таки на повышенном тоне, пояснил купец.
        - Скажите, а на пиратских судах есть маги? - это в разговор вмешался Валь.
        - Только на самых больших и богатых.
        - Ну, так вот, думаю, что с нашей помощью есть шанс спастись, - гордо проговорил тролль, получив от Храса одобрительный кивок.
        Сорис почесал лысую голову, подумал немного, взвесил все за и против и, в конце концов, согласился.
        - Ваша взяла, дадим бой! Все к оружию, - это уже своим людям, - пушки в боевую готовность! Разворот на сто восемьдесят градусов! Покажем этим паршивым гиенам! Да поможет нам Кракен!
        - Да! Покажем им! - кричали довольные матросы метушась по палубе. Одни бросились вооружаться абордажными саблями и пистолями, другие готовили пушки и ядра, которых было не так уж и много, третьи управлялись с кораблем. Хозяин судна, во всю надрывая голосовые связки, безостановочно отдавал приказы, ему сразу удавалось командовать и следить абсолютно за всем, что творилось на корабле.
        Сделав оверштаг - крутой разворот назад, корабль приспустил паруса. Две пиратские шебеки стремительно приближались.
        Чтобы рассмотреть членов команды врагов уже не требовалась подзорная труба. Тролли, да и остальные, находившиеся на борту судна, уже отчетливо видели грозно махавших абордажными саблями и топорами пиратов всех мастей. Кроме карликов и гоблинов на приближавшихся кораблях были представители всех остальных разумных рас. Пираты радостно махали саблями и что-то кричали, но из-за расстояния пока сложно было разобрать, что именно летело из их ртов, скорее всего - разные обидные фразы.
        Обе шебеки были вооружены получше, чем торговая шхуна. На корабле Сориса были установлены простые пушки, а у пиратов дальнобойные коронады.
        Когда пираты уже почти вплотную подплыли к медленно плывущей шхуны, торговый корабль начал поворачивать левым бортом к обоим противникам:
        - Огонь! - прогремел зычный голос канонир.
        В тот же миг над морской гладью раздался громкий рев стреляющих пушек, борт корабля на некоторое время охватило дымом. А через несколько секунд враги тоже ответили залпами с обеих шебек. У шаманов на некоторое время заложило уши и бросило на палубный настил, - одно ядро разнесло часть борта прямо возле них.
        С одного корабля команда неприятелей забросила на "Скат" крюки и бросилась брать на абордаж. Некоторые смельчаки с саблями в руках бежали по тонким доскам, протянутым над водой меж кораблями, а другие и вовсе перелетали расстояние на канате. Пока пассажиры шхуны очухивались от перестрелки, члены экипажа шхуны столкнулись в бешеной рубке с противниками.
        Второй корабль неприятеля подплыл с другой стороны, и тоже нанеся залп по торговцу, принялся идти на абордаж. Хорошо, что канонир не сплоховал и вовремя дал команду стрелять. Но в отличие от левого борта, эти пушки были заряжены картечью, которая неплохо проредила ряды неприятеля, подошедшего очень близко.
        Первым пришел в себя Храс, который сразу же трезво смог оценить обстановку. Повернувшись к другу, он увидел, как со спины на поднимающегося Валь'джена набегает вооруженный внушительным топором темнокожий человек. Не долго думая, тролль прыгнул вперед, отбросил товарища в сторону и, применив к своим рукам заклятие Каменной кожи, принялся драться в рукопашную с пиратом.
        Противник хотел нанести удар сверху вниз, но к его удивлению вместо того, чтоб отрезать подставленную руку, оружие остановилось, а через секунду и вовсе вылетело из рук. Дальше он уже ничего не понимал, так как второй рукой Храс'джел нанес удар в грудь, после которого негр попросту вылетел за борт.
        Сзади подошел Валь:
        - Спасибо, я в долгу!
        - Да не за что, - пожал плечами Храс, - так, хорош тратить время на разговоры, я беру правый борт, а ты левый, - и с этими словами тролль кинулся помогать ближайшему товарищу.
        Валь двинулся в свою сторону. Ближайшим к нему оказался юнга, мальчишка, который знакомил их с кораблем и членами его команды. На залитого потом паренька наседал широкоплечий гном. Еще немного и молодой морячок обессилено опустит руки и ему настанет конец, но шаман решил вмешаться. Выставив вперед руку и протянув ее в сторону пирата, тролль прокричал слова заклинания и с его пальцев сорвался поток пламени, который, угодив в спину врага, наносившего последний удар, растекся по всему телу бешено кричащего гнома. Повернувшись назад, он увидел своего обидчика, и хотел, было отомстить, но с рук тролля сорвался огненный шар, который снес врага с ног, а осмелевший юнга, подбежав к лежащему противнику, отсек ему голову.
        Каким-то шестым чувством, почуяв у себя за спиной неладной, тролль прыгнул вперед и, перекатившись, повернулся к врагам. Их было сразу трое: орк и два человека. В рукопашную идти не было никакого смысла, в отличие от Храса, Валь предпочитал сражаться на расстоянии.
        Став в удобную позицию, тролль принялся повторять про себя заклинание. Так как троица противников понимала, с кем имеет дело, то пираты не очень спешили подходить. Вдруг, глаза тролля зажглись, синим пламенем.
        Орк, первый понял, в чем дело:
        - Рубите его! - завопил он и первым бросился на шамана, занося над головой саблю, но было уже поздно.
        Тролль выбросил одну руку вперед, из которой сразу же устремились во врагов три потока молний. Тела пиратов замедлились, по их лицам было видно, что они испытывают не самые приятные ощущения.
        А вторую руку шаман простер к небу. Сжатый кулак зажегся таким же огнем, как и глаза Валь'джена. Между нападавшими врагами, прямо из палубного настила проломился деревянный тотем, от которого во все стороны хлынула волна пламени, сжигая всех на своем пути. Как только тотем начал действовать, тролль остановил замедляющие чары. Вся троица, решившая его зарезать, каталась по палубе, дико вопя от боли, помимо них, магия задела еще несколько пиратов и союзников, которые кричали не хуже первых пострадавших.
        Благодаря магии троллей команда "Ската" все еще держалась, хотя на каждого сражавшегося приходилось почти по два пирата. Получив минутную передышку, так как все вокруг тролля были заняты собой, Валь обернулся посмотреть, как обстоят дела у его друга.
        Храс тоже неплохо справлялся, наложив на свое тело сразу несколько силовых щитов, тролль попросту разрывал своих противников голыми руками. А некоторых поражал шариками чистой энергии, которые, попадая во врагов, рассасывались по туловищу, а после, тело рассыпалось серой трухой, так как организм простого существа, не владеющего магической силой, не выдерживал такого напора силы сразу.
        Оценив силы торговцев и пиратов, Валь сделал вывод, что шансы на победу равные и тут ему в голову пришла идея. Тролль бегом поднялся на шканцы в корме и начал звать друга:
        - Храс! Храс! - но в таком шуме шаман никак не мог докричаться до него.
        Тогда он решил позвать другим способом. Убедившись, что рядом никого нет и про него на время забыли, тролль закрыл глаза и мысленно потянулся к своему товарищу:
        "Храс! Я на корме. Двигай ко мне, у меня возникла небольшая идея".
        "Уже бегу!" - раздался ответ в голове тролля.
        Открыл глаза, ему снова повезло, так как к нему поднималось еще двое врагов. На этот раз это были гном и эльф. Не теряя времени, толчком силы Валь оглушил эльфа, а когда гном бросился на него, шаман выставил перед собой руку и сжал кулак, словно брал кого-то за горло. Бешеный крик пирата оборвался и он замер на месте, его тело начало светиться зеленым светом, а через мгновение дух гнома, отсвечивая зеленым, оказался в руке у Валь'джена. Пока тролль ехидно смотрел в лицо бьющейся в его руке сущности, которая понимала, что сейчас будет, в себя пришел эльф. Поднявшись, морской разбойник на секунду опешил от увиденного, но все же взяв себя в руки, твердым шагом двинулся на врага.
        Когда врагов отделяло всего три-четыре шага, Валь швырнул душу гнома в его сообщника. Влетев в новое тело, две души в котором не смогли бы никогда ужиться, они попросту разорвали его на куски.
        Как раз в этот момент по ступеням поднимался Храс. Услыхав позади себя топот, он повернулся и снес еще двоих пиратов заклинанием ветра.
        - Так, ставь барьеры, чтобы никто не смог сюда забраться, - начал командовать Валь.
        - А что ты, собственно говоря, придумал? - спросил второй тролль, выставляя магическое поле.
        - Я попытаюсь вызвать сразу несколько тотемов, которые увеличат скорость и силу наших союзников, а ты кидай на них метки.
        - И как мы сразу-то не додумались, - ударил себя по лбу Храс и, закончив с защитой, набросил плеть на руки друга, чтобы их заклинания действовали сообща и, подбежав к бортику, принялся ставить метки на членов команды шхуны.
        Валь'джен, сев на холодные доски, отключил свой мозг от внешнего мира. Слившись с другом, у него перед глазами вспыхивали красные точки - метки, которые набрасывал Храс и которых становилось все больше и больше. Подняв перед собой руки с горящими фиолетовым светом пальцами, шаман принялся рисовать в воздухе руны, готовя поистине мощное заклятие. Чары такого уровня были одними из самых сложных, так как вызвать сразу три тотема могли только настоящие мастера, но тролль верил в себя и эта вера придавала ему безграничные сил.
        Закончив с руной, Валь перерезал парящий рисунок надвое ладонью и толкнул вперед. Открыв глаза, он увидел, как Храс сдерживает силовой щит из последних сил. Пираты, наконец, поняли, что в первую очередь для победы нужно избавиться от троллей. Все оставшиеся противники окружили корму шхуны и упорно давили на защитное поле. В центре палубы стояли три больших столба - тотемы ветра, которые придали неимоверной силы торговцам.
        Моряки во главе с Сорисом, у которого был пробит бок и прострелено плечо, наседали на отбивавшихся пиратов, которые прикрывали спины своим подельникам.
        У Храс'джела уже практически не осталось никаких сил, еще чуть-чуть и он упадет от изнеможения, из его ушей, глаз и носа сочились красные струйки алой крови.
        Нужно было спасать друга и ситуацию, хоть торговцы во всю рубили пиратов, но их еще было достаточно, чтобы прорваться сквозь защиту. Подбежав к другу, тролль схватил его за плечи и принялся подпитывать своими силами. Почти ушедший в небытие, Храс начал приходить в себя, но теперь он вообще ничего не делал. Его тело было всего лишь посредником между магическим щитом и Валем. Но во время перехода, поле на миг ослабло и так получилось, что шаман оказал Храсу медвежью услугу. Некоторые пираты пытались прострелить силовое поле и в этот миг несколько выстрелов прошли внутрь и угодили в грудь Храса, который закрывал собою Валь'джена.
        Вдруг тело тролля обмякло и начало падать. Ужас пролетел в глазах друга. Осознав, что теперь он один остался живым из всех его товарищей, его охватил необузданный порыв ярости. Возненавидев своих врагов, которые по своему же несчастью напоролись именно на них, шаман сжал щит. Теперь он был словно в магическом коконе.
        Увидев, что магия исчезает, пираты бросились к троллю, который просто стоял на месте и со злобным, ехидным интересом рассматривал, как его окружают.
        Когда он собрался с последними силами, над палубой раздался сумасшедший истеричный крик:
        - Получите, твари!
        Заорав во всю глотку и выбросив в стороны обе руки, кокон вокруг шамана взорвался яркой разноцветной магической волной, разрушая все на своем пути, разрывая тела пиратов и торговцев, разнося в щепки корпусы всех трех кораблей.
        Уже через несколько секунд, Валь теряя последние силы, барахтался в соленой воде, которая была красной от крови. Вокруг тролля плавали разорванные обрывки тел и доски. Забравшись на бревно, оставшееся от мачты, тролль закрыл глаза и канул в черную пустоту.


        Глава 12. Белая мгла


        Несколько часов спустя путникам показалась темно-серая полоса деревьев, меж которыми в воздухе у подножья лесных истуканов витала белая, густая мгла.
        - Главное пробраться спокойно сквозь топи, а дальше ты и сам сможешь продолжить свой путь, - осведомил тролля человек.
        Крускор в ответ только кивнул.
        На какую-то секунду в мозг воина пробралась гаденькая мысль и он покосился на Баруга, который, непринужденно двигаясь рядом, насвистывал какую-то веселую песенку. Желая отогнать плохие мысли, куда подальше тролль отвернулся от своего спутника и поднял желтые очи к небу.
        Время двигалось ближе к вечеру. Поэтому небесные бескрайние просторы не спеша затягивались синими и, кое-где на востоке, розовыми оттенками. И ни одно облако, ни одна птица или иное летающие существо не осмеливались закрыть собой хотя бы маленький кусочек небосвода, словно желая, чтобы путники перед въездом в затуманенный лес сполна насладились небесной красотой. Как будто, понимая это, тролль не отрывал от небесного пейзажа своего взора прямо до самой линии первых лесных часовых.
        Оказавшись под сплошной тенью, которую создавали деревья, Крускор забыл о небесных красотах и повернулся к Баругу:
        - Что это за туман?
        - Не туман, а мгла, - поправил тролля его спутник, - насчет нее можешь не переживать, она всегда тут присутствует.
        - Хорошо, как думаешь, за сколько нам удастся пройти через болото.
        Человек на минуту задумался:
        - Если не встретим никого, то за пару часов управимся. Здесь главное быть очень тихим, тогда наш путь будет и быстрее, и безопаснее.
        Тролль кивнул в ответ и предоставил спутнику возможность идти первым.
        Человек хмыкнул и спешился:
        - Повторяй за мной и ничего не спрашивай.
        Отойдя от Крускора и лошадей на несколько шагов вглубь леса воин, остановившись, присел и носом начал улавливать понятные только ему одному запахи. Он внимательно огляделся по сторонам, потрогал рукой почву, а потом и вовсе лег наземь и приложился ухом к земле.
        Наблюдая за своим проводником, тролль сразу же догадался, что эта местность, не взирая на свою сырость и неприязнь, видимо, кем-то заселена и, причем существами не одной разновидности и не столь дружелюбными, раз человек так осторожничает. Чтоб спутнику случайно не помешали кони, а то мало ли, что они учуют, Крускор принялся обоих медленно гладить по холке и нашептывать тихим голосом ласковые слова.
        Наконец, удостоверившись, что им ничего не угрожает, человек вернулся назад:
        - Вроде чисто, - вытер он со лба пот, - так что надо поспешить...
        - Погоди, погоди, - прервал его тролль, - может, объяснишь мне, с какой стороны ждать угрозы, - скрестил руки на груди тролль, показывая, что и с места не сдвинется, пока ему не объяснят, кто обитает вокруг и как обстоят дела вообще.
        Человек тяжело вздохнул:
        - Ну, значит, пока, боятся нечего, вокруг нас на несколько миль ни одной живой души, но, - понизил он голос и поманил Крускора к себе поближе, - но следует помнить о тех, кто живет под этой землей, - кивок вниз, - о тех, кто живет на кронах деревьев, - кивок ввысь, - и, наконец, о змеелюдях, которые считаются хозяевами этой местности.
        Тролль слушал не перебивая, а когда Баруг закончил, повторил все выше сказанное про себя.
        - Еще одно, - вспомнил воин, - идем тихими, размеренными шагами, лишних звуков не издаем, нам нужно успеть добраться до середины, пока мгла не стала еще гуще и пока в ней есть свободные пятна, иначе потом нам будет совсем не сахарно.
        Крускор пожал плечами и подождал, пока его спутник со своим конем пройдет немного вперед, в свою очередь тоже осторожно ступая, двинулся за ним.
        Шли молча. У тролля появилось свободное время для своих нужд. И он, воспользовавшись этим, решил проверить, какая дистанция между ним и Сердцем. Настроив свой организм четко следовать за человеком, а ноги наступать на следы своего провожатого, Крускор отключился от реального мира и ушел в недра своей души. Он перестал видеть, его сознание находилось в полной тишине. Воин начал внимательно вслушиваться в даль и уже после нескольких попыток его старания увенчались скромным успехом. Где-то в непроглядной темноте еле-еле слышалось слабое ритмичное постукивание. Прикинув, сколько нужно сократить, чтобы добраться к ворам, тролль поначалу разозлился, но взглянув на обстановку с другой стороны, тут же успокоился, так как расстояние осталось неизменным.
        Придя в себя, Крускор уткнулся в спину Баруга, чем вызвал массу негодований и шипений в свой адрес:
        - Да, что с тобой? - злобно прошептал человек. - Я же три раза сказал остановиться.
        - Что? - еще слабым голосом переспросил тролль.
        Воин ничего, не объясняя, вплотную приблизился к троллю и, зажав ему ладонью рот, прижал к стволу ближайшего дерева:
        - Да что с тобой?
        - Я уже в норме, - последовал в ответ.
        Взгляд Крускора стал действительно осмысленным и теперь, посмотрев вокруг себя, он осознал, что прижат Баругом к стволу высокого древа, а их лошадей нигде не видно, и что самое худшее, они по колени стояли в белой мгле.
        - Куда девался твой конь, мы ведь только полчаса, как тут находимся, и стоило мне ненадолго отвлечься, так пожалуйста.
        - Я проверял расстояние между мной и моими должниками, - нашелся тролль, отталкивая от себя человека.
        - Хорошо, хоть копье не потерял, а то если нападут на нас, то я один мало, что смогу противопоставить...
        - Кстати, насчет лошадей, а твоя то где? - перебил его Крускор.
        Человек виновато опустил глаза и отвернулся:
        - Упустил, а она чего-то сорвалась и урвала куда-то, и я думаю, что это неспроста, - многозначительно завершил он.
        - Мгла давно обступила нас?
        - Минут десять. Может чуть больше. И вот это, я тебе скажу, мне не нравиться еще больше, не припомню, чтоб она была такой густой так близко к краю болота.
        Весь проделанный путь до самого вечера оба провели в полном молчании. Молчала и окружающая их среда. Несколько раз путникам попались места, кои еще не были заполнены белой дымкой, тогда человек и тролль не на долго останавливались, что бы Баруг смог хоть примерно определить, где они находятся. Каждый раз проводник тролля делал уже вошедшую в обыденность процедуру: что-то вынюхивал, прикладывал ладони к земле и ближайшим деревьям, вслушивался в земную почву. Если после всего проделанного лицо человека оставалось спокойным, Крускор понимал, что поблизости никого нет и можно либо передохнуть пару минут, либо спокойно продолжать свой путь.
        Когда и так затруднительная видимость стала почти непроглядной, Баруг заявил, что уже наступила ночь и ему надо хотя бы один час, чтоб передохнуть.
        - Жаль, что весь провиант остался с лошадьми, - мечтательно проговорил он, ложась прямо там, где и остановился, - постарайся, пожалуйста, не отключать свое сознание от нашего мира и если услышишь хоть малейший звук - буди. Потом я часок покараулю.
        - Нет.
        - Что, нет?
        - Я не буду спать, - ответил Крускор и отвернулся.
        Хмыкнув и уложив щит на всякий случай себе на спину, а меч, оставив в руках, человек уснул.
        Осмотревшись внимательно по сторонам и ничего не разглядев в белом занавесе, тролль решил вспомнить ту самую ночь.
        В памяти четко всплывало все, что ему нужно: как он обходил посты; как поднялась потом тревога; первый уничтоженный поднятый; главная пирамида; наставник; и он, тот, кто украл реликвию, его народа и по совместительству очень мощный артефакт.
        "Но зачем нежити понадобилось Сердце? Ведь оно способно поднимать реально мертвых, а не существ поднятых кем-то или чем-то ранее. Здесь, конечно же, могут быть замешаны кто угодно. Те же люди, например, - поворот головы - Баруг рассматривает что-то в своем собственном мире снов, - или гномы, хотя нет, не похоже на них. Орки и гоблины сразу отпадают. Карлики - вряд ли. Остались еще эльфы, земли их дражайшей империи как раз и граничат с нежитью. Но и людей тоже рано сбрасывать со счетов" - терялся в размышлениях Крускор, пытаясь понять, кто за этим стоит.
        По его мерках прошло уже половина выделенного для отдыха времени. Воин подобрал с земли лежащее рядом копье. Провел рукой по гладкому стальному клинку. Взяв оружие поудобней, он внимательно прислушался - ничего ли не слышно вокруг и решил на минуту отключиться - проверить, на сколько оторвались, а он в этом нисколько не сомневался, воры.
        Как только закрылись глаза, со всех сторон подступила темнота. Появилась мысль, что это сестра белой мглы, которая повсюду витала над болотом. Тролль усмехнулся этой мысли про себя и послал зов артефакту.
        Сердце тут же ответило ритмичным биением. На секунду Крускору показалось, что оно где-то рядом, и стоит всего лишь протянуть руку и взять его. Но это только на миг, а дальше стук сильно приглушился, и стал еле ощутим. Все-таки расстояние не намного, но увеличилось. Тролль еще на секунду задержался и решил вернуться в реальный мир.
        И как раз во время. Раскрыв глаза, тролль тут же догадался, что его уже несколько мгновений, это как минимум, поджидает сюрприз величиной с коня, а может и больше, сразу не понять. Перед его длинным, крючковатым носом, извивая толстое слизистое тело, находилось отвратительное существо, которое явно готовилось к смертоносному укусу.
        Открыв пасть разделяющуюся на четыре части, которые были увенчаны частоколами острейших зубов, тварь издала оглушающий рык.
        И тут Крускор начал действовать. Вооруженная острыми зубами пасть твари с глухим стуком ударилась в землю, где только что пребывала ее жертва. Перекатившись в сторону, тролль оказался сбоку от болотного червя и, хекнув, с силой вонзил копье в слизистое тело. Над болотом раздался неистовый рев.
        "Ну, теперь, нас точно заметят!" - злобно подумал священный воин, и надавил на оружие еще сильнее.
        Червь несколько раз попробовал, извиваясь, достать своего противника, но у него ничего не получалось. А тролль уже был с ног до головы забрызган зеленой кровью, слизью, и грязью. Он на максимум вдавил копье и хотя тварь ревела во всю, толку все равно было никакого, ведь умирать она пока совершенно не собиралась.
        Тогда Крускор вспомнил о своем спутнике, но того рядом нигде не было видно. А густая белая пелена уже вплотную подобралась к месту сражения. Болотная зверюга все никак не хотела сдаваться.
        Нужно было, что-то делать иначе вскоре, на эти крики сбегутся все местные жители. Человека воин решил искать после.
        Тролль отпрыгнул немного в сторону, оказавшись по пояс, в густом тумане, его широко раздувавшиеся ноздри стали улавливать какой-то странный запах, но Крускор не придал этому никакого значения. Внимательно понаблюдав за бьющейся тварью и кое-как изучив ее хаотичные движения, насколько это было возможно, священный воин сорвался с места и с разгону налетел на опасное существо. Схватившись за него руками и ногами у самой пасти, тролль вцепился в одну из раскрывшихся частей немалой пасти и принялся ломать ее. Казалось, куда уже громче, но бьющееся от боли животное доказало обратное.
        Руки тролля заливались уже и его собственное багровой кровью, так как во время борьбы он разрезал себе все пальцы и ладони об острые, словно клинки, неровные зубы.
        В конце концов, когда Крускор перешел к третей половине рта, движения болотного хищника начали постепенно угасать, так как из-за раны в теле оно потеряло очень много крови. Решив, что с него достаточно, тролль отпустил безглазую голову и спрыгнул на землю.
        Приземлившись на мягкую, податливую почву, воин оказался по кисточке в черной жиже, так как пока он боролся с мерзким существом, мгла уже полностью заполонила собой все вокруг, и под ногами ничего не возможно было разглядеть.
        Внезапно, за спиной у неутомимого тролля раздались странные всплески. Догадавшись, что местные жители не очень приветливы, Крускор молнией метнулся к обмякшему телу поверженного создания и вырвал копье.
        Словно призрак, из белого дыма, появилась уже знакомая голова, только гораздо выше над землей и раза в два так, побольше в диаметре. Это разъяренная мать пришла на крики своего дитя. По ее виду, тролль сразу определил, что с этой зверюгой будет немного посложнее.
        Взбешенная тварь не желала дать обидчику своего детеныша ни единого шанса на спасение и сразу же бросилась в атаку. Но Крускор был готов и, ловко увернувшись, всего на волосок разминулся с острыми зубами. Не теряя ни секунды, воин сблизился с ней и нанес несколько рубящих ударов, попытавшись отсечь голову, но в отличие от первого червя, этот имел более прочную шкуру, и поэтому копье лишь немного поцарапало ее.
        Как для своего большого размера, хищник круто развернулся и вновь сделал попытку достать тролля. Но его снова постигла неудача, так как его противник оказался слишком ловок. Крускору пришлось увернуться еще несколько раз от молниеносных атак твари. Наконец, выбрав момент после очередного выпада, воин не просто ушел в сторону, а сблизился с червем и, когда тот делал обратное движение, всадил копье прямо в глотку.
        Над болотом опять раздался дикий рев. Но на этот раз он был переполнен болью и страданием. Забыв от боли о Крускоре, животное хаотично махало головой в разные стороны. И так как острие копья застряло у него в пасти, не давая возможности закрыться, а воин не жалел отпускать своего оружия, его попросту сорвало с места и швырнуло на несколько метров в сторону.
        Прервал полет тролля ствол одного из деревьев, которые распростерли на земле свои корни. Удар в основном пришелся на спину, да и голове не хило досталось. Схватившись руками за виски Крускор начал их медленно массировать, но в глазах пока еще все двоилось. После нескольких минут процедур, когда тролль успел перемассажировать все части своей черепушки, его взор начал проясняться, а боль напрочь покинула ушибленные места.
        Тут, все его внимание полностью обратилось к нескольким существам, стоявшим неподалеку от места схватки.
        Их было шестеро. Тела их были схожи с телом тролля, но кожа была покрыта переливчатой оранжево-желтой чешуей. При себе неизвестные существа ничего не имели, да и им вряд ли что-то было необходимо, так как руки незнакомцев были вооружены громадными, черными когтями. Волос ни на змееподобных головах, ни на каких либо других частях тела не наблюдалось. Глаза змеелюдей светились яркими зелеными изумрудами, словно не настоящие, но это только на первый взгляд.
        Когда тело поверженного червя перестало биться в конвульсиях, все шесть голов повернулись в сторону победителя.
        Пока Крускор рассматривал местных жителей, голова полностью прошла, немного ломило спину, но это было не существенно. Первая же попытка подняться увенчалась успехом. Оказавшись на ногах, троллю в глаза бросилась еще одна деталь - с появлением змеелюдей мгла неспешно отступала от того места, где они находились.
        Шесть пар зеленых глаз неотрывно следили за каждым движением чужака.
        Осторожно ступая, тролль медленно подошел к недавнему месту схватки. Встретили его единодушным молчанием.
        Так тролль и змеелюди провели в безмолвии еще несколько томительных минут и тогда Крускор решил попробовать завязать хоть какой-нибудь диалог:
        - Надеюсь, мы не принесли вам каких-то неудобств и ничего не нарушили? - равномерно проговорил он, перепрыгивая взглядом с одного ящера на другого.
        Змеиные головы переглянулись между собой и тогда один из ящеров стоящий посередине сделал шаг вперед. Из-за его спины, качнувшись в сторону, появился толстый хвост на конце увенчанный шипастым билом, на манер шестопера. Когда взгляды змеечеловека и тролля скрестились, Крускор услышал у себя в голове шипящий голос:
        "Ты привел сюда ушедшего!" - заявил ящер.
        - Мне кажется, вы что-то перепутали, так как со мной был человек, он должен был провести меня через ваши земли и...
        "Хватит! - перебил тролля голос, - нам не интересны твои цели воин! Мы хранители этого болота, а оно не терпит нежити, а раз ты с ним пришел, то тебе его и искать!"
        - И где я его найду? - возмутился Крускор, - я совершенно не знаю этих мест, да и эта мгла везде!
        "Насчет завесы не беспокойся, чтоб тебе было легче его найти, мы снимем ее, но только на один день".
        - А почему вы сами не найдете его?
        "Не один из нас не справится с воином нежити в бою, а на тебе стоит печать убивавшего ему подобных" - последовал ответ.
        Тролль вздохнул и спросил опять:
        - А если я не хочу его искать? Да и у меня есть миссия поважнее!
        "Тогда ты больше никогда не покинешь наших мест" - невозмутимо проговорил ящер.
        - Вы сами сказали, что не соперники нежити...
        "А мы и тебе не соперники. Мы прекрасно понимаем, что священный воин из клана Хранителей в одиночку способен противостоять небольшому войску, но мы не любим воевать. Ты попросту заблудишься здесь и в один прекрасный день болото само затянет тебя в себя!"
        - Хорошо! Но у меня одна просьба.
        "Как только уничтожишь мертвого, мы тебя выведем в нужную сторону" - многозначительно прошелестел голос.
        - Но ведь болото не малое и я могу искать его годы!
        "Мы тоже будем искать, и если что-то разыщем, то дадим тебе знать. Вот так!" - поднял он вперед одну руку.
        На миг перед глазами потемнело, а после он увидел! Не может быть, он смотрел на себя, глазами змеечеловека. Но только несколько секунд. Взор снова помутился и теперь тролль опять смотрел на хранителей болота.
        "Поторопись! Ты должен успеть до следующего утра" - это были последние слова, прозвучавшие в голове Крускора.
        - А откуда ему известны эти места?
        "Когда-то он был одним из нас!"
        Ящеры отступили на несколько шагов назад и растворились в белом тумане. Исчезли хранители болота так же бесшумно, как и появились, оставив тролля в тихом одиночестве, если не считать две мертвые туши болотных червей.
        Как змеелюди и пообещали, мгла начала нехотя уходить, открывая глазам тролля болотной настил под ногами и стволы лесных деревьев. Влажная земля местами была усеяна опавшей разноцветной листвой. У подножья лесных истуканов и на их стволах рос зеленый мох, это он издавал странный запах, который почувствовал немного ранее Крускор.
        Первым делом воин подошел ко второму убитому монстру и изъял из его пасти незаменимое копье. Острие оружия было покрыто мерзкой зеленой слизью, которая очень тяжело сходила с железа. Троллю пришлось потратить около тридцати минут, чтоб хоть кое-как отчистить копье, иначе он бы с ума сошел от ужасной вони, которая исходила от растекшейся вокруг места стычки крови болотных тварей.
        Закончив с оружием и удостоверившись, что опасные звери действительно мертвы Крускор решил внимательно осмотреть то место, где как ему казалось, отдыхал Баруг, или как там его на самом деле.
        "Вот же твари! Все же смогли обдурить, ну ничего, я до вас доберусь, - ругался тролль, водя руками над мягкой почвой, - интересно, как одна из этих рептилий стала нежитью?"
        Когда поиски не дали никакого результата, Крускор вернулся опять к тому места, где спал его мнимый проводник. Прочитав шепотом заклинание, после которого ладони тролля стали светиться ярким светом, он приставил их к земле. Несколько мгновений ничего не происходило, но стоило ему вложить еще немного силы в чары, как по земле, в глубину леса быстренько потянулась золотистая линия.
        - Отлично! - довольно вскрикнул Крускор. Ему удалось найти след и он не мешкая, прихватив копье, бросился в погоню.
        Но, все-таки опасаясь очередной встречи с местными милыми зверушками, тролль, не смотря на всю свою скорость, двигался чрезвычайно осторожно, чтоб не наделать лишнего шуму. Внутренний голос подсказывал, что черви, это не самое страшное, что можно встретить здесь на своем пути.
        Проделав немалое расстояние, нить начала петлять меж деревьев, как будто, Баруг знал, как именно его могут найти. Наконец, тролль приблизился к первому, реально глубокому болотному рукаву. Нить пролегала прямо через него и проблескивала на противоположном бережку. Видимо этим ящерам быть затянутым в топи совершенно не страшно. Что ж, рисковать лишний раз Крускору было ни к чему, поэтому он вернулся немного назад. Посчитав приемлемое для разгона расстояние, воин кинулся к черной жиже и ловко перемахнул ее.
        Приземлившись, он неудачно оступился и чуть не опрокинулся в замутненные объятия. Удержав равновесие, тролль перевел дыхание и, найдя глазами золотистую магическую нить, бросился по следу своего врага.
        Перепрыгивая через очередную болотную речушку, а иногда пробираясь по пояс в отвратительной жиже, тролль с каждым шагом проклинал поднятого. Приостановившись на небольшом островке, воин спиной припал к жесткому стволу высокого дерева и поднял вверх голову. Меж густой зеленой листвой местами проглядывались синие кусочки бесконечного небосклона. По подсчетам Крускора он уже битый час бегает по болоту. Несколько раз магическая нить начинала судорожно пульсировать, что означало близость того, с кем она была связана, но как ни старался тролль, его противник все еще не попадался ему на глаза.
        Оказавшись на соседнем островке, троллю пришлось немного задержаться. То, что происходило перед его глазами, он видел впервые. Нить пролегала через весь небольшой клочок мягкой податливой почвы, а у самого берега разделилась на несколько. Немного поразмыслив, воин воткнул в землю копье, уселся на колени перед тем местом, где нить разделилась. Прочитав опять заклинание поиска, но немного измененное, он приложил к земле светящиеся ладони. Мигнув два-три раза, поводырь тролля исчез, но через минуту появился новый. В этот раз нить была разделена всего лишь на две части и одна была значительно толще другой. Этот-то путь тролль и выбрал.
        Пробравшись между деревьев, торчащих из замутненной жижи, тролль снова оказался на небольшом островке. В этот раз случилось и вовсе небывалое. Нить вообще исчезла. Остановившись, как вкопанный, тролль поверить не мог в происходящие и немигающим взглядом смотрел туда, где нить пропала.
        Вдруг, слева от Крускора послышался стремительный шелест. Ни на секунду не задумываясь, тролль нырнул вперед и перекатился через голову. Вскочив на ноги и обернувшись, тролль вскинул копье, не давая противнику близко подойти.
        Напротив него, держа в когтистых лапах две чинкуэды, в боевой стойке, не двигаясь, стоял змеечеловек. Точнее его поднятые останки. Боец нежити был облачен в черные облегающие тело тряпки. Благодаря откинутому назад капюшону троллю представилась возможность увидеть настоящую личину "Баруга". Такая же желтая, как и у хранителей топей, чешуя, но немного померкшая и прогнившая сверху на голове. Глаз у поднятого был только один, да и тот черного цвета. Из приоткрытого рта показался раздвоенный язык, только без одной половинки.
        - А ты не так прост, как кажешься на первый взгляд, - насмешливо проговорил знакомый голос.
        - Ты тоже! - выкрикнул в ответ тролль и прыгнул вперед на врага.
        Крускор сделал отменный глубокий выпад, но ящеру удалось среагировать в последний момент, и острие копья лишь немного оцарапало ему правый бок, не причинив практически никакого вреда. Воспользовавшись тем, что тролль оказался открытым, мертвец, опустил один меч сверху на него, а второй сбоку. От первого клинка Крускор ловко ушел, а, перехватив вторую руку, ногой отшвырнул змея подальше.
        Пока поднятый пребывал в полете, воин подобрал лежащее на земле копье и, оставаясь на месте, принялся встречать новую атаку недруга.
        - Странно, - произнес тролль, - твои сородичи не могут разговаривать как ты.
        - Когда я стал нежитью, то не сразу понял, какой подарок сделала мне судьба, но теперь я полностью благодарен ей. А насчет родичей ты погорячился, тролль, они мне теперь никто! - с ненавистью закончил мертвяк.
        Простояв несколько мгновений в молчании, противники медленно начали сближаться друг к другу, словно кто-то невидимый приказал им сделать это одновременно.
        На этот раз первым в атаку бросился мертвец. Очутившись рядом с троллем, он отбил выпад Крускора одним клинком, а вторым сделал вид, что метит в шею, но в последний момент перевел удар вниз, попытавшись достать ногу тролля. Отлично владевший своим телом, Крускор ожидал чего-то подобного и, опершись на копье, перелетел противника.
        Приземлившись за спиной бывшего змеечеловека, тролль, не оборачиваясь, атаковал его, прогнувшись назад. Круговым движением он надеялся разрезать тело ящера надвое, но тот был отличным бойцом и снова парировал хитрую и самое главное практически неуловимую атаку Крускора.
        "Где только научился, если они всю жизнь по болотам скачут?" - успел удивиться тролль.
        Противники в очередной раз разорвали дистанцию. Тролль собирался с силами, а поднятый думал как расправиться с назойливым смертным.
        Сблизившись в третий раз, противники не пытались достать друг друга сразу, так как оба поняли, что это бесполезно. Над черными водами болота разносился звон бьющейся друг о друга стали. Пока увлеченные боем противники кружились на небольшом островке, они и не заметили, как оба по пояс оказались в густой белой дымке.
        Первым эту перемену заметил "Баруг". Отбив копье он отпрыгнул назад и, быстро осмотревшись вокруг себя, как будто чего-то опасаясь, закинул клинки в ножны, которые, находились у него на спине, и нырнул во мглу.
        Как понял позднее тролль, его враг успел вовремя. На том месте, где он только что стоял, со скоростью молнии мигнула пара желтых когтей. А в следующий миг показался и их владелец.
        Опомнившись, что враг может уйти, и еще духи знают, сколько времени бегать по болоту, Крускор подбежал к появившемуся ящеру и, отстранив его немного в сторону припал ладонями к земле, на ходу читая заклятие.
        "Что делаешь?" - услышал у себя в голове тролль.
        - Как что, он ведь уйти может снова.
        "На этот раз мои братья успели взять след", - спокойно прошелестел голос змеечеловека.
        - Тогда, что нам делать дальше?
        "Скоро братья позовут нас и тогда ты сразишься с ним вновь. Только в этот раз тебе придется постараться получше!" - закончил хранитель и невозмутимо уселся там, где стоял.
        Крускор пожал плечами и сел рядом. Отложив в сторону копье, он медленно принялся массировать мышцы рук и ног, готовясь к схватке с опасным противником.
        Вспомнив бой с другим поднятым, которого он без труда смог одолеть, воин припомнил, как дрался его предыдущий противник, но, к своему огорчению, не нашел в движениях человека и змеечеловека ничего схожего. Видимо, у них были совсем разные учителя.
        - Скажи, а вы деретесь только когтями или оружием тоже умеете?
        Змеиная голова медленно повернулась к троллю и в упор уставилась на него, словно раздумывая, стоит отвечать на этот вопрос или нет:
        "Только когтями. Вайрудла, наверное, научили сражаться оружием после смерти".
        Крускор кивнул и снова погрузился в размышления. Он вспомнил ту самую, роковую, ночь, когда похитили Сердце, а Ран'джура убили. От наплывших тяжелых воспоминаний, сердце воина наполнилось горечью и ненавистью:
        "Нет! В этот раз я расчленю тело паршивого вора!"
        Пока он раздумывал, как приятно будет уничтожить еще одного врага, который рискнул стать на его пути, он и не сразу заметил, как у него в голове зашумело от непрерывного голоса змея, которому надоело ждать. Ящер схватил тролля за плечо, принялся быстро трясти и случайно разодрал когтями плечо.
        Рука тролля вмиг окрасилась в багрово-красный цвет. Кровь тоненькими струйками растекалась по руке, маленькими каплями орошая землю.
        Почувствовав боль в руке, тролль пришел в себя и посмотрел на стоящего рядом хранителя.
        "Наконец-то, - раздалось в голове у воина, - время пришло, пойдем!"
        Мгла вокруг них начала подниматься вверх. Образовав клубящийся коридор, белый туман словно приглашал пройтись вглубь болота.
        Хранитель посмотрел на Крускора, кивнул ему и первым двинулся в коридор. Немного позади следом шел тролль. Когда парочка оказалась внутри сформировавшегося прохода, пелена тумана завесила собой путь назад, а после и вовсе поглотила их. Несколько минут тролль и змей шли полностью окутанные белым туманом.
        Неожиданно туман начал редеть и появился выход, в котором виднелся, успевший стать привычным, тусклый болотный пейзаж. Выйдя из тумана, Крускор и его новый провожатый оказались на небольшом островке земли.
        Вокруг небольшого "оазиса" по щиколотки в густой жиже стояли пятеро хранителей. Шестой, который пришел с троллем, занял место рядом.
        В центре мнимого круга, обнажив клинки и насмешливо рассматривая своих бывших родственников, стоял поднятый.
        - Подходи поближе, а то они обделаются от страха перед страшным зомби! - кивок в сторону хранителей.
        Но Крускор ничего не ответил, так как пока он миновал коридор из дыма, рана в плече сделала свое дело. Взяв поудобней копье, он издал боевой клич воинов своего клана и как дикий зверь бросился на врага. Поднятый метнулся в сторону и, опершись на одно колено, направил оба меча в бок тролля.
        Острая боль пронзила ребра. Взор на секунду помутился. В глубине желтых глаз начал раздуваться маленький костерок гнева. Воин отбросил в сторону свое оружие, так как оно ему больше не было нужно.
        Не ожидав от тролля ничего подобного, мертвец застыл не двигаясь.
        Следующим движением Крускор ухватился за холодное лезвие, залитое его же кровью, и медленно вытащил сталь из своего тела.
        Бывший хранитель болота рванул чинкуэды на себя и попытался пронзить противника. Но тролль оказался быстрее. Отклонившись немного в сторону, он перехватил обе руки и резким движением вырвал кисти поднятого.
        Подкинув мечи в воздухе, он словил их за рукояти и снес голову мертвецу, а следующим ударом разрубил прогнившее тело напополам.
        Уронив рядом с собой оружие противника, воин упал на колени и схватился за голову. Внезапно он почувствовал на своем плече чью-то руку. Первое, что ему захотелось - это оторвать наглецу голову, но не успел он закончить мысль, как весь гнев куда-то улетучился. Подняв голову, он увидел змеечеловека, который провел его сквозь дымовой коридор.
        "Твое копье!" - подал оружие второй рукой змей.
        Крускор ухватился за древко и стал на ноги. Раны на ребрах и на плече уже затянулись. Единственным упоминанием о них служили кровавые пятна на теле священного воина.
        Крускор оглянулся вокруг, но других хранителей поблизости не было. Пропало также и расчлененное тело его врага.
        - А?..
        Змей остановил его рукой и указал на коридор за его спиной. Он был полностью идентичен с тем, по которому они шли некое время спустя.
        - "Я укажу путь!"
        Перехватив копье, тролль пошел первым. Змеечеловек неотступно и все так же молча шествовал рядом. Как и в прошлый раз, белая мгла полностью поглотила их. Правда, теперь тролль отчетливо слышал все звуки, которые витали в воздухе. Такие разные, совершенно не похожие на себя, он мог только догадываться каким удивительным существам этого странного места могли принадлежать столь странные голоса.
        В конце концов туман начал рассеиваться и путники оказались в обыкновенном лиственном лесу. Почувствовав под ногами укрытую листьями, но все-таки твердую почву, тролль сильно обрадовался. И еще пропал этот странноватый запах, который исходил от моха, росшего по всему болоту.
        Хранитель положил на плечо Крускору когтистую руку:
        "Спасибо тебе! Прощай!" - поблагодарив воина, он пошел назад и через миг растворился в белом дыме.
        А через несколько минут и сам туман развеялся, будто бы его вообще тут не было никогда.
        Сделав глубокий вдох, тролль закрыл глаза и бросил зов.
        Через минуту Сердце отозвалось слабым стуком и на душе у воина стало легче. Проследив нужное направление, он, не спеша, двинулся на юго-восток - в горы.


        Глава 13. Рейд


        Всю дорогу троллю и гоблину пришлось брести мимо пустыни из поваленных деревьев и пней, которые остались, как память о недавно зеленых красавцах. Ноги то и дело подымали с земли еще не утоптанную листву. Когда-то здесь был чарующий своей неземною красотою лес эльфов. Но после прихода орков, несколько лет назад, эти земли превратились в унылые пустыри.
        Поесть так ничего и не удалось, так как вся живность ушла отсюда на север или была выловлена орками.
        К обеду друзья добрались до небольшого палаточного лагеря лесорубов. Когда парни подошли на расстояние в двести шагов, их уже встречали все члены рабочего отряда. Наверное, выставили дозорного. Зеленокожие вояки привыкли воевать всегда, везде и со всеми. В летописях их народа описывались случаи, когда, не поделив что-то в кровавом месиве, резались целые рода, так что не удивительно, что со многими из стран орки находятся во враждебном положении, а с остальными отношения сильно натянуты.
        - Куда направляетесь? - грубо поинтересовался один из дровосеков, огромный накачанный орк с темно-зеленой кожей. Глубоко посаженные глаза пристально шарили по путешественникам. В руках, как и у всех остальных, он сжимал увесистый колун.
        - Нам нужно найти капитана Лургронда! - смело ответил зеленый коротышка и с вызовом посмотрел на здоровяка.
        Почесав слегка отросшую бородку, орк переглянулся с несколькими товарищами и разрешил остаться в лагере до вечера, так как после они собираются перебираться в окрестности Оркнара.
        Устроившись у небольшого костерка, в который изредка подбрасывали по несколько веток, гости молча наблюдали, как поигрывают между собой оранжевые огоньки пламени. Орки тем временем вооружившись колунами, упорно рубили уже обрушенные стволы некогда огромных вековых красавцев. Когда небо почти полностью затянулась лилово-розовым оттенком, предвещая о том, что скоро наступит ночь и что на смену солнцу придет луна, глухие удары топоров прекратились.
        Усевшись вокруг костра рядом с отдохнувшими путниками, утомленные орки с напряженными мышцами и облитые потом, принялись пить воду из своих фляг и делиться между собой сухарями. Не забыли и о тролле с гоблином, так что и им перепало по сухарю и по глотку воды.
        - Я смотрю, с едой у вас напряженка, - с набитым ртом проговорил Зилкс.
        В ответ на его слова лесорубы весело рассмеялись.
        - Это засушенный хлеб со стружкой коры черного дуба, - взялся за разъяснения все тот же орк, который разрешил им остаться, видимо главный тут, - именно из-за этой коры мы совершенно не чувствуем усталости. Но в ней есть два минуса. Первый - кору можно добавлять только в хлеб, всему остальному она придает отвратительный привкус. И второе - после нее обязательно нужно попить, иначе будет запор.
        После его слов Зилкс и Дазл под дружное ржание зеленых здоровяков решили сделать еще по несколько больших глотков прозрачной жидкости.
        В чем-чем, а с дисциплиной у этого народа было все отлично. После краткой трапезы и недолгого отдыха по команде старшего, все быстро принялись сворачивать лагерь, не произнося лишних слов.
        Парочка гостей во время сбора предпочитала стоять в стороне, чтобы никому не мешать. Один раз из своего убежища высунулась небольшая чешуйчатая голова. Но тролль приказал не высовываться.
        Когда лагерь был собран, а палатки запакованы в специальные мешки и заброшены за спины, зеленые лесорубы двинулись колонной по два на запад.
        Отойдя на незначительное расстояние, тролль обернулся назад, но о том месте, где недавно были раскинуты льняные палатки, а на земле горел костер, ничего не напоминало. Перед глазами охотника были разбросаны унылые пни и пустынные, покрытые ночной пеленой, земли.
        На небесной тверди начали появляться первые маленькие звездочки, словно невидимый художник с безграничной фантазией выводил понятные только ему одному узоры, пытаясь осветить дорогу ночных путников.
        Почти всю ночь моросил легкий дождик, создавая небольшому отряду легкие неудобства в виде лужиц и вязкой грязи.
        Больше всех негодовал маленький Зилкс, который то и дело, наступая в мутную дождевую воду, оказывался по щиколотки в болоте.
        Да еще и Дазл периодически поддевал:
        - До обеда, думаю, доберемся, - серьезным голосом говорил он, подражая голосу друга, за что получал злобные взгляды со стороны гоблина.
        К окрестностям столицы добрались с первыми петухами, когда воздух был мятно-свежим, а на редких островках мягкой зеленой травки таились капельки свежей росы.
        Выбравшись на последний холм, орки вдруг остановились, молча глядя вперед. Идущие в конце отряда тролль и гоблин не сразу поняли, в чем дело, но на все их вопросы и домыслы ответила следующая картина.
        Вокруг каменной твердыни орков все было разрушено и сожжено. Везде, между круглых деревянных домиков валялись залитые кровью тела защитников и мурахнидов. Обваленные крыши и стены некоторых зданий, до сих пор не взирая на дождик, полыхали слабыми огоньками. Невысокий частокол, загораживающий собою прилегающие к замку строения и земли, был кем-то вырван из земли. Толстые бревна были разбросаны словно спички. Довершала все это ужасное зрелище мутная дождевая вода, смешиваясь с кровью и остатками тел погибших в общую кашу, от которой исходило просто-таки невыносимое зловоние.
        Ворота в орочью цитадель были наглухо закрыты. На мощных деревянных створках виднелись следы чьих-то зубов, а точнее жвал. Видимо взбешенные чем-то зверюги пытались пробраться внутрь, но их остановили, поливая горящей смолой, которой была залита вся земля перед воротами твердыни.
        На противоположном холме начали появляться маленькие фигурки. Это другие группы орков, возвращавшиеся на отдых. Так же как и отряд, на который попали тролль с гоблином, зеленокожие здоровяки, не веря своим глазам, наблюдали все ту же ужасную картину.
        Взяв оружие на изготовку, лесорубы неспешно двинулись к воротам. Так же поступили и другие орки пришедшие к столице с других сторон.
        Небольшой отряд разбился на пары. Передвигались с дистанцией три-четыре метра друг за другом. Охотник с гоблином шли примерно посередине колонны. Дазл наложил на тетиву сразу две стрелы, чтоб уж точно не прогадать. Гоблин же в свою очередь беспечно шагал рядом и даже не собирался вынимать ножи.
        Несколько раз настороженные орки останавливались и поднимали перед собой топоры, но это была всего лишь ложная тревога, либо опадали из закопченных стен догоравшие дверные косяки или оконные ставни, либо осыпались остатки прожженной крыши. Иногда в зловещей тишине к оркам доносились стоны умирающих, которые просили избавить их от страданий. Добивали их только после разрешения старшего.
        Почти добравшись к каменным стенам, за последним из домиков послышалась странная возня. А когда дровосеки подобрались поближе, из-за угла с утробным ревом выскочил весьма искалеченный, но достаточно опасный мурахнид. Первым на появление монстра среагировал Дазл, но в отличие от отпрянувших назад орков и гоблина, он, не сдвинувшись с места ни на шаг, отправил две стрелы прямиков в открывшуюся пасть твари. Далее, не встретив на своем пути никого, небольшой отряд работников добрался к воротам.
        Пока часовые проверяли лесорубов, устанавливая их личности, гоблин вспомнив о том, как тролль всю дорогу доставал его, решил отыграться:
        - Мда, конечно, завалил ты "бедного" муравья красиво, прямиком в пасть, да еще и две стрелы сразу, - активно жестикулируя маленькими руками, деланно-восхищенным голосом произнес Зилкс.
        И попал гоблин в самую точку. Так как Дазл очень дорожил своими стрелами, которые он делал с большим трудом, он очень огорчился, потеряв сразу две из них. Угодив в пасть хищника стрелы, конечно же, убили его, но попавшая на них кислота разъела и древки, и наконечники.
        - Заткнись! - гоблину, наконец, удалось довести тролля.
        Зеленый коротышка победно поднял вверх руки и ловко отвернулся от резкого удара Дазла, который, промахнувшись, принялся злобно ворчать.
        Пока Зилкс дразнил друга, а орки стоящие рядом, не скрывая улыбок, наблюдали за происходящим, разгорающиеся зрелище прекратилось, так и не успев начаться, так как от массивных створок раздался режущий слух скрип и ворота медленно начали раскрываться.
        Оказавшись внутри, гоблин и тролль расспросили стражников, где можно найти дом Лургронда. Обзавевшись необходимой информацией, парочка, не теряя зря времени, принялась искать необходимое место.
        Примерно через часа три беспрерывного блуждания по улицам Оркнара друзья все-таки нашли то, что искали. Между таверной "Дикий кабан" и оружейной лавкой без названия возвышалась трехэтажная башня, построенная из бревен эльфийского клена, священного древа перворожденных. На друзей смотрели темные щели узких бойниц. Дазл и Зилкс подошли к широкой полукруглой двери и постучали.
        - Глазам своим не верю! - таращился во всю на парочку незваных гостей огромный орк, - Зилкс, ты мелкий проныра и тут меня нашел!
        Воин схватил зеленого коротышку и, подняв, хорошенько трухнул.
        - Ну, хватит, хватит! Опусти меня на землю, - гоблин принялся приводить в порядок одежду.
        - Лургронд! - протянул орк руку троллю.
        - Дазл! - ответил охотник на рукопожатие.
        - Познакомились, вот и отлично. Может, впустишь нас, наконец, внутрь! К тебе есть дело!
        - Ах, да, конечно, - отошел в сторону воин, - проходите!
        - А у тебя как всегда темно, - осматривая небольшую круглую комнату, сказал Зилкс закрывавшему дверь на защелку орку.
        Гости оказались в небольшой полутемной комнатушке, единственным убранством которой было разнообразное оружие, висящее на стенах. Здесь были и мечи, и топоры, двуручные, а также одноручные, и шестоперы, и кистени, и копья. Троллю не удалось найти только луков, арбалетов и другого оружия дальнего боя, потому что орки совершенно не признавали его. Небольшой свет кое-как освещал помещение, пробираясь сквозь несколько полукруглых узеньких бойниц. Под потолком, заменяя шторы, свисали густые паутины, чьи хозяева с интересом поглядывали на пришедших множеством мелких глазок. Деревянный, местами прогнивший пол, скрипел после каждого шага. Из мебели здесь находился только небольшой круглый столик и несколько круглых табуретов.
        Опустившись за стол, Лургронд предложил сделать троллю и гоблину тоже самое:
        - С чем пожаловали? - сразу же взял быка за рога он.
        - А где "как дела"? - ехидно переспросил гоблин, поудобней устраиваясь на табуретке.
        - Руки-ноги у тебя на месте я смотрю. Башкой вроде не тронулся. Да и дружок твой, - кивок в сторону Дазла, - тоже не хворает как бы. Так что я повторю свой вопрос. С чем пожаловали?
        - Да дело тут одно есть... - начал рассказывать Зилкс.
        Пока орк и гоблин общались, тролль решил повнимательнее ознакомится с внешностью старого вояки. Одет он был в кольчужную рубаху, которою, наверное, не снимал даже ночью и штаны с нашитыми железными пластинами. Широкие ладони, богато усеянные пожелтевшими мозолями, наверное спокойно справлялись с тяжелым двуручным оружием. Лицо воина скрывалось за завесой седой бороды. С головы, на широкие плечи спадали две толстые, седые косицы. Еще одна висела за спиной. При каждом вздохе ноздри на большом носе сильно раздувались. Взгляд зеленых глаз был проницательным, словно видел насквозь. Зеленые глаза, кстати, как и светлый оттенок кожи были огромной редкостью у этого племени, так что Лургронд, учитывая внешность, уже был уникумом.
        - Ты чего пялишься? Эй! Я конечно, парень видный, но предпочитаю девочек! - щелкал пальцами перед лицом тролль хозяин башни.
        - Ну, хватит уже, - пихнул охотника в бок коротышка.
        - Ай, да, извините, отвлекся, - отвел он взгляд.
        - Он всегда такой странный? - нагнулся орк к гоблину.
        - Это на тот случай, если ты предашь нас. Дазл теперь запомнил твою рожу, так что если что нашпигует тебя стрелами под зад... - мелкий шутник говорил еще что-то, но этого уже никто не услышал, так как раскатистый смех старого воина заглушил все другие звуки.
        - Ладно, я попробую вам помочь! Пойду, прогуляюсь, а вы пока побудьте тут, - вставая, проговорил орк.
        Воин подошел к стене, взяв в руки тяжеленный эспадон весом чуть меньше пуда, да еще и в ножнах и забросил за спину.
        - Я скоро! Не скучайте, девочки! - с этими словами он скрылся за дверью.
        - Веселый у тебя друг, - хмыкнув, сказал тролль, когда дверь снова была закрыта.
        - Как-то раз Лургронд спас меня во время моего пребывания в Маронурсах. С тех пор он один из моих лучших друзей. И к тому же он был одним из наилучших в войске Драгорса. Так что он сможет нам помочь.
        Пожав плечами, тролль открыл сумку и, из нее показалась Бетайя. Покрутив головой, змея оценила обстановку и выползла на шершавую поверхность стола. Встретившись взглядами, тролль и пресмыкающиеся принялись мысленно общаться.
        Поняв, что теперь до прихода старого воина разговаривать не с кем, гоблин решил познакомиться поближе с коллекцией оружия орка.

        - Что это за тварь на моем столе?!
        Из транса Дазла вывел громогласный крик Лургронда, который стоял у входа с обнаженным мечом в руках.
        Сразу же среагировав, тролль забросил змею в сумку, а в следующий миг в сторону орка, злобно поблескивая в слабом свете, смотрело острие смертоносной стрелы.
        - Спокойно, парни! Спокойно! - пытался остудить пыл воинов, гоблин забравшись между ними на стол.
        - Разве ты не предупреждал его? - рыча, спросил орк.
        - Я забыл! - раздраженно ответил гоблин. Единственное, что его бесило в Лургронде, так это нездоровая ненависть к змеям. - Дазл, прошу тебя, остынь! Послушайся своего разума! Зачем нам делать из ничего проблему...
        - Из ничего?! - еще более яростно прорычал орк. Желание убить рептилию росло с каждой секундой.
        - Дазл! - уже почти умоляя, просил Зилкс.
        Все-таки разум взял верх над эмоциями - тролль опустил лук и спрятал в колчан стрелу.
        - Вот видишь, Лур. Теперь твоя очередь. - Повернулся Зилкс к воину.
        - Пусть пообещает, что змеюка не покинет сумку, находясь у меня дома. - Не собирался опускать меч орк.
        - Даю слово! - с достоинством поговорил тролль.
        Но хозяин башни не спешил спрятать эспадон.
        - Лур! - Повысил голос гоблин. - Он же дал слово! Чего тебе еще надо?!
        - Ладно! - Остыл в свою очередь и орк, опуская страшного вида меч, которым, наверное, можно было валить деревья или крушить каменные стены.
        Следующие три дня Зилкс вместе с Дазлом гостили в башне у орка. Лургронд целыми днями с самого утра пропадал где-то, ссылаясь на то, что идет решать проблему своих гостей. Пока его не было тролль мог выпустить из сумки змею и практиковаться с ментальными навыками, а гоблин все ближе знакомился со стальными "цацками" друга, которых тут было по самое горло. Как позже рассказал троллю гоблин, Лургронд ненавидел змей, так как его сестра умерла от яда одной из рептилий. Домой орк возвращался, когда ночь темной пеленой застила небесные просторы, а улицы орочьей твердыни освещались факелами. Ужинали в таверне по соседству. Ночевали, конечно же, у орка. Как своим дорогим гостям он уступил им второй этаж, а сам спал на первом прямо на шершавом полу.

