Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Материк Тьмы Александр Белавин
        Все возможно #3
        Риттер попадает на материк скрытый за плотной завесой Тьмы, где его ожидают полные опасностей приключения…
        Это вам не Светлолесье, это вам не Сильвария. Это хардкор.
        "Всё возможно" книга 3 "Материк Тьмы"
        Глава 1 Облом
        Шагнув из телепорта, я оказался на морском берегу. Каменная арка портала находилась на кургане, откуда хорошо был виден раскинувшийся на полгоризонта огромный океан. С другой стороны к холму примыкал незнакомый мне мир - зелёное море лесов, бурная река, несущая свои воды, а дальше верхушки горделиво застывших величественных гор. Прибрежная песчаная линия служила как бы границей между зелёной и голубой половиной мира.
        Всё было просто прекрасно, и вид отсюда был просто волшебный. Я бы с удовольствием повалялся на песочке, покупался в океане, да и вообще б наведался отдохнуть сюда с моими подружками, а лучше бы ещё и с хорошо вооружённым отрядом эльфийских рейнджеров и магов, но сейчас меня волновал только один вопрос - где я?
        Я развернул перед собой окошко с картой, и моим глазам открылось маленькое светлое пятнышко земли посреди чёрного пространства неоткрытой территории. Ого! Такое тут было лишь раз, когда я только пришёл в игру.
        Нужно было вернуться домой. Там я хорошо подготовлюсь, возьму свою личную охрану и вернусь обратно.
        Я повернулся, и в последний раз взглянув на незнакомый мне мир, шагнул в арку портала. И…. ничего не произошло.
        Чёрт.
        Я повернулся к порталу и внимательно осмотрел его, более того - я его внимательно ощупал. Портал молчал. Не то, чтобы он сломался, он был односторонний. То есть оттуда можно было попасть сюда, а вот обратно - фик. И это означало, что назад в Сильварию и Светлолесье, дороги через него нет.
        Может быть кто-то может мне подсказать насчёт того места где я очутился? Я полез в чат. Вместо оживлённых разговоров в чате стояла мёртвая тишина. Я написал в чат сообщение: «Всем привет. Кто может подсказать, где я? Это Гаттерас? Пишите в личку».
        Обычно после такого вопроса, спрашивающего заваливают кучей флуда, лишь бы поржать над новичком, но в этот раз ответом была лишь мёртвая тишина.
        Получилась нехорошая ситуация - я один, на незнакомой земле, без сумки с припасами, без связи с игровым миром. Конечно, мне не привыкать было рассчитывать лишь на себя, но начинать опять всё заново….
        Итак. Что у меня есть? Только то, что на мне. Всю свою поклажу я оставил вместе с Мерси в том месте, где обнаружил вход в подземный рудник пещеры горных троллей Акт-Лаанг.
        Я вспомнил, как нашёл там карьер с закованными в цепи людьми и гномами, которых тролли заставили работать на себя. Как освободил их, как спас Мерси от троллей, как уходил по подземным штольням от погони. Как, свернув в боковой коридор, обнаружил в центре огромной пещеры мрачный каменный замок, в котором и укрылся от погони и куда за мной разъярённые тролли не осмелились войти.
        Замок, принадлежащий королеве вампиров, освобождённую мною от вечного сна. От моего присутствия там пробудилась тьма, дремавшая тысячи лет, и, спасаясь от её порождений, я укрылся в тронном зале. Там, за величественным троном властительницы мёртвых я и нашёл арку телепорта отправившего меня сюда.
        Времени раздумывать, куда он ведёт у меня тогда не оставалось и под аккомпанемент ударов содрогающих дверь в зал, я активировал телепорт и прыгнул в неизвестность.
        И вот теперь я стою тут, на неизвестной земле, быть может в тысяче миль от материка Тирит-Толл и из всех вещей у меня только личная сумка, заткнутый за пояс нож, да в ножнах Ледяная игла и Лавовый меч и валяющаяся у ног большой гномий топор.
        Кстати, откуда он взялся? Насколько я помню, несколькими минутами раньше его тут не было….
        - Кхе-кхе, - вдруг раздалось у меня за спиной, - позвольте мне забрать топор, это моя вещица.
        От неожиданности я подпрыгнул и резко обернулся, выхватывая из ножен Ледяную иглу.
        Прямо передо мной стоял мой старый знакомец, гном Орин.
        - Ты как здесь оказался Орин? - оторопело глядя на него спросил я.
        Гном почесал рыже-чёрную бороду и ответил:
        - Можно я возьму топор? - и, приняв мой кивок за знак согласия, подобрал секиру - Когда мы выбрались из штольни, то пошли по всему карьеру. Мы убивали надзирателей и освобождали рабов. В конце концов, мы выбрались из карьера. Все стали пробиваться к выходу, тем более к нам прорвались наши женщины. Мы сначала пошли вместе со всеми, но вдруг заметили бегущего по пещере тебя, а следом множество разъярённых троллей. Что нам оставалось делать. Конечно мы бы могли пойти со всеми остальными, и теперь бы наверняка пили бы гномье пиво в каком-нибудь кабачке, но ты наш друг, мы не могли тебя оставить в беде и поэтому бросились вслед за тобой. Да и жен у нас пока нет. Про себя я решил, уж если ты смог нас освободить из заточения, то из подземных катакомб Акт-Лаанга ты выберешься в два счёта.
        - Прости Орин, но ты всё время говоришь "мы". Или ты страдаешь манией величия, либо с тобой был кто-то ещё. Я лично склоняюсь ко второму варианту.
        - Ты прав, друг Риттер. Дори увязался со мной. И мы оба бежали по скалистым туннелям за тобой. Всё вышло почти, так как я и думал, вот только в чёрном замке мы натерпелись страха. Когда мы забежали в ту огромную каменную пещеру, то увидели, как свирепые тролли с ужасом пробегали мимо нас. Но мы также видели, что все они были живы. Значит, было что-то, что смогло напугать их. Чтобы не видеть того самого страшного мы завязали себе глаза и пошли к замку.
        «Видели бы вы тех прекрасных дев, что видел я» - подумал не прерывая гнома я.
        - Пока мы догоняли тебя в замке, то потеряли из вида. Сунулись в подвал, откуда выскочил ты, то наткнулись на целое полчище мертвецов. А во главе их прекрасная Акаша.
        - Прости Орин, - вновь прервал я гнома, - как ты назвал королеву вампиров?
        Гном почесал бороду и сказал:
        - Друг Риттер, я сказал, что королеву вампиров зовут Акаши. Во всяком случае, гномы знают её под этим именем. А когда мы добрались до тронного зала, то двери в него оказались закрытые. В это время из всех щелей к нам в гости начали лезть скелеты, призраки и демоны. Мы барабанили в ворота, барабанили. Но без толку, ворота оказались закрытыми изнутри. Ну, пока я отмахивался от скелетов секирой, Дори всё-таки смог взломать ворота. Он у нас с детства голова по вскрытию закрытых дверей. Мы смогли заскочить в зал и захлопнули за собой двери. Чтобы забаррикадироваться окончательно, Дори притащил к дверям трон, стоящий в центре зала. Тут он и увидел активный портал. Я сначала метнул в него секиру, а затем прыгнул в него сам, Дори за мной. И вот я тут, стою перед тобой.
        - Не уверен, что вы поступили правильно, побежав за мной - сказал я, присаживаясь на каменную плиту, - телепорт то оказался односторонним, обратной дороги нет.
        - Не важно, мы обратно и не торопимся. Сейчас там в замке море потусторонней силы, и лучше нам быть здесь, а не там - глубокомысленно возразил гном.
        - Ну, в общем-то, ты прав. Кстати, а где Дори?
        - Пошёл побродить по берегу. Вон он, кажется, возвращается.
        Я взглянул в том направлении, в котором указывал Орин и увидел юного гнома, во всю прыть улепётывающего от преследующей его по пятам стаи лесных волков.
        Орин философски усмехнулся и, положив на плиту секиру, достал из мешка трубку с мешочком самосада. Потом посмотрел на меня, достал ещё одну и предложил мне.
        Набив трубки душистым табаком, мы, зажмурившись от удовольствия, затянулись.
        - Хорошо, - сказал Орин, выпуская в воздух кольцо табачного дыма.
        - Хорошо, - поддержал я его, - запуская в его кольцо своё, только меньшего размера.
        Выкурив по трубке, и выбив из них остатки табака, мы посмотрели в сторону юного гнома.
        Дори был уже намного ближе к нам, чем в прошлый раз. Но он уже не бежал, а стоял в окружении пяти огромных лохматых волков, отмахиваясь от них большой дубиной.
        - Поможем? - спросил я Орина, вставая с плиты.
        - Что ж не помочь, родственничку, - согласился со мной гном и поднял с камня секиру.
        Я достал из ножен мечи, и мы побежали на помощь Дори.
        В нашей помощи юный гном особенно не нуждался. Возле него уже лежал труп одного из волков, с размозжённой головой. Ещё один волчара прихрамывал на искалеченную лапу. Повизгивая, он пытался обойти Дори сзади и ухватить клыками его за мягкое место. Но черноволосый гном, отмахиваясь дубиной от троицы здоровых волков, о нём не забывал. Каждый раз как хромой волк пытался поближе подобраться к Дори, над его ухом свистела, пролетая дубина.
        Мы подбежали к месту схватки с Орином практически одновременно, ну как одновременно - Орин отдуваясь, бежал позади меня в десяти метрах.
        Не только Дори заметил наше приближение, но и волки. Но всё же мы успели первыми.
        Подскочив к ближайшему волку, я нанёс удар сапогом по его оскаленной пасти, отбрасывая его на пару шагов. Одновременно я ударил Ледяной иглой в бок другому волку. Подбежавший следом за мной Орин обрушил свою секиру на последнего представителя волчьего племени.
        Тот взвыл, но отпрыгнуть в бок не успел: секира раскроила его голову практически пополам. Удар иглы тоже достиг цели - волк замер, превращённый в ледяную скульптуру. Только бешено вращающиеся глаза хищника свидетельствовали о том, что он ещё жив.
        Я добил его ударом Лавового меча и обернулся. Последнего целого волка уже и след простыл.
        Любителя гномьих задниц Дори успел добить. С трупов волков нам досталось несколько кусков жёсткого волчьего мяса, зубы и одна шкура.
        - Я смотрю, вы не очень и торопились, - пробурчал черноволосый крепыш - меня чуть было не съели эти блохастые.
        - Ты бы и сам справился, - похвалил его Орин, - вон как здОрово махал дубиной.
        - Да, - подтвердил я слова гнома, - ты Дори издалека был похож на вентилятор с дубиной.
        - На кого? - с подозрением посмотрел на меня черноволосый гном.
        - На вентилятор. Это такое устройство для создания потока воздуха, он похож на ветряную мельницу.
        - Ааа, мельницу я видел, тогда понятно, - Дори усмехнулся и принял горделивую позу - Да, я такой.
        Под палящими лучами полуденного солнца мы потянулись к видневшейся вдали арке портала.
        - Стоп, - сказал, вдруг остановившись, я, - что-то я тормознул. Зачем нам возвращаться назад, телепорт то не работает.
        - И что мы будем делать дальше? - спросил Орин глядя на меня, - домой надо возвращаться.
        - Ну, тут есть два варианта. Первый, - раз есть телепорт сюда, есть и обратно, остается только найти его.
        Дори с сомнением посмотрел на темнеющую перед нами линию леса.
        - Это всё равно, что искать иголку сосны в этом лесу.
        - Беда в том, что мы впервые вступили на эту землю и ничего тут не знаем. Есть ещё второй вариант: можно построить корабль и отправиться на нём домой.
        Орин с взглядом, выражающим сомнение в моём здравомыслии, посмотрел на меня.
        - Через океан? Втроём построить корабль, способный переплыть океан? Ну, допустим, мы его построим. Но где мы наберём команду на корабль? Или ты думаешь, что мы втроём управимся с такой махиной?
        Я усмехнулся.
        - Я пока что в здравом уме, чтобы предполагать такое. Просто я рассказываю вам все варианты.
        - Этот не вариант, а одно самоубийство.
        - Тогда вернёмся к первому варианту. Нам нужно исследовать землю, на которую мы попали. Возможно, мы найдём местных жителей, которые помогут нам.
        - Тогда чего мы теряем время? - решительно сказал Дори, закидывая на плечо своё полено, - раньше начнём искать, раньше вернёмся.
        - Погоди, торопыга, - придержал я его, - мне нужно ещё раз осмотреть арку телепорта, мне кажется, я видел на ней какие-то рисунки или иероглифы, которые могут дать нам дополнительную информацию. Давайте, вы с Орином попробуете найти что-нибудь съестное в этом лесу, а я вернусь к арке и внимательно изучу её, а потом мы встретимся на опушке леса.
        - Добро, - согласился Орин и перехватил секиру в руках, - пошли Дори, осмотрим лесок в поисках дичи.
        Оба гнома направились в сторону темнеющего края леса, а я повернул назад к арке.
        Вскоре я уже был на месте.
        Сама арка была сделана из камня и снаружи покрыта глиняными плитками. Тщательно убрав с плиток песок нанесённый ветром, я провёл кончиками пальцев по шершавой тёплой поверхности. Вблизи я видел только длинные бороздки, пересекающие плитки в разных направлениях, которые не давали мне нужной информации.
        И тут мне на ум пришли слова «лицом к лицу - лица не увидать. Большое видится на расстоянии».
        Конечно же, мне нужно на эти плитки посмотреть издали.
        Я отошёл от арки подальше и сделал снимок портала.
        Результат меня, скажу честно, сначала разочаровал. Ни единой подсказки на ещё один, действующий телепорт на плитках я не обнаружил. Но зато я обнаружил, что паутина бороздок складывается в карту неизвестной мне земли.
        Тщательно изучив её, я по контурам линий нашел то место, куда забросило нас с гномами. Линия реки впадающей в океан проходила через лес и дальше шла мимо какого-то города. За городом на карте была лишь пустота, может быть степь, которая упиралась краями в возвышенность, переходящую в большую горную цепь, протянувшуюся с севера на юг через весь континент. А вот то, что находилось в центре этой горной системы, заинтересовало меня больше всего остального. На карте чёткими линиями, посреди гор, был изображён высокий замок с башнями, уходящими под облака. Я почувствовал, что нам надо к нему. Но как до него добраться, по карте нельзя было понять - в этом месте рисунок был стерт, и было видно, что это сделано было специально. На плитках ещё оставались следы от ножа, потрудившегося над изображением.
        «Ну, вот хоть какая-то информация» - подумал я, уходя прочь от телепорта.
        На границе с лесом меня поджидали гномы-охотники. Дичи они так и не добыли, зато набрали десятка два добрых грибов.
        У меня в сумке были ещё несколько кусков волчьего мяса, которые мы вместе с грибами тут же запекли на костре. Мясо, правда, было жестковато и с привкусом, но при отсутствии иного, выбирать не приходилось. Гномы, своими крепкими зубами, рвали это мясо влёт и только нахваливали.
        После короткого отдыха мы вышли в дорогу.
        Идти сначала мы решили к реке. Двигаясь рядом с ней, вверх по течению, можно было дойти до города, обозначенного на новой карте.
        Пока мы шли, я осматривал лес. Было в нём что-то от Светлолесья. Был он такой же светлый, чистый, с полянами заросшими цветами и ягодами, полный зверей и птиц. Воздух в лесу был целебный и наполнен запахом хвои. Я с удовольствием им дышал и не мог надышаться.
        Я бродил по светло-серому мху, утопая в нём ногами по самые колена, наблюдал за жизнью чёрных муравьёв в большом муравейнике, следил, как большая чёрная птица с красным хохолком на голове спускается вниз головой по стволу большой сосны.
        Гномам такая прогулка не очень нравилась. Их деятельная натура жаждала действий.
        - Риттер, - допекали они меня, - куда мы идём? Риттер когда мы туда придём? Риттер, а в горах есть гномы? Риттер, а когда мы придём в город?
        Моё терпение иссякло, и после очередного вопроса, я остановился и сказал:
        - Хватит болтать, уважаемые гномы, у меня от ваших расспросов голова трещит.
        Те обиженно замолчали и отстали, но уже через десять минут болтали позади меня между собой.
        Путь наш не всё время был гладким. В одном месте нам повстречался большой глубокий тёмный овраг, протянувшийся по лесу на многие километры, но это, можно сказать оказалось исключением из правила. Через этот овраг мы переправились по стволу столетнего тополя упавшего от удара молнии.
        Изредка за нами шли местные хищники, прячущиеся в кустах. Нападать на нас они не решались и, проследовав за нами некоторое время, убегали в поисках более доступной добычи. Лишь один раз нам дорогу заступил горный лев - большая кошка из семейства львиных. Но и тот, после того как получил по загривку удар весомой дубиной Дори, обиженно мяукая скрылся в кустах.
        Спустя несколько часов, как мы вышли в дорогу, солнце стало клониться на закат, и мы поспешно стали искать место для ночёвки.
        Место мы нашли, выйдя на большую поляну. Прямо в её центре находился большой курган, на плоской вершине которого находились какие-то древние развалины.
        Гномы деловито обследовали их и сообщили мне, что раньше здесь стоял древний форт. От всей постройки сохранилось лишь наружные стены, да и те в полуразрушенном состоянии. К сожалению, целых зданий в форте не сохранилось, и ночевать нам пришлось под открытым небом.
        Мы натаскали из леса большую охапку сухих веток. Вскоре на вершине холма запылал костер, дающий жаркий огонь и жадно поглощающий подбрасываемый в него хворост.
        Ночное дежурство мы разделили на три смены. Первым выпало дежурить Орину, вторым мне и последнему Дори.
        Я устроился подле костра, подложив под голову локти, и уставился на звёздное небо. Почему-то сразу мне вспомнились школьные походы за город, палатки, костры, ночные песни под гитару.
        Эх, хорошее было время, ни тебе орков, ни шизанутой Мальвинки. Никто не пытается пустить тебе стрелу между лопаток, или вонзить ржавый клинок между рёбер, максимум, это фингал полученный в драке с соседскими мальчишками.
        И вот теперь судьба закинула меня бог весть куда, и опять нужно идти к чёрту на кулички, чтобы соединить порванную ниточку связывающую меня с моими близкими. И я опять буду идти, потому что все они, и люди, и эльфы, гномы и многие другие существа которых я знал, стали мне родными.
        С этими мыслями я закрыл глаза и нажал кнопку выхода из игры.
        Открыв глаза в капсуле, я посмотрел на часы. Было полседьмого утра. До смены оставалось ещё полтора часа, и я, перебросив своё тело в настоящую кровать тут же вырубился.
        Проснувшись по будильнику, с «квадратной» от недосыпа головой, я принял таблетку аспирина и отправился на дежурство. Конечно, сменив должность начальника бюро на сотрудника службы безопасности, я потерял в деньгах, но зато теперь у меня появилось больше свободного времени. Дежурство у меня было сутки через трое, и руководство было мной довольно.
        Проходя мимо номера Лены, я постучал, и в ответ получил поцелуй от моего полусонного чуда.
        Наконец голова перестала расти и вернулась в нормальный объём, поцелуй Лены был жадным и в то же время нежным и обещал многое - в общем, день начинался хорошо.
        Пересменка прошла быстро, и я занял своё рабочее место у монитора. В службе безопасности корпорации мой испытательный срок подходил к концу, а после этого заместитель генерального директора по безопасности обещал мне доверить более ответственное направление работы. Нельзя сказать, что служба особиста меня нравилась меньше, чем прежняя работа, но так у меня было больше времени находиться рядом с Мариной.
        Её состояние стабилизировалось, но из комы девушка так до сих пор и не вышла. Проявления особой мозговой активности у неё не наблюдалось, но на мои прикосновения она реагировала. Кончики пальчиков её в такие моменты подрагивали, как бы говоря, я тут, не отключай меня. Я говорил ей ласковые утешительные слова, и в этот момент её лицо разглаживалось, лёгкие морщинки в уголках глаз куда-то уходили.
        Сутки на дежурстве прошли спокойно, хакерных атак на корпорацию никто не совершал, сервера не обваливались, и самое большое преступление было в том, что нам вовремя не доставили утренний кофе.
        После суток дежурства я на вторые попал в постель к Ленке, из которой она меня не выпускала, заманивая обратно своими приятными выпуклостями и плавными линиями своего роскошного тела.
        Я заметил, что от прежней Ленки оставалось всё меньше и меньше. Из той девчонки, которая нравилась всей мужской части корпорации она превращалась в настоящую роскошную женщину, знающую себе цену, и это качество в ней мне особенно нравилось. Но иногда на свет появлялись небрежные локоны и короткие юбочки, и тогда она опять превращалась в ту секси-секретаршу, которую я впервые увидел в приёмной Шестова.
        Наконец я вырвался из сладкого плена Ленкиных объятий и вновь оказался в капсуле. Запустив файл игры «Всё бывает» я вошел в неё.
        Вошёл вовремя, как раз в тот момент, когда Орин клевал носом, а к нему с трех сторон подкрадывались чёрные тени. Тени оказались вполне себе материальными. Ими оказались закутанные в чёрные плащи люди с длинными стальными мечами.
        Прыгнув вперёд, я парировал Ледяной иглой удар чёрного клинка, направленного на дремлющего гнома. Зазвучала соприкоснувшаяся сталь и гном проснулся.
        - Кто здесь? - ошарашенно спросил он, отбивая секирой удар очередного меча.
        От шума проснулся и Дори. Вскочив на ноги, он начал вращать дубиной над головой, отбиваясь ею от особо ретивых противников.
        Поняв, что их внезапная атака не удалась, чёрные плащи, а я их насчитал девятеро, уже не скрываясь, бросились на нас.
        И понеслась потеха.
        Я фехтовал иглой и ножом, успешно парируя удары клинков двух чёрных плащей, нападавших на меня с двух сторон.
        Орин, забрался на остатки разрушенной сторожевой башни, сверкая в отблесках костра своей рыжей половиной бороды и успешно отражал секирой атаки четырёх нападающих. Одновременно напасть на него им мешали узкие бойницы, за которыми он занял оборону.
        Дори, с дубиной, больше похожей на хорошее бревно, гонял по двору ещё трёх чёрных плащей.
        Парируя сыплющиеся на меня удары и пятясь, я постепенно забирался по крепостной лестнице. В один момент, один из плащей поторопился и сделал выпад мечом, который я отбил и в ответ сделал ему короткую подсечку. Плащ не удержался на ногах и полетел вниз со стены, на осколки каменной кладки, да так и остался лежать там со свёрнутой шеей.
        Второй нападающий стал действовать более осторожно. По его движениям было видно, что он является мастером меча. Теперь уже мне приходилось за ним следить, предугадывая движение его клинка.
        Во дворе, кажется Дори кого-то достал своей дубиной. Во всяком случае, один из нападавших упал. К нему подскочили двое его напарников, подхватили на руки и унесли в темноту.
        Нападавший на меня плащ прекратил атаку и быстро забрался на остатки каменной стены. Резким свистом он привлёк внимание своих подельников и подал им знак забрать погибшего товарища, а потом, обратившись ко мне сказал:
        - Вам дворфам и дроу не остановить чёрных плащей, мы вернёмся, и Наана пожалеет что проснулась.
        Затем он повернулся и спрыгнул со стены в темноту. Его товарищи также растворились во мраке.
        - Кто-нибудь, может мне объяснить, что тут произошло? - спросил Дори, поднимая с земли полуторный меч погибшего чёрного плаща.
        - Походу Наана проснулась, - ответил я, - ну и нас приняли за кого-то другого.
        - Хорошо же они обознались, - сказал Орин, осматривая разгромленный лагерь.
        Дори бродил по руинам, осматривая их в надежде найти что-нибудь стоящее.
        - Конечно, обознались, - подтвердил я, - иначе бы они не назвали бы нас дроу и дворфами.
        - При дневном свете они бы сразу догадались, что перед ними честные гномы, а не какие-то дворфы, а если бы не смогли разглядеть, то мы им в этом помогли б, - согласился со мной Орин.
        Я скептически посмотрел на него. Огненно-угольного цвета его борода воинственно топорщилась во все стороны, придавая ему залихватский разбойничий вид.
        - Всё, всем отдыхать, дальше дежурю я.
        Больше, до утра, нас не беспокоили.
        А утром на курган наполз предрассветный туман, и мы оказались на островке посреди сумрака белёсого моря.
        - Пригреет солнце, туман разойдется, и мы тронемся в путь, - сказал я, раскуривая трубку.
        Гномы последовали моему примеру, и дым от наших трубок органично вплёлся в туманное море, окружившее наш островок.
        Глава 2 Туман
        Прошло два часа, но туман не развеивался, наоборот, мне показалось, что его стена стала как будто плотнее и выше.
        - Хорошо сидим, - сказал Орин, попыхивая трубкой.
        Туман настолько близко подступил к вершине кургана, что его пелена не закрывала только голову гнома. Всё остальное тело было скрыто под молочно-белой пеленой и оттого мне казалось, что у гнома ничего нет кроме головы.
        - Хорошо, - подтвердил я, пуская струйку дыма в туман.
        Дори взобрался на несколько ступенек по лестнице и задумчиво произнёс:
        - Бабушка рассказывала мне о таком тумане.
        Я заинтересованно взглянул на Дори.
        - И что она рассказывала?
        - Она говорила, что когда на землю вот так спускается туман и долго не проходит, то из него приходят монстры.
        - Байки всё это, - заявила голова Орина, - она мне тоже это рассказывала, но ничего подобного я не встречал.
        - Во всяком случае, пока туман не развеется нам нужно подняться повыше, - я поднялся к Дори на лестницу.
        - Ерунда, - заметила голова Орина, пыхтя трубкой.
        - Поесть бы чего, бабушка всегда готовила по утрам оладушки с брусникой и малиной, - мечтательно протянул Дори, роясь в своем мешке.
        Потом с сокрушенным видом он завязал мешок и подвёл итог:
        - Ничего…. Пусто.
        - Ничего, - я утешительно хлопнул гнома по плечу, - развеется туман, поставим в лесу силки и поймаем что-нибудь на обед.
        Дори между тем внимательно всматривался в туманную пелену за моим плечом.
        - Как-бы нам самим не стать чьим-то обедом, - внезапно сказал он, указывая мне за спину.
        Я оглянулся и посмотрел в указанном мне направлении и увидел, как в одном месте туман как-бы уплотнился и этот сгусток стал перемещаться в туманном море окружившем нас.
        Краем глаза я уловил сбоку ещё одно движение. Повернув голову, я увидел движущийся по кругу вокруг кургана ещё один плотный участок тумана.
        - Они пришли…, - сказал побледневший Дори, - монстры тумана пришли.
        - Орин, быстро на лестницу! - крикнул я бородатому курильщику, увидев, что движущийся по кольцу сгусток тумана вдруг изменил прежнее направление движения и направился к пыхтящей дымом голове.
        - Что такое? - недовольно сказал упрямый гном, вместо того чтобы сделать как я сказал.
        - Орин, сзади!!! - заорал в свою очередь Дори, - Скорее сюда!
        Орин обернулся и, заметив, что фигура туманного монстра, сотканная из плотного тумана уже находится вдруг недалеко от него, бросился к нам.
        Вслед за ускользающей добычей из тумана вытянулись два белых щупальца. Гнома спасло то, что щупальца двигались довольно медленно и улепётывающий гном намного опередил их.
        Через несколько секунд Орин стоял уже с нами, тяжело переводя дыхание.
        Я обнажил клинки и мы, пятясь, стали подниматься вверх по лестнице.
        Щупальца туманного монстра добрались до границы тумана и остановились. Извиваясь, они проползли вдоль туманной границы и нехотя вернулись в пелену.
        - Поднимемся повыше, туда уж монстры не доберутся - сказал Дори и первым подал пример.
        Мы благоразумно последовали совету.
        - Не нравится мне всё это, - сказал Орин, поёживаясь от промозглого холода и глядя, как вокруг форта в тумане, словно в океане, плавают кругами, похожие на акульи плавники, туманные пятна.
        - Что будем делать? - спросил Дори.
        - Идти сейчас через туман равносильно самоубийству, - ответил я, нужно дождаться пока туман развеется.
        - Бабушка говорила, что такой туман может стоять целую неделю, - задумчиво сказал Орин глядя на молочную стену.
        - Да, - подтвердил Дори, - и есть хочется.
        - Погоди ты с едой, - махнул на него Орин, - жрёшь не в себя.
        - Сам ты жрёшь, и воняет от тебя.
        - Погодите, - попросил я глядя на стену тумана и чувствуя внутри себя зарождающийся какой-то шёпот, - или мне кажется, или туман начинает воздействовать на наш разум.
        Услышав за собой какую-то возню, я обернулся и увидел, как Дори вцепился в бороду Орину. Выпучив глаза, гномы пытались добраться друг другу до глотки.
        Я прыгнул к гномам и попытался растащить их. Но мне это так и не удалось. Справиться сразу с двумя крепышами я не мог. Туман пробрался к ним в самые отдалённые уголки мозга и разбудил тёмные инстинкты.
        Что же делать? Если что-нибудь не предпринять, гномы под влиянием воздействия тумана могут стать лёгкой добычей голодных монстров.
        Мой взгляд зацепился за походные мешки гномов, валяющиеся на ступенях каменной лестницы. Вот оно. К мешку Дори был прикреплён моток крепкой верёвки с карабинами. Я схватил верёвку и привязал один её конец к каменному уступу, а второй ухитрился зацепить за пояс Орина.
        Так одно есть. Теперь нужно было растащить драчунов. Я схватился за Дори и потянул его вверх по лестнице. Уж на одного гнома сил у меня должно хватить. Ан нет, не хватило.
        Тогда так… я вызвал окно нераспределённых очков умений. О, их у меня накопилось четыреста тридцать восемь. Так, отправляю сотню очков в силу. Я сразу почувствовал, как она во мне забурлила. Я вновь ухватился за Дори.
        В этот раз мне удалось оттащить его от Орина, но оказалось что не до конца. Дори повис, ухватившись за роскошную бороду старшего брата. А бедный Орин так и стоял, выпучив глаза.
        Веревка, застёгнутая на поясе Орина, натянулась. Долго так держать Дори я не мог, и мне ничего другого не пришло в голову, как вытащить из-за пояса нож и полоснуть им по натянутой бороде старшего гнома.
        Почувствовав, что нагрузка на мои руки резко упала, а у меня в руках остался один только младший гном, я резким движением швырнул его далеко вверх по лестнице. Дори, пролетев по воздуху не менее пяти метров, вылетел на верхнюю площадку башни, да так и остался там, лежать.
        Так, теперь Орин. Обернувшись, я с ужасом увидел только натянутую как струну веревку, уходящую вниз по лестнице и больше ничего.
        Орин исчез в тумане.
        Как в фильме ужасов я видел, как к подножию лестницы из туманной пелены направились две туманных сгустка. Плохо, очень плохо.
        Я схватился руками за верёвку, и, выбирая метр за метром, начал тянуть её на себя. Почувствовав на том конце верёвки тяжесть, я с облегчением подумал, что гном ещё там. Как заправский рыбак, я стал, быстро перебирать руками, вытягивая её из тумана.
        Наконец из молочной пелены показалась голова Орина с выпученными глазами и открытым ртом. Схватив его за шиворот, я быстро потащил его наверх и вовремя. Из тумана, за ним, вылезла клубящаяся белой мглой огромная морда, с большими белыми, как столовая тарелка, глазами и разинутой пастью с множеством острых клыков величиной с ладонь взрослого человека. Пасть чудовища резко захлопнулась в десяти сантиметрах от подошвы сапог гнома, и вновь открылась. Похоже, туманный монстр в этот раз решил не оставаться без обеда.
        Проделав с Ориным то же самое, что я сделал с Дори, я выхватил из ножен Лавовый меч и рубанул с размаха по морде чудовища. Клинок меча вспыхнул на секунду огнём и прочертил на ней огненную полосу. Концом клинка я задел зрачок туманного монстра, который лопнул и потёк белой жидкостью.
        Округу потряс жуткий вопль. Монстр ринулся ко мне, но я уже был почти у самого верха лестницы, вне его досягаемости….
        По мере того как чудовище уходило назад, в туман, вой его от полученной боли стихал и постепенно исчез. Но расслабляться было нельзя - где-то недалеко рыскала ещё одна особь, и я не мог дать гарантии, что монстров было только два.
        Гномы уже пришли в себя и сидели под разными стенами парапета башни, со стыдом опустив головы.
        - Ну что, драчуны? Помирились?
        - Не знаю, что на меня подействовало, - с горечью произнёс Орин, - меня вдруг как подменили. Эти голоса…. Я вдруг почувствовал такую ярость, что не мог совладать с собой. Прости, Дори.
        - То же самое я могу сказать и про себя, - отозвался молодой гном, - мне вдруг захотелось убить тебя, Орин. Если бы не Риттер, мы бы, наверное, уже были бы покойниками.
        - Это всё туман, - задумчиво произнёс я, глядя на небольшое туманное море, раскинувшееся перед башней форта, - Это он так воздействовал на ваше сознание.
        - А почему ты ему не поддался? - спросил Орин глядя с сожалением на остатки своей былой великолепной бороды.
        - Я почувствовал голоса в моей голове, но и только. Скорее всего, туман не смог воздействовать на меня потому, что я родом не из этого мира.
        Дори поднялся и первым подошёл к брату. Тот встал навстречу, и гномы крепко обнялись.
        - Нужно что-то делать - сказал я, - если не туман доконает нас, то монстры это сделают за него.
        - И что же нам делать? - с каким-то отчаянием в голосе спросил Дори.
        - Дайте мне подумать. В первый раз вы мне этого сделать не дали, затеяв свару, дайте в этот раз.
        Гномы вновь вытащили из сумок трубки с табаком.
        «Так, - начал думать я, - нам нужно выбраться из тумана как можно скорее, при том не попасть в пасть его порождениям. Спуститься вниз и пересечь туман, мы не можем - своим шумом гномы привлекают чудовищ как мёд пчёл…. Так почему бы нам не перебраться через туман поверху?»
        Идея, пришедшая мне в голову, была сумасшедшая и потому могла сработать.
        Я подошёл к краю парапета и стал вглядываться в белую мглу. На той стороне высокой стены я явственно различил несколько высоких деревьев, то ли сосен, то ли пихт.
        Если бы я смог добраться до них и срубить так, чтобы дерево упало на башню, хотя… существует риск, что я могу промахнуться, и дерево упадёт мимо, или же эти зубастые пушистики достанут моих гномов при спуске….
        - Ну что? Придумал что-нибудь? - спросил меня Орин.
        - Есть одна мысль, но уж больно рискованная. Видишь вон те деревья?
        - Да…. - Орин всмотрелся в туман.
        - Вы хотите сделать как в цирке? - спросил меня Дори.
        - Что… Что ты сказал? - мелькнувшая как молния мысль пронзила меня, и чтобы её не потерять я переспросил его.
        - Говорил тебе я, не встревай! - рука Орина вновь поднялась над головой младшего брата.
        - Стой! - крикнул я ему, - твой брат только что подал мне хорошую идею. Точно. Я пройду через туман, заберусь на дерево и привяжу верёвку, а по ней мы переберёмся на другую сторону.
        - Гном полезет по верёвке? Как какой-нибудь эльф-циркач? Да вы что, с ума посходили?! - возмутился Орин.
        - Ты можешь что-то лучшее предложить?
        - Пробиваться через туман как настоящие гномы, с секирой в руках….
        - Тебя сожрут через пару шагов после того, как ты их сделаешь в тумане - Дори хлопнул Орина по плечу.
        Я поднял моток верёвки с пола.
        - Другого пути нет. Туман стихия чудовищ.
        Сказано - сделано. Один конец мотка верёвки Дори привязал к зубцу каменной кладки каким-то хитрым узлом, а второй я повесил себе на плечо.
        С клинками наголо я подошел к белой клубящейся стене тумана, дошедшей уже до половины лестничного пролёта. Что ожидает меня там внизу, я мог узнать, только войдя в туман.
        Осторожно нащупывая ногой каждую ступеньку, я опустился в молочное море, расплескавшееся во внутреннем дворе форта.
        - А я милого узнаю по походке, он носит, носит брюки галифе…. - тихонько бормотал я, вслушиваясь в каждый подозрительный шорох.
        Костяшки моих пальцев побелели - с такой силой я сжимал рукоятки моих клинков.
        Сверху, когда я вглядывался в туман, заполнивший внутренний двор форта, никакого подозрительного движения я не видел. Но это не значило что он был безопасный. Мой внутренний голос вовсю кричал о подстерегавшей меня внизу опасности.
        Ступив на каменные плиты двора, я замер, едва дыша, сканируя всеми чувствами окруживший меня туман.
        Вот, едва слышно скребя коготками, вдоль стены крадётся полевая мышь. Сверху раздаётся хлопанье крыльев большой птицы и отчаянный писк мыши. Вот, откуда-то сверху раздаются два горланящих разухабную песню гномьих голоса. Вот ведь заразы, не могут сидеть тихо. А вот, мимо меня, на звук голосов гномов мягко ступая, идёт что-то большое и опасное. Я его не вижу в молочной пелене, но знаю что оно очень, очень большое и очень опасное. Это было одно из туманных чудовищ.
        Как только сгусток тумана заполз на первую ступеньку лестницы, я прыгнул ему вслед и вонзил в спину чудовища мечи.
        Я попал. Сработала абилка Ледяной иглы, замораживая плоть туманного монстра. Но, так как туман это одно из состояний воды, а лёд это тоже вода, то абила сработала не совсем так, как я ожидал. На общее состояние монстра это не повлияло, но лишило его голоса, заморозив гортань и пасть.
        И тут, повинуясь седьмому чувству, я бросился на пол и почувствовал, как надо мной пролетели щупальца, разрывая пелену тумана. Окружающий меня туман на секунду отступил. И тут я впервые увидел туманное чудовище во всей его красе. Туловище монстра было покрыто густой длинной белой шерстью. Лап, у туманного чудовища было четыре и два щупальца, которыми оно довольно ловко управлялось. Это был тот монстр, которого я уже ранил.
        Я как раз находился с той стороны, с которой чудовище меня не видело. Проскользнув под взметнувшимися вверх щупальцами, я Лавовым мечом нанёс колющий удар. В воздухе запахло палёной шерстью.
        Туманный монстр, ослеплённый яростью и болью, хлестал щупальцами во все стороны.
        В таком состоянии мне тяжело было справиться с ним. Несколько раз щупальца доставали меня. Меня как будто бы били бревном - такова была сила удара монстра.
        Выбрав момент, когда монстр отвлекся, отвернувшись в другую сторону, я взбежал по лестнице и прыгнул на него сверху, держа клинки острием вниз, как большие кинжалы. Ледяная игла пробила второй глаз монстра и вошла ему в голову до самой гарды. Лапы чудовища подкосились, и он рухнул вниз. Система разразилась сообщениями.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ ЧУДОВИЩЕ ТУМАНА, МЕСТ-БОССА 100 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ЗАВЕРШИЛИ БОЙ В СВОЮ ПОЛЬЗУ С ПРЕВОСХОДЯЩИМ ВАС НА ДВАДЦАТЬ И БОЛЕЕ УРОВНЕЙ ПРОТИВНИКОМ. ДОСТИЖЕНИЕ «ПОБЕДИТЕЛЬ ГИГАНТОВ» ВЫПОЛНЕНО - 6/10. ПОЛУЧЕНО + 5 К СИЛЕ. ПРОДОЛЖАЙТЕ ПОБЕЖДАТЬ ПРЕВОСХОДЯЩИХ ВАС ПРОТИВНИКОВ, И ВАШЕ ИМЯ БУДЕТ ЗАНЕСЕНО НА СКРИЖАЛИ СЛАВЫ В ЗАЛЕ ГЕРОЕВ ИГРОВОГО МИРА «ВСЁ ВОЗМОЖНО». ДЛЯ СЛЕДУЮЩЕГО ДОСТИЖЕНИЯ ВЫ ДОЛЖНЫ ПОБЕДИТЬ ПРОТИВНИКА НА СЕМЬДЕСЯТ И БОЛЕЕ РАЗ ВЫШЕ.
        ПОЛУЧЕНО 2455370 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВЫ ДОСТИГЛИ 50 УРОВНЯ. ВАМ ОТКРЫТО УМЕНИЕ «ПОМОЩЬ БОГИНИ ПРИРОДЫ И ВЕСНЫ».
        Наконец, наконец, у меня появилась возможность вызова моей любимой супруги.
        Но не сейчас, сейчас мне нужно спасти моих друзей.
        С чудовища мне досталась прекрасная теплая шкура, которая мне бы очень пригодилась в моём доме на Безмолвном озере.
        Мне очень повезло, что когда я бился с чудовищем, оно было уже ранено.
        Зная о том, что чудовища тумана могут сливаться с ним, я осторожно, стараясь не издавать лишнего шума, пересёк внутренний двор форта.
        Воображение рисовало мне оскаленные пасти монстров, возникающие из тумана и впивающиеся в мою плоть.
        Наконец я вышел из форта. За это время туман немного спустился вниз, но оставался таким же плотным, как и утром. Это было мне на руку.
        Туман прятал меня. Чудовища же, не до конца скрытые в тумане, стали видны мне, похожие на акульи плавники, плавающие на поверхности моря.
        Туман, окружавший меня, гасил вокруг все звуки. Я находился как будто в вакууме. Даже моих шагов не было слышно. Вокруг меня двигались неясные тени, заставляющие меня быть в постоянном напряжении.
        Но мне повезло. Видимо второе чудовище ушло на другой конец туманного моря. По крайней мере, на своём пути я не встретил его.
        Наконец молочное море закончилось, и я выбрался в нормальный лес. Я вдохнул полной грудью наполненный хвоей воздух. Пора было приниматься за дело.
        Немного побродив по границе с туманом, я нашёл виденные мною с башни деревья. Три корабельные сосны, высотой метров сорок величественно качались под дуновением ветра.
        Немного отпустив верёвку, тянущуюся из тумана, я полез на одну из них. Неудобство лазания по сосне заключалось в том, что её ветви росли на значительном удалении друг от друга, и мне приходилось перепрыгивать с одной на другую ветку, чувствуя себя Тарзаном.
        Наконец, когда я почувствовал, что ствол под моим весом стал качаться, я оказался выше стены тумана.
        Хорошенько привязавшись к стволу сосны, я стал выбирать верёвку. Тащил я её недолго, ровно до тех пор, пока верёвка не натянулась как струна.
        Так, готово.
        Теперь нужно было звать гномов.
        - Дориии!!!! - крикнул я в сторону разрушенного форта.
        - …ии-тте-еррр… - отозвался голос из тумана.
        - Дори! Привязывай Орина к верёвке, и отправляй посылку сюда!!!
        Последовала небольшая пауза, после чего до меня донёсся голос Дори:
        - …ооо-виии…
        - Ловлююю!!!! - отозвался я.
        - Твоююю…. Маааать!!!!… - это был уже голос Орина.
        Через долгую четверть часа из тумана показалось тёмное пятно. Пятно постепенно приблизилось ко мне и превратилось во вцепившегося всеми четырьмя конечностями в верёвку пыхтящего краснолицего гнома.
        - Чтоб я ещё раз, да ну нафик….
        Увидев меня, Орин, а это был он, завопил с ещё большей силой:
        - Риттер! Спаси меня, ради Амэи!!! Меня чуть не сожрали.
        Я схватил гнома за воротник куртки и, подтащив поближе к себе, посадил на толстый сук.
        Оказывается, пока гном полз над туманным морем, из «белой преисподни», как он назвал туман, высунулась открытая огромная пасть, и только, по счастливой случайности, гном не свалился в неё.
        Дори переправился как я и предполагал более быстро и ловко.
        Наконец мы вырвались из западни. Но потеряли почти сутки.
        Убедившись, что с гномами всё в порядке, я решил опробовать свою новую способность, да и по жене скажу честно, очень соскучился.
        Отойдя в сторону, от копошившихся в своих вещах представителей подгорного народа я активировал умение «Помощь Богини Природы и Весны».
        ВНИМАНИЕ, УМЕНИЕ «ПОМОЩЬ БОГИНИ ПРИРОДЫ И ВЕСНЫ» НЕ ДОСТУПНО. БОГИНЯ ТЬМЫ, ВЛАСТИТЕЛЬНИЦА КОНТИНЕНТА ГАТТЕРАС, НААНА ПРЕПЯТСТВУЕТ АКТИВАЦИИ ДАННОГО УМЕНИЯ НА СВОЁМ КОНТИНЕНТЕ. ЧТОБЫ АКТИВИРОВАТЬ УМЕНИЕ ПОБЕДИТЕ БОГИНЮ НААНУ ИЛИ ВЕРНИТЕСЬ НА КОНТИНЕНТ ТИРИТ-ТОЛЛ.
        Я долго стоял в ступоре, глядя на вылезшее сообщение. Получается, зря я мчался на другой конец Сильварии, зря я оказался тут? Или нет? Или не зря и всё это предназначено мне судьбой как испытание? И что теперь делать?
        - Что будем делать дальше, Риттер? - спросил меня Орин, в унисон моим мыслям, приводя в порядок остатки своей, некогда роскошной бороды.
        - Дальше нам надо идти к городу, но прежде, я хочу выслушать ваши соображения начёт того, что произошло с нами тут.
        - Ты насчёт чего, друг? - спросил меня Дори, сматывая свою верёвку.
        - Проблема в том, Дори, что я примерно знаю, что мне надо делать, но не знаю, чего хотите вы.
        Орин приостановился завязывать свой мешок и обернулся ко мне.
        - Риттер, мы тебе очень обязаны. Сами мы не знаем точно, куда нам идти, поэтому мы пойдём с тобой.
        - А если я скажу вам, что судьбой предначертано мне сразиться с богиней Тьмы, и из этой передряги я могу и не вернуться.
        Гном с половиной бороды воинственно воздел вверх свою секиру и громко сказал:
        - Значит, Риттер, мы сразимся вместе с тобой! Ибо дружба - превыше всего!
        И уже чуть тише добавил:
        - Всё равно нам тут больше заняться нечем, а с тобой друг, приключения сыплются со всех сторон как из рога изобилия.
        Тут оба гнома подошли ко мне и обняли.
        - Ну что, братва, идём искать, где живёт Наана?
        - Идём, только вот пожрать бы сначала…. - затянул старую песню Дори.
        - Дори, ты опять о еде думаешь?
        - Я всё время буду думать о еде, пока не увижу её.
        - Вон зайчик сидит… - только и успел я сказать, мстительно глядя вслед пытающемуся удрать косому от кампании двух голодных гномов.
        На этот раз охотничья удача улыбнулась горе-охотникам, и они притащили ко мне целых полдюжины зайцев.
        Посетовав, что для такого великолепного ужина не хватает гномьего пива, Дори приступил к приготовлению ужина.
        Орин освежевал зайцев, я принёс дров, и через некоторое время на лесной поляне весело пылал огонь.
        Зайцев приготовили на углях. По всей поляне плыл обалденный запах жареного мяса, и через полчаса мы с гномами сидели и наслаждались жареной зайчатиной.
        - В продолжение нашего разговора, кто-нибудь понял, о чём говорили чёрные плащи, когда напали на наш лагерь? - спросил я.
        - Я что-то слышал о том, что Наану пробудили - заметил Дори, догрызая заячью ногу.
        - Не пробудили, а она проснулась, - поправил его Орин.
        - Верно, Наана проснулась, а значит, нам нужно искать себе союзников.
        - Кого это?
        - Догадайся с первого раза.
        Орин замер глядя на меня:
        - Неужели….
        - Верно, нам нужны чёрные плащи.
        Глава 3 Акаша
        Ночь прошла без происшествий. Ну, не считая того, что беспокойно ворочающийся во сне Дори ухитрился закатиться в костёр и подпалить себе пятки. После этого он метался по лагерю ещё минут пять, подвывая от боли. В конечном счете, он лёг подальше от костра, закутался в плащ, и над лагерем установилась тишина.
        Я долго не мог уснуть. Всё лежал и лежал, смотря на чужое небо с незнакомыми созвездиями. Что сейчас происходит в Светлолесье, в Сильварии? Как там мои друзья и подруги? Больше всего на свете мне хотелось оказаться сейчас рядом с ними. Я конечно не пуп земли, но всё же мне кажется, что они тоже скучают по мне. Дурацкий телепорт! Если бы не королева вампиров с её мертвецами, я бы не прыгнул в него, не оказался бы сейчас здесь, в тысячах так далеко от моего дома!
        Я почувствовал, как во мне зарождается сначала раздражение, а потом и злость на прекрасную вампиршу.
        Спать! Завтра надо обязательно попытаться дойти до города, если опять с нами не приключится что-нибудь.
        Я повернулся набок и наткнулся взглядом на пару красных глаз, из-за кустов наблюдающих за нами. Отблески языков огня выдавал их, отражаясь в зрачках незнакомца.
        Если бы это существо хотело напасть на нас, оно бы это уже давно сделало. Пока же оно предпочитало только наблюдать.
        Я тихонько подтащил к себе перевязь с мечами. Доставать их сейчас из ножен я не стал. Свет клинков обязательно выдал бы меня.
        Желание спать улетучилось, как будто его и не было.
        Неведомое существо, ещё некоторое время понаблюдало за спящим лагерем и бесшумно удалилось. Кто это был, я так и не понял. Однако мне очень повезло в том, что я лёг именно на этот бок. Так я смог увидеть силуэт незнакомца, проскользнувшего мимо костра и скрывшегося за деревьями. Это был силуэт молодой девушки с изящной гибкой фигурой, одетой в мужскую одежду. Понять, что это была именно девушка, помогли её длинные распущенные волосы.
        Я сел.
        Что ей было нужно? И эти странные глаза…. А ушла она… ушла она в сторону форта! Там же чёртов туман!
        Вот дьявол. Она непременно попадёт в него и подвергнет себя смертельной опасности! Чудовища тумана беспощадны. У меня до сих пор от них бегут мурашки по телу.
        Нет, ну вот что за дурацкая у меня натура. Ну почему бы мне опять не лечь, повернуться на бок и заснуть. Что это за дурацкая сила, которая толкает меня в эту ночную тьму?
        Я со всей дури стукнул себя по лбу кулаком. Боль немного отрезвила меня и я понял что нахожусь уже довольно далеко от лагеря, пробираясь сквозь кусты по направлению к покинутому нами, с таким трудом, форту.
        Так, со мной всё в порядке. И если уж я опять ввязался в какую-то авантюру, то это нужно делать с холодной головой.
        Из ночных облаков на несколько мгновений вынырнула луна, и я на один миг заметил скользившую впереди меня тень.
        Я решил держаться от неё на таком расстоянии, на каком нельзя было заметить слежку.
        Время уже приблизилось к утру, когда мы подошли к поляне. Ноги мои уже успели промокнуть от холодной предутренней росы. Но я не обращал на это внимание, наблюдая за незнакомкой.
        Фигура девушки ясно обрисовывалась на фоне клубящейся молочной мглы. Стройная, высокая. Горделивая посадка головы.
        Ни на миг не останавливаясь, девушка вошла в туман. Здесь он был ещё не такой плотный, чтобы потерять её из вида.
        Вот чёрт, ну как же мне не хочется опять идти туда….
        И тут я увидел то, чего опасался больше всего.
        С двух сторон к девушке быстро приближались два больших сгустка тумана.
        Всё…. Пришёл к красавице писец… такой белый пушистый зверёк…. И монстров тумана целых два. Но чёрт меня возьми, если это меня останавливало когда-нибудь.
        Быстрыми прыжками я рванул вперёд, одновременно вытаскивая из-за спины клинки. Голубовато-розовое сияние разорвало пелену тумана вокруг меня.
        Но что это! Чудовища тумана не набросились на тоненький силуэт, не стали рвать его огромными кривыми когтями, не обвили его щупальцами. Они кружили вокруг девушки, ластясь к ней словно большие коты.
        С нелепым криком, оборванном на половине, я остановился в нескольких шагах от неё.
        Девушка обернулась ко мне на шум, и я увидел знакомые кроваво-красные губы и белое лицо. Лицо Акаши…. Лицо королевы вампиров.
        Писец точно пришёл, только теперь он пришёл ко мне.
        Я повернулся и хотел броситься прочь, когда меня остановил её завораживающий хрипловатый голос.
        - А ну, стой! Кто это тут у нас?
        Я сделал маленький шажок вперёд, но чары её голоса не давали мне возможности уйти.
        - Постой, говорю тебе. Мурзик приведи ко мне этого человека.
        Огромное щупальце Мурзика обвилось вокруг моей талии и потащило к Акаше.
        Сейчас меня прикончат. Сначала выпьют кровь, потом разорвут на куски и сожрут. Нет, сначала разорвут на куски, выпьют кровь и сожрут. Или сожрут, выпьют кровь и….. Чёрт! Мои мысли совсем запутались о том, что со мной сделают.
        - Ты боишься? - промурлыкал возле моего уха завораживающий голос.
        С трудом, превозмогая свой страх, я повернул голову и чуть не вздрогнул - так близко ко мне оказалось лицо девушки.
        - Я… не боюсь.
        - Скажи, пожалуйста, какой храбрый нашёлся, - улыбнулась одними губами Акаша, - Мурзик, Пушок отнесите нашего гостя ко мне. Да и уберите, наконец, этот туман, я ничего не вижу из-за него.
        У меня мысли вообще перепутались. Получается, мы с гномами ночевали в форте Акаши, а туман имеет не природное, а искусственное происхождение.
        Туман быстро рассеялся и спеленатый щупальцами чудовищ я оказался перед фортом. Тут щупальца с меня сняли.
        - А где Барсик? Почему он меня не встречает?
        Одно из чудовищ что-то громко муркнуло своей хозяйке и показало на меня щупальцем.
        Я задрал голову вверх и сделал вид что, я здесь не причём.
        Стоявшая от меня в десяти шагах вампирша в один миг оказалась передо мной.
        Глаза на её разгневанном лице так и сверкали молниями.
        - Ты зачем убил Барсика? Он был моим любимцем!
        - А зачем он моего друга хотел съесть? - дерзнул ответить я.
        - Они охраняют мой дом!
        - Уж прости, не знал, что эта халупа и есть жилье королевы вампиров. - Я уже пришёл в себя и съязвил от отчаянной храбрости охватившей меня.
        - И ничего не халупа, и не…. - тут королева на миг замерла, а потом прошипела мне прямо в лицо - Я знаю тебя! Ты тот наглец, который разбудил меня, который переполошил моих подданных в замке и сбежал.
        - Подумаешь, - я сам от охватившей меня эйфории близко подошел к Акаше - Да меня каждая собака в Сильварии и Светлолесье знает! А ты бы своих котов держала бы на поводке, или в клетку бы заперла. Чего они распоясались у тебя?
        Теперь уже вампирша стояла, оторопев от моего напора. А мне вдруг жутко захотелось поцеловать эту смертельно опасную красавицу. Это было всё равно, что поцеловать саму Смерть. Но мне было уже наплевать.
        И я, надолго прильнул к губам Акаши. Красные зрачки девушки от изумления расширились до невозможности.
        - Что ты делаешь? - хрипло спросила она, переведя дух, когда я оторвался от её губ.
        - Сам не знаю что…. Мне безумно захотелось вдруг поцеловать тебя, может быть это действует твоя магия?
        Девушка стояла в растерянности и мне представилась прекрасная возможность рассмотреть её.
        Высокая, пожалуй, даже выше всех моих девушек. Красивая… нет, сказать просто красивая, не сказать ничего. Её красота была утончённая. Лицо аристократичное, благородное. Глаза, распахнутые с красными продольными зрачками как у кошки. Ресницы чёрные, длинные и очень густые. Брови можно назвать соболиными. Кожа лица бледная, почти белая как воск. Губа полные, красного цвета. Ушки небольшие, аккуратные. Зубки жемчужные, ровные но клыки гораздо длиннее, чем у людей. Фигура, несмотря на рост, пропорциональная, кисти рук изящные, с длинными пальцами и идеальным маникюром. Волосы длинные, густые, чёрного переливающегося цвета. Ноги длинные, не побоюсь избитого выражения, "от ушей", с изящными лодыжками и ступнями.
        - Ты знаешь моё имя, откуда?
        - Народы, населяющие этот мир знают и помнят тебя о прекраснейшая Акаша.
        - Я смотрю ты очень учтивый и галантный мужчина. Но я до сих пор не знаю, как зовут тебя. Мне кажется ты не из простых смертных.
        Я уже полностью пришёл в себя и понял, что есть меня и пить мою кровь не собираются, по крайней мере, сейчас.
        - Меня зовут Риттер, тебе моё имя ничего не скажет.
        Девушка улыбнулась мне и ответила:
        - Ну почему же…. Не считай меня такой забитой простушкой, которая далека от всего, что творится на Тирит-Толле. Я тоже в курсе всех новостей, которые происходят в нашем мире. Но что это мы стоим тут, во дворе моего дома. Пора показать тебе Риттер, принц-консорт богини Амэи, моё гостеприимство.
        Акаша взмахнула рукой и произнесла заклинание на неведомом мне языке, но я, отчего-то был уверен, что это язык мёртвых.
        Стен форта раздалась, и мы вошли в покои королевы Акаши.
        - Присаживайся, - Акаша хлопнула рукой по спинке изящного дивана багрово-золотого цвета.
        Я опустился на мягкие диванные подушки, и девушка присела рядом со мной.
        - Может быть вина, фруктов?
        - Не мешает, а то в горле у меня пересохло, - и я проглотил застрявший комок в горле.
