Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Твой образ (сборник) Светлана Владимировна Ягупова


        В книгу украинской писательницы вошли три повести, написанные в жанре социально-психологической фантастики. Внимание автора направлено на земной духовный космос. Обыденная реальность замешивается на фантастике не с развлекательной целью и не с замыслом чем-то изумить читателя, а для того, чтобы заново взглянуть на вечные ценности и проблемы нравственности.

        Светлана Ягупова
        Твой образ
        Повести

        Мутанты Асинтона
        Сказка

        1

        Когда у Марты Баат родилась девочка, небо всю неделю щедро сыпало на Асинтон снегом, да таким непривычно белым, что дети лизали его как мороженое, а женщины, словно в старые добрые времена, набирали полные кастрюли чистой пушистости, кипятили ее и снежной водой полоскали волосы. На семь дней исчезла обычная для горожан раздражительность, и вместо злобного — «Брикет тебе на голову!» — так преобразовалось давнее «Привет!» — люди смущенно говорили друг другу забытое «Здравствуй!», что означало «Не болей и живи дольше!».
        Трамваи, такси, автобусы отчаянно буксовали, по уши зарываясь в сугробы, откуда выныривали вовсе не зайцы, а жирные лебеди с черными клювами. В ту зиму они не улетели на юг из-за непомерно разросшейся от ядохимикатов печени, перебрались с озера, где нечем питаться, сюда, в город. Тучные, тяжелые, потерявшие облик дарственных птиц, лебеди путались под колесами машин, в ногах прохожих и вносили беспорядок в городскую суматоху, отчего несколько тише становилась давняя, всех измучившая грызня по поводу названия города. Одна половина жителей утверждала, что Асинтон означает не что иное, как Асин тон — то есть тон некой Аси, продавщицы магазина «Краски-лаки», которая в незапамятные времена будто бы спасла город от нашествия гигантских муравьев. Другая половина смеялась над этой версией, объясняя происхождение названия города от имени легендарного аса Интона. Отважный мастер своего дела, он якобы так лихо выводил в голубом небе инверсионным следом самолета стихи для любимой, что вошел в историю.
        Как только изможденной от долгих трудных родов Марте медсестра впервые принесла девочку, то прежде, чем отвернуть уголок корчущегося в плаче свертка, предупредила:
        — Ребенок у вас не совсем обычный. Я бы сказала, совсем не такой, как все.
        Марта побледнела, привстала с подушек и впилась взглядом в запеленутое тельце, дергающееся в судорогах всхлипов.
        — Имеете полное право отказаться от дитя,  — продолжала сестра.  — Никто не осудит. Сдайте девочку под наблюдение профессора Валька и тем самым избавите себя от страданий. Молодая, еще можете родить нормального ребенка.
        — Покажите,  — прошелестела Марта похолодевшими губами.
        Сестра положила сверток на кровать, медленно развернула. Дитя как дитя: розовое, с пухлыми ручками и ножками, голубоглазое, головка и плечики в золотистом пушке.
        — Если подумать, в этом есть даже некоторое очарование,  — журчал над Мартой голос.  — Хотя и странное. Весь роддом всполошен. Мы тут привыкли ко всякому, но такое… Два месяца назад родился мальчик со слоновьими ушками. Сделали операцию, и сейчас — обыкновенный ребенок. Поэтому не расстраивайтесь — можно девочку никуда не отдавать. Как только выпишетесь, обратитесь к тератологу — это врач такой по разным уродствам.
        Марта наконец очнулась:
        — О чем вы? Разве не видите, девочка-то красавица!
        — Да-да, конечно,  — засуетилась сестра, помогая Марте поудобней усесться и приложить дитя к груди.  — Однако покажите врачу. Чем раньше, тем лучше.
        Все еще не понимая, о чем речь, Марта поднесла дитя к груди и вскрикнула: что-то острое больно впилось в нее.
        — Совсем забыла!  — всплеснула руками сестра.  — Девочка еще и с зубками. Ах если бы только это…
        Но Марта уже не слышала ее, белесый туман заволок глаза, и она провалилась в нечто теплое, блаженное. Когда же очнулась, увидела, что малышка, отвалившись от груди, внимательно рассматривает ее, и взгляд голубых глаз в пушистых ресницах вполне осмыслен. Марта притронулась к крохотной ручке с удлиненными пальцами, стала разглядывать ножки, тельце, покрытое светлым пушком и оттого как бы светящееся. Волна нежности захлестнула, закружила ее, когда вдруг послышался глубокий вздох, и тоненький голосок произнес:
        — Что такое Асинтон?
        Марта вздрогнула и чуть не выронила дочь, рывком положила малышку на кровать, вскочила и с вопросительным испугом обернулась к сестре. Та сочувственно заморгала.
        — Она замучила нас этим вопросом. Нынче все дети в каком-то смысле скороспелые, но ваша всех перещеголяла. Однако и это не главное,  — многозначительно сказала она.  — Вот как раз сейчас… Смотрите, смотрите!
        Марта хотела спросить, что там еще, но внезапно ноги ее одеревенели, из груди вырвался вопль, и она бесчувственно рухнула на пол. Наспех прикрыв девочку пеленкой, сестра подхватила ее на руки и с криком о помощи выбежала в коридор.
        Явились санитарки, уложили Марту на кровать, привели в чувство нашатырем и инъекцией камфоры.
        Какое-то время она лежала неподвижно, упершись глазами в потолок. Что-то случилось или пригрезилось?.. Постепенно увиденное пять минут назад всплыло в сознании. Нет, это ей, конечно, почудилось — говорят, после родов бывают галлюцинации. И все-таки… Ей принесли дочь. Замечательную, крепенькую малышку. Правда, с зубками. И разговаривать умеет… Но потом пошла жуть… Смотрит она на девочку, а та, прямо на глазах, начинает менять свой облик, превращаясь из ангелочка в нечто неописуемо уродливое. Сначала тельце ее скорчилось в судороге, затем вдруг из розово-золотистого сделалось серым с желтоватым оттенком. Пухлые губки вытянулись по горизонтали в лягушечью щель, а пампушки щечек отвисли двумя дряблыми карманчиками, отчего нос удлинился и глаза почти вылезли из орбит. Будто в фильме ужасов.
        — Сестричка, мне привиделось…
        — Наяву, наяву это, дорогая,, родила ты необычного удивительного ребенка. Такое бывает раз в тысячу лет, а может, никогда и не случалось. Профессор Вальк назвал эту болезнь metamorfozus floris — превращения цветка. Медицина такого еще не знала. Фантастическая болезнь: часа полтора девочка вполне нормальна, а потом начинает задавать мучающий всех вопрос, и лицо ее приобретает опять часа на полтора совсем иной вид, будто дьявольская рука перелепливает его. Но вы не отчаивайтесь. Вы еще молоды, родите еще не раз, а этого ребенка профессор Вальк возьмет в свою лабораторию.
        Марта ощутила во рту соленый привкус и как-то отстраненно заметила, что лицо ее мокро от безудержных слез. Удивилась: вроде бы и не плачет, откуда же они? Да полно, с ней ли все это?.. Грудь слегка побаливала от укуса крохотных зубов. Значит, и впрямь все это не придумано костлявой сестрой, смахивающей на злую старую деву, решившую кому-нибудь отомстить за свою незадачливую, по собственной вине скучную жизнь. Что, если эта ведьма подбросила ей чужого ребенка, а ес крошку забрала себе?
        От этой догадки Марта вскочила с кровати и бросилась к сестре.
        — Признавайся,  — безумно залепетала она, сильно встряхивая ее за плечи.  — Куда запрятала мою деточку? Чью уродину подкинула? Сейчас же говори, иначе выпотрошу из тебя всю твою требуху!
        — Глупая, успокойся!  — неожиданно сильным толчком сестра отстранила Марту.  — Можешь сделать экспертизу. Тебе же было сказано: в твоей воле оставить дитя профессору.
        — И он будет изучать ее как подопытную собачку?!  — взвизгнула Марта.  — Ни за что! Никогда! Я родила, я и буду нести свой крест!  — и она разрыдалась, уткнувшись лицом в тощую сестринскую грудь.
        — Вот и хорошо, вот и умница,  — стала успокаивать сестра, оглаживая шершавой ладонью ее взлохмаченные кудри.  — Даст бог, все уладится. Она ведь на самом деле красивенькая, а то, что превращается в какую-то тва-рюшку, так ведь доктор, может, и вылечит. Охо-хо,  — тяжко вздохнула она, по-матерински прижимая к себе всхлипывающую Марту.  — Все это за грехи наши… Казалось бы, ну что этой крохе наш Асинтон, так нет, туда же…
        К следующему кормлению девочка вновь стала нормальным ребенком, и сердце Марты радостно колотилось, когда она разглядывала розовое личико дочери, аппетитно посасывающей ее грудь. Громко чмокнув, девочка откинула головку и улыбнулась, сверкнув ровным рядком крошечных зубов.
        — Что такое Асинтон?  — настойчиво пропищала она, и в тот же миг цвет лица поблек, его перекосила гримаса, щечки обвисли, а губы сложились в длинную некрасивую ниточку.
        В этот раз Марта не упала в обморок и не отшвырнула дочь от себя. С помутненным взглядом смотрела она, как прехорошенькое дитя становится все более и более уродливым, как скорчивается ее тельце, выворачиваются кисти рук, а ноги вытягиваются, будто у подрезанного курчонка. «Господи, за что?» — мысленно возопила она, ловя себя на том, что ей нестерпимо жаль малышку, и она готова ради нее на многие и долгие лишения.
        Когда Артур Баат узнал о свалившемся на их семью несчастье, то поначалу растерялся. Он заканчивал диссертацию о реликтовом излучении невидимой Пятой Галактики, и предстоящие хлопоты рушили его планы. Но увидел девочку в нормальном состоянии, и сердце его дрогнуло. Он сказал себе: «Что бы там ни было, но на свет произвел ее ты и должен помочь ей встать на ноги». Словом, у него хватило характера не бросать жену с ребенком, и дней через пять он приехал за ними на автомобиле, который по пути домой несколько раз застревал в сугробах, уже слегка подтаявших и поэтому задубеневших, отчего тучные лебеди с трудом выкарабкивались оттуда.
        Как многие жители Асинтона, Бааты были тщеславны, но в меру. Астроном Артур Баат мечтал открыть звезду или хотя бы малую планету, а самым большим желанием Марты было назвать открытую мужем планету или звезду своим именем.
        Новорожденной дали имя Астрик, то есть Звездочка. Впрочем, так родители назвали то замечательное дитя, которое, увы, сменялось уродливым детенышем, но язык не поворачивался звать его столь же красивым именем. Поэтому к нему добавляли всего одну букву, и было оно уже не так звучно, отражая происходящую с ребенком метаморфозу — Гастрик. В этом новом созвучии слышалось нечто желудочное, гастрономическое, что, впрочем, соответствовало действительности: «лягушонок» был заметно прожорлив.
        Приглядываясь к дочери, Марта очень скоро заметила, что Астрик и Гастрик не только внешне отличны друг от друга, но не похожи и по характеру, который уже проявлялся даже в столь младенческом возрасте. Если Астрик была улыбчива и уравновешенна, то Г астрик удивляла агрессивностью, поэтому Марта не любила держать ее у груди, которую она то и дело норовила больно цапнуть зубами или ущипнуть.
        Месяца через три Марта записалась на прием к доктору Вальку. Тератолог принимал в небольшой больнице на окраине города, подальше от любопытных глаз, поскольку пациентами его были исключительно дети с врожденной патологией. Об этом странном и печальном заведении по городу ходили самые разные слухи. Одни болтливые газетенки писали, что в его палатах обитают монстры, из которых скальпель Валька делает очаровательных детишек, другие уверяли, будто здесь готовят какие-то нехорошие сюрпризы обществу.
        Марте нужен был специалист, и, отбросив предрассудки и сплетни, она приехала с девочкой в это грустное заведение. В душе ее теплилась надежда, что наука поможет выкарабкаться Астрик из жутких тенет чудовищной Гастрик, которая, однако, была по-своему дорога Марте.
        Похожая на теремок больница из красного и зеленого кирпича не располагала ни к чему ужасному. Марта оставила коляску во дворе, взяла дочь на руки и поднялась на крыльцо, смахивающее на сказочное тем, что было выложено из блестящих разноцветных плиток, напоминающих конфетные леденцы. Открыла дверь под голубой аркой и схватилась за косяк, крепко прижав другой рукой дочь к груди, ибо чуть не была сбита с ног выбежавшим на четвереньках небольшим существом, которого она толком даже не разглядела. Но дрожь согнула ее колени, так как то, что уловила краем глаза, было похоже на помесь лисицы с пятилетним ребенком. Существо молча шмыгнуло во двор и скрылось за угол дома. Следом за ним с возгласом «Рик!» спешила пожилая женщина с суровым лицом. Столкнувшись с Мартой, она бросила взгляд на завернутую в розовое одеяльце девочку и пораженно остановилась.
        — Красавица-то какая!  — сдавленно проговорила она.  — Вы не туда попали, милая. Тут принимают совсем других детей!
        Марта ничего не ответила и быстро зашагала по коридору: нужно было показать профессору именно тот миг, когда начнется ужасная метаморфоза, проходившая с точной периодичностью в полтора часа. Превращение должно было случиться через несколько минут, а у кабинета профессора Валька очередь — человек десять родителей с детьми. Но боже мой, что за дети собрались здесь! Сердце ее сжалось, когда увидела скрюченные фигурки с вывернутыми искореженными суставами, лица, похожие на зверушечьи, когда услышала мяуканье, мычанье, хрюканье. Ноги едва не подкосились, и она поспешила усесться с дочерью в кресло.
        Внезапно дверь кабинета распахнулась, и оттуда, причмокивая, выкатился пухлый футбольный мяч с вытаращенными глазами в пол-лица, за которым вышла молодая мать, совсем девочка, с заплаканным лицом. На пороге кабинета вырос худощавый мужчина с черной окладистой бородой. Поверх белого халата на нем, как у мясника, был зачем-то надет клеенчатый передник.
        — Кто здесь Баат?  — Он обвел взглядом присутствующих.
        Марта встала и, сопровождаемая недовольным ропотом собравшихся, понесла девочку в кабинет.
        — Только что звонил ваш муж,  — объяснил ситуацию Вальк, располагаясь за столом.  — Садитесь,  — кивнул он на кушетку, застеленную цветастым покрывалом.  — Я видел девочку еще в роддоме. Скажу откровенно, это самый небывалый случай в моей практике, и если бы представилась возможность, я вел бы за вашей дочерью ежедневные наблюдения,
        — Нет-нет!  — Марта испуганно прижала к груди розовый сверток.  — Никому не отдам! Никогда!  — И удивилась собственной реакции: оказывается, когда страдание прочно входит в жизнь, с ним расстаться не так-то просто.
        — Я и не настаиваю, это было бы жестоко,  — успокоил ее Вальк.  — Я намеренно не обращался к вам, выжидал, знал, что рано или поздно придете сами.
        — Начинается…  — пробормотала Марта, поспешно разворачивая одеяло.  — Смотрите!
        Профессор вскочил, склонился над девочкой, помогая матери распеленать ее. Маленькое тельце на глазах серело, будто кто выкачивал из него кровь, корчилось, а кукольное личико становилось отвратительной маской.
        — Вот он, метаморфозус флорис,  — взволнованно произнес Вальк, наблюдая за превращением. Затем попросил Марту подробно рассказать о ребенке. Внимательно выслушав ее, сказал: — Если моя догадка подтвердится, то я смогу заявить всему миру о необыкновенном, единственном в своем роде случае материализации двух духовных начал. И тогда…
        — Но чем вы можете помочь нам?  — перебила Марта, не понимая смысла профессорских слов.
        — Чем?  — Вальк вроде бы даже растерялся.  — Видите ли, этот феномен не имеет аналогов, поэтому медицина бессильна. Но не огорчайтесь, лекарство может появиться в любой день. Хотя, честно говоря, метаморфозус флорис, на мой взгляд, болезнь метафизическая, ниспосланная природой за наши издевательства над ней. Поэтому фармакология тут ни при чем. Боюсь давать прогноз, но скорей всего со временем понадобится помощь… Впрочем, не будем фантазировать,  — перебил он себя.  — Лучше договоримся вот о чем: я готов платить определенную сумму, если вы согласитесь хотя бы раз в месяц показывать мне свою дочь. Не обязательно приходить сюда — я сам буду у вас гостем.
        Такое условие даже оскорбило Марту:
        — Пожалуйста, приходите, но ни о какой плате не может быть и речи!
        — Все это за грехи наши,  — повторил Вальк фразу, впервые услышанную Мартой от роддомовской сестры.  — Вы никогда не задумывались, почему они рождаются такими?  — кивнул он в сторону двери, за которой сидели родители с детьми.  — Почему с каждым годом их все больше и больше? Да потому, что мы забыли, откуда пришли и куда вернемся, мы потеряли чувство ко всему живому и не понимаем уже ни языка цветов и деревьев, ни плача зверей и птиц, ни жалобу камней и вод, у которых нет, как у нас, противогазов и защитных костюмов. Мы готовы перегрызть друг другу глотки из-за житейского пирога, не желая понимать, что пирог этот давно отравлен и, прежде чем делить его, надо бы проверить, каков в нем уровень ядохимикатов. Полистайте газеты. На трети их площади муссируется один и тот же вопрос: «Что такое Асинтон?» Еще одна треть запальчиво сообщает: «Асинтон — не Асин тон». А последняя треть не менее горячечно дает ответ: «Асинтон — не ас Интон!» Вот и ждите в такой ситуации рождения здоровых детей.
        — Значит, не я виновата?  — Марта с надеждой подняла глаза на доктора.
        — И вы тоже. И я. И все вместе. Потому что смирились и сложили лапки. А надо действовать.
        — Чего уж теперь,  — скривилась Марта.  — Теперь ничего не изменишь. Но неужели так и не дадите никакого совета?
        — Дам,  — сказал Вальк, прикладывая к серому тельцу девочки метровую ленту.  — Мы должны одинаково любить и Астрик, и Гастрик, ибо еще неизвестно, кто из них лучше.
        В отличие от жены и доктора Валька Артур Баат не считал, что в дочери заключены две личности. Ее метаморфозу он воспринимал как своеобразную смену одежды, под которой одно и то же тело. Но, как и Марта, называл девочку по-разному, в зависимости от ее облика, и ровно относился к обеим ее ипостасям.
        С рождением ребенка в семье Баат многое круто изменилось: не только появились пеленки-распашонки, игрушки-погремушки, супруги вдруг по-новому взглянули на свое житье. Дело в том, что условная черта, разделившая Асинтон на две враждебные зоны, проходила через их квартиру: гостиная и кухня оказались на половине асинтонов, то есть поклонников аса Интона, а спальня примыкала к территории аселюбов. Этому обстоятельству главная городская газета однажды посвятила целый разворот, рассказывая о том, как граница, разделившая квартиру, повлияла на поведение Марты и Артура. По вечерам, усаживаясь в гостиной, расположенной на территории асинтонов, супруги дико хохотали над мифической Асей, в чьи музейные туфли-мыльницы, точно в священную реку, спешила ступить каждая школьница-аселюбка. Но стоило Марте и Артуру перейти в спальню, как у них слезы наворачивались на глаза при мысли о страшной участи Аси, запечатленной в старинных хрониках: пока ас Интон — если его, конечно, не придумали асинтоны — выписывал в небе самолетом любовные кренделя, продавщица Ася гибла то ли в аэрозолях от насекомых, то ли под
колесами собственного автомобиля, внезапно сошедшего с тормозов.
        Теперь же ни ас Интон, ни Ася не волновали супругов, на чью долю выпало тяжкое испытание — быть родителями столь редкостного ребенка. Они перестали принимать гостей, отвечать на телефонные звонки, замкнулись, отгородились от общества и всякого поползновения дотошных газетчиков разнюхать подробности их семейного несчастья. В доме поселились печаль и тишина, нарушаемая лишь детским захлебывающимся плачем. Работу над диссертацией Артур Баат забросил. Теперь его интересовала не Пятая Галактика, а собственная дочь, он занялся изучением влияния планет на ее организм и четко уловил зависимость ее облика от того, какое созвездие работает в данный час. Так от девятнадцати до двадцати одного часа, когда особенно сильно шла энергия от созвездия Тельца, он включал некогда подаренный ему изобретателем Сильвобруком магнитоид, и кроватка дочери попадала в зеленую магнитную сферу, которую пронизывали спирали желтого цвета. Зеленую сферу сменяла фиолетовая, затем белая. После такой промывки энергией Баат надевал на темечко ребенка шлем с рожком антенны и через незаросший еще родничок девочки соединял ее с
добрыми силами космоса.
        Марта недоверчиво следила за манипуляциями мужа, но не смела возражать, поскольку Гастрик стала уравновешенней, Астрик же удлинила свое присутствие минут на двадцать в каждое превращение. Но к пяти месяцам родничок плотно закрылся и ни сферы магнитоида, ни антенна ничего уже более не изменяли во внешности и поведении девочки. Но Баат не сдался. Его заинтересовала психика ребенка. Он зарылся в груды книг и справочников по психиатрии и психологии и выяснил, что наукой давно зафиксированы шизоидные феномены присутствия в одном человеке двух и более личностей, которые порой и не знали о существовании друг друга. Теперь и он уже не сомневался в том, что в девочке странным образом уживается два человека, две души. Однако со временем выяснилось, что Астрик и Гастрик были знакомы. Когда девочке исполнилось одиннадцать месяцев, она уже вовсю болтала, интересуясь не только названием города, но и многими другими вещами. Однажды она ошарашила Марту таким вопросом:
        — Почему ты целуешь Астрик чаще, чем меня?
        — Откуда ты взяла?  — растерялась Марта.
        — А я чувствую,  — сказала она, не умея объяснить происходящее с ней.
        Родителям еще более стало не по себе, когда Гастрик заявила, что желает гулять во дворе и на улице, как и Астрик.
        — Почему только ее берете с собой в город, а меня нет?  — спросила она с обидой.  — Я тоже хочу видеть людей, машины, дома. Это же так интересно!
        — Да, но раз ты говоришь об этом, значит, все это видишь?  — опешил Баат.
        — Вижу. Но не очень хорошо, а будто из темного чулана.
        Это было открытием для супругов. А малышка продолжала:
        — Я знаю — я некрасивая. Зато Астрик куколка. Но мне тоже хочется выходить на прогулки.
        — Мы думали, что вы — одно и то же,  — пробормотал Баат, мысленно хватаясь за голову от такого поворота событий. Что там говорить, они стеснялись своего маленького уродца и показывались с дочкой лишь в часы ее превращения в очаровательную малышку, которой прохожие любовались.
        После такого заявления Марта и Артур, превозмогая неловкость, боль и ужас, решили вывезти на люди и Гастрик. Ходила она еще плохо, поэтому Марта усадила маленькую страшилу в коляску и хотела было опустить защитное стекло, чтобы девочка не очень бросалась в глаза, но малышка расхныкалась, кривя в гримаске свой рот лягушонка: «Не хочу!»
        В тот день было пасмурно, зябко. Пропитанный смогом, город плавал в грязи, размазанной колесами автомобилей. Лучше было бы в эту слякоть сидеть дома, но супруги, не сговариваясь, решили именно в такую погоду выйти с Гастрик. Каждый подспудно надеялся, что это отобьет у девочки охоту вылезать из дому, да и прохожие в эту сырость торопятся домой, не обращая ни на кого и ни на что внимания. Но все вышло не так, как им хотелось. Гастрик пришла в восторг от смены обстановки, то и дело высовываясь из коляски, угрожая шмякнуться об асфальт. Она корчила рожицы, издавала громкие мычащие звуки, и прохожие оглядывались на нее, столбенея от ужаса при виде такого безобразного дитя.
        С суровыми лицами шагали молодые родители рядом с коляской, и реакция горожан все более приводила их в ярость.
        — Асинтон, Асинтои,  — лепетала Гастрик, вертя головой с выпученными глазами.  — Что такое Асинтон?
        «А и впрямь, что это такое?» — горько думал Артур Баат, толкая перед собой коляску с дочерью и стараясь не смотреть в лица встречным.
        Заморосил дождь. Марта наконец запихнула Гастрик поглубже на сиденье и опустила дымчатое стекло. Но едва она проделала это, как на другой стороне улицы увидела давнего друга семьи, изобретателя Сильвобрука. Долговязый, в заляпанном машинами плаще, он перебежал дорогу и, сграбастав Марту и Баата в объятия, сообщил, что они совершили перед ним преступление по статье семьдесят пятой: не позвали на день рождения своей очаровательной дочурки, которую он и видел-то всего раз, в шестимесячном возрасте. Он нагнулся к коляске, поднял стекло и замер. Щеки его пошли красными пятнами. Однако нашел в себе силы перебороть минутный шок и хрипловато загулькал, засюсюкал над малышкой. Затем поднял глаза на Марту и Артура:
        — Кто это? Что с ней?
        — Наша дочь,  — бесстрастно сказала Марта.
        — Дочь, дочь,  — пропищала Гастрик, барабаня по вновь опущенному Маржой стеклу.
        — Ничего не понимаю,  — пробормотал Сильвобрук и, утопив тощую шею в поднятом воротнике плаща, неловко улыбаясь, раскланялся с супругами и исчез в потоке автомобилей, застывших перед красным светофором.
        — Как объяснить людям все это?  — глухо сказала Марта, помогая Артуру спустить коляску с тротуарного бордюра.  — Доктор Вальк вчера поинтересовался, многие ли досаждают нам своим любопытством. Я не сказала ему, что о Гастрик пока никто не знает. Ну а теперь…
        — Почему бы не сделать вид, что у нас двойня?  — как бы спросил самого себя Баат.  — По сути так оно и есть — я все более убеждаюсь, что это не один человек.
        Весть о том, что год назад у Баатов, оказывается, родились двойняшки, но одна из дочерей ужасно уродлива, поэтому родители прячут ее, быстро разнеслась по городу. В «Вечернем Асинтоне» вскоре появилась крикливая статейка под заголовком «Сколько детей у Баатов?». Заканчивалась она вопросом: «Интересно, какой половине дома принадлежит каждая из этих девочек? Ведь через него проходит пограничная полоса, разделяющая город на две зоны».
        Артур Баат скрипел зубами, читая эту гнусность. Теперь супруги окончательно замкнулись от общества. Они купили за городом небольшой коттедж с приусадебным участком, перебрались туда и стали вести почти отшельнический образ жизни. Марта занялась вязанием на ручной машине, что приносило в семью некоторый доход. А Баат оставил работу в обсерватории и подзарабатывал уроками в частном колледже, продолжая изучать собственную дочь. В этом помогал ему подаренный Сильвобруком прибор, который тот недавно изобрел. Компактный, размером тридцать на пятнадцать, этот прибор под названием «Око» обладал свойством идентификации пользователя с любой личностью. То есть, подключившись к кому-либо, можно было слиться с чужой сутью настолько, что как бы стать другим, заглянув в самые потаенные уголки чьей-то жизни. Прибор заманчивый и опасный. Сильвобрук держал в секрете свое изобретение, ибо сразу сообразил, что оно может быть использовано в других целях. Работая же над прибором, он был одержим обыкновенным любопытством: каково в другой шкуре? Испокон веков это интересовало художников, литераторов, актеров. Но только
единицы с очень развитым воображением могли совершать путешествие в чужие души. Сильвобрук мечтал о времени, когда это будет доступно каждому и, постепенно преграды между людьми исчезнут, исполнится давняя мечта — быть прозрачными друг для друга, чистыми, без паутинных чердаков, захламленных разной дрянью. И люди, знакомясь, станут обхмениваться не рукопожатием, а протянут один другому тоненький провод этого «Ока», и сразу будет ясно, кто есть кто.
        Отдавая прибор в руки Баата, Сильвобрук преследовал гуманную цель. Ему хотелось, чтобы Артур Баат не только знал каждую мелочь, творящуюся в душе несчастной Гастрик, но и мог развлекать девочку картинами из собственной жизни: «Око» проецировало в мозг другого человека все, о чем вспомнит индуктор.
        Размышляя о крутой перемене в жизни его и Марты, Баат часто вспоминал приснившийся накануне рождения дочери странный сон, под впечатлением которого он ходил несколько дней. Снилось ему, будто открывает он утром глаза и видит, что одна из стен комнаты разрушена и в проеме сверкает близко подступившее к дому море. «Это сон»,  — сказал он себе во сне и зажмурился. Но через мгновенье вновь открыл глаза и увидел этот же леденящий душу пейзаж: берег моря с красным, выжженным каким-то катаклизмом песком, он лежит в полуразрушенном доме, и вокруг ни души. Встал, вышел через проем в стене наружу. Красная зыбь колышется под ногами, и страшно сделать шаг. Неведомая реальность плотно обступила со всех сторон, угрожая своей безлюдной необыкновенностью. Море непохоже на земное: над поверхностью крутых изгибов черных волн то там, то тут поднимались блестящие ядовито-изумрудные деревья с живыми, червиво шевелящимися ветками и змеиными стволами. Проснулся с бьющимся сердцем, и отчего-то было так тяжело, так пасмурно на душе, что хотелось, как в детстве, уткнуться носом в грудь матери и поплакать.
        И вот теперь по утрам, выходя для разминки в сад, сквозь деревья которого проглядывала полоска залива и темный конус вулкана Керогаз, Баат вспоминал тот сон, опасливо поглядывая в сторону берега. «Как ни учат нас книги и телепередачи тому, что однажды все может круто измениться,  — размышлял он,  — все равно мы плохо подготовлены к какой-либо перемене нашего устоявшегося быта. Думалось ли, что стану отцом такого невероятного ребенка?»
        Девочка удивляла постоянно. Если Астрик была очень подвижной, веселой, на каждом шагу радуя и забавляя приятелей своими детскими шалостями, то Гастрик приводила в унынье неповоротливой медлительностью и какой-то старчески сосредоточенной хмуростью. Правда, к пяти годам она избавилась от ужасных судорог, болезненно скручивающих ее тело. Но лицо по-прежнему ужасало всех, кто видел его впервые. Близился школьный возраст, и родители все чаще думали о том, что скоро уже нельзя будет держать девочку в изоляции от детей. То, что она общается лишь с Тингом, сыном соседского фермера, уже наложило на нее отпечаток — росла она девочкой диковатой, пугливой.
        Тинг дружил и с Астрик и с Гастрик, хотя с последней часто ссорился, потому что она была по-мальчишечьи агрессивна, упряма и подстраивала ему мелкие пакости, отчего он нещадно лупил ее.
        Как-то раз, когда родителей не было дома, Гастрик предложила Тингу съездить в город.
        — Я была там совсем маленькой,  — сказала она.  — Интересно, все так же бегают по улицам автомобили и мигают разноцветные огоньки на столбах?
        Тинг удивился такому признанию, и хотя ему ле разрешали далеко отходить от дома, он решил нарушить запрет. Уж очень хотелось показать этой взбалмошной девчонке зоопарк, где на днях он видел огромного льва-мутанта с рогом на лбу.
        Взявшись за руки, дети нырнули в подземку, грохочущую поездами, похожими на слепых кротов, шумно пгрызающихся в толщу почвы. Они сели в одну из электричек и вскоре вышли в центре города.
        — Отчего на меня все пялятся?  — недовольно спросила Гастрик.
        Тинг сжал ее ладошку:
        — Не обращай внимания!  — и нырнул в толпу. Ему было жаль девчонку, которая не понимала, что привлекает внимание своей страшной некрасивостью. Он-то научился не замечать этого, зная, что через полтора часа девочка, словно в сказке, превратится в принцессу. Гастрик еле поспевала за ним, растерянно удивляясь многолюдью, шумной пестроте красок, разнообразию магазинных витрин и тому, что автомобили почему-то так и норовят подтолкнуть друг друга металлическими боками, отчего воздух вспарывается скрежетом тормозов и визгом клаксонов.
        — Брикет тебе на голову!  — вдруг прозвучало где-то вверху.
        Гастрик дернула Тинга за руку и резко остановилась. На фонарном столбе сидел человек. Щуплый, похожий на десятилетнего мальчишку, он растягивал в улыбке бледные губы, а голова без единого волоска зеркальцем отражала солнечные лучи прямо в глаза Гастрик.
        — Кто ты?  — изумленно спросила она.
        — Не знаешь?  — удивился он, рассматривая ее лягушечью мордашку и будто любуясь ею.  — Черепок я, мастер по холодильникам.
        — Пошли, это мутант,  — потянул ее прочь от столба Тинг. От друзей он наслышался пугающих рассказов о мутантах, о том, как они подманивают детей, а потом расправляются с ними.
        — Не уводи ее,  — попросил Черепок Тинга.  — Разве не видишь, она ведь чаша. Рано или поздно, ей придется сойтись с нами, иначе придется туговато.
        — А вот и нет!  — возразил Тинг.  — Знаешь, какая она красивая на самом деле! Нечего ей с вами делать! Пошли!  — потянул он девочку, но она упиралась. Черепок показался ей очень забавным и даже понравился своим доброжелательным взглядом, какого она не видела ни у кого из прохожих. Но что-то подмывало сказать ему привычную гадость, и, скорчив рожицу, она крикнула:
        — Не свались, а то раскокаешь свою черепушку!
        Но Черепок не обратил внимания на ее дерзость.
        — Смотрите!  — встрепенулся он.  — Вон тот, в красном чепчике и белых кроссовках — это холодильник! Я все утро считаю их. Это уже тридцать пятый за час.
        От снующей туда-сюда толпы рябило в глазах, и Гастрик никого не увидела. Черепок подсказал:
        — Обращай внимание на взгляды. У холодильников они замораживающие, по спине от них холодные мурашки. Когда готовится очередное сражение аселюбов с асинтонами, знают, что холодильники бросили свои бомбы-морозилки в тот или другой лагерь. Для них нет большего удовольствия, чем наблюдать, как противники сшибаются лбами. Если количество холодильников достигает тридцати пяти в час, я предупреждаю прохожих песенкой.
        Он достал из-за пояса небольшой мегафон, и на всю улицу, будто из репродуктора, зазвучал тонкий мальчишеский голос:
        Слишком ублажая нёбо,
        Быстро забываешь небо.
        В грудь скребется страшный робот,
        Ты ему не открывай!
        Пусть живет в своем железе,
        В души наши пусть не лезет,
        Сколько нынче души весят?
        Нёбу небо не продай!

        — Впрочем, вы еще маленькие для таких тонкостей,  — сказал Черепок, прицепляя мегафон к поясу и хитровато поглядывая на детей.  — Кого почитают ваши родители?
        Гастрик пожала плечами, а Тинг хмуровато сообщил:
        — Мама верит в аса Интона, а папа в Асю. Из-за этого у них бесконечные споры. Они даже ревнуют друг друга. Когда папа где-нибудь задерживается, мама кричит ему: «Можешь убираться к своей продавщице!» Как будто Ася живет за углом. А папа, в свою очередь, обижается на маму: «Да, конечно, если бы я получал такую большую зарплату, как твой ас Интон, ты бы лучше относилась ко мне». Смешно, не правда ли? А мне теперь и самому интересно, кто из них прав, чьи мы потомки?
        — Когда-нибудь узнаешь,  — загадочно произнес Черепок, продолжая шнырять глазами по толпе, выискивая тех, у кого замораживающий взгляд.  — Когда-нибудь все узнаешь.
        Тем временем Гастрик заметила, что стоят они напротив двухэтажного здания с белой табличкой, на которой крупными синими буквами выведено: «Музей Аси».
        Подразнив Черепка языком, высунутым из лягушечьей щели рта, Гастрик потащила Тинга в музей.
        В большом просторном зале стоял мебельный гарнитур красного дерева, среди которого Ася, по преданию, провела свои молодые двадцать три года. Здесь же, в шкафах со стеклянными дверцами, хранились Асины вещи, предметы ее быта и туалета, в частности, знаменитые розовые туфли-мыльницы, тушь для ресниц и сатиновое красное платье с черным драконом на груди.
        Точных сведений о том, каким образом Ася спасла город, не сохранилось, поэтому бытовало несколько версий, которые нашли отражение в музейной живописи. Большой портрет маслом запечатлел Асю в вишневом саду: пышная блондинка с кокетливыми сережками-вишенками в ушах тянулась яркими губами к усыпанной плодами ветке, а в это время… на аллею сада выползала страшная рать гигантских муравьев-мутантов величиной с морских свинок.
        Скромная литография почему-то изображала Асю худощавой брюнеткой с измученными бессонницей глазами. Она сидела в кресле перед телевизором, довязывая спицами шерстяной купальник, а в это время… в узкую полоску дверной щели просовывало огромную усатую голову мерзкое насекомое. На остальных картинах Асю живописали в более героическом виде: то в респираторе, с победно поднятым над головой баллончиком дихлофоса, то за прилавком магазина — в боевой стойке, с рапирой, на конце которой крепилось распыляющее яд устройство.
        Но самым впечатляющим было огромное, на всю стену, полотно, на котором Ася в рыжем парике и красном платье с черным драконом на груди яростно давила колесами своей малолитражки хрустящую, колышущуюся массу, до бордюров заполнившую одну из центральных улиц города, а в это время… один из муравьев, проникнув в Асин автомобиль, нахально полз по ветровому стеклу.
        Рядом с музеем Аси располагался магазин «Краски-лаки». Дети решили заодно и сюда заглянуть. Группа туристов, сопровождаемая бойкими гидами, то и дело сновала между музеем и магазином. Гастрик и Тинг затесались в одну из групп и вскоре очутились в душном помещении, заставленном банками-склянками.
        — Перед нами место незабвенной Аси,  — сообщил юркий гид с лихими усами.  — Обратите внимание на стеллажи слева. Этими красками жители города обновляли полы, после того, как Ася спасла город от нашествия насекомых. А этим лаком лакировались дефекты, изъяны, трещины, и все бы в городе сверкало и блестело, если бы поклонники аса Интона по-хулигански, где попало, не переписывали его любовные самолетные стихи. Они появлялись на фасадах зданий, на стенах присутственных мест, их вырезали ножами на школьных партах и стульях кинотеатров. Но краски-лаки этого магазина помогли вернуть городу благопристойный вид, и жители были так довольны, что даже перестали замечать угрозу бунтующего рядом с городом вулкана Керогаз.
        Теперь уже Гастрик не сомневалась в том, что Ася не выдумка, что это реальная продавщица. Однако ее уверенность вызвала насмешку Тинга. Он даже забыл о зоопарке и повел девочку в другую часть города, где на стенах домов красовались стихи, списанные с инверсионного следа в небе. Но их читала уже Астрик, и хотя мальчик обрадовался ее появлению, было досадно, что не успел доказать Гастрик существование аса Интона, которого представлял себе высоким молодым человеком с веселыми глазами. В этих стихах с чем только не сравнивал ас Интон свою любимую: и с фиалкой, и с божьей коровкой, и даже с самолетным шасси. Строку с последним сравнением зафиксировали специальным составом, и она белой аркой окаймляла воздушный комбинат «Брикет», производящий концентрированные продукты: «Ах ты шасси мое, мое шасси! Как люблю тебя я…» Далее шло что-то неразборчивое, похожее на росчерк автографа.
        — Значит, все-таки Асинтон расшифровывается как ас Интон?  — сказала Астрик и тут же почувствовала щипок под правой лопаткой, а в ушах прозвучал всплывший откуда-то изнутри голосок, который она ни разу не слыхала, но поняла, что принадлежит он Гастрик: — Ничего подобного! Асинтон — это не ас Интон! Я только что убедилась в этом!
        Она даже остановилась от такого вторжения сестренки, о которой знала давно, присутствие которой смутно ощущала в себе, но никогда с. ней не общалась.
        — Повтори-ка, что ты сказала?  — прошептала она.
        — Я говорю, что Асинтон — это не ас Интон!  — капризно пропищала Гастрик.  — Скажи Тиигу, чтобы показал тебе музей Аси и магазин, где она работала.
        — Что ты там бормочешь?  — Мальчик дернул ее за платьице.  — Пошли быстрее, нас уже, наверное, дома ищут.
        Влажный едкий смог оседал на их лицах, вызывая чих и кашель. Из желтой пелены проступило пятно завода пластиковой тары с надписью, выложенной крупной мозаикой: «ПЛАТа». Сделав глубокий вдох, дети закрыли носы пальцами и быстро прошагали мимо мутной зловонной речки, куда стекали промотходы. Впрочем, сточная канава, закованная в бетон, ничем не напоминала речку, в которой, как говорили старики, некогда водилась форель, а на берегах росли тополя и акации со скворцами на ветках. Быстро пересекли проспект, запруженный автомобилями, пускающими в желтый туман сизый оттенок.
        — Эй, стойте!  — со стороны «ПЛАТы» к детям подбежал Черепок.  — А где твоя прежняя малышка?  — спросил он Тинга, изумленно рассматривая Астрик: одета в такое же голубенькое платьице, такого же роста, но совсем другая.
        — Это ее сестренка.  — Тинг лукаво посмотрел на Астрик.
        — Жаль,  — вздохнул Черепок.  — Я хотел пригласить ее в нашу компанию. Тут совсем рядом.
        — Мы спешим домой,  — заторопился Тинг.
        — А мне интересно,  — заупрямилась Астрик.
        Они прошли мимо рынка и оказались на пустыре, посреди которого стоял дом, похожий на заброшенную охотничью сторожку. Поднялись по шатким ступенькам крыльца. Скрипнула дверь, из прихожей высунулся черный клюв на длинной шее.
        — Что, бродяга, соскучился? Повезло тебе: не пустили на пух и мясо.  — Черепок погладил лебедя, и они вошли в аккуратную комнатушку с ветхой, но сносной мебелью.
        — Садитесь,  — по-хозяйски пригласил он.  — Здесь мы в безопасности.  — И, вздрогнув, настороженно обернулся к двери.  — Кто-то идет.  — Он вышел и тут же вернулся, весело потирая голую голову.
        За его спиной выросли двое: девушка росточком с первоклашку и коротконогий человек со столь огромным животом, что выглядел почти шарообразным.
        — Брикет на вашу голову!  — звонко выкрикнула девушка.
        — Колибри, мы же договорились,  — поморщился ее спутник.
        — Здравствуйте,  — поправилась Колибри.  — О, Шар, у нас гости!
        — Клянусь своим животом, они нравятся мне!  — пробасил Шар, рассматривая Тинга и Астрик.
        Сбросив с ног туфли, Колибри бесцеременно растянулась на диване.
        — Не понимаю, что делает здесь эта малышка?  — повернулась она к Астрик.  — Ты такая нормальная, аж тошно. Этот же дом — наше убежище от взглядов. Люди так бестактны! Думают, что мы страдаем из-за своей внешности, и не стесняются рассматривать нас как зверушек. Но наши истинные страдания — от их невоспитанности. Природа накуролесила с нашими генами, и вот вам — мутанты. Впрочем, обычные люди уже редко рождаются в этом городе.
        — Ты вечно преувеличиваешь, Колибри,  — поморщился Шар, с трудом унимая одышку. Живот его колыхался, лицо распаренно покраснело и покрылось росой пота.
        — Колибри права,  — поддержал девушку Черепок.  — Куда ни заглянешь, повсюду склоки, споры и все по одному и тому же поводу. Жить становится сложнее и сложнее. На днях я пришел помыться в баню, а мне сказали — нужна справка о том, что «Асин-тон — не Асин тон». А вчера в парикмахерской потребовали справку противоположного содержания: «Асинтон — не ас Интон». И никто не замечает, как под ногами колышется земля от ворчанья старого Керогаза.
        — К тому же люди теряют индивидуальность,  — вздохнула Колибри.  — Нынче только мы, мутанты, еще похожи на самих себя, и то потому только, что нам трудно скрыться под масками. Все подражают друг другу, копируют знаменитостей. Нацепила эстрадная певица на голову тюрбан, и через пару дней в тюрбанах красовались все девушки Асинтона. Человек теряет свое «я» и превращается в…
        — … обезьяну!  — хлопнула в ладони Астрик.
        — Верно,  — кивнул Черепок.  — Ибо обезьяна — это «о» (образ) — «без» — «я» — «на» (тебе!), за то, что не думаешь собственной башкой. Но больше всего меня тревожат холодильники. Сегодня за час их прошло по проспекту в два раза больше, чем вчера. Они настраивают мужей против жен, родителей против детей, ссорят продавцов с покупателями, учеников с учителями и даже верующих со своим богом.
        Дети, взглянув на часы, заторопились домой, как вдруг Астрик что-то сшибло с ног, и она почувствовала, что преждевременно проваливается в чулан, откуда невнятно ощущалось присутствие сменившей ее сестренки.
        — С ней дурно!  — взвизгнула Колибри, увидев стремительную метаморфозу девочки.
        Собравшиеся в растерянности окружили ее, не зная, что предпринять.
        — Не пугайтесь, это вместо Астрик появилась Гастрик,  — объяснил Тинг, досадуя на то, что возвращаться домой придется с этой маленькой страшилой.  — Та самая, о которой ты спрашивал,  — сказал он Черепку.
        Еще не совсем очнувшись от внезапного превращения, впервые совершенного усилием воли, покачиваясь на еще дрожащих ногах, Гастрик оглядела присутствующих и победно захохотала, растягивая и без того длинный рот до внезапно распухших толстых ушей.
        — Вот! Я пришла!  — наконец вымолвила она, успокоившись.
        Все продолжали смотреть на нее молча, с оттенком ужаса в глазах, ибо никогда не видели ничего подобного.
        — Я вам что, не нравлюсь?  — вызывающе спросила она.
        — Глупости,  — засуетился Черепок, первый очнувшись от шока,  — Именно ты и была нужна нам.
        — А вы тут все, как на подбор, красавчики,  — съехидничала Гастрик, переводя взгляд своих выпученных глаз с одного мутанта на другого.
        — Зато ты перещеголяла всех,  — отпарировала Колибри, оскорбленная нахальством девчонки.
        Тинг расстроенно наблюдал за происходящим: он-то надеялся, что явится домой с Астрик, и тем самым смягчит гнев и ее, и своих родителей, потому что девочка толково объяснила бы в чем дело. И вот на тебе: эта жабка вылезла минут на сорок раньше положенного.
        — Ну, продолжайте беседу,  — она вскарабкалась с ногами на диван и приняла выжидательную позу.
        Черепок кашлянул в замешательстве:
        — Мы в общем-то обо всем переговорили. А тебе я хочу сказать, чтобы приходила сюда как в родной дом.
        — Не вижу тут ничего интересного,  — капризно пропищала Гастрик.
        — Подожди, подрастешь — увидишь,  — как-то угрожающе сказала Колибри.
        Гастрик не понравился ее тон. Она вскочила с дивана и потащила Тинга вон из дома:
        — Нам тут нечего делать!
        Мальчик не успел и попрощаться, как они очутились на крыльце, быстро пересекли пустырь и вышли к подземке, у входа которой прогуливался человек в черной форме стража порядка. Гастрик опрометью бросилась к нему. Тинг еще и не сообразил, что она собирается делать, как услышал ее сбивчивую речь:
        — Там, за пустырем, домишко мутантов. Они собираются и что-то обсуждают. Думаю, их следует разогнать, пойдите и наведите порядок.
        Страж с удивленной брезгливостью выслушал ее, кивнул и без особой резвости пошел в сторону пустыря.
        — Что ты наделала!  — вскипел Тинг.  — Предательница! Гадкая жаба!  — И он нырнул в толпу, спешащую к электричке.
        Дико взвизгнув, Гастрик бросилась за ним, стараясь не потерять его из виду, поскольку боялась заблудиться.



        2

        Скромный семейный бюджет не позволял Баатам держать домашнюю управительницу или воспитателя. Между тем за девочкой нужен был присмотр. Ее побег в город всполошил супругов, и они стали искать человека, который мог бы побыть с дочерью в часы их отсутствия.
        Недалеко от их коттеджа, через две улицы, жила старая приятельница покойных родителей Артура Баата, и он, встречаясь с ней в хлебной лавке, всегда почтительно раскланивался, подсчитывая, сколько же лет этой древней старушенции, все еще уверенно топающей по земле. Звали ее Ватриной, а за глаза — Ватрушкой, оттого, что по воскресным дням она что-то пекла, жарила, и из окон ее квартиры на весь квартал тянулись давно забытые горожанами ароматы пирогов и хрустиков.
        Это была интеллигентная, добропорядочная женщина, и Бааты решили попросить ее приглядеть за дочкой, пока она не пойдет в лицей.
        Ватрина-Ватрушка очень обрадовалась, когда оказалось, что кто-то еще нуждается в ней, ибо жизнь ее в последнее время текла без каких-либо событий, однообразно и скучно. А была она человеком редким, и никто не догадывался о том, что этот божий одуванчик — исключение из правил ее величества эволюции, по чьим законам все живое когда-нибудь умирает, растворяется в природе, чья холодная разумность построена на расчетливом обновлении. Она же, частичка живой материи, попрала закон жизни, расцветающей на руинах, и медлительная особа эволюция охнула, затряслась в гневе от такой дерзкой шалости одного из своих бесчисленных чад, но, придя в себя, усмехнулась: «А почему бы и нет? Почему бы изредка не нарушать собственных инструкций? Крошка оказалась нестандартной, ну и пусть теперь попляшет, а мы посмотрим, что из этого получится».
        Когда «крошке» стукнуло восемьдесят три, она засобиралась в путь, решив прихватить самое важное из своих информационных пожитков. Сборы, однако, затянулись вот уже на два года, и два года часы в ее квартире то и дело выбивались из строя. Часовой мастер, которому она уже надоела, был не в силах ничего изменить: подтолкнет их на короткий срок, глянь, а они опять остановились. Одни за другими — электронный будильник, ручные марки «Ас-ин» и старинные ходики. Плюнула, перестала ходить в мастерскую, а время узнавала по радиосигналам на кухне. И хотя оно застыло на месте, остановилось, она продолжала вставать по утрам, готовить на завтрак геркулесовую кашу, на обед суп с лапшой и ватрушки, продолжала что-то читать, что-то вязать, с кем-то разговаривать. Догадывалась, как сдвинуть время с мертвой точки, но выжидала подходящего случая. Не откровенничать же с первым встречным. Лишь попробуй — не оберешься хлопот и неприятностей, вмиг определят в психушку, и будет она, в свою очередь, думать, что все люди сумасшедшие, ибо даже помечтать не смеют о чуде, о том, что у каждого может оказаться такой вот
редкий шанс… Нужно только суметь удержаться на гребнях всех высоких волн и, самое главное, не потерять светящуюся нить памяти. Нить эта вовсе не ослепляет и не висит на шее тяжким грузом. Ее жемчужины рассматриваются каждая в отдельности, ни одна не затмевает другую, все разные, и в новый путь она отправится, как никогда, смело, бесстрашно, даже весело. Между тем в самом начале этой жизни ожерелье было разорвано, много сил ушло на то, чтобы собрать его. Теперь лишь одна мысль омрачала ожидание близкой дороги: некому предложить свое наследство. Единственный сын, поздний и ненаглядный, стал ее бедой и тайной, которую она прячет от людей: вот уже много лет его держат за решеткой, и нет возможности вызволить сына из незаслуженной им неволи. Хорошо хоть добилась разрешения на передачи — потому и печет ватрушки, хрустики и пироги, чтобы хоть на короткий миг окутывать его теплом домашнего уюта и собственного сердца.
        Поэтому и приходилось ей бесценные фильмы памяти прокручивать в одиночку. И когда Артур Баат попросил ее приглядеть за дочкой, сердце ее вздрогнуло: может, эта девочка и станет ее наследницей? Может, именно ей когда-нибудь удастся растолковать свое открытие, что материя с ее удивительнейшими свойствами не выпадает из цепи метаморфоз, что в нее угодило все живое? Не довериться ж, в самом деле, соседу-философу, живущему над ее квартирой, он поймет ее слишком буквально и запретит своим внукам общаться со странной старушкой. И двое розовых крепышей, которых она любит угощать халвой и ватрушками, перестанут вносить в ее тихую комнату веселый бедлам.
        Бедный философ. Однажды она заглянула к нему на минуту — принесла свои фирменные ватрушки — и ужаснулась: старого человека со всех сторон обступали полчища книг, и он задыхался, то ли от астмы, спровоцированной книжной пылью, то ли от переизбытка ученой мудрости. Не сознавая отчего чахнет, с гордостью показывал ей стеллажи, прогнувшиеся под тяжестью великих умов. Как и они, сосед-философ всю жизнь искал. Правда, не в собственной голове, в чужих. Свою же набил доверху, как сундук, множеством философских гипотез, теорий, концепций и с тоскливым беспокойством думал о приближающемся конце, ибо никто из мудрецов так и не смог ни утешить его, ни вселить надежду. Бессмертие рода человеческого, конечно, согревало философа, особенно, когда внуки затевали такие шумные игры, что соседи справа, слева и наверху стучали в стены и потолок, но, как любой человек, он втайне мечтал о бессмертии индивидуальном. Именно это выискивал он в учениях платоников и стоиков, персоналистов, неотомистов и тейярдистов. Все-таки идеалисты обещали ему сохранение некой субстанции, именуемой душой. Материалисты же были
безжалостны и отважны, предупреждали о том, что, кроме этого мира, иного не будет, поэтому нужно честно, благородно жить именно здесь. Но ежели природа стремится к созданию человека совершенного, то обязательно должен существовать некий механизм, помогающий ей в этом. Впрочем, с детства человеку объясняют, втолковывают, что добродетель остается в памяти людей, то есть, если прожил порядочно, честно, то — при условии, что ты не гений — твои родственники, друзья, пока сами живы, будут помнить о тебе. А потом? Потом все. Каюк. Обо всех и всегда помнить невозможно. Останешься в своих делах.
        Соседа это мало устраивало. Может, потому, что дел-то всего — две тощие книжицы. Но никому не признавался в своих мечтаниях — чего доброго, обвинят в желании стать бессмертным. О том, что такое желание смехотворно, не раз писали в сатирических пьесах и романах, атеистических журналах и газетах. Впрочем, основное дело сегодня — не предаваться беспочвенным мечтам и грезам, а строить жизнь так, чтобы нормально реализовать хотя бы эту среднюю долю человеческого удела.
        На том философ и успокаивался, сознавая свое полнейшее бессилие перед фундаментальными законами общества. Фундаментальные законы природы, считал он, все же остаются за семью печатями, и когда становилось слишком тревожно, вновь и вновь нырял теперь уже не в философские, а естественнонаучные дебри, пытаясь поймать хоть намек на нечто, упорно ускользающее не только от него, но и от всех земных людей. Природа будто боялась открыть перед человеком свои сокровенные тайны.
        Ватрину же никогда не интересовала философия. Жизнь была настолько увлекательна, что не оставляла времени для бесплодных умствований. Она догадывалась, с каким жадным интересом сосед-философ прослушал бы ее исповедь, но благоразумно держала язычок за зубами. Нет, философ не тот человек, перед которым можно распахнуться. Поначалу он, несомненно, увлекся бы ее рассказами, потешил бы себя слабо вспыхнувшей надеждой, но потом… Потом набрал бы в грудь побольше воздуху и изо всей силы дунул на ее огонек, чтобы затем опять бродить впотьмах среди сотен чужих вымыслов и мнений, не утруждая себя собственными.
        И все же она верила, что ее уникальный опыт кому-нибудь пригодится. Знай, что у нее так рано заберут сына, поторопилась бы сделать его своим наследником…
        Когда впервые увидела на своем пороге девочку Баатов, поняла — это и есть тот человек, которому можно передать самое сокровенное. Девочка была так безобразна, что у Ватрины сжало горло и, стараясь подавить дрожь в голосе, она, с деланной веселостью широко распахнув дверь, пригласила дочь и отца в дом. Войдя в гостиную, Артур зацепился взглядом за ветхое кресло из красного дерева, изящную конторку у стола и старинную литографию со странным пейзажем: солнечное колесо на фоне звездного неба, а внизу скалы, смахивающие на океанские волны.
        Пока Артур с дочкой рассматривал альбом фотографий, старушка, вся такая беленькая, чистенькая, уютная, с теплыми, не по-старушечьи живыми глазами, включила электросамовар, принесла варенье из белой черешни с корочкой лимона и что-то из теста, в чем позже Артур рассмотрел ватрушки и улыбнулся прозвищу Ватрины. Она же весело суетилась вокруг гостей, радуясь столь неожиданной возможности проявить о ком-то заботу. Наконец села, слегка запыхавшись, со слабым румянцем на отнюдь еще не усохших щеках, закатала до локтя рукава пушистого, цыплячье-желтого халатика и, обнажив детски-тонкие руки с коричневыми крапушками, сказала:
        — Знаю, думаете: этой древней старухе, вероятно, до чертиков надоело жить. Или наоборот — небось страшновато в таком ветхом возрасте: каждый день боится откинуть лапки.
        Эти слова развеселили Гастрик, она коротко хохотнула, продолжая рассматривать фотографии, а Баат скорчил мину, долженствующую отмести предположения о таких мыслях, но старушка замахала на него крапчатыми руками, чтобы зря не старался, не пыжился переубедить ее, и продолжила:
        — Сказать вам что-то важное?  — Глаза ее округлились, как у лукавой девочки, и свет от включенного на стене бра неожиданно отразился в них золотым блеском.  — Минутку, принесу чашки.  — Она быстро зашаркала на кухню.
        «Чудачка,  — подумал Баат.  — Однако плохому девочку не научит. Да и жизненный опыт большой, есть о чем рассказать. Пожалуй, стоит доверить ей «Око».
        — Так вот,  — продолжила Ватрина, вернувшись из кухни с подносом, на котором громоздились чашки с блюдцами.  — Представьте, мне вовсе не надоело жить.
        Гастрик опять с усмешкой взглянула на нее и хмыкнула:
        — А я думала, старикам надоело все до чертиков.
        Баат хмуро одернул ее.
        — Ничего, мы поладим с ней,  — улыбнулась Ватрушка, заметив смущение отца.  — Представьте, я и впрямь не боюсь смерти. И знаете почему?  — Она поправила за ухом белый куделек и закончила почти тихо, точно доверяя самое сокровенное: — Потому что смерти нет — бояться нечего.
        «Похоже на старческий заскок»,  — с грустью сделал вывод Баат.
        В ту же минуту Гастрик дернулась, выронила из рук альбом, и Ватрина впервые увидела удивительную метаморфозу: корчась в страшных гримасах, лягушонок на ее глазах превращался в прелестного ребенка с аккуратненьким ртом и пухлыми щечками.
        — Уф,  — Астрик вытерла лоб ладошкой будто после тяжелой работы и оглядела незнакомую комнату.
        Ватрина была так огорошена происшедшим, что с минуту молча таращила на девочку глаза.
        Артур Баат долго объяснял ей, в чем дело.
        Наконец что-то дошло до нее, но все-таки она потрогала девочку — настоящая ли?  — и вдруг рассмеялась:
        — А ведь это еще лучше, еще интересней — работать с двумя!
        Когда же Баат на следующий день ознакомил ее с прибором, при помощи которого она могла путешествовать в мир необычного ребенка, Ватрина по-детски захлопала в ладоши. Провидение явно шло навстречу ее желанию обрести духовного наследника…