        - Это Дазл из клана Серых охотников, а это Зилкс, один из лучших инженеров гоблинов и к тому же отлично владеющий оружием! - отрекомендовал своих спутников старый воин.
        На четвертый день пребывания в Оркнаре ранним утром орк разбудил всех ни свет, ни заря. И вооружившись до зубов, повел гоблина и тролля к северной стене города. Заплатив стражу портала несколько золотых, троица перенеслась в деревню Громграл - самый северный оплот зеленокожих воинов, за несколько миль от которого начинались Лунные леса перворожденных.
        Троица находилась в небольшом деревянном домике, в котором кроме них находились еще несколько клыкастых зеленых вояк, вооруженных с ног до головы. Сотник Верд громадного телосложения, ничуть не уступавший Лургронду, но с идеально выбритым лицом и головой, очень обрадовался прибытию старого воина. Когда тот отрекомендовал гоблина и тролля, Верд попросил всех покинуть хижину, чтоб поговорить с глазу на глаз с опытным ветераном.
        - Что будешь делать после набега? - спросил у друга Дазл, опершись на деревянную стенку домишки с сожженной крышей. Несколькими днями ранее остроухие, так называли эльфов орки, устроили здесь ночью настоящий погром. От сотни головорезов Верда осталась только половина. Он уже хотел отправлять посыльного с просьбой о подкреплении, но с прибытием Лургронда, да еще и не одного он выкинул из головы свою мысль.
        - Наверное, останусь с орком. Ты ведь понимаешь, что мы незаконно воспользовались порталом в порту? - дождавшись кивка тролля, Зилкс продолжил. - Так что пока мне там лучше не появляться. Думаю, что через месяц все уладится.
        - Хотел тебя спросить, когда мы появились тут, почти потерявшие надежду воины, завидев твоего друга, наверное, готовы теперь идти в огонь и воду...
        - Так ведь он живая легенда орков! - перебил друга гоблин, - на его счету около пяти тысяч трупов солдат Редонза и Симинага. Да, и кстати, при всем уважении к твоему мастерству стрельбы из лука, я сомневаюсь, что ты бы смог взять верх над старым психом.
        - Тогда почему он ушел?
        - Из-за смерти сестры. Он ее очень любил. И, наверное, она единственная, кого он любил. Ты только не вспоминай о ней при нем, а то сорваться может! - не забыл предупредить охотника Зилкс.
        В этот миг дверь открылась и на улицу, громко хохоча, выбрались двое орков.
        - Ну, что ж, пойду, объявлю всем, чтоб готовились ночью к рейду! - воодушевленным голосом проговорил Верд и отправился в глубь деревни к своим людям, сзывая всех по пути.
        - Ночью выступаем, так что советую провести этот день в тренировке, - подошел к друзьям Лур.
        - Отлично, начнем прямо тут? - оживился гоблин, доставая наружу метательный нож.
        - Нет! Потерпи, дружище! Пойдем за Вердом, в той стороне как раз небольшая тренировочная площадка, - сказав это, орк двинулся за сотником.
        Пожав плечами, охотник и гоблин присоединились к нему.
        - А где все местные жители? - спросил Дазл, пока они неспешно шли мимо обгорелых домиков.
        - Их давно уже тут нет. Остроухие сволочи вырезали всех до единого еще тем летом... - горестно ответил ему орк.
        Оказавшись в северной части деревни, троица вышла на небольшую площадку, на северной стороне которой стояли остатки еще нескольких хижин, за которыми начиналась пустыня, устроенная руками орков, а точнее их топорами.
        Воспрянувшие духом воины уже получили все нужные указания, так как большинство из них упражнялись с оружием в одиночку или парами. Верда и десятников нигде не было видно.
        - Ну что, Зилкс, может, посоревнуемся на сотню другую золотишка? - Хитро прищурившись, спросил тролль и, скинув на землю колчан стрел, принялся натягивать на лук мощную тетиву.
        Решивший было размяться, Лургронд сразу же забыл о своем намерении и с интересом уставился на гоблина.
        - Хм, принимается! - Резко выпалил тот и непонятно откуда оказавшимся у него в руке ножом сбил пролетающего ворона. Бедная птица, жалобно каркнув, приземлилась спиной на дальней стороне "тренировочной" площадке.
        Заметив такое, многие отложили в сторону оружие и, ждали, чем ответит тролль.
        - Неплохо, неплохо! - медленно проговорил Дазл, поворачиваясь на месте в поисках своей цели.
        Наконец, выбрав несколько мишеней, неожиданно для всех тролль поддел ногой колчан лежащий на земле и подбросив воздух выхватил сразу несколько стрел и, словно смерч вертясь на одном месте, на одном дыхании выпустил около десятка стрел. И все они попали, как раз туда, куда и метил охотник. А именно в рукояти мечей, которые так и остались в руках у своих хозяев. Смертоносные хищницы, конечно же, никого не повредили, застряв в своих мишенях примерно в миллиметрах от пальцев воинов. Одним стрелой был награжден и Лур. И так как стрела была выпущена почти в упор, она до самого оперения прошла рукоять эспадона. На площади воцарилась мертвая тишина.
        - Это тебе не по воронам стрелять! - Усмехнулся довольный собой Дазл.
        А вот этот подкол сильно задел самолюбие зеленого коротышки. Крутнувшись на месте, гоблин юркнул между ног у Лургронда, несколько раз перекатился, шустро перемещаясь между ближайшими воинами и вовремя этого всего со стороны мелкого проныры время от времени вылетали, сверкая хорошо отточенным лезвиями ножи, попадая кому в ножны, кому в рукояти оружий или древки топором. Последний нож летел в лук Дазла, но он вовремя среагировал и отбил его железным бруском, который находился в центре конструкции оружия.
        - Так! Все, парни, хорош уже! - раздался зычный голос Верда, - а то мои ребята подумают, что вы остроухие замаскированные!..
        Дальше ничего не было понятно, так как над тренировочной площадкой раскатистыми волнами полился громкий смех толпы.
        - Эй, Лур, - подошел к друзьям лысый сотник, - может, потренируемся в паре?
        - С радостью! - бодро согласился тот, вынимая из ножен уже знакомый эспадон и не менее устрашающий фламберг.
        Остальные, кто стоял рядом, поспешили отойти на безопасное расстояние. Наблюдать за боем осталось около десяти орков - самые молодые, остальные же принялись тренироваться или разбрелись по деревне с целью отоспаться или просто отдохнуть перед тяжелой ночью, так как воевать с эльфами ночью, да и к тому же в их лесу - дело не шуточное!
        Верд держал в руках двуручную секиру гномьей роботы. Клин оружия с обеих сторон был украшен вырезанными рунами, которые имели магические свойства. Топорище секиры, было сделано из метала, что давало отличное преимущество, так как оружие противника можно отбивать любой частью оружия, до и к тому же внизу топорища был сделан небольшой, но весьма острый шип, которым тоже можно доставить неприятности врагу.
        Крутанув секирой вокруг себя, воин поменял несколько хватов и, занеся оружие над головой, застыл.
        Не забыв изъять стрелу из рукояти меча и передать троллю, Лур в свою очередь закрутил обоими мечами и с бешеным ревом очень ловко подскочил к врагу, попытался достать его рубящими ударами с двух сторон. Но Верд был готов к атаке и, присев, пропустил рассекающую воздух смерть над собой, при этом атаковав старого воина в ноги.
        Лургронд, владея отличной реакцией, отскочил назад и, опустив вниз фламберг, блокировал удар секиры в то время, как эспадон летел сверху вниз на Верда. Но и этот раз меч не упился кровью - воин, слегка отстранившись в сторону, отдернул оружие и, отпрыгнув, разорвал дистанцию, чтобы перевести дух.
        - О Духи! Это же выпендреж чистой воды! Пойду, лучше стрелы соберу! - скептично прокомментировал происходящие Дазл.
        - Кто бы говорил! - хохотнул за его спиной гоблин и решил последовать примеру друга, пошел собирать ножи, а то воевать ночью нечем будет.

        В ноздри бил сильный запах разнообразных растений, которые на ночь распускали экзотические бутоны красивых цветков. Время было уже около полуночи. Неполная сотня Верда, растянувшись длинной цепочкой, подобралась к зеленой кромке ночного леса. Разделившись на тройки, пары или четверки, воины бесшумными шагами прошли первою полосу толстых гигантов, чьи корни везде выглядывали из почвы, норовя зацепиться за ноги непрошеных гостей.
        - Сомневаюсь, что они так просто подпустили бы нас так близко! Видимо, все пронюхали. - Раздался в ночной тишине еле слышный шепот Зилкса.
        И тут же в подтверждение его слов, немного впереди из-за стволов деревьев появились неприметные фигуры, от которых в сторону наступающих, дико свистя и радуясь смертоносному полету, понеслись эльфийские стрелы, скосив сразу же около десятка самых нерасторопных орков. Одна из стрел должна была угодить в тролля, но гоблин, показав молниеносную реакцию, небрежным движением руки отправил на встречу смерти кинжал.
        - Считай, что ты не проиграл мне спор! - крикнул Дазл, отпуская натянутую тетиву, попав жителю леса точно между глаз.
        - Размечтался! - усмехнулся гоблин, шустро прыгая по древним корням лесных истуканов и поражая противников точными бросками метательных ножичков.
        Чуть в стороне от смертоносной парочки, на которую уже успели обратить внимание эльфы, раздался неистовый клич орков. Это Лургронд принялся за дело. Услышав мощный рык ветерана, остальные орки, подхватив его, бросились в яростную атаку.
        Два огромных меча в руках старого, но совсем еще не позабывшего воевать, орка, словно косы смерти собирали обильную, кровавую жатву. Фламберг и эспадон каруселью крутились вокруг своего владельца, отбивая летящие в него стрелы. А тем из эльфов, кто имел неосторожность оказаться рядом со стальной мельницей смерти, дико вопя от боли, прощались с руками, ногами и головами. Некоторые и вовсе были разрублены напополам.
        Не отставали от воина и тролль с гоблином, чьи ножи и стрелы вдоволь упивались кровью врагов.
        Хоть поначалу перворожденных было вдвое больше, неистовая атака орков все же увенчивалась успехом. Поняв, что следует разобраться с опасной тройкой в центре орочьей цепочки, все выжившие эльфы сосредоточили свои силы именно туда. Но опасные воины были просто неуязвимы: они либо лихо уворачивались, всего на пару сантиметров разминаясь со смертью, или же попросту небрежно отбивали стрелы. Воспользовавшись этим, остальные орки во главе с Вердом подошли вплотную к ненавистным врагам, вынудив тех драться в рукопашную, где оркам равных практически не было.
        Но их превосходство длилось недолго. Из глубины леса до ушей сражавшихся донесся громкий вой боевого рога. К выжившим эльфам, уже потерявшим надежду на спасение, спешила подмога.
        Стрелы у Дазла закончились. Выпустив последнюю, лишив жизни еще одного противника, забросил лук через плече и подбежал к ближайшему из врагов. Пырнув того кинжалом в спину, тролль, изъял наружу фальшион и добил эльфа.
        На него сразу же насели двое. Лесные воины неплохо владели оружием. Они не давали Дазлу ни малейшего шанса даже на попытку атаковать, наседая сразу же с двух сторон. Все, что оставалось делать троллю - это отбиваться и уворачиваться от холодной стали врагов.
        Но к его счастью, оказавшийся рядом, Лургронд заметил, что у лучника проблемы и пришел на помощь. Первого он просто снес мощным рубящим ударом, отделив ноги от туловища. Второй эльф парировал удар тяжелого эспадона, но все-таки выпустил из рук оружие. А Дазл вспорол ему мечом живот.
        Чуть впереди всех, бешено крутился маленький гоблин, который обзавелся оружием повергнутого противника.
        Наконец, меж стволами деревьев начали появляться фигуры эльфов, спешащим к своим на помощь. В зеленокожих бойцов опять полетели быстрые пронзительные стрелы.
        - В рассыпную! - заревел Верд и не менее тише добавил, - А то положат всех, как мясо на убое!
        Дисциплинированные орки сразу же повиновались приказу старшего. На своих местах остались только Лургронд, Дазл и Зилкс, продолжая успешно разить своих новых недругов.
        Среди подоспевших в глаз троллю упал воин, облаченный в золотистые доспехи. Он не спеша доставал из своего колчана стрелу за стрелой и точно отправлял в плоть неприятеля.
        - Верд! Действие зелья походит к концу! Поджигай! Иначе будем драться в слепую! - послышалось со стороны от тролля.
        С противоположной стороны несколько орков побросав оружие, отступили немного назад. Взяв в руки, подготовленные заранее факелы, они поджигали их и бросали в зеленые кроны деревьев, кустарники и траву. Буквально через несколько минут поле боя со всех сторон осветилось пылающим огнем, который, разносясь, переползал все глубже в лес.
        - Зилкс! Лур! - Позвал товарищей тролль. - Наверное, будем прощаться! Видите того, в золотых доспехах? - кивок в сторону свежего отряда перворожденных. - Он мой, а вы отвлеките всех, кто его окружает.
        - Отлично! - бодро пробасил залитый с ног до головы чужой кровью орк.
        - Так и сделаем! - поддержал его гоблин.
        Друзья без лишних слов бросились на врага. Чуть позади них, выбросив уже не нужный меч, бежал Дазл. Так как все внимание остроухих взяла на себя неуязвимая парочка, он спокойно просочился сквозь ряд лесных жителей.
        Предводитель охотников, златовласый высокий эльф в золотых доспехах вынул очередную стрелу. Набросив ее на тетиву, он метким глазом выбирал очередную жертву. Но вдруг его ноги оторвались от земли. И кто-то, весьма сильный, швырнул его назад, в овраг.
        Махнув на прощание Зилксу и Лургронду, тролль ринулся за летящим вниз эльфом.
        Закатившись в кусты, воин сразу же попытался встать на ноги, но его снова настигла неудача. Оказавшийся прямо перед его лицом тролль отправил его опять наземь сильным ударом ноги. И тут же запрыгнув сверху, схватил врага за горло.
        Но на этот раз эльфу удалось достать врага тычком колена в живот. Отбросив тролля в сторону, он достал из небольших ножен кинжал.
        Поднявшись на ноги, Дазл отошел немного назад и в его руке освещенной ночным пожаром, блеснула сталь. С минуту оба противника медленно кружились друг, против друга, выискивая слабые места врага. Первым не выдержал эльф и, прыгнув вперед, пырнул тролля в грудь, но тот ловким движением выбил нож из руки противника.
        Осталось только добить обезоруженного, но к удивлению Дазла, вместо того, чтоб отступить, эльф подпрыгнул еще ближе, огрел врага лбом в длинный нос, а вторым ударом руки выбил кинжал врага.
        Сцепившись, недруги кубарем покатились, собирая спинами опавшую еще прошлой осенью листву. Оказавшись сверху, тролль опять вцепился руками в горло перворожденного. Обладатель роскошных доспехов, в свою очередь, схватил неприятеля за горло, но тот явно был сильнее него. Бледноватое лицо эльфа приняло непривычно-красный для себя цвет, а спустя несколько мгновений тело, покинутое душою, обмякло под Дазлом.
        Отпустив эльфа, тролль отполз немного в сторону и разлегся на земле, переводя дух. Полежав несколько мгновений, он сел на колени перед трупом и, открыв сумку, выпустил наружу змею.
        "Ты помнишь, как все нужно сделать?" - спросил он ее мысленно.
        И получив положительный ответ, отвернулся от рептилии. Склонившись над побледневшим лицом мертвого эльфа, тролль прошептал что-то неразборное. А в следующий миг его тело засветилось бледной синевой и начало медленно откидываться на спину.
        Прозрачная копия Дазла вылетела из него и растворилась в мертвом теле владельца богато украшенных доспехов.
        Теперь настал черед змеи. Бетайя подползла к голове хозяина и прошипела длинную фразу, после которой с ней произошло тоже, что и с троллем. Но ее "копия" вселилась в Дазла.
        Первым с неровной земли поднялся эльф. Размяв руки и голову, он поднялся на ноги. Опустив взгляд вниз, тролль чужими глазами смог рассмотреть свое порядком побитое тело, пока змея еще не пришла в себя.
        Дождавшись пробуждения Бетайи, тролль спросил ее, ничего ли она не забыла и, приказав держать язык за зубами, наспех перекинул к "себе" на спину лук. Неподвижное тело питомицы он положил назад в сумку и тоже набросил на плечо.
        Дазлу нужно было поспешить, так как горячие языки вездесущего пламени почти вплотную подобрались к нему.


        Глава 14. Лавина


        Границу Клорса и владений карликов беглецы преодолели ранним утром, когда солнце всего лишь еле-еле просыпалось после ночного дрема. Погодка была отличной. В небе ни облачка. Гном и тролль словно попали в другой мир, как будто и не было этой страшной ночи.
        Приграничный блокпост прошли спокойно. Людей на своих местах вообще не было. Видимо им послали знак бедствия и они покинули свои позиции. С карликами проблем тоже не было, так как гнома там все отлично знали.
        Тракт пролегал через пустынную равнину, на которой иногда встречались одинокие деревья или кустарники. А в основном всю дорогу, прямо до самой Станции Воздушных Шаров, путников сопровождал пейзаж из красного камня. В лица порядком подуставшей парочке, беспрерывно дул легкий приятный ветерок. Иногда он, конечно, создавал маленькие неудобства в виде пыли, летящей в глаза, но по сравнению с тем, что преследовало беглецов ночью, даже вспыльчивый тролль не злился по таким пустякам.
        - И давно ты стал гладиатором?
        - Чуть больше года назад, - лениво ответил Джар.
        - Жаль, что так получилось с Ареной, - продолжил разговор гном, - думаю, что в этом сезоне, наконец-то, добавилась бы первая статую тролля!
        - Ха, как бы не так, - оживился тролль, - думаю, люди что-нибудь да придумали бы, в чем-чем, а в подлости они точно впереди всех.
        - Но не все они такие уж и плохие, - осторожно добавил Генти.
        - Да, не спорю! Даже среди этой давно прогнившей расы есть исключения, тот же Тир, например, - бодро поддержал воин.
        - Ага, если б не его кольцо, не дышали бы мы больше на этом свете.
        После слов гнома наступила минутная пауза. Оба путника погрузились в размышления. Пограничная застава уже полностью скрылась из виду. Волк и ящер, не спеша, трусцой продвигались бок о бок по тракту.
        - А ты? Как ты попал в эту вашу экспедицию? - нарушил молчание Джар.
        - Очень просто, когда-то я торговал оружием в городе. Водил караваны с гор, - вздохнул Генти, вспоминая былые времена.
        - А почему перестал? - продолжал спрашивать тролль.
        - На ставках золото зарабатывается легче и быстрее, и гораздо больше! - поднял указательный палец в гору гном.
        Его собеседник в ответ только усмехнулся.
        - А в подземелья я и вовсе не спускался. Я был всего лишь связным, передавал сообщения от экспедиционной группы в горы и наоборот, - охотно продолжил гном.
        После слов Генти разговор опять ненадолго прервался. Одинокие путешественники задумались каждый о своем. Гном думал о том, как побыстрее попасть в Стальград - столицу гномов. Джар раздумывал, что ему делать дальше. Дорога назад больше не существовало. В империи его считали преступником, брат графа Берна, наверное, объявил награду за его голову и теперь активно ищет новой встречи с кровным врагом, Великой Арены, скорее всего, больше не существует. Вспомнив погромы, которые оставляли после себя взбешенные демоны, тролль был полностью уверен, что к утру от города остались всего лишь жалкие руины. Да еще и эти эльфы не понятные в усадьбе барона. Вспомнив о перворожденных, воин ласково потрепал Смерча за ухо, за что был награжден довольным урчанием.
        Ехавший рядом гном, насвистывая веселый мотивчик, глазел по сторонам. Заметив это, тролль тоже оглянулся, но не увидев на долгие лиги ничего подозрительного кроме, все того же однообразного пейзажа, решил узнать, в чем дело:
        - Что-то не так?
        - Нет, все отлично, еще немного и мы доберемся до постоялого двора. Там отдохнем и двинемся дальше на юг.
        - Что ты планируешь делать дальше? - снова спросил Джар.
        - Мне нужно, чем побыстрее добраться к Станции Воздушных Шаров, а оттуда полечу к своим, - и немного подумав, добавил, - так будет намного быстрее, чем по земле.
        - Ты сказал воздушных шаров? - переспросил тролль, вспоминая рассказы Тира, к которым всегда скептически относился.
        - Ну да, разве ты никогда их не?.. - искренне удивился бородатый, - ах, ну, конечно же, - шлепнул он себя пухлой ладонью по лбу, - где ж ты мог их увидеть у себя в лесу?
        - И ты еще спрашивал, почему я стал гладиатором, - злобно прошипел Джар.
        - Ой, извини! Я не хотел тебя обидеть. Но ты не переживай, мало кто в этом мире пока знает, что такое воздушные шары, - довольно хохотнул Генти, - а вот и долгожданный двор, - всплеснул руками гном и указал вдаль.
        Прищурив глаза, Джар действительно увидел вдалеке черную точку, которая увеличивалась с каждой секундой. Стоило троллю подумать о вкусной еде и выпивке, как обида на слова гнома развеялась вместе с легким ветерком.
        Не дожидаясь команд наездников, волк и ящер сами прибавили ходу. Они почувствовали положительные эмоции хозяев и решили доставить их к придорожному трактиру, чем побыстрее. Преодолев за ночь практически нереальное расстояние, зверям тоже требовался отдых в виде пищи и сна.
        Подъехав к одинокому зданию, словно к оазису в пустыне, тролль и гном устало сползли на ноги со своих скакунов.
        - Ты пока побудь здесь, а я сбегаю внутрь и обо всем договорюсь, - твердо решил Генти.
        - Как скажешь, - лениво зевая, ответил Джар.
        Через минуту, не забыв прихватить с собой оружие - внушительного вида секиру, коренастый бородач скрылся за деревянной дверью, покрашенную в зеленый цвет.
        Опершись на Смерча, тролль принялся разглядывать сиротливое здание. Внешний вид был в отличном состоянии, сразу было видно, что хозяин любит свое дело и не скупится на свой, скорее всего единственный, источник прибыли. Дом состоял всего из одного этажа. На дорогу выходили всего пару окон. За то сквозь них, в отличие от тех, что в людских трактирах или постоялых дворах, можно было хоть что-то да разглядеть. Стены были выкрашены в легкий оттенок оранжевого. Крыша к удивлению тролля была не деревянной, а, как и стены, выложена из камня. Еще на ней были размещены несколько непонятных приборов, которые по-своему крутились и вертелись в разные стороны. Джар, конечно же, не понял, для чего они служат, но железяки очень заинтересовали его и он вспомнил о своем спутнике.
        И тут же, из входных дверей вывалился довольно усмехающийся Генти:
        - Я обо всем договорился! - радостно объявил он. - Отведу наших зверушек в стойла, а ты пока иди в середину.
        Не дожидаясь ответа тролля, гном повернулся к своему питомцу и прицыкнул языком. Ящерица двинулась за хозяином в обход дома.
        - Иди с ними и слушайся коротышку, - сказал Джар волку, который тут же повиновался.
        Толкнув дверь, воин оказался в небольшом, но уютном и очень освещенном помещение. В зале находилось всего пару столиков. Усталый тролль опустился за ближайший из них. Откинувшись на спинку стула, тролль принялся вертеть головой по сторонам.
        В стене напротив входа была проделана прямоугольная дыра, через которую можно было увидеть, что происходит на кухне. А именно метушню трех карликов, одетых в белые одежды. Удивило Джара то, что такой яркий свет в помещение создает всего лишь одна лампа.
        Тут дверь с кухни открылась и перед воином появился хозяин заведения. Немалых лет облысевший карлик. Круглое лицо было начисто выбрито. Нос коротышки - увенчан золотистыми круглыми очками. Из одежды на нем были черные льняные штаны, белая рубаха и фартук. В маленьких ручках карлик нес две деревянные кружки с пенящимся напитком:
        - Еда будет скоро готова, а пока вы ждете, отведайте нашего самого лучшего пива, уверен, что не пожалеете, - принялся он расхваливать напиток.
        - Спасибо, - лаконично ответил тролль и, схватив одну из кружек, присосался к ней.
        Пока он наслаждался действительно отличным пивком, карлик незаметно убрался восвояси. Опустошив до половины кружку, Джар поставил ее на стол и, довольно причмокнув, вытер рукавом губы.
        С кухни доносился аппетитный аромат жарящегося мяса. Отложив пиво в сторону, он потерялся в догадках, что именно им поставят на стол.
        Через несколько минут мечтания тролля нарушил упавший рядом за стол гном:
        - О! Пиво! - схватив свою кружку гном, полностью опорожнил ее залпом, после чего густая борода была облита пенящимся напитком.
        - Смерч себя хорошо вел? - Джар решил узнать, чем занимался гном.
        - Да, все нормально! У наших зверюг отличная "комната", а главное теплая. Насчет кормежки я распорядился, так что за это тоже можешь не беспокоиться.
        И обернувшись в сторону кухни, крикнул:
        - Пелог, ну где еда?! Пусть твои лентяи пошевеливаются, иначе выпорю! И пива еще неси!
        - А ты здесь как дома! - усмехнулся тролль.
        - Еще бы! Мало того, что я постоянный клиент. Так еще и раз хотели ограбить бедного Пелога одни ублюдки, но я им помешал...
        - Все понятно, можешь дальше не рассказывать, - снова улыбнулся Джар и, схватив пиво, сделал еще несколько глотков.
        Наконец-то, вынесли долгожданную снедь, от аромата которой у проголодавшейся парочки начали дрожать руки. Уже знакомый троллю карлик положил посреди стола большое круглое блюдо, на котором лежало аппетитное подрумяненное медвежье мясо и запеченные овощи. Его помощник положил две белый тарелочки и приборы. Пожелав гостям приятного аппетита и заверив, что скоро подадут еще пива, коротышки удалились.
        Не произнося ни слова, оба путника, как дикие звери, набросились на еду. По пустынному залу разнеслись звуки удовлетворенного чавканья. Когда тарелка с блюдом опустела на половину, гостям принесли еще две кружки с пойлом.
        Гном не медля, поднял свой бокал и произнес тост:
        - За удачное спасение! - гаркнул он.
        Тролль кивнул ответ и после глухого стука кружек друг о друга оба приложились к любимейшему из напитков.
        Покончив с едой, трапезники с набитыми животами откинулись на спинки стульев.
        - Что планируешь делать дальше? - как бы, между прочим, поинтересовался Генти.
        - Не знаю еще, - пожал плечами Джар, - могу сказать только то, что путь на север для меня закрыт...
        - Расскажешь, если не секрет?
        - Ну-у-у, - протянул тролль, ненадолго задумавшись, - в общем, домой дороги нету точно, так как, покидая деревню, я пообещал прославить наш народ и доказать остальным, что мы стоим лучшего, чем о нас говорят и думают.
        Гном почесал в затылке и облокотился на стол, показывая, что готов слушать все-все-все.
        - В империи и баронствах меня не сильно любят, - продолжил тролль, - а так как Арены больше не существует, то и в Клорсе делать нечего.
        - Тогда возможно тебе стоит наняться наемником в какое-то королевство, - предложил гном, - или можешь отправиться со мной в горы. У нас под землей тоже найдется с кем повоевать!
        - Даже не знаю, - замялся сначала тролль, но потом добавил, - а ты не мог бы раздобыть у своего знакомого, - кивок в сторону кухни, - карты материков.
        - Думаю, что смогу, - хитро прищурился гном и позвал карлика.
        - Слушаю, - подошел Пелог.
        - Помнишь, ты как-то говорил, что у тебя есть отличные карты обоих полушарий? - сразу же взял быка за рога гном.
        - Было дело, - хитро прищурился владелец постоялого двора.
        - Тогда тащи их сюда, - сказал Генти и принялся допивать остатки пива.
        - Эй, я понимаю, что ты доставил мне ценную информацию, но мы договаривались только на еду для вас и ваших зверей, и ночлег...
        - Ах, ты ж мелочь полысевшая, - поперхнувшись, гном вскочил со стула и с угрозой посмотрел на карлика.
        - Ладно, ладно, ладно, - зачастил испугавшийся за свое заведение Пелог, - идите в свою комнату, а я принесу все туда, только не злись!
        Не удостоив карлика ответом, гном довольно крякнул и, опустившись назад за столик, жадно опорожнил до конца деревянную кружку.
        Почесав слегка округлившееся брюхо, гном поднялся на ноги:
        - Пойдем, покажу наши "покои", - и, не дожидаясь тролля, двинулся на кухню.
        Закинув в рот еще один кусочек запеченного картофеля, Джар сделал последний глоток и поспешил за Генти. Войдя на кухню, в ноздри ударил запах жареного мяса. Под потолком висели разных форм кастрюли и сковородки. На жаровнях были установлены огромные жестяные посудины, в которых что-то варилось и из которых, не переставая, валил дым. Маленькие повара трудились во всю, видимо ожидая приезда каких-то клиентов. Стараясь не задерживаться, тролль побежал прямо к противоположной стене, в которой виднелся узкий коридорчик. Оказавшись в нем, Джар прошел в конец и свернул в правую дверь, за которой только что скрылась широкая спина гнома.
        Заперев за собой скрипнувшую дверь, воин оказался в небольшой, но и не малой комнате. Даже без освещения она была прекрасно освещена благодаря дневному свету, попадавшему внутрь сквозь широкое, хорошо вымытое окно. У левой стенки были расположены две койки, укрытые белесыми, как пух, покрывалами. У правой - небольшой шкаф, украшенный красивой, хитросплетенной резьбой, сделанной неизвестным мастером. Рядом со шкафом, в самом углу поставили небольшой круглый столик и два табурета. Крышка стола была покрыта круглой паутинкой кремовой скатерти. А на стене, примерно на уровне глаз гнома, висела небольшая прямоугольная рамка с цветной картиной внутри.
        Взглянув на гнома, который проверял на мягкость кровать и белье, тролль про себя улыбнулся:
        "Забавные эти гномы все-таки!" - и подошел к столу, чтобы лучше рассмотреть картинку.
        На холсте была изображена странная, но и одновременно завораживающая конструкция. На фоне голубого неба был нарисован огромный шар, от которого вниз тянулись канаты, держащие небольшую площадку с двумя карликами. Если соотнести размеры коротышек и их транспорт на бумаге с реальности, то шар, наверное, был размером с дом, в котором остановились Джар и Генти.
        Размышления тролля над чьими-то трудами прервал короткий скрип двери, сквозь которою в комнатку, неся несколько бумажных рулонов, вошел хозяин постоялого двора:
        - Вот, это все, что мне удалось найти, - тяжело дыша, положил он карты на стол, - что ж, не буду вам мешать, - объяснился он перед гостями и смылся в коридор, не забыв прикрыть за собой дверь.
        - Так-с, что тут у нас? - Деловито осведомился гном, садясь за стол и по очереди раскручивая бумажные чертежи с границами государств, морей, гор и прочего. - Ага, значится так. Ну, чего встал? Садись, давай - отодвинул он свободную табуретку.
        Вздохнув, тролль сбросил с себя успевший загрязниться болотом и пылью дорог плащ и бросил его на кровать. Отстегнутый пояс вместе с францисками и палашом, а так же сумка с некоторыми вещами и золотом отправились туда же.
        Присоединившись к гному за стол, Джар уставился на развернутую перед ним карту Западного полушария.
        - Так-так-так, мы находимся примерно вот здесь, - указал пальцем Генти на Серединный тракт, - к станции Воздушных Шаров, дня два пути, а то и целых три...
        - Постой, ты говорил, что отлично разбираешься в картах, и что можешь посоветовать, куда можно устроиться наемником, - перебил собеседника тролль, - но меня совсем не привлекает идея летать на сумасшедшей высоте, непонятно на чем!
        - Что ж, раз север для тебя закрыт, то ты мог бы пересечь горы и присоединиться к оркам. Но проблема в том, что южный перевал не доступен, так как на юге разгулялась чума. Поэтому у тебя единственный путь, через нашу столицу - Стальград. - Гном кашлянул и продолжил, - а через нее ты сможешь пройти только со мной. И самое главное - самый краткий путь туда только по воздуху.
        - А...?
        - Не перебивай, - поднял пухлый палец подгорный житель, - конечно можно было бы отправиться на юг по тракту и наняться в Бероше, но у них с Клорсом сейчас перемирие, так что там делать в ближайшие месяцы нечего.
        - А что на западе? - вставил короткий вопрос Джар, которому не терпелось поскорее узнать обстановку в мире и определиться с дальнейшими планами. Тролль был не из тех, кто мог пребывать в неизвестности, ему нужна была цель.
        Гном скрутил карту назад в рулон и, отложив в сторону, потянулся к остальным. Развернув еще одну, на этот раз пожелтевшую от старости карту, да еще и чем-то залитую, Генти недовольно скривился и швырнул ее на пол. Настал черед последнего листа пергамента. В этот раз гному карта понравилась больше, она была отлично нарисована, но непослушные края каждую секунду норовили сомкнуться, что сильно раздражало бородатого воителя:
        - Придержи с этой стороны, будь добр, - попросил он Джара, а сам положил руку на другой край карты.
        Показав жестом, чтоб ему не мешали, гном нагнулся над столом и свободной рукой принялся водить по шершавому листу, иногда останавливая палец и поднимая взгляд к потолку, что-то то ли прикидывая, то ли вспоминая. Наконец, после десятка томительных минут, Генти оторвался от карты и взглянул на скучавшего Джара:
        - Значит, смотри сюда, в Симинаге, Айрлоне и Редонзе ненавидят орков, троллей и гоблинов, поэтому можешь отправиться к оркам и воевать вовсю. Потом, - палец гнома переместился с севера на юг, - можешь присоединиться к пиратам...
        - Сразу отпадает! - Резко перебил воин.
        - ... ну, тогда можно отправиться в Дэйм и служить на Огненном рубеже, сражаясь с теми же пиратами. И, наконец, - гном придвинул к собеседнику дальнюю часть карты. - Еще один вариант. Правда, из всех этих стран, население которых составляют только люди, везде кроме Лесдона, ненавидят другие расы, поэтому там только один путь. Зато, это одно из самых богатых могущественных королевств, оно всегда встревает во все войны, и везде пытается всунуть своих вояк, за немалые деньги, разумеется.
        Тролль отпустил край желтоватого пергамента, который, сразу воспользовавшись моментом, скрутился, скрыв все свое содержимое.
        - Ну и конечно в силе все еще остается мое предложение - отправиться со мной в горы и повоевать с глубинными тварями, которые обитают в земных недрах! - отрекомендовал свой вариант гном. - Ах да, чуть не забыл, самый краткий путь, на Восток и, конечно же, самый дешевый - это по воздуху. - Палец бородатого гнома опять взлетел вверх.
        Джар попытался было, что-то возразить, насчет летающих "тварей" карликов, но Генти не дал ему этого сделать:
        - И даже не спорь со мной! Я в этом абсолютно уверен. Поверь, техномагия карликов - сильная штука.
        - Ладно, - зевая, махнув рукой, сдался тролль. - Завтра скажу, что я окончательно решил.
        Встав из-за стола, показывая всем видом, что разговор закончен, воин завалился на кровать и через минуту, посапывая ноздрями, уснул крепким сном.
        Гном лишь усмехнулся в ответ. Закрыв дверь, чтоб их никто не тревожил, хотя он отдал Пелогу нужные распоряжения, гном разделся и, забравшись в пушистое мягонькое покрывало, последовал примеру своего соседа по комнате.

        Единственные гости постоялого двора пролежали в своих постелях до самого обеда следующего дня. Полуденное солнышко забралось в комнату и принялось щекотать спящих гнома и тролля своими нежными лучиками. Первым из мира сновидений вырвался Джар. Размяв залежанные суставы и мышцы, он разбудил гнома и, собрав оружие, отправился кушать. Спустя какое-то время к нему присоединился Генти. Хорошенько отобедав, парни распрощались с хозяином придорожного заведения и пошли за своими любимцами. Звери, как и их хозяева, пребывали в отличном состоянии. Они выглядели отдохнувшими и сытыми.
        Когда время приближалось ближе к вечеру, по пустынному тракту во весь опор мчались два путника, подымая за собой огромные клубы пыли.
        Дважды парочка натыкалась на караваны, идущие из Лирана. Пользуясь моментом, гном наварил с каждого по несколько золотых за очень полезную информацию.
        В дороге до станции странники провели два дни и три ночи. Первый две ночевки пришлось провести на чистом воздухе, прямо посреди каменистой пустыни. Но обоим было не впервой, так что неудобств путешественники совершенно не чувствовали. В последнюю ночь судьба улыбнулась им, так как путники добрались к еще одному постоялому двору, где и заночевали. На утро третьего дня, немного восточнее тракта, вырисовывались постройки каменных домишек невысоких человечков. А за ними, в воздухе маячили, пока что маленькие, разноцветные шарики.
        К небольшому городку вела, прилегающая к запыленному тракту, выложенная камнем, дорога, на которой как раз и помещались двое всадников. Свернув на нее, волк и ящер скользили неспешной трусцой, давая своим хозяевам достаточно времени, чтоб налюбоваться красивым ландшафтом.
        За поселением карликов виднелись зеленые края лесного предгорного края, уже за которым, уходя далеко ввысь, возвышались вечно заснеженные бело-стальные шпили гор.
        - Ты уже решил, куда будешь направляться, - спросил гном, явно надеясь, что Джар отправиться на его родину.
        Сделав вид, что задумался, через минуту тролль выдал ответ:
        - Скорее всего, отправлюсь в Дэйм. Но насчет транспорта последую твоему совету.
        Гном одобрительно кивнул, но в его зеленых глазах проскользнуло пятно обиды. Все-таки он надеялся, что тролль останется с ним. Но переубеждать того не стал, а в слух весело произнес:
        - Отлично! Тогда я помогу тебе с выбором шара, - и после небольшой заминки добавил, - если ты не против, конечно.
        - Нет, что ты, я как раз хотел тебя об этом попросить, а то еще надуют на круглую суму. Не доверяю я этим недоросткам, глазки у них всех маленькие такие, хитрющие...
        Гном в ответ расхохотался во всю глотку, хватаясь за живот.
        Пока парочка одиноких путников вела свой недолгий диалог, они и не заметили, как подъехали к первым невысоким аккуратным домишкам.
        - Днем окрестности всегда пустые, так как местные жители все работают на самой станции, - объяснил гном троллю.
        - Куда мы направляемся? - Решил осведомиться Джар.
        - На другой конец города. Там, у самого поля, откуда взлетают воздушные гиганты, есть один трактирчик. В нем и остановимся.
        - А разве нельзя сразу уплатить за транспорт и отправиться в путь? - удивился воин.
        - Не так все просто, друг мой, - покачал головой Генти, - Сегодня мы договоримся и уплатим половину суммы, а на следующие утро нам разрешат подняться в воздух. У них очень строгий график.
        Тролль безразлично пожал плечами и на этом их разговор затих.
        Ближе к центру по улочке передвигаться стало трудно, так как в отличие от окраины, здесь везде все кишело разномастными существами. Каждый из них, не обращая на остальных даже капли внимания, спешил по делам, полностью поглощенный своими мыслями.
        На следующей узкой улочке всадникам пришлось спешиться. И теперь гном шел немного впереди, ведя под уздцы своего ящера, за которым свободно шествовал Смерч. Замыкающим был тролль.
        Продвигаясь по извилистым хитросплетенным лабиринтам, Джар дал волку задание неотступно следовать за их проводником, а сам был каждую секунду начеку, так как в такой толпе точно сыщется с десяток карманников.
        В конце концов, гном вывел их на противоположную сторону городишка. Улицы здесь были более просторными и не так заполнены.
        - Долго нам еще? - поравнявшись с подгорным жителем, спросил Джар, всем своим видом показывая нетерпение.
        - Почти пришли. Нам в конец улицы и направо. А дальше сам все уведешь, - злорадно хохотнул гном, предвкушая, какая реакция на увиденное будет у его спутника.
        Оказавшись на открытой местности, первое, что сделал Джар - это остановился, как вкопанный, с отвисшей челюстью.
        Пока тролль во все глаза смотрел на взлетающие вверх круглые громадины, которые тащили под собой квадратные кабинки, гном, закрыв обеими руками лицо, отошел в сторонку и надрывался от смеха. Это было действительно завораживающее зрелище. Плавно взмывавшее вверх идеально круглой формы разноцветные шары, играли контрастом красок перед глазами воина. Некоторые из кабинок были без верха, по бокам огороженные только бортиками. А над головами пассажиров был установлен на специальной полочке костерок, который играл своими непослушными язычками под небольшим отверстием.
        Решив расспросить гнома побольше о небывалых устройствах, тролль повернулся и застал катавшегося на земле Генти. Все лицо гнома покрылось багровыми пятнами, а скулы то и дело ходили вверх вниз.
        Подождав пока гном отойдет и подымится на ноги, Джар холодно спросил:
        - Что дальше?
        - Да не злись ты, - хлопнул его по плечу бородатый насмешник. - Видел бы ты себя со стороны, непременно бы валялся рядом со мной. - Вытирая слезы смеха, объяснился гном.
        Тролль ничего не ответил и скрестил на груди руки.
        - Ладно, сейчас идем подбирать средство передвижения. Кстати, зверюг можно оставлять в кабине шара, как только дашь задаток и получишь соответствующий документ. Так что, о волке можешь не беспокоиться, да и вряд ли с ним кто-то рискнет связываться, - хмыкнул Генти.
        Подойдя поближе к возвышенной площадке, гном окликнул ближайшего карлика:
        - Что у вас есть свободное на завтра? - спросил он у подошедшего. - Этому господину, - кивок в сторону тролля, - необходимо добраться в Дэйм.
        Карлик неопределимого возраста выудил из нагрудного кармана очки и, напялив их на нос, принялся рассматривать своего возможного клиента. После нескольких томительных минут, он вынес такой вердикт:
        - Шар номер сто сорок шесть. Западная платформа. Полная стоимость перелета десять золотых. Четыре вы должны уплатить вперед, - завершил он и принялся писать, что-то на небольшом кусочке бумаги, появившейся из того же нагрудного кармана.
        - Чего ждем? - спросил гном у Джара, - доставая деньги!
        - А...
        Перехватив сумку поудобней, воин принялся неистово рыться в ней. Пока он достал четыре золотистых кругляша, гном уже успел договориться и за себя, но в отличие от Джара он заплатил только две монеты. Ему-то ведь лететь гораздо ближе.
        Выдав клиентам по квитанции и вежливо попросив не терять бумажек, карлик увел зверей к шарам, которые взяли на прокат их владельцы.
        - Может пивка на прощание?
        - Я не против, - согласился тролль и гном повел его в ближайший трактир.

        Парни сидели за общим длинным столом и весело пили свой любимый напиток, слушая смешные истории, которые рассказывали сидящие рядом с ними уже порядком поддатые люди, гномы, карлики и орки. В заведении громко гудела веселая мелодия, создаваемая несколькими музыкантами. Во всю кричали и ругались опьяневшие клиенты. Хотя, пиво здесь, как успел подметить тролль, все-таки сильно уступало тому, что они пили на постоялом дворе Пелога.
        Когда за большими окнами в свои владения вступила ночь, сопровождаемая хороводом из разноцветных звездочек, гном предложил не засиживаться и пойти поспать перед завтрашним днем. Комнаты им пришлось добывать чуть ли не с боем и Джар в конце действительно намерился оторвать несколько очень уж наглых языков, но Генти успокоил его, давя на то, что они пришли, чтобы улететь, а карлики драк не любят.
        Пребывавшие в отличном настроение, тролль и гном попрощалась с народом, сидящим с ними за столом и уже приготовилась идти на верх, как вдруг, пол под ногами задрожал. Люстры, висящие под потолком, начали хаотично шататься и разбиваться об потолок. Посуда принялась соскальзывать со столов и разбиваться на полу.
        Внезапно, входная дверь сорвалась с петель и отлетела на пару метров. В зал ворвался Смерч и, найдя взглядом хозяина, дико взвыл, предупреждая, что нужно убираться отсюда.
        - Генти! - крикнул тролль. - За мной.
        Не дожидаясь ответа, Джар схватил гнома за руку и потащил на улицу.
        Оказавшуюся снаружи парочку встретила не самая радостная картина. В синей темноте со стороны гор, сопровождаясь оглушающим рокотом, поднимались высокие белые клубы.
        - Что это такое? - изумленно спросил воин.
        - Это... Это, лавина!
        - Нужно сваливать отсюда! - хотел было вскочить в седло тролль, но гном остановил его.
        - Нет! Не успеем. У нас два выбора: или мы сидим внутри трактира, его точно не снесет, но придется задержаться на пару дней, пока все отчистят от снега; либо бежим на платформу и взлетаем на первом попавшемся шаре.
        Воин на минуту задумался.
        - Короче, ты как хочешь, а я пошел, - уже перекрикивая приближавшийся шум, прокричал Генти и, усевшись на появившегося ящера, припустился на встречу буйствующей стихии.
        Пока тролль думал, что делать, гном уже был возле первого воздушного шара. Ящер ворвался в середину кабины, а Генти обернулся посмотреть, нет ли сзади Джара. Не обнаружив никого у себя за спиной, он скрылся в кабине вслед за ящером.
        Бело-синяя волна приближалась с бешеной скоростью. Облака обжигающего снега уже добрались к одинокому троллю и сильно обжигали кожу. Рядом с ним жалобно скулил волк, он ни за что не бросит Джара.
        В конце концов, решившись, тролль запрыгнул на Смерча и понесся к уже заснеженному перрону. Нужно было поднажать, так как гном уже поднялся в воздух метра на полтора. В лицо всадника били шквалы холодного ветра вперемежку с колючими льдинками. Еще чуть-чуть и волна накроет все. Но все же не зря волки, подобные Смерчу, ценились очень высоко. Они успели. Когда шар поднялся на добрых три метра, волк, собрав все силы, взлетел в воздух и буквально ворвался в тесноватую кабину, сбив с ног ящерицу и Генти.
        Получив от гнома хорошую порцию ругательств, тролль поднялся на ноги и оглянулся во входное отверстие. Они успели в самый последний момент. Хотя несущаяся снежная лавина цеплялась за дно кабины краешками холодных коготков, рисковой парочке и на этот раз удалось уйти от гибели.
        - Ну и тугой ты, однако, - шутливо произнес гном.
        - Я же не псих, чтоб бросаться смерти в объятия, - в таком же тоне произнес тролль и оба рассмеялись.
        Веселый смех пассажиров прервал протяжный писк сирены, после которого на одной из стенок загорелась красная лампочка. Прильнув к стене гном начал внимательно что-то рассматривать.
        - Что там?
        - Оно показывает, что шар не полностью заряжен, так что не знаю, сможем ли мы долететь к окрестностям Стальграда!


        Глава 15. Отвергнутые


        Мелкие волны с монотонным упорством, которому мог бы позавидовать даже самый упрямый гном, пытались укрыть собой чем побольше камней, беспорядочно разбросанных по берегу, создававших собой некое подобие мозаики. С каждой неудачей, разбиваясь об острые булыжники белесой пузырящейся пеной, шумно ворча, уползали назад в море.
        Тарс и Нраг - двое мальчишек возрастом десяти лет рыскали по пустынному пляжу, высматривая что-то у себя под ногами. В худощавых смуглых руках у мальчишек были овальные плетеные корзинки, в которые они собирали мидий, моллюсков и морских звезд, выкинутых на берег морской водой. Длинные чернявые волосы мальчишек непослушно развивались на редких порывах прибрежного ветра. Дети были одеты в пожелтевшие от времени, местами запятнанные и разорванные туники. Иногда мальчишки останавливались и садились на песок, растирали ладонями, слегка обожженные песком, ступни.
        Сегодня, впервые за неделю орды вечно голодных чумных зомби отступили от деревни и оголодавшие жители, воспользовавшись моментом, разбрелись по окрестностям. Кто-то собирал грибы и ягоды в лесу у подножья Стальных гор, кто-то пытался выловить хоть какую-то рыбешку в маленьком ручейке, протекавшем сразу за деревенькой, кто-то пытался выследить редкого зайчишку или еще какого-нибудь зверька, а кто-то, как двое маленьких братьев, собирал на пляже дары моря.
        Заполнив свою корзину с верхом, Тарс положил ее на большой камень у самой воды и принялся помогать брату.
        - Ты уже все? - спросил его Нраг, когда мальчик подошел к нему.
        - Угу, - кивнул тот в ответ и, показав на свою корзину, нагнулся за мясистой морской звездой сине-зеленого цвета. - Пойду, поищу гнезда черепах.
        Тарс взял у братишки звезду и пошел поближе к воде. Второй мальчуган же пошел в противоположную сторону, так как черепахи откладывали свои яйца, чем подальше от воды.
        И только стоило худощавому мальчишке нагнуться над маленькой ямкой, полностью набитой белыми кругляшами, как со стороны шумящего небольшими зелеными волнами моря раздался крик брата:
        - Нраг! Нраг! Смотри! Смотри!
        - Что там?
        - Давай быстрее сюда! Вот! В воде! - Тарс вытянул вперед худенькую ручку.
        - Где именно! Что ты там увидел? - так ничего и не понимал его брат.
        - Да вот же, он еще ближе в волнах!
        И действительно, в бурлящей морской пене колыхалось неподвижное тело. Волны словно игрушку то подбрасывали его, то прятали в соленой водной толще.
        - Нужно вытащить его! - выкрикнул Нраг и первым бросился в воду. Его брат сразу же побежал следом.
        Утопленник был недалеко от берега, так что даже десятилетним детям не составило бы особого труда дотащить его до полосы мокрого песка.
        Без труда дотащив краснокожее тело до линии отлива, дальше у мальчишек начались некоторые трудности, так как тащить тело по песку - это не по воде!
        - Давай! Еще чуть-чуть! - подбадривал обессиленного брата Тарс.
        И все-таки ребятам удалось вытащить утопленника по пояс из воды, но его ноги все же облизывали неутомимые волны.
        - Хух! Ну и тяжелый! - откинувшись на спину рядом со спасенным, глубока дыша, выдавил из себя Нраг.
        - Ага! - поддакнул ему брат и сделал тоже самое.
        Через несколько минут в пенистом шипении волнений малахитовой воды послышался мокрый кашель и хрипы тролля, от которых из его горла с кучей брызг выплескивалась морская вода. Опершись на локти, Валь'джен сначала хорошенько прокашлялся, а уж после обернулся и сел.
        От ужаса, засевшего в глазах обоих мальчишек, волосы, если б не были такими длинными, точно встали бы дыбом. Увидев спасенного, ребята сразу же пожалели, что вытащили его - это был не человек. Сердца детей заполнил такой страх, что они и думать забыли о бегстве, так и сидели, не двигаясь, с круглыми глазами и отвисшими челюстями.
        Кожа бывшего утопленника не стала красной от прямых лучей солнца, она была такой от природы. Еще он был навскидку высокого роста, точно на голову выше взрослых в деревни. К мускулистому торсу прилипли оборванные остатки моряцкой рубахи. Лицо отдаленно напоминало человеческое, но, тем не менее, разительно отличалось. Причиной этому отличию служили длинные острые уши, такой же длинный горбатый нос, не малые клыки, торчащие вверх из-под верхней челюсти. Но больше всего мальчишки испугались пронзительного взгляда желтых глаз незнакомца. Почти лысая голова в центре была украшена рыжеволосой полосой короткого ирокеза.
        - Спасибо за спасение! - сухим голосом поблагодарил тролль своих маленьких спасателей, посмотрев по очереди на обоих. Если б не они, кто знает, сколько бы еще времени безжалостная стихия швыряла его туда-сюда, и не факт, что вообще выкинула бы его на спасительный берег.
        От голоса страшного пришельца оба мальчика тут же вздрогнули. До шамана сразу дошло, что дети попросту боятся его:
        - Не бойтесь! Я не причиню вам вреда! Тем более вы спасли мне жизнь! - мягко объяснил тролль. - Меня зовут Валь'джен! Для друзей просто Валь!
        - Я Нраг! - ответил осмелевший мальчик. - А это мой брат Тарс. - Указал он на второго мальчугана.
        - А кто вы? - робко поинтересовался второй малец.
        - Как кто? - искренне удивился Валь. - А-а-а! - стукнул он себя по лбу. После каждого движения шаманы оба мальчика синхронно вздрагивали. - Я тролль из островов Крови!
        - Тролль? Мама пока была жива, рассказывала нам про троллей. Она говорила, что вы зеленые, что живете в лесах и ни с кем не общаетесь, а если кто-то и намерится подобраться к вам, вы его жестоко убиваете и съедаете труп.
        Тарс, подтверждая слова брата, кивал после каждого его слова, от чего у шамана складывалось впечатление, что лохматая голова мальчишки, болтавшаяся на тоненькой шее, вот-вот оторвется.
        - А что случилось с мамой?
        - Ее убили зомби! - мрачно проговорил Нраг. С другой стороны от тролля Тарс шмыгнул маленьким носиком и отвернулся.
        - Зомби! Ты сказал зомби?! - не поверил услышанному Валь.
        - Ну да. - Не совсем понял вопрос тролля Нраг.
        - Выходит мы сейчас в Чумных Землях?!
        - В них самых, - вытирая слезы-горошины, подхватил разговор второй ребенок. - На самой южно-восточной окраине. С запада - зомби, с севера - горы, с юга - море, а с востока - орки, которые при малейшей попытке подойти к их границе - тут же палят по нашим молниями и прочей магией.
        "Мда, - подумал про себя тролль, - учитель был прав. И за что нас все так ненавидят? А мальчики для своих лет достаточно умны, хоть и живут в этом всеми забытом и отверженном месте".
        А вслух сказал:
        - Вы такие худющие, голодны?
        - Есть немного, - опустив глаза, признался Нраг. - Долбанные мертвецы пять дней не давали нам выйти из деревни и без устали пытались проломить или прогрызть бревна частокола. - Зло добавил он.
        Хмыкнув, шаман протянул руки к детям и приставил ладони к их животам:
        - Не бойтесь!
        Красные ладони засветились розоватым сиянием, которое переползло на брюшка детей, уже, наверное, приклеенные к хребтам, а через несколько секунд растворилось. И о чудо, сосущий уже второй день голод, с тех пор как кончились припасы, и осталась одна вода, перестал ныть, вовсе его и не было.
        - Легче? - улыбнувшись, спросил Валь.
        Ответом послужили частые кивки волосатых котелков и изумленные детские глаза.
        - Ну, что? - поднялся на ноги тролль, - покажете вашу деревню? Мне бы с взрослыми пообщаться.
        - Ой! Тарс! Мы уже больше часа на пляже! Если отец узнает - точно выпорет! - перепуганные возможным гневом родителя, братья похватали свои корзинки и припустились в сторону гор. - Не отставайте! - бросил назад один из них.
        - Бегу! Бегу! - улыбнулся Валь и поспешил за босыми ребятишками.
        Жгущий пятки песок от воды протянулся на целых пол лиги. Дальше идти стало легче. На желтой твердой поверхности начали появляться, словно маленькие оазисы небольшие островки желто-зеленой мягкой травки. Останавливаясь на них, ребята немного отдыхали и продолжали свой путь. Троллю же это было без надобности, так как на его ногах красовались насквозь промокшие ботинки.
        За пляжем началась холмистая местность. Немного вдали виднелась стена серых, заснеженных на вершинах, гор. У их подножья зеленели пушистые верхушки хвойного леса. А перед самой линией деревьев разместилась небольшая, окруженная высоким частоколом и несколькими сколоченными из досок башен, деревушка. От нее, поднимаясь высоко в бесконечное небо, уходили клубы седого дыма. К поселению всеми забытых бедных людей требовалось преодолеть всего несколько пологих серо-зеленых холмиков, которые изредка были украшены сиротливыми деревьями или кустиками. Только в неглубоких долинах между холмами росли густые рощи и кустарники.
        - Вот! - указал вдаль пальцем один из ребят. - Еще немного и мы будем дома. В кустарнике надо быть осторожным. Иначе можно порезаться или уколоться, так что ни на шаг не отставайте! - важным тоном добавил малец.
        - Не волнуйся, я буду внимательным, - честно заверил того Валь.
        И действительно. Спустившись в густую пахнущую свежестью рощу, тролль понял, что мальчик был прав. Со всех сторон сидевшие на ветвях растений колючки пытались как можно больнее и поглубже забраться под кожу таких редких прохожих. Сквозь рощицу пролегала еле видимая даже самому глазу тропка, по которой и вели спасенного тролля детишки, неся домой такую желанную еду.
        Выбравшись под голубой небосвод, трое путников двинулись вверх по склону, утонув по колена в густой игравшей всеми оттенками изумрудного траве. На вершине пологого склона виднелось высохший ствол когда-то могучего древа, стоящего в гордом одиночестве. Один раз идущий впереди Нраг остановился и жестом показал замереть. Через протоптанную тропку проползла по своим делам полосатая змейка. Подождав, пока она скроется в зарослях травы, мальчонка отправился вперед.
        Оказавшись под корявой тенью мертвого дерева, у обоих мальчишек душа ушла в пятки:
        - О нет!
        - Что там? - воскликнул немного отставший шаман.
        - Зомби!
        Но ответа уже и не требовалось. Выбравшись на вершину склона, тролль увидел все собственными глазами. Внизу, у самой рощи, хаотично бродили зеленые, отвратительные на вид, мертвецы. Вокруг прогнивших тел в воздухи витал легкий зеленый дымок в сопровождении мелких мошек, на которых мертвяки не обращали совершенно никакого внимания. Двигались ожившие не то что бы быстро, но точно не медленно.
        "Бедолаги"! - увидев, во что превращаются зараженные люди, троллю по-настоящему стало их жалко. Опустив вниз голову, шаман взглянул на двоих мальчишек, которые трясясь от страха и ужаса, сами того не осознавая, прижались к нему с обеих сторон, побросав наземь корзинки с едой.
        Учуяв запах и сущность еще живых, чумные зомби, как будь-то по велению невидимого кукловода, бодрым шагом дружно двинулись на ненавистных живых, не забывая при этом утробно рычать.
        "Нет! Эти дети не заслужили такого"! - Ярость охватила молодого шамана!
        - Будьте здесь! Если что, кричите! А я разберусь с ними! - в голосе тролля прозвучали стальные нотки, которые заставили братьев беспрекословно послушаться.
        Валь'джен мелкими перебежками припустил вниз, скользя между зарослями густой зелени на встречу тем, кому давно положено гнить под землей или быть развеянными по ветру. Когда тролль оказался в десятке метров от ближайшего мертвеца, в его ноздри ударил стойкий запах гнили. На секунду голова закружилась, а перед глазами замерцала сетка черных пятен, но тролль быстро преодолел слабость и взял себя в руки.
        А самый проворный из разносчиков болезни был уже на расстоянии вытянутой руки и замахивался, чтоб сграбастать жертву. В последнюю секунду тролль успел среагировать и, отклонившись назад, всего на волосинку разминулся с желтыми кривыми когтями. Отскочив назад, шаман прокричал заклинание разрыва и с его кулака сорвался невидимый молот, который с легкостью размозжил и разорвал полусгнивший ходячий труп.
        Но зомби даже и не думали отступать. Напротив. Увидев, что их стало на одного меньше, они стали более резвыми и быстрыми.
        Теперь на шамана насели сразу три твари. Огородив себя легкой стеной, чтоб на пару мгновений задержать оживших, тролль поднес к губам руку и с силой впился в предплечье. Прокусив кожу, он надавил возле укуса и, крутанувшись на месте, окропил вокруг себя кровавый круг, при этом прочитав про себя заклятие. Земля и трава вокруг тролля засветилась разноцветными переливчатыми красками, которые словно стена загородили Валь'джена. Першие вперед безмозглые зомби, натыкаясь на невидимую для них преграду отлетали и кубарем катились, вниз сбивая своих "товарищей".
        А теперь настал черед молодого тролля перейти в атаку. Барьер вокруг шамана продержится достаточно долго, чтоб расправиться примерно с десятком неупокоенных. Став поудобнее, Валь выставил вперед обе руки и начал в голове плести заклинания. С его рук то и дело летели молнии, огненные шары, сосульки, и прочие атакующие заклинания. Но все они были не очень и эффективны против таких противников, а бросить в каждого заклинание разрыва у шамана попросту не хватит сил. Тогда он решил действовать немного по-другому. Замораживая ближайших тварей, он сразу же добавлял вдогонку заморозке небольшой камень, который разбивал обращенных в ледяные глыбы мертвецов.
        - Валь! Валь!!! - вдруг словно гром, посреди ясного неба раздалось за спиной у тролля.
        Взглянув на секунду назад, шаман злобно выругался и, бросив еще одно заклинание в ближайшего монстра, разблокировал барьер вокруг себя и бросился к дрожащим мальчишкам.
        Валь'джену следовало поспешить - к детям с трех сторон протягивая прогнившие лапы, надвигались неупокоенные.
        - Ко мне! - на бегу гаркнул шаман.
        И слава духам, расторопные дети, которых жизнь научила не зевать, похватав с земли плетеные корзинки, побежали на встречу не такому и страшному и злому, как оказалось, троллю.
        Одной рукой шаман сгреб в охапку обоих мальчишек, а второй на ходу принялся рисовать в воздухе руны и лихорадочно читать вслух слова заклинания. Валь решил сфокусировать всю силу удара прямо перед собой, чтоб пробить небольшую брешь в кольце вонючих мертвяков, которые с нетрадиционной для них скоростью сжимали кольцо вокруг своих жертв.
        Рисуя одной рукой в воздухе сложное плетение и читая вслух слова заклинания, тролль планировал пробить перед собой небольшую брешь в сжимавшемся кольце неупокоенных и выскочить прочь сквозь нее. Наконец, завершив хитросплетенный рисунок, шаман выкрикнул последние слова своих чар и от его тела вперед высотой в два метра и столько же шириной понеслась огненная стена, которая с легкостью смяла шестерых жертв жуткой болезни.
        Ринуться в образовавшуюся дыру Валь не успевал всего на каких-то одну-две секунды. Первое, что пришло в голову - это заклинание бури, и он впервые на своей практике так быстро прочитал его и нарисовал в голове нужный символ. Тотчас вокруг тролля и детей с бешеной скоростью закрутилась мощная воронка, высокая и упругая трава от которой прижалась к самой земле, а почти сомкнувшееся кольцо тварей разметало во все стороны. Трое зомби, угодив в сухое дерево, с треском повалили его.
        Не чувствуя ног, Валь прямо-таки летел над приминающейся от волшебного ветра травкой. Свое заклинание тролль рассеял только тогда, когда на одном дыхании пролетев еще одну рощу и холм за которым находилась деревня отвергнутых людей. Заклинание полностью развеялось уже перед самыми воротами.
        Опершись рукой на мощную створку ворот, тролль поставил детей на ноги и устало потянулся. С его ушей прямо к подбородку тянулись две тоненькие струйки багрово-черной крови. Срываясь с лица шамана, они капали на и так порванную, запачканную и мокрую рубаху, а вернее на то, что от нее осталось.
        - Не мешало бы поспать! - тихим голосом проговорил Валь, обращаясь к мальчикам.
        - Нраг! Тарс! Где вас носило! - послышалось с одной из башен. Это, рвя и метая от бешенства и беспокойства, кричал их отец.
        - Пап, мы не виноваты! Мы спасли тролля! - гордо крикнул в ответ осмелевший Нраг.
        - Чего?! Та где вы там? - Бросил отец братьев кому-то назад. - Открывайте поживее!
        В древесной створке врат открылась узкая дверца, через которую вылезли двое молодых парней и без слов подхватив почти потерявшего сознание тролля, поволокли его внутрь. Следом за ними поспешили десятилетние братишки, за которыми и захлопнулась дверь.