        Акаша хлопнула в ладоши, и из пола перед нами вырос небольшой столик, на котором стояла бутылка вина, два хрустальных бокала и корзинка с фруктами.
        Я разлил вино по бокалам и предложил девушке.
        - Я видел картину, на которой была изображена ты с большой собакой.
        - Ах, Гектор, - глаза девушки затуманились, - картину писали когда я была… была….
        - Была ещё живой?
        - Да…. Это был мой любимый пёс.
        - Скажи, Акаша, что с тобой произошло?
        - Ах, Риттер. Мне тяжело об этом говорить. Но, наверное, нужно, - девушка отпила из бокала, - мой отец был одержим жаждой власти. Он хотел поднять свой род выше всех родов в государстве, выше королевского рода. Он искал всякую возможность, чтобы сделать это. Но у него ничего не получалось в одиночку. И тогда он основал тайную ложу, общество которое, не брезгая мистикой и жуткими культами, помогало в его поисках. Однажды, тёмной ночью, к нему прибыл гонец с вестью, что в развалинах храма тьмы был найден манускрипт, с указанием способа выполнить его желание.
        Я затаив дыхание, слушал свою прекрасную рассказчицу.
        - В манускрипте было сказано, что только вампиры королевского рода, были выше всех по знатности на этом материке, обладая бессмертием и могуществом равным богам. И один из самых древних могущественных королей вампиров Вахагн был захоронен в часовне храма. Отец в своём помешательстве, задумал обручить меня с Вахагном, и таким образом войти в королевский род вампиров.
        Тут девушка замолчала ненадолго, собираясь с мыслями.
        - Тогда я не знала, какая судьба ожидает меня. Мой отец привёз меня на раскопки храма…. А когда поняла, было уже поздно. Меня привели в зал, завешенный плотной чёрной тканью. По периметру зала стояли члены ложи. В центре зала находился большой гроб, на обивке которого была вышита золотом королевская корона. Это был гроб Вахагна. Многие тысячелетия король вампиров спал, и теперь его хотели пробудить. Когда крышку сняли, в гробу лежал высокий высохший мертвец в королевской короне. И тогда я поняла, что меня ожидает. Я просила, молила отца не делать этого, но он был непреклонен. Под непрекращающиеся молитвы членов ложи двое жрецов взяли меня под руки, и отец жертвенным ножом полоснул меня по запястьям. Моя кровь пролилась на вампира…. Налей мне ещё вина….
        Я, зачарованно слушая девушку, кивнул, и подлил вина в её бокал. Акаша выпила и продолжила свой рассказ:
        - Кровь лилась на вампира и впитывалась как губка. Я потеряла много крови и стала терять сознание, когда вампир пробудился. Мои запястья забинтовали и дали выпить какой-то отвар. Разум мой прояснился. Тут же, в тех развалинах, нас и обвенчали. Во время свадебного обряда Вахагн укусил меня за шею, и я обратилась. Если бы ты видел, Риттер, каким торжеством сияли глаза моего отца. Его мечта сбылась, но она была недолгой. Я убила его. Жажда крови обуяла меня. Я убила его и убила всех, кто был там. Вахагн лишь отстранённо наблюдал, как люди молили меня о пощаде, как они вымаливали у меня их жалкие жизни. Но они умерли все. После этого Вахагн спросил меня, чего я хочу. Я хотела покоя. И тогда Вахагн привёл меня сюда. Он был мудрый и справедливый вампир. Он показал мне это место и сказал, что здесь я обрету покой и счастье. Познакомил он меня и со стражей этого дома. Стражников я назвала Пушком, Мурзиком и Барсиком. Уж больно они были похожи на больших пушистых котов. А потом он отнёс меня в свой замок, который находился где-то глубоко под землёй. Там он погрузил меня в вечный сон, прежде сказав, что
когда-нибудь придёт тот, кто разбудит меня и принесёт в моё сердце желанный покой и счастье.
        - А что он сам?
        - После его пробуждения его призвали в высшие сферы божественного пантеона и направили в другой мир. Перед тем как отбыть он и перенёс меня. Я ему очень благодарна. Поистине он великий вампир и великий король.
        - Так ты и стала королевой вампиров…
        - Да, и теперь любой вампир обязан подчиниться мне, невзирая на свой ранг, клан или семью. И вот теперь я думаю, тот ли ты человек, что даст мне желанный душевный покой и счастье.
        - Прости, Акаша, но я не собираюсь оставаться тут. Более того, я не собираюсь брать тебя с собой. Ты уж прости, что я разбудил тебя, вышло это совершенно случайно. Я тут долго не задержусь, у меня вон два оболтуса-гнома на попечении. Прости, но у меня есть цель, и боюсь, она тебе не понравится. Так что, извини, мне пора.
        Я поднялся на ноги и поставил на столик бокал.
        - Спасибо за гостеприимство, мне до рассвета нужно попасть обратно.
        Девушка растерянно посмотрела на меня, затем поднялась и сказала:
        - Ты бросаешь меня? Ты лишил меня моего сна. И я знаю точно своё предназначение, я должна быть с тем, кто меня разбудил. Так что ты от меня не отделаешься.
        - О, бог мой! - я воздел к небу руки, - Ну за что мне это? Почему такое случается только со мной?
        Акаша подошла ко мне и взяла своими прохладными ладонями мои руки:
        - Потому что ты Риттер, избранный.
        Избранный, это что-то мне напомнило то, что мне говорили давно, тогда, когда я только стал Защитником Светлолесья. И это мне напомнило обо всем, что я должен сделать для Светлолесья, для Сильварии и в целом для материка Тирит-Толл.
        - Надеюсь, мы подружимся - задумчиво произнёс я, - ну если ты хочешь идти со мной, то нам нужно в мой лагерь. Там мои гномы.
        - Мы домчимся туда быстрее ветра, Риттер, - улыбнулась мне Акаша и обняла меня.
        У неё за спиной выросли большие чёрные кожистые крылья. Акаша взмахнула ими, и мы поднялись в воздух.
        Внизу остался форт и два больших, похожих на ангорских котов, туманных чудовища, которые с тоской глядели нам вслед.
        Летели мы с четверть часа и приземлились неподалеку от нашего лагеря. Акаша спрятала крылья и вновь превратилась в человеческую девушку. Неподалёку мерцал огонёк костра, и мы направились на него.
        - Здорово у тебя получается летать, - с завистью в голосе сказал я.
        - Хочешь и ты так сможешь? - ехидно ответила Акаша, обнажая белоснежные резцы клыков.
        - Нет, нет, я уж лучше пешочком, - протестующе поднял я руки перед собой.
        - Значит, не желаешь превращаться в вампира? - задумчиво протянула королева вампиров.
        - Ты знаешь, мне не очень нравится тон, которым ты это произнесла.
        Вампирша улыбнулась:
        - Боишься, что когда уснешь, я могу укусить тебя?
        - Да уж, не хочу быть кровососом. Я итак бессмертный.
        От моих слов Акаша даже запнулась, и я подхватил её не давая упасть.
        - Это как, бессмертный?
        - Да, бессмертный. Нашу расу здесь называют Шагающими по мирам. Мы приходим сюда и уходим в другие миры и здесь нас убить невозможно.
        - А в вашем мире? У тебя ведь есть свой мир?
        - Там мы смертны.
        - Очень жаль.
        Я перепрыгнул через небольшую яму и подал руку девушке, желая ей помочь.
        Но моя помощь не потребовалась. Акаша мгновенно переместилась ко мне за спину и нежно погладила мою шею.
        - Красивая она у тебя, твоя кожа.
        Теперь пришла моя очередь споткнуться, и Акаша с лёгкостью подхватила меня, как будто пёрышко.
        - Прекрати! - нервно сказал я, - ты меня нервируешь. Лучше скажи, как ты нас нашла.
        - Ну, меня просто тянуло за тобой, я чувствовала тебя даже на расстоянии, вплоть до тронного зала. Там правда зов пропал, но когда я попала в тронный зал, я поняла отчего. Телепорт, ты воспользовался им, и тебя не стало там, на той земле. Лишь когда я вошла в него и переместилась сюда, на берег океана, я вновь почувствовала тот зов.
        - Что это за зов? Что ты чувствуешь, когда слышишь его? Ты чувствуешь меня как еду?
        - Нет. Когда я настраиваюсь на твой зов, я чувствую потребность защитить тебя и….
        - Что и?
        - Пока я не могу этого сказать тебе.
        - Ну, хорошо, а по отношению к моим гномам?
        - Еда, они пахнут вкусной едой.
        Я резко остановился и обернулся к девушке.
        - Так. Если ты хочешь идти со мной, забудь думать о моих друзьях, как о еде.
        - Как скажешь Риттер. Только мне нужна пища.
        - Там где я, там бывает много пищи.
        - Хорошо, - вампирша обошла меня, и первая направилась к затухающему костру, - меня это устраивает. Не буду я пить кровь из твоих гномов.
        Несмотря на все её заверения, я поспешил вслед за королевой вампиров. Мало ли что. Говорит мне одно, а гномы на вид такие вкусные, может и передумать.
        Орин и Дори похрапывая время от времени, сладко спали, закутавшись в свои плащи.
        Я прилёг возле костра, а Акаша присела на поваленный ствол ели неподалёку.
        Я смотрел на красивый профиль девушки, и вдруг мне пришла в голову шальная мысль, одна из тех, после которых моя судьба круто менялась.
        Я приподнялся на локте и позвал:
        - Акаша.
        Девушка подняла голову и посмотрела на меня.
        - Да Риттер?
        - Иди сюда.
        Я распахнул плащ, освобождая место для девушки.
        - Ты это серьёзно?
        - Да, я знаю, что тебе нужно.
        Девушка поднялась и подошла ко мне. Постояв секунду, она присела на мой плащ.
        Я потянул её к себе, заставляя лечь рядом.
        - Я знаю, что нужно тебе. Долгие годы тебе не хватало человеческого тепла.
        Я привлёк её к себе. Девушка прижалась спиной ко мне, и я, через одежду, почувствовал прохладу, исходящую от её тела. Нет, это был не ледяной холод. Это была приятная прохлада. Я почувствовал, как будто нахожусь в тени пляжного зонтика, укрывшись от палящих лучей солнца.
        - Ты не ледяная.
        - Это хорошо?
        - Даже очень.
        - Тогда давай немножко полежим, закрыв глаза.
        - Давай.
        Я задремал.
        Мне снилось, что я снова дома, рядом со мной мои девчонки. Потом мы переместились на берег моря под жаркое солнце. Втроём мы купались, а потом загорали. И тут к нам подходит Акаша, а Маринка голосом Дори говорит:
        - Ты смотри, у Риттера опять новая девчонка. И где он их берёт только, даже в глухом лесу ухитряется найти.
        Эти слова я уже слышал, проснувшись, через полуоткрытые веки, глядя на склонившегося над нами Дори.
        Акаша лежала рядом со мной, бережно прижимая к себе обнимавшую её мою руку. Она не спала и наблюдала за гномами. Несмотря на всю кажущуюся беззащитность девушки, я знал, что она смертельно опасна.
        Я прижал её к себе, давая понять, что не сплю.
        - О, проснулся, наконец, - пробасил Орин, подбрасывая в разгоревшийся костер небольшое полено.
        - С вами, уснешь. Своим храпом всю округу распугали.
        - Ага, вижу, - гном уставился на девушку, - округу распугали, только на тебя красавицы как мухи слетаются.
        Мы с Акашей поднялись с плаща, и девушка села, поправляя небольшим гребнем свою причёску.
        Дори подсел к девушке:
        - Что-то ты такая бледная, красавица, малокровие у тебя что ли, плохо кушаешь?
        - Недокровие у меня…, а кушала я действительно давно - и королева вампиров облизнулась, показывая гному длинные клыки.
        Дори подскочил как ужаленный, а Орин схватился за свою секиру.
        - Вампир!!! Риттер, отойди от неё, сейчас мы её прикончим. Эх, жаль, нет с собой осинового кола.
        - А ну, все, убрать оружие. Я вам покажу осиновый кол.
        - Ты чего, друг, - загомонили наперебой гномы, - это же вампир. Да она сейчас сожрёт нас и не подавится. Позволь мы её….
        - А ну, стоп, - прервал я разгорячённых гномов, - во-первых, да, она вампир, во-вторых, она не причинит нам вреда. Если бы она хотела, вы бы сегодня вообще не проснулись. Это понятно?
        - Понятно… - пробурчал Орин, отставляя в сторону секиру, но так чтобы мог быстро дотянуться до неё.
        - А в-третьих, она здесь для того чтобы защищать нас.
        - Не надо нас защищать. Мы сами в состоянии защитить себя, - воинственно произнёс Дори, наконец, найдя взглядом свою дубину. Только вот дубина лежала по ту сторону костра.
        Акаша, до этого спокойно взирающая, на распаляющих себя воинственными речами гномов, мгновенно переместилась за спину к Дори и нежно взяло его за шею.
        - Ох! - только и охнул гном, почувствовав силу изящной руки хрупкой девушки, - Беру свои слова обратно.
        Королева вампиров отпустила гнома и спокойной походкой подошла ко мне.
        - Давайте знакомиться, наконец, - улыбнулся я, - Это Орин и Дори, братья, несмотря на всю их непохожесть. Хорошие гномы и верные друзья.
        Гномы, переглянувшись между собой, вместе сделали вперёд два шага и церемонно поклонились Акаше:
        - Орин, к вашим услугам.
        - Дори, к вашим услугам.
        Девушка улыбнулась им.
        Я продолжил знакомство:
        - Акаша, королева вампиров.
        Акаша присела, изящно изобразив реверанс.
        - О, проклятье на нашу голову, - сказал оторопевший Орин, - простите нас ваше Величество, что мы не узнали вас.
        - Нам столько о вас рассказывала…бабушка… - добавил побледневший, но не теряющий самообладания Дори, - сейчас вы более….
        - Более что? - впервые подала свой с лёгкой хрипотцой голос Акаша.
        - Вы более прекраснее, чем были тогда, в замке.
        - Так это были вы? Те гномы, что перебудили всех моих подданных?
        Я взял Акашу под руку:
        - Прости дорогая, это был я. А теперь, я считаю, что мы утрясли все вопросы. Сейчас завтракаем и двигаемся дальше.
        - Полностью согласен с тобой, - поддержал меня повеселевший Орин.
        Завтрак прошел быстро и без обычной болтовни гномов. Можно было подумать, что они испытывали неловкость перед собой в том, что не смогли сразу признать в очаровательной хрупкой девушке грозную королеву вампиров.
        Собрав вещи и потушив костёр, мы отправились к реке.
        Глава 4 Река
        Мы, всей нашей дружной компанией, быстро шли по лесу, стремясь поскорее добраться до первой нашей цели.
        Что быстро шли, так это точно сказал.
        Гномы, не смотря на то, что опасность быть укушенными отдалилась от них на необозримое будущее, предпочитали держаться от Акаши подальше. Теперь они возглавляли наш отряд, со всех ног улепётывая от нас в направлении реки.
        - Какие славные малыши, - промурлыкала мне на ухо Акаша, неслышно скользя рядом.
        - Не просто славные, но и невероятно храбрые, - отозвался я, - ты бы видела, как они сражались с троллями, которые держали их народ в рабстве.
        - Правда? - Акаша задумчиво посмотрела на спины спешащих впереди гномов, - Похоже мне нужно научиться их уважать.
        Между тем сосновый лес сменился густым ельником, и солнечных мест сразу стало маловато. Тени стали сгущаться и всё чаще приходилось перепрыгивать через завалы поваленных деревьев.
        После преодоления очередной баррикады из поваленных елей, уже давно поросших мхом, гномы пропали из нашего поля зрения.
        Мы остановились.
        - Эй, Дори, Орин, вы где?
        - Мы здесь! - отозвался из-под земли голос Орина.
        Я вопросительно посмотрел на девушку.
        - Охотничья яма, - констатировала Акаша.
        Отломав от одного из поваленных стволов длинный сук, я осторожно пошел дальше, прощупывая им сухую хвою под нашими ногами.
        Пройдя с десяток шагов, я обнаружил настил из еловых ветвей, скрывавший под собой большую ловчую яму.
        На дне ямы сидели гномы и громко матерились. Проклятия, которые они посылали на головы охотников выкопавших эту ловушку, заставили покраснеть даже Акашу.
        Яма была такова, что, даже встав друг другу на плечи, гномы не могли дотянуться до её краёв.
        Я нашёл тонкий поваленный ствол ели, очистил от веток и протянул его гномам.
        Кряхтя и пыхтя гномы, выбрались из западни.
        - Если есть ловушка, причём довольно свежая, значит, есть и те, кто выкопал её, - сказала Акаша.
        - Мы не знаем, что ожидать от встречи с местными жителями, поэтому нам нужно держаться настороже - согласился я.
        - Вы слышите? - вдруг прервал нас Дори - Какой-то шум.
        Я прислушался. Действительно, откуда-то со стороны шёл шум похожий на гул работающего двигателя.
        - Проверим, - я направился в ту сторону.
        Через четверть часа мы вышли на берег большой реки несущей свои воды к океану. Именно она и издавала заинтересовавший нас шум.
        Река была довольно широкая, наверное, метров пятьдесят в ширину.
        Развернув перед собой карту местности и наложив на неё карту с телепорта, я понял, что до города добираться нам придётся пару дней. Нужно было решить, что нам делать дальше. И я созвал Военный совет.
        - Нам надо идти пешком вдоль реки, так мы не потеряемся - предлагал Орин.
        - Давайте построим плот и отправимся вплавь по реке - выдал свою идею Дори.
        - Может, пойдём напрямик? - внесла свою лепту Акаша.
        Обсудив все предложения, решили идти вдоль реки. Плыть по реке не вариант, течение будет всё время сносить нас обратно, а идти по лесу напрямик означало возможность попасть в ещё одну западню. Орин орлом смотрел свысока на своего брата, и как мне показалось, даже стал выше ростом, что ли.
        Идти вдоль реки оказалось не таким уж простым делом - приходилось постоянно перепрыгивать через завалы топляка выброшенного на берег. Утешало то, что гномы добыли нам на обед рыбы.
        В одном месте река настолько обмелела, что Орин и Дори, обвязавшись верёвкой, смогли зайти в неё по пояс с самодельными острогами, сделанными из заострённых сучьев, в изобилии валявшихся на берегу. Вода была настолько прозрачна, что позволяла видеть плавающую около дна рыбу.
        Я тем временем развёл на берегу костёр. Акаша в этих забавах участия не принимала и ушла в лес. Вернулась она сытая и довольная.
        С реки гномы вернулись, притащив каждый по десятку рыб, которых я определил как радужную форель.
        Зажаренная до хруста форель была невероятно вкусна.
        После обеда гномы попросили час на послеобеденный сон. Учитывая, что в дороге мы провели всё утро и полдня я согласился с ними.
        Гномы легли друг к другу спиной и тут же уснули. Я сел, прислонившись спиной к стволу, растущей у реки, сосны, и предложил Акаше место рядом с собой.
        Девушка устроилась рядом со мной и стала смотреть на речные волны. А я смотрел на неё. Глаза у Акаши были завораживающие. Меня всё привлекало в них - и их восточный разрез, и длинные ресницы, и красный, необычной формы зрачок.
        Я нежно провел пальцами по завитку длинных чёрных как смоль волос. В ответ девушка повернула голову и поцеловала их. Я понял это как приглашение.
        Наши поцелуи привели нас к более откровенным ласкам. Но так как рядом храпели два низкорослых ангела-хранителя, увлекаться мы не стали.
        Наконец сиеста закончилась, и мы с трудом растолкали дрыхнущих без зазрения совести гномов.
        Побросав вещи в походные сумки, мы вновь отправились в дорогу.
        За то время пока мы поднимались вверх по течению, ничего значительного не произошло.
        В одном месте река делала поворот, плавной дугой огибая отмель. Так как уже прошло пять часов с момента нашей последней остановки, решено было остановиться здесь на ночлег.
        - Орин, Дори походите вдоль реки, соберите сушняк для костра.
        Гномы кивнули, и аккуратно сложив вещи в кучку, направились к берегу.
        Мы же с Акашей решили пройти немного вверх по течению и разведать местность, чтобы ночью не случилось ничего неожиданного.
        Отсутствовали мы недолго, а к нашему возвращению у оставленных на берегу вещей высилась приличная горка сушняка.
        Спустя некоторое время весело запылал костёр, принеся уют на этот дикий берег.
        Мы поужинали остатками жареной рыбы. Акаша опять от предложенной порции отказалась. Видимо вампиры рыбу не уважают.
        Гномы ушли к воде, как сказал мне Дори, слиться с природой. Слияние с природой свелось к бросанию в воду мелких камушков, найденных тут же на берегу.
        Но я до сих пор не перестаю удивляться, как эти создания находят приключения на свои задницы.
        В пылу своей забавы, Дори подобрал на берегу приличный голыш и запустил его блинчиком на середину реки.
        До сего момента обитатели реки терпеливо относились к забавам моих гномов, но не в этот раз. Видимо кто-то там, в глубине, решил познакомиться с нарушителями спокойствия поближе.
        В месте, куда канул последний голыш Дори, вода вспучилась, но опять успокоилась. Этот голыш оказался последним камнем, что запустили в воду скучающие гномы. Закончив бросать камни, они вернулись к костру, чтобы подготовиться к ночёвке.
        Они не видели как к берегу, от середины реки, потянулась цепочка больших пузырей. И каково было наше удивление, когда за спинами наших непутёвых гномов выросла огромная фигура водяного монстра. Хозяин реки представлял собой помесь акулы с крокодилом. Огромная пасть, полная острых треугольных зубов, расположенных в несколько рядов, кожаная пластинчатая броня, короткие мощные лапы с загнутыми вовнутрь когтями, длинный мускулистый хвост с костяной шишкой на конце - таков был облик водяного чудища, потревоженного нашими гномами.
        Взревев, монстр бросился на гномов, нанося по сторонам сокрушительные удары хвостом.
        Попасть под такой удар, означало исключить себя из схватки до самого конца боя.
        Невооружённые гномы бросились врассыпную. Акаша, распростёрла крылья и взлетела, ища для атаки удобное место на теле монстра.
        А я оказался прямо перед огромной широко распахнутой пастью. Хорошо, что перевязь с мечами я снимаю с себя только в момент, когда ложусь спать.
        Медленно отступая, я вытащил из-за спины клинки и остановился выжидая.
        Орин уже подскочил к своей секире, а Дори вооружился огромным поленом, выброшенным на берег реки.
        Акаша медленно парила в вышине, изредка взмахивая своими крыльями. В руках у вампирши были два длинных острых кинжала, которые всегда висели у неё на поясе.
        Чудовище, нервно хлеща себя по бокам хвостом, остановилось в нерешительности, выбирая на кого напасть первым.
        Эх жаль у меня не было с собой лука, который я отдал Мерси при расставании в пещере. Приходилось довольствоваться тем, что у меня было.
        Привлекая к себе внимание, я поднял и бросил в хозяина реки большим камнем. Тот угодил ему прямо в лоб. Это и решило выбор чудовища. С безумством несущегося на всех порах носорога, монстр побежал ко мне.
        Я еле успел убраться с его пути. Когда туша монстра проносилась мимо меня, я полоснул по нему обоими клинками. Там, где его шкуры касалась Ледяная игла, возникла белая дорожка, а вот от прикосновения Лавового меча по берегу поплыл запах жареного мяса.
        Монстр не стал долго раздумывать, как ответить на причинённую ему боль, а просто нанёс в то место, где стоял его мучитель, удар своим костяным молотом.
        Удар пришёлся по мне скользящим, но от него у меня просто перехватило дыхание. Я отлетел от чудовища на десять шагов и упал неподалёку от высокой сосны.
        На какой-то миг я потерял сознание и не видел, как к чудовищу с яростным криком подскочил Орин и рубанул секирой по хвосту, отсекая шипастую булаву. С другой стороны Дори со всего размаха опустил на голову монстра своё бревно, а Акаша упала ему на спину и вонзила кинжалы в основание шеи.
        Заревев, пресноводный хищник покатился, стараясь подмять обидчиков под себя, но гномы уже успели отскочить, а вампирша просто взлетела в воздух.
        Тут и я пришёл в себя. В глазах у меня двоилось, а голова трещала от боли. Ладно, об аспирине будем думать после. Дождавшись, когда картинка стабилизируется, я вновь пошёл к монстру.
        Тот уже не нападал а, пятясь, старался добраться до спасительной воды. Но на пути у него вставали докучливые гномы, да и сверху то и дело на него пикировала Акаша.
        Воспользовавшись тем, что монстр меня не видел, я нанес удар Ледяной иглой ему под колени, подрезая жилы.
        Ноги отказали акуло-аллигатору и тот повалился набок. Добить его уже было дело времени.
        Оставив добивание речного чудища на гномов, я отошёл в сторону и тяжело опустился на землю.
        За бой с хозяином реки система порадовала меня сообщением:
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ РЕЧНОГО ТУРМАНА, РЕЙД-БОССА 120 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ЗАВЕРШИЛИ БОЙ В СВОЮ ПОЛЬЗУ С ПРЕВОСХОДЯЩИМ ВАС НА ДВАДЦАТЬ И БОЛЕЕ УРОВНЕЙ ПРОТИВНИКОМ. ДОСТИЖЕНИЕ «ПОБЕДИТЕЛЬ ГИГАНТОВ» ВЫПОЛНЕНО - 7/10. ПОЛУЧЕНО + 5 К ВЫНОСЛИВОСТИ. ПРОДОЛЖАЙТЕ ПОБЕЖДАТЬ ПРЕВОСХОДЯЩИХ ВАС ПРОТИВНИКОВ, И ВАШЕ ИМЯ БУДЕТ ЗАНЕСЕНО НА СКРИЖАЛИ СЛАВЫ В ЗАЛЕ ГЕРОЕВ ИГРОВОГО МИРА «ВСЁ ВОЗМОЖНО». ДЛЯ СЛЕДУЮЩЕГО ДОСТИЖЕНИЯ ВЫ ДОЛЖНЫ ПОБЕДИТЬ ПРОТИВНИКА НА ВОСЕМЬДЕСЯТ И БОЛЕЕ РАЗ ВЫШЕ.
        ПОЛУЧЕНО 58962854 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        Теперь у меня 52 уровень. Хотелось бы посмотреть таблицу рейтинга игроков, но пока мне было не до этого.
        Сверху послышалось хлопанье крыльев, и рядом опустилась Акаша.
        Я привалился спиной к бревну и устало вытер струйку крови, стекающую из уголка рта.
        - Что с тобой?
        - Болит в груди, кажется, ребро треснуло.
        - Продолжать путь можешь?
        - Да, сейчас…. - я попытался подняться, но болезненно охнув, опять повалился на землю.
        Акаша с состраданием смотрела на меня. Затем она что-то решив для себя, достала из ножен кинжал и закатала рукав своей куртки.
        - Что ты делаешь? - болезненно морщась, спросил я.
        - Не волнуйся, дорогой. Ты сейчас выпьешь моей крови и быстро поправишься.
        - Я? Твоей крови? У тебя разве есть кровь?
        - Есть и наивысшего качества. Это предрассудки людей, что у нас нет крови. А моя кровь королевская, и это будет тебе мой подарок.
        В груди у меня так болело, что я готов был выпить даже мочу, чтобы только боль перестала, и поэтому только кивнул головой.
        Акаша сделала на запястье аккуратный надрез и поднесла руку к моему лицу.
        - Не спеши, тебе нужно сделать несколько глотков, если больше, то моя кровь погубит тебя.
        Я кивнул и приник губами к её ране. Я успел сделать всего три или четыре глотка, как мои внутренности охватил огонь. Я пылал изнутри так, что меня буквально выворачивало наизнанку.
        Акаша прижала меня к себе и шептала, целуя, нежные слова. До моего сознания дошли только слова: "…милый… сейчас всё пройдёт… я с тобой… не брошу… " и после этого я снова отрубился.
        Когда я пришёл в себя, у меня в груди уже ничего не болело.
        - Риттер, ты как? - на меня участливо смотрел Орин, прижимая к себе отрубленный хвост речного монстра.
        - Хорошо, благодаря ей - я посмотрел на Акашу, которая сидела рядом с невозмутимым видом.
        Акаша прильнула ко мне, и я почувствовал вкус смородины на губах.
        - Ты вкусная, - сказал я ей.
        Королева вампиров только рассмеялась:
        - Кто бы говорил…., - а потом она опять стала серьёзной, - Риттер, то, что сделала я, это преступление. Преступление против расы вампиров, против ночного народа. Никто из людей никогда не получал нашу кровь. Никому и никогда не говори об этом. Скажи мне, как ты себя чувствуешь?
        - Хорошо, - я потянулся и сделал несколько движений, - я чувствую себя просто замечательно. Кажется, я могу горы своротить. И пожалуйста, не бойся, твоя тайна - моя тайна.
        - Не обольщайся особо насчёт гор. Но силы твоего организма удвоились, а твоя способность к регенерации стала просто невероятной.
        - Ты хочешь сказать, что мои раны будут….
        - … затягиваться на глазах, а кости срастаться за несколько минут.
        - Фантастика… Это просто фантастика. Акаша, это бесценный дар.
        - Я знаю, Риттер и надеюсь, ты меня не разочаруешь. А теперь возьми нож и проверь свои новые способности.
        Я вытащил из-за пояса нож и полоснул им по своей ладони. Прямо на глазах рана стала затягиваться розовой кожицей, и через несколько секунд от неё не осталось ни следа.
        - Спасибо, милая…. Я буду вечно благодарен тебе.
        От разговора нас отвлёк Дори зовущий к себе. Он в это время трудился над тушей речного монстра. Мы подошли, и безбородый гном показал свои находки.
        - Вот, это зубы монстра. Из них можно сделать превосходные костяные кинжалы, можно я возьму их себе?
        - Конечно Дори, ты знаешь, что с ними сделать.
        - Для тебя Риттер, и для вас моя королева, я сделаю по паре превосходных костяных кинжалов.
        Я вижу, Акаша завоевала доверие, и даже любовь моих гномов, ну да это и хорошо. Всё лучше, чем они бы её боялись.
        - Да, - донёсся до нас голос Орина, насаживающего на вертел куски филе с хвоста речного чудища, - В этом он мастер, уж поверьте мне.
        - Это для вас, моя королева, - Дори развернул тряпицу, лежащую подле него, и достал из неё ожерелье, филигранно выполненное из темного золота с рубинами, - оно так чудесно подойдёт к вашим глазам. Я нашел его в нём.
        - Спасибо Дори, - королева вампиров просияла и поцеловала зардевшегося гнома в щёку, - оно поистине прекрасно.
        - Это ещё не всё, вот это для тебя друг Риттер, - Дори протянул мне великолепный арбалет размером с мою ладонь, - И вот ещё, несколько болтов к арбалету.
        Я с восторгом разглядывал свой подарок. Арбалет имел форму кальмара, два щупальца которого составляли его плечи, а туловище было ложем, удобно ложащимся в мою руку. Поистине красивая смертоносная штучка, особенно если болты смазать ядом.
        Тем временем солнце уже опустилось за горизонт, и небо на западе было расцвечено в розовые тона. Так что ужинать нам пришлось уже в темноте, благо света от костра было достаточно.
        Стейки получились замечательные. Мясо у речного Турмана, оказалось на удивление вкусным.
        - Надо этого Турмана занести в Красную книгу, а то если народ проведает о нём, бедную скотинку истребят как вид - заметил я, проглатывая очередной кусок.
        - Что это за книга такая, красная… Она волшебная?
        - Нет, в нашем мире туда заносят все исчезающие виды животных, а потом следят за тем, чтобы их охраняли и они размножались.
        - Странная все-таки книга, - сказал Орин, - по-твоему туда нужно занести этого речного Тур…тур…мана?
        Я согласно кивнул головой.
        - Это чтобы их стало больше? Этих страшилищ. Вы в своём уме, ребята? Этот монстр нас тут чуть не сожрал. По-моему в эту самую книгу надо занести меня и Дори, вот это будет правильно.
        Мы рассмеялись логике почтенного гнома.
        - Ладно, всем спать, я буду первым дежурить… - скомандовал я.
        - Риттер - прервала меня Акаша, - вы все ложитесь спать спокойной, мне сон не нужен, я подежурю.
        - Хорошо.
        Дори с Орином устроились по одну сторону костра, мы с Акашей по другую.
        Через четверть часа спало трое из четверки нашего отряда.
        Акаша подняла нас на заре. На реке стоял утренний туман. Дори с Ориным отказались умываться под предлогом, что туман уж больно подозрительный. На мой взгляд, они просто не захотели плескаться в холодной воде или, что более вероятно, испугались, что появится ещё один речной хищник.
        Позавтракав речным Турманом, мы отправились дальше.
        Местность, по которой мы шли, менялась прямо на глазах. Такое бывает в компьютерных играх: едет себе герой по осеннему лесу, едет, а тут бах… и граница локации. По одну сторону границы - осенний лес, по другую горы в снегу, или же, наоборот: с одной стороны - снежное поле, а через несколько шагов от него, с другой стороны границы - тропический лес. Ну не бывает такого в реальности, а тут нате, пожалуйста.
        Так и здесь, только мы взошли на лесной косогор, как увидели внизу пальмовую рощу и тропические заросли.
        - Лим-по-по, - задумчиво произнёс я, глядя на открывшуюся мне картину.
        - Что ты сказал, друг Риттер? - осведомился Орин.
        - Так, это я про себя, нам нужно спускаться вниз.
        Наш небольшой отряд гуськом спустился с косогора.
        Под ногами стало влажно, и по мере продвижения дальше, влажность только усиливалась.
        - Хлюп-хлюп, - раздавался в округе звук наших шагов.
        - Похоже, мы забрели в болото, - заметил Дори, вытаскивая из влажной земли, свой застрявший ботинок.
        Да, перед нами было тропическое болото, сплошь заросшее ярко-зелёным кустарником.
        - Идём к реке, может быть возле неё будет что-то, что поможет нам продвинуться вперёд.
        Между тем, заболоченная местность покрылась водой, и теперь нам пришлось продвигаться значительно медленнее. Правда, из воды поднимались то тут, то там небольшие островки, дарующие нам передышки на сухой поверхности.
        В этом месте река широко разлилась, и нам приходилось быть особенно осторожными. Изредка вода проносила мимо нас большие стволы подмытых деревьев.
        Мне всё это что-то смутно напомнило. У меня было такое ощущение, что где-то я всё это видел.
        Я даже остановился на одном из островков, который мы пересекали на своём пути.
        - Что такое Риттер? - спросила меня Акаша.
        - Ты не поверишь, но всё это я уже кажется, видел.
        - Не может быть, дорогой, все мы тут находимся впервые.
        - Наверно мне всё это показалось, только вот…. Дори! - крикнул я неугомонному гному, который со своим собратом зацепили ствол подмытого дерева, проплывавшего мимо них, - Дори! Орин! Быстро бросьте это бревно, и сюда!
        - Что такое Риттер? - отозвался Дори, и быстро отпрянул от бревна, которое вдруг пришло в движение, и, раскрыв пасть, неожиданно бросилось на гномов.
        - Я видел! Я видел это раньше! - прокричал я, выхватывая мечи и бросаясь на выручку друзьям.
        Плавучим деревом оказался гигантский крокодил. Вчетвером мы с ним быстро справились, причём танковал Орин, со своей секирой, а все остальные, выскакивая из-за широкоплечего гнома, наносили крокодилу дамаг.
        Вскоре с крокодилом было покончено, но я находился в замешательстве, от осознания того, что с нами произошло.
        - Что с тобой, Риттер? - обеспокоенно спросила меня Акаша.
        - Ты не заболел случайно? - присоединился Дори.
        - Или раны старые беспокоят? - Орин внёс свою лепту.
        - Нет, но я знаю, где мы, и осознание этого не вносит ясности, где мы находимся.
        - У тебя точно с головой не в порядке - обеспокоенно сказал Орин, трогая меня за лоб, - температуры вроде нет….
        - Друзья, мы находимся в том месте, где в вашем мире появилась Мальвинка.
        - Чтооооо???!!!! - глаза у гномов полезли от удивления на лоб.
        - Да-да, - я видел в ролике эти места, ну на экране… в общем я это видел. И этих крокодилов тоже видел. А если Мальвинка была здесь, то значит, она знает….
        - … как выбраться отсюда - закончила за меня Акаша, - а Мальвинка это…
        - …бывшая королева Сильварии.
        - Нам нужно поскорее попасть в город, наверняка Мальвинка засветилась там, и кто-нибудь что-то знает о ней.
        - Тогда чего мы ждём? Вперёд.
        На преодоление болота у нас ушла половина дня. На одном из островов мы обнаружили останки шалаша, в котором проживала Мальвинка. Сразу было видно, что построен он был неопытной рукой девушки, никогда не ходившей в походы: большие бревна стояли вперемешку с тонкими ветками, в крыше были видны прорехи.
        Я поковырялся среди развалин шалаша и обнаружил завалившуюся за большое бревно, служившее видимо топчаном своей хозяйке, куколку, одетую в голубое платьице, с красными бантами.
        Не знаю почему, но я не выкинул свой "трофей" в протекающую рядом реку, а положил себе в инвентарь.
        Наконец, мы выбрались на сухой берег, и усталые гномы повалились на землю.
        Ночевали мы тут-же, в тридцати метрах от болота. Комаров на удивление не было. Видно разработчики поленились населить ими местность тропических болот, но я даже был рад этому. Если бы у них хватило фантазии, желания и времени, сейчас бы мы не спали, а отражали нападение полчищ комаров размером с хорошего бультерьера. В общем, я был очень рад этому.
        В эту ночь я решил выйти из игры. Тщательно уложив себя рядом с Акашей, которая тут-же сонно обняла меня, я нажал кнопку выхода.
        Глава 5 Мёртвая деревня
        И вот я опять в своём номере.
        Я поймал себя на мысли, что та жизнь, игровая, занимает меня больше, чем жизнь в реальности. И из игры я выхожу всё реже и реже. Мой организм адаптировался и те боли, и головокружение, которые сопровождали первые длительные погружения в игру, ушли. И это меня испугало. Как бы игра не подменила мне реальную жизнь.
        Я прошел в душ, и некоторое время стоял под горячими струями воды.
        После душа я набрал на телефоне номер Лены.
        - Привет, - отозвался в трубке голос Лены, - ты вернулся?
        - Да, как ты?
        - Спасибо, всё хорошо. Соскучилась очень по тебе.
        - Обещаю проводить с тобой больше времени.
        - Спасибо, милый. Зайдёшь ко мне? Я завтрак приготовила.
        - Лечу, мой ангел. Люблю тебя.
        Я быстро оделся в чистую одежду и вышел из номера. Уже через несколько минут я был перед дверью в номер Лены.
        Постучав три раза, я толкнул дверь и вошел.
        Лена встретила меня на пороге комнаты в шёлковой розовой комбинации. Нижнее бельё девушки отлично сочеталось с цветом её загорелой кожи.
        Я подошёл и обнял её.
        - Ты невероятно сексуальна, - шепнул я ей на ушко.
        - Хочешь, меня? - улыбнулась девушка.
        - Безумно.
        Лена повела плечами, и комбинация упала к её ногам. Девушка осталась лишь в узеньких трусиках.
        - Пошли в спальню.
        Она взяла меня за руку и потянула за собой.
        В спальне Лена сняла с меня одежду, поцелуями лаская моё тело. От прикосновений её губ моё желание стало ещё сильнее.
        - Ты, само совершенство, любимая - сказал я ей, целуя её упругую грудь.
        - Милый, я очень хочу тебя, давай без прелюдий, - улыбнулась мне Елена.
        Своими настойчивыми поцелуями я спускался всё ниже и ниже, пока не наткнулся на преграду - тоненькую полосочку трусиков. Зубами я прихватил и потянул её.
        Теперь девушка лежала передо мной полностью обнажённая. Я помнил слова Лены, но решил сделать по-своему. Своими изощрёнными ласками я пытал её и доводил до безумия. Мой язык побывал во всех её укромных местах, заставляя девушку выгибаться дугой и издавать глухие страстные стоны.
        - Да…да… да…. Не останавливайся, пожалуйста. Я вся горю… Прошу, войди в меня.
        Теперь я исполнил просьбу девушки.
        Я никогда не думал, что Ленка такая сильная. Она буквально поднимала меня на себе. Её желания сводили меня с ума. Она хотела всего. Несколько раз её тело сотрясалось от наступающего оргазма, и я чувствовал это каждой клеткой своего тела.
        Мы оба взяли накопившиеся отгулы и оставались в постели до самого обеда.
        После обеда мы навестили Марину.
        Маринка лежала под капельницей с физраствором. Доктора отметили некоторое улучшение в её состоянии, но настаивали на скорейшем пробуждении девушки.
        Я долго смотрел на её бледное лицо, и у меня щемило сердце.
        В несколько удручённом состоянии я вернулся к себе в номер и вновь залез в капсулу. Игровой мир «Всё возможно» ждал меня.
        В игре я появился засветло. Акаша лежала, обняв меня, и её чёрные как смоль волосы щекотали мою шею при каждом её дыхании.
        - Привет, - прошептала она мне. - С возвращением.
        - Ты знаешь, где я был?
        - Знаю, в своём мире.
        - Ты очень проницательная.
        Девушка закинула на меня свою ногу и спустя мгновение спросила:
        - Тебе не тяжело?
        В ответ я погладил её волосы и поцеловал.
        - Нисколько, мне очень приятно. Ты знаешь, я никогда не думал, что у меня будет вот так…с вампиром.
        - Как, так?
        - Как в «Сумерках».
        - Что такое «сумерки»?
        Я расстегнул пуговичку на поясе штанов девушки и сунул туда пальцы, одновременно поглаживая её живот.
        Она сначала напряглась, но затем тело её расслабилось, и девушка сама отозвалась на мою ласку.
        - «Сумерки» - это культовая сага о любви между вампиром и человеческой девушкой. Актёры изобразили эту любовь в фильме. Фильм, это то же самое что и театр, только всё действие записывается на плёнку, а потом показывается зрителю.
        - Как интересно…. - промурлыкала мне на ухо девушка, освобождаясь от сковывающей её одежды, - Так ты говоришь, что любовь между нашими видами возможна?
        - Да, - проглотив слюну, - ответил я глядя, но совершенное, без единого изъяна, тело Акаши, - любовь и секс возможны.
        - А, секс, - прикусила мочку моего уха Акаша, - что такое секс? У нас его нет.
        Я только улыбнулся:
        - У вас, как в СССР, секса нет. Секс, это то, чем мы сейчас с тобой занимаемся.
        Девушка приподнялась надо мной, и соски её прекрасной груди упёрлись в моё лицо.
        - Это секс? Тогда у нас есть он. Я знаю, что это такое.
        Мне ничего не оставалось, как ловить губами эти вишнёвые пуговки на мраморной груди королевы вампиров.
        - О, как же чудесно! - восторженно прошептала прекрасная вампирша, когда её соски оказались в сладком плену.
        - Ты сама, чудесная.
        - Хочу как в «Сумерках».
        Я вдруг подумал о том, что происходило в знаменитой киносаге и ответил:
        - Давай лучше у нас будет по-нашему, по-своему.
        - Давай, - и девушка сбросила с себя остатки одежды….
        «Мне сегодня везёт» - подумал я, поглаживая гладкую попку девушки, которая трудилась над моим другом….
        «Черт, да она, монстр» - восхищался я неутомимости Акаши спустя ещё четыре часа…..
        Наконец, девушка откинулась от меня с удовлетворённым видом.
        - Что? Что такое? - спросил я её, глядя на её довольную физиономию.
        - Мурррр… - промурлыкала она мне в ответ. - Я получила то, чего хотела.
        - И чего ты хотела?
        - Семя от любимого человека.
        Я удивлённо посмотрел на прекрасную вампиршу.
        - И зачем тебе моё семя?
        - Хочу родить тебе сына, или дочку.
        - Вампиры не могут родить.
        Акаша поднялась в полный рост и потянулась. Каждая её клеточка заставляла любоваться девушкой.
        - Это не совсем так.
        - ….?
        Мой удивлённый вид рассмешил девушку.
        - Ты забываешь, что я королева вампиров. Королевская кровь даёт возможность королеве родить ребёнка. Эта способность существует только в королевской семье. Поэтому вампиры обожествляют королевскую семью. Это великая тайна.
        - Я буду нем как рыба. Но ты меня поразила.
        Акаша посмотрела на меня и спросила:
        - Я тебе нравлюсь?
        - Безумно.
        - Ты хочешь меня?
        - Хочу.
        - Возьми меня.
        Девушка повернулась ко мне спиной и стала на четвереньки.
        - Тогда возьми меня так. Я хочу подчиняться тебе….
        Прежде чем идти дальше, я попросил гномов помочь мне в ловле местных квакуш и предупредил, что тропические лягушки считаются одними из самых ядовитых.
        Мы потратили несколько часов, чтобы наловить опасных квакш. Но это, в конце концов, удалось. Слизь, покрывающая спины лягушек была ядовита, и я смазал ею наконечники арбалетных болтов.
        Теперь можно было идти дальше.
        И опять потянулась дорога. Нам пришлось идти рядом с протекающей мимо рекой по каменистому берегу и песчаным отмелям, преодолевая завалы топляка, отбиваясь от хищных ондатр и бурого медведя. При появлении последнего я вспомнил о Винни-Пухе и взгрустнул, на этом материке возможность вызова мохнатого танка у меня отсутствовала и кнопка вызова была заблокирована.
        Наконец, нам стали попадаться признаки человеческого присутствия. На другой стороне реки изредка стали появляться заброшенные поля и сады. Изредка мы видели отдельно стоящие дома, но людей мы не видели. Может быть, они пугались нашей компании, а может быть, их вообще не было.
        - Что-то не нравится мне это, - сказал Орин. - Почему в пору уборки урожая никого нет на полях? Не к добру это.
        - Может там что-то случилось? Может, им нужна наша помощь? - поддержал его Дори.
        Мы с Акашей благоразумно промолчали, зная, что бывает с теми, кто предлагает бескорыстную помощь.
        Наконец мы увидели на другом берегу довольно большую деревню. Рядом с деревней через реку был переброшен ветхий мост.
        - Зайдём в деревню? - предложил Дори. - Купим вина или пива, нормально поедим в харчевне.
        Мы с Орином поддержали предложение, а Акаше было всё равно.
        Переправившись по мосту на другую сторону реки, мы направились в сторону деревни.
        - Странно это…. - сказал вдруг Орин.
        - Что именно? - спросил я его.
        - Вы что-нибудь слышите?
        - Нет, а что?
        - Вот именно, мы ничего не слышим, хотя должны были слышать лай собак, кудахтанье кур, пение петуха, да много чего ещё…. Как будто деревня….
        - … вымерла, - закончил за него Дори.
        Мы все остановились на околице деревни.
        Если издали она казалась цветущей и богатой, то вблизи бросалось запустение и заброшенность деревни.
        Заросшие бурьяном огороды, дикие сады, потрескавшаяся краска на заборах и домах, ветхость заборов и мусор носимый ветром по пустым улицам - всё это свидетельствовало о том, что люди не живут тут уже давно.
        Когда мы вышли на главную улицу деревни, на миг мне показалось, что мы оказались на Дальнем Западе. Только на другой стороне не хватало какого-нибудь бандита с кольтом в руке.
        - Здесь явно что-то произошло, - вполголоса сказал Дори.
        - Люди бежали в спешке отсюда, вон и брошенные повозки стоят у дворов.
        - Но не убежали, - сказала Акаша, вытаскивая кинжалы, - они остались все тут.
        Я оглянулся и увидел, что выход из деревни оказался перекрыт.
        Позади нас, изо всех пройденных нами дворов выходили люди. Нет, людьми они были когда-то, сейчас это были ожившие мертвецы.
        - Попили пива, называется, - пробормотал Дори.
        - Быстро проходим деревню и убираемся отсюда - скомандовал я.
        Но и на другом конце деревни стали появляться фигуры зомби.
        - Скорее, в центр деревни, - сказал я, - там есть какой-то храм, забаррикадируемся в нём, а там решим, что дальше будем делать.
        - Думаешь это хорошая идея? - спросил Орин.
        - Есть какая-нибудь другая?
        - Нет.
        - Тогда, вперёд!
        Мы быстрым шагом, почти бегом, добрались до деревенской площади, опередив толпу зомби на несколько минут.
        Заскочив в почерневший от времени храм, мы забаррикадировали двери длинными деревянными лавками.
        Теперь путь назад был отрезан нам.
        Внутри храм представлял собой большой молитвенный зал, в котором находилось несколько статуй местных богов. В храме явно шёл ремонт, когда деревню застигла беда и поэтому вдоль стен так и остались стоять строительные леса, поднимающиеся почти до самой крыши.
        - Окна, закрывайте окна! - крикнул Орин, захлопывая ставни на одном из окон.
        Дори побежал на другую сторону храма закрывать ставни.
        Помещение храма погрузилось в полумрак.
        - Что будем делать? - спросил Дори, когда в забаррикадированные двери ударили кулаки зомби.
        - Предлагаю забраться наверх по строительным лесам. Там они нас не достанут - предложила Акаша. Даже в этой ситуации девушка оставалась невозмутимой.
        Все поддержали её предложение и полезли вверх по лесам. Лестницу, ведущую на первый уровень лесов, втянули наверх, отрезая путь наверх. Сами леса были сделаны из прочной древесины, но под напором десятков, а то и сотен живых мертвецов долго устоять бы не могли. Поэтому все очень обрадовались, когда добравшись по лесам почти до самого верха, мы обнаружили каменную кладку. Кладка служила опорой для балкона, построенного на высоте полутора десятков метров над каменным полом храма. Сама лестница, ведущая на балкон, была разрушена и строители, за что мы были им особо благодарны, не успели её отстроить.
        Теперь мы были в относительной безопасности.
        - Ну и что дальше? - спросил Орин. - Теперь мы в западне.
        - Нужно посмотреть, что там снаружи - сказал я.
        Мы выбрались на балкон. Внизу, прямо под нами, молча, переступая с ноги на ногу, стояла толпа оживших мертвецов. По моим расчётам их было около трёхсот.
        - Ими кто-то управляет, - сказала Акаша. - Смотрите, они стоят, мнутся, но не нападают, а кого-то ждут. Только парочка из них долбит кулаками в дверь храма.
        - Мертвецами управляет некромант, и только уничтожив его, мы сможем справиться с зомби.
        Орин подумал и сказал:
        - Он должен находиться где-то неподалёку, или в самой толпе, или же за ними в прямой видимости, чтобы держать своих подопечных под контролем.
        - Пока суть, да дело, я попробую проредить немного эту толпу - сказал я.
        - Чем? Своим малюсеньким арбалетом? - засомневался Дори.
        - Нет, арбалет тут не поможет. Деревенских жителей не убьёшь, они уже мертвы, а вот магия Природы может нам помочь.
        Я вызвал перед собой панель управления умениями и, определив область применения заклинания поближе к входу в храм, активировал умение «Терновый куст».
        Прямо из земли под ногами толпящихся зомби начал прорастать колючий кустарник. С каждой секундой он стал набирать мощь, захватывая всё большее количество живых мертвецов. Колючки растения росли, впиваясь в мертвую плоть, рвали её в клочья и раздирая зомби в куски. Но всё же этого было недостаточно. Заклинание было не эффективно против живых мертвецов, так как у них не было крови. От действия терновника погибло трое из них, но это была лишь капля в море. Я же за это время лишился почти половины магических сил.
        Тяжело отдуваясь, я стал опускаться на пол балкона. Акаша подхватила меня
        - Что с тобой друг Риттер? - обеспокоенно спросил Орин.
        - Мне надо отдохнуть и восполнить ману. Дайте мне пять минут. - И я закрыл глаза.
        Через пять минут я был как огурчик и готов вновь броситься в бой.
        На этот раз я решил применить умение «Стальной лист».
        Из моих ладоней в направлении толпы мертвецов вырвался и устремился поток серебристых листьев. Острые как лезвие листья мчались, не видя перед собой преград, отсекая конечности и головы мертвецам, расчленяя их на части. Это заклинание оказалось намного эффективнее чем «Терновый куст». «Стальной лист» выкосил небольшую дорожку среди моря мертвых тел покачивающихся на площади, а я затратил всего лишь пять процентов маны на это.
        - О, это уже получше…. - прокомментировал моё умение Дори.
        - Смотрите, вон там, на дальнем конце площади, - прервала его Акаша, - человек в чёрном плаще с капюшоном. Это некромант.
        Я впился глазами в ту часть армии нежити окружающей храм, на которую указывала Акаша. Вот, эта сутулая фигура, бродящая по дальним рядам армии мертвых, и есть чернокнижник.
        Да… мне отсюда его не достать.
        Некромант тем временем закончил бродить и остановился, широко разведя руки в стороны. Он точно готовился произнести заклинание.
        Слов некроманта мы не слышали, слишком далёким до него было расстояние.
        Чернокнижник резко хлопнул руками над головой и зомби пришли в движение. Издавая глухое рычание, армия зомби пошла на штурм храма. Они стали с удвоенной силой ломать двери и окна.
        - Я на леса. Если зомби полезут наверх по лесам, я встречу их, - сказал Орин, и, потрясая боевой секирой, скрылся в оконном проёме.
        Мёртвые деревенские люди, вооружённые кто чем, типа кос и дреколья, с перекошенными лицами и пуская слюну, представляли собой сюрреалистическое зрелище из культового сериала «Ходячие мертвецы».
        Зомбоапокалипсис.
        Видя под собой разбушевавшееся море мертвяков, лезущих друг на друга как огромные муравьи, я понял, что медлить нельзя и пришла пора выкладывать джокера из рукава.
        Широко расставив ноги и выпростав вперёд руки, я применил умение «Призыв лесной стражи». Моя манна ухнула вниз до нуля, и я грохнулся на пол. Глаза застила пелена, но быстро отступила, но от слабости у меня дрожали руки.
        - Минус один, - прошептал я.
        - Что минус один? - спросил меня Дори, - Ты в порядке, друг Риттер?
        - Да, в порядке. Минус один, это вызванное количество стражи от количества мертвецов.
        С минуту ничего не происходило, но вот из-за дальних домов деревни показались стройные колонны воинов.
        Акаша с Дори помогли мне подняться на ноги. С подгибающимися от усталости ногами я оперся на перила балкона и стал смотреть.
        Чёрные точки на краю деревни быстро росли и превратились в фигуры эльфийских воинов.
        Зомби, почуяв приближение врага, стали оборачиваться ему навстречу.
        Некромант, поняв, что и сам он попал в окружение, бросил своё войско против эльфов.
        Но медлительные зомби не были серьёзными противниками против, закованных в серебристую сталь, эльфийских стражников. Все наскоки мертвецов эльфы отбивали слаженно, постепенно сжимая вокруг них стальное кольцо.
        В какой-то момент я увидел бегущую к дальнему концу деревни фигурку человека одетого в чёрный плащ.
        - Некромант, - прохрипел я, указывая на чёрную точку.
        - Не беспокойся, милый. - Акаша оставила меня на попечение Дори и, отрастив крылья, поднялась в воздух.
        Без некроманта армия живых мертвецов утратила слаженность и разбрелась по всей площади. С каждой секундой их количество стремительно таяло под ударами стали эльфов. В какой-то момент мне даже показалось, что среди стройных рядов воинов мелькнули лица моих давних друзей - Глонриндейла, Синдариэля и моей ненаглядной Андариэль.
        Я, не веря своим глазам, зажмурился, а когда открыл их, бой сместился уже на другой конец площади.
        В небе появилась чёрная точка. Это возвращалась Акаша. В её когтях трепыхался человечек в чёрном плаще - некромант. По мере своего приближения, Акаша поднималась всё выше и выше, и сейчас уже была выше храма.
        Когда она вплотную подлетела к храму, то была довольно высоко в небе. В один момент она выпустила из рук незадачливого повелителя мёртвых и тот, издавая истошные вопли, полетел к земле.
        Некромант упал на деревенскую площадь, да так и остался там, лежать изломанной куклой.
        Акаша спустилась к нам, и, подхватив меня на руки, бережно опустила на площадь. Дори и Орин уже успели спуститься вниз и ожидали нас у дверей.
        Отряды эльфийские стражи уже успели построиться на площади напротив храма.
        Втроём, с Ориным и Дори, мы направились к ним. Акаша предпочла остаться у храма. Мало ли что могло произойти, если бы она пошла с нами. Эльфы вполне могли атаковать ее, посчитав за врага.
        «Неужели я ошибся, и воображение сыграло со мной злую шутку, показав мне моих друзей» - подумал я, подходя к стройным коробкам закованных в сталь воинов.
        Нет! Я не ошибся! Прямо передо мной стоял лорд Глонриндейл, командир первого отряда. А неподалёку от него, в первом ряду, стоял, улыбаясь Синдариэл. Первый раз вижу улыбающегося эльфа. Это было всё равно, что увидеть плачущего орка. Только вот где Андариэль, моя любимая….
        - Ваше Высочество, - из рядов эльфов вышел лорд Глонриндейл и подошёл ко мне, - по вашему призыву лесная стража прибыла к вам.
        Я улыбнулся эльфийскому лорду и порывисто обнял его. В ответ я почувствовал крепкие объятия эльфа.
        - Спасибо, вы прибыли вовремя.
        - Это наш долг, служить вам, Ваше Высочество.
        - Я понял, что вы ненадолго, Глонриндейл?
        - Да, Ваше Высочество.
        - Очень жаль.
        Мы с Глонриндейлом подошли к Синдариэлю.
        - И ты здесь мой друг, - я обнял его. - Я очень рад видеть тебя.
