Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .

        Уроды не сдаются Кирилл Юрченко


        Пускай они мутанты, пускай изгои, но Уроды тоже могут быть героями. Они такие же как мы, им тоже хочется жить. Вот только способы выжить у них свои, под стать уродству…


        Кирилл Юрченко
        «УРОДЫ НЕ СДАЮТСЯ»
        («ЗАВТРАШНИЕ РАССКАЗЫ»)


        ГЛАЗА, УШИ, НОС


        1. УШИ

        Что поделаешь - не любят у нас уродов.
        А в нашем квартале таких уже немного.
        У всех хари как баскетбольный мяч или с тыкву. С такой физией лишний раз на люди показываться опасно.
        Вот совсем рядом, за мостом, в Синюшном жилмассиве, уродов почти не осталось - всех перебили.
        В основном ночью. Втихую.
        Нашим больше повезло - все-таки интеллигентный район.
        Я, конечно, тоже из поколения отмутированных, но если спрятать ушищи под разношенную шапку, а ротище закутать в мохеровый шарф - можно в полумраке сойти за почти нормального. Очень хочется живым до дому добраться.
        И дернул меня химдьявол сегодня в годовщину взрыва на комбинате задержаться у четы инженеров-технологов, чудом уцелевших в тот злочастный день.
        И вот, таясь, приходится пробираться домой, чтобы не попасть в коллекцию скинхедов.
        У них, говорят, весь штаб скальпами уродов увешан. Слухи ходят - скоро в верхах разрешат начать официальный отлов. Уж больно много там уродоненавистников.
        Перед очередным поворотом за угол - замираю, высвобождаю уши - сканирую.
        Скрипят ритмично супружеские широкие кровати.
        Капает, капает, капает вода кухонь и ванных.
        Где-то на чердаке шевельнулся сонный голубь.
        Вдруг торопливые шаги крепких ног.
        Пока далеко.
        Справа - похожий звук из туннеля девятиэтажки.
        Удары ног резонируют о стены - примерно полтора десятка человек. Ночная облава скинхедов.
        Если поймают - лишь бы только убили сразу, не мучая, не отрабатывая удары с обеих ног и рук.
        Шапка в сторону за сугроб. Шарф в другую.
        Теперь не до маскировки. Теперь ничто не мешает слушать - это главное мое преимущество.
        Гавкнул хрипло ротвейлер, натасканный на уродов.
        Кросс в сторону реки вдруг оборвался проваливанием в горячую черноту. В глазах на секунду вспыхнуло, озарилось, погасло…
        Очнувшись от близкого лая, наткнувшись рукой на шершавость мокрой стены, другой - на склизкий стержень холодной трубы, быстро двинулся к далекому журчанию неизвестного рода.
        В конце коридора, там где труба уходила в пол, запнулся о вмурованный люк, едва не сломав ребра. Спасение! Теперь только вниз, как можно глубже. Где уже не достанут.
        Кое-как поддев крышку непослушными пальцами, я сдвинул ее в сторону. Страшновато было лезть в еще более густую черноту наугад, поэтому, просунув голову в образовавшийся проем, прислушался.
        Свет ослепил.
        - Ку-ку!  - чья-то веселая физиономия возникла подо мной, а потом последовал удар по голове.
        Я свалился вниз, но сознание на этот раз не потерял. Краем глаза удалось увидеть два силуэта.
        - Ты ему случайно тыкву не разбил?  - забеспокоился первый.
        - Да не должен,  - второй прыгнул мне за спину и, схватив за шкирку, потащил вдоль тоннеля.
        Сопровождающий то и дело наступал на мои волочащиеся по полу ноги, и я не решился посмотреть на него сквозь прищур - пусть лучше думают, что я в отрубе, тем более что прикидываться мертвой лисой умею, и неплохо.
        - Здоровый боров попался.
        - Везуха!
        - Значит не всех уродов наверху перебили.
        - Выходит так. В речную бригаду его?
        - Не торопись. Пускай поживет немного.
        Оба заржали и первый, бросив меня на пол, отвесил нежный пинок.
        - По-моему, он сейчас в штаны наложит? Эй, братан, хватит притворяться. Мы таких, как ты, за версту чуем.
        Я срочно продрал глаза и красноречиво шевельнул ушами. Вот так парочка: первый был выше второго на две головы и очень худ. При искуственном освещении он казался страшно бледным, а его товарищ был еще толще меня - круглый, на кривых коротких ножках. И оба лысые, ни намека на бровь или ресницы. Типичные уроды.
        - Сожрем ушастого прямо сейчас?  - верзила-лысый достал из кармана нож и торопливо протер лезвие о грязную штанину.
        - Затушим в маринаде!  - поддержал инициативу его напарник.
        - Я больше люблю грибной соус.
        - А где ты грибы достанешь?
        - А маринад?
        Они тоскливо поморщились, вздохнули разом, и я подумал, что они здорово истосковались по нормальной жратве.
        - Вставай, вставай!
        - А, может, сырым употребим?
        И снова заржали.
        Мы добрались до очередного люка в полу.
        Верзила поддел его натренированными пальцами, совершенно бесшумно. Толстяк первым спрыгнул в открывшийся полумрак.
