Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Живая статуя Наталья Альбертовна Якобсон
        Век императрицы #2
        Все они невольно и неожиданно стали либо избранниками сверхъестественных сил, либо их живыми игрушками. Их несколько и все они незнакомы между собой. Батист - юный аристократ, чьи предки занимались запретными магическими искусствами. Марсель - живописец, обладающий редкой способностью видеть в толпе волшебных существ и даже рисовать их. Ноэль - юноша, вынужденный посвятить себя служению богу, но случайно встретивший и полюбивший неземное существо. Орисса - красавица, силой колдовства воскрешенная из могилы, чтобы послужить целям пробудившего ее чародея. Всех их объединяет одно - встреча с удивительным молодым человеком, способным превращаться в золотого дракона. По очереди он являлся им всем, чтобы запутывать или соблазнять. Их злоключения начались с его появления и продолжились, потому что все они решили последовать за ним туда, где он обитает. В волшебную империю. Там он является повелителем таких же сверхъестественных созданий, как он сам. Но чтобы пойти туда за ним придется попробовать обойти стороной оживающую заколдованную статую той, которая была его супругой. Мраморная императрица,
бросившая своего императора, все еще бдительно охраняет границы волшебной империи и жестоко играет с теми, кто хочет их пересечь. А вместе с ней просыпаются ото сна целые армии нечисти.
        Наталья Якобсон
        ЖИВАЯ СТАТУЯ
        Запретное воскрешение
        Эдвин
        Не спеша, я шел по ночному Рошену, и гулкое эхо собственных шагов было моим единственным спутником. Время пуститься в полет сейчас не было, а планы на ночь оставались весьма приземленными - угодить Анри, чтобы он отстал от меня раз и навсегда.
        Как странно вспоминать те места, по которым я бродил точно так же, как по этому городу, заходил в таверны, восхищался величественными зданиями, следил за прохожими с высоких крыш домов, а потом с еще большей высоты наблюдал, как огонь жадно поглощает все то, что еще недавно вызывало мой интерес. Всего миг, всего одно огненное дыхание, и то, что было красотой, превращается в пылающий ад. Площади с дворцами и фонтанами, похожие на райские сады, рушатся, вспыхивают, и бывший оазис становится пеклом. А погибших было не счесть. Всего раз мне пришлось пройтись по городу, воспламененному мной же самим. То была ночь, когда мне предстояло пройти сквозь жаркую, душную преисподнюю. Сколько жестокости нужно, чтобы создать такой пожар? Даже то, что я делал это не по собственной воле, служило мне слабым оправданием.
        Нельзя было оправдать меня и за то, что ради Анри я поставил свою метку на чужом доме и впустил туда смерть. Орисса умерла, и я намеревался выкупить ее тело, прежде чем оно окажется в общей могиле с другими несчастными, умершими от чумы. Даже останься девочка живой, вряд ли ее ждала бы благополучная судьба, останься она одна, и ее в лучшем случае ждали бы детский приют или какая-нибудь богадельня. К сожалению, я был не настолько лицемерен, чтобы назвать себя благодетелем. Сейчас я собирался совершить то, на чем сам поставил запрет, и чувствовал себя преступником.
        Всего за несколько червонцев я купил ее мертвое тело, как и намеревался. Никто не задал мне никаких вопросов, не предположил, что я доктор, ищущий материал для вскрытия, безумный влюбленный или колдун, хотя алый плащ, свободно развевавшейся у меня за спиной, был выткан магическими символами. Но гробовщик этого не заметил. Золото, как всегда, действовало безотказно.
        Как странно, должно быть, эта картина выглядела со стороны: из узкой длани в бархатной перчатке монеты сыплются в сухую руку гробовщика, и никто не заподозрит, что под перчаткой, возможно, скрыты драконьи когти.
        Наш обмен происходил в полном молчании, и пантомима выглядела жуткой. Я бы отдал за Ориссу весь кошель, но боялся, что излишняя щедрость в данных обстоятельствах только вызовет подозрение.
        - Забудь обо всем! - мысленно приказал я гробовщику и его молодому помощнику, подсматривавшему за нами из загрязненного низкого оконца. События сегодняшней ночи сотрутся из их памяти быстро, как исчезает под утро сон.
        Я взял на руки хрупкое, кое-как обернутое старым пледом тело, и оно показалось мне бесчувственным, слабым, умирающим, каким угодно, но только не мертвым.
        Какой-то запоздалый прохожий оглянулся на меня с изумлением. Что это за красивый господин, который несет на руках бесчувственную девочку, бедно одетую, но с роскошными, свисающими кольцами вниз, золотистыми локонами? Судя по цвету волос можно сказать, что она его младшая сестра, но тогда, почему сам он одет нарядно, а на девочке старое серое платье?
        Люди могли только предполагать, ломать голову, строить догадки, но истину узнать им было не дано.
        Я отнес Ориссу в свою мастерскую. Мои подданные во главе с вездесущим Перси позаботились о том, чтобы один маленький заколоченный домик стал моим и обставили в нем все так, как я приказал. Ни у одного чародея еще не была такой заботливо убранной мастерской, заранее подготовленной для чего-то особенного.
        Мой личный маленький зверинец: ворон, волк и саламандра, остался в замке, а здесь, в клетке под потолком, мирно дремала сова. Летучая мышь - нетопырь сидела высоко на одной из косых потолочных балок и заинтересованно посматривала на происходящее внизу. Я с удовольствием бы приманил к себе в мастерскую сирина или жар-птицу, но опасался, что даже за закрытыми ставнями в городе, где отказываются верить в волшебство, такое чудо не останется незамеченным.
        Закопченная печь в углу давно стала непригодной, а дров или угля поблизости никогда не было, так что соседи и так удивлялись, почему иногда из давно не действующей трубы вырываются клубы дыма. Секрет заключался в том, что я сам был носителем огня, но люди об этом, естественно, не догадывались. Разве тот молодой господин, что иногда проскальзывает в дом, может быть чудовищем? Выскажи кто такое предположение, они бы только недоуменно пожали плечами. И появление огня в на много лет потухшем очаге можно было объяснить, чем угодно, но только не тем, что сам хозяин огнедышащий. Да и не будь я драконом, все равно любой чародей умел вызывать пламя одним жестом, одним усилием мысли.
        Ближе к середине ночи все перекладины под потолком будут заняты нетопырями, влетавшими через чердачное окно. Летучие мыши опрометчиво решили, что раз хозяин дома - чародей, то есть почти родственная душа, то все они могут слетаться сюда на отдых. Только вот за соседство со мной им часто приходилось расплачиваться, выполнять всякие мелкие поручения.
        Все стеллажи, полки и столики, расположившиеся возле стен, были заставлены различными склянками, баночками, флаконами всех форм и размеров. По стеклянным ретортам, булькая и шипя, перетекала цветная жидкость. Громоздились в уголках мензурки, тигли, а еще куски свинца и меди, которые непременно превратятся в золото, когда я найду время для экспериментов. В фармакопее чародея можно было найти все, начиная от чудодейственных лекарств, эликсиров молодости и кончая сильнодействующими ядами, но я никогда не торговал ими. Мне это было незачем. Мои сокровищницы и так ломились от драгоценностей и золотых монет, а те, кто зависел от моего расположения, исправно платили дань. Вот Перси тот иногда любил торговать зельями из-под полы. Цену он всегда назначал в зависимости от доходов заказчика. Я был благодарен ему уже за то, что он не берет в три дорого со всех подряд. На его месте, тем, кто победнее я бы вообще отдавал лекарства бесплатно, но для такого благотворительного акта Перси, к сожалению, был слишком жаден, поэтому я сам часто раздавал беднякам бальзамы, мази и все то, что необходимо для лечения, все
то, что у простых аптекарей купить было невозможно. В конце концов, мы с Перси решили разделить клиентуру. Он был так ошарашен, когда я застал его за воровством склянок и признался, что знаю о его проделках уже давно, что согласился отныне вести широкую торговлю только с богатыми или хотя бы состоятельными горожанами. Доход у него был неплохой. Зато мне пришлось впустить в мастерскую нескольких духов, чтобы они смешивали травы и регулярно пополняли наши запасы. Иначе после многочисленных сделок Перси в моих шкафах стало бы чисто и пусто, хоть покати шаром. Он относил, кому яд для соперника, кому смесь, помогающую вернуть красоту, за что женщины были ему крайне признательны, кому эликсиры от разных недугов. Все это к концу ночи превращалось в звонкие червонцы, и Перси был счастлив. То, что он эльф, не мешает ему быть законченным материалистом. Вещи, необходимые ему самому, он раньше просто воровал, но за подарки для дам всегда предпочитал расплачиваться.
        Сегодня он всю ночь будет кутить в каком-нибудь питейном заведении и не вернется до рассвета, что мне только на руку. Перси, конечно, не болтун, но и доверять ему безгранично тоже не стоит.
        Я положил Ориссу на единственный не занятый стол в центре мастерской и сделал торопливый знак, чтобы один из ставней на окне едва приоткрылся. Пусть лунный свет польется сюда через щель. В изголовье у Ориссы едва трепыхала свеча. Хоть она и плотно сидела в глубокой лунке, облитой воском, а, казалось, вот-вот упадет, заденет золотистую коноплю волос мертвой девушке, и разразится пожар, в котором навсегда сгорит и мастерская, и моя тайна. Да, теперь Орисса моя тайна. Хоть, по словам Анри, я и имел полное право нарушить мной же составленные законы, а все же предпочитал этого не делать. Если сам глава не следует собственным правилам, то и остальные тоже решат, что не обязаны этого делать. И тогда начнется неразбериха. Этого я не хотел. Пусть лучше все пройдет тихо, за запертыми дверями.
        Я хотел принести из подсобного помещения, где хранились рукописи и книги, гладко отполированный человеческий череп и положить на стол в изголовье у Ориссы, но не успел об этом подумать, а он уже лежал здесь, будто угадал мое желание, как живой. Он и скалился так, словно был живым, а где-то, в глубине пустых глазниц, вспыхнул зеленоватый сумеречный свет. Уже не раз предметы, о которых я думал моментально оказывались рядом со мной. Вот и на этот раз череп чуть пододвинулся ближе к изголовью, запутался в жидких прядях Ориссы, устилавших столешницу. Череп был всего лишь символом, но я хотел, чтобы этот символ сейчас находился рядом с нами. Чтобы по самому пробуждению мое создание увидело и осознало, что оно теперь собой представляет.
        Вот он и настал, тот миг, перед которым трепещут все законы магии. Никто до меня не отваживался на такое. Я вмиг и с легкостью перечеркнул все колдовские учения, все утверждение магов и сделал невозможное возможным. Я был скульптором, из мертвого тела создающим прекрасную копию маркизы. Вот только резцу скульптора суждено вытачивать человеческую фигуру из глыбы мрамора, а я в качестве исходного материала использовал мертвую ткань человеческого тела.
        Я коснулся губами мертвых уст Ориссы, чтобы вдохнуть в них часть спертого огненного воздуха из моих легких, так делают чуть не утонувшему искусственное дыхание. Только вот мой вздох способен сжечь простого человека, а ее он должен оживить. Я дохнул ей в губы, чтобы мой огонь прокатился по ее внутренностям, вошел в кровь и жизненной теплотой разлился по венам. Да, я мог без остатка сжечь целый город, но одно мое дыхание способно было оживить покойника. Чтобы действовать наверняка я даже чуть-чуть прикусил язык, и несколько капелек моей крови, способной исцелить любой недуг, попали ей в рот. И тут же чумные нарывы на ее теле закрылись, так быстро и невозвратимо, будто кто-то невидимый смыл их с ее кожи, как грязь.
        Ее ресницы вздрогнули, как после долгого сна, веки приоткрылись, а в прозрачных голубых глазах, как будто мелькнуло отражение бесцветного и безграничного, потустороннего мира. Девушка медленно приподнялась, села, поднесла руку ко лбу. Ее кожу все еще покрывал мертвенный сизый оттенок, а пряди волос струились по спине мягко и безвольно, как светлый шелк.
        Я не знал, где все это время пребывала ее душа, в раю, в аду, в чистилище или просто в каком-то неведомом мрачном измерении, но там Орисса потеряла саму себя.
        - Добро пожаловать назад, Орисса! - поприветствовал ее я.
        Она тут же посмотрела на меня, и до этого пустые, бесцветные глаза вспыхнули восхищением.
        - Здравствуй, ангел! - с тихим восторгом прошептала она и протянула руку, чтобы я помог ей подняться.
        Только сейчас я заметил, что на шее у нее, по-прежнему, остались две ранки от вскрытых нарывов. Они пройдут, решил я и указал Ориссе на череп в ее изголовье.
        Она вздрогнула, ощупала собственные волосы и лицо, даже попросила подвести ее к зеркалу.
        - Я бы тоже стала, как тот череп, если бы не ты, - едва слышно шептала она, а летучая мышь ехидно попискивала, притаившись на потолочной балке, и этот писк напоминал тихое злорадное хихиканье.
        - Я должна быть благодарной тебе, - продолжала шептать Орисса, на то, чтобы говорить в полный голос, у нее пока еще не хватало сил.
        - Нет, не мне, - возразил я, поддерживая ее, потому что на ногах она тоже держалась еще слабо и не очень уверенно. Она вообще больше хотела спать, чем ходить по мастерской или разговаривать. Пришлось наряжать ее и расчесывать, как куклу. Я выкинул старую серую тряпку, заменявшую ей выходной наряд, и одел ее в праздничное, бордового тона платье, усыпанное блестками так, словно бархата коснулось перо жар-птицы и оставило на нем свой след. Цветные розочки были в изобилии приколоты к ее корсету. Такие же цветы я вплел ей в волосы. Не хватало только драгоценностей. Не мог же я отдать Анри девушку без приданого, он, наверняка, сочтет ее нищенкой.
        - Даниэлла! - тихо позвал я, и мой шепот шипением просочился, казалось, сквозь каждую щелку в доме, чтобы воззвать к той, которая была далеко. Батисту стоило дать небольшую передышку. Сейчас Даниэлла была нужна мне здесь, и она не замедлила появиться. Дверь даже не приоткрылась, а она уже стояла здесь на почтительном расстоянии от меня.
        - Добрый вечер, монсеньер! - Даниэлла присела в низком реверансе, словно вспомнив о давно оставленном вместе с жизнью этикете.
        - Уже ночь, - поправил я.
        - Разве? - она как-то странно покосилась на щель в оконных створках, будто отчета себе не отдавала в том, который час. Время, наверное, больше не имело для нее никакого значения.
        - Принеси ларец с украшениями из старого поместья, - приказал я. - Желательно из того тайника, о существовании которого Батист не догадывается. И еще раздобудь где-нибудь женскую накидку и пару башмаков.
        - Да, монсеньер, - она снова присела в реверансе и исчезла, а я усадил Ориссу на табурет и снова осмотрел ранки на ее горле. Они - ее единственный изъян.
        - Они пройдут, - повторил я, будто пытаясь убедить самого себя, и летучая мышь пискнула в ответ, только вот я не смог понять был тот ответ положительным или отрицательным.
        В любом случае, Орисса была уже не трупом, а девушкой, самой настоящей живой девушкой, которая вполне может претендовать на роль светской дамы. А такая дыра, как мастерская чародея, для леди стала совсем неподходящей. Пришлось снять особняк, причем весьма необычным способом, Перси просто заявился к хозяевам дома, моим должникам, и предложил им убраться вон, и они послушно убрались, оставив дворец, а так же всю мебель, утварь и даже одежду нам на неограниченный срок.
        Оставалось только надеяться, что в двери к нам не начнет стучаться Августин с требованиями, чтобы я убрался из города и забрал с собой всех своих дьяволиц. В этом случае мне пришлось бы отправить на костер самого бестолкового мальчишку. Кто бы там ни был его тайным покровителем, а посягательств на личную собственность и спокойствие я не прощаю никому из чужих.
        К концу ночи Орисса уже могла хорошо говорить и двигаться без посторонней помощи. И я был очень этим доволен. Наверное, такую радость смог бы испытать только ребенок, увидев, что его любимая кукла вдруг самостоятельно начала шагать по комнате и разговаривать, поправлять бант у себя в волосах или оборку на нарядном платье.
        Я хотел усадить Перси обучить ее грамоте, пению и манерам, но Орисса выказала к нему такое пренебрежение, что учить ее пришлось мне самому. Вообще на всех посторонних, кроме меня, она смотрела как на пустое место.
        Даниэлла очень быстро вернулась с ларцом, до краев полным изящных и весьма недешевых украшений, накидкой, отороченной соболем, и парой атласных балетных туфелек. Кажется, в семье графов де Вильер всегда были припасены новые и роскошные вещи на случай появления в доме невесты. И не важно, что Орисса была невестой демона, Анри, а не последнего из графов, Батиста, украшения я все равно принял с благодарностью. Не все ли равно для кого мы наряжаем даму. А Батист, в конце концов, должен быть джентльменом. Хотя он, наверное, сильно бы разозлился, если б узнал, что мы опустошаем его все завещанные ему закрома и кубышки, чтобы обеспечить приданое очередной моей подопечной.
        Мне пришлось самостоятельно одевать на Ориссу ожерелье и браслеты, вдевать серьги ей в уши и прикалывать брошь к платью. Она этого потребовала. Очевидно, ей нравилось, когда кто-то за ней ухаживает. Точнее, не кто-то, а именно я, потому что Перси и всех остальных, кто бы перед ней не появлялся, она попросту игнорировала.
        - У вас доброе сердце, господин Эдвин, - признался мне Перси, такое он произносил впервые, ибо называть дракона добрым по общепринятым правилам было просто ересью. - Другой, на вашем месте, просто отколотил бы строптивую девчонку. Она ведь такая капризница.
        - Да нет, - не вполне уверенно возразил я. - Орисса просто выросла в бедной семье. Если бы ты сам пожил на хлебе и воде лет пятнадцать, да еще бы усердно поработал иглой, то захотел бы внимания и заботы ничуть не меньше, чем она.
        Перси снова пробормотал что-то насчет «золотого сердца» и поспешил, как можно скорее, удрать из особняка, под предлогом того, что обещал встретиться и выпить с одной из своих смертных знакомых. Он притворялся перед ними слугой и компаньоном одного богатого господина и сплетничал о последних новостях. Ему это было забавно, и хоть наш же закон гласил «никогда не общайся со смертными», Перси его проделки сходили с рук, ведь он же не рассказывал своим знакомым, кто он такой на самом деле и не сходился ни с кем слишком близко, а просто, так сказать, подшучивал над доверчивыми и недальновидными людьми.
        Один раз я вступил в опасный контакт с собственной жертвой, решил пообщаться чуть-чуть, а потом уже довести дело до конца и не смог ее убить. За меня это сделали другие, а я уже в который раз мучался бесполезными угрызениями совести. Ведь сделанного назад не повернешь. Хорошо, что Орисса пробудет со мной недолго, через неделю-другую я отведу ее на причал, где, возможно, снова появится Анри и уже никогда больше ее не увижу.
        Совесть не позволяла мне выполнять какую-либо работу халтурно, поэтому я решил отдать Анри не просто безмолвную куклу в отрепьях, а девушку с неплохим приданым и немного образованную.
        Я научил Ориссу играть на клавесине и подумал, что она настоящая копия Сабрины. Анри должен быть доволен. Я скопировал ту, кого убил. Вот только жаль, что я не смог вложить в ее хорошенькую, глупенькую и коварную головку ни капельки ума маркизы.
        Вечера напролет она играла, пела, словно готовилась дать целый концерт, и все это, как назло, для меня одного, даже если в дверях гостиной появлялась Даниэлла, Орисса чуть ли не шипела на нее от злости.
        Один раз я попытался оставить ее на попечение Перси, так она чуть не выцарапала ему глаза, после чего мой верный помощник окончательно сбежал из особняка и стал жить в каретном сарае рядом. Царапин на его лице уже через день, конечно же, не осталось, но о них он запомнил на всю жизнь и впредь был очень осмотрителен.
        В еде Орисса вообще не нуждалась. Так что в особняке у нас никогда не было ничего съестного. Один раз я дал ей попробовать вина, лучший сорт из тех, которые удалось найти в винном погребе выдворенного семейства. Орисса едва приложилась к бокалу и заметила, что по вкусу оно совсем, как кровь ангела. Стало быть, она имела в виду мою кровь и с тех пор каждый вечер выпивала бокал, и, кажется, именно от этого ее бледные губы приобрели сначала нежно-розовый, а потом вишней цвет.
        Особняк она, видимо, начала считать своим новым постоянным домом. Я попытался предупредить, что это только временное ее жилье, но она не слушала. Кажется, она даже не вспоминала, что когда-то у нее были родители и жалкая лачуга в зачумленном квартале. После смерти она получила возможности обрести совершенно другую жизнь.
        Орисса уговаривала меня сводить ее в театр или на какой-нибудь бал, или устроить прием у нас. Я попросил ее подождать, пока у Анри будет время всюду ее сводить.
        - А кто такой Анри? - обиженно спросила она.
        Тогда я показал ей маленькую рукописную книжку, где алыми чернилами был выделен всего один абзац - крошечная заметка о падших эльфах.
        - Когда-то они были прекрасны, но теперь отлучены от общества и вынуждены жить в подземном мире. Теперь у них собственный клан, но только под землей, если они долго будут разгуливать по поверхности, то их красота станет увядать, - коротко объяснил я. Всю их истории пересказывать Ориссе у меня бы просто не хватило времени. К тому же, эта история тесно переплеталась с моей собственной биографией, а посвящать Ориссу в свои тайны я попросту не хотел. Историю своей жизни я записывал втайне от всех, а потом спрятал. Только тот, кто станет по - настоящему сильным чародеем, сможет отыскать рукопись.
        - Это книга колдовства? - похоже, что символы и цифры на полях заинтересовали Ориссу, куда больше, чем какие-то там отверженные эльфы.
        - Да! - подтвердил я. - Одно из магических пособий, которые мне больше не нужны.
        - Можно, я оставлю его себе, - Орисса прижала книгу к груди и по всему виду не собиралась ее отдавать.
        - Пожалуйста, оставляй, - пожал я плечами.
        Было очень сложно заставить Ориссу немного посидеть одну или под присмотром Даниэллы. Когда я вышел во двор, она побежала за мной. Даже приняв привычный облик золотого змея и улетев, я знал, что она по-прежнему стоит во дворе, прижимает к себе книгу и растерянно озирается по сторонам, ища взглядом меня.
        Пора было кончать со всей этой историей, вытащить Анри из его подземного убежища и вручить ему то, что он просил. Однако вместо того, чтобы искать Анри, я отправился к Флер. Нельзя было так надолго оставлять ее одну. Ведь на глупышку буквально сыплются беды. Я даже боялся не застать Флер в ее комнате, но она была там, живая, невредимая, и наряжала елку, наверное, первую в своей жизни.
        Прошлый раз перед уходом я все-таки умудрился спрятать в ее комнате немного монет и понял, что Флер нашла их. На столе стояли остатки ужина, а елка буквально утопала в мишуре, серебристых дождинках и игрушках. Когда я вошел, Флер как раз вешала последний шарик на гнувшуюся под тяжестью других стекляшек ветку. Дверь за мной захлопнулась, и Флер выронила шар. Множество осколков остались на полу.
        - Не расстраивайся! - предупредил я девушку, легко взмахнул кистью ладони и с восторгом творца наблюдал, как осколки соединяются, склеиваются и становятся единой неповрежденной вещицей. Шар сам плавно взлетел с пола и через миг очутился на ветке. Рождественский ангел на верхушке елки радостно взмахнул золотистым крылом, а цветные стекляшки в гирлянде радостно зазвенели и начали менять тона.
        - Это называется колдовством, Флер, - объяснил я. - Ты когда-нибудь слышала о колдовстве?
        - Даже не спрашивай, - Флер снова убрала за угол метлу, которую вытащила, чтобы подмести осколки, и заинтересованно посмотрела на свертки у меня в руках.
        - Это тебе, - я отдал ей шуршащую оберточную бумагу. - Считай, что это новогодние подарки.
        - Даже если кто-то и делал мне подарки, то я уже совсем об этом не помню, так давно это было, - вздохнула Флер.
        Я купил ей три платья: лиловое, сиреневое и бледно-золотистое, такие цвета, мне показалось, ей пойдут. О подарках я вначале даже не подумал, только решил, что Флер необходимо одеть во что-то приличное, чтобы она не выглядела ребенком, одевшимся в тряпки старшей сестры.
        Еще я вытащил из кармана целую пригоршню побрякушек: бархотку с камеей, жемчужное ожерелье, изумрудную брошь, пару колец и браслетов, клипсы и даже простенькое бриллиантовое колье.
        - Неужели все мне? - Флер посмотрела на меня так изумленно, будто поверить не могла в такую щедрость.
        До моего прихода единственной красивой вещью в ее комнате, кроме елки, был вышитый бисером башмачок. Я обратил на него внимание, потому что он был только один, будто ему было и суждено появиться на подоконнике одному без пары.
        - А где второй? - удивился я, хотя это и могло показаться невежливым, лезть в личные вещи хозяйки, когда сам пришел только в гости.
        - Второго нет, - чуть ли не радостно пропела в ответ Флер.
        - Почему?
        - Потому что это башмачок, в котором живут феи, - призналась Флер. - Ты слышал легенду о том, что феи иногда крадут понравившийся им башмак, чтобы сделать его своим домом. Вот и с моими туфельками там случилось, однажды ловкие невидимые ручки утащили один из башмаков, а второй стал для меня чуть ли не реликвией. Взгляни, может правда, внутри есть жильцы с крылышками.
        Флер протянула мне башмачок, но я отказался развязать шнурок и заглянуть внутрь. Туфелька с бисерным узором была так изящна и так резко выделялась на фоне убогой обстановки, что, скорее всего, Флер просто украла ее или нашла.
        Одна перчатка, один башмак, кажется, у Флер это уже вошло в привычку тащить все, что плохо лежит, а потом выдавать за свои собственные вещи. Я поспешно спрятал руку за спину, опасаясь, как бы Флер не сняла с меня обручальное кольцо, а потом стала утверждать, что оно всегда и было ее, а не мое.
        - А почему ты не снимешь плащ? - насторожилась девушка.
        - Что-то не хочется, - я поплотнее запахнул на себе одежду, и ощутил, как трепыхнулись крылья за спиной.
        - Тебе никогда не хочется снимать накидку, неужели ты так боишься холода, но ведь я могу разжечь камин. Или огонь ты тоже не любишь?
        - К огню у меня совсем другое отношение, - возразил я и тут же об этом пожалел. Флер сразу заинтересовалась, даже поставила свой драгоценный башмачок назад на подоконник, при чем с такой осторожностью, словно в нем, действительно, жили феи и даже створку на окне чуть приоткрыла, как бы специально, на случай, если крошечные жильцы решат прогуляться.
        - Тебе хотелось бы уметь летать? - вдруг спросила Флер.
        - Для чего? - я попытался сохранить хладнокровие, а плащ все-таки запахнул еще плотнее, чтобы Флер не смогла заметить крылья.
        - Для того, чтобы забраться на крыши тех красивых зданий, которые в изобилии украшены статуями, и откуда, наверное, виден весь город, как на ладони. Хотелось бы понаблюдать за миром в то время, как никто из людей даже не подозревает о том, что я за ними слежу.
        - То есть, тебе бы хотелось немного пошпионить, - уточнил я.
        - Вполне возможно, - рассмеялась Флер, и в этот самый миг какое-то проворное, покрытое жесткой шерсткой существо пробежало прямо у меня под ногами, кажется, даже попыталось оцарапать или стащить пряжку с сапога, но не успело, поскольку Флер крикнула:
        - Не смей!
        Неужели это была кошка, нет, скорее уж крыса. А еще вернее, ни то, ни другое. Я заметил, что странный зверек очень проворно вскочил в кармашек кружевного передника Флер и спрятался там.
        - Что это была за тварь? - спросил я, но Флер, к моему удивлению, только пожала плечами.
        - Какая тварь? Я ничего не видела, - она изумленно озиралась по сторонам, а зверек, если он и сидел у нее в переднике, скорее всего, мог уже выскочить оттуда и нырнуть в приоткрытую створку окна.
        Почему-то атмосфера в комнате начала меня угнетать. Флер была чудесной и жизнерадостной, но я уже не в первый раз заметил, что за плечами у нее стоит смерть, не элегантный зловещий господин под стать мне, а свирепая старуха с косой, и костлявая рука уже тянется к нежной шее Флер, а затем только холод и черви. Я закрыл глаза, чтобы не видеть жуткую картину будущего или настоящего, ведь по ладони моей подопечной можно было прочесть, что она мертва уже в данный момент, но ведь она была жива, говорила, смеялась, радовалась подаркам, и я не хотел, чтобы с ней случилось что-то плохое, но сделать ничего не мог. Ведь мне все время виделось, что Флер уже во власти смерти.
        Я сам не понимал, почему забочусь об этой девушке, приношу ей одежду, еду, пытаюсь ее развлечь. Возможно потому, что сквозь ее глаза на меня, как будто смотрит та, другая, давно потерянная, но не забытая.
        - Мне пора идти, - пробормотал я, ощутив, что кожа горит, а тело нестерпимо тянет в полет. По ночам я становился сам не свой.
        - Так быстро уходишь? - возмутилась Флер. - Неужели ты оставишь меня одну и это в новогоднюю ночь? Ведь скоро полночь?
        - Через пять минут, - точно ответил я, хотя часов перед глазами не было, но время я всегда узнавал безошибочно так, словно внутри у меня мой собственный циферблат.
        Еще недавно мне самому не хотелось в одиночестве встречать новый год, а теперь Флер предлагала мне остаться возле наряженной елки, но, во-первых, для дракона такой мирный способ провождение праздников был противоестественным, а, во-вторых, мне вспомнился вечер в театре и один знакомый образ, промелькнувший в толпе меж сотен чужих людей. Может, тогда я и ошибся. Может, следы никуда меня не приведут. Во всяком случае, если сегодня я останусь с Флер, то буду чувствовать себя предателем.
        Я уже распахнул дверь и сбежал вниз по лестнице, как вдруг на последней ступеньке, прямо на пути, встала Флер.
        - Не уходи! - потребовала она.
        Как ей удалось так быстро преградить мне путь? Раньше только мне одному удавались такие фокусы. Флер стала первой, кому удалось меня удивить. Неизвестно куда исчез старый наряд. На Флер уже было надето золотистое платье с завышенной талией, которое я ей принес. Шею обвивало ожерелье, волосы были уложены в модную прическу. Как ей только удалось переодеться меньше, чем за секунду. Наверное, впервые за столетия я был поражен. А не мои ли все это фантазии?
        - Мне, правда, пора идти, - я слегка коснулся ее плеча, только для того, чтобы убедиться, что она настоящая и отодвинул ее со своего пути.
        Чуть удлиненными пальцами я лишь слегка коснулся ее кожи, а Флер все-таки вскрикнула. От моего прикосновение на ее плече остались царапины.
        - Обязательно подровняю ногти, - пообещал я, только чтобы сгладить ситуацию.
        - Но следы-то не от ногтей, - возразила Флер. - Так может царапаться только животное.
        Действительно, пять глубоких полосок, протянувшихся по коже, напоминали раны, нанесенные каким-то зверем.
        - Предупреждал же я тебя, что связываться со мной опасно, - прошептал я и добавил. - Прости!
        - Ты меня исцарапал, - обвинила Флер.
        - Я извинился, - холодно бросил я в ответ.
        - Ты считаешь, что от одного твоего слова у меня пройдет боль в плече, - вскрикнула девушка, причем так громко, что могла потревожить соседей.
        Я поспешно отвел ее назад и запер за нами дверь. За окном мирно кружились снежные хлопья, елка переливалась разноцветными огоньками, а в уголках комнаты плясали продолговатые тени, хотя чьими они были, сказать не представлялось возможности. Ведь в комнате не было никого, кроме меня и Флер, а тени явно принадлежали каким-то другим, живым и вальсирующим существам.
        - У меня теперь на плече отпечаток когтей, - продолжала жаловаться Флер. В ее голосе мне послышались знакомые ноты, наверное, потому, что такой требовательной была только та, другая, о которой я никогда ни с кем не говорил.
        - Успокойся, - предложил я. - Сейчас все пройдет.
        - Сейчас? - удивленно переспросила она. - Такие раны даже за месяц не пройдут, а когда заживут, все равно останутся шрамы.
        - Не останутся, - уверенно возразил я.
        - Откуда ты знаешь? Ты разве провидец?
        - Да. Почти.
        - Ты же сказал, что на карнавале всего лишь притворялся.
        - Я всю жизнь притворяюсь, - я предложил Флер присесть на краешек кресла, а сам склонился над ней и легко провел ладонью по ранам. Чудодейственное прикосновение каждый раз действовало наверняка. Только сейчас почему-то царапины на плече у Флер зажили не мгновенно. Спустя минуту, конечно, от них не осталось и следа, но кожа восстанавливалась куда медленнее, чем у тех, кого я лечил раньше. Можно было подумать, что тело Флер, действительно, мертво.
        - Как у тебя это получается? - девушка то восторженно ощупывала вновь гладкую и ровную кожу на плече, то с подозрением смотрела на меня. - Ты фокусник? Целитель? Святой? Клянусь, ты и мертвого сумеешь поднять из могилы.
        Именно это я и сделал совсем недавно, но рассказывать никому не собирался.
        - Считай, что все это магия новогодней ночи, - отшутился я. - Помни, в двенадцать часов, возможно, все, даже колдовать.
        Я отвесил ей легкий, изящный поклон, выскользнул за дверь и был таков. Сколько новогодних ночей я уже проводил в одиночестве? Визиты в резиденцию фей были не в счет. Там меня окружала блистательная толпа, но я все равно чувствовал себя одиноким и каждый раз надеялся, что следующий год станет исключением, и каждый раз разочаровывался. Вот и сейчас, я мог бы проказить и творить чудеса, как и все мои подданные, а вместо этого сидел на крыше какого-то дворца, среди геральдических скульптур и наблюдал за оживленным движением внизу, на площади.
        Парапет на крыше, где я устроился, был не совсем удобным, изваяния горгулий и ифритов производили мрачное впечатление. Среди них я, наверное, сам напоминал застывшую на века статую. Вверху простиралось темное небо, плащ легко полоскался на ветру за моей спиной, а внизу на площади уже вспыхивали то там, то здесь бенгальские огни, слышались радостные выкрики, проезжали по узким улочкам экипажи.
        Вот сейчас я, и вправду, ощущал себя всемогущим, способным столетия наблюдать за тем, как размеренно и неспешно протекает жизнь внизу, и донельзя одиноким. Я так и не знал, что заставило меня именно в эту ночь раскрыть крылья и в быстром полете кинуться туда, где находился злополучный театр. Стрелки часов на башне уже давно сошлись на цифре двенадцать и продолжали свой путь. В этот самый миг я заметил, что одинокий подъезд театра мерцает огнями, а на ступенях перед входом слабо выделяются чьи-то следы. Возможно, ее следы. Я опустился вниз. Отпечатки ступней на ступенях стали видны четче. Значит, та, кого я ищу, все-таки была здесь. Ошибиться на этот раз я не мог, ведь никто, кроме меня, не видел алой полосы следов. Мне одному в новогоднюю ночь открылось то, чего не видели другие. Здесь прошлось неземное существо, и я собирался воспользоваться оставленной подсказкой, пойти туда, куда приведут отпечатки изящных ног. Они тянулись от самого выхода из театра вниз, по ступеням, и дальше, в глубь города.
        Ночь сегодня была не слишком холодная, снег кружил в вышине, но не заносил дороги. Вполне можно было потратить час-другой на поиски, даже если они окажутся бесплодными. Надежда на успех все еще была жива. Я шел по одному мне видимым следам. Они огненной цепочкой тянулись по мостовой, но никто, кроме меня, даже не замечал их. Люди проходили мимо или даже по ним, не подозревая о том, что по этому самому пути еще недавно шествовала неземная дама.
        Ворота Рошена остались далеко позади. Теперь следы сияли или даже вспыхивали пламенем на безлюдной проселочной дороге. С нее вскоре тоже пришлось сойти, потому что алая полоса резко свернула к лесу. Можно было удивиться, чего я ищу в потемках, не уводит ли меня вперед кто-то невидимый. Я шел так быстро и уверенно придерживался одной линии, будто мой путь был заранее предначертан.
        В Рошене праздновали и смеялись, там сверкали огни, а я уходил в темные леса, как и положено призраку.
        Дорога, очевидно, предстояла долгая. Ну, ничего, вся ночь еще впереди. На достаточно широкой для экипажа лесной дороге цепочку следов сменили также сияющие полосы от полозьев. Очевидно, дама села в сани на этом самом месте.
        Я мог бы лететь, но предпочитал идти пешком, продираться то сквозь заросли колючего кустарника, то мимо наметенных недавней вьюгой сугробов. Сияющая полоса служила мне указателем, а путь предстоял непривычно долгий. Возможно, то, что я бреду, как паломник, а не парю над землей служило своего рода покаянием. Я ведь тоже искал в этих лесах святыню, как какой-нибудь пилигрим ищет вдали от дома святые мощи или чудотворный образ. Жаль только, что предмет моих поисков был окружен такой беспросветной тьмой и тайной.
        Полоски от полозьев так же резко оборвались, будто сани исчезли неизвестно куда прямо с дороги или пустились в полет. Ведь есть же мифы о крылатых сандалиях, так почему у коней вдруг не могут отрасти крылья. Я озирался по сторонам до тех пор, пока не заметил на притоптанном зверями снегу цепочку женских следов. Продираться в зарослях по такой глуши было далеко не приятно, но я упорно продолжал идти по следам. От своей цели я никогда не отказывался. Отстаивать свои интересы, пусть даже путем трудной борьбы, стало для меня привычкой.
        Следы уводили меня все дальше в глушь, но это не было заранее подготовленной ловушкой. Западню я бы почуял на расстоянии. Ложь, обман, хитрость мне всегда легко удавалось обличить. На этот раз коварство было ни при чем, впрочем, как и простоя неосторожность. Роза была слишком осторожна и ничего не оставила бы по недосмотру. Просто в новогоднюю ночь мои собственные чары усилились, и я смог видеть то, чего не видели другие. Наверняка, Роза сама не заметила, что следы, оставленные ею, вспыхивают пламенем на снегу. Роза! Я хотел остановиться, взмахнуть рукой и приказать, чтобы на первом же засохшем кусте распустился восхитительный алый цветок. Розан расцвел прямо на пересохшей ветке, но всего лишь на миг, потом пышные лепестки завяли и сами засохли. Значит ли это, что где-то близко поселились другие могущественные чародеи, которые стремятся противоборствовать мне?
        На небе уже проступила тонкая полоса зари. Пламя следов начало слабеть и тухнуть перед приближением дня, но я упрямо следовал за уже неярким огоньком. Впереди показалась маленькая лесная полянка. Здесь следы обрывались совсем, но возле старого дуба стоял привязанный за поводья красавец - конь. Такого скакуна можно было найти разве что в моих конюшнях. Ровной белой маски, без единого пятнышка конь был едва отличим от зимнего снега, поэтому я и не сразу его обнаружил. К тому же, он стоял тихо, боялся не то, что бить копытами о землю, но даже заржать, словно не хотел будить кого-то. А ведь он почуял приближение опасного хищника. Зверей было не обмануть с помощью элегантной одежды и приятной наружности, они чувствовали, что я опасен. Некоторые спасались бегством, многие покорялись и были готовы служить. Этот же конь даже не шелохнулся, будто ничто в моем присутствии ему не угрожало. Я подошел поближе, едва коснулся русой гривы, причудливо заплетенной в мелкие косички, словно где-то рядом дежурил домовой. Поводья были прикручены к дереву так крепко и завязаны такими мелкими узелками, что для хозяина,
для самого, представляло сложность теперь их распутать. Выделанное тисненой кожей седло не было дамским. В дорожной сумке вместо провизии и обычных необходимых в пути вещей поблескивало что-то острое, со множеством шипов. Конь даже не дернулся, когда я заглянул внутрь, и обнаружил там булаву, цеп и меч.
        - Да, тяжело тебе приходится! - я потрепал коня по гриве и неловко расплел концы косичек.
        - И почему никто тебя не охраняет? - вслух подумал я, и тут же в чаще тревожно хрустнула ветка.
        Звук меня насторожил. К тому же, где-то в зарослях блеснули желтыми огоньками хищные маленькие глаза. Я принюхался к воздуху. В расширившиеся ноздри пахнуло запахом шерсти, разгоряченных тел и крови. Похоже, вокруг полно волков. Как же я мог раньше их не почуять. Наверное, был слишком увлечен своими поисками.
        Я молча отдал приказ всех серым хищникам, собравшимся в этом лесу. Мои уста не размыкались, но мысленное повеление было четким и угрожающим. Я приказывал всем волкам убраться прочь. Обычно хищники в таких случаях протяжно взвизгивали и стремились поскорее убраться, но эти не только не пустились наутек, а даже тихо злобно зарычали. Второй приказ также остался без ответа. Я нащупал в чужой седельной сумке рукоятку меча, вытащил его, и холодный утренний свет бликами отразился от лезвия. Можно было бы взять булаву, но рукоять меча лежала в пальцах привычнее.
        - А ты мог бы устроить и лесной пожар, но, похоже, для такого трусливого маневра ты слишком благороден? - шепнул мне на ухо чей-то звонкий голосок, но поблизости никого не оказалось.
        Вокруг вообще никого не было, кроме меня, коня и волков, но чьи-то руки вдруг сильно толкнули меня в спину, острые коготки царапнули по запястью, и меч выпал из рук. Я слышал, как конь за моей спиной вдруг стал бить о землю копытами, заржал и встал на дыбы. А из зарослей со всех сторон уже сверкали пары волчьих глаз.
        Я присел на корточки, пытаясь нащупать в снегу рукоять меча. На волка осторожно подбиравшегося ко мне я не обращал внимания до тех пор, пока он не приблизился вплотную. Сильные челюсти клацнули, норовя сомкнуться у меня на запястье, но я изловчился, и одним ударом руки отшвырнул от себя сильное серое тело. Таких моментов, когда смерть подступала ко мне близко, было уже множество, но каждый раз темная сила внутри меня начинала бунтовать. Ты же не хочешь умереть так глупо и опрометчиво, кричали какие-то духи, руководившие мной. Дракон в таких случаях затаивался, не желая помогать, но его сила оставалась при мне. Стоило разъяренному волку приблизиться ко мне во второй раз, как я сам голыми руками вцепился ему в челюсти, слегка разомкнул их и в следующий миг уже отшвырнул в снег окровавленную тушу, разодранную пополам. Другие хищники ненадолго притихли. Такого они от меня, явно, не ожидали.
        Рукоять, потерявшаяся в снегу, тоже неожиданно попала под руку. Я вытащил меч, и его длинное тяжелое лезвие живо напомнило мне о тех временах, когда я вот так же сражался в лесу со стаей волков. То был худший случай, я получил ранение и попал в круг врагов, но сдаваться не собирался. А сейчас, когда я не слишком устал и ни разу не ранен, чего стоит для меня уничтожить всю эту волчью армию, хоть она и кажется бесчисленной.
        Я сжал рукоять обеими руками и приготовился одним ударом обезглавить того из волков, который посмеет приблизиться ко мне первым. Никто из хищников не спешил опередить другого, они медлили, тихо шипели, словно между ними сейчас шло совещание, как между разумными, привыкшими действовать заодно людьми.
        Точно такое же ощущение, что я в западне овладело мной давным-давно, на королевском совете. Возможно, сейчас я был не в меньшей опасности, как тогда. Волки решили не приближаться по одиночке, а действовать заодно. Они долго кружили по зарослям, пока, наконец, не распределились так, чтобы вышел замкнутый круг. Ни о какой очередности теперь не могло быть и речи, они решили напасть все разом. В лучшем случае, от меча пострадают один или двое, прежде чем остальные одолеют жертву. Что в таких случаях мешало мне пойти на колдовской маневр, просто исчезнуть и все, или неожиданно взмыть ввысь и применить огненное дыхание? Скорее всего, голос, шептавший мне, был прав, если сейчас я пущу в ход магический трюк, то потом всю вечность буду считать себя трусом.
        Я всего лишь ободряюще кивнул оцепеневшему коню, быстро метнулся назад к седельной сумке и вытащил цеп. Его усеянная шипами головка казалась такой смертоносной и опасной. Мне было вполне по силам продолжать сжимать меч и одновременно управляться с цепом. Моя левая рука действовала так же хорошо, как правая, и это давало преимущество.
        Волкам, кажется, не терпелось разорвать меня в клочья. Не останавливало их даже внутреннее чутье, ведь они, наверняка, уже догадались, насколько я опасен и, тем не менее, продолжали осторожно подкрадываться ко мне, даже решили взять в окружение. Я поднял цеп высоко над головой и стал ритмично раскачивать. Шипастая головка обрушится на любого с такой меткостью, как если бы я был левшой. А меч, который я сжимал в правой руке, уж точно будет действовать безотказно. Сколько же еще во мне осталось привычек смертного, если я гнушаюсь пустить в ход колдовство там, где можно обойтись силой оружия.
        Кольцо хищников вокруг меня сужалось. Раскачивающийся с бешеной силой цеп лишь едва отпугивал их. Если бы они были умнее, то решили бы подождать, пока жертва устанет, но им надо было убить меня именно сейчас, в данную минуту, или погибнуть самим. Первый же волк, который решился кинуться на меня, превратился в кровавую тушу. Меч быстро разрубил его туловище пополам, отсек голову. Неровные частицы тела еще конвульсивно дергались, а мне уже пришлось опустить цеп на голову другого хищника. Раздался хруст костей, шипы впились во что-то мягкое, и вдруг все кругом резко переменилось, будто мигом я очутился в каком-то зазеркалье. Не было больше обычных серых волков, вместо того самца, который бросился на меня, желая застать врасплох, теперь на снегу под тяжестью придавившего ее цепа дергалась какая-то мохнатая тварь. В первый миг я просто опешил. Даже в моей империи не встречалось таких уродливых, хищных существ. Когти на лапах, немного напоминающих человеческие руки, но обросших шерстью продолжали скрести землю даже после того, как голову этого уродца раздавило цепом. Пока я удивленно рассматривал
необычное явление, вторая такая же косматая, неподдающаяся описанию дрянь попыталась запрыгнуть мне на плечи. Острые когти вцепились мне в волосы и, кажется, вырвали одну прядь, прежде чем мне удалось скинуть нападающего и разрубить мечом. Снег окрасился кровью, но цвет у этой крови был не привычный, красный, а какой-то бурый, больше похожий на грязь. Еще несколько тварей отлетели в стороны, напоровшись на острие моего меча. Поляна вокруг уже была усеяна разрубленными останками неведомой нечисти, а я все еще продолжал непрерывно размахивать мечом, в надежде очистить лес хотя бы от еще одного такого же мерзкого, хищного существа.
        Больше их вокруг меня не осталось. Только валялись в бурой жиже те или другие отрубленные конечности, уродливые головы и обезглавленные туши. Те, что уцелели, спаслись в чаще. Бегать они умели чрезвычайно проворно. Должно быть, и по деревьям карабкались с не меньшей ловкостью. Теперь можно было выпустить рукоять чужого меча, который так кстати помог мне отразить нападения, но я продолжал сжимать ее так, будто кованое железо стало неотъемлемой частью моей руки. Каленая сталь окрасилась бурой кровью, и я ткнул ее пару раз в снег, чтобы очистить, а потом устало прислонился к стволу дуба. От неприятного зрелища, открывавшегося на до этого ничем не примечательной поляне, меня чуть не стало тошнить. Если и последует рвота, то желудок опорожнится, только выкинув кровь и сырое мясо, кроме которого, я уже давно не мог ничего есть.
        Шероховатая кожа чуть покалывала спину. Легкие разрывались, кожа горела. Я не сразу ощутил, что чья-то холодная рука легла мне на лоб. Вокруг был только ад на снегу, озноб во всем теле и жар во внутренностях, и вдруг это ледяное прикосновение…Откуда здесь взяться кому-то живому?
        Я приоткрыл глаза и увидел Розу. Различил корону в ее волосах и оборки легкого белого наряда. Неужели ей совсем не холодно зимой без накидки? Она стояла так близко от меня, а в следующий миг уже далеко, на расстоянии нескольких метров.
        - Зачем? - я пнул краем сапога одну из уродливых окровавленных туш.
        - У меня дурная наследственность, - ответил красивый, звонкий голосок с таким непередаваемым задором, будто этим все и объяснялось.
        Роза, как будто приглашала меня забыть обо всем: о боли, об усталости, о смерти, всего миг назад кружившей рядом, и беспечно рассмеяться вместе с ней. И что самое удивительное я готов был засмеяться в ответ и сказать «прости, ведь я, должно быть, покалечил столько твоих слуг», но Роза исчезла так же быстро, как появилась, и непонятно было, стояла ли она здесь всего секунду назад, или тот нестерпимо сияющий образ был всего лишь плодом моего воображения.
        Однако оружие по-прежнему было в моих руках, и на поляне все еще оставались свидетельства страшной битвы. Значит, я не так уж много себе вообразил. Я воткнул меч поглубже в землю, уже не сомневаясь, что его подберут после моего ухода. Видимо, в этом лесу развелось множество существ, готовых прислуживать Розе.
        Теперь оставалось только идти вперед, туда, куда вело меня безошибочное чутье. Слишком рано было отчаиваться и кидать поиски, ведь я уже почти достиг цели. Лес, как будто стал живым существом, не желающим пускать меня вперед. Ветки цеплялись за одежду, царапали лицо, и мне приходилось раздвигать их руками. Ноги почему-то увязали даже в неглубоком снегу. Идти становилось трудно, но я продолжал двигаться в ту сторону, где, как предполагал, находится искомое.
        Сухой, обломанный сук зацепился за камзол и расцарапал плечо. Из царапины тут же хлынула горячая, готовая тут же воспламениться кровь. Вокруг было нестерпимо холодно, но кровавые капли, падавшие на снег и древесную кору, готовы были вот-вот вспыхнуть огнем. Несколько язычков пламени уже вспыхнули на ветках ясеня, но я поспешно затушил их и прижал к ране ладонь до тех пор, пока она не затянулась. Ни одна капля крови не должна больше упасть на ветки и вспыхнуть огнем. Мне ни в коем случае не хотелось устраивать лесной пожар, ведь кроме тех тварей, которые спрятались в чаще, здесь еще полно других безобидных и довольно миловидных маленьких зверьков. Разразись пожар, и всем этим столь приятным на вид белкам, зайцам и куницам придется погибнуть вместе со злом. Разве это будет справедливо? Они-то ни чем не заслужили жестокой расправы. Твари, напавшие на меня, смогут спрятаться где-нибудь под землей, в недоступных для огня местах, а звери так быстро убежать не успеют. Конечно, я бы мог одним огненным дыханием очистить лес от скверны, но решил пощадить природу. Я часто сжигал целые селения, но леса
никогда.
        Я с сожалением обернулся на поляну, где встретил все это драчливое воинство хищных уродцев. С каким бы удовольствием сейчас я расправился с ними, но, увы, это был тот случай, когда не удастся отделить хорошее от дурного, и придется губить все подряд. Лес слишком густо населен. Лучше выждать немного времени, прислать сюда самых проворных своих подданных и переловить всех маленьких монстров одного за другим. Тогда и лес останется цел, и все злое будет вырвано из него, как сорняк.
        И все-таки я подозревал, что не все так просто, кроме крошечных демонов, в чаще поселилось еще какое-то тайная, всемогущая сила. Я различал в студеном морозном воздухе ее едва уловимый аромат. Раньше я никогда не ощущал такого пронизывающего холода, как сегодня. В отличие от людей я не мерзнул даже в лютый мороз, а сейчас вынужден был прижать руки к груди и поплотнее запахнуть плащ. Холодно мне было не оттого, что теперь разгар зимы, а от ощущения того, что где-то рядом притаилось леденящее, пугающее зло. Откуда-то спереди на меня повеяло могильным холодком, и я понял, что где-то поблизости, среди густых зарослей, прячется склеп. Давно заброшенный всеми живыми, но все равно обитаемый склеп. Возможно, все эти твари пришли оттуда. Только вот кроме них там поселилась, куда более грозная и опасная сила. Сила, почти равная моей. Я никогда не ощущал такого волнения, мрачной радости, почти что триумфа от предвкушения того, что вот-вот встречусь с созданиями, которых можно назвать мне ровней.
        Заросли становились все гуще, но я знал, что скоро впереди должен показаться просвет. Длинные гибкие ветви ив, осин и кипарисов вздрагивали от моих прикосновений, осыпали одежду ворохом снега, но цепляться за кожу уже боялись. Если эти деревья и вели себя, как живые существа, то им, должно быть, было страшно вспыхнуть и обратиться в золу, благодаря всего какой-то капельке моей крови. Где-то впереди ярким пятном выделялись гроздья рябины, слегка припорошенные снегом. Кажется, все самые высокие и раскидистые деревья собрались именно в этой чаще. Гордо разросшиеся ввысь стволы, как будто, испытывали удовольствие оттого, что им выпало на долю охранять потаенные владение неземных господ. Я рассчитывал найти крошечное государство, островок неземной цивилизации в непроходимом лесу. Мне уже приходилось сталкиваться с такими из ряда вон выходящими случаями, довелось даже пару раз отыскать клады, зарытые под корнями лесных деревьев. Хоть на первый взгляд я и мог показаться юным и неискушенным, а на самом деле уже поднабрался такого опыта, каким не мог похвастать ни один из смертных мудрецов.
        Склеп прятался где-то впереди, как раз за рябинами. Я уже улавливал в воздухе запах мертвечины, костей, праха и какой-то неземной, притягательный аромат тех существ, которые поселились среди могил. Кроме волчьей шерсти и недавно пролитой крови, там были еще мрамор, вино, запах гари от свечей, блеск раздробленных алмазов и шуршание атласа. Там кто-то двигался и вальсировал в озаренной всего одним канделябром мгле, кто-то даже напевал. Я ускорил шаги и вышел из густого смешанного леса, впереди стояли лишь хвойные деревья и белели стройные мраморные колонны. Зеленые кроны елей под рыхлой шапкой снега показались мне роскошными. Статуи ангелов и каких-то существ со злыми лицами и заостренными крыльями всего на миг навели на мысль, что весь этот мрамор на деле может оказаться живым. Массивные, со множеством запоров и замков двери, как будто напоминали о том, что склеп может быть не только усыпальницей, но еще и тюрьмой или неприступной крепостью, которую ни штурмом, ни осадой не взять. Медные крылатые создания, в грациозных настороженных позах застывшие на крыше, кажется, готовы были кинуться с высоты
на любого, кто приблизится к входным дверям. Если бы эти медные когти, вцепившиеся в скат крыши, принадлежали живым существам, то подойди к склепу целая армия, и та бы в считанные минуты полегла под натиском таких грозных защитников.
        Какими бы прочными не были засовы, передо мной ни одна дверь не могла оставаться закрытой. И мне не нужны были ни лом, ни таран. Зачем зря применять физическую силу там, где она все равно бесполезна, если можно только повелеть, и все замки слетят с петель, чтобы освободить мне проход.
        Ветра не было, но я слышал, как тревожно шуршат ветви деревьев далеко за моей спиной, видел, как чуть-чуть вздыбились колкие иглы елей. Лес не хотел пропустить меня к склепу, будто был одушевленным и сговорился с теми, кто обитает в склепе. Сюда нельзя было подпускать людей. Человек бы и не прошел через все преграды, но я человеком не был. Для чародея вроде меня открыты те пути, которые закрыты или попросту кажутся несуществующими, другим. Мало, кто отважился бы препятствовать мне, но те, чье присутствие я ощущал рядом, кажется, считали себя достойными противниками.
        Всего одно повеление, и замки упали, засовы выскользнули из скоб, цепь, оплетавшая двери со звоном слетела на землю, звенья порвались, словно сильная драконья лапа разорвала их. Я вошел в прохладную темноту склепа, и двери плавно закрылись у меня за спиной. Снаружи раздались скрип и звон. Это замки, цепи и засовы снова вставали на прежние места, порванные звенья снова сгибались и соединялись, щелками чуть ржавые пружины, будто их касались язычки ключей. Теперь никто и не поймет, что кто-то вошел внутрь. Двери вновь заперты так, будто к ним уже долго никто не прикасался.
        Другой бы на моем месте почувствовал себя погребенным заживо. Кругом стояла такая тишина, было так темно и пусто, что это место казалось отрезанным от всего мира. Какая-то загробная пустота, откуда в ней вдруг могло взяться тусклое и далекое голубоватое свечение? Я отлично видел во мгле, но все-таки решил найти свечу. Под ногами приятно скользили мраморные плиты, лишь кое-где исцарапанные звериными когтями. Я различил череду глубоких ниш, в которых стояли канделябры и взял один маленький, наполненный маслом светильник. Из угла за мной кто-то наблюдал. Два круглых мерцающих глаза уставились на меня. Казалось, что они никому не принадлежат, а всего лишь витают в пустоте, как два бродячих огонька и пытаются заманить любого встречного к гибели. Я дохнул на лампаду, так что она занялась ярким пламенем. Свет выхватил изо мглы стены, испещренные руническими надписями и множеством символов. В углу, у ниши, прижимался брюхом к земле крупный серый волк. Это его глаза секунду назад наблюдали за мной из темноты так же пристально, как другие волки сейчас следили за нами обоими из дальних уголков гробницы.
Приблизиться ко мне не решались ни они, ни даже тот волк, который попал в круг света. Его когти отчаянно скребли мраморные плиты, оставляя на них глубокие борозды царапин. Будь я простым человеком, и эти когти уже на входе впились бы в меня.
        Волк заскулил и шмыгнул от меня подальше в темноту. Его собраться быстро и неслышно передвигались по всей гробнице. Их здесь было множество, но это были не те волки, что напали на меня перед рассветом.
        Не успела лампада и минуты прогореть у меня в руке, а в разных концах огромного облицованного мрамором пространства вспыхнули бледным призрачным светом десятки свечей в напольных канделябрах. Такое роскошное освещение можно устроить разве что для почетного гостя. Я не заметил нигде ни надгробий, ни саркофагов, если здесь где-нибудь и сделаны захоронения, то прямо под широкими плоскими плитами пола или в нишах. Огромная, мрачноватая зала, простиравшаяся передо мной, была, как будто, предназначена для того, чтобы в ней танцевать. Мрамор тускло мерцал. Свечи то вспыхивали, то гасли по очереди, будто подмигивая. Если бы стены вокруг этого места умели говорить, что бы они только не рассказали. Здесь ощущались остатки и пролитой крови, и слез, и тайных бесед с нечистью, и отчаяния, и триумфа. Столько всего смешалось под одними сводами, что невозможно было всего описать. Точно я мог сказать только то, что совсем недавно здесь разыгралась трагедия. Кто-то погребенный заживо столкнулся со злом и начал молить о помощи. Помощь была оказана, но не совсем такая, на которую рассчитывал приговоренный. Мне было
почти жаль его загубленную жизнь. Очутившись здесь, я как будто сам переживал все то, что произошло с попавшимся под расправу Августина юным чародеем.
        Охота на медведя, западня, когти, оставляющие на гладком плече глубокий след, затем деревня и драконий огонь, внезапное спасение, вступление в общество колдунов и суд. Фрагменты чужой жизни мелькали передо мной так, будто искусная рука живописца изобразила их во фресках на стенах этой гробницы. В этих изображениях соблюдалась тщательная последовательность. Я мог бы увидеть все от начала до конца, но предпочитал не отвлекаться и все время быть настороже. Волки тоже неусыпно наблюдали за незваным гостем и даже пытались неотступно следовать за мной, правда, соблюдая при этом почтительную дистанцию. Я шел в круге света от масляной лампы в моих руках, а они прятались в тени, будто мгла придавала им силы. И все-таки соблазн был слишком велик. Я решил отвлечься всего на миг, чтобы увидеть хотя бы во фрагментах конец истории и ничего не увидел, потому что до конца еще было слишком далеко. Приговоренный не погиб и не собирался сдаваться в дальнейшем. Передо мной только промелькнули два последних фрагмента, как картинки в волшебном фонаре: заточение в склепе, который оказался полон волков и мраморная
фигура.
        Какая фигура? Я до сих пор ее не видел. Возможно, здесь ничего подобного уже давно нет. Стоит коснуться стен или просто оглядеться по сторонам, и передо мной в бешеном круговороте начнут мелькать образы из прошлого. То, что произошло здесь давным-давно, кружилось передо мной многоцветным калейдоскопом, и трудно было отличить одну историю от другой, отделить недавние события от тех, что канули в веках.
        Огонек лампады подрагивал при каждом моем шаге, хотя я двигался плавно и абсолютно бесшумно. Обычная свеча в моих руках даже бы не шелохнулась, но, очевидно, в гробнице каждая мелочь была особенной, все, начиная с самих монолитных стен и заканчивая воском, из которого сделаны свечи. Фитили горели, но воск не таял. Масло в лампаде, казалось, вот-вот кончится, и, тем не менее, оно не сгорало, хоть и было налито лишь чуть-чуть на самом донышке. Медные края лампады приятно грели ладони, но не жглись. Я заметил, что канделябры вспыхивают по мере того, как я продвигаюсь вперед. Стоит мне только поравняться с не зажженными свечами, и они загораются, освещая мне дальнейший путь. Так все самые темные и дальние уголки склепа вскоре начали озаряться мелкими огоньками свечей.
        Чем дальше, тем просторнее и прохладнее становилось вокруг. Потолок выгибался куполом и уходил куда-то ввысь. От ощущения необъятного простора вокруг в ушах начинало шуметь. В таких огромных помещениях человек может чувствовать себя всего лишь мельчайшей частицей вселенной, неспособной противиться высшим силам в подавляющих размерах гробнице. Другой от этого почувствовал бы себя неуютно, но я мог в любой миг стать драконом. Потолок высок, а зал необъятен, но для того, у кого есть мощные крылья, никакая высота не покажется опасной.
        Полукругом расставленные светильники в конце зала тоже вспыхнули, озаряя ступени какого-то возвышения и трон. Откуда в склепе взяться трону? К тому же на нем кто-то сидел, какая-то белая изящная дама. Тонкие пальцы сжимали подлокотники из слоновой кости. Такие же белые, как и все тело, волосы струились по плечам. Кружева платья полностью закрывали ноги и даже краешки туфель. Трудно было поверить, что передо мной всего лишь изваяние. Возможно, только благодаря причудливой игре света и теней, оно казалось мне живым и знакомым.
        Я вытянул вперед руку с лампадой. Блики легли на мраморное лицо. Все статуи смотрят на зрителя с таким умилением, а у этой на устах играла лукавая улыбка, а в уголках огромных пустых глаз, кажется, залегли живые и подвижные складки. Любой, увидевший эту статую, непременно бы решил, что она - работа великого мастера. Всякий, увидевший ее, не смог бы в нее не влюбиться, потому она и спрятана в склепе. Здесь она неживая королева среди всего неживого. Я бы сказал, что ей здесь самое место, если бы не узнал ее лицо и ту непередаваемую грацию, с которой могла позировать скульпторам и живописцам лишь одна девушка на земле. Возможно, кто-то из эльфов сделал ее, иначе кто бы еще смог с таким искусством выточить из мрамора черты Розы. Когда я вернусь в империю, придется устроить всем строгий допрос, может, кто-то проболтается и наведет меня на след.
        А пока я рассматривал статую, и она казалась мне совершенной. Роза, как будто, снова была со мной. Лишь венец на мраморной головке портил все впечатление. Незнакомая корона на знакомом челе. Камни в ней мерцали и переливались, мелкие бриллианты, алмазы и даже один крупный рубин. Странно, вначале мне показалось, что корона не была настоящей, а так же, как и все изваяние, мраморной. Только моим охочим до забав подданным могло прийти на ум надевать настоящие драгоценности на мраморного идола.
        Хоть красавица, что сидит передо мной на троне, и сделана из мрамора, но она копия той, кого я любил. Призрачный голубоватый свет озарил возвышение. Я обернулся на волков и заметил, что они попятились к выходу. Только глаза двух или трех зверей все еще сверкали в уголках, за тронных возвышением, но мне было все равно. Мне ли бояться их и всего того, что может еще обитать в этой гробнице.
        - Ты неживая, но я отдам тебе почести, как если бы ты была живой, - едва слышным шепотом обратился я к статуе. Мои губы не шевелились, но голос звучал, и тишина приветствовала тихим смеющимся эхом любые раздавшиеся здесь звуки. Я откинул рукой длинные полы плаща и опустился перед статуей на колени. Уста непроизвольно продолжали шептать ей то ли хвалу, то ли оду, то ли молитву. Я молился королеве всех темных сил, чтобы она явилась передо мной. Та, кого я сам сделал королевой.
        Я понимал, что статуя не оживет. Возможно, единственным по-настоящему живым, что было в этом помещении, окажется лампада, которую я поставил на пол рядом с возвышением. Огонь, который зажег я сам, был теплым и подвижным, а свечи полыхали каким-то тусклым, мерцающим, не колеблющимся пламенем.
        - Смотрите, у нас гость! - вдруг произнес чей-то тонкий голосок, и волки тихо завыли, причем на такой странной ноте, что их вой казался одобрительным радостным хихиканьем. Может быть, эхо играло такие скверные шутки.
        Вдруг мягко зашуршал атлас, и чей-то шлейф скользнул по ступеням.
        - Ты пришел сюда, как освободитель или как карающий ангел? - спросил все тот же высокий красивый голос, который, казалось, вот-вот разобьется на звонкий хрустальный смех.
        - А может, ты явился сюда, как палач?
        Кто-то сильно ущипнул меня в плечо, но не для того, чтобы я обернулся. За моей спиной я бы все равно никого, кроме волков, не увидел. Меня заставляли поднять глаза, чтобы увидеть госпожу этого места. Она стояла передо мной, не статуя, а живая девушка. Я даже глянул на трон за ее спиной, чтобы убедиться, что там по-прежнему не сидит ее мраморная копия. Трон был пуст, а Роза стояла передо мной. Красивая и недосягаемая. Ее глаза смотрели на меня с искоркой веселья и легким сожалением. Локоны заколоты на затылке так, что видна хрупкая шея, словно вызов палачу. Эту шею я бы никогда не посмел перерубить.
        - Ты хотел пробудить спящую красавицу или казнить нас всех? - спросила Роза. Она уже спустилась с возвышения и стояла возле меня. Длинный белый шлейф соскользнул с последней ступени и чуть не затушим лампаду.
        - Зачем ты сбежала? - без упрека, только с недоумением осведомился я, даже не пытаясь расспросить ее о том, кого она имеет в виду под словом «нас», ведь, не считая волков, гробница пуста. Для меня уже не имело значения, что где-то поблизости может прятаться целая когорта ее слуг.
        - Ты же знаешь, я бы никогда не причинил тебе вред, - шептал я, даже не пытаясь подняться с колен.
        - Зато я смогла бы причинить зло тебе, - она коснулась моих локонов, убрала со лба непослушную золотистую прядь.
        - Ты разозлил меня, помнишь? - осторожно напомнила она.
        - Я хотел сделать, как лучше, - слишком слабое оправдание, которому не поверил я сам, но она кивнула, и корона на ее голове вспыхнула множеством сверкающих бликов. Драгоценные камни переливались, как радужные огоньки, а лицо было холодным, неподвижным, точеным, как у статуи и невыразимо прекрасным.
        - Ты был бы самым лучшим, если бы не прислушивался к советам того другого, темного, который сидит внутри тебя.
        - Я не могу его изгнать и не хочу, ты ведь знаешь, - я стоял перед ней на коленях, ощущал щекой твердые жемчужины на ее корсете и холод, исходящий от ее кожи.
        - Ты сам себе не господин, - вдруг произнесла Роза. - Тобой управляет дракон. Ты говоришь, что он слился с тобой, стал неотъемлемой частью тебя, но на самом деле, он, как враг дает тебе отвратительные советы. Так рано или поздно ты останешься совершенно один, без друзей и без союзников, а он будет торжествовать.
        - Я уже остался один, - устало вздохнул я.
        - Ну, у тебя же есть твоя империя, твое золото, твои манускрипты. Чего еще желать дракону? - у Розы вдруг вырвался тихий печальный вздох. - Ах, если бы этот дракон не обладал красотой ангела.
        Тонкие, холодные ладони обхватили мое лицо. Длинные пальцы казались такими хрупкими, а на самом деле давно уже обрели мощную силу.
        - Ты так красив, Эдвин, - прошептала она, но то была не похвала, а почти упрек. - Ты - солнечный свет в моей гробнице, и не важно, что внутри тебя затаилась та темная, крылатая тень.
        Роза склонилась надо мной и поцеловала в губы. Никогда я не ощущал ничего подобного. Так, наверное, должен чувствовать себя слуга, нечаянно получивший однажды запретный поцелуй царицы. Она отстранилась от меня уже через мгновение, а на губах остался привкус слез и крови, моей собственной крови. На нижней губе осталась крошечная ранка. Никогда еще резцы ее зубов не были такими острыми. Роза изменилась неузнаваемо, но это все еще была она, и я не хотел, чтобы она снова канула во тьму, в неизвестность.
        - Хочешь, я останусь здесь с тобой. Только предложи мне остаться, и я тут же соглашусь, - взмолился я. Это было полным безумием, но ради нее я готов был от всего отказаться.
        - Ты оставишь оба своих государства? - недоверчиво переспросила она и тут же обиженно надула губки. - Какой же ты бесчувственный. Выходит, ничто не имеет для тебя большого значения. Ты с легкостью все кидаешь и еще быстрее всех предаешь.
        - Не прогоняй меня, - повторил я свою просьбу.
        Роза задумчиво рассматривала меня, будто ей было трудно принять решение.
        - Склеп неподходящее место для императора, - вдруг изрекла она, и какие-то существа, похожие на летучих мышей, под самым куполом злобно захихикали в знак одобрения. - Пойми, Эдвин, здесь могут поселиться тени, вампиры, беглецы, но не хватит место для дракона, а даже если и хватит, то ты сам будешь чувствовать себя здесь слишком одиноко. Вдали от сокровищ и от других соблазном жизни представители твоей расы чахнут. У моих нынешних подданных нет ни драгоценных руд, ни золотых монет, словом, ничего, чем мы могли бы обрадовать тебя.
        Всего лишь отговорка. Я сразу это понял, и сам до крови прикусил губу. А твари под куполом еще громче начали визжать и хихикать. Чьи-то тяжелые бронзовые когти с удовольствие заскребли по стенам, словно в предчувствии праздника. Так обидно мне еще никогда не было. Я находился в склепе, похожем на мрачный, ледяной ад, но чувствовал, что меня изгоняют из рая.
        Я поднял глаза, чтобы в последний раз посмотреть на Розу, на корону, ослепительно сиявшую в ее волосах, как символ власти и величия.
        - Ты прогоняешь меня и надеешься, что я не вернусь?
        В моих словах не было ни упрека, ни угрозы. Я не мог ей угрожать, но и отказаться от новой попытки прийти сюда тоже не мог.
        - Они не позволят тебе вернуться, - Роза указала в сторону купола, по периметру которого в грациозных позах расположились бронзовые крылатые истуканы. Краем глаза я заметил какое-то легкое, едва уловимое движение их блестящих тел, плавный взмах крыл и быстрое шевеление остро отточенных коготков. Наверняка, на стенах и на потолке остались отметины от этих самых когтей. Похоже, здесь собралась такая нечисть, которая и не снилась даже моим подданным.
        - Ч-ч, - Роза прижала палец к губам, будто все, о чем я думал, для нее было облечено в громкие слова. - Не думай о них плохо, иначе они рассердятся.
        - И тогда? - с вызовом спросил я.
        - Тогда этот склеп уже не будет таким роскошным и неколебимым, как сейчас, - со вздохом заключила Роза, будто заранее узрев перед собой картину грядущего беспорядка.
        - Здесь и так царит хаос, - возразил я, смотря на бронзовых идолов, которые с их мощными крыльями и грацией вполне могли бы напоминать ангелов, но их лица были искажены ненавистью и злом.
        - Здесь все не такое, как кажется на первый взгляд, - по напряженному выражению лица Розы можно было сказать, что она сама мало верит в свои утверждения. - Например, когда только входишь в склеп, можно подумать, что он пуст, а на самом деле здесь яблоку негде упасть. Слишком много зримых и незримых обитателей и мало место. Те, кто не выносят жизни в тесноте, идут искать убежища в лесу. Норы, берлоги, дупла в стволах у нас все наперечет. И вдруг явился ты и требуешь пристанища. Естественно, те, кто пришли сюда задолго до тебя, уже этим разозлены.
        Они еще думали, что имеют право злиться. Я мог бы всего лишь одним дыханием, одним взмахом крыла превратить все это логово зла в хаотичное нагромождение раздробленных камней. Я мог похоронить всю эту визжащую наглую нечисть под обломками их же жилья. Можно было бы устроить один яркий незабываемый пожар, но разрушить трон Розы было бы святотатством.
        Бронзовые существа под куполом начали копошиться вдвое сильнее и даже создавать некоторый шум. Да и другие обитатели склепа стали вести себя более развязно. Недалеко от меня по полу прокатился старинный золотой кубок, метко брошенный чьей-то ловкой когтистой рукой. Остатки вина расплескались по мраморным плитам и, как это не странно, даже затушили несколько свеч, но только не мою лампаду.
        Роза проследила за проделкой своих подопечных, сделала плавный жест рукой, и кубок откатился к стенной нише.
        - Это всего лишь одна из старых реликвий, - пояснила она. - Кроме таких древних безделиц, у нас нет ни золота, ни драгоценностей. Нам нечего предложить монсеньеру дракону, влюбленному в свои золотые копи.
        - Ты отлично знаешь, что я не сплю на грудах драгоценных камней, - возразил я. - Ты знаешь, что золото для меня ничто. Богатство - прах, а власть не нуждается в таких мелочных подтверждениях, как скипетр и держава. Я без сожаления мог бы бросить и то, и другое.
        - Какой же ты самоуверенный, - Роза то ли укоризненно, то ли с недоверием покачала головой. - А вот я без короны чувствовала бы себя никем. Выходит, ты для всех великих мира сего опасный соперник, потому что даже без символов власти знаешь, что нет более могущественного создания, чем ты. А в другом мире тебе вообще нет равных.
        - Это пустые похвалы, - я был удивлен непривычной высокопарности ее слов.
        - Пустые, но правдивые, - возразила она. - Ты выше нас всех, ты сильнее, ловчее, красивее каждого из нас, а это значит, что оставлять тебя здесь для нас опасно. Откуда нам знать вдруг однажды ты решишь сжечь все, что тебя окружает, сам улетишь, а нас оставишь гореть.
        - Ты считаешь меня способным на такую подлость? - я с трудом верил собственным ушам. Неужели это она говорит со мной так холодно, так надменно и обвиняет меня во всех смертных грехах.
        - Ты сам как-то сказал, что тебе нельзя доверять, - Роза легко и изящно пожала плечами, будто понять не могла, как можно с такой искренностью опровергать собственные слова всего спустя каких-то полстолетия.
        В ответ на такое обвинение мне сказать было нечего. Я мог бы просто взлететь ввысь или исчезнуть, но вместо этого медленно поднялся с колен. Собственные движения казались мне непривычно тяжелыми, лишенными былого величия. Вопреки законам своей необычной природы, я чувствовал себя прикованным к земле, а не готовым пуститься в полет. А вот бронзовые существа над моей головой взмахивали крыльями, оживленно перешептывались на их хрипловатом косноязычном наречии и, казалось, вот-вот готовы были кинуться в пляс прямо там в вышине.
        Кто-то быстро прошмыгнул за моей спиной. На стене выступила причудливая, двукрылая тень, но не моя, а чужая. Множество теней плясали на освещенных канделябрами стенах, но не видно было тех, кому они принадлежали.
        Я слишком увлекся разглядыванием необычайной обстановки и выронил кинжал, который всегда носил с собой. Ругая собственную неуклюжесть, я хотел наклониться и поднять его, и тут - то как раз понял, что моя рассеянность или неловкость здесь не при чем. Кинжал быстро отодвинулся от моей руки и заскользил по мраморному полу так, будто кто-то тащил его за собой. Может, это чья-то проворная рука вытащила его из моей перевязи и кинула на пол. Я был так расстроен, что мог не заметить рядом с собой присутствия злоумышленников. Хотя невидимых существ здесь, наверное, было столько, что даже мне было мудрено сосчитать их всех. Знает ли сама Роза точную численность всего своего полчища?
        - Их не счесть, - нахмурившись, произнесла она, словно давала понять, что вокруг нее снует несчетное количество слуг, и все время приходят новые, так, что и для нее самой представляло бы сложность не потерять им счет.
        Мой кинжал легко взмыл в воздух, будто поддерживаемый чьей-то невидимой рукой, описал круг в вышине и начал чертить какие-то символы на ближайшей стенке. Мои же собственные формулы и заклинания, с помощью которых я руководил злыми духами, появлялись передо мной, с невероятной скоростью высекаемые на камне.
        Надо было сказать Розе, чтобы она приказала своим слугам остановиться, но я сам решил прекратить безобразие. Кто-то невидимый, но озорной, очевидно, почувствовал мою решимость и захотел сбить спесь с непрошеного гостя. Кинжал стремительно метнулся в мою сторону, разорвал камзол и снова ринулся ввысь. Я уже потерял летящее лезвие из поля зрения, оно могло быть где угодно, сзади, сверху, впереди или даже на полу, куда сыпались бисер и мелкое крошево позолоты с распоротой ткани.
        - Он не нарочно, - Роза прикрыла ладонью губы, но я слышал ее тихий смех. - Им просто очень хочется поиграть.
        Конечно, им хочется поиграть и еще больше хочется убить кого-нибудь во время этой игры. Я обернулся назад и вовремя. Лезвие, парящее в темноте, было направлено уже прямо на меня и приближалось с молниеносной скоростью. Я успел отодвинуться, и вместо того, чтобы порезать мне горло, кинжал всего лишь спорол кружево с воротника. Кто-то во мгле недовольно пискнул и заворчал. Моему невидимому сопернику, очевидно, показалось, что я играю не по правилам.
        Кинжал метнулся вперед так быстро, что остановить его не представлялось возможности. Лезвие блеснуло в миллиметре от уже порванной ткани, ринулось вниз и нанесло мне на плече две раны крест - накрест.
        Роза смотрела на все это хладнокровно и безучастно. Она и сейчас была неподвижна, как статуя.
        - Прекрати это! - велел я ей. Дракон внутри меня уже начинал злиться. Вскоре он разъярится не на шутку, и тогда я уже не смогу контролировать себя, но Роза только пожала плечами, будто объясняя, что понятия не имеет, как все это прекратить.
        Крестообразную рану на плече нестерпимо жгло, и почему-то она до сих пор не затянулась. Я с укором посмотрел на Розу. Кинжал, на котором уже алела моя кровь, покорно лег к ее ногам, словно спрашивая позволения на дальнейшую «игру».
        Под потолком, пуще прежнего, захихикали все те же наглые твари, но Роза сделала им знак молчать. Кто-то тяжелый, бронзовый, но подвижный спрыгнул вниз с купола и встал между мной и Розой. Свинцовое крыло простерлось вперед и загородило меня. В нем отражались и сверкали блики свечей, как в глянцевом покрытии драгоценного предмета. Я узнал спину и громоздкую голову ифрита, который уже однажды пытался спасти меня. Теперь он снова меня выгораживал, но от кого? От скопища мелких нахальных существ, которых я бы сам мог разнести одни махом.
        Роза немного поежилась под тяжелым взглядом ифрита, пробормотала что-то на одном из труднопроизносимых древних языков, какие можно встретить только в колдовских книгах и неохотно взмахнула рукой, словно давая на что-то позволение или приказывая нам обоим, и мне, и истукану, убираться прочь.
        Кровь из тонких, но довольно болезненных ран все еще продолжала течь, в голове помутилось. Очевидно, решив, что в таком состоянии сам я не смогу добраться до выхода металлические когтистые руки бережно поддержали меня. Кто-то попытался меня ущипнуть, с радостным криком кинулся вперед и почти уже вцепился в воротник, но тяжелое крыло ифрита надежно закрыло меня. И тут же где-то поблизости снова раздалось недовольное, обиженное ворчание.
        - Подожди, я не могу уйти. Мне нужно остаться, - попытался возразить я, но истукан уже тянул меня вперед. Когтистые ступни громко шаркали по полу. Одна свинцовая лапа крепко обхватила мое запястье, другая обвила талию, не позволяя даже обернуться. Я бы мог без труда превратить эту железную махину в мелкие обломки, чтобы не осталось ни туловища, ни крыльев, но не стал. Похоже, этот демон из сплавов бронзы и свинца был единственным из всех присутствующих, кто продолжал испытывать ко мне хоть некое подобие любви. Другие, по всей вероятности, уже считали меня повергнутым императором. От них глупо было ожидать почтения или какой-либо привязанности. Если бы все присутствующие здесь не выглядели совершенно незнакомыми, то я бы подумал, что среди моих подданных произошел раскол. Но о расколе не могло быть и речи, скорее всего, это сборище нечисти было изгнано из империи другими правителями еще до меня, они скитались по всему миру, прятались ото всех, даже друг от друга и пакостили по мелочи, пока одна правительница не решила объединить под своим началом их всех.
        Свинцовое крыло плотно окутало меня, как защитным покровом. Когтистая лапа ифрита уже шарила по стене в поисках спрятанного рычага, с помощью которого открывается потайной ход. Железные объятия были крепкими, но я все же умудрился обернуться на Розу. Она стояла на прежнем месте, призрачная и неотразимая, в блеске свеч, и смотрела на меня равнодушно, как на развенчанного героя.
        Рычаг в стене все же щелкнул. Из приоткрывшегося выхода на нас дохнуло зимним холодом и круговоротом метели. Крыло ифрита обвилось вокруг меня еще сильнее и потянуло прочь из гробницы, прямо на пронизывающий рождественский мороз. Вскоре я остался один на пронизывающем ветру. Кругом лежал только лес, полный попрятавшейся по норам нечисти. На холоде я быстро пришел в себя, обернулся назад с твердым намерением снова ломиться в гробницу и теперь уже не уходить пока не добьюсь своего, если нужно применить силу. Как все эти прислужники Розы завизжат, когда я дам им настоящий отпор? Нельзя было церемониться с ними с самого начала. На этот раз я был полон решимости сражаться, только вот никакой гробницы за моей спиной уже не было, и никого, кто бы хотел честно встретить бой, рядом тоже не объявилось.
        Все, что я мог сделать, это сжать кулаки так, что острые ногти впились в ладони. Не стоять же теперь вечно здесь на холоде и кусать губы от досады и боли. Раны на плече все еще не затянулись, но лететь я мог и уже знал, куда полечу, где буду искать временного пристанища. На свете, наверное, было только одно место, где я смогу выговориться на чистоту и быть уверенным, что все сказанное останется только между мной и собеседником. Потому что собеседник связан вечным обетом.
        Метки колдовства
        Ноэль раскрыл книгу и пытался читать. Тонкие пальцы скользили по строкам, буквы маячили перед глазами, но смысл слов ускользал. Он уже давно не мог ни на чем сосредоточиться: ни на простых книгах, ни на священном писании, ни даже на молитвах. Вот он снова на дежурстве один, и снова его мысли постоянно возвращаются к тому прекрасному, златокудрому созданию, которое ночью заявилось в церковь и призналось в своих злодеяниях. А потом сгорело целое селение. Ноэль помнил, как опрометью бежал к горящим домам, как сам пытался помочь тушить пожар, таскал ведра с водой до тех пор, пока у него на ладонях не появились мозоли. И все напрасно. Никого спасти не удалось. Только те, кто жили на отшибе и на самых окраинах, успели выбежать из домов, да и те были так напуганы, что юноше пришлось утешать их всю ночь. Ни от кого невозможно было добиться внятных объяснений, из-за чего разразился пожар. Люди только сбивчиво начинали говорить что-то о золотом драконе и его огненном дыхании, от которого занялись не только соломенные крыши, но стерни вспаханных полей. Однако где это видано, чтобы мифическое существо, о
котором прочесть можно только в книгах, прилетало в деревню и причиняло реальный вред. Такое невозможно, упрямо твердил Ноэль, но разве не сам он видел недавно живого ангела? То чудесное явление неземного существа со светящейся кожей, золотыми локонами и крыльями тоже казалось невероятным.
        А потом ангел признался в том, что вред, причиненный им невозможно исправить, и что имя ему дракон. Ноэль до сих пор не знал верить этому или нет. Может, неземное существо просто хотело испытать его и поэтому намеренно говорило о том, что не соответствует действительности.
        Во всяком случае, та ночь, когда оно явилось, была ознаменована трагедией. Столько жизней было погублено в одну ночь, выгорели посевы, не осталось ни амбаров, где хранилось зерно, ни конюшен, ни скота. Немногие выжившие остались без домов и вынуждены были искать приют в ближайших селах. Ноэль тяжело вздохнул, если бы хоть какая-то часть состояния, которое он должен был унаследовать, осталась при нем, то он, не задумываясь, раздал бы все потерпевшим.
        Вроде бы сам Августин вызвался выделить этим людям средства на постройку новых жилищ и послать кого-нибудь выяснить, что же на самом деле произошло. Августин верил, что здесь не обошлось без вмешательства нечистой силы. Говорили, он собирается провести расследование и бороться до полной победы добра, но Ноэль предполагал, что такая борьба, скорее всего, закончиться арестом всех потерпевших. Им предъявят обвинение в колдовстве, в том, что это они с помощью темных сил вызвали огненную бурю и устрашающую иллюзию - парящий над огнем силуэт золотого дракона. Пыточные в инквизиции были такими, что вряд ли кто-то сможет не признаться в этих грехах. А там бедняг, чудом вырвавшихся из огня, будет ждать костер, но уже не в родной деревне, а в Рошене. Ноэль достаточно пробыл в центре столичной суеты, чтобы, кроме восхищения, испытать перед Августином еще и страх. Внешне он, конечно, походил на святого, но те массовые казни, которые он устраивал, и та непреклонность, с которой подписывал приговоры, говорили о том, что внутри него сидит далеко не добрая, сокрушительная сила. Сила, которая руководит им.
        Ноэль отложил книгу и улыбнулся уголками губ при воспоминании о том, что в отличие от всех этих восторженных, возможно, заблудших толп в Рошене, он один видел настоящее возвышенное существо. И он никогда не забудет о своей встрече с ангелом, о намеках на то, что сверхъестественное существует прямо здесь рядом и об исповеди.
        - Если бы только знать, чем ты был так опечален, - прошептал Ноэль, смотря в приоткрытое окно, туда, где в высоте, над выгоревшими полями, медленно гаснул дневной свет. Великолепные золотистые снопы солнечного сияния ореолом окружили выжженную мертвую почву. Это земля уже никогда больше не будет плодоносить. Ее невозможно засеять, нельзя взрастить на этих сухих комьях глины урожай. Есть еще один повод для Августина доказать, что дело не обошлось без вмешательства потусторонних сил. Ведь врагам человечества ненавистно все полезное и живое.
        Только мифический дракон мог устроить такой пожар, думал Ноэль, смотря на обугленную почву. Однако Эдвин, хоть и назвался драконом, на такое был неспособен. Невозможно было поверить в то, что возвышенному, таинственному Эдвину ненавистна красота окружающего мира. Кажется, Эдвин был единственным, кто способен отнестись ко всему с пониманием.
        Вести о пожаре разлетались так быстро, но в существование дракона никто не верил. А Эдвин? Верил ли он сам в то, о чем говорил? Он должен был знать такие тайны, о которых смертные не могли и предположить.
        Ноэлю бы хотелось знать об Эдвине все, но это представлялось невозможным. Эдвин мог быть поблизости в любой миг, даже сейчас мог незримо стоять где-то рядом, но разве можно заговорить с ним во второй раз. Скорее всего, разговор с ангелом был для Ноэля тем редким случаем, который дается раз в жизни.
        Ноэль поклялся, что никому об этом не расскажет. Да и кто бы поверил, если б он рассказал. Его бы сочли таким же безумцем, какими он счел тех крестьян, которые упорно твердили про дракона.
        Сам он не мог в это поверить до тех пор, пока от гаснущего солнечного света не отделилась вдруг золотая тень, еще более яркая, чем сияние дня. Плавно взмахнули чьи-то огромные крылья, сияющие даже на фоне заката. Силуэт стремительно несся по небу, но это было так высоко, что рассмотреть его подробно было невозможно. К тому, же он промелькнул в небе на такой скорости, всего миг, и он уже исчез. Поскольку летел он по направлению к церкви, то сейчас, наверное, уже промчался над шпилем колокольни. Ноэль чуть вздрогнул, когда услышал плавные мерные взмахи где-то над крышей, а потом наступила тишина.
        Куда же делся дракон? И был ли этот силуэт драконом или всего лишь иллюзией? Ноэль четко слышал взмах крыльев и то, как звякнул колокол на башенке, будто его, действительно, задело крылом.
        Кто-то тихо вздохнул в пустой церкви. Вздох донесся со стороны алтаря, но Ноэль отчетливо его слышал. Он прикрыл окно, будто стекло могло спасти его от вторжения чудовища, и поспешил на звук.
        Тусклого света, пробивавшегося сквозь цветные витражи, было недостаточно, и в храме всегда были зажжены лампады. Такое освещение создавало атмосферу таинственности и ожидания чего-то сверхъестественного.
        Из притвора Ноэль прошел вперед по нефу, огляделся возле боковых приделов, хотя уже заранее знал, что волшебное золотистое сияние разливается именно возле алтаря. На лесенке, ведущей на колокольню, не осталось ничьих следов. Неясно было, как кто-то мог проникнуть сюда, даже будь у него крылья. Разве только материализоваться прямо из пустоты.
        Еще до того, как кого-то, увидеть Ноэль неуверенно позвал:
        - Эдвин!
        А вдруг некто, загадочный и неуловимый, откликнется на его зов во второй раз.
        Ноэлю показалось, что возле алтарных ступеней лежит какое-то сияющее крылатое создание. Он ускорил шаг и остановился, уставившись вперед с изумлением и испугом. Эдвин, действительно, снова был в церкви. Он лежал на полу, и его чудесные, золотые локоны разметались по мраморным плитам. Лица было не видно, но Ноэль догадался, что Эдвин прижался щекой к полу, пытаясь впитать кожей холод мрамора, чтобы хоть как-то облегчить боль, потому что его плечо было жестоко поранено. Ноэль не мог оторвать взгляда от страшной раны в форме креста, рассекшей идеальную чистую кожу. Две кровавые полосы ровно пересекались, красивая одежда была порвана и пропиталась кровью.
        Ноэль подошел поближе, но прежде, чем он успел опуститься на колени перед раненым ангелом, Эдвин шевельнулся, и под плащом, на его спине, всего на миг блеснуло золотистое крыло.
        - Не прикасайтесь! - тихо, но решительно предупредил он. В голосе зазвучала сталь.
        Казалось, что Эдвин сейчас хотел только одного, чтобы его оставили в покое, но Ноэль не мог его бросить в такой момент. Нужно было что-то предпринять, остановить кровотечение, перевязать рану. Ноэль лихорадочно пытался припомнить, как оказывается помощь в таких случаях, но не смог придумать ничего лучше, кроме как осторожно коснуться руки Эдвина пониже раны. Всего одно прикосновение к холодной, бледной коже вроде бы не могло причинить никому боль, но Ноэль тут же вскрикнул и отдернул руку. Казалось, что его пальцы коснулись не живого создания, а раскаленного угля, или, еще точнее, это было соприкосновение с огнем. Кожу сильно обожгло. Ноэль поднес руку к глазам и заметил, как на подушечках пальцев вздуваются волдыри от ожогов.
        Так сильно может обжечь только раскаленный металлический лист.
        - Я же говорил, не прикасайтесь! - Эдвин сел, грациозным жестом откинул волосы со лба и слегка сощурился на свет, преломлявшийся в разноцветных стеклышках витражей. Кровь все еще липла к его коже, но крестообразная рана исчезла. Ноэль смотрел и не верил своим глазам. Как же такое может быть. Осталась только кровь, а раны нет.
        Эдвин заметил его растерянность и слегка кивнул, в знак того, что полностью осознает свою необычность и не винит никого за излишнее удивление.
        - Вы хотите спросить, кто расписался кинжалом на моем плече? - голос Эдвина звучал ровно, лишь иногда в нем угадывались страдание и усталость.
        Ноэль, действительно, хотел все узнать. Казалось, сейчас он стоит на пороге того, чтобы раскрыть запретную тайну, и самому потом всю жизнь страдать. Кто мог оставить росчерк клинком на безупречной коже ангела? Рана, нанесенная крест - накрест, так может только драконоборец или охотник на волков, или…Ноэль бы мог многое предположить, но Эдвин отрицательно мотнул головой, словно давая понять, что все предположения излишни, правду может открыть только он один.
        Кожа Эдвина уже была гладкой и чистой, остатки крови подсыхали, но Ноэль, как будто, все еще видел перед глазами кровоточащую рану в виде креста.
        - Так клеймят проклятых, - вдруг объяснил Эдвин. Он был серьезен и грустен от осознания какой-то вины, и его слова, хоть и означали невозможное, но прозвучали как непреложная правда.
        - Ты не можешь быть проклятым, - с чувством сказал, почти выкрикнул Ноэль. - Это невозможно. Ты просто испытываешь меня.
        - О, Ноэль, - устало, с безрадостной усмешкой протянул Эдвин. - Неужели ты видел недостаточно, чтобы понять, не существует ничего невозможного.
        - Как ты можешь говорить о себе так плохо?
        - Я хочу говорить только правду. Я хочу быть правдивым с тобой одним, потому что другие мне не поверили и поплатились за это.
        - Как? - Ноэль чувствовал, что должен попяться, отстраниться как можно дальше, но не мог отдалиться от этого светящегося лица.
        - Ты видел сам, - ответил Эдвин. - Во время пожара…
        Он замолчал, будто не находя слов, и только спросил:
        - Имеет ли смысл продолжать дальше?
        Ноэль должен был все понять сам, но он не хотел строить страшные догадки. Стоило только взглянуть на Эдвина, как все его скорби, обиды и заботы растворялись в божественном золотом мерцании этого облика, в чистоте и спокойствии неземного голоса и нестерпимо ярком сиянии глаз. Ресницы Эдвина едва вздрогнули и засияли, как золотые ниточки. Разве можно подумать, что в таком создании, как он, могло поселиться зло.
        - Не будь недоверчив, - предупредил Эдвин. - Других я предупреждаю, чтобы они не верили мне, потому что мой облик вводит в заблуждение, но с тобой я собираюсь говорить на чистоту. Если ты не поверишь мне, то будешь наказан, как наказаны другие, а я не хочу, чтобы ты погиб.
        - Так чего же ты хочешь?
        - Участия. Понимания, - Эдвин пожал плечами так, будто сам с трудом понимал, что для него важнее. - Хочу, чтобы кто-то выслушал меня без содрогания, даже после того, как заглянет в мои глаза и увидит там душу дракона.
        Он сел на полу поудобнее и огляделся по сторонам так, будто видел вокруг множество сверхъестественных явлений, целый рой эфирных существ, видимых ему одному.
        Пальцы Ноэля все еще зудели. Кожа лопалась от сильных ожогов. Юноша подумал, что было бы лучше лишиться руки, чем чувствовать, как твой собственный кожный покров краснеет и облезает под воздействием необычайно жгучего сверхъестественного огня. Адское пламя! Нет, Ноэль гнал прочь от себя подобную мысль. Разве можно заглянув в глаза необычайного небесного создания увидеть там разверзшуюся адскую бездну.
        - Огонь жжется. Это естественная реакция на только что пережитый ущерб, - пояснил Эдвин. Минуту он безучастно наблюдал за пострадавшим из-под полуопущенных век, с таким видом будто устал и от жизни, и от всех раненых или обожженных, когда-либо приходивших к нему за исцелением. Потом Эдвин либо сжалился, либо успел набраться сил, которых еще недавно у него было не так много. Во всяком случае, стоило ему лишь слегка щелкнуть пальцами и прошептать пару слов на неизвестном, неразборчивом языке, как волдыри и ранки на пальцах Ноэля зажили сами собой. Молодой человек с удивлением разглядывал обновленную здоровую кожицу вокруг ногтей, которая еще мгновенье назад была содранной и покрасневшей. Ну, разве злой дух может так быстро, без всяких корыстных планов подарить исцеление больному. Эдвин не ожидал ни похвалы, ни воздаяния, ни даже слов благодарности, он просто избавлял от боли. Пусть его прикосновение было обжигающим, но зато и помощь чудодейственной. Нет, Эдвин был неумолимо строг к себе, когда равнял себя со злом.
        - Благодарю тебя! - Ноэль, щурясь, смотрел на чудесного гостя, потому что сияние, исходившее от его кожи и волос, теперь казалось ослепительным.
        Эдвин лишь снисходительно кивнул.
        - Мне кажется, что внутри меня раскалилась и рвется наружу целая лавина огня, - задумчиво проговорил он. - Стоит выдохнуть чуть сильнее, и огонь вырвется из ноздрей. Огненный поток бурлит и течет по моим венам. Ты веришь мне, Ноэль?
        - Мне трудно в это поверить, но ведь я сам минуту назад, казалось, коснулся пламени, ощутил его даже сквозь твою кожу. Поэтому я знаю, что ты говоришь правду.
        Ноэль опустился на колени рядом с Эдвином, зашуршали длинные полы рясы, коленки неприятно ударились о твердый гладкий мрамор. Собственное одеяние казалось Ноэлю непривычным и неестественным. Там, в Рошене, он привык носить яркие накидки, шитые золотыми и серебряными нитями кафтаны, одеваться в броские цвета, упражняться в верховой езде и фехтовании, а теперь у него остались лишь книги и длинный балахон, больше похожий на монашескую сутану, казалось, что он снят с чужого плеча и так навсегда и останется чужой вещью, которую Ноэль вынужден носить против воли. Откуда такие мысли? Ноэль и раньше сокрушался, что всего лишился и должен заниматься тем, к чему не лежит душа, но до границ безумия его отчаяние никогда не расширялось. Еще недавно он со всем смирился, а теперь его снова гложили мятежные помыслы. Эти мысли, как будто, посылал ему кто-то другой…тот, кто сидит перед ним.
        Эдвин, словно уловив сомнения Ноэля, бросил на него быстрый лукавый взгляд из-под ресниц.
        - А хочешь, я верну тебе твой титул, твои поместья и все твое несметное наследство до последней монеты, а злоумышленников, отобравших у тебя все это, накажу, - по ангельскому лицу вдруг скользнула дьявольская, проказливая улыбка. - Поверь, Ноэль, я не заставлю тебя заключать со мной ни пари, ни договор, ни хартию, а сделаю все это для тебя за так, как для друга.
        - У тебя есть такая сила, чтобы повернуть все события вспять? - Ноэль никак не мог поверить в такое.
        - Вполне возможно, - кивнул Эдвин. - Я могу сделать так, что все обо всем забудут. Никто не вспомнит про вторую жену твоего отца, про двоих ее сыновей, которые отняли у тебя наследство. Не будет ни единого человека в Рошене, который посмеет заикнуться о том, что были когда-то другие претенденты на твое имущество. Все тяжелые для тебя прошедшие годы просто сотрутся из памяти людской. Всего одно мое повеление, и все твои испытания останутся позади, не было у тебя никакой мачехи, и ты никогда не был ничьим пасынком, а те двое вертопрахов, которые заняли твое место уже и не вспомнят о том, что когда-то называли тебя братом, они будут чистить котлы на твоей кухне или ухаживать за садом и радоваться, что ты не гонишь их взашей.
        Эдвин плавно взмахнул рукой, будто демонстрируя свою мощь.
        - Возможен еще и другой вариант, - предложил он. - Я обличу перед всеми твоих врагов, ты снова займешь подобающее тебе место, а Франциск и Сандро, твои сводные братья, отправятся на один из грандиозных костров Августина.
        - Но это же жестоко, - возразил Ноэль.
        - А разве они поступили с тобой не жестоко, - Эдвин подозрительно сощурился, словно пытался заглянуть в душу Ноэля, но не мог потому, что нестерпимо яркий свет этой души слепил его. - Что-то я не пойму мыслишь ты, как лорд или как священник, хочешь быть знатным и богатым, или всего лишь праведным? Кстати, эта ряса тебе не идет.
        Эдвин, как будто впервые, увидел образ самого Ноэля вместо безликого собеседника. Этот образ молодого человека со светлыми волосами и яркими синими глазами он мог бы назвать красивым, если бы бедное коричневое облачение не равняло его с затворником или монахом.
        - Видишь, я тебя искушаю, - Эдвин улыбнулся уголками губ. - Ты хочешь смерти тех, кто причинил тебе зло?
        Ноэль растерянно пожал плечами.
        - Нет, - подумав, ответил он. - Но я хотел бы призвать к ответу того, кто оставил ту кровавую отметину на твоем плече.
        - Вряд ли тебе это удастся.
        - Почему?
        - Потому что это был демон.
        - Неужели ему не положено наказание за то, что он поранил тебя.
        - Вряд ли, - Эдвин устало тряхнул головой, и золотистые локоны упали ему на лоб, прикрывая погрустневший взгляд. - Крест призван был очистить меня от зла, поэтому рана так долго не заживала.
        - Так долго? Но она ведь затянулась спустя какую-то минуту, и даже следа не осталось. У людей царапины-то никогда так быстро не затягиваются.
        - А у таких созданий, как я, любое ранение заживает всего спустя миг. Мы почти что неуязвимы.
        - Мы? - конечно, таких, как Эдвин должно было быть множество, целая крылатая рать, но Ноэль с трудом мог это себе представить. Он привык считать Эдвина единственным и, как это ни странно, неповторимым.
        - Нас много, - Эдвин едва заметно кивнул. - Точную цифру назвать нельзя. Скорее, подходит слово «неисчислимо», но я сейчас не имею в виду нас всех. Все мы разные и часто совершенно не похожи друг на друга. Помнишь, я говорил тебе о девушке, о моей ученице…о моей возлюбленной.
        - Возлюбленной? - это слово почему-то неприятно кольнуло Ноэля. Ему показалось невозможным, почти противоестественным то, что Эдвин в кого-то влюблен.
        - Ты хочешь узнать о ней и обо мне, и о моей недолгой земной жизни?
        Ноэль кивнул. Тихий, проникновенный голос Эдвина убаюкивал и уносил куда-то в глубины времен, в прошлое, в древность, туда, где началась вся эта история.
        - Тогда слушай, у нас впереди ночь, целых суток на мой рассказ не хватит, но я буду по возможности краток.
        Эдвин
        Церковь - единственное место, где чувствуешь, что рядом есть что-то сверхъестественное без присутствия волшебных существ. Они бы просто не посмели войти сюда. Я закончил свой рассказ, поудобнее уселся на полу и огляделся по сторонам. Здесь нет никого из моих подданных и никого из теней, но ощущается присутствие некой высшей силы.
        Мое повествование было кратким. Многое я пропустил, о большинстве событий вообще не успел упомянуть, но Ноэль смотрел на меня так, будто я был знаменитым героем, сошедшим со страниц его любимой книги. Точно так же когда-то смотрела на меня графиня Франческа, которая первой разоблачила меня и все равно сделала своим кумиром, и которую я погубил.
        - Неужели ты сдашься? Не попытаешься ничего сделать? - с чувством спросил Ноэль, когда я упомянул про события в склепе и свое изгнание.
        Я мог только пожать плечами и еще раз с унынием вспомнить про то, что я отвергнут.
        - Возможно, это расплата мне за все мои ночи, - я посмотрел за окно, где уже сгустилась мгла. - За каждый мой полночный налет, за ночи боли, крови, убийств, обманутых надежд, за каждое разбитое сердце. Я губил и обжигал, но не думал, что кому-то удастся обжечь меня самого, но Роза оказалась той самой роковой свечой, к которой лучше было бы не подносить ладоней.
        - Ты будешь снова искать ее, Розу? - Ноэль весь напрягся, ожидая ответа. Он не хотел, чтобы я погиб, но также ему не хотелось, чтобы я был несчастлив.
        - Да! - ответил я, ко мне вернулась былая решимость. Я встал, плащ яркой шелковистой волной взметнулся у меня за плечами и полностью закрыл крылья. Я снова собирался стать всего лишь путником в сложном лабиринте дорог, ведущих к склепу. Я собирался идти или лететь, провести в лесу всю ночь или целый год, но добраться назад до того места, где поселилась Роза.
        Окно само распахнулось передо мной, свежий воздух приятной волной окатил разгоряченную кожу, я запрыгнул на подоконник и в последний раз обернулся на Ноэля. Ему безразлично, к каким силам я принадлежу, он все равно будет молиться за меня. Вид покаяния и покорность судьбе так не подходили ему. Я бы хотел помочь ему прямо сейчас, независимо от того даст он свое согласие на мое вмешательство или нет, но гораздо важнее для меня было найти дорогу к гробнице.
        - Прощай! - я быстро махнул Ноэлю рукой перед тем, как выпрыгнуть из окна и пуститься в полет, и он ответил мне:
        - До встречи!
        Воя волков было не слышно. Метель прекратилась уже давно, и в лесу царило спокойствие. Как же хорошо сумела спрятаться вся та нечисть, с которой я недавно сражался, если я не могу уловить ни единого признака их присутствия вблизи, ни звука, ни вздоха, как будто их и вовсе нет, но я-то знал, что они здесь, попрятались по укромным уголкам и выжидают. Пока я первым не уберусь из леса, они не вылезут из своих нор.
        Я очень быстро нашел ту дорогу, по которой шел к склепу, для этого мне пришлось всего лишь прибегнуть к тайному зрению, чтобы различить остатки собственных следов под слоями наметенного за день снега. Для меня одного они горели тусклым оранжевым свечением и указывали путь. Я долго шел по ним, узнавал знакомые места, даже набрел на тот куст, под которым валялся увядший розан. Кто-то сорвал его с ветки и бросил в снег. Еще совсем немного, и я должен дойти до места, но дойти никак не мог. Передо мной маячились уже виденные однажды купы кустов, ели и заросли смешанного леса, но до склепа дойти я никак не мог. Казалось, что я брожу кругами, а склеп скрыт от меня плотной пеленой. Мои усилия тщетны, а за спиной у меня кто-то злобно и радостно хихикает.