        - Рад служить Вашему Высочеству.
        - А Андариэль? - я обернулся к Глонриндейлу. - Мне показалось, я видел её.
        - Я здесь, Риттер - я вдруг услышал такой знакомый, и такой любимый женский голос, - мы все здесь.
        Я резко повернулся и наткнулся взглядом на знакомые мне глаза во второй шеренге воинов.
        Не в силах сдерживать охватившую меня дрожь я шагнул вперёд. Эльфийские стражники в первом ряду чёткими движениями расступились, и я оказался перед моей ненаглядной. Я шагнул к ней и, обняв, поднял в воздух.
        - Андариэль, мой ангел, и ты тут.
        - И я тут, любимый.
        - Как я счастлив тебя видеть дорогая.
        - Ты пропал, мы искали тебя. Перерыли весь замок, весь город.
        - Мне нужно было уйти одному, родная.
        - Я хочу остаться с тобой, но не могу. Сила заклинания вызвала нас из Светлолесья. Когда оно развеется, мы вернёмся обратно.
        - Я этого не хочу.
        - И я, - глаза эльфийской девы наполнились слезами.
        - Не плач, любимая, мы обязательно встретимся с тобой.
        - Да, встретимся….
        Повинуясь своему порыву, я поцеловал девушку. Несколько мгновений мы не отрывались друг от друга.
        Эльфийские воины стали постепенно бледнеть пока не растворились в воздухе. На прощание Глонриндейл отдал воинский салют мне, я ответил тем же.
        Через несколько мгновений посреди площади остались лишь я с гномами.
        Постояв мгновение, мы вернулись к храму.
        - Эх, хорошие воины эльфы, - заметил по дороге Дори, - смотри как они мертвяков покрошили.
        И тут же получил подзатыльник от своего брата.
        - Гномьи хирды, всё равно лучше, - заметил Орин.
        - Кто бы сомневался - пробормотал, потирая затылок Дори.
        Я не сомневался, что сцена с эльфами не укрылась от зорких глаз Акаши. Но она показала себя умной женщиной и не подала вида, что моя встреча с Андариэль хоть как-то затронула её.
        Долго оставаться в мертвой деревне нам не хотелось, и, взяв в руки свои вещи, мы незамедлительно покинули её.
        А что, если в самом городе нас ожидает такая встреча? Меня даже передёрнуло от представленной картины тысяч зомби рыщущих в поисках нас по полуразрушенному городу.
        Видно не одному мне пришла в голову такая картина. Гномы тоже как-то погрустнели. Лишь Акаша по-прежнему выглядела невозмутимой.
        Вот такой группой мы и вышли на большую дорогу.
        Глава 6 Западный Предел
        Дорога, ведущая на запад, представляла собой хорошо наезженную гужевую трассу, но сейчас она находилась в запустении. По её ширине было видно, что раньше по ней передвигались в оба конца большие обозы. Сейчас же по ней ездили редкие путешественники, вроде нас.
        Температура воздуха опустилась на добрый десяток градусов, и холод не давал нам возможности расслабиться. Только через три часа нашего бодрого пути на горизонте появился большой город.
        Дорожный указатель, направленный острым концом в сторону города, информировал нас о том, что город назывался «Западный Предел». Кто его так назвал и почему, было для нас загадкой. У нас были только предположения, что таких городов существует на материке еще, по крайней мере, три: Южный, Восточный и Северный Предел.
        По мере приближения к городу становилось понятно, что он действительно большой и вполне может претендовать на роль столицы какого-нибудь государства, или главного города провинции, если здесь существовала империя.
        Ещё задолго до начала города вдоль дороги потянулся пригород.
        Дома в пригороде в основном были одноэтажные и в ветхом состоянии. Не иначе как лачугами или халупами я не мог их назвать.
        Люди, которых мы видели на пути к городским воротам, были одеты чрезвычайно бедно и вид их изнеможённых лиц долго преследовал меня.
        Особенно мне запомнилась девочка лет семи, встреченная нами возле одного из домов. Худая, кожа да кости, она ковырялась в выплеснутых на дорогу помоях, в поиске остатков недоеденных овощей.
        Патрули городской стражи, время от времени проходящие по дороге, были подобно ледокола в арктических льдах, бесцеремонно расталкивающим толпу нищих.
        Наша компания вызвала у прохожих определённый интерес.
        - Не вздумайте давать попрошайкам монеты, - предупредил я своих друзей. - Иначе вы вообще рискуете остаться без ничего.
        Когда к нам в очередной раз подскочили оборванцы и заклянчили: «Дяденька, дай пару медяков, дай пару медяков…. Дяденька дворф, дай пару медяков» Орин не выдержал и вскипел:
        - Да какой я тебе дворф! Я добропорядочный…..
        И тут же заткнулся, получив от меня хороший тычок. Гном недоумевающе посмотрел на меня.
        - Не забывай, где мы находимся Орин, здесь гномы не в почёте.
        Пока мы препирались, вокруг нас образовалась толпа оборванцев, и мне в один момент показалось даже, что они кинутся на нас. Их протянутые руки тянулись к нам с жадной требовательностью.
        - Дай! Дай! Дай несколько медяков! - кричали нам отовсюду.
        - А ну, назад! - крикнул я, вытаскивая из ножен свои клинки.
        Орин перехватил свою секиру, а Акаша зашипела, выхватывая кинжалы и обнажая клыки.
        Народ вокруг нас отшатнулся, но расходиться не спешил. Лица нищих в один момент из просящих изменились на злобные, их пальцы рук скрючились, подобно лапам хищных птиц.
        Не знаю, что произошло бы дальше, но к нам неожиданно пришла помощь со стороны.
        - А ну, назад, нищее отребье! Назад, или эту ночь вы проведёте в подземных казематах городской тюрьмы! - послышался громкий крик позади толпы нищих.
        Это был патруль городской стражи вклинившийся в толпу. С другой стороны толпа попрошаек тоже начала быстро рассасываться. С той стороны к нам приближались пятеро мужчин одетых в чёрные костюмы, с лицами скрытыми под полумасками.
        Теперь уже лица нищих перекосились от страха, и они бросились врассыпную.
        Один нищий впопыхах налетел на одного из таинственных незнакомцев. Тот схватил его железной хваткой, и, не обращая внимания на верещание, подтащил к себе и впился зубами в шею.
        Вампиры!
        Чёрт, попали из огня, да в полымя!
        К нам оба отряда пробились одновременно.
        - Господа, с вами всё в порядке? - обратился к нам капитан городской стражи.
        - Всё в порядке, господин капитан, - ответил за нас незнакомец с бледным холёным лицом, обрамлённым чёрной бородкой и усиками, - ваше усердие было замечено и не останется без награды.
        При этих словах второй незнакомец достал и бросил предводителю стражников тяжёлый кошелёк, который тут же осел в его кармане.
        - Благодарю вас господин канцлер, - низко поклонился вампиру глава городской стражи, - рады служить вам на благо нашего города.
        Стражники недолго пробыли рядом с нами и стройной колонной убыли дальше на патрулирование пригорода.
        Мы остались наедине с вампирами. Тут же к нам подъехали два экипажа чёрного цвета, запряженные вороными лошадьми.
        - Господа, прошу садиться, окажите нам любезность быть нашими гостями - внимательно глядя на нас сказал канцлер.
        В его просьбе слышался приказ.
        Мы расселись по экипажам - я с Акашей в первый, Орин с Дори во второй. Вампиры присоединились к нам. Экипажи тут же тронулись и, набирая ход, въехали в город.
        Плотные занавески черного цвета на окошках карет были опущены, и сквозь узенькие щёлки мне мало что было видно. Мостовая, ноги редких прохожих, фундаменты каменных домов и садов с металлическими оградами - всё это мелькало с такой скоростью, что я не успевал за этим следить.
        Наконец мы въехали во двор какого-то особняка и остановились.
        Дверца экипажа отворилась, и я увидел рядом с ним канцлера и ещё несколько высокопоставленных вампиров.
        Я выбрался наружу и подал руку Акаше. С другой стороны тоже самое проделал и канцлер.
        Акаша спускающаяся по ступенькам была подобна королеве. Да что я говорю, она ведь и была королева. Гордая осанка, высоко поднятый подбородок, надменный вид.
        При соприкосновении руки Акаши с рукой канцлера, лицо его утратило всю надменность, и на секунду я увидел на нём растерянное выражение.
        - Ваше Величество! - Вампир упал на одно колено. - Прошу простить меня за неудобство. Мы все рады служить вам.
        Стоящие позади его седовласые вампиры, склонив головы, синхронно опустились на колено.
        - Господа, прошу вас, встаньте.
        Канцлер, а вслед за ним и остальные поднялись с колен.
        - Ваше Величество, позвольте представиться, канцлер Западного Предела, герцог Ионгуст Вактонский. Это граф Эндерийский, граф Орширский, барон Орли.
        Мне было интересно, как канцлер по касанию рук смог узнать, что перед ним находится королева вампиров?
        - Ваше Величество, позвольте проводить вас в мой скромный дом.
        Скромный дом канцлера представлял собой роскошный четырёхэтажный особняк, выполненный в викторианском стиле.
        Мы поднялись по широкой лестнице, охраняемой внизу двумя статуями горгулий в натуральную величину выполненных из чёрного мрамора. При взгляде на них я почувствовал злую силу, таящуюся в мраморных телах горгулий. Отличные сторожа, не требующие зарплаты. Ой, не так прост герцог, как хочет казаться.
        Мы поднялись по лестнице и оказались перед высокими дверями, которые при нашем приближении медленно распахнулись.
        В зале, в который мы вошли, от двери к центру выстроился почётный караул из домашней челяди - все как на подбор дюжие молодцы.
        При нашем появлении они отсалютовали нам короткими шпагами, чем весьма нервировали меня и гномов. Но, отсалютовав нам, стража тут же удалилась, и другая челядь сменила их. Это уже были обычные домашние слуги.
        Они приняли наши дорожные вещи и тоже вышли. Герцог и сопровождающие его вампиры провели нас в обеденный зал, в котором уже стоял накрытый яствами и напитками обеденный стол.
        Раньше королевы за стол никто не сел. Лишь после того как Акаша опустилась в кресло стоящее во главе стола, все последовали её примеру.
        - Ваше Величество, - раздался голос канцлера, - позвольте узнать кто сопровождающие Вас лица?
        Акаша взглянула в нашу сторону и ответила:
        - Герцог Ионгуст, позвольте представить вам принца-консорта богини Амэи, Риттера и его друзей Орина и Дори.
        - Ваше Высочество, - герцог впился в меня взглядом, - имя богини Амэи, находится не в чести в нашем мире и упоминается только в хрониках сражений между силами тьмы и силами света, на стороне которых выступала богиня Природы. Что привело вас в наш город?
        Я взял в руки бокал с красным вином и поднялся.
        - Господин канцлер, высокородные господа, я с друзьями сопровождаю её Величество, королеву Акашу, в её путешествии. Её королевское Величество оказала мне великую честь считать меня её другом, и я готов отдать свою жизнь за неё. Я предлагаю поднять бокалы за королеву Акашу!
        Все присутствующие за столом, кроме Акаши, поднялись и выпили за здоровье королевы вампиров.
        - Что ж, - раздался голос канцлера, - я очень рад, что у нашей королевы есть столь ревностные защитники. Но быть может, Вашему королевскому Величеству, стоит лучше иметь в своей свите защитников из числа своих сородичей? Ночные жители стоят десятков людей….
        - Не хочу вас разочаровывать, дорогой герцог, но я тоже не из простых смертных. - Встрял я в его речь. - Я из тех людей кого в вашем мире называют «Шагающими по мирам».
        Я с удовольствием наблюдал как менялось лицо канцлера по мере того как я говорил свои слова.
        - Я знаю о существовании «Шагающих по мирам», но не думал, что одним из них может оказаться особа столь высокого ранга.
        - Здесь всё возможно, дорогой герцог. Это концепция вашего мира.
        До этого молчавший граф Эндерийский заметил:
        - Вы говорите, Ваше Высочество, так, как будто вы приехали сюда из соседней страны. Однако даже самому маленькому ребёнку известно, что в нашем мире существует единственный континент, и это тот на котором мы сейчас с вами находимся.
        При этих словах я замер.
        - Похоже, это для вас оказалось новостью, Ваше Высочество? - спросил меня наблюдавший за мной канцлер.
        - Не скрою, дорогой герцог, это даёт мне пищу к размышлениям.
        - Если вы прибыли сюда, не из какой-либо страны на этом континенте, то откуда прибыли вы? Может быть из другого мира?
        «Да, именно так! - Думал я, подбирая слова для ответа, - Пройдя через портал, мы оказались не на другом континенте, мы оказались в другом мире! И этим обуславливается то, что я не могу здесь призвать Винни-Пуха и не могу написать в чат другим игрокам. И всё это потому, что я по ошибке прошёл в меж-мировой портал! Так куда я попал? Что это за мир, и что это за игра?!!! И как сюда попала Мальвинка, и как она оказалась в игре «Всё возможно»? Уфффф… я запутался».
        Именно такие мысли пронеслись в моей голове, в то время как канцлер обращался ко мне.
        - Мир, из которого прибыли мы и её королевское Величество, королева Акаша, находится в прямой связи с вашим, герцог. Конечно, прямого пути с этим миром у нас нет, но возможность попадания сюда существует. Об этом свидетельствует то, что боги у нас общие и то, что вы знаете о Шагающих по мирам.
        - Ваше Высочество, позвольте сказать… - произнёс герцог Вактонский, - в нашем мире встретить Шагающего по мирам, стало довольно большой редкостью. Раньше - да, их было много, очень много. Но постепенно они ушли из нашего мира, покинули, оставили его. И теперь они практически исчезли из него.
        «Надо же, похоже, это брошенный мир! Мне надо будет выяснить об этом как можно больше в реале».
        - Спасибо, за приём дорогой герцог, - поднялась из-за стола Акаша, а вслед за ней и все присутствующие. - Но нам нужно продолжать дальше наш путь.
        - Ваше королевское Величество… - канцлер изобразил расстроенный вид, - вы так быстро хотите покинуть нас. Может быть, вы соизволите задержаться на пару дней? Отдохнёте, а уж потом….
        - Риттер, ты как? - спросила меня Акаша.
        - А? Что? Хорошо…. - весь в своих мыслях ответил я. «Мне нужно больше информации, мне нужно в реал».
        - Хорошо, мы задержимся на пару дней, - согласилась Акаша, глядя на меня.
        - Тогда пройдёмте Ваше Величество, я покажу приготовленные для вас апартаменты. Ваше Высочество, - теперь канцлер обратился ко мне, - извините, не могу вас проводить, мой мажордом покажет ваши покои.
        Я коротко кивнул головой, глядя в след уплывающей от меня фигуре королевы вампиров.
        - Что такое, друг? Почему мы не можем отправиться дальше? - спросил меня Орин.
        - Кое-что не складывается.
        - Что именно?
        - Ты разве не понял, друг Орин? Мы переместились не на другой континент. Мы переместились в другой мир.
        - Ох, ни хрена себе мы залетели.
        - Что будем делать? - это уже Дори задал вопрос. - Не доверяю я этим вампирам. Возьмут, да и ночью выпьют из нас кровь.
        - Не думаю, что это произойдет так скоро, - ответил я, глядя на приближающегося к нам дворецкого, одетого в богато украшенную ливрею. - Пока что осмотримся.
        Апартаменты королевы располагались на третьем этаже, там же где и покои канцлера, только в противоположном крыле здания. Нас разместили на втором этаже дворца, в конце крыла. Не скажу, что сами мои апартаменты мне не понравились. Напротив, комнаты, выполненные в викторианском стиле, с множеством украшений и роскошной мебелью, внушали мысль, что здесь тебя любят, но это то и настораживало меня. Ну не может вампир любить человека, разве в качестве пищи.
        Комната гномов, находилась рядом с моими покоями, только была попроще. И везде мы встречали герб древнего рода семейства герцога Ионгуста Вактонского - нетопыря с распростёртыми крыльями на фоне взошедшей на небосвод луны.
        Мне нужно было переговорить с Акашей по поводу наших дальнейших действий.
        Я позвонил в колокольчик стоящий на ночном столике возле огромной кровати.
        Через минуту в дверь тихо постучали.
        - Войдите! - громко сказал я.
        В покои вошёл слуга одетый скромнее, чем мажордом дворца.
        - Что изволите, Ваше Высочество?
        - Проводите меня к королеве Акаше.
        Слуга потупил глаза и ответил:
        - Прошу прощения Ваше Высочество, её королевское Величество занята, она сейчас с господином герцогом. Они осматривают большую библиотеку господина канцлера.
        «Вот как. Меня отрезают от королевы. Интересно».
        - Что ж, как тебя зовут?
        - Иштван, Ваше Высочество.
        - У тебя венгерское имя Иштван. Ты бы не мог принести мне карту города?
        - Конечно, Ваше Высочество. Сейчас доставлю её вам.
        Поклонившись мне, слуга вышел за дверь.
        Мне нужно было в городе найти следы пребывания Мальвинки в этом мире. Для чего она переместилась отсюда в мир «Всё возможно» и как она это сделала?
        Вскоре слуга принёс из библиотеки подробную карту Западного Предела. Потёртые края, полустертые надписи и пометки на ней, всё это свидетельствовало о том, что картой часто пользовались.
        - Это карта, его Светлости, господина герцога.
        - Как же тебе удалось взять её?
        - Господин герцог увёл королеву в дворцовый сад показывать свои кусты с розами, и оставил карту на столе.
        Я усмехнулся.
        - Ты смелый парень, не испугался герцога, вот держи золотой.
        Я скопировал в память карту и отдал её назад слуге.
        - Вот, верни её обратно. Положи так, чтобы никто не догадывался, что ты её брал.
        - Будет исполнено Ваше Высочество.
        После того, как слуга ушёл, я отправился к своим гномам.
        Их я застал в унылом расположении духа. Гномы лежали на узких кроватях и смотрели в потолок.
        - Хватит валяться. - Сказал я, входя к ним в комнату, - Похоже, вампиры решили разлучить нас с Акашей. По крайней мере, сегодня мы точно не сможем с ней увидеться. Интересно, какие виды имеет на Акашу герцог Ионгуст?
        - Говорил я, что недаром не доверяю вампирам. Днём они с нами любезничают, к обеду разлучают с королевой, а ночью выпьют из нас всю кровь. - Сказал, поднимаясь с кровати Дори.
        - Мы должны использовать все возможности пока у нас есть для этого время. Герцог задерживает нас на два-три дня. Прекрасно. С королевой встретимся завтра. Акаша взрослая девочка и не наделает глупостей.
        - А что сейчас мы будем делать? - спросил уже Орин, подходя ко мне.
        - Сейчас мы пойдём в город.
        - Мы же там ничего не знаем.
        - Ну, это не совсем так. У меня есть карта герцога, и на ней отмечены интересные места. Начнём с квартала мастеровых….
        Выпустили нас из дворца на удивление легко. Даже слежку за нами не установили. Мне было даже немного обидно за это. Или нас не считали объектами достойными наблюдения, либо слежка за нами велась очень искусно.
        В городе мы несколько раз меняли направление движения, но, в конце концов, вышли к длинной улице, вдоль которой тянулись мастерские и лавки торговцев. А вот слежку я заметил чисто случайно.
        На небе, затянутом тучами в просвете показалось яркое солнце. В это время, в очередной раз, оглядывая за нами улицу, я заметил, как тень от одного дерева чуть сдвинулась в сторону, и это не смотря на то, что стояла безветренная погода. Приглядевшись, я заметил небольшое дрожание воздуха в том месте. Ага, вот и наблюдатель.
        К нам он не приближался и лишь издали наблюдал за нами.
        Дори и Орин проявили неприкрытый интерес к товару кузнецов и кожевников. Они брали товар в руки, торговались, но не купив ничего шли дальше.
        Я же задавал торговцам вопрос о Мальвинке. Не видели ли её, не покупала ли чего она.
        Так как временной отрезок между нашим появлением и временем пребывания тут Мальвинки составлял около трёх месяцев, то о ней почти никто не помнил, и лишь в конце улицы, торговец, продающий сёдла для лошадей, вспомнил её.
        Да, три месяца назад, в городе появилась незнакомка, одетая в полупрозрачное фиолетовое платье. Вела она себя так, как будто здесь она была чужеземкой.
        - О чём она спрашивала вас? - спросил я торговца.
        - Она интересовалась входом в городскую канализацию.
        - Больше ничем она не интересовалась?
        - Ещё она интересовалась культом Тёмной богини. Но когда она спрашивала о нём, проходящий мимо патруль заставил её уйти из лавки. После этого я её не видел. А спустя несколько дней в городе начали происходить странные и страшные вещи. Люди стали пропадать с улиц города и только через некоторое время их тела находили неподалёку от входов в городскую канализацию. От одного прикосновения к ним тела рассыпались в прах. Влага словно испарилась из них. Это было страшно.
        - А потом?
        - А потом, похищения прекратились, но появилась новая беда.
        - И какая же?
        - Из подземелий стали выходить монстры. Городская стража еле справлялась с ними. Монстры нападали на всех, кого только видели. Мужчины, женщины, старики, дети. Они рвали их тела на части и выпивали всю кровь. Они были ненасытны. На улице было небезопасно появляться. Улицы патрулировали многочисленные хорошо вооружённые отряды городской стражи. Битвы с монстрами походили на сражения с мифическими чудовищами, настолько они были сильны. И, в конце концов, мы победили.
        - А девушка?
        - Девушка? О ней никто и не вспоминал. Больше её никто в городе не видел.
        - Это всё?
        - Да.
        - Спасибо.
        Мы вышли из магазина.
        - Похоже, свергнутая королева Сильварии как-то причастна к резне в Западном Пределе… - задумчиво произнёс Орин.
        - Что будем делать? - спросил нас Дори.
        - Мы спустимся в канализацию.
        - Это верная смерть! - побледнел Дори. - А вдруг там до сих пор монстры бродят?
        - Я думаю, монстров в канализации нет. Возможно. Но это нужно ещё проверить.
        - Так чего мы ждём? - Орин потряс секирой. - Идём.
        - Идём, только купим Дори что-нибудь из оружия.
        Мы посетили несколько оружейных лавок и кузниц, видели много видов оружия, вплоть до экзотического, но Дори понравился двуручный боевой молот дворфов. Он подержал его в руках, примериваясь по невидимому врагу и взмахнув им чуть не разрушил лавку. Лавочник скинул нам цену, лишь бы быстрее избавиться от опасных покупателей.
        Купив молот, мы добрались до одного из перекрестков, возле которого видели в последний раз незнакомку в полупрозрачном фиолетовом платье.
        В это время закапал дождь.
        Я развернул перед собой карту канцлера и сверился с ней. Место на карте, рядом с перекрёстком, было отмечено синим крестом. В этом месте находился жилой дом. Вход в городскую канализацию находился именно в нём.
        Но для начала нам нужно было избавиться от слежки.
        Шпиона я обнаружил возле стены одного из домов на другой стороне улицы. Капли дождя хорошо обрисовывали крючащуюся фигуру соглядатая. Но сам он, увлечённый слежкой, этого не замечал.
        - Дори, сейчас испытаем в деле твою новую игрушку. Будем ловить лазутчика. Иди вперёд, на следующем перекрестке заверни за угол и там затаись. Как только я пройду, по моей команде бей. Не смотри на то, что ты никого не увидишь, просто бей.
        - Хорошо Риттер, я так и сделаю.
        Дори ушёл вперёд, а мы с Ориным остались, заведя беседу под дождём о каком-то пустяке.
        Выждав, когда Дори отошёл на порядочное расстояние и, убедившись, что шпион не пошел вслед за ним, а остался с нами, мы отправились за нашим гномом.
        Мы шли, громко переговариваясь между собой, так чтобы Дори услышал наш голос и с дуру не влупил по нам своим молотком.
        Пройдя мимо него и перейдя через перекресток, мы отошли на порядочное расстояние и остановились.
        Обрисованная каплями дождя фигура выплыла из-за угла дома, и я махнул рукой.
        Дори взмахнул молотом и нанёс удар прямо в водяную фигуру. Молот, на мой взгляд, весил килограмм сорок, может быть чуть больше, плюс сила инерции. Удар получился такой силы, что несчастного шпиона, потерявшего всю свою невидимость, отбросило на другую сторону улицы, где он так и остался лежать бездыханным.
        Но что за чёрт. Когда мы подошли поближе, чтобы посмотреть, кто за нами шпионил, тело начало подавать признаки жизни. Удар Дори свалил бы с ног быка-трехлетку, а перед нами был отнюдь не бык.
        Недолго раздумывая, Орин одним движением своей секиры снёс голову незадачливого шпиона.
        Голова, прокатившись с десяток шагов остановилась. Бледность кожи на лице и выступающие из верхней и нижней челюсти клыки, сказали мне о том, что она принадлежала вампиру.
        Значит, всё же это канцлер послал его за нами.
        Мы оттащили тело в переулок. Там Дори нашёл возле ограды садовую лопату и сломал её черенок. Одну половину черенка он вонзил в грудь вампира, а другую прихватил с собой.
        Голову вампира мы сбросили в городской ров, пролегавший неподалёку.
        Всей кампанией мы вернулись к нужному нам перекрёстку.
        Дом, в котором находился спуск в канализацию, был заброшен. Видимо раньше тут жили жильцы, но через некоторое время покинули его, причём сделали это одновременно и впопыхах. В комнатах мы видели личные вещи жильцов. Судя по тому, что они были нетронутыми, этот дом пользовался у горожан дурной славой. Сюда даже воры не совались.
        На жилых этажах нам нечего было делать и мы стали искать вход в подвал. Его мы нашли в конце коридора, в чулане, сплошь заставленном садовым инвентарём. На противоположной от входа стене имелась дверь, окованная стальными полосами.
        Дверь не была заперта и легко отворилась под нашим нажимом. Каменные ступени привели нас в подвал - большое помещение со сводчатым потолком. В подвале бывшие жильцы хранили свои домашние вещи, мебель. У одной стены стояли большие ящики. И в конце его мы нашли стальную решётку преграждающую вход в канализацию.
        Только сейчас она была открыта. А на полу, в слое пыли виднелись отпечатки следов мужских сапог и огромных звериных лап.
        Глава 7 Канализация
        Ступени лестницы под нашими ногами освещали факелы, вделанные в старую кирпичную кладку стены. Когда я представил, на какой глубине построены туннели канализации, мне стало дурно. Получается, что я спустился с высоты шестнадцатиэтажного дома по узенькой каменной лестнице с одной стороны ничем не огороженной, а с другой упиравшейся в каменную кладку фундамента с тонюсенькими металлическими перилами.
        Теперь мы стояли в просторном тоннеле канализации. Прямо по центру его пролегал канал шириной в три метра и глубиной в человеческий рост, в который из водостоков, выходящих из стен у самого потолка падали вниз потоки воды и нечистот города. Они тут же подхватывались шумным потоком и уносились вдаль по водостоку. Я вспомнил, что как раз в это время в городе шёл сильный ливень.
        Из-за работы ливневой канализации посторонние шумы были плохо слышимы, и нам приходилось постоянно держаться настороже, чтобы не пропустить возможных непрошеных гостей.
        Спустилась в канализацию наша кампания у городской стены, там, где она начиналась и куда через толстую металлическую решётку изливалась вода изо рва, окружавшего город. В сам ров вода поступала из реки, вдоль которой совсем недавно путешествовали мы. Такая вот логистика получается.
        Через канал через каждые пятьдесят шагов были переброшены металлические мостики для обслуживающего персонала канализации. Он был необходим тогда, когда в стоке случался затор из-за большого количества мусора, сбрасываемого горожанами в канализацию. Для разборки заторов на стенах были прикреплены длинные багры.
        Вдоль стен, у стока, были выложены каменные отмостки, по которым можно было свободно перемещаться по канализации.
        Изредка по отмосткам мимо нас пробегали крысы от первого до пятого уровня. Мы не обращали на них внимания и просто проходили мимо. Опыта с них мы бы не получили, слишком велика была разница в уровнях. Но и в них была для нас польза - крысы встречались по всей канализации и они были отличными индикаторами опасности. При малейшей угрозе крысы разбегались во все стороны и прятались по щелям, ну а мы готовились к бою. Но до сих пор угрозы оказывались ложными, хотя это не давало нам повода расслабляться.
        Через каждые двести метров водный канал, для укрепления свода, перегораживался каменной стеной. В стенах, по обеим сторонам канала, находились проходы, ведущие в следующие отсеки.
        Мы прошли уже пять отсеков, когда крысы в очередной раз пропали. И тут из-за стены до нашего слуха донеслись звуки боя и нецензурная человеческая брань. Голос, который произносил ее, был относительно молодым.
        - Мля… ну и на хрена я сюда попёрся? Говорила же мне Машка: «Не надо сюда соваться без хила и танка». А теперь что? Сожрут меня эти тараканы, порвут, как Тузик грелку. На! На! На!..
        С этими словами из-за стены снова донеслись звонкие звуки ударов.
        «Оба-на, за стенкой находится игрок, к тому же мой соотечественник, можно ему помочь, а заодно получить необходимую информацию по новой игре». Эти мысли пронеслись в моей голове со скоростью молнии.
        - Орин, Дори, за этой стенкой находится один из Шагающих по мирам, и ему нужна наша помощь. - Сказал я.
        - Какие вопросы, - согласился Орин, а Дори поддержал его: «Не вопрос!»
        Я вытащил из-за спины мечи, и мы зашли в шестой отсек.
        Место развернувшегося действа я увидел сразу. На ближайшем к нам мостике отбивался от мутировавших тараканов-переростков белобрысый юноша лет восемнадцати тридцать шестого уровня.
        Одетый в кожаные доспехи, вооруженный длинным узким мечом и кинжалом, он только за счёт своей ловкости отражал лобовые атаки и пресекал попытки проникнуть ему за спину закованных в чёрные хитиновые панцири огромных насекомых.
        Если бы тараканы атаковали с двух сторон, то участь его давно была бы решена. Но даже уже сейчас было видно, что парень устал и что рано или поздно тараканы-переростки погребут его под своей массой.
        Вращая над головой секирой, Орин, как настоящий берсеркер ринулся в гущу схватки, за ним поспевали мы с Дори.
        От каждого удара секирой в воздух взлетами остатки ног и голов тараканов. Каждый удар молота оставлял на каменном полу пятно от размозжённого насекомого. А мои клинки замораживали их и тут же сжигали.
        Битва с ордой насекомых отряда новокрылых закончилась через десять минут после её начала. Нам повезло, что насекомые были тридцатого уровня, и они атаковали нас беспорядочно.
        - Спасибо, что помогли. - Сказал юноша, спускаясь к нам с мостика. - Зря я сунулся в то вентиляционное отверстие.
        Парень указал нам на широкую щель почти под самым потолком.
        - Хотел поскорее выбраться наружу, а нарвался на тараканов. Меня зовут Хелик. - Он протянул мне руку, которую я пожал - При регистрации хотел назваться Хеликоптером, но ник был уже занят.
        - Риттер, - протянул я руку парню. - Это Дори и Орин.
        - Ух ты, дворфы! Ни разу не встречал здесь дворфов! - восхитился Хелик.
        Дори сжимающий в руках молот грозно шагнул к парню. Мы с Ориным едва успели его перехватить.
        Порыв младшего гнома был настолько стремительный, что Хелик даже непроизвольно отшатнулся.
        - Хелик, ты что, не знаешь, что называть гнома дворфом чревато последствиями? Это считается оскорблением у горного народа.
        - Да уж, мы тебе не какие-то там вонючие дворфы, - поддакнул мне Орин.
        Хелик задумался на минуту, как бы что-то вспоминая про себя, а потом извинился:
        - Простите, не знал этого. Но я знаю, что в игре нет расы гномов, вместо неё есть раса дворфов. Это я помню совершенно точно, потому что досконально прочитал руководство по игре.
        - Ты прав Хелик, только мы не из этой игры.
        - Чтооо!!! Разве такое возможно?
        - Если мы тут, то значит, возможно.
        - Может, мы не будем стоять среди этих дохлых насекомых? - вмешался в наш диалог Орин пиная ногой одного из дохлых тараканов. - Поговорите по дороге.
        Мы перебрались на другую сторону моста, и пошли дальше. Я шел рядом с Хеликом, ведя с ним тихую беседу.
        - Расскажи мне, что это за игра? Куда мы попали?
        - Это ММоРПГ, называется «Хроники Астарта», запущена, по-моему, лет десять назад, но уже через несколько лет после запуска игра стала терять свою популярность. Поначалу игра казалась интересной, много разных рас, многообразный игровой мир, но эта мрачная обстановка царящая повсюду стала негативно влиять на игроков. Они стали переходить в другие, более светлые и технически продвинутые проекты, а здесь остались лишь фанаты, любящие хоррор-игры и те, кому было жаль потраченных на неё времени, набранных уровней и потраченных денег. Многие вкладывали в игру реал. Тем более что, несмотря на отток игроков, разработчики продолжают выпускать к ней обновления и патчи, а в конце обещают феерические действа. Некоторые даже вернулись в игру. Я же, когда игра стала терять свою популярность, покинул проект и переключился на другие игры, но вот спустя пару лет, совсем недавно, наткнулся на её не удалённый дистрибутив на жёстком диске компа. На меня нахлынула какая-то ностальгия по игровому миру, по своему персу, и я решил продолжить играть. Машка, сестра моя, тоже играющая тут, не бросала её, и теперь у неё перс
сто тринадцатого уровня. Она сразу предупредила меня, что одному, с моим тридцать шестым уровнем в канализацию лучше не соваться. Но мне-то неймётся, мне было интересно, тем более в городе существует легенда, о том, что в канализации существует тайный культ поклонения тёмной богине Нааны, и что придёт когда-нибудь тот, кто унаследует её силу и погрузит город в кровавый хаос.
        - Дай договорю. - Прервал я его, перепрыгивая через парочку крыс дерущихся на полу за чёрствую корку хлеба. Нас почему-то крысы не боялись. - Три месяца назад в канализацию вошла девушка в сиреневом платье, и после этого на город обрушились страшные беды - пропажи и смерти жителей города, страшные монстры-мутанты, выходящие из канализации и нападающие на всех подряд…. Так?
        - Так. И ещё я хотел поднять парочку уровней, но проклятые тараканы помешали мне совершить свой подвиг. А вы? Как вы попали сюда?
        - Мы из игры «Всё возможно».
        - Я слышал про эту игру, - прервал меня Хелик, - более того я в неё играю. Но там…. Боже… не может быть…. Ты сказал, Риттер? Ты, это знаменитый Риттер? Я сражался рядом с тобой, бок о бок в Темнолесье с войсками Мальвинки! Я из «Гильдии Приключенцев».
        - Я знаю вашу гильдию. Мой друг, ваш глава, гном….
        - Дарин, - закончил за меня Хелик и даже заплясал от радости. О мой, бог….
        - Успокойся, я не бог, я только муж богини - сделал я попытку вернуть Хелика в нормальное состояние.
        Когда он немного успокоился, я продолжил:
        - Вследствие наших игровых действий мы наткнулись на портал и, пройдя через него, попали сюда. Более того, мы знаем, что здесь тоже есть подобный переход обратно. Только не знаем где он.
        - Правда?
        - Да. Небезызвестная тебе Разведённая Мальвинка уже совершала переход между нашими мирами и сейчас находится в той, другой игре.
        - Постой, не хочешь ли ты сказать, что это она…
        - Да, я проследил её путь. Она вошла в эту канализацию и нашла здесь подсказки, которые указали ей дорогу к нужному мне телепорту.
        Парень даже остановился, переваривая услышанное от меня, и как раз вовремя. Впереди, за стеной, на перекрестке каналов послышались подозрительные крадущиеся шаги, затихшие с нашим приближением. Там явно кто-то прятался.
        К подозрительному углу мы приближаться не спешили. Неизвестно что за тварь затаилась там.
        Среди тишины вдруг раздался лязг металла о каменную поверхность.
        Точно, засада!
        - Так, - прошептал я своим спутникам, - за угол пока не суёмся. Я переберусь на ту сторону канала и уже оттуда рассмотрю наших противников. Согласны?
        Не согласным кажется, был только Орин, которому не удавалось вновь помахать своей секирой, но и он только согласно кивнул головой.
        Я, тихонько ступая, вернулся к ближайшему мостику и перешёл на другую сторону канала. Там, двигаясь вдоль стены, я вскоре достиг перекрестка. Отсюда мне смутно была видна фигура нашего противника, притаившегося за углом.
        Несмотря на то, что незнакомка была закутана в тёмный плащ, я сразу решил, что это была женщина. Мужская фигура была бы более массивная.
        Не приближаясь к краю канала, я осторожно свернул за угол и направился к ближайшему мостику, чтобы совершить очередную переправу. Но тут случилось непредвиденное.
        Женская фигура, притаившаяся в засаде, внезапно заметила меня. Правильно истолковав мой обходной манёвр, она, не сходя с места, совершила гигантский прыжок ко мне прямо через сточный канал.
        Мои друзья только ошеломлённо наблюдали за изящным полётом незнакомки, а, потом, не сговариваясь, бросились ко мне через мост. Но они не успевали.
        Хорошо, что я шёл, посекундно оглядываясь назад. Я вовремя заметил взмывающую в воздух фигуру с зажатыми в руках кинжалами.
        Я успел отскочить назад шагов на пять, когда фигура незнакомки опустилась рядом с тем местом, где секунд пять назад стоял я. Это была девушка-дроу, и она была ассасин.
        Когда она стремительным рывком приблизилась ко мне, в моих руках уже лежали мои клинки. На меня обрушился шквал ударов, которые я с трудом отражал. Чёрт, она меня вполне может уделать, если ко мне не подоспеет помощь. И сила то ударов у моей противницы была отнюдь не детская.
        Совершив обманный финт, девушка вонзила кинжал мне в левую руку. Я почувствовал острую боль в плече, и мой Лавовый меч упал на пол.
        Если бой будет продолжаться дальше, он закончится не в мою пользу.
        И тогда я совершил то, чего от меня не ожидала таинственная незнакомка. Невзирая на то, что кинжал пронзил моё плечо, я не отскочил назад, как предполагала моя противница, а наоборот, бросился вперёд. Пользуясь тем, что девушка замерла в замешательстве, открывшись на секунду мне, я нанёс в её предплечье укол Ледяной иглой.
        Девушка, как стояла, так и замерла, подвергшись воздействию заморозки от сработавшей абилы иглы. Мне было хорошо видно, как по открытым участкам её тела распространяется ледяная бледность. Вообще я давно заметил, что чем чаще я сражаюсь своими мечами, тем лучше и чаще срабатывают абилки мечей.
        Я откинул капюшон плаща с головы моей противницы и замер ослеплённый красотой девушки стоящей передо мной, с иссиня-тёмной кожей и ослепительно-белыми волосами. Сто тринадцатый уровень против моего пятьдесят четвёртого. Мне была бы верная смерть, если бы не сработала моя абилка. Мне просто невероятно повезло с ней.
        В это время, подбежавший к нам раньше всех, Орин, решил завершить бой и снести голову опасному ассасину.
        - Стоооой!!! Не делай этого!!! - послышался сзади крик спешащего за ним Хелика.
        Непроизвольно повинуясь этой отчаянной просьбе, я шагнул вперёд и, закрыв собой мою несостоявшуюся убийцу, успел перехватить в последний момент топор Орина.
        - Что?!!! Почему?!!! - закричал гном. - Риттер, зачем ты меня остановил? Она же сейчас очнётся и убьёт тебя, и нас всех!
        Я вопросительно посмотрел на подбежавшего вместе с Дори Хелика.
        - Почему мы должны пощадить её?
        - Потому что… Потому что… это моя сестра. - Ответил побледневший юноша.
        - Ого! - воскликнул Дори.
        - Сестра… - проворчал недовольный Орин. - Ну и что. Она опасная бестия. Может быть, и ты такой же, как и она?
        - Прекрати Орин. Хелик прояснит нам всё. - Придержал я его, - Сейчас мы всё узнаем. Правда Хелик?
        Я поднял с каменной поверхности парапета Лавовый меч и подошёл к ледяной фигуре девушки.
        Я коснулся концом клинка покрытой голубым льдом кисти руки девушки и увидел, как с ней стали происходить метаморфозы. Её оружие я предусмотрительно забрал себе.
        Лёд прямо на глазах стал испаряться, и постепенно кожа дроу обрела первозданный оттенок. У девушки оказались большие, миндалевидного разреза глаза, цвета лаванды.
        Когда заморозка исчезла, девушка глубоко вздохнула, и сделала движение, чтобы покончить со мной последним ударом, но вовремя заметила, что её кинжалы куда-то исчезли, и остановилась в замешательстве.
        - Маша! Стой! Не делай этого! - вскрик Хелика за её спиной заставил девушку замереть на секунду и обернуться.
        - Юра?
        Девушка бросилась к Хелику и порывисто обняла его.
        - Наконец я нашла тебя!
        Недоумевающие гномы переглянулись между собой.
        - Машка, ты чуть было не наделала глупостей. Ты чуть не убила моих спасителей.
        - Недавно я столкнулась со служителями культа Тьмы, был бой, и мне удалось убить некоторых из них. Они шли за мной попятам, и я подумала, что это они притаились в засаде за углом.
        - Значит, случилось недоразумение, - отметил я, - давайте познакомимся.
        - Я Маша, игровой ник Хельга. Сестра Юры, Хелика. Мы с ним близнецы.
        И впрямь, брат и сестра были очень похожи между собой.
        - Что ж, это можно было ожидать. Брат и сестра, даже ники похожие - Хелик и Хельга. Меня зовут Риттер. В реале имя Максим.
        Хелик взъерошил свои вихры и возбуждённо сказал сестре:
        - Маш, Маш, это сам Риттер, помнишь, я тебе о нём рассказывал, легенда игрового мира «Всё возможно».
        - Ты что-то путаешь братишка, если это и так, то он должен быть там, в своей игре, а отнюдь не здесь. - Хельга в недоумении посмотрела на брата.
        - Прости, Хельга, - сказал я, - односторонний межмировой портал перенёс нас сюда.
        - Разве такой портал существует?
        - Ещё бы, - подтвердил я и посмотрел на гномов, - существует, конечно. А ещё существует обратный телепорт. И мы его ищем.
        Гномы дружно закивали головами в знак согласия. Похоже им тоже хочется назад, домой.
        - Охренеть просто, - задумчиво сказала прекрасная дроу.
        - Риттер, - сказал вдруг Дори, - ты истекаешь кровью.
        И правда, рукав мой промок от крови, а по кисти вниз стекала тоненькая струйка. У моих ног уже образовалась небольшая лужа крови. А я-то думал, что это у меня плывёт всё перед глазами.
        - Дай, я тебя перевяжу, - предложила дроу-убийца.
        - Нет, - поморщился я, - с перевязкой я потеряю мобильность. У тебя есть эликсир здоровья?
        - Конечно.
        - Приготовься, дашь мне его через минуту.
        Я скрепя зубами расстегнул куртку и стащил рукав со своего плеча. Рана, от кинжала Хельги, была глубокая, и в реальности я бы уже давно был бы не боец, но тут были другие законы мироздания. Вынув из ножен Лавовый меч, я на пару секунд прижал его раскаленный конец к своему плечу. В воздухе запахло палёным мясом. От боли и подступившей тошноты я чуть не вырубился, но сознание не до конца покинуло меня. Уже через несколько минут я смог двигать рукой, а ещё через некоторое время я с трудом, но натянул куртку на себя. Чтобы поправить своё здоровье я выпил эликсир взятый у Хельги.
        - Какие у вас планы? - спросил я близнецов.
        - Ну, вообще-то я спустилась в городскую канализацию, чтобы отыскать брата и забрать его на поверхность.
        - А я не просил тебя об этом, - закипятился Хелик. - Сказал же тебе, что мне не нужна помощь. Сам справлюсь. И вообще, я пойду с Риттером. С ним интересно.
        - Ну, тогда и я с вами. Я не брошу тебя одного.
        - Разве тебе не нужно наверх, к своей гильдии?
        - Я ушла из неё. Глава гильдии начал использовать рядовых членов гильдии в своих личных целях, а мне это не нравится.
        - И он дал тебе просто так уйти?
        - Я думаю что о «Чёрных котах» мы ещё услышим.
        - Постойте, постойте…. Почему никто из вас не хочет поинтересоваться тем, хочу ли я взять вас с собой? - Тут возмутился я. - Или за меня уже всё решили?
        - Ты разве не хочешь взять нас с собой? - подойдя вплотную ко мне, спросила Хельга.
        Она была в такой опасной близости ко мне, что я почувствовал нежный запах сирени исходящий от её губ. Я прямо буквально всем своим телом почувствовал притягательную ауру девушки и понял, как я сильно хочу, чтобы она осталась. Тут девушка коснулась нежно-розовым язычком своих васильковых губ, и я сдался:
        - Ну, хорошо, парочка лишних рук нам не помешает. Пойдёте с нами. Но учтите там, куда идём мы, не место пай-мальчикам и девочкам.
        - Решено, - Хельга резко повернулась к брату, взметнув в воздух свои белоснежные волосы. - Мы идём вместе с Риттером.
        - Ну, надо же, - философски заметил Дори Орину, - а я всё ждал, когда природа возьмёт верх над нашим другом.
        Орин только согласно кивнул ему головой.
        Похоже, мной грубо воспользовались…. У меня краска прилила к лицу и я быстро отвернулся. Ладно, поживём - увидим, во всяком случае, избавиться я от них смогу всегда.
        Словно почувствовав всплеск моих эмоций, девушка вдруг порывисто повернулась ко мне и подошла вплотную. Я вдруг почувствовал на мгновение на своих губах её губы и забытый вкус сирени, такой вкус, который чувствовал в детстве, когда жевал найденный в букете заветный трилистник удачи.
        Какая же Хельга притягательная и в тоже время смертельно опасная девушка.
        - Всё, берите свои вещи и идём. - Пришёл я в себя.
        Я вернул Хельге её оружие.
        Собрались мы быстро и, переправившись через канал, продолжили дальше свой путь.
        - Теперь куда? - спросил меня Орин, когда мы прошли ещё один отсек канализации.
        Мы остановились.
        - Хельга, где ты столкнулась со служителями культа? - спросил я тёмную эльфийку.
        - Через две секции канализационный канал делает поворот. В этом месте расположен водосборник. Он опускается вниз на 3 этажа ниже этого уровня канализации. С верхнего уровня на нижний ведёт лестница. Возле неё я и встретила три фигуры в балахонах служителей культа. Наверняка эта лестница ведёт в их тайный Храм. Многие городские квесты сводятся, в конце концов, к поискам его, но мало кому из игроков удавалось найти храм, а тот, кто нашел, предпочитают умалчивать об этом. В одиночку его не пройдешь, а если проходить командой, то награды не хватит на всех. Альтруисты, к сожалению, в игре не задержались.
        - Тогда вперёд, навстречу приключениям.
        Пока мы шли, я заметил, что количество крыс вокруг нас заметно поуменьшилось и они стали более пугливыми. Вероятно, тут на них шла интенсивная охота.
        Шум воды становился всё громче и громче, пока не превратился в рёв падающего водопада.
        Мы вышли к колодцу. Данное инженерное сооружение представляло собой огромный слив, десять на десять метров, в который изливалась вода с четырёх каналов примыкавших к нему.
        Вокруг колодца никого не было. Очевидно, ещё не подошло время смены караула служителей культа, и пропавшую смену никто не хватился.
        Над этим инженерным сооружением висело облако водных брызг поднимающихся наверх с самого дна.
        Я подошёл к краю и заглянул вниз. Глубины колодца хватило для того чтобы у меня закружилась голова и я отшатнулся назад. Но я успел заметить светлое пятно в стене колодца на глубине восьми метров. Очевидно, там находился один из туннелей, ведущих к тайному Храму. А внизу ревел поток, уносящий сбрасываемую сверху воду куда-то вдаль по подземному туннелю.
        Весь мусор, от бумаги до досок и даже брёвен летел вместе с водяными потоками вниз, к самому дну и затягивался в этот подземный туннель.
        Интересно, куда выходит туннель? Выяснять ответ на этот вопрос мне почему-то не захотелось, и я вернулся к нашим баранам, то есть к спуску в колодец.
        - Готовимся к спуску, учтите, что ступеньки лестницы хоть прочные и сделаны из металла, но они влажные, поэтому спускаемся осторожно, не торопясь.
        Спуск по лестнице прошёл без происшествий. Заминка случилась с Дори, который никак не решался спрыгнуть со ступеней, но Орин, спускающийся после него, решил проблему мощным пинком, отправив брата в полёт через полуметровую пропасть в вырубленный в камне туннель.
        Благополучно переправившись, наш экспедиционный корпус в составе двух человек, одной дроу и двух гномов замер, осматривая уходящий в толщу скалы проход туннеля.
        Туннель был довольно широкий. В нём мы все разместились в один ряд. Гладкие каменные стены, пол и потолок, чадящие в железных кольцах факелы, всё это кардинально отличалось от верхнего уровня канализации.
        - Ну что, - сказал я, - вы готовы раскрыть городскую легенду?
        По гномам было видно, что эту тайну они раскрыть не очень то и желают, но и стоять в стороне не будут. Хелик так и крутился на месте от возбуждения, предвкушая, как к нему придёт эта минута славы. Хельга, ну а Хельга невозмутимо стояла рядом и поглядывала на своего непутёвого брата, изредка бросая на меня тёплые взгляды. Неужели я нравился этой невозмутимой красавице-дроу? Я, ну а я, отнёсся к тому, что стоял глубоко под огромным городом на материке Тьмы как к очередному этапу к достижению моей цели - замка Тьмы, куда неотрывно тянуло меня.
        - Ну что ж, - сказал я, - Великолепная пятёрка, вперёд. Постарайтесь захватить хоть одного местного живьём, для допроса.
        Великолепная пятёрка синхронно кивнула головами, и мы зашагали вперёд по туннелю.
        Глава 8 Тайный Храм
        Туннель шёл вниз с небольшим уклоном. Скалистая порода, в которой он был пробит, продолжалась недолго. Всего метров двадцать, после чего пошла земляная порода. Здесь уже свод тоннеля поддерживали толстые деревянные балки. Но взглянув на них, мне стало как-то не по себе, когда я представил, какая земная толща нависла над нами и что балки в самый неподходящий момент могут не выдержать.
        Время от времени в туннеле встречались ответвления в виде примыкающих коридоров, на осмотр которых нам приходилось тратить драгоценное время. Один из нас оставался у входа в примыкающий коридор, а остальные отправлялись на его зачистку. Всё это делалось для того, чтобы в ответственный момент не получить удара с тыла. Но пока все дополнительные коридоры оказывались пустыми. В лучшем случае в конце оказывалась кладовка, в худшем мы упирались в тупик.
        Наши новые знакомые шли с нами с целью получения опыта и трофеев, моей же целью было получение ответов на вопросы.
        Свернув в очередное ответвление, мы нос с носом столкнулись с патрулём служителей Храма.
        Произошла короткая схватка, в которой мы показали нашему противнику превосходство численного преимущества четверых искателей приключений над тремя ящерами. К тому же на исходе схватки сказалось то, что мы превосходили их по уровням более чем в десять раз.
        То, что нашими противниками оказались рептилии, было для меня неожиданно, но Хелик с Хельгой определённо уже встречались с ними. Сухощавые, жилистые, покрытые зеленоватой чешуёй норги, как их назвали брат с сестрой, были вооружены копьями и трезубцами и представляли собой серьёзных противников для одноуровневых и ниже игроков. Головы норгов заканчивались массивными челюстями и были похожи на головы комодских варанов. Глаза с узкими как у кошек зрачками были скрыты за кожистой плёнкой. Хелик и Хельга, не обращая внимания на внешний вид служителей, быстро облутали трупы и мы продолжили дальше зачистку ответвления.
        Коридор привёл нас к подземной тюрьме. В данный момент там никто не содержался, и поэтому охрану мы не встретили. Мы быстро осмотрели камеры для заключённых, отделённые от основного коридора решёткой с толстыми железными прутьями. Не найдя ничего интересного мы вернулись обратно, к центральному туннелю.
        По моим подсчётам мы уже опустились ниже начального уровня метров на десять.
        Отсутствие серьёзного противника напрягало. Это означало только одно - он встретится нам ещё впереди.
        На выходе из коридора мы услышали шум сражения.
        Оказалось что Дори, нёсший караул, вступил в бой с очередным патрулём норгов, который вздумал проверить тюремный отсек.
        Быстро окружить и уничтожить рептилий нам не удалось по причине того что норги в этот раз обладали численным преимуществом, и количество их возросло с прибытием второго отряда храмовой стражи.
        Отбиваясь от наседающего противника, мы отступали назад, к тюремным камерам. Ещё чуть-чуть и они загонят нас как крыс за решётки, и дальше мы не сможем пройти.
        - Риттер! - крикнула мне Хельга, - проверь ещё раз тюрьму! Там есть выход, мне сокланы, которые проходили Храм, рассказывали об этом. А мы задержим их столько, сколько сможем.
        Я только кивнул головой и побежал назад, в тюремный отсек.
        Так…, где же отсюда может быть выход?
        Я начал уже вторично осматривать помещение для стражи, коридор и сами камеры. Пока ничего определённого, что могло привлечь моё внимание, мне не попалось. Стены и пол в камерах были изготовлены из массивных каменных плит, которых сдвинуть могла только нечеловеческая сила.
        Только в предпоследней камере я наткнулся на то, что могло представлять для нас интерес. У дальней стены, в отличие от остальных камер, на полу лежали только половины каменных плит. Заметить эту разницу можно было, только если побывать во всех тюремных камерах подземелья.
        Я прошелся вдоль стены, простукивая под ногами пол. Везде звук, отдававшийся после стука, был глухим. Только когда я сдвинул вперёд тюремную кровать, на её месте, одна из половых плит, звонко отозвалась на стук.
        Бинго!
        Просунув кинжал в щель между плитами, я с трудом приподнял одну из них. Из лаза, уходящего в узкий земляной туннель, на меня дохнуло теплым затхлым воздухом. Если тот, кто полезет первым, застрянет в узком проходе, получится неплохая братская могила. Ибо вылезти назад будет чрезвычайно трудно.
        Я со всех ног бросился к нашей группе сдерживающей натиск норгов. Подскочив к ним, я рубанул по морде особо наглого ящера Лавовым мечом. Издавая истошный вопль и зажимая лапами горящую морду, тот бросился на пол стараясь потушить жгучий огонь.
        - Я нашёл выход! Вторая камера сзади, слева от прохода. На счёт три бросаем норгов и бежим к проходу! - скомандовал я. - Раз! Два! Три!
        При счёте «три», вся команда дружно развернулась и дала дёру с поля боя.
        Изумлённые нашим коллективным бегством норги остановились в ожидании подвоха, не понимая, что происходит. Но время шло, и их командир сообразил, что их обманули.
        Он отдал команду на шипящем языке и норги ринулись в проход. Но было уже поздно.
        Когда ящеры ворвались в тюремный отсек, их встретили только пустые камеры. Сколько норги не бегали по тюремному отсеку, заглядывая в помещение для надзирателей и камеры для заключённых, нарушители спокойствия обнаружены не были.
        Проявить инициативу в поисках тайного лаза они согласно заложенной программе не могли. И поэтому мы удалялись от опасного места вполне спокойно.
        Когда первым в лаз полез Хелик, а за ним Хельга, гномы заупрямились и отказались лезть за ними, мотивируя это тем, что, дескать, это они должны прикрывать отход нашего отряда. Но тут я сказал им, что должен сам прикрывать отход. Гномы согласились.
        Дождавшись когда Орин, а за ним и Дори скрылись в темноте лаза, я спрыгнул за ними и, потянув на себя каменную плиту, закрыл проход.
        Спрыгнув в лаз, и задвинув за собой плиту, я оказался в кромешной тьме. Где-то недалеко, впереди меня, пыхтел пробираясь ползком Дори. Как себя чувствовали остальные, я не знал, и поэтому спросил об этом по цепочке.
        Оказалось, что Хелик чувствовал себя в узком лазе подземелья как у себя дома. Он уверенно пробирался по шуршавшему от осыпающейся земли проходу и даже умудрялся при этом разговаривать со своей сестрой. Гномы те вообще половину жизни провели в подземелье пробивая в породе проходы и шурфы.
        Так мы ползли около часа.
        Я не совсем понимал как узник, содержавшийся в этой подземной тюрьме смог выкопать этот длинный проход. Сколько лет же он провёл в камере, чтобы сделать его и куда он девал выкопанную землю из лаза? Но чтобы не забивать голову ненужными размышлениями я списал данное несоответствие на игровой процесс и забыл об этом.
        Наконец, до меня дошло известие о том, что Хелик добрался до второго конца лаза. Один за другим мы выбрались из него и оказывались в небольшой комнате. С этой стороны вход в лаз закрывал большой портрет, изображавший в полный рост знакомую уже мне Наану. Мастер, писавший этот портрет, явно был знаком с оригиналом. До того изображение тёмной богини было точным и похоже на ту женщину, с которой когда-то познакомился я.
        Оглядевшись, я понял, что комната, похоже, принадлежала кому-то из жрецов норгов, причём довольно высокого ранга. Стены комнаты были задрапированы тёмно-синей тканью с золотым шитьём. Рисунок на портьерах изображал ночное небо с гроздьями созвездий. Где-то в этих созвездиях было то место, где я встречался с Нааной, но где именно я не знал.
        В обстановке комнаты не было ничего, что можно было назвать излишней роскошью. На полу стояла лишь необходимая прочная мебель. В шкафу на вешалках мы нашли одежду жреца, от парадной, до повседневной.
