Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Поворот судьбы. Книга 1 Андрей Сергеевич Янусов

        Поворот судьбы #1
        Самая первая книга. История о обычном парне - Ивире Торсоне, который в силу обстоятельств покидает свою родную деревню в поисках обычной жизни, но, как обычно принято, судьба не даёт обычной и лёгкой жизни избранным героям, которым суждено изменить ВСЁ…
        Продолжение (2-ая книга) пишется.

        Андрей Сергеевич Янусов
        Поворот судьбы
        Книга первая

        Пролог

        Когда-то в мире существовали избранники богов. Каждый из них олицетворял собой всю мощь своего бога. Это было прекрасное время для мира Зейрос. Тогда только начал происходить рассвет цивилизации мира. В то время не было войн, расовой вражды и ненависти ко всему необъяснимому. В вашем мире это время могло бы называться утопией. Но не зря было сказано, что оно «было».
        Все изменилось из-за кометы. В ничем не примечательный день она влетела в атмосферу того мира. Если бы она просто пролетела, оставляя за собой прекраснейший свет, всё бы обошлось. Но увы, по какой-то неведомой причине эта комета взорвалась.
        Весь мир следил за полётом и сиянием этого прекрасного тела, даже боги. У них в это время состоялся пир в честь этой кометы, которая гостила в их мире через каждые 397 лет. Замечу, даже боги не знали, что она собой представляет, они считали, будто это создатель всего сущего так оказывает внимание своим созданиям.
        Итак, множество взоров было обращено на «маленькое око создателя», когда произошел взрыв. Он был такой силы, что избранники, вовремя понявшие опасность и создавшие вокруг себя на определенное пространство защиту, истратили почти всю энергию богов, накопленную за всё время пребывания в мире Зейрос. Каждый избранник был напрямую «подключен» ко всему запасу энергии своего бога.
        В результате, некоторые материки были полностью уничтожены, а другие с помощью избранников сохранились где-то на тридцать или сорок процентов.
        Через несколько десятков лет (а избранники были бессмертными и в принципе никогда бы не смогли постареть, независимо от расы) когда мир более-менее пришел в равновесие, боги, поняв какую угрозу для них представляют их же избранники, решились на необдуманный шаг. Они заключили сделку с нейтральной ко всему богиней смерти - с Хель. К тому же она не являлась постоянной богиней Зейроса, но почему-то выбрала в этом мире себе избранника. «Ради забавы»,  - подумали боги…
        Боги заключили сделку и явились к великим магам того времени за «помощью». Необходимо заметить, что божественная энергия - это не магия, а значит и избранники не маги. Ну вот, соблазненные обещаниями богов, маги со временем сплотили вокруг себя людей, создали королевства, гильдии. Когда они посчитали, что собрали достаточную силу, начали охоту за избранниками богов, объявив тех отрекшимися от неба.
        Началась Великая Битва. Она продолжалась несколько веков, завершившись смертью психопата, который по сути являлся сильнейшим из избранников. Этот человек был избранником Сеула, бога крови и плоти.
        А избранник Хель куда-то исчез, что привело к недоумению богов. Но те убедившись, что того в мире нет, успокоились. И в Зейросе закончилась утопия…
        Касательно о том, что случилось с избранниками богов. Ведь боги пошли против природы, решившись избавиться от них. Так как по существу они были бессмертны (избранники), Хель отправила их в разлом времени и бытия, где не властвовал никто, ну разве только создатель.
        Эти несчастные существа, разрываемые самим временем исчезали, как будто их и не было вовсе, но один держался. Держался для того, чтобы отомстить и свергнуть богов на землю, чтобы те познали его муки. Это был Мефистопель, избранник Сеула. Под влиянием того разлома, он терял черты лица, свою силу, пока не превратился в тень. Тень, ожидающую того мига, когда ей представится возможность вернуться…
        Глава 1. Как всё было…

        Все началось с моего совершеннолетия. Сегодня, 15 Зевола 1358 года от Великой Битвы. Просыпаясь, я с удивлением обнаружил, что сегодня мне не снились кошмары, а то в последнее время наблюдался за мной этот «грех». Взглянув в маленькое окошко, понял, что сейчас где-то полдень.
        - Хоть на этом спасибо.  - пробормотал вслух. Сам не знаю к кому обращался за чудесное начало дня, но, по-видимому, был услышан, раз солнечный луч заглянул ко мне в комнату.
        Пока умываюсь, расскажу про свою обыденную жизнь. Звать меня Ивир Торсон, сын Сората и Лейлы. Не буду долго их описывать, скажу одно - любящие родители, которые знают толк в воспитании детей. Есть младший брат Нир, восемь лет от роду, который любит что-нибудь натворить, а потом скинуть результаты баловства на меня. Ну и достается же ему от меня! С нами живут две сестрички близняшки Лейла и Айла, шестилетние добряшки. Несколько лет назад поздно ночью к нам постучались два странника вместе с еще маленькими девочками. Мне тогда было, примерно, четырнадцать. По ощущениям я до сих пор помню, что испугался этой ночи. Отец настороженно их впустил. Потом они заперлись на кухне, о чем-то долго говоря. А мне пришлось сидеть с Ниром, так что не знаю о чём был разговор. Но под утро, я уже спал, странники ушли, оставив девочек. Каково же было моё удивление когда обнаружил, кхм, прибавление в семействе! Ну что-то я заговорился… Мне сегодня исполняется семнадцать! Уже взрослый. А это значит, что мне пора заводить семью. Не жить же всё время на чердаке в родительском доме? Эх, время… как бы я хотел вернуться в
детство! Вот бы ещё раз послушать волшебные истории старого деда. Раньше все дети, в том числе и я, сбегались послушать его и окунуться в настоящие приключения героев. Любил же я тогда представить себя в роли благородного рыцаря, убивающих драконов и эльфов наповал. Кхм! Что-то я опять отвлёкся. Так-с, живу в деревушке Помидия, расположенной вблизи границ баронства Нольтского, страны Хорос, мира Зейрос. Через нашу деревню часто проезжают обозы, караваны и путешественники, так что есть, на что посмотреть и что послушать, избавляя себя от скуки. Недалеко протекает небольшая река, носящее звонкое имя - Журчащая, в которой с наслаждением я часто плаваю. А чуть впереди находится Карновый лес. Обычно мы с отцом ходим туда охотиться на мелких животных. Например, ставим силки на зайцев, с хорошей удачей получая мясо и меха. Чтобы ещё рассказать? Вроде бы всё насущное поведал.
        Закончив полоскание, окинул взглядом чердак и спустился по лестнице вниз, к родным. Только завидев меня, соревнуясь между собой в скорости, подбежали сестрички с Ниром, крича на весь дом:
        - Братик, блатик с днём рождения!  - и, дергая меня за штанину - Покатай, пожалуйста…
        - Аэх! Кто бы меня покатал.  - зевая, промямлил я, со вздохом опускаясь на четвереньки. Они часто просили меня об «катании, как на лошадке», чтобы потом с гордостью хвалиться перед деревенской ребятней. Ведь что может быть лучше, чем оседлать, словно лошадь, старшего брата? Немного отвлекшись мыслями на примерный распорядок сегодняшнего дня, подскочил от резкой боли в спине. Вернее - сильно дернулся. Забиравшаяся ко мне на спину Айла упала бы, если бы не Нир, вовремя поддержавший ее. Фух, пронесло!
        - Впелед мой конь! Неси нас быстлее ветла!  - весело закричала Лейла, усевшись за сестрой. Подыгрывая девочкам, я попытался издать ржание лошади. Но увы, не похож я на коня. Побрел по дому, стараясь не скинуть вцепившихся в рубаху и волосы сестрёнок.
        - Аааа, хаха.  - восторженно кричали девочки на моей «многострадальной» спине, пока я их не довез до кухни. Там уже хозяйничала мама, расставляя блюда на стол. Отец сидел и уже, в какой раз перечитывал свою любимую книгу, купленную давным-давно у проезжающего путешественника. А мама разливала суп с зеленью по чашкам. Увидев это, дети, сразу же забыв об «лошадке», начали наперегонки занимать места за столом и рассказывать свои сны. Я встал к открытому окну, чтобы ощутить свежесть гуляющего по кухне ветерка. Благодать!
        - Что-то ты сегодня поздно встал, сынок.  - произнес отец, закрывая книгу.
        - Приснился хороший сон.  - ответил я весело, не отрывая взгляда от улицы. Хорошая погода! Ярко светит солнышко, на улице сухо и на небе редкие пушистые облака летят по своим делам. Ветер весело резвится, поднимая в воздух пыль и шевеля листья деревьев и кустов. Соседские ребятишки играют в догонялки, наверное, с самого утра. Коты и кошки греются на солнышке, иногда приоткрывая глаза, чтобы посмотреть, кто там идет.
        - Голые девушки случайно не снились?  - спросил отец, и тут же рассмеялся во весь голос, приговаривая:
        - Когда же ты найдешь себе девушку? Пусть даже пока без женитьбы. Ведь, твой друг Свирь уже женился на Рельсе, да еще в скором времени у них будет ребёнок!
        - Пока не лежит у меня сердце к супружеской жизни. Тем более из-за «богатства». Свирь рассказывает, как плохо ему живется. Мол, забота о жене, работа, а свободного времени почти не остается чтобы с нами погулять. Говорит, лучше быть свободным. Ах да! Свирь старше меня на два года, если ты забыл. И еще Рельса сегодня не отпустила его с нами выпить за мое здоровье. А он послушался! Не хочу я такой жизни, как у него. Уж лучше жениться по любви или вовсе не жениться. А пока я никого не люблю…  - немного смущаясь.
        - Как это никого не любишь? А Халу? Отец ее намекнул что не прочь видеть тебя своим зятем.  - подколол Сорат, вспомнив неприятное происшествие произошедшее со мной и этой девушкой. Вернее сказать - со мной. Почему все это вспоминают?! Как же хорошо бы мне жилось, если бы все забыли этот случай!
        - Вот её точно не люблю. Признаю, красавица, и на ней многие хотят жениться, да еще свекор староста. Просто… не привлекает она меня ничем. А из-за того раза я большей к ней не подойду… Ну зачем она нажаловалась?! Шутка же была!
        - Сам виноват. Впредь умнее будешь!  - вмешалась мама.
        Произошел этот случай так: 13 Фиру, мы с друзьями отмечали день рождения моего друга Дороса, в местной таверне «Ржавая подкова». Хозяин таверны был мужик по имени Варик, он раньше служил в войсках Холоса, пока не подкопил деньжат и приехал к нам. У нас построил таверну и женился на Юре. Каждый вечер после тяжелой работы у него собирается вся деревня, чтобы отдохнуть. Нас было шесть человек: Дорос, я (Ивир), Лясь, Жак, Харук, Жер. Один Жер из нас толстяк, но этот его… скажем так - недостаток компенсирует хорошее отношение к людям. В деревне мы образец честности и благородства, отчего остальные парни завидуют нашей дружбе. Всегда вместе гуляем, никого из своих не бросаем в беде и вся остальная шпана нас сторонится, но что-то я ушел от темы. Короче, полночь, сидим в «подкове» пьяные. Вокруг шум, гам, веселье во всей таверне! Жак рассказывает разнообразные похабные истории, как вдруг Дорос прерывает его:
        - Эй, Ивир, а слабо ли тебе поцеловать первую встречную?
        - Мнеэ? Ты что, нэслабо!  - (язык заплетался), с вызовом глядя на него. Эх, ведь я же тогда был в стельку пьян и горько жалею, что так ответил.
        - Тогда пошли, покажешь нам, на что ты способен! Никто же не против?!  - привлекая внимание, последние слова выкрикнул он. Хорошо, что не добился своей цели, а то бы мой позор воочию увидели бы многие.
        Итак, я, Дорос и Свирь вышли из теплой таверны на прохладный воздух. Приближалась зима. После душной таверны пришла такая долгожданная прохлада, что вызывало радость на душе. Хором выбрав направление, пошли бродить по деревне. По пути попадались лишь в стельку пьяные мужики, разбредавшиеся по своим домам. И сопровождал нас собачий лай, особенно часто, когда слишком близко подходили к ограде какого-либо дома. Ночь была холодна, отнимая тепло разгоряченных тел и превращая в туман наше дыхание. Замерзая и зевая на ходу, лично я трезвел. Спутники, наверное, тоже. Поплутав немного и сплюнув, я уже хотел пойти обратно в такой уютный трактир, как вижу, впереди идет какая-то девица. Ну… не сговариваясь с друзьями, окликнул ее, чтобы она остановилась. Примерно так: «Стоять! Бояться!». От страха на секунду замерев на месте, она побежала, чем сильно меня разозлила. В гневе на этот чертов спор, на эту девку, я побежал за ней, повалил на землю и крепко поцеловал. Дальше рассказывали удивленные друзья: она ударила мне по голове, отчего я отключился, и, свалив мою тушу с себя, побежала в слезах домой. На
следующее утро примчался староста, выяснять отношения, но мой отец быстро его успокоил. После этого по Помидии ходили разные слухи, будто я тупой насильник и всякие неприятные истории обо мне, выдуманные сплетниками. Слухи быстро увяли не без помощи друзей и отца, но память о случившемся осталась.
        - Ну что, все к столу.  - вывел из воспоминаний мамин голос. И, сказав пару тостов за мое будущее, приступили к праздничному обеду… Спустя некоторое время, я собрался идти в «Ржавую подкову» на встречу с друзьями. Надо же отметить это дело с ними, как это делалось всегда по праздникам. По пути к трактиру я любовался закатом солнца и думал, как пройдет грядущая пьянка. Навстречу шли редкие прохожие, торопящиеся по своим делам кто куда. Или, как я, наслаждающиеся последними мгновениями вечера. По деревне носился теплый ветерок, взметая в воздух пыль, и закручивая ее, в маленькие смерчи. Домашние животные шумели, придавая прогулке спокойствие.
        В трактир я вошел умиротворенный. Кинув взгляд на полупустой зал, подошел к уже собравшимся за дальним столом друзьям. Вид у них был несчастный. Чувствовалось их сомнение в предстоящем разгулье.
        - Что такие угрюмые, ведь я же за сегодня плачу?  - присаживаясь к ним, попытался их развеселить.
        - Да, понимаешь, Ив, нас сегодня, наверное, сглазили. Преследуют все время неудачи. Вот, пока шел сюда, на пустом месте несколько раз запнулся, да еще успел побывать в драке из-за пустяка.  - указывая на синеющий синяк на щеке, сказал Жак. Остальные его, молча, поддержали.
        - Как бы чего дурного не произошло - грустно продолжил Лясь. Жер на реплику друга согласно кивнул.
        - Детская сказка. Вы что ребята, не могли придумать более правдоподобную отговорку? Да. Чепуха! Какие могут быть в обычной пьянке неприятности!?  - посмеялся я, но друзья посмотрели на меня, как на больного. Неужели они всерьез? Выглядело все так, будто они хотят меня надуть, а потом со смехом сказать будто бы пошутили.
        - Ну, поживем, увидим…  - хмуро произнес Лясь, наблюдая, как я встаю. Посидев в тишине завядшего разговора, направился к стойке Варика. Петляя вокруг столов, размышлял о прошедшем разговоре. Что-то тут не чисто. У меня два предложения: либо врут друзья, только зачем им это надо? Либо говорят правду, что приводит к мысли о старушке судьбе. А это сказки…
        Варик с любовью протирал свою стойку, чуть ли не до блеска, и недовольно посмотрел на меня, когда я подошел и начал перечислять съестное. Вдаваться в подробности не буду. Выслушав, он лишь спросил: «Заплатить-то есть чем?», на что я положил две серебряные цузы Так называются наши деньги, один серебряный цуз равен стам медных киров, а один золотой верш равен сорока серебряных цузов. У нас в деревне цузы - большие деньги, так как мы расплачиваемся в основном кирами… После чего пошёл к своим друзьям, и мы начали ждать, когда же трактирщик позовет забрать еду. Через десять минут напряженного разговора о сегодняшнем дне, меня наконец-таки позвали забрать еду, и мы начали пьянку. Друзья ощутимо веселели после каждой выпитой кружки - расплываться в улыбках, потом рассказывать смешные истории… За весельем мы даже не заметили, как трактир под завязку наполнился. В подкове стало шумно, везде стоял мощный гул от громких разговоров, да споров. А мы были в состоянии полного опьянения, поэтому происходящее в трактире нас не интересовало и, в общем, на все было наплевать. Хотелось немного вздремнуть. Я только
начал засыпать, как мимо уха пролетела тарелка и разбилась с громким треском об наш стол, будя осколками и звоном, было заснувших Жака и Жера. Я с недоумением обернулся, думая, кто же такой богатый, что решился бить посуду Варика. Хозяин подковы не любил когда ломают его имущество, поэтому за испорченную вещь всегда брал в два раза дороже. Обернувшись, в моем пьяном разуме возникло удивление. Абсолютно все, кто был в трактире, били друг друга, стараясь, чтобы противник потерял сознание на полу. Если им удавалось это, они находили новую цель и продолжали веселье. Будто какое-то бешенство завладело всеми. Нет… Трактир наполнился безумием.
        Вообще-то в ржавой подкове редко кто дрался. Сюда приходят после тяжелой работы отдохнуть, выпить с друзьями по пивку или медовухи, обсудить какие-нибудь новости. А не тратить впустую силы. Женщины или дети после заката солнца уходили домой, чтобы дать мужчинам почувствовать себя свободными….
        Мы пропустили начало драки, но судя по всему, сейчас мордобой шел с все большим ожесточением. По трактиру летали все предметы мебели, и иногда даже люди, запущенные добрыми соседями. Пока мой пьяный мозг придумывал, что же делать, за меня все решила судьба, а именно в голову что-то прилетело, и я почувствовал, как гаснет сознание….

* * *

        Очнулся с резкой болью в голове и лёгкой паникой. Вокруг была только тьма. Я сначала подумал, что помер. Да еще так глупо! Правда, после секундного раздумья пришел к выводу - закрыты глаза. Попытка их открыть ни к чему хорошему не привела, в голове разлилась резкая боль. Пришлось ждать когда все пройдёт. Медленно открыл глаза. Все плавало, кружась в темном хороводе, очертания предметов были размазаны. Когда зрение восстановилось, и я смог нормально видеть, понял, что лежу на грязном полу, на правой щеке, и не могу повернуть головы или хотя бы подняться. Все тело болело, как будто в меня вставляли раскаленные иглы или перенапрягся, хотя со мной это случалось не часто. Или, наиболее вероятно, по мне ходили, как по тряпке. Удивительно, как же я оказался цел?
        Так, валяясь на полу, размышлял о друзьях. Неужели тоже где-то валяются? Хоть бы целыми. Эх, как жаль, что они оказались правы! Неприятность случилась, да еще какая! Я то думал, обманывают. От осознания своей ошибки решил извиниться перед ними, когда увижу. Еще немного полежав, принял сидячее положение и огляделся, поражаясь, что стало с трактиром. По нему, будто пронёсся ураган. Ураган! Тут и там лежали побитые и пьяные тела людей. Кровь, была кровь. Только один ее вид вызывал во мне противоречивые чувства: тошнило и хотелось закрыть глаза, еще возникало желание прикоснуться к ней. Прикоснуться к чужой крови! Это ненормально! Хорошо, что я не делал этого, хотя у меня всегда было так. Стараясь не замечать кровь, обратил внимание на расположение людей. Все валялись в разных позах - некоторые дрыхли в обнимку друг с другом, другие с предметами мебели, но главное - никто не лежал один! Смешно. Кое-кто спал в рыготине или со спущенными штанами. А везде валялся мусор, да всякие сломанные вещи: тарелки, кружки, стулья почти все поломанные, столы и так далее. Но самое худшее для Варика - небольшая дыра в
стене. Человек через нее не пролезет - это точно, а мелкое животное, пожалуй. Интересно, кто и как умудрился ее сделать?.. Ну ладно, все равно эта проблема Варика, а не моя.
        Проверив свой внешний вид, пришел к печальным выводам - «Больше никогда не пить, а если и пить, то лучше в плохой одежде». На затылке оказался огромный шишак, правая половина лица занята синяком, одежда в разных местах порвана, кое-где на ней кровь с еще какой-то гадостью.
        Обхватив мои ноги, рядом лежал избитый Жак. Ну как избитый… вид его портили порезы и синяки. А в целом он выглядел намного лучше, чем я. Попытавшись его разбудить, потряс за плечо. Безрезультатно. Недолго думая, дал затрещину. И о чудо, он подскочил, как и не спал вовсе!
        - Ив, ты совсем совесть потерял?  - болезненно морщась, простонал он с укором смотря на меня. Когда встал, изображая из себя страдальца, и оглядел открывшуюся картину, протянул ошеломленно - Дааа… И случилось же вчера, ничего не скажешь… А мы тебе говорили!
        - Ага, хорошо отметили совершеннолетие! Прямо о таком и мечтал! Понеслось бы оно все в бездну! Найди и разбуди остальных Имеется в виду друзей., только ни об кого не запнись. А дальше решим, что будем делать. Я пойду, найду чем горло промочить.  - посматривая в разбитое окно таверны, прошептал ему я. На улице только разгорались предрассветные сумерки. Солнце пока не встало, значит, время смыться еще есть, пока никто не пришел. Интересно, почему не пришел патруль? Вроде бы они должны пресекать такие стычки.
        Разгуливая по таверне, наткнулся на Варика, валяющегося за стойкой с разбитой головой. Рядом с ним лежала сломанная дверца от любимой стойки. Видно, ей его и приложили. Ну и взбесится же он, если очнется. Хм. Если? Он дышит. Значит, когда очнется. В зале послышались стоны, это Жак с уже очнувшимся Харуком приводили в чувства Дороса, Жера и Ляся. Я удивлялся про себя, почему еще никто кроме нас не встал. Наверное, потому что мы единственные из молодежи были тут. И организмы наши восстанавливаются быстрее, чем у взрослых. Один плюс молодой жизни.
        Вскоре, мне надоело в пустую ходить по разгромленному залу. Ни одной целой бутылки или кувшина! Надо же умудрится, чтобы ничего не оставить! А пить хочется! В праведном гневе пошел на выход. «Хоть воздухом свежим подышу, глядишь, жажда пройдет. Интересно, что ощутит первый человек кто сюда войдет? Воняет здесь падика-сь жутко. Хорошо я привык.»,  - думал я, но толкнув дверь прекратил философствовать. Она заперта! Толкнул посильнее, а результата ноль. Что делать? Приводить в чувства Варика и просить его открыть дверь? Нет, вариант этот отпадает. Надо все хорошенько обдумать.
        Поглядев по углам, нашел не тронутый столик. Он стоял в самой дальней части зала, в углу входа на кухню. Мда… выходила неприятная ситуация. Видимо, Варик понял, что «битву» уже не остановить, и решил запереть все двери, чтобы никто не ушел. Виновные отстроят в трактире все сломанное, заплатив еще и компенсацию… Наверняка все так и будет.
        Не заметив за размышлениями, что помятые друзья уселись рядом, я вздрогнул от неожиданно заданного вопроса Жера:
        - Чего делать?
        - А что думать-то? Либо мы остаёмся и помогаем в восстановление таверны за просто так, либо сматываемся от сюда. Лично я хочу свалить пока никто не увидел нас.  - сказал я. Пить, хочу пить.
        - Валим!  - хором ответили друзья, едва не разбудив лежачих… амбалов?
        В нашей компании я почти всегда был прав, и из-за этого мои планы, кхм, и мысли на какой-либо счет обретали весомость. Просто, я… стратег? Люблю когда что-нибудь идет по задумке. Друзья заулыбались, несмотря на то, что мы в медвежьем дупле Может использоваться в разных значениях, в том числе и в роли ругательства. В данном случае означает очень плохое положение, может быть..
        На секунду задумавшись, Жер преподнес самый очевидный и простой ответ на витавший вопрос - «Как сматываемся-то отсюда?»:
        - Может вылезем через окно кухни? Захватим чего-нибудь поесть. Ведь, как я понял, мы же собираемся идти в берлогу Шалаш, построенный своими руками и с помощью отцов, в виде домика на дереве. Расположен в Карновом лесу., да? В таком же виде домой не пойдешь… мы похожи на алкашей…
        Он был прав, мы были похожи на бездомных, гулявших больше недели отбросов.
        - Тогда решено, Лясь найди у кого-нибудь из этих,  - подвел черту Дорос, кивнув на бессознательных мужиков - мешок. В него накидайте еду, только, чтобы смогли быстро унести. Хорошо? А я полезу в погреб, поищу нам выпить чего-нибудь освежающего. Ив, посторожишь? Только, когда будете уходить, окно открытым оставьте. Встречаемся на нашем месте, у Журчащей. Да?
        - Все за - ответил Жак, видя, что возражений нет.  - только я с вами пойду. Лясь, Хар и Жер справятся без меня. Мне тоже надо взять выпить, а то помру наверное. Пока есть шанс, грех не воспользоваться.  - улыбнулся он.
        - Тогда идём. Нужно торопиться. Ранние завсегдатаи разбудят всех.  - высказался Харук.

* * *

        Жак и Дорос не теряя ни минуты, полезли в трактирный погреб, благо что он был открыт. Они складывали себе в карманы различные бутыли, стараясь брать в самых тёмных уголках, чтобы не сразу заметили пропажу, ведь в погребе у Варика было самое лучше спиртное во всей деревни… ну, по крайне мере так говорили люди. И если оно пропадет, хозяин подковы будет искать виновников до посинения мужского достоинства.
        Погреб находился в скрытом чулане. Если бы не Жак, то мы никогда его бы не отыскали. Просто, Жак работал некоторое время в трактире и случайно заметил, куда лазает Варик за заказом богатых путников.
        Я стоял на входе в погреб, вернее сидел, и всякий раз вздрагивал от громкого шума, раздававшемся в зале. Будь то вопли или чье-нибудь мычание. Страшно представить, что будет, если нас увидят здесь…
        И вот, когда я уже потерял терпение, вылез Дорос с набитыми в порванные карманы бутылями и тихо спросил:
        - Всё в порядке?
        - Вроде да. Правда, я вас уже замучился ждать. Где Жак?  - ответил я, переводя дух от неожиданности его появления. Ждешь, ждешь и тут раз - показывается голова. Как тут не вздрогнуть?
        - Тут я,  - послышался голос из погребка - Помогите вылезть, а то я могу по лестнице чего-нибудь разбить.
        Так как Дорос был загружен, я подал Жаку руку.
        - Ты чего там нахватал?  - чуть не заорал, удивляясь его тяжести. В руке начало ныть, и, появилась подленькая мыслишка отпустить друга. Но, конечно, я ее проигнорировал.
        - Да вот… всего помаленьку. Надо бы сумку найти, а то не удобно.  - ответил он, когда вылез, поправляя сползающую одежду.
        Я был удивлен, да и Дорос тоже. Может это звучит не правдоподобно, но это… у Жака торчало множество бутылок из-за пояса, карманов, под рубахой и в рукавах. Словно украшенное в честь пришествия весны дерево!
        - Ты осел что ли? Как ты со всем этим собираешься бежать? Олух.  - приглушенно крикнул Дорос, давая Жаку подзатыльник. Жак попытался увернуться, что привело к неприятности. Две бутылки выскользнули из под рубахи на пол. Одна звонко разбилась сразу. Другая, более крепкая, покатилась прямо в подвал и там с жутким грохотом что-то снесло. Все это происходило в немой сцене.
        - Если я не ошибаюсь, упала полка… нам конец. Варик нас убьет…  - выдохнул Жак, резко бледнея. Я был с ним полностью согласен. От мыслей про разгневанного Варика отвлек Дорос:
        - Чего уставились, драпать будем или как?!! Идиоты!
        В зале послышался шум. Кто-то сыпал проклятия на хреновый трактир, на драку и тех, кто её начал, в перерывах матерясь. Это было плохо, ведь кто-нибудь может увидеть нас. Стараясь идти на цыпочках по скрипучему полу, мы повернули на кухню. Тише… еще тише. Нельзя создавать много шума.
        Хорошо, что не надо было идти через главный зал, а то там уже кто-то ломился во входную дверь и, наверное, многие пришли в себя. Нам осталось пройти два узких коридорчика, как из кармана Жака выпала и громко разбилась об деревянный пол еще одна бутылка. Мля! Как же он бесит со своей заначкой! Надо было его вообще с собой не брать!
        Замерев на миг, Дорос рванул в кухню. После него Жак. Я невольно замыкал забег. Вылетев на кухню Дорос не останавливаясь выпрыгнул в окно. За ним Жак, придерживая бутыли, осторожно перелез. У меня было время оглядеться. На кухне был страшный кавардак. Жер, Харук и Лясь, видно было, не утруждали себя скрывать воровство.
        Выпрыгнув вслед за Жаком, я остановился, чтобы закрыть окно, но сразу отказался от этой идеи, увидев, человеческую фигуру. А может мне показалось вовсе, но я, гонимый страхом, побежал догонять друзей.
        Вдыхать холодный воздух, разгоряченной от быстрого бега грудью, было больно. Горло перехватывало. Поэтому, отдалившись на достаточное расстояние от трактира, мы перешли на шаг. Солнце уже взошло и пригревало. Благодать! Свежий, не спертый воздух. Как приятно вдыхать его! Жак, во время пробежки, потерял множество бутылок, на что теперь недовольно возмущался. Идя через всю деревню, к месту встречи, мы старались не попадаться никому на глаза, особенно патрулю Деревенский патруль - стражники порядка, охраняющие деревню и живущие здесь. и обходили родные дома по широкой дуге. Слава богам, на нашем пути никто не встретился! Выйдя из деревни, со спокойной душой подошли к высоким, пышным кустам. Со стороны не заметишь, но за кустами была еле заметная тропинка, ведущая на красивый берег, о котором никто кроме нас не знал. Ну или мы думаем, что не знает. Здесь мы и договорились встретиться. На берегу уже сидели мокрые друзья. Голые, точнее в одних подштанниках. Полоскали одежду. Оглянувшись на нас, Лясь, стуча зубами, спросил:
        - Б-будет-те опол-ласкив-ваться?
        - Ну не вонючими же идти к себе. Нас-то подождёте?  - ответил Дорос, широко улыбнувшись.
        - Под-дождём, куда же мы без вас-с д-денемся.  - криво улыбнувшись сказал Лясь и продолжил дальше полоскать свою рубаху. Первый свою одежду скинул Жак и, откупорив тёмно-зелёную бутылку зубами, глотнул и протянул мне, со словами:
        - На, выпей. Хороший эль. Согреешься.
        Передав бутылку, он с криком побежал в речку и нырнул. Через секунду вынырнув, стремительно понесся обратно на берег. Выглядел Жак немного посиневшим. Весело. Я с сомнением посмотрел на бутылку в руках, пытаясь решить пить или не пить. Здравая логика говорила, что не надо пить. Зачем портить организм? Конечно, я её не послушал и со вздохом сделал один глоток. Было такое ощущение, будто я выпил кипяток. Горло словно обожгло огнем, оставив приятное, расслабляющее ощущение во всем теле. Раздевшись, я по примеру Жака отдал бутылку Доросу, предварительно глотнув еще раз, и с криком побежал в воду. Оаоа! Когда ног коснулась ледяная вода, у меня по телу пробежали мурашки. Вода в реке была ледяная, солнце не успело её нагреть. До того холодная она была, что меня в считанные секунды полностью отрезвило, но я не останавливаясь пробежал дальше и нырнул с головой. Под водой я чуть не окочурился от ледяной воды, окружавшей меня. Мне казалось, будто нахожусь посреди огненного моря. Выныривая, я побежал на берег к Жаку. Холод на воздухе не ощущался после нырка. На берегу мне стало жарко. Позвав разминающегося
Жака обратно, нырнул еще раз, продержавшись намного больше, чем после первого нырка. Дорос тоже выпив напоследок, заходил в воду осторожно, наверное, привыкал к температуре воды. Зайдя по пояс и нырнув, он принялся обмывать себя руками. Мы с Жаком стояли по шее в воде и дрожащими руками отмывали себя, от последствий вчерашней драки, одновременно пытаясь перешучиваться сквозь дрожащие губы. Мытьё времени много не заняло, наверное, три минуты, и громко стуча зубами, мы начали выходить на берег. Парни, прополоскав свою и нашу, за это спасибо им большое, одежду пока мы купались, смотрели на нас с сочувствием и, передавая друг другу, попивали эль. Когда мы вылезли на берег и сели рядом с ними. Жер, у которого сейчас был эль, протянул его мне и, улыбнувшись, сказал:
        - Как водичка? Освежает?
        - Спасибо. Вода просто супер! Давно я в такой водичке не плавал!  - просипел, выдавливая из себя улыбку, посиневший Жак, как и впрочем, все мы.
        - Вижу, что вы знатно проредили запасы Варика,  - сказал, ухмыляясь Лясь, кивая на разложенные на земле бутыли, что мы спёрли у трактирщика - Теперь он будет искать воров. Надеюсь, он не прознает про нас.
        Все заулыбались, пытаясь представить его перекошенное от злости лицо, когда он обнаружит пропажу… И старались не думать о том, если он найдет нас.
        - Ведите себя как обычно. Считайте все произошедшее вымыслом. Тогда он точно не догадается.  - дал совет Дорос. Мы задумались. А как мы себя ведём обычно? Повисло молчание, все задумались о своем поведении.
        - Когда идём в берлогу?  - надоело мне затянувшееся молчание.
        - Сначала немного обсохнем.  - вынырнув из размышлений ответил Дорос, делая разминку. По его примеру я тоже начал заниматься и через некоторое время ощутил, как разгоняется кровь. Хорошо!
        - Ивир, а ты научишь меня драться также, как и ты вчера?  - вдруг спросил меня Жер. Не понял. Он сказал: как вчера? Мгновенно вырубаться что ли? Если так, то и учить тут нечему.
        - Ты чего? Перепил вчера? Я вчера даже подраться не успел. Так… заработал небольшой шишак.  - почесывая больную голову, ответил я. Какого хрена я вчера будто дрался? Только успел-то увидеть, как приближается стол. И все.
        - Не неси пургу. Мы сами видели, как ты нескольких мужиков уложил с одного удара. Будто великий воин, забредший в трактир. Еще двигался… словно змея!  - вмешался в разговор Жак, и спросил у ребят, что было же такое вчера. Они ответили, что да, такое было. Будто меня должны запомнить в трактирных легендах…
        Я растеряно вспомнил вчерашний день. Пусто. Нету там таких эпизодов! А если бы и были, то я бы сам не поверил бы в свой талант драться. Может в меня вселился бес?
        - Ну что, вспомнил?  - спросил Жак, видя, что я не собираюсь отвечать.
        - Нет. Не верю, что такое могло произойти.  - хмуро сказал я, сомневаясь в словах друзей. Ну какой из меня драчун? Пару ударов знаю и то все. Вон, Дорос намного лучше нас дерется и говорит, будто я лучше его.
        - Клянусь задницей Жака!  - сказал шутливо приподнимая руку Дорос. За что Жак его ударил в плечо. На этот удар Дорос завалил Жака на землю и они начали шутливо бороться. Пока Жак не оказался полностью проигравшим. Не мог даже пошевелить рукой.
        - Извините ребят, но ничего такого не вспоминается.  - сказал я, после того как Жак встал и начал растирать руки. Дорос посмотрел на меня удивленно.
        - Мне рассказывал в детстве дядя, что иногда такое случается после сильного удара по голове. Некоторые люди после сильного, очнувшись, даже не помнят, кто они такие,  - вступил в разговор Харук - Так что это могло произойти и с тобой. Тебя, как я помню, били по голове два раза. В первый раз, кружкой прилетело. Во второй раз, здоровенный лысяк огрел тебя лавкой. Как ты еще можешь ходить?
        - Хар тебе это дядя рассказал вчера? Тебе еще рано говорить слово «детство», оно еще у тебя не прошло.  - сказал Жак, давясь смехом. Жак не упускал шанс подшутить над Харуком в любое время суток, из-за того что он был самым младшим в нашей компании. Ну и вспыльчивым, хотя дрался он похуже меня, чем Жак и пользовался. Хар был младше меня на год. Он любит читать книги, когда выдается свободное время. Отец Харука служит заместителем командира в патруле. Мать его скончалась при родах сестры. На слова Жака Хар не обратил никого внимания, даже не взглянул. Будто говоря: «Я тебя не слышу, потому что ты пустое место».
        - Ну, всё. Пора иди в берлогу, вы так не думаете? Вроде одежда чуть подсохла и мы вполне отдохнули.  - прервал начавшуюся перепалку Жер. Начав одеваться в ещё стекающую ручейком воду одежду. Мы со вздохом начали тоже одеваться. Неприятно было одевать мокрую и холодную одежду, но деваться было некуда, ведь не голышом же иди в берлогу по лесу… Одевшись и прихватив мешок с припасами, в котором лежали сворованные бутыли и еда, в основном хлеб, мы пошли по едва различимой тропинке в наше любимое место, а именно в берлогу. По дороге я любовался лесом. Он уже проснулся и приветствовал нас птичьими трелями. Да и не только птицы издавали звуки, но и животных. Вот далеко впереди проревел медведь, а потом послышался визг кабана. Фух. Хорошо, что они далеко и не заходят на окраину. Вокруг нас раскинулись кусты с ягодами и многих видов деревья. Пахло цветами и смолой. Душа прямо готова раствориться в этой чудесной природе!
        Наслаждаясь лесом, я не заметил маленький холмик, об который запнулся и позорно упал. Жер и Лясь сразу заржали в один голос, видя мое падение. Они шли позади меня, обсуждая что-то свое. Харук, Дорос и Жак недоуменно оглянулись, пытаясь понять, что же друзей так рассмешило и, увидев меня, лежащего на земле, тоже заржали во весь голос.
        - Ив, ты чего на земле ищешь?  - спросил Жак сквозь смех. Аж от потуги выступили слезы!
        - Да иди ты.  - прозвучало в ответ. Как-то разом пропало созерцательно-прекрасное настроение.
        - Не злись. С кем не бывает. Подумаешь, запнулся об муравейник. Хах! До сих пор от смеха рвет. Ты бы видел себя!  - все еще улыбаясь, сказал Жак. Я, молча, встал и пошел дальше, ни с кем не разговаривая. Через шесть минут мы уже были под старым высоким дубом, на опушке которого расположена наша берлога. Задрав голову, посмотрел на верх. Любой оказавшийся здесь человек, за многочисленными ветками и листьями не увидел бы ничего. Но мы то знали, что там находиться наш домик. Чтобы подняться, надо было сначала залезть на ближайшую толстую ветку и там отвязать верёвку, замаскированную под кору. Верёвка чуть поднимается, и из-за листвы падает веревочная лестница, по которой мы залезаем в берлогу.
        Я полез вторым, передо мной Лясь. По лестнице не очень приятно было залазить: на ней было много жуков и личинок насекомых, поэтому я поднимался, пытаясь смотреть по сторонам, но не вниз и не на лестницу. Когда я что-нибудь раздавливал, громко хлюпало, и появлялся особый, горький запах. Подъем был сродни подвигу для меня.
        Когда поднялся, первым делом тщательно промыл от насекомых руки. Лясь раскладывал еду из мешка. После восхождения, ребята тоже вымыли руки от слизи насекомых. Обговаривая вчерашнюю драку и разные смешные моменты, мы начали есть. Было весело вспоминать произошедшее, когда всё уже позади и не надо больше терпеть ситуацию. Наевшись, положили оставшееся в мешок и легли отоспаться…
        Мне снилась тёмная огромная буря, застилающая всё небо. Она двигалась в мою сторону, как живое существо, изредка освещая молниями своё пространство. Раскаты грома были до того велики, что земля содрогалась от каждого удара. Под ветром ломались высокие деревья. Порывы ветра развивали на мне черно-белую одежду. По сторонам от меня виднелись зелёные леса, озера и какие-то города. В этих городах я ощущал страх перед надвигающейся бурей. Я улыбался ей, потому что знал, что она не причинит мне вреда. Когда один из городов исчез в пыли, я проснулся…
        Возле меня стояли обеспокоенные друзья. Увидев, что я проснулся, Жак облегченно улыбнулся и сказал:
        - Что с тобой было? Ты нас напугал. Мы проснулись от твоих стонов. Увидев, как ты трясся, да еще весь в поту решили тебя разбудить. Еле добудились. Отравился? Нет?
        - Мне снился всего лишь сон.  - ответил я, протирая глаза и зевая.
        - Расскажи, что снилось.  - попросил Харук, смотря на меня с… интересом?
        - Не помню. Что-то связанное с бурей.  - ответил я, после безуспешных попыток что-либо вспомнить. Вот недавно помнил весь сон, а сейчас ничего, как будто ножом отрезало.
        - Значит, тебе снился просто кошмар. Только и всего. А мы боялись.  - сказал Дорос, выпивая эль. Я встал и потянулся забрать у него бутыль, в горле пересохло.
        - Пей воду, тебе полезно.  - кивая на другой бутыль, сказал он. Мне ничего не оставалось как взять воду. У Дора хрен заберешь, если только силой. От воды сонливость ушла. Синяк на лице уже почти и не болел, что прибавляло мне радости.
        - Ну тогда поедим и идём по домам? Уже вечер.  - сказал Хар. Ему надо еще позаботиться о сестре. Отец же сегодня заступает на ночь в патруль. После его слов я посмотрел в окно. Сквозь многочисленные листья дуба к нам заглядывали закатные лучи солнца. Перекусив, мы собрались идти обратно в деревню. Для начала опустили лестницу и прибрав за собой, ведь неохота возвращаться в свинарник, начали спускаться на землю. Когда все спустились, я завязал верёвку обратно на ветку, присыпав немного землей. Спрятав лестницу, мы пошли в деревню. Нас нещадно кусали комары, и, когда я уже начал думать, не перейти ли нам на бег, услышал со стороны главного тракта шум: стучащихся о камни повозок и лошадиное ржание. Обоз.
        Я недоумённо остановился. По идее, если это купцы, то они приехали слишком рано. Купеческие обозы должны начать проезжать через нашу деревню в следующем месяце, а путники никогда не ездили в обозах. Друзья тоже остановились, услышав звуки с тракта.
        - Слышите?  - спросил шепотом Харук. Мы согласно кивнули. Как тут не услышать?
        - Как думаете, кто это?  - озвучил я мысленный вопрос друзей.
        - Не знаю. Может купеческие обозы? Только для купцов они едут рано. Давайте заляжем там дальше в кустах и посмотрим кто это.  - подал идею Жак. Конечно, любопытство нас мучило, и мы без возражений согласились с Жаком. Зная большую территорию леса, как свои пять пальцев, мы нашли укромное место в кустах возле дороги. Лежа на земле, мы ожидали появления лошадей. По нам ползали всякие жучки, что быстро отбило охоту ждать. Я уже хотел бросить эту затею и встать в полный рост, как впереди показался первый всадник. Он был закован в пыльные стальные доспехи, с мечом и щитом на перевязи, а возле руки его свисал шлем. Очевидно, ему было жарко в шлеме. За ним показались другие, в таких же доспехах, а потом красиво украшенная карета.
        - На обоз торговцев не похоже.  - сказал я, когда последний всадник пропал за поворотом.
        - Они больше похожи на стражников из Горунда, в котором я был с отцом два месяца назад.  - тихо прошептал Жер.
        - А мне кажется, что это солдаты нашего барона.  - резко сказал Харук.
        - Что делать солдатам у нас?  - спросил Жак.
        - Кто знает.  - сказал я тихо. В груди зарождалось неприятное предчувствие.

