Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Возрождение Александр Белавин
        Все возможно #4
        Риттер оказывается в американском секторе игрового мира "Всё возможно". Потеряв память он практически с нуля начинает своё развитие на чужом континенте и попадает в водоворот событий, могущих привести его как к гибели, так и поднять очень высоко над обычными игроками. По пятам за ним следует его враг, глава могущественной топ-гильдии Дейенерис.
        Белавин Александр
        Возрождение
        Глава 1 Багира
        Материк Тирит-Толл. Где-то в глубине Светлого леса….
        Посреди лесной поляны, окружённой вековыми дубами, стоял поросший седым мхом древний алтарь, в центре которого лежало тело молодого воина, которого можно было бы счесть на первый взгляд спящим, если бы не его мертвенно-бледное лицо.
        По бокам его лежали два меча. Клинок одного из них был снежно-голубого цвета, другого огненно-чёрного.
        У подножия алтаря сидели, понурясь два молодых гнома. Было видно, что они долго были в длительном странствии. Одежда на них износилась, волосы отрасли и пришли в полный беспорядок, но они не обращали внимания на это, ибо были поглощены своим горем.
        Амэя, великая богиня Весны и Природы, не смотря на все усилия, так и не смогла вернуть к жизни их друга Риттера.
        Лесной страж Риттер также был любимым мужем великой богини, и её горе было поистине велико. Сидя подле покойного мужа Амэя безутешно роняла на него слёзы.
        Даже последнее средство - смесь крови двух тёмных богинь и самого Риттера, не смогло поднять его из мёртвых.
        Когда Амэя вливала его в рот покойнику, под могущественное заклинание, веки Риттера вдруг дрогнули, и тело его приподнялось на несколько сантиметров над поверхностью алтаря, но затем безжизненно упало, теперь уже окончательно.
        Слезы богини капали на мраморное лицо Риттера, и воин казался погруженным в сон.
        - Мы возведём на поляне усыпальницу для Риттера, правда, Дори? - донёсся до слуха Амэи голос одного из гномов.
        - Правда, Орин, - отозвался второй. - Из лучшего мрамора Синих гор. Это будет лучшая усыпальница в Светлом лесу, да и в Сильварии тоже.
        Амэя безучастно слушала их разговор, вспоминая про себя первую встречу с Риттером в храме Рогорок-холла. Как этот бесцеремонный парень, волею судьбы попавший к ней в женихи, покорил её сердце.
        - Проклятая Морена… - прошептала Амэя.
        На краю поляны зашумели кусты и из них вышли три девушки и один совсем юный парень.
        Гном, которого звали Дори, тяжело поднялся и понуро направился к прибывшим.
        - Ну что? - спросила его девушка с длинными белыми волосами, одетая в кожаный брючный костюм. - Удалось воскресить его?
        Она разительно отличалась от других прибывших цветом своей кожи, который выдавал в неё тёмного эльфа.
        - Нет, Хельга. Амэя так и не смогла его воскресить.
        Хельга просто застыла на месте от отчаяния.
        Вторая девушка, по виду совсем ещё ребёнок, одетая в розовое с кружевами платьице, тронула её за руку.
        - Мы все скорбим, Хельга, поверь.
        Хельга повернула к ней лицо, по которому пролегали дорожки от слез.
        - Алиса, он был нам больше чем друг, он был любимым человеком.
        - Да, милая.
        Ещё одна девушка, с коротко подстриженными волосами цвета спелой пшеницы и длинной чёлкой спадавшей на один глаз, подошла к алтарю и, не скрывая бегущих слез, опустилась на колени.
        Гном, которого звали Орин, положил ей на плечо руку и сказал: «Мы вечно будем помнить его, Мерси. Мы в неоплатном долгу перед ним».
        Друзья Риттера и богиня Амэя ещё долго оставались рядом с импровизированной усыпальницей Лесного Стража.
        * * * * *
        Где-то в пространстве…
        Я не чувствовал своего тела, вокруг была одна темнота. Темнота…, мучительная, и в то же время спасительная. Боль, терзавшая меня на протяжении целой вечности, куда-то отступила, и я кружился в темноте, наслаждаясь нежданным покоем.
        Когда моё тело вышло из состояния невесомости, я ощутил его, и вместе с ним вернулась исчезнувшая боль. С ней пришла и гравитация, и моё тело полетело вниз. Где этот низ я не знал, но думаю, он был подо мной.
        Закончился короткий полёт ударом о сухую рыхлую поверхность, по которой я покатился, ощущая своей кожей каждую песчинку.
        * * * * *
        Тот же мир, восточный материк Иссил-Толл. Кластер американского сервера игрового мира «Всё возможно»….
        Кожа…. У меня есть кожа. Я чувствовал ею каждую песчинку, шершавую как наждачная бумага.
        Песок. Он набился мне в рот, ноздри и уши пока я катился вниз по склону.
        Я выплюнул изо рта комок песка и приоткрыл глаза.
        Где я? Куда я попал, и что со мной?
        Вокруг меня простирались обширные дюны из чёрного песка. Казалось, разбушевавшийся океан застыл в одно мгновение, создавая эту сюрреалистическую картину.
        Я не помнил ничего из того что со мной произошло. Но не всё было так плохо - я знал, кто я такой.
        Я - игрок, моё имя Риттер, Страж Леса и супруг великой богини Амэи, хотя…
        Когда я в шоке посмотрел вверх, на свой титул и имя, то не увидел ничего. Нет, не совсем так. Ник у меня был, но он пылал передо мной серо-чёрным пламенем, и вместо букв в нём значилось???????? а уровень моего развития обозначался скромной цифрой 1.
        Вот ведь засада.
        Я как стоял, так и опустился на тёплый песок и задумался.
        Что я имею?
        Первое - то, что я действительно умер. Умер в игровом мире «Всё возможно».
        Второе - если я об этом размышляю, то я не умер окончательно. Какими-то неведомыми способами, после моей смерти, моё сознание перенеслось в это удалённое место, - я взглянул на свои руки без единой морщины.
        Третье - появился я здесь с начальным уровнем развития и серыми вопросительными знаками вместо своего ника. Что означают знаки вопроса я не знал, только вдруг в голову мне пришло осознание того, что у игроков ник прописывается шрифтом голубого цвета, который в ПВП и войне меняется на красный. Названия нейтральных мобов были оранжевого цвета, а босы монстров в игре, носили ники золотого цвета. У игровых НПС имена были зелёного цвета. Такого цвета как у меня в игре не было ни у кого. Странно. Неужели система не определила меня?
        Четвёртое - я находился сейчас неизвестно где. Такую местность, я никогда не видел.
        Что ж, это уже кое-что. Из всего вышеизложенного положительное было то, что я жив, отрицательное - я не знаю, где нахожусь, у меня маленький уровень, и что я безоружный.
        Из всего имущества при мне находилась одежонка 1 -5 уровня и полная фляга воды.
        Я поднялся на ноги и посмотрел на небо. Местное светило уже начало катиться вниз с вершины небосклона.
        Если здесь солнце вставало на востоке, то теперь я мог определить стороны света.
        - Карта, - сказал я, и перед моими глазами развернулась карта местности.
        Всё пространство на ней за исключением пятачка, на котором находился я, было плотно закрыто туманом. Правда, на правом краю карты светился довольно большой участок открытой местности. Интересно, что это за земля?
        «Тирит-толл» - гласила надпись над участком карты в этом месте. Моё сознание будто пронзила молния. Тирит-Толл!!! Это материк, на котором я когда-то жил. А вот ещё надписи: Сильвария, Светлолесье…. Там мой дом и откуда-то я это знал.
        Добираться мне туда нужно было через всё закрытое туманом пространство карты, но не беда, главное теперь у меня есть направление. А главное - у меня появилась цель.
        Мысленно свернув карту, я повернулся лицом к востоку. Прямо у моих ног, у своего подножия, подковообразная дюна образовывала большую впадину, нечто вроде большой пещеры.
        Можно было бы конечно остановиться в ней на отдых, но, я пока не устал и поэтому отправился сразу в путь. С трудом взбираясь по текущему песку, я начал свой подъём вверх. Взобравшись на гребень дюны, я всмотрелся в линию горизонта. Чёрные дюны, лежащие передо мной, простирались до самого горизонта. Лишь на самом краю на горизонте темнела тоненькая полоска. Горы.
        Пока я напряжённо всматривался в горизонт, впереди меня метрах в пятистах, на гребень одной из дюн вылезло греться какое-то большое пустынное существо. По виду оно было похоже на земляную сколопендру.
        Да, с моим уровнем бродить по этой земле было чрезвычайно опасно. Любая неосторожность и я улетел бы на респ, который находится здесь неизвестно где.
        Пока я об этом размышлял, передо мной разыгралась трагическая, но вполне обыденная в здешних краях сцена. На греющуюся, на песке сколопендру, напал пустынный хищник, из рода кошачьих. Чёрная пантера, сверкая белками своих глаз, неожиданно вспрыгнула на спину своей жертве и вонзила в неё свои смертоносные когти. Та заметалась, стараясь вырваться из стальных когтей огромного котищи. Но все усилия её оказались тщетны.
        Наблюдая за разыгравшейся трагедией, я решил не торопиться с немедленным походом в неизведанную землю. В любом случае, мне нужно обойти охотничью территорию подружки Маугли.
        Тем временем пантера, прикончив свою жертву, не сходя с места, принялась за трапезу. Но то ли карма у неё была такая, то ли это место в пустыне было чем-то вроде Бродвея в Нью-Йорке, но уже через несколько минут ей помешали завершить свой завтрак.
        Неожиданно, прямо на завтракающего хищника выскочил отряд всадников на лошадях полосатой окраски.
        Я стал внимательнее следить за тем, что происходило передо мной.
        Командовала отрядом девушка, одетая в бежевый кожаный костюм. По её приказу отряд окружил хищника. Первыми к изготовившемуся к прыжку хищнику направились воины, одетые в блестящие латы, вооружённые мечами и большими щитами. Танки довольно успешно стали отражать нападки хозяина пустыни. Даже отсюда было видно, как целые снопы искр отражались от ударов когтей пантеры о щиты латников.
        Вслед за танками в бой вступили милишники - воины с луками гарцевали вокруг схватки и время от времени выпускали в цель свои стрелы.
        Не попасть в такую большую цель, нужно было ещё ухитриться, и огромный котяра громогласно обиженно мяукал, когда какая-то из стрел причиняла ему боль.
        Мне даже стало, как-то жаль его. Было видно, что долго ему не продержаться, тем более что за спинами всадников двое спешившихся колдунов чертили на песке какие-то знаки и готовили для кота какое-то мощное заклинание.
        Наконец, пользуясь тем, что внимание пантеры было направлено на танков, заклинание было подготовлено. Один из колдунов, одетый в развевающиеся шёлковые одежды, развёл в стороны руки, выкрикнул на каркающем языке несколько слов и указал на ничего не подозревающего кота.
        Повинуясь движению его руки, с неба сорвалась толстая ветвистая молния и устремилась к не подозревающему ничего хозяину песков.
        Яркая вспышка опалила бок пантеры и отбросила её от охотников метров на тридцать в мою сторону.
        Пустыня огласилась жалобным воем. Рана пантеры, на мой взгляд, была очень серьёзная, и охотникам оставалось лишь добить несчастное животное. Но тут случилось непредсказуемое.
        Пантера поднялась на лапы и вдруг исчезла.
        Охотники выругались от неожиданности и рассыпались по барханам в поисках своей пропавшей добычи. Несколько из них направились и в мою сторону.
        Решив не испытывать свою судьбу, я решил укрыться от их глаз в ранее обнаруженной мной пещере.
        Поспешно спустившись вниз по склону дюны, я полез было в пещеру, как вдруг столкнулся взглядом с большими изумрудными глазами. Это оказался котяра, успевший занять моё убежище.
        Я так и замер перед входом. Сделать ещё один шаг вперёд я побоялся, а вдруг этот кот примет меня за одного из охотников.
        - Кис-кис, - сказал я, - успокойся, я не из них, я не причиню тебе вреда….
        И мне вдруг показалось, что пантера понимает мои слова. Во всяком случае, её глаза с золотыми вертикальными зрачками моргнули, и она положила на лапы голову.
        - Подожди, я постараюсь отвлечь их, - сказал я и стал карабкаться по склону дюны обратно наверх.
        Когда я поднялся на гребень дюны, то увидел в двух десятках шагах от себя охотников во главе с командиром отряда, ведущих с собой лошадей в поводу.
        Охотники, завидя из ниоткуда возникшего меня, от неожиданности остановились и схватились за оружие. Но командир отряда заметив, что я безоружен, успокоила своих подчинённых.
        - Кто ты, и что здесь делаешь? - обратилась ко мне прекрасная предводительница. Назвав её прекрасной, я нисколько не приукрасил. Высокая, изящная, блондинка с длинными ногами и шикарными пепельно-белыми волосами, сразу привлекла моё внимание. Взгляд её чудесных голубых глаз, на породистом аристократическом лице, был надменен и полон превосходства над окружающими её спутниками. Кого-то она мне напомнила. Только, кого же?
        - Кто, я не знаю, - ответил я, - и что здесь делаю, тоже не знаю. Оказался тут несколько минут назад. Не подскажете, как мне добраться до ближайшего города или….
        - Ты не видел здесь огромную пантеру? - не обратив на мои слова внимания, продолжила допрос девушка.
        - Пантеру? - сделав непонимающий вид, переспросил я. - А что, здесь водятся дикие пантеры?
        - Да… - нетерпеливо повысила голос красавица, отчего её спутники положили руки на рукоятки своих мечей, готовые по её приказу броситься на меня.
        - Нет, представителей кошачьих я здесь не видел, ни диких, ни домашних.
        - Да он смеётся над тобой, Рейчел, - возмутился один из спутников девушки, мужчина с перекаченными мышцами, копия Шварценеггера. - Да, я сейчас этого нуба на респ отправлю. Будет знать, как потешаться над главой топ-ги (топовой гильдии - прим. автора).
        «Ничего себе встреча в пустыне, - подумал про себя я, - вот уж попадалово, так попадалово».
        - Громобой, сколько раз я говорила тебе не называть меня по имени, - остановила воинственного мужчину воительница, и, видя, как тот раскаянно разводит руками, продолжила: - Он видимо не знает, с кем говорит. Видишь, он только начал игру. Откуда может знать о гильдии «Степные волки» первоклашка. Странно только, что его забросило при загрузке не в песочницу, а в высокоуровневую локацию.
        «Ничего себе, - подумал я. - «Степные волки» занимают в мировом рейтинге третье место. И глава у них разбойник, Дейенерис».
        И тут же мне в голову пришёл вопрос: «Откуда я всё это знаю?»
        - Ничего, Дейенерис, - подтвердил мою догадку второй спутник девушки, по виду вылитый Сильвестр Сталлоне, - с помощью мобов он быстро через респ доберётся до Корнуэла, а там телепортом в песочницу, слизней гонять.
        «Что у них тут, фишка такая, своих персов затачивать под известных актёров или героев фильмов?»
        Теперь мне стало понятно, кого мне напоминает командир охотников. Вылитая Дейенерис Таргариен, героиня сериала «Игра престолов». Не удивлюсь, если у неё в питомцах есть парочка прирученных драконов.
        Пока мы вели беседу, к охотникам подъехал гонец с вестью, что одной из поисковых групп на западе были обнаружены следы, похожие на кошачьи.
        - Едем, - сказала предводительница и вскочила на своего скакуна.
        Ещё раз, бросив взгляд на меня, уже поворачивая лошадь, она сказала Сталлоне:
        - Странный какой-то нуб, в нике одни вопросительные знаки, и цвет знаков необычный….
        - Да, Дейенерис, странный, только нам нужно поспешить, чтобы поймать пантеру, - отозвался Сталлоне, - заказ на него нужно выполнять. Уж больно султан хочет иметь в своём зоопарке эту кошку.
        - Да, поехали….
        И всадники галопом умчались в западном направлении.
        - Уфф… - сказал я и вытер несуществующий пот со лба.
        Уже не спеша я спустился к подножию песчаного холма. Пантера никуда за это время не делась. Вид её был плачевнее, чем раньше. Особенно пострадала у неё передняя лапа, которая продолжала кровоточить. В лапе я заметил несколько засевших стрел.
        Услышав мои шаги, хищница приподняла голову и уставилась на меня своими золотистыми зрачками.
        Если этот кот разумный, как думаю я, то он должен меня понять, во всяком случае, с ним можно попробовать договориться.
        - Это я, - сказал успокаивающим голосом я, потихоньку приближаясь к пантере, - охотники ушли на запад. Ты меня понимаешь?
        Я оказался не готов к тому, что на мой вопрос пантера кивнёт своей огромной лобастой головой.
        - Ну, хорошо… - сказал я, - вплотную приблизившись к ней. - Ты ранена. Мне нужно извлечь из лапы стрелы и перевязать раны. Ты позволишь мне сделать это? Не съешь меня?
        Словно улыбаясь, пантера обнажила свои клыки, больше похожие на огромные острые ятаганы и кивнула головой.
        Я присел возле неё и стал осматривать раны.
        В принципе ничего серьёзного, жить будет.
        Попаданий было всего три. Одна стрела едва пробила кожу, зато две остальные глубоко вошли в плоть. Раны не смертельные, но болезненные. Хотя, когда я коснулся одну из них, то от прикосновения к ней повеяло какой-то опасной магией.
        Кровь продолжала течь из раны. Песок не успевал впитывать её, на песке образовалась небольшая лужа.
        У меня из перевязочного материала были лишь полотняная рубаха и штаны. Но даже прокипятить бинты я в этих условиях не мог. Ни спичек, ни зажигалки у меня не было.
        Я осторожно, без раскачиваний и рывков, извлёк из-под кожи первую стрелу. За время операции кот не издал ни единого звука, внимательно наблюдая за мной своими изумрудными глазищами с золотистыми зрачками.
        Вторая стрела пробила лапу котяры насквозь, оставив снаружи с одной стороны наконечник, а с другой её оперение. Как первую стрелу я извлечь её не мог.
        Я с трудом отломал наконечник у стрелы. Теперь можно было браться за основную работу. Взяв стрелу за оперение, я с трудом потащил её и облегчённо вздохнул только тогда, когда стрела вышла из раны.
        - Ну что, осталось самое сложное, Багира, - сказал я представителю кошачьего племени. Почему-то это имя само пришло мне в голову.
        - Сейчас будет немного больно, но ты потерпи, и постарайся меня не съесть. То, что я делаю, я делаю только для твоего блага, - глядя в глаза пантере серьёзно сказал я.
        - Мр-р-р-ррр… - отозвалась Багира.
        Последняя стрела была самая плохая. Пробив кожу, её наконечник глубоко вошёл в плоть, но снаружи не вышел.
        Чтобы извлечь стрелу, нужно было продавить её так в ране, чтобы её наконечник смог выйти наружу с другой стороны лапы.
        Я ласково прикоснулся ко лбу пантеры. Мои пальцы ощутили под собой жёсткую шерсть.
        - Потерпи, сейчас будет немного больно, но всё будет хорошо….
        Собравшись с духом, я взялся за стрелу и нажал на неё. Стрела стала с трудом входить в рану кошки. Багира жалобно взвыла, но только вздрогнула, когда стрела стала всё глубже вонзаться в её плоть.
        Глаза мои заливал пот, но я не обращал на это внимания, всем больше и больше наваливаясь телом на древко стрелы.
        Наконец наконечник показался снаружи. Протолкнув стрелу так, чтобы за неё можно было удобно ухватиться руками, я остановился и перевёл дух.
        Теперь можно было действовать по примеру извлечения предыдущей стрелы. Уже через три минуты третья стрела лежала на песке рядом с остальными.
        Сняв с пояса флягу, я промыл водой рану пантеры и перевязал бинтами, которые изготовил из моей рубашки и части штанов.
        Теперь на мне были остатки штанов, делающие их похожими на какое-то подобие шорт. Ходить было в них удобно, но показываться на глаза людям в таком виде было по крайней мере неприлично, но тут уже было не до этикета.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ ПОДРУЖИЛИСЬ С ГАРГАРЕЙНОМ. ДО ВАС В ЭТОМ МИРЕ ЭТОГО НЕ ДЕЛАЛ НИКТО. ПЛЕМЯ ГАРГАРЕЙНОВ ИЗДРЕВЛЕ ПОЧИТАЕТСЯ В СУЛТАНАТЕ АМИР-ХАНА ЗА СИЛУ, СВИРЕПОСТЬ И БЕСПОЩАДНОСТЬ К ВРАГАМ. В БЫЛЫЕ ВРЕМЕНА ЭТИ ХИЩНИКИ СЧИТАЛИСЬ ВОПЛОЩЕНИЕМ БОГА СВЕТА АРТДЕСУ. К СОЖАЛЕНИЮ, КОЛИЧЕСТВО ГАРГАРЕЙНОВ СОКРАТИЛОСЬ ВО ВРЕМЯ ПОСЛЕДНЕЙ ВОЙНЫ С ДЕМОНАМИ. ОТНОШЕНИЕ С ПЛЕМЕНЕМ ГАРГАРЕЙНОВ + 10.
        ВАМИ ПОЛУЧЕНО 45236 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ: ВЫ ДОСТИГЛИ ПЯТОГО УРОВНЯ.
        Я сделал несколько глотков из фляги, смачивая пересохшие от жары горло и губы.
        Пантера вопросительно посмотрела на меня, и я вылил всю оставшуюся воду в её открытую пасть.
        Закупорив пробкой пустую флягу, я вновь повесил её на пояс штанов.
        - Нам нужна ещё вода, - сказал я, усаживаясь под тёплый бок животного. - Я бы принёс её, только не знаю где её найти, сам здесь появился только сегодня.
        - По направлению на север отсюда, есть небольшой оазис с родником, - услышал я вдруг в своей голове приятный бархатный голос, от звука которого я подскочил почти под потолок пещеры.
        - Ты умеешь говорить? - спросил я ошарашенно глядя на хитро прищурившуюся кошачью морду.
        - Да, - услышал я голос в своей голове.
        - Только мысленно? Или можешь говорить вслух? - осведомился я.
        - Вслух ты услышишь только моё мяуканье, а мысленно ты поймёшь все, о чём я хочу сообщить тебе.
        Я развернул перед собой карту и увидел неподалеку от того места где сейчас находился небольшое открытое пятнышко оазиса. Вот куда мне предстояло дойти.
        - Как мне называть тебя? - обратился я к пантере.
        - Местные жители зовут нас гаргарейнами, пришлые люди называют пантерами.
        - А твоё личное имя? Вот меня, например, зовут… - и тут я запнулся. Как меня зовут здесь, я не знал. - Прости, с моим именем пока неопределённость. Но вот ту девушку, которая командовала охотниками, зовут Дейенерис….
        При упоминании охотников пантера зашипела.
        - Успокойся. Я хотел сказать, что у тебя должно быть твоё имя.
        Кошка внимательно посмотрела на меня своими золотыми, словно расплавленные слитки, зрачками и сказала:
        - Ты можешь дать мне имя?
        Я посмотрел на неё.
        - Мне в детстве мама читала сказку Киплинга «Маугли». В ней рассказывалось о маленьком мальчике, попавшем в джунгли. У него было много друзей, и одним из них была пантера. В нашем мире это такая большая чёрная кошка. Ты очень похожа на неё. Так вот она защищала этого маленького ребёнка от самого опасного хищника в джунглях - тигра Шерхана.
        - Как звали эту пантеру?
        - Багира.
        - Мне нравится. Называй меня так.
        ВЫ ЖЕЛАЕТЕ ПРИРУЧИТЬ БОЕВОГО ПИТОМЦА? - вдруг отозвалась система.
        Да / Нет
        Прежде чем нажать подтверждение, я спросил пантеру, согласна ли она быть моим другом и сопровождать меня в моих странствиях, на что получил однозначный утвердительный ответ.
        Киса мне определённо нравилась, и поэтому я больше не стал колебаться.
        Да
        ПРИСВОИТЬ ИМЯ ПИТОМЦУ. ПРИСВОЕННОЕ ИМЯ ИЗМЕНИТЬ БУДЕТ НЕ ВОЗМОЖНО.
        Багира.
        ПИТОМЦУ ПРИСВОЕНО ИМЯ БАГИРА. ИЗМЕНИТЬ НЕ ВОЗМОЖНО.
        Теперь у меня был свой питомец. Но радость от его приобретения была омрачена снижением уровня моего питомца, да и в размерах гаргарейн сильно уменьшился. Теперь он напоминал по размерам нашего камышового кота. Расти, и расти ему еще до прежних размеров.
        Информация о нём гласила:
        «Багира, гаргарейн. Питомец???????? уровень 5».
        Способности: уровень 10 - бросок на 30 шагов к цели, уровень 25 - невидимость, уровень 50 - кровотечение, уровень 100 - скрыто…».
        Да, поднимать кошару придётся практически с нуля. Но зато, хоть бесполезных способностей у неё нет.
        - Так, Багира, можешь ты мне сказать, обитаем ли оазис? Есть ли там люди?
        - Людей там нет, - сказал гаргарейн, лизнув свою лапу, и потерев ею своё ухо, - но есть другие обитатели, которых ты должен опасаться, или во всяком случае сторониться.
        - И кого же? - спросил я. - Скорпионы, змеи, ящерицы?
        Ответ на свой вопрос я услышал не сразу. Киса была занята вылизыванием шерсти, чтобы сразу ответить на мой вопрос. Но наконец, закончив умываться, пантера ответила:
        - Тебе нужно остерегаться духов обитающих в оазисе.
        - Духи, ну надо же, кого же ещё встретить можно посреди пустыни…
        - Они не злые, но чувство юмора у них своеобразное.
        - Хорошо, я немедленно отправлюсь к оазису и принесу нам воды.
        Кошка моргнула в ответ, и, закрыв глаза, устроила голову на своих лапах. Кажется, она задремала. Что ж, не буду отвлекать её, пусть восстанавливает здоровье.
        Осторожно, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Багиру, я вышел наружу. Теперь мой путь лежал прямиком на север.
        Солнце уже почти село за горизонт, раскрасив пустыню в багровые тона. Её верный спутник - луна, уже взошла на небосклон, и оказаться в песках, в полной темноте, мне не грозило.
        Зато теперь, в свою очередь, я мог видеть в призрачном лунном свете всех обитателей чёрных песков, пробегавших передо мной по пустыне и своевременно прятаться от них в тени дюн. Практически все, кто появлялся передо мной за время моего пути, были больше меня уровней на тридцать и больше.
        Зато, пока добирался до оазиса, я получил плюс один к Скрытности и Внимательности.
        Оазис открылся передо мной в свете полуночного светила, как драгоценная жемчужина, скрытая в своей раковине.
        С высоты ближайшего бархана я долго наблюдал за небольшим озерком, окружённым пышной зеленью, в сумраке мерцавшим под светом луны расплавленным серебром.
        Увидел я мало. Темнота скрывала от меня любое движение в зарослях оазиса, и мне пришлось пойти на риск, чтобы спуститься к манящей поверхности водного пространства.
        Пока я спускался с дюны, мне казалось, что шорох осыпающегося песка из-под моих ног в ночной тишине поднимет на уши всех обитателей оазиса, но к счастью всё было тихо.
        Стараясь не ступать на кое-где валяющийся в траве хворост, я крался бесшумной тенью по зелёным джунглям.
        Бесшумной тенью, это конечно сильно сказано. На самом деле я делал неуклюжие попытки удержать равновесие и не наступить на очередную, лежащую на моём пути, ветку.
        И надо было случиться так, что я наступил на одну из них почти у самой моей цели - до края озера мне оставалось сделать всего пяток шагов.
        По всему оазису, в ночной тишине пронёсся, как мне показалось ураганный треск ломающихся ветвей, хотя на самом деле треснула всего одна ветка.
        В два прыжка я оказался на краю песчаного берега и опустил флягу в воду.
        Сколько получилось набрать в неё воды я не определил, ибо огромный столб внезапно вздыбившейся воды окатил меня полностью, не оставив на мне сухой нитки.
        Где-то позади меня раздалось дружное хихиканье, на которое я резко обернулся.
        Прямо передо мной, всего в пяти шагах от меня в воздухе висели три обнажённые девушки неземной красоты и смеялись, глядя на мокрого меня.
        Честно говоря, я тут растерялся. Мой неприглядный вид начисто обескураживал меня. А девушки, хихикая с интересом, поглядывали на мою поджарую фигуру.
        - Прошу прощения, луноликие, - взяв себя в руки, поклонился я духам оазиса, - если я нарушил ваш покой. Если бы не большая нужда, я бы не осмелился поступить так дерзко.
        При моих словах гурии перестали смеяться и внимательно прислушались к моей речи.
        - Мой друг, попавший в беду, нуждается в помощи. Злые люди ранили его и хотели посадить в клетку. Мне нужна вода, чтобы промыть ему раны. Я не возьму много, всего лишь наполню эту флягу и уйду, - я показал духам флягу с плещущейся на дне водой.
        Духи переглянулись, как будто ведя между собой безмолвный разговор.
        - Твои слова тронули нас путник, - раздался почти мелодичный голос одного из волшебных созданий, - ты верен дружбе, это хорошо. Ты учтив, это тоже хорошо. Твои слова искренни, мы умеем отличать правду ото лжи. И это тоже плюс тебе. Только достойный может испить из колыбели Артдеса, бога Света. Ещё в изначальные времена, в этом месте, богиня Плодородия Августа родила своего сына бога Света и нарекла его Артдесом. На нашем веку ты один из немногих смертных, кто оказался готов чести быть допущенным к источнику. Но помни путник, что испив из колыбели Света, твоя сущность претерпит изменения. Готов ли ты к этому?
        - Готов, о прекрасная дева.
        - Тогда мы не будем тебе препятствовать. Ты можешь набрать воды.
        Глава 2 Волшебная вода
        Коротко поклонившись прекрасным пери, я, уже не спеша набрал полную флягу воды.
        Вода в оазисе была кристально чистая. И в ней я впервые увидел своё отражение.
        Так, я человек. Европейская внешность. Обычный на вид парень, с лохматой шевелюрой, и даже, по-моему, есть веснушки на щеках…. Тщедушная сутулая фигура. Даже не мудрено, что Дейенерис не обратила на меня, как на мужчину внимания. Мда, система меня разукрасила.
        Я чуть было не сплюнул под ноги, но вовремя остановился, неизвестно, как к этому отнесутся хозяйки оазиса.
        Своей спиной я почувствовал насмешливые взгляды волшебных существ.
        Пользуясь данным разрешением, и не особо придав значение интонации, с которым оно было сделано, я решил утолить жажду водой из озера. Набрав полную пригоршню холодной, почти ледяной, воды, я осторожно сделал глоток. От холода у меня заломило зубы, но я с удовольствием выпил воду всю, до последней капли.
        Закрутив на фляге пробку, я поклонился прекрасным девам, и хотел было уже направиться в обратный путь, как мой живот схватила резкая боль.
        Корчась от боли, и со словами «Вот… мля…», я выронил из рук драгоценную флягу и упал. Сознание заполнилось темнотой, и я потерял сознание.
        Сколько я находился без чувств, я не знаю, но думаю что не менее часа. Когда я очнулся, над пустыней уже вставал рассвет. Нужно было торопиться обратно, пока солнце не поднялось в зенит, и жара не заполнила пустыню.
        Поправив рукой непослушную длинную прядь белых волос, свисавшую у меня со лба, я замер в ошеломлении. Не было у меня до этого момента таких волос, я это прекрасно помню, только ведь недавно видел своё отражение в озере.
        Я быстро вскочил на ноги и направился к озеру.
        Пери уже и след простыл. Вокруг меня была лишь первозданная природа.
        Когда я наклонился над озером, я впал в ступор. Из воды на меня смотрел эльф, высокий, худощавый, с отлично развитой мускулатурой. Но кожа в отличие от классического облика эльфов была нежно-лилового цвета, лицо худощавое, хищное, глаза чёрные, пронзительные. Снежно-белые волосы свисали почти до лопаток. На вид мне можно было дать около тридцати пяти лет.
        «Дроу! - откуда-то в голову пришло узнавание, - Ну, слава богу, что не в гоблина или орка меня превратили, а то могли и ещё в кого похуже».
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ ВЫПОЛНИЛИ СКРЫТЫЙ КВЕСТ «ПОТЕРЯННЫЙ ОАЗИС». ВАМИ НАЙДЕНО МЕСТО РОЖДЕНИЯ АРТДЕСА, БОГА СВЕТА. ТЕПЕРЬ ТОЛЬКО ОТ ВАС ЗАВИСИТ, УЗНАЮТ ЛИ ЛЮДИ О НЁМ, И О ВАС, КАК О ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕ.
        ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ПУСТЫНИ + 10.
        ВАМИ ПОЛУЧЕНО 12585 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ: ВЫ ДОСТИГЛИ ШЕСТОГО УРОВНЯ.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ ИЗМЕНИЛИ РАСУ.
        ДНЁМ, ПОД ПРЯМЫМИ ЛУЧАМИ СОЛНЦА ВАШИ ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СНИЖАЮТСЯ НА 25%, В ТЕНИ И НОЧЬЮ ВАШИ ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОВЫШАЮТСЯ НА 25%.
        СДЕЛАТЬ ЭТО МЕСТО ОБЩЕДОСТУПНЫМ, ДА/НЕТ?
        Ну, нафик, пусть это место остаётся тайным, как и прежде, а то люди у нас существа не благодарные, понастроят тут домов и гостиниц, и закончится у местных обитателей спокойная жизнь, да и мне такая известность ни к чему.
        НЕТ
        Мне стало любопытно, какими стали мои характеристики. Развернув перед собой окошко с ними, я увидел, что все основные характеристики подросли на пять пунктов. Это была хоть и небольшая прибавка, но для этого уровня вполне приличная.
        Я решил немного испытать себя и, оставив флягу на берегу побежал вокруг озера. Сделав несколько кругов по оазису, я вскарабкался на пальму (заодно сбив с верхушки несколько веток с бананами), спрыгнул вниз, совершив при этом головокружительный кульбит, который я даже сам не ожидал от себя.
        Неплохо, скажу я вам, получилось. Ловкость моя сделала значительный скачок вперёд. Теперь можно было возвращаться в пещеру.
        Закинув на плечо связки с бананами, и подхватив с песка флягу с водой, я полез на дюну, с которой пару часов назад спускался в оазис.
        Не желая терять времени, я проделал обратный путь бегом, изредка переходя на шаг, и скажу я вам, скорость моя значительно возросла.
        Завершил я свой марафон на вершине моего бархана. Спускаться обычным способом я не стал, чтобы не терять времени, а просто спрыгнул вниз, но не учёл, что при свете солнца я стал слабее, оступился и покатился кубарем под откос. Со шкалы жизни одним махом смахнуло двадцать процентов. Эх, нужно быть осторожнее пока я не стану сильнее.
        Подкатившись к входу в пещеру, я поднялся на ноги и, отряхнувшись от песка, вступил в полумрак.
        Неожиданно темнота бросилась на меня большим комком чёрной шерсти и вцепилась в мою грудь когтями, стараясь дотянуться клыками до моей сонной артерии.
        - Фуу… кыш… тьфу, брысь!!! - заорал я не своим голосом. - Багира, свои!!! Я это, я!
        Тьма перестала царапать меня и недоверчиво принюхалась ко мне. Что-то, по-видимому, подсказало гаргарейну, что перед ним свой, потому что я вдруг услышал мурчание и мою щеку виновато лизнул шершавый язык.
        - Умница! - похвалил я кошару, отдирая её от себя - Правильно, бдительность превыше всего, сначала грызём, а потом разбираемся кого.
        Я опустил кошку на землю, и та, совсем как домашняя, потёрлась головой о мои ноги.
        «Прости, хозяин, не узнала тебя, показалось, кто-то чужой вошел в пещеру» - услышал я у себя в голове.
        - Я понимаю, Багира.
        «Ты изменился, ты стал совсем как ночной народ, что живёт на севере».
        - Ты что-то знаешь о дроу?
        «Да, хозяин. Мой народ издревле враждует с ним. Дроу, в войне между светом и тьмой, выступали на стороне богини Тьмы, Нааны. Вот поэтому у меня сейчас и сработал инстинкт».
        - Я понимаю. Как твоя рана?
        Чёрная кошка лизнула свою лапу и ответила: «Рана затянулась, но под кожей осталось что-то нехорошее, то, что разъедает рану».
        Я взглянул на кривой узловатый шрам, на лапе кошки. Он представлял собой пульсирующие узлы кроваво-фиолетового цвета.
        - Я принёс воду из оазиса. Думаю, что она поможет тебе. Кстати ты была права, предупреждая меня о духах. Шутники они ещё те.
        Я погладил Багиру по лобастой голове и почесал за ухом. Та довольно замурчала.
        - Предупреждаю, Багира. Вода во фляге волшебная, сама видишь, что она сделала со мной. Но применение её очень болезненно.
        «Я понимаю, но чувствую, что без неё я скоро умру, так что выбирать не приходится. Давай, открывай флягу».
        Я открутил пробку, и пантера прильнула к горлышку фляги, жадно лакая вытекающую из неё холодную воду.
        С текущим уровнем пантеры ей хватило содержимого двух третей фляги, после чего кошка, мелко подрагивая, обессиленно упала на песок. Несколько раз её скручивало от боли, но затем Багира распрямлялась, и даже длинный хвост пантеры оказывался вытянутым в продолжение её тела. А затем её тело стало меняться.
        Всё это происходило на моих глазах, и теперь я мог воочию представить, что происходило со мной в момент трансформирования моего тела.
        Блестящая чёрная шерсть Багиры стала внезапно быстро расти. Кончики шерстинок приобрели стальной с чернотой цвет, как смесь металла с углеродом. Когти на лапах утолстились, загнулись и стали представлять собой небольшие серпы. Я боялся представить, во что они превратятся, когда пантера подрастёт. Хвост её обзавёлся на кончике костяным утолщением и стал походить на шипастую булаву.
        Но вместе с совершенствованием тела, изменения произошли и во внешнем виде кошки. Кончики её ушей обзавелись кисточками, которые делали её вытянутую мордашку даже симпатичной и смягчили её грозный вид.
        Трансформация гаргарейна происходила около двух часов. Последнюю её часть Багира лежала совершенно неподвижно, и я даже испугался, что её молодой организм не выдержал этих испытаний.
        Сидя рядом с ней, я осторожно гладил её по отросшей новой шерсти. Но вот она открыла глаза, и я увидел уставившиеся на меня небесно-синие зрачки пантеры.
        Я развернул перед собой информацию о пантере и с изумлением прочёл:
        «БАГИРА. ДРЕВНИЙ ГАРГАРЕЙН. ПРАРОДИТЕЛЬНИЦА ПЛЕМЕНИ ГАРГАРЕЙНОВ. ПИТОМЕЦ???????? УРОВЕНЬ 7».
        СПОСОБНОСТИ:
        УРОВЕНЬ 10 - БРОСОК НА 20 ШАГОВ С ОДНОВРЕМЕННЫМ ТАРАНОМ ЦЕЛИ,
        УРОВЕНЬ 25 - ПОЛНОЕ РАСТВОРЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ НА 3 МИНУТЫ,
        УРОВЕНЬ 50 - НАНЕСЕНИЕ НЕ ЗАКРЫВАЕМОГО КРОВОТЕЧЕНИЯ В ТЕЧЕНИЕ 5 МИНУТ,
        УРОВЕНЬ 100 - ПРИЗЫВ СТАИ,
        УРОВЕНЬ 250 - (СКРЫТО)».
        Во что же кисуля вырастет, когда станет совсем большой?
        Я внимательно осмотрел пантеру, вернее теперь назвать её пантерой можно было лишь с большой натяжкой. Шрам от раны на лапе гаргарейна исчез совсем.
        - Привет, - улыбнулся я гаргарейну, - как себя чувствуешь?
        «Замечательно, рана больше не беспокоит».
        - Её больше нет. Целебная вода полностью вылечила тебя.
        Багира положила голову мне на колени, и я оценил про себя её тяжесть. «Растёт кисуля».
        Я пододвинул гаргарейну связку бананов.
        - Извини, больше из еды ничего нет.
        «Я не голодна, но ты не волнуйся за меня. Когда мы отправимся в путь, я найду в пустыне еду».
        Я только улыбнулся, окидывая её взглядом - такая найдет.
        Корнуэл. Столица султаната Амир-хана. Дворец султана….
        Заложив руки за спину и отмеривая размеренные шаги по большому залу, в полном молчании, расхаживал взад и вперёд сиятельный и светлейший султан Амир-хан.
        Внешность султана была типичная для всех восточных правителей донесённая до нас устами Ходжи Насреддина - правитель Корнуэла был низкорослый и пузатый, немолодой уже мужчина, одетый в роскошный шёлковый халат и шаровары, подпоясанный широким поясом винного цвета. На поясе болтались драгоценные ножны с кривым кинжалом и били его по ляжкам в том момент, когда султан совершал поворот.
        На пухлом лице монарха росли усы и бородка, которые казалось, жили своей собственной жизнью. Они, то вздымались, то опускались по своей прихоти, лишь подчёркивая невзрачность небольших карих глаз султана.
        Султан гневался. Более того, он был в ярости. Именно его молчание, было признаком гнева Амир-хана.
        Придворные в испуге жались к задрапированным шёлковой тканью стенам зала, стараясь слиться с изображениями, вышитыми на обивке.
        Только невозмутимая стража, с обнажёнными огромными ятаганами, замерши в неподвижности на своих постах, являла собой олицетворение спокойствия и незыблемости, да была ещё небольшая группка иноземцев, во фривольном положении стоявшая перед троном монарха.
        - Как это вы не привезли мне гаргарейна… - с нескрываемым раздражением в голосе сказал, остановившийся напротив молодой прекрасной девушки одетой в облегающий кожаный костюм, Амир-хан.
        - Мы почти взяли его, светлейший, - ничуть не пугаясь дурного настроения повелителя, сказала девушка, - но, к нашему сожалению, он исчез до того как мы его смогли схватить. Нас никто не предупреждал, что эти существа владеют искусством маскировки.
        - Меня не интересует, что он там сделал, я заплатил вам круглую сумму в золоте, чтобы вы привезли для меня эту кошку, - прошипел толстяк в лицо девушке.
        - Мы готовы вернуть вам аванс, за невыполненную работу, за исключением наших издержек.
        Султан даже побелел от такой наглости услышанной из уст прекрасной наёмницы.
        - Верните мне моего гаргарейна! Это вопрос не моей прихоти, это вопрос престижа моего государства! Я обещал его императору Торку. Если вы не выполните заказ, то ваша гильдия лишится моего покровительства и покинет пределы моей страны.
        На лицо девушки набежала тень.
        Покинув пределы султаната, гильдия «Степные волки» неизбежно вступила бы в борьбу за лучшее место под солнцем с другими топовыми кланами и гильдиями континента Иссил-Толл, а это в её планы не входило.
        С севера от султаната на континенте располагалась Империя Торка. Конечно, Дейенерис была не прочь обосноваться в Империи, объединявшей в себе семь королевств и два десятка графств и баронств, с её развитой логистикой и более совершенным правлением, чем в султанате. Воображение не раз рисовало ей картину, того как она будет представлена императору. Но сейчас её гильдия в ожесточённой борьбе вырвала третье место в топ-ги у северной гильдии «Наследники Апокалипсиса», которая контролировала север Империи. А занимающие первое и второе место в топе, гильдии «Красные медведи» и «Голливуд» тоже находятся к северу от султаната. Все эти три гильдии находились между собой в коалиции, и война с одной из них означало войну со всеми остальными.
        С востока и запада султанат омывался водами мировых океанов, а с юга находились несколько мелких королевств и дикая территория, свободная от закона и порядка. Встретить на ней можно было лишь свирепых хищников и не менее свирепых разбойников.