        Уставший и весь побитый Валь проснулся только под вечер. С тех пор, как он покинул родные острова на торговой шхуне, это уже третий случай, когда он потерял сознание от избытка магических сил. Сквозь открытое окно у кровати в комнату попадал теплый воздух, а также теплые солнечные лучики. На дворе почти никого не было. Люди появятся на улочках поселка только спустя час, когда спадет духота.
        Поднявшись на локти, тролль попытался рассмотреть комнату, в которой его уложили почивать. Когда глаза привыкли к дневному свету, шаман обнаружил, что на краю постели сидел один из мальчишек. Паренек не сразу почувствовал, что Валь проснулся, а когда увидел пришедшего в себя шамана, радостно всплеснул ладонями и звонким голосом крикнул в распахнутую дверь:
        - Очнулся!
        В соседнем помещении сразу же заскрипели половые доски, послышался громкий топот нескольких пар ног, как будто только и ждали, когда их позовут.
        Перед постелью с троллем стояли четверо: уже увиденный им Тарс, его брат Нраг и еще двое мужчин среднего возраста.
        - Как себя чувствуете? - нагнулся вперед усатый человек.
        - Попить есть что-нибудь? - вопросом на вопрос ответил Валь.
        - Нраг! - и тут же маленького паренька, словно ветром сдуло.
        - Лежите, лежите! - посоветовал все еще слабому шаману человек.
        - Сколько я провалялся в беспамятстве? - опускаясь головой на мягкую подушку тролль.
        - Всего несколько часов! Меня, кстати, Дрогом кличут. Я отец этих сорванцов. - Кивнул он на молчащего Тарса.
        - А я Нулх, когда-то, до появления эпидемии был старостой деревни, - представился второй мужчина, которому на вид было на лет десять меньше, чем отцу маленьких братьев.
        - У вас отличные дети, - улыбнулся Валь и подмигнул мальцу, стоящему у изголовья кровати.
        - Они нам уже все рассказали. Так значит вы маг?
        - Шаман, - поправил Дрога тролль, - среди нас нет магов.
        - Хм, выходит вы не самый последний из них, так как редко кому удавалось справиться с тридцатью или больше неупокоенными сразу. Это если верить словам мальчиков, - с недоверием проговорил Нулх.
        - Но это правда! - неожиданно для всех выкрикнул ребенок, тем более что это был всегда молчаливый и скромный Тарс. - Там было несколько десятков зомби! И если б не Валь, мы были бы мертвы, пап! - Возмущенно продолжал мальчишка, сильно жестикулируя и махая руками.
        Грозную тираду малолетнего сорванца остановил резкий взмах руки отца, а строгий взгляд остудил его пыл и заставил опустить взгляд:
        - Выйди!
        В этот момент в комнату вошел Нраг. Увидев недовольного брата, идущего вон из комнаты, и сдвинутые брови папы, мальчик сразу все понял без слов и, подав лежачему глиняной кувшин со свежей водой, поспешил убраться вслед за Тарсом.
        - Итак, а теперь давай начистоту, тролль! И не вздумай юлить! То, что ты уничтожил несколько десятков мертвяков, я нисколько не сомневаюсь, а вот только зачем тебе это? - проговорил Дрог, когда детей не стало рядом. Его лицо сделалось жестким и серьезным.
        Нулх взяв табурет, уселся возле односельчанина, и начал буравить шамана пронзительным цепким взглядом, который явно не сулил ему ничего хорошего.
        - Послушайте, - начал было Валь, но его сразу же бесцеремонно перебили.
        - И не вздумай угрожать нам! Ты не первый маг, который пришел сюда. Вы все жалкие твари, которых природа наделила толикой силы, и вы уже думаете, что можете свернуть горы.
        Со стороны Нулха раздался короткий скептический смешок.
        - Все кто приходил к нам, перерасходуя свою энергию, либо лежа, как ты сейчас на кровати умирали, либо, недооценив наше извечное "проклятие" погибали разорванные неупокоенными. Или еще хуже - пополняли их ряды. - Глаза человека блестели огнем неукротимой ненависти.
        - Я просто...
        - Молчи, - на этот раз тролля перебил Нулх. - мы прекрасно догадываемся, что ты сейчас начнешь плести, о том, что мы не заслуживаем такой жизни и так далее. Слышали! Знаем! - и, не дожидаясь никакого ответа от гостя, человек покинул комнату.
        - Ладно, отдыхай! Когда наберешься сил, выходи на улицу. Там и поговорим. - Оказавшись у выхода, Дрог внезапно замер и повернулся к шаману. - Спасибо что спас детей - они единственное, ради чего я живу!
        Немного приподнявшись, Валь присосался губами к наполненной до верхов посудине. Струйки холодной воды потекли по подбородку и шее. Тролль пил жадными большими глотками. После истощения простая вода казалась изысканнейшим из напитков. Осушив глиняной кувшин до дна, тролль положил его на запыленный пол и лег на спину.
        Через пятнадцать минут его живот мерно поднимался и опускался. Уставший Валь погрузился в мир сновидений. Ему снились друзья.

        Сквозь сон посреди приятной ночной тишины, в еще непонимающее, что вокруг происходит, притомленное сознание шамана ворвались крики многих глоток, шум бегавших туда-сюда тяжелых шагов, плач женщин и уже знакомое Валю утробное рычание, которое он теперь не спутал бы ни с чем в мире.
        Открыв закисшие глаза, тролль медленно встал с постели. В окне, в черном беззвездном небе возвышалась ночная стражница - луна, которая и создавала слабое освещение в доме.
        Обув сапоги, тролль поспешно, на сколько это позволяли силы, вышел на улицу. Дом, в котором его поселили, находился недалеко от ворот, сделанных в частоколе, так что Валь сразу же смог заметить метушню на высоких стенах частокола.
        Не придумав ничего лучшего, как отправиться в эпицентр событий, тролль твердым шагом двинулся туда, где упорно защищались мужчины деревни. Поднявшись по ступеням, шаман оказался возле Дорга, который зычно крича, отдавал приказы остальным.
        Взглянув вниз, сознание Валь'джена пропиталось уважением к этим смелым и отчаянным людям. У тролля сложилось впечатление, что под воротами собрались неупокоенные со всей территории Чумных земель. Не зная усталости, мертвые, наполовину сгнившие зомби, "обиженные" на всех живых, пытались вылезти вверх по бревнам, проломить или прогрызть их.
        Защитники деревни работали как один слаженный механизм. Внизу под частоколом, были сложены серые булыжники, которые шаману не удалось заметить сразу. Камни передавались друг другу, до самого верха, а уже оттуда сбрасывались на ужасных тварей, отбрасывая их от ворот и стен. Также еще был один отряд, особо здоровых мужиков, которые подпирали собой створки.
        - Что, пришел посмотреть на плоды своих деяний? - раздался злобный и усталый голос Дорга.
        - Но ведь я ничего не сделал! - такое отношение, да еще и не за что, начинало выводить спокойного тролля из себя.
        - Ох, ну извини, я забыл тебе сказать днем! Знаешь, почему их столько собралось? Из-за тебя!
        Слова человека, словно молотом прошлись по краснокожей голове шамана.
        - Но... почему? - растерялся Валь.
        - Послушай! - человек подошел к нему вплотную. - Они здесь, потому что чувствуют тебя, твою силу. И поверь, если б ты не спас моих сыновей, то уже давно болтался бы на виселице посреди деревни, или был где-нибудь закопан.
        - Тогда позволь мне выйти наружу!
        - Нет! Даже учитывая то, что ты сильнейший из тех, кто приходил к нам в "гости", я уверен, ты все равно не справишься! Единственное, что ты можешь сделать, так это уйти! Твари бросятся за тобой, но они столь быстры, как любой из живых. Послушай меня, иначе когда силы людей будут на исходе, они просто убьют тебя!
        - Ладно! Из деревни есть еще один выход? - решил не спорить Валь, так как убивать этих несчастных ему совершенно не хотелось.
        - Грау! Ко мне, живо!
        К троллю и человеку подбежал молодой паренек невысокого роста. Его выпачканное лицо в ночном свете трудно было рассмотреть.
        - Отведи его к черному ходу! И быстрее, иначе, если ворота не удержат - нам всем конец!
        Парень поспешно кивнул и, махнув троллю рукой следовать за ним, поспешил вниз. Ничего не сказав Доргу, шаман последовал вниз за Грау. Отец двух мальчишек еще секунду смотрел в две отдалявшихся спины, а отвернувшись, принялся снова громко кричать и раздавать указания людям, не забывая всячески подбадривать защитников обреченной деревушки.
        Пробежав практически в другой конец небольшого поселения, парень резко свернул у одного неприметного домика, с провалившейся крышей и полуразваленными стенами. Подбежав к стенке частокола, он начал водить руками по бревнам, словно что-то ища.
        - Сейчас! Я быстро! - успокаивал он скорее сам себя, чем стоящего за спиной тролля.
        - Кхе-кхе! - до слуха Валя донеслось глухое кряхтение, раздававшееся из жалкой развалины. А миг спустя, из-за стены показалась сгорбленная фигура. Это был древний заросший длиннющей седой бородой и такими же жирными серыми волосами беззубый старик, который при каждом своем движение недовольно морщился и что-то бурчал. Одет человек бы серую местами, продырявленную тунику, которая сейчас больше походила на тряпку.
        - Подойди, маг! - прокаркал старик скрипучим голосом.
        Оглянувшись на Грау, который даже и не заметил, что рядом с ним появился еще кто-то, тролль подошел к человеку.
        - Если Дорг тебя отпускает, значит, он имеет надежду на тебя! - еле слышно проговорил дед.
        - Не совсем понимаю!
        - Он ведь уже сказал тебе, почему столько тварей собралось под стенами частокола?
        - Он считает, что из-за меня!
        - И это правда! Они действительно ощущают тебя. А также, чувствуя твою силу, твари становятся сильнее и быстрее.
        - А, нет! - вдруг вскрикнул Грау.
        - Что случилось?
        - Твари уже здесь! - дрожащим голосом пролепетал парень.
        - Тебе еще долго открывать дверь?
        - Еще немного осталось!
        - Тогда работай! - раздраженно бросил Валь.
        - Слушай! - неожиданно крепко схватился за плечо тролля дедуля и наклонил его ухо к своему лицу. - Если не поспешишь, тут наберется столько неупокоенных, что ты просто не сможешь прорваться сквозь их ряды. Тогда тебе либо придется умереть, либо убить всех нас. - И еле слышным шепотом добавил, - Если действительно хочешь помочь нам, отправляйся на восток в земли орков. А уже оттуда тебе нужно будет найти леса эльфов, в глубине которых скрыты Осколки Луны. Только с их помощью можно уничтожить зомби!
        - Открыл! - крикнул Грау.
        Шаман кивнул на прощание дедугану и стрелой вылетел за деревянную изгородь. За стенами частокола, тролль сразу же лицом к лицу столкнулся с одним из неупокоенных. Оттолкнув его ногой, он швырнул в мертвого огненный шар, который только отбросил того на пару шагов, но ничего серьезнее сделать не смог. Вокруг Валя собралось примерно около десятка отвратных тварей, и к ним вдоль стен, выплывая из ночной тьмы, спешили еще и еще.
        Рассудив трезво, что в бой вступать бессмысленно, шаман быстро пробежал между пока еще неповоротливыми зомби, бросил позади себя полог замедления и заскользил в высокой траве к границе оркских владений.

        После двух дней тяжелого пути по каменистым холмам, утопая по колена, а и иногда и по грудь, в густой траве, которая как будто бы пыталась замедлить шамана, Валь выбравшись из очередного непроглядного кустарника, наконец, увидел вдали несколько башен и разбитые палатки, в которых видимо и жили зеленокожие воины.
        Лагерь небольшого отряда находился в зеленой долине. Спустившись вниз, тролль беспечно выбрался из кустарника и, давая рассмотреть себя немного опешившим от неожиданности часовым, медленным шагом начал приближаться к воинам.
        - Брюгес! - громогласно прокричал один из стражников. - У нас гость! - и посмотрев в глаза троллю, добавил, - а ты не рыпайся!
        Валь остановился, как ему и приказали, и терпеливо стал ждать. Единственное, что ему сейчас хотелось, так это вздремнуть хоть на часок. Покинув деревню, он двое суток не смыкал глаз, а на ногах держался только благодаря заклинанию выносливости.
        Вынырнув откуда-то между палаток, к троллю скорым шагом шли двое орков. Один до пояса был закован в пластинчатые доспехи. На торсе же было только кольчужная рубашка. На поясе лысого орка высели ножны с мечом. Второй орк был облачен в черного цвета льняную тогу. Никакого оружия ни при нем, ни у него в руках не наблюдалось.
        Остановившись в нескольких метрах от тролля, оба орка принялись внимательно изучать случайного гостя их заставы. Валю ничего не оставалось, как снова набраться терпения и ждать.
        - Выходит ты неплохой шаман, раз Дорг отпустил тебя! - тролль ожидал каких угодно слов, но только не этих. Не найдя, что сказать он в изумлении пялился на усмехавшихся орков.
        - Я думаю, ты уже знаешь, что разносчики болезни чувствуют тебя. Поэтому, чтоб пройти дальше, - орк провел рукой в воздухе невидимую линию. Ничего не произошло, но Валь почувствовал. Путь дальше был наглухо закрыт! - Тебе придется уничтожить преследователей, или сдохнуть!
        Ничего больше не говоря и не обращая внимания на попытку тролля сказать хоть что-то, оба орка зашагали назад. Молчаливые часовые, отложив наземь алебарды, подперли спинами деревянные колоны башни и принялись ждать представления.
        "А учитель говорил, что только люди сволочи!" - зло подумал Валь. Сделав глубокий вдох, он сел в траву и принялся думать, как расправиться с погоней. О том, чтоб пробить невидимую стенку и речи не было, орк оказался первоклассным шаманом, слабее конечно, чем учитель, но намного сильнее молодого тролля.
        После получасовых размышлений, тролль кое-что придумал и незамедлительно принялся приводить в действие свой план. Для начала нужно было убрать немного травы, так как из-за нее не получится нарисовать ни одного рисунка. Прочитав вслух заклинание и выкинув вверх обе руки, от ног шамана во все стороны хлынула волна пламени, которая моментально выжгла приличную территорию вокруг Валя. От густой зеленой травки не осталось и следа.
        Увидев, что выделывает тролль, один из часовых, видимо, позвал еще кого-то. За шаманом уже следили несколько воинов.
        Нагнувшись над землей, укрытой тоненькой пеленой серого пепла, тролль начал выводить пальцами разные каракули. Рисунки Валь выводил по кругу и когда закончил с последним, получилось, что он окружил себя ими. Самое сложное позади. Теперь осталось соединить их. Прокусывать руку на этот раз не было никакой нужды, так как ранка от зубов еще толком не успела зажить. Валь сорвал подсохшую корку из крови и надавил. И сразу же из небольшой раны тонкой струйкой потекла кровь.
        В этот миг со стороны зарослей послышалось подозрительное шуршание. А когда тролль услышал знакомое рычание, то все сомнения насчет погони улетучились.
        Сильно зажав пальцами предплечье, шаман на коленях принялся передвигаться от рисунка к рисунку, соединяя замысловатые фигуры нитью своею крови.
        Закончив с переплетением нарисованных фигур, Валь поспешно лег в центре образовавшегося круга. Пока он успел это проделать, примерно около двух десятков неупокоенных - самые упертые из преследователей, уже во всю неслись на свою жертву.
        Валь сложил вместе руки над головой и скороговоркой принялся читать слова заклинания. Символы, нарисованные троллем, начали светиться розоватым свечением. Кровь, которой были сплетены рисунки, разделившись на мелкие капельки, начала подниматься вверх и собираться в алый шар прямо над головой тролля.
        Первый из зомби, который попытался преодолеть нарисованный символ, на секунду остановился, а в следующий миг его тело попросту разорвало на гнилые куски. Та же участь постигла и еще нескольких, которые пытались пройти сквозь магическую границу.
        Когда кровавый шар был величиной с голову Валь'джена, он решил, что этого будет достаточно. Разомкнув ладони, шаман поднялся на ноги и крикнул всего лишь одно короткое слово. Шар полетел в толпу зомби, а когда оказался примерно посередине, лопнул, орошая чумных мертвецов кровью тролля. В тех местах, где кровавые капли попадали на тела неупокоенных, кожа, набухая волдырями, лопалась и дымилась.
        Над зеленым холмом раздались вопли невыносимой боли. Некоторые из тварей, повалившись на землю, катались в мучительной агонии, впиваясь когтями в глину. Некоторые пытались дотянуться до своего обидчика, но как только вплотную приближались к рисункам тролля, неупокоенных беспощадно разрывала магия.
        Когда последний из преследователей затих навсегда, тролль на всякий случай поспешил затереть нарисованные символы и фигуры, а уж после подошел к невидимому барьеру шамана орков.
        Поглядеть на бой собрался, наверное, весь лагерь. Орки одобрительно и уже с некоей толикой уважения смотрели на тролля.
        Вперед снова вышел орк, облаченный в тогу. Он снова провел рукой между собой и Валем. Барьер исчез.
        - Теперь ты можешь пройти. Не откажись поговорить с глазу на глаз, чтобы ты сразу понял, где ты находишься.
        Тролль пожал плечами, мол "делайте, что хотите" и пошел за шаманом. Пропустив шаманов между собой, воины бросились осматривать остатки зомби.
        Орк, идущий впереди Валя, миновал несколько палаток, а потом нырнул в появившейся шатер. Тролль поспешно скрылся сразу за ним. Слабое освещение внутри создавалось только благодаря одинокой свече, стоящей на небольшом столике. Еще тут была кровать и несколько стульев вокруг стола.
        Усевшись на один из них, орк жестом пригласил сделать тролля тоже самое.
        - Итак, меня зовут Брюгес. Как зовут тебя мне абсолютно неинтересно. Дорг тебя пропустил и к тому же ты смог расправиться с погоней. Это достойно уважения. Сразу отвечу на твой вопрос. То, что я знаком с Доргом - тебя совершенно не касается, так что можешь эту деталь напрочь выкинуть с головы. Не знаю, куда именно ты держишь свой путь и чего тебе надо, но у меня к тебе есть некое предложение.
        - Что за предложение? - устало, спросил Валь.
        - Мне необходимо послать отчет в деревню под названием Ширак. Она находится на севере. Если возьмешься, я дам тебе ездового волка для перемещения, а также новую одежду.
        - Я согласен, но только в том случае, если смогу выспаться!
        - Можешь располагаться у меня! - орк жестом указал на свою кровать и покинул шатер.


        Глава 16. Северный перевал


        Настроение у Крускора было из ряда вон выходящим. Дальнейший путь пролегал через Стальные горы. Как он помнил из рассказов Ран'джура, где-то неподалеку должна быть тропа, по которой без труда можно было пробраться к Северному перевалу - на половину подземному замку гномов. Но пока что горная дорога и не думала показываться, так что троллю не оставалось ничего другого как, обдирая ноги и руки, карабкаться то вверх, то вниз по острым выступам крутых скал.
        Несколько раз воин чуть не слетел вниз, но в последний момент успевал схватиться свободной рукой за какой-нибудь выступ или стать на нужный уступ и спасти свою жизнь. Однажды, когда тролль забрался на такую высоту, что вокруг не было даже редких елей или каких-нибудь кустиков, а песочный щебень и каменистые скалы были укрыты коркой льда, Крускор поскользнулся и сорвался. Спасением послужило незаменимое копье, которое во время короткого полета хладнокровный воин умудрился воткнуть в щель меж двух уступов.
        Ближе к ночи, когда холодный ветер, свистя, пробирал до костей, сопровождаемый свитой из секущего лицо и оголенные части тела снега, удача, в конце концов, расщедрилась и воину удалось найти неуловимую тропу.
        Когда снежная метель не на шутку разыгралась, тролль в серьез подумывал, где бы найти хоть какое-нибудь убежище, чтобы переждать бурю. Удалось ему это сделать только после того, как началась вьюга.
        Порядком уставший тролль брел по пояс в снегу. Ему казалось, что его ноги превратились в две толстые сосульки. Рук он практически не чувствовал. Длинные уши и нос покрылись инеем и стали еще синее. Пробираться вверх по скале, заметенной снегом, было почти не возможно. С каждым следующим шагом, тролль вбивал перед собой копье и подтягивался вперед.
        Вдруг, когда сил уже осталось совсем немного, тролль вбивал очередной раз в снег копье, но рука дрогнула. И он, повалившись набок, покатился в сторону, но на его счастье свалился в небольшую темную пещерку.
        Ударившись всем телом об неровную поверхность скалистого камня, Крускор упустил копье. Поднявшись на руках, он уперся спиной в стенку пещеры и подтащил к себе свое оружие.
        Но на этом ночь не спешила заканчиваться для воина. Залетающий в щель пещеры ветер никак не давал расслабиться и забыть о себе. Иной раз мощными порывами он заносил внутрь волну снега, которой обдавал сидящего на полу тролля, заставляя того в очередной раз открывать глаза и проклинать всех и вся на свете. Лезвие копья покрылось прозрачной корочкой скользкого льда.
        "Хорошо хоть одежды подкинули, а то вообще уже сдох бы... А это что"?!
        Со стороны выхода донеслись мягкие шаги нескольких пар ног. Человек или существо иной расы вряд ли бы услышал хоть что-то сквозь шум метущей снег вьюги и протяжный свист ветра, но у Крускора был отличнейший слух.
        Подтянув под себя ноги и взяв оружие на изготовку, воин принялся выжидать незваного гостя, или точнее, по всей видимости, хозяина скромного жилища.
        Мягкие шаги с каждой секундой становились все ближе и четче. У тролля уже не было никаких сомнений, что это четырехлапое создание. Скорее всего, снежный барс - весьма серьезный противник, учитывая, что воин сильно устал и вымотался.
        Его наихудшие ожидания подтвердились в следующий же миг, когда темно-синее небо, видневшееся из пещеры, заслонило черное пятно громадного тела, в центре которого яркими зелеными огоньками сверкали два крупных глаза.
        Зверь не спешил подходить ближе. Так и стоя на одном месте, он долго разглядывал своего случайного гостя. Нервы тролля вытянулись в тонкую струну, в любой миг, ожидая смертельной атаки коварного животного.
        Но вместо того, чтоб напасть на "еду", барс уселся прямо там, где и стоял. Вдруг, глаза хищника полыхнули красным магическим огнем.
        "А я думал, что хуже не будет", - злобно подумал тролля, намереваясь броситься в бой раньше, чем в него швырнут каким-нибудь заклинанием.
        - Я бы на твоем месте этого не делал! - раздался раскатистый голос, отражаясь от стенок узкой пещеры.
        Ничего не отвечая, тролль поднялся на ноги и выставил перед собой копье, напрягшись всем телом.
        - Вы, смертные - странные существа! - раздался опять безразличный голос.
        - Кто ты? - хриплым от холода голосом спросил воин.
        - Я хранитель этих гор, имя тебе знать не обязательно.
        - Извини, если осквернил что-то...
        - Не волнуйся, - перебил тролля голос. - Меня попросили дать тебе легкую передышку, так что эту ночь ты будешь спать спокойно.
        - И кто же это такой добрый? - недоверчиво поинтересовался Крускор. Опускать оружие пока в его планы не входило.
        - Жрецы из клана Хранителей, помнишь еще таких? - последовал встречный вопрос.
        - Хм, это они могли. Никогда бы не подумал, что дух гор - это всего лишь безмозглое животное.
        - Во-первых, смертный, - на шее тролля сжались невидимые тиски и его тело поднялось в воздух, дышать было практически не возможно. Выпустив копье, воин обеими руками схватился за шею. - Оно не такое уж и безмозглое, как ты сказал, а во-вторых, это всего лишь временная оболочка.
        Тиски на шее разжались и Крускор повалился на холодный камень, хватая ртом воздух и все еще держась одной рукой за шею.
        - Скольких принесли в жертву?
        - Разве это имеет значение, - барс подошел поближе.
        Теперь Крускор мог разглядеть его мощное тело. Белая короткая шерсть была укрыта легким одеялом мелких снежинок. На мощных лапах красовались черные острые когти, которыми зверь с одного удара смог бы разорвать тело тролля. Большая, идеально круглая голова увенчивалась острыми ушками, которые улавливали любой звук. Из-под верхней челюсти, над которой красовался небольшой розоватый нос, вниз смотрели два острых клыка.
        - Для меня, да!
        - Три десятка! - услышал тролль ужаснейший ответ, после которого зверь, обтрусившись от снега, лег возле Крускора.
        Цифра просто "убила" воина. Теперь он во что бы то ни стало, должен был вернуть Сердце или умереть. Застыв там, где сидел, он все еще не мог поверить услышанному. Его печальные мысли прервал голос духа:
        - Ложись возле барса, тебе нужно согреться и отдохнуть. Утром он выведет тебя на нужную тропу и ты сможешь продолжить свой путь.
        И сразу же после его слов вход в пещеру затянулся легкой дымкой, внутри стало гораздо теплее. Крускору вдруг сильно захотелось спать. Понимая, что это не его желание, а магия, он боролся до последнего, но дух оказался сильнее.

        Следующее утро встретило мерно сопящего тролля теплой безветренной погодой и лучами солнца, которые проникали в узкую щель небольшой пещерки. Проснувшись, воин обнаружил рядом с собой скрутившееся большим клубом хищное животное.
        Но первое, что его забеспокоило - это то, что его ладонь не сжимало древко копья. К облегчению Крускора, оно лежало всего в шаге от него. Встав с пола, он вытянул руки вверх и потянулся. Воин чувствовал себя просто прекрасно. И еще всей своей сущностью он ощутил ритмичное биение Сердца. Такие ощущения были только тогда, когда оно было совсем рядом. Конечно, троллю слабо верилось, будто воры где-то поблизости, но то, что дистанция между ними уменьшилась, оставалось фактом.
        Услышав рядом с собой посторонние звуки, уши белоснежного зверя моментально навострились. Открыв один глаз и не обнаружив, кроме проснувшегося тролля ничего интересного, барс перевернулся на спину и растянулся во всю длину, желая еще немного повалятся с утречка.
        Когда Крускор приблизился к выходу, магический полог, создававший тепло, исчез. Пора было выступать. Двинув зверя копьем легонько в бок, тролль выбрался из ночного убежища.
        В воздухе стоял холодящий аромат утренней свежести. К своему небольшому разочарованию Крускор обнаружил, что снег поднялся еще выше и теперь придется брести по пояс в белесых насыпанных холмах.
        - Ну, где ты там? - крикнул тролль, поворачиваясь к зверю.
        Но барс никуда не спешил. Вытянув на всю длину мощные лапы, он, потянувшись, издал протяжный рык. И только поднявшись, зверь умным взглядом посмотрел в глаза тролля, словно ожидая приказа.
        "А не такой ты и безмозглый"! - сменил свое мнение о большой кошке тролль и скомандовал:
        - Показывай дорогу.
        К удивлению воина, барс кивнул ему в ответ и неспешным шагом вышел из пещеры. Подняв к небу нос, как будто пытаясь что-то унюхать, зверь взглянул на тролля. Подмигнув желтым глазом, он двинулся в ту сторону, куда и шел весь вчерашний день Крускор.
        Закинув копье на плечо, воин поспешил за "хозяином" гор. Вокруг одиноких путников раскинулась белесая снежная пустыня. Все, что мог видеть перед собой тролль - это высокий холодные дюны вокруг себя, а немного вдали заснеженные вершины, к которым он не имел никакого дела и, к его счастью, ему не придется карабкаться по них.
        Однообразный пейзаж не менялся до самого обеда. От засыпанного всем вокруг снега, а также жгучего с неба солнца невыносимо слезились и болели глаза. То и дело приходилось либо смотреть вниз, либо прикрывать глаза ладонями.
        Барса же ничего вокруг совершенно не смущало и не создавало ему каких-либо неудобств. Пробиваясь широкой мускулистой грудью сквозь снежные сугробы, зверь ни на секунду не сбавлял темпа, словно он хотел побыстрее избавиться от Крускора.
        Внезапно, из-за одной из насыпанных дюн, послышался грозный очень громкий рев. В этой местности такие звуки могли издавать звери только одного семейства. И сейчас один из таких хищников вел за собой тролля. А вот встречаться с кем-нибудь из его родичей воину совсем не хотелось.
        Как он помнил из давних рассказов уже мертвого главы клана: снежные барсы являлись одними из самых опасных хищников в мире. В горах, так и вообще на первом месте были, и к тому же гномы считали их священными животными. А тех, кто пытался добыть пушистые шкуры этих опасных зверей, подземные жители при случае отлавливали и беспощадно убивали. Так же многих охотников манил соблазн достать уникальные клыки или когти зверей, после укуса и пореза которыми, раны вообще не залечивались и даже маги не могли ничего с этим поделать. Как раз драки с жестокими зверюгами тролль и боялся больше всего.
        Оказавшись на вершине снежного холма, проводник Крускора повернул к нему морду, на которой играл хищный оскал. Рыкнув на тролля, чтоб тот поторапливался, барс легкими шажками припустился вниз, где, уже готовясь, к неминуемому сражению, его поджидали еще два таких же, как он, существа.
        - Ох уж этот долбаный дележ территорий! - недовольно бурчал себе под нос тролль. Все-таки вступать в драку ему совсем не хотелось, так как перспектива быть убитым или, выйдя победителем, но заполучить себе во врага гномов совершенно не входило в его планы.
        А тем временем шерсть на телах горных кошек встала дыбом. Ощетинившись, двое против одного, они яростно рычали.
        Став рядом со своим четырехлапым провожатым, тролль со вздохом принял боевую стойку. Завидев еще одного наглеца, который посмел зайти на их территорию, один из горных хищников переключил все внимание на нового врага.
        "Держать себя в руках! Держать себя в руках!" - мысленно твердил себе Крускор.
        И тут он прозевал атаку хищника. Непонятно как, стоящий в нескольких метрах зверь очутился в воздухе перед лицом воина. Мощная лапа долбанула тролля в скулу, и он отлетел назад. Снег залился алыми пятнами. К вискам подступила неимоверная боль. Воин боролся со своим бешенством. Он почти уже перестал думать трезво и все, что ему хотелось - это попросту разорвать на куски так некстати появившегося на его пути зверя.
        Но барс и не думал о том, чтобы отпускать почти поверженную жертву. К новой атаке горного "пушистика" тролль уже был готов и летевшего на него зверя в воздухе встретило древко копья. Отбросив барса в сторону, Крускор взял копье обеими руками и словно палицей стукнул хищника по хребту.
        Отлично! Над заснеженными холмами раздался протяжный вой. Крускор угодил прямо в нерв опасному хищнику. Задние лапы снежного барса отказали и теперь некое время перестанут ему служить, но это не надолго.
        А тем временем, немного поодаль длилась еще одна, но по сравнению с этой совершенно не шуточная дуэль. Белое покрывало снега вокруг сражавшихся барсов было пропитано багровыми пятнами крови.
        У зверя, который был с Крускором, была разодрана вся морда. И еще он прихрамывал на правую переднюю лапу, с которой реками текла кровь.
        У второго создания до мяса были разодраны бока. Одно ухо было отгрызено, а также был сломан один из клыков.
        "Нехилого спутника мне подобрали!" - с благодарностью вспомнил тролль о своих соклановцах.
        Нужно было что-то делать, иначе звери попросту истекут кровью и посдыхают. А ведь Крускор еще не нашел нужную тропу. А если победит противник, тогда эта история вообще закончится для тролля плачевно.
        Вскинув поудобней оружие, воин медленно приблизился к дерущийся парочке. Оба хищника, сцепившись друг с другом, беспощадно кромсались острыми как лезвия клинков когтями. Как раз, когда тролль приблизился на расстояние удара, его спутник отпрыгнул, и Крускор проделал то же самое, что и со своим недавним противником.
        Не понимая что происходит, зверь повалился на бок. Сделав несколько попыток встать, которые не увенчались успехом, барс принялся издавать жалостливые звуки и с откровенным страхом в глазах смотреть на победителей.
        Проводник тролля одобрительно взглянул на него и, подмигнув зеленым глазом, обошел недавнего врага. Долго не задерживаясь, Крускор двинулся за ним, оставляя позади себя двух парализованных хищников.
        Вскоре барс вывел воина на горную дорогу и покинул его. Наконец, через несколько часов, ноги тролля ступали по настилу из серо-коричневого щебня.
        Вдали, возвышаясь над острыми скалами, виднелись пять шпилей каменных башен. Это был Северный перевал, а точнее так назывался подземный замок гномов и только пять башен которого виднелись над землей.
        Когда тролль практически дошел к перевалу, горная порода под ногами сменилась аккуратно выложенными квадратными булыжниками черного цвета. Стуча каблуками сапог по черному камню, тролль наугад подошел к ближайшей из башен, которая уходила ввысь на добрых тридцать, а то и больше, метров.
        Одна узкая бойница, как раз на уровне глаз Крускора была завешена серой тряпкой. Входная дверь была вылита из стали, такую не каждый таран пробьет. В центре стальной створки было установлено небольшое кольцо, схватившись за которое тролль дважды постучал.
        Кстати, о ране тролля. Кровь, конечно же, за то время, пока он дошел к перевалу, течь перестала, но на щеке блестели четыре алых полоски, которые точно не останутся незамеченными.
        Несколько минут ничего не происходило. Но как только воин захотел постучать еще раз, за дверью послышалась, какая-то возня. С внутренней стороны щелкнул запор и дверь, отворившись, поплыла внутрь.
        Из тусклой комнаты на гостя смотрели внимательные серые глаза, принадлежащие невысокому, даже для своего народа, гному. Да и в плечах он был не слишком то широк. Зато борода у жителя подземелий была знатной длины. Сплетенная в две толстые косицы, она достигала пояса, на котором висели ножны с небольшим кинжалом.
        Обежав тролля быстрым цепким взглядом, глаза лишь на долю секунды задержались на свежей ране:
        - Чего тебе? - грубо поинтересовался бородач.
        - Эм-м-м. Хотел задать пару вопросов.
        - Тогда входи быстрее, нечего на пороге топтаться, а то весь теплый воздух из-за тебя уйдет, - пробурчал себе под нос гном, отходя немного в сторону.
        Когда тролль проходил мимо него, внимательный взгляд снова приковался к кровавым линиям на лице гостя. Как только странник оказался внутри, дверь тут же захлопнулась за его спиной.
        Закрыв двери на защелку, гном быстро подбежал к камину и бросил в горящий костерок еще немного хвороста.
        "Откуда, только берут?" - удивился на секунду тролль.
        Оказывается, гном в башне был не один. Под небольшой бойницей, замеченной Крускором еще с улицы, за квадратным каменным столиком, который был заполнен кипами желтого пергамента, сидели еще двое гномов. Один из них что-то внимательно записывал под тихую диктовку второго.
        Помимо столика и камина в помещении был еще длинный, под самый потолок, шкаф, заполненный книгами, которые все как на подбор были одного размера.
        Слабое освещение создавалось благодаря трем масленым лампам. Одна из них была на столе, а две другие висели над камином. Также вносил и свою лепту пылающий желтым пламенем костерок. Воздух в комнате был затхлым и тяжелым.
        Гном, который диктовал, на секунду повернулся к новоприбывшем, смерил его взглядом:
        - Присаживайся, - указал он ладонью на свободный каменный стул.
        Не давая себя звать дважды, тролль с удовольствием уселся на предложенный стул.
        Второй гном, который упорно что-то записывал, не обратил ни малейшего внимания на неожиданного гостя.
        - Что хотел узнать? - спросил у тролля сидящий напротив.
        - Скажу сразу по поводу моей раны на лице, которая, как я заметил, Вас сильно интересует.
        После этих слов в лицо Крускора впился и третий взгляд.
        - По пути мне встретились двое барсов. Но, зная, какое значение они имеют для Вас, я их только слегка проучил, но убивать, конечно же, не стал... - в мышцах появилась странная ленца, ноги моментально отекли, руки налились свинцом. У тролля складывалось впечатление, что его голова сейчас просто отвалится. Веки упорно пытались сомкнуться. Воин попытался встать, но все что он смог сделать, так это выронить из неподвижных пальцев копье. - Что за?.. - еле выдавил он из себя.
        - Не переживай! Это всего лишь малые меры предосторожности, чтоб ты не наделал глупостей. - Объяснил Крускору встретивший его гном.
        Тело тролля уже совершенно не подчинялось ему, он даже не мог просто напрячь мышцы. Единственное, чем он еще мог пользоваться, так это глазами, которые безостановочно шарили туда-сюда, ища выхода.
        - Пока тебе придется погостить денек-второй у нас. Мы должны проверить, не врешь ли ты. Но что-то я сомневаюсь в правдивости твоих слов. Не один воин еще никогда не смог уйти живым от снежного барса, если конечно не прикончил его, а тем более от двух, - вступил в разговор бородач, который сидел напротив тролля.
        После этих слов гномы, сидевшие за столом, побросав свое занятие, поспешно выбежали на улицу, даже не закрыв за собой дверь. В комнату сразу же подул поток освежающе-морозного ветра, но Крускор совершенно не почувствовал его.
        - Конечно, мне самое тяжелое, - недовольно пробурчал оставшийся гном.
        Подставив ногу под древко копья, бородатый недоросток ловко подкинул его в воздух и, схватив, принялся осматривать острие клинка. Довольно хмыкнув, он подошел к троллю и удивительно легко, учитывая его небольшие размеры, забросил гостя на плечо одной рукой.
        - Тяжелый, зараза! - выдавил из себя гном. И действительно, идти было нелегко, колени то и дело немного тряслись.
        Тяжелым шагом житель подземелий вышел на улицу.
        Крускор так и не смог понять куда его несут. На выходе из башни, рунная магия, а то, что это была именно она, так как другой подземные жители пренебрегали, тролль ни сколько не сомневался, взяла верх над телом смертного и глаза воина все-таки сомкнулись и он погрузился в дрем.
        Из беспамятства Крускора вывели уже спустя несколько минут.
        После десятой, или какой там по счету пощечины, обленившиеся веки медленно поползли вверх. Язык все еще не слушался. В голове крутилось. В глазах двоилось. Троллю казалось, что он находится в воронке, которая никак не желает остановиться.
        На самом же деле, гном всего лишь перенес Крускора в соседнюю башню. Помимо него, здесь был еще один коренастый бородач.
        Помимо стульев, установленных под овалом каменной стены, в помещении больше ничего не находилось. Как раз на один из таких "тронов" и был посажен тролль. Слева от него сидел еще кто-то. Как смог определить воин, это был человек, вот только из-за плохого освещения, лицо его рассмотреть так и не получилось. Справа, пустовали еще несколько пустых кресел. Никаких намеков на бойницы или двери не было. Оружие воина бросили как раз напротив него. Рядом Крускор заметил два лежащих на полу меча, наверное они принадлежали его соседу.
        Перед узниками, скованными магическими сетями ослабления, довольно ухмыляясь и потирая руки, стояли двое гномов.
        - Видишь, человек, я же говорил, что тебе не придется скучать. Думаю, что у Вас обоих найдется, о чем поболтать два-три дня, пока наши не вернутся с проверки. А пока что, будьте здоровы.
        С этими словами оба бородатых жителя гор отошли немного назад. Камни перед ними, издавая скрежет, начали раздвигаться в стороны. Как только гномы проскользнули в образовавшийся проход, стена снова стала на свое место и комната погрузилась во мрак.
        С уходом хозяев подземного замка язык сразу оживился и тролль с кое-какими неудобствами смог разговаривать:
        - Эй, ты как там?
        - Нормально, - ответил сосед Крускора раздраженным голосом.
        - Ладно, не хочешь разговаривать - не надо.
        В этот раз ответом послужило молчание.
        Наплевав на странного сокамерника, а иначе как камера, помещение в котором их держали, не назовешь, воин закрыл уже поддающиеся ему веки и бросил зов Сердцу.
        Следующие двое суток оба пленника провели в кромешной темноте и гробовом молчании. Как-то раз тролль снова попытался завести разговор, но человек не шел на контакт.
        Гномы о них как будто бы забыли. Узников не навещали. Никто не заботился о том, хотели они есть или пить. Хотя это было бы лишним, так как ни Крускор, ни его сосед, совершенно не чувствовали своих тел. Им не хотелось ни есть и не пить. Им не было холодно. Единственное, что сильно раздражало тролля, так это то, что и спать ему тоже не хотелось, да еще и болван этот молчаливый.
        В мозгу воина крутилась поганая мыслишка, что из-за задержки он может упустить воров. Все его попытки почувствовать артефакт ничего не давали.
        "Долбанный недоростки! - тихонько, про себя, злился тролля. - Вы у меня еще попляшете! Позже, конечно, но я вам этого точно не спущу!"
        На третий день пребывания в заточении у гномов, зловещая тишина переломила и молчаливого человека:
        - Эй, тролль! Я знаю, ты ведь тоже не спишь, - еле перебирая языком, пролепетал скованный магией узник.
        - Неужели, "Ваше сиятельство" соблаговолило поговорить со мной? - ехидно ответил Крускор.
        Но человек пропустил поддевку мимо ушей:
        - Они подозревают тебя в убийстве этих своих зверей?
        - Тебя, я так понимаю, тоже.
        - Да, но я не убивал, изрезал, конечно, порядочно, но не до смерти. Когда я убегал, зверь еще пытался броситься вдогонку. - Начал оправдываться незнакомец.
        - И что с того? Может, он истек кровью и сдох? Вина в этом твоя ведь. - Непреклонно выдал тролль.
        - А ты? За что тебя повязали?
        - Почти за то же, что и тебя, - попытался усмехнуться воин.
        - Тоже с котом столкнулся? - удивился человек.
        - Точнее с двумя.
        - Чего? И ты хочешь сказать, что смог отмолотить двух снежных барсов и бежать, не убив их? - В темной комнате раздалось жалкое подобие сдавленного смеха.
        Тролль хотел ответить тоже что-то насмешливое, но вдруг перед узниками раздался знакомый скрежет. Стенка начала разъезжаться в разные стороны, образуя проход, из которого по глазам человека и тролля резануло, как им показалась, ярким светом. Хотя, на самом деле, на улице стоял вечер.
        Внутрь вошли двое гномов. По их недовольных физиономиях, можно было легко прочитать недовольство и обиду. Оба взяли по парализованному заключенному и уже знакомым Крускору методом понесли их в башню, в которой "принимали" редких путников.
        Оказавшись на улице, закрыв глаза, тролль тут же попытался дотянуться к Сердцу, но, к его разочарованию, попытка потерпела провал.
        Связанных заклинанием по рукам и ногам, неподвижных узников разместили в каменных стульях. За два дня, которые тролль провел на перевале, в башне вообще ничего не изменилось. Мерно горящий костерок, наверное, никогда не тушили, а наоборот поддерживали.
        В этот раз в помещение было немного тесновато. Перед временными пленниками стояли шестеро гномов, а через несколько минут внутрь зашел еще один, держа в руках оружие Крускора и его соседа. Вперед вышел маленький бородач, который как успел убедиться тролль, владел не малой силой.
        - Вам обоим повезло! Не знаю, как вам удалось уйти от хищников, особенно тебе, тролль, но звери хоть и побитые, но живые, поэтому у нас нет причин вас более задерживать. - Сделав руками несколько пассов, гном достал из-за пазухи небольшой клочок бумаги и, разорвав его, бросил в огонь.
        Первое, что почувствовал тролль, были кончики пальцев рук и ног. Когда пальцы целиком начали повиноваться, он тут же принялся активно шевелить ими. Глядя на действия своих бывших пленников, на заросших густыми бородами лицах гномов появились насмешливые улыбочки.
        Дав возможность прийти в себя, хозяева замка разбрелись по комнате. Несколько гномов разместившись возле камина, принялись греть руки и тихо о чем-то перешептываться. Еще двое сели за стол и взялись за бумаги.
        А последний подошел поближе к Крускору:
        - Когда ты явился к нам, по твоим глазам было видно, что ты хотел что-то узнать. Ведь так?
        Воин сделал вид, что замялся и, растирая затекшие мышцы и хрустя костяшками пальцев, панически пытался придумать, как именно поставить вопрос:
        - Эм-м, ну, я вообще-то путешествовал не сам. Со мной были друзья, несколько человек в черных одеждах, которые почти все были вооружены парами мечей, они здесь не проходили? Просто в горах я немного отстал от группы, - при описании "друзей" тролля, человек сидящий рядом вздрогнул, что не ускользнуло от глаз Крускора. Да и гном сразу же посмотрел на него, так как бывший сосед по заключению воина подходил под все эти описания, а мечи были ни чем иным, как чинкуэдами.
        Вопрос тролля поставил гнома в тупик. Не зная, что сказать, он то открывал рот, то смотрел на человека.
        - А разве вы оба между собой не знакомы? - вступил в разговор маленький гном.
        - Я так и думал! - Резко выпалил тролль, поворачиваясь к человеку, но тот опередил его.
        Не вставая со стула, парень с сильного размаху врезал Крускору по челюсти. А пока тролль откинулся на стол, разметав все бумаги, человек выхватил мечи из рук гнома и обрушил их сверху на неутомимого преследователя.
        Крускора спасли вмешавшиеся гномы. Тот, что сидел за столом попросту перекинул его вместе с троллем, и мечи человека впустую рассекли воздух. Все остальные толпой набросились на опасного бойца. Но человек с небывалой легкостью разбросал могучих гномов как котят и, бросившись к двери, плечом вынес ее вместе с петлями.
        Выбравшись из под тяжелого стола, священный воин схватил лежащее на полу копье и вслед за человеком стрелой вылетел на улицу.
        Но парня, который сидел с ним все эти дни в заточении, больше не существовало. Перед троллем, с обнаженными чинкуэдами довольно ухмыляясь, стоял один из бойцов нежити. И на этот раз слуга некромантов не был человеком. К превеликому удивлению Крускора перед ним находился тролль! Но в отличие от предыдущих врагов, этот поднятый был отлично сохранен. Тела поднятого, конечно же, видно не было, но его голова была в идеальном состоянии. На ней не было ран, пятен, гноя. Единственное, что выдавало мертвеца, была бледно-белая кожа и ярко-красные рубиновые глаза.
        Пока тролли, стояли друг против друга, не решаясь начать бой, взъерошенные гномы, выбежав на улицу, взяли парочку в кольцо. В руках у подгорных жителей удобно сидели, поблескивая отлично отполированной и заточенной сталью, секиры.
        - Стойте! Я вызываю тебя на честный бой, священный воин Крускор из клана хранителей! - указывая клинком на тролля, произнес мертвый.
        И только теперь гномы, да и Крускор тоже, обратили внимание на лезвия клинков мертвеца, укрытые вязью замысловатых, очень красивых, узоров.
        - Не может быть! - закричал один из жителей гор. Опустив оружие, ошеломленные бородатые вояки отошли в стороны.
        - Ты неплохо расправился с двумя из нас, так что надеюсь, ты меня не разочаруешь, - надменным тоном проговорил мертвый тролль.
        Крускор, как и гномы, был тоже немного шокирован. Он также узнал оружие врага. Это были легендарные чинкуэды, которые считались давно утерянными. И они принадлежали не менее легендарной личности, которая считалась пропавшей без вести лет триста назад.
        В конце концов, поднятому надоело ждать, он хотел побыстрее прикончить настырную помеху и догнать своих. Не произнося ничего и ничего, не выкрикивая, воин, плавно скользя, двинулся к недругу.
        Откинув в сторону сомнения:
        "Раз его смогли победить один раз, значит можно и второй!"
        Делая вид, что хочет отбить летящие в живот и грудь клинки, Крускор отпрыгнул в сторону и, уводя за собой копье, с разворота нанес рубящий удар. Любой другой был бы уже распилен надвое, но только не этот противник.
        Извернувшись прямо в воздухе, мертвецу удалось разминуться с хищным лезвием оружия тролля.
        Совершенно не смутившись неудачей, хранитель продолжал свою атаку. Не выдумывая ничего замысловатого и эффектного, воин скупыми отточенными движениями сыпал ударами со всех сторон, не давая противнику даже подумать об атаке.
        Но и чего-то серьезного Крускору добиться пока не удавалось. Поднятый спокойно держал защиту, терпеливо ожидая, пока у его врага собьется дыхание.
        Когда мертвому троллю наскучило отбивать бесчисленные удары, он отвел одну руку в сторону, ожидая момента, чтобы подловить недруга, а второй все так же успешно сдерживал атаку Крускора.
        Разгадав намерения противника, воин решил подыграть ему. Во время очередного удара он сделал "неуклюжее" движение, открывая левый бок, куда тут же и был ранен.
        Ребра обожгла нестерпимая боль. Из красной полоски разрубленной кожи на черный камень хлынул фонтан крови.
        - Отлично! - опьянев от своей боли и крови, злорадно проговорил тролль.
        Ярость била в виски. Быстрым движением тролль оказался возле мертвеца, тот даже не успел среагировать, и отсек ему правую руку по само плечо.
        Как и следовало ожидать, поднятый ровным счетом ничего не ощутил. Увернувшись от еще одного рубящего удара, он отбросил священного воина ногой и, подхватив упавшую конечность и меч, бросился наутек.
        - Не дайте ему уйти, - сорвавшимся от бешенства голосом выкрикнул Крускор.
        Гномы, конечно, моментально среагировали, но мертвец, ловко ушел от летящих в него секир, прибавил скорости и вскоре скрылся из виду.
        - Кто это такой был, демон его забери? - спросил один из бородатых воинов у поднимавшегося тролля.
        - Не знаю, как теперь, но когда-то его называли Джин'зик


        Глава 17. Эорсил


        Еще около часа троллю, вернее эльфу, пришлось, насколько позволяли силы, убегать от вездесущих огненных лап лесного пожара, которые пытались сжечь на своем пути всех и все.
        "А я не такой уж легкий, как кажусь на вид", - думал Дазл, перепрыгивая через маленькие ручейки и пробираясь сквозь зеленые кустарники, которых тут было хоть отбавляй.
        Все-таки здесь, хоть это и был не его родной лес, охотник чувствовал себя превосходно. Оторвавшись от пожара, эльф сбавил шаг. Теперь нужно было найти какую-то дорогу или лесную тропу, чтоб не на оставлять лишних следов. Иначе рейнджеры этих мест могут что-то заподозрить.
        Когда, после двухчасовых поисков, охотник, в конце концов, выбрался на лесную дорогу, из ближайших кустов тут же вышли двое в зеленых плащах и с луками в руках.
        Откинув капюшоны, эльфы совершенно спокойно подошли к Дазлу:
        - Приветствуем тебя, Эорсил, - с почтением проговорил один из них и оба слегка склонили головы в знак приветствия и уважения.
        Тролль-эльф от такого даже опешил на мгновение, но тут же взял себя в руки:
        - И я вас, - он также слегка наклонил голову, от чего длинные волосы спали на лицо.
        - Вы разве совсем один или кто-то отстал...
        - Вряд ли, - перебил темноволосого эльфа Дазл. - Со мной никого не было. Орки напали неожиданно, а вот этот, - кивок на тело, которое было уложено на плечо, - положил больше трех десятков из моего отряда.
        Услыхав такое число, эльфы злобно покосились на убийцу их братьев, но также в их взглядах читалось и нескрываемое уважение. Чтоб убить столько эльфов, да и к тому же в их родном лесу, нужно быть настоящем следопытом и мастером-лучником.
        - Маэлун.
        - Да.
        - Отправляйся в Дом Звезд. Пусть вышлют хоть кого-то в подмогу...
        - И пусть соберут всех друидов, кого смогут - иначе огонь выжжет как минимум пол леса! - перебил эльфа Дазл.
        - Слушаюсь, - склонил голову Маэлун и, набросив на нее капюшон, скрылся в зеленых зарослях могучего леса.
        - Я провожу Вас домой!
        Эльф-тролль кивнул, давая согласие, и они вдвоем пошли по неширокой лесной дороге, по краям которой изредка начали появляться магические фонари, освещая все вокруг фиолетовыми огнями.
        С обеих сторон, прячась в зарослях папоротника и кронах величественных деревьев на путников смотрели Духи Леса. Что-то не нравилось им в сбежавшем с поля боя эльфе. В Эорсиле, сыне Элонага, что-то изменились, но лесные хранители пока лишь терялись в догадках.
        Лесная дорога все время извивалась и поворачивала, порой хозяевам леса приходилось идти то вниз, то вверх. Над светловолосыми головами эльфов свисали, шелестя густой зеленой листвой, сучья лесных истуканов, на которых сидели парочки разнообразных экзотических птиц, никогда ранее не виданные Дазлом. Он впервые зашел так далеко во владения перворожденных. Изредка пробегавшие мимо или через дорогу звери, на секунду останавливались, а потом, нерешительно пятясь назад, убегали прочь. Они чувствовали то же, что и духи.
        - Что это сегодня с ними? - изумленно проговорил вслух спутник Дазла-Эорсила.
        - Наверное, это из-за пожара. Ведь звери и растения чувствуют беду сильнее, чем мы, и пытаясь спасти свои семейства, уходят в более безопасные места. Им сейчас не до нас. Ведь если бы не наша война с орками, ничего этого бы не было, - делая вид, что сильно сожалеет обо всем случившемся, тролль-эльф.
        - Этим все должно было и закончиться, - яростно проговорил эльф в зеленом плаще, - ведь я всегда говорил, что нужно собрать силы и выбить орков из наших законных владений!
        - Остынь! В твоем сердце слишком много ненависти, - примирительно сказал охотник, - оставь ее до лучших времен. А насчет орков могу сказать только одно - нам нужно хотя бы временное перемирие, иначе они такими темпами захватят всю нижнюю границу и залив.
        - Вы как всегда правы, - послушно склонил голову молодой рейнджер, но в его мыслях начало зарождаться некое подозрение к наследнику тиары Дома Ночи.
        Оставшийся отрезок пути к дому Эорсила путники проделали в полном молчании. После разговора на их пути больше никто не попадался.
        После очередного крутого поворота, дорога вывела их к большому красивому дому, фасад которого был освещен фиолетовыми фонарями. Лицевая сторона Дома Ночи была украшена элегантным орнаментом в виде зеленой листвы. В свете ночных фонарей на идеально белых стенах постройки весело играли тени пушистой листвы и многочисленных веток. В элементах постройки абсолютно не было ничего деревянного, так как уничтожать деревья эльфы считали величайшим кощунством.
        К удивлению Дазла, их уже ждали. На пороге здания, под полукруглой аркой, опершись на белую стенку, стояла высокая стройная фигура. Из-за ночи, которая нависла над лесом, трудно было рассмотреть черты лица и фигуры ждущего. Но тролль ни на секунду не сомневался, что это эльф, мужчина. Скорее всего, кто-то их родных Эорсила.
        Увидев главу Дома, воин, сопровождавший тролля-эльфа, поклонился ему, потом поспешно подбежал к стоящему на пороге, сказал что-то шепотом и скрылся в стенах красивого здания.
        - Подойди ко мне, сын! - с облегчением в голосе попросил русоволосой эльф.
        Дазл-Эорсил опустил свое тело на холодные ступени, которые были выложены из небесно-синего камня. Подойдя к отцу, тролль-эльф обнял его, а, уже после, отстранившись, смог рассмотреть главу Дома Ночи.
        На вид эльфу было не больше сорока, но охотник знал, что главой дома можно стать только после двухсот лет жизни. Кожа его была бледна, как мел. Лицо было высохшим и продолговатым, впавшие щеки, раскосые голубые глаза, маленький нос и тонкая полоска розово-белых губ. Высокий лоб закрывали русые длинные волосы, из-под которых тянулись длинные острые уши. В худых руках, которыми эльф сжимал плечи своего сына, чувствовалась немалая сила. На главе дома был наброшен легкий шелковый халат зеленого цвета.
        Светловолосый эльф открыл уже рот, чтоб сказать хоть что-то, но отец перебил:
        - Давай войдем в дом, а уже после все расскажешь, - спокойно сказал он и показал на тело тролля, - и не забудь тело, иначе кто знает, что он может натворить, когда очнется.
        Дазл-Эорсил послушно кивнул и, подняв со ступеней неподвижное тело, поспешил догнать отца.
        Миновав огромный зал с толстыми колоннами, которые подпирали большой круглый балкон в центре, коридор и галерею, эльфы вышли на небольшую веранду у озера, скрытого за домом. В отражении ночной воды виднелась висящая в небе луна. Над самой водой, весело летая и иногда ныряя в озеро, игрались ночные светлячки.
        Элонаг сошел вниз по ступеням и подошел к каменному столику у самого берега. Тролль-эльф застыл в нескольких шагах от него.
        - Клади сюда, - кивнул эльф на стол.
        Немного помедлив, Дазл-Эорсил повиновался. Аккуратно уложив тело охотника, он присел рядом на холодную лавку.
        - А сейчас не мешай, - проговорил глава дома и принялся с ног до головы изучать каждую деталь тела тролля, предварительно сняв с него доспех.
        "Не на что не реагируй, словно ты без сознания!" - подал мысленный приказ змее Дазл.
        Элонаг все ощупывал, трогал, щипал, дал даже несколько раз по щекам, но пленник так и не очнулся. Эльф сделал еще несколько попыток привести тролля в сознание, но когда они, как и все предыдущие, оказались напрасными, сел напротив сына.
        Внимательно посмотрев Дазлу-Эорсилу в глаза, тот еле смог выдержать тяжелый взгляд, глава дома спросил:
        - Как ты взял его в плен?.. Хотя нет, - перебил он сам себя, - расскажи все с самого начала.
        - Когда мы пришли к месту сражения, наши уже почти все были перебиты. Сопротивлялись всего около двух десятков воинов, а может и меньше. Мы вступили в жестокий бой и начали побеждать, но вдруг несколько орков побросали оружие и кинулись куда-то назад, что совершенно не свойственно им. Но смотреть за ними было некогда. Нам нужно было уничтожить самых опасных. И самое интересное, когда я дал приказ сосредоточить все внимание на смертоносную тройку...
        - Этот тролль один из них, - перебил рассказ Дазла-Эорсила эльф.
        - Да, он убил около трех-четырех десятков братьев и я решил, что его нужно наказать, во что бы то не стало! - кивнул он и продолжил. - Как я уже сказал, мы решили сосредоточиться именно на них. С троллем был еще очень опасный огромный орк, который отбивал стрелы, и не менее опасный гоблин...
        - Гоблин? - брови эльфа поползли вверх.
        - Ну да, гоблин.
        - Орк, тролль и гоблин, - задумавшись, проговорил Элонаг, - это становится интересным. Продолжай!
        - А дальше они сами бросились на нас. На секунду мне показалось, что им нужен именно я. Точнее не им, а ему, - кивок на неподвижное тело, - именно тролль был на острие атаки. А орк и гоблин прикрывали его. Когда тролль оказался возле меня, он просто оттеснил меня от отряда, а его друзья отвлекли все внимание на себя. Мы кубарем покатились вниз, где я и взял верх в непростом поединке. Он оказался отличным воином, и к тому же сломал мой лук, - делая вид, что очень этим расстроен, опустил голову тролль-эльф.
        - Хорошо, иди пока в мою комнату и ложись поспать.
        - А что с ним?
        - Возможно, он несколько дней еще проваляется без сознания - крепко же ты ему надавал, - хитро улыбнулся эльф, - пусть пока побудет тут, а позже он нам поведает все, что нужно.
        - А ты спать не идешь?
        - Что-то не хочется...
        - Ладно, - кивнул Дазл-Эорсил и пошел в дом.
        Идя к дому, он дал Бетайе все нужные распоряжения, а когда оказался на веранде, посмотрев на ночной небосклон, решил добавить еще кое-что к своему рассказу:
        - Отец, - позвал он эльфа, стоящего у воды.
        - Да? - не спешно повернулся тот.
        - Видишь серые пятна в небе.
        - Конечно.
        - Это дым от пожара! Орки подожгли кромку леса!
        - Ралонел мне уже обо все сказал, как только вы прибыли. Можешь не переживать, Маэлун отлично справится со своим поручением!
        - И это все? Разве тебя абсолютно наплевать на лес?! - продолжал играть свою маленькую роль охотник.
        - Прошлое назад не вернуть. Мы имеем то, что имеем и поэтому не нужно нервничать, а действовать по обстоятельствам.
        Ничего не сказав, тролль-эльф отвернулся и собрался уже идти в глубь дома, но на этот раз уже отец позвал его:
        - Сын, я понимаю, что ты редко бываешь дома, но моя спальня в другом крыле!
        - Извините, отец, тяжелая ночь выдалась, - проговорил Дазл-Эорсил и, протяжно зевая, пошел в другую сторону.
        "Ладно, завтра придумаем, что делать дальше. Утро вечера мудренее!" - с этой мыслью, тролль-эльф отправился искать покои главы дома.