        Вся местность превратилась для меня в лабиринт, из которого невозможно было выйти. Клубок дорог перемешался, перепутались и остатки моих следов. Я бродил всю ночь, а потом целый день, но склепа так и не обнаружил.
        Сейчас я был таким усталым и голодным, что разодрал бы пополам любого волка, которого заметил, но, очевидно, поняв, что я в дурном расположении духа, не только волки, но и все мелкие зверьки старались держаться подальше от тех дорог, по которым я брожу.
        - Я еще вернусь! - крикнул я, перед тем, как уйти, и был уверен, что какой-то невидимый шпион все слышал и передаст мое обещание Розе и всей собравшейся вокруг нее нечисти.
        Кто-то захихикал и сбросил на меня с веток охапку снега, когда я все же свернул с дороги. Снежинки попали за воротник, и я бы с радостью растерзал проказника, но ни поймать его, ни даже заметить мне не удалось.
        Из леса я ушел уставшим и злым, и только, когда очутился в Рошене, начал немного приходить в себя. Ну, и что мне до этого склепа, все равно эта нечисть не оставит меня в покое, будет шпионить за мной, и, возможно, однажды я изловчусь и поймаю кого-нибудь из них, а там уж у меня есть собственные способы заставить пленников выдать все секреты врага.
        Сейчас лучше всего было бы пойти к Марселю, посмотреть, как продвигается его работа, взглянуть на картины, настолько прекрасные, что при виде их забываешь о собственных несчастьях.
        И все-таки сначала я решил заглянуть к Флер. Я сам не мог понять, почему меня так потянуло в ее комнату именно в этот вечер. Я почти не отдавал себя отчета в том, что делаю, когда шел к ней. Ноги сами несли меня по знакомым истоптанным мостовым, а потом по крутым ступеням к ее дверям.
        Я вошел без стука, замок сам отперся передо мной, даже не щелкнув. Флер уже спала, и это было удивительно, ведь еще не ночь, а она привыкла бодрствовать допоздна. И еще более странно то, что ее тело кажется мне совсем неподвижным, грудь не дышит, и не слышно биения сердца. Я даже не мог уловить быстрый ток крови в венах спящей, а обычно я сразу чувствовал все это. Я подошел к кровати. Флер лежала поверх одеяла и, как это ни странно, даже не переоделась для сна. На ней было лучшее ее платье, на кистях рук поблескивали украшения, в волосах, свесившихся вниз, запутались искусственные цветы. Флер напоминала неживую куклу из марионеточного театра, которую после представления за ненадобностью бросили за кулисами. Еще до того, как я прикоснулся к ее пульсу, я знал, что он не бьется.
        - Флер! - тихо позвал я, но она не ответила. Она была мертвой, я мог поклясться в этом, передо мной лежало всего лишь ее бездыханное тело, и вдруг ресницы на ее веках чуть дрогнули. Губы шевельнулись и что-то тихо прошептали, я не смог разобрать что, кажется чье-то имя.
        - Ты живая? - изумленно спросил я, но вопрос прозвучал глупо, девушка уже приподнялась и села на постели, кокетливо одернув слой воздушного лилового газа на юбках.
        - А ты надеялся не застать меня живой? - вдруг обиженно спросила она.
        - Что? - я с трудом верил собственным ушам и тому, как гордо, как капризно вдруг начала вести себя Флер, будто какая-нибудь принцесса.
        - Тебя не было здесь так долго, я думала, ты ушел навсегда, - вдруг выпалила она и закрыла лицо руками. На кистях сверкнули два браслета, которые я ей подарил.
        - Мне было так страшно думать, что ты не вернешься.
        - Но я же вернулся, - я подошел к окну, чтобы его закрыть, потому что в комнате стало холодно, но тут вспомнил про башмачок фей и оставил створку открытой. Флер слишком любила свою туфельку с якобы живущими в ней крошечными существами и пыталась создать им самые удобные условия.
        На столе что-то ослепительно блеснуло. Остро отточенное лезвие с запекшейся на кончике кровью резко выделялось на фоне безделушек, разбросанных по столешнице. Уж не пыталась ли Флер покончить с собой. От такой, как она, всего можно ожидать. Я взволнованно оглянулся на ее запястья, но они были скрыты бриллиантовым блеском украшений. Оставалось только исследовать лезвие и кровь на нем, я взялся за рукоять и с удивлением узнал свой собственный кинжал. То самое оружие, которое осталось в гробнице. Кинжал, которым слуги Розы ранили меня самого.
        - Откуда он у тебя? - я кинулся к Флер и даже потряс ее за плечи.
        Она, явно, не собиралась отвечать, лишь недоуменно смотрела на меня и хлопала ресницами.
        - Откуда у тебя этот кинжал? - уже настойчивее повторил я.
        - Я и сама не знаю, - проговорила она и опасливо покосилась на блестящее лезвие в моей руке. - Пожалуйста, Эдвин, не надо так шутить, а то я, и вправду, решу, что ты хочешь меня убить.
        - Ладно, будем считать, что это была неудачная шутка, - я убрал руку с лезвием подальше от Флер и отодвинулся сам, чтобы она чувствовала себя в безопасности. - А теперь объясни, где ты взяла кинжал?
        - Нигде я его не взяла, - на этот раз Флер, действительно, разозлилась. - Уж не думаешь ли ты, что я интересуюсь оружием? Кто-то оставил его на окне и еще записку.
        - Записку? - я посмотрел на кинжал в моих руках и заметил, что к рукояти, и вправду, привязан какой-то рваный клочок то ли бумаги, то ли пергамента. Минуту назад его, кажется, здесь не было, а может, это я был так разъярен, что ничего не замечал.
        Я отвязал записку, испачканную той же яркой багряной кровью, что и кончик кинжала. Странно, но я ничуть не содрогался при мысли, что эта кровь - моя. Однако записка меня сильно изумила. Она тоже была написана моей кровью, я чувствовал это по запаху, пара алых строк была выведена каплями из моих вен. Витиеватый почерк со множеством сложных закорючек, каким писали только в старые времена тоже был мне знаком.
        «Наслаждайся жизнью, Эдвин, как и положено принцу», гласила записка, а подпись ниже можно было даже не ставить. Я и так знал, что ее написал Винсент. Неужели, когда я был в опасности, он, невидимый и неуловимый, тоже носился где-то рядом и собирал в чернильницу капли моей крови, чтобы потом обмакнуть туда перо и вывести на бумаге эту кровавую строку. Постскриптум был написан уже чернилами, очевидно, крови на него не хватило.
        «Твоя новая пассия просто восхитительна, хотя светлый цвет волос ей не слишком идет».
        Вот за это я готов был убить Винсента, но рядом его не было. Как он посмел так сказать о Флер? Что означало - ей не идет светлый цвет волос? Я попытался представить Флер брюнеткой и не смог. Быть шатенкой или рыжей ей бы тоже не пошло. Именно белокурые длинные пряди делали ее похожей на фею. Возможно, в этой фразе скрыт какой-то тайный смысл. Надо все обдумать, а вдруг Винсент решил говорить со мной загадками. Заявление, конечно, казалось абсолютно пустым, но, может быть, именно в нем крылся тонкий намек. Намек на что? Неужели, со мной решили поиграть, как я сам всегда играю со своими жертвами? Это выводило меня из себя. Я злился, но злобы выместить было не на ком.
        - Что-то не так? - Флер привела себя в порядок перед зеркалом и теперь заинтересованно смотрела на меня.
        - Все в порядке, - солгал я, ей не за чем знать о моих проблемах.
        - А это правда, что ты принц? - она вдруг оказалась возле меня, хотя я не видел, как она пересекла комнату и через мое плечо заглянула в записку. Интересно, мне только кажется, или она может двигаться так же неуловимо и проворно, как я.
        - Ты прочла записку, адресованную мне? - обвинил ее я.
        - Ну, я же не знала, что тебе, ведь доставили то ее ко мне на окно, - попыталась оправдаться Флер и при этом выглядела так очаровательно, что ее невозможно было не простить.
        - Обещай больше не читать никаких бумаг, ни писем, ни документов, ни книг, где может встретиться упоминание обо мне, - потребовал я.
        Флер только рассеяно пожала плечами, не понимая, откуда вдруг такая подозрительность по отношению к ней, и торжественно поклялась:
        - Обещаю!
        Я был вообще крайне удивлен тем, что Флер умела читать. Раньше я полагал, что она безграмотна, как и большинство уличных красоток. Да и кто бы стал обучать ее грамоте, разве только какой-нибудь друг или поклонник. А может, до того, как ступить на театральную стезю, Флер в детстве посещала церковно-приходскую школу. В жизни возможен любой поворот событий. Если бы моя новоявленная подружка не вела себя дерзко и развязно, как и положено коломбине, я бы, пожалуй, решил, что она воспитанница богатой или аристократической семьи, сбежавшая от нежеланного брака. Не у многих хватало мужества для того, чтобы сбежать из - под венца, а потом притворяться белошвейкой, служанкой или актрисой. Только у одной наследницы престола хватило смелости не только для того, чтобы убежать в неизвестность, но и для того, чтобы полюбить дракона. Какие то были чудесные времена, когда я подобрал Розу, лишившуюся крова, когда начал обучать ее фехтованию и колдовству, когда она говорила - неважно, что она любит демона, главное, этот демон прекраснее всех ее земных друзей.
        - Кстати, мне по-прежнему обращаться к тебе на «ты» или делать реверанс и произносить «ваше высочество» при каждом твоем появлении? - спросила Флер, выводя меня из задумчивости. Она уже стояла у окна и увлеченно рассматривала свой чудесный башмачок, словно, действительно, пыталась обнаружить внутри него признаки жизни. Как она могла так быстро переноситься из одного места в другое. Она даже не летала, будто такой обыденный способ передвижения был ей ни к чему, а обладала талантом присутствовать в двух местах одновременно. Один миг она стоит возле тебя и в это же самое мгновение вдруг неуловимо оказывается уже в другом конце комнаты. Не слышно было ни шагов, ни тихого шуршания платья. Флер казалась мне почти нематериальной.
        - Обращайся ко мне, как привыкла, - без особого радушия разрешил я. - Не знакомиться же нам с тобой заново.
        Флер что-то неразборчиво хмыкнула, будто осуждала меня то ли за отсутствие смекалки, то ли за недостаток галантности.
        Я вспомнил, что не принес ей никакого подарка и немного огорчился. Конечно, я был совсем не обязан оправдываться за свое невнимание к ней. В конце концов, она мне никто, просто случайная знакомая, но, как это ни странно, я успел к ней привыкнуть, проникнуться симпатией и даже немного заинтересоваться. Флер окружала плотная неразгаданная тайна, поскольку ее мысли были мне недоступны.
        Опустив руку в карман, я прошептал пару слов, это было короткое, тайное повеление для духов, понятное им одним, но Флер навострила ушки так, будто тоже поняла, о чем я говорю.
        Я надеялся, что духи украдут для моей дамы что-то из самых привлекательных безделушек или не украдут, а вытащат из давно забытых кладов. Флер прислушалась к тишине так, будто слышала неуловимое для человеческих ушей шушуканье призраков и их неслышные движения. А потом тихий звон драгоценности, очутившейся у меня в кулаке. Я разжал руку и протянул ей восхитительное колье из бриллиантов. Мелкие камни в нем соединялись, принимали затейливые формы, и оно казалось ожерельем из звезд.
        Флер немного оживилась, увидев украшение, но подарок приняла так, словно я всего лишь возвращал ей то, что у нее же было когда-то украдено. Она разложила колье на ладони, рассматривая тонкую огранку камней, и опять вместо сложных линий судьбы на ее руке мелькнул горящий, алый крест. Я уже почти забыл, что общаюсь с девушкой, которая навечно осуждена носить на себе этот знак, как печать.
        - Ты самый щедрый из всех кавалеров, каких я знаю, Эдвин, - со странной, невыразительной интонацией протянула Флер, будто не хвалила, а укоряла меня за что-то. - Скажи, неужели тебе не жалко оставлять здесь, в месте, в которое ты, возможно, уже не захочешь возвращаться, все эти ценные вещицы?
        - Эти украшения созданы для женщины. Мне они ни к чему, - я смог только слегка пожать плечами, тем самым выражая, что таков мир, и его не изменишь. Похоже, мне удалось с честью выйти из ситуации, а ведь Флер чуть не поставила меня в тупик. Не мог же я объяснить ей, что сокровищницы дракона давно ломятся от золота и драгоценных камней, а по всему миру раскиданы тайники, до которых могу добраться только я один. Различные подати все время пополняют уже несметные сбережения, а нетронутое богатство мне ни к чему. Я не собираюсь спать на золоте и вешать замки на каждый сундук, мне хочется осчастливить мир, раздав нуждающимся хотя бы сотую долю того, что я сам имею, иначе богатство, запертое вдали от солнечного света, неприкосновенное и не приносящее пользы никому, превратится в ненужный хлам.
        Мог ли я объяснить все это Флер в паре слов? Прочти я ей хоть длинную лекцию о том, что хочу принести людям немного радости, она бы меня не поняла. Разве можно заботиться о других, когда у самой полно забот? Так думала, наверное, каждая из актрис, с которыми Флер выступала. Были такие времена, когда я тоже не мог задуматься ни о чем, кроме собственных проблем, но они остались далеко позади, в теперь уже недосягаемой древности.
        - Давай прогуляемся вместе, - вдруг с лукавой улыбкой предложила Флер. - Нельзя же все время сидеть взаперти и унывать. Лучше сходим в театр, вот удивятся мои бывшие подруги, когда увидят меня среди зрителей, да еще с таким кавалером, как ты. Тебе, наверное, уже не раз говорили, что на тебя сложно не обратить внимания.
        - Да, говорили, но лучше я от этого не стал.
        - И не надо, ты и так хорош собой, по крайней мере, мои подруги так решат. Так мы идем?
        - У тебя нет подходящей для похода в театр накидки, а на улицах очень холодно, - это была первая отговорка, которая пришла мне на ум. Идти в театр сегодня мне совсем не хотелось даже одному и уж тем более со спутницей, которую придется развлекать.
        - Да, точно, новой накидки у меня нет, - с досады Флер поджала губы и стала оглядываться по сторонам так, будто сейчас могло произойти чудо, и на ее окне вместо записки оказался бы необходимый подарок.
        - Я принесу тебе теплую одежду, как-нибудь на днях, - пообещал я.
        - А пока ты не одолжишь мне свой плащ? - предложила Флер. - По крайней мере, на сегодняшний вечер.
        - Нет, сегодня я не могу никуда пойти, мне нужно навестить друга, - попытался оправдаться я. То, что Флер обиделась, было сразу заметно.
        - Друга? - переспросила она с какой-то странной интонацией, будто собиралась убить такового, если бы он повстречался ей на пути.
        - Художника, - уточнил я. - Он выполняет мои заказы.
        - Закажи ему мой портрет! - глаза Флер зажглись радостным огоньком. - Пожалуйста, Эдвин!
        - Обязательно закажу, - пообещал я, глядя на нее. В этот миг Флер показалась мне необычайно хорошенькой, и про себя я добавил: «я хочу иметь твой портрет для того, чтобы у меня осталось хоть какое-то напоминание о тебе даже после того, как пройдут столетия, и твои кости обратятся в прах, ведь ты рано или поздно умрешь, а я осужден жить вечно».
        Флер не могла знать, о чем я думаю, так почему же она вдруг коварно улыбнулась, будто собираясь мне сказать, что собирается прожить всю вечность рядом со мной.
        Иногда мне казалось, что ее повадки становятся более хищными, а поведение более раскованным, чем тогда, когда мы с ней познакомились. Это мне не нравилось. Не нравился и алый крест на ее ладони.
        - Если бы я мог устранить любой изъян, ты бы согласилась, чтобы я убрал эту отметину с твоей руки? - осторожно спросил я у Флер.
        Я думал, что она с готовностью согласится, но она только отрицательно покачала головой и произнесла:
        - Я уже привыкла быть меченой.
        Когда я уходил от нее к Марселю, то чувствовал, что ее зеленоватые глаза все еще следят за мной. Я обернулся и отыскал взглядом ее окно на темном фасаде. Несмотря на то, что нас разделяла высота, я четко увидел Флер, даже различил мерцание жемчужной нити на ее шее. Она прижалась лбом к стеклу и пристально следила за тем, как я ухожу, ловила взглядом каждое мое движение, будто ей казалось неестественным то, что я просто шагаю по дороге, а не лечу над ней. Но ведь Флер не знала, что я умею летать. Какое неуместное предположение. Разве могла она заподозрить своего покровителя в том, что по ночам он пускается в полет над спящими селениями, что расстояния и высота для него ничто. Я поднял руку и помахал Флер на прощание.
        Надо будет как-нибудь отвести Флер к Марселю, чтобы он увидел, насколько она красива, и нарисовал одну из своих лучших картин. Я уже привык считать мастерскую Марселя целым миром, самостоятельным и отдельным от всей вселенной. Сколько бы раз я не посылал своих незримых подданных забрать уже оплаченные картины, пока художник спит, а сокровищница, полная восхитительных полотен, не пустела. Марсель ничуть не обижался, когда я прилетал к нему в любое время ночи и отрывал от работы, напротив, он всегда был рад моему появлению. Если бы он только знал, кого приветствует, кому отдает свое восхищение. Как странно, что тот, кто когда-то беспощадно спалил в огне прекраснейшие области мира, теперь смиренно сидел в каморке живописца и с удовольствием наблюдал за тем, как ловко и умело кисть кладет ровные мазки на холст. Проще простого было бы разрушить всю эту хрупкую красоту. Одно дыхание и не только мастерская, но и весь дом обратятся в пепел, одно быстрое движение, и шея самого живописца будет рассечена, но мне было невыносимо даже думать о таком исходе событий. Пусть я не всегда сожалел о самых прочных и
неприступных крепостях, уничтоженных мной, но я не смог бы, пусть даже случайно, оцарапать хоть одно из произведений Марселя. Я дорожил всеми его картинами и им самим так, как не дорожил целым миром. Наверное, потому, что, приходя к нему, я видел вокруг себя только прекрасное и ни разу не встречал ни пороков, ни зла, которые, наверное, уже с сотворения мира распространились по всей вселенной. В ночном Рошене по углам прятались тени, ожидая жертвы, рыскали по широким улицам приспешники Августина, вспыхивали костры, а в мастерской Марселя царила безмятежность.
        - Что ты чувствуешь, когда носишь этот медальон? - спросил я у Марселя, работавшего над очередной картиной.
        Он вздрогнул, отложил кисть и коснулся золотого кружочка у себя на груди. Он даже не заметил, как я влетел в распахнутое окно и уселся на подоконник.
        - Довольно странные чувства, - ответил он, как только пришел в себя от изумления. - Мне кажется, что вся какофония звуков из целого необъятного города вдруг стала достигать моих ушей, и я могу выделить любой звук, к которому захочу прислушаться, смогу услышать, о чем говорят собутыльники в ближайшей таверне или влюбленная парочка, которая шепчется о чем-то на морозе, за углом. Эдвин, иногда мне чудится, что медальон лишь средство, с помощью которого я могу дотянуться до любого уголка мира, при этом не переступив порога своего жилья.
        - Так и должно быть, - кивнул я. - Что-то необычное случается с каждым, к кому попадет подобная, редкостная вещь.
        - Волшебная вещь?
        - Можешь назвать и так. Считай, что открывшийся талант, это мой подарок тебе за твои труды. Возможно, однажды тебе повезет, и ты вовремя сумеешь подслушать чей-то заговор против тебя или меня, при этом находясь вне досягаемости от злоумышленников, - я всего лишь пошутил, но Марсель отнесся к этому серьезно и даже кивнул, словно давая торжественное обещание, что попытается оградить нас обоих от опасности.
        Он неосторожно щелкнул крышечкой медальона и порезался о замочек. Я тут же ощутил тонкий, чуть отдающий железом аромат крови, еще до того, как увидел алую капельку, выступившую на мизинце у Марселя. К моему удивлению, Марсель тоже ощутил запах, жадно втянул ноздрями и даже наклонился, чтобы слизнуть кровь с пальца.
        - Прости! - пробормотал он, как только пришел в себя и заметил, что я пристально за ним наблюдаю. Очевидно, собственное поведение показалось ему недостойным. - Не знаю, что на меня нашло.
        - Не знаешь? - зато я знал, так бывало с каждым, кого тени не хотели отпускать из своей компании. - Скажи, Марсель, тебе до сих пор удается утолить жажду водой или вином, не тянет ли тебя, к чему-то другому? Когда ты идешь ночью по улице, тебе не хочется накинуться на первого прохожего и вцепиться ему в горло?
        Марсель отрицательно покачал головой и снова взялся за кисть.
        - Иногда у меня, конечно, бывают плохие мысли, и все они связаны с тем темным обществом, в которое ты меня однажды привел. Я помню их фарфоровые лица, их хищную грацию и те чудесные фрески, которые их окружали. Иногда во снах ко мне является та девушка, которая изображена там, на стене, и которую теперь рисую я. Я знаю, что она царица. Я видел корону на ее голове. Сама она так красива, что я готов упасть перед ней на колени, но то, что она говорит, меня пугает.
        - И что же она тебе говорит? - я был заинтригован.
        Марсель секунду мялся, будто ему было страшно произнести ответ, убирал волосы со лба и разглядывал палитру так, будто она сейчас занимала его больше всего.
        - Она велит мне изгнать тебя, как злого духа, а самому выброситься в это самое окно, в которое я не раз впускал темную силу, чтобы искупить свой грех, разбившись лбом о мостовую, - признание далось ему с трудом, но после слова полились потоком. - Она говорит, ты будешь сокрушаться о моей смерти, и в этом будет твое наказание, говорит, что другие злые духи будут носиться над местом моей гибели, а если я сам не покончу с собой, то она пришлет своих слуг, чтобы они подтолкнули меня в нужный момент. Она приказывает мне не впускать тебя больше, не говорить с тобой, но…когда я просыпаюсь, когда солнечный свет льется в окно, кошмары ночи перестают быть мучительными. Каждый раз дневной свет напоминает мне тебя, и я чувствую, что ты рядом, несмотря на то, что тебя рядом нет.
        - Не переживай, Марсель, это пустые угрозы, - сказал я, хотя сам в этом сомневался. - Ты вообразил, что твоя царица жестока, хотя на самом деле это не так.
        - Я ничего не вообразил, - с чувством возразил Марсель. - Дурные мысли, как будто приходят откуда-то извне, с неведомой темной стороны, из склепа, в котором я никогда не был.
        Неужели Роза стала настолько жестокой? Марсель не мог знать о склепе, а я ему никогда не говорил. А может быть, это слуги Розы решили извести меня, а заодно и всех тех, к кому я испытываю теплые чувства. Для них это, должно быть, редкостная забава, посмотреть на то, как кто-то сокрушается о своем друге, которого погубили они. Те духи, которые окружили мою царицу, очень любят пакостить, а потом прятаться от возмездия.
        У меня уже кулаки чесались от желания убить всех, кто когда-либо бродил вокруг того склепа, кроме Розы и Винсента, разумеется. Их единственных я бы пощадил, а вот всю эту свору, которая их окружает, не задумываясь, бросил бы в разожженную печь и задвинул заслон, чтобы они не смогли спастись. Они упорно рвались к жизни и к новым шалостям, но, как только я сумею до них добраться, им придет конец. Давно надо было очистить мир от такого скопища зла. Куда смотрели мои подданные? Почему не донесли мне? Разве не наши собственные правила гласят, что сильнейшие волшебные существа должны собираться в империи и подчиняться общепринятым законам, а остальные все равны предателям. Пора бы завести более надежную разведку, готовую пролезть в любую щель, или припугнуть уже существующих шпионов, чтобы они поменьше ленились и побольше летали по миру, подслушивая все, что их заинтересует, и беря под наблюдение любой дом, который вызовет у них подозрение. И не только дом, любой сарай или хлев, любое закрытое помещение под крышей или без нее, по которому, возможно, втайне разливается волшебный свет, и существа,
подобные нам, чинят там свои козни.
        - Кстати, я не верю, что ты можешь иметь какое-то отношение к темным силам, - уверенно заявил Марсель.
        - А она тебе так говорит?
        Он огорченно кивнул и с яростью отшвырнул одну из ненужных кистей, будто это она была во всем виновата.
        - Разве можно так клеветать, как те, которые иногда летают у меня под окном, и как Августин, который готов обвинить во всех смертных грехах любого встречного? Красавица в короне, скорее всего, просто заблуждается на счет тебя, но те, кто окружают ее, действительно, готовы причинить вред каждому, и тебе, и мне, и всем, до кого смогут добраться.
        Еще не хватало, чтобы в наши дела вмешалась вся эта рать с одной стороны и Августин с другой, подумал я про себя, но вслух сказал:
        - Тебе нужно более спокойное место работы, а здесь становится не вполне безопасно. Что если я предложу тебе более просторную мастерскую в Виньене, а точнее, в королевском дворце?
        - Ты шутишь, наверное, Эдвин, - пробормотал Марсель, опустив глаза в пол. Предложение, явно, его прельщало, но он боялся в этом признаться.
        - Там у тебя будет все необходимое, я об этом позабочусь, - продолжал настаивать я. - Разве плохо быть другом короля в спокойной процветающей стране, где нет ни теней, ни инквизиции?
        - А что подумают обо мне при дворе, решат, что я только что приехал из деревни? - Марсель критически оглядел себя и, кажется, вздохнул.
        - Мы оденем тебя по последней моде, и ты сам станешь вельможей, - какое простое решение. На Марселя можно было бы одеть хоть мантию министра, он бы все равно остался робким юным художником.
        - Я боюсь, - наконец честно признался он. - Боюсь оставить это место, где встретил тебя, и того, что при дворе ты станешь недостижимым, и не будет больше дружбы и никаких волшебных тайн. Все волшебство, которое я в тебе вижу, будет скрыто от меня так же, как от той роскошной придворной толпы, среди которой я окажусь.
        А Марсель был куда проницательнее, чем я о нем думал. Неужели он пренебрегает Виньеной, лишь потому, что хочет отправиться вслед за мной в ту империю, где я полновластный хозяин навеки. Земная страна, ее богатство и власть преходяще, а та держава, куда смертным путь закрыт, неизменна вовеки, и если Марсель вступит туда сейчас, то навсегда останется таким же молодым, каким я видел его в этот миг. Может, действительно, взять его с собой туда, но каково будет его удивление, когда он поймет, что попал в гости к дракону. А рано или поздно он поймет. Сам бы я мог скрыть от него правду, но мои услужливые подданные все равно проговорятся, причем не для того, чтобы навредить, а из желания похвастать. Разве запретишь им хвалиться тем, что их повелитель всемогущ?
        - Я дам тебе время на раздумье, - пообещал я Марселю, хотя не был уверен, есть ли у нас это время, или же нечисть из склепа превратит нашу жизнь в кошмар уже сегодня ночью. Надо будет начертить над окном и дверью побольше колдовских формул, запрещающих посторонним вторгаться в тот дом, который я избрал убежищем для себя и своих приближенных.
        - Подумай хорошенько над моим предложением, Марсель, - посоветовал я и тут же упрекнул себя за излишнюю настойчивость. Я предлагал ему занять одно из высших мест при королевском дворе с таким рвением, будто на самом деле пытался заманить его в бездну, но, с другой стороны, разве договор с демоном, хоть и обещающий временную роскошь, не увлекает в конечном итоге человека к гибели. Наверное, Роза назвала меня именно демоном, когда говорила Марселю в его снах, что, общаясь со мной, он совершает тяжкий грех, расплатой за который должна стать его смерть.
        - Я надеюсь, ты примешь верное решение, - уже мягче добавил я. - Но, во всяком случае, знай, даже если бы я был более темной и коварной силой, чем утверждает твоя царица, я бы все равно не желал тебе зла, потому что ты единственный в этом мире, с кем я могу ощутить духовную близость, наверное, благодаря твоей необычности, твоему разительному отличию от всех людей, твоему таланту…
        - Только поэтому? - тихо переспросил Марсель. Он, явно, ожидал большего, какого-то особенного признания и хотел в чем-то признаться сам, но не находил слов.
        - Еще потому, что ты единственный друг, который до сих пор меня не предал, - хотел сказать я, но промолчал. Марсель бы не понял. Я бы обидел его таким предположением, ведь для него предать близкого друга, пусть даже случайно, было бы преступлением. А он ведь почти ничего не знал обо мне в отличие от тех двоих, которым я открыл свое сердце, и которые обратили полученные от меня колдовские знания против меня же самого.
        - Есть много причин, по которым я прилетаю к тебе снова и снова, - после молчания сказал я только потому, что Марсель ждал от меня хоть каких-нибудь слов, но это не было отговоркой, а чистой правдой. - Только будь уверен, я не желаю прикрыться радушием, как маской, а потом привести тебя к пропасти. Мне это ни к чему.
        - Значит, ее слова были ложью?
        - Нет, не ложью. Я, действительно, совершал много такого, за что меня можно было бы осудить. Самое страшное произошло давно, за много веков до твоего появления на свет, но я все еще укоряю себя за это.
        - Ты совершал все это против собственной воли? - скорее не вопрос, а утверждение. Как тонко Марсель смог подметить суть моих злодеяний. Меня к ним принуждали, но менее тяжким от этого мой грех не становился. Если бы только Марсель смог увидеть пылающий ад, вопли тех, кто погребен под остатками обрушенных зданий, и не стихающие крики еще живых, которые часто напоминали мне мучение душ, заточенных в преисподнюю. Марсель не мог всего этого знать, так почему же мне иногда казалось, что в его глазах тоже мелькают отблески неземного огня?
        - Я делал то, что мне было приказано, но последствия становились ужасными, - признался я. - Сейчас приказываю я сам, и бесчисленная рать ждет, когда я пошлю ее на опасное задание. Сам я давно освободился от обязанности выполнять чужие повеления. Знаю, ты решишь, что все мною совершаемое было лишь естественным ходом уже предначертанных событий, но я не карал грешников. В тех кострах, которые мне довелось увидеть, сгорали все, и спасения не было никому. Что перед теми пожарами казни Августина? Костры в Рошене с высоты подобны пламени свеч, а то, что я видел когда-то, можно было сравнить лишь с огромным погребальным костром.
        - Ты так много знаешь, так много видел. Мир менялся на твоих глазах, и только ты сам остался неизменным, - Марсель, как обычно не мог скрыть своего восхищения. Все чувства, которые он испытывал, тут же отражались на лице, особенно в выражении глаз, и всегда находили выход в словах. - Если бы я мог стать таким же, как ты.
        - О, это никогда не поздно осуществить, - шепотом протянул я. Те немногие избранные, которым я бы разрешил перебраться на постоянное жительство в мою империю, а особенно в замок, постепенно уподоблялись остальным моим подданным, становились такими же вечными, нестареющими и привлекательными, как и рать моих слуг. Конечно, какой-нибудь волшебный талант в моих избранниках тоже рано или поздно просыпался. Например, как только к Марселю попал медальон, в юноше проснулся тайный дар. И я был уверен, что этот дар пойдет на развитие.
        - А та страшная картина, которую ты велел мне написать… - робко начал Марсель.
        - Ее скоро у тебя заберут, - пообещал я.
        - Я никогда не замечаю, когда исчезает очередной заказ, но так, наверное, и должно быть, - Марсель неуверенно улыбнулся.
        - У всего волшебного должен быть волшебный путь, - закончил я за него.
        - Именно, - кивнул мой друг. - Я вот только не могу понять, как тот жуткий сюжет может быть связан с тобой. Я говорю о той обезглавленной даме. Ты ведь не имеешь к этому никакого отношения?
        - Почему же? Имею и еще какое, - честно ответил я. - Только ты никогда не догадаешься, что произошло на самом деле, а я тебе не скажу. Когда-то я поклялся еще живой Даниэлле де Вильер, так звали эту девушку, что не поведаю никому из людей о тайнах ее семьи. Могу только сказать, что эта семья была проклята поколениями, и теперь каждый ее потомок, так или иначе, не может избежать справедливой кары за грехи предков.
        - Мало ли было таких семей, о которых идет дурная молва? - Марсель, как будто, что-то припомнил. - Еще в детстве, в деревне, я слышал об одной проклятой семье из Рошена. Говорят, с ее потомками до сих пор творятся странные вещи. Уже не помню, как их звали, только помню, что им принадлежал склеп семи херувимов, который в буквальном смысле исчез. Его никогда не сносили, но однажды он пропал из поля зрения людей, и с тех пор его, как будто, и не было вовсе.
        Здесь я не смог удержаться от снисходительного смеха. Откуда Марсель мог знать, что исчезновение склепа это моих рук дело. Мне даже пришлось отстаивать это злачное, но весьма удобное для дракона место у Винсента, потому что, как это не прискорбно, но прежде были времена, когда мне, как и любому бродяге, негде было спать. Поэтому я и жалел всех попрошаек, которых гонял Августин, ведь в отличие от меня они бы, наверное, не смогли заснуть на холодной крышке далеко не пустого саркофага, согретые лишь собственным внутренним огнем и мечтами о мести.
        - Хочешь, я покажу тебе этот склеп? - предложил я Марселю, уже заранее зная, что он струсит и откажется. - Не бойся, там нет никого, кроме семи прекрасных, чуть зловещих статуй и сокровищ. Туда не смеет зайти ни одно сверхъестественное существо. Вообще там мало что можно связать с мистикой, разве только, кроме того факта, что сам склеп принадлежит мне.
        Марсель слегка присвистнул то ли от изумления, то ли из уважения к подобной смелости. Самому ему казались зловещими даже надгробия на кладбище, он бы никогда не решился объявить какой-либо склеп своим личным владением.
        Я поудобнее устроился на подоконнике и посмотрел, что творится внизу. Там, в темноте, по острым булыжникам мостовой, как будто плясали в диком хороводе те существа, которых я видел в склепе Розы. А может, мне просто почудилось. Может, так куролесит и гадко смеется кто-то из моих собственных подданных.
        - Эдвин, осторожнее! - предостерегающе крикнул Марсель, когда я перекинул ноги через подоконник и наклонился, чтобы повнимательнее присмотреться к событиям внизу. Он знал, что я умею летать и, тем не менее, за меня беспокоился. А у меня, как и всех крылатых созданий, было пристрастие к тому, чтобы сидеть где-то на высоте, как птица на жердочке, и готовиться к рискованному прыжку вниз.
        Смех внизу тут же прекратился. Шпионить теперь было не за кем, зато со мной были блокнот и перо с кончиком, чуть перепачканным чернилами. Пара заклинаний, и этих чернильных пятен хватило на то, чтобы исписать стихами целый лист. Я укладывал в рифмы то, о чем постоянно думал, а ветер теребил мои локоны и швырял их на глаза так, будто пытался запретить вспоминать о склепе и искать дорогу к нему, пусть даже только в стихах, а не на деле. Так мы с Марселем и работали какое-то время, художник и поэт, оба занятые своими делами, а потом, я услышал множество звуков со стороны площадей и дальних кварталов и понял, что слуги Розы решили совершить вояж по спящему городу. Я их не видел, но слышал легкое царапанье и противный визг, и предполагал, что они карабкаются по стенам и забираются к кому-то в окна, чтобы утащить не ценные, но яркие безделушки со столиков прямо из-под носа у спящих хозяев. Ну и воришки! Кто-то даже смог утащить несколько нарядных лент и украшений из шляпной лавки, и, уходя, разбил хвостом витрину. Я слышал, как осколки с тихим звоном посыпались на тротуар, и приятели проказника громко,
гадко захихикали. С тем же самым смехом меня самого выдворяли из гробницы. Может, отложить блокнот со стихами и стрелой полететь к центру города, чтобы навести порядок. Всех пронырливых хулиганов я не успею поймать, они разбрелись по огромному городу, как по лабиринту, но хоть кого-то я успею схватить точно, да и Перси, если быстро его позвать, сможет преодолеть брезгливость и поймать за хвост парочку нахалов. Я бы кинулся за ними хоть сейчас, но не хотелось так неожиданно кидать Марселя одного. Где гарантия, что, пока я буду ловить озорников, те из них, которые успеют сбежать, в отместку за собратьев не раскромсают своими острыми коготками все самые лучшие картины Марселя. Конечно, я начертил оберегающие заклинание над его дверью и окном, но, когда имеешь дело с такими ловкими и хитрыми пронырами, ни в каких методах безопасности нельзя быть уверенным.
        Кто-то особенно наглый отделился от целой армии и подобрался поближе к дому Марселя. Одно, может быть, два пронырливых существа во всю прыть скакали по мостовой и оставались почти неотличимыми от мглы для человеческого взгляда - просто уродливые маленькие тени на фоне прочих ночных теней. Они проворно поднялись туда, где сидел я, под самую крышу. Я не слышал, как они карабкались по стене, значит, наверное, забрались наверх по водосточному желобу. Стоило бы насторожиться, но я был настолько твердо уверен в собственных силах, что даже не отложил блокнот. А нужно было бы заранее освободить руки, чтобы схватить первого, кто окажется поближе ко мне. Они были где-то близко, но не рядом со мной, поэтому я на миг расслабился, решив, что еще есть время для передышки. Я не сразу заметил длинные коричневые коготки, которые потянулись к окну из мрака, моментально выхватили у меня из рук блокнот и нырнули обратно во мрак. Я хотел броситься в погоню за воришкой, но тут ощутил, что в карманах стало непривычно легко, вся тяжесть золотых монет и одному мне дорогих безделиц куда-то исчезла. Опустив руку в карман, я
понял, что в нем не осталось ничего, ни денег, ни вещиц, ни даже носового платка. Кто-то весело хихикнул во тьме, чьи-то проворные лапки опустились на подоконник, метнулись ко мне, и нескольких золоченых пуговиц на моем камзоле, как ни бывало. Ну и мошенники! Если бы я, как обычный смертный, носил с собой часы, то сейчас бы остался без них.
        Блокнот со стихами, однако, мне вскоре вернули. Та же когтистая лапка швырнула мне его назад. За окном раздалось недовольное фырканье. Очевидно, злодеи были недовольны, что блестящая корочка блокнота на самом деле оказалась обычной картонкой, а не чистым золотом. Выходит, они еще вдобавок и скупые. Лично мне денег было не жалко. Что значила та мелочь, которую я сам бы им подал, если б они попросили в сравнении со всего одной страничкой стихов, в которые вложена душа. Хорошо, что они отдали мне блокнот как раз в тот момент, когда я решил прочесть заклинание, благодаря которому в моем кармане очутились бы не только украденные вещи, но и сами воры. В этом случае им бы не поздоровилось.
        Кажется, они решили обворовать и Марселя. Во всяком случае, одна когтистая лапка потянулась к набору кистей, а другая к пустому медному кувшину из-под вина. Я всего лишь шикнул на них один раз, но они тут же расслышали магическое слово, испуганно взвизгнули и канули в пустоту, так будто их вообще никогда и не было.
        - Что-то случилось? - Марсель оторвался от работы. Он тоже услышал визг и, наверное, решил, что на этот раз вместо золота я принес к нему в кармане бездомного котенка.
        - Ничего не случилось, - быстро ответил я, при этом напряженно оглядывая тьму за окном, и каждый миг ожидая новой пакости. - Только, кажется, у меня вот-вот заведутся приятели, которые очень любят пошалить.
        - Ты хочешь пригласить их сюда, чтобы я их тоже нарисовал? - Марсель вытер капельки пота со лба. Он работал всю ночь, устал и, явно, не очень хорошо понимал, что мы внезапно оказались в осаде. И это в самом центре Рошена, где правит великий изгонитель демонов Августин, стоит умолчать о том, что и с его святостью дело не обошлось без тайны. Мог бы подумать случайный прохожий, что нас осаждает нечистая сила?
        - Ни в коем случае не приглашу их к тебе и даже вышвырну вон, если они сами придут, - ответил я Марселю.
        - Почему?
        - Потому что они относятся к тем гостям, которые любят прихватить с собой все, что им приглянется.
        Марсель попытался кивнуть с понимающим видом, хотя на самом деле не понял ничего. Он вокруг себя не видел никаких гостей, не слышал стука в дверь и вообще никого не замечал, но уже привык к тому, что я вижу рядом с нами тех, кого сам он увидеть не может.
        - До знакомства с тобой я и не подозревал, что рядом с нами существуют те, о ком можно прочесть только в сказках и не в единичном экземпляре, а в бесчисленных количествах, - зевнув, пробормотал он.
        Работать больше у него не было сил, но сегодня ночью продолжать труды было и не надо. Картина завершена, и я, даже будучи самым суровым критиком, не смог бы не назвать ее шедевром. Похоже, после знакомства со мной Марсель стал не только понимать, что вокруг него существует целый незримый сказочный мир, но и работать вдвое, нет, в стократ быстрее, чем раньше. Возможно, раньше он был медлителен, потому что считал свои работы никому не нужными и далеко не совершенными, но теперь, когда нашелся хоть один искренний ценитель, Марсель готов был отдать всего себя искусству, работать без сна и отдыха всего лишь за похвалу. А может быть, каждый одаренный, хотя бы в мечтах пообщавшийся с ангелом, испытывал прилив творческих сил. Мой светлый ореол тоже был всего лишь иллюзией, но Марсель принимал его за правду только потому, что ему так хотелось.
        Недавно я дал Марселю адрес поместья, где поселил Ориссу, и назначил ему незримого проводника, который подтолкнул художника к тому окну, в которое можно было увидеть, как музицирует моя подопечная. Марсель видел Ориссу всего лишь однажды, да и то всего несколько мгновений, но запечатлел на холсте ее черты так, будто она сама позировала ему всю ночь. Стоило только убрать тонкую, похожую на венок рамку, и картина показалась бы мне сценкой из жизни. Казалось, стоит только подойти, протянуть руку и прикоснешься к плечу Ориссы, на которое кокетливо спадают непокорные длинные пряди волос. На картине девушка сидела за клавесином. В жизни Орисса тоже большую часть времени проводила за клавесином, а остальную тратила на мелочные козни. Кисть художника тонко обвела опущенные вниз ресницы, но глаза все равно были видны, и в них плясал едва заметный лукавый огонек. Как Марселю удалось уловить неуловимое, запечатлеть на холсте навеки то, что даже в жизни нельзя было задержать даже на миг. Все было выполнено кистью идеально: каждый локон, каждое кружево на лиловом платье, каждый корешок книги в затененной
библиотеке за спиной натурщицы. Мне не понравилось только то, что тьма сгущается за спиной Ориссы и приобретает форму крыльев, не потому, что это было некрасиво, напротив, очень даже романтично и интригующе то, что на плечи девушки, сидящей за клавесином, ложится тень от чьих-то крыльев. Просто это был нехороший знак, как будто тень довлеет над Ориссой, подкрадывается к ней сзади и хочет погубить ее. Но чья это тень? Тень дракона или тень смерти?
        - Тебе она нравится? - Марсель имел в виду картину.
        - Как и все твои работы, - кивнул я. - Только скажи, зачем ты нарисовал эту тень, и крыло, которое касается плеча девушки?
        Марсель только пожал плечами и произнес:
        - Мне показалось, что я его видел.
        - А сама Орисса? Какой она тебе показалась?
        Марсель уставился куда-то в пространство и долго думал, прежде чем ответить, будто пытался найти одно точное слово и никак не мог его подобрать.
        - Неживой, - наконец сказал он.
        Браво, Марсель, мысленно похвалил я, ты сумел охарактеризовать одним словом мое творение, хотя тебе и трудно было сказать такое об Ориссе.
        - То есть, она говорит, она двигается, она играет и довольно неплохо, но все, что она делает, кажется мне вынужденным, будто кто-то поселился внутри нее, или какая-то дурная кровь разлилась по ее венам и побуждает ее к действиям изнутри, как кукловод ведет марионетку. Ты, наверное, будешь смеяться надо мной за такие сумасшедшие предположения.
        - Вовсе нет, - возразил я, как можно было смеяться, если ему удалось так тонко подметить истину.
        - Знаешь, однажды, на ярмарке, я видел механизированную куклу размером с живого человека, так вот, Орисса была бы точной ее копией, если б не внешняя привлекательность и нежность. Кажется, что живут в ней лишь одни глаза, и сквозь них в этот мир выглядывает кто-то, кто вовсе не был должен сюда возвратиться из могилы.
        Оказывается, Марсель увидел все, что было скрыто от других, даже то, что огненная кровь дракона разливается по венам этой мертвой девушки и принуждает ее возвратиться к жизни. Только вот он отказывался поверить в то, что все, увиденное им, правда. Как же тонко чувствуют одаренные, поэтому, наверное, им и удается превратить обычный кусок холста в великолепный портрет или стопку чистых листов в блистательную поэму. Они тоже, по-своему, творят волшебство. Все увиденное Марсель принял за свою собственную фантазию и в то же время так точно перенес свои впечатления на полотно, он говорил о своих чувствах миру посредством кисти и холста.
        - Останусь на остаток ночи с тобой, - решил я и захлопнул окно прямо перед носом у какого-то проныры, который опять попытался сунуться к нам. Он взвизгнул и хотел бросить через стекло пару угроз, но более опытный приятель оттащил его за хвост, прежде чем ругань достигла моих ушей.
        - Можешь считать, что я либо хочу предохранить тебя от повторного вторжения моих приятелей и этого неприятного визга, либо, что сегодня ночью я по личным причинам оказался бездомным, а спать на крыше какого-то здания, знаешь ли, не слишком удобно, - пояснил я, хотя заранее знал, что Марсель не станет задавать вопросов. Он только радостно облегченно рассмеялся и широким жестом обвел свою мастерскую, без слов давая понять, что я здесь всегда желанный гость. Гость, который защитит его от возвращения дурных снов и от жестокой царицы, которая велит ему покончить с собой. Наверное, я решил охранять Марселя, потому что нечто внутри меня тоже взбунтовалось. Ведь он теперь мой личный художник, какое право имеет вся эта нечисть приставать к нему.
        Масляная лампа потухла от моего неслышного приказа. Зеркало на туалетном столике загадочно замерцало в полутьме. Рядом были разложены какие-то вещицы, поблескивали бритвы, ножницы, тазик с водой для умывания и медный гребень, на эти незатейливые вещи воришки либо не польстились, либо просто не успели до них добраться. Интересно, наутро все жители Рошена будут обсуждать друг с другом свои пропажи, или будут молчать, как рыбы, лишь из страха, что Августин сможет обвинить недовольных, обворованных граждан в содружестве со злыми силами и умышленном наведении беспорядка. Вот бы наделали переполоха маленькие проказники, если б не клали все, что тащили к себе в мешки, а просто перетаскивали бы вещи из одного дома в другой. Тогда бы, наверное, все жители передрались друг с другом так, что сам Августин не смог бы ничего поделать, а маленькие негодники смогли бы забрать все, что хотели при свете дня, а потом хвастать перед госпожой своей ловкостью. Они ведь и до такого могут додуматься. Интересно, зачем они столько воруют, наверняка, не только из озорства. Может, Винсент пользуется тем, что он любимый слуга
госпожи и все у них отбирает. Сколько я его знал, он всегда был крайне жадным, но скупость богатства ему так и не принесла, чем больше он силился поправить свои материальные дела, тем беднее становился. Я также помнил его поистине дьявольское пристрастие к разного рода пари, договорам, случаям побиться об заклад. По большей части он проигрывал, но иногда, например, за карточным столиком, пускал в ход колдовство, и тогда золото лилось к нему в карманы рекой, а потом неизвестно куда исчезало. Во всяком случае, уже через день после каждого удачного выигрыша Винсент снова был беден и зол, и срочно искал друзей или знакомых, которые пригласят его на ужин или хотя бы на ночлег. Точно так мы с ним и свели дружбу, он заявился в мое поместье ночевать, при этом не спросив разрешения хозяина. Вместо того, чтобы тут же его наказать, я пожалел беднягу, сделал своим приближенным, и вот как он меня за это отблагодарил, сбежал вместе с моей императрицей. И теперь спустя годы беглецов простыл и след. Я бы вовсе не злился на них и не упрекал, если бы они напроказили где-нибудь и вернулись с повинной, но время шло, а
они все не возвращались, и я начинал злиться. Дракон внутри меня год за годом питался злостью и был близок к бунту. Единственное, что помогало мне сохранить равновесие, это легкое прикосновение к медальону, где был спрятан локон Розы. Я хранил его на груди, у самого сердца, и прикасался к нему все чаще, потому что тьма внутри меня становилась все беспокойнее, а огонь растекался по венам все яростней. Казалось, что внутри у меня все накалилось до предела, чуть что, и огненная волна вырвется наружу, хлынет на мир, окружающий меня, и поглотит все, до чего сможет дотянуться.
        Наутро я оставил спящего Марселя и, как это ни глупо, снова отправился топтать все лесные дороги подряд в поисках той единственной, которая приведет меня к Розе. Я опять старался найти склеп и, конечно же, ничего не нашел. Каждая тропка, как будто манила меня обещанием удачи, но стоило свернуть туда, и я тут же понимал, что она не приведет к искомому. Только кто-то невидимый будет снова хихикать в дупле дерева, если я пройду до конца неправильный путь, а стройная колоннада склепа так и не забелеет впереди.
        Гробница, в которую я так жаждал попасть, словно исчезла с лица земли. Смертный задался бы вопросом, а была ли она вообще, или ему только приснилось, что он однажды побывал в склепе, населенным демонами и напоминающим осколок ада. Но я - то знал, что мне все это не привиделось. Пылающие следы на снегу, бой с волками, а потом и с адскими тварями, живая статуя в склепе и поцелуй царицы: - все это не было плодом моего воображения или самообманом. Кто, кроме меня и мне подобных, мог так разборчиво отличить иллюзию от реальности, если я сам привык вводить людей в заблуждение, вызывая видения, миражи или просто приглашая кого-то из духов, чтобы они устроили жуткую неразбериху. Но никому еще не удавалось ввести в заблуждение меня. Роза была первой и редкостной обманщицей, которой удалось сыграть злую шутку со мной самим. И эту обманщицу я любил. Ну, разве не смешная ситуация, я топчусь в замкнутом лабиринте, пытаясь разыскать и вызвать на перемирие тех, на кого давно бы уже был должен наложить опалу за их неуважение к верховной власти. И самое главное, что я собираюсь делать, когда их найду, воззвать к
их совести? Бесполезно, у них ее попросту нет. Подкупить их подарками? Слишком избитый метод, его я уже не раз испробовал, и, как показали события, он не слишком хорошо сработал. Может, пригрозить им? И что тогда? Из объекта, безропотно терпящего подшучивания, я моментально превращусь в их врага, они станут сражаться со мной не на жизнь, а насмерть, и вполне возможно, что один раз, сам того не ведая, во время самозащиты я причиню им непоправимый вред. Ведь не всегда же хватает время рассмотреть, кто нападает на тебя с ножом из-за угла, чтобы спастись, реакция должна быть моментальной. Выживает либо нападающий, либо жертва. Так уже однажды было у нас с Винсентом, он пытался изобразить из себя брави, напал на меня со шпагой после наступления темноты. Тогда я его простил, а теперь он снова взялся за старое.
        Да, похоже, я, действительно, не продумал план до конца. Когда я в следующий раз войду в склеп, придется действовать по ситуации. Конечно, если этот следующий раз будет. Пока что поиски казались безнадежными. Я точно помнил, что гробница расположена где-то впереди, возможно, совсем близко, но так и не мог найти где. Точно так же иногда после пробуждения человека преследуют смутные воспоминания о приснившемся, мелькают какие-то обрывки, как частицы головоломки, и, казалось бы, вот-вот ты вспомнишь весь сон, но вспомнить его целиком никак не можешь.
        Мои теперешние поиски были такими же мучительными. Казалось, что до полной победной удачи мне не хватает всего какой-то мелочи, случайно упущенной, но невыразимо важной. И этой мелкой деталью были не следы и не смех тварей, прятавшихся где-то поблизости. Следов на этот раз было совсем не видно, но даже если б они заревом сверкали прямо здесь, на снегу, то это был еще не указатель. Они ведь тоже могли тянуться цепочкой в никуда, мимо склепа, быть очередным обманным маневром. А если идти на смех слуг Розы, то рано или поздно они поймут, что я преследую их, и вместо того, чтобы после проказ вернуться в склеп к свой хозяйке заманят меня куда-нибудь в трясину. Я бы, конечно, мог поймать парочку из них и потребовать, чтобы они указали мне путь, но был уверен, что они будут молчать, как партизаны, даже если припугнуть их пытками. В конце концов, что такое любые казематы перед гневом целой орды свирепых сослуживцев, которые рано или поздно хоть из-под земли достанут предателей и отволокут их на суд.
        Еще до того, как солнце достигло зенита, я уже понял, что поиски бесполезны и решил вернуться в церковь к Ноэлю. Я знал, что сегодня он снова там один и надеялся поговорить с ним по душам. Беседы с ним могли бы самому безнадежному грешнику принести облегчение и, возможно, даже желание раскаяться. С Ноэлем можно было говорить, о чем угодно, и ничего не бояться. Он бы не упрекнул никого ни в чем, наоборот, даже демону протянул бы руку помощи в миг опасности. По сути это он и сделал, сойдясь со мной. Я признался ему в том, что я нечистая сила, что грешил и собираюсь грешить в дальнейшем, а он не только не отшатнулся от меня, но, напротив, стал верить, что свело нас вместе само провидение. Дружба двух таких разных созданий, как мы - вот феномен, который соединит и сможет сделать лучше оба мира: и этот, и потусторонний. Мы двое - свет и тень, добро в противовес злу, и пожатие наших рук символично, в нем, как будто соединяются оба мира, реальный и сверхъестественный. Каждый из нас, и я, и Ноэль, всего лишь представитель своей расы. Он - человек, я в его представлении ангел, любые отношения между двумя
такими разными существами противоестественны, и, тем не менее, между нами вспыхнула искра взаимопонимания.
        Я, как всегда, пробрался в церковь через колокольню. Прошел к узкой лестнице, не задев ни одного из колоколов. Их медные подвижные язычки могли поднять ненужный шум и неразбериху, ведь звонить можно только соответственно службам и в случае опасности. Ни единая ступень не скрипнула под моей ногой, когда я спускался вниз. Деревянные половицы были уже совсем старыми, а образа и утварь практически древностью. Я помнил эту церковь еще заброшенной, а земли рядом невозделанными и необжитыми. Тогда вокруг стеной возвышались заросли репейника и полыни, а теперь трескалась выжженная почва, на которой мгновенно таял даже снежный покров. В этой церкви я был когда-то давным-давно, когда на свете еще не было Ноэля, а священник, который служил здесь, тогда еще не перебрался в эти края. Где-то здесь и по сей день хранился договор, написанные кровью. Две подписи горели на нем рубиновым пламенем. До сих пор я чувствовал в тяжелом, окутанном фимиамом воздухе запах собственной крови, едкий, как дым, и возбуждающий, словно очень крепкое вино. От этого запаха щекотало ноздри, и спящее чудовище внутри меня тут же
начинало волноваться и рваться наружу.
        Ноэль наводил порядок в ризнице и не слышал, как я пришел. Какими только обязанностями он здесь ни занимался, не только помогал во время богослужений, но также убирал и чистил все, что успевал. На нем лежали все обязанности, начиная от привратника и кончая, наверное, просвирником. Во всяком случае, за запасами вина для причастий все время следил он, ему же были поручены и колокола, и церковные записи, и книги, и утварь, которую часто надо было чистить. То есть, братья Ноэля потрудились на славу, разыскав для него такое глухое местечко, где было очень плохо со средствами и еще хуже с рабочими руками. Богатых или знатных прихожан не было, но зато всегда было полно работы. Ноэль, наверное, трудился так, как не трудятся все служки вместе взятые, и иногда даже находил в этом удовольствие, ведь работа помогала ему отвлечься от дурных мыслей и сожалений. По крайней мере, он радовался тому, что хоть в этой глуши от него есть какая-то польза, и лишь иногда вздыхал о Рошене, и о прежней блестящей жизни.
        За те полгода, что Ноэль провел вдали, Рошен неузнаваемо переменился. Августин стал еще более могущественным и требовательным, чем до этого. Его власть росла и крепла, помогая творить тот произвол, на который он бы никогда не решился год назад, когда еще не занял достаточно твердых позиций. С ожесточением правителя менялся к худшему и сам город. Вернись сейчас Ноэль в родной дом, и он бы почувствовал себя там чужим.
        В церкви царила благодатная, чуть таинственная тишина, только за цветными витражами окон слышался приглушенный шум. Нестройный хор голосов выдавал волнение, но сквозь стены оно просочиться не могло. Люди боялись повышать голос в таком месте, да и услышанными кем-то посторонним быть не хотели. Ноэль бы никогда не догадался, что люди, за которыми он недавно затворил двери, теперь все еще стоят у портала и обсуждают какого-то приезжего.
        Я оглядел начищенные до блеска подсвечники, дароносицы, мощаницы. Всюду чувствовалась легкая рука Ноэля, но не видно было его самого. Он вечно возился с книгами, свечами, какими-то стопками бумаг и замечал меня только какое-то время спустя после прихода. Хорошо то, что он один, не зависимо от обстоятельств, всегда радостно приветствовал мой приход и никогда не упрекал за долгое отсутствие.
        Я окинул храм взглядом, пытаясь вычислить хоть кого-то из существ, подобных мне, хоть летучую мышь на перекладине, но никого не заметил. А ведь я отчетливо ощущал, что не один. Кто-то стоял рядом, но не Ноэль. Кто-то, кроме него.
        - Что празднуют на улице? - спросил я у появившегося Ноэля. Он не понял, и я пояснил. - Толпа под окнами очень оживлена.
        - Сегодня ты какой-то другой… - Ноэль изумленно смотрел на идеально скроенный камзол, который по непонятной причине остался без нескольких пуговиц и неброский темно-синий плащ, прикрывающий спину, плечи и крылья. Золотистые символы, вытканные по его краям, выглядели не как колдовство, а всего лишь, как орнамент, надо было быть очень проницательным, чтобы принять их за зловещий знак.
        - Сегодня я буду вельможей в числе твоих прихожан, - я высыпал несколько золотых монет в руку Ноэля, побоявшись, что если брошу их в церковный ящик, то он сломается, не приняв то, что проклято. - Нужно же и мне когда-нибудь показать образцовое поведение…
        - Тем, кто следует за тобой, - закончил за меня Ноэль.
        - Да. А ты откуда знаешь, - я ему об этом не говорил, ни о своей свите, ни о своих мелких, но злокозненных врагах.
        - Я слышал смех, - объяснил Ноэль, так просто, будто это было естественным моментально связать со мной те звуки, которые исходят из ниоткуда.
        Мы вышли из церкви, встали чуть поодаль от кучки прихожан, никто из них и заподозрить не мог, что вельможа, который стоит, как старый друг, рядом с будущим священником, на самом деле демон. Ноэль указал мне на какого-то человека, прислонившего к стволу рябины и быстро делающего пометки в блокноте. Он был одет в простую одежду, без украшений, короткий и, несмотря на холодную погоду, не слишком теплый черный плащ, и в то же время в нем чувствовалось нечто аристократичное. Тонкие пальцы, сжимавшие перо, явно, никогда не смогли бы приспособиться к тяжелому труду. Манеры были не то, чтобы раскованными, но в каждом жесте проглядывало нечто повелительное. Было видно, что молодой человек хоть и старается вести себя вежливо, но всюду ощущает себя единоличным хозяином. Он был аристократом до мозга костей, и, глядя на него, я почему-то вспомнил свою первую встречу с Винсентом. Тогда он смотрел на меня через толпу, и его глаза сверкали, как драгоценные камни, мудрый, бесстрашный и чуть нагловатый взгляд. Винсент был скромно облачен во все черное, но вел себя, как настоящий принц.
        Вдруг незнакомец оторвался от своих записей, рука с пером застыла в воздухе, будто ее остановило сильное ощущение опасности, дыхание смерти в темень или близость огня. Он ведь мог и почувствовать, что рядом дракон. Или просто интуитивно сообразить, что в нескольких ярдах от него стоит убийца. Из-под простой фетровой шляпы на меня посмотрели темные, бездонные глаза. Как это ни удивительно, глазам простого смертного удалось не только отыскать меня в толпе, но и на миг заглянуть мне в душу.
        Еще до того, как Ноэль сказал мне, я знал, кто передо мной.
        - Это Габриэль де Вильер, родственник тех самых де Вильеров, о которых идет дурная молва, ты, наверняка, знаешь о таких вещах лучше меня, - приглушенный шепот Ноэля был слышим мне одному. Если только Габриэль не умел читать по губам, то ему было непонятно, о чем мы говорили.
        - Знаю, он приехал сюда, чтобы расследовать исчезновение брата и сестры, его кузена и кузины, а еще убийство какой-то девушки… - шепнул я и почуял недоброе.
        - Да, Бланки Розье, - подтвердил Ноэль. - Она приехала сюда из Рошена, как заговоренная бродила вокруг поместья де Вильеров, но ни разу не решилась поговорить с привратником и попроситься внутрь, да, это было и бесполезно, старый граф никого не желал к себе подпускать на пушечный выстрел. А потом нашли ее тело с разорванным горлом. Его видели, но потом, когда позвали гробовщиков, оно исчезло. Просто исчезло, и все… - с придыханием рассказывал Ноэль, для него вся эта история была невероятной и пугающей.
        - Она говорила с тобой? Эта самая Бланка? - неосмотрительно задал я провокационный вопрос.
        - Да, но об этом я должен молчать, - проговорил Ноэль, явно ощутив неловкость.
        - Молчи и дальше, - милостиво согласился я. - Это твой долг.
        - Ты не обиделся? - Ноэль казался немного расстроенным.
        - Нет, как я могу на кого-то обижаться после того, что натворил сам? - конечно, я помнил эту девушку, Бланку. Еще одна проклятая из небезызвестной семьи Розье, их склеп и их сила поколениями наводили ужас на город. Когда, я встретил ее, то удержаться не смог. Кровь на снегу, на ее горле, на моих когтях, тотчас снова принявших вид человеческих пальцев, это, пожалуй, все, что я мог припомнить. Мало ли было таких случайных жертв, как она. Я не мог и не хотел запоминать каждую. А как исчез труп? Это уже была та история, о которой лучше умолчать, учитывая то, что во всех этих происшествиях замешан не я один.
        - Габриэль твой друг? - тихо спросил я у Ноэля.
        - Единственный, кто от меня не отвернулся после всех моих неудач, - печально вздохнул тот в ответ.
        - Представишь нас друг другу? - спросил я, но в этом не было надобности. Габриэль уже двигался к нам, и, наверное, впервые его походка была медлительной и неуверенной.
        Неуверенность в поведении, робость в пожатие руки, страх перед знакомством с новой личностью и в то же время неодолимое притяжение. Для Габриэля все эти ощущения были в новинку, но он, явно, почувствовал, что рядом с ним затаился зверь. Он не был колдуном, как и все де Вильеры, но чутьем обладал безошибочным. Скорее всего, и ему по наследству передались какие-нибудь особенные таланты, о которых он сам и не подозревал и уж тем более не пытался развить, поскольку в колдовство не верил. Казни в Рошене проходили на его глазах и в то же время мимо него. Казнят виновных, так считал Габриэль, если эти люди и не колдуны, значит, еретики или преступники. События истории развивались рядом с ним, но он не замечал, что уже в них участвует. Надо же было оказаться родственником тех самых де Вильеров и выбрать себе участь совсем не завидную, но вроде бы напрямую связанную с их пристрастиями, хотя на самом деле и являющую полную противоположность им всем. Габриэль тоже был охотником и убийцей, но кровожадность, проснувшуюся в нем, пытался прикрыть видимостью благородства. Он ведь на службе у закона, он охотиться
за теми, чьи головы полны злых умыслов. Отдавал ли он сам себе отчет в том, что ему все равно за кем охотится, за убийцами или за невинными. Просто он де Вильер, и дурная наследственность велит ему мучить и убивать, кого бы то ни стало. Знал ли он об этом или, действительно, верил в то, что совершает подвиги, а не гонится за запахом крови.
        - Я очень рад, - только и смог пробормотать он при рукопожатии.
        И я рад, что наши пути перекрестились, инквизитор, чуть было не сказал я, но вовремя опомнился, никто здесь не знает, что Габриэль помощник инквизиции, что он тоже по-своему палач, и если я проговорюсь, то тут же выдам себя.
        Я пожал его ладонь слегка, но под легким давлением моих пальцев чуть не хрустнула непрочная человеческая кость. Глаза Габриэля чуть расширились, то ли от страха, то ли от удивления. Он и хотел бы вырвать пальцы из железной хватки, но не мог. Я поскорее разжал руку и спрятал в складках плаща, нельзя позволять ему заметить, что я обладаю сверхъестественной силой.
        Случайно звякнул колокол на башне, будто кто-то, ловкий и озорной, дернул за язычок, а сам рассмеялся и спрятался. Я слышал этот тихий ехидный смешок, но людей привлек и насторожил долгий протяжный звук самого большого колокола, который в это время должен был бы молчать. Сейчас в высоте мог бы разлиться многотонный золотистый перезвон, но проказник, кем бы он не был, не решился повторить шутку во второй раз, наверное, обжегся с непривычки, ведь немногим из волшебной расы, кроме меня, удавалось оставаться невредимыми в церкви. Звон прекратился, осталось только эхо, и, тем не менее, Ноэль поспешил извиниться.
        - Мне нужно пойти посмотреть, в чем дело, - с запинкой проговорил он, бросил быстрый взгляд на меня, словно спрашивая, не мои ли спутники причиной этому. Я, едва заметно, отрицательно покачал головой, сторонний наблюдатель мог подумать, что это всего лишь знак недоумения, и я тоже удивлен тем, что колокол зазвонил в пустой церкви. Медный язычок был слишком тяжелым, чтобы его мог качнуть просто ветер, звонарю требовалась недюжинная физическая сила. Да, и ветра сегодня не было.
        Ноэль уже скрылся в пустом здании, а Габриэль не в силах долго выдержать моего взгляда тоже посмотрел вверх, на колокольню, и нервно усмехнулся.
        - Наверное, грим, - пробормотал он.
        - Вы верите в существование гримов? - я был немного изумлен. Инквизиция, конечно, верит в ведьм или делает вид, что верит, но в существ, которые селятся на церковных кладбищах или воют под окнами больных, предвещая тем скорый конец, она попросту верить была не должна, чтобы не подорвать собственного авторитета. Разве можно искать защиту от нечисти на церковных землях, если такие существа смело разгуливают там и даже обитают?
        - Не то, чтобы верю, но о них часто говорят, - неуверенно пробормотал Габриэль, он, явно, хотел сказать что-то совсем другое.
        - Это грима вы пытаетесь высмотреть на колокольне? - с чуть заметной насмешкой осведомился я.
        - Возможно, - уклончиво ответил он. - Во всяком случае, я пытаюсь понять, кто навел беспорядок.
        - Естественно, ведь это ваша обязанность - вылавливать и наказывать нарушителей порядка, - чуть высокомерно констатировал я и нахмурился, невежливо было напоминать Габриэлю, что он здесь всего лишь выполняет службу.
        - О, вы уже знаете, - только и смог протянуть он.
        - Ноэль сказал, - я пожал плечами так, будто пытался объяснить, что вины Ноэля здесь нет, если бы и не он, то кто-нибудь еще рассказал бы мне о его расследовании. Такие новости облетают окрестности быстро, как лесной пожар.
        - На колокольне нет никого похожего на черного пса или теленка, - как бы между прочим, заметил я, чтобы перевести разговор на что-то менее обидное, но все равно между нами с Габриэлем даже в разговоре сохранялась дистанция недоверия, и, как будто, поселилась вражда.
        - Разве грим не может принять другой облик? - не спросил, а скорее попытался настоять Габриэль.
        - Но сегодня нет похорон, - обычно эти существа смотрели вниз с колокольни только после отпевания.
        - Значит, скоро будут, - предположил Габриэль и нервно прикусил губу.
        - Говорят, по виду грима во время похорон можно понять, куда отправится душа человека: в ад или в рай, - процитировал я то, что прочел в одном из своих черных справочников много-много лет назад.
        - А вы, куда рассчитываете попасть? - вдруг спросил Габриэль, как мне показалось, с вызовом.
        - О, так далеко я не заглядываю, - не мог же я сказать, что уже попал в нечто промежуточное, а в аду побывал не раз и при всем этом до сих пор сохранил возможность появляться в любое желаемое время среди людей, общаться с ними, притворяться одним из них, втайне оставаясь существом совершенно сверхъестественным.
        Габриэлю, наверное, очень нравилось ставить собеседника в тупик разными каверзными вопросами. В этом он мог превзойти даже своих сотрудников - инквизиторов. Удивительно, как они еще до сих пор не обвинили в чем-нибудь его самого, чтобы избавиться от лидирующей личности в своем тесном кружке. Должно быть, в выполнении различных обязанностей он оказался настолько незаменим, что на его открытый вызов обществу и нагловатость даже старейшины предпочитали закрывать глаза.
        - Давайте, пройдемся, - предложил я, мне уже надоело стоять на одном месте, когда тело надолго оставалось без движений, дракон внутри начинал копошиться, если конечности затекали, то огонь еще сильнее бурлил в венах. Габриэль послушно пошел за мной, всего раз обернувшись через плечо на церковь.
        - Колокола! - с какой-то странной интонацией, будто боящийся всего, затравленный зверек повторил он. - Не люблю колокольный звон.
        Опасно было проговариваться об этом в присутствии его знакомых - инквизиторов или, вообще, церковников, а также суеверных, но Габриэль был так взволновал ощущением того, что убийца близко и прячется где-то в толпе, что сам ненадолго потерял бдительность.
        Колокольный звон не любят все проклятые, подумал я про себя. И у меня тоже были моменты, когда кровь сочилась из ушей при одном далеком эхе колоколов. А Габриэлю сейчас особенно тяжело, потому что Даниэлла, державшая всю темную силу семьи в своих руках, теперь мертва, Батист не приспособлен и не может удержать духов, которые должны были бы ему подчиниться, а вместо этого пользуются его неосведомленностью, и сами верховодят им. Старый граф тоже мертв и поделать ничего не может. Естественно, в такие смутные времена, когда темная мощь всего семейства выпущена на свободу и неконтролируема, Габриэля стократ сильнее мучает его собственный темный талант, затаившийся где-то внутри и пока что дремлющий.
        Мы отошли, как можно дальше, так, что кучке сплетничающих людей стало нас не видно. Я думал, что теперь-то уж точно Габриэль, забыв об осторожности, накинется на меня с кулаками, но он даже не делал попыток нагрубить или сказать колкость. Наоборот, теперь он терялся в моем присутствии. Какая перемена.
        - Вы хотели вызвать кого-то на дуэль, например меня? - я сам полез на рожон и не жалел об этом, если сейчас вдали от свидетелей я убью Габриэля и оставлю где-нибудь в зарослях или в овраге его окровавленный труп, то у местных жителей будет только больше тем для пересудов.
        - С чего вы взяли? - удивился он.
        - Просто, вы смотрели в мою сторону так, будто собираетесь убить. Не помню, чтобы я был знаком с вами раньше, а уж тем более дал повод для драки, но раз уж мы с вами столкнулись только что и сразу прониклись желанием причинить друг другу вред, то повод для дуэли придется изобретательно найти. Так делают сейчас все смутьяны в Рошене.
        - А в Виньене? Я давно там не был.
        - Там другие законы, - я предпочел умолчать о том, что Виньена теперь принадлежит мне, и все законы там устанавливаю я.
        - Я ни в коем случае не хотел причинить вред никому невиновному, - как-то странно произнес Габриэль, особенно выделив последнее слово. Он чуть сдвинул поля шляпы со лба, словно свежий, морозный воздух, дунувший ему в уши и лицо, мог облегчить мысли, избавить мозг от какой-то тягостной ноши воспоминаний или просто дурных дум.
        - Иногда я чувствую себя близоруким, - наконец признался Габриэль. - Когда смотрю в толпу и вижу, что где-то там притаился преступник, но отличить его взглядом от прочих людей не могу, разве только чутьем. Со зрением у меня еще в детстве было неважно, наверное, потому что иногда я замечаю то, чего не может заметить никто другой. В инквизиции часто и назидательно повторяют, что участь ведьм - костер, а удел ясновидящих - конечная слепота.
        - Вы верите в это?
        - Я… - Габриэль запнулся, слишком поздно осознав, что сболтнул много лишнего, ведь он общался с почти что незнакомцем. Сегодня он впервые меня увидел и ничего обо мне не знал. Моя дружба с Ноэлем не рекомендация, ведь тот привык утешать всех страждущих подряд и по-доброму общаться со всеми, кто только не переступит порог церкви. Невозможно было предугадать, как я поступлю, выслушав такое откровение, не отправлю ли тайный донос?
        - Я только хотел сказать, что смотрел так пристально не на вас и не на Ноэля, а на того, третьего, который стоял за вами. Его я различал отчетливо, а вас смутно, - он поднес руку ко лбу, будто от этого его мысли могли стать яснее, блеснули разводы чернил на чуть вымазанных пальцах и кольцо с фамильной печаткой де Вильеров.
        - Все это правда, - поклялся Габриэль. - Я видел рядом с вами кого-то другого, и он очень мне не понравился. Кажется, он стоял прямо у вас за плечами и напоминал тень.
        - А какая эта тень была по форме? - уж не с крыльями ли, подумал я, тогда это точно не галлюцинация, а правда.
        - Не знаю, я же сказал, что плохо вижу, - с чувством выпалил собеседник, его самого, явно, раздражало то, что он не обладает зоркостью дракона, возможно потому, что еще более развитое зрение заложено не в его зрачках, а глубже, в душе. То могло быть только тайное зрение, способность видеть то, что другие не видят. Таких, как Габриэль, множество, и редко кто из них догадывается о том, что способен видеть другой параллельный мир, о котором люди не знают, а также выходцев из него.
        - Может быть, это была тень колокольни или портала? - я попытался навести Габриэля на ложный след, но это не удалось. Собеседник не засомневался даже на миг.
        - Нет, то было живое существо, - упрямо возразил он. - Я знаю, я чувствую обычно такие вещи.
        Габриэль все больше напоминал мне Винсента, такой же нервный и вспыльчивый, до полного сходства ему не хватало одной лишь хитрости. Врать и притворяться с такой же изобретательностью, как мой старый друг, он бы, явно, не сумел. И открытым, казалось, навечно юным лицом, он тоже напоминал Винсента, вот только глаза были напряженными, будто все время ищущими кого-то, а не плутоватыми, и цвет другой, темно-синий, как грозовое небо, а Винсент хоть и умел, наверное, с помощью колдовства менять цвет своих глаз, но предпочитал, чтобы они всю жизнь оставались карими. Я уже давно не видел его, но все еще помнил этот теплый ореховый оттенок, иногда, конечно, например, при каждом приступе гнева дужки глаз Винсента переливались всеми радужными тонами, но для меня они всегда были сравнимы только с орешником. Да и сам Винсент, пожалуй, тоже, общение с ним всегда было, как прогулка возле ореховых зарослей, за которыми притаился и наблюдает кто-то, постоянно желающий ближним зла.
        В отличие от Винсента Габриэль не превозносил свои тайные способности, а, напротив, их стеснялся. Он даже в полной мере не осознавал свою необычность, отказывался причислять себя к проклятым или даже верить в то, что его родня поколениями отдавалась во власть темных сил. Даниэлла на миг добилась триумфа, решила, что сможет командовать злом, которое призвала, а затем последовало болезненное падение. Теперь она пополнила число моих невольников, как, возможно, вскоре их пополнит и Батист, в том случае если продолжит упрямиться и идти по моим следам, как ищейка.
        - А мне знаком ваш голос, - вдруг произнес Габриэль.
        Конечно, знаком, усмехнулся я. Как он только раньше не припомнил. Однако все, что он мог вспомнить обо мне, это звук моего голоса, точнее, самые низкие шепчущие ноты. Ведь это я после того, как убил Даниэллу, прилетел к нему, ворвался прямо в окно здания инквизиции, склонился над изголовьем спящего так, чтобы он ощутил на своей щеке мое огненное, обжигающее дыхание и проснулся. Тогда я требовательно шепнул ему:
        - В поместье несчастье, отправляйся туда!
        Он вскрикнул от сильного ожога, вскочил с постели и начал озираться по сторонам лишь тогда, когда меня уже и след простыл. Ему и хотелось бы отправиться в поездку, но старшие по службе его не пустили. Сам Августин прочел ему длинную лекцию о том, что ночью к нему приходил не дьявол, таковой в священное место просто зайти не может, и обжегся Габриэль, скорее всего, от свечи, совсем не важно, что свеча ночью зажжена не была, об этом все как-то забыли. Да и где это видано, чтобы кто-то подбирался по ночам к постели служителя инквизиции и обжигал его своим дыханием? Августин решил, что покрывает своих хозяев, и старался, как мог. Габриэля тогда не выпустили из Рошена, под предлогом того, что если нечистый искушает его даже во снах, то уж вне пределов священного места ему будет точно угрожать настоящая опасность. А теперь, когда слухи о пропавших без вести дошли до Рошена, было уже слишком поздно. Даниэллу из могилы я еще смог поднять, а вот Батиста перевоспитать уже не смогу. Он приехал в поместье очень не вовремя и, как последний простачок, попался в сети зла. Если бы тогда рядом оказался кто-то
живой из его родни, то неприятностей можно было бы избежать. Они бы вместе посетовали на судьбу, начали бы рыскать по саду и парку в поисках преступника, в итоге опустошили бы пару бутылок и заснули на какой-нибудь подстилке. Когда ты не один, а в компании сочувствующего человека, то колдовство не может так явно проявить себя. Но компании у Батиста в роковой день не оказалось. Он остался в опустошенном поместье один на один с колдовской книгой, жестоким наследием, доставшимся потомку от порочных предков, и колдовство взяло над ним верх. Духи заговорили с человеком, оставшимся в одиночестве, так сладкоречиво и развязно, как не решились бы обратиться к компании из двух или трех человек. Им удалось соблазнить Батиста и полностью подчинить его себе. Он, наверное, и сам не подозревал, как из хозяина превратился в раба. Те, которые по завещанию должны были бы стать его слугами, теперь смело руководили им. Духи любят напроказить, из желания посмеяться и взять свое после стольких лет службы, они еще подтолкнут Батиста на самую рискованную авантюру.
        - Мы точно с вами раньше не разговаривали? - выспрашивал между тем Габриэль.
        - Не припомню, - соврал я и даже не ощутил себя виновным во лжи, лгать в последнее время приходилось слишком часто, так, что это уже, пожалуй, стало входить у меня в привычку, как и у Винсента. Дурной пример почти всегда заразителен. Оставшись без своих порочных, но любимых друзей, я невольно начал им подражать.
        - Возможно, мы все-таки раньше встречались, например, на карнавале, когда я еще не был… - Габриэль чуть не сказал «на службе инквизиции», но вовремя удержался. - Когда я еще посещал такие развлечения. У вас есть титул…
        - Я - маркиз, - по привычке ответил я. С тех пор, как я купил одно поместье недалеко от Виньены, то считал, что по праву могу пользоваться титулом бывшего, разорившегося владельца. Конечно, для меня это было весьма ощутимое понижение, но не говорить же Габриэлю, которой и без того необъяснимо ощущал неловкость в моем присутствии, что на самом деле я - коронованная особа. Я вообще не любил ничем хвастаться, или ставить себя выше других, высокомерие прижилось во мне, как норма поведения, но с людьми, заинтересовавшими меня, я всегда старался говорить по-дружески.
        Габриэля я мог бы сделать своим другом, убедить его перейти на мою сторону, но не хотел. Он слишком сильно напоминал мне о том беглеце, который предал мое доверие. Не то, чтобы Габриэль мог оказаться таким же лживым и подлым. Напротив, ложь давалась ему с трудом, и уже по тону голоса можно было определить, когда он неискренен. Он мог бы отлично послужить мне, естественно, после того, как я бы открыл ему глаза на правду, на потусторонних хозяев Августина, на тайны его семьи, а также многих знакомых. То есть, после того, как он бы понял, что заблуждался относительно честности окружающих и не смог бы больше доверять им или кому бы то ни было, кроме меня. Я бы пригласил его к теням или в Лары, город некогда великий, но теперь уже почти целиком отрезанный от мира, где сверхъестественное сравнялось с реальным. Там люди жили бок о бок с волшебными созданиями, вместе посещали балы, играли в карты, заключали долговые обязательства и надеялись, что господин дракон позволит им и в дальнейшем вести веселую, беззаботную жизнь.
        Окажись Габриэль там, и он бы понял, что таких, как он, много, и есть те места, где колдовство не считается пороком. Жаль только, что я не хотел оставить нового знакомого рядом с собой. Каждый раз, смотря на него, я вспоминал Винсента, его магию, его лесть, его ложь, его выразительные, в гневе многоцветные глаза, чуть насмешливые, бездонные, лукавые и всегда лживые.
        - Надеюсь, мы еще увидимся, - Габриэль хотел пожать мне руку, но вспомнил о неприятном ощущении и не стал.
        - Вы останетесь здесь, где нет даже постоялого двора? - не мог же Августин приучить его с радостью спать на голых камнях и утешать себя только молитвой и надеждой на скорую удачу.
        - Перед именем одного моего знакомого откроются двери любого дома, - уклончиво ответил Габриэль. - Жаль, конечно, что ближайшая деревня сгорела, рассказывают, в ней были отличные харчевни, и хозяева всегда позволяли задержаться там на ночлег. Кстати, как вы думаете, от чего начался пожар?
        - От неосторожности крестьян, кто-то опрокинул свечу, не закрыл заслоном разожженную печь или оставил лампаду без присмотра. Всякое могло произойти.
        - А в то, что несчастье наслал на дома кто-то, обладающий колдовской силой, вы не готовы поверить?
        - Можно поверить даже в то, что по деревне в ту ночь бродил дьявол и решил устроить там погром. Верьте во что угодно, все, что сгорело, уже не восстановишь.
        - Ужасно, - Габриэль посмотрел на выжженную почву у себя под ногами, стряхнул золу с ботфорт. - Сложно поверить в то, что дома, так долго стоявшие здесь и не поврежденные за годы никакими случайностями, вдруг в один миг могли вспыхнуть, как вязанка хвороста. Ведь раньше никто не опрокидывал свечей и не давал огню в печи разбушеваться. Неужели всего за одну ночь в деревне могло завестись столько неосторожных людей, или же пришел кто-то, кто с самого начала замышлял недоброе, и пожар это его рук дело.
        - Если вы не хотите верить в случайность, тогда предполагайте самое худшее. А вдруг ваше предположение окажется правдой. Тогда вы станете величайшем следопытом из всех существующих, ведь никто, кроме вас, не смог определить, в чем суть дела.
        - А я надеюсь выяснить всю правду, - упрямо заявил Габриэль.
        - Как и каждый, кто исследует какое-то таинственное явление, - кивнул я и едва смог сдержать смех. Этот глупец и представить себе не мог, что сейчас идет бок о бок с живым воплощением этого самого таинственного явления и даже заподозрить своего спутника ни в чем не может. В какую только сторону направлена его бдительность? Он осознает, что причина всех бед где-то рядом, но даже понять не может насколько близко. Он ищет опасность где-то в нескольких метрах от себя, даже не подозревая, что она шагает в ногу с ним.
        - Оставшиеся в живых поговаривают о драконе и, наверное, совсем спятили, - Габриэль остановился, будто только сейчас в полной мере осознал, что под его ногами та самая, выжженная адским пламенем земля. Кругом простиралась та самая пустошь, на которой еще недавно полыхало пламя и гибли люди.
        - Вполне возможно, что они просто околдованы или же пытаются замести следы собственных колдовских опытов, - предположил он про пострадавших. Скорее всего, в его образованную, но не слишком догадливую голову такое предположение вложил Августин. А самому Августину это нашептали те, кто хотел умалить мои заслуги в глазах всей волшебной расы. Мол, дракона уже никто не боится, все смертные считают, что такой грандиозный пожар, который может учинить лишь золотой владыка теперь под силу вызвать любому мелкому практикующемуся магу. Конечно, во власть дракона из смертных мало кто верил и раньше, пока не замечал светящийся золотой силуэт в поднебесье и горячее дыхание, извергнутого сверху, с недосягаемой высоты огня. Но только сейчас кто-то, очень ловкий и заинтересованный в понижении моего, до этого непререкаемого авторитета, начал плести против меня целую паутину интриг.
        - Я должен пойти в поместье де Вильеров, взломать чугунные ворота и посмотреть, не осталось ли каких-то улик в доме или в саду, - посетовал Габриэль. - Не хотите составить мне компанию. Конечно, в том случае, если вы не из робкого десятка, на что я очень надеюсь.
        - Каждый хочет оказаться смельчаком, но нельзя равнять смелость с безрассудством.
        - Что вы имеете в виду? - Габриэль нахмурился.
        - То, что в этом поместье нет ничего, кроме паутины и тараканов. Вы не услышите там ни песни призрака убитой леди, ни тайного заговора, ничего, кроме мышиной возни. Говорят, это злачное место, и вряд ли в нем вы найдете что-то наводящее на след, разве только свалитесь с полуразрушенной лестницы или столкнетесь с другого рода опасностью.
        - Например?
        - Это заброшенное местечко давно уже могли облюбовать контрабандисты или шайка разбойников. Если туда и идти, то с целым полком и при свете дня, а не в одиночку, когда уже начинает смеркаться.
        - Совет не плох, но я продолжаю рассчитывать на то, что мне улыбнется удача. А если я и замечу бандитов, то попытаюсь стать для них неуловимым.
        - Прочтете их мысли и будете прятаться в те места, о которых они не подумают?
        - Откуда вы знаете, что иногда мне удается читать мысли? - насторожился Габриэль.
        - Ниоткуда. Я просто решил подшутить. Вы воспринимаете все чересчур серьезно.
        - Да, наверное, - Габриэль потупился. - Забудем о том, что я сказал про чтение мыслей. Я тоже иногда люблю пошутить, но теперь стал в этом крайне неловок, служба заставляет расставаться со старыми привычками. Я уже не в высшем обществе, а в сети различных поисков и преступлений. Шутки со смертью плохи.
        Он не решился сказать, что Августин учит его спасаться от чтения чужих мыслей, как от греха, потому что это тот дар, который приходит к людям с темной стороны. На самом деле, Августин вовсе так не считал. Он сам был бы не прочь понять, что творится в умах окружающих, не строит ли кто-то планов мести ему, не желает в скором времени отстранить его от власти. И он боялся, что Габриэль один раз сможет заглянуть в его собственные мысли и узнать о его тайных покровителях.
        - Так не шутите со смертью, и останетесь живы, - посоветовал я Габриэлю. Бедняга даже не осознавал, насколько близко к смерти он сейчас находится. Несколько лицемерных пожеланий удачи могли бы сорваться с моих губ, но не сорвались. Прощание было простым, без рукопожатия, я решил пощадить нервы и кости собеседника.
        - И все же мне придется обшарить каждый дюйм земли в поместье, - Габриэль улыбнулся так, будто кидал вызов судьбе. - Прощайте, предупредите Ноэля, чтобы он во время своих ночных бдений запирал двери и постарался не попасть в руки того душегуба, который, я уверен, бродит где-то поблизости. И сами будьте поосторожнее!
        - Вам тоже осторожность не помешает, - я махнул ему на прощание и шутливо произнес, - до свидания, ловец удачи.
        Какую-то часть пути мне пришлось идти пешком, а не лететь и не исчезать из вида, чтобы полностью не испортить свою репутацию в глазах отважного следователя. Стоило мне только оказаться вне поля его зрения, и я, как обычно, пустился в полет. Ветер прикоснулся к разгоряченной коже, словно способствуя ее превращению в золотые чешуйки. К тому времени, как я добрался до Рошена, я, конечно, снова стал человеком. Звездное небо куполом окружало город, как во время нашего разговора с Анри. Мы заключили своего рода сделку, я помогаю ему исполнить самое сокровенное его пожелание, а он должен забыть обо всех наших распрях. Об этом не стоило даже говорить на словах, смысл моей помощи и так был ясен. Я хотел избавиться от подземных недоброжелателей, но не путем казней, а благодаря простой договоренности.
        Посмотрев на темное, усыпанное звездами, словно блестками, полотно неба, я решил, все, сегодня последняя ночь, пора идти на набережную и вручить просителю то, о чем он меня так горячо умолял.
        В поместье, из которого Перси почти что выгнал жильцов, было не то, чтобы спокойно, но и бурных ссор пока не слышалось, так, что я облегченно вздохнул, переступив порог. Чьи-то ловкие худые руки тут же сняли с меня плащ и повесили на вешалку в прихожей.
        - Сударыня так велела, - пояснил Перси, отряхивая невидимые пылинки со всего плаща, от воротника и до длинных пол.
        - Принести вина, эля или чего-нибудь покрепче? - медоточивым, явно недавно выбитым из него наставницей тоном осведомился Перси. - Сударыня нашла в погребах вина почти столетней выдержки и решила, что вам они понравятся?
        И уже ясно было без слов, что эта же самая сударыня велела мне их предложить.
        - Спасибо, Перси, но сегодня я предпочту побыть немного трезвенником, - я отослал его повелительным взмахом руки, иначе чего доброго, по наущению своей новой госпожи, Перси стал бы так же сладкоречиво, но настойчиво требовать, чтобы я тотчас снял сапоги и отдал ему для чистки.
        Похоже, мои распущенные нагловатые слуги на этот раз попали в хорошую школу. Кто, кроме новой суровой госпожи, мог за такой короткий срок преподать им урок хороших манер.
        В доме был наведен такой порядок, какого я не видел уже давно. Все канделябры и бра были начищены так, что сверкали. На портьерах, креслах и коврах совсем не осталось пыли. Множество неизвестно откуда взявшихся изящных вещиц было расставлено на каминных полках и низких столиках. Отполированные настенные зеркала отражали пламя зажженных свеч. Наверное, Перси долго и энергично работал в качестве лакея.
        Пушистый ковер под ногами заглушал шаги, иначе кто-то тут же кинулся бы мне навстречу. Когда я вошел в так же тщательно убранный музыкальный салон, Орисса стояла у настенного зеркала и примеряла очередную парюру, которую принесла ей Даниэлла. Саму Даниэллу я заметил у окна. Она нервно поглаживала штору и держалась поближе к распахнутым ставням, чтобы можно было тут же улететь, если Орисса снова выпустит коготки.
        - О, с возвращением! - Орисса заметила мое отражение в зеркале и радостно, как ребенок, улыбнулась. Вот только, несмотря на искреннюю радость, в ее глазах все равно остались лукавые искорки.
        - Знаю, меня долго не было, - предупредил я все упреки и бросил быстрый взгляд на Даниэллу, которая почему-то сменила свой наполовину истлевший наряд на голубое платье с высокой талией, которое больше бы подошло к первому балу, чем к ночным похождениям по городу. Шею она прикрыла бархаткой, наверное, потому, что Орисса начала дразнить ее из-за шрама.
        - Что мне сыграть для тебя, - шурша юбками и поправляя сверкающие браслеты на запястьях, Орисса прошла к клавесину. - Какую музыку ты предпочтешь сегодня вечером?
        - Орисса… - обратился я к ней и тут же умолк, я понятия не имел, как сообщить ей об Анри.
        - Ты вообще никогда не говорил, какие мелодии тебе нравятся и нравятся ли вообще, - она щебетала без умолку, не давая мне вставить и слово. - Даниэлла говорит, ты предпочел бы слушать панихиду, чем мою музыку, но, по-моему, она слишком преувеличивает. Ведь раньше тебе нравилось, как я играю.
        Она пробежала пальчиками по клавишам, и приятные, стройные звуки разлились по салону. Ее игра была, явно, благозвучнее, чем похоронный марш, но сейчас ни говорить об этом, ни слушать ее концерты я не собирался. Я должен был рассказать ей об Анри.
        Крышка клавесина со щелчком захлопнулась по моему повелению, чуть не прищемив ее изящные пальчики.
        - Орисса, я хочу сказать тебе нечто очень важное!
        - Важнее, чем моя игра? - она обиженно надула губки.
        Я подошел к ней, отвел мягкий пшеничного цвета локон с ее плеча и заметил, что сеть язвочек на шее не только не исчезла, но, напротив, даже стала сильнее. Крошечные алые точки четко выделялись на фоне лилейной, бледной кожи.
        - Ты хочешь всю жизнь музицировать только для меня? - я с легким презрением взглянул на изящный, с полированной крышкой клавесин.
        - Да, - с детским упрямством заявила она.
        Я сделал знак Даниэлле уйти. Она тихо обиженно фыркнула, но послушно выскочила за дверь, которая сама по себе отворилась и затворилась за ней.
        - Есть кто-то, кроме меня, кто очень тебя любит, и ты тоже должна его полюбить, - я решил говорить с Ориссой напрямую, иначе до ее блуждающих мыслей было не достучаться.
        - Почему? - с безразличием осведомилась она.
        - Потому, что только благодаря ему, ты снова жива.
        - Я до сих пор думала, что жива только благодаря тебе, - Орисса гневно царапнула крышку клавесина, нещадно обдирая блестящую полировку. - Скажи, что ты просто пошутил! - потребовала она.
        - У меня сейчас нет настроения шутить, я сказал тебе правду.
        - Но ты был первым, кого я увидела, ты был ангелом… - девушка чуть не ударилась в слезы. - А сейчас… сейчас ты говоришь, как…
        - Как кто? - строго спросил я, у нее не находилось сил или желания договорить.
        Орисса минуту вглядывалась в мои глаза, а потом выпалила.
        - Как демон!
        - Такой я и есть, - равнодушно подтвердил я.
        - Неправда!
        Я отошел от нее, но она вскочила с тумбочки и кинулась за мной, потянула за рукав.
        - Ты не демон, ты лучше всех, кого я знала при жизни и знаю теперь, после воскрешения, - настаивала она.
        Я воскресил ее не потому, что захотел этого сам, а по заказу другого, но сказать ей об этом было бы слишком жестоким ударом. Всего миг, и в моих руках очутилась ее накидка, подбитая соболем, бесполезно было посылать Даниэллу за теми вещами, до которых я могу дотянуться сам одним мысленным усилиям. Хотя Орисса, наверное, уже приучала ее к роли служанки. Пора кончать со всей этой неразберихой. Это же чистое безумие держать у себя и воспитывать в дальнейшем ту, которая предназначена для другого. Пора отвести ее на набережную, позвать Анри и никогда больше не вспоминать о них обоих.
        - Пойдем, я познакомлю тебя с ним, - предложил я, протягивая ей накидку. - Он отнесется к тебе с большей галантностью, чем я.
        Орисса только фыркнула, презрительно и недоверчиво, даже спрятала руки за спиной, будто говоря, что не собирается наряжаться и куда-либо идти.
        - Пойдем! - повторил я, но идти на набережную уже не было надобности. Анри сам заявился к нам. Стоило задать вопрос, как он прошел в охраняемый моими слугами дом, но, предупредив вопрос, он красноречиво кивнул в сторону раскрытого окна. Распахнутые ставни, как будто впускали ночь в наше имение, а вместе с ночью и всех тех странных, губительных и очаровательных существ, которые бродят в ночи.
        Таким элегантным Анри еще никогда ко мне не являлся. Его светлые волосы были расчесаны так, что чуть ли не сверкали и мягкими прядками спадали на лоб. Ряд пуговиц на кафтане из алого бархата был начищен до блеска. Короткий плащ удерживали серебристые тесемки, перевязанные свободным узелком. Он облокотился о бюст, стоявший возле книжного шкафа и напоминал не изгнанника, а волшебное, сотканное из лунного сияния существо, озорного эльфа, который вдруг решил превратиться в галантного кавалера.
        - О, я забыл самое главное, - Анри виновато, с чуть заметным кокетством улыбнулся и вытащил откуда-то, кажется, прямо из пустоты, пышный, перевязанный атласной лентой букет фиалок. - Это для леди, - пояснил он, таким конкретным, непререкаемым, чуть насмешливым тоном, словно на подарок мог претендовать еще и я.
        В глазах Анри блеснули веселые искорки. Он, явно, хотел пофлиртовать. Вот уж, кто точно сводит Ориссу во все театры Рошена. Кожа Анри сегодня выглядела идеально, никакого намека на старение, наверное, он просидел под землей все то время, пока я ухаживал за его дамой, чтобы добиться такого поразительного результата.
        Жаль только, что леди не поспешила взять букет или хотя бы вежливо улыбнуться. Она заметила, что Анри ею восхищен, но поприветствовать его не спешила. Орисса, по-прежнему, прятала руки за спиной, злобно смотрела на меня, будто на предателя, которого ей хотелось бы исправить к лучшему самыми жестокими методами и, кажется, еще больше ей хотелось обругать самого Анри, велеть ему выброситься назад в окно, откуда он и пришел, а фиалки швырнуть ему вслед.
        Вокруг стояла такая тишина, что можно было, наверное, проследить падение пылинки. Мои подданные, если они и прятались где-то поблизости, притихли и затаились.
        Не зная, куда деть букет, Анри осторожно положил его на крышку клавесина прямо возле Ориссы. Он, как мог, старался произвести на девушку впечатление, но желаемого эффекта так и не добился.
        - Почему он стоит здесь, как столб? - обращаясь ко мне, прошипела Орисса. Она ничуть не стеснялась присутствием третьего лица, о котором говорит. - Это ведь не его дом, а наш.
        Анри с немым вопросом взглянул на меня. Неудачливый ухажер не понимал, что он сделал не так, уж не нужно ли ему поклониться или как-то еще засвидетельствовать почтение?
        - Будь полюбезнее! - тихо шепнул я и тоже спрятал руки за спиной, чтобы Анри было не так заметно, что это я одним мысленным усилием подтолкнул Ориссу чуть вперед. Зато сама девушка отчетливо ощутила толчок и еще больше обозлилась.
        - Не можешь же ты оказаться таким предателем? - она обернулась ко мне с недоверием и чуть заметным испугом. - Что произошло? Кто сумел так изменить тебя всего за несколько дней?
        - Ты в чем-то виноват? - Анри уловил обрывки нашего разговора и насторожился.
        - Я вечно во всем виноват, - со злостью выпалил я. - Стоит только где-то произойти чему-то плохому, и люди тут же начинают винить во всем дьявола, то есть меня. Случись, где пожар, пусть всего лишь из-за неосторожности ленивцев, и они тотчас с рвением бросают проклятия и угрозы в адрес дракона. Во всех своих грехах человечество почему-то обвиняет меня. А также тебя, Анри за тот хаос, который ты сотворил под землей и близ своих тайных лазов на поверхности. Не надоело ли нам двоим вечно играть роль козла отпущения?
        Ярость внутри закипела так, что я готов был не только спалить весь дом, нет, даже всю улицу, но перед этим еще вдоволь побраниться со всеми, кто окажется рядом. В мои привычки не входило грубить и злословить, но на этот раз я удержаться не смог. Не довольно ли уже обвинять во всех чужих просчетах и неудачах меня одного. Да, я многих погубил, еще больших сжег во время ночных налетов, но разбираться в чужих любовных делах не привык. Пусть Орисса и Анри сами улаживают все недоразумения и не пристают больше с упреками ко мне. Я уже устал от них обоих и от всех их недовольств.
        - Ты явился в неудачный момент, - уже более уравновешенным тоном пояснил я. - Дама не успела собраться в дорогу и жалеет, что придется оставить в чужом поместье уже полюбившийся ей гардероб и всю остальную поклажу.
        - Не беда! - Анри облегченно засмеялся, и его смех, раньше гадкий, сухой и пронзительный, теперь напомнил мне журчание ручейка. - Я пришлю кого-нибудь из своих слуг. У них все равно нет никаких особо важных дел, так пусть поработают носильщиками. Это, конечно, труд, а не привычная им битва, но зато потом они устанут, и у них не останется ни сил, ни желания строить козни против меня.
        Анри сильно преувеличивал, говоря, что привычным занятием изгнанников были сражения. Они никогда не бились с противниками, а, оставаясь незримыми, старались щипать и наносить раны ничего не подозревающим людям, да еще вносить в действия на поле брани полную неразбериху. В последнее время они даже этим перестали заниматься, только копали землю, строя свой подземный город. Мои подданные с презрением называли их рудокопами, или даже могильщиками, потому, что охотнее всего они прорывали свои лазы вблизи заброшенных шахт, рудников и кладбищ.
        - Ты прогоняешь меня? - Орисса только сейчас поняла в чем дело и крепко сжала кулачки. Ногти сильно врезались в ладони, расцарапали кожу, но крови почти не было. Всего одна красная капелька, упавшая вниз, вспыхнула уже в полете и насквозь прожгла толстый ворс ковра на полу.
        - Разве не ты сама стремилась к ночной жизни: к балам, маскарадам, театральным представлениям, прогулкам по разным городам. Я не могу дать тебе всего этого. Анри может.
        - Да, я как раз хотел… - Анри не договорил, будто не сумел найти подходящих слов для такого торжественного момента. Он только порылся в карманах и вытащил оттуда целую горсть пыльных, но все равно ослепительно сиявших колец. Наверное, кто-то из его подданных откопал их в руднике или каком-нибудь заброшенном городе. Анри развернул ладонь так, что вся груда золотых колец с самоцветами и другими драгоценными камнями была видна девушки. Он и не думал скупиться. Для него, бывшего наследника короны, наверное, стало бы проявлением жадности принести своей избраннице всего одно обручальное кольцо, поэтому он притащил большую часть того, что смог найти. Пусть нареченная выберет сама то, что ей больше всего приглянется.
        - Если эти не нравятся, я могу принести другие, - услужливо предложил Анри, заметив, что на его очередные подарки Орисса косится с явным недовольством и даже прикоснуться к ним не хочет, будто любое золото, попавшее в руки Анри тут же становиться проклятым.
        - Прикажи ему уйти, - не разжимая кулаков, Орисса повернулась ко мне. Она бы притопнула ножкой, если бы задолго до этого я не внушил ей, что леди так себя не ведут. Девушка старалась сохранять хотя бы видимость хороших манер и не повышать голоса, но это давалось ей с трудом. Однако никто бы даже не заподозрил в ней вчерашнюю простолюдинку. Орисса стала слишком высокомерной, отлично осознающий то, что она необычайно хороша собой и ощущающей от этого не меньшую гордость, чем аристократы от своих титулов.
        Анри пребывал в недоумении. Он переводил взгляд то на меня, то на нее, будто по нашим лицам пытался понять, что явилось причиной далеко не радушного приема, ведь он-то надеялся, что его давно уже ждут. Надо было извиниться перед ним, объяснить, что я не предупредил ни о чем девушку, но для такого признания я оказался слишком горд.
        Я почти с равнодушием наблюдал за тем, как Анри неуверенно топчется на одном месте, постоянно подносит тонкие неестественно удлиненные пальцы к вискам, чтобы заправить за уши непослушные пряди. Он, явно, чувствовал некоторое неудобство оттого, что оказался нежеланным гостем.
        - Вели ему уйти, - настойчиво, как капризное дитя повторила Орисса. Уж не собиралась ли она мне приказывать? Разве имеет право эта девчонка отдать повеления дракону и пренебрегать эльфом, пусть и падшим, но до сих пор необычайно привлекательным после своих долгих, способных исцелять прогулок под землей.
        Прозрачные крылышки Анри взволнованно вздрогнули, так что полы короткого плаща на миг всколыхнулись.
        - А ты разве не собираешься уйти вместе со мной? - с простодушием, чуть ли не с мольбой спросил он у Ориссы.
        - С тобой? - Орисса с презрением посмотрела на него, потом на меня и процедила сквозь зубы. - Вы оба лжецы!
        Кто-то невидимый услужливо распахнул перед ней двери. Порыв ветра, а может чьи-то ловкие невидимые лапки откинули крышку клавесина и громыхнули сразу по всем клавишам так, что от сильного звука даже лопнула пара струн.
        Орисса быстро выбежала из музыкального салона, кинулась вверх по ступенькам узкой лестницы, ведущей на третий этаж и к чердаку. Было слышно, как с грохотом захлопнулась за ней дверь будуара, щелкнул засов.
        - Это ты во всем виноват, - после ухода девушки растерянность Анри сменилась гневом. - Это ты настроил ее против меня, специально для того, чтобы мне отомстить. За все, что было, Эдвин ты решил отыграться на мне, а я оказался таким глупцом, сам предоставил тебе возможность. И ты ею воспользовался, досадил мне, как только мог.
        Наверное, Анри чувствовал себя осмеянным и униженным и оттого еще больше злился. Он понять не мог, почему я до сих пор не хохочу от полноты счастья, ведь мне удалось выставить его дураком перед такой красавицей.
        Анри всегда думал, что дракону нельзя доверять, каким бы обаятельным тот не выглядел время от времени. Он считал, что к зверю и относиться надо по-зверски, а поэтому пакостил мне при каждом удобном случае.
        - Как я только мог тебе поверить, - продолжал буйствовать Анри. - Тебе - самому отъявленному злодею из всех.
        - Уймись! - велел ему я, негромко, но так сурово, что Анри тут же замолчал.
        - И что мне теперь делать, - он неосторожно опустился на тумбу, на которой еще недавно сидела Орисса, и кто-то невидимый, наяривавший дикую мелодию на клавесине, громко, обиженно запищал, ведь чужак занял место, предназначенное для музыканта. С рукава Анри тут же слетел ловко отрезанные лоскут манжеты. Мелкая отместка, на которую сам Анри даже не обратил внимания.
        - Как ты можешь быть таким жестокосердным, Эдвин, - запричитал он. - У тебя у самого есть все, что только душе угодно, а другим ты отказываешь даже в малости. Все мое общество теперь будет смеяться надо мной. Сам ведь знаешь, слухи распространяются быстро. Скоро мне вообще будет стыдно показаться на глаза даже тем, кто ничуть не лучше меня самого.
        - Перестань сочинять, - почти грубо скомандовал я. - Ты давно уже отучил свое общества от смеха, они несчастны, как плакальщики, даже когда есть повод повеселиться.
        - Поэтому я и хотел хотя бы на день очутиться в более приятной компании, - тут же парировал он.
        - Твоя мечта так и останется неосуществленной, если ты будешь таким ленивым, - я приказал одному из духов подтолкнуть Анри и заставить его подняться на ноги. - Иди за Ориссой, и убеди ее уехать с тобой!