        В общем, уходить из султаната гильдия сейчас никак не могла.
        Правда ходили слухи, что за дикими территориями существовал длинный узкий перешеек между океанами, ведущий на южный материк с плодородными землями и богатыми государствами, но проверять этот слух, у Дейенерис не было, ни времени, ни желания.
        В данный момент у гильдии было лишь три варианта выхода из сложившейся ситуации.
        Первый, организовать дворцовый переворот, сместив султана и поставив своего ставленника, и продолжать дальше благоденствовать на землях султаната.
        Второй, бросить или спешно продать в столице все здания принадлежащие гильдии, бросить земли, дарованные султаном и уйти на юг, в надежде отыскать проход на южный материк.
        И третий, самый последний - попытаться отыскать гаргарейна и выполнить контракт с султаном.
        Для выполнения первого варианта не было времени. Дворцовая гвардия и городская стража получали от султана щедрое жалование, а придворные министры представляли собой трусливое стадо. Тут можно было конечно поработать, найти недовольных, лучше военачальников, организовать мятеж, но опять всё упиралось во время, которого у них не было.
        Уйти на юг, это даже не вариант. Многие члены гильдии, особенно новички, не поддержали бы уход из султаната в этом направлении, и распад гильдии стал бы неизбежен.
        Остается третий вариант. Нужно вернуться в пустыню и попытаться найти пропавшую кошку.
        Всё это промелькнуло в прекрасной голове главы гильдии «Степные волки» за те несколько секунд, в течение которых султан ожидал от неё ответа.
        - Мы выполним наш договор, светлейший. Мы вернемся в пустыню и продолжим поиски гаргарейна.
        Лицо Амир-хана просветлело.
        - Ну, вот и замечательно, дорогая Дейенерис. Вот видите, вы можете рассуждать здраво. Надеюсь, вы также здраво отнесётесь и к следующему моему предложению.
        На рыхлое потное лицо султана набежала ухмылка.
        - Я предлагаю вам поужинать со мной. Будут иноземные музыканты, заморские фрукты, дичь. Обсудим наше дальнейшее сотрудничество….
        Ни единая жилка на лице Дейенерис не выдала чувство брезгливости и отвращения охватившее её в тот миг, когда потная ладонь султана обхватила её ладошку.
        - Прошу извинить меня, светлейший Амир-хан, но наше дело не ждёт. Мы сегодня же отправимся на поиск гаргарейна.
        Плотоядная улыбка сползла с лица Амир-хана, оставив после себя понимание того, что его только что отвергли.
        - Ну что ж, - с неподдельным разочарованием сказал он, - оставим наш ужин до следующего раза.
        «Следующего раза не будет», - откланиваясь, подумала про себя Рейчел.
        «Степные волки» быстрой походкой покинули тронный зал повелителя Корнуэла.
        В это же время. Дворец султана Корнуэла. Коридор прислуги.
        По длинному узкому коридору, соединявшему помещения для прислуги с кухней, пробиралась закутанная в тёмную паранджу фигура. С твердой уверенностью нельзя было сказать, кто находился под ней, мужчина или женщина. В равной степени в султанате этой одеждой пользовались и та и другая половина человечества. Неизвестный шёл уверенной походкой, скрываясь в сумраке переходов, когда на пути ему попадались спешащие по делам слуги. Было видно, что шел он здесь не в первый раз.
        Найдя нужный ему проход, он свернул с основного коридора и скрылся за небольшой незаметной дверью, тщательно прикрыв её за собой.
        За дверью таинственный незнакомец оказался в небольшой комнатушке принадлежавшей одному из слуг. Обстановка здесь была скудная. Ни тебе роскошного убранства комнаты, ни тебе роскошных яств на столе.
        Но комната принадлежала и не простому слуге. Простые слуги жили в больших комнатах по двадцать-тридцать человек. В этой же комнатушке проживал один из слуг, обслуживающих лично самого султана.
        Таинственный посетитель осмотрел комнату и уселся на табурет, стоявший в углу возле узкой кровати, застеленной бывшим в употреблении, но чистым бельём и стал поджидать хозяина.
        Ждать пришлось недолго. Через несколько минут дверь скрипнула, и в комнату вошёл один из личных слуг султана одетый в красивую ливрею.
        - Ну что, Хардж, как наши дела? - спросил слугу незнакомец мужским сильным голосом, привыкшим повелевать.
        - Пока не удалось, господин, покои султана охраняются ночью не меньше чем днём, а, пожалуй, что и строже. Гвардейцы стоят не только снаружи у дверей повелителя, но и внутри, у дверей спальни, откуда они могут наблюдать за его ложем. Окна на ночь запираются решётками. Под окнами, в кустах, расположены замаскированные капканы.
        - Найди путь, по которому можно вплотную приблизиться к Амир-хану, или ты забыл, что он сделал с твоей сестрой?
        Слуга почернел лицом.
        - Такого я не забуду никогда, и султан ответит за все его злодеяния.
        - Тогда соберись, выясни всё о спальне султана, смена караула, тайные ходы и выходы, слуги обслуживающие султана, постоянные и временные, словом всё, что может нам помочь.
        - Хорошо, господин, - слуга поклонился закутанному в паранджу мужчине, поднявшемуся с табурета, - всё сделаю, как велите.
        Таинственный незнакомец проследовал к выходу и скрылся в глубине коридора.
        Да, заблуждалась Дейенерис, ой как заблуждалась, думая о придворных как о стаде трусливых баранах. В стенах дворца султана тайно готовился дворцовый переворот.
        Глава 3 Переход
        Дейенерис в бешенстве покинула дворец султана. Она до сих пор ощущала на своей руке потные пальцы султана и стремилась поскорее добраться до трактира, чтобы там смыть с себя чувство брезгливости.
        Её спутники, молча, следовали за ней на некотором расстоянии. Одно слово Дейенерис и султана бы ничто не спасло от смерти, не помогла бы ему даже его хвалёная гвардия. Все спешащие за Дейенерис были опытные игроки с большим стажем в таких играх. Это была основа гильдии «Степные волки», её штаб.
        Ввалившись в таверну «Пустынный койот» Дейенерис с соратниками подозвали к себе хозяина трактира, грузного, уже в летах, мужчину с красным цветом лица. Красный цвет кожи на лице трактирщика объяснялся не его пристрастием к спиртному, а болезнью. Трактирщик страдал подагрой.
        Дейенерис не раз доставала ему дефицитные лекарства и поэтому обслуживалась в этом трактире вне очереди.
        - Ванну, - приказала она трактирщику, - а моим ребятам выпивки и хорошо закусить. Вот деньги.
        Девушка бросила в руки трактирщика несколько золотых монет. Тот низко поклонился и убежал отдавать прислуге указания.
        Уже через пять минут большая чугунная ванна в комнате для умываний трактира была готова.
        Дейенерис сбросила с себя верхнюю одежду, аккуратно сняла тонкое шёлковое бельё и попробовала воду кончиками пальцев ноги. Вода была в меру горячей.
        Прежде чем забраться в ванну девушка стала перед большим зеркалом и, глядя на своё обнажённое тело, подумала: «И кому такая красота достанется? Хотелось бы, чтобы это был достойный во всех отношениях мужчина, а не какой-нибудь потный похотливый скунс».
        Эта мысль вернула девушку к воспоминаниям о встрече с султаном, и её передёрнуло. Не желая больше думать об этом, она быстро забралась в ванну и погрузилась в блаженную горячую воду.
        Пальчики девушки, лаская кожу ног, прошлись от колен до паха и погрузились во влажное отверстие.
        Она закрыла глаза, и, не переставая ласкать себя, погрузилась в блаженство.
        Перед ней вдруг ниоткуда всплыло лицо нуба, которого она встретила во время охоты в далёкой пустыне. Что делал он там на самом деле? И какие у него были глаза? Почему она думает об этом? Глаза у него были насмешливые, кажется, зелёного, почти изумрудного, цвета. А на носу у него были веснушки. Точно веснушки! Странный нуб.
        Дейенерис улыбнулась про себя. Лицо парня вдруг показалось ей довольно привлекательным. И вёл он тогда себя не как нуб, только что попавший в игру, а опытный игрок, готовый пойти на риск при необходимости. Только потому, что она торопилась, она не поняла тогда этого. Что же он делал там на самом деле? И что он делает сейчас?
        В это же время. Чёрная пустыня.
        По пустыне, под палящим жарким солнцем, брели две фигуры. Одна из них принадлежала мужчине дроу. Вторая - большому чёрному коту, плетущемуся за ним по пятам. Как вы уже догадались, этими путниками были мы с Багирой.
        Следуя указаниям гаргарейна, мы шли уже вторые сутки по пустыне. Чернота песка резко диссонировала с ярко-голубым небом и желтым, как яичный желток солнцем, висевшим над нашими головами.
        - Багира, далеко ещё до границы пустыни?
        - По прямой ещё день пути будет. Раньше я бы пробежала весь путь за полдня, но теперь силы мои поубавились.
        - Ничего, Багира, ты подрастёшь, поднимешь уровень и станешь ещё лучше, чем была.
        - Мррр… - промурлыкала большая кошка.
        Не останавливая движения, она вдруг резко прыгнула вверх и вперёд и упала на что-то в песке. Вверх взлетел песчаный фонтан, и гаргарейн попятилась назад, вытаскивая на поверхность свою добычу.
        Ею оказался большой песчаный грызун не вовремя попавшийся на глаза моему питомцу. Уровень грызуна на два пункта превышал уровень Багиры, но её это не смущало. Грызун, очень похожий на нашего суслика-переростка (возможно, это был его молочный брат), непрестанно верещал, но ничего сделать не мог, и мы, нашими совместными усилиями, справились с ним.
        Багира пригласила меня разделить с ней её трапезу, но я отказался, мотивируя свой отказ веткой бананов, которую тащил на своих плечах.
        На самом деле я бы сейчас с удовольствием отведал бы отбивную на косточке, да и от хорошо прожаренного суслика не отказался бы, но только не сырое мясо грызуна.
        Сделав небольшой привал, мы перекусили тем, что у нас было. Вода у нас уже почти закончилась.
        Было странно, но та вода, что осталась во фляге после преображения Багиры, отлично утоляла нашу жажду весь наш долгий и изнурительный путь. Для того чтобы не хотелось пить достаточно было всего лишь вылить на язык несколько капель этой живительной влаги.
        Я даже отметил рост своих характеристик за то время, как пил из фляги. Совсем незначительный, но всё же. Эх, жалко, что я не смог взять её в большем объёме. Но тут же, я одёрнул себя - жадность в путешествии плохой попутчик. Мне нужно было быть благодарным духам оазиса за то, что они позволили взять с собой и эту флягу воды.
        Солнце пошло на запад. Ещё пара часов и нам нужно искать место для ночлега.
        Мда, сейчас, в цивилизованном мире, я бы лежал в мягкой постели, с обнажённой местной красоткой, и в ус бы не дул. Но с самого моего появления в игре я из женщин встретил лишь эту надменную красавицу Дейенерис.
        Впрочем, я признал, что она была действительно прекрасна. Её глаза, белые как снег волосы, её голос. Ну-ка стоп… не хватает мне ещё влюбиться здесь. У меня сейчас совершенно другие намерения, да и вообще, нет на это у меня времени.
        Аккуратно закопав в песок остатки еды, мы продолжили дальше наш путь.
        - Хозяин, - сказал через некоторое время кот, - думаю, мы можем остановиться на ночлег вон в тех кустах. Скоро будет конец пустыни. Утром мы сможем дальше пуститься в наш путь, но теперь нам нужен отдых.
        - Хорошо, кис, идём к кустам.
        Кот побежал было вперёд меня, но остановившись, предупредил:
        - В этих местах попадаются шайки разбойников, нужно быть осторожными, чтобы не нарваться на них.
        Через полчаса мы достигли небольшой полоски растительности. На клочке земли сплошь и рядом рос густой кустарник. В этих местах водяной слой подходил достаточно близко, чтобы питать корни растений. Хоть место листвы на побегах занимали длинные колючки, но на душе было радостно видеть зеленый цвет растений.
        Место для отдыха котяра выбрала в центре зарослей. Там обнаружился пятачок места свободного от колючих ветвей.
        Усталость до того сморила меня, что я свалился на землю даже не думая что нужно поесть, и мгновенно уснул.
        Но, перед тем как погрузиться в сон, я увидел перед собой кнопку выхода из игры и нажал на неё.
        Мир вокруг погрузился в темноту, которая вдруг расцвела роем летящих ко мне протуберанцев. Мелькнула вспышка, и я услышал голоса людей.
        Открыв глаза, я обнаружил себя лежащим в капсуле глубокого погружения. Капсула стояла в медицинском боксе. Рядом с ней деловито суетились несколько молодых людей. Командовал ими мужчина лет пятидесяти. Острая бородка клинышком украшала его лицо.
        - А… проснулся, наш дорогой пациент! - сказал он приятным баритоном, увидев меня не спящим, - Как чувствуете себя, Максим?
        - Спасибо, док, чувствую себя вполне.
        Я вылез из капсулы и с помощью ассистента доктора добрался до гардероба. Там я надел на себя спортивные штаны и майку.
        - Вам нужно поесть, Максим, - сказал мне врач, - заодно там и поговорим. Пойдёмте в столовую.
        В столовой нас ожидал обед из дежурных блюд. Впрочем, даже дежурные блюда были приготовлены достаточно хорошо. Не откладывая обед в долгий ящик, я сразу набросился на еду.
        - Максим, я вижу некоторое улучшение в вашем состоянии, но мне бы хотелось продолжать с вами работу.
        - Для этого есть основания, доктор? - ответил, прожёвывая телячью отбивную я.
        - Скажите, Максим, вы что-нибудь помните из своего пребывания в игре?
        Я так и замер с остатками котлеты на вилке на полпути ко рту.
        А действительно, я хорошо помнил как очнулся в капсуле, помнил что было после этого и до этого, но того что было со мной в игре я вспомнить не мог.
        - Нет, доктор, ничего. До того момента как я выбрался из капсулы сплошной туман в голове.
        - Попытайтесь вспомнить хоть что-то.
        Я закрыл глаза и напряг свою память, но ничего так и не вспомнил, более того, я почувствовал, как темнота перед глазами поплыла, рискуя сорвать меня в штопор.
        Я пошатнулся на стуле, но твёрдая рука доктора подхватила меня за руку и не дала упасть.
        - Спокойно Максим, не надо так сильно напрягаться.
        - Простите доктор, но я не могу, как будто в голове стоит блокиратор и не дает вспомнить того, что происходило со мной в игре.
        - Скажите Максим, а свой выход из комы вы помните?
        - Да, до мельчайших подробностей.
        - Я думаю вам нужно продолжать ваше пребывание в игре. Есть вероятность, что блокиратор вам поставлен именно там, и снять его вы сможете только в игре.
        Мы поднялись из-за стола и направились в палату для отдыха.
        - Да конечно, док. Я вернусь в игру. Скажите, ко мне кто-нибудь приходил за время моего так сказать, отсутствия?
        Доктор хитро улыбнулся.
        - К вам наведывались две очаровательные девушки. Причем неоднократно. Интересовались когда вы выйдете из погружения.
        - А можно пригласить их ко мне?
        - Конечно, можно. Вы пока отдыхайте, а я сейчас сообщу им.
        Для отдыха мне предоставили одноместную палату.
        Я прилёг на кровать и незаметно для себя погрузился в сон.
        Проснулся я оттого, что по моей груди скользили, лаская, тоненькие женские пальчики, а лицо моё щекотали пряди волос.
        Я открыл глаза и увидел улыбающиеся глаза Маринки смотрящие на меня.
        Я улыбнулся в ответ.
        - Привет, родная.
        - Привет, соня. Всё время спишь, когда я прихожу.
        - Прости, доктор прописал.
        - Да я знаю, - не теряя времени зря, Маринка стала стаскивать до конца с меня майку.
        - Эээ, ты чего, а вдруг кто-то войдёт сюда?
        - Ты кого-то ждёшь? - улыбаясь, нахмурила брови Марина.
        - Нет-нет, - в протестующем жесте поднял я руки, - никого.
        Маринка воспользовалась этим и сдернула с меня окончательно майку. Затем она сама сняла с себя кофточку, оставшись в сексуальном кружевном бюстгальтере.
        Я прижал девушку к себе, осыпая её лицо жаркими поцелуями.
        И тут, как всегда бывает по законам жанра, в дверь легонько постучали, и в палате появилась другая посетительница.
        Это была Лена. Вернее мне последний раз её представили как Елену Ивановну, но я-то знал, что это была моя Ленка, и как мне показалось, она сама интуитивно поняла это.
        Теперь же она стояла на пороге палаты, сконфуженно глядя на нас.
        - Что ты стоишь на пороге, Лен? - спросил я, - Заходи, и дверь прикрой, а то простудишь меня.
        Маринка только улыбнулась, глядя на вытянувшееся выражение лица Лены.
        - Не стой столбом, идём к нам, - сказала она девушке, приглашающе хлопнув по краю кровати.
        Внезапно, что-то решив про себя, Лена подперла стулом ручку двери и сделала несколько решительных шагов к кровати. Тут решимость её покинула.
        Я приподнялся на локтях, и взял её за руку. Пальчики Лены оказались неожиданно прохладными, и я поцеловал их.
        Лена опустилась на край кровати, второй рукой расстёгивая на себе медицинский халат.
        Маринка ободряюще обняла её за плечи, помогла снять халатик и нежно поцеловала в щёку.
        И тут я увидел, как напряжение окончательно покинуло очаровательную докторшу. Она повернула голову и ответила Марине страстным поцелуем на её поцелуй. Чёрные локоны Лены смешались со светлыми Мариниными волосами.
        Я присоединился к обоюдным ласкам девушек.
        Теперь обе мои женщины были со мной, и я был счастлив.
        Поцелуи, нежные прикосновения и ласки… всё сплелось в один непрерывный фильм, полный секса и страсти. Чувства перехлёстывали через край, вырываясь наружу через стоны и вскрики. Близость женских тел, их запах, стоны, всхлипывания, возбуждали и манили меня к себе, как огонь привлекает мотылька. Губы девушек касались моего тела, обжигая кожу своим прикосновением.
        Девчонки через некоторое время вошли во вкус. Полностью освободившись от одежды, они требовали от меня всё новых и новых ласк, и я с радостью воплощал в действительность их фантазии….
        Закончилось это тем, что в дверь кто-то осторожно постучал. Мы к этому времени уже лежали вместе на одной кровати, отдыхая после бурно проведённого времени, и лениво ласкали друг друга.
        - Кто там? - нашел я в себе силы ответить на стук.
        - Максим, вам пора на игровую терапию, - отозвался девичий голос.
        - Сейчас иду.
        Я хотел было подняться, но забыл, что нахожусь в плену девичьих рук и ног.
        - Девчонки, мне пора.
        - Так скоро, - недовольно протянула Ленка.
        - Мы тебя не отпустим, - поддержала её Марина.
        Я нежно поцеловал по очереди девушек, и этим получил высочайшее позволение выбраться из постели.
        - Вы тоже не очень-то разлёживайтесь, а то может нагрянуть кто-то из докторов.
        - А что, - улыбнулась Маринка, - ты же нас бросаешь. А мы девушки одинокие, незамужние. Может нам ласки не хватает.
        Я легонько шлёпнул по аппетитной попке девушки.
        - Вот поправлю свои дела, и тогда займусь вами всерьёз.
        - Ждём, не дождёмся, - Лена встала на колени, потягиваясь и прогибаясь в позе кошки, выпячивая свою соблазнительную попку.
        - Чёрт! - возмутился я, - Так я от вас никогда не уйду.
        Я нежно чмокнул подставленную мне пятую точку девушки и уже не оглядываясь, покинул палату, оставляя их, наедине друг с другом.
        Краем уха я услышал за собой жаркий шёпот и стон одной из девушек. Пошло продолжение.
        Такой вот взъерошенный я и вошёл в физиотерапевтический кабинет.
        - Максим, - подошёл ко мне лечащий доктор, - раздевайтесь и ложитесь в капсулу. Я знаю, что вы проживаете в игре вторую свою жизнь и даже не вспомните там о нашем разговоре, но попытайтесь заметить в игре хоть какое-то несоответствие, какую-то нестыковку. Может быть, это будут какие-то баги или посторонние голоса, которые смогут дать вам толчок к изменению игрового восприятия. И тогда события могут покатиться снежным комом, а в результате у вас случится прорыв. В любом случае, любое изменение в вашем игровом положении будет только положительным.
        Всё это говорилось между укладыванием меня в капсулу и подготовкой к подключению.
        Наконец я был готов войти в мир мечты, в мир, где возможно всё.
        Погружение в игру было стремительным. Прямо передо мной взорвалась сверхновая, и ослепительные осколки разорвавшегося светила понеслись сквозь пустоту космоса мне навстречу.
        Очнулся я посреди ночи.
        Рядом спала, свернувшись клубком Багира.
        Что же разбудило меня?
        Я напряжённо вслушался в ночную тишину. Внезапно мне показалось, что что-то зашуршало вверху на песчаном склоне. Мне стало ясно, что кто-то осторожно спускался к нашей стоянке в кустах. Сколько их было, я не знал, но по издаваемому шуму явно больше одного человека.
        Тот, кто украдкой подкрадывается ночью к отдыхающим путникам, делает это явно не с добрыми намерениями.
        А у меня нет как на грех ни оружия, ни…, да, в общем, ничего нет, и как же мне встретить непрошенных гостей?
        Мысль пришла в голову как всегда вовремя. Надо сматываться, пока у нас есть ещё время.
        Я толкнул ногой котяру, и вдруг почувствовал, как в мою ногу вонзаются стальные когти. Я едва сдержался, чтобы не заорать от боли.
        - Пшшш… - зашипела спросонья Багира.
        Вот оно моё оружие!
        - Багира, кис, кис…. Прости, что разбудил тебя так. Кто-то подкрадывается к нам со стороны. И явно с недобрыми намерениями.
        Недовольство гаргарейна сразу пропало.
        - Прости хозяин, можно попробовать поймать их.
        - Поймать? Мы даже не знаем их уровня.
        - Внезапность, вот наше преимущество. Я затаюсь в кустах, а ты притворишься, что отдыхаешь. Когда они будут рядом с тобой я наброшусь на них.
        - Ага, подсадную утку из меня собралась сделать? - попытался возмутиться я, но вовремя опомнился. В этой ситуации предложение Багиры было единственно разумным. - Хорошо, так и сделаем.
        Я зачерпнул в ладонь пригоршню песка, и лег так, чтобы моя рука с была незаметна со стороны.
        Багира затаилась в ближайших кустах, и оттуда поблёскивали лишь белки её глаз.
        Шаги неизвестных стали слышны явственнее, и до меня долетел шепот, с которым они переговаривались между собой.
        - Давай тише, а то топаешь как элефант. Вдруг они проснутся раньше времени, - говорил один голос.
        - Да я и так, стараюсь идти тихо. Спят они, зуб даю, - отзывался ему второй.
        - Грабанём их, и махнём в Корнуэл. Хватит по пустошам тягаться, пора и отпуск взять, - мечтательно протянул первый голос.
        - Ага, три месяца без женщин - вторил ему второй, - покутим не по-детски.
        Шаги незнакомцев замерли по обе стороны от меня.
        - Смотри, - прошептал второй, - он один и он голодранец! Кроме трусов у него ничего нет.
        - Вот это попадалово, - разочарованно отозвался второй, - зря шли. Пошли в следующее место. Может быть, там нам повезёт больше.
        Но уйти, им было не суждено.
        Приоткрыв один глаз, я увидел, как из кустов, на одного из незадачливых грабителей, вылетел чёрный шипящий комок тьмы с горящими, как раскалённые угли, глазами. Выпустив вперёд серпы когтей, он вцепился ему в лицо.
        - А-а-а-а-а!!! - раздался дикий крик первого грабителя.
        - Дьявол! Помогите… - завопил второй, но захлебнулся порцией песка, брошенной мною ему в лицо.
        Ослеплённый попавшим в глаза песком второй грабитель отшатнулся и тут же получил от меня удар кулаком по лицу. Удар был, конечно, так себе, но придал необходимую дополнительную инерцию падению назад.
        Бандит сделал шаг назад, и, зацепившись ногой о колючую лозу, полетел спиной в кусты. Оттуда с него так и полетели хит-пойнты. Полоска здоровья бандита ухнула вниз и заколебалась у красной зоны.
        Не останавливаясь на достигнутом, я вскочил и набросился на него осыпая ударами кулаков.
        Почувствовав на себе тяжесть моего тела, ничего не видящий бандит стал вслепую отмахиваться. Вот такой один удар и прилетел мне, почти отправив меня на респ.
        Меня отбросило на порядочное расстояние от грабителя. Я знал, что останавливаться нельзя, что, быть может, это последнее что я сделаю, перед тем как умереть, но на меня нашло, и я начал вставать для моего последнего броска.
        Но тут меня опередили. Горланящий во всё горло «мяууу!!!» черный комок тьмы, с алыми, как у самого дьявола, глазами пролетел мимо меня и ударил в грудь встающему на колени мародёру. Тот опять рухнул в колючий кустарник. Багира вскочила на него, и яростно работая когтями и зубами, добила его окончательно.
        - Умничка моя, спасла, - прохрипел я гаргарейну.
        Моя полоска здоровья стала медленно восстанавливаться.
        Тренькнули системные сообщения, говорящие о том, что наше с пантерой развитие перешло на следующий уровень. Я стал восьмым уровнем, а Багира перешла на девятый.
        Но самое главное, мне досталось имущество мародёров.
        Их тела через две минуты после схватки растворились в темноте белыми призраками, а на земле остались лежать сложенные аккуратными стопочками одежда, оружие, сумки, награбленные деньги и украшения.
        Я вдруг представил себе, как одетые в белоснежные подштанники, незадачливые налётчики бегут сюда, и хохотнул, но тут же одёрнул себя - времени у нас не оставалось.
        Мне понравилась одежда одного из мародёров. Она была пошита из материала похожего на замшу - такого же прочного и приятного на ощупь. Я быстро натянул на себя тёмно-коричневые штаны, куртку и сапоги, нацепил на пояс ремень шириной в мою ладонь и ножны с двумя короткими клинками. Всё, теперь я вооружён и очень опасен.
        Денег оказалось два полных мешочка. В одном, том, что побольше, звенело и переливалось под лунным светом серебро. Другой оказался забит под завязку золотыми монетами. Рядом лежала пригоршня бижутерии. Из неё я отобрал себе пару серёг в виде полумесяца на плюс десять к ловкости и три кольца на плюс пять к ловкости и выносливости. Не бог весть что, но на начальном этапе очень неплохая добавка к статам.
        Остальные драгоценные побрякушки были для меня бесполезными. Так как я решил дальше развиваться в бойца ближнего боя, с уклоном на нанесение максимально возможного дамага, то ни интеллект, ни дух с силой мне не были нужны. Поэтому оставшиеся кольца и бижутерию я бросил в походную сумку. Пойдёт для продажи.
        Подозвав к себе Багиру, я направился с ней прочь от места моего ночлега. Направление я выбрал на Корнуэл, всё-таки основная жизнь в таких местах кипит в крупных городах.
        Уже отойдя от кустарника на полкилометра, я услышал звук топота ног, бегущих нам навстречу.
        Поспешно убравшись с дороги, мы спрятались за бархан и наблюдали оттуда за двумя незадачливыми грабителями одетых в простенькую подменную одежду бегущих в направлении кустов в компании нескольких игроков более высокого уровня.
        «Ну вот, будет у них сегодня весёлая ночка» - подумал я.
        Погладив Багиру по загривку, я пошёл дальше, уже не скрываясь, но тут же чуть не поплатился за свою беспечность.
        Почти добравшись до своей цели, когда уже на фоне светлеющего неба были видны огни большого города, я услышал нарастающий грохот стучащих по плотному песку копыт.
        У меня сработал инстинкт самосохранения. В самый последний момент я успел нырнуть в придорожные кусты. Ну, кто бы сомневался, что кошара окажется там быстрее меня. Багира уже поджидала меня там, тщательно вылизывая свою шерсть. Уууу…позёрка.
        Я осторожно раздвинул в стороны ветки кустарника и перед моими глазами замелькали тени проносящихся мимо всадников. Я только смог заметить развевающиеся полотнищем длинные белые волосы всадницы скакавшей во главе отряда.
        У меня неприятно засосало под ложечкой. Я хорошо запомнил тех охотников, с которыми столкнулся после момента моего появления в этом мире. Никак сама Дейенерис направилась по мою душу. И хоть я изменил свою внешность и расу, но присутствие рядом Багиры выдало бы меня в толпе среднестатистических игроков.
        Нужно было что-то делать.
        - Багира, - позвал я пантеру, - тебе со мной в город нельзя. Город это не пустыня, спрятаться тебе там будет труднее. А тебя наверняка будут там искать. Будет лучше тебе остаться тут, да и корм на воле тебе будет найти легче.
        - Ты прав, хозяин. Так будет безопасней для нас обоих. Но ты, в любой момент, можешь позвать меня, и я сразу появлюсь рядом.
        - Вот и отлично, - я погладил гаргарейна по голове, - тогда беги, а я направлюсь в город.
        Багира лизнула меня в руку, прыгнула в кусты и растворилась в зелени.
        Ну что ж, теперь можно было идти.
        Я выбрался из кустов и уже не скрываясь, направился к темнеющему впереди городу Корнуэл.
        Глава 4 Корнуэл
        Спящий город встретил меня закрытыми воротами. На мой крик из бойницы сторожевой башни высунулся полусонный стражник и пригрозил мне городской тюрьмой, если я не перестану орать или не покажу ему бумагу с ежедневным паролем канцелярии султана.
        Я сказал стражнику, что у меня есть пароль лучше канцелярского, и в доказательство подбросил на ладони серебряную монету.
        Пароль оказался верным, и открыл передо мной городские ворота.
        Город на первый взгляд показался мне невзрачным - прямо от ворот к центру вела узкая кривая улочка с одно и двухэтажными домами. В глаза сразу бросалось множество бродячих котов сидевших на порогах, маленьких балкончиках и просто на мостовой.
        Да уж столица…. Слава богу, Корнуэл был довольно чистым городом. Никто из жителей не выплескивал на улицу помои и ветер не гонял мусор от дома к дому.
        Забросив сумку со своими вещами на плечо, я бодро направился к центру города, подыскивая для себя место, где можно было бы остановиться на ночлег.
        Прошло совсем немного времени и на улице стали появляться игроки, заходящие в игру. Мне было непривычно видеть, как пустое пространство вдруг подёргивалось маревом, из которого выходил парень или девушка. Ни на кого не обращая внимания, игроки деловито поправляли снаряжение и сразу отправлялись по своим делам.
        Наконец я достиг городской площади и присел передохнуть на бортик неработающего городского фонтана. Рядом со мной по каменным плитам прыгали вездесущие воробьи, выклёвывая из трещин закатившиеся семечки и хлебные крошки.
        Вдруг воздух прямо передо мной задрожал, и из него ко мне на колени свалилось чудо - девушка в образе анимешной куклы. Нежно-голубые волосы, убранные в два длинных хвоста, тоненькие ручки и ножки, широко распахнутые большие глаза с восточным разрезом. На девушке был школьный костюм - жакет без рукавов с белоснежной блузкой, белые гольфы и коротенькая юбочка в клетку, едва скрывающая под собой её прелести.
        - Осторожней, пожалуйста - попросил я девочку, когда она соскочила с меня. Девочка похожая на Сейлор Мун обозвала меня нубом и послала подальше.
        Сверкнув глазищами, девушка с ником Сейлармун, 32 уровня круто повернулась и смешно подпрыгивая, зашагала прочь от меня. Длинные хвосты её шикарных волос запрыгали вслед, норовя шлёпнуть по тугой попке хозяйки.
        - Девушка, простите! - крикнул я ей вслед.
        Сейлор Мун нехотя остановилась, повернулась ко мне и, оттопырив презрительно нижнюю губу, выдала:
        - Чё ещё?
        - Скажите, где можно в городе остановиться на пару дней?
        Анимешная красотка задумалась на секунду, и тут же изрекла:
        - Гостиница «Пустынный койот», в двух кварталах отсюда по центральной улице. Там тебя не обманут.
        - Спасибо.
        - Не за что, нуб. Хочешь ещё совет?
        - Я весь во внимании, о прекрасная фея.
        Мой комплимент мгновенно достиг цели, и лицо девушки вдруг преобразилось - на нём появилась красивая искренняя улыбка, вмиг сделав её кукольное личико живым и обаятельным.
        - Вижу у тебя проблема с ником, вместо букв там одни вопросы. Если не хочешь чтобы к тебе с ним всё время приставали, скрой его в настройках. Так все делают.
        - Точно! - хлопнул я себя рукой по лбу, - Спасибо большое, я так и сделаю.
        - Ладно, ещё увидимся, - девчонка весело рассмеялась и умчалась прочь, высоко подпрыгивая, отчего её юбочка, при каждом прыжке, высоко подлетала вверх, открывая на всеобщее обозрение симпатичную попку в белых трусиках.
        Я улыбнулся вслед умчавшейся девочке. Хотя какая она девочка, скорее всего её персом играет взрослая девушка, или даже может быть женщина. В таких играх обычно устанавливается возрастной ценз.
        Я полез в настройки, где нашел пункт с общим доступом к информации о себе, содержащий игровой ник, уровень развития, титул, название гильдии и отключил его.
        Всё, теперь как поётся в ненавязчивой песенке: «Я инкогнито, инкогн?то…». Впредь без моего ведома никто не сможет считать обо мне информацию, ну разве только маг-псионик очень большого уровня.
        Дальше сидеть на площади мне не имело смысла, нужно было искать подходящее жильё, и к тому же она стала заполняться торговцами и случайными прохожими.
        Лавируя между коробками с товаром, висящими на манекенах доспехами и тюками с прочим торговым барахлом, я выбрался на мощенную каменными плитами центральную улицу и поспешил по указанному мне адресу.
        Постоялый двор «Пустынный койот» представлял собой двухэтажное здание служащее одновременно таверной, гостиницей и стойлом для ездовых питомцев постояльцев, что было, на мой взгляд, несколько неудобно. Неудобство проявилось сразу же, как я вошел во двор «Пустынного койота». Из стойла раздался пронзительный крик грифона, который поддержали ржанием единорог и лошади.
        Пройдя мимо стойла с ездовыми питомцами, я толкнул дверь трактира и оказался в большом полутёмном зале. Был ранний час, и поэтому посетителей в трактире практически не было. Только за столиком в углу сидела незаметная фигура в плаще с накинутым на голову капюшоном. Этот посетитель видно не любил лишнего внимания.
        Я направился к стойке, за которой маячил трактирщик, усердно натирающий пивной бокал.
        - Доброе утро, хозяин.
        - Утро доброе молодой человек.
        - Сколько стоит у вас завтрак?
        - Две серебряных монеты, милсдарь. Присаживайтесь за столик, сейчас вас обслужат. На завтрак у нас оладушки со сметаной, чай, пампушки с сахаром и ростфайерские конфеты.
        - Простите, какие конфеты?
        Хозяин отставил бокал в сторону и уже внимательнее взглянул на меня.
        - Так вы новичок в городе.
        - С чего вы взяли? - полюбопытствовал я.
        - Ну, на первый взгляд вы бывалый парень, вон даже состоите в гильдии корнуэльских воров, - подмигнул мне хозяин трактира и указал на серебряный знак ворона, прикреплённый к воротнику куртки и незамеченный до этого момента мною, - но только пришлые не знают в городе о ростфайерских конфетах. Их варят из сахара со специями и привозят из самого Ростфайера. При дворе его величества султана они почитаются за лакомство.
        - Так вы, наверное, говорите о щербете, - догадался я.
        - Ну, возможно в других краях они и называются так, но в Корнуэле они известны как конфеты из Ростфайера.
        - Хорошо, несите ваш завтрак, и ещё, я бы хотел снять у вас комнату на несколько дней.
        - Комнаты в гостинице от десяти медяков до золотого за сутки.
        - А сколько стоит нормальный номер, но без лишней роскоши?
        - Пять серебряных монет в сутки.
        Я сунул руку в кошелек с серебром.
        - Мне такой номер на трое суток, с продлением, если я решу остаться у вас, при условии что он устроит меня.
        Трактирщик пошарил за стойкой и вытащил деревянную болванку с болтающимся на цепочке ключом и выбитым на боку номером 13.
        - Ваш номер тринадцать на втором этаже милсдарь. Уборка в номере, свежее бельё раз в три дня.
        - Спасибо.
        Договорившись с трактирщиком о завтраке и проживании, я в ожидании заказа уселся за столик, неподалёку от человека в капюшоне, попивающего красное вино из большого бокала, и осмотрелся.
        Зал в таверне был достаточно большой, чтобы вместить в себя человек сто посетителей, и с моего места он хорошо просматривался.
        Слева от меня в стене был сделан проход, ведший вглубь трактира. Чуть дальше стояла барная стойка, совмещённая с кухней. Вдоль неё и располагался собственно сам зал - несколько десятков столиков на четыре персоны. У выхода на таверны дремал солидного вида вышибала. Справа от входной двери пара окон светилась тусклый утренним светом. Отдельно хотелось бы отметить несколько кабинетов с отдельными входами для приватных встреч. Но так как никого в трактире сейчас не было, то кабинеты пустовали, что было прекрасно видно через полураскрытые решётчатые двери кабинок.
        - Берите пампушки, - раздался низкий голос из-под капюшона моего соседа, - они у Замбара особенно хороши. Их стряпает старая Молли, а готовит она их - пальчики оближешь.
        - Спасибо, - поблагодарил я незнакомца, - а что скажете об оладушках?
        - Оладушки, тоже неплохи, а вот ростфайерские конфеты лучше не брать. Сейчас между Ростфайером и Корнуэлом натянутые отношения, нечто вроде торговой войны, и свежих конфет в Корнуэле просто нет.
        - Спасибо, - поблагодарил я незнакомца.
        К моему столику подошла молоденькая служанка.
        - Что господин будет заказывать? - стрельнула она в мою сторону глазами.
        - Пампушки, оладьи и чай, - сделал заказ я.
        - Сию минуту, - сделав реверанс, служанка удалилась на кухню.
        Заказ принесли быстро. Пампушки были на действительно хороши. Аромат у них был такой, что казалось, насытиться можно было только им одним, а что касается вкуса, то они просто таяли во рту.
        Пока я наслаждался этой божественной пищей, дверь трактира распахнулась, и на пороге появился богато одетый вельможа.
        Внимательно осмотрев трактир, господин остановил взгляд на моём соседе.
        Нахмурившись, он прошествовал прямо к человеку в плаще и сел на стул напротив него.
        - Что скажете, Арчибальд? Вам удалось найти?
        К новому посетителю подскочила было служанка, но остановленная предупредительным жестом руки и получив монетку, испарилась, оставив его в покое.
        Из-под капюшона раздался голос соседа:
        - Вы сомневались в моих способностях, господин Вернье?
        - Скажу так, что у меня были некоторые сомнения, - вельможа откинулся на спинку стула.
        - Наша организация работает над этим делом и близка к получению результатов. Но приходится быть осторожным.
        - Несомненно, конфиденциальность превыше всего. Вот, держите, как уговаривались, задаток. Остальное получите по завершении работы.
        От вельможи к моему соседу перекочевал большой туго набитый монетами кошелёк и исчез под его плащом.
        Человек в плаще поднялся, кивнул мне, и, оставив на столе несколько монет, вышел из таверны.
        Когда он вставал из-за стола, я заметил на его плаще сверкнувшую заколку со знакомым мне изображением ворона.
        Человек в плаще состоял в гильдии воров Корнуэла.
        - Трактирщик! - громко крикнул вельможа, - Вина! Самого лучшего!
        К этому времени я покончил с завтраком и решил удалиться в свой номер.
        По примеру моего соседа, я оставил на столике плату за завтрак и направился к проходу, ведущему в жилые помещения гостиницы.
        Вельможа скользнул по мне взглядом полного превосходства, и хотел было отвернуться, как вдруг его взгляд зацепился за знак ворона на моей куртке.
        Вся спесь его сразу куда-то подевалась. Он даже коротко мне кивнул, на что я ответил вежливым поклоном.
        Нет, определённо в Корнуэле гильдия воров имела большое влияние.
        В полутёмном коридоре гостиницы я нашёл лестницу, ведущую на второй этаж. Поднявшись по ней, я увидел длинной коридор, вдоль которого располагались гостиничные номера. Тщательно вглядываясь в номера на табличках, я направился вглубь коридора.
        Дверь в мой номер нашлась по левую сторону коридора, напротив двери под номером семнадцать.
        Было странно, но номер семнадцать, в отличие от номеров на других дверях гостиницы, был украшен затейливыми вензелями, да и сама дверь выглядела гораздо богаче других дверей. Не иначе это был гостиничный номер-люкс. Обычно в таких номерах проживали какие-то важные персоны.
        Вставив ключ в замочную скважину, я поковырялся им в ней и открыл дверь.
        Комната, в которой я оказался, вполне меня устроила.
        На стенах добротные светлые обои, приличное освещение в виде рожковой люстры и нескольких светильников со свечами, большое светлое окно с занавесями. Из мебели в комнате была удобная кровать, в углу стоял шифоньер для верхней одежды, рядом стол, за которым можно было, как обедать, так и писать. В номере была ещё пара стульев и кресло.
        Стены украшали картины написанные местным маринистом. На одной из них был изображён большой белоснежный красавец-парусник, выходящий в плавание из морского порта. На другой картине, рыбаки вели сражение с чудовищных размеров морской звездой. Щупальца чудовища, круша борта и оснастку, обрушивались на палубу корабля, но команда не сдавалась и продолжала свою отчаянную борьбу.
        Эта картина сразу вызвала у меня ассоциации с другой картиной, виденной мною, не помню где и когда. Там лягушка сжимала лапами горло аиста, безуспешно пытающегося проглотить её. «Никогда не сдаваться» - гласил написанный на картине девиз и он, безусловно, подходил и этой картине.
        Бросив сумку под стол, я стащил с ног сапоги и завалился на кровать. Дрёма охватила меня, и я провалился в сон. В этом сне я путешествовал между мирами, сражался с диковинными существами и проснулся с ощущением, что всё это когда-то происходило со мной.
        Некоторое время я сидел на кровати стараясь припомнить подробности виденного сна.
        Внезапно до моего слуха из коридора донеслись шаги нескольких пар ног. Они стихли у моей двери, и я подумал, что всё это странно. Если кто-то пришёл за мной, то в городе я всего несколько часов и не успел нигде наследить.
        Я поднялся с кровати и на цыпочках подошёл к двери. Присев на корточки я осторожно заглянул в замочную скважину.
        Вид на коридор, заслоняли чёрные лайковые штаны, облачающие симпатичную женскую попку.
        «Мммм… - подумал я, - Насколько же хороша обладательница такой попки….»
        Ответ на свои мысли я получил через пару секунд. Дверь в люкс отворилась, и хлынувший оттуда свет обрисовал восхитительную фигуру и водопад белый волос, струящийся по её спине.
        Незнакомка прошла в номер, но на пороге обернулась, что-то говоря своим спутникам.
        «Твою ж мать! - я чуть было не выругался вслух и резко отпрянул от двери, - Дейенерис, собственной персоной, живёт в номере напротив моего! Если она разыскивает меня, то остановиться в гостинице, где живёт она, в номере напротив, это не самая моя лучшая идея. А вообще то…. В принципе, здесь она меня не будет точно искать».
        Я вновь припал к замочной скважине.
        В коридоре уже никого не было. Дверь в люкс была также открыта, но в комнате было пусто.
        Я смотрел на дверной проём почти с минуту, и уже хотел было плюнуть на свои подозрения и вернуться на кровать, но тут я увидел её….