        Первый, кого с утра увидел уставший тролль-эльф, был слуга дома, который провел его ночью в спальню.
        Усевшись поудобнее в мягком кресле, человек, ехидно улыбаясь, поглядывал в сторону проснувшегося:
        - Кушать подано! Желаете еще что-нибудь? - поинтересовался он.
        Услыхав про еду, Дазл-Эорсил нисколько не смущаясь своей наготы, поднялся и подтащил к кровати маленький сервированный столик и принялся поглощать вкусную пищу.
        Насытившись, он откинулся на подушку. Взглянув на слугу, тролль-эльф нисколько не удивился, распознав в нем слуфах, порождение эльфийской некромантии - тело погибшего человека, в которого вселяли демона. Заточенный узник не мог ослушаться своего хозяина и, конечно же, не мог причинить ему вреда, а становился свободным только после его смерти.
        - Удивлен, Эорсил? Или не Эорсил? - хитренько усмехнулся демон.
        - Что ты имеешь в виду? - притворился, что не понимает тролль-эльф, а на самом деле уже подумывая, как убрать поганую тварь со своего пути.
        - Я знаю, что "ты" это не "ты". И можешь не отрицать, я это чувствую, - тон демона, Дазлу совсем не нравился. - Но плевать, я с удовольствием понаблюдаю, что будет дальше.
        Мысли лихорадочным потоком кружились в светловолосой голове. И вдруг охотника осенила мысль:
        - Ведь больше всего ты мечтаешь о свободе? - спросил он, вставая с кровати.
        Ответом последовало задумчивое молчание.
        Одеваясь в легкую домашнюю одежду, голубые глаза ни на секунду не отворачивались от мертвого лица.
        - Предлагаю сделку.
        - Хочешь убить "отца" ? - неожиданно выдал демон.
        - Нет, - рассмеялся тролль-эльф, - ты немного переоценил мои силы. Если подыграешь мне, то мы вместе покинем этот дом, а там уже я тебя освобожу!
        - А можно ли тебе верить? - прищурился демон.
        - В любом случае ты сможешь вернуться и после меня найдут и накажут, но у тебя не будет в этом необходимости - я держу свое слово! Ну, так что, по рукам? - протянул руку Дазл-Эорсил.
        Немного подумав, словно борясь с собственным страхом перед хозяином, слуга согласился:
        - По рукам! - и добавил, - а если ты меня обманешь, то и возвращаться мне не нужно никуда... - решив, что договаривать до конца не столь важно, он встал из кресла и покинул комнату.
        Закончив с пуговицами на легкой накидке, Дазл-Эорсил уже по знакомому маршруту прошел насквозь несколько галерей, спустился по винтовой лестнице на первый этаж и по длинному коридору вышел к озеру. Как он и ожидал, Элонаг уже крутился возле неподвижного тела, которое пролежало на холодном камне всю ночь.
        - Странно, ты никогда не променивал свои доспехи на что-либо другое, - вместо приветствия хмыкнул отец.
        - Решил немного отдохнуть от них, - невозмутимо проговорил сын и подошел поближе, - смог до чего-то докопаться?
        - Да пока не очень. Поначалу я вообще подумал, что это поднятый, но оказалось, что нет. Рефлексы рук и ног работают отлично, но вот дыхание и все остальное... Не складывается что-то, - запустил руку в густые волосы эльф.
        - Может это какая-то уловка, а тролль просто мастерски притворяется? - предложил свою версию молодой воин.
        - Да нет! Я, конечно же, и этот вариант проверил, но поверь мне, что после того, что я с ним делал, даже мертвый давно встал бы из могилы, а этому хоть бы хны, - устало, выпрямляясь, ответил Элонаг. Видно было, что он не спал всю ночь, его глаза упорно пытались сомкнуться.
        - Тогда что же это может быть?
        - Мне кажется, поняв, что схватка с тобой проиграна, он наложил на себя чары. Мне нужно пойти отдохнуть, а вечером я хотел бы провести один ритуал, ты ведь поможешь?
        - Конечно, - поспешно кивнул тролль-эльф, отводя взгляд. Идея с ритуалом ему сильно не понравилась!
        - А из его вещей ты ничего интересного не нашел? - неожиданно для Дазл-Эорсила спросил глава дома, так как разные материальные вещи не очень интересовали перворожденных, исключением были только луки да стрелы.
        - Кроме лука, пустого колчана, кинжала и сумки с двумя эликсирами проворства, больше ничего не было.
        Покивав, эльф ничего не ответил и медленным шагом отправился в дом. На веранде тут же появился слуга, предлагая свои услуги.
        "Что ж ты со мной делал тут всю ночь?" - злобно спросил сам себя Дазл, склоняясь над своим телом.
        С первого взгляда трудно было заметить следы чего-либо, но, присмотревшись получше, тролль обнаружил несколько свежих порезов на предплечьях и икрах.
        "Как ты?" - спросил он у змеи.
        Услышав у себя в голове усталое шипение, что означало несладко проведенную ночку, троллю оставалось только посочувствовать духу своей рептилии.
        Ломая голову, что за ритуал задумал провести вечером глава Дома Ночи, тролль-эльф уселся на край крутого бережка и сам не заметил того, как залюбовался играми дневных духов светлячков, которые без устали проделывали разнообразные кульбиты над тихой гладью лесного озера.
        - Так ты у нас тролль, значит, - вдруг раздался чей-то возглас за спиной у Дазла, от которого он резко повернулся и сразу же оказался на ногах. - Да не нервничай ты, это же я. - Ехидно принялся успокаивать Дазла демон в людском теле.
        - Ты случайно не знаешь?..
        - Что за ритуал он решил провести? - догадавшись, перебил тролля-эльфа узник-слуга. - Наверное, для уничтожения духа, который сейчас в твоем теле. Понаблюдав за ним, я могу сказать только одно, до чего-то он точно докопался. Тебя он подозревает, так как когда ты уходил, его суровый взгляд неотрывно буравил твою спину. Ведешь ты себя, конечно, не так, как настоящий Эорсил. Представляю рожу Элонага, когда он узнает, что его любимое чадо сдохло! - смакуя последнее слово, сладостно проговорил слуга.
        - Я так понимаю, вы были не в лучших отношениях?..
        - Да как вообще можно нормально относиться к высокомерному поганцу, который ставил себя выше всех и каждым своим поступком пытался подчеркнуть ничтожность и недостатки окружающих? - на секунду троллю показалось, что в белесых глазах без зрачков загорелся огонь.
        - Тише ты! - цыкнул на демона Дазл.
        - Знаешь, если б у меня был выбор между свободой и убийством того, в чьем теле ты сидишь, то я б, наверное, выбрал бы второе! - все с такой же ненавистью проговорил слуга, совершенно не сбавляя тон.
        - Извини, что лишил тебя такой чести. Но как только выберемся, можно померяться силами, - саркастически ответил тролль-эльф.
        - А у тебя неплохое чувство юмора, тролль, - рассмеялся в ответ мертвый человек.
        - Да тише ты! А то услышит еще кто!
        - Кто? Все остальные сейчас в Эльнии. Здесь только мы с тобой, твой папаша и Ралонел. Маэлун, как тебе известно, отправился с поручением к ближайшему из Домов.
        - А они вообще кто такие?
        - Личная охрана Элонага! Крайне опасны и жестоки! И что самое главное, фанатично слушаются своего хозяина! А кстати, как тебя звать то?
        - Это не имеет никакого значения. Нам нужно как-то предотвратить ритуал, - взявшись за голову, сел на лавку Дазл-Эорсил.
        - Ну, если бы ты меня хоть немного ввел в курс дела, то я бы может и подсказал что-то, а так... - махнув рукой, демон уселся рядом.
        Собравшись с мыслями, тролль решил все-таки кое-чем поделиться. За то, что слуга может предать, он нисколько не беспокоился, так как быть рабом больше сотни лет вряд ли нравится даже демону:
        - В моем теле дух змеи, - склонив голову к человеку, шепотом проговорил он.
        - Чего? - привстал от удивления демон.
        - Змея, - повторил Дазл.
        - Но как? Ладно, если б это было какое-то животное или птица, но рептилия...
        - Ты недооцениваешь братьев наших меньших, - светлой улыбкой эльфа улыбнулся Дазл.
        На несколько минут наступило молчание. Демон и тролль ломали голову, что бы придумать и как найти повод, чтоб убраться отсюда побыстрее.
        - Кажется, придумал, - первым нарушил тишину слуга.
        - Выкладывай, - тут же оживился охотник, склоняясь над своим же телом.
        - Тело твоей змеюки тут?
        - О нет! - Хлопнул себя по лбу тролль-эльф.
        - Что?
        - Сумка с телом, да и все остальное остались в спальне!
        - А, - спокойно махнул рукой демон, - не переживай, он не полезет смотреть.
        - И почему же это?
        - Во-первых, - тяжело вздохнул слуга - то, что троллю, свалившемуся вдруг на его голову, приходится все по порядку объяснять, начинало его бесить. - Он сильно устал за ночь! А во-вторых - ты все еще его "любимый сынок" и под какими бы подозрениями ты не находился, он все еще верит твоему слову!
        Этот аргумент все-таки немного успокоил Дазла.
        - Значит так, то, что он сперва дождется Маэлуна - в этом нет ни каких сомнений. Молодой эльф неплохо владеет зачатками магии. Ралонел тоже понадобиться, чтоб питаться энергией его тела.
        - Выходит, у нас есть немного времени.
        - Ага, у нас есть два выхода. Первый - дадим бой прямо тут. Я могу взять на себя охрану, а ты Элонага, но предупреждаю, он отменный воин и маг!
        - Но ведь он все еще не раскусил меня!
        - Нет, но что-то точно разнюхал, можешь не сомневаться! - напомнил Дазлу слуга.
        - А что за второй выход.
        - Второй немного сложнее, но намного безопаснее. Ты притащишь змею сюда, и где-то припрячешь тело. Во время ритуала, когда я подам знак пальцами, ты прикажешь ей покинуть тело. Если успеем вовремя, они ничего не поймут!
        - А дальше что?
        - А дальше, сокрушенный Элонаг скорее всего отправит нас в Круг Друидов. Так и свалим отсюда.
        - Звучит довольно просто! - хмыкнул охотник, план демона ему казался не очень удачным, но сам он ничего лучшего не придумал. А вступать в драку было бы крайней глупостью.
        - Все гениальное - просто! - развел раками узник.
        - Ладно, так и поступим, - решился Дазл.

        Вечером того же дня все случилось так, как и предполагал демон. Элонаг дождался прихода Маэлуна. Сперва они о чем-то толковали целый час в комнате эльфа, а после уже присоединились к Дазлу-Эорсилу, Ралонелу и слуге.
        Сумка с телом змеи была успешно доставлена на берег озера вездесущим демоном, который знал древние здание, как свои пять пальцев.
        Глава Дома приказав своим охранникам расставить ноги и руки раздетого тролля врозь, Элонаг принялся нашептывать слова магической формулы.
        Тело Дазла выгнулось дугой, изо рта вырвался болезненный стон, руки сами собой сжались в кулаки.
        Тролль-эльф еле сдерживал себя, чтоб не накинуться на Элонага.
        - Так, теперь встаньте каждый напротив своей конечности, а я у головы, и поставьте каждый свою правую руку соседу на плече. Отлично, а теперь приготовьтесь - будет немного больно.
        Эльф закрыл глаза и, подняв голову вверх, выкрикнул непонятную для Дазла фразу на гортанном незнакомом языке.
        Охотник вопросительно посмотрел в глаза безжизненные глаза демона, но тот отрицательно качнул головой.
        Вокруг стоявшей у каменного стола пятерки закружился небольшой ураган, который с каждым выкрикнутым словом становился все быстрее, а через несколько минут гудел так, что всем заложило уши. В глазах главы Дома Ночи играли маленькие молнии. С его руки к голове тролля тянулась дымчатая нить.
        Старому эльфу все же удалось обнаружить Бетайю, но змея упорно сопротивлялась, ожидая приказа хозяина.
        Тела эльфов, слуги и Дазла-Эорсила трусило от бурлящей силы. Взгляд тролля-эльфа ни на секунду не отрывался от свободной руки демона. Нервы были натянуты в маленькую струнку, которая была готова лопнуть в любой миг.
        В ревевшей стихии начали появляться яркие разноцветные пятнышки лесных духов, которые не давали урагану вырваться из круга. Тело охотника неистово билось в конвульсиях, но линия между ним и рукой Элонага не давала ему упасть со стола.
        Поднявшись над головами вершивших ритуал, ветер принимал форму штыка, который вот-вот должен был пройти насквозь бедное тело Дазла и убить змею.
        Наконец-то, охотник дождался легкого движения руки слуги.
        "Уходи!" - мысленно бросил он Бетайе.
        Дух рептилии с радостью и огромнейшим облегчением покинул тело хозяина. Демон не подкачал, так как в следующий миг кол из ветра обрушился на живот серого охотника. А, пройдя в него до упора, развеялся серой дымкой.
        Маленькие светлячки сразу же куда-то исчезли, так как от них больше ничего не требовалось. Принимавшие участие в ритуале обессилено попадали в мягкую травку прямо там, где и стояли. У всех кроме Элонага и Демона из носа и ушей текла кровь.
        Старый эльф вообще был в полном порядке и, не обращая ни на кого внимания, сразу же подбежал к телу тролля и принялся внимательно рассматривать его. Его слуга тоже пребывал в отличном состоянии.
        - Разнеси их всех по комнатам, пусть отдохнут и наберутся сил, - все-таки усталым голосом скомандовал эльф.
        - У нас удалось?
        - Не знаю, кажется, нет.
        - Но почему? - делая вид, что очень удивлен, спросил демон.
        - Я еще точно ничего сказать не могу, он вроде окончательно мертв, а вроде и нет. - Раздраженно объяснил глава Дома. - Занимайся тем для чего ты здесь и не лезь не в свое дело!
        Послушно склонив голову, слуга схватил за воротники телохранителей хозяина и поволок в дом. Вернувшись за Эорсилом, он бережно, чтоб это не прошло мимо глаз Элонага, взял его сына на руки и понес в дом, оставив эльфа ломать себе голову.
        - Ты как? - почти дойдя до нужной комнаты, спросил демон.
        - Терпимо. - Еле смог выговорить Дазл.
        - Тебе придется сделать еще одно усилие.
        Голубые глаза вопросительно смотрели на бледное лицо человека.
        - Прикажи змее через час вернуться в тело! - и немного подумав, добавил. - Тогда он точно купится на наш небольшой розыгрыш.
        Кивнув, тролль-эльф прикрыл глаза:
        "Бетайя! Бетайя!" - но рептилия не откликалась.
        Немного подождав, Дазл сделал еще одну попытку, которая оказалась успешной:
        "Через час вернись в тело! Не бойся, тебе уже ничего не угрожает!" - и, не дождавшись ответа, сознание тролля выпало из реальности.
        Намазанный специальной мазью, через несколько часов Дазл был в отличной форме.
        Так же как и утром, демон спокойно сидел в кресле, ожидая пробуждения тролля-эльфа:
        - Проснулся? Это хорошо, надевай доспехи свои, бери лук и давай на выход.
        - А что остальные? - вставая, спросил Дазл-Эорсил.
        - А что остальные? Все уже на ногах, тебя только ждут!
        - Но зачем?
        - Ты что мозгами поехал?! Ритуал же не удался. Элонаг в тупике и не знает, что делать, а кое-кто подбросил ему отличную идею показать твое тело в Круге Друидов. - Победоносно провозгласил демон, выпятив грудь.
        - И он так легко пошел на это? - прищурившись, спросил охотник.
        - Он, конечно же, немного сомневался, но в такой ситуации, которая сложилась сейчас, у него нет времени, заниматься всякими троллями, - довольно усмехнулся слуга. - Как оказалось, он нужен на юге! А мы с его тупоумными охранниками отправляемся на север!
        - Ты, наверное, больше сотни лет готовил этот план? - взял, облаченный в золотистые доспехи, тролль-эльф гигантский лук.
        - Пойдем! - поднялся с кресла человек и первым вышел из комнаты.
        В помещения попадал легкий свет луны, которая одиноко парила на беззвездном небосклоне. У озера, благодаря лесным светлячкам, было посветлее, чем внутри дома.
        - Как ты? - подошел к сыну отец.
        - Отлично, меня уже обо всем оповестили, так что я готов немедленно выступать.
        - Хорошо, - на белом лице появилась легкая улыбка - впервые за этот тяжелый день, Эорсил повел себя как обычно, что не могло не радовать старого эльфа. - Умвей, - кивок в сторону слуги, - и Ралонел с Маэлуном отправятся с тобой!
        - Но мне никто не нужен, - вошел в роль Дазл.
        - Не спорь! Это приказ! Мало ли что может произойти в дороге.
        - Как скажешь, - не стал спорить тролль-эльф, за что демон его мысленно похвалил.
        - Умвей, бери тело и иди на выход, а вы двое возьмите тигров и шевелитесь! - прикрикнул Элонаг на слуг, которые поспешно принялись выполнять его приказы.
        Оставшись наедине с единственным сыном, которого так любил, эльф подошел к нему и крепко обнял. Дазл снова подыграл ему.
        - Будь осторожен, особенно с демоном! - сказав это, глава дома отвернулся.
        - Не переживай! - бросил на прощание молодой воин и скрылся в стенах дома.
        Как только Элонаг остался один, от одной из колон отделилась черная тень и неспешно подплыла к нему.
        - Итак, что скажешь?
        - Либо это не твой сын, либо он кем-то околдован! - проговорил льющийся женский голос.
        - Я должен перестраховаться! Если это все-таки он, то я никогда себе этого не прощу!
        - Я понимаю мой господин! И еще.
        - Да?
        - Умвей с ним заодно!
        - Не может быть! - резко обернулся Элонаг.
        - Дух покинул тело тролля после щелчка его пальцев, я это точно видела!
        - Грязный предатель! - яростно прошипел эльф.
        - Для меня есть какая-то работа? - невозмутимо спросила темная фигура.
        - Отправляйся за ними и следи за каждым их шагом!


        Глава 18. Метка


        Дождь вперемешку с мокрым снегом все никак не желал останавливаться. Изредка, сопровождаемая оглушительным ревом, затянувшийся тучами серый небосвод пронзала белая полоса молнии.
        Воздушный шар был уже неуправляем. В небе он держался только благодаря мощными порывам холодного ветра, который словно игрушкой забавлялся рукотворным творением смертных.
        Шар сильно трясло. Внутри кабины громко кричали Джар и Генти, пытаясь перекричать разбушевавшуюся стихию. Смерч, сжавшись в уголочке, тихонько скулил. Его наполненные страхом глаза, ни на секунду не останавливаясь, метались по небольшому помещению. Ящер же со спокойствием, свойственным статуям, угрюмо посматривал на хозяина, готовый исполнить любой приказ гнома.
        - Демоны! Держись, тролль! Кажется, нас задело! Сейчас начнется самое интересное!
        Кивнув Генти, воин прижался к одной из стен и схватился за поручень, которой был к ней прикреплен. То же самое сделал напротив него гном. Волк, словно почувствовав, что еще немного, подполз к хозяину и прижался спиной к ногам тролля. Ящер же остался на своем месте.
        С каждой секундой шар все быстрее шел на "посадку". Трясти начало еще быстрее. У Джара складывалось впечатление, что его внутренности вот-вот оторвутся и полетят вверх. Мышцы рук и ног, не переставая, дрожали. Гном тоже был не в лучшем состоянии. Жесткие волосы бороды, растрепавшись, извивались во все возможные стороны, пивной живот ходил ходуном, зубы барабанили некое подобие мелодии.
        - Главное, чтоб в дерево какое-то не занесло! - попытался хоть как-то успокоить себя и Генти тролль.
        Но гном будто бы и не слышал его. Его постепенно округлявшиеся глаза смотрели в проем ведущий наружу, сквозь который внутрь иногда попадали дождевые капли и ветер.
        - Генти! Да успокойся ты! Все будет нормально! - прочитав нескрываемый ужас на бородатом лице, выкрикнул Джар.
        И опять никакой реакции. Тогда проследив, куда направлен взор спутника, тролль и сам повернул голову в ту же сторону.
        А там действительно было, на что взглянуть. Прямо в воздухе перед кабиной зависла черная тень. Такая, точно не принадлежала, ни одному из представителей разумных рас. Овальное тело, не имевшее ни рук, ни ног, ни головы, одни сплошные щупальца, клацавшие кривыми зубами. Кроме голодных ртов на их концах, больше ничего не было, по крайней мере, знакомого троллю или гному.
        В один момент все щупальца позакрывали свои пасти и потянулись в середину кабины, туда, где стоял Джар. В сердце тролля вселился такой ужас, что он не мог пошевельнуть ни пальцем. Не оттого, что он боялся смерти, а оттого, что он не мог ничего противопоставить неминуемой гибели.
        "Неужели конец?!" - проскользнула недобрая мысль.
        Когда зубастые головы оказались внутри, они, не обращая никакого внимания на остальных, вплотную приблизились к лицу тролля, словно пытаясь хорошенько запомнить его.
        - Скоро ты ответишь за все, ничтожный кусок мяса! - казалось, что шипящий голос шелестит сразу со всех сторон.
        А после одно из щупалец отсоединилось от тени и, подождав, пока та отлетит назад, бросился на застывшего тролля. Понимая, что ничего не сделать, Джар закрыл глаза и приготовился терпеть боль. Но все его ожидания были напрасными. Небольшой "головастик" пролетев насквозь тело воина в области живота, вернулся к его лицу и, клацнув на прощание острыми зубами, вылетел вон. Как только отросток присоединился к телу, ужасная тень сразу же растворилась черной дымкой.
        Чуть ниже пупка, у воина появилось странное ощущение. Забыв обо всем на свете и, конечно же, о том, что их шар через несколько минут, а может и секунд может разбиться вдребезги, тролль отпустил поручень. Опершись спиной на стенку, он расстегнул плащ и разорвал рубаху. Его живот покрылся зелеными пятнами, а в центре, под самым пупком красовалось идеально круглое фиолетовое пятно.
        - Что это такое? - с ужасом просипел Генти.
        - Не знаю, наверное, это наши знакомые из-под Арены. Видимо, мы им сильно насолили убив...
        Но договорить Джару не удалось. Их полет, в конце концов, прекратился. Врезавшись кабиной в одинокую ель, росшую на крутом склоне, тросы, за которые она была привязана, разорвались. Сам шар полетел куда-то дальше, а железная коробка с троллем и гномом покатилась вниз, оставляя за собой на снегу полосу глубокого следа.
        Пока железный ящик катился вниз, внутри него кубарем отбиваясь от стенок, метались гном, тролль и волк с ящером. Когда железяка наконец остановилась, благодаря двум растущим рядом елям, вся четверка, вместе врезавшись в одну и туже стенку, кучей сползла на пол.
        На несколько секунд вокруг воцарилась тишина. А потом, расползаясь каждый в свою сторону, не состоявшиеся летчики принялись ныть, стонать, скулить, осматривать и зализывать многочисленные ушибы и царапины.
        - Ты как? - медленно поднимаясь с железного пола, спросил Джар и приложил руку ко лбу, который превратился в сплошной сине-фиолетовый синяк.
        - Новмально, - невнятно ответил гном.
        - Чего, чего?
        - Помоги встать лучше, - недовольно фыркнул в бороду Генти.
        Присмотревшись, повнимательнее тролль заметил, что его товарищ лишился передних зубов, а под левым глазом у него светился приличных размеров фонарь.
        - Остовознее, а-а-а-а! Нога!
        - Сейчас, дай посмотрю. - Опустился на корточки Джар.
        Волк и ящер, уже давно оклемавшиеся от падения, спокойно ждали. Все-таки гному не повезло больше всех. Джар, конечно, тоже пострадал порядочно, но в отличие от своего спутника, ничего себе не ломал.
        Из лодыжки Генти, виднелась окровавленный обломок белой кости. Это был открытый перелом.
        - И что будем делать? - спросил сам себя воин.
        - Посвусай, у меня в сумке, сто у свевя, есть несковько вистов бумаги. Давай их сюда.
        Тролль тут же бросился к сумке. Взяв ее в руки, он начал открывать все подряд отсеки и высыпать их содержимое на пол. Бумаги, о которых говорил гном, были в последним.
        На желтых помятых клочках были нарисованы разные фигуры. Подав их лежачему Генти, тролль с интересом взялся наблюдать за ним.
        - Отойдси, - превозмогая боль, попросил гном. С его покрасневшего лица реками стекал холодный пот.
        Немного нагнувшись вперед, житель гор аккуратно положил один из листков на торчащую кость и начал что-то бормотать себе под нос. Когда он закончил, рисунок на желтом листочке засиял ярким светом. С желтого пергамента поднялась пыльца волшебного чернила. Приняв на секунду форму нарисованной фигуры, она вошла в рану гнома.
        К удивлению тролля с раненой ногой никаких перемен не случилось:
        - И что дальше?
        - Я не буду тсювствовать боли, - уже более спокойно объяснил Генти.
        - Так даже лучше, нить мне на ухо не будешь!
        - Ты, давай лучсе выгляни навузу и посмотви, гдзе мы. - Посоветовал Джару раненый.
        - Знаешь, теперь мне твоя речь нравиться намного больше, - ехидно проговорил воин и выпрыгнул из железной кабины.
        Где точно окончилось их падение, троллю толком понять не удалось. Жестянка, в которой они находились, остановилась, опершись на два хвойных дерева. Вверх тянулся крутой подъем, вниз тоже особо не продвинуться. Подножья горы, где оказались неудавшиеся путешественники небесных просторов, не было видно, так как внизу все рябило от плавно планирующих снежинок. Постояв немного на свежем воздухе, Джар вернулся внутрь.
        - Ну, сто там? - тут же нетерпеливо поинтересовался гном.
        - Да ничего, похоже, мы застряли...
        - В смысле?
        - Да я боюсь, что даже если сам попытаюсь поискать помощи или еще что-то - у меня мало шансов на возвращение. Мы на крутом склоне. Внизу ничего не разглядеть, а вверх разве что ползти. Да еще и твоя нога! - похоже, воин был в отчаянии.
        Ничего, не ответив на небольшой монолог товарища, гном внимательно стал пересматривать скомканные бумажки. Спустя несколько минут он победно вскрикнул, за что получил удивительный взгляд тролля и зверей.
        - Ты чего?
        - У меня есть идея! - воскликнул Генти.
        - Выкладывай. - Подобрался поближе тролль.
        - Во-первых, вылезай наружу и попытайся подготовить ровную поверхность на снегу, примерно, два на два метра.
        - Зачем, - нахмурил брови воин, не понимая гнома.
        - Не перебивай, скоро все узнаешь. Так, ага, во-вторых, когда закончишь, тебе надо будет вытащить меня отсюда.
        - А дальше?
        - Сначала справься с этим, а дальше видно будет.
        Хмыкнув, Джар не стал спорить с упрямым приятелем и пошел исполнять его поручение. К его собственному удивлению он осилил задание гнома за каких-то двадцать минут, да и то, если бы не все время падавший с неба снег, он сделал бы все быстрее.
        Теперь настало время для задачки потруднее. Даже если Генти сейчас и не чувствует боли, то не факт, что потом он не будет мучиться. Так что троллю нужно было делать все очень осторожно и не спеша.
        Взяв гнома подмышки, Джар осторожно двинулся к выходу спиной. Умные звери немного посторонились, чтобы не мешать, за что тролль был им очень благодарен. В принципе, сложного ничего не было.
        Вытащив жителя этих же гор на воздух, тролль дотянул его до площадки и, упав рядом на колени, решил перевести дух. Гном все-таки весил немало.
        - Такс, теперь посмотрим, - бородач опять принялся перебирать свои листочки.
        - А ты не говорил, что знаком с магией, - деловито заметил тролль.
        - А я ничего к ней и не имею. Но свитками могут пользоваться все. Это так называемая рунная магия. Нашим магам, конечно же, никаких бумажек для волшебства не нужно, но я не жалуюсь. Тем более, чтоб сотворить нечто простое, необходимо только знать слова заклинания и иметь рисунок, а также ровные руки, чтоб смочь перерисовать руну в случае надобности. Вот, как сейчас, например. Так что это тебе не мечами или топорами махать!
        - Все ясно, теперь мне еще и картины на снегу рисовать придется, - тяжело вздохнул воин.
        - Предлагаешь околеть? - и бровью не повел гном.
        - Ладно, показывай, - сдался тролль.
        - Да все просто, оторви вот какую-то ветку с дерева и вперед. Только старайся! - пригрозил пухлым пальцем Генти, улыбаясь беззубым ртом.
        Взяв у раненого гнома свиток, на котором был нарисован овал. А в центре две одинаковые по длине и толщине линии, из которых получался крест. На дерево за палкой воин, конечно же, лесть не стал, вместо этого он вытащил из ножен палаш.
        Став рядом с приготовленной площадкой, тролль опустил острие меча в порядком отвердевшую корку снега, оно и к лучшему - рисунок будет четче. Медленными шагами вперед спиной, Джар двинулся по кругу. Меч легко зашелестел, рассекая белесое покрывало. Когда линия сомкнулась в овал, тролль отошел на два шага и, прикрыв один глаз, оценил свое творение.
        - А что, вроде неплохо, - хмыкнул воин.
        - Ага, а может, стоило сначала нарисовать то, что в центре? Ты же ведь наследишь внутри овала, и что тогда? - раздраженно спросил гном.
        - Послушай! - Резко ответил Джар. То, что гном командует им, словно рабом, начинало выводить из себя вспыльчивого воина. - Если не можешь ничего сделать сам, то и не лезь! И вообще, пока я не закончу - заткнись!
        Гном опустил глаза и решил, что лучше действительно не мешать, ведь они сейчас не в том положении, чтоб ругаться и передразнивать друг друга.
        Став как можно ближе к контуру начерченной фигуры, тролль поднял одну ногу вверх и, немного наклонившись вперед, вытянул руку с мечом. Взявшись за кончик эфеса, он двумя быстрыми движениями начертил две перпендикулярные линии. Получилось просто отлично.
        - Видишь? А ты ныл!
        Пробурчав что-то себе под нос, гном мысленно повторил слова активации руны и подобрался к рисунку:
        - Ой, чуть не забыл...
        - Ну что еще?
        - Свиток нужно установить в середине - протянул руку с желтым куском пергамента троллю гном.
        Джар выхватил свиток и наколов его на острие клинка, проделал то же, что и несколько минут назад, когда рисовал крест.
        Когда все было приготовлено, гном попросил отойти товарища в сторону и, вытянув руки над вычерченной на снегу руной, скороговоркой принялся читать заклятие. Закончив, Генти открыл глаза, но ничего с рисунком не произошло.
        Крякнув гном, принял немного другую позу и пригнувшись к снежному настилу, взялся внимательно осматривать художественное творение Джара:
        - Ты идиот!
        От неожиданного вскрика гнома, тролль подскочил на ноги и, схватившись за франциску, уставился на раненого бородача.
        - Вот-вот, только бы палками своими и махал! - взорвался Генти.
        - Да, что опять такое?
        - Да в том то и дело, что ничего! Ты не дорисовал? Чем ты вообще смотрел на свиток? - лоб и немного видневшиеся щеки жителя гор покрылись красными пятнами.
        Взбешенный тролль подскочил к гному и, схватив его за бороду, резко потянул к себе, от чего глаза Генти стали круглее обычного:
        - Слушай сюда! - угрожающим шепотом проговорил воин прямо в заросшее лицо. - Я уже жалею, что вообще отправился с тобой! Если бы не ты и этот дурацкий шар, я сейчас сидел в тепле и потягивал бы пиво! И если не перестанешь разговаривать со мной, как с глупым придурком, даю слово - я лишу тебя твоей драгоценной бороды!
        На крики хозяев звери выбрались из погнутой и местами пробитой кабины воздушного шара. Увидев, что хозяину грозит опасность, ящер тут же оказался рядом и угрожающе зашипел на Джара. Смерч же остался на своем месте, но тоже внимательно смотрел за происходящим.
        - Ладно, успокойся! - еле просипел Генти. - Там просто кое-чего не хватает.
        - Где? - отпустил гнома тролль.
        Когда рука воина отпустила густую бороду, недовольный обитатель подземелий сразу же приложил пухлую ладонь к подбородку.
        - В центре должен быть еще один крест, но концы его линий должны смотреть между линиями большого.
        Понимающе кинув, Джар принял уже привычную позу и осторожно нанес еще две линии в центре руны:
        - Все?
        - Теперь, да!
        - Вот и отлично... - обрадовался воин, и отошел к волку.
        Ящер шипеть перестал, но отходить от гнома не собирался.
        Генти в очередной раз вытянул вперед руки и опять повторил слова активации.
        В этот раз все было сделано как положено и попытка гнома закончилась успехом. Сначала желтым сиянием засветились края фигуры. От снежного настила примерно на полметра поднялась желтая пыльца.
        Гном, удовлетворенно оглядев изменения, выкрикнул еще одно слово:
        - Тсаудорго!
        Рисунок посередине, засверкал багрово-красными оттенками. В воздух опять поднялась волшебная пыльца, а следом за ней взлетел и свиток с руной. Небольшой клочок бумаги завис немного выше сияния и, скрутившись в трубочку, зажегся язычком оранжевого пламени. Пепел, осевший на снег, разлетевшись к краям фигуры, остался на контуре овала.
        - Джар! - повернулся к троллю Генти. - Затащи, пожалуйста, меня внутрь, а то зад себе отморожу.
        - Как думаешь, стоит его брать к себе? - усмехнувшись, спросил гном у волка.
        - Я же нормально попросил! - на этот раз взорвался гном.
        - Иду-иду! - не переставая смеяться, сказал воин.
        За всеми движениями тролля внимательно смотрел преданный зверь раненого Генти.
        Когда они все забрались внутрь своего железного убежища, Джар сразу же решил узнать, что должно быть дальше:
        - И что теперь?
        - Нужно ждать! Может день, может два...
        - То есть, ты хочешь сказать, что нас вообще могут и не заметить, - сокрушенно перебил гнома воин.
        - Если б мы были не в горах, то точно бы не заметили, а так максимум через три дня. Все зависит от того насколько мы далеко от Стальграда.
        - Что ж, если за три дня нас не найдут, первый кого мы, изголодавшиеся, съедим - будешь ты!

        Нашли потерпевших крушении уже на следующий день, ближе к вечеру. Действие заклинания наложенного на поломанную ногу гнома уже почти закончилось. Генти пребывал в унылом состоянии, его заросшее лицо пожелтело. И тролль и гном были голодны до невозможности.
        Вдруг снаружи послышались какие-то новые звуки.
        - Ты слыхал? - шепотом спросил гном.
        - Ага, - так же тихо ответил ему воин, выхватывая из ножен оружие, стараясь не наделать лишнего шуму.
        Став возле выхода, Джар принялся выжидать возможную опасность.
        - Эй! Есть, кто живой?! - послышалось снаружи.
        Услышав знакомый голос, гном сел поудобней и показал троллю знак "не двигаться".
        - Проверь внутри, может и есть кто, просто без сознания. - Раздался второй голос.
        - Ага, иду!
        Новоприбывших было двое, по крайней мере, так думали потерпевшие крушение.
        Когда вход в кабину заслонила широкая и невысокая фигура, Генти радостно вскрикнул:
        - Гонт? Это ты?
        - Генти? Не верю своим глазам! - радостно закричал гном и бросился к другу. - А я-то думал, что уже не свидимся, - опустился он рядом.
        Услыхав позади себя странный шорох, незнакомый троллю гном резко обернулся и, увидев Джара, схватился за секиру.
        - Он со мной! - резко выпалил Генти.
        Гонт внимательно рассмотрел тролля и недовольно забрал руку с топорища.
        Воин же в свою очередь усмехнулся и подошел к спящему Смерчу:
        - Давай, вставай, - потрепал он его за ухом, - кажется, нам еще не время подыхать. Генти, - повернулся Джар к гному. - Мы на улице, а то таскаться с твоей ногой мне уже надоело, это теперь их забота. - Указал воин рукой на гнома и вышел. Волк зевнув, последовал за ним.
        С улицы в кабину забежали еще двое гномов и сразу же послышалась возня. Руна, начерченная троллем, еще еле-еле сияла, но пыльцы уже не было.
        Погладив смерча по загривку, воин решил осмотреть свой скудный инвентарь, который составлял четыре франциски, палаш, несколько эликсиров и несколько золотых.
        "Еще бы пожрать что-то..." - мечтательно вспомнил тролль кушанье, которое им подавал на своем дворе Пелог.
        - Так, так, осторожно, вот так. - Раздалось за спиной у Джара.
        Генти уложили на плащ одного из пришедших на сигнал бедствия гномов. Один, тот, что поздоровее, держал с одной стороны, там где ноги, а другие у головы. Ящер неотступно следовал сзади.
        С каждым шагом гномы натужно кряхтели. Генти был не легким, один его пивной бочонок чего стоил. Спасатели обогнули изуродованную железяку и двинулись немного вверх и наискось по крутому склону.
        Немного идя сзади, тролль все-таки решил помочь. Воин подошел к той стороне, у которой был один гном и попросил у него один край плаща. Посмотрев на Джара недоверчивым взглядом, тот все же согласился.
        Двигались как раз по той линии, которую оставила после себя кабина воздушного шара. Им нужно было поспешить, так как начиналась метель.
        Когда небольшой отряд выбрался на вершину, снег уже во всю словно хлыстом бил в лица. Неожиданные мощные порывы ветра так и норовили столкнуть кого-то из гномов или тролля вниз.
        К удивлению Джара, здесь не было никаких порталов, ни какого-нибудь там шара или еще чего-нибудь в стиле гномов, карликов или гоблинов. В скале просто вырисовывался черный провал, в начале которого, на сколько позволяла видимость, виднелись несколько вырезанных ступеней уходящих вглубь.
        - Вам повезло, - вытирая пухлой рукой вспотевший лоб ближайший к Джару гном, - вы оказались прямо у входа в юго-западную линию. Да и если б не буря, мы бы уже через час Вас нашли и вытащили.
        - Ладно, Габз, потом потреплешься! А теперь взяли, - скомандовал Гонт. И все, ухватившись каждый за свой конец плаща, потащили раненого Генти в дыру тоннеля. Ящер не отставал ни на шаг от своего хозяина. Замыкающим был волк тролля, которому идея лезть под землю, явно была не по вкусу, но Джар пообещал ему за это здоровый кусок мяса!

        - До обеда отдыхаем и никуда не идем, а уже вечером завалимся в гости к Гонту. Он закатывает пьянку в честь моего возвращения, - делился с планами на завтрашний день Генти, потираю ногу в том месте, где еще пару часов назад был очень болезненный перелом.
        Тролль сидел напротив, в мягком кресле, и довольно потягивал гномье пиво. Оно было особо крепкое, намного крепче и хмельнее чем людское, от чего нравилось Джару еще больше. В каменном камине потрескивал сухой хворост.
        Время уже давно перевалило за полночь. Оба путешественника, наконец, были сыты и в тепле. Доставили их конечно домой к гному. Как оказалось, Генти был далеко не из последних лиц.
        Как только трое гномов и тролль преодолели заброшенный тоннель, которым уже лет сто никто не хаживал, и занесли раненого под высокие своды города, их уже ждала целая делегация.
        Генти уложили на выложенный из огромных белых плит пол, к нему тут же бросились несколько гномов, разодетых в длинные белые тоги. Это были целители, которые сразу же занялись поломанной ногой и прочими ушибами и ранами. Пока гном, довольно ухмыляясь, спокойно стоял и обменивался рукопожатиями с остальными, их тут было не меньше десятка, коренастые, мощные, закованные в броню с головы до ног, бороды аккуратно заплетены в толстые косицы, целители занялись троллем, а также не забыли и зверей осмотреть.
        Пообнимавшись со всеми, Генти уселся на ящера и поманил за собой Джара, "тут мол, больше нечего делать, запечатают проход в тоннель и разойдутся".
        Пока усталые путники верхом ехали к жилищу гнома, по дороге он знакомил тролля с местными достопримечательностями, рассказывал о городе. Тоннель, из которого они прибыли, выводил на центральный уровень.
        В Стальграде - столице Стальных гор всего было пять уровней. Верхний, он же надземный заселяли в основном только торговцы. Все остальные были подземными. На втором жили наследники знатных родов и, конечно же, в центре был возведен дворец короля Гордиуса, который правил уже больше двухсот лет. На третьем уровне или центральном - ковались доспехи и оружие, а также занимались инженерией, которая, правда, далеко отставала от карликовской или гоблинской. На четвертом и пятом уровнях находились шахты, а еще ниже брало свое начало река Стальная, воды которой были густого серого цвета, оттого, что все отходы от производства, гномы спускали именно туда. Жилые кварталы были построены отдельно, на глубине третьего уровня. Их было четыре: Южный, Западный, Северный и Восточный.
        Генти жил в Северном блоке, поэтому им пришлось пересекать практически весь город, так как попали они в него с юго-западной стороны.
        Своды высоких потолков подпирались толстыми колонами, которые от начала до самого верха были укрыты разными мозаиками и резьбой. В основном на картинах были изображены сами хозяева гор. Встречались и просто красивые орнаменты, а также Снежные Барсы - животные, которые считались святыми и были неприкосновенны.
        Домов, как тролль привык видеть у людей или остальных рас, здесь не было. Все помещения были выдолбленными, а уж потом из разбитых осколков делали плиты и выкладывали наружные стены. Множество каменных створок были открытыми, в некоторых мастерских робота не останавливалась даже на ночь.
        Свет на улицах столицы был тусклым и троллю приходилось немного тяжело, особенно когда хотелось что-то отчетливо рассмотреть.
        Через три часа одинокая парочка подъехала к входу в Северные блоки. Заехав в огромный проход, они оказались в узком по сравнению с громадными улицами коридоре, который уходил влево и вправо.
        Гном двинулся влево. Коридор оказался формы витка. Эта часть, в которой жил Генти, вела наверх, а вторая, как он объяснил, вела вниз. Преодолев полных два круга, гном остановился возле одной из низких, но широких дверок, которая абсолютно ничем не отличалась от остальных. Троллю оставалось только дивиться, как жильцы не путают свои жилища с соседскими.
        Логово гнома состояло из нескольких выдолбленных в скале коморок. Первая, самая большая, была гостевой комнатой. От нее уже шли еще три дверки. В одной была спальня, во второй библиотека - от пола до потолка набитая толстыми книгами, свитками и фолиантами. А в третьей, как объяснил Генти, можно было с комфортом справить нужду.
        Практически вся мебель была сделана из камня. Только кресла и диван были мягкие. Пол был укрыт шкурами разных зверей. На вопрос троллю, откуда они тут, гном отмахнулся "выменял мол".
        Доев принесенный кем-то из соседей недоеденный ужин гном, все еще немного прихрамывая, отправился спать в спальню. Тролль так и остался в гостиной, разлегшись на мягком диване и укрывшись одной из шкур.

        - Ну, чего с тобой не так! Ты в безопасном месте. Врагам до тебя не добраться, ты сыт и твой зверь тоже. Что тебе еще нужно? - недоумевал гном, когда они бок о бок с троллем шли по коридору жилого отсека.
        - Почему мы не взяли с собой оружия? - сквозь зубы процедил воин.
        - Потому, что мы идем в гости и драться там никто не будет. Но я думаю, чтоб свернуть кому-то голову, ты и без оружия неплохо справишься, - поддел Джара Генти и засмеялся в седую бороду, которую он все утро приводил в порядок.
        Свою старую одежду, которая во время путешествий превратилась в жалкое рванье, гном и тролль сменили на новую, чистую и отлично пахнущую. Оба были одеты в кожаные сапоги, как оказалось, у парней был одинаковый размер, поэтому гном сразу же подарил свои Джару. В обед соседка Генти принесла новые штаны и рубаху для тролля сшитые из нескольких, которые принадлежали гному.
        Миновав несколько улиц, парни свернули на Боковую и по широкой лестнице принялись подниматься на второй уровень.
        Гонт, чей род был одним из древнейших в Стальных горах, жил недалеко от подземного дворца. Миновав несколько десятков лестничных пролетов, парочка оказалась в "элитном" районе города. К удивлению тролля дышать здесь было намного легче, чем внизу, да и посветлее здесь было точно. Гном объяснил это тем, что в потолке были сделаны специальные прорези, сквозь которые внутрь попадал дневной свет, а также чистый горный воздух.
        Стены фасадов в этой части города разительно отличались от тех, что тролль видел ночью на нижнем уровне. Многочисленные фрески и статуи попадались на каждом шагу.
        Жилище Гонта, находилось сразу за толстыми королевскими стенами. Обиталище гнома было раз в десять больше чем у Генти. Комнаты впятеро просторней и выше, в "доме" было много галерей, увешанных разнообразными картинами и оружием.
        Когда гости постучали в деревянные двери, покрытые железной окантовкой, на пороге появился сам хозяин в дорогих одеждах.
        - Ну, наконец-то, а то мы уже вас заждались! Жрать, видите ли, охота, - усмехнулся пузатый гном, пропуская внутрь долгожданных гостей.
        В первой же комнате был накрыт длинный стол, за которым на таких же длинных лавках восседали бородатые хозяева гор. Увидав живым Генти, в комнате поднялся радостный рев. Гонт усадил прибывших примерно в центре стола, а сам отправился в торец, где и положено сидеть хозяину.
        - За спасение нашего друга, Генти, который в последний момент смог увернуться от беспощадной Косы Смерти, благодаря силам его нового друга Джар'ракала! - громогласно пробасил гном, поднимая вверх кружку пива.
        - За спасение! - подхватили остальные и присосались к кружкам. В комнате сразу же запахло ароматом свеже сваренного пива.
        Вроде бы все было отлично, но что-то троллю совершенно не нравилось, что-то было не так, и буквально через миг он понял, что именно не так!
        Напротив него немного левее, восседали трое, уже давно знакомых эльфов. Двое из которых о чем-то толковали с соседями, а вот третий, который сидел по центру, дружелюбно улыбался троллю. Вот только голубые глаза оставались холодными и колкими, как лед.
        Кусок бараньего мяса так и застрял у Джара в горле. Словив себя на том, что он неотрывно пялится на эльфа, вони поспешно опустил глаза.
        "И тут достали, твари!"
        - Я извиняюсь, - тролль локтем легонько пихнул в бок рыжебородого гнома, который сидел слева.
        - Да? - приблизился тот к Джару.
        - Откуда здесь эльфы?
        - Так они почетные гости нашего Гонта. Тот, что в центре, Лаовнил - сын Коенора, главы Дома Совы, а те двое его телохранители.
        - Ясно, - кивнул тролль и, поблагодарив гнома за информацию, отложил пиво в сторону.
        Когда по времени уже был поздний вечер, гномы разошлись не на шутку. Стол был перевернут дважды. На полу валялось много битой посуды и объедков. Некоторые гости разбрелись по другим комнатам.
        - Не желаете ли пройтись, - вдруг раздалось прямо над ухом у бывшего гладиатора.
        Повернувшись, он увидел все такое же дружелюбное лицо перворожденного и такие же холодные глаза.
        Воин кивнул в ответ и, медленно поднявшись из-за стола, двинулся за эльфом. Нужно было что-то делать, но Генти был уже пьян вдрызг и просто спал в своей тарелке. Да и оружия не взяли!
        Эльф вышел из гостиной и, миновав коридор и еще две комнаты, враги остались наедине в узком коридоре.
        Повернувшись к Джару, эльф долго смотрел ему в глаза, испепеляя ненавидящим взглядом. Тролль, понимал, что надменный ублюдок борется в себе с чувством, чтобы не напасть.
        - Как тебе эта картина, ничего не напоминает? - наконец выдавил он из себя, указывая рукой на стенку.
        На огромном полотне, которое Джар не заметил, было нарисовано поле, усеянное мертвыми телами, а в центре картины, возвышаясь на белом волке, с поднятым вверх топором был изображен Тор - самый могучий и воинственный из всех королей гномов.
        Тролль уже начал отвечать, как, вдруг ладонь эльфа резко полетела к горлу Джара. Среагировав в последний миг, он пригнулся и пробил в живот перворожденного. От сильного удара молодой эльф согнулся вдвое. Но тролль не спешил заканчивать. Схватив бессмертного за длинные белые волосы, он смачно саданул его коленом в нос.
        Эльф с разбитым носом повалился на пол. Тролль хотел ударить его еще раз, но неожиданно спину пронзила адская боль. Из плеча Джара торчало небольшое лезвие. Развернувшись, он хотел было сделать шаг ко второму врагу, но его взгляд застелился покрывалом непроглядной черноты.
        Никто из гномов так и не понял на следующий день, куда подевались эльфы с троллем. Это знали, только стражники верхнего уровня, которые несли службу у Восточных ворот, но и они никому ничего не сказали, так как перворожденные оставили им немалую суму золота и несколько очень редких свитков с заклинаниями.


        Глава 19. Еще один


        Проснувшись на следующий день под самый вечер, Валь лениво поднялся с кровати, которую ему уступил Брюгес и оделся в новую одежду: легкие шаровары серо-коричневого цвета и такого же цвета облегающую рубаху, на которую сверху набросил на плечи жилетку из кожи какого-то животного. Ноги тролль обул в новые ботинки, которые были обиты маленькими железными пластинками, а подошва покрыта специальной кожей, благодаря которой можно совершенно беззвучно передвигаться по твердой поверхности. Такие в основном носили следопыты орков. А также шаман накинул на спину черного цвета дорожный плащ, на внутренней стороне которого было много полезных кармашков.
        Потянувшись и протяжно зевнув, Валь вышел на улицу. Кожу лица и рук сразу же обдал бодрящий утренний ветерок. Новые ботинки уже после нескольких шагов стали мокрыми от прозрачных капелек росы, но внутри все равно оставались теплыми и сухими.
        У костра сидели несколько орков, среди которых Валь узнал Брюгеса. Усевшись рядом с ним на бревно, тролль со всеми поздоровался и обратился к шаману орков:
        - Я бы хотел скоро отправляться в путь. Что там с твоим письмом?
        - Оно почти готово, осталось чиркнуть пару строчек. Ты пока посиди тут и перекуси, а то негоже выезжать в дорогу на пустой желудок, - поднимаясь, сказал орк. - Ург, приведи ему волка, а ты, Ксел, принеси чего-нибудь пожрать нашему гостю, - и, повернувшись, Брюгес пошел в свой шатер.
        Получившие указания воины тут же побежали их выполнять.
        Уже через несколько минут над костром повесили небольшой котелок. А еще через пять минут Валь с аппетитом набивал свой рот за обе щеки вкусной юшкой и вареным куском мяса.
        Как только тролль закончил с плотным завтраком, на улице появился Брюгес. В левой руке он сжимал небольшой квадратный конверт желтого цвета. Махнув рукой, чтоб Валь шел за ним, орк скрылся за палаткой.
        - Вот, - протянул он троллю конверт, когда тот догнал его. На шершавом пергаменте черными чернилами было написано аккуратным почерком лишь одно слово, но тролль, конечно же, не понимал, что оно означает. Валь знал только два языка: родной и общий. А слово было написано на орочьем.
        - Что на нем написано? - спросил тролль, пряча письмо в складках плаща.
        - Это имя адресата - Урган, как и мы он тоже шаман.
        - Как мне найти деревню и самого шамана?
        - Да все просто, поедешь вон по той дороге. В лучшем случае доберешься до деревни через три-четыре дня. У первого попавшегося жителя спросишь насчет Ургана и все.
        - Это все?
        - А тебе еще чего-то надо? - усмехнулся орк.
        - Да нет.
        - Ладно, пошли к остальным. Думаю, Ург привел уже волка.
        И вправду, стоило им выйти за палатку, которая принадлежала Брюгесу, как первое, что кинулось в глаза молодому троллю, был немалых размеров пепельно-серый зверь. От волка исходил непонятный запах, который поначалу не очень понравился Валю. С пасти разило гнилым мясом. Желто-зеленые глаза с интересом рассматривали нового ездока. На мощной спине был установлено седло.
        - Его зовут Пепел! - сказал Ург. - Он отлично понимает общий, так что проблем у вас быть не должно, главное не обижай его, - тролль кивал после каждого слова воина.
        - А почему у него из пасти несет падалью?
        - Потому что он ей питается, - хищно усмехнулся орк.
        - А как насчет обычного мяса? - залезая в седло, поинтересовался Валь.
        - На несколько дней и такое сойдет, да, и не забывай его выпускать на охоту хоть раз в два дня, - посоветовал на прощание орк.
        - Я воспользуюсь твоими советами, - кивнул тролль, развернул волка и, дав пятками в бока животного, помчал к дороге.
        Вылетев на широкую полосу дороги, всадник, словно вихрь, полетел на север. Из-под мощных лап Пепла летела пыль, создавая позади несущегося тролля густые непроглядные клубы.
        Тракт, по которому ехал шаман, пролегал через холмистую местность, очень схожую с той, что раскинулась в Чумных землях. Но вместо редких зеленых кустарников, на тролля смотрели унылые пни деревьев и корни кустов. Из травы частенько выглядывали разных размеров валуны.
        Путник остановился отдохнуть только под самый вечер, когда солнце садилось, озарив весь небосвод алой краской. Съехав с пути, тролль слез с волка, когда дороги не было видно. Отпустив зверя поохотиться, шаман уселся на один из острых камней, которые были словно кем-то разбросаны повсюду и принялся создавать плетение шторма. Шестое чувство подсказывало, что скоро ему пригодится несколько весьма мощных заклинаний и тотемов. Поэтому надо приготовить их заранее.
        Так как в принципе, у тролля не было никаких определенных сроков, он вполне мог позволить себе две, а то и три передышки в день, во время которых Пепел ловил маленьких зайчишек в густой травке, а Валь творил убийственные заклятия.
        Маленькую деревушку, которая складывалась из нескольких деревянных домиков, шаман увидел только вечером шестого дня его пути на Берегах Орков.
        Погладив волка по жесткой гриве серых волос, тролль убавил скорость зверя. Теперь Пепел бежал легкой трусцой.
        Вдалеке, где-то посреди серых туч, собиравшихся на востоке, разрывали тишину раскатистые удары грома и редкие белые росчерки молний.
        - Давно пора, - проговорил себе под нос Валь, подъезжая к первому из круглых домов, на пороге которого стоял орк и внимательно рассматривал приближавшегося гостя.
        Осадив волка прямо напротив жителя деревни, тролль спросил:
        - Я из юго-западной границы! Мне нужен Урган.
        Немного подумав, зеленокожий все-таки ответил:
        - Двигай прямо и никуда не сворачивай. Последний дом слева, - с этими словами орк скрылся внутри своего жилища, плотно прикрыв за собой дверь.
        - А народец-то не сильно разговорчивый, - сказал самому себе шаман и, сойдя на землю, решил пройтись пешком. Пепел ни на шаг не отставал.
        Примерено в центре деревни тролль обнаружил длинный амбар, под которым были сложены друг на друга стволы срубленных деревьев из леса, расположившегося немного западнее поселения лесорубов.
        Еще одной достопримечательностью был колодец через дорогу от амбара, выложенный из белых булыжников. А так больше ничего интересного. Похожие друг на друга домики и серая пыль на дороге, которой играл легкий ветерок.
        Спустя минут десять Валь стоял на пороге последнего дома слева, за каковым раскинулись пологие желто-зеленые холмы.
        Круглый деревянный домик абсолютно ни чем не отличался от остальных. Такие же полукруглые деревянные двери, остроконечная крыша, несколько маленьких окошек. С небольшого дымохода, установленного почти на середине крыши в небо подымались клубы серого дыма.
        Тролль легонько постучал в дверь и отошел на шаг.
        Тотчас, входная дверь, протяжно скрипя, начала отворяться вовнутрь. На пороге стоял орк очень похожий на Брюгеса. Но в отличии от знакомого шамана, этот был намного старше, его голова была покрыта прядью седых волос, а лицо наголо выбрито. Да и в плечах он был пошире Брюгеса, да и немного выше. А красные глаза были налиты магическим огнем, что свидетельствовало о немалой силе шамана.
        Увидев тролля, одна бровь орка медленно поползла вверх. Он был явно удивлен, неожиданно появившемуся у него на пороге троллю, цвет кожи которого говорил сам за себя, и спрашивать откуда гость не было абсолютно никакой нужды.
        - Тебе кого? - довольно грубо спросил орк.
        - Ты, наверное, Урган? - в свою очередь спросил тролль.
        - Допустим, и что дальше?
        Ничего, не ответив, Валь принялся рыться в складках плаща. Выудив через несколько мгновений с одного из карманов небольшой желтый конверт, он протянул его орку:
        - Это отчет Брюгеса.
        Урган взял письмо и начал вертеть в руках, внимательно оглядывая его с каждой стороны, но на самом деле он проверял, не вскрыл ли его гонец по дороге сюда. Наконец, убедившись, что все нормально он махнул рукой, мол "заходи":
        - Зверюга пусть на улице сидит.
        Волк, нисколько не обидевшись, удобно умостился под деревянную стенку хижины.
        Валь вошел внутрь и закрыл за собой дверь. Внутри было намного теплее. В маленькой печке, у которой стояли два больших кресла и стол, заваленный свитками, колбами, склянками и разными ингредиентами, необходимыми для алхимии, горели пару бревнышек. В центре на столе стоял светильник, держащий три наполовину спаленные свечки, чей воск залил ножку подсвечника. Под стенами стояли высокие полки, забитые банками с разными глазами, органами, растениями и прочими интересными вещицами.
        Словно забыв о госте, шаман уселся в одно из кресел и, поставив шандал на край стола, бесцеремонно разорвал конверт. Достав небольшую бумажку, он сначала сжег над свечой конверт, а после принялся изучать содержимое письма, изложенное знакомым почерком:

        "Перед тобой стоит еще один псих, которому вздумалось решить проблему, думаю, ты сам понимаешь какую. Вообще он хоть и недавно только стал шаманом, но достаточно силен, я бы даже сказал - весьма и весьма. Тролль спокойно справился с тремя десятками неупокоенных, воспользовавшись всего лишь одним ритуальным заклинанием. У парня есть потенциал, тем более, если ты читаешь это письмо, то это означает, что наш молодой шаман даже и не пытался вскрыть его.
        Короче, делай все по обычной схеме. И советую отнестись к нему серьезнее, чем к предыдущему, этот предпочитает действия словам. Я рассчитываю на тебя и надеюсь, что у Иных не будет надобности разочаровываться в нас.
        Брюгес."