        - Как я смогу ее убедить? - он, очевидно, сразу настроился на поражение. Надо же было стать таким слабаком после всех тех козней и отчаянных предприятий, на которые он смело решался всего какие-то несколько десятилетий тому назад.
        - Будь изобретателен, - посоветовал я. - Вспомни о былых временах, об отваге. Тогда у тебя хитрости было хоть отнимай, голова, наверное, ломилась от переизбытка оригинальных идей, и каждую из них на горе окружающим ты стремился претворить в жизнь. Так не жалуйся и теперь на недостаток вымысла. Расскажи девушке какую-нибудь трогательную историю, придумай что угодно, лишь бы только она увидела в тебе друга и, возможно, героя, а не изгнанника.
        - Тебе легко говорить, - Анри двинулся к лестнице, но потом передумал, движения по ступеням и полу давались ему куда труднее, чем полет, да и дверь взламывать он не собирался, куда лучше снова воспользоваться окном.
        Я бы мог облегченно вздохнуть, когда он исчез, но испугался, что от этого вздоха загорится первое, что окажется поблизости, например портьера. Внутри меня все бушевало. Таких бурных сцен передо мной не разыгрывалось уже давно, с тех пор, как я расстался со своим наставником, и, признаться, я по ним совсем не тосковал. Пора убираться из этого поместья. Лучше оставить его Ориссе и Анри, чем самому оставаться вместе с ними. Даже мои погибшие родственники постеснялись бы скандалить у меня на глазах так, как скандалили они. Я стал срочно разыскивать свой плащ и вспомнил, что Перси снял его с меня еще в прихожей. К такому обхождению я не привык, поэтому так быстро забыл, что верхней одежды уже нет под рукой.
        Где-то вверху раздался громкий щелчок захлопнувшегося ставня и изумленный, протестующий возглас Анри. Очевидно, Орисса закрыла окно прямо у него под носом. От его настойчивости она еще пуще разозлилась. Я отчетливо слышал, как она царапает коготками подушку, как вылетевшие из дырок пух и перья легко взметаются ввысь и тут же оседают на пол.
        Не нужно было вмешиваться в чужие дела и обещать Анри помощь. Я только нажил себе хлопот и, очевидно, прибрел еще более злейшего врага, чем имел до этого. Погубить кого-то гораздо легче, чем призвать к жизни и сделать счастливым. Точно так же, как гораздо проще разрушить целый город, чем отстроить его вновь. На этот раз, уж точно, я взялся не за свою работу, ведь я по большей части привык разрушать, чем созидать. Конечно, с помощью своих чар я смог бы создать за ночь целые поселения, воскресить умерших, поделившись с ними своей огненной кровью, исцелить больных, раздать часть собственных сокровищ беднякам, а сирот отдать на воспитание к феям, но навеки счастье чародей подарить никому бы не смог. Золотые запасы людей все равно иссякнут, воскресшие начнут догадываться, что стали не такими, как окружающие, и ощущать от этого дискомфорт, дети, попавшие всего на миг в общество фей, как только расстанутся с волшебной страной, будут вечно тосковать и искать путь назад. Все хорошее, что бы я не попытался сделать, тащило за собой целый хвост невзгод. Орисса тому примером. Я оживил ее и сделал из нее леди,
чтобы осчастливить Анри, а в результате счастливыми не смог сделать ни ее, ни его. Они дружно решили, что я не благодетель, а злоумышленник. Хоть в этом их мнения совпадали.
        Поместье осталось позади, я не летел, а шел быстрым шагом по мостовой. Ночной мороз охлаждал разгоряченные чувства и даже задерживал лавину огня, готовую вот - вот вырваться извне. Я был уверен, что Анри все еще торчит под окном или летает вокруг поместья и ищет другую лазейку, если, конечно, у него не хватило наглости просто разбить стекло и ворваться внутрь. Орисса, должно быть, до сих пор дуется и устроит гостю жестокий прием.
        Лента темного пути неслась вперед. Я не разбирал дороги. Для меня достаточно было уже осознавать то, что я иду по Рошену, мимо его мрачноватых величественных зданий и остаюсь один на один с ночной мглой. Нет рядом ни капризной подопечной, ни Анри с его претензиями и вообще никого. Все сверхъестественные существа, как будто затихли. Они не спрятались, готовясь устроить полночный переполох, их просто не было рядом, иначе я бы почувствовал.
        Я поднял глаза ввысь и понял, в чем дело. Прямо на фоне темных небес возвышалась еще более мрачная, напоминающая шахматную ладью башня, где поселился Августин. Здание инквизиции стояло чуть на отшибе и казалось огромным, неприступным бастионом, обособленным от всего города. Латунные стрелки часов на самой высокой башне двигались бесшумно и размеренно. У Августина, наверное, трудится самый лучший часовщик. Хотя под угрозой пыток и казни на этого зазнавшегося мальчишку стал бы с невероятным усердием работать даже не слишком трудолюбивый мастеровой.
        Это здание в Рошене почиталось за святое место, но его боялись. Люди не смели подходить к ажурной ковке воротам, или хоть на несколько метров приблизиться к сурового вида охране. Здание, скорее, напоминало резиденцию ада, чем святилище. От мрачных каменных стен исходили флюиды тьмы и зла. Блестели в лунном свете только латунные стрелки на циферблате. Куранты пока молчали, но даже во время их громкого боя никто из моих подданных не рассмеялся бы в такт часам, никто из сверхъестественных существ не решился бы прокатиться на одной из длинных стрелок. Ни один весельчак не решился бы проказить здесь в открытую или даже тайком, ведь зло жило не само по себе, у него вдобавок ко всему еще была сильная покровительница. Или несколько покровителей. Это я отчетливо ощущал. Слуги этих могущественных личностей все время толкались возле Августина или того помещения, в котором он находился. Я был уверен, что они переезжают с ним с места на место, как домовые или призраки, а когда он идет по улицам Рошена или выступает на площади перед восторженной толпой, они шастают возле пол его рясы, прячутся в сточных
канавах, на крышах ближайших зданий или за углами, чтобы никто не причинил ему вреда и не попытался сорвать его авторитет. Иначе, где еще его тайные покровители смогут разыскать еще одного такого ставленника, которому удалось стать кумиром толпы, подчинить себе массы и окончательно захватить власть. Конечно, любой другой на его месте плюнул бы на все клятвы и договоры и использовал приобретенные блага только для себя, но Августин был одержим, каждое свое достижение, каждый миг своей жизни он посвящал своим загадочным хозяевам. Самому ему не было нужно ничего, лишь для них он решился завоевать весь обозримый, окружающий его мир. Свою власть он приносил к их ногам, как подношение. Другой бы на моем месте, увидев все это, назвал его сумасшедшим, но я был уверен, что безумие здесь ни при чем. Юный, наивный бедняга поклоняется своим идолам, но будет оставаться в здравом уме до тех пор, пока тайные кумиры не решат, что пора свести его с ума. Может быть, сам по себе Августин не так жесток, как кажется. Возможно, он не так уж одержим, а всего лишь влюблен, так же отчаянно и безнадежно, как я.
        Я ощущал его тоску сквозь толстые каменные стены. В этот миг невозможно было удержаться от того, чтобы не взлететь ввысь и не разыскать то окно, за которым я увижу товарища по несчастью. В камеру пыток я заглянул только мельком. Там зловеще блестел ряд сложных металлических приспособлений, применение которым мог найти только палач. У настоящего застенка окон не имелось, поэтому я лишь сквозь стены мог различить, что там происходит, и это крайне мне не понравилось. Огонь, жаровни, дыбы - ну, это местечко изнутри еще больше, чем снаружи, напоминает резиденцию преисподней. Спалить бы разом весь этот огромный чертог зла, но я не собирался вносить в и без того загадочные дела сумятицу и дышать огнем, пока не разберусь с Агустином.
        Через узкое оконце башни мне было отлично видно, как он стоит возле стола и разбирает какие-то бумаги. Всего одна свеча освещала, заваленное книгами и рукописями помещение, но даже в полутьме волосы Августина сияли ярче нимба. Неприятный на вид монах Бруно, как верный пес, охранял хозяина. Этот крепко сбитый и физически развитый не хуже бойца человек выполнял при Августине обязанности слуги. В народе его боялись за изрытое оспинами лицо, за злобный, жестокий взгляд прищуренных глаз, которые вечно выискивали кругом виновных. Поговаривали даже, что на самом деле он слуга нечистой силы, посланный для того, чтобы совратить благодетельного Августина с пути истинного. Никто и не подозревал, что на самом деле отвратительный на вид монах в душе простоват, а прекрасный ясноликий Августин таит в себе не святость, а пристрастие к темным искусствам. Другой прислужник среднего возраста, более благообразный и с виду совсем не злой, тоже постоянно терся рядом со святым только потому, что это было почетно. Его звали Лоренцо, и он был выходцем из знатной семьи. После того, как поступил на службу в инквизицию, он
приучал себя все время опускать взгляд, чтобы никто не заметил коварных злобных искорок в его глазах. Это помогало ему сохранить благочестивый вид.
        - У меня сейчас нет времени на все это, разберись с арестованными сам, - резко, почти грубо говорил ему Августин. - Если в камерах не хватает места, это еще не значит, что нельзя брать новых заключенных. Не забывай, подземелья и карцеры заняты еще только наполовину, в каменных мешках долго никто не живет. Посадив колдунов в такое глубокое местечко, можно даже наблюдать, как демоны через пару ночей примчатся за их жизнями и душами.
        - Как много вы знаете, - елейным голосом проговорил Лоренцо, но тут же вспомнил о чем-то и посерьезнел. - Так как нам быть с леди Кристаль?
        - Говоришь, с ней все кончено? - Августин, наконец, отложил бумаги и обратил внимание на собеседника.
        - Она умерла под пытками, что скажем тем, кто хотел лично присутствовать на ее казни? - уже не слишком уверенно пробормотал Лоренцо, сияющий лучезарный взгляд Августина пугал его, почти что слепил.
        - Колдунья не могла умереть под пытками. Только дьявол, который разозлился на нее за чистосердечное признание, мог убить ее. Объяви, что она во всем призналась, и нечистая сила решила покарать ее еще раньше огня, а труп мы сожжем на площади, и все желающие смогут сами посмотреть. Недовольных не останется…
        Августин знаком велел Лоренцо уйти, снова, как ни в чем не бывало, принялся за свои бумаги, но вдруг насторожился, обернулся в сторону окна, даже чуть принюхался к воздуху. Изящные ноздри чуть расширились, а аккуратно подстриженные золотистые пряди, наверное, могли бы встать дыбом, если были бы более короткими и не такими тяжелыми. По коже Августина пробежали мурашки, это, явно, ощущалось даже сквозь толстую рясу. Рубище Августин не носил и самобичеванием не занимался, но вот вставать на колени перед каждым окном, за которым почувствует присутствие сверхъестественного создания, он почитал свои долгом.
        - Они снова здесь? Ваши ангелы? - восторженно с придыханием спросил Бруно. Даже его грубый хриплый голос заиграл новыми нотами от такого непередаваемого восторга, кажется, он сам в этот момент готов был упасть ниц перед Августином и поцеловать полу его рясы.
        - Нет, это не они, - возразил Августин. - Это кто-то другой, кого я пока не знаю, а, может быть, их даже несколько. Иди, брат мой, мне нужно с ними побеседовать и выяснить, на какой новый подвиг они хотят меня подвигнуть, ведь зло повсюду, мы должны находить его и искоренять с помощью высших сил.
        Я был удивлен, как от начала до конца лицемерная речь в его устах может звучать так пламенно и вдохновенно, и еще больше удивлен тем, как какой-то дух, спрятавшийся поблизости, не рассмеялся откровенно и нагло над такой ложью. Видимо, слуги покровителей Августина были хорошо вышколены и боялись сделать что-то не так, даже просто проявить чем-то себя, звуком или словом в присутствии рядом посторонних людей. Интересно, с Августином они вели себя так же вежливо или иногда все-таки распоясывались. Пока я раздумывал над этим, посторонние удались, дверь захлопнулась, а охрана от нее была отведена послушным слугой. Оставшись один, Августин тут же задул свечу и тихо позвал:
        - Иди!
        Я был немного ошарашен от такой фамильярности, и если бы не догадался, что Августин ждет кого-то другого, а не меня, то обвинил бы его в слишком вольном обращении к вышестоящему по положению в обществе, земном и волшебном.
        - Давай же, Анри, хватит, копошиться под окном. Это уже совсем не смешно.
        - Анри? - громко переспросил я, тут же запрыгнул на подоконник и оказался в комнате. - Так вот, кто тебя покрывает?
        Августин резко развернулся ко мне, в темноте он видел не так хорошо, как я, но все же различил бледное мерцание кожи и золотое - волос, и запоздало понял, что обратился к незнакомцу. Точнее, незваному гостю, потому что мы уже были немного знакомы и все-таки оставались друг для друга полной загадкой.
        - Значит он твой покровитель? - я наступал на Августина, который даже не попытался снова зажечь свечу или позвать на помощь. Он знал, что и одно, и другое бесполезно, огонь меня не отпугнет и не обожжет, а на то, чтобы найти свечу и кресало, он потеряет драгоценные, возможно, последние минуты жизни, а что до вооруженной охраны, то Августин отлично осознавал, что никакие пики и копья не способны причинить вред волшебному созданию.
        - Анри! - повторил Августин и нагло усмехнулся, когда понял, что я не собираюсь на него нападать. - Ты считаешь, что этот мелочный и злопамятный доносчик может стать чьим-то покровителем. Напротив, думаю, он сам нуждается в таковых.
        - Тогда кто? - настойчиво спросил я. Я знал, что Августин меня побаивается, хоть не подает вида, слишком сильна была пламенная энергия, исходившая от меня, и ощущение скрытой силы.
        - Не скажу! - упрямо заявил Августин, хоть и понимал, что играет уже не с огнем, а с целым, готовым к извержению вулканом, возле которого стоит. Он пытался сопротивляться мне, но это было все равно, что положить руку в горячую печь и убежденно говорить, что ее жар не опалит пальцев.
        - Хочешь умереть прямо сейчас? Пополнить список тех, кто расстался с душой в этом здании? - я схватил его за худое запястье и с силой сдавил, но ни страха, ни боли в его глазах не заметил.
        - Можешь убить меня прямо сейчас, я тебе ничего не скажу. Моя душа принадлежит не тебе, а им, - Августин с вызовом смотрел на меня. Из его запястья уже сочилась кровь, ранки, оставленные моими когтями, нестерпимо болели, но он даже не вскрикнул, не попытался вырвать руки или предпринять каких-либо попыток к спасению. Он просто стоял и смотрел на меня, чистыми, сияющими глазами, и от этого взгляда даже мне сделалось дурно, потому что, кроме упрямства и вызова судьбе, я заметил в их глубине такую душевную муку, которая, наверное, смогла бы напугать и грешников в аду.
        - Что ты знаешь о боли, если сам ее не испытал в полной мере? - прошипел Августин, по-прежнему не пытаясь вырваться и даже не шевелясь, хотя кровь уже окрасила его рукав и капала на пол. - У меня вырвали сердце и заставили жить с этой раной, а ты угрожаешь мне тем, что убьешь меня, и через смерть мигом избавишь от большей части мучений?
        - Кто вырвал у тебя сердце? - я попробовал обходной путь, но и он не удался, Августин сразу понял, что я пытаюсь вытянуть из него сведения, и тут же замолчал.
        - Даже если я и постараюсь объяснить, ты все равно меня не поймешь, - после паузы собрался с духом и заявил он. - Ты слишком самовлюбленное, слишком независимое создание, чтобы понять, как мучается тот, кто скован невидимыми цепями?
        Сам не знаю, что заставило меня выпустить его запястье и даже ощутить легкое сострадание, наверное, упрямый неукротимый блеск его глаз. В них, как будто, отражалась невинность, смешанная с невольным пороком, и какая-то тайная сила. Августин, наверное, даже не успел осознать, что становится злым, когда другие, воспользовавшись его доверием, решили сделать из него негодяя.
        - Я тоже ощутил на себе тяжесть цепей, - признание далось мне легко. Кому, кроме Августина, понять, что я говорю вовсе не о тех железяках, что держатся в скобах на стенах этого здания, а о той неволе и душевной муке, с которой не может сравниться никакая многотонная тяжесть. Когда заставляют делать то, к чему не лежит душа, то в полной мере чувствуешь отчаяние. Моим наказанием и цепями стала магия, отчаянием Августина было его отлучение от волшебных миров и невозможность в дальнейшем попасть туда.
        - Ты умеешь красиво говорить, ты умеешь лгать, как и положено всем демонам, - Августин ощутил растерянность, но все еще казался мне гордым, самоуверенным и так и не покорившимся произволу тяжкой жизни. - Ты пришел сюда, чтобы отлучить меня от моих господ и не дать ничего взамен.
        - Будь уверен, тем, кто служит мне, я готов подарить целый мир, но к тебе это не относится, от такого слуги, как ты, я бы сам желал поскорее избавиться, даже приплатил бы тому, кто согласился бы увести тебя от меня подальше.
        - Вот как! - Августин сам не понял, почему мое замечание так раздосадовало его и даже оскорбило. Очевидно, он неосознанно кичился собственным положением и даже представить себе не мог до этого момента, что окажется кому-то, пусть даже демону, ни для чего ненужным.
        - Радуйся тому, что я не взял тебя к себе. Мои слуги не привыкли бездельничать так, как ты! - утешил его я.
        - Бездельничать? Посмотри, сколько у меня работы? - Августин демонстративно указал на заваленный стопками бумаг, скорее всего приговоров, стол. Если это и приговоры, то среди них нет ни одного помилования, даже ради разнообразия.
        - Разве это работа - приговаривать к казни несчастных, бездомных, калек и просто не понравившихся тебе или твоим господам людей? - с презрением спросил я. - Рыскать по Рошену в поисках новых жертв, для тебя развлечение, а не труд. Так что не надо лицемерить, Августин! Ты отправляешься на охоту, как на карнавал, зажигая факел и прикрываясь рясой и святостью, в то время как тебя тянет совсем в другую сторону. Каждый раз, высекая огонь для ночной прогулки, вспоминай обо мне, ведь по одному моему повелению любая ночь может вспыхнуть костром, на котором сгоришь ты сам!
        - Так сожги меня и весь мир! Дохни огнем прямо сейчас! - почти потребовал Августин, угрозы его ни чуть не пугали. - Пусть от меня не останется и пепла, не останется ни головы, в которой роятся порочные мысли, ни тела, подверженного усталости и боли, ни души, которая уже давно принадлежит им. Пусть я сгорю в твоем огне! Обо мне забудут, ты будешь продолжать жить. Так почему же ты медлишь и не подпалишь весь город прямо сейчас, ведь пламя для тебя ничто, мы останемся в одном большом костре, а ты легко улетишь.
        Августин перевел дух и продолжил:
        - Знаешь, почему я так люблю играть с огнем, искуситель? Потому, что хочу однажды, чтобы пламя поглотило и меня, и мою мечту о ней. Останется ли жива любовь к госпоже, если сам слуга умрет ради нее?
        Августин замолчал, поняв, что слишком разоткровенничался с тем, кого надо бы опасаться. Быстрый взгляд на окно его немного успокоил, он не почувствовал рядом присутствия своих господ, значит, они не смогут прямо сейчас наказать его за то, что он чуть было не разгласил их секреты. Скорее всего, даже их упрек будет для него хуже любой казни. Августин был слишком от них зависим.
        - О ком ты говорил? Кто это? Она? - попытался настоять я, но он лишь покачал головой.
        - Ни о ком. Иногда я болтаю, сам не зная что, не обращайте внимания, монсеньер демон, - Августин отвесил бы мне шутливый поклон, если бы пораненная и сильно кровоточащая кисть руки не причиняла ему ощутимую боль.
        - Я мог бы исцелить тебя, - предложил я не для того, чтобы помочь, а просто, чтобы проверить, какой будет его реакция. Она оказалась такой, как я и предполагал.
        - Мне не нужны подачки от демона, - гордо заявил Августин. - К тому же, от чужого демона. Ты не в числе моих господ. Что тебе до них или им до тебя?
        - В нашем потустороннем мире все тесно связаны. Нет таких представителей моей расы, о которых бы я не знал.
        - Тогда ты счастливее меня, ты общался с ними на равных, а для меня это непозволительная роскошь.
        Агустин погрустнел. Ему удавалось уже с трудом сохранять гордый, непреклонный вид и не показывать, что раны становятся все более болезненными, а мысли все более тягостными.
        - Улетай, демон! - велел он. - Я не стану ни перебежчиком, ни предателем, что бы ты мне не посулил.
        - Я и не собирался тебе ничего предлагать. К чему мне твоя душа и твои бесполезные услуги, - я изловчился и на этот раз схватил его за ворот. - Но и улетать я не собираюсь, пока не добьюсь от тебя правды.
        - Ничего ты от меня не добьешься, - Августин попытался вырваться, но понял, что это бесполезно и затих. - Может быть, мои господа и не станут тебе мстить, я не заблуждаюсь насчет того, что слишком им дорог. Ни совести, ни жалости у тебя нет, так, что вспоминать о моей смерти ты не станешь, но зато и того, что хотел ты добиться от меня не сможешь.
        - Ты всегда был таким упрямым?
        - Еще до школьной скамьи, - беззастенчиво признался он.
        Я не мог угадать в нем ученика школы чернокнижия, значит, наверное, он имел в виду церковно-приходскую школу или школу при монастыре. Интересно, как демонам удалось выманить его оттуда, чтобы сделать своим подопечным. Наверное, на союз с нечистой силой Августина толкнули крайние обстоятельства. Уж слишком честным и преданным он казался для того, чтобы быть личностью, склонной на различные договоры с темными силами. Августин был верен, как пес, своим единственным хозяевам и даже не думал их предавать и уже тем более не искал личной выгоды. Значит, как я и предполагал, несчастный мальчишка безумно влюблен в своих хозяев, поэтому и не боится умереть. Смерть для него ничто, потому что он ощущает собственную вину за то, что влюблен в демонов. Это чувство для него и наказание, и весь смысл жизни.
        Я медленно разжал пальцы и выпустил его ворот. Приводить доводы, угрожать или убеждать упрямца в этом случае не было смысла.
        - Живи и надейся, что твои хозяева сами не отправят тебя на костер! - сказал я и, кажется, этим заявлением причинил ему еще большую боль, чем когда поранил.
        В синих глазах Августина блеснули слезы.
        - Они не отправят…не сейчас, - горячо зашептал он. - Еще хотя бы пара лет мне обещана, хотя бы еще несколько свиданий.
        - С кем? С теми, кто желает тебе зла?
        - Они не желают, - горячо возразил он и, задумавшись, добавил. - Во всяком случае, неосознанно. Просто такие уж они создания, что зло - это неотъемлемая часть их необычной природы.
        - Я тоже такое создание, - мягко, почти обольщающее, заявил я.
        - Нет, ты не такой, как они, - тут же заявил Августин.
        - И в чем же различие?
        - Ты…более возвышенный что ли, - Августин сам не знал, как это сказать. - Ты сейчас здесь рядом со мной, и в то же время ты так далек, будто витаешь где-то в высоте, выше всех звезд небесных, а я смотрю на тебя снизу. Можно протянуть руку и дотронуться до тебя, даже обжечься, но ближе ты от этого не станешь. А вот, когда приходят они, хоть за ними и идет целая темная рать, я ощущаю теплоту огня, волнение, целую гамму чувств только оттого, что могу снова побыть с ними наедине, и не важно, что они неземные. Самое главное, это та духовная близость, то понимание, которое меня с ними соединяет. Они не люди и в то же время могут понять чувства человека и, появившись однажды, остаться с ним на всю жизнь. Сейчас, например, их рядом нет, но я чувствую, что они со мной, что всего парой слов они сделали меня богаче и счастливее всех королей, и от того, что они вечные тайные покровители, я уже ощущаю себя великим, ведь меня одного они выбрали из всех смертных. Это все другие несчастны - они не смогут увидеть то волшебство, которое видел я, встречая моих неземных друзей.
        - Спасут ли они тебя, если кто-то сейчас подслушивает под дверью, а наутро потащит тебя на костер, за ту ересь, которую ты несешь?
        - Неважно! - отмахнулся Августин. Кто-то из духов, посланных следить за ним, устало вздохнул под окном, очевидно, наши пререкания уже ему надоели, и он был так утомлен, что предпочел оставить нас одних и отправиться на отдых в более спокойное помещение, если таковое здесь, конечно, могло найтись.
        Августин тоже ощутил, что охранник, посланный к нему, улетел и слегка нахмурился. Обычно верные, незримые телохранители, или стражи заарканенной души, дарованные ему хозяевами, никогда так беспечно не покидали его.
        - Твои покровители! - с сарказмом повторил я и расхохотался бы, если б не опасался, что от моего смеха вздрогнет и сотрясется все монолитное здание. - Где же они теперь, твои кумиры, если им так удается укрепить тебя во время спора со мной?
        - Здесь, - Августин ударил себя кулаком по груди, с левой стороны, там, где должно биться сердце. - И навсегда останутся здесь, что бы ты не предпринял.
        Со сжатых в кулак пальцев еще сильнее засочилась кровь, но Августин, как будто ничего не замечал, ни жгучей боли, ни густых багровых мазков, перепачкавших грубый холст его рясы, не замечал даже того, что жизнь вокруг до сих пор не остановилась, чтобы подождать торжественного и зловещего прихода тех, кому он с таким рвением поклонялся.
        Находясь в башне, я слышал все звуки, пронизывающие сеткой огромное, многоэтажное здание инквизиции - это гнездилище палачей, судей и злоумышленников. Звон металла, беседы, шелест длинных ряс, все было отчетливо слышно мне от подвалов и до площадки на крыше, где мерно вышагивали стражники и свило гнезда воронье. А слышал ли все это Августин? Наделили ли его покровители таким талантом. Несколько даров они ему все-таки преподнесли, ведь он мог чуять вблизи себя присутствие сверхъестественных существ, с первого взгляда или только нюхом мог отличить колдуна от простого человека, он даже мог ставить заслон на собственных мыслях и не позволять мне узнать из них ничего. А может, это его хозяева сделали так, что думы слуги были недоступны ни для кого, кроме них самих.
        - Ну и упрям же ты! - только и смог со злостью констатировать я.
        - Точно так же, как и ты, - не задумываясь, парировал Августин и, сам того не подозревая, попал в точку. Только упорство и преданность собственным идеалам помогли мне не пойти на поводу у тюремщиков, лжецов и наставников. Чему бы меня не пытались научить в течение столетий, я был верен только своей мечте о независимости, о том, чтобы стать хозяином самому себе, я стремился к свободе с таким упорством, что был многократно вознагражден. Кроме воли, я получил еще и неограниченную власть над всеми могущественными созданиями, подобными мне.
        - Так ты убьешь меня или нет? - с вызовом спросил Августин. Он начал терять терпение. Всего какие-то минуты, проведенные в башне наедине с волшебным созданием, показались ему вечностью.
        - Я могу сделать по-другому, например, обжечь твое лицо так сильно, что твои любимцы отвернутся от тебя. Что скажешь на это, Августин? Тебе не терпится стать безобразным?
        - Госпожа меня вылечит, - пробормотал он, уже не так уверенно, перспектива потерять красоту его не слишком прельщала.
        - Не надейся! - возразил я. - Демоны помогают своим избранникам только до падения, а не после него. Сейчас ты на высоте, и им лестно иметь дело с тобой, но стоит оступиться всего раз, и вместо того, чтобы оказать помощь, они сами же начнут хохотать над тобой громче остальных.
        - Разве можешь ты предугадать их дальнейшее поведение?
        - Я все могу, даже предсказать миг твоей смерти, но не стану, потому что те существа, которые тебя оберегают, пока что хотят, чтобы ты жил, и я иду на уступку не ради тебя, а ради них, потому что все: и изгнанные ангелы, и демоны, и феи - один родственный, непобедимый клан.
        Куранты на башне начали отбивать время. В городе звуки казались глухими и монотонными, здесь, в самой башне, они были непривычно громкими, способными оглушить. Я подошел к окну, чтобы взглянуть на необъятный спящий город, по которому адской музыкой разносятся глухие удары проклятых часов. В самом деле, что это за часы, раз даже демоны стесняются приблизиться к ним? Их звучание было подобно эху подводных колоколов или ударам, преодолевшим черту небытия и донесшимся до нас с того света. Так, должно быть, единственные, возвышающиеся над землей еще с начала мироздания часы отбивают срок чьей-то жизни.
        Я положил руки на подоконник и обернулся на Августина, будто предлагая ему пойти вслед за мной, выкинуться из высокого окна башни прямо с полночным боем часов и разбиться лбом о мостовую. А потом пусть люди с придыханием говорят, что инквизитора вытолкнули из окна демоны. Я вечен, а Августин смертен. Я умею летать, а он нет. Я улечу, а он, если пойдет за мной, разобьется насмерть. Можно было бы сделать так, чтобы всего на один краткий миг он поверил мне и нашел свой конец, там, во дворе у здания, на острых пиках чугунных ворот.
        Я бы не ощутил никакого стыда за такие мысли, если бы не подумал, что, возможно, в этот самый миг неземная госпожа манит к окну и призывает к самоубийству Марселя. Сам он слишком умен, чтобы поддаться искушению и кинуться в объятия смерти, но ведь слуги царицы могут подтолкнуть его в самый неожиданный момент.
        - Живи пока, Августин, - снисходительно бросил я. - А там посмотрим, как развернутся события. Возможно, другие, бессмертные слуги твоих господ начнут ревновать и устроят над тобой самосуд. Вот тогда будет хохотать вся сверхъестественная братия.
        - Как ты великодушен! - Августин сардонически усмехнулся. Хоть мне и удалось сильно его потрепать, но он все еще старался выглядеть независимым и непреклонным, готовым бросать вызовы в лицо смерти снова и снова.
        - Лети, поджигатель городов, а у меня полно дел, - он опять принялся перебирать здоровой рукой свои бумаги.
        Я уже сел на подоконник и хотел ринуться вниз, но с подозрением обернулся. Какое странно обращение слетело с его уст. Неужели, этот юнец сам обо всем догадался или же его надоумил кто-то другой.
        - Откуда ты знаешь, что я дракон? - я не помнил, чтобы говорил ему об этом и теперь ощущал, что кто-то меня предал, разгласил мою тайну.
        - Я увидел по твоим глазам, - пояснил Августин. Он всего на миг оторвался от разборки документов и встретился со мной взглядом. В его глазах бушевал синий, ненавидящий огонь, в моих распластала крылья черная драконья тень. Он был холоден и равнодушен, как и положено человеку, обманным путем достигшему власти, в моих же венах бесилось адское пламя.
        - Что еще ты увидел? - требовательно спросил я.
        - Сожженную деревню, близ провинциальной церкви, куда направили служкой разжалованного дворянина. Я видел отчаяние того, кто имел все и всего лишился, видел ночь и огонь, который ты изверг на головы спящих, на крыши их домов и засеянные поля…
        - Ты все знал, - я был поражен тем, что услышал и сказал первое, что пришло мне на ум. - Негодяй! Ты обвиняешь крестьян в колдовстве, а не дьявола в поджоге там, где виновны совсем не они.
        - Мне же надо как-то покрывать твои грехи, - то ли с насмешкой, то ли со скорбным осознанием собственной неволи в выборе признался он.
        - С какой стати? Кто я для тебя? Ты видел меня всего дважды в своей жизни, и эти встречи были не из приятных.
        - Трижды, - поправил Августин. - Ты забыл тот раз, когда я видел тебя в обличье дракона, наверное, потому, что никогда не запоминаешь ни лиц, ни имен тех, кто пострадал от твоего огня.
        - И ты тоже? - я посмотрел на него с презрением и легким сочувствием, но ожогов под рясой различить не смог. Колючая коричневая ткань прикрывала его тело, как власяница, и уже не ясно было, чем оставлены раны на его коже, ею или мной.
        - Во имя любви к своим наставникам я должен покрывать каждое сверхъестественное существо. Таков наш уговор, любая тварь, проказы которой я замечу, должна быть спасена и обласкана мною, любой демон, который придет ко мне просить помощи, должен незамедлительно ее получить. Ты до сих пор не удивлен моими признаниями?
        Сам Августин поражался тому, как это я до сих пор не вздрогнул от отвращения.
        - Я изумлен тем, как легко ты причиняешь вред беззащитным, а сам хоть и с тяжелой душой, но все-таки прислуживаешь нечисти. Если бы жители Рошена узнали, они бы не поверили в такое разоблачение.
        - Толпу ослепляет тот блеск, которым наделили меня они, - Августин кивнул на окно и пространство темного поднебесья за ним, словно давая понять, что имеет в виду тех, кто ночью пускается в полет на шабаши и совершает различные злодеяния. - Каждый день, каждый час, монсеньер дракон, смотря на толпу внизу, в городе, я вспоминаю, что ее любовь не постоянна, и боюсь того, что вскоре, возможно, уже завтра, им понадобится новый кумир, а старый будет низложен, не потому, что он потерял свой блеск, а потому что народ тянет на новизну и разнообразие. Потому что измена у людей в крови.
        - И поэтому ты так часто проливаешь их кровь? Довольно мелочная отместка. Чем провинилась ныне покойная леди Кристаль перед тобой, тем, что захотела стать родней твоих врагов?
        - Да, - ничуть не стесняясь, подтвердил Августин. - Ее знатность и ее приданое сделали бы их сильнее, поэтому пришлось ее убрать. Ее жених и его брат теперь пытаются строить против меня козни, но, возможно, скоро отправятся на костер и они. Мне с самого начала не понравилась эта зазнавшаяся, аристократическая семья. Они так кичились своим титулом и богатством, пытались меня наставлять, даже не подозревая, что через какие-то месяцы мне удастся достичь тех высот, которые вовек недостижимы для них.
        - Ты злопамятен, ты горд всем, чего достиг, - я так никак и не мог улететь, меня тянуло на новую стычку с ним. - Ты сам всех высокомернее, и только мне одному видно, что венец святого ты бы без колебания променял на шпагу и камзол одного из тех вельмож, которых казнишь.
        - Они никогда не догадаются, - Августин посмотрел на окно так, будто видел толпу горожан внизу, на пустой площади. - Удел инквизитора, такого, как я - это власть, а участь вельмож - костер. Скоро в Рошене не останется таких гордецов, которые не испытали бы страха или уважения ко мне.
        - Останется дракон, - с насмешкой и бесконечной самоуверенностью возразил я.
        - Да, - с осознанием правды кивнул Августин. - Но ты не принадлежишь Рошену, точно так же, как и любому другому городу. Ты либо гость, либо палач, но только не патриот. Разве можно им быть, если у тебя самого нет родины.
        - Она сгорела, - признался я, страны, которая была когда-то моим домом, больше не существовало, пламя поглотило ее всю, остались лишь воспоминания. - Родины у меня больше нет, но меня зовет другая сторона, там, где в темном колдовском крае возможно все, и где никто не чувствует себя чужим. Туда ты никогда не попадешь, что бы там ни посулили тебе твои хозяева, а впустить кого-то во врата волшебной империи невозможно без моего позволения.
        И можно было не кричать и не спорить всю оставшуюся ночь. Всего пары фраз хватило, чтобы от неприступности и холодности Августина не осталось и следа. В этот раз мне, правда, удалось его задеть, разжечь в нем ярость и разрушить его мечту. Он крепко сжал кулаки, борясь с подступающим гневом. Хладнокровие ему удавалось сохранить, но с трудом. Он знал, что бесполезно кидаться со мной в драку, с таким же успехом можно колотить голыми руками по крепкой, усеянной железными шипами стене. Монолит ты все равно не разрушить, а вот кожу и мясо с костей обдерешь.
        - Прощай, дракон! - коротко бросил Августин.
        - До встречи, мой святой брат, - я встал на ноги, ощутил под подошвами сапог тонкую полосу подоконника. Каменный и недавно вычищенный, он скользил под ногами, но я не боялся упасть, напротив, сам стремился кинуться вперед, навстречу высоте, холоду звездных небес и ветру, который бил в лицо и парусом раздувал плащ у меня за плечами. К чести Августина он не стал неистовствовать и бросать проклятия мне вслед, а постарался сохранить хотя бы видимость холодной вежливости, какую обычно сохраняют противники перед дуэлью, как то пристало людям высокого происхождения. Откуда только в деревенском мальчишке, чудом вырвавшемся из пепла и грязи, может взяться чисто аристократическое высокомерие, привычка вести себя с врагами холодно и надменно, как то подобает князю, а не пахарю.
        Всего миг, и я уже не ощущал никакой опоры под ногами, а спокойно парил над землей сам. Может быть, сейчас, когда дракон улетел, Августин дал выход злости, принялся рвать и колотить свои же вещи или кидать угрозы пустому месту, где еще недавно стоял я. Во всяком случае, до моего исчезновения он с достоинством удерживал собственные эмоции, и это равняло его с выходцами из благородного сословия, которых он из зависти отправлял на казнь.
        Ночь была холодной. Смертного бы мороз пробрал до костей, но меня стужа не пробирала так сильно, как обычных людей. И время свое я проводил тоже не как люди. Полет, потом ходьба по безлюдным улочкам. Никто бы больше на такое не решился в февральский холод. Жители Рошена заперлись в своих домах. Люди прячутся от зимы в тепле и уюте, и только мне, как призраку, приходится тенью носиться по окрестностям, чтобы охладить пламя внутри себя. В эту ночь я был даже рад, что мне тоже есть к кому пойти. Если бы не манившее теплым оранжевым светом окно Флер, я бы почувствовал себя еще более одиноким и проклятым, чем раньше.
        К ней я ни разу не решился прийти, как к Марселю через окно, а чинно поднимался по лестницы и отворял дверь. При первой встрече я пытался предупредить Флер, что от меня исходит опасность, а теперь, напротив, остерегался пускаться с ней в откровения. Как изменчива жизнь. Еще недавно я мог бы продемонстрировать этой девушке свою необычность и без сожаления отпугнуть ее, а теперь не хотел, чтобы она узнала, кто я такой на самом деле.
        Ступеньки тихо поскрипывали, а я думал о том, что Флер еще даже более уязвима, чем Марсель для происков Августина. Ведь на ее руке крест, который при удачном истолковании можно выдать за ведьмин знак. А у Марселя вполне возможно не найдется даже и родинок не то, что колдовских меток. Лучше, чтобы Флер не знала ничего о моем колдовстве и не дрожала в ожидании того мига, когда и в ее дверь постучит кулак инквизитора.
        Я решил взять за привычку не являться к девушке без подарка. Одно быстрое повеление духам, и в кармане возникла вполне ощутимая тяжесть изящной сапфировой броши. Нужно было бы каждый день оставлять на подоконнике у Флер какой-нибудь маленький сюрприз: мелкую драгоценность, моток кружев или даже карманный сборник стихов. Недавно я узнал, что Флер умеет читать, но еще не выяснил, любит ли она книги. Роза любила, тут же мелькнула в голове болезненное воспоминание. Ну, почему я хотя бы на миг не могу выкинуть из головы образ моей императрицы и не тосковать по прошедшему.
        В эту ночь Флер не спала, а пыталась научиться вышивать. Пока что ей это не слишком хорошо удавалось, иголка все время выскальзывала из ее рук, малине путались, пяльцы чуть ли трещали от того, как сильно она их сдавила, а стежки ложились то криво, то косо. Рукоделью девушку, явно, никто не обучал. Флер, наверняка, не умела ни вязать, ни плести кружева, ни уж тем более готовить, но зато всю ночь она ходила по комнате в бальном наряде и, явно, тосковала по танцам. Сейчас она тоже была наряжена, как на бал. На голове сверкал изумрудный венчик, пальцы были унизаны кольцами, а роскошное платье цвета первой зелени слишком не сочеталось с убогой обстановкой крошечной каморки. Сама Флер была здесь, явно, не на месте, одно экзотической украшение в уголке мрака и бедноты.
        Лампада скудно освещала комнату, только маленький пятачок вокруг кровати был озарен грязноватыми оранжевыми отблесками, а остальное помещение тонуло в полутьме. Носились взад-вперед какие-то тени, множество теней, которым просто неоткуда было здесь взяться. Здесь ведь никого не было, кроме меня и Флер, и, тем не менее, множество силуэтов вальсировали, сцеплялись друг с другом, кланялись кому-то на кое-как освещенной части стен. Одна из теней сделала реверанс, как будто адресованный Флер, словно та в этот миг была вовсе не неудавшейся рукодельницей, а настоящей королевой.
        Интересно, мне только кажется, или в маленькой комнатке, действительно, собрался целый рой невидимых существ. Сонм теней не замедлял быстрого кружения. Они все время сменяли друг друга, в таком быстром ритме, словно здесь было не меньше сотни существ. Как бы им удалось поместиться на таком крошечном клочке территории, даже если бы они облепили и стены, и потолок, и пол так, что места, на которое могла лечь их тень, просто бы не осталось. Эти существа были самыми разнообразными, среди них встречались, как стройные крылатые, подобные феям, таи и низкорослые тени тварей, карликов, невообразимо уродливых зверюшек, иногда на стене мелькали обычные силуэты дам и кавалеров, но, в основном, я видел тени разных форм и размеров, но никак не человеческие.
        В темных уголках комнаты кто-то закопошился. Каждый мрачный угол казался обитаемым и страшным, хотя даже своим драконьим, особо зорким зрением, я не мог различить присутствие там живых существ.
        Кто-то злобно захихикал за окном. Потом смех прокатился по дымоходной трубе. Копоть и зола струей хлынули из отверстия камина. Странно, почему в такой холод Флер не развела огонь. Разве могло ей быть тепло, когда все стены, того гляди, покроются сосульками.
        - Флер! - тихо окликнул я девушку, будто боялся повысить голос в атмосфере такой таинственности.
        - Никак не могу вышить свои инициалы на платке, - Флер с досадой всадила иголку в ткань и отложила пяльцы.
        Хоть я и заметил буквы на платке всего лишь мельком, но сразу понял что «Ф» среди них не встречается. Пышный алый цветок над буквами был вышит так аккуратно, что сразу становилось ясно, это сделала не сама Флер, а другая, более способная мастерица. Может, Флер украла или подобрала эту вещь вместе с уже нарисованной там монограммой, а теперь, не имея возможности переправить буквы, решила вышить цветными нитками то, что уже есть.
        - Еще я хотела расшить малине кокетку на сорочке, но мне это совсем не удалось, - пожаловалась Флер.
        Я чуть было не рассмеялся. В своем модном бальном наряде, с изнеженными тонкими пальцами Флер никак не напоминала швею. Среди портних никогда не встречались такие белоручки. Бесполезно и пытаться делать то, к чему нет способности.
        - Оставь! - велел я. - Я найму для тебя белошвейку, ей и объяснишь, что тебе нужно сшить.
        - Нет - нет, - поспешно возразила Флер. - Это только моя комнатка, ты же пообещал, что здесь - мой дом. А в свои владения, пусть даже крохотные, я никогда не впущу чужого человека.
        - Но мне ведь ты разрешаешь войти.
        - Ты ведь не чужой, - сказала она таким тоном, словно только болван мог этого не понять.
        - Хорошо, составь список всех необходимых вещей. Я их тебе принесу так быстро, как только смогу, - я надеялся отправить со списком Перси. Пусть он ходит за покупками или уговорит кого-то из фей, а потом я смог бы принести девушке уже выбранные и упакованные обновки, но Флер вдруг возразила:
        - Я не умею писать.
        - Но ведь читать ты умеешь? - я был удивлен, как можно уметь одно без другого.
        - Читать - да, - подтвердила она. - Однако стоит мне взять в руки перо, и грамота тотчас начинает казаться настоящей колдовской наукой, какой-то абракадаброй. Только подумаю, что придется выводить на бумаге все эти значки и закорючки, да еще не поставить кляксы, так голова начинает идти кругом.
        В этот миг уже довольно сильно исколотые иглой пальчики Флер казались такими хрупкими и изящными, что можно было, правда, подумать, что чистописание для них непосильный труд, а легкое гусиное перо - тяжкая ноша. Могут ли вообще такие длинные, слабые пальцы сгибаться и разгибаться, или же они созданы только для красоты, как ручки фарфоровой куклы, очаровательные, но бесполезные.
        - Тогда скажи устно, я постараюсь запомнить, - сдался я.
        - Кроме вещей мне нужна еще и еда, - быстро прибавила Флер. - Я не ела ничего с самого утра.
        Ну, Перси придется тебе сгонять за корзинкой со съестным, мысленно велел я, и где-то, в недосягаемой дали, за городом, в ответ мне раздался усталый вздох. Перси хотел немного прикорнуть, но теперь вынужден был оставить мечты об отдыхе и срочно выполнять приказ хозяина.
        - А ты располагайся, не стой в дверях! - Флер вскочила с места и предложила мне сесть, а сама стала копошиться возле приоткрытого шкафа, перебирая свои немногочисленные вещи. - Я купила небольшую лютню, - радостно призналась она, причем слово «купила» произнесла так многозначно и стеснительно, что я сразу понял, что покупка была, скорее всего, находкой или очередной безобидной мелкой кражей. Флер, очевидно, считала своим долгом подбирать все, что не надоело владельцам. Она достала из-под стопки разноцветных юбок легкий, изящный инструмент, положила пальцы на гриф, даже нежно прикоснулась к струнам.
        - Правда, я не умею играть, но надеюсь, что ты сыграешь для меня, - Флер с очаровательной улыбкой протянула мне лютню. Гладкий полированный корпус блеснул в свете лампады, и прежде, чем лютня перешла в мои руки, кто-то, ловкий и незримый, быстро дернул струны, и они запели долгим пронзительным звуком.
        - Что это было? - поинтересовался я у Флер, может, она знает, что за домовые поселились в ее комнатке.
        - Что? - удивленно переспросила девушка. - Я ничего не слышала.
        - Странно, - я коснулся пальцами струн всего на миг, и лютня заиграла сама. Мне вовсе не хотелось сейчас музицировать, поэтому струны равномерно дергались и рождали мелодию сами. Было бы скучно сидеть на одном месте и самому извлекать звуки из инструмента. Пусть лучше волшебство поработает вместе меня.
        - Чудесно! - Флер быстро сделала пируэт и захлопала в ладоши. Для человека, который голодал целый день, она двигалась слишком бодро, наверное, потому, что прежде никто и не баловал ее сладостями или хорошей едой.
        Перси, ругаясь, поставил на окно корзину, накрытую узорчатой салфеткой, а сам, едва поклонившись, исчез. Бутыль вина с темным стеклом и выпуклой пробкой не слишком тянула меня к себе, поэтому я продолжал делать вид, что играю, а вот Флер сразу ощутила аромат горячей пищи и стала выкладывать на стол какие-то блинчики, пряники, пирожные, вообще все, что можно было назвать не вполне здоровым питанием. Очевидно, Перси не знал, насколько плохо обстоят дела, и решил, что нужны всего лишь сладости для дамы, а не сытный обед. Единственным более-менее нормальным блюдом оказались тарелки с шашлыком, но к жареному мясу меня никогда не тянуло, только к сырому. И только с кровью, подсказала темная злобная часть моего сознания. Зло во мне подавало голос всегда так не вовремя. Мне пришлось отвернуться от нежной, прямой шеи Флер, чтобы не впиться ногтями в тонкую, легко ранимую кожу вокруг пульсирующей жилки и ждать, когда потечет кровь.
        - Замечательно, - проворковала ничего не подозревающая девушка, доставая из корзины последние свертки с сочниками. - А я уж думала, что придется остаться без ужина.
        Я не сразу заметил, как чьи-то длинные коричневые коготки царапнули стол, пробуя зацепиться за край. Какое-то ловкое маленькое существо, похожее по размеру на кошку проворно подпрыгнуло, стащило булочку со стола и нырнуло назад в темноту и недосягаемость.
        Может, крыса, которая вылезла из потайной норы? Нет, на крысу оно было совсем не похоже. Весь дом может быть пронизан потайными норами, только вот прячутся в них совсем не животные, а те существа, в которых людям, в том числе и Флер, наверное, трудно поверить. Поэтому она и не замечает кутерьмы вокруг себя, просто не понимает, что все эти пляшущие по ее комнате твари существуют на самом деле, а не только в ее воображении.
        Я велел лютне прекратить играть и начал настороженно следить, не появится ли еще один потусторонний воришка.
        Пока я делал вид, что налаживаю лютню, чьи-то, не менее ловкие коготки попытались срезать пряжку у меня с сапога. Это оказалось не слишком легкой работой, ведь обувь, пошитая эльфами, была сделана на совесть, и все украшения на ней держались крепко, тогда тяжелое маленькое тельце вынырнуло из-под кресла, наглые сильные лапки вцепились в блестящий предмет и с ожесточением начали тянуть на себя. Я уже хотел пнуть юркого зверька, но не посмел, потому что узнал в хвостатом гладкошерстном воришке любимца Розы, того гремлина, которого когда-то она подобрала в моих подвалах и нянчила, как ребенка. Я с самого начала не мог понять, чем ей так понравился этот отвратительный зверек, но потом проникся к нему симпатией и вот, чем это кончилось. Он решил обворовать меня, как и все эта орда тварей, которая рыскает по городу в поисках наживы.
        Очень быстрым, хорошо рассчитанным движением руки я поймал проказника за хвост и оторвал от пола. Гремлин барахтался и переворачивался в моих руках, но вырваться не мог.
        - Привет, малыш! А где Роза? - поинтересовался я у, наверное, потерявшего рассудок от страха зверька, ведь он узнал хозяина, которого так легкомысленно бросил и понял, что хорошего теперь ждать нечего.
        Гремлин уставился на меня так растерянно, что другому бы стало его жалко. Он даже почесал коготком за розоватым ушком и, кажется, если б мог жалобно замяукать, то непременно это бы сделал. Такая хитрая, испуганная мордашка у кого угодно вызовет жалость.
        - Розы? Ты принес мне цветы? - весело поинтересовалась Флер и тут только заметила, кого я поймал. - И этот малыш тоже для меня, а я как раз так хотела киску. Только вот сложно будет прокормить его зимой, если он питается цветами.
        Гремлин перевел взгляд с меня на Флер и, явно, тут же оценив, кто добрее, жалобно пискнул, обращаясь к девушке.
        - Пожалуйста, Эдвин, отдай его мне. Он такой миленький, - начала умолять Флер.
        Я сделал шаг назад, чтобы она не успела вырвать у меня пленника. Вот, кто будет моим проводником, и кого я стану допрашивать. Шум внизу отвлек меня от мстительных планов. Кто-то шагал возле лестницы, что-то падало и ударялось о пол.
        Не хотелось отрываться в такой момент, но пришлось. Я даже не обратил внимания на то, как радостно пискнул пленник, и как его проворные маленькие лапки скользнули по моему горлу, и тут же оборвалась со звоном цепочка. Ничего страшного - починю! А сейчас надо пойти проверить, что там за шум?
        Я кинул гремлина Флер и строго-настрого велел:
        - Посади его в клетку и следи, чтобы он не сбежал, - у нее ведь должна найтись клетка для канареек, хотя бы ворованная.
        Не затрудняя себя ответом, Флер радостно засмеялась, схватила гремлина и прижала его к себе, как любимую игрушку. Слишком поздно я заметил, что в лапках воришки сверкает, как звездочка, мой золотой медальон, в котором спрятан локон Розы. Как же ловко он сорвал цепочку у меня с шеи. Ничего страшного, отберу медальон, когда вернусь. Я не ощущал привычной тяжести на груди и от этого чувствовал, будто меня лишили сердца. Второго золотого сердца, которое я носил на виду у всех.
        По дороге вниз мне оставалось только проклинать нарушителя покоя. Я бы заранее выпустил когти, чтобы отыграться на непрошеном госте, если бы не заметил край сложенного мольберта, упавшего прямо на последнюю ступень. Несколько баночек с краской перекатывались по полу и до сих пор не пролились только потому, что были хорошо закупорены.
        - Марсель! - неуверенно позвал я.
        Он суетился возле приоткрытой двери и собирал с порога разлетевшиеся в разные стороны кисти и альбомы.
        - Какое-то животное налетело на меня в темноте, и я выронил все, что нес, - посетовал он, засовывая в незнакомую мне холщовую сумку поднятые с пола и порядком испачкавшиеся принадлежности рисования.
        - Что ты здесь делаешь в такой час?
        - Я заметил, что свет в окне, и решил зайти посмотреть на мадемуазель, чтобы написать ее портрет, - оправдался он, даже не поднимая на меня глаз. Сегодня он сам был на себя не похож, наверное, сказались ночи непрестанного труда и недосыпания. Одежда тоже выглядела более неряшливо, чем обычно, и шляпа съехала на лоб так, что не видно было глаз. А голос…Это определенно был приятный тенор Марселя, но выражение не то, какие-то бездушные, безразличные фразы, которых мой друг никогда бы не произнес.
        - И что бы ты сказал мадемуазель? Ей бы показалось странным то, что незнакомец ломится к ней в двери посреди ночи, - я перешагнул через последнюю ступень и приблизился к нему. Лампады у меня в руках не было, но света луны, лившегося в щель двери, мне было достаточно, чтобы хорошо рассмотреть все вокруг, даже лицо гостя, полуприкрытое полями шляпы, но прежде, чем я успел подойти к нему вплотную, Марсель метнулся в темный угол, чтобы подобрать еще одну склянку, закатившуюся под комод.
        - Я бы придумал, что-нибудь, - объяснил он. - Сказал бы, что я странствующий живописец и хочу погреться немного у ее камина, а в обмен за гостеприимство пообещал бы изобразить ее личико на прелестной миниатюре.
        - А откуда ты узнал, что она живет здесь, разве я назвал тебе точный адрес? - я снова начал наступать на него, но, очевидно, избегая мерцания исходящего от моей кожи, Марсель нырнул поглубже во тьму.
        - Твои слуги мне сказали, - после молчания проговорил он.
        Что с ним сегодня? Уж не сказалось ли на его поведении дурное влияние теней? Надо было это проверить и немедленно. Я нашарил за поясом стилет, немного закатал манжету и, как бы случайно, полоснул себя лезвием по запястью. Из пореза тут же выступила кровь, яркая, отдающаяся запахом огня и железа, но глаза художника при виде ее не загорелись тем алчным блеском, каким горит взгляд теней во время охоты. Марсель не кинулся на меня с хищным криком, не прижался губами к кровоточащей ранке. Кровь, как будто, его вообще не заинтересовала, и вид медленно затягивающего новой кожицей пореза его тоже не удивил. Обычно Марсель искренне изумлялся каждый раз, когда я демонстрировал ему свою необычность.
        - И как выглядели мои слуги? - настаивал я, приближаясь к нему.
        Опасаясь быть загнанным в угол, он метнулся вперед, надеясь проскочить мимо меня и броситься к двери, бросив и сумку, и мольберт, но я ловко поймал его за край короткой коричневой накидки. Марсель никогда бы не стал одеваться в одежду таких неприятных, грязноватых тонов.
        - Пусти! - вскрикнул пленник, и голос его уже гораздо меньше напоминал речь Марсель, чем даже за минуту до этого.
        - Не пущу, Камиль! - возразил я, сдернул с него шляпу и увидел то, что и предполагал - заостренные уши и яркую рыжую шевелюру своего старого знакомого.
        - Не хорошо притворяться тем, кем ты не являешься, - назидательно произнес я, протянул свободную руку чуть вверх, и в ней тут же очутилась свеча, вспыхнул огонек на фитиле. Я знал, что Камиль, как и любой никс, испытывает страх перед пламенем.
        Пленный дернулся, пытаясь то ли вырваться, то ли отстраниться, как можно дальше от огня, или и то, и другое.
        - Я случайно сюда зашел, - начал оправдываться он. - Я совсем не хотел притворяться твоим другом, просто надо же было мне как-то выкрутиться из такой сложной ситуации. Каждый знает, что когда столкнешься с драконом, любой выход хорош, чтобы спастись, даже притворство. А так я бы никогда не стал выдавать себе за другого, ведь ты же сам не раз объяснял, что я слишком собой горжусь.
        - И причем не заслужено, - кивнул я. - Все, кто не обладают никакими достоинствами, крайне собой гордятся, чтобы хоть как-то восполнить отсутствие высоких качеств.
        - Но ведь я к таким не отношусь, - Камиль попытался очаровательно улыбнуться, но я держал его слишком крепко, и это, очевидно, причиняло ему такую боль, что улыбка вышла болезненной.
        - Подумать только, целый ряд невзгод не смог отучить тебя от склонности к обманам, - пожурил его я.
        - Я вовсе не собирался похищать мадемуазель, - отчаянно стал возражать Камиль. - Я, правда, всего лишь хотел ее нарисовать, да и то только для того, чтобы потом показать работу тебе.
        - Зачем? - насторожился я, уж слишком неестественно искренним он выглядел в этот момент.
        - Как зачем? - возмутился он. - Чтобы ты понял, что я гораздо более талантлив, чем этот бродяга Марсель, которого ты взял на работу вместо меня.
        - Он не бродяга.
        - Он - чердачная крыса, - с ненавистью выкрикнул Камиль. - Он даже оценить не может, скольким ты хочешь его наградить. Судьба его - вечно жить на чердаке, а не блистать в избранном обществе.
        - Не смей говорить о нем так, - потребовал я настолько сурово, что Камиль испугался.
        - Ладно-ладно, не буду, - поспешил на свой манер извиниться он. - Только вот, стоит подумать, что этот ловкач занял то место, которое мог занять я, так слезы наворачиваются.
        Камиль опустил рыжеволосую голову, понурился и даже всхлипнул бы от разочарования, если б в этот момент я не разжал хватку и не выпустил его.
        Почувствовав, что свободен, никс подскочил на месте, проверил не порван ли и не прожжен кафтан в том месте, где я его держал, а потом с удивлением воззрился на меня. Слишком непривычным ему показалось такое проявление великодушия со стороны дракона.
        - Иди домой…то есть к себе в театр или в лавку, не знаю, где ты предпочитаешь проводить ночи, - я вспомнил, что у Камиля нет постоянного дома, за ту территорию на которой он проживал, ему все время приходилось сражаться с конкурентами, а так же бывшими владельцами тех зданий, где он развивал свою бурную деятельностью. Любая крыша над его головой очень быстро становилась непрочной, поскольку до этого либо принадлежала другим, либо очень долго оставалась неоплаченной.
        - А ты не хочешь отвести меня к даме, а потом в резиденцию фей, - заискивающе попросил Камиль. - Я ведь тоже умею писать портреты, только дай мне возможность доказать свои способности, а там я тебя не подведу, докажу, что я во стократ лучше, чем твой чердачный живописец.
        - Ты уже не раз подводил каждого, на кого служил, - вполне резонно возразил я. - Даже если сейчас ты искренне уверен, что меня не предашь, это еще не значит, что через неделю - другую преданность императорской короне тебе не наскучит, и ты не захочешь плести против работодателя интриги.
        - Разве Марсель другой? - от ярости Камиль подскочил чуть ли не под потолок, проворный и легкий, он двигался и летал так, что казался совсем невесомым. - Люди склонны к предательству больше, чем мы.
        - Марсель на них не похож, точно так же, как ты не похож на своих более честных собратьев, - с уверенностью заявил я. - Лучше не трать время зря, а сходи к Перси, он подсчитает, сколько налогов ты задолжал короне за последние несколько лет.
        Камиль сжал бы кулаки, если б по моему приказу в его руках не очутилась вся та поклажа, которую он разронял по разным углам. Напоминание о неуплаченных податях всегда выводили его из себя. Ему никогда не хотелось выплачивать дань, зато он всегда был не прочь прикарманить имущество других.
        - И это благодарность за все, что я для тебя сделал? - Камиль уже не впервые начал припоминать те времена, когда я учился колдовству в заточении, а он скакал вокруг решеток и всячески мне мешал.
        - Как же все те книги, вещи, манускрипты, которые я для тебя разыскивал, а мои вечерние концерты… - он сильно преувеличивал и многое истолковывал по-своему. Я запомнил все в гораздо более мрачных тонах.
        - Ах, Эдвин, разве ты не помнишь, как я старался играть для тебя на арфе и заступаться за тебя перед князем, даже перед княжной. Я всегда ей говорил, что ты образец…
        - У тебя, наверное, плохо с памятью, - совершенно безразлично заметил я, хотя воспоминания оказались довольно болезненными. - И кстати, при посторонних не смей обращаться ко мне так фамильярно, как сейчас. Для тебя я император, а не друг.
        - Но ведь был же когда-то другом, - яростно запротестовал Камиль.
        - Никогда не был, - непререкаемым тоном поправил я. - Так, что иди лучше к тем отребьям общества, которые зовут тебя приятелем и собутыльником, и не нарывайся на мой гнев.
        Не дожидаясь возражений, я оставил его одного. Камиль так и стоял еще пару минут, сжимая сумку в одной руке и мольберт в другой. Если бы его пальцы не были заняты ношей, то он бы, наверняка, вонзил когти в первый подвернувшийся предмет.
        Хорошо же он научился гримироваться за время, проведенное на театральных подмостках и в прочей богемной среде. Вначале даже мне с трудом удалось отличить его от Марселя. Если бы кудри Камиля не оставались рыжими, то перевоплощение было бы полным.
        - Ты посадила в клетку этого маленького мерзавца? - с порога спросил я у Флер.
        Гремлина в комнате заметно не было, зато моя подруга сидела на постели и тщательно осматривала собственные локти.
        - Он исцарапал меня и убежал, - объяснила Флер и протянула руки вперед, чтобы показать широкие алые полосы от царапин. Коготки гремлина были слишком узкими и не смогли бы оставить таких крупных следов. Скорее всего, Флер сама же себя и расцарапала, а зверька отпустила, потому что испугалась, что я причиню ему вред. Вот добрая душа! Пожалеет любого крысенка. Я сразу изобличил обман, но вида не подал.
        - А его точно здесь больше нет? - я старательно принюхивался к воздуху, пытаясь уловить запах шерсти гремлина, но улавливал только аромат духов Флер, смешанный со смертью. Я уже забыл про крест на ее ладони, но сейчас ясно ощутил, что смерть стоит где-то рядом, возможно, уже склоняется над девушкой и нежно гладит ее помеченную ладонь, ведь алый крест - это знак, который выдает принадлежность Флер к другому миру. Может быть, она уже одной ногой на том свете, нет, смысла спорить с ней и лишний раз ее расстраивать. Мне стало так жаль мою прелестную коломбину, что я почти забыл о сбежавшем гремлине и о желании достать беглеца хоть из - под земли, чтобы он отвел меня к склепу и к Розе.
        - Он, точно, убежал, - повторила Флер и даже заглянула под кровать. - Видишь, его нигде нет, можешь даже проверить в шкафу, если хочешь.
        - Не стоит, - если беглец и прятался где-то поблизости, то, скорее всего, в сточной канаве или в канализации, а не среди вороха атласных и бархатных нарядов.
        - Скорее всего, он уже на улице, в безопасности от меня, - счел своим долгом пояснить я, чтобы Флер не переживала за приглянувшегося ей зверька.
        - Он такой маленький, - запричитала она. - Что если на улице он умрет от голода?
        Я хотел сказать, что так ему будет и надо за его мошенничество, но решил не пугать Флер.
        - Не умрет. У него есть хозяева, правда, довольно беспечные, - начистоту признался я.
        - Раз он им не нужен, давай поймаем его и оставим себе, - с загоревшимися от восторга глазами предложила девушка.
        - Ты предлагаешь сейчас же идти на улицу и разыскивать его по всему Рошену?
        - А для тебя разве составит труд его поймать? - Флер искренне изумилась. - Первый же раз ты сумел где-то его отловить и принести ко мне.
        Я решил умолчать о том, что нашел гремлина в ее же комнате, иначе Флер ударилась бы в истерику по поводу того, что упустила свою удачу - не смогла отыскать зверька первой.
        - Поймать-то его я смогу, но что если он не захочет жить с нами. Ведь хоть его хозяева и безответственные, но он к ним уже привык, любит их, даже крадет вещи, чтобы оттащить к ним. В нас с тобой он признает только чужаков, а не господ и попросту зачахнет, - я попробовал сыграть на жалость, и это удалось. Флер тяжело вздохнула, но все-таки согласилась с тем, что я прав.
        - Жаль, конечно, ведь я бы его накормила, - девушка отложила одно пирожное в салфетку, будто, и вправду, надеялась, что гремлин еще вернется к ней за подачкой.
        Еды на столе стало еще больше, чем было до этого. Очевидно, Перси расстарался и пополнил наши съестные запасы во второй раз. Скорее всего, он неуловимо и быстро успел побывать в пекарне и кондитерской, и притащить к нам все, что ему понравилось. Я настаивал на том, чтобы мои подданные каждый раз оставляли золотые монеты на месте той вещи, которую забирают из закрытой на ночь лавки, но Перси почему-то решил, что на него этот указ не распространяется. К тому же, он считал, что пропажа будет выглядеть естественнее, чем золото, оставленное на ее месте. Я был уверен, что и в этот раз он не потрудился расплатиться.
        Жжение огня в теле стало сильнее. Желудок свело от голода, но есть я не мог. Пища, которая подходила Флер, для меня стала совершенно непригодна. Обычно я утолял голод мясом только что задранной лани, зебры или антилопы и очень редко человеческим. Но сейчас лететь в лес, сидеть на суку дерева и ждать, пока можно будет ринуться на пробегающего внизу оленя, мне вовсе не хотелось. Не было желания охотиться, раздирать чье-то горло и приникать к ране. Этот голод был очень некстати. Жажда крови, как будто, вообще исходила не от меня самого, а от того чудовища, которое закопошилось внутри, алчно стало требовать казней и свободы для спертого в органах огня. Я потянулся к груди в поисках медальона, но не нащупал его. Мой чудодейственный золотой амулет остался в лапках гремлина. Значит, все равно придется идти на улицу и вылавливать эту нахальную зверюгу.
        Только я хотел попрощаться и выскользнуть за дверь, как заметил, что Флер мерит перед зеркалом какое-то украшение, и, как это ни странно, узнал свой медальон.
        - Он мне идет, правда? - Флер повернулась ко мне и кокетливо улыбнулась, чтобы я смог рассмотреть, как сверкает на ее шее овал из червонного золота, испещренного магическими рунами.
        - Ты отняла его у того зверька? - я почувствовал, что задыхаюсь. Мне срочно надо было надеть эту вещицу на шею, чтобы удержать ярость и не спалить все, что меня окружает. Скорее снимай его, глупышка, иначе следующее мое дыхание может стать огненным, хотел крикнуть я Флер, но сдержался, хоть это и стоило мне трудов. На лбу выступила испарина, дыхание затруднилось, казалось, вот-вот из ноздрей хлынет кровь или огонь. Давай же, Флер, мысленно умолял я, иначе мой следующий вздох может опалить твое личико пламенем.
        - Зверек сам его бросил, когда убегал, - беспечно пояснила Флер. - Наверное, ноша оказалась слишком тяжелой, чтобы с ней бежать, а, может, у него в тайнике припрятано множество таких вещиц. Думаешь, он, как сорока, тащит к себе, в спрятанное в подвале гнездышко, все, что может стащить?
        Еще секунда, и она, наверное, с радостью предложит выследить зверька, когда тот, будет лезть к себе, в подвальное гнездо, и тут же его обобрать. Флер любовно поглаживала крышечку медальона у себя на шее и, по всей вероятности, считала его чудесным приобретением, а мне тем временем становилось совсем плохо. Еще чуть-чуть, и я не смогу больше контролировать себя. Тогда приобретение Флер станет для нее роковым и, возможно, для всего спаленного квартала.
        - Отдай его мне, и я принесу тебе что-нибудь более изящное, - я взял себя в руки, строго велел всем своим отрицательным качествам ненадолго уснуть и полез в карман за брошью. Подарок теперь должен был стать выкупом, но броши в кармане уже не оказалось. Неужели гремлин стащил и ее. Я не сразу обратил внимание на мохнатое, безобразное существо, которое сидело под столом и пробовало на зуб крупный сапфир. Должно быть, это был тот самый хвостатый проныра, который до этого воровал со стола. Теперь он хотел разгрызть и камень, и изысканную огранку, как орех, но брошь, явно, была ему не по зубам. Наконец, он, недовольно фыркнув, запустил тяжелой вещицей в какого-то своего приятеля, который вылез из щели внизу стены и принялся лазить по полу, очевидно, тоже в поисках наживы.
        Я нагнулся, ловко поймал брошенную брошь и протянул ее девушке.
        - Возьми ее взамен медальона, - предложил я, но Флер только обиженно хмыкнула и с самым невинным видом произнесла:
        - Это брошь и так была моей. Я не стану выменивать то, что и так мне принадлежит.
        Тогда я разжал кулак и предложил Флер горстку самоцветных бус, появившихся на ладони, но и они ее не впечатлили.
        - Эта вещица нравится мне куда больше, - девушка нежно коснулась медальона, было видно, что она не расстанется с ним и за сундук, полный сокровищ.
        - Флер, будь благоразумна, - попросил я, стараясь даже не дышать в ее сторону, чтобы огненная струя, которая подступала к горлу, не опалила ее.
        - Ты меня совсем не любишь, иначе не стал бы об этом просить! - рассердившись, крикнула Флер.
        А почему ты решила, что я должен тебя любить, хотел спросить я, но удержался от колкости.
        - Забирай! - Флер сорвала с шеи цепочку с медальоном и швырнула мне. - И больше не смей ко мне возвращаться!
        - Ну и не вернусь! - я подхватил амулет, перешагнул порог и хотел громко хлопнуть дверью, но обнаружил, что мои карманы тоже очищены от вещей. В который раз уже я теряю бдительность и остаюсь без кошелька. Ну, ладно, деньги для меня еще не пропажа, о которой стоит переживать, но было кое-что поценнее монет, чего я снова лишился - мой блокнот со стихами. Я всегда носил его и перо с собой, но теперь в карманах не нашлось ни того, ни другого. Перо, которое записывало фразы, само не было волшебным, колдовской силой наделял его я сам, и ни Флер, ни бесовскому отродью, окружавшему ее дом, этот фокус бы не удался, так, что на этот счет можно было не переживать. Одной капельки засохших чернил им бы тоже вряд ли хватило, чтобы перепачкать весь блокнот, об этом я тоже мог не беспокоиться, но даже одна мысль о том, что посторонний, бесчувственный человек прочтет мои душевные излияния, приводила меня в ярость.
        Я хотел обернуться, но дверь за мной уже захлопнулась, и открыть ее удалось только силой. Флер делала именно то, чего я опасался, стояла возле свечи и внимательно просматривала мои записи. Вдруг она хорошо поставленным, выразительным голосом прочла те строфы, которые не имели к ней никакого отношения и почти целиком раскрывали мою тайну. Я стоял у порога, слушал свои же строки и не предпринимал никаких попыток вырвать блокнот. Флер читала, чуть ли не нараспев:
        - Найти бы снова мне ту гробницу,
        Там, где сверкали волков глаза,
        Там целовала меня царица,
        Там обитала моя звезда.
        Сквозь лес и бури ищу я встречи,
        Меня чаруют твой светлый лик,
        Твои обманчивые речи,
        Твоих признаний короткий миг.
        Твоя корона в холодном склепе
        Блестит, как солнце в кромешной тьме.
        Живешь во мгле ты, но на свете
        Нет ни одной, что равна тебе.
        Флер сжала одну руку в кулак, а вторую чуть было не выставила вперед, чтобы пламя свечи в миг пожрало и бумагу, и стихи, и корку блокнота. Тогда не останется ничего во всем мире, что могло бы причинить ей такую же боль.
        - Как ты мог? - Флер обернулась ко мне, на ее ресницах блеснули слезы. - Где она, твоя царица? Почему не придет и не спасет тебя от одиночества? Она запросто отдала твое внимание мне, то есть, первой встречной, значит, ты ей больше совсем не нужен.
        - Не смей так говорить, - я с силой вырвал блокнот из окоченевших, почти бездейственных пальцев Флер. - Что ты можешь знать обо мне и о ней.
        - Только то, что ты обаятельный, бесподобный предатель, - выкрикнула она так громко, что чудом не перебудила соседей. Я ждал, что вот-вот по нашей двери застучат кулаки разбуженных и требующих немедленной тишины людей.
        - Ты приходил ко мне чуть ли не каждый вечер, делал вид, что я тоже тебе нужна, а на самом деле любил другую, - продолжала кричать Флер. - Разве благородный человек поступил бы так, как ты? Когда я увидела тебя, то подумала, что лучше тебя никого не встречу, а оказывается, на самом деле, твоя красота, не благословение, а порок, хорошие манеры, не естественность, а притворство. Вся твоя сердечность и доброта, все твои слова были ложью.
        - Прекрати, немедленно, - потребовал я и приблизился к ней так, что Флер была вынуждена прижаться к подоконнику. Всего один несильный удар, и мне удалось бы вытолкнуть ее в окно, навсегда покончить с ней, как со множеством других женщин, но я не мог, рука не поднималась.
        - Прости, но я ничего тебе не обещал, - я осторожно, почти ласково коснулся пальцами щеки Флер, и сам удивился тому, что это до сих пор обычные человеческие пальцы, а не золотые когти дракона. Кожа не зудела и не превращалась в жесткие чешуйки, ногти не росли и не удлинялись, чтобы обратиться в когти. То, что моя кисть не изменила свой вид в опасной близости от жертвы, уже было феноменом.
        - Я не сказал тебе всей правды и, вопреки собственной беспощадной природе, ощущаю вину, - чуть ли не покаялся я. - Вспомни, ты сама ни о чем не просила. Тебе было достаточно и малого, а теперь ты чувствуешь себя оскорбленной, хотя я не дал тебе ни единой клятвы? Кто из нас двоих ведет себя менее честно?
        - Конечно, ты, - тут же выдохнула она. - Пусть и не в словах, но ты сделал вид, что подаешь мне надежду. Уж не хочешь ли ты, чтобы нас рассудил Августин? Что он скажет о вельможе, пусть даже принце, который ухаживает за дамой, а потом выясняется, что у него есть другая, проклятая, которая живет среди волков и могил, которая, возможно, его же соблазняет и хочет погубить.
        Флер не перестала бы сыпать обвинениями в адрес незнакомой соперницы, даже в том случае если бы я пригрозил костром ей самой. Немедленным костром, потому что носителем огня был я сам. Флер опрометчиво и неосторожно играла с огнем, но говорить ей об этом было бесполезно. Если бы она даже поняла, что опасность совсем рядом, то ей было бы абсолютно все равно. Есть же на свете такие безумные, которые ради минутной любви готовы протянуть руку к огню, коснуться его и сгореть без остатка. Я сам долгое время был таким безумцем и, наверное, до сих пор им и оставался. Роза! Назвать ее своим проклятием и крестом просто не поворачивался язык. Она была из тех, которых даже после многократных предательств продолжаешь любить только сильнее.
        Я не стал ничего возражать Флер, потому что в какой-то степени она была даже права. Я сам стремился к собственный гибели, с нетерпением ждал и даже любил ее, так мотылек летит на пламя свечи, так всемогущий дракон мчится в бездну с намерением разбиться головой об острые валуны, обломать крылья, оборвать свою вечную жизнь и таким образом положить конец собственной власти и непобедимости. Есть что-то захватывающее в фатальном исходе. Что-то, что манит и притягивает меня с неодолимой силой. Возможно, это демоны Розы, которые подталкивают несчастного талантливого живописца выброситься из окна, на этот раз пытаются внушить и мне тягу к самоубийству, страсть к самоуничтожению и к тому мраку, который последует за этим.
        Флер еще что-то кричала, пыталась в чем-то меня убедить, но я уже не слушал. Все вокруг померкло, я снова видел склеп, Розу, почти слеп от нестерпимо яркого сияния венца на ее челе, и еще я видел ее парящий силуэт во тьме Рошена, за окном Марселя, и руку, манящую художника во мрак, на остро поблескивающие внизу камни мостовой, вниз, к смерти. Я очнулся, выглянул в окно, на манящую смертоносную высоту за спиной у Флер, и мне нестерпимо захотелось выброситься в него. Страха перед высотой я никогда не испытывал и сейчас, если бы был простым смертным, наверняка, не задумываясь, совершил бы роковой прыжок через подоконник. Для человека, наверное, с мигом внезапного появления всей этой нечисти из склепа жизнь стала бы еще более невыносимой, чем для меня.
        - Куда ты смотришь? Опять хочешь бежать туда, к ней? - возмущенные восклицания Флер доносились откуда-то из недосягаемой дали, а перед глазами стоял мрак, в котором, ее белокурая шевелюра и нежный овал лица маячили, как головка фарфоровой куколки, и эту головку можно было бы так легко расколоть даже просто рукой, а не когтями дракона, но я вовремя пришел в себя и уже бодрым, спокойным тоном ответил:
        - Ни в коем случае! - еще бы, если бы сейчас я снова кинулся бродить по промерзшим дорогам в поисках недосягаемой обители нечистых сил, то разодрал бы горло всем волкам Розы, которых встречу по дороге, благодаря чему уж точно стал бы ее злейшим врагом на остаток вечности. Ведь она всегда любила своих питомцем и относилась к ним почти что с заботой. Единственным исключением был, пожалуй, Ройс, авантюрист, вор, мошенник и в итоге, по настоянию Розы, мой слуга, которого она, разнообразия ради, спасла от гнева дракона, а потом с полным безразличием бросила. Какой сюрприз меня однажды ждал по пробуждению после пира, когда моих друзей и их мелких шавок, вроде гремлина уже и след простыл, но зато на моем попечении был оставлен этот мерзавец. До сих пор он оставался жив только, благодаря тому, что очень расторопно мог подать выпить моим нечеловеческим гостям, еще быстрее убрать осколки от бутылок, и, самое главное, благодаря тому, что он был единственным живым напоминаем о тех временах, когда в компании Розы и Винсента я чувствовал себя абсолютно счастливым.
        Неожиданно вспомнился последний пир, крылатые гости, между которыми уже не было ни Розы, ни ее слуг, и вино, смешанное с кровью. Я до сих пор был уверен, что в ту ночь в мой кубок что-то подсыпали, и не заснул я сразу только потому, что этот кубок был выкован гномами, и любой яд, попавший в него, становился безвреден. В ту ночь я слышал чьи - то голоса перед тем, как уснуть и шелест крыльев. Я никогда не спал слишком долго, но та ночь стала исключением. Как же сильно я просчитался, безгранично доверившись Розе. Как будто прочтя мои мысли, Флер лукаво улыбнулась.
        - Ты туда больше не пойдешь, я так и знала. Должно же и в тебе быть что-то благородное, - чуть ли не проворковала она.
        - Ты слишком мало обо мне знаешь. Нельзя так привязываться к незнакомому человеку, - опять предупредил я, но, как и все предыдущие предупреждение, последнее так же пропало втуне.
        - Я уже к тебе привязалась, и мне все равно, кто ты, - смело призналась девушка.
        - Если бы ты только знала, - я поднес пальцы к вискам, где с бешеной силой стучала и воспламенялась нечеловеческая кровь, провел ладонью по лбу, будто таким образом пытался избавиться от безумия, не впустить его в свою голову. Если бы я мог приказать всем дурным мыслям уйти прочь и от себя, и от Марселя, назад к тем, кто нам их посылает, в тот склеп, населенный жуткими тварями.
        Конечно, если постараться, я мог все, но был так взволнован, потерян и влюблен, что не пытался ничего предпринять. Нужно было забыть о чувствах, собраться с силой воли и не позволить этим мерзавцам довести моего друга до самоубийства. Можно было содрогнуться при одной мысли о том, что однажды я прилечу к мастерской живописца и увижу его труп на камнях под окнами, расколотый череп, кровь и обнаженный мозг. Конечно, я бы не вздрогнул ни от страха, ни от отвращения, ни от жалости, такие проявления эмоций были против сверхъестественной природы, и я бы ни словом, ни вздохом не выдал толпе собравшихся зевак того, что чувствую, но сердце бы мое окаменело. Я стал бы мстить всем подряд, и людям, когда-либо по недоброму относившемся к моему любимцу, кровавый след привел бы меня к ним, к каждому, кто хоть раз косо глянул в его сторону или плохо подумал о нем. Я наказал бы каждого из них, как и положено карающему ангелу, ведь Марсель при жизни считал меня ангелом, и после смерти я бы оправдал его надежды. Уничтожил бы всех злоумышленников, не мечом, а огнем, и потом отыскал бы склеп. Месть привела бы меня
туда вернее любых путей.
        - О чем ты думаешь? - насторожилась Флер. - О том, как поймать для меня того миленького зверька?
        А она все не уймется! Наверное, очень хочет заполучить гремлина, раз так откровенно попрошайничает.
        - Нет, гремл…то есть того зверька я ловить не стану, - разочаровал я ее и тут же почувствовал себя немного виноватым. Нехорошо отказывать даме в ее просьбе, быть может, последней просьбе. Так я говорил себе каждый раз, когда находил и приглашал с собой очередную жертву, любое ее пожелание могло оказаться последним, и поэтому было жаль его не исполнить. Надо же обрадовать живое и обаятельное создание в последний раз, прежде чем оно трупом обмякнет в когтях дракона. Волшебнику было под силу выполнить любую просьбу, но притащить к Флер питомца, который когда-то принадлежал моей возлюбленной, я не хотел. Это казалось мне дурным предзнаменованием. Нельзя же дарить очередной подружке то, что до этого принадлежало невесте. Хотя Роза или ее слуги могли уже давно погнать гремлина взашей из склепа. Если бы о нем кто-то заботился, то зверек не пытался бы с таким взволнованным видом стащить все, что попадется под лапки.
        - Может, он сам вернется, - с надеждой предположила Флер.
        - Сдался же он тебе? - я, не выдержав, начал грубить и, чтобы Флер не обиделась, тут же предложил. - Давай, лучше я принесу тебе котят.
        - Нет-нет, - слишком поспешно возразила девушка. - Им здесь будет неуютно, комнату постоянно продувает, дров или хвороста, чтобы разжечь камин не находится, и еды тоже не хватает.
        А еще по разным норам вокруг лазают эти странные, мерзкие существа, которые загрызут не то, что слабеньких, крохотных котят, но даже взрослых кошек. Флер не могла заметить всех этих приспособленных когтистых воришек, таскавших еду у нее со стола. Возможно, по их милости она так часто голодала. Ведь она любила животных и на этот раз тоже могла не понять, что зверушки с очень длинными острыми когтями и клыками на самом деле прихвостни нечисти, а не изголодавшиеся крысы.
        - Они больше похожи на обезьянок, - как бы между прочим, заметила Флер. - На миленьких худеньких мартышек, которые вылезли из нор потустороннего мира.
        - Да, точно, - подтвердил я и только тут вспомнил, что вслух ничего не произносил.
        - Ты прочла мои мысли? - я с недоумением смотрел на Флер, а она только лукаво улыбалась. До сих пор никому не удавалось залезть в мою голову, зато у меня всегда получалось узнать, о чем помышляет собеседник.
        - Как тебе это удалось? - я схватил девушку за локоть и слегка ее встряхнул, но пожатие оказалось слишком крепким. У Флер из волос посыпались шпильки, бусы разорвались и рассыпались на дюжины жемчужинок. Те в свою очередь покатились по полу, как зернышки, и ловкие хвостатые твари кинулись подбирать их. Они управились за секунды, так что поймать их и одновременно добиться ответа от Флер не представлялось возможности. А колдовать в ее присутствии мне не очень хотелось, зачем так опрометчиво выдавать себя.
        Нехотя я выпустил ее локоть. На коже остались следы от моих когтей, пять кровоточащих полосочек.
        - Мне же больно, - обиделась она.
        - Боль скоро пройдет, - я хотел коснуться ее кожи и исцелить, но она отшатнулась.
        - Как ты можешь становиться таким злым? Иногда в тебя, как будто вселяется дьявол, - крикнула она.
        Ошибаешься, красавица, он во мне сидит постоянно, хотел возразить я, но, конечно же, не стал. Под дверью не было подслушивающего Августина или его приспешников, и все равно не за чем напрасно тревожить тишину такими заявлениями, ведь в тишине может притаиться кто угодно. Где гарантия, что духи, шныряющие поблизости, не подслушают и не начнут потом передразнивать меня или Флер, или повторять мои слова под ухом у самого Августина. Зачем лишний раз вносить сумятицу в мир, в котором и так с недавних пор все перепуталось и изменилось.
        - То есть, я не хочу говорить о тебе ничего плохого, - извинилась Флер, словно тоже испугалась того, что ее могут подслушать или того, что гость хлопнет дверью и уйдет уже безвозвратно. - Просто, иногда ты ведешь себя очень странно. Смотришь так, будто все вокруг, в том числе и я, не стоят того, чтобы ты их заметил, и это оскорбительно.
        Как было бы легко сейчас сказать что-то не более приятное в ответ, поссориться и навсегда исчезнуть, но вместо такого простого пути к отступлению я решил повести себя благородно. Как редко я вел себя с дамами честно. Не знаю, какая сила в этот раз заставила меня набраться смелости и выпалить на одном дыхании:
        - Флер, я женат!
        Слова прозвучали быстро, но несмело, с каким-то скрытым осознанием неисправимой вины. Хотя в чем может винить себя тот, кто поступает честно?
        Ну, вот, признание сделано. Я думал за ним последует бурная сцена со слезами и обвинениями, но Флер совершенно спокойно заявила:
        - Мне все равно!
        По крайней мере, не попыталась расцарапать мне лицо ногтями, и то хорошо. Мне даже захотелось похвалить ее за редкостную уравновешенность и даже смелость, но тут я вспомнил ее на сцене, в свете огней рампы, с улыбкой на устах и пустотой в сердце, с совершенно пустыми, недоступными для прочтения мыслями, и это воспоминание убило все. Как я мог забыть, что Флер актриса, а не леди. Естественно, ей все равно, с кем с путаться, с холостяком, с обрученным или женатым человеком, или даже с преступником, главное, что тот исправно платил за приятное общество и не забывал о подарках. В неразборчивости Флер переиграла всех актрис на свете, она спуталась даже не просто с убийцей, а с драконом. Ее не пугало общение с настоящим демоном, так надо щедро отсыпать ей за храбрость золота из колдовского кошелька.
        - Возьми, на случай, если мои слуги не успеют вовремя обеспечить тебя всем необходимым, - я протянул Флер ладонь, на которой тут же зазвенели крупные червонцы и, поскольку девушка спрятала руки за спиной, просто высыпал их на стол.
        - Ты считаешь, что стоит только бросить несколько монет, и люди все тебе простят, - в ее голосе вдруг зазвучала неприязнь, почти отвращение.
        - Обычно на большинство людей этот метод срабатывал безотказно, только некоторые гордецы отказывались, - немногие находили в себе силы выбрать смерть вместо золота, поэтому я сыпал им направо и налево, но запасы моих богатств оставались неиссякаемыми.
        - От меня не удастся откупиться червонцами и безделушками. Мне нужно нечто большее, чем сверкающие подачки, но ты бездушен и не можешь этого понять, - Флер не обвиняла, а просто констатировала факт. Я не мог не признать ее правоту. Я был щедр на золото и скуп на чувства. Одно искупало другое. Я полагал, что, помогая людям материально, смогу искупить моральный ущерб, что отданное в дар богатство излечит их от страха перед драконом.
        - Иногда ты говоришь очень разумные вещи, хотя сама об этом не догадываешься, - только и сказал я Флер. Естественно, подобную похвалу своей проницательности она опять приняла за оскорбление, но ничего не ответила, только обиженно надула губки. Зачем убеждать в чем-то того, кто при всем желании не в силах тебя понять?
        - Я найду тебе кого-нибудь получше того зверька, - в качестве покаяния пообещал я перед уходом.
        - Я буду ждать, - произнесла Флер и с очаровательной улыбкой добавила. - Буду ждать тебя всегда, даже если ты никогда больше не придешь.
        Конечно, после таких слов я уже не мог не вернуться. Не всегда же оставаться твердокаменным. Мне было очень жаль Флер, и, уходя, я уже знал, что и в следующий раз приду к ней, причем опять не с пустыми руками. Я уже даже знал, кого ей принести.
        От ее порога я отошел шагом. Я уже лихорадочно раздумывал о том, как поскорее раздобыть то, что я хотел ей подарить. На крохотные красные глазки, следившие за мной из-за подвального зарешеченного окошечка, я сперва не обратил внимание. Скорее всего, крыса, мало ли их там, в подвалах разных старых домов?
        Очевидно, решив, что не встретит сопротивления, зверек протиснулся сквозь решетки и кинулся за мной. Можно было бы отпугнуть его, задеть ногой, но я не стал, потому что хотел проследить, чего ему от меня нужно и правильно сделал. При ближайшем рассмотрении в крысе можно было узнать гремлина, который, должно быть, совсем одурев от жадности, снова накинулся на мой сапог и стал отдирать так понравившуюся ему пряжку. Она заманчиво поблескивала в темноте, и крохотные глазки гремлина зажглись алчным красноватым огоньком. Как же ему хотелось заполучить эту игрушку?
        Я изловчился, в мгновение ока нагнулся вниз и схватил за шкирку, потерявшего всякую бдительность зверька.
        - Ну вот, ты снова мне попался малыш! Очень даже приятно, что ты вернулся ко мне сам, - произнес я абсолютно беззлобно, но гремлин, тем не менее, напугался, жалобно пискнул и зачем-то потянулся к моему плащу.
        Я только теперь увидел, что на подкладке остались какие-то крошки после ужина Флер, и быстро стряхнул их. Гремлин проследил взглядом то, как мелкое крошево осело на мостовую, облизался и кинулся бы туда, если б я держал его чуть менее крепко.
        - Бедняга! Значит, и тебя из склепа прогнали, - без особого сочувствия прошептал я, но гремлин так лихорадочно закивал крупной головкой, что мне стало его жалко.
        - Придется тебя накормить, - я засунул его в карман и быстрее ветра полетел к первой же харчевне, которая могла работать в такое время. Мне было все равно, что подумают редкие посетители обо мне и о моем питомце. Я просто заказал все готовые блюда, которые нашлись на кухне, и выпустил гремлина из кармана на стол. Бедняга даже не поверил в свое счастье, когда, наверное, впервые за много лет снова увидел дымящуюся похлебку, ломтики свинины и кусочки торта, которые всегда любил.
        Как бы не было соблазнительно угощение, самому мне есть совсем не хотелось и так некстати вдруг вспомнились тени, их пиршества, их противоестественная жажда к крови. А гремлин с крайне озабоченным видом бегал по столу от одной тарелки к другой, пытаясь перепробовать все яства. Те, кто смотрел на нас, тихо перешептывались между собой, но мне это было безразлично. Пусть люди строят догадки о том, кто этот очаровательный, богато одетый, юный господин, который кормит поздним ужином отвратительного на вид зверька, а потом сажает его к себе в карман и уносит прочь. Сытно поевший гремлин в благодарность что-то промурлыкал, забрался ко мне за пазуху и заснул так сладко, что его довольно неприятная мордочка стала выглядеть почти что миленькой. Бесполезно было сейчас будить его и требовать, чтобы он указал дорогу к склепу. Все равно бежать он уже и не думал, а искать дорогу прямо сейчас было рискованно. Мне досталось необходимое время на раздумья. Как явиться назад и с честью выйти из положения? Над этим, как раз, я собирался поразмыслить.
        Скрытый талант
        Марсель проснулся от пения птиц за окном. Ему показалось, что птичьи трели чередуются с вполне разборчивыми фразами, но вот только кто может беседовать, сидя на карнизе за окном, разве только духи, которые навещали его уже не раз. Вот только раньше они никогда не прилетали днем.
        Юноша проснулся, отряхнул кафтан от пуха и перьев, просыпавшихся сквозь дыры в наволочке. Он помнил, как ночью, после полуночи, чья-то сильная когтистая лапа вынырнула из мглы и хотела полоснуть его по лбу, но он вовремя увернулся, и удар пришелся по подушке. Теперь рваные длинные дыры на ветхом полотне и перышки, разлетевшиеся по всем углам ковра, напоминали о ночном происшествии. А еще со столика исчезли мастихин, муштабель, палитра и даже маленький молоточек для колки орехов. Очевидно, демоны не сообразили, к чему конкретно он относится, к принадлежностям для рисования или личным вещам. Кажется, они решили оставить Марселя без большинства необходимых для творчества вещей. Даже несколько кистей и баночек с тушью исчезли со стола. Пропажу горстки медной мелочи и нескольких крупных червонцев, неосторожно оставленных возле зеркала Марсель, не сразу заметил. С туалетного столика вещи исчезали даже чаще, чем из других мест. Создавалось ощущения, что по ночам из зеркала выныривает чья-то когтистая лапка и подхватывает все, что оставлено в досягаемости от зеркальной рамки, даже бритвы и гребни. Тазик
для умывания был, как будто случайно, сброшен и теперь валялся на полу. Вода расплескалась, а сам он покрылся трещинами. Ну, вот теперь нечем даже умыться. Марсель, как можно тщательнее, отряхнул рукава от пушинок, но вот смыть пятнышки красок с манжет без воды представлялось невозможным. Спать теперь приходилось, не раздеваясь и даже не снимая обуви. Марсель не без оснований опасался, что если снимет кафтан и оставит на ночь на спинке стула, то наутро останется без него. Так случилось со старыми, довольно сильно изношенными ботинками, которые перед сном он снял и задвинул под кровать, а, проснувшись, уже не обнаружил. Как же жестоко шутили над ним непрошеные гости, словно хотели выжить художника из мастерской, оставить его без красок, без одежды и даже без еды. Все съестные запасы безвозвратно исчезали с первым наступлением сумерек. Так, что поесть Марсель теперь мог только днем, поэтому просыпаться приходилось рано. После ночных работ он сильно недосыпал. Под глазами залегли круги, но надо же было как-то жить дальше и не поддаваться на шуточки духов. Стоило даже объявить им войну, но до этого самым
главным было не обессилить от голодания и жажды.
        Гребня на столе тоже не оказалось, поэтому волосы пришлось расчесывать пальцами. Это еще полбеды, без расчески Марсель вполне мог обойтись, но вот пропавшие склянки с лучшими красками заставили живописца тяжело вздохнуть. Придется снова наведаться к Камилю и прикупить все необходимое.
        Камиль, скорее всего, удивится, узнав, что художнику так быстро удалось израсходовать целую гору красок, холста, а заодно и переломать предметы первой необходимости, такие, как кисти и мольберты, но вида не покажет. Камилю ведь надо сбывать с рук товар, поэтому он со всеми расторопен и услужлив. Со всеми, кто может до него дойти. Марсель до сих пор не мог понять, откуда могут взяться клиенты в том закутке, вход в который почти никому не виден. На какие доходы, интересно, живет Камиль, если покупатели попросту не имеют возможности до него добраться? Не стоит же он, как зазывала, возле того, невидимого многим проулка, как только почует, что недалеко от него проходят состоятельные клиенты. В его лавке всегда царил беспорядок, и, самое главное, она казалась необитаемой, а земля, на которой она стоит, нехоженой, будто по деревянным половицам и мостовой за порогом почти ни разу не ступала человеческая нога.
        Какие странные мысли. Неужели он снова начал фантазировать, значит, скоро придет вдохновение. Марселю нестерпимо хотелось изобразить Камиля в облике волшебного существа, а потом показать Эдвину и посмеяться вместе. Просто вообразить, что он покупает краски у настоящего эльфа с заостренными ушами и обаятельной, но коварной улыбкой. Нет, скорее не эльфа, а никса. Для эльфа у Камиля слишком яркая, театральная внешность, даже чем-то фальшивая, будто таким привлекательным его сделали не природа, а искусный грим. Если и есть на свете эльфы, то они похожи на Эдвина, а не на Камиля.
        Марсель хотел бы еще нарисовать тех существ, которые обворовывали его ежедневно, но никак не мог застать их врасплох. Они никогда не задерживались дольше, чем на секунду, исчезали, едва успев что-нибудь подхватить, и каждый раз показывались не целиком, а лишь частично, как будто выныривали из темноты их ловкие когтистые лапки, длинные хвосты и большие уродливые головки с красными, горящими, как уголья в печи глазами.
        Это получилась бы страшная картина. «Гости из мглы», Марсель назвал бы ее так, а над всеми этими жуткими созданиями нарисовал бы парящую во мгле прекрасную царицу, которая сама светла и наделена сияющим золотым венцом, но повелевает мглой и всеми, кто обитает во мгле. На картине Марселя она бы парила над всеми этими жуткими тварями, как святая, вознесшаяся над адской бездной, и не важно, что душа ее черна. Марсель хотел изобразить лишь нестерпимо сверкающий образ, а головку, полную злых мыслей окружить нимбом, словно осветить добром. Возможно, тогда и сама царица станет добрее. Ее-то нарисовать он мог, но вот как заставить всех неуловимых ночных гостей позировать ему. Призвать их к порядку было бесполезным делом, значит, и заставить их сидеть смирно, было невозможно. Вот, Эдвин бы, наверное, смог отловить их всех, но он почему-то вел себя по отношению к ним чрезвычайно милостиво. Не то, что наказать, даже изгонять их он не хотел до тех пор, пока они слишком не разойдутся. Странно было наблюдать, как ангел, сидящий на подоконнике и сочиняющий стихи, позволяет демоном за своей спиной проказничать и
хихикать.
        Вообще все, что происходило вокруг, было крайне необычно. До прихода Эдвина в жизни Марселя не происходило ничего из ряда вон выходящего, никаких чудесных путешествий по необитаемым призрачным городам, никаких волшебных сюжетов для картины и ни единого ночного налета нечисти. Разве только загадочная красавица, промелькнувшая в вечерней толпе на площади Рошена. Марсель хотел верить, что это ее, неземную царицу, он видел тогда, всего за каких-то пять минут до своего знакомства с Эдвином. То была памятная ночь. Живописец никак не ожидал, вернувшись в свою каморку, застать настоящее сверхъестественное создание. Но, должно быть, в мире, пусть даже небесном, соблюдалось неукоснительное равновесие. С появлением ангела пришла и рать демонов. Одно божественное создание привело за собой целую стихию обитаемой адской тьмы. Возможно, между светом и тьмой соблюдались условия некого нерасторжимого договора. Добро жило бок о бок со злом. Ангел должен был терпеть проказы демонов и карать их лишь тогда, когда они переступят границу дозволенного.
        Марсель ощутил себя прозревшим, ведь у него открылись глаза на тот мир, который не замечали остальными. Люди возле него оставались близорукими, а он один мог лицезреть крылатых воздушных созданий и тварей, ползающих в ночной тьме. И не важно, что все, увиденное им в этом втором, незримом для прочих мире, оказалось мистическим и страшным. Главное, он узнал достаточно, чтобы обрести веру в существование высших сил.
        Дворец фей, мирно покачивающаяся в темном канале гондола и танцующие цветные огоньки над водой еще могли оказаться всего лишь грезой, но постепенный спуск в недра земли к низам избранного общества был слишком болезненным, чтобы показаться нереальным. Шею до сих пор покалывало от укусов. Поцелуи теней всегда дарили боль и отнимали кровь. В воспоминаниях о теневом обществе чернота смешивалась с яркими, чуть потрескавшимися фресками на стенах, целой чередой чарующих, таинственных образов. Марсель помнил, как тени стали целовать его в шею, и стены, расписанные фресками, закружились перед его глазами красочным хороводом. Если бы только в тот миг с ним был медальон Эдвина, то никто из теней не посмел приблизиться к нему, коснуться его кожи своими бледными, отдающими могильным холодом губами и прокусить кожу. Но медальона с Марселем тогда не было. Он остался лежать в мастерской, поблескивал на столе, и ничья когтистая лапка тогда еще не тянулась к нему. Демоны ополчились на живописца позже, когда их дружба с Эдвином возросла и укрепилась.
        Марсель помнил, как Эдвин разговаривал с кем-то у теней. На один миг до него долетели обрывки разговора, тихие и смутные, будто в полусне. Эдвин назвал собеседника Кловисом и ответил на какой-то вопрос, которого Марсель расслышать не смог «никогда не надейся». А потом Кловис спросил:
        - Неужели ты казнишь Бланку…во второй раз?
        И Эдвин ответил:
        - Нет, не ее, а ту предательницу, которая ввела ее в ваше общество. Если Бланка не хочет быть лишней, то для нее нужно освободить место. Помнишь, вас должно быть на перечет, ни одного лишнего, занято могут быть лишь то число мест, которое я назвал.
        - Первоначальное число?
        - Прибавь сюда любых троих, которых я разрешаю выбрать вам за три столетия. Век еще не прошел, а вы уже привели новенькую. Та, которая нашла ее, уступит ей свое место. Я не хочу, чтобы среди вас возникали лишние.
        - Потому что наша сила растет?
        - Потому что многие могут стать единомышленниками Шарло и счесть любую милость проявлением моей слабости. Позови Вирджинию!
        Голос Эдвина становился все более отдаленным, но Марсель видел, как в бледной ладони ангела, откуда ни возьмись, появился острый стилет.
        Медленно, как загипнотизированная откуда-то из темноты вышла женщина, такая же темноволосая и изящная, как все тени. Только волосы у нее были растрепаны, а не уложены в элегантную прическу, как у всех остальных дам. Вирджиния двигалась к двум господам, стоящим в углу, неуверенно, как мотылек, летящий на пламя. Может, это нестерпимое сияние, исходившее от лиц Эдвина и Кловиса, слепило ее. Они стояли во тьме, златокудрый кавалер и грустный таинственный брюнет, похожие на ангела и демона.
        Вирджиния заламывала руки, ее губы двигались в безмолвной мольбе, но слов с них не срывалось. Она сильно боялась, но вот только кого? Кловиса или Эдвина?
        Марсель уже проваливался в обморок и мало что мог понять, только голос Эдвина, донесшийся откуда-то издалека, вдруг стал хорошо различим.
        - Смотри, как я поступаю с предателями! - произнес Эдвин.
        Приговоренная упала перед ним на колени, но он даже не сделал попытки помочь ей подняться. Таким хладнокровным и неумолимым Марсель еще никогда его не видел. Эдвин секунду играл со стилетом, наблюдая, как свет свеч дробится и преломляется в остро отточенном лезвии, а потом надрезал себе запястье и приблизил кровоточащую ранку к губам Вирджинии. Она жадно приникла к порезу всего лишь на миг, достаточный срок для того, чтобы сделать небольшой глоток, а потом медленно, шатаясь, поднялась и отошла в сторону, к той самой стене, где в высоте под куполом потолка манила и очаровывала взгляд фреска с изображением царицы, попирающей дракона.
        Вирджиния подняла руку, чтобы вытереть кровь с губ, и на ее ладони остался ожог. Что же это сон или воспоминание? Марсель помнил, как женщина покрылась ожогами, которые появлялись откуда-то извне, будто кровь воспламенялась внутри нее. А потом она сгорела заживо, не потому что задела и опрокинула на себя одну из свечей, огонь опять вышел откуда-то изнутри, из каждой поры ее кожи, из ноздрей и рта. Платье вспыхнуло, как хорошо просмоленный факел, воспламенились длинные пряди. Огонь не пощадил и ее идеального, будто сделанного лучшим ваятелем из алебастра лица. А тени стояли кругом и равнодушно наблюдали за тем, как живая дама обращается в пепел, а огонь затихает и гаснет на мраморных плитах так, будто его не было вообще. Наблюдая жуткую пантомиму, тени молчали, и было что-то страшное в их молчании.
        Эдвин, ты карающий ангел, хотел тогда крикнуть Марсель, и только ему одному ведомо, за какие злодеяния можно покарать такое совершенное существо, каким была эта дама. Только бессилие от потери крови и наступающий сон не давали ему закричать. Он был уверен, что это кровь Эдвина воспламенилась внутри вен Вирджинии и сожгла ее, но гнал прочь от себя эти воспоминания. Ему ли ввязываться в распри между ангелами и злыми духами. Эдвин во всем разберется сам. Что бы он не сделал, каждый его поступок будет правильным.
        Марсель аккуратно ощупал шею. Медальон, слава богу, был на месте. Его демоны еще не успели утащить, потому что перед сном Марсель застегивал сорочку и камзол на все пуговицы, и клал руку на грудь в том месте, где нагревался и чуть пульсировал, как второе сердце, покрытый рунами золотой овал. Вскоре лицо, изображенное на портретике внутри крошечного овального футляра, обратится непрекращающимся наваждением, и медальон станет не вторым, а единственным сердцем Марселя. Он будет давать живописцу энергию для труда и волю к жизни, к борьбе с легионом тьмы, врывающимся с наступлением ночи в его жилище.
        Медальон согревал его, и даже холод, врывающийся в приоткрытое окно вместе со снегом, был не так ощутим. Стоило только прикоснуться и провести пальцами по изящной гравировке на золотой крышечке медальона, как целая паутина отдаленных спутанных звуков начинала приобретать смысл и множество раздельных значений.
        Сначала Марселю почудилось, что он слышит разборчивые человеческие голоса прямо у себя на карнизе под окном, но спустя мгновение понял, что это всего лишь чириканье воробьев. Как удивительно! Ведь иногда с неразборчивым птичьим щебетом чередовались понятные слова и целые фразы.
        - Ночью они опять прилетят, нужно искать другое укрытие на отдаленных крышах. Этот дом они слишком часто жалуют своим появлением!
        Марсель услышал взволнованный, тревожный ропот, а потом снова только чириканье. Он поспешно убрал пальцы с крышки медальона, но подумал и решил прикоснуться к чудесной вещице еще раз. Только он погладил резьбу, как ворчание сороки, свившей гнездо где-то на крыше, стало ему понятно. Он не мог точно сказать, что слышит человеческие слова или просто щебет, но услышанное он сам мог бы изложить в одной фразе:
        - Эти наглецы опять утащили из гнезда, все, что я натаскала. Как же им не стыдно!
        Марсель догадывался, что и первая, и вторая жалоба были адресованы тем же неуловимым воришкам, которые обчищали его собственную мастерскую. Но как признаться самому себе в том, что ты можешь понять, о чем говорят птицы. Разве это не полное сумасшествие. Если бы при Марселе не было волшебной вещицы, то он бы так и подумал, но медальон был при нем, а вместе с медальоном и его чудесная сила.
        Юноша быстро привел себя в порядок, подхватил с крючка чудом сохранившуюся после очередного налета ветхую накидку и выбежал на улицу. Холодное зимнее утро показалось ему самым необычайным в его жизни. Он видел птиц в небе и мог понять, о чем они щебечут, смотрел на дорогу под ногами и был в силах угадать, кто проходил по ней сегодня ночью и совсем давно.