        Там внизу я весьма явственно различил звук мерно жующих челюстей.
        - Спускайся, не ссы!
        Челюсти заинтересованно прекратили разгрызать кости.
        Еще не видя этого существа, я ощутил неприятный холодок в брюхе и чуть пониже.
        Первый лысый исчез за поворотом. Потом зазвенела цепь, и недовольное урчание сменилось тоскливым нытьем.
        - Теперь можно!  - долетел крик.
        Второй толкнул меня вперед. Через воняющий давно немытой шерстью закуток, мы прошли в тоннель, казавшийся нескончаемым. Сзади долетел хриплый вой. Да уж - скинхедам здесь явно не поздоровится.
        То и дело попадались переходы на верхний уровень, наглухо заделанные кирпичом, кое-где кладка была совсем свежей. Только однажды краем уха, еще там наверху, я услышал рассказ об этих отмутированных дачниках с Лошадиного острова, накрытого облаком, образовавшимся после взрыва терминала. Три дня ни один спасатель не мог приблизиться - разъедало даже комбинезоны химзащиты. А когда вошли в зону поражения - никого, естественно не обнаружили. С тех пор пошли слухи - выжили, мол, некоторые, только под землю ушли. И под родным городом нарыли столько ходов, что никогда их не поймать. Выходит - правда.
        Наконец, мы остановились перед массивной железной дверью, грязной от следов аборигенских ботинок.
        Толстяк принялся колотить обшивку ногой.
        - О, пополнение?  - за дверью нас встретила небритая ряха. Тоже лысая, как колено.  - Командор будет очень доволен!
        Командор оказался озверелым микроцефалом. Его крохотная для могучих плеч головешка производила крайне жуткое впечатление. И голос - вибрирующая трубная какофония.
        - Молчать!  - на каждый посторонний шелест.
        - Смирно!  - на каждое вялое движение.
        Но это я узнал только потом. А сперва было знакомство.
        Он появился из своего обиталища в поносного цвета халате, волочащемся по полу. Разглядев со всех сторон и прощупав мои ожиревшие ляжки, да распоясавшееся брюшко, обратился к моим похитителям:
        - Кормите его получше. Если старые консервы не сгодятся - обращаться к моему денщику! Отхожее место сами знаете где. Вопросы есть?
        - Никак нет!  - прогромыхали оба враз.
        Душа всколыхнулась в ожидании худшего. Выходит, сожрут. Уж лучше бы я достался скинхедам.
        Никто жрать новичка, как я потом к облегчению своему понял, не собирался. Зато продолжали кормить, как на убой,  - этого я уразуметь никак не мог. А дня через три - точно сказать не могу, меня включили в речную бригаду по уничтожению водоглазов.
        Получив стальную самодельную острогу и фонарь с аккумулятором, я шагнул к резиновой лодке, в которой уже знакомый лысый верзила разминал мышцы спины.
        - А в городе никто не верит в существование ни «дачников», ни водоглазов,  - сказал я, чтобы разрядить затянувшуюся паузу.
        - Ну и что - про нас вообще никто толком ничего не знает,  - лысый перестал махать руками.  - А знаешь, почему?
        - Конспирация?
        - Гораздо хуже. Нас нельзя классифицировать - мы еще не уроды, но уже не нормальные. И главные отличия не внешние, а внутренние. Мы же наверху за своих всегда сойдем. Наши так и прикидываются, если попадутся - кто сантехником, кто просто бомжом. Еще не было такого, чтобы кто не возвратился!
        Когда по хитроумным подземным тоннелям мы отплыли от базы на почтительное расстояние, я не замедлил поинтересоваться:
        - Почему это ваш Командор решил баловать меня консервами, а сам ни-ни. Да и вообще я не видел, чтобы вы ели хоть что-нибудь путнее.
        - Значит не догадливый…,  - не желая развивать эту тему, Верзила ушел от ответа: - Острогу-то наточил?
        Я потрогал перистое лезвие, слегка порезал кожу. Острее не бывает.
        - Мы за водоглазами идем ради мяса?
        - Не ляпни подобной чепухи, когда доплывем до бригады.
        - Тогда зачем планомерное истребление обитающих в другой среде?  - мне стало жаль этих неведомых пока водоглазов, может, если истребляют из спортивного интереса.  - Я пока в туннелях ни одного водоглаза не видел.
        - А не будут суки пастись на нашей поляне.
        - В смысле?
        - Прямом, как моя заднепроходная кишка. Знаешь, какие у них аппетиты?  - Верзила в остервенении приналег на весла,  - То, чего нам хватает как минимум на неделю, они смалывают за сутки.
        - Рыбу что ли?
        - Ага,  - осетрину с хреном! Вы же наверху не понимаете, что и мы и водоглазы существуем только благодаря вашему дерьму! Ничего другое наши желудки не принимают. Да и ты скоро таким же станешь - чай уже не первый, бля, такой. Дурень непонятливый…
        Я, захлебываясь, выворотил в черную парящую воду подземного канала еще не переваренный завтрак.
        Теперь я уже никогда не спрошу, почему их ночные горшки похожи на сияющие кастрюли. Вдруг вспомнилось:
        « - Завтрак Командору!..»