        Дейенерис вышла, наверное, из ванной комнаты. Ибо я увидел её абсолютно голой, и каждая клеточка моего тела возжелала обладать этой красавицей. Девушка излучала не только безумную красоту, но и смертельную опасность. И эта гремучая смесь манила меня как мотылька на огонь.
        По комнате девушка двигалась с грацией пантеры.
        Я следил за ней будто загипнотизированный и в один прекрасный момент, мне вдруг показалось, что она знает, что за ней сейчас наблюдают из-за моей двери, и ходит обнажённая специально.
        Но понял я это слишком поздно. Взгляд Дейенерис уже остановился на моей двери, и так смотря на нее, она стояла неподвижно, а затем сделала несколько шагов к коридору и закрыла свою дверь.
        Я едва перевёл дух. Стараясь не шуметь, я отошел от двери и упал в кресло. Тело моё трясла охватившая меня дрожь.
        Нет. Нужно как можно быстрее поднять свой уровень и валить отсюда подальше, а для этого мне нужно попасть в «песочницу». И сделать это мне надо было уже вчера.
        Несколькими часами ранее. Чёрная пустыня.
        Оставляя в песке воронки от следов, большой отряд «Степных волков» на пустынных лошадях мчался к месту неудачной охоты на гаргарейна. Лица всадников до самых глаз были закрыты шелковыми платками.
        Заслышав топот сотен копыт, местные зверушки спешили поскорее убраться с их пути.
        - Гей, гей!!! - кричали всадники, нахлестывая поводьями бока своих скакунов.
        Дейенерис, скачущая во главе боевого звена своей гильдии, стремилась побыстрее завершить это неприятное дело. Гаргарейн должен был быть пойман.
        Вздымая в воздух тучей песок, отряд вылетел на очередной гребень чёрной дюны и остановился.
        - Громобой, проверь, это то место, где мы нашли гаргарейна?
        - То, Дейенерис. Вон та дюна, похожая на голову льва, рядом с которой мы ловили его.
        - Значит, здесь мы должны продолжить наши поиски.
        Дейенерис повернулась к своим согильдиевцам.
        - Внимание, друзья! Сейчас рассыпаемся в разные стороны. Ищем любые следы, будь то гаргарейна или человека. Возможно, вы наткнётесь на брошенную стоянку. Переройте там всё. Кто найдёт мне этого гаргарейна, получит дополнительную награду. Сбор на этом же месте через час.
        После напутственной речи командира члены отряда рассыпались по пескам пустыни.
        В сопровождении двух телохранителей Дейенерис отравилась в ту сторону, где в прошлый раз повстречала странного нуба.
        А вот и это место. Вот здесь она стояла, разговаривая с тем парнем.
        Вспоминая себя в тот момент, Дейенерис вдруг почувствовала стыд за тот тон, с которым она говорила с незнакомым ей парнем.
        Он только-только пришёл в игру, ничего не знает, а она, вместо того, чтобы помочь ему, или хотя бы элементарно довезти до Корнуэла, разговаривала с ним в уничижительном тоне.
        Щёки Дейенерис запылали маковым цветом. Хорошо, что её охрана шла позади и не видела состояния своего гильдмастера.
        Вот и та дюна, на гребне которой встретил он её.
        Дейенерис спешилась и поднялась на песчаный гребень. Охрана последовала за ней.
        Дейенерис осмотрелась. Ряды дюн чёрного песка простирались как вздыбившийся океан до самого горизонта.
        Вниз к подножию дюны вела цепочка следов. Похоже, что здесь он спускался. И судя по оставленным следам, делал он это вприпрыжку.
        - Поехали, поехали С орехами, с орехами. Поскакали, поскакали С калачами, с калачами! Вприпрыжку, вприскочку По кочкам, по кочкам, Бултых в ямку! - сказала вслух девушка, повторив стихотворение для малышей, прочитанное ею на одном из русских сайтов, где она оказалась в поисках поздравления ко дню рождения трехлетнего сына своей старшей сестры.
        Надо сказать Дейенерис, в миру Рейчел О'Генри, была дочерью одного из финансовых воротил Уолл-стрита. Одной фамилией, а может и дальней родственницей великого американского писателя, она была чрезвычайно успешная и образованная девушка. Закончив в Кембридже Гарвардский университет, Рейчел в совершенстве знала французский, японский, русский и немецкий языки. Ещё совсем молоденькой девушкой она работала в школе-моды «Живанши» с Джулиеном Макдональдом, с удовольствием демонстрируя на подиумах его изысканные ажурные платья. Рейчел О'Генри приглашалась и снималась в нескольких голливудских фильмах и лично знала и встречалась со знаменитостями мировой кинематографии. Сейчас же девушка отошла от светской жизни и занимала пост вице-президента по связям с общественностью в одном из крупнейших модных журналов Америки.
        Личная жизнь девушки не сложилась. Были, конечно, короткие встречи и даже одна длительная связь, чуть не закончившаяся браком и одновременно крахом надежд её отца, соединить две крупные финансовые империи в Америке. Но девушка всегда поступала, так как ей подсказывало её внутреннее чувство. В этот момент логика и расчёт отступали на самый дальний план. Отец, знавший об этом, и стремившийся сохранить доверие своей любимой дочери, никогда не настаивал на том, что она посчитала бы для себя неприемлемым.
        Но с другой стороны он души не чая в Рейчел, старался окружить её комфортом и роскошью.
        Будучи дочерью финансового магната и руководителем такого масштаба, Рейчел имела особняк в викторианском стиле в пригороде Нью-Йорка Монтклер, три автомобиля и виллу во Флориде в Сент-Петерсбурге, рядом с лучшим пляжем мира и видом на Мексиканский залив. Вечерами она посещала с подругами лучшие бары и рестораны Монтклера, каталась на ледовых катках пригорода. Если ей хотелось развеяться, то она заходила в один из двух кинотеатров пригорода (тот, где показывали фильмы про супергероев) или ходила поболеть за местную команду низшей бейсбольной лиги на стадион.
        Но сейчас ей край как не хватало молодого человека, с которым она могла бы поделиться своими мыслями, с кем она могла бы разделить свою жизнь. Как назло такой ей пока ещё не встретился.
        И поэтому Рейчел нашла себе другое увлечение. Как-то ей на стол легла статья одного из молодых, но чрезвычайно талантливых журналистов, о новой игре охватившей практически весь мир. В ней описывалось, что в ней можно жить второй жизнью, реализовывать свои желания и фантазии, что в ней возможно всё. И Рейчел сочла это знаком. Она всегда была легка на подъём.
        Сказано-сделано. Зарегистрировавшись на американском игровом сервере, она вдруг оказалась одна на огромном континенте, где преодолевая возникающие перед ней трудности, смогла создать и повести за собой сильную топ-гильдию. Члены гильдии стали практически семьёй для Рейчел. Девушка вела внешнюю политику гильдии так, что все на сервере знали, что задеть или обидеть члена гильдии «Степных волков» означало получить скорое возмездие. И их старались не задевать.
        И вот теперь она была тут и смотрела на цепочку нервных следов спускающихся к подножию дюны. Проследив траекторию движения спуска, эти гигантские скачки между оставленными следами, Дейенерис даже присвистнула от удивления. Парень, спускавшийся вниз, был либо отчаянный смельчак, либо отъявленным безумцем. Найдя глазами место куда он неудачно приземлился и покатился кубарем дальше вниз, Дейнерис, подумала что он скорее безумец, ибо после того как он вновь поднялся на ноги, дальше свой путь продолжил в таком же ключе.
        Девушка не могла не восхититься такой храбростью. С помощью телохранителей она спустилась вниз, умудрившись при этом пару раз проехать на пятой точке часть своего пути.
        Внизу под дюной она нашла неглубокую пещеру.
        - Тщательно обыщите здесь всё, - скомандовала Дейенерис своим людям, - ищите все, что может показаться необычным.
        Поиски затянулись на полчаса. Но как не искали, следов пребывания посторонних в пещере, её люди найти не смогли. Не было найдено ничего такого, ни следов, ни клочка шерсти, ни остатков еды. Лишь только песок и камень.
        - Может быть, здесь никого не было? - выразил сомнения один из её телохранителей, поджарый мужчина с тёмным загорелым лицом и бородкой-эспаньолкой на нём.
        - Хуан, ищите лучше. Я чувствую, что гаргарейн прятался где-то здесь. Недаром я встретила того нуба на вершине этой дюны.
        Но и следующие десять минут усиленных поисков не дал им ничего. Пещера была первозданно чиста.
        С недовольной гримаской на лице Дейенерис приказала сворачивать поиски. Нужно было возвращаться к месту сбора.
        И тут ей можно сказать повезло. Выйдя наружу, Дейенерис обратила внимание на небольшой холмик песка, нанесённый ветром неподалёку от выхода из пещеры.
        Она копнула его носком своего сапога, и он зацепился за что-то внутри кучи. Телохранители, прибежавшие на зов своей начальницы, быстро раскопали кучу и нашли перепачканные кровью грязные бинты, сделанные из остатков одежды.
        Сначала Дейенерис охватил ступор. Как оказалось возможным, чтобы человек отдал свою одежду для раненого дикого зверя? Ну ладно, это казалось возможным. Но как гаргарейн не разорвал в клочья того, чьи соплеменники устроили охоту на него? Как, в такой короткий срок, смог излечиться зверь, который был серьёзно ранен и отравлен?
        «Кто же ты такой? - задавалась вопросом Дейенерис, поднимаясь на гребень дюны и вспоминая незнакомца встреченного ею здесь - Ты, не нуб. И скорее всего даже не обычный рядовой игрок. Ты точно из топовых игроков. Но кто конкретно из них?»
        - Ну что, нашли что-нибудь? - встретил вопросом их возвращение Громобой.
        - Кое-что, кое-что, Громобой. Сделаешь для меня что-то?
        - Всё что угодно, дорогая….
        - Не начинай, я уже обозначила наши с тобой отношения и они отнюдь не личные.
        - Понимаю, - Громобой понурил голову.
        - Так вот, - сменив строгий тон учителя на ласковый, продолжила Дейенерис, - пробей-ка мне пожалуйста по базе, кто из топов недавно покинул игру. Свяжись с их окружением и разузнай всё о них. Сдаётся мне, не простым был встреченный нами здесь нуб. Он смог подружиться с гаргарейном. А ты прекрасно знаешь, что легче подружиться со снежной лавиной, чем с этим четвероногим убийцей.
        - Так ты считаешь….
        - Я считаю, что наш гаргарейн и тот парень подружились, и парень смог вылечить кошку, причём сделал это очень быстро и качественно, если они смогли уйти до нашего появления.
        - Сделаю, - кивнул головой Громобой.
        - Харбер, куда ты посоветовал тогда ему идти? - обратилась она к Сильвестру Сталлоне.
        - В Корнуэл, Дейенерис. Ты думаешь, он сейчас там?
        - Думаю там, если не отправился уже дальше. В игре у него есть определённо какая-то цель. И я чувствую, эта цель может вывести гильдию на вершину топа нашего сервера, а может даже и мирового.
        - В неприятности заведёт он нас, а не на вершину топа, - проворчал себе под нос Громобой.
        - Тогда сейчас куда? - спросил Харбер.
        - В Корнуэл. Найдём того парня, найдём и гаргарейна.
        Отряд вихрем сорвался с места и помчался в направлении столицы султаната.
        А где-то в нескольких километрах от этого места, отражая в себе солнце, блеснула вода в озерке небольшого оазиса, путь к которому знал только новичок с вопросами вместо ника.
        Корнуэл. Гостиница «Пустынный койот».
        Я и не заметил, как вновь задремал. Видно стресс и путешествие по пустыне в течение нескольких дней, вымотало мой организм и я отрубился.
        Сладко потянувшись в кресле, я набросил на плечи куртку и решил хорошенько подкрепиться, перед тем как отправиться в «песочницу».
        Потирая заспанные глаза, я открыл дверь, и нос к носу столкнулся с хозяйкой номера напротив, выходящего из своего люкса. На ней был кожаный костюм, но теперь уже из белой кожи.
        - Простите, - пробормотал я и сделал попытку скрыться в коридоре от пытливых глаз главы «Степных волков».
        - Давно заселились? - остановил меня нежный голос девушки.
        Я запнулся о ковровую дорожку, и чуть было не полетел носом вперёд.
        - Настелили тут… - недовольно пробормотал я про себя, но мои слова достигли ушей Дейенерис. Девушка не удержалась и звонко рассмеялась.
        - Вчера заселился, - собравшись с духом, повернулся я, - а вы тут живёте?
        Она не узнала во мне того нуба - вздохнул с облегчением я.
        Да и мудрено было узнать в высоком дроу, с иссине-чёрным оттенком кожи, молодого веснушчатого парня человеческой расы, коим я был несколько дней назад.
        - Да, гильдия снимает для меня эти апартаменты, когда я бываю в Корнуэле.
        - Понятно. Ну что ж, хорошего дня - коротко поклонился я девушке, давая этим понять, что разговор окончен, и устремился дальше по коридору.
        - Простите за назойливость, - вновь остановил меня голос Дейенерис, от звука которого я вновь оступился и на этот раз точно упал, запутавшись в складках дорожки.
        - Аха-ха-ха-ха! - звонко расхохоталась девушка, подскакивая ко мне и помогая подняться на ноги, - Простите меня. Позвольте загладить свою вину и угостить обедом?
        - Благодарю вас миледи, - я ответил на её предложение изысканным поклоном, - я с удовольствием приму ваше приглашение.
        Дейенерис явно не ожидала от меня знания придворного этикета.
        Мы оба спустились по лестнице в зал.
        При нашем появлении все кто был в тот момент в трактире, пришли в движение.
        Хозяин трактира выскочил с поклоном навстречу, служанки забегали, накрывая для нас стол, поварята усиленно застучали ножами и ложками. Даже вышибала, решил проявить усердие на службе. Сначала он стал надраивать на поясе медную бляху, но затем, решив, что этого явно не достаточно, схватил за пояс и плечи маленького мужичонку, прихлёбывающего за крайним столиком из кувшина дешёвое винишко, и выбросил того за дверь, вместе с кувшином.
        Дейенерис улыбаясь, смотрела, с каким удивлением взираю я на эту картину, а потом сказала мне:
        - Да не стой столбом, садись за столик. Я эту картину наблюдаю всегда, когда останавливаюсь тут.
        Стол перед нами ломился от яств. Мясо, рыба, сыры, колбасы разных видов и сортов, салаты и фрукты. В добавление к этому на столе стояло несколько кувшинов с разными сортами вин.
        У меня глаза разбежались от такого изобилия.
        - Налетай, - сказала девушка, ухватившись за жареную гусиную ножку.
        - Да тут еды на роту солдат, - изумился я.
        - Всё оплачено, - ответила глава «Степных волков», - если даже не съедим сами - не пропадёт. Вон видишь сколько желающих.
        За нами наблюдал весь обслуживающий персонал таверны.
        Решив больше не заморачиваться, я впился крепкими зубами в жареный окорок.
        Я вытер салфеткой уголок рта и пригубил молодое вино из кубка. Мда, кислятина.
        - А нет чего покрепче?
        Дейенерис, как-то нехорошо улыбаясь, подала мне бутылку с тёмно-коричневой плещущейся жидкостью.
        Я откупорил бутылку и понюхал содержимое. Так и есть, виски.
        Я налил виски полный бокал. Отхлебнув из него, я определил, что в нём градусов тридцать - тридцать пять.
        Я залпом выпил содержимое бокала и закусил долькой мандарина.
        - А нет чего покрепче? - задал я вопрос остолбеневшей от такого Дейенерис.
        Она не сразу оправилась от шока.
        Больше есть я не хотел. Да и пора было уже идти качаться. Я встал из-за стола и чмокнул изумлённую девушку в щёку:
        - Спасибо за приятную компанию, ещё увидимся.
        Проводив уходящего дроу взглядом, ошеломлённая Дейенерис вдруг подумала о том, что все эти дни были полны неожиданных знакомств. То нуб попался, который провёл её как последнюю лохушку (это слово Дейенерис услышала от своего русского друга и даже поняла его значение), то познакомилась с бесцеремонным нахалом-дроу, который не спрашивая разрешения поцеловал её. И это при всём том, что поцеловать её мечтали многие топы на сервере, но до этого момента никому не удавалось сделать это.
        Хотя определённо ей понравился этот дроу. Была в нём какая-то харизма, перед которой не смогла устоять она, та, которую за глаза называли «Снежной королевой». Он сто процентов наблюдал за ней, когда она обнажённая ходила по номеру, и хотел её.
        От этой мысли она вдруг на мгновение представила себя в его объятиях в одной постели и вдруг ощутила внизу живота поднимающийся жар. Волна возбуждения охватила её. Ого! Такого с ней ещё не было в игре. Срочно нужно подняться в люкс и снять его с себя.
        Ну, вот почему, почему ей понравятся такие нахалы? Папа точно был бы не доволен, узнав об этом. Он всегда говорил Рейчел, что близкие отношения нужно заводить с проверенными временем людьми».
        Я же в это самое время вовсю нёсся по центральной улице.
        - Поберегись нубяра, - послышался зычный голос верхового и мимо, почти задевая меня боком, проскакала лошадь полосатого окраса, виденная мной под игроком с физиономией Шварценеггера.
        Я еле успел отскочить в сторону.
        «Ну, вот же козёл! - подумал я, - Едва не отправил меня на респ! Ну, погоди, доберусь я до тебя!».
        Поумерив свою прыть, я выскочил на городскую площадь и сразу же направился к арке местного телепорта.
        Возле телепорта со скучающим видом дежурил служитель неведомой мне расы. Над ним висел жёлтый вопросительный знак получения задания.
        Ооо, вот он-то мне и нужен.
        - Добрый день, - поздоровался с ним я, - нет ли у вас для меня какого-нибудь задания?
        Зверушка, с головой похожей на лягушачью, окинула меня внимательным взглядом, сказала:
        - Так, начальный уровень, рекомендуется пройти «песочницу» для уровней 1 - 15.
        Я с изумлением глядел на него. Зверушка знала мой уровень.
        - Для вас у меня есть задание. В местной деревне необходимо очистить от веток запруду на ручье. Из-за образовавшейся пробки в деревню перестала поступать чистая вода, и местным жителям приходится пользоваться водой похуже из колодцев. Оплата за выполненную работу один золотой и две с половиной тысячи опыта. Берётесь?
        Ну, блин, я, конечно, не рассчитывал на то, что меня сразу отправят охотиться на дракона, но и таскать хворост для деревенских я не хотел.
        - А другого задания у вас для меня нет, более ответственного?
        Мордатая зверушка посмотрела на меня с едва скрываемым презрением и с издёвкой сказала:
        - Есть ещё одно задание, ответственное. Чистка конюшен султана от навоза, образовавшегося за последние три года. Оплата пять золотых и пять тысяч опыта, берёшься?
        - Нет! - вскричал я, - конюшни не хочу!
        Жаба с нескрываемым торжеством и ехидством в голосе заметила:
        - Я так и знал! Все вы бежите от работы для настоящих мужчин. А её даже сам Геракл не погнушался выполнять.
        - Но, но, - с вызовом в голосе запротестовал я, - ты меня на понт не бери. С навозом пусть другие, гераклы, разбираются. Давай мне задание про хворост. Согласен на один золотой.
        Жаба уже с уважением посмотрела на меня.
        - Странно, все кто проходит в «песочницу» отказываются от заданий, предпочитая тупой кач на ни в чём неповинных зверушках.
        - Не все такие, мне нужны задания.
        - Хорошо, задание засчитано.
        Система тренькнула регистрацией.
        - На краю деревни найдёшь старую мельницу. Сообщишь мельнику о полученном задании, а дальше он уже тебя пошлёт куда надо.
        - Я ему пошлю. Посылатель нашелся, - возмутился я.
        - Не кипятись, пошлёт, это означает, даст тебе очередное задание.
        - Понял, - успокоился я, - Хорошо, отправляй меня.
        Жаба кивнула мне головой, но перед самим моим входом в круговерть телепорта, сказала вдруг в спину:
        - Не такое уж это простое задание, как кажется на первый взгляд, странник.
        Я хотел уточнить, о чём это он, но карусель телепорта уже подхватила меня и унесла прочь от города.
        Глава 5 «Песочница»
        Переместившись через портал, я оказался в небольшой деревушке, со странным названием «Селезнёвка», лежащей у самого подножия гор.
        Прямо перед собой я увидел радующий глаз пасторальный пейзаж. Бегущие по голубому небу белые пятна облаков. Яркое пятно оранжевого солнца. Аккуратные бревенчатые домики, стоящие по обе стороны единственной просёлочной дороги протянувшейся через всю деревню.
        По левую сторону деревеньки желтели поля колосящейся пшеницы и подсолнуха. По правую сторону тянулся большой зелёный заливной луг с ярко-красными вкраплениями цветущего мака. Рядом проложила своё русло небольшая речушка. Правда, судя по её состоянию, она давно уже обмелела, и по её дну протекал лишь маленький ручеёк воды.
        На песчаном берегу бывшей речушки сидела маленькая фигурка пастуха. Разморенный весенним теплом мужичонка, вполглаза следил за деревенским скотом. Вполглаза потому, что некоторые рогатые особи уже давно пересекли узкую голубую полоску воды и в поисках свежей травы бродили на том берегу.
        Чуть подальше на реке за деревней виднелась мельница.
        Помимо бродящих коров, по лугу бегали стайки полевых мышей 1 -5 уровня и прыгали зайцы 3 -7 уровня. За ними с криками и хохотом гонялись стайки игроков-малышей, стремясь поскорее набрать нужный для выхода из «песочницы» уровень.
        «Мда, детский сад», - подумал я.
        Время от времени то один, то другой игрок срывался и убегал в деревню с связкой мышиных и заячьих шкурок перекинутых через плечо. Количество ячеек в личной сумке было ограничено десятью штуками.
        Больше всего меня нравились титулы, которыми щеголяли некоторые из малышей - «Гроза мышиного племени», «Заячий тиран» и тому подобные.
        Представив как выпускники «песочницы» появляются в большом мире с такими титулами, я поневоле рассмеялся.
        - Что смешного? - раздался позади меня голос.
        Оглянувшись, я увидел стоящего за мной в арке телепорта вихрастого паренька лет восемнадцати в простеньком охотничьем костюме и простым луком за плечами.
        - Да вот представил себе как эти заячьи тираны, и истребители мышиного племени после «песочницы» появятся в Корнуэле.
        Парень заулыбался, а потом вдруг заливисто захохотал.
        - Ой! Уморил! Да уж картина получится знатная.
        - А сам не думал качаться на зайцах?
        Парень, сошел с плиты телепорта и протянул руку.
        - Джеймс, ник Леголаз.
        - Очень приятно, Макс. Безумный.
        Почему я так представился, я и сам не знал.
        Мы обменялись крепким рукопожатием.
        - Думал, конечно, но это мне как-то не по душе. Я больше люблю разгадывать разные загадки, исследовать мир, - отвечая на мой вопрос, сказал Леголаз, - я вот думаю, что на этот счёт у тебя есть идея поинтереснее.
        - Есть одна, но боюсь, ты её не сможешь реализовать.
        - Это ещё почему? - удивился Леголаз.
        - Потому что, скорее всего, когда ты прыгал сюда, то не взял стартовое задание у мастера порталов,
        Леголаз улыбнувшись, победно посмотрел на меня.
        - Вот и не угадал! Задание я взял, правда, обещал лягушке вернуться за ещё одним, более крутым заданием, которое он хотел мне поручить.
        В свою очередь теперь уже я весело заржал.
        - Что смеёшься? - удивлённо спросил меня новый знакомый.
        - Да он хотел тебе поручить очистку султанской конюшни от скопившегося за три года навоза, - я с удовольствием увидел, как меняется цвет лица Леголаза.
        Сначала лицо его приняло свекольный цвет, а затем он побледнел.
        - Вот жаба ушастая. Он мне про подвиги Геракла заливал, а я уши развесил. Спасибо что просветил, друг.
        - Ладно, не парься, я думаю, мы с ним позже разберёмся. Что-нибудь придумаем.
        - Окей.
        - Ну что, сейчас в деревню, или по заданию?
        - Давай прогуляемся к мельнице через деревню, заодно и осмотримся. Может быть, ещё какие задания найдём. Лишний опыт не помешает.
        - Пошли.
        Прихватив с собой свои нехитрые пожитки, мы спустились с пригорка к раскинувшейся перед нами деревне.
        Селезнёвка встретила нас кудахтаньем кур, утками, барахтавшимися в пыли и местным котярой, который дрых самым бессовестным образом, на заборе из жердей, а под ним целая семья полевых мышей воровала с огорода зелёных горох.
        Переглянувшись между собой, мы решили помочь хозяевам навести порядок на этом невзрачном огородике. Тем более что его хозяйка, старенькая бабулька, сидела тут же на крылечке. Подперев худой сморщенной ладошкой щеку она, с тоской, смотрела на безобразие, творящееся у неё на огороде.
        - Ты зайди в огород с основного хода, а я поговорю с этим бездельником, - сказал я, и кивнул на полосатый мешок шерсти.
        Сказано - сделано. Леголаз зашёл в огород со стороны хозяйского дома, а я осторожно подобрался к бессовестно дрыхнувшему представителю кошачьего рода.
        Видя, что мой напарник уже занял позицию, приготовив свой лук, я от всей души отвесил кошаку хорошенького леща. Кот заорав что-то протестующее на своём языке, плюхнулся прямо в центр деловито суетящихся на огороде мышей.
        От удара о землю у него в голове явно что-то перемкнуло, ибо ленивый бездельник 7 уровня стал просто терминатором для мышиного племени. Он стал гонять и истреблять мышей с такой энергией, что я даже усомнился в том, тот ли это лентяй, который недавно спал на солнышке.
        В результате пробуждения кота, нам с Леголазом досталось всего по паре-тройке мышей. Остальные же пали от зубов и когтей безжалостного полосатого убийцы.
        - Ой, спасибо, касатики, помогли старушке. Избавили меня от такой напасти, - вмиг воспряла духом старушка.
        В руках у неё откуда-то появилась тяпка.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ ВЫПОЛНИЛИ СКРЫТЫЙ КВЕСТ «ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА».
        ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ «СЕЛЕЗНЁВКА» + 10.
        ВАМИ ПОЛУЧЕНО 2 630 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ: ВЫ ДОСТИГЛИ СЕДЬМОГО УРОВНЯ.
        - Ты как? - спросил меня подошедший Леголаз. - Я третий уровень поднял, а ты?
        Я совсем забыл, что скрыл свою информацию от игроков.
        - Я уже седьмой.
        - Ничего себе, и где это ты так смог подняться? - удивился Леголаз.
        - Была такая возможность.
        Каждый из нас за очистку огорода от грызунов от старушки получил по десять медяков.
        - И куда вы теперь, касатики? - спросила нас старушка.
        - Да, мать, пойдём в деревню, жильё себе подыщем, да работу себе поищем. Вон говорят, мельница у вас перестала работать, а поля от пшеницы осыпаются.
        Старушка, было, приготовилась запричитать, но передумала, и вместо этого деловито сказала:
        - Правду говорят люди, поля пшеницей полны, а нести её некуда - мельница простаивает. Боюсь, пойдут дожди, и пшеница в полях пропадёт, а в деревне голод будет. Может, поможете нам, люди добрые?
        ВНИМАНИЕ, ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ УНИКАЛЬНОЕ ЗАДАНИЕ ПО ЗАЩИТЕ ДЕРЕВНИ ОТ ГОЛОДА.
        ПО ЕГО ВЫПОЛНЕНИЮ ПОДОЙДИТЕ ЗА НАГРАДОЙ К СТАРОСТЕ ДЕРЕВНИ. НАГРАДА НА ВАШ ВЫБОР ОДНА ФИОЛЕТОВАЯ ВЕЩЬ, В СООТВЕТСТВИИ С КЛАССОМ, 10 000 ЕД. ОПЫТА, 10 ЗОЛОТЫХ, ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ + 20.
        - Беремся? - спросил я у своего спутника.
        - А что, - отозвался он, - а и возьмёмся. Что ж не помочь добрым людям.
        ВНИМАНИЕ, ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ ПОДНЯЛОСЬ НА + 10. ВСЕГО ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ +20. ТЕПЕРЬ ВЫ МОЖЕТЕ ПОКУПАТЬ ВЕЩИ И ЕДУ В СЕЛЕЗНЁВКЕ ПО ЦЕНЕ СО СКИДКОЙ 5%.
        - Здорово с тобой, получается, - заулыбался довольный Леголаз, - едва попали в «песочницу», как уже и отношение с местными улучшилось и скидка в магазине.
        - Что ж, бабушка, - повернулся я к старушке, - чего ж не помочь хорошим людям.
        - Тогда не стойте на пороге, - засуетилась старушка, - проходите в дом, сейчас уже блины подойдут, буду печь.
        На пороге мы скинули с себя сапоги и вошли в дом.
        В доме царила чистота. Видно у хозяйки был насчёт этого пунктик. Ну, или разрабы заложили это в модуль поведения. На печи стоял горшок, в котором уже подходило жидкое тесто.
        - Присаживайтесь на скамейку, - засуетилась хозяйка, - сейчас блинчиков напеку.
        Она поставила сковородку на огонь. Подождав пока она раскалится, бабулька бросила на него кусок сливочного масла, которое зашкворчав, поплыло по дну сковородки.
        Плеснув на дно жидкое тесто, старушка ловко поставила сковороду на огонь, и через пару секунд по дому поплыл обалденный запах свежеиспечённых блинов.
        На столе неведомым образом появилась крынка со свежим молоком, большое блюдо со сметаной. Помимо сковородки с блинами, на огонь бабуля поставила ещё одну сковороду с тонко нарезанным салом и через несколько секунд на раскаленной поверхности зашипели сальные шкварки.
        Мы с Леголазом уже сидели за столом. Мы не успевали уплетать появлявшиеся перед нами тоненькие блинчики, макая их то в шкварки, то в сметану, как очередная порция блинов появлялась перед нами.
        ВНИМАНИЕ, СЫТОСТЬ + 10.
        Вот теперь можно и поработать.
        - Ну что же, бабушка, - сказал я, потягиваясь, выходя во двор, - показывай нам фронт работ.
        - А что за фронт то такой? - деловито осведомилась старушка, семеня за мной следом.
        - Это бабушка, объём работ.
        - Объём? Чего мерять-то будем?
        - Эх, - потерял терпение я, - говори, чего надо сделать.
        - Ах вот что…. Ну, так, я сейчас скажу, сейчас вот подумаю и скажу…
        Думала бабуля ровно десять минут. Мы с Леголазом за это время успели засыпать землю у наших ног шелухой от семечек с половины большого подсолнуха, росшего тут же, во дворе у калитки.
        Наконец бабуля вернулась в сознание и выдала нам:
        - Надо починить забор на заднем дворе, прополоть траву на огороде, напилить дров и сложить в поленницу. Сделаете это, живите у меня сколько хотите.
        - А что, - посмотрел я на вихрастого напарника, - нам подходит. Всё лучше, чем платить в трактире за номер.
        - Конечно, - согласился Леголаз, - сделаем всё в лучшем виде, мамаша.
        И закипела работа.
        Забор оказался не то чтобы поломанный, или там поваленный. Можно было смело сказать, что забора как такого у бабульки вообще не было. Как мне пожаловалась владелица несуществующей ограды, очередная партия игроков растащила его на топливо для шашлыка, благо для них дом бабки стоял на краю деревни.
        Хорошо, что силёнок у них не хватило выкопать столбы и теперь они сиротливо стояли посреди поля, как три тополя на Плющихе, или как полицейские в оцеплении на демонстрации.
        Материал для забора нашелся тут же. Добросердечные соседи расстарались и принесли старушке для забора несколько длинных досок, которые тут же и лежали, в траве.
        В хозяйстве у старушки, от бывшего мужа остался кой-какой инструмент - парочка лопат, молоток, топор и двуручная пила таких размеров, что я всерьёз засомневался, что именно ею хозяева распиливали на козлах брёвна. В размерах она раза в полтора превышала мой рост.
        Приладив к вкопанным столбам жерди, мы с Леголазом в четыре руки быстро приколотили напиленные доски, и получился на удивление вполне приличный такой забор, который система определила как:
        МАЛАЯ ЗАЩИТНАЯ СТЕНА, ЗАЩИТА + 15, СОСТОЯНИЕ СТЕНЫ 20/20.
        НАВЫК К ИНЖЕНЕРИИ + 1.
        Вот это нехило у нас получилось. От радости мы с Леголазом чуть не прыгали.
        На очереди была трава в огороде.
        Благодаря тому, что на огороде до недавнего времени командовала мышиная армия, трава, получив свободу, вымахала в половину моего роста. Ну, в общем, там был настоящий бурьян.
        Полные энтузиазма, засучив рукава, мы, как два комбайна, врубились в заросли чертополоха. Там где проходили мы, в бурьяне оставались настоящие просеки.
        Через некоторое время, оглянувшись назад, я не поверил своим глазам - за нами высился огромный стог сухого чертополоха, травы и репейника. Когда мы его запалили, то на огонь сбежались не только ближайшие соседи, но прискакал с поля даже староста.
        Да что там староста.
        На столб дыма, побросав своё занятие по истреблению живности на лугу, сбежались игроки, и, корча рожи, со словами «Гори, гори, ясно, чтобы не погасло» стали прыгать вокруг огня и подбрасывать ветки валявшиеся кругом, совсем как древние пещерные люди. Смотри ты, американцы, а сказку «Двенадцать месяцев, знают».
        Жители деревни только изумлённо смотрели на них и крутили пальцами у виска. Совсем у пришлых крыша поехала.
        Стог перестал пылать к самому вечеру.
        Так как больше смотреть было не на что, соседи стали разбредаться по своим дворам. И тут я услышал, как староста, перед тем как сесть на коня, сказал нашей хозяйке.
        - Джесси, ну повезло тебе, так повезло. Единственные нормальные чужаки пришли в деревню, и к тебе прямиком попали.
        - А что, - подбоченилась старушка, - я ещё женщина ого-го. Могу любым молодым девкам фору дать.
        - Опять за старое, - сплюнул в сердцах староста, - что, старина в голову, бес в ребро? Тебе не тридцать, а уже восемьдесят, да и молодцов своих ты сегодня уморила.
        - А это ночью мы сегодня и проверим, - с пафосом в голосе, опровергла своего оппонента старушенция.
        Тут я не выдержал, и чуть ли не упав на четвереньки, быстро-быстро перебрался поближе к затухающему кострищу.
        Леголаз был там. Парнишка сидел на траве, обхватив руками колени, и задумчиво смотрел на огонь.
        Так, что-то это мне напомнило. А…можно долго смотреть на то, как горит огонь (огонь правда уже затухал), как работают другие (в этом я могу поспорить - мы то уже за день напахались), и это…. тут вариации в разных случаях разнились, но в нашем случае подразумевался самый худший вариант.
        - Леголаз, Леголаз, - стараясь не повышать голоса, позвал я своего напарника.
        - А?… что? - вышел из нирваны стрелок, - что случилось?
        - Что случилось? - чуть ли не в полный голос возмутился я его безмятежности, но вовремя опомнился и опять перешёл на пониженный тон, - Случилось то, что нас хотят поиметь. Причём, не в переносном, а в прямом смысле этого слова.
        - Что? - не поверил моим словам Леголаз, - как поиметь?
        Я пересказал ему вкратце разговор старосты с нашей хозяйкой, после чего Леголаз стал шарить руками вокруг себя.
        - Ты чего? - заподозрил я в психическом расстройстве своего напарника, - ты в порядке?
        - Да в порядке я, в порядке, - отозвался мне друг.
        - А чем занимаешься?
        - Сумку свою ищу, когти нам надо рвать, вот чем.
        Что ж, эта мысль показалась мне вполне здравой, и я успокоился.
        - Да не дрейфь ты, у меня есть одна мыслишка.
        Леголаз внимательно глянул на меня.
        - У нас с тобой висит невыполненное основное задание. Что если нам сходить на мельницу сейчас и поговорить с мельником?
        - Сейчас? Ты в своём уме? Скоро ночь, а ночью спать надо.
        - Ну как знаешь, - пожал я плечами, - спать, так спать. Я даже точно знаю, с кем ты будешь спать сегодня. Ну а я на мельницу, счастливо оставаться.
        - Эй! Эй! - схватил меня за рукав парнишка, - Не оставляй меня тут одного! Я с тобой!
        - Тогда ужинаем и выходим.
        Ужин нам хозяйка накрыла в горнице. Все продукты на столе изобиловали калориями и должны были по замыслу хозяйки дома способствовать у нас повышению тестостерона. Ну а чем снять у нас напряжение, она прекрасно знала.
        Но в наших планах этого не было.
        Быстро поужинав и поблагодарив хозяйку, мы с Леголазом удалились в сарай на сеновал.
        Там мы сделали из сена свои фигуры, укрыли их одеялом, которое дала на ночь нам хозяйка и, затаившись, стали ждать, когда на деревню опустится темнота.
        Наконец за околицей стемнело.
        - Пора, - сказал я, и мы выбрались на улицу через предварительно сделанный нами лаз в стене сарая.
        Селезнёвка ещё не до конца опустилась в сон. Кое-где из-за забора слышались голоса, женский смех и визг, а в центре деревни игроки вообще устроили себе танцы.
        Местные музыканты, и те из игроков, кто осваивать стал профессию барда, вовсю наяривали зажигательную музыку, под аккомпанемент которой на деревенской площади танцевало несколько пар игроков обоего пола.
        Не оставили и нас без внимания. К нам подскочили две девушки, эльфийка и гномка и, схватив за руки, потащили в круг.
        Мне досталась девушка-гномка. Она была, конечно, невысокого роста, но не такая уж и маленькая, как можно представить при употреблении слова «гном».
        Ростом она почти доставала до моего плеча. Видно с ростом в редакторе внешности её хозяйка поработала основательно. Чёрная стрижка каре, затейливая вязь красивой татуировки на лице, большие глаза с антрацитового цвета зрачками, симпатичный носик пуговкой.
        Фигура была на удивление пропорционально сложена, лишь бёдра были чуть шире её плеч, но тут уж ничего нельзя было поделать - редактор внешности тоже имел ограничения по расе. Ну, в общем и целом девушка была очень хороша собой, и главное в ней не было никакой жеманности. Звали её Айова. К тому же выяснилось, что эльфийке она была подруга, в том числе и в реальности.
        Эльфийка была прямой противоположностью Айове. Звали её Таурэйвэн. Она и в самом деле была похожа на лесную птицу, такая же беззаботная и ловкая. Её остроконечные ушки выглядывали из длинных бирюзовых локонов волос, красиво уложенных в замысловатую причёску. Большие изумрудные глаза сияли на бледном лице оттеняемые длинными бархатными ресницами и большими чувственными губами ярко-алого цвета.
        Легко подпав под очарование музыки, мы кружились на местном танц-поле до тех пор, пока до моих ушей не донёсся отзвук голоса нашей хозяйки со стороны музыкантов.
        Пожалуй, пора нам было линять отсюда.
        Улучив момент, когда музыка poco a poco (малу-помалу) перешла в calando (снижение громкости), я предложил Леголазу свалить с опасного места, на что естественно возражения не последовало.
        К нашему удивлению, за нами увязались и Айова с Таурэйвэн. Девушки заявили, что мы с Леголазом отличные партнёры в танце и хотели провести с нами остаток ночи, намекая на приятное времяпровождение.
        Оказывается, они сегодня праздновали подошедший к концу период нахождения в «песочнице». Получив за недельный период по пятнадцатому уровню, и набив оскомину на местных зверушках, Айова и Таурэйвэн устроили себе праздник, перед тем как отправиться в Корнуэл.
        Мы были, конечно, не против более близкого знакомства, но в наших планах на сегодня им не было места.
        - Простите девушки, - с сожалением в голосе сказал я им, - но у нас есть ещё на сегодня неотложное дело.
        - Дело и ночью? - переглянулись между собой красавицы, - Что за дело? А можно и нам с вами, или вы ещё кого-то ждёте?
        - Нет, нет, - возразили в один голос мы с Леголазом, - никого мы не ждём. Просто дело может быть опасное.
        - Дело опасное? - усомнились в наших словах подруги. - Это здесь, в «песочнице»? Да здесь самый опасный зверь «росомаха» - 15 уровень, а мы его на раз-два били.
        - Или наша хозяйка, - добавил вдруг Леголаз, дергая меня за рукав с такой силой, что я не удержался, и мы полетели с ним в придорожную канаву.
        Девчата с удивлением смотрели на наш красивый полёт.
        Одновременно сверху раздался голос нашей хозяйки:
        - Девушки, не видали моих постояльцев? Они сегодня такой большой костер развели у меня на огороде, что за версту было видно.
        Последовала непродолжительная пауза, за время которой я вдруг услышал, как бьётся моё сердце, как тащит с собой ветку трудолюбивый муравей у меня под ногами, как в тридцати километрах от деревни хрюкнул внезапно проснувшийся секач.
        - Нет, не видали, - донёсся до нас голос Айовы.
        У меня кровь отхлынула от висков.
        - Жалко. Если увидите, передайте, что их ждёт у меня дома вкусный второй ужин и ещё кое-что другое…
        - Обязательно передадим, - заверила её Таурэйвэн, едва сдерживая рвущийся смех.
        Через минуту молчания мы услышали сверху голос Айовы:
        - Всё, ушла…. Вылезайте, несчастные Дон-Жуаны.
        Цепляясь за длинную траву, мы с Леголазом выбрались из канавы.
        - Спасибо девушки за спасение, - поблагодарил я наших спасительниц.
        - Ну что, берёте нас с собой? Или нам хозяйку вашу позвать? Она недалеко ушла, - поинтересовалась Таурэйвэн.
        - Нет, нет, не надо! - в один голос запротестовали мы, - Не надо никого звать, мы берём вас с нами.
        - Шантажистки несчастные, - едва слышно добавил Леголаз.
        Теперь у нас образовался настоящий квартет.
        К этому времени вся деревенька погрузилась в сон. Уснули все: и люди и даже петухи с собаками.
        Уже не таясь, мы пошли в сторону белевшего в ночной тьме пятна мельницы.
        Добирались недолго. Вблизи мельница оказалась выше самого большого дома в Селезнёвке. Она стояла на берегу бывшей речки. Колесо с лопастями больше не вращалось под напором воды. Её уровень понизился настолько, что вода протекала под лопастями колеса, совсем не задевая их.
        - Грустное зрелище, - заметила Айова, когда мы подошли вплотную.
        Я направился к двери и решительно постучал в неё.
        Ответа сначала не последовало. Только после второго, более настойчивого стука, изнутри кто-то отозвался:
        - Х-рр… Б-ррр… Хто… Кого нелёгкая там принесла? Не даёте спать честным людям.
        - Хозяин! - проорал я в ответ, - Мы по поручению привратника телепорта!
        За дверью что-то звякнуло, потом бряцнуло, и перед нами распахнулась дверь, явив нам явно забухавшего хозяина мельницы.
        - Чего, надо… то - хмуро спросил нас здоровенный мужик лет сорока с заплывшей то ли ото сна, то ли от пьянки мордой.
        - Говорю, мы здесь, чтобы наладить вам в реке воду.
        Мужик покачнулся, ухватился за дверной косяк и повалился на колени.
        - Приехали наши дорогие, дорогие наши приехали… - запричитал он вдруг тонким, не соответствующим комплектности голосом.
        Я чуть было не брякнул ему в ответ «Белые в деревне есть?», но вовремя спохватился.
        - В ногах правды нет, зови в дом хозяин.
        Мельник сначала заколебался, но затем махнул рукой и в глубоком поклоне открыл перед нами дверь на мельницу.