* * *

        Придя в деревню, после обоза, мы сразу заметили суету, царящую на улицах. По всей Помидии расхаживал наш патруль и громко объявлял о том, что обязательно всем нужно прийти на площадь. Будут зачитывать указ нашего барона. Такое у нас было и прежде, в основном указы касались о налогах и поисках каких-нибудь опасных преступников, за поимку которых обещали солидные награды. Зайдя к Доросу домой, мы пошли на площадь. Собралась почти вся деревня. Слышались разные слухи о приезде солдат, о указе, будто налоги повысят, и другие сплетни, занимающие деревенские умы. Прозвучала барабанная дробь и под нее величаво вышел на помост кудрявый молодой солдат, одетый в отличающейся от обычных солдат униформе. Высоким статным голосом объявил:
        «Подданные барона Нольтского! Ради вашего барона и страны завтра в предрассветный час должны явиться к нам все мужчины от шестнадцати до тридцати лет. Будете на службе у барона! Вам или вашей семье будет заплачено за верную службу. Проведите последний день с семьёй и соберите пожитки. Первым пришедшим двадцатью мужикам будет жаловано звание десятника. Будете командовать теми, кто пришел позже вас. Те, кто не явится к нам, будут объявлены изменниками и повешены прямо здесь, где я стою. В назидании остальным. Мои верные офицеры будут охранять ваш покой от возможного врага, так что можете не беспокоиться о сохранности вашей деревни. Приказ барона. Можете расходиться».
        Во время объявления этого приказа, у Жака разболелся живот. Не дослушав до конца, пошел облегчиться. Так сказать, выпустить вулкан наружу. Кусты он долго не выбрал, только парочка была поблизости, на дальнем краю площади, посаженные для красоты. Посмотрев для верности по сторонам, сел. Находясь в процессе облегчения, Жак не заметил, как к кустам подошли парочка солдат, исполняющих роль защитников. Мол, пускай смотрят помидийцы как они, верно, охраняют их покой. Когда один из них чуть ли не наступил в опорожнение, Жак понял, что не один. С огорчением он прервал свой процесс, дабы подождать, когда они отойдут. Так как Жак сидел в кустах, солдаты его не заметили и переговаривались между собой, а он их прекрасно слышал. Эти двое были в одинаковых униформах, без доспехов. Один из них был молодой парень на вид не старше Свиря. Широкоплечий, с мощным на вид телом, голова лысая, лицо как будто вырубили из камня. Второй был постарше. Тоже лыс, но с маленькой рыжей бородой, ростом ниже первого и выглядел более суровым. Прямо убийца, а не солдат. Лысые они были, потому что всех солдат, не старше сотника,
бреют на лысо, чтобы во время битвы волосы не мешали в бою.
        - Интересно, почему командир не сказал этим крестьянам, что началась война и их отправляют как пушечное мясо для эльфов. Они бы попрощались нормально. Хотя бы заранее близкие оплакали их смерть. Жалко же их, они даже меч держать не умеют.  - сказал тот, что помоложе.
        - Иди сам и спроси. Потом тебя разжалуют или отправят вместе с ними. С начальством лучше не связываться, особенно с нашим.  - ответил бородатый.
        - Почему? Наш сотник вроде бы известен в баронстве. Да еще сам зачитывает указ, не поленился же.  - сказал молодой.
        - Это он играет на публику, чтобы не началась паника. Говорят, будто командир стал сотником благодаря своей семье и связям. Я у кого-то слышал, что этот приказ касается только деревень, а на города не распространяется. А ведь в городах больше народа. Еще слышал, что после войны погибших объявят мёртвыми героями.
        - Плохо. Чувствую что-то в стране тёмное затевается.  - сказал молодой, а потом шумно вдохнув добавил - Даже говном запахло. Идём отсюда, а то кто-нибудь услышит. Не хорошо будет. Ты слышал о каких-то неладах с Ресконом? Будто затевается еще одна война…
        Когда они ушли. Жак быстро подтёрся и побежал со всех ног к друзьям. Они были недалеко. Сидели на старой скамейке и обсуждали указ. Да в шутку говорили, что надо обязательно прийти раньше всех. Станут десятниками и будут командовать. Будет маленькая власть. Жак, недослушав очередной монолог о будущем, рассказал им услышанное. Сначала подумали, что друг шутит. Хочет отбить охоту друзей и прийти завтра первым, дабы командовать всеми. Но видя, что он абсолютно серьезен, нет даже намека на улыбку. И после клятвы перед богами, мы с неохотой поверили. Кому лучше доверять - проверенному другу или какому-то человеку, приехавшему издалека?
        - Война с эльфами. И нами будут прикрываться, как щитом, от их стрел. Это же бред! А если нет, то выжить шансов нет.  - все еще сомневаясь, прошептал Дорос.
        - И еще объявят мёртвыми героями…. Кто хочет умереть ради геройства? Я нет. Да и вы, думаю, тоже. Наверняка, на каком-нибудь из их балов будет сказано примерно так: «Мужчины деревни Помидии погибли геройской смертью, защищая страну от кровожадных эльфов. Вечная им память. Выпьем же за их души!» А через года два уже все забудут.  - сказал хмуро Лясь. Все сказанное и на площади, и другом было логичным. Так что Лясь не сомневался в своей правоте.
        - Может, сбежим от этой войны? Она не наша. Не мы объявили о «уничтожение всех рас, кроме людей», а король. Пусть сам и сражается. Жак же сказал, что в городах безопасно. Давайте переберёмся в Горунд? Там у меня сестра с семьёй живёт. Может нас пристроят к себе.  - сказал Жер тихо. Опасался, что нас подслушивают. За такие слова против короны обычно по головке не гладят, а срубают ее прилюдно. Он был миролюбивым человеком, только часто поддавался страху. Но честно пытался с ним бороться, поэтому я и, думаю, остальные никогда не считали его трусом. Сейчас ему было страшно, как и всем нам.
        - Дибил! Ты хочешь умереть? Так подойти к любому другому человеку и слово в слово повтори то, что ты сказал. Оглянуться не успеешь как окажешься на плахе. Будь с нами кто-нибудь еще, все бы так и случилось! Так что оставляй такие мысли при себе.  - схватив за одежду и чуть приподняв, в лицо Жеру со злостью сказал я. Ну а вдруг это повторится и кто-нибудь услышит? Пусть учится на своих ошибках.
        - Оставь его.  - с вызовом сказал Лясь, хватая меня за руку. Защищает своего лучшего друга.
        - Знаете. Я согласен с Жером. Надо валить из деревни, от этих солдат. Хочу много деток и красавицу жену. Не хочу погибать молодым. И еще одна моя мечта исполнится. Увижу хотя бы чуточку мира. Всегда хотел попутешествовать.  - сказал весело Жак, хлопая Жера по плечу. На реплику Жака, Жер неуверенно улыбнулся.
        - Нам все равно придётся уйти. На смерть или по предложению Жера, в город. Не желаю покидать родную деревню, но деваться не куда. Я с вами ребята.  - сказал с грустью Дорос, оглядев близ распложенные дома. Как будто прощался со всем этим…
        - А родные? Мы что, должны расстаться с ними? Я не хочу! Лучше уж бежать с ними.  - тихо промолвил я. С родителями и сестрицами с братишкой мне решительно не нравилось расставаться. Даже дня представить не могу без их детского крика и наставлений отца. По кривым улыбкам понял, что не один. Друзьям тоже придется покинуть их, как и мне, независимо от решений. За что бог испытывает нас?
        - Куда Жер, туда и я. Так что я тоже с вами. Хоть меня и заклеймят предателем, но вас я не брошу!  - после тяжелого молчания сказал Лясь, улыбнувшись уголками рта. Что правда, то правда Лясь с Жером были всегда вместе. Хоть они были противоположностью друг друга, но считали себя братьями по духу. Лясь был задирист и резок на словах, а Жер, наоборот, предпочитал обходиться без драки, решая дела мирно.
        - Как вы будете без меня? Вы же в лесу заблудитесь! Да что там, в трех деревцах потеряетесь! Я же правильно понял, что в Горунд пойдём по нашему лесу?  - сказал Харук, кривясь. Будто затея ему не нравилась. Честно скажу, она не нравилась никому, даже мне. Или умереть во время боя, или прилюдно от руки солдат. Конец один - смерть. Хель.
        - Тогда за три часа до рассвета встречаемся возле дома Жака. Если солдаты ночью будут патрулировать, то определенно устанут к рассвету и потеряют бдительность. Я пока пойду, расскажу всем, на что нас хотят отправить. А вы прощайтесь с родителями и соберитесь. Только не опаздывайте.  - сказал Дорос, потом встал и пошел в сторону Свирьского дома. Мы разошлись по своим домам подавленные от предстоящего прощания.
        Дома меня встретили радостные сестрички и, перебивая друг друга, спрашивали: почему у меня синяк на лице, как провёл я день рождение и с кем, почему их с собой не взял, если как я говорю, там было весело и этот день рождения мне запомнился навсегда. Поговорив с сестричками, отчего у меня приподнялось настроение, я решил рассказать родителям о моем решении. Попросив Нира увести Лейлу и Айлу в свою комнату и поиграть с ними. Я сел за стол и начал задуманную речь. Отец и мать слушали внимательно, подливая чай в опустошенную кружку. Попивая чай и прерываясь, закончил рассказ.
        - Значит, ты решил? Может это решили твои друзья? А? Что молчишь! Решил бросить родную страну на погибель?  - выкрикнул отец, прожигая меня насквозь своим взглядом. Сердце часто забилось, от страха перед отцом. Такого я ну никак не ожидал! Думал, скажут: «Конечно, иди. Мы рады, что ты стал настоящим мужчиной». Ан нет.
        - Да. Я не брошу друзей. Даже если вы меня запрёте, всё равно сбегу. Хоть от конвоя, хоть от вас.  - выдавил из себя хрипло. Захлестнула паника.
        Отец встал, и, не говоря ни слова, подошел ко мне. Я уже подумал, что надо было просто сбежать, ничего не сказав, а не объяснять все родителям. Отец ударит. Наверняка ударит… Нет, положил руку на плечо.
        - Ну что ж, я уверен за тебя. Ты не пропадешь. Перед тем как уйти, попрощайся с малышами.  - сказал он спокойно и убрал руку. Мама, взяв мою руку в свои ладошки, посмотрела на меня с любовью и сказала:
        - Ты молодец, что не бросил друзей. Твой отец в молодости вёл, да и сейчас ведёт себя также. Когда все закончится, обязательно вернись со всеми целым и невредимым. Буду молиться за тебя.
        Я им пообещал, что вернусь еще домой, может даже с женой, поэтому пускай не волнуются. И пошел к себе, попутно заглянув к детям.
        - Не спите?  - тихо спросил я, заглянув. В комнате свеча была уже потушена, только свет двух лун освещал их детскую.
        - Блатик, посидишь со мной?  - спросила шепотом Лейла, когда я вошёл в комнату. Они лежали уже в своих кроватях. Лейла и Айла спали в одной кровати, а Нир параллельно им на своей.
        - Конечно посижу, куда я денусь.  - ответил я, присаживаясь к Ниру. Они не спали, видимо, только что легли.
        - Как сегодня провели день?  - спросил я, решив разговаривать с ними шепотом.
        - Утлом мы испугались, когда тебя не нашли. Но мама с папой сказали, что так бывает после дня лождения. И что ты вернешься попозже. А потом мы поели и начали иглать с Ниром! Потом ходили гулять, пока не приехали на лошадках большие люди.  - перебивая друг друга, сказали сёстры вспоминая свой день.
        - Я сегодня уезжаю далеко, так что меня много дней не будет дома. Поэтому не волнуйтесь, когда не сможете найти.  - сказал я им. На минуту в комнате возникла тишина, а потом Айла спросила:
        - А ты нам привезешь, что-нибудь? Я хочу такую иглушку, чтобы мне все завидовали! Какую-нибудь куклу, как у Мины, только намного класивее! Пливезешь? Привезешь?
        - Привезу, привезу. И тебе, и Лейле, и Ниру. А чтобы я вам привёз самое лучшее и красивое, ведите себя хорошо. А ты Нир не давай в обиду сестёр.
        - Мы будем себя хорошо вести, только плиезжай скорее. И с подарками!  - сказала Лейла. Я кивнул и подошел к двери.
        - Ты что-то скрываешь.  - вдруг сказал Нир. Остановившись, посмотрел на него и улыбнулся. В темноте улыбки моей он не увидел.
        - Все что-нибудь скрывают.  - философски ответил я, закрыв за собой дверь. Было грустно на душе. В голову лезли противные мысли, будто я не увижу их большие никогда или пока меня не будет, с ними произойдёт что-нибудь плохое. Я отгонял все эти мысли и говорил сам себе: «Всё будет хорошо», пока не появилась уверенность в своих словах. Постояв возле двери, пошел к себе на чердак. Он меня встретил тишиной и покоем. Лунный свет, позволял разглядеть очертания предметов в комнате. Найдя старую котомку, начал складывать вещи, которые, как я думал, могут мне помочь в походе. Первым делом положил в котомку запасную одежду и кинжал, сделанный отцом на моё шестнадцатилетние, а потом верёвку, фляжку и так далее. Наполнив котомку, переоделся в лесду Так мы называем одежду для охоты или хождения в лес. Специально сделанные прочные башмаки, штаны, куртка с капюшоном… До назначенного времени сбора осталось всего полчаса. Не зная чем себя занять, начал молиться. Молился я всем богам, которые властвуют у нас в стране, за благополучный побег из деревни и за всех, кого я знаю. После, спустился на первый этаж и пошел
к выходу. Там меня остановил отец.
        - Ты не передумал?  - строго спросил он. Я помотал головой.
        - Тогда держи. Это немного, но на дорогу должно хватить. Если попадёте в беду, не забывай, чему я тебя учил,  - сказал он, протягивая мешочек с монетами, и обнял - Десять цуз, конечно, мало, но это всё, что у нас пока есть. Пусть удача соблаговолит тебе.
        Я чуть не расплакался из-за не приятной мыслишки как с сёстрами, думая, что вижу его последний раз. Но я опять начал повторять себе «Я их ещё увижу», пока не появилась уверенность в своих словах. После объятий, сказав отцу «Берегите себя. Скоро вернусь», вышел из дому. На улице было светло, от двух светивших на небе лун - Горан и Лин. Горан был больше Лин в три раза и был он красного цвета, а Лин холодно-голубой. Есть легенда, что они раньше были живыми людьми и любили друг друга. Пока один из правителей древности, позавидовав их чистой любви, не приказал тёмному магу убить Горана и пригвоздить его душу к небу, а Лин доставить к правителю в качестве рабыни. Увидев смерть Горана, Лин покончив с собой, отправилась к любимому на небо. Вскоре, тот правитель, своей завистью к небесным влюблённым, начал разрушать свою страну, пока тёмный маг не убил его. Конечно, это глупая легенда и сказка для детей.
        Небо заволокло тучами, погрузив Помидию в темноту. Во дворах домов издавали обеспокоенные приближающей грозой звуки животные. А в холодном воздухе чувствовалось напряжение людей перед сегодняшним рассветом. Я направился на место сбора. Шел по тёмным улицам, стараясь чтобы меня никто не заметил. Никого не было. Даже шагов патруля не было слышно. В окнах домов горел свет. Для всех эта была бессонная ночь. За поворотом от Жакиного дома, остановился. Там, где мы должны были собраться, стояли два человека, закутанные в темную одежду с капюшонами. Не разглядев их, сначала подумал, что пришли за нами. Я стоял, как вкопанный пока один из них не сказал второму:
        - Где же их носит.
        Голос Дороса. Встрепенувшись, я пошел к ним. Дорос и еще кто-то, меня не заметили, так как стояли спиной ко мне. Когда уже сзади них, положил руку на плечо Доросу. Дорос вздрогнул от моего прикосновения и оглянулся.
        - Ив? Ты чего делаешь. Так меня и в могилу недолго отправить,  - сказал Дорос облегченно.  - Как ты так тихо подкрался к нам? Проклятая темень!
        - Извини. Я думал вы меня заметили.  - ничуточки не чувствуя себя виноватым, сказал я. В крови бурлил азарт. Представлялось, будто мы ночные демоны, которых нельзя поймать или увидеть.
        - Жер, Лясь и Жак остались.  - сказал Харук, вторым человеком был он. Они были облачены в лесду, а возле их ног стояли внушительные котомки.
        - Дор, ты всем рассказал?  - спросил я.
        - Всем, кто меня хотел услышать.  - ответил он.
        - Надеюсь все поверили.  - сказал я с надеждой. Если все поверят, вряд ли кто-нибудь придёт к ним утром. У всех, как и у нас будет шанс сбежать отсюда.
        - Не хочу тебя огорчать, но это не так.  - огорченно сказал Дорос. Я не понимающе на него посмотрел. Хоть в темноте моего взгляда не было видно, он как-то понял его.
        - Многие мне не поверили. Даже слушать не стали. Они решили, будто я хочу прийти первым и стать десятником, пока они прячутся от солдат. Хотя бы Свирь понял, что я не вру. И то счастье.  - ответил Дорос. Харук грустно вздохнул и прошептал:
        - Мы дали им шанс скрыться. Пусть себя винят, когда поймут, что Дорос говорил им правду. Надо прислушиваться к людям, хоть это враги или маленькие дети…
        Через две минуты после меня, к нам присоединились Лясь и Жер. Они рассказали нам, что деревню окружили солдаты. Оцепили. Очевидно для того, чтобы никто не смог сбежать. Дорос предположил, что недалеко от Журчащей у нас есть шанс улизнуть. Там росли густые колючие кусты с деревьями, поэтому поползём там от крайнего дома к лесу. Когда Жак остался последний, мы поняли почему он не пришел. У него отец фанатик войны и пьяница, мечтающий прославить свой род. Видимо, он захотел, чтобы его сын участвовал в сражениях и покрыл своё имя славой, а насчет смерти своего сына он даже не задумывался. Только мать по-настоящему любила Жака, а отец презирал и избивал его, говоря, что толку от него никакого. Мать умерла от лихорадки, когда Жаку было десять лет. Смерть матери подкосила его, что он чуть не покончил с собой. Мы в то время дружили втроем - Свирь, Жак и я. Я со Свирем, помог Жаку найти новый смысл жизни. После… Жак старался меньше времени бывать дома, а по возможности ночевал у нас или в берлоге. Я до сих пор не понимаю, как Жак вырос в такого жизнерадостного и любящего всех человека, с таким прошлым.
        - Видимо, Жака не отпускает, его психованный отец.  - сказал я, когда уже было понятно, что Жак не придёт. Жак никогда не опаздывал. А тут раз, и нету! Нечисто…
        - Ты прав. Скоро рассвет, так что мы должны поторопиться, вызволяя его. Мы же его не бросим?  - вопросил Дорос. На том и решили. Мы знали, что отец частенько запирает его в погребе на улице, за малейшую оплошность. Там было холодно и сыро, что находиться там было почти невозможно. Так как мы были возле его дома, нам оставалось лишь перелезть через невысокий, дряхлый забор и вызволить друга. Мы заранее договорились, что когда я вытащу его, свистну два раза и мы с Жаком убегаем на окраину, где нас будут дожидаться друзья.
        Забор мы перелезли быстро. Оглядевшись, я побежал к погребу. А друзья заблокировали дверь дома, если вдруг отец Жака захочет выйти. Погреб был недалеко, так что возле него я оказался довольно быстро. Пройдя к погребу, отодвинул засов и резко открыл маленькую крышку.
        - Жак, ты здесь?  - позвал я тихо в темноту погреба.
        - Что, еще кто-то другой может здесь быть, кроме меня? Тут, тут,  - раздался в темноте голос Жака - Помоги вылезти, отец лестницу забрал.
        Крепко держась, чтобы не упасть, свесился внутрь и протянул руку в темноту. Жак вцепился крепкой хваткой. Аж чуть руку мне не вывихнув! Надо было лучше Доросу идти, а не мне. Еле вытащив его из погреба, от усталости упал на землю. Жак, ощутив себя на свободе, радостно улыбнулся. Выглядел он плохо. Лицо и руки были покрыты ссадинами, одежда выглядела еще хуже, чем после драки в трактире. Только глаза радостно улыбались. Хоть темнота, но что-то можно разглядеть. Отдышавшись, закрыл погреб и два раза свистнул, после бегом с Жаком направились к месту сбора. Отбежав на достаточное расстояние от его дома, я остановился. Потом начал искать в своей сумке запасную одежду.
        - Ты чего делаешь?  - спросил, останавливаясь, Жак.
        - Оденься, а то замёрзнешь.  - сказал я, найдя штаны, толстую рубаху и отдавая ему. Жак лишь благодарно взглянул на меня и начал быстро натягивать одежду. Дальше мы шли пешком в сторону самого крайнего, заброшенного дома. Нас там уже ждали друзья. Они поприветствовали Жака и сказали, чтобы потом всё рассказал, а сейчас нужно уходить. Мы договорились ползти по земле друг за другом, я был замыкающим, а первым Дорос. Ползти с котомкой на спине было неудобно, но не бросать же её. Когда мы уже были почти в лесу, нам дорогу преградила большая фигура человека. От неожиданности, я чуть не нагадил в штаны.
        - Эй, ребята. Вставайте и идите обратно домой, выспитесь перед долгим путем.  - сказала фигура.
        - Отец? Это я, Харук.  - вдруг сказал Хар вставая. Мы рискнули не вставать и не вмешиваться в разговор друга с отцом. Приглядевшись более внимательно к фигуре, я понял, что Харук прав. Это был его отец. Только что он тут делал? Ведь он работал в патруле, а деревню окружили солдаты.
        - Сын? Ты что здесь забыл? А ну марш домой! Кто сидит с Миной?  - спросил удивленно отец Харука.
        - Отец… Извини. Я должен покинуть дом. Сестра спит, можешь не беспокоиться за нее. Пропусти нас, мы должны уйти!  - сказал Хар приглушенно, от страха. Я его понимал. Если отец Харука нам поверит, то он может быть нас пропустит в берлогу. А если нет, то будет плохо… Очень плохо…
        - Ты знаешь, что будет, если вас поймают? Вас обвинят в дезертирстве, могут казнить или отправить на холодные рудники. Ты этого хочешь? Я нет. Так что возвращайтесь назад. Вам повезло, что именно мне тут приказали стоять.  - сказал отец Харука.
        - Но отец! Отправив нас на войну, ты рискуешь потерять сына! Ты же сам должен понимать, что на войне долго не живут. Тем более нами будут прикрываться, как щитом. Идти на войну или на холодные рудники, итог все равно будет один!  - сказал Харук. После этих слов его отец задумался. Он стоял несколько минут, смотря в тёмное небо. Я было уже подумал, что он заснул, как прозвучали слова:
        - Какая война? Как вами могут прикрываться? Бегом домой! Или я возьму вас за шкирки и кину под ноги к капитану! Выбирайте!
        - Отец! Хотя бы раз, поверь мне! Я не лгу! Пожалуйста, дай нам пройти.  - умоляюще промолвил Хар в слезах. От такого и я бы зарыдал, будь я на его месте… Эх… Придется возвращаться домой…
        - Ладно. Но то, что с вами случится, будет на твоей совести. Помни это. Надеюсь, вас не поймают. По тракту лучше не идите, там стоят посты. А сейчас быстрее бегите, скоро должен прийти проверяющий постов. Будьте осторожны!
        С этими словами он скрылся в кустах. Харук сказал в пустоту «Спасибо!» и вытер рукой все еще катившиеся слезы. Мы растерянные, пробормотали слова благодарности, и пошли быстрым шагом в сторону нашего пристанища. По дороге старались вести себя тихо. Если где-нибудь раздавался посторонний звук, замирали и прислушивались, не солдаты ли это. По дороге нам никто не встретился, поэтому со спокойной душой мы дошли до берлоги и залезли. В берлоге было темно, поэтому разожгли свечку и скинув свои котомки, улеглись на пол. Так мы лежали несколько минут, пока не заговорил Жак.
        - Спасибо ребята. Вы не знаете, как я вам признателен.  - сказал шепотом Жак - Когда я прощался с отцом, он неожиданно напал на меня. Оттолкнув его, я побежал в сторону двери, но не успел. Он чем-то мне вмазал. А очнулся уже в погребе. Хар ты молодчина. Твой отец никогда бы нас не пропустил!
        - Ты бы сделал тоже самое, если кто-нибудь попал в беду. А про отца можешь теперь забыть, сейчас мы сами по себе.  - сказал Дорос. Хоть мы смотрели в потолок, я понял, что Жак улыбнулся.
        - Будем спать? Ваши разговоры отвлекают.  - спросил я. Друзья согласились со мною. Берлога погрузилась в тишину. На улице начал накрапывать дождь. Под звук дождя я заснул. Мне снился необычный сон. Про то, будто я маленьким скитаюсь по городам. Все люди меня ненавидели. За что? Не знаю. В спину кидали проклятия, забрасывали камнями, избивали. Всё это было в каждом городе. А в деревнях натравливали собак, только завидев меня. Правда собаки сразу убегали, на что люди хватались за подручные вещи и вышвыривали меня со своей территории. Даже те, кто жил на улицах, сторонился меня. Приходилось питаться объедками, да ягодами. В маленькой душе было тоскливо. Хотелось тепла, любви или хотя бы, чтобы никто меня не трогал. В сильный ливень, я укрывшись в темной пещере встретил маленького волчонка. За пределами пещеры грохотал гром, сверкали молнии, а в пещере свернувшись клубком, пытается заснуть маленький ребёнок. Когда моей руки коснулось что-то влажно-тёплое, я сначала подумал, что мне показалось. Но к ладони прикоснулось ещё раз и тихо заскулило. Открыв глаза, увидел маленькое существо больше похожее на
щенка. Оно смотрело на меня так жалобно и горестно, что я растерялся. Я никогда не встречал таких взглядов, даже у людей или животных, поэтому не понимал его значения. Животное, заскулив, ткнулось мокрым носом в руку. Полыхнула молния. Затем прогремел огромный силы гром, что меня подкинуло с пола, как и животное, и где-то в глубине пещере осыпался камень. Испытывая страх перед грозой, зажался. Животное громко заскулило и в поисках тепла, полезло ко мне. Я был удивлён. Животные, как и люди, испытывали страх, только взглянув на меня. А это существо определенно не знало таких чувств. Впервые в жизни я испытал жалость и сострадание, взяв и прижав волчка к груди. И проснулся.
        Меня и друзей разбудил Жак. На улице ярко светило солнце. Мы проспали больше шести часов. На листьях дуба, словно маленькие драгоценности, в лучах солнца сияли капли дождя. В воздухе чувствовалась свежесть леса. Вставали мы неохотно. Лично я хотел продолжить дальше свои сновидения. Эх… Как же хочется еще хоть немного поспать! Потянувшись и зевая, взглянул на чем-то обеспокоенных ребят. Хотелось спросить «Что с вами?», но вопрос так и не был озвучен. Сразу вспомнился вчерашний побег. Казалось, что все произошедшее вчера было просто сном. И сегодня, когда придём домой, нас только отругают в шутку, и мы продолжим жить, как ни в чем и небывало. Но к сожалению, это был не сон.
        - Это же было взаправду?  - спросил в тишине Лясь.
        - Ты про что?  - спросил я, догадываясь о чем он.
        - Ну… солдаты, война, прощание с родителями, побег из деревни… Это же не сон?  - спросил Лясь, с надеждой смотря на меня. Как же я хотел с улыбкой воскликнуть ему «Ты что?! Тебе это приснилось!». Но, увы… Я покачал головой. Лясь погрустнел.
        - Подумаешь, ушли из деревни! Зато поживём в городе, и будет нам счастье! Я вам говорю: жопой чую!  - весело сказал Жак, чтобы разрядить обстановку. У него это немного получилось. В домике стало немного веселей. Появились улыбки. Исчезла та гнетущая нас аура.
        В животе заурчало. Кушать-то хочется!
        - Поедим перед дорогой?  - предложил Жер, вытаскивая из своей котомки колбасу с хлебом. Согласись. Разрезали поровну. Конечно, этим не наешься, но хоть какой-то перекус всё же есть. Запив сухомятку элем, мы начали собираться в дальний и очень долгий путь. По тракту добраться в Горунд было бы намного быстрее, но существовала вероятность, что наткнемся на какой-нибудь отряд. Так что приходилось идти по лесу, надеясь на Харука. Он обещал провести нас короткой дорогой, о которой никто не знает. Правда, нам нужно было оружие, чтобы защищаться от диких животных. Проверив себя и прочесав всю берлогу на хоть какой-нибудь острый предмет, нашли только четыре затупленных ножа с деревянным игрушечным мечом. Меч отбросили сразу, а ножи разделили Лясь, Жак, Харук и Дорос. Жер остался без оружия, чему был несказанно рад. Я прицепил свой кинжал за спиной, на пояс, и объявил, что готов. Друзья, проверив, всё ли захватили с собой, дали согласие на спуск. Скинув лестницу, Жак скрылся первым, за ним остальные. В последний раз взглянув на обстановку в берлоге, я попрощался с этим местом и спустился. Так как я лез
последним, то вполне ощутил, как неудобно спускаться по мокрой веревочной лестнице, пропитавшейся дождем от мокрого дерева.
        Деревья, цветы, трава - всё было покрыто влагой. Воздух насыщен ароматом чистого леса. Возникло впечатление будто лес, как и я, входит в новую пору жизни. Он чист как никогда.
        - Мы же еще вернёмся?  - спросил Жер, задрав голову. Старался разглядеть за листьями наш домик. В душе он плакал, впрочем, как и мы все. Настолько сильно привязались мы к берлоге, что, казалось, не могли жить без этой регулярной частички нашего дня.
        - Конечно! Мы же не навсегда уходим.  - ответил Лясь, положив руку ему на плечо. Дорос, Жак и я согласно кивнули.
        - Идёмте уже. Только время зря тратим. Нужно за сегодня пройти большую часть пути.  - раздраженно сказал Харук, поворачивая в глубь леса. После разговора с отцом, он немного изменился. Более раздраженный и замкнутый, чем обычно. Наверное, само пройдет. Ведь все мы изменились со вчерашнего дня.
        По лесу шли долго. Не скажу точно, сколько времени мы потратили на дорогу, обходя бесчисленные поломанные грозой деревья и овраги, болотистые местности, но по моим внутренним часам на всё ушло примерно шесть часов. Пока никто из опасных животных нам не встретился, только кролики и пугающиеся лисицы. Завидев нас, они убегали со всех ног. Не знаю кого надо благодарить за безопасный путь, удачу или богов, но я всем им был признателен. Жак всю дорогу травил шутки, чтобы развеселить нас, а то мы шли с кислыми лицами. Как же мы устали! Во рту не было ни кроши с утра. Хотелось перекусить и расслабить болевшие ноги, причем очень сильно. Обессиленные мы шли и шли за Харом, надеясь на привал. Когда уже солнце почти село и наступила темень, Хар объявил о скором привале. Мол, надо только пройти еще один овраг, и будет еда. Еда! Отдых! Появившаяся надежда дала дополнительные силы, заглушив чувство голода и жажды. Немного, осталось немного. Осталось обойти высокие кусты с какой-то ягодой и всё. Неожиданно в моем измученном сознании появились изумление и страх. Изумление от того, что из кустов выпрыгнул, сначала
как показалось, здоровенный медведь. И молча, ударил лапой по голове Дороса, мгновенно вырубив того на месте. После этого я понял, что это человек и с ним еще люди. Вот тогда возник страх. Животный страх перед наиболее сильным противником. Перед солдатами, откуда-то узнавших, что мы в лесу. И теперь нас ждет расправа.
        Надеясь на быструю, не мучительную смерть, я кинулся на ближайшего солдата. Мысль о близкой смерти придала сил. Выхватив кинжал, ударил врагу в голову. Ну, по крайне мере целился туда. Солдат увернулся и кулаком нанес мне под дых удар такой силы, что я согнулся пополам и всё… сознание потухло. Последнее что помню, это промелькнувшие ноги Жера.
        Глава 2. Неудачное знакомство

        Сегодня, глава гильдии «Серохвост» города Нордон, Зир был в хорошем настроении. Утром, пришел приказ от самого барона Нольтского, гостившего в столице. В нём говорилось, что надо поймать и доставить живым одного слабенького водяного мага низкого ранга, приблизительно скрывающегося в Карновом лесу. Этот маг срочно нужен живым Нольтскому и надо доставить его в кратчайшие сроки, тогда награда для гильдии обещает быть весьма существенной, например покровительство барона. В противном случае, как говорится в указе - «Серохвосты начнут переживать худшие времена. Настолько плохие времена, что гильдия может исчезнуть». Это был серьезная угроза. Приняв всё в расчет, Зир решил отправить на задание своего брата. «Пусть со своими людьми доказывает звание лучших серохвостов, какие еще не проваливали ни одного задания»,  - думал он.
        В описании нужного мага не говорилось ничего существенного, что выделяло бы его из простых людей. «Темноволосый худой парень. Выглядит на семнадцать лет»,  - вот и всё. Если бы надо было найти по такому описанию в городе, заказ был бы обречен на провал. Но в лесу, да еще с лучшей командой, он наверняка придет в успех. Осталось лишь подождать, когда брат найдет свою цель.
        Приехав в лес и разбив лагерь, Кер со своими товарищами уже четыре дня сидел в тягостных ожиданиях. Молча, молил богов о нисхождении. Ему так и не удалось найти хоть какую-нибудь зацепку в поисках мага. Припасы кончались, а следа все нет. Как будто того и не было в помине в этом треклятом лесу!
        Уже раздумывая отправиться обратно с позором в гильдию, Кер испытал радость, когда Тин, следопыт команды, после целого дня блуждания по округе, доложил, что в их сторону идут шестеро полностью подготовленных к путешествию подростков и несколько из них, похожи на искомую цель.
        «Что делают подростки в такое время и так далеко от края леса? Что-то тут не чисто. Может маг скрывается вместе с ними? Нужно их поймать и допросить»,  - примерно так думал Кер. Он приказал своим людям, а в его команде их было их семь, приготовиться к захвату. Спрятавшись в тени кустов, они устроили ловушку и ждали. Ждали, ждали. Просидев двадцать минут в одной позе, Кер думал: «Они улитки чтоли? Черепахи? Как можно так медленно ходить?! Если через двадцать секунд они не покажутся, то вышлю на их поимку Хина и Тина. Раз. Два. Три…» Когда счет уже дошел до двадцати, подростки показались. Широ, замучившись сидеть на одном месте, быстро выпрыгнул на подростков и с одного удара вырубил идущего спереди. Кер пришлось уложить какого-то балбеса, прыгнувшего на него с ножом. Ивира. Балбеса потому, что Керу с трудом удалось подавить гнев и не воткнуть этот самый ножик в горло хозяина. Пара пустяков и тот труп, но все нужны ему живыми. Рисса, лучница команды, занялась убегавшим толстячком. Она прицелилась в ногу и выстрелила, думая уже что все, теперь дело в шляпе, но случилось несчастье, убегавший упал.
Жер, а это был он, запнулся об выступивший корень дерева, и стрела, предназначенная в ногу, угодила ему в шею, насквозь её пробив. Рисса, неприятно удивившись, побежала проверить, что с упавшим. После стрелы упавший, должен был орать, как резанный, но не издал ни звука. Когда подбежала к нему, увидела Жера захлёбывающегося собственной кровью, и скребущего руками по шее, пытаясь выдернуть наконечник стрелы. Сердце кольнуло от открывшейся картины, напомнив Рессе о младшем брате, погибшего также. Сжалившись, воткнула парню в сердце свой кинжал.
        - Спи мирно. Пусть Хель будет к тебе благосклонна.  - прошептала она, вытирая кинжал от крови.
        Кер, вырубив своего малолетнего противника, подошел к Риссе.
        - Ты что наделала? Я же четко сказал: никого не трогать! Если это была наша цель, то вся вина за произошедшее ляжет на тебя! Я об этом позабочусь.  - прокричал он в лицо Риссе.
        - Не ори. Ты плюешься, когда орешь. А насчет мага Зир сказал, что он худой, а этот толстый.  - вытирая лицо, спокойно сказала она. Кер понял, что она насмехается над ним и остановив рвущийся наружу гнев, сказал:
        - И что? Вдруг среди них нет нашей цели? Что тогда делать с ними? Сказать: «Вышла ошибка. Извините за вашего спутника», а потом отпустить? Я не хочу заводить врагов на всю жизнь.
        Честно говоря, Рисса ему никогда не нравилась. Она не ставила Кера, как командира, позволяя себе нарушать его приказы и выполнять то, что вздумается. Если бы не приказ брата, взять её к себе, он бы даже не помыслил о ней, как о члене своей команды. Порой, у него проскальзывала мыслишка убить её, но не представлялось нужного момента.
        - Убить, как и этого. Подумаешь, несколько жизней прибавятся в списке Хель.  - ответила она, пожав плечами. Потом нагнулась и выдернула стрелу из горла Жера. Хоть ей и жаль его, но стрелы не бесконечны. Подумав, она прихватила с собой котомку погибшего. Вдруг там что-нибудь ценное имеется. Связав парней и завалив их себе на плечи, наемники двинулись в лагерь.
        Когда они ушли, произошло невероятное. А именно: будь там наблюдатель, он бы увидел, как бездыханное тело Жера рассыпалось в прах, разлетевшийся по ветру….
        Кер, Хин и Тин несли по одному парню, закинув на плечо. Широ, как самый сильный, нёс двоих, а Рисса котомки парней. Солнце уже село, так что надо было уже возвращаться к лагерю. А с пленниками можно разобраться попозже. Никуда ведь они теперь не убегут… В лагере возвратившихся встретили Нугор и Ерофа. В бою Ерофа ни на что не годна, так что Кер старается держать ее подальше от боевых действий, но зато как повар ей нету равных. Эта девушка может из любых продуктов приготовить вкусную еду, даже из обычных цветков и корешков.
        Ерофу они подобрали пять лет назад, при выполнении одного из своих заказов. Надо было убить мага воды и обставить его смерть, как несчастный случай. С выполнением задания тогда вышла осечка, когда Кер нашел в подвале маленькую девочку, закованную в ошейник с цепью. Словно дикую собачку держал Ерофу маг, выполняя над ней какие-то эксперименты. Она тогда даже говорить толком не умела, только вела себя, как животное, до визга боясь людей. Девочка должна была умереть как свидетель, но её пожалели. Кер даже сам не знает, почему он тогда взял девочку с собой на попечение, будто это был знак свыше. Сначала ему было трудно воспитывать её, но потом, девочка к нему привязалась, и начала быстро обучаться разным вещам. С тех пор прошло двенадцать лет, и Ерофа уже почти ничего не помнит о той жизни, до встречи с Кером. Кер относился к ней, как к родной дочери, да и она любила его, как мудрого отца. Сейчас ей было всего пятнадцать, но Ерофа уже многое понимала в жизни…
        Скинув и проверив пленных, вся команда собралась вокруг костра, приманенная вкусным запахом, исходящим от котелка. Вокруг были слышны звуки ночных птиц, шуршали в траве мелкие животные, но к костру из животных никто не приближался. То и дело в огне костра раздавался треск горящих веток, выпуская за пределы огня горящие искры. Правда, всю атмосферу сказочности портили неприличные слова из-за голодных комаров. Мелких лесных насекомых даже не отпугивала специальная мазь, купленная у проверенной знахарки за хорошие деньги, три цуза. Когда похлебка была уже готова, Ерофа разлила ее по протянутым мискам и села, мучимая любопытством о притащенных парнях. Она уже успел всех их детально рассмотреть, и интересовалась кто они.
        - Ерофа, ты как всегда вкусно готовишь.  - похвалил свою названную дочку Кер, после того как съел похлёбку. Она лишь кивнула, навострив уши на начинающийся совет.
        - Итак, пока ребятишки не очнулись,  - кивок в сторону друзей - Что будем с ними делать? Среди них может быть наша цель, если так, то много вреда он не доставит. Как-никак наши амулеты лучшие. Выдержат и нейтрализуют всю его магию.
        - Мне кажется, для нас лучше будет их просто убить. Вы знаете, мою интуицию, она никогда не ошибалась. И сейчас она говорит, что нужного нам человека среди них нет, но все равно от них нужно избавиться, пока не поздно. Из-за них появятся проблемы.  - внёс свою лепту Нугор-вор. В команду Кера он попал из-за того, что спёр у главы гильдии, то есть Зира, драгоценное кольцо. Нугор тогда не состоял ни в одной гильдии и поэтому его начали глубоко искать, прочесывая и расспрашивая где надо о воре. Кер его нашел самым первым и предложил выбор - смерть или вступление в его команду. Как вы можете понять, Нугор выбрал второй вариант и с того времени нисколько не жалел о том случае. Да и интуиция у него была хорошо развита, что неоднократно спасало людей. Нугору двадцать восемь лет.
        - Это же дети! Просто поспрашиваем, а потом отпустим. Никто не должен погибать молодым.  - сказал Широ-воин, твердо уверенный в том что дети и женщины не должны умирать в войне. К Керу он попал случайно. Выпивая как-то в трактире, Широ подвергся насмешками от пьяного лысого мужика, как впоследствии окажется Кером, который пускал унизительные шуточки в сторону «тупого громилы, наверное, даже не знавшего, что такое честь или мозги». Впоследствии Кер был вынесен с одного мастерского удара, бывшего заставочного воина, и отправлен на неделю в койку, лечиться от сотрясения мозга. Потом Кер задействовал все свои связи чтобы найти «громилу» и извиниться, пригласив в свой отряд. Широ сорок шесть лет, но благодаря своей смешанной крови человека и орка, он выглядит на тридцать два года.
        - Они давно не дети, как ты это не понимаешь. Да и не будут они с нами говорить, я полностью в этом уверен. Рисса убила одного из них.  - сказал Кер. От его слов Широ печально покачал головой и печально посмотрел на виновницу. Рисса была в команде уже год. Благодаря её какой-то связи с Зиром, она попала в отряд. Кер был категорически против принятия её к себе в команду и даже подрался с братом, но всё увенчалось провалом. Внешность Риссы обладала чем-то притягательным. Коротко стриженные чёрные волосы, всегда были распущенные, большие глаза карего цвета, создавали гипнотическое ощущение, светло серая кожа, удачно гармонировала с рабочим костюмом, в котором она ходила на задания. В общем, Рисса была хороша собой. Ей тридцать пять лет, хотя выглядит она намного моложе.
        Высоко на дереве, прямо над костром, громко ухнула сова, отчего все сидящие, кроме Ерофы, на миг вынырнули из своих раздумий. Ерофа разглядывала бессознательных парней, и она даже почувствовала какое-то странное чувство, не испытывающее прежде при взгляде на одного из них. А остальные смотрели в танцующий огненными языками костёр и думали о происходящем. Ведь надо определиться, что делать с парнями…

* * *

        Недалеко от их лагеря, по счастливой случайности проходил маг. Маг разума В мире Зейроса магией разума владеют очень мало людей, и с каждым годом их число сокращается, из-за охоты на владеющих этим даром. Когда-то маги, короли и даже другие расы завидовали людям, рожденным с даром разума. Эти люди считались почти бессмертными. Если кто-то из них умирал, то его душа и личность перемещались в любого подходящего человека, уничтожая душу и личность этого человека. Так что убить их было почти невозможно. А еще они могли многое другое… Завидующие желали, чтобы разумники служили только им, но маги разума создали нейтральную гильдию, независимую и самую сильную в мире. Никто не решался тронуть их гильдию, пока не началась война магов… и почти все маги были выслежены и уничтожены, а сама их магия оказалась под строгим запретом… И, кстати, это он был целью команды Кера. Маг замер, словно прислушиваясь к чему-то. Через минуту грустно покачал головой, поворачивая в сторону лагеря. Он хотел пройти мимо этих людей и никому не причинять вреда, но он почувствовал человека, лежащего в бессознательном состоянии,
которому нужна помощь. Будь это обычный человек, он бы просто пошел дальше своей дорогой, ни на что не обращая внимания, но в этом человеке чувствовалось присутствие старого друга, которых у мага были лишь считанные единицы…