        - А ты чего стоишь? Присаживайся! - кивнул орк на соседнее кресло.
        - Спасибо, - поблагодарил тролль, устроившись поудобнее.
        - И так, тебя зовут?.. - отложил в сторону письмо Урган.
        - Валь'джен!
        - Сильное имя. Давно стал шаманом?
        - А откуда вы знаете? - удивился Валь.
        - Во-первых - мне уже давно не первый десяток, - усмехнулся орк, - а во-вторых - Брюгес не забыл упомянуть в письме и о тебе, так как это его прямая обязанность, доносить до моего ведома без исключения все, что происходит на границе.
        - Ясно. Ну, в шаманы меня посвятили чуть больше двух недель назад.
        - Как зовут твоего наставника? - продолжал расспрос зеленокожий шаман.
        - Раш'га'сэл.
        - Раш сильный шаман, - одобрительно кивнул Урган, - что ж, за доставку письма спасибо. Если что-нибудь хочешь попросить в виде платы - не стесняйся.
        На несколько минут в помещение повисло молчание, изредка нарушаемое легким шорохом бумаги, в которой рылся орк.
        - Оставьте мне Пепла! - наконец-то выдал Валь.
        - Что оставить? - не совсем понял просьбу тролля Урган.
        - Волка, на котором я сюда добрался! - невозмутимо объяснил молодой шаман.
        - Ха! Ну, нет! Это слишком много, как для простого письмеца с отчетом!
        - Сам же сказал "не стесняться", - немного расстроился тролль отказом.
        - А ты вообще куда собрался, что тебе нужен волк? - хитро прищурившись, спросил хозяин жилища.
        - Куда именно - это уже мое дело. Могу лишь сказать, что на север.
        - Отлично! Значит нам по пути! - вдруг обрадовался Урган.
        - А тебе туда зачем?
        - Есть кое-какие дела на границе с эльфами. Ну, так что, ты со мной?
        - А как мы туда доберемся? Волк, я так понимаю, больше не в моем распоряжении?
        - Правильно понимаешь! - вставая, подтвердил орк. - Мы туда просто телепортируемся!
        - Ты сам можешь открыть портал? - удивлению Валя не было границ.
        - Не совсем сам, и не везде. Но благо в деревне есть одно местечко... Ладно, ты пока можешь отдохнуть, а я пойду готовиться к телепортации.
        - Но...
        - И никаких но! Ты устал, подремал бы лучше часок, пока я буду настраиваться на канал перехода. Дал бы тебе поесть что-то, да сам недавно ужинал, так что утолишь голод уже там.
        - Если что, где тебя можно будет найти?
        - У колодца, - на лице орка появилась довольная улыбка, но тролль ее не видел, так как Урган уже закрывал за собой входную дверь.
        "Действительно! Я же не спешу никуда!" - протяжно зевнув, подумал Валь и, лениво поднявшись с удобного кресла, пошел к кровати.
        Сон шамана продлился недолго. Из сладких сновидений его вывела странное чувство. Везде в воздухе витали легкие отзвуки мощной магии, которые, забираясь в глубины подсознания тролля, будоражили его собственную силу.
        Валь потер закисшие от двухчасового сна глаза. Неспешно поднялся и вышел на улицу. Забыв запереть за собой входную дверь, которую за него прикрыл ветер, тролль пошел к центру маленького поселка.
        Переливаясь разноцветьем красок, овал телепорта завис над колодцем. Валь завидел его еще издали. Вокруг магического прохода крутился знакомый троллю шаман, выводя пальцами на земле какие-то фигуры и еще несколько орков стояли в сторонке.
        - А, проснулся уже? - заметил шаман подходящего тролля.
        - Можно вопрос?
        - Конечно.
        - Почему именно над колодцем?
        Закончив очередную линию рисунка, орк позвал Валя присесть рядом:
        - Разве учитель не рассказывал вам, что все пространство вокруг, неживые предметы, да и живые существа переполнены энергетическими потоками и частицами?
        - Нам объясняли, как зарождаются элементали...
        - Вот! - подняв вверх указательный палец, перебил тролля Урган. - И в тех местах, где эти частицы либо слишком активны, либо многочисленны, творить волшебство, в данном случае - этот портал, легче, тратится меньше энергии, и маг меньше истощается и быстрее восстанавливает свою силу.
        - Но, чтоб найти хотя бы одно такое место, нужно около года, а то и больше! - Недоуменно произнес молодой шаман.
        - А я здесь уже и так полтора года. И если честно только месяц назад смог определить это место. - Признался орк. - Ты пока встань в сторонке - еще чуть-чуть, и все будет готово.
        Ничего не ответив, Валь послушно отступил к другим оркам, которые терпеливо ждали, когда шаман закончит с рисунками и о чем-то перешептывались.
        - Да сколько можно еще, - раздался слева от тролля возмущенный шепот. - Уже почти два часа возится!
        - Можно конечно и без рисунков, - повернулся Валь к зеленокожим воинам, - но если произойдет неожиданный всплеск в пространстве нас может закинуть совсем не туда, куда нужно...
        - В самую точку! - подошел Урган. - Уже все готово, так что становитесь вокруг колодца.
        Пятеро орков тотчас же заняли свои места вокруг портала. Тролль, ничего не спрашивая, поспешил за остальными. Урган занял свое место последним. Подняв руки к небу, он выкрикнул всего два слова. Из магического окна начали, исходить легкие росчерки зеленых и синих молний. Когда спустя несколько мгновений все пространство кругом колодца и орков с троллем залилось разноцветными потоками энергетических молний, из портала к каждому из группы полетели красные магические веревки, которые, схватив по одному живому существу, резко затащили их внутрь разноцветного окошка. А через миг все исчезло.
        Остался только унылый колодец посреди деревушки и пыльная дорога.
        В приятной вечерней тишине лениво несла свои чистые воды к морю Бурь река Алмазная. До смены караульного оставался всего какой-то час и, порядком уставший, часовой сладостно предвкушал, как скоро будет пить вкусное пиво.
        На противоположном берегу было все тихо. Небольшой домик из белого камня, который принадлежал пограничному отряду эльфов, целый день никто не покидал.
        Решив перевернуться на правый бок, так как левый был полностью отлежан, орк привстал на секунду, как вдруг над прозрачными водами реки, немного дальше пирса, возле которого лежал орк, раздался оглушительной рев, сопровождаемый пестрыми молниями.
        От неожиданности воин поначалу растерялся, но уже через минуту, когда все кончилось, он схватил колун со щитом и побежал к воде.
        Там часового ожидал небольшой сюрприз из нескольких орков во главе с Урганом и троллем.
        - Эй, Урган, мне что-то никто не говорил, что вы прибудете раньше! - успокоившись, крикнул часовой.
        - А без приглашения не принимаете? - выходя из речки, спросил мокрый шаман и принялся выкручивать от воды длинные седые волосы.
        Остальные, выйдя из воды, поприветствовали знакомого и сразу же двинулись к высоким башням, построенным из деревянных колод, видневшихся из высокой, в рост тролля, травы. Если присмотреться повнимательнее, можно было заметить на каждой из шести башен, построенных в ряд, по паре часовых. Неподалеку из камышей появилась голова еще одного орка, но часовой, встретивший небольшой отряд, показывал, что все в норме и тот, одобрительно кивнув, исчез в зеленых зарослях.
        - Тебе дальше куда? - повернулся к Валю Урган.
        - Через реку, а там видно будет, - задумчиво посмотрел на ту сторону реки тролль.
        - Я не думаю, что там для тебя будет безопасно, - вмешался в разговор часовой.
        - А разве это тролли, а не орки воюют с эльфами?
        - Я так понимаю, вы последних новостей не слышали?
        - Это, каких еще новостей? - удивился Урган.
        - По ту сторону Туманного, - кивнул орк головой на восток, - наши столкнулись с отрядом остроухих и не на шутку повеселились. Мало того, что они сначала вырезали целый отряд, но так же неплохо надавали пришедшим на подмогу и, кстати, с нашими были один тролль и гоблин, которые положили около тридцати перворожденных - это почти целый отряд. И к тому же Верд устроил поджог, так что вся восточная линия леса горит! А еще в стычке участвовал Лургронд!
        - А он там что забыл? - было видно, что шаман в полной растерянности. - И вообще, почему никто никак не оповестил?!
        - Все произошло три дня назад. Мы сами узнали только вчера, - развел руками часовой, - Лорси и Кяруг сразу же бросились расставлять охранные заклинания. Наши все на стреме. Если вчера остроухие еще хоть немного показывались, то сегодня мы еще ни одного не смогли обнаружить.
        - Посылали кого-то на разведку? - деловито спросил шаман.
        - Ага, лучших, еще с утра, но пока никаких вестей!
        - Понятно! Как всегда все нужно самому делать! - раздраженно сказал Урган. - Что ж, малыш, пока что еще не будем прощаться. Если ты не против.
        - Да нет, - пожал плечами Валь и улыбнулся, - вдвоем веселей!
        - Вы что задумали? - с подозрением спросил страж.
        - Не мы, а я! Троллю нужно в лес. А я посмотрю, что там происходит, за одно и поищу пропавших. - Пояснил воину шаман и пошел в воду.
        Кивнув часовому, тролль двинулся за Урганом.
        Когда оба были уже по пояс в воде, орк вдруг остановился и вытянул из-за пояса небольшую склянку, наполненную серо-белой жидкостью. Открыв маленькую крышечку, шаман капнул себе на язык несколько капель и, скривившись, проглотил их.
        - Возьми, - протянул он зелье троллю.
        - Что это?
        - Несколько капель и ты сможешь дышать под водой около получаса. Этого времени как раз должно хватить, чтоб перебраться на тот берег.
        - А на вид и не скажешь, что так далеко, - прикидывая расстояние, ответил Валь. - Тут всего каких-то пару сотен метров...
        - И ты хочешь плыть на виду у всех? - перебил его Урган, - Чтоб тебя еще на середине расстреляли, как дичь какую-то?
        - Ведь их же нет!
        - Я просто уверен, сюда подошло несколько отрядов, и эти хитрые твари затаились в лесу, ожидая момента, чтоб застать пост врасплох! Так ты будешь пить или нет?
        - Давай сюда свое пойло!
        Валь взял небольшую бутылочку и перевернул. Пару маленьких капелек, очень отвратительных на вкус, тролль даже не мог ни с чем сравнить, это было самое ужасное, что он пробовал в жизни, упали ему на язык.
        - Ну и дрянь! - поперхнувшись, сказал он.
        - А ты, оказывается, нытик! - усмехнулся орк.
        Ничего не ответив на издевку, тролль нырнул в прозрачно-чистую воду алмазного цвета. По привычке он набрал в рот воздуха, но, вспомнив о снадобье, Валь расслабился и выпустил несколько пузырьков. Как он и ожидал, вода не начала заливать ни в нос, ни в рот. И даже в уши не лезла. Тролль отлично слышал под водой. Словно на суше. Да и глазам легче было.
        Через несколько гребков его догнал Урган.
        - Ну, как?
        - Отлично! Расскажешь рецепт?
        - Только через мой труп, - усмехнулся орк и ускорился, - не отставай!
        Вокруг пловцов раскинулся прекрасный подводный мир, богатый своими различными растениями и существами. Разноцветные рыбы разных размеров и форм, совершенно не обращая внимания на двух шаманов, мирно плавали в водной толще, некоторые сами по себе, а некоторые целыми косяками, рисуя под водой красивые замысловатые фигуры, которые изредка нарушались либо огромным раком, либо стайкой пираньи. С шаманами, конечно, никто из подводных хищников связываться не рисковал, так как мощь Ургана чувствовалась на расстоянии.
        Примерно на середине Алмазной пловцы подплывали к небольшим красно-зеленым зарослям, уходящим до самого верха.
        - Будь осторожен возле этих растений! - предупредил Валя орк.
        - А что с ними?
        - Если зацепишь, тебя парализует и ты пойдешь ко дну, где тебя будут ждать удушливые листья этих чудесных водорослей! - на зеленом лице шамана появился хищный оскал.
        - А ты, если что, не поможешь? - подводные заросли становились все ближе.
        - У меня нету времени еще за тобой смотреть. Больше всего меня волнуют наши разведчики, ушедшие утром, так что если отстал, меня не ищи!
        - Понял. - Кивнул тролль и сосредоточил все свое внимание на зеленых лоскутах, которые мирно колебались в речной толще.
        Несколько первых стеблей Валь проплыл без труда. Но чем дальше он продвигался, тем гуще становились подводные заросли. Рядом так же осторожно и медленно продвигался Урган.
        Когда опасные растения были наполовину пройдены, началось самое интересное. Красные стебельки, усеянные, как успел рассмотреть тролль, маленькими зелеными шипами, принялись лететь к шаманам. От неожиданности Валь чуть не стал жертвой первого же стебля. Но еще дальше, растения атаковали шаманов сразу несколькими конечностями, пытаясь, загнать их на зеленые, которые были пассивными. Каждую секунду приходилось уклоняться и изворачиваться, что в воде оказалось крайне не легко. Иногда тролль останавливался и обплывал особо густые заросли. Иногда приходилось плыть назад и искать другой путь. В нескольких метрах от Валя весьма ловко продвигался вперед орк, который делал все налегке и посмеивался над молодым шаманом.
        Пока тролль с грехом пополам преодолел коварные растения, орк уже был на добрый десяток метров впереди.
        Когда до берега оставалось каких-то пару десятков метров, на шаманов свалилась новая напасть, которая к их общему удивлению исходила не из воды, а с воздуха. Прозрачные воды реки начали рассекаться эльфийскими стрелами, летящими со стороны леса. Нужно было опять осторожничать.
        - Тролль, давай ко мне, да поживее! - отгородив себя небольшим магическим щитом, в котором вязли древки стрел, Урган творил какое-то заклинание, его руки светились синим пламенем.
        Валю пришлось немного поднатужиться, чтоб спрятаться за спиной орка, так как от вражеских снарядов уворачиваться почти не было возможности.
        Закончив творить волшебство, тело орка стало прозрачным:
        - Теперь ты!
        Прозрачные руки несколько раз прошли тело тролля насквозь и оно стало таким же, как у Ургана.
        - У нас несколько минут, нужно успеть к деревьям! - с этими словами шаман просто полетел сквозь воду.
        Последовав примеру орка, Валь потянулся всем телом вперед и расслабился. Словно порывом сильного ветра его невесомое тело понеслось вслед за Урганом. Оставшееся расстояние тролль и орк преодолели за несколько секунд.
        К сожалению Валя, передвигаться по земле, так же, как и по воде возможности не было, поэтому оставшуюся часть пути пришлось бежать на своих двух.
        Из белого здания по-прежнему никто не появлялся. За то, чем ближе шаманы приближались к линии могущественных зеленых истуканов, тем больше перворожденных, стоя между деревьями, неутомимо пускали стрелы, которые поднимали большое количество брызг и уходили в глубину Алмазной.
        Оказавшись между рядами противников, Валь сразу вспомнил слова орка о том, что времени у них немного. Но весьма кстати Урган появился рядом и показал знаком "бежать вперед".
        Все-таки они успели. Миновав несколько рядов жителей леса, шаманы влетели в ближайший кустарник и заклинание орка развеялось.
        - Хух, еле успели! - переводя дух, сказал орк.
        - Ага, - падая рядом на колени, поддержал промокший тролль. - Что будем делать дальше?
        - Я буду искать своих, а ты как хочешь, - последовал весьма простой ответ.
        Кивнув, Валь отвернулся в задумчивости.
        Немного отдохнув, орк поднялся с пожелтевшей листвы:
        - Будем, наверное, прощаться!
        - Послушай, Урган, - словно борясь сам с собой, проговорил Валь. - Ты знаешь, где можно найти Осколки Луны?
        - Даже не могу представить, зачем они тебе! - делая вид, что очень удивлен, произнес орк.
        - Я не могу тебе сказать! Ну, так как?
        - Да откуда ж мне знать-то? - развел руками шаман. - Как видишь я не очень желанный гость здесь, единственное, что могу тебе посоветовать, так это продвигаться дальше на север. Возможно, где-то в подземельях Эльнии - столицы длинноухих, тебе улыбнется удача. Но это всего лишь мои предположения и они могут быть...
        - Урган! Я знаю, что ты где-то здесь! Ты зря пришел! Твои разведчики мертвы! - Неожиданно раздался громкий голос, от которого тролль и орк встрепенулись. - Но я надеюсь, ты удостоишь меня чести "повеселиться" с тобой?!
        - Кто это? - шепотом спросил Валь.
        - Давний знакомый, - злобно улыбнулся Урган.
        - Что будем делать?
        - Сиди пока здесь, а я выйду к нему.
        - Но это может быть западня и он может быть не сам...
        - Я уверен, что он не сам, - не стал слушать тролля орк, - просто делай, что я говорю, и мы, может, выживем! - с этими словами старый шаман начал выбираться из густой зелени эльфийского леса.
        Снаружи, в небольшой зеленой долине орка ждали трое эльфов, одетые в просторные коричневые балахоны. На Ургана смотрели три молодых голубоглазых лица. Но он точно знал, что тому, который стоит в центре не меньше ста, а двое по бокам - его ученики, которым не меньше пятидесяти.
        Кроме друидов рядом никого не было.
        - Не переживай, мы тут одни! - ехидно ответил на не заданный вопрос эльф.
        - Как рана? - так же злорадно поинтересовался орк.
        В глазах эльфа блеснул огонь ярости - он очень не любил проигрывать и отлично помнил тот день, когда Урган пощадил его, оставив в напоминание о позоре небольшой шрам, который друид до сих пор перематывал коричневой тряпкой.
        Не в состоянии обуздать ярость, эльф с бешеным ревом метнул в орка одно из мощнейших заклинаний школы Леса. С его рук сорвались несколько зеленых плетей, которые, пронзительно свистя, полетели в шамана орков.
        Урган бездействовал до последнего мига, а когда зеленоватые магические щупальца были готовы обвить его тело, орк сжал кулаки и перед ним появился магический щит, отсвечивавшийся синим цветом. Порожденные эльфийской магией растения с оглушающим грохотом врезались в защиту орка, слились с ней на миг, а после отлетели в противоположную сторону.
        Энгрул - так звали друида, с легкостью нейтрализовал щупальца, летящие в него, поглотив их в себя и обернув в новую энергию, а вот его ученикам было посложнее. Одному пришлось упасть на землю и использовать поглощающий щит листьев, а второй и вовсе прозевал летящую в него угрозу. Несколько зеленых плетей обвили руки, ноги, шею и грудь тела, принялись душить перворожденного.
        Но помочь пораженному мощным заклятием эльфу друидам не удалось, так как Урган сразу же вдогонку эльфийскому заклинанию, метнул несколько шаровых молний, которые, попадая в цель, смыкались между собою в цепь и очень мучительно и медленно убивали своих жертв.
        Друид выбросил в сторону левую руку и его ученик, взмыв в воздух, разминулся с несколькими шариками, которые, угодив в ствол большого старого дуба, вырвали его с корнями из земли. А те сгустки молний, что летели в Энгрула, он принял на поглощающий щит и хотел тут же отправить что-нибудь в ответ, но орк исчез с поля зрения.
        - Где ты, тварь?! - с ненавистью в голосе крикнул эльф.
        - Прямо возле тебя, - послышался спокойный ответ за спиной, а в следующий миг тело друида обожгла волна красного пламени.
        От такого коварного трюка эльф вряд ли бы спасся, но на помощь пришел выживший ученик, который метнул в орка вихрь из листьев, отшвырнув его в сторону, и уже собирался добивать лежачего...
        Нервы Валя были на пределе. От каждого нового заклинания, сотворенного и орком и эльфами все внутренности по несколько раз переворачивались. Когда Урган чуть не убил самого опасного, как понял тролль, из противников, орка снесло заклинанием ученика друида, о котором Валь совершенно забыл. Нужно было вмешаться, иначе зеленокожего шамана просто убьют!
        Эльф уже занес светящуюся зеленым руку, с которой должно было сорваться заклинание, как вдруг, из кустов, в которых прятался ранее орк, вылетел огромных размеров и мощи смерч. То, что это было порождение чьей-то магии друид ни на секунду не усомнился, но на жалкую попытку закрыться лиственным щитом, бешено крутящаяся воронка не обратила никакого внимания. Подмяла под себя перворожденного, тело, которого через несколько мгновений превратился в груду мяса.
        Выбежав из своего укрытия, тролль мигом очутился возле Энгрула и хотел, было добить его, но орк успел остановить Валя:
        - Нет! Только не убивай! Еще не пришло его время!
        Орк, очухавшись от неожиданного удара, поднялся на ноги и подошел к давнему врагу, который лежа в зеленой траве, бился в конвульсиях от невыносимой боли.
        - Победа снова за мной, эльф! - с презрением проговорил Урган, склоняясь над друидом.
        - Кажется, нам пора сваливать, - позвал орка тролль.
        Повернувшись в сторону реки, шаман увидел ряды эльфов, которые уже начали пускать в них свои меткие стрелы. Закрыв собой тролля, орк выкрикнул слова заклинания, и стрелы, не долетая каких-то нескольких шагов, сгорали прямо в воздухе.
        - Не двигайся! - рявкнул Урган на Валя и схватил его обеими руками за плечи.
        Прошептав два коротких слова, после которых в глазах шамана заиграли веселые синие огоньки, а из тела молодого тролля начали выходить по обе стороны его двойники. Когда клонов насчиталось около десятка, орк отпустил шамана:
        - Уходи! Самому мне будет легче справиться с ними! - после этих слов копии тролля бросились в рассыпную.
        - Ну! Уходи, я сказал!
        - Спасибо! - проговорил молодой шаман и, повернувшись спиной к орку, бросился на север.


        Глава 20. Песнь леса


        После драки с "ожившим" убийцей из клана Ветров, Крускору еще на несколько дней пришлось задержаться у гномов. Через несколько часов после краткого сражения, начался очень сильный ураган. Стихия бушевала целых три дня. Одну башню напрочь сорвало и убило нескольких горных жителей, которые пережидали в ней бурю.
        За время пребывания на перевале тролль особо ни с кем не общался. День и ночь он проводил в своем подсознании, ни на секунду не прерывая связь с Сердцем. От томительного ожидания воин готов был руками разносить стены.
        Как только бешеный ветер и снегопад немного стихли, не смотря на все уговоры бородатых жителей гор, священный воин отправился в путь.
        Сердце отдалилось на приличное расстояние, и Крускору нужно было наверстывать...
        За три дня ему удалось преодолеть самые опасные участки горной тропы. Снегопады и белые сугробы остались далеко позади на вершинах гор. На одинокого странника со всех сторон смотрели одни большие, острые скалы унылого серо-коричневого цвета. Пока тролль спускался к подножью Стальных гор, впереди раскинулись безрадостные мертвые земли: сухая бесплодная почва, высохшие деревья, в которых давно не было не единого намека на жизнь и радость; высохшая небольшая речушка, в которой когда-то, наверное, плескалась рыба, животных не было видно вообще. В воздухе витала гробовая тишина.
        Оказавшись между засохших коряг, по-другому эти жалкие подобия деревьев не назвать, Крускор двинулся на юг, так как именно туда, в земли перворожденных уходил след артефакта.
        Все-таки тролль был в отличной форме. Эти несколько дней передышки показали себя с лучшей стороны, воин двигался в отличном темпе. По крайней мере, Сердце уже перестало отдаляться, а ночью - расстояние потихоньку принялось уменьшаться.
        К вечеру следующего дня Крускор набрел на остатки маленькой деревушки, в которой давно уже никто не жил. Практически все домики были сгнившими и разваленными, и только три покосившихся строения на окраине разрушенного когда-то селения печально ждали своей очереди, чтобы присоединиться к остальным.
        Земля вокруг деревянных обломков была обильно усеяна людскими, пожелтевшими от времени, костями, тролль узнавал кости рук и ног, ребра, хребты, иногда попадались и отлично сохранившиеся черепа.
        Сбавив темп, воин почувствовал огромную усталость в истомленных мышцах ног и, долго не думая, решил переночевать в одной из развалин.
        Тролль подошел к первому же зданию. У убогого домика, точнее того, что от него осталось, совсем не было крыши, да и у остальных двух тоже. Входная дверь с неприятным, режущим ухо скрежетом отворилась назад, а в следующий миг сорвалась с проржавелых петель и, упав, подняла вверх целую тучу древней пыли. Воздух внутри жилища был пропитан сыростью. Разломанные и полусгнившие остатки убогой мебели валялись на скрипучем запыленном полу. Выбрав один из углов, тролль сел на трухлявый пол и уперся спиной в древние доски стенки. Положив копье на колени, воин медленно погрузился в мир сновидений...
        Ближе к утру, когда небо озарилось первыми солнечными лучами сквозь крепкий сон, чуткий слух Крускор начал улавливать изредка доносившиеся стоны, которые с каждым разом становились все громче и отчетливее.
        Открыв веки, тролль не спешил вставать и даже двигаться. Звуки, доносившиеся из-под пола, были похожи на детские, но воин очень сильно сомневался, что это так. А через некоторое время Крускор и вовсе услышал детский плач. Поначалу тролль не поверил своим ушам, ему казалось, что это сон. Но приглушенные всхлипывания не прекращались.
        В конце концов, воин не выдержал. Осторожно опершись на копье, тролль принялся медленно подниматься на ноги. Ему очень не хотелось, чтоб неизвестный плакса узнал о его присутствии. Внимательно прислушавшись, Крускор определил, с какой стороны доносится плач и плавными шажками двинулся к центру домика.
        Оказавшись над трухлявыми обломками старой мебели, воин замер. Тот, кто плакал, находился прямо под его ногами.
        Сделав вздох, тролль решился проверить, кто там такой. Острием копья он быстро отбросил полусгнившие доски, которые при каждом движении воина распадались на мелкие щепки. Когда Крускор закончил, с пола на него смотрел квадратный люк, ведущий в погреб. Сбоку, как раз у ноги тролля, находилось ржавое кольцо, за которое и открывали проход вниз.
        Сев на колени, тролль склонился над люком. Как он и ожидал, плач прекратился, но снизу все-таки доносилось еле слышное шуршание.
        Выпрямившись, воин взял копье поудобней, а второй рукой сжал шершавое кольцо и резко потянул на себя. Из погреба в ноздри тролля ударил тяжелый затхлый воздух. Такой мог быть только в помещении, которое не проветривалось годы. На секунду Крускор даже удивился, как там вообще мог кто-то находиться, но, увидев чернявые засаленные и пыльные волосы на маленькой головке, а также маленькие белые ручки, которыми девочка закрывала заплаканное личико, тролль отбросил все лишние мысли в сторону.
        - Не бойся! - как можно ласковее проговорил Крускор, протягивая руку к ребенку, чтоб вытащить его наверх, но девочка не обращала на него никакого внимания. Ее маленькие плечи все также судорожно продолжали вздрагивать и, она почему-то не желала открывать незнакомцу свое лицо.
        После нескольких минут уговоров, терпение воина лопнуло и, схватив ребенка за волосы, он рывком вытащил его из темной кладовой.
        Оказавшись в сильных руках, девочка попыталась вырваться, но жалкая попытка тут же провалилась. Отложив в сторону оружие, тролль схватил ребенка за руки и отдернул их от замазанного личика.
        Крускора встретил не очень приятный сюрприз. Глаза дитя были бледно-желтого цвета. Девчонка перестала трепыхаться и с "интересом" уставилась на тролля.
        - Как тебя зовут? - решил разъяснить хоть что-то воин.
        Вместо ответа дитя улыбнулось широкой улыбкой. Неестественно широкой улыбкой. Рот "девочки" растянулся до самых ушей, демонстрируя два ряда желтых кривых клыков. В лицо Крускора ударил поток отвратительного смрада.
        В следующий миг упырь, уже ростом с тролля, с неимоверной силой отбросил воина на спину и накинулся сверху, впиваясь зубами в шею жертвы. Как только тварь атаковала Крускора, из погреба вылезли еще три кровососа и набросились на воина.
        "Тупица!" - ругал себя мысленно тролль. - "Попался в классическую ловушку вампиров!" - продолжал он критиковать свою бездумность, но вырываться из лап тварей не спешил, давая выпить достаточно своей крови, чтоб набрать сил для противостояния неестественно сильным противникам.
        Посчитав, наконец, что достаточно, воин преподнес кровососам пренеприятнейший сюрприз. Схватив бывшего "ребенка" за уродливую серую голову, Крускор с легкостью, словно игрушку, отшвырнул его в стенку, которая от немалого веса монстра разлетелась в мелкие щепки.
        Поднявшись с пола, еще одну тварь он отбросил ногой назад в погреб. Но еще двое кровопийц оставались на тролле. Один впился зубами в плечо, а второй решил остудить капризную пищу и попытался ударить Крускора когтистой лапой в шею. Воин перехватил летящую в него руку и со всей силы сжал предплечье. До его ушей донесся хруст ломающейся кости. Следующим движением тролль вывернул руку врага и ладонью приложился в грудь вампира. Монстр отлетел на несколько шагов.
        Оставался еще один. Но он, в отличие от своего товарища, не переставая жадно упивался кровью священного воина, на которого укусы упырей действовали только положительно. Крускор сбросил с себя тварь на пол и прижал шею ступней. Монстр кое-как пытался высвободиться от тяжелой ноги, которая с каждой секундой раздавливала шею все сильнее.
        Глаза Крускора полыхали красным огнем. Он потерял столько крови, что теперь не скоро вернется в свое естественное состояние. Ощетинившись диким оскалом, он с ненавистью продолжал втаптывать тварь в пол из сырых запыленных досок.
        В этот миг в себя пришел вампир, прикидывавшийся ребенком. Поднявшись из обломков, на этот раз он не спешил слепо набрасываться на оказавшуюся столь опасной еду. Двое других тоже были на ногах. Кровососы медленно подходили с трех сторон.
        Четвертый не переставал пытаться сбросить ногу воина. Сделав резкое движение, тролль слегка приподнял ногу, а после ударил еще сильнее. В развалинах маленького домика раздался хруст, голова упыря была раздавлена.
        Твари атаковали одновременно. Взмыв в воздух они разом полетели на Крускора. Сделав шаг в сторону, он разминулся с самым шустрым из кровопийц, а от двух оставшихся тролль отпрыгнул назад и, перекатившись по полу, увернулся от острых когтей тварей. Оказавшись рядом с первым, Крускор сделал резкую подсечку и, вырвав из пола доску, вогнал в грудь упыря. Вампир схватился обеими руками за кусок пола, торчащего у него из грудной клетки, и забился в конвульсиях.
        Осталось еще двое.
        Не слишком расстроившись второй неудачной попыткой, обе твари с таким же упорством принялись вновь нападать на воина. Вспомнив о копье, Крускор взглядом быстро отыскал его на полу возле люка. Бросившись к оружию, он на ходу отбросил одну из тварей, а от второй, попросту увернувшись, кувыркнулся вперед, подхватил копье и взлетев в воздух прямо с пола, с разворота снес голову твари, которая намеривалась прыгнуть на спину троллю.
        Теперь Крускор остался один на один с "ребенком".
        Вампир не спешил нападать. Понимая, что с оружием противник стал вдвое опаснее, он предпочитал оставаться голодным, но живым.
        Понимая, что тварь в нерешимости, тролль решил действовать первым. В три шага сократив расстояние, отделявшее его с упырем, который к своему же несчастью решил связаться со священным воином, тролль обманным движением сделал вид, что хочет ударить в голову, в последний момент перевел острие оружия вниз и отсек ноги кровососа. Не ощутив, правда, никакой боли, вампир, беспомощно махая руками и клацая кривыми зубами, упал в пыль.
        - Ты пока полежи, а я через минутку вернусь, - угрожающим тоном пообещал Крускор и направился к упырю с раздавленной головой.
        Подняв с пола полуразломанную табуретку, благо разрушенной мебели здесь было полно, тролль вырвал две уцелевшие ножки и одну из них всадил в сердце кровососа. Серое тело забилось в предсмертных судорогах, а через пару секунд обмякло и затихло.
        Повернувшись в сторону еще одного безголового тела, тролль слегка удивился. Монстра не было на месте. Вдруг за спиной Крускора послышался знакомый хрип. Он успел среагировать в последний миг. Выставив перед лицом одну руку с копьем, на которое и налетел вампир, второй рукой воин ударил его в сердце. Издав гортанный звук боли, тварь выгнулась дугой и застыла в такой позе. Оперевшись ногой в живот кровососа, тролль с легкостью высвободил оружие.
        Настал черед последнего кровососа.
        - О, я смотрю, ты уже идешь на поправку, - ехидно проговорил тролль, подходя к монстру, который добрался до ног и почти до конца восстановил их.
        Замерев, тварь не решалась даже пошелохнуться. Крускор кожей ощущал панический страх вампира. И это не удивительно, ведь каждое живое существо, или не очень живое, хотело в первую очередь жить, или даже просто жалко существовать, а, видя то, что случилось с остальными, вампир мог ожидать от тролля только кол в сердце, но к его удивлению, тот не спешил делать этого.
        - Ты разговаривать умеешь? - садясь на корточки рядом с кровососом, спросил тролль.
        Уставившись безжизненными глазами в лицо тролля, упырь осторожно кивнул.
        - Во-первых! - острие копья коснулось груди твари, - даже и не думай играть со мной, иначе то, что я сделал с ними, окажется для тебя очень желанной смертью. - Кровосос судорожно вздохнул. - И, во-вторых - имею честь объявить тебе, что ты теперь мой раб!
        Проговорив эти слова, воин копьем завалил монстра на пол и уселся ему на грудь:
        - Не дергайся! - приказал он упырю.
        Схватив копье у самого острия, он медленно принялся выводить шее вампира рисунок в виде оков и короны. Закончив с ним, Крускор поднес кисть к зубам твари:
        - Укуси! Живо, я кому сказал?!
        Вампиру ничего не оставалось, как послушаться воина. Как только из двух маленьких ранок потекла кровь, тролль окропил нею рисунок на шее монстра.
        - Вот, теперь все отлично! - довольно сказал он, вставая с груди кровососа, - когда мне понадобится твоя помощь, ты почувствуешь, и лучше тебе моментально повиноваться, иначе тебя ждет мучительное небытие!
        - Слушаюсь, хозяин, - с небольшой заминкой хриплым голосом проговорил вампир.
        - А пока что катись с глаз моих!
        Поклонившись неожиданному господину, монстр поспешил убраться подальше от тролля.
        Осмотрев еще раз внимательно тела трех поверженных существ, тролль вышел из полуразрушенного домика, который послужил этой ночью его убежищем.
        От упыря и след простыл.
        Первое, что сделал воин, это мысленно потянулся к артефакту. Ощутив легкую пульсацию Сердца, троллю стало легче на душе. Видимо, ночью воры тоже решили немного передохнуть.
        Пока тролль сражался с голодными монстрами, он и не заметил, как день полностью вступил в свои законные владения. Воздух был пропитан приятной утренней прохладой.
        Оглянувшись вокруг, тролль спокойным шагом двинулся на окраину уничтоженной деревушки, за которой виднелась зеленая полоса Лунного леса - Империи перворожденных. Именно оттуда исходили легкие пульсации, издаваемые Сердцем.
        Пока тролль терялся в догадках зачем кому-то понадобилось портить отношения с его кланом. То, что в этом были замешаны эльфы и нежить, он уже ни сколько не сомневался. Крускор и не заметил, как миновал последнее наполовину разваленное здание, за которым одинокого прохожего встретила унылая горка, выложенная из пожелтевших от времени людских черепов.
        Это зрелище заставило воина позабыть о своей цели. Тролль тупо уставился на груду черепушек. Он тут же подметил, что все они были разных форм и величины, но было в них что-то схожее и это то, что они были в идеальном состоянии.
        Решив, ничего не трогать, так как боя с упырями ему вполне хватило на сегодня, воин уже отвернулся и сделал первый шаг, как неожиданно в его голову пришла идея.
        Паскудно, конечно, будет терять драгоценное время, если он разбудит еще каких-то тварей, но рискнуть все же стоит.
        Тролль подошел к горке из черепов и, выбрав из середины, чем поменьше, который явно принадлежал ребенку, осторожно взял в руку. Воин был готов к чему угодно: к тому, что в него может ударить молния или огонь, что могут вылезти из-под земли монстры, но ничего этого не случилось. Раздался странный звук, после которого горка из людских остатков рассыпалась и к ногам Крускора покатились желтые черепушки.
        Все-таки это точно был ритуал, но так как он ничем не защищен, то несколько черепов пострадавших детишек можно смело захватить с собой, так как такие вещи после ритуала могут впитывать в себя от одного до пяти атакующих заклинаний, выпущенных в их владельца.
        Воткнув копье в землю, тролль опустился на колени и принялся внимательно осматривать каждый череп, который попадался ему в руки. Отобрав три самых маленьких и самой идеальной на вид формы, тролль залез в остатки ближайшего домика и через пятнадцать минут раздобыл обрывок старой веревки. Завязав один конец к своему поясу, через второй он продел все три черепушки и тоже завязал его к поясу. Вернувшись за копьем, воин еще раз осмотрел место, где когда-то проводился страшный ритуал, и двинулся в путь.
        Когда деревенька осталась далеко позади, на Крускора нашел очередной припадок ярости. Раны от укусов упырей сильно заныли. В глазах тролля вспыхнуло неутолимое пламя бешенства. Сорвавшись с места, воин во весь опор понесся к линии зеленых часовых. Утреннюю тишину нарушало только частое дыхание бегущего тролля и методичный стук детских черепов друг о дружку.
        В себя священный воин пришел только тогда когда, со всех сторон укрывая своей тенью, на него смотрели ветви могучих дубов. Задыхавшись, тролль оперся на ближайший толстый ствол, у подножья которого торчали корявые корни древа. Священному воину оставалось только удивляться, как он с такой легкостью перемахивал через кусты и разбросанные корни лесных истуканов.
        В лесу было прохладно. Сквозь густой покров листьев пробивались редкие солнечные лучи. Изредка, откуда-то со стороны, чуткий слух воина улавливал шаги пробегавшего невдалеке зверя.
        Первое, что сделал тролль, придя в себя - бросил зов артефакту. К удивлению Крускора, его ждал приятный сюрприз - ритмичное биение Сердца было совсем рядом. Неужели он все-таки нагнал их?
        Не поверив такой удаче, воин прислушался, нет ли рядом кого-то из лесных духов, которых здесь было хоть отбавляй или зверя какого и, отгородившись от внешнего мира, снова бросил сигнал артефакту. И вновь тролль почувствовал его на очень близком расстоянии.
        Воодушевленный отличной новостью, воин, не желая терять ни минуты, бросился вглубь земель эльфов - туда, где скрывались подлые ворюги, посмевшие украсть священный артефакт его клана.
        Перепрыгивая через корни вековых дубов и шелестя опавшей листвой, тролль пробежал примерно около ста шагов, как вдруг увидев боковым зрением что-то неуместное в лесном пейзаже, полагаясь на инстинкт самосохранения, воин пригнулся и прыгнул в сторону.
        Над его головой пронесся огненный шар, который с разочарованным свистом впечатался в ствол ближайшего дерева.
        Крускор быстро пополз в укрытие из корявых корней, торчащих из земли, но его неизвестный недоброжелатель не желал подарить ему такого шанса. В воина все летели и летели огненные шары, и все, что он мог делать, это только уклонятся от них. Неведомый маг был силен и искусен в своем деле, так как не каждый смог бы выпускать столько файрболов подряд. Так могли только профессиональные боевые маги.
        Вспомнив о спасительных черепах, тролль в очередной раз ушел от пылающей смерти и, сделав длинный прыжок, скрылся за могучим стволом, который тут же опалился языками магического пламени.
        Положив рядом копье, Крускор лихорадочно принялся развязывать узел веревки, чтоб достать черепушку. Но проклятая веревка не хотела поддаваться. Схватившись за концы старой веревки, тролль на секунду замер, собираясь с силами. И только сейчас он понял, что в лесу стало тихо. Колдуну наконец-то надоело палить почем зря и он решил немного приберечь силы.
        "Значит, на законы эльфов тебе наплевать, раз ты преспокойно чуть не уничтожил несколько их драгоценных деревцев. Кто же ты тогда?" - разорвав веревку, пытался понять, кто это его так не любит, тролль. В руку он поймал только один черепок, остальные два, к сожалению, придется оставить, вряд ли за ними получится вернуться. Взяв в другую руку свое незаменимое оружие, тролль поднес детскую черепушку к губам и произнес:
        - Ассагердож! - внутри глазных дырок засветились два красных огонька.
        "Отлично! На несколько файрболов тебя хватит. А большего, чтоб подобраться к нашему огневику и не требуется. Вот только знать бы, где он находится!"
        И сразу же воин получил ответы на свои мысленные вопросы:
        - Крускор! После нашей последней встречи ты меня приятно удивил! Что ж ты теперь прячешься от жалкой магии? Неужели не можешь понять, откуда исходит опасность? - раздался громкий насмешливый и знакомый голос, как раз с той стороны, откуда в тролля летело последние заклинание. Этот голос не мог принадлежать никому другому, кроме Джин'зика!
        Воину сразу стало понятно, что враги знают его точное местонахождение, но тогда почему просто не убьют? Зачем весь этот фарс? Или просто хотят выманить?
        В голове тролля каруселью кружилось много вопросов. И опять поднятый ответил на них, словно читал мысли Крускора:
        - Если бы ты не заставил меня бежать во время прошлой встречи, то был бы еще мертв тогда! Поэтому мне интересно, на что ты способен без гномов! Не бойся тролль, маг не будет лезть!
        "Да и выбора нет! Скорее всего, твой сообщник, пока мы тут треплемся, обошел меня, и я у него на прицеле", - священный воин решил принять бой.
        Сперва, закрепив на всякий случай заговоренный череп, доверять врагу - значит быть самоубийцей - тролль спокойным шагом покинул свое укрытие.
        Бывший убийца стоял с наброшенным на голову черным капюшоном. В руках у него были две обнаженные чинкуэды, которые тролль тотчас узнал. Поднятый спокойно стоял, ожидая, когда его противник подойдет поближе.
        Замерев на таком расстоянии, чтоб недруг не застал врасплох каким-нибудь хитрым приемом или молниеносным прыжком, Крускор сказал:
        - Зачем вам понадобилось Сердце?
        Молчание.
        - Я спрашиваю! Зачем вам Сердце, тварь?! - заорал воин, чувствуя, как прилив бешенства заполняет каждую клеточку его тела - опять спасибо изголодавшимся упырям!
        - Это не твоего ума дело, мальчик! - коротко бросил Джин'зик и ринулся в атаку.
        Сталь клинков опасно рассекла воздух у шеи тролля. Ему повезло, если б он не оступился, то его голова, катилась бы по земле, заливая кровью корни лесных истуканов.
        Поднятый не обратил никакого внимания на неудачу и принялся упорно наседать на врага, вертя мечами с сумасшедшей скоростью, метя только в голову, так как задень он просто какую-то часть тела Крускора и тогда ему точно несдобровать. Священному воину не оставалось ничего другого, как только защищаться от стального вихря из двух чинкуэд. Противник не давал не единого шанса на атаку.
        "Может подставиться? Хотя нет - в прошлый раз он просто недооценил меня. И к тому же гномы немного помогли. А без руки или ноги, я точно ничего не смогу сделать. Бежать? Это смешно! Так ведь маг, если что спалит. Череп, конечно, нейтрализирует несколько огненных шаров или еще что-то, ну а дальше что?", - перебирал всевозможные варианты в голове тролль, отбивая беспрерывную атаку убийцы.
        - А ты не плох! - похвалил Крускора мертвяк, отскакивая от врага. Он решил поменять тактику.
        Взяв один из мечей обратным хватом, вторым - он принялся виртуозно вырисовывать разные фигуры перед Крускором, не давая тому подойти ближе.
        - Да ты тоже ничего! - небрежно бросил тролль.
        Противник просто тянет время, давая своим уйти подальше. Нужно было что-то делать. Иначе они так будут махать железом до самого вечера, а когда поднятый поймет, что достаточно, Крускора попросту расстреляет маг.
        Закрутив копье у себя над головой, не менее красиво, чем это выделывал с мечом враг, священный воин в глубоком выпаде атаковал недруга в пах.
        Побывавший во многих схватках, опытный Джин'зик, в этот раз не успел. Копье с хрустом вошло чуть ниже живота.
        Хоть мертвый и не почувствовал никакой боли, но страх быть расчлененным взял верх. Ничего не выдумывая, он метнул один из клинков в тролля. А в тот момент, когда тот уворачивался от летящей в него стали, поднятый вырвал из себя острие копья и отбежал на несколько шагов, разрывая дистанцию.
        - Горнеш! - громко выкрикнул убийца, - Извини, тролль, при других обстоятельствах я бы с радостью продолжил наш поединок! - поднятый склонил голову в знак уважения и его тело начало размываться густой дымкой.
        Поняв, что врагу уже ничего не сделаешь, и что теперь сражаться придется с магом, тролль бросил взгляд себе за спину, туда, куда полетел клинок убийцы. Но и от меча остался только испаряющийся ввысь серый дым.
        Джин'зик в очередной раз ускользнул от него.
        "Да и узнать толком ничего не удалось", - сокрушенно подумал тролль.
        Но времени на то, чтоб жаловаться на судьбу, не было. Меж деревьев замелькала быстро перемещающаяся черная фигура, из рук которой изредка вылетали разные неприятные штуковины, направленные именно в тролля.
        Не желая, конечно же, так быстро расставаться с чарами черепа, воин предпочитал уклоняться от летящей в него магии и потихоньку сближаться с врагом.
        Когда до шустрого колдуна осталось совсем немного, Крускор сделал ставку на скорость. Сорвав с веревки заколдованную им же желтую черепушку, воин с диким ревом бросился на врага.
        Нужно отдать должное магу, когда тролль уже в полете летел на него, череп, впитав в себя четыре заклинания, рассыпался желто-белой трухой.
        Вместо того чтобы, нанести смертоносный удар троллю пришлось отпрыгивать в сторону, чтоб не получить порцию огня в грудь.
        Поднятый маг, в свою очередь, тоже не сидел на месте и, каждую секунду меняя свою позицию, атаковал ловко изворачивавшегося тролля.
        Не придумав ничего другого, как попробовать достать врага тем же способом - издалека, тролль бросился на встречу очередному огненному шару и, разминувшись с ним всего на каких-нибудь парочку сантиметров, со всей силы метнул копье.
        Риск воина оказался оправдан. Оружие, насквозь пронзив свою цель в области груди, оторвало мага от земли и пригвоздило к стволу дуба.
        Маг, конечно же, не обратил на это никакого внимания, и все также продолжал швырять в тролля сгустки огня. Но теперь он был обездвижен, что давало Крускору некое преимущество.
        Не получив пока не единого шанса подойти поближе, воин обежал врага и скрылся за тем же деревом, к которому был пригвожден копьем поднятый, чтоб перевести дыхание.
        Остановившись и немного придя в себе, Крускор только сейчас обратил внимание на окружающие лес деревья. Богатые листвой прекрасные зеленые кроны могучих деревьев, обвили вездесущие пламенные языки, порожденные магией поднятого мага.
        - Эй, маг, не думаю, что остроухие, так просто спустят вам это! - крикнул воин.
        - Так это не мы! Это все ты, тролль! - рассмеялся в ответ мертвяк.
        - Довольно! - вдруг в разговор вмешался третий, властный голос, который, словно эхо, отражался от деревьев и исходил сразу со всех сторон.
        - Ты поплатишься за это, Горнеш! - вновь послышался голос, который явно принадлежал женщине.
        - Не лезь не в свое дело, животное! - в голосе мага, чувствовался нескрываемый животный страх, - или ты забыла условие договора?!
        - Я-то как раз не забыла! - укоризненно ответила она, но теперь голос исходил не со всех сторон, а конкретно с того места, откуда тролль швырнул копье во врага. - И я не лезла в ваш бой! - голос незнакомки становился все злее, в нем начали, появляется нотки угрозы, - но я предупреждала! Если пострадает хоть одно древо - виновный понесет наказание, мучительное наказание.
        - Нет! Ты не можешь! - истерично закричал поднятый, с его рук одно за другим начали срываться смертоносные огненные шары, но, не долетая несколько шагов до неизвестной, они попросту распадались и опадали наземь серым пеплом.
        Выглянув из кратковременного укрытия, тролль увидел невиданное ранее существо. Это была дриада, наполовину женщина, наполовину лошадь. Лошадиная часть была укрыта короткой белой шерстью и размером была с настоящего коня. А вот туловище было необычайно красивым. Идеально правильные формы фигуры были укрыты кожей фиолетового оттенка. Длинные распущенные зеленые волосы спадали вниз, закрывая обнаженную грудь лесной владычицы. Черты лица были идеально правильными, так что Крускор даже на минутку залюбовался неземной красотой дриады.
        - Д'арнея! - отчаянно закричал колдун. - Ты поплатишься за это!
        - Как бы ни так, гнилой отбросок! - ехидно ответила она и простерла вверх обе красивые тонкие женственные ручки.
        С ее уст полилось на непонятном для тролля языке, но очень красивое для ушей пение. Его ноги стали ватными. Крускор обессилено рухнул у подножья древа. Слова песни опьяняли. Лицо тролля укрылось глуповатой улыбкой - ему было очень хорошо.
        А вот с другой стороны дерева, надрываясь, крича от несносной боли, пытался высвободиться от копья поднятый. С каждым следующим словом Д'арнеи, ему становилось все хуже. Судороги на ногах и руках становились все больнее и продолжительнее.
        С неба полил легкий дождик. И деревья, словно специально, отклоняли свои ветви, давая возможность прозрачным капелькам попадать на лесную почву. Попадавшие на мага капли прозрачной, льющейся с неба, воды, проникали вовнутрь его тела, доставляя мертвяку невыносимую боль. Те места, на которые попала дождевая вода, лопалась мерзкими, гнойными пузырями. С открывшихся ранок испарялась серая дымка.
        А через несколько минут небольшой дождик прекратился и деревья снова закрыли своими кронами голубой небосклон. Песня дриады тоже прекратилась. В лесу воцарилась полная тишина. От следов недавнего поединка не осталось и следа. Опаленные деревья были вновь зелеными и могучими. Единственным безобразным пятном в картине лесного пейзажа было копье, лежащее в белом пятне гноя у подножья одного из дубов.
        Слабость покинула тело тролля. Мышцы ног и рук приняли привычную упругость и Крускор с легкостью оказался на ногах. Осторожно выступив на видное место, он сразу же встретился взглядом с лесной жительницей.
        - Ты зря преследуешь их! Тебе все равно не догнать их! Джин'зик не даст тебе этого сделать любой ценой, - спокойным голосом проговорила она.
        - Это уже мне решать самому! Куда идти и что мне делать, - поднимая с земли замазанное кровью и гноем копье, сказал тролль, - Я к твоему лесу ничего не имею, и деревья твои мне не нужны...
        - Именно поэтому ты все еще жив, Крускор, - перебила его Д'арнея.
        - Мне некогда тратить время еще и на тебя, дриада! - бесцеремонно бросил воин и, определив в какой стороне Сердце, снова бросился догонять небольшой отряд нежити.
        - Какой же ты глупец! - покачав головой, тихонько сказала девушка в отдаляющуюся спину Крускора.


        Глава 21. Месть


        Насытившись отличным куском свежего сырого мяса, пропитанного кровью, Смерч поудобнее умостился на мягкой подстилке и, свернувшись клубком, погрузился в сон.
        Но уже буквально спустя час приятные сновидения были бесцеремонно нарушены. В сознании волка зазвенел предупреждающий колокольчик. Его хозяину грозила опасность.
        Подняв голову, волк принюхался, навострил уши и, сразу же оказавшись на лапах, бросился к входной двери жилища Генти. Двери, как назло, оказались запертыми. Издав пронзительны вой, чтоб хоть кто-то услышал, Смерч принялся ожесточенно царапать когтями двери. После нескольких минут усердных стараний, волку надоело быть "вежливым".
        Зверь отбежал в другой конец комнаты. Выбрав приличный разгон, волк со всех сил бросился вперед и лбом врезался в толстую древесину. Раздался глухой треск, но двери все еще стояли на месте. Смерч снова набрал разгон и повторил попытку. Так, с пятого раза, зверю удалось вынести к демонам дверь вместе с петлями. В длинном коридоре раздался оглушительный грохот и треск.
        Взяв след, волк что есть мочи бросился к хозяину. Стрелою преодолев жилое крыло, волк вылетел на небольшую площадь и помчался по широким ступеням на верхний уровень, туда, где жили гномы из знатных родов.
        Оказавшись у распахнутой двери родового гнезда Гонта, зверь вдруг остановился. След хозяина расходился: один вел внутрь дома, второй - к ступеням ведущим вверх.
        Немного подумав, волк внимательно принюхался и выбрал путь наверх. Преодолев больше десятка лестничных пролетов, зверь оказался на Верхнем уровне.
        В ноздри Смерча ударил чистый прохладный горный воздух, от которого у волка на секунду закружилась голова. Небо было укрыто мозаикой разноцветных звездочек.
        Подняв нос к небосклону, волк долго не мог взять след, словно кто-то умело замел следы. После нескольких неудачных попыток, волк принялся шататься по Верхнему уровню города в безнадежных поисках.
        Примерно через два часа он наткнулся на Восточные ворота, у которых, весело что-то обсуждая, несли службу двое часовых.
        Гномы сразу же не понравились Смерчу. От них исходили волны недоброй энергии. И еще в воздухе начал витать запах тролля, правда какой-то не такой, словно смешанный с чьим-то другим.
        Створки ворот были открыты настежь. Подобравшись поближе к ничего не замечающим стражникам, волк угрожающе зарычал.
        - Ты слышал? - шепотом спросил один из гномов.
        - Что?
        - Да тихо ты! - цыкнул он на товарища.
        Внезапно из ночной темноты, появился огромный белый волк, который остервенело рыча, летел на блюстителей ночного порядка.
        От неожиданности оба гнома, позабыв кто они такие, выпустили алебарды и, прикрывшись руками, пригнулись к земле.
        Перемахнув через горе-стражников, Смерч помчался по дороге, которая вела вниз по склону. Взяв след хозяина, воодушевленный зверь что есть духу мчался по заснеженному горному тракту, не зная усталости.

        Зелень, везде сплошная зелень. Сильно кружилась голова. Разглядеть ничего не получалось, в глазах рябило и расплывалось всеми возможными оттенками зеленого цвета. Джар попытался поднять голову, но мышцы шеи тут же пронзила мучительная боль. Живот упирался во что-то твердое и это твердое было в постоянном движении. Все тело тряслось. Троллю казалось, что его вот-вот стошнит.
        И, в конце концов, он не выдержал. Из полураскрытого рта хлынул желто-коричневый поток переваренной пищи.
        - Ах, ты ж тварь! - словно откуда-то издалека, послышалось Джару.
        В следующий миг он почувствовал, как его тело летит вниз и приземляется во что-то мягкое и прохладное.
        В ноздри ударил стойких запах рвоты, которая, не переставая, выплескивалась из тролля, сопровождаясь болезненными спазмами, от которых голова кружилась еще сильнее.
        - Видишь? Я всегда говорил, что они все свиньи! - раздался чей-то надменный голос рядом и неожиданно бок тролля пронзила резкая колющая боль.
        - Хвеол, смотри не переусердствуй. Он должен сполна ответить за мой сломанный нос, - послышался еще один голос.
        - И за кражу волка! - поддакнул третий голос.
        - Это даже не обсуждается...
        - Лао, но я не думаю, что твой отец одобрит это, - перебил Лаовнила Хвеол.
        - Он не одобрит, если мы убьем это животное. Но я не собираюсь этого делать, - развел руками перворожденный.
        - А что тогда?
        - Ловкость и реакция у старого Эрта уже не та, так что замена лишней не будет.
        - Неплохая идея, - оценив замысел молодого господина, хмыкнул третий эльф, чье имя тролль пока не знал.
        Рядом послышались легкие шаги, а потом чья-то рука схватила Джара за длинные волосы и легка приподняла. В глаза троллю, словно два небольших озерца, смотрели небесно-голубые глаза перворожденного:
        - Взгляд полный ненависти, - сухо прокомментировал Хвеол, - с ним придется долго повозиться.
        - Ничего, - отмахнулся Лаовнил, - времени у нас полно. А вот мы сейчас, кстати, и начнем. Ласлог!
        - Да?
        - Сколько еще до нашего дома?
        - Думаю, к следующему утру управимся, - прикинув, ответил третий эльф.
        - Отлично! Доставай сухари, быстро перекусим и в путь - не будем терять времени. А ты, Хвеол, приведи в чувство нашего друга.
        Отдав распоряжения, молодой эльф, ему было всего семьдесят пять, по меркам перворожденных - это немного, подошел к своему ездовому тигру и из боковой сумки достал смотанную веревку.
        - Ну что там? - подошел он к эльфу, который, подняв тролля на ноги, резво лупил по облитым холодной водой щекам.
        - Только зря воду перевел, похоже, он еще не скоро вернется в себя...
        - Что ж, мне для своего будущего раба ничего не жалко! - с этими словами, Лаовнил передал веревку своему телохранителю и открыл небольшой карманчик, висящий у него на поясе. - Раздень его до пояса, - приказал он Хвеолу, доставая небольшой янтарный камушек.
        - Они же ведь такие редкие, - недовольно проговорил эльф, но приказа не ослушался и принялся снимать одежду с тролля.
        - Ничего, я не жадный, - усмехнулся молодой наследник Дома Совы и, взяв камушек в два пальца, второй рукой принялся водить вокруг него, прямо в воздухе рисуя фигуру.
        "Они не должны увидеть метку!" - вдруг проскользнула мысль в голове у Джара. Он попытался поднять руку, но мышцы были все такими же непослушными. - "Чем же это они меня? Хорошо, хоть уже соображать начал!"
        - О! Я смотрю, ему становится легче, только что пытался отмахнуться.
        - Сейчас вообще здоровенький запрыгает!
        - Лао, поешь потом?..
        - Нет, давай уже, - закончив с заклинанием, проговорил эльф.
        Оставив камушек парить в воздухе, эльф принялся грызть небольшой сухарь и запивать водой.
        - Говорил, надо было еды захватить, - недовольно жевал рядом Ласлог.
        - Ага, и еще сказать гномам: "Вот, мы тут вашего дружка в плен возьмем. Вы ведь не против?", - издевательским тоном проговорил Лаовнил и откусил еще кусок засушенного хлеба.
        Телохранитель в ответ лишь злобно сверкнул глазами и отвернулся. Наследник Дома частенько подшучивал над ним.
        - Что это еще такое?! - вдруг удивленно крикнул Хвеол.
        От неожиданного крика, кусок еды застрял в горле у Лаовнил. Выпустив сухарь наземь, он сперва откашлялся, а уж после повернулся к отошедшему от Джара эльфу.
        - Ты что, совсем идиот?! - прошипел покрасневший эльф.
        - Взгляни на его живот! Ничего не узнаешь?
        Посмотрев на раздетого по пояс тролля, эльф, если б у него во рту снова был кусок сухаря, точно бы подавился ним опять. Весь живот Джара был покрыт фиолетовой коркой, а над пупком пульсировал идеальной формы круг.
        - Этого не может быть! - опускаясь рядом с пленником на колени, тихо проговорил молодой эльф.
        - Может, лучше дать ему еще одну дозу спящего и сразу же показать твоему отцу? - опустился рядом с Лаовнилом Ласлог.
        - Так и сделаем, - согласился с ним эльф, - Хвеол!
        Второй телохранитель тотчас оказался рядом, достал откуда-то из складок одежды небольшой дротик и небольшую баночку, наполненную черной жидкостью. Откупорив крышку, эльф мокнул острие дротика в зелье. И склонившись над троллем, воткнул его в шею.
        Судорога на секунду пронзила все тело, а в следующий миг сознание Джара вновь помутилось. Перед глазами снова расстелилась пелена непроглядной черноты. Воин больше ничего не слышал.
        Лаовнил сам взял тролля на руки и, осторожно уложив на спину тигра, приказал собрать оставшиеся на земле вещи пленника и рванул вперед. Молча, исполнив поручение хозяина, телохранители также не забыли прихватить и веревку, которая была предназначена для небольшого веселья и, вскочив в седла, кинулись догонять наследника Дома Совы.