        То, что мы увидели внутри, подтвердило мои предположения. Мельник бухал, и бухал конкретно.
        На низком столе стояла целая батарея пустых ёмкостей разного калибра. Еще одна такая наполовину полная бутыль нашлась у кровати мельника.
        Мы расселись на мешках с зерном.
        - Что, так тяжко? - проникновенно спросил я сочувственным голосом.
        - Нет сил, уважаемый, как тяжело. На мельницу почитай месяца два как зерно никто не везёт. Да и толку то везти - воды то в реке нет. Да и честно говоря, пить её невозможно. Протухла она что ли.
        - Надо посмотреть. Проводишь к реке? - поднялся я на ноги.
        - Отчего не проводить хороших людей.
        - И ты, это, пить переставай, - вмешался вдруг Леголаз, - за километр кислятиной тянет.
        - Перестану, как есть перестану, - кланяясь чуть ли не в пояс нам, пятился спиной вперёд мельник.
        Вода и впрямь пахла, вернее, дурно пахла, да что говорить - воняла она просто невыносимо. Ни у кого не возникла даже и мысли попробовать её на вкус, с чего я сделал вывод, что все игроки тут собрались здравомыслящие.
        Нет, ошибся я с таким выводом, вон Айова с какой-то мензуркой потянулась к воде.
        - Стой, дура! - заорал я и кинулся к ней наперехват, - Не пей!!!
        - Да с чего мне её пить-то? - удивилась черноволосая красавица, - Я на анализ её хочу взять, я алхимию качаю. У меня и походная лаборатория с собой есть.
        Девушка хлопнула рукой по походной сумке.
        Нет, здравомыслящие здесь все, кроме меня. Надо было мне подумать, что пятнадцатиуровневый игрок будет пить коричневую бурду непонятного вида.
        - Прости, продолжай, - прижал я руку к сердцу.
        Гномка кивнула мне, и её серьёзное кукольное личико вдруг озарилось улыбкой:
        - Спасибо, что беспокоился за меня.
        - Не за что, - буркнул я в ответ.
        Девушка набрала в бутылёк из реки, вернее из того что от неё осталось, коричневой жидкости и закупорила её пробкой.
        Но даже за этот короткий промежуток времени запах воды достиг моего носа и меня чуть не вырвало. Вода пахла мертвечиной.
        Мы вернулись на мельницу.
        Айова в углу тут же распаковала свою лабораторию, расставила кучку пробирок с реактивами, и приступила к анализу. Но я уже знал его результат.
        Где-то вверх по течению реку перегородили принесённые течением трупы и вода испортилась.
        И от этого у меня самого настроение тоже испортилось. Вот тебе и «песочница».
        Закончив бряцать склянками, Айова огласила нам результат анализа. Он в точности совпал с моим.
        - Думаю соваться туда ночью это не лучшая идея, давайте спать, а утром пойдём на разведку, - предложил Леголаз.
        На его предложение возражения не последовало.
        Уже укладываясь рядом с Леголазом на мешках с зерном, я услышал, как Айова сказала Таурэйвэн:
        - Ну что, а я тебе ещё тогда говорила, надо брать квест у смотрителя телепорта.
        - Ну, кто ж знал - отозвалась сонным голосом эльфийка.
        УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, ЕСЛИ ВАМ НРАВИТСЯ ПРОИЗВЕДЕНИЕ СТАВИМ ЛАЙКИ И ПОДПИСЫВАЕМСЯ НА ПРОДОЛЖЕНИЕ. ДАЛЬШЕ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО.
        Глава 6 Запруда
        Север континента. Дарктаун. Столица империи. Императорский дворец.
        По большому, отделанному с утонченным чувством роскоши кабинету, расхаживал высокий молодой человек лет тридцати. В стиле его одежды не было признаков показного богатства, но чувствовалось определённо - этот человек обладает немалой властью.
        Резкие черты лица выдавали в нём северянина. Длинные, чёрные как смоль волосы ниспадали на узкие плечи. Соболиные брови вразлёт, цветом в тон волосам подчёркивали лёд его голубых глаз. Его длинный с горбинкой нос и сжатые тонкие губы являлись характерными признаками правящего рода Гарродов.
        Таким предстал перед нами император Дарктаунской империи Торк Завоеватель. Его прадед, король Дарктаунского королевства Янош Объединитель начал борьбу с соседями за укрупнение и усиление своего королевства, подвергаемого постоянным набегам со стороны более сильных соседей и северных варварских племён.
        Подминая под себя более слабые баронства и графства, он сумел за годы своего правления увеличить втрое территорию королевства, и к концу его жизни с силой Дарктауна приходилось считаться всем королевствам в регионе.
        Его сын, Розгур Разоритель, продолжил дело своего отца и сумел развязать несколько кровавых конфликтов между соседними королевствами. Ослабленные войной королевства сами падали в руки Розгура как переспелые плоды. Там, где развязанные им конфликты затихали, Розгур подливал масла, и пожар войны вспыхивал с новой силой. С более сильными соседями Розгур действовал по другой схеме. Опытный интриган, он ввергал их в пучину междоусобных войн и брал их раздробленными, по частям. К концу своей жизни он сумел сколотить немалые силы и подмять под себя территории северных и южных королевств. Как итог его правления было провозглашение себя императором.
        Внук Яноша Объединителя, сын Розгура Разорителя император Торк за десять лет своего правления сумел подчинить себе северные племена варваров и простер империю на запад континента. Независимыми от влияния империи оставались лишь несколько крупных герцогств на западе континента, да на юге блистал своей силой и мощью Султанат.
        О том, чтобы подмять под себя Султанат Торк мог пока только мечтать, ибо тот представлял собой крупное сплочённое государство, способное выставить в нужный час хорошо вооружённую многотысячную армию. По мнению имперских аналитиков и стратегов под командованием султана Амир-хана находилось около миллиона солдат. Даже развязать в Султанате междоусобную войну Торк не мог, ибо Амир-хан казнил своего брата, который мог претендовать на трон. Поэтому Торк мог действовать пока только дипломатическим путём.
        Но идея объединения Дарктауна с Корнуэлом не покидала императора Торка. И сейчас ему пришла в голову мысль сделать это мирным путём. У Амир-хана была дочь, принцесса Такка, красоте которой могла позавидовать любая девушка на континенте Иссил-Толл. И вот, Торк решил реализовать свои планы, породнившись с Амир-ханом, взяв его дочь себе в жёны.
        - Что скажете, Норейн? - император остановился подле вытянувшегося перед ним высокого статного дворянина приятной внешности.
        Взгляд колючих ледяных глаз императора изучал лицо дворянина.
        - Ваше императорское Величество, наш агент при дворе Амир-хана докладывает, что наше посольство ещё не прибыло.
        Император закончил изучение лица Норейна и отвернулся к окну.
        - Возможно, с посольством что-то произошло, - голос императора звучал глухо и раздражённо, - сколько с ним было отправлено охраны?
        - Двести гвардейцев, ваше императорское Величество.
        - Лучших гвардейцев, Норейн, лучших гвардейцев. Эти ребята могли бы при необходимости захватить дворец султана. С ними явно что-то произошло.
        Император повернулся к Норейну.
        - Докажите Норейн, что вы не зря носите титул Светлейшего Графа империи. Я должен жениться на принцессе Такка. Если это произойдёт, клянусь, что в этот день я сделаю вас герцогом и пожалую во владение лучшее бывшее королевство империи.
        - Ваше императорское Величество… - граф Норейн склонился в поклоне.
        - Возьмите моих гвардейцев и разыщите посольство, это ваша главная задача. У посла находится шкатулка с инструкциями для нашего агента при дворе султана. Драгоценности, находящиеся под охраной посла, должны попасть к Амир-хану. Обеспечьте мне это Норейн, и моя благодарность будет безгранична.
        - Ваше императорское Величество, для выполнения вашего поручения моих людей будет достаточно.
        - Хорошо, Норейн, пусть будет так, но с вами поедет Астон. Мне так будет спокойнее. И ещё, если с посольством что-то случилось, завершение посольской миссии я возлагаю на вас.
        Норейну совсем не понравилось присутствие в отряде человека императора, тем более этого головореза Астона, но он ничем не выдал своего недовольства и лишь молча поклонился императору.
        Личный телохранитель императора, а по совместительству имперский палач, барон Астон при дворе носил прозвище вешиндорского мясника, которое получил за дословное выполнение приказа императора по физическому устранению правящей семьи королевства Вешиндор. Даже у бывалых императорских гвардейцев, направленных с бароном Астоном, волосы вставали дыбом, и преждевременно пробивалась седина на висках, при виде той кровожадности и жестокости, с которыми Астон пытал и убивал представителей королевской фамилии.
        Ни одна жилка на лице Норейна не выдала то чувство брезгливости и отвращения, которые испытывал он сейчас при вести о том, что Астон должен ехать вместе с его отрядом. Граф уже решил про себя при первом же удобном случае избавить мир от вешиндорского мясника.
        Граф молча поклонился императору.
        Тот повернулся к большому резному столу и склонился над разложенной на нём картой континента, давая этим понять, что аудиенция окончена.
        В очередной раз поклонившись спине императора, граф повернулся и стремительно покинул кабинет.
        Султанат. Корнуэл. Гостиница «Пустынный койот».
        Дейенерис, в черной прозрачной тунике, сквозь которую просвечивалось её прекрасное тело, лежала на огромной кровати, на которой можно было разместить целый взвод гвардейцев султана. Кровать была застелена мехом дикого белого медведя.
        Нежась в тёплом меху, Дейенерис с удовольствием рассматривала отражение своего тела в огромном зеркальном потолке над кроватью.
        Проведя рукой по упругой груди с торчащими коричневыми сосками, Дейнерис застонала от удовольствия. Рука её сместилась к низу живота, и девушка застонала сильнее.
        В дверь номера кто-то тихо постучал. Обладающая чутким звериным слухом Дейенерис услышала звук стука через три комнаты.
        Накинув на себя длинный парчовый халат, она поправила волосы и пошла открывать.
        На пороге номера стоял заместитель главы гильдии Харбер.
        Взглянув на кружева нижнего белья девушки, выглядывающие из-под халата, Харбер доложил:
        - Дейенерис, парнишка, которого мы разыскиваем, как вводу канул. Но есть новости о вашем соседе.
        - Говори.
        Девушка опустилась в глубокое мягкое кресло и положила ногу на ногу.
        Белизна кожи её длинных стройных ног привлекла внимание её заместителя.
        Это длилось всего мгновение, но этого оказалось достаточно, чтобы Дейенерис с удовольствием заметила движение глаз Харбера. Она явно нравилась ему.
        - Неподалёку от городских ворот, в пустыне есть такое место, в котором растёт только колючий кустарник. Там еще иногда останавливаются неопытные игроки, когда начинают свою прокачку после «песочницы».
        - Знаю такое место. Это излюбленное место для player killer.
        - Так вот, когда мы ездили в последний раз на поиски гаргарейна, в этом кустарнике два ПКшника пятнадцатого уровня, записавшиеся в гильдию воров Корнуэла и имеющие на своём личном счету более тридцати жертв, захотели убить и ограбить одного новичка.
        - И?
        - Они ничего не успели понять, как улетели на перерождение. По их словам, когда они подобрались к своей жертве, на них из кустов напало нечто чёрное и страшное из потустороннего мира. Один из них описал это существо как демона нижнего мира.
        - Ну, и в чём проблема? - Дейенерис в нетерпении стала постукивать по ручке кресла длинными пальчиками с алым маникюром на ногтях.
        - В том, прекраснейшая Дейенерис, что этот новичок, по описанию ПКшников очень был похож на твоего соседа.
        Брови девушки вопрошающе изогнулись.
        - Ты хочешь сказать, что мой сосед, этот мальчишка-дроу, живущий напротив меня, смог устранить двух опытных ПКкиллеров?
        - Похоже на то.
        - Очень интересно, - Дейенерис порывисто встала, отчего полы её халата распахнулись и явили взору Харбера нежную белую кожу ног выше колен девушки.
        Заместитель главы гильдии судорожно сглотнул слюну и отвёл взгляд.
        Дейенерис начала ходить по комнате. Обладая аналитическим складом ума, она прокручивала в голове множество вариантов, но остановилась всего на одном.
        - Послушай, Харбер, - она резко остановилась перед своим замом, отчего её грудь почти вырвалась на волю из тесного кружевного плена, - если сделать невозможное и совместить все наши сведения и факты в единое целое, то получится такая картина.
        Она опять упала в кресло и подняла взгляд на мужчину.
        - Во время нашей охоты на гаргарейна мы натыкаемся на непонятно откуда взявшегося нуба, который ищет дорогу в Корнуэл и заметь, профессионально отвлекает наше внимание от поисков кошки в том месте. После нашей встречи больше мы его не видели. Дальше. На краю пустыни, неподалёку от Корнуэла, появляется дроу, который запросто расправляется с двумя опытными ПКшниками и появляется тут, в Корнуэле, куда ты направил того нуба. Более того, он заселяется в мою гостиницу, напротив моего номера, и выходит со мной на контакт. Тебе это ни о чём не говорит? Харбер, куда это ты смотришь!?
        Гневный голос главы гильдии отвлёк внимание Харбера от созерцания совершенных ног своей начальницы.
        - Прости Дейенерис, задумался.
        - Не о том думаешь Харбер. - улыбнулась вдруг Дейенерис, - Там тебе ничего не светит. Сходи-ка лучше в бордель.
        Лицо воина, прошедшего бок обок с Дейенерис сотни схваток, покрылось лёгким румянцем.
        - Наверное, так и сделаю. Всё что ты сказала верно. Так какие выводы можно сделать из этого?
        - Ты можешь считать меня дурой или сумасшедшей, но эти люди - один и тот же игрок.
        - Ты так считаешь? - удивление Харбера было так велико, что он поневоле отвлёкся от своих грешных мыслей.
        - Да, если проследить хронологию всех событий, так оно и выходит.
        - Но если это так, то, что ему нужно?
        Дейенерис победно посмотрела на своего заместителя.
        - Я. Ему нужна я.
        - Ты?
        От удивления Харбер чуть не выронил из рук свой побывавший в десятках сражений щит.
        - Да, я.
        - Но зачем ему ты?
        - Я так думаю, что дроу - это направленный к нам высокоуровневый шпион и убийца одной из конкурирующих северных топ-гильдий. Они хотят устранить меня любыми путями, чтобы заполучить территорию Султаната. Он очень опытный разведчик, поднявшийся на вершину карьерной лестницы шпионажа. Это конечно не глава топ-гильдии, но он определённо один из его приближённых, возможно заместитель, отвечающий за разведку и контрразведку.
        - А, следовательно, второе лицо в топ-гильдии, - закончил за Дейенерис её мысль Харбер.
        - Именно. А смотри, какой он обаяшка и каков наглец, а как он классно целуется.
        - Целуется? - брови Харбера взлетели на середину его лба, отчего он стал похож на ярморочного клоуна.
        - Ээээ…. Неважно. Важно то, что мы знаем, где он сейчас. Нужно схватить его и подвергнуть допросу с пристрастием….
        В голове у Дейенерис тут же возникли сцены допроса наглого дроу, где он был прикован к стене, а она подвергала его сладкой пытке, высасывая из его инструмента жизненную силу дроу.
        От этого ей стало вдруг жарко, и она пришла в неописуемое возбуждение. Девушка вдруг почувствовала, как по её ноге побежала вниз струйка влаги.
        «Вот чёрт, и отчего этот дроу так её возбуждает? Как бы на Харбера не наброситься, чтобы сбросить напряжение. То-то же он обрадуется» - подумала про себя девушка.
        Харбер, заметив порозовевший цвет лица Дейенерис, с беспокойством спросил:
        - Тебе плохо, Дейенерис? Я могу тебе чем-то помочь?
        «О, как бы ты мог бы мне сейчас помочь, мой старый верный Харбер» - в мыслях простонала Дейенерис, чувствуя, как вслед за первой по ноге потекла вторая влажная струйка.
        - Мне нездоровится, Харбер, пойду, прилягу. Найдите мне этого дроу. Я должна его допросить.
        - Только где его искать в Корнуэле? Город-то большой.
        - Ищите там, куда идут новички, попавшие в город.
        Харбер хлопнул ладонью себя по лбу.
        - Точно, в «песочнице». Но с нашими уровнями туда не попадёшь, привратник не впустит.
        - Ждите его на городской площади, ищите дроу с вопросительными знаками вместо имени, и возьмите псионика, и пусть дежурит с вами на выходе из телепорта.
        - Будет сделано, глава.
        - Всё иди, а я пойду в кровать лечиться.
        Заместитель скрылся за входной дверью, а Дейенерис, прихватив из ящика стола какую-то штуковину, напоминающую короткую дубинку, выточенную из бивня слонового носорога, скрылась за дверями своей спальни.
        Корнуэл. «Песочница».
        Я проснулся оттого, что почувствовал на лице чью-то руку.
        - Что за фигня! - возмутился я вслух, думая, что это рука Леголаза и открыл глаза.
        Я ошибся. Надо мной стояла Айова и весело скалила свои тридцать два зуба.
        - Ой, прости, - извинился я, - я подумал, что это Леголаз так шутит.
        - Нет, что ты, - улыбнулась ещё раз девушка, - пора просто подниматься. Все уже встали и на улице уже рассвело.
        - Ну что ж, идём - я быстро вскочил на ноги, протирая заспанные глаза. От мысли умыться, я отказался сразу, вспомнив, какая вода течёт под мельничным колесом.
        В сопровождении улыбающейся девушки я собрался и вышел во двор мельницы.
        Солнце поднялось достаточно высоко над горизонтом, и можно было уже выступать в дорогу.
        Мельник на дорожку успел испечь нам пару хлебов, которые мы разделили между собой поровну.
        - Ну что, не передумали? - спросил я девчат, - Идёте с нами, или в Корнуэл?
        - С вами, - не сговариваясь, хором ответили девушки.
        А Таурэйвэн добавила, что с нами им интересно, и что это приключение они ни за что не пропустят.
        Айова же сказала, что оказывается и в «песочнице» можно найти приключения на свою попу.
        Знала бы она, какие приключения мы себе найдём, возможно, она предпочла бы остаться, ну или на худой конец, выразиться более ярко и сочно.
        Спустившись к реке, я почувствовал поднимающийся от воды наверх сладковатый запах разлагающихся тел.
        Конечно, никаких трупов мы у мельницы при дневном свете не нашли, но запах указывал нам на то, что место запруды находится выше по течению. И добираться до него нам придётся не очень долго.
        Я ошибся.
        Нам пришлось идти около часа, и это при всём притом, что пересечь всю деревню можно было, не торопясь, за пятнадцать минут.
        Речка, вдоль течения которой, мы шли, тянулась на север по большому лугу, весело петляя между небольшими холмами.
        Дважды её пересекал старый мощёный камнем тракт, идя по которому можно было, в конце концов, достичь границы Султаната с Империей. Об этом я узнал, взглянув на интерактивную карту американского сектора.
        Через некоторое время нашего пути Таурэйвэн заметила что зверушки, в изобилии населявшие местность вокруг стартовой деревни, куда-то подевались. Не было ни вездесущих полевых мышей, ни кроликов, ни лис и барсуков. Даже росомахи и кабаны исчезли, хотя они были в этой местности вершиной цепочки для получения экспы игроками.
        Вездесущие игроки тоже практически исчезли из этого района «песочницы», но это как раз и можно было легко объяснить - они переместились туда, где можно было легко поднять уровень на мобах.
        Только однажды нам попалась группка довольных собой игроков пятнадцатого уровня, тащивших на носилках какую-то образину в шелудивой, покрытой струпьями, шкуре.
        Наше появление обе команды очень обрадовало. Оказывается встреченных нами ребят, хорошо знали наши девочки. На их вопрос, где они завалили этого монстра, игрок с ником «Сверчокбезшеста» ответил, что дальше по реке будет осиновая роща, где они и наткнулись на шакала-переростка 17 уровня. Шакал отличался прыгучестью, и выделяющими ядовитую слизь клыками. Так что охотникам пришлось потратить большое количество банок с зельем на восстановление здоровья.
        Тут я вспомнил, что мы так и не успели запастись данным весьма полезным имуществом в деревенском магазине, причём по скидочной цене.
        На моё замечание, что у нас то, как раз, и нет этого зелья с собой, Сверчок достал из личной сумки с десяток банок и продал их мне по себестоимости. У девчонок зелье на восстановление жизни было с собой.
        Не откладывая дело в долгий ящик, я сразу разделил банки поровну между собой и Леголазом.
        Дальше местность, по рассказам встречных игроков изобиловала оврагами. И река там разливалась широким озером вопреки всем картам.
        Распрощавшись с ребятами, мы продолжили дальше наш путь.
        Вскоре берёза, повсеместно встречающаяся в «песочнице», куда-то пропала и её сменила тонкая белокорая осина и чёрная лиственница.
        Весёлое голубое небо подёрнулось серой дымкой хмари. Откуда-то набежал пронизывающий до дрожи ветерок и наше весёлое настроение куда-то сразу улетучилось.
        - Бр-р-р-р-р-р, - громко сказала Айова, которой в латных доспехах, было холоднее, чем всем остальным.
        Я снял с плечей походный плащ и накинул его на девушку.
        Гномка с благодарностью посмотрела на меня, и, подобрав его повыше, дабы тот не путался в ногах, выглядела более счастлива, чем до этого. Таурэйвэн в плотной кожаной курточке было теплее, чем подруге. Ну а мужчины (я это о нас с Леголазом), не показывали, что им тоже немного зябко.
        Наконец, отдельно растущие деревья осины и лиственницы перешли в густой подлесок. Под ногами сразу стало сыро. Прелая скользкая листва плотным слоем лежала под ногами, препятствуя уходу влаги в землю.
        Воздух вокруг был полон прелостью и сыростью, и дышать от этого становилось тяжело.
        Айова умудрилась поскользнуться и съехала на дно оврага, и только общими усилиями мы смогли вытащить её наверх.
        Взглянув на карту, я заметил, что мы несколько отдалились от нашего основного ориентира. Русло реки пролегало в двухстах шагах на запад.
        Изменив направление движения, мы только через полчаса смогли выйти к речке.
        Но о какой речке я тут говорю. Мы обалдевшие стояли на берегу огромного озера поглотившего собой близлежащие кусты и деревья.
        Было как-то удручающе смотреть на сиротливо торчащие из воды стволы деревьев.
        Таурэйвэн не веря своим глазам, сверилась с картой.
        - Слушайте, это о том что говорили нам ребята. На карте здесь должна быть берёзовая роща с протекающей через неё рекой, и нет никакого озера.
        - Верь своим глазам, - ответил Леголаз, задумчиво глядя на расстилающуюся перед ним водную гладь.
        Нахмурившись, я присел возле края воды и, подняв с земли влажную палку, осмотрел её.
        - Некоторое время назад здесь не было никакого озера. Где-то вниз по течению, там, где мы ещё не проходили, образовалась запруда, которая и стала препятствием току воды. Вода, не находя прохода, разлилась по округе. И как только мы разрушим запруду, вода, найдя старое русло, потечёт вновь к мельнице.
        - И это ты всё узнал, посмотрев на эту палку? - изумился Леголаз. - Ты что, ветку следопыта качаешь?
        - Дурень, - рассмеялся я, - это я высказал вам свои мысли. А как там будет, узнаем, только найдя место запруды.
        Мы снова двинулись в путь, теперь уже в обратном направлении по кромке новообразованного водоёма.
        Шли долго. Воздух в лесу мало того, что был тяжёлый и влажный, приобрёл сладковатый привкус, от которого всех буквально подташнивало.
        Причину сладкого воздуха и образования озера мы увидели в распадке у подножия невысокой сопки, когда взобрались на её вершину.
        Сопка являлась одним из элементов возвышенности подковой окружающей русло реки. В устье между ней и соседней сопкой и протекала раньше обмелевшая река. Теперь это место стоку воды перегораживала гора трупов сложенных друг на друга.
        Девчонки побледнели, увидев эту картину. Всех нас сразу буквально выворотило наизнанку. Блевали все, не стесняясь друг друга, до тех пор, пока в желудке не осталось ничего, кроме желудочного сока, да и то рвотные позывы не сразу прекратились.
        - Что тут произошло? - промямлил Леголаз. - Кто это их так?
        - Спустимся вниз - узнаем.
        - Ребят, - сказала вдруг Айова, - а можно я туда не пойду?
        - И останешься тут одна? - спросила подругу Таурэйвэн.
        - Нет, одна я не хочу. Останься со мной Таури, а ребята сами всё там разведают.
        Таурэйвэн посмотрела на подругу, потом на нас несчастных и ответила:
        - Айова, ты меня прости подружка. Хоть Макс и правильно угадал, что здесь произошло, но он не следопыт. А я качаю ветку следопыта, и им будет нужна моя помощь. Так что решай, ты с нами, или останешься до нашего возвращения тут одна.
        Горестно подняв к небу свои прекрасные очи, Айова глубоко вдохнула, втянув в себя порцию сладковатого воздуха и, закашлявшись, драматично ответила:
        - Не любите вы меня, но бросить я вас не могу, идёмте уж.
        Скользя по опавшей листве, мы спустились к распадку, и подошли к месту трагедии.
        - Кто это их так? - глядя на искажённые в предсмертных муках лица покойников, прошептала Таурэйвэн.
        - Давайте осмотрим тут всё кругом, а потом поделимся своими мыслями. Только смотрите, близко к трупам и воде не подходите, мало ли что может случиться, - предложил я.
        Мы разбрелись по округе, производя осмотр места трагедии.
        Погибших были сотни. Все они были представителями человеческой расы. Большая часть из них была одета в однотипные кольчужные доспехи с богатой золотой насечкой, являя собой принадлежность к элитному роду войск. Другая, меньшая по количеству часть, носила богатую цивильную одежду.
        Глядя на их мертвые лица, я понял, что все они принадлежали одной национальности, и национальность эта была не восточного типа, которая доминировала в Султанате.
        Через некоторое время мы вновь собрались у холма.
        - Что скажете? - спросил я членов своей команды.
        - Я поняла немного, - первой отозвалась Айова, - их всех кто-то убил.
        - Очень глубокая мысль, - съязвил Леголаз, - это мы и сами видим.
        - Их не просто убили, - не обращая внимания на замечание, продолжила девушка, - их рвали на части. У некоторых не хватает ног, у других верхней половины туловища. Ими затыкали дырки в плотине. Все тела уложены в определённом порядке. Вот.
        - Хорошо, - подбодрил я девушку, - очень серьёзные выводы. Спасибо Айова.
        Девушка посмотрела на меня с благодарностью и украдкой показала язык Леголазу.
        - Кто дальше? - спросил я.
        - Можно? - смущаясь, произнесла Таурэйвэн.
        - Пожалуйста, Таури.
        Девушка улыбнулась мне и начала говорить.
        - Я, как следопыт, осмотрела местность вокруг запруды. Следов схватки на земле нет. Похоже, трупы доставили на это место откуда-то из другого места. Как и Айова, я заметила, что все они уложены в определённом порядке. Я бы назвала это арабской вязью. Каждое тело является продолжением другого, и этим достигается плотность закрытия ими доступа воды. Кто-то специально построил запруду из покойников в этом месте.
        - Что ж, весьма значительное добавление. Теперь ты, Леголаз.
        Леголаз поправив за спиной лук, выдал свои замечания.
        - Ну, о расположении трупов всё уже сказано. Битва происходила точно не в этом месте. Да и была ли она? Убили то их нечеловеческим оружием. Смотрите, ни на одном из тел нет следов ран от мечей, копий или другого холодного оружия. Нет даже торчащих в телах стрел, которые обязательно остались бы, если бы этот отряд попал в засаду. Все воины одеты одинаково, значит это одно военное подразделение. У некоторых воинов мечи вложены в ножны, а из этого следует, что они не оказывали сопротивления своему противнику. У меня всё.
        - Спасибо, Леголаз. Очень ценное замечание, - согласился я, - Подведём итоги. Итак. Большой, хорошо вооружённый отряд проходил неподалёку с севера на юг, двигаясь в земли Султаната. На севере у нас лежит Империя. Значит, это имперцы. Шёл отряд в Султанат не с враждебными намерениями, а с мирной миссией. Ибо в отряде много гражданских. Цель нападения на отряд была достигнута. Из трупов выложили плотину, перекрывшую собой сток реке. Вследствие этого здесь появилось озеро, не отмеченное на карте. Я правильно всё говорю, Таурэйвэн?
        Эльфийка кивнула головой в знак согласия со мной.
        - Остаётся вопрос: кто напал на большой, хорошо вооружённый отряд Империи? Кому нужна эта запруда? И для чего? Не догадываетесь?
        Мои спутники переглянулись между собой и покачали головами.
        - Смотрите, Леголаз правильно сказал, что убиты они, были не оружием. Любой нормальный гуманоид, будь то человек или дроу, эльф или гном, попав в передрягу, будет защищаться с оружием в руках. Так заложено в нас генами. Я думаю, что убило их какое-то существо обладающее сильным гипнотическим воздействием. Кто-то или что-то, типа медузы Горгоны, но превращало оно свои жертвы не в камень, а просто парализовало. И живет это существо тут, - я указал рукой на гладь спокойного озера.
        - Это существо может жить только в воде, и покидать может её лишь на непродолжительное время. Иначе оно бы уже давно добралось до деревни по суше, и все мы сейчас участвовали бы в ивенте по её защите.
        - Согласен, - кивнул головой Леголаз.
        - Так вот, - развил дальше я свою мысль, - этот отряд остановился на стоянку неподалёку отсюда, у реки. Возможно, разбил лагерь на ночь. Ночью существо выбралось из реки и истребило всех людей. Я правильно говорю?
        Система треньканьем подтвердила мои измышления:
        ВНИМАНИЕ!
        ВАМИ РАЗГАДАНА ТАЙНА ИСЧЕЗНОВЕНИЯ ВОДЫ ИЗ РЕКИ.
        ОТНОШЕНИЕ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ «СЕЛЕЗНЁВКА» + 10.
        ВАМИ ПОЛУЧЕНО 5 230 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ: ВЫ ДОСТИГЛИ ДЕВЯТОГО УРОВНЯ.
        ВНИМАНИЕ!
        ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЭПИЧЕСКОЕ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «РЕЧНОЙ БОГ».
        УНИЧТОЖЬТЕ РЕЧНОГО МОНСТРА. НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАДАНИЯ
        + 20 К ОТНОШЕНИЮ С ЖИТЕЛЯМИ ДЕРЕВНИ «СЕЛЕЗНЁВКА», 10 000 ЕД. ОПЫТА, ДВЕ ЭПИЧЕСКИЕ ВЕЩИ НА ВЫБОР, В СООТВЕТСТВИИ С КЛАССОМ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЖА.
        ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ: ДА / НЕТ.
        Я чуть было не смахнул в сторону предлагаемое мне задание, едва не оглохнув от девчачьего визга. Так наши девчонки бурно выразили радость по поводу получения ими шестнадцатого уровня.
        - Надо же, - кричала, прыгая Айова, - такого здесь ещё не было! Никто в «песочнице» не мог подняться выше пятнадцатого уровня, а мы смогли!
        Эльфийка и гномка, взявшись за руки, скакали как малые дети, вздымая ногами прелую листву.
        - А ну тише! - попытался я угомонить разошедшихся девчонок, - нам предлагается эпик-квест.
        - Эпик-квест?! - разгорелись глаза у Таурэйвэн, - Берём, конечно!
        - Он на уничтожение речного монстра. Того, кто убил всех этих людей. Понимаешь ли ты это? - я посмотрел в безумные от охватившей эйфории глаза эльфийки, и резко встряхнул её.
        - Какого монстра? - пришла в себя девушка.
        - Речного. Того самого, который сейчас плывёт к нам, - просипел вдруг Леголаз.
        Все оглянулись и посмотрели в сторону озера.
        По озеру, в нашем направлении двигали огромные, разбегающиеся круги воды. Так мог дышать под водой только речной бог.
        Принять задание. Я судорожно нажал на кнопку ДА.
        - Быстро, все наверх холма, а ещё лучше, бежим отсюда подальше, - скомандовал я, - мы ещё не готовы к встрече с монстром!
        И мы все, буквально обретя второе дыхание, рванули вверх по холму.
        Глава 7 Речной монстр
        Взлетев по скользкой листве на вершину холма, мы остановились, переводя дыхание.
        Что это было? Какая неведомая тварь могла создавать такие круги на воде? Гигантский сом? Или может быть щука? А может быть, это вообще было создание неведомое до сих пор людям?
        Эти мысли вились в моей голове, пока мы смотрели на расходящиеся по поверхности озера круги, быстро приближающиеся к берегу.
        - Таурэйвэн, у тебя с наблюдательностью лучше, чем у нас всех, - сказал Леголаз, - что ты там видишь?
        Девушка некоторое время всматривалась в поверхность озера. Вести наблюдение ей было нелегко, погода сменилась, и на небо набежали серые тучи. Пошел мелкий моросящий дождь.
        - Я могу ошибаться, - наконец сказала Таурэйвэн, - но оно ушло. Кроме деревьев и кустов в воде я ничего не вижу.
        - Пропало… как же, - захныкала Айова, - сидит там внизу и нас поджидает.
        - Я согласен с Айовой, - поддержал гномку я, - круги шли к нам почти до самого берега и там пропали. Наверняка это существо затаилось внизу, у самого берега.
        - Может быть, спустимся, проверим? - предложил Леголаз, доставая из-за спины лук.
        Зашуршало извлекаемое из ножен оружие.
        - Есть предложение получше, - сказал я, поднимая с земли обломок толстой ветки. Ждите меня тут.
        Я спустился вниз на несколько шагов и стал внимательно всматриваться в поверхность озера.
        Что-то мне в ней не нравилось. Вроде всё было спокойно. Водная поверхность искажалась поднявшейся рябью от мелкого дождя. Кроме стволов осины, кустарника, камыша, из-за стены дождя не было ничего видно.
        Стоп. Камыш? Откуда на озере взялся камыш? Судя по состоянию тел в страшной плотине, прошло немного времени с момента образования озера, а камыш, как я помню ещё со школьной скамьи, является многолетним растением.
        Я внимательно осмотрел всю прибрежную полосу и только в одном месте озера, рядом с нами, из воды торчали стебли камыша с метелками на конце. Глубина в этом месте была небольшая, нам по пояс всего.
        Чем дольше я смотрел на камыш, тем больше он мне не нравился. Странный он был какой-то. Метёлки на конце стеблей заканчивались двадцатисантиметровыми трехгранными наконечниками. И хотя над озером поднялся небольшой ветер, камышинки колыхались над водой вопреки его порывам, следуя определённому такту. Раз - вправо, раз - влево, два раза - вправо, два раза - влево. Затем опять раз - вправо, раз - влево, и далее по действующему циклу.
        Уже нисколько не сомневаясь, что нашел виновника нашего бегства, я размахнулся и с силой запустил палку в сторону колыхающегося камыша. Приоритетная в моём развитии ловкость позволила мне добросить и попасть палкой в самый центр зарослей водяного растения.
        Благодатная тишина и дрёма навеваемая стуком капель о водную поверхность вмиг преобразилась. Над поверхностью воды, мгновение назад мирно колыхающиеся стебли камыша взвились в воздух пятиметровыми щупальцами, и как тростинку раскрошили толстенную палку.
        - Ох, ничего себе! Что это было сейчас?!! - донёсся до меня голос Леголаза сверху холма.
        - Что это за монстр такой?!!!! - вскрикнула Айова.
        Вода у берега взбаламутилась и на поверхности показалась огромная амёба, из спины которой росли хлещущие во все стороны длинные щупальца. Огромная, полная мелких зубов пасть то раскрывалась, то бесследно смыкалась на поверхности тела амёбы. Цвет тела водяного монстра сливался с цветом воды, и только отсутствие следов от капель воды показывало, где сейчас находится чудовище.
        ДЕТЁНЫШ РЕЧНОГО БОГА, 40 УРОВЕНЬ
        Появилась информация о нашем малыше.
        Так это был еще и не сам речной бог, а его малютка. Ну, надо же, как нам свезло то…. Нам бы еще для полного счастья его родителей не хватало.
        Я быстро стал карабкаться на холм.
        - Ребят мы с ним не справимся, силёнок у нас не хватит, - сказал я своим друзьям.
        - И что нам делать? - квест то у нас обновился, - сказал мне Леголаз.
        И впрямь, вместо задания по предотвращению голода в деревне, у меня значилось уже другое - уничтожение детёныша речного бога.
        - Что будем делать? - ещё раз спросил меня стрелок, - Может ну его, откажемся от этого задания? Тем более что задание от очистки запруды нам уже засчитали? Заберем у привратника свой золотой, и пойдём качаться дальше.
        - Ты не понимаешь, Леголаз! - сорвался я, схватив парнишку за воротник куртки, - Ты пришел сюда играть, а я пришел сюда, даже не знаю почему. Я даже не знаю, кто я такой! И это я должен выяснить, а для этого мне нужно выполнять все задания который встречаются на моём пути! Можешь валить обратно в тепленькое местечко, можете валить все! Я остаюсь!
        - Тише, тише! Бешенный! - вскричал лучник безуспешно пытающийся отодрать мои руки от своей одежды, - Ты и впрямь безумный, Макс.
        Только с помощью подоспевших к нему на помощь девчонок удалось отцепить меня от него.
        Я отошел в сторону и сев на опавшую листву обхватил голову руками. Кратковременный дождь к этому моменту уже стих.
        Что это со мной? Зачем я сорвался на моего друга? И почему это для меня так важно?
        За моей спиной было подозрительно тихо.
        Наконец позади меня раздались лёгкие шаги, и на мои руки опустилась прядь волос.
        Таурэйвэн.
        Девушка присела рядом и обняла меня за плечи.
        - Мааакс….
        - Да, Таури….
        - Макс, мы тут посовещались и решили не оставлять тебя одного.
        - Правда? - я поднял голову и взглянул на утонченное лицо эльфийки.
        - Правда, Макс, - Эльфийка на несколько мгновений прижалась своими прохладными губами к моей разгорячённой от стыда щеке, - Ты очень хороший и у нас сложилась неплохая кампания.
        - Но ведь вы с Айовой вполне можете уйти в большой мир… Там вам будет интереснее, вступите в какую-нибудь гильдию, будете ходить в рейды.
        - Глупенький, - рассмеялась Таурэйвэн, - нам тут интересно, и мы уже в рейде, ты этого ещё не понял?
        Она поднялась и протянула руку мне.
        Я принял её помощь и встал.
        - Пойдем к остальным, - сказала Таурэйвэн, и потащила меня к Айове и Леголазу, ожидающих нас.
        - Прости, друг, - сказал я стрелку и протянул ему руку, - прости за то, что сорвался, за то, что не сдержал себя.
        Леголаз только улыбнулся в ответ.
        - Ничего страшного, друг. На то и существует дружба, чтобы уметь прощать.
        Мы обняли друг друга.
        - Маакс, - растягивая слог, вдруг произнесла Айова.
        - Что?
        - Ты рассказывал нам, что система пока не дала тебе ника.
        - Ну, да.
        - Так у тебя сейчас ник проявился, правда ребята?
        - Правда! Правда! - загалдели, прыгая вокруг меня мои товарищи.
        Я в спешке стал просматривать свою информацию и увидел, на месте старых серых вопросительных знаков, игровой ник, написанный чёрными буквами с контуром тёмно-зелёного цвета - «Безумный Макс».
        Теперь у меня есть ник…. Но мне почему-то показалось, что до своего возрождения я носил другое игровое имя. Теперь же принять действительность, как данное.
        - Ребят, простите меня за всё.
        - Забей Макс, - сказала за всех Таурэйвэн, - мы уже забыли. Но какой же необычный ник у тебя! Такого цвета букв я не видела нигде.
        - И я!
        - И я!
        - И я, того же мнения, - добавил я.
        - Так что будем делать, командир? - обратилась ко мне Таурэйвэн.
        Я хитро улыбнулся и сказал:
        - Есть одна идея, но для этого надо вернуться в Селезнёвку.
        * * * * *
        Дарктаун. Столица империи. Императорский дворец.
        Император работал в своём кабинете. Перед ним на столе было разложено много бумаг, требующих безотлагательного рассмотрения.
        Рядом с верительными грамотами посольства с Западных островов лежали проекты законов о новых налогах, прошения о помиловании, грамоты на новые чины дворянства, планы ведения военных компаний и другие не менее важные документы.
        Вдруг один из огромных книжных шкафов, занимавших место от пола до потолка, начал поворачиваться по оси, чем привёл в боевую готовность охрану императора - гвардейцев, стоящих на посту у двери и по обеим сторонам властителя империи.
        Император сделал сдерживающий знак гвардейцам, видя, что из образовавшегося проёма вышел невысокий человек, одетый в чёрную сутану.
        - Ваше императорское Величество… - склонился в глубоком поклоне перед императором человек в сутане.
        - А, это вы, Вудрок. Как продолжается ваша работа?
        Ведущий чародей империи, склонившись перед императором, доложил.
        - Ваше императорское Величество, изучение древних манускриптов требует много времени. Древние языки тяжело подвергаются расшифровке.
        - Но вы как-то же сумели прочесть заклинание с вызовом Малфрода.
        - И стоило мне это, ваше императорское Величество, почти года времени. Сигурдские гробницы в чёрных песках Султаната, надёжно хранят свои тайны. Тайная экспедиция, посланная нами туда, вернулась из гробниц, поредев почти наполовину.
        Император поднялся и подошёл к чародею.
        - Вудрок, меня не интересует, какой ценой нам достаётся то, чего желаю я. Меня интересует результат.
        - Да, ваше императорское Величество.
        - Помните, дорогой придворный чародей, ваше благополучие зависит от моего благоволения. Если вы его лишитесь, то ваша жизнь закончится очень быстро. Люди обладают хорошей памятью и виновника нортейнской чумы растерзают на мелкие кусочки.
        Лицо придворного чародея покрылось испариной.
        - Я понимаю, ваше императорское Величество.
        - А раз понимаете, то идите и работайте. Смогли же вы вызвать в ту мелкую речушку в Султанате Малфрода. Нужно заполонить чудовищами земли Султаната. И недовольный народ, сам свергнет Амир-хана и призовёт меня. Тем более так вовремя пропавшее наше посольство даёт мне повод вторгнуться войной в Султанат.
        - Да, ваше императорское Величество.
        - Мне пришлось пожертвовать своими лучшими воинами, Вудрок. Нужно было сделать так, чтобы всё выглядело правдоподобно. Гибель моих солдат и посольства от рук султанских войск даёт нам для этого хороший повод.
        Султан вернулся в своё кресло.
        - Идите Вудрок, работайте и позовите ко мне военного министра. Нужно готовить план операции по вторжению.
        Когда чародей скрылся в потайном ходе, император откинулся на спинку кресла.
        «Скоро, очень скоро, Султанат сам упадёт ко мне в руки, как перезревшее яблоко» - подумал он.
        * * * * *
        Деревня Селезнёвка, «Песочница».
        На краю луга, по которому за местными зверушками носилась ребятня 5 -6 уровня, появилась группа из четырёх игроков. Два парня и две девушки.
        Уровень парней был почти в два раза меньше девушек, но это их не смущало. Не обращая внимания, на шныряющих у их ног полевых мышей 3 -4 уровня, они пересекли луг и вошли в деревню.
        Конечно же, это была наша группа.
        - Ты уверен в том, что хочешь сделать, Макс? - спросил меня Леголаз.
        - На сто процентов, уверен.
        - Мы же подвергнем опасности всех игроков в «песочнице».
        Я посмотрел на стрелка.
        - Ты уже поднял пару уровней, Леголаз. Думаешь, ребятня откажется прокачать три-четыре уровня за полдня кача?