        Марсель приложил руку к стене какого-то здания, и целая череда смутных, мелькающих образов и целых отдельных сцен заполнила его разум. Он, как будто смотрел представление в театре, которое разыгрывается для него одного.
        Рука соскользнула с фасада, и образы исчезли, но стоило коснуться других стен или даже водосточных желобов, и картинки мелькали снова, каждый раз новые, с множеством лиц и событий. Марселю казалось, что всему этому изобилию невозможно уложиться в одной голове. Каким-то чудом внутри художника открылся другой, не имеющий ничего общего с живописью талант. Стоило только коснуться чьей-то стены, и Марсель мог сказать, что происходило в этом доме с тех пор, как он построен, и кто построил его. Только самые мрачные здания вызывали у Марселя страх, потому что перед ними в его сознании возникал образ коварного и несчастного теневого зодчего, который теперь служил императору всех нечистых сил.
        В этих строениях веками происходило что-то страшное, и Марсель старался сторониться их. Один раз он отшатнулся от такого дома и чуть не сбил с ног очень некстати оказавшегося рядом прохожего.
        - Что испугался? - каркнул кто-то прямо в ухо Марселю, но не прохожий, говорил кто-то другой. Упавший встал и пошел дальше, ругаясь по дороге, а тот, кто сказал наглую фразу, все еще находился за спиной Марселя. Юноша обернулся и, к своему удивлению, увидел всего лишь ворону, парившую возле чьего-то окна и нагло уставившуюся прямо на него.
        Очевидно, лицо его выдавало предсказанный испуг, потому что ворона удовлетворенно и еще более нагло, чем в первый раз, каркнула.
        - Еще не так испугаешься, если будешь общаться с нашим императором, - смог понять Марсель в ее карканье.
        - Он спалит тебя в огне, как и твоих родителей, - каркнула черная летучая дрянь напоследок и быстро пролетела над головой Марселя, задев его крылом.
        Воронье, притаившееся на самой высокой крыше, тоже нахально раскаркалось, будто высмеивая пугливого паренька. Самым обидным было то, что Марсель понимал, они хихикают над ним и отлично знают, что он воспринимает их язык, как родной. Птичий язык. Марселю и во сне такого бы не приснилось.
        Даже во время обеда, когда сидел у окна харчевни, Марсель разбирал обрывки разговора в трелях птичек, подбирающих крошки во дворе.
        Нести еду домой было бесполезно. Все равно духи прилетят ночью, и все растаскают, поэтому Марсель вернулся с пустыми руками. Возможно, это постоянное недосыпание сыграло с ним такую дурную шутку. Надо было бы заснуть и выспаться, а когда он проснется, то непрекращающиеся разговоры птиц станут для него прежним неразборчивым гомоном.
        После работы и долгих прогулок Марсель засыпал очень быстро. Вот и сейчас стоило ему коснуться головой подушки, и он уснул, а когда проснулся, за окном была уже ночь, и слышался легкий шелест крыл.
        - Эдвин! - Марсель надеялся, что он либо вот-вот появится, либо прилетит очень скоро, но Эдвин уже был здесь, и зеркало на столике отражало его безупречный профиль, фигурные очертания крыл и изящные тонкие пальцы, медленно перелистывающие альбом с набросками.
        - Ты рисуешь все лучше, - небрежно заметил Эдвин, будто так и должно было быть. Это само собой разумеется, что Марсель становится еще более талантлив от общения с ангелом.
        - Я рисую для тебя, - ответил художник так, будто одна эта фраза объяснила все.
        - Ты чувствуешь себя одиноким? - вдруг спросил Эдвин.
        К чему такой вопрос? Что такое одиночество, если ты каждую минуту своей жизни ждешь появления неземного, прекрасного и бесконечно любимого создания?
        - Ты не должен спрашивать меня об этом, - только и смог прошептать Марсель.
        - Не должен, - согласно кивнул Эдвин. - Но иногда мне кажется, что те чудесные создания, которых ты рисуешь, это твои единственные друзья, и мне нестерпимо хочется, чтобы ты занял достойное тебя место в их обществе.
        - Не говори так, Эдвин. Я их недостоин.
        - Еще, как достоин, - вполне серьезно заявил Эдвин и неуловимо быстро очутился возле Марселя, присел на стул, который сам собой пододвинулся к кровати, будто мог двигать гнутыми ножками, как живое существо лапками.
        - Ты ведь хочешь попасть к ним?
        - Не знаю, Эдвин, - Марсель сел в кровати, поправил кафтан и с преувеличенным внимание начал рассматривать ногти, лишь бы только не встречаться с ослепительным сиянием голубых глаз, которые заглядывали ему в душу и могли прочесть каждую его мысль.
        - Ты хочешь чего-нибудь вообще? Хочешь оказаться в изысканной компании, там, где тебя поймут и оценят?
        Как заманчиво звучали эти слова. Только их было достаточно, чтобы испытать счастье. Но вот только как признаться Эдвину, что, кроме него, никакое другое общество не может стать для Марселя изысканным или соблазнительным.
        - Я не привык к шумной компании, - только и вымолвил Марсель.
        - А к чему ты привык? Был у тебя кто-то, кроме приятелей, сбежавших от тебя при первых слухах об опасности?
        - Были родители, братья и сестры, - Марсель поежился, вспоминая ту страшную ночь и огонь. - Еще была двоюродная родня. Все они жили в деревне, из которой я уехал, как только смог.
        - Ты чего-то не договариваешь, - холодные тонкие пальцы Эдвина подняли за подбородок его лицо, сияющие и таинственные голубые глаза встретились с открытыми фиалковыми.
        - Скажи, что тебя мучает, - настаивал Эдвин.
        - Огонь! - признался Марсель, этим одним словом можно было описать все. - Ночь огня - это весь мой страх. Я приехал навестить своих родных, а увидел только огромную огненную волну, накрывшую все селение. Все, кого я любил, погибли в том пожаре. Ты представляешь, Эдвин, они сгорели заживо.
        Эдвин кивнул и почему-то потупился.
        - Многие сгорают в огне, - тихо и чуть печально произнес он. - Я прихожу за их душами, но не знаю их имен.
        - А ты знаешь, правдивы ли слухи о дьяволе, который поджигает целые города. Есть ли на самом деле тот огнедышащий золотой дракон, которого поминает молва каждый раз, когда где-нибудь происходит пожар.
        - Но каждый ли пожар произошел по его вине? - Эдвин сжал пальцы в кулаки так, будто разозлился. - Люди поминают нечисть каждый раз, когда что-то идет не так, но это еще не значит, что в чем-то виноваты слуги царицы, а не их собственная нерадивость.
        - Значит, дракон существует? - перебил Марсель.
        - А ты хочешь его увидеть? Или ему отомстить?
        - Эдвин, я только спросил…Извини, - услышав в голосе друга гневную ноту, Марсель ощутил себя виноватым. Нельзя же болтать так много лишнего и раздражать собеседника. Наверное, Эдвин не имеет права открыть ему правды.
        - И, тем не менее, я все тебе скажу, - Эдвин прочел его мысли и чуть заметно улыбнулся. - Он существует, и он очень опасен. Он близко, гораздо ближе к тебе, чем ты думаешь, потому что твой талант горит, как звезда, и пленяет его, как и всех сверхъестественных созданий. Только благодаря своей одаренности, ты жив до сих пор, а не лежишь в пепле, как твои предки и сородичи.
        - А этот дракон, он действительно золотой, как и говорят? - Марсель стеснялся приставать с расспросами, но удержаться не мог.
        - Золотой, как те крылья, которые ты рисовал уже не раз, - подтвердил Эдвин.
        - Я боюсь нарисовать что-то, что придется тебе не по вкусу.
        - Но то, что ты уже для меня сотворил, было сделано прекрасно.
        - А если бы я передал на холсте что-то такое же страшное, как тот ночной пожар, который я случайно увидел.
        - Тебе бы и это удалось замечательно, - ответил Эдвин и почему-то задумался.
        - Мне не хотелось бы работать во вред…Та ночь была ужасной. Если бы ты только видел…
        - Я видел многое и похуже, - уверенно возразил Эдвин, хотя Марселю было сложно себе такое представить.
        - Да, наверное, - все-таки кивнул он и только сейчас ощутил, как же все-таки комфортно становится в мансарде, если рядом есть друг, но нет демонических существ.
        - А ты мог бы нарисовать дракона? - вдруг спросил Эдвин.
        - Я мог бы постараться, - пальцы Марселя взволнованно сжались, будто в поисках кисти.
        - И ты не боишься, что дракон накажет тебя за излишнюю вольность? - с чуть озорной усмешкой поинтересовался Эдвин.
        - Но ведь ты меня защитишь? - Марсель доверчиво посмотрел на друга, улыбнулся, ожидая ответной улыбки, но Эдвин был печален.
        - Не сомневайся, - после минутного молчания ответил он. - За тебя я готов бороться со всеми демонами. Даже если мне придется защитить тебя от себя самого, будь уверен, я найду способ это сделать.
        Возможно, Марселю только показалось, что пальцы Эдвина, сжавшиеся в кулак, удлинились, а ногти, вонзившиеся в ладонь, стали золотыми когтями. Все это лишь фантазия или игра света и тени.
        - Я чувствую, что могу погибнуть, сгореть в огне, который сам же призываю, рисуя эти картины, - чистосердечно признался Марсель, ведь Эдвину он мог сказать обо всем и не бояться, что не встретит понимания.
        - Даже если ты погибнешь, память о тебе и о твоем таланте проживет со мной до конца вечности, - тихо ответил Эдвин.
        Марсель ощутил дуновение от взмаха крыльев на своем лице, а потом легкое прикосновение ледяных губ к своему лбу, чудесный, почти неощутимый поцелуй ангела-хранителя. Эдвин, как будто, давал свое благословение и на труд Марселя, и на его гибель.
        - Вечность ничто перед любовью, - сам не зная для чего, заметил Марсель.
        - И в этом ты прав, - кивнул Эдвин.
        Он подошел к окну, и его крылья вспыхнули золотой каймой на фоне тьмы.
        - Любовь влечет нас через опасность к смерти, и мы готовы отдать вечность ради этой любви, - произнес он, смотря вниз на занесенные снегом дороги и крохотные огоньки множества окон.
        - Ты все еще ищешь кого-то? - осмелев, спросил Марсель.
        - И буду искать всю вечность, - подтвердил Эдвин. - Возможно, и дракон сжигает все селения на своем пути, потому что ищет одну-единственную крепость, которая воспротивится его огню. Возможно, он тоже влюблен.
        - Тебе лучше знать, - Марселю такое предположение показалось невероятным, но откуда он мог знать наверняка.
        - Потому что я всеведущ? - с усмешкой переспросил Эдвин.
        - Потому что ты это ты и ошибиться не можешь, - Марсель смутился и покраснел от собственных слов, но Эдвин только кивнул.
        - Ты даже представить себе не можешь, насколько близок к истине, - сказал он и тихо добавил. - Увы, слишком близок…
        Так говорят только те, которые хотят убрать опасного соглядатая, но, когда Эдвин был рядом, Марсель не мог поверить, что в его прекрасной златокудрой голове может найтись место для злых умыслов.
        - Поехали со мной в Виньену, - снова предложил Эдвин. - Там улицы постоянно полны народа, там ночные празднества и вечно бодрствующие стражи порядка, там ты будешь в безопасности.
        - А здесь я в опасности? - Марсель, конечно, помнил, что неоднократно остался обворованным, но пока что демоны интересовались только его имуществом и не причинили телесных увечий ему самому, хотя жестокая расправа могла быть еще впереди.
        - В стране, где инквизиция получила неограниченную власть, ни один человек не может быть в безопасности. Взгляни, башня Августина возвышается над Рошеном, как черная корона. Это ли не символ того, что каждый человек, поселившийся в городе, становится игрушкой в его руках. Кроме соратников Августина, кругом больше не осталось ни одного бандита, всех поглотили костры. Проходя по этим улицам, больше уже можно не страшиться, что тебя догонит выкрик «кошелек или жизнь», зато более страшная сокрушающая сила найдет тебя, даже если ты спрячешься в самом глубоком тайнике. Город, величием которого я так восхищался много лет назад, теперь медленно, но верно подпадает под власть темной силы. У Августина светлый лик, но душа его отдана тьме, в Рошене прекрасные беломраморные дворцы, но на их крышах и карнизах гнездятся демоны. Между каждым рядом кариатид я так часто стал замечать ее слуг…
        - Слуг царицы?
        Эдвин кивнул.
        - Они живут во мгле и всего на краткий миг выходят из нее, чтобы причинить кому-то вред. Я не хочу, чтобы следующим объектом их издевательств стал ты.
        - Следующим? - переспросил Марсель. - А кто же был предыдущим? Кто-то из твоих подопечных?
        Эдвин невесело усмехнулся. Было видно, что на этот вопрос отвечать он не станет ни за что. Он только едва слышно что-то прошептал. Марсель скорее догадался по движениям его губ, чем услышал слова:
        - Крестообразная рана! Эти твари даже проклятого сумели пометить крестом, так как же тогда они смогут поступить с простым смертным.
        Марсель сделал резкое движение, чтобы подняться с кровати и услышал, как протяжно звякнула на шее, под воротником, цепочка медальона. Золотой кружок вздрогнул и перевернулся у него на груди.
        - А знаешь, Эдвин, я обнаружил в себе скрытый талант, - честно признался Марсель, будто ученик, ожидающий похвалу за удачно усвоенный урок. Только вот Марсель не мог вспомнить, чтобы кто-либо когда-нибудь пытался обучить его чародейству.
        Эдвин посмотрел на него то ли с недоверием, то ли с легким сожалением.
        - Это - правда! - попробовал настоять Марсель, подозревая, что друг ему не верит, но Эдвин только согласно кивнул.
        - Я знаю, - пояснил он. - Знаю и оставляю твой новый дар тебе. Слушай язык птиц, живописец и разговоры людей, которые находятся вдали от тебя, запоминай историю каждого дома, к стене которого прикоснешься. Считай, что я сделал тебе щедрый подарок. Ты не учился ни по одной колдовской книге и, тем не менее, стал почти что волшебником.
        Вот бы снова услышать птичьи трели за окном и понять, о чем беседуют птицы, тогда Марсель смог бы удостовериться, что все это не сон и не иллюзия, но ночью пения птиц было не слышно. Разве только совы бодрствовали в такой час, но где найдешь сову или филина в Рошене. Это же огромный населенный людьми город, а не дремучий лес.
        - В моей тайной лаборатории есть сова, но, о чем она говорит, могу понять только я и никакой другой волшебник, - как бы между прочим заявил Эдвин.
        - Скажи, что все это только сон? - взмолился Марсель, у него голова шла кругом от всех этих чудесных преображений самых обычных зданий и звуков человеческой речи там, где она не должна была бы звучать.
        - Когда со мной впервые начало происходить то же, что и с тобой, я тоже молился о пробуждении, но волшебство оказалось не сном. Сон бы кончился и забылся, а воспоминания о первых минутах колдовства и перевоплощений останутся со мной до конца времен.
        Волшебство! Марселю вспомнился ночной вояж по пустынному темному городу, мирное покачивание ревербера, шорох крыльев невидимых существ. Вот бы снова пуститься с Эдвином в ночное путешествие, которое не кончится никогда. Экипаж бы вечно мчался по почти что необитаемым городам, а за окнами быстро мелькали фасады темных дворцов, фантастические крылатые тени и редкие прохожие в карнавальных костюмах. Как же сильно та поездка напоминала сказочный сон.
        - То был город духов, - пояснил Эдвин. - Каждый, кто войдет в городские ворота, может бродить по нему целый час, но если до конца отведенного срока не найдет выхода, то останется там навсегда. Кстати, выход-то как раз найти практически невозможно, но тебе повезло, ты был не один, а со мной. Остерегайся заходить в такие подозрительные места в одиночестве, иначе можешь застрять там на всю вечность.
        - А что за пустошь лежала перед городскими воротами?
        - Земля, некогда пораженная чумой, теперь ездить по ней уже не так опасно, как раньше.
        - А как назывался другой город за мостом, куда потом свернул наш экипаж?
        - Я называю его безымянным городом, возможно, другого названия он не носил никогда. Ты помнишь карлика, сидевшего меж медных изваяний на парапете моста? Один раз в году он проводит в город каждого желающего и указывает путь в недра земли, туда, где обучаются и проходят практику все чернокнижники. Только вот в последние тяжелые времена дойти до моста удавалось не всем, потому что, благодаря неусыпному бдению одного моего завистливого знакомого, возможность попасть в маги тоже стала своего рода дефицитом, - Эдвин усмехнулся собственной шутке и, словно для одного себя, произнес. - Винсент боится появления конкурентов больше, чем собственной смерти, только вот он просчитался, настоящие его соперники к школе чернокнижия и близко не подходили, один - живописец, второй - церковник, и любому из них я готов отдать его далеко не последнее место в волшебной империи.
        - Империя? Это то место, куда ты меня отвозил и куда приехать во второй раз, наверное, невозможно вообще.
        - Все возможно, если я буду тебя сопровождать, - Эдвин едва заметно улыбнулся, будто был крайне рад тому, что может запросто исполнить желание своего подопечного.
        - Возможно, даже эти твари отстанут от меня, если ты все время будешь рядом, - Марсель окинул унылым взглядом довольно сильно опустевшую мастерскую.
        - А они накинулись на тебя, как саранча, - Эдвин тоже заметил, что даже самые необходимые вещи куда-то исчезли, и сокрушенно покачал головой. - Я и не подозревал, что всего за одну ночь из просто наглых существ они превратятся в абсолютно бессовестных.
        От внимания Эдвина, кажется, не ускользнула ни одна пропавшая вещь. Он с первого взгляда точно запоминал, что где лежит, и, теперь обозрев пустое пространство, в мгновение ока подсчитал, что здесь не хватает большей части имущества жильца.
        - Да, ладно, пусть оставят себе на радость все, что успели забрать, - Марсель испугался, что Эдвин может отобрать все украденное назад и непременно кого-то этим обидеть. - Пусть считают, что я им все это уступил.
        В этот самый миг за окном кто-то недовольно и обиженно фыркнул. Такие сердечные пожелания, явно, не приносили проказникам желанного веселья. Вот если бы Марсель стал ругаться и слать проклятия в их адрес, они могли бы от души позлорадствовать и посмеяться, но хихикать над почти что блаженным им, очевидно, представлялось совсем неинтересным.
        - Жаль только, что они утащили мой единственный камзол, - Марсель с сожалением вздохнул, вспоминая уже не новую и поношенную, но украшенную изящной вышивкой вещь, которую он надевал лишь по праздникам.
        - Не представляю, зачем им понадобилась моя одежда, ведь они же не могут ее носить.
        - Думаю, им было приятно просто разорвать ее на лоскутки. Им хочется все крушить, ломать или красть и делить на равные части. Ты не боишься, что в следующий раз вместо одежды они попробуют разодрать твое лицо?
        - Не пугай меня, Эдвин, - Марсель настороженно взглянул в зеркало, а вдруг именно сейчас оттуда вынырнет когтистая лапа и царапнет его по щеке. Ведь один раз какое-то существо подобралось к его подушке, пока он спал, и расцарапало бы ему лоб, если б он своевременно не увернулся. Зато от подушки остались одни клочья и перья.
        - Пошли со мной! Нельзя же вечно уповать на благородство демонов, - Эдвин легко вскочил на подоконник и протянул художнику руку. Он звал за собой, но куда, в поднебесную высь или к тем острым камням под подоконником, на которых, по словам призрачной красавицы, должна была оборваться жизнь Марселя. Не важно. Куда бы Эдвин не позвал его, Марсель готов был туда пойти. Он сделал шаг к распахнутому окну, но потом все же помедлил.
        - А как же мои картины? - неуверенно спросил Марсель.
        - Те, кого я пошлю, явятся за ними раньше, чем твои постоянные воришки, - рассмеялся Эдвин.
        - И куда же мы пойдем…или полетим? - робко поинтересовался Марсель, вкладывая свою руку в мерцающую ладонь ангела.
        - Куда? - Эдвин рассеянно пожал плечами. - Разве это важно? Главное, подальше отсюда и от всех, кто здесь обитает.
        - Да, ты прав…конечно же, прав, - неуверенно бормотал Марсель, чтобы отогнать от себя страх перед будущим и перед тем, что ждет его вдали от привычного обжитого места. Где они с Эдвином очутятся уже через час? В какой-нибудь сказочной стране или в одной из величайших столиц мира? Не все ли равно? Главное, идти за Эдвином, а куда не важно, потому что всюду, где бы не появился этот ангел, мир становится другим.
        Огненная ночь
        Батист
        Виньена! Столица, равных которой я не видел до сих пор. Вряд ли даже духи, спящие на страницах моей книги, смогли бы описать мне более величественное и роскошное место. Еще издали неприступные городские стены привлекли мое внимание. Сторожевые башенки, шахматные зубцы стен и далекие, вырисовывающиеся на фоне неба шпили, как будто собирали на себе весь солнечный свет.
        Если бы каждый город казался мне таким же светлым и гостеприимным. По дороге в Виньену никто не тревожил меня. Призрак Даниэллы, как будто, отстал от меня, затерялся где-то среди лесных зарослей и болот. Во всяком случае, одному мне слышимых шагов за спиной больше не раздавалось. Даже перешептывание духов в дорожной суме, рядом с книгой, затихло, словно я внес их не в город, а в святилище, в котором они вынуждены были соблюдать почтительное молчание.
        Я уже заранее знал, куда направлюсь в первую очередь, на главную площадь, чтобы посмотреть на королевский дворец, а потом подыщу постоялый двор получше или даже попытаюсь найти дом, выставленный на продажу. Мне бы очень хотелось купить дом в Виньене и зажить по-новому, забыть о страшном прошлом и выкинуть книгу, вместе с ее злыми духами, искушающими меня, но последнего сделать я не мог, поэтому стоило ограничиться всего лишь покупкой дома. Средств для этого в моем заколдованном кошельке было хоть отбавляй. Монеты сыпались из него через край и заманчиво позвякивали в кармане.
        Я уже приготовился ускорить шаг, чтобы побыстрее добраться до места, но стражник у ворот задержал меня, не выставил вперед алебарду, а просто схватил за локоть и подозрительно осмотрел, но у меня все равно что-то внутри оборвалось. Неужели здесь, в Виньене, в отличие от Рошена, каждый может узнать в лицо чернокнижника. Безрадостная перспектива судилища и костра вмиг промелькнула перед глазами. Тяжесть стальной рукавицы, сжавшейся на моем локте, стала практически нестерпимой, но стражник вдруг отпустил меня и обратился к своему напарнику:
        - Еще один попрошайка прослышал о гостеприимстве его величества.
        - Только не прогоняй его, - предупредил сослуживец. - Иначе, неведомо каким путем, но через день король обо всем узнает и прогонит с места службы нас самих. Какая тебе разница, сколько еще нахлебников заявится к правителю, все равно его золотой запас неистощим.
        Стражники переговаривались хрипло, вполголоса, но я отлично различал каждое слово, а духи в моей сумке чуть слышно посмеивались, так, что мне пришлось изо всех сил тряхануть свой баул, чтобы заставить их замолчать. Тот стражник, что задержал меня, очевидно, решил, что такие резкие движения могут быть признаком того, что путнику не дают покоя блохи, и поспешно отстранился.
        - Зайди в таверну «Королевский олень», - то ли предложил, то ли скомандовал он, обращаясь ко мне.
        - Зачем? - изумился я.
        - Король велел бесплатно кормить всех неимущих приезжих, - незамедлительно последовал далеко не любезный ответ, и та же самая латная рукавица подтолкнула меня вперед, а потом чуть в сторону, чтобы я не попал под колеса экипажей, въезжающих в распахнутые ворота.
        Мне было очень неловко, что я принят за оборванца, но какого приема я еще мог ожидать после ночи скитаний. Одежда на мне была потрепана и местами разорвана, сапоги до колен заляпаны грязью, да еще и полупустая сумка свободно болталась за плечом наподобие мешка.
        - Сверни влево, - указал мне все тот же стражник. Очевидно, я должен был идти в этом направлении, чтобы попасть в ту самую благотворительную таверну.
        - Я все-таки не пойду, - собрав остатки достоинства, заявил я.
        - Тогда купи еду сам! - прямо в ладони мне полетел крупный полновесный червонец, и я успел подхватить его за секунду до того, как какая-то когтистая лапка вынырнула из моей сумки, должно быть, для того, чтобы оказать мне услугу и поймать монету за меня. Возможно, это была та самая лапа, которая недавно нацарапала на моей спине все эти странные символы и буквы. Царапины не зажили до сих пор и напоминали о себе каждый раз, когда ткань камзола или ремешок от сумки плотно прилегали к спине.
        Про такого великодушного короля, как тот, который правил в Виньене, мне еще слышать не приходилось. Я сунул в уже набитые монетами карманы еще и полученный в дар червонец, не потому, что нуждался в нем, а потому, что это все-таки был подарок того неизвестного, но внимательного ко всем приезжим правителя, которого я, возможно, ни разу не увижу за прочными стенами дворца, но о котором всегда буду помнить. А червонец сохраню, как сувенир.
        - А говорят, что молодой король - демон, - произнес вдруг кто-то, стоящий за углом, в тени. Яркий солнечный луч на миг ослепил меня и не дал рассмотреть этого человека, а когда я через секунду прозрел и глянул в ту сторону, где он стоял, то уже никого не увидел.
        В моей сумке кто-то заворошился и то ли громко чихнул, то ли хихикнул. Хотя я отлично знал, что никакого живого существа среди моей скудной поклажи нет, а все-таки проверил, не развязался ли узел и не запрыгнул ли в сумку какой-нибудь зверек.
        Виньена - светлый город. В нем демоны не смогут больше преследовать меня, повторял я про себя вновь и вновь. Только убедить себя в этом до конца мне не удавалось. Даже в погожий день нехорошие предчувствия довлели надо мной, как сгусток тьмы. Я часто оборачивался через плечо, чтобы проверить, не ползет ли за мной по стене изящная и зловещая тень Даниэллы. Небо также часто приковывало мой взгляд. Я опасался, что меж покатыми крышами домов вдруг потемнеет ослепительно лазурный клочок небес, и на город опустится тень дракона.
        Голова разболелась даже сильнее, чем плечо, натертое ремнем сумки до красноты. От непосильной тяжелой ноши у меня уже давно болела спина. Легко ли тащить на своих плечах книгу, в которой, наверное, засел целый легион демонов.
        Я присел на каменной скамье у фонтана, уронил лицо в ладони и зашептал горячо, как молитву, что хочу разом избавиться от всех своих проблем, хочу утопить в глубоком колодце свою колдовскую книгу и, возможно, утопиться сам. Какой-то прохожий случайно услышал мои причитания, задержался и, в конце концов, решил присесть рядом. Наверное, решил, что такую заблудшую душу, как я, опасно оставлять в одиночестве, да к тому же рядом с бьющим потоком фонтана, иначе, действительно, к вечеру начнется переполох из-за того, что кто-то обнаружит утопленника.
        - Если ты считаешь, что жизнь поступила с тобой несправедливо, обратись к королю, - предложил человек, на которого я глянул только мельком.
        - К королю, - я быстро оглядел свой оборванный камзол и чуть не расхохотался прямо в лицо доброхоту. Да, понимает ли он, о чем говорит. В таком виде меня и близко не подпустят к дворцу. К тому же, кто я такой, чтобы сам правитель обратил на меня внимание и снизошел до моих жалоб.
        - Вы считаете, что обращение к его величеству решит все мои трудности? - я чуть ли откровенно не издевался над собеседником. Да если я буду настаивать на аудиенции, то меня, скорее всего, кинут за решетку, а от пребывания в тюрьме проблем у меня не уменьшится, а только прибавится. Конечно, если бы мой собеседник был разодетым вельможей, то я бы решил, что он приближен ко двору и может похлопотать за меня, но ни роскошным костюмом, ни изящностью манер он не отличался, просто какой-то пожилой военный или моряк, или завсегдатай кабаков, непрестанно набивающий табаком свою трубку. Шел бы он куда-нибудь подальше со своими бредовыми идеями.
        - Разве вас самого когда-нибудь подпускали близко к дворцу? - резко спросил я только для того, чтобы поскорее от него отвязаться. Если мой вопрос смутит его, то он просто уйдет. Когда человеку нечего сказать, то и продолжать разговор бессмысленно.
        - Все нуждающиеся стекаются к черному входу королевского дворца, - вполне уверенно заявил он. - Спроси у любого, сынок, было ли ему отказано в помощи?
        - У любого? - я нервно огляделся по сторонам. - То есть король выслушивает всех лично.
        - Нет, с прошениями обращаются к канцлеру или кому-то из советников, а потом король лично решает, как поступить.
        - О, ну тогда есть вероятность, что до короля мое прошение может и не дойти. К какому-то попрошайке столь высокопоставленные чиновники могут отнестись спустя рукава.
        - Они бы и отнеслись, но… - собеседник нагнулся поближе ко мне, будто опасался, что нас могут подслушать, хотя рядом никто не стоял, и заговорщически начал шептал. - Никто не знает, каким образом, но король обо все узнает, так, словно у него повсюду есть глаза и уши. Стоит только, кому провиниться, и как бы провинившийся не выслужился до этого при дворе, а все равно будет наказан за нерадивость. Поговаривают, что все, кто живут во дворце, поближе к королю, не только уважают его, но и боятся. Только вот почему…
        - Уважение зиждется на страхе, - перебил я, вспоминая про Эдвина. Вот уж кому кланяются все демоны только потому, что он даже им сумел внушить страх.
        - Как бы то ни было, наш правитель всеведущ. Рассказывают, что любой, кто стоит рядом с ним, не может скрыть от него своих мыслей. Так он вычисляет предателей и вознаграждает праведников. Его всевидящий взгляд проникает в душу собеседнику и узнает обо всем: об измене, о заговоре, о чьей-то нужде или обиде. Король всем старается помочь, но предателей и обманщиков жестоко карает. Если тебе нечего бояться и нечего скрывать, то иди к нему, и он спасет тебя даже из когтей самого дьявола, если ты с ним успел заключить договор.
        - Перестаньте нести вздор, - я, как безумный, вскочил со скамьи, подхватил свою сумку и расталкивая прохожих скорее понесся прочь, будто таким образом пытался спастись от своей злой судьбы и от всевидящего взгляда короля, который не выходит из своей резиденции и, тем не менее, все обо всех знает. Конечно, советчик ничего дурного не имел в виду, он-то не провидец и не мог заметить, что я гнусь под тяжестью колдовской ноши. Говоря о договоре с нечистой силой, он всего лишь употребил избитую метафору, но меня его замечание задело за живое. Я-то на самом деле продал свою душу, как и все мои предки, как моя прекрасная и несчастная сестра. Я был в когтях у дьявола, который ночью явился в поместье и прикинулся моим наставником, а теперь я боялся попасться в когти к дракону.
        Покрепче ухватив свою ношу, я проталкивался по запруженной народом торговой площади, потом завернул в какой-то безлюдный проулок, прижался затылком к стене и снова стал шепотом клясть путь судьбы, приведший меня к тайнам колдовства. Я не ожидал, что и на этот раз заинтересую кого-то из горожан. Не прошло и секунды, как сухая рука какой-то старухи вцепилась мне в запястье, и скрипучий неприятный голос повторил уже услышанный мною однажды совет:
        - Обратись за помощью к королю, мой мальчик. Он тебя выручит.
        - Спасибо, - без особых признаков благодарности за такую подсказку пробормотал я в ответ и поспешил прочь. Не хватало еще того, чтобы вокруг меня собралась целая толпа облагодетельствованных королем людей, и все наперебой стали бы уговаривать меня искать помощи и поддержки в королевской резиденции.
        Каким же добрым и выносливым должен быть правитель, который лично разбирает прошения всех своих подданных и каждому старается помочь. Если бы все, кто стоит у власти были такими, как король Виньены, то мир стал бы значительно лучше.
        С этими мыслями я бродил по улицам весь день, даже позабыв о том, что хотел подыскать дом, а к вечеру ноги сами принесли меня к главной площади, к величественному фасаду дворца и большому трехъярусному фонтану, бурно выбивающему струи, несмотря на холод. Кстати, в Виньене зимняя стужа оказалась не такой сильной, как за ее пределами. Мороз, как будто вынужден был отступить перед мощной, распространившейся здесь повсюду неведомой силой.
        Чутье подсказывало мне, что в городе я не единственный чародей. Я чувствовал себя крайне неуютно, будто стал объектом чьего-то пристального наблюдения, а это значило, что поблизости притаился либо соперник, либо собрат, одним словом, тот, кто обладает колдовскими навыками гораздо лучше, чем я.
        Дворец тянул меня магнитом, и в то же время мне было страшно подойти ближе к воротам. Так я и стоял на площади, прислонившись к цоколю какого-то здания и наблюдая за тем, как въезжают и выезжают из ворот элегантные экипажи, как люди спешат к черному ходу, как сменяют друг друга на посту стражники. Между мной и дворцом должна была сохраняться почтительная дистанция. Я был похож на практикующегося в магии новичка, который отдает должное более опытному и великому предшественнику, или на потерпевшего, который боится обратиться к кому-либо за помощью, чтобы случаем не нарваться на негодяя и не нажить себе лишних хлопот.
        Очевидно, со стороны мое смущение и нерешительность были хорошо заметны, потому что один из часовых, уже окончивших свой дозор, подошел ко мне и сочувственно сказал:
        - Не бойся, пойди за всеми, тебя не прогонят, хоть ты и чужак.
        - Идти к королю? - я криво усмехнулся. - Зачем? Даже если он так заботлив, как многие утверждают, мне он помочь ничем не сможет.
        Ведь он же не бог и не святой, добавил я про себя, он не сможет посоветовать мне, как откупиться от темных сил.
        - Не в его власти освободить меня от груза моих несчастий, - сказал я вслух.
        - Почему же? - искренне удивился незнакомый, но, видимо, сердобольный охранник.
        - Потому что моя проблема неразрешима.
        - Для него нет неразрешимых проблем, - и с этими словами стражник указал мне на сияющий в сумерках дворец, чтобы не осталось сомнений относительно того, кого он имеет в виду.
        Возможно, я бы последовал его совету, но только не сейчас. Мне требуется какое-то время, чтобы набраться решимости и преодолеть сомнения. А сомневался я как раз очень сильно. Что сможет сделать человек, пусть даже коронованный, против целой армии тьмы? Скорее всего, король сам испугается того, кому предложил свою помощь, и прогонит из страны, конечно, только в том случае, если он тоже не чародей.
        Уезжать из Виньены мне совсем не хотелось. Хоть я и ощущал подавляющее воздействие чужой колдовской власти над всем вокруг, великолепие города было настолько светлым и притягательным, что я не мог его покинуть. Мне хотелось затеряться в толпе, подыскать себе кров для ночлега и отдыха, в общем, стать всего лишь одним незаметным, вполне обычным молодым человеком, ничем не отличающимся от прочих горожан. Только вот мой первый день в Виньене оказался не совсем удачным. Кажется, все, кто бы не встретился по пути, успели обратить на меня свое внимание и записать приезжего в число нуждающихся и несчастных, в общем, одним из тех, кому срочно нужно оказать помощь, чтобы он в ближайшее время от горя не влез в петлю.
        К счастью, в таком многолюдном городе первое впечатление еще не беда. Прохожие бесконечно сменяли друг друга, поток новых толп все не иссякал. В Виньене легко потеряться, но очень сложно снова встретиться. Завтра я даже не увижу тех людей, которые так настойчиво приставали ко мне с советами.
        В торговом ряду я задержался. Дразнящий аромат еды живо напомнил о том, что я больше дня ничего не ел. Трудно пытаться противостоять злым силам, когда во рту не было и маковой росинки. Надо на время забыть об остальных проблемах, купить еды и сходить к портному. Нельзя же вечно притворяться оборванцем, в конце концов, пора снова стать самим собой.
        Я задержал взгляд на изящно расшитом серебром камзоле какого-то вельможи. Вот, как нужно будет одеться. Это ли не образец. Короткий бархатный плащ с галунами сразу привлекал внимание. Вся одежда, начиная от начищенных до блеска ботфорт, бриджей и кончая отороченным собольим мехом воротником, подчеркивала горделивость осанки и создавала некое неуловимое превосходство щеголя над толпой. Я не сразу узнал в этом идеальном примере для подражания своего старого знакомого. Только, когда тот остановился рядом с лавкой, торговавшей красками, и с разборчивостью знатока стал делать покупки, я признал в нем художника, того самого Марселя, который еще недавно жил почти что в нищете на чердаке какого-то дома в Рошене и клялся, что не собирается служить никому из смертных потому, что влюблен в ангела. Что ж, его любовь, по всей вероятности, оказалась недолговечной. Выходит, даже такие таланты, как он, продажны. Теперь Марсель был больше похож на богатого и знатного придворного, чем на бедного, честного паренька, поклоняющегося своему блистательному призраку.
        Я окликнул его по имени, даже не рассчитывая на то, что в нынешнем положении он заговорит со мной на равных, мне всего лишь надо было проверить он ли это, откликнется ли он на свое прежнее имя или у него уже есть другое.
        Марсель на секунду оторвался от выбора красок, обернулся ко мне, и на его губах расцвела робкая дружеская улыбка. Кажется, его совсем не смущало то, что он, такой важный и элегантный, признает знакомым того, кто мрачен, устал и одет кое-как.
        - Какая встреча! - я подошел поближе, все еще не веря, что передо мной тот самый Марсель - наивный мальчишка, который раскрывал по ночам окно и ждал на сквозняке, когда же прилетит его волшебный покровитель.
        - Я тоже не надеялся встретить тебя здесь, - кивнул он.
        - Ты думал, что я навсегда останусь в Рошене?
        - Я не думал, что все могут путешествовать так быстро, как…
        Он чего-то смутился и замялся, будто боялся выболтать чужой секрет.
        - Как кто? - настойчиво переспросил я.
        - Как королевский экипаж, - Марсель снова улыбнулся и стал напоминать ученика, не выучившего урок, но все-таки сумевшего выкрутиться, удачно солгав.
        - Король и тебе помог. Он пригласил тебя на службу, - вот теперь я, действительно, был удивлен, каким образом монарху, находящемуся так далеко от Рошена, удалось прослышать о таланте уличного живописца.
        - Я служу только ему, - гордо поднял голову Марсель.
        - Теперь служишь? - я попытался тонко намекнуть на его былую преданность ангелу, но Марсель ничуть не смутился, будто вовсе и не ощущал себя предателем.
        - Теперь и всегда, - с невозмутимым видом подтвердил он.
        - Что ж, тебе очень повезло, - кивнул я. В новой богатой одежде Марсель выглядел красиво, как никогда, и был преисполнен чувства собственного достоинства, и все-таки в его глазах затаилась грусть. Смотря на него, можно было сказать, он так и не сумел выйти из-под рокового очарования призрака. Наверное, после моего ухода Марсель догадался, что ангел, тайно посещающий его, на самом деле темен и порочен. Возможно, художник сбежал от своего очаровательного демона, но так и не смог разлюбить его. Что такое почетная служба при дворе короля, уважение и достаток по сравнению с разбитым сердцем. Живописец вечно будет тосковать по тому, кого он ждал и любил. Какой захватывающей и страшной мне до сих пор рисовалась та картина, которую я застал, юный художник открывает в сумерках окно и ожидает, когда к нему прилетит ангел зла, взявший его под свое опеку.
        - Не переживай так, Марсель. Он бы погубил тебя. Ты убежал от него вовремя, - попытался ободрить я его.
        - Что? - художник поднял на меня удивленные, лучистые глаза. Какой искренний, по-детски наивный взгляд. Марсель, наверное, даже не подозревал, в какой опасности находился, общаясь с этим своим «ангелом».
        - Ничего, - поспешно ответил я. - Сам не знаю, что говорю. Должно быть, слишком устал после долгих переездов.
        Лучше солгать, чем травить до сих пор не зажившую рану. Марсель и так чувствовал себя одиноким и покинутым после своего побега, так зачем же лишний раз расстраивать его.
        - Так пойдем со мной во дворец, и при первой же возможности я представлю тебя королю, - радушно предложил Марсель. - Вот увидишь, он замечательный, и он так красив, что даже моя кисть не может этого передать. Просто посмотреть на него, это уже удовольствие.
        - Ты смотришь на всех, как художник, заранее готовясь писать портрет, а я не могу забыть о собственных заботах и восхищаться чьей-то красотой. Прости, Марсель, но меня ждут дела.
        - Тогда, до встречи, - Марсель крепко пожал мою руку, он был немного смущен и расстроен. - Во всяком случае, я рад, что мы встретились, пусть и ненадолго.
        - А я рад, что ты сумел вырваться из-под его темной власти, - так же сердечно произнес я и тут же пожалел об этом. Кажется, я задел все ту же незаживающую рану. Марсель еще больше смутился и отвел взгляд.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - пролепетал он, испуганно, как ребенок. Неужели, он все еще во власти своего демона. Неужели прекрасный и порочный Эдвин до сих пор преследует его, ждет, притаившись где-то в ночи за окном, как и положено демону, и приказывает художнику вернуться назад, в роковые объятия темных сил.
        - Я только хотел сказать, что ты правильно сделал, покинув Рошен. Там творится много странных и необъяснимых вещей, - сказал я. Если Марсель понятлив, то он догадается, что я имею в виду.
        - Да, странностей там, действительно, много, - кивнул он. - Но и здесь их тоже не меньше.
        Он обернулся через плечо, будто искал кого-то в толпе. Я тоже глянул в том направлении, куда он смотрел, и увидел на углу двух рыжеволосых, статных дам. Обе в зеленых бархатных нарядах, изумрудного цвета плащах и таких же зеленых полумасках, они сразу выделялись на фоне бесконечного потока прохожих. Люди куда-то шли, толкались, спешили, а они стояли неподвижно и тихо смеялись, будто никого, кроме них и нас, на площади вообще не существует.
        - Это твои знакомые? - поинтересовался я у Марселя, мало ли с какими эксцентричными личностями он мог познакомиться при дворе. Эти дамы, явно, были одеты чересчур старомодно и вычурно, как иллюстрации из энциклопедии старинных мод.
        - Ты тоже их видишь? - изумился Марсель.
        - Да, конечно, вижу, - я снова посмотрел в ту сторону, но дам там уже не было.
        - Они снова появятся, - предупредил Марсель. - Они не отстанут от меня до тех пор, пока я не напишу их портреты. Но разве можно писать портреты призраков?
        - Что ты имеешь в виду? - насторожился я.
        - Ничего особенного, - поспешно возразил Марсель, он, явно, не хотел сболтнуть чего-то лишнего и поэтому в дальнейшем старался быть немногословен. Мы также по-дружески попрощались. Марсель спешил во дворец, чтобы продолжить свои работы, и все же по его грустным глазам был заметно, что он тоскует по уединению на чердаке и визитам ангела. Блеск и богатство для него ничто, и он жаждет, чтобы судьба вернула ему его темную любовь. Мне хотелось предупредить его, лишь бы только он опять не свернул на гибельную тропу, но я побоялся быть навязчивым. Я надеялся, что Марсель сам поймет, что возвращаться к прежней жизни и пристрастиям равносильно гибели. Должен же он сам догадываться, что привязанность к проклятому созданию не повлечет за собой ничего, кроме боли, небесной кары и в итоге страшной смерти. Конечно, Марсель был настолько искренен и прекрасен, что даже демон мог бы рыдать о нем. Я был уверен, что дракон сейчас сокрушается о его потере и постарается всеми силами его вернуть. Я готов был снова похвалить Марселя за то, что у него хватило сил вырваться из обольстительных сетей зла и зажить нормальной
жизнью в Виньене. Возможно, дракон был по-своему привязан к очередной жертве, вот только я не верил, что Эдвин хоть к кому-то может долгое время испытывать искренние чувства. Марсель был бы мертв, если б не сбежал. В Виньене он нашел свой успех, но, увы, даже после побега он не перестал грустить о том, от кого ему пришлось спасаться бегством.
        - Желаю удачи, - кивнул я Марселю, хотя сомневался в том, что в дальнейшем она ему нужна, он и так получил все, что мог.
        - И тебе также, - добродушно отозвался он. Знал бы он только о том, сколько у меня проблем. Даже самая большая удача не смогла бы помочь мне разом решить все.
        Бархатный плащ Марселя ярким закатным багрянцем мелькнул в толпе, тонкая сильная рука художника легко поднялась в воздух, чтобы махнуть мне на прощание, и мой единственный знакомый скрылся из виду. Я снова остался один, среди незнакомых людей, с тяжестью на сердце и еще более тяжелой сумкой, где лежала всего-то одна колдовская книга и копошились бесплотные, но весьма беспокойные духи. Теперь они бойко обсуждали Марселя и высмеивали меня, так что пришлось шикнуть на них, велеть им замолчать на том странном древнем языке, который частично я уже успел освоить.
        Я тут же опасливо огляделся по сторонам, чтобы проверить, не заинтересовался ли кто моим странным иностранным выговором и шипящими труднопроизносимыми словами, которые так сильно напоминали древние опасное заклинание не только для искушенного уха магов или сторонников инквизиции, но и для каждого случайного слушателя. Не послышится ли сейчас в толпе обвиняющих и гневных выкриков «колдун», не укажет ли кто-то на меня с требованием «схватить его», но прохожие на этот раз были заняты только собственными заботами. Никто не обратил внимания на иноземца, который шепчет собственной поклаже длинные, иноязычные слова.
        Хорошо, что хоть на этот раз я не стал объектом всеобщего внимания. Как занятно, именно в тот момент, когда моих действий следовало опасаться, никто не заинтересовался мной, хотя до этого момента, когда я еще не смел произносить вслух пагубных колдовских слов и только сокрушался о том, что попал в ловушку колдовства, каждый доброхот считал своих долгом мешаться в мои дела.
        Теперь люди обходили меня стороной, никто не задерживался рядом. Наконец-то все стали заняты собственными нуждами и не приставали к приезжему. Пора было и мне решить хотя бы часть собственных проблем. Подыскивать продающийся дом уже было поздно, так, что надо было добрести хотя бы до первого постоялого двора, пока еще не слишком стемнело. Но по дороге, которую я выбрал, как назло, не попадалось ни одной гостиницы или даже таверны, одни жилые дома. Ночь уже начала опускаться на город, а я видел только мириады светящихся окон и ни одной красочной гостиничной вывески. Так я и бродил, пока одно здание не привлекло моего внимания. Я заинтересовался им даже не потому, что оно было единственным запущенным домом во всей Виньене, а потому, что даже в такой мороз его стены обвивал настоящий зеленый плющ, а меж камней и разбитых щелей нижних окон рос чертополох. Плющ вился, как одно большое живое существо, забирался в разбитые окна, обвивал карнизы и фронтоны, и весь дом казался уродливым мифическим чудовищем, не известно почему уснувшим на века прямо на окраине оживленной улицы.
        Типичная гостиничная вывеска над дверью также была обвита растением, как виньеткой. Надписи было разобрать практически невозможно, но уже один тот факт, что вывеска была, зазывно сообщал о том, что этот дом открыт для посетителей.
        Плющ фестонами обвился вокруг порога и дверного косяка. Я сомневался, сможет ли дверь хотя бы приоткрыться, но она широко распахнулась еще до того, как я коснулся дверного молотка. Где-то в глубине темного помещения быстро вспыхнула лампада, освещая скудную обстановку и бледное лицо того, кто неуловимо быстро возник на пороге, словно материализовался прямо из пустоты.
        - Зачем ты пришел? - без промедления спросил худой, чуть ли не истощенный молодой человек. В шелковой рубашке с манжетами и вышитых атласных панталонах, он, словно сошел с картины прошедших столетий, и выглядел бы приятно, даже привлекательно, если бы не изнуренный, печальный вид и не усталость в глазах, под которыми залегли темные круги. Он выглядел так, будто некий тайный вампир выпил из него все жизненные силы, но не стал убивать до конца.
        Вопрос, которым встретил меня незнакомец, в других устах прозвучал бы далеко не любезно, но на этот раз был произнесен таким тихим обессиленным голосом, что за оскорбление его принимать простаки было нельзя.
        Вместо ответа я указал на вывеску возле дверей, на нее как раз упал свет лампады и выхватил три слова «всегда будет так», а остальное потонуло в разросшемся зеленом кружеве плюща.
        Незнакомец тоже взглянул на вывеску так, будто видел ее впервые после долгих-долгих лет и обреченно вздохнул.
        - Уходи, - то ли приказал, то ли посоветовал он и хотел добавить к сказанному что-то еще, но тут из-за его спины ловко и грациозно, как красивая, белая кошка, вынырнула изящная девушка и положила длинную, слишком длинную и тонкую ладонь ему на локоть.
        - Люциан, - мягко, но настойчиво произнесла она. - Пусть он войдет.
        Что-то она не договорила вслух, но я четко уловил всего несколько слов, которые она пыталась передать мысленно: «он один из наших».
        Может, мне всего лишь это показалось. Может, это усталость и темнота сыграли со мной дурную шутку, и я подумал, что хоть Люциан и выглядит молодо, но во взгляде у него такая усталость, будто за плечами у него остались столетия.
        - У таких существ, как ты и они, глаза выдают возраст, - шепнул кто-то, ловко запрыгнувший ко мне на плечо, и девушка насторожилась. Она окинула меня внимательным взглядом и с улыбкой представилась.
        - Я - Колетт, вы будете видеть меня не часто. Я всего лишь всегда следую за тем, кто…
        - Ты нарушаешь условия договора, - быстро прошептал Люциан, и Колетт тут же замолчала, но ее тонкие длинные пальцы сжали локоть Люциана так, что ему, наверное, стало больно.
        В отличие от изнеможенного, словно обескровленного спутника, у девушки был цветущий и сияющий вид. Какое разительное отличие. Люциан выглядит слабым и больным, а Колетт здоровой и полной жизненных сил.
        - Проходите, - пригласил меня Люциан без особого энтузиазма, будто его вынуждали впустить в дом чужака. Колетт куда-то неуловимо исчезла, хотя я не видел, как она уходила.
        - Вы ее тоже видели, а это не к добру, - словно заметив мои сомнения, прошептал Люциан и уже громче добавил. - Наверху есть свободная комната, вы можете расположиться там, но прошу вас, не задерживайтесь в этом месте надолго.
        - Я останусь всего на одну ночь, а потом уйду, - поспешил утешить его я, но Люциан только тяжело вздохнул.
        - Ради всего святого, не разговаривайте с Колетт, конечно, только в том случае, если вам удастся снова увидеть ее, - предупредил он и сунул мне в ладонь маленький медный ключик. - Ваша дверь последняя в коридоре, влево от лестницы.
        Кожа Люциана показалась мне холодной и сухой, словно я коснулся руки мумии. И голос его доносился до меня откуда-то издалека, словно со дна могилы или из других, безвозвратно ушедших и далеких времен.
        - Запритесь на замок на ночь, - посоветовал он, прикрутил фитиль лампады, чтобы она не слишком ярко сияла, подхватил со стола какие-то книги и то ли исчез, то ли скрылся в проеме одной из приоткрытых подвальных дверей. Во всяком случае, я не слышал ни звука шагов и не видел его удаляющийся фигуры. Он просто сгинул в пустом доме, оставив меня одного с медным ключиком от спальни и далеко не лучшими пожеланиями на ночь. Я уже стал подумывать о том, не уйти ли мне сразу же из этого дома, а то еще, чего доброго, попаду в разбойничье гнездо или в очередное убежище злых духов, которые смогли отыскать укромное местечко даже в самом центре Виньены, но уходить сейчас мне было некуда. Нельзя же ночевать под открытым небом, тогда меня уж, точно, примут за бродягу и снова начнут навязывать благотворительность короля. Мне не хотелось ночевать в каком-нибудь выделенном специально для неимущих приезжих сарае, поэтому я остался в странном доме. Все равно, двоих призрачных жильцов было не видно, значит, и беспокоить меня они не станут. Конечно, впустили меня без особого радушия, но разве имеет это значение, когда я
так устал, а сумка с колдовской книгой превратилась в непосильную ношу и нещадно оттягивала плечо.
        Поблагодарить за гостеприимство было некого, хозяева уже исчезли и вряд ли были бы рады, если б я стал их разыскивать, чтобы сказать «спасибо» или по какой-либо другой причине. В этом пустом мрачном доме я был предоставлен самому себе.
        Плющ протискивался в разбитые окна и мягким, вязким покровом обволакивал стены. Зеленая поросль фестонами висла на оконных рамах, пробивалась меж трещины в половицах и даже туго обвивала единственную, болтающуюся где-то высоко над узкой деревянной лестницей люстру. Я обратил внимание на то, что люстра здесь не хрустальная, а свечная, старинная, какие можно было увидеть, наверняка, только в рыцарских замках много веков тому назад. От редких предметов мебели тоже веяло стариной. Вообще все в доме, как будто было пропитано затхлостью и древними малоприятными тайнами.
        Когда-то, несомненно, изящные комоды и шкафы с инкрустацией и сейчас могли бы сойти за редкостные и дорогие, если бы хозяева беспечно не забросили их, предоставив крысам и тараканам возможность облепить ящички красного дерева и устроиться там на жилье. Только тот стол, над которым, как будто повисла в темном воздухе горящая лампа, был нетронут ни плесенью, ни паутиной. Ни одна мышка не смела подскочить к стопкам писчей бумаги и перьям, аккуратно разложенным на столешнице. А еще там блестели какие-то странные, непонятного назначения предметы, меж которых зловеще скалился гладко отполированный человеческий череп.
        К этому столу я не посмел приблизиться, хоть на нем, словно в качестве приманки, были оставлены исписанные мелким бисерным почерком страницы. Зачем мне лезть в чужие тайны, когда от своих проблем давно уже болит голова. Человеку, у которого полно собственных хлопот, некогда даже заинтересоваться чьими-то, пусть даже донельзя интригующими семейными делами. Я даже не задавался вопросом, кто такие Люциан и Колетт. Вряд ли эти двое могли быть братом и сестрой, уж слишком они не похожи, имея в виду не только внешность, но и саму природу. Люциан выглядит человеком, загадочным и изнеможенным, но вполне реальным. А Колетт…она, как будто неземная. Я не мог подобрать точно слова, чтобы охарактеризовать ее. Просто она вся: и ее тело, и лицо, и голос, и коварный огонек в глазах, и даже сами глаза были словно сотканы из эфира и адского пламени. Ее взгляд, как будто, смотрел на меня из скважины навеки запертой неосязаемой двери между измерениями. Точно так же, как кровными родственниками, я не мог назвать хозяев дома ни женихом и невестой, ни супругами, ни даже беглецами-влюбленными. У них не было ничего
общего, и язык не поворачивался назвать Колетт подругой Люциана. Сам не знаю почему, но я хотел назвать ее его стражем.
        Колетт охраняла то, чего ее темный злой мир не хотел упустить.
        С этими странными мыслями я направился к лестнице, про себя сетуя на то, что не могу прихватить наверх лампаду. Уж очень странной на вид она казалась, не материальной, а воздушной, похожей на желтую звезду, зажженную в дюйме над столом рукой какого-то чародея. К тому же, хозяева не позволили мне ни к чему прикасаться. Люциан был вынужден предоставить мне приют не по собственному желанию, а чуть ли не по приказу, поэтому вряд ли ему понравится, если нежеланный гость станет лазать по его вещам.
        Из-за тишины и полутьмы дом казался пустым и абсолютно необитаемым. Протяжно скрипнувшая под ногой деревянная ступенька напугала не только меня самого, но и крысу, которая с необычайным проворством вынырнула из щели под лестницей и опрометью побежала прочь, в какое-нибудь укрытие. Такой пугливости можно было не удивляться. Звук скрипящих досок был похож на стон души в аду.
        Я хотел сделать следующий шаг, но тут чья-то пожелтевшая, высохшая, как у мумии рука вынырнула откуда-то из мглы и крепко сжала мое запястье. Возможно, мне только показалось, что рядом с этой уродливой жилистой дланью в темноте мелькнуло сияющее и юное, но такое уставшее лицо Люциана. Бледные пересохшие губы шевельнулись, то ли пытаясь сложиться в робкую улыбку, то ли что-то произнести. Другая такая же сухая и морщинистая рука коснулась моей дорожной сумки, и духи, сидящие в ней, коротко, но протяжно взвыли.
        Скупая усмешка искривила идеально очерченные, но потрескавшиеся губы Люциана.
        - Не иди по этому пути, Батист, граф де Вильер, - прошептал он так тихо, что я усомнился, были ли это слова или просто шипение. - Иначе ты погибнешь, точно так же, как погиб я…и многие другие, мне еще повезло, Колетт выручила меня, но не за так.
        Он опасливо оглянулся. Старческие пальцы выпустили мое запястье, а в следующий миг я уже беспомощно озирался по сторонам, ища Люциана, но его рядом уже не было. Не было и Колет, и я не мог у нее спросить, кто тот, с которым она живет под одной крышей, этот, то ли призрак, то ли человек, с безобразными старческими ладонями и красивым юным лицом.
        Мне оставалось только подняться в отведенную мне комнату, запереть дверь на ключ и надеяться, что замок будет достаточной охраной от любого, кто попробует просочиться сквозь филенки или стены в мою спальню. Я очень надеялся, что эта комната будет служить мне опочивальней всего одну ночь, а завтра, чуть заря, я уберусь отсюда и подыщу себе достойное жилище. Вот бы только не пришлось уносить ноги от очередного призрака, я не хочу снова пускаться в бега и опасливо оглядываться через плечо на каждом шагу, проверяя, не догоняет ли меня страшный пожизненный спутник.
        Со столбов кровати давно был сорван балдахин, но для сна она была вполне пригодна. Ни клопов, ни тараканов в моей комнате вроде бы не водилось. Только в окно точно так же, как и внизу, пробивался все тот же неизменный плющ, и я надеялся, что он оградит меня от любых ночных гостей. Наверное, любой призрак, будь то Даниэлла, или кто-то еще, запутается в липком зеленом кружеве плюща и вынужден будет отступить, так и не попав в мое убежище.
        - Пусть ночь будет спокойной, - шепнул я книге, лежавшей в моей сумке, и духам, сидевшим к ней, но они в ответ на это пожелание только нагло и, как мне показалось, злобно захихикали, будто были уверены в обратном.
        - Не хотите, можете не спать, я вас не заставляю, - на этот раз я, действительно, разозлился на них и швырнул сумку, как можно дальше от постели. Она мягко приземлилась на потертый ковер, но внутри нее кто-то протестующе взвизгнул, а затем послышались слова и целые реплики, очень сильно похожие на брань, и целый ряд угроз, но я просто не стал обращать на них внимания, и голоса стихли. Им, наверное, тоже было неинтересно общаться с самими собой, и они притихали каждый раз, когда некого было дразнить.
        - Ну и глупый же у нас хозяин, - буркнул кто-то на разборчивом, вполне понятном мне языке, а потом наступила тишина. Так и не дождавшись желанного ответа, духи тоже уснули или хотя бы сделали вид, что спят. Наверное, они получали силы к действиям и перебранкам только, когда я сам, унаследовавший их вместе с книгой хозяин, начинал общаться с ними. А в противном случае, они вынуждены были молчать.
        В тишине притаилось что-то страшное, или мне просто так казалось. За потрескавшимся окном, в необъятном спящем городе, как будто крепла и разрасталась какая-то жуткая сокрушительная сила. Она сизым туманом ползла по темным улицам, и в этом тумане завывали, подражая ветру, легионы духов. Не тех духов, которые проказничали возле моей колдовской книги, а тех, которые подчинялись ему - златокудрому демону, с которым я вступил в единоборство и чуть было не проиграл. Я тешил себя надеждой, что отступление временно, а потом у меня еще будет шанс вернуться и победить, а пока что веки тяжелели и слипались от желания спать. Обширный, нескончаемый лабиринт города за окном казался всего лишь призрачным видением, как будто Виньена это всего лишь туманное отражение по ту сторону зеркального стекла, и я смотрю на нее из какого-то отдаленного уголка потустороннего мира. Виньена существует реально, а я попал в небытие и наблюдаю за ней из незримого для смертных окна. Город, полный огней, похож на сказочный остров, но он - действительность, а мрачный, обвитый плющом дом, в котором я оказался - это незримая грань
между измерениями. Та грань, которую я смог заметить не потому, что сам был умелым колдуном, а потому что проходил мимо с сумой, полной злокозненных духов.
        Возможно, сейчас где-то над шпилями Рошена ослепительно сверкают золотые крылья дракона, и само чудовище несется куда-то в быстром полете. Даже стрела, спущенная с тетивы, не летит так быстро, даже кремень не высекает такого жаркого пламени, какое рвется в приступе гнева из изящных ноздрей невыразимо красивого бледнолицего аристократа. Возможно, сейчас где-то в доме зажиточных горожан золотой змей, задевает крылом окно, а через подоконник перепрыгивают уже стройные ноги, обутые в сапоги с блестящими пряжками, и юный, таинственный кавалер протягивает девушке руку, произнося: «пойдем со мной, я - господин смерть, но я могу пронести тебя в полете над миром и показать тебе такие чудеса, каких в жизни без меня ты не увидишь». И, конечно же, любая обольщенная дева пойдет с ним. Ей не важно, что падение со звездной высоты будет болезненным и смертельным, главное, что миг полета превратит последнюю ночь жизни в воплощенную мечту.
        Думая обо всем об этом, я быстро заснул и, кажется, видел во сне, как гладкое, блестящее, словно отлитое из червонного золота крыло касается шпиля ратуши, но уже не в Рошене, а здесь, в городе, в котором нахожусь я. Еще немного и в ночи, плотным покровом окутавшей Виньену, вспыхнет огонь. Если из ноздрей парящего высоко над крышами дракона на этот раз снова вырвется неугасимое пламя, то вместе с городом сгорю и я, но за окнами так и не взорвался столб небесного огня, не загорелись мостовые и фасады тесно прижатых друг к другу зданий. Мои щеки не обжег огонь, ворвавшийся в окно. Все было спокойно. Город остался нетронутым. А ведь я даже во сне с трепетом ожидал, что пробудит меня ощущение свинцовой тяжести от почти неуловимого присутствия рядом Эдвина. Когда я проснусь, он уже будет сидеть рядом, неизвестно как проникнув в мою спальню, и его горячее, мгновенно воспламеняющиеся дыхание обожжет мне лоб, оставит на гладкой коже под челкой несмываемую дьявольскую печать.
        Я проснулся от давящего ощущения, что в комнате кто-то есть, кроме меня, но не Эдвин. Первым делом я скорее ощупал свой лоб, но ни ожога, ни шероховатости на нем не было. Кажется, печать огня меня миновала. А ведь сон был таким реальным, будто Эдвин, и вправду, сидит у меня в изголовье и медленно, как герой сновидения наклоняется ко мне, чтобы своим вздохом опалить мне лицо.
        - Где же ты, златокрылый демон? - то ли с испугом, то ли со злостью прошептал я в пустоту. Сам не знаю почему, но в этот миг мне почему-то захотелось назвать дракона не демоном, а певцом ветра, наверное, из-за того, что вой ветра за окном напоминал мелодичный, богатый оттенками свист одиноко взмахивающих в ночи золотистых крыльев.
        - Он здесь, всего в каких-то нескольких милях от тебя, в своем логове, со своим фаворитом, своей коллекцией сокровищ, оружия и картин, в окружение ничего не подозревающей свиты, - четко и яростно прошипел кто-то, кого я не мог рассмотреть в густой непроницаемой тьме.
        Свечи у меня не было, ночника тоже. Никакого источника света, кроме озаренного далекими отблесками ночных огней окна в комнате, не имелось, но я смело приподнялся в постели, чтобы пойти навстречу тому, кто заговорил, и хотя бы на ощупь определить, кто же он, но тут уже знакомая сильная рука наручником сдавила мое запястье. Я тут же узнал шероховатую, покрытую ожогами ладонь, с пожелтевшими длинными ногтями и стальной хваткой.
        - Снова вы? - не удивленно, а обвиняюще воскликнул я. Можно ли было подумать, что после всего происшедшего странный наставник, вторгшийся в поместье де Вильеров, будет продолжать преследовать меня и отыщет даже вдали от дома.
        - Что вам нужно? - я попытался вырвать руку, но, конечно же, не смог. Высокий, крепко сложенный и одетый в лохмотья силуэт, как и прежде, источал невероятную, неодолимую силу. Человек, вроде меня, попросту не мог ему противостоять.
        - А что нужно тебе? - прохрипел чуть ли не мне в ухо опостылевший, суровый и настойчивый голос. - Ты собираешься отпустить своего врага на все четыре стороны? Чтобы еще дюжины, сотни братьев, таких, как ты, остались без сестер, а женихи без невест? Конечно, твоя эгоистичность похвальна, нельзя же все время думать о других. Они сами должны позаботиться о том, чтобы отвратить от себя беду, но за себя-то, по крайней мере, ты должен отомстить.
        - А вот кто отомстит за мой пепел, если дракон сожжет мстителя дотла, - во мне еще нашлись силы для черного юмора, несмотря на то, что обожженное, полуприкрытое тьмой лицо моего советчика в этот миг выглядело необычайно зловещим.
        - Неужели ты струсил? - злобно и презрительно отозвался все тот же хриплый голос из темноты. От этих звуков по спине побежали мурашки, и даже духи, следовавшие за мной, наверняка, испугались, заслышав их.
        - Струсил? Никогда, - воодушевленный собственной бравадой, я поднял голову и посмотрел прямо в пылающие где-то во тьме, как уголья в раскаленный печи, глаза. - Я всего лишь стал разумнее и вместо того, чтобы кидаться на рожон предпочитаю выждать удобный момент.
        - Умно, умно, ничего не скажешь, - желтоватые длинные ногти постучали по резному столбу кровати и, кажется, оставили на дереве царапины, так что долгий стучащий звук вышел резким и отвратительным.
        Я так и не смог уловить, есть ли в голосе собеседника ирония, или он, действительно, задумался над тем, что глупец, слушавший его советы, сумел все-таки поумнеть и теперь стоит отпустить ему похвалу или льстивыми, коварными речами попытаться свести с пути истинного. Во всяком случае, он наконец-то понял, что бесполезно заставить меня сделать что-то угрозами.
        - Знаешь, что я хочу тебе предложить? - спросил вдруг он, и в оскале блеснули ровные длинные, как клыки, зубы.
        - Какую - нибудь очередную пакость?
        - Ни в коем случае, - возразил он. - Это будет не уловка, а всего лишь измененная к наибольшей выгоде военная стратегия. Ведь ты ведешь войну, не так ли ты? Ты чувствуешь себя рыцарем, охотником, драконоборцем. Ты выжидаешь в засаде, а вместо того, чтобы выжидать, гораздо лучше было бы нанести меткий, безошибочный удар в тот миг, когда противник менее всего этого ожидает.
        - Что вы имеете в виду? - я насторожился, уж не хочет ли он заманить меня в ловушку. Так приторно сладко и обманчиво, как он со мной, может говорить только злоумышленник с жертвой.
        - Ты должен бороться против дракона его же оружием - огнем. Этого он меньше всего от тебя ожидает, - торжественно заявил он.
        - Вы сошли с ума, - я вспомнил огненное дыхание Эдвина, его пронзающий взгляд, железную волю, пламя в его крови. Я боялся этого пламени, не имел ни малейшего желания играть с обжигающим огнем.
        - Давай устроим огненную ночь, - предложил мой наставник, указывая широким взмахом руки на город, простертый за окном. - Давай, сожжем дракона в таком же аутодафе, в каком он сжигал тех, кого ненавидел.
        - Вы предлагаете устроить пожар в Виньене? Но ведь его, дракона, здесь нет.
        - Он здесь! Зажги факел, и мы найдем его, превратим его прекрасное нетленное тело в пепел еще до пробуждения.
        - Но ведь это же трусливо, - возразил я, все, что говорил и предлагал собеседник, казалось мне полной бессмыслицей.
        - Трусливо? А разве у тебя достанет могущества, чтобы сражаться с драконом один на один, без всяких колдовских или просто подлых уловок? Надо действовать в соответствии с собственными силами.
        Такая мораль не казалась мне правильной. Конечно, слова в чем-то были правдивыми. У меня не хватало сил, чтобы побороть врага в поединке. Он был неоспоримо сильнее и опытнее, чем я, но разве это повод, чтобы идти на такую низкую подлость, как предлагал наставник.
        Я сокрушенно покачал головой и откинулся назад на подушки.
        - Никуда я не пойду, - упрямо возразил я. - А если вы надумаете устроить ночной пожар, то клянусь, я буду кричать так, что созову весь городской караул за считанные минуты.
        - Глупый, дерзкий мальчишка! - обожженная сильная рука крепко вцепилась мне в запястье. - Подумать только, после всех этих лет найти еще одного такого же упрямого глупца, как тот, другой, падший принц. Ты всего лишь граф, но тупости в тебе ничуть не меньше.
        Он яростно дернул меня из постели, так, что я вынужден был подняться на ноги. Спросонок я с трудом соображал, о чем он говорит и что делает, и упал бы, если б высокий, мощный захватчик не держал меня крепко и безжалостно, как какой-нибудь пригодный только для выброса груз.
        - Пойдем! - скомандовал он. - Виньена все еще ждет того крушения, которое готовили ей члены одного тайного общества много лет назад. Тебе суждено довершить начатое ими.
        - Суждено? - скептически перепросил я. - Вы считаете, что от вашей прихоти зависит вся моя судьба.
        В ответ он только с силой встряхнул меня, как обычно делают с пьяным или запамятовавшим сумасбродом, чтобы привести его в чувство.
        - Свечи в поместье де Вильеров все еще горят, - прошептал он мне в самое ухо. - Они бы потухли, если б ты сам не избрал путь колдовства. Не погаснут они, не погаснет и твое наследственное проклятие, теперь уже поздно сетовать на судьбу или искать обратный путь, его нет, тебе самому не найти правильную дорогу, ты должен делать так, как говорю я.
        - Не должен, - попытался возразить я, но безжалостная хватка стала лишь сильнее.
        - Идем, ты сам будешь благодарить меня и уважать, когда я помогу тебе расправиться с драконом. Ты станешь моим учеником, таким прилежным и успевающим, каким не смог стать тот, другой.
        - Какой «другой»? - я так и не мог понять, о ком он говорит, кого, безвозвратно утерянного и безымянного, он настойчиво обозначает словом «другой».
        - Вы боитесь произнести его имя? - с вызовом прошептал я.
        - Имя ему - зло, - яростно прошипел он в ответ. - Зло, с которым мы расправимся вместе, а потом устроим незабываемое пиршество на пепелищах Виньены, и все осиротевшие духи и демоны вынуждены будут примчаться к нам и отдать нам венец своего погибшего господина.
        То, что он говорил, казалось мне полным безумием, бредом какого-то умалишенного, которому вздумалось устроить грандиозный костер, сжечь в нем всех, кто окажется рядом, и в итоге броситься туда самим.
        - Я не могу вас понять, - сказал я первое, что пришло на ум только, чтобы оттянуть время и придумать путь к отступлению.
        - Тебе и не нужно ничего понимать, - сердито буркнул он в ответ. - Поверишь во все, о чем я говорю, когда сам увидишь. А будет это уже скоро. Наша победа не за горами.
        - Ваша победа, - резонно поправил я. - Только вот, кого вы хотите победить, дракона, или того, другого…
        Я сделал ударение на последних словах, стараясь подчеркнуть, что у этого таинственного лица нет ни имени, которое можно произнести, и, возможно, вообще нет материальной оболочки. Возможно, он давно уже убит и стал всего частью тайн, затерянных во времени.
        - Ты близок к истине, - далеко не радостно прошипел тот, кто, наверное, читал все мои мысли. - Он стал другим, не таким, как был. Ты даже представить себе не можешь, насколько он переменился, даже упрямства в нем заметно прибавилось с ходом времени, но тебе и не нужно знать слишком много. Главное, у тебя есть я, твой вечный наставник, я укажу тебе, куда идти и как нужно поступить.
        - Значит, мне самому вообще не нужно думать? - с сарказмом спросил я.
        - Думай поменьше. Когда человека начинают тревожить дурные мысли, лучше поскорее забыть о них и следовать советам кого-то более умного, чем ты сам, - с поразительным хладнокровием заявил он, будто я был всего лишь щенком, который должен сидеть на поводке и не убегать, чтобы его не растерзали другие, крупные псы.
        - Я так не считаю, - все-таки возразил я на все заявления наставника.
        - Еще бы! Если бы ты считал по-другому и был более решительным, то давно бы уже расправился с драконом и заслужил награду.
        - Какую награду!? - я вспомнил прекрасную, златокудрую голову Эдвина, представил ее в своих руках, почти ощутил, как кровь, падающая с обрубка шеи, жжет мне пальцы, как меч, облитый ею, воспламеняется, как трепещут умирающие крылья на обезглавленном теле. Разве смерть такого красивого, хоть и злобного создания отрада? Разве истекающая огненной кровью, как божественными слезами, голова золотоволосого ангела это приз для того, кто лишил крылатое существо жизни?
        - Тебе жаль его? Этого и следовало ожидать, - снова пробормотал хриплый бас у моего уха. - Этот лицемер соблазнял и не таких стойких бойцов, как ты. Обольщение - это излюбленное оружие демона. Дракон овладел им в совершенстве.
        Я не обращал внимания на подталкивающие к новой войне слова. Провокация в данном случае не имела значения. Я даже не знал, что за чувства овладели мной. Мне вовсе не было жаль Эдвина или его необычайной сияющей красоты, сгубившей стольких людей. Просто я понял, что когда умрет он, безвозвратно будет утеряно все, что удерживало меня в этой жизни. Мир опустеет. Краски станут тусклыми, а окружающее безжизненным. Если я убью Эдвина, то вынужден буду и сам броситься на тот же меч, которым обезглавлю его. Другого пути быть не может. Наши жизни протекали вместе, и наши смерти будут едины. Эдвин будет отомщен в день своей смерти. Рука, убившая его, либо будет отсечена мною же, либо вонзит лезвие в мое же сердце. Вот она кульминация мести за смерть волшебного существа. Разве нет чего-то необычайного в том, что сам убийца мстит себе за смерть убитого. Это все чары Эдвина, они убивали меня. Любой, кто пленился им, вынужден был страдать. Возможно, даже мертвый Эдвин был бы достаточно силен, чтобы толкнуть меня на страшный необратимый поступок.
        - Что ж, в ад мы отправимся рука об руку, - прошептал я, даже не задумываясь о том, что стоящий рядом тоже меня слышит.
        Он что-то фыркнул себе под нос и загадочно возразил:
        - Ошибаешься. Принц был праведником, на небесах таких любят. Может быть, этот мученик, действительно, станет архангелом, а вот дракон отправится прямиком в ад, и ты последуешь за ним.
        - Что? - я подозрительно сощурился. - О чем вы говорите?
        - А на что ты еще мог рассчитывать. В отличие от него, ты не ангел. Ступив на путь колдовства, ты сам заложил собственную душу. Каждый чародей осужден на адское пламя. Можешь каяться, молиться или снова грешить, Батист, все равно твое будущее уже предопределено.
        - Вы специально завлекли меня на этот путь, - обвинил я.
        - И ты охотно поддался, как и все твои предки, как твоя сестра. Поздно поворачивать обратно, никто не заставлял тебя принимать наследство, ты согласился сам.
        - Не сам, вы меня вынудили, - возразил я, хотел добавить что - то еще, но язык меня не послушался. На какое-то время я словно онемел, собирался кричать и спорить, но слов моих было не слышно. Губы, конечно, свободно шевелились, но с них не слетало ни звука.
        - Вперед, Батист! Мы с тобой устроим такое грандиозное зрелище, какое человечество не сможет забыть уже никогда.
        Выговаривая по дороге какие-то восторженные реплики на неразборчивом непонятном языке, наставник потащил меня вниз по лестнице, а потом на улицу. Мне казалось, что в каждом темном уголке дома его голосу вторят самые разнообразные, воющие и смеющиеся голоса. Я даже не задавался вопросом, как накрепко запертая дверь могла так легко выпустить нас. Моему слуху не удалось уловить ни скрипа замка, ни скрежета петель, мы, как будто, просочились сквозь филенки и в считанные секунды оказались возле выхода.
        Наружная дверь вообще оказалась не заперта, словно хозяева были абсолютно уверены в том, что им ничего не грозило, ни грабители, ни взломщики, ни воры. Напротив, Люциан и Колет, как будто, ждали, а вдруг кто-то, как и я, заметит их дом, войдет к ним и попадется в лапы какой-то невообразимой твари, которая обитает в каждом дюйме окружающего пространства и с нетерпением ждет жертвы. Возможно, сам дом и был как раз таким вот голодным, жаждущим чудовищем, и оно ждало, пока у какого-то прохожего с глаз спадет пелена, он увидит, что дверь распахнута, и не сможет пройти мимо.
        Очутившись на улице, я уже по - новому взглянул на ночь, окутавшую Виньену, и холод пробрал меня до костей.
        - Это будет памятная ночь, - шептал надо мной голос безумного наставника, а его костлявая, но сильная рука увлекала меня куда-то вперед, ближе к центру спящего города. Обрывки лохмотьев развивались вокруг мощной, крупной фигуры, и, как это ни странно, рубище на ней выглядело внушительным, даже величественным, будто некогда было не бесформенным балахоном, а мантией, теперь уже износившейся за столетия, но все так же неизменно оставшейся символом монаршей власти.
        Грозное сильное существо, пленившее меня, все состояло из костей и лоскутов обожженной кожи, но эти кости, как будто, были сделаны из крепчайшей стали. Я чувствовал, как на ребрах, под балахоном, копошатся черви, мелкие крабы или другие отвратительные твари, от близости которых я испытывал сильное отвращение. А тот, кто тащил меня вперед, все выговаривал какие-то странные, длинные, бессмысленные для моего слуха слова, и кто-то, невидимый в ночи, постоянно вторил ему.
        Хотелось спросить, куда мы идем, зачем, взаправду ли собираемся устроить пожар в Виньне. Жаль, что язык меня не слушался, иначе я уже давно стал бы кричать так, что один из многочисленных ночных караулов обратил бы на нас внимание. Почему-то ни один дозорный на нашем пути не встретился, будто мы специально обходили каждый ночной пост. Наставник вел меня теми проулками, где и днем-то реже всего встречались прохожие. Казалось, что мы бредем по темному, нескончаемому лабиринту, и просвета нет, конца тоже. Было трудно разобраться в потемках, куда мы идем, и я сам удивлялся тому, как быстро и ловко мой проводник находит верный путь. Ему удавалось ни разу не споткнуться, не наткнуться на фонарный столб. А вот я, если бы он не тащил меня за собой, давно бы уже оставил попытки выбраться из кромешной тьмы узких незнакомых улиц.
        Только заметив впереди между расступившимися зданиями просвет, я догадался, куда мы идем. Площадь! Он вел меня к королевскому дворцу, к самому центру города, и почему-то именно сегодня там не видно было ни одного охранника. Никто не окликнул нас, когда мы двинулись вперед, ничьи скрещенные алебарды не преградили нам путь. И это как раз в ту ночь, когда мы замышляли недоброе, точнее не мы, а тот, кто вытащил меня из постели и насильно привел на площадь. Его лохмотья свободно развевались, хотя ветра не было. Крепкая, но костлявая рука вытянулась вперед, и вдруг в ней ярко вспыхнул факел, и сверкающие искры оранжево-красным фейерверком рассыпались в разные стороны, озаряя мглу. Я готов был поклясться, что еще секунду назад никакого факела не было. Мой проводник не мог так быстро извлечь его из-под полы своего балахона или прихватить где-то по дороге. Факел возник в его руке так быстро и необъяснимо, как может, наверное, только кролик выпрыгнуть из до этого пустой шляпы фокусника. Вот только если бы мой наставник решил вдруг извлечь кролика из пустоты, то у него были бы красные, как этот огонь глаза и
жажда перегрызть горло любому приблизившемуся, так что фокус вышел бы далеко не на потеху публики.
        - Скорей сюда, мои крошечные помощники! - вдруг крикнул проводник, и его ногти с силой врезались мне в запястье.
        Где-то, кажется, под самой землей, на которой мы стояли, и под сваями каждого дома закопошилось множество мелких, гадких лапок. Я почти видел, как крысы, мыши и другие гадкие твари выбираются из подвалов, нор, различных лазеек и серыми копошащимися массами устремляются на площадь, присоединяются друг к другу и в результате превращаются в одну бесчисленную армию. Бежали они, правда, не слишком быстро. Я не сразу заметил, что каждая из них что-то волочит за собой: обрывок парусины, обломок доски или осколок от полена, одним словом, все, что легко воспламеняется. Все это зверьки быстро скидывали в одну кучу в самом центре площади и с писком убегали, предоставляя возможность тем, кто бежал сзади, тоже подкинуть в горку мусора что-нибудь еще.
        - Давайте, давайте, тащите все, что можете найти, - приговаривал рядом со мной басистый голос наставника, а глаза его алчно поблескивали при виде того, что куча щепок и досок на площади растет.
        Через считанные минуты костер был уже сложен, такой огромный, каких, наверное, не складывали даже слуги Августина перед массовым сожжением ведьм. Гора выросла еще на несколько дюймов, а зверьки с писком убежали назад в свои укрытия. Теперь не хватало только огня. Я покосился на ярко пылавший факел в руке моего наставника и попросил.
        - Пожалуйста, не надо, - каким-то чудом голос снова вернулся ко мне, но я не успел этому обрадоваться. Сейчас было не подходящее время для какого-то ни было веселья. Факел, медленно приближающийся к обломку доски, завораживал меня и пугал. Костлявая рука, словно дразня, медленно двигала им в воздухе перед кучей, как бы вычерчивая дымом во мгле какие-то причудливые символы и рисунки.
        - Посмотрим, чье пламя окажется более жгучим, мое или твое? - прошипел поджигатель, но обращался он на этот раз не ко мне, а к кому-то другому, возможно, тому, кто сейчас, ничего не подозревая, спал в королевском дворце. Возможно, кто-то один-единственный, дремлющий там среди прочей челяди и знати, был причиной того, что сейчас пламя обрушится на весь город. Огненную волну уже будет не остановить, когда она разрастется и наберет мощь.
        - Вы же этого не сделаете, - умоляюще прошептал я, но взывать к его милосердию было бесполезно. Нельзя усовестить того, у кого совести нет. Мне оставалось только стоять и смотреть, как растворяются в темноте, начертанные дымом письмена, и пламя медленно, играя, то приближается, то отдаляется от досок. Все, что я видел, напоминало какой-то ритуал.
        Когда костер, наконец, вспыхнул, я почувствовал, что снова свободен. Мой наставник, кем бы он ни был, все-таки отпустил мое запястье. Потрескивающие под огнем обломки досок его сейчас занимали, куда больше, чем судьба опекаемого.
        - Смотри, как сгорит Виньена, - крикнул он мне, злобно и торжествующе. - Разве ты не благодарен мне, актер, за то, что я привел тебя посмотреть на настоящее представление?
        - Благодарен? - я в ярости сжал кулаки. - За что мне вас благодарить.
        - Хотя бы за этот грандиозный огненный спектакль, - откликнулся он откуда-то с другой стороны разгорающегося костра. - Ты играл в жалком бродячем театре, среди бутафории и подделок, а теперь посмотри на театр жизни. Здесь все по-настоящему. Дракон устраивал только реальные пожары и теперь, не сомневайся, с достоинством встретит свой последний костер.
        - Дракон! Дракон! - гневно выкрикнул я. - Перестаньте морочить мне голову, упоминая о нем, при каждом несчастье. Все, что было в моей жизни плохого, проистекало не от дракона, а от вас.
        Я сжал кулаки, так что ногти впились в ладони, но вместо того, чтобы кидаться в бессмысленное сражение со стеной огня, развернулся на каблуках и направился прочь.
        - Значит, дракон не сделал тебе ничего плохого? - спросил уже далеко не беспечный голос у меня за спиной. - А как же смерть Даниэллы и ее низменное существование в мире смерти. По вине дракона твоя сестра стала падшей и проклятой.
        - А вам-то какое дело до меня и до моей сестры? - я резко обернулся, дым, столбом валивший от костра въедался в глаза и заставлял их слезиться, но я все равно видел, как высокая фигура в лохмотьях с невероятной скоростью мечется вокруг костра, словно подгоняя огонь, заставляя его гореть быстрее и яростнее.
        - Было бы вам дело до всех моих несчастий, если бы не личная выгода? - теперь уже я стал наступать на него с обвинениями, и это мне понравилось. Я ощутил себя сильным уже оттого, что не позволяю ему больше собой помыкать.
        - Что ты имеешь в виду, глупец? Где твоя благодарность за помощь…
        - Некого благодарить, - возразил я. - Вы мне не наставник, а дьявол, который, завладев душами всех моих предков, решил заманить в тенета и меня.
        - Даже если так, ты уже ничего не сможешь изменить.
        Дым и огненный ветер донесли до меня короткий, но пугающий взрыв хохота, а потом тишину пронзил дикий, непонятный припев. Слова доносились до слуха, но оставались непонятными, а фигура в лохмотьях, как ни в чем не бывало, начала приплясывать вокруг уже сильно разгоревшегося костра.
        - Прекратите! - потребовал я, хотя знал, что моего приказа никто не послушается. Это я здесь подчиненный, а не он. Я мог только наблюдать за тем, как долговязый, вроде бы неуклюжий силуэт с необычайной ловкостью выплясывает вокруг пламени, но смотреть на это мне совсем не хотелось, а уйти я просто никуда не мог. Если костер не потушить, то весь город вспыхнет, а как его потушишь, если пламя уже яростно взвивается к небесам и тонкой змейкой бежит к близстоящим зданиям.
        Я отвернулся, чтобы не видеть безумную пляску смерти. Некто в лохмотьях теперь напоминал мне тролля, колдующего над огнем. Все происходящее и было бы похоже на сон, если бы последствия не казались столь сокрушающими. Жар от огня нестерпимо жег мне кожу. На лбу выступил пот, одежда стала слишком тяжела и мешала. Даже в самый знойный день не бывает так душно. Я, как будто, очутился в раскаленной печи, и чья-то рука уже задвинула заслон. Спасения не было.
        - А как же мы сами выберемся из огня? - я только сейчас осознал до конца всю безвыходность положения. Огонь, разбегающийся по площади, даже нам самим отрезал пути к отступлению. Мы сами оказались в ловушке, а поджигатель, чувствуя мой страх, только хихикал и продолжал плясать у огня, будто был уверен, что в самый последний миг сможет распластать свои отрепья, как крылья, и улететь.
        - Не волнуйся так, Батист, - послышалась очередная насмешка. - Лицо тебе, конечно, немного обожжет, но ведь для чего-то же сделаны маски, поверь уже искушенному, их носят даже в резиденции фей. Только вот они это делают развлечения ради, а тебе, как пострадавшему, маска станет на самом деле необходима. Ну, не сетуй на судьбу, пройдет пара веков и, если будешь прилежным учеником и добросовестным слугой, то я заставлю кого-нибудь тебя исцелить.
        - Исцелить? - пораженно переспросил я и прикрыл лицо ладонями. Перспектива ходить с ожогами меня, как и любого нормального человека, ничуть не прельщала. В отличие от моего наставника, я пока что не стал ни демоном, ни безумцем и вовсе не хотел отпугивать от себя всех ужасающим изуродованным ликом.
        - А целый город поднять из пепла вы сможете? - с сарказмом осведомился я, но он не ответил. Его круглая голова, затененная широкими полями шляпы, как ореолом тьмы, неожиданно обратилась к дворцу, к яркому золотистому свету, вспыхнувшему в одном из верхних окон. Этот свет был даже ярче, чем целая лавина огня.
        Во дворце уже царил переполох. Я понял это по взволнованным крикам, долетавшим оттуда, топанью ног и бряцанью оружия. Только вот суматоха привлекала куда меньше внимания, чем ослепительный золотой силуэт, возникший по другую сторону окна. Я присмотрелся, это был крылатый силуэт. Худая, но сильная рука, откинув манжету, поднялась вверх. Мне казалось, что пальцы сейчас сожмутся в кулак или погрозят, но они всего лишь прижались к стеклу, словно этот простой жест пытался передать слова: «остановись, безумец». И пляшущий поджигатель у огромного полыхающего костра тут же остановился, надвинул свою черную широкополую шляпу пониже на лоб, как делают те, кто при встрече с давними врагами хотят остаться не узнанными.
        - Проклятие! - процедил он сквозь зубы и беспомощно оглянулся на затухающие огни в конце площади.
        Я тоже огляделся по сторонам и понял, что огонь перестал тянуться за новой пищей, отвоевывать территорию и лизать стены домов, будто кто-то поставил перед жадными языками пламени невидимую преграду.
        Костер на площади тоже стал ощутимо меньше. Огонь, как будто лишился и пищи, и кислорода и возможности разгораться дальше. Кто-то запретил огненной стихии полыхать, и она подчинилась.
        Я был так удивлен своими наблюдениями и чудесами, творившимися вокруг, что не сразу почувствовал, как чьи-то сильные руки в латных рукавицах довольно грубо схватили меня.
        Стражники прибежали быстрее, чем можно было рассчитывать. Я даже не успел сообразить, в чем дело, а уже был схвачен. Можно было, конечно, крикнуть, что это не я, а тот другой, что стоит у костра, устроил пожар, но его-то как раз уже и не было. Бесполезно было искать моего, то ли наставника, то ли злоумышленника, он, как джинн, растворился в пламени, которое сам же и вызвал, оставив меня разбираться с разъяренной охраной. Единственным, кого можно было в чем-то обвинить, стал я. Было слышно, как стражники за моей спиной недоуменно переговариваются.
        - Как ему только в голову такое взбрело? - удивлялся кто-то из них.
        - Наверное, сумасшедший, ты только посмотри, как он одет, - ответил тот, кто держал меня крепче всех. Я только сейчас обратил внимание на то, что на мне даже нет камзола, одна тонкая сорочка. Что уж тут говорить о теплом плаще, который был бы так кстати зимой. Не мог же я объяснить, что некий безымянный, очевидно, унаследованный мною вместе с титулом дьявол вытащил меня посереди ночи из дома, не позволив даже захватить с собой накидку. Лучше было вообще ничего об этом не говорить, иначе хранители порядка только еще больше убедятся в том, что я сошел с ума.
        - Наверное, решил согреться, - предположил какой-то шутник из ночного караула, и его товарищи громко захохотали.
        Ну, конечно, сейчас пойдут разговоры о том, что, почувствовав холод и решив погреться, я, как и положено безумцу, не понял, что нужно попросить в каком-нибудь доме приюта на ночь, а стал разводить костер прямо на площади, чтобы всем, кто гуляет в ночи, стало тепло.
        Смех за моей спиной только усилился, какие-то еще только что подоспевшие стражники присоединились к первым. Невозможно было вообще что-нибудь расслышать в таком шуме и гаме, но почему-то тихий и властный приказ, прозвучавший со стороны дворца, услышали все.
        - Замолчите! - негромко, но требовательно велел кто-то, и смех стих, наступила такая тишина, что было слышно, как разламываются тлеющие головни в уже догоревшем костре.
        Эта всеобъемлющая тишина так напоминала почтительное молчание всех: и людей, и природы, и даже недавно бушевавших стихий ветра и огня перед более могущественным, чем они все, существом. Я почти ощущал непобедимую, довлеющую надо всем силу, исходящую от говорившего, и она была, куда более сокрушительной, чем мощь самого жаркого огня. Даже грубоватые стражи, знающие только работу, да вино, уважительно наклонили голову, отдавая должное этому высшему могуществу. Голову наклонить заставили и меня, а когда я, наконец, поднял взгляд от земли, то с трудом смог поверить в то, что вижу. На фоне дворца, темные окна которого уже озарились ярким светом, как пламенем, стоял Эдвин и казался настолько сияющим, настолько неземным, что было трудно поверить, что это он. Как можно признать в этом светлом, обворожительном создании дракона. Может, действительно, какое-то высшее существо, жестокой шутки ради, приняло тот облик, который вызывал у меня ненависть и страх.
        Лицо Эдвина было застывшим и холодным, как у изваяния, только вот в глазах затаился гнев. Если этот гнев вырвется наружу, то он будет куда страшнее любого огня.
        Меня, наверняка, ждала жестокая расправа, и все равно мозг продолжал на что-то отвлекаться. Например, на то, почему Эдвин до сих пор не замерз, ведь за его спиной развевается только легкий лазоревого цвета плащ, как кусочек утреннего неба в ночи. Неужели в жилах Эдвина, действительно, течет и вскипает огненная кровь. Огонь согревает его изнутри, но внешне он всегда холоден, как статуя. Он ведь дракон, но, что самое страшное, все кругом слушаются его вместо того, чтобы пустить в ход пики и кулаки и избавить мир от проклятия. Даже королевские стражи исполнены по отношению к нему лишь безграничного почтения.
        Я не ожидал, что среди такой слепой покорности, кто-то попытается заступиться за меня, но, очевидно, нашелся все-таки тот, кто считал Эдвина не идолом для поклонения, а давним знакомым. Кто-то выбежал из дворца, запыхался, остановился рядом с безмолвным, златокудрым юношей. Чья-то рука с отчаянием вцепилась в манжету Эдвина.
        - Будь милостив! - прошептал неожиданный заступник едва слышно, но я уловил его слова.
        Конечно же, это был Марсель, похоже, единственный, кто испытывал здесь ко мне добрые чувства. Не то, чтобы я сразу не узнал его, просто не смог поверить, что он после скоропалительного побега от смерти все еще может говорить с Эдвином, прикасаться к нему и не бояться обжечься, тянуться к нему, как растение тянется к солнцу, не опасаясь, что его лучи однажды испепелят и обратят в пустыню всю окружающую природу. Как можно после спасения от демона вновь идти на договор с ним. Я хотел предостеречь «не надо, Марсель, отойди от него, беги», но слова застыли у меня на губах.
        Марсель так преданно, так просительно смотрел на Эдвина, будто щенок на хозяина. Если бы кто-то сейчас дал живописцу возможность сбежать, он бы, скорее всего, разрыдался, но никуда не побежал.
        - Только не казни его, - настойчиво шептал Марсель. Я уже думал, что сейчас Эдвин достанет из кармана колючку и бумагу и потребует от художника еще одной кровавой подписи, но ничего подобного на глазах у стольких свидетелей он, конечно же, не совершил.
        - А что ты предлагаешь сделать? - Эдвин вопросительно посмотрел на Марселя, и я затаил дыхание. Что может посоветовать околдованный художник?
        Марсель выпустил манжету Эдвина, как будто только сейчас вспомнив, что за такое фамильярное отношение к всеобщему кумиру его могут растерзать те же стражники, которые пока что собирались отволочить на казнь только меня.
        - Не забудь, он ведь поджигатель, - напомнил Эдвин. Как же быстро он обо всем узнает, наверное, сам кружил над площадью, когда разгорался костер, и не делал никаких попыток его затушить, а теперь разыгрывает из себя далекого от преступных наклонностей человек, почти что героя.
        Марсель раздумывал недолго.
        - Отпусти его! - попросил он.
        Вот добрая душа. Если бы я мог сейчас вырваться из рук стражи и подойти поближе, то сказал бы ему «одумайся, твоя душа дороже моей жизни». В обмен на мое помилование Эдвин, наверняка, назначит ничуть не меньшую цену, чем душа, может даже потребует что-то еще, как компенсацию за недавний побег, например, заставит Марселя всю жизнь писать те страшные полотна для своей адской галереи. Я вспомнил картину с головой Даниэллы, и мне стало дурно.
        - Остановись, Марсель! - одними губами прошептал я, но он вряд ли меня расслышал. Он только упрямо повторил, обращаясь к Эдвину.
        - Отпусти его!
        Кажется, Эдвин хотел кивнуть, но внезапно передумал. Я заметил, как яростно сжались в кулак его тонкие сильные пальцы, и на них ослепительно блеснул перстень с печаткой.
        Он был очень зол на меня, но старался держать себя в руках. Не знаю почему, но, кажется, он был заинтересован в том, чтобы с достоинством вести себя на публике и не выказать ничем своих истинных звериных инстинктов. Здесь, в Виньене, все должны были быть о нем только лучшего мнения. Но почему? Зачем нужно демону рисоваться перед толпой людей, которых он, так или иначе, все равно погубит? Не легче ли ему сразу дохнуть на всех огнем, а не стараться создать о себе хорошее впечатление? Неужели один раз, разнообразия ради, смерть решила быть галантной со своими жертвами?
        Эдвину отлично удавалась роль благородного кавалера. Какой я актер по сравнению с ним? Мне и на сцене-то не всегда удавалось полностью забыть о том, что я это я, и вжиться в роль, а он на всех широких подмостках жизни мог с легкостью позабыть о том, что сам олицетворение зла и разыгрывать из себя полную невинность.
        Вот и на этот раз глаза его остались холодными, а уголки губ сложились в едва различимую, но весьма доброжелательную улыбку. Он что-то пробормотал на своем древнем, одному ему понятном наречии и с грустной усмешкой обернулся к Марселю, словно спрашивая: «а может правда отпустить его».
        Опять ослепительно блеснуло кольцо с печаткой. Последовал легкий взмах руки. Пусть катится на все четыре стороны, без него здесь будет спокойней, как будто хотел сказать Эдвин, но не находил для такого опрометчивого решения подходящих беспечных слов. Как объяснить добросовестной, но туповатой страже то, что он отпускает на волю преступника.
        Стражники переглянулись между собой, явно не решаясь выпустить пойманного, но и перечить Эдвину никто тоже не смел. Наконец, самый смелый из охранников, очевидно, начальник караула, заикаясь, переспросил:
        - Нам отпустить его, ваше величество?
        Эдвин, наверное, сказал бы «да» под одобрительный кивок Марселя, но тут я не вытерпел. Неужели можно было поверить в то, что я только что услышал. Должно быть, я, действительно, спятил, или сошли с ума все вокруг меня. Скорее всего, второе, ведь ослышаться я не мог. Стражник совершенно точно обратился к королю. Так разве это не абсурд? Может ли быть всеобщим благодетелем тот, кто столетиями обращал жилища людей в пылающий ад и творил только зло. Добро противоречило самой его природе, ведь он же дракон, в конце концов, или нет?
        - Король!? - наверное, слишком повышенным тоном произнес я, потому что все обратили на меня внимание. Как у меня только язык повернулся назвать его так, но, если я ошибся, кто-нибудь мне возразит и объяснит, кто король на самом деле, но время шло, а никто и не думал возражать. А Эдвин, скрестив руки на груди, взирал на меня грустно и чуть надменно, будто заранее оплакивал смерть какой-нибудь бездомной собачонки, которую и раньше замечал на улице возле дворца.
        - Лицемер! - крикнул я на него. - Как ты можешь обманывать всех этих людей.
        Как он мог смотреть на меня так, будто вовсе не узнавал, будто я был не тем, кто заставал его на месте преступления, кто охотился на него, и, как это ни странно, являлся ему собратом, потому что исповедовал те же темные науки и заповеди, без которых явно не мог обходиться и он.
        Я бы продолжал и дальше выкрикивать обвинения, если бы не грубые толчки стражников. Они, наверное, решили, что у сумасшедшего очередной припадок. Вот теперь-то у них есть доказательство того, что поджигатель безумен. Ведь только безумец может обвинять его величество, в чем бы то не было.
        Марсель переводил испуганный, озабоченный взгляд то на меня, то на Эдвина и, казалось, вот-вот стал бы в отчаянии заламывать руки, но, наверное, при дворе в голову ему уже успели вбить, что нужно соблюдать этикет, поэтому вел он себя смирно. По крайней мере, старался больше не вмешиваться. Все равно его заступничество на этот раз бы не помогло.
        - В темницу! - коротко приказал Эдвин и сделал какой-то знак, понятный только стражам. Они злобно хохотнули, словно дождались наконец какого-то давно обещанного развлечения и с силой подтолкнули меня вперед.
        - Как такое может быть? Демон правит Виньеной, - недоуменно и чуть испуганно пробормотал я по дороге. Эдвин уже остался далеко позади, но я был уверен, что он знает, о чем я говорю, слышит все звуки, раздающиеся во дворце, точно так же, как паук улавливает любую вибрацию в своей паутине.
        - Демон сидит у тебя в голове и заставляет тебя нести весь этот бред, - остроумно отозвался кто-то из стражей, и все его товарищи дружно рассмеялись.
        - Вот подожди, посидишь в карцере, и твоему демону станет так тошно и скучно, что он живо от тебя сбежит, - поддакнул кто-то еще на всеобщую потеху.
        Я опомниться не успел, как оказался брошенным на солому, а за моей спиной раздался долгий противный скрежет запираемого замка. Теперь оставалось только надеяться на чудо. Оказавшись в темницах дракона, спастись из них уже невозможно. Камера, куда меня бросили, была небольшой и довольно холодной. Холод исходил, как будто, от стен и от решеток окна. Сами стены были гладкими и прочными, можно даже сказать монолитными. Жаль, что у меня нет с собой книги и духов, которые подсказали бы мне, как просочиться сквозь эти стены. Конечно, можно было, сколько угодно, ждать, что мои духи сами примчатся мне на помощь, но это было маловероятно.
        Я уселся на соломе, подтянул колени к подбородку и задумался. Неужели все горожане могут быть настолько слепы, что готовы поклоняться, как божеству, отпетому злодею? Где же здесь закономерность? Разве может быть демон настолько добр, чтобы завоевать расположение и искреннюю привязанность всех этих людей? Его обожали все, начиная от талантливого, утонченного живописца и кончая самыми грубоватыми, безграмотными отребьями общества, которым он зачем-то помог подняться на ноги и даже немного преуспеть в жизни. По крайней мере, своим проживанием в Виньене и ее королем они были очень довольны. Так для чего же Эдвин все это сделал? Зачем тратил время и сокровища на этот сброд? Чтобы эти люди уважали его? Но зачем ему их уважение, если он может уничтожить их всех одним махом, а оставшуюся казну страны забрать с собой? Сколько бы я не приводил доводов, а все сводилось к тому, что Эдвин сделал все это не из каких-либо корыстных целей, а только потому, что он так захотел. Остались только два предположения, либо он делал добро из каприза, но без всякой задней мысли, либо он, действительно, решил искупить свои
прежние грехи, делая добро в противовес злу.
        - А как думаешь, ты сам? - спросил вдруг кто-то.
        Я вздрогнул, потому что знал, что камера пуста. Разве может чей-то голос говорить со мной в пустоте? Я не слышал ни щелканья замка, ни скрипа двери, но чувствовал, что в камере появился кто-то, кроме меня.
        Я обернулся на звук голоса, сощурился и различил стройный высокий силуэт возле окна, даже различил мерцание золотых локонов, аккуратно перевязанных темной лентой. Неужели Эдвин решил сам посетить меня. Какая честь!
        Звук капели по ту сторону окна отвлек меня от размышлений. Разве может идти дождь зимой?
        - Пришлось вызвать дождь, чтобы устранить последствия пожара, - словно прочтя мои мысли, сказал Эдвин. Он провел изящными длинными пальцами по решетке, и я заметил, как ослепительно блестят удлиненные золотые ногти. Даже не ногти, а когти. Я закрыл глаза, представил, как они вопьются в мое горло, и содрогнулся, но, когда приоткрыл веки, драконьих когтей уже не увидел. Ногти на пальцах Эдвина снова стали обычными, человеческими, разве только чуть-чуть более длинными, чем это положено.
        Я даже протер глаза, потому что не доверял им больше. Слишком много видений вокруг. А Эдвин только усмехнулся.
        - Не верь глазам, верь сердцу, Батист, - назидательно произнес он. - И не доверяй словам незнакомцев. Лучше думать собственной головой, чем верить советам других.
        - Что ты имеешь в виду? - я посмотрел на него снизу вверх, пытаясь прочесть ответ на его бесстрастном лице.
        Эдвин едва заметно пожал плечами.
        - Марсель говорит, что это не ты устроил пожар, а кто-то другой. Он видел, как этот субъект в лохмотьях, скорее всего бродяга, убежал и скрылся за углом.
        - А что видел ты сам?
        - Многое, - коротко ответил Эдвин, будто одним этим словом можно было передать все.
        О, да, с сарказмом подумал я, ты видел не многое, а абсолютно все, и тайное, и явное, и обыденное, все, что только имело место в небе, под землей и на земле с самого сотворения мира. Тебе ли спрашивать о чем-то меня, если ты и так все сам знаешь?
        - Я хочу услышать ответ из твоих собственных уст, - возразил Эдвин, будто слышал мои мысли, и для него они были облечены в слова. - Это ты хотел сжечь мой город или кто-то другой, кто был с тобой? Может, кто-то надоумил тебя зажечь факел?
        - Ты хочешь проверить, насколько честным может быть мой ответ? - с вызовом спросил я.
        - Можешь считать что так, - последовал легкий кивок златокудрой головы, и вдруг во тьме вспыхнула лампа. Я зажмурился от яркого света, а Эдвин только задорно, весело рассмеялся.
        - Да, ты, явно, новичок, раз до сих пор так и не смог привыкнуть к вспышкам света во мгле, - просто сказал он, хотя за обычными словами, явно, крылся куда более глубокий смысл, чем я мог уловить.
        - Что значит новичок? - я злился потому, что не мог ничего понять.
        - Не обижайся! - предупредил Эдвин, и его голос стал неожиданно суровым. - Это я должен судить тебя, а не ты меня. Так, что оставь сарказм на потом, до той поры, когда тебя самого поволокут на костер, вот тогда ты и помянешь все обиды, нанесенные тебе драконом в своей предсмертной речи.
        - Перед толпой, которую ты одурманил?
        - Возможно, тебе удастся открыть им глаза на правду, тогда ты станешь героем, и сам палач на коленях станет молить тебя о прошении. Твоя мечта сбудется.
        - Что ты знаешь о моих мечтах? - с яростью выкрикнул я.
        - Я знаю все, - спокойно возразил Эдвин. - А тебе неизвестно почти ничего, кроме того, что твое заветное желание - снести голову с плеч дракона и самому сгореть в его предсмертном огне.
        Как точно он выразил все мои мысли. Подумать только, всего несколькими словами он смог передать все, что у меня на душе.