        Крохотные существа сцементировались единым известковым каркасом, и никто не мог оторваться от него, чтобы зажить самостоятельно. Стоило какому-нибудь маленькому тельцу выпасть из этой системы, как его тут же относило далеко от сородичей, и оно становилось добычей любопытной рыбешки. Но все вместе составляли единый организм, способный противостоять не только таким чудовищам, как кит или акула, если бы те вздумали чесать спину о коралловые гребешки, но даже мощным океанским течениям. Правда, иногда сюда забредали морские звезды и ядовитыми шипами уничтожали мягкую плоть кораллов, отчего быстро разрушался и весь остов. Так было с соседней колонией.
        Белый Куст хотя и ощущал себя частью Рифа, держался самостоятельно, может, потому, что рос на небольшом возвышении и первым замечал какую-либо угрозу Рифу. Чуть поодаль от Белого Куста, крепко вцепившись в скалу, располагался Огневик с эффектно раскинутыми ветвями. Вот кто не даст себя в обиду, уколет, обожжет всякого, кто посягнет на его жизнь. И хотя сам Белый Куст был беззащитен, однако всегда чувствовал свою роль часового, день и ночь стоящего на страже. Частица мощного Рифа, он, однако, находил свое сходство с одинокой, ни от кого не зависимой актинией, похожей на пышный цветок, или с фунгией, этим гигантским полипом, чья грибовидная шапка сиротливо маячила перед ним на песке.
        Днем, когда лагуна скудно освещалась солнечными лучами, Белый Куст отдыхал в горизонтальном положении, удобно пристроившись на грунте. Но и подремывая, был начеку, ибо то и дело сюда заплывали непрошеные гости, и нужно было узнать в них врагов, друзей или просто любопытствующих. К тому же обеспечивать все клетки своего тела планктоном, чтобы поддерживать в нем жизнь. Наблюдая за резвыми рыбешками, коньками, ежами, Белый Куст испытывал нечто вроде сожаления о невозможности сорваться с места и ринуться в путешествие. Собственная окаменелость, малоподвижность раздражала, надоедала, и порой приходила крамольная готовность отколоться от Рифа, хотя он знал, что ничем хорошим это не кончится. Ночью рыбы зажигали разноцветные фонарики, светились моллюски, мелкие червяки, мягкий голубоватый свет испускали растения, и Белый Куст медленно поднимался с грунта, расправляя перышки на своих ветках. Вот и все движение. Зато можно увидеть, как иглокожая Морская Лилия устремилась к Огневику, но, еще не коснувшись его, отпрянула от ядовитого жжения и поплыла в его сторону. Белый Куст напрягся, однако не в силах
оказался сбросить с себя нахалку, когда та вцепилась в него короткими усиками. Впрочем, пусть сидит, особого вреда не сделает, разве что слегка примнет его перышки. Зато можно будет узнать о новостях в окрестностях лагуны, не шастают ли вблизи коварные звезды или сверлящие губки, в чью пасть попала очередная медуза, кокетливо и неосторожно распустившая яркую юбочку, не состоялся ли марш лангустов, от которых приходят в ужас моллюски, или услышать старую басню о том, как губан чистил мурене зубы, а ей вдруг захотелось слопать его. В этот раз Морская Лилия была чем-то озабочена и поведала лишь короткую историю об Актинии: как ни с того ни с сего та убила своими страшными щупальцами окунька. Белый Куст содрогнулся, он никогда не убивал, и подобные истории приводили его в ужас.
        Отдохнув, Морская Лилия отправилась по своим ночным делам, а Белый Куст стал нести обычный дозор. Неожиданно его привлекло какое-то шевеление слева. Не сразу удалось разглядеть, что там. Мелькали огоньки юрких рыбешек, тихо колыхались в темноте травы подводных лугов. И все же многообразная жизнь лагуны, где ежеминутно кто-то кого-то пожирал, а кто-то рождался на свет, нарушалась чем-то непонятным, упорно надвигающимся со стороны темного утеса. Поначалу Белому Кусту почудилось, что это сам утес вдруг оторвался и двинулся к нему, но потом он разглядел огромного осьминога. Однако вскоре выяснилось, что опасность исходит вовсе не от него, а от существа во много раз меньшего, чем это, Многолуч подкрался исподтишка, и Белый Куст заметил его, когда тот больно вонзил свои смертельные шипы в мягкую часть его плоти. Самая коварная особь среди морских звезд, Многолуч был беспощаден, и надо было ожидать, что он приведет сюда полчища своих собратьев, чтобы уничтожить не только всю колонию, но и Риф, это могучее сообщество множества жизней. Выдержав первый натиск десятка ядовитых иголок, Белый Куст сделал
невероятное по своему напряжению усилие, стал заваливаться набок, подминая под себя хищника и чувствуя, что сам медленно отрывается от Рифа. Не успел Многолуч опомниться, как оказался раздавленным под тяжестью упавшего на обломок скалы коралла. Течение подхватило смертельно раненный Белый Куст, но прежде, чем вдребезги быть расколотым об утес, он успел осознать, что все-таки защитил Риф и что так не хочется навсегда исчезнуть в черной бездне…


        Астрик зачарованно просмотрела мыслефильм, переданный Ватриной и, когда он закончился, с жаром сообщила: не видела ничего подобного! У папы с мамой какие-то скучные истории из серии их знакомства или неинтересные случаи из их детства. А тут — будто я сама превратилась в Белый Куст, и было так боязно, когда появился Многолуч, и не хотелось умирать. Занимательней всех сказок голографа.
        Ватрина не стала объяснять, что увиденное — вовсе не сказка, а нечто бывшее с нею — девочка еще мала, не поймет. Но пусть складывает в тайничок своей души одну за другой жемчужины ее ожерелья, которые теперь одну за другой придется снимать с нитки и рассматривать вместе с этой малышкой.
        Через неделю она опять защелкнула браслет на тонком запястье Астрик, а на свой морщинистый лоб надела металлический обруч, проводки от которого шли к «Оку» и, поудобней усевшись, вновь провалилась в одну из своих прошлых жизней, которых у нее было бесчисленное множество. Однако она догадывалась, что знает далеко не обо всех, что многие так и угасли не-вспомненными метелями бытия.
        Отчаянное «Не хочу!» срабатывало каждый раз, когда чернота угрожала навечно поглотить ее, и яростное нежелание беспамятно уйти в бесконечность, сопротивление этому наращивало цепочку метаморфоз. Некоторые из них давали знать о себе внезапным ударом памяти.
        Один из таких ударов случился в минуту, когда вместо букваря маленькая Ватрина читала том энциклопедии с цветными иллюстрациями, переложенными папиросной бумагой. Все, что когда-то росло, жило на Земле, придумывалось людьми, заключали в себе толстые тома с золотыми тиснениями на корешках. Часами она сидела на диване, рассматривая картинки, на которых были изображены животные, насекомые, растения, непонятные чертежи, географические карты. Глаза натыкались на странные слова: авантаж, бахтиары, бедламит, бондок… Мать была занята шитьем и собственными мыслями, должно быть, о недавно умершем отце, оторвавшись от выкроек, подолгу смотрела в окно, и ее бескровные губы неслышно шевелились. Маленькой Ватрине казалось, что она видит отца и разговаривает с ним.
        Однажды мать кроила платье судейской жене, а Ватрина рассматривала том на букву «К», когда неожиданно набрела на картинку, где были изображены колонии морских кораллов. Вдруг перед глазами все поплыло — и картинка, и склонившаяся над вишневой тканью мама. С трудом набрав в грудь воздуха, она выкрикнула, тыча пальчиком в изображение белого кораллового куста: «Мамочка, это я!»
        Мать подняла голову от шитья, взглянула на бледную от волнения малышку и рванулась к ней: «Что с тобой!» Принесла стакан воды, долго приводила девочку в чувство, а она вновь и вновь повторяла, стуча по картинке ладошкой: «Это я, мамочка, это я!» Тогда мать схватила тяжелую книгу, запихнула ее в шкаф рядом с двадцатью девятью такими же томами. Но Ватрина на следующий день отыскала именно этот том и теперь уже украдкой от матери разглядывала странную иллюстрацию, а та опять всколыхнула в ней ряд удивительных картин, в которых она узнавала себя, но совсем не похожую на ту, что отражалась в овальном зеркале на туалетном столике. Если бы ее попросили рассказать, что именно ей видится в эту минуту, она не нашла бы слов, ибо язык ощущений трудно переводится на какой-нибудь иной язык, особенно, если ощущения принадлежат не человеку. Однако шестилетняя Ватрина сознавала, что, разглядывая картинку, вспоминает время, когда была чем-то или кем-то иным, только не девочкой с короткими косичками и аккуратной челкой.
        Когда ей исполнилось десять лет, она заявила матери, что помнит, как очень давно умела летать. Мать не забыла тот страшный приступ, когда малышка кричала, что она была когда-то белым коралловым кустом, точно таким, как на картинке. Новое заявление насторожило, но не очень испугало, поскольку было сделано спокойно, не истерично. Мать уже знала, что у девочки живое воображение, учительница советовала отдать ее в художественную школу.
        — Значит, летала?  — спросила она с иронией, но Ватрина уловила в ее глазах страдание.  — Откуда такие фантазии?
        Девочка объяснила, что это пришло ей в голову полчаса назад, когда она собирала в палисаднике смородину и перед лицом закружил мотылек с черно-красными крылышками.
        Не отрывая от дочери опечаленных глаз, мать сказала, стараясь не сорваться в слезы:
        — Ничего страшного, это с каждым бывает.  — И неожиданно для себя сделала вывод: — Если подумать, все мы когда-то были кем-то. Еще твой отец говорил — а он много читал и много знал,  — что мы состоим из атомов, и эти маленькие частички бессмертны, только соединяются и разъединяются с другими частичками. От разных соединений и получается человек или, скажем, стул, кошка, валенок. А незадолго до смерти отец сказал, что если когда-то умрет, то не насовсем. Пройдет сто, тысяча, миллион лет, и из его атомов образуется новый человек. Земля — это волшебная планета, на которой никто не исчезает навсегда. Но я, помню, ответила ему: в таком случае, ты, каким я знаю тебя, уже не вернешься!  — Мать вытерла платком глаза и, спохватившись, уверенно заключила: — Ты вся в отца — такой же фантазер. Еще раз прошу, не рассказывай никому о своих фокусах. Ведь ты же не хочешь прослыть сумасшедшей? Так что тебе все-таки померещилось?
        Она не могла изобрести новые слова-понятия, которые адекватно передали бы тот крохотный отрезок бытия, так отличающийся от всего, что знала до сих пор. Лишь спустя много времени звено за звеном восстановит она часть цепочки, соединяющей Белый Куст с бабочкой. За многоцветность крыльев прозвали ее Пестрянкой. Вспоминая краткую жизнь в облике Пестрянки, Ватрина извлекла из сумрака прошлого, связанные с нею еще два звена, и это небольшое открытие так изумило и обрадовало, что не сразу поведала о нем матери. Сидела, странно улыбаясь своему видению, пока мать не растормошила ее.
        — Перед тем, как появиться Пестрянке,  — сказала Ватрина, растягивая рот до ушей и все еще не упуская из виду картинку, выуженную из тайного уголка души,  — я ползала по молодой зеленой крапиве, и она совсем не обжигала меня, потому что я была одета в черный мохнатый чулок со множеством волосков. Передвигаясь, я сгибалась и распрямлялась, то есть поначалу я была гусеницей. А потом заплела себя какими-то паутинками, чем-то клейким и стала неподвижной, как бы умерла, но на самом деле была живой.
        — То есть превратилась в куколку,  — покачала головой мать, уверенная в том, что лишь поддерживает игру ума, фантазию дочки.
        — Да, наверное, я стала куколкой,  — согласилась Ватрина, облизывая сметану с сырника.  — А потом… потом было нечто восхитительное,  — она опять оторвалась от тарелки и замерла, созерцая экран души.  — Однажды мне стало тесно и душно в своем домике, я зашевелилась, взломала головой его крышку и обнаружила, что у меня выросли крылья! Я полетела! Краски, запахи цветов, деревьев, земли обрушились на меня, но самым прекрасным было небо. Правда, выше меня летали птицы, и я немного завидовала им. Но все равно было очень хорошо. Мама, ты не поверишь, я лапками определяла, насколько сладка цветочная пыльца.
        — Уж этому как раз могу поверить,  — грустно усмехнулась мать.
        Ватрина вздохнула, смирившись с тем, что ее рассказ воспринимается не очень серьезно.
        — Быть может, я прожила бы всю бабочкину жизнь,  — уверенно сказала она,  — если бы не тот случай с ящерицей. Зеленуха с янтарными глазами сразу не понравилась мне, она кого-то подстерегала среди камней, и вскоре я увидела кого — это был кузнечик. Бедняга ни о чем не подозревал, сидел в траве и не знал, что им интересуются. Когда Зеленуха подкралась к нему совсем близко, мне вздумалось напутать ее, чтобы отвлечь от кузнечика. Я подлетела к ней, замахала крыльями и вмиг была подцеплена длинным острым языком.  — От ужаса она даже закрыла лицо ладонями.
        Мыслефильм о Пестрянке показался Астрик еще забавней. Девочка что-то поняла, иначе не поинтересовалась бы, все ли раньше были бабочками, гусеницами, птицами или рыбами.
        — Не думаю,  — сказала Ватрина.  — Хотя, кто знает. У людей такая несовершенная память: многие не помнят, что было с ними вчера. А теперь разреши мне побывать в твоей жизни.
        Девочка охотно согласилась, как не отказывала в этом отцу и матери. Даже то, что когда-то хотелось скрыть, при таком вот просмотре всегда забавляло ее — ведь это было когда-то, в навсегда ушедшем времени, и как это замечательно, что его можно хоть ненадолго вернуть.
        В этот раз она вспомнила о лесе, где однажды прогуливалась с отцом.
        — Скоро и сюда доберутся и здесь наведут машинный порядок,  — ворчал отец, шаркая ореховой палкой по толстой подстилке из прошлогодней листвы под ногами. Он удалился шагов на двадцать вперед, когда из-за толстого дуба выглянуло крохотное существо сантиметров двадцати от земли, окутанное молчаливой бородкой, в одежде из лопухов и лесного мха. На пористом, как у гриба, личике посверкивали красные смородинки глаз.
        — Тсс,  — существо приложило палец-корешок к мягкому лепестку губ и подкатилось прямо к ней под ноги. Она обомлела, присела перед ним на корточки.
        — Никому не говори обо мне,  — сказало существо.  — Все равно не поверят и будут давать лекарства, чтобы забыла меня.
        Астрик опустилась на лиственный ковер и стала рассматривать крошку.
        — Даже отцу — молчок. А то примет меня за мутанта, каких в городе много, и унесет в приют.
        Астрик была так удивлена, что не заметила вернувшегося Баата.
        — Что ты нашла? Гм, забавная коряга,  — он подцепил крошку палкой и отбросил в сторону.
        Это насторожило девочку. Выходит, отец видит совсем не то, что она. Когда той же тропкой они возвращались назад, она чуть поотстала от отца и подбежала к дубу. Маленький хозяин леса притаился в дупле, на подстилке из трав, где он отдыхал и по ночам грыз орехи и ягоды. Днем же обычно следил за порядком в своих владениях.
        — Возьми на память,  — сказал он на своем лесном языке, но Астрик поняла его. Он протянул ей три желудя.  — Когда задуют метели, достань их, вспомни обо мне, и я вмиг согреюсь в своем домишке, где зимой хотя и уютно, но не всегда тепло.
        Она положила желуди в карман куртки, а чтобы чем-то отблагодарить лесовичка, достала носовой платок с вышитым вензелем.
        — Вот. Хочешь, принесу что-нибудь теплое. У меня есть шерстяной шарф, под которым зимой тебе будет тепло.
        — Что ты, что ты,  — замахал он ручками-коряжками.  — Я и платок, извини, не возьму. Лес нельзя захламлять. Как-нибудь выдюжу зиму, хоть и стар стал.
        Тут у Астрик слегка закружилась голова, ноги задрожали, и она провалилась в свою обычную сумеречность. А вместо нее перед лесным дивом оказалась Гастрик.
        — Мне как раз не хватало такой игрушки! Скорее, папа! Посмотри на этого страшилечку! А вот я ему бороду оторву, чтобы не зазнавался! Ой, он цапнул меня!
        — Обычный сучок.  — Баат был раздосадован тем, что Гастрик — в который раз!  — появилась раньше положенного на целых полчаса. Если так пойдет и дальше, то со временем она может вообще вытеснить Астрик.  — Почему ты пришла не вовремя?
        — Откуда я знаю,  — Гастрик надула губы.
        — Значит, и уйдешь раньше,  — отчеканил Баат.
        …Этот эпизод кое-что добавил к тому, что узнала Ватрина за неделю общения с сестричками. Многое повидала она на своем веку, но впервые встретилась с таким соответствием внешности внутреннему содержанию. Если Астрик бросает кусок колбасы бродячей кошке со впалыми облезлыми боками, то Гастрик эту же кошку загоняет в подвал и расстреливает из духового пистолета. У Астрик слезы на глазах, когда видит какую-нибудь нищенку с плакатом на спине: «Мне негде жить!» Зато у Гастрик подобные люди вызывают злую усмешку и реплику: «Нужно работать лучше!» В душе Астрик — океан любви и милосердия, душа Гастрик заселена демонами разрушения. В одном и том же теле на равных правах умудряются властвовать бог и черт, и порою кажется, что они вступают в единоборство друг с другом.
        — Почему ты все время уступаешь злючке?  — поинтересовалась Ватрина у Астрик.  — Ведь она живет вдвое дольше, чем ты. Как это происходит?
        — Не знаю,  — Астрик задумалась.  — Просто ей не терпится, и я уступаю.
        — Тебе, что, нравится так долго пребывать в полусне?
        — Нет, конечно. Это надоедает. Но я хочу сделать приятное Гастрик. А самое приятное для каждого из нас — выбираться из темноты.
        — Поразительно!  — Ватрина с восхищенной досадливостью рассматривала девочку.  — Может, ты и вовсе не будешь появляться, чтобы доставить Гастрик совершенное удовольствие?
        — Если понадобится…  — Астрик улыбнулась, и Ватрине померещилось, что в комнате кто-то ослепительно взмахнул крылом.
        — Так не годится,  — она сердито сдвинула белесые брови.  — Неужели у тебя совсем нет воли? Знаешь ли, что бывает с человеком, у которого пропадает воля к жизни? Он умирает. Ты ведь не хочешь умереть, а?
        — Конечно, нет!  — испугалась Астрик.  — Мне нравится здесь, и я вовсе не хочу все время быть в темноте.
        — Вот и хорошо,  — обрадовалась Ватрина.  — Поэтому давай придумаем, как бы тебе подольше не уходить.
        — И придумывать нечего. Стоит мне лишь захотеть…
        — Тогда составим расписание,  — предложила она.  — Чтобы не было никому обидно, каждый приходит ровно на полтора часа… Если же ты плохо будешь относиться к себе, то однажды не появишься совсем.
        Кажется, ей удалось убедить девочку, потому что Гастрик явилась ровно через полтора часа. Рассерженная, недовольная такой задержкой, она отметила свое появление тем, что схватила со стола чашку и швырнула на пол.
        — Что случилось?  — как ни в чем не бывало спросила Ватрина и, услышав недовольство по поводу долгого пребывания в чулане, строго сказала, что теперь каждый будет приходить на полтора часа.
        Марте и Артуру понравилась та строгость, с какой старушка обращалась с сестричками. Для них истинным сюрпризом стал удлинившийся визит Астрик, радующей их сердца, истерзанные одним лишь видом Гастрик. Но если бы все упиралось в ее внешность! Чем дальше, тем больше проглядывал в Гастрик истинный дьяволенок. К Ватрине она ходила с неохотой и как-то заявила, что больше не желает видеть старую образину.
        — Да ты на себя взгляни!  — не выдержала Марта и прикусила язык, потому что Гастрик и впрямь подошла к зеркалу, долго рассматривала свое отражение и вдруг расхохоталась:
        — Что за враки! Это вовсе не я!  — схватила с туалетного столика пудреницу и запустила в трюмо.
        «Странно,  — подумала Марта.  — Неужели она до сих пор не смотрелась в зеркало?»


        В тот день, прежде чем уйти из дому, Марте пришлось дожидаться появления Астрик. Девочка с удовольствием пошла к Ватрине, в чьем доме находила для себя много любопытного. У нее было то, что уже давно не встречалось в продаже, над чем фантазировали живые человеческие руки. Старинный буфет был уставлен фигурками зверушек из слоновой кости, расписной керамикой, за стеклянными дверцами стояли фарфоровые чашки и блюдца, давно исчезнувшие с магазинных полок, поскольку их заменила небьющаяся ферропластиковая посуда. Непривычно смотрелись и старинные ходики на стене, и резной дубовый сундук. Но самым интересным было содержимое сундука. Когда Ватрина впервые открыла его, Астрик замерла от многоцветия шерстяных клубков, нитяных пасм, расшитых бисером лент и узорчатых кружев. Ватрина покопалась в этом богатстве и вытащила оттуда небольшую деревянную шкатулку из сандалового дерева, на крышке которой была изображена голова красного коня с пламенной гривой.
        — Если со мной что-нибудь случится,  — таинственно сказала она,  — возьми шкатулку и храни в надежном месте до тех пор, пока не заметишь, что конь полностью проявился на дереве. Видишь, уже показалось туловище и две передние ноги, а в моем детстве была лишь уздечка и кусочек головы. Шкатулка досталась моей бабушке от ее прабабушки, и та сказала, что тайна, заключенная в шкатулке, ключ от которой утерян, должна созреть, и тогда шкатулка сама откроется…
        — Вы вся какая-то волшебная,  — восхищенно призналась Астрик.  — Выдумщица!
        Ватрина вздохнула. Иногда ей и самой казалось, что она выдумывает свои истории или что ей снятся фантастические сны, которые вспоминаются как реальность.
        Однажды она поехала с матерью на юг, к тетке, в маленький приморский городок, днем и ночью продуваемый ветрами. Мать лечила под солнцем больные суставы, а она часами не вылезала из моря. Они возвращались с пляжа, разомлевшие от жары, со свежерозовым загаром на плечах, когда взгляд девочки вдруг приклеился к деревянной лестнице, выглядывающей из глубины квадратного, вымощенного каменными плитами дворика. Лестница круто взмывала к террасе второго этажа старого дома из ракушечника с облупленной штукатуркой, по его стенам ползли вверх лианы темно-зеленого плюща. Возле дома на низкорослой шелковице сидел загорелый мальчишка в трусах, измазанный ягодным соком. Не отрывая от лестницы глаз, Ватрина сунула в руки матери котомку с пляжным костюмом и мелкими шажками засеменила во двор.
        — Куда?!  — только и успела воскликнуть мать, как девочка стремительно взлетела по скрипучим ступенькам, но на полпути замерла и, слегка покачнувшись, вцепилась в шаткие перила.
        — Там никого, хозяева ушли в гости,  — сообщил замурзанный мальчишка с шелковицы и пульнул в нее черной ягодой.
        Но она даже не обернулась, стояла на лестнице с расширенными зрачками, и ринувшаяся за ней мать уловила то особое выражение лица, которое всегда так пугало. Поднялась, осторожно притронулась к руке девочки, застывшей точно сомнамбула. Ватрина вздрогнула, заморгала. Они спустились вниз, вышли на улицу, и лишь тогда она заговорила:
        — Когда-то я жила здесь, меня звали Альтой. У меня была гладкая черная шерстка, длинные ноги и громкий голос. Я спала в прихожей, на коврике, очень любила своих хозяев, а их маленького сынишку часто катала на спине, и хотя он порой колошматил меня, я не обижалась, только иногда, чтобы припугнуть, рычала. Хозяйка звала меня Альтушкой, кормила свежей рыбой, и соседский кот Урка из-за этого был со мной в постоянной вражде. Я обожала хозяина. Может, потому, что от него всегда пахло рыбой, и когда он возвращался с промысла, я чуяла его за квартал. Иногда он брал меня с собой. В один из таких дней и случилось несчастье. Разразился ужасный шторм, фелюгу бросало вверх-вниз, мне стало жутковато, я забилась в какой-то ящик, но долго там не пролежала — фелюгу перевернуло, и я оказалась в воде. Берег был недалеко, я стала грести к нему и вдруг увидела рядом своего хозяина. У него был рассечен лоб, он вяло двигал руками. Я подплыла к нему, подставила свою спину, поскольку была мощной, крепкой собакой. Тут к нам подплыл рыбацкий баркас. Волны долго мешали схватить брошенную с баркаса веревку. Наконец я
вцепилась в нее зубами, хозяин схватил ее и подтянулся к борту. Последнее, что я увидела, это как хозяина подхватывают чьи-то руки. Меня что-то ударило по голове — вероятно, швырнуло волной о борт,  — небо упало в море, и я пошла ко дну.
        Мать слушала рассказ девочки, и у нее сжималось сердце: надо же такое навоображать!
        — Еще раз прошу — оставь свои фокусы,  — с мольбой сказала она прежде, чем войти в дом родственницы.  — И давай все-таки полечимся у Кальфа, говорят, он толковый доктор.
        — Ты опять принимаешь меня за сумасшедшую!  — в отчаянии воскликнула она, решив никому больше не рассказывать о своих приключениях.
        Между тем воспоминания о них с каждым годом наращивались, было тяжко носить их в себе, не выплескивая. Все изменилось, когда вышла замуж за долговязого чудака-садовника, умеющего разговаривать с цветами и деревьями. С ним можно было болтать о чем угодно, именно поэтому и стала его женой, хотя ей не нравились его рыжие лохматые брови. Зато теперь в любую минуту можно было рассказывать эпизоды из своей жизни в облике тунца или белки, пчелы или иволги. Порой чудилось, что и цветущий жасмин под окном, и куст розы, и персиковое деревце, и даже белый валун в дальнем углу сада — все это фрагменты ее прошлых существований. Помогая мужу окапывать деревья, она иногда ощущала странную слиянность со всем, что росло, летало, ползало, плавало, бегало, и, на миг прикрыв глаза, видела чудовищную в своей многосложности мозаику жизни, которая гармонично складывалась, рассыпалась в прах, вновь зарождалась, опять рассеивалась на мельчайшие частички и снова упорно выходила из темноты.
        Шестьдесят пять лет прожила она с садовником душа в душу. После его смерти старость начала слишком нахально атаковывать ее, и она стала испытывать нечто вроде досады, особенно усердно грызущей по ночам, пока однажды не сообразила, в чем дело: в этой жизни ей никого не довелось спасти, даже собственного сына не может вызволить из неволи.
        В этот раз ей была подарена долгая жизнь будто для того, чтобы иметь возможность вспомнить все предыдущие, лишь в одном имеющие сходство: каждая заканчивалась трагически по той причине, что она бросалась кому-то на помощь, кого-то выручала из беды, опасной ситуации. Ее кромсали, убивали, поедали, но хитроумная природа предоставляла ей чудесную возможность вырваться из тисков мертвой материи, родиться заново.
        — А я? Я тоже когда-то жила?  — поинтересовалась Астрик.
        — Не знаю,  — честно призналась Ватрина.  — Скорей всего, я мутантка — что-то понапутано в генах.
        Для Гастрик Ватрина не повторяла свои мысле-фильмы,  — та не проявляла желания ни видеть их, ни рассказывать о себе. Необычно подвижная, Гастрик не могла жить без какой-либо шкоды. Когда Ватрина надоела ей, она решила отравить старушку: насыпала в кастрюлю с гороховым супом полпачки стирального порошка. Но та заметила коварную проделку, быстренько сварила из концентратов новый суп, а испорченный налила девчонке. Делая вид, что хлебает его, Гастрик с замиранием сердца ждала, что будет со старушкой. Ватрина с аппетитом опустошила тарелку и, хитровато поглядывая на отравительницу, пожаловалась:
        — Что-то не по себе. Будто мыла наглоталась,  — схватилась за живот, застонала и пошла в спальню.
        — Ты сейчас умрешь!  — испуганно воскликнула побледневшая Гастрик.  — Но ты не должна бояться — тебя же природа любит, и скоро ты опять родишься!
        — Да, но я ведь никого не спасла и, значит, умру навечно,  — деланно прохныкала Ватрина, изумляясь девчонкиному коварству,  — разве тебе нисколечки не жаль меня?
        — Нет!  — покачала головой Гастрик. Однако ее отвислые щеки были бледны, а глаза, казалось, вот-вот выкатятся и упадут на пол.
        — Дурочка ты моя,  — Ватрина перестала притворяться, поднялась и обняла девчонку.  — Никому нельзя желать плохого, даже если кто-то до чертиков надоел. Ведь смерть имеет свойство притягиваться к тому, кто насылает ее на другого.
        Гастрик была смущена и даже немного обрадована тем, что все обошлось, поскольку здорово перетрусила от собственной проделки. Но ни она, ни Ватрина в тот миг не подозревали о том, на пороге какого важного события находится каждая из них.


        Раз в году, в первое воскресенье июня, отмечали праздник города, и на улицах можно было увидеть много любопытного, ибо в этот день, как никогда, разгорались страсти вокруг вопроса: «Что такое Асинтон?» Но осторожные люди предпочитали в этот день не разгуливать без толку, опасаясь нехороших случайностей.
        Желто-сизый туман за ночь развеялся, и проспекты уже захлестнулись автомобилями, когда Гастрик и Тинг вышли из подземки и влились в движущуюся к центру людскую реку, тормозившую движение транспорта. Из белого лимузина, затесавшегося в толпу так, что казалось, будто она выдавила его из себя, как пасту из тюбика, загремел мегафонный голос: «Дорогу! Дорогу!»
        Люди боязливо шарахнулись к тротуару. Два отряда мотоциклистов — один в вишневых, другой в синих касках рассекли толпу, освобождая путь двум грузовикам, из чьих оранжевых кузовов виднелось что-то обернутое в светлые ткани.
        В центре площади мотоциклы выстроились друг против друга, с грузовиков сняли нечто громоздкое и поставили между машинами. Площадь быстро заполнялась народом.
        Крепко держа Гастрик за руку, Тинг весело шнырял среди собравшихся, выискивая место, откуда удобней было бы наблюдать за происходящим.
        — Смотри, вон Черепок!  — кивнул он куда-то влево, и Гастрик увидела собравшуюся на пятачке перед зданием мэрии группку мутантов.
        Загудели мотоциклетные сирены, зашевелились ткани, сползая на землю, и все увидели две фигуры из цветного воска. Как живые, предстали перед жителями города его гипотетические основатели: продавщица Ася и ас Интон.
        В красном платье с черным драконом на груди, облокотившись о прилавок, на котором крупными буквами было выведено: «Краски-лаки», Ася задумчиво смотрела вдаль, и в ее рыжем восковом парике темнела брошь, изображающая известное насекомое с откинутыми лапками.
        Рядом с другим грузовиком стоял во весь рост мужественный ас Интон в комбинезоне, как веером обмахиваясь моделью самолетного крыла, которым он якобы выписывал в воздухе стихи.
        Со стороны голубых касок взметнулась веревка с петлей, зацепилась за шею Аси, и в следующий миг под вопль толпы Асина голова в рыжем парике покатилась по асфальту, восковыми кусками рассыпалось туловище, руки-ноги.
        С некоторым запозданием вишневые каски проделали то же с асом Интоном. Затем враждующие стороны проскандировали каждая свое:
        — Асинтон — не Асинтон!
        Асинтон — не ас Интон!  — и бросились подбирать куски своих кумиров, чтобы, аккуратно сложив их в грузовики, в собранном виде привезти сюда же ровно через год. Едва успели они сделать это, как на площадь наползла лиловая тень. Гастрик и Тинг втянули головы в плечи: совсем низко, надвигаясь на толпу, плыл воздушный завод «Брикет», обычно пребывающий за городской чертой, невдалеке от вулкана Керогаз. «Что ему здесь надо? Куда смотрит мэрия?! Безобразие!» — пробежал среди собравшихся ознобный шумок. Величиной с полплощади, завод продолжал снижаться, и вдруг все сразу пришло в движение: толпа заволновалась, засуетилась, кто-то завизжал, засвистел. Казалось, еще немного, и «Брикет» расплющит собравшихся. Но метрах в тридцати от земли он замер, завис над толпой, открылись пять донных люков, и оттуда вылетели стайки миниатюрных голубых и розовых парашютиков с подвешенными к ним квадратами брикетов овсянки, что очень развеселило всех. Тинг поймал сразу два брикета: на одном красовался усатый ас Интон, на другом — Ася в красном платье с черным драконом.
        — Отдам один папе, а другой маме,  — хихикнул он, запихивая брикеты за пазуху.  — Лично мне все равно, кто основал Асинтон.
        Гастрик раздраженно наблюдала за снующими, бегающими по площади людьми, и ее наполняло раздражение к этой суете. Когда же увидела, что замечена мутантами у мэрии и ей машут руками, приглашая на свой пятачок, поспешила уйти с площади. И не потому, что чувствовала свою вину перед ними, а потому, что считала себя не мутанткой, а уникумом. Так однажды сказал ей изобретатель Сильвобрук: «Запомни: ты — уникум. Не каждый может похвастать этим».
        Она отвернула манжетку платья и, взглянув на часы, заторопилась: через двадцать минут должна появиться Астрик. Вовсе не хотелось, чтобы она сообщила Ватрине, где застало ее превращение. Нужно успеть обмануть старушку, сказать, что бегала домой за играми.
        Зато Тинг не спешил — ему хотелось побродить по городу, к тому же он давно не видел Астрик и ждал встречи с ней. Но Гастрик упрямо торопила его.
        — Ненавижу,  — злобно пробормотала она, когда они подходили к дому Ватрины.
        — Кого?  — не понял Тинг.
        — Всех!  — выкрикнула она.  — За то, что пялятся на меня.
        Тинг хотел было успокоить ее, но из подъезда вышла Ватрина и направилась в их сторону. В ту же секунду Гастрик стала стремительно превращаться в Астрик. Как всегда, это проходило болезненно — девочка упала на асфальтовую дорожку, ее корчило и ломало в судорогах. Внезапно из-за угла вынырнул автомобиль. Тинг едва отскочил в сторону, как раздался скрежет тормозов, крик, и мальчик в ужасе увидел распростертую под колесами старуху, а чуть поодаль — Астрик, которую она успела отбросить в сторону.
        — Ватрина! Ватрина!  — Девочка пришла в себя и кинулась к старушке, над которой склонился перепуганный водитель.
        Она лежала на спине с закрытыми глазами и белым, без кровинки, лицом.
        — «Скорую!» — крикнул водитель, бросая Тингу монету, и выругался: — Черт ее дернул под колеса! А ты чего валялась на дороге?  — набросился он на Астрик.  — Что за идиотские игры? Поедешь со мной в инспекцию.
        — Она жива?  — чуть слышно пролепетала Астрик, прикладывая ухо к груди Ватрины.
        — Жива я,  — со стоном выдохнула Ватрина.  — Пока…  — ее белесые ресницы вздрогнули, она открыла глаза.  — Я так долго жила…  — с трудом проговорила она.  — Знаешь, почему? Я… не раздавила, но и не спасла ни одного кузнечика… не бросила в море, но и не вытащила оттуда ни одного человека. А теперь мне пора… Мое время останавливается. А часы… часы в моей комнате затикают вновь… Я бы с легкой душой отправилась в путь: я вспомнила все и передала тебе… Но я не сделала главного: не спасла собственного сына… Зря ты легла под колеса…
        — Это не я, это Гастрик,  — всхлипнула девочка.  — Ватрина, не умирай!
        Старушка слабо улыбнулась:
        — А я не умру. Ты разве забыла?.. Прощай, моя девочка. И помни о шкатулке… Не плачь, когда погребут мою старую одежонку — я надеюсь приобрести новую…
        Она вздрогнула, глаза ее плотно сомкнулись, и в ту же минуту из окна соседнего дома раздался крик: то ли проснулся, то ли родился младенец.



        3

        Астрик тяжело пережила гибель Ватрины и не расставалась со шкатулкой: ей чудилось, что там хранится душа старушки. Зато Гастрик пробовала расколоть эту семейную реликвию молотком. Заметив следы ударов, Астрик закопала шкатулку в саду под старым орехом. Но хотя девочки не общались, скрыть что-либо друг от друга подчас не могли — общее подсознание выдавало их. Найдя шкатулку, Гастрик еще ожесточенней попыталась расколоть ее.
        Сестры часто удивляли Баатов общими словечками и мыслями. Время исчезновения обе называли пребыванием в чулане и так описывали это: «Проваливаюсь в нечто черно-багровое, после чего обволакивает глухая темнота, и я лежу будто связанная по рукам и ногам, но слышу и понимаю, что говорит сестренка. Часто хочу вмешаться в беседу, подать голос, но не могу — язык прилипает к зубам, мысли путаются при малейшем напряжении».
        Однако способность слышать другого и разговаривать с ним так и не развилась и вовсе исчезла, как только они научились читать и писать, поэтому догадались общаться посредством записок и писем. Первое послание написала Гастрик. Подтолкнул ее к этому большой цветной фотопортрет Астрик, который родители повесили в гостиной.
        — Кто это?  — спросила она у матери.
        Марта замялась, а потом ответила с легким вызовом:
        — Астрик. Твоя сестренка.  — И стала ждать реакции девочки. Та долго не отводила глаз с фотографии, а потом сделала признание, от которого у Марты радостно екнуло сердце:
        — Но ведь у нее только лицо меняется,  — сказала Гастрик.  — А все остальное — мое. Мои руки, ноги, туловище.
        — Конечно,  — кивнула Марта, обнимая дочь и внутренне содрогаясь от сравнения ее лица с Астрик.  — У вас все общее, поэтому вы должны дружить.
        — Когда Астрик делала прививку, мне было не очень приятно, хотя боли я не чувствовала,  — задумчиво сказала девочка.  — Но почему, если ей грустно, то на меня нападает смех, и только противный чулан не дает возможность рассмеяться?
        «Тебе нравится твое лицо?  — написала Гастрик после этого разговора.  — Мне нравится. Но не воображай — это и мое лицо тоже, просто я не могу его увидеть».
        «Я с тобой согласна,  — ответила Астрик.  — Можешь считать мое лицо и своим — мне ничуть не жалко.
        Но скажи, почему, когда я печалюсь о Ватрине, ты начинаешь щекотать меня своим неслышным смехом под правой лопаткой? Неужели тебе не жаль старушку?»
        «А чего ее жалеть,  — последовал ответ.  — Она ведь прожила довольно долго, и еще неизвестно, умерла ли».
        «Ты права,  — обрадовалась Астрик.  — В минуту ее смерти я услышала детский крик из окна. А на другой день узнала: там «скорая» не успела забрать в роддом женщину, и она родила девочку. Ее назвали Ватриной. Интересно, что хотя старушка и жила в соседнем доме, родители новорожденной, оказывается, не знали ее… И еще хочу сказать тебе — не трогай шкатулку».
        «Разве тебе не интересно, что в ней?  — написала Гастрик.  — Кто знает, когда красный конь целиком появится на крышке — может, через сто лет. А меня сейчас разбирает любопытство, что там».
        Теперь они уже постоянно перебрасывались записками, и так это понравилось им, что каждая, очнувшись после трудного перевоплощения, прежде всего интересовалась тем, что там написала сестричка.
        Бааты все больше привыкали к мысли, что у них не одна, а две дочери. Такое впечатление создавалось у всех, кто знал эту семью. К тому времени, когда девочке исполнилось семь и она пошла в лицей, супруги уже привычно говорили: «Когда дети вернутся с занятий…» или «У сестренок сегодня не было арифметики…»
        Писали они в разных тетрадках, а поскольку каждая пропускала какой-либо урок, учителя занимались с ними индивидуально. Поначалу из других классов то и дело прибегали поглазеть на необычную ученицу, меняющую внешность, как сказочная лягушка-царевна. Но вскоре привыкли к ней, как и к другим мутантам, которых в лицее с каждым годом становилось все больше. Эти несчастные дети были объектом насмешек и издевательств, но со временем их переставали замечать, как бы вычеркивая из жизни и памяти, и это было даже страшнее насмешек.
        Однако не только в лицее, но и во всем Асинтоне число мутантов все увеличивалось, а на домах появлялись плакаты с изображениями маленьких уродцев и надписью: «ПЛАТА ЗА «ПЛАТу». Имелся в виду завод пластиковой тары, отравляющий воду и воздух. Впрочем, сбои в генетическом коде наблюдались и по множеству других причин, нарушающих энергоинформационное поле, из-за чего на улицах Асинтона вдруг появлялись полчища крыс или тараканов, в домах начинали перемещаться и летать предметы, а в речке замечали водяных и русалок. В ученом мире поговаривали, что на дне водоемов затаились в состоянии энергетических матриц и ждут своего часа динозавры, бронтозавры и прочие чудища, и если человек и дальше будет загрязнять среду обитания, то природа забросит его куда-нибудь на задворки как отработанную деталь.
        Между тем Гастрик становилась все более озлобленной. Да и как не будешь злой, если никто не хочет сидеть с тобой за партой, зато мальчишки дерутся за право провожать домой Астрик, нести ее портфель. Но как только появляется Гастрик, провожатые со смехом и улюлюканьем разбегаются, и ей приходится отстаивать свое достоинство швыряньем в их сторону учебников или ругательств. Гастрик чувствовала, как душа ее все более превращается в нечто холодное и каменное. На каждом шагу ей хотелось сделать кому-нибудь пакость, даже когда никто не трогал ее. Если же мальчишки дразнили ее лягушкой и корчили рожицы, у нее появлялась ненависть ко всему белому свету, и тогда было боязно подступиться к ней — такой она становилась свирепой и еще более безобразной. Один лишь Тинг понимал Гастрик и всякий раз, когда кто-нибудь донимал ее, старался наказать обидчика и утешить девочку.
        Как-то раз Тинг сказал, что знает человека, который во много раз некрасивей ее, потому что и на чело-века-то не похож: какое-то огромное насекомое. Это заинтересовало Гастрик, и она захотела встретиться с ним.
        — Я бы познакомил вас,  — замялся Тинг,  — но обещал кое-кому хранить его местопребывание в тайне. Ты же способна на предательство.
        — А, это о доме мутантов,  — вспомнила Гастрик.  — Но я тогда была совсем маленькой дурой.
        — Нет,  — твердо сказал Тинг.
        На этом разговор оборвался, и лишь через пять лет имел продолжение. За минувшие годы Гастрик прошла хорошую школу злобы, и мало кто мог сравниться с ней в изобретении разных пакостей: то подсунет кому-нибудь в портфель механическую змею, то намажет сиденье парты самовоспламеняющейся жидкостью или обольет чужие учебники вонючим рыбьим жиром. И все это делалось так хитро, так расчетливо, что не успевал гнев одноклассников обрушиться на нее, как она, ускользая от расправы, превращалась в Астрик. В седьмом классе Астрик написала сестре: «Будем дружить, зачем часто ссориться, ведь мы сестренки».
        Гастрик не возражала, но в ответ на это предложение вдруг подала сестре идею, очень смутившую ее: «Давай поменяемся лицами. Я немного поношу твое, а ты мое, потом опять станем собою».
        Астрик пришла в замешательство. Она знала, что сестра некрасива, но нигде, даже на фотографии, не видела ее, хотя и очень жалела, слыша от взрослых о ее безобразии. Что же, она не прочь временно одолжить ей свое лицо, тем более что чувствовала возможность такого обмена. Как именно он случится, не знала, но была уверена, что стоит захотеть, и это произойдет, но хорошо бы сначала взглянуть на то, что достанется ей.
        «Сфотографируйся,  — попросила Астрик.  — Все-таки я должна знать, какой стану».
        Узнает и не захочет меняться, решила Гастрик и пошла на хитрость.
        «Я стесняюсь ходить в фотографию,  — соврала она,  — лучше нарисую себя перед зеркалом».
        Астрик согласилась. Читать мысли друг друга они не умели, но действия, поступки не могли скрыть, поэтому Гастрик прилежно уселась перед зеркалом и нарисовала рожицу девчонки — некрасивой, но далеко не такой уродливой, как сама; при этом ей казалось, что поступает она вполне справедливо: отец часто говорил, что они должны делить поровну и радость, и грусть. Вот и поделят.
        Рисунок немного опечалил Астрик, но не испугал. Что ж, пусть Гастрик хоть какое-то время побудет в ее внешности, а она походит такой вот губошлепкой с носом уточкой и конопушками. Надо лишь хорошенько сосредоточиться, и все случится, как задумано.
        Но прежде, чем пойти на это, она решила поговорить с Тингом. На днях, возвращаясь из лицея, она встретилась с ним, спешащим на соревнования по баскетболу. Постояли, поболтали с минутку, и она впервые заметила, какая у Тинга красивая рыжая шевелюра. Шорты и белая майка подчеркивали стройность его фигуры и золотистую смуглость тела, отчего он казался юным античным богом. Тинг учился в последнем классе лицея, и грустно было думать о том, что он уходит из их общей детской жизни.
        — Заходи в выходной,  — пригласил он.  — Кое-что покажу любопытное.
        Она застала Тинга в теплице, где он помогал отцу высаживать цветочную рассаду. Во всем Асинтоне не было более уникальной теплицы, чем у фермера Сакса. Если цветоводы обычно выращивали гиацинты, гвоздики, розы, фрезии, нарциссы и другие праздничные цветы, то Сакс разводил растеньица, некогда в изобилии цветущие на лесных опушках, лужайках, в степях и долинах гор. Здесь можно было увидеть лиловые колокольчики сон-травы и хрупкую лесную ветреницу, застенчивые головки подснежников и изящные росинки ландышей, разноцветные крапинки медуницы и желтые огоньки первоцвета. Сакс гордился своей коллекцией, ибо в естественных условиях эти цветы уже почти не встречались. Приход Астрик обрадовал его — он любил, когда кто-нибудь заглядывал сюда, и можно было прочесть целую лекцию о своих экспонатах, неброских, но ценных, будто самоцветы в диадеме.
        — Наступает время, когда самой большой роскошью будут не гладиолусы, не пионы или хризантемы, а такие вот скромные цветы, которые, увы, не сумели защитить себя от варварства людского,  — сказал он с пафосом, протягивая Астрик букетик из золотистых горицветов.
        Тинг вопросительно взглянул на отца. Сакс понял его. Добродушное круглое лицо его лишь на миг обрело философскую задумчивость, а потом он согласно кивнул взлохмаченной шевелюрой, такой же огненной, как у Тинга:
        — Ладно, хвастайся!
        Тинг подвел Астрик к небольшому газончику, на котором росли цветы интересной формы: на стеблях с сочно-зелеными листьями висели фиолетово-красные бублики, окруженные изящными лепестками такого же цвета.
        — Их почему-то называют башмачками,  — сказал Тинг.  — Но посмотри вон на тот цветок слева. Точнее, на его листья. Странно, не правда ли?
        Астрик подошла поближе и обмерла. Листья цветка были темнее, чем у его сородичей, а по глубокому бархатистому фону будто кто-то вышил серебряными нитями иероглифы древней пиктограммы.
        — Рисунок появился недавно, а до этого растение было обычным. Надо бы узнать у Шарпа, что это значит.
        — Кто такой Шарп?
        Тинг оглянулся на отца, возившегося в другом конце теплицы, и сообщил скороговоркой:
        — Я когда-то говорил о нем. Это он не похож на человека. Уже много лет его держат в одном из ангаров на правой окраине города. Мой двоюродный брат там служит стражником. Иногда он берет меня с собою на ночное дежурство. И скажу тебе… Нет, это нужно увидеть собственными глазами.
        — А что, Шарп очень умный?
        — Не то слово, он умеет читать прошлое и будущее, разгадывать настоящее.  — Тинг загадочно улыбнулся.  — Хочешь, пойдем сегодня к нему. У моего кузена как раз дежурство ночью. Еще вчера я не решился бы открыть тебе эту тайну, но сегодня… сегодня о Шарпе напечатано во всех газетах.
        — Хорошо,  — кивнула Астрик.  — Мне тоже надо кое о чем спросить его…
        В девять вечера они встретились на правой окраине Асинтона, в самом запущенном и грязном районе города. Холмы свалок из автомобильных покрышек, строительного мусора, металлолома то и дело преграждали им путь. Чуть ли не под ногами шныряли крысы величиной с кроликов, и Астрик, прижимаясь к Тингу, повизгивала от страха. Наконец из темноты вынырнули два ангара, возле которых прохаживались часовые с автоматами.
        — Дик,  — негромко позвал Тинг.  — Это я.
        — Кто там?  — насторожился часовой возле первого ангара.
        — Я, Тинг. А это моя подружка.
        — А, племяш,  — пробасил Дик, оглянулся по сторонам и махнул им: — Быстро!
        — Медленно поднялся шлагбаум, что-то зажужжало, засверкала фиолетовая мигалка, и тут же все стихло. Железные двери ангара стали вдвигаться в стены, и Тинг с Астрик юркнули в полутемное помещение. По гулкой бетонированной дорожке, на которой мог бы свободно поместиться огромный лайнер, они прошли к вольеру с частоколом железной решетки.
        — Шарп,  — почти шепотом позвал Тинг, содрогаясь от страха. Сколько раз он был здесь, но так и не привык к виду этого существа.
        Что-то завозилось, зашуршало в темноте, послышался чей-то глубокий вздох.
        — Ты спишь, Шарп?  — спросил Тинг.
        — Слишком часто приходишь сюда, мой мальчик,  — прошелестело за решеткой. Раздался невнятный звук — то ли шагов, то ли прыжков, и в вольере зажегся свет.
        Астрик зажмурилась. Не столько от того, что тот, кого она увидела, был страшен своим нечеловеческим обличьем, сколько от взгляда его глаз величиной с блюдце, от которых шло пронзительное голубое свечение, которое, как ей показалось, пронзило ее подобно рентгену. Даже закружилась голова.
        — Какой обаятельный оборотень,  — Шарп опять тяжело вздохнул.
        Астрик вздрогнула и открыла глаза:
        — Это вы обо мне?
        — Да,  — кивнул Шарп длинной головой, похожей на отшлифованный янтарь с инкрустацией глаз-бирюзы в оправе острых темно-зеленых ресниц, смахивающих на сосновые иголки.
        Немного придя в себя, Астрик набралась храбрости рассмотреть существо. Если бы не громадные глаза, лицо его вполне могло бы сойти за человеческое. Все же остальное напоминало гигантское насекомое с туловищем майского жука или шмеля. Задние конечности были вдвое длиннее передних, он встал на них и оказался метра три ростом, а передние повисли, как лапки кенгуру. Из-за спины Шарпа выглядывали прозрачные голубые крылья. Их голубизна и янтарь головы делали бы Шарпа даже красивым, если бы не чудовищных размеров насекомообразное туловище, лапы и все это при человеческом лице.
        — Не обижайся, что назвал тебя оборотнем,  — сказал Шарп, и его губы сложились в улыбку, в глазах заиграли радуги, отчего он сразу же перестал казаться ужасным.  — Я все знаю. Можешь не говорить, с чем пришла. Но советовать ничего не буду, решай сама. Тинг,  — обернулся он к мальчику,  — эта прелестная особа хочет поменяться лицом со своей сестрой. Как ты смотришь на это?
        — Не может быть!  — опешил Тинг. И, получив утвердительный кивок Астрик, схватился за голову: — С ума сошла! Ты ведь даже не представляешь, как выглядит твоя сестра!
        — Но ведь дают же люди друг другу свою одежду. Почему же нельзя поменяться лицами? На время.
        — Ты уверена, что не навсегда?  — вскричал Тинг.
        — Решай сама,  — повторил Шарп.  — Нужно всегда прислушиваться к голосу собственного сердца. Скажу одно — тебя ждут большие испытания, и если ты выдержишь их, все будет хорошо. Но почему ты до сих пор не познакомилась с девочкой, которая родилась в ту минуту, когда не стало Ватрины?
        — Ты и о Ватрине знаешь?!  — пришла в восхищение Астрик.
        — Еще бы,  — глаза Шарпа заволокла грусть.  — Ведь это же моя бедная мать, у которой когда-то украли меня и заточили здесь.
        Сообщение потрясло девочку. Она долго молчала, вспоминая все, что Ватрина говорила о своем несчастном сыне, а потом сказала ему в утешение, что мать все время думала о нем и очень его любила.
        — Только не рассказывай, как она умерла,  — предупредил Шарп.  — Мне все известно. А знаки на листьях,  — сказал он неожиданно, обращаясь к Тингу,  — ты ведь о них хотел спросить? Так вот, это вовсе не послание с иных планет. Думать так столь же глупо, сколь принимать за инопланетянина меня, о чем сегодня трезвонят все газеты. Нет, я не видел ни одной из них, но знаю, что каждая, как базарная торговка, повторяла слово в слово одну и ту же сплетню. Меня потому и посадили сюда, в военный ангар, что приняли за разведчика иной планеты. На самом же деле я родился в Асинтоне, в доме на перекрестке четырех проспектов, по соседству с «ПЛАТой-А», где выпускают пластмассовую тару, и «ПЛАТой-Б», где ту же тару перерабатывают во вторичное сырье. А поскольку первичного не хватает, то «ПЛАТа-А» из этого, переработанного, опять делает тару, а чтобы «ПЛАТа-Б» работала, отправляет ему свою продукцию, и завод опять перерабатывает ее в сырье, которое отдает «ПЛАТе-А». Эта галиматья длится уже десятки лет, и известный тератолог Вальк уверен, что наибольшее число мутантов дает именно тот район, где расположены
эти заводы. Но я, возможно, и не родился бы таким, если бы еще ближе, в двадцати метрах от нашего дома, не работали магнитные катушки «Лабогенжа» — лаборатории генных инженеров. Вот уже сорок лет сижу я под замком, и матери не удалось никому доказать, что я — ее сын, а не инопланетянин. Теперь лишь доктор Вальк может установить мое земное происхождение. Но его ни за что не допустят ко мне. А мой ангар скоро превратят в филиал зоопарка, и мамаши будут приводить сюда своих детишек, которые станут смеяться надо мной, ужасаться мною и швырять в меня хлебные корки. Впрочем, сначала нахлынут ученые и замучают меня дурацким вопросом: «Что такое Асинтон?» Их давно уже ничего не интересует, и даже знание пришельцев из иных миров они готовы использовать на разгадку этого главного для них вопроса, в то время как есть множество более существенных, и если их не разрешить вовремя, случится немало бед. Мне совсем было бы невыносимо сидеть в заключении, если бы я не развил в себе способности, которые помогают мне раздвигать эти стены. Да, я мало похож на человека,  — как бы в подтверждение этих слов он развел в
стороны лохматые лапки,  — и все-таки я человек, потому что мозг у меня человеческий. Магнитная установка «Лабогенжа» натворила бед со многими, замусорила человеческие организмы генами насекомых, животных, птиц. Мэрия скрывает это преступление, пострадавших держат в тайных приютах. Я же вырос в домашнем заключении под опекой любящей матери. А когда вздумал попробовать силу крыльев, был тут же пойман и заточен сюда. Вероятно, я и впрямь очень непохож на мутантов, иначе меня не приняли бы за инопланетянина и не держали бы здесь. Ну вот, теперь вы знаете обо мне все, и я могу признаться в главном. Больше всего я страдаю не от того, что мне не дают возможности летать. С тех пор, как умерла мать, никто, ни одно существо на свете не любит меня. Вы не представляете, как это тяжело, когда тебя не любят.
        — Мы, мы теперь будем любить тебя,  — сказала Астрик,  — ты совсем не страшный, ты просто необычный, но к этому можно привыкнуть.
        Шарп растроганно заморгал, глаза его влажно замерцали влагой, их голубое свечение туманом обволокло детей.
        — Хотите знать еще одну причину, из-за которой появляются мутанты? Присядьте, я расскажу вам небольшую историю.
        Дети опустились на пол, рядом с решеткой. Шарп умостился в углу вольера и шатром развернул над головой два прозрачных голубых крыла.
        — В одну из бессонных одиноких ночей мне поведала об этом сама Земля,  — начал он, продолжая купать детей в теплом сиянье своих глаз.  — Представьте себе, Земля давно решила терпеть до конца, пока хватит сил и духа… Каждый раз, когда огненный смерч прошивает ее чуть ли не до самого ядра, угрожая сорвать с орбиты, она вздувается барханами, и сквозь разломы коры выдыхает смертоносный угар. Ее мощная животворная сила все еще не иссякает, но по артериям уже течет дурная кровь. Асинтонцам кажется, что удобнее и безопаснее ковырять бесплодные лысины пустынь за городом, в то время как в любом месте близко к темечку. Асинтонцы думают, что пустыня далеко от их жилищ, а на самом деле — не дальше, чем от кухни до любой из комнат собственной квартиры. Никому не приходит в голову разжигать костер на кухне, чтобы убедиться, что приготовленная на нем пища вкуснее, чем на газовой плите. Зато это делают в пустыне, но заботятся не о качестве пищи, а наоборот, как бы сварганить блюдо посокрушительней, чтобы не выдержал не только нежный человеческий желудок, но и самая прочная сталь. Не учитывают одного:
эволюцию огня. Он уже давно не тот, первобытный, который лишь согревал. Даже средневековые кострища инквизиторов выглядят робкой пробой в сравнении с энергией нового пламени. Завороженные его чудовищным размахом и тайной силой, люди чиркают одну спичку за другой, устраивают грандиозные подземные фейерверки, а тем временем в Асинтоне — рождаются дети с носорожьими лицами и туго закрученными в спираль ушками;
        юношам ампутируют ноги, пораженные саркомой;
        малышам снится, что горячий пепел засыпает их кроватки;
        в асинтонском лесу вырастает странное дерево с белыми листьями, и в его ветвях вьет гнездо не менее странная птица с крыльями, покрытыми кошачьей шерстью;
        все чаще людей по утрам будят не петухи и будильники, а карканье ворон;
        угрюмо ворчит вулкан Керогаз, но никто не хочет думать о том, что он вот-вот может выплюнуть на город огненную реку.
        Терпит, надеется Земля, что ее наконец оставят в покое, прекратят жечь, долбить, сверлить, резать. А недавно решила, если это случится и победит разум, она преподнесет людям самый драгоценный подарок: у них станут рождаться здоровые дети. Так вот,  — закончил он, обращаясь к Тингу,  — на листьях твоего растения — не что иное, как знаки Земли. Перепиши их и принеси мне.  — Только такие мутанты, как я, способны понимать послания природы,  — ведь это не она обидела их, а люди, сделавшие ей зло. Природа же благосклонна ко всем своим детям, но особенно чтит обделенных.
        Шарп вздохнул, и тут Астрик почувствовала недовольство пребывающей в темном чулане Гастрик, опустилась на пол, дернулась в конвульсии и уступила место сестренке.
        — Где это я, Тинг?  — спросила Гастрик, протирая глаза.