        - Уж я думаю, не откажутся, - вмешалась в разговор Айова.
        Мы остановились напротив деревенского магазина.
        - Нам только надо, хорошенько приготовиться. Берите всё, что может понадобиться, деньги на это есть, - я побренчал кошельком с серебром ПКшников.
        Из магазина навстречу к нам вышла девчушка лет восемнадцати, седьмого уровня с ником Перчинка, пересчитывая в ладошке вырученные за шкурки медяки.
        - Так, - сказала она сама себе, - на мантию мне хватило, а на жезл придется пару дней на мобах зарабатывать.
        «Магесса», - догадался я и подошел к ней.
        - Зачем же откладывать на пару дней, то что можно сделать прямо сейчас, - сказал я и протянул ей несколько серебряных монет.
        - Это, мне? - не поверила своим глазам Перчинка, - спасибо.
        Девушка сгребла в ладошку монетки.
        - Я обязательно верну тебе их, Безумный Макс.
        - Можно просто, Макс, - улыбнулся я, - А вернуть их не торопись. Когда разбогатеешь, тогда и вернёшь.
        Улыбающаяся девчушка повернулась и запрыгала обратно, в магазин.
        «ЗИГМУНД И СТЭН, ТОВАРЫ НА ЛЮБОЙ ВКУС» - Гласила вывеска магазина.
        Ну что ж, это нам подходит.
        Мы поднялись по ступенькам и, толкнув дверь, вошли в светлое помещение.
        Что ж, вывеска нас не обманула. На прилавках, витринах и полках магазина лежало практически всё, что могло понадобиться игрокам начальных уровней для прокачки от оружия до съестных припасов.
        Знакомая нам уже магесса стояла у прилавка с волшебными вещами и держала в руках небольшой деревянный жезл.
        При каждом взмахе жезл у неё в руках расцветал то ярко-алым, то льдисто-голубым огнём.
        - Магия стихий, - догадался я о специализации волшебницы, - Огня и воды.
        - Ага, - поддакнула мне Перчинка, - а ты я смотрю, разбираешься.
        - Ну да, - ответил я и обернулся к своим товарищам, - Ребята берите, что нужно и несите на кассу.
        Мои спутники разбрелись по магазину, а я прошел к прилавку, где расположились вещи для рог.
        Перчинка, отложив рядом с собой жезл, начала смотреть бижутерию. Через некоторое время, оторвавшись от созерцания очередного колечка, она с изумлением увидела гору вещей лежащих на прилавке перед кассой.
        Кассир ражий детина, лет тридцати, быстро стучал косточками по счётам подсчитывая стоимость закупаемого имущества.
        - Пять золотых двадцать серебряных и три медных монеты, - наконец объявил он нам.
        - А скидка? - поинтересовалась Таурэйвэн.
        - Ах, да… - хозяин магазина почесал затылок, явно не обрадованный тому, что нам полагается при покупке скидка за поднятие репутации в деревне.
        Он начал опять яростно стучать по косточкам счётов.
        - Четыре золотых, девяносто серебряных и три медных монеты, - наконец выдал он.
        - А оптовая скидка, - хитро прищурившись, выдала Айова.
        Лавочник только расстроено махнул рукой и вновь принялся щёлкать косточками по счётам.
        - Четыре золотых и пятнадцать серебряных монет.
        Я достал из второго кошелька четыре золотые монеты и добавил их к двадцати серебряным монеткам лежащих передо мной на прилавке.
        - Держите, уважаемый.
        Хозяин пересчитал деньги и хотел вернуть мне лишний пятак серебра, но я придержал его руку.
        - Это вам за труды и за качественный товар.
        ОТНОШЕНИЕ С ЛАВОЧНИКОМ + 10.
        СКИДКА ПРИ ПОКУПКЕ В МАГАЗИНЕ + 5%.
        О, получилось совсем неплохо.
        Ребята только удивились тому, как я виртуозно завершил торговую операцию.
        - Он ещё и выгоду из нашей покупки поимел, - прошептал Леголаз Айове.
        - Молодой человек, - обратился ко мне лавочник, - с вами приятно иметь дело. Вы не притащили ко мне ворох этих шкурок, с которыми я уже не знаю, что делать. А наоборот купили много моего товара.
        - Вы не знаете, что делать со шкурками? - хитро прищурился я, - Отдайте кому-нибудь из пришлых девушек, кто прокачивает портняжное мастерство, чтобы они сшили из них за небольшую плату для магазина одежду - рукавицы там, или накидки. Уверен, при наступлении холодов, этот товар разлетится как горячие пирожки, а вы будете только подсчитывать прибыль.
        ОТНОШЕНИЕ С ЛАВОЧНИКОМ + 10.
        СКИДКА ПРИ ПОКУПКЕ В МАГАЗИНЕ + 5%.
        Опять разразилась система сообщением.
        - Ну, надо же! - воскликнул уже в полный голос Леголаз, - Как он может так?
        - Молодой человек, - сказал лавочник, - я вижу, что вы честный человек. Раз уж вы предложили мне такую замечательную идею, может быть, вы согласитесь передать моему деверю, вот это ожерелье?
        Лавочник выложил на прилавок передо мной тряпочку и развернул её.
        Ожерелье, из крупных изумрудов, стоило, наверное, целое состояние.
        ВНИМАНИЕ!
        ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ ЗАДАНИЕ «ИЗУМРУДНОЕ КОЛЬЕ».
        ДОСТАВЬТЕ ОЖЕРЕЛЬЕ В КОРНУЭЛ, ЮВЕЛИРУ УБЕРУ. НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАДАНИЯ + 10 К ОТНОШЕНИЮ С ЮВЕЛИРОМ УБЕРОМ, 3 000 ЕД. ОПЫТА, ОДНА УНИКАЛЬНАЯ БИЖУТЕРИЯ НА ВЫБОР, В СООТВЕТСТВИИ С КЛАССОМ РАЗВИТИЯ ПЕРСОНАЖА.
        ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ: ДА / НЕТ.
        Конечно, принять.
        Все вокруг были в шоке.
        Из этого шокового состояния нас вывела Перчинка.
        - Ребят, а куда вам столько имущества? И верёвки, и даже большой отрез материи? - поинтересовалась девушка, стоя возле прилавка.
        - А любопытной Варваре, на базаре нос оторвали, - выдал ей Леголаз.
        - Это русская поговорка, откуда ты её знаешь? - изумился я эрудиции нашего стрелка.
        Улыбаясь моему изумлённому виду, Леголаз пояснил:
        - А что? Моя бабушка родом из России. Она многим поговоркам меня научила.
        - Ребят, а ребят, - опять напомнила о себе Перчинка, - а возьмите меня с собой. А то от этих мышей и зайцев меня просто тошнит уже. Особенно от зайцев.
        «От зайцев её тошнит» - прозвучало у меня в голове, и я вдруг понял, что и сам ненавижу этих пушистых носителей вкусного мяса.
        Но откуда у меня это чувство? Наверное, в прошлой жизни я тоже не любил этих зверьков….
        «Ненавидел», - отозвалась вдруг система.
        - А-а-а-а!!! - вдруг неожиданно вскрикнул я. Система сама выдала мне информацию, Такого ещё не было.
        - Что случилось Макс? - озабоченно спросила меня Таурэйвэн, - Ты в порядке?
        - Да, - пришел я в себя, - в порядке. Мы берем эту девушку с собой. Там куда мы идём, её помощь нам может понадобиться.
        Как итог, мы, уже впятером, нагруженные как ослики, покинули деревушку и пересекли луг, под взглядами изумлённых игроков, которые ради этого бросили истреблять несчастных мобов.
        Мобы, воспользовались неожиданной передышкой и отправили некоторых зазевавшихся игроков на респ. Тех, у кого было мало жизни, и которые не восполнили её вовремя в пылу схватки.
        Место возрождения располагалось как раз в конце луга, и теперь мы могли наблюдать несущихся навстречу нам в белоснежных труселях и бикини игроков обоего пола.
        - Куда вы? - крикнул нам кто-то из них.
        На что Айова звонко ответила: «Скоро узнаете!»
        Под тяжестью нашего груза мы вернулись к озеру по своим следам только через несколько часов.
        - Ух, ты! - изумилась Перчинка открывшейся перед ней картине, - Как красиво!
        И впрямь в обрамлении вечернего тумана, озерная кладь представлялась собой большое зеркало. Высокие осины и березы, растущие прямо из воды, делали озеро похожим на большой глаз, в обрамлении рядов деревьев-ресниц. Даже на середине озера из воды росла целая роща длинных корабельных сосен.
        - Скорее мрачно, - не согласилась с ней Айова.
        - Ага, - внесла свою лепту Таурэйвэн, - мрачно-красиво.
        - Вы как знаете, а я купаться, - сбросив свою ношу на листву, собралась Перчинка.
        - Стой! - в один голос крикнули мы все, и девчушка послушно замерла, сделав шаг к воде.
        - Ты не понимаешь, - задушевным голосом, проникновенно, сказал я новому члену нашего отряда, - там обитает монстр, который поймает тебя, выпьет твою кровь, надругается над тобой, и затащит твоё тело воон в ту миленькую плотину, видишь?
        Перчинка, наконец, увидела необычное сооружение на озере, из чего оно было сделано, и её затрясло. То ли от мысли что у неё выпьют всю кровь, то ли от того что над ней надругается неведомый монстр, то ли оттого что её положат в компанию к мертвецам.
        Я обнял девушку за плечи, и, чмокнув её в висок, сказал: «Не волнуйся, мы не позволим этому случиться. Всё будет хорошо».
        Девушка прижалась к моему плечу и затихла. Постепенно её дрожание прекратилось, и она успокоилась.
        Леголаз погладил её по волосам и сказал: «Мы здесь для того, чтобы этого никогда не случилось».
        - Так, - скомандовал я, - груз на землю, все переодеваемся в новое имущество с усиленными статами и полной прочностью, - Мальчики - налево, девочки - направо. Собираемся через десять минут.
        Мы разошлись по сторонам. Для нас с Леголазом я отобрал в магазине новые кожаные костюмы и сапоги с прибавкой к ловкости.
        Надетая на тело одежда придала нам уверенности в себе.
        - Ну как я? - спросил меня Леголаз, - Как я выгляжу?
        - На все сто, - оценил я.
        - Как думаешь, я понравлюсь Таурэйвэн?
        Я улыбнулся своему другу.
        - Так ты запал на неё?
        Леголаз улыбнулся мне в ответ.
        - Нравится она мне, правда она классная?
        - Правда. Совет вам, да любовь.
        - А как у вас с Айовой? - поинтересовался Леголаз, натягивая тетиву на новом луке.
        - Ничего.
        - Она что, тебе не нравится? Отличная девчонка.
        Я сунул пару длинных кинжалов в ножны и повесил их на пояс.
        - Видишь ли, Леголаз, мне уже нравится здесь одна девушка, а Айову я не хочу обнадёживать, чтобы потом, расставаясь обидеть. Понимаешь?
        Леголаз кивнул головой: «Понимаю».
        - Ну, пошли, посмотрим, во что оделись наши красавицы. А может быть ещё и не оделись. Тогда подсмотрим за ними.
        Улыбаясь нашим грешным мыслям, мы вышли из-за деревьев и замерли, глядя на наших девушек, которые уже успели переодеться и даже привести себя в порядок.
        Таурэйвэн стояла в облегающем кожаном костюме, подчёркивающим гибкую фигуру девушки. Кожа блестела на её формах, заставляя нас любоваться ими.
        Айова была в металлических латах с тонкой серебряной гравировкой. В одной руке девушка держала ростовой гербовый щит, а другой длинный бастард. Я вдруг подумал, как же девушка будет управляться им в бою, но видя, как лихо она закрутила им, чуть не задев Перчинку, я успокоился. Чего-чего, а силушки нашему танку не занимать.
        Перчинка была облачена в нечто воздушное. На голове у неё была широкополая шляпа с высокой конусовидной тульей. В одной руке она держала виденный мною уже в магазине жезл, а в другой небольшого размера щит.
        - Обалдеть! - только и сказал Леголаз.
        - Красота! - поддержал я его.
        - Спасибо, - засмущались наши девушки.
        - Ну а теперь приступаем к выполнению нашего плана, - чтобы скрыть наше смущение я отдал команду, - готовим сети, верёвки, оружие.
        Девчонки стали разворачивать наши баулы, из которых появилась длинная сеть, пара мотков длинной верёвки, запасные связки стрел и рулон плотной материи. Последним появился на свет небольшой барабан.
        Сеть мы растянули на земле, по самому краю озера, так чтобы она была незаметна в траве и листве.
        Леголаз и Таурэйвэн привязали к концам стрел веревки и заняли позиции у концов сети, за деревьями, чтобы их нельзя было заметить от воды.
        Мы втроём, я, Айова и Перчинка заняли позицию у пригорка напротив центра нашей ловушки.
        Следуя нашему замыслу, я спустился к воде и приготовил барабан.
        Обернувшись назад, я крикнул: «Готовы?!! Начинаем!!!»
        С этими словами я встал на берегу и стал отбивать на барабане чёткий барабанный ритм. Кажется, мой дед называл его «Пионерским». И откуда я это помню?
        Бой барабана был слышен по всей округе и разнёсся над озёрной гладью.
        Я лупил барабанными палочками по натянутой коже барабана минут пять, пока до меня не донёсся взволнованный крик Перчинки: «Оно приближается!!!»
        И точно, взглянув на озеро, я увидел, как в моём направлении под водой несётся нечто, разгоняя в стороны волны, как будто это была небольшая подводная лодка. Скорость перемещения под водой неведомого существа, я мог бы сравнить с выпущенной из лодки торпеды.
        Не прекращая барабанить, я стал отступать от кромки воды к подножию сопки.
        Но до конца я отойти на безопасное расстояние не успел.
        Взметнувшиеся из воды длинные щупальца почти настигли меня, но я успел сделать отчаянный прыжок назад.
        Не поймавшие меня щупальца поползли назад к воде, а на берег уже выбрался их хозяин.
        Огромное амебоподобное существо начало выползать на сушу, готовя вновь к бою свои стрекательные щупальца.
        Но когда монстр выволок свою тушу на берег, и заполз на растянутую в листве сеть, Таурэйвэн и Леголаз выстрелили в него без промаха.
        Стрелы в одно мгновение преодолев расстояние до речного монстра, глубоко впились в его тело.
        Наши охотники, натянув провисшие было верёвки, стали вытаскивать подальше на берег речного хищника.
        Тот лишённый своей естественной среды обитания стал хлестать щупальцами во все стороны, грозя оборвать своими острыми концами натянутые верёвки.
        Перчинка, до этого стоящая за спиной у Айовы, вышла вперёд и начала произносить заклинание.
        Прямо из кончика её жезла, в сторону копошащегося на рыбацкой сети монстра, ударил луч льда.
        Вслед за ним к нему по земле побежала ледяная дорожка.
        Попав на неё, тот, подтягиваемый верёвками нашими стрелков, заскользил подальше от воды.
        Чувствуя, что он попал в передрягу, огромный монстр рассвирепел. Пара его щупальцев вылетела в сторону Перчинки, и только благодаря нашему танку, не достигла своей цели. Костяной наконечник одного щупальца Айова успела отрубить, а удар второго пришёлся на подставленный ростовой щит.
        Ближний бой, в этой ситуации мне был категорично противопоказан. Я кружил вокруг монстра в ожидании того момента когда могу вонзить свои кинжалы в его плоть.
        И победа была уже на нашей стороне.
        Но тут произошло неожиданное. Запутавшийся в ячейках рыбацкой сети речной монстр, издал тонкий пронзительный крик. Кричал он так жалобно и пронзительно, что у меня даже что-то в сердце перевернулось.
        Только меткий бросок моего кинжала прервал этот затянувшийся крик.
        Лишённый возможности вернуться в свою родную стихию монстр в последний раз дернулся и затих.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ ДЕТЁНЫША РЕЧНОГО БОГА 40 УРОВНЯ.
        ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ВПЕРВЫЕ ПОБЕДИЛИ В «ПЕСОЧНИЦЕ» УНИКАЛЬНОГО МОНСТРА. ВАМИ ПОЛУЧЕНО 6 860 ЕД. ОПЫТА.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ, ВАМИ ПОЛУЧЕН УРОВЕНЬ.
        ВНИМАНИЕ: ВЫ ДОСТИГЛИ ОДИННАДЦАТОГО УРОВНЯ.
        ВЫ ИЗУЧИЛИ УМЕНИЕ «СТАЛЬНОЙ ВИХРЬ»…
        Чтение этого сообщения прервал крик Перчинки: «Скорее назад! Смотрите, что к нам плывёт!»
        Когда я взглянул в сторону озера, у меня волосы зашевелились на голове.
        В нашу сторону от центра озера плыла та самая сосновая роща, которую я видел этим днём. Только теперь сорокаметровые сосны не стояли неподвижно, глядя в небо, а раздражённо хлестали по воде.
        МАЛФРОД, РЕЧНОЙ БОГ 100 УРОВЕНЬ
        Ну, ничего себе какую тварь мы разбудили….
        - Мамочки, - послышался за мной голос Перчинки, - он же хватит нас своими щупальцами, сожрёт и не подавится…
        - Или загипнотизирует и сожрёт… - согласилась с ней Айова.
        - Сожрёт, однозначно, - добавили, подбегая к нам Таурэйвэн и Леголаз.
        - Это мы ещё посмотрим, кто кого сожрёт, - стараясь выглядеть храбро сказал я.
        Глава 8 Малфрод
        - Это мы ещё посмотрим, кто кого сожрёт, - стараясь выглядеть храбро, сказал я и достал из кармана вилку.
        - Ты это, с чем его есть собрался? - с ехидцей поинтересовалась Таурэйвэн.
        - Ага, может быть с карри? И не забудь поперчить и посолить, - добавила Айова.
        Обстановка разрядилась и все вокруг рассмеялись шутке.
        Плохое настроение куда-то вмиг испарилось.
        - Ну, вот и замечательно, - улыбнулся я. - А теперь, когда мы знаем, с кем нам придётся иметь дело, надо валить. Забираем труп зверушки и бежим.
        Перчинка быстро и без лишней суеты размотала рулон материи перед трупом, сделав из него своеобразное натяжное спасательное полотно.
        Наших совместных усилий вполне хватило на то, чтобы перебросить тушу монстра на натяжное полотно.
        Взявшись по краям полотна, мы поспешили убраться от опасного места, тем более что речной бог, спешащий к берегу уже преодолел более половины пути.
        Тащить тушу, с весом почти под девяносто килограмм, надо сказать вам нелегко, тем более что за ней волочились по земле длинные щупальца, норовившие зацепиться за какой-нибудь не вовремя попавшийся на пути корень дерева.
        В конце концов, мы смотали щупальца в бухты и забросили прямо на плоское тело монстра. Теперь двигаться мы могли быстрее и нам это очень помогло.
        Когда мы затащили труп монстра на вершину сопки, Малфрод уже добрался до берега.
        Щупальца гиганта в ярости били по поверхности озера, вздымая в воздух тонны воды, как спички крушили стволы деревьев. А когда бог стал выбираться на мелководье, то мне показалось, что его тело заполнило собой весь небольшой заливчик, возле которого мы и поймали его отпрыска.
        - Как у тебя с размерами вилки? - спросил меня Леголаз, глядя на речного бога, в ярости мечущегося по берегу озера и крушащего всё в округе.
        - В самый раз, но для того, чтобы я смог приготовить из него национальное китайское блюдо «Кольца дружбы», нам нужно доставить это тело в деревню, - и я пнул ногой амебу-переростка.
        - Да ты что, - захныкала услышавшая мои слова Перчинка, - мы же не дотащим его туда.
        - В самом деле, это глупая затея, - поддержала её Айова, - если надо разделать тушу, то это мы можем сделать и не отходя от этого места.
        - А я понимаю, о чём говорит Макс, - единственная, кто поддержал меня, была Таурэйвэн, - и согласна с ним. Нам нужна целая туша малютки.
        - Ну, раз хоть кто-то здесь Макса понимает, то и я за, - согласился с эльфийкой Леголаз, всеми силами желая той понравиться. - Взяли и потащили.
        Возвращались мы домой по сильно пересечённой местности. Когда мы спускались с возвышенностей, туша монстра прекрасно съезжала сама по влажной листве, а вот поднимаясь в гору, нам приходилось тащить ее, пыхтя изо всех сил. Но как говорится: любишь кататься, люби и саночки возить.
        Возвращение в Селезнёвку заняло у нас в пять раз больше времени, чем в прошлый раз, но это того стоило.
        Это был триумф, и мы познали минуты славы.
        Когда наша группа появилась на деревенском лугу, все вокруг буквально замерли. Игроки, раскрыв рты, стояли и смотрели на нашу компанию, позабыв о своих мобах. Мобы, застыв от ужаса при виде трупа монстра, об игроках не вспоминали, и даже не делали попыток отправить их на перерождение.
        Мы же гордо, с выпрямленными спинами, тащили на растянутом полотнище труп монстра, а сзади нас змеились по траве десятиметровые щупальца, которые Леголаз предусмотрительно размотал.
        - Ух ты, - слышалось со всех сторон, - ничего себе монстр!
        - А разве такие тут водятся? Это же «песочница». Тут ничего опасного быть не должно.
        - Видишь, водятся.
        - Смотрите, какие у него щупальца, они, наверное, метров пять в длину.
        - Бери больше, метров десять.
        Вперёд выскочила волшебница пятого уровня, светловолосая симпатичная гномка и громко спросила нас: «А где водятся такие осьминожки? А можно с вами сделать селфи?»
        Все вокруг захохотали.
        Кто-то даже отпустил солёную шуточку о союзе гномки и осьминожки, услышав которую девушка стала пунцовой и спешно ретировалась в задние ряды.
        Леголаз не преминул в приватном чате пригласить к нам гномку для селфи после запланированного мероприятия.
        Так, в сопровождении растущего эскорта, мы и добрались до деревни. К деревенской площади нас сопровождало уже более двухсот игроков.
        Местные жители жались к заборам, спеша рассмотреть речное чудище, дабы потом рассказывать об этом своим потомкам.
        На деревенской площади нас уже встречала делегация из старосты деревни, лавочника, мельника и других значимых жителей Селезнёвки.
        Там же староста деревни вручил нам награду за монстра в размере пяти золотых.
        Пользуясь тем, что на площади собрались почти все игроки «песочницы», за исключением тех, кто был сейчас в реале, я выступил с речью.
        - Друзья! - сказал я, глядя на волнующихся игроков, - У меня для вас есть одна очень хорошая новость!
        По рядам игроков пошло перешептывание.
        - А для вас, - повернулся я к деревенской элите, - эта новость не очень хорошая.
        - Все вы знаете, о квесте, который предлагает служитель телепорта, перед тем как отправить новенького игрока в «песочницу».
        - Да, знаем! - поддержали меня игроки.
        - И все вы благополучно отказывались от него, предпочитая добывать необходимую для получения опыта экспу более простым и удобным образом - фармя мобов на деревенском лугу. Некоторые пробовали даже фармить коров, но получали люлей от пастуха.
        Толпа разразилась смехом.
        - Было такое, - раздался голос из толпы игроков, очевидно участника такого эксперимента, - только зря потратили время.
        - Так вот, - кивнул я невидимому игроку, - я предлагаю вам больше не тратить своего времени на нудный фарм! Я предлагаю получить вам необходимый опыт, нужный для выхода из «песочницы», уже завтра!
        - Ого! - охнула кругом толпа и заволновалась как заштормившее море.
        - Это как так?!
        - Очередной развод!
        - А разве можно сделать так?
        - Это ж где столько мобов взять?
        - А может Безумный Макс, хочет пригласить нас на фарм, вот таких мобов?
        - Макс, покажи нам, где их фармить?!
        Я поднял вверх руку и крикнул: «Тихо!»
        Толпа игроков затихла практически моментально.
        ЛИДЕРСТВО ПОВЫСИЛОСЬ НА +5, - тренькнуло системное сообщение.
        - Леди энд джентльмены! Я предлагаю вам охоту на речного бога, рейд-босса сотого уровня, прародителя вот этой милой крошки, - и я указал на лежащий у наших ног труп.
        Площадь моментально погрузилась в глубокую тишину. Стало слышно, как жужжат мухи над кучей навоза возле коновязи у местного трактира.
        - Откуда здесь рейд-босс сотого уровня?
        - Так он же просто чихнёт на нас и всё, - раздался голос из задних рядов.
        - Да, что мы против сотого уровня с нашим пятнадцатым.
        - Это нереально!
        Площадь вновь зашумела так, что стала похожа на осиный рой.
        Я вновь поднял руку. Шум стал постепенно стихать.
        - Подождите делать выводы. Смогли же мы впятером, победить вот этого монстра 40 уровня. Так вот я знаю, как победить речного бога.
        - Точняк сороковой, ребят смотрите на уровень моба.
        - И как нам это сделать? - спросил из толпы кто-то.
        - Позвать топов!
        - Да не пустит топов сюда привратник.
        - Как победить рейд-босса я скажу вам завтра, когда мы отправимся в рейд, - и, сделав непродолжительную паузу с нажимом на слово «хотите» добавил, - Хотите, выбраться уже завтра из «песочницы» и отправиться в большой мир навстречу настоящим приключениям?
        - Хотим! - раздались отовсюду крики игроков.
        Рядом со мной встал староста деревни. Гордо подняв кверху свой подбородок, он крикнул: «Тем, кто рискнет пойти на чудовище и победит его, получит в награду от деревни десять золотых! И одну редкую вещь с моего склада!»
        - Да!!! - заорала уже вся толпа, - Да!!! Даешь речного бога!!!
        Ну, надо же, как работает своевременная вещественная мотивация….
        ВНИМАНИЕ!
        Вдруг раздался переливающийся звон глобального системного сообщения.
        В ИГРОВОМ МИРЕ, ЗАВТРА, В 12 -00 ЧАСОВ БУДЕТ ЗАПУЩЕН ИВЕНТ
        «БИТВА С РЕЧНЫМ БОГОМ».
        ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИВЕНТА УЧАСТНИКАМ БУДЕТ НАЧИСЛЯТЬСЯ УТРОЕННЫЙ ОПЫТ. ИГРОКОВ, ПРИНЯВШИХ УЧАСТИЕ В ИВЕНТЕ, ПОМИМО ПОЛУЧЕНИЯ ОПЫТА ОЖИДАЕТ НАГРАДА В ДЕСЯТЬ ЗОЛОТЫХ МОНЕТ. ЛИШЬ ИГРОКИ, НАХОДЯЩИЕСЯ В УЧЕБНОЙ ЛОКАЦИИ СМОГУТ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ИВЕНТЕ. НА ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИВЕНТА ОГРАНИЧЕНИЕ В ПОЛУЧЕНИИ УРОВНЕЙ В ЛОКАЦИИ БУДЕТ СНЯТО.
        УРОВЕНЬ ИГРОКОВ ДЛЯ УЧАСТИЯ В ИВЕНТЕ С 1 ПО 100.
        - Ничего себе! Разрабы на нашем рейде в «песочнице» ивент замутили! - раздались кругом голоса.
        - Такого никогда не было!
        - А кто лидером рейда будет?
        - Кто, кто, конь в пальто. Безумный Макс всё замутил, он и будет.
        - Да, он всё придумал, ему и быть.
        Так я и стал рейд-лидером.
        - Внимание! - я поднял руку.
        Шум в толпе быстро затих.
        - Рекомендую сегодня всем посетить магазин и приобрести там необходимую экипировку. Особо акцентирую внимание на то, что в рейд необходимо взять верёвки и лопаты. Сбор рейда завтра, на лугу у деревни, в девять утра. Пожалуйста, сообщите тем, кто находится сейчас офлайн. Очень будет жаль ваших товарищей, которые не смогут воспользоваться уникальным предложением и принять участие в ивенте. У меня всё.
        Гудящая толпа разбилась сначала на группки, а затем и вовсе покинула деревенскую площадь.
        - Ты думаешь, у нас всё получится? - спросила меня Таурэйвэн, - Всё же это рейд-босс, а игроков хоть и много, но мелковаты они для него.
        - Ага, - добавила Айова, - видели какие у него щупальца? Как брёвна. Махнёт разок, и половина нашего рейда на респ улетит.
        - У меня есть идея, как победить его, - приободрил я девчонок.
        - Какая идея? - спросил Леголаз.
        - Завтра, на месте всё узнаете. Запаситесь верёвками. А сейчас давайте избавимся от этого мешка с экспой. Может быть, на лугу, за деревней, его сожжем?
        - Молодой человек, простите, - вмешался в наш разговор лавочник, который терся неподалеку от нас, - можно я у вас заберу тело за один золотой?
        - Во-первых, я не совсем человек, вернее совсем не человек. А во-вторых, зачем оно вам? - поинтересовался я.
        - Ну, из его шкуры можно пошить одежду, а щупальца тоже могут в хозяйстве пригодиться.
        - Мы с ребятами хотели избавить деревню от трупа. Вон там, на краю деревни костерчик разложили бы, поплясали бы у костра….
        - Ну, хорошо, - вздохнул лавочник, - полтора золотых….
        - Каждому, - поправил я его.
        - Хорошо, каждому, а тушу эту мы сейчас уберём отсюда, - и лавочник кивнул на группу деревенских мужиков рассматривающих убитого монстра.
        - Договорились.
        В мои руки перекочевал кошелек с золотыми монетами.
        НАВЫК ТОРГОВЛИ ПОВЫШЕН НА + 5, - мелькнуло системное сообщение.
        Неплохо, однако, поторговались.
        - И ещё господин дроу, - тронул за локоть меня лавочник, - за то, что вы направили всех этих милых людей в мою лавку, вам полагается у меня скидка тридцать процентов, а в Корнуэле, ваш кредит доверия и соответственно скидка у торговцев составит двадцать процентов.
        А вот это отличная новость.
        - Спасибо, дружище, - поблагодарил я улыбающегося лавочника.
        Разделив между собой монеты, мы отправились в деревенский трактир ужинать, а заодно праздновать сегодняшнюю победу.
        * * * * *
        Султанат. Корнуэл. Городская площадь.
        Сообщение, об объявленном в «песочнице» ивенте, застигло Дейенерис на площади, когда она, со своими людьми, пробивалась сквозь торгующую толпу в её рыночной части.
        Внезапно в один миг, сотни игроков, шевеля губами, замерли, вглядываясь в голубое небо.
        А потом площадь буквально взорвалась.
        Кругом главы «Степных волков» замелькали недовольные негодующие лица.
        - Надо же, ивент в «песочнице» замутили…
        - С каких это пор такое там?
        - При мне такого не было.
        - Как попасть туда?
        Многие из игроков устремились к арке телепорта, чтобы попробовать попасть в «песочницу».
        Вместе с ними, увлекаемая людским потоком, отправилась туда и Дейенерис, но уже по своим причинам. Двигалась она в потоке игроков обособленно, под охраной своих дюжих молодцов, сдерживающих стальными мускулами восьмидесятых уровней натиск толпы.
        Когда она добралась до арки телепорта, привратник с пеной у рта доказывал что-то столпившимся вокруг него игрокам.
        - Давай, отправляй в «песочницу» бро, нас.
        - Да не могу я, не взяли вы в своё время квест, прокачались на зверушках, а теперь извините. Со своими пятидесятыми уровнями вас теперь телепорт не пропустит.
        - Что, и вариантов нет?
        - Ну почему, нет? - хитро прищурился привратник, - до вечера посливайте свои уровни до четырнадцатого, и тогда сможете зайти.
        - Да ну нафик! - заволновалась вокруг толпа, - Мы столько корячились, набивая уровни и прокачивая профы, а ты говоришь слить.
        - Дьявол с ним, с этим ивентом, всё равно они его не пройдут. Шутка сказать сотый уровень босса. Пошли ребят, сейчас рейд на Царя скорпионов собирается, ещё успеем.
        Толпа постепенно рассосалась и возле телепорта осталась стоять Дейенерис со своей охраной, да ещё два малозаметных субъекта.
        Харбер, следующий как тень за своей начальницей, сделал знак субъектам и те подошли.
        - Результаты? - задала вопрос им Дейенерис.
        - Результатов ноль, командир. Из песочницы никто похожий на разыскиваемого дроу не выходил.
        - Сколько он уже находится там? - обратилась Дейенерис к Харберу.
        - Заканчиваются вторые сутки. Ещё минимум десять дней он будет там.
        - Будет. Только если….
        - Что только?
        - Только если он не сможет прокачаться там быстрее этого срока. Что если с его помощью админы замутили этот ивент?
        - Как это возможно?
        - Как как…. Я ничему не удивлюсь, если говорить об этом дроу. Он же смог подружиться с гаргарейном. Достань мне его Харбер.
        - Достану дорогая Дейенерис. Обещаю достать.
        - Усильте наблюдение за порталом. Этих двоих здесь явно недостаточно.
        - Хорошо. Определю сегодня звено Стерегущего.
        Внезапно их разговор был бесцеремонно прерван.
        - Что стали столбом? Сами не идёте, так дайте дорогу другим в «песочницу».
        Топовые игроки даже оторопели от такой бесцеремонной наглости.
        Напротив их стояла целая толпа малышей, второго уровня.
        Дейенерис машинально посторонилась, давая проход к телепорту целой ораве жаждущих получения опыта начальных игроков.
        - И приложить нельзя наглецов, - возмутился Харбер, - вот молодёжь пошла.
        - Да уж, того и гляди нас подвинут.
        - Ну, это уж мы посмотрим. Сами кого хочешь подвинем.
        * * * * *
        Деревня Селезнёвка, «Песочница».
        Настало утро грядущей битвы. Об этом торжественно прогорланили деревенские петухи.
        Мы не сильно спеша собрались, плотно позавтракали и уже после этого направились к месту сбора рейда.
        Когда мы прошли через всю деревню к месту сбора, то не узнали деревенский луг.
        На всём его протяжении выстраивались в колонны отряды игроков. Выбранные старшие составляли списки своих отрядов, распределяли основные ударные силы и группы поддержки.
        Завидя нас, с докладами к нам поспешили вновь избранные командиры.
        Всего было сформировано семь отрядов по пятьдесят игроков. Спешащие от телепорта опоздавшие игроки зачислялись в последний, восьмой, отряд.
        Я спешно принимал игроков по спискам в рейдовую группу. Согласно правилам игры в рейде могло участвовать не больше одной тысячи игроков. У нас, к моменту выхода, набралось четыреста двадцать семь игроков. Половина рейда.
        - Вот это силища! - восторженно сказала Перчинка, глядя на разворачивающиеся в походные колонны отряды игроков.
        - Силища… - скептически возразила Таурэйвэн, - будь они хотя бы сорокового уровня, можно было бы употребить этот термин.
        - Если мы сделаем всё по уму, то эти ребята скажут своё слово в уничтожении Малфрода, - приободрил я эльфийку. - Пока всё идет, так как надо.
        - Скажи что-нибудь им, Макс, - попросил меня Леголаз, - напутствуй так сказать.
        Я вышел вперёд и оглядел передние ряды нашего воинства. Все игроки «песочницы» собрались здесь. Даже те, кого не было накануне в деревне.
        - Друзья! Соратники! - крикнул я, и мой голос разнёсся над притихшим строем игроков, - Наступил тот день, который запомнит всё наше игровое сообщество! Ибо, впервые игроки «песочницы» собрались вместе, чтобы отправиться в рейд! Первый рейд в нашей игровой жизни! И вы это рейд запомните навсегда!
        - Даа!!!!!! - разнёсся слитный голос сотен глоток игроков над утренним лугом.
        От этого возгласа в деревне взвились в небо стаи голубей и воробьёв, а испуганные жители стали выглядывать в окна - не случилось ли где беда?
        - Пусть даже наш рейд завершится неудачей, но никто не сможет упрекнуть нас, что имея возможность участвовать в нём, мы трусливо отказались, и ушли бить вот таких вот мелких зверушек! Да?!! - и я указал на мирно пощипывающего травку у моей ноги зайца.
        Косой испуганно покосился на меня, и как бы поняв, что сейчас говорили о нём, счёл возможным ретироваться в густую траву, подальше от моего указующего на него перста.
        - Даааа!!!! - вновь взревел строй игроков.
        - А теперь, нале-во! К торжественному маршу! По-ротно! Правое плечо вперёд! Шагом марш!!!
        И строй игроков, топча ногами траву, пришёл в движение.
        - Может песню? - спросил меня Леголаз.
        - Можно и песню.
        - Понял! - крикнул стрелок и умчался к первому отряду.
        Вскоре над головным отрядом зазвенела песня американских морских пехотинцев, исполняемая несколькими голосами. Видно кто-то из игроков до недавнего времени служил в морской пехоте, либо ещё служит.
        «Ну, надо же, - хмыкнул я, - не только в нашей армии любят строевую песню».
        Вскоре песню подхватила вся колонна игроков. Я за незнанием слов молчал, делая вид, что занят составлением плана проведения рейда. Не хватало ещё мне спалиться и показать всем, что я не американец.
        Но когда наш рейд отбарабанил половину пути до озера, песни стихли сами собой.
        Теперь можно было отдать инструкции.
        Передав по цепочке приказ об остановке, я сам поспешил в голову рейда.
        Вскоре во все ротные коробки игроков прибыли посыльные с приказом командирам собраться в голове колонны.
        Через четверть часа, рядом с моей группой стояли восемь командиров отрядов.
        - Господа, обратился я к выстроившимся напротив меня мужчинам и женщинам, - Мы почти достигли места обитания Малфрода. С этого момента прошу вас и ваших подчинённых соблюдать тишину. Рейд-босс обитает в озере, образовавшемся на месте пересохшего русла местной речушки. Это озеро Малфрод создал сам, построив на месте речного русла запруду из человеческих тел. Вода - это его среда, и там он полный хозяин. Победить его на воде просто невозможно.
        - И что нам делать? - спросила меня девушка с внешностью метиски.
        - Делаем просто, мы лишим его преимущества. Для этого есть два способа. Первый способ, выманить его на сушу и атаковать там, но в этом случае, вероятнее всего погибнут все игроки.
        - А второй?
        - Второй способ менее болезненный, но более трудоёмкий. Чтобы применить его, необходимо иметь крепкий желудок и хорошие нервы, ибо то, что вы увидите возле озера, может повергнуть в шок и послужить поводом к записи на приём к вашему психиатру.
        - Ясно, - выразил общее мнение ширококостный минотавр 14 уровня, - лучше сохранить людей, пожертвовав своим желудком. Веди нас вперёд, не зря же мы прервали кач и отправились на край света.
        - Хорошо, тогда выдвигаемся через пять минут, соблюдая тишину.
        С этого момента рейд двигался в полном молчании. Стихли даже обычные шутки и разговоры внутри отрядов, да и обстановка способствовала этому. Погода испортилась. Серые тучи заполнили небо, из-за чего оно казалось ниже, чем обычно.
        Пошёл мелкий моросящий дождь.
        Я шёл в голове рейда и прокладывал курс, лавируя между стволов деревьев.
        Наконец мы прибыли на место.
        С высоты холма сотни глаз игроков изучали озеро в поисках рейд-босса. Но Малфрода рядом с берегом не было.
        Я спустился к воде и стал внимательно осматривать каждый закуток озера. Знакомую рощу щупальцев я обнаружил рядом с правым берегом, в пятистах метрах от плотины.
        Рейд-босс покачивался на поверхности озера, представ перед нами во всём своём грозном величии и мощи, и показывая, как тщетны наши надежды одолеть его. Мощные щупальца речного бога с лёгкостью выкорчёвывали затопленные деревья.
        Мне отсюда было видно, что некоторые игроки усомнились в нашей победе.
        Я жестом подозвал к себе командиров отрядов и отдал распоряжение вести отряды за мной.
        Пришла пора показать игрокам плотину.
        Когда мы подошли к плотине, игроки замерли, не веря своим глазам.
        Если до этого игроки были поражены увиденным зрелищем рейд-босса локации, то плотина, выстроенная из человеческих тел, просто потрясла их.
        - Да разве такое возможно? Тем более здесь, в «песочнице»? - спрашивала одна из начинающих волшебниц.
        - Это же настоящий хард-кор, - вторил ей её товарищ, широкоплечий бородатый гном.
        - Это же у кого из разрабов хватило больной фантазии, соорудить в «песочнице» ТАКУЮ плотину?!! - поддержал их лесной эльф.
        И такие разговоры шли по всему строю игроков.
        Я решил, что уже достаточно нагнетено драматизма и вышел вперёд.
        - Внимание, друзья! Всё что вы сейчас видите перед собой, является не плодом больной фантазии разработчиков игры. Это часть игрового процесса. А точнее эту плотину сложил сам речной бог!
        - А что, мы разве можем справиться с ним? - раздался вопрос из центра строя, - Посмотрите ведь тут тела НПС пятидесятого уровня, и их тут не один десяток, их тут сотни.
        - Не так страшен чёрт, как его малютка, - возразил я ему, - малютку вы уже видели вчера, а с чёртом мы разберёмся сегодня!
        - И каким же образом? - спросила воительница десятого уровня из первого ряда игроков, облачённая в тусклую броню.
        - Есть один способ справиться с Малфродом. Он, как и все водные жители, чрезвычайно силён в своей стихии, и справиться с ним практически невозможно. Но окажись на суше, и он окажется беспомощным.
        - Правильно, - крикнул вихрастый парнишка-стрелок из второго ряда, - выманим его на берег и расправимся с ним на земле.
        - Ага, - возразил ему его сосед, орк, - Даже если мы ему и наваляем на берегу, что весьма сомнительно, то в любой момент он может удрать назад в озеро, и нам опять придётся начинать всё сначала.
        - Не придётся! - возразил я орку, и игроки с надеждой уставились на меня, - Не придётся, если мы разрушим вот эту плотину! Вода уйдёт из озера по старому руслу и Малфрод останется на земле! Вы поняли мою мысль?
        - Ты намекаешь на то, что мы сможем победить рейд-босса, не пролив ни капли нашей крови?
        - Кровь будет, но надеюсь, это будет не наша кровь, а Малфрода. Но вы правильно думаете, что мы можем победить. И я прямо об этом говорю! Мы сможем победить его нашими общими усилиями!
        - Даа!!! - разразился криками строй игроков.
        - Все захватили с собой верёвки, лопаты?
        - Да!!!
        Я достал свой моток верёвки и потряс им в воздухе.
        - Вот сейчас наше оружие! Лопатами углубляем дно речного русла, верёвки привязываем к телам погибших! Приступили!
        - Да!!! - закричала дружно толпа игроков и бросилась к плотине.
        И закипела работа.
        Конечно, наши силы были, безусловно, малы, но энтузиазм и желание победить самого первого эпического рейд-босса в «песочнице» сделали своё дело.
        Сначала игроки бросились углублять речное дно, подкапываясь под самую плотину. Конечно, работать рядом со страшной запрудой было многим не по себе, но как говорится «за компанию, и еврей повесился». Охваченные единым порывом, игроки спешно копали, углубляясь в речной песок почти на полный рост. Ширина выкопанного канала составила пятнадцать метров, а длина почти сотня.
        Через пять часов непрекращающейся работы, когда полоска выносливости почти у всех уже ушла в ноль, углубленный канал был готов. Теперь оставалось лишь разрушить плотину. Сделать это надо было так, чтобы Малфрод не смог вовремя заметить, что уровень воды в озере снижается.
        После короткого отдыха, в самом центре плотины, к каждому покойнику игроки привязали концы двух-трёх крепких веревок.
        Взяв в руки верёвки, одна половина рейда заняла место у плотины с одной стороны, вторая - с другой.
        Когда всё было готово, я поднял вверх руку. По моему сигналу сотни игроков, принялись тянуть верёвки к себе изо всех сил.
        Сначала ничего не происходило. Но затем более физически крепкие гномы, смогли вытащить из плотины одно тело, за ним другое.