        - Но ведь ты дракон? - с придыханием спросил я, и собственный вопрос меня напугал. До чего я дожил, спрашиваю демона о том, демон ли он, и отказываюсь поверить в то, что это неизменная правда.
        Что он станет делать теперь? Убьет меня? Накинется с обвинениями? А может, станет рассказывать о том, как это страшно быть проклятым и отвергнутым. Я уже приготовился слушать, но Эдвин только закрыл лицо ладонями и произнес:
        - Я не знаю!
        Неужели и на этот раз он умело прибегнет к обману, излюбленному оружию злого духа? Неужели он разыграет передо мной падшего ангела, удрученного своим падением, и даже я обольюсь слезами, слушая его ложь.
        Но жалость Эдвин вызвать ни в коем случае не пытался, напротив, он был разъярен, и от его усталого голоса исходил гнев.
        - Ты бы сам не знал, кто ты, окажись ты на моем месте, - процедил он сквозь зубы. - Как отличить светлую половину от темной, как отделить добро от зла? Ты знаешь это, Батист?
        - Разве могу я по знаниям равняться с тобой?
        - Ты пытался оказаться хитрее и ловчее меня, это у тебя не вышло, так попробуй стать хотя бы умнее. Удиви меня своей мудростью, молодой де Вильер. Сделай то, чего не смог сделать никто из твоих предков - стань для меня незаменимым собеседником, и тогда я пощажу твою жизнь.
        Жизнь - это бесценный подарок, очевидно, так считал Эдвин. Хорошую же сделку он мне предлагал, помилование всего лишь за беседу, спасение от костра всего за пару мудрых фраз. Чем я мог удивить его, узнавшего все? Выходит, он все правильно просчитал, я не смогу дать ему то, чего он требует, не смогу спастись. Я устало откинулся на кучу соломы. Оранжевый лампадный свет слепил глаза и невыразимо преображал и без того сказочную красоту моего тюремщика.
        Эдвин немного прикрутил фитиль, и сияние стало более терпимым.
        - Вот видишь, я умею колдовать, но часто предпочитаю сам делать всю ту работу, которую положено поручать духам, - как бы между прочим, заявил он и легким прикосновением удалил паутинку с медных краев лампы, провел кончиками пальцев по раскаленному металлу и не обжегся. Глупо было думать, что можно сжечь в огне того, кто огнем управляет. Я сам это понял, и Эдвин кивнул, словно отдавая должное моей догадливости.
        Свежесть дождя постепенно устраняла запах гари и остатки дымовой завесы. Больше в воздухе не пахло паленым, только несло легким холодком. Как умно Эдвин сделал, призвав дождь. Разве это не доказательство его искушенности во всем. В любой, даже самой сложной ситуации он знает, как следует поступить, чтобы с честью выйти из положения и удовлетворить самых недовольных. Теперь все разбуженные пожаром успокоятся и будут мирно спать, потому что восхитительная сладкая свежесть, разнесшаяся по морозному воздуху настолько упоительна, что, вдохнув ее, невозможно уже злиться. Она нагоняла сон, и мне тоже захотелось спать, но я не мог. Надо было оставаться бодрствующим и бдительным, ведь демон рядом и, если я усну, то окажусь целиком в его власти.
        - Ты и так в его власти, - прошептал Эдвин, так тихо, словно опасался, что кто-то, притаившейся за окном, может подслушать нас. - Только не во власти того демона, который сидит во мне, а какого-то другого. Он мне чужд, но я его знаю…
        Эдвин склонился надо мной так, что я мог разглядеть каждый сияющий волосок его ресниц, каждый лазурный лучик нестерпимо ярких глаз. Его изящные ноздри чуть расширились, как у зверя, пытающегося нюхом определить рядом ли другой хищник или жертва. Конечно, такое сравнение сейчас было неуместно. Лицо с очень гладкой и чистой, без единой морщинки кожей, склоненное надо мной, ни в коем случае не напоминало звериную морду, но, тем не менее, сразу становилось понятно, что Эдвин принюхивается к затхлому воздуху темницы вблизи меня, пытаясь определить здесь ли тот, чужой демон, о котором он упомянул.
        Очевидно, не различив того запаха, которого ожидал, Эдвин отстранился, его лицо бледным пятном вспыхнуло в дюйме от меня во мгле, а через секунду он уже стоял у окна, и невозможно было понять иллюзия ли это, или он, действительно, может перемешаться в пространстве так неуловимо и быстро, что для человеческого глаза проследить за всеми его движениями просто невозможно.
        Дождь за окном усиливался. Капель яростно барабанила по карнизам, омывала прутья решетки и осколки битого стекла за ними. Ливень смывал остатки грязи и гари, а барабанящий звук по крышам, наверное, убаюкивал тех, кто спит в этот час, как и положено людям, только я, отколовшийся от людского общества ради смутных обещаний колдовства, принужден был к долгому ночному бдению.
        Капли дождя проскальзывали между прутьев решетки и падали на пол темницы, стекались в маленькие лужицы, мочили солому у меня под ногами.
        - Не подумай, что оконное стекло разбито по моей вине, - вдруг предупредил Эдвин так резко, будто я, заключенный, имел право требовать от него комфорта. - Я обычно гуманно отношусь к заключенным, не заставляю их мерзнуть на сквозняке, как тебя.
        - Тогда почему же стекло разбито вдребезги?
        - Тот, кто сидел здесь до тебя, как раз был буйным помешанным, он и разбил окно. А стекольщиков пригласить для ремонта с тех пор я не успел.
        - А что случилось с тем умалишенным, который сидел здесь до меня? - вполголоса, словно боясь разбудить какого-то призрака, спросил я и внутренне содрогнулся.
        Эдвин внимательно посмотрел на меня, словно силясь рассмотреть действительно ли я, такой непонятливый, или во всем виновато несвоевременно проснувшееся чувство юмора.
        - Он вспорол себе горло осколком стекла, - пояснил Эдвин и вдруг усмехнулся. Чья-то смерть не повод для веселья, но когда имеешь дело с драконом, то не знаешь чего ожидать. Казалось, Эдвин вот-вот рассмеется, его глаза опасно блеснули, а на бледных губах, кажется, вдруг заалела непонятно откуда взявшаяся капелька крови.
        - На самом деле, это я не удержался, - с циничным, грудным смешком пояснил он. - Мне же тоже надо чем-то питаться, точнее кем-то. Дракон внутри меня голоден и очень зол. Ему все равно, кого выбрать для пиршества, лишь бы только сытость принесла утешение. Вот я и выбираю бродяг, преступников и даже ненормальных, одним словом, всех, без кого на этой земле не станет тосковать никто.
        От его слов исходила ярость. Он даже сжал кулаки, наверное, для того, чтобы сдержать очередной порыв и не начать в приступе гнева царапать глухую стенку.
        - Я все еще помню, как кровь алела на этом полу, - прошептал Эдвин, так тихо, будто стыдился своей тяги к смерти. - А потом кровь жгла мне язык и успокаивала зверя внутри. Я слизал кровь прямо с ран трупа и при этом не ощутил отвращения, представляешь, до чего иногда доводит меня жажда?
        Эдвин шагнул ко мне, зашелестел в тишине его плащ. Он еще не успел приблизиться ко мне, а я уже отшатнулся и прижался к стенке, так словно хотел пройти сквозь нее. Я почти чувствовал его когти на своем горле и болезненный, долгий поцелуй на горле возле артерии.
        - Я буду следующим, кого ты здесь убьешь? - недрогнувшим голосом спросил я, но взволнованная интонация уже выдавала страх.
        Эдвин смотрел минуту на меня сверху вниз так, будто оценивал, стоит ли моя проклятая кровь того, чтобы ее отведать или нет, а потом отрицательно покачал головой.
        - Возможно, гораздо достойнее со стороны короля будет проявить милосердие, - не слишком уверенно предположил он. - Ты хотел бы, чтобы я и тебе оказал помощь?
        - Помощь? - я вскочил с места, как ужаленный, и кинулся бы на него с кулаками, если бы отлично не осознавал, что он гораздо сильнее, чем целая рота таких, как я. А если бы он и не был так силен, разве смог бы я поймать того, кто двигается быстро и неуловимо, как призрак.
        - Ты всех успел подкупить этой своей помощью, - закричал на него я. - Каждый вчерашний нищий готов вступиться за тебя, потому что ты оказал ему и всем, кто нуждался, незабываемую милость. Говорят, что нет такой беды, в которой ты не можешь помочь, нет для тебя неразрешимых проблем, но ты ведь не бог, даже при всем своем могуществе, ты не сможешь вызволить меня из тех сетей, в которые я попал.
        - А вдруг смогу, - Эдвин слегка пожал плечами, будто пытался сказать, что все пути жизни неисповедимы.
        - Сможешь? - с сарказмом переспросил я.
        - Я же смог помочь всем этим людям, хотя они тоже считали, что погибли, и спасения нет.
        - Их несчастья не ровня моим. Помочь им было куда легче, чем мне.
        - Но раз можно было помочь им всем, значит, и твое дело не так уж безнадежно, - твердо и довольно весомо заявил он. Было видно, что он знает, о чем говорит, и любое самое невероятное его обещание не может быть пустым звуком.
        - Ты считаешь себя всемогущим? - обвинил я.
        - Возможно, - без стеснения, с чувством собственного достоинства отозвался он. - Во всяком случае, я многое могу, гораздо большее, чем все те, кто до меня листал наши черные книги.
        - Ты можешь выкупить мою душу у дьявола? - напрямую спросил я, и эхо от моего крика отлетело от стен и несколько раз прокатилось по камере.
        Эдвин ничуть не разозлился на то, что я кричу, не отпрянул, как от припадочного, и не попытался ударить, чтобы привести в чувство. Он только задумчиво посмотрел куда-то в пустоту и спросил:
        - Как выглядит твой дьявол?
        Вопрос прозвучал негромко, но показался мне таким значительным, что я тут же лихорадочно стал припоминать все детали.
        - Он очень высокий, крепкого телосложения, прячет лицо под полями шляпы, но видны горящие, как уголья глаза и голые черепные кости. Кажется, он весь состоит из костей и обрывков обожженной кожи. Голос у него низкий, хриплый и такой вкрадчивый. Кажется, что он предлагает тебе в распоряжение весь мир, даже если в этот миг говорит о чем-то другом.
        - А еще он называет себя твоим наставником? - вдруг спросил Эдвин.
        - Да. Откуда ты знаешь? - я был несказанно удивлен и ждал ответа, который бы все прояснил, но Эдвин только тихо, мелодично рассмеялся. Прямо-таки не смех, а эхо волшебной музыки у меня в темнице. Казалось, сейчас прямо где-то здесь во тьме распахнутся невидимые двери, и Эдвин пригласит меня за собой, в потусторонний мир, полный чудес, дивных мелодий и невыразимой опасности. А когда я вернусь, то зачахну от тоски по этому миру и по красивому проникновенному голосу Эдвина, буду звать его, но он больше не придет, буду ощупывать и царапать стены темницы в поисках исчезнувших запретных дверей, но не найду их и в итоге, действительно, подтвержу предположения охранников о том, что сошел с ума. Дракон явится, чтобы растерзать меня, а стражи решат, что я сам покончил с собой. История первого узника повторится, а Эдвин будет молчать, усмехаться про себя и хранить очередной секрет. Никто его не заподозрит, даже после всех этих тайных дьявольских проказ король останется прекрасен и чист, и все, по-прежнему, будут расхваливать его отзывчивость и милосердие. Правды не узнает никто, а я уже ничего не смогу
рассказать.
        - Не все так плачевно, как ты думаешь, - Эдвин постукивал длинными отполированными ногтями по гладкой каменной стене и обращался, словно не ко мне, а к каким-то незримым спутникам. - Выход можно найти всегда. Ты бы смог пройти даже сквозь эти стены, если бы чуть получше овладел тайной наукой. Эти камни прочны, но далеко не непреодолимы. Для настоящего чародея монолит - не преграда, а цепи - не тяжесть. Ты бы мог легко разрывать кандалы и разрушать целые крепости, если бы научился тому, чему когда-то учился я. Только вот твой наставник почему-то не счел, что эти знания для тебя необходимы.
        - Он мне не наставник, он дьявол, который задумал меня извести, - яростно возразил я.
        - О, его ты оскорблениями не отпугнешь, - с горькой иронией протянул Эдвин, так, словно сам когда-то побывал в подобном положении и теперь без примерки мог понять, каково вдруг оказаться в моей шкуре.
        - А чем его можно отпугнуть?
        - Ничем, от своей цели такие, как он и я, обычно не отступаются.
        - Значит, положение безвыходное?
        - Не совсем, - Эдвин быстро и отрицательно покачал головой. - Один новичок когда-то попался в более безвыходное положение, чем ты, и, тем не менее, ему удалось не только спастись, но и одержать победу.
        - У него была железная воля, которой у меня нет, - я устало опустился на солому и уронил лицо в ладони.
        - Железной воли у него не было, но зато было огненное дыхание и желание освободиться, - прозвучали где-то надо мной все с той же завораживающей интонацией вкрадчивые, проникновенные слова, и я был слишком очарован уже одним их звуком, чтобы еще вдаваться в смысл сказанного. Я не понимал ничего, даже того, ответ на что давно искал, я только слушал волшебную мелодию неземного голоса, и она дарила мне минутный покой. И не важно, что будет дальше, главное, что воспоминание об этом миге волшебства навсегда останется со мной и еще память о каком-то необычайном откровении, о котором я давно мечтал, а теперь почему-то пропустил его мимо ушей.
        - Ты не знаешь, Батист, как ужасно быть скованным, не цепями, а чьей-то чужой волей, - произнес Эдвин и, словно в подтверждение этому, на стене звякнули и покачнулись, вделанные в скобы кандалы. Будто чья-то незримая, нечеловечески сильная рука разогнула скобы, и цепи рухнули вниз, разлетелись на мелкие звенья, ударившись о пол. Возможно, это тысячи духов, по приказу своего господина, откололи от них каждый по мелкому кусочку, а, может быть, это тайная сила Эдвина творила чудеса прямо у меня на глазах, чтобы еще раз доказать - я, как и любой начинающий чародей, бессилен перед драконом.
        Эдвин отвернулся от меня, но я видел, как он до крови прикусил губу, будто хотел наказать сам себя за все давние и недавние происшествия, и за свой последний колдовской трюк. Наверное, так демон отворачивается от каждого и прячет глаза, чтобы никто по необыкновенному, пронзающему насквозь взгляду не смог догадаться, что перед ним не человек. В эти глаза, в которых обитает злой дух, дано взглянуть только самому отъявленному грешнику, тому, кому уже не миновать встречи с собственным карателем и губителем. Я видел, как тонкие, длинные и необычайно сильные пальцы Эдвина, играя, пробежали по решетке, омытой дождем. Они бы без труда смогли разогнуть железные прутья, раздробить камень, из которого сложены стены, и сокрушить весь мир. Сложно было догадаться с первого взгляда, что в этих изящных аристократических руках сокрыта всесокрушающая сила. Я сам понял это только после многих малоприятных доказательств, и теперь все время ждал, что вот-вот на чуть удлиненных розоватых ногтях отрастут острые драконьих когти. Даже не лапы дракона, а обычные человеческие руки Эдвина могли бы легко разодрать мне горло,
но почему-то медлили.
        Эдвин не спешил ни убивать меня, ни наказывать, хотя я ждал от него наказания, не потому что оскорбил его, как короля, а потому что он был так похож на карающего ангела. Его бледные, красиво очерченные губы сложились в приятную, невыразимо притягательную усмешку, и, хотя с них не слетело ни звука, я отчетливо услышал вопрос: «а может мне стоит просто отпустить тебя». От этих слов я отшатнулся, как от огня. Испугала меня, конечно же, не перспектива очутиться на воле, а полная противоположность такой снисходительности и злого персонажа. Разве не противоестественно для демона такое милосердие? И нет ли здесь подвоха? В моем дневнике Эдвин всегда вырисовывался типичным героем темной стороны, очаровательным, лицемерным и беспощадным, так не может же он в действительности оказаться совсем другим.
        - Можешь считать, что ты заслужил свое освобождение, - уже вслух произнес Эдвин и повернулся к окованной железом двери так, будто собирался пройти сквозь нее.
        - Смерть заменена на опалу, - провозгласил он. - Сегодня же ночью ты уберешься из моих владений и будешь счастлив, потому что покинул государство демона.
        - Почему ты меня отпускаешь? - удивился я. - Только не говори, что я оказался настолько умным собеседником, что стал для тебя незаменим. Я знаю, что это не так.
        Казалось, что Эдвин вот-вот тяжело и утомленно вздохнет, но вздоха не последовало. Возможно, подумал я, один этот чудом сдержанный вздох мог бы спалить и меня, и камеру, и даже половину дворца.
        - Я не могу ни в чем отказать тем, кого люблю, - вдруг с грустной усмешкой признался Эдвин, и признание это больше походило на ложь. Разве может он любить кого-то? Ему ведь положено быть тем, кто всех ненавидит, и кого поверженный и воспламененный мир яро ненавидит и боится в ответ. Такова природа дракона. Он тот, кого не любит никто и не может любить, по крайней мере, если верить легендам. Им верил и я до тех пор, пока не увидел перед собой дракона в восхитительном человеческом обличье.
        - И скольких же людей ты любил? - осмелев, спросил я.
        - А почему ты считаешь, что они были людьми? - с почти что искренним изумлением осведомился Эдвин.
        - Тогда, кем же? Этими жуткими тварями, которые повсюду снуют за тобой. Ими полон твой мир и, наверное, ад, и вы все, волшебные создания, красивые и безобразные, беззаветно преданы друг другу, потому что вас породила одна и та же темная природа.
        Он, наверное, с трудом сдержал смех и отрицательно покачал головой.
        - Среди нас, как и среди людей, тоже уживаются ложь, интриги, предательство, целый ряд низменных страстей и инстинктов, а любовь встречается крайне редко, и еще реже можно встретить в любви взаимность.
        Над этими словами, должно быть, стоило задуматься, но я не хотел сейчас думать. Поразмыслить надо всем у меня будет время потом, когда я побреду прочь от ворот Виньены, а теперь мне хотелось рваться в наступление, спрашивать о том, о чем я не смогу спросить больше никогда. Не каждый же раз предоставляется возможность вызвать на откровение дракона, поговорить с ним, как одно разумное существо говорит с другим, а не подпасть под струю обжигающего огня.
        - Многие ли из этих созданий заслужили твое расположение. Жизни скольких ты готов был оберегать вместо того, чтобы, как принуждает тебя долг, подарить им смерть?
        - Немногих, - ответил он, скорее всего, откровенно и поднес руку к щеке, словно готовился смахнуть невидимую слезу. - Но никто из моих избранников не любил меня в ответ.
        - Почему же? Неужели ты не разу не отважился явиться к ним в своем прекрасном облике? Каждый раз они видели в тебе только дракона?
        - Нет, - возразил он. - Вначале, они даже не знали, что я дракон, но инстинкт самосохранения всегда срабатывал безошибочно. Им становилось страшно находиться рядом со своим собственным палачом, даже если внешность этого палача их восхищала. Инстинктивно они догадывались, что рука, предложенная им, в любой миг может нанести смертельную рану.
        Эдвин уставился куда-то, в одному ему видимую даль. Внешне он оставался невозмутим. Бесстрастное лицо ничего не выражало, но внутри него боролось множество чувств. Всего за один миг Эдвин снова испытал все: отчаяние, злость, оскорбление, жгучую потерю и конечную ненависть, и хвала богу за то, что все свои обиды он не решил выместить на мне.
        - Сверхъестественные существа часто такие же предатели, как люди, - с яростью произнес Эдвин, поднес руку, сжатую в кулак и хотел ударить по стене, чтобы дать выход гневу, но не стал. Сдержался он, наверное, потому, что не захотел тревожить остальных обитателей дворца, ведь от одного его удара, должно быть, содрогнулись бы все окружающие нас стены.
        - Не хочешь, чтобы эти камни погребли под собой и нас? - почти дерзко спросил я.
        - Я всегда смогу ускользнуть, а вот ты не сможешь. Для такого трюка у тебя еще недостаточно опыта.
        - Значит, тебе жалко всех находящихся здесь людей и меня…
        - И эти стены. Я привык считать их еще одним своим домом. Ни логовом, ни пещерой, куда можно прятать награбленное, а местом, где я не чувствую себя ни чужим, ни лишним.
        Невольно я прикусил губу, чтобы не сказать ничего такого, что могло бы снова вызвать его гнев. Мне не хотелось наблюдать за тем, как где-то, на дне его глаз, разгорается безумное, яростное пламя, как собирается внутри него мощная, ищущая выход сила и готовится нанести сокрушительный удар. Лучше было поговорить о чем-то нейтральном, не способном снова пробудить его злость.
        - Ты сказал, что любил только сверхъестественных существ, но ведь Марсель - человек, - неуверенно возразил я, и собственный голос показался мне слабым и чужим. Я не был убежден, что Эдвин испытывает к живописцу какие-то добрые чувства. Сейчас он мог бы просто коварно усмехнуться и начать хвастаться тем, как умело заманил в свои тенета одаренного.
        - Для тебя он всего лишь еще один безропотный слуга? Один из твоих земных слуг?
        Эдвин не стал ни возражать, ни соглашаться. По его виду невозможно было понять, о чем он думает в этот миг.
        - Это Марсель попросил за тебя, - только и вымолвил он. И этим было все сказано.
        - Ах, да, ты ведь никогда не отказываешь в просьбах тем, кого любишь, - протянул я.
        - Даже если это самые невероятные, отчаянные просьбы. Отпустить тебя будет ошибкой. Для меня это опрометчивое решение, но Марсель считает, что, совершая добрые деяния, даже самые падшие становятся благороднее. Поэтому я открою перед тобой двери темницы и даже не стану лишний раз напоминать о том, что, когда мы снова встретимся, то станем еще более злейшими врагами, и ты не упустишь возможность отомстить мне, если таковая представится. Мы и без слов это отлично осознаем.
        Я не нашелся, что на это сказать, только вслух подумал.
        - Значит, живописец не так уж близок к самоубийству, как я решил. Он любит свою смерть не без взаимности.
        Эдвин слегка нахмурился и отрицательно покачал головой, будто возражал кому-то невидимому шепчущему ему на ухо, из пустоты.
        - Дело даже не в том, что Марсель талантлив или особенно чуток, - задумчиво сказал он. - Дело только в том, что у него единственного хватило мужества искренне полюбить демона.
        Я нехотя отполз ближе к стене, когда Эдвин сделал быстрый шаг в мою сторону. Никогда ведь не знаешь, чего от него ждать: дружеского пожатия руки или болезненного смертоносного удара.
        На этот раз не было ничего, ни малейшего прикосновения, ни обжигающего дыхания возле моего лба. Эдвин только тихо признался:
        - Я хотел бы быть таким же честным и открытым, как Марсель, поэтому сейчас я поступлю так, как поступил бы он.
        С этими словами он скинул с плеч плащ и отдал мне. Не тот, короткий, светло-лазоревый, который был на нем еще недавно, а длинный, темно-синий, расшитый какими-то узорами и символами, как тайнописью, плащ. Подброшенный в воздух, он уже через миг легко и ровно лег на мои плечи и вышитые золотой нитью на темном фоне буквы вспыхнули ослепительным светом. Казалось, что я наблюдал мгновение зарницы в темноте тюрьмы.
        Эдвин не шептал проклятия мне на прощание, не прогонял меня злобными выкриками, но и доброжелательным его тоже назвать было нельзя. Теперь на его лице, когда он смотрел на меня, не отражалось ни добрых, ни злых чувств. Это было просто застывшее лицо статуи, безмолвной и недосягаемой.
        По его повелению, быстро и без скрипа приотворилась дверь темницы. Все происходило, как во сне, до тех пор, пока Эдвин не заметил что-то неприятное, будто какой-то тайный знак появился над моей головой, и от безразличия Эдвина ко мне вдруг не осталось и следа.
        Хоть я никого и не мог заметить возле себя, но чувствовал, что кто-то удерживает меня за запястье, и хватка эта крепче любых цепей. Я не мог шевельнуться, а Эдвин протянул руку и коснулся моих волос.
        Ну, все, это конец, мелькнуло в голове, и, наверное, было последней мыслью, потому что головы скоро уже не будет на плечах. Он обезглавит меня, как и Даниэллу, думал я и лихорадочно выискивал пути к спасению, но их не было. Да и спасаться пока что было не от чего. Эдвин не спешил меня убивать.
        - Кто-то срезал прядь твоих волос, - задумчиво произнес он и тут же спросил. - Кто?
        - Не знаю, - я ощутил, что снова свободен и ощупал собственную голову, но ничего подозрительного не обнаружил, только какая-то крошечная царапинка заболела оттого, что я нечаянно потревожил ее.
        - Правда не знаешь, или просто не помнишь?
        Я сокрушенно покачал головой, сам удивляясь тому, что она еще до сих пор на плечах. Дождинки ослепительно блеснули на прутьях решетки. Как они преображают холодный металл, подумал я и вдруг вспомнил, как блеснул другой металлический стержень, как щелкнули ножницы возле моей подушки, когда я еще не совсем проснулся. Чья-то когтистая рука коснулась моей головы, а я даже не почувствовал, не проснулся.
        - Возможно, это сделал тот, о ком я тебе говорил, - не очень уверенно пробормотал я.
        - Тот, кто, по словам Марселя, устроил пожар, - теперь Эдвин смотрел на меня подозрительно, даже враждебно. Его рука не двинулась, но кто-то подтолкнул меня к выходу. Вполне ощутимый, болезненный толчок чуть не сбил меня с ног.
        - Убирайся из Виньены, - приказал Эдвин. - Чтобы еще до наступления рассвета ноги твоей здесь не было.
        Как быстро изменилась интонация его голоса и выражение лица от полного безразличия до жгучей ненависти. Теперь он уже не оказывал милость, а прогонял меня, как прокаженного, будто останься я хоть на день и могу заразить не только весь город, но и его самого.
        Я поспешно двинулся к выходу, но один раз все же обернулся. Эдвин смотрел на меня высокомерно и презрительно, а через секунду его в камере уже не было. Я снова остался один, но теперь уже не взаперти. Каким-то чудом вспыхнул в темноте фонарь, повис над землей, легко покачиваясь в воздухе. Свет, как будто, подмигивал мне. Хоть я и был уже знаком с колдовством, а это чудо меня поразило. Фонарь быстро пронесся мимо меня, так словно кто-то незримый нес его в руке, и полетел дальше по узкому коридору, где, как по волшебству, мне не встретилось ни одного охранника.
        Уже оказавшись на холоде, на улице, я мог только гадать о том, где же позади меня находится тот тайный выход, путь к которому мне только что был указан фонарем. Строить догадки было бесполезно. Я поплотнее запахнул на себе плащ, подарок Эдвина, и невольно мысленно поблагодарил его. Без верхней одежды я бы быстро замерз на таком морозе. Одними мечтами о мести не согреешься, но сейчас я уже мечтал совсем о другом, о теплом очаге, спокойном ночлеге и, в конце концов, спокойной жизни, но это были неосуществимые мечты. Единственное, что я мог сделать, это пойти и забрать свою книгу и вещи перед отъездом. Только вот, как снова отыскать тот дом, где они остались.
        Я побрел по темным улицам наугад. Казалось, ноги сами несли меня, к тому месту, где я оставил магическую вещь. Какая-то незримая сила магнитом тянула меня туда, где я забыл колдовскую книгу, ведь любой волшебный предмет не может быть потерянным, он вернется к хозяину самым необычным способом, или призовет владельца к тому месту, где остался, ведь хозяин и имущество, связанные друг с другом колдовством, уже не могут остаться одно без другого. Осознание всего этого пришло ко мне неожиданно. Кажется, я нежданно - негаданно открыл для себя еще одно правило колдовства, очередную заповедь, которую необходимо знать каждому чародею. В отличие от других колдунов, меня навыкам магии никто не учил, знания со временем приходили ко мне сами, будто кто-то невидимый посылал их мне. Собственный мозг казался мне чистым листом, на котором рука незримого создания наносит самые тайные, самые опасные записи.
        В ночи было холодно, но плащ грел мне плечи, бережно и нежно, как может согреть, наверное, только тепло настоящей дружбы. Как странно! Ведь Эдвин мне вовсе не друг. Какой там друг! Да, он мой самый заклятый враг, и совсем не важно, что у него такое прекрасное, невинное лицо, лучистый взгляд и выдержка героя. Несмотря на все это, я должен был ненавидеть его самой лютой ненавистью, но почему-то не мог. Наверное, потому что его чудесный подарок так ласково коснулся моей покрасневшей от мороза кожи и согрел ее. Тепло, исходящее от бархата, вернуло мне ощущение покоя и уюта. Подумать только, я стоял посереди чужого, находящегося всецело во власти дракона города и ощущал, будто я дома. Разве можно ступить во владения дьявола - своего врага, и вдруг осознать, что пришел к тому единственному, кто может тебя понять и стать смыслом всей твоей жизни.
        До сих пор месть Эдвину была смыслом всего моего жизненного пути, но только не сам Эдвин. Не может же все так абсурдно перемениться. Невозможно, чтобы я переменил мнение о драконе, своем заклятом враге.
        - Это просто невозможно, - вновь и вновь повторял я, пока брел сквозь мглу к уже знакомому, обвитому плющом фасаду. И внезапно на ум пришло еще одно предположение. А вдруг для человека, который уже однажды столкнулся с колдовством, нет в будущем ничего невозможного.
        Нет, убеждал я сам себя. Я не смогу посмотреть на своего бывшего недруга, как на кумира, никогда не смогу полюбить Эдвина, как любила его Даниэлла, не смогу назвать его своим господином, как называли его, наверное, очень многие из проклятых существ, пришедших из потустороннего мира.
        Я хотел подойти к порогу и толкнуть изо всех сил дверь, из которой не так давно вышел, но тут понял, что стою вовсе не у того дома, где хотел провести ночь. Во тьме предо мной проступал совершенно обычный фасад какого-то кирпичного дома с круглым чердачным окном и сложенной из кирпичей трубой, никаких фронтонов, никакого плюша и никакой ауры темного зла, витающей в морозном воздухе, рядом с крыльцом.
        Странно, мне казалось, что я шел в правильном направлении. Минуту назад я четко видел во мгле зеленевший плюш и каменную стену. Может, я просто не успел еще добрести до нужного места. Может, дом, который мне нужен, находится в двух шагах впереди. Я уже двинулся было вперед, но тут до этого мягкий и теплый плащ начал колоть мне плечи так, будто в ткань впились репейники. Чуть не вскрикнув от досады, я обернулся, первой моей мыслью было, что Эдвин обманул. Нечего искать добра в демоне, коварство - его сущность. Конечно же, в начале дар зла согревал и дарил ощущение уюта, только для того, чтобы потом искусать до крови. Хотелось со злобой глянуть в ту сторону, где остался Эдвин, но, бросив взгляд назад, я увидел как раз тот дом, который искал, и оторопел от удивления. Как такое может быть. Фасад, оплетенный плющом, маячил далеко позади меня и как будто дразнил, говоря «броди вокруг хоть всю ночь, а до моего порога все равно не дойдешь», и битые окна, подмигивали, маняще и лукаво, как живые глаза. Не мог же я пройти мимо, не заметив его. Я ведь внимательно озирался по сторонам и готов был поклясться,
что не дошел до этого дома, а он, выходит, уже остался далеко позади.
        Плечи все еще покалывало. Золотая вязь знаков, вышитых на плаще, как будто вспыхнула огнем, а длинные полы резко взметнулись вверх, как будто приказывая мне двигаться вперед, к призрачно маячившей вдалеке цели.
        Сам не знаю, каким чудом мне удалось схватиться за ручку двери дома-обманки, толкнуть ее и протиснуться внутрь. Дом встретил меня привычной могильной тишиной, в которой что-то затаилось. Так ощущаешь себя только в гробнице, где холодно, сыро и тихо, но по всем углам копошатся полчища вредных насекомых и мышей.
        Опрометью я бросился наверх, нашел свою спальню, схватил сумку с книгой и скудными пожитками и хотел уже бежать прочь, но невольно задержался. Воспоминания, которых не должно было бы быть, нахлынули волной. Вот, когтистая рука тянется к моей голове, в длинных обожженных пальцах сверкают ножницы, и прядь моих волос, срезанная с головы, быстро исчезает в складках рваной одежды ночного гостя, а где-то, вдали за окном, слышится душераздирающий волчий вой. Нет, совсем не за окном, а здесь, внутри спальни. Вой, который я слышу, как бы со стороны, будто бы доносящийся из зазеркалья, но на самом деле он совсем близко, ближе, чем я думаю, он вырывается откуда-то изнутри, словно внутри меня поселился голодный зверь, и в отчаянии я падаю на ковер, начинаю скрести пол ногтями. Воспоминания были больше похожи на жуткие галлюцинации. Такое, могло мне разве что присниться. Интересно, почему я вспомнил о своем сне только сейчас, спустя столько времени?
        В сумке что-то яростно дернулось, будто подпрыгнул и закопошился, случайно попавшийся туда зверек. Это все проделки духов. Поделом им, со злорадством подумал я, пусть сидят в моей сумке, как взаперти, раз им не хочется мне помогать. Хотя стоило ли сомневаться в их возможностях. Для них ли преграда застежка дорожной сумы? Да, они, наверное, если захотят, смогут просочиться сквозь самые толстые стены. Жаль только, что им хочется только насмехаться над своим очередным хозяином, а не помогать ему. Должно быть, я куда более простоват, чем все мои предки, ведь им - то, хотя бы до поры до времени, удавалось держать духов в подчинении.
        - Только сейчас сообразил? - ехидно спросил меня чей-то тоненький голосок, и другие, вторя ему, дружно рассмеялись.
        Я еще больше разозлился, с силой тряхнул сумку, хотя бы на ней пытаясь выместить свой гнев, и посильнее затянул на ней завязки. Мне уже расхотелось жаловаться на то, что даже Даниэлла, скорее всего, была умнее меня, потому что навязчивые попутчики тут же стали бы меня передразнивать. Сестра была хоть какой-то краткий срок властительницей духов, а не игрушкой, все же подумал я, в ответ на что, кто-то тихо хихикнул, а остальные незримые в один голос весело пропели:
        - Ты наша любимая игрушка, Батист.
        - Давай играть вместе до конца столетий, ведь с тобой нам так просто и весело, - предложил кто-то один, но я не удостоил его ответом, только перекинул сумку через плечо, вышел из спальни. И только тут сообразил, что дверь оказалась не заперта, и ключа в замке тоже не было.
        Я настороженно огляделся по сторонам. В коридоре я, несомненно, был не один. Кто-то тяжело дышал совсем рядом, сопел и скреб ногтями то ли о пол, то ли о стены. А может, о потолок? Я с трудом сглотнул при последней мысли. Интересно, мне только кажется, или вверху, над моей головой, действительно, раздается мягкий, тревожный шелест чьих-то огромных пушистых крыл. Я почти видел крылатое существо, ползущее по потолку с паучьей цепкостью, с длинными, ловкими руками и пшенично-светлыми локонами Колетт, свисающими вниз.
        Бежать отсюда, вот единственная мысль, которая в подобной ситуации могла прийти в голову человека. А я хоть постепенно становился колдуном, все-таки пока что ощущал себя всего лишь человеком, еще более слабым, чем остальные смертные оттого, что он знает о могущественных врагах, притаившихся рядом, а все остальное человечество - нет.
        Огромные ангельские крылья почти задели мою макушку, но ведь ангела в этом доме быть не может. По крайней мере, настоящего. Данный мне при крещении хранитель, должно быть, уже давно меня оставил, как только я взялся за книгу колдовства, а взамен ему из ада явился один из падших ангелом, возможно, как раз тот, который сейчас полз прямо надо мной по потолку.
        - Нет, что ты, Колетт - демон Люциана, а не твой, - возразил кто-то с такой непривычной серьезностью, что я усомнился в том, что слышу голос одного из своих личных духов. Может, со мной заговорил кто-то из чужих духов. Хотя с какой стати, им, принадлежащим не мне, говорить с незнакомцем.
        Возможно, чья-то рука, вынырнувшая из пустоты, и схватит меня за шиворот, но все-таки стоит попытаться сбежать. Тихий шелест остался сзади, как и ступеньки лестницы. Я почти добежал до двери, как вдруг кто-то окликнул меня. Я обернулся и заметил Люциана в тускло освещенном лампадой проеме приоткрывшейся подвальной двери. Колетт стояла позади него, уже без крыльев и без неестественно длинных рук, помогавших ей еще минуту назад карабкаться по гладкой поверхности потолка. В старомодном, но все равно очень элегантном платье, расшитом жемчугом, она была похожа на призрак. Ее губы тронула лукавая улыбка, когда наши глаза встретились.
        - Ты смог вернуться? - с искренним изумлением выдохнул Люциан. Он, кажется, был уверен в том, что никогда уже больше меня не увидит. Его вопрошающий взгляд устремился на Колетт, но та лишь легко и пренебрежительно взмахнула рукой, словно указывая на кого-то, кто виноват во всем. Кого-то, кто в доме не присутствовал, но нежелательного вмешательства которого вполне можно было ожидать, раз уж поселился в этом городе.
        Я смерил долгим взглядом их обоих, стремясь запомнить каждую черту тех, кого могу больше уже никогда не увидеть, проживи я хоть целую вечность. Хотя зачем мне их запоминать, ведь я их совсем не знаю. Знаю только то, что они те, кого надо бояться. Похожие на Эдвина, возможно такие же, как он, очевидно, случайно принявшие меня за одного из своих.
        Люциан, явно, выглядел удрученным и немного растерянным. Он печально посмотрел на меня, но, не прощаясь, а словно бы произнося: «я не боюсь тебя или того, кто тебя защищает, а боюсь за тебя». Если таковыми в этот момент были его мысли, то Колетт тоже их услышала.
        - Пусть идет, - снисходительно махнула она в мою сторону. - Один бы он еще сошел, но вместе со своей ношей он нам не нужен, ведь так?
        А потом, как колокольчик зазвенел ее смех, высокий, чистый и не умолкающий, он длился нестерпимо долго, и, казалось, что в своем звучании он не одинок, потому что каждая стенка дома вторит ему. Неужели под каждым листиком плюща притаилось нечто, что вторит этому ха-ха-ха и наполняет весь дом протяжным, многоголосым неземным звуком.
        Я не стал ждать, что произойдет дальше, просто толкнул дверь и выбежал из дома. Стоило только переступить порог, как она захлопнулась за мной, чуть не прищемив голенище сапога. Окна дома, как недремлющие оранжевые глаза монстра, казалось, наблюдали за мной. Во всяком случае, ощущение было подавляющим, словно я попал в поле зрение не окон дома, а глаз жуткого гиганта, который стремится растоптать каждого проходящего мимо, как насекомое.
        Хотелось скорее убежать подальше от этого места и от этого города, где отовсюду за мной могут следить те, кто являются глазами и ушами моего врага. Здесь его владения, значит, не удивительно то, что мне здесь так неуютно. Я кинулся бежать прочь, надеясь на удачу отыскать городские ворота в запутанном лабиринте множества улиц и переулков. Я стремительно несся прочь, не замечая ни гаснувших перед рассветом фонарей, ни силуэтов, иногда мелькавших в темных окнах, а на бегу меня, казалось, до сих пор преследовал звенящий смех Колетт и шорох крыльев, сначала ангельских, а потом и драконьих. Казалось, прямо сейчас над городом, плавно взмахнув, засияло огромное золотое крыло дракона и бросило отблеск на ближайшие ко мне здания. Как красив золотистый свет в ночи, и не важно, что от него исходит опасность, как не важно и то, что общение с Эдвином, это близость к огню, все равно с ним хочется говорить, на него хочется смотреть, хочется ощущать гордость оттого, что такое величественное и прекрасное творение ночи снизошло до общения с тобой. Ну, хватит, одернул я сам себя, все, что я хотел, осталось в прошлом,
в сырой темнице, озаренный нимбом волос ангела и его лучистым загадочным взглядом, а сейчас, оказавшись наконец на свободе, я должен желать только одно, как можно быстрее убежать от Эдвина, пока он не передумал отпустить меня. Конечно, все такие мысли были самообманом, я знал, что Эдвин не изменит своего решения. Передумать для него - все равно, что возразить самому себе. Для того, чтобы по какой бы то ни было причине ставить собственные слова под сомнение, Эдвин был слишком горд. Хоть в одном он лучше большинства людей. Не у всех хватает мужества сдержать свое слово, а у него хватило. Я вышел за ворота города, не встретив никаких препятствий, даже грубоватые караульные не встретились мне по пути. Ворота распахнулись передо мной сами, и не нужно было никому объяснять, почему я так стремлюсь уехать из города именно в ночной час. Уходя, я слышал, как защелкиваются за мной замки и задвигаются скобы, настолько тяжелые, что один человек приподнять их был не в силах, зато у Эдвина сил хватало на все. Даже находясь на расстоянии многих миль отсюда, он мог легко передвигать предметы и запирать замки. Выходит,
в городе ему подвластен каждый камень, каждая дверь, каждый замок. Хорошо, что я наконец-то спасся из такого места. И все-таки очутившись за воротами, я ощутил себя не свободным, а бездомным. Возможно, без наставника каждый новенький чародей ощущает себя сиротой. Только сейчас я это понял. Выходит, Эдвин обошелся со мной еще более жестоко, чем палач, показал мне то, как приятно иметь друга и собеседника из себе равных, из колдунов, поманил и исчез, а я остался один на заснеженной дороге, с книгой, в которой не смог бы разобрать большинства букв и безумными мечтами. Не знаю, пошел бы я назад, если бы ворота снова распахнулись за моей спиной, но они не раскрывались, город стал уже далеко не гостеприимной, неприступной крепостью, и мне туда хода не было, не было возврата, оставалось только идти вперед, в ночь, и надеяться, что на проезжей дороге мне посчастливится встретить попутный экипаж. Надо быть оптимистом и ждать, как чуда, хотя бы того, что вот-вот ночную мглу развеет свет качающихся над козлами фонарей, и тишину разорвет хлыст кнута. Тогда я, по крайней мере, не замерзну, блуждая по морозу, а
попрошу довезти меня до ближайшего селения. Пока что холодно мне не было, плащ согревал лучше, чем тепло от домашнего камина, но ветер становился все более пронизывающим, и я опасался, что живым до ближайшей деревни не добреду.
        Когда я, наконец, вспомнил о том, что могу просто пожелать и перенестись через пространство, где-то позади, на дороге, послышался стук копыт и грохот колес. Какой-то экипаж ехал, как раз в нужном мне направлении, и я остановился, срочно думая как мне привлечь к себе внимание. Свет от фонаря лег на дорогу, и мне показалось, что он не пламенный, а ярко-золотистый, как чешуя дракона. При этом сравнении я с сожаление вздохнул. Так вздыхает, наверное, только тот, кто осознает, что потерял нечто бесценное. Только что? Раздумывать уже не было времени, потому что экипаж уже поравнялся со мной. Кучер натянул поводья, и кони замедлили бег. Эти кони казались мне такими яростными, такими необычными, что стоило удивиться, как это они все же остановились, а не промчались галопом мимо меня.
        - Кто-то не побрезгует нашим приглашением и на этот раз? - прозвучал вдруг музыкальный, женский голосок, и из окошечка кареты выглянула изящная головка. Я смог разглядеть только темные локоны и красивые очертания губ, остальное скрывала вуаль. Незнакомка окинула меня быстрым оценивающим взглядом, словно пыталась определить, достаточно ли я смел, чтобы принять ее предложение или нет.
        - Так как, только что встреченный господин, вы согласны поехать вместе с нами в поместье, что возле театра?
        - Сегодня там будем пир, но как долго он продлится зависит только от вас, - отозвался кто-то из кареты и, может быть, засмеялся, точно я не расслышал.
        Дама немного смутилась и быстро объяснила.
        - Видите ли, мы заключили пари. Если мы убедим первого встречного стать нашим гостем, то сами можем назначить, как долго будут длиться развлечение. Конечно, это взбалмошное соглашение, но очень увлекательное.
        - Если вы откажетесь, то мы проиграем из-за вас, - опять вмешался кто-то, кого я не видел.
        - Пожалуйста, - попросила дама. Ее губы изогнулись в улыбке, и над ними блеснула маленькая черная мушка, какие носили, наверное, только в старину. Да и вуаль на головке дамы была, явно, сделана по старинному образцу. Такой маскарад должен был сразу меня отпугнуть, но незнакомка была такой таинственной, такой кокетливой, что я не мог не согласиться. Я уже сделал было шаг к карете, когда вдруг позади нас, на дороге, снова раздался стук копыт.
        - Скорее, - потребовала дама, и я удивился, почему она так спешит, ведь дорога достаточна широка для того, чтобы на ней могли разъехаться два экипажа.
        Сам не зная почему, я задержался. Мне вдруг расхотелось ехать с незнакомцами, но из-за чего я объяснить бы не смог. Возможно, сработало какое-то внутренне чутье или инстинкт самосохранения. Духи молчали, а это уже был плохой знак. Раз они не поддразнивали меня, значит, рядом притаилось что-то недоброе, что подавляет их рвение к проказам.
        - Езжайте без меня, - вдруг произнес я, скорее даже не произнес, слова сами сорвались у меня с языка так, будто их вложил в мои уста кто-то другой. Возможно, один из духов, сидящих в моей сумке, а может быть и нет. Во всяком случае, отказ уже вырвался и был услышан, такой быстрый и резкий, что любой бы имел право на меня обидеться. Так что я не удивился, когда из глубины кареты послышалось приглушенное ругательство. Улыбка на губах дамы мгновенно угасла. Она больше даже не взглянула на меня, только выговорила какие-то слова, которых я не понял, обращенные то ли к спутникам, то ли к кучеру. Наверное, приказала ехать дальше, потому что карета плавно, почти бесшумно сдвинулась с места и неспешно покатила дальше в дорожную мглу. Я готов был смотреть экипажу вслед, но тот слишком быстро исчез во мраке.
        Теперь единственной моей надеждой был второй проезжавший экипаж. Я решил, что лучше подожду его, но он, как назло, остановился, не доехав до меня нескольких метров.
        - Ну, что там такое? - донесся недовольный ворчливый голос кого-то из пассажиров. - Неужели опять сломалось колесо? Если мы будем задерживаться в дороге каждый час, то так никогда и не проделаем даже полпути.
        Брань. Упреки. Вполне человеческая агрессивность и раздраженность. Я был несказанно рад в этот миг слышать даже ругань. Скандальные пассажиры - это уже неплохой знак. Это значит, что в карете точно едут не бесплотные, молчаливые призраки, а самые настоящие, живые и склонные к раздражительности после работы люди. Обычно меня злило то, что уставшие труженики пытались выместить свое недовольство на других, но сейчас я был даже рад слышать знакомые, укоризненные нотки. В конце концов, лучше с кем-то поссориться, но все же влезть в отъезжавший от Виньены экипаж, чем кинуться назад и сгореть заживо в неземном драконьем огне.
        Не дожидаясь, пока остановившаяся карета снова двинется в путь и поравняется со мной, я сам побежал к ней.
        - Нет, это уже совсем невыносимо, - с грохотом хлопнула дверца, и из экипажа выпрыгнул худой молодой человек, смутно напомнивший мне кого-то.
        - Скажите, любезный, уж не хотите ли вы, чтобы мы все, включая лошадей, заночевали прямо здесь, на дороге? - с яростью набросился он на кучера. - Что, будем стоять и ждать, пока утром какие-нибудь всадники наедут на нас? Я-то рассчитывал провести ночь хотя бы на постоялом дворе, а не посереди проезжей дороги.
        - Лучше помолчи и помоги посмотреть, что сломалось, - равнодушно, как младшего помощника, одернул его возница.
        - То есть, вы даже не знаете, в чем причина остановки? - возмутился пассажир. - Может, все - таки на этот раз ничего не сломалось?
        В его голосе зазвучала надежда, наигранная, почти театральная, и эти звуки тоже показались мне знакомыми. Что удивительного? Я снова вспомнил сцену, свою недолгую карьеру актера, свой успех, и мне стало грустно. Я столько имел и столько потерял. Конечно, я имел в виду не только сцену, и не только поместье де Вильеров, но, возможно, и целую жизнь, которая могла бы оказаться совсем иной…чуть более счастливой, не омраченной тенью дракона и не озаренной золотистым блеском кудрей лжеангела. Без появления Эдвина это была бы просто жизнь, немного солнечная, немного трудная, но не загубленная.
        - Лошади отказывают ехать дальше, значит, все-таки что-то не так, - кучер небрежно бросил поводья пассажиру и сам тяжело слег с козел. Его грузная фигура рядом с худощавым молодым человеком смотрелась несколько комично.
        - И вы хотите, чтобы я опять сам разбирался с поломкой, нет уж, на этот раз чините экипаж сами, - стал яростно протестовать юноша, в котором я, наконец, узнал Жервеза. Какими судьбами? Я встретил на чужбине одного из своей труппы и кого? Того, мои отношения с кем можно было назвать, какими угодно, но только не дружескими.
        - Жервез! - окликнул я его, все-таки немного обрадованный столь неожиданной встречей.
        Он обернулся, немного сдвинул шляпу со лба, чтобы лучше видеть, и его глаза расширились от удивления.
        - Ты, - пробормотал Жервез так, словно видел призрак.
        - Кто же еще, - немного смущенно отозвался я.
        - Так, значит, жив все еще, - удивление Жервеза незамедлительно сменилось гневом. - И это после того, как все наши отправились на тот свет. Все из-за тебя, колдун! Это ты сотворил заклинание с золотом, чтобы отдать своему дьяволу нас всех. Сам-то, наверное, уже откупился от него за счет чужих жизней.
        - Эй, потише, парень, а то распугаешь всех, кто еще хочет продолжать путь, - оборвал его кучер и бросил извиняющийся взгляд на меня. - За два медяка мы подвезем и вас, если, конечно, вы не предпочитаете идти пешком.
        - Да, спасибо, - я поскорее вытащил золотой и хотел протянуть ему, но Жервез проворно вскочил между нами.
        - Не смей никому больше раздавать своих монет. Разве мало людей ты с помощью этого трюка уже погубил? Хочешь продолжить фокусы? - заорал он на меня и продолжал бы кричать, если бы дородный и, очевидно, сердобольный кучер не оттолкнул его в сторону.
        - Не обращайте внимания, он сильно выпил при последний остановке, - поспешно заверил меня возница. - Он совсем не буйный, просто…
        - Я все понял, - мне все же удалось вложить в его руку с охотой принятый золотой. Он бы и дальше продолжал извиняться за Жервеза, если бы я его не остановил. Неприятно ведь, когда такой вот безумец распугивает пассажиров, неся какой-то бред.
        - Я тебя убью, - со злостью пробурчал Жервез, зло сверкнув на меня глазами из-под полей шляпы, но приблизиться ко мне в присутствии кучера все же не посмел. Очевидно, решил подождать до того момента, пока мы с ним останемся наедине, без желающих вмешаться в наши разборки.
        - Он, правда, скоро протрезвеет, вот увидите, - поспешил снова заверить меня кучер.
        - Надеюсь, - сухо отозвался я. Мне было неприятно выносить на себе ненавидящий взгляд Жервеза. Сначала дракон, а теперь еще и этот задавака. У меня уже кулаки чесались, чтобы подраться с ним, но я упорно продолжал играть в честь и достоинство. Аристократ не может биться в рукопашную с уличным мальчишкой. Жервез, во всяком случае, был не тем, кого можно вызвать на дуэль и ждать от него соблюдения всех правил.
        Жервез не угрожал больше вслух, но сделал вид, что ищет оружие за поясом, хотя рукоятки кинжала там, похоже, не было и другого оружия тоже. Наверное, пропил при последней задержке в пути, в мыслях сострил я и усмехнулся. Хорошо еще, что бывшей партнер по сцене не принял эту усмешку за вызов и не кинулся в драку.
        - Ненавижу таких задир, как ты, - пробурчал он и замолчал.
        - Иди, посмотри на ось, кажется, она не в порядке? - донесся откуда-то сзади голос кучера.
        - Иду, - злобно выкрикнул Жервез. По всему было видно, помогать кому-либо сейчас ему совсем не хотелось.
        - Ты, что задолжал ему за проезд? Или не можешь расплатиться сейчас потому, что пропил все во время последней стоянки? - не удержался я от колкости.
        - Что ты? - невозмутимо, чуть насмешливо отозвался Жервез. - В отличие от тебя, я в долги никогда не влезал, не заключал никаких долговых расписок ни с людьми, ни с…вообще тебе, наверное, лучше знать, кто, кроме людей, не прочь заиметь должников.
        Кулаки непроизвольно сжались, и я сдержал себя только усилием воли. Сейчас нам только драки не хватало.
        - Иди, помогай с починкой, - грубо скомандовал я, чтобы хоть чем-то отплатить ему за оскорбление.
        - Я не обязан помогать, и ты не имеешь права мне указывать, - возмутился он и все-таки счел нужным объясниться. - Никому я ничего не задолжал, просто, никто здесь, кроме меня, и гвоздя-то без посторонней помощи забить не сможет, не то, что починить карету или подковать лошадь.
        Он немного выпрямился, гордый тем, что хоть в чем-то превзошел и меня, и остальных попутчиков.
        - Да, конечно, чинить кареты и подковывать лошадей, это удел плебеев, а не дворян, так что вполне естественно, что ты разбираешься в этом лучше меня, - поддел я его.
        - Помолчал бы ты лучше, если не хочешь идти пешком, - устало, но с прежней злостью проворчал Жервез. Его ничуть не смущало, что он грозится не пустить в чужой экипаж того, кто уже успел расплатиться за проезд.
        - Шел бы ты лучше занимался тем ремеслом, кроме которого у тебя в жизни ничего не будет, - колкость опять вырвалась у меня сама собой. Я сам удивился тому, откуда вдруг во мне взялось столько зла. Почему мне так хочется кого-нибудь оскорбить? Ведь раньше я не испытывал по отношению к людям ничего подобного. Раньше я был совсем другим. Что же все-таки со мной происходит? Изменяются в корне только мои ощущения и чувства или же весь я?
        - Мы с тобой еще поговорим, когда останемся одни и выясним, у кого меньше шансов дожить до завтрашнего дня, - многообещающе прошипел Жервез и двинулся к карете, очевидно, все-таки решив, что заинтересован в ее починке не меньше остальных. Ведь торчать на морозе всю ночь ему совсем не хотелось.
        - Я еще разберусь и с тобой, и с твоим приятелем, - сурово крикнул он, прежде чем склониться над одним из колес, с которым, как я мог предположить, все было в порядке.
        - Ничего там не сломано, - сердито буркнул кто-то и закопошился в моей сумке. - Вся проблема не в исправности этой колымаги, а в том, что скоты в упряжке очень уж глупы.
        - Тихо! - я тряхнул сумку у себя на плече, как можно сильнее. Со стороны можно было решить, что я просто устал от тяжести и хочу перекинуть ремень с одного плеча на другое, но мне не хватает сил.
        - Что ты там бормочешь? - Жервез, вероятно, тоже услышал чужие голоса, но принял их за мое ворчание.
        - Ничего, я просто подумал вслух, - нельзя же было сказать ему напрямик о том, что вместе со мной в любую карету незаметно влезут и другие пассажиры, точного числа которых я не знаю сам.
        - Помог бы лучше! - Жервез присел на корточки, осматривая оси колес, но, по - видимому, так ничего и не обнаружил.
        - Здесь нет никакой поломки, - наконец сделал он тот же вывод, что и мои незримые попутчики, а я все размышлял над его словами. Кого он называл моим приятелем? Разве с тех пор, как поступил на работу в театр, я завел хоть одного друга в Рошене, не входящего в состав нашей труппы.
        От труппы уже почти никого не осталось. Друзей в Рошене у меня тоже больше не было. Конечно, непосвященный в мои дела, сторонний наблюдатель мог бы счесть моим приятелем Марселя, если бы видел, как я обратился к нему ночью на улице. Но в ту ночь никого рядом с нами не было. Жервез не мог знать о том, что я отсиживался, как в убежище, в мастерской художника. Наверняка, он имел в виду не Марселя, а кого-то другого. Но кого?
        - Как же такое может быть? Ничего не сломано, но экипаж не двигается с места, - причитал Жервез, не поднимаясь с колен. Кажется, он внимательно осматривал каждый дюйм земли около кареты. Наверное, проверял, не остался ли вблизи след от дьявольского копыта, который теперь мешает коням ехать дальше.
        - Может быть, в одном из колес поселились крошечные эльфы, - я скрестил руки на груди и свысока, почти с пренебрежением посмотрел на усердного работника. Как я мог так жестоко подшучивать над ним? Я сам не знал, что за сила руководит мною. Злые, обидные слова рвались с языка одно за другим и, по всей очевидности больно, жалили Жервеза. Теперь он, действительно, готов был убить меня и сдерживался только потому, что рядом так некстати находились свидетели.
        Я посмотрел на коней в упряжке. В отличие от тех, что недавно умчались в ночь, унося черный экипаж, эти шестеро не отличались ни статью, ни породой. Они даже не были одной масти и казались еще более убогими оттого, что в их глазах затаился страх. Это испуг заставлял их цепенеть и не двигаться с места так, словно кто-то запрещал им переступить через какую-то черту на дороге, которая людям не была заметна в полутьме. Интересно, неужели только я заметил, что лошади напуганы. Я отошел с дороги и, старательно придерживаясь обочины, обошел лошадей. Мне почему-то казалось, что не стоит подходить к ним близко, иначе произойдет непредвиденное. Они ведь могут и затоптать незнакомца копытами, учитывая то, что поселилось в его суме. Животные чувствуют такие вещи, куда лучше людей.
        - Ну, в чем же дело? - Жервез вскочил на ноги и с досады пнул ботинком колесо. Его черты тут же напряглись от ощущения боли, но крик он сдержал, зато на ногах ему устоять стоило сил после того, как карета преспокойно двинулась вперед.
        - Значит, все дело было во мне или в вас? - прошептал я, кидая быстрый взгляд через плечо на сумку, но духи молчали. Кони шагом прошли немного вперед и остановились, поскольку кучер вовремя успел ухватить поводья.
        - Может, все дело было в подковах? - обескуражено пробормотал он.
        - Тогда бы они вообще не сдвинулись с места, - возразил Жервез.
        - Значит, что-то не то с дорогой. Может, мимо проскочил какой-то зверек.
        - Лучше об этом не гадать, - Жервез смотрел на возницу почти так же раздраженно, как на меня. - Пока что, слава богу, все в порядке, так что давайте трогаться в путь, а не дожидаться пока опять что-нибудь случится.
        Кто-то болезненно, обиженно фыркнул у меня за спиной, а потом заворчал. Я даже не оглядывался через плечо, потому что знал, кто издает такие звуки. Жервез воздал короткую хвалу богу, и духи готовы были завыть от досады. Странно, я с первой встречи считал этого легкомысленного, всегда рвущегося в драку парня пропавшей душой, вертопрахом, и ни в коем случае не подумал бы, что в отчаянные моменты жизни даже он может оказаться верующим. Если бы я был Эдвином, то побоялся бы обжечься о распятие на его груди, если, конечно, таковое у Жервеза имеется. Ведь Жервез мог помянуть те или иные силы только ради красного словца, а Эдвин мог оказаться тем злым духом, которому не страшны никакие реликвии.
        - По крайней мере, нам теперь не придется мерзнуть на дороге, - шепнул я, обращаясь, конечно же, к своим спутникам в сумке, но Жервез услышал.
        Он забрался в карету вслед за мной и тут же поинтересовался.
        - Кому это нам?
        Кроме меня и него, на противоположном сидении дремали только двое пожилых и, явно, не слишком трезвых пассажиров.
        - Ну…мне и моим колдовским книгам, - полусерьезно, полушутливо и чуть-чуть загадочно пробормотал я. А за что там Жервез примет мое заявление, за шутку или за правду это уже ему решать.
        Жервез выдавил из горла что-то вроде смешка и поудобнее устроился на жестком сидении.
        - А в том экипаже, что ехал впереди нас, ты бы устроился с большим комфортом, - как бы между прочим, произнес он. В его голосе мне послышалась легкая мечтательность. Наверное, он сам был бы не прочь забраться в более уютный и теплый экипаж.
        - Ты тоже видел ту черную карету? - изумился я, и сам не понял почему, ведь не была же та карета настолько призрачной, чтобы другие ее не замечали. Она была странной, это правда, но потусторонней вряд ли. Не могла же она выехать откуда-то из запредельных миров только ради того, что нагнать меня и пригласить куда-то.
        - Конечно, видел, - Жерзвез прикрыл опухшие от недосыпания веки и за отсутствием подушки просто подпер голову рукой. - Эти подлецы чуть не столкнули нас в обрыв. Дорога была узкой, не разъехаться, а им, как назло, нужно было нас обогнать именно на том отрезке пути. И появились они, как будто из ниоткуда. Никого вокруг не было ни спереди, ни сзади, и вдруг, откуда ни возьмись, за нами мчится этот экипаж. Кучер был явно безумным, да и лошади какие-то шальные. Ты видел, как горели у них глаза, будто угольки?
        - Да, я заметил, - неохотно согласился я. Мне было как-то непривычно вести подобие дружеской беседы с человеком, с которым мы, наверное, сейчас напоминали двух волков, вынужденных провести ночь в одной клетке.
        - А ты знаешь, нас ведь осталось только двое, - как бы между прочим, произнес Жервез.
        - Двое? - я не совсем понял, что он имеет в виду, ведь, кроме нас, в карете были и другие путники.
        - А ты хочешь сказать, что я остался один, а ты уже выкупил свою жизнь у того, кто нас убивает? Как это на тебя похоже, выказать свою подлость в самый неподходящий момент, - Жервез тут же раскрыл глаза. Всю его сонливость, как рукой сняло. Он снова готов был кричать на меня и обвинять во всем подряд.
        - Подожди, ты имеешь в виду членов труппы? - попытался выяснить я. - А как же Коринда? Разве она не осталась жива.
        - Жива? Еще бы, - Жервез скорчил презрительную гримасу, будто высмеивал мою неспособность солгать. - Она попала под колеса того же экипажа, из которого вышла. Лошади затоптали ее копытами, прежде чем она успела перейти дорогу. Они, как будто, взбесились, и кучер не смог их удержать. Я все видел. И еще видел кого-то, кого чересчур заинтересовал ее труп.
        - Кого же? - мне стало интересно.
        - А ты сам не догадываешься? - Жервез подозрительно сощурился, будто снова силился обличить меня во лжи. - Того, кого я незадолго до этого, видел раз возле тебя. Тогда ты еще не был актером, ты смотрел на наше представление и разговаривал с ним. Скажи, ты тогда сговорился отдать ему всех нас? Наши жизни?
        - Я тебя не понимаю, - я начал лихорадочно припоминать, когда же я разговаривал со своим странным наставником. Да, как раз в тот вечер, когда заметил, что Эдвин наблюдает за представлением бродячих актеров.
        - Не лги. Это мог быть только ты. Я отлично запоминаю лица, - Жервез внимательнее посмотрел на меня. - Разве только ты успел обзавестись двойником, иначе ошибки быть не может. Признайся, ведь ты уже тогда замышлял против нас недоброе?
        - Не мели чепуху, - строго оборвал его я.
        В полупустой просторной карете было вполне достаточно места, но из-за присутствия здесь Жервеза я ощущал тесноту. Казалось, что он настороженно подсматривает за каждым моим движением, даже, когда для вида, отводит глаза.
        - Я понимаю, что ты винишь меня в гибели Коринды и других, - уже мягче добавил я. - Но…
        - Конечно, понимаешь, - оборвал меня Жервез. - Такие, как ты, отлично все понимают, но молчат и делают вид, что ни в чем не виноваты. Все преступники поступают точно так же, как ты.
        - Почему все-таки ты сразу же записал в преступники именно меня, ведь виновен во всем может быть кто-то другой, - я вспомнил поджог и ощутил дрожь от воспоминания, что во всем обвинили меня, хотя виновен был другой. Как часто люди ошибаются. Хотя, может, на этот раз ошибки и не произошло. Возможно, виновник всех бед не смог явиться в этот мир и пытаться разрушить его, если бы не я и не те де Вильеры, которые вызвали его до меня. Может быть, это мы посредством общения с нечистой силой дали ей возможность к реальному существованию.
        - О чем это ты задумался? Надеюсь, что о чистосердечной исповеди, а не о новом преступлении? - Жервез беспокойно заерзал на сидении, не зная то ли прочесть мне поощрительную проповедь, то ли готовиться к самозащите.
        О том, как сложно уживаться с незримыми спутниками за плечами, подумал я про себя, но вслух этого, конечно же, не сказал. На самом деле, я начал даже уже скучать по их ехидным голоскам и остроумным замечаниям. Кем бы они не являлись в действительности, а с ними я все-таки был не одинок. Когда я поступал глупо, это вызывало у них бурный всплеск восторга, когда пытался бороться со злом, они ворчали, когда попадал в беду, шутили надо мной, но никогда не оставались равнодушными.
        Бесспорно, Жервеза тянуло в сон, но он боялся заснуть, пока рядом находился я. Ведь такая сомнительная личность может и перерезать горло беззащитному спящему или сделать что-то худшее и более страшное. Не знаю, какие там еще мысли гнездились в усталом сознании попутчика. Я улавливал только половину из них, да и то многое пропускал, но только не из-за того, что утратил навык. Просто стоило напрячься, и на меня лился такой поток размышлений, что трудно было разобраться в них. Кажется, в голове у Жервеза царила полная неразбериха. Там смешались гнев, зависть, страх и какие-то далекие, неприкосновенные даже для колдуна воспоминания. Он многое пытался скрыть и небезуспешно. Я силился понять, что же он утаивает, и не мог. А Жервез тем временем то прикрывал, то снова с трудом открывал отяжелевшие веки, беспокойно метался в своем углу, иногда что-то сонно бормотал, и неясно было, то ли он обращается к самому себе, то ли снова ругает меня и всех аристократов, вместе взятых, в моем лице.
        - О чем-то сожалеешь, проказник? - хихикнул кто-то за моей спиной. Голос почти что доброжелательный, слегка подразнивающий, и все же, прислушавшись хорошенько, можно было понять, что в нем затаились лукавые, даже коварные нотки. Я хотел было уже что-то сказать, но понял, что голос на этот раз обращен не ко мне, а к Жервезу. И вдруг мне стало обидно. Подумать только, мои вечные попутчики так долго молчали и первым делом после молчания обратились не ко мне, а к другому. Что это со мной? Еще секунда, и я, действительно, намну бока сонному Жервезу. Не хватает только того, чтобы я начал ревновать своих демонов к нему.
        - Не надо было пускать к нам… - только и пробормотал он в ответ, но осекся, тут же открыл глаза и затравленно осмотрелся по сторонам. Он тоже слышал голос. Это было заметно по испуганному выражению его лица. Ну, прямо, как загнанный зверек, не без злорадства подумал я, провинившийся мальчишка со школьной скамьи.
        - Ты что-то сказал? - с лицемерным участием осведомился я.
        - Хотел сказать только то, что если бы у меня в театре имелись личные цепные псы, то я спустил бы их на тебя, еще до того, как ты сумел втереться к нам в доверие, - раздраженно отозвался он.
        - Опять ты за старое. Неужели не можешь подыскать для разговора другую тему?
        - Я вообще не хочу с тобой разговаривать, - едва успев выговорить последнее слово, Жервез вскрикнул от боли, непроизвольно метнулся назад так, будто его кто-то толкнул, и ударился спиной о стенку экипажа.
        - Что еще случилось? - я сам испугался такой неожиданной и странной реакции.
        - Кто-то меня ущипнул, вот здесь, пониже локтя, - Жервез хоть и клялся, что не хочет со мной больше разговаривать, а все же от болтовни удержаться не мог. Он аккуратно закатал рукав и потер раздраженную кожу. Даже в полутьме мне было хорошо заметно, что локоть у него покраснел.
        - Проказник, - задумчиво повторил Жервез. - Откуда ты узнал о моем детском прозвище?
        - Я ничего не узнал, - поспешно возразил я. - Тебе просто почудилось, что это произнес я.
        - А если не ты, то кто? - сразу насторожился он и кивнул на спящих. - Уж не они ли? Где, кроме нас, в дороге еще сыщутся фигляры и шутники. У каждого бродячего театра хоть и нет крыши над головой, но зато есть свой собственный балаган для путешествий. Только мы по твоей милости остались без всего.
        Казалось, он готов был укорять меня вечно. От этого нескончаемого потока упреков я уже успел устать, куда сильнее, чем от всех других проблем. Жервез был той напастью, которую в отличие от призрака не отгонишь ни крестом, ни молитвой. Хорошо, что к концу путешествия мы расстанемся, если только Жервез вдруг, как истинный актер, не притворится, что он тоже аристократ, и не потребует у меня сатисфакции. Это было бы забавно.
        - Еще как забавно, - поддержал меня тоненький голосок. - Хочешь, мы ему подскажем, где украсть шпагу.
        - Тихо! - одними губами прошептал я и с силой сдавил руками сумку. Даже сквозь плотную холщевину я ощутил пальцами кожаный переплет и холод, исходящий от него. Какую-то совершенно особенную ауру. Что только происходит со мной, когда я касаюсь обложки. Той самой обложки, по которой еще недавно скользили мертвые пальцы Даниэллы. Книга сужалась до размеров кирпичика и вновь приобретала объем в ее руках. Интересно, а удалось бы мне проделать тот же фокус. Когда я касался книги, то был почти уверен, что сумею все с помощью ее силы. Такая уверенность, как ни странно, пугала меня, ведь она могла подтолкнуть к безрассудству. Могла внушить, что я могу шагнуть вниз с самой высокой крыши и не разбиться, что смогу положить ладонь на пламя и не обжечься, смогу вступить в поединок с драконом и остаться в живых. Но насколько правдивыми были эти минутные убеждения? Кажется, Эдвин уже успел доказать, что в действительности он гораздо сильнее, смелее и опаснее, чем в моих мечтах.
        - Он непобедим? - спросил я все так же беззвучно, обращаясь, естественно, не к Жервезу, а к книге и к тем, что связаны с ней. Может, они знают, но вместо ожидаемого откровения последовал неопределенный, почти вызывающий совет.
        - Спроси у него сам!
        - Спросил бы, если б мог рассчитывать на честность, - в отчаянии я сжал руку в кулак, так что затрещали костяшки пальцем. О чем я думал в этот момент? О том, что если у дракона и есть уязвимое место, то мне он в этом не признается. И никому, кроме меня, тоже. Да, даже если б он и захотел поделиться с кем-то своими секретами, то я уж точно был бы самым последним кандидатом на роль доверенного лица. Эдвин, наверняка, всего лишь пошутил, когда сказал, что хотел бы, разнообразия ради, найти во мне незаменимого собеседника. Кому, как ни ему, дано так жестоко и правдоподобно шутить. Ведь я чуть было ему не поверил, чуть было не поддался на его манящее, отточенное за века и неподражаемое умение обольщать. О, да, в своем обольщение он еще более всемогущ, чем в своей физической или колдовской силе.
        Когда карета резко снизила скорость, я даже не обратил внимания на протестующее восклицание Жервеза. Я думал об Эдвине, и окружающий мир начал утрачивать свои очертания. Я снова видел златокудрого юношу стоящего у окна, рядом с обезглавленным трупом Даниэллы, и статный бледный незнакомец уже не казался мне чужим. Напротив, он стал неотъемлемой частью и поместья де Вильеров, и всей моей жизни. Я видел, как непокорный золотой локон ложится на его гладкий лоб, как бескровные, удивительно красивых очертаний губы силятся что-то произнести, как мерцает его кожа во тьме, и он сам напоминал мне один из портретов моих предков в фамильной галерее. Тот портрет, который я могу искать, хоть целую вечность, но никогда не найду, потому что в нашем поместье его нет. Внезапное осознание того, что эта картина должна где-то быть, пришло ко мне и заняло все мысли. Я не слышал ни храпа лошадей, ни свист кнута, ни взволнованное предостережение кучера и уж тем более не обратил внимания на какие-то чавкающие и хлопающие звуки, словно целая армия ползающих и летающих созданий вынырнула из лесной чащи, чтобы преградить нам
путь.
        - Пойди, посмотри, что там случилось, - Жервез дернул меня за рукав, осторожно и брезгливо, будто боялся обжечься.
        Похоже, после стольких неудач и тревог он даже меня готов был принять за огнедышащее существо. Ну вот, хоть в чем-то я уподобился Эдвину. Меня тоже боятся, как огня. Точнее, один несчастный, полоумный парнишка боится прикоснуться к моей одежде или коже, потому что думает, что та жжется, как раскаленная сковорода.
        - Сам посмотри, - грубо шикнул я на него.
        - Так нечестно, Батист, - Жервез, наверное, впервые за долгий срок назвал меня моим собственным именем, а не какой-нибудь обидной кличкой колдуна, и это уже было заискиванием. - Я ведь смотрел, что с экипажем, помнишь, когда мы застряли на дороге, а теперь твоя очередь.
        - Ты боишься? - напрямую спросил я. - Или тебе лень?
        - Ничуть, просто я решил, что никогда не стоит взваливать на себя чужие обязанности, особенно если нельзя рассчитывать даже на спасибо, - он сделал вид, что совсем не обиделся, и все-таки мои замечания его задели. Ни трусом, ни лентяем сам он себя не считал и, конечно же, не хотел, чтобы у других был повод так его называть. Но из кареты выйти впереди меня он все же боялся. Не мог преодолеть страх. Особенно после того, как что-то с силой коснулось стекла, то ли крыло летучей мыши, то ли чьи-то пальцы. Кто-то прошел или пролетел прямо под окном экипажа и, возможно, уже успел заметить нас. К какофонии звуков снаружи теперь прибавилось еще и мерзкое хихиканье. Жервез тоже его услышал и непривычно робко сжался на сидении.
        Что-то во всем этом оказалось не только непривычным, но и странным, будто события повторяются. Я на миг задумался и вспомнил. Точно так же было и на постоялом дворе, куда я приехал уже после, а не до ночного нашествия. Теперь положение изменилось. Я, как будто, оказался на месте тех, кого там уже не застал. Теперь я знал, что произошло с ними, какой страх чувствовали они, когда подверглись неожиданному, нечеловеческому нападению. Тот же страх мог испытать бы и я, если бы не успел уже пообщаться с нечистью.
        Душераздирающий крик прорезал ночь и оборвался, словно кричавшему быстро свернули шею или просто зажали рот. На второе вряд ли можно было рассчитывать. Те, кто приходил с темной стороны, на пощаду не были способны.
        - Наверное, наш кучер, - неуверенно пробормотал я. Разбуженные и тут же забеспокоившиеся, незнакомые пассажиры меня не поняли, но Жервез понял и настойчиво пробормотал:
        - Ну, иди же, иди…
        Я не нуждался в том, чтобы он меня подгонял. Чьи-то когти уже царапнули ручку дверцы с противоположной стороны, и я решил, что лучше выйду сам и попытаюсь что-либо предпринять прежде, чем кто-то ворвется к нам. Возможно, хоть раз колдовская книга окажется своевременно полезной. Сможет ли она защитить меня от них, если я прижму ее к груди, как щит, и прикажу им всем убираться с дороги, или же они только посмеются надо мной, над дерзким и самоуверенным, начинающим колдуном.
        От чавканья, свиста и тихого шепота, доносящегося снаружи, можно было оцепенеть. Звуки, подобно морозу, заставляли сжаться и похолодеть. Я глубоко вдохнул, открыл дверцу и шагнул вниз, и тут же чьи-то тонкие, но сильные руки обхватили меня за пояс. Руки, в которых, как в змеиной коже, не было ни толики хоть какого-нибудь тепла.
        - Здравствуй, новичок! - восторженно и зловеще шепнул мне в самое ухо чей-то знакомый, вечно смеющийся голос. - Как тебе наши развлечения?
        Я глянул вперед и ощутил, как к горлу подступает тошнота. Если бы желудок не был с утра пустым, то тотчас бы опорожнился прямо на забрызганную отвратительной, коричневато-красной жижей дорогу. Во мгле, чуть рассеянной светом уже битого фонаря, проступали очертания каких-то неимоверно худых, продолговатых в росте тварей, которые с жадностью дрались за труп нашего кучера. Несколько не более привлекательных, но зато грациозных и крылатых созданий уже устремились к карете, но вместо того, чтобы открыть вторую дверцу, наверное, желая побольше запугать проезжих, стали царапать ногтями стекло. Какие-то маленькие, когтистые чудища, больше похожие на хищных зверьков, шастали у нас под ногами и, казалось, что вся земля вокруг усеяна ими, как копошащимся покровом. В жизни мне не доводилось видеть такое жуткое смешение самых разнообразных, страшных существ. Это был настоящий карнавал тьмы - шабаш, спектакль ночи, неразбериха…я не мог подобрать точных слов.
        - Это всего лишь малая часть ее прислужников, - снова зашептал схвативший меня. - Их беспощадность больше не сдерживается его властью. Они изгнаны еще до его коронации. Они рады служить любительнице проделок и веселья, и они сейчас голодны почти так же, как я.
        - Винсент! - я, наконец, узнал его по голосу, хотел обернуться, но худые сильные руки не пускали.
        - Разве тебе не нравится наблюдать за этим со стороны, - я не видел лица Винсента, но понял, что он нахмурился. - Тогда, может, тебе гораздо больше понравиться оказаться в самом центре веселья, вон там, на клочке земли, ставшей пиршественным столом?
        - Прекрати! - кто-то третий встал рядом с нами и попытался освободить меня из мертвой хватки Винсента. По светлой шевелюре и поношенной, но некогда элегантной одежде я узнал Лорана. Его лицо маячило где-то рядом в темноте, кожа светилась, а изящные, чуть менее сильные, чем у Винсента, руки тщетно пытались оттащить меня в сторону.
        - И что ты сделаешь, чтобы заставить меня его отпустить? - вызывающе и все с той же насмешкой осведомился Винсент. Он, явно, издевался, был так уверен в своих силах, что не смущался ничем.
        Если бы Лоран был человеком, то, несомненно, покраснел бы от такого нескрываемого пренебрежения.
        - Отстаньте! - доносились до нас яростные выкрики Жервеза, которого двое крылатых, хихикающих созданий уже вытащили из экипажа. Он пытался сопротивляться, но руки ему заломили за спину. Бедняга так боялся попасть в ловушку демонов и вот очутился в их окружении.
        - Прикажи отпустить моему слугу, - мне как-то удалось изловчиться, когда Винсент чуть ослабил хватку, и вырваться на волю. Я поспешно отскочил поближе к Лорану и прижал к груди сумку, которая, вроде бы, чуть-чуть нагрелась, но от чего?
        Винсент, недовольно хмурясь, потирал плечо так, будто его ушибли, и неприязненно косился на мою ношу.
        - С какой стати я должен отпускать его или тебя? Вы - наша законная добыча, - провозгласил он, и большинство еще незанятых трапезой тварей поддержало его дружным заливистым визгом.
        Я поймал взгляд схваченного Жервеза и, к своему удивлению, не встретил там ни обвинения, ни упрека, только всеобъемлющий, почти детский испуг.
        - Этот бездельник не твой слуга, - Винсент окинул его оценивающим, презрительным взглядом. - Он такой же лгун и прохвост, как и ты, и как вся твоя семья. Хоть он к ней и не относится, а ведет себя так же не искренне, как все де Вильеры. В костер бы отправил вас обоих, если бы мои соратники не нуждались в пище, - он обвел широким жестом всю собравшуюся рать и ухмыльнулся. - Сегодня я доволен ими, поэтому отдам вас им.
        - А что скажет на это госпожа? - в до этого холодных, почти равнодушных глазах Лорана зажегся праведный гнев. - Что станет с тобой самим, если я расскажу ей о том, как ты себя ведешь? О том, что позволяешь себе запрещенное.
        - Да, я вырву тебе язык, прежде чем ты ей хоть что-то скажешь, - насмешливое безразличие тут же сменила ярость. Винсент был испуган и готов на драку, даже на убийство. - Я могу сделать так, что ты не сможешь говорить.
        - Госпожа прочтет мои мысли, - невозмутимо возразил Лоран. - А если я не вернусь в склеп живым, то она догадается обо всем сама. Как ты тогда перед ней оправдаешься?
        Губы Винсента от досады сжались в тонкую линию. Ярость заставила его сжать кулаки, но это была уже бессильная ярость. Он особенно не любил оставаться в проигрыше, это можно было понять, даже не обладая искусством чтения чужих мыслей. К тому же, мысли Винсента и Лорана всегда были закрыты для меня. Об их чувствах, особенностях, пристрастиях и многом другом, что характеризует личность, я мог догадаться только по случайному намеку или поведению.
        - И куда они пойдут, даже если останутся в живым? - со злости выпалил Винсент прямо в лицо собеседнику. - Зачем жизнь тем, у кого нет даже крыши над головой? Посмотри на них хорошенько, через дань или два это будут точно такие же бродяги, каких даже наши собратья брезгуют ловить в свои тенета.
        - Зато избежишь наказания, и тебе не придется лишний раз оправдываться перед госпожой, - Лоран, по-прежнему, оставался невозмутимым. Чем громче и яростнее кричал Винсент, тем спокойнее и хладнокровнее становился его белокурый сослуживец, или не знаю, кем еще Лоран мог приходиться Винсенту. Уж точно, не приятелем и не давним знакомым, да и для того, чтобы оказаться подчиненным вел он себя слишком дерзко. Разбираться бы мне хоть чуть-чуть в иерархии волшебных существ, тогда бы я угадывал в лицо каждого, начиная от коронованного господина и кончая последним слугой. Но сам я пока был еще слишком неопытен и мог полагаться только на советы других, то есть на скупые, обрывочные пояснения самой госпожи и еще более туманные намеки моих личных духов.
        - Пора бы их отпустить, пока весь этот сброд не вошел во вкус, - бесцеремонно придвинувшись к Винсенту, посоветовал Лоран. Он старался говорить, как можно тише, чтобы окружающие его не слышали.
        - Сбродом! Ты называешь так моих друзей? Мое нынешнее окружение? - Винсент наигранно возмутился.
        - Брось ломать комедию, - Лоран тут же отстранился от него, как от безумца. - Нам с тобой, мне и тебе, доводилось за свои века вращаться в более изысканном обществе. Я имею в виду, не людей, конечно же…
        Винсент с силой прикусил губу, нервно слизнул выступившую капельку крови и потупился. Что-то не давало ему покоя, но что? Память о минувшем и невозвратимом? Воспоминание о давно потерянном, но не забытом друге, о том, кто, возможно, некогда ввел его в одну из этих изысканных нечеловеческих компаний?
        Винсент был расстроен и уже не контролировал собственные защитные заслоны, поэтому его мысли и сожаления хлынули наружу потоком. Я хорошо улавливал их, а также украдкой наблюдал за Жервезом. В отличие от наших попутчиков, его еще не разодрали на части, но держали крепко. Нечто грациозное и крылатое, отдаленно напоминающее фею ощупывало когтями его горло. Я бы и принял это создание за фею, если бы не грязная, обожженная кожа, на которой желтыми огоньками выделились светящиеся глаза. Так ли выглядят падшие сородичи настоящих фей? Другое жуткое существо слизывало кровь с ранки на руке Жервеза. Эта рана появилась совсем недавно. Когда мы ехали в карете, Жервез был усталым, но полностью здоровым, а сейчас его кожу испещрили мелкие царапинки, и существа, чуявшие запах крови, опасливо оглядываясь на Лорана, ползли к новой жертве. Я не знал, что предпринять. Жервез, конечно, относился ко мне враждебно, но я не мог бросить его на растерзание всей этой своре. Хоть голоса из книги упорно нашептывали мне, что «смог бы», они тихо повторяли это на все лады, но я еще не чувствовал себя настолько ожесточенным,
чтобы бросить человека в беде. Значит, еще не до такой степени колдовство взяло во мне верх над человеческим началом. Я хотел спасти кого-то только потому, что он такой же человек, как я, среди существ, чужих и совершенно на нас непохожих.
        - Я ручаюсь, что он никому ничего не расскажет о вас, - снова попытался я вступиться за Жервеза. Ведь Винсента больше всего может волновать не то, что я его уведу, а то, что он разгласит тайну.
        - А даже если расскажет, то кто ему поверит? - пренебрежительно отозвался Винсент. - Ты бы поверил еще недавно, что кроме твоих соучеников, преступных личностей и просто безобидных прохожих, на улицах в мире еще существуют они?
        Он широким жестом указал на все свое беспокойное, безобразное сборище и насмешливо покачал головой.
        - Нет, Батист, первого же, кто попытался бы предупредить тебя, о такой сверхъестественной опасности на ночных дорогах, ты посчитал бы либо безумцем, либо шутником.
        Я задумался и нехотя кивнул. Разве до страшных событий в поместье стал бы я прислушиваться к советам доброхота, убеждающего меня, что ездить ночью из города в город опасно, потому что нечисть может напасть на карету. Будь предупреждающим, хоть сам Августин, я бы и то не поверил ему. Но сейчас скептицизм, оставшийся в прошлом, уже не имел значения, главное было спасти Жервеза и спастись самому.
        Только сейчас до меня дошла вся абсурдность ситуации. Я должен искать спасения и бежать от тех, кем колдуны обычно способны управлять во имя достижения своих целей. Насколько же я еще неопытен, по сравнению с тем же Винсентом.
        - Но ты еще и слишком юн, по сравнению с ним, вы только выглядите ровесниками, а на самом деле, у него за плечами многовековый опыт, - шепнул кто-то мне в самое ухо, но, обернувшись через плечо, я понял, что рядом никто не стоит. Так кто же шептал утешительные слова? Я взглянул на Лорана, и, хотя тот поспешно отвел глаза, я сразу понял, что говорил со мной он. Говорил, не раскрывая уст, как могут говорить только настоящие волшебники. И никто, кроме меня, не слышал его слов.
        - Пусть идут! - уже для всех проговорил Лоран и, заметив возмущение Винсента, переспросил. - Или ты хочешь предложить им карету, чтобы они не устали от долгой ходьбы?
        Карету!? Уж не хотел ли он нашептать следующий совет о том, что я силой своей непрочной магии сумею заставить экипаж двигаться сам собой, а колеса вращаться. Ведь коней в упряжке уже не осталось. Не осталось даже лошадиных трупов. Подчиненные Винсента налетели на них, как саранча, поделили и уничтожили всех. Для них это был пир, для меня и Жервеза - несчастье. Куда мы поедем на безлошадном экипаже, разве только Винсент позволит нам запрячь в него пару этих безобразных тварей.
        - Карета - трофей для госпожи, - быстро возразил Винсент.
        - Прошлый трофей был менее убогим, - устало вздохнул Лоран. - Чем дальше, тем ниже мы опускаемся, причем по твоей вине.
        - Да, - невозмутимо признал Винсент. - Но госпоже я скажу, что это твоя вина, ведь ты мог углядеть на дороге и более роскошную карету, например, выезд какого-нибудь вельможи из Виньены, а не эту колымагу для бедняков.
        - Но ты же сам сказал, что раз в карете едет Батист, значит, она должна быть роскошной.
        - Так я же не знал, что нашему до этого жившему в достатке собрату вдруг взбрело в голову изображать из себя бродягу.
        - И какой же ты после этого предсказатель, - на этот раз возмутился уже Лоран. - Ты говорил, что можешь сосчитать даже звенья в лошадиных сбруях еще до того, как экипаж приблизится к нам, а на самом деле, все это было пустым хвастовством, или же все свое умение ты растерял в прошедших веках.
        Они спорили, крепко сжав кулаки, двое прекрасных, бледнолицых, статных волшебников, со светящейся в темноте кожей и шелковистыми кудрями. Два кавалера, как будто сошедших с иллюстраций книги прошлых веков, и я не мог отвести от них взгляд, хотя понимал, что если только они по-настоящему разозлятся, то могут растерзать и меня, и всех, кто по неосмотрительности задержится рядом. У них вполне хватит на это сил. Хоть они выглядят худыми и хрупкими, как два подростка, но даже вся эта нечисть, сбившаяся в одну рать, не сможет дать им отпор, если они вдруг объединятся. Вместо этого они продолжали скандалить и говорить друг другу колкости, стоя прямо на проезжей дороге. Они даже на какое-то время перестали замечать окружающих. Если бы сейчас из-за поворота выехал какой-нибудь экипаж или ночная кавалькада, то они, скорее всего, даже не отошли бы в сторону, а кони либо испуганно остановились бы, либо промчались бы сквозь них, как сквозь двух светящихся призраков, не причинив им никакого вреда.
        Ничуть не смущаясь присутствием моим или Жервеза, Лоран и Винсент спорили из-за нас, причем говорили друг другу столько обидного, что я боялся дело закончится рукопашной или каким-нибудь колдовским состязанием. Интересно, часто ли у них случаются такие ссоры или только в тех редких случаях, когда более спокойный Лоран осознает, что чаша его терпения переполнена, и начинает отвечать грубостью на грубость сослуживца. Я знал только одно, если эти двое под конец захотят устроить дуэль, то я буду последним, кому захочется стать секундантом у кого-то из них.
        Они отвлеклись от нас. Момент был подходящим, чтобы бежать, но я был так заинтересован их спором, что не мог сдвинуться с места, а Жервеза, по-прежнему, крепко держали, ведь никто не отдал приказа его отпустить, иначе бы он уже давно уносил ноги от такого кошмарного сборища. Я, конечно, сомневался, что ему бы удалось вырваться и сбежать от них, даже будь у него крылья, без позволения на то Винсента. Похоже, в отсутствие госпожи он мог вытворять все, что ему вздумается.
        Только Роза могла его урезонить, но ее - то, как назло, рядом не было. Коронованная богиня оказалась слишком горда, чтобы почтить своим присутствием одну из ночных облав. Как я успел понять, такие празднества, как нападения на проезжающие ночью кареты, случались здесь часто, и, очевидно, уже успели ей надоесть. Хотя знали ли она о том, как развязно и жестоко ведут себя ее слуги? Отдавала ли она им приказы нападать на ничего не подозревающих путешественников?
        - Знал бы ты свое место, - рассерженно прикрикнул Винсент.
        - Это тебе пора знать свое, - парировал Лоран и запнулся, потому что глаза его противника вспыхнули недобрым, красноватым огоньком.
        - А ты ищешь подходящий момент, чтобы вытеснить меня с этого места и стать правой рукой ее величества? - прищурившись, осведомился он.
        - Никто еще не называл хозяйскую собачонку правой рукой.
        - Да, как ты смеешь, - Винсент первый не выдержал и вытянул руку, чтобы схватить Лорана за шиворот, но тот увернулся, быстро и неуловимо, так, что на какой-то миг я потерял его из виду, а когда заметил вновь, он уже сидел на суку придорожного дуба за спиной Винсента и с холодной усмешкой смотрел вниз. Казалось, что в его коротких светлых кудрях отражается свет луны.
        - Бездельник, - обернувшись к нему, выругался Винсент. - Ну почему только госпожа не позволила волкам растерзать тебя.
        Мне было заметно, что Лоран нахмурился, он, явно, сам не мог ответить на этот вопрос. Видя, что Винсент раздумал драться, он легко и ловко спрыгнул вниз. Любой другой, прыгнув с такой высоты, наверняка, ушибся бы или сломал себе шею, но Лоран даже не пригнулся, коснувшись земли. Он, как будто, умел летать с той же легкостью, с которой носятся по поднебесью птицы, имеющие крылья, но тщательно старался скрыть свою способность от наблюдающих. Его кратковременный полет выглядел бы, как обычный прыжок, если бы не высота дерева.
        Какой-то уродливый хвостатый зверек, или демон, с визгом отскочил у него из-под ног. На меня Лоран больше даже не бросил взгляда, но стоило ему только махнуть рукой в сторону Жервеза, как того отпустили. Точнее, твари, удерживающие испуганного парня, вовсе не хотели его отпускать, но, очевидно, им пришлось. Даже если Лоран не пользовался у них особым авторитетом, то, в любом случае, умел колдовать. Кто-то из бывших стражей Жервеза болезненно всхлипывал, потирая когтистые пальцы, так, как если бы они были обожжены. Один из них быстро сбивал ладонями пламя, непонятным образом вспыхнувшее на его лохмотьях. Я посмотрел на Лорана с восхищением. Неужели и он может воспламенять вещи на расстоянии и обжигать. Значит ли это, что Эдвин не единственный, кто способен управлять огнем. Возможно, и я когда-нибудь этому научусь.
        Лишившись поддержки, Жервез не устоял на ногах и упал, чудом миновав придорожную грязь. Он потрясенно смотрел перед собой и даже не пытался подняться, пока я силой не заставил его встать на ноги.
        Надо было бежать, пока Лоран не передумал. Хоть бегство и было унизительным, но оставаться в этой компании я больше не мог. Вряд ли мои осторожные, склонные к играм в прятки или в шарады духи смогут вступиться за меня перед подобным сборищем. Да, даже если смогут, то не захотят. Кому захочется связываться с таким сбродом. Я мог еще терпеть присутствие одного Винсента или Лорана. Они, по крайней мере, выглядели, как люди, понимали человеческую речь, при случае старались щегольнуть манерами, и все это, несмотря на то, что срок их человеческой жизни уже давно миновал. Ими можно было даже восхититься, вопреки той опасной силе, которую они в себе несли, но их сегодняшнее окружение не могло вызвать у меня ничего, кроме отвращения. Эти существа даже отдаленно не напоминали людей и уж тем более не собирались церемониться со мной, будь я хоть сто раз чародеем. Вместо того, чтобы вести беседы, споры или выказывать готовность взять новичка под свое покровительство, поскольку они старшие и опытные, эти твари предпочитали напасть даже на колдуна, как на простого человека. К чему сплетни, разговоры, смех за
спиной, зачем им признавать в ком-то своего сородича, когда можно просто, игнорируя флюиды волшебства, исходящие от него, напасть и ограбить, не оставить ничего, кроме обглоданных костей.
        Только теперь я понял, насколько вымуштрованными и цивилизованными были слуги, вертевшиеся возле Эдвина. Они не смели ничего предпринять без его приказа, не смели пойти вопреки воле своего повелителя. Те, с кем я столкнулся сейчас, слишком сильно от них отличались.
        - Все познается в сравнении, - буркнул кто-то из моей сумки, и голосок тут же затих, оставив и меня, и Жервеза в полном недоумении. Услышав эти слова, бедняга был удивлен даже больше, чем когда на него напали. Кажется, для него оказалось большим потрясением не то, что нечисть нападает на проезжих, а то, что поклажа у меня на плече оказалась говорящей. Жервез покосился на мою сумку так, будто в ней сидело живое, разумное существо, уменьшившееся до размеров кошки…или колдовской книги.
        - Ты можешь идти? - я заметил царапины на коленках Жервеза и хотел поддержать его за плечо, но он меня оттолкнул.
        «Я бы побежал быстрее ездока, если бы был уверен, что за следующим поворотом нас не поджидает следующая облава», яснее слов говорил его затравленный, настороженный взгляд.
        - Тогда идем быстрее, - я подтолкнул его вперед, и сам, опасливо оглядываясь, пошел за ним. К моему удивлению, никто и не пытался задержать нас. Винсент больше даже не протестовал, он только молча смотрел нам вслед и холодно усмехался. Какие-то темные силуэты скользнули прочь, уступая нам дорогу. Когда я обернулся еще раз, никто даже не шелохнулся для преследования, но, тем не менее, за спиной у нас четко раздавались какие-то звуки. Казалось, земля сейчас задрожит от чьи-то быстрых движений и погони.
        Трудно было идти все время смотря через плечо, но я должен был быть уверен, что никто за нами не гонится. Я сомневался, что чья-то озорная наблюдательная мордашка высунется из моей сумки, чтобы в случае опасности предупредить меня восклицанием или болезненным щипком, поэтому приходилось полагаться только на себя. Всего на миг мне почудилось, что удила и остатки упряжи звякнули, колеса закрутились, и экипаж чуть сдвинулся с места. Вроде бы он застыл в прежнем неподвижном положении, и я облегченно вздохнул.
        - Если бы не царапины, то можно было бы продать это старье и купить подарок для госпожи, - в мгновение ока Лоран оказался возле кареты и приложил пальцы к глубоким бороздам, испещрившим поверхность стенок и крыши. Следы от когтей на дверцах были еще более четкими.
        - Купить?! - Винсент обиженно хмыкнул. - Я предпочитаю никогда не отдавать деньги за то, что можно взять силой или выманить хитростью. С таким же успехом я бы мог выкупить у костей, оставшихся от проезжих, этот экипаж.
        С этими словами он с силой сжал правую руку в кулак, и карета, действительно, сдвинулась с места, чуть не сшибив с ног, стоявшего рядом Лорана. К счастью, он успел отскочить, так же молниеносно и ловко, как за минуту до этого спрыгнул с дерева.
        Слишком поздно я понял, что очередной трюк Винсента первым делом представляет угрозу для нас, а не для неуловимого, проворного Лорана, которому, в любом случае, экипаж, мчащийся прямо на него, не причинил бы вреда. Того же самого нельзя было сказать ни обо мне, ни о Жервезе. Карета мчалась к нам с такой скоростью, как если бы ее столкнули с обрыва. Колеса вращались быстро-быстро, звенели удила. Казалось, что экипаж не движется по земле, а летит. Увы, он несся вперед не для того, чтобы заставить нас поверить в чудеса, а для того, чтобы сбить насмерть.
        - Осторожнее, - я с силой потянул Жервеза в сторону, к обочине, больно ударился спиной о ствол придорожного дерева. Стенка мчащегося экипажа пронеслась всего в миллиметре от наших лиц. Один из свободно болтающихся поводьев хлестнул меня по щеке. Я ощутил, как засочилась кровь из рассеченной кожи. Лицо Жервеза тоже скорчилось от боли. Он прижал руку к колену, чтобы остановить кровотечение. Кажется, его задела острая насечка одного из колес. Сейчас я сам готов был убить Винсента за его злые выходки. Он отлично осознавал, что играет с нами, как с двумя беспомощными детьми, и, кажется, это его очень забавляло. По крайней мере, я слышал за спиной его восторженный, почти по-детски радостный смех.
        Кажется, проехавший экипаж тронулся чуть назад. Я не был уверен, но понимал, что времени на раздумья нет. Если на спице одного колеса сейчас алеет человеческая кровь, то дьявольскому изобретению Винсента захочется попробовать ее еще раз.
        Я потянул Жервеза с дороги в густые заросли кустарника и невысоких деревьев. Если мы скроемся в лесу, то, вероятно, сможем уйти. По крайней мере, на лесных тропках не хватит места, чтобы проехать карете.
        - Подожди, я обронил там свою шляпу, - Жервез хотел повернуть назад, но я его удержал.
        - Забудь о ней, когда доберемся до первой же шляпной лавки, я скуплю тебе все головные уборы, что там имеются, но только ради бога не отставай.
        - Мне не нужны подарки от дьявола, - с прежним упорством возразил попутчик. - Кажется, все мы уже убедились, что твои подачки не приносят добра.
        - Даже мне самому, - на ходу вздохнул я, при этом стараясь не угодить ногой ни в канаву, ни в кем-либо расставленный капкан.
        - Похоже, тебе самому тоже осталось благоденствовать недолго, - очевидно, нападавших Жервез принял за тех, с кем я заключил пакт, и решил, что теперь они на полных правах явились за расплатой, а вместе со мной им удалось прихватить и всех, кто оказался поблизости. Естественно, он не спешил благодарить меня за спасение, а напротив, был уверен в том, что если бы не сел в один экипаж со мной, то несчастье его бы миновало. Я бы не удивился даже, если б Жервез забыв про опасность, затеял со мной скандал, но после пережитого потрясения он вел себя более менее - спокойно, покорно плелся за мной по зарослям или буреломам, и даже не сыпал обвинениями ни в мой адрес, ни в адрес моего проклятого золота.
        Когда мы спустя какое-то время добрались до узкой лесной тропы, я насторожился, не слышно ли позади нас грохота колес? Конечно, по такой узенькой дорожке экипажу было не проехать, но все-таки я опасался. Ведь Винсент был способен на любую подлость и на любое чудо. Я же сам видел, как моя книга разбухала до огромных размеров и вновь уменьшалась в руках Даниэллы. Наверное, точно такой же фокус опытный колдун может проделать и с любой другой вещью, будь то обычная булавка или целое средство передвижения.
        - Теперь пойдем медленнее, - просительно простонал Жервез, потирая раненое колено.
        - Нет, надо спешить, - решительно возразил я. Если б было нужно, я бы стал подгонять его даже силой.
        - Но ведь за нами больше никто не гонится…
        Однако его возражения меня не разжалобили. Надо было поскорее дойти до ближайшей деревни, города, даже небольшого поселка, до любого места, где можно встретить людей, толпу, защиту от тех, кто никогда не открывает многочисленному сборищу народа своей истиной сущности.
        - Какой же ты все-таки бесчувственный, - голос Жервеза казался таким усталым, что злость в нем была почти незаметна.
        - Будь я бесчувственным, я бы оставил тебя на пиру у нечисти и спасался бы сам, - резонно возразил я. И Жервез впервые не нашелся, что сказать в ответ.
        Я шел вперед уже не так быстро, но все же старался по возможности спешить. Жервез едва плелся за мной и отставал на несколько шагов. Ему, конечно, вовсе не хотелось совсем отстать и остаться одному, но пускаться в бег он тоже больше не хотел. Он злился на меня, хоть и понимал, что я пытаюсь сделать лучше для нас обоих.
        Снежные хлопья кружились в морозном воздухе, оседали на уже занесенные ветви, на дорогу под нашими ногами. Я почти не ощущал холода. Легкие горели от долгого бега, дыхание стало прерывистым, кожа горячей. Ветра в лесу не было, а зимняя стужа не могла так быстро остудить пылавшее лицо. Я почти не смотрел вперед, только прислушивался, не слышно ли глухого грохотания колес позади, поэтому внезапный вскрик Жервеза напугал меня.
        - Смотри! - он указывал куда-то вперед, где встали зеленой, чуть припорошенной снегом стеной густые ели по обе стороны дороги. Сквозь их пушистые, колючие ветви едва пробивался лунный свет и пятном ложился на дорогу впереди нас. Нет, это не свет луны, уже спустя миг сообразил я. Он не может так ярко светить на пространство, со всех сторон огороженное еловыми ветвями, как громадными мохнатыми лапами. Этот уголок леса, как будто, осужден все время находиться во мраке, так откуда же здесь этот бледный фосфоресцирующий свет.
        - Ты тоже заметил? - Жервез неуверенно коснулся моего плеча, и, вопреки сильному желанию, я не стряхнул его руку. Я был слишком увлечен тем, что увидел. Конечно же, я не мог не заметить ее - скульптуру в лунном призрачном сиянии. Великолепное, стройное изваяние и мраморный пьедестал под ним, как будто возвышающий статую не только над этой дорогой, но и над всем миром.
        - Как странно, статуя стоит прямо на дороге, - вслух пробормотал я, хотя думал совсем о другом. Я боялся, что она вот-вот оживет, и ее мраморная рука, чуть вытянутая вперед, коснется моего лица, проведет по волосам, по скулам и в итоге смертельной хваткой ляжет на горло. Нет равных этой мраморной красавице, но если ее пальцы тронут мою голову - я сойду с ума, если глаза - ослепну, ноздри - перестану дышать, а если вдруг коснется уст, то стану нем. И исцелить от этого колдовства может только тот, кто никогда не поможет мне, потому, что он мой враг. Потому что единственный, кто равен по силам моей королеве, это Эдвин.
        Я непроизвольно сделал шаг назад. Мне показалось, что пальцы вытянутой тонкой руки касаются моих ушей, от этого прикосновения слух вдруг обостряется так, что я могу проследить даже падение каждой снежинки, а потом внезапно и необратимо все звуки исчезают, потому что я стал глухим.
        Ты и на такое способна, Роза, мысленно воззвал я к ней, неужели ты так сильна и лишена всякого милосердия.
        Словно в ответ мне, золотая корона на изящной голове изваяния вспыхнула ослепительным блеском. Этот блеск драгоценностей так некстати заворожил моего спутника. Жервез отвергал любые подарки от темной стороны, потому что они носят на себе печать зла, а теперь пленился сиянием проклятого сокровища.
        - Кажется, я уже видел ее где-то, - заворожено прошептал он, не отводя глаз от статуи. Его слова должны были в миг развеять колдовство, а вместо этого лишь усилили ауру таинственности.
        Вот оно воплощение изящества и величия. Я смотрел на статую, которая так грациозно расположилась прямо у нас на пути и, казалось, стоит как раз на своем месте, поскольку все, что нас окружает, принадлежит ей, этой мраморной королеве в сияющем венце.
        - Ты когда-нибудь видел нечто подобное? - Жервез, действительно, был восхищен и заворожен, но вот только, что его прельщало больше: изваяние или венец на нем?
        Конечно, я видел много подобного и прежде, но говорить об этом не стал. Случай казался мне не подходящим. К тому же, я - то, в отличие от спутника, понимал, что статуя все видит и слышит, и раз здесь стоит она, значит, где-то рядом притаились и другие, незримые наблюдатели.
        - Пойдем отсюда поскорее, - я хотел потянуть Жервеза прочь, но он начал усиленно сопротивляться.
        - Ты только посмотри на корону, - восторженно прошептал он. - Где это видано, чтобы статуи украшали настоящими драгоценностями.
        - Может, это только позолота, которая издалека выглядит, как венец, - попытался я охладить его пыл, но Жервез не поверил.
        - Я же вижу, что она украшена жемчугом, сапфирами и даже крупным рубином.
        - И что с того? - устало осведомился я.
        - Да, то, что скульптура, чья бы она ни была, стоит здесь одна, без присмотра, - объяснил он мне, как дураку.
        - А, что если охранники рядом, но прячутся в тени? Что, если это священный предмет, какой-нибудь предмет культа? Что, если нечисть тоже поклоняется идолу здесь, в лесу, а не на виду у всех?
        - Думаешь, мы забрели так далеко, в другой мир? - усмехнулся он.
        - Думаю, что в такой трущобе не оставили бы ничего такого ценного, если бы на этом не лежало проклятие.