        «Посвящать в наш план родителей ни к чему. Зачем им волноваться? Скорее решай, когда начнем обмен. Мне надоело ждать. Согласна при обмене подольше сидеть в чулане. К Шарпу больше не ходи, он не нравится мне. Мало того, что страшнючий, так еще и сверлит глазами».
        Записка не понравилась Астрик. Вдруг пожалела о затее, которая неизвестно чем можем кончиться. Но представила огорчение сестры и написала на клочке бумаги, вырванной из черновой тетрадки: «Завтра в семь утра обменяемся. Ты права — родителям ничего не скажем. Не говори и Тингу и никому в классе. Может, никто ничего и не заметит».
        На следующий день в час, когда вместо Астрик должна была появиться Гастрик, девочки сосредоточенно напряглись, и Астрик не ушла в чулан подсознания, но обрела иное лицо. Никогда еще так не ломило все тело; болела голова, а глаза долго не могли открыться — такими свинцово-тяжелыми стали веки. В ушах звенело и жужжало. Минут двадцать она лежала, неподвижно прислушиваясь к себе. По времени выходило, что Гастрик вместо полутора часов пробудет в темноте три. Зато выйдет на свет с новым лицом. Мысль о том, как обрадуется сестренка, увидев себя в зеркале, согревала. Но боязно было встать и посмотреть, как же теперь выглядит она сама. Однако любопытство вскоре подняло ее с кровати. «Раз, два, три!» — шепотом скомандовала она для храбрости и вышла в прихожую, где стояло трюмо. Заглянула в него и обмерла. Не веря собственным глазам, потрогала широкий нос, отвисшие щеки, поводила по-жабьи выпученными глазными яблоками.
        Из кухни вышла Марта.
        — Ты почему не уступила Астрик? Уже половина восьмого,  — рассерженно сказала она.
        — Бедная, бедная Гастрик,  — бормотала девочка, все еще не до конца уверенная в том, что в зеркале видит собственное отражение.
        Марта обняла ее:
        — Горе ты мое! Саму себя пожалела, но почему ты не ушла вовремя?
        — Мы договорились. Она одолжила мне свой срок.
        — А я запрещаю!  — возмущенно воскликнула Марта.  — Мы должны были пойти с Астрик в лавку, к мадам Фрее, и вот…  — Она осеклась, поймав хмурый взгляд дочери.
        — Ноги-то у нас не меняются, ты стыдишься Гастрик, да? Тебе приятней ходить со мной?.. То есть с Астрик?  — спохватилась она.
        — Глупости,  — нахмурилась Марта.  — Никогда не стыдилась тебя. Но не скрою: с Астрик люблю гулять, потому что ей не приходят в голову такие сумасбродные штучки, как тебе.
        — Может, и я так вела бы себя на месте этой бедняжки,  — начала было Астрик, но прикусила язык, а потом быстро поправила свою мысль: — Да, может и вела бы себя хорошо, будь такой красивой, как Астрик.
        Ее никто не дразнит, поэтому ей жить легче и нет надобности причинять кому-нибудь зло.
        — Ладно, собирайся,  — все еще расстроенная, сказала Марта.
        В городе, мельком заглядывая в магазинные витрины, Астрик как бы осваивала свою новую внешность. Но ярче всего отражалась она в глазах прохожих, и ей от души было жаль Гастрик, прожившую в таком облике целых четырнадцать лет. Но еще не вполне принимая эту внешность за свою, она ощущала ее всего лишь как неудобное, некрасивое платье. «Бедняжка!» — услышала она в свой адрес печальный вздох мадам Фреи, разложившей на прилавке летнюю обувь. Но теперь это даже развеселило: мадам не знает, что эти губы ниткой и выпуклые жабьи глаза принадлежат вовсе не ей, что она лишь на время стала их владелицей. Когда же выходила из лавки, получила сильный пинок в спину и реплику «Страхулетик!» от какого-то красноухого мальчишки, возмутилась, но внешне осталась спокойной, чем удивила Марту: обычно Гастрик бросалась на обидчика с кулаками или корчила рожицы.
        — Глупый. Он не может понять, что каждый имеет свою внешность не по собственному желанию,  — рассудительно сказала девочка и подумала: «Лишь мне и сестренке выпала возможность хоть ненадолго изменить свой облик».
        «Взрослеет»,  — решила Марта.
        В классе заметили, что обычно сдержанная Астрик то и дело норовит исподтишка ущипнуть кого-нибудь или подставить подножку, а на уроках отвечает невпопад, зато Гастрик стала задумчивой, тихой и заметно улучшила отметки.
        Через неделю Астрик поняла, что ей все тяжелее ходить с лицом сестренки, и оставила ей записку: «Почему мы не договорились, как долго будет длиться обмен?» В ответ же получила странное послание: «Ха-ха-ха! Неужели ты думаешь, что я когда-нибудь захочу опять ходить со своим лицом?» — прочитала Астрик, холодея от ужаса. Выходит, Гастрик обманула ее? Не может быть! Переспросила: «Когда все-таки вернем себе прежние лица?» Гастрик написала коротко, с торжествующим восклицательным знаком: «Никогда!» Прочитав это, Астрик расплакалась, потому что знала — без обоюдного желания стать прежней не удастся. Но в глубине души понимала сестру и не судила строго: ей так много пришлось пережить!
        Супруги Баат тоже уловили, что с девочками творится нечто странное, но мысль об обмене лицами не пришла им в голову. Грубость Астрик приводила их в изумление, а неожиданно кроткий нрав Гастрик даже пугал. И вот Артур Баат воскликнул однажды: «Такое впечатление, что они поменялись характерами!» Это насторожило Гастрик, и при родителях она теперь старалась быть похожей на сестру с ее голубиным нравом.
        Зато Тинг сразу понял в чем дело.
        — Я не хочу видеть тебя!  — сказал он Гастрик, которая с заносчивым видом крутилась вокруг него в облике сестры, отчего обаяние ее лица куда-то исчезло, осталась лишь холодная надменность.
        К Астрик Тинг испытывал сложное чувство сострадания с оттенком прежней неприязни к лицу, взятому у сестры. Он видел, как изменилось выражение выпученных глаз — из злобных они стали печальными — и все-таки уже не чувствовал в себе того благоговения, какое родилось у него в последнее время к Астрик. С грустью встречаясь с ее прошлым обликом, он отмечал, что тот не вызывает в нем никаких положительных чувств: столько жестоких, неприятных черт появилось в еще совсем недавно миловидном лице.
        Когда дома никого не было, Астрик подолгу рассматривала себя в зеркале, привыкая к новому облику. Где-то в душе у нее теплилась надежда, что когда-нибудь она станет прежней, а сейчас нужно учиться жить в таком вот виде. Как это Гастрик не догадалась, что если почаще улыбаться даже в ответ на чью-то грубость, любое сердце станет мягче. И отчего люди такие злые? Отчего даже здороваться по-хорошему не желают, а только и слышишь отовсюду: «Брикет тебе на голову!» А ведь когда-то, как говорила Ватрина, все кивали друг другу: «Здравствуй!», что означало: «Живи долго!» И Астрик решила здороваться по-старинному.
        — Здравствуй,  — сказала она Тингу, когда он пришел сообщить, что Шарп расшифровал рисунок на листьях «башмачка». Мальчик не понял, о чем она… Когда же узнал, что это приветствие их предков, удивился:
        — Надо же, какие доброжелательные люди были раньше.
        Они поделились новостями. Тинг рассказал о последнем свидании с Шарпом, которого скоро, вероятно, отправят в тайный приют. Астрик же вспомнила о своем визите к девочке, родившейся в минуту смерти Ватрины. Семилетняя егоза прыгала во дворе через скакалку и была так погружена в это занятие, что не сразу обратила внимание на Астрик. Два тощих хвостика с фиалковыми бантиками смешно подпрыгивали в такт движениям девчонки, и внешне ничто не напоминало в ней седоволосую старушку Ватрину. Но вот ее ореховые глаза встретились со взглядом Астрик, и между ними пробежала искра узнавания.
        — Здравствуй!  — улыбнулась Астрик, переполненная радостью от этой удивительной встречи.
        Девочка опустила скакалку.
        — Здравствуй!  — Она подошла к Астрик и обняла ее.
        — Я знаю, ты — Ватрина, по прозвищу Ватрушка! Та, которой было восемьдесят два года, когда она вытащила меня из-под колес автомобиля. Но теперь я старше тебя на целых семь лет, и. это так невероятно и так здорово! А ты, ты помнишь меня?
        — Конечно,  — кивнула Ватрина и слегка замешкалась: — Но что-то не то… У тебя другая душа…
        — Ну да,  — радостно согласилась Астрик.  — А точнее, другое лицо: мы с сестренкой поменялись лицами.
        Ватрина грустно покачала головой:
        — Зачем ты это сделала? Впрочем, ты и такой нравишься мне.
        — А ты по-прежнему все помнишь? И Белый Куст, и Пестрянку, и Альту?..
        — Помню,  — серьезно сказала девочка.  — Мне опять подарены жизнь и память.
        — И не скучно жить заново?
        — Что ты!  — Ватрина даже обиделась.  — Это ведь так здорово: снова быть ребенком, иметь быстрые ноги. Да и любопытство я не растеряла, мне по-прежнему все интересно. Лишь одно не дает покоя.  — Глаза ее погрустнели.  — Как там поживает мой сынок?
        Было так смешно услышать от нее этот вопрос.
        — Я долго берегла его, прятала в ванной или на балконе, когда кто-нибудь приходил к нам. Но с возрастом у него стали чесаться крылья, ему захотелось летать. Тогда-то его и поймали. Когда же недавно мои родители прочитали в газете за обедом о том, что в ангаре сидит чудовищный инопланетянин, я так вздрогнула, что облилась чаем. Прошел слух, будто по воскресеньям Шарпа показывают детям. Родители обещали съездить со мной к нему, и вот я жду каждое воскресенье…
        Внимательно выслушав рассказ Астрик о Ватрине, Тинг решил немедленно устроить ей встречу с Шарпом. Правда, невозможно было поверить в то, что семилетняя девочка — мать этого чудовищного, доброго существа.
        Но когда на другой день они поехали за город, к ангарам, Шарпа там не оказалось. Кузен Тинга, часовой Дик, сообщил, что его отправили в тайный приют доктора Валька, поскольку кто-то все же доказал, что Шарп не инопланетянин.



        4

        Карьера Грога Казинаки началась с примитивной догадки о том, что человек может почувствовать себя счастливым от какого-нибудь пустяка. На такой вывод его натолкнул голубой бант популярной эстрадной певицы. Полтора часа он порхал по экранам телевизоров, а через пару дней его копию можно было увидеть в прическе каждой второй горожанки. Стоило нацепить этот бант, как выражение лица приобретало благостную значительность. Это и было замечено молодым человеком, ищущим прибыльное дело. Он знал, что у женщин чрезвычайно развит обезьяний рефлекс подражания, что на приманку моды клюют и мужчины, хотя с меньшим пылом. Но чтобы до такой степени быть подверженным первобытной суггестии — это было открытием. Грог Казинаки решил заняться изучением этой человеческой слабости. Две его книги «Что такое мода?» и «Модно ли быть модным?» стали бестселлерами. В процессе работы над ними он постиг механизм распространения моды во всех отраслях культуры начиная от истории костюма и кончая политикой. Он понял, что мода живет и кормится таким плюсом и минусом, как несамостоятельность мышления и безрассудная любовь ко всему
новому, даже если оно хуже старого. Жители Асинтона отныне делились им вовсе не на аселюбов и асинтонов, а на тех, кто был подцеплен на крючок моды по причине полной зависимости от чужой воли, чужих мыслей и чувств или стал ее жертвой из-за сильной страсти к кинематографически быстрой смене житейских кадров.
        К первой половине принадлежали люди, не имеющие собственного лица. Как на карнавал, они то и дело примеряли самые разные маски. У женщин главной стала маска актрисы. Лишенные стержня индивидуальности мужчины вошли в образ искателей приключений. Обе маски проявляли себя не только в одежде и косметике, но и в поведении. Женщины постоянно играли какие-то роли, а мужчины то и дело придумывали конфликты, а потом старались распутать их.
        В своих книгах Грог Казинаки, размышляя о моде, проводил аналогии с природой, где мода проявлялась не менее ярко, чем в обществе, и далее более естественно и живописно. Он восторгался, с каким изяществом все эти бабочки, жуки, кузнечики, которых еще можно встретить за городом, перенимают цвет и форму растений. Подобный принцип и был взят им на вооружение в тот момент, когда судьба распорядилась сделать его главным законодателем мод Асинтона.
        Но ни одна душа не догадывалась, что однажды он заключил контракт с представителями верхнего и нижнего слоев Вселенной. Ничего удивительного не было в том, что Летиан и Виазук вышли на связь именно с ним, а не с астрономом, мэром или министром. Грог Казинаки обратил на себя внимание тем, что был человеком, ни от чьих мнений и вкусов не зависящим.
        То, что он служит одновременно, как говорится, и богу и черту, стало ясно сразу же. Оба представителя иных миров заявили о себе, явившись в виде голограмм с интервалом в полтора часа, и даже внешне воплощали в себе два противоположных начала. Летиан был похож на шаровую молнию, только в отличие от нее не взрывался над телевизором и отопительными батареями, а излучал ментальное и душевное тепло, рядом с ним хотелось сделать что-нибудь хорошее. Зато Виазук был отвратителен: нечто смахивающее на скальп с шевелящимися волосами.
        Оба имели достаточно сверхъестественных сил, чтобы посредством моды диктовать через Казинаки все, что им вздумается. Именно благодаря им Казинаки стал директором странной фирмы под названием «МОДА и АДОМ». В те годы его рабочий день начинался обычно с того, что откуда-то из воздуха возникал Летиан, беззвучно кружил над его головой, обволакивая информационным теплом, когда же удалялся, Казинаки тут же оповещал рекламных агентов о том, что ныне в ходу легкие туники из натурального шелка, блюда из свежих фруктов и овощей, гимнастика под вальсовые мелодии, чтение классиков прошлого, логические игры и философские размышления перед сном.
        Часа через полтора являлся Виазук, и спустя несколько минут Казинаки диктовал агентам новый список: ожерелья из черепов размером с булавочную головку, рагу из мяса ласточек, утренняя зарядка под запись воя шакалов, чтение порнографических эссе, игры в задетое самолюбие и облегчающая душу ругань по телефону.
        Вскоре Казинаки стал одним из самых денежных магнатов. Он мог купить самолет, обсерваторию, подводную лодку и гордился своей независимостью от всех и всего, эпатируя журналистов тем, что всегда был одет в давно вышедшие из моды джинсы со свитером и ел старомодные котлеты из сои. Самую большую радость ему доставляло звание главного законодателя мод, и порою он ощущал себя чуть ли не наравне с тем, кто раскрашивает в зеленый цвет листья деревьев, одевает в пятнистые шубы леопардов и дарит радужные хвосты павлинам. Лишь одно отравляло существование: тайная сделка с Летианом и Виазуком. Оказалось, что ему не безразлично, кто победит в этом поединке — посланец верхнего или нижнего слоя Вселенной.
        Часто Казинаки было обидно за людей — ленятся шевелить мозгами, без разбору клюют на всякие сногсшибательные новшества. Терпение его окончательно лопнуло, когда любимый племянник, следуя моде, нашептанной Виазуком, забил дюжину болонок и сделал из их шкурок палас для игровой, а двоюродная сестра по подсказке Летиана стала распевать гимны в честь какой-то абстрактной добродетели.
        После этого Казинаки решил отказаться от потусторонних услуг, и это означало крах фирмы «МОДА и АДОМ». Но не прошло и полугода, как молодой делец возглавил не менее прибыльную фирму, правда, под банальным названием — «СЧАСТЬЕ».
        Кто же не хочет узнать, в чем заключается лично его счастье, все хотят, поэтому в вестибюле фирмы всегда было многолюдно. Здесь торговали счастьем на любой вкус, для многих оно воплощалось в образах юноши или девушки, соответствующих собственному идеалу, а кое-кто представлял его довольно скромно: чашечка кофе по утрам, сытный обед, легкий ужин и увлекательный детектив на ночь. Но большинство клиентов фирмы не могли вообразить, что именно сделало бы их счастливыми. И тут приходила на помощь вооруженная ЭВМ психологическая служба фирмы, тонко угадывающая скрытые желания клиентов. Чаще всего эти желания оказывались столь примитивны и смехотворны, что фирме не составляло особого труда удовлетворить их. Наиболее загруженным был «Лик», где работали служащие весьма разнообразной и пестрой внешности — она-то и делала счастливыми тех, кому электронный коллектор советовал обратиться именно в этот отдел. Оказалось, что многие жители Асинтона чувствовали себя несчастными из-за внешнего облика: одних не устраивали собственные габариты, другие кручинились по поводу нестандартного роста, третьи мучительно
разглядывали свои носы или фигуры. Чтобы внести комфорт в чью-то душу, фирма как бы невзначай знакомила клиента со служащим, чья внешность гротесково отражала в себе недостатки страдальца, и тогда, скажем, какая-нибудь толстуха, общаясь с еще более обширной в талии работницей фирмы, пусть на короткое время, но ощущала себя изящной. Сложнее было с девицами, перешагнувшими черту двухметрового роста, слишком длинноносыми или имеющими какой-либо иной физический недостаток. Тут выручали мутанты. Но в фирме их работало немного.
        Однажды дверь кабинета Грога Казинаки отворилась и вошла девушка, при виде которой директор фирмы похолодел от восторга и ужаса. Со светлыми вьющимися волосами до плеч, в темно-зеленом бархатном платье, красиво облегающем стройную фигуру, посетительница была до того безобразна лицом, что Казинаки, обратившись к ней, предпочел не отрывать глаз от стола с бумагами.
        — Известны ли вам задачи нашей фирмы?  — спросил он, восторженно думая о том, что из девушки выйдет универсальный агент отдела «Лик». Такую можно показывать любому пессимисту, комплексующему из-за своей внешности: ужаснется и станет веселее смотреть на жизнь.
        — Да,  — кивнула девушка,  — меня ознакомили с работой фирмы.
        — Как вас зовут?
        — Астрик Баат.
        «Какое прекрасное имя, какой чудесный голос и как ужасно лицо бедняжки»,  — со вздохом подумал Казинаки.
        — Какова же, Астрик Баат, основная задача нашего учреждения?
        — Облегчать страдания людей.
        Казинаки оторвал взгляд от стола:
        — Откуда вы это взяли? Разве у нас общество милосердия? Роддом или больница? Наша цель — делать людей счастливыми.
        — Но это почти одно и то же. Что такое счастье? Отсутствие страданий.
        — Не терплю философствующих женщин,  — проговорил он, взглянул на девушку и оторопел: показалось, что в ее лице на какую-то долю секунды промелькнул чей-то иной образ, будто на миг открылась и закрылась шторка, сквозь которую глянул на него ангельский лик.  — Что за чертовщина,  — пробурчал он, проведя ладонями по глазам.  — Итак, уясните себе раз и навсегда: вы должны делать людей счастливыми. Хотя бы на тот срок, пока они разглядывают вас.
        Астрик нахмурилась. Она уже ознакомилась с методикой фирмы, но слова директора показались циничными.
        В дверь требовательно постучали, и в кабинет, цокая каблучками, ворвалась малютка, в которой Астрик узнала Колибри. Увидев ее, Колибри недовольно взмахнула крылышками широких рукавов, фыркнув, оглядела Астрик с ног до головы и процедила сквозь зубы:
        — Эго что, резерв?
        — Почему «резерв»?  — усмехнулся Казинаки.  — Это наша действующая армия.
        Колибри хмыкнула, одернула цветастое платьице и, подскочив к директорскому столу, швырнула под нос Казинаки рабочее удостоверение.
        — Все, хватит. Рассчитывайте или же направляйте к тем клиентам, от которых меня не воротит.
        — То есть?  — не понял Казинаки.  — Да не суетитесь. Сядьте, успокойтесь. Вас кто-то обидел?
        — Третий раз меня вызывают к девчонке-плаксе, и та, увидев меня, не только не начинает улыбаться, но, наоборот, заливается слезами, приговаривая: «Бедная коротышка! Несчастная кроха!» Я же привыкла совсем к иному. Обычно люди умиляются мною и чувствуют себя уверенней. А этой хныкалке жаль меня, и я никак не могу развеселить ее или хотя бы развеять странную мечту о ее пятидесятилетием сыне. Представляете, малявка говорит, что вот уже много лет ей не дают возможности встретиться с сыном, который в пять раз старше ее. Может, она просто ненормальная?
        — Я знаю ее,  — тихо сказала Астрик.  — Это Ватрина. К сожалению, она говорит правду. Тот, кто хочет сделать счастливой эту девочку, должен помочь ей найти тайный приют доктора Валька.
        — Расскажите подробней, в чем дело.  — Казинаки с вниманием остановил взгляд на жабьем лице девушки.
        Когда в электронный коллектор поступила заявка под номером 357, у оператора глаза полезли на лоб. Ибо на сей раз услуги фирмы понадобились не кому иному, как ее директору, Грогу Казинаки.
        Вот уже третью неделю его терзала невыносимая меланхолия, и он не мог найти причину этому состоянию: дела его фирмы шли отлично, несколько самых красивых и богатых девушек Асинтона готовы были отдать ему руку и сердце, его узнавали на улице даже дети и домохозяйки. Тем не менее черная тоска так угнетала, что грозила свалить с ног.
        Ежедневно ЭВМ, обрабатывая данные о его психофизическом состоянии, давала те или иные рекомендации по улучшению его самочувствия. Но ничто не могло вернуть Казинаки душевного равновесия — ни визиты его потенциальных невест, ни спортивные упражнения, ни самые изощренные гастрономические блюда. Все стало бы на место, если бы удалось узнать, что именно гложет его. Исчерпав все возможности фирмы, его служащие решили развеселить своего шефа. И вот однажды вечером вместо очередной прелестницы, метившей в невесты, перед Грогом Казинаки появилась Астрик Баат со стопкой свежих детективов. Увидев ее на пороге, Казинаки поначалу опешил, а затем рассвирепел:
        — Вы посмели прийти ко мне домой, да еще в вечернее время!
        — Так распорядился ваш заместитель,  — тихо пролепетала Астрик.  — Он сказал, что вы больны, что вам нужно человеческое участие…
        — Вроде бы неизвестно, какую форму это участие обычно принимает в столь поздний час! Неужели не догадываетесь, что для моего самочувствия было бы сейчас приятней видеть кого-либо иного…  — И он запнулся, заметив мрачный огонь в выпуклых глазах гостьи.
        — Дорогой шеф,  — сказала она как можно спокойней,  — я и заходить не собиралась, а только хотела передать книги.  — И, сунув стопку в его руки, она повернулась, чтобы уйти, но Казинаки, отшвырнув книги, грубо схватил ее за плечи:
        — Стойте!  — воскликнул он.  — Я наконец понял.  — Он повернул Астрик к себе лицом, и глаза его просияли: — Я теперь знаю, отчего схожу с ума. И в этом мне помогли вы: я вдруг вспомнил, как все началось… На следующий же день после моего визита к доктору Вальку.
        — Вы нашли его тайный приют?  — прошептала Астрик.
        — Да! Заходите же в дом, черт возьми!
        Он почти втолкнул ее в прихожую.
        — Ну, голубушка, теперь я так сразу не отпущу вас. Я должен обо всем рассказать, должен выговориться перед вами, и тогда, надеюсь, моя меланхолия испарится, потому что нам нужно будет принять решение… Да садитесь, садитесь поудобней и не клацайте зубами от страха — я не искуситель молоденьких девиц и не людоед. Но мне чертовски не хватает того, кто внимательно выслушал бы меня. Думаю, эта роль вам очень подойдет. Угощайтесь,  — он открыл коробку шоколадных конфет и придвинул ей.  — Удивительно, почему я до сих пор не догадался, что причина моей тоски — это ужасное заведение. Ведь после него я три ночи не мог уснуть. Что я увидел там… Да вы в сравнении с его жильцами — просто красавица!
        — Спасибо,  — грустно усмехнулась Астрик.
        — Извините,  — спохватился он и все еще в сильном возбуждении стал вспоминать о том, как в пяти километрах от Асинтона ему удалось найти приют, куда упрятали Шарпа.  — Мне не составило особого труда пробраться в эту обитель живых карикатур на человека,  — не без хвастовства заявил он.  — Опять убедился в том, что для меня нет ничего невозможного.  — Казинаки открыл дверцу бара, налил в маленькую рюмку крепкого рома и выпил.  — Пардон, надо хоть немного расслабиться,  — извинился он и сел напротив Астрик.  — Так вот, эти полулюди надеются, что доктор Вальк придаст им человеческий облик. Но я разговаривал с Шарпом, и он произвел на меня впечатление самого разумного существа, с каким я когда-либо общался. У Шарпа лишь одна надежда — увидеть когда-нибудь свою мать, хотя она сейчас и младше его. Он сказал, что это избавит ее от страданий. После посещения приюта я потерял покой, но не знал, в чем дело. А сейчас подозреваю, что па проходной работал какой-нибудь моторчик, который наградил меня временной амнезией, и я начисто забыл о приюте. Но увидел вас — и вмиг все всплыло. Боже
мой!  — Он схватился за голову.  — Нет предела подлости людской. Но ведь это самый большой грех — коверкать природу человека. Я не встретил в приюте ни одного существа с нормальным обликом. Только лица делали их похожими на людей. Но что это за лица! В их глазах я прочел все оттенки скорби и злобы за кем-то уготованную им участь. Когда меня завели в помещение, где эти несчастные развлекались игрою в мяч, мне стало дурно, и я еле выстоял на ногах, пока надзиратель отчитывал кого-то зато, что опять не почистил свои клешни. Я смотрел на этих ползающих, прыгающих, скачущих, ковыляющих полу-животных-полулюдей-полунасекомых, и в мозгу стучала мысль: вот он, ад, который сошел на землю из-за нечестивости нашей. Зато позже, не скрою, у меня мелькнула идея: заключить бы контракт с Вальком и оформить парочку этих страшил в служащие фирмы. Вообразите: человеку жить не хочется из-за каких-то мелочей, и вдруг он видит, какой участи избежал, родившись нормальным, не таким, как существо, которое однажды, как бы между прочим, возникнет перед ним.  — Казинаки выпил еще одну рюмочку рома, и на его тонком бледном
лице проступили розовые пятна. Он запустил ладонь в черную волнистую шевелюру, взлохматил ее, и Астрик улыбнулась — так похож он стал на взъерошенного грача.  — Впрочем, что это все я да я говорю,  — сказал он.  — Что там у вас с работой? Ладится?
        Она сдержанно кивнула.
        Он насмешливо заглянул ей в глаза:
        — Неужели вам нравится влиять на людей своей внешностью?
        — Почему бы и нет? Я вижу, что не вызываю дурных чувств.
        — Заместитель говорил, что вы удивительная девушка: при таких данных в вас море доброты.
        — А почему я должна быть злой?
        — На вашем месте это было бы естественно…
        — Сейчас кое-кто будет на моем месте,  — сказала Астрик, чувствуя приближение той минуты, когда должна появиться Гастрик. И, чтобы шеф не испугался, предупредила с грустью в голосе: — Произойдет нечто неожиданное, но приятное для вас. Однако мы не поговорили с вами о самом важном… Я буду через полтора часа…
        Едва она успела произнести это, как Грог Казинаки, увидел стремительную метаморфозу с ее лицом, и потом еще долго, остолбенело смотрел на оказавшуюся перед ним в кресле девушку с холодно-красивыми чертами, совсем не похожую на Астрик.
        — Кто вы?  — наконец хрипло спросил он, изумляясь случившемуся и любуясь незнакомкой.
        — Это я хочу спросить вас, как очутилась здесь и кого вижу перед собою?  — грубовато ответила Гастрик.
        Пять лет минуло с тех пор, как сестры поменялись лицами. Гастрик всячески ухитрялась сохранить облик
        Астрик, действуя на нее то жалостью, то хитростью, а то и угрозами: мол, совсем перестанет появляться, то есть умрет, а вслед за ней эта участь ожидает и ее. За это время Астрик почти смирилась со своим несчастьем, успокаивая себя тем, что все-таки четырнадцать лет была красивой. И хотя каждый день кто-нибудь ранил ее взглядом или репликой, мечта стать прежней не заслоняла того множества забот, которыми она жила. А дел было невпроворот особенно после того, как Тинг сообщил ей информацию, тщательно скрываемую учеными от горожан: оказывается, ровно по той линии, которая разделила Асинтон на две враждебные зоны, под землей обнаружили тектонический разлом, который хоть и медленно, но раздвигается, и кое-где на поверхности земли уже стали проступать трещины, пока не привлекающие внимания, но грозящие катастрофой. Об этом же давал знать глухим ворчанием и вулкан Керогаз, но асинтоны и аселюбы по-прежнему были так заняты всеобщим раздором, что не замечали опасности. Тинг и Астрик с группой молодых людей, называющих себя звонарями, старались обеспокоить горожан тревожной ситуацией: выходили на улицы с
трещотками и бубнами, кричали в мегафоны о Великой Трещине, но их принимали за сумасшедших, осмеивали, а порой вылавливали, сажали в машины стражников и увозили далеко за город, чтобы не смущали порядок.
        Гастрик раздражало все это. Особенно взбесило сообщение о том, что сестра устроилась в фирму «Счастье». Грога Казинаки она не раз видела на рекламных роликах, поэтому, всмотревшись в человека, пораженно застывшего перед ней, вскоре узнала его по характерно выбритым дугою усикам и узким бакенбардам.
        — У моей сестренки губа не дура,  — хмыкнула она, встала и, осматриваясь, прошла по комнате.  — В такой поздний час сидит у шефа, который не очень милостиво принимает ее одной стопочкой рома, да и та, кажется, предназначена ему самому.
        Все еще под гипнозом случившегося Казинаки достал еще одну рюмочку, наполнил ее и протянул Гастрик.
        — За наше знакомство,  — торжественно сказала она и опрокинула содержимое рюмки в рот. Ей льстило, что она попала в один из богатейших домов Асинтона, и мысленно похвалила Астрик, сумевшую пробраться сюда.
        — А вы бесцеремонны, не страдаете излишком скромности,  — хмуро выдавил Казинаки.
        — Вы правы, я без комплексов,  — сказала она, развязно прохаживаясь по квартире, рассматривая дорогое убранство комнат, рисунок портьер, обивку мебели.  — Мне кажется, мы бы могли найти с вами общий язык,  — она томно плюхнулась на софу, приняв довольно вызывающую позу.  — Как жаль, что через полтора часа я исчезну и перед вами опять будет моя сестра.
        — Не люблю нахалок,  — отчеканил Казинаки, заметив про себя, что девица отлично сложена: стройные крепкие ноги, как у норовистого жеребенка, тонкая талия, высокая грудь. Почему же все это не бросалось в глаза у той, что еще пару минут назад сидела в кресле, со взволнованным молчанием выслушивая его рассказ о приюте? И что за фантастическое перевоплощение?
        Будучи прагматиком, который на любые вещи и явления смотрит лишь с точки зрения их потенциальной пользы, Казинаки и сейчас подумал о том, какое великолепное шоу можно было бы устраивать его фирме, демонстрируя метаморфозы этой девицы.
        — Вы правы, я не без нахальства,  — согласилась Гастрик.  — Сейчас без этого не проживешь. Все-таки любопытно — у вас что с Астрик — роман?
        — Идите вон!  — процедил Казинаки, чувствуя, что готов ударить эту девицу, так внезапно занявшую место своей молчаливой сестры.
        После визита Астрик, Грог Казинаки ожил, и служащие фирмы многозначительно переглядывались: надо же, эта добросердечная уродка возродила шефа.
        Он же теперь каждый день искал общения с нею. Ее присутствие наполняло его небывалой энергией, ему хотелось кого-то выручать из беды, спасать, мчаться за тридевять земель на помощь. И еще одно странное, неизведанное до сих пор чувство рождалось в нем рядом с этой девушкой: казалось, она заколдована кем-то, и именно ему, Грогу Казинаки, дано освободить ее от злых чар.
        Астрик то и дело напоминала ему о Шарпе и Ватрине, но теперь он понимал, что сына и мать разделяет не только пространство, но и время. Даже если им удастся увидеться, то ненадолго: не приведет же девочка это чудовище к своим родителям.
        Однажды Казинаки встретил Астрик с Тингом и поймал себя на том, что ему не понравилось, как юноша бережно поддерживал ее за локоть, когда они спускались по лестнице со второго этажа. При этом шеф заметил, что оживленное лицо девушки как бы утратило некрасивость, и на следующий день, пригласив ее в кабинет, поинтересовался:
        — Кто этот юноша, который вчера провожал вас?
        — Друг детства.
        — Этот друг,  — сердито сказал он,  — искажает вашу фирменную форму.
        Астрик поняла, о какой форме речь, и зарделась. Она тоже замечала, что после общения с Тингом, лицо ее на короткое время преображается, в нем будто смутно проступает ее прежний облик. Вот уже второй год, как изменилось ее отношение к Тингу, который из рыжего мальчишки вырос в широкоплечего сильного парня, дающего отпор любому ее обидчику. Впрочем, когда 0н шел рядом, никто и не осмеливался обидеть ее ни взглядом, ни словом. Но больше всего она ценила его верность: с Гастрик Тинг не встречался, хотя его наверняка тянуло пройтись с красивой девицей. Долго уговаривал он Астрик вернуть свое лицо, но потом как-то сразу перестал затрагивать эту тему, точно решил доказать, что девушка дорога ему в любом обличье. Из детской привязанности выросло деревце любви, и, заглядывая украдкой в зеркало, Астрик с горечью думала о своей прежней внешности. Утешала лишь мысль о том, что Тинг любит ее и такой, а Гастрик с тяжелым характером вряд ли кому-нибудь понравилась бы, если бы осталась страшилой. Зато сейчас у сестры много поклонников, и это радовало Астрик.
        — Вы поняли меня?  — перебил ее размышления Казинаки.  — Фирме ни к чему ваши сияющие глаза. Ей нужны глаза-гротеск, глаза-гипербола, чтобы закомплексованные клиенты, заглянув в них, воспряли от мысли: «Надо же, что сотворила природа с этой бедняжкой! Значит, у меня все не так плохо…»
        Казинаки знал, что его слова ранят девушку своей жестокостью, но не мог остановиться:
        — Интересно, какой комплекс у вашего юноши? Не будете же вы уверять меня, что он ухаживает за вами просто так, из любви к вам.
        — Именно из любви,  — тихо проговорила Астрик. Ей не нравилось, что шеф смотрит на нее слишком пристально. Когда же Казинаки попросил принести ему вечером домой пару свежих детективов, поскольку он уже прочел доставленную в прошлый визит стопку, у нее мелькнуло подозрение, которое развеселило — уж не заинтересовался ли шеф ее особой? Тому, кто пресыщен всеми житейскими благами, порой недостает самого обычного, и тогда он может прельститься скромной хибарой в каком-нибудь забытом богом уголке, прийти в восторг от полевого цветка, залюбоваться непритязательным пейзажем. Или же обратить внимание на нечто из ряда вон выходящее, как, например, ее лицо… Вероятно, слишком богатые люди страдают от скуки и тоски потому, что нет для них ничего невозможного.
        Отсутствие же каких-либо препятствий неизбежно опресняет жизнь, делает ее вялой, бледной и безвкусной, точно неподсоленные спагетти.
        — Что, если я приударю за вашей сестрицей?  — игриво сказал Казинаки.  — Мне бы хотелось узнать, когда я буду целовать ее, вы что-нибудь почувствуете?
        — Я и моя сестра — думаем и чувствуем независимо друг от друга,  — сказала она.
        — Тогда я не стану утруждать себя,  — откровенно вздохнул Казинаки.  — Тогда мне это неинтересно.
        Астрик улыбнулась его признанию, но уже в следующее мгновение огорченно сказала:
        — Город в опасности, а вы занимаетесь пустяками. Неужели по утрам вместо соловьев и синиц вас не будят вороны и сороки? Неужели не замечаете, как листья деревьев, едва зазеленев, становятся желтыми, жухлыми и опадают? И разве не тревожат вас по ночам глухие толчки в подземельях Керогаза? Или вас очень занимает вопрос «Что такое Асинтон?». А может, вам неизвестно, что Великая Трещина в некоторых районах города уже так раздвинулась, что детям боязно перепрыгивать через нее?
        Казинаки понравился тот пыл, с каким Астрик осмелилась отчитать его. Все вокруг лишь потакали ему и ублажали каждое его желание, а эта девчонка, эта страшненькая мордашка, смеет дерзить…
        — Что за трещина?  — притворился он, будто не знает, о чем речь, и привел Астрик в недоумение.
        — Неужели вы так погрязли в своем золоте, что ничего не видите!  — возмущенно воскликнула она.
        — Ну-ка, ну-ка, покажите, что там делается,  — продолжил он игру.  — Будьте моим гидом. Сейчас же! Сию минуту!
        Он вывел ее из конторы, усадил в автомобиль, и они помчались по городу.
        «Как странно,  — думал Казинаки, ловко выруливая по улочкам и переулкам.  — Мне так хорошо рядом с этим гадким утенком.  — Он даже улыбнулся этому ощущению.  — Да-да, мне еще никогда не было так хорошо, как в эту минуту, когда я будто бы невзначай прикасаюсь плечом к ее плечу. Особенно на поворотах».
        — Что-то не вижу вашей трещины,  — деланно сердитым тоном сказал он.
        — Мы плутаем там, где я никогда не была. Не предполагала, что в Асинтоне есть такие сногсшибательные закоулки. Пожалуйста, вырулите к центру.
        Но он продолжал петлять по каким-то лабиринтам, упиваясь каждым резким поворотом, от которого кружилась голова и взволнованно билось сердце, ибо при этом Астрик клонило в его сторону, как ни пыталась она покрепче держаться за поручень. Неожиданно автомобиль занесло на просторный проспект, и Казинаки с ужасом затормозил, ибо прямо под колесами оказалась канава шириной метра в два. Она пересекала проспект поперек, скрываясь в парке, и нигде не висел знак запрета.
        — Вот видите,  — взволнованно проговорила Астрик,  — знак еще не успели поставить — выходит, это свежая трещина.
        Казинаки молча развернул автомобиль. До сих пор он знал лишь о метафорической Трещине, разделившей город пополам — она была нарисована белой краской и никого не пугала. А тут нечто вполне осязаемое, материальное, через что ни проехать, ни перепрыгнуть. Впрочем, успокоил он себя, возможно, это всего лишь прокладка канализации. Но когда, проехав с полкилометра, натолкнулся еще на одну канаву, точнее земляной разлом, тянущийся уже вдоль дороги метров на триста, стало не по себе, ибо, присмотревшись, он заметил, что разлом, сворачивая вправо, прошел под трехэтажным зданием, которое накренилось набок, угрожая вот-вот рухнуть.
        — Что за фокусы,  — пробормотал он, выруливая на другую улицу.
        — И никто не хочет замечать этого,  — с горечью сказала Астрик.  — Зато чуть ли не ежемесячно обновляют дурацкие вывески и терзают себя вопросом, что такое Асинтон.
        Тут и Казинаки обратил внимание на множество нелепых вывесок и плакатов, развешанных по городу. Они лезли в глаза своей бессмысленной банальностью, хотя висели здесь всегда. Но почему-то раньше он не замечал их глупости. Вывески заманивали, предлагали, призывали, но никого не трогали их вопли:



        Машина медленно двинулась вдоль трещины, однако вскоре пришлось дать задний ход, ибо разлом разветвлялся в стороны на десятки маленьких змеенышей. В некоторых местах через трещину были перекинуты мостки, а на отдельных участках ее огородили штакетником, чтобы ненароком кто-нибудь не свалился в довольно глубокий проем.
        — Однако странно, очень странно,  — продолжал бормотать Казинаки.  — Впрочем, приютское чудовище Шарп что-то говорил о земляном змее… Мне показалось, что это фантазия нелепого существа, а сейчас вспоминаю… Да-да, он предупреждал: надо укротить земляного змея. И еще он то и дело повторял фразу, похожую на стихотворную строку: «Об этом говорят цветы у Тинга».
        — В то время, как это реальность!  — взволнованно сказала Астрик.  — Пожалуйста, повторите…
        — «Об этом говорят цветы у Тинга».
        — Шарп прав, он ясновидящий. А Тинг — это мой друг. Листья его цветов в теплице испещрены серебристыми иероглифами, смысл которых непонятен. Но Шарпу можно верить.
        — Значит, твоего друга зовут Тинг?  — Казинаки резко затормозил.
        — Надеюсь, вы не сделаете ему ничего дурного?  — испугалась Астрик.
        Казинаки рассмеялся и сорвал машину с места:
        — Не волнуйся. Но мне любопытно, чем ты очаровала этого юношу?
        Астрик оскорбленно промолчала.
        — Совсем иное дело я,  — продолжал шеф.  — Я тертый калач, мне уже претят красотки любых сортов. А такое растеньице, как ты,  — в диковинку. У твоего же сопляка небось еще и не было девчонки. Учти, он красивый парень, и у тебя много соперниц.
        Она и без него знала об этом, поэтому не огорчилась. Однако разговор был ей неприятен.
        — Сверните,  — попросила она.  — Там мой дом. Впрочем, через пару минут вместо меня рядом с вами будет сидеть моя сестра.
        — Нет уж, увольте,  — он повернул руль налево.  — Я устал от слишком напористых девиц.
        В своей комнате, прежде чем провалиться в темень, Астрик успела заметить нечто, отчего сердце ее вздрогнуло: на крышке шкатулки, стоявшей на комоде, почти полностью проявился летящий конь с огненной гривой.



        5

        «Мне надоели твои звонари. Постарайся управляться со своими делами до моего прихода — я ведь успеваю улизнуть со свидания вовремя, чтобы не пугать своих ухажеров. Ты же ставишь меня в неловкое положение — мне вовсе не интересно то, что волнует тебя. Вчера, как дура, полтора часа я заглядывала с твоими чокнутыми друзьями в трещину и ничего не высмотрела. Занимайся в дальнейшем этими глупостями сама, а к моему появлению изволь сидеть дома».
        Астрик с грустью прочитала записку сестры и подумала: «Какая она все-таки недобрая. Когда хочет избавиться от надоевшего кавалера, сталкивает его с нею, и приходится наблюдать испуг и изумление бедолаги, ставшего свидетелем того, как его красивая подружка превратилась в уродку. Стоило же задержаться пару раз со звонарями, как устроила скандал. Почему моя внешность не делает ее лучше? Тинг говорит, что Гастрик все более портит мое прежнее лицо, оно становится холодно-жестким, черты искажаются. В конце концов оно станет неузнаваемым, и тогда уже никто, никогда не будет любоваться им. Как же быть?»
        Грустные мысли прервались приходом маленькой Ватрины: ей хотелось взглянуть на шкатулку.
        — А крышка все не открывается,  — разочарованно протянула девочка.
        — Вероятно, потому что еще не проявился у коня кончик хвоста,  — решила Астрик.  — Но ждать осталось совсем немного.
        — А почему мы все время только ждем? Почему бы не поторопить события?  — с этими словами Ватрина приложила указательный палец к сандаловому дереву крышки и тщательно потерла там, где намечался кончик хвоста. Не прошло и минуты, как на том месте вспыхнуло огненное пятнышко, и в тот же миг крышка медленно с мелодичным звоном открылась.
        От неожиданности Астрик и Ватрина замерли, затем не сговариваясь склонились над шкатулкой. От того, что они увидели, перехватило дыхание. Дно шкатулки выглядело как окно в сад, нежно цветущий яблоневыми деревьями. 'Под одним из них сидел Шарп, прислонившись к стволу, и печально смотрел прямо в их лица.
        — Сыночек,  — прошептала Ватрина, и Астрик было так странно услышать это из уст десятилетней девочки.  — Где ты и что с тобой?!
        Шарп взмахнул лохматой лапкой, его длинная янтарная голова с бирюзовыми глазами склонилась набок.
        — Вот мы и встретились,  — глухо сказал он.  — Встретились, чтобы теперь уже расстаться навсегда.
        — Нет! Нет!  — воскликнула Ватрина, прижимая шкатулку к груди.  — Никогда!
        — Моя дорогая,  — мрачная тень скользнула по лицу Шарпа.  — Я бы тоже не хотел этого. Но, к сожалению, мир не всегда движется нашими желаниями. Будем счастливы и тем, что довелось увидеться в столь тяжелую для меня минуту: надзирателю надоело лицезреть мою необычность, и он от нечего делать хлестнул меня электроплеткой так, что теперь я уже не встану во весь свой гигантский рост, и вряд ли доживу до вечера.
        — Где ты?! Я сейчас приеду к тебе!  — закричала Ватрина.
        — Успокойся, моя маленькая мама,  — сказал Шарп со стоном.  — Ты уже не успеешь, да тебя и не пустят ко мне. Но не горюй. Кто знает, может, я, как и ты, стану любимчиком природы, и тогда мы еще встретимся… Возможно, это благо для меня — принять иную, более целесообразную, не испорченную людским невежеством и жестокостью форму… А пока еще осталось немного времени, и я хочу сказать… В шкатулке есть второе дно. Откроете его в тот день, когда на главной площади соберется весь Асинтон — а это будет очень скоро. Не удивляйтесь, ни одно явление и ни одна жизнь не обходятся без второго дна, второго смысла… Но люди столь односторонни, что не желают замечать этого. Тингу передайте, что он — молодец: не клюнул на обманчивость позолоты, остался верен своей привязанности и любви. Астрик же пусть помнит: за свое лицо нужно бороться. Впрочем, она это и делает, но не так прямолинейно, как хотелось бы Тингу. А тебе, мама, я благодарен, что в свою новую жизнь ты взяла с собой самое святое — материнское чувство. Именно им согревается все живое… Прощайте, дорогие. И — до встречи!
        Шарп слабо помахал лохматой лапкой, и волшебное окно в сад погасло, будто кто выключил его. Дно шкатулки замерцало космической чернотой.


        — Ты, конечно, опять будешь скептически улыбаться,  — сказал Сильвобрук Артуру Баату, доставая из кейса папку с чертежами.  — Но в этот раз я изобрел нечто совершенно необходимое человечеству.  — Он взволнованно протер стекла очков о свитер, из которого не вылезал месяцами.  — Я понимаю, никому не хочется быть прозрачным для других, все скрывают свои червоточины, потому и не пошло мое «Око» дальше этого дома. Не оценили и магнитосферу для связи с космосом — слишком все зарылись в свои земные заботы и ленятся поднять голову к звездам. Но уж если не обратят внимание на мой аэроноос, тогда можно уверенно сказать, что человечество выродилось и должно уступить место более разумным существам.
        — Что же вы изобрели на сей раз?  — поинтересовалась Астрик, подавая гостю чашку кофе.  — Как я понимаю, аэроноос — это прибор?
        — Точнее, установка для передачи мыслей.
        — А не опоздал ли ты лет на сто?  — усмехнулся Баат.
        — Ты имеешь в виду радио и телевидение? Но у меня нечто совсем иное. Правда, и более действенное. Представь себе эдакое устройство, вблизи которого мысль человеческая становится подобна радиоволне, отрывается от своего носителя и улавливается, скажем, всеми жителями Асинтона. Причем, усиленная аэроноосом, эта мысль западает в подсознание человека и в дальнейшем может влиять на его деятельность и поведение.
        — Сильвобрук,  — воскликнул Баат,  — ты опасный человек! Но если в тебе сохранилось хоть немного благоразумия, ты уничтожишь свое чудовищное изобретение!
        — Оно не менее чудовищно, чем спички,  — обиделся Сильвобрук.  — Все дело в том, кто и для какой цели пользуется ими.
        — Мне тоже почему-то не очень нравится ваш аэроноос,  — задумчиво сказала Астрик.  — Но если бы его сконструировали, я бы внушила всем, чтобы прекратили дурацкие споры и драки по поводу названия Асинтона, обратили внимание на Великую Трещину, которая с каждым днем становится все шире.
        — Баат, я отдаю свое детище в руки твоей дочери!
        — Но что я буду делать с этими бумагами?  — растерялась Астрик.  — Впрочем, знаю…
        — Вот и отлично,  — растроганно сказал Сильвобрук,  — я почему-то уверен, что ты и есть тот самый надежный человек, кому можно доверить столь опасное изобретение. Конечно, если бы я не был бедным, как церковная мышь, я бы сам занялся его конструированием. Но ведь и ты не богаче… И вот опять выходит, что я зря потратил силы и время.  — Его пухлые губы по-детски оттопырились, уши покраснели, и Астрик испугалась, что он вот-вот заплачет.
        — Вовсе нет,  — сказала она так уверенно, что Баат и Сильвобрук взглянули на нее с удивленным интересом.
        На следующий день Астрик пришла в кабинет Грога Казинаки и чуть ли не с порога спросила его:
        — Хочет ли самый богатый человек Асинтона стать и самым щедрым, самым благоразумным?
        — Не совсем ясно,  — насторожился шеф.  — До сих пор я не считал себя скрягой, довольно большие суммы жертвовал детдомам и интернатам для престарелых. И что в твоем представлении означает быть «самым благоразумным»?
        Астрик рассказала об аэроноосе Сильвобрука. Казинаки долго молчал. Затем, криво улыбнувшись, проговорил:
        — Хорошо, я потрачу энную сумму на это фантастическое изобретение. Быть может, тем самым спасу Асинтон. Но буду ли счастлив лично я, Грог Казинаки?
        — Разве может быть несчастным тот, кто сделает счастливым других?
        — Ты в этом уверена? Какая, однако, ты наивная.  — Он с досадой стукнул по столу авторучкой с золотым колпачком.  — Кстати, еще раз хочу напомнить о том, что ты катастрофически теряешь фирменный шарм: глаза уже не столь выпуклы, и губы приобрели некоторую полноту. В чем дело? Учти, фирме и мне дорога именно твоя некрасивость, ибо красоточек вокруг пруд пруди… Итак, предположим, я сделаю этот аэроноос. Означает ли это, что можно надеяться на твое расположение ко мне?
        — Но я и так уважаю вас.
        — Святая простота!  — Он рассмеялся и схватился за голову: — Какой ты еще ребенок. Между прочим, я наметил на завтра поездку в приют доктора Валька. Возьмем с собой и ту девчонку, которая уверяет, что Шарп — ее сын.
        — Шарп вчера умер.
        Казинаки досадливо крякнул:
        — Ах ты ж, черт возьми, опоздал! Ладно, неси свои чертежи, найму лучших инженеров, и посмотрим, что из этого выйдет. В конце концов, лестно, что можешь кого-нибудь осчастливить.