        2. ГЛАЗА

        Он был сыт - это удалось впервые за несколько дней. Приятная тяжесть в животе сменила все остальные чувства, и сейчас Король томно валялся на импровизированной лежанке из вонючих тряпок, которую сам обустроил, едва только впервые попал в этот затхлый сырой подвал. Выбирать не приходилось - даже такое жилище сгодится, когда ты вынужден позорно бежать после неудачной стычки с одноплеменниками. Подлая жизнь - подлое беззаконие.
        Благодарно принимая подарок судьбы, Король старался не думать о том, что едва ли такое повторится в ближайшее время - это была удача. Простая удача, которую не нужно ловить - она сама приходит в лапы, грозя отмстить затяжной черной полосой.
        Он вяло отреагировал на пробуждение Подруги. Поняла сразу - ей он ничего не оставил. Своим отупевшим за голодные дни сознанием он сейчас вдруг понял, что это было единственное существо, ставшее на его сторону и не изменившее ему. Сразу исчезла сладость в брюхе, вместо этого забродило гадливое ощущение вины, ударило в голову. Он отвернулся, сполз с лежанки, позволив своей избраннице занять свое место. Придется снова идти туда. Интересно - осталось ли что-нибудь?



        Мутные осколки разбитых стекол не могли сдержать ветер - в подвал то и дело залпом врывался снег. От порции свежести вонь застарелого гноя только становилась острее (чьи-то останки не успели дожрать крысы). Из угла в угол по ненавистному пространству метались давно прочитанные газеты, а забытые журналы наполняли узкие проходы шумным недовольным шелестом замызганных страниц.
        И вот, когда ветер взял многозначительную паузу, и газеты послушно легли пятнами рядом с побелевшими углами костей (когда привыкаешь уже не интересно, а в первые дни он постоянно спрашивал себя: каким же он был, здешний обитатель?), Король осторожно подобрался к окну.
        Он глубоко втянул зябкое колыхание воздуха, стараясь привыкнуть к этому дурману чистоты. Опершись на бугорок тряпья, припорошенного снегом, Король настороженно вперил отвыкшие от света глаза в темные пятна улицы. Главное - не шевелиться. Они не могут видеть так далеко, как он. Только слышать. А в этом он, увы, не мог с ними соперничать.
        Из массы звуков, донесшихся до него с улицы, он смог ясно выделить только монотонное капанье (еще немного и снег перестанет таять), да воркование гулей. Как ни старался он сквозь их гомон расшифровать далекие неясные шорохи, ничего из этой затеи не выходило. Придется действовать наудачу.
        Король вцепился в обломок рамы, подпрыгнул вверх и, вскочив на подоконник, начал карабкаться навстречу снежным хлопьям.
        Робко ступив на девственный белый покров, огляделся вокруг. Гули - это, конечно, отличная жрачка, но даются с трудом. Эти подлые твари давно забыли о том, что раньше они никого не боялись.
        Своей цели Король добивался четверо суток. В голове его созревали чертежи нескольких ловушек, но реализовать удалось только две задумки. И лишь одна оказалась успешной - до сих пор на земле красовались следы, оставленные расплющенными тушками, покрытые сверху порозовевшим снегом. И сейчас еще ненасытные крылатые твари поедали останки своих неудачливых сородичей. Это их погубит и сейчас.
        Король приналег на шест. Еще немного… Нужно заставить себя…
        И снова, как в первый раз, металлический лист с громоподобным ударом разбил живые комки, превратив их в месиво снега, крови, помета и перьев. Король рывками вернул шест в исходное положение и кинулся к своей добыче. И тут случилось то, чего он больше всего боялся.
        Он вовремя обернулся - серые расплывчатые пятна (так и не успел привыкнуть к яркому снегу) заскользили к нему из соседнего подвального люка. Король хватанул первые попавшие в руку тушки, прижал их к груди и побежал обратно. Он слышал за спиной отчаянный визг и шум драки, одна тварь успела укусить его за ногу.
        В подвал он свалился. Тут же вскочил на ноги. Короткий взгляд в окно - дальше его никто не собирался преследовать. Та тварь, что пустила в ход зубы, тоже кинулась к останкам гулей, в азарте прирезав кого-то из своих. Несчастного размололи в один прием. Король с ужасом наблюдал за их действиями, моля только об одном - чтобы они, наконец, насытились. Убедившись в том, что после падения не растерял свою добычу, бросился в коридор. Он давно уже позабыл, что такое темнота. Каждая трещинка в стенах, каждая ямка на полу - все это не может ускользнуть от его глаз. А к свету - к нему тоже можно привыкнуть.
        Он снова был на месте. Подруга спала.
        Тонкой досточкой подпереть рассохшуюся дверь - хотя бы так.
        Он постоянно задумывался - почему крысоподобные не преследуют его? Всегда оставляют шанс на спасение. Почти каждый его поход наружу так и заканчивался. Короткая вылазка, как правило, безуспешная охота, неожиданная стычка с противником, позорное бегство. И ни разу твари не проникали за ним в подвал, хотя сами жили в точно такой же дыре. Не менее вонючей, наверное. Возможно, они плохо видят в темноте и боятся следовать в неизвестное место. А может, хотят, чтобы он продолжал применять свою убийственную хитрость, а за то, что позволили жить в этих развалинах, берут свою часть добычи?
        Не в силах разгадать эту тайну, Король прижал к себе благодарную Подругу. Спит, бедолага. В голове вдруг снова мелькнула подлая мысль - когда они все-таки проникнут сюда, станет ли он спасать ее или воспользуется заминкой, чтобы спасти свою шкуру?..