* * *

        Обдумывая идеальное решение возникшей дилеммы, Кер был настолько поглощен в себя, что очнулся только от сильного тычка со стороны Ерофы.
        - Что доча? Видишь, я решаю судьбу этих людей.  - сказал Кер недовольно глядя на неё. Но заметив, что она смотрит не на него, с интересом повернулся. Дочка смотрела на откуда-то появившегося незнакомого парня, чем-то неуловимо похожего на того, с кем дрался Кер. Этот парень шел медленно в их сторону, излучая полную уверенность в своей неуязвимости. Видимо, парень знал к кому идет и знал, что его не тронут. Не задумываясь и чувствуя, что что-то в происходящем не то, Кер подскочил с места, кидая метательный нож, целясь в плечо незнакомцу. И… недоверчиво посмотрел на свою руку, кладущую метательный нож обратно. Оглянувшись на товарищей, Кер растерялся. Они сидели неподвижно, словно каменные статуи, быстро перемещая взгляды от Кера к парню.
        «Что же это такое?! Магия? Но на нас же защитные амулеты, конечно, они продержаться десять минут против вражеской атаки слабого мага. Но чтобы проломить так просто? Да, что это за маг?!»,  - панически думал Кер. Тело его не слушалось, выполняя то, чего не хотел сам хозяин. Оно село обратно на бревно и положило руки крест на крест на груди. Кер пытался бороться с неведомой магией, хотел вернуть управление телом, но все безрезультатно.
        Теперь понятно, почему остальные сидят неподвижно. Всеми ими управляют, словно куклами на базаре, разыгрывая представление. Маг спокойной походкой подошел к костру и протянул к огню руки, греясь. Управляя Риссой, заставил её пересесть. И сел на её место, напротив Кера, и глядя ему в глаза, спокойно, с ленцой, начал разговор:
        - Здравствуйте добрые люди… Шутка. Вы не добрые.
        Парень одет был для леса странно, как будто вышел на прогулку. Обычные штаны и рубаха. Ни сумки за пазухой, ни припасов. Если бы он ими не управлял, то Кер бы подумал, что обычный мальчишка сидит напротив него.
        - Сейчас ты можешь говорить. Я просто убрал ваши способности к управлению голосом. А то, видя меня, вы наверняка заорали бы. А я не люблю крики. Да и зачем напрасно шуметь?
        - Ты кто такой?! И что тебе надо от нас? Забирай всё что захочешь, но нас не тронь.  - сохраняя уверенность, начал переговоры Кер. В глубине души, он почему-то жутко боялся этого паренька.
        - Видимо, вы пришли в этот лес за мной, но по ошибке встретили этих ребят. Сначала, я не хотел вас беспокоить, чтобы вы и дальше впустую искали меня. Но из-за произошедшего случая, я вмешаюсь в ваши жизни. Не надо было нападать на этих молодых людей, при этом убив одного из них. Что-то еще? Лучшая команда убийц во главе прославленного на все баронство Кера. Хех. А вы не так сильны, как говорят о вас люди. Не так ли?  - иронизировал маг.
        - Ну и чем сдались тебе эти молокососы? Если ты сам охотник, то мог бы и не вмешиваться в чужую охоту из-за каких-то детей.  - сказал с хрипом Кер. Ему всё труднее и труднее удавалось говорить. Будто кто-то невидимый сдавливал тиски на горле. Произошла видимо громадная ошибка. Его команда могла действовать только против слабых магов с низким рангом. Потому что низко ранговые маги, были почти ровня обычному человеку, только всего-то пара фокусов есть. Их даже в гильдии магов не принимали, вынуждая магиков экспериментировать и учиться использовать свою силу самостоятельно. А эксперименты с магией часто приводят к смерти.
        - Ты забываешься, маленький Кер… Ну и ладно. Вы мне не поможете с маленькой услугой, а?  - смотря Керу в глаза, задал маг вопрос, от которого зависела их жизнь. Взгляд мага прожигал насквозь, будто причинял боль душе, и Кер понял, что какое там предложение не прозвучало, он согласится. Даже такое, как убийство короля.
        - Смотря, что за услуга. И что за награда ожидает нас.  - подтолкнул к озвучиванию идеи мага Кер, внутренне содрогнувшись. Выглядел он, как припадочный: весь бледный, губы и руки трясутся, из широко раскрытых глаз текут слёзы, а из носа течёт маленькая струйка крови. Откровенно говоря, остальные выглядели не лучше. У каждого, кто сидел за костром в глазах и душе был страх перед этим парнишкой, хотя они были намного старше его по виду.
        - Награда - ваша жизнь. Если хотите обсудить другую плату за мою выполненную услугу, то я готов вас выслушать. Советую вам думать поскорей, а то от моего присутствия вам станет еще хуже… Я только недавно присел к костру, а ваш моральный дух уже ломается. Скоро у вас начнутся приступы головокружения и видения для вас самых страшных воспоминаний… Так и психами остаться недолго. Время идёт. Тик-так, тик-так…
        - Мы согласны, на всё.  - сказал чуть ли не крича Кер, едва маг договорил. У него уже начали всплывать перед глазами самые скверные поступки совершенные им. Как он убил своих временных друзей, во время заказа и так далее… У его членов отряда были те же ощущения.
        - Вот и отлично.  - сказал маг улыбнувшись.  - Тогда вот моё вам задание: вы должны помогать этим юношам во всём, что в ваших силах. Если вы хотя бы помыслите о причинении им настоящего вреда, то у вас будут такие же ощущения, как сейчас. А что будет при их смерти одного из них, я даже говорить боюсь… Так что проверять мои слова не советую, все равно я всегда держу слово. Надеюсь, вы тоже. Сейчас я уйду, но помните: вы теперь не сможете никому рассказать обо мне и нашем милом разговоре. Приятно было с вами провести время. Рекомендую посидеть десять минут, размять виски, после того, как я уйду, а то вам будет плохо. Прощайте. Думаю, мы с вами ещё увидимся.  - улыбнулся и встал с пенька маг. Попрощавшись с ними, он направился обратно лес, откуда пришел. С каждым шагом мага, людям становилось лучше. И когда маг скрылся в темноте леса, все ощущения контроля пропали. Кер хотел было погнаться за ним, как встав, потерял сознание, завалившись спиной на землю, а ноги свешивались на бревна. Остальные, видя, что случилось с командиром, не стали действовать по его примеру. Они медленно сползли на землю и
сидели некоторое время с закрытыми глазами, утирая со лба пот.
        А маг, уходя от них, пребывал в прекрасном настроении. Да, он сказал правду этим наемничкам. Он поместил им в голову, созданных его магией ментальных существ, которые будут реагировать, и корректировать действия людей, в которых их поместили. Так что за тех подростков он теперь не беспокоился. Он улыбался при мысли о том, что скоро встретит своего лучшего друга.
        Кер очнулся от того, что кто-то хлестал его по лицу. Он с трудом разлепил глаза и увидел лицо плачущей дочери. Она проревела:
        - Папа!!! Я думала, что тот маг убил тебя! Ты сразу упал, как только поднялся!! Я не знала, что с тобой!!
        - Тише Ера. Маг ничего бы не смог со мной сделать. А потерял сознание от того, что устал.  - прошептал он, болезненно морщась от громкого голоса девушки. Встав с земли, не без помощи Ерофы он поднялся и оглядел свой потрепанный, от присутствия мага, отряд. Все выглядели плохо. Бледные, красные глаза, слабо дрожащие руки, вонючие от пота. Будто несколько дней подряд занимались тренировками, а не просидели несколько минут с магом.
        «Надо было лучше не браться за этот заказ. Чуяло же сердце!» - думал он. А вслух сказал:
        - Всё нормально?
        Как после такого можно быть в порядке?! Но товарищи только устало кивнули, а Рисса и вовсе лежала неподвижно будто труп. Видимо, Кер валялся так же, как и она. Он посмотрел в сторону виновников произошедшего. Парнишки всё также лежали на земле, без каких-либо движений.
        «О боги, прокляните этих… Надо было прислушаться к Нугору и избавиться от них. Что теперь нас с ними делать? Нужно разыскать и убить мага, тогда проклятие будет снято. Барон и эти еще пожалеют о этой заварушке…» - искал виноватых Кер, внимательно рассматривая каждого из пленников, запоминая все бросающиеся в глаза приметы. Кер был в смешанном состоянии. Одновременно в отчаяние, от балласта, в виде парней, и в гневе на мага и чертова барона.
        Ерофа уже перестала плакать. Она с ненавистью смотрела на пятерых парней, тоже виня их в произошедшем.
        - Скидывай их в повозку Широ. Мы едем в Нордон. Домой. Там разберёмся как снять проклятие.  - разорвал тянувшееся молчание Кер…

* * *

        Мне снилось продолжение того странного сна. Взяв на руки маленькое существо, которое не показывало признаков страха, я прижал его медленно к груди, боясь, что оно покинет меня. Мне было так радостно на душе, я был так счастлив, что внимание грозу больше не обращал. Подтянув колени верх, обхватил их руками, голову направив в сторону колен и там, в пустом пространстве возле груди лежало это существо, мирно спя. Так, глядя на него, я закрыл уставшие глаза и провалился в беспамятство…
        Очнулся я в довольно странном месте. Ну как сказать странным… лежал я перед золотым дубом, на маленькой цветочной полянке, а вокруг, насколько хватало глаз, простирался удивительный лес. В нём деревья были разноцветные! В основном преобладал голубой, как у неба цвет. Лес казался, живым существом, спокойно проживающим свою жизнь. Приятный ветерок обдувал меня, принося в душу ощущение умиротворенности и довольства жизнью. Надо мной пролетали большие красочные, красивые бабочки, широко размахивая крылышками. Стаи прекрасных птиц летали высоко в голубом небе. Разные удивительные животные, не боясь, пробегали возле меня, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть, кого это сюда занесло. Самое странное было в этих зверях это то, что они гармонировали друг с другом.
        Не спеша вставать, я поднял руку в жесте, как будто хотел дотянуться до неба. Все окружающее было прекрасным, будто я попал в какую-то сказку или нахожусь во сне. Как же было прекрасно здесь находиться! Душа прямо пела от радости.
        - Здравствуй Ивир.  - вдруг раздался голос со стороны золотого дуба. Я, было, решил, что мне померещилось, но эти слова повторились снова. От неожиданности я сел и посмотрел на того, кто меня зовёт. Странно. Там, где раздавался голос, никого не было. Неожиданно от верхушки дерева вспорхнула ярко оранжевая птица и приземлилась, впустив в кожу когти, на мою ногу. Уставившись на меня своими желтыми глазами, она произнесла, не открывая клюва:
        - Здравствуй Ивир.
        - Эээ…  - только и смог из себя выдавить. Конечно, я знаю, что некоторые маги могут управлять животными и разговаривать с ними. Но когда птица сама с тобой разговаривает. Это был для меня шок. Птица была красивая. Ярко оранжево-золотые перья сверкали на солнце, и казалось, что она создана из лучиков света.
        - Не волнуйся. Я тебе друг. Не надо меня бояться.  - сказала она, также, не открывая клюва.
        - Я скорее удивлен. Как ты со мной разговариваешь? И что это за чудное место? Наверное, я сплю?  - спросил я, первое, что пришло на ум.
        - Хорошо, если не боишься…. Общаюсь с тобой с помощью мысленной связи. Если по-простому - я тебе пересылаю свои мысли прямо в голову. А на счет где ты находишься, то это твой внутренний мир, в котором люди иногда обитают, когда спят…. Я не принадлежу этому миру и выгляжу в реальном мире совсем не так, как здесь. Надеюсь тебе понятно?  - словно с ехидством пророкотала птица.
        - Да. Спасибо.  - только и смог сказать в ответ. Если честно, то мне ничего не было понятно…. Что за мой мир?
        - Тогда я хочу, чтобы ты выслушал меня. Ты же помнишь, что произошло с тобой и друзьями?  - спросила птица. Сначала я вопроса не понял, но покопавшись в воспоминаниях, вспомнил, что на нас напали какие-то люди. А дальше - ничего.
        - Вроде да. Возможно солдаты устроили ловушку и поймали нас, а теперь, наверное, собираются повесить, как дезертиров.  - сказал я, не ощущая ни злости, ни печали от того, что нас схватили. Только умиротворенность….
        - Эти люди не хотели причинять вам вреда. Они взяли вас к себе в лагерь, но произошел случай судьбы, из-за которого они горько сожалеют. Про это расскажет твой друг, он скоро здесь появится. А я ухожу, но мы еще раз встретимся Ивир. Будь уверен. Храни тебя судьба.  - с этими словами птица отвернулась от меня, и резко оттолкнувшись, взмыла в небо. Там она растаяла без следа. Смотря на то место, где она пропала, я пропустил момент появления Жера. Он вышел из тени деревьев, идя неспешным шагом ко мне, радостно улыбался. Одет он был в серую рубаху и шорты. Подойдя ко мне, Жер сел на траву рядом со мною. Сорвав и разглядывая изумрудную травинку, он сказал:
        - Прекрасный у тебя мир. Не думал, что когда-нибудь окажусь в столь прекрасном месте.
        - Жер, а ты здесь как оказался? Это же мой сон? Или я умер?  - сказал я, правда не понимая, что он тут делает.
        - Извини, за то, что сбежал. Я не мог нормально думать, поэтому в страхе захотел обратно в берлогу. Ты же знаешь, меня легко напугать.  - улыбнулся он. Я наблюдал за полетом птиц.
        - Когда я побежал в берлогу, запнулся и упал. Стрела, выпущенная мне в ногу, из-за этого убила меня, пронзив горло. Это я узнал уже после смерти. Я сейчас как бы мёртв,  - сказал он печально.  - Но я не виню тех людей или кого-то другого. Я хочу, чтобы ты знал. Теперь этот мир, дом для меня. А сейчас тебе пора, но помни, тебя в будущем ждут беды. Не верь в любовь, она может тебя уничтожить. Не доверяй никому, даже друзьям. Вроде всё. А нет, еще нужно понимать всё происходящее не только разумом, но и душой. Эти слова просила тебе передать девушка, приведшая меня в этот мир. Она представилась как Хель, богиня смерти. А Лясю передай от меня вот что: «Жер всегда будет с тобой. Поэтому помни его и поступай иногда так, как он поступил бы. С твоей памятью о нём, душа его будет счастлива. Новый мир рождается с рассветом». От этого ему станет легче. Прощай.
        С его словами я очнулся. Глаза закрыты. Тряска. Голова жутко болит и пресс ноет. Почему все трясется? Где я? Вокруг раздавался стук колес перемешиваемый с лошадиным ржанием. Открыв глаза, я понял, что нахожусь в закрытой повозке вместе с здоровенным мужиком, зорко смотрящего на меня. Считай гигант. Наверное, у него в роду были тролли или орки. Карие глаза, сведенные в узкую щелку, смотрели строго, густые брови были нахмурены, нос с горбом, ноздри которого широко раздувались при дыхании, и дополняла всё это маленькая неаккуратная бородка. Он был одет в обычную плотную рубаху и штаны. У него не было видно оружия, но оно ему и не требовалось. Его рука могла с легкостью проломить толстую доску, не говоря о чьей-нибудь шее.
        С опаской поглядывая на него, я привстал и выглянул за полог. Был вечер, солнце уже почти село. Вокруг был лес. Мы ехали по заброшенному тракту. Повозка то и дело подскакивала на камнях и выбоинах. Оглянувшись на здоровяка, увидел друзей, лежачих в внутри повозки. Не было Жера. Так значит всё что приснилось, правда… Жер убит. Не исключено что этим гигантом. Рядом в куче валялись наши котомки и какие-то мешки.
        - Привет. Как спалось?  - сказал гигант добродушно. Голос у него немного хрипловатый, чуть басовитый. Таким голосом можно было бы заставить оглохнуть Варика, если громко заорать ему в ухо. Тогда бы он точно стал глухим.
        - Вы кто? И где мы?  - ответил я. А в мыслях было только одно - как бы отомстить. Но вспомнив сон, слова Жера, постарался заглушить это заполняющееся разумом чувство. Лучше не стоит мстить, ведь Жер такого не хочет. Он простил их… Что я несу? Какое прощение? Убить этих гадов и вот тогда наступит прощение! Око за око, зуб за зуб!
        - Я Широ.  - протянул он для рукопожатия руку, но я проигнорировал этот жест. Секунду помедлив, он продолжил:
        - Понимаешь парень… Как бы это сказать, ваш друг погиб. Мстить даже не пытайтесь, если кто-нибудь из нас умрёт, твоя и головы твоих друзей полетят с плеч долой! Даже не сомневайся. Мы ваши должники, так что постараемся сделать все, чтобы отплатить свой долг,  - произнес Широ, иногда прерываясь, чтобы продумать дальнейшие слова.  - Едем мы в Нордон. Мы - это ты с друзьями и мои товарищи. Там мы сможем за вами приглядеть и чем-нибудь подсобить. Сбежать, конечно, можете, но оно вам надо?
        На душе стало грустно, от потери друга. Воспоминания с Жером одно за другим начали всплывать в памяти. Как мы лазили по чужим огородам за яблоками, лепнивами Фрукт, напоминающий по вкусу нечто вроде киви и мандарина. Растет на пышных, фиолетово-зеленых кустах. Созревает только один раз в два месяца. и грушами. Как играли все вместе, ссорились, дрались и представляли наше будущее. По глазам покатились слёзы, от осознания потери. Появилось острое желание убить этого Широ, но я сдержался, хотя стоило это больших сил. Слова Широ были логичны и справедливы в какой-то степени, так что злость немного приутихла.
        - Как звали-то погибшего?  - через десяток минут молчания поинтересовался Широ. Видимо, ему надоела тишина или мой шарящий по повозке взгляд, а может и то и другое. Я же хотел найти хоть что-нибудь острое, чем можно было бы его убить.
        - Жер. Он был добрым человеком. Так что, он, должно быть, простил вас,  - тихо сказал я. Да. Он сам сказал, что не винит никого.  - А вот я нет. Когда-нибудь моя месть совершится. Будь со своими товарищами готов к смерти.
        - Ты только не тяни с этим «благородным» делом. А то не успеешь, еще корить Винитьсебя будешь. Мы, наемники, народ рисковый: сегодня можем жить поживать, а на следующий день погибнуть от кинжала какого-нибудь убийцы. Так что мы, так сказать, живём с Хелью рядом.
        - Правда? Я это запомню.  - хмыкнул я.
        - А тебя как зовут? Я представился, а ты нет. Неприлично как-то… надо же врага знать по имени. Или ты так не считаешь?
        - Ивир.
        - Чудное имя. Ивир, а не хочешь ты спасти своих друзей от шага в бездну? Вижу, ты справился с этой тягостной новостью, а друзья твои, думаешь, справятся? Они наверняка тоже захотят мести, не прислушиваясь к голосу разума. Переубеди их этого не делать, а то сам понимаешь… как-никак жизнь твоих друзей.
        - Хорошо. Постараюсь.
        Широ только кивнул. Его удивила реакция паренька. Он-то думал, что парень сразу кинется на него с желанием убить, услышав его слова. А вот к словам его стоит прислушаться… Очень многообещающий человек. Не стоит оставлять такого врага в живых. Умного врага. А вот если сделать его своим другом, то не стоит опасаться ни проклятия мага, ни мести его друзей.
        Разбудить друзей оказалось легко. Конечно, они помнили произошедшее с нами, то и дело кривясь от боли, куда были нанесены удары наемниками. После того, как я рассказал им про смерть Жера, они осунулись, словно какая-то неподъемная тяжесть легла им на плечи. Лясь, как названный брат Жера, впал в ярость. Кинувшись на гиганта, он был вырублен точным ударом в подбородок. Харук с Доросом уже собрались вместе напасть на Широ, как я встал у них на пути.
        - Не надо! Жер бы не хотел, чтобы мы мстили.  - убежденно сказал им. Главное их ненавязчиво переубедить.
        - Ив, ты чего?! Они убили его! Око за око, зуб за зуб!  - проревел Харук, чуть ли не рыча.
        - И что? Вы теперь хотите кого-то убить? Хотите забрать чью-то жизнь? Стать убийцами? Жеру бы это точно не понравилось. Если вы хотите, я вам не буду мешать, но вместе с этим вы перестанете быть моими друзьями.
        Жак, после этих слов, перешёл на мою сторону. Он готов был остановить друзей, даже если придется подраться с ними. Харук и Дорос смотрели на меня со злостью, наверное, размышляя о преодолении препятствия в виде меня.
        - Ладно, ты прав. Просто не могу поверить в его смерть!  - после пятиминутного переглядывания и глубоких вдохов прошептал едва слышно Дорос. У Харука бежали слёзы от бессилия или осознания моей правоты. Через секунду, он сел, где стоял и опустил низко голову, чтобы не было видно слёз. Дорос присел, разглядывая тянувшуюся за нами дорогу, блуждая в своих мыслях. Я сел рядом с ними, чтобы поговорить. Жак уселся рядом со мной, задумчиво почесывая вспухшую щеку. А бесчувственного Ляся мы заранее положили на одеяло, где он спал. Широ, сидел на отдалении от нас, у края повозки и, словно невзначай, разглядывал и протирал вытащенный кинжал. Дорога была плохая. Всё время повозку трясло, качало из стороны в сторону от усилившегося ветра.
        - Мне тоже плохо, как и вам. Широ мне сказал, что он со своими людьми едет в Нордон. От Горунда мы уже отдалились на достаточное расстояние, так что надо решить куда отправляться. Мы с ними или в Горунд?  - начал я, хотя, похоже, никто не слушал. Спросил я лишь для видимости, что мы можем хоть что-то решать, но на самом деле это было не так. Этот Широ ясно дал понять, что мы заложники. Мол, как птица в клетке. Если друзьям скажу, то будет худо. Решат, что надо или сбежать, или убить этих людей. А всё это закончится нашей смертью… даже сейчас отчетливо представляю, как нам перерезают горло. Брр. Лучше играть по их правилам, пока не появится возможность вырваться из их якобы прочной «клетки».
        - Как мы можем ехать с убийцами Жера?!  - зло прошептал Харук. Он был подавлен. Дорос кивнул. Только Жак молчал.
        - Вы хотите жить или как? Должны же понимать, что они нас могут убить, как и Жера. Оружия у нас нет. Да появись у нас даже по мечу, что бы это дало? Всё равно мы не убийцы. Я отомщу, вы же верите мне? Обещаю, что так оно и будет,  - не сомневаясь в собственных словах, прошептал я им.  - Давайте будем с ними до города, а там как всё получится. Только Ляся надо успокоить, поможете?
        Жак с Доросом кивнули после недолгих раздумий. Харук молчал. Сгорбившись, он сидел с закрытыми глазами, вздрагивая от тряски. Взглянув на лежащего Ляся, я поднялся и подошел к Широ. Он посмотрел на меня и давая понять, что не против моего общества, кивнул рядом с собой, предлагая сесть.
        - Мы согласны с вами ехать.  - твердо сказал я ему. Он улыбнулся. Неужели рад нашему ответу?
        - Ну, кто бы сомневался. Завтра к вечеру прибудем в город. Надеюсь, такого больше не повторится? А то не хотелось бы отрубить кому-нибудь руку, в знак предупреждения.  - кивнул он на бесчувственного Ляся. Смеешься? Ну, ну. Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.
        - Не знаю. Но ты сам должен понимать, что вы лишили его лучшего друга. И из-за этого он очень зол. Наверное… а ладно. Где твои товарищи? Неужели так боятся нас, что отправили только тебя?  - Ехидно произнес я. Ехали мы одни, а напало на нас несколько людей.
        - Они впереди нас. Двое ведут повозкой. Другие проверяют впереди дорогу. Сейчас будет остановка на ночлег, там и познакомитесь. И не надейся, при желании я один могу вас убить голыми руками.  - заметил он, кладя руку мне на плечо. Тяжелая!
        - Понятно.  - сбросил её с плеча.
        Вернувшись к друзьям, рассказал о предстоящем ночлеге и о том, что в Нордон приедем завтра. Через сорок долгих минут повозка остановилась. Наблюдая, как мы приводим Ляся в чувство, Широ спрыгнул. Потом словно опомнившись, сказал, чтобы мы шли к костру, если хотим жрать.
        Спрыгнув вслед за Широ и ощутив под ногами твердую землю, огляделся. Темень. Тянувшаяся между деревьями дорога, по которой мы ехали, была завалена камнями разных форм и размеров. Так вот отчего так нещадно её трясло! Так-с, рядом поляна. Там пылает пламя, видимо костер, о котором говорил гигант. Позвав друзей за собой, направился к нему, попутно подмечая незначительные детали, которые в дальнейшем могут сыграть важную роль, если представится такая возможность. Множество бугорков от закопанных костров были похожи на муравейники, а сваленные для сиденья деревья и пеньки, образовывали причудливый рисунок. Значит, поляна часто используется для ночёвки другими путниками и обозами.
        Подойдя к костру, немного, самую малость, удивился. Хорошенькая девушка сидела здесь и что-то готовила. На вид она была младше меня. Ей, наверное, лет, эдак, пятнадцать. Она кидала в котелок, установленный на двух прочных ветках над костром, траву и кроличью разделанную тушку.
        - Привет! Меня зовут Жак, а тебя?  - сразу попытался познакомиться мой друг, но ничего не вышло. Девушка демонстративно не обращала на него внимание. Жак горестно вздохнул и тихо произнес:
        - Вот дура.
        Ответа не было. Присев вокруг костра, поближе друг к другу, я обратил внимание на остальных спутников Широ, которые то и дело смотрели в нашу сторону. Очевидно, волновались за эту девушку. Их было пять, не считая Широ и девушку. Двое из них возились с лошадьми, а Широ с еще тремя, среди которых была женщина, сгрудились вокруг далёкого пенька и что-то увлеченно обсуждали, тыкая пальцем на него, думаю, на нём была карта. А если нет, значит с ними не всё в порядке. Наверное, решали какой дорогой ехать дальше… Вскоре, от котелка начал идти приятный запах. Он так манил, что пришлось прекратить наблюдения за этими наёмниками. Мои друзья почувствовав его, оживились. Все хотели есть. И если бы не продолжающая готовку девушка, я, наверное, бы накинулся на котелок, попробовать на вкус варево. В животе громко заурчало. Девушка от этого звука мельком взглянула на меня, вызвав зависть Жака. Мол, на моего друга обратила своё прекрасное внимание, а на меня нет. Во мне проснулось ехидство.
        - Что Жак, уже ревнуешь эту прекрасную особу? Ах ты, собственник!
        От этого громкого заявления девушка на миг замерла, выдав замешательство, а Жак уже встал с явным намерением поговорить со мной по мужски, но был остановлен Доросом.
        - Получишь же по заслугам когда-нибудь Ив! Даже Дорос не спасёт.  - пытаясь выглядеть сильным и великодушным, сказал мой друг.
        - Ага. Не спасет тебя.  - с острил я. Девушка тихо хихикнула, что привело к замешательству моего друга. Жак посмотрел на меня, как на предателя, испепеляющим взглядом. Поняв, что шутить больше не стоит, я оглядел своих друзей и в голове, будто спада завеса с памяти, вызвав перед глазами образ Жера, разговаривающим во сне со мной. Я же не рассказал друзьям о нём! Вот я балда!
        - Я вам забыл кое что рассказать. Сегодня мне приснился Жер…  - начал я рассказывать о странном сне привлекая внимание друзей. Видно было, что сначала они слушали в пол уха, думая, что я всё это сочиняю. Но чем дальше продолжался рассказ, тем больше они верили мне. Закончил в полнейшей тишине. Девушка тоже выслушала меня, прекратив бегать вокруг котелка, и видно было, что рассказ её очень заинтересовал. Даже заметно было, как губы её шевелятся в немом вопросе. Интересно, скажет ли она, что её волнует или нет? Эх… она лишь плотно сжала губы и продолжила готовку. Жаль. Я хотел наладить с ней контакт. Наверняка узнал бы многого интересного.
        - Это правда?? Тебе правда приснился Жер? Да… другого ответа быть не может, ведь мы вдвоем договорились говорить «Новый мир рождается с рассветом»!  - ошарашено ответил на свой вопрос Лясь. Он плакал, не знаю от радости или грусти по погибшему другу. Я молчал, да и остальные тоже. Удивленные взоры были обращены на меня, словно спрашивая, не наврал ли я. Пожав плечами, я смотря в огонь, задумался, рассказать ли им еще и о приснившейся птице. «Нет, лучше не надо»,  - так настойчиво говорила интуиция и после глубоких раздумий, я с ней согласился. Зачем рассказывать всем о том, что касается только меня? Закончив лить слёзы, Лясь обратился ко мне:
        - Если Жер приснится тебе еще раз, передавай ему привет от меня и просьбу, чтобы он приснился и мне. Я был бы счастлив поговорить с ним.
        Мне оставалось только кивнуть. Теперь он не был похож на потерянного человека. Лясь снова стал самим собой, исчез из его глаз тот жаждущий мести взор. Жер и вправду знал Ляся лучше всех, что меня только радовало. Закончив свой совет, к нам подсел Широ в сопровождении своих собравшихся друзей. Рассевшись в молчании вокруг костра, незнакомцы начали пристально разглядывать нас, словно ценных безделушек. Не нравились мне они. Женщина особенно пристально разглядывала Дороса, призывно облизывая свои пухлые губки. От этого во мне проснулась к ней неприязнь. Другие посматривали на нас с долей равнодушия, кроме одного. Того самого, кто меня вырубил. В его глазах виднелась ненависть к нам, которую он почему-то сдерживал. Надолго ли его хватит?
        - Прекрати Рисса! Еще раз оближешь свои поганые губы, они у тебя встретятся с моим кулаком. Поверь, это будет неприятно.  - с раздражением рявкнул он на женщину. Та, на его слова скривилась, как будто попробовала кислый фрукт, и прекратила соблазнять Дороса. Хм. Значит, этот мужик является главарем в их шайке. А я думал главный Широ, хотя незначительная промашка. Кстати, мой друг на ее действия не обратил никакого внимания. Я даже знаю почему. Просто Дорос верит в дарованную богами чистоту девушки. Если девушка себя так ведет, как эта женщина, то она не заслуживает внимания настоящего мужчины, из-за того, что осквернена. Ничего не скажешь, хорошие у меня друзья!
        - Начнем знакомство парни. Меня зовут Керазон, для вас можно просто - Кер. Как глава этого отряда, я приношу самые глубочайшие извинения, за смерть вашего друга. Мы скорбим вместе с вами, уж поверьте. Широ рассказал мне о произошедшем с вами инциденте, пока мы находились в пути. И за это тоже прошу прощения!  - начал свою речь Керазон, обращаясь в основном к Лясю. Хм. Странное имя для нашей деревни. Хотя, со своими законами не следует приходить в чужой дом.  - Так как вы согласились ехать с нами в Нордон, прошу слушаться моих указаний. Конечно, я понимаю, что это сложно для вас, ведь как никак смерть вашего друга лежит на моих плечах, но от ваших действий зависят идущие последствия. Что если на нас нападут разбойники или опасные звери? Тогда вам придется слушаться меня и выжить, а в противном случае получить раны или даже умереть. Хель Богиня смерти. Изображается в виде темноволосой девы с бледной кожей и в белоснежном платье. ни к кому не питает жалости….
        - Мы поняли. Постараемся же подружиться с ними?  - подмигнув, спросил я друзей. На мой вопрос они вяло кивнули, не более.
        - Тогда представимся! Как вы поняли меня зовут Кером, а это мои товарищи…  - не буду описывать все знакомство. Оно долгое и нудное. Скажу только одно - дружелюбия было мало. В результате мы узнали их имена, а они наши. Кер, Широ, Рисса, Нугор, Хин, Тин, Ерофа - так их звали. Ерофа - та самая девушка, которая не захотела говорить с Жаком и нами. Хин и Тин - братья близнецы, отличавшиеся друг от друга длинным шрамом у Тина, идущем от лба до подбородка на левой стороне лица. В каждом сидевшем перед нами человеке чувствовалась твердая сила духа, которая может раздробить камень. Ух, придется с ними повозиться! Ну, ничего… я же пообещал друзьям что отомщу. Сразу понятно было, что будь у них желание нас прикончить, они бы это сделали давно, еще при нашей первой встрече.
        - Интересно, что ваша компания забыла в Коранском лесу? Да еще так далеко от тракта?  - проявил интерес Кер.
        - Мы…  - начал я придумывать историю, как был прерван Харуком.
        - Мы собирали грибы и ягоды. Пока ходили, не заметили, как быстро пролетело время. Знаете, оно в лесу быстро летит…
        - Знаешь Харук, тебе нужно придумывать вранье по правдоподобней. Пошли в самую глубь леса за грибами?! Это же смешно звучит!  - в мгновенье ока распознал ложь Кер.
        - Мы не можем рассказать вам правду.  - просто сказал Дорос, давая понять, чтобы мы не говорили им не о чем. Керазон вскипел, аж покраснев, и я уже подумал, что он сейчас набросится на Дороса, как резко побледнев, упал с бревна.
        Он чтоли болен? Выглядит здоровым, да и насколько я понял, характер у него стальной. Может случайность? А если не случайность, нужно узнать, чем болен. В будущем это хорошо может сыграть на руку.
        Видя, как Ерофа кинулась к упавшему Керу, предварительно кинув на нас ненавидящий взгляд, Жак помрачнел.
        - Откуда вы, хотя бы, скажите?  - спросил Широ миролюбивым тоном, перехватывая нить разговора. На упавшего Кера он взглянул лишь мельком. Знает в чем дело. Остальные на нас смотрели… как бы выразиться… с гневной жалостью что ли?
        - Из Помидии.  - не раздумывая, ответил Жак. «Тупорылый» - взглядом сказал я ему. Он же не хуже меня знает, с кем мы находимся. Так что он делает? Изображает идиота, пытается познакомиться с членом вражеской шайки. Ведёт свою игру? Зачем? Если он взболтнёт еще чего-нибудь лишнего, то я его вразумлю. Игральщик нашелся! Вот же кретин! Эти запросто могут отдать нас солдатам за вознаграждение, если прознают о нашем дезертирстве. Им это легче легко сделать, чем по не понятным причинам ходить с нами. Кстати, нужно узнать, зачем им это.
        В котелке закипело, привлекая всеобщее внимание. Приведя Кера в нормальное состояние, Ерофа разлила всем в миски, вкусно пахнущий, бульон. Даже нам налила, но было видно, что ей это не очень приятно. Разговор затих, только раздавался стук ложек и чавканье. Я был бы рад поговорить за едой, правда, чувствовалось у всех хреновое настроение. Поев и чуть посидев, меня и Жака отправили мыть посуду. Почему нас? Просто мы кинули жребий. Недалеко от поляны тек ручей, и нас послали туда с небольшим мешком для помытых мисок и тряпкой.
        - Хочу домой! Надоело все! Может, я сплю? Сейчас проснусь и увижу отца, маму, Нира, Лейлу с Айлой, а потом и вас с Жером. Никаких солдат, побегов, наемников!  - с раздражением сказал я, кладя очередную почищенную миску в мешок. Раздражало все: холодная ночь, происходящие, кусачие комары, отскабливание жирной посуды, окружающие деревья, разрывающие ночную тишину громкими криками птицы! Жак на эту реплику больно ударил мне в плечо.
        - Это тебе в доказательство, что ты не спишь, и за свои слова перед Ерофой! Я бы тебе ударил посильнее, но боюсь не сдержаться и отметелить тебя, как взбешенный медведь В Карновом лесу медведи считаются сильнейшими зверями. Шкура толстая, зато как ценится! Обычно на них охотятся большими группами с луками и самодельными копьями. охотника. Не сможешь встать! Хах!
        Посмотрев по сторонам и минуту прислушавшись к тишине, а не подслушивают ли, я решил сбросить карты:
        - Ты что творишь? Зачем ведешь себя как дебил, разбалтывая о нас? Что хочешь сделать?
        - Ив, я удивляюсь тебе. Сам ведёшь свою «скрытую игру». Ничего не сказал остальным о том, что мы являемся пленниками. Это же сразу бросается в глаза! Пообещал отомстить за Жера, то есть убить этих людей. Но не ты, не я, не кто-либо еще из нас не смогут сделать это. Лишить людей жизни, пусть и справедливо, но не всегда правильно. Можешь пока не придумывать свои идеальные планы о мести, ты увидишь, как совершится наша месть. Я постараюсь сделать это, не лишая кого-либо жизни.
        - Что? Когда ты стал таким? Ты что, совсем ополоумел? Объясни, что ты твердишь.
        Недалеко треснула ветка. Может животное наступило на неё, а может и человек. Рисковать мы не стали. Продолжили дальше помывку и простой разговор.
        - Тебе что и вправду понравилась эта девушка? Ты же с ней долго не пробудешь. Я то тебя знаю! Носит от одной любимой к другой, разбивая каждой сердце. А если такое произойдет с этой пассией, то нам несдобровать. Убьют или бросят нас где-нибудь без вещей.  - решил выплеснуть раздражение на Жаке. Он на мои слова не обратил внимания.
        - Ив, ты не понимаешь. Она просто совершенство!
        - Ты судишь по первому впечатлению? Ну, даешь! Вдруг она окажется злобной убийцей, как и ее друзья. Решит вытянуть с тебя всю информацию, а потом убьет. Не суди человека по первому впечатлению!
        Мой друг замолчал. Не знаю, обдумывая мои слова или поняв, что сейчас со мной лучше не общаться. В молчании, я со злостью скреб камнями и тряпкой по прочной миске, поминутно опуская ее в ледяной ручей. Бездна! Достало все! Вдруг со стороны поляны начал раздаваться какой-то шум. Прислушавшись, различил множество людских голосов и скрип нагруженных телег. Кто-то приехал? Неужели купцы? Обычно они с таким же шумом приезжали в нашу деревню.
        - Кто-то приехал.  - в пустоту сказал Жак, заканчивая помывку. Домыв последнюю миску, я положил её в мешок и с хрустом встал, разминая уставшую спину. Направился в сторону костра. Жак пошел следом. Шли в тишине, прислушиваясь к раздававшимся крикам и топотом. Он, наверное, понимал моё настроение. В лагере народу прибавилось. Множество людей мельтешили по всей поляне, разжигая костры, кормя лошадей, вытаскивая с повозок нужные предметы: котелки, сумки и так далее. Собираются на ночевку. Кстати, повозок было примерно шестнадцать. Просто взглянув на них, было понятно, кто присоединился к нам. Купеческий обоз с охраной. Пройдя сквозь поляну с тяжеловатым мешком посуды и иногда сталкиваясь с новоприбывшими, отчего в мою честь летели оскорбительные слова, мы подошли к нашему костру. Вокруг него сидели только Лясь и Дор, а остальные куда-то подевались. Даже в повозке их не было.
        - А где Хар и попутчики?  - недоуменно спросил я, обращаясь к Доросу. За него ответил Лясь:
        - Пошёл в кусты. Говорит, что живот прихватило. Хотя, я так не думаю.
        - Пойду-ка я тоже в кусты. Что-то от этого разговора реально захотелось.  - вступил в разговор Жак. На его реплику Дор и Лясь заулыбались, но не я. Скинув мешок на землю, он побежал к окраине поляны.
        - Смотри в темноте ни на кого не насри!  - крикнул ему вдогонку Лясь, весело улыбаясь. Я представил Жака в этой ситуации и не смог не засмеяться. Правильно отец говорит: «Скуку, отчаяние, ненависть, злость скрыть можно, а смех невозможно».
        - Вы точно уверены, что нам надо ехать в Нордон? Хоть это и центр баронства, но там у нас родственников нету. Где мы будем жить? На улице?  - после нескольких минут молчания спросил я у друзей, не рассчитывая на ответ. Честно говоря, я начал сомневаться о том, что правильно ли поступил, подтолкнув друзей к решению ехать в Нордон с этими людьми. Можно попытаться сбежать. Сейчас для этого есть прекрасная возможность. Как говорят: «Попытка не пытка».
        - В Горунде нам теперь делать нечего. Там же сестра Жера. Жер погиб, а она нас не знает. А так, хотя бы на замок барона посмотрим и на столицу баронства.  - ответил Лясь. Дорос кивнул, соглашаясь с ним.
        Прервав наш разговор, пришел мрачный Нугор. Сказав нам ложиться спать, а то завтра рано уезжаем, он скрылся на поляне среди костров. Мне спать не хотелось. Не зная, чем себя занять, пошёл гулять среди приезжих людей, предварительно попросив друзей ложиться без меня. Проходя возле третьего по счету костра, меня неожиданно схватили за руку, громко приглашая, присоединится к повидавшим свет наёмникам. Мол, послушаешь мудрые истории, поймешь ценность жизни. Было скучно, так что сев к ним, несказанно обрадовался угощениям, которые мне давали. Промелькнула мысль, что надо позвать друзей. Но отказался от неё решив, что они уже наверное спят. За костром было весело. Рассказывались смешные байки из жизни этих людей, пили пиво. Каждый норовил рассказать собственную историю или подловить кого-нибудь на вранье. Травили шутки про эльфов, огров, королей, ниртов «Самая древняя раса, когда-либо существовавшая на планете»,  - так говорят все люди, но мало кто видел хоть одного представителя этой расы. Дед говорил, что они ни на что не похожи. Каждый из этой расы имеет свою, уникальную форму. Только вот что это
значит? и так далее. Со мной дружелюбно обращались, подливали пиво в кружку. Так, пьяный, я и не заметил, как заснул.

* * *

        Приезд обоза был для Кера сюрпризом. Сначала, купцы на правах старших, хотели выгнать Кера со стоянки, но узнав с кем, имеют дело, быстро сменили гнев на милость. Купцы пригласили Кера с его друзьями, присоединиться к их костру, дабы отметить столь радостную встречу с членами столь знаменитой гильдии «Серохвост». Кер, сначала хотел было отказаться от предложения, но вспомнив, что давно не слушал новые слухи, целых два дня, принял его. Команда увязалась с ним. За купеческим костром щедро лилось вино, обсуждались новые вести, гулявшие по стране и баронству. На востоке от страны началась новая война с эльфами. Гильдии магов в войне официально приняли нейтралитет, сославшись на свою независимость от страны. Даже если страна падёт, гильдиям магов ничто не будет угрожать, из-за гремевшей о них славе по всему миру. Новый король Хороса - Горан V, взойдя на престол, начал войну со всеми нелюдями, мечтая, чтобы только люди могли существовать на континенте. У него даже были сторонники. Некоторые бароны, сочтя короля безумным, решили обмануть его, прислав на место своих войск, собранных с деревень крестьян. А
на западе людская страна Рескон, стягивает свои силы к границе с Хоросом. Баронство Нольтского находится на западной границе Хороса, так что Рескон и баронство разделял только воинский гарнизон. Разные слухи ходят по стране насчет стягивания войск Рескона. Одни говорят, что эта страна хочет нам помочь в войне с эльфами. Другие, что скоро начнётся война с ней.
        Новости оказались впечатляющими. Узнав, что хотел, а на это ушло несколько часов, они попрощались с купцами и пошли спать. Широ, проходя между кострами, наткнулся взглядом на спящего Ивира. Вздохнув, он поднял его и понёс к парням. Друзья Ивира уже спали, поэтому он его положил на одеяло и улёгся недалеко от них, сначала проверив, как вынимается кинжал. Про безопасность он не беспокоился, сегодня сторожил Нугор с Тином.