        Дом на пустыре, неподалеку от «ПЛАТы», давно не привлекал внимания стражников — мутанты вели себя мирно, никому не мешали. Да и не самые заметные собирались здесь. Те же, кто мог внести беспорядок одним своим видом, находились вдали от людских глаз, в тайном приюте доктора Валька.
        Никто из городской охраны не встревожился и не заподозрил ничего неладного, когда рядом с заброшенным домом на пустыре появился невзрачный сараюшка. В нем-то и поместили аэроноос Сильвобрука, странной конструкции установку из блестящего никелем металла: между двумя магнитными подушками висела сфера, величиной с футбольный мяч, покрытая пупырышками антенн. Стоило кому-либо оказаться в метре от этой сферы, как его мысли могли не просто стать известны множеству людей, но и определенным образом повлиять на них. Однако никто, кроме Сильвобрука, не знал, как запустить эту адскую машину. Лишь только она обрела реальность и он смог взглянуть на нее, пощупать и убедиться, что чертежи превратились в металлическую плоть, ему стало на миг страшно. По натуре Сильвобрук не был ни властолюбивым, ни тщеславным. Всю жизнь его изобретательская деятельность подогревалась одной лишь любознательностью: сработает ли и каким образом плод его вдохновения? Меньше всего при этом он думал о том, что его изобретение может принести какой-либо вред. Но в ту минуту, когда самый богатый человек Асинтона Грог Казинаки привел его
в этот сарай и он увидел аэроноос уже не на бумаге, а наяву, его впервые охватил ужас от содеянного, и захотелось тут же уничтожить аппарат.
        — Право, не знаю, что вы задумали, но эта штукенция чем-то смущает меня,  — признался Казинаки, прохаживаясь вокруг аэронооса.  — А ты довольна?  — обернулся он к Астрик, которая, стоя чуть поодаль, тоже с некоторым беспокойством рассматривала аэроноос. Она неопределенно кивнула, и Казинаки нахмурился.
        — Между прочим,  — сказал он,  — я бы хотел отстраниться от ваших замыслов: кто знает, что вы тут задумали. То есть никто не должен и подозревать, что я помог вам.
        — Да-да, конечно,  — закивал Сильвобрук, зябко поеживаясь и поправляя очки.  — Разумеется, ни одна душа ничего не узнает. Вы так великодушны, и я, право, не представляю, чем могу оплатить вашу доброту.
        — Что? Доброту?  — Лицо Казинаки пошло пятнами.  — Это кто сказал вам, что я добрый?  — произнес он таким тоном, будто его обвинили в чем-то ужасном.
        — Разве это плохо — быть добрым?  — растерянно защитился Сильвобрук.
        Казинаки хмыкнул:
        — В наше время это не модно. Нынче котируются предприимчивость и сила воли. Так что, пожалуйста, не компрометируйте меня. А расчет за все это,  — кивнул он на аэроноос,  — я надеюсь со временем получить у моей сотрудницы,  — Казинаки насмешливо посмотрел на Астрик.  — Когда состарюсь, будешь по вечерам навещать меня и вслух читать детективы.
        Он расхохотался и быстро вышел из сарая.
        — Не понимаю я его,  — задумчиво проговорила Астрик.
        — Это человек, которому уже ничего не надо, поскольку он обладает всем, что захочет. Единственное, чего он лишен — это твоей симпатии, и поэтому несчастен,  — заключил Сильвобрук после некоторых размышлений.  — Удивительно, что ты расположила к себе этого монстра. Ох, знала бы ты, как мне сейчас не по себе от своего детища.  — Он погладил ладонью никелированную поверхность сферы и вздохнул.  — Нужно хорошо все обдумать, прежде чем запустить эту чертовщину. Ты веришь, что мысли звонарей, которых ты недавно так хвалила, очистят воздух Асинтона от злобы, ненависти, раздора?
        — Это друзья Тинга, а поскольку я уверена в нем, то уверена и в них, а также в Черепке, Колибри, Шаре, с которыми познакомилась очень давно, но лишь сейчас узнала их души: они мягкие, как котята, и прозрачные, точно вода в артезианском колодце. Их внешняя грубость теперь не обманет меня — просто их слишком много обижали, и они привыкли защищаться колкостями.
        Сильвобрук долго в раздумье ходил вокруг аппарата и, не заметив, что Астрик уже сменила ее сестра, размышлял вслух:
        — Пользоваться этим аппаратом в общем-то совсем не сложно. Нужно только находиться не далее, чем в метре от сферы, включив сначала зеленый, а затем красный рубильник на щитке. Но есть маленький секрет: при включении красного нужно сказать волшебное слово. И какое, по-твоему? Ни за что не угадаешь! Нужно произнести: «Астрик!» — Он довольно рассмеялся.  — А затем все, что будешь думать, воспримут жители города. И вот тут надо хорошенько поразмыслить, какую же информацию мы желаем сообщить, иначе можно попасть впросак, то есть увеличить количество зла и невежества. А этого ох как не хочется. Все-таки я умница, не правда ли?  — с гордостью спросил он, но, оглянувшись, обнаружил, что в сарае никого нет — Гастрик постаралась незаметно улизнуть. То, что она увидела и услышала, ошеломило ее, но она сразу же сообразила, что речь Сильвобрука предназначена не для ее ушей, и нужно сделать вид, будто она ничего не слышала. Да и сам изобретатель, поймав себя на размышлениях вслух, нахмурился, однако, увидев, что находится в сарае один, облегченно вздохнул: какой бы девушка ни была милой, а никто, кроме
него, не должен управлять аэроноо-сом. Закрыв сарай на ключ, он отправился домой, будучи уверен в том, что если даже кто-то проберется сюда, включить аэроноос ему не удастся без знания звукового ключа.
        Спрятавшись за угол сарая, Гастрик проследила за тем, как Сильвобрук подергал запертую дверь дома и, пожав плечами, сутуло удалился в сторону «ПЛАТы».
        — Ин-те-рес-но,  — произнесла она врастяжку,  — И даже очень. Этот старый дурак, всю жизнь просидевший за головоломками из чертежей и железок, кажется, изобрел нечто пограндиозней своего «Ока». Я буду последней дурой, если не попробую поработать на этой нелепой машинке. И очень даже удачно, что в доме нет никого из этих уродов-мутантов. Вот только открыть бы дверь…
        Она вышла на пустырь за камнем поувесистей, чтобы сорвать замок, и, пока бродила по траве, в голове горячечно прокручивались похожие на бред размышления Сильвобрука: включить сначала зеленый рубильник, затем красный и произнести: «Астрик». Она даже фыркнула при этом: тоже мне, нашел волшебное слово. А что там потом? Ах да, потом можно думать все, что захочешь, и все жители Асинтона услышат твои мысли. Но этого мало. Они будут твоим мыслям повиноваться! И эта чертова перечница Сильвобрук, надоевший своими нравоучениями, которые всегда сводились к одному: «Будь такой же благоразумной, как твоя сестрица!», станет танцевать под ее дудку. И даже капризный ловелас Казинаки, оскорбивший ее тем, что предпочел ее красоте уродство Астрик,  — видите ли, у нее доброе сердечко! Ха-ха-ха!  — даже он подчинится сигналам ее мозга. Неужели это исполнимо? Восхитительную вещь придумал Сильвобрук! На глаза попалась завалявшаяся в траве проржавленная железка — то ли кусок водопроводного крана, то ли часть какого-то механизма. Гастрик подняла ее, попробовала тяжесть железа на ладони и пошла к сараю. Замок не
поддавался. Грохот ударов разносился по пустырю и привлек внимание дежурившего неподалеку стражника. Увидев его, Гастрик сделала вид, что ремонтирует дверь, поспешив отбросить железку в кусты.
        — Что ты делаешь здесь, красотка?  — игриво поинтересовался стражник, беззастенчиво осматривая девушку с ног до головы.  — Уж не надумала ли что-нибудь украсть? Учти, сам Грог Казинаки попросил присматривать за этой развалюхой. Уж не знаю, что за богатство в ней хранится, но велено наблюдать, не вертятся ли тут какие-нибудь подозрительные личности. И вот я вижу такую личность,  — стражник фамильярно взял Гастрик за подбородок.
        Она кокетливо улыбнулась, встряхнула гривкой волос и, приняв вызывающую позу, сощурила глаза.
        — Милый,  — томно сказала она.  — В этом сарае мы с тобой, между прочим, могли бы неплохо провести время. Так что не пугай меня, а лучше помоги отомкнуть дурацкий замок.
        Стражник молодецки поправил черную фуражку с золотой кокардой, изображающей знак вопроса на фоне буквы «А», что символизировало неразгаданную тайну названия города, вынул из кобуры пистолет и ударил им по замку так, что тот отлетел.
        В эту минуту раздался прерывистый сигнал дежурной машины, стражник вздрогнул, оглянулся и, увидев, что это сигналят ему, бросился через пустырь к стоявшему возле покинутого им поста желтому автомобилю.
        — Вот и отлично,  — пробормотала Гастрик и уже было собралась юркнуть в сарай, когда из-за куста шиповника прямо на нее вышел низенький человек с голой блестящей головой, и она узнала в нем Черепка.
        — А, это ты,  — обрадованно протянул он.  — Наконец-то пришла. Впрочем, я знал, что мы встретимся, раз твоя сестренка стала наведываться к нам.
        Недовольная тем, что сорвали ее замысел, Гастрик, однако, пошла с Черепком в дом, куда вскоре явились Колибри, Шар и двое очень странных юношей, сиамских близнецов — вместо волос их головы были покрыты красной рыбьей чешуей, а в том месте, где плечи и бока соединились, висело нечто, похожее на два длинных пушистых лисьих хвоста, берущих начало где-то под плащами-накидками. Гастрик так неприлично уставилась на них, что левый близнец скорчил страшную рожицу, а правый вежливо сказал:
        — Девушка, театр находится в двух кварталах отсюда.
        — А зачем мне театр?  — не поняла Гастрик.  — Сроду не была там. Да и по телевизору не люблю смотреть спектакли. А вы почему такие?
        — Потому, что на свете много людей, столь же невежественных, как ты,  — вмешался в их разговор Черепок и досадливо добавил: — Неужели тебя не научили тактичности?
        — Тактичны живодеры, ловящие бродячих собак и кошек биоловушками, которые благоухают свежей рыбой и мясом, а также мамзели, продающие билеты в музеи Аси или аса Интона. Остальным быть тактичными просто смешно.
        — Ну и девчонка. Откуда взялась?  — возмутился левый близнец.  — Может, ты, как невоспитанные мальчишки из нашего двора, подойдешь к нам и погладишь нас по нашим необычным головам, чтобы убедиться в том, что мы не носим париков?
        — Именно это я и хотела сделать,  — ничуть не смутилась Гастрик, подошла к юношам, но они цепко схватили ее за руки.
        — Не троньте!  — взвизгнула она.
        — Мы научим корректности эту птаху,  — процедил левый близнец.  — Смотри, если тебе так интересно!  — С этими словами он сорвал плащ-накидку с себя, а затем со своего брата, подтолкнул его, и оба повернулись к Гастрик спинами так, что она увидела основание их длинных лисьих хвостов — они начинались в том месте, откуда обычно растут хвосты у всех животных.
        — Батюшки!  — Гастрик всплеснула руками и расхохоталась.  — Ну и диво!
        — Ладно, хватит паясничать,  — рассердился на близнецов Черепок.  — Мы собрались здесь для более важных дел. Когда придет сестра?  — поинтересовался он.
        — А я не устраиваю вас?  — вызывающе сказала она.
        — Нет,  — отрезал Черепок.  — Ты не любишь людей.
        — А за что их любить? За то, что больше половины жизни слыхала от них лишь гадости?  — брякнула она и прикусила язык, поймав себя на том, что проговорилась — здесь никто не знал о ее прежнем лице.  — Вот и еще один, кто ждет не дождется моей сестрицы,  — с неудовольствием бросила в адрес возникшего в дверях Тинга, который, увидев ее, заметно помрачнел: обычно он с точностью до минуты знал время появления Астрик, но каждый раз, когда что-либо мешало ему правильно сориентироваться во времени и на ее месте оказывалась Гастрик, он расстраивался. Так вышло и сейчас. А все из-за штучек этой злючки — всегда старается урвать себе хоть одну лишнюю минуту и тем самым срывает рассчитываемое им время. Теперь же из-за нее задерживается очень важное собрание, куда вот-вот должны прийти еще и звонари. Вовсе не нужно бы знать Гастрик об этой встрече.
        Пятеро звонарей — трое юношей и две девушки — ввалились в дом шумно, весело, с задиристыми шуточками. Гастрик придирчиво осмотрела их, но, не найдя ни одного признака мутации, съехидничала:
        — А вы, вероятно, скрытые уроды?
        Пришедшие удивленно переглянулись. Один из них, симпатичный юноша с длинными волосами, заплетенными сзади в косичку, перевязанную голубой тесемкой, в свою очередь, спросил:
        — Вероятно, и ты скрытая уродка?
        «А ведь попал в точку»,  — зло подумала Гастрик и, взглянув на наручные часы, отпарировала звонарю: — Через пару минут буду явной.
        Так не хотелось возвращаться в темноту. Ну ничего. Главное, чтобы не обнаружили сарай открытым и чтобы сестрица не ушла домой.
        Она спешно черканула Астрик записку: «Мне еще надо зайти к приятелю, он живет неподалеку, так что не уходи отсюда», передала ее Тингу и юркнула за дверь. Отыскала в траве замок, быстро приладила его к двери и едва успела вернуться в дом, как ее сменила Астрик. Звонари с испуганным сочувствием наблюдали за происходящим на их глазах перевоплощением. Наконец, изменившаяся до неузнаваемости девушка очнулась, медленно поднялась с пола, где ее застала метаморфоза. «Опять не позаботилась о том, чтобы не валяться,  — с горечью подумала Астрик.  — Я ведь не падаю, где попало. Неужели не понимает, мне неприятно это? Или нарочно таким способом унижает меня?»
        Она оглядела присутствующих и, увидев Тинга, улыбнулась. Однако он почему-то отвел глаза. Рядом с ним, интимно положив подбородок на его плечо, расположилась рослая девица с гривастой головой и раскосыми глазами. Она с таким любопытством и выжиданием смотрела на нее, будто сидела в цирке, на арене которого демонстрировали забавные фокусы. «Неужто обзавелся подружкой?» — мелькнуло у Астрик. От этой мысли перехватило дыхание, но она быстро взяла себя в руки и, стараясь ничем не выдать вдруг охватившего ее волнения, спокойно сказала:
        — Здравствуйте! Вот я и пришла!
        — Брикет тебе на голову!  — по привычке поздоровались близнецы и остальные звонари. Мутанты же и Тинг ответили забытым «Здравствуй!». К ней подошел Черепок, подал руку и усадил в кресло.
        — Астрик, ты продолжаешь стремительно терять свою форму,  — пропищала Колибри.  — Шеф вчера при мне жаловался первому заместителю, что скоро ты станешь обычной дурнушкой и ни у кого из клиентов не будешь вызывать сострадания. А это значит, что тебе могут предложить уйти из фирмы.
        Для Астрик это не было открытием. Но то, что в последнее время происходило с ней, было ей неподвластно, порой казалось, что лицо ее очень медленно, с трудом, но все же обретает прежние черты, по той причине, что она любит Тинга и очень хочет нравиться ему.
        Однако ни разу не было так больно при мысли о своей некрасивости. Когда же еще раз встретила заинтересованный взгляд девицы рядом с Тингом, впервые захотелось исчезнуть, превратившись в Гастрик.
        — Друзья, не будем терять время на пустые разговоры,  — слегка торжественно начал Черепок.  — Холодильники продолжают сталкивать людей лбами по пустякам. Утром у большого гастронома произошла стычка из-за того, что на полки выбросили копченую колбасу в целлофане с этикетками, на которых было написано: «Коль приснился страшный сон, виноват в том Асинтон». А в соседнем отделе продавали банки джема с такими же стихами на крышках. То есть поклонники Аси не нашли ничего в поддержку своего кумира. Оттого и началась заварушка: покупатели стали швырять друг в друга и в продавщиц сырыми яйцами и пакетами с молоком и соком. А потом раздался взрыв, все заволокло дымом, когда же он рассеялся, многие оказались вымазанными с ног до головы в саже. Тем временем звонари восточной и западной зоны зафиксировали расширение Великой Трещины еще на десять сантиметров, а наблюдатели у залива видели над Керогазом странное облако розового цвета, что дало им основание еще раз предположить возможное извержение. Но сегодня мы, как никогда, сильны. В наших руках оружие, которое способно облагородить жителей вашего города.
Впрочем, об этом подробней расскажет Астрик.
        Забыть обиду на Тинга, приведшего с собой гривастую девицу, было не очень просто, и все же Астрик попыталась это сделать, с жаром рассказала о возможностях аэронооса и предложила составить четкую формулу внушения, которая так подействовала бы на асинтонов и аселюбов, что они очнулись бы и наконец увидели: истинная угроза Асинтону исходит отнюдь не от названия города, что пора прекращать пустые дебаты и приниматься за дело. Пусть все поднимут вверх головы, увидят чадящую над городом махину брикетового завода и скажут: убирайся отсюда и не закрывай нам звезды!
        — А потом,  — закончила Астрик, прижимая к пылающим щекам ладони,  — каждый пусть подумает о чем-нибудь таком, после чего люди изменились бы в лучшую сторону.
        — Прежде всего,  — глухо проговорил Шар, колыхая своим необъятным животом,  — не мешало бы нам прочистить свои собственные мозги, они заржавели от атмосферы недоброжелательства.
        — Как все это занимательно!  — пискнула Колибри, с аппетитом дожевывая яблоко.  — Мне, например, хочется всем внушить уважение к нам, мутантам, чтобы не глазели на нас и не отпускали вслед нам едкие реплики.  — Ее сморщенное личико печально скукожилось, она заморгала редкими ресницами, веки ее покраснели.
        — Все это чепуха,  — сердито сказал Черепок.  — Я уже давно не обращаю внимания на такие мелочи. Сейчас не это главное. Мне вот мечтается напомнить людям о том, что они слишком зарылись в тряпки и семейные дрязги, между тем как есть нечто более замечательное — скажем, музыка, книги, живопись. Я бы повторял им слова своей песенки: «Нёбу небо не продай!»
        — А я, право, не знаю, о чем и думать перед этим аэроноосом,  — смущенно признался звонарь с косичкой, делающей его похожим на картинного лорда или маркиза.
        Девица рядом с Тингом томно потянулась и, шаловливо обняв его, спросила:
        — Интересно, а что требуется от нас? Может, нам просто думать о том, что мы нравимся друг другу? По-моему, этого достаточно, чтобы люди стали хотя бы чуть-чуть мягче.
        Астрик захотелось крепко закрыть глаза и навсегда провалиться в свой чулан. Почему Тинг такой жестокий? Зачем он привел сюда эту гривастую? Чтобы сразу, одним махом, разделаться со своей подругой детства, которая, вероятно, надоела ему?
        Заспорили о чем-то сиамские близнецы, стали что-то горячо доказывать звонари, и Колибри почему-то задели их доводы, но Астрик уже плохо воспринимала происходящее. Спазм удушья сжал горло, она поняла, что если не выйдет на воздух, то ей будет и вовсе дурно, встала и медленно направилась к двери. Однако на крыльце поняла, что ее желание провалиться в чулан исполняется, то есть она раньше времени проваливается в черноту полубытия, куда токи жизни доходят в виде слабых, почти неосознаваемых ощущений. Едва успела преодолеть пять ступенек, как в голове зашумело, почувствовалось близкое присутствие Гастрик, и за секунду до того, как открылся люк чулана, услышала отчаянный голос Тинга: «Астрик, не уходи!» Но оцепенение уже разлилось по телу, сковало члены, и под ногами разверзлась крышка люка.


        — Ты опять вылезаешь раньше времени!  — Тинг стоял, склонившись над Гастрик, распростертой на земле, и смотрел на нее так зло, что она съежилась.
        — Не могла выбрать место помягче,  — проворчала она, вставая.  — Тебе-то какое до меня дело!  — набросилась она на Тинга.  — Иди к своим уродам.
        В сердцах тряхнув чубом, Тинг взбежал по ступенькам и хлопнул дверью.
        — Ничего, вы еще все пожалеете, что цепляетесь ко мне,  — проговорила Гастрик сквозь зубы, и ноги сами понесли ее к сараю. Дрожащими руками она легко сняла сорванный замок. Убедившись, что никто не видит ее, вошла в сарай. Плотно прикрыв за собой кованую дверь, щелкнула железной задвижкой и осмотрелась.
        Круглое, похожее на корабельный иллюминатор окно, сквозь толстое, бронированное стекло которого просматривался дом мутантов, а левее — дежурный пост стражника у трассы, ведущей в центр города, было слегка задернуто черной шторкой. Гастрик отодвинула ее, встала поближе к сфере лицом к окну так, чтобы видеть все, что будет происходить на пустыре и дальше, в поле обзора, и, протянув руку к щитку, опустила вниз сначала зеленый, а затем красный рубильник. «Пусть все выйдут из дома напротив»,  — подумала она и замерла в напряжении. Но ничего не случилось. Ах да, забыла сказать волшебное слово! Выключила рубильники и включила их заново, громко произнеся перед включением красного: «Астрик!» Тут же на крыльцо высыпали мутанты и звонари. «Пусть теперь попляшут»,  — решила она. Сердце заколотилось в радостном испуге, впервые ощутив сладость власти. Когда же увидела, что собравшиеся на крыльце сбежали вниз и стали выделывать перед домом немыслимые антраша ногами, взвизгнула от восторга и выкрикнула: «Пусть весь Асинтон пляшет и хохочет!» На дежурном посту замаячила фигурка стражника, откидывающего
коленца в присядке. Один за другим останавливались на трассе автомобили, из них выходили пассажиры и водители и тоже пускались в безумный пляс.
        — Вот это да!  — восторженно шептала Гастрик, завороженная содеянным.  — Пляшите, пляшите до упаду, а через минуту начнете рыдать, как когда-то это делала я, обиженная вашими дразнилками и оскорблениями. Ах как чудесно быть всемогущей! Как замечательно управлять всеми! Ладно, хватит плясать, начали плакать!  — И услышала дружный, приглушенный стенами сарая вой. Мутанты и звонари бросились на землю, стали кататься по ней, биться головами и рвать на себе волосы.  — Великолепно!  — Гастрик зааплодировала, ощущая себя великим режиссером, которому удалось поставить удивительный спектакль.  — А теперь,  — сказала она тоном строгой детсадовской воспитательницы,  — встали на ноги, взялись за руки и запели: «Стоит над Асинтоном смог, живет здесь тот, кто выжить смог».
        Сильвобрук готовил холостяцкий обед из супного концентрата, когда вдруг его обуял беспричинно дикий хохот, он затрясся так, что ложка, которой помешивал суп, вылетела из кастрюли. С трудом выключил он плиту и, уже понимая в чем дело, достал из кладовки мотошлем, надел его и выскочил из дому. Хохот его тут же прекратился. В напряжении думая о самом ужасном, что могло случиться, Сильвобрук быстро забежал в гараж, вывел оттуда мотоцикл и погнал на нем к пустырю. «Как хорошо, что у шлема оторвался ремешок, пришлось чинить его, а потом оставить в кладовке,  — подумал он.  — Или это я подсознательно оставил его там, предвидя возможность случившегося? Что бы там ни было, а шлем, как я предполагал, хорошо экранирует от чьей-то подлости. Кому же это удалось пробраться в сарай? Боже мой, что творится кругом!»
        Он ехал по улицам города, вмиг превратившегося в сумасшедший дом, и холодный пот липко приклеивал к спине рубаху, влажно ощущался на ладонях.
        Троллейбусы, автомобили, автобусы замерли по команде чьей-то злой воли. Пассажиры, прохожие, стражники в будках, продавцы за витринами магазинов корчились от смеха, а потом внезапно стали рыдать и кататься по земле и по полу. Вой и визг захлестнул весь Асинтон, и, подгоняемый этими дикими звуками, Сильвобрук мчался к пустырю, объезжая застывший транспорт. На ходу заметил несколько мотоциклистов и дорожных рабочих в касках, в недоумении взиравших на происходящее. Было жутковато при мысли о том, что подобную картину можно увидеть в конторах, школах, заводских цехах, в любом учреждении и жилом доме. «Однако хулиган не очень изобретателен»,  — решил Сильвобрук, услышав, как уличный хор затянул: «Стоит над Асинтоном смог…» Когда же вслед за этим люди стали бухаться на колени и, подняв глаза к небу, восклицать: «Девушка Гастрик — самая прекрасная в Асинтоне! Живи и славься, славься и живи!» — ему стало смешно, и страх от царившего вокруг безумия исчез. Вот оно что! Оказывается, это дело рук зазнавшейся дочки Баатов! Ну и ну! Однако нечего бояться чего-то ужасного — у этой дурочки довольно
примитивная фантазия. Но, вероятно, догадалась закрыться изнутри.
        Неподалеку от пустыря он остановился и забежал в хозяйственный магазин. Не обращая внимания на стоявших на коленях продавщиц, схватил с полки железный лом и, вновь оседлав мотоцикл, помчался, мысленно прокручивая свои будущие действия.
        Еще издали заметил перед домом беснующихся мутантов и звонарей. Двинул мотоцикл прямо по заросшему травой, в рытвинах и кочках пространству. Соскочив с седла, подбежал к стоявшему на коленях Тингу, схватил его за руки, воздетые к небу, и силком потащил к сараю — все-таки парень более мускулист, чем он, но тот упирался, восклицая восхваления Гастрик. Тогда Сильвобрук снял с головы шлем, надел его на Тинга, и тот, вмиг сообразив, что от него требуется, схватил лом и побежал к сараю. Не без труда Тинг сорвал дверь с петель и, вбежав в помещение, остолбенел: рядом со сверкающей никелем сферой стояла вовсе не Гастрик, присвоившая себе прекрасное лицо сестры, а еще недавно любимая им Астрик, которую он час назад оскорбил присутствием своей новой подружки Лолы. Но что за внешность была у нее! Если последнее время губы и глаза девушки уже приняли почти человеческий вид, то сейчас лицо ее стало как у прежней Гастрик и даже ужасней оттого, что это было лицо девушки, а не девочки. И вдруг он догадался — перед ним и есть Гастрик, к которой вернулся прежний облик. Тинг подбежал к ней, схватил за плечи и
оттащил от аэронооса. В сарай вошел Сильвобрук, поднял с полу лом и, размахнувшись, ударил им по щитку с рубильниками. В сарай вбежали мутанты и звонари.
        — Я изобрел чудовище, к которому не должны прикасаться ничьи руки — ни злых, ни добрых людей,  — сказал Сильвобрук тяжело дыша и вытирая ладонью лоб.  — Сегодня я понял, что нельзя доверять никому, если даже ангельская душа этой девушки сотворила такое…
        Тинг схватился за голову:
        — Да вы же ничего не поняли! Это не Астрик, а Гастрик, к которой вернулось ее настоящее лицо! Это она издевалась над горожанами и теперь наказана: вновь стала похожа на жабу, и мне совсем не жаль ее.
        — Что вы наделали, Сильвобрук!  — с отчаянием сказал Черепок.
        Гастрик, забившаяся в угол и до смерти напуганная тем, что ее застали на месте преступления, неожиданно встрепенулась и хрипло закричала:
        — Зеркало! Дайте мне зеркало!
        Колибри достала из кармана куртки крохотное зеркальце и поднесла его к девушке. Выпученные глаза Гастрик с минуту не мигая смотрели на свое безобразное отражение, затем она медленно осела на пол, облик ее стал стремительно меняться, и вскоре все увидели вместо нее Астрик, такую, какой она была раньше и даже лучше. Она открыла глаза, осмотрелась, прислушалась к чему-то внутри себя, и вдруг ее прекрасное, одухотворенное лицо на миг затуманилось болью.
        — Гастрик!  — прошептала она, глаза ее наполнились слезами.  — Бедная сестричка… Она умерла…
        — Как?  — не понял Тинг.
        — Она больше никогда не появится вместо меня,  — всхлипнула Астрик.
        — Вот и хорошо,  — сказал Сильвобрук и несколькими ударами ломом со всего плеча окончательно разрушил аэроноос.
        Тинг подошел к Астрик, помог ей встать.
        — Но ведь это замечательно, что ты теперь всегда будешь такой красивой!  — восхищенно сказал он и покраснел, вспомнив о своем предательстве.
        — Неужели ты не понимаешь, как тяжело терять близкого человека?  — Астрик продолжала всхлипывать, размазывая слезы по щекам, отчего они еще больше разрумянились, и никто не мог оторвать взгляда от ее лица, столь прекрасного даже в страдании. Но вот смысл сказанного Тингом дошел до нее. Она вопросительно заглянула в его глаза и, увидев в них свое отражение, вновь расплакалась.
        — Вот видите! Гастрик не такая плохая, как всем вам кажется — она вернула мне лицо!
        Солнце медленно падало за вулкан Керогаз, когда по улицам Асинтона прошла странная процессия. Она переваливалась, скакала, ползла, катилась, волочилась, семенила.
        — Мутанты, мутанты идут!  — кричали мальчишки, мчась впереди колонны, над которой плескались плакаты: «Мы — дети «ПЛАТы»!», «Мы — плата за «ПЛАТу»!»
        Десятки странных существ, будто сбежавшись из фильмов ужасов, а на самом деле тайком увезенных миллионером Казинаки из приюта доктора Валька, двигались к центральной площади Асинтона. По пути к ним присоединялись прохожие, за ними ехал эскорт автомобилей, и когда наконец они пришли на площадь, то очень быстро ее заполнила толпа любопытствующих. В центре площади соорудили пластиковый помост, на который взобрался мохнатый человечек со множеством конечностей. Он вынул из-за пазухи конверт и вручил его девушке, привлекшей внимание многих своей необычно одухотворенной красотой…
        — Астрик!  — узнал дочку Артур Баат, который в тот день впервые за много лет навестил друзей в обсерватории и еще раз убедился в том, что никто не открывает новых звезд по той причине, что земные склоки заслонили небо.  — Где ты пропадаешь? Вторые сутки не приходишь домой, шатаешься с какими-то оборванцами и уродами!  — Он подскочил к помосту и хотел было стащить оттуда дочку, но мутанты и звонари плотно обступили его и вежливо оттеснили в сторону.
        — Что такое Асинтон?  — звонко выкрикнула Астрик, и Артур Баат вздрогнул от навязшего в ушах вопроса.  — Слушайте! Слушайте!  — продолжала девушка, прижимая к груди шкатулку Ватрины с летящим огненным конем на сандаловой крышке.  — Мы погрязли в распрях из-за такой мелочи, как название города, а между тем вот-вот разверзнется земля под ногами. Мы спорим, кто реальнее — ас Интон или Ася, и не видим, как жухнут листья на деревьях, из водопровода течет горькая вода, а женщины рожают вместо детей зверушек. Сейчас вы узнаете истинных основателей города и навсегда прекратите глупый спор. В этой шкатулке много лет хранился старинный фотослайд. Он-то и откроет всем правду!
        Шар и Черепок установили на помосте лазопроектор, зарядили его фотослайдом, а длинный ствол объектива нацелили на экран плоского белого облака, повисшего над площадью. И собравшиеся увидели в небе огромную фотографию: на скамейке, перед подъездом многоэтажки, крепко обнявшись, сидела супружеская пара: мужчина с лихими усами и женщина в красном платье, с прической из мелких кудряшек шестимесячной завивки. Слишком знакомыми показались каждому эти лица и, будто подтверждая мелькнувшую у всех догадку, над площадью прогремел с фонограммы влюбленный голос усача:
        Ах ты, шасси мое, шасси,
        Как люблю тебя я, Ася!
        Обожаю Асин тон!
        Обнимаю —

    Ас Интон


        1987 г.

        В горелом лесу


        Был поздний вечер, мои уже улеглись. Я сидел на кухне, в круге настольной лампы, и просматривал методичку новой экскурсии по городу. Вой ветра, бьющегося о высотные дома, отвлекал, мысли то и дело возвращались к событию в «Горном», где я провел отпуск. Не было у меня весомых доказательств реальности случившегося, и я находился в положении богача без гроша в кармане. К сожалению, мы привыкли верить лишь тому, что можно пощупать или положить на язык. Мой сосед, слетавший по турпутевке в Индию, в более выигрышном положении, чем я: одни наклейки на чемодане впечатляют сильнее, чем пространные рассуждения о чем-то невещественном, подобном солнечному пятну на стене.
        Я отложил методичку, вырвал из тетради двойной лист в клетку и начал составлять длинный список, не имеющий никакого отношения к завтрашней экскурсии. Одно за другим писал я имена тех, кто еще недавно ходил со мной по земле. Первыми в списке оказались:
        Саша Осокина, однокурсница, 20 лет. Разбилась на мотоцикле.
        Андрей Демьянов, друг, 37 лет. Перитонит.
        Тетя Даша, сестра отца, 55 лет. Инсульт.
        И так далее. Всего двадцать три человека.
        Перечитал написанное, и на ум пришла программка с действующими лицами и исполнителями. В моем списке обе функции совмещались: каждый некогда был исполнителем собственной драмы.
        В детстве нечто подобное я царапал на клочке бумаги для соседки бабы Фроси, и это казалось посланием кому-то неведомому, всемогущему. Баба Фрося прятала список в карман кацавейки, как называла она стеганую безрукавку, с которой не расставалась ни зимой, ни летом, и в поминальную субботу перед Троицей шла в церковь. Она не была верующей, просто издавна полагалось поминать за упокой.
        Мне идти некуда, я и на Абдал езжу редко, потому что не ощущаю под памятниками тех, кого знал живыми, смеющимися. Обман там и пустота. Правда, теперь есть место за Горелым лесом, но до него отсюда около ста километров, ехать туда троллейбусом по горной трассе до Ялты, потом пересадка на автобус в сторону Мисхора, а через пятнадцать километров, свернув с шоссе влево, надо пройти пешком еще километра три. Но вряд ли я выберусь туда до следующего лета. И будет ли со мною Настя?..
        Осторожно, чтобы не разбудить спящих, достал из книжного шкафа в коридоре мамин альбом с металлическим тиснением силуэта вокзальной башни на черном кожаном переплете и вернулся на кухню. Вместо фотографий — переложенный папиросной бумагой гербарий из роз, гвоздик, георгин, нарциссов, лилий. Под каждым цветком дата и имя того, с чьих похорон принесен цветок. Переворачиваю картонные листы. Мамин список гораздо длиннее моего, в моем не хватает нескольких маминых друзей и знакомых, которых я помню еще с детских лет. Дописываю. Хорошо, что Ирина спит, иначе не было бы отбоя от усмешливых расспросов — для нее этот альбом не что иное, как следствие старческого вывиха. Признаться, и я до сих пор считал мамин альбом сентиментальным заскоком, но сейчас несколько иначе пробегаю глазами аккуратно выведенные черной тушью имена и даты этого миниатюрного домашнего мемориала. Мама помнит. Но теперь помню и я.
        Три дня назад я вернулся из санатория, и она чутко уловила во мне перемену, но не досаждает пустым любопытством, лишь чаще обычного со вздохом покачивает реденькими седеющими кудряшками. Когда-нибудь расскажу ей обо всем, а пока нужно переварить случившееся, не утратившее своей остроты, отчего до сих пор хо-лодок меж лопатками и горячий ком в горле.
        В «Горном» меня прозвали Йогом Ивановичем. Сана-торцы еще только собираются на площадку перед корпусом, чтобы сонно и лениво поболтать руками-ногами, а я, отмахав босиком по утренней росе около трех километров, уже возвращаюсь с моря, где успел проделать на остывшем за ночь песке весь комплекс упражнений от бхастрики до шавасаны. Проходя мимо площади, ловлю насмешливые и сочувственные взгляды — вот, мол, бедный аскет… Между тем с помощью хатха-йоги я избавился от хронических бронхитов и пневмоний, и сейчас мое здоровье гораздо лучше, чем лет пять назад, не говоря уже о детстве. Боюсь, что скоро мне будут отказывать в путевке именно сюда, в этот санаторий, где хорошо отдыхается вдали от шумных пляжных лежбищ.
        После обеда я обычно бодрым шагом дважды прохожу по терренкуру — хорошо протоптанной через лес километровке. Но сегодня меня и еще трех мужиков главврач задействовала на разгрузку машин с тумбочками, и после нечаянных трудов, вопреки своему режиму я завалился на кровать с непривычным ощущением физической усталости.
        Что ж, йог так йог. Вовсе ахнули б, когда показал свое умение лежать на битых стеклах, бескровно протыкать иглой руку или бегать босиком по горячим углям. Впрочем, я уже переболел этими фокусами, и нет желания демонстрировать их даже своим застольницам Насте и Валентине, хотя восхищение девушек мне еще не безразлично.
        Почти каждое лето я приезжаю сюда, в горы. Кого только не встретишь в этом санатории — от бывшего рецидивиста до литсотрудника газеты. Костники и легочники здесь не только отдыхают, но и лечатся, многие давно знают друг друга, есть старые компании, пары. Три года назад и у меня случился тут легкий блицроман, исчезнувший так же внезапно, как возник, оставив по себе лишь досадную неловкость.
        Первые дни пребывания в санатории обычно наполнены долгими исповедальными беседами, сопалатники сбрасывают друг на друга грузы неурядиц, бед и обид, или с трогательным любованием и нежностью перебирают радостные события домашней жизни. Постепенно спадают всяческие маски, распрямляются складки житейской озабоченности, и вот уже не поймешь, кому сколько лет, кто женат, а кто холост, где начальник, а где исполнитель. Санаторец психологически возвращается в пору молодости, а то и юности, без обременительных обязанностей, моральных долгов, домашних хлопот. Речь не о банальных курортных флиртах, а о том, что человек, оказывается, постоянно открыт для новых впечатлений и возможностей. Дома он исправно ходит на службу, бегает с высунутым языком по магазинам, жэковским конторам и поликлиникам, посещает с женой и детьми театр и цирк — словом, ведет жизнь добропорядочного семьянина и работника. Ему и в голову не приходит, усевшись, скажем, в городском парке, заговаривать с прохожими, делать комплименты девушкам и допускать прочие вольности. Зато в санатории он расковывается полностью, иногда слишком.
Сбрасывая на время сбруи, постромки супружества, превращается в человека беззаботного, а порою и безответственного. Да где еще и когда будет у него возможность часами напролет играть в бильярд или танцевать с незнакомой и потому вдвойне притягательной женщиной, до ломоты в суставах гонять мяч или с утра до ночи бродить по лесу. Вот он и накидывается на все это со внезапно пробудившейся молодой жадностью, и в чужих глазах, да и своих собственных, выглядит легкомысленным волокитой, азартным пройдохой, а то и кем-нибудь похлеще.
        Скрипит балконная дверь, в палату вваливается Лёха.
        — Твои курсировали перед корпусом туда-сюда,  — сообщает он.  — Повезло — сразу двух отхватил.  — Пыхтя папиросой, Лёха поворачивает ко мне лицо, обрамленное инфантильной челкой.  — А от меня, как от чумы шарахаются. И-эх,  — досадливо крякает он,  — крепче за шоферку держись, баран!
        — Шел бы ты курить в туалет,  — говорю я, и Лёха безропотно выполняет мою просьбу.
        Когда я впервые увидел этого кругломордого увальня с якорями и стрелами на кистях, сразу понял, из каких не столь отдаленных мест он прибыл. Долгая изоляция выдавала прошлое Лёхи не только росписью татуировки, но и прошлась по его лицу тем особым следом, стереть который можно лишь новым образом жизни. Первым моим побуждением было просить лечащего врача перевести меня в другую палату. Но подсмотрел, как эта хрупкая женщина строго и волево обращается с экзотическим пациентом, устыдился своей трусости, да и любопытство взяло вверх: когда еще представится случай пообщаться с бывшим уголовником? Из своих тридцати пяти Лёха десять отсидел за воровство и хулиганство. При всей несимпатии к его судьбе мне по душе, что он лишен озлобленности, никого, кроме себя, не винит за свою жизнь-нескладуху. На свободе Леха четвертый месяц, а все не войдет в колею, вызывая своим поведением насмешки: в час врачебного обхода может усесться на стул в коридоре и, развернув меха потерханного баянчика, вопить во всю глотку что-нибудь из лагерного репертуара, на танцы почему-то не ходит, а с женщинами знакомится не иначе, как
хватая их за руки, с просьбой залатать ему рубаху. От него, естественно, шарахаются, и он часами просиживает у корпуса в нелепой позе, на корточках, прислонившись спиной к стене и пряча от врачей в рукав папироску.
        — Не заметил, куда мои пошли?  — спрашиваю, когда Леха возвращается.
        — Я же говорил, мотались туда-сюда перед корпусом, а потом дернули, кажется, в сторону поселка.
        «Мои» — это Настя и Валентина. В столовой они появились одновременно, и если бы не сели за мой стол, возможно, мы не обратили бы друг на друга внимание. Впрочем, Настю я бы все равно заприметил — чем-то неуловимым она смахивает на Сашу Осокину. Спортивная акселератка, почти на голову выше Валентины, с мальчишеской стрижкой густых овсяных волос и нежным румянцем на скулах, она подвижна и полна энергии шестнадцатилетнего человека. Что особенно привлекает в ней, так это глаза, безудержно сияющие синим теплом. Их свет не затушевывается ни легким смущением, ни нарочитой раскованностью.
        Валентине где-то за тридцать пять, но выглядит она значительно моложе и рядом с Настей смотрится чуть ли не ее подругой. Это тип женщины, от которой веет минувшим веком: хрупкая, со слегка размытыми, будто со старинного портрета, чертами лица и отблеском тайны в блестящем влажной чернотой взгляде.
        Все это я отметил, как только мы оказались за одним столом. В тот же день я узнал, что Настя перешла в десятый. Мне доложили, что нормальные люди, мол, скоро пойдут в школу, она же будет лодырничать, а потом придется на третьей скорости догонять класс, а все потому, что зимой на нее набрасываются бронхиты, оттого и путевка аж на два месяца. Впрочем, она взяла кое-что из учебников и, если поразмыслить, очень даже неплохо посидеть над ними не в душном классе, а в лесу, и чтобы над головой цокали белки, стучали дятлы, и еще бы заблудиться однажды и повстречать оленя, которого она видела только по телеку да в кино, и ни разу на природе, чтобы в двух метрах от тебя осторожно выглядывал из-за кустов. Но самое главное, здесь можно славно порисовать.
        Я мысленно оценил заботу родителей Насти о здоровье дочери, хотя не нашел в девочке и тени болезненности.
        На следующий день мы встретились в столовой уже почти приятелями, и пока Валентина отлучилась на минуту к диетсестре, Настя с детской непосредственностью успела доложить, что ее подруга дважды была замужем, неудачно, и вот теперь у нее скептический взгляд на мужчин, поэтому я не должен обижаться, если она скажет в мой адрес что-нибудь колкое. Я усмехнулся, ибо не понял, почему должен отбивать рикошетом чьи-то грехи. Однако приготовился. Но ничего такого не произошло ни на другой день, ни в последующие. Валентина была вежлива, учтива, и, мнительный по натуре, я заподозрил Настю в лукавстве: уж не надумала ли она сдружить нас, уловив неприкаянность подруги? Вокруг бушевали страсти, и девчоночья душа, впечатлившись судорожной курортной хваткой куска нечаянного счастья, могла сделать несложный вывод, что и нам с Валентиной необходимо включиться в игру, иначе, как здесь говорят, при отъезде грустно обнаружишь, что «путевка сгорела».
        Позже, наблюдая за Настей, я понял легковесную ошибочность своих выводов: девочка изначально не вписывалась в санаторскую свистопляску, я напрасно наделил ее задатками сводни, она была далека от этого. Сверстников ее в санатории было мало, да и Настю почему-то не тянуло к ним. Часами пропадала она в лесу с этюдником, а по вечерам, когда из окон клуба начинал громыхать магнитофон, зазывая на танцы, с книгой забиралась на кровать и читала до самого отбоя, отнюдь не учебник, а один из очередных библиотечных томов, которые она глотала по штуке в день, порой отказываясь даже от кино. Анатолий Ким, Шарлотта Бронте, Драйзер, Честертон, стихи Юнны Мориц и сборники фантастики — таков ее пестрый книжный аппетит.
        В Насте еще много несложившегося, юного, но ничего от инфантильной старшеклассницы, поскольку сильно ощущается самостоятельность и, как сказала бы моя жена, самодостаточность. Будь она постарше, я, возможно, отважился бы поухаживать за нею.
        В санатории нашу троицу приметили, и если встречали кого-нибудь поодиночке, подсказывали, где искать остальных. Не дождавшись меня на скамейке возле волейбольной площадки, мои застольницы, вероятно, двинули за арбузами в поселок, к нянечке Кате, о чем был договор за обедом и что вылетело у меня из головы из-за непредвиденной роли грузчика.


        В конце недели я предложил девушкам пройтись на ялтинскую поляну, где Настя нашла бы интересный материал для акварелей. Одевшись по-походному, мы оказались с ней почти в одинаковых джинсах и светлых трикотажных теннисках. Валентина брюк не носила, и в цветастом платьице и пляжной панамке вовсе стала похожа на Настину ровесницу.
        — Боюсь клещей,  — призналась она.
        Не в пример Валентине, Настя уже успела облазить окрестности санатория, и если бы я не потянул на поляну, наверняка вскоре добралась бы до нее самостоятельно. Длинноногая, быстрая, с этюдником, перекинутым на ремне через плечо, она постоянно убегала вперед, и было неясно, кто чей проводник. Валентина ходок похуже: при слишком резком наклоне тропы вверх у нее начиналась одышка, подошвы босоножек скользили о хвою, и я старался идти не спеша, то и дело окликая куда-то рвущуюся ее подругу. Профессионально поставленным голосом экскурсовода, используя методы локализации и реконструкции, я рассказывал о том, как этот уголок был когда-то облюбован императрицей
        Екатериной, а позже окультурен русским терапевтом Боткиным, тем самым, по имени которого названа желтуха. Кое-что вспомнил из недавно услышанного от другого сопалатника, крымского татарина Османа — тот знал каждое дерево, каждую травку. Возле Стешиного ущелья поведал сентиментальную историю о крепостной девице, которая якобы сиганула со скалы от несчастной любви к барину.
        — Глупо, не правда ли?  — сделала неожиданный вывод Настя. (Я-то думал, что ей придется по душе романтическая любовь Стеши!)  — Моя бабушка говорила: жизнь — это великий дар, и нельзя так швыряться им. У кого ее не бывает, несчастной любви? В седьмом классе у меня была. Кроме футбола и хоккея, мой предмет ничем не интересовался, и я тоже часами просиживала у телека, чтобы потом было о чем с ним говорить. Как-то призналась, что хочу стать психологом, а он спрашивает: «Психология — это что-то с мозгами связанное?» Когда же на дне рождения у одноклассника слопал тарелку первых огурцов, куда и любовь делась.
        У нас с Валентиной первые огурцы вызвали улыбку, мы переглянулись, но внезапно я уловил в ее лице тень неприязни.
        — Перевелись нынче мужики,  — сказала Валентина и, будто застыдившись своей банальности, поспешно дополнила ее фактом, рассказанным таким тоном, будто она заведомо отделяла меня от принадлежности к мужской породе.  — Нет, серьезно, мельчает мужик. Зато сколько ярких женских типов, характеров. Есть у нас в техникуме — я там преподаю литературу — историк Лида Тавровская. Двоих детей вырастила, в доме всегда пироги да разносолы, дети и муж обшиты, обвязаны, сама аккуратная, модненькая, хотя и скромно одета, и при всем этом заядлая театралка и знаток поэзии. Как-то забежала я к ней среди недели, а она меня к столу, фаршированным перцем угощает и наполеоном. Ну, говорю, Лида, твой Михаил должен тебе ручки целовать за то, что в будний день такими обедами его кормишь. И как в тебе уживаются кастрюли и стихи, театр и стирка, при твоей-то физической хрупкости? Вдруг вижу — лицо ее каменеет, губы кривятся. А я, говорит, железобетонная, всё выдюжу. И рассказала о похождениях Михаила, о том, что намерена кончать с этим. И как, по-вашему, кончила? Бросила все — благо дети уже выросли: сын в армии,
дочь-студентка в Киеве — и ушла к преподавателю на двенадцать лет младше ее. Понимала, что не навсегда, а все равно решилась. Муж, конечно, в шоке был, на коленях вымаливал прощение. Не знаю, как дальше пойдет, а пока ходит Лида с молодым и чихает на пересуды. Мне бы так. Я не о муже, я о том, чтобы уметь, как Лида: одним крылом — по небу, другим — по земле. Да не получается — то в облаках летаю, то барахтаюсь в грязи.
        Последняя фраза была сказана раздражительно, и, вспомнив Настино предостережение, я промолчал — не хотелось портить чудесную прогулку нелепым разговором в защиту мужчин. Давно заметил, что среди одиноких женщин часто встречаются если не мужененавистницы, то, мягко говоря, иронически воспринимающие нашего брата. Чего доброго, заговорит о матриархате и партеногенезе.
        — Смотрите, какое дерево,  — переключил я внимание спутниц.'
        Ствол старой, полузасохшей сосны у основания раздваивался и, выгнутый художнической силой природы, описывал две дуги, образуя фигуру, похожую на древнегреческую лиру.
        — Надо же!  — восхитилась Настя.  — Впрочем, у нас в Крыму фантазируют и деревья и горы.
        Лес в этих местах разнообразен и неожиданен. Высоченные сосны внезапно сменяются шибляком — листопадным кустарником. Каменистые осыпи покрыты сумрачным ольшаником, переплетенным ломоносом, хмелем, ежевикой. Джунгли да и только. А то вдруг засветится ствол березки, а за ней потянутся граб и ясень, клен и осина, и все это по соседству с молодым дубнячком или храмом буковой рощи.
        — А я уже была здесь,  — неожиданно призналась Настя и, как бы спохватившись, что проговорилась, со смешком добавила: — Тут водятся дикие коровы и козы.
        «Дикие» забредали из поселка, что находился в балке. Мальчишки часто разыскивали животных на мотороллерах, страшно грохоча и газуя на горных тропках так, что было слышно даже в санатории.
        — Как же ты минула поляну? Она совсем рядом,  — сказал я.
        — Зато была за Горелым лесом!  — В голосе девочки почудилось волнение.  — Там текут удивительные речки.  — Настя остановилась, присела и что-то подняла с земли.  — Чье это?  — подбежала к нам с развернутой ладонью: голубым огнем на ней горело маленькое перышко.
        — Индийский скворец,  — пошутил я.
        — Скворец, да еще индийский!  — Девочка осторожно опустила перышко в карман тенниски.  — Как все необыкновенно здесь!
        Мне не захотелось разочаровывать ее, что это перо обычной сойки, к тому же спохватился:
        — О каких речках ты упомянула? Нет тут никаких речек.
        — Проводник называется,  — хмыкнула Настя, стрельнув в меня синим взглядом.  — Может, и Горелого леса нет?
        О том, что недавно опять был пожар в лесу, я слышал от Османа, но где именно, не знал. Пожары здесь случаются каждое лето, и главврач предупреждает, чтобы в лесу не курили, не жгли костров. Но откуда в этих скудных водою местах взяться речкам?
        До поляны оставалось с полсотни метров, когда Настя круто свернула влево. Здесь и тропы-то не было., а ее несло куда-то через бурелом, по каменистому склону. Валентина еле поспевала за нами. Я протянул ей руку, помогая вскарабкаться наверх. Убежавшая было вперед Настя, вернулась и вручила нам два посоха из сломанных ветром буковых веток. Идти стало легче.
        — Это же надо… одной… по таким тропам…  — подавляя одышку, бормотала Валентина.  — Наверняка здесь хулиганье шастает. Ну и Настя!
        Мрачное зрелище разворачивалось перед нами. Около гектара обугленных и сваленных огнем деревьев, казалось, все еще корчатся в муке пламени. Горел и сухой лиственный настил, отчего землю покрывал слой серого пепла. Вероятно, пожар тушили с вертолетов, так как машинам сюда подступа нет. Ни птиц, ни цоканья белок. Тихо и мертво. Я представил, как свирепо бушевал здесь огонь, наводя ужас на лесную живность, как скрипели, трещали, рушились живые тела деревьев, и стало не по себе.
        Еще не развеялся сильный запах гари, отчего у Валентины начался аллергический кашель и чих.
        — Куда нас несет?  — Она остановилась, тяжело дыша.
        Настя умоляюще схватила ее за руку:
        — Чуть-чуть, уже совсем рядом.  — Губы ее подрагивали, и вся она была в плохо скрываемом волнении. Что могло так взбудоражить девчонку? Я разозлился на себя за то, что уступил ее прихоти, и она подметила это.
        — Йог Иванович,  — сказала Настя с ехидцей,  — прогулка в эти места полезна вам не менее, чем закручивание себя узлом.
        И тут мы услышали слабое журчанье.
        — Они!  — воскликнула Настя.
        Пожарище кончилось, вновь весело зазеленели ольха, заросли терна, кизила, шиповника с ярко светящимися ягодами. Два узких прозрачных родника стекали с горного склона. Будто соревнуясь, кто кого обгонит, роднички дурашливо бежали по камушкам и суглинкам, ловко огибая деревья, и скрывались где-то в южной части Горелого леса. Еще в прошлом году я ходил сюда за шиповником и ничего подобного не видел. Не от пожара ведь, в самом деле, родились эти резвые струйки.
        Настя была довольна моим удивлением.
        — Думаете, это ручьи? Вовсе нет. Это реки. Ничего, что они такие маленькие, реки бывают разными.  — Она сбросила на землю этюдник, облизнула пересохшие губы и, закрыв глаза, двинулась к одному из родников. Осторожно и шатко, с вытянутыми вперед руками, будто незрячая, прямо в кроссовках, шагнула в родник и, перейдя его, обернулась.
        — Теперь я ничего не помню,  — тихо, почти шепотом, сказала она, смотря куда-то поверх наших голов.
        Не сразу я сообразил, что именно разыгрывается перед нами, и стал отчитывать ее за мокрые ноги, но она не обращала на меня внимания.
        — Я перешла реку и все забыла: кто я, откуда родом, кто мои родные, друзья.  — В голосе ее прозвучала нотка отчаяния, будто и впрямь с ней случилось такое несчастье.  — У меня исчезла память! Но смотрите,  — она вновь закрыла глаза и с едва заметной улыбкой на побледневшем лице перешла другой родник.  — Теперь память вернулась ко мне! Я помню все-все! И как бабушка купала меня в белом эмалированном тазу, как вязала мне теплые варежки и называла Настенька-краса золотая коса.
        Вот оно что — бабушка. Как я сразу не догадался… Ну конечно, какие это ручьи, это реки — Лета и Мнемозина. Тот, кто ступит в реку Лету, теряет память, вода Мнемозины возвращает ее. Валентина говорила, что полгода назад у Насти умерла бабушка, и девочка до сих пор переживает эту первую потерю.
        — А когда мне было семь, бабушка привела в дом кота Нестора, а потом приютила бездомного пса Гаврика и все подружки завидовали мне.
        Я зачерпнул ладонью из Мнемозины и охладил лицо. Попробовал воду на вкус. Она была холодноватой, с легкой горчинкой.
        — Ну вот, теперь все вспомнится,  — сказала Настя так убежденно, что я обернулся к Валентине — всерьез это или как?
        — У Овидия в «Метаморфозах» есть пещера в Киммерийской земле, откуда вытекает родник забвения и царят вечные сумерки, а на ложе покоится Гипнос.  — Валентина присела над родничком и смыла с босоножек пепельную пыль.
        — Все ясно,  — вступил в игру и я.  — Лета притекла сюда из-под Коктебеля, а Мнемозина — откуда-то из Древней Греции.
        Тогда и прозвучало Настино:
        — А вы помните о тех, кого уже нет?


        Будто вовсе не девочкой был задан вопрос — такая щемящая нота прозвенела в нем,  — а по подсказке кого-то более мудрого, взрослого. Настя стояла, вытянувшись в струнку, и в ее синем взгляде плескалось столько печали и отважного вызова, что у меня перехватило дыхание.
        Валентина подошла к ней, успокаивающе обняла. Как-то сразу обмякнув, девочка подняла этюдник и, перекинув через плечо ремень, поплелась за подругой.
        К поляне пробирались молча, лишь Валентина поинтересовалась, нет ли поблизости можжевельника: «железобетонная» Лида просила веточку для засолки овощей по какому-то старинному рецепту. Можжевельник рос левее, но я решил уже никуда не сворачивать.
        Низкорослый кустарниковый лес, с фигурно выгнутыми под горными ветрами деревьями, сменился лесом классически стройным. Начало сентября, а зелень еще ярка и устойчива, лишь кое-где в ветвях дуба или осины вспыхнет изжелта-пурпурный костерок, да незамечаемый летом слой прелой прошлогодней листвы, спрессованной с сосновыми иглами, напомнит о близости увяданья и холодов. Кажется, день иди, два, три и не будет конца этим галереям из вековых гигантов, упирающихся в небо. Но вот деревья раздвигаются, и шаг резко тормозится от удара по глазам синевы.
        Небольшая поляна с выцветшими колосками лаванды, сухими головками татарника и зарослями ожин круто скатывается вниз, в пропасть, над которой широкой панорамой развернулись горные изломы. Покрытые справа редкой шерсткой лесов и вкрапленными в бока голых скал белыми игрушечными домиками, слева они мрачновато и торжественно зашториваются клубящимся туманом, будто скрывая какую-то грозную тайну. Два фрагмента пейзажа объединяет неправдоподобно синее небо, отбрасывающее голубой рефлекс на горы и город, упорно лезущий ввысь.
        Тишина. Умиротворенность. Что с чем примирилось здесь?..
        Картина внезапно открывшихся гор, повисших в сизоватой дымке, ошеломила моих спутниц. Я понял это по тому, как неподвижно стояли они, не отрывая глаз от неожиданного пейзажа. Затем Настя, точно сорвавшись с цепи, закружила по поляне, оглашая окрестность несуразными, ошалелыми воплями: «Э-ге-гей! Живем! Аявая! Уюю! Всегда!»
        Эхо возвращало Настин восторг, и, казалось, кто-то поддакивает ей. Сняв кроссовки, она поставила их сушить и расположилась с этюдником на прогретом за полдня камне. Валентина присела на сваленное грозой дерево, я присоседился рядом.
        — Хорошо,  — выдохнула она.
        — Хорошо,  — подтвердила Настя, разворачивая этюдник.  — Хорошо и нелепо.
        — Почему нелепо?  — не понял я.
        — Да потому, что горы почти вечны, а человек нет.
        Живет, страдает, радуется, а потом хлоп — и нет его. Как моей бабушки. А люди почему-то позволили себе привыкнуть к этому. Восемьдесят миллиардов смертей принесла Земля. Налево и направо падают от болезней, несчастных случаев, но никто не возмущается, не кричит: «Хватит!» Свыклись, смирились, думаем, что так и надо.
        — На-а-стя!  — удивленно протянул я.  — Да ты философ. Но кто-то, между прочим, сказал, что мудрствующая женщина подобна считающей лошади.
        — Ну и пусть,  — на миг обернувшись, Настя улыбнулась глазами и вновь занялась рисунком, уверенными мазками что-то набрасывая на ватмане.  — Секвойе природа отпустила пять тысяч лет, попугаю и черепахе по триста, а человеку… Не родная матушка она, иначе не сживала бы так быстро и легко со свету свое замечательное творение. Соперничества боится, что ли?
        — Отчего же ты тогда ее рисуешь?  — спросила Валентина, тоже немало удивленная Настиными речами.
        Вступился за природу и я:
        — Все-таки она прекрасна и гениальна, и доказательство ее великолепия перед тобой.
        — Зачем же тогда свой порядок держит на взаимном истреблении? Можно подумать, вы не хотели бы жить вечно.
        — Не хотели бы,  — сказали мы с Валентиной почти одновременно.  — Зачем?
        — Да интересно же!  — Настя искренне удивилась нашей тупости.  — Сколько миров во вселенной, с разными временами и пространствами! Есть совсем не такие, как наш, со множеством измерений. Разве может наскучить все время узнавать новое?
        — Бессмертие означало бы конец эволюции,  — учительски строго сказала Валентина.
        — Что за чепуха!  — Настя рассмеялась.  — Такое возможно, лишь в комедиях о мещанине, возмечтавшем увековечить свою гнусную суть. Все-все будет по-иному. Даже форма человека изменится.
        — Не надо!  — нарочито испугалась Валентина.  — Не хочу расставаться ни с руками, ни с бедрами.
        «Вроде они у нее есть, эти бедра»,  — ехидно подумал я.
        — И на здоровье, никто ничего не отнимет,  — продолжала Настя.  — Ну разве не замечательно: сегодня быть женщиной, завтра — птицей или рыбой, побывать в форме дерева или звезды, чтобы потом вновь превратиться в человека.
        — Счастливый возраст,  — пробормотал я.  — Мечты о бессмертии, метаморфозах, путешествиях в иные миры — безо всякой заботы о хлебе насущном или ценах на мебельные гарнитуры.  — А про себя подумал: может, так и надо? Может, словами этой девочки говорит не затертый житейской прозой завтрашний день?
        Послышались чьи-то голоса, и прямо на нас из лесу вышли двое. Это были мои знакомые по предыдущим годам отдыха в санатории — Галина и Андрей. Приехали они вчера вечером, утром мы уже виделись в столо-вой, и сейчас, перебросившись фразами насчет чудесной погоды, они ушли в сторону озера. После долгой разлуки им, вероятно, хотелось побыть наедине.
        — Потрясающая пара,  — сказала Валентина, когда они скрылись в низине.  — Обратили внимание, сколько достоинства в лице, походке этой женщины? Английская королева, да и только!
        Маленькая, непропорционально сложенная, с заметно выпирающей лопаткой, Галина изумляла многих и была притчей во языцех у санаторских кумушек всякий раз, когда ее видели с рослым, богатырского сложения Андреем. Вот уже которое лето они вместе. Ходили слухи, что Андрей не раз собирался бросить семью и уйти к Галине, но она якобы не позволяла ему этого. Признаться, я не очень верил болтовне, пока от самого Андрея не услыхал, что это и в самом деле так. Однажды я был свидетелем того, как наш рентгенолог, человек непосредственный и прямолинейный, сказал ему «Столько вокруг девок бесхозных, а ты выбрал…» Андрей промолчал, но так взглянул на него, что тот закашлялся и смущенно залепетал: «Ну чё ты, чё! Твое, конечно, дело. На мордашку она вроде бы ничё».
        Для меня в их связи была какая-то тайна, и когда я видел, как Андрей бережно поддерживает Галину, и в самом деле казалось, что в неказистом теле этой женщины заточена королева, чье присутствие он постоянно и сильно ощущает, желая во что бы то ни стало высвободить ее из этого заточения. Не могу понять, какая сила придавала значимость каждому слову, взгляду, жесту Галины, движениям ее тщедушного тельца.
        — Говорят, у нее есть сын,  — сообщила Валентина.
        Андрей рассказывал мне, какой ценой достался Галине ребенок. Дважды срывался плод, врачи категорически запретили ей рожать, но желание иметь ребенка было так велико, что, игнорируя запреты, Галина все же родила здорового мордастенького мальчишку.
        Позже я не раз замечал, что Валентина прямо-таки впитывает каждое движение, каждую интонацию Галины, видимо, черпая в этом что-то важное для себя. Я догадывался, в чем дело: судьба Галины была вызовом житейскому стереотипу, который Валентине хотелось сломать, но почему-то не удавалось. По моему наблюдению, такие люди, как Галина, благотворны для окружающих. Они как бы подсказывают каждому: смотри, сколь многообразна жизнь, в любой ситуации и оболочке можно не ощущать себя несчастным.
        Живя в относительно здоровой, нормальной среде, мы подчас не подозреваем о существовании другой среды, столь отличной от нашей, будто находится она на иной планете. Не раз сталкивался я с людьми, отягощенными физическими недостатками, и сделал вывод, что счастье и несчастье зависят от нашей внутренней силы, способной притягивать к себе хорошие или дурные события. В моем духовном запаснике как целительное средство от потенциальных бед хранятся несколько примеров удивительных судеб, благо Крым перенасыщен людьми нестандартных биографий. В Евпатории я знаю человека, который, будучи с детства прикован к постели параличом, сумел понравиться одной милой женщине, она вышла за него замуж и родила двоих детей. В моем городе живет молодая художница, безжалостно скрученная болезнью. Однако я видел на выставке ее солнечные акварели, написанные кистью, зажатой в пальцах правой ноги — единственно подвижной конечности.
        Рассказал о художнице девушкам, и Настя тут же испробовала ее метод, поскольку сидела босиком — и все это всерьез, дабы убедиться в трудности подобного искусства. Затем она вернулась к своей акварели, а мы с Валентиной, прихватив полиэтиленовые пакеты, спустились в лощину за ежевикой и шиповником. А когда через час вернулись на поляну, застали Настю уже обутой, со сложенным этюдником. Она сидела на бревне и обрабатывала перочинным ножиком какой-то корешок.
        — Показала бы свою работу, что ли,  — сказал я.
        Настя достала из этюдника лист ватмана и протянула мне. Рисунок удивил не менее, чем мудрствования девочки. Легкими прозрачными мазками ей удалось схватить форму гор и впечатление от их громоздкой невесомости в тумане. Но самым интересным было то, что пейзаж покоился на ладони старушки, чей голубой профиль с четко выписанными морщинами занимал пол-листа. Профиль был сильно индивидуализирован, и я не решился спросить, кто это — и так было ясно. Однако Настя сама выпалила:
        — Это моя бабушка и одновременно природа, в которой она растворилась.
        — Не слишком ли много ты думаешь о бабушке?
        — Слишком?  — так и вскинулась она. Губы ее задрожали, в глазах мелькнуло недоумение и досада от моего непонимания ее в чем-то.  — Почему слишком? Просто я все время ощущаю ее рядом, будто с ней ничего не случилось. Разве это плохо?
        — Занимайся, Настя, хатха-йогой и будешь всегда здорова телесно и душевно,  — посоветовал я и получил в ответ почти презрительный взгляд.