        Каждый день перед сном он вспоминал подробности своего исхода. Они давно уже не могли жить одним обществом. Постоянные стычки и драки, переходящие в жестокую расправу. Даже те, кто еще не умел говорить или делал это с великим трудом, проявляли ничем не прикрытую злобность. Они умели то, чего Король никогда не понимал - убивать без жалости. Они даже не пользовались оружием. Им, переродившимся, оно было ни к чему. Мощные мускулы, длинные ногти и острые зубы. Будь здесь кто-нибудь из его молодых родичей, им не пришлось бы придумывать ловушку - любой смог бы схватить гулю быстрее, чем тот попытался бы подняться в воздух. Да и крысоподобные твари разбежались бы в страхе. Молодые всегда возвращались с добычей, в отличие от Старых. Тех кто жил еще ДО… Король тоже был из них, а недавно он понял, что еще немного и настанет его черед отправиться к праотцам. Однажды клыки младшего уже сомкнулись на шее его брата.
        Король устало вздохнул. Он погладил Подругу по свалявшимся волосам и стал засыпать.
        Этот сон приходит к нему часто. Он еще совсем маленький, кругом много вещей и людей - таких же, как он, малышей. Высокая женщина. Говорит красиво и непонятно. В руках кусочек бумаги, на котором нарисован собирающий крошки гуля, и пятном проступает на листочке толстый крючок. Такие же закорючки он видел на разбросанных по подвалу бумажках, которые, он помнил, назывались газетами и книжками. С тех пор и не может избавиться от этого сна. Как они называются эти закорючки? Он долго не мог вспомнить, а потом четко услышал голос:
        « - Скажи нам, Королев, какая это буква?..»
        « - Буква гуля.» - и громкий смех ребят в ответ.
        Он крепко засыпает, не чувствуя уже, как по его щеке сбегает горячая слеза…

        3. НОС

        Когтю всегда нравился их запах. Они ручные, слишком нежные для того, чтобы вести самостоятельную жизнь. Дабы никто не смог покуситься на его подопечных, он изредка прятал их у себя во рту. Хотя, конечно, не совсем приятно, когда какая-нибудь так и норовит залезть поближе к горлу. Одну как-то раз сожрал случайно. Потом два дня горевал.
        Обратив внимание, что в камере никого не осталось, Коготь выплюнул их в целлофановый пакетик и сунул в карман. Мало ли что может случиться во время прогулки. Вторую потерю он не переживет.
        Охранник гневно прокричал. Сука.
        Коготь, торопясь, кинулся к коридору.
        Эти прогулки вымогают. Мороз, не мороз - никого не интересует. За это время тюремная бригада прошвырнется по камере: соберут, гады, все излишки, выпотрошат матрацы в поисках недозволенного. Им бы вшей собирать.
        Зябко.
        Первыми стынут пальцы. В тоненькой рубашечке не нагуляешься. С другой стороны - благодатное время для обдумывания плана.
        Бежать. Только бежать.
        Коготь давно наметил себе союзника. Правда, тот еще об этом не догадывается. Урод - от него не скроешь. Каждый урод свой аромат имеет. Большинство об этом и не догадываются. А уж этот так пахнет… Мастер маскировки - да только у Когтя свои методы. Он уже давно раскусил, чем здесь пахнет.
        Сегодня на ужин будет полугречневая каша. Еще бы не знать - выпаривали вонь три часа. Теперь будут вывозить обмывки: за жбанами всегда приезжает старая рухлядь с газовым двигателем. Шоферюга - гнусный типчик с нестриженными волосами (дешевый одеколон и мерзкий запах отстойной помады, оставшийся от поцелуев - кто ж на него такого страшного клюнул?).
        … Сегодня их с «союзником» очередь выносить парашу. Самое время поговорить.
        - Даже не пытайся отказаться,  - он решил сразу взять быка за рога.  - Ты поможешь мне, а я никому не скажу, кто ты есть на самом деле.
        Она вздрогнула и поникла враз. Именно - ОНА. Уж кто-кто, а Коготь в женщинах разбирается прекрасно. Тем более с таким приятным запахом. А с виду - обычный мужик. И ни капли смазливости. Таким даже отъявленный педераст не заинтересуется. Но все может измениться однажды. Она из тех уродов, что умеют менять свой облик.
        - Если хочешь, уйдем вместе. Я сомневаюсь, что через три дня все не обнаружится само собой. По моему, у тебя и аксессуаров нужных при себе не найдется. Ведь так?
        Она снова вздрогнула.
        - Я знаю твой главный талант, детка. Меня не проведешь. Ну как, согласна?
        А что ей еще остается.
        Коготь занял свою койку и стал тренировать давно позабытый трюк. Главное - не привлечь внимание. Недаром он получил свою кличку в банде. Это была не главная суть его уродства, но он обязан был ей жизнью. Небольшое напряжение и коготь среднего пальца удлинялся на семь сантиметров, достаточных для того, чтобы резким ударом проткнуть любую одежду и вонзить стилетоподобный кончик между ребер.
        Где там мои любимые - он вынул их из кармана и аккуратно отправил по одной в рот.
        «Сегодня ночью.»