        У меня мелькнула мысль, что норги были нашего роста. Надо это использовать.
        Ни слова, ни говоря, я снял с вешалок и кинул Хелику и Хельге хламиды жреца и ещё одну надел сам. С надвинутыми на голову капюшонами, нас трудно было отличить от других жрецов тайного Храма. Вот только Дори и Орин выбивались из этой идиллической картины. Слишком уж низкорослые жрецы получались из них. Посадив одного на другого, мы получили всего одного жреца, но зато гигантского роста, что опять-таки бросалось в глаза. Поэтому, не мудрствуя лукаво, мы решили оставить их такими, какими они и были, используя гномов в роли военнопленных. Оружие их забрали мы с Хельгой.
        Вот в такой вот скоморошьей кампании мы и выбрались из комнаты.
        Зал, в который вышли мы, был пуст. Оглядевшись вокруг, я увидел вдоль стен, на постаментах, рыцарские доспехи принадлежавшим рыцарям ордена. Доспехи были пусты, но это нас только радовало.
        В зал, помимо нашего входа, можно было попасть через двое ворот. Они находились в противоположных концах зала. Прикинув направление нашего движения, я определил ворота, в которые должны были пройти мы.
        Дальше тянуть время мы не могли - в зал в любой момент мог войти кто-нибудь из норгов и поднять тревогу.
        Собравшись с духом, мы с Хеликом толкнули тяжёлые створки ворот. Гномы стояли позади нас, а за ними Хельга.
        Ворота распахнулись. И мы увидели огромную пещеру. Пещера, выкопанная глубоко под землёй поражала воображение. Купол её был выполнен в виде огромного перевёрнутого винного бокала. Он весь сверкал и переливался звёздными созвездиями, от которых исходил дивный свет на фоне ночного бархатного неба. Если бы я не знал, что мы находимся глубоко под землёй, я бы подумал, что нахожусь где-то на поверхности, в одной из южных стран, под ночным небом на берегу океана.
        В центре пещеры стояли высокие утончённые колонны, поддерживающие собой огромный свод.
        У дальней стены пещеры мы увидели огромный храмовый комплекс. Подступы к нему бдительно охранялись храмовой стражей норгов.
        Но любоваться красотой подземной Семирамиды долго мы не могли. В любой момент наша группа могла привлечь внимание норгов в изобилии снующих по пещере. Нас спасало то, что каждый из них был занят своим делом.
        - Куда сейчас? - спросила меня Хельга.
        - Нам нужно попасть в Храм. Там мы сможем получить ответы на наши вопросы.
        - Ага, - добавил Хелик, - и там мы сможем разжиться сокровищами Храма.
        - Пробиться к нему через стражу норгов составом только нашей группы, мы не сможем, - задумчиво заметил Орин.
        - Да, - согласилась Хельга, - сюда нужно собирать целый рейд, и не одного, а двух-трёх кланов.
        - А может быть не всё так плохо, может нам и повезёт, - возразил я, глядя на скальный уступ, нависающий над Храмом.
        Спустя два часа бесконечного лавирования между спешащими по своим делам норгов, мы, наконец, добрались до задней стены пещеры.
        Здесь можно было передохнуть и подготовиться к подъёму на уступ.
        Подъём на скалу затянулся. Приходилось выверять каждый шаг, искать малейшие трещины и выступы на вертикальной стене, чтобы подняться ещё на метр.
        Я, конечно совсем не скалолаз, и подъём мне дался тяжело. Несколько раз мои ноги соскальзывали, и я повисал над пропастью, но благодаря помощи моих друзей все трудности командой были успешно преодолены.
        Наконец мы оказались на уступе, нависающем над куполами Храма. Отсюда, сверху, он казался ещё больше, чем снизу. Хотя сказать больше, это не сказать ничего. Храм был просто огромным.
        Хельга закрепила один конец верёвки на уступе, а второй сбросила вниз.
        Спустились мы быстро.
        Оказавшись на крыше, мы разбрелись в поисках люка, который должен был привести нас в сам Храм. Повезло Хелику. Подпрыгивая от возбуждения, он махал нам руками, подзывая к себе.
        Орин с Дори откинули крышку люка, и мы затаились, прислушиваясь к темноте заполнявшей помещение под нами. Внизу стояла тишина. Никто не заметил нашего присутствия.
        Первой в темноту спустилась Хельга. Иногда мне казалось, что она в темноте видит так же хорошо, как и при дневном свете. Её движения были плавные как у кошки и в то же время отточенные.
        За ней спустились и остальные. Подождав пока глаза, привыкнут к сумраку, мы разбрелись по чердачному помещению. Мы натыкались на предметы мебели, какие-то ящики, коробки, но ничего ценного так и не нашли. Хелик был немного разочарован, но утешал себя тем, что во внутренних покоях Храма он сможет нарыть что-нибудь стоящее.
        Наконец первому из нас посчастливилось Дори - он нашел крышку люка.
        Открыв её, мы увидели сверху коридор, заканчивающийся возле нас тупиком.
        Хельга спрыгнула первой, за ней я, Хелик, и уж потом гномы.
        В Храме стояла тишина. Наше проникновение в святая-святых норгов осталось незамеченным.
        Длинный коридор вёл нас куда-то вглубь, делая порой неожиданные повороты. Иногда мне даже казалось, что мы шли в противоположном, от первоначального, направлении.
        - Лабиринт, - подтвердила мои опасения Хельга.
        - В Храме? Твои сокланы говорили о нём?
        - Да.
        - А как его можно пройти?
        - Вообще нам нужно выйти к центру лабиринта. Оттуда ведёт прямой коридор к центральному залу Храма.
        - Ты что-то помнишь о самом лабиринте?
        - Только то, что он изобилует ловушками.
        - А это значит?
        - Это значит, что если они нам до сих пор не попались, то сейчас будет одна из них!
        Я оглянулся на спешащих впереди нас беззаботных Дори и Хелика.
        - Стооой!!!! - заорал я им. - Ни шагу вперёд!
        - Почему? - спросил меня приостановившийся на секунду Хелик и делающий непроизвольно ещё один шаг вперёд.
        Земля под его ногами стала уходить вниз, и он стал заваливаться в сторону провала, образовавшегося почти на всю ширину коридора.
        Я успел прыгнуть вперёд, протягивая в полёте руку незадачливому искателю сокровищ. Хелик только и успел вцепиться в неё, как рухнул в образовавший провал у него под ногами.
        Под его тяжестью меня потащило к краю пропасти. Я упал, и почувствовал как сила инерции несёт меня вперёд. Чёрт!
        Я не полетел вслед за Хеликом только потому, что Орин и Дори успели схватить меня за ноги.
        Я стал постепенно подтягивать к себе Хелика и тот, оказавшись у края провала, уже смог вылезти сам.
        Хельга бросилась к нему и стала его ощупывать на предмет целости, а затем бросилась мне на шею, целуя в щеки и говоря слова благодарности за спасение брата.
        Гномам слова благодарности тоже достались, только в меньшей степени.
        Очень осторожно мы переправились по узкому безопасному бортику на другую сторону ловушки.
        Дальше мы шли со всеми мерами предосторожности. Любые подозрительные места простукивались топорищем секиры Орина, при этом он что-то недовольно бурчал себе под нос. Наверное, просил извинения перед своей секирой за столь неподобающее обращение.
        Пока добирались до центра храмового лабиринта, мы нашли ещё два замаскированных провала, а кроме него с десяток ловушек с вылетающими из отверстий в стене острыми копьями и качающимися секирами в виде маятников, в стиле Индианы Джонса. Но самый опасный момент был, когда недалеко от центра лабиринта перед нами поднялась из пола стена, преграждая нам путь, и перед нами оказался десяток стражников и жрецов норгов. Тоже самое произошло и позади нас. Мы оказались в окружении врагов, запертыми внутри лабиринта.
        Чтобы на нас не напали сзади, мы прижались к стене и отражали атаки двадцати врагов. Нам повезло, что самый высокоуровневый противник был сорокового уровня. Схватка закончилась нашей победой и лёгкими ранами, полученными в бою.
        Здесь Хелику повезло, в карманах погибших он обнаружил неплохие трофеи - больше сотни золотых монет. Меня же золото не интересовало, как таковое. Оно было лишь средством для достижения моих целей.
        Как только пал последний враг, стены, преграждавшие нам путь, опустились, и мы смогли продолжить движение.
        И вот мы достигли центра лабиринта. Им оказался небольшой зал, в котором стояла комфортабельная мебель, а на столах различные напитки и еда.
        Хельга едва успела схватить за кольчугу неугомонного Дори, вознамерившегося отведать выставленное угощение.
        - Это может быть ещё одна ловушка норгов, Дори. Потерпи друг, когда выберемся из подземелья, в городском трактире ты сможешь отведать любые яства и напитки.
        - Хорошо, - кивнул юный гном, сглотнув слюну.
        Прямой отрезок пути, от центра лабиринта до его конца, мы прошли без происшествий - никто не нападал на нас, и земля под нашими ногами не проваливалась.
        И вот они, золотые врата заповедного Храма, Храма посвященного богине Тьмы Наане. Я уже бывал в её замке, в подземельях Акт-Лаанга и был готов ко всему.
        Мне вдруг вспомнилась Мерси. Как она там?
        Отогнав мысли о девушке, я попытался сосредоточиться на решении вырисовывавшейся впереди нас проблемы.
        Проблема была в норгах - их было тут около сотни. Было ясно, что пробиться через такую силу нам не удастся. Все воины и жрецы, стоявшие перед воротами, имели уровни от пятидесятого до восьмидесятого.
        - Мы не прорвёмся, - подтвердила мои опасения Хельга, сжимающая в своих руках кинжалы.
        Получается, мы зря пробивались к этим воротам, проливая на камни капли нашей крови.
        Неожиданно золотые ворота начали открываться, и оттуда вышел настоятель Храма, Верховный Жрец норгов в сопровождении многочисленной свиты.
        Переливаясь золотом и драгоценными украшениями на одеждах, высокопоставленные норги направились к нашей группе.
        Мы приготовили наше оружие, готовясь дорого продать наши жизни.
        Процессия остановилась в десяти шагах от нас. Норги расступились, давая дорогу старому жрецу. Это был Верховный жрец Храма.
        Опираясь на простой длинный посох, выточенный из древесины Мёртвого дерева, норг сделал по направлению к нам несколько шагов и остановился.
        Он внимательно осмотрел нашу группу и безошибочно угадал во мне командира отряда.
        - Достойный лорд, мы рады приветствовать всех вас, на обетованной земле Тьмы. Вы прошли длинный путь, добираясь сюда, преодолели множество ловушек и препятствий, чтобы увидеть этот Храм.
        - Соглашусь с вами досточтимый жрец.
        - Кафий, меня зовут Кафий, я Верховный жрец народа норгов.
        Я учтиво поклонился старому жрецу.
        - Меня зовут Риттер, моё имя вам ничего не скажет.
        - Не скажите, - возразил мне жрец, - до нас доходит много слухов с поверхности, в том числе и о вас.
        - У меня есть вопросы, на которые я надеялся получить ответы у вас.
        - Что ж, ваше стремление к истине достойно уважения. Прошу вас за мной, и вы получите ответы на них.
        Старый жрец повернулся к нам спиной и, не дожидаясь моего решения, отправился обратно к воротам.
        Переглянувшись между собой, мы поспешили за ним.
        Стража, стоявшая на охране ворот, расступилась перед нами, беспрекословно пропуская в святая-святых храма.
        Зал, находившийся за воротами, поражал наше воображение. Высокие тёмно-синие стены, задрапированные в золотые решётчатые шпалеры, придавали залу торжественный вид. Никаких растений или лишней мебели. Всё было строго в соответствии с канонами Тьмы. Единственным исключением из правил была статуя.
        Огромная пятнадцатиметровая статуя обнажённой Нааны, выполненная из чистого золота, стояла прямо посреди зала.
        Глаза у Хелика быстро-быстро заморгали. Юноша, бормоча про себя, подсчитывал стоимость этой статуи, переводя её на количество золотых монет, которые можно было бы получить за неё.
        - Хелик, успокой свои нервы. Ты её не сможешь утащить отсюда, а если бы и смог, разве ты хочешь познать гнев тёмной богини?
        Глаза Хелика приобрели осмысленное выражение, и он согласно кивнул головой.
        - Ты прав Риттер, только проклятия мне от всемогущей богини не хватало.
        Жрецы, вошедшие с нами в зал Нааны, расположились полукругом по обе стороны от статуи.
        Настоятель Храма вышел на середину зала и вознёс руки вверх, обращаясь к могущественной покровительнице:
        - О, великая богиня! Покровительница народа норгов! Своим могуществом ты затмеваешь всех богов нашего и других миров! От твоей поступи содрогаются моря и океаны, леса и поля, горы и пустыни. Молю тебя, снизойди к рабу своему, дай ответы этому чужеземцу, который проделал дальний путь и готов припасть к твоим ногам.
        «Это уж перебор, - подумал я, - но если это поможет сложить мозаику, то я готов пойти даже на это!»
        Что-то изменилось в зале. Откуда-то подул тёплый ветер, как будто он вырвался из жарких пустынь Юга.
        В тишине, из-за статуи, послышались шаги приближения обнажённых ног по каменным плиткам пола.
        Жрецы, стоявшие в немом карауле, синхронно склонились в глубоком поклоне и попятились назад, к стенам зала.
        Из-за статуи Нааны, к старому жрецу вышла девушка, облачённая в лёгкие газовые одежды, которые ничуть не скрывали, и даже подчёркивали её совершенное обнажённое тело.
        Длинные вьющиеся золотистые волосы, нежная, персикового цвета кожа, густые ресницы, алые, словно покрытые кровью, губы, упругая грудь с вишнёвыми, задорно торчащими сосками, а между ног покрытый короткими курчавыми волосами заветный треугольник - такова была внешность богини Тьмы. Это была не богиня Тьмы, и в тоже время это была она, та Наана, которую знал я.
        Норги, даже Верховный Жрец, упали на пол в религиозном экстазе. На ногах осталась только наша кампания. У Хелика, видимо от усталости, подкосились ноги, но я успел подхватить его и не дать ему опуститься на колени.
        Наана, видя это, улыбнулась своей очаровательной улыбкой и сказала звонким голосом:
        - Смотрите, кто пришёл ко мне. Сам Риттер, супруг богини Природы и Весны. Очень рада видеть тебя дорогой принц.
        Я поднял высоко подбородок и с вызовом ответил:
        - Не могу сказать, что рад видеть тебя, Наана. Лишь по необходимости я стою тут. Ты конечно сумасшедше красива, но мне не до сантиментов и любезностей.
        Наана лишь улыбнулась на мою тираду.
        - Ты же знаешь, дорогой. Нам суждена встреча с тобой, как бы ты не избегал её.
        Я сверкнул гневно глазами:
        - Тебе не удастся подчинить меня себе!
        - Мне это и не нужно, - улыбка Нааны была обезоруживающая. - Это произойдёт без моего на то желания. Это предсказал Оракул.
        - И что будет, когда мы с тобой встроимся? - нахмурив брови, спросил я богиню Тьмы.
        - Я думаю, мы с тобой поладим, - сказала Наана и взяла в свою ладонь мою руку.
        Я непроизвольно отдёрнул её, стремясь вырвать руку из лапок опасной, словно сама Смерть девушки, но не тут то было. Она держала меня стальной хваткой. Откуда взялась такая силища в нежных хрупких ручках этой знойной красавицы?
        Впрочем, что тут удивляться. Я прекратил бесполезные попытки вырываться, и Наана обняла меня, на пару секунд прижавшись ко мне всем своим совершенным телом. Я с удивлением обнаружил, как тепло тела тёмной богини стало вливаться в меня и вся усталость, накопившаяся за время спуска под город Западный Предел, куда-то испарилась. Я почувствовал, как божественные силы стали вливаться в моё тело и перед глазами замелькали системные строчки:
        ВНИМАНИЕ. УЛУЧШЕНА РЕПУТАЦИЯ С НАРОДОМ НОРГОВ НА 10, УЛУЧШЕНА РЕПУТАЦИЯ С ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМИ ХРАМА ТЬМЫ НА 10, УЛУЧШЕНА РЕПУТАЦИЯ С НАСТОЯТЕЛЕМ ХРАМА, ВЕРХОВНЫМ ЖРЕЦОМ НАРОДА НОРГОВ НА 15. ТЕКУЩАЯ РЕПУТАЦИЯ 15, ПОЛУЧЕНА 1000 ЗОЛОТЫХ МОНЕТ, ПОЛУЧЕНО 25 000 000 ЕД. ОПЫТА. ВАМИ ПОЛУЧЕН ПЯТЬДЕСЯТ ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        БОГИНЯ ТЬМЫ С ТЕПЛОТОЙ СМОТРИТ НА ВАС.
        ОТНОШЕНИЕ С БОГИНЕЙ ТЬМЫ + 5.
        ВСЕ ВАШИ ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ УВЕЛИЧЕНЫ НА + 30.
        Ничего себе обнимашки.
        Наана отпрянула от меня и звонко рассмеялась.
        - Я же говорила тебе, Риттер, что мы с тобой подружимся.
        Вся наша кампания всё это время с изумлением наблюдала за нами.
        - Так какие вопросы привели тебя в мой Храм, дорогой принц?
        - Наана, перестань называть меня дорогим принцем! - строго сказал я глядя Наане прямо в её изумрудные глаза.
        - Хорошо, буду называть тебя милым мальчиком, - рассмеялась в ответ девушка.
        - Ещё чего! - возмутился я. - Какой я тебе мальчик, причём дорогой! Называй уж тогда дорогим принцем, нежели милым мальчиком.
        - Что ты не мальчик, это да. Ты, скорее муж, а не безусый мальчишка, а вот что касается дорогого….
        - Что, дорогого? - в моём горле внезапно пересохло. - Что это ты тут выдумываешь?
        - Твоё состояние, в мире «Всё возможно», насчитывает полтора миллиарда золотых монет.
        - Сколько?!!!! - не выдержал тут и спросил осипшим голосом Хелик.
        - Полтора миллиарда. - улыбнулась Наана юноше. - А ты и не знал?
        - Я и не знал. - Сказал я. - Это что, шутка?
        - Никаких шуток, Риттер, ровно столько стоит Светлолесье и западная провинция, которую тебе подарил король Сильварии.
        - А, - улыбнулся я с облегчением, - теперь мне понятно. Эти полтора миллиарда не значат ровно ничего.
        - Ну почему ничего. - Улыбнулась мне Наана, но глаза её были серьёзными и даже какие-то холодные. - Я предлагаю тебе за них деньги. Ты станешь самым богатым человеком в том мире, а может и в этом тоже.
        - Нет! - резко сказал я ей в ответ. - Ни за какие деньги я не продам не свою страну, не своих друзей живущих в ней. Зря стараешься и искушаешь меня!
        Я ощутил на своих плечах руку Хельги и заметил, как мои друзья придвинулись ко мне.
        - А-ха-ха-ха-ха! - расхохоталась богиня Тьмы. - Ты выдержал моё испытание и смотри, какие верные у тебя друзья. Они готовы вступить за тебя в бой даже со мной.
        - Я знаю.
        - Скажи, что ты хотел узнать у меня?
        - Мальвинка, ты помнишь её?
        - Помню. Странная девушка и в то же время опасная.
        - Да, это точно. Скажи, как она смогла попасть отсюда в мир «Всё возможно»? Да ещё с таким небольшим уровнем. Ну не верю я, что она смогла пройти через весь континент и найти случайно телепорт в наш мир.
        - Она провела здесь определённый ритуал, который позволил ей перенестись в мир «Всё возможно».
        - Что за ритуал?
        Девушка обошла меня, касаясь своими нежными длинными пальцами моей шеи.
        - Тебе не понравится то, что ты можешь узнать о нём.
        - Скажи, - упрямо сказал, настаивая на своём, я.
        - Она принесла мне в жертву жителей верхнего города….
        - Значит, так они погибли….
        - Да, она заманивала их в канализацию, где их поджидали норги.
        - И это была цена….
        - За переход между мирами, - закончила за меня Наана.
        - Значит отсюда попасть в мир «Всё возможно» нельзя.
        - Ну почему ты так думаешь, - улыбнувшись, ответила мне богиня Тьмы, но в глазах у неё опять плескался голубой лёд - Тебе лишь нужно привести сюда в два раза больше жителей города, чем это сделала Мальвинка.
        - И стать соучастником в их убийстве!
        - Нет, их не просто убьют. Их принесут мне в жертву.
        - Не за что! - отшатнулся я от прекрасной девушки.
        - Что ж, значит, ты напрасно проделал весь этот путь, - отошла от меня Наана.
        - Что ж, значит, я найду другой путь домой. - Упрямо сказал я.
        Наана медленно пошла к своей статуе. Прежде чем скрыться за ней она остановилась и, взглянув на нас, протянула своим медовым голосом:
        - Но мне нужны жертвы, чтобы стать ещё сильнее… Раз ты отказываешься привести сюда жителей города, то здесь есть твои друзья.
        Она повернулась и со звонким смехом скрылась за своей статуей.
        ВНИМАНИЕ. РЕПУТАЦИЯ С НАРОДОМ НОРГОВ УХУДШЕНА НА 10, УХУДШЕНА РЕПУТАЦИЯ С ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМИ ХРАМА ТЬМЫ НА 10, УХУДШЕНА РЕПУТАЦИЯ С НАСТОЯТЕЛЕМ ХРАМА, ВЕРХОВНЫМ ЖРЕЦОМ НАРОДА НОРГОВ НА 15. ТЕКУЩАЯ РЕПУТАЦИЯ 0.
        Репутация с норгами ухудшилась, а это значит…
        - Быстро все ко мне! - закричал я, приготовить оружие. - Будем пробиваться наружу!
        Глава 9 Испытания
        Времени долго думать, у нас не было. Нам предстояло либо пробиваться с боем на поверхность, либо сгинуть в Храме под жертвенными ножами жрецов норгов.
        - Идём к воротам? - спросил Орин, свирепо вращая своей секирой.
        - Там нас поджидают более сотни норгов - возразил Хелик.
        - Может, пока запрём ворота и осмотримся? - предложила его сестра, поигрывая своими смертоносными кинжалами.
        - Согласен, запираем ворота и зачищаем зал от норгов, - поддержал я её. - Быть может, найдём запасной выход, или подъём на крышу.
        Так как все жрецы стояли у статуи Нааны, то добраться до ворот нам никто не мешал.
        Дори с Ориным опустили на петли створок ворот тяжёлый запор, отрезая зал от внешнего мира.
        Сделав это, мы повернулись к жрецам, мысленно готовясь к сражению. Но к нашему удивлению нападать жрецы на нас не спешили. Верховный жрец норгов Кафий стоял в задумчивости.
        Но мы-то уже были готовы к сражению, и чтобы ускорить развязку я вышел вперёд.
        - Готов ли ты, Великий жрец народа норгов, настоятель этого великолепного Храма, вступить с нами в схватку?
        - Ваша доблесть говорит за вас, принц Риттер. Мы не хотим сражаться с вами, напрасно проливая драгоценную кровь нашего народа. Мы предлагаем пройти вам испытания.
        - Испытания?
        - Да, вроде того, которое вы прошли в Лабиринте Доблести Храма, когда шли сюда. После того как вы пройдёте их вы вольны свободно уйти.
        Я задумался.
        «Что ж, если нам предлагают пройти испытание, значит, у нас есть шанс на то чтобы выбраться целыми из этой подканализационной цивилизации».
        Я оглянулся и посмотрел на своих друзей, которые прекрасно слышали наш разговор.
        Хельга, а за ней и все остальные кивнули головами в знак согласия.
        - Хорошо, когда и где начнётся наше испытание?
        Старый норг прокашлялся и ответил мне:
        - Здесь и сейчас. Вы должны найти выход из зала Нааны, пройти через арену Страха, переправиться через ущелье Кошмаров, и спуститься в Бездну по реке Ужаса. Только так вы сможете доказать нам, что вы достойны уважения народа норгов.
        - И вы готовы в этом пойти против воли своей богини?
        - Ну что вы, пойти против богини Тьмы мы не можем. Мы конечно не принесём жертвоприношения в её честь, но даём возможность полюбоваться не менее увлекательным зрелищем, которое ценится ею не меньше.
        «Где-то в этом был подвох, но отступать было поздно».
        - Что ж, тогда приступим.
        Верховный Жрец кивнул мне и отошёл к своим собратьям. Там он произнёс речитативом несколько фраз, и жрецов заволокло клубами дыма, а когда он развеялся, то их уже нигде не было.
        - Куда они делись? - заволновался Дори, озираясь в поисках исчезнувших жрецов.
        - Они ушли, и нам тоже нужно поскорее отыскать выход из зала.
        - Может, всё-таки пойдём на прорыв? - спросил Орин, поигрывая своей секирой.
        - Поумерь свой пыл, отважный гном, - остудила Орина Хельга, - мы сделаем, так как скажет наш предводитель.
        Все глаза устремились ко мне.
        - Мы пройдём испытания, всё равно нам не дадут вернуться прежним путём. Но….
        - Но? - спросил меня Хелик.
        - Но предварительно мы осмотрим зал на предмет того, чем мы можем компенсировать наши издержки и усилия для спуска сюда.
        - Точно! - обрадовался Хелик. - Грабим норгов!
        - Хелик, - строго предупредил я юношу с шилом в одном месте, - статую Нааны не трогать. Не хватает нам получить проклятье за то, что некто с неуёмным аппетитом отрубил палец от руки статуи богини Тьмы. Лучше ищи спрятанные тайники в зале.
        Мы разбрелись по залу в поисках скрытой добычи.
        Пока искали, я несколько раз ловил на себе насмешливый взгляд золотой статуи Нааны, но в них были и нотки уважения и признательности, за то, что я не допустил акт вандализма.
        Первому повезло Орину. Он ухитрился засунуть лезвие своей секиры в узкую напольную щель у правой стены, и, матерясь во весь голос, стал вытягивать её обратно. Секира подалась вместе с узкой половицей, под которой мы и нашли ларец с драгоценностями, предварительно оцененными нашими гномами в сумму, превышающую один миллион золотых монет.
        Второй тайник был найден в стене за золотой шпалерой и представлял собой реликвии жрецов норгов. Золочёные жреческие одеяния, жезлы и другие религиозные предметы я попросил оставить в тайнике. Не хватает нам того, чтобы нас посчитали ещё и святотатцами. После такого нам бы реально не дали бы выбраться из-под земли. Хелик и Дори, правда, недовольно косились на меня, но после моего разъяснения сочли доводы объективными.
        Третьему повезло мне. Под статуей Нааны я обнаружил клад с десятью тысячами золотых монет.
        А вот с поиском выхода повезло Хельге. Он нашелся как раз рядом с тем местом, где находились жрецы норгов во время переговоров. Девушка обратила внимание на то, что щели возле одной из плит были больше чем у всех остальных. Когда она встала на эту плиту, сработал скрытный механизм и часть ступеней опустились под пол, образуя собой своеобразную лестницу.
        Всё найденные сокровища были разделены между членами нашего отряда поровну.
        Дальше осматривать зал мы не стали, время поджимало нас. Да и норги решили нас поторопить - в створки ворот уже барабанила стража.
        По очереди мы спустились по ступеням. Когда шедший последним я сошел на пол, лестница, освобождённая от груза, поднялась, и проход за нами закрылся. Назад пути не было.
        Странно, но в том помещении, где мы оказались, не было темно. Свет излучали поросли каких-то незнакомых нам грибов росших вдоль стен. Дори вознамерился попробовать их на вкус, но мы дружно отговорили его от этой затеи - нам не хватало ещё для полного счастья чтобы двадцать процентов нашего отряда в решающий момент вышло из строя из-за дизентерии или ещё того хуже, из-за отравления.
        Приготовившись к неожиданностям, мы отправились в путь по узкому коридору.
        Шли мы не очень долго. Коридор вывел нас в естественный амфитеатр, сделанный самой природой глубоко под землёй. У амфитеатра имелось лишь два выхода. Через один мы попали на арену и вот второй находился на другом конце арены.
        По стенам пещеры шли уступы, на которых мы заметили высокопоставленных норгов. Они там устроили себе нечто вроде лож для наблюдения за тем, что происходило внизу.
        - Арена Страха, - сказал я.
        - Они что, решили устроить нам гладиаторский бой? - спросил меня Хелик.
        - Похоже на то.
        При нашем появлении на трибунах амфитеатра поднялся шум и гул. Как говорится народ норгов приветствовал идущих на смерть.
        - Но кто будет наш противник? - спросил Орин.
        - Да вон то страшилище, вылезающее на арену. - Кивнул в сторону второго выхода Дори.
        И вправду, на арену вылезал какой-то подземный житель, весь покрытый шерстью стального окраса. Размером эта помесь крота и крысы была с городской автобус.
        - Осторожнее, у этого мутанта шерсть из стали.
        - Ты знаешь, что это за тварь такая?
        - Это кротокрыс. - ответила Хельга. - Наш клан отлавливал такую зверюгу в императорский зоопарк.
        - Поймали? - поинтересовался я.
        - Поймали, только пятеро отправились на перерождение.
        - Нас как раз пятеро, - хмуро отозвался Орин.
        - В лоб мы не станем атаковать его. Рассредоточимся вокруг него. Орин в центре. Ищите его слабые места.
        Приготовив оружие, мы стали окружать кротокрыса. Выползший на середину арены грызун-переросток не спешил нападать на нас. Он только в ожидании следил за нами.
        Я заметил, что глаза кротокрыса были скрыты за опущенными веками и ориентировался он по слуху. Чтобы подтвердить эту догадку я сделал знак своим друзьям замереть. Лишь только мы замерли в неподвижности, крыс, потеряв нас, стал в обеспокоенности крутить по сторонам головой. Подобрав с пола камень, я швырнул его мимо ног грызуна. Мгновенно последовал мощный удар хвостом, и камень полетел вверх, в сторону трибун.
        Прыткий гад.
        Необходимо было отвлечь внимание кротокрыса и покончить с ним как можно скорее.
        Танцевать вокруг подземного монстра вызвалась Хельга. Глядя на её отточенные изящные движения, я невольно любовался отважной убийцей. А с импровизированных трибун в знак одобрения доносился довольный рёв зрителей.
        Кротокрыс подслеповато щурясь, полз по арене вслед за хрупкой фигуркой девушки. Он почти прижал Хельгу к стене амфитеатра, и поднялся на задние лапы, готовясь нанести смертельный удар короткими мощными передними лапами с серпами когтей.
        Хельга изящно выпорхнула из-под смертоносного удара крыса, чем заслужила очередную порцию оваций со стороны норгов.
        И тут я увидел, что шерсть на брюхе кротокрыса имеет другой оттенок, нежели на спине и боках, да и по качеству она была иной, более тонкой. Помимо глаз это было его второе слабое место.
        План действий тут же созрел у меня в голове.
        Я, стараясь ступать бесшумно, подошел к нашим гномам и поделился с ними планом. Те, выслушав, согласились с ним. Теперь оставалось только привести его в действие.
        Теперь нужно было выманить крыса на центр арены.
        Я посмотрел в сторону норгов. Хотели получить зрелище? Сейчас вы его получите.
        Хельга по моему указанию стала выманивать крыса на середину амфитеатра. Серый песок на арене проминался под тяжестью лап крыса.
        Когда Хельга выманила его на нужное место, я подал знак гномам и стал бесшумно перемещаться к месту эпицентра схватки.
        Дори первым добрался до увлёкшегося Хельгой кротокрыса, и со всей дури опустил свой молот на длинный хвост грызуна.
        Кротокрыс заверещал от боли и, поднявшись на задние лапы, обернулся к обидчику. Но оказавшийся позади него Дори мощным ударом своей секиры отсёк почти под самое основание злосчастную часть грызуна.
        Лишённый опоры крыс повалился на песок арены, но здесь я уже не дремал и, подскочив к нему, вонзил в незащищённое брюхо свои клинки. Прошёл крит.
        Гномы помогли добить зверюгу и на этом система посчитала бой оконченным. Сама схватка не заняла и четверти часа.
        Амфитеатр неистовствовал. Норги вскочили со своих мест и, потрясая своим оружием, приветствовали победителей.
        Мы подняли над головами руки в знак ответного приветствия и покинули арену через второй выход.
        Этот туннель был просторным, именно по нему норги отправляли на арену своих питомцев. Сворачивать в боковой туннель, ведущий к зверинцу мы не стали.
        - Что у нас там впереди по испытаниям? - спросил Хелик.
        - Ущелье Кошмаров.
        - Звучит многообещающе.
        Наша группа уже шла с полчаса, когда пол в туннеле постепенно стал понижаться, причём потолок оставался на прежнем уровне.
        - Что за фигня? - осведомился Хелик.
        - Наверное, началось ущелье.
        - Не похоже оно на ущелье, - отозвался Орин.
        - Посмотрим, что будет впереди. Готовьтесь. - Сказал я.
        Постепенно гладкие стены туннеля приобрели дикий вид. Их поверхность стала шероховатая и бугристая. Через каменную породу кое-где просвечивали прожилки золота и серебра.
        Потолок поднялся над нами на высоте трёх человеческих ростов, когда Дори обратил внимание на узкие отверстия в стенах почти у самого пола.
        - Мы всё смотрим наверх, а посмотрите нам под ноги. Что это такое?
        Мы внимательно осмотрели одно из отверстий. Оно было узкое и уходило так глубоко в скалу, что достать до его конца мы не смогли.
        И такие отверстия были по всему ущелью.
        Пока мы рассматривали эти отверстия из них повалил дым постепенно заволакивающий ущелье.
        - Скорее всего, этот дым и является источником ужасов ущелья, - догадался я, - постарайтесь задержать дыхание и пробежать по ущелью как можно дальше. И ещё, у кого есть какое-либо тряпьё, смочите его водой и дышите через него.
        Тряпками обеспечил нас Хелик, который, не смотря на мой запрет, всё-таки стащил из тайника жреческую рясу. Её мы разорвали на лоскуты, которые обильно полили водой из фляг Хелика и Хельги.
        - Пошли, пошли! Будьте осторожны, впереди река Ужаса. Не задерживайтесь и старайтесь не вдыхать дым! - крикнул я, и наша ватага побежала дальше по ущелью.
        Впереди всех испуганной ланью неслась Хельга, за ней не отставал Хелик, потом с покрасневшими от натуги лицами бежали гномы, а замыкал группу я.
        Бежали мы, как мне показалось, не слишком долго. Но за это время запас кислорода в лёгких закончился, и нам поневоле пришлось дышать сквозь мокрые тряпки.
        Сначала это помогало нам, но уже через пару минут влажные тряпки стали пропитываться дымом. За спиной я чувствовал неотвратимое приближение чего-то ужасного. Поневоле обернувшись, я заметил в дыму скользившие за нами белые тени, с каждым шагом приближающиеся к нам всё ближе и ближе. Это были огромные северные волки, известные своей свирепостью и кровожадностью. С самого детства я боялся их, прочитав роман Джека Лондона «Белый клык». Где норги смогли раздобыть этих свирепых хищников, оставалось только гадать. Быть может, их привезли с далёкого Севера и выпустили тут за нами.
        И тут я чуть не упал, споткнувшись о тело Дори, лежащего на полу. Заветная тряпка лежала рядом с ним.
        - Клоуны! Клоуны! - как безумный повторял он, стараясь подняться на ноги.
        Я, на ходу, подхватил гнома под руку и потащил дальше, прочь от этого странного и в то же время страшного места.
        Спасло нас только то, что долго бежать нам не пришлось. Вместе с клубами белого дыма мы вывалились на небольшую каменную площадку, мимо которой с рёвом проносила свои воды подземная река.
        Каменного потолка в пещере не было видно. Но то, что он был можно было понять из-за падающего сверху потока воды, который пополнял собой подземную реку.
        Из всей группы мы были последними. Никто за нами из клубов дыма не появлялся. Ни волки, ни клоуны. Это дым оживлял наши потаённые страхи и заставлял бежать от них до изнеможения.
        - Дори, я не знал, что ты боишься клоунов. - Сказал я совершенно разбитому гному, сидевшему без сил на большом валуне.
        - В детстве, папа возил нас на ярмарку. - Поведал мне Дори. - Вот там меня и напугал клоун, в которого переоделся один бирмадский разбойник, скрывавшийся от властей и путешествующий вместе с цирком. Правда, после того, как с ним пообщался отец, он уже не мог пугать малышей, но страх перед клоунами с тех пор застрял в моей голове.
        Оказывается и остальные члены нашего отряда прошли через свои ожившие страхи и кошмары. За Хельгой гналась огромная стая белых ворон, которая хотела выклевать ей глаза. Хелик спасался от толпы оживших мертвецов, которые с неотвратимостью преследовали его, а Орин, ну а Орин видел за собой троллей, желавших полакомиться его плотью.
        - Так, - сказал я, когда все отдохнули, - назад нам нельзя. Возвращаться обратно в ущелье Кошмаров, до сих пор заполненное галлюциногенным дымом мы не можем - это равносильно самоубийству. Остаётся только продолжить дальше наш путь.
        - И как мы это сделаем? - спросил Хелик. - Сухопутного пути дальше нет, а река неизвестно куда может нас унести.
        - Помните, что она называется у норгов рекой Ужаса. Только самые храбрые и достойные преодолеют её. - Поддержал его Орин.
        - Или самые умные. - Поправил я Орина. - Здесь нет лодки и плота, но по реке, то и дело проплывают бревна доставляемые потоком из канализации. Из них нужно связать плот. Поодиночке мы не сплавимся по реке.
        Сказано-сделано.
        За два часа мы в общей сложности наловили в реке одиннадцать подходящих по размерам бревен, из которых связали неплохой плот. Завязывать узлы на верёвке вызвался Орин, который был спец в этом деле.
        Наконец всё было готово - плот спущен на воду, команда размещена на борту, осталось только разбить бутылку с шампанским о борт и пуститься в плаванье. Но как раз шампанского у нас не было.
        Всё было хорошо, но меня тревожила одна мысль. Почему подземная река носила название реки Ужаса? Только из-за того, что течение у неё было бурным? Как сказал бы Константин Сергеевич Станиславский: «Не верю!» Было же что-то в этой реке такое, из-за чего она и получила такое название.
        - Будьте готовы. - Предупредил я своих друзей. - В этой реке есть что-то, что оправдывает её название. Возможно это какой-то живущий в ней водяной монстр, а может быть и само её течение.
        - Не боись командир, мы будем готовы. - Отозвался за всех Хелик.
        Дори и Орин, оттолкнули плот от берега и приготовленными загодя жердями направили его на середину стремнины.
        Река подхватила наше утлое судёнышко как лёгкое пёрышко и понесла его во мрак подземелья.
        А дальше начался слалом. Плот бросало из стороны в сторону, и только благодаря нашим совместным усилиям мы благополучно преодолевали все препятствия встречавшиеся на нашем пути. Река то раздавалась вширь, то сужалась настолько, что плот едва не задевал стенки пещеры своими боками.
        Но такая безумная гонка продолжалась не слишком долго.
        Стремнина вынесла нас в такое место, где река раздавалась широко, превращаясь в небольшое озеро. Уровень воды постепенно понижался, и излишки её стекали в глубокую пропасть в скалах. А вдоль стены, я заметил, постепенно повышаясь, шёл уступ, который выходил к большой расщелине, через которую было видно ночное звёздное небо. Там была свобода!
        Течением нас вынесло на самую середину реки. Пока мы справлялись с течением, медленно дрейфуя к берегу. Мимо нас проплывал всеразличный городской мусор.
        - Смотрите! - воскликнула Хельга показывая, на покачивающийся на волнах неподалёку труп убитого нами кротокрыса. Его течением реки вынесло вслед за нами.
        - Вечная ему память! - сказал Хелик, театрально прижав к груди свою шляпу.
        Кротокрыс, перевернутый на спину волнами, проплыл мимо плота и стал медленно удаляться к месту водопада.
        Мы все смотрели ему вслед, как вдруг из воды показалась ощеренная огромными зубами пасть, и утащила крыса под воду.
        - Речной Ужас!!! - завопил Дори, но тут же замолк, получив подзатыльник от старшего брата.
        - Спокойно! Без паники! - скомандовал я. - Налегаем на шесты и направляем плот к берегу.
        Подводный монстр, утащив под воду свою добычу, какое-то время не показывался на поверхности, что дало нам время значительно сократить расстояние до спасительной земли.
        Наконец, когда до берега оставалось всего метров пятнадцать концы наших шестов стали задевать за речное дно.
        - Навались! - крикнул Орин и мы все дружно стали помогать нашим плотогонам направлять плот.
        Но эта затея оказалась никудышней. Вместо того чтобы быстрее поплыть к берегу, наш плот стал медленно вращаться на месте.
        - Стоп! - крикнул я, глядя на медленно поднимающуюся за плотом из воды голову огромного водяного змея - Отставить помогать! Гребём также как и раньше! Плотогоны на шестах, остальным приготовиться к бою!
        Наше счастье, что мы были уже почти у самого берега, а водяной змей находился ещё на середине реки. Но всё равно положение было очень опасное. Хозяин здешних мест с лёгкостью преодолел расстояние до нас. Ему не хватило всего нескольких секунд.
        Мы всё же успели раньше его. Как только мы покинули плот и пулей выскочили на берег, водяной змей только подплывал к плоту.
        Движения его в своей стихии были стремительны и грациозны. Я мысленно прикинул, что в длину змей мог достигать около шестидесяти метров. И это было прилично.
        Мы, уже находясь на берегу, не стали искушать судьбу, и спрятались от греха подальше за валуны, лежащие неподалёку от границы с водой.
        Приблизившись к берегу змей, раскрыл огромную пасть и захлопнул её на нашем плоту. Бревна, толщиной с бедро нашего Орина треснули, и половина плота оказалась в пасти водяного чудища.
        - Дааа! - сказала мне Хельга оказавшаяся рядом. - Это же Уиллер, рейд-босс сервера. Вот где его логово. О нём столько разговоров в мировом чате. Вот только взять его можно я вижу объединёнными усилиями кланов всего сервера.
        Уиллер, как будто поняв, что мы говорим о нём, поднял свою мощную шипастую голову над поверхностью реки на добрый десяток метров и стал вглядываться своими жёлтыми глазами в подозрительный берег.
        Мы все затаили дыхание.
        Наступил самый напряжённый момент нашего подземного путешествия. Спрятавшись за валунами, мы не видели змея. Но мы знали, что он тут, и сейчас быть может, он плывёт к нам. Мне стало страшно так, что нестерпимо захотелось почесать пятку, но я приложил все усилия, чтобы отвлечься от этого.
        Так продолжалось с минуту. Наконец Орин, просевшим голосом спросил:
        - Ну что? Где он там?
        Я потихоньку начал поднимать голову над валуном и увидел скользящего по направлению к стремнине тело водяного змея. Над поверхностью воды в лунном свете была видна только его спина с большими спинными плавниками.
        - Уплыл!
        Вся компания вылезла из наших укрытий.
        - Наш плот! Ах, он зараза! - запричитал Дори, увидев покачивающиеся у берега останки плота.
        - Успокойся братишка, - стал утешать его Орин, - не потащил бы ты его с собой. Мы бы всё равно оставили его тут.
        Мы отвязали и смотали нашу верёвку с остатков плота, всё рано когда-нибудь она понадобится нам.
        - Судя по небу в проломе, сейчас поздняя ночь. Нужно выбраться из пещеры до утра. Поэтому выходим сейчас. - Сказал я.
        Никто не возражал.
        Закинув свои пожитки за спину, наша кампания начала подъём. Поначалу идти было легко, но когда мы преодолели приблизительно половину пути, подъём стал более крутой.
        Где-то внизу на реке раздался сильный всплеск и по водной глади стали разбегаться внушительные круги. Это наш монстр резвился, переваривая кротокрыса.
        Ещё несколько часов подъёма и наши чумазые головы показались над краем пролома пещеры. Нашему подземному путешествию пришёл конец.
        Когда мы выбрались на поверхность, то замерли поражённые открывшейся нам величественной картиной. От края до края над землёй простёрлось звёздное небо. Где-то далеко внизу находился большой город, огни которого сияли в унисон с бриллиантовой россыпью звёзд.
        Мы находились где-то в предгорьях. Воздух вокруг стоял такой звонкий и свежий, что от него кружилась голова.
        - Какая красота, - сказала Хельга стоящая рядом со мной.
        Наши ладони соприкоснулись, и мы непроизвольно сжали их. Пользуясь тем, что наши товарищи на нас не смотрели, увлечённые великолепным зрелищем, мы стали с ней беззастенчиво целоваться.
        - До утра отбой! Отдыхаем где стоим. - Только и успел скомандовать я, как Хельга увлекла меня вниз на шёлковую траву, на ходу расстёгивая свой кожаный костюм….
        Утомлённые и счастливые мы заснули с ней через пару часов. Сквозь полудрёму я слышал голос Орина, который вместе с Дори восхищался первый раз виденными падающими звёздами.
        А утром нам предстоял путь назад, к Западному Пределу, но уже в нормальной обстановке и по нормальной земле.
        Но это будет лишь завтра.
        Глава 10 И воцарится ад на земле
        На рассвете народ поднялся быстро. Утренняя прохлада в этом сильно нам помогла. Поеживаясь, мы позавтракали остатками той пищи, что нашлась в наших походных сумках. Дори уже вслух мечтал об обильном обеде в городской таверне.
        После быстрого завтрака наш отряд выступил к виднеющемуся вдалеке городу. Подземная река отнесла нас от него на расстояние дневного перехода, и поэтому идти нам предстояло долго.
        Спуск с предгорья прошёл для нас без особых осложнений - под ногами скалы в основном были пологими. Уже через пару часов мы вступили в красивый густой лес.
        После каменных коридоров подземелья норгов идти по тенистым мшистым полянам было одно удовольствие.
        Где-то неподалёку журчал ручей, с ветки на ветку порхали лесные птицы, в опавшей листве шуршали мыши и небольшие ящерки. Белки деловито сновали по ветвям, запасая к зиме орехи и ягоды. Даже серый зайчишка, на которого мы наткнулись в кустах не вызвал в моей душе агрессии. Вместо того, чтобы зарубить его мечом я пинком отправил его в полёт за те же самые кусты. Я даже сам удивился своему благодушию.
        Наконец, когда по нашим подсчётам до выхода из леса оставалось с километр-полтора, мы вышли на лесную поляну с очаровательным пряничным домиком, вокруг которого росли огромные невиданные ранее нами цветы. На толстых мясистых стеблях покачивались чашечки с большими лепестками фиалковой, розовой, лимонной и другой яркой окраски. Цветы полностью окружали домик, за исключением узкой тропинки ведущей к крыльцу.
        Мы бы могли пройти мимо домика, но нам нужна была информация, которую мы могли получить от хозяина или хозяйки домика.
        Вблизи загадочный домик оказался сложенным из больших пряников. Ставни на окнах были выполнены из сахарной глазури, стекла из пластин леденцового сахара, а крыша из огромных плиток шоколада.
        Сказать, что мы были изумлены, повстречав такое чудо посреди леса, не сказать ничего.
        Пока мы рассматривали домик снаружи, я несколько раз одёргивал Дори с Хеликом, так и норовивших незаметно отломать кусочек от домика. Мы ещё не знали, кто является хозяином такого чудесного домика, и расстроить поломкой его жилища мне бы не хотелось.
        Когда мы добрались до крыльца домика, цветы, как мне показалось, заволновались и повернули свои яркие головки в нашем направлении. Но это длилось лишь какую-то секунду, по истечении которой они опять вернулись к своему занятию - наблюдению за голубым небом и зелёными деревьями.
        В дверь постучала Хельга.
        Какое-то время ничего не происходило, но потом внутри что-то заскрипело, грохнуло и через пару секунд за дверью послышались лёгкие шаги.
        Дверь домика распахнулась и на пороге показалась очень красивая молодая девушка, почти девочка, с длинными золотыми волосами. На ней было коротенькое розовое платьице с рукавчиками-фонариками и белыми оборками по краю подола. На макушке девочки красовался огромный терракотового цвета бант. Ну, просто куколка какая-то.
        - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась с нами девочка, - проходите в дом, будьте моими гостями. Только, пожалуйста, ничего с домиком не делайте. Меня зовут Алиса.
        - Здравствуй Алиса, меня зовут Риттер, а это Хельга, Хелик, Орин и Дори.
        - К вашим услугам, - одновременно поклонились гномы.
        - Какие милашки, - рассмеялась гномам Алиса, - проходите, я вас чаем напою.
        Мы поднялись на крыльцо избушки напоминающей кондитерское изделие и прошли внутрь.
        Обстановка внутри была не менее сказочная - пол и потолок домика были выполнены из плиток грильяжа, печь была выложена из сахарных кирпичей, а вся мебель была сделана из сухого галетного печения.
        - Проходите, садитесь за стол, гости дорогие. Не часто в наших краях путники объявляются.
        Оба шкодливых приятеля, Хелик и Дори, оглядываясь, вертели головами по сторонам, выглядывая как бы что спереть вкусненькое в домике. Вообще они за время нашего похода сблизились и теперь даже на переходах шли рядом.
        Я исподтишка показал им кулак. Приятели скромно потупили глазки и сделали вид, что их тут больше ничего не интересует.
        Девица меж тем быстро накрыла на стол - на столе как по волшебству появились блюда с блинами, пирогами, вареньями и фруктами, синей и красной икрой, сметаной и маслом. Во главу стола, по велению изящных пальчиков хозяйки, запрыгнул огромный пятивёдерный самовар.
        Наша хозяйка радушно улыбалась, глядя, как мы шумно усаживались за стол.
        Потчевала нас Алиса на славу. Более хлебосольной хозяйки я не видел, с тех пор как телепорт перенёс меня сюда.
        За чаем мы разговорились.
        Я рассказал девочке о нас, а Алиса поведала нам о своей жизни.
        Оказывается, Алиса была сиротой и давно жила одна в лесной пуще. В ней она приглядывала за живностью и растениями.
        - Ты мне напомнила одну девочку, - сказал я ей, - её тоже звали Алиса.
        - А где она живёт? - спросила меня девушка.
        - Она жила в стране Чудес.
        Глаза девицы загорелись неподдельным интересом.
        - Я тоже хочу попасть в эту страну.
        Этим своим желанием Алиса поставила меня в тупик.
        - Знаешь, эта страна была придумана одним писателем, которого звали Чарльз Лютвидж Доджсон в моём мире. Правда, мир его знает под псевдонимом Льюис Кэролл. И на самом деле этой страны не существует.
        - Жалко, - глаза девушки погрустнели, но потом в них что-то мелькнуло, и она спросила меня:
        - А можно мне попасть в твой мир? В тот, из которого ты попал сюда.
        Я посмотрел на неё с изумлением. НПС выражает желание покинуть свой мир и перенестись в другую игру? Более чем странно.
        - Ну, я не знаю…. Наверное, это невозможно…. Мы даже сами не знаем, как нам вернуться обратно….
        В это время наша парочка, состоящая из Дори и Хелика, как-то подозрительно притихла.
        - Хелик, всё в порядке? - спросила брата Хельга.
        - Да…пф. хррум… - что-то прожевав, ответил её брат.
        - Дори? - спросил в свою очередь Орин.
        Гном, что-то пережёвывая, только молча помотал головой в ответ.
        Алиса, молча взирающая на эту сцену, вдруг поднялась и-за стола и направилась к друзьям.
        Хелик и Дори почему-то притихли и постарались прикинуться мебелью вроде стульев, на которых сидели.
        - Дори? Хелик? Что случилось? - поднялся и я из-за стола.
        - Что случилось? - разгневанно передразнила меня Алиса подходя к нашим проказникам. - Да они съели часть моего домика!!!
        И вправду, возле губ Хелика и Дори я увидел белые крошки глазури от ставен домика.
        - Вы знаете, что с вами будет, за то, что вы не послушали моего предупреждения?!!! - голос девочки нарастал и обретал силу. - Вы понесёте наказание!!!
        Её образ стал как-то больше, и от него повеяло невероятной мощью.
        Алиса сделала несколько пассов руками и сладкую парочку вдруг перекорёжило. Я изумлённо видел, как Дори и Хелик взмывают вверх, под потолок, неестественно изогнувшись и стеная от боли.
        - Госпожа!!! Пощадите их! - завопил со своего места Орин. Хельга вскочила с места протягивая руки к своим кинжалам.
        Мне срочно нужно было вмешаться, пока не стало худо.
        - Алиса! - позвал я девушку. - Я согласен. Я возьму тебя с собой в другой мир.
        Внимание девушки переключилось на меня.
        Она одним движением руки выкинула пройдох в окно домика и повернулась ко мне.
        - Правда? Это точно, что ты возьмёшь меня с собой?
        - Даю тебе в этом своё слово.
        Куколка радостно взвизгнула и бросилась ко мне. Подбежав, она крепко обняла меня, на несколько секунд прижавшись ко мне всем своим телом.
        Я только изумлённо взирал на неё.
        Заметив мой взгляд, Алиса смущённо отпрянула от меня и сказала:
        - Прости мой порыв, Риттер, просто сюда мало заходит людей и никто не соглашался забрать меня с собой.
        - И что случалось с ним?
        - Я выбрасывала их в окно своим цветочкам. Назад они уже не возвращались.
        - В смысле не возвращались?
        - Цветочкам тоже питаться нужно, иначе они бы не были такими красивыми.
        - Что?!!! - вскричала Хельга. - Так Хелик и Дори сейчас в этом плотоядном цветнике?!!!
        Алиса только молча кивнула головой.
        - Быстро, все на двор! - крикнул я выхватывая из-за спины Лавовый меч.
        Мы все пулей выскочили из домика, и остановились ошарашенные тем, что увидели.
        Дори за руки вытаскивал из цветника Хелика, находившегося в бессознательном состоянии, а за ними тянулись головки цветов с лепестками полными, ранее незамеченных нами, мелких зубов. За парочкой тянулся окровавленный след. Ноги Хелика обвивали зелёные лозы цветов, которые мешали Дори, оттащить своего друга подальше от опасного места.
        Я хотел уже достать второй клинок и броситься к моим друзьям на выручку, когда Алиса сделала шаг вперёд и произнесла пару слов на незнакомом мне языке.
        От этих слов побеги растений бросили свои жертвы и уползли вглубь цветочного поля.
        Дори, получив возможность, потащил прочь от опасного места Хелика. Тут уже и мы подскочили к друзьям. Всех израненных друзей Хельга и Орин отвели в домик.
        Алиса выглядела расстроенной.
        Я обнял её за плечи и сказал:
        - Не расстраивайся. Ты с самого начала предупредила нас, чтобы мы не вредили твоему домику, более того, ты приняла нас как самых дорогих гостей. И не ты виновата в том, что эти молодчики оказались такими оболтусами и пройдохами. В сущности, они верные и хорошие друзья, и я верю, что ты с ними ещё подружишься.
        Алиса спрятала своё личико у меня на груди и только кивнула головой в ответ.
        В пряничном домике пострадавших уже уложили на лавки, и Хельга вовсю хлопотала возле них, доставая из сумки эликсиры на восполнение жизни.
        Алиса жестом остановила её и сама занялась излечением "героев". Несколькими пассами она остановила бежавшую кровь и раны стали затягиваться прямо на наших изумлённых глазах.
        - Похоже, ты очень сильный ментальный маг и прекрасный целитель, - сказал я девушке.
        - Кое-что умею, - скромно ответила Алиса.
        Выпив по эликсиру, наша парочка почувствовала себя настолько хорошо, что лежать отказалась.
        Поднявшись на ноги, шалопаи тут же повалились в ноги девушке:
        - Прости нас, госпожа, это наша вина, что мы не удержались. Уж больно вкусно выглядит твой домик.
        Хозяйка поляны простила их, и получила в их лице двух преданных почитателей.
        Уже через пару часов мы были готовы отправиться в дальнейший путь. Перед уходом я упросил Алису выкопать из её цветника несколько экземпляров плотоядных тропических цветов. Будет что посадить для непрошенных гостей возле моего дома в Светлолесье.
        Алиса взяла с собой несколько мешочков с травами, а также достала из кладовки несколько пластин леденцового сахара.
        - Люблю сладкое, - засмущалась она, заметив мой взгляд.
        Прекрасно - маньячка-сладкоежка. Только её мне не хватает.
        Когда все были готовы, мы вышли во двор.
        Цветочное море пришло в неописуемое волнение, предчувствуя скорый уход своей хозяйки.
        Мы тоже как-то сразу подобрались. Не очень приятно оказаться в бушующем море этих прекрасных хищников. Но Алиса быстро их успокоила, произнеся несколько слов на певучем языке флоры. Только когда мы проходили мимо цветов они провожали нас, поворачивая вслед нам свои чашечки. Мне было как-то не по себе. Получалось, что это по нашей вине, они лишались своей прекрасной покровительницы.
        Но вот цветочная поляна с пряничным домиком осталась позади и грустное настроение отпустило нас.
        Внутренний состав нашего отряда изменился. Если раньше Дори и Хелик шли вместе, то теперь их разобрали родственники, а вместе со мной шла Алиса.
        Пока мы шли по лесу, мне казалось, что все растения, мимо которых мы проходили, обращали внимание на хрупкую девушку. Алиса шла со мной рядом, касаясь рукой тянувшиеся к ней ветви деревьев и кустарников. И казалось что свет, пробивающийся сквозь зелёную крону деревьев, ласкает саму её фигуру.