        Валь уже пятые сутки находился на ногах. За эти несколько дней он практически добежал до реки Лунной, от которой до столицы перворожденных было рукой подать. За несколько бессонных суток, проведенных в безостановочной гонке, где ловили как раз его, шаман сильно устал. Несколько раз он сталкивался с рыскающими по всему Лунному лесу эльфами, но в каждой из дуэлей он выходил победителем, довольно легко одолевая своих врагов и умело заметая следы боя. Но Валь не строил на свой счет никаких иллюзий, так как ему попадались только воины. Кто знает, что будет, когда он встретит друида?
        Троллю был необходим срочный отдых. Но он решил, пока точно не убедится, что погоня отстала хоть на немного - не сомкнет глаз ни на секунду.
        Остановившись у одного из могучих стволов, шаман прислонился к нему спиной и, достав пузатую баночку эликсира выносливости, сделал маленький глоток. Мышцы Валя окатила и тут же исчезла волна жара. Веки перестали слипаться. Усталость сразу же улетучилась из ног.
        Присев наземь, тролль начал вслушиваться в звуки, которыми полнился лес. И первое, что он услышал, был приглушенный гул. Шаман ни с чем не мог спутать этот звук.
        Поднявшись на ноги, не без осторожности шаман побежал на гудевший звук, который с каждым шагом становился все громче. Раздвинув густые ветви неизвестного растения, тролль оказался на травянистом берегу широкой реки Лунной, которая несла свои фиолетово-синие воды к Туманному заливу.
        Немного выше по течению находился небольшой водопад, это именно его услышал шаман. А сразу же перед водопадом, забрызгиваясь белой пеной, был построен прекрасный каменный мост. Увидев его, тролль решил подобраться поближе, прекрасно понимая, что реку придется переплывать. От архитектурного изделия во всю несло мощной магией. Это и не удивительно, так как мост не подпирала ни одна колонна, но почему-то Валь был уверен, что завалить его ой как не просто.
        Через мост пролегал довольно широкий тракт. Выглянув на дорогу, тролль тут же отскочил назад и поспешил скрыться в ближайших зарослях папоротника. Отодвинув ветви зеленого растения, он увидел, как по лесной дороге во весь опор мчался всадник на рыжем тигре. Несомненно - это был эльф.
        "А это еще что?" - брови шамана медленно поползли вверх. Перед седлом, лежа на животе, без сознания, бился зеленой головой о бок зверя тролль!
        Ничего, не замечая вокруг себя, беловолосый эльф коршуном промчался мимо кустов, в которых сидел Валь и понесся дальше через мост. А через несколько шагов, тролль снова услышал топот. На этот раз по дороге неслись двое всадников. Тоже эльфы. Они, как и первый перворожденный, не заметив спрятавшегося шамана, понеслись через мост.
        - Дела! - сев на мягкую травку, самому себе проговорил Валь.
        Увидев зеленокожего тролля, шаман на несколько минут позабыл обо всем на свете.
        "Что он здесь ищет?" - задался вопросом тролль.
        Не прошло и пары минут, как тролль поплатился за свою оплошность. Но все-таки он родился в рубашке. Склонив голову немного набок, шаман неосознанно уклонился от выпущенной почти в упор стрелы, которая всего лишь легонько чиркнула ухо Валь'джена. Но и это тоже было не слишком-то и приятно.
        - Проклятие! - послышался злобный выкрик со стороны реки и тут же, не заставляя себя долго ждать, в тролля полетела следующая стрела.
        Не взирая на такую неожиданность, ко второму выстрелу Валь уже был полностью готов, и поэтому следующие летящие снаряды смерти, не долетая до шамана, вспыхивали и превращались в пепел прямо в воздухе.
        Поняв, что момент упущен, не жалея стрел, эльф принялся пятиться назад вдоль реки.
        - Теперь моя очередь! - рявкнул тролль и, не забывая сжигать летящие в него стрелы, бросился к врагу.
        И тут на шамана свалилась новая неожиданность. Когда до эльфа оставалось каких-то несколько шагов, меж стволов лесных истуканов начали мелькать фигуры в зеленом и в Валя сразу же полетело чуть больше десятка стрел.
        Забыв о первом эльфе, тролль сконцентрировал все внимание на защите, выставил отражающий щит и принялся готовить заклинание тотема огня.
        Окружив себя синеватым коконом, тролль сел на землю и начал читать слова мощного заклинания.
        На берег выбежало еще пятеро эльфов, которые, побросав луки, вытянули из ножен полуизогнутые мечи и неистово принялись рубить магический барьер шамана.
        "Превосходно!" - довольно подумал тролль, взмахивая руками.
        Между воинов одетых в темно-зеленые плащи из земли вырвался небольшой столб, от которого сию же секунду во все стороны прокатилась волна жидкого пламени. Никто из перворожденных не успел среагировать на это. Пламя не дало уйти никому из эльфов, окатив их с головы до ног. Кричащие от невыносимой боли эльфы принялись метаться по берегу. Кое-кто, более терпеливый из них, бросился в, казалось, спасительную воду Лунной, но порожденному магией огню было плевать на нее, и он продолжал живьем сжигать своих жертв.
        Неожиданно, барьер Валя, без его желания начал терять свою мощь и рассеиваться. Не совсем поняв, что происходит, тролль попытался влить в него немного энергии, но его попытка закончилась полным провалом.
        Повернув голову к лесу, он увидел еще одного спокойно идущего прямиком к нему эльфа. И в отличие от своих товарищей этот перворожденный был одет в легкую коричневую одежду. Лука, да и другого оружия у него с собой не было. За то глаза и руки друида искрились небольшими зелено-синими молниями.
        "Что ж, вот теперь и проверим, на что я сгожусь!" - подбадривая себя, подумал Валь и метнул небольшую шаровую молнию в своего врага, от которой эльф с легкостью отмахнулся, словно от назойливой мухи.
        "Кажется, влип!"

        Горная тропа вывела волка к подножью Стальных гор, у которых начинались зеленые леса перворожденных. Уходя глубже в чащу леса, узенькая тропа плавно превратилась в широкую дорогу, по сторонам которой изредка попадались фиолетовые фонари.
        Хоть помимо запаха хозяина, в воздухе витали еще три, волк не сомневался, что находится на верном пути. Не желая терять ни минуты, пока не разыщет тролля, Смерч бросился вперед по лесному тракту.
        Спустя несколько часов, волк выбежал к реке, у которой запах его хозяина, был немного слабее, чем на дороге. Миновав каменный мост, волк снова почувствовал отчетливый запах тролля и продолжил забег по лесу.
        Лишь однажды, за несколько дней пути, изголодавшийся волк выделил время для охоты. Выследив неподалеку от дороги лесную косулю, Смерч без труда справился с ней и, наспех перекусив свежим мясом, бросился по следу зеленокожего воина.
        Когда время близилось к обеду, волку на пути неожиданно ударил отвратный запах. У обочины дороги, была уже порядком засохшая желтая лужа.
        Остановившись у нее, впервые за время погони, Смерч более внимательно принюхался к другим запахам, сопровождавшим хозяйский.
        Желтые глаза животного от бешенства налились кровью. Волк узнал этот запах. Как же он ненавидел его владельца. Это именно он, притащил его сюда, разлучив с родными снегами, ледниками и семьей.
        Пронзительное завывание взбудоражило зеленые пышные кроны деревьев, с чьих ветвей, услышав пробирающий до костей волчий вой, смахнули различные птички и унеслись куда подальше.
        Смерч с остервенением бросился по лесному тракту, предвкушая сладость мести. Зверь набрал такую скорость, что зелено-коричневый пейзаж, раскинувшийся по обеим сторонам дороги, размылся в сплошное пятно.
        Когда время перевалило за полдень, бежавший с невероятной скоростью волк вылетел на очередной мост. Только эта река была пошире предыдущей. Услышав со стороны берега непонятный шум, волк резко остановился и повернул белую голову.
        Удивление скользнуло по глазам зверя. След хозяина уходил дальше по дороге, но там, у воды...

        Друид оказался намного сильнее молодого шамана. Отбив несколько не очень сложных заклинаний Валя, и без особого труда уничтожив тотем ледяной волны, эльф всерьез решил покончить с надоевшим за эти несколько суток троллем.
        Ноги и нижняя часть торса тролля были обвиты толстыми кольцами магических корней, так что шаман не мог даже двинуться с места. Окружив себя защитными тотемами, тролль стоял с вытянутыми вперед руками, через которые подпитывал защитный барьер.
        Заклинания эльфийской магии беспощадно лупили по защите тролля, с каждым разом становясь все мощнее и чувствительнее.
        Валь держался из последних сил. Еще немного, и защита будет сметена, как картонный домик, а его тело пронзит разрушающая сила.
        Потеряв всякую надежду на спасение, шаман собрал все оставшиеся силы, и приготовился запустить хотя бы одну молнию в своего недруга, как только тот разрушит защитные чары.
        Внезапно к троллю явилось спасение, за спиной послышался оглушительный рев. Непонятно откуда взявшийся немалых размеров белоснежный волк, перемахнув через шамана, набросился на эльфа. Не ожидавший ничего подобного друид лишь беспомощно взмахнул руками, а огромный волк, схватив его за шею, повалил на землю.
        Из разорванного горла красными фонтанами во все стороны хлынула алая кровь перворожденного. Белая шерсть на морде и голове волка тотчас закрасилась красными пятнами.
        Убрав щит, тролль устало опустился на землю и удивленно уставился на своего спасителя.
        Посчитав, что с эльфом покончено, Смерч ослабил хватку и выпустил из зубов разорванную шею, точнее то, что от нее осталось.
        Зверь подошел к троллю и принялся очень пристально изучать его внешность, а также попытался определить, не схож ли его запах со следом хозяина.
        Когда волк подошел поближе, первое желание возникшие у Валя, было выпустить в него какое-то заклинание, или, по крайней мере, выставить кокон, но он удержал себя.
        Да и к тому же, зверь не выказывал абсолютно никаких признаков агрессии. Убив друида, зверь стал полностью спокоен. Розовый нос немного дергался, как понял Валь, зверь принюхивался к его запаху. Желтые глаза скрупулезно изучали шамана, словно пытаясь узнать в нем кого-то.
        "Точно! Тролль!" - вдруг, сама собой вспыхнула неожиданная мысль.
        Склонив немалую голову на бок, зверь словно что-то почувствовал. Издав короткий рык, он сделал длинный прыжок в сторону шамана. Тролль еле сдержал себя, чтоб не пальнуть чем-нибудь в зверя. Но волк пролетел мимо него, совершенно не пытаясь задеть Валя когтистой белой лапой.
        Пробежав несколько шагов, зверь принялся активно махать головой в сторону противоположного берега. Отойдя еще на шаг, он повторил тоже самое. И так несколько раз. Но тролль так и остался сидеть на месте, тупо наблюдая за действиями зверя, словно пребывал в трансе. Громко рыкнув на шамана, волк подбежал поближе и принялся проделывать все снова.
        - Ты хочешь мне что-то показать? - наконец вышел из оцепенения Валь.
        Зверь утвердительно качнул головой и посмотрел в сторону дороги уходящей через мост.
        - Тебе нужен зеленокожий тролль? - вновь спросил шаман, поднимаясь с сырой земли.
        Немного подумав, волк снова утвердительно кивнул и, сделав еще несколько шагов в сторону лесного тракта, повернулся к шаману.
        - Хорошо! Ты помог мне - я помогу тебе! Но нам нужно немного прибраться за собой! Ты же не хочешь, чтоб нас задерживали? - обвел взглядом поле боя Валь.
        Зверь внимательно посмотрел на тролля и тут же подбежал к ближайшему обгоревшему трупу лесного воина, схватил зубами за сгоревшую до кости руку и поволок к воде.
        - Ты пока оттащи все трупы в воду, - сказал шаман волку, когда тот справился с первым телом, - а я пока замету магический след! И будь добр - близко не подходи и не мешай.
        Зверь в ответ недовольно рыкнул.
        - Обещаю! Как только закончим - тотчас отправимся на поиски твоего друга!
        С этими словами, Валь отвернулся от зверя и подошел к мертвому друиду, чье тело лежало в луже бордовой крови.
        "Не воспользоваться подобным случаем будет полной дуростью! Жаль, конечно, что с теми тремя не было времени провести подобный фокус, да и демоны с ними!" - подумал тролль.
        Когда дух перворожденного покинул тело, наружу выплеснулось немало энергетических частиц. И если знать нужное заклинание, можно, вобрав их всех в себя, неслабо улучшить свои магические возможности на некое время.
        Раскинув руки и ноги друида врозь, тролль стал на колени перед телом и, сложив свои руки в замок перед грудью, скороговоркой прочитал магическую формулу, которую помнил наизусть еще с первого урока.
        Воздух сгустился вокруг шамана. Рассыпанные по берегу магические крупицы засветились красными светлячками. Пронзив насквозь живот эльфа, из земли показался деревянный тотем, усеянный вязью непонятной резьбы. Сорвавшись со своих мест, маленькие частички энергии ринулись к появившемуся из-под земли столбу. Закрутив сумасшедший хоровод вокруг тотема, крупицы силы сгустились в небольшой шар, который поплыл к застывшему на коленях троллю. Остановившись на секунду, энергетический сгусток, словно задумался, стоит ли присоединить себя к троллю, а после плавно растворился в груди Валя.
        Троллю стало непередаваемо хорошо. Каждая клеточка его тела налилась новыми силами. Мощь переполняла его. Усталость напрочь исчезла. Шаману хотелось, не останавливаясь, бежать и бежать, метать шаровые молнии и ставить тотемы.
        Нарадовавшись вдосталь новой силой, тролль обернулся посмотреть, как обстоят дела у волка.
        - Я смотрю, ты уже давно справился! - усмехнулся шаман.
        Зверь нетерпеливо кивнул головой и, вскочив с травы, принялся показывать уже известные троллю телодвижения.
        - Уже иду! Только погоди еще минутку!
        Подождав пока тотем окончательно развеется, Валь бесцеремонно схватил друида за ноги и потащил к неспешно плывущим водам Лунной.
        - А ты оказывается силен был! Только вот не стоило играть со своим врагом! - поучительно сказал Валь трупу и отпустил. Спустя несколько мгновений тело погрузилось в воду и понеслось вниз по течению.
        - Аргх! - послышалось угрожающее рычание за спиной. Терпение зверя подходило к концу.
        - Все, все! Теперь идем по твоим делам! - успокоил его Валь. - Нет, нет, нет! Только не по дороге! Или ты хочешь, чтоб мы были, как на ладони? - заходя в воду по колена, спросил шаман.
        Склонив голову на бок, волк посмотрел на уже начавшего переплывать реку тролля и не долго думая, бросился за ним.
        Оказавшись на левом берегу, тролль благодаря простенькому заклинанию высушил и себя и волка.
        - Веди! - коротко бросил он.
        Подняв нос к небу, зверь начал принюхиваться, а в следующие мгновение помчался к дороге.
        - Да куда же ты? - злобно выкрикнул тролль и побежал за волком.
        Но к его удивлению, зверь, не добежав нескольких метров до тракта, свернул в ближайшие кусты. Шаман, чуть не пролетев мимо, тоже скрылся в гуще зеленых зарослей.
        Подождав пока тролль догонит, волк показал, что теперь прямо вдоль дороги, и двинулся первым.
        "А ты умнее, чем я сначала подумал!" - хмыкнул Валь и двинулся вслед за ним.

        Как и в прошлый раз, первое, что вернулось под контроль Джара - были глаза и слух. Снова тянуло рвать, но так как уже было нечем, живот лишь изредка сжимался в невыносимых спазмах.
        Тролль находился в довольно просторной и светлой комнате. Воин был усажен в мягкое кресло и оголен до пояса. Головой он вертеть пока не мог, так что приходилось довольствоваться только той картиной, которая стояла перед его лицом. Сквозь широкое окно в белесой стене, виднелось ночное беззвездное небо, в комнату протянулись густые извилистые ветви виноградника. Пол и потолок были сделаны из того же белого камня. Никакой мебели, да и нечего больше, кроме зеленых рук растений, взор тролля не обнаружил.
        - О, великая Луна! И зачем ты его привез сюда? - послышался сбоку от Джара огорченный возглас.
        Скосив, насколько возможно глаза, воин увидел двух эльфов. И одного из них он тут же узнал!
        "Ну, ничего, молокосос! Ты еще свое получишь! Не зря твой дружок огорчен моим появлением здесь!" - злорадно подумал тролль.
        - Но, отец, откуда ж мне было знать? - развел руками Лаовнил. - Увидев знак, я тут же решил доставить его тебе...
        "Так, так! Значит, жив, я остался только благодаря метке демонов! Не думал, что буду благодарен Вам!" - мысленно отблагодарил кровожадных демонических существ, которые охотятся на него, воин.
        - А ты не подумал, чем это может закончиться?.. - грубо перебил сына Коенор. - Позволь, я освежу твою память, сынок! - Глава Дома Совы еле сдерживал себя, чтоб не отвесить молодому эльфу хорошего тумака. - Как известно, Заелтаны оставляют метки разных цветов. И чтоб ты знал, фиолетовый значит, что этот дикарь смог уничтожить одного из них! - голос эльфа сорвался на крик, - А из этого вытекает, что по их мышлению, тролль должен быть подвержен самому мучительному из наказаний!
        - Но я... - попытался оправдать себя Лаовнил.
        - Заткнись, и слушай дальше! - глаза Коенора метали молнии. - Я уверен, что демоны уже рыскают в поисках меченого! Наш дом отныне не безопасен! Ты должен забрать всех и ехать в столицу, а я и Эрт попытаемся спасти наше жилище!
        - Я тебя не оставлю! - набычился в свою очередь Лаовнил.
        - Не спорь! Ты уже и так достаточно натворил! Или тебе мало? - саркастически хохотнул глава дома.
        - Извините, отец, все будет исполнено в точности так, как вы сказали! - виновато наклонил голову сын.
        - Умный мальчик! - похлопал по плечу молодого эльфа Коенор.
        - Что теперь будет? Я помню, ты говорил, когда Заелтаны вновь окажутся в нашем мире...
        - Чаша весов Алорума будет нарушена! - закончил вместо сына отец. - И кто знает, что теперь свалится нам всем на головы... - задумчиво добавил он.
        "Просто отлично! Миру грозит полная разруха! А я теперь, еще и оказывается опасный преступник, которого нужно очень больно наказать! - раздраженно проанализировал все услышанное тролль. - Ну, уж нет, я тут сидеть не собираюсь!"
        - Смотри, тролль, кажется, отходит от сетей! - указал Лао на пытавшегося встать на ноги тролля.
        Услышав, что говорят о нем, Джар тут же застыл.
        - Вот и отлично! Сейчас, я уверен, он поведает нам много чего интересного! - всплеснул руками глава Дома и подошел к пленнику.
        Хоть короткие волосы и небольшая бородка были пепельно-серого цвета, на вид ему можно было дать не больше двадцати пяти. Бледная, почти белая, как стена кожа. Острые черты лица. Типичные для всех перворожденных, но, правда, слегка раскосые, небесно-голубые глаза. На эльфе была одета легкая полупрозрачная туника.
        - Меня зовут Коенор! И сейчас ты находишься в доме моей семьи, то есть в Доме Совы.
        Джар сделал вид, что совершенно не слышит эльфа.
        - Решил поиграть в молчанку? - улыбнулся Коенор.
        Неожиданно в комнате раздался громкий всплеск - это глава Дома со всего размаху влепил Джару пощечину. Щека тут же стала фиолетового цвета. Тролль еле сдержался, чтоб не выругаться от боли.
        - Ну?
        И снова всплеск. На этот раз с другой стороны. И, кажется, эта пощечина была еще сильнее. Лицо воина укрылось сине-фиолетовой краской. В глазах застыл огонь ненависти.
        - Ты ничего этим не добьешься! - вдруг сказал Лаовнил.
        Отец вопросительно взглянул на сына.
        - Он чемпион арены Норстрада! А еще я видел его поединок на Арене Великих - довольно впечатляюще!..
        - Так значит, ты, у нас крепкий орешек? - не дослушав сына, глава дома вновь повернулся к троллю. - Тогда попробуем по другому!
        Закатав прозрачный рукав по локоть, указательным пальцем второй руки эльф провел по ладони. На ней тут же образовалась тоненькая черная линия. Подождав пока она станет толщиной с палец, Коенор схватил руку Джара.
        Мгновенная боль пронзила все тело. Тролль выгнулся дугой и издал мучительный крик боли.
        - Как тебе удалось убить демона? - отпустил руку воина эльф.
        В глазах у Джара рябило серыми пятнами. В ушах звенело. Он видел и понял, что перворожденный что-то спросил его, попытался ответить, но рот и язык не слушались его.
        - Отвечай! - эльф снова схватил Джара за руку. Порция новых мук окатила тело и сознание воина.
        Схватив второй рукой дергающегося в судорогах тролля за подбородок, Коенор спросил:
        - Так ты будешь со мной разговаривать?
        Джар снова попытался ответить, но онемевший язык был все таким же непослушным. Все, что смог сделать тролль - это легонько кивнуть.
        - Вот и отлично! - боль сразу же прошла. И только небольшая черная полоска осталась на зеленой коже, словно шрам от пореза, только магического происхождения.
        - И так, я повторю свой вопрос! - стоя над Джаром сказал глава дома. - Как ты убил демона?
        - Кольцом, - коротко ответил тролль.
        - Отвечай нормально, иначе будешь мучаться еще дольше, - кивнул маг на свою руку.
        - Один мой друг из Норстрада подарил мне его. Там был заточен какой-то дух. Все что я знал, так это то, что кольцо можно использовать, когда окажусь в безвыходной ситуации...
        - И как зовут твоего друга?
        - Тир Лакрош, - вздохнув, проговорил воин. Врать, все равно никакого резона нету - почему-то, пленник ни сколько не сомневался, что перворожденный с легкостью определит это, а получить порцию новых мучений ему Джару совершенно не улыбалось.
        - А-а-а-а! Слыхал о таком! Он вроде как мастер артефактов, верно?
        Тролль сокрушенно кивнул, у него было препаршивое настроение:
        "Теперь еще у Тира из-за меня проблемы будут!"
        - Так значит, из кольца освободился дух, который уничтожил тварь?
        - Угу.
        - А как выглядел этот дух?
        - Сказать точно, как он выглядел, не могу. Передо мной появилась огромная завеса из черного дыма, а потом в голове раздался голос, он приказал мне уходить. Я и послушался, без оглядки бросился наутек.
        Выслушав внимательно тролля, эльф уселся на появившийся из пола лиственный стул и задумался.
        - Как давно тебе поставили метку? - через несколько минут задал он новый вопрос.
        - Неделю назад, может больше, - пожал плечами Джар.
        - А как выглядело существо, которое это сделало?
        Вспомнив, тот вечер, воина передернуло:
        - Ничего более мерзкого я в своей жизни не видел... - начал, было, тролль, но вдруг, откуда-то снизу, раздался странный шум, словно кто-то с кем-то сражался.
        - Что это? - спросил молчавший до этого Лаовнил.
        - Сейчас узнаем, - поднимаясь, сказал Коенор. - Молись, чтоб это были не демоны, - и повернулся к троллю, - а ты, пока поспи!
        После легкого взмаха руки перворожденного сознание покинуло Джара.
        Не желая терять ни секунды зверь показал троллю, чтоб тот уселся ему на спину и, когда они, наконец, поняли друг друга, волк стремглав помчался мимо деревьев и кустов. Получив пару тройку раз случайной веткой по лбу, тролль прижался к затылку белого зверя.
        Волк мчался до самой темноты, а примерно в середине ночи, они настигли троих всадников. Но спешить уже было некуда, так как эльфы прибыли по назначению.
        Выглянув из-за ствола могучего дерева, ничего толком рассмотреть не удавалось. Вспомнив простенькое заклятие, тролль быстро проговорил нужные слова:
        - Так-то лучше! - довольно проговорил он. Теперь шаман видел все, как будто на дворе стоял день.
        Выглянув опять, он увидел два высоких круглых здания, между которых возвышался величавый клен - священное древо перворожденных. Оба дома соединялись между собой несколькими извилистыми каменными дорожками, которые повисли вокруг толстого черно-коричневого ствола лесного истукана.
        Из окон первых этажей, в башнях их было по пять, на улицу, сквозь прозрачные белые занавески падал свет. Тролль сразу определил, что он порожден магией.
        Помимо этих окон, на третьем этаже горело еще одно.
        От разведки территории Валя отвлек волк. Он нервно ерзал и поскуливал, неотрывно пялясь в горящее окно третьего этажа.
        - Ты чувствуешь его? - догадался шаман.
        В ответ последовал легкий кивок белой головы, который мог значить только согласие.
        И сразу же зверь захотел бежать на помощь хозяину, но тролль преградил ему путь:
        - Погоди немного! Если его сразу не убили, значит, он им нужен. А идти, не разведав обстановку, я не собираюсь, нужно узнать сколько их там.
        Но волк, кажется, не разделял взглядов тролля, он недовольно рыкнул и мотнул головой в сторону каменных круглых зданий.
        - То, что ты убил того друида, ничего не значит, - зверь склонил голову на бок. - Ты был полной неожиданностью для него, и только. А в противном случае, он бы спокойно размазал тебя, как лепешку...
        Зверь коротко рыкнул, перебив шамана, который тратил кучу времени на пустые разговоры.
        - Дай мне пару минут. Я определю, сколько их там, и сразу же за дело!
        Немного подумав, волк уселся там, где и стоял.
        Приняв удобную позу, тролль закрыл глаза и, высвободив сознание, осторожно потянулся к жилищу перворожденных.
        Сначала он решил проверить здание, в котором, кстати, уже погасили огни. На первом этаже никого не было. Второй тоже был пуст. На третьем, тролль обнаружил пятерых. Сердца эльфов, а это были, несомненно, они, мерно бились - перворожденные смотрели сладкие сны. Четвертый и пятый этажи пустовали.
        Закончив с восточным зданием, шаман осторожно перебрался в соседнее. На первом этаже сразу обнаружилось трое: двое эльфов, ритм биения их сердец был учащен - они были чем-то обеспокоены; третьего тролль никак не мог прочувствовать, словно он был мертв. На втором этаже было чисто. На третьем, как раз там, где горело окно, оказались еще трое. Двое из них были эльфами, и так же, как и те, которые внизу, они были чем-то сильно взволнованы, а вот третье сердце билось еле-еле. Наверное, это и был тролль! Четвертый и пятый этажи были пусты.
        - Значит так, - очнувшись от транса, шепотом проговорил Валь, - я сначала иду в дальнее здание и делаю сон спящих еще крепче, а ты ждешь меня здесь и выходишь из укрытия только тогда, когда я буду на улице, понял?!
        Зверь моментально кивнул.
        - Тогда жди! - с этими словами шаман, бесшумно перебегая от дерева к дереву а, после, пригибаясь к земле, добрался до серой стены увешанной зарослями непонятного растения.
        Набросив на себя заклинание невесомости, тролль с легкостью начал пробираться по стене наверх, стараясь не наделать лишнего шума. Отбросив через несколько секунд легкую занавесь, Валь оказался в спальне, где спали двое. Они оказались довольно красивыми эльфийками. Кровати девушек были расположены друг против друга. В комнате был длинный каменный шкаф и большое, во весь рост, зеркало в изысканном обрамлении.
        Склонившись над спящей девушкой, чья кровать была у окна, тролль проговорил короткую фразу и дунул ей в лицо. Из его рта вылетело несколько, светящихся желтым, крупинок и осело на лицо девушки. Тоже самое он проделал и со второй перворожденной. Пробравшись к узенькой арке, Валь оказался в коридоре, который вывел его ко второй комнате. Шаман отодвинул шелковую занавесь синего цвета и проник в спальню, посреди которой, на круглой кровати, раскинув в стороны белоснежные ручки, спала еще одна эльфийка. Красивые длинные волосы были хаотично разбросаны по подушке. Нагнувшись над красивым молодым лицом, тролль повторил процедуру и быстро вернулся назад.
        Подойдя к окну, он решил еще раз, на всякий случай, прочесать соседнее крыло. Начал он сверху, и сразу же почувствовал учащенное сердцебиение тролля - он мучился от невыносимой боли. Нужно было поспешить.
        Перекинув первую ногу через окно, тролль заметил осторожно крадущегося волка, который уже был у входа внутрь и выругался.
        Пока Валь спустился вниз, причем он делал уже это как-нибудь, лишь бы побыстрее, из окон первого этажа раздавались крики, рычание волка, и грохот чего-то ломающегося.
        Добежав, как только мог быстро, тролль запрыгнул в окно. Внутри у стены стояли двое, старый человек, сжимавший небольшой меч в руке, и вооруженный двумя кинжалами эльф. А еще один эльф лежал на полу с разорванным горлом. Волк с окровавленной мордой угрожающе рычал на врагов и готовился к очередному прыжку.
        Не давая недругам опомниться, шаман запустил в человека цепную молнию, которая тут же перекинулась на эльфа. Старик, с дымящимся телом, мертвый повалился на пол, а вот эльф все еще был жив. Но волк докончил атаку неожиданно появившегося тролля. Порвав шею перворожденного, зверь, не мешкая, бросился вверх по винтовой лестнице.
        Валь еле поспевал за ним. Парочка быстро миновала второй этаж, а уже на второй лестнице, ведущей к комнате, в которой находился хозяин волка, спасители столкнулись с еще двумя эльфами.
        Все четверо от неожиданности застыли на своих местах. Первым пришел в себя волк. Издав громкий рев, он набросился на эльфа, которого Валь видел несущегося с троллем на тигре. Сцепившись, дерущаяся парочка покатилась вниз.
        Шаман остался один на один с магом, глаза которого пылали зеленым огнем:
        - Ты умрешь мучительной смертью, тролль! - злобно проговорил эльф.
        Он был явно сильнее Валя, но благодаря недавно собранной силе погибшего друида, шаман мог спокойно помериться с эльфом силами.
        Первым начал именно маг. С его рук сорвался поток энергии зеленого цвета и ринулся к троллю.
        Шаман ответил тем же, но его луч был красного цвета.
        Слившись воедино, два потока энергии окатили весь дом громким треском, потолки и стены беспощадно трясло.
        Руки обоих горели и пекли до невыносимости. Силы были равными, время от времени один из врагов теснил другого назад, но ненадолго.
        И все-таки Валю удалось вытеснить мага на этаж. Оказавшись в коридорчике, тролль ослабил напор силового потока, а когда эльф подобрался поближе, шаман и вовсе убрал его.
        Луч эльфа, яростно ревя, бросился вперед, но, встретив на своем пути магический щит Валя - отлетел назад, прямиком в перворожденного.
        Коенор был готов к подобной уловке и поэтому без труда поглотил сгусток энергии. На несколько мгновений, враги, не двигаясь, замерли на своих местах.
        И как раз в этот момент, на ступенях показалась довольная и окровавленная морда волка. Это значило, что он вышел победителем дуэли. Разлука с семьей и Ледниками была отомщена.
        Увидев облизывающегося зверя, эльф издал яростный крик, наполненный ненавистью и болью. А в следующий миг в животное полетела магическая стрела.
        Но к удивлению шамана, зверь ловко увернулся от смерти и уже готов был броситься на мага.
        - Нет! Бери тролля и на выход! Я справлюсь! - осадил его Валь.
        Волк не заставил себя просить дважды и быстренько скользнул в комнату, где был хозяин.
        - Вы заплатите! - неистово кричал эльф, с его рук каждую секунду летело новое заклинание, которое тролль не без труда отбивал.
        Когда выхода не было, шаман отбил очередную атаку и выпрыгнул в окно.
        Приземлившись, он увидел уходящего к деревьям волка с бесчувственным троллем на спине.
        Валь поднялся с травы и тотчас активировал кокон. И вовремя, прямо у его лица разлетелась очередная стрела.
        Эльф уже был рядом. Выкрикнув, что-то нечленораздельное он, как и друид, с которым шаман сражался у реки, связал ноги тролля корнями и, не переставая, сыпал заклятиями.
        Силы, собранные на берегу Лунной потихоньку убывали. Валю нужно было срочно что-то предпринимать, но эльф-маг не давал ни малейшего шанса для атаки.
        Вдруг в голове тролля вспыхнула идея! Швырнув кокон в эльфа, он сложил руки вместе и сделал имитацию удара молотом. Невидимый мощный поток, прошелся по круглой стене дома, которая с треском посыпалась на врага.
        Но шаман не остановился на достигнутом. Пока перворожденный отвлекся на летящее в него каменное крошево, тролль нанес еще несколько ударов по дому, превращая его в руины.
        Но эльф был еще жив. Подобравшись поближе, Валь сковал его тело парализующей сетью, а падающие сверху камни довершили дело.
        Через минуту тело перворожденного было задавленно немалой грудой камней его же жилища.
        Тяжело вздохнув, Валь медленно побрел к деревьям, туда, где скрылся волк.
        Встретив тролля, зверь подставил мощную спину, на которой лежал еще один тролль и, с двойной ношей, по указанию шамана двинулся на северо-восток.
        Первым пришел в себя именно Валь. На дворе стоял день. Нескольких часов шаману полностью хватило, чтоб отойти от недавнего сражения. Силы, собранные с друида, конечно же, исчерпались.
        Остановив волка, Валь проверил, нет ли никого рядом. Стащив тролля на землю, он дал зверю задание внимательно следить за окружающей средой.
        - Так, что тут у нас. Дыхание ровное. Сердце стучит спокойно. Тогда попробуем вот так! - положив ладони на зеленую грудь.
        Шаман скороговоркой произнес сложную формулу. Рядом с телом неизвестного тролля из земли появился тотем, от которого к рукам Валя поплыл зеленый луч. Соединившись с ними, энергия тотема растеклась по бесчувственному телу тролля.
        Когда шаман закончил ритуал, бывший пленник открыл глаза:
        - Где я?
        Услышав голос хозяина, волк сразу же очутился рядом и лизнул его.
        - Смерч? - удивленно произнес спасенный тролль.
        - Смерч? - повторил вопрос шаман.
        - Да, его так зовут! А ты кто такой? И где это я?
        - Меня зовут Валь'джен. Я шаман. Волк помог мне, поэтому я помог ему спасти тебя! А находишься ты неподалеку от столицы эльфов - Эльнии!
        - Чего? - глаза зеленокожего моментально увеличились.
        - Тебя-то как звать?
        - Джар'ракал, - растерянно ответил бывший пленник.
        - Постой, а это еще что? - взгляд Валя остановился на животе Джара.


        Глава 22. Круг Друидов


        Путники двигались не особо спешно, но и не медленно. Передвигались колонной: впереди Ралонел, сразу за ним - Умвей, который придерживал бесчувственное тело тролля, потом - Дазл-Эорсил, замыкающим был Маэлун.
        Маленький отряд ехал по отличной, вымощенной серыми камнями извилистой дороге, ведущей на север. Этот тракт эльфы называли Эарелинул, что в переводе с эльфийского значит - Путь Знаний. Тянулся он от города, теперь принадлежащему оркам и называющемуся Оркнаром. Именно оттуда начинали когда-то свой путь молодые друиды эльфы. Конечная точка лесного тракта выводила к Кругу Друидов - месту, где проводили свои сборы мудрецы перворожденных, в совершенстве владеющие знаниями леса, то есть магией перворожденных.
        - Умвей! - позвал слугу тролль-эльф, поравнявшись с ним.
        - Чего тебе? - смотря куда-то в сторону, спросил демон.
        - Сколько нам до Круга Друидов?
        - Ну, - задумался слуга, - если будем двигаться в таком же темпе, то за три-четыре дня управимся.
        - Ясно, - кивнул Дазл-Эорсил, - а что с этими?
        - Скорее всего, Элонаг, как я уже говорил, что-то сумел разузнать, иначе не отправлял бы обоих, - уже более тише произнес Умвей.
        - Тогда может, уберем их по дороге? - так же тихо предложил тролль-эльф.
        - Я уже думал об этом? Идея, конечно, ничего, но ты недооцениваешь своего отца.
        - Не понял, - нагнулся чуть ближе охотник.
        - Уверен, за нами кто-то следит!
        - Что ж тогда делать? - теперь задумался Дазл-Эорсил.
        - Какой у тебя план был по поводу наших охранничков?
        - Хотел, чтоб ночью, Бетайя укусила одного - яд убивает моментально, а второго сами бы убили.
        - Обоих убивать не стоит, иначе Элонаг тут же обо всем узнает и мы уже никуда не доедем. А вот со змеей это интересно. Можно будет попробовать.
        - Хорошо, я все сделаю сам!
        - Как знаешь, - кивнул Умвей и отъехал немного вперед, так как ехавший впереди Ралонел начал изредка коситься назад.
        Четверка всадников провела в пути часть ночи и все утро. Сквозь густые кроны лесных красавцев, внимательно присмотревшись, можно было рассмотреть голубой безоблачный небосклон. Ехать в лесной прохладе было спокойно и приятно. Со всех сторон ноздри тролля-эльфа пытались заворожить своим ароматом разнообразные растения, на которых цвели прекрасные цветки.
        - Как там наш пленный? - вдруг оказался рядом Маэлун.
        - Да пока не дергается, - пожал плечами слуга.
        - Ну-ка, - эльф наклонился к телу Дазла и приподнял одно веко. Зрачок был закачен вверх. Потом, немного подумав, охранник приложил руку к груди. - Ничего не пойму!
        - Что там у вас? - подъехал поближе и Ралонел.
        - Странно как-то, - ответил его друг, - кажется, он умер...
        - Хах, - раздался смешок Умвея, - раз он мертв, тогда зачем спрашивается, Элонаг послал нас к друидам? Как будто нам делать нечего?
        - Во-первых, ты и так сидишь вечно дома и ничего не делаешь! - насупил брови Ралонел, - а во-вторых - если хозяин послал нас - значит, не зря!
        - Конечно, я против решения господина ничего не имею, но вот по поводу моих обязанностей попросил бы не выражаться. Следить за домом - это не по лесу с луком прыгать...
        - Что ты сказал, червь? - эльф схватил демона за ворот рубахи и потянул к себе.
        - Хватит! Иначе я сейчас обоим всыплю! Или вы от отца хотите получить, а? - поспешил вмешать Дазл-Эорсил, пока дело не дошло до драки.
        Охранник хотел огрызнуться молодому эльфу, но увидев легкий кивок напарника, послушался приказу:
        - Извините! Не знаю, что на меня нашло!
        - И пусть каждый займет свою позицию, - продолжал распоряжаться тролль-эльф, - вечером сделаем небольшой привал. Ни к чему загонять зверей, - ответил он на вопросительный взгляд Маэлуна.
        Тот в ответ лишь коротко кивнул и, дав пятками в бока тигра, оторвался немного вперед. Ралонел поспешил последовать примеру друга и не спорить с наследником дома, теперь он был замыкающим.
        - Вовремя! - одобрительно шепнул Умвей и отъехал немного в сторону, чтоб не вызывать у эльфов лишних подозрений.
        Еще некоторое время в отряде витала очень напряженная атмосфера. Часа три путники не разговаривали между собой, предпочитая слушать голоса лесных жителей: редкое рычание хищников, пение птиц, журчание небольших речушек, которые протекали возле дороги.
        Иногда, недалеко от лесного тракта появлялись разноцветные пятна, которые летали над землей и меж кронами деревьев, то рассыпаясь на множество маленьких светлячков, то опять собираясь в один светящийся шар - это были играющие между собой лесные духи.
        Время близилось к полуночи. Лес накрыло черное покрывало ночи. У дороги в метре над землей появились желтые сгустки света - магические фонари, освещающие путь ночным путешественникам. Тролль-эльф заметил интересную особенность - ночные светильники появлялись немного впереди их отряда, а те, что остались позади, сразу же гасли.
        "Как удобно за нами следить!" - подумал охотник.
        - Эорсил! - вывел из раздумий Дазла-Эорсила демон. - Когда уже привал?
        - Думаю, через часик можно будет съехать с дороги и отдохнуть немного, - ответил наследник Дома.
        - Я извиняюсь, - вмешался в разговор ехавший позади Ралонел, - позвольте напомнить Вам, что неподалеку, растут священные Клены, под которыми нам будет спокойнее, учитывая нынешнюю ситуацию.
        - И это какую же? - поднял одну бровь тролль-эльф.
        - Я думаю, наш друг, прав, - совсем неожиданно для Дазла, да и охранников, выступил на стороне эльфа Умвей, - у нас на руках тело пленника и, причем, весьма опасного. Я думаю, он составляет немалую ценность для врага и уверен, что его уже ищут.
        - Решать, конечно, Вам, но я считаю так же! - вставил в разговор и свою лепту Маэлун.
        Дазл-Эорсил пребывал в неком замешательстве.
        "Как бы поступил настоящий Эорсил?" - задавал он себе вопрос, не зная, что выбрать: настоять на своем или согласиться со всеми остальными.
        Подняв глаза, тролль-эльф внимательно посмотрел в лицо каждому из своих спутников. На эльфах словно появились каменные маски, по которым ничего не возможно было определить. Им словно было все равно, как бы не решил молодой хозяин.
        Последнему в глаза охотник посмотрел демону. Заметив нерешимость в голубых глазах, слуга, подмигнув, покосился сначала на одно охранника, потом - на второго.
        - Ладно, так и поступим. - Согласился Дазл-Эорсил.
        Умвей незаметно, только так, чтоб это увидел тролль-эльф, одобрительно кивнул.
        - Сколько до Кленов?
        - Примерно, через полчаса будем на месте, но нам придется свернуть с дороги, - оглянувшись по сторонам, ответил Маэлун.
        - Что будем делать, если тролль придет в себя? - поинтересовался Ралонел, - не думаю, что он сильно обрадуется, осознав, где находится, и кто его окружает. У дороги его тут же скуют духи, если он нападет на нас...
        - А разве не для подобного случая, мой отец и отправил вас троих со мной? Я вижу, следовало ехать одному. - Перебил эльфа Дазл-Эорсил.
        - Здесь, я соглашусь с Эорсилом! Хоть тролль и сильный воин, с нами ему все равно не справиться!
        - Тогда в путь! И так потратили кучу времени на разговоры! - с этими словами Маэлун первым съехал с дороги и направился в непроглядную темноту ночного леса.
        Ралонел хотел было двинуться за другом, но, вспомнив, кем он является, осадил тигра:
        - Я поеду последним!
        Тролль-эльф и демон ничего не отвечая, одновременно двинулись за вторым охранником, который скрылся меж деревьев.
        - Хорошо, что согласился с ними! - получив шанс, прокомментировал решение сообщника Умвей.
        - Что это за место, куда мы едем? - шепотом спросил охотник.
        - Не переживай! Просто со змеей придется повременить эту ночь. Но для нас это ничего страшного - дальше подобных мест не будет!
        - Но чего они так боятся? - все же Дазл-Эорсил не мог понять, зачем такие предосторожности со стороны двух опытных воинов, которые ко всему прочему отлично знают местность.
        - Видимо, твой папаша им что-то наплел! Вот и решили перестраховаться!
        - Ясно.
        - Ладно, давай потом поговорим, а то еще подумает что, - слуга махнул головой назад, где немного позади, бесшумно двигался тигр Ралонела.
        Тролль-эльф, согласившись, кивнул и пустил демона немного вперед себя, на всякий случай, чтоб не упускать свое тело из виду.

        От самого дома Эорсила, за маленьким отрядом, не по дороге, конечно же, неотступно следовала, скрываясь в тени деревьев и кустов, полупрозрачная тень.
        Так как фигура была одета в плащ, по ее очертаниям было сложно определить кто это, мужчина или женщина. Но кто бы это ни был, двигался он мастерски: не одна травинка, ни один листик не зашелестели под ногами тени. Она была словно частью леса, которую везде были рады видеть, а ветки зеленых лесных часовых сами пропускали, куда ей было нужно.
        Весь свой путь прозрачная фигура не забывала следить за четырьмя странниками, которые везли с собой очень ценного пленника. Троллю тень уделяла особое внимание. Как только появлялась возможность, ее взгляд жадно впивался в клыкастое, немного вытянутое лицо.
        Через часа четыре, когда путники уже немного привыкли к лесному однообразию, которое в лесах Луны было только у дорог, незаметная фигура подобралась к ним поближе и следовала в каких-то двадцати шагах от лесной дороги. Стоило случайному путнику зайти немного глубже от тракта, как зеленый лес перворожденных поразил бы его своей живностью, своими экзотическими растениями, а также разными лесными духами, которые за всем смотрят, чтоб не обидел кто дерева или кустика.
        За весь день тень не увидела ничего интересного. А вот уже ближе к вечеру начало кое-что проясняться. Как-то незаметно сын Элонага и слуга оказались рядом друг с другом.
        - А вот это уже интересно! С чего бы это заносчивый молокосос трепался с духом? - сказала себе под нос, скрываясь за стволом лесного часового, фигура, ступив сквозь тень, она оказалась немного впереди отряда. Парочка действительно о чем-то разговаривала и делали они это шепотом. Ехавший впереди Ралонел не замечал ничего, а вот его напарник, увидев неслыханную вещь, тут же что-то заподозрил.
        Внимание тени приковалось к лицу эльфа. Глаза того заблестели синими огоньками и тут же закрылись, а губы начали быстро шевелиться.
        Вдруг вздрогнул второй перворожденный и принялся внимательно что-то слушать. Кивнув дважды и что-то ответив, так же, как и Маэлун только что, но прерывать разговор не стал.
        Разговор демона и наследника дома прекратился так же неожиданно, как и начался.
        Следующий раз внимание к отряду следовало обострить во время очередного разговора, в котором принимали участия все члены группы. Как догадалась тень, обсуждали пленника, так как эльфы довольно часто кивали на бесчувственное тело тролля и о чем-то спорили с заносчивым сыном Элонага.
        Внезапно Умвей рассмеялся в лицо Ралонела и тот схватил его за ворот рубахи. Но Эорсил сразу вмешался и остудил спорщиков. Не ускользнуло от скрывавшейся фигуры и то, как демон одобрительно кивнул эльфу.
        До самой ночи никаких происшествий и разговоров в маленьком отряде, продвигавшемся на север, не наблюдалось. Все, словно забыв друг о друге, погрузились в собственные мысли.
        Заговорили, когда время приблизилось к полуночи и у дороги начали зажигаться магические фонари, прекрасно освещая ночных путников.
        Новый разговор на этот раз опять завязался между слугой-демоном и молодым эльфом, что в очередной раз удивило следящую за отрядом тень - Эорсил вообще редко обращался к Умвею, а если и делал это, то очень нехотя!
        Эльфы тотчас оказались рядом и все принялись дружно о чем-то спорить. В итоге, верх взяли охранники и Маэлун, не собираясь никого ждать, первым съехал с дороги и направился в ту стороны, в которой как раз и скрывалась почти незаметная фигура. Тень затаила дыхание и пропустила ничего не подозревавшего перворожденного мимо себя. Не заставили себя ждать и остальные. Умвей, который придерживал на спине своего тигра тело пленника, находился как раз ближе всех к не шевелящейся фигуре. Получив отличный шанс вновь внимательно осмотреть лицо тролля, у тени в голове тут же всплыло то же воспоминание, что и прошлой ночью в поместье Элонага.
        "И все-таки это ты! За это время ты ни сколько не изменился Дазл, сын Серых Охотников! И своими уловками меня тебе точно не провести!" - наслаждаясь своим превосходством, думала фигура. Она узнала своего давнего знакомого.

        На следующий день после драки с Джин'зиком и магом тролль решил остановиться и отдохнуть немного в густом кустарнике, который как раз вовремя подвернулся под руку.
        Он практически догнал воров, которые нагло ворвались на территорию клана и украли сердце.
        После встречи с дриадой, жительница леса все никак не выходила из головы воина. Ее слова монотонно звенели в ушах Крускора. Единственным спасением от мыслей о дриаде, была цель священного воина, на которую он переключал мозг и бросал зов Сердцу.
        Тролль не сомневался, что предстоит очень тяжелый бой. И этот бой будет намного серьезнее всех предыдущих стычек с Баругом, Джин'зиком и неизвестным магом, которых он, кстати, смог победить не без посторонней помощи. Баругу не дали ускользнять змеелюди, с Джин'зиком первый раз помогли гномы, а второй раз дуэль Крускор и вовсе проиграл, мага же убила дриада.
        Д'арнея все никак не хотела уходить из головы воина. Ее лицо все время стояло у него перед глазами, полное печали и укоризны, словно предупреждая о чем-то. И каждый раз воин, злясь на себя, отгонял этот морок, но избавиться от него окончательно никак не мог.
        Устроившись поудобнее на мягкой почве, укрытой зеленой густой травкой и мхом, которые покрыли собой весь лес перворожденных, тролль прикрыл глаза и задремал, не выпуская копья из рук.
        И стоило ему только окунуться в мир сновидений, как хранительница леса тут же появилась в его сознании:
        - Не надо! Не делай этого! - эхом отзывался ее льющийся голос.
        - Что не надо? Чего не делать? Что ты хочешь от меня? - со злостью кричал Крускор.
        - Ты все равно не успеешь спасти артефакт! И если пойдешь до конца, то погибнешь!
        - Откуда тебе знать? Оставь меня в покое!
        - Я видела твою смерть! Ты ведь сам прекрасно знаешь, что без посторонней помощи, уже давно бы утонул в топях на севере!
        "Это просто сон!" - успокаивал себя воин.
        - А в горах? Если б не Дух Гор, ты бы просто замерз, а если б не гномы, думаешь, Джин'зик так просто дал бы справиться с собой. Это была всего лишь проверка! Недавно ты имел случай убедиться в его мастерстве боя.
        - Откуда тебе известно?
        - Разве это имеет какое-то значение? - развела руками дриада. - Ведь ты знаешь, что я говорю правду!
        - Оставь меня! - бешено заревел тролль и кинулся на Д'арнею.
        Воин проснулся весь в холодном поту и часто дыша. Руки с бешеной силой сжимали древко копья. Отодвинув несколько ветвей странного куста, названия которого, Крускор, конечно же, не знал, он взглянул сквозь зеленые кроны на синий небосклон.
        - Демон побрали бы эти сны! - зло выругался тролль и бросил зов Сердцу, которое, к его облегчению, отдалилось совсем на чуть-чуть.
        Выбравшись из своего временного убежища, Крускор легкой трусцой бросился вдогонку за врагами. На некоторое время ему удалось выбросить из головы лесную жительницу, но теперь голову тролля забивали недобрые мысли:
        "А что если это ловушка? Что если я действительно не успею? Что тогда будет с нашим кланом?"
        Местность практически не изменилась. Деревья мелькали друг за другом, тролль бежал вперед, даже не смотря себе под ноги, полагаясь лишь на инстинкт, в последний момент перепрыгивал через корявые корни лесных часовых или небольшие кустики и ручейки.
        С наступлением ночи, на пути у тролля начали появляться светящиеся разными ярками цветами небольшие существа, которые с испугом отскакивали от несущегося сквозь лесные дебри воина, но из любопытства все-таки следовали за ним, прячась каждый раз за стволами деревьев, когда тролль резко оборачивался назад.
        Он знал, что это всего-навсего безобидные духи леса, так называемые "светляки", но Крускор не хотел, чтоб за ним следил хоть кто-нибудь и поэтому присутствие безобидных существ сильно бесило воина.
        Когда, наконец, любопытные существа начали мерещиться троллю со всех сторон, он остановился и закрыл глаза. "Светляки" в свою очередь тоже остановились.
        Приоткрыв еле-еле один глаз, воин определил нескольких слева от него, выглядывавших из-за дерева, и еще одну группку немного впереди, прячущуюся в траве.
        Крускор уже намеривался сделать прыжок вперед, как властный голос остановил его:
        - Ты не посмеешь напасть ни на одно существо или растение в моем лесу, - этот голос и эта интонация не могла принадлежать никому другому, кроме Д'арнеи.
        Медленно повернувшись, воин увидел в нескольких шагах от себя дриаду. Завидев хозяйку, лесные проказники тут же исчезли, оставив за собой светящийся след.
        - Что ты хочешь от меня?
        - Разве ты не задавал мне этого вопроса раньше? - хитро усмехнулась Д'арнея и подошла поближе к троллю.
        - Я так и думал, что без поганой магии леса тут не обошлось, - нахмурился Крускор.
        - Поосторожней со словами, смертный, Лес не любит, когда его оскорбляют!
        - Не переживай за меня, я, если что, сумею разобраться. А теперь я иду по своим делам, а ты иди по своим.
        - Можешь не переживать - дальше я все равно не пойду, это уже не моя территория, так что больше и докучать тебе не буду. Но ты потом вспомнишь мои слова, воин, но будет уже поздно.
        - Поверь, подобных угроз и предупреждений, я за свою жизнь наслышался по горло, может лучше, удачи мне пожелаешь, - саркастически попросил Крускор.
        - Скоро начнется территория, принадлежащая Кругу Друидов, а они не любят, когда кто-либо без их приглашения врывается в их земли... - не ответив на слова тролля, произнесла дриада, но он перебил ее.
        - Никто не любит, когда к нему в дом заваливаются непрошенные гости, и тем более, когда эти гости берут что-либо без спроса, - вспомнив о ворах, ярость потихоньку принялась захлестывать священного воина. - Именно поэтому мне приходится бежать за этими поганцами через полконтинента. Но это ничего, когда я их настигну, мое копье уничтожит каждого из них.
        - Ты совсем не такой, какого из себя строишь, - улыбнулась в ответ хранительница.
        - И какой же я? - ехидным тоном спросил тролль.
        - Я чувствую доброту в глубинах твоего сердца, но она подавлена магией ваших жрецов. Если хочешь?..
        - Хватит! - рявкнул воин и, отвернувшись, не разбирая дороги, бросился вперед.
        - Удачи! - хмыкнула дриада. - Она-то уж тебе точно понадобится!

        Примерно через полчаса, когда зеленоватое свечение луны упало на лес, эльфы и демон выбрались на небольшую полянку, в центре которой, возвышаясь над остальными деревьями, стояли самые старые деревья Лунного леса - Священные Клены. Их стволы были вдвое толще, чем у дубов, а кроны были украшены странными трезубчатыми листочками фиолетового цвета. Именно такой листок был на гербе императорской семьи, поверх которого были перекрещенные лук со стрелой. Как-то раз, лет десять назад, Дазлу удалось побывать в Редонзе. И там он, разговаривая с одним пилигримом, узнал, что такие деревья, есть еще и в эльфийском лесу севернее Маронурсов и в Спящем лесу на территории Лесдона и Чагулара. Но насчет Спящего леса - это лишь догадки, так как все, кто пытался забраться в лес и познать его тайны засыпали вечным сном еще на подступах к нему. И пока что даже маги острова Меон не смогли докопаться до этой загадки, хотя, кто их знает...
        Луна, блистая яркими зелеными оттенками, изредка пряталась за черными тучками, но потом сразу же выплывала, показывая себя во всей красе. Вся полянка была залита нежным успокаивающим зеленым светом.
        Все, кроме демона, слезли на землю и, взяв своих зверей за поводья, двинулись к рощице. Ни одна травинка не прогнулась и не зашелестела, пока эльфы мягкой поступью подошли к первому, величественному древу. В ноздри ночным путникам сразу же ударил стойкий аромат мяты - деревья приветствовали перворожденных.
        - Думаю, в самую середину лезть незачем, - отодвигая ветвь, поделился своими мыслями Маэлун, шедший во главе отряда.
        - А почему, давай в самый центр, и еще заляжем там на недельку, чтоб никто не смог нас найти... - начал издеваться демон.
        - Умвей, уймись! - сразу же прикрикнул на него Дазл-Эорсил. Еще одной ссоры ему не хотелось и тем более здесь.
        - Все, все, молчу! - поднял руки к небу слуга и умолк.
        Эльф склонил, благодарствуя, голову и двинулся дальше. Следующие несколько минут отряд шел в полном безмолвии, в ночной тишине был слышен только легкий шелест фиолетовых листьев, которые росли на отодвигавшихся ветвях.
        - Все, остановимся здесь, - стал охранник возле одного из деревьев, - если никто не против? - поспешно добавил он, его взгляд был направлен на молодого наследника Дома.
        - Наконец-то, а то я думал, что мы будем еще пол ночи... - зевая, протянул демон, но, увидев суровый взгляд тролля-эльфа, оборвал себя на полуслове и заткнулся.
        - Все нормально, Маэлун, это место нам подходит, - спокойно проговорил молодой эльф и оба охранника, как ему показалось, немного расслабились. По крайней мере, Ралонел стоящий сбоку от Дазла-Эорсила убрал руку из-за спины, где вероятнее всего под плащом был спрятан метательный нож.
        "Нет, с вами, ребятки, срочно нужно что-то делать! И начнем мы, пожалуй, с тебя, Ралонел!" - воин улыбнулся эльфу, который сразу же отвел глаза, и сказал вслух:
        - Отдыхаем недолго! Через три часа выходим, выступаем. Ложитесь все спать, а я покараулю.
        - Но зачем нам часовой? - искренне удивился Маэлун.
        - А ведь не ты ли говорил, что тролль может очнуться и порешить нас всех? - ответил вопросом охотник.
        - Ну, тогда, это могу сделать я или Ралонел, - начал эльф, но был тут же перебит.
        - Нет! Это мой приказ! - повысив голос, сказал молодой эльф, и после краткой заминки добавил, - и он не обсуждается!
        Спустя час тролль, который уже довольно неплохо обустроился в теле перворожденного, лежал на мягкой травке и, считая звездочки на ночном небосводе, думал, что ему делать дальше. Эльфы все-таки нехотя улеглись спать и первых полчаса, Дазл чувствовал это кожей, оба охранника не смыкая глаз, следили за каждым его движением, но, не увидев ничего интересного, эльфы мирно погрузились в сон.
        "Вот так занесло! - не отрывая взгляда от звезд, думал тролль. - Со змеей должно все получиться, а вот что делать с оставшимся эльфом? Вряд ли он успокоится, пока не найдет убийцу своего единственного друга. Наверное, придется и его убить! А что тогда? Что я тогда узнаю? С чем возвращаться к Эмораку? Нет! Нужно идти до конца! И плевать на договор с Умвеем, чуть позже освобожу его!" - мысли роем пчел кружились в голове у охотника, который не знал, как правильно поступить.
        Не успел Дазл задумать о демоне, как он оказался легок на помине:
        - Пс! Пс! Эй!
        Не поняв сначала кто это, первое, что хотел сделать тролль-эльф - это с развороту врезать неизвестному, но слуга словно прочитал его мысли сказал:
        - Тише ты! Это я! Умвей! Не оборачивайся!
        "И как только проворонил паршивца?!" - укорив себя, подумал тролль.
        - Что будем делать с этими? - прошептал демон.
        - Не знаю, я как раз думаю над этим, - еще тише ответил Дазл.
        - Да что тут думать-то? По пути до Круга, по любому придется сделать еще один привал. Эльфы после этого ночлега немного успокоятся...
        - Я пока не могу, - перебил слугу охотник.
        - Что значит, не можешь?
        - Мне необходимо добраться до Круга. Только там я смогу узнать хоть что-то!
        - Мы же договаривались! - с голосе Умвея появились угрожающие нотки.
        - А я и не собираюсь обманывать тебя! Просто хочу сделать это немного позже! Не переживай, я должок отдам.
        - Я соглашусь на это только в том случае, если буду знать на что иду! Ты ведь понимаешь, что друиды могут стереть нас в порошок?
        - Да знаю я, знаю! Но я не думаю, что если мы убьем слуг Элонага, то он не узнает об этом! Разве не видишь, как они ведут себя?
        - Да-а, тут ты прав, - задумавшись, протянул демон, - ну так ради чего я должен рисковать своей драгоценной шкурой?
        - Мне просто нужна кое-какая информация, - глубоко вздохнув, начал тролль.
        - Что за информация? - тотчас поинтересовался Умвей.
        - Да я и сам толком не знаю! У нас на острове происходит что-то странное: звери, словно с ума сошли, жрецы клана взволнованы, а в астрале вообще непонятно, что творится!
        - Насчет астрала поподробней, пожалуйста, я там тьма, сколько лет не был!
        - Да не чего там и рассказывать! Стоило только появиться, как все кто был рядом, как дикие набросились. Мы с Эмораком ели ноги унесли. Думаю, кто такой Эморак, ты знаешь?
        - Ты за кого меня держишь?
        - Ну, так вот, меня после этого и послали на континент, разведать, что и как.
        - То есть ты идешь просто наобум? - удивлению демона не было границ.
        - Получается, что да! - развел руками Дазл.
        - Более идиотского плана я за всю свою долгую жизнь не видел! И они даже не дали тебе никаких наводок?
        - Нет! Но мне кажется я на верном пути!
        - Ты псих! Ладно, я короче пойду, вздремну еще чуток.
        - А разве демоны спят?
        - А ты как думал? - усмехнулся слуга, но как не напрягал слух Дазл, у него так и не получилось услышать, как Умвей вернулся на свое место.