        Сквозь гомон неспящих Коготь не без труда определил, что грузовик наконец-то приехал. Как обычно, водитель явил присущую ему педантичность - в несколько приемов развернулся в крохотном дворике и выставил автомобиль кабиной к воротам, чтобы было проще выезжать.
        Самое время. Пора дать знак…
        Тех, кто еще не сомкнул глаз, ошарашил сумасшедший вид сокамерника, выскочившего в центр камеры и с остервенением начавшего сбрасывать с нар чужие вещи, остальных же, не успевших как следует разглядеть свои примитивные сны, разбудил истеричный вой, сопровождавший это действо.
        Реакция местных авторитетов не заставила себя ждать - со своих мест первыми вскочили шестерки.
        Все с тем же криком, фурия схватилась за шею одного из них и на глазах окружающих стала превращаться в того человека, которого вся камера (на время и Коготь был вынужден признать это превосходство) почитала за самого главного.
        Наплыв мышц (с ворота отлетела пуговица), колючая небритость, потемнение огрубевшей кожи - на все потребовалось несколько секунд.
        Гробовая тишина - короткое мгновение. Даже зажатый в тисках-лапах худосочный баклан, сглотнув слюну, не рискнул выдохнуть.
        После того, как сообщница Когтя отшвырнула незадачливого засланца к стене и направилась в центр собрания (самые благоразумные начали прятаться во вторых рядах), камеру огласил чей-то истошный крик:
        - Уро-о-о-оод!
        И неизвестно чего испугались больше - появления второго претендента на первенство в камере, или того, что среди них таился самый настоящий УРОД.
        Кто-то кинулся к двери, его примеру последовали еще несколько человек. Снаружи на гулкие удары откликнулись грохотом отпираемых засовов.
        Коготь подскочил вовремя. Вошедшего в камеру первым, он встретил режущим ударом по горлу, тут же подхватил автомат и, развернув его вместе с истекавшим кровью охранником, плюнул свинцовой очередью внутрь коридора.
        Впереди замаячила свобода. На всякий случай он отстреливался в обе стороны сумрачных переходов. Ему было глубоко наплевать, последует ли за ним главная исполнительница спектакля. Постановка была прекрасной, но все лавры должны достаться режиссеру. А она - как-нибудь выберется!
        Заключительная пробежка вдоль охраняемого коридора, ведущего к столовой. Несколько выстрелов в темноту, в подтверждение точности - четко различимый предсмертный хрип.
        Вот, наконец, и автомобиль. Растерявшийся водитель кинулся внутрь кабины, что облегчило Когтю задачу. Ему оставалось лишь больно двинуть стволом в податливую мягкость живота.
        Уже после того, как грузовик, миновав тюремные ворота, скрылся в ночи (водитель был напуган до смерти и теперь не скоро остановится), Коготь, подметив, что невесть откуда взявшиеся проблесковые маячки двинулись в ту же сторону, облегченно вздохнул и сунулся в карман за своими любимыми.
        Карман был пуст. С остервенением Коготь швырнул автомат в грязный сугроб, несколько раз заехал ногой (до боли в пальцах) по выщербленной кладке, и с мерзкими ругательствами двинулся в глубь трущобных кварталов.

        4. УШИ

        С виду водоглазы похожи на гуманоидов. А кто они на самом деле - черт его знает. Как говорит Верзила - после Катастрофы даже из обычного говна может появиться какая-нибудь тварь.
        Сколько ни размахивал я острогой над пузырчатыми головами, которые то и дело выскакивают рядом с лодкой, никак не мог себя заставить ткнуть в «самое средоточие», выражаясь фразами моего спутника.
        - Дурья ты башка, а не коллега.  - ворчит Верзила, а потом пытается внушить целую теорему о неправомерности сосуществования: - Сам посуди - либо мы, либо они. Когда совсем жрать нечего станет, вот тогда поймешь.
        В тот же день он отрапортовал Командору о моей полной несостоятельности. На что в кратчайшие сроки был дан приказ - перевести в бригаду добытчиков. Что это означало, я толком не знал, думалось - буду теперь ходить по тоннелям вдоль бесчисленных задвижек, с которых качается городское дерьмо, и заправлять им здоровенные бидоны. Ан нет - оказалось, что добытчики - единственные, кому дозволяется выбираться наверх. Привилегированное сословие. Верзила тоже добытчик, но для того, чтобы рассчитывать на дополнительную порцию жрачки, приходится подрабатывать истребителем водоглазов.
        - Ты не думай - скоро сам за лишний кусок говна пахать будешь, как миленький. Думаешь, вечно тебя тушенкой из старых запасов кормить будут? Это только для новеньких. Для адаптации, так сказать.
        Верзила еще, для порядку, прочитал несколько наставлений.