        Шли мы так долго. Наконец вековые сосны и дубы стали попадаться нам по дороге всё реже и реже. Появились березки и мы вышли на опушку леса.
        Западный Предел раскинулся перед нами.
        Нам оставалось перейти через реку и войти в пригород.
        Вообще, я хотел вернуться в вампирский особняк, забрать из него Акашу и уже дальше продолжить своё путешествие на восток.
        Но одно обстоятельство помешало нам сделать это.
        Когда мы приблизились к первым домам квартала бедноты, меня насторожила тишина, стоявшая в нём.
        Первый раз, когда мы входили в город, на улицах пригорода стоял невообразимый гвалт, ругань и крики. Сейчас же всё вокруг было тихо, и эта тишина была жуткая, особенно в полдень.
        - Куда все подевались? - спросил Орин, судорожно сжимая в руках свою секиру.
        Жители нищенского пригорода никуда не девались. Они были тут же, в своих домах. Только все они были мертвы.
        Все дома, в которые заходили мы, были полны трупов. Здесь были и мужчины, и женщины, и старики, и дети.
        Над покойниками еще не вились тучи мух, и тяжёлый запах не стоял при входе в дома, а значит, что убиты они, были недавно. Скорее всего, этим утром.
        Люди занимались своими бытовыми делами, когда смерть заставала их врасплох. Кто-то ещё спал, кто-то готовил свой завтрак, кто-то ходил до ветра. И у всех убитых были прокушены шеи и ещё кое у кого были вырваны из груди сердца.
        Пол в домах пропитался кровью несчастных и сделался бордового цвета.
        С тех пор как я увидел это зрелище, я теперь не могу смотреть спокойно на вещи, окрашенные в этот цвет. Цвет смерти.
        Мои друзья бродили в шоке, глядя на это безмолвное кладбище, в которое превратился пригород.
        Это было дело рук вампиров.
        Наконец мы дошли до такого места по главной улице пригорода, с которого до нашего слуха донёсся отдалённый шум.
        Переглянувшись между собой, мы бросились на него, не забыв приготовить оружие и боевые заклинания.
        Шум доносился с площади пригорода.
        Тяжело переводя дыхание, мы остановились у близлежащих домов перед площадью.
        На площади толпился народ. Это были остатки толп тех бедняков, которых мы видели в первый раз. Над головами тысяч людей стоял стон и плач.
        Со всех сторон толпу окружали фигуры в чёрных плащах с надетыми на голову капюшонами.
        Прямо в центре площади стояли десятки свежих столбов сделанных в виде распятия, на которых висели освежёванные тела замученных жителей Западного Предела.
        - Ч-ч-то эт-т-то за кошмар творится тут? - заикающимся голосом спросил Хелик.
        - Как в фильме ужасов, - отозвалась Хельга.
        - Вампиры. - Ответил я. - Это безумство сотворили вампиры. И они не очень то и боятся солнца.
        - Нужно прекратить это, - сказала Хельга, доставая из сумки кинжалы с серебряными клинками.
        - Командир, что будем делать? - спросил меня Дори и все глаза обратились на меня.
        Я тяжело вздохнул. Начать битву с вампирским кланом сейчас, означало проиграть её, по той причине, что вампиров численно было больше чем нас. По моим прикидкам вампиров было около сотни, а нас всего шестеро, из которых только трое игроки. Гномы и Алиса, после первого же укуса, скорее всего, умрут, или ещё чего хуже, встанут на сторону врага. Но сказать им, что нам нужно отступить, означало потерять доверие и веру в меня моих друзей.
        Итак - с одной стороны смерть, с другой бесчестье. И пусть я буду дураком, но я не выберу последнее.
        - Мы будем драться.
        После моих слов все шумно выдохнули. Мои друзья понимали, с каким трудом мне дался этот выбор, но своими шумными словоизъявлениями каждый пытался показать, что он достоин этого выбора.
        - Мы будем биться, - помолчав, сказал я, и все замерли, вслушиваясь в мои слова, - но просто выйти на площадь означает обречь себя на поражение. А мы должны не погибнуть, а победить. У вампиров, не смотря на всю их нечеловеческую силу и способности, тоже есть свои слабые стороны. Смотрите, они все стоят в плотных плащах, с накинутыми на головы капюшонами, значит, они боятся прямых лучей солнца. Против вампиров хорошо действует распятие, серебро и святая вода. У Хельги есть серебряные кинжалы. У кого-нибудь есть что-нибудь серебряное?
        Все задумались, припоминая, имеется ли у них что-нибудь связанное с серебром.
        Хелик полез за пазуху и вытащил оттуда большое серебряное распятие Христа на серебряной цепи.
        Я удивлённо взглянул на него.
        - А что? - Ответил он на мой взгляд. - Я в семье верующий, вон у Хельги спроси. А крест я заказал у ювелиров Западного Предела. Как будто знал, что он мне пригодится.
        - Ну что ж, сгодится, - сказал я, глядя, как юноша обматывает цепь с крестом вокруг своего кулака, - у кого-нибудь ещё что есть?
        Орин достал из-под своей брони широкий ремень из воловьей кожи и массивной серебряной пряжкой в виде головы бизона.
        - Тоже неплохо, - одобрил я.
        Гном кивнул головой и подпоясался поданной младшим братом верёвкой.
        У остальных ничего серебряного не было.
        - Итак, - подытожил я, - более менее вооружены и могут драться четверо из нас. Поэтому будем придерживаться партизанской тактики. Дори, собери камни с дороги. Бери голыши побольше. Алиса, ты на поддержке. Если кого ранят, постарайся быстро закрыть тому раны. Начинаем с ближнего к нам вампира.
        Те из нас, кто имел серебро, разошлись по сторонам и спрятались. Алиса отошла назад, и на дороге остался только Дори. Из своего ремня он соорудил пращу и заложил туда увесистый голыш. По рассказам гномов я уже знал, что они умеют обращаться с пращой.
        Широко расставив ноги, Дори раскрутил над головой пращу и послал свой снаряд в сторону ближайшего вампира.
        Камень с необычайной скоростью преодолел расстояние и врезался в капюшон закрывающий голову кровососа. От удара капюшон просто сорвало с головы вампира и отбросило его на несколько шагов вперёд. Лучи солнца жадно впились в изнеможённое лицо и начали буквально выжигать его. От боли вампир завопил, катаясь по пыльной площади, но его крики оказались заглушены людским стоном и плачем.
        Итак, минус один кровосос.
        Ещё один взмах пращой и камень летит уже во второго вампира.
        С этого кровососа капюшон хоть и не слетел, но прошло немало времени пока тот смог подняться на ноги.
        Обернувшись в нашу сторону, вампир увидел убегающего Дори и бросился за ним.
        Итак, умение «Благословение Амэи», я почувствовал, как силы мои увеличились. Теперь «Терновый куст».
        Если бы вампир бежал с меньшей скоростью, у него бы хватило реакции затормозить перед внезапно выросшим перед ним кустом, а так он просто влетел в него. Тонкие колючие ветки терновника впились в одежду вампира, не давая ему двигаться вперёд. С двух сторон к вампиру подскочили Хельга, Хелик, Орин и я. От прикосновения серебра кровососа корчило и плющило. Довершил дело удар Лавовым мечом в грудь. Я в который раз убедился, какое страшное оружие Лавовый меч, увидев в груди вампира огромную прожжённую дыру.
        Такими методичными атаками мы стали вырезать оцепление на площади.
        В основном нам это удавалось провернуть без лишнего шума - людские стенания служили отличной маскировкой производимому нами шуму. Главное было то, что люди совершенно не обращали на нас внимания, поглощённые своими страданиями и потерей близких. Время от времени к людям подходили вампиры и вытаскивали очередную жертву из общей массы, что служило источником для новых взрывов воплей ужаса и страха. Конвоиры утаскивали свою жертву к группе вампиров стоящих перед храмом на другом конце площади.
        Только однажды за Дори погнались сразу два вампира, но пока один из них выпутывался из колючих ветвей терновника, мы вчетвером смогли справиться со вторым кровососом, причём решающую роль в этом сыграл Хелик, сорвавший капюшон с головы кровососа, пока тот отвлекался на остальных.
        К вечеру, мы смогли практически полностью очистить площадь от оцепления вампиров. В общей сложности было уничтожено семьдесят три кровососа, за что мне отвалили целых два уровня. На площади оставалась только группа из двадцати вампиров, готовивших какой-то особо сложный ритуал на другом конце площади.
        И среди них я увидел Акашу. Сердце моё упало. Если она с ними, то биться с ними было бесполезно - она могла справиться и с пятеркой, и даже десятком высокоуровневых игроков. На голове у Акаши поблёскивала золотая корона. Такая же корона венчала и голову канцлера Ионгуста Вактонского.
        Что за чёрт.
        Оставив позади своих друзей, я стал подбираться поближе к вампирам, стремясь услышать то, о чём они говорили.
        - Дорогая Акаша, - сказал Ионгуст королеве вампиров, - ритуал почти закончен. Когда мы совершим жертву над этим стадом баранов, Чёрный бог вампиров восстанет, и над всем миром воцарится наша эра. Мы будем править всеми народами, и будем решать их судьбу.
        - Да, дорогой мой супруг, - отвечала Акаша, - так и будет. Пора показать этим людишкам, кто здесь хозяин.
        Я не верил своим глазам и ушам, что слышали слова, произнесённые моей любовницей. Акаша, жена герцога Вактонского?!!! Она желает править всем этим миром? Во истину этот грёбаный мир рехнулся. Или тут что-то другое?
        Наверное, я сделал, что-то не так, чем выдал себя, ибо возле меня возникла парочка вампиров с обнажёнными кинжалами. Но напасть на меня помешал голос их королевы.
        - Кто это у нас тут? Никак мой дорогой Риттер? Подойди ко мне. Мне очень тебя не хватало.
        Голос Акаши обладал гипнотическим влиянием, и я не смог ему сопротивляться. Сами ноги привели меня к королеве.
        - Что ты хочешь, Акаша?
        - Как смеешь ты обращаться по имени к её королевскому Величеству, моей дорогой супруге?
        Удар Ионгуста был хлестким и оставил на моей щеке глубокую ссадину.
        Акаша внимательно смотрела на меня.
        - Ну ты, слизняк, называющий мою девушку своей женой. Что ты дерёшься как девчонка? Бери меч и выходи против меня, вот тогда и посмотрим, кому Акаша должна принадлежать.
        Сам по себе бледный, Ионгуст стал белее листа бумаги от бешенства. Он уже хотел ринуться на меня, но негромкий голос Акаши остановил его.
        - Ионгуст, разве ты не видишь, что Риттер провоцирует тебя? У нас другие цели, нежели обычная драка. Ритуал почти завершён и только он важен. Риттер, не хочешь присоединиться к нам?
        - Чего ты хочешь добиться им, Акаша? Хочешь залить кровью весь этот мир?
        - Видишь ли дорогой мой любимый мальчик, лишь здесь я поняла для чего перенеслась сюда вслед за тобой, своё предназначение. Когда Ионгуст преподнёс мне корону королевы вампиров и я надела её на себя, я поняла, для чего я нахожусь тут. Вампиры должны править этим миром, а ими будем править я с Ионгустом. Правильно, дорогой?
        Вампир надменно посмотрел на меня, и глубоко поклонившись Акаше, подтвердил:
        - Правильно, дорогая.
        - Ах, держите меня семеро, он уже и дорогой, - криво усмехнулся я, - и с каких пор он стал для тебя дорогим, милая?
        - С тех самых пор, как стал моим мужем.
        Мне нужно было выплеснуть накопившиеся раздражение и злость.
        - Небось, уже и потрахаться успели?
        Акаша дёрнулась, как от удара пощёчины. Она мгновенно подскочила ко мне схватив мою шею железными тисками своей нежной ручки.
        - Говори, до не заговаривайся человек, иначе я не посмотрю, что когда-то испытывала к тебе нежные чувства.
        - Не когда-то, а всего пару дней назад, - просипел я перехваченным тисками горлом.
        Железная хватка ослабла, и я смог вдохнуть воздух. Взгляд Акаши на секунду изменился, но тут же стал прежним.
        - Во всяком случае, или прими случившееся с достоинством Риттер и присоединись к нам, или умри.
        - И ради этой благой цели вы залили кровью весь пригород Западного предела?
        - Это необходимые жертвы Риттер, на войне так бывает, ты сам знаешь это.
        - Но не мирных, ни в чем не повинных детей и стариков.
        - От стариков проку нет, а дети вырастут и попытаются отомстить. Мы должны обезопасить себя.
        - Ты стала другой Акаша, с тех самых пор как надела эту проклятую корону, неужели ты не видишь этого?
        - Я стала такой, какой должна была быть с самого начала.
        Я гордо поднял голову:
        - В таком случае, королева вампиров, я говорю тебе «нет». Я не буду рядом с тобой.
        - Тогда, убейте его - бросила Акаша своим придворным, - он сам выбрал свою судьбу.
        Но развязка наступила совершенно иная. Я видел своих друзей готовых ринуться мне на помощь, но они были довольно далеко от меня. Я видел раскручивающего над головой пращу Дори.
        Пущенный умелой рукой камень ударил в спину Акашу, от удара которого она не смогла удержаться на ногах и упала в придорожную пыль.
        - Найдите и убейте их всех!!! - вскричала разъярённая вампирша.
        Но видимо, что-то есть всё-таки на небесах.
        В эту самую минуту на площадь с одной из прилегающей улочки вошли два топовых клана возвращающиеся после рейда домой. То, что это были топовые кланы, я узнал потом от Хельги.
        С возгласами «Что за нахрен?» игроки, ошалевшие от обилия трупов и пролитой крови, обнажили оружие и бросились на вампиров. Кто-то из них набегу крикнул:
        - Ивент что ли какой на вампиров?
        На что, другой игрок, девушка, отозвалась:
        - Утром было объявление на королеву вампиров, только никто не знал где, а это оказывается здесь.
        Набежавшая лавина игроков погребла под собой вставших перед ними вампиров. Ритуал был прерван. Но и Акаша не дремала. Выпростав перед собой руки с почерневшим от гнева лицом, она стала выкрикивать в сторону игроков слова древнего заклинания. От этих слов моя кровь стала холодеть в жилах и я почувствовал что ещё пару слов, и все на этой площади умрут страшной смертью.
        Не владея собой, я сделал единственный шаг к моей бывшей любовнице и всадил оба клинка в её спину.
        Акаша замерла на половине слова и обернулась ко мне, глядя на меня непонимающим взглядом.
        Я с мукой смотрел, как умирает некогда любимая мной девушка, пусть она и была вампиром. Лицо Акаши вдруг в последний миг разгладилось, выражение злобы пропало с него, и я напоследок увидел мою Акашу, ту девушку, которая проделала со мной весь этот путь.
        Акаша с любовью посмотрела на меня и прошептала:
        - Спасибо тебе, Риттер, мой принц….
        С этими словами её не стало.
        С криком ненависти ко мне бросился честолюбивый Ионгуст, поднимая над собой руку с длинным кинжалом, но, напоровшись на клинки Хельги, рассыпался прахом по площади.
        Добить потерявших предводителей вампиров, было делом нескольких минут. Спасённые от ужасной участи жители пригорода со словами благодарности разбрелись с площади, но возвращаться в свои жилища не спешили - каждого из них там ждала страшная находка в виде трупов своих родных и близких. И они это знали.
        Клановые бойцы тоже быстро покинули площадь. Их ждал делёж трофеев с рейда и городские трактиры.
        На площади осталась только наша группа и ещё один воин-игрок. Он оказался главой клана, из которого ушла Хельга.
        Чёрный ворон, а именно такой ник был у главы клана «Псов войны», предложил Хельге вернуться обратно. Более того, он позвал в клан всех нас, даже гномов, но получив отказ, выразил сожаление, пожелал удачи и отбыл вслед за своими бойцами.
        - Ну что будем делать? - спросил я своих друзей.
        - В путь! - за всех ответил Хелик и воинственно воздел к небу свой кинжал.
        Глава 11 Великая степь
        Третьи сутки шёл дождь. Мрачные тучи плотным саваном затянули всё небо и висели так низко, что казалось, до них можно было дотянуться рукой. Время от времени из недр туч вырывались длинные ветвистые молнии, ослепительным светом освещая широкую унылую степь, нас бредущих по ней и стаю степных шакалов, бредущих по нашим следам. Громовые удары следовали за молниями с интервалами в десять секунд.
        - Когда уже этот дождь прекратится? - отплёвываясь от струек воды, стекающих по измождённому лицу, сказал Хелик.
        - Пусть уж лучше он идёт, чем нам знакомиться с шакалами, - отозвался Дори, кутаясь в походный плащ.
        - Нужно найти укрытие и переждать дождь, - через стук капель дождя прокричала Хельга, - мы так долго не выдержим, у меня выносливость на нуле. Идём уже трое суток, после того как выбрались из того проклятого города.
        - Хорошо, ищем укрытие. Дальше не пойдём. - Решил я.
        Но сквозь серую пелену дождя разглядеть, что находится дальше своего носа, было крайне затруднительно. Серая пелена дождя висела прямо перед нами.
        До сих пор мы шли, сверяясь с картой, придерживаясь восточного направления. Беда была в том, что эта местность до конца не была разведана и те карты, которые мне сбросили Хелик и Хельга пестрели большими пробелами. Как раз, сейчас судя по карте, мы находились в центре огромного белого пятна неразведанной местности.
        Великая степь. Именно так говорили об этой унылой местности мои друзья.
        Населяли её в основном племена орков и гоблинов. Излюбленное занятие этих диких народов были набеги на людские города, расположенные вокруг границ Великой степи.
        Но сейчас в Великой степи начался сезон дождей и всякое движение по её бескрайним просторам замерло. Только изредка пробегали стаи бродячих степных волков и шакалов. И сейчас за нами упорно шла такая стая степных шакалов.
        Я только успел об этом подумать, как чуть не приложился лбом, вовремя остановившись, о каменную кладку, выросшую на моём пути прямо передо мной.
        Кажется, мы нашли место для отдыха.
        Каменная стена была довольно высока и тянулась далеко вправо и влево от того места перед которым стояли мы.
        Теперь нам нужно было найти вход.
        Наш отряд разделился на две группы. В первую группу помимо себя я взял Алису и Хелика, во второй группе оказались Хельга и оба гнома. Мы направились влево по стене, а Хельга с гномами вправо. Так мы быстрее найдём проход за стену.
        Обходили мы её не слишком долго. Уже через десять минут мы наткнулись на калитку в стене, возле которой и решили подождать группу Хельги.
        Через несколько минут наши товарищи присоединились к нам.
        Калитка оказалась не заперта. Издавая громкий скрип, она распахнулась под нашим нажимом.
        По ту сторону стены мы оказались в саду, окружающим небольшой дом, сплошь увитый плющом.
        Снаружи дом выглядел заброшенным, да и сад находился в запустении. Кустарник по обеим сторонам каменной дорожки ведущей к дому, разросся так, что ветки его переплелись высоко над дорожкой, образуя собой живой купол.
        На наше появление из дома никто не появился.
        Осторожно оглядываясь по сторонам, в поисках вероятной опасности, мы шли по дорожке, сопровождаемые шорохом падающих и стекающих по листьям капель дождя.
        Дом встретил нас полуприкрытыми дверями. Из дверного проёма тянуло сыростью и сквозняком. Вряд ли в доме был кто-то живой. Уж о том чтобы запереть двери в такую погоду он бы обязательно позаботился.
        Распахнув настежь дверь, мы вошли в сумрак прихожей.
        Дори прямо у порога нашёл на стене висящий светильник и зажёг его. Пламя осветило отсыревшие стены и прелые охотничьи трофеи в виде голов больших животных висящих на них. Под ногами коробился вздувшийся от сырости паркет.
        Всё свидетельствовало о том, что это жильё было брошено людьми давно, быть может, даже несколько лет назад.
        Пройдя через прихожую, мы оказались в большом зале. Здесь в обстановке преобладали холодные голубые тона с тусклой позолотой. Наверное, раньше в этом зале хозяева принимали своих гостей и танцевали под звуки небольшого домашнего оркестра.
        Перед моими глазами под звуки музыки пронеслись образы танцующих пар, одетые в роскошные одежды.
        Я тряхнул головой и избавился от нахлынувшего на меня наваждения.
        Дори и Орин уже колдовали возле большого камина, но дрова, лежащие подле него от времени превратились в труху и рассыпались от малейшего прикосновения.
        Потерпев неудачу в розжиге камина и создания тепла в этом холодном помещении, гномы не стали унывать, а взяв секиру, ушли в сад, добыть более подходящую древесину для разведения огня.
        Хелик с Хельгой ушли дальше по дому в поисках кухни, в которой можно было приготовить для нас скудный ужин из продуктов, которые нам удалось найти в домах пригорода Западного Предела.
        А Алиса осталась со мной. Про себя я давно заметил, что с ней мы как-то сблизились за это время, после того как вместе побывали на месте бойни устроенной вампирами в бедняцком квартале.
        Девушка всё это время держалась неподалёку от меня, и мне уже чего-то не хватало, когда я долго не видел рядом её огромный терракотовый бант. Вообще я не понимал смысла ношения такого банта, но Алиса заявила мне, что это её стиль в одежде. Ну как говорится - хозяин-барин.
        Оставшись одни, мы с Алисой пошли осматривать второпях оставленный дом. Почему второпях? Потому что в комнатах мы находили дорогую утварь и посуду, стоящую на привычных для них местах. Картины, представляющие собой большую ценность, так и висели на стенах комнат и коридоров. Если бы люди уезжали отсюда загодя, они бы всё это собрали и, упаковав, вывезли бы с собой.
        На втором этаже, в одной из комнат, служившей будуаром для хозяйки дома, мы обнаружили ларец, полный женскими украшениями выполненных из золота и драгоценных камней.
        Алиса запустила пальчики в сверкающий омут драгоценностей, и подняв руки вверх разжала пальцы. Серьги и брошки, кольца и перстни рекой полились обратно в ларец.
        Алиса хмыкнула и, больше не обращая на них никакого внимания, прошла дальше в женскую спальню. В спальне, выполненной в бордовых тонах, стояла большая резная кровать с балдахином.
        - Тебе совершенно не нужны драгоценности, - сказал я, подходя к девушке, - ты сама так прекрасна, что любая драгоценность теряется на твоём фоне.
        - Правда? - Спросила меня Алиса. - Скажи Риттер, я тебе нравлюсь?
        - Конечно, - ничуть не соврав, ответил я девушке, - ты очень красивая и к тому же ещё и добрая.
        - А ты бы мог… - девушка запнулась и мило покраснела, - ты бы мог, со мной….
        - Что, с тобой?
        - Ты бы мог здесь со мной заняться любовью?
        У меня от удивления даже расширились глаза. Что за мысли бродят в этой прекрасной юной головке?
        - Видишь ли, Риттер, я не настолько молода, как это может казаться. И я давно мечтаю о мужчине. Только вот до сих пор мне не удалось быть с кем-нибудь из представителей сильной половины. Все они не оказались не теми, с кем мне хотелось бы быть. А ночами на меня нападают скрытые желания, иногда такие сильные, что кажется, я могла бы отдаться первому встречному, окажись он в этот момент рядом со мной.
        Я взял девушку за подбородок и взглянул в её лицо. Её красивые синие глаза казались в мерцающем пламени свечи огромными сапфирами.
        - Это, Алиса, в тебе гормоны играют. Неужели ты хочешь быть со мной, просто чтобы осуществить своё желание?
        - Нет не просто. Я хочу быть с тобой, потому что внутри тебя чувствую такую силу, перед которой я не могу устоять. Ты мне очень нужен, только ты один.
        С этими словами девушка прильнула к моим губам жарким поцелуем.
        Мы не могли оторваться друг от друга минут пять. После этого девушка расстегнула пуговички на платье и опустилась на кровать в весьма недвусмысленной позе.
        «Вот тебе и невинное дитя», - промелькнуло у меня в голове и мной охватило неодолимое желание обладать этой молодой девушкой в розовом с оборками платьице.
        Может быть, это был её мощный ментальный позыв, но противиться ему мне совершенно не хотелось.
        Я овладел Алисой тут же, даже не снимая с неё платья. Впрочем, это было даже хорошо в разрезе того, что дом давно не отапливался, и в спальне было прохладно.
        Впрочем, снизу уже поднимался тёплый воздух от разожженного гномами камина.
        Алиса была сильным ментальным магом и поэтому в постели узнавала о моих желаниях даже раньше, чем я о них думал я и поэтому наш секс представлял собой сплошные взрывы экстаза и оргазма. Мне с Алисой было хорошо так, как не было ни с кем до неё.
        Её шикарный огромный бант в процессе полового акта слетел с её головки и волосы золотым водопадом разметались по постели, образуя вокруг нас золотой ореол. Её туфельки на высоком каблуке, в тон её платью, идеально сидели на высоко задранных вверх ножках и казались их продолжением.
        Упругая грудь отнюдь не детских размеров, скрытая под лифом платья, заставляла натягиваться материю так, что под ней было видно выпирающие напряжённые соски.
        В этом безумстве любви, секса и разврата мы находились до тех пор, пока к действительности нас не вернуло лёгкое покашливание из соседнего будуара.
        Этим Орин давал нам понять, что пора спускаться к ужину.
        Я быстро оделся, а Алиса, приведя себя в порядок, опять нацепила на волосы свой шикарный бант, превращаясь в маленькую девочку. Свои роскошные волосы девушка мгновенно уложила в идеальную причёску.
        Приведя себя в порядок, и взяв с собой ларец с драгоценностями, мы спустились в гостиную.
        Там уже кроме нас собралась вся компания.
        Когда Дори с Орином ходили в сад за дровами, они наткнулись на заброшенную оранжерею, в которой буйным цветом разрослись местные овощи. Наш обеденный стол украшали отварной картофель, огурцы и помидоры, зелень и некоторые виды экзотических овощей.
        Сам Орин клятвенно заверил всех, что овощи абсолютно безопасны и что в детстве их с Дори бабушка кормила такими овощами.
        В этом же саду обнаружился целый выводок бродивших одичавших кур и свиней, и вместе с овощами на нашем столе лежал целиком зажаренный на огне молочный поросёнок.
        Увидев нас с Алисой, Хельга многозначительно подмигнула нам и поставила перед нами принесённую из хозяйского погреба бутылку красного вина. Памятуя о лёгкости в отношениях, существовавших в этих мирах, я понял, что она нисколько не ревновала меня к Алисе, и только была рада, что девушка обрела в моём лице любовника, друга и защитника.
        Поросёнок был съеден до последнего кусочка, а косточки обглоданы дотла и сложены в большой кусок пергамента, дабы позже быть похоронены на заднем дворе усадьбы.
        Дори тут же повесил в камине жариться тушки четырёх больших цыплят пойманных в оранжерее. До размеров наших бройлеров, эти цыплята не дотягивали, но в наших глазах имели большую гастрономическую ценность.
        Сытно поужинав, те, кто курил из нас, раскурили трубки с табаком и начали думать думу о том, что нам делать дальше.
        Хелик высказал мысль, что нам нужно вернуться в Западный предел, получить заслуженную награду за избавление от вампирской опасности, и, уже дождавшись окончания сезона дождей продолжить дальше наш путь.
        Орин и Дори предложили дождаться окончания сезона дождей в усадьбе, благо провизией благодаря саду и погребу мы были обеспечены неплохо. В их предложении был здравый смысл.
        Алиса, и как ни странно Хельга, были за наше дальнейшее продвижение, мотивируя тем, что нам нужно быстрее добраться до нашей конечной цели.
        И как водилось, окончательное решение наша компания предоставила принимать мне.
        Идти три дня обратно в Западный Предел, опять под дождём, было, по крайней мере, неразумно. Дальше продолжать наш поход при такой же погоде, подчиняясь женской логике, было тоже не айс. Единственным приемлемым вариантом было предложение гномов. У Хельги, я выяснил, что сезон дождей в Великой Степи продлится еще пару недель, так что нам имело смысл подождать.
        На том и порешили.
        Заниматься все эти дни в усадьбе было совершенно нечем. Вся наша работа сводилась к тому, чтобы приготовить еду, помыть за собой посуду и навести порядок в обжитых нами помещениях.
        Мы с Алисой устроились на женской половине дома.
        Хелик выбрал помещение почти у самой крыши, откуда можно было вести наблюдение за округой и ночью за звёздами. Тем более там был установлен небольшой телескоп.
        Орин и Дори устроились внизу, у самой кухни. Неприхотливое помещение, в котором разместились они, вполне их устроило.
        Ну а Хельга, Хельга в первую же ночь пришла к нам, и теперь мы нежились на огромном ложе втроём.
        Я был как в раю. Каждую ночь мою постель согревали две роскошные красавицы. Наблюдая за тем, как они ласкают друг друга и, получая от них свою двойную порцию ласк, я думал что жизнь, в общем-то, неплохая штука.
        Так продолжалось до тех пор, пока однажды за окном не прекратился привычный стук капель дождя о стекло.
        Закончилось наше вынужденное безделье. Весь день мы готовились к дальнейшему пути - на огне просушивалась одежда, жарились куры и поросята, заготавливались овощи, в общем, работы хватало всем.
        Спать легли пораньше, но, памятуя о том, что дальше на нашем пути комфортных условий для отдыха может и не выдаться, мои девчонки до полуночи не давали мне спать, требуя от меня всё новых и новых ласк. Особенно старалась в этом Алиса, которая, похоже, заявила на меня свои права, в чём Хельга ей особо не возражала. Смазливая девчонка разными немыслимыми способами заставляла мой организм реагировать на неё, и была сама по себе, по сути, огромной порцией афродизиака. Её совершенное обнажённое тело манило мой взгляд, и было неутомимо.
        Но вот, и эта ночь подошла к концу.
        Теперь можно было заняться другими, более насущными делами.
        Когда мы покинули гостеприимную усадьбу, в лицо нам ударил порыв свежего ветра, принёсшего из степи запах трав. Заряд бодрости буквально наполнил нас, и мы почти бегом сорвались в направлении Востока.
        Через несколько часов непрерывного пути ко мне подошёл Хелик и сказал:
        - Мне кажется, или нас преследуют?
        Я сделал знак, и все замерли, вслушиваясь в окружающий мир.
        Откуда-то издали, позади нас, донёсся шорох, правее его ещё один, а потом ещё.
        Хелик был прав. Нас окружали.
        Принимать бой в окружении высокой мокрой травы было неудобно и опасно, но впереди неподалёку над степью поднимался курган, некогда возведённый неизвестным степным племенем.
        - Быстро все к кургану! - скомандовал я, и наш отряд бросился вперёд.
        Расстояние между нами и нашей целью сократилось наполовину, когда позади нас я услышал звуки приближающейся погони.
        Мы успели вовремя заскочить на холм, покрытый коротким ёжиком зелёной травы. Буквально попятам за нами на пологую вершину кургана из зелёного травяного моря стали выскакивать степные шакалы.
        Это была та самая стая, которая шла за нами несколько дней назад до брошенной усадьбы.
        Вот ведь настырные твари. Не получилось тогда у них, решили дожидаться нашего выхода из убежища.
        Правда, вид у них был какой-то потрёпанный, видно ожидание далось им с трудом. Но всё равно они были опасными хищниками, тем более, сейчас, когда желанная добыча находилась прямо перед ними.
        Вожак стаи, крупный серый шакал, взвыл, и серые тени со всех сторон метнулись к нам.
        Но мы были уже готовы встретить нежданных гостей.
        Перед тем как пустить свои клинки в ход, я успел вспомнить наше появление в этом мире, и нашу первую схватку на океанском берегу. Тогда нас было всего трое, растерянных, усталых путников, а сейчас у нас был хорошо вооружённый сплочённый отряд из шести опытных бойцов.
        Первым на вершину кургана выскочил худой шакал с порванным когда-то в пылу схватки ухом и нарвался на Дори. Юный гном мощным ударом молота отправил его в полёт, и шакал, пролетев по дуге метров двадцать, рухнул в зелёные травяные волны.
        Вслед за незадачливым собратом на вершине одновременно появилась ещё пара шакалов, и понеслась потеха.
        Мы рубили, кололи, били по хищникам заклинаниями. Орин крушил бока оголодавших шакалов своей секирой, Дори обрушивал на них свой молот, Хельга с Хеликом танцевали с кинжалами, Алиса натравливала шакалов друг на друга ментальной магией, а я бился мечами.
        Бой конечно был неравный. Хоть шакалы и превосходили нас количеством, но мы были сильнее. Вскоре вся вершина кургана была залита шакальей кровью. С нашей стороны потерь не было, только небольшие царапины и укусы.
        После окончания боя я вышел на середину холма, поднял к небу Ледяную иглу и крикнул:
        - О, неведомый покровитель этой благословенной земли! Мы жертвуем наших павших врагов тебе!
        Мои друзья не прерывали меня. Все знали, как необходимо иметь любую помощь в неизведанных землях.
        В небе громыхнуло, но это была не гроза.
        Большое облако, висевшее на горизонте небосклона, стало расти прямо на глазах, пока не заслонило солнце.
        Прямо из него начали вылетать ангелы. Ангелы были все женского пола. Всего я насчитал двадцать крылатых дев.
        Они выстроились в небе в две параллельные линии и затрубили в появившиеся в их руках горны. Над степью далеко разнеслись их серебряные звуки.
        Мы стояли, открыв рты, глядя на это чудо.
        После того как отзвучали последние звуки горнов облако раздалось в стороны и оттуда появился бог в сверкающих доспехах, с короткой рыжей бородой и ослепительной улыбкой.
        Ох, ты ж, ёлки-палки! Да это сам Вахагн пожаловал собственной персоной. Он что, здесь работает на полставки?
        Я тут же припомнил свою свадьбу.
        - Я принимаю вашу жертву, герои и…. - раздался сверху трубный голос Вахагна.
        - Ещё бы! - Крикнул я ему в ответ. - Мы тут постарались для тебя!
        Мои друзья с непониманием посмотрели на меня.
        Бог огня и молнии запнулся на полуслове и взглянул в мою сторону.
        - Риттер! Ну, надо же, кого ещё можно встретить в этом богом забытом мире! Как поживаешь родственничек?
        - Сказал бы хорошо, так это не соответствует действительности. Сказал бы плохо, так и в этом мало правды. Скажу, что поживаю регулярно!
        - А-ха-ха-ха-ха!!!! - Расхохотался бог. - Ну, ты и остряк! Какими судьбами ты оказался так далеко от своих земель?
        Я вкратце обрисовал Вахагну свои приключения, не забыв при этом своих друзей.
        - Что ж, - выслушав меня, сказал мой божественный слушатель, - я знаю, куда вам нужно идти. Искомая тобой дверь находится в замке богини Зимы и Ночи Морены, давней подруги твоей извечной противницы Нааны. Именно там находится портал между мирами, в том числе и тем миром, из которого ты пришёл сюда.
        - А ты не мог бы нас перебросить в этот замок?
        - К сожалению, в этом мире я ещё не набрал для этого силы. В Великой Степи после большой войны осталось мало кочевых племён поклоняющихся мне, а без достаточного количества верующих силы мои не те. Даже вот их, - Вахагн похлопал по мягкому месту одну из ангелиц, - здесь у меня мало. Что ты хотел, дикие тут обитатели.
        Я подумал, что божественной помощи нам тут не видать, а как бы было хорошо перенестись отсюда, да сразу к замку Морены.
        Но, ничего не поделать, где наша не пропадала. Нам нужно было идти дальше.
        - Риттер, - пророкотал сверху бас Вахагна, - если вы будете идти в прежнем направлении, то через три холма, вы выйдете к лагерю степных гоблинов. Будьте осторожны, они промышляют рабством. Их разведывательные отряды в поисках добычи шныряют по степи.
        - Спасибо за предупреждение Вахагн. Мы примем меры.
        - Ну, тогда до встречи, родственничек. Напоследок получите моё благословение.
        От бога отделились шесть ярких лучей и полетели к нам.
        Когда меня коснулся один из них, я на пару секунд окутался сиянием и почувствовал, как силы вливаются в мой организм. Все мои характеристики скакнули вверх на несколько пунктов. Так же почувствовали себя и мои друзья.
        Бог, на прощанье, махнув нам рукой, недвусмысленно приобнял двух ангелиц за мягкое место и исчез с ними в пушистом облаке, а вслед за ним и все остальные ангелы.
        Облако начало удаляться к горизонту постепенно уменьшаясь в размерах.
        Пора было и нам продолжать наш путь.
        Предупреждённые богом огня и молнии, мы удвоили наше внимание и отправились дальше.
        Что судьба готовила нам дальше, мы могли только догадываться.
        Мы не знали, что прямо по нашему курсу, возвращался домой разведывательный отряд охотников-гоблинов работорговцев, ведущий с собой детей и женщин из разорённой во время набега человеческой деревни.
        Но нам суждено было с ними встретиться.
        Мы не знали, что по следу гоблинов идёт отряд охотников из той же деревни, вернувшийся домой с охоты и заставший свою деревню разорённой.
        И с ними нам было суждено встретиться.
        Глава 12 Работорговцы
        По Великой степи на восток шёл караван с невольниками. Около трёхсот невольников, в большинстве своём молодых девушек и детей, шли под охраной двухсот степных гоблинов. Степные гоблины были нечета своим горным собратьям. Ростом примерно метр шестьдесят - шестьдесят пять, жилистые, с оливкового цвета кожей. На скуластых лицах, с плоскими носами, выдавались вперёд челюсти с вечной усмешкой на тонких губах, сквозь которую были видны мелкие острые зубы. Одеты гоблины были в грубо выделанные меховые шкуры степных животных, но некоторые из них, обладающие властью, носили и человеческую одежду.
        Припекало. Жаркое полуденное солнце немилосердно палило, сжигая длинную склонившуюся к земле степную траву.
        Над пылью вздымаемой сотнями ног вилась туча мошки, оводов, слепней и больших степных мух. Огромное их количество объяснялось тем, что сезон дождей в степи закончился. Теперь вся эта летучая гнусь, изголодавшаяся за время вынужденного перерыва, вылезла наружу и причиняла страдания и боль не только невольникам, но и их хозяевам. И если те могли хоть как-то отмахиваться от летучей напасти ветками с засохшими листьями, то невольники были лишены такой возможности.
        Время от времени кто-то из людей падал и уже не поднимался. Колонна измученных людей огибала павших и продолжала дальше свой обречённый путь на восток. А тела бедняг оставалось лежать на траве облепленные гудящим роем мелких летучих тварей.
        Люди тупо шли вперёд, устало перебирая ногами, даже и не думая о побеге. Да и куда бежать? До места, которое раньше было их домом, было больше недели пути по степи. Сбежать, чтобы оказаться одному, посреди засушливой степи, полной различных хищников, означало обречь себя на верную мучительную гибель. Здесь же хоть невольникам три раза в день давали скудную пищу и несколько глотков воды.
        Для них это был путь в один конец. Больше никогда они не увидят родной дом, широких рек и тенистых лесов.
        Но в этот день произошло нечто такое, что разрушило тупость и однообразие ежедневного пути.
        За очередным степным курганом путь каравану преградила мелководная степная река.
        Гоблины, несшие охрану каравана, засуетились, повторяя однообразные слова. Кто-то из пленников, немного знавших язык степного народа, сказал, что идти осталось совсем немного, может быть сутки или чуть больше них. Скоро придёт конец их путешествию.
        Дело близилось к вечеру.
        Повсюду над караваном раздавались гортанные крики гоблинов останавливающих рабов.
        Солнце клонилось к горизонту.
        Нужно было готовиться к ночёвке. Одни гоблины стали ставить походные шатры и разжигать костры для приготовления пищи, другие согнали рабов в загон, окружив его длинными тонкими жердями. С каждой стороны загон охранялся десятком часовых.
        После ужина к пленницам подошли несколько гоблинов и, отобрав некоторых из них, увели в палатки своих вожаков.
        За всем этим мы наблюдали, поднявшись на вершину соседнего кургана. Солнце уже почти село, и на небосклон выбралась его небесная сестра Луна. В её свете серебрилась причудливыми изгибами степная река.
        От лагеря отделились три десятка гоблинов и направились к реке за водой.
        - Что будем делать? - спросила Алиса.
        - Пока они заняты, давайте обойдём и уйдём вперёд. За ночь мы уйдём далеко - предложил Орин, смотрящий на возившихся у реки гоблинов.
        - Мы не можем оставить тут этих несчастных. Ты хоть знаешь гном, какая участь их ожидает? - возмутилась Хельга.
        - Знаем, - ответил за брата Дори, - мы сами были в рабстве, до тех пор, пока Риттер не освободил нас. И мы также знаем, что даже если мы освободим этих людей, то сами они не смогут вернуться назад к своим домам. Они погибнут в степи. Если не волки и шакалы, то солнце добьёт их. А у нас самих нет времени, чтобы сопроводить их обратно. Вот и выходит так, что лучше нам обойти лагерь и идти дальше, забыв про то, что мы сейчас видим….
        - Нет, так не пойдёт. Чем мы тогда будем лучше этих гоблинов, которые гонят этих несчастных в рабство? - оборвал я речь Дори. - Мы должны сделать хоть что-то, чтобы спасти даже нескольких невольников. Итак. Голосуем. Кто за то, чтобы попытаться освободить рабов, прошу поднять руки.
        И я поднял первый руку.
        Вслед за мной подняла руку Алиса, за ней Хельга, и Хелик. Немного поколебавшись за ними, поднял руку Орин. Не голосовал только Дори.
        - Как же, брат? - спросил он у Орина. - Мы же можем там все погибнуть? Гоблинов там почитай, около двух сотен.
        - Что ж, - усмехнулся Орин, - тогда их на всех хватит, где наша не пропадала? Риттер, один, умудрился спасти нас и всех невольников в пещере троллей, а нас здесь целых шестеро. Думаю, Дори, нам нужно попытаться.
        Взлохматив на голове свои жесткие волосы, Дори громко вздохнул и махнул рукой.
        - Записывай меня командир добровольцем.
        - Что ж, все проголосовали «за», теперь давайте обсудим, что мы будем делать.
        Но выработать конкретный план нам не дали. Откуда-то с другой стороны лагеря до нашего слуха донёсся шум, звон стали и ржание лошадей.
        У гоблинов лошадей точно не было, значит, это были чужаки. И они, не побоявшись, напали на рабовладельцев и освобождали пленников.
        Это был наш шанс.
        - Господа! Мы имеем честь атаковать гоблинов! - скомандовал я. - Ударим им с тыла! А сначала разберёмся с этими.
        Я указал на гоблинов-водоносов, которые побросали котелки с водой у реки и сейчас поднимались по откосу наверх.
        Со всех ног мы бросились к ним навстречу и как раз успели вовремя. Над откосом уже поднялась голова первого гоблина, на которую сверху опустился молот Дори. Голова гоблина лопнула как спелый орех, разбрасывая повсюду белеющие в полутьме мозги.
        Но над краем обрыва уже показались другие гоблины, с которыми сцепились мои спутники.
        Я подскочил к краю обрыва и ударил прямо в поднимающихся по песчаной стене гоблинов-водоносов, подготовленным умением «Стального листа».
        За время, проведённое мною в игре, мои магические силы возросли на порядок, и из моих рук вырвался целый серебристый поток листвы, с острыми как у бритвы краями.
        Ударив в копошащихся на стене гоблинов, яростный поток за пару секунд превратил их тела в кровавое месиво, подавляя всякое сопротивление.
        А мои друзья к этому времени успели прикончить тех гоблинов, кому удалось выбраться наверх.
        - Фу, - сказал подошедший ко мне Хелик, глядя вниз на кровавые останки гоблинов, - по мне уж лучше добрая сталь, чем вот такое тотальное уничтожение.
        - А теперь представь, Хелик, - сказал я глядя на юношу, - что бы было, если бы вся эта масса гоблинов выбралась наверх. Долго бы ты продержался против них с доброй сталью?
        - Да уж, в этом ты прав, - согласился юноша со мной.
        - Ну что вы там?! - крикнула нам Хельга, стирая кровь со своих кинжалов пучком сухой травы. - Время не ждёт. Пора двигать в лагерь.
        - Бежим - согласился я, и мы рванули в сторону взбудораженного и гудящего, словно рой шмелей, лагеря.
        Подниматься от реки вверх по косогору было не то что, спускаться вниз. Когда мы добрались до лагеря гоблинов, то дышали, словно стадо мамонтов. Выпив по зелью выносливости, мы восстановили дыхание и вошли в лагерь.
        С этой стороны в лагере стояла тишина, весь шум и звуки боя шли с западной стороны лагеря, там, где был расположен загон с пленниками.
        Не говоря ни слова, мы припустили по широкому проходу между пустыми шалашами гоблинов. Мы пронеслись вихрем через весь лагерь. Убивая по пути одиноких спешащих куда-то гоблинов, мы вылетели на площадку перед загоном, где кипела битва.
        Гоблинам противостояли одетые в лёгкие стальные кольчуги воины. Отбиваясь от наседавшей орды гоблинов, они прикрывали своими телами освобожденных пленников.
        Гоблины накатывались на них толпой и, разбившись о нерушимую оборону, откатывались назад, с тем, чтобы тут же вновь атаковать незнакомцев.
        Я сразу же применил на себя и своих спутников умение «Благословение Амэи» и не теряя времени мы ударили в тыл гоблинам.
        Световые эффекты при применении умения не остались незаметными среди нападавших, и в свою очередь они тоже атаковали рабовладельцев.
        Наш совместный удар, оказался для гоблинов неожиданным. Орин, яростно вращая вокруг себя секирой, превратился в мясорубку, став машиной смерти для гоблинов. Дори, каждым ударом молота подбрасывал в воздух пол несколько оливковых уродцев. Хельга и Хелик разили без остановки своих противников кинжалами, оставляя за собой путь из трупов. А противники Алисы корчились лёжа, с пеной у рта, и в исступлении разбивали свои головы о землю. Я шел с краю нашей группы, изредка бросая под ноги гоблинам «Терновый куст», который уже прямо в ходе боя трансформировался в «Терновые заросли». Ветви кустарника поднимались выше голов гоблинов и впивались в них своими колючками.
        Пока я шел вперёд со своими товарищами, справа я увидел шамана гоблинов, яростно прыгающего на земле и выкрикивающего вслух слова призыва. Вокруг него из земли постепенно поднимался вверх дым, постепенно обретая черты огромного неведомого монстра. Медлить было нельзя.
        Подскочив к шаману, я одним ударом Лавового меча снёс его голову, и столб дыма рухнул на землю, издавая ужасные моему слуху звуки.
        Я упал и, зажав уши руками, всеми силами попытался защититься от нарастающего в моей голове неприятного скрежета и визга. Сквозь мои пальцы потекла кровь.
        И вдруг я почувствовал на своих висках прохладные пальчики, и мне сразу стало легче. Открыв глаза, я увидел склонившуюся надо мной Алису, ментально лечившую меня.
        - Спасибо - прошептал я.
        И даже в таком состоянии я заметил соблазнительную позу, в которой стояла девушка, и, встряхнув головой, отогнал от себя неуместные мысли.
        Подав руку, Алиса помогла мне подняться.
        Наша внезапная атака принесла свои плоды - попав под двойной удар, гоблины дрогнули и побежали.
        Бросая на ходу оружие, не останавливаясь, они пронеслись через весь лагерь и скрылись в темноте.
        Мы остановились, переводя дух после окончившегося сражения, на полпути от толпы бывших узников, окруженных стеной воинов в стальных кольчугах и кожаных охотничьих куртках.
        От той стороны отделились несколько человек и направились к нам.
        - Спасибо за помощь незнакомцы - делая приветствующий жест рукой, сказал один из воинов, немолодой уже мужчина, с короткой черной бородкой на лице.
        Он вплотную подошел к нам и протянул руку.
        - Я старший охотник, Микаел, поселения «Серебряного вепря», которое находится неподалёку от Западного Предела. Мы выражаем вам свою благодарность за вашу помощь в бою со степными гоблинами, которые захватили наших соотечественников.
        - Я Риттер, командир нашего отряда, - в свою очередь представился я. - как случилось, что такой большой отряд гоблинов смог проникнуть так близко к столице?
        - Что ж, вопрос резонный. В то время наш отряд охотников находился в сумеречных болотах в поисках редкого болотного монстра, заказ на которого поступил из столицы. Гоблины, пользуясь нашим отсутствием и малочисленностью охраны, напали на посёлок. Со стороны города нападение гоблинов осталось не замеченным, в связи с тем, что гоблины в этот раз не стали жечь наши дома и амбары, иначе оттуда бы пришла помощь.
        - Гоблины изменили тактику нападения. Они окружили нас, - добавила, подойдя к нам красивая женщина, одетая в рабское рубище, лет тридцати пяти, которой Микаел почтительно поклонился, - и быстро вырезав охрану, бросились по домам, убивая стариков и немощных. Наши дома они жечь не стали. Молодых и здоровых они собрали на поселковой площади и, построив в колонну, сразу же погнали в степь. Я графиня Ариэл де Монтено, хозяйка поселения «Серебряного вепря», благодарю вас за оказанную помощь в нашем освобождении.
        - Ваша Светлость, - я наклонился и поцеловал белоснежную руку прекрасной дворянки, - позвольте представиться, Риттер, принц-консорт богини Амэи. Это мои друзья, Хелик и Хельга, представители Шагающих по мирам в этой вселенной. А это досточтимые гномы Орин и Дори.
        - К вашим услугам, - учтиво поклонились братья.
        - И Алиса, хозяйка пряничного домика и цветущей поляны неподалёку от Западного Предела.
        - Ох, Ваше Высочество, - графиня присела в низком реверансе, - простите за моё вольное обращение….
        - Не стоит уважаемая Ариэл - прервал я извинения графини.
        - Ваше Высочество, Вы и ваши друзья всегда будет желанными гостями в поселении «Серебряного вепря» и в моем дворце в Западном Пределе.
        - Очень жаль, что нам так и не довелось побывать в столице, - с сожалением сказал я, глядя как воины освобождают от оков пленников и пленниц, - мы добрались только до пригорода, где столкнулись с вампирами.
        - Боже мой! - воскликнула графиня, - до меня дошли слухи о той резне, что они учинили в бедняцком квартале.
        - Мы способствовали её прекращению, - вмешался в наш разговор Хелик.
        - Вот как? - задумчиво произнесла Ариэл. - Значит вы не простые путешественники. Ваше Высочество, я приглашаю Вас и ваших друзей отправиться с нами в Западный Предел. Я с удовольствием представлю вас королю и королеве.
        - Ваше предложение чрезвычайно заманчиво, дорогая графиня, но наша дорога лежит на восток. Миссия, которую мы выполняем, не терпит отлагательства.
        - Может быть, после неё вы сможете навестить меня? - графиня кокетливо посмотрела на меня.
        - Может быть…. А сейчас, простите, но нам нужно идти дальше, да и вам тоже нужно уходить. Здесь неподалёку расположен лагерь гоблинов, куда и вели вас. Я думаю, что те из гоблинов, кто избежал здесь смерти, вскоре доберутся до своего становища, и сюда направится погоня.
        Графиня нахмурила свои красивые брови и сказала:
        - Вы совершенно правы, Ваше Высочество, нам нужно уходить. Моё предложение остается в силе. Я всегда буду рада видеть вас.
        Мы раскланялись и разошлись.
        - И что это было? - в один голос спросили меня Хельга и Алиса. - «Может быть…. вы сможете навестить меня»? Риттер, перестань строить глазки незнакомым женщинам.
        - А я что? - попытался оправдаться я. - Я ничего не делал. Я же не виноват, что у женщин так и тянет ко мне.
        И повернул голову так, чтобы серёжка в моём левом ухе на + 10 к дипломатии была не видна девушкам.
        - Ну ладно, хватит выяснять кто у нас тут самый лучший Казанова, пора двигать отсюда ноги - вмешался в наш разговор Хелик, за что ему я был чрезвычайно признателен.
        - Хелик, - возмутилась Хельга, - я, как твоя старшая сестра….
        - Прости сестричка, Риттера вы потом сможете поделить, когда мы уберёмся вон от тех кровожадных тварей, что скоро будут тут - и Хелик указал сестре на вереницу огней, приближающуюся к реке с той стороны.
        - Бежим скорее! - крикнула Хельга и показала нам пример, удирая из опустевшего лагеря так, что только каблуки во тьме засверкали.
        - Да, - поддержал я её, и сказал гномам - нам нужно замести следы, чтобы гоблины не смогли нас найти.
        Тут я не совсем правильно выразился. Нужно было сказать «запутать следы», но слово не воробей, вылетит - не поймаешь.
        Все мы благоразумно последовали примеру Хельги.
        Наши спасенные и их спасители уже ушли к себе домой. Ночью гоблины вряд ли их будут их догонять. А днем, на лошадях, люди еще больше разорвут расстояние между собой и погоней.
        С ходу форсировав реку, неподалёку от того места где был уничтожен отряд водоносов, мы переправились на другую сторону и продолжили наш путь на восток, по дуге огибая лежащее впереди становище гоблинов.
        Сделали привал мы только тогда, когда остались далеко позади огни костров гоблинского стойбища.
        - Кажется, оторвались - сказала Хельга, всматриваясь в предрассветную степь.
        - Да, - вздохнув как кузнечный мех, согласился Орин, сжимая в руках останки полустертого веника.
        - А это что у тебя? - поинтересовалась красавица.
        - Риттер сказал нам, что нужно заметать следы, чтобы гоблины не смогли проследить за нами. Вот мы с Дори и мели всю дорогу.
        - Риттер!!! - засмеялась сквозь слёзы Хельга. - Ну, ты силён, заставил гномов мести степь.
        - Вообще-то я хотел сказать, что нам нужно запутать следы, но замести, тоже оказалось неплохо.
        Хельга, продолжая смеяться, поцеловала меня и сказала на ухо:
        - Спасибо тебе, ты хоть избавил меня от болтовни Дори.
        - А что? - раздался возле нас голос Орина. - Нам что, не нужно было заметать за нами следы?
        - Надо было, конечно надо! - в один голос заверили мы встревоженного гнома. - Вы всё правильно сделали. Молодцы!
        Орин довольно улыбаясь, водрузил на плечо останки метлы и гордо зашагал к своему валяющемуся на травке брату.
        Мы с Хельгой только прыснули ему вослед.
        - Так, - спустя четверть часа сказал я, - готовимся к ночлегу. Костёр не зажигать. Первыми дежурят Орин и Дори, через два часа их сменяют Хелик и Хельга, после них мы с Алисой. Всем отбой.
        Хелик и Хельга вышли в реал, пообещав через пару наших часов вернуться.
        Я прилёг на брошенный плащ, и Алиса тут же примостилась рядом со мной.
        Все мы так устали до чёртиков, что шаловливые мысли даже не лезли в голову.
        Уже почти погрузившись в сон, я вдруг решил выйти в реал, но кнопка выхода оказалась заблокирована.
        Чёрт! Что за фигня? Я снова и снова нажал на кнопку выхода, но всё оказалось безрезультатно.
        У меня от расстройства даже сон пропал. Получается, что я оказался заблокированный в игре. Что делать?
        Решение пришло мне в голову только одно - написать в техподдержку. Хотя, кажется это бесполезно, и я похолодел - я застрял в чужом мире и в чужой игре. Достучаться до техподдержки игрового мира «Всё возможно» было невозможно. В этом мире, моей учётной записи не существует, а значит, я для здешней техподдержки не существую.
        Тут я немного запаниковал. Нет, я даже могу сказать, что запаниковал я сильно. Оказаться навсегда запертым в чужой игре, без возможности выхода в реальный мир, это было худшее из того, что можно было только представить.
        Но постепенно я стал успокаиваться. Рано поддаваться мне упадническому настроению. У меня ещё оставалась надежда, добравшись до замка Морены, пройти через межпространственный портал и оказаться в Светлолесье, у себя дома. А там мои друзья и любимые, хотя и здесь они у меня появились. А для этого нам нужно выбраться из степи, и затем пересечь горы….
        Мои мысли стали перескакивать с одного на другое событие, я вспомнил осаду форта в Светлолесье, ведьминскую деревню, Безмолвное озеро и Сильварию, а затем совсем запутались и наконец, я забылся тяжёлым сном.
        В этом сне я тонул в трясине, из которой меня тянули Марина и Лена, но что-то меня не пускало. Наконец, собрав свои силы в кулак, девчонки вытащили меня, но оказалось, что на моих ногах тяжким грузом висела Андариэль.
        Я стал дёргаться, стараясь освободиться от её железной хватки, но не тут то было.
        Я дёрнулся изо всех сил и…. проснулся.
        Алиса прижимала меня к себе и, гладя меня по волосам, не давала моему телу дёргаться, приговаривая:
        - Ну что ты, милый, что ты родной…. Всё хорошо. Я рядом.
        Я судорожно прижался к девушке.
        - Я проснулся родная.
        Алиса посмотрела мне прямо в глаза.
        - Ты меня напугал, Риттер. Во сне ты метался и рвался куда-то.
        - Это был кошмар. Мне снилось, что я тонул.
        Алиса нежно поцеловала меня в губы и стала расстёгивать на себе платье.
        - Сейчас мы проведём с тобой терапию. Ты успокоишься и заснёшь уже спокойно.
        Я улыбнулся ей в ответ.
        - Мне нравятся твои мысли.
        И я уложил девушку на лопатки, одновременно задирая подол её платья до пояса….
        На нас никто не обращал внимания. Хелик с Хельгой ещё не вернулись из реала, а Дори с Ориным умаявшись за всё это время, мирно похрапывали, привалившись, друг к другу в карауле. Ладно. Пусть поспят. Всем нужен отдых. Я покараулю.