        - Ты нарочно меня пугаешь? - он презрительно посмотрел на меня и зашагал вперед. Как я мог объяснить этому дураку, что всего лишь пытаюсь спасти его от неминуемой беды.
        - Ты же сам недавно говорил, что не примешь подарков от дьявола, а теперь даже пытаешься сам его обокрасть, - попытался урезонить я Жервеза.
        - Брось, - на ходу отмахнулся он. - Это не дьявол, а всего лишь статуя.
        - Как же ты ошибаешься, - я пошел за ним, хоть мне и не хотелось приближаться к скульптуре, белой, стройной и прекрасной. Ведь я знал, что пустые, с виду незрячие глаза, на самом деле, отлично нас видят, а недвижимые губы вот-вот могут изогнуться в коварной, но очаровательной улыбке. На мраморном лице я видел ту же возвышенность и умиление, что и на лицах других статуй, но этот бледный лик всегда казался мне особенным именно потому, что он мог ожить в любой момент. Гладкий лоб, озаренный сиянием короны, все еще не нахмурился, уста ничего не произнесли, но я ждал, что это вот-вот случится, и внутренне содрогался.
        Как же беспечен и недальновиден был Жервез. Он не замечал, что зло перед ним в одном из своих прекраснейших воплощений. То, чего он так сильно боялся, теперь стояло перед ним, и он сам шел навстречу своему страху, даже не замечая этого.
        - Одумайся, - сказал я в последний раз, но он даже меня не слушал, а вот скульптура, грациозно застывшая прямо под мирно кружащимися над ней снежинками и лунным светом, я был уверен, слышала все и, казалось, едва усмехалась уголками губ.
        Мне даже казалось, что ее пустые глаза устремлены в мою сторону. Казалось, что вот-вот тишину прорежет ее смех, коварный, звонкий и пронзительный. Смех, который давно уже звучал для меня, как колокол, предвещающий несчастье.
        Я почувствовал, что не могу дальше идти, и остановился. Ноги отказывались нести меня вперед, а я ведь должен был что-то сделать, предупредить Жервеза, остановить его, но язык не слушался. Я не мог выдавить ни звука, только стоял и наблюдал.
        Дышать стало тяжело, но не оттого, что я запыхался во время бега, будто чья-то каменная рука сдавило мне горло.
        Два последних шага Жервез сделал неуверенно. Его совесть молчала. Он вовсе не чувствовал себя грабителем или вором, только хотел забрать то, что, по его мнению, здесь было никому ненужным и бесполезным. Мелкие каменья в короне переливались всеми цветами радуги, а золотая оправа сияла так ослепительно, что, казалось, в этом венце заключена и сама радуга, и все звезды, и весь солнечный свет. А рубин в центре казался капелькой крови. Жервез, наверное, тоже об этом подумал и задержался, его потянувшаяся вверх рука застыла на полпути. Он что-то прошептал, и, хотя на таком расстоянии, я не мог слышать каждое слово, я все же угадал по его губам:
        - Ты не можешь быть живой!
        Тень от статуи накрыла его голову, лоб, лицо и вмиг затмила лунное сияние.
        - Прости меня, - прошептал Жервез, а потом уже увереннее потянулся к короне, но уже в следующий миг отпрянул. Мраморная рука статуи коснулась его головы.
        Как такое могло произойти, ведь я же не видел, как она шевельнулась. Жервез неуверенно стрельнул взглядом в мою сторону, словно ища поддержки, но я был не тем, кто смог бы его приободрить. Я предпочитал оставаться сторонним наблюдателем, а не жертвой. Кровь из пореза струилась у меня по щеке. Только сейчас я заметил, что соленые, с привкусом железа капли касаются моих губ, обжигают кончик языка. Еще не хватало мне пробовать собственную кровь или соблазнять ее видом моих духов. Я поспешно отер щеку ладонью, и на пальцах остался густой красный след. Интересно, мне только показалось, или при виде крови разноцветные камни в короне на голове скульптуры вспыхнули еще ярче. Такого многоцветья не встретишь ни в лавке ювелира, ни в калейдоскопе, ни в сокровищнице дракона. Последнее сравнение возникло в голове спонтанно, только спустя миг я вздрогнул, поняв, что снова вспоминаю об Эдвине. Ну, почему я все время должен думать о нем?
        Лучше думать о чем-то другом. Зачем Жервез просил прощения у неодушевленного изваяния? Ведь не мог же он поверить в то, что перед ним действительно предмет поклонения, какая-нибудь древняя богиня, чье могущество и поныне остается в ее изображениях? Его изумленный крик вывел меня из раздумья. Жервез отдернул руку от короны и дул на пальцы так, будто они были обожжены. Кажется, на его коже, действительно, вздувались волдыри от ожогов. Я устремился к нему, но тут вытянутая вперед бледная рука на самом деле шевельнулась. Твердокаменная ладонь потянусь к обнаженной, не защищенной даже шарфом шее паренька, пальцы ловко ухватили его за горло и слегка сдавили, но этого прикосновения было достаточно, чтобы задушить. Я заметил страх в глазах Жервеза, услышал тихий хрип, вырвавшийся у него. Он задыхался и не верил в происходящее. Если бы еще на него напало живое существа, а не творение из мрамора. Мрамор в форме человеческой ладони все сильнее сдавливал ему шею, и самым ужасным было то, что все это время лик статуи оставался прекрасным, на нем застыло все-то же выражение умиления, мечтательности и какого-то
тихого восторга. Только миг спустя мраморные губы сложились в усмешку и прошептали что-то, но что я не расслышал или, вернее, не понял. Я не знал того языка, на котором она говорила.
        Гораздо важнее сейчас было другое, статуя все-таки отпустила Жервеза. Ее пальцы разжались и полумертвый, запуганный парень упал возле постамента. Он не успел даже шевельнуться, а какой-то ловкий, мохнатый зверек вынырнул из-за пьедестала, запрыгнул ему на живот, быстро-быстро, так что за всеми движениями ловких лапок невозможно было даже уследить, обшарил карманы и, вытащив что-то блестящее, мигом прыгнул в кусты.
        Я кинулся, чтобы помочь Жервезу, но прежде просительно посмотрел на статую. Ведь не убьет же она нас обоих. Она все еще было мраморной и почти неподвижной, но рука, только что душившая моего спутника, медленно ожила, как будто оттаяла, сбросив с себя корку белизны. Живые пальцы шевельнулись на мраморной кисти, и на них ослепительно блеснул тонкий обруч золотого кольца. Затем медленно избавилось от мраморной оболочки кружево платья, тонкое и затейливое, как морозный узор. Потом локоны, плечи, голова, и вот уже Роза грациозно оперлась о руку кого-то, внезапно вынырнувшего из тьмы, и шагнула вниз с пьедестала, а длинный атласный шлейф, вытканный тем же затейливым узором, скользнул за ней, как роскошный хвост.
        И снова я удивился, как ей только не холодно в такой мороз, почему стужа не обжигает ее обнаженные плечи. Неужели в своем стремлении к власти над всей волшебной расой она добилась такого бесчувствия, что не ощущает ни холода, ни жары, ни малейшего дуновения ветерка на своей идеальной гладкой коже. Что уж там говорить о сердце. В нем, наверное, не осталось никаких чувств, способных причинить боль или вызвать жалость. А вот у меня внутри все сжимало и покалывало от щемящей боли каждый раз, когда я видел ее.
        - А ты разве никогда не хотел забыть о всех чувствах, которые причиняют человеку неудобство или боль? - Роза чуть склонила голову набок и внимательно посмотрела на меня.
        - Не чувствовать ничего плохого! - зачарованно повторила она, будто силилась соблазнить меня этим обещанием. - Разве это не прекрасно?
        - Я так не считаю, - нашел в себе силы возразить я. - Да, и зачем все это…
        - Затем… - она запнулась, наверное, решив, что действие докажет ее правдивость лучше любых слов, вытянула вперед руку, и, откуда ни возьмись, в ней появился кинжал. Казалось, что Роза извлекла сверкающее лезвие из самого воздуха.
        Она протянула ко мне запястье, словно желая сказать «смотри», но прежде, чем я успел глянуть на прозрачную кожицу и тонкие просвечивающие вены, как она с силой провела по ним лезвием и при этом не сморщилась от боли, а только улыбнулась.
        - Затем, чтобы ты не ощущал боли оттого, что твоя щека кровоточит, - провозгласила она уже после того, как ее порез начал медленно затягиваться. Кровь исчезала, едва успев появиться. Только у одного создания, кроме нее, я наблюдал такую же сверхъестественную способность к самоисцелению, у Эдвина.
        Роза, очевидно, прочла мои мысли, потому что со смехом обратилась к тому, кто склонился рядом с ней и деловито отряхивал снежинки с ее шлейфа.
        - Два демона - пара, так считают все, - пошутила она.
        - Да, госпожа, - подтвердил Винсент, теперь старательно расчищавший дорогу под ее ногами. Он, кажется, слышал одинаково хорошо и мои мысли, и ее слова.
        - Не гни так спину, а то появится горб. Вставай же, - она пнула носком красивой, расшитой жемчугом туфельки прямо по руке Винсента. - Нашему новенькому дружку, наверняка, не терпится снова пообщаться с тобой и с Лораном. Ведь у него же нет собственной компании, а это значит, что вы вдвоем должны его развлекать.
        - С этим мы справимся, - Винсент раболепно отряхнул последнюю невидимую снежинку с ее подола, встал, поклонился даме и обернулся ко мне с уже совсем другим, недобрым выражением лица.
        - А где карета? - не удержался я, хоть этот вопрос и мог стоить мне жизни.
        - Скатилась в обрыв, - равнодушно отозвался он.
        - Для тебя это большая потеря, - съехидничал я.
        - Ничего, переживу, к тому же… - он лукаво усмехнулся. - Я уже нашел покупателей. И не каких-нибудь старьевщиков, а тех бродячих существ, которые рады будут вытащить со дна пропасти и починить даже сломанную карету.
        - Зачем? - изумился я. - Или ты нарочно убедил их, какой бы злой силой они не были, что эта старая рухлядь может им пригодиться?
        - Убеждать не понадобилось. Им нужно все, любая телега, повозка, старые дрожки, но не для того, чтобы на них ездить, а, чтобы обустроить эти человеческие штуки под жилье.
        - Они используют все, - согласно кивнула Роза. - Кареты, фургоны, сундуки, шляпные картонки или старые башмаки…
        Она приблизилась ко мне, неуловимо, как призрак, и лукаво улыбнулась.
        - Ты когда-нибудь заставал крошечных фей, когда они воровали твою старую обувь, чтобы обустроить там свое жилье? А куда однажды исчезли новые бальные туфельки твоей сестры? Видел ли ты, как эльфы резвятся, справляя новоселье в старых башмаках?
        Вопросы сыпались на меня один невероятнее другого, и я не знал, что на это сказать.
        - Скажи, что ты был слишком прожженным скептиком или слишком ненаблюдательным для того, чтобы заметить такие маленькие феномены в повседневной жизни.
        - Но вас я однажды заметил, - я сам не понял, как у меня хватило дерзости в этом сознаться, наверное, слишком большое потрясение я испытал от того, что узнал в двух фигурах перед собой силуэты однажды виденных ночных гостей.
        - Это было недоразумение твоего отца, а не наше, - заметила Роза. - Ну, ничего, когда-нибудь тебе бы все равно пришлось привыкать к обществу таких, как мы. Это случилось бы, даже если б ты безвылазно сидел в своем поместье и боялся бы даже поехать в ближайшую деревню за едой и свечами. Даже если бы ты забил досками двери и окна и жил бы, как затворник, все равно кто-нибудь из наших заявился бы к тебе на ужин, или беседу, а может, даже на всю ночь.
        - На каждую ночь, - я вспомнил Даниэллу. - Это было ужасно.
        Я не задумывался о том, что говорю обрывками, ведь передо мной стояли те, кто все поймут. Даже если я не буду говорить вообще, то они выудят все нужные сведения из моей головы, а я даже об этом не догадаюсь.
        - Он был так жесток не с тобой одним, - Роза лукаво скосила глаза в сторону Винсента. Тот невольно поежился, хотя тоже, наверняка, холод был ему нипочем.
        - Кто? - настороженно переспросил я.
        - Монсеньер, - Роза колебалась всего мгновение, прежде чем назвать то имя, прозвище или титул, который уже называла мертвая Даниэлла.
        - Сколько разговоров об этом монсеньере! Вы все так загадочно произносите его имя, так часто намекаете на некую власть, которой равных нет…Любой станет теряться в догадках, - я не знал, как выразить свои чувства. Внутри меня, как будто бушевал ураган.
        - Где же ты, прекрасный монсеньер, - смеясь, протянула Роза, и ее голос музыкальным эхом прокатился по лесу.
        Я взглянул на Винсента. На нем не было лица. Он даже заломил руки и не оттого, что звонкое эхо могло пробудить призраков в лесу или призвать грабителей. Единственный грабитель, покушавшийся на имущество царицы нечисти, теперь смирно лежал у дороги и боялся даже шелохнуться. Он тупо смотрел то на Розу, то на ее спутника, но взгляд его оставался совершенно пустым, бессмысленным, как если бы Жервез, взаправду, лишился рассудка.
        - И кого коснется в гневе ее длань, тот потеряет разум, - процитировал Винсент, четко, как священное писание, и уже будничным тоном добавил. - Твоего друга можно только пожалеть.
        - Почему же ты не пожалел его минутой раньше?
        - Ну, мне же было интересно понаблюдать за его реакцией, когда это произойдет, - Винсент пожал плечами.
        - Он никогда ни во что не вмешивается и старается, как можно быстрее исчезнуть, когда кто-то пробует вмешаться в его дела, - Роза хлопнула по ладони сложенным, опять же взявшимся буквально из пустоты ажурным веером. - Ведь так, Винсент?
        - Конечно…э, - осознав всю свою неловкость, он запнулся и уже галантнее добавил. - Как скажете, госпожа.
        Его очередной поклон мог показаться неуклюжим, но зато очень уж усердным. Казалось, Винсент готов коснуться лбом земли. Не комично ли? Впервые я видел чародея, или злого духа, который так усердствует, пытаясь понравиться даме. Очевидно, Винсенту при всей его напыщенности и высокомерии, роль галантного кавалера давалась с большим трудом. А вот у Эдвина она выходила так естественно. Ну вот, я опять думаю о нем и даже восторгаюсь его самообладанием, хотя уже не раз зарекался от подобных мыслей.
        Какое-то ловкое, облезлое животное с темной шерстью, длинными коготками и тонким хвостом подобралась по ветке поближе к Винсенту и прыгнуло ему на плечо.
        - Прекрати! - вскрикнул Винсент и замахал руками, пытаясь согнать зверька, вцепившегося своими острыми коготками не в одежду, а в оголенную кожу на его горле.
        - Пожалуйста, госпожа, прикажите ему прекратить приставать, - застонал Винсент, тем временем, как нападающий энергично шарил лапкой у него за воротником.
        Роза только рассмеялась, весело и беспечно. Даже Лоран, внезапно возникший у нее за спиной, только улыбнулся, наблюдая пантомиму. Винсенту так и не удалось согнать с себя наглое существо, пока оно само не прыгнуло обратно на ветку, забралось повыше и показало длинный, по-змеиному раздвоенный язык. Винсент не сразу заметил, что воришка стянул у него с шеи цепочку с каким-то талисманом, а когда, наконец, обнаружил пропажу, то ловить беглеца уже было поздно. Он бесследно исчез в густой еловой кроне, унося с собой и добычу.
        - Мой амулет! - Винсент скорчил обиженную гримасу и просительно посмотрел на свою госпожу. - Вы не могли бы…
        - Не будь таким жадным, - оборвала его Роза. - Разве тебе жалко порадовать хоть чем-то своего маленького собрата. Подумай сам, ведь в отличие от тебя, он не может испытать удовольствие, щеголяя в твоем камзоле или плаще. Ты ведь не хочешь, чтобы он счел тебя слишком меркантильным. Это будет вдвойне обидно. Ведь ты же не скупой?
        - Конечно, нет, госпожа, но мне бы хотелось…
        - Если все еще тоскуешь по тому плащу, который они у тебя забрали, то попроси Батиста одолжить тебе другой. В его поместье остались кучи ненужной одежды. Он щедр и с радостью с тобой поделится. Кстати о плащах… - Роза окинула меня быстрым подозрительным взглядом. Казалось, что мириады вспыхнувших светом на моем плаще символов разом отразились в ее глазах.
        - У кого ты купил эту вещь? Тебе не показалось, что продавец выглядел странно? - тут же посыпались на меня ее вопросы и намеки.
        - Э… - я не знал, что сказать, только потуже затянул шнуровку и уставился на блестящие полы своей верхней одежды так, словно мог прочесть на них подсказку. Как вести себя с нечистью, если отступать некуда? Как заговорить язык, Винсенту и как низко должно кланяться королеве злых духов, чтобы она не рассердилась и отпустила меня восвояси?
        - Это же мой плащ! - Лоран быстро, как молния, кинулся ко мне и схватил за плечо. Его тонкие, цепкие пальцы оказались ледяными и необычайно сильными. - Где ты его взял? Нашел? Украл? Подобрал на дороге? Ну же, не бойся, говори! - его голос стал мягче, взгляд проницательнее. Он, словно хотел подбодрить меня для откровенного признания, но хотел сделать это без угроз, с помощью одних увещеваний. - Может, ты выкупил его у Августина?
        - Августина? Причем здесь Августин? - я был поражен этим неожиданным вопросом. Что общего может быть у нечисти и инквизитора? Почему чародей говорит о святом так, как будто они давние знакомые или соперники? В любом случае, предположение Лорана показалось мне абсурдным. Разве стал бы Эдвин носить плащ, отнятый у Августина? Я чуть было не расхохотался прямо в напряженное, застывшее в ожидании лицо Лорана. Чтобы дракон донашивал порфиру с проповедника. Дракон, у которого погреба, несомненно, забиты золотом. До такого бы не додумался ни один сочинитель анекдотов и ни один шутник.
        - Этот плащ не может быть твоим, - как можно мягче возразил я Лорану.
        - Почему же? - он возмутился так, будто слышал заведомую ложь. - Да, я узнаю его из тысячи. Второго такого же быть не может ни у кого. Одинаковая тайнопись запрещена, будь ты чуть просвещеннее, ты бы об этом знал.
        - Этот плащ - подарок Эдвина, - я сделал усилие и стряхнул с себя руки Лорана.
        - Эдвина, - Роза повторила имя так, будто оно было давно знакомо ей, и насторожилась. - С чего это он сделал тебе подарок.
        - О, святой Мартин отдал свой плащ голому нищему, - процитировал Винсент и злорадно ухмыльнулся, довольный собственной шуткой.
        - Он всегда любил играть в благородство, - снисходительно кивнула Роза. - Что случилось, ты замерзал в метель, и статный незнакомец тебя пожалел?
        - Не то, чтобы пожалел, но… - мне стало стыдно признаваться в том, что Эдвин хотел сгноить меня в своих казематах и в том, при каких обстоятельствах я туда попал.
        - Я вижу в твоих глазах отблески огня, но это не огонь дракона, - Роза задумчиво, изучающе посмотрела на меня, поймала мой взгляд, и, казалось, что на миг целиком завладела моим сознанием. - Ты хотел спалить Виньену, негодяй? Признавайся!
        - Да, то есть не совсем… - попытался возразить я, но чьи-то острые коготки уже царапнули меня по шее. И нападающим был не слуга Розы. Я сразу же узнал болезненное прикосновение моих собственных духов. Как же быстро они переметнулись на сторону сильнейших!
        - Это был кто-то другой, - признание далось мне с трудом. - Я его не знаю, но он знает меня. Он называл меня по имени, намекал, что знает все о моей семье и темных делах самых далеких предков. Все от начала до конца, от первого поколения, неизвестно для чего вступившего в ваше проклятое общество, и до трагедии с Даниэллой.
        - А завершающей страницей будет искушение последнего потомка? - это был не вопрос, скорее, утверждение. Роза неподвижно стояла возле пьедестала, который, как ни странно, теперь стал обычным серым валуном, и неотрывно наблюдала за мной. Недвижимая, как изваяние, она не ощущала зимней стужи совсем, и ее спутники также, а вот я уже успел продрогнуть до костей. Скоро зубы начнут отбивать барабанную дробь, и тогда мне не избежать насмешек от своих дьявольских друзей.
        - Зачем спрашивать меня о чем-то, если вы и так все знаете? - я окинул прекрасное, зловещее собрание умоляющим взглядом.
        - Чтобы проверить, насколько ты честен. Нам же надо тебя испытать, прежде чем ты навеки станешь одним из нас, - Роза обещала так завлекающе, так маняще, но ее обещание было, как свеча на ветру. Пламя, которое погаснет, слегка поманив, и ты вместо долгожданного тепла коснешься только фитиля, который уже остыл.
        - Свеча на ветру, - задумчиво повторила Роза. - Неплохое сравнение. Жизнь твоего друга теплится теперь, как свеча, и вот-вот угаснет, если ты не доведешь его до ближайшего постоялого двора.
        - Здесь? - я со стоном посмотрел на чащу. - Вы смеетесь надо мной.
        - Ничуть, - возразила Роза. - Ты разве забыл о своем таланте?
        Перемещаться из города в город, из страны в страну всего за мгновение, конечно, я помнил об этом.
        - Только это не мой собственный талант, вы научили меня этому, - счел нужным заметить я.
        - Называй, как хочешь, - Роза пожала плечами, кокетливо и изящно. Сложно было поверить, что эта живая и прекрасная то ли фея, то ли богиня еще минуту назад была статуей. - Но тебе не надо прибегать к тому фокусу, которому я тебя научила, чтобы вскоре оказаться в тепле и уюте. Только не сворачивай с этого пути и дойдешь туда, где тебе…не будет скучно.
        Скучно мне давно не становился. Я едва успевал вспомнить о еде и сне между приключениями, не то, что заскучать. Жизнь давно уже вышла из привычной колеи и теперь неслась по откосу, как карета без кучера и коней, обреченная разбиться на дне обрыва.
        - А как же плащ Лорана? - вдруг спросил Винсент. - Разве щедрый господин не вернет нашему бедному брату то, что было у него…конфисковано.
        Он говорил медленно, осторожно подбирая слова, и непонятно было, то ли он хотел кого-то подколоть, то ли, действительно, не знал, как точнее сформулировать свою мысль, но уж точно не ради того, чтобы вступиться за собрата. Вряд ли, можно было поверить, что Винсент хоть к кому-то относится дружелюбно.
        - Зачем Лорану плащ? Он все равно не чувствует холода, - Роза деланно удивилась. - Ни один наш собрат, уж точно, не замерзнет, но вот если мы отнимем у очередного объекта благотворительности монсеньера подачку, то вам всем может стать нестерпимо жарко, - она приблизилась к Винсенту и шепнула. - От его огня…
        Дальнейших возражений со стороны Винсента не последовало. Он сразу как-то стушевался, недовольно пробормотал что-то на своем чудном, непонятном языке.
        - Монсеньер был обходителен с тобой? - вдруг осведомилась Роза. - Скажи, он приглашал тебя за стол для какого-то необычного пира, представлял тебя своим подданным, предлагал тебе что-то заманчивое?
        - Нет, - я был ошарашен. - Он…
        - Так он обращался к тебе с какими-нибудь странными предложениями? - настаивала она, и я не мог больше сопротивляться. Желание хоть с кем-то поделиться своими чувствами оказалось слишком сильно.
        - Он предлагал мне умереть, - выпалил я.
        - Умереть во славу дракона! Многие об этом… - Винсент замолчал, как только Роза шикнула на него.
        - Да, какие-то люди рады умереть за него и, к сожалению, самые достойные, - кивнул я.
        - Кого ты имеешь в виду? - насторожилась Роза.
        - Одного живописца, - я вспомнил Марселя и тут же ощутил резкое сожаление. Он мог бы остаться непорочным, но слишком легко попался в сети греха. Достаточно было одного лучистого взгляда, одного взмаха ангельского крыла, вероятно, одного обещания, чтобы заманить его в бездну.
        - Он хочет получить богатство и известность при королевском дворе?
        Я легко, отрицательно мотнул головой.
        - Он любит Эдвина, - возразил я и услышал в собственном голосе какие-то обреченные нотки. - Он полюбил дракона.
        - И не он первый, - Роза многозначительно переглянулась с Винсентом, на котором лица не было. Я заметил, что его ладони сжались в кулаки.
        - Он будет трупом уже скоро, каждый, кого манит драконье золото, плохо кончает, - сдержанно произнес Винсент. - Если твой живописец столкнулся с монсеньером и пошел за ним, то это значит, что он столь же порочен, как и предмет его обожания.
        - Нет, Марсель не такой, - возразил я. Мне почему-то захотелось непременно его защитить. - Он никогда не был ни злым, ни корыстным, это Эдвин соблазнил его.
        - И тебя тоже? - Роза изучающе посмотрела на меня. От ее лучистого взгляда, казалось, я мог бы ослепнуть, если б она смотрела на меня хоть секундой дольше. Она ждала ответа, и я отрицательно покачал головой.
        - Только не меня!
        - Наш стойкий, мужественный друг, - Винсент вдруг оказался рядом и, несмотря на дружелюбность тона, наградил меня сильным, болезненным хлопком по плечу. - Ты всегда будешь стоять на нашей стороне, не так ли?
        - Я сам не знаю, на чьей я стороне, - сказал я, хотя и мог быть убит за это, но вместо того, что рассердиться Роза только улыбнулась.
        - На стороне справедливости, - уточнила она. - Ты не входишь ни в одно общество, Батист, и рассчитываешь только на себя. Никто не поможет тебе, если ты окажешься в нужде, и на твою помощь тоже некому надеяться.
        Никто? Но ведь Эдвин помог мне, отпустил меня, даже отдал свой плащ, чтобы я не замерз, точнее плащ Лорана, который каким-то чудом оказался у него. Но ведь он-то вообще был не обязан мне помогать, он ведь мой враг, а не просто незнакомый доброхот. Выходит, даже соперник поступил со мной человечней, чем поступили бы те, кого я опрометчиво посчитал своими друзьями. Роза вполне точно выразилась, на ее помощь или сочувствие надеяться я не имею права. Я и так все время опасался, что однажды она или кто-то из ее слуг поступят со мной, как с лишним свидетелем, которого давно уже пора лишить жизни. Разве можно надеяться на милосердие, если общаешься с такими созданиями?
        - Я могу идти? - сухо, почти враждебно осведомился я. Мне начало претить лицемерие этих сверхъестесвенных, прожженных авантюристов с возвышенным обликом и черными сердцами. Даже если они и заметили, что мое отношение к ним в корне переменилось, то виду не подали. Вот это актеры! Куда там мне до них? Актеры на обширной сцене ночи и подступов к адским вратам.
        - Конечно, - с нарочитой любезностью улыбнулась Роза. - Можешь идти, куда хочешь, мы не станем тебя задерживать.
        Было ее равнодушие показным или нет, но оно все равно меня рассердило. Разве можно завлечь человека в свои сети, а потом относиться к нему, как к пустому месту?
        - Ты уже не совсем человек, ты - почти колдун и… - фыркнул кто-то из сумки у меня за плечом, и со стороны вряд ли можно было расслышать, то ли кто-то пробурчал неразборчивые слова, то ли просто чихнул. Но, имея дело с теми, кто обладал сверхчеловеческим слухом, можно было не сомневаться в том, что от них не ускользнуло ни единого слога.
        Теперь уже я смерил всю эту восхитительную компанию нечисти изучающим взглядом, но, по выражению их лиц, невозможно было ни о чем догадаться. Что тут скажешь? Невинные улыбки, лукавые глаза, хрупкие тонкие руки, которые могут в любой миг или грациозно взмахнуть в знак прощания, или вцепиться в горло мне и Жервезу смертельной хваткой.
        Я посильнее тряхнул сумку, чтобы ее содержимое звякнуло, снова создавая какой-то неразборчивый звук. Хотя кого я хотел обмануть? Разве их можно провести тем же приемом, что и простых смертных.
        Они ничего не делали, только стояли и наблюдали, как я чуть ли не силой заставил Жервеза подняться, опереться на мое плечо и попытался обойти всю троицу, как можно дальше. Всего один раз я опасливо обернулся на них.
        - Только не иди слишком быстро, а то устанешь, - с плохо скрываемой насмешкой напутствовал меня Винсент. - Ведь такие, как ты, привыкли разъезжать в роскошных каретах, а тут вдруг такая напасть, приходиться топтать дорожку самому. Жаль, мой несчастный друг, что из ездока ты так быстро превратился в пешего.
        - Замолчи! - даже не оборачиваясь, грубо прикрикнул я на него. Но оборачиваться было и не надо, в ответ на мое бессильное предостережение по лесу рассыпался такой долгий, громкий, злорадный смех, что, наверное, каждый маленький зверек в своей норе содрогнулся от этого непривычного, серебристого раската.
        Жервез только что-то невнятно пробормотал насчет того, что не может вернуться домой, пока не выполнит условия какого-то спора, заключенного с другими деревенскими мальчишками. Сил на то, чтобы заставлять замолчать и его, у меня попросту не осталось. К чему тратить слова еще и на то, чтобы успокоить попутчика. Итак, слишком много вдохновенных речей растрачено на то, чтобы установить контакт с нечистью. И что пользы от всех тех долгих пустых бесед, во время которых я мерз на кладбище, а Роза была больше заинтересована тем, какое надгробие станет для нее лучшим постаментом, чем моими словами.
        - Конечно, дома тепло и уютно, но у нас есть одна свеча и кремень, мы можем пробраться внутрь и провести там ночь…А волки? Плевать на волков, они и близко не смеют подойти к этому месту, - тихо ответил Жервез собеседнику, который, вероятно, остался в далеком прошлом, в его детстве.
        - Да, там мы и проведем ночь, - поддакнул я, почуяв, что где-то рядом расположена какая-то сторожка, домик лесничего или таверна в перелеске, вообще что-то, что имеет четыре стены, крышу и вполне может послужить нам убежищем.
        - А тебе не страшно? Ведь там она? - прошептал Жервез, смотря на меня затуманенными глазами, в которых не осталось и частицы его взрослого сознания. - Помнишь, ты видел ее в лесу? Раньше я тебе не верил, но теперь верю. Здесь так явно ощущается ее присутствие.
        - Никого там нет, - строго оборвал я его.
        - Думаешь, они все ушли на свой страшный праздник? - он вдруг коротко, глухо и совершенно бессмысленно расхохотался, как смеяться может, наверное, только умалишенный. - Знаешь, кому сегодня они оказали честь стать их трапезой? Мы, крестьяне их не устраиваем, и они пригласили детей сельского дворянина.
        Он запнулся, все так же бессмысленно уставился перед собой и поднес руку ко лбу, словно желал спросить сам себя, «что за бред я несу». Его разум все еще боролся с подступившим безумием, но был недостаточно силен, чтобы противостоять роковому прикосновению царицы. Пальцы Жервеза нервно терли то место, в котором бледная рука статуи прикоснулась к его лбу, он расчесал себе кожу до крови, будто хотел и вовсе содрать ее с лица, а вместе с ней и какую-то незримую печать, которая клеймом легла на него. Но все было напрасно, кровь, горячая, алая и обжигающая, струилась по его лбу, но разум не возвращался. Жервез, как будто, все еще не мог понять, ни кто он такой, ни что здесь делает, ни в каком времени вдруг оказался, он только все сильнее расчесывал уже и так глубокие ранки, словно это могло чем-то ему помочь.
        А если бы она прикоснулась к его векам, то он бы вырвал себе глаза. Мне вдруг стало жутко неприятно наблюдать за ним, и я перехватил его руку.
        - Прекрати, - попытался образумить его я, но Жервез посмотрел на меня тупо и непонимающе, как будто увидел впервые.
        Даже если бы сейчас силой своего зарождающегося волшебства я в мгновение ока переправил бы нас обоих в ближайший город, то до этого пытливый Жервез не стал бы меня ни о чем расспрашивать. И он бы ничуть не удивился никаким чудесам. Он бы даже не понял, что очутился в новом месте, но я удержался от искушения оказаться сейчас где-нибудь далеко от безлюдных лесных дорожек, ведь все равно где-то рядом находится жилье. Но хозяев в нем не было. Это я тоже сумел почуять на расстоянии. От жильцов это помещение было избавлено уже несколько дней назад, а каким образом я даже знать не хотел. Можно было только предположить, что с хозяевами обошлись не менее жестоко, чем с пассажирами в карете или постояльцами в гостинице, которую я застал пустой. Мне вовсе не хотелось заглядывать чуть дальше, чтобы увидеть в недалеком прошлом еще одну кровавую сцену.
        Хоть я и был уверен, что в доме никого нет, а, все-таки добравшись до него, немного подождал у распахнутых дверей. Царапины на стенках, ставни, сорванные с петель, и длинные, лишь слегка заметенные снегом цепочки чьих-то бесформенных следов мне о многом сказали. На притоптанной земле, у порога, остались длинные полосы и вмятины, будто кого-то силой оттаскивали прочь. Я так и не мог понять, был ли этот небольшой двухэтажный дом, затерявшейся в лесах, недалеко от проезжих дорог, постоялым двором, или жилищем каких-нибудь далеко не бедных отшельников. Для сторожки егеря здание выглядело слишком внушительно, даже в своем теперешнем пострадавшем виде. В конце концов, что такое расцарапанные стены и чуть побитые стекла, если изнутри путника манит вполне ощутимый уют и надежда на отдых.
        Я все еще не решался войти, когда в глубине темного помещения за распахнутой дверью вдруг вспыхнул огонь в очаге. Оранжевые отблески выхватили из тьмы так же оцарапанные, но все еще роскошные предметы мебели и звериные шкуры на полу. Обстановка довольно шикарная, значит, сама Роза выбирала на этот раз объект нападения, а, может быть, для своей госпожи расстарался Лоран. Он тоже, по-видимому, обладал рафинированным вкусом.
        Никакой вывески, указывающей на то, что здесь постоялый двор не было. Вверху остались торчать два штыря, на которых она вполне могла висеть, а, может быть, там висел фонарь. Не все ли равно? Главное, что огонь, вспыхнувший сам по себе, казался таким приятным и манящим. Я хотел ощутить долгожданное тепло и отдохнуть, поэтому переступил порог и даже не удивился, когда дверь за мной тихонечко затворилась.
        Жервез опустился в первое же кресло, к которому я его подтолкнул. Нехорошо было так думать, но с той секунды, когда лишился разума, он перестал быть для меня постоянной заботой, не скандалил, ничего не требовал, ни о чем не спрашивал и безоговорочно делал то, что от него хотят. Шел, куда его вели, даже на какое-то время переставал бормотать свои бессвязные рассказы, если построже на него шикнуть.
        Сам я подошел поближе к камину, чтобы обогреть руки у огня, и вдруг заметил, что возле гнутых ножек софы что-то шевельнулось, быстро и с шуршанием. Подол красного платья был едва различим в отблесках пламени, неудивительно, что я не сразу его заметил. Даниэлла, мелькнуло в голове. Только не это. Неужели страшная гостья снова посетила меня.
        - Нет, Батист! - с софы мне мило улыбалась Роза. - Это ты мой гость.
        - Опять, - я тяжело обреченно вздохнул и передумал садиться на кресло, стоящее передо мной. Вдруг оно тоже не без сюрприза. Я заметил, что кресла здесь глубокие, громоздкие, с гнутыми спинками, устланными шкурками мелких зверей, совсем, как в охотничьем домике. - Опять, вы!
        - Ты разве не рад, что я тебя впустила? - она слегка нахмурилась, словно действительно была изумлена и озадачена. Какая прекрасная актриса! На сцене у меня ни разу не было такой талантливой партнерши.
        На Розе был уже совсем другой наряд, роскошный, красный, слегка покрытый, как паутинкой воздушным черным тюлем. Прическа тоже была другой, модной и сложной, как у дамы, собравшейся в театр. Призрачная королева в белом неуловимо исчезла, передо мной снова была элегантная леди, радушная хозяйка, в глазах которой лишь изредка мелькают опасные, хитрые искорки.
        Как она могла так быстро сменить наряд. У любой светской модницы на это ушел был добрый час, а Роза умела разительно перемениться всего за пару секунд.
        Она кокетливо повертела в руках какую-то книжечку, похожую на томик стихов, но я очень сомневался, что это могут быть всего лишь безобидные стихи.
        - Как мило с вашей стороны пустить нас на ночлег, - в моем голосе не прозвучало ожидаемого сарказма, только усталость.
        - Никакой любезности в этом нет, просто мне интересно было понаблюдать за твоей реакцией, когда ты во второй раз окажешься в месте, которое мои слуги отвоевали у людей, - она мило улыбнулась, совсем еще девочка, принцесса, собравшаяся на свой первый бал, на котором, благодаря своей красоте, ей, несомненно, удастся произвести фурор. Как жаль, что такое совершенство, как она, внутри состоит из одних лишь коварных намерений, без единого проблеска доброты. А, в общем, чего я мог ожидать от нечистой силы? На что надеялся? Чего хотел от демона?
        - Я не демон, - Роза обиженно надула губки. - Я попросту не могу им быть, ведь демоны - это падшие ангелы, а ангелом я никогда не была. Лучше оставим такую привилегию для Эдвина.
        Какое открытие! Я готов был то ли рассмеяться, то ли расплакаться, настолько она была прекрасна и испорчена. Я даже не сразу осознал, что она только, что упомянула Эдвина.
        - Эдвин! - повторил я, словно один этот звук мог объяснить сразу все, каждую из тайн вселенной. - Вы расскажете мне что-нибудь об Эдвине?
        - Зачем? - она резко поднялась, шурша, взметнулись пышные оборки, и скользнул легкой волной алый шлейф. Я заметил, что Роза всегда предпочитает одеваться только в белое или красное и ни разу в другие цвета.
        - Зачем тебе что-то о нем знать, ведь ты же считал его, чуть ли не чудовищем?
        Вопрос застал меня врасплох.
        - Разве? - как полный дурак переспросил я.
        - Твое мнение о нем с тех пор изменилось?
        - Чудовище - неподходящее слово, - меня немного возмутило такое абсурдное сравнение, вдруг зачем-то примененное к красивому, юному венценосцу, встреченному мною в Виньене. - Нет, чудовищем я его никогда не считал, то есть…я не считал его монстром, но, во всяком случае, очень загадочным существом…
        Я сам не знал, как это объяснить, но мое представление о нем разительно переменилось. Конечно же, дракон неизменно оставался злом, но Эдвин… Юноша, в глазах которого живет тень дракона и мудрость, накопленная за столетия. Разве можно назвать все это одним словом, подобрать какое-то точное определение.
        - Как же ты запутался! - в голосе Розы не было ни малейшего намека на сочувствие, только насмешка.
        - Нет, я не запутался, - возражение было слишком слабым, но отчасти правдивым. - Я все еще помню, что я Батист де Вильер, брат девушки, убитой драконом. Знаю, что я тот, кто готов отомстить, даже если миг победы будет стоить мне жизни. И одной красивой оболочки, даже такой ослепительной, как у Эдвина, слишком мало, чтобы ввести меня в заблуждение. Пусть он восхитил меня и обезоружил своим неожиданным милосердием на какой-то миг, но я всегда буду твердо помнить, что он - убийца и останется таковым, каким бы обаятельным был этот притворщик. Просто существо, которое я преследовал, оказалось, куда более сложным, чем я ожидал. Одним словом, ему удалось меня заинтриговать.
        - Как поэтично! - лениво, с чуть заметным смешком протянула Роза. - Страж справедливости очарован преступником.
        Она задумчиво постучала ноготками по краю низкого столика и как бы для себя одной произнесла.
        - Похоже, и этому осталось еще чуть-чуть до обычного поклонения…
        - Вряд ли, - поспешно возразил я. - Меня никому не удастся сбить с толку. Вы меня недооцениваете.
        - Скорее переоцениваю, - возразила она. - Я думала, ты будешь верен только нам, ведь мы первыми стали напутствовать тебя в колдовстве, а в благодарность ты спутался с другим.
        - Я всего лишь оказался в сложной ситуации, - скорее безвыходной, добавил я про себя. Странно было об этом думать, но если бы Эдвин не проявил неожиданной гуманности, меня бы уже не было в живых. Последний граф из рода де Вильеров закончил бы свои дни на плахе.
        - Он, кажется, решил, что мы должны отложить состязание на потом, - упавшим тоном объяснил я. Как необычно, говорить о мести кому-то, когда, чтобы согреться от холода, носишь плащ с его плеч. Плащ, спасающий от бед, или, напротив, тянущий своего носителя к ним навстречу?
        В приятно шуршащих складках материи, как будто осталась частица тепла Эдвина. Его тепло, я вздрогнул от этой мысли. Не тепло, а жар драконьего огня. Воспоминание о ночных налетах, о массовых сожжениях, о пепелищах, о тепле одной одинокой свечи на деревянном столе в какой-то темнице…о маркизе, сброшенной в колодец с разорванным горлом, о тревожном звоне колокола, возвещающем о преступлении, в то время, как сам убийца жжет свою окровавленную рубашку и чуть ли не готов сокрушить стену одним ударом кулака, потому что он в отчаянии. О…я бы многое еще мог увидеть, но воспоминания Эдвина были для меня страшны. Слишком страшны, чтобы пытаться рассмотреть их поподробнее.
        Я взмахнул рукой, словно отгонял прочь стаю назойливых мух, и все фрагменты чужих воспоминаний вмиг исчезли, осталось только осознание того, что я согрет остатками тепла от адского пламени. Меня греют отблески драконьего огня, я ношу вещь, пропитанную их флюидами, на своих плечах и не собираюсь ее снимать. К собственному ужасу, я осознал, что в этом плаще мне так приятно и хорошо, как ни в одной другой одежде. Ну, вот не хватает еще того, чтобы я пошел к этому демону с покаянием и, как Марсель, стал питаться крошками с его стола. До чего же я дошел, донашиваю вещи с плеч того, кого собираюсь убить, и нахожу этого восхитительным.
        Розе есть над чем посмеяться, наблюдая за мной. Наверняка, она едва удерживалась от того, чтобы не высказать мне, насколько я глуп, и не рассмеяться прямо в лицо. Мне бы тогда было нечего ей возразить.
        Красавица вдруг обратила взгляд на разбитые часы над камином. Ореховый корпус, в который они были вправлены, кто-то исцарапал еще более жестоким образом, чем стены дома. Стрелки давно остановились. Возможно, лопнули какие-то пружины внутри. Я заметил, что возле каминной решетки валяются на ковре шестеренки и винтики. Эти часы было уже не починить, но от этого взгляда Розы, как ни удивительно, стрелки проворно сдвинулись, побежали по циферблату и указали на час, который я не сомневался, и должен был пробить в данный момент.
        Похоже, ей легко можно обойтись без часовщика. Двигающиеся стрелки даже издали какую-то приятную, звучную мелодию, наподобие однотонного звучания курантов, только более нежную. Чудеса в разоренном доме! Нет, я уже привык не удивляться никаким чудесам. Я повидал достаточно много подобных фокусов для того, чтобы на этот раз отнестись к ним хладнокровно.
        - Уже так поздно! - протянула Роза, но без досады, с одним лишь задорным весельем. - Пришел час навестить дракона!
        - Что? - я опешил от такого предложения.
        - Да, успокойся же ты! - по пустому дому мягко рассыпался ее приятный, шелестящий смех, и даже непонятно было, смех это или всего лишь призрачное эхо, долетевшее до меня с бала прошлых столетий. - Я имела в виду, что это нужно сделать не тебе, а мне.
        - Зачем? - на этот раз я не мог не изумиться. Это был даже уже не новый трюк, чтобы вывести меня из себя, или, напротив, ободрить, это было чистое безрассудство.
        - Ну, ты так много о нем говоришь и так заманчиво, что мне захотелось самой на него посмотреть, - как-то неуверенно протянула она, будто не знала, что сказать, или не хотела выдать свои истинные чувства.
        - Ни в коем случае! Только не это! - я, как ужаленный, начал вышагивать по комнате, словно это хоть чем-то могло помочь. Роза следила за мной с недоумением и легкой насмешкой. Хоть она и была сверхъестественным и коварным существом, но я испугался за нее. Испугался по-настоящему. А что если… Множество жутких предположений вертелись в голове, в памяти всплыл случай с Даниэллой, ее любовь, ее мечты, ее роковое увлечение…ее мертвая голова. Я прижал пальцы к вискам, словно таким образом хотел удержать рассудок на месте. Да, нужно мыслить логически, Роза сама крайне опасна, но Эдвин опасен вдвойне. Он может погубить без сожаления, кого угодно, даже собственного соплеменника, даже существо, подобное ему по своей волшебной природе и настолько же прекрасное, как он. Сам он - пламя, но его чувства настолько холодны, что их не растопить даже прекраснейшей девушке мира сего…и другого, еще неведомого мне мира.
        - Вы не должны искать встреч с ним, - попытался, как можно осторожнее, посоветовать я. Ведь, в конце концов, общаясь с царицей нечисти, и головы можно лишиться за такой совет.
        - Почему же? - если Роза и злилась, то умело это скрывала. В ее глазах плясали все те же смешинки, которые почему-то заставляли меня смущаться и чувствовать себя последним дураком.
        - Ему нельзя доверять, - коротко предупредил я, даже не зная, как точнее выразить все свои опасения, как убедить ее, и поэтому решил противоречить своим же доводам, произнес то, от чего зарекся. - Он чудовище!
        - Я тоже! - губы Розы соблазнительно округлились и сложились в усмешку. Кажется, она была довольна тем, что в ней живет зло. Эдвин проклял свою внутреннюю демоническую мощь, она - благословила.
        Откуда эти мысли? Неужели на меня так сильно воздействует его плащ? Плащ с плеч дракона. Я еще крепче прижал пальцы к вискам, но это не помогало. Мой рассудок, наверное, был еще более плох, чем у Жервеза. Я стоял в доме, владельцев которого убили, и самым непринужденным образом болтал с королевой всех этих убийц. Вел светскую беседу о том, как должно вести себя в обществе сверхсуществ, чтобы в итоге присоединиться к ним. Ну, разве человек в здравом рассудке не испугался бы всего этого. А я, если и ощущал в этот момент страх, то не за себя, а только за Розу. Как она может играть с огнем и надеяться, что не обожжется. Как и тогда в театре, я готов был ринуться на ее защиту, хотя ей эта защита была совсем не нужна. Роза сама могла бы без особых усилий лишить меня жизни, если б захотела, но пока ей просто было интересно наблюдать, как один смертный дурак бьется из-за нее в отчаянии и готов пустить все свое красноречие на то, чтобы отговорить ее от опасных мероприятий.
        Отговорить от новых опасностей ту, которая, наверняка, сама любила устраивать страшные празднества. Ну, вот, похоже, все впечатления в моей голове смешались, я не мог отличить бредовые речи Жервеза и непрошеные воспоминания Эдвина от своих собственных мыслей. Кровь в висках бешено стучала, руки снова стали холодными, несмотря на то, что я только, что согрел их у огня. А Розе было очень забавно наблюдать за мной.
        - Успокойся! - уже в который раз предложила она. - Никто не причинит мне вреда, даже Эдвин. У меня есть все основания быть уверенной на этот счет. А на твоем месте было бы куда разумнее побеспокоиться за себя самого.
        - Но вы…Как вы можете быть уверенной в том, что он не…
        - Убить создание одной с ним крови? - Роза задумчиво нахмурилась. - На это даже он не пойдет, иначе преступит законы, установленные им же самим. Как ты думаешь, станет ли народ, даже самый развращенный и порочный, подчиняться повелителю, который преступил свои же уставы?
        Это был не вопрос, скорее утверждение. Роза была абсолютно уверена в своей правоте. Страницы сборника стихов в ее руках мягко зашелестели, хотя она не касалась их пальцами, страница переворачивалась за страницей так, будто их листал кто-то другой, и я даже издалека различал на них совсем не обычные буквы, а какие-то совершенно бессмысленные для непосвященного завитки и закорючки, складывавшиеся в строки, абзацы, куплеты. Что за наваждения? Или я один помешался и везде вижу колдовские символы, или же они, действительно, повсюду?
        - Можешь провести здесь ночь, - милостиво разрешила Роза. - Они тебя не тронут, разве только слегка пощиплют.
        Она обвела многозначительным взглядом пустую комнату, будто та была полна существ, видимых для нее одной.
        - Кто? - я задал вопрос по привычке, а не потому, что не мог сам догадаться, кого она имеет в виду.
        - Ты их еще не знаешь, - она пожала плечами, словно извиняясь за то, что, кроме меня, пригласила в одну и ту же гостиную еще множество гостей, которые относятся к очередному гостю без должного уважения. - Но они не такие агрессивные, как те, кого ты встретил на дороге, просто немного шаловливые.
        Будто в подтверждение ее словам кто-то зажег светильник и с тихим смешком пронес его прямо передо мной. Со стороны все выглядело так, будто огонек плывет по воздуху, сам по себе.
        - Не обижайся на них! - Роза кокетливо оправила воздушные складки тюля на платье, подняла в воздух узкую светящуюся ладонь и вежливо, почти по-дружески помахала мне на прощание, но я успел заметить, что на ее губах играет далеко не любезная усмешка.
        - Как можно сердиться на тех, кто дорог вам, госпожа! - пробормотал я, но ее уже не было рядом. Со мной остались только сонно что-то шепчущий Жервез и те, кого было невозможно ни поймать, ни вызвать на беседу, ни даже увидеть. Для того, чтобы вступить с ними хоть в какой-либо контакт, я был еще не достаточно опытен, а вот они могли проказить возле меня, сколько им угодно.
        Я бы еще понял Розу, если бы она оставила меня одного в пустом доме, пусть даже не одного, а с часовыми у окон и дверей, и то бы сошло, но свести с ума моего попутчика, а потом еще и бросить нас с ним вдвоем в доме, полном опасных, невидимых сил - это было уже слишком. Она ведь без труда могла бы отозвать их отсюда, увести за собой, ведь они же все безоговорочно подчинялись ей, но, похоже, что ради меня ей не хотелось даже пальцем шевельнуть лишний раз. Зачем утруждаться ради какого-то там новичка. Пусть он со всем справляется сам. А вот Эдвин хотел говорить со мной, хотел видеть во мне достойного собеседника, если только не лгал.
        Ну, вот опять мысли об Эдвине! Я должен хоть на миг забыть о нем и о Розе, которая вовсе не обязана обходиться со мной более любезно. Пусть этот дом полон нечисти, пусть здесь сами собой зажигаются фонари, вспыхивают камины и передвигаются кресла, быстро перебирая гнутыми ножками. Пусть, кроме меня и Жервеза, здесь затаился еще целый тысячный легион незримых гостей. Мне все равно. Главное, есть крыша над головой, и не важно, с кем приходиться ее делить. Я твердо решил, что проведу ночь здесь, а завтра…мы отправимся в Рошен.
        Коварство и простота
        Эдвин
        Почему, снова оказавшись в Рошене, я первым делом вспомнил именно о нем, а не о ком-то из своих друзей? Зачем в эту холодную, все еще пахнущую дымом от остатков костра на площади ночь я летел именно к нему? Почему к Августину? Что в нем такого особенного, что заставляет меня вновь и вновь думать о нем? Ведь я же сам пророчил ему краткий взлет и конечную гибель, так к чему же мне лишний раз размышлять о его судьбе?
        Вроде бы между нами не должно было возникнуть ничего, кроме антипатии, но, к собственному изумлению, я обнаружил, что Августин не так уж плох, как я решил вначале. Простой деревенский парень вдруг стал кумиром, и не без помощи темных сил. Августин - загадка! Кто бы мог подумать, что он останется загадкой и для меня. Как упорно он скрывал от меня имена своих покровителей, хотя знал, что я могу отсечь его белокурую, наивную голову и прочитать на вырезанном мозге то, что хочу узнать. Я еще не знал человека, в котором бы наивность и вероломство сочетались так же естественно и просто, как в Августине. Да, он был коварен, обозлен на весь мир, крайне жесток, но что-то хорошее и светлое в нем не умерло. Что-то, что можно было назвать одним словом «любовь». Любовь к демонам, верность темной стороне, преданность тем, кто в итоге погубит и его. Причем такая преданность была достойна похвалы. Конечно же, Августин осознавал, что те, к кому он так привязан, в итоге погубят и его, но его это ничуть не страшило. Он был рад умереть ради них. Рад был сделать хоть что-то, чтобы доказать свою преданность. И это меня
невольно восхищало. Я нашел кого-то, кто способен был любить так же сильно и бесповоротно, как когда-то любил я сам. Мое чувство растянулось на столетия, а вот что будет с Августином…
        В его окне был заметен тусклый оранжевый огонек, слышался шелест страниц. Должно быть, подписывает приговоры, не без сарказма подумал я и только тут понял, что скрипа пера - то не слышно, только мягко шуршит бумага, но чернильница стоит на столе нетронутой, заточенные перья кучкой лежат рядом с ордерами на аресты, и какой-то беспокойный дух - часовой небрежно играет с ними, развалившись прямо на столешнице. Другой, тот, что должен был бы дежурить возле окна, лазает под дверью, пытаясь собрать обрывки интересных разговоров, чтобы потом донести все услышанное до слуха своих господ. Похоже, Августин никогда не сидит в одиночестве, рядом с ним всегда кто-то незримо присутствует. Это значит, что его тайные господа, либо действительно относятся к нему с какой-то толикой симпатии, либо очень волнуются, как бы такой ценный слуга от них не убежал.
        Вряд ли Августин захотел бы убежать, даже бы, если у него была такая возможность. Крепче любых магический цепей и подписанных кровью договоров его удерживали собственные, необычайно сильные чувства. Чувства, которые он так тщательно и умело скрывал ото всех людей. И только духи знали его тайну.
        Возможно, поэтому он и казался всем, кто его видел, таким непередаваемо очаровательным. Других скорбь губит, а не красит, а ему, напротив, страдание и меланхоличность прибавляли привлекательности. Задумчивый и погруженные в какие-то свои внутренние переживания, он казался еще прекраснее, как святой, который противостоит напору демонов, искушающих его. Наверное, таким, возвышенным и смелым, он и казался почти всем, кто на него смотрел. Но вот, что бы произошло, если б кто-то смог заглянуть ему в душу, как я. Отвернулись ли бы тогда поклонники от своего кумира или отнесли бы все это на счет клеветы. Одно я знал точно, сейчас под окном, в вышине, я глянул на Августина и вспомнил кого-то, кого очень сильно любил, но навсегда потерял. Флориан! Клод! Кого же из них больше напоминал мне Августин. Которого из моих погибших братьев, старшего или среднего? Братьев, которые погибли потому, что хотели спасти меня, хотя знали, что я проклят и обречен. Их слепая, самоотверженная любовь была сродни той, которую испытывал этот юноша к своим тайным господам. Мои братья знали, что я - демон, и все равно не
отвернулись от меня. А Августин? Да, скорее всего, он показался мне сейчас, в свете свечи, скульптурной копией Флориана. Бледный, утонченный и меланхоличный образ, освещенный теплыми тусклыми отблесками. Флориан ожил всего миг в его лице, а потом воспоминания исчезли, точеные черты лица, и тонкие пальцы, перелистывавшие страницы какой-то книжечки, и глаза, погруженные в чтение, все это объединилось в облик того, кого я чуть-чуть жалел, но, по большей части, презирал.
        Я легко перепрыгнул через подоконник, незаметно, как тень подкрался к нему, склонился над его плечом, наслаждаясь мигом, когда он всецело был в моей власти, ведь я его видел, а он меня нет, я легко бы смог свернуть ему шею и закинуть в камин обеих духов, охранявших его прежде, чем они успеют хотя бы взвизгнуть. Но этого я делать не стал, я только молниеносно и легко выхватил книгу из рук Августина и быстрее ветра отскочил на другую сторону его далеко не скромной кельи.
        - Отдай! - Августин опешил, но быстро пришел в себя. Еще минуту назад он опасливо оглядывался на итак надежно запертую дверь, готовый при малейшем стуке спрятать книгу под подушку, а сейчас он был готов сражаться за нее. Он, кажется, даже позабыл, что дракона нужно бояться. Наверное, на этот раз, правда, вообразил себя святым, от одной молитвы которого демон вынужден будет исчезнуть.
        - Верни немедленно! - он вскочил с узкой, но аккуратно застеленной кровати и нервно убрал пряди, упавшие на лоб.
        - Попробуй отнять! - равнодушно помахав книжечкой в воздухе, отозвался я, а потом как бы в шутку вытянул руку через подоконник, будто собираюсь выкинуть его сокровище вон. - Ну, что ты теперь сделаешь, позовешь своих палачей и сторожевых псов, чтобы они и меня арестовали? Вот шума-то будет, когда жители Рошена узнают, что их дражайшему святому удалось схватить с поличным настоящего демона! Это же будет твой триумф, малыш! Ты сможешь весь день плясать на площади, изображая из себя святошу, а ночью хвастаться на шабаше своей возлюбленной ведьме о том, что избавил ее от необходимости кланяться в ноги Люциферу, который в данный момент сидит в твоей темнице. Жаль только, что наутро темница, в любом случае, окажется пуста. Для тебя это будет разочарование, - хотя может ли такой лжец в чем-то разочароваться, я задумчиво нахмурился и добавил. - Если только ты не сочинишь очередную басню о том, что от твоего светлого лика демоны бегут, как от огня даже сквозь стены, а твои шавки разнесут этот слух по городу. И опять будет звучать на улицах хвала святому.
        Августин побелел от злости, но ничего не сказал, только крепко сжал кулаки, будто душил кого-то. Скорее всего, в своих мечтах он именно это и делал, душил меня, а потом сжигал останки на костре. Бедняга, эта его мечта так же не осуществима, как и желание навеки остаться в волшебном мире своих возлюбленных. Если я и сгорю, то только на правах феникса.
        - Ты проглотил язык? - игриво поинтересовался я.
        - Не смей называть ведьмой ту, о которой ничего не знаешь, - тихо, но так злобно прошипел он, что даже я покачал головой в недоумении. С настолько сильным и искренним праведным гневом мне встречаться еще не доводилось.
        Ну-ка, посмотрим, что он читает и так бережет от посторонних глаз. Я открыл книжку и оторопел. Надо же, томик стихов! Даже в этом он похож на Флориана. Та же меланхоличность, та же верность, те же пристрастия. Единственная разница состояла в том, что Флориан всегда умел держать себя в руках, а не скандалил, пусть даже с демоном. Как покорно он тогда поклонился колдуну, приехавшему забрать меня из замка. С каким царским достоинством он себя вел. Флориан ведь твердо знал, что он кронпринц, а Августин не был уверен в твердости своего положения, но на людях выказывал то же величие и невозмутимость. Только в моем присутствии он выходил из себя. Да и то только потому, что я начинал дразнить его и чуть ли не намеренно доводить до истерики.
        - Ты увлечен поэзией больше, чем молитвами, - все с той же иронией, но уже менее вызывающе спросил я.
        - Если об этом узнают…отдай, - от протянул вперед руку, но я отлетел еще дальше, легко и неуловимо передвигаясь по помещению, загруженному громоздкой мебелью и разделенному резными столбиками. Я умел обойти предметы или перепрыгнуть через них в долю мгновения, а вот у Августина не хватало ловкости, чтобы меня преследовать. Он ведь при всем своем очаровании всего лишь человек.
        - И каким же образом неграмотный деревенский мальчик научился ценить высокую литературу, прозу и стихи? - я испытующе смотрел на него, не забывая при этом все дальне отстраняться от руки, пытающейся выхватить мой трофей. - Ты ведь даже читать не умел.
        - Умел, - тут же с оскорбленным видом возразил он. - Конечно же, умел, но…с трудом.
        - Честное признание! - я кивнул головой, словно отдавая должное такой внезапной искренности.
        - А за кого ты меня принимаешь? Думаешь, одни твои чародеи могут разуметь грамоту? Я тоже ходил пару лет в приходскую школу, там, в деревне, которую ты спалил, но ненавидел всеми фибрами души и чтение, и чистописание, и все прочие науки, потому что они никак мне не давались, будто на мозгу невидимая рука поставила заслон. Будто кто-то запретил понимать мне то, что другим понятно, - Августин опустил голову, поднес руку ко лбу, будто жалел о том, что так откровенно признался в своем страдании. Я уже думал, что он замолчит и замкнется в себе, так что из него больше слова не вытянешь, но он продолжил. Он говорил быстро, с чувством, с яростью, и его тихий, шипящий голос чуть не срывался на крик. Это признание стоило ему сил, ведь признавался он во всем не кому-то там, а мне, своему врагу, но в данном случае только я мог выслушать его с пониманием.
        - Эти книги, молитвенники, буквари, все было таким сложным и запутанным. Я уже отчаялся, к тому же после тщетных усилий над собой от одного взгляда на печатный или рукописный текст у меня начинала болеть голова, - Августин провел рукой по золотистым мягким кудрям, будто они могли сохранить на себе что-то от того кошмара, о котором он говорил, что-то, что он должен был немедленно стряхнуть. - Но потом…после твоего налета, - с какой-то странной интонацией пробормотал он. - Там, на пепелищах, которые показались мне адом… она протянула мне какой-то листок и велела читать и… мне вдруг все стало понятно: буквы, слога, фразы. Я смог легко и правильно читать, красиво и грамотно говорить, выражать вслух такие глубокие мысли, которые раньше бы мне и в голову не пришли. Знания появились как бы из ниоткуда, таланты тоже. Я стал многое уметь, любое дело спорилось в руках, все, то, к чему бы я прежде не смог и подступиться. Однажды, уже после того, как добился некоторых успехов, ночью я сел за письменный стол, кто-то невидимый обмакнул перо в чернильницу, сунул мне в пальцы, а рука сама потянулась писать, и я
понял, что могу сочинить стихи в честь той, которая одарила меня всем этим.
        - За бесплатно ли? - надменно фыркнул я, сам понимая насколько невежлив и эгоистичен, ведь его короткий, сбивчивый рассказ произвел на меня впечатление, и, тем не менее, я оказался настолько жесток, что нашел время для сарказма. - Что потребовала с тебя твоя благодетельница? Подписать кровью некий договор?
        - Разве этого требуют не от всех? - спросил Августин, старательно отводя взгляд.
        - Кого ты имеешь в виду? Таких же продажных грешников, как и ты, которые душу готовы продать за то, чтобы в этом мире пережить миг оглушительной славы? Таких я знал множество, только вот ты превзошел всех, потому что никто, из заложивших душу до тебя, еще не додумался до того, чтобы изображать из себя святого.
        - Прекрати! - сказал Августин тихо, но с такой твердостью, что я почему-то решил замолчать. - Разве ты сказал мне еще недостаточно колкостей. Я знаю, что проклят, что осужден, что душа моя больше мне не принадлежит. Есть ли нужда напоминать мне лишний раз обо всем этом? И, кроме того, я считаю, что ты последний из тех, кто может кого-то в чем-то обвинять.
        - Твоя правда, - насмешливо кивнул я, не ощущая при этом ни обиды, ни гнева. Разве можно сердиться на того, кто впервые вместо лжи начал превозносить истину? - Я, пожалуй, виновен в стольких преступлений, сколько вряд ли можно и перечислить, но тоже не люблю, когда мне об этом напоминают, поскольку и так отлично осознаю тяжесть своей вины. Нужды в напоминаниях нет, и, тем не менее, люди не умолкают, обвиняя во всех несчастиях этой земли дракона, причем во всех, и в тех, в которых я правда виноват, и в тех, к которым я никакого отношения не имею. Я, конечно, даже в этой келье последний из тех, кто может говорить о справедливости, но, подумай сам, разве это справедливо обвинять дракона не только в том, что он совершил, но и в каждой досужей мелочи. Эти сплетни уже дошли до абсурдности, недочет в казне - виноват я, а не проворовавшийся казначей, сгорел чей-то дом по неосмотрительности хозяев, не приглядевших за огнем в печи, тоже я виноват, умерла какая-то девушка, значит, стоит посетовать на дракона, тайно сгубившего ее, и не важно, что меня там даже близко не было, погибли смельчаки, лазавшие по
горам, значит, набрели на пещеру дракона, не родит рожь на полях, опять моя вина. По-твоему, все это близко к истине?
        Вместо того, чтобы рассмеяться от таких перечислений или отпустить очередное «ты, действительно, хуже всех», Августин вдруг кивнул и пробормотал.
        - Совсем, как и с ними…
        Что он имел в виду? Он бы ни за что не ответил, если бы я спросил его напрямую, поэтому пришлось воспользоваться обходными путями. Надо попробовать заговорить ему язык, может, тогда он о чем-нибудь проболтается.
        - Что ты там говорил насчет стихов? - быстро спросил я.
        - К чему тебе об этом знать? - тут же насторожился он.
        - А вдруг мне будет интересно их прочитать.
        - Не стоит. Они не слишком хороши.
        - Сомневаюсь, раз уж ты продал душу, значит, в обмен должен был получить хоть что-то ценное. Или ты не догадался сорвать хоть что-нибудь подороже с торговцев душами в обмен на единственное ценное, что у тебя было?
        Я подшучивал над ним и замечал, что он стесняется отдать свои произведения на суд, как любой настоящий поэт. Неотесанный деревенский мальчишка, напротив, был бы польщен вниманием, а Августин хотел спрятаться. Никакого желания нарваться на похвалы, и никакого бахвальства. Это уже верный знак того, что он мастер, ищущий совершенства, а не графоман, который гордится каждой своей безграмотной строкой.
        А ты меня заинтриговал, подумал я не вслух, но был уверен, что он это услышит. Один прыжок, и я успел перехватить листы с настольного пюпитра, прежде чем Августин смог что-то предпринять. Он только беспомощно вздохнул и прижал узкие ладони к лицу. Со времени нашей последней встречи, его и без того длинные пальцы еще чуть-чуть удлинились, кожа стала более белой и даже сияющей извне, как это может быть только у мне подобных существ. Я только сейчас заметил эти перемены, и они меня насторожили. Разве можно не ужаснуться, если видишь, что кого-то, как много веков назад и тебя самого, неведомые силы пытаются превратить в создание, совершенно чужеродное всему человеческому.
        Интересно, каким был Августин еще до пожара. Должно быть, приятным и наивным, но только не беззаботным. Еще до того, как мой огонь оставил не проходящие ожоги на его теле, у Августина уже было полно забот, но он все-таки был человеком. А те, кто называл себя его нежданными благодетелями, пытались перевоплотить дитя в демона. И пока что это им хорошо удавалось. Деревенский мальчишка преобразился, но на этом, как я понял изменения, не закончились. Кем же он станет под конец всего этого? Еще одним таким же проклятым созданиям, как я, чужим и в мире людей, и даже в волшебном мире. Если бы ты знал, несчастный мальчишка, что это за судьба быть чужим повсюду и не находить никого, кто мог бы стать тебе ровней, а не дрожащим от страха слугой, подумал я, но эту мою мысль Августин, конечно же, не уловил. Не узнал он и того, что в этот миг я вспомнил о Розе. Она ведь была единственной, кто не испытывал передо мной страха, и в итоге даже она не вынесла моего общества. Ни сокровища, ни власть, ни красота того, кто все это ей предлагает, не смогли удержать ее возле меня.
        И почему только я не остался в Виньене с Марселем? Зачем прилетел сюда? Вряд ли рабская преданность и искренность художника могли наскучить мне настолько, что я решился сбежать к более загадочному Августину. Почему-то в его присутствии все самые плохие воспоминания хлынули на меня волной. Возможно, на меня так плохо действовала аура его несчастья. Может быть, в лживых, но прекрасных глазах Августина я видел отражение своего собственного разбитого сердца. Если бы я высказал это предположение вслух, то он бы только рассмеялся и заявил, что у дракона сердца быть не может.
        Хоть Августин и готов был убить меня за это, но я все же пробежал глазами его сочинения и нашел, что они довольно не плохи. Поражало даже не то, что четверостишья складны и звучны, а то, что все эти рифмы и цветистые выражения смог подобрать тот, кто еще недавно, по собственному признанию, не мог прочесть без запинки и пары слов.
        Какой он все-таки странный, днем делает вид, что изгоняет злых духов, а ночью пишет оды своему возлюбленному демону. Или ангелу? Во всяком случае, сам автор чаще всего использовал второе название.
        Я растерянно покачал головой, размышляя надо всем этим, но Августин, расценивший мой жест, как осуждение, фыркнул что-то типа «не нравится - не читай».
        Он умел с достоинством выйти из любой ситуации, иначе бы не добился всего того, что имел. Интересно, его находчивость, предусмотрительность, коварство - это тоже щедрые подарки тех, кто сумел сделать из него одновременно и святого, и поклонника чародейства и стихоплета.
        Ну вот, кажется, я перестал воспринимать Августина, как личность. Он из живого и самостоятельного человека целиком превратился для меня в творение рук неизвестных демонов.
        - Ну, что, превратился в статую? - заметивший мою неподвижность Августин предпринял бесплодную попытку вырвать у меня страницы. Я отодвинул руку прежде, чем он смог до них дотянуться.
        - Я обращу тебя в камень, если ты не перестанешь быть таким наглым, - парировал я, но Августина это не смутило.
        - Вряд ли ты это сделаешь, - самоуверенно заявил он.
        - Да, точно, вряд ли, - нехотя кивнул я. - В моем замке полно изящных статуй, аляповатое и внушающее скорбь изваяние великомученика мне ни к чему.
        От досады Августин мог только сжать губы и окинуть критическим взглядом свой далеко не модно скроенный балахон, который вынужден был носить. Я промолчал относительно того, что даже эта грубая одежда его ничуть не портит. Вряд ли статуя получилась бы аляповатой, я сказал это просто так, чтобы задеть самолюбие Августина.
        - Все равно ты этого не сможешь, никто, кроме…. - пробормотал он и запнулся, а я не снизошел до того, чтобы доказывать ему свое мастерство.
        - Ты, кажется, забыл о том, что в некоторых сферах волшебства я, действительно, силен, - мягко упрекнул я его. - До сих пор тебе так и не удалось разжечь костры, которые превзошли бы тот первый, увиденный тобой, после моего налета. Ты уже, наверное, ничего не помнишь…
        - Нет, я помню, - яростно прервал меня он. - Помню ночь, тревогу, волнение. Помню, как блестела твоя чешуя, дракон. Ты опалил мне только кожу, она - сердце.
        - Она? О ком ты говоришь? - я схватил его за плечи и с силой встряхнул, как ребенка, от которого хотят чего-то добиться, но это оказалось бесполезным.
        - Не скажу! - буркнул он. Я мог пытать его самого, хоть резать по кусочкам, он бы все равно ничего не сказал. Пришлось его отпустить, пальцы скользнули по жесткой рясе и разжались.
        Чьи-то шаги послышались на узкой винтовой лестнице, и сильный кулак забарабанил в дверь кельи. Настойчивый стук подействовал мне на нервы. Августина должно было бы испугать то, что меня застанут у него, но он с поражающим хладнокровием сделал мне знак молчать и быстро прошел к двери.
        - В чем дело Бруно? - он знал, кто стоит за дверью, еще до того, как открыл ее.
        - Я слышал…. Я предполагал, что… - привлеченный нашими криками лизоблюд едва успел отстраниться от двери, к которой приложил ухо. - Здесь было так шумно, и можно было подумать, - извиняющимся тоном пробормотал он.
        - Я молился, - невозмутимо ответил Августин, с таким строгим и одновременно невинным видом, что в правдивости его слов вряд ли кто-то бы решил сомневаться. Очевидно, этой отговоркой он пользовался всегда, когда случалось что-то неладное, и каждый раз она срабатывала безотказно.
        Бруно тут же стушевался, почтительно что-то пробормотал и с явным любопытством просунул нос в дверь, наверное, ожидал увидеть ангела и увидел бы, если бы я быстро не спрятался за один из столбов, поддерживающих сводчатый потолок, мои движения были такими быстрыми, что человеческий глаз просто не мог их уловить.
        - Ты помешал мне, - уже более строгим тоном произнес Августин, после этого его замечания из-за порога тут же донеслись бурные извинения. Казалось, что раболепный слуга готов упасть на колени прямо перед порогом и с благоговением смотреть на пустую келью, в которой за миг до его прихода, несомненно, кто-то был. Кто-то или что-то, неописуемое, но прекрасное, потому что молитвы Августина никогда не остаются без ответа.
        - Они опять являлись к вам? - тихим, дрожащим от волнения шепотом спросил Бруно.
        - Разве можно о таком говорить, - снисходительно и, по-моему, слишком уж театрально отозвался Августин. - Лучше возвращайся к своим занятиям и не беспокойся, я сегодня ночью совершу свой обычный обход, и никогда больше не прерывай моих бесед с ними.
        Дверь быстро и резко захлопнулась. Кажется, хозяина кельи совсем не волновало то, что он может прищемить край одежды или пальцы того, кто из любопытства терся у порога.
        Только, когда шаги на лестнице стихли, он стал выискивать взглядом меня, и я вышел из-за столба, улыбаясь той загадочной улыбкой, какой может приветствовать кого-то только ангел.
        - А ты еще утверждаешь, что сам честнее меня, - с легкой укоризной произнес я, в то время, как внутри у меня все уже дрожало от рвущегося наружу смеха.
        - Только не вздумай показываться здесь кому-то, кроме меня, - потребовал Августин.
        - Это еще почему? - мне не понравился его командный тон. - Ангелам в здание инквизиции вход запрещен, правильно, и в Рошен тоже. Здесь не должно встречаться ни одного существа, более прекрасного, чем народный кумир. Ты ревнуешь? Боишься, что я могу понравиться им всем больше, чем ты? Кстати, это забавная идея, почему бы мне тоже не изобразить из себя архангела? У тебя есть твоя показная невинность, у меня мои колдовские приемы. В паре с тобой мы разыграем отличный театр.
        - Брось нести чепуху, - Августин начал злиться. - Один из моих помощников видел, как ты кормил в трактире отвратительного на вид зверька, может, крошечного бесенка.
        - Ты и за мной установил слежку. Ну, поздравляю, ты превзошел большинство моих сородичей, - я попытался изобразить шутливый восторг, а сам лихорадочно стал припоминать. Да, точно, чьи-то быстрые, внимательные глаза следили за мной в трактире из дальнего угла. Чей-то пытливый взгляд жег мне спину, когда я уходил, неся на руках мирно спящего гремлина. Край чей-то рясы мелькнул у теплого очага трактира, и огонь в печи стал напоминать адское пламя. Тогда я не предал этому особого значения, но теперь догадался, что на самом деле Августин заинтересовался мной, куда больше, чем я им. А может, это его наставники предложили ему установить за мной слежку.
        Ну, с таким же успехом ты можешь выслеживать призраков, приятель, с сарказмом подумал я, но вслух произнес:
        - У тебя, должно быть, повсюду есть глаза и уши.
        - Только в этом мире, не в другом, - Августин сжал губы, как будто от досады.
        - Ты и в другом хотел бы иметь поддержку?
        - Какой толк об этом говорить? - вздохнул он.
        - Никакого. Просто я подумал, что с твоим-то рвением к безграничной власти ты скоро завоюешь весь мир. Должен же я быть уверен, что ты удовлетворишься только им и не полезешь к соседям.
        - Весь мир, - Августин отнесся к моим насмешкам серьезно. - Но в этом мире нет той, которая мне нужна.
        Он посмотрел в окно, на город, простиравшийся внизу, точно так же, как смотрел на него много раз я, с тоской и тщетно ища кого-то, кого не смогу найти. Я отвернулся от него, потому что всего на миг мне показалось, что я наблюдаю со стороны за самим собой.
        Листы бумаги, мелко исписанные его рукой, выскользнули из моих пальцев и ровно легли обратно на настольный пюпитр, чьи-то невидимые когтистые ладони бережно расправили стопку и отодвинули свечу подальше от нее.
        - Ну, мне пора проверить, все ли в порядке, - Августин вдруг резко отодвинулся от окна и стал разыскивать связку ключей, но кто-то тут же проворно вложил ее в его руки.
        - Собираешься на очередную ночную облаву? - поддел я его.
        - Возможно, - деловым тоном отозвался Агустин. - Надо же следить за порядком в городе. А вдруг кто-то что-то замышляет.
        - Но ведь в этом случае тебе донесут…
        - Нельзя полностью полагаться на других, нужно и самому все проверить.
        Я почувствовал себя припозднившимся гостем, которого хозяин не знает, как спровадить. Что мне делать стать невидимым и последовать за Августином. Ведь мне интересно, куда он идет, как собирается провести ночь и не встретятся ли ему по пути его покровители?
        Последнее было бы весьма занятным. Я давно мечтал их увидеть и лично с ними разобраться. Какое право они имеют забивать голову этому мальчишке своими бреднями?
        Дверной замок щелкнул. Августин обернулся, но уже меня не увидел. Он не видел, что я следую за ним, не слышал моих шагов. Напротив, он облегченно вздохнул, решив, что я убрался восвояси. Он даже не чувствовал, что я дышу ему в затылок, спускаясь вслед за ним по узкой, крутой лестнице. Его стражи - духи, конечно же, все видели и визжали от недовольства, но причинить мне никакого вреда не могли.
        Они даже не могли доложить самому Августину, что я следую за ним. Он бы просто их не понял, даже если б они стали нашептывать что-то ему на ухо. Его способность воспринимать присутствие рядом сверхсуществ еще была ограниченной, но кое-что он уже умел, во всяком случае, учился пользоваться услугами тех, кто всегда был рядом. Так проходя по темному коридору, он вынул факел из скобы в стене, поднял его на уровень плеча, шепотом объяснил, что ему нужен свет, и кому-то из духов, ворча и ругаясь вполголоса, пришлось разыскивать кресало и высекать огонь. Со стороны все выглядело так, будто факел воспламенился сам собой в руках Августина. Это был бы отличный трюк для публики. Никто, кроме меня, не услышал бы жалоб потревоженного духа на то, что ему надоело угождать безродному простолюдину, но что поделаешь, если госпожа так велит.
        Я настороженно прислушался к последней реплике, и жалобы тут же прекратились.
        Духи замолкли. Поступь Августина была осторожной, кошачьей, почти бесшумной, ну, а моих шагов не было слышно вообще. Я наклонился и слегка коснулся пальцами его плеч, так будто собираюсь столкнуть с лестницы. Она была достаточно крутой для того, чтобы упавший сломил себе шею. Августин тихо охнул, но удержался на ногах, резко обернулся назад, готовый к обороне и…никого не увидел.
        Смешно! Он смотрел прямо мне в лицо и не видел меня. Каким удивленным он выглядел в этот момент. Он же ощутил прикосновение и толчок. Таких фокусов его покровители никогда еще с ним не проделывали, да и я подшутил так жестоко в первый раз. Конечно же, я не дал бы ему упасть, мне всего лишь хотелось разыграть его и посмеяться над его изумлением.
        Я слегка дунул ему на ухо, так, чтобы золотистая прядь отлетела в сторону, обнажая кожу, на которой вполне могла быть оставлена тайная метка. Но метки не было, только сам Августин ощутил, как ухо и шею ему словно обожгло от моего дыхания. Ожога не осталось, но кожа слегка покраснела и зачесалась. Я уловил, как в мозгу пострадавшего пронеслась быстрая мысль «наверное, насекомые», хотя подсознательно Августин вряд ли верил в такое предположение. Он ведь знал, что не то, что в зимнюю стужу, даже в жару комары не залетают в его владения, просто ему надо было утешить себя какой-нибудь отговоркой.
        Он быстро и тихо двигался вперед, я неотступно следовал за ним. Забавно было само ощущение того, что преследуемый не подозревает о преследователе. Только внутренне Августин ощущал неуверенность, дискомфорт, где-то в отдаленном уголке мозга назревала тревога, но почему, он сам объяснить не мог.
        У одной из глубоких арок он задержался и с благоговением скользнул рукой по чему-то мягкому и шуршащему. Что там? Явно не святая реликвия и не икона. Я быстро заглянул в арку и заметил, что ее стенки оплетает длинный пышный венок из засохших роз. Мертвые цветы, давно увядшие, но настолько ценные, что никто не посмел выбросить их или сжечь. Розы! Я протянул к ним руку и тут же отдернул пальцы назад, будто боялся обжечь сам. Ах, уж эти розы! И столько колючих шипов, и столько воспоминаний! Шипы тоже высохли, но до сих пор оставались острыми, и я по запаху ощутил, что на них запеклись и остались до сих пор капли крови Августина. Странно, он ведь был не из тех, кто с радостью занимается самобичеванием. Так зачем же ему класть руки на шипы, касаться их губами, словно он целовал образ святой. Я слегка погладил готовые рассыпаться, сухие лепестки, и от близости огня, разливавшегося по моим венам то, что было мертво, ожило. Цветы снова стали живыми и благоухающими, и им больше не нужна была вода, чтобы не увянуть. Их возрождение - мой подарок Августину. Я привык быть щедрым, даже по отношению к врагам.
        Хотя не знаю, стоило ли называть Августина врагом или даже соперником. Вряд ли можно было возвысить его настолько, чтобы он вдруг стал представлять опасность для меня. Сам по себе этот мальчишка бессилен, а его господа привыкли трусливо играть в прятки со всеми, кто сильнее их. Увидев Августина впервые, я всего лишь хотел понаблюдать со стороны за неизбежным падением того, кто на краткий срок возвышен злыми силами, но наблюдать безучастно не смог. Вообще роль стороннего наблюдателя была не для меня, это было доказано не однажды. Я всегда рвался в центр событий и часто себе же во вред. Зато победы, полученные неожиданно и с трудом, радовали, как никакие другие.
        Августин! Его говорящее имя рефреном звучало в моем сознании. Неужели он, и вправду, считает себя божественным, верит в то, что его возвышение было предначертанным, а святость врожденной. Или же эти мысли внушил ему кто-то другой, тот, общение с кем является позорной тайной этого мальчишки. Пока я думал так, Августин уже ушел достаточно далеко от благоухающей розами ниши. Он смело двигался туда, откуда доносились приглушенные крики, стенания, лживые самообличения. Факел в его руке, как пылающий огромный светляк, плыл по темному воздуху, оставляя за собой дымную полосу. Казалось, что огонь сам собой летит вперед, освещая дорогу избранному. Избранник злых сил. Я не ненавидел его и никогда не смог бы полюбить, но он сумел заинтриговать меня.
        Стоны были тихими, едва уловимыми, как и скрежет металла, как дыхание огня в жаровне, как подергивание дыбы, но я знал, что Августин ничуть не хуже меня различает все эти отзвуки и даже может отличить один от другого, хотя лязг пыточных инструментов, шелест длинных одежд, шаги и голоса сливались в такую непривычную какофонию, услышав которую, растерялся бы и злой дух. Вряд ли хоть один из моих подданных был настолько зол, чтобы вдохновить человечество на создание этого ада на земле. Застенок вызвал у меня не страх, а легкое отвращение. Внезапно и с удивлением я осознал, что Августин тоже ощущает презрение, проходя мимо тех стен, за которыми пытали осужденным. Кроме этого, он еще чувствовал страх, потому что знал, что на месте жертвы однажды может оказаться и он сам, и любой из его окружения.
        Морозный воздух, дувший в узкие окна-бойницы с улицы, был ему намного приятнее, чем жар и ужас, царящий в комнатах, расположенных рядом с местом его собственного обитания. Он снова хотел выйти в ночь, прихватив с собой роту крепко сбитых, готовых к драке единомышленников, и идти вперед, наводя страх на округу и ожидая момента, когда над крышей какого-то из домов мелькнет тайный знак. Некто всегда указывал Августину дом, в котором обитает зло. Кто-то шептал ему на ухо, куда следует повернуть, чтобы поймать ведьму, или дергал его за серый капюшон рясы при встрече с колдуном.
        У самого выхода Бруно протянул хозяину накидку, сверху неброскую, но зато изнутри подбитую дорогим теплым мехом, но Августин отстранил ее рукой. Он привык ходить по морозу в одной только рясе и не ощущать холода. Что-то грело его изнутри, а ему казалось, что это черные ангельские крылья его госпожи покрывают его точно плащаницей, и он слышит ее шепот над своим ухом. Она рассказывает ему о том, как чудесно обрести бессмертие и стать бесчувственным, забыть о боли и тоске, не ощущать ни стужи, ни жары, ни о чем не жалеть и ничего не желать. По ее словам, обратиться в живой мрамор было все равно, что возвыситься. Разделял ли ее пристрастия сам Августин?
        Ну вот, я уже узнал кое-что о его госпоже и ее идеалах. Значит, его мысли не столь недоступны, как я думал поначалу. Даже они поддаются прочтению. Сознание Августина представлялось мне книгой, написанной на языке, который я только что начал изучать.
        Я следил, как он собирается уходить, как отдает последние указания и требует немедленно позвать самых доверенных людей, но их не требовалось звать слишком настойчиво, они и так с нетерпением ожидали малейшего зова своего хозяина и кумира. Они обожествляли того, кто поклонялся злу. Только некоторые служители инквизиции, такие как Бруно и Лоренцо, были более смекалистыми, но и те оказались слишком далеки от истины. Им было все равно, у кого стать правой рукой, у святого господина или у проклятого, лишь бы только быть поближе к власть имеющему.
        Я задумался и не успел расслышать какую-то реплику, только слышал, как разозленно выдохнул Августин.
        - Франциск, Сандро… - пробормотал он. - Пусть кичатся своей родословной еще неделю, а затем арестуем и их. Сначала старшего брата, чтобы у младшего было время понаблюдать за разоблачением и добровольно раскаяться. А если он не придет с повинной сам, то конвой поможет ему отыскать дорогу.
        - А как со свадьбой? - неуверенно пробормотал Бруно.
        - Пусть женится, - равнодушно отозвался Августин. - Раз нашлась женщина, готовая разделить участь бесчестной семьи… Кстати, я слышал, что их предки не так уж благородны. Настоящие предки. Ведь Франциск и Сандро только пасынки его светлости, а законный наследник пропал втуне. Куда он мог деться? Это они поведают нам на допросе.
        - А если невестой Франциска окажется знатная дама, такая же знатная, как и пропавший наследник.
        - По-твоему, дьявол не может соблазнить кого-то из знати? - Августин строго взглянул на помощника и тот тут же съежился под его пристальным взглядом.
        - Я только засомневался, потому что они так гордятся предстоящим браком.
        - Сомнения от сатаны, - коротко, но многозначно оборвал его Августин и с гордым видом прошествовал к выходу, мимо растерянного помощника. Бруно был настолько растерян и озадачен, что даже не заметил, как дверь сама собой распахнулась перед Августином.
        Из проема дохнуло морозом, ветер перенес снежные хлопья через порог, но Августин даже не ощутил холода. Ожоги на его теле до сих пор болели. Его господа даже если и пытались, то все равно не смогли излечить их, но вот ни зима, ни зной были ему больше не страшны.
        Во дворе уже ждала бесстрашная, зловещая компания. Эти монахи во главе с молчаливым белокурым мальчишкой еще наведут страху на весь Рошен сегодняшней ночью.
        Дальше следовать за Августином было бессмысленно. Я уже выяснил, куда он направляется. Мне было совсем не интересно следить за тем, как он шастает по округе в поисках новых жертв. Вместо того, чтобы идти за ним, я поднялся назад в его келью, прошел сквозь закрытую дверь. Замки и запоры для меня преградой не были. Мне всего лишь хотелось порыться в его вещах, найти какой-нибудь намек на его отношения с нечистью или оставить ему небольшое напоминание о себе, вроде царапин на карнизе или опаленного символа на стене, а потом вылететь в окно.
        Бумаги на столе меня не интересовали. Я и без беглого просмотра знал, там одни приговоры, столько сломленных жизней. Со стихами мне уже довелось ознакомиться, а вот содержимое громоздких кованых сундуков могло пробудить любопытство в ком угодно. Вряд ли там сложены власяницы и плети с железными бляхами на концах для самобичеваний. Для такого проявления самоотверженности Августин слишком себя любил.
        Я легко открыл один сундук. Висячий замок сам щелкнул и соскользнул вниз по моему приказу. Как и ожидал, я нашел далеко не вериги, а изысканную, сшитую из тончайшего шелка одежду. Если все вещи, спрятанные здесь, и были конфискованы у аристократов, то вкус Августина все равно стоило похвалить. Он отобрал только самое лучшее. Рубашки с кружевом и манжетами, бархатные камзолы, расшитые замысловатым узором или украшенные тесьмой и фестонами, накидки, отороченные соболем или мехом белой лисы. Вот о каком обрамлении мечтал на самом деле наш святой. С каким удовольствием он бы сменил свою рясу на кафтан придворного. Выходит, даже Марселю повезло больше, чем ему.
        Еще чуть-чуть, и я начну его жалеть. Это уж слишком. Я отпустил крышку, и она с грохотом захлопнулась, замок занял прежнее положение так, будто никто его и не отпирал. Когда вернется Августин, он не заметит никаких странностей в своей келье, никакого беспорядка, никакого следа чужой руки на его вещах. А ведь я бы мог оставить отпечаток драконьей лапы на его бумагах или даже на столешнице, но не стал. Мне не хотелось больше ни пугать его, ни создавать ему лишние хлопоты. Зачем? Он и так после моего налета имел возможность ощутить себя в полной мере несчастным, а сейчас вроде бы владел всем, но из зависти преследовал тех, на кого хотел быть похож. Интересно, он успеет перевести всех аристократов в Рошене, или же его низложат раньше, чем это произойдет. Надеюсь, что к тому времени в городе уцелеет хоть немного населения, кроме его прихвостней и почитателей, иначе мне придется вмешаться раньше, чем всех добропорядочных граждан поглотят костры.
        Что-то хрустнуло у меня под сапогом, когда я уже собирался уходить. Вещица, скорее всего, выпала из сундука, и мне захотелось засунуть ее обратно. Я наклонился и поднял маленькую изящную сережку из бриллиантов, сверкавшую, как снежный узор. Зачем она Августину. Ведь не станет же он, как Винсент, изображать из себя разбойника с проколотым ухом? Кажется, похожее украшение я видел у Флер, в ее шкатулке с дешевыми побрякушками. Сам не задумываясь, что делаю, я сунул находку к себе в карман.
        Мой сапог легко царапнул подоконник, когда я спрыгнул вниз, но вместо того, чтобы улететь зацепился за карниз и ловко скользнул в другое, располагавшееся чуть пониже окно. Со стороны меня, наверное, можно было принять за акробата. Ну что ж, я на протяжение такого длительного срока изображал из себя благородного фокусника, что стоило и сейчас отпустить какой-нибудь впечатляющий трюк. Мне почему-то расхотелось исчезать просто так. Возникло сильное, дьявольское желание перепугать любых подвернувшихся сторонников Августина так, чтобы обо мне здесь разговаривали еще ближайшее столетие.
        Должно быть, я так хотел продемонстрировать свою силу или просто ловкость именно потому, что Августин мне это запретил. Я не терпел, когда мной пытались командовать. Мне не нравилось, когда кто-то проявлял гонор в общение со мной или с другими. Любой, кого заносит должен быть наказан, таково было в последнее время мое главное правило. Надо же иногда дать дракону повеселиться. Каждый раз я в нужный момент успевал оборвать торжество зверя, когда кто-нибудь из неосторожных задавак уже лежал в крови. Но сегодня мне придется усмирить его раньше. Нельзя убить кого-то здесь. Такой поступок сразу резко изменит ход событий, бросит тень на кого-то, кто по неосторожности околачивался рядом. Сегодня надо быть более предусмотрительным, чем обычно. Я уже заранее чувствовал недовольство дракона.
        Помещение, в котором я очутился, было легко узнаваемым. Пламя переливалось в нескольких висячих, покрытых тоненькой решеткой фонарях. Зловеще поблескивали разложенные на столах странной формы ножи и железки, предназначение которых мог знать только палач. Волей - неволей о них в итоге узнавала и жертва. Я узнал дыбу и сапог. Угли тлели в оставленной без присмотра жаровне и выхватывали из темноты скелет, привалившийся к скамеечке, предназначенной для тех, кого пытали с помощью «сапога». Истлевшие клочья одежды делали его похожим на живого, очень исхудавшего человека. Похоже, никто даже не спешил избавляться от трупов. Их оставляли до ближайшего аутодафе. Приспешники Августина, которых я поначалу посчитал ленивыми, на самом деле хорошо все продумали.
        Я обошел вокруг столов, легко пробежал пальцами по железным маскам позора. Их было полно в любых пыточных, но с таким уродством я столкнулся впервые. Холодный, принявший безобразную форму металл, как будто жег пальцы.
        В воздухе пахло паленой плотью. Вокруг сохранились воспоминания о боли, страхе и смерти, но никто, кроме меня, не мог ощущать их.
        Кто вдохновил Августина на создание этого спектакля ужасов? Что же за чудовища его господа? Они хотели извратить ум привлекательного, но глупого деревенского мальчика до такой степени, чтобы превратить его в монстра.
        Часто ли посещал пыточную Августин? Наверное, каждую ночь. Хотя, может, он старался избегать частых визитов в место, напоминавшее ему о деревне, превращенной в ад одним дыханием дракона.
        Как бы выглядел здесь Августин? Равнодушный ангел на фоне страдания. Он напоминал такое же недосягаемое, ангелоподобное существо, каким был я. Внешне мы с ним похожи. А вот внутренне…
        Я приблизился к железной деве. Кажется, она стала необходимым атрибутом любого застенка. Более грубый и тесный, чем в моем замке станок был не пуст. Изнутри сквозь мелкий переплет решетки на меня смотрели чьи-то мертвые глаза. Неподвижный взгляд пугал. Расширенные от ужаса зрачки, кусочек окровавленного лба и темная прядь - всего этого мне было достаточно, чтобы узнать Кристаль. Ее тело, как и многие другие, ожидало своего костра.
        Скоро ли он запылает? Когда вновь озарится площадь, чтобы сжечь несчастных и прославить Августина? Я бы мог раздвинуть створки станка, забрать труп и вдохнуть в мертвую материю жизнь. Я сумел бы оживить Кристаль одной капелькой своей крови, одним поцелуем, но не хотел. Хватило с меня и Ориссы. О том, как я выкупил и оживил ее труп, не хотелось и вспоминать. Анри вынудил меня. Я сделал это не для себя, а для него. Вот каково мое единственное оправдание.
        Где-то рядом гнили трупы слуги из дома жениха Кристаль и камеристки Сюзетты, арестованной на час раньше госпожи. Если пройти чуть дальше, то я бы заметил и других, живых и мертвых, чьи имена были для меня пустым звуком.
        Неудачное я выбрал место, чтобы подшутить. Но что поделаешь, я же запрыгнул в первое попавшееся окно. Теперь надо проверить другие помещения, может, где-то стража тайком играет в карты, или строят дальнейшие планы инквизиторы. Я бы с радостью испортил настроение и тем, и другим, но для этого надо было предстать перед ними не в ангельском обличье. Дракон или змей подействовали бы на них, куда сильнее, чем вестник с небес. К одному созданию с ангельским лицом и замашками сверхсущества они уже привыкли. Августин всегда был при них, как одушевленный знак с небес. Поэтому стоило продемонстрировать им нечто более страшное и впечатляющее.
        Я не слышал шагов за дверью, но замок вдруг протяжно скрипнул. Одна не слишком громоздкая маска позора выскользнуло у меня из-под пальцев и скатилась со стола, при этом наделав много шума. Я быстро отпрянул назад, потому что эта железяка, по форме напоминавшая безобразную голову, подкатилась прямо к моим ногам и коснулась носков сапог.
        - Что за… - я чуть было не выругался шепотом, но тут ощутил на своем запястье чье-то прикосновение. Тонкие, костяные пальцы скелета обвились, как наручник, чуть ниже моей ладони и слегка сдавили. Мне не чего не стоило просто отдернуть руку и рассыпать их в прах, но я был слишком изумлен. Стало интересно, а что же будет дальше. Неужели скелет попытается причинить мне боль? Мне, тому, кто от людей привык оставлять один прах, а не кости.
        - Ну, что испугался? - пророкотал он голосом, больше похожим на какой-то шум или скрип, чем на членораздельную речь.
        Удавка, обвившаяся вокруг черепа, сползла на пустые глазницы, но я успел заметить, как в них блеснули красноватые огоньки.
        Я бы, наверное, еще долго оторопело смотрел на обнаглевшего мертвеца, если бы в этот миг костяная рука не разжалась. Скелет снова стал безвольным и мертвым, а кто-то, ловкий и озорной, всего на миг вселившейся в него, с хохотом вылетел наружу, пронесся у меня над головой и больно дернул за локон, спадавший на щеку.
        Дух, стороживший Августина! Я сразу понял это. Другой, игравший с замком, тоже подлетел ко мне и засмеялся прямо в ухо. Шутники были крайне довольны собой и своей изобретательностью. Подумать только, им удалось сбить с толку самого императора нечисти. Здесь было, чем похвастаться перед соплеменниками.
        Ну, с вами-то я всегда успею разобраться, быстро решил я. Не хватало только еще прямо сейчас выяснять отношения с ними. Пусть немного погуляют на воле, а потом я сумею переловить их всех и устроить им допрос.
        Слишком озорная компания чужих духов уже успела мне надоесть. Они уже не раз перешли границы дозволенного, и их счастье, что голова у меня сейчас была занята другими заботами.
        Я так разозлился на них, что не сразу заметил, как чье-то, почти полностью слившееся с темнотой, угловатое тело бесшумно юркнуло мимо железной девы и подобралось к окну. Этот кто-то был не из людей, это ощущалось уже по запаху. Пахло только кровью, причем как ни странно, свежей, но не чувствовалось при этом ни запаха пота, ни благовоний, ни живой плоти, ничего чтобы могло говорить о приближении человека. Один ловкий бросок руки, и я схватил лазутчика за воротник. Не последовало ни удивленного вскрика, ни жалоб, ни просьб о пощаде, только тихий, подавленный шепот:
        - Монсеньер…
        Пойманный даже не пытался оказать сопротивление, потому что заранее знал, что сопротивляться бесполезно.
        - Алистер! - я узнал темные, курчавые волосы. В полутьме они казались чернее воронова крыла, но это еще не опознавательный знак. У всех теней волосы иссиня-черные. Я назвал имя наугад и не ошибся. Чистое, овальное лицо, поднятое на меня, с большими, чуть раскосыми глазами и тонкими скулами могло принадлежать только Алистеру.
        - Разве вы меня не узнали? - спросил он таким пугливым и обиженный тоном, будто я уже успел его отколотить.
        Узнал? Как можно узнать чужую тень? Члены тайного общества с волосами, окрашенными в глубокий, черный цвет, и в неизменно-темной одежде, были, как близнецы, неотличимы друг от друга.
        - Не ожидал тебя здесь увидеть, - сухо произнес я, все еще не выпуская его воротник. - Ты не один…
        Я принюхался к воздуху. На ком-то еще ощущалась свежая кровь, и они были не из инквизиторов.
        - Со мной еще Джулиен и Гонория, - смущенно пробормотал пленник. - Мы приходим сюда, когда становится слишком…голодно. Здесь, как и любых других тюрьмах, никто не обращает на нас внимания. Люди умирают каждый день. Инквизиторам все равно, кого жечь на костре, умирающих или обескровленные трупы, а нам нужна пища.
        Он шептал приглушенно, но с чувством.
        - А в городе…
        - Нас слишком много для одного города, - вздохнул Алистер. - К тому же, здесь к смерти привыкли, а на улицах это каждый раз событие. Вы же сам не позволяете нам посещать другие места.
        - А ты хочешь нарушить мой запрет?
        - Что вы? - он поежился. - Я только хотел сказать, что нахожу это здание отличным местом для охоты. Шарло тоже приходит сюда, но он заглядывает только в каменные мешки.
        - А ты?
        - Я поднялся наверх в первый раз, честно, - он бы торжественно поклялся в этом, если бы я потребовал от него клятвы. - До этого мы посещали только темницы. Вы ведь не возражаете против наших визитов туда.
        Вместо ответа я медленно разжал пальцы, выпуская край его воротничка.
        - Вы ведь на нас не сердитесь, - все еще бормотал он.
        - Надо было сжечь вас всех, еще до того, как вы стали такими, - задумчиво пробормотал я. Это их долговечное, преступное существование стало обузой и для меня, и для города, и для них самих.
        - Но мы же не виноваты, - пробормотал Алистер. Его лицо исказила скорбная гримаса. Я отвернулся, потому что не мог больше выносить это зрелище. Его лицо было таким же молодым, как и полвека назад. Ни одной морщинки, ни одного изменения, но, сколько неприятных воспоминаний связано с этим лицом.
        - Виноваты, вы все виновны и отлично осознаете это, - возразил я. - Никто не заставлял вас поддаваться на провокацию, брать листовки и наносить тайный визит. Никто не мог приказать вам служить ему…
        Все эти тайные собрания, преступления, похищения людей, пригодных для того, чтобы вернуть их вождю молодость. Ничто, кроме собственного стремления к безграничной власти, не заставляло их вступать в общество теней. Они хотели получить эту власть любой ценой, а получили только проклятие.
        - Я не сам пришел туда, меня привел друг, - начал оправдываться Алистер. - Кто-то сунул мне листовку в руку во время карнавала, а потом приятель рассказывал мне что-то о великих планах господина, в то время как мы шли по ночным улицам. Я не хотел вступать туда, но так вышло. Каждый, кто приходил к ним, становился либо посвященным, либо трупом. А потом пришли вы… Нас всех предупредили о приходе союзника, но вы… Вы появились на переломе эпохи и стали рассказывать нам о том, что тот, кто руководит нами, проповедуют одну ложь.
        - Не в таких словах, - возразил я на его восторженную речь.
        - Слова были другие, но истина та же самая, - он потупился.
        - Я пришел слишком поздно и никого не успел спасти, - у меня уже не осталось никакого желания проказить, хотелось поскорее уйти из этого жуткого места, по которому, как саранча, рыскают тени, почуявшие, что можно свободно пировать там, где все и так приговорены к казни. Я хотел улететь отсюда и не оглядываться.
        Заключенным лучше умереть в объятиях этих вечно юных убийц, чем гореть в огне. Я посчитал излишним прощаться с Алистером и другими, охотившимися поблизости тенями. Я брел к выходу, не разбирая дороги. Мне даже было все равно, что какой-то монах, встретившийся на лестнице, успел рассмотреть край моего плаща и символы на нем. Я обернулся и метнул на встречного такой злобный взгляд, что испугался бы любой.
        Теперь пойдут слухи о том, что демон нанес визит арестованным. Если кто-то умрет сегодня ночью, а это, несомненно, случится, то его смерть свяжут со мной.
        Прочь от этого здания и от башни Августина. Я почувствовал облегчение только тогда, когда затерялся в лабиринте города. Даже понятия не имея о том, чьи дома стоят вокруг, я опустился на ступеньку чьего-то крыльца и уронил лицо в ладони. Удрученный ангел. Если кто-то увидит меня сейчас ночью, во время снегопада, то ни за что не посчитает человеком.
        Мимо того дома, на ступеньке которого я сидел, не прошел со своей сворой Августин, не блеснули в ближайшем переулки его факелы, но мне почему-то вспомнились его стихи, не самые красивые, но многозначные, и я повторил их шепотом, как заклинание или молитву:
        Слухи, сплетни - все напрасно
        Разве может клевета
        Очернить ту, что прекрасна
        И немного лишь темна
        Может вымысел едва ли
        Изменить все, ложь страшна.
        Тебя демоном назвали,
        Но ты ангел для меня.
        Призрак твой вернулся снова,
        Я живу пустой мечтой
        Вознести твою корону
        Над губительной молвой.
        Чью корону? Я невольно задумался. Кого он имел в виду. Стоило ли ломать голову из-за этого. Ведь как бы я не старался, а из строф не выбегут отдельные буквы, чтобы сложиться в ее имя. Я не смогу его прочесть ни в мозгу Августина, ни в его стихах. Он слишком осторожен, чтобы назвать кого-то по именам. Мне остается только твердить в ночи, как считалочку, эти четверостишья и ждать, пока демон откликнется на них и предстанет передо мной.
        Я сунул руку в карман и достал находку. Сережка сверкала и переливалась даже в темноте, такая же искристая и бледная, как снежинки. Мелкие бриллианты в тонкой оправе соединялись в один замысловатый узор. Совершенно точно, такую же серьгу я видел у Флер. Я запомнил только потому, что это была единственная дорогая вещь в ее шкатулке. Все прочие побрякушки, которыми она хвасталась, были из простого стекла, а серьга из мелких, но все-таки драгоценных камней. Как всегда, одна серьга. Это уже было для Флер обычаем - тащить вещицы, у которых нет пары. Имя первоначальной владелицы я бы узнать не смог. Флер, скорее всего, сама уже не помнила, где стащила эту сережку.
        Снег продолжал мести, но в гранях камней вдруг отразилось что-то, кроме него, такое же белое, но запечатанное красной восковой печатью. Чья-то рука в плотной кожаной перчатке, из пальцев которой неряшливо выпирали длинные когти, осторожно протянула мне конверт. Я не сделал никаких попыток взять его, и тогда он ровно упал мне на колени.
        Один из падших эльфов не посмел коснуться меня, не посмел вымолвить ни слова. Он только неспешно, явно, против воли поклонился, и неуловимый силуэт исчез в снежном мраке.
        Печать сломалась сама собой, лист развернулся и поднялся на уровень моих глаз, прежде чем я схватил его. Всего-то приглашение. Несколько вежливых строк были аккуратно подписаны рукой Ориссы. Подумать только, она научилась выписывать такие сложные завитушки и вензеля за такой короткий срок. Под ее подписью, призывной и доброжелательной, более небрежно, с кляксой значилось имя Анри. В неряшливо выведенных буквах была заложена явная угроза. Он подписался под приглашением только, чтобы угодить девушке. Орисса бы не поняла, что его имя было для меня, как предупреждение. «Придешь, и я убью тебя», говорило оно. Анри, кажется, забыл, что при встрече со мной мог погибнуть и сам. Во всяком случае, идти я не собирался.
        Нужно было предупредить Августина, чтобы он не смел соваться в это логово нечисти. Хотя, скорее всего, в моих предупреждениях он нуждался меньше всего. Кто, кроме него, смог бы так точно отличить сверхсущество от человека и обойти его стороной. Ведь он же сумел отличить дракона от аристократа. Он первым заметит в толпе представителей чужеродной расы и постарается не задевать их. Однако было бы забавно, если б до него дошли слухи, что в одном из поместий Рошена место хозяев заняла нечисть, которая способна со вкусом одеваться и вести себя не менее аристократично, чем высшие слои общества. Посмел бы он нагрянуть с облавой на временное жилье Анри, где по ночам горел яркий свет, и гремела музыка, где давались балы в честь той, которую уже нельзя было причислить ни к мертвым, ни к живым.