        И пошло….
        Освобождённая от плена вода сначала вырвалась небольшой струйкой, а затем струек стало больше, напор их усилился, и теперь она уже сама помогала нам разрушать стены своей темницы.
        Вода, подобно ревущему паровозу, несущемуся на всех парах, разрушила плотину и нашла себе выход в углублённом русле реки.
        К этому времени все участники рейда успели подняться на безопасную высоту сопок.
        Изменения произошли и в погоде - подувший нам в спины ветер разогнал низкую облачность, и в небе показалось солнце, которое стало по-летнему припекать.
        За полчаса, уровень воды в озере снизился почти на два метра и не собирался на этом останавливаться.
        Страшная плотина из трупов перестала существовать. Тела погибших были унесены речным потоком в сторону деревни. Будет теперь деревенским работа собирать по округе трупы и предавать их погребению.
        Окончательно вода сошла только через пять часов. За это время игроки успели отдохнуть, перекусить и приготовиться к предстоящему сражению.
        Когда поток убегающей воды стабилизировался и вернулся в норму, рейд снова построился на правом берегу реки, но теперь уже в боевом порядке.
        Впереди заняли места тяжеловооруженные и бронированные игроки-танки. Сверкая начищенной бронёй и щитами, они готовы были принять на себя удары разъярённого монстра. Следом за ними выстроились роги, быстрые и смертоносные бойцы, а за ними стрелки. Замыкали строй маги и жрецы в развивающихся цветочных хламидах.
        - Вперёд, к победе! - крикнул рейд-лидер, и стальная стена неторопливо, чеканя шаг, двинулась вперёд.
        Конечно, была опасность, что речной бог, смог укрыться в каком-нибудь овраге, полном озерной воды, и нам пришлось бы встретиться с ним лицом к лицу во всей его мощи, но, слава богу, обошлось.
        Мы нашли рейд-босса.
        Да, былой мощи и силы в нём за это время явно поубавилось. Тяжело дышащее тело речного гиганта ещё подавало признаки жизни, но жаркие лучи солнца делали своё губительное дело. Щупальца Малфрода едва шевелились.
        Мне даже как-то стало жалко речного бога.
        Увидев эту картину, игроки пришли в радостное возбуждение - у нас появилась реальная возможность закончить удачно рейд.
        Отряды игроков окружили рейд-босса, и танки уже были готовы вступить в бой, когда я вспомнил об уникальной способности Малфрода.
        - Стоять!!! - заорал я, и уже готовые шагнуть закованные в сталь линии игроков покачнувшись замерли, так и не сделав вперёд роковой шаг.
        Я громко крикнул:
        - Внимание!!! Одно из умений рейд-босса - парализация! Поэтому сначала в бой вступают стрелки и АОЕ-маги, танки же находятся в готовности отразить ответные удары рейд-босса! Понеслась!!!
        Из-за спин танков в небо взвились сотни стрел, а небеса полыхнули зарницами молний. Одновременно в сторону рейд-босса полетели огненные шары и ледяные копья.
        Град ударов обрушился на ослабевшего речного бога.
        Шкала жизни Малфрода вздрогнула и потихоньку стала снижаться.
        До этого момента едва подающие жизнь щупальца эпического босса зашевелились и поползли в сторону стрелков и магов. Но на их пути встали ряды танков и рог. Скрываясь за ростовыми щитами, танки кромсали ползущие щупальца мечами и секирами, а роги наносили молниеносные удары дагами и кинжалами.
        Жрецам и лекарям тоже нашлась работа. Жрецы накладывали на танков бафы, временно увеличивая их силы, и дебафы на рейд-босса. Правда, в действенности последних я усомнился, ибо уровень рейд-босса с лёгкостью позволял игнорировать их. Хилы же постоянно лечили передние ряды игроков. В общем, шла обычная рейдовая работа.
        Постепенно линия жизни рейд босса просела до пятидесяти процентов, и тут босс применил своё первое специальное умение. Щупальца гиганта взвились высоко вверх, на мгновение задержались, наливаясь синим пламенем, а затем резко рухнули на землю. От удара земля содрогнулась и многие из игроков попадали на землю с хорошо просевшей полоской жизни. Хорошо, что хилы были наготове и успели кинуть массовые заклинания исцеления на игроков.
        У босса пошёл откат. Не теряя ни секунды драгоценного времени, танки и роги кинулись вперёд, нанося по боссу беспрестанные удары своим оружием.
        Полоска жизни рейд-босса покатилась вниз и замерла на двадцати пяти процентах.
        Босс стал готовиться к новой атаке.
        - Все назад! - крикнул я, - Внимание! Сейчас будет новая атака!
        Игроки отхлынули от босса назад.
        Упавшие было, щупальца рейд-босса вновь приподнялись, и речной бог стал медленно вращаться вокруг своей оси, закручиваясь в одну большую тугую спираль. Цвет их из пепельно-серого приобрёл ослепительно белый цвет.
        Хорошо, что Малфрод, ослабленный солнцем и лишенный подпитки своей среды, не смог ударить в полную силу.
        Дойдя до предельной точки сжатия, рейд-босс стал вращаться в обратную сторону, разбросав свои мерцающие щупальца далеко в стороны.
        Но игроки были уже наготове. Они вовремя отошли на прежние рубежи и приготовились к отражению атаки.
        Вращаясь, подобно огромному вентилятору, Малфрод сдвинулся с места и поплыл к нам.
        - Всем лечь на землю! - крикнул я.
        Все дружно попадали на засохший ил.
        Зазубренные щупальца речного бога вращались, будто огромные серпы. Они пролетали над головами рейда, срывая лёгкие шляпы с голов магов и рог, и гоняли их по всему театру военных действий.
        Кто-то, спеша подхватить взлетевший в воздух головной убор приподнялся, но потеряв голову от удара щупальца, улетел на респ.
        Ну, конечно, кто-то их игроков допустил досадную ошибку. Дойти почти до конца сражения и из-за нелепости лишиться возможности участвовать дальше в сражении….
        Будем надеяться, что вернуться к финалу схватки он всё же успеет, благо точка воскрешения находится не так далеко отсюда.
        Но, наконец, и этот супер-удар Малфрода закончился. Вскочив на ноги, игроки кинулись к нему в последнюю атаку. К ним присоединялись и те, кто за время сражения улетел на респ, но смог быстро вернуться к месту сражения.
        И вот, наконец, у рейд-босса осталось всего пять процентов жизни.
        - Поднажмём ребята!!! - крикнул я, и с удвоенной силой стал наносить удары кинжалами в склизкое тело речного гиганта. Вокруг меня засверкали размытые в быстром движении серебристые полосы стали.
        Огромная туша Малфрода буквально истекала голубой кровью.
        Небо с новой силой вспыхнуло различными цветовыми оттенками, как при северном сиянии, низвергая магию заклинаний на рейд-босса. У некоторых стрелков от перегрева пришла в негодность тетива, и они, отбросив луки в стороны, бросались на Малфрода с небольшими кинжалами. Гномы, с их огромными не по росту секирами, орудовали ими не хуже мясников из мясной лавки.
        Это была поистине эпическая сражение. Все понимали, что ещё чуть-чуть, ещё немного усилий, и мы победим.
        Но тут, когда у Малфрода остался последний процент жизни, щупальца речного гиганта стали вновь подниматься для очередного супер-удара.
        Мы понимали, что ещё один такой удар мы можем и не пережить. В отчаянии игроки остервенело наносили удары по речному богу, выкинув из головы мысли, что может быть это последние секунды в их теперешней жизни, и они вот-вот могут отправиться на перерождение.
        И вдруг небо полыхнуло золотым огнём.
        ВНИМАНИЕ!
        В СТАРТОВОЙ ЛОКАЦИИ ПОВЕРЖЕН РЕЙД-БОСС МАЛФРОД.
        ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СРАЖЕНИЯ УЧАСТНИКАМ ИВЕНТА ПОМИМО УЖЕ ОБЪЯВЛЕННОЙ НАГРАДЫ ПРИСВАИВАЕТСЯ ТИТУЛ «ЗОЛОТОГО ЛЕГИОНЕРА».
        ИВЕНТ «БИТВА С РЕЧНЫМ БОГОМ» СЧИТАЕТСЯ ЗАВЕРШЕННЫМ.
        Как светлячки вокруг меня стали вспыхивать игроки, получая очередные уровни. Мама дорогая, ни одного из них не было меньше семнадцатого уровня.
        Отовсюду слышались восторженные крики игроков, которые поднимались в среднем на пятнадцать уровней и больше.
        Я и сам с удовольствием смотрел на свой двадцать четвёртый уровень.
        - А где Безумный Макс?!! - вдруг услышал я голоса участников рейда.
        Я счёл благоразумным затеряться в толпе, но меня уже вычислили.
        - Да вот он, скромняга.
        - А ну, качай его ребята!!!
        Меня подхватили на руки и подбросили высоко вверх. Честно говоря, у меня сердце ушло в пятки, но напрасно. Ребята были молодцы - за пять минут подбрасывания в воздух, меня ни разу не уронили.
        - Спасибо, друзья!
        Меня хлопали по плечам, обнимали, поздравляли с победой. Большинство игроков из нашего рейда, оказывается, занесли меня в списки друзей, что я тоже с удовольствием делал. Ничто не сближает так людей как общая победа, разве что ещё общее горе. Но, слава богу, его у нас не было.
        Мои друзья тоже заметно подросли в уровнях. Перчинка с Леголазом получили семнадцатый уровень, Айова и Таурэйвэн - тридцатый. Но как-то особой радости от этого я в глазах своих друзей не замечал.
        - Ребят, что случилось? - спросил я, обнимая каждого из них, - Сейчас в Селезнёвку, за наградой, а потом в Корнуэл. Всё, «песочница» закончилась.
        - Вот именно, - понурив голову, сказал Леголаз, - закончилась. И наша кампания распадётся. А вы все мне стали очень дороги.
        - Да, - шмыгнув носиком, поддержала стрелка Айова, - я не хочу вас потерять.
        - Присоединяюсь, - поддержала подругу Таурэйвэн, - вы стали для меня как семья.
        Перчинка тут уже не выдержала и взахлёб разревелась.
        Нужно было менять ситуацию в корне.
        - А ну все стоп! Перестать реветь и шмыгать носами! - сделав зверское лицо, скомандовал я, - Кто вам сказал, что мы должны разбежаться в разные стороны? Об этом никто речи и не ведёт.
        - А что, разве нет? - спросила чуток успокоившаяся Перчинка, - разве мы когда выйдет из телепорта, не разбежимся по своим делам?
        - Конечно, разбежимся, - ответил я нашей колдунье, - у нас разные уровни, разные цели и задания, будут разные локации для прокачки, но мы всегда будем едины, мы всегда будем на связи друг с другом. И всегда придём друг к другу на помощь. Правда?
        - Правда! - поддержал меня Леголаз, который уже взял себя в руки.
        - Ребят, - спросила вдруг Таурэйвэн, - а что если нам не разбегаться? Что если нам создать свою гильдию?
        - А что, - поддержал я девушку, - мысль неплохая. Так мы действительно будем вместе. На регистрацию гильдии у меня есть золотые. Вы как, друзья, поддерживаете?
        Вся наша группа была только за. Последовало короткое братание, с тесными объятиями и смущенными от этого лицами. Но смущение быстро рассеялось, и теперь только радость светилась на них.
        - А как гильдию назовём? - спросила вдруг Айова и все почему-то посмотрели на меня.
        - Давайте назовём «Золотой легион», как наши новые титулы. Как вам такое название? - подумав несколько секунд, сказал я.
        - А что, звучит очень круто, - поддержал меня Леголаз, - Ребята, как вам?
        - Как только выйдем в город, сразу дуй регистрировать «Золотой легион», - высказала общую мысль Таурэйвэн, - а то ещё кто-нибудь до этого додумается. Будешь нашим кланлидом.
        - Ребят, увольте, не хочу я быть кланлидом - запротестовал я, - у меня другая цель в игре. Могу быть одним из заместителей. Кланлидом предлагаю Таурэйвэн.
        Никто не возражал насчет моего предложения.
        - Тогда сейчас в Селезнёвку, за наградой, а потом мы с Таурэйвэн идем регистрировать гильдию.
        Глава 9 Сокровища империи
        Вернуться в деревню со всеми игроками у нас не получилось. Айова с Таурэйвэн отошли по женским делам в дальние кустики, а чуть позже за ними убежала и Перчинка. Нам же с Леголазом досталась участь дожидаться их.
        От нечего делать мы стали бросать палки и камни в один из бочагов, остававшихся на месте дна сошедшего озера. Добросались до того, что вода в омуте взбаламутилась, пошла кругами и посреди него раздался сильный всплеск.
        На всякий случай мы со стрелком отошли от омута подальше - мало ли кто мог там жить. Показываться хозяин бочага не счёл необходимым. Скорее всего, это была одна из рыбин, обитающих в реке. Но проверять, что это была за рыба, мы не решились.
        - Сюда бы вернуться с удочкой, порыбачить, - мечтательно протянул Леголаз.
        - Да, - подтвердил я, - было бы неплохо. Палаточка, мангальчик, девочки…. Жаль, что мы не сможем вернуться в «песочницу», когда выйдем отсюда.
        - Точно, но, наверняка в большом мире есть такие же живописные места как эти.
        - Наверняка есть. Но сейчас эти живописные места кажутся мне достаточно мрачными, - и я кивнул головой на реку, затягиваемую предвечерним туманом.
        - Что-то девчонок долго нет….
        - Давай пойдём, посмотрим.
        Как бы в подтверждение, из той стороны, куда ушли девушки донёсся женский крик.
        Мы переглянулись и, не сговариваясь, бросились бежать.
        Лавируя между озерцами воды, мы уже почти добрались до границы кустарника, когда нам навстречу выбежала Перчинка.
        - Скорее, помогите! Там Таурэйвэн! Айова её еле держит….
        Вломившись в кустарник с грацией кабана, мы выскочили на небольшую полянку, окружённую со всех сторон порослью молодого орешника.
        Сама полянка располагалась на вершине небольшой сопки.
        Прямо посреди заросшего кустами орешника холма земля раздавалась широкой трещиной. Орешник, вплотную подступавший к провалу с нашей стороны, скрывал её от нас до самого последнего момента. Не ожидая такой подставы, я чуть было не улетел в него, но вовремя смог затормозить на самом краю и перехватить бегущего следом за мной Леголаза.
        Возле трещины на животе лежала Айова и из последних сил держала за руку Таурэйвэн, упавшую в провал.
        Я бросился к девушкам и успел перехватить Таурэйвэн за запястье, когда онемевшие пальцы Айовы разжались. Под тяжестью тела эльфийки меня резко потянуло вниз, но тут ко мне на помощь пришёл Леголаз.
        Вдвоём нам удалось быстро вытащить попавшую в западню девушку.
        - Что случилось? - спросил я эльфийку.
        Оказывается, покончив со своими женскими делами, Таурэйвэн отправилась в чащу кустов набрать для нас орехов и не заметила, как земля ушла из-под ног. Только чудом эльфийка успела вцепиться в нижнюю ветку куста орешника.
        Хорошо, что Айова была недалеко. Она прибежала на крик Таурэйвэн и успела схватить соскальзывающие с ветки пальцы эльфийки. Этот крик мы и услышали с Леголазом. Тут подоспела и Перчинка.
        Айова приказала ей бежать за помощью.
        - Ты в порядке? - спросил я дрожащую эльфийку.
        - Ничего, только холодно что-то.
        Я снял с себя плащ и накинул на плечи девушке.
        - Ты ещё легко отделалась. Если бы больше статов на ловкость кидала, этого бы не случилось, - нахмурившись, сказал Леголаз, глядя на перепачканную в земле девушку.
        Таурэйвэн с обидой взглянула на стрелка, и чуть было не разрыдалась.
        Я приобнял за плечи девушку.
        - Ну-ну Таури, не расстраивайся, с кем не бывает. Ты же не видела, что находится за кустами.
        Таурэйвэн уткнулась лицом ко мне в грудь и, всхлипывая, затихла.
        Пользуясь тем, что эльфийка не видит, я покрутил пальцем у виска, показывая Леголазу, мол, что ты мелешь приятель….
        Леголаз виновато хлопнул себя по лбу и подошёл к нам.
        - Таури, прости меня, я это не подумавши сказал.
        - Ладно, - шмыгая носиком, простила стрелка Таурэйвэн, - Прощаю на первый раз.
        Тут же к эльфийке подошли и Айва с Перчинкой.
        Пока ребята утешали Таурэйвэн, я подошёл к расселине на поляне и присев на корточки, стал рассматривать её.
        Расщелина была узкая и не длинная, но вот глубина её поражала - дно её сверху совершенно не просматривалось. Я поднял с земли камень и бросил его вниз. Сначала ничего не было слышно, а затем, спустя три секунды раздался звук удара камня о дно. Глубина ямы где-то метров пятнадцать.
        На противоположной стороне провала я заметил торчащий из стены большой плоский камень. Я обошёл по периметру трещину и заглянул в провал. В сантиметрах тридцати ниже камня, из стены торчал ещё один камень, а дальше ещё один и так дальше…
        Любопытно. По расположению камней похоже на лестницу.
        - Ребята, - позвал я друзей, - а яма то, в которую свалилась Таури, похоже, с секретом.
        Меня окружили со всех сторон.
        - Точно, смотрите, каменные ступени идут вниз.
        - А давайте проверим, что там? - предложила Перчинка.
        - Я спущусь, и осмотрю там всё, - сказал я.
        Достав из сумки моток верёвки, я привязал один конец к тонкому стволу ближней осины, а второй обвязал вокруг своей талии. Сунув несколько сухих веток в сумку и махнув рукой на прощание, я стал осторожно спускаться в трещину.
        Прижимаясь грудью к влажной стене и нащупывая ногами очередную прячущуюся во тьме ступеньку, я начал свой спуск.
        Не знаю, сколько времени продолжался мой спуск. Мне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем я поставил ногу на твёрдую поверхность дна расщелины.
        Соорудив из палки и ветоши импровизированный факел, я с помощью кресала и огнива разжёг его.
        Свет огня разогнал по сторонам обступающий меня мрак.
        Я находился в небольшой пещере размером три на пять метров. Воздух на дне ямы пах сыростью и плесенью.
        Подняв голову вверх, я увидел уходящие вверх влажные земляные стены, голубое пятнышко неба и на его фоне склонившиеся над провалом головы моих друзей.
        - Всё в порядке, я на месте! - крикнул я им.
        Я поднял повыше факел и осмотрелся. На первый взгляд самая обычная пещера - отвесные стены с растущими кое-где гроздьями мелких оранжевых грибов, пучки белого мха на земляном полу и омерзительного вида насекомые ползающие в этом самом мхе.
        Моё внимание привлекли беспорядочно валяющиеся в дальнем углу пещеры мешки, ящики и коробки. Рядом лежали тела нескольких людей. Не было похоже на то, что я наткнулся на склад контрабандистов.
        Однако общеизвестно, что после убийства рейд-босса, если хорошо поискать, можно найти припрятанные им сокровища. Думаю, именно здесь и хранил свои сокровища Малфрод.
        Я насчитал двенадцать ящиков и коробок различных размеров.
        В больших ящиках я нашел аккуратно сложенные парадные имперские костюмы. Было бы странно видеть их здесь, если бы я не знал о плотине сложенной из человеческих тел. Костюмы были изрядно подпорчены водой, и даже просушка им вряд ли бы помогла. Поэтому я не стал дальше в них копаться, а обратил внимание на ящики и ларцы размером поменьше.
        В одном из таких ларцов я нашел драгоценности. Отборные алмазы и рубины, сапфиры и турмалины, вставленные в оправы ожерелий, колец и серёг, переливались фантастическими расцветками в свете колыхающего пламени факела. Вот так находка! Найденные драгоценности могли бы вполне окупить наши затраты по созданию гильдии. Нужно только удачно обменять их на золотые монеты.
        В маленькой герметичной шкатулке я обнаружил свёрнутый в трубочку пергамент. Развернув его, я понял, что это была верительная грамота выписанная императором Торком. Теперь я знал, кто послужил фундаментом ужасной плотины. Это было имперское посольство к султану Амир-хану.
        Значит, продать найденные драгоценности для нас будет затруднительно. Ни в одну ювелирную лавку мы не можем принести эти украшения, не рискуя по доносу быть схваченными гвардейцами султана. Единственное, что могло как-то нас выручить, так это игровой аукцион. Но реальную цену мы там не получим.
        Больше ничего интересного в пещере не было.
        Я уже хотел было возвращаться обратно, когда увидел печать, свисавшую на шелковой верёвочке с шеи одного из тел.
        Разрезав верёвку, я взял печать в руку. На фоне трёх высоких гор был изображён огромный парящий орёл и по кругу надпись «Объединяй и властвуй». Имперский девиз. Печать императора. Очевидно, человек, с которого я снял печать, был очень важной шишкой в империи, и особой, которой император доверил визировать документы от его имени. В землях султаната таким правом мог обладать лишь один человек - чрезвычайный и полномочный посол империи. Значит, если дальше продолжать линию моих рассуждений - тела в плотине принадлежат имперскому посольству, которое направлялось к султану. Но зачем?
        Я стал снова осматривать, уже внимательнее, шкатулки с драгоценностями и бумагами. В той, где были драгоценности, не оказалось ничего интересного, а вот в той, где я нашёл верительную грамоту, оказалось второе дно, под которым я нашёл портрет ослепительной восточной красавицы, на обороте которого я прочитал её имя - принцесса Такка. Сам я её никогда не видел, но знал, что она - дочь султана Амир-хана. Так вот для кого было направлено имперское посольство. Судя по количеству и размеру драгоценных камней, это был свадебный подарок императора принцессе. Значит, пока не женившийся ещё император решил сделать предложение прекрасной принцессе Такке, и таким путём, получить возможность наследовать султанат. А где есть возможность, существуют и способы достижения этого. Например, султан может внезапно умереть и император, как муж принцессы становится хозяином этих земель, а в случае кончины супруги - единовластным правителем почти всего материка. Во всяком случае, независимых крупных государств способных противостоять мощи империи на континенте не останется.
        Здесь надо было подумать и всё хорошенько взвесить.
        Конечно, можно просто избавиться от этих драгоценностей, продав их за полцены на аукционе, но если разыграть по-другому попавшие ко мне в руки карты, то существует перспектива гораздо интереснее провести эту игру. И ставки в этой игре будут очень большие.
        Решено, попробуем сыграть на повышении.
        Оставив позади пещеру, ставшую могилой пятерым имперским вельможам и солдатам, я поднялся наверх по скользкой каменной лестнице.
        Выбравшись наружу, я с помощью ножа, расшатал и вытащил из стены последнюю каменную ступеньку и сбросил её вниз.
        Теперь, если кто-то решит спуститься, сделать это будет ему не так просто.
        Своими мыслями я поделился с друзьями азаодно показал им ларец с драгоценностями.
        Что тут можно сказать….
        Сначала поступило предложение не дурить, а просто продать драгоценности, или, в крайнем случае, разделить их поровну. Пришло оно от Леголаза. Хорошее предложение, но не умное.
        Я объяснил причины, по которым мы не можем так поступить. Когда предложение Леголаза было совместно признано опрометчивым, Таурэйвэн предложила, как я и думал использовать драгоценности для создания гильдии. Тут уже закипели нешуточные споры по этому поводу.
        - Друзья! - перекрывая поднявшийся шум, сказал я, - У меня есть иное предложение. Давайте отнесём драгоценности тому, кому они предназначались.
        Шум спорящих голосов резко стих и на меня посмотрели как на идиота.
        - Все вы знаете, что создание собственной гильдии это скажем недешёвое дело. Взятки, протекции, оформление документов на гильдию - всё это требует немалых расходов. Но отдав сокровища султану, мы получаем неплохие дивиденды - поддержка во дворце, повышение репутации у правителя, в городе и в стране. Возможно, мы получим неплохую награду, и самое главное мы получим возможность создания собственной гильдии.
        Первой откликнулась, как ни странно Перчинка.
        - А что, Макс дело говорит. Деньги - это вода, деньги - это пыль. Продав драгоценности, мы быстро растратим полученные за них деньги. А спустив деньги на создание гильдии, мы тоже не сразу получим от них отдачу. Так что я - за….
        - Мы тоже за, - переглянулись две подружки.
        Оставшийся в меньшинстве Леголаз тоже не долго думал.
        - Присоединяюсь, так даже будет интереснее.
        - Хорошо, - подвёл итог я, - тогда, так и сделаем, из деревни сразу идём во дворец султана. А теперь, ноги в руки и вперёд в Селезнёвку.
        * * * * *
        Деревня Селезнёвка, «Песочница».
        В деревню мы прибыли одними из последних игроков.
        Куда подевалась вечно сонная атмосфера, царившая здесь до недавнего времени? Шум и суета стояли в деревне. Игроки выстраивались в очередь за наградами к складу старосты и в магазин, выходили из трактира, да и просто прогуливались по деревенской улице празднуя победу над рейд-боссом локации.
        Как я и предполагал, деревенские жители устроили на лугу братскую могилу, стаскивая туда принесённых рекой покойников. Издалека можно было видеть возвышавшийся над рекой свеженасыпанный курган. Маг, специально вызванный по этому поводу из Корнуэла, произнёс над захоронением охранное заклятие, чтобы покойники не смогли восстать.
        Квест, по пропаже воды в реке был выполнен.
        Вода заполнила русло реки до старого уровня, и деревенская мельница заработала вновь. Опыта, которого я получил за выполнение заданий, хватило на поднятие двадцать пятого уровня.
        У старосты на складе я выбрал в награду комплект из двух эпических вещей - штанов и куртки и уникальное оружие ближнего боя - заарейские клинки, которые никогда не тупились.
        Мои друзья тоже поправили свою экипировку и ходили в обновках.
        Таурэйвэн щеголяла в новом кожаном костюме, который подчёркивал достоинства её идеальной фигуры.
        Айова с любовью поглядывала на новые эпические латы, а Перчинка кружилась перед зеркалом в новом терракотовом платье и с огромным бантом в волосах.
        Лишь Леголаз долго не мог выбрать себе по специализации подходящие вещи, но и для него нашелся отличный охотничий костюм. Особо он гордился эльфийским луком, выуженным из недр необъятного склада старосты.
        Теперь мы могли отправляться в Корнуэл.
        Пока мы направлялись к телепорту, меня хлопали по плечам, жали руки и говорили много добрых слов совершенно незнакомые нам игроки.
        - Слово! - крикнул кто-то позади меня, - пусть перед отправкой Безумный Макс скажет слово!
        - Да, даёшь напутственную речь! - поддержала его толпа игроков.
        Меня подтолкнули к старой телеге, стоявшей у одного из деревенских заборов.
        Ну что ж, слово, так слово.
        Я вскочил на телегу и, стал в позу, в которой стоял Ленин на броневике. Взяв в одну руку шляпу, я вытянул вверх и вперёд другую руку и крикнул:
        - Товарищи! Революция, которая давно назрела в «песочнице», свершилась! Настал тот момент, когда мы все покидаем эту гостеприимную деревню, ставшую для нас почти родным домом! Здесь мы нашли новых друзей, обрели верных боевых товарищей. В одном строю, вы победили рейд-босса локации и разгадали тайну исчезновения воды в реке. Жители деревни никогда не забудут вас, и подвиг ваш будет ставиться в пример новым игрокам, которые придут на ваше место!
        Я перевёл дыхание и обвёл глазами внимательно слушающую меня толпу игроков.
        - Сейчас мы вместе шагнем за ворота телепорта, и новая жизнь откроется перед нами! Но я прошу вас лишь об одном - никогда не забывайте своих товарищей по рейду и этот момент, момент нашего триумфа! И если будет нужно, приходите на помощь друг другу. На этом митинг, посвящённый нашей великой победе, считаю закрытым! И помните: один за всех, и все за одного!
        ЛИДЕРСТВО ПОВЫСИЛОСЬ НА +5, - не вовремя мелькнуло системное сообщение.
        - А теперь, да здравствует новый мир! Ура, товарищи, ура!
        - Урааа!!! Один за все! Все за одного! - проревела в ответ толпа, и игроки повалили к телепорту.
        Служитель телепорта спешно открывал проход в Корнуэл.
        Я спрыгнул с телеги и вместе с друзьями влился в массу игроков текущую в новый свободный мир.
        * * * * *
        Корнуэл, городская площадь.
        Стоял тёплый весенний день…. Полуденный зной уже сошёл и торговцы, сложив раскрытые в полдень тенты, приступили к послеобеденной торговле. Между торговыми рядами активизировалось воровское братство. Подозрительные личности шныряли по рядам, ловко забираясь в карманы и срезая кошельки у зазевавшихся прохожих.
        Словно ледокол, покрикивая и пуская в ход копья и рукоятки мечей, прокладывала свой путь в толпе городская стража.
        Продавцы, зазывая покупателей, выкрикивали названия своих товаров и хватали за одежду проходящих мимо людей.
        - Кому апельсины! Кому витамины! - перекрывая людской шум, пронёсся над рынком пронзительный мужской голос.
        В общем, это был обычный торговый день на городской площади.
        За крайним столиком в летнем кафе, открытом одним из высокоуровневых игроков, сидела кампания из пяти топовых игроков и лениво потягивала прохладительные напитки. С этого места открывался отличный вид на городской телепорт.
        - Сколько можно… - сказал вдруг квадратный гном, сидевший подле молодой эльфийки, поигрывая своей мощной мускулатурой, - Сколько можно торчать нам тут? Мы, одни из лучших топовых игроков сервера, торчим здесь уже третьи сутки, и ради чего?
        - Ради чего Малколм? - спросил его худощавый эльф с тонкими хищными чертами лица, - Может быть ради того чтобы выполнить приказ нашего командира?
        - Просто это бездействие доконает меня, Стерегущий, - пробурчал в ответ гном и уткнулся в свой стакан.
        - А, в самом деле, зачем Дейенерис этот дроу? - спросила эльфийка, - Он что, такой перспективный новобранец, или здесь что-то другое?
        - Ни на одного перспективного новобранца, Дейенерис не станет тратить своего внимания, Айвен, - вмешался в разговор мужчина лет тридцати со шрамом на щеке, одетый в легкий воинский сет.
        - Не скажи, Шрам, - возразил ему Стерегущий, - судя по тому, что об этом дроу говорит наше командование, с ним мы можем подняться к верхушке топа гильдий.
        - Что, он так крут?
        - Не знаю, но играет он нестандартно.
        - А он хоть симпатичный? - задала вопрос занятая поглощением мороженого, девушка дроу в наряде колдуньи от кутюр.
        - Не так как ты Сиона, - улыбнулся девушке Стерегущий, - хоть он и дроу также как и ты.
        - Ты думаешь, мы его сможем вычислить? - спросила командира Айвен.
        - Безусловно, с нами же Провидец, - и Стерегущий кивнул на соседний столик, за которым сидел длинноволосый мужчина, с длинной бородой, одетый в серую хламиду.
        - Да, от псионика дроу не спрятаться. Вмиг узнает его имя, как бы он его не скрывал.
        Стерегущий взглянул в сторону телепорта, возле которого дежурила пара шпионов гильдии.
        Так как никто из телепорта уже почти сутки не выходил, те расслабились и занимались каждый своим делом. Один из них просматривал объявления на аукционе, второй же чатился в личке со своей подружкой.
        «Надо будет начальству их доложить, как службу несут их подчинённые….»
        Додумать Стерегущий не успел.
        Внезапно арка телепорта озарилась, и оттуда стали выходить игроки.
        Стерегущий не мог поверить своим глазам.
        Игроков было много…. нет, очень много… Их было сотни!!!!
        Игроки, горланящие победные песни и выкрикивающие лозунги буквально за пару минут затопили всю портальную часть площади.
        Стоящие у телепорта незадачливые шпионы гильдии ошарашенно смотрели на сотни игроков проходящих мимо них.
        Где теперь искать этого проклятого дроу? Чтобы его найти, нужен был полный состав гильдии.
        По команде командира звена топовые игроки бросились вниз по лестнице, даже на расплатившись за заказ.
        Ничего, уже завтра счёт за них получит гильдия. Система следила за этим очень строго.
        Маг-псионик как сидел за соседним столиком, так и остался сидеть за ним. Он как никто другой понимал всю тщетность ловли дроу в этой человеческой реке. Хотя бы потому, что со своего места он уже успел заметить с десяток дроу вышедших их телепорта. И неизвестно, сколько их появится ещё, поди определи, какой из них тот, что нужен Дейенерис.
        Я, увлекаемый с друзьями толпой, буквально был вынесен из телепорта.
        Город оказался не готов к нашему прибытию. Обычно из телепорта в день выходил максимум десяток, другой игроков, а сейчас их было почти полтысячи.
        Остановившееся на краю потока звено «Степных волков» было поражено тем, что минимальный уровень игроков выходящих из телепорта был пятнадцатый, а максимальный доходил до тридцатого. Такого на их памяти ещё не было.
        - Мы его не найдём тут! - стараясь пересилить рёв толпы прокричала Сиона.
        Стерегущий только махнул рукой.
        - Едем в гильдию. Нужно доложить об этом главе.
        Выбраться из основной массы игроков мы смогли только на другом конце площади.
        В этом месте основной поток игроков разбивался на несколько. Расходиться никто из нас не собирался, и поэтому, не откладывая дело в долгий ящик, мы решили направиться к дворцу султана.
        Сделав несколько шагов в направлении дворца правителя города, мы затормозили - мимо нас галопом проносились «Степные волки».
        Я успел послать воздушный поцелуй симпатичной колдунье дроу скачущей последней. Та только весело рассмеялась мне и в свою очередь наградила меня таким же жарким поцелуем в ответ.
        Пропустив мчавшуюся кавалькаду, мы нырнули в один из переулков, которыми изобиловал Старый город.
        Дома здесь напоминали дома на Ближнем Востоке. Одноэтажные, с потрескавшимися глиняными стенами и ветхими деревянными ставнями, они будто сошли с фотографий старых арабских городов. По узким переулкам навстречу нам спешили по своим делам местные жители, причём женщины носили закрытую одежду, типа паранджи.
        Уже через полчаса, направляемые картой, мы добрались до дворца султана.
        * * * * *
        Корнуэл. Столица Султаната Амир-хана. Дворец султана….
        Совершающий вечернюю прогулку сиятельный султан Амир-хан в сопровождении своих вельмож и стражи шел по летнему саду.
        Рано пришедшая на земли Султаната весна спустилась на землю цветущими деревьями и коврами первых цветов. От запаха источаемого пробудившимися растениями буквально кружилась голова.
        Только здесь султан бывал счастлив и мог забыть хоть на время о государственных делах.
        Шорох шаркающих сандалий приближённых по садовым каменным плитам отвлекал повелителя от его мыслей, не давая сосредоточиться на главном.
        Амир-хан остановился и сделал знак подданным. Буквально через несколько секунд за спиной властителя не осталось никого кроме четвёрки личных телохранителей султана.
        Вот теперь можно было подумать и о делах. Первая в голову Амир-хана пришла мысль о посольстве Империи, которое должно было уже давно прибыть в Корнуэл. Цель посольства была не ясна султану, и это его немного раздражало, как раздражала любая неопределённость.
        Щебет соловья немного отвлёк повелителя от его беспокойных мыслей, но какой-то неясный шум, доносившийся из-за тонкой стены канцелярии, вновь опустил его с небес на землю.
        Ну что здесь творится? Когда наступит на этой благословенной земле благословенная тишина?
        Султан решительно повернулся и направился в сторону дверей ведущих из сада в приёмный покой канцелярии. Стража молча следовала за своим повелителем.
        Войдя в приёмный зал канцелярии, султан увидел источник шума, привлёкший его внимание. Источником оказался синекожий молодой человек, расы, которую его советники называли дроу. Он вместе со своими друзьями пытался добиться у служащего записи на аудиенцию.
        Дроу, то есть я, уже в который раз попытался втолковать служителю канцелярии всю важность этой встречи.
        - Вы не понимаете, милейший! - настаивал я, - Если султан узнает, что вы не дали донести до него эту важную информацию, вы станете ровно на тридцать сантиметров короче!
        - Передайте её мне, и я решу, достойна ли ваша информация ушей великого султана… - меланхолично отвечал мне служитель.
        - Не тебе её знать, дубина ты стоеросовая, эта информация касается лишь султана! - разозлился я.
        - Потише, - меланхолично проговорил служащий, - или я позову стражу. Неделька в подземных казематах остудит вашу горячую голову.
        - Ваша настойчивость делает вам честь, - услышал я мужской голос позади себя, - действительно ли та информация, которой обладаете вы, является очень важной?
        - Безусловно, очень важной, - подтвердил, не оборачиваясь, я.
        - Вы можете передать её мне, - предложил мне голос за спиной.
        - Я могу передать её лишь сиятельному султану, - раздражённо, в который раз ответил я на подобное предложение.
        И тут я увидел как служитель, горделиво стоявший доселе передо мной, склонился в почтительном поклоне.
        Я обернулся и увидел у себя за спиной высокого тучного мужчину в богатых одеждах, в сопровождении четырёх гвардейцев.
        Передо мной стоял султан, собственной персоной.
        - Ваше Величество, - склонил я почтительно голову.
        - Пройдёмте со мной в сад - сказал Амир-хан и пошел к выходу.
        Один из гвардейцев задержал нас.
        - Ваше оружие придётся оставить здесь.
        Мстительно сунув связку оружия в руки служителя канцелярии, от которой он чуть не присел, мы устремились вслед за султаном.
        Глава 10 Аудиенция
        Красота сада поразила нас. Кругом было море цветов. На клумбах и в оранжереях цвели сотни сортов роз, гиацинтов, пионов и других цветов. Деревья шелестели зелёной листвой, скрывая в себе птиц, порхающих между ветвей. Всё это наполняло сердце восторгом.
        Заметив, какое впечатление произвёл на нас сад, султан поинтересовался:
        - Красиво, не правда ли?
        - Нет слов, ваше королевское Величество. Никогда не видел садов подобно вашему.
        Довольный похвалой султан пригласил нас в одну из беседок. Мы расселись на скамейках, покрытых узорчатыми коврами. Через мгновение, не перестающие низко кланяться, слуги внесли в беседку чай, пиалы со сладостями, мёдом и засахаренными фруктами. Рядом на стол поставили ранние дыни.
        - Угощайтесь, - предложил нам Амир-хан, обведя рукой стол как радушный хозяин.
        Отказывать принять угощение означало нанести хозяину дома кровную обиду, и поэтому я сжал руку Леголаза, готового сообщить султану, что мы уже завтракали.
        - Благодарим вас ваше Величество, с удовольствием.
        Отведав всего понемножку и высказав слова благодарности хозяину дома, мы приступили к основной части нашего разговора.
        - Итак? - спросил нас Амир-хан.
        - Ваше Величество, вам известна деревня на вашей земле, под названием Селезнёвка?
        - Я знаю её.
        - В этой деревне и прилегающих к ней землях повышают свою подготовку странники, которых зовут Шагающими по мирам.
        - Да, и это я знаю, - нахмурился султан, - Земли этой деревни находятся на границе султаната с империей - нашим северным беспокойным соседом. Странники, о которых вы говорите, приносят много пользы в нашей стране. Занимаются разными профессиями, уничтожают на моих землях опасных зверей и монстров.
        - Всё верно ваше Величество, - подхватил и развил я слова султана, - Случилось так, что недавно севернее этой деревни, на границе с империей, объявился опасный монстр, который бесчинствовал на северной границе государства.
        - Вполне это допускаю, но я не вижу причины для особого беспокойства.
        - Минуту ваше Величество. Все мы, - и я указал на своих друзей, - участвовали в рейде по уничтожению этого монстра, его звали ещё речным богом. И обнаружили в том месте плотину, сложенную речным богом из человеческих тел. Все погибшие были имперцы.
        Брови султана изумлённо взметнулись вверх.
        - Да ваше Величество, по нашим подсчётам там было около четырёх сотен имперцев, а возможно и больше. У одного из них мы обнаружили этот документ, - и я протянул султану верительную грамоту.
        Стоявший за плечами телохранитель взял из моих рук свиток и передал его Амир-хану.
        Амир-хан углубился в чтение документа и по мере прочтения его лицо начало постепенно бледнеть.
        Наконец он оторвался от чтения и медленно положил свиток на стол.
        - Вы думаете, что это было посольство империи?
        - Не думаю, а знаю, ваше Величество, - и я протянул султану печать посла.
        Султан задумался. Через пару минут молчания он посмотрел на меня и сказал:
        - Вы доставили важную весть, Безумный Макс, ваше усердие будет вознаграждено.
        - Это ещё не всё, ваше Величество.
        - Ещё не всё?
        - Да. Есть то, что касается вашей дочери, принцессы Такки.
        - И при чём тут моя дочь?
        - Есть одна вещь, которую мы должны передать в руки самой принцессе, с вашего на то позволения.
        - Хорошо, я сейчас же пошлю за принцессой.
        Султан подозвал к себе одного из слуг и приказал найти и привести сюда свою дочь.
        Чтобы скрасить время ожидания, в беседку вошла четвёрка музыкантов.
        И полилась музыка. Под неё мне сразу вспомнилось, что за стенами города уже стоит весна, что текут ручьи и поют птицы, что цветы раскрывают свои бутоны навстречу лучам ласкового солнца, что пришла пора любви.
        Музыка очаровывала и уводила за собой на зелёные предгорные луга, в лесные дубравы полные пробуждающейся от зимней спячки жизни, туда где можно было с любимой безудержно танцевать.
        Я медленно перевёл взгляд на своих друзей. Леголаз с Таурэйвэн сидели, обнявшись, что в другой обстановке эльфийка вряд ли бы допустила. Айова мерно покачивалась из стороны в сторону в такт музыки, а Перчинка сидела с закрытыми глазами.
        Всё они находились в мире своих грёз.
        Амир-хан, под воздействием чарующей мелодии, сидел с остекленевшим взглядом, и даже его телохранители замерли над ним с идиотской улыбочкой на губах.
        Похоже, мы все подверглись ментальной атаке. Я медленно открыл и закрыл веки, цветная пелена окончательно спала с моих глаз и я увидел, как два музыканта, отложив струнные инструменты в стороны, крадутся в сторону султана с короткими, остро отточенными ножами. Двое других же продолжали играть, контролируя обстановку в беседке.
        Убийцы не знали, что дроу менее других подвержены ментальному воздействию.
        Дальше медлить было нельзя. Из оружия у меня не было ничего - всё наше оружие при входе в сад отобрали стражники.
        Я посмотрел вокруг себя. Недалеко от меня на столе лежал нож для нарезания дыни. Не делая резких движений, я протянул руку и, взяв тарелку, стоящую передо мной метнул в ближнего от меня нападающего. Сделав это, я, уже окончательно пришедший в себя, схватил лежавший возле большой дыни нож и прыгнул с ним к другому убийце.
        Расстояние до первого нападающего от меня было невелико, и поэтому я не мог промахнуться. Тарелка попала ребром в висок, и лже-музыкант мешком свалился на пол.
        Стол, стоящий на моём пути ко второму убийце, я перемахнул за доли секунды. Наши клинки скрестились.
        Уходя от удара ножом снизу, направленного мне в живот, я блокировал его рукой, и в свою очередь нанёс ножом косой удар справа. Нападающий тоже держал нож не первый раз в своей жизни. Он блокировал летящее ему в лицо остриё своим клинком и нанёс сильный удар кулаком мне в грудь.
        Я почувствовал в груди резкую боль и непроизвольно отшатнулся назад. Сделал я это вовремя, потому что, убийца, следом за кулаком, попытался всадить мне в грудь свой нож.
        С трудом увернувшись от этого выпада, я отступил на четверть шага, готовя обманную комбинацию.