        Подо мной Алиса сильно прижалась ко мне, приподняв таз, стараясь, чтобы я глубже вошёл в неё.
        Ох, какая же она ненасытная в сексе, но мне это в неё безумно нравится.
        Девушка, как будто угадав моё настроение, приподнялась на локтях и нежно укусила меня за мочку уха.
        Я ответил нежным поцелуем. Какой тут к чёрту караул.
        Хорошо, что мы прилично отдалились от лагеря гоблинов. За всё это время никто нас не потревожил.
        Когда мы закончили, я встал и растолкал уснувших часовых.
        Орин с Дори спросонок ничего не понимали, но когда до них дошло, что они уснули на посту, их раскаянию не было предела.
        Я успокоил их, и они, уже бдительно, продолжили нести службу.
        А мы с Алисой, хитро переглянувшись, вновь улеглись на мой плащ и, прижавшись друг к другу, заснули спокойным сном.
        Мы не слышали, когда вернулись Хелик и Хельга, как Дори и Орин взяли на себя наше время дежурства, как пролетела ночь, и проснулись уже на заре.
        Я встал полный сил и желания идти дальше, и все мои друзья были охвачены таким же подъёмом.
        Быстро свернув лагерь, мы отправились дальше, и уже через четыре часа нам открылась на горизонте чернеющая неровная линия горной цепи.
        - Горы!!! - закричали оба гнома одновременно и пустились в пляс. За время нашего вынужденного путешествия они стосковались по каменным пещерам и переходам и теперь не стеснялись своих эмоций. Мы смотрели на них и не скрывали свои улыбки.
        Хельга, улыбаясь, посмотрела на меня, но внезапно радостное выражение на её лице стало встревоженным.
        - Гоблины! За нами погоня!
        Я резко обернулся и увидел в паре километров от нас в зеленой массе степного пространства чёрную ленту погони.
        Не теряя ни секунды, я применил умение «Орлиный взор». Черная лента резко придвинулась ко мне, и я увидел большой отряд оливковокожих воинов, с которыми шли несколько шаманов.
        - Нам нужно уносить ноги, - сказал я, - за нами идет отряд из трёхсот гоблинов и с ними шесть шаманов. Здесь они будут минут через двадцать.
        - Тогда не будем терять времени, бежим! - сказал Хелик и первый побежал в сторону гор.
        - Ну вот, опять бег, - тяжело вздохнул Орин и рванул за Хеликом.
        За ним, по пятам, бежал Дори. Замыкали группу стайеров я с девушками.
        А навстречу из-за гор вставало солнце. Начинался новый день.
        Глава 13 Подземелье
        Наш отряд растянулся по степи. Мы поглощали милю за милей, сходу преодолевая возникающие на нашем пути препятствия в виде рек, оврагов и возвышенностей.
        Казалось, мы вот-вот оторвёмся от гоблинов, но шло время, а за нами всё также вилась чёрная лента преследователей.
        - Я скоро сдохну! - задыхаясь, крикнул Дори, останавливаясь и хватаясь руками за бока.
        - Стоп! Привал десять минут! - отозвался я.
        Наша группа в это время добралась до большой россыпи огромных каменных валунов, каким-то образом занесённых сюда с гор. Скорее всего, в глубокой древности с гор сошел ледник и вместе с ним эти валуны попали сюда.
        Забравшись подальше в каменный лабиринт, мы собрались в кружок и устроили быстрый перекус бутербродами.
        - Мы так…ням, ням… долго не выдержим…. - с набитым ртом заметил Хелик.
        - Да, - подтвердила Хельга, - а вы заметили, что гоблины не только не отстали, но и приблизились к нам?
        - Наверное, шаманы что-то нахимичили им от усталости - отозвался я.
        - А до гор ещё далеко, - Орин задумчиво посмотрел на такую близкую, но в то же время такую далёкую горную цепь.
        Всю красоту гор теперь было видно невооружённым глазом - крутые горные склоны, снежные шапки, ледники, сверкающие на нежно-голубом фоне неба. Но чтобы достичь их нам нужно было хотя бы ещё полдня, а этого времени у нас не осталось.
        - Может быть, спрячемся здесь, между камней? - подала голос Алиса.
        - Думаешь гоблины не найдут нас здесь? - скептически сказал Дори.
        - Не найдут, если я накрою это место ментальным куполом. Они не заметят нас, даже если пройдут рядом в двух шагах.
        - А это наш шанс, - ухватился за эту возможность я, - мы можем спрятаться и переждать, пока погоня минует нас, а затем уйти в другую сторону и уже оттуда идти к горам.
        На том и порешили. Теперь нужно было найти укромное местечко.
        Мы разбрелись по округе.
        У меня сложилось мнение, что вообще это каменное поле было так сказать не совсем неправильное. Валуны на нём стояли и лежали в каком-то особом порядке, которой я никак не мог уловить. Но только когда я представил вид на поле сверху, я понял, что расположение валунов образует собой концентрированные круги, такие, какие образуются на воде после попадания туда камня. А это могло означать только одно…
        - Внимание! - крикнул я остальным. - Это поле не природного происхождения! Ищите что-нибудь необычное!
        Ребята с удвоенным усердием стали лазить между валунами. Время от времени кто-нибудь из них звал меня, но обычно находка не представляла для нас ничего интересного. Так продолжалось до тех пор, пока Дори не добрался до группы из трёх огромных валунов, лежавших на краю поля.
        - Риттер! - крикнул он мне. - Смотри, что я нашёёё!!!……
        Голос его, затухая стих.
        Я бросился к тому месту, откуда только что шёл голос юного гнома, но Дори пропал.
        - Все сюда! - крикнул я, созывая остальных.
        То, что я увидел на крохотной площадке между валунами, подтвердило мои догадки. Прямо в её центре, в земле, находилась дыра, достаточная для того чтобы в неё мог свободно пролезть человек, ну или в данном случае пролететь гном.
        - Дори! - крикнул я в провал. - Ты как, живой?
        - …ой!
        Я лёг на край черного отверстия и, нагнувшись над проломом, внимательно стал ощупывать его стенки.
        Как я и думал, на одной из стен этого колодца, я нащупал большие железные скобы, вбитые в каменную поверхность.
        - Так, - сказал я остальным членам нашего отряда, приподнявшись над проходом - здесь есть лестница. Будем спускаться. Только осторожно, стенки отвесные, скобы влажные, можно полететь вниз как Дори.
        Я нащупал ногой железную скобу, затем другую и полез вниз. Спускаться пришлось недолго. Пол находился всего на глубине десятка метров. Внизу меня встретил Дори, охавший и потиравший бока. Он легко отделался лишь ушибами.
        Вслед за мной спустились и остальные члены нашей группы. Последней спускалась Алиса. Перед спуском она наложила на всё место с валунами ментальные чары.
        Когда все оказались внизу мы стали осматриваться, куда мы попали. Мы оказались в большой подземной пещере с единственным выходом в проход, уходящий в сторону гор. Это было как раз нам по пути.
        Нам повезло. Но как в дальнейшем оказалось, это оказалось нашим единственным везением.
        Коридор, по которому мы шли, представлял собой узкую шахту, пробитую в каменной породе с помощью кирки и лома.
        Гномы шли по коридору, ласково касаясь руками теплых шершавых стен. Наконец они оказались в своей стихии.
        - Ну и что ты скажешь об этом подземелье? - спросила меня Хельга. - Не кажется тебе, что оно какое-то странное?
        - Судя по тому месту, откуда мы попали в него, это подземный ход, ведущий со стороны гор. Откуда он идёт, я не знаю, но куда, я приблизительно догадываюсь.
        - И что это за место?
        - Ты вспомни, как лежат камни на поле. Это же огромный Стоунхендж. Валуны там не просто лежат, а в определённом порядке, есть такие, которые поставлены вертикально, и в их размещении есть своя закономерность. Я когда мысленно представил поле сверху, то понял, что камни там стоят по кругу, а в центре находится площадка с валуном, лежащим на боку. Идеальное место для жертвоприношения. В дни летнего солнцестояния она полностью открыта для лучей солнца.
        - Так что, то место, куда мы сейчас идем, может оказаться более опасным чем то, из которого мы сейчас выбрались?
        - Вполне возможно, но ты учти, что наверху сейчас находится большой отряд раздражённых гоблинов. Так что я не знаю, где мы в большей безопасности, куда мы сейчас идём или откуда мы спустились.
        Пока мы разговаривали, уровень пола в проходе стал понижаться. Не успев обсудить все превратности нашего пути, мы вышли в огромную каменную пещеру. Высокие каменные своды пещеры вздымались над пробитым в толще скалы руслом бурной подземной реки. Через реку на другую сторону был переброшен узкий подвесной мост. Сделанный из толстых верёвок и дощечек, он покачивался, провисая над бурлящей ледяной рекой.
        - Так, не задерживаемся, проходим на мост по одному. Когда один доходит до середины, на мост заходит другой. - сказал я. - Сначала идёт Дори, за ним Орин, Хелик, Хельга, Алиса. Замыкающим иду я. Вперёд.
        Дори и Орин первыми переправились через реку, а за ними уже и все остальные. Когда Алиса дошла да середины пролёта, девушка повернулась ко мне и махнула рукой, приглашая следовать за собой. Но когда я вступил на раскачивающийся мост, она судорожно вздела руку вверх и указала мне за спину.
        Я обернулся и увидел, как из прохода посыпались степные гоблины, во главе со своими шаманами.
        Вот чёрт, наша уловка не помогла, и теперь погоня висела на наших плечах. Нужно было незамедлительно переправляться на другую сторону реки. Хорошо, что она служила хорошей преградой для гоблинов.
        Я бросился бежать через мост, не обращая внимания на его угрожающее раскачивание.
        Когда мы с Алисой оказались на другой стороне реки первые гоблины уже вступили на первый пролёт моста.
        - Бежим! - крикнул нам Орин и указал на проход, пробитый в каменной стене пещеры.
        - Мы не успеем убежать, они нас нагонят! Уходите вы все, я задержу гоблинов! - крикнул я своей команде и повернулся к мосту.
        Но тут же заметил боковым зрением, как рядом со мной встал Орин, с другой стороны Хелик, Хельга и все остальные.
        - Ну что ж, мы принимаем бой.
        - А давайте их не выпустим с моста? - робко предложила Алиса.
        - А давайте…. - поддержали её остальные.
        Гоблины к этому времени добрались уже до середины моста. Мы уже ясно видели скалящиеся в жутких гримасах физиономии оливковых разбойников.
        Орин подскочив к мосту, с ходу опустил на его верёвочное крепление свою секиру. Дори начал лупить молотом по деревянному столбу, к которому был привязан другой канат.
        Мост заходил ходуном. Гоблины встревоженно загалдели, но продолжали идти к нам. Что ж они сами выбрали свою судьбу.
        Я высек кресалом искры над верёвочными креплениями моста, и огоньки весело запрыгали вперед по верёвке, попутно охватывая сухие доски и вздымаясь пламенем всё выше и выше. И вот уже почти четверть пролета моста оказалось охвачено ревущим огнём.
        Гоблины в ужасе бросились бежать обратно, раскачивая и без того качающийся мост. То и дело с него срывался то один, то другой гоблин и летел вниз, прямо в ледяной бурлящий поток.
        Но всем спастись не удалось. Веревка, служившая опорой для моста, наконец, перегорела и лопнула. Наш край моста рухнул вниз, качнувшись вперёд огромным маятником.
        От удара о скалу уцелевшие гоблины посыпались вниз как горох. Вся верхушка погони, вместе с шаманами оказалась закрученной бурлящим потоком, засасываемая под воду и уносимая вниз по подземному руслу.
        Оставшиеся без руководства гоблины растерянно забегали на другом берегу реки, не предпринимая больше попыток пересечь опасное место.
        А мы сами себе отрезали дорогу обратно.
        - Что ж, друзья. Всё обошлось, но нам надо идти дальше. Видимо сама судьба толкает нас вперёд.
        - Идём, - поддержала меня Хельга, и мы вошли в чернеющий проход.
        Дальше идти быстро не имело смысла - погоня, наткнувшись на неодолимое препятствие, наверняка повернула обратно.
        В проходе стало заметно светлее. Свет давали летающие насекомые, вьющиеся под самым потолком туннеля. Дори вознамерился поймать одного из них, но после нескольких бесплодных попыток бросил это занятие. Больше повезло Алисе и Хельге. Хельга поймала мотылька уже после третьей попытки, а Алиса, та просто приказала мотыльку сесть ей на ладонь. Оказалось, что у мотыльков светилось жёлтым светом нижняя часть брюшка.
        Выяснив это, мы уже с уверенностью отправились дальше. Повинуясь воле Алисы, над нами вилось целое облако мотыльков.
        Пол под нашими ногами, наконец, перестал понижаться, но внезапно мы оказались перед ещё одной дилеммой - проход по которому мы шли внезапно закончился двумя туннелями. Здесь каменный пол превратился в грунтовый.
        Ну вот, и по какому проходу нам идти дальше?
        Гномы высказались за левый проход, их поддержал Хелик. Хельга и Алиса выбрали правый, ну а я…., я предложил рассуждать логически.
        - Мы не знаем, куда нам идти. Хорошо, если ненужный нам коридор закончится, не успев начаться. А что если он протянулся на несколько миль?
        - Тогда мы вернёмся назад и пойдём по верному коридору, - отозвался Дори.
        Я подошел к левому проходу и внимательно осмотрел его. Стены прохода, на ощупь были влажными, грунт под ногами плотный, светлячков здесь было на порядок меньше чем там, где стояли мои друзья. Откуда-то из глубины коридора на меня повеяло влажным воздухом.
        С правым туннелем всё было иначе. Стены коридора были сухими. В месте, куда ступала нога, с пола поднималось облачко пыли. А светляков тут был целый рой.
        - Друзья, левый коридор ведёт куда-то вниз, правый, наоборот, поднимается и скорее всего, ведёт на поверхность.
        - О! Как раз нам туда и нужно, - обрадовался Дори.
        Все засобирались и направились к правому выходу, но что-то удерживало меня от того, чтобы поступить также. Наоборот, меня мучало чувство, что я, если пойду туда, сделаю что-то непоправимое, что мне нужно обязательно зайти в левый коридор.
        - Подождите минутку, я кое-что проверю.
        - Ну что там ещё? - недовольно спросил Орин. Мыслями он уже был на полпути к поверхности.
        Я направился к левому выходу. Зайдя в проход на несколько шагов, я остановился и прислушался.
        Сначала я не мог услышать ни звука, но вот мой слух, привыкнув к этой тишине, уловил слабые всхлипывания и стоны, доносившиеся откуда-то из глубины прохода.
        Плакала женщина.
        Я вернулся назад, к своим друзьям.
        - Ну что там? - спросила меня Хельга.
        - Там кто-то есть, и этот кто-то плачет, и это явно женщина.
        - Давайте посмотрим, - предложил Хелик, - какая разница, когда мы выберемся на поверхность - сейчас, или часом позже?
        Орин поправил секиру на плече и сказал: «Не знаю как вы, но я не могу, когда плачут женщины и дети», - и зашагал в левый проход.
        Мы все дружно направились за ним.
        Спуск вниз продолжался не слишком долго, и все были этому только рады - поверхность пола под ногами была такой влажной, что ноги так и норовили уехать куда-то в сторону от нашего основного маршрута.
        Спустившись вниз, мы оказались внутри длинного коридора. Голос женщины став явственней, доносился из его дальнего конца. Но определить, кто плачет было нельзя, из-за изобилия поворотов. Странно, сейчас, когда голос женщины был громче, мне показалось, что я слышу в нём знакомые интонации. Но кто была эта женщина, я не мог определить.
        Мы уже прошли с половину пути, когда я услышал встречные шаги нескольких человек и увидел на стенах дрожащий отблеск света их факелов.
        - Быстро, прячемся! - шепнул я остальным, и мы, прижавшись к стене, затаились в тени за одним из каменных выступов.
        Шаги приближалось, и тени неизвестных становились всё чётче.
        Всего мимо нас прошло пятеро. Одного из них его спутники назвали Магистром ордена. Масоны, что ли они?
        Из нашего убежища я мог видеть только спины проходивших мимо нас людей.
        Это оказались давешние наши знакомые - чёрные плащи, напавшие на нас во время нашего отдыха после прибытия в этот мир.
        Орин толкнул меня в спину - мол, иди, знакомься, ты же хотел иметь их в союзниках. Вот он шанс. Но я, почему то не спешил.
        Стоны женщины вдруг перешли в истошный крик.
        До моего слуха донеслось, как один из плащей сказал другому перед тем, как скрыться за поворотом: «Смотри, как демоны выходят из неё. Надеюсь она покается в служении Чёрной госпоже до того как подвергнется испытанием огнём. Другие не выдерживают его».
        «Да, - отозвался другой, - мы должны подготовить её для жертвоприношения нашей светлой богине на камне Скорби в Лабиринте…»
        Едва шаги стихли, мы выбрались из нашего укрытия.
        - Они что, пытают эту несчастную? - спросила у меня Алиса.
        - Нам нужно поторопиться, чтобы застать её живой. Иначе всё будет напрасно.
        Уже не таясь, мы перешли на бег и через несколько десятков шагов буквально ворвались в помещение, служившее кому-то подземной тюрьмой.
        Да это, по сути, и была подземная тюрьма, тюрьма из которой выхода не было. По обе стороны коридора располагались камеры с железными дверями со встроенными окошками. Одни камеры были пусты, а в других мы увидели ещё живых измождённых пленников со следами пыток на теле.
        Внезапно тишину прорезал очередной крик несчастной. Он доносился из-за приоткрытых дверей в конце коридора. Свет, лившийся из помещения в тёмный коридор, служил нам отличным ориентиром.
        Мы, я думаю, не бегали так никогда, даже когда удирали от гоблинов.
        Распахнув настежь дверь, мы ворвались в помещение, служившее в этой тюрьме пыточной. Повсюду висели цепи, стояли механизмы для пыток, горел разожжённый горн с лежащими в тигеле инструментами.
        В помещении находились два человека в чёрных плащах, с накинутыми на головы капюшонами и ещё один человек в красной одежде, склонившийся с раскалёнными щипцами над телом несчастной девушки. Своей широкой спиной он заслонял её от нас.
        Видя то, что пыточная заполнилась вооружёнными людьми и гномами, чёрные плащи обнажили мечи и бросились к нам навстречу.
        Зазвенела сталь. Дори, Орин, Хельга и Хелик вступили в бой. Пользуясь численным преимуществом, они стали загонять плащей в угол, лишая их оперативного простора.
        Палач бросил свою работу и с раскалёнными щипцами бросился на помощь своим подельникам, но на его пути встала хрупкая Алиса.
        Не в силах бороться с ментальным приказом хозяйки пряничного домика, здоровенный мужик в красной полумаске, с взглядом наполненным ужаса, сопротивляясь всем свои нутром неотвратимому, медленно поднёс к своему рту раскалённые щипцы и, открыв рот, начал засовывать их туда себе.
        Раздалось шипение, и сладкий запах жжёного мяса поплыл по залу. С глухим воем палач рухнул на пол и, засовывая щипцы ещё глубже, задергался и через несколько секунд затих.
        Едва начавшийся бой, при виде этой картины, замер сам собой. Держа в руках обнажённое оружие, обе стороны с ужасом наблюдали эту картину.
        Я подошел к месту схватки и спросил: «Вы тоже хотите такой участи?»
        Чёрные плащи отрицательно покрутили головами из стороны в сторону.
        - Бросайте ваше оружие, и мы пощадим вас.
        Посмотрев друг на друга, они оба бросили свои клинки к нашим ногам.
        Я повернулся к несчастной жертве бесчеловечной пытки, и моё сердце остановилось - на пыточном станке лежала без сознания Мерси. У меня ни на секунду не было сомнения, что это не она. Белокурые пряди волос мальчишеской причёски, перепачканные в крови, лежали на таком знакомом и любимом худеньком лице бывшего менестреля.
        - Мерси! - крикнул я, бросаясь к девушке. - Мерси, не умирай!
        - Риттер? - едва разлепив спекшиеся от крови веки, шёпотом спросила девушка. - Неужели это ты…, или я умерла и мне это только кажется?
        - Я, милая, я это… - ответил я, лихорадочно освобождая девушку от зажимов, - сейчас мы тебя вылечим, сейчас поставим тебя на ноги.
        Не поддерживаемое уже запорами, тело девушки начало сползать на пол, но я вовремя его подхватил и уложил на скамейку. Рядом со мной оказались обе девушки, Алиса и Хельга.
        - Отойди пока, мы займёмся ею, - с состраданием глядя на истерзанное тело Мерси, сказала мне Хельга. - Поговори лучше с ними.
        Она кивнула на стоявших в углу угрюмых чёрных плащей.
        Я кивнул девушке-убийце и, ещё раз посмотрев на покрытое кровавыми подтёками лицо девушки, направился к чёрным плащам.
        В моём пылающем взгляде было, наверное, столько жестокости и жажды мести, что плащи при моём приближении содрогнулись.
        - Говорите, и помните, что пока вы говорите - вы живы. Откуда у вас эта девушка?
        Старший из наших противников судорожно сглотнул, вытер пот со лба и сказал: «Её обнаружил наш патруль у Ведьмовского камня, когда она выходила из него. Обычно из Ведьмовского камня выходит разная нечисть вроде живых мертвецов, скелетов, бывали даже вампиры. Её схватили и прямиком доставили в замок ордена на беседу к Верховному магистру. Таков порядок. Тот имел с ней беседу, после чего приказал отвести её сюда, сказав, что девушку захватила Тьма и что её душа может быть спасена через испытания и жертвоприношение на камне богини Света».
        - Проклятые фанатики, вы слепо верите, вашим боссам, и даже ни на миг не задумываетесь о том, что они могут быть не правы? - взъярился я.
        Чёрный плащ опустил голову.
        - Эта девушка виновна лишь в том, что прошла через этот проклятый портал! Но я не встречал ни в одном из миров человека с более светлой душой, чем она!
        - Вы готовы это засвидетельствовать своей клятвой? - подал голос второй плащ.
        - Разумеется, готов!
        Плащ шагнул ко мне и снял с головы капюшон. Под ним оказалась молодая девушка с ясными, голубыми, как летнее небо глазами и волосами цвета солнечных лучей. От неё так и шла волна могущественной божественной сущности. Мне вдруг захотелось преклонить перед ней колени. Такое же чувство испытывали все в этом помещении.
        - Я, богиня Света, Луцина, готова принять твою клятву чужеземец. И помни, если ты солжёшь хоть в одном слове, твоя клятва покарает тебя.
        Я воздел Ледяную иглу и торжественно произнёс: «Я, принц-консорт Риттер, Хранитель Светлолесья, супруг богини Природы и Весны Амэи, клянусь своей жизнью, в том, что в этой девушке нет, и никогда не было ни капли тьмы и подлых умыслов».
        - Твоя клятва принята и оценена. В твоих словах нет лжи. Эта девушка на самом деле не виновна.
        Богиня Света направилась к лежавшей в беспамятстве Мерси, и никто даже не подумал её задержать. Я направился следом за ней.
        Девушка была очень слаба. Можно было удивляться тому, что жизнь ещё не покинула это бренное истерзанное тело.
        Подойдя к девушке, Луцина положила руки ей на плечи, и из-под её ладоней полился солнечный свет. Страшные ссадины и кровоподтёки стали исчезать прямо на глазах, землистый цвет лица пропал и кожа приобрела нежно-розоватый оттенок, еле слышное дыхание стало ровным и через минуту Мерси открыла глаза.
        - Риттер! - воскликнула она, бросаясь мне на шею. - Мне не показалось, это был ты, мой ангел.
        - Слава богу, с тобой всё в порядке дорогая, теперь с тобой всё будет хорошо.
        Я помог ей подняться.
        Луцина подозвала к себе чёрного плаща и отдала ему какие-то указания. Тот низко поклонился богине и удалился с её поручением. Никто не препятствовал ему. Вряд ли Луцина, только что вернувшая к жизни мою подругу, могла злоумышлять против нас.
        - Как ты оказалась здесь? Мы ведь расстались с тобой в пещере троллей, после того как я тебя освободил из плена? Я же просил тебя идти в Светлолесье и ждать меня там.
        - Да, говорил. Но, я не смогла быть без тебя и минуту времени. Когда ты убежал вглубь пещеры, я последовала за тобой, но потеряла из виду. Но когда я увидела вот этих гномов, мчавшихся куда-то, в нужном мне направлении, я подумала, может быть, они бегут вслед за тобой? Я помчалась за ними. Так я оказалась перед Чёрным замком. В тронном зале я обнаружила активный портал и ни единой души. Значит и ты, и гномы прошли через него. Поколебавшись немного, я шагнула в портал, который перенёс меня на морской берег. Я стояла растерянная, но цепочка следов, ведущих к прибрежному лесу, указала мне направление, я пошла по ним, но внезапно на меня налетел отряд всадников, которые окружили меня. Мне набросили на голову мешок и привезли сюда. И тут начался кошмар. Сначала меня допрашивал высокий седой мужчина с жёсткими глазами, а после, по его приказу меня привели сюда. С тех пор как меня стали пытать я потеряла счёт времени.
        Девушка взглянула на меня глазами полными боли и слёз, и сердце моё вскипело от возмущения.
        Глаза мои затуманились от гнева: «Дорогая, он поплатится за всё. За каждую слезинку, пролитую тобой, он поплатится каплей своей крови. Он получит сполна!»
        - Риттер, - тут подала голос богиня Света, - я понимаю твоё негодование и чувство мести. Но чем ты будешь лучше Магистра, если прольёшь его кровь?
        - Да, милый, прости его. Я уже простила его.
        - Ты святая, милая - сказал я Мерси. - У тебя такое доброе сердце.
        - Ты прав, Риттер, - подтвердила Луцина, - и поэтому при лечении я наделила Мерси частью своих сил. Теперь она может исцелять людей и других существ одним своим прикосновением.
        Мерси с сомнением посмотрела на свои руки и вдруг ойкнула, заметив, как её ладони начали светиться.
        - Спасибо, великая богиня.
        Луцина посмотрела на меня и, уловив в выражении моего лица какую-то неудовлетворенность, подошла ко мне и, взяв за руку, сказала: «Не волнуйся. Магистр, превысивший свою власть, будет наказан и направлен в ссылку в самую отдалённую обитель. Творить зло, прикрываясь моим именем, я никому не позволю».
        Я только кивнул головой.
        - В тебе не должна остаться обида на него. Обида ведёт к ожесточению сердца. Ожесточение - к равнодушию, а равнодушие - к безразличию. И это открывает дорогу соблазнам тьмы. Ведь так легко дать тебе возможность отомстить, дать тебе возможность как увидеть как прольётся кровь твоего врага. И когда ты её прольёшь, ты, теперешний исчезнешь. Ты сам станешь приспешником Нааны. Но сейчас мы это исправим. Позволь…
        Луцина взяв в свои ладони моё лицо, посмотрела мне в глаза и вдруг на пару мгновений прильнула в поцелуе к моим губам. Я вдруг почувствовал как злоба и желание отомстить виновному в муках Мерси Магистру отступили, а затем полностью исчезли из моего сердца.
        Я низко поклонился и сказал богине Света после этого поцелуя, или лучше сказать излечения моей души: «Вкусно, твои губы на вкус слаще земляники».
        Луцина на мои слова только рассмеялась. Но одновременно, вместе с поцелуем, я почувствовал, как во мне зародились какие-то новые ощущения. Я почувствовал как мою душу омыла огромная светлая сила и это ощущение было незабываемым. Я буду не я, если Луцина воспользовалась поцелуем, чтобы передать и мне часть своей силы.
        - Спасибо, - поклонившись, я поблагодарил её, заметив, с какой обеспокоенностью смотрят на это мои девушки. Только Мерси улыбнулась такому проявлению божественной воли.
        - Я вижу в тебе Риттер добро. Испытания судьбой закалили тебя и не дали твоему сердцу ожесточиться. Я знаю, что тебе в недалёком будущем предстоит тяжёлый бой с силами Тьмы, заполонившей этот мир. Для этого я и дала тебе моё благословение. Я прошу тебя стать моим аватаром.
        Я стоял в растерянности. Сначала Амэя, теперь Луцина. Но раз надо, значит надо. Одной проблемой больше, да и только.
        Я поклонился Луцине и принёс ей клятву верности.
        Моё посвящение в аватары богини Света произвёло на девушек большое впечатление, и они успокоились.
        Тут вернулся посланный богиней чёрный плащ с походным костюмом для Мерси - её прежняя одежда пришла в совершенную негодность. Походный костюм оказался стандартным для чёрных плащей: прочные, добротные куртка и штаны, тонкая белоснежная рубаха с кружевным воротником, сапоги до колен, широкий пояс с металлической пряжкой и широкополая шляпа с пером. Довершал образ гвардейца кардинала узкий полуторный меч.
        Девушка, не стесняясь своей наготы, облачилась в одежду. Костюм оказался её размера и сидел на ней как влитой.
        «Я провожу вас наверх. Те силы, что я дала тебе, Риттер, пригодятся в твоей борьбе с Нааной. - сказала Луцина, и вдруг, заметив измученные лица гномов, добавила: - Но думаю, что пара корзинок с провизией вам не помешают, а для всей честной компании вам положат несколько кувшинов с тёмным пивом дворфов».
        Радости Орина и Дори не было предела.
        Глава 14 Монастырь
        Так и получилось, что в нашем отряде появился еще один член.
        Гнев богини на произвол, творимый от её имени и по приказу главы ордена, был страшен.
        Разговор между ней и главой ордена происходил в апартаментах Магистра. В результате, из окон апартаментов, а также близлежащих помещений вылетели все стёкла.
        После разговора с разгневанной богиней перепуганный Магистр спешно покинул монастырь.
        Но, к слову сказать, не всё было у нас так плохо. Всё же своей цели мы достигли и находились уже в Ледяных горах.
        Вслед за исчезнувшим Магистром из его покоев вышла Луцина, которая даже в гневе была прекрасна.
        В такт её стремительных движений роскошная белоснежная туника распахивалась, показывая точёную фигуру богини с длинными совершенными ногами. Очаровательный лоб небожительницы хмурился, а в глазах продолжали сверкать молнии.
        Я только молча поклонился ей, когда она проходила мимо.
        Оказался я здесь, в общем-то, случайно. Покинув подземную тюрьму, мы все вместе поднялись наверх по второму коридору, который привёл нас в сам монастырь - оплот Света в этих диких землях.
        В монастыре мы решили временно задержаться на сутки-другие, с тем, чтобы Мерси могла поправиться и лучше подготовиться к переходу в горах в зимних условиях.
        Орин и Дори тотчас отправились на кухню заниматься подготовкой провизии и горячительных напитков для похода. Хелик и Хельга обосновались в оружейной комнате, подбирая оружие для команды. Мерси поместили в лазарет монастыря, где она проходила реабилитацию под наблюдением Алисы. Только один я остался без дела.
        В результате, меня забрала с собой богиня Света на разговор с Магистром ордена.
        Гневающаяся небожительница быстро поднялась по центральной лестнице монастыря. Мне приходилось, чтобы не отстать, вприпрыжку бежать за ней, перепрыгивая на ходу сразу по несколько ступеней.
        Встреченные нами на лестнице и коридорах чёрные плащи и прочие члены ордена почтительно замирали в поклоне при виде своей богини.
        Покои Магистра ордена располагались на верхнем этаже монастыря. Луцина прошла по длинному коридору, вошла в приёмную и, не обращая ни на кого внимания, сразу направилась в рабочий кабинет Магистра.
        Из-за стола вскочил вертлявый секретарь и сделал попытку предупредить своего хозяина о нашем прибытии.
        Луцина сделала раздражённый жест рукой, и секретарь замер на месте. Только бегающие его глаза свидетельствовали о том, что он живой и здоровый.
        Мы с богиней вошли в кабинет тот самый момент, когда Магистр исповедовал на рабочем столе одну из своих послушниц.
        Застав его в недвусмысленном положении, возле девушки со спущенными штанами, Луцина обвинила его в том, что пользуясь её доверием, тот превратил монастырь в разбойничий вертеп и публичный дом, и выгнала из кабинета монашку.
        Посеревший от страха Магистр попытался оправдаться перед богиней тем, что всё, что он делал в монастыре, он делал во благо самой богини Света и для победы над приспешниками Тьмы, чем привёл Луцину в бешенство.
        Она так стукнула своим изящным кулачком по столу из красного дерева, что тот на моих глазах просто развалился пополам. От удара все витражи вылетели из оконных рам прямо во двор монастыря.
        - Только потому, что ты был моим верным последователем и моим гласом в поглощённых Тьмой землях, я пощажу тебя сейчас - почти прорычав в лицо Магистру, сказала богиня Света. - Посмотри в кого ты превратился, получив всю полноту власти? Ты обленился, стал сластолюбцем и палачом! Мирная жизнь пошла тебе явно не на пользу. И посему, ты сейчас же покинешь обитель ордена и один отправишься в Бесовскую пустошь, в помощь настоятелю тамошнего монастыря и считай, что ты ещё легко отделался.
        Побледневший Магистр, судорожно сглотнул и, подтянув сползающие штаны, выбежал из кабинета, а следом за ним вышел и я.
        Мне хоть и хотелось пришпилить его мечом к деревянным шпалерам коридора, но данное мною обещание Луцине и Мерси сдерживало меня.
        Сам Магистр, наверное, почувствовал мои мысли, потому что бежал по коридору, оглядываясь в мою сторону через каждый десяток шагов.
        Я проводил его до начала лестницы и бесстрастно смотрел за тем, как он сбегает вниз по ступеням.
        Внизу к Магистру подбежали несколько служителей монастыря, но он только раздражённо отмахнулся и выскочил во входную дверь. Больше его в монастыре никто не видел.
        Не успел Магистр покинуть монастырь, как из его кабинета стремительно вышла Луцина и, проходя мимо меня, сделала мне жест следовать за ней.
        Я молча направился вслед за гневающейся богиней.
        С ней мы спустились на первый этаж, и зашли в узкий коридор, начинающийся прямо под главной лестницей.
        Пока мы шли по коридору, я заметил, что воздух здесь был намного жарче чем в других помещениях монастыря.
        Как будто почувствовав мои мысли, Луцина не оборачиваясь ко мне сказала: «Мне нужно успокоиться, иначе я разнесу тут всё кругом, не оставив камня на камне».
        Свернув в ещё один коридор, мы прошли по нему всего пару десятков шагов и оказались в большом помещении, отделанным розовым мрамором. Это оказалась монастырская купальня.
        Ни слова, ни говоря, Луцина сбросила с себя тунику и, оставшись в чём её мать родила, стремительно стала раздевать меня. От изумления я не смог ничего сказать ей и опомнился только через несколько секунд, когда мы вместе оказались в небольшом бассейне, наполненном горячей водой.
        Всё это произошло так быстро и с таким напором, что я не смог бы сопротивляться, даже если бы этого захотел. Опомнился я тогда, когда Луцина опустилась передо мной на колени и стала ласкать язычком моего друга.
        - Что мы с тобой делаем? - спросил я Луцину и внезапно задохнулся от нахлынувшего на меня наслаждения.
        - Ты помогаешь мне спустить пар, - оторвавшись на мгновение от своего занятия, объяснила богиня Света.
        - Что ж, такая терапия мне нравится, только…
        - Только, - она прервала меня, - никто не узнает об этом, если ты этого не пожелаешь.
        - Договорились, - сказал я и, положив руки на её стройные бёдра, притянул Луцину ближе к себе.
        Бурлящая вода в купальне хорошо скрывала нас от посторонних глаз. Через завесу пара не было видно, чем мы занимались с богиней Света.
        После оздоровительного сеанса мы просто лежали в купальне и наслаждались покоем и друг другом.
        От секса и горячей воды лицо Луцины разгладилось и сделалось умиротворённым.
        - Спасибо Риттер, - сказала она, водя пальчиком по моей груди, - это то, что мне было нужно. Тебе хорошо было со мной?
        - Мне было просто божественно - я взял её за подбородок и нежно поцеловал богиню в губы.
        - Оставайся со мной, я сделаю тебя Магистром ордена, а когда мы победим Тьму, твоя власть в этом мире будет поистине безгранична.
        - Спасибо, Луцина, - я взял руку богини в свою и поцеловал ладошку, - для меня это великая честь, но у меня есть обязательства в другом месте. Я не могу разорвать их.
        - Понимаю, все мы не вольны в чём-то. Даже мы, боги.
        - Поэтому, не будем терять время, - я посадил Луцину к себе на колени, - и давай займёмся более приятным, чем разговорами.
        - Давай, - улыбнулась богиня мне своими голубыми глазами и раздвинула по шире ножки….
        В общей сложности мы с Луциной отсутствовали около пяти часов, и когда я покинул купальню, системные часы показывали время ужина.
        Попрощавшись с нами, Луцина покинула нашу группу, сказав, что получила от нас всё что хотела, и что её ждут другие неотложные дела.
        Сказав это, богиня исчезла во вспышке света, и от неё остался только запах ландышей.
        После ужина я сходил проведать Мерси.
        Девушка выглядела намного лучше, чем когда была в тюрьме. Глаза её вновь заблестели, и в них я вновь увидел любовь ко мне.
        - Привет милая, ты выглядишь уже совсем здоровой.
        - Спасибо, Риттер. Когда мы выходим?
        - Ты уверена, что сможешь выдержать переход? Это же всё-таки Ледяные горы, там будут и плохая погода, и возможно снежные монстры.
        - Не переживай, - девушка взяла меня за руку, - я всё выдержу, потому что очень хочу вернуться в Сильварию.
        - Хорошо, малыш, - я поцеловал её в губы, и она обвила мою шею руками, не отпуская меня. - Мы выходим завтра с утра, а теперь набирайся сил. Тебя хорошо кормят?
        - Кормят так, как меня даже дома не кормили. На кухне есть повариха, тётушка Рози, она взяла надо мной шефство и кладёт в тарелку мне самые лучшие кусочки.
        - Нууу, смотри не потолстей, а то разлюблю, - рассмеялся я, поднимаясь с её постели.
        - Ах ты! - воскликнула Мерси, хватаясь за подушку, сейчас я тебе покажу, как я потолстею….
        Я не стал давать ей возможность развить её мысль дальше и выскочил в коридор.
        В коридоре я столкнулся с Алисой, которая направлялась к своей подопечной со стопкой чистого белья.
        От разговора с ней я отвертеться не успел, и в результате мы взахлёб целовались возле палаты Мерси. Хорошо, что она этого не видела. Расстегнув почти до пупка платьишко хозяйки пряничного домика, я нежно сжимал и гладил обворожительную девичью грудь.
        А потом девушка повернулась ко мне задом, подставляя под ласки свою упругую попку. Соблазнительница. И я не устоял. После непродолжительной прелюдии я вошел в неё сзади. Хорошо, что дверь в палату была плотно прикрыта и туда не доносились из коридора посторонние звуки….
        Сумасшедшая девушка, в сексе просто не знающая границ….
        Довольные друг другом мы разошлись с Алисой. Я направился в монастырскую кухню, а она, подхватив разлетевшееся во время нашего соития бельё, зашла в палату к Мерси.
        Своих гномов, Орина и Дори я застал при попытке засунуть большой копчёный окорок в не очень большой походный мешок. Учитывая, что таких мешков возле гномов было несколько, готовиться к предстоящему походу они решили основательно.
        Пожелав удачи в их благородном деле, я отправился дальше по коридору. Меня интересовала оружейная комната, в которой я надеялся найти Хелика и Хельгу.
        Наших дорогих бретёров я нашел по звону металла доносившегося из комнаты в конце коридора.
        Рядом с грудой оружия, посреди комнаты, скакали Хелик и Хельга опробывая в тренировочном бое отобранное оружие.
        Пока я наблюдал за схваткой, я отметил про себя, что Хельга была невероятно хороша. Её полурасстёгнутая на груди батистовая рубашка показывала мне два чрезвычайно симпатичных полушария.
        Хелик был уже вымотан боем, но его сестра если и устала, то не показывала этого. Определённо она настоящая боевая машина.
        Наконец, устав окончательно, Хелик поднял руки в сдающемся жесте.
        Хельга победно посмотрела на него, а потом на меня.
        Но что-то в моём выражении лица ей не очень понравилось. Хельга уже с вызовом посмотрела на меня и сказала:
        - Хелик готов, может быть ты, Риттер, сможешь заменить его и скрестишь со мной меч?
        «Ну что ж, неплохая возможность размять мои кости» - подумал я.
        - А что, можно и размяться, - принял я вызов девушки-бретёрши, вытаскивая из-за спины Ледяную иглу.
        - Нет-нет, - запротестовала она, - оружие возьми из той кучи.
        Я подошёл к сваленному в одно место холодному оружию и стал делать свой выбор. Так, тут есть мечи, топоры, копья и даже серпы, молоты и некоторые виды стрелкового оружия. Но в основном это было самое обыденно е оружие, а мне захотелось экзотики. И я выбрал из всей кучи пару боевых серпов - аракхов.
        В юности я довольно хорошо управлялся с нунчаками, вот и подумал, что и с серпами я справлюсь.
        Хельга внимательно смотрела как я выбирал оружие.
        «Что милая? Очко жим-жим? Давай, потанцуем» - подумал я, делая пробную вертушку серпами.
        Хельга взяла пару стилетов и встала против меня.
        Зная, какой она классный боец я не рассчитывал долго продержаться против неё. Но первое время она не решала приближаться, видя проносящиеся мимо её лица гудящие аракхи.
        Хелик не захотел оставаться посмотреть на наш спарринг и ушёл к себе.
        Наконец, после недолгих колебаний, Хельга решилась, и наши клинки скрестились. Несмотря на всю мою развитую ловкость в 153 единицы, я не долго противостоял девушке выбравшую своей специализацией класс ассасина.
        Уже через несколько минут после начала боя она загнала меня в угол оружейной, за большой сундук, стоящий посреди комнаты. Отступая назад, я зацепился за лежащую на полу шкуру горного белого медведя, не смог удержаться, и рухнул спиной на пол. Хорошо, что моё падение смягчила длинношерстная шкура.
        Внезапно, воспользовавшись ситуацией, Хельга прыгнула вперёд и, оказавшись на моей груди, прижала лезвие кинжала к моей шее.
        - Что? Сдаёшься? - прошипела она мне в лицо.
        - Ага, как же…. - ответил я и, бросив на пол серпы, запустил руки под рубашку девушки.
        - Что?!! - возмутилась девушка. - Так не честно! Нет! О, да…. Не останавливайся, прошу….
        Я отбросил подальше её стилеты и помог снять с неё нижнюю рубашку.
        Девушка склонилась надо мной и её груди с задорно торчащими сосками оказались прямо перед моим лицом.
        Я не стал терять времени и поймав губами её сосок, стал нежно посасывать его.
        Хельга глухо застонала и прижалась к моему лицу своей грудью.
        В таком положении мы оказались с ней всего на несколько секунд. Потом девушка привстала, расстегнула на себе штаны и снова уселась мне на грудь.
        Я тоже зря времени не терял и за этот промежуток тоже успел освободиться от одежды.
        Вспомнив Камасутру, я понял, что мы с Хельгой оказались в положении 69. Набухшая киска девушки оказалась прямо перед моими губами, и я стал нежно, но в то же время настойчиво облизывать её. Хельга глухо застонала, и, прижавшись промежностью к моему лицу, стала энергично тереть ею о мои губы. Ей было так хорошо, что после этого она стала увлечённо сосать мой член. Теперь пришла и мой черёд охнуть от нахлынувшего обострённого чувства блаженства.
        Так продолжалось до тех пор, пока я не возжелал войти в Хельгу. Девушка решила пока не давать мне инициативы, а снова поменяв положение, опустилась киской на моего друга. По мере того, как мой член всё глубже и глубже погружался в лоно девушки, она стонала всё сильнее и сильнее, а затем, совсем потеряв голову, усиленно заработала своим тазом.
        Расширенные зрачки глаз, выбившиеся из прически локоны волос, прерывающееся на каждом вдохе дыхание свидетельствовали о том, что Хельга находится на грани.
        Наконец она с силой прижалась к моему паху и в безумном темпе довела себя до экстаза.
        Видит бог, я тоже её хотел. Поставив её на колени, и полюбовавшись её задом, я вошёл в неё сзади. Хельга только охнула. Не давая ей до конца опомниться, я входил в неё снова и снова.
        - Я хочу ещё…. - сказала мне вдруг девушка, повернув ко мне голову, - По-другому. Ну ты понял?
        Я её понял.
        Смочив пальцы слюной, я ввел их в узкий анальный проход и стоны её стали более сильными и страстными.
        - Да! Да! Войди в меня так! - закричала она, сама нанизывая свой зад на мои пальцы.
        Что ж, её желание совпадало с моим желанием. К тому же, я был уже не против кончить.
        Преодолевая сопротивление её сжимающегося ануса, я ввёл ей в задний проход головку своего члена.
        - А-а-а-а!!! - застонала от сладкой боли Хельга. - Да, не останавливайся, пожалуйста!
        Я сжал бёдра девушки ладонями и стал входить в неё всё глубже и глубже, снова и снова. Тело Хельги сотрясалось от наступающих волн оргазма, накрывающих её полностью, а вместе с ней и меня….
        После нашего жгучего секса мы долго лежали на шкуре горного медведя, держа друг друга в объятиях и не думая ни о чём.
        Хельга вдруг повернулась на живот и, глядя мне прямо в глаза, сказала:
        - Ты победил. Я сдаюсь на твою милость, мой повелитель.
        Я взъерошил волосы на её голове, и нежно поцеловав в носик, ответил: «Я принимаю твою сдачу о мой прекрасный ассасин. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной».
        - Я и буду всегда рядом с тобой, Риттер.
        Мы ещё немного полежали так и потом разошлись каждый по своим кельям. Утром нужно было вставать рано.
        Лёжа на постели, в ночной тишине, я вспоминал прожитую мною здесь жизнь. Как мой один единственный мой поступок в корне изменил всю мою судьбу. Если бы я не спас бобрёнка по имени Райен, я бы не познакомился с кланом «Бобры Темнолесья».
        Всё остальное, после этого, было лишь стечением обстоятельств. Лишь благодаря тому, что на старте игры все игроки оказались в равных условиях, обошлось без денежных вливаний. Но лишь благодаря моему характеру, заставляющему меня не быть равнодушным к чужим судьбам, судьба забросила меня сюда. А ведь сначала я пришел в мир «Всё возможно» с мыслями поселиться где-нибудь подальше в лесу и весело провести время, собирая орехи да постреливая в ненавистных мне зайцев. Не получилось. Быть может, кому-то со стороны покажется, что всё досталось мне даром, и титул, и слава, и красавица жена-богиня. Но этот кто-то никак не поймёт, что наряду с плюшками, я взвалил на себя неподъёмную ношу ответственности за судьбу тех же самых бобров и эльфов, людей и гномов, и тащу её на своих плечах через всю игру. Но самая главная цель в моей жизни это увидеться, наконец, со своей женой, обнять её и сказать, как сильно я её люблю и как я по ней скучал.
        Кто-то, наверное, обвинит меня в непостоянстве с девушками, что у меня их много, но ведь все мы взрослые люди, и как говорила моя бабушка: «Баба не захочет, мужик не вскочит». Возможно, в этом виновата моя харизма, а возможно и та серёжка на +10 к дипломатии. Хотя, что я себя обманываю, серёжка тут совсем не причём. Быть может она и помогала по началу, но с ростом всех моих характеристик, её +10 к дипломатии на фоне роста основных характеристик, стало совсем незаметно для того, чтобы оказывать влияние на женщин, тем более что среди них попадались и богини. Значит, я сам оказывал на женщин такое влияние.
        Я почувствовал, как вырос в своих глазах.
        Для успокоения я снова нажал на кнопку «Выход» и, не дождавшись отклика, закрыл глаза и заснул спокойным сном.
        Наступило утро.
        В монастыре раньше всех вставала прислуга.
        Нас разбудили к шести утра, но завтрак, которым встретили нас в столовой, был вкусным и горячим.
        Когда я вошёл в столовую, за столом уже сидели Орин и Дори и дружно работали в своих тарелках ложками.
        Получив от поварихи свою порцию каши, я присел к гномам и уже в три ложки мы застучали по тарелкам.
        За мной, сонный как сомнамбула, в зал вошёл Хелик, на ходу досыпая свой незаконченный сон. Но вскоре запах еды привёл его в чувство, а бурчание в животе подстегнуло получить свою порцию у поваров.
        Последними из нас в столовую вошли под руки Алиса, Мерси и Хельга. Девушки, в отличие от нас, мужчин, были бодры и веселы. Причём Алиса и Хельга время от времени бросали на меня многозначительные взгляды, закатывая свои томные глаза.
        Но нас этим не возьмёшь.
        Я встретил девушек широкой улыбкой. Мерси недоумённо смотрела на своих новых подруг, которые заигрывали со мной.
        Но наконец, повара принесли им их кашу, а для всех ещё и большие кружки с горячим сбитнем.
        Плотно позавтракав, мы все спустились в оружейную, где каждый смог выбрать себе по оружию.
        Как я и думал, Хелик и Хельга были неравнодушными к длинным узким стилетам, с помощью которых можно было не только пришить свою жертву в переулке, но и отбиться от нападающих в городском трактире или же на поле боя.
        Дори, наконец, смог сменить свой кузнечный молот на более мощный моргенштерн, носящий название «Утренняя звезда». Он был сделан в виде сидевшего на удобной длинной рукоятке большого металлического шара, с шипами в виде расходящихся лучей звезды.
        Орин обзавёлся боевой секирой больше похожей на топор палача, но заверил нас, что лучшего оружия он ещё не видел. Он так и стоял, любовно глядя на топор и поглаживая его лезвие.
        Мерси нашла в куче железа большой гнутый составной лук, и, сказав мне, что он очень похож на тот, что я подарил ей, убежала в дальний конец оружейной пробовать его.
        Для Мерси я выбрал ещё и мизеркорд, так называемый кинжал милосердия. Пусть он и не был с длинным обоюдоострым лезвием, но его узкий клинок мог проникнуть через любую щель в доспехах противника.
        Кто удивил меня, так это Алиса. Сначала она с безнадёжностью во взгляде ковырялась в груде металла и не взяла ничего. Но зато, когда на одной из полок в комнате она увидела тонкий золотой обруч, то радости её не было предела. Конечно, чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не забеременело. Когда я сказал ей об этом, конечно в более мягкой форме, девушка пояснила мне, что я ничего не понимаю в ментальной магии, и что теперь её сила возросла, чуть ли не в два раза и что будь у неё такой обруч в лабиринте, гоблины не смогли бы проникнуть в подземелье.
        Стремясь продемонстрировать мне действие обруча, Алиса водрузила его себе на голову и, повинуясь её приказу все члены нашего отряды вдруг побросали свои игрушки и замаршировали как заправские новобранцы.
        Зная, чем может закончиться такое манипулирование моими друзьями, я поспешил прекратить это действие, и когда Алиса сняла обруч, все в комнате некоторое время стояли, недоумевая, как они оказались так далеко от их оружия.
        Себе я не взял ничего, мои мечи меня полностью устраивали, а перспектива таскать на себе еще с десяток килограммов металла мне совсем не улыбалась.
        Наконец, покончив с экипировкой, мы покинули гостеприимный монастырь.
        Во дворе монастыря нас уже ожидали девять осёдланных лошадей. К седлам двум из них были приторочены мешки с провизией.
        Наконец, помахав руками челяди стоявшей на крыльце монастыря, мы вскочили в сёдла (а гномы просто залезли на лошадей), и выехали за ворота.
        От монастыря, расходилось три дороги. Выбрав нужное нам направление, мы пустили наших коней бодрой рысью по утоптанному снегу. Облачка пара, вырывавшиеся из ноздрей лошадей, лёгкий морозец, стоявший на улице, яркое зимнее солнце и невесомые белые облака лишь подчёркивали невероятную красоту гор. Справа и слева от нас, к небу вздымались высокие горные пики, верхушки которых украшали искрящиеся снежные шапки.
        Пока мы ехали, поскрипывающий снег под копытами лошадей навевал мне воспоминания о моём далёком детстве, когда в деревне мой дед запрягал в сани лошадь, и ездил со мной на ярмарку в соседнюю деревню. Как же всё изменилось с тех пор, ведь вроде и немного прошло времени. Где теперь те сани, где та лошадь? Улицы городов заполонили фырчащие и рычащие металлические монстры. Пропало единство человека с природой. И если удаётся нам выбраться на выходные за город, то это можно считать удачей.
        Я тронул коня коленями, пришпоривая его по снежной дороге. За мной, не отставая, поскакали и остальные члены нашего отряда. Даже Дори и Орин уже лихо гарцевали на своих Буцефалах.
        Вперёд! Навстречу приключениям опаздывать нельзя!
        Глава 15 Оракул
        Третьи сутки над Ледяными горами бушевала непогода. Носившиеся в воздухе, под порывами ветра, снежные массы способны были сбить с ног не то что наш маленький отряд, но даже и слона.
        Слава богу, мы вовремя заметили приближение бурана. С востока на краю лазурного неба появилась узкая полоска перистых облаков.
        Сначала мы не придали этому значения, но когда через пару часов облака расползлись по всему небу, все поняли, что надвигается непогода и нужно искать укрытие.
        Вскоре небо полностью было затянуто низкими слоисто-дождевыми облаками. Облака были насыщенно сиренево-синего оттенка. К тому же сильно похолодало.
        - Смотрите, вон там, сбоку горы, скальный отвес! - донёсся до нас сквозь шквалистый ветер голос Орина. - Нам нужно добраться туда!
        До скалы, нависающей над свободным пространством каменным козырьком, было около пятидесяти метров.
        Цепочкой, держа под уздцы лошадей, мы друг за другом направились к спасительному укрытию. Но когда мы преодолевали последние десятки метров, на горы обрушился сильнейший ветер с обильным снегопадом. Пришлось идти осторожно. Возле пещеры поверхность скалы понижалась и покато уходила вниз, заканчиваясь глубоким обрывом.
        Стряхивая с себя снег, мы успели забежать под каменный навес.
        - Такая погода здесь может держаться целую неделю, - сказала Хельга.
        - Мы тут все замерзнем, - пробормотала Алиса, кутаясь в своё меховое пальтишко.
        Из-за снега, вздымающегося в воздух порывами ветра, за пределами каменной крыши ничего не было видно.
        - Смотрите, а тут есть какой-то проход! - услышали мы голос Дори.
        - Давайте осмотрим его, а вдруг там есть пещера, в которой мы сможем переждать буран? - поддержал его голос Хелика.
        Народ с энтузиазмом воспринял это предложение и потащил лошадей к входу в пещеру.
        Из широкого зева пещеры тянуло тёплым застоявшимся воздухом. Тишину нарушал только вой разбушевавшейся вьюги снаружи.
        У входа мы обнаружили тонкие стволы и ветки валежника, занесённые ветром. Я выбрал одну из самых больших веток и начал высекать искры. От искр ветка сначала затлела, а затем огонь охватил её.
        - Пойдемте, осмотрим пещеру, вдруг у неё есть хозяин.
        - Мы попросим его потесниться, - воинственно сказал Дори.
        Лошадей мы оставили у входа под присмотром Хелика.
        Пещера своей формой напоминала большой банан. Внутренний каменный выступ стены скрывал за собой вторую часть пещеры, которая оказалась чуть шире, чем её начало.
        Когда мы приблизились к выступу, Хельга осторожно заглянула за него и тут же отпрянула обратно.
        - Там кто-то есть.
        - Кто?
        - Кто-то с большими волосатыми ногами.
        - И что он делает?
        - Спит. А рядом с ним большая куча костей.
        - Ну и что будем делать? - спросил, почесав подбородок, Дори.
        - Покинуть пещеру мы не можем, - задумчиво сказал я, - на улице метель. Враз заблудимся и замерзнем. Хозяин пещеры, имеющий большие волосатые ноги и преспокойно дрыхнущий посреди дня, скорее всего уже устранил конкурентов претендующих на пещеру. Вряд ли он будет рад гостям, даже в нашем лице.
        - И?
        - Нам нужно либо убить его, либо выгнать на улицу.
        - И как ты это представляешь себе, если его рост больше нашего в два, а гномьего в три раза?
        Я осторожно заглянул за угол и пригляделся.
        За углом хозяин пещеры устроил себе настоящее логово. У дальней стены стояла большая лежанка, на которой укрытый большой меховой шкурой горного козла спал некто. Его большие волосатые ноги, как и рассказывала Хельга, высовывались из-под шкуры. На каждой ноге я насчитал по шесть больших пальцев. Но сказать то, что его ноги были волосатыми, означало немного преуменьшить действительность. Его огромные ножищи были покрыты светлой, практически белой длинной шерстью. Шкура то поднималась, то опускалась в такт его храпу.
        Шкура вдруг зашевелилась и оттуда показалась ручища, покрытая той же светлой шерстью. Чёрт, да ведь это настоящий йети. Бигфут, так сказать.
        Рядом с его ложем на каменном полу находился давно потухший очаг с большим пустым котлом, из которого торчал большой черпак, служащий снежному человеку ложкой.
        Неподалёку от очага, у стены, была свалена большая куча костей. Кости в основном были животных, но не исключено что там могли оказаться и человеческие.
        Я повернулся к нашей группе.
        - Так, сделаем так…
        Осторожно крадучись мы приближались к спальному ложу бигфута. По дороге Орин с Дори сняли пустой котёл с потухшего очага и теперь шли с ним за мной.