* * *

        Мне снилось продолжение того сна. Только, в этот раз волчонок по имени Вак уже вырос, впрочем, как и я. Вак стал огромным умным волком с черно-белой окраской шерсти. Я понимал, что его выкинули из семьи из-за того, что он не был похож на остальных рожденных щенков. Наши судьбы были чем-то похожи, поэтому мы стали настоящими друзьями, о которых я мечтал. Жизнь для меня начала казаться светлее. Вак следовал за мной по лесу, скрывался, когда я проходил через деревню или город. А когда я проходил людей, и вокруг не оставалось никого, он подбегал. Тыкался мордой в меня и ясно давал понять, что соскучился и теперь хочет поиграть. Иногда я бегал наперегонки с Ваком по лесу за каким-нибудь кроликом или другой мелкой живностью. Грел в холодные ночи. Предупреждал об всяких людях, и мы скрывались, чтобы не встретить их.
        Мне казалось, что так будет всегда, ведь нам было так хорошо вдвоём. Но всё изменилось в один яркий солнечный день. Тогда ничто не предвещало плохого. Мы с Ваком лежали на поляне, греясь в солнечных лучах солнца. На небе не было ни облачка. Теплый ветер обдувал нас и дарил приятные секунды прохлады. Вот так лежать и слушать пение птиц доставляло такое удовольствие, что я невольно задремал. Во время дрёмы, я услышал предупреждающее рычание Вака. Это означало, что кто-то из людей вышел к нам. Резко распахнув глаза и поднявшись, я увидел одиннадцать человек, стоящих в десяти метрах от меня, с тушей оленя, опасливо смотрящих на Вака.
        - Эй, малец! Убери свою собачку, а то худо ей будет.  - крикнул стоящий спереди. Я не знал, что делать, только переводил испуганные взгляды с Вака на них. «Нужно сбежать с Ваком от них!»,  - кричала внутренний голос. Мной завладела нерешительность. Что делать?
        - Квох! Да это тёмное отродье! Вон, у него чёрная метка на щеке!  - тихо кто-то сказал испуганно. Все люди начали пристально разглядывать меня, разделявшее нас расстояние им не мешало. Кто-то с любопытством, а некоторые со страхом. Командир этого охотничьего отряда, как я сначала подумал, нахмурил лоб, пытаясь что-то обдумать. Потом улыбнулся и сказал своим людям с улыбкой:
        - Нам сегодня несказанно везёт ребята! За поимку отродья, нам отвалят тридцать вершов на любом рынке. Я знаю нужного человека, кто заплатит нам в два раза больше. И за шкуру этой собаки может что-нибудь да заплатят, какие-нибудь богачки. Доставайте луки, только в отродье не попадите. Не хочу портить его шкуру.  - сказал главный из них.
        От этих слов мне стало страшно. От страха я был парализован. Хотя я много не понимал, но знал точно, эти люди хотят причинить мне зло. Три из них достали из-за спины луки со стрелами и злорадно улыбаясь, направили их в сторону Вака. Мой четвероногий друг видел такие оружия в деле, когда охотники нападали на стаи его сородичей. Он сорвался с места, петляя в сторону врагов. Кто был без луков, вооружились большими ножами и сразу уверились в своей победе, но увидев приближающего волка, начали пятиться. В руках дрожало оружие. Из далека то они видели обычного волка, но вот вблизи ВОЛЧИЩЕ!
        Лучники выстрелили, не теряя времени. Только две из трех стрел попали в Вака. Он не обращая внимания на стрелы, налетел на главаря шайки разбойников и перегрыз тому горло, получив при этом несколько ударов кинжалом. Из ран полилась ручьями кровь. Вак еще пытался слезть с трупа главаря, когда в него прилетело три стрелы, которые пробив ему спину, убили на месте.
        От последнего скулежа Вака, я пришел в себя. Из глаз текли слёзы. У меня был шок от происходящего. На подгибающихся ногах подошел к бездыханному телу своего единственного друга и не веря в его смерть начал трясти, зовя проснуться. Оставшиеся десять человек, увидев такую картину, начали победно друг другу улыбаться, подбадривая себя репликами в адрес тупой собаки, которая прихватила за собой их любимого главаря. Один из них вздернул меня за длинные волосы, подойдя гордой походкой, и выплюнул:
        - С тобой отродье будет так же как с собакой, если не будешь нас слушаться! Ты теперь наш раб! Так что ты должен быть благодарен за оказанную честь. Правда, долго ты не проживёшь, но не волнуйся, свои последние минуты запомнишь навсегда. Ха, ха, ха.  - с ним и остальные заржали.
        Услышав его слова, во мне на место отчаяния и страха, пришло чувство все уничтожающего злости. Лицо моё перекосило от бешенства. Человек, который держал меня, резко побледнел, выпустил мои волосы из своих рук и попятился от меня, с выражением ужаса на лице.
        - Глук, ты чего ползёшь? Ты че, обгадился?  - посмеялся, другой мужик с луком, над пятившимся в страхе мужиком.
        - У него метка исчезает! Убейте его скорей!  - заорал Глук. Все резко перестали ржать и посмотрели в лицо неподвижно стоящего тринадцатилетнего ребёнка. Да. Глук был прав, прямо на их глазах запечатывающая силы метка у улыбающегося сквозь слёзы ребёнка обратилась полностью в пыль. Не теряя времени двое из лучников, сразу выпустили стрелы в паренька. Только стеры попали не в парня, а в появившегося на траектории стрел покойного главаря. Шайка запаниковала, видя восставшего Квоха. Главный в целом был похож на живого, если не считать перекусанного горла. Глаза, тело все двигалось в том же мастерстве, которые члены банды привыкли наблюдать при убийстве людей. Им стало страшно, а еще страшнее, когда увидели с бывшим главарём добитого им же волка. Завоняло испражнениями. Те, кто минуту назад смеялись над Глуком, сами обгадились в штаны. Резня началась с воплем Глока. Он заорал, и кинулся было в лес, но метательный нож мертвеца пробил его горло насквозь. Лучники дрожа, начали стрелять в своего бывшего командира, а остальные пять, жутко пахнущих человек, кинулись в лес, пытаясь спастись бегством.
Ускользая от стрел, погибший Квох убил всех лучников, орудуя мастерски своим кинжалом, а убегавших догнал и загрыз Вак. В живых никого не осталось, кроме меня. Когда всё закончилось, Вак приполз ко мне, заглядывая в глаза и пытаясь скулить. Раньше это выглядело умильно, но сейчас со стрелами в теле и кровавой пастью вызывала жуть. По телу прошелся мороз. Я думал, что сейчас меня тоже убьёт мой бывший друг, но Вак только коснулся своим кровавым носом моей опущенной ладони, оставив кровавый след. Подошедший Квох похлопал меня по плечу, привлекая моё внимание. Подняв голову, я от страха сел на землю. Было жутко. Вак и Квох выглядели страшно. Я чуть в обморок не упал, если бы не несильный удар по щеке от Квоха. Поняв, что я в себе, он кивнул и достал из сумки лист пергамента. Нарисовав там какие-то закорючки, он протянул лист мне. Сильно дрожащей рукой я взял его, при этом чуть не выронив. Разглядывал закорючки, сам лист и землю под собой. Что этот мёртвый человек хочет со мной сделать? Тоже убить? Поникшим голосом, я сказал:
        - Я не знаю, что здесь. Какие-то рисунки?
        Квох печально покачал головой. Из его разорванной шеи выпали какие-то куски. Я обрыгался от этого зрелища. Потом в моей голове неожиданно раздался его голос. Мертвый, как и само тело.
        - «СЛЫШИШЬ?» - я сразу на него уставился. Он, поняв по моему выражению лица, что был услышан, начал говорить в моей голове:
        - «Разреши мне съесть людей, хозяин» - были его слова.
        - Почему я хозяин? Я не знаю, что произошло!  - ошарашено сказал я. Меня можно понять. Сначала нападение, смерть Вака, гнев на людей, воскрешение волка и убитого врага, жуткая смерть всех врагов. Теперь же непонятно что происходит.
        - «Несколько лет назад я нашел в ограбленном обозе древний свиток с историями. Помню, там говорилось о тёмных магах, или некромантов, способных воскрешать тело и разум живых существ. После того как альянс светлых сил их уничтожил, людям, рождающимся с этой силой, светлые маги ставят клеймо, дабы запечатать их мерзкую силу. Если клеймо спадёт, отряд магов отправляется на поиски чудища, то есть тебя, чтобы очистить мир от скверны. Тебя сожгут в священном огне, который ничего не оставляет, даже душу»,  - пронеслось в голове.
        - «Ещё было, что при падении клейма, тёмная сила вырывается из отродья, поднимая усопших вокруг мага. Вдохнув жизнь в мёртвые тела, магия постепенно уничтожает поднятого до тех пор, пока маг её не возьмёт под контроль. Значит, ты можешь освободить меня, хозяин… Меня раньше звали Квох Ернский» - словно подумав, дополнил мертвец.
        Я был в шоке от происходящего. Не собравшись с мыслями, про себя сказал «Отпускаю тебя Квох Ернский». И через миг, тело Квоха упало к моим ногам.
        Получилось! Но что делать мне дальше?  - только и успел подумать, как проснулся.
        «Что за странные сны! Может, я схожу с ума?!» - вспоминая сон, заметил я. Открыв глаза, увидел Дороса трясущего меня за плечо.
        - Чего тебе?! Дай поспать!  - вяло проговорил я, отворачиваясь. Закрыв глаза, начал придумывать продолжение приснившейся истории. Воображать. Так-с вот мертвец падает, и я перевожу взгляд на страшного волка, монстра. Протягиваю руку и…. А чёрт! От представления меня отвлекает охеревший Дорос. С криком: «Поднимайся засоня»,  - он больно ударил мне по голове, аж в ушах раздался звон. Вот это уже слишком! Прорычав нелестные слова в его адрес, рывком поднялся и увидев его ехидную рожу, набросился. Хотел избить, выплеснуть всё раздражение и злость. Но… был остановлен ловким броском через бедро.
        Дыхание перехватило. Все чувства на миг исчезли. Очень холодная земля и небо. Облака… они так прекрасны. Величественные, словно время их не заботит, летят куда-то. Моё дыхание поднималось к ним, рассеиваясь туманом.
        - Эй! Я тебя не сильно, а? Ну ты прости, в следующий раз не буду так тебя обижать.  - закрыв небо, показалась его озабоченная рожа.  - Вставай страдалец! Ты проспал дольше нас! Вчера пил, а нас не позвал. Нехорошо… Это тебе за такую подставу. Иди, доедай то, что осталось и в дорогу. Остальные уже встали и готовятся в путь.  - проворчал Дор, помогая подняться. Эх, холодрыга! Даже птиц не слышно, значит ранее утро. Подышав на руки, разогревая, взял у друга фляжку.
        - Что же раньше не разбудил?  - оглядываясь, спросил я. Почти все люди из обоза спали возле еле горевших костров, кроме дозоров. Сделав глоток, ощутил резкий, кислый вкус травы. Вырвало.
        - Широ сказал тебя не будить. И флягу он тебе просил передать. Ух, как тебя вывернуло. Даже представить боюсь что там за настой… Идём, а не то опоздаешь и отправимся без тебя. Хех, вот потеха то будет.  - с сочувствием сказал Дорос. Взяв меня под руку, он помог дойти до костра и усесться. Там уже со скучающим видом сидели Жак, Ерофа и Кер. Последний так и лучился недовольством.
        - Из-за тебя мы опаздываем. Скорее ешь и мой за собой.  - сухо сказал он.
        Я взял протянутую Жаком миску. Каша уже остыла. Вяло, не чувствуя вкуса, съел всё. Не наелся, но что поделать. Когда мыл свою миску, сильно замёрз из-за ледяной воды. Руки дрожали, весь покрылся мурашками. Идя назад и отогревая обморозившиеся ладони, увидел, что обозники встают и разжигали костры. На меня они почти не обращали внимания. Все были поглощены своими заботами. Некоторые кричали на своих нерадивых подчиненных.
        Наш костёр был уже потушен. «Попутчики» завершали надевание сбруи Конская упряжь, предметы и принадлежности для запряжки, седлания и управления лошадьми. В неё входят: седло, удила, уздечка и тому подобное. на лошадей.
        - Забирайся к остальным. Отъезжаем!  - крикнул на своей лошади Широ, кивая на повозку. Послушавшись его, я кинул чистую миску в мешок и закутался в тряпья. Здесь лежали остальные, да ещё Ерофа и Тин. Лясь спал, Жак пытался подружиться с Ерофой, игнорируя Тина. Вскоре, после крика Кера, повозка тронулась с места. Я, как и остальные, сидел, прислонившись к стенке повозки, и наблюдал за попытками Жака. Интересно, что с ним стало? Раньше он не был таким «хитроумным», а сейчас прямо другой человек! Может та «птица» изменила его? Или он всегда был таким? Я просто обязан найти ответ!
        - Ивир, спишь?  - спросил тихо Харук, боясь разбудить спящего Ляся.
        - При такой тряски уснешь тут.  - пробурчал я.
        В ответ Хар только посмеялся:
        - Ну не знаю. Лясь же дрыхнет.
        - Ему дали зелье.  - вклинился в разговор Дорос, скидывая с себя одеяло.
        Разговор на время затих. Случилась остановка, после которой Тин и Широ поменялись местами.
        - Вот что я хочу у тебя спросить. Что будем делать, когда приедем в Нордон?  - спросил Харук. В ответ ему была лишь молчание. Даже я не мог предположить наше приблизительное будущее! Родственников или знакомых у нас в Нордоне нет. Цен в городе не знаем. Будем бродягами, поберушками? Нет, такая жизнь не по мне.
        Неожиданно, разорвав затянувшееся молчание, предложил свою помощь Широ:
        - Могу предложить свою помощь. У меня есть друг, начальник стражи Нордона. Он может помочь вам найти работу. Скажем, будете в замке прислугой. Но на это нужно время. Если вы согласны, можете погостить у нас, пока я с ним не поговорю.
        - Какой подвох?  - опередил меня с вопросом Дор. Обычно при таких щедрых предложениях, всегда есть в чем-то подвох или даже несколько.
        - Никакого подвоха! Я предлагаю помощь от всего сердца! Вы думаете, я что-то замыслил?  - пылко возразил Широ.
        Я даже не сомневаюсь, что он и вправду «что-то замыслил». Правда, деваться некуда, придется соглашаться.
        А Широ думал примерно так: «Ну, подвох был, правда, маленький. Если верить магу, когда один из парней умрёт, то его команде будет худо. А так, ребята будут под присмотром и в случае чего, не пропадут из города».
        - Согласны.  - ответили хором мы. Да. Мы были рады предложению Широ, не на улице же нам жить.
        Глава 3. Столица баронства - Нордон

        Из-за дрёмы я и не заметил, как быстро пролетели оставшиеся шесть часов пути. Уже возле ворот проснулся от гама толпы. Протирая сонные глаза, удивился. Кроме нас здесь сидели остальные члены команды, кроме Кера, он был кучером. Широ объяснил, что пока мы спали, они проезжая через деревню, находящуюся в пяти километрах пути от Нордона, оставили там лошадей. А сами пересели в повозку.
        Получается, они могли наблюдать, как мы спим. Дед говорил, что человеческая душа беззащитна во время сна, и можно на неё воздействовать, если знаешь, как.
        Ерофа уже разговаривала с Жаком. Надоело ей игнорировать моего «словоохотного» друга. В данный момент Жак рассказывал ей выдуманные истории о себе. Широ подсел поближе ко мне и Доросу, рассказать нам неопытным об этом славном городе. А Харук, неожиданно для меня, пересел к братьям следопытам. С Лясем случилась беда, зелье не закончило срок действия, поэтому он должен был проспать еще несколько часов.
        Я выглянул. Ошарашен - вот в каком состоянии я пребывал от увиденного. Первый раз я увидел столько народу. Их было намного больше, чем все проживающие в моей деревне. Все они образовывали огромную очередь, тянувшуюся несколько километров! И это чтобы войти в город! Некоторые были с повозками, некоторые просто с лошадями или налегке. Купцы, обозы, даже простые люди стояли здесь, ожидая, когда очередь сдвинется вперёд. Всем им было нелегко на этом солнцепёке. Удушающая жара. Даа… То чувство, которое я испытал глядя на это, нельзя описать словами.
        Наша повозка была примерно посередине этой ужасной очереди. Интересно, сколько нам придётся здесь стоять? Ничего не оставалось кроме как слушать рассказы Широ о Нордоне. Время больше никак в повозке не проведешь. Слушая истории о том, как часто здесь грабят людей в тёмных переулках, я смотрел на тянувшуюся за нами очередь. Она была бесконечна. Люди всё пребывали и пребывали, становясь позади друг друга. Уже вслушиваясь в историю о здешних магах, я обратил внимание на странное шевеление в самом конце.
        - Смотрите.  - прерывая Широ, указал на какое-то движение в конце очереди. Люди, стоящие на этой жаре, подавались в стороны к самым краям дороги. Пропускали нагло скачущих двух солдат на лошадях, которые раздавали зазевавшимся хлыстом. Солдаты громогласно кричали: «Расступись чернь! Дорогу барону! С дороги!» За этими двумя всадниками ехала вереница карет и повозок, окруженная такими же всадниками в доспехах. Там слышались крики людей, получивших сильный удар хлыстом.
        - Барон Нольтский прибыл со своей свитой из столицы. Видно, сосватал свою старшую дочь.  - разочарованно вздохнул Нугор.
        Наша повозка уже была в стороне от их пути, когда вереница карет проезжала мимо нас. На нас не обратили никакого внимания, что меня радовало. В душе до сих пор таился страх расплаты. Моё сердце быстро билось. Разглядывая проезжавшую мимо нас вереницу, я заметил прекрасную белокурую девушку в одной из карет. Взгляд был её обращен в мою сторону. Сердце на миг остановилось. Казалось, миг этот будет длиться вечно. Но нет. Всё было разрушено проскакавшим мимо всадником, закрывшим обзор. Она проехала.
        Когда вся свита барона проехала, очередь восстановилась. Конечно, были и те, кто хотел использовать сложившееся положение в свою пользу и прошмыгнуть за свитой. Этих смельчаков перехватывала толпа и выкидывала их из очереди, чтобы те вставали в самый конец. Толпу лучше не злить.
        Примерно через полтора часа дорога вильнула, позволив мне взглянуть на Нордон. За высокой серой стеной видно было только замок барона Нольтского возвышающегося далеко вдали. Он казался таким маленьким, что можно его просто закрыть пальцем. Широ рассказал нам, как был основан город. Сначала был просто замок на холме, а потом он постепенно начал обрастать постройками вокруг. Стену возвели скорее для прекращения роста города, чем для защиты горожан. Нордон вполне мог держать долгое время осаду, где-то два года. Потому что для строительства стен был использован гномий раствор, намертво сливавший камни в одно целое. Так как наша страна ведёт войну со всеми нелюдями, в том числе и гномами, растворы закупается через стран посредников, что значительно влияет на цену. А для строительства домов каждый использует то, что имеет. Не каждый может позволить дорогие материалы. Поэтому в городе много трущоб, где проживают свои остатки дней бедняки. Из-за них большая смертность числится в Нордоне. Трущобы пролегают в основном возле стен и в некоторых районах, но они не расположены возле самого замка. Поэтому ближе
к замку, каждый особняк не похож ни на что другое, так богатенькие люди соревнуются, кто кого переплюнет. Широ сказал, что в Нордоне свои законы жизни. Например, в городе правят богачи и аристократы. Если ты ввязался в спор с богачом и на твоей стороне истина, то будет прав богач, а если спорят два богача, тогда прав тот, у кого больше денег. Поэтому Широ нам настоятельно рекомендовал четыре основных правила: «Первое, всегда держаться вместе. Второе, никому нельзя доверять, даже если тебе клянутся в верности. Третье, не влюбляться, твоими чувствами могут сыграть в злую игру. Четвёртое, никогда не забывать первые три правила и держаться подальше от чужих бед, ведь они могут стать твоими».
        Солнце догорало в красном закате, предвещая завтрашнюю жару, когда неубывающая очередь, для нас наконец-то закончилась. И это мы простояли здесь почти с самого утра! Хорошо же быть знатным.
        Спросив у Кера, кого он подобрал и не получив ответа, стражники пропустили нас безо всяких проверок. По поведению этих людей было понятно, что Кер и его люди чем-то знаменит в городе. После того как мы их миновали, обстановка несколько поменялась. Во-первых, спала та удушающая жара. Во-вторых, подбежали люди, перекрикивая друг друга, предлагали снять у них в доме комнатку за, как они говорили, почти незначительные деньги. Увидев Кера, некоторые из них бросали это глупое дело и переключали свое внимание на других пребывающих.
        В городе было пыльно и многолюдно. Кер правил повозкой не в центр города, а как-то по окраине, всё время поворачивая на перекрестках. Я во все глаза глядел на первый город в моей жизни. Разглядывал людей, облаченных в разные одежки, и разных форм и цветов здания. Раньше, мне не доводилось покидать Помидию и если бы не война, наверное, не смог бы увидеть в столь чудное место. Некоторые из проходящих людей были одеты в разнообразные цвета одежды и с какими-то знаками. Например, сейчас мы проехали мужчину лет сорока, одетого в зелёную, с причудливым узором на спине, рубаху и голубые штаны. Если бы не висячий на поясе меч, то можно было его принять за разношерстого павлина, прикинувшегося на время человеком. Позже Широ объяснил, что в таких нарядах в основном ходят аристократы из-за какой-то моды. Конечно, не все были так оригинально разодеты. Большинство были облачены в простую одежду, как у нас. Почти на каждой улице слышны были зазывалы: «Пироги! Горячие пироги!» или «Лучшая пряжа города! Заходи быстрей, пока всё не продали!». Люди входили и выходили в здания с различными вывесками над дверью.
        Интересно было наблюдать за всем этим великолепием. А еще лучше ощутить эту бурную жизнь.
        Жак к этому моменту перешел для Ерофы из разряда «ненависть» в разряд «друг». Она искренне смеялась над его шутками и делилась сама своими смешными историями из жизни. Если бы сейчас в повозке сидел Кер, он бы мигом мог упасть в обморок, от желания разрубить Жака на мелкие кусочки. Братья следопыты делились опытом из жизни с Харуком. А Рисса старалась завести разговор с Доросом, ведя себя вполне нормально.
        Подъехав к старому трёхэтажному зданию, повозка остановилась. Я осторожно встал на твердую землю, чувствуя слабость в ногах. Немного прошелся.
        - Наконец-то прибыли! Я уж думала, до самой ночи простоим.  - тяжело вздохнула Рисса, покидая повозку.
        Нугор добавил:
        - Жрать то как хочется!
        - А я бы лучше поспал! Эх, моя комнатка заждалась! Добро пожаловать парни в гильдию «Серохвост»!  - сказал добродушно Широ, спрыгивая на землю. Он потянулся. Раздался хруст костей. Ого, вы бы слышали этот звук!
        - Надеюсь, никаких недоразумений не возникнет?  - кинул Кер в нашу сторону.
        - Ещё когда-нибудь увидимся?  - послышался сзади печальный голос Жака. Я оглянулся. Ба! Он уже держит за руку Ерофу. Выглядит печальным, будто то расставание для него непосильно! Да… Жак изменился. Теперь я ясно вижу это.
        - Не знаю… Может быть.  - прошептала она, направляясь за Кером в гильдию.
        Каждый из наших попутчиков нашел себе занятие. Рисса направилась к центру города. Нугор увязался за ней, а Хин и Тин ушли вслед за Кером. Только Широ остался с нами.
        Опишу здание гильдии. Как было сказано, оно трёхэтажное. Старое, даже очень. Стены были покрыты глубокими трещинами. В крыше виднелись дыры. Мда… не впечатляет ничем, но была у него одна особенность: раскинувшееся вокруг маленькое зелёное царство. Да, кустов и деревьев было много. Из гильдии прямо к дороге вилась тропинка.
        Я-то представлял себе их гильдию так: высокая башня, вокруг элитная охрана и смертельные ловушки. А, оказалось… честно скажу: немного разочарован. Размечтался. И, наверное, не смог скрыть своё разочарование, так как Широ хлопнул меня ручищей по плечу, что чуть я не упал на колени, при этом негромко сказав: «Не суди по внешнему виду. Наша гильдия вовсе не такая слабая, как может показаться на первый взгляд». Потом, подняв спящего Ляся себе на плечо и позвав нас, направился к входу. Мы последовали за ним. Прошли через зелённое царство и огромный вход, оказавшись в самом здании.
        Внутри было намного лучше, чем вид снаружи. Первая мысль, когда я только вошел, была: «магия?». Никаких трещин вообще не наблюдалось, да и не похоже было, что гильдия вот-вот собирается рухнуть. Да ещё витавший нежный аромат создавал атмосферу скрытого великолепия. Из убранства здесь было: стол и три лавочки. За столом сидел парень лет двадцати, который от безделья втыкал ножичек в стол. На нас он бросил лишь беглый взгляд, продолжая свое занятие. Больше никого не было. Безлюдно. Что-то в этом всём чувствовалось.
        Широ, петляя по лестницам и коридорам, привел нас к одной из много численных дверей. По моим подсчетам мы были на третьем этаже. Открыв её своим ключом, он посторонился, пропуская нас. Мы вошли. За дверью оказалась просторная комната со столиком и четырьмя стульями, да большая кровать стояла возле большого окна. В воздухе витала пыль. Я чихнул. Друзья тоже расчихались. Ох, и много же здесь её! Так бы и чихали, если бы не Широ. Он открыл окно. В комнату сразу же заглянул ветерок и, подняв тучу пыли, начал гулять.
        - Апчхи! Широ, ты бы лучше… Апчхи! закрыл окно. А то, кажется, что здесь жить нево… Апчхи! невозможно!  - говорил Жак.
        Широ на наше удивление ни разу не чихнул. Он, с усмешкой понаблюдав за нами, сделал какой-то жест левой ладонью и пробурчал что-то себе поднос. Дальше произошло неожиданное: вся пыль, наблюдавшаяся здесь, собралась в комок и улетела в окно. В комнате запахло свежестью, как после грозы.
        - Широ, ты что маг?! Что же ты раньше молчал?  - ошарашено воскликнул Дорос. От такого известия я встал в ступор. Мы путешествовали с магом? Не может быть!
        - Нет, я не маг. Если вы не заметили, я использовал это,  - как-то грустно промолвил Широ, указывая на мизинец левой руки. Серебряное кольцо.  - Это артефакт Предметы с магической силой и заклинанием. Когда вложенная сила в них кончается, надо приносить магу чтобы он её зарядил. Есть универсальные, которые берут энергию с окружающего мира… Стоит он дорого, но иногда помогает. Правда, в бою он ни на что не годен.
        - Как не маг? Ты же вызвал ветер!  - громко, чуть ли не проорал Харук.
        Я тоже не понимал, о чём это толкует Широ. Просто мы не знали, что существуют магические вещи. Артефакты.
        - Я вызвал ветер с помощью этого кольца! Вот кольцо и называется артефактом. Его можно купить в любом магическом магазине! Артефакты делают маги, из-за чего их сложно купить из-за астрономической цены.  - словно детям, попытался объяснить нам Широ.
        Он продолжил:
        - Пока здесь поживёте. Особо не располагайтесь, через несколько дней всё равно уйдёте. Туалет находится во дворе, а ванная в той комнате. Если захотите обмыться, придётся натаскать воды и нагреть её. Нагревать нужно кристаллом огня, тоже артефакт. Он лежит под ванной. Небольшой красный камень. Когда кинете его в воду, скажите: «нагрев», после чего вода будет тепла.  - сказал Широ кладя Ляся, на кровать.
        - Широ, а где мы спать-то будем?  - спросил я недоуменно.  - Кровать-то одна.
        - Как где? На ней. Все вместе.  - он это сказал так, как будто открывал простую истину дураку, при этом улыбаясь. Я пожал плечами.  - Ладно, пойду я найду Новока, а вы пока меня не будет, делайте что хотите. Вы же наши гости. Поесть вам скоро принесут.
        - Спасибо, что возишься с нами.  - признательно сказал Дорос в спину воину. Широ ушел и мы, побросав котомки, первым делом решили помыться, помогая друг другу натаскать воду.

* * *

        У Кера было поганое настроение. Этому способствовали ряд нескольких причин. Одна из них заключается в том, что при въезде в город, все видели, как с ним приехала молодежь. По городу обязательно разойдутся слухи, что опять Керовская команда кого-то подобрала. Или что-нибудь с этим связанное.
        Спрыгнув с повозки, он сразу направился к брату. Чего тянуть кота за хвост? Лучше сразу поговорить с Зиром, чем оттягивать этот момент подольше.
        Ерофа хотела было пойти с ним, но Кер разом отправил её в комнату. Ведь разговор состоится не из приятных.
        На втором этаже, он постучал и вошёл в ничем не отличающуюся от остальных дверь.
        Зир как всегда сидел за бумагами. На брата он даже не взглянул, пока не отложил один из многочисленных свитков в сторону.
        - Что-то вы долго гонялись за магом. Как всё прошло? Где маг?  - перешел сразу к насущному делу Зир.
        Кер пожал плечами:
        - Мы его не нашли.
        Он бы и рад рассказать правду, но заклятие мага ему не позволяло сделать это.
        - Плохо. Очень плохо. Ведь это был баронский заказ. Нольтский наверняка на нас разозлится.  - театрально покачав головой, сказал Зир.  - Ну ладно, это не твоя проблема. Лучше скажи, кого ты с собой привёз. Ты их что, в лесу откопал?
        - Уже узнал? Рисса? Тогда зачем мне отвечать?  - недовольно произнес Кер.
        - Ты же сам знаешь, что у меня везде глаза и уши. Просто хочется узнать, зачем тебе эти молодые люди?  - заинтересовался Зир.
        - Эти парни теперь наша собственность, хотя не догадываются об этом. Я, со своими ребятами, хочу провести план с использованием их во благо гильдии. Так что пока их не трогайте. Они нам нужны.  - врал брату Кер. Такая ложь обеспечит парням безопасность в городе.
        - Расскажешь про свой план? Интересно услышать.  - с любопытством промолвил Зир.
        Кер знал своего брата наизусть, и мог легко определить, что тот чувствует. Он знал, что сейчас Зир испытывает только досаду, а не любопытство.
        - Нет. Извини, но это касается только нашей команды.  - без промедления ответил Кер.
        Зир лишь сощурил веки:
        - Жаль. У тебя всё?
        Кер кивнул и вышел. Он направился к себе, а его брат начал разгадывать загадку: «что скрывает Кер». Нужно сказать, что Зир очень любил загадки. Особенно те, с которыми приходится повозиться.

* * *

        Когда все помылись, а это было немного затруднительно, и поели, мы, валяясь на кровати и отдыхая, общались.
        - Интересно, что ждёт нас в будущем?  - задумчиво говорил Жак.
        Никто из нас не мог ответить на этот, казалось бы, простой вопрос.
        - Будущее предопределено богом заранее.  - ответил ему Харук.
        - Не соглашусь, мы сами строим свою судьбу. Так что Хар, ты не прав.  - вступил в разговор я.
        - Почему это?  - озадачился он.
        - Мы сами решаем куда идти и что делать. Если бы нами управляли боги, это было бы заметно для всех.  - ответил я.
        - Да. Может ты прав.  - после минутного молчания ответил он.
        - Блин. Делать нечего. Чем займемся? Сыграем во что-нибудь?  - негодовал Жак.
        - Может, по городу пройдемся?  - предложил Лясь.
        - В городе легко заблудимся или нарвёмся на неприятности. Жопой чую, что так и будет.  - сказал я, пытаясь отбить у друзей, идею прогулки по городу. Лично мне она не нравилась. Неохота бродить по чужому городу.
        - А я ничего такого не чую, значит пойду.  - ответил Дорос, вставая.
        Из котомки он достал чистую одежду и начал одеваться.
        - Подожди, я с тобой.  - сказал Лясь.
        Гады! Лучше бы полежали! Их одних отпускать я не хотел, поэтому пришлось присоединиться. Взяв отцовские деньги, я быстро оделся. Только Жак и Харук лежали на кровати.
        - Вы с нами не пойдёте?  - спросил я у них озадаченно.
        - Идите без меня, я сейчас полежу и пойду Ерофу искать. Мне кажется, что я ей нравлюсь! Надо закреплять успех!  - с улыбкой ответил Жак.
        Так ответ он заинтересовал друзей, что они даже сели послушать, что он скажет дальше.
        - Жак. А ты не боишься, что Кер тебе башку открутит, когда ты ей разобьёшь сердце? Это вполне возможно, учитывая твой характер.  - опасался за здоровье друга Лясь. Остальные вполне понимали страх Ляся за Жака.
        - Ага. Ты же в деревне даже Халу бросил, отчего та ревела целую неделю. Помнишь, как к тебе староста прибегал, чтобы ты на ней женился, раз она так влюбилась в тебя, что продолжала реветь. А?  - вспомнил Харук.
        Все заулыбались, даже я. Да. Тогда смешная ситуация была. Староста бегал по всей Помидии за Жаком с ремнём в руке, грозясь надрать ему задницу и потащить силой под венец, если тот не одумается. К отцу Жака он идти побоялся, зная, что тот псих. Хорошо, что Жак от него быстро убежал, заслышав слово «венец».
        - Постойте друзья! Но это же она меня бросила.  - попытался он оправдаться.
        - Дак, она тебе в шутку сказала: «Я тебя бросаю». Так сказать, для проверки твоих чувств. А ты, дурак, её в это время на руках нёс из-за того что она ногу подвернула, взял и скинул её в лужу. И сказал: «Вот сейчас я тебя бросил, а ты меня даже не трогала, заметь». После, она грязная в слезах побежала, куда глаза глядят. Это же было самое настоящее свинство! Жаль, что тебя её отец не поймал. Справедливо было бы.  - сказал Дорос. Я кивнул.
        - Я же вам до этого рассказывал, что не люблю Халу. И даже совета у вас просил, как с ней мягко расстаться. А ты Дор ответил: «Поймай удачный момент и действуй». Помнишь?  - с обидой проговорил Жак. Дорос кивнул, признавая, что да, было такое.
        - Ладно. Что-то мы ушли от вопроса Ляся. Давай, Жак отвечай, только честно. Мы твои друзья или нет?  - спросил Харук строго, пытаясь подрожать отцу.
        - Ой, Хар, не надо так строго. Я же от смеха помру! Конечно, вы мои лучшие друзья и вам я скажу правду. Понимаете, я первый раз не могу разобраться в своих чувствах. Вот вроде меня тянет к Ерофе. Мысли только о ней. Короче: как-то это не похоже это на меня.  - признался Жак, глядя мне в глаза. Врёт или нет? Сложно было понять.
        - Да ты же влюбился! В первый раз! Неужели это случилось?! Мир сошёл с ума! Жак влюбился!  - громко рассмеялся Дорос. Жак на его реплику криво улыбнулся, а я, Лясь и Харук заулыбались от души.
        - Ладно ребята, дайте ему спокойно подумать над возникшей дилеммой, а я пожалуй осмотрюсь в этой гильдии.  - намекнул Харук на то, что мы вроде бы собирались прогуляться.
        Встав со своих мест, напоследок пожелав Жаку идти признаваться Ерофе, мы двинулись на первый этаж к выходу. Честно скажу, в здании заблудились и так бы и плутали, если бы не встретили рыжего мальчугана, лет восьми. Он и подсказал нам верное направление. Странно было видеть этого маленького мальчика в этой гильдии, но он, подсказав, куда нам идти, завернул за угол, не обращая на нас внимание. Выйдя на улицу, я огляделся. На против гильдии располагались обычные дома и дороги со столбами, на которых были закреплены факелы. Так как сейчас был вечер, они пока не светили. Лясь предложил идти в сторону возвышающегося над городом замка. Мол, если там живёт барон и знать, то центр города должен быть красив. Его идея была единогласно поддержана.
        Проходя по каким-то узким улочкам, я с тоской смотрел на серые стены убогих домов. Квартал бедных. Иногда, в проулках впереди нас пробегали измазанные в грязи дети, весело смеясь и крича друг другу: «Не догонишь!».
        При взгляде на них, у меня замирало сердце от воспоминаний, как мы с друзьями тоже играли в догонялки и прятки; как сестренки и Нир также резвились по всей деревне. В один из таких моментов, я остановил пробегающую возле меня, грязную, в порванном платье, девчушку.
        - Постой. Как тебя зовут и сколько тебе лет?  - спросил я.
        Посмотрев на меня с испугом, оглянулась на стоящих в отдалении своих друзей, ища помощи. Но дети так и остались на своих местах. Боятся. Девочка тоже это поняла. Глаза её заслезились, губы задрожали:
        - Рола, дядя. Вы меня отпустите? Я ничего плохого не делала! Мне надо к маме!
        - На, держи. Беги.  - немного застыдившись, произнес я, протягивая взятый из кармана цуз.
        Вытирая слёзы грязной ладонью, отчего грязь размазывалась по лицу, она тихо произнесла:
        - Семь.
        Семь? Наверное, ей семь лет! До чего же она мне напоминает Айлу!
        Вытерев слёзы, она с опаской взяла цуз. Покрутив, рассматривая его, неуверенно улыбнулась и неожиданно произнесла:
        - А вы добрый! Оставайтесь таким навсегда!
        - Ну, ну, больше не плачь! Будешь красавицей Рола, если не будешь плакать!
        Она посмотрела на меня удивленно, да и друзья тоже. Девочка, неуверенно кивнув, спрятала монетку и убежала к своим друзьям.
        - Я тебя понимаю. Самому хотелось что-нибудь им дать, но, увы, карманы пусты. Деньги остались в гильдии.  - глядя ей вслед, тихо произнес Дорос.
        - Ещё девять цузов осталось.  - сказал я друзьям.
        Лясь, посмотрев на меня, улыбнулся:
        - Может, купим что-нибудь поесть? Вон, даже недалеко продают.
        Я кивнул на его предложение. Сам подумывал об этом. Невдалеке слышалось: «Пироги с яйцами!». Пройдя несколько поворотов, мы вышли к широкой улице, по которой ездили кареты и стражники. На ней было многолюдно. Толчея. Неожиданно, заглушая остальной шум, послышался крик: «Пироги! Последние остались! Покупай, пока не поздно!». Это орала толстая женщина с подносом в руках.
        Купив у нее последние два пирога и разделив, мы пошли дальше. Замок был уже близко. На ходу жуя, я восхищался пестрыми нарядами людей и красивейшим фасадом зданий. Дома были разных размеров и форм. Некоторые, как бы подражая основному замку, выстраивали дома в виде маленьких крепостей. Жители города вообще не созерцали эти прекрасные виды. Они шли с мутным взглядом, только обращая внимание на препятствия и всё. Видимо, привыкли. Или устали от жизни, что аж разучились видеть прекрасное.
        Когда мы подошли к воротам замка, солнце уже село. Факелы, поджигаемые стражей, освещали переулки города. Ворота были уже закрыты, поэтому нам оставалось только посмотреть на них и вернуться назад, в гильдию.
        - Жаль, что не успели. Охранники обозов, проезжавшие через Помидию, мне говорили, что в замке Нордона есть какой-то фонтан, сделанный в подарок магом воды для отца нынешнего барона Нольтского.  - сказал Лясь, разорвав затянувшееся молчание.
        Покачиваясь, я разочарованно вздохнул:
        - Идём обратно? Всё равно смотреть теперь не на что. Только зря шли.
        - Пошли.  - сказали одновременно Дорос и Лясь. От такого совпадения улыбнулись.
        Плутая по улицам, пытались вспомнить дорогу в гильдию. Город просто изменился в темноте. Преобразился. Казалось, что никогда не найдем дорогу, по которой шли сюда. Во мне понемногу зарождалась паника. Она еще более возросла, когда Дорос вдруг рванул в тёмный переулок.
        Я сначала остолбенел. Но увидев, как Лясь погнался за другом, побежал вслед. Стоящих друзей я нагнал в тупике, где пятеро парней, нашего возраста, избивали другого парня, лет четырнадцати, а еще один держал, плачущую и вырывающуюся из рук, девушку.
        Дорос стоял и шокировано смотрел на это действие. Признаюсь честно, я сначала не понял открывшееся передо мной действо. Но только осознав, впал в ступор, впрочем, как и Лясь.
        Это как надо опуститься, чтобы впятером избивать одного?! Да еще тот был намного младше их и держать девушку, чтобы она не помогла своему спутнику! Это низость. У нас в Помидии, если случались драки, они всегда происходили честно. Один против одного или шесть против шести, но никто ни разу не нападали в несколько человек на одного, даже если это был заклятый враг! Неужели люди в городе внутренне отличаются настолько, что их можно сравнивать со зверьми?
        - Эй, парни! Быстро отпустили девушку и перестали бить мальца!  - прорычал Дорос, еле сдерживая себя от желания набить всем морды.
        Те недоуменно обернулись, смотря, кто там прервал их веселье. Увидев троих неброско одето парней, они заулыбались, а державший девушку посмеялся:
        - Ба! Ещё чернь прибыла! Что вам всё неймётся?! Хотите тоже получить? Мы сегодня добрые, так что всем раздадим. Жалко с вами нет девки… так бы и ей веселье организовали! О! А может она есть среди вас?
        Эти слова не смог стерпеть никто. Дорос кинувшись на пятерых, с размаха дал в челюсть смеющемуся больше всех, что тот упал и не смог больше подняться. Только раздавал мычание. Видно, этот не сможет больше смеяться. На Дороса накинулись оставшиеся. А держащий девушку участие в драке не принимал, только гнусно улыбался, уверенный в победе своих друзей. Но он ошибался. К драке присоединились мы. Лясь отвлёк от Дороса двоих, а я только одного.
        Ударив своему кудрявому противнику в нос, резко сблизился и, перехватив ему голову с рукой, сделал бросок через бедро, как учил отец. Завершал всё это четкий удар локтем. Мой противник сразу выбыл. Он мне тоже сделал пару ударов, но они почти и не чувствовались.
        Оторвав взгляд от беспамятного противника, усмехнулся. Друзья мои уже закончили и пинали поверженных, попутно объясняя, что только честный бой поможет тебе самосовершенствоваться, даже если и проиграл.
        Оглянувшись на самого говорливого противника и представляя, как размажу того по стенке, замер. Того уже не было. Девушка была свободна и сейчас тихо плакала, держа избитого парня за руку.
        Вот и сделали же за сегодня хоть что-то хорошее! Помогли влюбленным в беде. Даже настроение поднялось от такой мысли.
        Зная ответ, я всё же спросил:
        - А где тот осёл, который держал тебя?
        Всё точно, пять валяющихся парней, а шестого нет. Вот трус! Надо было того первым ловить и учить уму-разуму!
        Тот, кого эти пятеро избивали, от пощёчин девушки пришёл в себя и теперь неловко пытался подняться. Выглядел он хреново: лицо залито кровью, волосы, слипшиеся из-за крови, торчали комками, верхняя губа разбита, а левая рука безвольно висела.
        От такого вида кольнуло сердце. Мне стало больно за него. Ему пади чертовски больно, но он пытается улыбнуться девушке, опухшими губами шепча:
        - Все будет хорошо… Не плачь, скоро все будет…
        Он сделал попытку встать, но ничего не вышло. С невольным стоном упал обратно на землю.
        - Вставай. Обопрись на меня.  - сказал я, протягивая ему свою левую руку. Он, взглянув, сквозь опухшие от синяков глаза, кивнул и, взявшись здоровой рукой за мою, поднялся, чуть при этом не упав. Чтобы ему было удобно идти, я осторожно помог ему закрепиться.
        - Кто это такие?  - задал вопрос Дорос, кивнув на слабо шевелящихся парней. У него была разбита губа, и на щеке виднелся синяк.
        Девушка уже не плакала. Только иногда всхлипывала и вытирала нос рукой, да твердила: «все будет хорошо». Моему другу она ответила, прерываясь и вскрикивая:
        - Я не знаю… Они напали на нас… после того, как брат нечаянно толкнул того человека… Тот… заставлял смотреть как Лотика бьют!.. Ненавижу!
        - Понятно. Мы его запомнили, если увидим, накажем. Хорошо? А теперь веди туда, где живёте, а то Лотику плохо.  - сказал Лясь, пытаясь уйти поскорее отсюда.
        Лично я понял, что говорила девица. Так вот значит, о каких неприятностях говорил Широ. Что ж, могу смело себя поздравить в идиотизме!
        Возможно, тот сбежавший ведёт сюда стражу. А если она нас поймает, то будет ой как худо!
        Девушка кивнула и повела нас прочь из этого места.
        Лясь, напоследок пнув валявшегося на пути гада, громко сказал: «лучше бы вы парни себе нормальных друзей выбирали, чем шататься с такой падалью и падалью становится».
        За всё время, которое мы шли по пятам за провожатой, от неё не раздалось больше ни звука. Она молчала, и я понимал почему. Не каждый день с тобой происходит такое несчастье, от которого теряешь рассудок и «слова». Когда она оглядывалась на брата, ускоряла свой темп, но постепенно понижая до тех пор, пока еще раз не оглядывалась. Поэтому шли мы довольно быстро.
        И вот мы подошли к заброшенной на вид лачуге. Девушка остановилась, подошла и забрала своего брата с моего плеча. Повела к входу в лачугу. Неожиданно, когда они почти зашли, я услышал слова благодарности от Лотика.
        Понятно. Они из квартала нищих. Нелегко же хорошим людям живётся! Домик, куда они зашли, выглядел страшно. Крыша с дырой была ничем не закрыта, подкосившаяся входная дверь, отпугивала взгляд тем, что, казалось, она может развалиться в труху с одного удара. Серые деревянные стены, смердели гнилью. И я чувствовал в нем, так сказать, неприятие. Не захотел бы я там даже переночевать!
        Мне стало по-настоящему жаль этих ребят, но ничего поделать с их жизнью не мог. Я же не король, чтобы одаривать людей новыми землями и богатствами.
        Уверившись, что спасенные нами скрылись внутри лачуги, направились в гильдию. Благо Лотик, как сестрица не молчал и в благодарность за помощь подсказал, куда нужно идти, чтобы выйти к гильдии серохвостов.
        Поплутав немного, мы оказались на освещенной части улицы и, спросив дорогу в гильдию у проходящего мимо мужика, который, только посмотрев на нас: немного побитых и помятых,  - указав направление, скрылся с завидной быстротой. Оставшуюся дорогу мы прошли без приключений и наконец-то оказались в освещённой комнате, где сидели хмурые Харук и Жак.
        - А мы вас заждались. Уже хотели ложиться спать, не надеясь увидеть вас сегодня. И где вы так разукрасились?  - спросил Харук, имея в виду несколько синяков, недовольно посматривая на нас.
        - Права была задница Ива. Нашли мы приключения, да и ещё какие!  - воодушевленно начал рассказывать Лясь, садясь на табуретку и снимая с себя чуть окровавленную одежду.
        Он рассказывал и рассказывал, когда мы по очереди мылись. Лясь, завершив повествование, последним пошел умываться, а я уставший лёг на кровать к друзьям и под их комментирование о произошедшем случае, заснул.