        Сегодня у меня первое дежурство. Мы вместе.
        - А не боитесь, что сбегу?
        - Дурной что ли? Тебе два пути - либо на стол к вивисекторам, либо к нам. А еще лучше - к скинхедам для коллекции. Выбирай - что интереснее.
        Перспективы, конечно нерадостные.
        Путь наверх казался бесконечным. Миновав водосточную систему, избороздив ногами вязкую топь грязи, мы очутились в самом чреве всеми заброшенной очистительной станции - от внешнего мира нас отделяло лишь узкое окошко вентиляционной. Давно забытое общение с позабытым миром едва не кончилось обмороком. Невозможно описать те чувства, но мне вдруг отчаянно захотелось обратно - в вонь ставших родными тоннелей, в полумрак. Наглотавшись свежего воздуха, я долго не мог прийти в себя. Тренированный Верзила адаптировался гораздо быстрее - через десять минут он смог вылезти из заброшенной будки на улицу. А еще через пятнадцать уже и я смог приступить к работе добытчика.
        Как мне объяснили внизу, тонкостей эта специальность не знает - бери, что под руку попадется. Чем ценнее, тем лучше. В подземном мире всему найдется применение. Самое ценное - оружие.
        - Был один у нас - сопливенький, хилый,  - рассказывает Верзила.  - Однажды ушел на добычу - забрался в какую-то хату, стал по шкафам шарить, нашел нож увесистый. Его и застукали. Всю семейку перерезал, потом еще какие-то набежали, еле домой вернулся. Зато уважать стали. Скормили мы его, правда, потом водоглазам.
        - За что?
        Верзила пренебрежительно махнул рукой.
        - Уж больно гордый стал. На Командора руку поднял - хотел самолично от новичков ночные горшки принимать. Ну, мы его и усмирили.
        Для нас самое главное - сойти за своих. После нового заселения территорий внимание к уродам стало более пристальным. Под горячую руку и обычных людей сметают. Скорей бы наступила ночь. Все-таки удачно мы попали - смеркается.
        Верзила долго перебирал в памяти план расположения местных главных отводов. По всему выходило, что самым подходящим объектом для бегства в случае неуспеха предприятия были развалины бывшего зверинца. К тому месту мы и направились.
        Неудачи пошли сразу же. Улицы были совершенно пустынны - за мою не такую уж долгую жизнь подобной тоскливости я не наблюдал. Пытался вслушиваться в звуки темноты - создавалось ощущение, что кварталы вымерли. Нет, конечно, сопенье за стенами, различные скрипы и шорохи - все это никуда не исчезло. Но народ сидел в своих конурах, даже не собираясь прогуляться.
        Комендантский час. Эта мысль сразу пришла в голову, когда в услышанный мною трусливый топот шагов по переулку, вмешался грохот подкованных ботинок. Кого-то гнали в нашу сторону. Вскоре и Верзила смог услыхать многократное эхо - в испуге он бросился совсем не в ту сторону, за ним по глупости и я.
        Улепетывающим оказался щупленький хромоногий пацан, наивный, он отчаянно пытался пробиться сквозь равнодушные двери.
        - Пустите, кто-нибудь. Откройте!
        Он бил в двери плечом, дергал за ручки. Все бесполезно.
        Заметив впереди нас, как и он пытавшихся скрыться, припустил, стараясь сократить расстояние. Жаль было мальца, поэтому мы немного притормозили. Верзила тщетно старался вспомнить, где находится ближайший тоннель, и постоянно костерил за дурацкую ошибку себя и меня в придачу.
        В таком суетливом бегстве, я никак не мог настроить свой слуховой аппарат - в голову лезли какие-то посторонние шумы, тревожные мысли мешали собраться.
        То, что мы оказались в западне, стало понятно, едва со стороны ближайшего перекрестка вспыхнули мощные прожекторы.
        - Никому не двигаться!  - забухал репродуктор.  - Немедленно лечь на землю! Руки на затылок!
        Остается только повиноваться этому голосу. Рыло тотчас же забивается снегом, попавшая в рукава талый снег щекотливо стекает к локтю. Вдруг тяжелый удар под ребра - внутри будто разорвался шар с болью. Тысяча гвоздей вонзилась в каждое нервное окончание. Кто-то из нашей троицы пытался вскочить - спустя мгновение я услышал хруст костей и тихий вскрик Верзилы.
        - Еще есть желающие бежать?!
        Голос заставил подняться. Первое, что я увидел - неестественно бледное лицо Верзилы. К моей радости, он был жив. Придерживая сломанный сустав, он с трудом поднялся. Рядом был и пацан. Только всю его пугливость и хромоногость словно водоглазы слизали. Гоголем он ходил мимо окруживших нас людей, которые похлопывали его по плечам. Провокатор.
        - Ну как я их, а? Как лохов развел!
        - Молодец, фраер! Считай, что день не зря прожил, такие экземпляры попались!
        Те, кого с таким ужасом вспоминает каждый урод, предстали во всей своей красе.
        Скинхеды.