        - Да простишь ты нас, Великий Бигфут, я так мечтал увидеть тебя с детства - пробормотал я, почти добравшись до изголовья.
        Орин с Дори, стараясь не дышать, встали у головы спящего великана. Хельга с поварёшкой встала рядом.
        - Все готовы? - едва слышно спросил я.
        Дождавшись кивка трёх голов, я поднёс факел к пяткам храпящего великана. Пламя быстро охватило шерстистые ноги снежного человека и в воздухе запахло палёной шерстью.
        Громкий вопль пронзил тишину пещеры и в это время Дори с Ориным надели на голову великану чугунный котёл, по которому Хельга со всей силы саданула черпаком. Раздался громкий звон, от которого вопль Бигфута на мгновение стих, но затем перешёл в вой.
        Сбросив с головы котёл, охваченный до половины жарким пламенем, снежный человек подскочил в полный рост, и, ударившись головой о низкий свод пещеры с воем побежал к выходу. Причём бежал он зигзагами, совершенно не ориентируясь в пространстве. Пару раз, он наткнулся на стену пещеры. По пути снежный человек сбил с ног одну из коняг, и выскочил из пещеры прямо в разбушевавшуюся метель.
        Хелик потом рассказал нам, что пробежав по прямой метров двадцать, охваченная огнём фигура Бигфута поскользнулась, и увлекаемая порывом ветра покатилась по наклонной поверхности, а затем рухнула прямо в снежную мглу пропасти.
        - Так вот он какой, северный олень, - сказал Хелик, всматриваясь во вновь сгустившуюся снежную пелену.
        - Не олень, а снежный человек, - поправила его сестра, подходя к выходу вместе с нами.
        - Жалко его, - сказала вдруг Алиса, - такой большой и пушистый.
        И задумалась о своём.
        - Ещё бы, - ехидно поддел её Дори, вспомнив о своём приключении в пряничном домике, - а тебе своих ухажёров было не жаль, когда ты их отправляла в пасть своим цветочкам?
        - Они были совсем обычные, - строго ответила ему Алиса, - и я не звала их к себе в домик. Они сами приходили. Может быть, мне тебя отправить вслед за снежным человеком?
        - Нет, нет, не надо, - запротестовал Дори и спрятался за спину брата.
        - Так, во всяком случае, пещера освободилась. Давайте обустраиваться. Мерси и Алиса заступают на караул около выхода из пещеры. Орин переносит хворост от входа к очагу, разводит костёр и готовит ужин. Остальные очищают пещеру от мусора.
        - А что с ней будем делать? - Хельга кивнула на полуживую, с переломанными от удара Бигфута рёбрами, лошадь.
        - Она уже не жилец, - ответил Орин, - зато мясом мы на какое-то время обеспечены. Я займусь ею.
        Работа закипела. Кости были вынесены из пещеры, пол подметён, ветки перенесены в центр пещеры.
        Вскоре в очаге весело запылал костер, на котором Орин сварил мясную похлёбку.
        После ужина, на пост заступили Хелик с Хельгой, а остальные легли спать.
        Когда все разговоры стихли, в пещере стало слышно, как за стенами бушует непогода. Вой вьюги навевал сон и все постепенно уснули.
        Я проснулся посреди ночи, и некоторое время лежал, уставившись в потолок пещеры. Сон, куда-то отступил.
        За то время, которое находился в игре, я потерял его счёт. Более того, мне стало казаться, что жизнь в игре, наполненная адреналином, постоянно находящаяся под различными жизненными испытаниями, была самая настоящая.
        Мысли до того крутились у меня в голове, что я не выдержал и встал. Обойдя спящих я не нашел среди них парочки гномов. Значит, сейчас их очередь нести караул. Подбросив в огонь пару больших веток, я решил размять свои кости, пройдясь по пещере.
        В самой пещере, чуть подальше от костра, было достаточно прохладно, и я накинул на плечи тёплую куртку. Переступая через ноги спящих друзей, я зашел за угол уступа. На молочно-белом от вьюги фоне проёма, я увидел две скрючившиеся фигуры часовых.
        Вот ведь, спят заразы, как всегда.
        Я уже решил подойти к гномам и, взяв каждого за ворот встряхнуть и рассказать, как нужно нести караульную службу, когда за спиной у меня что-то треснуло, и в пещере раздался чей-то возглас.
        Я обернулся на шум и увидел поднимающуюся с колен Хельгу, отряхивающую свою одежду.
        Оказалось, одна из веток в костре прогорела и упала на угли, отчего один из угольков вылетел из костра и упал на спящую убийцу.
        Куда он упал, я не буду гадать, но судя по лихорадочным движениям девушки, уголек мог вполне упасть на мягкие полушария груди.
        Хельга вскочила на ноги и, увидев меня, побрела ко мне, не обращая внимания на ноги, лежащие на её пути.
        - Не спится? - хриплым голосом спросила она меня.
        - Нет, вот решил проверить караул, а то Орин с Дори, как всегда спят на посту, - я обернулся к входу, указывая на незадачливых постовых и замер в нелепой позе с вытянутой рукой.
        Странно, когда я только направлялся к выходу, я увидел у входа две фигуры спящих гномов. Теперь же у выхода маячила только одна фигура.
        Я, не обращая внимания, на что-то говорившую мне Хельгу, быстро зашагал в сторону выхода.
        Точно, у границы с бушевавшей метелью сидел дремлющий Дори, а вот Орина и след простыл.
        Я толкнул в плечо гнома, и тот вскочил на ноги, протирая глаза.
        - Где Орин? - спросил я его.
        - Да здесь был, он никуда не отлучался, - ответил, пожимая плечами гном.
        В пещере Орина не было, у выхода из пещеры тоже, значит, гном ушёл из пещеры после того как я отвлёкся на Хельгу.
        - Принеси ветку из костра, - попросил я девушку.
        Та исчезла в темноте, но тут же появилась с горящей большой веткой в руке.
        Запахнув на груди куртку, я направился к снежной пелене.
        - Ты куда это? - остановил меня голос девушки.
        - Проверю снаружи, может он недалеко ушёл.
        - Я с тобой.
        - Тебе нельзя. Останься в пещере, Дори может понадобиться помощь.
        - И не подумаю, - Хельга решительно шагнула ко мне, проверяя, легко ли извлекается кинжал из ножен.
        Спорить с этой своевольной барышней было себе дороже и повернувшись к Дори я наказал ему бдительно нести охрану входа.
        Преодолевая сильные порывы ветра, мы с Хельгой вышли в ночную мглу.
        Поиски Орина возле пещеры успехов не принесли.
        Огонь на ветке затрепетал под порывом морозного ветра, и мне пришлось опустить ветку так, чтобы она не смогла погаснуть. Вокруг нас стало темнее, но зато мы могли получше рассмотреть то, что находилось у нас под ногами.
        Пройдя вдоль входа в пещеру, и светя факелом себе под ноги, я нашел следы сапог Орина, уходящие прочь от пещеры. Следы уже почти исчезли под снегом и были едва различимы.
        - Вот, здесь прошёл Орин! - крикнул я, перекрывая порывы ветра Хельге.
        По следам гнома мы прошли с десяток шагов, когда наткнулись ещё на отпечатки звериных лап. Справа и слева от них снег был испещрён глубокими продольными разрезами. Как будто в снег погружали что-то острое. Никаких следов борьбы вокруг мы не нашли. А вот дальше было самое интересное: свой дальнейший путь гном продолжил в компании поджидающих его неведомых существ.
        - Куда это он направился?! - сквозь вой ветра донёсся до меня голос Хельги. - Может, вернёмся в пещеру за подкреплением?
        - Не думаю, что это хорошая идея. Снег может окончательно замести следы, лучше давай пойдём по ним и проверим, куда эта компания направилась!
        Определив направление, откуда мы пришли, мы направились дальше по следам, освещая себе дорогу факелом.
        Так мы шли ещё около четверти часа, преодолевая сопротивление ветра.
        Следы привели нас к глубокой расселине в скалах, которая была доверху забита снегом.
        На границе расселины следы резко обрывались.
        - Что за чертовщина? - спросила Хельга.
        Я внимательно осмотрел и следы, и место вокруг, и только подняв голову вверх, понял что произошло.
        Над этим местом со скалы нависал каменный козырёк, на котором, в отличие от остального места, снега практически не было.
        - Кто-то завалил за ними проход, - сказал я Хельге, указывая на козырёк.
        - Но он висит довольно высоко.
        - Согласен, но заваленный проход - результат снежного обвала именно с этого козырька.
        - Что будем делать? Разгребать эту куча снега мы можем до второго пришествия.
        Я задумался. Лопат у нас не было, разложить костёр, чтобы растопить снег, мы не можем - дров нет, но ведь нужно что-то делать. Хотя… с помощью моего Лавового меча можно попытаться пробиться сквозь снежную толщу.
        Я вытащил из ножен клинок и пару раз взмахнул им вокруг себя. Раскалённое лезвие прочертило в снежной пелене красивый ярко-алый круг, рассеивая вокруг нас мглу.
        Со всего размаха я погрузил клинок меча в плотную снежную массу и та начала плавиться, тая прямо на глазах. Четырьмя движениями меча я вырезал в снежной пробке прямоугольное отверстие, достаточное для того чтобы пролез человек и подцепив руками с трудом вытащил его наверх. Так, постепенно углубляясь в снежную пробку, через двадцать минут мы пробились до места, где она заканчивалась. Хельга занималась тем, что утаптывала в снегу ступени, по которым мы могли бы выбраться наружу обратно.
        После снежной пробки закрывавшей собой проход в ущелье перед нами лежало глубокое ущелье со снегом, лежащим на полу.
        Ущелье представляло собой узкий проход между скал. В свете полыхавшего Лавового меча я увидел на заснеженном полу отчётливые следы гнома и его конвоиров.
        То, что Орин мог покинуть лагерь по своей воле, мне не верилось.
        - Осторожно, Хельга, - предупредил я девушку, - возможно гном подвергся воздействию каких-то чар, если он сам добровольно ушёл с монстрами. Возможно, они телепаты и могут воздействовать на наши органы чувств.
        Стены ущелья расширились так, что теперь между ними могла проехать повозка. Кстати стены в ущелье были какие-то странные. Каменную поверхность то тут, то там покрывали слюдянистые наросты в виде метровых овалов.
        Я подошёл к одному из них.
        Если бы я был сейчас в реальном мире, я бы сказал, что они похожи на морских медуз аурелия, часто встречающихся в южных морях.
        - Что там? - спросила меня Хельга, подходя ко мне.
        - Смотри, какие необычные наросты. Как думаешь, отчего они образовались?
        - Ну… может быть это потёки стекла от жарких летних температур. Во всяком случае, они не стоят нашего внимания.
        В подтверждении своих слов девушка потыкала в нарост остриём своего кинжала.
        И тут случилось то, что превратило наш поход из лёгкой зимней прогулки, в самый настоящий экшен.
        Кинжал девушки отпружинил от пятна, а в его середине вспыхнули две красные точки.
        - Чёрт! - воскликнула девушка, отпрыгивая назад от стены. - Оно живое!
        Отскочила Хельга от стены надо сказать вовремя. Прямо в то место где она стояла мгновение назад из слюдяного пятна ударили множество щупальцев.
        Я резко взмахнул Лавовым мечом, рассекая прозрачную плоть неведомого монстра, и на пол хлынула прозрачная маслянистая жидкость. Оболочка монстра, без наполнявшей её жидкости, сжалась и упала на пол сморщенным пластиковым пакетом.
        - Оно мертво? - спросила, выглядывая из-за спины Хельга.
        - Да.
        - Тогда идём дальше быстрее.
        Но просто пройти нам дальше не дали. Отовсюду к этому месту стали сползаться медузы сходу выстреливавшие в нас щупальцами.
        Кинжалы Хельги оказались в этой схватке бесполезными, и мне пришлось драться за двоих, закрывая собой девушку. Во все стороны от меня летели ошметки слюдянистой массы и брызги маслянистой жидкости. Некоторые твари умудрялись заползти высоко вверх по стене и оттуда прыгали вниз на нас, стараясь накрыть своим телом. Поэтому нам приходилось быть предельно внимательными, и основная забота об отслеживании таких прыгунов легла на Хельгу.
        Наконец поток медуз иссяк и мы все, покрытые брызгами слюдяной массы, могли продолжать наше движение.
        ВНИМАНИЕ. ПОЛУЧЕНО 4 800 000 ЕД. ОПЫТА.
        ВАМИ ПОЛУЧЕН ПЯТЬДЕСЯТ ШЕСТОЙ УРОВЕНЬ.
        Ущелье постепенно расширялось и над нашими головами стали видны низко висящие снеговые тучи, из которых хлопьями валил снег.
        Наконец мы добрались до места, где стены, постепенно смыкаясь, образовывали собой кольцо. Это кольцо далеко впереди заканчивалось узким проходом, в который предстояло проникнуть нам.
        В этом месте стены поднимались вверх уступами, образуя собой гигантскую лестницу. Уже начиная со второго яруса стены ущелья были испещрены черными оспинами мелких норок.
        - Старайся идти потише, - предупредил я и зашагал к виднеющемуся впереди проходу.
        Как же, потише…. Если ты слон, то хоть иди даже на цыпочках, всё равно наделаешь шума. Это я не про Хельгу, это я про себя. Хельга, с отточенной ловкостью ассасина, легко балансировала между ветками и пластами хрупкого льда, а вот я, сделав несколько шагов, наступил на незамеченную ветку, торчавшую изо льда. Ветка предательски хрустнула, выворачиваясь из ледяного плена, и по ущелью пронёсся неприятный скрежет.
        - Вот чёрт! - прошептал я. - Быстрее к выходу отсюда!
        Уже не стараясь смотреть, куда наступать, мы бросились к спасительному выходу из ущелья, но было уже поздно.
        Из норок высунулись любопытные мордочки каких-то мелких животных с белой шерстью и черными пятнышками глаз и носа на мордочке.
        Завидев нас, они, вереща, бросились вниз сначала по одному а потом сплошной лавиной. Намерения их были очевидными и надежды нам не оставляли.
        - Писец к нам пришёл! - крикнула мне на бегу Хельга.
        И точно зверьки в точности напоминали этих северных пушистых зверьков.
        Мы успели добежать до выхода, когда первые зверьки достигли нас. Они сходу запрыгивали к нам на одежду и впивались в неё мелкими острыми резцами.
        У самого входа мы остановились и приняли бой. Всё равно в коридоре мы бы были лишены простора, а мелкие пушистые негодяи имели бы преимущество.
        Скинув с себя тех зверьков, которые успели добраться до нас первыми, мы приняли их на клинки.
        Уничтожив первые два десятка песцов, назовём их так, мы увидели накатывающий на нас меховой ковер из нескольких сотен, а может и тысяч мелких хищников.
        Но я тут не растерялся. Время, потраченное на оттачивание своих умений, прошло можно сказать не зря.
        Выставив вперёд руки, я ударил из них «Стальным листопадом», в которое за время тренировок преобразовалось моё умение «Стальной лист».
        Воздух надо мной пришёл в движение, загудел и пошёл по кругу, образуя небольшой смерч. Прямо из его центра в сторону несущейся на нас стаи вылетел поток стальных листьев с отточенными до бритвенной остроты краями.
        Листья обрушились на песцов, украшая их белоснежный мех кроваво-белыми гротескными пятнами.
        Визг и вой наполнили ущелье. Песцы стали заворачивать, стремясь укрыться от нахлынувшей из ниоткуда смерти в спасительных норках. Но задние ряды хищников, напирали на передние и мешали им это сделать.
        Конечно, уничтожить всех зверьков мне не удалось. Применение этого умения далось мне слишком дорогой ценой. Жёлтая полоса энергии рухнула в красный сектор и тревожно мигала на грани.
        В голове у меня помутилось, из носа потекла кровь и я, совсем без сил, рухнул на каменный пол под ноги Хельге, которая не успела меня подхватить.
        А к нам уже бросились остатки обозлённой стаи. Но на пути оскаленных пастей и налитых кровью глаз встала стальная фигура моей защитницы.
        Её клинки пришли в движение, образуя смертоносную мельницу, на которую набрасывались обезумевшие твари. То и дело из-под клинков Хельги, охваченной жаждой мести, вылетали искалеченные тела песцов, и через какое-то время над ущельем установилась тишина.
        Я лежал на полу, с очень медленно наполняющейся полосой энергии и на моё лицо падали крупные снежинки.
        Хельга подбежала ко мне, опустилась на пол и положила мою голову себе на колени.
        - Риттер, милый, ты как?
        - Буду жить, Хельга.
        Я лежал, а драгоценные секунды, от которых зависела судьба гнома, ставшего на всю мою жизнь лучшим другом, шли безостановочно.
        Наконец я смог сначала приподняться на колени, а потом встать на ноги.
        - Ты как, сможешь идти? - участливо спросила меня девушка.
        - Да, смогу….
        Я сделал шаг, за ним другой и остановился, сделав передышку. Индикатор энергии наполнился до половины, и я мог уже продолжать нашу миссию.
        В чернеющий зев прохода мы вошли, оставив позади себя ущелье с устланным бело-красным меховым ковром.
        Проход в скале вел нас вперёд, то понижаясь, то вновь поднимаясь вверх и наконец, привёл в большую пещеру с большим каменным алтарём в центре.
        На выступе алтаря сидел наш гном и не торопясь пил пиво.
        Я не понял. Я думал, что гнома увели, замутив его разум, в крайнем случае, под принуждением, убили, в лучшем случае замучили, а он тут сидит спокойно, пьёт пиво и в ус не дует.
        Хельга рассерженно зашагала к алтарю, намереваясь задать нашему гному хорошенькую взбучку. Но подойти близко к нему не смогла.
        Прямо сверху, скорее всего с потолка пещеры, перед ней опустились два крылатых существа.
        Они были настолько необычны, что своим видом повергли в шок не только Хельгу, но и меня.
        Телосложением они напоминали человека. Но в этом сходство заканчивалось. Их тела были такие же прозрачные, как и встреченные нам по пути медузы, но в отличие от медуз отливали розоватым цветом. Через их плоть были видны кости, кровяные артерии и внутренние органы существ. Руки их, длинной почти до колен, были превращены волей создателя, или вернее больным плодом фантазий программистов, в большие крылья с острыми когтями на конце.
        Значит это и есть похитители нашего гнома. Мы пришли по адресу.
        Я стал потихоньку вытаскивать мечи из ножен. Если придётся пустить оружие в ход, я должен быть наготове.
        Хельга стала потихоньку отступать, также вытаскивая из ножен кинжалы.
        - Остановитесь путники, - раздался в наших головах бесцветный голос незнакомцев, - вы проделали сюда долгий путь. Нет нужды применять насилие.
        - Кто вы такие? - спросила Хельга.
        - Мы клостеры, слуги Оракула. Мы знаем, зачем вы здесь. В этом месте вы получите ответы на все ваши вопросы, и все ваши проблемы останутся позади.
        «Вот оно, здесь мне скажут, как вернуться в мой мир, - подумал я, - подскажут, как достучаться мне до Амэи, как покинуть игру…»
        - Всё остальное неважно, - шелестел в голове у меня бесцветный голос, - важно только то, что вы находитесь в этом месте.
        - Да, - подтвердил я, - всё остальное не важно.
        Я почувствовал, что мой путь в этом мире, наконец, подошёл к концу.
        - Вы должны говорить с бессмертным Оракулом, - только он сможет направить на ваш истинный путь и открыть вам ваше предназначение.
        - Мы готовы говорить с ним, - отозвалась Хельга каким-то заторможенным голосом.
        - Вы должны следовать за нами, мы приведём вас к нему.
        - Да, - сказал я, - ведите нас.
        Клостеры, теперь почему-то казавшимися мне ангелами с золотистыми крыльями и прекрасными ликами, поплыли вперёд, указывая нам дорогу.
        Проходя мимо Орина, я вдруг увидел стекавшую по его подбородку струйку пива. Это мне даже сквозь все мои мысли о моем предназначении показалось странным, ибо я знал этого прекрасного представителя гномьего племени, как очень аккуратного гнома.
        Я перевёл взгляд выше и наткнулся на умоляющий взгляд его серых глаз.
        «Гном пьёт пиво и не может остановиться!» - эта мысль пробилась ко мне в голову через стену моих желаний и мыслей, и мне в один момент показалось, что все эти мысли и желания не мои, а чьи-то чужие.
        Я взглянул на Хельгу. Девушка шла рядом со мной с умиротворённым видом, олицетворением самого спокойствия. Странно было видеть её такой, обычно лицо девушки выражало всю гамму чувств происходивших в её душе.
        Всё это было очень странно.
        Мы прошли по длинному каменному коридору, украшенному прекрасными мраморными колоннами и скульптурами, и вошли в большой круглый зал.
        Стены и пол зала были отделаны белоснежным мрамором и горным хрусталём. Вдоль стен стояли пирамиды из хрустальных шаров. Такие же пирамиды стояли возле невысокого позолоченного трона стоящего на пьедестале в центре зала. На нём сидела очень красивая молодая женщина. Нижняя часть её лица была скрыта за прозрачной полумаской, а её высокий лоб венчала хрустальная корона с красно-фиолетовыми александритами. Её прекрасные глаза с фиолетовыми оттенками притягивали и манили к себе, затягивая моё сознание как омут.
        Я встряхнул головой стараясь выбраться из плена этих чудесных женских глаз.
        Сопровождающие меня ангелы взлетели на пьедестал и встали по обе стороны от девушки.
        - Здравствуйте путники - раздался в зале приятный женский голос с небольшой хрипотцой. - Я, Оракул. Что привело вас ко мне.
        - Нам нужны ответы на вопросы, о мудрейшая, - сказал я, делая вперёд несколько шагов и останавливаясь у нижней ступеньки пьедестала.
        - Вы получите ответы на них чуть позже. А сейчас ответьте на мой вопрос чужеземцы, прибывшие сюда из другого мира. Когда сюда придут ваши друзья?
        Меня смутно это насторожило, но я постарался отогнать подальше это тревожное чувство беспокоящее меня.
        - Наши друзья остались в пещере Снежного человека, их четверо и они уже я думаю скоро придут.
        - Прекрасно, - сказала дева и поманила меня к себе пальчиком, - теперь я готова выслушать твой вопрос.
        Я сделал шаг вперёд и, пошатнувшись чуть не упал, в последний момент, успев опереться о верхний шар хрустальной пирамиды.
        Пирамида не выдержала моего веса и рассыпалась с хрустальным звоном по всему полу.
        Я невольно посмотрел на то, что я натворил и вдруг увидел, что ближайший подкатившийся ко мне шар, вовсе и не шар, а человеческий череп, тут же прямо на моих глазах, превращающийся обратно в хрустальный шар.
        Мою голову пронзила молния догадки.
        Дальше события понеслись галопом.
        Перескакивая через ступеньки, я двумя прыжками оказался у трона Оракула, одновременно выхватывая из-за спины свои мечи. Одним росчерком Лавового меча я нанёс широкий режущий удар по всей троице находившейся на вершине пьедестала.
        И то, что я увидел после этого, повергло меня в ужас.
        Зал, до этого момента дарящий чувство покоя, торжественности и великолепия, обратился в мрачную пещеру полную черепов и костей различных форм и размеров, сложенных в высокие пирамиды. Трон, упавший на бок, был сделан из бедренных и рёберных костей. А возле него на каменном полу, рядом с убитыми клостерами, лежало отвратительное существо женского пола с шевелящимися отростками вокруг головы.
        Медуза Горгона!
        - Ох, мама! - воскликнула позади меня Хельга. - Что это за кошмар? Что они хотели сделать с нами, Риттер?
        - Хотели, чтобы мы присоединились к их друзьям, - ответил я, кивая в сторону одной из страшных пирамид.
        Хельга отбежала в сторону и склонилась в рвотном позыве.
        Тут подоспело ещё одно системное сообщение:
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ МЕДУЗУ ГОРГОНУ, ЛЖЕ-ОРАКУЛА, РЕЙД-БОССА 150 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ЗАВЕРШИЛИ БОЙ В СВОЮ ПОЛЬЗУ С ПРЕВОСХОДЯЩИМ ВАС НА ВОСЕМЬДЕСЯТ И БОЛЕЕ УРОВНЕЙ ПРОТИВНИКОМ. ДОСТИЖЕНИЕ «ПОБЕДИТЕЛЬ ГИГАНТОВ» ВЫПОЛНЕНО - 8/10. ПОЛУЧЕНО + 5 К СИЛЕ. ПРОДОЛЖАЙТЕ ПОБЕЖДАТЬ ПРЕВОСХОДЯЩИХ ВАС ПРОТИВНИКОВ, И ВАШЕ ИМЯ БУДЕТ ЗАНЕСЕНО НА СКРИЖАЛИ СЛАВЫ В ЗАЛЕ ГЕРОЕВ ИГРОВЫХ МИРОВ. ДЛЯ СЛЕДУЮЩЕГО ДОСТИЖЕНИЯ ВЫ ДОЛЖНЫ ПОБЕДИТЬ ПРОТИВНИКА НА СТО И БОЛЕЕ РАЗ ВЫШЕ.
        ПОЛУЧЕНО 354 854 696 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ПЯТЬДЕСЯТ СЕДЬМОЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЬМОЙ УРОВЕНЬ.
        Ну, наградили, так наградили, по-царски.
        Я подождал, пока девушке стало лучше.
        - Не думала я, что Оракул окажется рейд-боссом.
        - Да ещё и телепатом. Сколько она со своими помощниками людей и других существ погубила. Что мы теперь будем делать, осмотримся или вернемся к Орину?
        - Давай по-быстрому осмотримся, - выбрала Хельга.
        Мы начали свой осмотр, лавируя между кучами черепов. Вещи погибших паломников были найдены в дальнем конце зала.
        И тут, глядя на эту груду чьих-то кольчуг, доспехов, кип одежды, оружия и драгоценностей, у меня отпало всё желание ворошить эту громадную свалку. Ведь на каждой вещи лежащей передо мной была чья-то кровь.
        Я резко повернулся и зашагал в сторону выхода.
        - Ты чего, Риттер?! - спросила меня с другого конца этого склада смерти Хельга.
        - Мне ничего отсюда не нужно. Для меня это не трофеи, а я не мародёр.
        Через несколько шагов меня догнала Хельга и взяла за руку.
        - Я тоже не могу здесь оставаться. Пойдём к нашему гному.
        - Пойдём.
        Проходя мимо трона, я увидел корону из александритов, лежащую у его подножия. Пусть у меня будет только один трофей.
        Подхватив кончиком Ледяной иглы, я отправил её в походную сумку.
        Пройдя по узкому штреку и припомнив смутно, что в этом месте раньше был красивый коридор с колоннами и скульптурами, мы вышли в пещеру с алтарем, возле которого всё так же сидел Орин. Но теперь пива рядом с ним не было.
        - Привет дружище, - сказал я ему, - готов вернуться назад к друзьям?
        - Эх, - вздохнул опечаленный гном. - Пропало моё пиво. Вот ведь, пока пил его, мучился, думая, что лопну, а как оно исчезло, так жалко, что больше не смогу его выпить. Уж больно оно хорошее было.
        - Наваждение это было друг Орин, не было здесь никогда доброго гномьего пива.
        Гном встал с алтаря, поклонился надгробию и подошел к нам.
        - Что это за место? - спросила его Хельга.
        - Здесь похоронен настоящий Оракул, после гибели от рук лживого пророка.
        Мы с Хельгой тоже склонились в глубоком поклоне.
        Уже на пути к выходу из пещеры в моей голове раздался приятный женский голос.
        "Спасибо за то, что освободил это место, Шагающий по мирам. Твой путь лежит на ту сторону Ледяных гор. Будь мужественен, ибо тебе и твоим друзьям предстоит битва с самим Злом. В этом тебе пригодится и та вещь, которую ты нашел сегодня", - сказал голос и замолк.
        Я почему-то сразу понял, что это со мной говорил настоящий Оракул.
        Метель снаружи за это время так и не перестала бесноваться и мы, проплутав в снежной пелене приличное время, с трудом нашли нашу пещеру.
        У входа, не смыкая глаз, стоял на страже с факелом в руках Дори. За то время пока мы отсутствовали, он так и не оставил свой пост.
        Вместе с Ориным я отправил его спать.
        Все были безумно рады нашему возвращению. Глядя на уже храпящих у костра гномов, я почувствовал, как и сам безумно устал.
        Мы с Хельгой тут же упали на шкуры рядом с гномами и, обнявшись, уснули беспробудным сном.
        Глава 16 Долина цветов
        Метель бушевала ещё пять дней.
        За это время лошадка была окончательно съедена и перед нами замаячила перспектива вновь перейти на ту снедь, которую для нас заготовили запасливые гномы, благо, что брошенная в походные сумки игроков она сохраняла первозданную свежесть и вкус.
        Но наступил день, когда в проёме выхода из пещеры вместо молочно-белой пелены вьюги перед нами предстало голубое небо с ярко-жёлтым желтком солнца.
        Щурясь от лучей небесного светила, мы выбрались на карниз и замерли в восхищении. Вся округа была покрыта искрящимся, словно бриллианты, белоснежным ковром. Великаны горы застыли как величественные памятники самой природе.
        Воздух был прозрачен и настолько чист, что сделав глубокий вздох можно было заработать реальное головокружение.
        Эту идиллию нарушала только цепочка следов, проложенная мимо пещеры в глубоком снегу вереницей вьючных лошадей.
        Стоп. Откуда здесь взялись люди и лошади? Наверное, неподалёку, кто-то также пережидал бурю и с окончанием непогоды вновь пустился в путь.
        - Смотрите, следы, - сказал Хелик, также заметивший, протоптанную дорожку следов в снегу.
        - Завтракаем, собираем вещи и идём по ним дальше, - сказал я и вернулся в пещеру.
        Завтрак прошёл оживлённо. Члены отряда непрестанно между собой возбуждённо говорили, в предвкушении смены обстановки, которая за это время уже успела изрядно поднадоесть всем.
        Верховых лошадей оседлали, поклажу возложили на единственную оставшуюся в живых вьючную лошадь, а остатки поклажи распределили между собой.
        Дорога, проложенная предыдущим караваном, была не так уж плоха, как можно было представить. Растянувшись в длинную цепочку, мы шли километр за километром, и я радовался тому, что наше направление совпадало со следами, которыми мы следовали.
        Наконец, когда до заката оставалось всего несколько часов, следы по которым мы шли, свернули в сторону и ушли за невысокий горный хребет.
        Дори, шедший во главе нашего отряда, остановился, дожидаясь остальных.
        - Командир, - сказал он, когда я подъехал поближе, - что будем делать? Свернём по следам или будем прокладывать свою тропу?
        - До наступления темноты мы не успеем далеко уйти по глубокому снегу, а ночевать в горах, без укрытия тяжело. Опять же, метель может начаться снова. Давайте свернём в ту сторону, куда ведут следы, там уклон и идти будет легче.
        Так и сделали.
        Никто из нас не жаловался на усталость. Даже Алиса, не смотря на всю кажущуюся хрупкость, молча переносила тяготы пути. И наше упорство было вознаграждено. Обогнув горный хребет, перед нами открылось совершенно изумительное зрелище.
        Далеко внизу, у подножия горы, лежала цветущая долина. Буйство красок растений произраставших в долине просто поражало.
        Помимо всевозможных оттенков зелёного цвета мы видели, пожалуй, все цвета радуги.
        Долина была подобна бриллианту в обрамлении оправы из белого золота заснеженных гор. Размерами она тоже впечатляла. По моим скромным подсчётам площадь долины была десять на тридцать километров.
        - Вот это, да! - только и выдохнула Хельга, поражённая красотой открывшейся перед нею. - Странно, что о таком чуде среди игроков никто не говорит.
        - Ага, - хмыкнул Хелик, - не говорят потому что не знают. Если бы знали, наверняка здесь бы уже стоял форпост одного из кланов, а может и несколько форпостов. И тогда о ней знал бы последний игрок.
        - Да, - заметил Орин, - с первых дней нашего пребывания на этой земле мы видели всё только в серо-чёрных и тёмно-зелёных тонах, но здесь всё иное. Всё равно, что взяли радугу, засунули её в ведро, тщательно перемешали и выплеснули в эту долину.
        - Давайте спустимся в долину, - предложила Алиса, в волнении ёрзающая на седле и готовая пустить свою лошадь в галоп.
        - Погоди, - придержал я поводья лошади девушки, - раз сюда нас привели следы, значит, местные жители здесь тоже есть. Неизвестно как они отнесутся к появлению незнакомцев. Лучше нам сначала разведать всё кругом, а уже затем искать их поселение.
        Мы начали спуск.
        Граница холода обозначилась явно - вот наши лошади ступают по колено в снегу, а вот уже он закончился, и копыта стучат по поверхности скал.
        Но вот наконец мы достигли первых деревьев долины.
        - Орин и Дори, - подозвал я наших гномов, единственных не поддавшихся очарованию горной долины, - я прошу вас взять на себя охрану нашего отряда. Похоже, только вы не потеряли голову от вида этой долины.
        - Не беспокойся, Риттер, - пробасил Орин, - мы будем настороже, ни один муравей не проползёт мимо нас без пропуска.
        Мерси, Алиса и Хельга уже успели спрыгнуть с лошадей и бегали среди цветочков, кустов и деревьев, охая и ахая от восторга. У лошадей остались только мы с Хеликом.
        - Детство в голове заиграло, - глядя на наших девушек глубокомысленно заметил юноша.
        - Детство - детством, а нам нужно искать место для ночлега. Давай, зови девушек.
        Хелик убежал собирать резвящихся в кустах девчонок, а я стал стреноживать лошадей.
        Наконец девушки вернулись ко мне счастливые, нагруженные букетами цветов и веток. Досталось даже Хелику, который тащил в руках большую охапку цветов похожих на хризантемы.
        Оставив девушек с лошадьми, мы с Хеликом отправились на поиски подходящего места для ночлега.
        Пробираясь через зелёные заросли мы не долго искали место для ночёвки.
        Нашёл его Хелик. Он, изображая из себя индейца крадущегося среди лесов Дальнего Запада, шёл впереди меня, как вдруг исчез из моего поля зрения.
        Я бросился к нему и сам чуть не покатился вниз с обрыва. Прямо под моими ногами через лес проходил глубокий овраг, по дну которого весело бежал ручей.
        На берегу ручья стоял Хелик и завороженно смотрел на выпрыгивающих из воды форелей.
        Цепляясь за ветки кустарника, я стал спускаться вниз по склону оврага.
        Ручей был всего в два шага шириной. В этом месте он образовывал изгиб, охватывая собой удобное для ночлега место. У самого русла ручья, в устье оврага, лежали принесённые течением ветки сушняка.
        Неподалёку я нашёл более пологий спуск, чем тот по которому спускались мы с Хеликом.
        Идеальное место для ночлега.
        Хелик, с выпачканными от травы и земли штанами, полусогнувшись, стоял у самой кромки воды, и вдруг, когда над её поверхностью в очередной раз мелькнула серебристая гибкая тень, резко взмахнул рукой и с торжеством обернулся ко мне, держа в руках большую извивающуюся рыбину в радужных пятнышках.
        - Молодец! - похвалил я парня.
        - Ловкость рук, и никакого мошенства, - похвалился Хелик.
        Оставив парня ловить для ужина рыбу, я выбрался из оврага и отправился к девчатам.
        Их я застал, сплетающих из принесённых цветов веночки на головы. Ну, чисто детский сад. О чём я не преминул заявить девушкам, на что получил исчерпывающий ответ, что занятие это важное, что венки эти не простые, а восстанавливающие силы и обладающие целебными силами.
        Обрадовав девушек тем, что идти к месту ночёвки долго не надо, я разыскал гномов. После этого мы всем отрядом направились к оврагу.
        Хелик ждал нас, разведя костёр из сушняка и насаживая на длинные, вкопанные в землю прутья тушки свежевыловленной рыбы.
        - Слушай, Алиса, - подозвал я к себе девушку, - мы все вымотались за этот переход и я на сто процентов уверен, что ночью наши часовые уснут, не смотря на все их старания бодрствовать.
        - Ну, допустим, а что предлагаешь ты?
        - Помнишь, я отобрал с твоей поляны несколько десятков экземпляров твоих цветов?
        - Да, конечно.
        - Я бы хотел их рассадить по периметру лагеря. Поможешь мне в этом?
        - С удовольствием, дорогой, я очень соскучилась по моим цветочкам.
        Мы с девушкой, оставив остальных разбивать лагерь и готовить ужин, взяв мою походную сумку, полезли вверх по склонам оврага.
        Стройные ножки девушки, мелькавшие перед моим лицом, не давали мне настроиться на серьёзный лад.
        Наконец мы оказались наверху.
        Я достал из походной сумки тщательно перевязанные саженцы плотоядных цветов. Не смотря на то, что эти милые цветочки были надёжно связаны, я с дрожью в руках ощущал их кровожадность и голод.
        Мы с Алисой, разделили их на две примерно равные части. Большую связку мы положили обратно в сумку, предварительно надёжно связав, а меньшую стали высаживать в грунт.
        Сажала цветы Алиса, а я только держал в вытянутых руках извивающиеся стебли хищных растений, почуявших земляной грунт.
        Алиса сажала их просто. Она что-то шептала цветку, чуть ли не целуя их, тьфу какая гадость, затем дула на них и подносила к земле. Цветок тут же пускал корни и расползался по траве небольшими побегами, которые также пускали корни, давали стебли с цветами и продолжали распространяться дальше. Это продолжалось так до нескольких десятков раз, после чего рост растения прекращался, и девушка высаживала новое растение. Время от времени в цветочном клумбе появлялось новое растение, которое давало новые побеги с цветами.
        Вскоре вокруг нашего лагеря образовалось плотное широкое кольцо знакомых до дрожи больших плотоядных цветов, образуя собой надёжную охранную систему.
        Не знаю, каким образом, но Алисе удалось поставить на цветы опознавательную систему свой-чужой, и теперь мы могли свободно пересекать цветочное заграждение в обоих направлениях. Но зная неугомонность нашей молодёжи, я не стал доводить до них данную информацию.
        Глядя вверх, на вершину оврага, покрытую хищными цветами, наши друзья не горели исследовать окружающую лагерь местность. Зато спать мы могли спокойно.
        Ужин из жареной форели показался нам пищей богов. Похрустывая прожаренными до хруста плавниками, мы с наслаждением поглощали ароматную сочную плоть рыбы.
        Дежурить решили по одному, но зато всего по часу.
        Где-то посреди ночи, когда дежурить выпало Хельге, на вершине оврага раздался шум.
        Девушка растолкала меня и мы вплоть до моего дежурства, просидели вдвоём, вслушиваясь в ночную тишину. Но больше ничего не тревожило наш покой.
        Зато утром, когда мы покидали гостеприимную стоянку, на вершине оврага, там, где располагался наш цветник, я нашёл восемь пар сапог с останками ног.
        Какие-то неизвестные лица пытались тайком подобраться к нашему лагерю, но зайдя в цветник, оказались в ловушке, из которой так и не смогли выбраться.
        Не всё спокойно оказывается в этом райском уголке.
        Орин посетовал на то, что возможно это были местные жители, которые хотели пригласить нас на пинту пива, на что Мерси возразила ему, что вообще-то подкрадываться к гостям тайком это признак дурного тона и дурных намерений.
        Перед тем как отправиться в дорогу, я с помощью Алисы собрал в сумку несколько ростков цветов. Пригодятся, мало ли, что может в дороге приключиться.
        Дальше наш путь лежал на север, и для этого было необходимо пройти через всю долину.
        Шли мы в таком порядке: в авангарде шли два разведчика, Хелик и Хельга, у которых были максимально прокачаны наблюдательность и ловкость, за ними, через двадцать шагов шла основная часть отряда в лице Алисы, Мерси и обоих гномов, и в арьергарде шёл я.
        Так мы прошли через липовую рощу, свернули у излучины реки и вышли к месту, где из земли поднимались столбы водяного пара. Время от времени из расщелин на высоту до десяти метров били фонтаны горячей воды.
        Гейзеры.
        Возле одного такого гейзера мы обнаружили небольшое озерцо. Погрузив в него ладонь, я почувствовал приятное тепло.
        Здесь мы решили сделать остановку. Девчонки отправились купаться, а меня назначили охранять их вещи.
        Хелик находился в охранении, а гномы накрывали поляну, выставляя на разложенное полотно различные яства, взятые с монастырской кухни и большие запечатанные кувшины с пивом. Надо сказать, подготовились они к нашему походу основательно.
        Я сидел на камне у самой водной кромки озера, держа на коленях девичью одежду и смотрел, как в воде резвятся три обнажённые нимфы. Их совершенные девичьи тела то и дело показывались из воды, причём девушки делали это специально, то и дело, бросая на меня заигрывающие взгляды.
        Ох, девчонки, я бы с удовольствием присоединился бы к вам, но нужно бдительно охранять вашу одежду и изящное тонкое бельё, которое я с великим удовольствием снимал бы с вас по ночам.
        Я украдкой прижал стопку женского белья к носу и почувствовал исходящий от него запах нежных духов.
        Очнулся я от своих грешных мыслей, когда на меня упали брызги воды.
        Подняв кверху глаза, я увидел перед собой моих мокрых, совершенно обнажённых красавиц, без стеснения призывно смотрящих на меня.
        - Нет, нет девочки, давайте не сейчас….
        - Почему не сейчас? - заигрывающе сказала мне Алиса, отжимая свои золотые волосы.
        - Потому что мы на неизвестной, возможно даже враждебной нам территории.
        - И что? Разве нам нельзя расслабиться после того, как мы просидели в этой вонючей пещере целую неделю? Без горячей воды, без приличной пищи, без мужика? - вызывающе глядя мне прямо в глаза высказала претензии Хельга.
        - Но ведь вы уже помылись, а Орин и Дори готовят хороший обед.
        - Ага! - победно заявила уже Мерси. - А где мужик? Нам нужен мужик.
        Я стал озираться в поисках мужика, ну или подходящего пути к отступлению.
        Но тут же, схваченный девичьими цепкими ручками, потерял равновесие и упал вместе с их одеждой прямо в воду. Раздался всплеск воды и над озером прокатился звонкий женский смех.
        И моя, и девушек, одежда вмиг намокла. Ну вот, придётся нам сушиться у костра.
        Отфыркиваясь, я вынырнул из теплой воды и почувствовал, как женские ручки стали освобождать меня от мокрой одежды.
        Скинув с себя одежду, я наслаждением погрузился в воду. Лепота. Горячая вода озера смывала с меня усталость, накопившуюся за весь наш зимний переход. Я закрыл глаза и, наслаждаясь теплом, лёг на воду.
        Я почувствовал, как нежные женские ручки гладят моё тело, помогая водам озера смыть с меня весь пот и грязь. Мои шею, грудь, лицо покрывали нежные поцелуи мягких губ. Я полностью расслабился, отдаваясь под власть нежных женских ласк, и вдруг почувствовал, как от них встаёт у меня член.
        Я и не заметил, как мой член оказался в плену женских губ. Я открыл глаза и увидел, как над ним склонилась Алиса.
        - Мммм…. - простонал я.
        Справа и слева к моему телу прикоснулись упругие соски Мерси и Хельги.
        Я опустил руки под воду и нашёл влагалища девушек. Нежно поглаживая и лаская их пальчиками, я ввёл их внутрь женского тела. Пришла очередь и девушек издавать сладострастные стоны.
        Пока я ласкал девушек, губы Мерси и Хельги соприкоснулись надо мной в страстном поцелуе. Вот ведь шалуньи.
        Дальше заниматься любовью в воде было не слишком удобно, и мы переместились на песчаный берег.
        Хельга легла на песок, приглашающе широко раздвинув стройные ноги в стороны. Исполняя желание девушки я, приподняв её попку вверх, вошел в неё. Хельга издала стон и сама прижалась ко мне всем телом.
        Мерси и Алиса тем временем возбуждающе ласкали друг друга на моих глазах.
        Я хотел их всех….
        Если с Хельгой мы занимались любовью в миссионерской позе, то Алиса отдала мне во власть свою очаровательную попку. Ну а Мерси, оседлав мой член, разгорячённо скакала на нём.
        Мы не появлялись на месте стоянки лагеря столько времени, что наши друзья не на шутку обеспокоились.
        - Риттер! Мерси! Хельга! Алиса! Где вы?! - раздался из кустов голос отправленного на поиски Хелика.
        - Мы здесь! Сейчас идём! - поспешили мы хором успокоить брата Хельги.
        Наскоро натянув на себя полусырую одежду, мы поспешили на его голос.
        Мы застали юношу на поляне возле пылавшего костра. Неподалёку от него с комфортом разместились Дори и Орин, впрочем, не переставая бдительно наблюдать за кромкой леса.
        Мы расселись вокруг костра, и я почувствовал как от тепла тела и огня, одежда прямо на глазах стала сохнуть.
        С удовольствием поглощая холодное пиво и приготовленную пищу, мы вели оживлённый разговор о том, что будем делать дальше.
        А дальше нам предстоял трудный переход через горы.
        Прямо на наших глазах ветер принёс с западных гор в долину низкие снеговые тучи, и небо стало постепенно темнеть.
        - Нам надо поспешить, - озабоченно сказал Орин, глядя на быстро темнеющее небо. - Надвигается непогода. Скоро долину накроет метель, а выбраться наверх в горы, если мы опоздаем, будет невероятно трудно.
        - Тогда срочно собираемся и выступаем! - сказал я и подал пример для остальных, забрасывая свои вещи в сумку.
        Все поступили также и через пять минут мы, сев на лошадей, тронулись в путь. Отдохнувшие лошади шли споро, а еще через пять минут у нас появилась ещё одна причина пришпорить лошадей.
        Рядом с нашим отрядом, из соседней кленовой рощи вышел целый отряд вооружённых местных жителей.
        Скорее всего, не дождавшись своих разведчиков, отправленных к нам, местные отправили этот отряд. А может быть, кому-то из разведчиков посчастливилось остаться живым, и они вернулись в своё поселение. Взяв с собой подкрепление, они возвращались к оврагу, когда встретились с нами.
        В обоих случаях, наша встреча оказалась неожиданной для обоих отрядов.
        Придя в себя местные, с радостным криком, изображавшим, наверное, радость от встречи, бросились к нам, потрясая своим оружием. Мы не стали дожидаться, когда нас примут в объятия четыре сотни дружеских рук и нещадно нахлёстывая, погнали прочь лошадей.
        Подхлёстываемые нами лошади мчали, не разбирая дороги. Тем временем клубящиеся низкие тучи почти настигли нас. Время от времени в тучах мелькали отсветы молний и тогда в наших мирных скотинках просыпался первобытный страх, заставляющий их ещё бежать ещё быстрее.
        Погоня, отправленная за нами, отстала шагов через двести, но расслабляться нам не стоило.
        А ещё через пять минут наши кони вихрем пронеслись по улицам небольшого городка, или же большого поселения, оставляя за собой растерянных жителей и клубы пыли на городских улицах. Городская стража оказалась неготовая к нашему появлению, и организовать толком наше задержание не смогла. Городские ворота, во всяком случае, захлопнулись не перед нашими носами, а уже после того как между нами образовалось расстояние в сотню метров.
        Но я так думаю, внимание городских жителей от нас отвлекла ещё и надвигающаяся непогода. В домах захлопывались ставни и двери, загонялась в сараи скотина, а дети домой.
        - Скорее! - крикнул нам Орин, - Ещё чуть-чуть и мы оторвёмся от бурана.
        Я с сожалением глядел на лесные поляны, заросшие красивейшими цветами всевозможных окрасок, проносившиеся мимо нас. Жалко будет, когда снег скроет всё под своим покровом. Но думаю, что лежать он будет недолго, термические воды и источники вскоре вернут долине первозданный вид. Нас к этому времени здесь уже не будет.
        Мы влетели галопом в последнюю берёзовую рощу на пути к горам, и, передохнув десять минут, выигранного нами времени, направились в горы.
        Но, за эти десять минут мы сделали самое важное - заготовили для дороги в горах берёзовые дрова. Найти в местных горах растущие деревья, можно было отнести к разряду чуда в этой дикой первозданной местности.
        Хорошо, что наши с Хеликом и Хельгой походные сумки могли вместить в себя любое количество дров, любого размера, главное, что они должны были быть одного типа. А в этой роще росли одни берёзы.
        Копыта наших лошадей вновь застучали по заснеженному насту. Мы направили наших лошадей между двух горных хребтов примыкавших с севера к долине цветов.
        Дороги здесь не было и дальше нам пришлось пролагать путь грудью поочередно сменяющихся лошадей.
        Я оглянулся назад, и с сожалением увидел, как раньше казавшаяся бриллиантом в оправе долина, оказалась полностью затянута молочно-белой клубящейся пеленой.
        - Мы успели, - с облегчением сказал Орин, вытирая пот с лица.
        - Ну что ж, - сказал я, - не будем терять времени. Нам нужно до вечера подняться в горы и найти место для ночлега.
        Никто не возражал.
        Но на нашем пути так до самой ночи и не попалось ни одной подходящей для ночёвки пещеры.
        Тогда ночевать мы решили в снегу, по примеру эскимосов. Подходящее для этого место нашлось у одной из скал с каменным козырьком.
        Почти под самую завязку это место оказалось забито плотной массой прессованного снега.
        Где только нам не приходилось ночевать до сих пор. Теперь вот пришла очередь построить себе из снега иглу.
        Своим Лавовым мечом я обозначил вход, а затем, углубляясь внутрь, стал постепенно вырезать прессованный снег кусок за куском.
        Изнутри помещение получилось круглым, по типу иглу, а по качеству совсем не хуже чем у эскимосов. Вход я сделал ниже уровня пола, чтобы обеспечить отток из снежного дома тяжёлого углекислого газа и обеспечить приток более лёгкого кислорода, а также для того чтобы не позволить уходить тёплому воздуху.
        Внутри помещение мы заслали меховыми шкурами. Прямо посреди мы соорудили импровизированный очаг, в котором разожгли несколько берёзовых полешек.
        Вскоре живительное тепло заполнило помещение, но от него стены из снега не оплавлялись, потому что избыточное тепло выводилось снегом наружу.
        Само строительство заняло у нас не более полутора часов времени.
        Забравшись в нашу импровизированную хижину, и установив очерёдность дежурства, все легли отдыхать.
        Ночь прошла спокойно, не считая того, что где-то неподалёку бродил горный медведь. Этот грозный хищник был голоден и искал себе пропитание.
        Тепло поднимающееся из иглу привлекло внимание мохнатого хищника, и он с любопытством сунул в узкий проход свою большую лобастую голову.
        То, что произошло дальше, ему не понравилось. Получив по своему большому влажному носу горящей веткой от дежурящего Дори, медведь с воем удалился.
        Это происшествие разбудило нас, но мы тут же легли спать дальше - находясь под охраной такого бдительного часового, мы могли спать спокойно.
        А в горах ещё долго раздавался обиженный рёв и подвывание обожжённого огнём хищника.
        Глава 17 Запретная зона
        Утром мы встали бодрые и готовые к новым свершениям.
        Быстро позавтракав, мы покинули нашу снежную крепость и направили лошадей на север. Мороз так сковал снег, что наст с лёгкостью выдерживал наших лошадей с седоками и поклажей.
        Перед тем как выйти я предварительно сверился с картой. Большая часть гор в этой области была уже открыта до нас, но меня смущало чёрное пятно скрывающее территорию к северу от нас. Как раз в этом месте должен был находиться замок богини Зимы и Ночи Морены.
        Закутавшись по уши в теплые меха, мы ехали, покачиваясь в сёдлах, но такая лёгкая прогулка быстро закончилась для нас.
        Прошло почти полдня нашего пути полного пологих подъёмов и спусков, когда мы подъехали к двадцатиметровой стене чёрного дыма, которая тянулась в обе стороны от нас на многие-многие десятки километров. От этой стены веяло теплом.
        - Что это? - спросила Мерси глядя на чёрную клубящуюся стену.
        - Закрытая зона, - высказала предположение Хельга.
        - Там живёт зло, - сказал побледневший Орин. - Я чувствую его.
        - На самом деле это вулканическая область, - поспешил успокоить я друзей. - Так называемый чёрный дым, это результат действия вулкана. Скорее всего, здесь совсем недавно произошло извержение. В результате его на земную поверхность выплеснулась магма, и выбросилось огромное количество раскалённого газа и пепла, что и явилось причиной образования такой стены.
        - Спасибо, успокоил, - язвительно заметил Хелик, - только вулкана нам для полного счастья тут и не хватало.
        - Что будем делать? - спросила Мерси. - Может, объедем вокруг?
        Я отрицательно покачал головой.
        - Эта стена дыма и пепла может тянуться на десятки и сотни километров, но дело даже не в этом. То, что мы ищем может находиться внутри этой зоны.
        - Чёрный замок? - уточнил Орин.
        - Да. Наш путь был долог, но теперь мы близки к его завершению.
        - Тогда чего мы ждём? Поехали, - Дори хотел уже направить лошадь в сторону дыма, но я придержал его.
        - Лошадей оставим здесь, там они нам будут только обузой.
        - Жалко лошадок то.
        - Не жалей, Дори. Если у нас не получится достигнуть нашей цели, то мы вернёмся за ними.
        Рядом с чёрной завесой росла небольшая роща, в которую мы и отвели коней. Соседство с вулканической зоной давало возможность деревьям и кустарникам существовать в достаточно комфортных условиях. Тут и там между деревьев проглядывала зелёная трава.
        Мешки с овсом мы развесили на нижних ветках деревьев, так чтобы зерно понемногу высыпалось из проделанных в них небольших дырок.
        Основные припасы мы также оставили в роще, и отправились к стене практически налегке.
        Когда мы почти вплотную подошли к клубящейся чёрной стене, тёплый воздух пробивающийся через пелену пепла и копоти стал более жарким.
        - Пожалуй, скину я тут свой тулупчик, - сказал Хелик и начал снимать с себя тёплую одежду.
        Следом за ним это сделали и остальные.
        Теперь мы были готовы войти в запретную зону. Все члены нашего отряда были предельно собраны и сосредоточены. Куда-то подевались все шутки и прибаутки, которыми мы не раз подбадривали друг друга.
        Эх, так и тянет испортить торжественный момент встречи с нашим главным злодеем словами: «Вы нас не ждали, а мы припёрлись».
        - Ну что, все готовы? - спросил я.
        Дождавшись утвердительных кивков, я первым подал пример, вступая в клубящуюся мглу.
        Странно, но дышать в ней было можно, но ориентироваться можно было с трудом.
        Я едва различал смутные силуэты своих друзей.
        Этак можно было тут и потеряться, к тому же если на нас нападут враги, то отличить их от друзей будет затруднительно.
        Поэтому я стал собирать друзей вместе, заставив их взяться за руки.
        Теперь, когда все мы были вместе, можно было дальше продолжать наш путь.
        Я шел впереди всех, держа за руку Хельгу, и напевал детскую песенку:
        Встаньте дети, встаньте в круг,
        Встаньте в круг, встаньте в круг!
        Ты мой друг, и я твой друг,
        Старый верный друг!..
        Сзади послышался сдавленный смешок Хельги.
        - Риттер, перестань меня смешить. Я снова почувствовала себя в детском саду.
        - Ха-ха-ха. Сейчас подойдёт воспитательница и всех нас наругает.
        - Я думаю, может подойти не воспитательница, а большой и страшный воспитатель, - услышал я голос Дори, идущего вслед за Хельгой.
        - Соберитесь… хватит ржать… будьте внимательными… - донёсся до меня еле слышимый голос Орина.
        Так, спотыкаясь и обходя на своём пути препятствия, мы шли в гору примерно с час, но постепенно туман вокруг нас стал редеть. Камни и скалы стали обретать форму и очертания, и теперь мы могли видеть куда дальше, чем прежде.
        Внезапно скалы вокруг нас кончились, и мы оказались на заснеженном горном плато.
        - Что это? - спросил Хелик, указывая на какую-то громадную чёрную точку на горизонте.
        - Похоже, это какое-то строение, - отозвался Орин.
        И правда, очертаниями чёрное пятно было похоже на маленький замок.
        - Подойдём ближе и разглядим что это такое.
        - Будьте внимательными, если это и есть наша цель, то наверняка и есть сторожа, которые её охраняют. Будет обидно, если кто-то погибнет в самом конце нашего пути.
        Приготовив оружие, мы направились к чернеющему в мутной мгле пятну. Можно было только гадать, что ожидает нас там.
        Снег уже потерял свою твёрдость и казался мягким, даже ватным, да и цвет он изменил с белого на серовато-ноздреватый, словно на него просыпали пепел.
        Я обратил внимание, что в некоторых местах плато снег был словно приподнят как большой кулич, и усыпан искрящимися разноцветными бусинами. Какая странная форма для кучи снега.
        - Что это такое? - спросила Алиса. - Никогда не видела ничего подобного.
        - От непонятного нужно держаться подальше, правда, Дори? - спросил Орин и остановился, не увидев рядом с собой своего непутёвого брата.
        Его братца мы обнаружили у одного из "куличей" с увлечением пытающего отковырять одну из бусин своим ножом.
        - Дори! Что ты делаешь? - крикнул брату Орин. - Идём, времени на это у нас нет.
        - Погоди, Орин, у меня вот, вот получится.
        Получилось….
        Внезапно "кулич" вздыбился на высоту пяти метров, поднимаясь столбом над снежной поверхностью плато. Бусины угрожающе засверкали, и под ними раскрылась громадная щель полная острых длинных кристаллических зубов.
        Ничего себе!
        Над Дори нависал огромный снежный змей.