* * *

        В этот раз снилось, что тот, кем я во сне живу, уже пятнадцатилетний подросток.
        Теперь, после исчезновения метки, многие перестали бояться меня и иногда даже находились люди, которые кормили или отдавали мне старую одежду. Жаль, что это было только в городах. В деревнях относились ко мне всё так же: прогоняли, только с большим страхом, чем раньше. А все это потому, что когда я проходил по улице, в домах сразу затихали животные и начинали громко скулить псы. Люди, настороженные этим, брали в руки подручные инструменты и выгоняли меня от греха подальше.
        Вак не изменился. Он был всё тем же другом, который помогал мне выживать. Только теперь он являлся нежитью, что давало ему слушать мои мысли, как и я мог понимать отголоски его. Некоторое беспокойство Ваку приносило солнце: оно нещадно жгло мертвое тело, из-за чего ему приходилось постоянно питаться, чтобы останавливать процесс гниения.
        Мой единственный друг защищал меня. Даже рвался в город, чтобы мне не причиняли вреда некоторые богачи, оскорбленные тем, что их «прекрасный» взор загрязняет своим видом нищий бродяга. Когда это случалось мне стоило больших сил удержать Вака от кровавой расправы.
        Что сказать о моей способности к магии… Учился понемногу овладевать ей. Старался полностью обуздать. В этом мне помогали разные книги, найденные в разграбленных обозах или городе. В городе книги и свитки, привлекшие мое внимание, я воровал. Учиться читать мне помогали покойные люди, встречавшиеся мне по дороге. Когда их время истекало, уходили, дав мне крупицу знаний. Воскрешать мёртвых и говорить с ними мне не представляло никакой сложности.
        Однажды произошел один случай. Идя по тракту и любуясь окружающей природой, я неожиданно услышал крики. Много криков. Женские и детские - отчаянно звали на помощь. Мужские - хохотали, орали друг другу непотребное.
        Вак предупреждающе зарычал. Я тоже, как и он, понял, что невдалеке чей-то обоз подвергся нападению, и, по-видимому, грабители захватили его и сейчас пируют. Передо мной встало два пути: обойти стороной или помочь справедливости восторжествовать. Крики продолжались и продолжались, а самые громкие - затихали.
        Что же делать? Я не хочу рисковать собой ради других людей. Ведь сам знаю не понаслышке, что если человеку сделал добро, то это не дает права считать, что он сделает то же самое. Да и еще проклятая сила. Не зря же самый первый воскрешенный - Квох, предупреждал о возможной охоте. Мол, светлые могут ощутить мою силу в действие и примчаться на всех порах.
        Крики всё не затихали. Мой четвероногий друг не проявлял какого-либо интереса к разыгравшемуся впереди действию. Пролившуюся впереди кровь он ощущал, но не хотел её, так как жажду недавно утолил попавшимся на пути оленем.
        - Идём Вак. Они сами выберут свою судьбу.  - тихо прошептал я, решившись выбрать третий вариант: пойти дальше. Если те грабители сами нападут на меня, то Вак поможет прервать им жизни.
        Выйдя к крикам, увидел такую картину: несколько десятков мертвых тел, подкосившиеся повозки, валяющиеся на дороге разнообразные предметы от посуды до дорогих тканей. Погибшие люди были в основном мужчинами с оружием в руках, среди которых ходили парнишки моего возраста и обирали мертвых. Но также среди погибших были женщины и дети, убитые неизвестно за что.
        Смотря на всё это, облизал пересохшие губы и ощутил привкус крови. Крови было много, хотя земля почти всю её поглотила. Мухи, омерзительная вонь - присутствовали здесь.
        Когда я стоял и смотрел на все это, из перевернутой кареты, находящейся в непосредственной близости от меня, вылез взрослый коренастый мужичок, обвешанный весь в драгоценностях. На меня он сначала не обратил внимание. Всего лишь мазнул взглядом. Подумал, что я один из своих. Но когда я шумно чихнул, он изучающее уставился на меня. Смотрел долго. Искал на мне хоть какие-то украшения. Не найдя их, громко прокричал:
        - Тут какой-то мальчишка стоит! Драгоценностей нет, денег, по-видимому, тоже. Только собака! Что с ним делать Кур!?
        В ответ ему, из конца обоза грубый злой голос проорал:
        - Убить! Нам не нужны свидетели! Щас закончим с дамочками и отправимся домой! Ха ха! Замечательный день!
        Как бы это прискорбно не звучало, но мне сегодня открылся один из пороков человека: похоть. Грабители, самые дикие на вид, с обезумевшими чертами лиц насиловали кричащих женщин. Больше ничего не могу сказать, так как увиденное мной без сомнения причинит настоящему человеку глубокую душевную боль.
        Услышав ответ, мужичок поднял валяющийся в крови лук и натянув тетиву, отпустил в полет стрелу. Хотя целился он долго, стела так и не попала в меня. Ее поймал зубами Вак, громко переломив на две части. Не теряя времени, Вак прыгнул на стрелявшего. Уронив того на землю сильным укусом разорвал горло. Моего друга обрызгало кровью разбойника, но он продолжал рвать горло, пока голова не откатилась от тела. Прервавшие обирание трупов парни, от такого зрелища застыли от ужаса. Они-то хотели посмотреть, как один из «ветеранов» их шайки, убивает какого-то грязного бродягу. Хотели увидеть, как гаснет жизнь человека. Ну что сказать, хотели увидеть, вот и увидели. От охватившего их ужаса они стали статуями, боясь сдвинуться. Но не все. Другие не смогли сдержать порыва отвращения и в данный момент рыгали.
        Вак откусив голову несчастному, сел возле убитого и в упор смотрел на одного из перепугавшихся парней. Тот весь дрожал и старался стоять без движений. Плакал. Видно было, что умный взгляд такого большого и свирепого волка его ужасает.
        Послышался опять тот голос, что отдал приказ меня убить:
        - Ну, убили? Че молчишь?
        Не получив ответа, вылез из самой богатой повозки, находящейся где-то в середине обоза. Вылезшего человека можно описать двумя словами: злобный гном. Наверное, он отщепенец этой расы или просто в нем есть её кровь. И увидел картину: стоящих неподвижно бледных парней испуганно смотрящих то на безголовое тело, то на волка. Волк был огромен и в крови. Причем кровь с себя тот слизывал, иногда даже зачем-то слизывая с безглавого тела. В последнюю очередь он заметил далеко стоящего худого паренька.
        «Волк поведением странный, но не более. А парень просто заморыш какой-то!»,  - обозрев все, подумал главарь. И весело закричал:
        - Эй, ребята! Оставляйте на время своих дамочек и вылезайте! Смотрите, как наших новичков испугала собачка с парнем! Ха!
        Через минуту из некоторых повозок повылазили бородатые люди, натягивая штаны. Они были красными и довольными, только недоумевали, почему их оторвал любимый главарь от хорошеньких рабынь. Напали на купцов они вроде недавно и никому не дали сбежать, поэтому никто не должен к ним ехать.
        - Кур, дай нам насладиться обществом прекрасных женщин! Мы давно так не отдыхали!
        В ответ он рявкнул, обратив внимание своих людей на волка и стоящих неподвижно людей:
        - Смотрите на наших бравых вояк!
        Потом они заметили парня и недоуменно переглянулись. «Что ваще происходит?!»,  - думали они. Бледные их подчиненные неуверенно заулыбались, но двигаться все не решались. Считали, что волк хотя бы одного загрызет, прежде чем его убьют их старшие.
        Через минуту парень спокойно заговорил, обращая на себя внимание:
        - Дайте нам спокойно пройти. Мы не хотим причинять никому вреда.
        Голос у него был странный. Звучит, конечно, бредово, но все посчитали, что голос его, словно стеклянный. На его реплику Кур рассмеялся и пнул одно из валяющихся поблизости тел:
        - Ты, я вижу, очень смел для своего возраста! Один против нас… ой извини двое против нас! Ахах! Маленький герой, если хочешь, чтобы мы тебя не тронули, проси нас со слезами на глазах смилостивиться! Или ты со своим волком присоединитесь к этим бравым воинам!
        Все погибшие защитники обоза были в одинаковых доспехах со шлемами. Видно было, что они пока полностью не ограбили мертвецов, только ценности. Потому что каждый лежал с мечом в руке и щитом или с другим оружием. А своих погибших товарищей они уже ограбили. Кур специально издевался над пареньком, надеясь, что сейчас будет развлечение. Но его ожидания не оправдались, парень лишь спросил:
        - Маленький герой? Кто это?
        Такой ответ главарю не понравился. Он решил, что парень просто издевается над ним. Выхватив из рукава метательный нож, он немедля кинул его в парня. «Как хорошо будет, если нож воткнется в глаз»,  - немного мечтательно думал он. Но неожиданно для него, на траектории пути ножа, появился, словно из воздуха, волк.
        - Всё. Нет твоей собачки! Теперь твоя очередь!  - сказал весело Кур, когда волк с кинжалом в шее без скулежа упал на землю, рядом с ногой парня. Уже доставая второй кинжал из-за пояса, главарь замер, соображая, что же через секунду произошло. Убитый им же волк почему-то медленно поднялся и… я проснулся.

* * *

        На следующее утро, проснулся весь «разбитый». Было такое чувство, что я вовсе не спал сегодня ночью, а наоборот был в тот самый момент на дороге вместе с разбойниками. Странный сон. Очень странный.
        За окном ярко светило солнце. Слышны были трели птиц, перекрикивание людей, шум лошадей и повозок.
        Потянувшись, невольно разбудил спящих друзей. Вяло встал и обмылся. Находясь под впечатлением от сна, надеялся придумать продолжение. Но в голову ничего толкового не приходило. Лишь то, как волк поднимается с кинжалом в шее и равнодушными глазами. Его не беспокоило повреждение в теле. У Вака была лишь одна цель: защитить хозяина, то есть того, кем я во сне существовал. Может мне снится прошлая жизнь?
        Отвлекая от размышлений, в дверь тихо постучали. Я с друзьями проигнорировал этот стук. Постучали еще громче.
        - Ну, кто так спать не дает?  - зевая, встал с кровати Жак, открывая дверь. Увидев пред собой рыжего мальчугана, он грозно спросил:
        - Чего тебе? Милостыню не подаем.
        - Не нужно мне от вас ничего. Меня прислали, чтобы сообщить вам о завтраке и проводить вас на кухню. Ну, так, мне уйти или подождать?
        Необходимо сказать, что это был тот самый мальчик, что показал нам вчера выход из гильдии.
        - Жди.  - коротко ответил Жак, закрывая пред ним дверь. И крикнул всё еще дрыхнущим друзьям.  - Вставайте лопухи! Еда зовёт!
        Одевшись, направились за провожатым. Он привел нас первый этаж, где подойдя к двухстворчатой двери, объяснил, что за ней скрывается столовая и вошел. Последовав за ним, замерли. Она чем-то напоминала главный зал нашего трактира, и на какой-то миг, мне показалось, что я нахожусь в ржавой подкове, только немного переделанной.
        С настольгией вздохнув, огляделся. На глаз здесь присутствовало человек тридцать. Они ели и пили, при этом громко что-то обсуждая, за деревянными длинными столами со скамейками. Всего столов было девять штук, среди которых было занято четыре. Слева в стене была большая ниша, куда складывали грязную посуду. Несмотря на открытые окна в столовой было душно. Мальчуган, дав время оглядеться, повёл к отдельно занятому столу, за которым сидели Хин, Тин, Ерофа рядом с Кером, Широ, Нугор, Рисса и еще пожилой человек, рядом с которым и сел наш провожатый.
        - Доброе утро, молодые люди. Пожалуйста, присаживайтесь к столу. Откушаем. Зовите меня Зиром. Сами можете не представляться, просто о вас уже рассказали мои любезные подчиненные. Прошу угощайтесь - сказал он, с улыбкой глядя на нас.
        Этот Зир производил впечатление доброго и честного человека. По крайне мере может показаться так. Пробормотав: «спасибо», мы присели на свободные места.
        - Ну. Кушайте, а потом поговорим. Мне не терпится с вами поближе познакомиться.  - проговорил Зир, первым накладывая себе картошку с мясом в пустую тарелку.
        На столе было много разных яств. И описывать их не буду. Все было вкусно и сытно. Через двадцать минут, уже наевшиеся и довольные, отодвинули свои тарелки.
        - Как я и сказал, меня зовут Зир. Ну, к слову, еще я старший брат Керазона и глава гильдии. Мне рассказал Кер, что вы из Помидии. Это правда?  - будто секретничая, произнес Зир, когда еда была оставлена. Недовольно посмотрев на Жака, Дорос кивнул. Зир улыбнулся, продолжая:
        - Насколько я понимаю, вы сбежали оттуда из-за того, что вас призывали в армию барона нольтского? Не хотите отдавать долг барону?
        От его слов сердце дрогнуло. А этот Зир многое знает! Сказать, что я напуган и ошарашен, значит ничего не сказать. На миг взор мой помутился. Перед глазами пронеслось возможное будущее: с друзьями работаю на рудниках. И это самое наилучшее будущее!
        Этот человек может запросто сдать нас стражникам, сказав про то, что мы сбежали и тогда нас признают дезертирами. Дорос и Харук начали неуверенно оглядываться, пытаясь прикинуть куда бежать, если сейчас нагрянут стражники.
        - О! Не волнуйтесь! Ни я, никто-либо еще не причинит вам вреда! Вы же наши гости. Какая же слава разойдется о гильдии, если гости будут арестованы из-за нас! Это в первую очередь навредит нам.  - уверенно сказал Зир, заглушая наше беспокойство.
        От его слов на душе стало легче. Заметив, что беспокойство отчасти покинуло нас, он продолжил:
        - Могу вас поздравить с удачным побегом из оцепленной деревни! Вы просто удачливые сорванцы! По секрету скажу: многие пытались сбежать из оцепленных деревень, но все были пойманы и достаточно жестоко наказаны. Кроме вас. Может, поделитесь успехом?
        - Откуда вы узнали, что нас хотели забрать на войну с эльфами?  - невольно ляпнул Лясь.
        Пора заканчивать этот завтрак! Только как его закончить?
        - О! Так вы и про это знаете? Хм. Ну, что ж, предлагаю баш на баш. Я отвечаю на ваш вопрос, а вы на мой. Сойдет?
        - Как вы поняли, что мы сбежали от набора войск барона?  - мгновенно задал вопрос Жак, словно знал, что такой баш будет.
        Зир снисходительно ответил:
        - Все, у кого есть достаточно широкие связи, знают про дела барона и его свиты. В сотне, которая пришла к вам, в Помидию, у меня есть свой человек. И он мне рассказал, что ни один человек не упущен из деревни. Вот странность то. И мне оставалось сложить факты и немного интуиции.
        - Я прошу рассказать, как вы узнали по приказ барона. Обычно во всех деревнях, где забирали мужчин, никто ничего не знал про войну с эльфами и спокойно приходил сам к солдатам, а потом отправлялся в войска. Вот мне интересно, откуда же вы узнали?  - задал свой вопрос Зир. Во взгляде его читалось любопытство.
        Жак неуверенно начал оглядываться на нас. Он не хотел, чтобы при Ерофе выяснилось, что он ходил в кусты и нечаянно всё подслушал.
        - Мы услышали разговор двух солдат. Они обсуждали этот приказ.  - поняв неловкость Жака, ответил Дорос.
        - Понятно. А расскажите, почему вы шли лесом, а не по тракту?  - продолжал вопросы Зир, глядя при этом на Дороса.
        Мой друг уже хотел что-то ответить, как до того молчавший Широ, громко сказал, прерывая допрос:
        - Я думаю, что им уже пора собираться. Через полчаса выезжаем.
        Зир на его реплику огорчился. Мы встали и направились к выходу из столовой. Я оглянулся и увидел плотоядно улыбающегося Зира. Он крикнул, когда мы были уже у двери:
        - Забыл сказать! Харук Неский поздравляю со вступлением в «Серохвост»!
        От этих слов я пошатнулся и чуть не упал. Это он так разыграть нас решил? Не смешно!
        Зайдя в комнату и плотно закрыв за собой дверь, Дорос и я одновременно спросили у Харука:
        - Что он сейчас сказал? Это же шутка?! Скажи, что он соврал.
        Он виновато ответил, глядя за нашу спину:
        - Извините. Пока вы вчера гуляли, я пришел к Тину и попросил, чтобы он стал моим наставником и меня приняли в гильдию.
        - Хар, ты что? Нас бросаешь чтоли?!  - спросил, охреневший от такого заявления, Жак.
        - Никто никого не бросает! Я не буду раскрывать причины, почему я ухожу от вас, но в будущем вы меня поймёте. Надеюсь, еще увидимся. Берегите себя.
        Сказав эти слова, он взял свою котомку и вышел из комнаты, ничего не сказав.
        Я стоял, как парализованный. Вот это да, нас бросил Харук. Во мне смешались обида и злость на него.
        - Надеюсь, вы никуда не собираетесь уходить, как Хар?  - вывел из раздумий Дорос. Я, переглянувшись с Жаком и Лясем, отрицательно покачал головой.
        - Вот и славно. Хотя бы он жив и невредим. Давайте собираться, а то скоро Широ придёт.
        Через пятнадцать минут, когда мы уже собрали свои немногочисленные пожитки, зашёл Широ и увидев наши кислые лица, словно оправдываясь, сказал:
        - Для меня тоже было сюрпризом услышать о вашем друге. Если бы знал, то обязательно сказал… Пошлите, нас уже ждут.
        И повел нас прочь из гильдии. Я шел и удивлялся Широ. Оказывается, он знал город наизусть! Вел нас по коротким улочкам, минуя людные места, к центру Нордона. К баронскому замку. Несколько минут, и мы прошли в распахнутые настежь ворота замка, которые вчера созерцали мы закрытыми. Пред нами предстало удивительное зрелище. За воротами было маленькое озерко, наверное, в диаметре пять метров, и оттуда струями вылетала в воздух вода, а потом ложилась обратно. Это и есть фонтан? Большой, изящный и красивый, сказать больше нечего. Над фонтаном виднелась красивая радуга, которую вблизи я видел впервые. Распушив перья, купались птицы.
        Возле фонтана стоял пожилой человек. Широ направился к нему. Когда мы подходили к нему, я ощутил приятный и освежающий воздух, как после дождя. Хотя была удушающая жара, возле фонтана этого не чувствовалось.
        - Знакомьтесь! Мой друг Новок. Он будет присматривать за вами, пока вы здесь. А это Ивир, Дорос, Жак и Лясь о которых я тебе говорил.  - обменявшись с ним крепким рукопожатием, представил нас Широ ему.
        Новок оглядев нас с ног до головы, звонко сказал:
        - Ты же говорил, что пятерых приведёшь. Где ещё один?
        Широ в ответ лишь хмыкнул и пошел обратно, за ворота:
        - Что поделать, вступил в гильдию. Оставляю их тебе на попечение.
        Посмотрев ему в след, я уныло взглянул на Новока. Старый. Наверное, лет пятьдесят с чем-то. Абсолютно лысый, даже нет ни бороды, ни усов. Цепкий, прищуренный взгляд, от которого, казалось, нет спасения. И не по годам звонкий голос.
        - Как вы слышали, меня зовут Новок. Обращайтесь ко мне только нур Почтительное обращение Новок! По внезапной просьбе Широ, я поговорил со своими друзьями, которые любезно согласились принять вас в помощники. При одном условии: раз живете здесь - хорошо работаете! Если вас не устраивает что-то можете смело уходить.  - сказал Новок жестикулируя.  - Сейчас будете тянуть палочки. Короткая - помощником садовника. Средняя - младшим кухонным помощником. Две длинные - конюшни.
        Я оказался первым. Подойдя и вытянув соломинку, удивился. Мне досталась короткая. Дорос и Лясь вытянули по длинной. А Жаку осталась средняя.
        Так мы нашли себе работу и место проживания. Распределив работу, Новок сначала отвёл нас в маленькую комнатку, которая находилась на обширной территории замка в части слуг. По пути, попадающиеся нам в коридоре люди, смотрели на нас удивлённо, но ничего не говорили. Видимо Новок занимал высокое здесь положение. Коридор был длинный. Даже очень. Казалось, будто будем идти так вечно, пока не помрем. Так идя и разглядывая старый коридор с одинаковыми дверьми, мы дошли до середины. Потом он повернулся и открыл близлежащую дверь.
        - Располагайтесь.  - сказал он уходя.
        Мы вошли. Маленькая. Каменный холодный пол. Серые, давящие стены. Явственно ощущается запах затхлости, очевидно, до нас здесь никто долгое время не жил. Грустно вздохнув, оглядел убранство. Пять старых деревянных кроватей. Табуретка. Маленькое окно напротив входа и матрасы, сложенные в углу. Обстановка в комнате была такая - по две койки с каждой стороны, а пятая была напротив входа, под окошком.
        - Зато вместе. Хорошо, что не разделили. А про затхлость, обживёмся и искореним.  - сказал Дорос, занимая койку под маленьким окошком, которое впоследствии было открыто.
        - Лучше бы мы остались в гильдии, там и то лучше комната.  - простонал Жак, смотря на все это, как на величайшую муку.
        Лясь занял койку возле правой стены, ближе к окну. Я тоже возле правой стены, только ближней к двери. Жак, выбирая из двух кроватей с левой стороны, стонал, жалуясь на плохую комнату с матрасами. На койки. На вероятно находящихся в матрасах клопов. Через минуту жалоб, он, наконец-таки кинул свою котомку на койку, ближнюю к окну. Свободной осталась койка ближняя к двери с левой стороны.
        - Надо куда-то девать лишнюю кровать.  - сказал я задумчиво.
        Выбирая в углу матрас почище, ответил Лясь:
        - Да пусть стоит! Не охота с ней возиться.
        Через десять минут, после того, как мы чуточку освоились, к нам зашёл Новок.
        - Молодцы, что расположились. Теперь следуйте за мной. Я вам представлю своих друзей, в помощниках которых будете работать.  - сказав это, Новок раздал каждому по ключу от комнаты и повёл длинными коридорчиками, как оказалось, сначала в сад замка.
        Да, сад этот был далеко от части слуг. Он был расположен недалеко от фонтана, поэтому мы вернулись назад и прошли по тропинке в зелёное царство. Не доходя до середины, Новок сказал моим друзьям оставаться на месте, после чего повел меня одного вглубь сада барона Нольтского. Воздух здесь был пропитан необычными приятными ароматами. Под ногами хрустели маленькие разноцветные камешки, усыпанные по всей тропинке. Мама бы от восторга захлопала, если бы увидела хоть один из росших здесь цветков. До того удивительны они были! Мне запомнился один: алый, как кровь, высокий и длинный с маленькими, но покрывающими весь стебель лепестками. Красота. Надо сказать, встречались не только цветки, но и кусты с деревьями.
        - Денерис, вот, как и обещал, привёл тебе помощника.  - неожиданно, что аж я вздрогнул, произнес Новок, по дружески обнимая худого мужчину, с теплыми, как пламя, глазами.
        Я был столь заворожен чудесным видом, что пропустил момент его появления! Нужно сказать: здесь была искусная беседка. Мы были в центре сада.
        Денерис, по-хозяйски взяв мои ладони и оглядев их, недовольно произнёс:
        - Что ты знаешь о растениях?
        Поставленный вопросом в тупик, я судорожно начал вспоминать:
        - Ну, что они нуждаются в воде, в солнце и в опылении… Без этого они не могут выжить…
        Тот лишь покачал головой. И сказал:
        - Эх. Всему тебя мне придётся учить. Новок, ты, что ли не мог привести более смышленого помощника? Я-то думал, в помощниках будет девушка.
        На его слова я обиделся и уже хотел высказать о нем свое мнение, как в голове мгновенно проявились последствии такого поступка.
        - Размечтался старый хрящ! Что есть, то есть. Так что не привередничай.  - улыбнулся Новок.
        - Я буду помладше тебя тупая образина!  - крикнул Денерис уходящему другу.
        Новок ушел к моим друзьям. И я остался один на один с этим человеком. Постояв в тишине, разглядывая друг друга, я подметил в нем одну деталь: необычайно сильные руки. Нет, нет, он не был мускулист, скорее жилист. И еще одно: глаза выдавали в нем хорошего человека, а не жесткого, каким он хотел показаться.
        Денерис заговорил со мной:
        - Ладно, выбирать мне не из чего, поэтому учить придётся тебя, подмастерье… Скажи мне как тебя зовут?
        Я без промедления ответил:
        - Ивир. Лет семнадцать.
        - Ясно. Ну, Ивир можешь звать меня Денерис, только когда мы наедине. А в противном случае, с «нур». Тебе понятно?
        Когда я в ответ кивнул, он продолжил, увлекая меня за собой в проход между кустами, которые изображали стоящих на задних лапах медведей:
        - А теперь, для начала пройдёмся по саду. Разъясню тебе прописные в замке истины.
        Так мы ходили по прекрасному саду, осматривая красивые цветы, разные виды деревьев и кусты в виде животных. В этом саду ощущалась рука мастера. Денерис объяснял и показывал, к каким цветам лучше не приближаться мне, какие надо часто поливать, а в некоторые цветки даже кидать мышей. Я сначала не понял, что он имеет в виду, но после того как он из кармана достал и бросил в большой красный цветок мёртвую мышь, с содроганием осознал. Секунда - мышь упала прямо в бутон. Вторая - лепестки бутона закрылись, скрывая мышь от глаз. По прошествии двух минут, лепестки снова открылись, представляя нашему вниманию девственно чистый бутон. Мыши больше не было. А до того тёмно-красные лепестки стали ещё темнее. О существовании плотоядных растений я раньше не слышал, поэтому мой шок был понятен.
        Денерис сказал, что этот цветок называется «Кровавый гол» и мне надо будет кормить его, как сейчас было им показано, три раза в день. И более того, он поведал, что будто бы в саду есть цветок, который ест животных и людей. Поэтому лучше мне с тропинок не сходить. Честно говоря, я ему не поверил, решив, что мастер просто не хочет, чтобы кто-либо ходил по его владениям. Но и не верить его словам было бы ошибкой. Кто же может знать, в чем заключается истина?
        - Всё, введение закончилось. Завтра с рассветом приходи, а сейчас можешь быть свободен.  - сказал мастер, когда мы вышли обратно к беседке.
        Искренне поблагодарив Денериса, я пошёл обратно в комнату. Не совру - сначала затерялся. Затерялся в этих сложных проходах и поворотах. Помочь мне было некому - я не видел ни одной души. Я шел и шел, в душе желая встретить какого-либо человека. И желание было исполнено. Громко обсуждая состоявшуюся охоту, навстречу вышли трое гвардейцев барона, несущие охрану замка. Заметив меня, они прервали разговор и театрально взялись за рукояти висевших в ножнах мечей, при этом преграждая мне путь:
        - Стоять. Кто такой? С какой целью идешь в покои барона?
        Я запаниковал. И надо же было встретить именно гвардейцев! Сердце быстро забилось, путая мысли.
        - Извините добрые люди, я заплутал… Шел к себе в коморку, где часть слуг… Скажите, как туда попасть?
        - Сказать!?. Мелкий выродок!.. Какие мы тебе добрые люди?!. «Светлые защитники барона!»,  - только так к нам смей обращаться!!. Ты понял!?. - в перерывах между словами, отпустив рукояти мечей, наносили мне поочередно удары гвардейцы. Они забавлялись, ударяя мне в солнечное сплетение, в живот, по ребрам. В общем, били так, чтобы не было заметно синяков от их ударов. Я, конечно, пытался сгруппироваться и убежать, но они не давали мне этого сделать. От боли текли слезы. Подкосились ноги, и я упал, не в силах больше защищаться. О боги, как же я желал им смерти! Забывшись от жгучей боли, неслышно шептал:
        - Хель… забери их… пусть они умрут лютой смертью…
        И, как мне показалось, в ответ раздался голос паренька из сна: «Они умрут. Погибнут в скором времени».
        - Мы его не убили?  - раздался надо мной встревоженный голос одного из гвардейцев.
        - Не ссы. Пульс есть, значит жив. Слуги, поганые крысы, живучи. Сколько раз я так развлекался, и не один не погиб!
        - Оставим его так валяться? Или позовем кого-нибудь оттащить его в свою комнату? Что прикажите, капрал?
        - Вот вы вдвоем его и оттащите. Под руки взяли и пошли, пока кто-нибудь повыше вас не увидел! Чего встали?! БЕГОМ!
        Ощутив, как они подхватили меня за руки, стал брыкаться и пытаться кричать.
        - Молчи, тогда будешь более цел!  - прошипели мне на ухо, больно ударяя в живот.
        Смутно помню, как меня несли. Забывался от боли и горевшей во мне ненависти к ним. «Пусть они будут убиты!»,  - все шептал я.
        Через некоторое время раздался все тот же голос:
        - Показывай, в какой каморке живешь! Клянусь Нокой Нока - богиня войны и раздора., сломаю руку, если не покажешь!
        Второй предпочитал молчать, шаря у меня по карманам. Улов его был маловат: завалявшиеся киры и ключ от каморки - вот и всё. Забрав киры, он показал своему напарнику найденный ключ.
        - Ну?!  - чуть ли не заорал тот в самое ухо.
        - Дальше.  - прохрипел я, отчаянно желая избавиться от них.
        Встряхивая меня, они прошли еще дальше.
        - Где?!  - опять раздалось над ухом.
        Приоткрыв глаз, я указал на нашу дверь. Те, быстро открыв ключом дверь, занесли и кинули меня на пол.
        - Молись, чтобы мы еще раз тебя не встретили.  - произнес до того молчавший второй.
        И кинув рядом со мною ключ, ушли. Это я понял по звонкому удару железа об пол.
        - Будьте прокляты!  - прошептал я, чувствуя, как холод от пола передается мне.
        «Ну, ничего! Я им когда-нибудь отомщу! Обязательно!»,  - проносилось в голове.
        Я все замерзал и замерзал. Несмотря на уличную жару, каменный пол был ледяной! От холода сознание несколько прояснилось и даже появились силы приподняться и, закрыв распахнутую дверь, лечь на свою кровать. Свернувшись, заснул.
        Проснулся от неясного шума. Кто-то разговаривал. Я сначала было подумал, что пришли те гады, но ошибся. Разговаривали друзья. А точнее: Лясь и Дорос.
        - Ив, ты, что разбрасываешь ключ, где попало?  - увидел Лясь, что я проснулся.
        Не получив ответа, он разошелся:
        - Нет! Тебе только сегодня подарили этот драгоценный ключ, а ты его бросаешь на пол, когда приходишь! Я чуть на него не наступил! Хочешь, чтобы он был сломан?!
        - Тише ты. Не строй из себя наседку.  - еле выдавил я из себя.
        Грудная клетка и ребра болят, но уже не так сильно. Правильно отец говорил: «Здоровый сон идёт только на пользу»!
        - Ив, тебе какой мастер попался?  - из-под окна послышался голос Дороса.
        Я только и смог ответить:
        - Нормальный. А у вас как?
        - Хреново. После того как Новок ушел, этот гад заставил нас вычистить всю конюшню и покормить животных, а потом с ухмылкой сказал: «Это только начало». Хорошо, что мы нашли ванную и недавно помылись, а то щас бы воняли.  - путано ответил Дорос.
        - Постой. Ты про кого говоришь?  - попытался я понять, о ком идёт речь.
        - О нашем мастере - нуре Женере. Такой верзила! Будто огр, хотя я их никогда не видел. Но слухам, точно огр! Или тролль. По сравнению с Широ, наш знакомый просто хлюпец! Руки словно брёвна, а торс, как скала. С этим страшно связываться… Но ничего, мы придумаем как ему отомстить.  - разъяснил Лясь.
        Месть… даже мои друзья должны кому-то мстить!
        - Бросьте это дело. Оно вам надо? Само собой, пройдет, вы только подождите.  - глубоко задумавшись, неожиданно для себя сказал я.
        Потом пришел улыбающийся до ушей Жак.
        - Что, такой хороший мастер?  - спросил с завистью Лясь, видя какой счастливый Жак.
        - И это тоже. Просто на кухне со всеми завязал дружеские отношения. Пошлите туда ужинать. Небось, до сих пор не ели?  - радостно ответил он.
        Только после этих слов, я понял, насколько голоден. Прямо зверски! Съел бы свинью.
        На мои мысли живот заурчал, призывая бежать со всех ног за Жаком. На кухне, куда он нас привёл, сидели три человека. Один тридцатилетний добродушный толстый усатый мужик и две полноватые женщины, примерно того же возраста. Они нас приняли радушно. Спрашивали у нас, откуда мы, и нравиться ли в замке, одновременно накладывая в тарелки мясо.
        В ответ им было, что мы из далёкой деревни, а когда пришли в замок чуть с удивления не попадали, увидев фонтан.
        Мужик оказался мастером Жака и его звали Вин. Наевшись, мы попрощались с этими хорошими людьми и сытые пошли к себе, зевая на ходу.
        Так мы и прожили первые шесть дней. Конечно, сначала было трудно освоиться, но мы приспосабливались. У меня жизнь была такая - с рассветом вставать, завтракать, и идти в сад, помогать Денерису до заката. В саду мне нравилось, поэтому я часто благодарил судьбу за этот подарок. Денерис учил меня понемногу, попутно проверяя знания про растения. Раньше я не знал, что лечебные травы надо собирать в определённой стадии. Обычно такие травы заготавливают в самом начале цветения и многое другое. Лясь и Дорос работали, проклиная всех животных в конюшне. Им поначалу было труднее всех, но найдя общий язык с Женером, стало намного легче. Он уже не загружал их до поздней ночи. Жак работал на кухне, но часто его отправляли в город по поручениям, и там он задерживался, проводя время с Ерофой. Хотя я не понимаю, почему Ерофа с ним гуляет… Может, у них взаимная любовь?! Время покажет. Понятно, что его ругали, но ничего более. У него удивительная харизма. Что еще сказать? Тех гвардейцев я не встречал и отчасти был этому безумно рад. Разум хотел отомстить, а душа наоборот простить. А синяки… они уже давно прошли,
благодаря посиделкам на кухне. Вот в таком водовороте жизни я и жил.
        А по вечерам я с друзьями, помывшись, шли в столовую и там обсуждали, что интересного произошло за день. Это вошло у нас в традицию. Мы познакомились с некоторыми слугами, особенно Жак, и иногда помогали друг другу в работе. Почти все были хорошие люди. Но и были такие, которые следили за каждым нашим шагом. Хотели, чтобы мы допустили серьезную ошибку и вылетели из замка. Интересно, почему?
        Через шесть дней, нам всем дали выходной и маленькое жалование, дабы погулять по городу. Выйдя из ворот замка, Жак, как самый освоенный в Нордоне, повёл нас в дешевый трактир. Пройдя через три улицы, мы оказались перед маленьким приземистым зданием. Над входом было написано «Медвежья берлога» и оттуда раздавались крики. Когда зашли в берлогу, я оглядел помещение. Он был полон. Душно и грязно, но деваться было некуда. Наверное, здесь были все виды населения города: от завсегдатаев до воров и мастеровых.
        По иронии судьбы все столы, кроме одного, были заняты. Свободный располагался в самом тёмном углу. От духоты тяжело дышать. Раздавались из-за столов похабные песни, которые только заслышав в Помидии, сразу бы набили морду.
        Жак повёл нас к свободному столику, по пути заказав пива с кровяной колбаской. Когда мы уже заканчивали с едой, за столик подсел какой-то пьяный немытый волосатый с опухшими глазами мужик. От него сильно воняло перегаром и сразу можно было судить, что он пьяница.
        - Здравствуйте добрые молодцы. Эк! Не угостите… эк! отважного воина?  - с заиканиями послышалось от подсевшего.
        - Чего-то я не вижу отважного воина. Может ты нам его покажешь?  - намекнул Дорос на то, что ему здесь не рады.
        - Если угостите, то я скажу вам кое-что важное! Сеулом Сеул - бог плоти и крови. клянусь! Важное.  - возводя руку к небу, сказал тот.
        Если не выполнить клятву, то бог может и наказать за её произношение. Значит, этот мужик действительно что-то знает. Жак, переглянувшись с нами, заказал самого дешевого пива.
        Пиво принесли быстро, мужик проворно притянул его к себе и, выпив, сказал нам:
        - Ох, какое хорошее пиво. Спасибо.  - встал и пошёл от нас к другому столу.
        - Эй! Ты же клялся!  - крикнул Жак.
        Пьяница остановился, словно что-то вспомнив, обернулся и сказал громко:
        - На улице вас ждут много людей и не с добрыми намерениями, поэтому лучше не выходите отсюда. Посидите до заката, авось вас пронесет.  - сказав это, он подсел к столу возле стенки, за которым сидели такие же, как и он, алкаши.
        От его известия, я недоуменно посмотрел на друзей.
        - Вы что-нибудь уже натворили?  - озадачился я.
        Лясь с Доросом отрицательно покачали головой, а Жак сказал:
        - Я ничего серьёзного не совершал, так что это не за мной. Может ты сделал что-то или они просто пришли подарить нам что-нибудь?
        - Он же сказал, что будет драка, если мы выйдем… Интересно кто это такие?  - положив руки под подбородок, задумался я. В истинности слов пьяницы не было сомнений. Стал бы тот попусту дразнить сурового бога? Нет.
        От пива или от других неприятностей, свалившихся на нас в эти дни, из головы вылетел тот эпизод в переулке. И очень жаль, что даже друзья не вспомнили о нем.
        - Пойду спрошу, что им от нас надо.  - вставая хмуро произнес Дорос.
        За ним и мы встали, одновременно сказав:
        - Подожди, я с тобой.  - друг другу улыбнулись, уверенные, что беда пройдет нас стороной.
        Выйдя на улицу, я увидел шестнадцать парней разного возраста, сидевших возле трактира и что-то обсуждающих между собой. Один из них, увидев нас, привлёк внимание оставшихся. Когда парни встали и окружили нас кольцом, один крикнул нам:
        - Эй, парни! Не хотите с нами побеседовать и извиниться?!  - голос казался знакомым.
        Где же я его слышал?
        - Поговорить всегда пожалуйста, а за что извиниться-то?  - спокойно ответил Дорос.
        - За то, что вы трое недавно прервали мне веселье! Если кудрявый вам друг, пусть тоже падает вместе с вами на колени и плача приносит мне извинения!
        Вспомнил! Это тот, который сбежал из драки в переулке! Я немедленно передал, это друзьям. Дорос и Лясь разозлились от воспоминаний про то, как этот трус сбежал из драки и бросил друзей. Жак лишь серьёзно кивнул, сжимая кулаки, и сказал:
        - Теперь понимаю, почему вы подрались. Я уже сам готов его порвать.
        - Я тебя вспомнил! Ты же тот трус, что сбежал тогда из драки! Надеюсь, в этот раз не сбежишь?  - задорно крикнул я.
        После моей реплики, тот что-то сказал окружившим нас парням. И те сжали кольцо, надвигаясь. Напали они все вместе, ударяя по нам со всех сторон. Мы пытались отбиваться, спина к спине, но противников было много и у некоторых в руках были палки. Не знаю, сколько времени прошло, но мне казалось, что в драке прошёл час. Под сильными ударами под дых и по ногам, я свалился на землю. Даже лежачего противники избивали ногами. Я попытался заставить своё тело сгруппироваться, но потерял сознание от удара по голове.

* * *

        Сейчас сын купца Риз Варнецкий был счастлив. Он так долго искал тех, кто его так сильно унизил и избил его подручных. И вот, наконец-то к нему прибежал один из мальчишек и сказал, что видел двоих парней, которых Риз искал. Заплатив мальчишке цуз, Риз собрал друзей, пообещав за помощь каждому по двадцать цуз. Сейчас он наблюдал, как его друзья избивают этих подонков, которые даже не извинились. Но ничего, будет им наука, если выживут! А если нет, то десять вершов, заплаченных отцом, заместителю главы стражников, сделают своё дело.
        - Бежим! Стража идёт!  - прибежал один из его друзей, следящий за дорогой.
        Риз, грустно вздохнув, приказал всем валить отсюда и побежал в переулок, предварительно плюнув на одного из валяющихся в крови парней…

* * *

        Наряд стражи, идя по вверенной им территории, увидели жестоко избитых людей. Первым делом они проверили, живы ли избитые. Когда выяснилось, что все живы, они понесли их к себе в казарму. Там о них позаботится лекарь.

* * *

        Очнувшись, первое, что я увидел, был серый потолок. Глаза полностью не открывались, поэтому больной рукой попытался проверить, что их держит и почувствовал фингалы, нависшие над глазами. Болят жутко!
        - Молодой человек, пожалуйста, не двигайтесь. Вам повезло, что вы живы.  - откуда-то с боку послышался старческий голос.
        Попытавшись повернуть туда голову, заработал в шее ужасную боль и застонал.
        - Ну что же я говорил! Вы молодые такие непослушные! Когда что-нибудь вам запрещаешь, вы сразу это делаете!  - недовольно сказал голос.
        - Гкхе мои трусья - спросил я хрипло, горло не слушалось.
        - Подштанники на вас, а друзья лежат рядом на койках. Без сознания. Просто чудо, что вы первым очнулись! А теперь прошу, расскажите, что с вами произошло.
        В поле моего узкого зрения, появился старик. Он склонился надо мной.
        - На нхас напхали.  - ответил я. Бездна! Как все чешется!
        - Это понятно. Вы не знаете кто?  - приподнимая седую бровь, спросил старик.
        - Нхет.
        - Выпейте это снадобье. Это сонзе Сонзе - сонное зелье…  - через минуту молчания промолвил старик, прикладывая к непослушным губам какую-то склянку. С трудом разжав губы, я все выпил и погрузился в сон…

* * *

        Снилось продолжение сна.
        Поднявшись на лапы, Вак зарычал и прыгнул на врага.
        Кур был главарём своей банды, и считался лучшим воином среди своих подручных, поэтому он на автомате достал короткий меч и проткнул в полёте волка. Тот упал боком в пыль и начал подниматься еще раз уже с кинжалом в шее и мечом, застрявшим в теле. От этого Кур в шестой раз в жизни растерялся! Он первый раз видел нечто подобное и не знал, как следует поступить. Некоторые члены шайки, воспользовавшись поединком между волком и главарём, скрылись в лесу от греха подальше. Другие, стояли парализованные от страха, а третьи решили помочь главарю, напав на поднимающегося волка.
        Когда разбойники напали на Вака, я решил помочь верному другу. Закрыв глаза и сложив вместе руки, начал их раздвигать, представляя, как между рук появляется серый шар, от которого к мёртвым идут маленькие ниточки. Приказав шару воскресить их на время, открыл глаза. Шара не было, но до того лежащие покойники начали дрыгаться и медленно вставать с оружием в руках.
        Кур краем глаза заметил, что когда его верные ребята начали протыкать псину, парень начал что-то делать. Сначала тот закрыл глаза и, подняв сложенные руки на уровень груди, начал раздвигать медленно их. Куру, который внимательно наблюдал за его действиями, на миг почудилось, что между раздвигаемых рук появилась какая-то черная круглая штуковина. Когда парень открыл глаза, мёртвые начали подниматься. «Он маг!»,  - понял Кур и направился в сторону паренька собираясь убить, пока тот еще что-нибудь не сколдовал. Но когда главарь банды уже подошёл на расстояние удара, на него сзади что-то обрушилось. «Зря я согласился на это дело»,  - была его последняя мысль.
        Надвигающийся на меня главарь, был убит в спину мечом, восставшим воином в доспехах, с перерубленным боком. Разбойники все погибли, даже те, кто скрылся в лесу. Вак их нашел по следам крови и страха, а мёртвые воины умерли ещё раз, когда жизнь последнего разбойника был прервана. Я не приказывал трогать беззащитных женщин, которых не успели убить разбойники, поэтому некоторые были живы.
        Я направился дальше по дороге, не обращая внимания на испуганные взгляды, которые бросали некоторые видевшие бойню женщины. Когда дошёл до конца обоза, проснулся…