        5. ГЛАЗА

        С каждым днем твари становились все изощреннее в попытках выкурить парочку из своего убежища. Когда они все же пренебрегли своими страхами перед темнотой и целой стаей бросились в подвал, Король схватил Подругу за волосы и, не обращая малейшего внимания на ее вопли, потащил за собой в лабиринт коридоров.
        Спасло умение видеть в кромешной темноте. Перед его глазами то и дело вспыхивали серебряные контуры погруженных в мрак предметов. Несколько раз пришлось пригибать голову, дабы ненароком не заехать лбом в нависающий обломок косяка или загиб порванной трубы. Подруга теперь не сопротивлялась, лишь вжалась в спину Короля, словно пытаясь слиться с ним в одно тело - каждое неосторожное движение заканчивалось ударом о невидимые ею препятствия.
        Вскоре впереди забрезжил сумрак. Будь он один, Король мог бы спокойно прибавить скорость, но, опасаясь за жизнь спутницы, ему приходилось как следует выбирать дорогу. По этому пути он уже проходил несколько раз, но когда с тобой обуза, даже задуманный побег проходит совсем иначе.
        Этот вросший в землю коридор прямиком выходил на затопленную водой ложбину на краю здоровенного поля. Твари никогда не селились здесь, открытое пространство вызывало у них точно такой же страх, как и темнота, и в этом скрывалось их родство с Королем - он тоже боялся быть замеченным. Но теперь гораздо более сильный ужас перед смертью толкал его вперед, в самую неизвестность.
        Пробежав вдоль берега несколько метров, Король остановился перевести дух. После теплой подвальной сырости их встретил накинувшийся ветер и свежий снег под босыми ногами, сквозь который ноги проваливаются во все еще податливую мягкость холодной и влажной земли. Подруга, позабыв о синяках и ссадинах, полученных за время короткой пробежки вслепую, заныла - теперь от холода.
        Король снова схватил ее за волосы и несколькими рывками пригнул к самой земле, для порядка, но не слишком чувствительно, сунул пару раз кулаком в бок. Она перестала реветь и только еле слышно всхлипывала. Он взял ее ладонь в руку и потянул за собой.
        Позади была определенная ясность - отправиться в мясорубку тонких и острых зубов. Впереди - совершенная неопределенность. Второе - в любом случае более разумно. Теперь его не страшили даже люди.



        Куда ползти, где кончается эта безграничная власть холода и ветра?
        Его нога вдруг взорвалась болью, а за секунду до того что-то громко лязгнуло, схватив конечность в тисках. Он долго пытался бороться, раздвинуть цепкие зубы, но силы оставили его. Король уже ничего не понимал и не воспринимал ничего в окружающем его мире, когда яркие подрагивающие всполохи на дальнем расстоянии превратились в обжигающие глаза пятна.
        Из автомобиля выскочили четыре фигуры. Двое оторвали пальцы Короля от неподвижного тела Подруги. Еще один принес небольшую емкость, облил пространство вонючей жидкостью, а через мгновение в глазах Короля снова больно вспыхнуло, в ноздри ударил запах паленого, и снова затрясло - на этот раз от так неожиданно нахлынувшего тепла.
        И долго еще суетились вокруг, а он, все не отрываясь, глядел в центр этого огня - в бесформенную обугленную черноту. Потом его дружно схватили за ноги-руки, подняли в воздух и равнодушно кинули в зев кузова.
        Ему хотелось крикнуть:
        - Нет! И меня туда же!  - но он не мог пошевелить даже языком.
        И перед тем как погрузиться в сон, он впервые за бесконечный круг дней, услышал чьи-то голоса:
        - Никогда не думал, что уроды и в такой глухомани могут водиться. Опоздали мы с очисткой!
        - Да здесь их целые деревни. А эти - еще совсем дети. Может, не надо было девчонку сжигать?
        - Эту заразу только так - огнем и мечом! Кто знает, может быть, она как оттает, одыбает, а капкан у нас только один. Да еще на сносях может быть, потаскуха. У них это быстро!
        - А его теперь куда? Нахрена мы его с собой взяли?
        - Не боись - я знаю одно место. Уверен, мы сегодня неплохо заработаем!