        Адрес был написан на оборотной стороне конверта, но я и так его отлично знал. Ведь это же мой слуга выдворил из поместья первых жильцов. Не смешно ли думать, что я мог забыть дорогу туда. Похоже, Орисса решила, что без ее бдительного руководства я собьюсь с пути истинного.
        Эта воскрешенная мною со смертного одра девчонка коварна, надменна, честолюбива, готова сделать, что угодно ради достижения своей цели, какой бы глупой эта цель не была. А разве можно придумать что-то не разумнее того, чтобы себе же на горе соблазнить демона. Я четко представил себе покрытое сизоватой бледностью тело на столе в моей лаборатории и несколько пятнышек на шее - печать чумы, которая должна была уже исчезнуть.
        Кстати. А что я узнал об Анри и Ориссе в последнее время? Не так уж много. Хоть я и был далек от наполовину истребленного Августином высшего общества в Рошене, но и до меня начали доходить слухи о том, что какая-то юная дама поразительной красоты каждый вечер сидит в опере, а ее кавалер либо прячет лицо под маской, либо подобно призраку стоит за шторой ложи. Когда тот же неизменный безликий спутник провожает ее на бал, то исчезает куда-то, протанцевав с партнершей всего один танец, чтобы потом появиться только в конце бала и увести ее куда-то. При этой странной паре не было ни экипажа, ни слуг, ни просто знакомых, которые могли похвастать тем, что знают их по именам. Эти двое, как будто летели по Рошену, появлялись то там, то здесь. Молчаливая красавица вальсировала со всеми поклонниками, причем каждый из них клялся, что чей-то злобный ревнивый взгляд преследовал его все то время, пока он танцевал с Ориссой, но стоило обернуться и - никого, будто глаза наблюдателя следили из пустоты.
        Ни слова из загадочной девушки было не вытянуть, кто она, откуда, кто ее кавалер, все вопросы оставались без ответов. О бледной блондинке и ее провожатом в маске говорили все. Анри и Орисса стали своего рода знаменитостями. Они появлялись там, куда их никто не приглашал, словно проскальзывали сквозь замочную скважину. Предположения на этот счет были разными, но правду знал один я.
        Единственный, кто все знает, будет молчать, несмотря на то, что у него впереди еще целая вечность. Кто, кроме меня, может надежнее сохранить мой же собственный позорный секрет. Я ощущал на себе вину, еще более тяжелую, чем после ночных налетов. Пожары и убийства стали моими обычными преступлениями. Убийц, и кроме меня, за века по миру бродило множество. Раньше я нес смерть так же, как они, но было что-то вызывающее в том, чтобы создать новую жизнь. Как ужасно вдохнуть в мертвое часть божественного огня и понять, что существо, которое возникло, благодаря тебе, чужеродно, как всему человеческому, так и всему потустороннему. Стоило ли уподобиться творцу только для того, чтобы угодить бывшему недругу. Я сделал это без особых раздумий, но никому не собирался рассказывать о том, что по городу с триумфом блуждает творение моих рук. Точнее - моего огня.
        Я скомкал приглашение, и оно занялось пламенем прямо в моей руке. Огонь совсем не жег мне пальцы, но от него благоухающий какими-то экзотическими духами листок бумаги обратился в пепел.
        Орисса меня больше не интересовала. Я мечтал нанести совсем другой визит, но путешествие к гробнице пришлось отложить, не потому что я был слишком пуглив или склонен лениться, а потому что мой предполагаемый проводник оказался слишком запуганным.
        По выражению моего слуги, Ройса, гремлин оказался «порядочной скотиной». Ройса я всегда считал беспризорником, поэтому более вежливого сравнения от него и не ожидал. Он жил в моем замке один, не считая тех химер и гарпий, которые каждый день забавы ради нападали на него и сводили к нулю все его труды. Но Ройс держался стойко, отбивался от когтистых соседей, ругался на них, спасал, как мог, свое немногочисленное имущество от их клыков и лапок. Однако с тех пор, как его обязанностью стало приносить еду к пуфику, на котором спала весьма похорошевшая, но неблагодарная тварь, Ройс начал роптать. Гремлин просыпался только для того, чтобы подойти к миске с молоком, требовал ухода и постоянного разнообразия в угощении, но, когда я потребовал от него указать путь к склепу, хитрый зверек юркнул в бывший будуар своей хозяйки и лапками закрыл дверь. Как только этим ловким коготкам удалось защелкнуть замок и повернуть ручку. Гремлин подчас проявлял чудеса изворотливости. Конечно же, он не учел того, что еще до того, как он облегченно вздохнет у закрытой двери, я уже буду стоять за его спиной.
        Увы, ни суровый тон, ни подкуп, ни просьба не могли призвать его к повиновению. Он предпочитал прятаться в ящиках комода или под кроватью, лишь бы только не возвращаться в холодные леса и в склеп к пустому столу для пиршеств, ничем не наполненной золотой посуде и собратьям, которые, как я успел понять, далеко не ласково обходились ним.
        В результате пришлось оставить зверька в покое, предоставив ему его бархатную подушечку для сна, миски с едой и Ройса, обязанного прислуживать. Ройс и хотел было пожаловаться и попросить часок-другой для отдыха, но его, к счастью, заставить повиноваться было, куда легче, чем гремлина. Зверек умел благодарить меня тем, что показывал всем видом, как нравится ему угощение с кухни, в отличие от каких-то сомнительных пиршеств в склепе, где кровь предпочитали нормальной еде.
        Как же хитроумен был мой найденыш. Он умел подкупать меня своим довольным видом или поскуливанием гораздо лучше, чем я его едой или монетами.
        Пришлось отложить все мои планы и благие намерения на потом. Если события и дальше будут развиваться так же непредсказуемо и неспешно, то вряд ли я за всю вечность сумею добраться до того злачного места, куда намереваюсь отыскать дорогу.
        Вечность! Можно ли всю вечность провести в склепе и при этом остаться незамеченными. Должны же найтись хоть какие-то зацепки: слухи, разговоры о последних преступлениях, цепочка кровавых следов. Они не могут не убивать всю вечность. Так, что рано или поздно, будет найден крестьянами какой-нибудь окоченевший труп, от которого я начну свое расследование.
        Пока что я мог только думать о том, что вкус моих друзей начал склоняться к худшей стороне. Надо же было выбрать такое место обитания. Убежище, в каждом уголке которого, теснятся волки и злые духи.
        Оставалось только посочувствовать бедняге - гремлину, который вынужден был провести столько времени в этой неприкаянной компании.
        Бесполезно было смотреть вверх, поверх моря домов, чтобы разглядеть огонек в высоком окне мансарды. Марсель больше там не жил, и я радовался тому, что мне удалось вытащить его из этого опасного города. Но за его бывшее жилье я все еще платил, чтобы мастерская навсегда осталась нашей, по крайней мере, до тех пор, пока весь город не ляжет в руинах, или пока не наступит конец света. Рошен - горнило опасных событий. Кто бы мог подумать? Еще полвека назад, кто бы смог предсказать, что когда-либо здесь станет свирепствовать инквизиция. Охота на ведьм, пытки, судилища и тайный договор с неизвестными демонами.
        Я не собирался сейчас ломать голову над тайнами Августина. Лучше было навестить Флер, раз уж в этом городе больше нет моего художника. Я надеялся, что в ее-то окне уж точно всю ночь будет гореть свет. Конечно, только в том случае, если она все еще живет в той каморке, которую я снял для нее, а не перебралась в чей-то более комфортабельный дом. Почему-то мне совсем не хотелось, чтобы она от меня ушла. Я желал, чтобы все было по - старому, как в канун Рождества, когда я впервые нашел Флер. Желал, чтобы она исполнила свое обещание и ждала меня вечно.
        Ведьмы! Костры! Опять в голову начали лезть нехорошие мысли. А что, если однажды и моей Флер, предъявят обвинение в колдовстве.
        Где-то в сознании зазвенели тревожные колокола. Ноги сами понесли меня к тому дому, где я оставил ее. Она должна была быть там. Я не мог потерять ее. К тому же, и она сама не собиралась от меня уходить. Вечно! Она пообещала, что будет ждать меня всегда. Но, когда я подошел ближе к дому, то не заметил в ее окне света. Даже сквозь запертую дверь я легко проник в каморку и не увидел девушки.
        Помещение было пустым, но не покинутым. На столе стоял недоеденный ужин и наполовину пустой бокал вина. Шелковые, блестящие шали были небрежно перекинуты через спинку стула, наряды разложены на кровати, и даже ее башмачок - амулет все еще стоял на подоконнике перед чуть приоткрытой створкой. Флер не решилась бы по доброй воле бросить здесь все это великолепие, предложи ей кто-то в замену ее немногочисленным вещам хоть целый мир.
        Что-то было не так, и я чувствовал это. В комнате не ощущалось ни жизни, ни вздохов, ни движений, словно никто не ступал по этому пространству уже много дней, но ведь не могла же хозяйка уйти отсюда, без теплой накидки и даже не обувшись. Ее туфельки стояли под кроватью, несколько золотых монет, остатки того, что я ей дал, лежали в ящике стола. А где же сама хозяйка всего этого.
        Я нервным жестом убрал локоны со лба, словно это могло помочь мне лучше размышлять. Куда же она могла пойти? Не попала ли в беду? Смогу ли я разыскать ее одну, без мыслей и чувств, без запаха жизни, в большом городе среди тысяч людей. Поиски надо было бы начать с темниц Августина. Вот только там я, как раз недавно был, и, если бы Флер тогда оказалась поблизости, то я бы это почувствовал.
        Мое внимание привлекла лютня, брошенная на кресло, возле шкафа. Я хотел взять ее в руки, коснуться струн, а вместо этого зачем-то открыл дверцы гардероба. Руки сами метнулись к ним, будто внутри крылся ответ на все мои вопросы. Цветные ткани, как радуга, пестрели в глазах и напоминали о многом. Аккуратно развешанные на вешалках платья Флер были не слишком дороги, но необычайно элегантны. Я провел по ним рукой, надеясь таким образом определить, где же сама хозяйка, но, прежде чем успел сосредоточиться на поисках, заметил среди вороха оборок и кружев что-то большое, похожее на красивую тряпичную куклу. Неужели манекен, одетый в платье Флер, и с такими же шелковистыми, светлыми волосами, как у нее. Обнаженные плечи в кружевных оборках отдавали смертельной белизной. На запястье голой руки блестел браслет, который я подарил Флер.
        Я коснулся длинных распущенных волос, скользнул пальцами по затылку и понял, что передо мной не манекен, а настоящая девушка. Ее тело было холодным и абсолютно безвольным. Оно стояло в шкафу, как жуткая пародия на один из нарядов госпожи.
        - Флер! - тихо позвал я, потряс ее, развернул лицом к себе и понял, что она мертва. На этот раз, действительно, мертва.
        Я обхватил ее за талию и вытащил из шкафа. Длинные пряди волос скользнули по моей груди, зацепились за воротник. Изящная голова безвольно повисла вниз. Как необычно видеть ее мертвой, понимать, что с ее уст больше не сорвется ни слова, что в ее хорошенькой головке теперь, на самом деле, нет ни единой мысли.
        У меня даже не было времени задуматься о том, как она умерла и почему? Кто засунул ее труп в шкаф? Сейчас гораздо важнее было подумать о другом. Сам не понимая как, я принял роковое решение. С такой быстротой и неотвратимостью я еще не действовал никогда. Повторное нарушение запрета стало для меня неизбежным.
        Я открыл дверь и потащил Флер вниз по лестнице, быстро и осторожно, как несут ценный манекен, необходимый для театрального представления. Ее волосы, как змеи, обвились вокруг моих запястий, длинные, пышные юбки шуршали по ступеням, мешая мне ступать. Столько кружев, атласа и блестящих украшений, и все это лишь великолепная обертка для мертвого тела. Я не хотел, чтобы оно оставалось мертвым. Еще недавно дракон внутри меня тянулся, чтобы убить ее, а сейчас я даже не представлял, как без нее может продолжать свое существование этот мир.
        Мои пальцы путались в непослушных прядях, как в шелковой златотканой паутине. Труп девушки в моих руках был легким, почти невесомым и красивым, как дорогая кукла. Я касался тонкой талии, зашнурованной в корсет, и пугался того, что не ощущаю ее вздохов.
        - Все хорошо, милая. Еще немного, и ты станешь такой, как прежде, или почти такой же…Я нашел тебя. Я могу тебя спасти. Мне известен один страшный, секретный способ. Ты будешь жить и дышать, и ощущать пламя в крови, - нашептывал я, сам не зная зачем. Наверное, я все же немного помешался, раз говорил все это трупу. Ведь она все равно ничего не слышит.
        Преодолев ступеньки узкой лестницы, я подхватил труп на руки, прикрыл полой плаща и снова вышел в холодную ночь. Теперь в лабораторию, к столу для опытов, на котором уже было воскрешена одна, и, несомненно, оживет другая. Перси сейчас там нет. Даже он не узнает о том, что за безумие сотворил его господин во второй раз.
        Я шел по улице, неся на руках девушку, которая, как будто спала, и снова мне казалось, что в моих объятиях всего лишь кукла, одетая в чужое платье для бала и чужие драгоценности. И ее тело больше уже не принадлежит ей самой, оно мертво.
        - Ну, хоть это мне удастся исправить, - я толкнул ногой дверь лаборатории, и она открылась. Замок сам заперся за мной. Осторожно положив тело Флер на деревянную столешницу, я еще раз окинул его взглядом, прекрасное и хрупкое, оно достойно того, чтобы продолжить свою жизнь даже после смерти.
        - Ты не первый додумался до этого, - сказал вдруг чей-то ворчливый голосок. Я обернулся, но не заметил никого, кроме моей совы в клетке, которая как раз в этот момент спала, и нескольких летучих мышей под стропилами потолка.
        - Будь, что будет, - я еще раз погладил рукой светловолосую голову, расположенную точно под лежащим на краю стола черепом и отошел. Под манжетой нервно забилась жилка. Я готовился к ритуалу, к некому страшному таинству. Я знал, что совершаю запретное, и от этого ощущал себя еще более необычным, чем всегда.
        Огненная кровь пылала по всему моему телу и на кончике языка, но на этот раз одного укуса губы и одной капли крови будет, скорее всего, недостаточно. Я решил вскрыть себе вены и приложить кровоточащие запястье к ее губам. Вот тогда она получит достаточную дозу пламенной крови для того, чтобы ожить. Нож, как будто сам собой, оказался у меня в ладони, я расстегнул жемчужную пуговку, порвал манжету, закатал рукав и хотел полоснуть ножом по голубоватой пульсирующей вене. От волнения ток крови стал еще быстрее. Тонкая кожа легко разойдется под лезвием, и хлынет потоком жгучий эликсир жизни. Он оживляет мертвых и сжигает живых. Надо все-таки быть осторожным, не дать Флер слишком много крови, чтобы она не превратилась в пылающий факел, как только оживет. Везде хороша золотая середина. Пусть будет один легкий, несильный порез. Я занес руку, и тут сова в клетке проснулась с глухим, тревожным уханьем.
        - И всего-то, а, я думал, восстали мертвые, - с сарказмом пожурил ее я. Символы в распахнутой книге заклинаний на пюпитре вспыхнули на миг алым светом. Все подготовлено, не хватает только моей крови.
        - Что ты собираешься делать? - вдруг прозвучал настороженный голос за моей спиной.
        Я резко обернулся, все так же сжимая в руке нож.
        Флер уже не лежала, как безвольная кукла, она сидела на краешке стола и опасливо косилась на череп с мерцающими глазницами. Ее слабая рука откидывала волосы с лица.
        - Ты хочешь убить меня? - она, как загипнотизированная, уставилась на лезвие. - Значит, это правда - ты убийца.
        Что она такое говорит? Разве не видит, что мой рукав закатан, вены обнажены, и нож занесен над ними, а не над ее шеей?
        - Я не хотел причинить тебе зла, - только и смог выговорить я, слишком удивленный тем, что вижу ее живой.
        - Но причинил, - она встала и огляделась по сторонам, заметила летучих мышей под потолком и заслоненные окна.
        - Что это за место?
        - Это проклятое место, - отозвался я, все еще ломая голову над тем, как такое могло случиться, как из мертвой она могла стать живой в один момент. - Точнее, одно из моих проклятых мест. Я не хотел приносить тебя сюда, но так вышло.
        Я не сказал ей, что в миг безумия готов был ради нее пойти на преступление против своих же законов.
        - Ты сумасшедший, - Флер, наконец, удалось заправить непослушные волосы за уши, она смотрела на меня, спокойная и неожиданно величественная, как королева. Она не обвиняла и не оскорбляла, а только констатировала факт. - Ты - безумец, Эдвин.
        - Я знаю! - я спрятал руки за спину, чтобы она не видела нож, и чтобы его лезвие не напоминало мне о собственном опрометчивом поступке. Я ведь чуть было не сделал этого, чуть было не вскрыл себе вены напрасно. Тогда бы моей вытекшей крови хватило на то, чтобы спалить этот дом и, наверное, еще соседний. Тогда бы поднялся переполох на всей улице, а только этого нам и не хватало.
        Флер расправила платье, проверила на месте ли ее украшения: серьги, колье, браслет из крупных сапфиров. Перчатки у нее не было, и поэтому она прятала одну руку в складках атласа за спиной. Ее волосы сияли в темноте, непричесанные и густые, как у сирены. Впервые Флер показалась мне неземным созданием.
        - Ты не должна говорить мне о том, что я ненормален, я и так об этом отлично знаю, - сказал я ей без упрека или назидательности, это было всего лишь откровение, первое честное признание между нами, без шуток и без лжи. Ну вот, еще чуть-чуть, и я признаюсь ей в том, что я - дракон. - Не ищи во мне сходства с другими людьми, я не могу вести себя так, как они, потому что во мне нет ничего общего с ними. Все, кого ты видела до сих пор, зрители, дворяне, актеры, просто встречные, все они лишь составляющие части того, что принято называть человечеством. Так вот, я к нему не отношусь.
        - Мне все равно, кто ты, - Флер особенно выразительно подчеркнула два последних слова и пристально посмотрела на меня. - Какая разница, кем ты себя называешь. Не это имеет для меня значение, а то, что ты хотел убить меня.
        - Повторяю, я не собирался тебя убивать, - выкрикнул я, теряя терпение.
        - Тогда что же ты собирался делать? Зачем тебе нож? Откуда здесь этот череп и книга?
        Символы в ней все еще вспыхивали, как алые звездочки, словно обличая своего хозяина в том, что он колдун. Других свидетельств было не надо. Я виновато опустил голову.
        - Это мой слабость, мой порок. Ты же не станешь осуждать меня за то, что я хочу быть магом. Возможно, по твоему мнению, все аристократы на досуге забавы ради играют в черную магию. Будем считать, что я пошел чуть дальше них и стал практиковаться не понарошку, а взаправду.
        - Почему я должна тебе верить? - она попятилась от меня к двери и при этом продолжала пугливо следить за мной, будто я, и вправду, мог кинуться на нее и перерезать ей горло.
        - А с какой стати я должен верить тебе? Ты ничего о себе не рассказала? Ты тоже можешь оказаться, кем угодно: убийцей, ведьмой, скрывающейся преступницей, или ангелом, посланным свыше, чтобы покарать меня. Скажи Флер, ты - посланница справедливости, ты явилась ко мне, чтобы свершить возмездие. Что полагается мне за все мои грехи?
        - Не разыгрывай меня, - она положила пальцы на ручку двери, но вдруг передумала, присела прямо на пол и прижала руки к груди, чтобы согреться.
        - Там холодно, я не могу уйти без накидки, - обиженно, как ребенок, надулась она. - А ну-ка отдавай мне свой плащ, ведь это по твоей вине я очутилась так далеко от дома, значит, ты мне обязан.
        Я рассмеялся, тихо, звонко, облегченно. От такого смеха в самом мрачном жилье может стать радостней. Она меня простила, иначе не стала бы разговаривать в таком тоне. Если ей что-то от меня надо, значит, еще не все мосты между нами сожжены.
        - Вставай, - в один миг я очутился рядом и протянул ей руку. Она не успела уловить взглядом движения призрака и недоверчиво посмотрела на мою ладонь, но потом все же оперлась о нее и поднялась. Она все еще казалась мне невесомой.
        - Закрой свою книгу! - попросила Флер. Я взмахнул рукой, и увесистый том, испещренный пылающими в темноте знаками, с шумом захлопнулся.
        - Теперь ты довольна? - примирительно спросил я.
        - Я была бы довольна, если б никогда не увидела этого места, - тут же парировала она и отвела взгляд в сторону, так, словно на меня не стоило даже смотреть. Ну вот, из кумира я превратился во врага. Это задело меня за живое, но я вонзил до боли ногти в ладони и промолчал. Не стоит усложнять ситуацию ссорами или долгими, пугающими признаниями. К тому же, я уже совсем не хотел рассказывать ей всю правду о себе. Пусть просто думает, что я необычен, но не догадывается насколько.
        - Так мы помирились? - я откинул мягкие пушистые волосы со лба Флер, но она даже на меня не посмотрела. Ее взгляд уставился куда-то в пространство, будто она видела на столе для опытов танцующих фей, которых не мог увидеть даже я.
        Я щелкнул пальцами, чтобы привлечь ее внимание. Флер вздрогнула, как от удара, и повернулась ко мне.
        - Давай же, коломбина, уже давно пора очнуться.
        - От чего? От смерти? От вечного сна? - вызывающе спросила она и тут же поспешно добавила. - Только не подумай, что я злюсь.
        - Так, значит, мир? - я протянул ей руку для пожатия.
        - Мир, - кивнула она несколько озадаченная тем, что я предлагаю ей всего лишь пожатие рук, а не поцелуй. Наши пальцы переплелись всего на миг. Казалось, что скользкие тонкие пальчики Флер готовы вцепиться, как ножки осьминога, в мою руку и не отпустить уже никогда. Не таким цепким бывает пожатие друзей.
        Я отстранился первым и посмотрел на девушку издали. Ее волосы тоже казались паутиной, из которой не выпутаться, слишком длинные, густые и сияющие, они, как плащаница, укрывали ее хрупкое тело. В ее хрупкости было что-то трогательное и обманчивое.
        - Так ты дашь мне свой плащ? - снова потребовала Флер.
        Я развязал золотистые тесемки, снял тяжелую бархатную накидку и протянул ей.
        - Возьми!
        - Нет, лучше ты сам накинь мне на плечи, - Флер повернулась ко мне спиной, приподняла волосы над шеей и стала ждать, пока роскошный, искусно расшитый сложными узорами плащ окажется на ее плечах. Он мог бы упасть на них и без помощи моих рук, но я сделал так, как она хотела, накинул его поверх ее платья и успел заметить, шнурок позади корсажа порван, приоткрыт кусочек спины, а на нем тянется по бледной коже глубокий, загноившийся порез. Как долго у нее эта рана? Обычно царапины либо заживают сразу, либо воспалительный процесс уже не прекращается сам собой. Мне почудилось, что от раны исходит неприятный трупный запах. Все, хватит фантазировать. Флер - не труп. Она живая, и не надо искать какого-либо подвоха в ее внезапном воскрешении. Она больше не умрет. Просто я сам оказался слишком опрометчив и принял живую девушку за труп. И не имела больше никакого значения пометка на ее ладони. Флер должна жить. Ради меня…
        - Хочешь, я исцелю ту рану на твоей спине? - чистосердечно предложил я, подумав, что порез, наверное, причиняет ей большое неудобство и боль.
        - Какую рану? - Флер завязала шнурки плаща у себя под горлом и недоуменно посмотрела на меня.
        - Ну… порез, чуть повыше лопатки. Я думал, ты о нем знаешь…
        - Там нет никакого пореза, - возразила она. - Тебе показалось.
        - Разве ты не ощущаешь боли, когда шнуруешь корсет или сейчас?
        - Я ничего не чувствую, - тут же сказала она и добавила, чтобы подчеркнуть. - Ничего.
        Она гладила рукой мягкую бархатную ткань, вертелась на месте и смотрела, как вспыхивают колдовские знаки на полах плаща, вышитые блестящими нитями.
        - Чудесная вещь! Спасибо!
        Знала ли она, что благодарности в ее глазах заслужил не кто-то, а дракон. Не часто меня за что-то благодарят. Правда, на этот раз я совсем не рассчитывал на «спасибо». Зато теперь я точно знал, что просить плащ назад будет бесполезно. Ну и ладно. Не в тряпках счастье. В замке у меня и так их излишек. К тому же, Флер эта вещь к лицу, куда больше, чем мне.
        - А ты не помнишь, что случилось с тобой до того, как ты очнулась здесь? - осторожно стал допытываться я. - Ты была дома? К тебе заходил кто-нибудь? Может, кто-то посторонний настойчиво стучался в твою дверь?
        - Не знаю, - протянула Флер и недовольно поморщилась. Обновка, явно, интересовала ее сейчас куда больше, чем мои расспросы. - А почему ты спрашиваешь?
        - Да, так, - я пожал плечами, будто был не в силах это объяснить. Да и разве мог я сказать ей о том, в каком затруднительном положении оказался, когда раскрыл шкаф и обнаружил там ее бездыханное тело. Флер вряд ли была бы рада услышать все это от меня. К тому же, мне совсем не хотелось говорить ей о моем весьма оригинальном способе вернуть кого-то к жизни. Разве можно открывать душу перед этой взбалмошной хорошенькой девочкой. Как я могу рассказать кому-то, пусть даже ей, о своем таинстве, о своем преступлении и о той, другой умершей, которая встала с этого стола незадолго до того, как я принес в лабораторию Флер.
        - Ты волнуешься обо мне? О том, как я провожу время и с кем? - заинтересовалась она.
        - Я не это имел в виду, - Флер удалось меня смутить, и, если бы я был человеком, то, наверное, сейчас ощутил бы, как вспыхнут щеки. Хорошо, что румянец не мог меня выдать. Кожа оставалась белой, сердцебиение не усиливалось. Меня можно было назвать даже бесчувственным, хотя на самом деле я готов был провалиться сквозь землю, лишь бы только не чувствовать себя застигнутым врасплох. Как Флер могла думать обо мне так восторженно и одновременно так плохо? За кого она меня принимает? За дворянина, которому скучно ухаживать всего за одной дамой.
        - У тебя живет птица? - Флер заметила сову. - Каково ей в таком унылом месте?
        - Это сова, - я был рад сменить тему. - Только ее я подарить не могу ни тебе, ни кому-то другому. За ней нужен особый уход, - поспешно добавил я, потому что отдавать еще и клетку с питомицей мне совсем не хотелось. - Новому хозяину она может доставить множество хлопот.
        - А тот забавный зверек, которого ты украл у меня? - Флер нахмурилась. Она ни на миг не сомневалась, что я совершил именно кражу, если не отдал гремлина ей. Я даже на нее не обиделся, ведь она не хотела подколоть, а, действительно, считала, что я поступил, как вор. И не важно, что это зверек хотел меня обокрасть.
        - Надеюсь, ты его накормил. Он выглядел очень голодным.
        - Да, он, и вправду, был голоден, но теперь доволен и сыт, и, клянусь тебе, я никогда не приведу его в такую мрачную лабораторию, - я обвел глазами своды помещения, и оно показалось мне тесным. По сравнению с целой небесной сферой, где я привык проводить время в полете, это, действительно, была теснота.
        Мыши копошились где-то под потолком, сова нервно ухала и била крыльями по прутьям клетки. Кажется, она решила, что Флер представляет собой опасность.
        Не бойся, я тебя ей не отдам, мысленно сказал я, но птицу это мало успокоило. Посторонняя в моей лаборатории внушала ей трепет и страх. Странно, разве может эта девушка, смиренно опустившая глаза и расчесывающая пальцами длинную прядь волос, хоть кому-то внушить ужас вместо восхищения.
        Лишь бы только никакие бесплотные голоса не начали сейчас шептаться возле книги и хвалить своего господина за то, что он наконец-то нашел красивую спутницу, чтобы скрасить себе одиночество. Их любимой поговоркой стало то, что на вечность нужно подбирать себе достойную компанию, иначе будет скучно проводить весь этот неограниченный срок, сидя перед колдовским фолиантом и имея в собеседниках только тех, кто, к сожалению, не облечен в плоть и кровь. Такая мораль мне нравилась, и я отдавал должное их смекалке, но на этот раз мне не хватало только того, чтобы Флер живо заинтересовалась обрывками долетевшей до нее болтовни и начала приставать ко мне с вопросом: «а кто это шепчется там, в уголках, а ты уверен, что за печкой никто не прячется, а, может, все-таки стоит проверить, не забрались ли сюда посторонние». Конечно же, ей не придет в голову связать подозрительное перешептывание с уже закрытой, но все еще обладающей мощью книгой на пюпитре. Можно ли объяснить этой простушке, что, если в помещении звучали голоса, то это еще не значит, что их хозяева обладают телом. То, что до нее донесся чей-то
разговор, это еще не признак того, что говорят между собой лазутчики, которых можно схватить или, по крайней мере, увидеть. Вряд ли мне бы удалось сделать понятным столь сложное объяснение для ее хорошенькой, но глупенькой головки. Даже при всех своих возможностях чародея я представлял это невероятным. Правда, я мог вдохнуть в кого-то частицу ума или, наоборот, наслать безумие, но делать Флер умнее, сообразительнее или талантливее мне совсем не хотелось. Иначе, это будет уже не она. Флер хороша для меня такой, какая она есть. А если я попытаюсь дать ей побольше разума, то снова произойдет катастрофа, так, уже вышло однажды, когда я сам оказался слишком опрометчив и влюблен. Я вспомнил об ученице, предавшей меня, о ее чистом, почти детском разуме, который, благодаря мне, пристрастился к пороку. Это я испортил ее, это я превратил ребенка в демона. Такого не должно повториться.
        Поэтому я окинул помещение долгим, пристальным и далеко не доброжелательным взглядом. Если кто-то из моих незримых сожителей и намеревался заговорить, то такая охота у него в миг отпала. Я пугал их. Они знали, что я за существо изнутри. Поэтому им так и хотелось, чтобы я завел компанию, ведь в одиночестве со своим проклятием я был для них еще более страшен, чем со спутниками, которые либо отвлекали мое внимание, либо становились жертвами. Мои слуги давно уже решили, что лучше следить за расправой над кем-то посторонним, чем дрожать за собственную шкуру.
        - Отведи меня в театр, - вдруг попросила Флер. Ее узкая ладонь осторожно легла на мое плечо. - Я так давно не видела ни одного представления.
        - Точнее, ты хочешь сказать, что уже давно не участвовала ни в одном представлении, - поправил я.
        - Ну, ты же сам отговорил меня от приглашения в «Покровителя искусств».
        - Туда не следовало идти, - одно произнесенное вслух название злачного места, как будто покрыло еще более густым слоем мрака окружающую ночь.
        - Ну, ладно, если ты не любишь спектакли, то своди меня куда-нибудь в другое место, Я слышала, что многие увеселения не кончаются до утра, как тот карнавал, где мы встретились впервые.
        - Тот карнавал плохо закончился, - для семейства устроителей он оборвался трагедией, а я, похоже, вернулся оттуда с интересной находкой. Этой находкой была Флер.
        - Принцесса и колдун, - повторил я. - Ты хочешь, чтобы мы снова сыграли их роли, чтобы я попытался предсказать твою судьбу, снял перчатку и не прочел на твоей ладони ничего, потому что на ней ничего не написано.
        - Ничего, кроме того, что захочу сделать я сама, судьба надо мной не властна. Я не верю больше в судьбу, - тихо, но решительно сказала она. - Ты мог бы сам сочинить предсказание, если уж решил играть эту роль до конца. Ты говорил, что несешь в себе самое худшее, но так пожелай мне то лучшее, что ты не желал никому, и мы будем верить в то, что это сбудется.
        Я закрыл лицо руками, ладони плотно прикрыли брови и глаза, но не потому, что я смеялся или готов был плакать, мне просто не хотелось, чтобы она заметила черную, кровожадную тень, промелькнувшую в моих зрачках. Ей незачем знать про дракона и про его многократные отражения в моих жестах и словах.
        - Сегодня не будет ни принцессы, ни чародея, - объявил я. - К тому же, мой плащ звездочета я уже отдал тебе, не время играть эту роль. Мы просто будем необычными гостями, проникшими на прием без приглашения.
        - На бал? - обрадовано захлопала в ладоши она. - Я никогда еще не была на настоящем балу. Или на ассамблею?
        - Надеюсь, что это будет бал, - я неожиданно вспомнил про приглашение Ориссы. Вот уж не думал, что мне снова доведется посетить особняк, где теперь поселилась она и Анри. Конечно, Анри в кошмарных снах видел мой приход и заранее точил когти, но вряд ли он станет злиться, если я приду не один, а с дамой. Вот это выход из ситуации. Все стороны будут удовлетворены. Орисса поймет, что я пришел не к ней. Анри будет рад, что я не перебегаю ему дорогу. Флер, наконец-то, удастся осуществить свою мечту.
        - Идем, - я был уверен, что в особняке будут веселиться всю ночь, до первых лучей восхода. - Только ты не можешь отправиться туда в таком виде, ни одна леди не явится на бал с растрепанными волосами.
        У Флер с собой нашлась только одна заколочка, но я сумел красиво заколоть ее волосы на затылке, слегка провел по ним рукой, и под моими пальцами непричесанные прядки тут же завились в крупные, крутые локоны. От этого казалось, что Флер побывала у одного из лучших парикмахеров. И я был доволен своей работой. Этой девушке идет все и безвкусные тряпки актрисы, и более элегантные наряды, и любая прическа. Вот бы только Орисса не попыталась напасть на мою спутницу. Я надеялся, что этого не произойдет, но, приближаясь к особняку, стал серьезно задумываться о том, а не представить ли провожатую свой кузиной, только в том случае, разумеется, если в представлении вообще возникнет нужда.
        Мы прошли мимо привратника, который не заметил меня и Флер, потому что я держал ее за руку. Со мной она также становилась незаметной и почти неуловимой. Только зеркала в холле ловили иногда ее отражение. Мы бесшумно поднимались по парадной лестнице, когда я вдруг заметил картину над пролетом и вспомнил о Марселе.
        - Послушай, - обратился я к спутнице. - А не хотела бы ты…
        - Что? - она вопросительно и настороженно посмотрела на меня.
        - Дело в том, что… у меня есть друг, - я с преувеличенным старанием отвел за ухо прядь волос, затем расправил манжету. - Он художник, и он с недавних пор преуспевает. Теперь он богат, но у него совсем никого нет, кроме меня, и я подумал, что ты могла бы…
        - За кого ты меня принимаешь?
        Такого я от Флер не ожидал. Она вырвала у меня свою руку так резко и пренебрежительно, будто я ее оскорбил. Но разве можно было оскорбить ее таким обыденным предложением?
        - Да, как ты посмел?
        - Я не имел в виду ничего дурного. Марселю всего-то нужен собственный предмет поклонения, девушка, которую он мог бы полюбить.
        - Значит, тебе я больше не нужна, - Флер смерила меня долгим, враждебным взглядом. Она стояла на лестнице, рассерженная и ни с кем не сравнимая, а удивленные лакеи во все глаза смотрели на красавицу, которая появилась внезапно и как будто из ниоткуда.
        - Я только предложил, - это было похоже на оправдание, но Флер пропустила его мимо ушей.
        - Ты меня недооценил, - вдруг тихо прошипела Флер, приблизив свое лицо к моему. Она стояла на ступеньку ниже меня, но наши губы встретились на одном уровне, так, словно она могла взлететь ввысь, но не чтобы поцеловать меня, а, наверное, укусить до крови.
        - Прощай. Эдвин, - я не успел заметить, как она уже спустилась на несколько ступеней вниз, но вдруг обернулась и с каким-то особым значением добавила. - Вернее, до следующего карнавала, монсеньер.
        Ее губы всего на миг разошлись в подобии лукавой улыбки, или мне только показалось. Флер ушла быстро и даже не попыталась сделать вид, что хочет помириться. Актерское мастерство. Она все равно будет ждать меня дома, вернее, в той каморке, которую я нашел для нее. Ну, надо же было ей отколоть такой номер, оставить меня одного прямо у дверей бального зала. Оттуда доносились смех и музыка. В нестройном хоре других голосов я отлично различал беззаботное щебетание Ориссы. Она уже почувствовала, что я здесь, и Анри тоже. Поворачивать назад было поздно. Ну и что, что я остался без дамы, все равно я не должен потерять лицо. Надо, по-прежнему, вести себя с достоинством. Одинок как всегда! Да, я почти всегда был один, но из-за этого меня нельзя было отнести к побежденным, даже в одиночестве я все еще оставался победителем.
        - Да здравствует император проклятых! - эту фразу вполне мог шепнуть кто-то из моих мятежных духов, но, обернувшись через плечо, я никого не заметил. К тому же, слова были произнесены с таким ехидством, что им, скорее всего, можно было приписать обратный смысл. Не похвала, а насмешка.
        Кто бы захотел связываться со мной по собственному желанию? Решив не обращать внимания на чудаков, я пошел дальше. Не стоять же всю вечность на одном месте и смотреть вслед убежавшей Флер. Такое поведение могут растолковать, как грусть безнадежно влюбленного, а потом открещивайся от сплетен.
        Без накидки я чувствовал себя не слишком уверенно. Мне уже хотелось послать за новой. Что такое для чародея соткать плащ из ничего, но двери зала были приоткрыты, и внезапное появление обновы на моих плечах могло быть истолковано, как фокус, а я совсем не хотел, чтобы меня посчитали трюкачом, вызванным сюда специально для того, чтобы потешить публику.
        - Только не злись, я зашел не из-за приглашения, а случайно, - послал я мысленный сигнал Анри через пространство. Он стоял в другом конце зала, облокотившись о клавесин, и с унынием наблюдал за танцующими. Наши глаза встретились через толпу, и его губы под маской разошлись в сардонической улыбке.
        - Еще бы! - послал он мне такой же бесшумный, но довольно едкий ответ.
        - Не злись! - все так же, не размыкая губ, скомандовал я, но он уже не хотел меня слушать.
        Орисса с кем-то танцевала, а Анри просто стоял в углу и смотрел. Кажется, он уже привык наблюдать за ней издалека, при этом не чувствуя себя лишним. А вот я снова ощутил себя призраком, который незаметно и непрошено вторгся на чужое увеселение, чтобы минуту побродить невидимкой среди людей, а потом выйти в двери только для того, чтобы вернуться обратно уже в обличии дракона и дохнуть огнем на крышу. Воображение все время рисовало мне последствие такой катастрофы, горящие обломки, накрывающие головы гостей, искры сыплющиеся, как огненный дождь, и грядущее следствие Августина. Я думал об этом, пока голубоватый подол Ориссы мелькал то там, то здесь. Казалось, она порхает по залу, и отовсюду звучит ее звонкий смех.
        Она заметила меня сразу же и после этого непрерывно и весело смеялась, шутя с партнером, но при этом, смотря мимо него, на меня. Ее взгляд, как будто говорил «я поспорила и выиграла». Как только стихнет музыка, она подойдет ко мне. Оркестр замолк. Девушка двинулась через толпу, направляясь ко мне, но кто-то задержал ее. Чья-то рука в черной перчатке перехватила ее запястье. Лакей или гонец? Я повнимательнее присмотрелся к темной, угловатой фигуре, но разглядел немногое, спины других гостей закрывали от меня того, кто протянул Ориссе запечатанный конверт и исчез.
        Письмо? Кто мог написать Ориссе? Я видел, как она дрожащими пальцами быстро сломала печать, ничуть не смущаясь тем, что делает это на виду у всех. Что такого неприятного мог сказать ей посыльный? Она выглядела напуганной после его ухода. Орисса что-то достала из конверта, но не письмо, а какой-то кусочек материи, клочок белого батиста, в который что-то было завернуто. Я двинулся к ней, медленно, но уверенно.
        Материя скользнула в ее руках, и ей на ладонь упала маленькая алевшая мелкими ягодами веточка рябины или боярышника. Кто мог сломить зеленую, цветущую веточку зимой, когда природа в смертном мире давно увяла и еще не успела ожить. Это было моей первой мыслью, и только потом я вспомнил о самом важном. Рябина может быть послана, как амулет. Она защищает от зла, но разве можно послать ее тому, кто сам олицетворяет зло.
        Орисса выронила все, что держала в руках. И конверт, и клочок ткани, и веточка упали на паркет. Девушка чуть не плакала, или, по крайней мере, стонала от боли. Я заметил, что по кончикам ее пальцев разошлась отвратительная ярко-красная сыпь. Ладони и запястья с удивительной скоростью покрывались язвочками.
        Анри тоже понял, что что-то не так, но Орисса сорвалась с места и кинулась прочь прежде, чем он успел ее догнать. Я видел, как ее покрасневшие руки мелькнули у косяка двери. Сам я продрался через толпу гостей, поднял конверт и веточку, мне она ничего плохо сделать не могла. Мне только было интересно узнать, кто подослал моему созданию яд. Для Ориссы, все еще хрупкой после воскрешения, любой амулет, ограждавший от зла, мог стать ядом.
        Маленькая визитка выпала мне на ладонь. Я перевернул ее. Она была чиста. Только прямо передо мной, будто лунным лучом кто-то вывел короткую подпись «от Розы». Кто-то выскользнул в дверь. Кто-то, кто принадлежал не к этому миру, а к моему. Сияние в пролете дверей вспыхнуло и погасло, и я заметил следы, как когда-то в новогоднюю ночь. Следы, которые видел один я.
        Они убегали вперед и терялись вдали. Вот тот указатель, который и без проводника доведет меня до нужного места. Ни на кого больше не обращая внимания, я прошел к выходу из зала, а затем по ступеньках и на улицу. Я готов был, как и раньше, пробродить всю ночь до утра по чащам, лишь бы только добраться до цели.
        Город слишком быстро остался позади. Ночь была на исходе, но блестящая цепочка следов не меркла с наступлением рассвета. Еще чуть-чуть, и я дойду до склепа. Мне даже не верилось в такой легкий исход дела. Слишком уж просто. Случайностей не бывает, но я почему-то был уверен, что кто-то наследил совершенно непредвиденно. Он очень спешил поскорее сбежать, а я спешил за ним.
        Было еще темно, но небо над лесной поляной уже светлело. Я помнил эту поляну, и ели вдали. Неужели это то самое место? Отсюда совсем недалеко. Нужно идти быстрее, пока еще видны следы, пока не прозвучал в пустоте чей-то издевательский смех, и цепочка не стерлась так, словно кто-то ее замел.
        Где-то слышалось рычание и тихое повизгивание невидимых существ. Из-за деревьев на меня блеснули чьи-то глаза. Я потянулся к эфесу шпаги и не нащупал его, но вой вдали и звук движений рядом становился громче. Какой-то зверь хотел выпрыгнуть на меня из зарослей. Я слышал, как кто-то за моей спиной крикнул, чтобы я пригнулся, иначе он не может прицелиться из мушкета. Безумный! Кому он кинулся помогать. Я даже не обернулся на случайного доброхота. Волки были рядом и готовы кинуться в сражение, а это, значит, что я оказался близко, слишком близко от того места, которое искал.
        Пути в лабиринте страха
        Габриэль
        Записи следователя или дневник? То что я вел каждый день на подобие судового журнала было, пожалуй, и тем, и другим. Еще одна исписанная увесистая тетрадь в кожаном переплете была аккуратно запакована и, как обычно, помечена «вскрыть только в случае смерти владельца». Пока я жив, никто не сможет сломать печать. Пока что я должен жить и идти по кровавому следу до тех пор, пока либо я не настигну преступника, либо он меня.
        Расследование, как игра в жмурки, ты можешь чувствовать рядом с собой присутствие убийцы, ощущать его дыхание, слышать голос, улавливать запах крови на нем, но не видеть его лица. Точнее, ты не можешь выделить его лицо среди множества других однообразных лиц.
        Я чувствую и определяю того, что недоступно другим, именно поэтому Августин и предпочитает меня более опытным и образованным сыщикам. Но об Августине потом. Кто бы он не был, он не может спасти меня от моей участи. Ясновидение ведет к слепоте. Слепота - я боюсь этого слова. Я и так стал слишком близорук. Все провидцы плохо кончают, а я, похоже, кончу еще хуже остальных. Я знаю, что проклят. Мне нет нужды вновь и вновь повторять себе это, чтобы ощутить в полной мере свое отличие ото всех людей. Но я не верю в то, что у всех проклятых есть владычица или властелин. И пусть мои сны твердят мне об императоре всех проклятых. Все напрасно! Я не встретил его. Я не могу в него верить. Он спас бы меня, но его нет. Он - всего лишь легенда. Мой собственный бред.
        В этот раз мне особенно тягостно ощущать присутствие рядом с собой убийцы, но не знать, кто он? Который из толпы? Лица - белые пятна. Только вблизи я начинаю различать черты. Возможно, скоро и этого не останется. Все сольется в одну сплошную полосу или мглу и останется в моей памяти только маска убийцы, которую я так и не обнаружил, а еще нестерпимо лучистый облик златокудрого аристократа, которого мне недавно представил Ноэль.
        Эдвин! Имя показалось мне смутно знакомым, и я твердил его про себя, как заклинание, но никак не мог припомнить, где же слышал его раньше. Эдвин. Прекрасный маркиз. Он стоял рядом со мной, когда я почуял запах крови на ком-то из присутствующих. Если бы только он мог всего на миг одолжить мне свои глаза, свою зоркость, то я бы рассмотрел преступника, я бы смог отличить его от других. Я был так в этом уверен, потому что мне показалось, что глаза Эдвина обладают необычайной зоркостью. Казалось, что они заглядывают в душу, узнают обо всем, что происходит внутри тебя.
        Если он узнал все обо мне, то я обречен!
        Как ни странно, а такая мысль пришла самой последней. До этого я думал, о чем угодно, но только не об опасности полного разоблачения.
        Хотя вряд ли для моего нового знакомого может представлять хоть какой-то интерес публичное обличение того, кто проклят, но делает вид, что служит добру. Скорее всего, Эдвин даже пальцем шевельнуть не захочет, чтобы разгласить мои тайны перед толпой. Он высокомерен, занят только собой, держится с царским достоинством и вряд ли снизойдет до таких мелочей, как обличение злодея. К чему аристократу утруждать себя такой ерундой. И, кроме того, сейчас всех гораздо больше интересует Августин, а не его мелкий подручный.
        Августину бы не понравился этот бледнолицый маркиз. Во-первых, именно потому, что он маркиз. Аристократы были у инквизиции не в чести с тех пор, как бразды правления перешли в руки Августина. Во-вторых, потому что Эдвин горд, красив и тут же становится объектом всеобщего внимания, где бы он не появился. Августин ни с кем не любил делить внимание толпы. Все обожание, благоговейный страх и восторг должны были предназначаться только ему. А очевидные конкуренты кончали свои дни там, где бы я не пожелал оказаться ни одному из своих друзей.
        Друзей у меня, правда, почти не было. Только Ноэль, и несколько людей, с которыми я общался редко, но почти что с взаимной искренностью. Честен до конца я не был ни с кем. И, возможно, тот, кто прочтет эти строки, посчитает меня безумцем, но я готов поклясться, что иногда могу слышать мысли своих собеседников, так ясно и четко, как будто они произносят их вслух. Так я узнаю о том, кто мне лжет, а кто просто думает обо мне плохо. Вот, чем объясняется отсутствие у меня близких. Я не могу назвать другом того, в чьих мыслях уловил дурные замыслы, насмешку или критику в свой адрес. Ну, ничего, я привык к одиночеству. Держаться особняком гораздо приятней, чем стать мелкой частицей шумной компании. В одиночестве есть что-то притягательное и почти мистическое. Ты один - и все внимание устремлено на тебя. Ты никого не замечаешь, не говоришь ни слова, но многие готовы отдать все, лишь бы только узнать твою тайну, ведь за тем, кто одинок, вполне могут следовать незримые спутники и нашептывать ему опасные советы.
        Со мной такое иногда случалось. Я слышал чьи-то голоса, пристававшие ко мне с нелепыми предложениями, уговорами, просьбами, но никогда не внимал им, потому что помнил, как плачевно подобная опрометчивость закончилась для моих предков. Пусть шелестит чья-то беседа за окном высокой башни, где я часто сплю, пусть кто-то невидимый просит меня взять свечу и подпались здания, чтобы огонь разнесся по улице и дать возможность поликовать духам, пусть тот же голос на все лады предлагает взять перо, вскрыть себе вены, кровью начертить на стене девиз нашей семьи и ждать кого-то. Я не стану этого делать. Печальный опыт прежних поколений будет поучением мне. Не так-то просто заставить слугу великого Августина поддаться на ухищрение темной стороны. Я многое пережил и знаю, как опасно следовать на зов, доносящийся из ниоткуда. Зов из страны бессмертия - так называл это мой брат. Он откликнулся и пошел на этот призыв, но не вернулся. Даже если он сам вдруг воскреснет и пообещает показать мне давно недоступные для путешественников Лары, то я не пойду. Я даже не отвечу, чтобы не поставить под угрозу свое временное и
довольно шаткое благополучие. Конечно, если только этим словом можно назвать службу в том месте, где никто, засыпая, не может быть уверен, что на следующее утро не проснется обезглавленным или, по крайней мере, приговоренным к костру.
        Пока что костер мне не грозил, но опять же, я не мог быть уверен в том, что сейчас, пока я ищу убийцу вдали от Рошена, какой-нибудь клеветник не прокладывает мне дорогу на аутодафе. Такое тоже вполне возможно. Каждый раз, когда перо скрипит под моими пальцами, записывая очередные строки, я не могу быть уверен в том, что они не окажутся последними. И не только из-за вероятности попасть на костер. Меня преследовало множество других страхов. Самая большая опасность была связано с поместьем де Вильеров. Старое и огромное, оно высилось над окружающей природой, довлело над ней, нагоняло уныние на все вокруг. Казалось, что внутри старомодно-изысканных, покрытых лепниной стен засело чудовище, и его щупальца вылезают из окон, как оползень обволакивают парк, озеро и даже часть леса. Черные пары проникают сквозь стены и тянутся к любому, кто окажется вблизи. Их случайной жертвой, скорее всего, окажусь я, так как, невзирая на опасность, вскоре отправлюсь к высокой кованой ограде парка, буду исследовать и ждать.
        Когда Августин пригласил меня к себе, то я думал, что там, в его башне, либо уже лежит на столе мой смертный приговор, либо ждет предупреждение о том, что пора бежать. Один раз Августин вполне мог бескорыстно предложить побег своему просчитавшемуся слуге. Он был кровожаден не ко всем, а ко мне относился как-то по-особенному, не то, чтобы с симпатией. Симпатии он не испытывал ни к кому, но с каким-то едва уловимым сочувствием. Даже в его взгляде проскальзывало иногда, вроде того, что «мы в одних сетях, но никто об этом не знает». Его мысли прочесть я ни разу не смог. Они были закрыты, и, когда однажды я попробовал заглянуть в них, то чуть не ослеп. Очертания предметов стали терять ясность. Даже солнечные волосы Августина исчезли где-то во мгле. Я пролежал с головной болью с неделю, прежде чем смог снова встать на ноги и увидеть окружающий мир. С тех пор я считал Августина, действительно, святым и защищенным от любого колдовства.
        Я полагал, что он вызвал меня к себе, чтобы сказать, я обличен, и у меня есть день или полдня на то, чтобы выехать тайно за границы Рошена. Ведь вполне могли возобновиться слухи о том, чем мы с моим братом занимались после полуночи, когда держали игорный дом. Играли там, конечно же, не в карты, но вспоминать об этом я не хотел. И боялся, что Августин мне напомнит, но он встретил меня без предупреждений. Спокойный и, как всегда, немногословный он подписал какую-то бумагу, сказал только «я поручаю это тебе», а Бруно должен был объяснить мне подробности, снабдить деньгами и помощниками.
        Помощника ко мне прислали только одного, да и тот больше напоминал соглядатая. Очевидно, Бруно решил, что я и без подмоги справлюсь с любым заданием. Эжен, самый молодой из всех слуг инквизиции, прибыл сюда только спустя неделю после моего приезда, счел долгом всего один раз прийти ко мне, да и то глухой ночью. Я помню, как худая, мозолистая рук постучала по окну конфискованного у каких-то мещан домика, где мне разрешили расположиться. Тихий шепот за окном возвестил о приходе сотоварища. Не нужен был даже пароль, так коротко и конкретно, как Эжен, могли говорить только мои сослуживцы. Паренек, несколькими годами моложе меня, пользовался привилегией своей незаметности. Его никто не смог бы связать с инквизицией, ни по возрасту, ни по поведению. Он сообщил, что будет работать подмастерьем в деревенской кузне и иногда заглядывать ко мне. Конечно же, место работы он нашел не сам. Крестьяне, наверняка, не раз удивятся тому, зачем кузнецу нужен помощник, который не только мехи раздуть не может без посторонней помощи, но и шляется весь день по деревне без всякого занятия.
        Но пока что мне плевать на Эжена. Пусть шпионит за всеми, в том числе и за мной. Я сделаю вид, что ничего не замечаю, если его любопытное худое лицо вдруг мелькнет за одним из окон моего временного пристанища. В конце концов, надо предоставить ему возможность с честью выполнять ту работу, за которую ему платят. Таков мир. На чью-то наглость приходится закрывать глаза, даже если ты приближенный самого Августина. Оступись Эжен хоть раз, и ему самому останется пара шагов до каменного мешка. Я давно уже привык к такому распределению дел в мире. Судьба - насмешница. Сегодня ты почти король, а завтра - никто. Со мной самим произошло нечто подобное, но первоначальной аристократической гордости я не утратил. Всего лишь привык приспосабливаться, идти по следу, выжидать и уворачиваться от надвигающейся опасности.
        Воспоминания - тот путь, который мне нужен. Я должен углубиться в прошлое, даже вскрыть и прочесть один из уже исписанных дневников, чтобы понять, где же раньше я мог встретиться с Эдвином. Я был почти уверен, что где-то видел прежде его лицо, чуть насмешливую улыбку, грациозные и неторопливые, но настораживающие движения. Казалось, что его тело ежеминутно напряжено, как у барса перед прыжком. Он только выглядит спокойным, а на самом деле готов в любой миг броситься на какого-то давно ожидаемого врага, в поединке с которым ему не нужна будет даже шпага. Я почему-то был уверен, что Эдвин носит с собой оружие только в качестве украшения. Тогда, как же он может сражаться и быть настолько уверенным в себе, если никогда не прибегает к помощи ни рапиры, ни мушкета? Неужели он рассчитывает на то, что даже врукопашную уложит насмерть не только человека, но и дикого зверя?
        Да, он это сможет. Я вспомнил его рукопожатие, мимолетное, но настолько сильное, что я до сих пор ощущал в пальцах боль. Казалось, сожми он мою руку на секунду дольше и хрустнут, ломаясь, кости, потечет кровь из разорванных вен. Я поднес ладонь к свече. Мне казалось, что она все еще была красной, как если бы претерпела не дружеское пожатие, а побывала в раскаленных пыточных тисках.
        Удивительно! Я с самого начала понял, что Эдвин всего лишь притворяется изнеженным аристократом, но мог ли я догадаться, что в его руках окажется столько сокрушительной силы. Он, как будто рожден для того, чтобы разрушать, ломать в щепки все, к чему не прикоснется, будь то деревья, дома, целые селения или жизни. И, как ни странно, при этом он выглядел абсолютно безобидным. Вот, что самое страшное. Зло вдруг стало притягательным и чарующим в чьем-то облике.
        Так, где же все-таки я его видел? Вскрывать печать на одном из дневников мне не очень хотелось, поэтому я лихорадочно пролистывал только что начатую тетрадь. Занятие, конечно, бесполезное, на дюжине - другой недавно исписанных листов не могло быть ничего о далеком прошлом, но отвлекающий маневр для рук часто позволял моим мыслям сосредоточиться на чем-то далеком и уже недостижимом.
        Ну же, Габриэль, вспоминай! Усилием воли я заставил себя вернуться в те времена, вспоминать о которых отчасти было больно. Вот пылает камин, еще в нашем старом особняке, а не в игорном доме. Мы с моим младшим братом Патриком сидим за столом, но не можем заставить себя ни есть, ни пить, ведь отец куда-то уехал и не вернулся. Мы думаем, что его задрали волки, но действительность может оказаться куда ужаснее предположений. Мы отлично осознаем это, но боимся признаваться друг другу в своих страхах. Вся челядь тоже куда-то исчезла. В людской тихо, как в могиле. Только труп одной служанки все еще лежит на столе, усыпанной лепестками каких-то незнакомых цветов. На шее девушки все еще алеет порез, сделанный ножом. Патрик признался мне, что видел, как друг отца сделал это. Тот друг, имени которого мы не знали. Мы даже ни разу не видели его лица. Оно всегда было закутано шарфом, на лоб надвинута широкополая шляпа. Высокое, сильное тело гостя окутывал поношенный плащ. Он показался мне исполином при нашей единственной встрече возле конюшен. Тогда он еще куда-то позвал молодого лакея. Тот так больше никогда и
не вернулся, а его немногочисленные вещи отец потом приказал выбросить в засохший колодец или сжечь. Если от чего-то старого и ненужного очень хотели избавиться, то это всегда сбрасывали в пересохший колодец, у которого якобы не было дна. Уж не знаю, как там с дном, но если я кидал туда монету или камешек, то не было слышно звука падения, только долгий свист и никакого хлопка, как если бы почвы внизу, действительно, не было. Нехорошее место - так называли жители ближайшего села колодец и пересохшую землю рядом с ним. Говорили там иногда можно встретить даму, которая сначала очаровывает прохожего разговором, зовет его поближе к себе, при этом разговаривать с ней страшно, но отойти от нее нет силы. Она манит встречного к колодцу и предлагает броситься туда, головой вниз. Она говорит, что это чудесно - разбиться о камни и восстать потом ее слугой, и не поверить ей невозможно, поскольку в ее голосе сила магии. Я не верил в эти истории. Считал их бессмысленными и глупыми, но многие верили, потому что иногда те, кто задерживался в этих местах до полуночи, и вправду, исчезали. Для себя я делал вывод, что им
просто захотелось сбежать, но такое заключение не всегда было логичным. Ведь куда могут сбежать дети? А они часто пропадали возле того места.
        На этот раз пропали все, кто служил в нашем особняке. Никого не осталось. Исчезли все, начиная от управляющего и кончая последним поваренком. С нами остался только труп, к которому мы не решались приблизиться.
        - Говорю тебе, это было жертвоприношение, - шепотом твердил мне Патрик, но я отказывался верить ему, не потому что считал его помешавшимся или не заслуживающим доверия, а потому что боялся поверить в то, что это страшное дело совершил мой отец и какой-то незнакомец. Несомненно, у него было какое-то имя, и он приходил к нам часто по ночам, но я называл его только незнакомцем. Я не видел его, но слышал его тяжелые, угрожающие шаги мимо своей спальни. Его дыхание обжигало огнем и могильным зловонием тихую ночь. Я готов был поклясться, что от него пахнет сырой землей и гниением могилы. Точнее, этот запах исходил от его одежды. Казалось, что ветхий плащ гниет на нем и вот-вот обратится в покров плесени.
        Молча, но без скептицизма я выслушал сбивчивый рассказ брата о том, что этот человек перерезал горло служанке, собрал в сосуд ее кровь, чтобы потом использовать, как чернила. Он и мой отец написали кровью какую-то бумагу, запечатали в конверт, как письмо, а что было дальше, Патрик сам не знал. Он убежал, потому что не хотел, чтобы его застали за подглядыванием.
        Я все ломал голову над тем, кому может быть адресовано письмо, которое следует писать не чернилами, а кровью. Я размышлял над этим и после того, как мы с трудом продали особняк, в котором чуть не погибли сами, в ту ночь, когда остались одни. Покупатели удалось найти не сразу, но потом один безумец сам явился к нам и предложил мешок золота, настоящих полновесных монет за то, чтобы мы, как можно скорее, убрались, предоставив дом ему. Этот странный, одетый в черное, молодой человек запомнился мне надолго. Стоит подчеркнуть то, что он был молод, очень молод, даже юн, но из его глаз, как будто, выглядывал некто другой, опытный и старый, проживший долгую, полную событий жизнь. Мы заключили сделку. Я был рад продать дом хоть самому дьяволу, после того, как ночью на нас совершили нападения.
        Трудно было забыть то, как после полуночи со стороны кладбища до нас донеслись неприятные звуки: скрежет, хлопанье крыльев, шум колес экипажа и крики. Кричали на каком-то странном, непонятном мне языке.
        Патрик вскочил со своего места за столом, кинулся к окну и крикнул:
        - Смотри!
        Но я, даже оставаясь на своем месте, знал о том, что происходит за окружавшими нас стенами. Запертые двери стали слишком слабой защитой. Целое полчище каких-то неописуемых существ надвигалось на нас. Мелькали в воздухе рваные крылья, которые и можно было бы принять за ангельские, если бы не их потрепанный вид. Красные злые глаза заглядывали к нам в окна. Чьи-то когти царапали стены. Эти существа умели лазать по кирпичной кладке, как кошки по дереву. Мы были в западне до утра, а экипаж, ехавший сам, без кучера и лошадей, бился о наши двери вместо тарана. Я так и не понял, почему нас не убили в ту ночь, но я слышал, красивый и чистый женский голос, который сказал «они из наших». Говорившей не было видно, и слова были произнесены на чужом, неведомом языке, но я все понял и зачем-то преклонил колено перед пустотой, как если бы где-то рядом стояла моя госпожа.
        Они из наших. Эта фраза преследовала меня даже после того, как на выручку от продажи поместья мы купили игорный дом близ Рошена. Тогда еще об Августине никто и не слышал. Инквизиция не имела особых прав. Мы с Патриком вели свои дела и получали прибыль, не опасаясь того, что вечером будем считать червонцы, а утром угодим на плаху.
        Мы из них! Неужели, она имела в виду то, что мы, я и мой брат, имеем что-то общее со всеми этими существами. С этими демонами. Не можем же мы быть такими, как они. Мы люди, у нас нет ни крыльев, ни когтей, ни пламенного взгляда. Мы вынуждены защищать себя кулаками, а не магией. Так разве можно причислять нас к этой жуткой армии мглы.
        Я не чудовище, повторял я, просыпаясь и каждый раз смотря на свои руки, на которых не было когтей, и на лицо в зеркале. Моя кожа не светилась, как у них, в глазах не отражалась злоба. Я не умел колдовать, но в чем-то предсказательница оказалась права, потому что вскоре колдовством занялся Патрик.
        Отговорить его представлялось невозможным. Его пленило желание стать всесильным, и он погиб, но даже после смерти продолжал преследовать меня. Каждый вечер черная птица прилетала и начинала биться крыльями в мое окно. Она внушала мне ужас. Она смотрела на меня глазами моего погибшего брата.
        С тех пор началось безумие. Я пробовал спастись бегством, но ничего не удавалось. Где бы я ни находился, птица отыскивала меня. Распродав все имущество, я пустился в путь. День проходил в бегах, а ночью, проснувшись на новом месте, я уже знал, что страшный гость будет стучаться в окно. Оставалось одно ненадежное спасение - кутить в веселой компании всю ночь напролет. Рошен предоставил мне все свои удовольствия. Один бал сменялся другим. Праздники, толпы народа, кабаки, где в самый поздний час полно посетителей. Я не брезговал ничем, лишь бы только до утра оставаться в шумной компании, но мои знакомые стали замечать, что я все время опасливо поглядываю на окно. А после того, как на празднестве взбесившаяся птица кинулась, чтобы вцепиться когтями мне в темень, меня начали сторониться. Уже тогда жители Рошена становились суеверными.
        На балах я тоже стал одинок, но предпочитал хотя бы стоять у стены и смотреть, как веселятся другие, лишь бы только ощущать близость толпы.
        Вот и настал черед вспомнить тот вечер, когда я встретил Эдвина. Скорее всего, это был он, хотя я не уверен до конца. Тогда я был настолько изможден, что чувствовал себя, как пьяный. Я стоял у растопленного камина, лениво следя за танцующими, а птица за окном выжидала миг, чтобы снова приняться царапать стекло и вызывать меня к себе долгим птичьим клекотом, так похожим на плач.
        Постоянное преследование доводило меня до отчаяния. Страх не отступал даже тогда, когда рядом звучали музыка и смех людей. Я слишком отдалился от их веселого общества и теперь ощущал себя каким-то чужеродным, обособленным существом. И все из-за Патрика. Это не птица, а он так настойчиво звал меня под окном. Неужели его душа была настолько черной, что вернулась ко мне в облике ворона, чтобы пытать до конца жизни. Возможно, моя жизнь очень скоро оборвалась бы каким-либо несчастным случаем или даже самоубийством, если бы мне не помог незнакомец.
        Тогда я был в таком состоянии, что мог ступить в пропасть и даже не заметить опасности, мог попасться под колеса экипажа или под руку полуночному душегубу. До прихода Августина их было полно на городских улицах.
        Я чувствовал, что схожу с ума, когда вдруг заметил в толпе статного, элегантного человека, который ни с кем не танцевал, был один, проходил так близко от гостей, что чуть ли не задевал их локтями, и при этом никто не делал ему замечаний, никто не смотрел на него, словно он был и вовсе невидим. Но ведь я же разглядел край его расшитого звездами плаща и черную бархатную маску, на которую небрежно спадали золотистые локоны.
        Незнакомец двигался так легко и грациозно, как если бы ощущал себя полностью неуязвимым, способным раскрыть окна и вылететь в ночь, и завладеть целым миром. Я засмотрелся на него. Он был далеко от меня, и мог глаза уже слипались от желания спать, но я продолжал следить за ним. Он и не думал приближаться ко мне, но, когда от усталости я уже перестал контролировать себя и чуть не упал прямо в зев пылающего камина, чья-то рука вдруг поддержала меня, быстро и неожиданно.
        - Спасибо, - пробормотал я, с трудом осознавая, что мог упасть лицом в огонь и стать изуродованным. И все это из-за того, что так некстати закричал проклятый ворон за окном.
        - Тебе не надо пугаться собственной тени, иначе еще успеешь кинуться в огонь, когда меня не окажется рядом, чтобы помочь тебе, - произнес чуть насмешливый, но благожелательный голос. Тембр был приятным и красивым. Произношение лишь слегка отдавало чем-то старинным, давно затерянным в веках. Так говорить мог только тот, за кем я недавно наблюдал, но ведь он-то как раз находился в другой части зала и не мог кинуться мне на помощь.
        - Благодарю, - уже более сухо произнес я, поднял глаза на своего спасителя и крайне изумился. Это был он. Тот, кого я заметил. Он стоял рядом, хотя по всем законам времени и скорости не мог так быстро преодолеть такое пространство. Если только он не обладал даром быть одновременно в двух местах.
        - Ты здесь не один, - задумчиво протянул он. Его губы сложились в понимающую усмешку. Даже под маской было заметно, что он необычайно хорош собой.
        - Не один? Что вы имеете в виду?
        - Я имею в виду ворона, - легко пожав плечами, произнес он.
        - Ах, этого, - я готов был провалиться сквозь землю. Незнакомец все понял, а я ощущал себя застигнутым врасплох.
        - И что ты только мог такого натворить, что он не отстает от тебя, - изящная холодная ладонь накрыла мой лоб. Пальцы незнакомца слегка коснулись висков, словно через этот простой жест могли узнать, о чем я думаю.
        - Что такого плохо ты ему сделал при жизни? - снова спросил он, и честный ответ сам собой сорвался с моих губ.
        - Я был его братом…
        - Понятно…
        Я услышал легкий вздох, и щеку мне обдало жаром, как если бы незнакомец мог дышать огнем в лицо собеседника.
        - Не в моих привычках быть благодетельным, но, думаю, сегодня в честь такой встречи даже демон имеет право прибегнуть к правилу исключения. Подумать только, столкнулись дракон и потомок провидцев, - пробормотал он, будто для одного себя, и облокотился о каминную полку так по-хозяйски и небрежно, словно жаркий огонь не мог причинить ему никакого вреда. Казалось, он не ощущает тепло от горящих угольев и не боится сгореть сам. Одна искра отлетела к его руке, задела голую ладонь и край манжеты, но одежда не воспламенилась, а на гладкой белой коже не осталось ни малейшего ожога. Она даже не покраснела. Может быть, мне это привиделось… от усталости. Наверное, мне всего лишь показалось, что он, ничуть не пугаясь, вытянул руку вперед, прямо в зев камина и на краткий миг коснулся пламени, но от огня не занялись ни его одежда, ни сама рука.
        Вот теперь я, и вправду, схожу с ума, если мне видятся такие небылицы. Я закрыл лицо ладонями, чтобы никуда не смотреть, а то неизвестно, что еще мне может показаться. Вдруг в следующую секунду я увижу, что элегантный кавалер превращается в чудовище и кинусь сражаться с ним.
        Чтобы избежать неловкостей, надо было извиниться и уйти, но я не мог сдвинуться с места, так как знал - птица следит за мной. Если я уйду от одного окна, то она подлетит к другому и будет продолжать свою слежку.
        - Никакой благотворительности, это будет просто услуга, и я не собираюсь ждать от тебя благодарности. Таких, как я, не благодарят. Никто не обязан говорить «спасибо» мне, - собеседник отвел руки от моего лица. Наши взгляды встретились, мой - открытый, немного глуповатый от желания спать и его - тягучий и загадочный, будто прячущийся в прорезях маски. И какие у него глаза! Выразительные, ясные, как осколки лазурного неба. Их взгляд успокаивал, ободрял, дарил душевное тепло. Стоило только заглянуть в них, и я понял, что все проблемы решаемы, потому что со мной он, и он не бросит меня в беде. Как странно, я впервые его видел и догадывался о том, что он несет в себе что-то страшное, но целиком ему доверял. Я бы доверил ему свою жизнь, потому что ощутил - он мне близок, как никто из окружающих людей, он такой же, как я. Этот незнакомец, который смутно намекает, что его следует опасаться.
        - Я могу тебе помочь, - произнес он вслух то, что и без слов становилось понятно. Наверное, только сильное смущение заставило меня отрицательно качнуть головой. Я не хотел проявить свою слабость перед ним. Нужно же хоть раз проявить самостоятельность.
        - Я сам справлюсь, - сказал я, но язык у меня заплетался. - Что-нибудь придумаю…
        - Что? - на бледных губах незнакомца расцвела ироническая улыбка. - Пока что ты выбрал не самый умный выход. Глупо думать, что, став жертвой злых сил, ты сможешь спастись, если заведешь себе компанию собутыльников.
        - Общество не поможет?
        - И друзей с собой утянешь, и сам не спасешься, - пренебрежительно фыркнул он.
        - Зато здесь я в относительной безопасности, - я обвел взглядом зал, полный людей, тщательно избегая смотреть на окно.
        - Может быть, еще и уши зажмешь, - рассмеялся незнакомец. Он тоже слышал птичий клекот, напоминавший угрозу.
        - Что вы хотите? - я разозлился.
        - Хочу помочь, - невозмутимо отозвался он. - Но ты слишком разборчив, чтобы принять помощь от такого, как я. Ты ведь догадался, кто я?
        Он как-то по - особенному выделил последние слова.
        - Я не хотел вас оскорбить…
        - Ты этого и не сделал. Меня вряд ли можно оскорбить простыми словами. То, что для людей страшное название, для меня законное имя.
        - Не понимаю…
        - Разве, - он сразу замолчал и, поразмыслив, продолжил увещевание. - Ну, хорошо, сегодня ты на балу, среди людей, а что будешь делать завтра, когда птица снова прилетит к твоему окну.
        Я пожал плечами.
        - Завтра будет другой бал, театр или ассамблея, а может быть, просто таверна, полная народу. Я не хочу оставаться один, чтобы не сойти с ума от горя.
        - Ты тоже тоскуешь по своим родным? - кажется, в его голосе промелькнуло недоверие.
        - Я боюсь, что они снова явятся ко мне оттуда, откуда не положено возвращаться, - тихо шепнул я, надеясь, что он меня понимает.
        - Тогда возьми, - он сунул мне в руку что-то плоское и круглое, с выступами гравировки. Прикосновение его пальцев обдало одновременно и холодом, и жаром.
        - Положи это под подушку перед тем, как заснешь, а, когда проснешься, все твои проблемы будут решены. Конечно, метод устаревший и истасканный, но что поделаешь, таковы наши законы.
        - Что это? - я не смел разжать кулак и посмотреть на предмет в своей руке.
        - Это плата, - пояснил он. - И запомни, я не даю ссуду, я просто плачу ему, чтобы он отстал от тебя. И ты ничего мне не должен.
        Кивок его златокудрой головы, мелькнувшей где-то в толпе, был последним, что я видел. Он ушел, а я даже не заметил, каким путем. Куда он направился? Как мог так быстро исчезнуть из поля зрения? Кто он был?
        Я развернул ладонь и увидел старинную монету. Червонец ослепительно блеснул, и птица отлетела от окна.
        Должен признать, что метод незнакомца сработал безотказно. Я сделал так, как он велел. Наутро монета исчезла, вместе с ней сгинул и преследователь. Я был спасен. Свобода стала дорога мне, как никогда. Я дал клятву, что никогда больше не попаду во власть призрака.
        Незнакомец посоветовал бы мне забыть все происшествие, как кошмарный сон, но я не смог бы забыть, ни страха перед ночным посещением, ни лучистых глаз, с пониманием и сочувствием смотрящих на меня из прорезей маски. Их хозяин отзывался о себе далеко не лестно, и, тем не менее, сделал добро. Правда, он сказал, что это только в качестве исключения. И все равно, я был ему благодарен. Попадись он в казематы Августина, и я бы, рискуя всем, спас его. Только вряд ли такое сильное и самоуверенное создание может позволить инквизиторам себя арестовать. Он ведь неуловим. Так, по крайней мере, мне показалось.
        Без его помощи я сам бы со своими странностями мог попасться в когти только еще набиравшей силу инквизиции. Конечно, они первым делом обратили бы внимание на помешанного, которого преследует по ночам злой дух, расспросили бы свидетелей о моих родственниках и занятиях, и приговор можно было бы считать уже подписанным.
        Выходит, что всем я обязан тому незнакомцу. А Эдвин так похож на моего благодетеля. Я должен все о нем разузнать. Он интересует меня, как никто другой. Он - тайна. А я - неплохой следователь. Я сумею узнать о нем все. Даже расследование того дела, по которому меня сюда послали, отошло вдруг на задний план по сравнению с новой затеей. Узнать все о том, кому я стольким обязан.
        Эжен смог собрать для меня только сплетни о маркизе, который поселился в роскошном поместье под Виньеной и ведет замкнутый образ жизни, все время куда-то отлучается и оставляет дом без присмотра, но воров, которые однажды попытались забраться туда, наутро нашли мертвыми. Точнее, зверски задранными. С тех пор попыток ограбления больше не было ни разу. Говорят, владения маркиза прокляты. Сам он умен, образован, богат и расточителен. Никому неизвестны ни источники его баснословного состояния, ни его размеры. Щедрость юного маркиза граничит с безумием. Вроде бы, он раздает всем все, что может, и, тем не менее, запас золотых монет в его карманах кажется неистощимым. Откуда берется это золото, которым он сыплет налево и направо. Как может он так бездумно раздавать беднякам целые сундуки своих сокровищ. Кто-то считает его почти святым, другие, наоборот, поговаривают, что он продал душу дьяволу, чтобы подучить золото, почет и красоту.
        Я с трудом представлял себе Эдвина, который колет палец, чтобы расписаться кровью на договоре, сулящим ему богатство. Мне почему-то казалось, что к деньгам он относится равнодушно. Для того, чтобы выжить, сокровища ему не нужны. Он и так независим, и по-своему могуществен.
        Интересно только, зачем каким-то глупцам нужно было грабить поместье, если Эдвин и так, по слухам, помогает всем нуждающимся. Надо только прийти и попросить, и он не откажет в помощи. А те, кто стеснялись просить о милосердии, получали золото и без просьбы. Маркиз, как будто умел читать мысли, узнавал о том, кто в ближайших селениях в чем-то нуждается, и оставлял монеты у них на подоконнике или возле двери. Говорили еще, что это золото обжигает того, для кого оно не предназначено. Об этом я сказать ничего не мог, но был уверен, что Эдвин обладает той же способностью, что и я. Вполне возможно, что он тоже улавливает иногда мысли окружающих.
        Откуда бы не бралось его золото, но он поступал благородно. Мысленно я аплодировал ему. Сам бы я, даже будучи богатым наследником, не решился раздавать страждущим большую часть того, что имею. Для этого, действительно, надо быть почти святым. И для того, чтобы помочь тому, кого преследует злой дух тоже надо иметь определенную отвагу.
        Пока я писал, ночь подошла к концу. Рассвет - подходящее время для того, чтобы отправиться к поместью. Лучше всего обходить стороной такие злачные места с наступлением первых сумерек, но утром страх перед силой тьмы убывает даже у суеверного человека. Я суеверным не был, ничего не предполагал насчет потустороннего мира, выходцев из него и волшебства, просто на опыте убедился в том, что они есть.
        Если достигнуть территории поместья с самым восходом солнца, то у меня будет больше времени. Я могу оставаться там только на протяжении светового дня. Еще до темноты нужно уносить оттуда ноги, раз уж пришел в гордом одиночестве, без полка и без изгонителя духов. А для моего расследования каждая минута важна, так что надо поторопиться. Честно говоря, расследование я бессовестно забросил из-за Эдвина, и теперь факт собственного долгого безделья показался мне прискорбным. Что я смогу сказать Августину, когда он вызовет меня назад, в Рошен, и потребует подробного отчета? Ладно, с ним-то я еще смогу договориться. Он хоть и был для всех людей в целом, и горожан, и инквизиторов недосягаем, как солнца, но ко мне одному, кажется, испытывал что-то вроде смеси уважения и жалости. Мы в одной лодке, часто думал я, и сам не мог понять почему, ведь он-то достиг самых высот, а я, как был так и остался личностью, ничего не значащей для государства. Но он почему-то закрывал глаза на мое тщательно скрываемое прошлое и на другие мелкие проступки, хотя, несомненно, обо всем догадывался. Только вот его верные и весьма
кровожадные псы вряд ли стали бы щадить меня, заметить они за мной хоть одну провинность. Из зависти они могли растерзать любого, кто хоть минуту пробеседовал с их кумиром наедине. Каждый из них хотел быть единственным его приближенным. Естественно, они искали случая избавиться от меня, и мне приходилось быть очень осмотрительным. Если только меня не допустят к самому Августину, и разговор придется вести с кем-то другим, то я пропал в случае неудачи.
        Пора собираться в дорогу. Я подобрал одежду потеплее. Зима выдалась на удивление холодной. Я ненавидел февраль с его последними яростными стужами, особенно, если в этот месяц приходилось идти в поход. Но ничего не поделаешь. Мне нужно продвигаться в работе, а, сидя дома, этого не добьешься. Я сунул длинный нож в чехле за голенище сапога, взял с собой тяжелый, но привычный для руки тесак. Пара револьверов в кобуре была всегда на месте. С оружием я никогда не расставался, но прятал его в одежде так тщательно, что со стороны мог показаться безобидным, невооруженным прохожим, праздно шляющимся по окрестностям.
        В довершение всего я взял с собой ружье. Так я буду похож на охотника. Здесь каждый вправе, отправляясь в лес, брать с собой хоть что-то для защиты от волков, так что ружье за плечом ни у кого не вызовет подозрений, даже у разыскиваемого убийцы, если он встретится мне по пути. А было бы неплохо застать его где-то именно сейчас, неожиданного и случайно, и одним махом завершить все дело. К сожалению, в жизни приходилось сложнее, чем в мечте, и даже мое безошибочное чутье иногда надолго замолкало. Как сейчас. Я ровным счетом ничего не ощущал, ни опасности, ни даже присутствия поблизости того, кого ищу. Кажется, его не было и за много миль от меня, я не мог ни прочесть его мысли, ни узнать его имя.
        Расследование - лабиринт. И в этом лабиринте обитает мой собственный страх перед неизбежным. Я жажду и в тоже время боюсь узнать, кому пожимаю руку, другу или тому, кого должен уничтожить, а может быть, и принять смерть от руки, которую сжимаю.
        Первым делом нужно добраться до того места, где нашли труп Бланки. Последний раз я был там не один и не мог сделать того, что хотел. Мне необходимо было ощупать пальцами землю, постоять там, посмотреть на пропитанную кровью почву до тех пор, пока образы прошлого ярким калейдоскопом не замелькают в моем сознании. Я могу опуститься там на колени, коснуться снега, прошептать короткий призыв или просто закрыть глаза и увидеть, как все было на самом деле. Знание могло озарить пустоту, как вспышка. Если бы только я мог коснуться бездыханного тела, пропустить меж пальцев волосы девушки, ощупать ее раны, я бы с уверенностью сказал, кто их нанес. Я бы заглянул в остекленевшие глаза трупа и сумел бы уловить в них частицу ее прежних мыслей и переживаний. Я бы прочел на еще не разложившемся мозгу имя убийцы или выхватил бы его образ из ее памяти. Мне доводилось читать мысли не только живых людей, но и покойников, и, как выражался мой брат, даже среди магов, это был феномен. Никому не удавалось угадывать мысли мертвых, только мне.
        Я сунул за пояс еще и легкий мушкет. Так, на всякий случай. Я на опыте убедился, что средство самообороны никогда не окажется лишним. Скоро рассветет, и я смогу заняться своими поисками.
        Вне дома было очень холодно, и я спрятал руки в складках короткой, подбитой норковым мехом накидки. Даже она на пронизывающем ветру не казалась такой теплой и надежно защищающей от мороза, как я думал. В Рошене никогда не бывает так холодно, как за его пределами.
        Это костры Августина так согрели город, что даже зимняя стужа не может охладить раскаленную площадь, с кривой усмешкой подумал я. Аутодафе были такими зрелищными, что я старался всегда держаться подальше от них. Для сторонника инквизиции это не представляло труда, стоило только сослаться на то, что работы слишком много, и никто не обращал внимания на то, что ты не чтишь своим присутствием это священное мероприятие. Можно было сидеть целый вечер в библиотеке или слоняться по городу, якобы, выискивая колдунов. Главное, создавать видимость работы. За казнями я чаще всего наблюдал из стрельчатых окон-бойниц в читальном зале и представлял, как ужасно упасть вниз и очутиться в пылающем круге костров на площади. Даже если бы у меня были крылья, я бы не решился ринуться вниз и пролететь над этими огнями.
        Вместо того, чтобы двинуться прямиком к поместью, я зачем-то углубился в лес. До рассвета можно было немного погулять по окрестностям. Может быть, я набреду на какой-то след: обрывок платья Бланки, нож, спрятанный под корнями дерева, или пуговицу, отлетевшую от камзола убийцы. Если я увижу улику, то сразу ее узнаю, даже если другим она и покажется совершенно неприметной. Просто у меня есть то чутье и тайное зрение, которого нет у других.
        Снежные хлопья садились на одежду, сапоги вязли в снегу, но я упрямо шел вперед, не выбирая дороги и надеясь исключительно на удачу. Возможно, ноги сами приведут меня туда, куда надо. Может быть, мое охотничье чутье и на этот раз сработает безошибочно.
        Кажется, выбранная на удачу тропа завела меня туда, где я еще ни разу не был. Заросли становились менее густыми, впереди виднелась какая-то поляна, но еще до того, как дойти до нее, я понял, что не один. За соснами мелькнуло юркое серое тело. Волк пронесся мимо так, словно я показался ему слишком незначительной жертвой. Значит ли это, что впереди он заметил кого-то более заманчивого. Куда так спешил хищник? В другой раз он непременно напал бы на меня.
        И снова зашевелилось предчувствие. Кому-то нужна моя помощь. Я покрепче сжал ремень, к которому крепилось ружье. Оно болталось у меня за спиной, и было заряжено. Я решил, что должен застрелить волка, прежде чем тот нападет на кого-то.
        - Он ищет либо мелкого зверька, либо другого хищника, а не человека. Такого же жестокого зверя, как он сам, - произнес вдруг за моими плечами чей-то чистый и звонкий голос.
        Почему-то я воспринял этот звук, как должное, и незамедлительно ответил:
        - Нет, я знаю, что где-то рядом человек.
        - Ты ошибаешься, - опять сказал кто-то. - Это самая роковая ошибка в твоей жизни, охотник.
        Кто-то оглушительно рассмеялся и вдруг резко дернул меня за накидку так, что я чуть не упал. Тесемки, завязанные под горлом, натянулись так, что я мог задохнуться, а кому-то за моей спиной было очень весело оттого, что он может придушить меня. Он смеялся, точнее, она, потому что голос был определенно женским, но я знал, что если обернусь, то никого не увижу. И голос, и сила рук исходили из пустоты, но я ничуть не удивлялся тому, что нечто пристало ко мне. Так, кажется, и должно было быть.
        Мне удалось вырваться и бегом кинуться прочь, но ружье осталось в руках нападавшего. Конечно, я мог подумать, что оно всего лишь зацепилось за дерево и упало, но это было бы неправильным, ведь я же ощущал, как кто-то, шутя, борется со мной.
        До поляны оставалась пара шагов. Я остановился у сосны, чтобы перевести дух. Мне хотелось прислониться к шероховатому стволу и постоять так какое-то время, но то, что я увидел, не позволяло мне дольше бездействовать.
        На поляне что-то блеснуло, но не первый луч солнца. Чья-то золотистая голова на фоне предрассветной тьмы. Волосы я вначале принял за нимб, а плащ за крылья. Нет, кажется, это не плащ, а, действительно, крылья. Накидка не может быть такой густой, светлой и оперенной. Острые перья отливали чистым золотом. Я закрыл глаза на секунду, даже ущипнул себя, чтобы прогнать иллюзию. И она пропала. Теперь я видел только юношу в порванном камзоле, который тщетно пытался найти шпагу, оброненную в снег. А еще я видел волка, изготовившегося к прыжку.
        - Пригнись, - крикнул я, нащупывая за поясом мушкет. - В сторону, иначе я не смогу его пристрелить.
        Он, как будто, меня не расслышал, и все-таки золотистая голова вдруг обернулась ко мне. Я разглядел красивый профиль, а потом и все лицо. На меня смотрели далеко не испуганные, чуть взволнованные и недоумевающие глаза Эдвина. Он, как будто, не мог понять, в чем тут опасность и зачем он должен отойти в сторону.
        Вот это апломб! Нужно же даже в миг смертельной опасности иметь такую самоуверенность, чтобы всем своим видом показать, что помощь ему нужна не больше, чем услуги надоевшего слуги.
        И все-таки я решил помочь. Нужно только прицелиться так, чтобы не задеть Эдвина, и на раздумья у меня всего несколько секунд.
        Мохнатое, грузное туловище метнулось вперед, сверкнули с высоты прыжка злобные зрачки и когти на лапах. Как только волк прыгнул, я выстрелил и…промахнулся. Первый промах в моей жизни. Как так может быть, я ведь меткий стрелок, но на этот раз пуля, как будто, была заворожена, чтобы не попасть в цель, а, может, та же шаловливая ловкая рука, которая отняла ружье, на этот раз подтолкнула меня в локоть. Все, хватит оправдывать себя. Естественно, можно промазать, когда речь идет не о собственной безопасности, а о чужой. Раньше промах был для меня недопустим, но ведь сейчас-то я защищал не себя, а почти незнакомца.
        Я почти ничего не знал об Эдвине. Он был мне почти чужим, так почему же я ощущал такой сильный страх за него. Чувствовал боль от когтей волка на его руке, как собственную боль, и кровь, растекшаяся по снегу, вызвала во мне такой же трепет, как если бы была моей. Наверное, это солнце, выглянувшее из-за верхушек сосен, создало иллюзию того, что на снегу, орошенном кровью Эдвина, всего на миг вспыхнуло и погасло яркое пламя. Я выставил ладони вперед, чтобы защититься от иллюзорного огня, но его уже не было. Остались только Эдвин и хищник, сцепившиеся на земле, в смертельной схватке. Правая рука Эдвина была в крови. Волку удалось повалить юношу с ног и упереться когтями ему в грудь, чуть ли не в горло. Должно быть, сейчас Эдвин чувствует на своей щеке дыхание смерти. Он смотрел хищнику в глаза, и, как будто, даже не собирался сопротивляться. Он, словно, силился прочесть что-то в глазах зверя.
        Теперь мушкет не поможет. Я нащупал нож и быстро кинулся вперед. Эдвин, кажется, попытался нащупать рукоять шпаги в снегу, рядом с собой. По крайней мере, он вытянул вперед раненую руку, и луч солнца скользнул по ней. Блеснули золотом ногти, и пальцы немного удлинились. Я застыл и смотрел, как завороженный. Это были уже не пальцы, а когти. Эдвин изогнулся плавно и легко, как если бы участвовал в таких схватках уже не раз. Здоровой рукой он скинул хищника с себя. Все произошло быстро, и было мало похоже на действительность. Золотые когти скользнули по горлу волка. Снег опять оросила кровь, но уже обычная, а не огненная.
        Голыми руками Эдвин вцепился в пасть поверженного зверя, разогнул челюсть и… Я отвернулся всего на миг, чтобы не видеть, как он разрывает труп на части, но режущего слух хруста ломающихся костей не слышать не мог. Туша упала в снег, а Эдвин поднялся на ноги и изящно отряхнул одежду от снега и шерсти.
        Он пнул труп ногой и невидящим взглядом уставился вперед так, как если бы хотел вызвать призрака.
        - Смотри! - произнес он, обращаясь к кому-то, кого я не видел.
        Эхо поймало звук, но все равно он быстро затих. Прошел миг, и я уже не мог сказать, слышал ли это на самом деле, или мне только послышалось.
        - Уберите свой нож, Габриэль! - Эдвин, наконец, обернулся ко мне, откинул волосы со лба и снисходительно усмехнулся. - Вы же не думаете, что он и мертвый может представлять для вас опасность.
        Я смутился и поспешил спрятать оружие, а Эдвин, между тем, снял и бросил в снег камзол, от которого после драки, увы, остались одни лоскутья. А жаль, вышивка на дорогом бархате показалась мне настоящим произведением искусства, но хозяин, похоже, привык небрежно обращаться и с более ценными вещами. Он отодрал от тряпок только один лоскут, очевидно, чтобы перевязать рану, но потом передумал и просто скомкал его в руке.
        - У вас кровь течет, - пролепетал я. Впервые мне стало плохо от вида чьей-то крови, и еще, я очень боялся за него. - Если кровотечение не остановится, то…
        Эдвин с явным пренебрежением покосился на рану, и слова замерли у меня на устах.
        - Бывало и хуже, - пробормотал он.
        Я сделал вид, что неправильно его расслышал.
        - Конечно, будет хуже, если ничего не предпринять. Вам нужно к врачу, или хотя бы позвольте мне наложить повязку. Здесь недалеко мой дом, зайдемте, и я разыщу спирт и бинты.
        - Нет, - он произнес это так резко, что я отпрянул.
        Сложно иметь дело с таким привлекательным и горделивым умалишенным. Я тяжело вздохнул, подумав, что, действительно, пожалел бы, если б Эдвин сошел с ума.
        - Не волнуйтесь, все скоро пройдет, - уже более мягким тоном сказал он и попытался легкой полуулыбкой сгладить неловкую ситуацию. Это удавалось ему, как никому другому. Его улыбка, казалось, способна растопить лед.
        Эдвин наклонился и поднял шпагу, которую вовремя так и не смог найти, но он отлично справился и без нее.
        - Я был с вами слишком резок, Габриэль. Простите, - вдруг обратился он ко мне уже с совсем другой, почти любезной интонацией. - Не обращайте внимания на мои манеры. Во время охоты я не могу оставаться ни обходительным, ни вежливым. Во мне пробуждается зверь.
        - Мне это знакомо, - кивнул я и ощутил легкую дрожь.
        - Не думаю, - Эдвин извлек откуда-то, словно из воздуха, точно такой же мушкет, как у меня. - Видите, я сам мог его пристрелить.
        - Вы хотели драться? Голыми руками? - искренне изумился я.
        - Я хотел доказать, что тоже обладаю некоторой силой, - поправил он, с какой-то иронией, которую я не уловил.
        - Перебинтовать вам руку, - еще раз предложил я.
        - Нет-нет, - он поспешно спрятал за спину все еще перепачканную в алое, но, казалось, уже переставшую кровоточить ладонь.
        - Но вам же больно.
        - Я к этому привык, - он хотел выстрелить в мертвого волка, но передумал и спрятал мушкет за пояс, словно копируя меня. Единственная разница была в том, что он оружие выставлял напоказ, а я прятал свое в складках одежды.
        Я взглянул на снег под ногами Эдвина и с трудом сглотнул. Казалось, что белый цвет целиком вытеснен влажным багрянцем. Почва была в крови. Столько крови я не видел даже за свои редкие и кратковременные визиты в пыточную инквизиции.
        - Господи, - пробормотал я, и Эдвин вдруг почему-то с серьезным видом кивнул.
        - Вы правы, в этом месте вас не сможет спасти ничто, кроме молитв. Вспомните об этом, если забредете сюда однажды в одиночестве, без меня.
        - О чем вы говорите? - я почему-то испугался.
        - Да, ни о чем, - он пренебрежительно взмахнул эфесом шпаги, указывая вперед. - Просто не ходите дальше, и все.
        У меня хватило ума не возражать вслух.
        - Вам, наверное, холодно, - я только сейчас обратил внимание на то, что он стоит на морозе в одной только тонкой, батистовой сорочке, без камзола и без плаща. Не знаю, почему мне показалось, что он в плаще. Ведь плаща-то на нем, как раз, и не было. А крылья? Крылья всего лишь иллюзия. Белоснежные рукава трепетали на ветру. Один из них был едва окрашен в красное. Манжеты прикрывали костяшки пальцев. Я давно продрог даже в своей теплой меховой накидке, а у него верхней одежды с собой вообще не было.
        - Не волнуйтесь, я привык не ощущать холода, - равнодушно произнес он.
        Честно признаться, было трудно поверить, что кто-то может вот так стоять на ветру. Сам я уже замерз, а он даже не попытался приподнять шитый жемчугом ворот, будто и не было легкой метели. Поверх рубашки вдруг появился вышитый атласный жилет, а, может, это я раньше его не заметил. Я все время смотрел Эдвину в лицо, и оно казалось мне все более совершенным и неживым, будто передо мной не человек, а статуя. Это ведь вполне естественно, что изваяние не ощущает холода.
        - Уже все в порядке, - он достал носовой платок и стер кровь с правой руки.
        Я даже моргнул, заметив, что царапин на ней уже нет.
        - Ваша рана уже зажила? Так быстро? Но это невероятно… - все было больше похоже на сон, на мистификацию, на мечту или сценический трюк, но только не на реальность.
        - Рана была не такой глубокой, - бесстрастно заявил Эдвин.
        - Неглубокой? - я вспомнил клыки волка и укус. Весь снег был в крови. В крови Эдвина, а потом алая капель вдруг прекратилась, в тот самый миг, когда он спрятал руку за спину. Что-то было не так с этим красивым, златокудрым юношей. Над ним, словно нависла мрачная тень. Прекрасный и замкнутый, он напоминал сказочного принца, который заложил душу и теперь не знает, как искупить свой грех. За ним по пятам, как будто ступал черный спутник, который с каждым ударом часов становился все сильнее и всецело завладевал им, из тени превращаясь в хозяина. Зло крепло и возрастало. Красивый и сияющий, Эдвин нес за собой тьму. Хотелось бы спасти его, но как, раз он ни перед кем не желает открыть свою душу. Я не Ноэль. Я никогда не стану священником и не смогу принять исповедь. Я никогда не узнаю его тайны. Возможно, это удастся сделать ищейкам Августина, но лучше не думать так дерзко в присутствии Эдвина. Вдруг он тоже сейчас читает мои мысли, точно так же, как я пытаюсь прочесть его.
        Бесполезно! Его разум, как будто, был заперт от меня, от любых посягательств на его мысли. Я мог только иногда видеть черную тень за ним и крылья! Да, это, действительно, были крылья, но они принадлежали не ему, а его тени.
        - Вы чем-то смущены? - он резко развернулся, так, чтобы не стоять спиной к солнцу. Теперь я не мог видеть его тень.
        - Все в порядке, - солгал я, смотря на руку Эдвина, сжимавшую эфес. Манжета почти полностью закрывала его пальцы, но было видно, что кожа гладкая, чуть испачканная в крови, а ногти ровные и аристократические, и никаких когтей.
        - Мне, наверное, только показалось, - подумал я вслух.
        - Остерегайтесь галлюцинаций. Они до добра не доведут, - шутливо предупредил Эдвин.
        - Не смейтесь, я только хотел помочь вам, - сам не зная зачем, стал оправдываться я.
        - Вы только помешали, - без укора, но самоуверенно заявил он, будто был на самом деле уверен в собственной неуязвимости. - Если бы не ваше несвоевременное вмешательство, я справился бы намного быстрее. Охотиться я предпочитаю в одиночестве.
        - Вы не охотились, - горячо возразил я. - Вы просто стояли и ждали, пока волк раздерет вам горло. Из-за кого? Кто убедил вас в том, что жизнь лишена смысла?
        - До моей смерти дело бы не дошло, и все равно я всегда благодарен тому, кто рискует собой, чтобы помочь другому, - Эдвин протянул руку для дружеского пожатия, словно желая проверить, побрезгую я или нет. На пальцах все еще алела кровь, но я смело коснулся их и снова ощутил их силу.
        Эдвин почти тут же отстранился, поэтому на сей раз пожатие оказалось не таким болезненным. Я заметил, как блеснула на его шее тонкая золотая цепочка. Наверное, на ней крест. Конечно же, друг Ноэля и сам должен быть верующим. Только вот, зачем тому, кто не сторонится церкви искать смерти в лесу среди волков.
        - Я не самоубийца, - возразил Эдвин, будто прочтя мои мысли.
        - Я так и не думал, - смутился я.
        - Нет, думали, - в его голосе проступила неожиданная твердость. - Но заверяю вас, я всего лишь отчаянный искатель приключений и не больше.
        - Он врет, - шепнул вдруг кто-то мне на ухо. Я коснулся рукой левого уха, потому что его обдало чьим-то жарким дыханием, но следующая фраза прозвучала уже у правой мочки.
        - Не верь ему, - посоветовал кто-то, и серебристый смех рассыпался уже где-то вдали, но Эдвин, словно, его и не услышал.
        - И все-таки пойдемте ко мне, вы сможете отдохнуть, согреться. Я живу…
        - В заброшенно двухэтажном доме, хозяев которого увезли на дознание…
        - Он уже не заброшенный, - возразил я, пытаясь не выказать истинных чувств. Откуда он мог узнать? Он ведь не из наших? Он не друг Августина, он и близко не подходил к инквизиции. Но он все знает, словно прочел об этом в моих мыслях или присутствовал здесь еще полгода назад при шумных и малоприятных, вернее, даже страшных событиях.
        Ночь, факелы, арест, мольбы, угрозы, детский плач - все это, как будто промелькнуло в его глазах, сложившись на миг в один фрагмент. В его зрачках отразилось пламя и прошлое, и я не находил слов, чтобы описать все это. Я был потрясен и даже не замечал, что мы идет в гнетущем молчании, и дорогу указываю совсем не я. Эдвин идет впереди и даже раздвигает ветви, чтобы они не задели меня по лицу. Он постоянно оборачивался, как если бы опасался, что я заблужусь или отстану от него. И я не возражал. Пусть проводником будет он. Возможно, он знает этот лес, куда лучше, чем я, и нет здесь такой тропы, по которой бы он не прошелся. Не найдется такого пути, который не был бы им завершен. А вот для меня какой-то путь может оказаться закрытым.
        - Почти пришли, - Эдвин отодвинул рукой колючую плетню, освобождая нам дорогу, и не поранился. Не осталось на его коже даже царапинки. А вот за мой рукав зацепилось несколько колючек, и я с трудом сумел отодрать их.
        - Подождите, я кое-что потерял, - когда вдалеке уже проступил рельефный силуэт домика с выступающими карнизами и покатой крышей, я вспомнил о потере и испугался, что кто-то может найти и подобрать оброненное ружье. От дома даже издали веяло теплом и уютом, а стоило только оглянуться назад, на замерзший заснеженный лес, и тело пробирала дрожь. Я бы не решился вернуться туда без Эдвина, поэтому и умолял его пойти со мной, не вслух, конечно, а мысленно.
        - Я выронил ружье, - сбивчиво пояснил я. - Точнее, его у меня отнял кто-то и бросил в снег.
        - Может, вам так только показалось, - он обернулся, и от его взгляда я опять стал безмолвным и рассеянным. Все мысли и доводы вмиг улетучились. Язык не мог шевельнуться, чтобы произносить слова.
        - В зарослях очень легко потерять что-то. Стоит только зацепиться за ветку, и вы остались без рукава, - с усмешкой намекнул он, смотря на разодранный колючками лацкан на моем запястье.
        Я пробормотал в ответ что-то невразумительное, и сам не понял, что сказал. Надо же, еще ни один человек не действовал на меня так, как Эдвин. В его присутствии я терялся и даже не мог толком объяснить почему. От него исходила какая-то почти ощутимая сила, магнетизм, необъяснимая притягательность. Его взгляд гипнотизировал, а в каждом жесте и выражении, как будто скрывалась тайна. Эту тайну я был не в силах разгадать и мучался из-за этого. Необъяснимое всегда манит нас. Интерес к не расследованным событиям так и не угасает, именно из-за их недоступности. Можно, сколько угодно, мучаться вопросом, а как было на самом деле, а что произошло, какой в этом был смысл, и при этом осознавать, что за всю жизнь так можешь и не узнать о самом главном.
        - И все-таки мне нужно вернуться за ружьем, - стал настаивать я.
        - Вы можете его уже не найти или столкнуться с другим хищником. Кроме волков, в чаще полно и других… зверей, - он пожал плечами, давая понять, что воспринимает наше расставание, как неизбежное, но я не хотел расставаться с ним так быстро.
        - Вот, возьмите ключ от дома и можете смело занимать комнаты на втором этаже, сам я расположился на первом. Если все-таки понадобятся бинты, то аптечка в моем сундуке, - я достал из кармана всю связку ключей и протянул ему. Это был знак, что я всецело ему доверяю, необычный, как показалось, не только для меня, но и для него. Эдвин, видимо, не привык ни к доверию, ни к надежности каких-либо взаимоотношений. Он вытянул руку, но минуту медлил, прежде чем взять ключи, как если бы его шокировало уже то обстоятельство, что кто-то предлагает ему такой примитивный метод вторжения в чужое жилище. Он, как будто хотел сказать «мне не нужен ключ, чтобы отворить дверь и войти в дом».
        Так зачем же вообще изобрели ключи, мысленно вздохнул я, и ощутил легкое прикосновение пальцев Эдвина. Связка исчезла с моей ладони.
        - Помните, второй этаж, двери заперты, но если поискать, то там есть спальня, кровати и камин, который можно растопить, - проинструктировал я, удивляясь собственной дотошности. - Поленница внизу, перед домом.
        Еще чуть-чуть, и я, наверное, пообещаю заботиться о пропитании для нас обоих. Я поскорее зашагал обратно в лес, чтобы не услышать позади издевательский смех маркиза, если он все-таки засмеется над моей глупостью.
        Я даже не успел припрятать начатый дневник и, тем не менее, пустил Эдвина одного осматривать мой дом. Неужели я настолько ему доверял? А, может, я просто был сбит с толку его неуловимым, изысканным очарованием.
        Что за день? Столько непредусмотренных сложностей. Похоже, визит в поместье де Вильеров придется отложить.
        Я быстро вернулся к тому месту, где обронил ружье. Но ружья, естественно, не нашел. А ведь оно лежала где-то здесь, в снегу. Не мог же кто-то из лесных зверей утащить его. Метель тоже была слабой. Сильно припорошить снегом тяжелый предмет она не могла. Значит, все-таки, в чаще был, кроме нас, еще один человек. Тот, кто сорвал ружье с моего плеча.
        Только вот, если и остались на снегу его следы, то их уже успело занести снегом. Я двинулся вперед наугад, сам не зная зачем. Разве смогу я застать вора спустя столько времени. Запах волчьей шерсти и крови щекотал ноздри. Я вышел на поляну. На снегу здесь все еще сохранились уже слабо различимые алые пятна, но туши убитого зверя уже не было. Кто-то унес и ее. Хотя такой поступок казался бессмысленным. Кому нужен труп волка. Разве только кто-то захотел подбить серым мехом свою одежду.
        Эдвин предупреждал, чтобы я не ходил дальше этой поляны, но мне почему-то очень сильно захотелось нарушить его запрет, как только я снова ступил сюда. Меня тянуло вперед с такой силой, будто кто-то звал меня из зарослей. И мне было все равно, что я могу не вернуться, если последую на этот призрачный зов.
        Заросли хвойных деревьев, словно сами расступались, освобождая узкую тропу. Колкие мохнатые ветви расходились в стороны. Мне удавалось продраться вперед, не изранившись о вечнозеленые иголки елей.
        Елок вокруг становилось все больше, густых и высоких, словно специально предназначенных для рождественского праздника, правда, уже минувшего. И все же мне показалось, что одна ель впереди ярко сияет огнями, стеклянными шариками и мишурой. Должно быть, это мое собственное воспоминание о последнем рождестве в кругу семьи. Я хотел направиться к той ели впереди, но споткнулся обо что-то и вынужден был ухватиться за ближайшее дерево, чтобы не упасть. Однако вместо веток моя рука скользнула по чему-то холодному и гладкому. Стена! Прежде, чем я успел сообразить, это каменная кладка, она уже выскользнула из-под пальцев. Моя рука нащупала пустоту.
        - Пусть войдет! - снисходительно шепнул чей-то голос, и меня подтолкнули вперед. Я, явно, ощутил толчок, хотя знал, что за мной никто не стоит. Впереди, наверное, находился какой-то лаз или потайной ход, мне уже доводилось сталкиваться с подобными ухищрениями в здании инквизиции, поэтому я ничуть не удивился, оказавшись вдруг в темном, озаренном светом то ли факелов, то ли свечей помещении.