        ГЛАВА РОДА СНЕЖНЫХ ЗМЕЙ АРТУКС, РЕЙД-БОСС 200 УРОВНЯ.
        Возмущённый наглыми действиями непутёвого члена нашего отряда змей начал медленно двигаться по кругу вокруг гнома, который вдруг застыл, словно загипнотизированный сверканием глаз-бусинок гада.
        «Сейчас он обкрутится вокруг Дори, сожмёт кольца и проглотит незадачливого любителя всего сверкающего», - догадался я.
        - Бейте змея! - крикнул я, кидаясь на выручку молодого гнома.
        Другие тоже не сплоховали.
        Вздымая ногами снег, мы вшестером бросились к снежному змею.
        - Ха! - резко выдохнул я, вонзая в его кожистую плоть Ледяную иглу.
        Результатов было ноль. Похоже, Ледяная игла не действовала на змея, либо он имел к ней резист.
        Орин запрыгнул на хвост змея и опустил на него свой топор. Во все стороны полетели осколки льда. Снег окрасился в голубой цвет. Но змей как будто и не почувствовал этого. Он только лениво взмахнул своим хвостом и Орин отправился в полёт шагов эдак на двадцать. Рана на теле змея нанесённая топором гнома стала затягиваться прямо на глазах.
        Хелик и Хельга кружили вокруг пресмыкающего, стараясь найти у неё уязвимое место.
        А вот Алиса с Мерси работали в связке. Алиса, неподвластная ментальному воздействию снежного змея привлекала к себе его внимание, давая возможность остальным членам отряда наносить удары. Мерси подлечивала её.
        Наконец снежному гаду надоело мельтешение перед мордой худенькой фигурки хозяйки пряничного домика, и он нанёс удар в то место где до этого стояла Алиса. Но тут от гипноза очнулся Дори и успел к девушке раньше его.
        Прыгнув вперёд он выхватил практически из зубастой пасти, нашу лесную фею и морда рептилии только взрыла снег в том месте, где до этого стояла она.
        Засунув в ножны бесполезный клинок, я достал Лавовый меч и направился к распространяющему ледяной холод снежному змею свернувшегося кольцами.
        Змей, как будто почувствовав исходящую от меня угрозу, быстро повернул приплюснутую голову в мою сторону.
        Я резко бросил своё тело вперёд, занеся вверх руку с пылающим огненным клинком.
        Льдисто-голубые глаза змея остановились на мне, сковывая мои мышцы, но было уже слишком поздно.
        Я практически по инерции нанёс решающий удар схватки. Пылающий клинок опустился вниз, ломая собой снежно-белую чешую змея и рассекая его розоватую плоть. Голубая кровь гада не успевала долететь до земли, закипая под действием пламени волшебного меча.
        Резкий крик боли пронёсся над снежной долиной.
        Было странно, но этот крик помог мне справиться с оцепенением.
        Очнувшись от действия гипнотических чар, я стал давить на клинок, заставляя его всё больше и больше погружаться в плоть змея, и делал я это до тех пор, пока тело главы рода снежных змей не распалось на две половинки.
        Запах палёной плоти окутал тело гигантской снежной змеи. Взгляд его голубых глаз помутнел и длинная шея, увенчанная клиновидной головой, упала на снежную поверхность плато.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ ГЛАВУ РОДА СНЕЖНЫХ ЗМЕЙ АРТУКСА, РЕЙД-БОССА 200 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ЗАВЕРШИЛИ БОЙ В СВОЮ ПОЛЬЗУ С ПРЕВОСХОДЯЩИМ ВАС НА СТО И БОЛЕЕ УРОВНЕЙ ПРОТИВНИКОМ. ДОСТИЖЕНИЕ «ПОБЕДИТЕЛЬ ГИГАНТОВ» ВЫПОЛНЕНО - 9/10. ПОЛУЧЕНО + 5 К ЛОВКОСТИ. ПРОДОЛЖАЙТЕ ПОБЕЖДАТЬ ПРЕВОСХОДЯЩИХ ВАС ПРОТИВНИКОВ, И ВАШЕ ИМЯ БУДЕТ ЗАНЕСЕНО НА СКРИЖАЛИ СЛАВЫ В ЗАЛЕ ГЕРОЕВ ИГРОВЫХ МИРОВ. ДЛЯ СЛЕДУЮЩЕГО ДОСТИЖЕНИЯ ВЫ ДОЛЖНЫ ПОБЕДИТЬ ПРОТИВНИКА НА СТО ПЯТЬДЕСЯТ И БОЛЕЕ РАЗ ВЫШЕ.
        ПОЛУЧЕНО 584 667 332 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ПЯТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТИДЕСЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ.
        Но радость победы была преждевременна.
        Разбросанные по поверхности плато «куличи» зашевелились и тут и там из них стали подниматься вверх тела снежных змей. Предсмертный крик предводителя рода разбудил их от спячки.
        - Скорее, бежим! - крикнул я, холодея от чувства тревоги и страха.
        Моих друзей не надо было уговаривать.
        Со всех ног мы бросились бежать к чернеющей впереди точке замка.
        Но измотанные в бою с гигантской белой змеёй быстрый темп бега мы поддерживать не могли. А со всех сторон к нам уже направлялись белые тела змеёнышей-переростков. Хоть они были и не такого размера как их старший сородич, но всё равно представляли для нас реальную угрозу.
        Мы бежали так, чтобы оставаться в стороне от ползущих к месту битвы белых тел. Но везение когда-нибудь заканчивается. Закончилось оно и у нас.
        Откуда-то со стороны нам наперерез выполз огромный снежный змей.
        Принимать бой было для нас равносильно поражению. Мало того, что мы были загнаны, так вдобавок к месту предстоящей схватки могли сползтись другие снежные змеи, и тогда к нам помимо пресмыкающихся явился бы и далёкий пушистый северный зверёк.
        Но тут произошло непредвиденное. Когда наш противник уже почти добрался до нас, в его тушу на полном ходу врезался другой солидный представитель рода снежных змей.
        Между пресмыкающимися закипела схватка. Их тела сплелись в смертельном клубке.
        Пользуясь тем, что в пылу боя на нас не обращают внимания, мы бросились бежать дальше.
        Вдруг бегущая передо мной Алиса пошатнулась. Её тело повело в сторону, но я успел подхватить её.
        Взяв девушку на руки, я положил её на плечо и припустил вдогонку за своими друзьями.
        Наконец дерущиеся за место вожака снежные змеи остались далеко позади.
        Мы сбавили темп, а потом вовсе остановились, восстанавливая дыхание.
        Дальше мы уже пошли в походном порядке.
        Чёрное пятно на горизонте постепенно становилось всё чётче, пока не превратилось в изображение приближающегося пятибашенного чёрного замка.
        И тут, когда всё вроде уже закончилось, перед нами появилось очередное неодолимое препятствие - прямо перед нами в земле раскрылась огненная пропасть шириной почти пятьдесят метров. С нашей стороны отвесные скалы уходили вниз на многие-многие десятки метров, а дальше терялись в дрожащем мареве протекающей по дну оврага огненной реки. Время от времени из огненных глубин оврага вырывались раскалённые протуберанцы, взлетающие в воздух почти до нашего уровня.
        - Ох, ну ни фига себе, - озвучил общее мнение Хелик, - И как мы переберёмся через пропасть?
        - Может быть пойдём вдоль неё? - спросила Мерси. - Должна же она когда-нибудь закончиться.
        - А если она упрётся в скалу? Или ещё чего хуже дальше будет очередная пропасть? - встревоженно заметил Дори.
        Все замолчали, стараясь придумать способ переправы через раскалённую реку.
        - Надо пройти вдоль этой трещины и поискать возможность переправы. Может быть, действительно где-то дальше есть мост, или какая-то переправа, - прервал общее молчание я. - А потом опять вернёмся на это место и поделимся нашими открытиями.
        Мы разделились на две группы. В первую группу вошли Орин, Дори, Алиса и Мерси, во второй оказались я, Хелик и Хельга.
        Едва мы отдалились от места, где мы подошли к оврагу, из глубин адской пропасти вырвалась очередная вулканическая бомба в виде огромного раскалённого валуна, которая взлетела над поверхностью земли на добрую сотню метров и взорвалась, засыпав округу раскалёнными обломками.
        С облегчением выдохнув, наша группа продолжила свой путь.
        Пробираясь между обломками скал по чёрной выжженной земле, мы всматривались в огромную трещину в поисках чего угодно, что могло помочь нам в переправе на ту сторону. Но время шло и ничего подобного мы не находили.
        И вот тут я увидел, что противоположная сторона пропасти стала понижаться.
        Я приблизился к её краю и увидел в сотне метров от себя дальше по оврагу, что в одном месте его стенки сблизились так, что с нашего стороны можно было перепрыгнуть на другую, более низкую сторону. Правда опасность свалиться в раскалённый овраг существовала, но тут уже приходилось рисковать.
        Я озвучил своим друзьям свой замысел, и они поддержали меня.
        С этими мыслями мы и вернулись назад, к месту встречи. Там уже находилась первая группа. Оказывается, дальше овраг не только не становился уже, он даже расширился так, что ни о какой переправе через него не могла идти и речь.
        Рассказав о нашей находке приободрил остальную часть нашего отряда. Я предложил всем переправиться через пропасть именно там.
        За неимением альтернативных предложений все единогласно приняли моё предложение.
        По пути к найденному мной узкому месту расщелины мы наткнулись на место обитания саламандр, этих по-настоящему огненных элементалей. Жёлто-оранжевые юркие ящерки сновали по скалам, оставляя на их пепельной поверхности огненные следы.
        - Красиво! - восхитилась Алиса, глядя на причудливые цепочки следов саламандр.
        Все дружно поддержали её.
        Не став беспокоить пылающих рептилий мы пошли дальше.
        Наконец мы добрались до того места, которое заметил я.
        Здесь наш край обрыва нависал над огненной пропастью в месте максимального сужения оврага. Но всё равно просто перешагнуть с левой на правую сторону расщелины мы не могли.
        Оценив место переправы, Дори, как самый опытный гном, сделал вывод:
        - Придётся прыгать, но шанс переправиться у нас есть. Хотя лишние вещи придётся оставить на этой стороне.
        - Первым прыгну я, - отсекая ненужные размышления, сказал я, - закреплю верёвку на той стороне, и тогда за мной переправятся все остальные.
        Дори достал из мешка моток тонкой, но очень прочной верёвки и один конец его закрепил вокруг скалы, выступающей из земли в виде изогнутого клыка огромного животного.
        Обвязав верёвку вокруг пояса, я отступил от края пропасти на двадцать шагов.
        Наши побледневшие девушки с тревогой смотрели на меня своими широко распахнутыми глазами.
        Помолившись про себя, и вспомнив всех богов игрового мира «Всё возможно», я с места рванул к краю оврага. Добежав до него я, резко оттолкнувшись от земли, взмыл над раскалённой пропастью….
        Приземлился я на той стороне в трёх местах от обрыва. Превосходно. Люди смогут запросто преодолеть это препятствие. Тревогу у меня вызывали гномы из-за своего телосложения. Их тела не были предназначены для прыжков. Но тут было уж ничего не поделать.
        Переправа через пропасть прошла как по маслу. За исключением гномов, все остальные с лёгкостью перепрыгнули через провал в земле.
        Пришла пора и наших коротышек. Первым прыгал Дори. Разбежавшись, он сиганул через опасное место и приземлился в шаге от его края. Гнома быстро оттащили от опасного места.
        На той стороне огненной пропасти оставался один Орин.
        Обвязав вокруг торса верёвку, он отошёл для разгона подальше и приготовился.
        В свою очередь мы не только закрепили наш край верёвки вокруг выступа скалы, но и взяли её в руки. Всё таки Орин был тяжелее Дори на добрых двадцать килограмм.
        Качнувшись вперёд, Орин побежал к краю оврага, постепенно наращивая скорость.
        Добежав до края, он, резко оттолкнувшись от земли, взмыл над оврагом. Но тут сказался перевес. Толчка Орина оказалось недостаточно для того чтобы перенести его тело на безопасное расстояние через раскалённую пропасть.
        Орин приземлился как раз на её краю, но удержаться на ногах не смог. Его качнуло назад, и гном с воплем в голосе полетел в пылающую бездну оврага. Правда летел он недолго.
        Верёвку в наших руках рвануло так, что всех нас, держащих её, потащило к краю обрыва. Упираясь ногами в скалу, мы изо всех сил сдерживали вырывающуюся из наших рук верёвку. Остановить её движение мы смогли лишь в пяти шагах от края пропасти.
        - Тащи его! - с натугой в голосе крикнул Хелик, с трудом удерживая тянущий его к краю груз.
        Упираясь ногами в скалу, мы шаг за шагом отступали от опасного края. Наконец сначала руки, а затем голова гнома со всклоченной бородой показалась над краем оврага. С выпученными от натуги глазами он с трудом перевалил своё тело через край, и уже полностью выбравшись на скалу замер в полной неподвижности.
        Всё хорошо, что хорошо кончается. В этот раз Орину несказанно повезло.
        Отдыхали мы не долго. Смочив рот водой из фляжек, наш отряд двинулся дальше к темнеющей вдалеке громаде замка.
        Плато постепенно начало подниматься.
        Среди скал мы заметили наезженную дорогу, ведущую от каменоломни в направлении замка.
        Выйдя на нее, я справедливо подумал, что эта дорога может привести нас к входу в замок.
        В готовности ко всяким неожиданностям мы зашагали по полустёртым каменным плитам дороги.
        Воздух вокруг нас постепенно наполнился запахом протухших яиц.
        - Чем это так пахнет? - с отвращением в голосе спросила Алиса, зажимая тонкими пальчиками свой изящный носик.
        - Это сероводород. Здесь повсюду в скальной поверхности есть мелкие трещины, ведущие к недрам земли, откуда и идёт этот газ. Это так называемые следы вулканической деятельности, - с важным видом пояснил Орин.
        - Нам нужно быстрее преодолеть это место, дальше идти будет легче, - добавил Дори.
        Мы ускорили шаг и через некоторое расстояние выбрались на свободное от испарений место.
        До замка уже было недалеко. Тёмно-синие, почти чёрные стены, венчаемые узкими шпилями башен твердыни, поднимались над землёй на добрых пятьдесят метров.
        Мы затаились среди придорожных скал, наблюдая за входом в него.
        Вход в цитадель охранялся двумя десятками стражников закованных в чёрную броню. По периметру замка время от времени проезжал конный патруль на лошадях, глаза которых пылали ледяным пламенем.
        - И как мы попадём внутрь? - спросила Мерси.
        - Нужно думать. Так просто туда нас не пустят.
        - Давайте наблюдать за воротами, может быть, что-то подскажет нам как попасть внутрь.
        Мы добрых полдня наблюдали за входом в замок богини Зимы и Ночи Морены, пока в наших головах не созрел план.
        Охрану замка Морены несли не магические существа, а самые обычные люди, которые как все живые существа имели потребность во сне и еде. Как они удовлетворяли потребность во сне, это было их дело, но еду в замок доставляли на крытых повозках под усиленной охраной и в этом был наш шанс.
        Глава 18 Замок Зимы и Ночи
        Пока мы вели наблюдение за замком Морены, мимо нас прошли несколько конвоев под охраной отрядов чёрных рыцарей.
        Один из них, по нашему замыслу, и должен был стать нашим средством проникновения в цитадель богини Зимы и Ночи.
        Идея сама по себе безумная, но именно поэтому должна была сработать.
        За время нашего наблюдения в цитадель прошло четыре конвоя. Схема движения всегда была одна и та же - сначала во главе конвоя шли семь стражников, за ними двигались крытые повозки в количестве от трёх до семи штук, а замыкал конвой ещё один отряд стражников из шести человек.
        Неподалёку от места наблюдения, перед самим замком, дорога изгибалась дугой между скальных нагромождений. В этом месте конвой растягивался, и замыкающая конвой стража на некоторое время теряла из вида своих подопечных. Но так как промежуток мёртвой зоны составлял всего тридцать метров, то средние повозки выпадали из поля зрения стражников минуты на три. Как раз в это время у нас появлялся реальный шанс попасть внутрь каравана.
        В ожидании следующего каравана мы засели возле дороги у самой большой скалы.
        Шло время.
        Наконец до наших ушей донеслись звуки топота солдатских сапог и скрипа колёс повозок.
        - Приготовились, - сказал я, и мы замерли в ожидании.
        Сначала на дороге появились трое солдат закованных в глухую чёрную броню. Они шли по дороге, привычным взглядом окидывая скалы. Было видно, что в конвое они не новички. Если бы на их месте оказались бы новобранцы, то внимание солдат к выполнению своих обязанностей было бы более пристальным.
        Проходя мимо расселины, в которой засели мы, лишь один из солдат мельком взглянул в нашу сторону.
        Пронесло.
        Через полминуты за разведчиками из-за скалы показалась ещё четвёрка стражников. Эти шли уже просто, разговаривая и глядя прямо перед собой.
        Пропустив стражу, мы приготовились в ожидании появления повозок.
        Наконец из-за скалы выкатилась первая повозка, на козлах которой сидел возничий правящий лошадьми.
        Вслед за первой повозкой показалась ещё одна, потом ещё…
        Все повозки были одинаковые.
        Дождавшись, когда мимо нас покатится третья повозка, мы быстро рванули к ней.
        Подпрыгнув, я уцепился за задний бортик повозки и, подтянувшись, забрался в повозку.
        Внутри кроме каких-то мешков ничего не было. Я пробрался вперёд и сделал это как раз вовремя - над бортиком уже показалась взлохмаченная голова Дори.
        Мы успели вовремя. Когда из-за поворота вывернула очередная повозка, мы уже успели спрятаться в повозке за мешками с провиантом.
        Покачиваясь на ухабах, повозка мягко катилась по дороге. Укачиваемые в повозке мы начали дремать. От дрёмы мы очнулись тогда, когда конвой уже остановился для досмотра перед самыми воротами замка.
        Укрытые от посторонних взглядов тентом мы не видели, что происходит снаружи, но зато могли слышать голоса стражников.
        Как я понял, первые две повозки были подвержены тщательному досмотру, но здесь нам просто повезло. Когда часовые подошли к нашей повозке, кто-то прибежал с командой закончить досмотр и побыстрее доставить продукты на кухню замка.
        Повозки вновь покатились въезжая в ворота цитадели, но уже без охраны, которая осталась за воротами замка.
        Всё, теперь уже обратной дороги нет.
        Сделав несколько поворотов повозки окончательно остановились.
        Отодвинув в сторону полог повозки, я осторожно выглянул наружу. Спешившиеся возницы как раз входили в одну из дверей хозяйственной части замка.
        Один за другим мы выбрались из повозки и осмотрелись. Повозки находились на заднем дворе цитадели. В этой части замка помимо наших повозок находилась конюшня, дальше располагались пристройки для скота и птицы. Посреди двора находился большой колодец с поилкой для лошадей. Подальше, у самой крепостной стены росло несколько плодовых деревьев. Возле колодца прогуливался большущий петух с ярким оперением.
        Нам нужно было, как можно быстрее убраться с открытого места, желательно туда, откуда мы бы смогли пробраться внутрь замка.
        Моё внимание привлекла дверь, находившаяся в стене отдельно от остальных дверей здания.
        Быстро перебежав через двор, мы оказались у двери. На наше счастье она была не заперта. Замок от двери висел на одной из петель. Створка двери была чуть приоткрыта, а значит, её кто-то открывал. Была возможность, открыв дверь, натолкнуться на этого человека.
        Потихоньку приоткрыв дверь, я заглянул внутрь и убедился, что за ней никого нет. Сразу за дверью начинался длинный коридор.
        Стоящие у двери пустые коробки и ящики мешали рассмотреть, что находится в глубине коридора.
        Приготовив на всякий случай оружие, и прикрыв за собой входную дверь, мы пошли по коридору, освещённому настенными факелами.
        Время от времени нам попадались двери. Некоторые из них были заперты, но были и такие в которые мы могли зайти.
        За первой из дверей находился овощной склад - всё помещение заполняли стеллажи и полки с уставленными на них ящиками с местными овощами. За второй был склад фруктов. Попалось нам и помещение, в котором обитатели замка хранили консервы.
        Но все эти складские помещения были тупиковыми, и мы, обследовав их, шли дальше.
        Наконец нам попалась ещё одна дверь, которая отличалась от всех остальных дверей. Она была массивная и изготовлена из прочной древесины.
        Дверь была открыта, и мы вошли.
        За дверью оказался ещё один коридор ведущий куда-то вниз. Оттуда тянуло тёплым сухим воздухом.
        Спуск был пологий и шёл по кругу. Постепенно закругляющаяся боковая стена коридора мешала нам видеть, что находится дальше в двух шагах от нас.
        Поэтому встреча со слугой несущим наверх большую корзину с бутылками, была неожиданной.
        Слуга - мужчина лет сорока, одетый в серую одежду из плотной прочной материи, почти налетел на Хельгу и замер, почувствовав у своего горла острие кинжала.
        Хелик успел подхватить выпавшую из рук слуги корзину и аккуратно поставил её на пол.
        Прижав бедолагу к стене, Хельга допросила его.
        Оказалось, что мы правильно поняли, где оказались, покинув наш транспорт. В данный момент мы спускались в винный погреб замка. Вино слуга тащил к обеду господам офицерам замковой стражи.
        Что нам было делать? Отпустить слугу мы не могли - он обязательно донес бы на нас. Оставить его здесь связанным или убить, тоже не вариант. Его обязательно хватятся, найдут и поднимут тревогу, а нам лишний шум ни к чему.
        - Можно я попробую? - тронула меня за рукав Алиса.
        Точно, Алиса ведь владеет магией разума.
        - Давай.
        Алиса подошла к слуге и начала говорить ему: «Расслабься, смотри мне в глаза…»
        Глаза слуги потускнели.
        - Сядь. Достань из корзины бутылку… так, открой её… пей….
        Слуга приложил к губам бутыль с вином и начал пить. В два десятка глотков уговорив бутылку, он аккуратно поставил её назад в корзину.
        - Бери следующую…
        Со следующей, да и со всеми остальными произошло то же самое что и с первой бутылкой. Правда последнюю бутылку поставить слуга так и не смог - он всё время промахивался мимо корзины.
        Я взял у него из рук бутылку и аккуратно поставил её к остальной пустой таре.
        Глядя в помутневшие, лишённые всякого смысла глаза слуги Алиса приказала ему забыть всё, что с ним сейчас произошло.
        Слуга согласно кивнул головой и, привалившись спиной к стене заснул. Тело его сползло на пол, и вскоре в коридоре раздался мощный храп.
        - Ну вот, - удовлетворённо заметила чародейка, - обошлись без убийства и дали возможность попробовать хозяйского вина.
        Теперь даже если разбудить слугу, то тот о нас ничего и не вспомнит.
        Можно было идти дальше.
        - А если нам на пути попадётся кто-то, кто будет нести свиной окорок? Или допустим, писарь несущий стопку бумаги? - ухмыльнулся Дори.
        - Заставлю, его есть до полного несварения желудка, - серьёзно ответила Алиса, - и будет он сидеть безвылазно в туалете до самого утра. Хочешь, проверим на тебе?
        - Нет, нет… Я верю, верю… - вздрогнув гном протестующе протянул к ней руки.
        Перспектива прос…ть всё наше приключение на ночном горшке, со спущенными штанами, ему не показалась привлекательной.
        Кстати, я имел ввиду просидеть на горшке, а вы что подумали?
        - Ну, хорошо, - вмешался я, - все взяли себя в кулак. Не расслабляемся. Продолжаем спуск.
        Оставив за собой мирно храпящего слугу, наш отряд продолжил спуск.
        Шли мы не долго.
        Наконец мы нашли то, что искали. Проход в центральную часть замка был где-то здесь.
        Винный погреб нас надо сказать поразил. В широком подвальном помещении в несколько рядов стояли стеллажи с всеразличными бутылками и поддоны с винными бочками. Подвал тянулся далеко, и конца его не было видно. Стены подвала украшали барельефы со схожей тематикой.
        Гномы как зачарованные брели вдоль стеллажей с бутылками вина и, читая бирки с названием напитков хранящиеся в подвале, бормотали в полголоса: «Коньяк Западного предела… Ром Восточного предела… Бальзам фарагорийский… Мадера Южного предела… Гномий самогон Северного предела…»
        Здесь они, не сговариваясь, остановились, в ступоре от прочитанного.
        Подняв на меня глаза Орин сказал:
        - Риттер, тут есть гномы. В Северном пределе.
        - Рад это слышать, Орин. Но что поделать, друг, мы не идём туда.
        Гном понурил голову, но затем воспрял духом.
        - Эх, если мы не можем встретиться с нашими сородичами, так хоть несколько бутылок с их выпивкой возьмём с собой.
        Гномы принялись с воодушевлением набивать свои карманы пыльными бутылками из тёмно-зелёного бутылочного стекла.
        Ну, вот… пустили козлов в огород.
        - Так, сейчас не пить, - осадил я Дори, уже протянувшего свою руку к горлышку одной из бутылок, - нам не хватает сейчас только пьяных гномов. Выпьете после того как всё закончится. А сейчас идём дальше.
        А дальше были всё новые и новые стеллажи с бутылками.
        Масштабность подвала просто поражала. По моим прикидкам он занимал несколько городских кварталов.
        Для перемещения по нему в центральном проходе даже была проложена рельсовая дорога, по которой каталась небольшая грузопассажирская тележка.
        Но обход подвала не обошёлся без происшествий.
        Когда мы проходили мимо больших бочек с каким-то южным вином, с барельефом, вырезанном на стене подвала, что-то произошло.
        Собой барельеф изображал трёх охотников расположившихся на отдых на привале. Казалось, что они только приступили к трапезе. Каждый из них держал в руках рог с вином. А рядом с ними, высунув язык, сидела охотничья собака.
        Когда я проходил мимо этой скульптурной композиции один из охотников, лежавший на траве ко мне спиной, вдруг повернулся и, глядя мне прямо в глаза, сказал: «Зря вы сюда пришли. Ты об этом ещё пожалеешь». И снова отвернулся.
        Я как шёл, повернув к барельефу лицо, так и остановился затормозив.
        Шедший за мной Орин от неожиданности налетел на меня и спросил: «Риттер, что с тобой?! Ты чего тормозишь?! Привидение что ли увидел?»
        - Орин, - ответил я, указывая на стену, - взгляни на это изображение. Тебе не кажется оно странным?
        - Тут мне странным кажешься только ты. А изображение на стене совсем обычное. Охотники на отдыхе.
        - А что ты мне скажешь об охотнике на переднем плане?
        Гном подошел к барельефу, внимательно рассмотрел его и даже потрогал руками.
        - Да нет тут ничего необычного.
        - Значит, мне показалось, - я облегченно вздохнул, - пошли быстрее, а то отстанем от наших.
        Мы заторопились, догоняя ушедшую вперёд группу.
        - А что ты видел? - вдруг спросил меня Орин.
        - Да понимаешь, я увидел, как охотник, лежавший на траве к нам спиной, вдруг обернулся и сказал мне, что мы зря сюда пришли.
        - Вот как? - нахмурился старший из братьев-гномов, - Это странно.
        - Что тут странного? - удивился я. - ты ведь сказал, что не заметил ничего необычного.
        - Ну да, охотники на изображении были совсем обычными. Но ты-то что-то заметил, а ты у нас очень наблюдательный для человека. Я помню, двое из охотников сидели лицом к нам, а третий полулежал, повернув голову к собаке….
        Я похолодел. Значит, не показалось.
        Но возвращаться к странному изображению я не решился - мы уже почти догнали наших. А может быть, мне всё это показалось.
        Пока мы шли дальше, другие выходы из подвала нам не попадались на пути. Неужели я ошибся, и нам придётся возвращаться обратно? И что потом? Рискуя нарваться на замковую стражу, искать другой вход в замок?
        Есть ещё вариант идти через кухню. Но там полно кухонных рабочих, поваров и поварят. Это было равнозначно выйти во внутренний двор цитадели и заорать: «Морена!!! Выходи мля, биться будем! И подружку свою, Наану прихвати! Ну и стражу свою, до кучи!» А потом огребать от них всех.
        - Смотрите внимательнее, - сказал я своим друзьям, - нам очень нужно найти другой выход из подвала.
        Выход мы всё-таки нашли, но он был замаскирован.
        Мы дошли до самого конца подвала. Но всё было напрасно. Ни единого выхода из этого чёртового подвала.
        Ряды стеллажей с обычным вином уже давно закончились. В этом месте на стеллажах лежали уже бутылки не зелёного, а коричневого и тёмно-синего цвета, погребённые под толстым слоем вековой пыли. Вино, находившееся в них, было возрастом сотни, а может быть даже тысячи лет.
        - Они же стоят на вес золота! - изумился увиденному богатству Дори.
        Глаза у хозяйственных гномов нездорово забегали, приобретя какую-то сумасшедшинку.
        Невзирая на все мои запреты, Дори схватил одну их бутылок и отбив горлышко сделал из неё большой глоток.
        Лицо гнома вдруг скривилось в гримасе отвращения, и он выплюнул содержимое на пол.
        - Уксус! Чистый уксус! - гнома трясло от негодования. - Вот до чего доводит беспечное отношение к благородному напитку. Варвары!
        Он отбросил бутылку подальше от себя и отошёл в сторону с обиженным лицом.
        Я не поленился и подобрал брошенную бутылку. Прочитав этикетку на ней, я чуть было не расхохотался. На этикетке чётким каллиграфическим почерком было написано: «Винный уксус».
        - Дори! Ты же отхлебнул из бутылки с уксусом, а не вином. Ты не оправдал великую русскую поговорку «На халяву уксус сладкий!»
        Все кругом расхохотались.
        Дори скривился и обиженно отвернулся.
        Я взял с соседнего стеллажа тёмно-синюю бутылку и прочёл на ней этикетку: «Амброзия Эйрхарда».
        Откупорив бутылку, я понюхал горлышко. Из него пахло какими-то экзотическими фруктами. Сделав острожный глоток, я зажмурился от удовольствия. Мммм… вкуснятина.
        Держа в руках бутыль с вином, я подошел к Дори и протянул её ему.
        - Похоже, приятель, ты взял не ту бутылку. Попробуй ка вот это.
        Дори недоверчиво взглянул на меня, но отказываться не стал.
        Он сделал осторожный глоток из бутылки, и его физиономия расплылась в блаженной улыбке.
        - Да! Это оно…. Это и есть самое настоящее счастье.
        А к нам уже подошли девушки, протянув свои лапки к бутылке.
        Всем нам досталось по паре глотков. Вино в бутылке быстро закончилось, а настроение пропорционально прибавилось.
        Любопытный и вечно сующий, куда не надо нос, Хелик вдруг обратил наше внимание на то, что рельсы, идущие по центральному проходу подвала, не заканчиваются у последнего стеллажа с бутылками, а доходят до самой стены.
        В этом месте на стене висела роспись, от пола до самого потолка, изображавшая собой степь, с рельсами, уходящими к горизонту. Рельсы на картине начинались с того места, где заканчивались реальные, и были как-бы продолжением их.
        На рельсах был нарисован небольшой железнодорожный состав причудливой формы, состоявший из одного локомотива и двух вагончиков без крыш. Локомотив поезда был похож на самые первые экземпляры паровозов, с длинной паровой трубой, только форма котла была причудливая, сделанная в виде большой бочки с вином. Пар выходил из приличного размера крана.
        Я только усмехнулся, дивясь фантазии художника изобразившего такое чудо механики в этом мире. В вагонах состава талантливый художник нарисовал несколько пар мужчин и женщин в прогулочных костюмах, наслаждающихся поездкой в поезде. Состав катил к горизонту, из-за которого поднималось багровое солнце.
        Я рассмотрел картину и уже хотел отвернуться, как вдруг одна из девушек на картине, сидевшая в последнем вагоне, в розовом воздушном платье и шляпке с большими полями, повернулась ко мне и сказала тихим голосом: «Зря вы сюда пришли. Уходите пока не поздно».
        Я хотел спросить ее, почему зря, но тут поезд, испустив пронзительный свист выпускаемого из котла пара, поспешил к горизонту и скрылся из вида.
        Итак, вот и второе предупреждение.
        Я моргнул, и наваждение исчезло. Поезд всё так же стоял передо мной, а девушка сидела спиной ко мне.
        О том, что увидел, я решил не говорить своим друзьям. В лучшем случае они сочтут меня не совсем здоровым.
        Но всё же это было неспроста. Это не был случайный морок. Это был знак, предупреждение, и предупреждение было, скорее всего, от самой системы, от игрового Искина. Нам грозила реальная опасность.
        И тут я заметил пробивающуюся тонкую полоску света в месте стыковки картины с полом, и это отвлекло меня от удручающих мыслей. Сама картина была искомой нами дверью, которую нам предстояло открыть.
        Оставив на карауле Алису, мы начали обшаривать стену в поисках замка или другого скрытого механизма.
        Один из кирпичей на соседнем участке стены своей фактурой отличался от других. При нажатии на него стена с картиной отъехала назад и в сторону, открывая за собой длинный светлый коридор. По полу коридора были проложены настоящие рельсы, соединявшиеся с рельсами винного подвала. Рядом с входом, на рельсах, стояла небольшая тележка с парой сидений, обитых кожей.
        Воспользоваться её мы не решились и, взяв со стен пару зажжённых факелов, пошли по коридору.
        Было видно, что этот коридор к самому винному погребу, да и вообще к кухне не имел никакого отношения и что им часто пользовались. За ним тщательно следили и содержали в чистоте и порядке.
        Коридор привёл нас в небольшое помещение, с резной деревянной дверью.
        Мне в голову пришла мысль, что за ней находится то, ради чего мы шли через весь материк.
        Потянув за ручку двери, мы оказались в небольшом пустом помещении, по виду что-то типа кладовки. Правда, хозяйственного инвентаря в нём не было, а вот на одной из деревянных стен мы увидели панель с рядом цифровых кнопок из слоновой кости. Всего таких кнопок было пять.
        Я не верил своим глазам - мы находились в настоящем лифте. Хелик с Хельгой с таким же удивлением смотрели на панель.
        - Что это? - спросила Мерси дотрагиваясь до панели.
        - Погоди, не нажимай, - не дал я коснуться ей одной из кнопок. - Мне кажется это лифт.
        - Лифт?
        - Да. Это устройство по перемещению пассажиров на различные уровни здания. Но это признак высоких технологий.
        - Может быть, гномы его делали, - высказал здравую мысль Орин, - они и не на это способны.
        - И что мы здесь будем делать? - спросил Дори. - Отсюда нет выхода. Нам что, придётся идти обратно? Хотя если прихватить по пути парочку бутылок того чудесного вина, то я согласен вернуться.
        - Нет, - возразил я. - назад мы не пойдём.
        Хельга вдруг сказала: «Мы сейчас в подвале на нижнем этаже. Значит над нами ещё четыре этажа замка».
        - Да, это нулевой этаж, - согласился с сестрой Хелик.
        - На этом уровне в замке находится кухня, - сказал я, - думаю выше, на других этажах размещены спальные помещения и приёмные для придворных и офицеров гвардии. А вот на самом последнем этаже находятся покои хозяйки замка. Вот туда-то нам с вами и надо.
        Все вдруг замолчали, осознав, что наш путь подошел к завершению. Сколько было пройдено вместе, в какие передряги мы только не попадали, из каких переделок мы друг друга не вытаскивали. И вот всё. Осталось подняться на лифте, прорваться к телепорту и мы окажемся дома.
        - Ладно, - прервал я затянувшееся молчание, - не будем тянуть кота за одно место.
        - Едем, - поддержала меня Хельга.
        - Жми, Хелик, - сказал я юноше.
        Хелик нажал на верхнюю кнопку и кабина лифта, чуть дрогнув, пошла наверх.
        Вдруг мне стало душно. Что-то перехватило мне горло. Я судорожно вздохнул, стараясь впустить в себя порцию живительного воздуха и вдруг почувствовал, как сознание покидает меня.
        Перед моими глазами всё поплыло, но внезапно мои глаза сфокусировались на деревянной стенке лифта, на которой проявилась кровавая надпись, написанная готическим шрифтом: «Вы зря сюда пришли. Ты умрешь здесь, и это твоя судьба».
        - Риттер. Риттер! - издалека донёсся до меня голос Орина. - Что с тобой?
        - Последнее предупреждение… - прохрипел я, оседая на пол кабины.
        Но упасть мне не дали. Дори с Ориным подхватили меня, а заклинание Алисы привело меня в сознание.
        Лифт вздрогнул и остановился. Последний этаж.
        Мы добрались туда, куда не должны были попасть.
        Меня под руки вывели из кабинки лифта.
        - Что с тобой, милый? - спросила меня Мерси и девушки наперебой захлопотали надо мной, стараясь облегчить моё состояние.
        Приток свежего воздуха и хлопоты женской половины отряда окончательно поставили меня на ноги.
        - Спасибо, - поблагодарил я своих друзей, - мне уже лучше. Где это мы оказались?
        Мы находились в небольшом холле, исполненном в багровых тонах. И стены и пол, и даже потолок в нём были цвета свежеосвежёванной плоти, по которой медленно стекали струйки тёмно-красной, почти чёрной крови.
        Мы как будто попали не в замок владычицы Ночи, а в логово маньяка-садиста.
        Даже такой гном как Орин, со своей крепкой психикой, вздрогнул, когда стал оглядываться вокруг.
        - Где это мы? - спросила Хельга, судорожно сжимающая в руках свои кинжалы.
        Сзади послышались булькающие звуки. Это Алису стошнило.
        На другой стороне холла я увидел дверь, находившуюся под охраной двух фигур закованных в чёрную матовую броню. Пожалуй, это единственный выход отсюда.
        Эбонитовые статуи стражи застыли по обе стороны двери, совершенно не обращая на нас никакого внимания.
        - Идём, - прошептала Мерси, - кажется они не собираются на нас нападать.
        Я кивнул головой, и мы направились к выходу из зловещей комнаты. Шли мы до него, как мне показалось, целую вечность.
        Стражники как стояли, так и продолжали стоять, не делая попыток задержать нас, или преградить нам путь.
        Интересно, живые ли люди скрываются под чёрными доспехами или же это не люди? Только люди с чрезвычайно устойчивой психикой могли находиться в этой комнате без ущерба для собственного здоровья.
        Добравшись до выхода, мы с облегчением покинули это место.
        За дверями находился просторный коридор, по обе стороны которого, через каждые двадцать шагов стояли закованные в броню фигуры.
        Мне кажется, или нас здесь уже ждали? Хотя никто не предпринимал попыток задержать нас.
        Думаю, нас ждёт впереди горячая встреча. Это же понимали и остальные члены нашего отряда.
        - Попали мы, как куры в ощип, - прошептал Хелик.
        Коридор закончился большими створчатыми воротами.
        Распахнув ворота и сжимая в руках своё оружие, мы вошли и оказались в огромном тронном зале.
        В зале никого не было. Вся обстановка в нём говорила о торжественности и великолепии замка. Стены были исполнены в сине-голубых тонах, под вкус предпочтений хозяйки замка. Вдоль стен стояли скамьи и стулья, вырезанные целиком из горного хрусталя. В центре зала находился большой подиум, на котором стоял великолепный трон из мамонтовой кости, украшенный большими сапфирами и золотом.
        Пройдя до самого центра, мы остановились у подножия трона и стали осматриваться по сторонам.
        - Ну и как вам у меня? - раздался вдруг в зале мягкий, чуть с хрипотцой женский голос, шедший откуда-то с левой стороны от нас.
        Повернувшись, мы увидели незамеченную нами изящную молодую женщину, в тёмно-синем платье до пола. Она стояла у одного из узких готических окон, рядом с вазонами с экзотическими растениями и держала в руке длинный серебряный посох.
        Глубокий V-образный вырез платья открывал вид на великолепную упругую грудь. Снежно-голубые волосы девушки были уложены в красивую прическу, подчёркивающую красоту лица с нежной матовой, почти прозрачной кожей.
        Я вышел вперёд на два шага и, отвесив короткий поклон ответил: «Он великолепен, Морена».
        Льдисто-голубые глаза богини, в тон волосам, остановились на мне.
        - Хм, какой умный и какой дерзкий молодой человек. Ты, наверное, Риттер?
        - Вы знаете меня? - удивился я. - Нас вроде не представляли друг другу….
        - Конечно же, знает, дорогой, - раздался с другой стороны зала уже знакомый мне мягкий завораживающий голос, - я много рассказывала о тебе моей подруге.
        - Наана, - обернулся я на голос, - не скажу, что рад видеть тебя.
        Наана, одетая в подчёркивающий её великолепное стройное тело блестящий кожаный костюм, шла к нам с другой стороны зала.
        Проходя мимо нас, она бросила на меня насмешливый взгляд и направилась к Морене.
        Да… двух богинь для нас смертных, пожалуй, многовато.
        - Что привело к нам такую разношерстную компанию? - улыбнувшись подруге, спросила нас Морена.
        Сохраняя самообладание и глядя прямо в глаза хозяйке замка, я ответил:
        - Мы ищем портал в другой мир, хозяйка Зимы и Ночи. И я знаю, что он находится здесь, в этом замке.
        Морена нахмурила свои соболиные брови.
        - Не стану отрицать, такой портал существует, и он находится у меня в замке. Но с чего ты взял, человек, что я стану помогать тебе?
        - Я думаю, что тебя об этом попросит Наана.
        - Я?!! - воскликнула поражённая моей наглостью богиня Тьмы. - В своём уме, ты, Риттер?!!! С чего ты взял, что я буду просить за тебя свою подругу?
        - С того, что я нравлюсь тебе, и ты выполнишь мою просьбу.
        В глазах грозной богини отразилась растерянность.
        Оба-на, неужели я попал не в бровь, а в глаз?
        Наана быстро взяла себя в руки и хрипло рассмеялась.
        - Риттер, я смотрю ты такой проницательный, ну просто душка.
        Я стал закипать.
        - Я тебе говорил уже, что я для тебя не душка. И вам обеим лучше сказать, где находится этот портал, иначе….
        - Иначе что? - закусив губу, поинтересовалась Морена.
        Я почувствовал, как кто-то из друзей дернул меня за рукав сзади, но меня уже понесло.
        - Иначе, мы пробьёмся к нему силой! Мы переворошим каждый уголок этого чёртового замка и найдём проход на ту сторону…
        Неожиданно Морена повернулась к Наане, и как будто меня здесь не было, сказала: «Кажется подруга, я начинаю тебя понимать. Он мне тоже начинает нравиться».
        Я, побледнев, прервал свою тираду.
        Наана улыбнулась мне своей ядовитой, но такой привлекательной улыбкой.
        - Ты стал таким дерзким Риттер, посмотрим, что скажешь мне на это, мой милый.
        С этими словам она материализовала в руках огненно-чёрную сферу, которая пульсировала какой-то зловещей энергией и вслух произнесла:
        - И сущее вдруг станет явью, и обратятся годы в быль, когда появится пред нами, та, пред которой мир лишь пыль.
        Она взмахнула руками, и воздух в центре зала начал темнеть и сгущаться.
        Мы отошли на всякий случай от этого места на несколько шагов, и, переглянувшись, стали плотнее друг к другу. Неизвестно чем могло оказаться заклинание Нааны, может быть это была лишь иллюзия, а может быть, это было начало Армагеддона.
        - Что это? - спросила Хельга.
        - Какое-то могущественное вызывающее заклинание, - отозвалась Алиса, глядя как в центре закручивающаяся в спираль тьма обретает форму неведомого существа.
        И мне, и остальным стало ясно, что это была женщина - в зале вдруг раздался печальный женский стон.
        На мгновение я уловил в этом стоне что-то знакомое, какие-то лишь мне знакомые интонации. Не может быть….
        Я напрягся, вытаскивая из-за спины свои клинки.
        Внезапно стон прекратился, а сгустившаяся тьма стала распадаться кусками прямо на глазах.
        И я увидел перед собой ту, ради которой я существовал здесь, ради которой я проделал весь этот путь. Прямо передо мной стояла Амэя, богиня Весны и Природы, моя супруга и моя вечная любовь.
        В вихре кружащихся вокруг её тела сгустков тьмы, маленькая фигурка девушки, похожей на одну из героинь аниме, показалась мне совсем беззащитной. Её рыжие лисьи ушки и хвостик поникли, а в глазах я увидел отчаяние и мольбу о помощи.
        Я резко обернулся к Наане.
        - Что вы сделали с моей женой? Отвечай!
        Криво усмехнувшись, Морена ответила:
        - Убавь свой пыл, Риттер. Она под властью чар артефакта «Божественное иссушение». Её силы тают. Она пока держится, но это продлится не долго. Отдав свои силы под действием этого могущественного заклятья, она превратится в обычного человека и умрёт. Такая же участь может ожидать и тебя с твоими друзьями, если только вы….
        Что мы должны сделать я не стал дослушивать. Волна ярости полностью захлестнула меня.
        Уже ничем не сдерживаясь, я направился к своим божественным противникам.
        - Вы… за всё… ответите… мне!!! - слова ненависти выплёскивались из меня толчками, под каждый мой чеканный шаг и оставались звенеть в тишине.
        - Стой, Риттер! - крикнула мне Морена, - ещё один шаг, и ты умрёшь!
        Она выставила перед собой руки и из них голубой вспышкой вылетела ледяная стрела и устремилась в мою сторону.
        Я отразил её Лавовым мечом.
        - Благословение Амэи! - активировал я умение и почувствовал в себе необычайный прилив сил. - Терновые заросли!
        От этого растения в вазонах позади моих врагов зашевелились и начали быстро увеличиваться в размерах.
        В одно мгновение прекрасные доселе цветы покрылись длинными острыми колючками и стали расти с фантастической скоростью. Их мощные, искорёженные магией побеги взвились в воздух и обвили своими колючими лозами хрупкие фигурки богинь.
        Крики боли огласили торжественную тишину зала. Колючки обезумевших растений впивались в нежную плоть прелестных красавиц.
        - Стальной листопад! - я обрушил им на голову вихрь листьев с бритвенно-острыми краями.
        Я понимал, что этим я не смогу убить своих божественных врагов, но это мне и не нужно было. Мне бы только добраться до них с моим Лавовым мечом и тогда….
        Мои друзья тоже не стояли на месте. Я услышал за спиной топот их ног.
        - Стража! - раздался гневный крик Морены. - Схватите мерзавцев!
        Со всех сторон зала появились скрытые до сих пор в потайных комнатах закованные в чёрную сталь фигуры.
        - Риттер, давай вперёд! Мы их задержим! - крикнул мне Орин, бросаясь наперерез зловещим чёрным рыцарям.
        - Сволочь! - рявкнула вдруг мне Морена, на какой-то миг, утратив всякое величие богини и став самой обычной женщиной, срывая с себя цепкие колючки вместе с лоскутами платья и своей кожи, - Ты мне платье порвал! Я столько мучилась, создавая его!
        - Прости, но тебе оно больше не понадобится! - крикнул я, подбегая с отведённым в сторону для удара Лавовым мечом. - Ты и без него неплохо смотришься! Как и твоя подружка Наана!
        У Нааны дела обстояли хуже, чем у её божественной подруги. Колючки превратили её элегантный кожаный костюм в лохмотья, из которых ручьями сочилась голубая кровь.
        - Умри, гад! - крикнула она, направляя на меня окутанную тьмой ладонь. Второй она продолжала крепко держать огненно-чёрную сферу.
        Но всё же я успел первый.
        Одним движением меча я рассёк… нет, не её прекрасную голову, хотя возможно это и нужно было сделать.
        Одним движением меча я рассёк зловещую сферу, это могущественный артефакт, который держала Наана.
        Артефакт взорвался в руке Нааны подобно фейерверку, заливая ярчайшими брызгами её, меня и Морену.
        Вой богинь, на которых попали эти искры, затмил все звуки сражения. Даже яростная схватка, происходившая у меня за спиной, прекратилась.
        Но, так как я не был богом, искры на меня не подействовали.
        Я обернулся к Амэе, и увидел, как она воспряла, когда могущественный артефакт перестал высасывать из неё силы и жизнь.
        - Что ты наделал!!! - завизжала Наана, безуспешно пытающаяся стереть со своей кожи искры, буквально прожигающие её плоть. - Мы сейчас здесь все умрём!
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ БОГИНЮ ТЬМЫ НААНУ, РЕЙД-БОССА 500 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ЗАВЕРШИЛИ БОЙ В СВОЮ ПОЛЬЗУ С ПРЕВОСХОДЯЩИМ ВАС НА СТО ПЯТЬДЕСЯТ И БОЛЕЕ УРОВНЕЙ ПРОТИВНИКОМ. ДОСТИЖЕНИЕ «ПОБЕДИТЕЛЬ ГИГАНТОВ» ВЫПОЛНЕНО - 10/10. ПОЛУЧЕНО + 25 К ЛОВКОСТИ. ВАШЕ ИМЯ ЗАНЕСЕНО НА СКРИЖАЛИ СЛАВЫ В ЗАЛЕ ГЕРОЕВ ИГРОВЫХ МИРОВ.
        ПОЛУЧЕНО 1 584 789 352 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ВТОРОЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ЧЕТВЕРТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТОЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ БОГИНЮ ЗИМЫ И НОЧИ МОРЕНУ, РЕЙД-БОССА 480 УРОВНЯ.
        ПОЛУЧЕНО + 25 К СИЛЕ.
        ПОЛУЧЕНО 1 168 547 232 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ СЕДЬМОЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЬМОЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН ШЕСТЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН СЕМИДЕСЯТЫЙ УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ПОЛУЧЕН ПРЕДЕЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ В ИГРЕ. ДАЛЬНЕЙШЕЕ ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЕЙ ВОЗМОЖНО ПОСЛЕ СЛЕДУЮЩЕГО ДОПОЛНЕНИЯ К ИГРЕ.
        К сообщениям игровой системы я отнёсся с безразличием.
        - Туда вам и дорога обеим, - буркнул я Наане и направился к моей любимой.
        Но не успел я сделать и пары шагов, как вдруг почувствовал колющий удар в спину и острую ледяную боль, растекающуюся по мне. Коварная владычица Зимы и Ночи Морена, умирая, из последних сил нанесла мне удар посохом в спину и упала на пол, в лужу своей собственной крови, в которой уже лежала и Наана, невидяще уставившись глазами в потолок.
        Я вдруг почувствовал на губах привкус крови и сильную слабость, от которой у меня подкосились ноги, и я упал прямо в лужу крови умирающих богинь.
        Кровь, вытекающая толчками из моей раны, смешивалась с кровью владычиц Тьмы и Ночи.
        Свет начал меркнуть у меня в глазах.
        Я не видел уже, как потерявшие свою хозяйку чёрные рыцари молча отсалютовали мечами моим друзьям, и ушли, растворившись в потайных проходах замка.
        Я не видел, как ко мне со всех ног бросились мои друзья, громко взывая ко мне.
        Я не видел, как моя любимая жена, в мгновение ока переместилась ко мне. Как она, сев рядом со мной бережно положила мою голову к себе на колени.
        Я очнулся лишь на несколько мгновений, почувствовав на губах её поцелуй.
        - Не уходи милый, не умирай, - прошептала Амэя мне сквозь текущие из прекрасных глаз слёзы.
        - Всё хорошо родная, - с трудом выговорил я, - как говорят французы «Се ля ви»…. Помни меня…
        - Оживи его! - в отчаянии вскричал Дори.
        - Не могу… - сквозь слёзы прошептала Амэя, - От посоха Морены, нет спасения.
        С трудом повернув голову к своим друзьям, я только кивнул им головой. Говорить я уже не мог.
        Я увидел в их глазах вселенскую боль и страдание и понял, что хоть иногда по отношению к ним я и был порядочной скотиной, но для меня они стали роднее всех, они стали моей семьёй.
        Краем глаза я увидел, как Амэя что-то сказала Алисе и та стала быстро собирать в прозрачную склянку прямо с пола слившиеся воедино сгустки крови, моей и двух богинь.
        - Помоги им… попасть домой, в Сильварию…. - прошептал я Амэе.
        Моя жена только кинула головой.
        - Прощай… - сказал я и сжал в последний раз руку Амэи.
        - Прощай любимый, - были последние услышанные мной слова богини Природы и Весны.
        И мир передо мной стал погружаться в темноту.
        Находясь уже почти на грани, когда темнота заполонила всё собой, я вдруг увидел в углу знакомые контуры кнопки выхода из игры.
        Неужели что-то изменилось?
        Собрав ускользающее сознание и волю в кулак, я мысленно нажал на кнопку и умер.
        Смерть.
        Нет, это была не Смерть.
        Передо мной в светлой комнате был самый прекрасный игровой Искин, отвечающий за пропуск игроков в игровую Вселенную.
        Сара. Это была Сара.
        Но сейчас, обычно спокойное лицо прекрасного администратора выражало крайнее волнение.
        - Здравствуй Риттер.
        - Здравствуй Сара, что случилось?
        - Долго объяснять. Тебе нужно немедленно выйти из игры. Вопрос жизни и смерти, Риттер.
        Я только кивнул девушке головой.
        - Мы ещё увидимся?
        - Я думаю, да. Тогда, когда ты будешь Максимом.
        Я улыбнулся и взялся за ручку двери.
        - Пока…
        Эпилог
        Я откинул крышку капсулы и удивился обилию света надо мной. В моём гостиничном номере свет был более приглушённый.
        Сейчас, прямо надо мной нависал огромный светильник с множеством включённых ламп.
        - Что такое? Что происходит? Где я?
        Рядом со мной вдруг сразу оказалось несколько незнакомых мне людей.
        - Он пришёл в себя!
        - Внимание, подключите к нему датчики…
        - Проверьте пульс…
        Я вдруг понял, что нахожусь в медблоке.
        - Подождите, - запротестовал я, - скажите, где я, что с моей девушкой?
        - Что за девушка? - заинтересованно спросил склонившийся надо мной усатый доктор.
        - Такая светленькая, блондинка, её имя Марина.
        - Ах, Марина, - доктор отстранился от капсулы, - она сейчас в коридоре. Все ваши показатели в норме, за исключением пульса, но думаю это не критично. Думаю её можно пригласить к вам.
        Он отошел от капсулы, и через несколько секунд над ней появилось лицо Маринки.
        - Ох, Макс, ну и напугал ты меня.
        - Прости дорогая, я не помню что произошло.
        - У тебя дома, когда ты находился в игре, в капсуле произошло замыкание. Она сразу же перешла на автономный источник питания и передала сигнал в корпорацию. По тревожному сигналу к тебе на дом выехала бригада врачей и техников. Когда они приехали, ты находился без сознания. Капсулу вместе с тобой перевезли в медицинское отделение, но ты так и не пришёл в себя.
        Я проглотил комок в горле.
        - Я был в коме? Сколько?
        - Почти восемь месяцев.
        - И ты не забыла меня за всё это время? - я пристально посмотрел на девушку.
        - Нет, - серьёзно ответила мне она, - я была у тебя каждый день. Врачи шутили, что меня можно уже брать к ним на полную ставку.
        Я улыбнулся. Но внезапно я вспомнил некоторые мгновения мой той жизни. Жизни за рамками игры.
        - Погоди. А как же твоя подруга? Как там Лена?
        - Лена? Моя подруга?
        - Да, она была секретарём Шестова, заместителя гендиректора корпорации по инновационным технологиям.
        - Прости, Макс, но у тебя и впрямь что-то случилось с головой, - Марина озабоченно посмотрела на меня, - нет у нас никакого Шестова, и подруги Лены у меня нет.
        - Странно, а мне вдруг показалось…
        - Что тебе показалось? - заинтересованно спросила меня Марина.
        "Значит всё, что со мной произошло было реакцией моего мозга на кому? И не было ни Сильварии, ни Лены, ни моих гномов?"
        Слава богу, из этой щекотливой ситуации меня спасли люди в белых халатах.
        Ответить Марине на поставленный вопрос мне помешал гул голосов, раздавшийся в палате.
        - Здравствуйте Елена Ивановна.
        - Елена Ивановна, пациент пришёл в себя.
        Над моей капсулой склонился уже знакомый мне усатый доктор.
        - Максим, к вам пришла заведующая нашим отделением нейрохирургии, Максакова Елена Ивановна. Ваше лечение проходило под её полным контролем.
        Он отступил в сторону, и его место заняла молодая женщина.
        Твою мать…
        На меня, в белом медицинском халате смотрела, улыбаясь, моя Ленка. Елена Ивановна Максакова.
        - Здравствуйте Максим, я рада, что вы пошли на поправку. Теперь мы будем с вами больше проводить времени. Вы ведь не против этого?
        - Нет, я обеими руками, только за….
        - Кстати у вас замечательная девушка. Марина… - позвала она к капсуле Маринку.
        Над капсулой свесилась Маринкина голова.
        - Да Максим, Елена Ивановна чудесный специалист и замечательный человек. Мы даже с ней успели подружиться. Правда, она и тебе нравится?
        - Ещё бы Мариш, она мне очень нравится… - сказал я Маринке, вспомнив свои встречи с сексуальным секретарём заместителя гендиректора и, улыбаясь, посмотрел в глаза Ленке, вернее Елене Ивановне.
        Зрачки Елены Ивановны на мгновение расширились, как будто она что-то узнала или вспомнила. И я вдруг почувствовал, как между нами установилась незримая связь.
        «Ну, надо же, - подумал я, - и вправду, в этом мире всё возможно»…
        КОНЕЦ 3 КНИГИ.
        P.s. Сильвария.
        - Кровь готова?
        - Да, госпожа. Вы думаете это поможет ему?
        - Думаю да. Не зря же мы доставили его тело домой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к