        Крускор выбежал на неширокую дорогу, выложенную серым шершавым камнем. Оглянувшись в одну, потом в другую сторону, тролль понял, что кроме него на дороге никого нет, даже надоедливых лесных прохвостов нигде не было видно.
        Убавив шаг, тролль двинулся в ту сторону дороги, которая уходила на юго-восток. Вдоль тракта раскинулись странные деревья, которых воин раньше никогда не видел. Их ветви были очень тоненькие и гибкие, увешанные мелкой листвой, они словно зелено-желтые занавески свисали над лесной дорогой.
        Небо потихоньку окрашивалось в багрово-красный цвет - это солнце, особенно ярко освещая земли империи, пыталось зацепиться своими лучами за небосвод, но время ночи медленно и упорно наступало.
        Бросив в очередной раз зов артефакту, к своему удивлению, Крускор обнаружил, что Сердце уже несколько часов находится на одном месте. И что самое важное, тролль был от него в двух часах бега. Стоило троллю вспомнить распотрошенное тело Ран'джура, как в голову пошел очередной прилив крови и воин, издав бешеный рев ненависти, бросился сломя голову к своей цели.
        Густые, согнутые к тракту, странные ветви, да и все остальное слилось воедино. Священный воин никогда раньше не развивал подобной скорости. Его легкие просто горели. В мышцы словно вкалывали каждую секунду по несколько тысяч маленьких иголочек, но тролль и не думал останавливаться. Ступни за время бега сильно оцарапались об острую и неровную поверхность серого камня и поэтому каждый шаг оставлял после себя размазанный кровавый след. Вместо глаз на лице Крускора блестели красным огнем два красных рубина, сочетаясь с острыми чертами лица тролля и немалыми клыками, торчащими из-под верхней челюсти - воин выглядел весьма устрашающе и кровожадно.
        Свернул с дороги, когда до цели оставалось совсем немного, а в кромешной лесной темноте, где-то вдалеке, до ушей тролля долетали далекие, немного приглушенные отголоски хищного рычания.
        Как только священный воин прошел парочку шагов, сойдя с дороги, его чутье уловило слабый щелчок. Тролль остановился и замер на месте, но лес в ответ лишь спокойно молчал. На лбу у воина выступили маленькие капельки пота, по центру начала пульсировать толстая вена, его нервы напряглись до предела, а руки до боли сжали древко копья.
        Так, не двигаясь и лишь озираясь по сторонам, пытаясь что-то услышать, Крускор простоял около пяти минут. Немного расслабившись, он сделал три шага назад, а потом опять двинулся вперед, и снова на том же месте, раздался резкий и короткий щелчок, как будто тролль переступил какую-то границу.
        "Друиды не потерпят, чтобы кто-то без их ведома, рыскал по их землях!" - сами по себе всплыли в памяти недавние слова дриады.
        - Что ж, выходит я недалеко от Круга Друидов! - сказал сам себе воин. - Посмотрим, что вы из себя представляете, лесные чудотворцы! - усмехнулся тролль.
        За этот короткий промежуток времени ярости у Крускора немного поубавилось. Взгляд прояснился, глаза приняли свой привычный, желтый цвет.
        Щелчок, услышанный воином, был всего лишь небольшим предупреждением, служившим для тех, кто случайно забрел бы туда, куда не следует, так как маги леса считали себя выше простых перворожденных. Крускор понимал, что переступил невидимую границу и теперь простенькое заклинание дало знать о непрошеном госте, поэтому он решил двигаться осторожно и не спеша, тем более что Сердце по-прежнему никуда не двигалось.
        Странные деревья, которые росли у дороги, закончились. На смену им пришли вековечные мудрые дубы, с толстыми стволами и пышными кронами, смотря на которые начинала кружиться голова.
        Взяв копье на изготовку, воин медленно ступал по опавшей листве, чтоб не, дай духи, создать хоть один лишний звук. На каждый посторонний шорох, создаваемый маленькими животными или порхавшими туда-сюда птичками, воин резко оборачивался и выставлял перед собой оружие, готовый в любой миг встретить вероятного врага.
        "Жаль, черепушки потерял! Как бы они сейчас пригодились!" - укоряя себя, с сожалением подумал Крускор.
        Преодолев совсем небольшое расстояние, тролль оказался в практически непролазных зарослях и именно за ними находился артефакт!
        Наплевав на осторожность, Крускор, беспощадно прорубливая себе путь вперед, принялся пробираться сквозь сплетенные между собой ветви кустов. Воин пролез почти насквозь последнюю преграду. Он лег наземь и, отодвинув мешающую ветку, увидел интереснейшую картину.
        Посреди небольшой поляны, был выложен идеальной формы каменный круг, на целый метр возвышавшийся над густой травой. По краю возвышенности были установлены прямоугольные толстые камни белого и черного цвета, через один.
        Вокруг жертвенного алтаря, как подумал Крускор, на котором лежало голое, не двигающееся тело, но кому оно принадлежало, тролль определить пока не мог, собрались восемь эльфов: пятеро в коричневых тогах, двое в зеленых одеждах и один в роскошных золотистых доспехах, на которых был выгравирован фамильный герб; очень бледный человек, хотя нежитью его не назовешь; и еще трое - да, это были именно они! Фигуру Джин'зика, Крускор узнал сразу же. Рядом с ним стояли еще двое, одетые в такие же черные одеяния. Их лица не возможно было разглядеть из-за накинутых капюшонов. Оба были примерно одного роста и одинакового сложения, по крайней мере, на первый взгляд.
        У того, что стоял по центру, спрятанное в складках грязной одежды, мерно билось Сердце! Почувствовав его биение так близко, священный воин чуть было не кинулся к вору, но все-таки он смог обуздать свои чувства.
        Собравшиеся в каменном кругу о чем-то говорили, но как ни прислушивался воин, услышать ничего так и не удалось.
        "Завесу значит выставили? Вопрос только в том от кого? Не от меня ли?" - хищно улыбнулся тролль и медленно пополз вперед.
        Оказавшись у самого серого возвышения, священный воин все равно ничего не услышал. Подняв немного голову, он взглянул в центр круга и чуть не вскрикнул от удивления: на сером круглом камне лежал тролль!
        "Ну, уж нет! Вы зашли слишком далеко!" - с этой мыслью Крускор вскочил на ноги и в следующий миг оказался меж двух друидов.

        Дазл-Эорсил через час разбудил своих спутников, и четверка тут же выступила в путь. Выбравшись на дорогу, Маэлун оповестил всех, что к вечеру они будут на месте.
        Было раннее утро. Тигры путников почти полностью скрывались под густой пеленой тумана. Погодка была не очень, с каждой секундой пальцы на ногах и руках замерзали все сильнее.
        - Ну и холодина! - поежившись, закутался сильнее в плащ Умвей.
        - Хорош прикидываться, демон, ты ведь ничего не чувствуешь! - тут же поддел слугу Ралонел.
        За вчерашний день Дазл успел уже понять, что парочка не очень любит друг друга.
        Обернувшись назад, Умвей хотел что-то ответить, но тролль-эльф опередил его:
        - Опять начинаете?! - он посмотрел в глаза демону, потом эльфу.
        Оба благоразумно промолчали и всю дорогу до следующего привала, на который путники остановились после обеда, они провели в полном молчании.
        Остановились прямо возле дороги, на этот раз эльфы ни требовали никаких условий или идти еще куда-то. После этой ночи охранники стали заметно спокойнее. Их сердца бились ровно, а нервы были полностью расслаблены. Дазлу все-таки удалось немного усыпить их бдительность.
        Как и в прошлый раз, наследник Дома сам вызвался покараулить и пообещал Маэлуну, что через час разбудит его и передаст обязанности часового ему.
        Убедившись, что все спят, тролль мысленно попытался дотянуться до Бетайи, которая все это время неотступно следовала за отрядом. Змея тут же откликнулась и через пару минут спряталась под плащом у хозяина. Запустив руку в одежду, тролль-эльф принялся нежно гладить свою любимицу, чье тело было покрыто вязью успевших немного затянуться ран - последствия ритуала Элонага.
        Спустя ровно час послышалась какая-то возня. Обернувшись, Дазл-Эорсил увидел проснувшегося Маэлуна, который тут же показал рукой, чтоб тот шел немного поспать.
        "Какой ты точный!" - подумал Дазл, переживая за то, чтоб эльф не увидел змеи, но его лицо ничего не выдавало, поэтому молодой эльф улегся спать возле своего ездового тигра, на всякий случай, предупредив Бетайю быть настороже.
        И с такой же точностью охотник, опять ровно через час, снова увидел лицо охранника, который, склонившись над ним, тряс его за плечо.
        - Встаю, встаю! - отмахнулся тролль-эльф и его тотчас оставили в покое.
        Дазл-Эорсил сел и протер глаза. Весь отряд уже давно был в сборе, так что ждали только его.
        - Сколько я спал? - поднимаясь на ноги, спросил он.
        - Да чуть больше, чем мы! Маэлун тебя будил около десяти минут, - ответил ему демон.
        Потянувшись, тролль-эльф с легкостью запрыгнул в седло. Все-таки отдых был не лишним, Дазл чувствовал себя превосходно. Его голова была ясная, а мышцы полны сил и энергии.
        - Ну что ж, выдвигаемся! Сколько там еще осталось? - скомандовал Дазл-Эорсил.
        - Немного еще, через часок-другой будем на месте, - пообещал Маэлен и направил своего тигра к дороге.
        Ралонел тут же последовал за ним, чем весьма сильно удивил Дазла и Умвея.
        - Это отличный знак, - улыбнувшись, шепотом прокомментировал действия охранников слуга и поспешил за ними.
        Как и пообещал ранее эльф, спустя полтора часа отряд прибыл на место.
        Тролль-эльф пытался не выказывать своего удивления, но он во все глаза рассматривал каменное круглое возвышение, по краю которого были установлены прямоугольные, выше его роста, серые камни, не желая не упустить ни единой детали древнего места, в котором охотник был впервые.
        В центре круга, вокруг еще одного идеально круглого камня, на коленях сидели пятеро друидов. Точнее один друид и четыре его ученика - остальные отправились тушить лесной пожар! Еще три непонятных личности в черных одеждах стояли немного в стороне. Эта тройка сразу же не понравилась троллю.
        Спрыгнув с тигров, четверка не спешно двинулась к небольшим ступеням. Дазл взялся сам нести свое тело. Как только гости оказались на каменном полу Круга, эльф, чью голову украшали огромные рога и зеленые волосы, поднялся с колен и пристально посмотрел в глаза троллю-эльфу. Дазлу было тяжело выдержать этот взгляд, но все же он справился.
        - Приветствую тебя, Эорсил, наследник Дома Ночи, сын Элонага! - наконец изрек друид. После его слов ученики, с такими же волосами, но с очень маленькими рожками, которые только-только начали расти, встали возле своего наставника.
        Нужно было сказать в ответ что-то подобное, но ведь охотник не знал имени этого эльфа. Тогда он вспомнил, что настоящий Эорсил вел себя очень вызывающе и решил поступить так же:
        - Некогда тратить время на разговоры! Отец послал нас... - тролль-эльф замолчал на полуслове, так как друид, схватившись за живот, принялся заливисто смеяться.
        - А ты ничуть не изменился, мой мальчик, прям такой же, как в детстве. Знаю, зачем вас послал Элонаг! Я так понимаю, ты спешишь еще куда-то?
        "Вот те на, так ты обо всем уже предупрежден! Что ж придется избавиться и от вас тоже, ребятки! Вот только как?" - мысли панически бегали в голове тролля, но в слух он сказал:
        - На юге идут жесточайшие бои. Я думаю, отец рассказал вам, какой опасный пленник оказался в наших руках?
        - Ну, не такой уж и опасный этот тролль, раз ты смог пленить его. Так ведь?
        - Не могу не согласиться с Вами! - склонил голову тролль-эльф.
        - А ты что здесь делаешь, Умвей?
        - Послали на всякий случай, Эолас, папенька сильно переживает за своего маленького сынульку! - с усмешкой проговорил демон - друид знал об их антипатии с наследником Дома.
        "Вот сволочь! - зло подумал охотник! - Мог бы, и сказать имя эльфа!" - и наградил слугу испепеляющим взглядом, что было вполне привычным для всех, и Эолас решил сразу же перейти к делу.
        - Ложи тело тролля на камень, - указал он Дазлу-Эорсилу. Его ученики тут же заняли свои места, словно были ко всему подготовлены заранее. Это сильно не понравилось и обеспокоило тролля-эльфа.
        - А это, - эльф указал на тройку в черных одеждах и с закрытыми лицами капюшонами, - мои гости из Некрополиса! Они любезно согласились помочь нам в ритуале. И вы тоже становитесь между моих учеников, ваша энергия лишней не будет, - приказал друид, когда тело охотника было уложено на холодный, идеально гладкий камень. Все принялись поспешно выполнять команды друида.
        - Значит так, - молвил он, когда эльфы, ученики, демон и нежить стояли на своих местах, - я сейчас просмотрю его память! Будет немного больно, но советую никому не выходить из круга, иначе...
        - Это еще кто? - вдруг сказал Умвей, показывая рукой на Эоласа.
        Взоры остальных тут же направились за спину друида, и он тоже поспешил обернуться.
        В шаге от Эоласа стоял немалого роста синекожый тролль. Ирокез красных волос делал его еще выше. Толстые клыки и красные глаза придавали ему весьма внушительный вид. В руках у воина было очень интересное копье. Он был одет в легкие штаны, ботинки и местами разорванную рубаху, из-под ворота которой выглядывал толстый шрам через всю шею, который очень красноречиво говорил, кто такой есть этот тролль.
        - Что привело тебя сюда, священный воин? - мирно улыбнулся друид, но зеленые глаза оставались холодными.
        - Это не твое дело, старец! - грубо ответил воин и, сделав шаг, вперед обратился к одному из адептов нежити. - А тебя, наглый вор, я вызываю на бой! - острие копья смотрело в грудь, тому, кто стоял по центру.
        - Почему сей уважаемый тролль, назвал тебя вором, Джолам? - сразу же спросил друид.
        При этом имени Дазл-Эорсил невольно вздрогнул - он не раз слышал его!
        - Я не знаю о чем он, Эолас! - спокойно развел руками мертвец.
        - Хорош придуриваться, тварь! - Крускор начинал выходить из себя. - Либо ты принимаешь вызов и мы честно решим все, либо я изрублю здесь всех до единого, если мне понадобится.
        - Мой меч слишком хорош, чтоб пачкать себя твоей мерзкой кровью, смертный, но думаю мой ученик с радостью покончит с тобой.
        В ту же секунду стоящий рядом в черных одеждах поднятый, к сожалению тролля, это был не Джин'зик, достал из складок своих одеяний две чинкуэды и сделал шаг вперед.
        Эолас и его подмастерья поспешили отойти в стороны, чтоб не мешать дуэлянтам.
        Тролль без слов сразу же бросился в атаку, метя в голову врага. Мертвец ловко отбил выпад противника одним мечом, а вторым попытался достать его живот, но Крускор в последний момент отпрыгнул назад. И сразу же в атаку! В этот раз священный воин был еще быстрее и у мертвеца не оставалось времени даже подумать о нападении. Крускор теснил недруга к одному из камней, его копье превратилось в маленький вихрь, который безостановочно кружился вокруг поднятого. Но пока что тот успешно отбивался от всех ударов и уловок тролля.
        Дазл видел, как руки Джолама и второго мертвяка скрылись под одеждой, а через секунду наружу были вытащены мечи. Руки Эоласа горели зеленым огнем. Они понимали, что тролль сильнее воина нежити и были готовы в любой момент убить священного воина.
        А тем временем, один из мечей поднятого, перерубленный на две части, упал на пол Круга Друидов. В следующей атаке Крускор отсек руку противника и тому пришлось попросту отпрыгнуть в сторону, чтобы разорвать дистанцию.
        - Дерись, ничтожество! - яростно прошипел священный воин.
        Джолам собирался уже кинуться на помощь!
        "Бетайя! Друид твой!" - приказал Дазл змее.

        Неожиданно рядом стали происходить странные вещи. Боковым зрением Крускор увидел, как над лежачим телом тролля пролетела змея. Эльф в золотистых доспехах выкрикнул: "Умвей, бей!".
        А сам всадил нож в горло ближайшего эльфа в зеленой одежде. Тело Ралонела глухо ударилось о камень. Следующим движением Дазл метнул кинжал в одного из учеников друида и сшиб его на траву.
        Бетайя впилась в шею Эоласа. Как он не пытался оторвать ее от себя, у него ничего не получалось.
        Тем временем Умвей так же успешно прикончил Маэлуна и одного из эльфов-учеников.
        - Мои мертвяки! - выкрикнул демон и стал на пути у кинувшихся было к Крускору поднятых.
        Ничего не ответив, Дазл прыгнул к оставшимся эльфам и одним заклинанием поджарил их мозги. Оба подмастерья упали на камень с разорванными головами.
        - Нет! Он нам не по силам! - остановил Джин'зика Джолам! - Слай, уходим!
        Дерущийся с троллем мертвяк, в невороятном кульбите оказался возле своих, а следующий миг тройка нежити пропала в серой дымке.
        В живых остались только Дазл, Умвей и Крускор. А вот Эолас все никак не хотел умирать, но и змея тоже не сдавалась.
        Ничего никому не говоря, священный воин подошел к лежащему на полу друиду и всадил копье ему в грудь. Тело эльфа тут же обмякло. Почувствовав смерть своей жертвы, пресмыкающееся поспешило к хозяину.
        - Впервые вижу эльфа-предателя! - повернулся к Дазлу-Эорсилу тролль, взяв на изготовку оружие.
        - Сейчас, погоди чуток! - улыбнулся эльф и подошел к телу тролля.
        Поставив руку на холодное плечо, тролль-эльф заговорил заклинание. Душа Дазла плавно перетекла в свое истинное тело, а тело Эорсила безжизненное упало на серые камни.
        Открыв желтые глаза, охотник медленно поднялся на ноги. При каждом движении суставы беспощадно хрустели и стонали.
        - Наконец-то, а то я думал, что уже никогда не покину это долбаное тело.
        - Я тоже частенько так о себе думаю, - усмехнулся Умвей.
        - Погоди, сейчас не до шуток! - перебил демона Дазл. - Я так понимаю, что ты священный воин?
        - Именно! - подтвердил Крускор.
        - И раз ты назвал того поднятого вором, значит... Только не говори, что Сердце у них! - вдруг догадался тролль. - Идиот! Как же я не почувствовал его! - выкрикнул он после и медленного кивка священного воина.
        - Я так понимаю, что ты снова попросишь меня помочь? - упер руки в бока демон.
        - Было бы неплохо...
        - Нет! С меня хватит! Я и так сделал больше, чем мы договаривались!..
        - Ладно, ладно! И на этом спасибо, - перебил раскричавшегося Умвея Дазл. - Бетайя, выбей его из тела! - сказал он змее.
        Змея подняла маленькую голову. Рубиновые глаза уставились на бледного человека, а в следующий миг, рептилия бросилась на него. Точнее не сама змея, а ее полупрозрачный дух.
        Тело Умвея разлетелось на мелкие кусочки, после чего Бетайя поспешно вернулась в свое тело. Над Кругом Друидов появилось белое облако. Собравшись в сгусток, оно сделало круг вокруг охотника и исчезло.
        - Ты можешь определить где они сейчас? - устало спросил Дазл у воина.
        Поняв, о ком он спросил, Крускор бросил зов артефакту:
        - Они на юго-западе. В принципе недалеко!
        - Тогда в путь! Жаль, тигров придется оставить!


        Глава 23. Перекресток


        - Ты уверен, что это сработает? - кусая губы, проговорил Джар.
        - Это заклинание советовал учитель! А он слов на ветер не бросает! - цыкнул на тролля Валь. - И Смерча успокой, а то из-за него нас точно найдут!
        Из всех троих волк паниковал больше всех. Он метался из стороны в сторону и все ни как не мог найти себе места.
        Эльфы в зеленых плащах были повсюду. Опытные следопыты узнав, что произошло с Домом Совы, конечно же, повесили все на затерявшегося в их лесах шамана и принялись с еще большим ожесточением искать тролля.
        После недавнего боя Джару и Валю за два дня почти удалось добраться до столицы. Когда воин в очередной раз вылез на дерево, чтобы разузнать обстановку впереди, день уже близился к вечеру. А в нескольких часах езды на крутом склоне раскинулась цветущая своими садами и парками Эльния.
        - До города совсем немного! - спустившись вниз, оповестил шамана Джар.
        - Отлично, тогда можно сбавить темп!
        - Но зачем? - удивился зеленокожий воин.
        - Нас ищет непонятно сколько эльфов. Считают нас опасными преступниками, - начал Валь.
        - Отчасти так оно и есть! - вставил свою лепту Джар.
        - И ты хочешь посреди белого дня ворваться в сердце империи перворожденных и спросить у первого же прохожего, не знает ли он, где можно найти Осколки Луны? - продолжил Валь.
        - В этот что-то есть! - согласился воин.
        - Поэтому нужно дождаться ночи, когда порядочные горожане-эльфы лягут в свои теплые и мягкие постельки. - Закончил тролль.
        - Смерч, да успокойся ты! - повернулся к волку воин. - Ляг возле меня! - зверь издал какой-то жалкий, то ли всхлип, то ли стон, но все-таки послушался хозяина.
        Валь тем времени опять нагнулся над наполовину законченным рисунком и медленно принялся выводить очередную линию - тотем полога невидимости требовал крайне аккуратного и точного рисунка, тоже касалось и выговора самого заклинания.
        - Тебе там еще долго? - озираясь по сторонам, спросил Джар, когда наконец удалось кое-как утихомирить белого волка.
        Резко поднятая вверх рука означала, чтоб ему не мешали, поэтому воин решил заткнуться и смотреть по сторонам.
        Спустя десять минут Смерч уловил какой-то запах и начал тихонечко рычать. Заметив это, Джар начал внимательно прислушиваться - издали действительно послышались какие-то еле слышные шорохи.
        - Валь, забери тебя духи, давай быстрее, у нас гости! - разминая руки, проговорил зеленокожий воин.
        Но в этом не было никакой необходимости, так как шаман закончил последний штрих:
        - Все! Осталось только заклинание! Не волнуйся! Это всего лишь одна коротенькая фраза! - ответил на выразительный взгляд воина Валь.
        - Да делай уже! - клацая костяшками пальцев, нервно сказал Джар - в очередной раз попасть в плен к остроухим в его планы ни как не входило. Он уже начинал жалеть, что решил помочь шаману. Смерч, озираясь по сторонам, не переставал тихо рычать сквозь острые зубы.
        Заговорив скороговоркой непонятную для спутника длинную фразу, тролль закончил только тогда, когда в метрах двадцати из-за ствола дерева появилась первая зеленая фигура. В глазах у троллей и волка все начало рябить. Повернувшись к шаману, Джар увидел невысокий слегка размазанный тотем, от которого во все стороны исходила желтая дымка.
        - Теперь заткнитесь оба и не двигайтесь! - сквозь зубы проговорил Валь и принял позу поудобнее. Что-то ему подсказывало, что ждать придется немало времени, так как эльфы прочесывали все очень и очень внимательно.
        - А что если попрут прямо на меня или на Смерча? - все никак не мог успокоиться воин.
        - Просто не рыпайтесь и вас обойдут или пройдут сквозь вас!
        - Чего? - Джар хотел сказать еще что-то, но вовремя закрыл рот, так слева от него появились два следопыта.
        И волк, и оба тролля затаили дыхание. Эльфы шли молча. Их шагов практически не было слышно, только если очень сильно прислушаться. Как назло, двое перворожденных в длинных зеленых плащах остановились прямо возле Джара.
        Один повернулся в сторону и махнул еще кому-то. В той стороне, где воин увидел первого преследователя, показались еще пять фигур и скорым шагом направились к ним.
        Валь повернул голову и вдалеке увидел еще троих перворожденных. Они осматривали каждый кустик и каждое деревце. Каждый шаг делали осторожно и обдуманно. Один из следопытов повернулся в сторону прячущихся и показал руками какие-то знаки эльфу, который стоял прямо возле воина. Смерч с ненавистью смотрел на перворожденных, готовый в любую секунду порвать горло ближайшему из них.
        Эльф ответил своему собрату и, позвав остальных, пошел на Валь'джена. Поняв, что сейчас произойдет, все внутренности в животе у шамана перевернулись по несколько раз. Он знал, как работает заклинание, но впервые готовился испытать одно из его свойств на себе. Пока мысли беспорядочно крутились в голове у тролля, эльф прибавил шагу.
        Джар хотел было броситься на перворожденных, но Валь пресек этот порыв резким коротким движением руки и приготовился. Зеленый плащ эльфа коснулся лица шамана, а в следующий миг следопыт, прошел сквозь Валь'джена.
        К облегчению тролля, он абсолютно ничего не почувствовал, разве что легкие иголки прошлись по телу.
        Джар смотрел на невиданное чудо во все глаза. Он поверить не мог, что такое вообще возможно.
        Шаман снял полог спустя час, после того как еще две группы перворожденных появились у них на виду. Но на этот раз троллям повезло. Эльфы находились всего в нескольких метрах от них и, ничего не заподозрив, отправились дальше.
        - Думаешь, это были последние? - тихо, оглядываясь, спросил Джар.
        - Не знаю, - растерянно пожал плечами Валь и тоже оглянулся.
        - Да их уже около получаса никого нету! Снимай, давай, а то все силы на поддержку тотема израсходуешь. Что мы потом с тобой делать будем?
        - Хорошо, только будь начеку, - попросил шаман и расслабился. Тотем развеялся такой же дымкой, который только что валил вовсю из него. Валю показалось, что из него выкачали все силы. Тролль обессилено повалился на траву.
        - Эй, ты как? - тотчас кинулся к нему воин.
        - Так всегда! Это нормально! Сейчас! Немного отдохну, и двинемся дальше! - из носа и ушей тролля тянулись тоненькие алые струйки крови.
        - Нам нельзя оставаться на одном месте, мало ли что может слу... - но Джар не договорил, так как глаза шамана закатились наверх и он уже ничего не слышал.
        - Смерч, потащишь Валя, а я пока на своих двух пробегусь. - Поднимая с земли шамана, сказал зверю воин.
        Волк тут же оказался рядом и с готовностью подставил свою мощную спину. Джар осторожно закинул одну ногу Валя через спину Смерча и усадил словно всадника, но нагнул головой к пышной гриве животного. Руки тролля, словно две плети висели по бокам.
        До Эльнии осталось всего ничего. На леса перворожденных опустилась глубокая черная ночь. Если б не врожденное умение троллей видеть даже в кромешной темноте, вряд ли бы воин и волк прошли бы хоть сотню шагов. Смерч, кстати, тоже не жаловался на мрак и поэтому шел особенно внимательно, чтоб не зацепиться за какой либо корень и не скинуть с себя отрубившегося шамана.
        Валь пришел в себя, когда Джар подвел их буквально под сам город. Остановившись в небольшом овражке, который со всех сторон был закрыт цветущими растениями, воин терпеливо принялся ждать, когда очнется шаман.
        Тролль очнулся через час, когда на дворе стояли такая темень, что фонари, выставленные по кругу города, освещали все только на метр от себя, а все кто спал, пребывали в стадии самого глубокого сна. Открыв на половину желтые глаза Валь, издал протяжный стон. Каждое движение давало о себе знать. Каждую клеточку тела тролля пронизывала ноющая боль, будто недавно над ним поработал профессиональный палач.
        - Где мы? Сколько времени я был в отключке?
        От неожиданного возгласа Валь'джена Джар и Смерч в прямом смысле подпрыгнули там, где сидели:
        - Ты наши нервы на прочность проверяешь? - раздраженно спросил воин.
        - Где мы? Сколько я спал? - не обратил никакого внимания на тон тролля шаман.
        - Прошло чуть больше часа, - после небольшой заминки ответил Джар, - и, кстати, мы уже у самой столицы! И как видишь, в целости и сохранности, - слегка выпятив грудь вперед, добавил он.
        Валь подошел к краю убежища и раздвинул зеленые ветви, увешанные белыми цветками, от которых исходил довольно таки приятный аромат. Его взору открылись двух и трехэтажные каменные дома, по стенам которых раскинули свои лабиринты самые разнообразные растения. Узенькие улочки тонули в свете ночных фонарей, уходя вглубь эльфийской столицы. Никаких стен вокруг города и в помине не было, так как это было незачем. Мало кто без ведома перворожденных мог забраться так глубоко в их родные леса. Тролли могли считать себя настоящими счастливчиками.
        - Ну, и что дальше? У тебя есть какой-то план? - присел рядом Джар.
        - Да нет, но я знаю одно! Если этот артефакт может решить проблему с неупокоенными в Чумных землях, значит, от него будут исходить мощные эманации силы и я их непременно почувствую.
        - О Духи, и за что Вы послали мне его! - поднял глаза к непроглядному небосклону воин.
        - Не ной! Я тебя не заставлял идти за собой! - Валь отошел от края оврага.
        - За мной должок! А я привык отдавать долги! Что ты делаешь?
        Пальцы шамана быстро бегали перед его лицом, словно он играл на невидимом инструменте. Его ладони светились бледно-белым сиянием.
        - Не мешай, пожалуйста!
        Джар сделал глубокий вздох, но промолчал.
        Наконец, когда между троллями на уровне их животом парили две небольшие сферы, Валь снизошел до объяснений:
        - Это сферы Воздуха! Как только дотронешься, твое тело станет полностью прозрачным...
        - Опять невидимость? - перебил шамана воин.
        - Нет! Я сказал, что ты будешь прозрачным, а не невидимым!
        Джар явно расстроился, услышав это.
        - Волку придется остаться здесь, - лицо воина стало еще мрачнее, но шаман, тем не менее, продолжил. - Это на крайний случай! Я думаю, ты, если что, сможешь связаться с ним мысленно и он придет на помощь?
        Джар посмотрел на Смерча, а потом медленно кивнул.
        - Вот и здорово! Ах да, еще одно - двигаться ты сможешь теперь намного быстрее любого из смертных или бессмертных.
        - Хоть что-то радует! - невесело улыбнулся, глядя в землю, тролль.
        - Ты можешь не перебивать? - привычка воина везде вставлять свое мнение иногда начинала выводить шамана из себя.
        - Извини! Я весь во внимании!
        - План таков: я иду впереди, ты на шагов двадцать позади меня. Если я останавливаюсь - ты делаешь тоже самое. Если нас заметят - бежим друг к другу и беремся за руки. А если нам не дают уйти - отбиваемся от случайных свидетелей и даем деру! Вопросы есть?
        - Зачем браться за руки?
        - Видишь вот эти деревяхи, у меня под кожей? - Валь немного отодвинул ворот рубахи, показывая Джару, небольшую деревяшку у себя под кожей.
        - Ага, - тролль внимательно осматривал каждый из миниатюрных тотемов.
        - В одной из них заточено сердце воздушного элементаля, - Джару это ничего не говорило, - это значит, что я могу телепортироваться на небольшое расстояние, а тот, кто будет держаться за меня, сделает это вместе со мной.
        - Еще что-то? - и, не дожидаясь нового вопроса, тролль прикоснулся к одному из шариков. По телу прошелся легкий ветерок, а в следующий миг все тело шамана поглотил небольшой смерч. Спустя минуту ветер исчез, оставив после себя практически невидимого Валя.
        - Ну, я пошел, давай догоняй! - с этими словами тролль поплыл над густой травой сквозь ветви кустарника.

        Поняв, что в Кленовой роще ничего интересного не будет, Тень ненадолго оставила отряд из трех эльфов, демона и бесчувственного тролля. Слившись с ночью, она решила отправиться прямиком к Кругу друидов, чтоб найти там хорошее место для слежки. Элонаг, конечно же, не одобрил бы такого поступка, тем более что он приказал следить неотступно, а эльф не любил непослушания, но фигура считала, что назойливый старик ничего не смыслит в ее ремесле и поэтому тень каждый раз делала все по-своему.
        И в этот раз все произошло так, как она и ожидала. Выбрав удобную позицию, фигура слилась с деревом, так что самый зоркий глаз не смог бы ее обнаружить. Разве что с помощью магии, но вряд ли кто-то из оставшихся друидов, вернее Эоласа и его четверых учеников додумается, что за ними может кто-нибудь следить.
        Не успела фигура толком обустроиться в своем убежище, точнее на нем, как между деревьев, недалеко от Круга, появились трое в черных одеждах. Друид, увидев их, приветливо помахал рукой и отвернулся. От троицы неожиданных гостей на километр веяло смертью.
        "Ну, точно, нежить!" - тут же догадалась тень. - "Вот только, что вы здесь забыли-то, ребятки?" - терялась в догадках невидимая фигура.
        Но решив немного подождать, она поудобнее устроилась на толстом суку и всем телом прижалась к нему.
        Спустя еще некоторое время, появился и отряд Эорсила. Посчитав членов отряда, из уст фигуры слетел легкий вздох облегчения.
        "Что ж, а вот теперь самое интересное!" - предвкушая увидеть реакцию собратьев на воинов нежити, думала тень.
        К ее разочарованию, все произошло спокойно, будто все были готовы к чему-то подобному. Друид спокойно встретил отряд, Элонаг разумеется каким-то, только ему известным образом, успел предупредить Эоласа. Наследник Дома положил тело пленника на камень в центре круга, а все остальные заняли свои места вокруг.
        Но сегодняшняя ночь была обречена на разные интересные события. Не успел маг договорить, как у него за спиной появился с копьем в руках тролль.
        Фигура от удивления подалась немного вперед и чуть не свалилась с ветки. Чертыхнувшись, она поспешно слезла на землю и решила подобраться поближе, чтоб ничего не пропустить.
        Тролль указал копьем на одного из поднятых и что-то произнес. Его глаза горели красным, неукротимым огнем. Друид попытался вмешаться в разговор, но обеим сторонам было на него наплевать.
        "О чем же вы там треплетесь?" - с сожалением пыталась догадаться фигура, но ответ не заставил себя долго ждать.
        Один из мертвецов обнажил клинки и подошел к новоприбывшему. Остальные подались в стороны, чтоб дать бойцам немного пространства для поединка.
        И чем дальше заходили события, тем интереснее они становились. Тролль явно был сильнее своего противника и вот доказательством послужил расколотый клинок поднятого. Тень чувствовала как напряглись другие мертвецы, она видела как их руки пропали в складках одежды и они готовились прыгнуть вперед и помочь своему. Эолас тоже, кстати, готов был в любую секунду обезвредить тролля одним из заклинаний.
        Но события развернулись совершенно не так, как представляла себе это незаметная фигура. Из-под плаща Эорсила вдруг показалась змея и, прыгнув к друиду, вцепилась ему в горло. Сам же сын Элонага с криком всадил нож в шею Ралонела, а потом метнул в одного из подмастерьев Эоласа. Умвей проделал то же самое и наземь упали тело Маэлуна и еще одного ученика. Демон, что-то выкрикнул и метнулся наперерез поднятым, а Эорсил, точнее Дазл, в этом тень больше ни на секунду не сомневалась, прыгнул к оставшимся эльфам и спалил мозги обоих весьма сильным заклятием.
        Один из мертвяков крикнул что-то и тот, который сражался с троллем, отпрыгнул к своим. А после, все трое размылись в серой дымке.
        Тролль подошел к вертящемуся на камнях друиду и без колебаний всадил копье ему в грудь.
        После краткого разговора Дазл в теле Эорсила подошел к своему настоящему телу и положил руку на плечо. Через пару секунд тело эльфа повалилось на землю, а охотник спокойно поднялся на ноги и, что-то говоря второму троллю, принялся разминать суставы.
        Если бы кто-то из них повернулся на восток, то без труда увидел бы красивое лицо эльфийки с кожей фиолетового оттенка и круглыми от изумления глазами. Чтоб лучше видеть все происходящие, девушка стянула с головы капюшон и, наплевав на все меры предосторожности, подобралась еще ближе.
        Дазл хотел, чтоб Умвей и дальше сопровождал их, но демон наотрез отказался, и тролль приказал змее выбить его из тела. Пресмыкающееся успешно выполнило приказ своего хозяина и освобожденный Умвей бросился прочь, оставив на каменном полу остатки тела, в которое его когда-то загнал Элонаг.
        Дальше тролли начали говорить о каком-то Сердце. Но тень ничего не поняла и решила посмотреть, куда они отправятся дальше.

        - Они немного западнее нас! - после долгой паузы, наконец-то сказал о местонахождении сбежавших воинов нежити Крускор.
        - Кажется, случилось именно то, чего я больше всего и боялся, - тяжело вздохнул Дазл, отодвигая рукой очередную ветку, которая метила своей острой листвой прямо в лицо троллю.
        - И что же это? - ступая в ногу с охотником, спросил священный воин.
        - Если память меня не подводит, то немного западнее находится Эльния, - после этих слов лицо Крускора нисколечко не изменилось, тогда Дазл взялся объяснять подробнее, - это столица эльфов. В ней живут лучшие из воинов и мудрейшие из друидов...
        - Доводилось побывать там раньше? - осторожно отодвигая назойливые ветки, так чтоб случайно не срезать, копьем, спросил воин.
        - Нет! - отрицательно покачал головой тролль, перекладывая лук в другую руку. - Но я много общался с тем, кто там не раз бывал и видел даже самого императора перворожденных.
        - Небось, напыщенный индюк с отожранным задом, - сплюнул Крускор.
        - Этого я, конечно, не знаю, но мой давний друг говорил о нем только, как об опытном воине и умелом маге. Хотя и утверждал, что владыке эльфов больше по душе честный бой, чем магический поединок.
        - Мало верится, - все-таки не согласился с Дазлом воин, - вот мне однажды пришлось увидеть одного королька государства людей, расположенного немного южнее нашей территории, Саруны, кажется...
        - Не путай и не сравнивай паршивых людишек с эльфами. Как бы не были заносчивы вторые, но они всегда были, есть и будут лучше первых!
        - Но ты ведь не считаешь их действительно "перворожденными"? - ухмыляясь, спросил священный воин.
        - За кого ты меня держишь? - в тон троллю спросил Дазл.
        Тролли уже одолели приличное расстояние. Круг друидов остался далеко позади, скрывшись за густыми кустарниками и зелеными толстыми дубами. Сквозь зеленые занавеси пышной листвы пробивались первые лучики утреннего солнышка. Ночь нехотя таяла под упрямым натиском дневного светила. В воздухе витал аромат свежести, нежная прохлада осела на открытые торсы двоих путников, которые брели сквозь лесную чащу, полагаясь на магическую связь между артефактом и священным воином, не зная, что ждет их впереди.
        Внезапно, за спинами троллей послышался легкий треск. Оба в момент обернулись на неожиданный звук. Копье Крускора хищно смотрело в сторону вероятной опасности, на тетиве у Дазла была слегка натянута эльфийская стрела. Стрелы, взятые из жилища эльфов, были, конечно, не чета старым, но лучше что-то не очень, чем совсем ничего. Даже Бетайя, что-то почувствовав, нервно заерзала в сумке.
        - Как думаешь, зверь? - сквозь зубы еле слышно спросил воин.
        - Вряд ли. Если б зверь какой, я б его за сотню шагов почувствовал, - косясь по сторонам, ответил охотник. - За нами следят.
        - Что делаем?
        - Пока - ничего! Через часик устроим небольшой привал, тогда и посмотрим, кто это подсматривает за нами, - погладив сумку, объяснил Дазл.
        Поняв, что задумал спутник, Крускор опустил оружие и нарочито громко сказал:
        - Наверное, показалось, или зверь какой! Пойдем, у нас каждая секунда на счету! - и, не дожидаясь ответа тролля, воин повернулся и пошел дальше.
        - Да, показалось, наверное! - так же громко подхватил охотник и, еще раз окинув взглядом густые кроны лесных часовых, спрятал стрелу в кожаный колчан и отправился за Крускором.
        Даже после того, как тролли отправились дальше в путь, легкая дрожь все никак не желала отпускать взмокшее тело девушки. Сев на соседний сук, она предварительно проверила его и отбросила с головы капюшон. Все-таки ей всего лишь на миг, но стало страшно. Видев, как тролль с каменным лицом преспокойно добил Эоласа, тень понимала, что если опасная парочка пронюхает о ней, то пощады не будет. Смахнув рукавом со лба пот, эльфийка распустила волосы и, собрав заново в хвост, замотала вокруг головы.
        Тролли в таком же темпе шли на чутье воина.
        - Может, проверишь, как там Сердце? - сказал первое, что пришло в голову Дазл, а то тишина сильно уж начала давить на мозги.
        Крускор коротко кивнул и, остановившись, тотчас бросил зов, даже не закрыв глаза. На пару мгновений его глаза полностью побелели.
        - Они двигаются в том же направлении, но гораздо медленнее, чем, когда я проверял в прошлый раз, - вернувшись в естественное состояние, изрек тролль.
        - А чего же им спешить? Мы ведь все равно не догоним, - ни к кому конкретно не обращаясь, сказал Дазл.
        - Как полагаешь, за нами следит один из них?
        - Даже и не знаю, что сказать, - задумался на минутку охотник. - Возможно, один из бойцов Джолама, а возможно отец того эльфа, в чьем теле я находился, отправил кого-то следить за нами.
        - Кстати, насчет Джолама. Ты его знаешь? - повернулся Крускор к Дазлу.
        - Лично его, конечно же, нет! - отрицательно покачал головой тролль. - Но знаю, кем он был в своей естественной жизни!
        - И?
        - Он жил лет двести назад. Как он умер, никто так и не знает, просто исчез без вести и все.
        - Так кем же он был? - не терпелось узнать воину.
        - Сбежавшим из дому сыном короля Лесдона. Это государство на теперешний час является одним из сильнейших из всех людских. Сбежав из дворца, Джолам отправился на юг - в солнечный Чагулран, где и стал одним из самых прославленных наемников того времени.
        - А я надеялся услышать, что-нибудь действительно интересное, - даже немного расстроился тролль.
        - Не переживай, в бою он сможет дать фору нам обоим вместе взятым, если то, что я о нем читал и слышал - правда! - улыбнулся Дазл.
        - А об остальных что скажешь?
        - А, - махнул рукой охотник, - скорее всего обыкновенные пешки...
        - Ха, как бы не так, - выпятив вперед мощную грудь, воскликнул воин.
        - Что ты имеешь в виду? - не понял спутника Дазл.
        - Перед тем как свалить, Джолам позвал своего ученика. По-моему он назвал его Слай. Это имя я слышу впервые. А вот последний из троицы нежити тебя точно заинтересует! - сделал паузу Крускор.
        Выражение лица Дазла, выражало полную сосредоточенность и внимательность.
        - Слыхал когда-нибудь о Джин'зике?
        - Спрашиваешь еще! - фыркнул тролль.
        - А я не только слыхал, даже дважды скрещивал с ним оружие, разумеется, не в первой его жизни, - многозначительно сказал воин после небольшой заминки.
        - То есть ты хочешь сказать, что он?.. - глаза охотника от удивления стали круглые словно монеты. Он, не мигая, уставился на Крускора.
        - Этого не может быть! - только и смог выдавить из себя Дазл.
        - Еще как может, - поддакнул священный воин.
        - А ты не часом не ошибся? - недоверчиво прищурился тролль.
        - Я не собираюсь не перед кем оправдываться. Уверен, ты скоро сам убедишься в том, что я не вру, - отмахнулся воин.
        - Может, устроим привал? Заодно и посмотрим, кто там за нами подсматривает!
        - Как скажешь! Тебе в этом деле виднее! - пожал плечами тролль, остановившись, уселся наземь и подпер спиной ствол дуба.
        Дазл присел рядом со своим новым спутником и отложил в сторону лук и колчан со стрелами. Перетянув сумку на живот, тролль откинул кусок кожи. Голова Бетайи тут же высунулась наружу и вопросительно уставилась на хозяина.
        - Придется тебе пока что посидеть в моем теле, а то кто-то настырно хочет составить нам компанию и, видимо, стесняется обратиться к нам, если мы с Крускором не ошиблись.
        Когда охотник заговорил с животным тролль посмотрел на него, как на тронутого мозгами.
        Змея тотчас повернула голову к воину и пристально изучила его. Когда рептилия закончила свой осмотр, а она просматривала мозги воина, который даже ни о чем и не догадывался, повернулась к Дазлу и, издав легкий свист, легонько кивнула.
        - Она согласна! И, кстати, могу тебя поздравить - ты прошел ее осмотр!
        - Какой осмотр? Ты что сбрендил? - тролль недвусмысленно покрутил пальцем у виска.
        - Вообще-то Бетайя не обычная змея. Когда я покинул свой клан - единственным моим развлечением были эксперименты над животными с помощью ментальной магии. Змеи, как выяснилось немного позже, оказались самыми восприимчивыми к этому роду магии, и поэтому я смог развить немного мозг Бетайи...
        - Ладно, ладно, я все понял! Извини, что на секунду усомнился в твоих умственных способностях! - ехидная улыбка скользнула на лице тролля. - Берись уже за дело! Ты ведь не забыл, что нам еще кое-кого словить надо?
        Дазл сперва хотел ответить какой-то колкостью, но решил не начинать ссоры. Да и тем более им действительно следовало бы поспешить.
        Посмотрев в рубиновые глаза пресмыкающегося, тролль мысленно проговорил коротенькое слово и их духи тотчас поменялись местами, вернее телами.
        Окружающий мир перекрасился в красно-синие тона. Единственный, кто совсем не изменился, так это Крускор, его кожа и волосы даже для змеиных глаз оставалась естественного цвета.
        "Постарайся ничего не натворить, пока меня не будет! И не обижай моего питомца!" - раздалось в голове у воина, и он удивленно уставился на рептилию.
        Отдав нужные указания троллю, Дазл в теле Бетайи, плавно растворился в густой траве, не издавая ни малейшего звука.
        Охотник знал, что искать нужно именно в зеленых лиственных кронах величавых лесных истуканов. Изменив цвет чешуи с зеленого на коричневый, пресмыкающееся бесшумно заскользило по стволу одного из деревьев. Оказавшись меж зеленой листвы, окраска змеи вновь изменила свой тон. Тоненькие ветви, по которым ползла рептилия, легко заколыхались. Оказавшись на соседнем древе и не обнаружив ничего подозрительно, Дазл направил змеиное тело дальше. Он обшарил около двух десятков пышных крон и несколько кустарников.
        Никого не обнаружив, тролль сдался и решил отправиться назад, как вдруг, справа, на древе меж листвой раздался легкий шорох, а в следующий миг фигура в черных одеждах перемахнула на соседнее дерево.
        Удача была на стороне охотника. Увидев незадачливого следопыта, тролль направил длинное тонкое тело на ствол, наверху которого остановился незнакомец. Легко оказавшись меж густой листвы, змея оказалась немного сбоку от эльфа. То, что это был именно перворожденный, Дазл ни секунды не сомневался. Он с первых минут, отправившись к Кругу друидов подозревал, что Элонаг не оставит их без присмотра.
        Поменяв позицию, Дазл оказался позади своей жертвы. Именно так теперь можно было называть эльфийского шпиона. Тело змеи перед прыжком собралось в гармошку и приоткрыло пасть, из которой показался длинный зуб. Охотник не сомневался, что даже если его и заметят, он окажется быстрее.
        Так все и произошло. Выбрав подходящий миг, когда эльф сбросил на плечи просторный капюшон, рептилия совершила прыжок. В последнюю минуту жертва что-то почувствовала и резко повернулась. К своему удивлению тролль обнаружил, что это была девушка, но он не остановился. Впившись мощными челюстями в нежную кожу жительницы лесной империи, змея с легкостью повалила ее на спину. Девушка обеими руками схватилась в извивистое и скользкое тело рептилии, сделав жалкую попытку сорвать с себя гада, но было уже поздно. Пережав сонную артерию, охотник дождался, пока пульс затихнет в шее эльфы, а тело обмякнет и разомкнул челюсти. С небольшой разорванной ранки сочились несколько ручейков алой крови. Дело было сделано - можно возвращаться с отличными вестями.
        Дазл застал скучавшего Крускора в такой же позе, каким он его оставлял. Единственное, что изменилось, так это лицо, которое стало очень нервным, а еще тролль нервозно хрустел пальцами рук.
        "Можешь расслабиться! Все сделано!" - от неожиданного возгласа в голове, воин подскочил на ноги, но увидев шелестящие в траве тело Бетайи, успокоился и опустился назад.
        А через минуту тролль оказался в своем теле и заговорил с ним нормально:
        - Надеюсь, вы тут без меня не скучали, - растирая шею, поинтересовался веселым тоном он.
        - Кто это был?
        - Эльфийка!
        - Думаешь, она была не одна?
        - Сомневаюсь. Ее отправили следить за мной, когда я добирался до Круга Друидов. А остальных надсмотрщиков мы убили именно там, - вспоминая недавнее сражение, объяснил охотник.
        - Вот и хорошо! Доставай тряпки, и пойдем дальше. Наши воры стали двигаться крайне медленно!
        - А ты, я смотрю, не терял времени даром, - улыбнулся Дазл и засунул руку в сумку, которая, наверное, впервые вместила в себя не только змею.
        В следующий миг, перед глазами Крускора появились два плаща салатово-зеленого цвета. Тролль снял их с тел мертвых Ралонела и Маэлуна, которые так и остались лежать на каменном полу в лужах собственной крови. Один из плащей тут же перекочевал в руки Крускора и оба тролля, поспешно набросив их на себя и закутавшись с ног до головы, спрятав головы под зелеными капюшонами, быстрым темпом двинулись догонять недругов с похищенным артефактом.

        - Ну, нашел что-нибудь? - подобрался прямо к шаману Джар.
        - Нет еще! - последовал раздраженный ответ. - Ты чего так близко подошел?
        - Да уже почти рассвет! Мы тут до завтра мотаться будем, словно призраки?
        - Если понадобиться - будем! - твердо ответил Валь.
        - Короче, ты как хочешь, а я возвращаюсь, не хочу чтоб...
        Воин не успел закончить предложение, так как шаман поднял вверх руку:
        - Тихо, не мешай, кажется, я что-то почувствовал!
        - Далеко? - поравнялся с Валем воин.
        - Совсем близко! За мной! - махнув рукой, тролль пошел вперед вдоль стены. Дойдя до конца узенькой улочки, над которой каждое стоящее друг напротив друга двухэтажное строение соединялись верандами и коридорами.
        Оказавшись на довольно широкой, по сравнению со всеми предыдущими, которые они успели прочесать, улице, парочка свернула направо и, смотря во все глаза, чтоб не быть замеченными случайным утренним прохожим, двинулись к центру столицы.
        Несколько раз они чуть не попались: Валь чуть не столкнулся нос к носу с сонным эльфом, выскочившим из-за угла, но, к его счастью, тот выглядел на столько усталым, что счел тролля за какого-нибудь лесного духа и пошел дальше по своим делам; Джару же просто чуть не врезали дверью по длинному тролльему носу, но он вовремя отскочил в сторону и скрылся за стволом небольшого деревца.
        Миновали несколько домов, здесь они были побольше тех, что ранее встречались незваным гостям города. Оказавшись напротив зеленой местности, которая раскинулась через дорогу, воин и шаман, оглядываясь каждую секунду, поспешно перебежали на противоположную сторону и притаились за ближайшими деревьями, с которых начинался сад.
        Оказавшись меж цветущими деревьями, плоды которых пахли дурманящами сладкими ароматами, Валь уверенным шагом двинулся по неширокой аллее, вымощенной разноцветными камнями, которые переливались под лучами утреннего солнца.
        - Да куда ты так ломишься? - еле поспевал за шаманом Джар.
        - Творится что-то странное! - ничуть не сбавляя шагу, бросил через плечо тролль.
        - Что? Что там такого ты почувствовал? - еле смог догнать шамана воин.
        - Особо мощные артефакты может учуять или услышать любой маг. Наставник в свое время заставил выучить нас на зубок эманации артефактов каждой разумной расы. - Взялся разъяснять Валь.
        - Говори конкретнее! - Джар не любил, когда ходили вокруг да около.
        - Там, - тролль указал рукой вперед, - есть очень мощный артефакт! Артефакт нашего народа! - сделав паузу, закончил молодой шаман.
        - Но ведь у нашего народа существует единственный артефакт! - обращаясь к самому себе, задумчиво произнес зеленокожий воин. - Да нет! Этого не может быть! За тысячу лет существования, насколько мне известно, было много попыток, но так и не смог никто ни разу завладеть Сердцем!
        - А кто тебе сказал, что это именно оно? - ехидно спросил Валь.
        - Как будто ты слышал о чем-то еще? - фыркнул тролль.
        - Я такого не говорил, но и жрецов недооценивать тоже не стоит!
        - Ладно, чего спорить, сейчас сами все увидим! - примирительно сказал воин.
        - Первые умные слова, которые я услышал от тебя с тех пор, как мы встретились! - поддел Джара Валь и тихо рассмеялся собственной шутке.
        Джар в ответ ничего не сказал, но его глаза метали желтые молнии.
        Тролли и не заметили, как сад, выращенный эльфами в центре Эльнии, потихоньку оставался за их спинами. Могучие клены со странной фиолетовой листвой, Джар такие видел впервые, подменили молодые деревца сакуры, на которых цвели розовые цветки. Они явно были откуда-то привезены и росли с помощью магии.
        Перед парочкой гостей лесной столицы раскинуло свои владения огромное, размером с добрый замок, четырех этажное строение с высокими круглыми башнями. Вокруг здания был установлен, под стать ему, такой же высокий, примерно в три тролльих роста забор, сверху на котором по всей длине были сделаны острые железные штыри.
        - Не знаю что это, но оно приближается! Давай за мной! - шаман свернул налево и скрылся в зарослях высокого кустарника. Воин тут же оказался рядом. Раздвинув мохнатые ветви, укрытые красными цветами, парочка принялась ждать.
        Спустя несколько минут из-за угла соседней улицы показались три человека. Лица у всех были разные, но все же они были похожи между собой. Все были одеты в черные одежды, капюшоны были откинуты на плечи, люди были высокого роста и отличного телосложения. И еще от всех троих несло смертью. Учуяв ее, шамана даже передернуло.
        - Что с тобой? - покосился на Валя Джар.
        - Это нежить!
        - И что? - воин повидал сотни поднятых некромантами, когда жил в Норстраде, а с некоторыми даже был знаком.
        - Артефакт у них! У того, который по центру! - тролль опять прильнул к небольшому окошку между веток.
        - Может, попытаемся что-то сделать? На улице и так никого нет! - посмотрев в обе стороны пустынной улицы, на которой вовсю разгулялся утренний туман, предложил воин.
        - Уже поздно! - с малой толикой сожаления в голосе ответил на предложение тролля Валь'джен.
        Действительно было уже поздно, так как тролли видели только спины, мертвецов, которые подошли к кованым стальным воротам. Как только поднятые оказались возле створок, они тотчас, плавно, не издавая ни малейшего скрипа и хруста, разъехались в стороны. И так же тихо створки ворот закрылись за их спинами, скрывая в глубине просторного двора. Парочке троллей не оставалось ничего иного, как набраться терпения и ждать, пока загадочная троица вновь покажется у них на глазах. Но молодая кровь и море неутомимой энергии взяли верх.
        - Джар, чары скоро развеются, и наши тела вновь приобретут прежнее состояние...
        - Так может, вернемся назад? - сразу же предложил воин, вспомнив боль, которую принесло всего лишь одно прикосновение руки Коенора.
        - Нет! Я должен убедиться, что это единственный выход из двора, а ты пока останешься здесь и будешь следить за воротами!
        - Разве не ты только что говорил, что чары скоро рассеются?
        - Поддерживать их на себе я какое-то время еще смогу, а вот для тебя пришлось бы делать все заново!
        Джар хотел сказать что-то, но шаман, не теряя времени, направился вон из кустов и побежал к высоким стенам. Воин проворчал себе под нос проклятия и, усевшись поудобнее, принялся ждать Валя, не забывая изредка посматривать на створки кованых ворот.
        Так, в тишине и спокойствие, воин провел всего от силы минут десять-пятнадцать. Началось все с того, что из-за того же угла появились двое эльфов, только они расхаживали, как уже успел запомнить Джар в зеленых, до самого пола плащах. Но в отличие от нежити, их головы и лица были скрыты под тонкой тканью просторных капюшонов. Еще одна странная деталь сразу бросилась в глаза воина. Он еще ни разу не встречал эльфа с копьем и уж тем более без лука. А вот у второго в руке был просто огромнейший лук. Тролль сразу подметил, что он был сделан не из дерева, а из толстых костей какого-то неизвестного животного, которые в центре соединялись железным бруском для нескольких стрел.
        Новоприбывшая парочка в зеленом тоже подошла к воротам, но, как в первый раз, они открываться не спешили.
        "Ну, где ж тебя носит, разведчик долбаный?!" - высматривая шамана с обеих сторон улицы, думал воин.
        Неожиданно за воротами раздались подозрительные звуки. Джар никогда в жизни не спутал бы их ни с чем другим - во дворе шло, судя по лязгу и звону, нешуточное сражение.
        Эльфы, стоящие у ворот, тоже услышали это и поспешили отойти немного в сторону. А через несколько минут, через ворота в невероятном кульбите перемахнул один из поднятых, которые недавно в них вошли. Вот только лицо его уже было совсем нечеловеческим. Оно, с удивлением понял Джар, принадлежало троллю. В руках у беглеца были две окровавленные чинкуэды. Как только он приземлился на ноги, ворота плавно распахнулись и вдогонку за поднятым, сжимая в руках алебарды и бердыши, мчались около десятка стражников-людей.
        "Нигде без вас обойтись нельзя!" - злобно подумал тролль. А Валь все еще не появлялся.
        Решив, что стольких противников не одолеть, мертвяк бросился бежать как раз в ту сторону, где у стены стояли незамеченные им эльфы в зеленых плащах.
        Один их них, завидев убегающего воина нежити, издал громогласный рев и, сбросив с себя плащ, с копьем на перевес бросился к поднятому.
        В очередной раз за это утро Джару пришлось удивляться. Зеленые плащи скрывали не эльфов, а его дальних родичей, правда, из других кланов.
        - Смотрите! Он не один! Убить их всех! - заорал кто-то из толпы стражей, которые были уже совсем близко.
        Второй тролль не стал скидывать с себя плащ. Отбросив только капюшон, он принялся выпускать в бежавших людей по две стрелы сразу. Пока стражники успели добежать к сражавшимся троллям, шестеро из них лежали на земле с простреленными головами.
        "Нужно помочь парням!" - неожиданно для самого себя подумал сидящий в зеленых зарослях воин и без капли сомнений поднялся и вылетел на дорогу.
        Прыгнув в ноги ближайшему из людей, Джар подхватил выпавший из его же рук бердыш и коротким ударом снес голову человеку. Боковым зрением он увидел, как лучник, отбивается сразу от трех противников, нисколько не смущаясь, что это приходится делать луком. А вот его товарищ, стоя над неподвижным телом поднятого, успешно разил врагов точными выпадами. Но как ни старались тролли, стражей становилось все больше, и откуда только появлялись?
        - Нужно сваливать! - перекрикивая звон железа и стоны умирающих, крикнул синекожему троллю Джар.
        - А ты еще кто такой? - отбивая удар алебарды, спросил воин.
        - Разуй глаза! Такой же тролль, как и ты! - делая рассекающий круговой удар, крикнул Джар.
        - Он прав! Они просто задавят нас количеством! - оказался рядом Дазл. Потеряв на секунду бдительность, он не заметил одного из людей, который зашел сзади и уже наносил смертоносный удар. Но троллю повезло больше - синяя молния разворотила грудь стража и отшвырнула в другого.
        Повернувшись назад, все трое увидели еще одного тролля, чьи руки светились магическим сине-зеленым сиянием.
        - А я то думал, что ты заблудился или набрел на какую-то смазливую эльфийку! - обрадовался, увидев шамана, Джар.
        - Как только почувствовал бой, сразу бросился сюда! - сжег еще двоих Валь.
        - Прикрыть сможешь? - только сейчас шаман увидел еще двоих троллей.
        - Ну, чего с тобой! Валить отсюда надо! - гаркнул на застывшего тролля воин.
        - А, да, уходите к Смерчу, я прикрою! - ответил Валь и принялся плести заклинание тотема огненной волны. - Только дайте мне пару минут!
        - Вы оба! Берите тело и сваливайте в сад! - вырвав из рук одного из стражников еще один бердыш, сказал зеленокожий воин.
        Тролли не стали спорить и поспешно бросились через зеленые заросли. Тот, что с копьем задержался только на миг, чтобы захватить с собой тело поднятого и его оружие.
        - Долго еще! - сдерживая натиск сразу шести противников, выкрикнул Джар.
        - Все! Беги! - шаман поднял руки к небу и выкрикнул что-то непонятное. Джар тем времен уже бежал меж цветущих деревцев.
        За спинами у людей прямо из земли вырвались два деревянных столба, от которых во все стороны хлынуло магическое пламя, сжигая все и вся на своем пути. Пока стражники были заняты смертельными ожогами и спасением товарищей, Валь бросился за остальными троллями!