        Вечер я провел на балконной раскладушке, возвращаясь то к эпизоду близ Горелого леса, то к Настиным размышлениям на поляне. По сути, ничего удивительного в том, что девочка рассуждает на серьезные темы. Впечатлительная юная душа, столкнувшись с потерей близкого человека, рано осознала то, что обычно приходит с годами, когда обретаешь какой-то защитный панцирь, скроенный из молодой жажды жизни или — наоборот — глубокой усталости от нее. К тому же здесь не исключен невроз. То, что сейчас много невротиков не только среди взрослых, я знаю по собственному сыну, который с пятилетнего возраста пытает меня, будет ли война, и не сгорим ли мы в ее пламени. Ежедневно по радио, телевизору всю свою сознательную жизнь дети слышат о том, что то в одной точке земного шара, то в другой убивают, убивают, убивают…
        Черт возьми, Настя в чем-то права — недостоин человек такой жалкой участи: жить, трепеща осиной, постепенно превращаясь в трухлявое дерево, чтобы однажды упасть и рассыпаться, даже просто так, без всякой атомной. Однако что в наших силах?
        И еще я спросил себя в тот вечер, почему многим не по душе мои занятия йогой? Вероятно, есть нечто отталкивающее в чрезмерной заботе о собственном здоровье. Я и сам чувствую — моим усердным физическим самоистязаниям не хватает чего-то существенного, и порой нахожу их бесплодными, хотя положительный результат вроде бы налицо. Дело в том, что индусы-аскеты занимаются йогой, имея за душой более возвышенную цель, чем просто оздоровление организма, но я не могу поверить в реальность их идеи: закаляя тело, они якобы подготавливают его к контакту со Вселенной, с Абсолютом. Для меня Абсолют — плод воображения экзальтированного восточного народа. В лучшем случае, я готов отождествить его с вакуумом, который, по некоторым гипотезам, обладает чудодейственным свойством, ибо в нем-то и рождается весь богатейший спектр реальности. Так для каких подвигов я выкручиваюсь в пашимоттанасане и других сложных асанах? Для чего научился так расслабляться, что создается полная иллюзия парения в воздухе?
        Стемнело. В палате зажегся свет, и сквозь балконное окно я увидел, как отворилась дверь, вошла лит-сотрудник райгазеты Зиночка и бойко затараторила, что в клуб привезли детектив, поэтому пусть Лёха немедленно приводит себя в порядок и спускается вниз.
        По-барски возлежавший на кровати Лёха очумело уставился на девушку, тягостно соображая, с воспитательной целью это предложение или за ним кроется нечто большее. Зиночка поняла его сомнение и сердито трахнула по тумбочке пустой кефирной бутылкой:
        — У вас, Алексей Игнатьевич, одно на уме. Пора бы остепениться.
        — Никуда не пойду,  — сказал Лёха, взъерошив волосы.  — Я сам себе детектив. Лучше резанем в подкидного. И про Факира расскажу.
        Зиночка зло поджимает полоску тонких губ, но велико желание познать темную сторону жизни, чтобы потом описать ее безобразия. Рыженькая, похожая на шуструю белочку, она с отважным видом молодого интервьюера присаживается к Лёхиной кровати и, жертвуя детективом киношным ради невыдуманного, составляет ему компанию в глубоко презираемых ею картах, жадно выслушивая его уголовные байки.
        — Факир наш был человеком, какие редко встречаются и среди фрайеров,  — забасил Лёха.  — А даму пик не хоть? То-то. Так вот, в нашу командировку он при был за то, что принял на себя вину родного братана. Тот на свадьбе прибил по пьянке какого-то типяру. Казахи, они ведь многодетные — у Факирова брата девять душ детей было, сам же Факир только из армии вернулся и еще без невесты ходил, то есть терять ему нечего вроде, кроме свободы. Вот и отбахал срок за родственничка. А это тебе валет. Что, урезал?
        — Пить насовсем бросили?  — как бы между прочим интересуется Зиночка, ни на минуту не теряя бдительности газетчика.
        — Насовсем. Не веришь?
        — Лечились или как?
        Лёха крякает и гудит:
        — Какое там лечение. Случай со мной был. До сих пор не пойму, наяву или привиделось. К матери сразу после отсидки приехал ну и, разумеется, отметил это событие с мужиками у ларька. Перебрал маленько. Иду, в глазах все плывет, шатается, вдруг — как в сказке — прямо из-под земли вырастает передо мной беленький старичок. Куда, спрашивает, путь держишь? К мамке, отвечаю, потому как больше не к кому. Идем, говорит, проведу тебя, а то не в ту степь свернешь. Я и пошел. Идем мы, идем, по пути присаживаемся, отдыхаем, опять идем. Где сидели, о чем говорили, ничего не помню. Только очнулся посреди ночи — черно, дождь льет, а я сижу на краю какой-то ямы, свесив туда ноги, и вот-вот свалюсь. Присмотрелся, а вокруг кресты да памятники. Оказалось, занесло меня за село, на самый погост. И такой страх обуял, что хмель разом выдохся. Рванул я домой, прибежал, зубами клацаю, матери обо всем рассказываю. А она крестит меня и говорит: «Хозяюшко это водил тебя, знак подал, чем кончишь, ежели не бросишь хлестать ее, окаянную». С той поры, как отрезало. До сих пор не пойму, что это было.
        — Белая горячка,  — строго определяет Зиночка, не верящая ни в чох, ни в сглаз.
        Пришел Осман и, не задерживаясь в палате, прошагал на балкон — Лёху он терпеть не может, а к посещениям Зиночки относился иронически. Перегнувшись через балконные перила, Осман скучно оглядывает асфальтированный санаторский пятачок, цокает шастающей по сосне белке и вдруг подпрыгивает, будто кто шпынул его:
        — Вай, мои прикатили! Гуля, Мемет, я здесь!  — кричит он, вмиг исчезая с балкона.
        Я приподнялся с раскладушки. У корпуса остановились белые «Жигули», возле них две стройные темноволосые женщины в длинных цветастых платьях, молодой человек и девочка лет семи, тоже в длинном, до щиколоток, ярком платьице. Теперь Осману придется искать для них ночлег в поселке. Возможно, и сам заночует там.
        С соседних балконов тоже повысовывались головы любопытствующих. Почти безвыездное пребывание в санатории у многих вызывает сенсорный голод: привлекает внимание любое новое лицо, любая завернувшая в этот уголок машина. Четырежды в день ездит в Ялту автобус, возит медперсонал, жителей поселка, отдыхающих, и всегда переполнен, поэтому лишь раз в неделю я выбираюсь на рынок за фруктами. Оторванность от городской суеты мне нравится, но бывают дни, когда я остро ощущаю нехватку привычного калейдоскопа лиц, лесная тишина уже не успокаивает, а начинает томить, и невольно вспоминается анекдот о человеке, которого привели в чувство, придвинув к выхлопной трубе автомобиля.
        Я уже успел соскучиться по своим домочадцам, но не хотел бы их приезда. Разлука с Ириной для меня всегда целительна — жена становится мягче, веселее. То ли работа в школе так издергала ее, то ли мы надоели друг другу, в последнее время наши отношения обострились, и бывают дни, когда каждый сбежал бы от другого на край света. Дениска — крепкое связующее звено, не дающее рассыпаться семье. Но к концу отпуска мне уже не хватает даже Ирининой стервозности.
        — Йог Иванович!  — раздается внизу тонкий голосок Насти.
        Я плюхаюсь на раскладушку и затаиваюсь — уже не хочется сегодня никуда. Настя еще раз окликает меня, затем слышится негромкий смешок Валентины, и мои приятельницы удаляются.
        Другой на моем месте непременно закрутил бы с одной из них, а то и с обеими сразу. Но мне что-то мешает. Не порядочность, а скорее усталость и лень. На носу сорок лет, возраст кризисный, опасный, надо и поберечься.
        — А то еще был у нас Утопист,  — бубнит в палате Лёха.  — Отбывал за то, что свою старую тачку в реку гробанул, чтобы за нее страховку получить. То есть инсценировал угон. А Утопистом его прозвали за всякие забавные истории. Мечтал о тюрьме будущего. Чтобы прозрачной была со всех сторон, стояла в центре города, и в стеклах ее чтобы по-особому отражались сердца заключенных: у убийц багровым пульсировали, у воров — синим, у праведников — зеленым. То есть чтобы люди видели, кто за что сидит. Чудак.
        Лёха до того истомлен прошлым, что для него истинное наслаждение просто так лежать в чистой постели, просторной палате, и не тянет его ни в кино, ни на танцы, был бы рядом такой вот, как Зиночка, благодарный слушатель.
        Как я и предполагал, Осман повел своих в поселок и остался там на ночь, а я воспользовался его очередью спать на балконе. Это одно из лучших санаторских удовольствий. Здесь, в горах, звезды крупные, чистые, и воздух так пьянит, что многие, едва добравшись до подушки, тут же засыпают. Вот и сейчас кто-то рядом уже мощно похрапывает. Но я не спешу нырнуть в сон, долго рассматриваю звездное небо, которого в городе почти не вижу.
        Внизу, под моим балконом, раздается глуховатый голос Прасковьи Гавриловны. Эта немолодая женщина с красными шершавыми руками доярки и хозяйки деревенского двора в прошлом году сидела за моим столом, и я каждый день узнавал что-нибудь из неурядиц ее семейной жизни с дочерью и зятем, который, как она выражалась, «вечно ходит поддатый».
        — Коль атомной не будет, долетим до звезд,  — говорит Прасковья Гавриловна, кряхтя и ворочаясь на раскладушке.  — А вот интересно, отчего одни звездочки мигают, а другие как приклеенные?
        Ей отвечает басок дедка с соседнего балкона:
        — Потому как одни ближе к нам, а другие дальше. А вот та, самая яркая, уйдет к утру совсем в другой конец неба.
        — Не может быть, чтобы еще где-нибудь не вертелась такая земля, как наша,  — не унималась Прасковья Гавриловна.  — Что, ежели на какой планете тыщу лет живут, а?
        — Чего захотела,  — удивился дедок.  — Зачем тебе тыща?
        — Дак ведь интересно,  — с бодрым хохотком ответила Прасковья Гавриловна.  — Думаешь, раз старая, так и жить надоело?
        Странно и удивительно стало мне оттого, что день заканчивался на одной ноте с началом, что вот лежит под ночным небом великая труженица Прасковья Гавриловна, смотрит на звезды, и в душе ее пробуждается нечто далекое от привычных забот. Выходит, дай человеку побольше свободного времени, и мысли его непременно начнут цепляться за мирозданье?…
        Как-то утром Настя пришла в столовую без Валентины, сообщив, что та уехала первым автобусом на два дня домой. Подобные отлучки не приветствовались врачами, но по выходным санаторий все равно становился безлюдным.
        — Как собираешься провести день?  — поинтересовался я.
        Настя быстро взглянула на меня исподлобья и осторожно, нерешительно сказала:
        — Не знаю. Вообще-то хочу сходить к Горелому лесу.
        Мне показалось, она что-то утаивает.
        — А правда, будто за Бахчисараем, на Ай-Петринской яйле, водятся мустанги?  — спросила, как бы отвлекая меня.
        Я опешил. Двадцать лет назад этот же вопрос задала Саша Осокина, и он стоил ей жизни.
        — Правда,  — ответил я и, вероятно, нехорошо посмотрел на нее, потому что она вдруг смешно покраснела кончиками ушей и носа.  — Это потомство бесхозных, одичавших в войну лошадей. Но мало кто видел их, и лучше за ними не гнаться.
        — Почему?
        — Хотя бы потому, что любая погоня рискованна и к добру не приводит. Может, все-таки прихватишь меня в лес?
        Решил в любом случае не оставлять девчонку без присмотра — летом в этих местах много всякой заезжей шпаны, могут обидеть или напугать.
        Немного подумав, она согласно кивнула, но без особой охоты.
        В этот раз Настя этюдник не взяла, шла быстро, я еле поспевал за нею. Наконец не выдержал, крикнул вдогонку:
        — Куда несешься?
        Она приостановилась, обернулась.
        — Что за молодежь,  — пробурчал я деланно по-стариковски, украдкой любуясь ее ладной фигуркой и светящимся в улыбке лицом. От быстрого шага ее короткая стрижка взлохматилась ежиком, щеки порозовели.  — Вчера не обиделась на меня?
        — Вот еще. Только зря вы так. Я ведь уже взрослая, мне можно о чем угодно думать и рассуждать.
        — Да, конечно,  — усмехнулся я, вспомнив, как в десятом классе с апломбом заявил маме, что уже все знаю о жизни, поэтому нечего обращаться со мною, как с ребенком. «Так уж и все?» — улыбнулась мама моему чудовищному невежеству. Нынешняя молодежь и впрямь образованнее нашего поколения, родившегося в войну, иначе и быть не может. Однако есть темы, на которых не принято заострять внимание, и я сказал об этом Насте.
        — Для меня таких тем не существует. Я даже особую тетрадь завела и дала ей название — «Дневник имморталистки».
        — Имморталист — это, кажется, тот, кто верит в бессмертие?  — Я замедлил шаг.  — Странно.
        — По-вашему, я не имею права верить в бессмертие?
        — Почему же. Каждому дозволено верить во что угодно.
        — Нет, я вижу — вам удивительно, что у нас, где нет ни экзистенциалистов, ни фрейдистов, где все единомышленники-материалисты, вдруг появилась какая-то имморталистка Настя Волгина.
        — Да, несколько удивительно.
        — Но в понятии имморталист — ни мистического, ни ругательного оттенка.
        — Не считай меня совсем уж идиотом. Вполне допускаю, что имморталист может иметь и материалистическое мировоззрение. Но зачем все это тебе, шестнадцатилетней?
        — Зачем?  — Настя вновь обернулась ко мне, и я увидел в ее взгляде не то что взрослость, но мудрость зрелого человека.  — Вам разве неизвестно, что сегодня о жизни и смерти думают несколько иначе и чаще, чем лет двадцать пять назад?
        — Если ты о ядер ной угрозе, то успокойся — я уже полжизни прожил с ощущением, что завтрашнего дня может и не быть.
        — Выходит, привыкли. Плохо это — привыкать нельзя. Знаю, как рассуждаете о нас, шестнадцатилетних: мол, только тем и занимаются, что за шмотками бегают, балдеют и ловят кайф от разных там ВИА. А нам, возможно, известно то, чего вы не осознаете в силу возрастной инерции или житейской замотанности. Где еще появиться имморталисту, как не на земле, родившей великих имморталистов — Достоевского, Федорова, Горького, Циолковского? Лучшие люди планеты верили в возможность бессмертия не только рода человеческого, но и личности. Могу продолжить их ряд: Сократ, Джон Донн, Флеминг, Заболоцкий, Пришвин. Только, пожалуйста, не спрашивайте: «Не надоест ли жить вечно? Не остановится ли при этом эволюция?» Уверяю вас, не надоест и ничего не остановится.
        — Может, ты веришь и в воскрешение?
        — Почему бы и нет? Не в христианское, а в научное. Думаете, что двигало учеными, когда пытались воскресить найденного в вечной мерзлоте мамонтенка Диму? Простое любопытство? Вовсе нет. Давняя мечта человечества, которую давно уже пора освободить из плена разного рода догматиков. Пятьдесят миллионов погибло только в последней войне. Среди них молодые, совсем юные, мои ровесники. А сколько во всем мире ежегодно гибнет от автокатастроф, наводнений, засух, голода, землетрясений. Или просто умирает от болезней, старости. Может ли какое-либо общество, даже самое справедливое, ощущать себя гармоничным и счастливым, зная, что в фундаменте его счастья столько жертв?
        — По-моему, нужно избавиться от войн и других бедствий, а потом уже взлетать так высоко на крыльях довольно призрачной мечты.
        — Верно. Но почему бы не помечтать и сейчас? Почти все реальное рождено мечтами именно призрачными по мерке сегодняшнего дня. Должны ведь существовать мечты и дальнего действия.
        — Ну и фантазерка!
        Девочка резко остановилась, глаза ее засветились такой нестерпимой синевой, что я на миг зажмурился.
        — Говорите, фантазерка?  — прерывисто сказала она, и я почувствовал, что заражаюсь ее волнением.  — Фантазерка?  — почти шепотом повторила Настя.  — Хорошо… Сейчас кое-что, возможно, увидите.  — Она порывисто зашагала по склону, ведущему к Горелому лесу.
        Молча прошли мы сквозь мрачный хаос черных, обугленных стволов и очутились возле дуба, мимо которого текли знакомые роднички. Меня начинало разбирать любопытство: что она там еще придумала, кроме Леты и Мнемозины?
        — В тот раз, когда мы были здесь втроем, не увидели главного.  — Настя зачем-то потопталась вокруг дуба, затем присела на валуи.  — Вот когда я сама пришла сюда…
        — Неужели встретила оленя или кабана? А может, видела мустангов? Между прочим, здесь когда-то хотели развести медведей, забросили несколько пар, а потом отказались от этой затеи — слишком многолюдные места.
        Я осмотрелся. О чем говорила девочка? Может, вон о тех мергелевых розовых скалах с черными иероглифами лишайников? Я и впрямь не заметил их в прошлый раз.
        — Ой, смотрите, лягушка-путешественница!
        По ручью плыл большой лист, похожий на лопуховый, посреди которого умостилась ярко-изумрудная лягушка с золотыми глазами. Она так важно сидела на листе, так загадочно посверкивала золотинками глаз, будто и впрямь плыла из сказки.
        Вдруг Настя насторожилась. Раздался топот конских копыт.
        — Это они,  — дрогнувшим голосом сказала она, и едва я успел сойти с тропы, как со стороны Горелого леса выехали три всадника на разномастных конях — белом, вороном и кауром. Молодые парни лет по семнадцати-двадцати, в форменках и зеленых фуражках лесничих, за спиной одного из них двустволка. Легким галопом проскакали на конях по тропе, ведущей к дальней лесничей сторожке, и скрылись за скалами.
        — Вот тебе и мустанги,  — пошутил я.
        — В тот раз было точно так же!  — Настя тревожно оглянулась по сторонам, будто готовясь к чему-то.  — Пожалуйста, станьте вон туда, а то мне так не очень удобно смотреть.
        Не понимая, в чем дело, я отступил шага на два от валуна, оказавшись слева от девочки. Напряженно вытянув шею, Настя пристально уставилась в какую-то точку. Я проследил за ее взглядом, и у меня стала деревенеть спина. То, что я увидел, походило на кадр из мультика: неподалеку от дуба, на том месте, куда было направлено внимание Насти, прямо на моих глазах вырисовывался уже знакомый профиль старой женщины в платочке — будто кто-то невидимый чертил в воздухе волшебным карандашом. Профиль вырастал в силуэт, проступал все четче, обрастая деталями, пока наконец не появилась щупленькая старушка в темно-си-нем платье в белый горошек и домашних тапочках, совсем реальная, словно только что вышедшая из дому. Перебирая жилистыми руками концы платочка, она с грустной улыбкой смотрела на Настю.
        Завороженный зрелищем, я не сразу обернулся к девочке, а когда все же взглянул на нее, показалось, что от ее глаз протянулись к старушке два тонких, чуть заметных голубых луча. В их-то фокусе и вырисовывалось изображение. Стоило мне слегка сдвинуть голову, как лучи к старушке исчезли, но едва я принимал прежнее положение, все возникало вновь. Это было столь необычно, что я оцепенел, не в силах что-то сказать или тронуться с места. В растерянности переводил я взгляд с внучки на бабушку, вновь на внучку. Лицо Насти было бледным, напряженным, будто от тяжелой физической работы, на лбу проступили капельки, а на лице играли разнообразнейшие оттенки чувств: от восторженного страха до умиротворенного благоговения. Крепко стиснув руки на обтянутых джинсами коленях, без кровинки в лице, она с таким самозабвением отдавалась своему невероятному творчеству, что мне стало на миг неловко — будто я оказался свидетелем чего-то чрезвычайно интимного. Губы девочки медленно шевелились, она что-то говорила, а бабушка кивала, отвечая, но я не слышал ни слова, уши точно заложило ватой.
        Не знаю, сколько длилось это видение, время остановилось, а может, приняло совсем иной ход, но вот под ногой у меня нечаянно хрустнула ветка, хотя я вроде бы стоял не шевелясь, околдованно. Настя вздрогнула, обернулась, и фигура в траве исчезла.
        — Видели?  — Она слабо шевельнула губами, еще не совсем придя в себя.
        Я молча кивнул, подошел к ней и осторожно опустил руку на плечо.
        — Если настроитесь, и у вас получится,  — глухо сказала она.  — Здесь необычное место. Главное, помнить…
        По молчаливому уговору мы с Настей ни на другой день, ни в последующие и словом не обмолвились о случае за Горелым лесом. Только посматривали друг на друга глазами заговорщиков. Я был уверен, что она не проболтается даже Валентине. Уж слишком незаурядным было происшествие, чтобы обсуждать его с кем-либо — все равно никто бы не поверил, а приобрести авторитет человека со сдвигом ни ей, ни мне не хотелось.
        Все же я посоветовал Насте не ходить на то место, поскольку подобные явления, на мой взгляд, не проходят бесследно для психики. Она согласно кивнула, но ничего не обещала, поэтому я старался держать ее в поле зрения.
        Случившееся не отпускало меня, занозой сидело в голове. Что это было? Призрак, при зраке… Зраком, оком рожденное? Физические познания о мире у меня не выходят за пределы регулярно просматриваемых научно-популярных журналов, но ничего подобного увиденному не встречалось. Что, если я был свидетелем изображения мозгового проектора, прорвавшего барьер сетчатки глаза, которая не что иное, как продолжение мозга? Не этот ли неизученный феномен лежит в основе распространенных по всему свету суеверий, легенд о привидениях? Почему бы не допустить, что в определенных условиях мозг человека обретает способность воссоздавать зримые образы «тех, кого уже нет», рождать их из себя, как Зевс родил из своей головы Афину? Но тогда мы и впрямь, как сказал поэт, «неразвившиеся боги». Именно неразвившиеся, потому что вскоре я совершил гнусное дело: мне в руки попал Настин дневник, и я не удержался, прочел его.
        Случилось это незадолго до моего отъезда. Пока Валентина принимала лечебные процедуры, мы с Настей решили до обеда пройтись на поляну — стояли солнечные дни, и ей хотелось порисовать. У волейбольной площадки ее окликнул цыганчатый парень с кудрявым чубом. Виновато обернувшись, она сунула мне в руки этюдник и со словами: «Я немного поиграю, хорошо?» — ринулась на площадку, по которой бегали несколько ребят и две девушки.
        Стало ясно, что это надолго, и я рассерженно удалился с этюдником в руках, не теряя, однако, надежды, что Настя догонит меня. Навалилась необъяснимая хандра. Мрачно шагал я по тропе, прислушиваясь, не раздадутся ли сзади быстрые девчоночьи шаги. Но было тихо, лишь со стороны поселка доносился стук топора. Выйдя на поляну, я сел в траву и какое-то время сидел неподвижно, бездумно, слившись с синевой неба, облаками, сизой громадой гор. Один мой приятель убежден, что крымская земля обладает особым свойством каждой своей пядью излучать информацию о прошедших здесь когда-то событиях, как бы сфотографированных ею, оттого порой и испытываешь необычное состояние, когда кажется, что жил тут сотни, тысячи, миллионы лет…
        Стряхнув оцепенение, я машинально открыл этюдник и увидел несколько акварелей, довольно приличных, хотя и не совсем искусных: праздничный куст шиповника с пылающими ягодами, одинокая пушистая сосенка на краю обрыва, уже знакомый профиль с ладонью, на которой уместился целый горный кряж. Под рисунками лежала небольшая толстая тетрадка. Она была открыта, и я понял, что это тот самый дневник, о котором упоминала Настя. Я машинально перелистал страницы. Как в любом дневнике школьниц, записи ежедневных событий перемежались стихами, афоризмами известных людей, выдержками из художественных произведений. Взгляд зацепился за строки:
        Нет! Отнюдь не забвенье,
        А прозрение в даль.
        И другое волненье,
        И другая печаль.
        И другое сверканье,
        И сиянье без дна…

        Скользнув по листу, нашел имя поэта — Давид Самойлов. Стал читать, глотая страницу за страницей, не обращая внимания на датировку дней, упуская кое-какие цитаты, подчеркнутые красным шариком.



        Дневник имморталистки

        Когда мне было четыре года, я как-то надела мамины летние очки и обернулась к окну, чтобы сквозь зеленые стекла посмотреть на небо, деревья. Тут на подоконник вспрыгнула бродячая дворовая кошка, похожая на маленькую пантеру с длинными глазами. Я ахнула, сдернула с носа очки и резким движением спугнула гостью — она исчезла. В моем детском уме мгновенно возникла связь кошки с очками, я поспешила вновь надеть их — о чудо!  — опять увидела на подоконнике маленькую пантеру.
        Долго не расставалась я с волшебными очками, надевала, как только наступала весна. Правда, теперь уже из-за конъюнктивита, который начинается у меня с цветением акации. А недавно очки слетели и, кажется, навсегда.


        Бабушка у меня была из настоящих, таких теперь встретишь разве что в кино: в группу здоровья не ходила, всю себя отдавала нам, ее внукам и правнукам. Если быть точной, мне она приходилась «пра», однако так ее называла только моя одноклассница Зоя Скляренко: «Твоя пра, скажи своей пра…»
        Два бабушкиных сына погибли в войну, один из них был моим дедом, то есть отцом папы. У него и мама умерла в войну, поэтому бабушке пришлось самой выращивать его. Было очень плохо с питанием, и чтобы как-то прокормиться, она сдавала свою кровь — по одному-два стакана в месяц, а взамен получала талоны на продукты.
        Она и меня воспитала, потому что папу часто переводили из одной воинской части в другую, мама ездила с ним, а поскольку я постоянно болела бронхитом и пневмонией, бабушка не отпускала меня.
        Как-то Зоя Скляренко спросила: «Твоя пра кто по профессии?» Это прозвучало так странно, что я рассмеялась и ответила: «Она по профессии бабушка». Потом спохватилась — а ведь и впрямь не знаю. Стала расспрашивать, и выяснилось, что бабушке приходилось работать на заводе, сажать деревья в лесополосах, таскать мешки с мукой, мыть полы. Образование у нее — всего четыре класса, и она гордилась тем, что ее внук, то есть мой папа, закончил военное училище, а потом академию.
        Однажды я зубрила историю, а она говорит: «Вся твоя история у меня вот здесь и вот тут»,  — и хлопнула себя при этом по лбу и по груди. А потом рассказала, как она перед революцией работала в Севастополе на морзаводе подручницей закройщика и как в цех к ним заглядывал «такой боевой матросик Ванечка Папанин». Это был тот самый Иван Папанин, знаменитый полярник, который возглавлял первую дрейфующую станцию, участник гражданской войны в Крыму. У нас в школе его портрет висит на стенде, там же фотография матроса Матюшенко, которого бабушка, оказывается, тоже знала, когда жила в Севастополе.
        Последнее время она, вероятно, чувствовала себя очень одинокой, ее сверстники умирали один за другим, осталась лишь соседка по старой квартире Максимовна, глуховатая, с больными ногами старушка. Бабушка навещала ее, но потом они только по телефону общались. Поскольку Максимовна очень плохо слышит, бабушка нервничала, кричала в трубку и обзывала ее старым глухарем. Та не обижалась, даже посмеивалась и все говорила, что если бабушка умрет, то она не продержится и дня, полетит догонять ее. И вот на девятый день после бабушкиной смерти, как раз на поминках, раздался звонок, мама взяла трубку, но говорить не смогла, заплакала. Я поняла, что звонит Максимовна. Когда она позвонила в следующий раз, я сказала, что все в порядке, что бабушка легла на профилактику в больницу и пробудет там с месяц.
        Недавно Максимовна опять звонила, я опять соврала, что бабушке продлили профилактику, а потом вернулась на кухню, но есть уже не могла. Снова вспомнила тот день.
        Я тогда отпросилась с английского — очень болела голова. У меня свой ключ — чтобы не беспокоить бабушку, если она приляжет отдохнуть. Обычно к моему приходу она разогревала обед, и как только я открывала дверь, выходила из кухни и расспрашивала, что у меня в школе. Я, конечно, не обо всем докладывала, а лишь об отметках и каких-нибудь смешных происшествиях. В этот раз бабушка не появилась, я решила, что ей нездоровится, и не стала ее тревожить.
        Я спокойно пообедала, затем негромко, чтобы не разбудить бабушку, включила маг и слегка подергалась под «хэви металл», даже на диване успела поваляться, думая о том, какой же дурак этот Латукин — опять выругался матом, и я объявила ему бойкот: месяц не буду разговаривать, хотя сидим за одной партой. Уже было стало подремывать, когда зазвонил телефон — мама просила узнать у бабушки, нужна ли аптечная ромашка.
        Я вошла в комнату и, не дойдя до кровати, остановилась — бабушка лежала в какой-то неловкой позе, глаза ее были открыты и неподвижно смотрели в одну точку. Я окликнула ее, уже что-то понимая, но еще не до конца веря этому. Она не шевельнулась, и тогда мне стало страшно, я закричала. Забыв о телефоне, побежала к соседке, но той не было дома. Я знала, что и в других квартирах никого, все на работе. Вспомнила о ждущей у телефона маме, подскочила к трубке и что-то такое выпалила.
        Они примчались вместе, мама и папа, но минут через двадцать. А за это время вот что случилось. Я подошла к бабушке, и хотя мне было очень страшно, прикрыла ей глаза ладонью — как это делается, я не раз видела в кинофильмах. Но бабушкины глаза не хотели закрываться! Пришлось несколько минут подержать руку на ее лице. И вот за это время страх мой куда-то улетучился. Беспомощная, неподвижная бабушка лежала на кровати и была как бы укором мне, полной здоровья и энергии. На какой-то миг я ощутила себя вампиром, насосавшимся бабушкиной крови — такой она стала прозрачной, светящейся, и так жарко горели мои щеки. Когда я держала руку на бабушкином лице, меня поразило, что оно было ледяным. Притронулась к руке — тоже холодная и какая-то твердая. «Как же так?  — металось в голове.  — Теплая бабушка превратилась в холодную бездушную колоду?» И хотя я не раз видела покойников — правда, в основном, со стороны или в фильмах — в сознании никак не мог уложиться тот факт, что еще недавно движущийся, дышащий человек вдруг стал чурбаном, и его надо поскорей зарыть в землю.
        Будто кто перетряхнул мои мозги. Мне показалось, что я живу среди ненормальных: вокруг рыщет смерть в поисках все новой и новой добычи, а люди преспокойно живут, едят, поют песни, занимаются разной чепухой, вместо того, чтобы все свои силы направить против этого ужаса. И ведь каждый знает, что он смертен, но думает, будто его кончина за горами. Вся история человечества с ее войнами, голодом и болезнями предстала вдруг чем-то таким ненормальным, что я с ужасом подумала — как человеку удалось вообще выжить?
        К приходу родителей я уже совсем перестала бояться. На подоконнике метался в клетке бабушкин любимец, попугай Петруша, и как-то испуганно спрашивал: «Кто там? Кто там?» А я сидела на стуле у кровати и думала, думала, думала.


        «Врожденная имморталистка»,  — сказал папа, когда я за ужином в очередной раз стала толковать о том, что человек должен жить вечно. Заглянула в энциклопедический словарь, но слова «имморталист» там не нашла, зато было нечто похожее, но совсем с иным смыслом — «имморалист», то есть человек без нравственных устоев. И еще «иммортели» — то же, что бессмертники.


        Знаю, что нельзя так долго убиваться, а все равно то и дело захожу в бабушкину комнату, подолгу сижу на ее сундуке. Я стеснялась приводить сюда подружек — комната казалась мне по-деревенски убогой, и когда хотелось показать кому-нибудь Петрушу, забирала отсюда клетку, отчего бабушка сердилась. Я не желала, чтобы подружки видели этот обшарпанный платяной шкаф, буфет, поеденный шашелем, допотопный сундук и особенно икону Богородицы на стене, которую бабушке подарила на день рождения Максимовна.
        Из-за этой иконы был скандал: папа кричал, что он партийный, и в его доме не место иконам, а бабушка упрямо говорила, что в своей комнате она имеет право держать все, что угодно, даже лошадь. Эта лошадь так затронула мое воображение, что какое-то время я всерьез ожидала ее появления. Этого, конечно, не случилось, зато бабушка однажды привела бездомного пса Гаврика, который две недели просидел на троллейбусной остановке под нашими окнами в ожидании бросившего его хозяина.
        Бабушка не раз повторяла: «Вот когда помру, можете все выкинуть из моей комнаты и обвешать ее своей шушерой». Так называла она красочные рекламные плакаты и календари, которыми мама обклеила прихожую, кухню и даже туалет. Бывало, остановится бабушка перед яркой фотографией какой-нибудь стереоустановки или известной певицы и качает головой: «И зачем такое вешать? Зачем все время смотреть на это? Смотреть надо на того, кого больше всего любишь, висеть должно то, к чему сердце лежит, что радует или печалит». Потому в ее комнате и висели фотографии всех родственников и Богородица, которую она считала матерью всех матерей.
        Когда дома никого нет, я сижу в бабушкиной комнате, и мне слышатся ее шаги. А однажды вдруг четко прозвучал ее голос: «Настя, ты обедала?»
        Родителей это почему-то пугает.
        Отец по вечерам проводит со мной философские беседы:
        — Мир, Настя, так устроен, что в нем нет ничего вечного. Сбрасывают листья деревья, умирают звери, птицы. Человек — частица природы, поэтому не может быть исключением. Во всей этой непрочности есть своя прелесть. На место отжившего приходит молодое, юное. Настанет время, не будет и нас, поэтому надо любить и ценить жизнь. Как говорила бабушка, это великий дар природы.
        — Мерси твоей природе за такой дар,  — зло отвечаю я.  — Уж коль произвела на свет, будь милостива, избавь от ужаса смерти.
        — Может, как раз этот ужас и движет человеческий прогресс. Вообрази, что было бы, стань мы бессмертны. Всеобщий хаос. Неужели тебе хотелось бы, скажем, десять лет сидеть в девятом классе?
        — Зачем?
        — А почему и не посидеть? Ведь впереди — вечность. И все мы — вечно молодые, незачем задумываться, куда направить свою энергию. Спешки больше нет, все прочно, стабильно. Вечно. Брр…
        Мне тоже стало на миг неважно. Вечно сосед Мухин выводит на детскую площадку своего огромного дога, вечно ссорятся первый и последний этажи, чья очередь мыть лестницу, вечно тарахтит под нашими окнами мотоцикл Сашки Савельева, а Латукин вечно ругается матом.
        Вот бы посмеялась бабушка, узнай об этом случае. Так и вижу, как ее рот растягивается в узкую полосочку на месте выпавших зубов, и пучки морщинок у глаз делают их похожими на детский рисунок солнышка.
        А было вот что. На геометрии Латукин разложил на парте фото зарубежных девчонок, с которыми переписывается — это чтобы меня позлить. Я же сделала вид, что мне все пополам. И вдруг раздается страшный визг. Зойка Порхаева по кличке Ворона вскакивает на парту и орет как вольтанутая:
        — Крыса! Белая!
        Я сразу поняла, в чем дело. Это Аленов притащил своего Упырьку, очень умного и хитрого зверька. Я как-то была у Аленова, увидела клетку с Упырькой и погладила его хвост. Так он взял свой длиннющий хвост в лапы и эдак брезгливо понюхал то место, к которому я прикоснулась пальцем, обернулся и смерил меня прямо-таки по-человечески презрительным взглядом.
        От визга Вороны математичке стало дурно, ее голова в завитушках упала на стол, и Домбаев побежал за водой. Другие девчонки тоже повлезали на парты и подняли такой бедлам, что из соседнего класса прибежала Нина Сергеевна и стала допытываться, в чем дело. Но ей никто не отвечал, все орали и следили за тем, как Аленов в погоне за Упырькой ползает под партами. Только Философ сохранял независимость, стоял и смотрел на происходящее с болью в очках с толстыми стеклами. А потом было такое, в чем бабушка не разобралась бы, но что я попробовала бы объяснить ей. Когда наконец Аленов сунул Упырьку в портфель, Философ печально сказал:
        — Ты увеличил энтропию.
        — А что такое энтропия?  — спросила я.
        — Это беспорядок, хаос во вселенной,  — печально ответил Алька и добавил: — Недавно я сделал открытие: раз человек не в силах познать истину, ему остается одно: самому стать истиной. Кстати, у греков есть одно удивительное слово — АЛЕТЕЙЯ. Оно имеет два значения: ИСТИНА и НЕЗАБВЕНИЕ. Сечешь? Истина в незабвении. Вот какой интересный у греков язык.
        — И все-то ты знаешь,  — протянула я.
        И тут будто что-то обожгло меня изнутри. ИСТИНА В НЕЗАБВЕНИИ. Да ведь это как раз то, о чем я все время думаю!
        Не зря я в прошлом году была влюблена в Альку.


        Первая клубника, помидоры, лимоны — всегда это покупалось для меня. Ну какая же я эгоистка! Ведь бабушке витамины были гораздо нужней! Ее организм таял с каждым днем, а мы не обращали на это внимания, считали, что так и должно быть.


        Недавно в нашем подъезде хоронили сразу двоих: слесаря Тернова и писателя Горнеева. Мама просила меня уйти к Зое, но я нарочно осталась.
        К Тернову пришло людей не меньше, чем к Горнееву. Уважали слесаря, душевный был человек, не хабарничал. Позовет сосед кран чинить — за так сделает. А любимой присказкой Горнеева было: «За так только давленые сливы». Правда, писателем он был неплохим, но на жизнь смотрел мрачно, хотя книжки писал веселые и добрые. И вот собирается грянуть для Горнеева оркестр, когда из толпы выбегает шестилетний Витёк, его внук, и отчаянно орет:
        — Все равно деда не умер! И никогда не умрет! Никогда! Вы что, не верите? Он же притворился! Смотрите — улыбается!
        На губах писателя и впрямь застыла улыбка. Мальчишку увели, заиграла музыка, но я все равно услышала, как соседка сказала маме: «От Горнеева хоть книги останутся. А что от бедного Тернова?»
        Мне вдруг не к месту стало смешно, прямо какая-то истерика. Еле сдержалась, чтобы вслух не расхохотаться. Потом успокоилась и говорю Кабачковой:
        — Увы, книжки Горнеева не бессмертны.
        Получилось, что съехидничала. Кабачкова набросилась на меня:
        — Мы с тобой, милочка, и этого не оставим.
        Тут мне вспомнилось чье-то размышление о том, что самое великое произведение искусства не перетянет на весах вечности живого человека, и я сказала об этом соседке.
        — Люди очень разные,  — ответила Кабачкова.  — Неужели на твоих весах какой-нибудь живой подонок перевесит, скажем, «Мону Лизу» или «Войну и мир»?
        — «Моне Лизе» не больно,  — ответила я опять не своими, но такими близкими мне словами, что они стали как бы собственными.  — Она не может измениться ни к лучшему, ни к худшему. А у подонка, пусть самого отпетого, всегда есть шанс улучшиться.
        — Настя, ты что болтаешь?  — удивилась Кабачкова.  — Исчезни эти произведения, и человечество духовно обеднеет. Смерть же какого-нибудь подонка может принести благо.
        — Вы правы, но лишь в плане сегодняшнего дня. Для вечности ценен каждый.
        Мама все это время неприязненно слушала наш разговор, но тут всколыхнулась:
        — О какой вечности речь, когда столько нерешенного сегодня!  — вырвалось у нее так громко, что на нас оглянулись.
        — Смотри,  — заметила я,  — у Горнеева уши уже стали как лежалые грибы.
        Мама молча схватила меня за руку и потащила домой будто малышку. Усадила в кресло, села рядом на диван.
        — Настя,  — сказала с дрожью в голосе,  — у тебя ломкий возраст, все воспринимается очень обостренно. Но это пройдет, привыкнешь!
        — А я не хочу привыкать!
        — Человек испокон веков ощущал свое бессилие перед этим.
        — «Этим»,  — передразнила я.  — Боишься даже назвать своим именем. Так и говори: «Бессилен перед смертью». Но мало ли перед чем был человек бессилен. Одолел ведь и чуму, и холеру. Одолеет когда-ни-будь и смерть. Тебе не кажется, что известное «Memento mori» понимается не так, как должно? Memento — но не для того, чтобы насладиться минутой, а чтобы не привыкать к «mori», восстать против нее.
        — Настя, мне страшно — откуда в тебе все это?  — В маминых глазах стояли слезы, будто я сказала невесть что.  — Господи, ты как-то сразу стала взрослой. Да ведь это же чудесно, что человек, зная о своей временности, живет, рожает детей, строит города, а не стоит на перекрестке с душераздирающим воплем. «Караул! Все смертны!» И почему не сделать девизом: «Помни о жизни!»
        — Может, ты и права, но иногда не мешает постоять и на сквозняке этого перекрестка. А Горнеев сквозняка боялся, у него, видите ли, радикулит.
        — И слава богу. Иначе его книги истекли бы слезами, а так…
        — …гремят здоровым смехом в здоровом теле и способствуют выздоровлению больных холециститом, чье исцеленное тело когда-нибудь все равно пойдет на удобрение.
        — Нас-тя!
        — Что, возмущена моими речами? Тогда читай Горнеева, авось наберешься радости и оптимизма.
        Вот такой разговорчик произошел у меня с мамой.
        Сегодня опять звонила Максимовна, и я соврала, что бабушка уехала к родственникам в Смоленск.
        — Да?  — удивилась Максимовна.  — А кто у нее там?
        — Дочь,  — соврала я опять.
        — И надолго уехала?
        Хотела было сказать, что навсегда, но раздумала.
        — Не очень надолго,  — неопределенно сказала я.  — Приедет — позвонит.
        — Ну, передавай ей привет,  — вздохнула Максимовна.
        — Передам,  — вздохнула я.


        Вчера был необычный день, я надолго запомню его. Алька-Философ оставил наш пресс-центр и ушел к астрономам в Малую академию наук. Мне тоже очень хочется туда, но уйду попозже, чтобы не подумал, будто побежала за ним. Каждый день Алька рассказывает что-нибудь интересное. Оказывается, в нашей юношеской обсерватории очень сильный телескоп, и ребята дежурят возле него по ночам.
        В прошлом году мы с классом ездили на экскурсию в настоящую взрослую обсерваторию под Бахчисараем, в поселок Научный. К сожалению, как говорят астрономы, неба не было, но мне все равно очень там понравилось. Башни телескопов похожи на застывшие перед стартом ракеты. Такое впечатление, будто здесь все настороже, в любую минуту готовы принять сигнал из космоса. И еще Научный показался мне городом будущего: небольшой, весь в зелени, фонарные столбы — высотой в метр, чтобы не засвечивать небо.
        А осенью мы смотрели на Луну в телескоп нашей юношеской обсерватории, и уже тогда мне захотелось приходить сюда почаще. Здесь очень толковые ребята, как наш Алька. Когда все повосхищались лунными кратерами, я попросила дежурного старшеклассника показать какую-нибудь планету. Он навел телескоп на Юпитер, который в тот месяц был хорошо виден невооруженным глазом. Для меня было открытием, что у Юпитера, как и у Сатурна, есть кольцо, только едва заметное.
        Так вот, вчера Алька пригласил меня в обсерваторию, сказал, что приезжает известный астрофизик Козырев и будет интересный разговор.
        В небольшом помещении, вдоль стен которого тянулись стеклянные витрины с коллекциями метеоритов, горных пород, окаменелых раковин, собралось человек двадцать пять старшеклассников и студентов. И началась фантастика. Пожилой ученый с мировым именем часа полтора рассказывал о вещах, не совсем понятных мне, но сильно захватывающих воображение. Вначале речь шла об открытии пульсации Солнца академиком Северным и сотрудниками Крымской астрофизической обсерватории. Исходя из наблюдений за солнечной пульсацией, Козырев сделал вывод, что энергию Солнца и звезд поддерживают вовсе не термоядерные процессы. Выяснилось, что структура Солнца очень однородна. Такая структура газового шара возможна лишь в том случае, если в наружных слоях существуют стоки энергии. Почему же тогда Солнце не гаснет? Вероятно, есть и приток энергии, для которого достаточно, чтобы имелось пространство и время. Но поскольку пространство пассивно, можно предположить, что активное время — это не что иное, как физическая реальность, которая может взаимодействовать с веществом. Таким образом, все процессы происходят не только во
времени, но и при его непосредственном участии. А если это так, то через время возможна связь с будущим и прошлым! Козырев провел ряд опытов, доказывающих, что время, воздействуя на вещество звезд, не дает им остыть, то есть препятствует наступлению смерти Вселенной… «Смотря на звездное небо,  — сказал Козырев,  — мы видим не атомные топки, где действуют разрушительные силы, мы видим проявление созидающих, творческих сил, приходящих в мир через время».
        — Выходит, время препятствует энтропии?  — поинтересовался Алька.
        — Выходит, так,  — кивнул Козырев.
        Тогда осмелела и я, подняла руку и задала, как я теперь понимаю, глупейший вопрос:
        — Вот вы говорите, что через время можно наладить связь с иными планетами и, если бы они оказались заселенными, была бы возможность заглянуть в будущее землян. А если это будущее кое у кого не очень приятно? Можно было бы его исправить? У меня недавно умерла бабушка. Предположим, я бы узнала заранее день и час ее смерти. Можно было бы предотвратить ее?
        Худощавое лицо Козырева, как мне почудилось, растерянно вытянулось.
        — Вот уж на это ничего не могу ответить,  — развел он руками.
        — Что он мог сказать тебе,  — говорил потом Алька.  — Ты задала слишком прагматичный вопрос, в то время как требуется еще множество экспериментов.
        — Но скажи, я правильно поняла: время нужно не бояться, а изучать.
        — Правильно,  — сказал Алька и поделился новой идеей. Он придумал цивилизацию, где вместо денег в ходу информация. Скажем, идешь в магазин за мороженым и шаришь не в кошельке или кармане, а в собственной голове и вместо 20 копеек выдаешь информацию в 20 бит.
        Алька фантазирует и философствует еще с детского сада, где мы были в одной группе. Я даже запомнила, как он однажды спросил воспитательницу, откуда берется мясо. Мол, корова дает молоко, овечка — шерсть, а мясо? Воспитательница ответила, что для этой цели выращивают специальных бычков, которых потом убивают. «Надо же,  — огорченно сказал Алька.  — А природа старалась, старалась».
        Когда мы подошли к моему дому, я уже было хотела нырнуть в подъезд, когда Алька вдруг схватил меня за руку, притянул к себе и чмокнул в щеку. Я так рассердилась, что ляпнула: «Дурак!» — и убежала.
        Вот такие события произошли за один вечер. Я узнала две важные вещи:
        1. Времени (следовательно, смерти) не надо бояться.
        2. Я нравлюсь Альке.


        Оказывается, Алькин поцелуй ничего серьезного не означал: сегодня на дискотеке он даже не смотрел в мою сторону, почти все время танцевал с Валькой Зиминой из параллельного. Латукин заметил мою печаль и сказал, что Алька поделился с ним одной мыслишкой, которая может мне не понравиться. Будто бы Алька сказал, что я слишком заклинилась на смерти своей бабки. Так и выразился — «бабки». И тут со мной что-то случилось. Я сразу же почувствовала к Альке такую неприязнь, что теперь не хочу никакого общения с ним.
        Вот уж никогда не думала, что Философ — сплетник.


        Через наш двор проводят трубы тепломагистрали, и экскаватор ежедневно что-нибудь выгребает. Мальчишки находят то старинный Георгиевский крест, то поповскую рясу, а то скелет. Как выяснилось, на месте нашего двора когда-то было старинное кладбище, где похоронены еще участники крымской войны прошлого века.
        Что же это получается? Пройдут каких-то сто, сто пятьдесят лет, и все до одного триста человек нашего двора канут в небытие, будто их вовсе и не было? Что найдут после нас в строительном хламе новостроек? Джинсы? Магнитофонные кассеты?
        У меня родилась идея создать в жэковском дворовом клубе музей «Алетейя», поделилась мыслью с председателем дворового комитета Вергулиным, он посоветовал привлечь к этому делу воспитательницу.
        Я нашла ее в клубной комнате, в подвале. Молодая, с веселыми веснушками, она понравилась мне, хотя позже показалась несколько вялой, инертной. Я предложила сделать стенд с фотографиями старейших жителей нашего двора.
        — А что, у нас во дворе много знаменитостей?  — не поняла она.
        — Каждый по-своему замечателен!
        Вероятно, это вырвалось у меня с излишним пафосом, потому что Нила Михайловна усмехнулась и возразила тоном взрослого, имеющего дело с ребенком:
        — Чудачка. Ну вот кто, скажем, я? Обыкновенная выпускница пединститута. Зато моя однофамилица — известная всему миру фигуристка.
        — Да, может, вы не менее талантливы, чем ваша однофамилица, но по ряду причин не смогли проявить свое дарование.
        — Ишь ты!  — удивилась она.
        — В будущем достижения других станут воспринимать как собственные.
        — Это что же, и замечательных людей не будет? И перестанут отмечать даты их рождения?
        — Почему же, и люди, и даты останутся. Но ценить будут каждого, а более всего того, кто сделал себя гением, а не родился им. То есть сам исправил свою посредственную природу.
        — Выходит, на первый план выйдет серость?
        — Неужели неясно!  — вновь вскипела я.  — Каждый будет в почете! Понимаете — каждый!
        Вроде бы в чем-то убедила ее. Во всяком случае, мою затею с клубом она поддержала.


        Потрясающая информация из журнала «Химия и жизнь»:
        «…сообщено о первом успешном клонировании ДНК, извлеченном из мумифицированных останков египетского мальчика, жившего около 2400 лет назад.
        Автор исследований пытался выделить ДНК из трех различных мумий, но только в одном случае ему сопутствовал успех. Из мумии годовалого мальчика, хранящейся в Египетском музее в Берлине (ГДР), он выделил фрагмент ДНК, встроил его с помощью стандартных методов генной инженерии в плазмиду рИС8 и размножил. В статье приведена полная последовательность клонированного участка, содержащая около 3400 нуклеотидов».
        Неужели все это лишь для того, чтобы проследить «миграцию населения», как уверяет журнал? Не верю. Цель более трудная, возвышенная и отдаленная.


        Побывала в двадцати квартирах нашего дома.
        На третьем этаже квартира Трелевых. Анатолий Ефимович был когда-то известным альпинистом. В его прихожей на стене висят трикони, в которых он взбирался на вершины Памира. Сейчас Анатолий Ефимович работает в ДОСААФ. Он уже немолодой, но у него совсем юная жена и трехлетний Игорек. В квартире Трелевых, как в музее: на стене в гостиной — сабли, кортики, кинжалы, револьверы. Много книг. Есть изданные в прошлом веке и даже в восемнадцатом. Я думала, что он даст для музея фото своей старенькой мамы — она уже не выходит из дому, я часто вижу ее на балконе. А он вдруг протянул мне фотографию, от которой я онемела.
        — Это моя прошлая семья,  — сказал он, глядя куда-то в сторону.  — Все трое погибли в автокатастрофе десять лет назад.
        С фото на меня смотрела веселая молодая женщина в белой шубке и шапке-ушанке, ее обнимала совсем юная девушка в лыжном костюме, а рядом стоял пушистый колобок лет трех, то ли мальчик, то ли девочка.
        — Жена, дочь и внук,  — глухо произнес Анатолий Ефимович.
        — Как? Все сразу?  — вырвалось у меня.
        Он молча кивнул, потом сделал мне знак не уходить, вернулся в комнату и принес оттуда желтую от времени книгу, на обложке которой я прочла: «Валериан Муравьев. Овладение временем (как основная задача организации труда). 1924 г.».
        В тот день я больше никуда не пошла — так расстроилась. И на следующий тоже. Только на третий день возобновила свои визиты. Встречали меня по-разному: у женщин начинали подозрительно блестеть глаза, мужчины как-то смущенно переступали с ноги на ногу. И каждый раз надо было заново объяснять, что мне нужно от них.
        Подшефные Нилы Михайловны тоже кое-что уже собрали. И не только фотографии. Притащили откуда-то граммофон, чье-то подвенечное платье со стеклярусом, выцветшую буденовку. Это уже идея Нилы — собирать предметы быта прошлого.
        В основном привлечены к этому девочки. А мальчишки, как дурачки, бегают с игрушечными миноискателями в поисках присыпанных землей «мин» — магнитов. Как только «мина» найдена, на лопатке загорается лампочка. Самые младшие тоже играют в «войнушку». Ружье у них называется «ружбайка», танк — «драндулет». Что это? Неосознанное понимание того, что какими бы уничтожительными ни были войны прошлого, все это — «войнушки» в сравнении с атомным ужасом? А может, это пренебрежительное отношение к военным терминам человека, которому жить в безвоенном двадцать первом веке?
        Где-то я читала, что игры отражают и время, и современное мышление. Что такое кубик Рубика? Это игра в то, как хаос преобразуется в порядок.
        «Если узнать ряд прошлых комбинаций и настоящую комбинацию, то есть как находились и находятся элементы множества по отношению друг к другу, и иметь возможность видоизменять эти отношения — можно создать новую комбинацию или возобновить любую из бывших».
        Нет, это не из журнала «Наука и жизнь», публикующего варианты игры в кубик Рубика. Это из книги физика-философа Валериана Муравьева, удивительной книги-мечты о человеке, ставшем властелином времени настолько, что ему по силам возвращать ушедших. Вот что пишет Муравьев:
        «В настоящее время производство создает предметы, служащие не для овладения временем, а для времяпрепровождения. Человечество как бы задается не вопросом, как преодолеть время и, следовательно, увековечить жизнь, а как провести время, как убить время, остающееся каждому до часа смерти. Как наилучше заполнить его наслаждением и дурманом!.. Вместо того, чтобы вещи превращались в живые существа, люди превращаются в бездушные чурбаны-вещи».
        «…последняя задача исторического акта есть на самом деле прыжок из царства необходимости в царство свободы, уничтожение истории с ее разрушительными процессами и замена слепого ее движения разумным действием объединенных в великий союз живых существ.
        Это потребует, однако, полного биологического и физиологического, а может быть, и физического изменения природы планетных обитателей. История сольется с астрономией. И конец земной истории в этом смысле будет началом солнечной, а затем истории космической…
        …Надо перестать надеяться на готовую вечность и начать делать время. И по всем признакам пора такой человеческой победы приближается».