        6. НОС

        Пока ему фартило. Нашел старого кореша - раз. Вдвоем раздобыли деньжат, и одновременно улизнули от патруля - два. Забрели в местный подпольный кабачок, где изрядно покуролесили,  - три. Их не хотели принимать, но пришлось подключить весь свой потенциал, чтобы вынюхать среди шарашки хоть один знакомый запах. На этот раз - запашок Хлеста - старинного знакомого, который оказался родственником одному из этих прощелыг.
        Только благодаря данному от уродства оружию Коготь и выживал. Главное держаться по ветру. В прямом и переносном смысле. Поджидая добычу, даже не обязательно закрывать глаза (хотя так более настраивает на нужный лад), главное хорошо принюхаться. Еще не слышно шагов, а можно смело делать выводы: «Этот давно не мылся, этот, похоже, недавно пожрал. Селедка с молоками. А этот только что от бабы. Не от жены - от штанов прет свежей спермой, а в руках зачуханный букет. Вот, милая, задержался - цветочков купить…». «А вот то, что надо - деньги, полный карман. Таких как ты, касатик, я даже под водой учую. Не поможет и перочинный ножик в кармане.» Потом небольшая прогулка за объектом. Иногда летальный исход - если слишком сопротивляется.
        Так и сейчас. Воспользовавшись гостеприимством, пусть и принудительно вытребованным, Коготь принялся искать среди подпольных гуляк будущую жертву. Кандидатур выходило несколько, самым «жирным» - родственничек Хлеста. Интересно, расстроится замшелый блядун, если его зятек, или кто он там ему, домой придет совсем пустым? Или совсем не придет…
        По ходу дела, рассматривая желтоватую лужицу, Коготь передумал. И вовсе не из-за авторитета давно забытого дружка. Просто все слишком удачно складывалось. Родственничек был пьян настолько, что в попытке рассупонить ширинку, свалился возле ближайшего забора, где и обмочился. Вот они деньги - хватай. Но Коготь решил иначе. Разорвал круг. Много раз подряд фартить не может - это правило Коготь знал отлично. И если случается какая-нибудь халявная гладкость в жизни - лучше приготовиться к самому худшему. Пущай кто другой огребает. Да хотя бы кореш. Он распрощался с ним, и пошел куда глаза глядят. Деньги - дело наживное.
        В какой-то подворотне его внимание привлек незабываемый запах. Обрадовавшись, Коготь поводил носом, угадывая направление. Ветер был неустойчивый, и пришлось потрудиться, прежде чем возле окутанного паром подвального окошка он обнаружил липкие залежи перепрелой бумаги. Он пошурудил в бесформенной кучке, в несколько приемов отделив зерна от плевел.
        - Вот вы где, мои сладкие. Замерзли, небось…
        Перебирая в пальцах, сдуть пылинки. Хотя какие пылинки - одна грязная слизь. Лучше сразу в рот, пока не расползлись. Давай, давай… А ты куда, зараза.
        Опустив рукав, он стряхнул последнюю из них в ладонь и с наслаждением отправил в рот. Тысячей запахов откликнулись они на нежное шевеленье языка.
        Увлекся. Так сильно, что не заметил, как с правой стороны к нему подобралась заросшая грязью шавка. С тоской смотрит, бестия, думает, что ей тоже отломится. Коготь дернулся обманным движением, сдерживая себя, чтобы не засмеяться, когда напуганная собака ломанулась через сугробы.
        Коготь проводил ее взглядом, продолжая работать языком. Сквозь зубы он несколько раз сплюнул грязную слюну. Авось никакой заразы не прихватит. Сладости во рту так ароматизировали от ощущения тепла и влаги, что он занервничал. Оно и раньше так бывало - на время пропадает нюх. Но что поделать. Противостоять собственной страсти он не мог. Пройдет время - привыкнут.
        Коготь устремился в проход. Он не был готов к появлению людей. А вот его, напротив, уже поджидали.
        Сопротивляться поздно? В подтверждение этой мысли на его спину откуда-то сбоку обрушился удар, а следующим скользящим движением вынырнувшего из темноты кулака разбило губы. Он почувствовал, как соленая жижа прорывается сквозь щель рта, стекая вниз вместе с выломанными зубами и с теми ласковыми созданиями, которых он так обожал. Даже не пытаясь остановить их бегство, он только с силой схватился за нос. Хотя бы один шанс на спасение - он не должен лишится собственной силы…

        7. НИКТО НЕ ЗНАЕТ

        Лица их были светлы и, казалось, благообразны. Только когда черные вязанные шапочки сползли с голов каждого, проступившая вдруг бледная синева вен на затылках и висках затмила все остальное. Остались только эти вздрагивающие пульсации сквозь тонкую кожу. Настолько тонкую, что не верится, как эти существа могут ставить своей целью остановить изменение мира. Как можно бороться с неизбежным, если твое тело - не более, чем на короткий миг оживший прах. И эти жилки и венки - они так нежны, что обязательно порвутся от непосильного бремени. И страшно думать, что эти жилки и венки - они действительно способны судить и миловать.
        Лежавшие на полу, скорчившиеся в неестественных позах и связанные по рукам и ногам, ждали своего часа.
        …Их так много. Это еще полгода назад можно было сказать - редкостный улов. Теперь с каждым днем их становилось все больше и больше. Они плодятся как тараканы, как микробы, как… Как вирусы в ослабленном теле. Выжечь заразу - уничтожить, растоптать. Великий подвиг, славная миссия…
        С недавних пор я обрел способность читать мысли. Обрывками, проглоченными фразами, но все же.
        Это тяжело, надо сказать. Особенно тяжело, когда знаешь, что тебя ждет. Коготь говорит, здесь все пропахло кровью. Одежда, столы, каменный пол.
        Рядом лежат и воняют канализацией два типа, которых выловили где-то на краю города. Долговязый и толстый. Первый ранен и едва жив, второй до смерти напуган. Какого-то мальчонку привезли совсем недавно - кинули на пол. Даже если не казнят, вряд ли выживет - опухшие отмороженные руки и ноги, почти не шелохнется. Сквозь рваные отметины капкана по ноге течет сукровица. Бравые охотники, вместо зайца набрели на парочку уродов. Шуршанье засаленных купюр, обиженный возглас и открытые угрозы - от тех, у кого столь светлые лица. Хотя бы столько - это он верно сказал. Славный охотник, добрый дядя. А девчонку зря сожгли - за нее бы тоже заплатили. Деньги не пахнут.
        Смерть откладывается. Чего-то ждут. Может быть, приказа. Ага - нет пока главного.
        Я смотрю по сторонам. Долговязый по соседству прекратил стонать - до первого шевеления сломанного плеча. Коготь принялся облизывать распухшую губу. Он не производит впечатления напуганного. Лежит - разминает руку, что ли? Мне кажется, он что-то задумал. Не могу зацепиться за его мысли. Интересно, о том ли он думает, о чем и я…
        2003 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к