        Тем временем музыка, звучащая в беседке прекратилась, и я увидел, что оба музыканта, обнажив ножи, готовы были вступить в бой.
        С троими противниками я не справлюсь.
        - Стража! - громко крикнул я, - нападение на султана!
        В беседку, обнажив ятаганы и грохоча сапогами, вбежали гвардейцы наружной охраны.
        Зазвенела сталь. Как яростные тигры, убийцы старались пробиться к султану, но все они пали от клинков стражников.
        К этому времени все присутствующие пришли в себя.
        В живых остался лишь тот убийца, которого я оглушил в начале боя тарелкой. Его связали и утащили в темницу с тем, чтобы потом допросить.
        - Вы спасли мне жизнь, - сказал султан, протягивая мне руку, - я в долгу перед вами. Просите, что хотите.
        - Благодарю вас, ваше Величество, - и я учтиво поклонился султану, - Прежде чем говорить о награде, мы должны передать ту вещь, что находится у нас, вашей дочери.
        - Вы настойчивы, и это мне нравится. Хорошо, - сказал Амир-хан, - дождёмся принцессу Такку.
        Слуги быстро навели порядок в беседке. Тела убитых вынесли, опрокинутую мебель подняли, тарелки с угощением заменили на новые.
        Мои друзья непонимающе переглядывались между собой, силясь понять, что произошло во время беседы с султаном. Таурэйвэн была красная как рак, от того, что придя в себя, обнаружила себя в объятиях нашего стрелка.
        Леголаз порывался задать мне кучу вопросов вертевшихся у него на языке. А Айова с Перчинкой только непонимающе смотрели на учинённый разгром в помещении.
        Наконец в беседку лёгкой походкой вошла девушка среднего роста необычайной красоты. Она была грациозна и стройна, словно лесная лань. Черты её лица поражали своей утончённостью. Высокий лоб, бронзовая от загара кожа, большие, чуть раскосые глаза цвета спелой черешни с длинными загнутыми наверх ресницами, завораживали, полные пунцовые губы обещали усталому путнику райское наслаждение, а тонкий аристократический нос завершал образ восточной красавицы.
        Я не мог отвести глаз от принцессы Такки, ибо это была она. С ней в беседку вошли ещё две фрейлины.
        Отец и дочь были прямой противоположностью друг другу. Как солнце и луна, земля и небо.
        - Отец мой, - принцесса порывисто бросилась к грозному властителю, - что здесь произошло, всё ли с тобой в порядке?
        - Дочь моя, - обнял юную красавицу Амир-хан, - не волнуйся, было неудачное покушение на меня. Благодаря вот этому юноше оно было предотвращено.
        Принцесса резко повернулась ко мне, и я утонул в её глазах. Более чудесных глаз доселе я ещё не видел. Они притягивали и манили меня к себе, и я чувствовал, что хочу наслаждаться ими всю свою жизнь. Быть может, это была ещё одна ментальная атака направленная лишь на меня, а может, это были волшебные чары прекрасных глаз принцессы.
        - Спасибо вам большое, за то, что спасли жизнь моему отцу, - девушка в порыве благодарности схватила меня за руку, и я почувствовал прохладу её пальцев.
        Я поклонился прекрасному ангелу и ответил:
        - Не стоит благодарности. Я с моими друзьями к услугам вашему Высочеству, как и к услугам, его Величеству.
        Я смотрел в глаза принцессы и видел, как в них плещется настоящий океан чувств, страстей и желаний, и низко поклонился, чтобы ненароком не выдать ей ту бурю, которая разыгралась в моём сердце.
        - Дорогая Такка, - отец взял принцессу под руку, - этот молодой человек хочет передать тебе какую-то вещь, уверяя меня, что она предназначается лишь тебе.
        - Мне? - с интересом посмотрела на меня принцесса, - Что это за вещь?
        - Шкатулка, - я достал из сумки небольшой ларец, - Она была найдена мной и моими друзьями во время рейда на речного бога. То, что находится внутри неё, предназначается вам, ваше Высочество. Ради того, чтобы она попала сейчас к вам в руки, отдали жизни более четырёх сотен человек.
        Я с поклоном протянул ларец принцессе.
        Такка открыла крышку шкатулки и замерла в восхищении. Сияние драгоценных камней в украшениях произвело на неё большое впечатление.
        Она взяла в руки диадему из крупных алмазов, лежащую сверху, полюбовалась пару секунд игрой света на драгоценных камнях и аккуратно положила обратно.
        - С чего вы взяли, что эти драгоценности предназначены мне?
        Ваш портрет был найден рядом с этой шкатулкой, - я достал портрет Такки и протянул его принцессе.
        - И вправду я, - удивилась девушка.
        - Портрет нарисован талантливым художником, но в реальности вы намного прекраснее, - и я вновь склонил голову перед принцессой, для того чтобы скрыть те чувства, которые могли выдать разыгравшуюся бурю в моём сердце.
        - И как всё это оказалось у вас уважаемый….
        - Безумный Макс, к вашим услугам ваше Высочество. Но для вас просто Максим, или Макс.
        - Принимаю, - ответила очаровательной улыбкой девушка.
        - Всё это было найдено нами, на месте гибели императорского посольства на северной границе султаната.
        Улыбка, освещавшая прекрасные черты лица принцессы немедленно погасла.
        Такка обернулась к своему отцу.
        - Отец, что это означает? Зачем имперцы направили своё посольство к нам? Ведь между нами давняя вражда.
        Султан внимательно посмотрел на дочь и ответил:
        - Это может дорогая означать только одно - император Торк хочет покончить с враждой, женившись на тебе, и это его свадебный подарок тебе.
        Принцесса резко захлопнула крышку шкатулки и оттолкнула её от себя, как гремучую змею.
        - Лучше я останусь незамужней, чем выйду замуж за Торка.
        - Не волнуйся, милая - Амир хан обнял свою дочь. - Мы прекрасно знаем намерения императора. В его ближайшем окружении есть мой человек. Император - это тот лис, который хочет хитростью залезть в чужой курятник, зная, что не может добиться этого силой.
        - Но что нам делать? - принцесса в волнении стала ходить по беседке, - Посольство погибло на нашей территории. Во всём обвинят нас. Теперь у императора развязаны руки для открытого нападения на султанат.
        - Мы будем готовиться к войне. Я сегодня же направлю гонцов к южным рубежам султаната, а ещё через некоторое время южная армия подойдёт к столице.
        - Но это же оголит наши южные рубежи. Дикари могут вторгнуться в султанат, и начнётся резня.
        - Выбирать не приходится дорогая.
        - Простите ваше Величество, - вмешался я в семейный разговор, - возможно у меня есть для вас решение.
        - Какое решение? - повернулся ко мне султан.
        - Мы, я и мои друзья, можем отправиться в империю, и вернуть императору его драгоценности. Конечно, если только они не нравятся принцессе, - я поклонился в сторону Такки.
        Принцесса, молча, отрицательно замотала головой.
        - Прекрасно, - продолжил я дальше развивать свою мысль, - мы с друзьями - лица незаинтересованные. Императору мы доложим, что нашли его погибшее посольство, о том кто был виновником его гибели, и в доказательство передадим ему шкатулку с драгоценностями, верительной грамотой и печатью. Большая часть того что мы расскажем императору будет правда, за исключением небольшой части касаемо нашего с вами разговора. У вас появится столь необходимое время, чтобы собрать силы, а у императора пропадёт повод вторгнуться в вашу страну с армией. Как вам такое моё предложение, ваше Величество?
        - Превосходно, молодой человек. У вас столько ума, сколько нет ни у одного моего визиря.
        - Вы спасёте нас, Максим, - юная принцесса взяла меня за руку и нежно сжала её.
        - Если ваша затея удастся, вы сможете просить что угодно, даю вам в этом своё слово, - пообещал Амир-хан.
        - Что ж, ваше Величество, мы готовы хоть сегодня отправиться в империю, - я повернулся к своим друзьям, и они дружно кивнули в знак согласия.
        - Давайте поступим так, - предложил султан, - сегодня вы отдохнёте, а завтра уже отправитесь в империю. Всё должно пройти без сучка, мой друг.
        - Так и будет, ваше Величество, - и я, сделав поклон султану, бросил украдкой взгляд на принцессу.
        Наши взгляды с ней встретились, и мне показалось, что между нами не то что пробежала искра, а вспыхнуло настоящее пламя.
        Попрощавшись с правящей семьёй, мы с друзьями покинули дворец султана. Имперская шкатулка покоилась на дне моей сумки.
        Когда я проходил мимо принцессы, она придержала меня за руку и шепнула:
        - Через два часа, жду у левого выхода из дворца.
        Покинув дворец, мы направились в ближайший трактир.
        Главный зал трактира был забит выходцами из «песочницы». Такая же ситуация была и в других питейных заведениях города. Получив награду за рейд-босса игроки праздновали ускоренное прохождение курса молодого бойца.
        Нас заметили. При нашем появлении зал встал и разразился приветственными криками. Для нашей компании был сразу освобожден отдельный стол. Появившаяся, будто из ниоткуда, служанка мгновенно накрыла нам стол. Для мужчин на столе появились кружки с ледяным белым пивом, для дам - бокалы с белым вином. За ними на стол легли лёгкие закуски, и непременное жаркое.
        Лёгкий перекус у султана не оказал должного воздействия на наш желудок, и теперь мы с удовольствием поглощали простую сытную еду.
        Перекрывая стоящий в зале шум, Леголаз прокричал:
        - А что? Крутой сегодня день был.
        - Отличный, просто! - отозвалась Перчинка.
        - Ребят, я там, у султана, не слишком перемудрил? - спросил у друзей я, отпив из кружки приятного с лёгкой горчинкой пива.
        - Да нет, Макс, ты всё сделал как надо, - хлопнула меня по плечу эльфийка, - здорово ты провернул дело с султаном.
        - Вы знаете, ребят, а принцесса мне понравилась, - признался я своим друзьям.
        - Да, - неожиданно поддержала меня Таурэйвэн, - она настоящая красавица. Будь я мужчиной….
        Девушка не успела договорить.
        Дверь в трактир распахнулась, и на пороге появилось трое топовых игроков из «Степных волков».
        Они не стали задерживаться на входе, а сразу пошли в зал, всматриваясь в веселящихся игроков.
        Вот один из них задержался у одного стола, и там вспыхнула словесная перепалка грозящая перейти в рукопашную драку.
        - Ты чего! - орал на пятидесятиуровневого паладина стрелок-дроу тридцатого уровня, - какого хрена ты лезешь к нам за стол? Оставь нас в покое, никуда я с тобой не пойду.
        Не обращая внимания на протест, паладин, держа стрелка за локоть, тащил его из-за стола.
        На помощь стрелку стали подниматься его товарищи по столу.
        На шум, рассекая толпу пьющих малышей, направились двое других игроков «Степных волков».
        Проходя мимо нас, один из них повернул голову и увидел меня.
        - О, Громовой! - воскликнул он, - Тут ещё один!
        - Давай с тем сначала разберемся, - сказал его товарищ и продолжил свой путь дальше.
        Я понял, что запахло жареным. Если «Степные волки» хватают игроков-дроу, то это неспроста. Ну хоть убейте меня, а не обошлось тут без известной мне Дейенерис. Да и, во всяком случае, такой беспредел нужно сразу прекращать на месте.
        Я вскочил на стол и во всё горло, перекрывая шум в зале, заорал, указывая рукой на разгорающийся конфликт:
        - Товарищи! Наших бьют! Один за всех!
        - Все за одного!!!! - подхватили «песочники» и двинулись на «Степных волков».
        ЛИДЕРСТВО ПОВЫСИЛОСЬ НА +5, - появилось системное сообщение.
        - Да вы что, мелюзга, берега попутали? - возмутился один из высокоуровневых игроков и толкнул ближайшего к нему гнома тридцатого уровня так, что тот отлетел от него шагов на пять и врезался в толпу подступающих игроков.
        Зря он это сделал.
        Применять игроками друг против друга оружие, в крупных городах, было запрещено системой. Если такое случалось, мгновенно рядом появлялась стража и, не взирая на ранги и уровни первого обнажившего оружие игрока, хватали и волокли в городскую тюрьму, откуда тот на месяц а то и более отправлялся на исправительные работы в ближайшие каменоломни.
        Поэтому «Степным волкам» приходилось в этой ситуации рассчитывать только на свои высокие уровни, прокачанную силу и кулаки.
        Но это их не спасло.
        Как река в паводок затапливает прибрежные деревья, и, подмывая, вырывает их с корнем, так и толпа «песочников» нахлынула на «Степных волков». И пошла потеха.
        Сначала уровни помогали «Степным волкам» держаться против «песочников», но количество обиженных отношением топов, разгорячённых вином и пивом игроков, в разы превышало силы их обидчиков. Уже через десть минут те оказались погребёнными под телами двадцати-тридцатиуровневых малышей….
        Ох, нельзя было обижать хоть и маленьких по уровням, но помнящих победу над стоуровневым рейд-боссом, игроков.
        Так думали возвращающиеся в гильдию члены топовой гильдии с синяками под глазами и царапинами на щеках от острых женских ноготков.
        И такая ситуация в городе была не одна. Ещё в трёх трактирах «Степных волков» выбросили за порог, а в двух других явившаяся к месту драки стража схватила и утащила в городские тюремные казематы ещё семерых членов гильдии, обнаживших оружие и рискнувших применить его против малышей.
        * * * * *
        Корнуэл. Столица Султаната Амир-хана. Дом гильдии «Степных волков»….
        Дейенерис не находила себе места от бешенства.
        Незадачливые члены гильдии, принимавшие участие в поисках неуловимого дроу, молча, переминаясь с ноги на ногу, стояли в фойе первого этажа с виноватым видом и слушали обвинительные речи главы гильдии.
        - Вы что, хотите сказать, что новички, избили вас как последних щенков? Вас, членов гильдии «Степных волков» с уровнями в два раза превышающих уровни этих малышей? Вы знаете, что наша репутация, благодаря вам, упала в Корнуэле более чем на двадцать пунктов?
        - Их было гораздо больше, чем нас, - промямлил кто-то из игроков.
        - Больше?!!! - прошипела в ярости Дейенерис, - Может быть мне выгнать вас всех из гильдии и набрать тех малышей? Да они в пять раз храбрее вас!
        - Они в пять раз были пьянее нас, а пьяному и море по колено, - высказался с горечью кто-то из строя.
        - И они кричали: один за всех и все за одного, - поддержали его.
        Харбер, стоящий рядом с Дейенерис, тихо сказал:
        - Я думаю, что к этому приложил руку наш небезызвестный друг.
        - Да, - согласилась с ним глава гильдии, - он обретает в Корнуэле силу. Силу с которой нам придётся считаться. Найди мне его Харбер, найди.
        Глава 11 Женщины бываю разные…
        Потасовка в трактире не отняла у меня память. Сейчас мне предстояло свидание с принцессой Таккой.
        Ровно через два часа после окончания аудиенции я, по примеру мушкетёров Дюма, уже дежурил у левого подъезда дворца султана.
        Пустынный хамсин, приносящий днём из пустыни тучи песка, сменил гнев на милость и к вечеру стих, так что дышать стало не в пример легче.
        Солнце стало клониться к закату и отсюда, с высоты расположенного над городом дворца, было видно, как чёрные пески пустыни окрашиваются в коричнево-багряные тона.
        - Не правда ли красивое зрелище? - раздался позади меня приятный девичий голос.
        Я обернулся и увидел принцессу, одетую в лёгкий песочного цвета плащ, с накинутым на голову большим капюшоном. Только по голосу можно было догадаться, что передо мной её Высочество.
        - Завораживающее Ваше Высочество, - я склонил голову в полупоклоне, - Красотой пустыни можно восторгаться долго.
        - Я смотрю на вас, Максим, и чувствую себя рядом с вами в безопасности. Такое чувство надёжности и защищённости. Вы как один из гвардейцев Султаната стоите здесь на своём посту.
        - Ваше Высочество мне лестно ваше мнение, но гвардейцем, а тем паче стражником Султаната я вряд ли стану при этой жизни
        - У вас был бы, как это сейчас говорится, быстрый карьерный рост. Думаю, вы легко, если бы захотели, могли достигнуть самого высокого положения не только в силовых структурах, но и в обществе Корнуэла.
        Я улыбнулся словам принцессы.
        - К сожалению, или к счастью, я слишком люблю и ценю свободу, ваше Высочество.
        - Быть может, вас прельстила бы придворная служба?
        - Упаси бог меня от неё - замахал в ответ я руками.
        - Почему? - удивилась принцесса.
        - Пойдёмте в городской сад с фонтанами, я по дороге вам расскажу, - предложил я, и принцесса взяла меня под руку.
        Мы шли молча некоторое время, и я вдруг почувствовал, как мне приятно присутствие рядом принцессы Такки.
        - Я жду ответа, - напомнила мне принцесса.
        - Ваше Выс…, - начал было я, но принцесса сжав мою ладонь прервала меня.
        - Максим, мы взрослые люди, и давно понимаем, что и к чему в этом мире. Я ценю людей преданных мне и моей семье, поэтому в неофициальной обстановке давайте общаться на ты. Как вам такое моё предложение?
        - Мне оно нравится, Такка. Я ничего не могу сказать плохого о Корнуэле. Бесспорно, дворец султана с тенистыми садами и великолепными ажурными залами является жемчужиной Султаната, и даже в самом городе можно найти что-то очаровательное. Тот же сад, в который мы сейчас идём. Его тенистые аллеи, прохладные фонтаны, птицы, разгуливающие по зелёным лужайкам. Но скажи, пожалуйста, кроме Корнуэла ты где-нибудь ещё бывала?
        Из-под капюшона на меня блеснули глаза принцессы.
        - Ну, я ездила однажды в Империю с визитом вместе со своим отцом, но тогда мне было тринадцать лет.
        - И что, Император, не обратил внимания на такую красивую девушку как ты?
        - Ну, тогда я была совсем подросток и отнюдь не красавица. Встретив меня на улице можно легко было спутать с каким-нибудь мальчишкой.
        - Зато теперь ты выросла, и гадкий утёнок превратился в прекрасного лебедя.
        - Можно сказать и так. Но с чего ты взял, что я такая уж красавица? По-моему я совсем обычная девушка.
        - Мои глаза не обманывают меня. В тебе есть что-то восточное. Миндалевидный разрез глаз, утончённые черты лица, гордая осанка, каштановые волосы…. Красота твоя не типична для женщин Султаната и Империи. Не в обиду никому, но встретив тебя в городе, я бы предположил, что ты с Восточного материка. (Откуда мне в голову приходят эти мысли?)
        - С Восточного материка? А разве такой материк существует?
        - Существует.
        - И вы там были?
        - Был, - уже с уверенностью в голосе сказал я.
        - Ну, не всегда то, что видят наши глаза, является правдой. А может быть моя красота, это результат работы опытных визажистов? Любая женщина может быть красивой если того пожелает.
        - И это в шестнадцать то лет?
        - А-ха-ха-ха…. Вы поймали меня, - рассмеялась Такка.
        За разговорами мы не заметили, как перешли с пыльных улочек на тенистые аллеи городского сада.
        - Любая, но только не ты, - продолжил я наш разговор, - Молодости не нужны никакие визажисты.
        - Мы, по-моему, сбились с основной темы нашего разговора - из-под капюшона лукаво блеснули вновь глаза принцессы.
        - Да…. О чём мы с тобой разговаривали?
        - Ты говорил о том, что я кроме стен своего дворца ничего не вижу.
        - И это правда, - я предложил девушке присесть на ближайшую скамейку возле фонтана, - Ты живёшь во дворце как певчая птица в золотой клетке. Хоть ты и принцесса, но, своей собственной жизнью ты не распоряжаешься. Она у тебя подчинена интересам государства и приказам твоего отца. Даже на прогулке в саду ты подчинена дворцовому этикету и определённому своду правил.
        Принцесса сбросила с головы капюшон, явив мне водопад каштановых волос, рассыпавшийся по её плечам.
        - А теперь представь, что сегодня ты ночуешь под звёздным небом, на мягких мхах зелёной дубравы. Завтра ты карабкаешься по отвесным скалам огромного горного хребта, а сверху на тебя падают хлопья пушистого снега. На следующий день спускаешься в сырое, затянутое паутиной подземелье. А ведь ещё есть просторные степи и глубокие моря, быстрые реки и незнакомые города. Каждый день ты встречаешь новых людей и существ. Такова моя жизнь. Ты лишена возможности каждый день открывать для себя что-то новое. Поверь, у меня была возможность жить твоей размеренной жизнью (и откуда я это знаю?) но, я не смог. Что-то всё время толкало меня вперёд и именно благодаря этому я имею счастье находиться здесь и сейчас, рядом с тобой.
        Принцесса улыбнулась моей пламенной речи и, положив свою руку на мою руку ответила.
        - Поверь, Максим, я не такая уж безропотная овечка, какой ты меня представляешь. И султан не приказывает мне, а наоборот, советуется со мной в государственных делах. Конечно, в моей жизни существуют некоторые ограничения, но они есть ив жизни простых смертных. И ты прав - моя жизнь подчинена интересам государства, но некоторые вопросы я решаю сама, в том числе, кто будет моим мужем. Да, мне иногда хочется сбежать из дворца, посмотреть мир, увидеть иные страны, но потом я вспоминаю об отце и отгоняю их на задний план. А что касается, как ты говоришь здесь и сейчас, то именно сейчас я рядом с тобой, с человеком с которым я хотела бы быть, и разве не это показатель того, что я вольна сделать?
        - Я понимаю, Такка. Но ты пришла сюда инкогнито, а значит, ты не можешь встречаться с обычным смертным просто так. Но, и моя свободная жизнь несёт много проблем, - сказал я принцессе, глядя на поднявшуюся суету за фонтаном, в дальнем конце сквера, - и они сейчас приближаются к нам.
        - Что случилось? - встревожилась девушка.
        Я смотрел на рассыпавшихся по скверу людей с факелами. Кажется, я догадываюсь, кого они ищут.
        - Такка, либо это ищут тебя, либо меня, - сказал я Такке, целуя нежные пальчики девушке, - нам сейчас придётся расстаться, но я обещаю, что мы встретимся снова.
        - Хорошо, - кивнула головой девушка и, прижавшись ко мне на мгновение, быстро поцеловала меня в щёку, - я буду ждать.
        Девушка накинула на голову капюшон и, не оглядываясь, пошла по аллее из сада.
        Я в свою очередь тоже не стал испытывать свою судьбу.
        Уже наступил вечер, и расовые способности усилили меня. Растворившись в тени кустов, я беспрепятственно покинул городской сад, оставляя за собой цепочку факельных огней.
        Теперь можно было отправляться на отдых в свой номер.
        * * * * *
        Северная граница Султаната. Окрестности деревни Селезнёвка….
        Между высоких осин, утопая по колено в зелёном пахучем мху, пробиралась тройка игроков.
        Команда была сформирована по стандарту фарма обычных мобов. Впереди шёл танк - рыжеволосый крепыш гном четырнадцатого уровня, с гордо сияющим над ним ником - Дуболом. Закованный в блестящие доспехи, издали он напоминал большую кастрюлю с торчащей впереди из неё ручкой черпака. Черпаком служило одноручное копьё с широким наконечником. В другой руке гном держал крышку от кастрюли - большой круглый ростовой щит. Следом за ним пробирался дэмэдж дилер, так называемый мили ДД тринадцатого уровня, - светловолосый вихрастый парнишка в кожаной новой куртке и штанах с узким длинным клинком за поясом, которого звали Сток. Замыкал отряд целитель четырнадцатого уровня, девчушка с голубыми волосами, по виду точно Мальвина из сказки о Золотом ключике, с волшебным именем Стелла. У неё были такие же кудрявые длинные волосы с большим фиолетовым бантом и вздёрнутый маленький носик. Одетая в воздушное розовое платьице и лёгкие туфельки, она весело скакала вслед за своими спутниками, держа в руках длинный двуручный посох.
        - Ну, скоро мы придём? - спросил недовольно вихрастый юноша в спину танка, - Пробираемся по этой чащобе уже два часа, ноги уже гудят.
        - Скоро, - отозвалась спина гнома, - ещё минут десять и придём.
        - Ты так уже говорил полчаса назад, - не унимался парень.
        - Не ссорьтесь мальчики, - вмешалась в, грозящий перейти в перепалку, спор целительница, - я думаю, мы скоро придём на место. Чувствуете как потянуло сыростью вон из того распадка?
        Все трое разом остановились, вглядываясь в сторону, в которую указывала девушка.
        - А правда, что где-то там, на реке, была построена плотина из человеческих тел? - понизив отчего-то голос, спросил парнишка в кожаном костюме.
        - Правда, - прогудел в ответ гном, - в ней говорят было не меньше одной тысячи тел.
        - Так ведь плотину бобры строят, - не унимался парнишка, - Мы что, на них охотиться идём?
        - Бобры, то боры, - авторитетно заявил гном-танк, - только мне мой друг рассказывал, что обитало тут чудовище сторукое, а руки у него были длиннее этих деревьев, и пасть такая, что ты мог въехать в неё вместе с лошадью. Как есть чупакабра, какая-то. И была битва там эпическая, потому что не стали терпеть игроки «песочницы» присутствия чудища неизвестного. И победили они это чудовище, но ничего не взяли и ушли быстрее в большой мир, ибо уровней они получили немеряно. И идём мы на место этой битвы, на поиски сокровищ оставшихся от чудовища, а может, трофеи какие найдём на поле битвы.
        - Нет у меня никакой лошади, да и не поеду я в рот никакой чупакабре, - обиделся ДДшник, не обращая внимания на слова о возможной добычи.
        Гном посмотрел на паренька оценивающим взглядом, потом вздохнул, как бы говоря, чего с тебя возьмёшь и направился к приглянувшейся низине.
        - Что не съест - то верно, - донёсся до оставшейся позади парочки голос обитателя горных подземелий, - Нет теперь Малфрода, да и не стал бы он жрать тебя.
        - Это почему это? - обидчиво спросил парень, догоняя ушедшего вперёд танка.
        - Да чего тебя есть, одна кожа да кости. А вот Стеллу обязательно съел бы.
        - Вот видишь, какая я вкусная, даже чупакабра меня бы съел, - девушка показала язык парнишке, и вдруг внезапно остановилась, - Ребят стойте, смотрите вон там, под деревьями какое-то движение.
        Игроки как шли, так и замерли посреди кустарника, вглядываясь в полумрак дальних деревьев в низине.
        - А ну тише, - скомандовал танк, - давайте подберёмся поближе, может это ещё один эпик монстр. Тогда можно будет рейд замутить и прославиться как Безумный Макс.
        Хоронясь за кустами и деревьями, группа игроков стала постепенно приближаться к заинтересовавшему их месту.
        Пока они крались, стало понятно, что под деревьями находился не эпический рейд-босс, а самые обычные люди. Вернее не просто люди, а целый отряд хорошо вооружённых и закованных в сталь всадников.
        Некоторые из всадников патрулировали попарно местность, другие спешились с лошадей и разыскивали что-то в траве между кустов.
        На всех всадниках были тяжелые имперские доспехи.
        Затаив дыхание наша компания игроков следила за движением имперцев. Поиски неизвестных не стояли на месте, а постепенно смещались к реке вглубь территории Султаната. По разрытой листве было видно, что шли они от самой границы.
        Отдельно от основной части отряда, на лесистой возвышенности, стояла группа из трёх всадников, наблюдавшая за ходом поисков.
        Время от времени то один, то другой имперский воин подходил к трём всадникам и что-то докладывал. Отрапортовав, воин снова присоединялся к поисковой группе.
        Один из трёх всадников был представителем императорской знати, о чем говорил сидевший рядом с ним на лошади оруженосец со штандартом в руке, с изображением графской короны на фоне белой башни. Рядом с ними возвышался на громадном жеребце единственный не закованный в сталь всадник атлетического сложения, одетый в простую без вычурности одежду.
        По прикидкам игроков перед ними находился отряд численностью около полутора сотен воинов.
        - Что будем делать? - в полголоса спросил вихрастый юноша своих спутников, - Плакали наши сокровища. До места бывшей запруды мы уже не дойдём и клад не разыщем. Тем более, видите, что после имперцев вряд ли что на земле останется. Прям носом землю роют, так что-то ищут.
        - Я думаю, мы должны понаблюдать за имперцами. Зря, что ли пёрлись в такую даль. Только надо отправить гонца в деревню с донесением, что на земли Султаната вторгся имперский военный отряд. Думаю, что нам могут дать даже за это какую-нибудь награду. Да и репутацию в Корнуэле поднимем неплохо.
        - Я согласна с Дуболомом. Думаю, что отправиться с вестью нужно тебе Сток.
        - Это ещё почему?
        - Да потому, голова твоя садовая, что из нас ты самый ловкий и быстрый, да и при случае можешь за себя постоять, - проворчал гном Дуболом. - Я же буду в три раза дольше до деревни добираться, а Стелла - игрок поддержки, её любой заяц на перерождение отправит. Да и если случится здесь заваруха, она будет тут нужнее, хоть подлечить сможет меня.
        Было видно, что ДДшник и сам рад убраться побыстрее от опасности, но нужно было сохранить лицо.
        - Хорошо, - наконец согласился он, - Я одна нога здесь, другая - там. Ждите.
        Пятясь ползком, он быстро исчез в пожухлой листве и гном с целительницей остались одни.
        Тем временем ореол поисков имперского отряда опять сместился, и солдаты исчезли из вида игроков.
        Чтобы не упустить их из вида игроки поспешили за ними.
        * * * * *
        Корнуэл. Столица Султаната Амир-хана. Гостиница «Пустынный койот»….
        Добрался я до гостиницы без происшествий, если не считать пары раз, когда мне попадались навстречу «Степные волки» и мне приходилось играть с ними в салочки на узких улочках Корнуэла. Да был ещё один побег по городским крышам от стражников, которые сагрились на меня, когда я пробирался мимо них в инвизе.
        Наконец я оказался перед дверью в свою гостиницу. Распахнув её, я вошёл внутрь и осмотрелся.
        Слева от входа за столиком сидела парочка высокоуровневых игроков со скрытыми никами и пила пиво. Чуть дальше, у окна, дюжина игроков праздновала удачный рейд. С той стороны то и дело доносились тосты и здравницы. У барной стойки сидел какой-то путник, закутанный в дорожный плащ, рядом с которым стояла бутылка райенского и полупустой бокал.
        Хозяин гостиницы находился тут же за стойкой и оттуда руководил персоналом трактира.
        Я прошел через зал и направился к стойке.
        - Бутылку райенского, и чего-нибудь перекусить, - сказал я хозяину, бросая на стойку золотую монету.
        Хозяин куснул монету, проверяя качество золота, и нагнулся под стойку достать бутылку с вином.
        - Не спеши пить из бутылки, - услышал я знакомый мне голос.
        Леголаз! Ему то, что понадобилось в столь поздний час в этом трактире?
        Хозяин разогнулся и поставил на стойку пыльную тёмно-зелёную бутылку. Затем он отсчитал сдачу и высыпал на стойку пригоршню серебра.
        - Проходите вон в тот отдельный кабинет, господин, служанка сейчас принесёт вам ужин.
        - Благодарю, любезный, - поблагодарил я трактирщика и отодвинул половину кучки обратно.
        Мне в голову пришла одна мысль. Я повернулся к Леголазу и спросил:
        - Не составите мне компанию, любезный?
        - А что, с хорошим человеком и выпить можно, - ответил стрелок и мы, забрав с собой бутылки, направились к предложенному нам кабинету.
        Уходя, я успел заметить быстрый взгляд хозяина, брошенный им в сторону парочки сидевшей у входа. Похоже, меня тут поджидали.
        Как только за нами закрылась дверь, я вылил вино из моей бутылки в большую цветочную кадку с растением, доставленным в трактир откуда-то издалека.
        Как только содержимое бутылки впиталось в землю, Леголаз достал из своей сумки бутылку другого вина и перелил его в опустевшую тару.
        - Ты как здесь оказался? - спросил я его, наливая себе в бокал подменённого вина.
        - Да была у меня мысль как провести этот вечер в Корнуэле, но девчонки за меня уже всё решили. Вот и пришлось мне топать в этот трактир дожидаться тебя. Когда пришёл, то видел, как хозяин о чём-то шушукается с парочкой головорезов сидевших у входа в трактир. А как у тебя с принцессой?
        - Ну как… пока никак. Девушка она просто отпад. Хочу встретиться с ней по возвращению….
        Дверь в кабинет отворилась, и на пороге возникли хозяин заведения и служанка держащая поднос с едой.
        Войдя в кабинет, хозяин поклонился нам.
        - Прошу отведать дорогих гостей наше фирменное блюдо - утку по-корнуэльски с нежнейшим альбозилским соусом. Этот соус подчеркнёт нежную сочную мякоть утки, которая будет таять у вас во рту, а корочка образованная особым способом поджарки будет хрустеть у вас на зубах.
        - Благодарю вас милейший, мы обязательно отведаем утку с этим вашим замечательным соусом, - кивнул я хозяину.
        Служанка вышла вперёд и начала расставлять блюда с едой на стол, а хозяин цепким взглядом оценил количество вина в моей бутылке.
        - Если хотите я пришлю вам ещё бутылку этого замечательного вина, так сказать за счёт заведения.
        - Благодарю вас милейший, если понадобится, мы обязательно воспользуемся вашим любезным предложением, - сказал я, выпроваживая трактирщика из кабинета и закрывая за ним дверь.
        Как только за хозяином трактира закрылась дверь, Леголаз обнюхал каждое блюдо на столе.
        - Что ты делаешь? - изумлённо спросил я, глядя на нос Леголаза, побывавший, чуть ли не в каждой тарелке.
        Леголаз взглянул на меня, улыбнулся и сказал:
        - Я по специализации следопыт, а значит обоняние у меня развито как у собаки. Могу определить есть ли что-то постороннее в блюде, да и вообще, из каких продуктов оно состоит.
        Он взял в руки чашу с соусом.
        - Так вот, я могу точно сказать, что в запахе этого соуса помимо основных ингредиентов, улавливаются нотки розмарина, мака и валерианы, а также, - он поднял для чего-то вверх указующий перст, - сон-травы. Определённо трактирщик для чего-то хочет опоить нас.
        - Вернее меня, и судя по тому какую облаву на меня сегодня устроили «Степные волки», то сделано это по прямому указанию Дейенерис.
        - Ха-ха-ха, - рассмеялся следопыт, - она конкретно на тебя запала.
        - Твои слова, да богу в уши, - отставляя подальше соус, сказал я, - а что если это связано с чем-то другим.
        - Например?
        - Что если эти поиски связаны с моим питомцем.
        - У тебя есть питомец? - удивился Леголаз.
        - Есть, правда я его сейчас отпустил, но когда мы отправимся в Империю, я призову своего кошака.
        - У тебя питомец, кошка?
        - Да, в своём роде….
        Так, слово за словом, пролетел за разговорами час.
        Перед тем как покинуть кабинет, Леголаз вытащил из сумки пакет и сбросил в него содержимое пиалы с соусом.
        - Пригодится ещё.
        Выйдя из кабинета, я заметил, что компания, сидевшая у окна уже покинула заведение и в зале осталась только сладкая парочка у входа в трактир, всё также потягивающая из бокалов своё пиво.
        На стене трактира стрелки часов, сделанных в виде среза пивной бочки, пробили двенадцать ночи и вылезшая наружу кукушка сиплым голосом прохрипела:
        - День прошёл, спать пора. По кроватям, до утра.
        Мы обменялись с Леголазом крепкими рукопожатиями, и он отправился к выходу.
        Сидевшие у выхода игроки проводили его взглядом, и как только он покинул трактир, стали подниматься из-за стола.
        «Ну что, Макс, - подумал я, - вот и пришел к тебе северный пушной зверёк».
        Тяжёлой походкой громилы направились прямо ко мне.
        Но судьба оказалась ко мне благосклонна. Не успела за Леголазом закрыться дверь, как она опять распахнулась и в зал ввалилась гурьба «песочников». Всего я насчитал около двадцати рыл. Ой! Простите, около двадцати игроков.
        Было видно, что этот трактир не первый, который они сегодня посещают.
        Завидя меня из толпы раздались приветствующие возгласы. Меня узнали! Я в ответ с особой радостью приветственно помахал им рукой.
        Шумная толпа окружила нас со «Степными волками». Подвыпившие игроки стали хлопать меня по плечам предлагая выпить вместе со всеми. То что надо.
        - Трактирщик! Вина!!! И побольше! Не скупись, видишь, мы празднуем наш выход из «песочницы», и этот человек, тьфу, простите, дроу - нетрезво громко обратился к засуетившемуся трактирщику высокий, широкоплечий воин тридцать второго уровня, хлопая меня по плечу, - Этот высокоуважаемый дроу, организовал нам это! А так бы мы ещё недели полторы парились, гоняясь по деревенскому лугу за мышами и зайцами. Верно, говорю, ребята?
        Ребята дружно пьяно проревели «Верно!!!»
        Из подсобки в этот момент из подсобки выскочили две полусонные служанки и, получив от ребят пьяные шлепки по мягким частям тела, дружно бросились накрывать еду на сдвинутые несколько столов.
        Видя это, мои два несостоявшихся конвоира, с постными рожами, было, направились на своё дежурное место, когда я, положив руки им на плечи, громко сказал:
        - Ребята, держите вот тройку золотых, угоститесь-ка сами за мой счёт, и угостите моих друзей!
        Не ожидавших от меня такой подлости, мои конвоиры замешкались и тут же были усажены на лавки среди других подвыпивших игроков. Спорить было бесполезно. Тем более, что с улицы доносилась разухабистая песнь ещё одной группы «песочников». Так что, одно моё слово и им бы не поздоровилось, и это «степные волки» прекрасно понимали. Так что пришлось им подчиниться.
        В кубки и бокалы полилось вино.
        Но и мне пришлось задержаться.
        Видя, что я никуда не собираюсь, мои конвоиры расслабились и позволили себе выпить по несколько бокалов с вином.
        И тогда понеслось.
        В конце концов, закончилось тем, что мои соглядатаи, стали брататься с песочниками и звать к себе в гильдию. Я с радостью на сердце наблюдал, как они, обнявшись с игроками из «песочницы», распевали разухабистые песенки.
        Сам я только делал вид, что пил. Незаметно от всех я выливал вино из бокала в щель дощатого пола под моим стулом.
        Выждав момент, когда все были уже достаточно пьяны, я потихоньку встал и удалился к себе в номер.
        В коридоре стоял полумрак.
        Я тенью скользил от двери к двери, в ожидании отражения нападения, но всё было тихо.
        Я даже как-то несколько разочаровался в моей очаровательной преследовательнице. То ловила, ловила меня по всему городу, а тут, возле самого моего логова, оставила меня без своего внимания.
        Не зажигая свет в коридоре, я открыл дверь в свой номер и замер на пороге, вслушиваясь в ночную тишину.
        Дверь в номер Дейенерис, освещённая лунным светом, лившимся из окна в моём номере, украшенная витиеватой резьбой, казалась дверью в некий сказочный мир.
        Я с сожалением в последний раз посмотрел на дверь Дейенерис, представив себе, как бы нам было с ней хорошо в одной постели. У неё или у меня в номере, неважно, и тихонько закрыл дверь в коридор, запирая её изнутри.
        Не зажигая света, на ходу сбрасывая с себя верхнюю одежду, я направился к себе в спальню.
        Блин, как же я устал за этот день. Сколько всего произошло. Зато теперь можно будет вытянуться на кровати, благо та вполне позволяла это сделать и предаться чарам сновидений. Может, мне приснится Такка или даже Дейенерис, ну а если усну без снов, то тоже будет неплохо, хоть высплюсь.
        Скинув с себя последний предмет одежды, я нырнул в темноту под тёплый край одеяла, и вдруг моя рука наткнулась на лежащее под одеялом женское тело.
        Мой настрой на сон, как бабка отшептала.
        - Кто здесь? - спросил я.
        - А кого ты хотел бы увидеть здесь, дроу? - проворковал мне на ухо знакомый, чуть хриплый, голос Дейенерис.
        - Дейенерис?!!! Ты, что здесь делаешь?
        - А что делает молодая женщина в постели у мужчины? Конечно же, ждёт его.
        - Странное место для ожидания, не находишь ли?
        - Вполне нормальное место, если учитывать, каким скользким типом оказался дроу со странным ником Безумный Макс. Или может быть у него вопросительные знаки вместо ника? И он вовсе не дроу?
        - Не знаю, о ком ты говоришь красавица.
        - О тебе, дорогой, - и я почувствовал, как узкая ладошка девушки скользнула по моему телу к самому дорогому месту на нём.
        - Что ты делаешь?!
        - Хочу наладить между нами отношения, недогадливый мой дроу, - проворковала мне на ухо Дейенерис таким голосом, от которого всё моё естество прямо возопило, что хочет и желает эту женщину, причём прямо сейчас и в любом виде.
        - Может не стоит? - сделал я слабую попытку сопротивления влечению моего естества.
        Дейенерис совершенно правильно истолковала мой дрогнувший голос и, прижавшись ко мне своей грудью с набухшими сосками, ответила:
        - Стоит, конечно стоит, дорогой. Меня тянет к тебе, как и тебя ко мне, и я не хочу тратить время на пустые разговоры. Ты не хочешь заняться делом, милый?
        Моя рука сама собой потянулась к её паху и оказалась зажатой между двумя стройными ножками.
        Я нежно провел пальцем по её горячей щелочке, и Дейенерис глухо застонала, распахивая передо мной свои прелестные ножки….
        - Ласкай же меня, - услышал я её страстный голос.
        Я нагнулся над её щёлкой и запустил в неё свой язычок. Дейенерис изящно повернулась, и её лицо оказалась прямо под моим другом. Оказавшись в положении шестьдесят девять, мы стали упоённо ласкать друг друга.
        Через некоторое время я почувствовал, как крайняя плоть девушки под ласками моего языка и пальцев увлажнилась. Дейенерис дёрнулась, насаживаясь глубже на мои пальцы, и потекла вязкой жидкостью.
        - Войди в меня, - попросила меня девушка, и я поспешил исполнить её просьбу, тем более что и сам сгорал от этого желания.
        - Ты знаешь, коварная искусительница, что я хочу тебя с самого первого раза, с тех пор как увидел тебя? - прошептал я ей на ушко, - Ты прекрасна, и в тоже время опасна, как гремучая змея, и это взрывоопасный коктейль, милая.
        - Я тоже хотела тебя, - ответила девушка, оплетая моё тело своими руками и ногами, - меня просто тянуло к тебе, как к магниту.
        - Почему? Ведь рядом с тобой столько блистательных мужчин, желающих обладать тобой? Тебе стоит только щелкнуть пальцами….
        - Ты не такой как все. Я знаю это. У меня просто дар чувствовать людей, вокруг которых творится история. И ты - один из них.
        Я резко вошёл в неё ещё глубже.
        - А-а-а-а… - застонала, откинув голову назад, с разбросанными по подушке белокурыми волосами, девушка, - Да! Глубже, я прошу тебя, войди в меня ещё глубже!
        - Значит, ты ходишь за мной не из-за гаргарейна?
        - Ооооо, неет… - простонала Дейенерис, и села на меня верхом, - гаргарейн - это только предлог.
        Она схватила меня за руки и всем своим телом опустилась на моего друга. Девушка прижалась грудью ко мне и стала судорожно работать тазом, доводя и меня, и себя до экстаза.
        А потом было как взрыв сверхновой и я, казалось на какой-то миг, который длился, целую вечность, растворился в моей партнёрше.
        - О, да дорогой, - простонала Дейенерис, - как же мне хорошо с тобой.