        Опять звонила Максимовна. Я сказала, что бабушке в Смоленске хорошо. Кажется, она стала что-то подозревать. Тогда я соврала, что бабушка прислала посылку, в которой для нее вязаные шерстяные носки. На днях занесу.


        У меня сложные отношения с Алькой. Сказала, что теперь не буду откровенничать с ним. Он сделал вид, что не понял, в чем дело. В обсерваторию я все-таки хожу, но Альку не замечаю. Впрочем, здесь и без него много интересных ребят. Миша Чиграев прямо-таки помешан на небе, ночи напролет проводит у телескопа, выдает уйму интересной информации о звездах. Взял у меня на два дня книжку Муравьева, потом размышлял о ней при Альке, и тот обиделся, что я вроде бы как забыла о его существовании. Когда Миша восторженно сказал: «Может, как раз нам и предстоит стать революционерами космоса!» — Алька ехидно хихикнул. Я взорвалась: «Но ведь ты сам говорил, что если человек не может открыть истину, то ему остается самому стать ею. Эта книжка как раз об этом!» — и я сунула ему книгу под нос, хотя давно надо было возвращать ее Трелеву.
        На другой день Алька подошел ко мне на переменке и сказал:
        — Заумно, но здорово. Почище любой фантастики. Надо же, какие мыслители жили на нашей земле. Даже если выяснится, что Муравьев заблуждался и наука не в силах справиться со временем, все равно эти проекты грандиозны, захватывающи и стоят внимания. Больше всего потрясает вывод, что мы, по сути, уже бессмертны, поскольку число и формула нашего «я» записаны в книгу природы и не исчезают, а только приобретают разную телесную форму. Речь вовсе не о переселении душ, имеется в виду символ, запись числа индивидуальности. А поскольку математическая формула вездесуща, она может проявиться в целой гамме форм, то есть я могу повториться сразу в нескольких людях. Но это стихийное, природное, слепое воскрешение. Так как я уже не только индивидуальность, но и личность, мне хотелось бы возродиться именно личностью. И вот здесь уже требуется вмешательство разума человека. О своей «пра» можешь не убиваться, никуда она не далась — она в твоем отце, в тебе. Если человечество не уничтожит себя в ядерной, то, возможно, ты когда-нибудь встретишь свою «пра» живой и невредимой. Правда, я думаю, что воскрешать будут в
детском возрасте, к тому же телесный облик, возможно, будет иным, и вы с «пра» можете попросту не узнать друг друга.
        — Алька, неужели и злодеев будут воскрешать?  — спросила я, заново переживая впечатление от книги.
        — Можешь не волноваться: дети ведь не рождаются злодеями. Но я думаю, что истинных злодеев воскресить попросту не удастся. И вот почему. В лице разумного человека природа обретает гармонию, а зло — это природный выкидыш. Злодей не сможет воскреснуть в силу природных законов. Какие бы усилия ни прилагали к этому, он будет отторгнут, как инородное тело, мешающее гармонии.
        — Алька,  — прошептала я,  — хорошо, что нас не слышит классдама: она бы ничего не поняла и навешала бы на нас собак. Все-таки жизнь удивительная!
        — А ты думала,  — улыбнулся он.  — Только бы не было ядерной.


        Сегодня зашла в двадцать первую квартиру и познакомилась с очень интересным человеком. Я и раньше встречала его во дворе, но обычно проскакивала мимо. Он казался несколько странноватым: всегда что-то напевал под нос. Ему где-то под пятьдесят. Семья его в Ленинграде, а он работает здесь археологом. Зовут его Леонид Антонович Петросюк.
        Когда он узнал о цели моего визита, провел в комнату, усадил за стол. В его квартире кавардак холостяка: одежда развешана по спинкам стульев, на столе во-pox книг, газет. Зато в старом книжном шкафу идеальный порядок. Но там вовсе не книги, там такое, отчего у меня захолонуло сердце, как только мне объяснили, что это.
        — Мой личный музей,  — Леонид Антонович указал на шкаф и стал рассказывать о каждом предмете на полках: — Видишь, вон там, слева, окаменелость. По-твоему, что это? Ну-ка, рассмотри внимательней.  — Он открыл створку шкафа и положил на мою ладонь увесистый белый камень.  — Краб это, заизвесткованный временем. Знаешь, сколько ему лет? Тридцать миллионов. А нашли его за квартал от нашего двора. То есть мы с тобой живем на дне бывшего моря. А вот этой амфоре — более двух тысяч лет. Может, ее держал в руках сам Скилур, скифский царь. Ты была на раскопках Неаполя Скифского? Это на окраине нашего города. Туда бы павильон с экспонатами, рядом с могилой Скилура. А так — пасутся по пустырю козы, рвут чабрец местные жители и не подозревают, что это за место. Но иногда вдруг остановятся, заслушаются с открытыми ртами экскурсовода, его рассказ о временах, которые ничем не отмечены здесь. А возьмем Генуэзскую крепость под Судаком. Как бережем этот памятник? Лужа перед крепостью громаднейшая, в ней плавают автомобильные покрышки, смрад и зловоние вокруг. Поэтому, девочка, очень приветствую твою затею
— память нельзя терять. Беспамятны только скоты и идиоты. Уверен, ты не совсем представляешь, в каком краю живешь. Наш Крым — не только всесоюзная здравница, но коридор, по которому прошла уйма народа. И каждый оставил свой след. Вот и сделать бы наш край историческим заповедником. А. его во что превращают? Еще в одну промышленную точку. В кислотных дождях уже начинаем купаться. А ведь у нас каждый клочок земли таит удивительные сокровища.
        Долговязый, со впалыми щеками на смуглом лице и чуть-чуть сумасшедшими глазами, Леонид Антонович говорил, страстно жестикулируя. Потом как-то сразу смолк, внимательно взглянул на меня, будто что-то решая, затем достал из брючного кармана ключ и открыл небольшой железный сейф на тумбочке.
        — Сейчас, девочка, я покажу тебе нечто такое… Учти, я не каждого удостаиваю такой чести. У самого голова кругом идет при взгляде на это.
        Он положил на стол что-то завернутое в темно-синюю тряпицу и стал медленно разворачивать загадочный сверток, одновременно посматривая на меня, будто желая проследить за выражением лица. Наконец тряпица полностью развернулась, и я увидела какие-то желто-черные предметы.
        — Сколько лет человечеству?  — неожиданно спросил он.
        Я пожала плечами, потому что встречала разную датировку.
        — Принято считать,  — сказал он,  — что гомо сапиенс где-то тысяч сорок. Так вот, этому сокровищу почти столько же. Что это означает? А то, что человек разумный гораздо древнее, чем мы думаем,  — почти шепотом продолжал он, и мне стало страшновато от того, как он завращал белками глаз.  — Это кость дикого осла, а на ней — смотри!  — рукой неандертальца, которого мы относим к дикарям, сделана гравировка. Вот это — костяной браслет. Видишь, какой сложный на нем орнамент. А здесь — истинная поэзия!
        Я взяла в руки костяную пластинку величиной с карманное зеркальце и увидела искусное изображение фигуры девушки с крыльями.
        — А вот рукоятка ножа, на ней профиль неандертальца, а с этой стороны — смотри же!  — абрис вполне современного человека! Что это, я спрашиваю тебя? Что?!  — воскликнул он.
        Я перекладывала с руки на руку загадочные предметы, которые сами по себе, честно говоря, не производили особо яркого впечатления. Но их происхождение и впрямь было головокружительно.
        — Никто не верит, что я не выдумал датировку,  — сказал он внезапно охрипшим голосом.  — А когда верят, то пугаются и открещиваются от меня — иначе ведь придется пересмотреть кое-какие исторические факты и даже естественно-биологическую историю человечества. Но я докажу свое!
        — Что именно?  — пролепетала я.
        — Докажу, что человечество уже было когда-то высокоцивилизованным, но, потеряв разум, привело свою цивилизацию к самоуничтожению.
        Он бережно сложил свои находки в тряпицу и закрыл сейф, ключ от которого, вероятно, все время носил при себе.
        — А в твой музей, девочка, я дам тоже очень ценную вещь. Фото мое ни к чему — я еще собираюсь прожить, как говорится, долго и счастливо. Для музея же возьми вот это.  — Он протянул мне отшлифованный кусок кремня.  — Одно из самых гениальных изобретений человека — рубило или тот же топор. Бери и помни, что в твоих руках полмиллиона лет.


        Весна действует, что ли? Пришла сегодня из школы какой-то окрыленной. Весь день встречалась глазами с Алькой, смешно было и хорошо. Неужели опять пробуждается к нему симпатия?
        Зойка дала ленту с приличными записями нашего городского ансамбля «Контакт». Я немного потанцевала, затем пошла на кухню и стала есть все подряд: холодный борщ, котлеты, запеканку. А когда разболтала в чае сгущенку, зазвонил телефон.
        — Варя, ты?  — услышала я радостный голос Максимовны и обомлела.  — Наконец-то приехала! Как живешь?
        С чего это она приняла меня за бабушку? Ведь все-го-то одно слово и сказала — «Алё!». Минуту стояла молча, мысли в голове носились как одурелые. И вдруг вспомнился фильм, где герой, чтобы изменить голос, приложил к трубке платок. Я вытянула из-под телефона салфетку, обмотала трубку и, подражая бабушкиному басу, сказала:
        — Хорошо, Максимовна, живу замечательно.
        — Как к дочке съездила?
        — Нормально, Максимовна, о кэй!
        — Что?  — не поняла она.  — Почему ты так говоришь?
        Я спохватилась, набрала в грудь воздуху и, будто куда-то проваливаясь, выпалила:
        — Старый ты глухарь, Максимовна!  — И страшно обрадовалась, когда услышала довольное хихиканье:
        — Так бы сразу и сказала. А то уж я думала, ты там заболела. Соскучилась я по тебе…  — И она стала расспрашивать, как гостевалось у дочки, и что-то говорила о своих ногах, которые не желают ходить. А я что-то сочиняла в ответ, и ноги мои дрожали от этого вранья. А потом она сказала свое обычное: — Держись, Варя. А то, если помрешь, и я следом.
        — Я буду жить вечно,  — уверенным баском сказала я.  — Значит, и ты, Максимовна, никогда не умрешь.


        Я захлопнул тетрадь и поспешил в санаторий. Шел и думал о Насте. О ее ранней взрослости и еще не уплывшем детстве. Давно не было на душе так тревожно, горько и хорошо. Еще издали увидел голубую искру Настиной тенниски, мелькавшую то в одном конце площадки, то в другом. Надо же, как увлеклась — битый час гоняет, и хоть бы что. Правда, подойдя ближе, понял, что она на пределе: лоб влажно блестит, губы полураскрыты, щеки пылают. Но и в таком виде, взлохмаченная, с пятнами испарины на лопатках, она была хороша — вся полет и движенье.
        — Настя!  — отечески строго окликнул я.  — Не пора ли отдохнуть?
        Она остановилась, бросила в мою сторону уничтожающе веселый взгляд и, приветственно махнув рукой, кинулась в последнюю атаку, но уже через минуту пластом лежала на скамье, от вмиг подкосившей ее усталости.


        Вечером Лёха уступил мне свою очередь на балконе, поскольку затемпературил — по санаторию шастала какая-то зараза — то ли грипп, то ли ангина, и он, вероятно, подхватил ее.
        Я долго не мог уснуть, ворочался с боку на бок. Из головы не выходила Настя, ее дневниковые записи, происшествие близ Горелого леса. Во всем этом было много ирреального, и сама Настя уже казалась моим вымыслом.
        Я давно подозревал, что мы живем в фантастическом мире, еще с детства, когда однажды угодил под дождь, льющий с чистого, без единой тучки неба. Быть может, туча скрывалась за домом, но впечатление от ослепительного дождя, падающего с синевы летнего неба, было столь огромно, что, одновременно восхищаясь этим необычным зрелищем, я испытал страх — состояние, в чем-то схожее с тем, какое охватило меня при виде Насти, рисующей в воздухе бабушку.
        Мое поколение, можно сказать, выросло в атмосфере чудес. Для моего сына телевизор, космические ракеты, атомные реакторы существуют чуть ли не с доисторических времен, поскольку все это уже было до его появления на свет. Я же хорошо помню первый телевизор на нашей улице и как по вечерам соседи собирались в доме его владельца смотреть «маленькое кино». Да что там телек или даже первый искусственный спутник! Такой обычный в сегодняшнем обиходе полиэтиленовый пакет был в конце пятидесятых годов настоящей сенсацией: прозрачный, легкий и воду не пропускает! Лавина научных открытий, технических новинок, промышленных диковинок продолжает захлестывать нас, но то, чему я на днях оказался свидетелем в окрестностях этого затерявшегося в горах санатория, не очень вписывалось в мою модель реальности, хотя и не слишком противоречило ей.
        Опьяненный чистейшим горным воздухом, я разрешил своему воображению вопреки йоговским установкам сорваться с узды и понестись вскачь. Почему бы не допустить, размышлял я, что человеческий мозг, будучи источником электромагнитных волн, формирует зрительные образы, которые затем по принципу обратной связи излучаются в пространство в виде объемного, голографического изображения? А коль мозг так зримо объективирует фантазию, не становится ли она составной частью реальности? Если это так, значит, не очень уж и беспочвенны мечтания Насти о возвращении «тех, кого уже нет», ибо сила человеческой памяти способна оживить и камень.
        Позволив хаосу мыслей овладеть собой, я не успел войти в аутогипноз, заказать себе на завтра хорошее самочувствие и утомленно упал в сон.
        Проснулся на рассвете с болью в затылке. Молодым тенорком, будто кем-то заведенный, орал в поселке молодой карликовый петушок нянечки Кати. С трудом открыл я глаза и уперся взглядом в небо, взлохмаченное облаками, сквозь которые мерцала Венера, то исчезая, то вновь ярко пульсируя в небесных прогалинах. Было свежо, но не холодно. Я лежал на раскладушке, в пелене вползшего на балкон облака, притворившегося туманом, и вскоре вновь провалился в сон. Но уже через несколько минут бежал босиком через палату, вниз по лестнице из корпуса, на свою излюбленную тропу, ведущую через лес к морю.
        Ветер приволок белесые облака, и я двигался сквозь плывущие в косматых лохмотьях деревья, с трудом узнавая знакомые места. Темные стволы зыбко и невесомо парили в воздухе, как бы волоча за собой по земле облачные шлейфы. Я бежал трусцой, с липкой влагой на обнаженном теле. Земля была мокрой, холодной. Пора было уже кончать с летним режимом, облачаться в спортивный костюм и кеды.
        Полчаса занимает спуск вниз, к морю, где на пустынном пляже я буду выкручиваться в сложных позах, потом бултыхнусь в холодную воду и галопом вновь через лес. Между тем для здоровья достаточно пробежки и обычной спортивной разминки. Вот если бы в результате моих усилий я сейчас оторвался от земли и взмыл в воздух…
        Резкая боль прошила левую ступню, я охнул и, едва не упав, остановился. Темная бутылочная стекляшка глубоко вонзилась в бугорок под большим пальцем. Не парадокс ли — я, который умею лежать без единой царапины на битом стекле, поранился крохотным кусочком. На одной ноге подскакал к ближайшему дереву, прислонился к стволу и вытащил осколок. Пошла кровь. Зажав ранку ладонью, я опустился на землю и услышал слабое журчанье. Что это? Прислушался. Откуда здесь вода? Куда я попал? Неужели свернул в сторону?
        Розовато подкрашенные рассветным солнцем облака совсем прекратили движение, превратившись в клочья тумана, зацепившегося за ветки деревьев и кустарников. Откуда-то слева пахнуло гарью, и я понял, что заблудился, свернул с тропы, ведущей к морю. Неужели рядом Горелый лес? Но как это могло случиться? Ведь я вроде бы спускался вниз, а тогда мы карабкались на высотку, и Горелый лес, по моим представлениям, находился совсем в противоположной стороне от «йоговской» тропы.
        Подождав, пока кровь перестанет сочиться, я поднялся и заковылял на звук воды, ибо не имел другого ориентира. Между тем солнце поднималось все выше. Заплутавшие в лесу облака превратились из розовых в золотистые, я двигался в светящейся дымке, сожалея, что рядом нет моих спутниц — вот бы повосхищались этим зрелищем.
        Идти было больно, нога опять закровоточила, но я уже не останавливался, решив быстрей добраться до воды. Роднички выскочили неожиданно из-за огромных, поросших мхом и обвитых папоротником валунов. Я подошел к воде и ступил в нее раненой ногой, с усмешкой подумав: «Лета или Мнемозина?» Холодная горная вода быстро остановила кровь. Я содрал со ствола полу-высохшего дуба кусок коры и подвязал к подошве шнурком от кед, завалявшимся в кармане шорт.
        Воздух еще не прогрелся, и меня познабливало. Пришлось растереть грудь ладонями, сделать несколько резких взмахов руками. Уже было собрался потихоньку топать назад, в санаторий,  — по моим предположениям, он находился где-то справа,  — когда вдруг закружилась голова, и слабость во всем теле заставила присесть на валун. Вероятно, сказался перепад атмосферного давления — в горах это особенно чувствительно. С востока, поглотив солнце, на лес надвигалась тяжелая туча, облачная дымка вокруг меня из золотой стала густо молочной. Тишина. И ни малейшего желания не только идти куда-то, но и пошевельнуться. Так бы вот и сидеть вечно, уставясь в чистые струйки родников, бьющих из подземного мрака.
        С шумом разрезая крыльями воздух, из глубины леса вынырнула странно яркая птица и уселась в трех шагах от меня, на ветку коряжистого дуба. Я присмотрелся и оторопел: передо мной сидел филин с опереньем попугая. Будто лесной пожар опалил его крылья, они горели черным багрянцем, грудь отливала зеленью. Сказочную расцветку нарядно дополнял ярко-желтый клюв. Глаза филина почему-то были закрыты. Он переступил когтистыми лапами с одной ветки на другую, трижды ухнул и замер, застыл чучелом. Из-за ствола дуба проступила на миг и тут же исчезла в тумане чья-то фигура. Я оцепенело смотрел в ту сторону, желая и одновременно боясь возможности повторения увиденного. И оно вновь появилось. Как под гипнозом, не сводил я глаз с вышедшего из тумана. Он стоял совсем недалеко от меня, но я не сразу узнал в нем девушку, а узнав, безвольно уронил руки. Это была Саша Осокина, какой я знал ее двадцать лет назад. В красном свитерке и темно-вишневом шлеме, такая вся прочная и земная, будто мы расстались час назад. Щеки ее пылали — то ли от смущения, то ли отражая цвет свитера и шлема. Не переступая кем-то обозначенной
границы у дуба со спящим на нем филином, она села, прислонилась к дубу спиной и по-мальчишечьи вытянула стройные ноги в узких брючках. По лицу ее бродила улыбка, глаза слегка рассеянно, как от долгого бега, скользили по мне.
        — Салютон, миа эстимата самидеано!  — Саша весело подняла руку над головой.  — Чего молчишь? Бросил эсперанто? Разуверился в едином человечестве? Эх ты, неверный.  — Она подняла голову и обернулась к филину.  — Спит, старый хрыч. И еще долго будет дрыхнуть. Сторожит наше царство.
        Я медленно встал, устремляясь к ней, но она резко выбросила вперед руки, предупреждая: «Нельзя!» — и я вновь опустился на валун, едва чувствуя землю под ватными ногами.
        За минувшие годы Саша лишь раз приснилась мне. Жена часто допытывалась, при каких обстоятельствах она погибла, и каждый раз я повторял историю, в которой не все договаривал, так что со временем и сам поверил в свою версию. Я рассказывал Ирине о нашей поездке на Ай-Петринскую яйлу в надежде увидеть мустангов, о том, как внезапно стал накрапывать дождь, по шоссе будто разбрызгали мыльную пену, таким оно стало скользким от прибитой дождем пыли. Я не вписался в линию дороги, и мотоцикл, развернувшись, врезался коляской в ограничительный бордюр, отчего я вылетел из седла, чудом остался живым, а Сашу гибельно швырнуло на бетонный столб.
        На самом деле никакого дождя не было, стоял теплый майский день, все вокруг цвело и зеленело. Окрестности Бахчисарая пылали в маках — никогда после я не видел их в таком изобилии.
        Мы заглянули в ханский дворец, и Саша была разочарована тем, что знаменитый фонтан оказался таким неэффектным: в ее воображении он мощными струями радужно бил в небеса, а тут какие-то невзрачные капли… «Не все фонтан, что бьет в небо»,  — неуклюже сострил я, и Саша кольнула меня ироническим взглядом.
        Она была на голову выше, я остро переживал это неравенство и порой грубил. Крепко сбитая, крупнокостная, она, однако, смотрелась изящно и была похожа на героинь ефремовских романов о будущем землян. И когда однажды, опоздав на занятия, Саша распахнула дверь сорок шестой аудитории и звенящим голосом прокричала: «Человек в космосе! Наш!» — я не удивился. Именно Саша и должна была принести эту весть. Что тогда поднялось! Все повскакивали с мест, Сашу подхватили под руки и стали качать, будто не Гагарин, а она открыла первую страницу космической эры.
        Затея хоть мельком увидеть мустангов была несерьезной. Я понимал это, но от поездки не отказался — уж очень хотелось провести с Сашей день. На курсе многие увивались за ней, но она как-то ровно относилась ко всем, и я немного нервничал, сомневаясь, по-настоящему ли ей нравлюсь. Встречались мы уже третий месяц, и в тот день я намеревался окончательно прояснить наши отношения, желая и одновременно боясь определенности. Уж если бы Саша сказала «да», это было бы на всю жизнь, я же тогда о женитьбе еще не помышлял.
        С детства я был сладкоежкой и, увидев бахчисарайских мальчишек, жующих казинаки, забежал в продуктовый. Потом мы мчались по шоссе в пестроте летящих огней мака по обеим сторонам дороги. Полуоборотом головы я то и дело требовал у сидящей сзади Саши восточную сладость, от которой до сих пор горечь во рту. По кусочкам заталкивала она в мой рот плитку из прессованных в сахаре семечек подсолнуха, пока это ей не надоело. Я получил легкий пинок в спину и недоуменно затормозил. «Садись сзади и лопай, а я порулю»,  — сердито сказала она. Я немного учил ее водить, это получалось у нее совсем неплохо, но уже начинался курортный сезон, дорога была загружена, и я не сразу решился исполнить ее прихоть. Сейчас мне кажется, что она прямо-таки насильно согнала меня с сиденья и умостилась за рулем.
        Мы мчались по шоссе, и на нас оглядывались — таким эффектным водителем была Саша. Я летел и думал о своем везении — отхватил лучшую девушку курса!
        А потом все было так, как я рассказывал Ирине: мотоцикл не вписался в резкий поворот и налетел на бетонное ограждение, за которым была пропасть…
        И вот Саша, живая, невредимая, сидит напротив и разговаривает со мною.
        — Как там мои родители?
        Что я мог ответить? Что ни разу не навестил их, да и к ней-то пришел лишь пару раз? Смотрел я на нее и не понимал — то ли сплю, то ли грежу наяву. И зачем она явилась?
        — Ты сам вызвал меня, растормошил своей памятью и воображением. Слава Птичкин сказал бы: все объясняется магнитным полем. Помнишь, о чем бы ни шла речь, он все относил к влиянию магнитного поля. В его представлении это была какая-то волшебная палочка, открывающая любую таинственную дверь. Кстати, как он поживает?
        «Года два назад встретились возле театра. Он шел с женой и дочерью лет четырнадцати. Девушку зовут Сашей, в память о тебе» — хотел было сказать я, но язык прилип к гортани.
        — Это он сам признался или твои догадки?  — прочла мои мысли Саша.
        «Сам».
        — А ведь ты вычеркнул меня из своей жизни,  — донеслось из тумана. Саша сняла шлем, пригладила челку, и от этого живого жеста мне стало еще более не по себе.  — Ты живешь так, будто меня никогда и не было. Я и все, кого уже нет,  — на самой дальней периферии твоего сознания.
        «А как должно?»
        — Должно считать нас временно ушедшими. И не говорить всегда лишь в прошедшем времени: «Я знал такую-то…» Надо: «Я знаю ее, его…»
        «Не совсем понятно».
        — Но ведь это просто. Считай, что мы попали в беду, из которой рано или поздно нас должны вызволить.
        «Кто?!»
        — Люди. В полную меру осознавшие, что такое смерть.
        «И что же это, по-твоему?»
        — Самое великое унижение личности. И еще — забвение. Пока хоть кто-нибудь помнит, есть надежда вернуться. Это не метафора.
        «Тогда мистика. И то, что я вижу тебя, разговариваю с тобой — тоже мистика. Так это называется в нашем реальном мире».
        Саша улыбнулась, отчего на ее левой щеке проступила ямочка.
        — Мистикой часто называют то, чему не могут пока найти объяснение.
        «Уж не хочешь ли ты уверить меня в том, что продолжаешь существовать в каком-то потустороннем мире?»
        — Если в твоем представлении память — это потусторонний мир, пусть будет так.
        «Память… Организация и сохранение прошлого опыта. Память сенсорная, эмоциональная, образная, словесно-логическая. Долгосрочная и кратковременная. Наследственная. Память привычки, память духа».
        — Да. Память духа.
        «Выходит, память духа — это какое-то иное пространство, откуда ты чудесно материализовалась, чтобы побеседовать со мною?»
        — Неважно, как это называется. То, что ты сумел разглядеть меня в тумане — свидетельство деятельной силы твоей памяти.
        «Скажешь, в этом роднике и впрямь вода Мнемозины?» — мысленно выдавил я с усмешкой.
        — Родник. Горы. Горелый лес. Особое место.
        На моих глазах Саша медленно растворилась в тумане-облаке, подхваченном и унесенном в глубь леса порывом вновь прилетевшего откуда-то ветра.
        Голову будто обручем стянуло. Ломило виски, во рту пересохло. Опираясь о сук, я встал, сделал шаг и вскрикнул от боли в ступне.


        Три дня провалялся я в постели с температурой под сорок. В палату то и дело заглядывали Настя с Валентиной, приносили мед, лимоны, укладывали грелку в ногах.
        Я горячечно размышлял о встрече в лесу. Было ли это на самом деле или пригрезилось? Если это бред, то и бабушка, материализованная Настиным взглядом, тоже плод моей горячки. Но ведь я заболел позже, а до этого читал Настин дневник…
        — Мы ходили за Горелый лес вдвоем?  — исподтишка поинтересовался я у девочки.
        Она как-то странно взглянула на меня и ответила:
        — Мы были втроем.
        — А Валентина ездила домой?  — пошел я на хитрость.
        — Ездила,  — кивнула Настя и добавила: — А потом и я поехала,
        — Ничего не понимаю. Выходит, и ты, и твоя бабушка, которую ты так чудесно оживила, приснились мне?  — пробормотал я.
        — Почему же? Я и впрямь показывала свою акварель.  — Настя быстро отвернулась, но я успел уловить легкую улыбку на ее губах.
        — Речь о той, из воздуха…  — настойчиво напомнил я.  — Ну а дневник имморталистки тоже причудился?
        — Нет, я упоминала о нем, когда вы косвенно обозвали меня считающей лошадью.
        Я облегченно вздохнул — хорошо, что не знает о моем любопытстве… И сказал напрямик:
        — Но ведь это же было на самом деле: трое всадников, ты сидишь на валуне, из воздуха появляется бабушка…
        Она загадочно промолчала, поправила сбитое у меня в ногах одеяло и вышла, а передо мной в подробностях выплыло туманное утро, из которого так невероятно появилась Саша Осокина, чтобы напомнить о себе и о всех, кого я потерял.
        Через неделю срок путевки кончился, и я уехал домой.

* * *

        Ветер набирал силу. В доме было тихо, лишь из детской доносилось бормотанье сына, пересидевшего у телевизора. Надо бы запретить ему вечерние бдения.
        Я перелистал страницу маминого альбома и вложил туда свой поминальный список. Пусть лежит — все равно до лета еще далеко.


        1985 г.

        Твой образ

        1

        Природа щедра на выдумку. Однако то, что она подбросила Виталию Некторову, наводит на мысль о легковесной расточительности ее фантазии. Хотя, как знать. Может, и здесь ею владел особый замысел.
        Случись подобное с кем другим, все приняло бы иную окраску, хотя и не устранило бы сложностей — они еще более углубились оттого, что Некторов был из породы везучих. Бегал ли с мальчишками наперегонки, гонял ли мяч или стрелял в тире, удача следовала за ним по пятам. В восемнадцать лет он выиграл в лотерею «Москвич», а в двадцать три стал чемпионом области по шахматам и настольному теннису. Когда же заметил постоянную легкость своей руки, навсегда отказался от состязаний, скучно предвидя успех.
        А удача продолжала бежать за ним преданным щенком. Яркая внешность былинного богатыря: внушительный рост, русые волосы до плеч, с синим блеском глаза — все это без труда распахивало перед Некторовым любые двери. И науки давались ему успешно: с отличием закончил мединститут, работал на кафедре известного нейрохирурга Косовского.
        Словом, Некторов был из тех, кому не надо вставать на цыпочки, подпрыгивать, чтобы достать желаемый плод,  — только протяни руки. А если к перечисленным достоинствам прибавить еще и галантное отношение к женщинам, то можно понять тех, кто украдкой или явно вздыхал о нем.
        Вероятно, постоянная удачливость и воспитала в Виталии характер легкий, веселый, открытый. Все его существо, казалось, излучало флюиды счастливого человека, и там, где он появлялся, вмиг устанавливалось теплое, безоблачное настроение. Им любовались, его любили, и он платил тем же.
        Но в двадцать восемь лет жизнь предъявила Некторову крупный вексель. С ним случилось нечто, равное чему трудно и вообразить. Пятнадцатого мая он проснулся, как обычно, от ласкового толчка материнской руки:
        — Вставай, сынок!  — и мягкий поцелуй в щеку: — С днем рождения.
        Некторов открыл глаза, улыбнулся и глубже нырнул в теплую мягкость постели. Лег он поздно, и сон не желал отпускать его. Но вставать надо, в институте уйма дел. Раз, два, три! Сбросил одеяло, вскочил. Комната плавала в солнечном свете. Стол, стул, шкаф, книги — все воздушное, невесомое. Он распахнул окно, встал перед зеркалом и с удовольствием подмигнул своему отражению.
        Прекрасный твой образ телесный
        Всегда намекал о душе, —

        пропел густым басом. Почему-то во время зарядки приходили на ум именно эти стихи, посвященные ему институтской поэтессой Верочкой Ватагиной. Но, если без ложной скромности, Верочка права.
        Сделав великолепную стойку, Некторов еще раз глянул в зеркало и ринулся в ванную. «Хоть бы с шимпаизе все было в порядке,  — подумал он, подставляя крепкое загорелое тело под холодные струи душа, и пригрозил неизвестно кому: — Мы еще заблистаем! Мы еще потрясем умы!»


        Не то чтобы он всерьез мечтал о славе, но иногда позволял себе предаваться волнующим иллюзиям. Впрочем, все это ерунда. Работа, работа, работа — вот реальная ценность. И пусть себе лаборантка Ирина Манжурова удивляется его бешеной энергии: «Не пойму тебя, Виталик. Такой молодой, а горишь синим пламенем. Учти, памятники нынче подорожали».
        За завтраком сказал матери, что вечером придут друзья. Посидят, поболтают. Хорошо бы приготовить чего-нибудь вкусненького. Надел новую рубашку — материн подарок — и уже одной ногой стоял за порогом, когда Настасья Ивановна полюбопытствовала:
        — Тоша будет?
        — Конечно!  — Он с улыбкой обхватил мать могучими руками, чмокнул в лоб и выскочил из дому.
        Сумасшедший… Настасья Ивановна задумчиво потерла щеку. Скорей бы женился, хозяйку в дом привел. Гляди, там и внучата пойдут, веселее будет. А то еще год-два погуляет в холостяках' и насовсем приохотится к раздольной жизни. А время летит. Видел бы отец, какой сын вымахал. Красавец. Только уж больно похож лицом на него, прыгуна, гуляку и многожена. Но характером вроде в нее. А там, кто его разберет. Может, как отец, волочит за собой дорожку, политую женскими слезами. Не дай-то бог.
        Она тревожно вздохнула и принялась кухарничать, размышляя о Тоше. И чем приглянулась сыну эта девушка? Скуластенькая, с неправильными чертами лица и росточком до Виталикова плеча, рядом с ним и вовсе выглядела, невзрачно. Впрочем, у его отца тоже наблюдалось чудаковатое влечение к некрасивым девушкам, какою некогда была и она. Зато играла в Тоше некая жилочка, позволяющая думать о том, что сын попадает в любящие и строгие руки.
        Познакомились Виталий и Тоша в летнем молодежном лагере, под Симеизом, и сын так увлекся ею, что через месяц сделал предложение. Но девушка не поверила в столь быструю свою победу, отказала. Это еще больше подхлестнуло его. Он повел осторожную и хитрую политику и в конце концов добился своего — она готова была идти за ним на край света. Теперь Настасья Ивановна со дня на день ожидала сообщения о свадьбе.
        Между тем Некторов спешил в институт. Троллейбусная толкотня всегда веселила и раззадоривала: легкий напор одним плечом, затем другим, и ты в центре столпотворения, и голова твоя возвышается над всеми, упираясь в потолок. Ах наступил на мозоль старушке! И куда носит этих подагрических бабусь в домашних тапочках? «Пардон, бабушка!» Час пик — время энергичных, напористых, сильных, тех, на ком держится сегодняшний день, и нечего в этот час мельтешить по городу пенсионерам с базарными сумками!
        После троллейбусной давки обезьяний питомник, как всегда, показался монашеской обителью. Здесь уже хозяйничал дядя Сеня. Припадая на искалеченную в детстве фашистской гранатой ногу, выметал из вольера мусор, освежал мокрым веником полы и заодно разносил обезьянам еду.
        — Надеюсь, Клеопатру не кормили?  — мимоходом спросил Некторов.
        Худое небритое лицо дяди Сени огорченно сморщилось.
        — Никаких распоряжений не было.
        — Разве Манжурова не говорила?  — вскипел он.
        Подошел к клетке. Миска с похлебкой стояла нетронутой. Шимпанзе сидела в углу понурой старушкой и философски-печально смотрела на него безресничнымн глазами. Повязку с ее головы уже сняли, и обезьяна ничем не отличалась от своих сородичей в вольере. Правда, была задумчиво-вялой. Но это, вероятно, от изоляции.
        — Клео, Клеопатра,  — позвал он.  — Клеушка, чего загрустила? Иди ко мне,  — открыл дверцу.
        Обезьяна по-человечьи укоризненно взглянула на него и отвернулась.
        Он вошел в клетку, взял Клеопатру за лапу. Она агрессивно оскалила зубы. Этого еще не хватало! Неужели психоз, которого так боится и ожидает Косовский? Интересно, она только к нему так настроена?
        — Дядя Сеня,  — позвал он,  — идите-ка сюда.
        Дядя Сеня подошел, сочувственно посмотрел на шимпанзе.
        — Думаете, не соображает, что вы с ней делаете? Эти животные порой умнее нашего брата. У меня вон дома кошка живет, так чисто человек, любое слово понимает. Только и того, что сама не говорит.
        — Отведите ее в лабораторию,  — попросил Некторов.
        Клеопатра послушно ухватилась за руку дяди Сени и, боязливо оглядываясь на Некторова, покосолапила из питомника.
        Значит, обыкновенная обида — решил он. Неужели из-за того, что вчера слишком долго мучил у энцефалографа? Но почему тогда пропал аппетит?
        В лабораторию он не пошел. Манжурова, конечно, будет недовольна. Но не хотелось в глазах Клеопатры закреплять за собой образ мучителя. Ничего, сами справятся. Важно не замутить эксперимент. Пока все блестяще. Уже сорок дней после операции. Если так пойдет и дальше, можно будет говорить о крупном успехе.
        Предшественнице Клеопатры шимпанзе Эрике не повезло — она скончалась на двенадцатый день от воспаления легких. Но он был уверен, что, если бы не простуда, все протекало бы нормально, как у Клео,  — тьфу, тьфу через левое плечо. А что, если и эта простыла?  — встревожился он и быстро пошел в лабораторию.
        Здесь застал идиллию: дядя Сеня, умиленно заглядывая Клеопатре в глаза, придерживал ее на стуле, в то время как Манжурова брала из ее лапы кровь. Впрочем, обезьяну можно было и не держать — ее увлек детский роллейдоскоп, она прикладывала его к глазу, пробовала на язык и все хотела вытряхнуть из него цветные узорчатые стеклышки, но ей это не удавалось. Тогда она сильно трахнула игрушку о спинку стула. Стеклышки разлетелись по комнате. Увидев Некторова, Клеопатра съежилась, испуганно сверкнула глазами и спряталась за плечо дяди Сени.
        — Клео, ну что с тобой?  — Некторов притронулся к ее носу.  — Измерь ей температуру,  — сказал Манжуровой.
        — Доброе утро, великий ученый,  — Манжурова усмехнулась.  — Быстро мы зазнались, уже и не здороваемся. Тебя Косовский ищет.  — И многозначительно: — Экстренная операция.
        Все напряглось, собралось в нем. Вдруг именно тот случай? Почему бы и нет? Их бригада во всеоружии, в любую минуту готова, как говорит Косовский, открыть новую эру в медицине. Технически все продумано до мелочей.
        Последнее время он часто ловил себя на том, что прямо-таки торопится заполучить долгожданного пациента. Была в этом примесь чего-то нехорошего, корыстного. Нет, он не хотел никому несчастья, но попавшему в беду он в состоянии помочь. Он уверен! Он почти уверен… А может, их усилия впустую, и то, что удачно на подопытных животных, не годится для человека? Порой проскальзывали тщеславные мысли о симпозиумах, конференциях, интервью, о работе в центре… Черт возьми, как блистательно может сложиться жизнь, стоит подвернуться случаю! А поскольку удача балует его, почему бы не подыграть ей и в этот раз?
        В коридоре чуть не налетел на Петелькова.
        — В клинику, дружище,  — подхватил тот под ручку.  — Все уже там.
        Во дворе стояла санитарная «Волга».
        — Зря волнуешься, чует мое сердце, это еще не то,  — осадил Некторов взбудораженного коллегу.
        В клинике выяснилось, что действительно не то. Предполагаемый донор оказался оснащенным дюжиной болячек.
        Давать новую жизнь человеку, чтобы он в скором времени закончил ее в муках,  — не жестоко ли?
        — Напрасно, братцы, спешили,  — подошел Косовский.  — Не пробил еще наш час. Как там красавица Клеопатра?
        — Нормально,  — соврал Некторов, не желая огорчать профессора — тот и так нервничал.
        Они вернулись в институт, и Некторов опять занялся Клеопатрой, которая упорно не желала наладить с ним контакт. Завтрак она, правда, съела, но по-прежнему отсиживалась в углу клетки. Температура у нее оказалась нормальной, анализ крови тоже.
        Заехала Тоша, поздравила с днем рождения, а Клеопатре хотела преподнести погремушку и связку бананов, но он остановил:
        — Погремушки припаси для нашего будущего сына.
        Она смутилась.
        — А что? У нас обязательно будет сын! Клеопатру же такой игрушкой баловать нельзя. Она ее раскусит, наглотается пластмассовых горошков, и наш эксперимент полетит к чертям.
        — Как знаешь,  — она слегка огорчилась и, махнув «До вечера», убежала.
        Он с нежностью посмотрел ей вслед. Не верилось, что именно эта неяркая девчонка так нужна ему. В скольких сердцах он поселил надежду, у скольких, не задумываясь, отобрал ее, сколько сам обманывался, и вот оказалось, что судьба его — Тоша. Впрочем, при всей любви к ней, он не собирался менять некоторые привычки своей вольной жизни. Тоша — это тепло семейного очага, уют, выход в свет под ручку. Но как отказаться от роли дарителя мимолетного счастья? Нет, он вовсе не повесничал, он всего лишь давал себе разрядку в перерывах между напряженной работой.
        — Ты оставляешь после себя унижение,  — гневно бросила как-то одна из вчерашних его обожательниц,  — и унижаешься сам, эксплуатируя свою внешность.
        Он только недоуменно пожал плечами. Все эти мелочи портили настроение, но ненадолго.
        После работы, как обычно, позвонил по телефону сразу в несколько мест и, слегка обнадежив девичьи сердца, заспешил домой.
        К вечеру Настасья Ивановна приготовила жареную утку, фаршированную яблоками, испекла «Наполеон» и едва успела протереть бокалы, как компания сына весело ворвалась в дом. Супруги Котельниковы, бывшие однокурсники Виталия, по обыкновению милые и предупредительные, еще у порога подхватили ее под руки и повели за стол. Манжуровы принесли в подарок имениннику диковинный газовый светильник, и минут десять гости разглядывали это чудо, под стеклом которого рождались и гибли планеты, возникали и таяли фантастические пейзажи, города.
        Последней пришла Тоша с букетом ландышей, робко протянула их Настасье Ивановне. В другой руке у нее был небольшой сверток, который она не знала куда положить.
        — Что же вы, Тошенька,  — засуетилась Настасья Ивановна. Развернула бумагу и улыбнулась: двухтомник Цветаевой и галстук.
        Легкие туфельки, кремовое платье с цветными разводами по подолу, и вся она сегодня весенняя, обновленная, удовлетворенно отметил Некторов, целуя Тошу в лоб. Кто-то шутливо крикнул «горько», и он не выдержал, признался, что возглас почти уместен.
        — Неужели подали заявление?  — охнула Настасья Ивановна.  — И ничего не сказали?!
        Он подскочил к ней, ткнулся носом в прохладную щеку.
        — Я ведь хотел торжественно, чтобы потом не в одиночестве переживала, а, так сказать, при народе.
        — Я не нравлюсь вам,  — потупилась Тоша.
        Настасья Ивановна молча обняла ее и прижала к себе.
        Посыпались тост за тостом — за именинника, его мать, невесту, похвалы в адрес хозяйкиных блюд, шутки. Потом супруги Котельниковы сели на своего любимого конька: размечтались о поездке в Африку, о том, как будут лечить негритят, есть страусиные яйца и любоваться жирафами.
        — Лисичкин-то, Лисичкин мой что отколол!  — воскликнул разгоряченный рюмкой Манжуров. Ирина предупредительно толкнула его локтем в бок. Он замолчал и повернулся к жене:
        — Не толкайся, школа — учреждение, интересное для всех, даже для медиков. Я прав, Виталик?
        — Прав, Шура. Только, пожалуйста, закусывай.  — Некторов придвинул ему тарелку с салатом.  — Быстро же ты повеселел, ясное море,  — не обошелся он без любимого присловья, встретил взгляд матери (она не любила это выражение, считала его неинтеллигентным) и виновато улыбнулся.
        — Так вот,  — продолжал Манжуров.  — Прихожу вчера в шестой «Б». Что за чудо? Сидят все такие тихие, торжественные — и вдруг рев джаз-банды. Вскакиваю — тишина. Сажусь — опять рев. «Кто балуется с транзистором?» — спрашиваю. А они, черти, со смеху покатываются. Сажусь — и снова рев. Оказывается, Лисичкин, шельмец, этакую штуковину под столом соорудил — стоит сесть, как включается транзистор на шкафу, в другом конце класса. Но это еще что. У одной учительницы умудрились на уроке в футбол сыграть.
        Настасья Ивановна посмеялась над детскими проказами и, продолжая обдумывать сообщение сына о женитьбе, рассеянно прислушивалась к новому разговору.
        — Косовский обожает тебя, Виталий,  — сказала Ирина Манжурова.  — Однако мы, лаборантки, порой видим то, чего не замечаете вы, ученые.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Как по-твоему, почему за этим столом нет нашего коллеги Петелькова?
        — Он занят,  — сухо ответил Некторов.
        — Вот именно. А тебе не кажется, что Петельков своего рода твой дублер? И то, над чем ты работаешь с Косовским, может однажды состояться без твоего участия? Тогда все лавры…
        — Ирина,  — мягко перебил он,  — в науке иные законы, чем в спорте. Где ты отхватила такую потрясающую брошь?
        Ирина отвернулась и закурила.
        — Как Клеопатра?  — поинтересовалась Тоша.
        — Виталий повеселел.  — Представь, в ее поведении сегодня я узнал крошку Бебби. Это было так трогательно и грустно. После обеда она, как Бебби, меланхолично дергала себя за ухо и грызла ее любимые орешки, к которым раньше не притрагивалась.
        Настасья Ивановна не любила разговоров о подопытных обезьянах. То, что делалось на кафедре профессора Косовского, пугало ее и настораживало. И сейчас, когда беседа свернула на рабочую колею, поспешила улизнуть к соседке — пусть молодежь развлекается тут сама. К тому же не терпелось доложить приятельнице о предстоящей свадьбе.
        Котельников наладил магнитофон.
        — Твой кислый вид, Антония, мне совсем не нравится,  — шепнул Некторов Тоше, поднял ее со стула, и они пошли танцевать.
        Когда на зимних каникулах Тоша ездила домой в свое шахтерское село, они с Виталием забомбардировали друг друга письмами, каждое из которых по его выдумке начиналось на древнегреческий лад: «Нектор — Антонии», «Антония — Нектору». Это были веселые и нежные письма. Оба неожиданно узнали друг о друге больше, чем до разлуки. И ей было жаль того времени, о котором вспоминалось всякий раз, когда Некторов называл ее Антонией.
        — Ты сегодня сонная тетеря, Антония,  — щекотал он ей дыханием ухо.  — Учти, для будущей матери танцы — лучшая гимнастика.
        Между тем компания развеселилась вовсю. Котельниковы уписывали за обе щеки «Наполеон» и сожалели, что в Африке вряд ли угостят их подобной вкуснятиной.
        — Зато вас ожидают жареные каракатицы с ростками бамбука,  — сострил Виталий.
        Но Манжуров, как географ, усомнился в этом, сказал, что за подобной едой надо ехать в Китай. Так они шутили, каламбурили, танцевали, когда Виталий обнаружил, что у него кончились сигареты. Кто-то предложил свои, но он отмахнулся, кивнув Тоше «Я сейчас!» — и выскочил из дому навстречу беде. В последнюю минуту, когда дверь за ним захлопнулась, Тоша успела подумать, что хорошо бы пройтись вместе. Но Виталия уже след простыл. Как она потом ругала себя за то, что не пошла с ним! Знала бы, что ожидает его, вцепилась бы руками, не отпустила бы ни на шаг.
        — Не рвитесь, милочка, в школу, идите в библиотеку или газету,  — подсела к Тоше Манжурова.  — Школа не любит робких и грустных.
        — С детьми я вовсе не робкая,  — возразила Тоша.  — А школе нужны всякие.
        — Ну-ну, не огорчайтесь, это я так,  — Ирина дружески похлопала ее по плечу.  — А за Некторовым глаз да глаз нужен. Всю жизнь придется быть настороже — институтские дамы от него без ума. Признаться, и я год назад попалась в ловушку его обаяния. Да, слава богу, раскусила, что он не моего поля ягода.
        Это сообщение Тоша приняла спокойно: Виталий посвятил ее в некоторые свои романы.
        Затем Ирина пошла танцевать с Котельниковым, а к Тоше подошел Манжуров. Подслеповато щурясь, будто что-то высматривая в ней, сообщил:
        — Каждый день для меня — сущий ад. Вам же, филологам, и вовсе не позавидуешь. Одни тетради чего стоят. Может, не будете торопиться?
        — И вы?  — Тоша вспыхнула. Коллективное уговаривание сменить профессию начинало раздражать. Ну сел не в свои сани, зачем у других отбивать охоту? Да, трудно. Да, порой невыносимо. Но и увлекательно, и ни с чем не сравнимо! Ей ли, дочери учительницы, не знать об этом!
        — Известно ли вам, что такое классное руководство? Или открытые уроки?  — продолжал наседать Манжуров.
        — Известно,  — коротко ответила она и встала.
        Куда запропастился Виталий? Набросила на плечи кофточку, вышла во двор. В лицо плеснул теплый ветер, настоянный на бензиновой гари и молоденькой листве. Слегка кружилась голова. Неужели дает знать о себе будущий малыш? То-то почешут языки соседские кумушки, подсчитывая месяцы со дня регистрации брака. Может, именно поэтому Виталий решил, чтобы она уже сейчас переходила к нему? Да нет, он без предрассудков. А в том, что вышло именно так, виновата она. Впрочем, никакой вины нет.
        Она тихонько рассмеялась.
        Из дому вышел Котельников.
        — Вы что тут с Виталиком, целуетесь?
        — Нет Виталия.
        — Как нет?  — оглянулся по сторонам.
        — В магазин побежал.
        — Еще не вернулся? Что-то долго. Наверное, встретил кого-нибудь. Ой, Тоша, смотри, уведут у тебя жениха.
        — Не уведут,  — сказала спокойно. И тут же засаднила под сердцем, забилась тревога. В самом деле, где можно столько разгуливать? Магазин в двух шагах. Неприлично так вот бросать гостей.
        — Пойду встречу.  — Котельников ушел.
        Во двор шумно выбежали Ирина и Майя. За ними, что-то мурлыча, плелся Манжуров.
        — Куда это все разбежались?  — Майя притянула к себе Тошу.  — Да что с тобой?
        Обхватив себя скрещенными руками, Тоша тряслась в нервном ознобе.
        Вернулся Котельников, взъерошенный, растерянный. Подошел к компании и неестественно громко сказал:
        — Ребята, тут вот что, только не паниковать. Словом, тетка у магазина сказала, что недавно кого-то сбила машина.
        — Ну и что?  — беспечно повела плечами Ирина.  — За день уйма происшествий.
        Котельников молча подошел к Тоше, взял под руку, и ноги ее ватно провалились в пустоту.
        Потом Манжуров обзванивал больницы. Из областной клиники ответил молоденький, почти веселый голосок дежурной, что да, около часа назад на одной из центральных улиц «рафик» сбил мужчину лет двадцати пяти — тридцати. На этом же «рафике» пострадавшего доставили в реанимационное отделение. Кто-то из персонала узнал в раненом ученика профессора Косовского, Его срочно вызвали в клинику, и сейчас идет операция. Положение больного тяжелое. Возможен летальный исход.



        2

        Профессор Косовский сидел, запершись в своем кабинете, и перечитывал два эпикриза. Первый констатировал смерть некоего Бородулина Ивана Игнатьевича, тридцати пяти лет, умершего вследствие черепно-мозговой травмы. Это был несчастный и трагикомичный случай. Жена Бородулина попросила его достать с антресолей вязальный аппарат. Ножка табуретки, на которую влез Бородулин, надломилась, и он упал. Высота мизерная, и все бы ничего, если бы аппарат не свалился на него и не проломил левую височную кость.
        Второй эпикриз сообщал о гибели Некторова Виталия Алексеевича, двадцати восьми лет, сбитого машиной. Пролом грудной клетки, тяжелое ранение тазовых органов.
        Оба пострадавших были одовременно доставлены в реанимационное отделение и скончались в один и тот же час с интервалом в одну минуту. Все попытки спасти того и другого оказались тщетны. Но аппараты искусственного кровообращения не отключили и после того, как раненые умерли. Косовский, однако, не заметил этого. Нелепая гибель любимого ученика потрясла его, и когда Петельков шепнул ему на ухо: «Михаил Петрович, может, попробуем?» — он взглянул на него, как на сумасшедшего. Петельков выдержал взгляд.
        — Последняя надежда,  — сказал он.  — Биологические индивидуальности одинаковы.
        Косовский оцепенел. Он еще не успел принять решения, как что-то уже сработало в нем, и он машинально спросил:
        — Изоантигенная карта готова?
        — Конечно.
        — Группа крови?
        — Вторая.
        — У того и у другого?
        — Разумеется.
        — Резус?
        — Положительный.
        — Лейкоцитарные антигены?
        — А I, 2, 7, 15.
        — Все совпало?  — не поверил он. И лишь тогда понял — это единственный шанс. Коротко приказал: — На стол!
        Седьмой день его кабинет осаждают репортеры из Киева и Москвы, а он решительно избегает всяких интервью и не перестает удивляться иронии судьбы, сделавшей именно Некторова пациентом нейрохирургического отделения.
        Опять настойчивый стук в дверь:
        — Доктор, откройте! Минутное интервью — всего два вопроса! Согласен выслушать и за порогом. Вопрос первый: о чем вы думали, приступая к операции? Вопрос второй: каково будущее пациента?
        Ну о чем думаешь, когда от тебя зависит человеческая жизнь? А тут еще жизнь дорогого тебе человека. В такой ситуации не до размышлений. Тут превращаешься в комок нервов, сосредоточиваешь всю свою энергию на одном — спасти! Позже от этих бесконечно растянутых, напряженнейших часов остаются лишь смутные воспоминания о тревоге, тоске перед возможной потерей, о заливающем глаза поте со лба и полуавтоматических командах: «Салфетка! Зажим! Скальпель!» Мысль легче передать словами, а чувству в оболочке слов всегда тесновато. Но как объяснишь это корреспондентам? Они наверняка считают, что у тебя эмоции атрофированы. Второй же вопрос требует целой монографии, а сейчас не до этого.
        Косовский встал, спрятал бумаги в сейф и быстрым шагом вышел из кабинета, не дав опомниться отскочившим от двери журналистам. По его лицу они поняли, что интервью опять не состоится, и с досадой убрались восвояси. Но один, самый дотошный, в зеленой куртке, с портативным магнитофоном, пустился следом.
        — Всего одно слово: Павлов или Сеченов были бы в восторге от всего этого?
        — Не знаю, спросите у них сами,  — грубо отмахнулся он и зашагал в палату, размышляя на ходу, скоро ли оперированный выйдет из состояния коматоза. И выйдет ли?
        Распахнул дверь и усомнился — туда ли попал? Больной смотрел на него осмысленным взглядом. Лежал и улыбался. Рядом налаживала капельницу медсестра.
        — Чудесно,  — пробормотал Косовский.  — Улыбайтесь двадцать три раза на день и скоро будете танцевать. Глюкозу с инсулином вводили?  — спросил он сестру.
        — Да,  — кивнула она. Поправила на капельнице бутылочку с плазмой и вопросительно взглянула на Косовского. Взгляд ее был чуть растерян. Вероятно, больной чем-то взволновал ее.
        — Давление?
        — Сто двадцать на восемьдесят.
        — Отлично.  — Он моргнул ей, и она понимающе вышла. Придвинул к кровати стул, сел.  — Итак, как вас зовут?
        Больной удивленно поднял брови.
        — Чем заслужил столь официальный тон, Михаил Петрович? К чему этот вопрос? Есть угроза амнезии? Наверное, меня здорово зацепило?  — спросил он, прислушиваясь к своему голосу, хриплому и какому-то вялому. Прокашлялся.  — Что со мной?
        Память воспроизвела эпизод, когда он, возвращаясь из магазина, позвонил по автомату Верочке Ватагиной, и та скорбно поинтересовалась, правда это или сплетня, что он расстается со своей холостяцкой свободой.
        — Правда,  — нарочито трагически ответил он, удивившись, однако, быстрым ногам молвы.
        — Поросенок,  — процедила Верочка.  — Не ожидала от тебя. Впрочем, лишнее доказательство вашей мужской несамостоятельности — ни шагу без няньки.  — И частые гудки.
        Вероятно, в эту минуту Верочка усомнилась в соответствии его телесной формы душевным качествам. Ничего, ей встряски полезны — напишет цикл хороших стихов. Да, именно об этом думал он, переходя дорогу, когда уронил на мостовую сигареты. Тут-то и выскочил из-за угла «рафик». Едва успел инстинктивно выставить ладони, как его швырнуло на землю. Все. Больше ничего не помнил.
        — Кто ты? Где работаешь? Живешь? Кто твои родители?  — перешел Косовский на «ты».
        — Что за допрос, ясное море!  — Больной повернулся на бок, придерживая иглу в вене левой рукой. Закружилась голова.
        К горлу подступила тошнота.
        — Ого!  — вырвалось у Косовского.  — Мы не забыли свои изящные выражения?
        — Так жив я или нет? Вроде жив.  — Он ощупал себя.  — Михаил Петрович, руки-ноги целы, а вы не радуетесь, задаете странные вопросы.  — И попытался сесть.
        — Ради бога, лежи!  — испуганно придержал его Косовский.
        — Надеюсь, это не тот свет?
        — Этот, этот, но радоваться рановато.
        — Что у меня? Сотрясение?  — Он ощупал забинтованную голову.  — Черепок не снесло?  — и снова хотел сесть, но профессор грубовато притянул его к подушке.
        — Что-нибудь серьезное?  — всполошился он.
        — Да,  — кивнул Косовский.
        — Что именно?
        — Пришлось делать трепанацию. Эпидуральная гематома,  — сказал он первое, что пришло на ум.  — И для большей убедительности уточнил: — В левой височно-теменной области.
        — Вот как? Значит, сапожник не без сапог,  — хмыкнул больной.  — С ангиограммой ознакомите?
        — Расслабься,  — попросил профессор.  — Ляг поудобней и сними зажимы. Проверим рефлексы.
        — Парезов нет, все в порядке,  — больной стал сгибать и разгибать колени, голеностопные суставы.  — И угораздило меня! Столько дел, а я… Кстати, как там обезьянки? Клеопатра здорова?
        — Можешь не болтать?  — Косовский укрыл его одеялом и зашагал по палате. Нервы профессора явно сдавали, и больной заметил это.
        — Скажите, наконец, что со мной?
        Косовский подошел к нему, положил ладонь на лоб. Стараясь быть спокойным, повторил:
        — Расслабься. Вот так. Еще. Хорошо. А теперь выясним, что тебя беспокоит.
        — Я, кажется, охрип. Голос совсем чужой. Однако о каких пустяках мы говорим! Меня спасли, я жив-здоров и безмерно благодарен родной медицине. Кстати, кто оперировал? Вы или Петельков? Вдвоем? Чудесно. Может, я теперь стану гениальным, как тот средневековый монах, которого трахнули палкой по башке и пробудили в нем необыкновенные способности?
        — Еще! Какие еще изменения!
        — Ноет низ живота справа. Похоже на хронический аппендицит, если бы его не вырезали у меня три года назад. И голова раскалывается. Одним словом, не в своей тарелке. Но вы до сих пор не посвятили меня в детали операции. Какой был наркоз?
        — Электро, разумеется.  — Косовский вздохнул. Нет капризней больных, чем медики. А здесь случай и того хуже.
        Оперированный опять пощупал бинт на лбу. Взгляд его задержался на руках. Он поднес их близко к глазам и фыркнул:
        — Чертовщина какая-то. Они же не мои! Профессор, это не мои руки! Это руки фотографа! Да-да, пальцы желтые от проявителя. Или их зачем-то смазали йодом? Нет, у меня были истинно хирургические, тонкие пальцы!
        — Еще что?  — Длинный нос Косовского покрылся каплями пота.
        — Видеть хуже стал. Может, от головной боли? Но что с моими руками?  — В голосе больного прозвучал испуг.  — Честное слово, они были у меня моложе!
        — Ты устал, успокойся. Выпей вот это,  — Косовский взял с тумбочки стакан с какой-то мутной жидкостью и чуть не силой влил в рот больному. Тот выпил и сразу уснул.
        В палату заглянула сестричка с любопытными глазами.
        — Там опять жена пришла, умоляет пустить.
        — Что?  — Косовский грозно двинулся на неё.  — Сказано — никого! Ни одного человека! Кстати, чья жена?
        — Бородулина, конечно. Ой, Михаил Петрович, и что это теперь будет?  — всплеснула она пухлыми ручками.