* * *

        Открыв глаза, увидел всё тот же потолок.
        Интересно, сколько я проспал? Точно! Только сейчас заметил, что обзора стало больше!
        Потрогав глаза руками, заметил, что синяки стали меньше и руки совсем не болят.
        «Я что, проспал два дня?!»,  - подумалось мне.
        Синяки почти прошли и тело совсем не болит. Только немного чешется и всё. Такого результата можно ждать через два дня. Повернув голову вправо, увидел своих друзей. Выглядели они просто ужасно! Казалось, ни одного свободного места нет от синяков на их теле. Я не мог определить, в каком состоянии находились сейчас они. Может, спят, а может до сих пор без сознания.
        На стуле возле входа сидел старик с книгой в руках. Это был тот самый, что разговаривал со мной.
        - Доброе утро?  - спросил я, привлекая его внимание.
        Он оторвался от книги и, моргая, посмотрел на меня.
        - Добрый вечер, молодой человек. Вижу вы проснулись.
        Потом аккуратно положил книгу, на соседний стол и подошёл ко мне.
        - Признаться, я удивлён. У вас отличная регенерация! Вас только вчера принесли полностью избитыми, а вы уже почти восстановились. Жаль ваши друзья также быстро не идут на поправку…
        - Сколько я проспал?  - решив, что ослышался, спросил я.
        Старик глянул на меня, словно на глухого и ответил:
        - Целый день.
        День? Этого не может быть! Или может? Там, специальные мази или что-нибудь в этом роде…
        - А где я?  - ничего другого в голову не пришло, настолько я был ошарашен.
        Мы находились в каком-то большом сером помещении. Тут стояли кровати, на которых я лежал с друзьями и стол с колбочками. Ну и стул старика, целителя.
        - Молодой человек, вы находитесь в здании стражи, в лекарской комнате. Меня зовут Горином. Лекарь Горин. Вашим друзьям я дал сонзе, как и вам, поэтому они сейчас спят. Вы тоже должны спать! Почему вы проснулись? У вас есть аллергии? Или другие отклонения?  - изучая, с хрипотцой он начал свой допрос.
        - Ээ… простите. Нет.
        - Потом обязательно вернемся к этому вопросу! Это же прорыв в целительском искусстве! Феномен!  - увлеченно бубнил старик, нарезая круги по комнате. Отвлекая его, я кашлянул.
        - Отвлекся. Так как вы говорили вас зовут?  - подходя обратно к столу и наливая в стакан воду, произнес Горин. Лекарь выпил и налил еще раз, дав мне смочить пересохшее горло.
        Надеясь на положительный ответ, я произнес:
        - Я не говорил. Меня зовут Ивир. Тут такое дело… не могли бы вы позвать нура Новока? Он нас знает.
        - Новока? Главу стражи? Хорошо. Но пока я хожу, вы должны полежать и отдохнуть. Обещайте это, а то был у меня один человек…  - начал Горин без сомнения длинный рассказ, но я его прервал:
        - Обещаю.
        Кивнул, лекарь вышел. А я лежал и ждал его возвращения. Был я под тонким одеялом, в одних подштанниках, как и мои друзья. Они спали, это я определил по ровному дыханию. На секунду закрыв глаза, погрузился в лёгкую дрёму. Так, не заметив, как пролетело время, очнулся из-за скрипа пола. Вот же он натужно скрипел, когда по нему ходили!
        От скрипа открыв глаза, увидел заходящих в комнату Горина и Новока. Сел, свесив ноги, и поздоровался с вошедшими. Надо заметить, что глава стражи и лекарь не держались отчужденно, а наоборот вели себя как давние знакомые.
        Оглядев меня и спящих друзей, Новок грозно спросил:
        - Кто это вас?
        - Не знаю.  - был ему честный ответ.
        Я что ли должен знать каждого в лицо? Тем более я и вправду не знаю ни имен, ни хотя бы кличек!
        Он кивнул и, взяв стул, подсел поближе ко мне.
        Собравшись с мыслями, сказал с содроганием:
        - Вы не могли бы передать в замок, что какое-то время мы будем здесь лежать. А то нас так выгнать могут.
        - Конечно. Твои друзья ещё полежат, а ты вернёшься со мной в замок. Мой старый друг Горин говорил, что у тебя серьёзных переломов и ран нет, поэтому поедешь со мной.  - И обращаясь к лекарю - Ему же уже можно уезжать?
        Горин кивнул.
        - Скоро прибудет карета, поэтому одевайся. Я жду.
        Как же мне не хотелось уезжать от друзей, но если я не послушаю Новока, наверняка бы все закончилось печально.
        Выпив горькое зелье, которое Горин мне дал, встал и оделся в выданную мне одежду стражников, конечно без доспехов.
        - Спасибо за все. Присмотрите за друзьями. Я у вас в долгу Горин.  - выходя из помещения, искренне сказал я.
        - Не волнуйтесь молодой человек, сочтемся. Мы еще увидимся. Ваш феномен необходимо изучить!  - пообещал лекарь.
        Выйдя из двухэтажного здания вместе с Новоком, мы оказались на улице. Замечено: стражники, встреченные нами по пути, замирали у стены и пылко отдавали честь, преданно глядя на Горина.
        Перед входом уже стояла черная карета. Сев в нее, тронулись с места. По тому, как Новок начал забрасывать меня вопросами касательно вчерашнего дня, было понятно, что глава стражи не любит тратить время впустую. От льющихся, как дождь, вопросов разболелась голова. Он требовал, чтобы я отвечал точно и ничего не забывал! Даже хотел потребовать, чтобы я на бумаге расписал вчерашний день. Как дождь кончается, так и закончились вопросы, когда карета остановилась. Выйдя из нее после Новока, вздохнул с облегчением.
        Как же хорошо дышать свежей уличной прохладой после душной кареты! Новок отправил меня в комнату, а сам направился к нашим мастерам.
        В коридорах мне никого не попалось, даже отдыхающих от работы слуг. Только эхо гулких шагов сопровождало меня до самой комнаты. Открыв дверь, зашел. Тихо, так тихо. Ни веселых разговоров или подколок.
        Усмехнувшись тишине лег на кровать.
        В пустынной комнате, я испытывал одиночество и грусть. Почему-то начали всплывать воспоминания про родных. Вот отец учит меня ковать колесо для телеги, но я его не понимаю и из-за этого всё валиться из рук. Как долго привыкал к Лейле и Айле. Потом как мы играли с Ниром и сестричками в прятки.
        И когда уже вспоминалось, как мы с друзьями отметили мое недавнее день рождение, в дверь постучали. Сразу за стуком вошёл Денерис. Мастер.
        Оглядев пустую комнату и хмурого меня, недовольно произнёс:
        - Доброго вечера. Новок мне всё рассказал и я огорчен, что вы даже не смогли защититься. Эх… Не надо было вам давать выходной. Ладно, что это я сейчас сожалею. Пройденного жизненного пути не воротишь. Собирайся в сад, нечего тебе отдыхать, пролеживая бока.
        Встав и переодевшись, направился за ним.
        «Зачем он пришёл?»,  - вертелось в голове, но потом мысли плавно перешли на то избиение.
        Вот выкидыши свиней! Ничего, я их найду и отомщу за нас! Пусть моя жизнь начала состоять из мести, я буду следовать словам отца: «Живи насущным».
        Даже не заметив за размышлениями, как мы пришли в сад, вздрогнул, когда Денерис приказал мне покормить кровавого гола, протянув мышь. Беззаботно подхватив ту за лапки кинул в цветок. Но вышла промашка: не рассчитал силы из-за боли в руке, поэтому в результате мёртвый грызун улетел далеко в кусты.
        - Чего стоишь? Тебе что ли так сильно по голове ударили, что ты думаешь, я тебе другую дам, а та будет гнить в кустах?! Пролазай в её поисках хоть всю ночь, но мышь должна быть найдена! А я пока пойду за водой.  - проорал Денерис, изображая разгневанного мастера.
        В голове у меня вертелись вопросы: «Как отомстить за друзей? Скоро ли поправятся друзья? Что мне делать без них? И зачем я сегодня понадобился Денерису?!». Поэтому от его окрика я вынырнул в реальность. А она заключалась в необходимости ползать на карачках по земле.
        Ползанье по сырой земле и между колючих кустов, вывели меня из себя. Так как побои на мне еще были, царапанье кустов радости не приносило. Проклиная мастера и кусты, которые так хотелось сломать, дабы вывести накопившуюся злость на ружу, бил кулаками по мягкой земле. Черт! За что мне все это? Почему жизнь ко мне так жестока?
        Найдя, наконец-таки злополучную мышь и сжав ту до хруста в кулаке, попятился задом к недалеко виднеющемуся проходу. Когда я уже вылазил, об мою ногу кто-то запнулся и со вскриком упал.
        «Неужели Денерис? Нет. Исключено. Ведь он сам меня сюда отправил. Но тогда кто? Хоть бы не аристократ!»,  - сметая злость, панически подумал я. Страх получить еще проблемы, подстегнул меня настолько, что я как пробка вылетает из воды, вылетел из кустов. И увидел пытающуюся подняться хрупкую девушку. Эта была она… та самая, кто въезжал в Нордон вместе со свитой барона… та, кто обратила на меня внимание, заставив сердце замереть.
        - Эээ… Простите меня…  - в нерешительности произнес я, подавая девушке руку.
        Она посмотрела на меня своими голубыми глазами. И я невольно открыл рот от восхищения.
        Эта девушка была прекрасна. Золотистые волосы спадали волнами на её хрупкие плечи, голубые глаза затягивали словно в морскую бездну, даруя ощущение головокружения. Небольшие холмики груди заманивали взгляд. Об остальных черт лица и фигуре можно написать одно - они были изящны. От одного её беззащитного вида бросало в приятную дрожь и возникало желание оберегать её всегда. Казалось, передо мной предстала богиня. Одета она была в черное платье и белый передник. По одежде можно было судить, что она служанка.
        - Это вы простите меня. Я не знала, что здесь есть кто-то, кроме мастера.  - не сказала, а пропела она хрустальным голоском, очаровательно хлопая длинными ресницами.
        От её голоса по мне пробежали мурашки, и я понял, что влюбился. Влюбился еще тогда, когда впервые только увидел ее.
        Когда я пытался быстро придумать, что ей сказать, из поворота показался Денерис с кружкой в руках.
        Увидев меня с этой девушкой, он с холодной улыбкой произнес:
        - Ааа… Уже познакомилась с моим учеником?  - конечно, этот вопрос был обращен девушке.
        - Нет, мастер Денерис. Я и не знала, что у вас есть ученик. Меня зовут Шана, а тебя?  - обратилась она ко мне, улыбаясь нежной улыбкой. Будто знала, что сердце мое теперь пленено ею.
        - Ивир. Я тут недавно, поэтому такой неуклюжий. Извини.
        Сердце бешено стучало.
        Шана улыбнулась еще больше и, посмотрев на Денериса, произнесла:
        - Мастер Денерис. Я пришла за вашим сонзе. Не могли ли вы бы его сейчас мне дать, а то я тороплюсь. Барон ждет.
        - Хорошо, пройдись со мной до беседки. Оно там. А ты Ивир корми «Кровавый гол» и иди, отсыпайся.  - с этими словами они скрылись за поворотом.
        Я немного обиделся на Денериса, потому что хотел идти вместе с ними и слушать голос Шаны. Ну и, если честно, хотелось произвести на неё хорошее впечатление. Досадно. Жаль ничего не попишешь.
        Кинув мышь в плотоядный цветок, пошел к себе спать.

* * *

        Я смутно помню, как прожил следующие два дня. Помню, как учился разным премудростям у Денериса, ухаживал за садом, а в некоторые моменты встречался взглядом с приходившей в сад Шаной. Она мне постоянно улыбалась, отчего моё сердце пело. Если коротко, то проводил обычный день в замке, только с одним исключением - не было друзей. Но слава богам всё плохое, впрочем, как и всё хорошее кончается. Друзей, оправившихся от переломов, привёз на той же черной карете Новок. Я им поведал о пройденных днях, умолчав только о том, что встретил девушку своей мечты.
        - Ивир, как-то ты стал по-другому выглядеть. Что с тобой произошло, пока мы валялись?  - сразу заметил во мне перемену Жак, как только выслушал меня.
        - Я же раньше вас восстановился. Горин сказал, что у меня хорошая регенерация, поэтому у меня синяки и вывихи быстро прошли.  - не понял я друга.
        - Он не это имеет в виду. Ты выглядишь каким-то влюблённым.  - разъяснил Дорос.
        - Вот блин. Пока нас не было, он уже успел влюбиться! Жак тоже влюблён, но мы хотя бы знаем в кого.  - притворно обиделся Лясь.
        Я удивился. Как они только определили это. Вроде веду себя, как и прежде.
        Глубоко вздохнув, я признался:
        - Извините. Но я сам почти не знаю кто она. Её зовут Шана и она личная служанка барона.
        - Познакомишь?!  - хором воскликнули Лясь и Жак. Дорос только рассмеялся.
        - Конечно!  - был им ответ.
        И начались обычные дни. Нас загружали работой, отнимавшей все силы. По вечерам даже сил не оставалось поговорить, не то, что сходить на кухню!
        Друзей познакомить с Шаной получилось только через три дня, после их приезда. Это случилось в наш выходной, когда я им пообещал прогуляться по баронскому саду. Ведь доступ сюда открыт только «высшим» людям, то есть аристократам. А простым людям ход сюда был закрыт, кроме самих «садовников».
        В этот день я показывал друзьям разные удивительные растения, включая «Кровавый гол». Когда мы уже завершали обход, навстречу вышла девушка с золотистыми волосами. Это была она, Шана.
        Сердце бешено застучало. В горле пересохло.
        Друзья тоже её заметили и смотрели на неё с восхищением, потом глянув на меня, поняли, что это та, которую я люблю.
        - Здравствуй Ивир. Это ты с кем?  - спросила она меня, своим прекрасным голосом, когда молчание затянулось.
        - Привет. Это мои друзья - Дорос, Жак и Лясь. А это Шана.  - представил друг другу их.
        Как же хотелось добавить «моя любимая», но я понимал, что тогда больше её не увижу. Дорос и Лясь улыбались ей, пытаясь понравиться, отчего во мне чуть зажглась ревность, а Жак, наоборот, стоял и серьёзно её разглядывал, как будто пред ним предстал заклятый враг. Ревность я свою быстро заглушил, но иногда она прорывалась.
        Прикинув, что она пришла к мастеру, сказал:
        - Ты к мастеру за зельем? Если да, то он пошёл в город. Придётся подождать.
        Он сам его готовит из растений с сада, поэтому оно лучше обычного зелья, и барон, страдающий плохими снами, пользуется им.
        - Нет, нет. Я просто отдыхала. Какой же прекрасный сад! Я бы прогуливалась по нему вечно! До свидания.  - улыбнувшись своей очаровательной улыбкой, она покинула нас.
        Когда она скрылась, Лясь возбуждённо заявил:
        - Теперь понятно, почему наш Ив влюбился! Да я тоже взгляд от неё оторвать не могу!
        - Согласен. Она прелесть.  - подтвердил Дорос.
        Жак, выйдя из задумчивости, произнёс:
        - Не знаю почему, но мне эта девушка противна. Извините за откровенность. Красива? Да. Но что-то в ней не так. Она скорее похожа на красивую куклу, чем на девушку.
        На его реплику я лишь пожал плечами. Моя голова была затуманена любовью, поэтому я не обращала внимания на логику друга. Завершив прогулку, мы двинулись в город.

* * *

        Все происходило в саду.
        - Привет! Ты сегодня вечером свободна?  - волнуясь и в сердцах проклиная друзей, сказал я Шане.
        Вы спросите, почему я их проклинал? Так они подбили меня на спор признаться Шане в своих чувствах! Ну не гады, а? Да, может быть я и некогда не смог бы ей признаться, лишь созерцал бы её прекрасное тело, но и пусть. А они, в особенности Лясь, обманом вынудили меня сделать столь героический шаг!
        - Ты что это? Приглашаешь меня прогуляться под луной? Ивир, правда?!  - засмеялась она.
        Она, по-видимому, решила, будто я шучу над ней! Но это же не так! Вот… как же я себя неуютно чувствую!
        - Ну, если ты не против…  - засмущался я.
        Сощурив свои прекрасные глазки, она ответила:
        - Я не против. Встречаемся на закате возле южных ворот. Давно мечтала пройтись с тобой…
        От её слов во мне разгорелась надежда. Надежда на то, что я хоть чуточку узнаю эту девушку.
        На закате. Южные ворота замка.
        Насвистывая веселенький мотивчик, я подходил к месту встречи.
        Наконец-то вся энергия, томящая меня на протяжении всего ожидания после разговора с Шаной, исчезла. Исчезла, оставив лишь такое чувство, как будто я на пороге новой жизни. Открываю ранее неизведанное.
        Шана уже была здесь. В скромном наряде темных тонов. Лишь золотистые волосы ярко блестели в лучах солнца. Её взгляд был обращен на представшие перед ней дома и улицы, купающиеся в красных лучах заходящего солнца. Меня она не видела, чем я и не преминул воспользоваться.
        Тихо подкравшись к ней сзади, схватил за плечи и заорал:
        - Аааа!
        - Аа!  - вскрикнула Шана.  - Блин, Ивир, ты меня напугал! Больше так не делай!  - на такую безвинную шутку обиделась она.  - У меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло!
        - Если бы так случилось, я бы вернул его тебе обратно.  - улыбнулся я.
        В ответ она лишь отвернулась к горевшему в закате городу и тихо произнесла:
        - Такая неописуемая красота… и ты её испортил. У тебя совесть есть?
        - Мне жаль.
        - Ладно, чего уж там. Сделанного не воротишь. Идем.  - подавая открытую ладонь, произнесла Шана.
        Я взял её руку в свою. От этого действия по телу пробежала морозная дрожь. Еще раз взглянув в столь красивые глаза, уверенно направился в город.
        После ночи под темным звёздным небом.
        Меня отшили!
        После того, как мы пришли в замок, и я хотел было поцеловать её на прощание, она, накрыв мои губы ладонью, печально сказала:
        - Прости Ивир, но ты мне не подходишь. Твои комплименты годятся лишь для маленьких детей или для таких же уникальных людей, как ты. Останемся просто друзьями. Хорошо?
        Эти слова разбили мою растущую в сердце любовь и надежду что все изменится. Обиднее всего было назвать мои комплименты бредом. Как же мне плохо! Пойду посплю, хоть сон развеет нависшую тяжким грузом печаль. «Утро ночи мудренее».

* * *

        Через пять дней в замке был исполнен тщательно продуманный план для убийства барона Нольтского. Организатором, которого являлась линия Линии - так называют специально обученных людей и нелюдей, работающих в других странах для Рескона., находящаяся в замке под именем Шана.
        Ей неожиданно пришел приказ устранить всю баронскую семью и ослабить пограничную столицу Нордон. Использовав технику концентрации, она придумала план.
        Когда вся баронская семья будет убита вместе с верными соратниками, в городе начнётся смута. Смута произойдёт из-за того, что все аристократы, участвующие в её плане, перегрызутся и город ослабнет. Ослабнет настолько, что не сможет сдержать натиск армии и падёт.
        По крайне мере она считала так: Рескон нападёт на Хорос, ослабленный войной с эльфами, и захватит большую часть его земель.
        О планах её даже никто не догадывается. Аристократы думают, что служаночка барона лишь мелкая пешка, которой в любое время можно пожертвовать. Они считают, что титул барона достанется им после смерти настоящего. Вся соль заключается в том, что большая часть из них была привлечена Шаной, легко добившейся их любви и одурманенными её словами.
        Они даже объединились на время заговора, будучи уверенными, что баронство уже в их руках. Как же легко обдурить этих жаждущих власти баранов! (Имеется в виду аристократов) Говоришь, что любишь и хочешь быть с ним в месте, а потом постель. И вуаля! Он уже твой раб! Конечно, после подхода своего любимого короля Рескона Грида II их казнят. Зачем нужны однажды предавшие, если они могут и с таким же успехом предать тебя?
        Шана хотела использовать необычного деревенщину Ивира, но изучив его и его друзей, отказалась от этой неудачной идеи. Необычным он был тем, что она являясь магом крови, не почувствовала его в саду двенадцать дней назад, когда шла к садовнику. Точнее по её ощущениям того мальчишки просто не существует! Она даже не может воздействовать или почувствовать его кровь. При их свидании, Шана его намеренно поцарапала, взяв каплю крови. Над этой каплей она хотела экспериментировать, но случилось неожиданное: кровь, точнее та ничтожная часть крови - капля, не откликалась на её зов! Для неё это было немыслимо.
        Не почувствовав Ивира тогда в саду, она и запнулась об его неожиданно появившуюся из кустов ногу. После этого она и заинтересовалась им, как необычным. Шана сразу поняла, что сразу понравилась Ивиру и, уже хотела вертеть им словно марионеткой, как появились его друзья. Они бы наверняка заметили перемену в друге, да и тот, наверное, чего-нибудь лишнего взболтнул им.
        Отвлёкшись от своих мыслей, Шана посмотрела в окно. Солнце давно село, и замок начинал освещаться факелами. По плану, сейчас, верные аристократам, солдаты нападали на гвардейцев замка. Встав с постели и взяв свои кинжалы, она направилась к барону Нольтскому, находящемуся сейчас вместе с любовницей в зоне слуг.
        Дело - вот в чем: она хотела собственноручно убить Нольтского для появления между аристократами смуты. Они же отправили лучшего убийцу на барона, предварительно пообещав, что больше никаких действий предпринимать без соглашения других не будут. Но когда он, то есть убийца, найдет уже мертвого Нольтского и расскажет про находку, каждый подумает, что кто-то среди них предаёт друг друга, тем самым разрастётся недоверие друг к другу.
        Проходя по освещенному луной коридору, она чувствовала за закрытыми дверями спящих людей с помощью сложного заклинания, накладываемого на себя каждый день. Все спали, кроме нужной комнаты, в которой резвились её цели. Когда она проходила мимо «спящей» по ощущениям комнаты, неожиданно открыв дверь, оттуда вышел Ивир при этом, чуть не сбив её с ног. До того все неожиданно случилось.
        - Шана, а ты что тут делаешь?  - уставившись на оцепеневшую на миг Шану, спросил он. Потом взгляд его переместился на ее оружие. И время понеслось…

* * *

        Сегодня я с друзьями провел обычный день. С рассвета до заката в саду, потом мытьё, ужин и сон. О Шане больше не вспоминал, как-то забылось все. Сейчас лежал и в темноте разглядывал потолок. Спать не хотелось, поэтому от нечего делать я пошёл в туалет.
        Может после облегчения смогу заснуть?
        Открыв дверь, увидел Шану. Она была одета в какую-то черную одежду, которая будто поглощала свет луны, освещавший коридор. Первое что я испытал, было удивление. Что делать ночью личной служанки барона в этой части замка?! Неужели к кому-то пришла?! Потом взгляд переместился на её руки, и я не поверил своим глазам! Она сжимала длинные изогнутые кинжалы, тускло светящиеся в темноте. Правый кинжал светился красным, а левый фиолетовым.
        Захотелось протереть глаза. Может мне всё это кажется, и я сплю?
        Когда удивление прошло, и я собирался уже задать вопрос на счет странных кинжалов, как она воткнула один из кинжалов, а именно красный, мне в левый бок.
        Сперва, не понимая в чем дело, я даже ничего не ощутил. Разве только легкое прикосновение. Через несколько секунд, словно наслаждаясь моментом, Шана медленно его вытащила. И по телу словно пронеслась горячая волна, сопровождаемая резкой болью.
        Передвигая ошеломлённый взгляд с раны, оставленной кинжалом, откуда хлестала кровь, на прекрасную деву и, чувствуя огромную боль, попытался закрыть рану рукой.
        Как это может быть?! Я точно сплю! Но почему тогда мне больно?
        С каждой каплей живительной жидкости вытекавшей из меня, становилось всё холоднее и холоднее. В голове всё отчётливей стали слышны удары сердца. Мысли спутались. С каждой секундой моё сознание начало затухать и неметь тело, а потом, когда я в последний раз посмотрел на Шану, сознание окончательно затухло.

* * *

        Шане не хотелось жертвовать Ивиром, но пока цель не достигнута, она не должна рисковать. Когда парень раненый Аргосом Главное оружие линиев, также одновременно является удостоверением в Ресконе. Он просыпается только в руках линийцев, начиная светиться красным, а в обычных руках является простым кинжалом. Аргос - уникальное оружие созданное помощью магии крови. Даже царапина от него является смертельной, так как при соприкосновении Аргоса с кровью жертвы в тело передаётся особое заклятие, которое распространяется по крови, парализуя и убивая человека. Никому из линийцев он не повредит. свалился на пол, она усмехнулась и уже готовилась его добить, перерезав сонную артерию на шее, как услышала звук упавшего об камень железа. Звук исходил рядом с ней.
        Неужели этот мальчишка что-то сделал перед смертью?!
        Посмотрев на источник звука, она поняла, что уронила Аргос. «Почему он упал?!»,  - подумала она и посмотрела на свою руку. От увиденного, Шана впервые, после отправки сюда, впала в панику. Правая рука больше не двигалась. Безвольная плеть - так можно сказать о конечности.
        Еще она заметила поразившую её вещь. На ладони этой руки была кровь Ивира, и от неё в кожу прорастали какие-то темные линии. Будто неизвестный художник решил прочертить от капель крови прямые линии, распространяющиеся самовольно по всей руке. Вокруг этих линий, кожа начинала сереть, предвещая что-то нехорошее.
        «Что со мной?!»,  - захотелось прокричать находящейся в ужасе линийке, быстро снимавшей с себя плащ и верхнюю часть одежды. И наконец-то сняв, застала момент, как линии медленно перешли с правого плеча на основную часть тела. Она сразу поняла, что надо было сразу отрезать себе руку, а не терять время на перебирание в памяти симптомов проклятий. Теперь она обречена. Из глаз потекли слезы от несправедливой судьбы.
        Почему жизнь такая несправедливая?! Она ведь верно служила своему королю!
        Через десять секунд Шана погибла от остановки сердца. И кровь в её теле испарилась, оставив на каменном полу начавшее мумифицироваться тело. Тело когда-то прекрасной девы.

* * *

        Лясь, услышав какие-то странные звуки за дверью, проснулся.
        Открыв глаза, он вслушался в темноту.
        «Кхясь» - послышалось за дверью. Сонливость пропала. Появилась заинтересованность и опаска.
        «Что там?»,  - задавался вопросом друг Ивира. Его мучило какое-то ноющее чувство под сердцем.
        Еле разбудив Дороса, он подошёл к двери и прислушался.
        Вроде ничего не слышно. Стоп. А это что за шум?!
        Где-то далеко были слышны звуки ударов мечей и истошные крики.
        - Разбуди Жака и Ива! За дверью что-то происходит.  - осторожно открывая дверь, прошептал Лясь Доросу.
        Сбросив Жака с постели, для снятия сонливости, и, направившись к койке Ивира, Дорос заметил, что она пуста.
        - Ива нет!  - прошептал Дорос, предчувствуя что с другом случилось плохое.
        Лясь в это время, безуспешно пытавшийся открыть дверь полностью, понял, что с той стороны двери что-то навалено:
        - Что-то мешает ей открыться… Надо посмотреть, что там.
        - Дорос нормально разбудить нельзя?! А?! Что вы проснулись? Сейчас бы спали и спали! Нет, надо обязательно встать поздно ночью и разбудить друзей, чтобы и они не дрыхли!  - с ненавистью в голосе произнес Жак, едва сдерживаясь, чтобы не заорать.
        Его можно было понять, он итак не высыпался из-за насыщенных дней, а теперь, наверное, еле заснёт из-за боли в голове, заработанной при падении с кровати на пол.
        - Тихо ты! В замке что-то происходит, да еще Ив куда-то делся.  - взглянув на Жака, ответил Дорос.
        - Может, пошел отлить? А в замке, ну мало ли какой-нибудь гость приехал, и его сейчас торжественно встречают.
        - Тогда бы он давно уже вернулся…
        Устав безуспешно пытаться открыть дверь, Лясь просунул голову в щель и увидел ЧТО мешает ей открыться.
        Возле неё кто-то валялся. Приглядевшись, он понял, что это Ивир лежит в темной луже, подпирая своим телом дверь. Недалеко от него кто-то лежал.
        - Он там с кем-то валяется. Не знаю, что с ними, но они вроде в отрубе.  - сказал волнующимся друзьям Лясь.
        Дорос с Жаком, прекратив ходить кругами по комнате и вслух обмениваться теориями о происходящем в замке, помогли Лясю осторожно толкнуть дверь, чтобы отодвинуть Ива. Когда дверь открылась, Лясь и Доросом кинувшись к Иву посмотреть, что случилось с другом, нерешительно остановились. Они поняли, в чем какой луже валяется их друг. Это была кровь.
        - Его убили…  - панически прошептал Лясь, боясь подойти к «мертвому» другу.
        Дорос, наоборот, подскочил к Ивиру и начал нащупывать пульс, молясь про себя, чтобы друг был жив.
        - Он жив. Пульс бьется, да и дыхание на месте.  - облегченно вздохнул он.
        Да, Ивир был жив, но серьезные опасения за его здоровье были. Из бока у него слабо вытекала кровь, и весь он был бледен.
        - Жак дай чего-нибудь для перевязки.  - сказал Дорос, разрывая тонкую рубашку Ива и обдумывая что можно сделать с раной.
        Ответа не было
        - Жак, ты меня слышишь?! Его надо срочно перевязать!
        - Слышу… Идите сюда. Здесь тело Шаны, вернее то, что с ним стало…  - раздался тихий голос Жака, с оттенком скорби.
        Оглянувшись, Дорос увидел сидевшего Жака возле второго человека, который быстро был забыт из-за лежащего друга. С той стороны чем-то неприятным сильно воняло. Дорос, видя, что Жак вставать, не собирается, подскочил и забежал в комнату, порвав тонкую простынку и перевязав холодного Ивира, подошел к сидевшему в шоке Жаку. И… обрыгался, когда увидел мёртвое тело Шаны.
        Оно выглядело так, будто кто-то изрезал всю кожу ровными линиями. Из этих порезов сочилась какая-то жидкость, словно гной. На первый взгляд даже невозможно было определить, что это Шана, так как лицо было неузнаваемым из-за изрезанной кожи и гноя. Но вот волосы, хотя и потерявшие часть своего вида, остались те же.
        Возле мертвой девушки лежало два кинжала, один из которых светился фиолетовым светом, и плащ. В это время, пока Дорос и Жак ошарашено разглядывали Шану, Лясь пытался привести Ивира в чувство, но безрезультатно.
        «Неужели это сделал Ивир!? Не может быть!»,  - судорожно перебирая моменты памяти, думали друзья.
        Из замешательства Дороса вывели приближающиеся шаги по коридору и громкие звуки. Звон мечей и предсмертные крики. Ударив не сильно по голове Жака, чтобы тот пришел в себя, и подхватив валяющиеся кинжалы, как единственное оружие, Дорос приготовился к бою. Он уже понял, что в замке происходит что-то страшное, и, видимо, сейчас их будут убивать. За другими дверьми были слышны шорохи проснувшихся слуг, боящихся открыть дверь.
        Шаги стали слышны отчетливей, и вскоре был виден их источник.
        Так как коридор не был освещен факелами, друзья увидели тёмную фигуру с огромным мечом в руке. От этой фигуры веяло ощущением силы и, она повергала в ужас, отчего Дорос сглотнул скопившуюся от страха слюну и уже приготовился прыгнуть на идущего человека, как раздались слова:
        - Берите своего друга и идите за мной. И молчать! Скажу только одно - в замке режут всех.  - сказал глубоким басом Женер, мастер Ляся и Дороса.
        Это был он, только одетый в панцирную кольчугу с огромным мечом в руке. И без того внушительный Женер, в боевом облачении казался стальным гигантом.
        Пройдя возле успокоившегося Дороса, он проверил состояние Ивира. Подошел к мертвой служанке барона, и только увидев, как она погибла, хмуро покачал головой.
        - Дорос - быстро подхватил своего друга и понес за мной. А остальные будьте настороже. Если что-нибудь услышите или закричит интуиция - сразу говорите. Идём!  - грозно произнес Женер, перекладывая огромный меч в другую руку.
        Молодые герои беспрекословно подчинились. Дорос отдал кинжалы Лясю и Жаку, и осторожно подхватив тяжелого Ивира, направился за мастером.
        Женер вел их по тёмным коридорам и грязным проходам. Иногда он подходил к ничем не примечательным стенам, и нажимая куда-то в кладку, открывал потайные двери. По дороге им часто попадались трупы, но врагов напавших на замок, они так и не увидели. Только тела гвардейцев.
        Стальной гигант привел к тупику. Проход заканчивался, освещенный одним факелом.
        - Всё? Жизнь закончена?  - не замечая текущих по щекам слез, прошептал Лясь, слыша, как за спиной раздается топот множества ног.
        Мастер, или стальной гигант, не ответил. Он тоже слышал шум «погони» за ними. Хладнокровно оглянувшись, он подошел к стене, преграждавшей путь, и постучал по ней.
        За стуком раздался натужный скрип, и стена чуть в сторону отодвинулась, образуя проход.
        - Быстро по одному!  - прикрикнул Женер на стоящих друзей.
        Первым, выставляя перед собой трясущийся в руке кинжал, пошел Жак, за ним Дорос и Лясь, а замыкал Женер. Проход хоть и темный, оказался не таким уж длинным: всего пару шагов и уже стоишь за стенами замка, на улице города. Когда Жак вышел и оглядел тихую улицу города, он заметил двоих людей, поджидающих их. Это были Денерис и Кер.
        «Что Кер тут делает?!»,  - по иронии судьбы одновременно подумали друзья Ивира. Присутствие Денериса их не удивило, а вот присутствие Кера - да.
        - Что этот раненный?  - спросил Кер, подразумевая Ивира.
        - А эльф его знает!  - не сказал, а ругнулся в ответ Женер.
        Когда он вышел, проход закрылся не оставив даже щели о себе. Цельная стена.
        Друзья молчали. Они удивлялись тому, что в городе было тихо и спокойно. Ничего не напоминало о происходящих убийствах в замке.
        Переговорив, взрослые повели за собой молодых людей по темным улочкам, избегая громких шагов случайных прохожих.
        Больше никто не разговаривал. Все были молчаливы и серьезны.
        Через долгих тридцать минут они сели в поджидающую их карету и на ней приехали к гильдии «Серохвост».
        По пути в карете Кер сказал:
        - Как же вы молокососы мне надоели! Век бы вас не видать.
        - А чего пришел за ними? Просил нас спасти их.  - поинтересовался Денерис.
        Кер уже хотел сказать: «… Нецензурное выражение. маг заставил. Поймать бы его и посадить на кол!», как в ушах зазвенело, создавая в голове невыносимую боль.
        Керравиусу даже показалось, что голова от этого звука сейчас взорвется.
        - С тобой все в порядке?  - видя, как резко изменилось выражение лица у наемника и что у того из носа потекла струйка крови, заметил Денерис.
        - Ничего. Пройдет.  - был натужный ответ.
        В карете до самой остановки воцарилось молчание.
        В гильдии друзей отправили в их старую комнату. Мол, она пока свободна, да и дорогу к ней они знают. А вот раненного Ивира забрали со словами, что ему срочно нужно к лекарю.
        Проводив взглядом, скрывшихся за поворотом Кера, несущего на руках Ивира, с мастерами, друзья, находясь до сих пор под впечатлением от произошедшего, направились в когда-то покинутую ими комнату и там, лежа на кровати, ближе к рассвету заснули.

* * *

        Снилось, что я иду по горной дороге. На этот раз мне было шестнадцать лет. И проклятая сила теперь мне подчинялась. Полностью овладев ей, я стал похож на обычного человека. Животные больше не чувствовали самовольно вытекающую из меня силу, поэтому больше никто меня не боялся. За исключением тех случаев, когда её надо было выпустить.
        Вак как всегда был со мной. Связь между нами окрепла.
        После того момента с обозом я встречал еще множество разбойников, которые погибали от клыков моего друга.
        Сейчас, идя с Ваком по горной тропинке, я восхищался прекрасным видом, открывавшимся на большой высоте. Царственные горы, словно пиками, протыкали снежными верхушками облака. А самый низ гор покрывал туман, не позволяющий увидеть дно расщелины, в которой был слышен шум бурлящей воды.
        Дорога была извилиста и поднималась всё выше и выше, поэтому пейзаж почти не менялся.
        Здесь было холодно. Хотя я был в своей тёплой одежде, но постепенно замерзал с каждым выдохом тёплого воздуха, превращающегося в туман. Ваку, идущему рядом со мной, на мороз было наплевать, так как он был уже мёртв. Жаль он не мог меня согреть как в старые времена, когда я был ребёнком! Я бы и согрелся, и нормально поспал!
        С каждым пройденным шагом клонило в сон, навязчиво предлагая в качестве постели белый снег. Когда я уже почти сдался сладкому желанию поспать, Вак передал мне, что впереди он ощущает жизнь. От его известия, во мне зародилось желание дойти до еле виднеющегося впереди костра, отогреться. Приказав Ваку быть готовым к защите, я из последних сил побежал к столь желаемому теплу, хотя на бег это не было похоже, скорее быстрое ковыляние.
        Костер был большим и грел хорошо. Вокруг него разместились бы минимум шесть человек, будь они здесь, но он принадлежал только одному - белокурому парню, который кутался в тёплый меховой плащ.
        Посмотрев на приближающегося меня, он дружелюбно сказал:
        - Садись. Добрым путникам всегда рад!
        Я подошел и сел, протянув озябшие руки ближе к пламени.
        Хорошо! Благодать!
        Больше не чувствовалось слабость. Кровь от близкого тепла потекла быстрее, прогоняя сонливость.
        Когда уже отогрелся и смог нормально думать, произнес:
        - Спасибо. Но вдруг на месте меня окажется не добрый путник?!
        Парень глянул на меня чуть раскосыми карими глазами и с еле заметной улыбкой ответил:
        - Я всегда знаю кто добрый, а кто злой. Но если я ошибусь, могу за себя постоять. На, ешь.
        Протянул мне вяленое мясо.
        Только завидев его, понял, что голоден. На холоде почему-то не обращаешь внимания - сыт ты или нет, а вот в тепле - всегда.
        Взяв мясо дрожащей рукой, вцепился в него зубами и начал грызть, пока оно не было проглочено полностью.
        - Жалко тебя. Как тебе в таких лохмотьях не холодно?! На, можешь забрать себе, только волчку своему скажи, чтобы на меня так не косился.  - опять проявил добродушие он.
        У меня не возникло мысли не верить ему. Шестое чувство ни о чем не предупреждало, да и мне он нравился. Первый раз я встретил такого дружелюбного человека. Особенно мне нравилось то, что он относя ко мне как к равному.
        Парень, порывшись в своей котомке, достал потрёпанный плащ, который впоследствии был передан мне со словами:
        - Извини, ему несколько лет, поэтому моль проела, и сам иногда повреждался во время пути. Приходилось подшивать.
        Окутавшись в него, почувствовал, что стало намного теплее. Было такое чувство, будто внутри что-то отмерзает. Какую же я испытывал благодарность к нему!
        Я задал мучивший меня вопрос:
        - Ты ко всем так добр?
        Он задумчиво посмотрел мне в глаза и ответил:
        - Как я сказал, только к хорошим людям. Ты мне нравишься и у тебя есть сила.
        - Ты о чем?
        - О твоем даре. У тебя же дар смерти?  - после его слов, Вак угрожающе зарычал, но не посмел нарушить мой приказ.
        Парень, искоса взглянув на рычащего волка, посмотрел на верхушку горы и заговорил, словно не боясь моего друга:
        - Видишь ли, мы в какой-то мере похожи. Я тоже обладаю даром, как и ты. У меня дар разума. Я могу воздействовать на разумы людей, вызывая несуществующие вещи или читать у них мысли. А ты можешь воздействовать на мертвых. Это же потрясающий дар! Предлагаю тебе дружбу. Хочешь посмотреть мир вместе со мной? Будем путешествовать вместе, помогая всем хорошим людям в беде. Я тебя буду учить разным вещам, да и ты меня хоть чему-нибудь научишь… Согласен?
        - Не знаю. Почему я тебе должен доверять? Ты мне незнаком, да и вряд ли ты мне желаешь добра. Люди, сеющее зло, померли после встречи с Ваком. Откуда мне знать, что у тебя на уме?
        - Поверь на слово. Если ты был бы моим врагом, то мирно со мной не сидел. Наша гильдия миролюбива. А на волка своего не надейся, ведь его могут окончательно убить.
        - Вак бессмертен. Смерть для него ничто.
        - Увы, но это не так. Хель может забрать любого, даже бессмертного. Она всегда дождется… Ты же пока не научился управлять своим даром в полной мере. Если пойдешь со мной, я помогу тебе его развить и научу магии. Не той грубой силой, которой ты пока обладаешь, а нечто намного многогранное! Кстати, как тебя зовут? Меня Нердин.
        - Откуда ты столько знаешь про мой дар? А имя… Оно для меня не существует, ведь одиночке имя ненужно.  - грустно сказал я.
        Если честно, то его я не помнил. Родители мне дали имя, но под гнетом одиночной жизни оно позабылось.
        - Ну… Сейчас я использую свой дар и сижу у тебя в голове, просматривая твою жизнь и чувства. Так что можешь мне не врать. Если ты пойдешь со мной, то я могу сказать твое имя. Просто использую свой дар. Ты согласен?
        После тягостных раздумий, ответил:
        - Да. Только с одним условием. Я не буду выполнять твои приказы. Если попытаешься меня использовать, то умрешь.
        Если я буду путешествовать с ним, то хотя бы получу цель в бессмысленной жизни.
        - Хорошо. Твое имя - радостно улыбнувшись, Нердин сделал долгую паузу,  - Мей. А сейчас выпей, этот настой, он поможет тебе разогреться.
        Я проснулся.

* * *

        «Какие-то странные сны. Они больше похожи на воспоминания»,  - подумал я, открывая глаза. Оглядев помещение, понял, что нахожусь не в своей комнате. В левом боку ужасно болело и я, взглянув туда, вспомнил, что случилось со мной.
        - Шана, зачем ты это сделала?  - тихо прошептал я, глядя на перевязанный бок.
        - Так тебя ранила Шана?!  - послышался со стороны голос Денериса.
        Где я? Что со мной?
        Разомкнув пересохшие губы, я произнес единственное слово, на данный момент волнующее больше всего на свете:
        - Воды…
        Горло не слушалось, поэтому слова получились тихими, и я уже с мучением подумал, что сейчас опять придется с болью попросить воду, как Денерис поднес к моему рту полный стакан теплой воды с какими-то специями. После первых трудных глотков, стакан был мгновенно осушен и в животе, как будто проснулся вулкан. Такая сильная боль была продолжительностью, примерно минут пять, но зато после нее почувствовал себя намного лучше.
        На ожидающий взгляд Денериса, я ответил на его вопрос, стараясь все вспомнить в деталях:
        - Как я помню, то да. Она была у нас в зоне слуг. Только была одета странно и с оружием. Когда я уже хотел спросить, что она здесь делает, Шана ударила меня странным кинжалом. Он еще вроде бы светился. Где мои друзья? С ними все в порядке?  - задал не дающий мне покоя вопрос.
        Мы находились в маленькой уютной комнате, которая освещалась одним факелом. Здесь был большой стол и койка, на которой я в данный момент и лежал.
        - С ними все в порядке, живые и невредимы Мы в знакомой тебе гильдии «Серохвост». Вчера в замке случился бунт и баронскую семью убили. Если ты не врешь, то Шана тоже участвовала в нём. В городе с известием о гибели барона, началась кровавая война между горожанами, разрушавшая все на своем пути. Люди разделились на два лагеря: за смену власти или против. Сейчас по всему городу идут бои, в основном забивают насмерть. А стража города закрыла все ворота и пытается угомонить толпу. Так что поправляйся, в гильдии пока безопасно.
        - Ничего себе…  - ошарашено проговорил я.
        И всё это случилось за одну ночь! Шана хотела убить меня! От осознания этой мысли сердце словно кольнуло.
        - Нур Денерис, а что с Шаной?
        - Хм. Не знаю, что произошло, но твои друзья сказали, что когда вас нашли, недалеко лежащих друг от друга, то она была мертва, а ты ранен. Ты ничего не помнишь, что случилось с тобой после удара?
        Когда я ему ответил, что нет, он задумчиво прикрыл глаза и что-то тихо пробормотал. Потом, достав откуда-то изогнутый кинжал, который слабо светился фиолетовым, спросил:
        - Шана тебя этим ранила?
        - Нет. Этот у нее вроде был, но меня она ударила другим. Тот был прямой и светился, как этот, только красным…
        Денерис задумчиво почесавший щеку, громко сказал:
        - Ладно, с тебя довольно. Ты отдыхай. А то, наверное, замучил тебя вопросами. Скоро к тебе придут друзья.
        Денерис ушел, а я всё думал о Шане. Неужели она, правда, хотела убить меня?
        Через десять минут лежания с закрытыми глазами, ко мне зашли друзья…

* * *

        В это время, пока Ивир общается с друзьями, из города выехал гонец.
        Я сказал, что гонцу было поручено важное послание, от которого зависела судьба города? Нет? Ну что ж, теперь вы это знаете.
        Гонец это тоже понимал, поэтому он так нещадно гнал сменных лошадей, не заботясь даже о сне или отдыхе. К слову, его страшила мысль не поспеть до заставы вовремя. Этот человек так боялся ответственности, что была на него возложена с этим письмом, адресованным для командора пограничной заставы.
        Гонец ехал два дня и две ночи, пока наконец-то не прибыл в пункт назначения.
        - Ты издеваешься? Вам нужны восемьсот моих солдат?! Ты знаешь, что по уставу мне за такое сообщение необходимо тебя повесить? Граница важнее каких-то внутренних дрязг!  - заорал на уставшего гонца командор заставы, после прочтения письма временно управляющего Нордоном Новока.
        - Нур! Я лишь передал вам послание и теперь жду ответа. Ваше решение?
        - Мне нужно все обдумать. Пока иди подкрепись, мои люди тебя проводят. Решение услышишь позже.  - вздохнул командор.
        - Прошу, только побыстрее.
        Через час командор после тяжких дум, ожвучил свое решение перед собравшимися воинами:
        - Вы, мои лучшие воины, понимаете, как важен для нас долг жизни! Мой старый знакомый Новок попросил меня прислать к нему восемьсот солдат, которые подавят бунт аристократов в Нордоне. Он просит отдать долг за когда-то спасенную им мою жизнь!  - он немного помолчал.  - И как вы поняли, этот долг мне придется оплатить! Вы отправитесь в Нордон и подавите этот чертов бунт за кратчайшие сроки! После, немедленно отправляйтесь обратно! Вы слышите?! Немедленно! Я буду молить богов, чтобы Рескон не прознал о вашем отбытии и не направил сюда армию.
        Без возражений закаленные солдаты отправились в путь.
        Они прибыли в город через пять долгих дней, когда уже стражники Нордона потеряли контроль над ситуацией. Другими словами - аристократы одерживали верх.
        Город облегченно вздохнул, уверенный, что жизнь вернется в обычное русло.
        Не медля, солдаты, начали методично прочесывать очаги сопротивления, забивая кнутами мятежников. «Зачем церемониться с врагами?» - было их главное правило в крепости. Но не обошлось без жертв. Некоторые погибали от примененных мятежниками артефактов.
        Нужно сказать, маги, жившие в городе, на этот мятеж смотрели косо. Он просто их не интересовал и выгоды участия в нем они не видели, несмотря на предлагаемые аристократами богатства. Поэтому маги, закрывшись в своих зачарованных домах, попивали чай и комментировали Аналог нашего мира: комментируешь с кем-то по телефону показанные по телевидению действия. происходящие в городе действия, наблюдая за мятежом.
        Убийства своих товарищей солдаты не прощали. По городу прокатилась массовое убийство восставших людей. Мятежники спасались только бегством, заставочные воины не слушали мольбы о пощаде или тому подобное. Они просто выполняли свою работу, больше не заботясь о сохранении как можно больше жизней восставших.
        Мятеж подавили за день.
        Ночью в город прибыл рейнджерский отряд, принесший страшную весть - падение заставы. По словам одного из шести прибывших, на следующий день после отбытия солдат в Нордон на заставу напала армия Рескона. Командор думал, что легко сдержит нападающих до прибытия своих воинов, но вмешался совершенно неожиданный фактор - присутствие на стороне врага магов. Это в корне изменило расклад сил.
        С рассветом вражеская армия окружила Нордон. Это означало только одно - рейнджеры не солгали.
        Собрал срочное совещание среди имеющих репутацию воинов, Новок объявил всем людям об обороне города. «Было бы смешно сдать такой укрепленный Нордон жалкому врагу! Мы будем держаться до подхода нашего короля!»,  - говорил он.
        После полного оцепления города и размещение палаток с катапультами, к воротам города прибыло три человека, скачущих на изящных черных конях.
        - Жители Нордона! Сдавайтесь! Ваши защитники пали, думаете, вы продержитесь дольше?! Если вы склоните головы перед нашей мощью, останетесь живы!.. Смотрите же ЧТО случается с неповиновавшимися!  - разнеся по всему городу насмешливый голос.
        После слов мага, среди армии нападавших произошло шевеление, и к говорившему подвели скованных в кандалах людей, пленников с павшей заставы. Новок, зорко смотрящий на происходящее перед воротами действо, среди скованных заметил старого командора. Бывший глава стражи ощутил в сердце острый укол вины.
        Взмах рукой другого из троицы и головы пленных упали на землю. Но дальше произошло страшное. Из обезглавленных тел к руке третьего человека, темными струями потекла кровь, которая сливалась в огромный кровавый шар.
        «Маги крови!»,  - в панике начали перешептываться люди на стенах и с суеверным ужасом, ожидая, что произойдет дальше.
        Когда кровь в телах закончилась, и образовался довольно большой темно-красный шар, который высоко взмыл в воздух от руки мага и завис над городом. Несколько тягучих минут он там висел темно красной точкой в лучах сияющего солнца, зарождая в сердцах людей панику перед непонятным, и взорвался. По городу словно прошелся дождь из крови, который не оставил на улицах сухого места.
        После этого заявления прошло два дня. В городе заканчивались продукты питания. Но для жителей города это вовсе не было самым страшным. Самым страшным было то, что каждый день к вечеру по городу раздавался тот же насмешливый голос, призывавший всех сдаться. Для всех это было ужасно. Нарастала паника. С каждым часом горожане теряли свой боевой дух и уже размышляли над тем, чтобы сдаться.
        На третий день осады враги объявили, что если через два часа ворота не откроют, то они пойдут на штурм. От этого заявления по городу пошли разные слухи, вынуждавшие горожан прийти к мысли о том, что нужно открыть ворота врагу.
        Глава 4. Побег из города

        В этот день гильдия Серохвостов готовилась к побегу из оцеплённого города. В этом ей очень помогал старый подземный ход, ведущий в Сирнийский лес Самый опасный лес в Хоросе. В нем обитают разные опаснейшие чудовища, из-за которых сгинуло множество людей и искателей приключений, забредших в этот лес. Некоторые маги говорят, что он обладает разумом, но никто не верит… Историю этого хода никто не знает, но Зир, покопавшись в старых книгах, понял только одно - этот ход считается проклятым или по крайне мере точно связан с темной магией.
        Когда Зир был еще обычным наемником своей гильдии, старый глава приказал прочесать этот ход вдоль и поперек, двадцатью лучшим людям, в число которых входил и Зир. Поплутав в нем несколько дней и найдя только один выход, они вернулись обратно, в результате не досчитавшись восьми человек, от которых не осталось и следа. Они сгинули.
        После того, как Зир стал главой, ход был заделан и забыт. Но, видимо, придется им воспользоваться, как единственным шансом на спасение.
        Зир, немного подумав, созвал к себе всех серохвостов и выдвинул идею спастись этим ходом, взяв с собой ценных и нужных гильдии людей, а также «кто как думает на свое усмотрение». Но было одно условие - все должно происходить в жестокой тайне, то есть спасаемым ничего не нужно знать. Идея была единогласно поддержана и сразу же начата.
        Были собранны группы отвечающие за что-либо важное. Например, за продукты питания, теплую одежду и так далее… Зир даже подготовил план по выживанию в опасном лесу. А о собираемых группах он даже не думал. Мол, Широ разобьет всех людей на отряды и назначит ответственных за них, а потом каждый из этих отрядов будет идти друг за другом в проходе. А уже на месте прибытия будет развернут лагерь…
        Глава гильдии беспокоился об одном. О так называемом законе подлости. Этот закон возникал совершенно неожиданно, когда его не ждешь. Зир даже слышал, что закон подлости был создан Сифирусом Сифириус - бог путников и обмана. У эльфов он также считается богом, который дает выбор на разветвлении судьбы. в противопоставлении удаче, для равновесия.
        Подойдя к окну, он горько усмехнулся.
        На улицах собирались толпы напуганных горожан, которые хотели открыть ворота захватчикам.
        - Глупцы.  - тихо произнес он, наблюдая как те ринулись в сторону ворот.  - Жаль из-за таких людей сжигать свою гильдию.
        Это было частью плана. Когда все покинут здание, оно дотла сгорит, во избежание каких-либо проклятий или преследования. Горящая гильдия рухнет, скрыв под собой темный ход.
        Зир не жалел о принятом решении.