        Интерлюдия I


        Утро на золотистой солнечной тарелке неспешно выплывало из-за зелено-синих волн моря Бурь. Всю ночь жители деревни слышали неунывающий гул больших волн, которые стихли только с первыми лучами небесного светила. С приходом дня погода улучшалась с каждой минутой. Резкие, мощные порывы шквального ветра сменил легкий морской бриз.
        Но меж деревьев дремучего темного леса витала совершенно другая атмосфера. Вокруг капища собрались, стоя по пояс в утреннем тумане, многочисленные тролли, жители всех ближайших деревень.
        В центре образовавшегося живого круга, что-то громко кричал и активно жестикулировал руками высокий тролль, тело которого было разрисовано в сплошной замысловатый узор синего и белого цветов. Это был Лаир'ку'раш - говорящий с духами. За спиной тролля были установлены пять идолов - духи, которым поклонялись и дикие тролли, и кланы. В правой руке жрец держал недлинную палочку, навершием которой был маленький черепок какого-то зверька. При каждом взмахе руки тролля из мертвых глазниц вылетали небольшие облачки сизой дымки.
        В первых рядах собравшихся троллей в основном стояли рослые мужчины с копьями в руках. Между ними, конечно, попадались и женщины, но все же они с детьми и стариками в основном находились позади. В толпе витала полная тишина, все до единого внимательно вслушивались в слова жреца и неотрывно следили за каждым его движением.
        - Троглы! Сыны и дочери моего народа! Наши неумные братья, которые покинули законные земли, издавна принадлежащие нам, и основали, как им кажется цивилизованные селения, а себя назвали кланами, могут поплатиться очень высокой ценой за свой непростительный поступок! А с ними поплатимся и мы! Духи дали им достаточно времени, чтоб одуматься, но они не воспользовались им! - слова, словно огромный молот отчетливыми ударами вбивались в головы собравшихся, каждый из троллей рисовал у себя в голове самые страшные картины.
        А Лаир'ку'раш тем не менее продолжал свою пылкую речь:
        - Вторую же ошибку совершили мы сами, когда допустили то, что Сердце, могущественный артефакт нашего народа, вместе с отступниками перекочевал за океан! И теперь оно украдено!
        Волна удивленных и возмущенных возгласов, вздохов и ахов, полных негодования, прокатилась по живому кругу троллей.
        - Но это не страшно! - вновь принялся говорить жрец. - Наши глупые братья и сестры - вот, что главное! Много сотен лет назад один пророк из людей сказал, что наш народ сможет воссоединиться только тогда, когда воины всех кланов, а также нашего племени станут плечом к плечу против общего давнего врага!
        С давних времен самыми злейшими врагами троллей были эльфы. Только в последние несколько десятков лет, перворожденные стали пускать на свои земли членов пяти кланов. Лица воинов перекосились от злобных оскалов.
        - Сегодня ночью духи удостоили меня коротким разговором! Из их слов я понял, что мы должны вмешаться и помочь нескольким смельчакам, которые по прихоти великой Судьбы оказались в нужном месте, в нужное время и теперь пытаются вернуть Сердце! У меня в руках, - он поднял над головой палочку с черепком, - в этом черепе таится толика Духа Воинов, который сможет определить десять достойных! Вместе со мной они отправятся сквозь врата астрала туда, - свободной рукой он указал куда-то прямо, - куда ушли дети нашего народа!
        Оглушающий рев прокатился по лесным кронам, взбудоражив сонных птиц и зверей. Это воины, взметнув вверх свое оружие, издали боевой клич своего племени.
        - Подходите по очереди ко мне и вдохните этого ароматного дыма! Те десятеро, кто останутся на ногах и отправятся со мной.
        Из земли перед жрецом вылез небольшой деревянный столб, в который он воткнул палочку с черепом и повернулся к идолам. Протянув руки к каменным истуканам, тролль начал быстро и бесшумно шевелить губами.
        Воины один за другим принялись подходить к воткнутому черепку и втягивать широкими ноздрями пьянящий дымок.
        Спустя полчаса Говорящий с духами открыл портал и повернулся посмотреть, как идут дела с отбором. Перед ним, гордо выпятив вперед грудь, стояли десятеро воинов. Осмотрев каждого из них с ног до головы, жрец сделал приглашающий жест и отошел в сторону, давая троллям войти в портал.
        - Молитесь духам, чтоб хоть один из нас, но вернулся с успехом в родной край! - изрек напоследок тролль и скрылся в пылающей пасти портала.


        Часть 2. Сердце


        Глава 24. Утренний переполох


        Парк разноцветными тонам для несшихся сквозь него беглецов он размылся в сплошные разноцветные ленточки, которые сильно рябили в глазах. Изредка какая-то ветка, имея неосторожность, могла внезапно хлестнуть кого-то их несущейся четверки по лицу, заставляя следующие несколько шагов бежать пригибаясь.
        - Нет-нет! Нам сюда! - крикнул свернувшему было направо троллю Джар.
        Резко остановившись, Дазл перекинул лук в другую руку и без лишних вопросов побежал за воином и шаманом. Последним, держа на плече неподвижного поднятого, мчался священный воин. В другой руке тролль держал копье и два меча своего пленника.
        - Дазл! Дазл!
        - Чего тебе? - на ходу бросил через плечо охотник.
        - Возьми мечи, а то я не могу все тащить на себе!
        - Давай лучше мне! - оказался рядом зеленокожий тролль.
        Крускор отдал оружие только после незаметного кивка Дазла.
        Как только чинкуэды оказались в руках у воина, по кистям, предплечьям и плечам прошла волна приятного тепла. Из оцепенения тролля вывела метка, оставленная на животе.
        - Что с тобой? - остановился и повернулся назад Валь.
        - Нет! Ничего! - неуверенно ответил воин и поспешил за остальными.
        Шаман вел всех по отлично запомнившемуся маршруту. Оказавшись вне сада, четверка троллей неслась по узеньким сонным улицам столицы. Попадавшиеся на пути сонные эльфы в последний миг отпрыгивали в стороны, чтоб не быть сбитыми с ног, а пропустив мимо себя непонятно откуда взявшихся троллей, долго смотрели им в след. Над головой то и дело мелькали стеклянные галереи, делая из домов огромный сплошной лабиринт.
        - Куда мы бежим? - поравнявшись с шаманом, спросил охотник.
        - На выход из этого паршивого города и подальше от его обитателей! - ответил вместо Валя Джар.
        - Не переживайте! У нас все схвачено! - спокойно ответил в завершение Валь.
        Дазл на это ничего не сказал, но в целом остался доволен ответом.
        Дыхание Крускора, несущего на себе не самую легкую ношу, совершенно не сбивалось. В его глазах горели красные огоньки ярости и недовольства.
        - Не волнуйся! Если этот мертвяк оттуда удирал с боем, у них что-то не срослось, а значит есть шанс спасти артефакт! - догадался о мыслях Крускора охотник.
        Тем временем их небольшой отряд оказался уже на самом краю Эльнии. Впереди на троллей смотрела густая зеленая лесная пасть, краями которой служили улица и жилища перворожденных.
        Неожиданно из зарослей, в которых Джар с Валем оставили волка, до беглецов донеслись громкое рычание и крики. Догадавшись, что там происходит, зеленокожий тролль издал крик ярости и с удвоенной скоростью побежал туда, выручать Смерча.
        - Чего это он? - спросил у шамана бегущий рядом Дазл.
        - Там его ездовой волк! И по-моему, следопыты, которые нас разыскивали, все-таки вышли на наш след! - объяснил шаман.
        - И что вы такого натворили? - оказавшись с другой стороны от Валя, спросил Крускор.
        - Долгая история! Давайте поднажмем!
        Действительно, им следовало немного ускориться, так как Джар уже нырнул в густые заросли и скрылся из виду. Остальные тролли оказались на месте только через полминуты.
        В траве лежали два залитых кровью и растерзанных тела эльфов. Тролль и белый, немалых размеров, волк стояли напротив четверых перворожденных в зеленых плащах. Все эльфы держали в руках по мечу, так как их луки и пустые колчаны валялись под ногами.
        - Так он не один! - обрадовался один из перворожденных.
        - Смотрите! Это тот тролль, которого ищут на границе с орками! - из кустов показались еще два следопыта, на тетиве у каждого было наложено по одной стреле.
        Дазл улыбнулся новоприбывшим жителям леса и молниеносным движением отправил в обоих по стреле. Оба эльфа с пробитыми насквозь шеями повалились наземь.
        - Бей их! - закричал один из остроухих и первым бросился на врагов.
        Джар ловко принял хитрый удар перворожденного.
        Валь, использовав заклинание каменной кожи ко всему телу, бросился на ближайшего эльфа.
        Дазл хотел выпустить хотя бы еще одну стрелу, но ловкий следопыт оказался рядом и не дал ему этого сделать. Пришлось, как в лесной столице, попросту отбиваться своим гигантским луком.
        - Нет! Крускор! Не лезь! Охраняй Джин'зика! - яростно гаркнул на порывавшегося помочь священного воина охотник и тот безропотно послушался.
        Последнего из следопытов в зеленых плащах взял на себя Смерч. С этим противником окровавленный волк вел себя осторожно, так как двое предыдущих умудрились не слабо располосовать ему бока и грудь.
        Услыхав, кто оказался у них в плену, Джар чуть не пропустил удар в голову, но в этот момент духи были на его стороне. Споткнувшись о небольшой корень, торчавший из травы, тролль наклонился влево и меч эльфа всего лишь ударил его в плечо, оставив кровоточащий рубец. Стиснув зубы от резкой боли, воин тут же нанес одновременно два удара в ответ. Но ему попался опытный противник - эльф легко ушел от клинка, направленного в бок, и мастерски отбил второй меч. И сразу же в атаку! Троллю пришлось отпрыгнуть назад.
        Тем временем шаман с закаменевшей кожей пытался хоть как-то достать своего противника. Эльф не мог сделать ему ровным счетом - ничего. Несколько раз он все же попал в тролля и если бы не заклинание, лежать сейчас обезглавленному Валь'джену в густой зеленой траве Лунного леса. Оба недруга ждали, пока кто-то из них первым истратит свои силы, тролль - магические, эльф - физические.
        А вот у Дазла дела складывались на "Ура!" Его противник был слишком неопытен. Тролль понял это, как только молодой следопыт сделал несколько выпадов. Его атаки были просты и очевидны. И хотя у охотника в руках был только лук, это его совершенно не смущало. Как только следопыт бросился в очередную атаку, тролль ловко пропустил его мимо себя и поставил подножку. Перворожденный вскрикнул от неожиданности и полетел на землю, выпустив оружие из рук. Дазл сразу же навалился сверху и, упершись бруском, который был посередине его чудовищного лука, принялся душить недруга. Перворожденный обеими руками уперся в оружие тролля, но враг был сильнее. Лицо следопыта потихоньку стала гранатово-красным, дышать с каждой секундой было все труднее. А охотник все усиливал свой натиск до тех пор, пока эльф не испустил последний вздох и затих - навсегда. Смахнув рукавом со лба, выступившие капельки пота, Дазл поднялся на ноги. Оценив ситуацию, он хотел было помочь зеленокожему воину, кажется, его звали Джар:
        - Даже не вздумай! Этот мой! - не останавливая стальной хоровод вокруг себя, резко бросил тролль. - Лучше помоги Смерчу!
        Охотник на секунду задумался. Помимо Джара, с эльфами сражались еще шаман, Дазл его имени не запомнил, и белый волк. Тролля вряд ли зовут Смерч, поэтому остается только зверь.
        Волк и эльф безостановочно кружились друг напротив друга, изредка выбирая момент для атаки. Зверь уже успел доказать, что он опасный противник, и поэтому перворожденный осторожничал, не желая валяться, как его товарищи - с разорванной глоткой.
        - Здесь нужен один точный выстрел! - ни к кому конкретно не обращаясь, проговорил охотник и наложил на тетиву стрелу.
        Приняв удобную позицию, тролль затаил дыхание и натянул тетиву к подбородку. Он рисковал задеть волка, так как сражающаяся парочка то и дело перемещалась и менялась местами друг с другом. Охотник не спешил - времени у него было предостаточно. Внимательно изучив движения эльфа и волка, он наконец-то выбрал момент и на выдохе отпустил натянутую до предела тетиву. Раздался тихий щелчок, а в следующий миг перворожденный откинулся назад с пронзенной грудью. Волк для уверенности разорвал ему горло.
        - Мне это уже надоело! Теперь ты следи за ним! Я должен уложить хоть кого-то, да и силенок у шамана почти не осталось! - не выдержал, в конце концов, Крускор. Сидеть на месте и смотреть, как остальные сражаются, не входило в его привычки.
        Оставив неподвижного мертвеца на Дазла, тролль оказался возле шамана и его противника.
        - Ну-ка подвинься, дружище! - отстранил в сторону тролля Крускор.
        Валь обессилено упал на колени. Его дыхание было неровным и частым. Из левой ноздри тянулась струйка алой крови, которая маленькими капельками срывалась на грудь шамана.
        Начинавший скучать эльф явно обрадовался новому противнику. Издав крик ярости, он прыгнул на врага, но копье тролля был намного длиннее меча перворожденного, чем и воспользовался Крускор. Подловив врага, он просто выставил ему на встречу оружие и тот напоролся животом на острие копья. Хруст, копье вышло из спины следопыта. Следующим движением священный воин вырвал оружие из мягкой плоти врага и добил рубящим ударом наискось в плечо. Разрубленное тело развалилось на уже красно-зеленой траве.
        Остался еще один следопыт, который противостоял Джару. Боковым зрением эльф заметил, что все его товарищи уже мертвы, а остальные пока что еще не догнали их передовой отряд и его атаки стали еще яростнее, еще быстрее, еще сильнее.
        Тролль впервые встретил такого сильного противника. И к тому же тот в руках имел только один меч, а Джар - два!
        Поединок затягивался, а между стволов вековечных часовых начали мелькать неприметные зеленые фигурки с луками в руках. И еще с ними был один друид - Дазл почувствовал его очень отчетливо!
        - Кажется, у нас гости! - сухо прокомментировал он увиденное.
        - Ты прав! - в тон ему, добавил шаман.
        - Э-э-э, как там тебя? - попытался вспомнить, как зовут тролля из Островов Крови, охотник.
        - Валь'джен! Можно просто - Валь!
        - Валь, ты парализовать хотя бы сможешь этого остроухого, а то с отрядом в двадцать рыл как-то не хочется связываться. Тем более что из города еще бегут!
        - И причем они близко! - прислушавшись, подтвердил слова тролля Крускор.
        - Тогда, нужно поторапливаться! - шаман с готовностью поднял одну руку. - На счет - три!
        - Хорошо! - кивнул Дазл.
        - Раз! - кончики пальцев Валя начинают мерцать прозрачным сиянием, Дазл накладывает стрелу на тетиву.
        - Два! - сияние обхватывает всю кисть шамана, охотник натягивает тетиву до упора и подносит к подбородку.
        - Три! - легкий щелчок пальцами - эльф на секунду замирает в странной позе. Дазл отпускает тетиву - стрела впивается в грудь перворожденного, а чинкуэда в руке Джара сносит ему голову.
        - Я же просил не вмешиваться! - поворачивается к троллям воин.
        - Ты им это расскажи! - саркастически ответил на "благодарность" Джара Крускор и указал рукой ему за спину.
        Повернувшись, воин слегка опешил от увиденного - эльфы-следопыты, уже совершенно не скрываясь, бежали прямо на маленький отряд. В троллей полетели первые стрелы, которые, правда, с легкостью были отбиты.
        - В этот раз я вас прощу! - снисходительно сказал воин и добавил, - А что теперь делать будем?
        - Назад, в город! - вдруг подал идею Валь.
        - Совсем спятил? - идея шамана тут же не понравилась Крускору.
        Но Дазл был другого мнения:
        - Нет! Он прав! Стражники, увидев нас, бегущих в их сторону, сильно удивятся!
        - А ты видел, чтоб хоть кто-то преследовал нас? - Джар был такого же мнения, как и священный воин.
        - Короче, другого выбора у нас нет! - с этими словами, пришедший в себя Валь и Дазл, не дожидаясь других, бросились назад.
        Джар и Крускор переглянулись между собой, потом посмотрели на лежащего Джин'зика.
        - Давай его на Смерча забросим! Он его все равно не почувствует на спине!
        Крускор не очень хотел доверять столь ценного пленника абы кому, но у него не было выбора, так как перворожденные были уже совсем близко, а Джару пришлось уже отбить несколько стрел.
        - Давай, быстрее! Смерч - к нему, живо! - прикрикнул он на волка и тот сразу же послушался приказа хозяина.
        Пока зеленокожий тролль отбивал уже градом летящие в них стрелы, священный воин поспешно забросил тело на спину зверя и Смерч тотчас бросился за охотником и шаманом.
        - Все! Уходим! - позвал Джара Крускор.
        - Ага! - воин отбил последнюю стрелу и оба поспешили догонять остальных.
        Вылетев из кустов, тролли увидели, как впереди на живую стену из железа, щитов и мечей неслись Валь и Дазл, чуть позади них, бежал Смерч, которого совершенно не смущала нелегкая, как успел убедиться Крускор, ноша.
        - Быстрее за ними! - убыстряя шаг, прокричал Джар.
        А шаман с охотником почти добежали до толпы стражников-людей, которые совсем не ожидали такого поворота событий.
        - Меня хватит только на одно заклинание! - признался шаман.
        - Ты главное активируй его, а я поддержу, как смогу! - предложил Дазл.
        - Так и сделаем! - согласившись, кивнул головой Валь, и на ходу принялся плести Огненный шар.
        Когда до образовавшейся стены, в которую построились люди, оставалось всего несколько шагов, Валь выкрикнул два слова и с его руки слетел небольшой огненный шарик, который упав дорогу, покатился на врагов, увеличиваясь с каждым мигом. После этого заклятия у шамана не осталось сил, чтоб сделать хотя бы еще один шаг - он, ослабев, растянулся на дороге, подняв над собой облако серой пыли.
        Так как до воинов, закованных в железо, оставалось совсем немного, Дазлу нужно было поддержать заклятие шамана всего каких-то две-три секунды, с чем он легко справился. А как только пылающий шар, размером с коня, оказался перед стеной щитов, у него даже получилось взорвать его. Ошметки магической лавы, шипя и трескаясь, полетели во все стороны. Магические брызги без труда делали сквозные дыры в железе и люди, бросая оружие, громко кричали от невыносимой боли.
        Дазл вовремя подхватил падавшего с ног и уже без сознания шамана и поволок напрямую сквозь толпу стражников человеческого посольства.
        Сразу за ним легкой трусцой продвигался Смерч с мертвяком на спине. И немного отстав, догоняли воины-тролли, норовя по дороге огреть кого-то из врагов по голове мечом или копьем.
        Пролетев вооруженную толпу, охотник с Валем свернул в первый же переулок. Остальные, догнав Дазла, неотступно следовали за ним.
        - Давай помогу! - оказался рядом Джар и накинул себе на шею повисшую руку друга.
        Охотнику стало намного легче.
        - Что будем делать дальше? - поравнялся с троллями священный воин.
        - Не знаю, - тяжело дыша, ответил Джар. Засунув клинки кое-как себе за пояс, добавил: - Если они бежали за нами в правильном направлении, хотя мы их и не видели, значит...
        - С ними маг! - закончил вместо него Дазл.
        Пока никто из троллей не мог ничего толкового придумать, они безостановочно бегали по узеньким улочкам лесной столице, с целью хоть немного запутать след и найти убежище.
        В это время улицы уже давным-давно кишели бы перворожденными, но заслышав об опасных преступниках-троллях, которых бросились ловить почти все стражники из человеческого посольства, мирные жители Эльнии решили пока что побыть дома.
        Пробежав насквозь целый район, маленький отряд беглецов ураганом пронесся через пустую широкую улицу, по которой вовсю разгулялся ветер, швыряя по серым камням мостовой мелкие камушки и желтые листочки.
        Оказавшись на другой стороне, тролли вновь принялись плутать меж каменными постройками эльфов.
        Сворачивая за очередной поворот, бежавший впереди Крускор резко остановился и остальные чуть не врезались в него.
        - Ты чего это? - тут же послышался возмущенный вопрос Джара.
        Но, увидев, кто стоял перед ними, тролль сразу замолчал.
        Возле входа в один из домов, в нескольких шагах, опершись на стенку, стоял орк. Он был одет в коричневый балахон, такие обычно носят друиды, что не ускользнуло от Дазла. Но от этого орка совсем не веяло магией леса.
        - Я знаю, что ты не эльф! - заговорил первым тролль и продолжил, - Нам нет до тебя никакого дела. Поэтому уйди с дороги.
        Крускор и Джар разом напряглись, готовые в любую секунду прыгнуть вперед и перерезать горло возможному врагу.
        - Мне плевать, до чего у вас там дело, - нагло усмехнулся, седовласый орк, - но если не помочь Валю, то мы его больше никогда не увидим живым. Да и не хочу, чтоб все мои труды пропали напрасно!
        - Какие такие труды? - не понял шамана охотник.
        - Заходите внутрь и все узнаете!
        Но тролли не спешили пользоваться приглашением случайного встречного, или не случайного?
        - Люди уже близко! Да и остроухие скоро спохватятся и тоже возьмутся за дело, это не считая следопытов!
        Переглянувшись, тролли нехотя скрылись в белом каменном доме, входной дверью которого служила всего лишь полупрозрачная синяя штора. Окна были прикрыты такими же шторками, как и вход в эльфийское жилище. Пустая гостиная уныло приветствовала новых гостей тусклым светом и пустым столом.
        - Уложите его на стол! - указал орк на пустую мебель.
        Джар и Дазл поспешно сделали то, что им сказали.
        - А ведь это не сухое дерево! - заметил наблюдательный Крускор.
        - Оно выращенно магией и при желании может приобрести любую форму и величину! - подошел к столу, на котором уже лежал Валь, орк-шаман. Тролль что-то невнятно повторял слабым голосом.
        - Он бредит! - сказал Дазл.
        - Мы и так видим это! - фыркнул Джар.
        - Кстати, а где хозяева этого гостеприимного дома? - не обратил на колкость воина никакого внимания охотник и, прищурившись, посмотрел на орка.
        - Они в спальне, продолжают смотреть цветные сны! - подмигнул шаман.
        - Я так понимаю, что мы тебе не особо нужны? - спросил Крускор.
        - Да нет! Но только не мешайте! Эльфы могут устроить проверку, поэтому нужно привести вашего друга побыстрее в чувства! - объяснил орк.
        - Вот и отлично! - обрадовался священный воин. - Поможете мне с нежитью?
        - Конечно! - и все трое принялись снимать Джин'зика со спины волка.
        Уложив тело мертвяка на холодном полу, тролли вместе склонились над его головой и Крускор отбросил капюшон с лица легендарного убийцы.
        Как и прошлый раз, хранитель убедился в том, что этот поднятый был в идеальном состоянии. Ни одного кусочка кожи на лице не отвалилось от него. Даже длинный горбатый нос был в идеальном состоянии. Волос и брови, конечно же, отсутствовали, но кроме чисто-белой кожи ничего подозрительного нельзя было увидеть.
        - Чтоб поднять умершего и оставить его тело в таком отличном состоянии, нужно быть великим мастером-некромантом! - осматривая каждый сантиметр лица поднятого, проговорил Дазл.
        - Может, это только лицо так сохранилось! - не удержался от колкости Джар и оглянулся посмотреть, как там дела у орка. - Долго еще?
        Но шаман медленно водил руками над грудью и животом Валя и не обратил на вопрос воина никакого внимания.
        - Да не мешай ему! - одернул тролля Крускор.
        - И как вы можете быть полностью уверенными, что это не подвох? - перешел на шепот воин.
        - Можешь за это не волноваться! Я просканировал его мозг! - твердо ответил охотник.
        Джар с недоверием посмотрел ему в глаза, но ничего не ответил.
        - Хотел тебя спросить еще при нашей первой встрече, - Дазл повернулся к Крускору.
        - Слушаю.
        - Как ты узнал, что это именно Джин'зик?
        - По его оружию!
        И Джар, на которого тут же обратились взгляды двух пар глаз, вытянул из-за пояса две чинкуэды убийцы.
        Дазл отложил лук в сторону и, взяв в руки один из мечей, принялся внимательно изучать сложный узор. Джар сделал тоже самое.
        - Я, конечно, легенду слышал только в детстве, но, кажется это действительно они! - спустя несколько минут вынес свой вердикт Дазл.
        - Вот и отлично! А пока наш "друг" будет путешествовать с нами, я позабочусь о его оружии! - засунув чинкуэду за пояс, довольно проговорил зеленокожий тролль. - Если никто не против, конечно! - поднял он голову к Дазлу и Крускору.
        - Да нет! А ты что скажешь? - охотник повернулся к священному воину.
        - Мне плевать на эти железяки! Меня больше волнует, что мы можем узнать у него! - в глазах тролля начал разгораться угрожающий огонек бешенства.
        - Непременно узнаем! - Дазл отдал второй клинок Джару и положил ладонь на плече хранителя. Ярость тут же пропала.
        - Все! - раздалось за спинами у троллей. - Сейчас запрыгает! - устало проговорил орк и опустился на появившийся из ниоткуда, такой же, как стол, табурет.
        - Нам бы еще с вот этим поговорить, - священный воин недвусмысленно указал на Джин'зика.
        - Сейчас, сейчас! Ты пока глянь на улицу, что там происходит?
        - Я сделаю! - остановил тролля Дазл и, подобрав лук, подошел к небольшому окошку.
        А на улице как раз было на что посмотреть. По дороге, медленно вертя головами и внимательно рассматривая окна вторых и третьих этажей каменных зданий, взад-вперед сновали стражники-люди. Из дома, который был напротив, вышли трое эльфов. Один из них был друид, которого тролль заметил в лесу возле города, а двое остальных были в зеленых плащах. Выйдя из темной арки, эльфы свернули направо и зашли в соседний дом. Дазл стал с другой стороны окна и увидел еще два таких отряда. И один из них двигался к убежищу орка и троллей.
        - К нам гости! - повернувшись, выпалил он.
        - Значит так, вы двое, - орк обратился к Джару и Крускору, - берите шамана и мертвеца и тащите в соседнюю комнату, и волка не забудьте!
        Воины принялись поспешно выполнять указания. Джар в охапку сгреб Валя со стола и в два прыжка скрылся в небольшом коридорчике. Смерч не отставал ни на шаг. Крускор решил не поднимать тяжелое тело, а, взяв убийцу за ноги, быстренько потащил туда, где только что скрылся воин со своим зверем и шаманом.
        - И чтоб звуку от вас слышно не было! - добавил вдогонку орк.
        - А мне что делать? - подошел к шаману Дазл.
        - Ты из них самый расторопный, так что останешься со мной. Подойди!
        Тролль сделал два коротких шажка:
        - Тебя то как называть?
        - Урган. Но сейчас я буду для тебя Урлендом, а ты для меня Вейлуном! Запомнил?
        - Ага! - утвердительно кивнул головой тролль.
        - А теперь не двигайся.
        Орк взял одной рукой тролля за плечо, а второй уперся ему в грудь. Все тело тут же накрыла волна легкой боли. Ноги и руки сильно ломало.
        - Еще чуть-чуть! - Ургану тоже приходилось не сладко.
        Их тела принялись сильно дрожать. Охотник попытался крикнуть, но горло словно тисками сдавило.
        Наконец, боль прошла, а перед Дазлом стоял высокий эльф в шелковых одеждах. Бросив взгляд на себя, он обнаружил, что одет в то же самое, что и орк, точнее эльф. А его лук стал похож на те, которые обычно носит с собой зеленая молодежь перворожденных.
        Перевоплощение тролля и орка закончилось вовремя, так как в следующий миг в маленькой прихожей послышался топот нескольких пар сапог. В комнату вошли три эльфа, которых немного ранее подметил охотник.
        - Доброе утро! - проговорил один из следопытов.
        - Или не совсем! - недовольно проговорил Урган-Урленд и уселся на табурет. - Что могу подсказать уважаемым рейнджерам и друиду, которые столь рано решили навестить мой дом?
        - Мы ищем... - начал, было, друид, но орк-эльф бесцеремонно перебил его.
        - Знаю, что вы ищете! А точнее кого, и думаю, всем известно, как я отношусь к этим дикарям, - в голосе "хозяина дома" появились нотки ненависти.
        "А ты неплохо играешь!" - оценил актерское мастерство шамана охотник.
        А яростная тирада тем временем продолжалась:
        - И знаете что! Судя из того, что в поисках активное участие принимают люди, то я могу предположить, что эти ничтожества во всем замешаны! - Урган-Урленд уже сорвался на крик! - Я говорил, что их долбаное посольство вылезет нам боком! Но разве меня кто-то слушал?! - он на секунду остановился, чтоб перевести дух.
        - Но... - попытался вновь заговорить рейнджер.
        - Заткнись! Тебе пока слова никто не давал! Посмотри на этих невеж, племяш, - орк-эльф обратился к троллю-эльфу, - и ты еще хочешь быть одним из них?
        - Ну, э... - неуверенно промямлил Дазл-Вейлун и, разочарованно посмотрев на гостей, опустил голову.
        - А ну вон из моего дома, нахалы "зеленые"! Иначе шкуру со всех сдеру! - поднялся на ноги хозяин жилища и потряс тоненьким кулаком.
        - Извините! Мы больше не будем Вас беспокоить! - твердо, но с почтением в голосе, сказал второй рейнджер и принялся торопить своих товарищей к выходу.
        - Эй! - окликнул его орк-эльф, когда перворожденный был в шаге от выхода.
        - Да? - повернулся он.
        - Я кожей чувствую, что спрашивать нужно именно с людей!
        - Мы непременно воспользуемся вашим советом! - поклонился эльф и убрался вон из дома.
        - Ну, ты и выдал, - оперся на край стола Дазл.
        Как только друид и рейнджеры покинули укрытие троллей, эльфийские оболочки тут же растворились, и орк с троллем приняли свои естественные облики.
        - Еще бы! - довольный собой, усмехнулся Урган.
        - А в чьем доме мы, кстати, находимся? - решил узнать, почему дознаватели себя так осторожно вели.
        - Урленд, который сейчас мирно сопит в две дырки у себя в спальне, является единственных хронистом перворожденных и по возрасту уступает только императору и еще нескольким выдающимся личностям, - не заставляя себя долго упрашивать, объяснил шаман.
        - И ты думаешь, что они так просто отстанут?
        - Конечно, нет! Но это уже будут действительно заботы старика и его племянника!
        - В смысле? - не совсем понял его охотник.
        - Свалим мы отсюда! А я-то думал, что ты поумнее остальных будешь, - поддел тролля Урган. - Давай, зови их сюда - займусь вашим мертвецом ходячим!
        Дазл тотчас скрылся в глубине дома, а через минуту он вернулся со всеми остальными. Валь уже был на ногах и в отличном состоянии.
        - Укладывайте на стол, - скомандовал орк, разминая руки.
        - Урган! Я опять твой должник! - улыбнулся молодой шаман.
        - Ты вообще как? В ушах не звенит? Тело не ломает?
        - Да все отлично, я как заново родился!
        - Ну, тогда действительно, ты мой должник теперь, - засмеялся орк.
        - А кто эти эльфы в спальне? - спросил Джар.
        - Я не собираюсь по двадцать раз всем рассказывать одно и то же! - фыркнул шаман. - У дружка своего расспросишь, а пока замолчите и не мешайте мне!


        Глава 25. Ритуал


        - Хорош прикидываться! Я влил в тебя достаточно энергии, - орк похлопал по плечу поднятого и отошел к троллям.
        Джин'зик понял, что притворяться бесчувственным больше нет смысла, иначе шаман заставит его разговаривать насильно. Убийца не сомневался, что орк это умеет делать мастерски. Он уже раньше слышал это имя - Урган. Вот только где и когда?
        Открыв глаза, мертвяк обнаружил, что его лицо и голова полностью открыты, а сам он был связан по рукам и ногам. Да еще и к доске какой-то прикрутили, перестраховщики, блин! Поднятый попытался дернуться, но как только в его голове зародилась сама мысль о бегстве, от магических веревок прошел разряд мощного потока энергии.
        - Это хорошо! - ехидно произнес Урган, с радостью наблюдая, как меняется от боли лицо убийцы. - Теперь тебе в голову не будет лезть всякая чушь!
        Пленник бросил на шамана испепеляющий взгляд, но тот лишь насмешливо усмехнулся в ответ. Сев на деревянный стул, появившийся у него за спиной, орк откинулся на спинку и закрыл глаза - все, что от него требовалось, он сделал.
        - Как ты понимаешь, - выступил вперед Крускор, - мы хотели бы кое-что услышать от тебя!
        Тело Джин'зика опять встряхнуло от болезненной судороги.
        - Нас предали! - с трудом проговорил он.
        - Урган, ослабь немного заклинание, а то он откинется раньше времени, - попросил Дазл.
        - Как скажешь! - безразличным тоном ответил орк и провел перед собой рукой.
        - Спасибо! - с облегчением поблагодарил тролля поднятый.
        - Меня не интересует, кто и как вас предал, - ледяным голосом оповестил мертвеца священный воин. - Где Сердце?
        - У человека!
        - Что это за человек? Отвечай нормально или Урган вновь усилит узы страданий! - пригрозил хранитель.
        - Хорошо, только единственное, что я хочу знать - это где мое оружие?
        - Не беспокойся! - с довольной ухмылкой проговорил Джар. - Твои клинки в надежных руках! - он отодвинул полу плаща и похлопал по рукоятям клинков, висящих у него за поясом.
        Увидев, что с его детищами все в порядке, хоть они и находятся у этого невежи, Джин'зик все же немного успокоился. Так как весь отряд, членом которого он был, уничтожен, тролль ни секунды не верил, что Слай выживет в поединке с человеком, убийца переживал только о своих незаменимых чинкуэдах. Что ж, таиться больше не было смысла, да и вряд ли у них удастся бежать из лесной столицы, поэтому поднятый решил честно отвечать на вопросы, так как лишний раз терпеть боль ему совсем не хотелось. А если еще и получится убедить их отпустить его и дать шанс присоединиться и отомстить за товарищей, то это будет и вовсе превосходно!
        - Спрашивай!
        - Сейчас, Урган, - Крускор повернулся к орку, - сколько у нас времени?
        - Примерно, час, не больше! - подумав, ответил шаман.
        - Значит так. Зачем вы похитили Сердце? - тролль вновь смотрел в глаза поднятому.
        - Я знал немного. Главным в отряде был назначен Джолам. Знаю только то, что маг из посольства пообещал Осколок Луны в обмен на Сердце.
        - И зачем вам Осколок? - вдруг вмешался в разговор Валь.
        - Чтоб попытаться вернуться к нормальной жизни! - вместо убийцы, не открывая глаз, ответил Урган.
        - Орк прав! - подтвердил слова шамана Джин'зик.
        - И здесь были замешаны только люди? - продолжал свой допрос священный воин.
        - Нет, не только! Некоторые из друидов и эльфов из знатных родов, живущих в городе. Но лично я знал только друида Эоласа, которого ты прикончил в Круге! Ну и человека, конечно же.
        - А как зовут этого человека? - спросил Дазл.
        - Я не знаю, он представился Хозяином!
        - Урган! - повысил голос Крускор.
        - Он не врет! - тут же раздался ответ.
        - Хорошо! Когда вы прибыли на место, что произошло дальше?
        - Ну, осталось нас всего трое, это ты, конечно, помнишь, я думаю? Мы на заре явились в его кабинет и отдали Сердце. Увидев артефакт, он тут же заплатил, и попросил Джолама остаться с ним наедине.
        - И вы так просто покинули его кабинет? - не поверил Джар.
        - А у нас и выбора не было. Чтоб ты знал, свет хотя бы одного Осколка может уничтожить сотни таких как я. А некроманты дали оберег и специальную урну только Джоламу.
        - Что дальше?
        - А что дальше? Стоило нам оказаться в холле, как мы почувствовали подозрительную магию, но было уже поздно. Слай остался сражаться, он не мог поступить иначе, так как Джолам был его наставником, а мне пришлось бежать. Ну, а потом я наткнулся на вас!
        - Что скажете? - Повернулся к остальным Крускор.
        - Я ему не верю! - сразу же выдвинул свое мнение Джар, хотя на самом деле он боялся даже на секунду расстаться с оружием убийцы.
        - Я не заметил лжи в его словах, - спокойно проговорил Валь.
        - И я тоже, - поддержал его Дазл.
        - Если ни у кого больше нет ни каких вопросов, можно спрошу я? - подошел поближе Урган.
        Тролли расступились в стороны, пропуская его вперед.
        - Как видишь, большинство на твоей стороне! Я прав? - орк повернулся к хранителю и, получив утвердительный ответ, продолжил. - Что ты собираешься делать, когда мы тебя отпустим?
        - Мстить! - с ненавистью ответил Джин'зик.
        - Ты хочешь, чтоб он к нам присоединился? - угадал намерения орка охотник.
        - Я с вами! До самого конца! - не дожидаясь очевидного предложения, выпалил убийца. - Ты ведь знаешь, что я не вру.
        Взгляды троллей разом устремились к лицу Ургана.
        Немного подумав о чем-то, шаман махнул рукой и узы, сдерживавшие поднятого, в миг растаяли. Повалившись на пол, тот активно принялся растирать запястья и лодыжки.
        То, что недавний враг присоединился к отряду, все восприняли спокойно. Все, кроме Джара! Чертыхнувшись, он швырнул оружие убийцы на пол и отошел от всех. Смерч тут же оказался рядом и лизнул ладонь хозяина, с целью поднять ему настроение.
        - Он всегда такой! - махнул рукой Валь.
        - Кстати, Урган, что мы будем делать дальше? - садясь рядом с орком за стол, спросил Дазл.
        - Нам нужно пробраться к посольству людей, - пожал плечами тот.
        - Это и так понятно, - раздраженно сказал Крускор и плюхнулся на стул, который появился под ним в последний момент. - Но ведь не по улице же туда добираться будем?
        - Ты абсолютно прав, мой дорогой тролль! - торжественно заявил шаман, удивив всех своим ответом. - В спальне есть тайный ход в подземелья города. Я не раз хаживал по ним, так что мы с легкостью найдем нужное место.
        - Тогда почему мы еще сидим? - бодро спросил Валь.
        - Давайте скорее найдем этих ублюдков или я сверну несколько лишних эльфийских голов! - угрожающе поддержал шамана Джар.
        Как только Валь и Урган на всякий случай запечатали вход в жилище, все пошли в спальню. На широкой кровати прямо в одежде были уложены старый хронист и его племянник, который приехал в столицу, чтоб поступить на службу в рейнджеры.
        - Нужно отодвинуть кровать - люк в подвал находится под ней. - С этими словами орк принялся двигать мебель.
        Тролли тут же бросились ему на помощь и через несколько секунд перед ними показалась в полу квадратная крышка люка.
        Джар и Крускор вместе ухватились за два кольца с одной стороны крышки и, ухнув, потянули на себя. В спальне раздался неприятный скрежет, словно какой-то зверь точил когти о камень. С краев узкого лаза вниз посыпалась пыль - видимо, старый эльф давно уже не использовал этот путь для перемещения по родному городу.
        Как только крышка была откинута в сторону, на незваных гостей перворожденного взглянула пасть непроглядной черной пустоты и мрака.
        - Я спущусь первым и активирую подземную систему освещения, а вы тут пока решите, кто из вас посильнее.
        - Это еще зачем? - недоуменно поинтересовался Джар.
        - Они будут лезть последними и придвинут на место кровать, иначе, если эльфы придут в себя и увидят открытый вход в подземелья - наша песенка спета! - терпеливо объяснил орк и прыгнул вниз. Зеленокожее тело тут же поглотила волна тьмы. Послышался глухой стук, будто чье-то тело хорошенько шлепнулось о камень.
        - Ты там как? - наклонившись вниз, крикнул Дазл.
        - Нормально! Просто не рассчитал немного! Там в одной из стенок вырезана лестница, спускайтесь по ней! - послышался бодрый ответ орка.
        - Там вроде не глубоко, - проанализировав голос Ургана, сказал охотник.
        - Кто будет идти последним? - присел возле люка со всеми Валь.
        - Могу предложить свою кандидатуру! - тут же предложил Джин'зик.
        - Нет! - резко повернулся к нему Крускор. - Последними пойдем я и Джар!
        - Это еще почему мы? - набычился воин.
        - Может Урган, Дазл и Валь смогли увидеть, что он не лжет, но я пока не верю ни единому его слову! - священный воин кивнул на поднятого. - А кто-то ж должен за ним присматривать?
        - Я как раз и могу этим заняться! - развел руками бывший гладиатор.
        - Извини, брат, но больше всех я пока что доверяю Дазлу, а Валь - шаман, и никак не воин. А чтоб усилить свои руки заклинанием ему придется понапрасну тратить свою энергию. Так что остались только мы с тобой!
        - И чем я только думал, когда связался с вами? - недовольно пробурчал тролль, пропуская поближе к темному провалу прохода Валя.
        Спустив вниз ноги, шаман принялся искать лестницу. Она как раз находилась напротив него. Упершись в вырезанные выемки ногами, он осторожно спустился по грудь и поднял голову:
        - Во-первых, твой волк сам нашел меня, а во-вторых я тебя не заставлял идти сюда! - сказал он Джару и скрылся в темноте.
        Через минуту он позвал остальных:
        - Следующий!
        - Давай ты, - охотник показал на мертвяка.
        - Как скажете! - дружелюбно улыбнулся Джин'зик. - Ах, да, так как нам пока что суждено пребывать в одном обществе, можете называть меня Джин!
        - Лезь, давай! - подтолкнул его Джар.
        Убийца, ничего не сказав, попросту спрыгнул вниз.
        - Вот блин, - только и успел сказать Дазл и поспешил за ним.
        - Ну, как вы там? - просунул голову вниз Крускор.
        - Все нормально! - успокоил его охотник.
        И как раз в этот момент резкая вспышка яркого света резанула по глазам троллей.
        - А-а-а-а! - схватившись за глаза, отскочил от прохода вниз воин.
        - Что там? - тут же оказался рядом зеленокожий тролль и просунул вниз свою голову.
        Валь, Дазл и Джин находились в просторной комнате, по углам которой горели магическим светом круглые фонари. Шаман и охотник безуспешно терли себе глаза. Глаза убийцы совсем не пострадали, так как он, по сути, был мертв.
        - Забыл предупредить, - послышался откуда-то со стороны знакомый голос. Повернув немного голову, Джар увидел приближающуюся фигуру Ургана. - Вспышка может на некоторое время парализовать глазные мышцы.
        - Просто прекрасно! - злобно процедил воин и поднялся назад.
        - И поспешите, а то хозяева скоро придут в сознание.
        - А это вообще замечательно! - себе под нос добавил зеленокожий тролль. - Крускор, ты как?
        - Сейчас, уже почти прошло, - оставив в покое покрасневшие глаза, ответил хранитель.
        Пока священный воин приходил в себя, Джар помог Смерчу спуститься вниз. Точнее, он подождал пока волк опустит заднюю часть своего тела в проход, а потом, взяв его за подмышки, опустил, насколько смог, и отпустил. Зверь мягко приземлился на подушечки мощных лап.
        Белизна перед глазами исчезла. Крускор уже мог видеть окружающие, но назойливая колкость в уголках глаз все ни как не хотела проходить. Кое-как поднявшись с пола, тролль одной рукой схватился за кольцо люка, во второй он держал копье.
        - Нет, так не пойдет! - остановил его Джар. - Спустись немного вниз и упрись руками в стенки прохода, да сбрось ты свое копье, не украдет его никто!
        Священный воин нехотя послушался:
        - Дазл, лови копье! - сбросил вниз оружие показавшемуся внизу охотнику. - Что дальше?
        - Момент!
        Ухватившись за царгу кровати, тролль притащил ее к люку:
        - Тяжелые же, сволочи! - перевел он дух и спустился на уровень с Крускором. - Ты придерживай крышку люка, а я буду тянуть на нас кровать.
        Крускор уперся обеими руками в нелегкую крышку и принялся потихоньку опускаться ниже, по мере того, как зеленокожий тролль справлялся с нагруженной кроватью. Мышцы Джара вздулись от напряжения. Со лба струился пот. Тролль был похож на какого-то силача, которых, так любили изображать на фресках или в виде статуй в своих городах люди.
        - Чего вылупился? - сквозь зубы процедил он.
        - А ты оказывается силен как бык, просто притворяешься слабаком! - поддел воина хранитель.
        - Очень смешно! Опускай уже! - воин опустил руки вниз и, оценив высоту, полетел вниз, превосходно приземлившись на ноги.
        Через секунду к остальным таким же способом присоединился Крускор.
        - Хух, я думал, ты еще час будешь возиться с жалким диванчиком! - ему нравилось злить воина.
        - Так, все, хватит шутить! Или вы забыли, зачем мы здесь? Нам еще нужно до необходимого места добраться! - напомнил о себе орк.
        - А разве это далеко? - передавая копье священному воину, поравнялся с шаманом Дазл.
        - Не то, чтобы далеко, но... - замялся Урган.
        - Ты опять забыл нас о чем-то предупредить? - с вызовом спросил Джар.
        - Эти подземелья не совсем эльфийские!
        - То есть как? - опешив, спросил Валь.
        - И чьи же они? - уперся руками в бока Крускор.
        - Когда-то на этом месте был построен город таурусов Блафрег!
        - Этого не может быть! - глаза Дазла стали величиной с золотые монеты! - Ведь считается, что их город поглотил океан!
        - Так и случилось! Это же было больше тысячелетия назад! - развел руками орк.
        - Короче, мне плевать, кто это построил! Говори по делу, орк, что нас может ждать впереди? - Джар не любил тратить время на разговоры.
        - Если мы наткнемся на древнего призрака, которые еще остались в этих местах, советую всем просто замирать на своих местах и просить духов, чтоб нас не заметили. - Признался шаман.
        - А они что, слепы? - саркастически спросил зеленокожий тролль.
        - Именно так! - вместо орка ответил доселе молчавший поднятый.
        - Ладно, на месте разберемся! Урган, веди! - скомандовал Дазл.
        Орк поспешно кивнул и направился к дальней стенке. Тролли и волк неотступно двигались у него за спиной. Шаман надавил на один из неприметных кирпичей, которыми было выложено все вокруг, стенка бесшумно разделилась надвое и разошлась в стороны.
        Перед отрядом открылся узкий проход, в котором рядом могли идти только двое. Впереди, показывая путь, шествовал Урган. Сразу за ним Валь и Джар. После - Джин и, сразу за ним, волк, Крускор попросил зверя не спускать глаз с мертвяка. Замыкающими были как раз священный воин и Дазл.
        - Орк себя как-то странно ведет, - шепотом проговорил зеленокожий воин так, что молодой шаман еле расслышал!
        - С чего ты взял?
        - Не верю я, что он забыл предупредить насчет света и этих демонов непонятных. Думаю, он что-то скрывает от нас!
        - Да что?
        - Откуда мне знать? - фыркнул Джар.
        - Ладно тебе, - махнул рукой Валь и оба замолчали.
        Тем временем длинная кишка узенького коридора закончилась и отряд оказался в просторной галерее, по бокам которой, высокие сводчатые потолки подпирали толстые колонны. А меж ними стояли огромные статуи могучих воинов.
        Тролли остановились примерно на середине пути и подошли к одному из каменных изваяний. Воин, облаченный в пластинчатый доспех, был примерно четыре метра в высоту. Обеими руками таурус опирался на топорище двухметровой секиры, лезвие которой было украшено древними письменами этой ушедшей в небытие расы. Благодаря тому, что на голове существа не было шлема, можно было рассмотреть грозные черты лица, которое напоминало морду быка. Борода воина была заплетена в толстую косу, которая свисала до самого живота. В обе стороны, чуть ли не касаясь колонн, возвышались толстые закрученные рога, которые увенчивали голову. Взгляд древнего существа был наполнен ледяным холодом и спокойствием. В носу было продето кольцо. Именно оно выделялось из всей статуи.
        - А колечко то в носу, кажется, золотое! - заметил Джин.
        - Насколько мне известно, кольцо в носу являлось очень почетным знаком отличия. Этот зал есть что-то вроде галереи героев. - Поделился своим познаниями Урган.
        - Пойдемте, не будем тревожить духов! - оглядываясь, проговорил Крускор.
        Остальные еще с минуту рассматривали статуи, а после двинулись за ушедшим немного вперед священным воином.
        - Стойте! Замрите! - вдруг крикнул хранитель и застыл с поднятой рукой там, где стоял.
        - Да стойте же! - рыкнул на всех Дазл.
        Между колонами неспешно паря над землей двигались две еле видные тени. Они были очень похожи на статую, которую только что рассматривали тролли с орком. Еще одна тень появилась в опасной близости от Крускора. Джар успел позвать к себе Смерча и теперь успокаивающе поглаживал зверя, чтоб тот не выдал их.
        Покрутившись возле затаившихся смертных, один из призраков отправился куда-то вон по своим делам, а вот второй пока уходить совсем не собирался. Священный воин наконец-то смог опустить руку и перевести дух - призрак, гулявший возле него, скрылся в темноте колонн. Повернувшись назад, тролль присел, не двигаясь с места, и принялся ждать, когда же уйдет последняя тень тауруса.
        И как назло, призрак подплыл именно к волку. Смерч еле сдерживался, чтоб не отпрыгнуть в сторону, его белая шерсть встала дыбом. Дух уже хотел уходить за своим товарищем, как вдруг, что-то почувствовав, он резко оказался лицом к лицу с зеленокожим троллем. Глаза Джара встретились с бессмысленным взглядом пустых белых глаз призрака. Словно что-то вынюхивая, он то опускался ниже, то вновь подымался. В конце концов, ничего не обнаружив, призрак еще раз прошелся возле отряда и скрылся.
        Тролли вздохнули с облегчением, расслабившись, сели кто где стоял на холодные гладкие плиты, которыми был выложен пол.
        Метка на животе Джара принялась интенсивно пульсировать, заставив тролля скрутиться от боли.
        - Что с ним? - тотчас оказался рядом Урган.
        - Посмотри его живот! Там какое-то пятно, но он не особо хотел говорить мне о нем! - подсказал Валь.
        Орк быстрым движением разорвал рубаху и все без исключения увидели фиолетовое пятно на животе воина, которое методично пульсировало. Джар сделал слабую попытку прикрыть метку руками, но Дазл и Джин тут же взяли его за руки.
        - Что у вас опять стряслось? - подбежал Крускор.
        - Этого не может быть! - потрясенным голосом промямлил Урган.
        - Чего не может быть? И что это у него на животе? - не понял, что произошло священный воин.
        - Если я не ошибаюсь, то нашему миру грозит опасность! - медленно проговорил орк, вытирая со лба появившиеся капельки пота.
        - Ты о чем? Что с тобой? - Дазл подумал, что орку тоже стало плохо.
        - Кто-нибудь из вас слыхал когда-то о Заелтанах? - спросил шаман.
        - Демоны-разрушители, поверженные Первыми Гномами! - тут же блеснул своими знаниями поднятый.
        - Да и это именно их метка! Метка, которая предназначалась самым ненавистным врагам!
        - А ты точно ничего не спутал? - прищурился убийца.
        - Я уверен! - подавленно произнес орк.
        - И что нам теперь делать? - поинтересовался Валь.
        - Ждать! Ждать, пока его отпустит, - развел руками Урган.
        Нагнувшись над Джаром, Крускор приподнял его веки - оба глаза были закачены вверх:
        - А с этим точно ничего нельзя поделать?
        Получив отрицательный ответ, тролль уселся рядом с остальными и, набравшись терпения, принялся ждать.
        Как только боль покинула тело, Джар открыл глаза, но был почему-то не в подземельях, как он ожидал, а посреди леса. Он совершенно не чувствовал своих конечностей и, как ни старался, не мог пошевелить даже пальцем. Подчинялись только налитые свинцом веки. Внезапно тролль услышал позади себя непонятный шорох. Он хотел повернуться, чтобы посмотреть, что там происходит, но и эта попытка завершилась провалом.
        Но вскоре он увидел, кто стоял у него за спиной. Меньше всего на свете он хотел увидеть именно эту тварь, но по закону подлости это была именно она. Только в этот раз тень была раза в три больше воина. И ее многочисленные щупальца тоже выросли в размере.
        "А чтоб тебя!.." - выругался про себя тролль.
        Как и в прошлый раз, тень вплотную приблизилась к лицу Джара.
        Только в этот раз знакомый голос прозвучал не в голове воина, а естественно:
        - Скоро!.. Скоро, придет твой час! Час расплаты! - если б воин мог чувствовать свое тело, то его точно пробрало бы до мозга костей.
        Одно из щупалец, раскрыв свою кровожадную пасть, потянулось к лицу Джара. Но он совершенно не испытывал страха. Черные кривые зубы сомкнулись на его лице и оторвали кусок кожи. Троллю было все равно. Он знал, что это всего лишь иллюзия и что на самом деле он находится в древних подземельях под столицей остроухих. А тварь тем временем все ожесточеннее кромсала лицо воина. Добравшись до желтых глаз, оно вырвало их, а Джар потерял сознание.
        В следующий миг тролль вновь приоткрыл глаза, но на этот раз он был не в лесу. Над ним нависали серые потолки затхлого подземелья, а вместо ужасной тени рядом были его друзья.
        - Смотрите! Кажется, очнулся! - воин узнал этот голос, он принадлежал Валю.
        Тотчас над ним склонились четыре тролля и орк. А потом что-то шершавое прошлось по щеке, оставляя за собой слюнявый след - это Смерч поприветствовал своего хозяина, который в очередной раз вернулся в мир живых.
        - Как себя чувствуешь? Идти можешь? - деловито осведомился Урган.
        - Сейчас проверим! - пожал плечами тролль и даже, к своему удивлению, легко поднялся с пола. Мышцы, конечно, немного затекли, но это ничего.
        - И?
        - Да нормально все! Кстати, сколько я провалялся?
        - Часа с пол, не больше! - тут же ответил Дазл.
        - Может, мы пойдем, а? А то призраки местные опять вернутся, и что нам, вновь ждать, когда он придет в себя? - раздраженно спросил Крускор.
        - Он прав! Нужно поторапливаться! - согласился со священным воином орк.
        Статуи могучих тауросов сопровождали отряд до конца галереи. На пути у троллей встали три арки, за которыми тянулись три совершенно одинаковых коридора. Стены были исписаны литерами странного алфавита, который в теперешнее время знали только единицы.
        Урган остановился на месте и закрыл глаза. Достав из-за пазухи круглый амулет в виде звезды, он что-то шепнул ему и, сняв с цепочки, выпустил из рук.
        Золотистая звездочка, украшенная маленьким алмазом по центру, подплыла к левой арке и на несколько секунд зависла в воздухе, словно в раздумье. То же произошло и с центральной аркой. А вот у последней, она задержалась дольше и в конце залетела именно в нее.
        - Нам сюда! - поспешно сказал орк и побежал вперед. - Мы уже близко! Амулет всегда выбирает самый короткий путь!
        Тролли тоже бросились за Урганом. Воздух в этом длинном и извилистом коридоре с каждым пройденным метром становился все чище. А вскоре длиннющий тоннель пошел вверх.
        Пробежав через очередной проход, отряд оказался в тесной комнатке, с облупленными и разбитыми стенами.
        - Кажется, здесь держали какого-то бешеного монстра! - не удержался от комментария Джар.
        - Я смотрю, ты уже окончательно пришел в себя? - поддел троллю Джин.
        - Я его чувствую! Оно прямо над нами! - вдруг, радостно проговорил Крускор.
        - Кого он чувствует? - спросил Валь у Дазла.
        - Сердце!
        - Но с ним что-то не так! А-а-а-а-а! - выпустив копье из рук, священный воин схватился за голову и упал на колени.
        - Так, быстрее, Дазл, Джар, видите вон те два ровных кирпичика, ага, вот эти, да! Вместе вдавите их вовнутрь! Давайте! - орк склонился над хранителем и положил ему руки на спину. - Валь, помоги!
        Тролль сразу же сделал то же, что и Урган. Шаман шепотом принялся тараторить непонятную скороговорку. Волна приятного тепла прошлась по всему телу воина. Валь тоже почувствовал ее, но энергия орка полностью выплескивалась в Крускора, не забывая захватывать и немного с тролля.
        - Легче? - прекратил свои чары шаман.
        - Ага! - кивнул головой хранитель и поднялся.
        А тем временем остальные: Джин, Джар с волком и Дазл выбрались, на светлую лестничную клетку. Широкая лестница вела вверх и вниз. Следом за ними из потайного хода выбрался Валь. Последними были орк и Крукор. Урган на секунду остановился и провел рукой по стене. С тихим шорохом проход закрылся.
    &n