        Он открыл глаза. Было тихо и темно. Где он? Вспомнился разговор с профессором. Что-то его тогда встревожило. Кажется, руки. Чепуха какая-то.
        Капельница была снята. Он приподнялся на локтях и осмотрелся. Как только глаза привыкли к темноте, разглядел, что дежурной медсестры в комнате нет. Знакомая ситуация — небось точит лясы с другой дежурной. Сколько им ни приказывают не отходить от оперированных, все без толку. Вероятно, сидит, обсуждает, какие туфли лучше носить — на платформе или обычном каблуке, а тут хоть помирай, так пить хочется.
        Он пошарил рукой по тумбочке, нашел чашку с какой-то микстурой, но, сделав глоток, раздумал пить. Вдруг опять что-нибудь оглушающее? Выпьет и снова провалится в сон. А надо выяснить… Обязательно. Что? Что выяснить?
        Цепляясь за спинку кровати, встал, нащупал на стене выключатель и зажег свет. Зачем ему это? Мысли в разброде, голова идет кругом. И ведь знает, что еще рано разгуливать, но позарез нужно выяснить… Руки! Вот что. Поднес их к глазам и долго рассматривал. Может, затронут зрительный центр, и отсюда искажение реальности? Во всем туловище свинцовая тяжесть, и будто стал ближе к земле, уменьшился в росте. Однако ни кровать, ни тумбочка не изменили очертаний. Почему?
        На миг мелькнуло смутное подозрение, но он тут же прогнал его прочь — уж очень оно было невероятным. Стал разглядывать ноги. Они тоже показались не своими. Вместо загорелых спортивных ног увидел чужие, с утолщенными суставами, покрытые курчавыми волосками. Надо бы запомнить все и подробно доложить профессору. Раздвоение личности? Не похоже.
        Задрал больничную рубаху с тесемками на груди и убедился, что все тело воспринимается как чужое. Вновь тяжело заворочалось подозрение, которое он неосознанно загонял поглубже, внутрь. Неудержимо потянуло к черному стеклу окна. Подошел, заглянул в него и отпрянул — оттуда в упор смотрел незнакомый мужчина, почему-то, как и он, с перевязанной головой.
        Тогда, как был босиком, в трусах и рубашке, вышел из палаты и прошлепал по коридору. Свет из сестринской освещал часть коридора и трюмо. Он подошел к зеркалу, осторожно прикоснулся к его прохладной поверхности. Человек в трюмо проделал тоже. Потрогал перевязанную голову, и человек в точности повторил его движение. Незнакомец был чуть ниже среднего роста, лет под сорок, с узкими щелками глаз на детски пухлом лице.
        — Очень, очень интересно,  — прошептал он, рванул с головы повязку и без чувств рухнул на пол.
        Утром ночная няня, охая, докладывала на пятиминутке о том, что случилось ночью. Часам к трем она вымыла полы и легла в коридоре на пустой кровати. Дежурные в это время кипятили в сестринской шприцы. Едва няня прикорнула, как услыхала, что кто-то из больных вышел в коридор. Она приподнялась и обомлела — это был тот, «тяжелый».
        Профессор, слушая ее рапорт, раскачивался из стороны в сторону как от зубной боли. Потом молча встал и ушел в свой кабинет.
        Больной не приходил в сознание два дня. К его палате прикрепили другую, более добросовестную сестру, и о каждом его движении она докладывала врачам.
        К середине третьего дня он очнулся. Увидел у кровати хрупкую большеглазую девушку в высокой накрахмаленной шапочке с красным крестом и подмигнул. Девушка не ответила ни улыбкой, ни смущением, а почему-то вскочила со стула и уставилась на него с испуганной готовностью. Должно быть, здорово изменился, подумал он. Обычно женщины по-иному реагировали на его заигрывания.
        — Как вас зовут?  — спросил он с легкой досадой.
        — Лена Октябрева,  — по-школярски быстро ответила она.
        — Какой глупый и совершенно фантастический сон приснился мне,  — сказал он потягиваясь.
        — Какой же?  — пролепетала сестричка, нервно поправляя шапочку.
        — Вы любите фантастику?
        Она молча кивнула и покраснела.
        — Неправда, обожаете стихи и любовные романы. Ну да неважно. Так вот, сон мой хоть и фантастический, но не совсем. Мы с профессором Косовским как раз работаем над этой проблемой… Потом расскажу о ней подробней. Приснилось, будто влез я в шкуру другого человека. Да-да, в самом прямом смысле. Знали бы, как это жутко. И такой явственный сон, бр-р. Как бы после него не отказаться от своих экспериментов. Будто подхожу к зеркалу, гляжусь в него, а там вовсе не я, синеглазый и прекрасный, а какое-то чучело. Глазки маленькие, заплывшие, сам толстячок, а уверяет, будто он — это я. Вот что значит заработаться. Последнее время я дневал и ночевал в лаборатории. Есть у меня обезьянка… Но об этом после. И вот снится, вроде снял рубашку, смотрю, а у меня вся грудь покрыта поросячьими шерстинками. И пальцы — слышите!  — пальцы как у фотографа от химикатов, когда не пользуются пинцетом. Вот эти мои пальцы. Да так ясно…  — Он замолчал и побледнел.  — Вот! Опять не мои! Надо бы сказать профессору.  — Он рванулся с кровати, но девушка неожиданно сильно придержала его.
        — Лягте, прошу вас! Я все объясню,  — горячо заговорила она.  — Об этом пока нельзя, но лучше я, чем кто-нибудь. Никто не знает, что я соседка Ивана Игнатьевича. Того самого, Бородулина. Нет, лучше с самого начала. Только лягте, умоляю!
        Он опустился на подушку и жадно повернул к ней лицо. В глазах его она прочла безумную догадку и, вхлипнув, подтвердила:
        — Да-да, это так.
        — Но ведь не может быть!  — Он рванул на себе рубаху, тупо уставился на грудь в мелких завитушках рыжеватых волос.
        — Не надо,  — девушка укрыла его одеялом до подбородка. Он не сопротивлялся, лежал, молча вздрагивая.
        — Напрасно переживаете. То есть я другое хотела сказать,  — сбивчиво начала Октябрева.  — То, что с вами случилось, не укладывается в голове, и я, право, не знаю, как вы перенесете все это. Но вам все равно повезло. Вы уже было скончались и вот вы живы. Не перебивайте! Да-да, ваша личность жива! А разве было бы лучше, если б проснулись, скажем, совсем без рук и без ног? Да вам, может, повезло так, как никому, кто попадал под машину! Учтите, Иван Игнатьевич был по-своему обаятелен. Но когда вы вот так, как сейчас, смотрите на меня, я не узнаю его, он подурнел. У него был совсем другой взгляд.  — Она перевела дыхание.  — Простите, я так сумбурно все изложила.  — И покосилась на дверь.  — Только, пожалуйста, не выдавайте меня, а то не зачтут практику. Мне очень, очень жаль Ивана Игнатьевича — он был прекрасным человеком. Когда я училась в десятом классе, он сфотографировал меня на велосипеде, и это фото заняло первое место на республиканской выставке. И вообще я обязана ему жизнью.  — Она заплакала, но вскоре успокоилась и рассказала, как однажды зимой, еще девчонкой, каталась на
коньках по замерзшему ставку, вдруг лед надломился, и она стала тонуть. А тут, на счастье, Иван Игнатьевич проходил и бросился к полынье. Спас.  — Не знаю о ваших нравственных достоинствах,  — закончила она,  — но Иван Игнатьевич был редкой доброты человеком. Вы должны быть благодарны ему. И любить его.
        — Его? Любить?  — пробормотал вконец подавленный больной.
        Девушка сидела, шмыгала носом и гладила его по руке, не отдавая себе отчета в том, кого же она все-таки успокаивает, Бородулина или Некторова. Он бездумно смотрел на нее и молчал. Наконец голосом Бородулина проговорил:
        — Оставьте меня в покое.
        — Нет,  — возразила она.  — Не имею права.
        — Вы злая, ужасная. Никогда еще не встречал такой интриганки,  — вдруг спокойно сказал он.  — Насмотрелись дурных фильмов и разыграли передо мною фарс. Позовите профессора.
        — Меня же из училища исключат,  — ахнула девушка.
        — А мне плевать! Профессора! Сюда!  — вскрикнул он.



        3

        — Нельзя же так, Миша,  — волновалась жена Косовского.  — Взгляни на себя, в кого превратился. Неужели тебя мучает правомерность самой операции?  — Она поставила перед мужем тарелку с жарким и села, облокотись на стол.
        — Конечно, нет. Из двух трупов один выжил — счет в нашу пользу.
        — А где он будет работать? И кто он теперь по паспорту?
        — Что за глупые вопросы! Конечно же, он — Векторов.  — Перефотографируется и ознакомит милицию с нашей документацией. Да разве печалиться надо об этом?
        Он замолчал и стал без аппетита ужинать.
        Зоя Павловна вздохнула. Двадцать пять лет из своей медицинской практики муж посвятил проблеме пересадки мозга. Сегодняшняя ситуация могла бы обернуться для него звездным часом, не окажись пациентом его коллега и правая рука.
        — Жаль Виталика,  — сказала она.  — Такой был интересный, представительный. И как перенести это — сегодня тебе двадцать восемь, а завтра тридцать пять? Лучше бы наоборот. Да-да, куда счастливей выглядела бы эта история, если бы мозг Бородулина пересадили Некторову.
        — О каком счастье ты говоришь?  — поморщился Косовский.  — Вспомнил скорбные глаза матери Некторова. Там, на похоронах, так и подмывало сообщить ей, что сын воскрес, что его прекрасный, чудом уцелевший мозг, живет в другом человеке, чей мозг умер почти одновременно с израненным телом Некторова. Но неизвестно, какую реакцию это вызвало бы у старой, убитой горем женщины. Жена Бородулина тоже пока ничего не знает — ей сказали, что свидания с мужем недопустимы из-за его тяжелого состояния. Не назывались имена пострадавших и в газетных информациях.
        А время шло, близились сложности, о которых еще до катастрофы с Некторовым велись в лаборатории полушутливые разговоры. Зато теперь не до шуток. Все гораздо драматичней и сложней, чем представлялось при операциях над обезьянами.
        После того, как практикантка неожиданно облегчила задачу, посвятив больного в курс событий, Косовский по-иному повел себя. Каждое утро сеансами гипнотерапии больному внушали, что его мозг и тело находятся в полном согласии, что тело не причиняет ему никаких неудобств, что оно, каким бы ни было,  — его, настоящее, живое, родное и любимое. По некоторым признакам сеансы имели успех — исчезли ипохондрия и депрессия, тяжелая углубленность в себя. И все-таки угрюмый тип со взглядом мизантропа и циника не был похож ни на Бородулина, о котором Косовский кое-что узнал от его жены, ни на любимого ученика. Это был новый человек с неизвестным, как у младенца, прошлым и будущим.
        Няни жаловались, что постоянно приходится выметать из палаты осколки зеркал. Когда же персоналу было запрещено покупать зеркала, больной устроил бунт, объявил голодовку, грозился разбить трюмо в коридоре. Пришлось махнуть рукой, и опять няни с ворчанием выметали осколки. Каждый день больной подолгу смотрелся в зеркало, швырял его об пол и просил купить новое. Будто в том, новом, надеялся увидеть свой прежний облик. Тогда Косовский отдал распоряжение, которое поначалу многих возмутило. Клин вышибают клином, решил он и приказал зазеркалить часть потолка над кроватью. Пусть изучает себя во всех деталях и в любое время. Кое-кому это показалось издевательством, но он настоял на своем. И что же? Оперированный вдруг притих. Часами лежал и обследовал свой новый образ, как бы приспосабливаясь и привыкая к нему. Он будто прилаживал его к себе, как дурно сшитый костюм, обдумывал, как сделать, чтобы тот был по фигуре. В минуты такого самоуглубления Косовский старался не мешать ему, а постовой сестре посоветовал, чтобы та почаще оставляла больного наедине с собой.
        Было мучительно думать, что личность Некторова невозвратно потеряна, искать и не находить в интонациях его голоса, в настроении и поступках того веселого и удачливого жизнелюба, каким он был. И Косовский окончательно поверил бы, что Виталий Некторов исчез со своим телом былинного богатыря, если бы не те первые минуты его выхода из коматозного состояния. Знакомая ироничность, профессиональная осведомленность, интерес к лабораторным делам — все говорило о том, что операция прошла успешно, что мозг Некторова функционирует отлично.
        — Миша, ты опять в облаках витаешь,  — Зоя Павловна придвинула к нему чашку чая.
        Косовский машинально выпил его и встал.
        — Немного отдохну.
        — Поздно уже. Ночью не уснешь.
        — Вот и хорошо. Надо статью закончить. Если позвонят из клиники, разбуди. Для газетчиков меня нет.
        Он прилег. Но сон не шел.
        Вот уже полтора месяца после операции, а пресса не успокаивается. Да оно и понятно: то, к чему многие годы готовился целый отряд нейрохирургов в разных концах страны,  — свершилось. И не где-нибудь в столице, а в скромном областном центре. Ничего удивительного. Нынче даже самые отдаленные медпункты оснащены оборудованием. Нейрохирургическое отделение клиники известно за пределами не только области, но и страны. Не зря в прошлом году на международный симпозиум пригласили всех троих — Некторова, Петелькова и его. А потом к ним приехал известный итальянский профессор Ламберти и был в восторге от результатов трансплантации. Ламберти тоже один из первых, кто решился на пересадку не головы, как было до сих пор, а самого мозга. «И господу богу эта операция сделала бы честь»,  — сказал на банкете знаменитый итальянец. Но Косовского в этом деле меньше всего интересовал престиж. Не слишком ли был увлечен им Ламберти?
        И не оттого ли его подопытные не протягивали более двух часов? Зато Эрика жила одиннадцать дней, и вот уже скоро будет два месяца, как здравствует Клеопатра. Сохранились записи Некторова о состоянии шимпанзе, и как было бы ценно… Нет, об этом не стоит и думать. Предложить Некторову описывать собственные ощущения и действия — не слишком ли! Хотя и сам мог бы додуматься до такого, коль ученый. Да только не бывать этому. Стоит вспомнить хотя бы сегодняшний разговор…
        — Все-таки чей я подопытный — ваш или Петелькова?  — с издевкой спросил больной.  — Помнится, Клеопатру приезжали снимать с телестудии. Почему же пренебрегают мною? Не хотите ли вы с Петельковым пожать лавры сами? Кстати, вам еще не присудили Нобелевской премии?
        Пришлось парировать горькой шуткой:
        — Не волнуйся, перепадет и тебе. Все-таки ты был не только нашим материалом, но и соавтором.
        — Растроган,  — усмехнулся он.  — Но интересно, как зарегистрировали в документах — кто из нас донор, я или Бородулин? И что к чему пересадили? Мою личность к нему или мое тело к его личности? Кого теперь во мне больше — Бородулина или меня самого? Ах как много со мной проблем! Первая — жилищная. Не сидеть же мне в клетке с Клеопатрой. А мать и жена вряд ли признают меня. Может, дадите кооперативную или особнячок какой? Или жить теперь с бородулинской супругой и его детьми? А если не с ними, то придется ли платить алименты? Это ведь мое нынешнее тело произвело на свет двоих детей.
        — Перестаньте юродствовать,  — рассердился Косовский. Но Некторова понесло.
        — Ай-ай-ай, доктор, сколько хлопот у вас со мною! Какие морально-этические проблемы! Ну скажите на милость, как я в таком обличье явлюсь к своей жене? Мы ведь, извольте знать, ребеночка ожидаем.
        Косовский еле сдержался, чтобы не нагрубить, и, хлопнув дверью, ушел.
        Подобные стычки случались каждый день. Колоссальная психическая нагрузка, выпавшая на долю Некторова, не шла в сравнение ни с чем. Робинзоны на необитаемых островах, узники в камерах-одиночках, летчики в горящих самолетах — все имели хоть один шанс надежды. А тут телесная тюрьма, из которой не видно выхода. Есть от чего впасть в отчаяние. Даже самые отверженные не переживали, должно быть, такого одиночества и потрясения. И Косовский понимал любимого ученика. Но как помочь ему? Успокаивать пошлыми сентенциями, вроде той, что с лица воду не пьют или встречают по одежке, а провожают по уму и т. д.? Один факт переселения в чужое тело хоть кого собьет с панталыку. Когда же добротную, эффектную оболочку подменяют чем-то весьма невзрачным, то и вовсе свихнешься. Ох, Виталий, и угораздило же тебя… Ну а если еще кого-нибудь? Не выступить ли перед коллегами с заявлением о том, что подобные операции должны быть исключены из медицинской практики? Непосильно мозгу человеческому справиться с этаким новосельем. Впрочем, делать какие-то выводы рановато. Кто знает, на что способно скромное серое вещество в наших
головах.
        Зазвонил телефон. Жена сняла трубку и с несвойственной ей чопорностью сказала:
        — Квартира Косовского слушает. Что?  — Голос ее упал.  — Не может быть!
        Она вбежала в спальню.
        — Звонили из клиники. Некторов исчез.
        Самым трудным было пробуждение. В снах Некторов видел себя прежним — молодым, веселым, удачливым. А открывал глаза и застывал в холодной испарине. Втайне надеясь, что сон продолжается, лежал не шевелясь. Однако стоило поднести к глазам руки, чтобы убедиться — все наяву, и надо привыкать к тем невероятным обстоятельствам, в которые угодил. Но как привыкнуть к новому образу, от одного вида которого начинается головокружение и горло сдавливает спазм? Как привыкнуть к этому коротконогому, уже подпорченному временем телу с уймой родинок на груди?
        И об пол разбивалось очередное зеркало. Когда же зазеркалили часть потолка над кроватью, он принял это за издевательство. Но потом стал с любопытством рассматривать себя. Если в палате никого не было, сбрасывал одеяло и скрупулезно изучал свою неприглядную наготу. Что и говорить, ему крупно не повезло. Мало того, что бывший владелец тела от рождения не был Аполлоном, но еще и не утруждал себя ни зарядкой, ни тем более спортом. Из зеркала смотрел угрюмый человек с глубокими залысинами по обеим сторонам лба, пухлыми щеками и слегка заплывшими глазками неопределенного цвета.
        — Наел себе мордаху, а я мучайся,  — зло бросал он отражению.  — Ах у тебя зверский аппетит? Ну, лопай, лопай, пока не превратишься в хряка.  — И злорадно съедал по две порции первого и второго.
        — Давно хочу вам сказать, у Ивана Игнатьевича походка была совсем другая,  — заметила Октябрева.  — Он немного косолапил, но ходил бодро, не пришибленно, как вы.
        Теперь ясно, отчего он так часто спотыкается. Привычные сигналы его мозга поступают к ногам, страдающим плоскостопием, и дают сбой. Вертикальное положение вообще причиняло много неприятностей. Тело ощущалось тяжеловатым, неуклюжим мешком, на лестницах схватывала одышка, которой раньше не знал. Трудно было примириться и с тем, что пол приблизился к глазам на двенадцать сантиметров. Но самым тяжелым оказалось видеть собственное отражение не в зеркалах, а в глазах людей. Если раньше встречные, особенно женщины, откровенно задерживали на нем взгляд, то теперь не замечали его или намеренно отводили глаза, как бы отталкиваясь от его невзрачности. И голова невольно уходила в плечи, спина сутулилась, шаг замедлялся.
        — Иван Игнатьевич совсем не тяготился своей внешностью,  — поняла его состояние Октябрева.
        — Еще бы,  — вскрикнул он.  — Привык к ней с пеленок, а тут…
        — Есть люди гораздо некрасивей. А Иван Игнатьевич был даже симпатичным. Но вы портите его.
        — Каким же образом?  — опешил он.
        — Зачем сутулитесь, оглядываетесь по сторонам, точно украли курицу? Говорят, вы были красивы. Однако не считаете же всерьез, что своим успехам обязаны внешности?
        Эта мысль никогда не приходила ему в голову. Несомненным было одно — до сих пор жизнь цвела для него праздником. И вот все рухнуло. Потеряв свое бренное тело, он не только заодно потерял привычные радости, но и очутился в каком-то странном вакууме. Предстояло заново знакомиться с матерью, женой, друзьями или навсегда лишиться их. Да что там, нужно было знакомиться с самим собой!
        Всего полтора месяца назад его одолевало банальное любопытство — каково будет человеку в подобной ситуации? Он был не прочь оказаться в роли путешественника, открывающего новые материки, но уверенного в благополучном возвращении домой. Здесь же возврата не было.
        Искус ученого толкал его на исследование собственных ощущений, но какой-то желчный тип закрывал на все глаза и нашептывал: «Не превращай себя в подопытного шимпанзе. И вообще пошли всех к черту!»
        Однако, хотел он того или нет, ему не удавалось избежать самонаблюдений. С самого утра будто кто включал в нем анализирующее устройство. Вот он открывает глаза, и сразу дает знать о себе легкая бородулинская близорукость. Однако она не мешает подмечать то, к чему раньше был равнодушен. Например, его теперь очень занимало соответствие между внешностью и характером. «Прекрасный твой образ телесный… Твой образ телесный…» — прокручивалось в голове навязчивой пластинкой. И тут же всплывало брюсовское: «Есть тонкие властительные связи меж контуром и запахом цветка». Быть может, главная его беда не в том, что теперь не будет узнан близкими, а в этих порванных связях? Диссонанс между сознанием и той камерой, в которую втиснули его, был так явствен, что порой казалось, сама душа охает и рвется из тщедушного тела.
        Должно быть, в организме скапливались излишки адреналина, потому что такой пустяк, как смех из детского отделения или брошенная кем-то в распахнутое окно палаты ветка акации, вызывал подозрительное пощипывание в глазах.
        — Бородулин случайно не грешил стихами?  — поинтересовался он у Октябревой.
        — Не знаю. Но натура у него была поэтическая.  — И стала длинно рассказывать, каким Иван Игнатьевич был чудесным отцом и мужем, как ученики профтехучилища, где он преподавал фотодело, обожали его за фантазию и остроумие. Выяснилось, что Бородулин увлекался микросъемкой и, скажем, засняв особым объективом с искусной подсветкой поверхность обыкновенного сухаря или лесного гриба, получал совершенно фантастические пейзажи. Потом давал им названия вроде «Планета красных бурь», «Цветы Сатурна», «Космический ливень». А описывая ребятам фотографии, сочинял чуть ли не поэмы в прозе. Работы его несколько раз экспонировались на выставках в Москве.
        Любопытным показалось сообщение о том, что характером Бородулин обладал веселым и добрым. Было не совсем ясно, как можно веселиться в такой оболочке? Некторов не только не уважал эту бледную рыхловатую массу, но порой сознательно причинял ей всякие неудобства. Если раньше купался под душем два раза в день, то теперь, даже когда отменили постельный режим, не ходил в ванную по неделе. Самая же черная тоска подступала в минуты, когда смотрел на себя как бы со стороны. Лютой ненавистью начинал ненавидеть бородулинское тело: больно щипал руки, давал ему пощечины, колотил руками в грудь.
        Сознание того, что истязает не кого-нибудь, а самого себя, пришло не сразу. Его «я» металось в чужом теле в поисках спасительного выхода до тех пор, пока однажды не натолкнулось на собственный взгляд. Он жадно всмотрелся в него и вдруг впервые увидел его страдающую глубину. «Кто ты?» — сдавленно вскрикнул он. Отражение грустно молчало.
        В этот день открылась ему старая как мир истина. Раньше он знал ее умозрительно, теперь же прочувствовал всем своим новым существом: каждый человек — непознанная вселенная. Что из того, что Октябрева теперь ежедневно рассказывает о Бородулине, его вкусах, чертах характера? Все равно с самого утра на него обрушиваются пустячные и серьезные вопросы: как Иван Игнатьевич поднимал с постели свое тяжелое тело? Кого любил и ненавидел? О чем мечтал, думал? Уж наверняка перед зеркалом ему не приходило на ум подмигивать себе и петь нечто подобное стихам Верочки Ватагиной, тешившим самолюбие. Что же тогда было его душевным двигателем? Судя по рассказам Октябревой, Бородулин был неплохим человеком. И вряд ли те чужие, темные силы, мысли, чувства, которые сейчас бродят в нем, порождены бородулииским телом. Скорее — это его собственная реакция на внешность бедного Ивана Игнатьевича. «Бедного». Однако он впервые пожалел Бородулина. Но гораздо больше было жаль самого себя. Инкогнито. Маска. Человек-невидимка. Вот кто он теперь. Долго ли это будет иссушать мозг и Душу?
        — Хотите мне помочь?  — обратился он к Октябревой, уверенный, что сейчас все готовы по первому его свисту свершить для него невозможное.
        Октябрева так и подалась вперед.
        — Достаньте приличную одежду, чтобы я мог выйти в город.
        — Зачем?  — опешила она.  — Не рановато ли?
        — Нет.  — И тихо, с какой-то детской беззащитностью пояснил: — По маме соскучился, хочу навестить.
        — Но как же…
        — Представлюсь другом ее погибшего сына. В войну такое случалось, когда уродовали лица.
        — Может, лучше пригласить ее?
        — Ни в коем случае!
        — Ладно,  — согласилась она, поразмыслив.  — Только одного не пущу. Не волнуйтесь, и не заметите, как буду охранять вас.
        В один из суматошных операционных дней, когда, по соображениям Октябревой, вылазка Некторова в город могла пройти незамеченной, она принесла ему одежду, ботинки и, улыбаясь глазами, призналась:
        — Люблю авантюры. Иван Игнатьевич тоже обожал всякие затеи и розыгрыши. В Новый год он перед дочками танцевал в костюме Арлекина — сам сшил. Вот,  — она достала из сумочки целлофановый пакет.  — Здесь парик, усы, бакенбарды. У подружки в театре взяла. А то, чего доброго, встретите кого-нибудь из друзей или родственников Бородулина.
        — Молодец, сообразила,  — похвалил он и стал гримироваться.
        Ей было приятно услышать от него эти обыденные слова, произнесенные столь редким для него, спокойным тоном. Почудилось, что перед ней Бородулин. Даже прикрыла глаза. А когда встряхнулась, прогоняя наваждение, увидела перед собой незнакомца с легкомысленной шевелюрой, рыжими щеточками под носом и полосками бакенбардов на щеках.
        — Ну-с, похож на гусара?  — Некторов приглаживал усы с щегольством и удовольствием.
        Это новое, пусть искусственное, превращение на миг принесло уверенность, что еще не все потеряно и что-то можно изменить в лучшую сторону. Сейчас он даже немножко нравился себе.
        Они вышли из корпуса и на проходной столкнулись с Петельковым. Но тот, кивнув Октябревой, мельком скользнул взглядом по Некторову, не узнав его. «Отлично,  — подумал он.  — Теперь остается, как в сентиментальном романе, посетить собственную могилу или оказаться братом матери и дядей своей жены».
        Солнце уже садилось, но все еще пекло с жестоким остервенением. В многоцветной городской толпе он, как никогда, ощутил свое изгойство, оторванность от всего и всех.
        В троллейбусе его грубовато потеснили два брата-атлета. С тоскливой обреченностью он подумал о том, что еще недавно мог так шевельнуть плечом, что эти сопляки вылетели бы за дверь. По своей уже новой привычке стал рассматривать пассажиров. Внешне он ничем не выделялся среди них, и это слегка утешало. Вон сидит старик с костылем, а у того мужчины лицо перекошено нервным тиком. Слава богу, у бородулинской невзрачности нет броских дефектов.
        Смятение, тревога и злость охватили его, когда очутился на своей улице. Октябрева плелась где-то сзади, но он не оглядывался. Все мысли были устремлены к дому, куда он шел. У подъезда остановился, перевел дыхание.
        — Я тоже войду,  — раздался рядом голосок.
        — Это уже нахальство,  — возмутился он, не оборачиваясь.
        — Войду,  — упрямо повторила Октябрева.
        — Поймите, это бестактно,  — он развернулся к ней.  — Да я просто не пущу вас к себе.
        — К себе?  — Губы девушки грустно изогнулись.
        — Ах, ясное море,  — выругался он.  — Ну идемте, идемте, полюбуйтесь уникальнейшей сценкой. Будет потом о чем болтать со своей театральной подружкой.
        — Как не стыдно!
        — Вдруг нервишки сдадут, хлюпать начнете? Между прочим, хочу доставить себе удовольствие — переночевать дома. На правах друга Некторова, приехавшего, скажем, из Киева.
        — Вы с ума сошли,  — заволновалась она.  — В клинике будет переполох.
        — Лично мне клиника принесла куда больше неприятностей.
        Какой хитростью отшить от себя эту большеглазую куклу? Она так раздражала его, что он даже не успел проникнуться серьезностью положения и здесь, у родного порога, с любопытством обнаружил леденящую пустоту в груди. Ни волнения, ни страха.
        — Не пущу!  — Октябрева вцепилась в его рукав.  — Или пойду с вами. Вдруг плохо себя почувствуете? Нет, я просто не имею права отпускать вас.
        — О каких правах вы тут болтаете? Принесли одежду, грим, помогли выбраться в город и вдруг стали права качать. Не смешно ли?
        — Вы черствый, злой, эгоист.
        — Ну-ну, продолжайте: нахал, подонок, уродина, психопат.
        Из подъезда вышла женщина и подозрительно оглянулась на них. Некторов узнал в ней соседку по площадке и чуть было не поздоровался.
        — Шут с вами, пошли,  — грубо сказал он и стал подниматься на второй этаж. Возле своей двери остановился, бросил в сторону Октябревой злобно-отчаянный взгляд.
        Глаза девушки расширились от испуга. Покусывая губы, она вертела сумочку. Он усмехнулся.
        — Всю помаду съели. Успокойтесь. Если разобраться, старая история: Одиссей возвращается домой, а его не узнают.  — И решительно нажал кнопку звонка.
        Послышались небыстрые шаги. Дверь отворилась, и Некторов ощутил болезненный толчок в груди — перед ним стояла мать. Волосы ее совсем побелели и легким облаком окутывали голову. К горлу его подступил твердый ком, он глубоко вздохнул, стараясь придать лицу спокойствие. То, что организм отреагировал на появление родного человека, так обрадовало, что удар встречи несколько притупился, стушевался, и это было спасением.
        — Входите,  — пригласила Настасья Ивановна равнодушно, не спрашивая, кто они и откуда.
        — Я — бывший сослуживец Виталия, из Москвы,  — сказал он слегка осевшим голосом и неожиданно представился: — Бородулин Иван Игнатьевич. А это Лена, моя супруга.
        Октябрева вспыхнула от такой выходки, уничтожающе взглянула на него, но промолчала, любезно улыбнувшись хозяйке.
        — Идемте,  — таким же безразличным тоном сказала Настасья Ивановна. С того дня как она потеряла своего мальчика, все для нее лишилось смысла, потянулась длинная череда одинаково тусклых дней. Несправедливость судьбы надломила ее. Поддерживало одно — ожидание будущего внука. Но все, что имело хоть малейшее касательство к сыну, было дорого ее душе.
        Они вошли в комнату. Здесь ничего не изменилось. Тахта, застланная зеленым покрывалом, письменный стол, полка с медицинской энциклопедией. Книжный шкаф, на верху которого великолепная коралловая ветвь гипсовой белизны. Не из этой ли комнаты вынесли его несчастное тело?  — мелькнуло у Некторова. Лишь один новый предмет — крупно увеличенное фото на стене, окантованное траурной рамкой. Увидев его, Некторов обомлел, в горле защекотало, забулькало, и он чуть не расхохотался. Какое дурацки важное лицо у этого парня!
        — Садитесь,  — кивнула Настасья Ивановна.
        Но ни он, ни Октябрева не шелохнулись — так приковал их внимание портрет. Настасья Ивановна вынула из халата платок, промокнула глаза, повторила:
        — Садитесь.
        Только тогда он перевел взгляд на мать, увидел, какой она стала щупленькой, как небрежно одета — в халате, тапочках на босу ногу,  — и, как-то сразу потеряв контроль над собой, рванулся к ней. Она растерянно и неловко обняла его. Беспомощно зарывшись лицом в ее грудь, он невнятно промычал: «Мама!»
        — Милый, вы так сильно любили моего сына?  — неясная тревога охватила ее.  — Кто вы?
        Октябрева оглушенно смотрела на них, и лишь когда Некторов опомнился, соскользнула в кресло.
        Он провел ладонью по лицу, взял себя в руки. Трезвым сдержанным тоном сказал:
        — Виталий проходил в моей клинике ординатуру. Способный был человек. Я бы даже сказал талантливый.
        «Однако скромности ему не занимать»,  — отметила про себя Октябрева, но тут же устыдилась своего вывода — ведь он мать утешал!
        — Виталий много рассказывал о вас,  — продолжал Некторов, жадно всматриваясь в материнское лицо. «Это же я! Узнай меня!» — стучало его сердце. Однако бесцветные от слез глаза матери смотрели на него с отрешенной приветливостью. Часами она могла слушать о своем сыне, поэтому попросила:
        — Расскажите что-нибудь о нем.  — И обернулась к Октябревой: — А вы знали Виталика?
        — Нет,  — смутилась Октябрева.
        — Мы поженились недавно,  — выручил ее Некторов и неизвестно зачем сочинил: — Моя первая супруга скончалась.
        — Значит, и у вас горе.  — Настасья Ивановна сочувствующе покачала головой.
        Ему стыдно было этой лжи — он никогда не врал матери. Припасть бы сейчас к ее ногам, открыться. Но нельзя.
        — Помню, однажды Виталий пришел ко мне сияющий, как медный пятак,  — начал он сочинять на ходу, чтобы немного отвлечь ее от грустных дум.  — «Вот,  — говорит,  — смотри». И достает из кармана орех. Обыкновенный грецкий орех. Раскусывает его и подносит мне на ладони: «Ну, как тебе нравятся эти полушария, извилины? Чем не мозг человеческий? Вдруг это растеньице — не что иное, как мыслящий субъект?»
        — Да, он был выдумщиком,  — улыбнулась мать.  — Он и опыты проводил какие-то совершенно фантастические.
        — Слыхал,  — обрадованно подхватил Некторов. Может, удастся сделать хоть самый малый намек?  — Это были операции по пересадке мозга у обезьян. Очень перспективные эксперименты. Кстати, совсем недавно Косовский и Петельков пересадили мозг от одного пострадавшего в катастрофе человека к другому.
        — Тоша что-то такое рассказывала,  — поморщилась Настасья Ивановна,  — но я не вдавалась в подробности. Все это так необычно и, знаете ли, страшновато. Но будь Виталик жив, он наверняка оказался бы в числе этих знаменитых ныне хирургов.
        — Виталий писал, что вас его работа не удовлетворяла,  — помрачнел Некторов.  — И напрасно.
        Октябрева напряженно следила за нитью опасного разговора.
        — Напрасно вас отпугивала его работа,  — повторил Некторов.  — Представьте на миг, что мозг вашего сына удалось спасти.
        — Зачем такие предположения,  — Настасья Ивановна встала. Было видно, что разговор неприятен ей.  — Надо что-нибудь приготовить.  — Она вышла на кухню. Некторов пошел следом.
        — Утешать не умею,  — сказал он, чтобы сгладить неловкость.  — Скажу одно: Виталий был бы очень огорчен, увидев вас такой убитой.
        Она вздохнула:
        — Знаю. Он всегда оберегал меня.  — И опять тревога закралась в ее сердце. Что-то почудилось в интонациях гостя. Пристально взглянув на него, она отвернулась к плите. А в следующую минуту чуть не вскрикнула — ее обняли за плечи и уткнулись носом в шею точно так, как любил это делать сын. Она стояла, боясь шелохнуться. Вот сейчас обернется и…
        «Мама!» — рвалось с его губ, но он сдержался.
        — Неладно у меня с сердцем.  — Настасья Ивановна присела на стул. Лицо ее было бледно и растерянно. Некторов быстро прошел в комнату, достал из нижнего ящика серванта аптечку, порылся в ней, отыскал корвалол.
        Выпив капли, Настасья Ивановна удивленно взглянула на него:
        — Как быстро вы нашли лекарство.
        — Ничего странного,  — стушевался он.  — Обычное место для аптечек у домохозяек. Хотите, скажу, где у вас деньги?
        Вошла Октябрева, осуждающе уставилась на него. Он замолчал. В самом деле, разыгрался сверх меры.
        — Может, вам что-нибудь помочь по хозяйству?  — предложил он.  — Двери вон скрипят, смазать надо.
        — У вас есть техническое масло?  — поспешила Октябрева, боясь, что он опять невольно сделает промах и бросится за маслом в свои закрома.
        — Право, не знаю. Надо посмотреть в шкафу, на балконе.
        — А я схожу в магазин. Что вам купить?  — предложила она.
        — Зачем же такое беспокойство?  — смутилась Настасья Ивановна.  — Мы с Тошей тут сами потихонечку.
        — Разве Тоша у нас… у вас?  — оторопел Некторов.
        — Да,  — кивнула она, не заметив его оговорки.  — Правда, ей нельзя носить тяжелого, но по дому справляется.
        — Вот я и схожу, куплю овощей. А Ваня петли смажет и отдохнет немного. Ему нельзя переутомляться, он недавно вирусным гриппом переболел.  — И, уходя, Октябрева бросила на Некторова тревожно-предупредительный взгляд.
        Он занялся хозяйством: смазал петли, починил кран в ванной. Все это время из кухни доносились частые вздохи матери, и было так тягостно слышать их, что опять не выдержал, подошел к ней, обнял:
        — Прошу, не надо так мучиться,  — сказал он проникновенно, поцеловал в лоб и ушел в свою комнату.
        Сел в кресло, закрыл глаза. Выходит, он выиграл у Манжуровой прошлогодний спор, когда после заседания кафедры сидели в лаборатории. Дым стоял коромыслом, и они втроем — Петельков, Манжурова и он — строили домыслы, что будет испытывать человек с пересаженным мозгом к своим друзьям, родственникам. Помнится, Манжурова цитировала известного романиста, уверявшего, будто чувства будет диктовать не мозг, а тело. Он же доказывал обратное и даже изрек нечто тривиальное: «Мозг — властелин тела». Выходит, был прав. Иначе его не обволакивал бы сейчас этот печально-радостный дурман родного дома, и сердце, чужое бородулинское сердце, стука которого никогда не слыхала Тоша, не билось бы в тревожном томлении, что вот-вот увидит ее.
        Придя из магазина, Октябрева энергично потянула его в клинику. Но как он мог уйти, не повидав свою Антонию! Следы ее присутствия были всюду, однако встреча с матерью так взбудоражила, что он не сразу заметил их: томик стихов на столе, платье, перекинутое на спинку стула, тапочки в коридоре.
        И он дождался. Щелкнул ключ в замке, вошла она, чуть усталая, грустная, в незнакомом широком сарафане. Видимо, у него был дурацкий вид, потому что Тоша спросила:
        — Мама, у нас гость? Он чем-то взволнован? Что случилось?
        — Ничего Тошенька, ничего. Эго приятель Виталика, Иван Игнатьевич, а это его жена Лена. Они из Москвы и, должно быть, заночуют у нас.
        Некторов так сильно сжал ее ладонь, что Тоша ойкнула.
        — Извините,  — пробормотал он и тут только заметил, как округлился ее живот, какой она стала женственной. Но не ощутил привычного волнения, которое испытывал всякий раз, когда оказывался рядом с ней. Было только уважение к этой женщине, носящей его будущего ребенка. А милая некрасивость ее лица с квадратным подбородком, которого раньше не замечал, привела в стеснение перед Октябревой. И пока они проходили в комнату, он успел расстроиться от этого открытия. Выходит, рано понадеялся, что остался прежним любящим сыном и мужем.
        Октябрева сочувствующе взглянула на него, заботливым жестом сняла с его пиджака нитку.
        — У тебя усталый вид, нам пора.
        — Куда?  — вскинулась Настасья Ивановна.  — Никуда не пущу. Переночуете у нас. Правда, Тоша?  — Чем-то притягивал ее, тревожно интересовал этот гость.
        — Конечно,  — подхватила Тоша.  — Только давайте поедим, я ужасно проголодалась.
        Некторов втайне усмехнулся — вот поди ж ты, он для нее покойник, лежит в земле сырой, а у нее, видите ли, зверский аппетит. И вообще незаметно каких-либо страданий. Но взгляд подозрительный, будто о чем-то догадывается. Или работает интуиция любящей женщины?
        За столом Тоша по-прежнему не сводила глаз с Некторова, а он потерянно искал и не мог найти в себе прежнего чувства к ней. Непонятное раздражение поднималось в нем против этой женщины.
        — Виталий никогда не рассказывал о вас,  — заявила вдруг Тоша.
        — Наверное, у него слишком много друзей. И потом он попросту не успел посвятить вас во все подробности своей жизни.  — И с досадой подумал: «А ты, голубушка, зануда».
        — Однако его обожательницы мне почти все известны,  — по губам Тоши лукаво пробежала усмешка, от которой ему стало не по себе.
        — И вы осуждаете его?  — быстро спросил он с жадным любопытством человека, обретшего редкую возможность услышать о себе правду.
        — Я бы не сказала, что было приятно выслушивать его исповеди, но искренность Виталия меня всегда трогала. Кстати, это не самый большой его недостаток. Да что мы,  — спохватилась она,  — у каждого свои грехи, а я любила Виталия со всеми его слабостями.
        Очень хотелось продолжить беседу, но Октябрева уже несколько раз предупредительно наступила под столом ему на ногу.
        Так они просидели до позднего вечера, балансируя на грани опасного разговора. Наконец Тоша застелила в соседней комнате тахту и Некторов с Октябревой остались вдвоем. Оба одновременно вздохнули с облегчением и переглянулись.
        — Ложитесь, я пересижу ночь в кресле,  — сказал Некторов, заметив пикантность нового положения.
        — Нет, это вы ложитесь. С меня еще не сняты обязанности вашей сиделки,  — возразила она.
        День, не богатый внешне событиями, на самом же деле насыщенный потаенной драмой, так утомил, что она еле держалась на ногах. Однако надо было позаботиться о Некторове, иначе неизвестно, чем завершится этот визит.
        — Тогда отбросим условности,  — предложил он.  — Честно говоря, чувствую себя отвратительно. Да и вы бледненькая после этого «чаепития со сдвигом», как у Кэррола в «Алисе».
        — Хорошо,  — не стала церемониться она.  — Только простыни ни к чему.  — Сняла постель, и они прилегли.
        — Прямо детектив,  — ворочался в темноте Некторов.  — Лучше быть каким угодно, но при своем теле.
        — А она симпатичная, ваша Тоша. Не то чтобы красивая, но милая. И ей очень идет положение будущей матери. А вы до операции были слишком раскрасавцем, мне такие никогда не нравились.
        — То-то глаз не могли отвести от моего портрета,  — буркнул он.
        — Я так боялась, что все откроется!
        — Хватит переживаний,  — оборвал он.  — Спите.  — И удивился, почти тут же услыхав ровное дыхание девушки.
        На миг все опять показалось плодом чьей-то ретивой фантазии. Чужим, под родной крышей, на одной постели с чужой девчонкой, а рядом, за стеной, мать и жена, и он для них — заезжий гость — что может быть нелепей? В стенах этого дома его прошлая размеренная, веселая и удачливая жизнь, и хоть бейся головой о стол, не вернуть ее. Кто еще так безвозвратно уходил из дому, одновременно оставаясь в нем?
        Легкие Тошины шаги. Значит, и ей не спится. Щелкнул выключатель на кухне, скрипнул стул.
        Осторожно, чтобы не разбудить Октябреву, встал. Захотелось проверить себя. Неужели Тоша и впрямь теперь для него чужая? Или только при этой кукле испытывает к ней отчуждение? Что, если раньше ему вполне хватало собственной привлекательности и не очень-то важно было, кто рядом? А теперь все по-иному?
        — У вас тоже нет сна?  — грустно спросила Тоша, когда он вошел в кухню. На столе перед ней лежала пластмассовая коробочка.  — Письма Виталия,  — призналась она.  — А что еще остается,  — сказала она, как бы оправдываясь в своей слабости.  — Буду теперь перечитывать как сентиментальная дева.
        — Вы еще молоды, можете устроить свою жизнь.  — Он был растроган, но не более. Казалось невероятным, что эта некрасивая, хотя и приятная женщина, была его подругой, женой. Что же случилось? Куда исчезла его нежность? Выходит, он и впрямь стал другим? Но тогда отчего жива его любовь к матери?
        Тоша зябко передернула плечами:
        — Только ради него,  — кивнула на бугорок живота,  — ради малыша стоит жить. А больше уже ничего не будет.
        — Что ж, спасибо,  — пробормотал он.
        — Вы что-то сказали?
        — Нет-нет, ничего.
        — Что с вами?
        — Тоша!
        Ему хотелось схватить ее за плечи, шепнуть что-нибудь благодарное и одновременно резкое, неприятное, надерзить — ведь он был в несравненно худшем положении, чем она со своей скорбью. И оттого, что ей сейчас все же лучше, чем ему, он готов был на самое гадкое. Крайней точкой сознания отметил ту бездну, которая разверзлась перед ним, и не смог удержаться, полетел в тартарары. С хладнокровной мстительностью попросил:
        — Пожалуйста, бумагу и карандаш.
        Она удивленно взглянула на него, однако принесла.
        Он сел и написал: «Нектор — Антонии». С удовлетворением отметил, что почерк не изменился. Тоша завороженно следила за его рукой. «Антония,  — продолжал он.  — Случилось то, чего еще никогда не случалось. Пациент Косовского и Петелькова не кто иной, как я. Да, ясное море, перед тобой — форма чужого дяди, а содержание жениха-мужа»!
        Он уронил карандаш, с нехорошим любопытством заглянул ей в лицо — изумленное, недоверчивое, испуганное — и, секунду помедлив, стащил с себя парик, чтобы подтвердить написанное неопровержимым доказательством — кольцевым шрамом на голове.



        4

        Разбитая в детстве банка варенья, списанная задачка по алгебре, печальные глаза женщин, которых оставлял, как только видел, что они слишком привязываются к нему,  — таков бы примерный перечень грехов Некторова за двадцать восемь лет. Но и собранные вместе, вряд ли могли они перевесить вину перед Тошей. «Это не я, это все Бородулин — оправдывался он перед собой.  — Я на такую подлость не способен». Секреция желудка, работа почек, печени — мало ли что могло изменить химическую формулу крови и подчинить себе рассудок. Тут же спорил с собой: эдак можно списать себе любую подлость. И каменел, вспоминая, как Тоша схватила листок с каракулями и, безумно поглядывая то на листок, то на него, запричитала по-бабьи: «Нет-нет-нет, вы шутите! Да? Отчего вы так нехорошо шутите?»
        — Ну? Довольны?  — гусыней прошипела на него Октябрева, когда он, бросив Тошу на кухне, вернулся в комнату. Ее белое лицо в полутьме, казалось, фосфоресцирует гневом. Она все слышала. Он сел рядом. Октябрева вскочила как ужаленная.
        — Вы сделали это нарочно! Да-да, не отпирайтесь! Я заметила: вы намеренно делаете людям больно. Знал бы Иван Игнатьевич, кто в нем поселился!
        Вот как. Кого же он обидел? Разве что нянек, когда засорял палату осколками зеркал и они по полчаса выметали их. Еще препирался с Косовским, грубил Петелькову. Но кому он причинил боль? Девчонка явно перебарщивала. Однако слова ее насторожили.


        Его побег из клиники поднял всех на ноги. По возвращении пришлось выслушать не одну нотацию. Бедный Косовский за ночь так переволновался, что выпил полпузырька валерьянки. Он был единственным, кто не ругал, а успокаивал его:
        — Ничего, дружище, когда-нибудь это все равно открылось бы. Так что не очень самоедствуй. Впрочем, разрешаю немножко и пострадать — полезно.
        Участие Косовского было приятно, но не утешало. Так изощренно нанести удар женщине, которая готовится стать матерью твоего ребенка…
        На другой день Тоша прибежала к профессору и заявила, что не выйдет из кабинета, пока не убедится в истинности слов вчерашнего гостя.
        — Он вам не соврал,  — с сочувствием сказал Косовский и разложил пред ней документы по операции Некторова — Бородулина.
        Тоша долго не могла прийти в себя. Молча сидела со сжатыми кулачками, и лицо ее то вспыхивало изумлением, то темнело горечью.
        Наконец она встала и твердо заявила:
        — Он дорог мне в любом облике. Так и скажите ему.
        — Но это уже незнакомый вам человек и безответственно так заявлять,  — сказал профессор.  — Его душевный мир так же изменился, как и тело.
        — Что ж, будем знакомиться заново,  — сухо сказала она и спросила, когда можно встретиться с…  — Тут она запнулась, выразительно посмотрев на Косовского.
        — Да-да, он все-таки Некторов,  — кивнул профессор, и она облегченно вздохнула.
        Но когда Косовский доложил Некторову о желании Тоши увидеться с ним, то вызвал такую бурю гнева, что поспешно поднял руки: «Все-все, сдаюсь! Значит, не пришло время».
        Он опять замкнулся в себе. Часами лежал, глядя в потолочное зеркало, и велел никого в палату не впускать. Однако тайное всегда становится явным. Слухи о том, что уникальный пациент Косовского не кто иной, как Некторов, проникли в институт, и смешанное чувство жалости — жив!  — любопытства и страха охватило всех, кто знал его.
        Но Косовский поставил надежный заслон — больному нужен покой. А где он, покой? Чего стоила одна Октябрева! Узнав, что в завтрак он съедает по два яйца, сделала ему очередной выговор.
        — Подумаешь, высыплют красные пятнышки на моем неуважаемом теле,  — усмехнулся он.
        — Не смейте так говорить!  — Она стукнула кулаком по тумбочке.  — Это плохое отношение к Ивану Игнатьевичу. Он не смотрел на себя наплевательски!
        Ему вдруг стало весело.
        — О да! Он холил свое тело. Оттого-то у меня проклятая одышка, когда взбираюсь по лестнице. Разъелся как баба.
        — Вы… вы!  — Не найдя слов, Октябрева топнула ногой.
        — Извините,  — он манерно склонил голову.  — Сами завелись.
        — У Ивана Игнатьевича это возрастные изменения,  — не могла успокоиться она.  — Неизвестно, каким бы вы стали через десяток лет.
        — Уж поверьте, не таким уродцем!
        Ее искреннее возмущение доставляло удовольствие. И уже не столько из-за вражды к Бородулину, сколько разыгрывая девушку, он продолжал:
        — Право, не очень удобное вместилище выбрали коллеги для моего великолепного серого вещества.
        — Да вещество Ивана Игнатьевича куда великолепней!  — не уловила она его иронии.
        — Вряд ли. Иначе позаботился бы о моем будущем и сумел придать своему телу приличный вид. В рюмку он случайно не заглядывал?
        Они долго перебрасывались колкостями, а потом Октябрева вдруг расплакалась. Громко, жалобно, в голос.
        — Что вы, Лена,  — растерялся он.  — Ну извините, если обидел.
        — Ой, да что же это я вас все время…  — всхлипнула она.  — Это я — дрянь, дрянь, дрянь!
        Он подошел к ней, погладил по голове. Чуть задержался на влажной челке и отдернул руку. Теплой волной окатило его с ног до головы, жаром плеснуло в лицо, судорогой стянуло горло. Поспешно глотнул воздух. Впервые в чужом нелюбимом теле вспыхнула тоска по женскому теплу. «Выходит, я и впрямь живой»,  — с изумлением подумал он.
        Октябрева испуганно подняла на него заплаканные глаза, губы ее дрогнули, и он с греховным головокружением погрузился в открывшуюся перед ним глубину.
        Ночью он не то летал, не то плавал в теплой, пульсирующей звездами бездне. Сердце то сжималось в необъяснимом стыде и страхе, то ликующе рвалось из груди. И Некторов впервые подумал о Бородулине с благодарностью — надо же, чем наградил его!
        Зато утром встал мрачный, как никогда. Мучительно хотелось стянуть, сбросить, растоптать лягушечью кожу чужой внешности и явиться перед Октябревой в своем первозданном виде.
        Как обычно, она пришла к восьми, сделав ему две инъекции, дала таблетку глюкозы с аскорбинкой. И все это без слов, старательно отводя глаза от его пристального взгляда. После завтрака сказала:
        — Вам нужен свежий воздух. Мы с Косовским подыскали в парке аллею, где вы не рискуете попасть под обстрел любопытных глаз. Там и беседка есть, можно посидеть, почитать.
        — Вас и вправду волнует мое состояние?
        — Почему бы нет? Кстати, вот письмо,  — она вынула из халатика конверт, протянула ему.
        Он нахмурился.
        — Будь вы озабочены моим спокойствием, не вручили бы это.  — Распечатал конверт и, пока Октябрева крутилась у ангиографа, прочел письмо,  — Они жаждут меня видеть,  — сказал с ухмылкой.
        — Кто? Жена?
        — А то кто же.
        — Вот и встретьтесь.
        — Ах, какая вы добренькая! Зачем нам встречаться? Разве чтобы извиниться друг перед другом? Ей — за то, что помнит мои слабости, мне — за тот скверный вечер.
        — Хотя бы.  — Она мельком взглянула на него, и, как вчера, перед ним все поплыло. Обычно в таких случаях он не раздумывал: подходил к девушке, обнимал ее. И сейчас уже было сделал шаг в сторону Октябревой, но спохватился.
        Она рассмеялась глазами и выскользнула в коридор. В бородулинском теле ходил совсем другой человек, и Октябрева терялась. Еще была свежа память об Иване Игнатьевиче, но то, что сейчас шло от Некторова, тревожно волновало.