* * *

        Сегодня в гильдии была суета.
        Множество людей приходило к нам в поисках защиты. Все они были напуганы. Дрожали, плакали и молились богам.
        Из разных уголков то и дело было слышно про армию, осадившую Нордон, в которой еще есть маги. А эти маги обещали сохранять нейтралитет!
        Вы, наверное, спросите: почему люди приходили к «нам»? Ответ прост: я с друзьями уже несколько дней являлся членом этой «замечательной» гильдии! На этом буквально настоял Широ. Он пришел ко мне и друзьям и поставил ультиматум: или мы остаемся в гильдии в качестве серохвостов, или проваливаем в город, раненные и усталые. Точнее в тот момент я был раненным, а друзья уставшими от тяжелых допросов, которые проводили «взрослые».
        После согласия нам выдали по кулону, который был изображен в виде искусного хвоста, сворачивающимся так, что был позож на косу. Чуть не забыл, нас заставили капнуть на него своей кровью.
        Сразу после вступления Дорос потребовал, чтобы нам рассказали, где Харук, так как оного в гильдии не наблюдалось.
        На что Широ туманно ответил:
        - Он уехал учиться вместе с Хином и Тином на пустяковое задание. Можете не беспокоиться, он под надежной защитой.
        Когда мне разрешили встать с постели, я целыми часами бродил по гильдии, заглядывая в открытые комнаты и натыкаясь на недружелюбные взгляды коренных серохвостов. Их отношение можно выразить так: «ходите, то ходите, а к нам и близко не суйтесь. Не нужны вы нам!».
        Рана у меня понемногу заживала. Боли с каждым днем становилось все меньше и меньше, да и головокружения быстрее проходили, чем обычно. Мне даже подарили тот кинжал, которым Шана хотела убить. Правда, он не светился как тогда, а был обычной наточенной железякой. Я его повесил себе на пояс, раздобыв для него нечто вроде чехла. Он олицетворял собой тонкую грань между жизнью и смертью. Ведь кинжал вполне мог бы убить меня, если бы не милость богов.
        Вернемся к насущному.
        Сейчас я стоял на лестнице и наблюдал, как серохвосты отводят людей в большой главный зал. Стоял я не один, а с Доросом и Лясем, которые считали, сколько людей всего пришло. По их подсчетам всего было около трех сотен.
        Глядя на все входивших в двери гильдии людей, я чувствовал нечто надвигающееся. Это нельзя описать, но уверяю, оно было.
        - Эй! Идите за мной!  - окликнул нас Широ.
        Пошли за ним в столовую. Перед её дверьми нас встретил пост и пропустил, наглухо закрывая за нами двери.
        Я оглядел когда-то чистую добротную столовую, а ныне бардак. Столы теперь были свалены под окнами в кучу, а освободившиеся пространство, то есть пол, бодро ломали топорами шестеро крепких мужиков. Создавалось впечатление, что они ищут там клад.
        За ними наблюдали Зир и Жак с Ерофой.
        - Кхм, Широ, а что вообще происходит?  - поинтересовался я.
        Вояка лишь дернув плечом, ответил:
        - Там проход и мы по нему уйдем.
        - Уйдем? Куда?  - разом последовали вопросы, на которые Широ не обратил внимание.
        Он лишь подошел к главе гильдии и что-то прошептал тому на ухо. Зир кивнул, и воин вышел, оставив нас одних с этими людьми.
        - А вы что-нибудь знаете о происходящем?  - подошел я с друзьями к «любовной» паре.
        - Скоро город будет захвачен. Чтобы не пострадала гильдия, дядя решил всех спасти. Мне так сказал отец.  - тихо прошептала Ерофа.
        Принимая сказанное, я хмуро кивнул.
        Понятно, что на город нападут, но захвачен? С чего бы это Кер так решил?! Жаль нельзя выйти на улицу, так бы хоть что-то удалось прояснить.
        Когда пол был разобран, пред нами предстал ступенчатый спуск, плавно уходящий под землю, образуя нечто вроде тоннеля.
        По телу пробежали мурашки.
        Оттуда веяло потусторонним. В столовой наступила тишина, при которой было слышно, как из этого прохода раздается нечто вроде громкого дыхания, издаваемого огромным монстром. Монстром из сказок, рассказанных мне в детстве дедом. Но, возможно, это от волнения так воображение разыгралось, и на самом деле там гуляет ветер, порождая такой необычный шум.
        В молчании, все разглядывали этот ход, а в особенности сгустившуюся в нем тьму.
        Через пару минут раздался голос Зира:
        - Что застыли? Быстрее собирайтесь! Время не ждет!
        - И мы туда пойдем?!  - отошла от потрясения Ерофа.
        Она выглядела бледной, как впрочем, и остальные. У меня почему-то начали трястись руки, да и голова кружиться.
        Дрожащей рукой я схватился за кинжал и так держал его, пока приступ страха не прошел. Да, Шана мне оставила чудный подарок на память о себе.
        - Если жить хотите, побежите.  - уверенный в своих словах, махнул рукой Зир.  - Мы идем замыкающими, так что собирайтесь с духом и сходите в туалет, а то там очень страшно.
        Через несколько минут в столовую пришли Широ и Кер. С ними были вооруженные серохвосты и мирные жители, которые то и дело неуверенно посматривали на проход.
        Согильдийцы проверив на себе и друг друге вооружение, глотнули чего-то из пройденной по рукам фляжке, обнажили оружие и спустились, напоследок сложив руку в молитвенном жесте: левой рукой закрыли себе глаза. За бравыми воинами последовали мирные жители города. Видно было по лицам женщин и детей, что не очень-то хочется идти им туда, в зев прохода, но деваться было не куда. Или погибнуть во время штурма, или стать рабами врагов, или сгинуть в зеве тоннеля - вот какие выборы стояли для них. Так что они со слезами на глазах спускались в тоннель, стараясь держаться поближе к уверенным на вид мужчинам.
        Когда последние горожане скрылись, Зир приказал одному из мужиков что-то поджигать и, позвав нас за собой, пошел по ступеням в проход. Оглядев убранство столовой, последовали за ним.
        Первое, на что я обратил внимание, когда спустился в тоннель, было отсутствие каких-либо углов. Он шел плавно, ни куда резко не поворачивая, и еще: никаких стен или потолка здесь не было. Все было единым целым! Складывалось впечатление, будто мы идем внутри огромной закаменевшей змеи.
        Первое время было темно. Тьму даже не разгонял свет факелов. И я уж подумал, что она живая и попросту насмехается над нами, как все стало различимым. Просто глаза привыкли к темноте. Даже стал видимым какой-то единый рисунок, покрывающий весь тоннель. Не знаю, на что он был похож, но заставлял голову кружиться. Это точно.
        - Здесь иногда пропадали люди, отправленные по ту сторону. Поэтому мы его и закрыли.  - разорвал тишину Зир.
        Я удивился. Ну, никак не ожидал от него разговоров! Думал, сейчас пройдем под звуки носящегося здесь эха и треска камней.
        - Здесь, что живут демоны? Или другие существа?  - подал голос Жак, покрепче зажимая руку Ерофы. Они шли, держась за руки.
        Глава серохвостов лишь загадочно ответил:
        - Никто не знает.
        В молчании, разглядывая странные рисунки, да с беспокойством поглядывая то вперед, то назад, мы вышли к огромной пещере, где, наверное, жили раньше драконы.
        Пещера была немного освещена лучами солнца, проходящими сквозь отверстие высоко в потолке, поэтому удалось в некоторой степени её разглядеть. На потолке висели какие-то камни или кристаллы, разной формы, которые только своим видом подчеркивали величие этого места. Воздух был холодный и влажный. Наверное, тут протекает ручей, хотя его не слышно.
        У пещеры этой был выход на масштабную поляну. Эта поляна поражала обилием цветов, росших на ней. Сразу видно было, что природа здесь девственно чиста. «Ковер» из цветов окружал плотный лес.
        Всё это подтверждало мою только что придуманную теорию о гнезде драконов. Если это так, то возникает странный вопрос: «Кто прорыл этот туннель прямиком в Нордон?».
        - Разбивайте лагерь на поляне!  - громко крикнул Зир, а потом сказал:
        - Рисса и Широ - возьмите с десяток людей и обследуйте лес. На рожон не соваться! Это Сирнийский лес! Что-то заметили - сразу ко мне! Понятно? Идите.
        Лагерь начал развертываться. Ставились палатки, женщины разжигали костры и начинали готовку. Дети носили хворост, а мужчины рубили деревья для шалашей.
        Я с друзьями таскал срубленные деревья на поляну. Это было жутко тяжело! Без перерыва таскать эти огромные махины, хоть и разрубленные на части!
        Так мы проработали до заката солнца.
        Усталые, сидели на поваленных деревьях, и обессилено вели примерно такой разговор:
        - Ивир, ты знаешь, что случилось Шаной?  - прямо в глаза посмотрел Дорос.
        - Нет. Я от Денериса слышал, что она умерла. Это правда?
        - Ты не представляешь, как! Это было ужасно! Только один её вид в дрожь бросал!  - следил за моей реакцией Лясь.
        - Ну, так ей и надо. Заслужила.  - пожал я плечами.
        - Это случайно не ты сделал?  - понизил голос Жак.
        На его вопрос я удивился.
        Как это я? Мои друзья подозревают, что Шану я убил?! Да они надо мной смеются!
        Рука невольно потянулась к кинжалу. Остро захотелось снять с него «ножны» и взять в руку, разглядывая его острие.
        Нет, намерения убить им друзей у меня не было. Просто очень сильно захотелось посмотреть на изогнутое лезвие, которое было «во мне».
        - Идите к костру!  - позвал Широ, невольно прерывая отстраненность.
        Встряхнувшись, взглянул на с опаской наблюдающих за мной друзей. Несомненно - они заметили мой порыв.
        Встав и почувствовав слабость во всем теле, я, не обращая на друзей внимания, направился к костру Широ.
        Усталый из-за жуткого леса воин наложил из котелка мне кашу. Когда я уже доедал порцию, подошли молчаливые друзья. Никто из них даже, словом со мной не обмолвился.
        На полный живот меня потянуло спать, так что, по-быстрому ополоснув посуду, я забрался в одеяла и мгновенно заснул.

* * *

        А снилось на этот раз, что я путешествую с тем парнем.
        Со дня знакомства прошло уже где-то с неделю.
        Нердин был странный. Хоть и знал о моем даре, но вел себя со мной, как с обычным человеком. Всегда помогал, общался на разные темы, интересовался мною и Ваком. Иногда рассказывал о своей жизни и гильдии, отчего я постепенно начал ему доверять.
        Однажды, мы с Нердином направились в какой-то город.
        Ему нужно было туда передать послание от своего наставника какому-то кузнецу. И идя по проселочной дороге, нарвались на патрулирующий дорогу патруль.
        Мы их увидели еще с далека, когда они скакали нам на встречу. Мы шли себе спокойной походкой, не обращая никакого внимания на их приближение. Но когда патрулю уже оставалось метров двадцать до нас, Нердин вдруг остановился и сказал мне:
        - Не вмешивайтесь. Я сам с ними разберусь, даже если они нападут.
        Патруль доскакал и взял нас в кольцо, кружа на больших мощных, постоянно фыркающих конях. Пять человек облаченных в грязные доспехи, цепким взглядом шарили по нашей одежде. Соврал. Шарили они только в основном по Нердину и Ваку, а не по мне. Их взгляды были понятны, у Нердина виднелся на поясе большой кошель и охотничьи ножи, а громадный волк выглядел опасным. А на меня они внимания не обращали, так как я был одет в великоватую одежду моего спутника и поэтому выглядел убого. Думали, что не представляю никакой им угрозы.
        - Кто такие?  - грозно спросил рыжий мужик, воинственно выпучив грудь.
        Был он большой. Не то чтобы мускулистый, а скорее толстый.
        По взглядам остальных бросаемым на говорящего, можно было понять, что этот жирдяй здесь главный.
        - Мы мирные путники, господин. Идем из деревни Разниг к тёте.  - бесстыдно соврал Нердин.
        Надо сказать, что невозможно было определить, когда он врет или говорит правду. Я думаю, это из-за того, что он является магом разума.
        Рыжий с важным видом покивал, а остальные его сослуживцы смачно плюнули.
        Главный сказал:
        - Платите два кира и можете идти.  - и словно бы в оправдание добавил,  - Тяжела наша служба нынче.
        Ничто не предвещало беды. Все было спокойно и мирно. Нердин кивнул и достал деньги. И когда он протягивал монеты рыжему, один из патрульных, что-то надумав, неожиданно кинул в Вака длинный нож. Видимо, решил убить собаку бедных крестьян и продать необычную шкуру. Но ожидания его не оправдались. Нож был пойман и перекушен, как обычная кость на глазах у изумившихся мужиков. Нападать Вак не стал, послушно ожидая моего разрешения.
        Нердин отреагировал быстро. Подняв раскрытую ладонь вверх, громко сказал «Хадин», и после этих слов люди потеряли сознание. Двое упали с лошадей, разбив лицо и голову, а остальные удачно завалились на своих коней.
        Потом мы пошли дальше, не тронув никого.
        До самого города Нердин обучал меня примененному заклинанию. Оно было из школы разума и могло использоваться только для выведения цели из сознания. И все. Опишу принцип этого заклинания: представляешь лица целей и то, как они теряют сознание, а потом произносишь слово силы. И представленные люди падают на землю, засыпая на пару часов.
        Когда мы прибыли к воротам города, я проснулся.

* * *

        «Да что за сны! Такие реальные, словно все происходит на самом деле! Что же со мной творится?!»,  - были первые мысли после пробуждения.
        Открыв глаза, долгое время смотрел на ночное звездное небо и слушал треск костра и завывание в лесу неизвестных животных.
        «Хочу, чтобы все изменилось»,  - неясно пожелал я, заметив падающую звезду. Честно скажу, через мгновение осознал, что загадал какую-то чепуху.
        Так бы и смотрел на прекрасное звездное полотно, если бы не грустный вздох. Чтобы посмотреть, кто это вздохнул, повернул голову и увидел Широ, сидящего за горящим костром. С задумчивым взглядом он смотрел в пламя костра и машинально подкидывал дрова. Выглядел он измученным. Шестым чувством я понимал, что ему не даёт покоя важный вопрос, от которого зависела судьба лагеря. И вот, усталый воин пытался найти ответ в пляшущем пламени костра.
        - Ты хотя бы спал?  - поинтересовался я со своего места.
        Широ не ответил. Он все также сидел, завороженный пламенем.
        - Широо.  - позвал я.
        И ура! Оторвав взгляд от огня, он, быстро моргая, взглянул на меня.
        - Ты спал-то?  - повторил я свой вопрос.
        - Нет. Не спится что-то. Бессонница.
        С сожалением сбросив теплое одеяло с себя, сел напротив него.
        Ух, какая холодная ночь! Надо было оставаться в теплоте.
        Осмотрелся. У других отрядов костры почти не горели. Все спали, не заботясь о поддержании костра. Городских жителей можно понять: им приходится еще тяжелее, чем нам. Сначала кровопролитный бунт, потом изнурительная осада и побег по жуткому проходу в опаснейший лес. И сейчас пади они задаются вопросом: что же стало с их родным городом, с Нордоном? Живы ли друзья, брошенные там?
        Кстати о друзьях. Мои дрыхли крепким сном, не обращая внимания на летающих вблизи комаров и звуки живого мира. Укрывшись в одеяла с головой, спали, иногда похрапывая.
        После сна я понял, что не держу на них обиды или злости. Может быть, окажись я на их месте, повел бы себя точно также. «Надо с ними помериться»,  - твердо решил я.
        - Что тебя гложет? Скажи! Авось помогу.
        Широ лишь криво улыбнулся:
        - С этим ты мне никак не поможешь. Это дела взрослых.
        - Ну, ты хотя бы скажи, с чем это связано.
        - С недавним собранием по поводу дальнейших действий.
        Он подкинул ветку в костер. Пламя радостно накинулось на нее. Вверх полетели искры.
        Молчание. Лишь треск костра.
        Каждый из нас думал о своем. Я о своих необычных снах, а Широ не знаю.
        Странно то, что мои сны выглядят настолько реалистичными, что даже не верится в их нереальность! Абсолютно все: поведения людей, ситуации, наконец, сам мир - доказывало, что я во снах живу другим человеком! Еще было необычным - я эти сны не забыл! Будто все произошло со мной и отложилось в памяти как воспоминания. До сих пор помнится то упоительное чувство собственного могущества: когда можешь воскрешать мертвых и приказывать им всё, что душе угодно. А ещё верный огромный волк, который в придачу еще и бессмертный! Это всё очень и очень необычно! Такое случается только с магами! А я же ведь не маг?! Нет.
        Кхм, а если предположить невозможное? Предположим, будто я маг. Что же тогда? Быть изгоем среди людей?! Нет, такого «счастья» я точно не хочу! Значит, все-таки я не маг. Ура!
        - Ты, наверное, не расскажешь, что было там?  - повеселев от своих рассуждений, разорвал я молчание.
        Дождавшись отрицательной реакции, продолжил:
        - Я так и думал. Ладно, иди спать. Я присмотрю за костром,  - зевая,  - Все равно уже выспался.
        Широ посмотрев затуманенным взглядом на меня, устало кивнул и встав с бревнышка, вытащил из своей котомки два толстых одеяла. Одно расстелил на траве, а другим укрылся. И отвернулся от костра. Через несколько минут послышался его храп.
        А говорил бессонница! Мигом заснул!
        За поддержанием огня и раздумыванием о странностях сна, я встретил рассвет.
        Пропали звезды, посветлело небо и прекратились полеты ночных птиц. Да еще рев зверей куда-то подевался.
        Не хотел бы я погулять ночью в Сирнийском лесу. Да и днем тоже.
        Усталых спящих людей будили серохвосты. Они ходили по лагерю и обливали ледяной водой самых ленивых, или уставших. Смотря с какой стороны посмотреть.
        Мои друзья тоже спали и даже не подавали признаков пробуждения. Я уже было хотел их поднять, чтобы им не досталось от «будильников», как к нашему костру подошел Кер.
        Разбудив Широ, он отправил его к Зиру, и принялся за спящих. Особенно не церемонясь, он пинками награждал моих друзей, переходя от одного к другому.
        - Подъем ослы! Итак дел по горло!  - громко орал он, отчего просыпались дети за другими кострами.
        - Ээээ…  - сонно промычал Жак, когда Кер его пнул.
        От следующего пинка мой друг подскочил и с раздражением накинулся на раздражителя.
        Сложно назвать начавшееся дракой, скорее это было похоже на избиение ребенка. Кер перехватив руку Жака сделал какое-то движение, которое болезненно вывихнуло руку и не остановившись ударил несколько раз под дых, отчего Жак согнулся и упал к ногам Кера.
        Потом я пойму, что Кер не контролировал себя и приду к выводу, что случилось нечто странное, но в данный момент я решил заступиться за избиваемого друга.
        Находясь в какой-то прострации, я подскочил к Керу, который продолжал наносить сильные удары по лежачему Жаку, и не задумываясь, ударил тому в район груди. Конечно, Кер заметил меня и перехватил мою руку. Я мгновенно понял, что сейчас со мной произойдет то же самое, что и с Жаком, и поэтому уже приготовился к боли, расслабив руку, как в голове появилась странная идея, как победить врага. Будто кто-то мне подсказывал, что нужно делать. Мгновенно представив, как Кер падает на землю, я прошептал: «Хадин». И…
        Очутился в богато обставленной комнате, где присутствовали два человека - мужчина, лет сорока с редкой сединой, и моего возраста девушка, за спиной которой я появился.
        Ни сдвинуться, ни пошевелить пальцами ног или рук я не мог. Хотел уже сматериться, как понял - губы меня не слушаются. Мог только смотреть и все.
        Что за фигня? Сплю?! Не похоже! Переместился из-за произнесенного слова силы? Возможно. Но как же я хочу обратно!
        Их языка я не понимал. Вообще какой-то корявый. Их слова звучат вообще чудно. Но как ни странно - я довольно точно знал, о чем говорит девушка.
        Было понятно, что эти люди о чем-то спорили, и, судя по их поведению, довольно долго.
        Мужчина устало что-то говорил девушке, но она его, перебивая, начала кричать:
        - Нет, папа! Этого никогда не будет! И не нужно мне говорить о том, что мы с ним с самого детства обвенчаны. Ты бы видел, как он относится к слабым людям! Я не буду его невестой или того хуже, женой!  - больше всего это походило на истерику, и будь у меня возможность передвигаться, я бы давно убежал от сюда.
        Не люблю, когда ссорятся или ругаются люди. Наверное, это из-за детства. Мои родители часто ссорились и вовремя нее, я слышал много плохого, в том числе о себе, и от этого хотелось спрятаться в каком-нибудь углу или сбежать из дома.
        - Ты не можешь так поступить! Лиз тут не причем!  - продолжала кричать девушка в спину уходящему отцу.
        Огромные красивые двухстворчатые двери за ним закрылись, оставив девушку одну.
        Она простояла на месте сжимая и разжимая кулаки, а потом видимо что-то решив, повернулась ко мне.
        Но лица её мне так и не удалось рассмотреть, так как понял, что уже лежу с открытыми глазами и смотрю в затянутое тучами небо.
        Лежал я под теплым одеялом, ощущая, что весь мокрый. Вспотел. В голове промелькнула мысль, что надо бы стянуть одеяло с себя, а то пропотею, но было лень.
        Мной завладело одно желание: не двигаясь смотреть на это прекрасные и осознавать, как же они велики по сравнению с людьми.
        - А… Проснулся?  - разрушил очарование Жак.
        Желание любоваться небом исчезло, и я скинув одеяло, встал и ощутил, как по всему телу пробежали мурашки от прохладного ветерка.
        Эх…Какое же это наслаждение! Ощущать освежающий ветерок по всему телу.
        Улыбнувшись, я взглянул на сидевшего на камне Жака, покусывающего травинку.
        - Спасибо, что спас. А то я, наверное, был бы уже мертв.  - грустно улыбнулся он.
        Хоть что-то из скверного положения удалось получить! Снова подружиться с друзьями! Интересно, что случилось с Кером? Ведь если меня забросило куда-то, то, что с ним стало?!
        Жак продолжил:
        - И кстати, что случилось? Мужики, которые кинулись помочь усмирить Кера, видели, как вы с ним одновременно упали, когда он тебе собирался сломать руку. Тебя и его пытались разбудить, но ничего не получалось! Ты проснулся, а он пока нет. Что произошло? Это ты сделал?
        Проследив за его взглядом, я увидел, как несколько людей заносят бессознательного Керравиуса в пещеру.
        Подумывая над ответом для друга, я терялся. Согласитесь, же, как глупо будет звучать ответ: «Понимаешь, мне в последнее время снятся запоминающиеся сны про жизнь человека, обладающего магией. И сегодня я выучил вместе с ним заклинание, которое использовал на Кере.».
        Мне же не поверят! А если и поверят, то я стану чужим для друзей и всех остальных. Ведь про магов говорят многое. В особенности то, что они являются детьми богов, поэтому считаются по статусу выше короля и обычных людей. Того, кто тронет или оскорбит мага сразу казнят, не считаясь с потерями. Про людей с магическими способностями сочиняют страшные сказки, для того чтобы обычные люди с самого детства со священным ужасом относились к ним.
        А может быть я вовсе не маг? Но тогда как объяснить мои сны и способность к словам силы? И тогда почему мне сейчас снилась ссора отца и дочери? Вопросы, вопросы… Дал бы мне кто-нибудь на них ответ…
        - Сам не знаю. Помню, как он схватил мою руку и я потерял сознание… думал, что от боли…  - решил играть я под дурочка. Для убедительности поморщил лоб, будто пытаюсь что-нибудь вспомнить.  - Нет, ничего не вспоминается.
        Мы посидели несколько минут в молчании, дыша воздухом, который обычно бывает перед грозой. Такой освежающий и… в нем чувствовалась сила природы.
        - Ладно. Пошли в пещеру, сейчас будет гроза. Хорошо, что ты сейчас проснулся, а то нам бы пришлось и тебя тащить, как Кера. Ах да, вечернюю кормежку ты пропустил, будешь спать голодным.  - спрыгнул с камня Жак и с болезненной гримасой схватился за еще болевшую от вывиха руку. Кивнув, что, мол, все нормально, направился под защиту камней. Я за ним.
        Люди, уже находящиеся в пещере, были измождены. Здесь прямо-таки царила атмосфера уныния и злобы. Из некоторых уголков было слышно: «Когда все это кончится? Сил нет больше терпеть!». Несколько парней споро перетаскивали оставшиеся вещи на поляне сюда, для сохранения их от сильного ветра. Их я понимал: «Деревянный шалаш - это конечно хорошо, но что будет, если молния ударит по нему? Ведь тогда все сгорит. А в пещеру молния точно не ударит, да и ветер не будет буйствовать тут». Я не понимал другого: «почему большая часть людей оставила свои пожитки в хлиплых шалашах? И даже не делают попыток перенести хоть что-нибудь сюда! Им что, наплевать?».
        Костры уже были разожжены, и группы ставили котелки с бульоном или кашей. На нас почти никто не обращал внимания.
        Что поделать, ведь здесь мы все равны и в одной ситуации. Многим даже хуже, чем нам. То и дело вспыхивали драки, которые затухали под жестоким давлением серохвостов. Моя первая в жизни гильдия правила здесь, и это не нравилось очень злобным. Но они предпочитали молчать и скрывать свое недовольство. Скверно. Я откуда-то знал, что всё это выльется в конфликт.
        Блуждая через группки людей, я пришел за Жаком к костру, который был разожжен возле выхода в проход, из которого мы пришли. Надо сказать, он был единственным здесь. Наверное, никто не хотел находиться вблизи неизвестного.
        За ярким пламенем сидели мои друзья и двое незнакомых: парень и девушка. Эти были примерно моего возраста, ну может быть чуть постарше. На фоне моих уставших друзей, те выглядели полными сил и счастливыми.
        Как-то странно, да? Быть счастливым в таком положении? Да еще ни капельки не уставшими?!
        Сев на свободное место, я оглядел всех.
        Не стоит забывать, что все в пещере были грязными, поэтому не стану описывать внешний вид каждого.
        Друзья мои осунулись и больше не выглядели жизнерадостными парнями. Уже все вполне ощутили тяжесть вольной жизни. Разглядывая парня и девушку, я испытал дежавю.
        Где-то я их уже видел!
        Девушка была светловолосой и красивой, даже чем-то притягательной, а парень… Ну рыжий, с веснушками на лице и худощав.
        Так разглядывая друг друга, мы просидели несколько минут. Почему-то девушка, оглядев мельком моих друзей, начала пристально смотреть мне в глаза, словно хотела загипнотизировать: «Я в тебя влюбилась, полюби и ты меня». Этот взгляд мне не понравился. Возникло странное чувство. Не волнение, а скорее неприязнь. Конечно, я бы понял, если бы она выбрала Дороса или Жака, ну на худой конец Ляся, но не меня. Я же особо не выделяюсь из друзей! Поэтому рефлекторно сжав Шанин кинжал, к этим двоим отнесся насторожено.
        - Ивир, Жак, надеюсь, вы помните Лотика с его сестрой? Кстати, ее зовут Нерой. Ну, Ивир, ты ведь их должен помнить, мы же вместе их выручили…  - сказал Лясь, посматривая с затаенным ехидством на Жака.
        Он ожидал, что Жак сейчас же начнет охмурять девушку, но увы, ожидания не оправдались. Жак лишь кивнул, в знак того, что услышал и лег спать, с головой укутавшись в одеяло, предварительно пожелав всем хороших снов.
        Думаю, это из-за недавнего избиения или любви к Ерофе, а может и того и другого.
        Прикинувшись дурачком, я улыбаясь произнес:
        - Конечно, помню! Разве тот случай можно забыть?! Кстати, приятно познакомиться. Мы же тогда толком и не познакомились. Надеюсь, у вас больше неприятностей не было?
        Жак и Лясь заметив мое поведение, нахмурились, обдумывая, что это все значит. А Дорос зевал, и было видно, как отчаянно он хочет спать, поэтому мысли его уже были направлены на завершение разговора, а не на странное поведение своего друга. Девушка, точнее Нера, продолжала мягко смотреть на меня, словно что-то внушая.
        Ответил её брат, Лотик:
        - Нет. Спасибо, что помогли нам. Приятно было пообщаться, а теперь нам пора к своим. Пора ложиться спать.  - после этих слов он помог подняться сестре, и ведя ее под руку, направился к одному из горящих костров.
        - Странные они какие-то…  - сказал Лясь, подбрасывая в огонь сухие ветки.
        Костер весело затрещал, обдал меня волной тепла. В потолок пещеры поднимались яркие искры от всех горящих костров, со стороны создавая завораживающую картину. Вдруг, на долю секунды, вся пещера осветилась бело-голубым светом, а затем сотряслась от мощного грома.
        Заревели дети, но под утешениями взрослых быстро затихли.
        Бах! Послышался взрыв в лесу. Завыл ветер.
        От всего этого у меня зародилось нехорошие предчувствие на счет грозы.
        Похолодало.
        Многие люди с испугом смотрели за край пещеры. Кто-то молился, кто-то просто тихо сидел. Дождь лил как из ведра.
        Полыхнула молния, и за ней через пару секунд гром. Он был настолько сильный, что с потолка пещеры посыпались камни.
        По телу пробежала дрожь.
        - Как вода закипит, кинь травы.  - поставил над огнем котелок с горячей водой Лясь.
        Он был бледен как никогда. Я, наверное, тоже.
        От этой грозы такая жуть берёт, аж сердце сковывается в тиски ледяного страха.
        - Как они только могут спать?  - риторически спросил я вслух, имея в виду Жака и Дороса.
        Лясь, лег на свои одеяла и ответил:
        - Не знаю, но надо попытаться. Завтра будет тяжелый день.  - минуту помолчал,  - Ивир, извини нас.
        - За что это?  - деланно удивился я.
        - Ты сам знаешь. Но согласись - Шана странно умерла. И это случилось рядом с тобой.
        Подбросив веточку в огонь, я сказал:
        - Да понимаю я вас. Сам в некоторой степени виноват. Так что квиты.
        - Квиты.  - тихо повторил Лясь.
        Через несколько минут молчания, послышался его тихий храп.
        Уже спит. Кхм, и что мне делать с его чаем? Ладно, разбужу его, когда заварю.
        Любуясь танцующими языками пламени костра, я размышлял.
        Что же происходит в мире?! Вся жизнь пошла под откос, когда началась эта… Нецензурное слово. война. Сначала побег из деревни, потом встреча наемников, в результате закончившаяся гибелью Жера. Дальше присоединение к этим наемникам в качестве попутчиков, что очень странно… Еще дальше попадание в Нордон и приобретение работы в замке, но результат тоже плачевный. Харук вступил в гильдию и уехал с наставниками куда-то на задание, даже не знаю, что сейчас с ним. А первая любовь к девушке, по имени Шана, тоже закончилась очень плохо: я чуть не погиб от её руки, а она скончалась отчего-то неизвестного.
        Да наверное и полюбил я Шану под воздействием подростковых гормонов, так как теперь, все обдумав, больше не чувствую к ней ничего теплого. А может это из-за того, что она хотела меня убить.
        После начался в Нордоне мятеж и когда его подавили, случилась новая неприятность: город осадила вражеская армия в придачу с магами и собиралась взять его штурмом, как мы позорно убежали, оставив Новока с Горином на верную гибель… Да еще вроде там остались Денерис с Женером, раз они не пошли с нами.
        И вот теперь мы находимся в опаснейшем лесу страны, в какой-то забытой богами пещере… Подозреваю, это тоже выйдет не в мою пользу. Съедят нас чтоли? Или что похуже?
        Моя жизнь вообще стала какой-то странной!
        Еще сны, показывающие жизнь какого-то Мея! Их смысл я уже давно понял, но боялся самому себе признаться в этом. Да еще теперь оказывается, я владею магией или как говорится в сказках, волшебством! Если подумать, то выглядит все это очень странно. Везде присутствует неизвестное обстоятельство, о котором я ничего не знаю. Словно, кому-то свыше надоело наблюдать за моей спокойной, размеренной жизнью и в качестве сюрприза решил подарить на мое совершеннолетие незабываемые приключения! Только с одним условием: выживу я или нет, зависит только от меня. Боги? Что ж, я верю и знаю, что они существуют. Даже во время великой битвы магов они участвовали в сражениях между собой. Но какое дело богам до меня, простого смертного. Вечные вопросы… Интересно, что происходит сейчас в Помидии? Как там моя семья и Свирь?
        За этими размышлениями я не заметил пролетевшее время и кинул в уже закипевшую воду травы. Вскоре, от котелка начало пахнуть напоминающее ромашку.
        Когда чай полностью заварился, я налил немного его в деревянную кружку и маленькими глотками выпил, осторожно дуя на него, чтобы не обжечься. Вкуса не было, просто после него мне стало жарко и захотелось спать.
        Посмотрев на лежачих друзей, я тихо спросил:
        - Спите?
        Ответа не было. Значит, они спят, пора и мне.
        Почему-то я даже не подумал их разбудить. Наверное, был слишком сонный и из головы это вылетело. В голове мыслей почти не было, я лишь сонно действовал.
        С трудом встав, ощутил покалывание в животе и понял, мне срочно надо в туалет. До выхода из пещеры идти далеко, да еще там бушевала гроза, поэтому не долго думая я пошел в проход, надеясь на то, что не уйду слишком далеко.
        С каждым шагом пещера все сужалась, пока не образовала темный проход, в котором даже сейчас гулял ветер, образуя звуки громкого дыхания.
        - Да черт!  - громко подбадривал себя, чтобы избавиться от зарождающегося страха, оглянулся назад.
        Множество еле горящих костров призывно манили согреться. Живот закрутило, и я отвернувшись от пещеры, забежал в проход и на ощупь, чуть пройдя, начал облегчаться… Конечно, сам процесс я не буду описывать, скажу только одно - просидел долго. Закончив, пошел обратно, но после первого десятка шагов, зародилось сомнение на счет правильности направления. Ведь прибежал я сюда быстро, а иду уже две минуты, а поворота или огней костра нету.
        Что такое? Неужели я заблудился или повернул не туда? Нет, исключено. Я точно помню, как пришел из этой же стороны, повернув один раз, а сейчас идет только прямой проход, без поворотов.
        Трогая стену и всматриваясь в темноту, я шел, думая только об одном, как бы вернуться назад.
        - Эй, есть кто-нибудь?!  - крикнул в темноту, надеясь услышать: «Да. Иди сюда, мы здесь».
        Послышалось эхо моего крика.
        Неожиданно, я услышал странный шум, похожий на рык, пришедший в ответ эхом.
        Показалось?
        Сердце усиленно забилось, разгоняя кровь.
        Наверное, мне это все чудится от страха перед мыслью, что я здесь буду бродить до конца жизни. Ведь это может просто разыграться воображение.
        «Грх»,  - повторился шум, только уже ближе.
        Я как будто чувствовал - пришли за мной! Только не люди, а обитающие здесь существа. Демоны? Не знаю.
        Все еще не веря в реальность происходящего, нервно расхохотался.
        «Грхр!»,  - уже совсем близко.
        По телу пробежала дрожь. Подавился смехом. Оглянувшись на звук, ничего не увидел. Только непроглядная темнота…
        - Поглоти все балрог Известный демон разрушений.!  - заорал я во всю глотку.
        Даже не оглянувшись на загадочного монстра, сорвался с места.
        Лишь бы убежать от неизведанного, не думать ни о чем! Бежать, только бежать!
        Если впереди оказывался тупик, я на ощупь поворачивал в свободную сторону. Тот, кто гнался за мной не отставал, но и не догонял.
        Сзади послышался отчетливый рык.
        Поминутно спотыкаясь и чувствуя нарастающую боль в руках и коленях, я с трудом вставал и бежал вперед. С каждой секундой из меня уходили силы, замедляя бег.
        Черт! Почему все несчастья крутятся вокруг меня?! Хочу домой! В спокойную жизнь с сестрами и братом. Полюбить кого-нибудь, даже хоть Халу, и жить мирной жизнью, никогда не уезжая с Помидии… Почему такая жизнь мне не светит?! Может прекратить бороться за жизнь и остановиться? Моя жизнь не стоит и гроша. Так почему бы и не сдаться?
        «Гархрд!»,  - громко взревело прямо за спиной.
        Ха, неизвестный злится!
        - Хочешь убить?! Так догони, чертова тварь!  - прокричал я, зная, что от смерти меня отделяет всего лишь расстояние, сравнимое с метром.
        После крика запнулся об большой камень, упав лицом вниз. Даже руки не успел выставить, смягчая падение. На лицо будто вылили ледяную воду. Силы бороться за жизнь ушли. Бессознательные слезы кончились. Я лежал и чувствовал боль во всем теле, ждал, когда Хель заберет в свои объятия. Тот, кто гнался, бездействовал, но я знал по звуку шороху камней, что он рядом со мною.
        - Что медлишь?! Добивай меня, тварь!  - с хрипотой прерывисто прошептал я.
        Существо меня услышало. На затылке почувствовалось нечто вроде сильного обнюхивания. Послышался чавкающий звук, и что-то мокрое стало падать на голову. Задней мыслью я понял, что это слюни, а значит, сейчас что-то будет с моей головой. Возможно, откусят.
        Прощайте друзья. Стало смешно… Называется сходил облегчиться. Ха… ха….