        Стена сомкнулась за мной, и кто-то хихикнул.
        - Ну вот, ты был прав, Эдвин, - шепнул я сам себе. - Но теперь уже поздно поворачивать назад, я переступил порог.
        И чей-то смешок в высоте над головой сопроводил мои слова.
        Здесь тоже пахло волчьей шерстью, сыростью и кровью. Я насторожился и услышал голоса, но уже не бесплотные, а принадлежавшие кому-то, кто находился вблизи.
        - Ну, давай же, думай быстрее, Винсент, иначе мне станет скучно с тобой играть, - игривым тоном произнесла какая-то девушка.
        - Я думаю, думаю, - раздался шорох карт и обиженный вздох. - Если бы чуть помедленней, госпожа. Так быстро мне не сообразить.
        - Не хватает секунды, чтобы достать копию туза из кармана? - пошутила дама, так, будто и в самом деле поймала шулера.
        - А как вы провели того простака, - игравший вдруг быстро сменил тему. - Вы самый ловкий демон из всех в нашем мире.
        - И в другом тоже, - снисходительно кивнула красивая брюнетка, сидевшая в кресле за маленьким игральным столом, и отпила немного вина из стеклянного бокала. Оно было густым и красным, словно кровь.
        Я двинулся чуть дальше, рискуя выступить из тени на свет и быть замеченным. Мне очень хотелось разглядеть ее партнера. Какой-то мальчишка в черном камзоле и с рубином в мочке уха. Он лихорадочно водил пальцами по вееру собственных карт и нервно косился на карты в руках дамы.
        Она мне сразу понравилась. Таких изящных белокожих девушек я еще не встречал. Кажется, даже ее белое необычного покроя платье было менее ослепительным, чем кожа обнаженных плеч. Длинные ресницы касались щек, а под ними лукаво поблескивали зеленые кошачьи зрачки.
        - Ну же, Винсент. Ты меня раздражаешь. Нельзя же быть таким тугодумом, - ее голос был высоким, чистым и немного знакомым. Я где-то слышал его раньше.
        - Сейчас - сейчас, - партнер занервничал еще сильнее, погладил свои карты в последний раз и вдруг выложил на стол сразу несколько козырей.
        - Сложно играть с теми, кто равен нам по силе, - пожаловался он.
        - Да уж сложнее, чем с бродягами из кабака, - кошачьи глаза зло свернули, свысока разглядывая веер из тузов. - Их тут не четыре, а пять.
        - Но ведь у нас и колода больше, чем обычно, - он указал на сложенные пачкой карты, которые тут же уменьшились в размерах. Должно быть, все дело в бликах свеч.
        - И все-таки я выиграл?
        - Похоже на то, - кивнула она, равнодушно наблюдая, как Винсент сгреб к себе в карман горсть золотых монет.
        Он уже двинулся прочь и хотел сказать «позвольте откланяться», как вдруг опустил руку в карман и нащупал там пустоту. Не слышалось больше звона металла. Выигрыш пропал. А на столе перед девушкой снова выросла горсть золотых монет.
        - Давай сыграем еще раз, - предложила она.
        - Но так… нечестно, - Винсент тупо уставился на золото, карты и вино, словно желал усмотреть во всем этом какой-то скрытый подвох.
        - С кем ты говоришь о честности, - брюнетка коснулась пальцами своего бокала, и, кажется, вина в нем стало немного больше, чем минуту назад.
        Я с любознательностью мало повидавшего в жизни паренька стал разглядывать столик и карты, и какое-то когтистое существо, легко запрыгнувшее на столешницу и показавшее Винсенту длинный раздвоенный язык. Оно, кажется, утащило пару монет прежде, чем исчезнуть.
        Хотелось протереть глаза, ущипнуть себя, чтобы убедиться в действительности происходящего, но я боялся даже вздохнуть. Если издам хоть звук, то они меня заметят, и я не смогу больше наблюдать за ними, прячась в тени.
        Винсент нехотя вернулся за стол и споткнулся обо что-то. Со стуком упало на пол ружье, двуствольное, с порванным ремнем и очень сильно напоминавшее то, которое потерял я.
        Винсент поднял его, чуть ли не ругаясь на предмет за то, что он посмел наделать столько шума. В помещении до этого было очень тихо, не считая чистых, музыкальных голосов, которые звучали и в то же время тишину развеять не могли. Она была всеобъемлющей, тяжелой, обволакивавшей все пространство, и мне казалось, что я попался в паутину небытия, потому что все шаги и слова терялись в этой тишине.
        Может, выйти и представиться им? Но еще до того, как принять решение, я увидел, как из мглы на меня уставились два сверкающих глаза. Волк! Вот почему я ощущал запах шерсти. Он оскалился и снова метнулся во мглу. Надо предупредить этих двоих об опасности, но прежде чем успел открыть рот, я заметил, что возле ног брюнетки смирно лежит точно такой же мастистый, крупный хищник. Если бы не когти, клыки и слишком голодный взгляд, он бы, пожалуй, напоминал сторожевую собаку у ног своей хозяйки.
        Вот теперь я, и вправду, был ошеломлен. Возможно, действительно, стоит ущипнуть себя на всякий случай. Хотя для сна опасность казалась слишком близкой и ощутимой.
        Куда я все-таки попал? Во дворец? Нет, для дворцовой обстановки вокруг слишком пусто и сумеречно, к тому же, по дворцам не гуляют волки. Конечно, какое-нибудь заброшенное, много веков пустовавшее шато может стать приютом зверей, обрасти елями и затеряться в лесу. Но это здание нельзя было назвать близким к упадку. Напротив, все здесь сияло нетронутой красотой. Стены, покрытые барельефом и какими-то надписями, вычищенные полы, канделябры и крылатые статуи, расставленные по периметру купола, там, на головокружительной высоте. Это место, скорее, было похоже на храм, чем на жилое помещение.
        Один медный ифрит под куполом, как будто изогнулся и уставился вниз, прямо на меня.
        - Кажется, они говорят нам что-то, - неожиданно заметил Винсент, и я так и не понял, о ком он говорит.
        - Ты не можешь быть конкретнее, - его госпожа отложила карты и испытующе посмотрела на него. - Так говорит с тобой кто-то или нет?
        - Я не уверен, - Винсент стряхнул невидимые пылинки со стула прежде, чем сесть на него. - Если бы вы так их не отчитали, то они бы не боялись и говорили отчетливее. А нынче демоны притихли.
        - Никогда не пытайся обвинить во всем других.
        - Но вы, правда, их напугали…
        - Из-за того, что они всего на ночь утратили бдительность, кстати, только потому, что ты увел их следить за игрой в кабаке, я чуть было не лишилась своего лучшего наряда, - резко обвинила она, и Винсент тут же стушевался.
        Он уставился в пол и пробормотал что-то вроде того, что никогда не находил этот наряд слишком привлекательным.
        - А этот будет получше? - красавица быстро развернула у себя на коленях, словно вытащив из пустоты, алый, вышитый золотыми звездами и символами плащ.
        - Вы… - только и смог прошептать Винсент и снова задел злополучное ружье так, что оно с грохотом упало ему под ноги.
        - А ведь если бы не та милочка, которую ты так часто осуждаешь, то у меня бы его не было, - девушка игриво надула губки и стала напоминать красивый манекен с локонами и в кружевах. Ее лицо было таким белым и безупречным, что от одного взгляда на него я ощущал, что приобщаюсь к чему-то сверхъестественному, неземному, потому что такой красоты в природе не существует. Создали ли ее руки скульптора, или иные творцы, но она оставалась неестественной, слишком далекой от этого мира.
        - Бархат и золото, - она провела рукой по плащу. - У дракона отличный вкус.
        - А я думал вы сняли его с ангела. Ангел - отличное прозвище для того, кто и выглядит соответственно, - Винсент откинулся на спинку стула и коротко, принужденно рассмеялся, но в его смехе угадывалась зависть.
        - Ангел… дракон… какая разница. И у того, и другого есть крылья, чтобы отыскать тебя в любом уголке вселенной, в каком бы ты ни находился, и наказать.
        Винсент вздрогнул.
        - Я… - он опасливо огляделся вокруг. - Когда будет пора бежать, вы ведь меня предупредите, к тому же, моя вина не так уж велика.
        - Но она вторична. И это самое плохое. Первый раз тебя простили, но урок не пошел тебе на пользу.
        - Другие попадались и на чем-то более предосудительном, и он их прощал.
        - Да, но если они имели глупость и в следующий раз провиниться, то их головы украшали колья. Он умеет прощать мелкие прегрешения, потому что грешил сам, но измену никогда не простит.
        Золоченый кубок выскользнул из пальцев Винсента и со звоном прокатился по полу, красное вино выплескалось на мраморные плиты, и мне показалось, что от него исходит точно такой же запах, как от ран моего нового друга.
        - Ну и зачем ты сюда пришел? Я ведь предупредил тебя, - как будто сказал мне строго, но без упрека спокойный, вдумчивый голос Эдвина. Казалось, стоит обернуться, и я увижу его позади себя, хотя он был далеко. Как необычно, кажется, что тишину в зале не смог бы рассечь даже целый оркестр с трубами, скрипками и литаврами. Никто не смог бы перекрыть эту могильную тишь, а голос Эдвина смог.
        Я обернулся, но, конечно же, сзади его не было, ни сияния его волос в темноте, ни шляпы с пером, ни плаща, только иллюзия того, что он рядом, несмотря на мили, разделяющие нас.
        Кубок подкатился прямо к моим ногам. Он был пуст, а один из волков уже старательно слизывал остатки красной жидкости с пола.
        Этот кубок, усыпанный изумрудами и рубинами, стоил, наверное, целое состояние. И в то же время я бы не взял его себе, даже если бы мог. От него, словно, веяло чем-то нехорошим, как веет тленом и проклятием от сокровищ в царской гробнице. Я пнул кубок носком сапога, и он откатился в сторону.
        - Уф… неужели гость, - Винсент выронил из пальцев карты и изумленно, почти с выражением неподдельного счастья в глазах уставился в мою сторону.
        Он быстро щелкнул пальцами, и тот же когтистый зверек запрыгнул мне на плечо, потом слез вниз, повертелся вокруг моих ног и побежал к игорному столику и к протянутой руке Винсента.
        Этот столик, резной стул и кресло с высокой спинкой, больше похожее на трон, были единственными предметами мебели в помещении, а кругом вздымалось ввысь и вширь пустое, нескончаемое, как небесная сфера пространство, и я подумал, уж не попал ли я в какой-нибудь склеп, где за столиком сидят и играют в карты два призрака.
        - Присоединяйся к нам, Габриэль! - предложил Винсент и окинул меня лукавым изучающим взглядом с головы до пят.
        - Ты знаешь мое имя?
        - А ты уже знаешь мое, если простоял там хотя бы минуту, - невозмутимо откликнулся он.
        - Да, я слышал, - чувствуя некоторую неловкость, сознался я. - Но мое-то имя как ты мог услышать.
        - Разве ты сам не произнес его вслух только что? - улыбка Винсента стала шире, глаза засияли. - Ты представился первым.
        - Да? - я нахмурился, не в силах припомнить ничего подобного. Разве только это случайно слетело с моего языка, и я сам не отдавал себя отчета в том, что говорю. Со мной иногда такое бывало. Я говорил что-то, совершенно не имеющее отношения к делу, и сам этого не замечал, так, словно, кто-то другой в этот миг говорил моими устами. Возможно, кто-то, вредный и склонный к озорству, поселился внутри меня и хохочет каждый раз, когда ему удается сделать за меня какой-то жест или вымолвить слово. Это мог быть кто-то из моих предков или мой брат, или какой-то дух, унаследованный мною от ненормального семейства де Вильеров. Если бы можно было выбрать, то я бы ни за что бы не захотел родиться в той семье, где, пусть даже, всего-то по преданиям, поколениями занимались колдовством.
        Впечатления от обрывками уловленных слухов так сильно подействовали на меня, что жить спокойно я уже не мог. Я все ждал, что расплата за грехи всех, кто занимался ворожбой в нашем семействе в прошлые столетия, непременно ляжет именно на меня, хотя на мне не было вины. Я никогда не пытался проверить на практике маг я или нет. Никаких черных книг, зелий и шабашей под луной. Я сторонился всего, что связано с колдовством, потому что не хотел принимать участие в безумии, охватившем всех де Вильеров. Даже, если бы смог стать величайшем из племени магов, я бы отказался. Спокойствие было мне дороже, чем сомнительные обещания призраков, манящих во мглу, к славе и к смерти. К сожалению, от своих видений я избавиться не мог и от страха перед расплатой тоже. Я жил ожиданием страшного момента, а духи торжествовали.
        Те голоса, что я слышал позади себя, донеслись до меня уже не в первый раз. Часто я слышал обрывки каких-то разговоров, споров, угроз, и старался поскорее оказаться в людном месте, там, где играет музыка и шепчутся люди, чтобы не внимать обманам невидимых. Возможно ли, чтобы кто-то мог улавливать слухом, о чем говорят в иных мирах, и все понимать, хотя речи произносились на другом языке и не с той интонацией, что у людей.
        - Возможно ли, что вы составите партию нам, - произнесла вдруг девушка, как-то странно, насмешливо растягивая слова и особенно выделив последнее.
        - Я - Роза, - представилась она.
        Манекен ожил, мелькнуло у меня в голове. Идеальная, нерукотворная скульптура ожила, заговорила и даже придумала себе имя.
        - Я живая, - вдруг произнесла девушка, как будто в ответ на мои безумные предположения.
        - Что? - я притворился, что не понимаю.
        - Вы смотрите на меня так, будто я имею ничуть не больше прав думать и говорить, чем ифриты под потолком, - чуть обиженно пояснила она. Хоть вид ее и казался оскорбленным, но я почему-то подумал, что на самом деле она готова снова рассмеяться.
        - Почему вы считаете меня неживой? - вдруг серьезно спросила она.
        - Волки, - пояснил я. - Если бы они чуяли запах вашей крови, то давно бы уже растерзали…
        - Но ведь вас же они не трогают, - на этот раз она, и вправду, обиделась, наклонилась и демонстративно потрепала по холке волка у своих ног. - Они ручные, - объяснила Роза, почти любовно поглаживая кончиками пальцев жесткую, пахнущую снегом и хворостом шерсть хищника.
        Ручные? С таким же успехом можно назвать безобидными людоедов. Я же видел, как эти звери скалятся на меня. Запах человечины возбуждал их, но почему-то они временно сдерживались. Наверное, выжидали выгодный момент.
        - Здесь опасно?
        - Ничуть, - Роза посмотрела на меня, как на человека, начисто лишенного сообразительности.
        - Но звери…
        - Звери это не самое страшное, что может встретиться в моем лесу.
        - В вашем лесу? - я был удивлен.
        - Любое место, которое я захочу, станет моим, - с королевской снисходительностью пояснила Роза. - Нам тоже нужно расширять свои владения.
        Я даже не решился спросить, кого она имеет в виду под словом «мы». Уж, явно, не этого подростка. Он слишком слаб и угловат, чтобы стоять во главе армии, претендующей на часть владений Рошена и Августина. Да и самой армии было не видно, только пустота, статуи и свечи в канделябрах. С этим в бой не пойдешь.
        - Присаживайся! - Роза дунула на свечи в маленьком бра, и они тут же вспыхнули.
        Не волнуйся, Габриэль, это только твое воображение. На этот раз я незаметно ущипнул себя и постарался запомнить, что садиться некуда, пустого стула нет, а то еще он покажется мне, и я опущусь на пол под довольный смешок Розы и ее проказников.
        Но кресло, действительно, появилось. Откуда, я понять так и не смог. Не могло же оно само прибежать сюда на своих гнутых золоченых ножках.
        - Садись и будь нашим гостем, - предложила Роза, и кресло чуть сдвинулось так, что я чуть-чуть не присел мимо.
        Его ножки. Резные, украшенные завитушками и сохраняющие видимость подвижных. Кажется, они и на самом деле двигались, царапали пол и недовольно скребли по плитам. Не удивительно, что здесь так пусто, если даже предметам мебели не нравится стоять в одном положении. Я читал, что такое случается в домах, где поселились шаловливые духи, но здесь - то их не было, никто не щипал меня, не лил кипяток мне за шиворот, не хохотал над ухом, и, тем не менее, я четко ощущал чье-то неуловимое для глаза присутствие рядом с собой. Оно было повсюду: на полу, в воздухе, в самой пустоте, и я не мог отделаться от неприятного чувства, что за мной постоянно следят.
        - Ты, как дар небес, - вдруг провозгласила Роза, подняв тост в мою честь. - Ты появился именно в тот момент, когда мы устали от отсутствия разнообразия. Очень скучно все время играть с одним и тем же партнером. Я уже изучила все навыки Винсента, и он не может меня развлечь. Но вот если ты сыграешь с ним, то мне будет забавно понаблюдать.
        Она мило улыбнулась, и чуть ли не впервые за долгий срок я ощутил, что, действительно, кому-то нужен, хоть это и был самообман.
        - Надеюсь, у тебя есть на что играть? - Винсент лениво развалился на стуле и постукивал ногтями по колоде карт. - Пойми, мы здесь не привыкли делать все только за «спасибо». Победителю должен достаться хоть какой-то выигрыш. Иначе неинтересно.
        Я порылся в кармане и вытащил кошелек, туго набитый монетами.
        - О… да ты никак задумал что-то купить в лесу, - весело усмехнулся Винсент.
        - Я шел не в лес.
        - С дороги сбился? - участливо спросила Роза. Вино окрасило ее губы в красный цвет, от чего все бледное лицо приняло несколько иное выражение. Оно казалось обновленным и еще более безупречным, как если бы старый бюст подкрасили новыми красками.
        - Я потерял одну вещь и пытался ее разыскать, - посетовал я.
        - И как, нашел? - Винсент тоже потянулся за следующим кубком вина, но тот выскользнул из его пальцев и отодвинулся на другой край стола, как если бы кто-то третий решил забрать его себе.
        Если мне предложат это вино, то я откажусь. Напиток слишком подозрительный на вид, такой густой и темный, такого цвета у обычного питья не бывает, в него, наверняка, что-то подмешано. Я заранее обдумывал, как вежливее отказаться, хотя вина мне пока никто и не предлагал.
        - Не нашел, - через силу пробормотал я, когда понял, что Винсент ждет ответа. Мне было как-то неудобно намекать, что его ружье очень сильно напоминает мое пропавшее.
        - Прискорбно, - Роза потупилась, как мне показалось, виновато, длинные ресницы пушистыми веерами коснулись щек. - В этой чаще так легко что-то потерять и никогда не найти. Пропадают не только вещи. Тот, кто долго гуляет на границах, близких к столкновению с чужими, рискует вернуться домой, утратив здоровье, разум или любовь. Надеюсь, что после возвращения вы не сляжете с лихорадкой. Я не говорила этого еще никому из гостей, только вам.
        В ее словах крылся какой-то особый смысл, она будто хотела раскрыть мне истину, и я должен был ответить по - особенному, намекнуть, что все понял, но вместо этого я, как дурак, пролепетал.
        - Да ничего, у меня крепкое здоровье.
        Я никогда этим не хвастался и тут же пожалел, что на этот раз стал хвастуном. Да еще и Винсент метнул в мою сторону такой взгляд, что я впервые в жизни испугался сглаза.
        - И не проходящих ран у тебя никогда не было? - быстро осведомился он.
        - Раны быстро заживали.
        - Мне бы так, - он вздохнул. Его вздох - едва уловимое колебание в воздухе и все-таки, услышав его, можно было понять, что Винсенту от чего-то очень тяжело.
        Что-то резко звякнуло об пол за моей спиной. Прошаркали чьи-то шаги, такие скрипучие и тяжелые, словно один из истуканов вдруг ожил и прошелся позади стола.
        - Что поставишь на кон? - Винсент намеренно отвлек меня от странных звуков. - Я поставлю хм… это ружье, а ты?
        Он с радостным видом ткнул в ствол.
        - Идет, - я положил несколько золотых монет возле колоды карт. Ружье вместе с запасом пуль стоило бы меньше, но я решил, что непременно его отыграю. Таким образом, удастся избежать неловкости. Я не стану никого обвинять в мошенничестве или воровстве, а самым обычным методом верну себе то, что мне принадлежало.
        - А ты знаешь, что карты относятся к темным искусствам? - вдруг спросила Роза и сняла с колоды верхнюю карту. - Их придумали демоны, чтобы дурачить людей.
        Ее рука так быстро и неуловимо порхнула через стол, что за движением почти было невозможно уследить.
        - Я как-то не задумывался над этим.
        - Ты разве не увлекался раньше азартными играми? - нахмурилась она.
        - Я играл, конечно, пару раз, но потом меня приучили больше увлекаться псалмами и… разгадыванием головоломок.
        - Как тривиально, - Роза глянула на Винсента. Он поймал ее взгляд и кивнул. Она в ответ небрежно пожала плечами, словно желая сказать «ты же знаешь этого Августина».
        - Ничего, не ты один хлебнул обыденности, - утешил меня Винсент.
        - Теперь все изменится, - подтвердила Роза, внимательно смотревшая куда-то вдаль, поверх моей головы. Ее привлекло что-то в темноте, какое-то движение, которого я не заметил.
        Я упрямо тряхнул головой, гоня прочь мысли и образы, которые нахлынули на меня волной. Причем здесь Августин? Они его не знают и не могут знать. Я сам внушаю себе неизвестно что. Надо отвлечься, сосредоточиться на картах и выиграть.
        Я приготовился к игре с полной уверенностью в собственном выигрыше и…проиграл. Почти сразу после начала партии. Как быстро. Я даже не успел привыкнуть к игре. Винсент тут же побил мои карты, так проворно и с такой непринужденностью, с какой не смог бы это сделать даже тот игрок, который заложил душу.
        Деньги, которые я поставил, неуловимо исчезли со стола. Винсент с сосредоточенным видом собирал разбросанные карты.
        - Сыграем еще раз? - только и сумел выговорить я, как только пришел в себя после первого ошеломления.
        - На монеты? - Винсент настороженно прищурился.
        - Нет, опять на ружье, - бойко возразил я, хоть такой интерес к чужой и уже неновой вещи мог показаться странным.
        - А, ладно, - он заметно успокоился. - Только на этот раз оно будет стоит дороже. После первого проигрыша ставки возрастают. У нас так принято.
        - Я против ваших правил не возражаю, - пролепетал я, ощутив как чьи-то холодные, металлические руки или когти выжидающе щекочут мои плечи. Назад обернуться я не решился, только зябко поежился. Уж слишком холодным и тяжелым было прикосновение, как если б плечи мне придавили медными трубками.
        - А ты умнее, чем я думал, - протянул Винсент и стал перетасовывать карты, хотя эта привилегия принадлежала мне, как проигравшему. Я бы об этом намекнул, но решил сдержаться. Ведь у них здесь и на этот счет могли быть особые правила, да и карты Винсент тасовал, как-то по-особенному. Точнее, колода перемешивалась сама, прямо в темном воздухе, а руки Винсента мелькали где-то рядом с огоньком стоявшей ниже свечи.
        - Тепло, приятно, - пробормотал он, перехватив мой взгляд. - Может, хочешь погреться от нашей свечи?
        Участливо пододвинувшийся ко мне подсвечник не внушал особого доверия, поэтому я быстро, чуть не подозрительно шепнул:
        - Нет-нет, - мне почему-то было неудобно нарушать величавую тишину над нами громкой отговоркой.
        - Ну, как хочешь, - Винсент сделал вид, что ему не до меня. - Лично я люблю нагреть руки, - выражение можно было понять двояко, - чаще всего еще до игры, но ты побуждаешь меня к честности.
        А карты, между тем, продолжали мешаться уже чуть ли не перед самым моим носом. Винсент быстро выкинул руку вперед и перехватил колоду.
        - Расшалились, - проворчал он и, обернувшись к Розе, пролепетал. - Извините.
        - Ничего, я с самого начала знала, что у тебя нет хороших манер, стоит ли удивляться оттого, что невоспитанность хозяина распространяется и на его вещи.
        - Я им больше так не позволю, - тихо, но взволнованно забормотал он. То ли его бледная ладонь раздавала карты, то ли просто парила над ними, когда они сами слетали с колоды то в мою, то в его сторону.
        Между тем, я отсчитал и положил на стол сумму на треть большую, чем в прошлый раз, и ощутил, как чьи-то ловкие лапки распахнули не застегнутый карман. Кто-то заглянул туда, но тут же с писком отскочил от моей опустившейся руки. Наверное, тот зверек, которого я уже видел.
        - Ну, твой ход, - Винсент не любил ждать.
        - Да-да, конечно, - сдуру я выкинул первую карту, которая мне попалась. Это оказался один из старших козырей, и Винсент без лишних раздумий его подхватил.
        Роза снисходительно наблюдала за нашей игрой и едва заметно усмехалась.
        Я решил, что в дальнейшем буду более осмотрительным, но это мне мало, чем помогло. Вторая партия также была проиграна. С Винсентом, похоже, лучше не садиться за игорный стол, но уйти просто так я не мог. Надо же было отыграться. Я не привык оставаться в проигрыше, но когда после еще нескольких партий в кошельке стало пусто, то о победе пришлось забыть. Вот это да, всего за какие-то пятнадцать минут я проиграл больше, чем до этого за всю жизнь.
        - Ты пасс или будешь продолжать? - Винсент довольно оскалился. Его лицо, по-прежнему, оставалось мальчишеским, но взгляд стал каким-то хищным, пронзающим, как у старика.
        - Мне нечего больше поставить на кон, а ты сам сказал, что не привык развлекать кого-то лишь за «спасибо».
        - Нечего? А как же твои часы.
        Тот же самый зверек ловко вскочил на стол, полез мне в нагрудный карман и вытащил золотую цепочку часов. Я приоткрыл рот от изумления, потому что был уверен, что оставил их дома.
        - И еще у тебя есть табакерка, - напомнил Винсент.
        Она также быстро была извлечена у меня из кармана, хотя я и носил ее обычно в кармане другого кафтана, а не того, который был на мне сейчас.
        Чудеса! Когда это я успел стать таким забывчивым. Наверное, это должная расплата за то, что я веду свои записи ночи напролет.
        Радоваться, однако, было рано, и ту, и другую вещь я проиграл за считанные секунды. Ну, теперь конец. Я уныло повесил голову.
        - Твой кинжал инструктирован янтарем и бирюзой. Он тоже кое-чего стоит, - услужливо пояснил Винсент, и я покорно выложил на стол свое оружие.
        - Может прибавить еще носовой платок и срезать пуговицы с кафтана? - с легким сарказмом осведомился я.
        - Не трудись, они не золотые, - непринужденно обронил Винсент. Похоже, этот малый ничуть не стеснялся собственной корыстности. Его взгляд открыто кидал вызов «я такой, какой есть, и меняться не собираюсь», как будто говорил он каждому, с кем встречался, и это было правдой.
        - Боюсь, что при твоей-то сноровке это будет наша последняя игра.
        - Для последней можешь оставить запонки, - соперник покосился на мои рукава и неприятно усмехнулся.
        - Я вас оставлю, - Роза встала из-за стола, легко зашуршал атлас.
        - И не забудь, гость не должен уйти недовольным, - напомнила она Винсенту, прежде чем исчезнуть в темноте. Когтистый зверек сразу после ее ухода подхватил наполовину полный графин и вместе с ним прыгнул во мглу.
        - Она у нас теперь хозяйка, - уныло протянул Винсент, разглядывая свои карты. - Уф…тяжело же стало…
        - Что-что? - я по наивности подумал, что его фразы обращены ко мне.
        - Только попробуй донести, - он настороженно уставился на меня. В это мгновение могло показаться, что его карие глаза бездонны и полны страха. - Одно неосторожное слово при ней, и можешь считать, что ты проиграл мне свою жизнь.
        - Это чрезмерная ставка, - неожиданно решительно возразил я ему и для убедительности положил руку на его пальцы на столе.
        - Для нас не чрезмерная, - сурово возразил он, его пальцы легко вывернулись и сжали мою ладонь так, что я чуть не вскрикнул. Казалось, что они состоят из одних костей: твердых, сильных, готовых сокрушить все, с чем соприкоснутся. Я мог бы сжать их и в следующий миг обнаружить, что держу только воздух. Винсент был неуловим. И как при таких качествах он мог кого-то бояться.
        Скрип, донесшийся откуда-то из глубины помещения, заставил его насторожиться. Кто-то опять скреб по полу, но не волки. У волков нет стальных когтей. Что только способно издавать подобный звук. Воспользовавшись замешательством Винсента, я ловко перехватил его запястье. Глупо с моей стороны, конечно, ведь если он, и вправду, так силен, то, что ему стоит сломать мне кости, но на этот раз он сморщился от боли. Черный рукав с белой манжетой легко соскользнул с худого запястья, и под тканью заалели еще свежие царапины. Целая сетка ранок.
        - Волки? - я, нехотя, отпустил его руку.
        - Не будь таким любопытным, - буркнул он в ответ и поднес запястье к губам, чтобы слизнуть выступившую на ранках капельку крови.
        Его бледные бескровные губы слегка порозовели.
        - Чего только не насмотришься в глуши лесной, верно? - понимающе кивнул он мне.
        - Это ведь не глушь, а какой-то… дворец, - я не мог подобрать точное слово, поэтому просто выразительно обвел глазами потолок, и мне показалось, что статуй под куполом стало меньше, а медный ифрит, до этого сидевший, сгорбившись, распрямился и расправил крылья.
        - Как тебе объяснить, - пальцы Винсента нервно забарабанили по столу. - Во дворцах обычно бывает уютней, но, если тебе нравится, называть эту дыру хоромами… Ах, чтобы ты сказал, если бы побывал в том месте, где мы жили раньше.
        Мне очень хотелось спросить, а где было это место, но я не решался, чтобы не дать Винсенту повод причитать или накинуться с упреками на любопытного.
        Вопросы были и не нужны, мой партнер гораздо больше стремился к игре, чем к задушевным разговорам. Искренность была у него не в чести. Он предпочитал давать интригующие намеки, но не раскрывать ничего конкретного. Я даже сомневался, были ли эти намеки правдивыми, или же Винсент их только выдумывал, надеясь таким образом поднять свой авторитет, показать, что он тоже может быть серьезным и чувствительным.
        И все-таки, эти царапины на его запястьях… В чем же дело? В волках? Или есть другая причина? Но уж точно не то, что Винсент хочет изобразить из себя страдальца.
        Две последние партии окончились быстро, но отыграться мне так и не удалось.
        - Давай, я провожу тебя до выхода? - Винсент быстро сгреб себе в карманы блестящие вещицы и монеты, и бойко вскочил из-за стола. Казалось, что он просто спрыгнул со стула.
        - Сам ты дорогу не найдешь, - пояснил он. - Сюда войти очень трудно, а выйти еще сложнее. Можно даже сказать, что обратную дорогу отсюда найти невозможно.
        Конечно, ведь здесь же полно волков, и выглядят они далеко не безобидными, подумал я, но вслух этого, разумеется, произносить не стал.
        - Уже уходит, уже уходит, - нервно прохрипел кто-то, перепрыгнувший с потолка на лепнину стены. - А ведь еще даже ста лет не прошло.
        - Еще и часа не прошло, - глухо отозвался ему кто-то с недосягаемых высот потолка. Неужели некие разумные создания могут висеть под куполом, как пауки, или карабкаться по стенам.
        - Пусть убирается, он ведь меченый, - прохрипел, опять же с высоты, женский голос.
        Меченый? Я хотел возмущенно обернуться, но Винсент уже приоткрыл тот же ход в стене и за шиворот вытащил меня наружу. В лицо пахнуло морозным воздухом, и я снова вспомнил битву с волком, кровь и огонь на снегу. Свои отороченные соболем перчатки я проиграл Винсенту, поэтому руки у меня тут же стали мерзнуть. К холоду примешалось ощущение резкой боли. Я перевернул ладони тыльной стороной и заметил, что они обожжены. В самом деле, обожжены. Значит, огонь был не иллюзорным.
        - Вот так все закончилось.
        - Можешь, поставить еще и шляпу, - Винсент неправильно истолковал мое восклицание, решил, наверное, что я все еще сокрушаюсь о проигрыше, или же ему понравилась моя шляпа с пером и красиво загнутыми полями. Во всяком случае, я решил рискнуть.
        - Колода с тобой?
        - Да, - он вытащил из-под полы карты, которые вроде бы оставлял на столе. А может, это были другие.
        - Моя шляпа в обмен на все, что я проиграл, и на твое ружье?
        - И сдалось же оно тебе? - проворчал Винсент и опасливо оглянулся на закрывшийся выход. - Понимаешь, оно - не мой трофей, ну, ладно, идет.
        Мы бы ударили по рукам, если б ожоги на моих ладонях не причиняли столько мук. Винсент радостно перетасовал карты, кажется, это занятие было ему особенно приятно.
        - Сними верхнюю, - он с показной любезностью предоставил мне преимущество попытать счастье первому.
        - Уф…король, - я был несказанно рад, что в моих дрожавших то ли от холода, то ли от волнения пальцах оказалась старшая карта и от души надеялся, что Винсенту попадется какая-нибудь мелочь, но он беспечно, без единой толики беспокойства снял свою карту и с торжествующей ухмылкой продемонстрировал мне своего туза.
        Сердце ухнуло, я снова оказался в проигрыше, а Винсент с невозмутимым видом забрал мою шляпу. Его пальцы не дрогнули, хотя он без движений стоял на морозе и даже не спешил надеть только что выигранные перчатки. Неужели его руки совсем не мерзли, или он только делал вид, что ему не холодно.
        Вот Эдвин, тот, вроде бы, на самом деле холода не ощущал, а Винсент, скорее всего, был ловким притворщиком. Невозможно было предугадать: то ли он просто хочет порисоваться, то ли, действительно, ощущает или помнит нечто особенное.
        Сплошь притворство. Я смотрел на Винсента, не зная, чего еще от него ожидать, и с сожалением вспоминал Эдвина. Вот кто смог бы, сев за карточный стол, обыграть самого дьявола. Я почему-то был уверен, что Эдвин способен достичь совершенства в любых искусствах, даже в весьма сомнительном и темном искусстве карточной игры, которую, по преданию, изобрели демоны. Мой гость в два счета обыграл бы Винсента, но, скорее всего, не стал бы брать себе выигрыш. Эдвин был достаточно богат для того, чтобы позволить себе такой широкий жест и отказаться оттого, что предлагает ему удача.
        - Ну… приятно было познакомиться, - Винсент, прищурившись, настороженно поглядывал на меня и пытался понять, почему я до сих пор не ухожу.
        - Я только подумал…
        - Да, - глаза Винсента азартно блеснули. Он ожидал еще одного выгодного предложения. Вот уж, кто умел извлечь выгоду из всего, но моего гостя ему не обставить.
        - Мой дом отсюда совсем недалеко, - стал быстро объяснять я. - К тому же, у меня сейчас гостит один дворянин. Уверен, что ему не хватает развлечения, такого, как игра в карты…втроем. Ты мог бы составить нам компанию?
        - Хм, - Винсент был заинтригован, но не решался согласиться сразу.
        - А твой гость…
        - Он богат и при этом весьма расточителен. Он не станет торговаться с нами из-за ставки, - я избавил Винсента от неловкости задавать столь щекотливый вопрос относительно содержимого карманов и кошелька моего гостя.
        - Буду рад с ним познакомиться, - Винсент, неизвестно как, очутился впереди меня и бодро зашагал вперед по тропе, которой еще секунду назад рядом не было. Да и откуда, ведь снег давно замел все тропинки.
        Без Винсента я бы, наверняка, не нашел дорогу так быстро.
        - Или, вообще, ее бы не нашел, - шепнул мне на ухо чей-то тоненький голосок и звонко добавил. - Ха-ха-ха.
        Я коснулся рукой уха так поспешно, будто хотел согнать комара. Их, конечно же, поблизости не было в такой холод, но смеющиеся, дразнящие голоса казались навязчивее любых насекомых.
        Винсент шагал к моему дому так уверенно и бодро, будто давно знал дорогу, и колючие заросли, словно сами, расступались перед нами. Во всяком случае, ветки больше не царапали меня по рукам и лицу.
        Только на секунду уши моего спутника слегка дернулись, будто он уловил такой звук, от которого волосы на голове могли встать дыбом. Винсент на мгновение задержался. Я ничего не услышал и не смог понять, что его напугало.
        - Слушай, а твой гость… - Винсент обернулся ко мне. На его побелевшем от мороза юношеском лице отразилось такое беспокойство, что оно выглядело на пару лет старше. - Он не королевских кровей?
        - Нет, он маркиз.
        - Да, конечно, как я мог такое подумать, - пробормотал он себе под нос и зашагал дальше, правда, уже не так уверенно.
        - Похоже, я слишком высоко тебя ставлю, раз так решил, - проворчал он, и нельзя было понять, похвала это или, наоборот, признак разочарования.
        Я, вообще, считал, что он относится ко мне, как, наверняка, и ко всем окружающим, кроме Розы, без должного уважения, не то, что думает обо мне лучше, чем я есть.
        Ничего, Эдвин собьет с него спесь. Было забавно представить, как вытянется юное нагловатое лицо Винсента, когда он поймет, что впервые кому-то проиграл.
        Сейчас ему, явно, было не по себе. Винсент как-то странно подергивал плечами, ежился не от холода, а от смущения, постоянно воровато оглядывался по сторонам. Не мог же он заранее чувствовать, что впереди его ждет встреча с тем, кто одержит над ним верх.
        Его уши все время напрягались так, будто он слышал что-то, какое-то предупреждение. Когда мы уже почти дошли, я тоже различил какой-то странный звук. Скрежетание. Будто чьи-то когти скребут по полу. Я на миг зажал уши. Скорее всего, мне только померещилось. Даже если какое-то животное и царапает пол в доме, то звук не может разнестись на такое расстояние. Конечно, иногда я слышал четче, чем другие, но не до такой же степени.
        - Все, мы почти пришли, - я подтолкнул Винсента вперед. - Здесь я живу пока что, и мой друг тоже.
        Винсент неприязненно покосился на впечатляющее двухэтажное строение с рельефным очертанием причудливых карнизов и ставень. От дома веяло приятным уютом, но мой спутник почему-то глядел на него с отвращением и страхом, как на врата в преисподнюю.
        Он неуверенно зашагал вперед, теперь уже плечом к плечу со мной и под конец даже немного отстал. Куда делась его решимость. Понаблюдав, можно было сказать, что Винсент готов удирать от этого места, как черт от ладана.
        - А твой друг случайно не золотоволосый?
        Очередной вопрос меня обескуражил. К чему такие подробности.
        - Да. А что?
        - Да, ничего, - почти грубо выпалил Винсент и зябко поежился.
        Замерзшие пальцы плохо сгибались, но я начал шарить по карманам в поисках ключей и вспомнил, что отдал их Эдвину. Я толкнул дверь. Она оказалась не заперта.
        - Эдвин! - с порога крикнул я. - Где ты, Эдвин?
        В ответ ни звука, только наверху снова что-то заскреблось. В пустом доме и этот шум казался настораживающим.
        Наверное, гость тоже расположился где-то на втором этаже, как я ему и советовал. Он ведь недавно был ранен и хотел отдохнуть.
        - Сейчас я позову его. Жди здесь, - обратился я к Винсенту и… никого рядом с собой не обнаружил. Его здесь больше не было. Неподражаемый мастер карточных игр испарился так быстро, что я засомневался, не привиделся ли он мне. Тогда и все остальное тоже было всего лишь галлюцинацией, и дворец в лесу, и девушка, похожая на статую, и игра в карты.
        Я беспомощно опустился на пол, прямо возле порога. Неужели все это только сон. Но карманы-то у меня пусты, значит, все это мне не привиделось. Нет ни кошелька, ни шляпы, и руки мерзнут без перчаток. Значит, все произошло в действительности. Были и Роза, и карты, и Винсент, который испарился, как джинн из бутылки, как только я произнес вслух имя Эдвина.
        Похоже, его имя, как талисман, отгоняет все нечистые силы. Несмотря на холод, на лбу выступила испарина. Я полез в карман за носовым платком, но и того не обнаружил на месте. Наверное, увлекшись ставками, я случайно проиграл и его. Хорошо еще, если я по неосмотрительности не поставил на кон и этот дом, и даже здание инквизиции. У Винсента хватило бы ловкости вытащить у игрока любую расписку. Или подделать ее. С таким, как он, лучше больше не связываться.
        - Эдвин, - снова позвал я, вставая с пола. Он должен быть здесь, и, хотя на половицах в прихожей не осталось следов, я знал, что он прошел здесь, видел это так же четко, как если бы пол был обожжен его ступнями. Ключи лежали на столе, мой дневник был нетронут. Возможно, стоит гостю прикоснуться к обложке, и он поймет все, не читая. Странные мысли. Иногда я удивлялся сам себе.
        Где-то наверху хлопнула дверь, и я устремился туда. Что-то было не так. Дом, как будто полнился какой-то злой силой. Вокруг было тихо, но я знал, что сейчас произойдет что-то страшное. Что-то пряталось здесь, в этой тишине, и ждало.
        - Нет, только не сейчас, - услышал я чей-то болезненный шепот или стон.
        Я кинулся к единственной закрытой двери и забарабанил по ней кулаками. Минута ожидания показалась вечностью, а потом чьи-то пальцы повернули ручку. Дверь чуть-чуть приоткрылась, но даже через узкую щель я смог рассмотреть, что весь пол в комнате исцарапан, как будто чьими-то когтями, а окно распахнуто настежь.
        Я бы не удивился, если бы в одной комнате с Эдвином каким-то образом очутился волк. Царапины, глубокие и неровные, сеткой покрывали весь пол, издалека могло показаться, что весь он оплетен причудливой паутиной. Это так заняло меня, что я не сразу заметил в каком состоянии мой гость.
        Пальцы Эдвина, тонкие и чуть удлиненные, судорожно уцепились за косяк, ногти на них так быстро отросли, что в это с трудом верилось. Он быстро смахнул со лба растрепанные пряди, и я заметил, что на лбу у него выступили бисеринки кровавого пота. Губы побелели. Он хотел что-то произнести, но не смог и поспешно отвел взгляд.
        - Вам нехорошо? - я ощутил, как внутри меня что-то дрогнуло.
        Эдвин быстро отрицательно покачал головой.
        - У меня иногда бывают припадки, - прошептал он и сильнее вцепился в дверь. - Я ничего не могу с этим поделать.
        - Может я…
        Я хотел поддержать его, но он оттолкнул меня, быстро и грубо, причем с такой силой, что я едва удержался на ногах.
        - Бегите, Габриэль, - произнес он. - Сейчас я опасен…
        В проеме двери мелькнула его золотистая голова, как никогда бледное лицо, почти безумные, но все еще прекрасные глаза, а потом замок защелкнулся. Эдвин отгородил себя от всего мира. И я совсем не злился на него за это. Я за него боялся.
        На негнущихся ногах я спустился вниз, сел перед остывшим камином и невидящим взглядом уставился на пепел в его почерневшем зеве.
        - Так, значит, болен… - прошептал я, и это все объясняло. Вот почему маркиз так неестественно бледен и так странно себя ведет. Причиной всему болезнь. Скорее всего, неизлечимая болезнь. И я ничем не смогу ему помочь. Патрик бы смог. Он умел поднять на ноги кого угодно своими заклинаниями и зельями. Он бы мертвого оживил, если бы не попался в лапы смерти сам. То была его расплата, а я, в отличие от него, колдовать не умел. Я ничего не мог сделать для Эдвина. Исцелить кого-либо было не в моих силах. Я задумался об этом и впервые ощутил боль от собственного бессилия. А где-то, высоко над крышей моего дома, раздался протяжный, певучий свист, будто кто-то натянул струну, и, кажется, шорох крыльев.
        Пламя, ночь и невеста
        Эдвин
        Я вспомнил Франческу. То, как ее рука коснулась картины, и я ощутил прикосновение даже на расстоянии многих миль. Тогда казалось, что пальцы графини коснулись моего обнаженного сердца. И боль была нестерпимой. Сейчас происходило нечто подобное, но я вспомнил о том, что было прежде, пока мои ногти удлинялись и нещадно царапали пол. Распахнувшееся настежь окно позвало на волю. Открытый простор в такие моменты оказывал мне больше гостеприимства, чем замкнутое пространство. В тесном домике Габриэля можно было ощутить себя узником. Я стерпел последний спазм боли. Кожа горела, легкие разрывались. Мне не хватало воздуха, не хватало свободы полета. Не хватало крыльев за спиной, но они уже начали отрастать и разворачиваться, как второй плащ. Я беспомощно оглядел комнату. Тот бардак, который я в ней учинил, был непростителен. Перевернутая и разломанная мебель, битые зеркала, расцарапанный пол и стены. Какой хозяин простит такой урон, нанесенный его имуществу. Ну что поделаешь, я изо всех сил пытался сдержать превращение, однако, зов был сильнее меня. Далекий, притягательный зов, как если бы снова где-то, на
другом краю света, оказался в опасности мой портрет. Или нечто более ценное.
        Я вскочил с пола, перепрыгнул через подоконник и полетел. Земля совсем не притягивала меня, и крыльям почти не приходилось прилагать усилий, чтобы удержаться на высоте. Полет - сказка. Никто из смертных никогда не ощутит такой свободы и такой власти, как я, когда пролетаю над землей. Внизу - беззащитные селения, вверху - моя стихия. Небеса мне, как дом. Здесь я могу ощутить себя, как демоном, так и ангелом, в зависимости от того, какой облик захочу принять.
        Но сейчас я был не до конца свободен. Я летел по определенному маршруту, туда, откуда доносился призыв. Я сам не мог понять, что произошло. Почему меня так неодолимо тянет вперед. Но чья-то рука касалась моего сердца. Чьи-то пальчики сдирали кожу и кости с моей груди, чтобы добраться до этого клубка мышц, отвечавшего за все чувства. Во всяком случае, ощущение было именно таким. Как только я опустился на улицу какого-то города и одернул плащ, то тут же стал ощупывать кожу под пуговицами камзола. А что, если у меня в груди, действительно, рана? Но раны не было, только медальон, горячий и слегка подрагивающий, как второе сердце.
        Я оглядел темную неприветливую улочку. Кажется, это Рошен. Но что я-то здесь делаю. Зачем меня принесло сюда. Оказаться здесь снова так быстро, совсем не входило в мои планы.
        Во мгле быстро пронесся экипаж. Я едва успел отскочить прочь с дороги, так что кучер меня даже не заметил. Храпели лошади, звенели удила, и странное ощущение того, что кто-то касается обнаженной раны на моей груди, только усилилось. Я прислонился к стене и прижал руку к сердцу.
        Портрет надежно заперт в подвалах моего замка. Значит, он здесь ни при чем. Возможно, кто-то сейчас в отчаянии касается той вещи, которая когда-то принадлежала мне, или моего подарка. Флер. Я почему-то тут же вспомнил о ней. Эта глупышка могла попасть в любую переделку. Ее так и тянуло на опасность. Что если в этот раз дело приняло серьезный оборот? Флер нуждалась в защите, как беспризорный ребенок. Нельзя было оставлять ее одну даже на час, не то, что на день.
        Мимо никто не проходил. Карета уже скрылась в переулке, оставив после себя только облако пыли. Никто не видел существо, похожее на удрученного эльфа, прислонившегося к стене и задумчиво опустившего голову.
        Куда теперь? В каморку Флер? Я уже заранее знал, что она пуста, но все-таки решил проверить. Вдруг я найду там какой-то намек: вещь или записку, прикоснувшись к которой смогу понять, что же произошло.
        В ее комнате почти ничего не изменилось. Все тот же беспорядок. Нарядные тряпки валялись на постели и кресле. Флер, явно, не хватало одного шкафа, и вся каморка превратилась в сплошной гардероб. Вещи, разбросанные кругом, были мне уже знакомы. Я сам принес их сюда. Все, кроме одной. Белую вуаль, переброшенную через спинку стула, я видел впервые. Да это же фата. Я удивленно выдохнул, прислонился к столу и заметил среди прочих украшений жемчужный браслет, которого сюда не приносил. Так откуда же он у Флер? Откуда здесь букет из белых орхидей и усыпанная стразами свадебная лента. Я взял ее со стола, но не увидел ни того, кто держал ее в руках до меня, ни того, откуда она появилась. Камелии на ней уже завяли.
        Сжав ленту в кулаке, я вышел на улицу. Может, ступени расскажут мне о том, когда по ним в последний раз ступала Флер и куда направлялась, но дом, как будто, умер. Не сохранили никаких воспоминаний ни стены, ни вещи.
        Какой-то человек средних лет презрительно хмыкнул, проходя мимо мрачноватого фасада, заметил ленту у меня в руке и остановился.
        - О, вы тоже на свадьбу, - протянул он. - Не торопитесь, приглашений на всех не хватило.
        - Свадьба? - переспросил я. - Чья свадьба?
        Он долго присматривался ко мне, пытаясь обнаружить признаки легкого опьянения или помешательства, но все же ответил.
        - Свадьба во дворце лорда.
        - Какого лорда? - я привык к тому, что титул, пусть даже самый высокий, применяется не только к кому-то одному, но прохожий легко хохотнул.
        - Да он ведь один остался в Рошене…
        Ответ подразумевал, что Франциск был единственным лордом, которому посчастливилось до сих пор не отправиться на костер по воле Августина. Брат Ноэля оказался не только подлым, но еще и везучим. Но, зная Августина, я мог сказать, что это только до поры, до времени. Никакое везение не могло спасти от его карающей руки. Но не в этом дело. Свадьба, которую справляют в такой неурочный час, меня насторожила. Здесь что-то не так, но, заглядывая в мозг встречного, я не мог нащупать там ничего, кроме мотива какой-то веселой застольной песенки.
        - А говорят, что невеста жила здесь…в таком-то квартале, - доверительно шепнул он и обвел окрестности пренебрежительным взглядом. - И понадобилось же ей искать приключений.
        - Пойди, еще выпей в честь свадьбы, - я пошел прочь и, не оборачиваясь, бросил ему монету причем так ловко, что она опустилась прямо ему в карман, ведь руки бы так быстро он не сумел протянуть.
        - За твое здоровье, - отозвался он, нащупывая в кармане червонец.
        - За мою смерть, - тихим шепотом возразил я, отлично понимая, что ничего другого ни один человек в здравом уме не может мне пожелать.
        Вряд ли прохожий меня расслышал, а даже если и услышал, то отпустил это на счет моей оригинальности или же окончательно убедился в том, что я помешанный. Ночь, свадьба, дом лорда…Флер. Я чувствовал себя так, словно это у меня увели невесту. Странное, непривычное ощущение того, что я забыт. Обычно забывал я сам, манил и кидал с легкостью, а на этот раз бросили меня самого. Хотя чего еще я мог ожидать от актрисы.
        А прикосновение к моему сердцу. Она звала меня. Ощутив под ногами черепицу первой же крыши, я зашагал по высоте дальше, легко перепрыгивая через расстояния между домами, и начал раздумывать. И все встало на свои места. Флер - беглянка. Она скрывалась от кого-то. Кому-то мстила. Если сейчас она и вынуждена была вернуться, то не по своей воле. Вспомнился случайно подслушанный разговор между Августином и Бруно. Девушку никто не собирался спрашивать о том, хочет она под венец или нет. Ее собирались разыскать и принудить к браку.
        А вот и крыша дворца Франциска. Я прильнул к спине крылатой мраморной статуи, перегнувшейся через парапет, и стал прислушиваться к звукам внизу, внутри дома. Шум, музыка, звон бокалов. Поздравления звучат, но венчания еще не было. Священника только что привели. Пришлось съездить за этим дряхлым стариком в провинцию, в церковь Ноэля, потому что любой священнослужитель в Рошене был, так или иначе, связан с Августином. Этот дом теперь был наполнен страхом перед следующим приходом мальчишки, которого когда-то Франциск снисходительно поучал, как нужно вести себя, чтобы добиться успеха в жизни. Даже в стенах таился страх. Я плотнее прильнул к холодному мрамору. Под балюстрадой висели фонари, и их пламя отражалось в моих глазах. Я представил себе, как от моего прикосновения занимается огнем крыша дворца. Представил себе, как Флер - невеста на миг выходит из кареты, чтобы получше рассмотреть золотой крылатый силуэт, промелькнувший над городом. Она видела меня! Это все, что я смог прочесть, сжимая в руках ее ленту. Она видела меня в моем страшном обличье, но поняла ли она, что это я. Могла ли она понять?
Была ли она настолько же проницательна, как Франческа?
        Я спрятал лицо в ладони, чтобы не видеть огоньки, плясавшие под стеклянный колпаком фонаря. Да бог с ней, с проницательностью, лишь бы только Флер не стала настолько же несчастна, как и графиня.
        Мне не нравилось пребывать в неизвестности, поэтому я проворно спрыгнул вниз, зацепился за карниз и прильнул к окну, чтобы получше разглядеть происходящее в зале. Я видел только толпу, но не замечал невесты.
        Главное, не устраивать очередного бедствия. Я только должен заметить ее и увести с собой, так я решил, но очевидно в голове у меня, действительно, немного помутилось, потому что я ощутил резкий толчок в плечо. Разве кто-то мог меня толкнуть, ведь я в десятке метров над землей. Даже если б кто-то меня и заметил, то не смог бы закинуть камень так высоко. Но размышлять было поздно. Я едва успел ухватиться пальцами за карниз, чтобы не удариться и не разбить лбом стекло. Случайно я резко выдохнул и тут же ощутил жжение на языке. Лицо обдало жаром от огня. Его язычки быстро разбегались по стеклу и ставням, куда быстрее, чем обычный огонь проникали сквозь них и лизали портьеры.
        Кажется, я опять перестарался. Пламя уже не потушить, потому что оно распространяется со скоростью вулканической лавы. Я оторвался от окна и повис в воздухе на той же высоте. Жар от огня долетал и сюда. Плащ неприятно хлопал на ветру. Его полы словно угрожали дотянуться до отлетающих искорок, если я тотчас не улечу. Но я не мог улететь. Там была Флер, и я должен был проникнуть в здание, чтобы найти ее. Все, кто мог, уже с криками покидали горящий зал и бежали прочь из дворца. Скоро улица заполнится потерпевшими и просто переживающими. Нужно поскорее определить через какое окно безопаснее проникнуть в дом. И, самое главное, там ли еще Флер. Я знал, что там. И самым невероятным казалось то ощущение, что кто-то ждет меня внутри пылающего пространства и даже не пытается убежать.
        Еще одна ночь огня. Такое уже было когда-то. Когда-то я уже очутился в центре мною же учиненного пожара. Тогда пусть это будет во второй раз. Выбранное мною окно разлетелось на мелкие осколки, еще до того, как ноги коснулись подоконника. Внизу толпились люди, охающие и ахающие, но еще ничего не подозревающие о том, что вверху разворачивается сцена из жизни духов. Точнее, призраком был только я, а не Флер, хотя в этот миг ее фигура, окутанная, как дымкой, длинной фатой, тоже казалась бестелесной.
        - Флер! - я видел ее в центре зала, недалеко от разбитого окна. Проем дверей за ее спиной уже лизал огонь, но она не двигалась с места. Я устремился к ней быстро, как только мог. Всего миг, и я уже стоял перед ней. Она посмотрела на меня высокомерно, без намека на снисхождение так, словно увидела впервые.
        Огонь уже лизал стены, казалось, он вот-вот коснется разлетающихся краев фаты. Расшитое жемчужинами платье, с завышенной талией, сделало Флер еще стройнее. Стиль Ампир, кажется, так называют портные такой фасон. А как бы назвал ювелир диадему из золотых листиков и бриллиантов на ее локонах. На Флер все фамильные драгоценности здешних лордов выглядели, как произведение искусства. Им не было цены, но их бы я, без сожаления, оставил гореть в огне, а вот девушку я собирался уговорить уйти со мной или увести ее силой. Но как я предложу ей свою помощь, как объясню ей то, что могу летать, что под плащом у меня подрагивают крылья? Я смутился и опустил глаза в пол. Мраморные плиты под нашими ногами уже были накалены. Пламя подкрадывалось к нам, окружало со всех сторон, но Флер это, как будто, было все равно.
        - Я знаю, - только и произнесла она, тихо и четко, но этим было сказано все.
        Я поник. До этого кровоточащее сердце теперь обратилось в камень.
        - Что ты знаешь? - все-таки нашел силы переспросить я. - Что твоя кожа вот-вот покроется волдырями от ожогов?
        - Моя, но не твоя, - резко возразила Флер. - То, что вечно не горит.
        - Флер… - я пытался воззвать хоть к чему-то хорошему, к каким-то добрым воспоминаниям, но их не осталось. Ошеломляющая действительность затмила все. Я понимал, что ни о каком снисхождении речи быть не может.
        - Я видела тебя, - прошептала она. - Твое настоящее лицо.
        - И оно тебе понравилось? - я все еще находил возможность для мрачного юмора. - Правда ли, дьявол красавец?
        Надо было еще и зайтись безумным хохотом, чтобы его услышали все, кто толпятся внизу, и разнесли бы по Рошену слух, что этот дом проклят. Вот была бы радость для Августина. В качестве самобичевания я, кажется, уже измышляю планы, как помогать врагам. Только вот Флер будет плевать на мое раскаянье. Ее теперь ничем не проймешь.
        - Послушай, я говорил слишком резко, прости. Если бы ты хоть на день очутилась в моей шкуре, ты бы тоже чувствовала злость на весь мир. Так уж вышло, что я не могу с собой бороться. Но когда-то все было по-другому. Я был ничуть не хуже тебя или любого из тех смертных, которые толкутся там, под моросящим дождем, - я указал на разбитое окно, и страх толпы внизу под ним и начавшийся ливень были делом моих рук, но Флер об этом знать незачем. Если я попытаюсь разыграть из себя сострадательного злодея, она только больше на меня разозлится. - У меня тоже когда-то была обычная жизнь и мечта о том, что, минуя моих братьев, судьба выберет на царство меня. О, если бы только тогда я стал королем… Я хотел сделать весь мир счастливым, а стал несчастен сам.
        - Ты мне солгал раньше, можешь лгать и теперь, - она подозрительно сощурилась и попятилась назад, когда я сделал шаг к ней.
        - Я тебе не лгал. Я с самого начала сказал тебе, кто я…
        - Ты делал вид, что это всего лишь шутка. Откуда я могла знать, маска смерти это не карнавальный костюм, а твое настоящее лицо.
        - Ну, значит, я лжец, называй меня, как хочешь, только пойдем со мной, - я перехватил ее руку, занесенную для удара, повыше локтя и потянул Флер к себе, подальше от огня, бушующего за ее спиной.
        - Это глупо стоять здесь так и ждать, пока сгоришь.
        Флер покосилась на огонь.
        - Какая разница сегодня или днем позже, все, кто встретятся с тобой, окончат свою жизнь в огне.
        - Но не ты. Клянусь, я тебя не трону… Что тебе до всех этих людей, которых я погубил до тебя? Тебе ведь самой я зла не причинил.
        - Пока… - подчеркнуто заметила она. - Ты всех своих друзей сжег так же, как этот дом?
        - У меня не было друзей, кроме Розы, - не думая, выпалил я и тут же осекся.
        - Розы? Цветка? - Флер явно не поняла меня. - Подумать только, дьявол заговорил о любви к цветам?
        - Не называй меня так, - потребовал я.
        - А как тебя называть? - с сарказмом спросила она.
        - Как и раньше, - пожал плечами я. - Ты ведь знаешь мое имя.
        - Твое имя - дракон.
        И произнесенное ею, оно хлестнуло меня, как пощечина.
        - Это не имя, а дурацкая кличка. Прозвище, данное безграмотными крестьянами тому, кто выше всех. Они ненавидят меня, потому что боятся, а я открыто пренебрегаю всеми сильными мира сего потому, что знаю они слабее меня. Посмотри на них, - я махнул рукой в сторону улицы. - Эти люди дрожат в ожидании гибели. А я ничего не боюсь. Разве ты не рада, что из всего рода людского я выбрал тебя одну.
        - Не ты, это я тебя выбрала, - уверенно заявила Флер. - А ты не знал, как отделаться от меня.
        - Вначале да, теперь все изменилось, - я старался быть по возможности честным. - Так ты идешь со мной или нет?
        Она могла и не отвечать. Все и так было ясно. Я отпустил ее и покорно попятился к разбитому окну. Прыгнув с такой высоты, не выживет никто, но под моим плащом спрятаны крылья. Я могу летать. Я могу спасти из огня кого угодно. Кто мог прогнать свое спасение прочь? Только Флер. И все же я не спешил улетать. У самого оконного проема я остановился и протянул ей руку.
        - Пойдем! Ты выбираешь меня или пламя?
        Где-то этажом ниже раздался треск стекла, а потом крик. Кто-то не вынес жара, жгущего кожу, и выпрыгнул из окна. Кто-то теперь истекал кровью на снегу, а испуганный народ толпился вокруг него.
        Дым ел глаза. Запах гари становился невыносимым. Зала наверху превратилась в ад.
        В глазах Флер мелькнуло беспокойство.
        - Я могу спрыгнуть сама, - вдруг проговорила она, смерив взглядом окно.
        - Слишком высоко, ты разобьешься насмерть.
        - Я умру в любом случае. Любой, кто встретился с тобой, долго не проживет.
        Я обреченно вздохнул. Выслушивать нечто подобное мне приходилось не впервые, но только теперь от бесконечных проклятий в мой адрес мне стало совестно и неприятно. Я ведь мог и не устраивать пожар, а просто уговорить ее уйти.
        - Дракон или пламя? Что для тебя страшнее? - еще раз спросил я и настойчивее протянул ей руку.
        - Страх ничего не значит. Можно ли бояться смерти, если у нее такой прекрасный лик, - Флер смотрела на меня, словно в последний раз. Легко взмахнула в дымном воздухе ее ладонь, перевязанная свадебной лентой крест-накрест, как бинтом. Красный символ смерти был виден мне и сквозь атлас. Она должна умереть, подумал я при нашей первой встрече. Эта ночь была предопределена уже тогда.
        Однако я шел против судьбы.
        - Такой, как ты, нельзя предоставлять выбор, - со вздохом констатировал я и сделал шаг к ней. Пятиться ей было больше некуда. И так уже пламя лизнуло ее фату, и Флер пришлось снять и бросить горящее кружево.
        - Ты меня обманул. Я не могу тебе больше верить, - Флер сделала последнюю попытку защититься, но на меня обвинения не подействовали. Совесть замолчала.
        - Я всех обманывал. Люди так доверчивы, стоит произвести на них впечатление, и они уже ни за что не свяжут своего нового друга с каким-то чудовищем, которое по ночам подпаливает окрестности.
        - Убирайся, дьявол, - Флер попыталась меня оттолкнуть, но я легко обхватил ее за талию.
        - Ты хочешь его увидеть? - шепотом спросил я, и мое дыхание обожгло ей щеку. Она быстро отвернулась и увидела на своем запястье уже не руку, а свившийся плотными золотыми кольцами хвост змеи.
        Пусть кричит, увидев на моем месте огромного крылатого змея. Пусть заглянет в его светящиеся глаза и попытается узнать в них своего друга.
        Я оторвал Флер от пола, и она показалась мне невесомой, почти бестелесной. Даже пушинка, садящаяся на кожу, более ощутима, чем такой груз. Я боялся сломать ее, как игрушку, поэтому опустился на землю уже в следующем квартале. Здесь еще никого не разбудил пожар. Вокруг было тихо. А там, у горящего дома, даже если кто-то и заметил у крыши змеиный силуэт, то вряд ли смог точно отличить его от клубов дыма и огня.
        Я выпустил девушку, и сам прыгнул на землю уже в человеческом облике.
        - Ну, как тебе мои трюки? Впечатляют? - шутливо спросил я, отряхивая плащ от гари и золы. Чуть прожженная материя быстро восстанавливалась под моими пальцами, рисунок из звезд возобновлялся так, словно его подновил портной.
        Я хотел рассмешить Флер или хотя бы вызвать улыбку, малейший знак того, что она снова хочет общаться со мной, что я прошен, но она вдруг резко отвернулась от меня и уставилась куда-то вдаль, на неприметные тесно прижатые друг к другу дома. Ветер трепал ее локоны. Они, к счастью, не были подпалены огнем. Я вовремя ее утащил, иначе пришлось бы залечивать ей ожоги.
        - Кому я поверила? - оскорбленно проговорила она. - Принять ухаживания змеи? Ты же даже не человек.
        - А люди были с тобой добрее, чем я? - задал я каверзный вопрос и тут же осекся. Флер закрыла лицо ладонями. Ее ответом были слезы. Она оплакивала все свои былые обиды. Обиды, причиненные ей людьми. Так уж вышло, что доброту к ней проявил только враг рода человеческого, да и то только потому, что она сама настояла на том, чтобы я стал ее покровителем.
        - Ты делал все хорошее не за так. Я для чего-то была нужна тебе, - вдруг сообразила она.
        - Ты заменяла мне ту, которую я потерял…
        - Вот, значит, почему ты пристал ко мне. Я кого-то тебе напоминала.
        - Но это не я, а ты пристала ко мне, - мягко напомнил я.
        - Но я же не знала, что ты такой, - выкрикнула Флер.
        Она была на грани истерики. Сейчас она либо снова разрыдается, либо начнет кричать так, что люди проснутся и без пожара.
        - Ты не виновата, что так ошиблась, - поспешно заверил я ее. - Просто ты искала идеал, но среди смертных его нет. Поэтому каждый деревенский ребенок знает, что нельзя доверять совершенным на вид незнакомцам, потому что они могли явиться только из иного мира. А здесь, в городе, разум вам своими проповедями затмил Августин.
        - Конечно, я ни в чем не виновата, - пробормотала Флер. - Это ты во всем виноват.
        Становилось все холоднее, и я принялся развязывать шнуровку плаща, чтобы отдать его Флер, но она быстрым жестом остановила меня. Элегантная и, как будто бесплотная, даже на лютом морозе она, казалось, не ощущала ни малейшего холода. Может, она уже мертва и со мной говорит ее призрак? Но в таком случае она была мертва и во время нашей первой встречи. Уже тогда я тщетно пытался отыскать в ее закрытом сознании признаки жизни и не мог. И сейчас мне почудилось, что сами ее глаза давно мертвы, но сквозь них на меня смотрит кто-то знакомый, кто-то, кого я любил.
        - Как им удалось заманить тебя на эту свадьбу? - я не знал, как сформулировать вопрос, чтобы не вызвать новых жалоб и упреков, но Флер отнеслась к этому спокойно.
        - За мной прислали карету, - она прикусила нижнюю губу, будто только сейчас поняла, насколько же неловко все вышло.
        - Ладно, я не буду спрашивать тебя ни о чем. Ни о том, откуда ты сбежала. Ни о том, кто ты есть на самом деле.
        - Я - Флер, - тупо повторила она то же, что и при первом знакомстве. - Разве тебе нужно знать какое-то другое мое имя. Оно у меня только одно.
        Лучше принять это, как есть. Я догадывался, что Флер - беглянка, что она вовсе не безродная актриса, что какие-то кровные узы связывают ее с одной из аристократических семей Рошена, но ничего не мог прочесть в ее мозгу. Никакого подтверждения или опровержения.
        - Между прочим, ты не имеешь права ни о чем меня спрашивать, - вдруг твердо заявила она. - Ты солгал мне, а это значит, что в отместку я со спокойной совестью могу врать тебе.
        Была ли она хоть раз честна со мной? Этого я не знал. Знал только, что если она так долго простоит на морозе, то может заболеть, а мне придется ее лечить. Если только болезнь может коснуться той, у кого на руке знак смерти. Воздушное свадебное платье красиво облегало ее фигуру, но от него, как будто исходил запах разложения, и я невольно поморщился.
        - Пойдем, я куплю тебе новую одежду, - предложил я, сам не понимая, почему должен так о ней заботиться. Наверное, я просто просчитал, что перед таким соблазном, как новые платья, моя коломбина устоять не сможет.
        Раньше она сама бы стала просить меня о дополнительных подарках, но на этот раз только отвернулась и пробормотала:
        - Не надо.
        - Почему? - я был в недоумении.
        - Я не манекен, который ты можешь наряжать по своему вкусу, - Флер метнула на меня быстрый враждебный взгляд. И вновь мне показалось, что сквозь ее зрачки на меня глядит кто-то давно знакомый и хорошо знающий меня.
        - И я не копия той, другой. Мне не нужны подарки от дьявола, - она быстро сорвала с шеи ожерелья, швырнула на землю и кинулась прочь.
        - Флер! - крикнул я, надеясь, что она остановится, но ее каблучки только быстрее застучали по булыжникам дороги.
        Край белого платья исчез в переулке. В спешке Флер, кажется, даже забыла, что ожерелье, украшавшее ее шею перед несостоявшейся свадьбой, подарил ей не я. Теперь оно лежало у моих ног. Поистине широкий жест, если учесть то, что Флер рассталась бы скорее с жизнью, чем с самой незначительной побрякушкой. Как же сильно она меня возненавидела.
        Вместо того, чтобы кинуться за ней вдогонку или гордо уйти, я опустился на ступеньки возле чьего-то крыльца и уронил лицо в ладони. Что бы сделал человек в такой ситуации, когда все, к кому он хоть немного привязался, его бросили. Сошел бы с ума или наложил на себя руки. Для меня подобная мысль была абсурдной. Мне еще всю вечность предстоит прожить в одиночестве, наблюдая за тем, как Марсель рисует портреты всех, кого я знал и любил. Всех, кого отняла у меня смерть, ложь или другие обстоятельства.
        По моему приказу ворон быстро поднял с земли ожерелье и понес его в клюве в комнатку Флер. Сам я подняться и уйти не спешил. Куда идти, если мне нигде не рады. Вернись я в свой замок, так Ройс будет до безумия напуган возвращением хозяина. В несчастной голове моего слуги только и роились мысли о том, долго ли еще ей быть на плечах. Он часто и с опаской посматривал на колья во дворе замка, а гарпии прятались по подвалам при моем приближении. Им было все равно, что хозяин красив, главное, от него исходит опасность, а, значит, на дороге ему лучше не попадаться.
        Вот удивились бы хозяева дома, если б открыв дверь, увидели у себя на пороге плачущего эльфа. Нет, я не плакал, конечно. Я столетиями не ощущал у себя на щеках скольжение слез, но сейчас мне было так невыносимо грустно, как не бывает даже во время долгих рыданий. Может, действительно, постучаться в какой-нибудь дом, представиться эльфом и поговорить с сонными хозяевами о том, о сем, чтобы развеять скуку. Не ночевать же на улице. Я поднялся и… увидел бледное, мерцающее в круге падающего снега лицо Анри.
        Долго ли он стоял так надо мной и смотрел? Его глаза были прищурены. Враждебный взгляд не предвещал ничего хорошего.
        - Не приходи к нам больше, - процедил он сквозь зубы.
        - Я и не собирался, - беспечно отозвался я, обошел его стороной, но он снова возник на моем пути. Его ноги в странной обуви, с загнутыми носками, не касались припорошенной снегом почвы, и все равно он был не выше меня.
        - Если тебе нужно присматривать за кем-то, то присмотрел бы лучше за своим художником, - злобным шипящим тоном посоветовал он.
        - Ты забыл о хороших манерах, - в другой раз я бы встряхнул его, как следует, но сейчас меня почему-то совсем не тянуло на драку. Мне просто не было дела ни до Анри, ни до его грубостей. - Что ты там сказал насчет Марселя?
        - Ничего, - быстро буркнул он и немного попятился. - Я только хотел заметить, что не было бы лишним позаботиться о тех, кого ты так милостиво взял под свою опеку.
        - Я сам в этом разберусь, - строго отрезал я. - И если мне когда-нибудь вдруг понадобятся твои советы, я сам тебя о них попрошу. Как Орисса?
        Я думал Анри не ответит, но он промямлил что-то вроде того, что ей лучше.
        - Но больше не устраивай таких сюрпризов.
        - Это не я.
        - Вот как, - Анри нахмурился. - А ведь я раньше видел этого посыльного с тобой.
        - Ты, должно быть, плохо его рассмотрел.
        - Вряд ли, - и все-таки он засомневался. Его ноги коснулись ступеньки того же крыльца, где недавно я сидел, глаза обеспокоено забегали по сторонам. Анри всегда чего-то опасался.
        - И все-таки на твоем месте я бы проследил, чтобы этот меланхоличный живописец окончательно не лишился рассудка.
        - Не беспокойся, Марсель в здравом уме…в отличие от тебя.
        - Не смей меня оскорблять, - Анри вспыхнул так, будто я увел жертву прямо у него из-под носа.
        - А ты не смей лезть с ненужными советами ни ко мне, ни к тем, кто находится под моим покровительством.
        - Я и не лезу, только высказал один раз свое мнение, а ты уже злишься, - Анри поник, подтянул колени к подбородку и сжался сидя на крыльце так, что стал напоминать того жалобного, потерявшегося беспризорника, которого я нашел однажды в запретном городе. - Ясно, почему тебя все боятся и никто, кроме таких же проклятых, как и ты, не хочет жить в твоем обществе.
        Его слова хлестнули больнее, чем рассчитывал сам Анри. Я вспомнил, как убежала Флер, и едва удержался от желания выместить свою обиду на собеседнике.
        - Марсель - не проклятый, он - гений, - только и возразил я в свое оправдание.
        - Ему остался один шаг до того, чтобы уподобиться тебе. Он сам этого хочет…разделить с тобой твою жизнь и твое проклятие, - Анри нагло посмотрел на меня. Его глаза мутные, мерцающие и всегда таинственные, на этот раз о чем-то меня предупреждали.
        - Я дал тебе то, что ты хотел, а теперь отстань от меня, - я сорвался с места, чуть не хлестнув краем плаща по лицу, сжавшегося в комок и с виду несчастного, но все еще готового творить пакости эльфа, оставшегося позади. Анри что-то хмыкнул себе под нос и тихо затянул какую-то песенку о живописце, поддавшемся на обольщение демона. Его шипящий зловещий голос мог показаться человеческому уху всего лишь шепотом ветра.
        Я ни разу не обернулся и не задержался в Рошене. Нужно было конечно навестить Габриэля и извиниться за тот переполох, который я устроил в его доме, но это можно было отложить и на потом. Хоть он и не спит ночами, но сейчас все же не то время, когда можно заявиться в гости к едва знакомому человеку. Он и так считает меня странным. У него есть на то причины. Надо же было утратить бдительность до такой степени, чтобы позволить человеку застать меня во время перевоплощения. Хорошо еще, что Габриэль не болтлив, иначе пришлось бы убить его. Он, на свое счастье, не был слишком настырным и не стал молотить кулаками в закрывшуюся у него под носом дверь, не станет так же и трепать языком, рассказывая о странностях «маркиза» на тайном совете в инквизиции или на деревенских улочках. Другое дело его сотрудник Эжен. Этот малый готов болтать на любую тему, лишь бы только поддержать разговор и собрать, как можно больше сплетен. Если бы он застал меня в тот роковой момент, то я бы, не задумываясь, разодрал ему горло, но не Габриэлю. Возможно, я ошибся, но на какой-то миг мне показалось, что Габриэль из наших, из
тех, кому место не в этом мире, а в моей империи.
        Слова Анри посеяли сомнения. Этот хитрец снова добился своего. Я уже не мог быть спокойным, пока не проверю, как там, в Виньене, проводит время мой художник. Я надеялся, что придворные завистники и острословы не попытались испортить Марселю настроение в мое отсутствие. Что бы странного они ему обо мне не рассказали, он, конечно же, все истолкует по своему, но вот колкости, смешки за спиной и ловкие интриги могут выжить, кого угодно, даже из королевского дворца.
        Живописец, конечно, любил проводить время в уединении, но что если его одиночество вдруг решил нарушить кто-то, кому не по нраву пребывание в Виньене слишком близкого друга короля. Ведь немало таких, кто, не задумываясь о темных наклонностях его величества, претендуют на такое почетное место.
        Скоро я уже очутился в темной мастерской Марселя. По сравнению с его старым жильем, эта студия казалась слишком обширной, почти необъятной и удивительно роскошной. Портьеры из мягкого бархата, атласная обивка стульев, ковры, заглушавшие любую поступь - все было выполнено в темно-красных тонах. Я заказал в это помещение все, что можно было купить за деньги, все досягаемое и вполне земное, а Марсель создал то, что можно было сравнить разве что с мифами. Его картины, аккуратно расставленные на мольбертах, даже в полутьме были прекрасны. Многие из них я еще не видел, и они показались мне даже лучше, чем предыдущие.
        Одна работа особенно заинтересовала меня, и я тихим, крадущимся шагом приблизился к небольшой картине. Почему-то она вызывала не только интерес, но и какое-то смутное ощущение тревоги. Подумать только, Марсель нарисовал ту мою знакомую, которую он никогда не видел. Плащ внезапно стал слишком тяжел, и я скинул ношу с плеч, позволяя ей свободно соскользнуть на пол. Кровь запульсировала в висках, и я прижал ладони ко лбу. Я был встревожен, но не сразу сообразил, что светловолосая девушка, изображенная внизу, на полотне, это Флер. За кого же я ее принял вначале? За кого-то другого? Я сам не понимал, куда так быстро и беспорядочно устремляются мои мысли? Что я хочу узнать, глядя на это безупречное сочетание красок и линий? Что же такого страшного изображено на этом холсте? Неужели мертвая девушка, лежащая под колесами экипажа, это Флер? Да, это она. Ее волосы, ее лицо, ее красивые губы, с которых струится кровь. Она мертва, сбита лошадьми, а с крыши экипажа за ней безучастно наблюдает расположившийся там ангел с моим лицом. Нет, это точно был ангел, но он был так сильно похож на меня, то же
высокомерие, те же небрежные жесты, то же равнодушие ко всему происходящему. Неудивительно, почему Флер возненавидела меня. Если я такой же бесчувственный, как этот ангел, то я заслуживаю ее осуждения.
        Я провел пальцами по картине, коснулся рук ангела, длинных, заостренных ногтей, вцепившихся в краешек каретной крыши. Это мои руки. И крылья у него тоже мои, но только белые, а не золотые.
        В другом конце мастерской раздались торопливые шаги. Ворвался в помещение непрошеный свет лампады, жестоко выхватывая из мрака труп красавицы на холсте.
        - Почему? - я резко обернулся к сонному Марселю и схватил его за плечи. - Почему ты нарисовал ее мертвой?
        - Я видел ее мертвой, - ответил он и все еще мутным со сна, непонимающим взглядом уставился на меня. Очнулся ли он до конца от своих грез, сказал ли мне правду?
        - Точно? - подозрительно переспросил я. - Может не ее, а кого-то другого. Ты ведь мог просто приукрасить…
        - Нет, именно ее. Я видел, как ее сбила карета.
        - Давно?
        - В ту ночь, когда ты явился ко мне в первый раз.
        Я выпустил его плечи. Пальцы, как будто онемели. Я косо посмотрел на них, чтобы убедиться, что они не такие цепкие и зловещие, как у моего двойника на картине. Стоило ли кинуться к зеркалу для того, чтобы проверить, не стало ли мое лицо такие же надменным и безучастным, как у рисунка. Нет, если бы я смотрел на мир с таким вызовом и ненавистью, то прохожие бы шарахались от меня.
        - Ты считаешь, что это я подтолкнул ее под колеса или, напротив, должен был стать ее ангелом-хранителем в ту ночь?
        - Да, нет, - как-то неуверенно пожал плечами он. - Просто я так себе все представил. Понимаешь?
        Я кивнул, хотя ничего не понимал.
        - Поверь, если бы я мог спасти кого-то от несчастий, я бы это сделал.
        - Я не говорю, что ты должен это делать, - Марсель вспыхнул от смущения. - Ты, должно быть, всегда поступаешь правильно, так, как нужно, как предначертано. Беда в том, что я постоянно что-то делаю не так.
        - Не обвиняй себя ни в чем. Странно, но… - я едва удерживался от того, чтобы не рассмеяться, горько и потерянно. - Я сам хотел заказать тебе ее портрет.
        - Правда?
        - Тебе, конечно, такое может показаться безумием, но я видел эту девушку живой… совсем недавно, - признался я.
        - Позже, чем мы с тобой познакомились? Уже после того, как ты привез меня в Виньену?
        - Сегодняшней ночью.
        - Ты видел ее в Рошене? - Марсель не сомневался, что крылья позволят мне за ночь облететь весь мир, если я захочу. Он, наверное, даже думал, что в мои обязанности входит регулярно облетать вселенную и проверять, все ли кругом в порядке.
        - Да, в Рошене, - подтвердил я. - Но не под колесами экипажа и не на кладбище, а среди людей.
        - И что она там делала?
        - Она собиралась выйти замуж за брата одного моего знакомого, - что было дальше, мне не хотелось рассказывать. Даже если Марсель в подробностях все узнает, вряд ли он сможет мне помочь. Винсент в такой ситуации стал бы обдумывать, как извлечь из чужой беды пользу или развеселил бы меня парой дружеских шуточек. А Марсель может разве только разрыдаться на моем плече. Лучше не говорить с ним ни о чем печальном. Я и так сделал ошибку, что стал рассказывать ему о Флер. Он ведь ничего не знал. Он только увидел фрагмент и, как обычно, решил запечатлеть его в красках.
        - Это может означать, что он скоро умрет…
        - Что - что? - я не сразу понял, о чем бормочет Марсель.
        - Я слышал о таких призраках, которые появляются на месте нареченной того, кто должен умереть.
        - Удивительно, потому что я о таких призраках никогда не слышал, - слишком резко пошутил я и тут же одернул себя. Незачем вымешать гнев на Марселе. Он ведь ни в чем не виноват. Не он рассказал Флер о том, кто я есть. Не он заставил ее отвернуться от меня.
        - Она, точно, настоящая, а не призрак, - возразил я, только чтобы поддержать беседу. - И она, правда, была его невестой.
        Что я еще мог добавить, что сам сделал бы ей предложение, если б не любил другую.
        Секундочку… Это что еще за глупые мысли? Не мог же я в самом деле влюбиться в Флер. Я испытывал к ней жалость, немного симпатии, легкий интерес, но полюбить ее… в конце концов, я же не сумасшедший. Кто-то нагло хохотнул в мое ухо, а, может, мне это только показалось, но, во всяком случае, я гневно отмахнулся, чем крайне изумил Марселя. Он ведь был уверен, что мастерская пуста, а я, входя в каждое пустое помещение, никогда не мог быть до конца уверен, что в нем не притаился кто-то.
        Не любовь, твердо повторил я про себя, но если это не любовь тогда что же? Почему мне так не хватает этой уличной девчонки, которую я сдуру подобрал, сам не зная, зачем и кого притаскиваю к себе в компанию. При первой нашей встрече я испытывал только легкое недоумение из-за ее скрытности и дьявольский азарт, ведь я был уверен, что вскоре она станет моей жертвой. Так суждено. Никто из смертных женщин, попавших по неосмотрительности в мое общество, еще не оставался надолго в живых. Кроме Розы, но Роза исключение, а Флер…
        Флер просто загадка, которую я силился разгадать. Из-за слишком долгого общения я привык к тому, что она постоянно ждет меня, к ее таинственности, к ее наивности и обманам, даже к ее скверной привычке тащить все, что под руку не попадет, а потом выдавать за свою собственность. Честно говоря, теперь эта привычка казалась мне не скверной, а забавной. И, тем не менее, Флер была не той, кого я смело могу пригласить за собой в вечность. А смешно бы вышло. Принц и беспризорница. Демон и актриса. Смерть и коломбина. Такие разные и относящиеся друг к другу, если не с ненавистью, то с крайней настороженностью, и все равно неразлучные. Флер и я. Даже подумать об этом было странно.
        Ну вот, Эдвин, ты отказывался от самых красивых и благородных, пренебрегал коронованными, убивал прекраснейших и в итоге поддался на соблазн хорошенькой уличной воровки. Я ругал самого себя и не испытывал никакого облегчения.
        Можно ругать себя, но не Флер. Разве она виновата в том, что ей пришлось приспосабливаться к сложностям жизни. В конце концов, разве Одиль тоже не была титулованной воровкой? Разве великие монархи не пытаются испокон веков обворовать друг друга, затевая войны и споры. Разве придворные не устраивают ловких интриг при королевском дворе. Все, так или иначе, стараются отнять друг у друга выгоды и привилегии. Каждый борется за то, чтобы занять место поудобнее, предварительно вытеснив с него всех конкурентов. По сравнению со всем человечеством, Флер в какой-то степени даже честна. Я мог судить об этом непредвзято, взирая на мир глазами потустороннего демона.
        Если бы я не помог Марселю, ему бы тоже не дали шансов на жизнь и работу бездарные, но боеспособные маляры. Он был слишком робок и незначителен, чтобы бороться с ними за первенство. Я сделал ему услугу, показал миру, что он, действительно, первый. А теперь бедняге приходилось испытывать неудобство из-за моих проблем. Естественно, Марсель догадывался о том, что у меня не все в порядке, но не смел спросить, что к чему. И за это я был ему благодарен. Мне совсем не хотелось рассказывать кому-то о своих ошибках и трудностях. Пусть этот талантливый малый, по-прежнему, считает меня возвышенным существом, все занятия которого ограничиваются вмешательством в судьбы избранных.
        - Все будет хорошо, - прошептал я, приблизившись к Марселю, хотя сам мало верил в это. - Если она мертва, то она исчезнет из мира живых, и этим все закончится.
        Но мне совсем не хотелось, чтобы все закончилось ее исчезновением. Во всяком случае, у меня останется картина, но одной картины мало. Я улыбнулся Марселю, чтобы ободрить его, но улыбка вышла грустной.
        - Тебе нравится здесь? Теперь у тебя есть все то, о чем ты мечтал, для чего работал? Ты доволен, наконец?
        - Да, - с трудом выговорил он и потупился. Мягкие каштановые кудри упали ему на лоб. Никогда еще при наших беседах Марсель не смотрел в пол. Напротив, каждое мгновение его взгляд неотступно следовал за мной. Он старался запомнить каждую мою черту. А теперь он отворачивался. Не мог же он что-то заподозрить насчет меня.
        - В чем дело? - я взял его за плечи и мягко развернул к себе. - Тебе чего не хватает? Скажи.
        Он хотел что-то произнести, но только закусил губу.
        - Может, тебе не по вкусу Виньена или те, кто живут при дворе?
        - Мне нравится этот город, его улицы, его жители…
        - А дворец и нравы придворных? Кто-то из них докучает тебе?
        - Некоторые из них расспрашивали о том, где мне посчастливилось познакомиться с его величеством, и мне было нечего ответить, - он уставился куда-то вдаль, поверх моего плеча. - Пойми, я не знаю короля, я знаю ангела… но никому не могу об этом сказать.
        - Что же тебя смущает? То, что здесь меня почитают за демона? За самого ловкого и соблазнительного из демонов?
        - При мне такого не говорили, - быстро возразил Марсель, но по тому, как вспыхнули его щеки, сразу стало понятно, что кое-что он уже слышал или успел подслушать. При такой - то таинственности, которой был окружен его приезд, вряд ли кто-то из тех напыщенных франтов, которые хоть немного ценят свою шкуру, стал бы разглагольствовать о том, что король Виньены правит не только этой страной, но и адом. Ведь, в конце концов, Марсель с виду робкий, тихий и внимательно прислушивающийся ко всему подряд, мог оказаться моим подручным. Интересно, а к нему не присматривались в поисках копыт и хвоста или в тщетных попытках заметить ночью хоть что-то странное возле его мастерской?
        Я представил, как кто-то любопытный всю ночь клюет носом у него под дверями, ожидая, что вот-вот к художнику нагрянет толпа приятелей с рожками и когтями и утащит его на ночной шабаш. Такого интересного момента никто еще не наблюдал, но хотел бы. За мной уже отчаялись следить. Я исчезал слишком неуловимо. А Марсель мог стать новым объектом излишней заинтересованности и сплетен. Поэтому я порадовался тому, что сила моих чар не позволяет ни одному наблюдателю подсмотреть за нами в замочную скважину или подслушать наш крайне подозрительный разговор о картинах, ангелах и волшебстве.
        - А что при тебе говорили? О чем судачили? - настойчиво спросил я у Марселя.
        - О том, что монарх недосягаем, что его нужно уважать и бдительно следить за тем, не уронил ли он новой платок, ведь поднявший его может получить повышение по должности. Кто не мечтает быть замеченным столь высокой персоной?
        - Ты, - невозмутимо ответил я. - Ты никогда не мечтал стать другом короля и живописцем королевы.
        - Какая разница, о чем я мечтал? Ты дал мне все и даже больше.
        - Все земное, - уточнил я. - Но ты думал о чем-то другом.
        - О взмахе твоих крыльев в ночи, о карете, плавно мчащейся или летящий над мостовыми безлюдного города, о сборище грациозных теней, об их поцелуях, о крови на их губах, - искренние слова прорвались, как поток через плотину. Марселю наконец-то удалось преодолеть свою честность и признаться во всем напрямик. - А где те ночи, когда я рисовал у окна, ожидая ангела. Того, кто будет лишь моим другом, а не предметом всеобщего поклонения. Там, в мансарде Рошена, ты был недосягаем и в то же время очень близок, здесь при дворе ты стал каким-то чужим.
        - Я не ищу восхищения этих людей, я только ими повелеваю. И я не хотел трона, мне его навязали настойчивостью. Но подумай, Марсель, если бы не я, то это место мог бы занять кто-то еще более кровожадный, чем Августин. Я пытаюсь удержать зло за стенами Виньены и как-то облегчить жизнь тех, кто в ней обитает, а другой с радостью и широко распахнул бы ворота, чтобы впустить это зло сюда.
        - Да, конечно, на тебе ответственность за весь мир, а не за меня одного, - согласно кивнул он и, кажется, снова ощутил восхищение. - На тебе лежит ответственность за всех подряд, ты должен учесть интересы каждого.
        Но, к сожалению, я не могу каждому помочь, не могу спасти даже самого себя, могу только, развлечения ради, устроить еще одно ночное аутодафе, еще более грандиозное, чем в Рошене у Августина.
        Этого говорить вслух я не стал. Марсель бы меня не понял. Он не знал обо мне слишком многого. Не знал вообще ничего, кроме того, что придумал обо мне он сам. А я не спешил его переубедить. Мне нравились его восхищение и его преданность. Я был рад тому, что хоть кто-то меня ценил.
        - Ладно, будем считать, что на какой-то срок роль приближенного короля тебя устраивает, а потом, кто знает, может и в нашей жизни наступит новая веха… - я попытался как-то ободрить своего понурого друга. Хотя на самом деле причиной его дурного настроения могло быть не только одиночество. Я, явно, ощущал нечто потустороннее вокруг мастерской, какой-то незримый флер, в котором, как в паутине, запутались воспоминания о чувствах, голосах и шагах, тех, кто здесь не жил. Всего лишь слабые отголоски, но они меня насторожили.
        - Эдвин, не сочти это моей фантазией, - осторожно начал Марсель. - Но с тех пор, как прибыл в Виньену, я ни разу еще не оставался один…
        Он осекся, явно, не зная, как продолжить. Как все это растолковать? Но объяснения были бы лишними. Я отлично понял, что он имеет в виду. Не один, в то время, как в мастерской, кроме него, нет ни души. Кругом пусто, но художник отлично знает, что, несмотря на видимую пустоту, рядом кто-то есть. Кто-то притаился и ждет, или же уже говорит. Может, кто-то уже успел вступить в контакт с предметом своего наблюдения. Я вдохнул спертый воздух в мастерской. В ноздри мне ударили запах красок, масла стружек дерева и холста, и что-то еще, похожее на почти забытый аромат из далеко прошлого.
        Я с участием кивнул Марселю. По моим едва шевельнувшимся губам он ясно прочел слово «продолжай!».
        - Недавно на улице какой-то незнакомец, как бы нечаянно, толкнул меня и сунул в руку записку. Это произошло там, на площади, в торговых рядах, куда я часто хожу за красками. Тогда был вечер, и в темноте я не успел рассмотреть его лицо.
        - Что было в той записке? - спокойный тон давался мне лишь скрепя сердце. Кулаки уже сжимались от горячего желания проучить наглецов.
        - Там было сказано, что если я немедленно не расстанусь с тобой, то произойдет нечто страшное, - Марсель немного стеснялся говорить об этом, но я и так понял, что к упомянутой угрозе автор, наверняка, приписал еще несколько и более обидных выражений.
        - Где та записка? - если бы только можно было прикоснуться к бумаге, ощутить запах чернил и кожи того, кто водил по ней пером, заметить различимые только для моего глаза отпечатки пальцев и понять, что за сила двигала обидчиком.
        - Я ее сжег.
        Ответ Марселя меня не удивил, но я все же строго спросил:
        - Почему?
        Мне хотелось услышать, как он сам опишет свои ощущения.
        - Ну… - он помедлил, дрожащими пальцами отвел прядь за ухо и с преувеличенным вниманием уставился куда-то мимо меня, на давно потухший зев камина. - Я, наверное, схожу с ума, но, куда бы я ее не запрятывал, эта бумажка все время попадалась мне под руки. И пока она лежала в ящике стола, мне казалось, что кто-то за мной следит. Знаешь, такое неприятное ощущение, будто чьи-то глаза жадно ловят каждое твое движение, каждый жест и каждую мысль.
        Марсель перевел дух и добавил:
        - Удивляюсь, как этот проклятый клочок бумаги умудрился не восстановиться из пепла.
        - Ты говоришь о нем с таким же почтением, как о живом существе, - невесело усмехнулся я.
        - Клянусь, он был живым, - горячо возразил Марсель. - По крайней мере, мне так показалось и камердинеру тоже. Он зашел, чтобы привести в порядок мои вещи, но с комода, где лежала записка, на него свалился канделябр. Я все видел. Видел, как ни с того, ни с сего разбилось зеркало и сильно поранило слугу. Если не веришь мне, то спроси у него, взгляни хотя бы на бинты на его руках и лице, и пусть это будет доказательством. Хотя ты и так, наверное, видишь, что я не лгу.
        Тонкие пальцы Марселя на этот раз скользнули к собственному виску, как бы подчеркивая слово «видишь». Вижу ли я, что творится в его мозгу? На этот счет Марсель ни секунды не сомневался.
        - Друг моя, твои мысли запутаны так, что самый опытный чародей не отличит в них правду от лжи, - ободряюще улыбнулся я.
        - Но ты ведь не чародей, - Марсель слегка сощурился, так, будто сияние, исходящее от моего лица, слепило ему глаза. - Это ведь неправда?
        - Почему это слово пугает тебя?
        Он пожал плечами, так словно сам не мог этого понять.
        - Чародей, - повторил я, будто пробовал слово на вкус. - Так обычно называют того, кто умеет многое из несвойственного людям. Он может то, чего не могут другие и уже за это заслуживает всеобщего осуждение, а в Рошене даже костра.
        - Ну, тогда хорошо, что мы не в Рошене, потому что меня тоже стали считать слишком отличным от других. «Не таким, как все», - без стеснения процитировал он что-то из чужих случайно услышанных бесед.
        - Ты и есть не такой, как все, иначе бы ты никогда не увидел меня в своей мастерской.
        - Ангела во плоти, - прошептал он и не показалось ли мне, что к его обычной интонации прибавилась легкая толика сомнения.
        - Или демона, - игриво кивнул я, силясь понять, в чем конкретно он сомневается: во мне или в собственном рассудке.
        - Эдвин! - Марсель взглянул на меня с прежней симпатией и легким осуждением. - Разве может все то, что о тебе сочиняют, иметь хоть немного общего с истиной.
        - А-а, значит, кое-что ты все-таки слышал, - шутливо обличил его я. - Выкладывай все и немедленно, иначе нам придется совершить долгий полет до пекла.
        Он оценил мою шутку и тоже рассмеялся.
        - Я слышал многое, но не только от людей, - проговорил он и легко коснулся медальона у себя на шее. - Иногда мне кажется, что я могу понимать язык птиц, и зверей, и…
        - И тех послов, которые объясняются на иностранных языках, которых ты никогда не учил, - докончил я за него. - Не беспокойся, такое восприятие мира для тебя в порядке вещей. Помнишь, я сказал тебе когда-то, что это мой дар.
        - И ты всех, заслуживших твоего внимания, одариваешь столь щедро?
        - И еще щедрее, - кивнул я, вспомнив про Розу. - Я бываю великодушным, но я же жестоко караю, когда это необходимо.
        - А кто-нибудь в Виньене знает о том, кто ты есть… на самом деле?
        Я отрицательно покачал головой.
        - Об этом знал только тот, кто был королем до меня, а для других истина не имеет значения. Они видят лишь то, что хотят видеть, но тот, кто проницателен, все поймет, как понял ты, - я внимательно посмотрел ему в глаза и чуть было не прошептал «ты уже почти обо всем догадался, Марсель.»
        Загляни поглубже, загляни в мои глаза, и ты все увидишь. Ты увидишь его и содрогнешься. Его вид заставит тебя с криком выбежать из дворца, пронестись по спящим улицам и скинуться с первого обрыва. Так я сказал бы ему, если б надо мной хоть на миг возобладало злое начало, но этого не случилось. У меня не хватало смелости признаться ему во всем, и поэтому я просто отвернулся, чтобы он сам не смог заметить тень в моих глазах.
        - А после того, как сжег посланье, ты тоже ощущал рядом присутствие чужих? - я снова быстро перешел к делу.
        - Каждую минуту, - кивнул он. - А иногда я их даже видел.
        - Видел? - я насторожился, обычно тайные соглядатаи редко кому-то показывались. - А ты уверен, что это те самые.
        - Да. То есть, в них не было ничего такого странного, ни крыльев, ни рожек, ни копыт, даже не знаю, чем они меня так напугали. Просто было в них что-то такое, что резко отличало их от толпы. То есть, это были обычные женщины, рыжеволосые, зеленоглазые, но было в них что-то сразу запоминающееся, что-то страшное… Знаешь, когда я впервые увидел их, то принял за близняшек, хотя лица у них совсем разные. Наверное, мне так показалось оттого, что на них одинаковые платья и прически у них одинаковые. Кажется, что их волосы нарочно спутаны так, чтобы напоминать пряжу.
        - Пряжу, - задумчиво протянул я и вспомнил быстро вращающееся, поющее колесо прялки. И шесть женщин, танцующих вокруг нее. И их голоса, и их наставления, и яд, сочащийся из каждого их слова. Встретиться с ними я бы никому не пожелал.
        - А у тебя не было больше мыслей о самоубийстве? - я подозрительно посмотрел на окно. Не зовет ли снова его призрачная царица броситься лбом на камни мостовой?
        - Нет, - как-то неуверенно пробормотал он. - Но те женщины… они обещают, что меня ждет нечто более страшное. Я с ними ни разу не говорил, но сразу понял, что именно это они хотят мне сказать.
        Он замолчал, казалось, уже навсегда. Он не удержался и поведал все то, о чем говорить ему было боязно и неприятно.
        - Ты прав, Марсель, тебе здесь не место, - быстро произнес я. - В том темном городе нам двоим будет лучше. И тебе, и мне. Там у меня есть замок. Я столько могу тебе показать, о чем ты даже не подозревал.
        Это была безумная идея, но ничего лучшего я предложить ему не мог. Раз в Виньене уже стало небезопасно, то лучше может быть только в моей стране. Там, куда людям ход воспрещен.
        Ворон, влетевший в приоткрытое окно и теперь паривший над моим плечом, хотел что-то сообщить, но я отмахнулся от него, как отмахивается человек от надоедливой мошки.
        - Я обещаю, что скоро снова возьму тебя с собой, только не к теням. Не в их подвалы, а в ту страну, которая не сможет не вызвать у тебя восторга.
        Ворон опять настойчиво начал атаковать мое плечо, но я молча велел ему убираться, даже указал рукой на окно для убедительности. Ничего важного он сообщить мне не может. В столице не происходит ничего опасного. Во дворце все спокойно. Даже мои долгие отлучки не могут дать повод для ропота или заговора. Да какой там заговор. Ни один хоть чуть-чуть здравомыслящий человек не посмеет даже подумать о свержении такого короля. Слишком убедительными предупреждениями были жестокие расправы над недовольными. Тяжелые предметы, сами по себе падающие и переламывающие руки нечестных казначеев, или другие «несчастные случаи», происходящие с близкими к бунту людьми или интриганами, кажется, напрочь отбили охоту у пока что оставшихся невредимыми чинить какие-либо козни против носителя короны. Даже если демон сидит на троне, то собственная безопасность для них была важнее его свержения. Да и зачем, в стране никто не бедствовал, казна полнилась сокровищами, деньги на раздачу неимущим брались, словно из ниоткуда, хорошо родила рожь на полях, успешно шла торговля, не было ни малейшей угрозы войны или смуты, а на улицах
почти не осталось преступников. Я обо всем позаботился. Так умело со всем справиться, как я, похоже, не сумел бы больше ни один колдун. Все уладилось, как будто бы естественным путем, и не осталось никакого доказательства тому, что здесь замешаны чары.
        Ворон все не улетал. Наверное, это от непрекращающегося хлопанья его крыльев над ухом у меня слегка закружилась голова. Комната поплыла перед глазами. Так бывает только тогда…Но еще слишком рано. Я не должен сейчас перевоплотиться. Рука потянулась к горлу, словно желая проверить, не обжигает ли оно, и не нащупала там уже привычной цепочки. Медальона не было. Неужели я потерял его у Габриэля? Ну конечно, тогда я был в таком состоянии, что мог забыть в чужом доме самое важное. Уже не в первый раз я мог сказать, что свалял дурака. Марсель прав. Я забочусь обо всем в целом и совсем не думаю о мелочах. А ведь эти досадные мелочи иногда могут быть так важны.
        Влажная от пота кожа скользила под пальцами и жглась, как жидкий огонь, и металл больше не успокаивал ее. Капельки пота тоже были горячими, и, если бы их коснулись не мои, а чужие пальцы, то не миновать было бы ожогов и волдырей.
        - Я скоро вернусь, - сказал я Марселю, чувствуя себя последним негодяем, нельзя же снова оставлять его одного в страхе перед неизвестностью. - Жди.
        Больше я задерживаться не мог. Слышно было, как Марсель пробормотал что-то невразумительное мне вслед. Бедняга. Естественно, после того, как я так быстро, то появляюсь, то исчезаю, он начнет сомневаться в собственном рассудке.
        Я бы остался подольше, если бы был уверен, что смогу контролировать себя и не растерзаю его. Он ведь ничем не заслужил такую смерть. Из всех своих друзей его, единственного, я не хотел видеть мертвым. Даже больше, я хотел, чтобы он жил вечно, как и я.
        Промозглый ночной ветер лишь слегка охладил мою кожу. Она все еще пылала так, как не может пылать кожа человека. Человеческое тело не может стать ни таким горячим, как мое во время превращения, и даже после смерти людская плоть не бывает такой холодной, как мое тело во время раздумий или сна, или просто безразличия ко всему, когда дракон спит. Но сейчас он не спал, и от этого мне становилось тошно. Нет медальона - нет и цепей. Он почти, что свободен.
        Злая сила внутри меня умела долго выжидать, но потом захватывала в один миг. Я согнулся от боли, вцепился в цоколь какого-то здания, и на нем остались длинные царапины от растущих когтей. Город спал, но рядом кто-то был. Прохожий или бродяга, который отнюдь не спешил помочь. Я слышал приближающиеся шаги, но не слышал участливого вопроса «что с вами», не ощущал даже намека на то, что он встревожен моим затруднением.
        Еще не убранный снег скрипел под чьими-то ногами. Вокруг нас сгущалась морозная ночь, а внутри меня бушевало пламя, целая бездна огня. Чья-то рука легла мне на плечо, но не с участием и без желания поддержать, напротив, так цепляется утопающий за того, кого хочет утянуть вместе с собой на дно. Что-то подобное я уже ощущал, когда меня держала рука моего бездушного наставника, твердо, несгибаемо, словно в тисках. Вот и сейчас мне казалось, что скрюченные пальцы какого-то бродяги оставили на моем плече отпечаток зла.
        Я оттолкнул его изо всей силы, так, что он пролетел несколько метров и ничком упал на тротуар. Другой размозжил бы себе голову о булыжники дороги, а этот все еще был жив. Его мозги все еще не растеклись по дороге, острые камни не проломили ему череп. Я подошел ближе, чтобы посмотреть на него. Так и есть, бродяга, причем такой убогий, каких в моем городе нет. Удивительно, почему ему до сих пор не выдали нормальную одежду взамен его отрепьям. Ведь я же велел снабжать бедняков всем необходимым. Видимо, даже моя благотворительность распространилась далеко не на всех. А может, он сам решил от нее отказаться, может, решил, что ограбить кого-то достойнее, чем принять подаяние. Наверное, ограбить меня он и намеревался. При его недюжинной силе и крепком телосложении легко напасть на молоденького аристократа, которому стало плохо после ночи возлияний. Так он, должно быть, обо мне подумал. Ну и пусть думает, что хочет. Я надеялся, что не сломал ему ничего, а ушибы скоро пройдут. И все же мне не хотелось оставлять в Виньене хоть одного обиженного.
        - Возьми, - я быстро вынул и швырнул ему кошелек. Тот со звоном упал на тротуар, несколько монет высыпались через край и покатились по земле. Блестели они ослепительно и яркими всполохами отражались в глазах под полями рваной шляпы. - Купи себе еду, одежду, найди врача. Если не хватит денег на лечение, то приходи к королевским распорядителям. Король ни в чем не откажет нуждающемуся.
        Мне было невыносимо смотреть на его лохмотья, на грязные крючковатые руки, и я отвернулся. К тому же нельзя было показывать ему, что со мной происходит что-то странное и страшное. Я быстро зашагал прочь, и кто-то, но не бродяга вдруг шепнул мне на ухо:
        - Господин эльфов щедр, как всегда.
        Голос показался мне знакомым, но оборачиваться я не стал. И так ясно, что кругом нет никого, кроме меня и этого несчастного. А голос? Насмешливый, игривый, чуть с хрипотцой, с нотками мудрости и тайного могущества. Снова этот голос! Ну что ж? Отнесем и его в привычную категорию. Пусть это будет всего лишь иллюзия, всего лишь воспоминание.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к