        Оказывается, страдал он вовсе не от боязни быть неузнанным близкими друзьями — узнала ведь Тоша!  — а от своей невзрачности. Комплекс неполноценности, который был чужд ему и над которым раньше он добродушно подтрунивал, теперь стремительно развивался, угрожая придавить, пригнуть к земле.
        Если бы ему вздумалось сейчас вести дневник, он разделил бы тетрадь на две части и так озаглавил их — «Моя первая жизнь», «Моя вторая жизнь». Первая часть была бы мемуарной, вторая регистрировала бы события сегодняшнего дня сквозь призму вчерашнего. Но дневник выдал бы его с головой, со всей очевидностью открыв, что прежнего Виталия Некторова нет.
        В своей первой жизни он не любил философствовать и вообще всякое мудрствование считал уделом людей слабых, в чем-то ущербных и потому ищущих опоры извне. Его здоровую жизнедеятельную натуру не интересовали рассуждения о смысле жизни, о смерти и других высших материях. У него было любимое дело, была личная жизнь, планы на будущее. Что еще? Но теперь, когда катастрофично повзрослел на семь лет, одолевали мысли, которые в нормальных условиях пришли бы, наверное, лишь в старости.
        Он вызывал в памяти свой прежний облик и пытался осмыслить, какая информация была заложена в нем и для чего. Вот он шел по городу или входил в троллейбус, ловил взгляды встречных, пассажиров. Неужели его профилем любовались, как любуются прекрасной статуей, живописным пейзажем или причудливой вазой? Может, внешность все-таки неосознанно проецируют на духовную суть человека? Но невзрачность Тоши скрывает самоотверженное нежное сердце. И кто знает, чем еще обернется красивость Октябревой. А может, одно из достоинств человека и состоит в том, что он способен вылупиться из оболочки гадкого утенка? И вот перед нами прекрасный лебедь, даже если он по-прежнему напоминает полуощипанную курицу — мы уже просто не замечаем этого.
        Так все же о чем говорило людям его прежнее лицо? Что они читают в его лице настоящем? Да, внешность не безличностна. Сказал ведь философ, что длина носа египетской царицы перекроила карту мира. Или это всего лишь блестящая метафора?
        Что, если нашим обликом диктуются многие поступки и косвенно он и впрямь влияет на ход истории? Не стал ли человек более энергичным в тот день, когда вдруг увидел в озере свое отражение и осознал себя индивидуальностью? Запрограммированное природой чувство красоты привело его в ужас от созерцания собственной внешности. Все, что он потом делал: пахал, сеял, строил, сочинял,  — все преследовало одну цель: доказать и себе, и другим, что он лучше того чудовища в зеркале озера… Незримая работа мозга тысячелетиями оттачивала грубые, тяжелые черты нашего предка, пока наконец сквозь них не проглянуло лицо. Но человечество, даже его лучшие по физическим данным экземпляры, все еще не ощущало себя совершенством, и работа продолжалась: пахали, сеяли, строили, сочиняли.
        Некторов понимал — его умствования наивны, под стать рассуждениям школяра в переходном возрасте, когда болезненно относятся к каждому прыщику и веснушке. Однако мысль вновь и вновь вертелась вокруг одного и того же. Без устали перебирал в памяти друзей, коллег, будто отыскивал тот стереотип поведения, который более соответствовал его сегодняшней личине. Порой мерещилось, что наконец нащупал закономерную связь между характером, социальной сущностью и внешностью человека. Холодная заносчивость, высокомерие Манжуровой наверняка порождены ее осиной талией, длинной шеей, притягательными формами бедер и груди. Что, как не близорукость и приземистость ее мужа, придают его лицу печать жалкой улыбки и растерянности? И, конечно же, самая прямая связь между нескладной донкихотской наружностью Котельникова и его романтической тягой к путешествиям. Но уже в следующую минуту все построения разбивались в прах, потому что среди женщин с осиными талиями и длинными шеями находились отнюдь не гордячки, и на одного путешественника с нескладной фигурой приходилось три домоседа такой же наружности.
        Его терзания лучше всех понимал Косовский, но так явно он желал от него подвижничества на благо науки, что это злило. Нужно было сначала разобраться в себе, заняться устройством, обживанием своей новой телесности. А тут еще Октябрева… Практика уже давно прошла, а она все еще околачивается в клинике — носится с заумными книгами, которых, конечно же, разбирается, как заяц в азбуке.
        — Ну зачем вам это?  — не выдержал он, подцепив забытый на тумбочке том Спинозы.  — Интересничаете? Это с вашими-то прекрасными ресницами?
        Она гневно стрельнула в него глазами, схватила книжку, полистала и, слегка волнуясь, прочла:
        — «Душа может воображать и вспоминать о вещах прошедших, только пока продолжает существовать ее тело». Разве не любопытно? Если под душой подразумевать психику, память, носитель которой мозг, то, выходит, в данном случае философ не прав? Я вовсе не интересничаю. Я сейчас много думаю. А у вас было такое? Живешь себе нормально, вроде бы никаких уже тайн для тебя нет, и вдруг будто сноп света из облаков — брызнул и осветил то, мимо чего раньше с закрытыми глазами проходила.
        — И такая сладость разоблачать гениев, да?
        Она пропустила его насмешку мимо ушей.
        — За два месяца чего я только не перечитала! И Циолковского, и Федорова, и Кларка. Представьте, вполне с материалистических позиций они утверждают: в будущем человек приобретет совсем иное тело, а со временем, быть может, и вовсе избавится от телесной оболочки.
        — Наконец-то полюбили фантастику!
        — Да нет же, Николай Федоров — наш русский Фейербах XIX века, а Циолковский и Кларк — последователи его философии, а не только фантасты-мечтатели.  — И с горделивой ноткой сообщила: — Я недавно открытие сделала.
        — Ну?  — Он уже откровенно любовался ею: щеки ее заливал румянец, глаза блестели, челка взлохматилась. То, что она так близко принимала к сердцу его беду, радовало и волновало.
        — Я открыла, что человек биологически продолжает эволюционировать.
        — Что, уже кто-то сбросил с себя кожу? Или отказался пользоваться руками и ногами?
        — Нет, я серьезно. Эволюция вот в чем: увеличение продолжительности жизни — раз, акселерация — два, смешение рас и в связи с этим появление нового вида человека — три.
        — Это открытие, девочка, было сделано, когда вы еще не значились в проекте. Дополню четвертый пункт — наследственные изменения. Но я бы не хотел, чтобы лично вы эволюционировали. Поверьте, человеку долго еще, если не всегда, пребывать в телесном образе.  — Он разошелся, говорил с жаром, увлеченно.  — Оглянитесь — не так уж и много их, внешне совершенных людей. А должно быть больше, гораздо больше — в самой природе заложена идея красоты. Материя просто жаждет побывать в прекрасной человеческой форме. У скульптора тоже не сразу получается произведение искусства. Так и природа — тщательно лепит человека, и впереди у нее еще много работенки. Но я сейчас вот чем озабочен. Известно, что любят нас за наши свойства: прекрасную внешность, душу, деловые качества и даже за мохеровый свитер. Жену Бородулина, вероятно, привлекали внутренние качества Ивана Игнатьевича. Какие именно?
        — Вам не нужно подстраиваться под него.
        — И не собираюсь. Мне интересно — можно ли в чужой оболочке быть внутренне гармоничным?
        — Сомневаетесь, придетесь ли по душе Миле Михайловне?
        — Не сомневаюсь, хочу знать.
        — А вы уверены, что раньше были гармоничны?
        Этот странный человек с внешностью Ивана Игнатьевича все больше притягивал Октябреву. Она безмерно хотела помочь ему, но как это сделать — не знала. Из своего невеликого житейского опыта ей было известно, что настоящей драмой внешность может обернуться только для женщины. Но тут был иной случай. На ее глазах перестраивалась психика Некторова. И наблюдая, в каких судорогах и борениях он прилаживается к новой оболочке, пыталась облегчить ему этот процесс.
        Тот случай, на днях, когда Некторов прикоснулся к ней, что-то изменил, перевернул в их отношениях. Отчасти она все еще воспринимала его Бородулиным, соседом по дому, уважаемым отцом семейства. Но Иван Игнатьевич никогда не смотрел па нее так резко, грубовато. Как ни странно, это нравилось. И не однажды она ловила себя на мысли, что ей боязно отпускать его на волю судьбы, потому что уверена — только рядом с ней он обретет душевное равновесие. Поэтому, когда Некторову разрешили выходить за пределы клиники, она, к своему стыду, устроила за ним слежку.



        5

        В этот угол парка больные забредали редко, только по воскресеньям, когда не было процедур и врачебных обходов. Тенистая аллея среди старых разросшихся каштанов вела в беседку, скрытую от глаз диким виноградом. Рядом — сосновая рощица, в которой водились клесты.
        Еще издалека Некторов увидел Тошу. Она расхаживала возле беседки, напряженно поглядывая по сторонам. Вот заметила его, неуверенно пошла навстречу. Светлое широкое платье свободно облегало ее раздавшуюся фигуру, и снова она показалась чужой, незнакомой. Остановились. С минуту молча рассматривали друг друга. Наконец он предложил:
        — Сядем?
        Вошли в беседку, уселись на противоположных скамейках и опять уставились друг на друга.
        «Пусть это не совсем Виталий, все равно буду любить и жалеть его,  — мысленно уговаривала себя Тоша, стараясь держаться поспокойней.  — Хуже, если бы передо мной оказался Виталий, не помнящий о наших встречах, о моих руках и губах. Буду считать, что он всего лишь переоделся». И все старалась отыскать, но не находила в этом хмуром толстеньком человечке черты утерянного мужа.
        «Что ей надо от меня?  — думал в это время Некторов.  — Или одолевает любопытство, каков я теперь? А может, беспокоится об алиментах на будущего ребенка? Да нет, она не мелочная, ее мысли вовсе не об этом. Но ведь не продолжает же, в самом деле, любить мою душу? Смешно. Моя душа насквозь пропиталась бородулинскими соками, значит, я теперь не тот, и нужно сказать ей об этом». Но неожиданно спросил:
        — По школе очень соскучилась?
        Тоша вздрогнула. Низко, почти у лица, порхнула какая-то птаха.
        — Клест,  — пояснил Некторов.  — Здесь много клестов. Бытует поверье, что эти птицы переносят людские болезни на себя.
        — Так их нарочно развели здесь?
        — Нет, конечно. Предрассудки все это. Хвойная рощица, вот и поселились.
        «Об этом ли нам говорить?» — подумала она и, не сводя с него глаз, сказала:
        — Я знаю, о чем вы… то есть ты… Да, ты! Знаю, о чем сейчас твои мысли.
        «Меня раздражает твой квадратный подбородок, но тебе никогда не догадаться об этом!» — мелькнуло у него. Сухо сказал:
        — Я вел себя по-свински, прости.
        — Да что ты!  — Глаза ее влажно покраснели, она с трудом улыбнулась и замахала руками: — Ты молодец, умница! Что бы я делала, если бы так ничего и не узнала? Все эти дни я только о тебе… О том, как хорошо нам было в лагере и как мы надолго поссорились, потом помирились, и было еще лучше. Теперь уже все знают, что с тобой случилось — и Манжуровы, и Котельниковы. Все ужасно рады, что ты жив! Ну представь: каждое воскресенье бегали туда…
        — На кладбище, что ли?
        — Ну да. И вдруг… Говорят, такую штуку мог отколоть только ты. Рвутся, хотят увидеть тебя.
        — Еще чего!  — Он заерзал по скамье.  — Ни в коем случае, пока я этого не захочу сам!
        — Да-да, конечно,  — спешно согласилась она.  — Только не волнуйся, тебе нельзя волноваться.
        — Очень переживали? Только честно!
        — И не стыдно о таком?..
        — А народу было много?
        — Ой, много!  — Тоша обхватила голову руками, припомнив тот тяжкий день.  — Студентки рыдали. А одна девушка, говорят, дня три не уходила с кладбища.
        «Интересно, кто бы это?» — тщеславно подумал он.
        — Запомни, для женщины…
        — Внешность мужчины мало значит?
        — Представь!
        — Но ведь я не просто сменил костюм. Я теперь химера: то ли грифон, то ли кентавр, то ли русалка! Словом, черт знает кто.
        — Не надо так о себе.  — Она вынула платок из кармана широкого, присборенного на кокетке платья и приложила к глазам.
        — Ты вот что.  — Губы его скривились.  — Маме пока ни слова. Или уже проболталась?
        — Нет, конечно. Боязно…
        Он прочел в ее глазах жалость, и его стал разбирать смех. Вот уж никто, кроме матери, и то, когда он был ребенком, не жалел его.
        — Тоша, голубушка,  — он встал, подошел к ней, взял за руку.  — Неужто тебе и впрямь жаль меня?
        — У нас будет сын, похожий на тебя прежнего,  — сказала она, глотая слезы.
        Ему почему-то было неприятно услышать это. Он уже начинал привыкать к себе теперешнему, и ее слова были восприняты как отталкивание от его нынешнего облика, в то время как Тоша тянулась к нему со всей открытостью и щедростью своей натуры. То, что он жив, было радостным и горьким чудом, которое она приняла с горькой необходимостью,
        — Все так необычно,  — говорила она сбивчиво, прикладывая к мокрым щекам ладони.  — До сих пор я считала, что операции, о которых ты рассказывал, не скоро, в будущем… С другими. И вот… Я верю, ты выдержишь все это… А мама… Господи, это же мама! Вот увидишь, все будет по-прежнему. Знаешь,  — она вскинула голову,  — Арахна в греческих мифах, даже став пауком, продолжала ткать свою нить.
        — Благодарю за прелестное сравнение,  — усмехнулся он.
        — Что это я…  — Она в отчаянии потерла виски. Губы ее дрожали.  — Я ведь вот о чем: в любых обстоятельствах человек не меняет своей сути. Не должен менять.
        — Успокойся,  — он сочувственно сжал ей руку.
        Она жалобно улыбнулась:
        — Мне еще нравится у Толстого: каждый недоволен своим состоянием, но никто не жалуется на отсутствие ума. А помнишь, когда мы сбежали из лагеря на два дня в Симеиз, ты читал мне на пляже Звягинцеву:
        Но вот какое диво:
        душа горит всего сильней, когда
        прекрасное бывает некрасиво
        и пышности в нем не найдешь следа.

        «Ну не забавно ли?  — подумал он.  — Октябрева подбадривала философией, Тоша стихами. Удивительный народ — женщины».
        Знакомым жестом Тоша очертила пальцем его профиль со лба до подбородка:
        — Я скоро привыкну. Обещаю.
        Такое легкое примирение с его новым обликом вовсе не обрадовало. Он неловко отпрянул, смутился и выскочил из беседки.
        — Вот, полюбуйтесь!  — Петельков бросил на стол профессора ворох корреспонденции.  — Больше половины из-за рубежа. Несколько писем мне, остальные вам. Умоляют, настаивают и даже требуют, чтобы поскорее опубликовали подробности операции.
        — И мало кто интересуется ее последствиями.  — Косовский распечатал два письма, бегло пробежал глазами и отложил.
        — Не кажется ли вам, что Некторов слишком прижился в клинике? Волнует его нелюдимость, замкнутость, нежелание видеть друзей и родных. Все это логично, ожидаемо, но есть ведь предел…
        — Не торопите события, Борис Григорьевич.
        — А чем кончилось его свидание с женой?
        — В тот день он почти ничего не ел, а Тоша ушла с заплаканными глазами.
        — Меня до сих пор считает своим первым врагом.
        — Это не должно удручать. Есть нечто более серьезное.
        — И все же неприятно, когда на тебя косятся как на преступника.
        — Кое-что мне уже нравится в нем.  — Косовский достал из ящика стола пачку бумаг, порылся в них и вынул листок в клетку.  — На днях дал ему посмотреть эту канцелярию. Говорю: «Наделал переполох, теперь помогай. Мне нужен секретарь». Попросил ответить на несколько писем. И что вы думаете? Нахулиганил, как мальчишка. Но меня это даже обрадовало. Вот послушайте: «Уважаемый профессор Моррисон! Вас интересуют подробности нашумевшей операции «Некторов-Бородулин»? Спешу сообщить: операция столь проста, что скоро ее будут делать конвейерным методом. При этом желательно, чтобы мозг, предназначенный для трансплантации, имел побольше извилин, а тело, к которому его пересаживают, соответствовало современным стандартам красоты. В противном случае ваши пациенты могут проделать подобный эксперимент с вами».
        — Не понимаю, что вас восхитило. Я бы, наоборот, оскорбился.
        — Напрасно, он ведь немного подтрунивает над самим собой. Это хороший признак.
        Петельков хмыкнул что-то неопределенное, прихватил истории болезней и ушел.
        Косовский, быть может, как никто, понимал сущность разлада Некторова с самим собой. Вина перед коллегой не покидала его ни на минуту, и он спрашивал себя — была бы она такой же острой, если бы пациентом его оказался чужой человек?
        Он рассматривал рентгеновские снимки, когда внимание его привлекли шум и крики в коридоре. Дверь кабинета распахнулась, на пороге выросла женщина — худая, взъерошенная, с пестрой вязаной сумкой и в желтых туфлях на такой высокой платформе, что они казались маленькими ходулями. Сердце профессора оборвалось — он узнал, кто перед ним. Неустойчиво покачиваясь на каблуках, женщина быстро вошла в кабинет. За ней влетели две медсестрички.
        — В чем дело?  — Косовский снял очки и вышел из-за стола.
        — Мы не пускали!
        — Она сама! Такая нахальная!
        Сестрички вцепились в женщину и потащили к двери.
        — Я — Бородулина!  — взвизгнула она. Ее остроносое лицо так негодующе зарделось, что и на блондинистые волосы лег розоватый оттенок.  — Бородулина я!  — повторила она с ноткой угрозы.
        — Оставьте ее,  — приказал он сестрам.
        — Силой прорвалась,  — виновато объяснила старшая.
        — Уже была у палаты Некторова,  — уточнила молоденькая, с крупными веснушками на щеках.
        Косовский гневно взглянул на них и обратился к посетительнице:
        — Садитесь, Мила Михайловна. Мы ведь как договорились — подождать еще недельки две. И незачем лишний раз напоминать, кто вы. Вас тут хорошо знают.
        Она победно оглянулась на удаляющихся сестер, одернула пестрое мешковатое платье из трикотина и села.
        — Что случилось?  — Косовский внутренне подготовился к тому, чего ждал со дня на день.
        — Михаил Петрович, мне сказали…  — Острый носик Бородулиной покраснел, она сделала многозначительную паузу, после которой напористо, с вызовом сообщила: — Я знаю все!
        — Что «все»?
        — Все.
        — Ну и?..
        — А это смотря что вы ему там вставили. Если чего-нибудь похуже, я буду жаловаться министру здравоохранения.
        — Почему «похуже»? Разве было что-нибудь не очень?
        — Представьте. Только в последние два года образумился. А до этого — страшно вспомнить! Ну скажите, разве не срам, работая фотографом, жить на одну зарплату да еще держать семью в долгах!
        — Отчего же так получилось? Ведь он не пил.
        — Да, но я женщина, мне хочется выглядеть как все. А тут еще двое детей. Вон друг его Котиков уже и «Волгу» купил, и норковую шубу жене. А этот все фотографировал какую-то гадость: стебли растений, лоскутки, крашеную воду. А потом на пещерах помечался. Как воскресенье, так его несет с аппаратом в горы. Хорошо хоть люди подсказали, как его приструнить.
        — И как же?
        — Пригрозила разводом, и что малышек с собой возьму. Без меня, предположим, он прожил бы, а вот девчонок любит безумно. Вмиг за ум взялся. Стал подрабатывать на стороне, забросил свои нелепые съемки. И вообразите, даже внешне посолиднел. А то был щупленький как мальчишка.
        Последняя фраза заинтересовала Косовского.
        — И что, всего за два года располнел?
        — Не располнел, а посолиднел,  — повторила она.  — Лицо у него стало другое. Ответственное, что ли. Так мне надо знать, лучше он стал или хуже.
        Косовский с минуту молчал. Вот поди ж ты, поговори с этой особой серьезно, если до нее не доходит главное.
        — Не лучше и не хуже,  — сказал он, стараясь не раздражаться.  — Он совсем другой. И вас теперь не узнает.
        — Это как не узнает?  — Бородулина вскочила.  — Да я… Сегодня же напишу в министерство!  — Ее бегающие глазки, казалось, вот-вот ускользнут с лица. Она скандально подступила к столу.  — Я этого так не оставлю! Покажите мне мужа! Сейчас же!
        — Мила Михайловна, вы умная женщина. Сядьте.  — Косовский обнял ее за плечи и усадил.  — Подождем немного, он сейчас в неважном самочувствии. Но если вы так настаиваете, скажу правду: Бородулина, как такового, нет. Человек, с которым вы скоро увидитесь, Некторов Виталий Алексеевич.
        — А дети?!  — опять вскрикнула она.  — А регистрация в загсе?!
        — Пусть вас это не волнует, уладим. Детям будет назначено солидное пособие. Впрочем, ничего еще не известно. Может, все будет по-прежнему.
        Бегающие глазки понемногу успокоились. Бородулина шумно вздохнула.
        — Ладно, посмотрим,  — примиряюще сказала она и встала.  — Я тут принесла ему тертую смородину в сахаре.  — Она вынула из сумки баночку и поставила на стол.  — Его любимое лакомство.
        «Кто его знает, что он теперь любит»,  — подумал Косовский.



        6

        Весь день взбалмошно и весело девочки хлопали дверьми: то схватят кусок яблочного пирога, то вынесут во двор и опять занесут игрушки. Потом прибежали, затормошили:
        — Мы на качели, тут недалеко. Мамочка, ну пожалуйста!
        — Идите, ради бога,  — отмахнулась Бородулина и устало опустилась на диван.
        За весь выходной и не присела. Чего только не переделала: и стирала, и полы мыла, и обед готовила. Даже пирог испекла к приходу Валентины. Подруга должна была появиться с минуты на минуту, и Мила Михайловна то и дело поглядывала на часы — скорей бы!
        Две недели она хранила от всех свою невероятную тайну, честно выполняя просьбу Косовского держать язык за зубами. Молчание дорого стоило ей — начались мигрени. На работе путала в документации фамилии и цифры, стала рассеянной, раздражительной. Коллеги сочувственно вздыхали — надо же, как переживает за супруга! О подробностях беды, постигшей Бородулина, никто не знал.
        К концу второй недели вынужденного молчания Мила Михайловна ощутила такой зуд в груди, что начала срочно думать, кому бы излить душу. После некоторых раздумий остановилась на своей сослуживице Валентине Сойкиной. Это была женщина, которой Бородулина ни разу не позавидовала. Незамужняя, в одной комнате с больной матерью-старухой, Валентина являла собой пример неудачной тихой жизни и умела искренне сочувствовать другим.
        Будь Бородулин законченным покойником, Мила Михайловна искренне бы скорбела по нему и, как это бывает, возможно, заново полюбила бы. Но сейчас ее одолевали самые противоречивые чувства. «Охламон ты мой невезучий»,  — думала она порой с горькой нежностью. Но вдруг накатывала ярость, и она рвала и метала, бормоча: «Погоди, встретимся, разберемся, кто ты теперь. И тогда…» Что будет тогда, Бородулина не знала.
        Чуть не ежедневно она совершала набеги на клинику, прихватывая с собой дочерей. Часами простаивала у проходной, слезно умоляя впустить. Но все кончалось тем, что вызывали дежурного врача, давали ей бром, валерьянку, уговаривали держать себя в руках и терпеливо ждать. В такие минуты ей нравилось быть в центре внимания — на нее смотрели с уважением и сочувствием. А ведь рано или поздно пресса объявит имена пациентов доктора Косовского, и тогда ее фамилия, а может, и фотография, замелькает на газетных страницах. Нет, она, конечно, до глубины души потрясена тем, что случилось с мужем, но мысль о возможной популярности их семьи все чаще приходила в голову.
        То-то запричитает, заахает, узнав обо всем, приятельница Валентина.
        И Мила Михайловна так ясно представила, как усядутся они за стол, как нальет она в стопочки винца и проговорит со слезами на глазах: «За покойного Ивана Игнатьевича!» — «Ну?!  — подпрыгнет подруга.  — Неужто скончался? Что же до сих пор молчала?» — «И скончался и в то же время жив»,  — скажет она загадочно, промокнув глаза платком. «Ничего не понимаю»,  — пробормочет Валентина. «Думаешь, я понимаю!» — воскликнет она. И вот тогда обрушит на подругу свою тяжелую, невыносимую тайну.
        Позвонили. Мила Михайловна вскочила, бросилась к двери. «Наконец-то пришла»,  — подумала она.
        На пороге стоял Бородулин. Был он бледный, чуть осунулся, и одежда висела на нем, как с чужого плеча.
        Отпустили!  — охнула она, забыв на миг обо всем, что рассказывал Косовский. Засуетилась, забегала, схватила его под руку и потянула в комнату.
        Тощая, кудрявая блондинка не понравилась Некторову и привела в замешательство, когда вдруг разрыдалась на его груди. Тут же откуда-то появились две девчушки лет пяти и семи, очень похожие на Ивана Игнатьевича, и эта похожесть неожиданно отозвалась теплым еканьем в сердце.
        — Что, малышки, как жизнь?  — деланно бодрым тоном спросил он, смущенно проходя в комнату и присаживаясь на стул.  — Вас зовут…
        — Ира и Кира,  — быстро подсказала Мила Михайловна, испуганно взглянув на него.
        — Ира и Кира,  — повторил он.
        — Какой ты стал смешной,  — девочки рассмеялись.  — Когда выздоровеешь, сыграешь с нами в «тумборино»?  — спросила младшая.
        — Я потом все объясню.  — Бородулина прижала к щекам Некторова ладони и жадно заглянула ему в глаза.  — И вправду не совсем тот,  — пробормотала она.  — Погуляйте еще,  — отстранила от него девочек.
        — Мы так соскучились,  — обиделась старшенькая.
        — Ты обещал поехать с нами в лес и наловить под цветочками лампумпонов. Мы увидим их, правда?  — прошепелявила малышка.
        — Обязательно увидим.  — Некторов погладил Киру по голове.
        Странно знакомым показалось тепло девочкиных волос под рукой, будто уже не раз прикасался к ним. Захотелось обнять ее, усадить к себе на колени, но Мила Михайловна решительно выпроводила дочек за дверь.
        «Неужели это память бородулинского тела?  — подумал он.  — Но тогда почему я безразличен к его жене? Более того, она глубоко не симпатична мне».
        Он оглянулся. Комната была заставлена самодельными книжными шкафами и стеллажами, между которыми висели большие и маленькие фотографии морских, горных пейзажей и странные фотофантазии с непонятными контурами, квадратами, спиралями.
        — Этот профессор чуть с приветом, да?  — В голосе Бородулиной прозвучала надежда. Муж почти не изменился, и трудно, невозможно было поверить в то, что перед ней чужой человек, как уверял Косовский.  — Болтают, вроде ты другой?
        — А каким бы вы хотели меня видеть?
        — Чего развыкался? Я ведь знаю на тебе любой закоулок.
        Некторов смутился. Потом переспросил:
        — Так все же, каким вы хотели бы меня видеть?
        — Лучшим,  — отрезала Мила Михайловна.  — Практичным и ответственным за семью. Без заскоков.
        И он вдруг всей кожей ощутил, как скучно и тоскливо жилось Бородулину с этой женщиной. Встал, прошелся по комнате. Мила Михайловна забегала рядом:
        — Ну хоть скажи что-нибудь, успокой мою душу,  — лепетала она.  — Что теперь нам делать?
        — Да ничего,  — сердито ответил он.  — Мы с вами — совершенно чужие люди.
        — Ах ты, господи,  — она всплеснула руками.  — Нет, все это не доходит. Что же, теперь и жить здесь не будешь? А что соседи скажут? Позор-то какой! А девочки?  — она вцепилась в его рукав.
        — Я-то при чем?  — пожал он плечами.
        Бородулина возмущенно подскочила:
        — Или не эти руки обнимали меня больше семи лет? Не эти губы целовали?
        Некторов покраснел. А Мила Михайловна разошлась не на шутку.
        — Чихать я хотела, что у тебя нынче в твоем черепке! Вот он ты, с твоими юродивыми глазами нищего мечтателя, от чьих фантазий в этом доме никому ни холодно ни жарко!
        — Это уж слишком!  — вскипел он, вдруг обидевшись за Бородулина.  — Дочери обожали вашего мужа. И вот это,  — он кивнул на стену с фотографиями,  — мне нравится гораздо больше, чем побочная халтура, на которую вы его толкали.
        — Еще бы,  — горько скривилась Бородулина.  — Цирковые фокусы всегда эффектны. А у меня уже сил не было смотреть на эту придурь!  — Она подбежала к стене, плюнула на нее, а потом стала одну за другой срывать фотографии и бросать на пол, приговаривая:
        — Вот! Вот тебе! И еще вот!
        «Ну, чумная баба. Бедняга Бородулин, с какой мегерой жил»,  — подумал Некторов и незаметно успокаивающе погладил свою руку.
        Мила Михайловна была вне себя. Она топтала снимки ногами, комкала, рвала на кусочки.
        — Стоп!  — вскрикнул он в тот миг, когда Бородулина протянула руку к последней причудливой фотографии. Показалось, что сквозь пятна туманной Галактики на фото мелькнуло человеческое лицо.
        — А-а-а, самую фокусную пожалел! Еще бы! Два часа возился, мозгуя, как бы поинтересней намазать на хлеб горчицу. На, лопай!  — Она сорвала фотографию и бросила Некторову под ноги.
        Он поднял снимок, стал разглядывать его, то приближая к глазам, то отдаляя, и с изумлением обнаружил, что фото двупланово. При близком рассмотрении на нем были какие-то космические завихрения, скопища звезд. Но стоило отвести фото подальше от глаз, как на нем четко вырисовывалось бородулинское лицо. Лекторов сразу узнал его, а узнав, поразился: оно не было похоже ни на одно изображение Бородулина, с которым его познакомила Октябрева. Лицо Ивана Игнатьевича было тонким, одухотворенным, глаза смотрели проницательно, насмешливо и мудро. Стоило чуть сдвинуть фото, и лицо исчезало.
        — Горчица, намазанная на хлеб,  — в раздумье сказал Некторов. Перевернул фото и прочел на обратной стороне: «Превращение».  — Что вы сделали с ним, Мила Михайловна?  — с горечью сказал он.
        — С кем?
        — С мужем своим.  — Он спрятал фото за пазуху и пошел к двери.
        — Куда?!  — рванулась Бородулина. Обняла, припала к груди.  — Все равно это ты, Ваня! Ты, ты! Голос твой, и все твое!
        — Нет, Мила Михайловна,  — твердо и неприязненно сказал он.  — Но я буду навещать вас и детей, если хотите. Только не устраивайте больше таких сцен.
        — А ты докажи, что ты — это не ты!  — Она неожиданно приняла воинственную позу.
        Он мягко отодвинул ее, вышел за дверь и на площадке столкнулся с Октябревой. Она стояла с девочками Бородулиной и рассказывала им что-то забавное, от чего они хлопали в ладоши, смеясь от удовольствия.
        — Неужто шпионите?  — радостно изумился он.
        — Вот еще! Я здесь живу!  — вспыхнула девушка. Глаза ее стали огромней, глубже.
        Фотография «Превращение» висела теперь на стене в палате Некторова, и он подолгу рассматривал ее. Притягивала не столько техника фотоснимка — когда при легком повороте головы из звездной туманности вдруг появлялось лицо,  — изумляло само лицо: выражение глаз, одухотворенность, которая скрашивала неправильные черты, придавая лицу особую, как бы сотворенную самим человеком красоту. Снимок был сделан, вероятно, лет пять-шесть назад. В последнее время Бородулин огрубел, располнел. Уж не потерял ли он и некий жизненный ориентир, проживая с Милой Михайловной? Снимок что-то подсказывал Некторову, но подсказка эта была еще невнятной.
        Через несколько дней он устроил себе новое испытание: позвонил Верочке Ватагиной, назвался поклонником ее таланта и спросил, нельзя ли им встретиться — у него важное к ней дело. Верочка немного поломалась, но потом согласилась — уж слишком серьезен и настойчив был голос незнакомца.
        Свидание назначили на семь вечера в ресторане «Океан».
        Из клиники Некторов вышел часа за два. В этот раз парик не надел — волосы после операции уже отросли, и хоть на макушке красовалась лысинка, решил предстать перед Верочкой не замаскированным, со всеми своими прелестями. В троллейбусе к нему притиснулся человек с русой бородкой и обнял за плечи.
        — Привет, Ваня! Говорят, ты болел? А я все собирался забежать, да дела заели. Как самочувствие? Видел Милу на днях. Вид у нее какой-то загадочный. А я уж испугался, думал, с тобой совсем плохо. А ты ничего, молодчага, выкарабкался! Так как с широкоугольным?
        — А что?  — растерялся Некторов, соображая, как выкрутиться из этого положения.
        — Ну как же, ты ведь обещал. Хотел у Милы взять, не дает без тебя. Будь спок, верну в целости. В случае чего, за амортизацию коньячок.
        — Да что там,  — пробормотал Некторов, сообразив, что речь идет о фотоаппарате.  — Скажи, что меня встретил, я разрешил. А ты что, дома не живешь?
        — Еще нет. Это я так, прогулочку себе устроил. Но скоро выпишусь. Будь здоров!  — и поспешил выскочить из троллейбуса.
        Было первое сентября. Стайки школьниц в белых передниках придавали городу праздничную оживленность. Некторов вспомнил о Тоше. Должно быть, сегодня ей особенно тоскливо дома. Зашел в будку телефона-автомата и позвонил домой. Трубку взяла мать. Екнуло сердце — услышит мужской голос и, чего доброго, приревнует к Тоше, расстроится.
        — Алло, алло? Кто это?  — чуть тревожно спрашивал материнский голос.
        Он помолчал, затем медленно опустил трубку на рычаг.
        «Внутренней свободы, вот чего тебе не хватает,  — вспомнил слова Косовского.  — Попробуй восстановить прежнее состояние раскованности, легкости, присутствия удачи».
        Легко сказать — восстановить. А как?
        Он вошел в гастроном, купил пачку папирос. В соседнем отделе, где продавали колбасу, стояли человек пять. К прилавку без очереди подошел щупленький мужчина в спортивном костюме.
        — Девоньки, голубоньки, позарез некогда, автобус отходит,  — пропел он ласково. И, странное дело, непроницаемое до этого лицо продавщицы оживилось, она мягко кивнула ему:
        — Сколько?
        — Триста.
        Схватив завернутый в бумагу колбасный брусок, мужчина быстрым шагом покинул гастроном.
        Некторов выбежал следом. Никакой автобус не ждал этого пройдошного малого, который тут же сбавил скорость и прогулочным шагом побрел по тротуару. «Ну, проныра!  — восхитился Некторов.  — Натиском взял!»
        Пример был не из лучших, чтобы ему подражать. Однако мелькнула озорная мысль — не попробовать ли себя в каких-нибудь ролях, прежде чем увидеться с Верочкой? Не сыграть ли Бородулина, каким он представляет его? В конце концов пора обживать свое новое телесное убежище. Случай представить себя в этой роли быстро нашелся. Впереди шла молодая женщина, толкая перед собой детскую коляску с грудным младенцем, левую руку оттягивала сетка с арбузом.
        — Разрешите?  — подскочил он, перехватывая сетку.  — Далеко?
        — Вам какое дело! Чего пристали?  — Женщина потянула сетку на себя.  — Отдайте, а то крикну милиционера,  — сказала она, подозрительно осматривая Некторова.
        Он растерялся, замедлил шаг и, понурив голову, побрел дальше. Неудача обескуражила. Два часа бродил по городу и отмечал про себя, что у него появилось совсем иное, новое зрение. Никогда не воспринимал он человека раздробленно, теперь же видел лишь телесные оболочки, начиненные различным содержанием. Встречались лица, которые пугали. Казалось, телесная форма у таких людей лишь упаковка пустоты. В других, наоборот, поражала огромность внутренней жизни, которой было как бы тесновато в рамках внешнего одеяния. Он решил, что перед Ватагиной не будет разыгрывать чью-либо роль, а постарается вспомнить себя прежнего.
        Ровно в семь Некторов расхаживал с букетом белых гвоздик возле ресторана и жалел, что не надел парик — с ним опять кто-то поздоровался. Нехорошо компрометировать Бородулина, но и о себе не мешает позаботиться — не ходить же теперь в парике всю жизнь.
        Верочка кокетливо опоздала на пятнадцать минут. Как всегда, она была экстравагантна и нарядна: светлые брюки на широком поясе, блузка, расшитая цветами, сердоликовые бусы на длинной нити.
        — Привет,  — бросил он по привычке, подхватывая ее под руку. Она отпрянула, но он, заметив свою оплошность, решил не отступать, вести себя непринужденно, как в былые времена.
        — Так это вы?  — Она любопытно смерила его с ног до головы, и только тут он заметил, что стал чуть ниже ее. Это обескуражило. Раньше было наоборот. Но, вероятно, смелость его пришлась Верочке по душе, она тут же перешла на «ты», и они через минуту были как старые знакомые.
        В зале было интимно, уютно. Низко опущенная над столиком лампа как бы изолировала их от всех. Они сидели, пили крымский белый мускат. Некторов читал наизусть ее стихи и вел себя так же галантно, как и в былые времена.
        — Вы, конечно, слышали об уникальной операции доктора Косовского?  — вдруг спросила Верочка.
        — Слышал,  — насторожился он.
        Верочка оглянулась по сторонам, придвинулась к нему и доверительно сообщила:
        — Сногсшибательная история. Хотите, расскажу подробности? Только все это пока в секрете.
        «Отчего же болтаешь?» — подумал он и заинтересованно приготовился слушать.
        С минуту Ватагина сидела молча, сдвинув к переносице выщипанные бровки и задумчиво постукивая длинными розовыми ноготками по столу. Потом отхлебнула глоточек вина и рассмеялась:
        — Мне иногда кажется, что Некторов — ну тот, чей мозг пересадили в другое тело,  — нарочно подстроил эту историю. Ну как бы подшутил над всеми, чтобы доказать что-то свое.
        — Хороши шуточки!  — возмутился он.
        — Ты его не знаешь, он способен на все. Я очень любила его. Целых три года! Обычно это у меня длится год-полтора, а тут — три года! Отличный был парень, но таких страстей, конечно, не стоил.
        — Это почему?  — обиделся он.
        Она взглянула на него лукаво, насмешливо, и сердце его заколотилось — уж не догадывается ли, кто он? «Да нет, показалось»,  — успокоил себя.
        — Слишком Некторов был очарован собой.
        «Не ты ли подбавляла мне этого очарования своими стишатами?» — чуть не взорвался он и сказал:
        — Наверное, были тому причины.
        — О да! Видел бы ты его: красавец! К тому же умен, талантлив. Но чего-то в нем не хватало. Как в борще, куда забыли положить морковку или капусту.
        — Однако образность у тебя не изящная.
        — Да-да, как в борще,  — жестко повторила она.
        — А теперь надо надеяться, в нем все ингредиенты?  — усмехнулся он, вставая. С легкой тревогой пригласил ее на танец.
        Как и в прежние времена, она прижималась к нему с трогательной самоотдачей. Так же взволнованно узились ее и без того маленькие глаза, а волосы глубокой черноты бойко летали по плечам.
        «Вот тебе и на,  — думал он разочарованно,  — выходит, ей все равно кого обнимать — цветущего красавца или плешивого коротышку». И тут же охватывала радость — если и для нее, и для Тоши он по-прежнему интересен, значит, есть в нем нечто, могущее нравиться независимо от его внешности?
        Порою из притемненного зала с пятнами столиков ему чудился чей-то внимательный взгляд. Но кто и откуда рассматривает его, не мог уловить. Весь вечер они беседовали о поэзии, об общих знакомых, а потом Верочка почему-то длинно и горячо рассуждала о том, что право на любовь вовсе не дается ни внешностью, ни возрастом — каждый достоин этого чувства.
        Давно ему не было так хорошо. Чуть приглушенная многоголосица зала, музыка эстрадного оркестра — все это после больничной тишины будоражило, приподымало, и, разгоряченный вином и Верочкиными словами, он порой забывал, кто он и что с ним. Но потом вдруг стало обидно за себя прежнего — слишком ласково смотрели Верочкины глазки-шарики на него, нового поклонника.
        Он расплачивался с официанткой, когда Ватагина куда-то улизнула. Стал искать ее и нашел в другом конце зала с какими-то девушками. Одна была в очках и пристально смотрела в его сторону. Лицо другой он не разглядел — она сидела спиной к нему, но что-то знакомое почудилось в абрисе ее плеч, головы.
        Тут Верочка прервала беседу и поспешила к нему.
        На улице их остановили ее друзья. Минут семь болтали ни о чем, и только распрощались, как он увидел Октябреву. Она выходила из ресторана с очкастой девушкой. Это с ними разговаривала Ватагина. Он понял, что его разыграли. Настроение вмиг испортилось. Было досадно и неловко.
        Верочка стушевалась, потянула его за руку, но он отстранился.
        — Не сердись,  — пробормотала она.  — Мы хотели тебе помочь.
        Он неприязненно взглянул на нее, подождал, пока Октябрева поравняется с ними.
        — Мой личный детектив неосмотрителен,  — сказал он.  — В следующий раз советую гримироваться под официантку.



        7

        Пухлощекий человек в зеркалах уже не отталкивал. Некторов сросся, слился с ним. Однако на смену вражде к своему телу пришло щемящее чувство жалости. Оно захлестнуло с такой силой, что на время вытеснило то, что зарождалось в нем к Октябревой. Кто знает, во что бы вылилась эта жалость, если бы не одно происшествие.
        Некторов лежал и рассматривал бородулинскую фотофантазию «Превращение», когда стук каблучков в коридоре возвестил, что его мучительница будет сейчас здесь.
        — Все модничаете?  — буркнул он, заметив плиссировку на ее халате.  — Еще бы нацепили на нос батистовую маску с кружевами. Между прочим, ваш курс уже закончил практику.
        Октябрева протянула ему градусник.
        — Я вам надоела?
        — Очень!
        — Благодарю. Вы мне тоже.  — Она присела на теплобатарею, вынула из халата миниатюрный флакончик с лаком и стала подкрашивать ногти.  — А не пора ли вам уходить из этой кельи? Косовский не решается предложить что-нибудь, надо бы и самому подумать о своем будущем.
        — Профессор не был сегодня на обходе. Почему?
        — У него неприятность.
        — Кто-нибудь умер?
        — Да. Обезьяна.
        — Клеопатра?!
        — Кажется.
        Октябрева мельком взглянула на него и замерла. Лицо Некторова исказила гримаса ужаса. Он медленно встал. Градусник выскользнул из-под его руки и звякнул об пол.
        — Что с вами!  — Она бросилась к нему.
        Он оцепенело смотрел куда-то мимо нее и беззвучно шевелил губами.
        — Отчего она умерла?  — наконец выговорил он.
        — Неизвестно. Знаю только, что Косовский очень дорожил ею.  — Догадка вдруг мелькнула в ее глазах, и она испуганно прикусила губу.
        — Мне нужно побыть одному.  — Он тяжело опустился на койку.
        Она попятилась к двери и, мысленно ругая себя за болтливость, вышла.
        Некторов судорожно притянул к себе подушку, зарылся в нее, будто скрываясь от незримой, подступившей вплотную угрозы. Неужели что-то упустили, и его срок отмерен какими-то жалкими месяцами? Да что там месяцы, в любую минуту и секунду может прерваться его связь с миром. Черная тяжесть навалится на него, придавит, расплющит, и уже не будет ничего. Ничего. Боже мой! Ему подарили способность дышать, двигаться, говорить, любить… А он валяется на этой койке и терзает себя никчемными, жалкими мудрствованиями. И ведь уже был по ту сторону, но свершилось чудо, а он до сих пор не понимал этого.
        Как бы не веря, что он живой, встал, сделал несколько шагов, согнул руки в локтях, подпрыгнул, обвел глазами палату. Сердце колотилось сильно и болезненно. И эта неожиданная боль была тоже одним из компонентов его бытия, физическую полноту которого он никогда так остро не ощущал.
        — Надо что-то делать, что-то делать,  — забегал он по палате. Бросился к шкафу и стал поспешно одеваться.
        Во дворе института наткнулся на служителя питомника, схватил его за плечи и встряхнул:
        — Что с Клеопатрой? Отчего она умерла?
        — Да ты кто такой? Да отпусти же!  — Дядя Сеня вырвался из его объятий и сердито отряхнулся.  — Она что тебе, тетка или бабушка, эта Клеопатра? Ходят тут всякие. Обожралась эта дура порчеными консервами, и все дела. Куда ж там, траур мировой устроили! Косовский аж почернел. А кто виноват? Уборщица. Это она угостила шимпанзе отравой. А меня, наверное, теперь уволят,  — тоскливо сказал он.
        — Консервы!  — Некторов опять бросился к дяде Сене и поцеловал его в нос.  — Консервы!
        — Ты чего?  — опешил служитель.
        Консервы! Выходит, ему дана отсрочка на неопределенное время. Собственно говоря, у каждого подобная отсрочка, но многие считают, что они, если не вечны, то, по крайней мере, отмечены печатью долгожительства.
        Манжурова сидела у микроскопа, когда он вошел. Подняла голову и опять уткнулась в микроскоп.
        — Отчего умерла Клеопатра?  — с ходу спросил он.
        Не отрываясь от работы, Манжурова небрежно бросила:
        — Порченые консервы.  — Лицо ее было сосредоточенно скучным.
        — Точно?
        — Точно.
        — Ясное море!
        Ирина вздрогнула, обернулась.
        — Ясное море!  — повторил он весело.  — Отчего ты такая кислая, Ирина? Отчего люди вообще часто хмурятся? Злятся?  — и, не дав ей опомниться, выскочил из лаборатории.
        Был обычный сентябрьский день с чадом машин и деловой кутерьмой. Некторов шел по улицам и смотрел вокруг глазами человека, который вдруг вынырнул из черной пропасти и вот оглушен, ослеплен и очарован хлынувшими на него звуками, красками, запахами.
        — Я иду. Мои ноги твердо ступают по земле, воздух омывает мои легкие, сердце стучит в полную мощь, глаза впитывают, уши внимают,  — ликовало его существо.  — Я ощущаю, чувствую, думаю. Я — человек! Я — живу!
        Мимо пробежала облезлая рыжая дворняга с высунутым языком. Некторов обернулся и с восторгом проводил ее глазами — в жизни не видел такой прелестной собаки! С работы деловым шагом возвращались люди, и он вдруг впервые разглядел, как они по-разному красивы в своей озабоченности, погруженности в себя или веселой открытости. Все вокруг куда-то спешили, бежали, ехали. Троллейбусы были переполнены пассажирами, сновали автомобили, мотоциклы. И это всеобщее движение было символом самой жизни, ее буйства и торжества.
        Что-то щелкнуло его в макушку, под ноги подкатился блестящий орешек каштана. Мимо проехала стайка девчонок на велосипедах. Одна из них, длинноногая, с рыжей челкой, чем-то смахивала на Октябреву, и он заспешил в клинику.
        Они столкнулись в вестибюле.
        — Где вы пропадали? Пожалуйста, докладывайте, когда собираетесь куда-нибудь исчезнуть.
        Лицо Октябревой было взволнованно, веки чуть припухли. Неужели плакала?
        — Весь парк обегала. Где вас носило?
        — Леночка!  — Он улыбался до ушей.  — Вы и вправду переживали?
        Подошел, взял ее руку, прислонил ладонью к своей щеке. Не место и не время было для подобных сцен, но оба оцепенели, как в детской игре «замри», и он вдруг увидел в ее глазах свое отражение. С минуту строго рассматривал его, потом обнял ее за плечи, повернул к зеркалу, перед которым они остановились, и грустно сказал, глядя на маленького пухлощекого человека и стройную девушку:
        — Видишь, как мы не смотримся рядом. Но главное, я — жив! Поэтому знаю, что мне делать.  — И непонятно для Октябревой добавил: — Обещаю тебе исполнить это.



        ПОСЛЕСЛОВИЕ

        Пять дней проходил международный симпозиум, и пять дней газеты всего мира публиковали репортажи из небольшого областного центра. Местных газетчиков, несколько ошалелых от столь великого форума, потеснили более расторопные столичные и зарубежные журналисты. Они подстерегали знаменитых ученых на улицах, беззастенчиво щелкали у них перед носом фотоблицами, стрекотали кинокамерами, брали интервью в гостиницах и ресторанах. Тема симпозиума интересовала даже домохозяек и формулировалась так: «Проблемы аутоуправления психикой и телесными функциями».
        В первый день присутствующие с огромным интересом прослушали доклад доктора биологических наук Якова Константинова. Доклад был посвящен вопросам психокинеза, который долгое время в научных кругах считали шарлатанством, фокусничеством. И сейчас многие смотрели на доктора со скептической усмешкой до тех пор, пока он не продемонстрировал собственную способность передвигать предметы усилием воли. Константинов сдвинул стопку книг со стола, за которым сидел президиум, а потом, ко всеобщему изумлению и хохоту, поехал и сам стол почтенных членов президиума, среди которых до этого было немало ярых противников и оппонентов доктора.
        Не меньшее впечатление произвел реферат известного польского психотерапевта Леонарда Чеховского «Эффекты аутотренинга при органических поражениях». В клинике Чеховского аутотренингом излечивали самые тяжкие заболевания, вплоть до параличей.
        Но больше всего заинтересовал доклад кандидата медицинских наук Виталия Некторова, с которым он выступил на третий день работы симпозиума. Многим его фамилия была известна в связи с уникальной операцией по трансплантации мозга. Однако то, чему присутствующие явились свидетелями, предвещало переворот в науке.
        Сначала к трибуне вышел профессор Косовский, напомнил о подробностях операции и показал диапозитивы фотографий Бородулина и Некторова до катастрофы и фотографии Некторова-Бородулина через месяц после операции. Это оказались три разных человека, из которых меньше всего вызывал симпатию последний, с одутловатым, угрюмым и чуть злобным лицом. Затем последовал ряд снимков, сделанных на протяжении пяти лет. Перед зрителями развернулась удивительная картина: лицо Некторова с каждым снимком оттачивалось, становилось интересней, одухотворенней. Вот переломный момент, когда его не отличишь от Бородулина. Где-то на семнадцатой фотографии черты помолодели, фигура обрела стройность. Потом фото стали перемежаться с диаграммами роста, результатами спирометрии, анализами крови, заключениями эндокринологов.
        Проектор погас, и на сцене появился человек лет тридцати трех. Зал без труда узнал в нем того, с последней фотографии: стройный, среднего роста мужчина с густой блондинистой шевелюрой и тонким выразительным лицом. В нем было сходство с молодым Некторовым и тридцатипятилетним Бородулиным. И в то же время это был совсем другой человек.
        Поскольку профессор Косовский ознакомил присутствующих с фактическим материалом, сообщение самого Некторова носило скорее эмоциональный, нежели научный характер было более кратким, с несколько детективным названием. Приводим его без медицинских выкладок.
        ОПЫТ БЕГСТВА ИЗ ТЕЛЕСНОЙ ТЮРЬМЫ

        Не буду подробно описывать то состояние, которое ощущал первые месяцы в новом обличье,  — это отдельная тема. Скажу кратко — плохо было. Будто заперли в тесной комнатушке без дверей и окон. Ежедневно иссушало одно непреодолимое желание — вырваться оттуда. Вероятно, это чувство хорошо знакомо тем, кто долго прикован к постели. Быть может, иногда такие состояния посещают стариков, особенно тех, кто в молодости был слишком красив. По-разному ведут себя люди в подобных обстоятельствах. Скажем, спинальные больные, потеряв внешнее, пространство, расширяют его внутри себя, старики начинают усиленно заниматься гимнастикой, переходят на диету, увлекаются йогой.
        В своей попытке сбросить бремя чужого облика я объединил эти оба стремления и в первые же месяцы получил столь неожиданные результаты, что впоследствии стал еще более целенаправленно работать над собой.
        Сегодня я хочу со всей ответственностью заявить с этой трибуны: когда люди научатся использовать резервы своей био- и психогалактики, они уподобятся богам.
        Уже сейчас в нашем сознании произошел некий перелом. Мы стоим на пороге антропологической революции. Она повлечет за собой не только увеличение продолжительности жизни человека, но и небывалое совершенствование его телесных функций. Исполнятся самые дерзновенные мечты фантастов: человек сможет стремительно передвигаться в пространстве и времени без каких-либо технических приспособлений.
        Но не буду останавливаться на том, что пока принадлежит далекому будущему. Расскажу, как удалось моему собственному естеству справиться с задачей, казалось бы, совершенно неразрешимой.
        Пусть простят мне ученые коллеги лирическое отступление, но без него многое было бы неясно. Дело в том, что в самую критическую минуту я заглянул 6 глаза одной девушки, увидел в них свое отражение, и впервые оно не ужаснуло меня, а подсказало выход из создавшегося положения.
        Я вернулся в палату и долго разглядывал бородулинское фото «Превращение», на котором из туманностей дальней галактики проглядывало тонкое вдохновенное лицо автора этого снимка. Не знаю, было ли оно когда-либо в действительности таким, но мне страстно захотелось обрести его. Три недели я просидел запершись в палате, пугая персонал своим новым затворничеством. Я исписал две общие тетради, обдумывая план работы над собой. Моя помощница, та самая девушка, в чьих глазах я нашел ответ на все свои мучительные вопросы, приносила мне горы книг по биологии, психологии, философии, химии, физике, истории искусств. Я делал выписки из монографий по хатха- и раджа-йоге, штудировал книги врачей-дистологов разных стран, знакомился с опытом народной медицины, изучал молодую науку о биополях и пришел ко многим выводам, которые подробно изложены в монографии — ее готовит к печати издательство «Медицина».
        В книгах по искусству, истории и быту Древней Греции я нашел любопытный факт, похожий на сказочный вымысел: гречанка, готовясь стать матерью, подолгу рассматривала изящные произведения искусства, прекрасные полотна художников — бытовало поверье, что, соприкасаясь с прекрасным, родишь красивого ребенка. К случаю вспомнились наблюдения биографов Чехова над тем, как менялось, оттачивалось, одухотворялось чеховское лицо в течение его жизни.
        К концу третьей недели у меня был готов примерный план телесного самоусовершенствования.
        Началась новая жизнь. Я оказался в положении человека, прокладывающего без топора просеку в диком лесу, где из-за любого дерева может выскочить хищник: ведь мы еще так мало знаем, на что способен наш организм. Каждый день стал для меня испытанием. Я никогда не мог похвастаться сильной волей — судьба так благосклонна была ко мне, что не представляла случая проверить, есть ли она у меня вообще, эта самая воля. Раньше я не принуждал себя даже к такому пустяку, как утренняя зарядка: когда лень было махать руками, позволял себе не делать этого. Теперь же надо было постоянно совершать какие-то усилия. И дело даже не в том, что отныне день был расписан на часы и минуты. Что это были за часы! Ни один спортсмен, циркач, танцор не истязал свое тело так, как я. У меня была цель: не только сделать его окончательно своим, но и научить повиноваться приказам мозга. Каждую клетку своего организма я мечтал как бы наделить сознанием и заставить ее делать то, что нужно было мне. К примеру, я научился раздражать зону роста костей не только лекарственными стимуляторами и спортивными упражнениями, но и мысленными
приказами. Как известно, за пять лет я подрос на десять сантиметров.
        Больше всего меня, конечно, волновало лицо. Его скульпторами стали музыка Чайковского, Моцарта, Бетховена, занятия живописью, уроки мимики, поэзия и театр. Но в основном изменило его, по-моему, само существование сверхзадачи, без которой жизнь человека неполноценна.
        Может, я достиг бы гораздо лучших результатов, если бы все эти пять лет не был занят детьми. Да, своими детьми. Я вижу усмешки — мол, что за странное заявление. Но каждый знает, сколько внимания требуют дети.
        Первые месяцы работы над собой мое психическое состояние, пожалуй, не намного изменилось. Правда, я стал менее угрюм, чаще улыбался своей помощнице. Она же, наблюдая за моим самоистязанием — ей почему-то страшно было видеть, как я порой часами висел на турнике,  — уверяла, что нравлюсь ей и таким. Ее утешало уже то, что я сбросил двенадцать килограммов веса. О своем необычном намерении изменить внешность я не говорил никому, даже ей, а длительные гимнастические упражнения объяснял желанием обрести спортивную форму. Однако она была первой, кто заметил, что я становлюсь иным. Однажды, когда я слушал Четвертую симфонию Чайковского, она воскликнула: «Ты сейчас не похож на себя!» Только в тот день я посвятил ее в свои планы и не пожалел об этом, так как обрел в ней еще одного скульптора.
        Я выработал особую технику термомассажа с применением масел различных эфироносов, и моя помощница как бы закрепляла несложными процедурами достигнутое мной. Попутно она сделала любопытные наблюдения — нашла взаимосвязь между состоянием кожи лица и той духовной пищей, которую я потреблял.
        Еще было далеко до гармонии души и тела, но я уже чувствовал, что становлюсь иным. Сознание власти над самим собой придавало такие душевные силы, что казалось — нет для меня ничего невозможного. Правда, иногда, как художник, вдруг ощущал сопротивление материала. Но потом опять взлет, и видишь, что муки твои не напрасны. Никогда еще моя жизнь не была такой наполненной и трудной.
        Фотографии зафиксировали, как ежегодно менялись в лучшую сторону и моя фигура, и лицо. И вот результат…
        Пусть это звучит напыщенно и не ново, но в заключение хочу сказать: «Открой себя, человек!»


        Зал взорвался аплодисментами. Не успел Некторов выйти из-за трибуны, как на сцену выбежала молодая женщина с коротко стриженной детской челкой, остановилась и взмахнула руками, усмиряя аплодирующих. Повисла недоуменная тишина.
        — Я Лена Октябрева,  — выпалила женщина и взволнованно замолчала. Потом собралась с духом, проглотила подступивший к горлу комок и, по-школярски заложив за спину руки, твердо отчеканила: — Будет нечестно, если столь высокое собрание не узнает, что сделало Некторова другим человеком.
        Лена?!  — Некторов смотрел на нее с удивленным недоумением.
        — Нет, я скажу,  — она упрямо тряхнула челкой.
        Зал напряженно молчал. Она поискала кого-то глазами и махнула рукой:
        — Идите-ка сюда!
        По проходу, между подставных стульев, стали пробираться, держась за руки, две девочки лет десяти-двенадцати и пятилетний мальчуган. Ропот недоумения пробежал по залу; многие привстали, разглядывая странную процессию.
        — Это наши дети,  — звенящим от волнения голосом выкрикнула Октябрева, подбежала к ребятам, помогла им взобраться на сцену.  — Да-да, и бородулинские девочки, и сын Тоши. Они приходят к нам каждый день, и Виталий делает с ними маленькие открытия: для чего у кошек усы и как движется звездолет, что такое хромосома и почему стрекочет кузнечик. А вечерами они смотрят в телескоп на звездное небо.
        Все настороженно молчали. А потом в президиуме кто-то солидно кашлянул и пробасил:
        — Слишком все обыденно, уважаемая. Не смазывайте сенсацию от доклада вашего мужа.


        1978 г.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к