* * *

        Кер открыл глаза и после недолго лежания, к нему пришли воспоминания о случившимся.
        Сквозь зубы выругавшись и скинув с себя меховое одеяло, встал и увидел бессознательных товарищей. Они лежали укрытые теплыми одеялами, с мокрыми тряпками на голове. Сразу видно было, что им приходиться худо, от действия заклятия того мага. Это он понял по последним воспоминаниям.
        «Почему я сорвался? Неужели из-за новости Зира, что несколько человек, охранявшие периметр лагеря, исчезли бесследно… Нет. Но тогда почему я избил мальцов, и как вырубился? Заклятие мага? Но почему оно не остановило меня сразу, при первой мысли о причинении вреда им? Ничего не понимаю! Видимо Ерофе и другим досталось от заклятия, из-за моих действий. Когда они придут в себя? Надо поговорить с подопечными о срыве, заодно извинюсь, может пойму, что случилось…»,  - примерно такие мысли были у Кера, когда он рассматривал лежачих товарищей.
        - Уже проснулся? Молодец! А мы-то думали, наверное, никогда не проснешься!  - послышался сзади немного шипящий голос.
        Даже не оборачиваясь Кер узнал говорившего. Как-никак вместе росли.
        - Почему проснулся? Я же не спать лег вроде как.  - пробормотал Кер.
        В ответ послышалось:
        - Так ты же храпел! Я даже думал засунуть тебе тряпку в рот, чтобы заглушить твой храп!
        - Зир, что с ними случилось?
        - Не знаю, брат… самому интересно. Сначала ты избил телят Так многие в гильдии называли компанию наших героев., а потом вместе с одним из них, кажется Ивиром, упал спать. Дальше, еще интересней! Когда Широ вместе с остальными пошли тебя поднимать, твоя команда сразу слегла, пораженная неизвестной болезнью…. Может ты мне что-то забыл сказать? А?
        Керу с трудом удавалось сохранять видимое спокойствие.
        Не зря его брат занимает пост главы гильдии! Ох, не зря!
        С горечью вздохнув, Кер, стараясь подобрать правильные слова, ответил:
        - Мне ничего не известно. Я даже не знаю, почему побил их! Помню кипящую злость и все… Может, виноват во всем живущий здесь дух? Ты же сам говорил об этой пещере и проходе… а ты что думаешь?
        - Как говорил наш покойный глава: «Винить ты можешь только себя, а не других. Мудрый человек это поймет, а глупый будет винить окружающих, но только не себя, обрекая себя на одиночество»,  - стараясь подражать покойному мастеру, произнес Зир.
        Он любил предыдущего главу за то, что тот всегда поступал мудро и спокойно. В один из тихих вечеров услышав эти слова от мастера, Зир запомнил их на всю дальнейшую жизнь.
        - Думаешь, зря виню духа? Ну ладно. Пошли лучше узнаем, как я заснул во время драки. Может этот Ивир поймет, что произошло, хотя вряд ли… Говоришь, я с ним одновременно заснул?  - искоса взглянув на брата, Кер взял из сумки колбасу и одним укосом отхватил больше половины.
        - Вас видели сцепившихся друг с другом, а потом вы одновременно упали, чуть ли не в костер. Теленок недавно проснулся, а ты только сейчас. Подозреваю о воздействии магии. Ладно, пошли к телятам. И прекрати есть.
        Кинув огрызок колбасы обратно в сумку, Кер направился за братом. По пути его настроение падало от осознания сложившегося положения. Все, кто пришли с ними, заметно похудели из-за экономии еды, и сейчас тесно прижимались друг к другу, стараясь удержать тепло. Но каждый из них верил, что тяжелые дни в этом месте закончатся. Вера - вот что поддерживало в этих людях жизнь.
        Сжалившись, Кер с горьким вздохом заговорил, надеясь помочь несчастным:
        - Зир, не надо экономить с продуктами. Смотри, на кого все похожи, будто пещерные люди, ей богу! Если будет так продолжаться, вера в них угаснет, и они захотят мести нам. Еду, мы можем найти. Дичи в лесу много!
        - Да понимаю я! Но в Сирнийском лесу скорее ты дичь, а не охотник. Надо большими отрядами идти на охоту, оставив беззащитным лагерь. А это мы ни в каком случае не сделаем…. Вон костер телят и все они валяются. А нет, одного не хватает.
        Кер перестав смотреть по сторонам, тоже увидел, что вокруг костра, почти рядом друг с другом, лежали три человека. Очевидно, они спали. Одного не было. Кого же? Кер готов был сделать любую ставку на то, что Ивира и нет.
        Подойдя поближе, он уверился в своей догадке.
        Через минуту молчания и рассматривания спящих телят, Зир едва слышно прошептал на ухо Керу:
        - Не чисто с этим парнем. Множество загадок вокруг него крутятся. Даже его друг, Харук ничего толком не смог сказать.
        - Думаю, ты прав. Подождем его?
        Присев и подкинув ветку в костер, они начали ждать в молчании, думая каждый о своем.

* * *

        С судорожно закрытыми глазами я ждал боль.
        - «Расслабься, никто не причин тебе вреда в этом месте!»,  - раздался знакомый голос.
        Я сначала и не понял, что он раздался в моей голове, но осознав это, испытал сначала испуг, а потом удивление.
        … Нецензурное слово. Поверьте, это слово вообще нецензурное.! Что происходит?! Со мной говорит монстр что ли, как та птица из странного сна?
        - «Не бойся! Ты меня хорошо знаешь! Или от страха в мозгу помутнелось?»
        Еще бы! От таких событий, как не может не появиться каша в голове! Все-таки я общаюсь с монстром… приятно. Монстр решил пообщаться со своим обедом или ужином, так сказать общение не закуску. Хочу, чтобы это был страшный сон, и я мигом же проснулся!
        Просыпайся Ивир! Это сон!
        - «Какой ты пугливый Ивир Торсон! Чуть ли не в штаны писаешься от окружающей обстановки. Хотя я тебя понимаю, сам бы себя также повел, а может еще и хуже».
        Поздравляю сам себя с появлением в голове нового друга! Ха, ха.
        - «У тебя истерика? Мы ее быстро вылечим! И да, ты не сошел с ума. Можешь мне поверить».
        Поверить? Голосу в голове? Нет уж, увольте!
        Так ведя мысленную беседу, подумал, что уже умер. Но попытка сдвинуть ногу или руку, отбила эту мысль.
        Больно!
        - «Наивный. Думал, что спишь или бредишь? Это не так. Все происходит на самом деле. Я проснулся с твоей помощью».
        Как это проснулся? Ты кто? Я где-то тебя уже слышал. Ты маг и мы с тобой встречались?
        - «Правильно начал мыслить! Видно, разум начал побеждать чувства. Помнишь, ты применил свое первое заклинание? Усыпив себя и своего противника. Так вот, из-за него полностью проснулся я. Теперь ты можешь считать меня своим самым близким другом. Всё-таки будем делить с тобой одно тело. Мое первое имя - Мей.»
        От этих новостей, я почувствовал себя свихнутым, как тетя Клуша из Помидии. Она часто разговаривала сама с собой и видела не существующие предметы.
        Вот это да! Сначала снились странные сны про жизнь одинокого человека, теперь этот человек живет у меня в голове, при этом свободно разговаривая со мной.
        - «Небоись! Стерпится - слюбится. Забыл тебе сказать, ты можешь встать. Как ты его называешь… монстр? Существо? Так вот ты в чем-то прав. За тобой гнался мой старый спутник, которого ты знаешь по моей памяти - Вак. Он обитал, и будет обитать здесь до моего прихода. Кстати, только что обратил внимание на одну странность: ты видишь в своих снах обрывки моей памяти. Почему ты их видел?»
        Задал бы вопрос полегче! Моя жизнь - сплошная странность.
        Осторожно присев на больную жопу, я с затаенным страхом посмотрел на гнавшегося за мной монстра. То есть на Вака. И… рассмеялся. Я же нахожусь в темноте! Абсолютно ничего не видно! Как я могу на него посмотреть? Сюда бы факел. А я боялся!
        Груз страха и отчаяния, давивший на меня все время, будто бы исчез. Наконец-то я почувствовал себя в безопасности.
        - «Прости мой друг, но ты не в безопасности. Твой мозг пока не подготовлен к моему присутствию, а то еще умрет. И он может умереть в любой момент! Он просто не может сейчас принять всю мою память. Поэтому мне придется опять заснуть, предварительно заблокировав происшедший отрывок памяти. Ты забудешь, что мы с тобой так мило общались до моего пробуждения. Еще увидимся! Я рассчитываю, что ты выживешь и поможешь прийти в мир. Кстати, твой мир не так уж и плох. Мне он даже нравится. Обязательно найду в нём Жера.»,  - протараторил быстро Мей, не давая мне подумать.
        Мозг умрет?!. Ты живешь в моём внутреннем мире?!. Заблокировав память?!.. Эй! Получается, я забуду произошедшее? Не хочу! Постой…
        Глава 5. Неожиданности

        - Жак, прекрати или я за себя не ручаюсь! Дай вздремнуть.  - сквозь сон пробормотал я, ощущая шевеление в волосах.
        Наверняка палка или что-нибудь подобное. Кто еще может так шутить, кроме Жака? Это он любит разыграть кого-нибудь так.
        Копошение не прекратилось.
        Он, что, решил меня разозлить? Признаюсь, у него это получилось!
        Резко потянувшись, я было уже подумал, что поймал друга, как понял, что ничего не держу. Пустота. Странно, вроде бы не раздается ни звука и вроде никого нет, а шевеление усилилось.
        От пришедшей догадки я похолодел и сонливость, как рукой сняло. Какое-то насекомое ползает в волосах!
        Проклятье!
        Ожесточенно прощупывая слипшиеся от грязи волосы в поисках насекомого, я глядел по сторонам.
        Где я?! А где люди? Почему я один? Это не та пещера, где я с остальными ночевал! Она разительно отличается от нашей!
        Меня окружал один только камень. Задней мыслью я понял, что нахожусь в узком проходе, конец которого выходил в царство яркой зелени. Лес. До уха доносился звук каждого леса: звонкий щебет птиц и шум ветра, перебирающий тысячу тысяч листьев и порождающий маленький сквозняк в проходе.
        То, что предстало передо мной, дало понять: я нахожусь не в Сирнийском лесу, а в другом месте, и судьба опять сделала резкий поворот! Будто она решила, что мне легко живётся!
        Одна только мысль чуть ли не заставляет скрежетать зубами от злости и обиды.
        Поймав в волосах здоровенного коричнево-черного жука и чуть разглядев, раздавил и вытер остатки об землю. Злость моя требовала выхода.
        - Отстаньте от меня! Будьте вы прокляты!  - заорал я во всё горло. Голос эхом разнесся во тьме.
        Почему? Почему боги уготовили мне всё это? Разве я это заслужил? Нет! Почему я здесь один? Неужели кто-то нашел выход из злополучной пещеры и Сирнийского леса, и меня оставили на выходе, чтобы я потом сам нашел дорогу? Исключено! Друзья бы меня точно не бросили! Тогда как я тут оказался?
        От попыток вспомнить хоть что-нибудь голова раскалывалась от боли. Будто кто-то в голову засунул мне маленький огонь, который от моих попыток разгорался всё сильнее и сильнее, причиняя нестерпимую боль. От этой пытки по щекам потекли слёзы.
        Проклятый пепел! За что мне это?.. Отвлекая от размышлений, заурчал живот.
        - Будь всё проклято! Сначала раздобуду еды, а потом уже стенать себя и горевать. Соберись!  - тихо сказал я себе. Голос, хоть даже свой, принёс успокоение.
        Зацепляясь за каменные стены, встал и на меня нахлынула волна головокружения, из-за которой чуть не свалился обратно.
        Держась за холодные стены, с трудом вышел из этого прохода на теплый воздух и понял, что замёрз.
        - Фух, осталось найти родник и еду. Нужно быть осторожнее.  - вслух озвучил свои мысли. То, что я, возможно, на многие мили единственный человек, меня нервировало. И общение с самим собой - немного успокаивало.
        Передо мной простирался полный жизни лес. Птицы так громко пели, что аж казалось будто они все вместе поют единую песню. В невысокой траве прыгали серые упитанные зайцы. Завидев меня, они быстро скрывались в кустах. По веткам бегали рыжие белки, с любопытством посматривающие на меня. С земли они казались маленькими игрушками, в черных глазах которых горит жизнь. Словом - всё здесь жило.
        Прислонившись к высокому дереву, долго размышлял над тем, в какую сторону пойти. Вокруг одна зелень: деревья, кусты, трава. Тропинок или других дорог здесь не было, поэтому был велик шанс заблудиться.
        Думал долго, и наконец-то решил идти прямо. Напоследок оглянувшись, осторожно с аккуратностью, чтобы не повредить зелёное царство пошел, оставляя и запоминая уникальные знаки: тонкие порезы на деревьях, которые я наносил кинжалом Шаны. Я же его всегда носил с собой, так что теперь он мне пригодился. Надо сказать, хоть он и не светился красным, но придавал мне сил идти дальше. В нём остро ощущалась скрытая мощь. А может это всё мне кажется из-за голода.
        Через десять минут поисков на пути мне встретился большой куст с розовыми цветками и шипами, который уронил мою самооценку и настроение вниз. Этот гад оставил длинную кровоточащую царапину на ноге!
        Еще через тридцать минут, понял, что от голода мир понемногу начинает кружиться и мне надо срочно попить. Прямо срочно, а то упаду!
        В сердцах плюнув на жару и превозмогая боль в ноге, пошел, куда глядят глаза, надеясь на милость богов.
        Где же родник? Во рту пересохло так, что просто сил нет терпеть!
        Неожиданно вспомнился совет отца: когда находишься в лесу можно пить древесный сок!
        Подойдя к дереву, которое напоминало берёзу, я кинжалом проделал дырочку и жадно припал, пытаясь высосать сок. Влаги не было.
        Не знаю, сколько времени я так возле дерева простоял, но хоть немного утолить жажду я всё же не смог. Сока просто не было! Наверное, это из-за того, что сейчас не весна. Черт.
        Сорвал с березки несколько листьев и пошел продолжать искать воду, жуя по десять листков за раз.
        Какие кислые! Если бы не нужда в воде, я бы их сразу выплюнул. А так, приходилось жевать листья с перекошенным лицом.
        Раздвинув ветки кустов, я неожиданно вышел на дорогу.
        - Вот это да!  - прошептал от удивления.
        Мне несказанно повезло! Здесь могут ездить люди! Да и дорога должна куда-то идти, например в деревню. Осталось выбрать путь и надеяться на милость Сифириуса.
        - Вот только в какую сторону пойти?  - спросил я сам у себя вслух, разглядывая стороны дороги. Краем глаза я заметил, как в большом кусту зашевелились ветки. Ветра не было, так что кто-то там находится. «Наверное, кролик»,  - решил я, подбирая пару камней.
        Неожиданно из куста, росшего у края дороги, вылез заросший смуглый мужик с мечом на перевес.
        - Никуда ты не пойдешь, будущий раб.  - сказал он, кинув в меня что-то большое, по-моему, камень.
        Прямо судьба преподносит подарки! А как не иначе, ведь какова вероятность появления мужика в незнакомо лесу на тракте? Никакая! Я прямо баловец жизни!
        Камень пролетел рядом с головой, больно задев левое ухо.
        Мужик наверняка надеялся попасть в лоб, чтобы с первого раза меня вырубить. Только зачем? Ничего я ему не сделал, никого не трогал! Мирно шел в поисках воды. Лучше бы он мне кинул флягу, а не камень!
        - Тупая образина стой! Дай попить, а не то я тебя в землю закопаю! Ты слышал?! Считаю до двух!  - мной завладела злость.
        Злость на судьбу, лес, магию и стоящего передо мной человека. Сейчас я был готов произнести слово силы и обшарить этого гада в поисках воды.
        Понимаю, всё это выглядит неправдоподобно, но было так. Факт! А факт - упрямая вещь, его не оспорить.
        Смуглый собиравшийся вступить со мной в рукопашную, нерешительно остановился. Он был поражен моим напором и бесстрашием.
        - Быстро брось мне свою флягу, или ты труп.  - выставил я перед собой кинжал.
        На миг он осветился красным, заставив смуглого отступить на шаг назад.
        Последнее, что я помню, это то, как смуглый потянулся за пазуху и далекое лошадиное ржание. Потом я покачнулся и упал, потеряв сознание.

* * *

        Кахир в какой раз уже проклинал сегодняшний день.
        Мало того, что чуть головы не лишился, так еще план по ограблению обоза готов был провалиться из-за грязного пацана, чего-то забывшего в лесу.
        Ладно бы как вышел на дорогу, так и ушел бы. Но нет, обязательно нужно простоять перед их засадой несколько минут, не двигаясь с места. Да и интуиция подсказывала, что он не скоро уйдет.
        Если охранники обоза увидят хоть кого-нибудь на своем пути, то они перейдут в боевую готовность, а этого Кахир никак не желал. Его план делал основной напор на расслабленность и потерю бдительности обозников на заброшенной дороге.
        Приказав Вигру по-быстрому убрать с дороги помеху, Кахир наблюдал, в уме считая пройденные минуты. На все ушло семь минут. СЕМЬ МИНУТ! Это уму непостижимо!
        Вигр, промазав булыжником, остановился и начал слушать этого парня! Счет шел на секунды, а он все продолжал стоять и смотреть на этого гряна Человек не заслуживающий внимания.! Он даже подметил, как его человек отшатнулся от этой жалкой помехи, которая могла пустить весь проработанный план Кахира к лошади под хвост. Благо кто-то из своих догадался кинуть сзади булыжником тому в голову!
        - Помогите ему быстрее, а то скажу Герну из-за вас все провалилось!  - едва сдерживаясь чтобы не заорать на своих бестолковых подчиненных, процедил Кахир.
        Двое самых сообразительных, вспомнив как предводитель Герн мучает провинившихся, кинулись помогать Вигру оттаскивать незнакомца в кусты.
        - Быстрее! Быстрее!  - шептал Кахир, зажимая кулаки на удачу.
        Но все тщетно. Своенравная удача отвернулась от разбойников в тот миг, когда Ивир вышел на дорогу.
        Им не хватило каких-то нескольких секунд чтобы спрятать нашего героя, как из-за поворота на лошадях выскочили дозорные обоза.
        - Бежим, чтоб вас демоны пожрали!  - заорал во всю глотку Кахир, понимая, что ввязываться в битву сейчас глупо.
        У него на много меньше людей, чем у обозников, поэтому шансы уцелеть малы. Лучше сбежать, пока не поздно и все люди целы. А перед Герном он найдет виновников провала, даже можно обвинить того мальчишку, если Вигр выживет и догадается захватить пленника…

* * *

        - Командир! Двое из наших получили легкие ранения, один убит. Но и они не отделались легко: шестеро взято в плен и восемь убито. Судя по их амуниции и их рассказам, они хотели устроить нам засаду, но из-за какого-то мальчишки, тоже взятого нами живым, провалились. Их главарь сбежал.  - бодро отрапортовала сержант Кеприл, радостная от того, что их миновала угроза.
        Если бы засада удалась, то наверняка было бы намного больше убитых с их стороны, не исключена смерть самой Кеприл. А так… пронесло.
        - Раненых пусть маг подлечит. Убитого закопать со всеми почестями. Встаем на отдых. Развернуть мою палатку и по очереди привести туда всех пленных.  - как всегда командир их вольного отряда Ястреб правильно расставил приоритеты: сначала забота о своих, а потом дела второстепенные.
        Купец, чей обоз был под их защитой, услышав слова Ястреба проорал, пытаясь показать кто здесь главный:
        - Никакой остановки! Нужно поскорее прибыть в город, а не тратить драгоценное время! Вы знаете, сколько я могу потратить вершов по вашей вине?!
        - Мне это не важно. Если хотите ехать дальше, прошу со мной рассчитаться за пройденный нами путь, а то потом без нас продолжить путь. Вы же должны понимать, что таких засад может встретиться еще много, и не все они завершатся также благополучно.  - сухо проронил Ястреб, вызывая в Кеприл чувство восхищения.
        Она давно была влюблена в своего командира, но признаться ему в своих чувствах всё же боялась. Ведь он такой загадочный и непредсказуемый.
        - Хорошо Ястреб, но только остановка на час, не больше.  - после длительно молчания сказал купец, поняв, что командир не блефует.
        - Согласен,  - и повернувшись к Кеприл - Вам что-то нужно сержант?
        - Никак нет!  - отчеканила женщина, в сердцах проклиная свое любопытство.
        Развернувшись, она, ступая по сухой земле, направилась в сторону связанных пленников. По пути она заскочила к магу Леону и передала приказ командира, а теперь с презрением созерцала избитых разбойников и не старающихся скрыть свое замечательное настроение конвоиров.
        - Где парень?  - строго спросила Кеприл у них. Те, на ее вопрос, лишь кивнули в сторону одного грязного валяющегося без сознания тела. После долго осмотра, сержант критически сказала:
        - Привести его в чувство и в нормальный вид, а потом всех поочередно заводить к Ястребу. Понятно?
        - Так точно.  - вяло прозвучало в ответ.
        Кеприл хмыкнула: как избивать беспомощных пленников, так они герои, а как кого-то отмыть, слабаки. Напоследок взглянув еще раз на парня, она отправилась помогать капать могилу павшему товарищу.

* * *

        Вы наверное хотите узнать, зачем пленных заводили в шатер к Ястребу? Мой вам ответ: их там пытал командир вольного отряда.
        Я сам не знаю, что же там именно происходило, но раздававшиеся крики разбойников разносились по всему лесу. Их даже слышал Кахир, находящийся за несколько верст от разбившегося лагеря.
        Ему было хреново, но не от криков, а от того, что упустили причину его провала: Ивира и Вигра, который был убит Кеприл.
        Опишу как всё происходило.
        Связанных пленных, в число которых входил и наш герой, подвели к большому серому шатру и заставляли стоять в группке на месте. За ними неотрывно следили трое вооруженных людей, которые пресекали любые попытки к бегству.
        Через некоторое время раздавался из шатра крик Ястреба:
        - Заводи первого!
        И одного бледного разбойника заводили в внутрь. Сразу же оттуда раздавался поистине повергающий в ужас крик пленного. Затем он прерывался, и через пару минут повторялся вновь.
        Что действительно странно: слышно было только крики, а голоса или какой-нибудь разговор. Только крики.
        Пленные волновались. Некоторые даже пытались сбежать, но безрезультатно. Их останавливали сильные удары хлыста и дубинок. Надо заметить: конвоиры специально не убивали связанных людей, только калечили, чтобы больше не было попыток к бегству.
        - Еще!  - послышался веселый крик из шатра.
        Завели второго. Повторилось то же самое.
        Пленные, да и сам Ивир, терялись в страшных предположениях «что случилось с первым». Ведь если он мертв, а в этом у них не было никаких сомнений, то почему его тело не вынесли?
        Люди были бледны как никогда. Словно стали белыми трясущимися статуями.
        Когда затих крик второго и больше не повторялся, из шатра вышел улыбающийся Ястреб. Одежда его была залита кровью, да и странный шлем, который он держал в руке, тоже.
        - Ваше время побеседовать со мной скоро придет. Те двое были очень разговорчивыми и помогли мне разобраться в насущных делах.  - подмигнув, пропел Ястреб белым, как мел четверым людям.

* * *

        От этого существа у меня бегали мурашки по спине.
        Почему существа? Да потому, что у него были серебряные короткие волосы и безумный взгляд, который бросал в дрожь.
        Когда завели первого, я ожидал, что там произойдет важный разговор, при котором все останутся живы. Но крик поразил меня до самой глубины души. От него сердце бешено застучало, и я приготовился в любой момент использовать магию, чтобы сбежать. Сбежать от этих равнодушных к жизни «другого» людей. Со вторым криком мой немного наивный мир разбился в дребезги, и я осознал, что по-настоящему могу умереть. Мир этот не такой радужный, каким казался раньше.
        «Если поведут меня, произнесу слово силы и перережу всем глотки, чтобы выжить»,  - решил я, судорожно посматривая по сторонам.
        Один из конвоиров заметил мой испуганный взгляд и гадко усмехнулся. Перехватив покрепче хлыст, он ждал, когда я попытаюсь бежать.
        - Ну че не пытаешься? Я даже могу дать тебе фору в два шага!  - сказал он мне, когда его терпение иссякло.
        Надрывный крик повторился.
        - Не тронь мелкого ублюдок! Был бы у меня меч, я бы всех здесь перебил!  - вступился за меня один из разбойников.
        Был он высокий, коренастый и бородатый с усами. На щеке и скуле у него выделялись большие красные синяки, не считая обычных фингалов. Как и все бледен, но в отличие от других кулаки сжимает крепко, готовый в любой момент накинуться на конвоиров.
        - Давай, нападай! Смелый ты наш!  - заметил сжатые кулаки один из «мертвых» в душе людей.
        Но разбойник лишь покачал головой и отвернулся.
        - Абигор.  - тихо шепнул он мне.
        Я непонимающе на него посмотрел.
        - Меня зовут Абигор, мелкий. Держись меня и всё будет нормально. Я знаю, как сбежать.  - повторился его шепот.
        - Ивир.  - тихо ответил я.
        Он кивнул, показывая, что услышал.
        За его кивком вышло это существо и пропев нам страшные слова, приказало остальным сворачивать лагерь и отправляться в путь.
        - Час истек, но я найду время с вами познакомиться.  - были его последние к нам слова.
        Затем конвоиры заставили нас вытаскивать из шатра отрезанные части тел и выкидывать их в кусты.
        Да, все это произвело на меня огромное впечатление, и я понял, что сейчас мне нужна магия, чтобы спасти себе жизнь.

* * *

        - Сегодня ночью бежим с тобой. Никто не должен знать.  - шепнул мне Абигор, претворившись будто запнулся.
        Четверо измученных жаждой людей шли за тянувшемся спереди повозок, истаптывая ноги в кровь на тяжелой дороге. Это были мы, собратья, по несчастью. Связанные общей веревкой и цепью с ошейниками нас заставляли идти как рабов. В общем, они и считали нас рабами. В основном дети, иногда, чтобы развлечь себя кидались в нас камнями, считая себя выше нас. И в основном кидали мелкие камешки в меня, смеясь, когда попадали.
        - Хорошо.  - в злости скрипнул зубами я, еле сдерживая себя от произношения слова силы.
        Как же я хочу их убить! Засунуть эти камни этим детям в горло и смотреть, как они задыхаются!
        - Эй, рабы! Упали на колени перед будущим аристократом!  - закричал во всё горло парень моего возраста, кинув в меня большой камень, который был ловко перехвачен и отправлен назад Абигором.
        Камень достиг цели, и парень, получив удар в центр лба, вылетел из повозки на дорогу. Девушки, перед которыми он хотел показать «себя», захихикали.
        Процессия остановилась.
        В нашу сторону с «головы» обоза побежал тощий, как жердь торговец. Когда он бежал, золотые украшения, что на нем висели, смешно так подпрыгивали и создавали впечатление, будто отпадут от него, словно шелуха.
        Подбежав, он склонился над до сих пор валявшимся на дороге «храбрецом». Видно было, хозяин обоза взволнован и не знает, что делать.
        - Кто это сделал?!  - в бешенстве заорал он, кидая в нашу сторону злобный взгляд.
        Следящие за нами на лошадях двое наемников, отстраненно произнесли:
        - Никто. Мальчишка сам свалился, ударившись головой об землю.
        - Кто?! Это я вас нанял! Вы должны мне служить!  - взбесился купец еще больше от такого ответа.
        Наемники молчали, ясно давая понять, что больше отвечать не собираются.
        А Абигор ловко кинул! Никто даже и не заметил! Разве что те девушки, но по их испуганному взгляду можно было понять, что сами говорить они не собираются.
        Прорезая напряженное молчание, за спиной краснеющего от злобы купца появился средних лет мужик с щетиной и настойчиво сказал:
        - Брось это гиблое дело Гит. Они тебе ничего не скажут без разрешения их командира «Ястребка». Радуйся, что сын остался жив.
        - Но…  - попытался что-то сказать купец, как этот человек положил руку ему на правое плечо.  - Вы правы Леон.
        - Вот и славно!  - хлопнул тот его по плечу.
        На миг, пробежав по нам взглядом, Леон замер. Замер от того, что понял, кто я. Я это почувствовал, нежели увидел.
        - Так-с, пора заняться делами. Вы пленных сильно не изводите, может мне они пригодятся.  - поворачивая к «голове» обоза, сказал маг.
        Сделав один шаг, он оказался в десятке метров от нас.
        Решив, что показалось, протер глаза.
        - Че застыли! Бегом, отбросы!  - заорал один из наемников, со свистом рассекая кнутом воздух.
        Спину обожгло. Весь разум заполнила огненная боль.
        - Кх.  - сквозь стиснутые зубы вырвалось у меня.
        Как же я хотел уничтожить этих людей! Растоптать в пыль! Обратить в прах! И я бы сделал это, если бы не сдерживающее меня обстоятельство: не факт, что я всё это смогу. Я даже не знаю, что со мной случится, если эти чудовища в человеческом обличье узнают, что я маг. Наверное, их вожак будет резать меня с особым удовольствием…
        Тьфу! Этого не случится! Попробую сбежать с Абигором, применяя в критических ситуациях мой немногочисленный арсенал магии. Возникает вопрос: «Надо ли его предупредить о моих способностях или нет?». Я не уверен, что сбежав, он не прирежет меня где-нибудь в темном уголке…
        Сжав от еле сдерживаемой ярости кулаки, я направился за начавшим движение обозом.

* * *

        Леон, находясь в задумчивости, размышлял о превратностях судьбы.
        Недавно ему приснился странный сон. Сон, который открывал пред ним невозможное знание: развитие своего дара выше очерченных природой рамок. Развитие, которое дает власть над самим даром: можно изменять направленность, силу или вообще скрывать его от других магов, что считалось невозможным!
        Правда, чтобы проверить, не является ли все приснившееся вымыслом, Леону нужен маг. Маг, который не состоит в какой-нибудь гильдии великих и не способный управлять своим даром, или по крайне мере не знающий о нем.
        И вот, жизнь как будто смилостивилась над несчастным магом и послала ему подарок! Да еще какой! Парня, который обладает даром намного сильнее самого Леона! Это поразительно.
        Почесав вдруг загудевшее ухо, маг нахмурился, отогнав положительные мысли.
        Ему не давал покоя один вопрос: почему этот парень не использует магию, чтобы вырваться? Судя по всему, это ему раз плюнуть! Всего-то и надо воззвать к своему дару, к своей душе.
        - Может он не знает?.. Абсурд!  - вслух пробормотал Леон.
        Поиграв костяшками пальцев и вздохнув, он громко сказал, улыбаясь в сторону заходящего солнца:
        - Благодарю вас великие боги за столь чудесный подарок! Каждому из вас в ближайшее время обязательно будут преподнесены дары.
        Возница, сидевший рядом с магом, лишь удивленно покосился, но спросить о значении его слов так и не решился.

* * *

        Чтобы понять Леона, поведаю его историю. Она коротка.
        Маг всегда считал себя неполноценным. Ему не давала покоя мысль, что он хуже, слабее и уродливее других магов, стоящих в гильдии по положению выше его. От этого он неосознанно копил в себе злость и обиду на жизнь. Леон считал, что достоин всего самого лучшего и прекрасного.
        Он желал одно: стать уникальнее и «ярче» по сравнению с другими магами, которые, как он считал, представлялись серыми личностями.
        Приснился сон, который почему-то запомнился надолго.
        Нет, Леон не был дураком и считал приснившееся ложью, но будучи экспериментатором, как и все маги, он решил проверить кто прав: его разум или надевшаяся на проявления себя душа.
        В качестве жертвы он выбрал Ивира, опираясь на факты: тот не пользуется магией, видит себя как деревенщина и не знает элементарных законов магов мира, которые бы сделали его неприкосновенным для простых смертных. Ведь те, кто посягает на личную сферу жизни мага, погибают в страшных муках от любого встреченного мага, так как лишь заявив о себе, на посягавших смертных боги накладывают нечто вроде метки, видимой лишь для магов.
        Короче, настоящего мага безнаказанно мог убить лишь другой маг, и всё. На людей со слабым даром это не распространялось, поэтому Кер и его товарищи моги промышлять в «своей» сфере.
        Из-за всего вышесказанного Леон решил провести ритуал незамедлительно в ближайшем городе, куда направлялся торговый обоз - в Неор. На следующее утро они уже должны прибыть туда.

* * *

        Тёмная беспроглядная ночь.
        Закрыв глаза, я лежал на сырой холодной земле, использовав корень дерева, который заменял мне подушку. Перед взором проносились удивительные «картины» и разговаривающие со мной счастливые друзья. Это означало одно - скоро я проиграю силе Гипноса и засну, забыв про наставления Абигора.
        - Не засыпай. Жди, когда я тебя позову.  - сказал он мне тихо, когда нам грубо вручили по куску плесневелого хлеба и приказали ложиться спать, предварительно сказав, что сон будет последний в нашей жизни.
        Перед взором все увереннее и четче предстали веселые друзья, которые с улыбкой шутили друг над другом.
        - Ивир! ИВИР!  - вдруг настойчиво прошептал повернувшись ко мне лицом Жак.
        - Чего тебе?  - недоуменно спросил я, забыв, что всё сон.
        - МАЛЕЦ!  - с шипящими нотками, произнес мой друг.
        Осознав, что Жак бы так мне не обратился, я ненадолго задумался и осознал, что нахожусь во владениях Гипноса Бог сна и иллюзий..
        - Да?  - мгновенно открыв глаза, тихо вопросил я в пустоту.
        - Бегом ко мне!  - был мне ответ.
        Приподнявшись, отметил, что свободен от сдерживающих оков.
        Попытался встать, но ноги не слушались. Всё тело болело от ссадин и голода… Особенно от голода. Жутко хотелось есть. Не знаю от чего, но перед глазами вставала темнота и подступал ком к горлу, когда я совершал какое-нибудь движение.
        - Бегом!  - тихо донеслось до моих ушей.
        Кое-как встав на четвереньки, я пополз в ту сторону, откуда доносился звук. Хоть Абигора я и не видел, но примерно представлял откуда он меня звал.
        Да… Для меня это была какая-то извращенная пытка. Из глаз текли жгучие слёзы обиды на судьбу, да и на слабое тело. Всё пошло наперекосяк! Абсолютно всё! Как будто мало испытаний выпало на мою долю, так нет же, нужно ещё!!
        Честно говоря, я чуть не сломался. В эмоциональном и психическом плане. Да, сейчас я признаю, что очень много плакался на жизнь, но ведь не каждый может выдержать столько изменений в своей размеренной жизни… Не каждый.
        В лагере кипела жизнь. Все веселились, собравшись вокруг больших и ярких костров. Дети во что-то играли, взрослые пели и играли на музыкальных инструментах, кто-то пил, а наёмники сонно смотрели по сторонам, исполняя свою работу.
        Если бы кто-нибудь сейчас посмотрел на меня, то наверняка подумал, что это в усмерть пьяный обозник ползёт в лес облегчиться.
        Неожиданно в голове перед глазами потемнело, и мой разум потерял контроль над телом, что заставило меня упасть на месте. К счастью, передо мной кто-то лежал и голова упала прямо на мягкое тело, а не на что-нибудь твёрдое.
        Не знаю сколько я так провалялся, но осознав себя, я услышал крики. Всё пространство было заполнено шумом. Кто-то кричал, кто-то выл, но вместе с этим в воздухе присутствовал звон оружия.
        «Неужели он понял, что мы попытались сбежать?» - первым делом проскочила в голове абсурдная мысль. Под «он» я, конечно же, имел в виду призвавшего на меня страшное впечатление Ястреба.
        - Собраться!.. Защищать людей!.. За свет!  - с трудом я разобрал крики.
        За свет? Они что там, с ума сошли? Убивать людей за свет?! Бред!
        - Поднимайся малец, нам ещё долго предстоит идти.  - послышалось сверху меня.
        Крепкие руки подхватили меня и помогли мне подняться.
        В голове всё так смешалось, что я не сразу понял, что это был Абигор и что лежал я, как на подушке, на мёртвом наёмнике. А когда понял, то просто принял как факт.
        - Идём. Данел будет недоволен, что я позаимствовал его слуг чтобы спасти тебя. Ох..
        Подставив мне своё плечо, мы пошли вперёд. Во тьму леса, где нас ждало спасение.
        А вокруг проскальзывали смутные тени, которые я ошибочно принял за плод моего утомлённого воображения…

* * *

        - Используйте огонь! Он их убивает!  - охрипшим голосом кричала Кеприл, стараясь донести до всех так тяжело добытое знание о том, как навсегда уничтожать напавших на лагерь существ.
        О! Кеприл за всю свою «военную» жизнь никогда не приходил сражаться с не человеком, как, впрочем, и остальным. Поэтому в первые секунды нападения большая часть людей уже были убитыми этими существами. Их можно было бы принять издалека за голых лысых людей, у которых цвет кожи был белым, как молоко. Только приблизившись поближе понимаешь, что у тех отсутствуют глаза, нос, уши и рот… точнее - на их месте просто гладкая кожа. Поэтому в начале нападения все находились в шоковом состоянии, осознавая всё это безобразие, а когда осознали впали в панику, страшась этих безмолвных существ.
        Да… Что уж скрывать, Кеприл сама чуть не обделалась со страху, в первые мгновения сражаясь с одним существом. Ей просто было очень жутко и непривычно рубить врага, который не издаёт ни звука, тем более если тот через несколько секунд восстанавливается и опять идёт в бой. Благо для всех живых произошла воля случая, и она увидела, как одно существо заживо сгорело благодаря костру. На существо просто попала горящая ветка, с которой пламя перекинулось на существо и спалило его. От того не осталось ничего, даже пепла.
        Где-то рядом истошно закричал человек. Кеприл даже не обернулась на крик. Её сейчас лишь беспокоило только своё выживание, а не игра в героя и тому подобной чепухи.
        - Собраться! Осталось совсем чуть-чуть!  - что есть мочи крикнула она, кидая горящий факел в гущу существ. Те вспыхнули.
        - Сержант Кеприл! Командира нигде нет!  - прибежал какой-то новобранец. Может Кеприл его знала, а может и нет, так как в этой суматохе было сложно различить чьи-то лица. Всё плыло перед глазами, а в голове билась страшное предположение: «Ястреб, её любимый командир, где-то пал или его захватили эти существа… Так вот почему они напали, ведь их целью был её знаменитый в определённых кругах командир… Наверняка здесь поработали маги».
        - Держимся! Ястреб жив и он где-то здесь!  - единственное, что ей пришло в голову.

* * *

        - Надо же! Известнейший во всех мирах демон пребывал у меня всё время под боком, играя роль жалкого пленника! Я бы никогда не догадался, если бы ты не проявил себя Абигор, лучший воин среди отродьев бездны! А я всё гадал, чья же эта сила витает всё время в воздухе. Даже порой думал, что аура эта мерещится!  - выходя из дерева глубоко в лесу, говорил Ястреб улыбаясь.
        - Не стой у меня на пути жалкий полу-эльф.  - хмуро бросил Абигор, продолжая свой путь с тяжелой ношей.
        - Ахах! Демонишко решил, что всемогущ! Развеселил ты меня, шут.  - вытирая проступившие от смеха слёзы, Ястреб что-то шепнул, и разом все деревья в округе «ожили», протягивая свои ветви к принявшему облик человека демону.
        Абигор просто взмахнул свободной рукой и всё, что кто к нему тянулось, опало на землю трухой.
        - Неплохо!  - выкрикнул полу-эльф, делая пасс двумя руками в сторону Абигора с Ивиром.
        От его рук воздух, как вода, пошёл рябью и прошел через демона, не причинив тому никакого вреда.
        - Хм. Удивительно, но это твой настоящий облик… Скажи демон, зачем ты забрал этого мальчишку? Что в нём тебя заинтересовало?
        - Не твоего ума дело.
        - Хорошо, тогда я выясню это сам, когда отправлю тебя обратно во тьму.
        - Не стоит. Пока не поздно иди помоги своим людям, а то их всех перебьют. Мне нет до тебя дела.
        - Ты важнее, чем эти глупые людишки.  - после этих слов оставшиеся более-менее целые деревья вдруг осыпались щепками, которые мгновенно полетели в Абигора.
        Он не сдвинулся с места, даже испуг не отразился на его лице. Щепки, будто саранча, кружили вокруг его тёмно-фиолетовой защитной сферы, не находя в нём прорехи и так же осыпаясь трухой.
        С грустью посмотрев на досадную помеху, Абигор осторожно положил Ивира на землю, предварительно коснувшись его лба.
        - Жаль, что ты такой упрямый, мальчишка.  - вздохнул демон.
        Неожиданно для Ястреба всё пространство вокруг окутал туман. Просто появился из неоткуда и скрыл всё от его глаз. Чёртов демон! Наверняка он подготавливал этот отвлекающий манёвр.
        - Покажись!  - в ярости заорал Ястреб. Как тут не разъяриться, если такая близкая ему магия больше не давала никакого толка! Даже обыденный поисковик, к слову, которым он мастерски владел, не мог показать ничего живого вокруг на целую милю! Будь проклята эта необычная магия демонов!
        - Ты убит.  - послышался сзади тихий голос, и Ястреб ощутил невыносимо-резкую боль внутри себя.  - Я проткнул твоё сердце под лопаткой, поэтому тебе осталось осознать свою смерть и уснуть. Покойся с миром полу-эльф.
        Мгновенно туман рассеялся, представив на обзор покорёженный битвой лес. Но Абигора взволновало не это. Там, где должен был лежать бессознательный Ивир было пусто. Его кто-то украл у него благодаря созданному самим им же туманом! Бессознательно тихо зарычав, он начал всеми возможными способами искать потерю.
        Эпилог

        Через четыре часа после битвы между Абигором и Ястребом. Город Неор.
        - Леон! Ты что здесь делаешь?! Кто он такой?  - взревел Рид, потревоженный визитом мага.
        Ладно то мага, но тот ещё притащил с собой человеческую тушу! Как тут не насторожиться? Ведь с магом его связывают отнюдь не дружеские отношения, только деловые. Рид был убийцей и шпионом, работающий на какую-то организацию, связывающейся с ним через вот этого Леона. Маг является связным, и, как подозревает сам Рид, работает на тайную стражу. Только чью? Хотя, убийца не задавался таким вопросом. Платят, а остальное неважно.
        - Отойди. Для тебя задание: нужно устроить этого парня у тебя в подвале по лучшему разряду. И не смотри на меня так, это моя просьба.  - отталкивая Рида от двери, чему-то улыбаясь сказал Леон. За ним плелась огромная змея, раздутая от проглоченного ей человека. Проникнув вслед за магом в дом, она, широко раскрыв пасть, осторожно выглотила черноволосого парня, покрытого слизью.
        Это хозяину дома абсолютно не понравилось. К нему в жилище так нагло вторглись, показав, что он даже здесь никто, лишь слуга. Ну ничего… когда-нибудь Рид припомнит магу плохое. А так, он выполнит просьбу мага, но спустя несколько десятков минут, он обойдя самые важные тайники дома и взяв то, что посчитает нужным, навсегда покинув дом, в котором он прожил уже шесть лет.
        - Зачем ты его ко мне принес? У меня по-твоему дел больше нет, чем исполнять твои «просьбы»? Я сваливаю из города, старые друзья шепнули о планах Рескона, и от этого мне не хочется здесь больше задерживаться. Как найти меня ты знаешь. Увидимся.
        Маг даже не удостоил его взглядом. Так был занят переносом мальчишки в подвал, что, наверное, будь желание у Рида прикончить его, всё бы получилось очень легко.

* * *

        Первое чувство, которое я испытал приходя в себя была боль. Она сидела раскалённым железом в голове и обжигающе ледяной в руках и ногах. Жутко хотелось пить. Открыв слипшиеся глаза, испытал горечь и разочарование. Насколько я понял, находился сейчас в подвале, подвешенный к холодной стене толстыми цепями. Также был стол, на котором в строгом порядке по возрастанию лежали наточенные ножи, и другие инструменты для пыток, также развешанные на стенах. Голый… так вот откуда обжигающе холодная боль.
        Громко скрипнула дверь, пропуская облаченного в темный костюм… Леона.
        - Тебе удобно? Нигде не жмет? Ничего не беспокоит? Скажи мне, как своему другу. А нет, можешь не говорить. Так будет гораздо лучше… Ты не будешь против если я с помощью этого чудного ножа разрисую твое тело? Будет прекрасный рисунок «Ромальдиг», - начиная от двери и закончив прямо перед моим лицом торопливо-весело сказал Леон. Мы смотрели друг другу в глаза. Только по тому, как он смотрел, можно было понять, что маг обезумел. Маленький, изящный тонкий ножик дрожал в его руке.
        Ответить ему я не мог из-за кляпа. Чудовищный страх заполнил мой разум, вытеснив все какие-либо имевшиеся мысли о спасении или добром чуде. Беспомощность… так вот она какая. Что ж, она и страх помогли не чувствовать полную боль при действиях мага. Сознание то прояснялось, то терялось, но я отчетливо помню некоторые слова Леона, иногда комментировавший свои действия:
        - Будь горд! Этот рисунок будет по всему телу. Забытая руна… Так, немного правее… Я сам толком ничего о нем не знаю, но уверен, он поможет мне достигнуть цели… Когда я получу твою силу, отправлюсь прямо в главный храм гильдии и буду просить о возвышении. Имя мое будет греметь по всему миру… Харишшь! Ругательство Надо было узнать побольше о этом «Рамальдиге»! Что он делает? Откуда он взялся?.. Парень! Приди в себя! Здесь совершается история!.. Ешь… На сегодня закончим. Какой же он все-таки сложный в своем построении! Уже больше двух дней с ним вожусь, а нарисовано мало. Ты так не считаешь?.. Послушай, что я нашел! Он как-то относится к древней и кровавой магии!.. Нужно поторопиться! Войска уже на подходе. Нужна сила!.. Я уничтожу их новоприобретенной мощью!.. Ты не умер? Терпи мужик!.. Как он прекрасен! Самое прекрасное, что я видел в жизни! Начнем-с пожалуй ритуал!.. Что такое? Все не так! Где мощь?! Ритуал не так действует!.. Ааа! Надо мной поглумились, засунув в голову древний ритуал пустышку! Будь все проклято!.. Смерть? Я умираю? Отчего Хель? Это он виноват, из-за не…

* * *

        Ивир летел. Летел сквозь временные потоки. Он не думал ни о чем. Не осознавал себя. Время, такое хрупкое, предстало перед ним изумительными нитями, которые расползались на несколько миллионов других нитей или соединялись в одну. Всё пространство было покрыто нитями. Он пролетал сквозь всё это великолепие и ощущал, как нити проходят сквозь тело передавая ему частицу своей энергии. Через неопределенное существования в этом потоке возле него возникла теневая человеческая фигура. Ни лица, ни чего конкретного в ней не было. Просто тень, обретшая объём и форму. Она прикоснулась к его лбу.
        - Ты станешь мной, а я тобой. Сольемся же в едино чтобы вырваться из этой западни!  - прошелестел голос. И тень вошла в него, заполняя собой всю сущность Ивира…
        Продолжение следует…


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к