        Я нежно поцеловал девушку в губы и стал ласкать их язычком. Девушка с готовностью отзывалась моим ласкам, и я почувствовал, что вновь готов доставлять ей удовольствие. Дейенерис это тоже почувствовала, и с готовностью подставила мне своё тело.
        Лунный свет, лившийся из окна, купал наши тела в серебре. Они, то сплетались, то расплетались, на белоснежной простыне в причудливом танце. В лунном свете, глаза Дейенерис казались настоящими бездонными колодцами, затягивающими меня целиком и полностью. Это была настоящая магия, магия чувств и страсти.
        Наконец, мы без сил откинулись на подушки.
        Дейенерис лежала рядом, расслабленно лаская кончиками пальцев мою грудь.
        - Ты же не останешься рядом со мной, - не спрашивая, а словно утверждая, сказала тихо девушка.
        - Да, ангел, ты права. Завтра уже я покину Корнуэл.
        - И то, что я попрошу остаться тебя со мной, и вступить со своими друзьями, ко мне в гильдию, не повлияет на твои планы? - с какой-то затаённой надеждой спросила меня прелестная воительница.
        - Не повлияет, дорогая. Я просто не могу этого сделать. Я не могу подвести моих друзей. Уверен ты и сама, на моём месте, сделала бы тоже самое.
        - Но может быть, мы сможем встречаться с тобой, иногда, в твоём или моём номере?
        - Почему бы и нет? Мягкость твоей кровати кстати, мы с тобой ещё не проверяли, - улыбнулся я и нежно поцеловал девушку в висок.
        - Ооо! Поверь, она гораздо мягче твоей, - рассмеялась девушка, - я о твою простыню все коленки стёрла.
        - Ах, какая ты нежная… - насмешливым голосом произнёс я и подгрёб девушку под себя, - это неуважение к моей постели, и за это стоит тебя наказать….
        Девушка забарабанила кулачками по моей груди, но затем сама, впилась в мои губы своими, пахнущими земляникой губами….
        Ушла от меня предводительница «Степных волков» под утро. Она сверкнула своим обнажённым телом в серой предрассветной мгле, и нисколько не стесняясь своей наготы, прошествовала к двери, призывно покачивая на ходу бёдрами, как бы говоря: смотри, от чего отказываешься дурачок.
        Я только сглотнул слюну и почувствовал, как вновь начинаю желать эту удивительную девушку.
        Притворив за собой дверь, Дейенерис исчезла в предутренней мгле, и меня, откинувшегося на подушках, посетила мысль, а была ли на самом деле эта встреча, или мне всё это приснилось?
        Утром, уже встав с постели, я заметил на столике, лежащие в новеньких ножнах парные кинжалы на двадцать пятый уровень. Искусная гравировка витиеватыми рунами, покрывала сверху донизу клинки кинжалов и несла не только эстетическую, но и магическую нагрузку, усиливая статы оружия. Изучив описание оружия, я только присвистнул. Получалось, после того как я брал кинжалы в руки, мои статы усиливались в полтора раза. Спасибо мой ангел, за заботу обо мне.
        Я, не скрывая своей наготы, распахнул дверь, желая постучать и поблагодарить за подарок мою прелестницу, но наткнулся взглядом на, подходящего по коридору к номеру Дейенерис, её заместителя, которого звали, кажется Харбер.
        Харбер осуждающе посмотрел на меня и проворчал вполголоса:
        - Совсем молодёжь распоясалась и стыд потеряла. Радуйся, что глава гильдии заказ на тебя сняла. Можешь идти досыпать спокойно.
        - Спасибо, может мне стоит зайти и поблагодарить её за это? - я кивнул головой, и быстро захлопнул свою дверь перед носом ошарашенного Харбера, рука которого потянулась к полуторному мечу.
        За дверью, почесав макушку, я понял, что не нужно терять время, а следует готовиться к поездке в Империю. Дейенерис сама, если ей будет нужно, найдёт меня, тем более что прятаться мне больше не надо было.
        Наскоро заправив постель и приведя себя в порядок я спустился к завтраку в трактир, предварительно проверив не поджидает ли меня Харбер в коридоре, и застал там картину полнейшего хаоса.
        Компания «песочников» оказывается, сегодняшней ночью неплохо повеселилась в трактире. Кругом лежали поваленные лавки и стулья. На столах стояли остатки кушаний и почти пустые бутыли с вином. Было видно, что здесь поход «песочников» и закончился. Во всяком случае, половина из них, выходя из игры, оставила свои тела здесь же, в таверне.
        За одним из столов я обнаружил одного из своих неудачных конвоиров во всю храпевшего, в обнимку с трёхлитровой бутылью с прозрачной мутной жидкостью. Второго я обнаружил под столом, посапывающего в обнимку с знакомым мне уже по рейду рыжеволосым гномом.
        Я подошёл к стойке и несколько раз нажал на колокольчик вызывая персонал трактира.
        Колокольчик несколько раз надтреснуто звякнул, когда из-за прилавка показалась взъерошенная голова хозяина трактира.
        - Чего трезвонишь-то, видишь ещё только половина седьмого, - и трактирщик указал мне на часы.
        Я схватил его за шиворот, помогая подняться.
        - А скажи мне, морда твоя, усатая (на самом деле у трактирщика усов не было, но это я сказал так, для связки слов), что ты нам там пытался подлить в вино и в свой фирменный соус?
        По трагическому лицу трактирщика забегали испуганные глазки.
        - Я это… мне приказали… я не хотел…
        - Да, ладно, - я милостиво отпустил воротник рубахи хозяина, - живи. Я сегодня добрый. Заказ на меня сняли, так что успокойся.
        Лицо хозяина трактира просияло.
        - Ох, я рад, как же я рад. Садитесь, господин Макс. Мы сейчас вам яишенку из двенадцати яиц приготовим. За счёт заведения.
        Я, было, направился к свободному столику, но остановился и повернулся к трактирщику.
        - И чтобы никакого соуса.
        - Никакого соуса, - повторил хозяин заведения, - господин Макс.
        Встречались мы с друзьями на окраине Корнуэла.
        Таурэйвэн подогнала нам пятёрку лошадей и теперь все, за исключением меня, гарцевали на них, осваивая навыки верховой езды.
        Я подошёл к оставленному для меня вороному жеребцу и протянул ему на ладони большой кусок сахара. Конь скосил на меня лиловый глаз, бережно взял с ладони бархатными губами кусок сахара и захрустел им. Контакт с животным был налажен.
        Я вскочил в седло, и мы выехали за ворота Корнуэла.
        Глава 12 Древний монстр
        Едва мы отъехали от городских ворот, как навстречу нам попался торговый караван, идущий через пустыню из провинции Скарвеш в Корнуэл.
        Погонщики в караване выглядели напуганными, охрана не выпускала из рук оружие, да и караван-баши, то и дело, покрикивая на всех, понуждал двигаться караван ещё быстрее.
        - Что случилось, уважаемый? - крикнул ему Леголаз, когда мы проезжали мимо.
        - Чудовище! На нас напало древнее чудовище, не далее как в получасе пути отсюда, - отозвался караван-баши, поджарый мужчина лет сорока, - Я больше двадцати пяти лет хожу с караванами и пятнадцать лет как вожу их, но такого ужаса я никогда не испытывал.
        - Так до Корнуэла, вам осталось идти всего ничего. Вон и городские ворота уже видны. Чего торопиться-то?
        - Э нет, уважаемый, - возразил Леголазу караванщик, - этот монстр всё это время шёл за нами, и не далее как пять минут назад напал на последнюю повозку в караване и сожрал пару волов всего за одну минуту!
        - Так у вас же вон, сколько охранников, уважаемый, - вмешался в разговор я.
        Караван-баши посмотрел на меня как на умалишённого и ответил мне:
        - Охрана в караване нанималась против разбойников, да диких животных, а против этого чудовища целую армию надо выставлять.
        - Да что же там за чудовище такое? - спросила Таурэйвэн.
        - Эге-гей!!! Давайте быстрее гоните повозки к воротам! - крикнул возничим караван-баши.
        Затем он опять повернулся к нам.
        - Представьте огромного монстра, в два раза выше самого большого вола, с лапами как ствол самого мощного дуба, зубы у него как жерди в деревенском частоколе, а глаза горят огнём как два огромных огненных блюда. А сам он чёрный как ночь.
        - Невнятное какое-то описание моба, - заметил Леголаз.
        - А что, - с интересом в голосе спросил караванщик, - никак вы хотите убить чудовище?
        - Нет, нет, - толкнул я в бок Леголаза, глаза которого выражали тайный азарт, - нам предстоит долгий путь. Возможно, если мы встретим монстра на обратном пути, то подумаем над этим.
        - Эх, жаль, - с сожалением сказал караван-баши, пряча за пояс кошель с монетами, уже готовый выдать нам аванс на убийство монстра, - голова бы его украсила мой дом. Легенды говорят, такие монстры в древности жили в этих местах. Теперь вот видно опять возродились. Ох, не к добру это, не к добру.
        Сказав это, караван-баши махнул на прощание рукой нам рукой и помчался догонять свой караван, который уже втягивался в ворота Корнуэла.
        - Ну, ты чего? - спросил меня Леголаз, - Чего не дал взять задание на монстра?
        - Некогда нам тут охоту устраивать. Да и попробуй завалить такого зверя.
        - Мы же Малфрода завалили.
        - Сказал же тебе караванщик, что на него надо армию собирать, - тонким голоском внесла свою лепту в наш разговор Перчинка.
        - И на Малфрода ходило нас не пятеро, а почти пятьсот человек, а завалили его потому, что применили военную хитрость.
        - Да чего, сейчас бы кликнули рейд, собрали бы Золотой легион и убили бы монстра.
        - Эй, вояка, - сказала доселе молчащая Айова, - сказано тебе, что нам нужно торопиться. Давайте, нужно ехать дальше, а то до ближайшего вооружённого поста полдня добираться нужно.
        Мы пришпорили лошадей и направились дальше по дороге ведущей на север. Все были в приподнятом состоянии, покинув Корнуэл, только Леголаз, замыкавший отряд, сокрушённо брюзжал в спину об упущенной возможности хоть одним глазком взглянуть на древнего монстра.
        Но миновать встречи с монстром, напугавший полный вооружённых людей торговый караван, нам не удалось.
        Сбылась мечта идиота. Это я о Леголазе, мечтавшем увидеть легендарного монстра.
        Едва мы въехали в лес, с севера обступавший Корнуэл, наше приподнятое настроение, как рукой сняло. Высокие разлапистые хвойные деревья, верхушками попиравшие небо, закрыли от нас солнце, и лесной тракт под нашими ногами погрузился в полумрак.
        Было такое ощущение, что воздух вокруг нас сгустился. В лесу стало тихо так, что было слышно, как осыпается под порывами ветра пересохшая хвоя с вершин сосен и елей. Откуда-то из глубины леса ветер принёс сырость, что было для нас даже приятно. Наконец-то мы избавились от полуденного жара.
        Леголаз, замыкавший наш небольшой отряд, вдруг сказал:
        - Ребят, кажется, что-то к нам движется. Слышите?
        Мы все прислушались, но кроме вязкой тишины ничего не услышали.
        - Я ничего не слышу, - сказала Перчинка, уставшая вслушиваться в лесную тишину, - может тебе показалось?
        - Ага, - ответил ей Леголаз, - в отличие от вас, у меня со слухом всё в порядке. Кто-то, с севера идёт к нам, и этот кто-то очень большой очень и очень опасный.
        Через некоторое время и я заметил признаки приближения неведомого существа. Птицы, встретившие нас на опушке леса и сопровождавшие на всём протяжении пути, внезапно замолчали. Лесное зверьё, в изобилии шнырявшее вокруг нас, куда-то запропастилось. И тогда я услышал треск шедший с северного направления. Сначала он был неявный, но затем, с приближением стало понятно, что это трещат стволы ломающихся стволов деревьев.
        Притихший, как перед бурей, лес внезапно потряс звериный рык. В нём было столько мощи и силы, что сразу стало понятно, что принадлежит он хозяину этого мира.
        С побелевшими от напряжения лицами мы вслушивались в усиливающийся шум.
        Было странно, но мы слышали только трест ломавшихся как спички вековых сосен и елей. Самих шагов неведомого существа вообще не было слышно. И если бы не этот шум, то о приближении чудовища мы могли бы только догадываться.
        - К бою, - скомандовал я, и обратившись к Леголазу, добавил, - накаркал, гад.
        Мы обнажили наши клинки и другое имевшееся у нас оружие.
        - Все вкруг, занимаем круговую оборону, - отдал приказ я, - неизвестно откуда это существо появится. Да лошадей не бросайте, привяжите к деревьям, убегут же, потом ищи по всей округе.
        - Ты думаешь, настанет это, потом? - спросила меня Таурэйвэн, становясь по правую руку от меня.
        - Поживём-увидим.
        Мы напряжённо вслушивались в тишину, но появление монстра всё же прозевали.
        Я понял, что он здесь, по пронизывающему меня взгляду, идущему из лесного мрака.
        - Внимание! К бою!
        Но шло время, а на нас никто не нападал. Я не мог понять, почему монстр выжидал.
        А потом меня захлестнула волна узнавания, обожания и любви. От неожиданности я покачнулся и выронил из рук оружие. Кинжалы упали клинками вниз и воткнулись в землю.
        «Хозяин!» - раздался в голове у меня вдруг бархатный голос.
        - Внимание, эмпатическая атака! - крикнула Таурэйвэн, заметив моё состояние, - Отражаем нападение!
        - Стойте! - крикнул я игрокам, которые размахивали перед собой оружием, - Оружие в ножны!
        - Не слушайте Макса, он бредит, - сказал Леголаз, поводя натянутым луком из стороны в сторону, но так и не находя себе цели, - монстр подчинил его.
        - Сам ты бредишь, дурак! - несильно пнул я Леголаза под ногу.
        Стрела тренькнула и ушла в небо.
        - Не стрелять! Это не монстр, а мой питомец!
        - Питомец?!!!
        Сказать, что все были потрясены, не сказать ничего.
        Мои друзья ошарашенно смотрели на меня.
        - Ребят, поверьте мне. Я же вас никогда не подводил. Уберите своё оружие. Пожалуйста.
        Хоть и с неохотой, но мои друзья послушали меня и убрали оружие.
        - Багира! - крикнул я, - Покажись, киса моя!
        Застывший мрак в глубине леса дрогнул и стал к нам приближаться.
        От того, что мы увидели, все непроизвольно сделали несколько шагов назад. Наши лошади вообще забились куда-то за деревья, насколько позволяли им поводья.
        Из мрака, по мере приближения к нам, сначала материализовались глаза, похожие на два огромных прожектора. Тьма обрела форму. И эта форма принадлежала древнему гаргарейну. Пасть прародительницы племени гаргарейнов сверкала частоколом обнажённых клыков. При виде их я понял, что слова караван-баши о том, что монстр за одну минуту сожрал двух волов были не пустым звуком.
        Выйдя на дорогу, древний гаргарейн казался воплощением наших кошмаров.
        Все, включая и меня, с изумлением смотрели на возвышающуюся над нами огромную чёрную кошку. Её мощные лапы казались античными колоннами с белыми когтями, способными вскрыть любую броню как простую консервную банку.
        - Мррррр!!!!! - из пасти древнего гаргарейна неожиданно раздалось мощное бархатное мурлыканье и Багира потянулась ко мне своим носом.
        Я непроизвольно сделал шаг назад, но справился с собой и положил ладонь на влажный бархатный нос огромной кошки. А потом чувства родства с моим питомцем пересилили страх и я, уже не сдерживая их, подошёл к припавшей к земле Багире и обнял её за шею.
        - Багира, умничка моя, как же ты подросла.
        - Мррр… - отозвался гаргарейн.
        «Хозяин, - в моей голове раздался голос Багиры, - ты тоже изменился. Подрос, возмужал. Багира гордится тобой».
        - Спасибо, дорогая, - сказал я, поглаживая жёсткую шерсть огромной кошки.
        «Я скучала, хозяин».
        - Я тоже скучал по тебе Багира.
        Я с неохотой оторвался от моего питомца и повернулся к друзьям.
        - Друзья, знакомьтесь, это мой питомец, гаргарейн Багира.
        - Здравствуй, Багира, - сказала самая смелая из моих друзей Таурэйвэн, - приятно с тобой познакомиться. Надеюсь, мы станем с тобой хорошими друзьями.
        - Мурррр… - басовито отозвалась Багира.
        - Она говорит, что мои друзья, это её друзья, - перевёл я мурлыканье гаргарейна своим спутникам.
        - Ой, а можно её погладить? - неожиданно для всех спросила Перчинка.
        Я вопросительно посмотрел на Багиру. Та важно кивнула головой в знак согласия.
        Перчинка незамедлительно воспользовалась предоставленной возможностью и, подскочив к кошке начала почёсывать у неё за торчащим ухом.
        Багире это явно понравилось, ибо её мурчание стало ещё громче.
        - Ну, надо же, - сказал, оправившись от изумления Леголаз, - чем больше я Макс тебя узнаю, тем больше поражаюсь, - Да с таким питомцем мы бы Малфрода на ленточки за пять минут порвали бы. Что же ты его не призвал тогда?
        Говорить о том, что в быстротечности событий, происходивших со мной в «песочнице», я начисто забыл о том, что можно призвать Багиру, я не стал.
        - В «песочницу» её всё равно не пустили бы, - нашёлся я, - да и отпустил я её на время, поднабраться силёнок. Она же была совсем котёнок.
        - Это хорошо она сил поднабралась, - зачарованно глядя на Багиру, сказала Айова, - Какого уровня у тебя питомец? Это же о ней трубят новости на городской площади уже два дня и собирают охотничьи рейды?
        - А ведь точно, - поддержала её Таурэйвэн, - уже пару дней на всех столбах висят объявления о поимке опасного монстра, объявившегося в окрестностях Корнуэла.
        - Рррр, - недовольно рыкнула Багира на слова о монстре.
        - Тише, тише дорогая, - успокоила её Таурэйвэн, мы знаем, что ты хорошая.
        - Мррр… - вновь успокоившись, заурчала огромная кошка.
        - Теперь, нам никакие опасности в дороге будут не страшны, - мечтательно произнесла Перчинка, - киса позаботится об этом.
        - Я боюсь, если мы будем путешествовать в компании Багиры, то за нами устроят охоту, если не коллекционеры экзотических животных, то части регулярной армии Империи точно, - сказал я Перчинке, - пусть лучше Багира идёт рядом с нашей группой, но не приближается к ней. При необходимости она может примчаться к нам на помощь всего за несколько минут. Да и ей будет комфортно, если её не будут постоянно контролировать и ежеминутно предлагать почесать за ушком.
        - Мррмяу, - одобрил моё предложение гаргарейн.
        На том, и решили.
        Протестовала против такого решения только Перчинка, но это и понятно. Уж больно понравилось девчонке чесать за ухом легендарного гаргарейна.
        Под прикрытием совершающего тридцатиметровые прыжки могучего зверя наш отряд стал более уверенно двигаться вперёд по лесной дороге. Пока я «геройствовал» в «песочнице», Багира набрала более пятидесяти уровней, что свидетельствовало о геноциде поголовья местных травоядных и хищников устроенного ею.
        Ближе к обеду, на развилке дорог, путь нашему маленькому отряду преградили лесные разбойники.
        Ставшая уже классикой фраза «Кошелёк, или жизнь», едва не стоила лихим мужичкам их жизни. Но, при виде появившейся за нашими спинами огромной, чёрной как ночь, кошки, сверкавшей белизной огромных когтей и клыков, разбойники предпочли расстаться со своими кошелями.
        В результате, наша казна пополнилась на двадцать пять золотых, восемьдесят пять серебряных и тринадцать медных монет, а шайка головорезов уменьшилась ровно на одного главаря, который так и не понял важности момента и призывал своих подчинённых расправиться с нами. Его же шайка и лишила его жизни.
        Кстати, после встречи с нами, спаянная шайка разбойников, промышлявшая в этом уголке леса, собранная из местных крестьян, распалась. Часть разбойников предпочла вернуться к своим семьям и простому крестьянскому труду, а часть решила уйти в более безопасные для разбойников места. Звучит смешно, но тем не менее.
        Наши лошади, по-моему, так и не привыкли к внезапно появляющейся из кустов усатой морде гаргарейна, которые бросал на них дружелюбные плотоядные взгляды, и шарахались от него, как от огня, чем Багира и развлекалась время от времени.
        Шло время и тёмный мрачный лес, раньше служащий охотничьими угодьями гаргарейна, сменился светлым берёзовым лесом.
        Высокие, в два обхвата берёзы, с распускающимися почками, навевали мысли о реальности. При остановке на ночлег мои друзья время от времени уходили в реал, а я всё почему-то медлил.
        На очередном привале, устроенном на поляне у самой дороги, Леголаз отошёл в сторону и вернулся с полной флягой берёзового сока. Пустив флягу по кругу мы с удовольствием отдали должное дарам природы.
        Дождавшись, когда в очередной раз, мои друзья разместились вокруг костра, и вышли из игры, я призвал Багиру и, наказав ей сторожить наши тела, последовал вслед за ними.
        Реальность встретила меня тусклым светом дежурного освещения. Было как-то непривычно просыпаться в больничной палате, а не в своём гостиничном номере или квартире, но выбирать не приходилось.
        За окном был вечер. Часы на стене палаты показывали без четверти десять. Да, об ужине можно было только мечтать.
        Без особой надежды я нажал на кнопку вызова персонала. Через пару минут ко мне в палату заглянула миловидная светловолосая медсестра.
        Увидев, что я покинул капсулу, девушка осведомилась, чем может помочь мне.
        Я спросил у неё насчёт ужина. Девушка ответила, что ужин окончился полтора часа назад, но что она что-нибудь придумает.
        Беспокоить Маринку мне не хотелось. Время уже приближалось ко сну, и девушка наверняка была в ванной комнате.
        Я подошел к окну. Вечер укутал город в чёрно-синюю шаль ночной мглы и украсил огнями рекламных щитов и фонарей. По улицам шли потоки автомобилей - туда, с ярко-жёлтыми огнями, обратно с красными. Люди возвращались домой, после рабочего дня.
        Нужно будет и мне озаботиться своим жильём. За квартирой, конечно, наблюдает баба Люба, но опустевшее жильё со временем приобретает нежилой вид. Я представил, как на полках у меня скопился слой пыли, отключённый от сети холодильник, пустое мусорное ведро и мне захотелось вернуться обратно в свою квартиру.
        От грустных мыслей меня отвлекла вернувшаяся медсестра. Девушка принесла поднос, на котором стоял термос с чаем и тарелки с бутербродами.
        - Простите, не знаю, как вас зовут, - спросил я девушку, когда она поставила на тумбочку поднос с едой.
        - Юля, - представилась молоденькая медсестра.
        - Максим, - в свою очередь назвал своё имя я, - Это же ваш ужин?
        - Неважно, - улыбнулась девушка, - Я не голодна.
        - Ну, это негоже одному сидеть за таким фуршетом. Может быть, Юлечка, вы составите мне кампанию?
        - У меня дежурство, вдруг кто-нибудь из больных позвонит, а я не услышу. Будет скандал.
        Я улыбнулся девушке, подставляя ей стул.
        - А мы не будем закрывать дверь и сразу услышим, если кто-то будет вас звать.
        - Ну, хорошо, только ненадолго.
        Я улыбнулся девушке и разлил по стаканам горячий ароматный чай.
        - Давно я так вот лежу в капсуле?
        - Уже третьи сутки. Ваш лечащий врач сказала, что если на пятые сутки вы сами не выйдете из капсулы, принудительно выводить вас.
        - Понимаю беспокойство Елены Ивановны.
        Я вспомнил смеющиеся глаза Ленки.
        - А вы, Юля, давно работаете в медцентре?
        - Около трёх лет, пришла сразу после окончания медицинского колледжа.
        - И как, нравится вам работа?
        Девушка улыбнулась, поправила на волосах белую накрахмаленную медицинскую шапочку и ответила.
        - Работа как работа, пациенты не буйные, зарплата достойная, полный соцпакет, какие ещё вопросы будут господин больной?
        Я рассмеялся.
        - Спасибо вам, за угощение, Юленька, без вас бы я умер голодной смертью.
        - Не стоит благодарности, Максим, спокойной вам ночи. А мне нужно дежурить.
        Девушка собрала на поднос остатки бутербродов и посуду. Улыбнувшись мне, Юля выскользнула с подносом из палаты, оставив за собой неприкрытую дверь.
        Я некоторое время стоял у окна, следя за жизнью ночного города, и подумал о том, что сейчас там, в игре, мы лежим у потрескивающего берёзовыми полешками костра. Над нами звёздное небо, лёгкий ветерок колышет верхушки деревьев, а неподалёку лежит Багира, полностью растворившись в ночной тьме, и только жёлтые глаза гаргарейна сверкают подобно двум маленьким лунам….
        Отвлёк меня от моих мыслей звук звонка, шедший из коридора.
        Кто-то из пациентов вызывал Юлю.
        Я вышел в коридор. Длинный кремовый коридор был погружён в полумрак. Стол дежурной медсестры находился от меня через две палаты. Сейчас за ним никого не было.
        Я прошёл мимо него и вышел на лестничную клетку.
        Так как медицинский центр находился в корпорации на первом этаже, то сверху по лестнице шел поток прохладного воздуха. Возле окна стояло две больших кадки с цветами.
        Я подошел к одной из них и сорвал несколько бледно-голубых цветков с приятным запахом. Получился мини-букет.
        Не задерживаясь больше на лестнице, я вернулся в коридор. Юля с вызова ещё не вернулась.
        Я положил букетик цветов на раскрытый журнал учёта пациентов медицинского центра и вернулся к себе в палату.
        Думаю, что у девушки поймёт, кто мог положить ей на стол этот букет.
        Я лёг на белую простыню кровати и мгновенно уснул.
        Снилось мне лето, море и я в окружении красивых длинноногих девушек. Среди них мелькали лица Маринки, Лены, Юли и почему-то моих игровых спутниц - Аларган, Амэи, Андариэль и почему-то лицо Нааны.
        Весело щебеча, девушки, пошли купаться в лазурную морскую воду, но когда вслед за ними в воду вошла Наана, море потемнело и откуда ни возьмись, налетел шторм.
        Что было дальше, я не знаю, потому что проснулся.
        После завтрака меня посетила Ленка. Мой лечащий врач осмотрела меня и удовлетворительно что-то хмыкнула себе под нос. Мы обменялись с ней нежными поцелуями, в процессе чего мне удалось потискать её упругую грудь и ядрёную попку.
        Наш осмотр, благо, что в палате кроме нас никого не было, несколько затянулся. После него Ленка покинула палату, поправляя на себе растрепанные волосы и застёгивая пуговички на халатике.
        Хорошо иметь такого лечащего врача.
        После ухода Ленки в палату заглянула Юля. Девушка закончила дежурство и заскочила проведать меня и заодно пожурить за букет и оборванный вазон с цветами. Я виновато кивал головой, а сам отмечал про себя стройные ножки девушки и её точёную фигурку. Девушка закончила свою речь быстрым поцелуем в мою щёку и упорхнула за дверь.
        После Юли, через час зашла Марина, и наша бурная встреча продолжалась вплоть до обеда.
        Я отметил, что девушка хорошеет не по дням, а по часам, и что мне скоро придётся отгонять от неё ухажёров. Маринка заверила меня, что с её графиком работы она рискует скорее умереть старой девой, чем завести на стороне роман.
        Настало время возвращаться в игру. Прогресс лечения был налицо. Я мог уже ясно вспомнить, что происходило перед своим выходом из игры, но дальше всё было как в тумане, как будто в моей памяти стоял блок. Да и во сне, когда ко мне приходили девушки из игры, я знал, как их имена. Но откуда их знал этих девушек, я пока не мог вспомнить.
        Пришла пора возвращаться в игру и вернуть себе память.
        * * * * *
        Предутренний час. Берёзовый лес. Султанат Амир-хана. ….
        Я проснулся, когда вокруг меня уже кипела утренняя суета. Леголаз шуршал, накрывая на стол завтрак. С этим ему помогала Перчинка. А Айова, вместе с Таурэйвэн удалились на ручей, протекавший неподалёку от разбитого лагеря.
        Но спокойно позавтракать нам не удалось.
        Когда мы приступили к завтраку, с той стороны, откуда мы пришли, послышался стук копыт всадника.
        Всадником мог оказаться кто угодно. Гонец, отправленный в соседний город, или одинокий наемник, спешащий к новому месту службы, либо это мог быть крестьянин, едущий в соседнюю деревню. Главное было для нас, что он ехал один. Будь это конный отряд, нам бы пришлось бы встречать его во всеоружии.
        Поэтому, когда на полянку со стороны дороги въехала лошадь, на неё особо никто не обратил внимания. Только Леголаз, поглощавший бутерброд с бужениной и запивавший его чаем, поднял голову, да так и застыл с бутербродом на полпути к открытому рту.
        Я сидел спиной к подъехавшему всаднику и не мог видеть кто это, но поведение Леголаза заставило меня оторваться от своего бутерброда и повернуться.
        Мать честная! Всадником на взмыленном жеребце была сама принцесса Такка!
        Я вскочил на ноги и поклонился наследнице трона.
        - Ваше Высочество….
        Мои спутники тоже вскочили на ноги.
        Принцесса легко спрыгнула с коня, как будто она только выехала на прогулку, а не провела целый день в седле и подошла к нам.
        - Максим, - приветливо улыбнувшись всем присутствующим, сказала принцесса, - я обдумывала ваши слова всю ночь и приняла решение отправиться с вами в путешествие.
        «Твою ж мать, - подумал я про себя, - в ту самую ночь, когда Дейенерис забралась ком не в постель. Да султан с нас головы поснимает, если узнает, что Такка отправилась с нами в это опасное путешествие».
        Очевидно, мои мысли были написаны у меня на лбу, ибо Такка посмотрев на меня, рассмеялась и сказала, что предупредила отца обо всём.
        - И что, ваше Высочество, Султан дал вам на это высочайшее позволение? - спросила Таурэйвэн.
        - Ну, ехать он разрешил, только хотел мне навязать в охрану отряд из сотни гвардейцев. Я благополучно выехала раньше него на целых два часа. Думаю, гвардейцы так и остались в Корнуэле.
        - Жаль, ваше Высочество, - сказал Леголаз, предлагая принцессе бутерброд с бужениной и чашку горячего чая, - отряд из сотни гвардейцев нам бы не помешал.
        Принцесса приняла из рук следопыта чашку с чаем и бутерброд, и села у костра рядом со мной.
        - Зачем нам гвардейцы, если я нахожусь в компании бесстрашных воителей и воительниц.
        - Ну, хотя бы для того, чтобы защитить вас ваше Высочество от таких чудовищ, одно из которых стоит за вашей спиной, - сказал я, видя, что к принцессе проявила интерес бесшумно появившаяся из кустов Багира.
        Багира, которую привлёк шум, издаваемый подъехавшей принцессой, вылезла из кустов и сейчас стояла над принцессой, раздумывая, съесть ли сразу ей эту шумную нахалку, либо начать с её лошади.
        Принцесса, обернулась и увидев обнюхивающего её чёрного монстра с горящими глазами, взвизгнула и, уронив бутерброд на землю, прыгнула прямо мне на колени. Дрожа от страха, девушка прижалась ко мне, ища защиты от внезапно появившегося чудовища. Иной реакции я от неё и не ожидал.
        Багира видя, что объект её завтрака находится уже под моей защитой, удовлетворилась бутербродом, и, слизнув его с травы, отошла к стреноженным лошадям, явно намереваясь привести в действие запасной вариант своего плана.
        - Багира, нельзя, - сказал я кошке, и та припала к земле, положив голову на передние лапы, как бы говоря «А я что, я примерная девочка».
        Для принцессы Такка обладала отличным самоконтролем, и быстро пришла в себя.
        - Это же гаргарейн? - спросила она меня, протянув руку Леголазу за очередным бутербродом.
        - Это моя подруга, древний гаргарейн, прародительница племени гаргарейнов, возродившаяся в теле моего питомца.
        Такка внимательно посмотрела на меня и, откусив приличный кусок бутерброда, проглотила его, почти не жуя, а потом сказала:
        - Я вижу, что не ошиблась в тебе Максим. Ты не обычный человек.
        - Я, дроу, - поправил я принцессу.
        - Значит ты не обычный дроу. И это мне нравится в тебе.
        Когда мы закончили завтрак, я помог принцессе подняться.
        - Простите ваше Высочество, но у нас в отряде в бою каждые руки при деле. Леголаз у нас стрелок, Айова - рыцарь, боец ближнего боя, я с Таурэйвэн за короткий промежуток времени наносим врагу максимальный урон, Перчинка - маг. Вместе мы сплочённая команда, способная выполнить любую задачу. И отвлекаться, на вашу защиту, никто из нас не сможет в бою, только по тому, что сделав это, он ослабит команду, а это означает наше поражение. Я понятно объясняю?
        Такка улыбнулась, и в руках у неё появился синий огонь, затрепетавший под дуновением налетевшего ветерка.
        - У вас отличная команда, Максим, но у вас в команде не хватает целителя. Я получила академическое образование и прошла практику в южных районах Султаната, там, где идут постоянные стычки регулярной армии с племенами, населяющими дикие территории Великой Пустоши.
        - Ваше Высочество, - за всех сказала Таурэйвэн, - вы будете желанным членом нашего маленького отряда.
        Принцесса улыбнулась, взмахнула рукой, и наш отряд оказался отрезанным от внешнего мира прозрачным защитным куполом, похожим на огромный мыльный пузырь, но я чувствовал, что этот пузырь не сможет продавить даже огромный носорог.
        - Принцесса, добро пожаловать в команду.
        Глаза Такки засияли от радости.
        Теперь наша команда была в полном составе. И прошло не так много времени, как её слаженность пришлось проверить нам в действии.
        ДРУЗЬЯ, СТАВИМ ЛАЙКИ И ОСТАВЛЯЙТЕ КОММЕНТАРИИ.
        Глава 13 Оборотень
        Вторые сутки нашего пути по лесному тракту подходили к концу.
        Сначала в пути нам попадались на тракте встречные одиночные повозки и обозы, спешащие в столицу, но постепенно они иссякли и теперь мы ехали в полном одиночестве.
        Согласно карте, лес должен был скоро закончиться, а дальше уже начинались земли Империи. Но карта это карта, а реальность - это реальность.
        Долгий дневной переход утомил нас. Лошади утратили былую резвость и брели по дороге, устало перебирая ногами, но лесной массив всё не кончался, и казалось, нет ему ни конца, ни края.
        Нам хотелось выбраться на открытые просторы, где совсем нет деревьев и дорога прямая как стрела, и пустить лошадей в галоп. Промчаться во весь опор, с криками, по плещущему яркими красками ковру цветов.
        Солнечные лучи с трудом, пробивались сквозь зелёную крону деревьев нёсших свой бессменный караул по обе стороны дороги.
        Всё бы ничего и мы бы наверное добрались бы в конце концов до опушки леса, но мы оказались на распутье, причём в буквальном смысле этого слова.
        Прямо перед нами была развилка дороги, и куда ехать дальше нам было непонятно - ни тебе указателя, ни тебе придорожного камня со словами: «Направо пойдёшь - сыт и пьян будешь, налево пойдёшь - жену найдёшь…». Вообще ничего, что могло подсказать куда дальше нам ехать, не было. А после развилки, дороги дальше шли параллельно друг другу.
        На кратком совете решено было сначала ехать по левой дороге, но если она заведёт нас не туда, вернуться и ехать дальше уже по другой.
        После развилки дорога шла прямо, ни куда не отклоняясь, но затем, через километр с ней стали происходить метаморфозы. Сама дорога стала изменяться - постепенно она сузилась, и из хорошо наезженного тракта превратилась в обычную лесную дорогу, а затем и вовсе перешла в широкую тропу. Местность вокруг нас стала тоже иной. Высокие сосны и берёзы сменились густым ельником. Нам приходилось всё время склоняться в сёдлах, чтобы проезжать под пушистыми лапами елей, протянувшимися через тропу.
        Через некоторое время, когда я уже стал подумывать о том, чтобы вернуться к развилке, между деревьями мелькнул просвет, и мы выехали на большую поляну с росшим на ней огромным дубом.
        Дуб поражал своими размерами. Он царил над всеми деревьями в лесу. Если бы двадцать человек взялись за руки, то вряд ли бы они смогли обхватить ствол лесного исполина. Верхушка дуба, простираясь в стороны мощными ветвями, уходила высоко вверх и терялась в облаках.
        С другой стороны поляны мы обнаружили тропу, уходящую в густой кустарник.
        Объезжая поляну мы сделали одно открытие - дуб был обитаем. Вы не подумайте, я говорю не о белках или бурундуках обитающих под сенью могучей кроны дерева. С обратной стороны дуба, прямо в стволе дерева, мы нашли круглую деревянную дверь. Рядом с ней находилось такое же окошко.
        Похоже, здесь раньше было огромное дупло, которое кто-то заселил. Возможно, это был какой-нибудь лесной отшельник или ведьма.
        Над дверью, на цепи, покачивался одинокий фонарь.
        Можно было конечно пройти мимо, и уйти с поляны по тропе. Как говорится - не буди лихо, пока оно тихо, но наше любопытство пересилило здравый смысл.
        От жилища веяло запустением. Прямо под окном и дверью лежал толстый слой опавших дубовых листьев. Тёмное окно было затянуто снаружи паутиной.
        Леголаз спрыгнул с коня и подошёл к двери.
        - Хозяин! Принимай гостей! - гаркнул он, стуча кулаком по шершавой поверхности двери.
        Сначала в этом импровизированном доме ничего не происходило, но вот за дверью послышался скрип половиц, прогибающихся под весом подходящего хозяина дома.
        Дверь скрипнула и распахнулась. Перед нами на пороге стоял грузный мужчина, лет под пятьдесят, одетый рубашку и штаны из плотной зелёной ткани. Лицо мужчины заросло большой чёрной курчавой бородой и делало его похожим на большого медведя гризли.
        Тяжело вздохнув, мужчина обвёл компанию взглядом и спросил густым басом.
        - Кто такие? Чего надо?
        - Простите за вторжение, - выступила вперёд Таурэйвэн, - мы заплутали, а впереди ночь. Не пустите ли вы нас переночевать? Утром мы вернёмся обратно к дорожной развилке и поедем дальше.
        Мужик ещё раз окинул нас тяжёлым взглядом мутных маленьких глаз и кивнул головой.
        - Проходите, можете переночевать.
        - А с лошадьми что? - спросил я хозяина дома.
        - С лошадьми ничего не случится, - ответил мужик.
        Выйдя из дома, он начал что-то говорить дубу. Что он говорил, осталось для нас загадкой.
        После его слов, нижняя ветвь дерева дрогнула и опустилась вниз.
        - Вот вам и коновязь, - мужик махнул рукой в сторону ветки и, не оглядываясь, ушёл в дом.
        - Вот это симбиоз! - восхищённо сказал Леголаз, привязывая своего коня к ветке, - Этот мужик сроднился с деревом.
        Привязав лошадей к ветке дуба, мы толкнули дверь и вошли в дом.
        Хозяин уже стучал в доме тарелками, выставляя их на стол.
        Мы зашли внутрь, и оказались в прихожей с несколькими дверями. Одна дверь, из которой и доносились звуки расставляемой посуды, была открыта. Мы прошли через неё и оказались в большой горнице. Посреди неё стоял большой деревянный ствол, на котором уже стояли несколько глиняных тарелок и мисок. Хозяин дома стоял возле очага, над которым висел большой котёл и большим черпаком наливал в них горячую ароматную похлёбку.
        Мы все шумно расселись за столом, на котором уже стояли большие подносы со свежим ржаным хлебом.
        Хозяин глядя на то, как уставшие с дороги путники наворачивают вкусную горячую похлёбку, только сверкал глазищами из-под густых бровей.
        Мне отчего-то есть не хотелось. Ломая пальцами хлебный мякиш, я отправлял его в рот, исподволь наблюдая за Таккой. Девушка настолько вписалась в наш небольшой круг друзей, что казалось, была в нём всегда. Её прозрачный лёгкий смех, отражаясь от стен жилища, летал по горнице.
        От похлёбки Такка тоже отказалась, предпочтя ей лесные яблоки, поставленные на стол хозяином дома в плетёной корзинке.
        - я Безумный Макс, это мои друзья - Леголаз, Таурэйвэн, Айова, Перчинка и Такка, а как зовут вас, милейший? - представился я,
        - Моё имя Тед. Лесничий я здешний, - прогудел в ответ хозяин дома.
        - Давно один живёте?
        - Живу не один, жена у меня есть. Зовут Миланой, сейчас она должна из леса вернуться.
        - А что, - сказал Леголаз, отправляя в рот ложку с похлёбкой - неужели в округе кроме вас никого нет?
        - Ну почему нет, - хозяин сложил на груди могучие волосатые ручищи, - в часе ходьбы по тропе есть деревенька на сорок домов. Только жители её не больно-то гостей любят, да и сами из домов носов не кажут.
        - Это ещё почему? - поинтересовалась Перчинка, вытирая хлебным мякишем со дна тарелки остатки супа, и отправляя его в рот, - А за ягодами как ходят, и грибами?
        - А-ха-ха-ха, - рассмеялся мужик, - какие ж по весне ягоды да грибы, да и опасные здешние места.
        - А что же в них опасного? - насторожился Леголаз, надеясь получить хоть какое-нибудь задание.
        - Да вот в деревне люди пропадают. Поэтому ночами никто из домов не выходит. Так теперь они стали пропадать прямо и из домов. Говорят, оборотень в округе завёлся. А я думаю, брехня это, может волки балуют, а может и лихие люди какие. Я бы сам устроил в деревне облаву, но лес на мне - браконьеры шалят то тут, то там. Приходится даже не ночевать дома. Вот если бы кто помог установить в деревне покой.
        ВНИМАНИЕ!
        ВАМ ПРЕДЛАГАЕТСЯ СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ЧТО ТВОРИТСЯ В ТЕМНОТЕ».
        ВЫЯСНИТЕ, ПОЧЕМУ В ДЕРЕВНЕ СТАЛИ ПРОПАДАТЬ ЛЮДИ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАДАНИЯ:
        + 20 К ОТНОШЕНИЮ С ДЕРЕВНЕЙ «ЛЕСНОЙ БОР», 15 000 ЕД. ОПЫТА.
        ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ: ДА / НЕТ.
        Почему бы нет. Всё равно нам придётся задержаться. Без хорошего отдыха дальше мы не сможем продолжать наш путь.
        Я нажал принять. У всех наших тренькнуло сообщение о принятии задания. Глаза у Леголаза повеселели.
        В сенях что-то скрипнуло, а затем хлопнула входная дверь. Через несколько минут дверь в горницу отворилась и вошла молодая женщина. Про таких женщин на Руси издревле говорили «русская красавица».
        Чёрные волосы, заплетённые в тяжёлую косу и украшенные голубой лентой, были переброшены через плечо. Выразительные голубые глаза с длинными густыми ресницами, бархатная кожа, высокая грудь и покатые бёдра с осиной талией.
        Леголаз смотрел на неё не в силах отвести взгляда, потом опомнился, и хотел было отпустить комплимент, но вовремя опомнился и прикусил язык.
        - Миланушка, - пророкотал Тед, - Гости у нас.
        Женщина обвела нас внимательным взглядом и улыбнулась. От её светлой улыбки всё заиграло кругом.
        - Добро пожаловать гости дорогие, редко кто к нам захаживает. Кушайте на здоровье, а постель я сейчас вам постелю. Дело то к ночи идёт.
        - Да, дорогая, потчуй наших гостей, ни в чём им не отказывай, а я пойду в лес - пробасил лесничий.
        - Куда же это вы идёте, на ночь глядя? - поинтересовался я.
        - Браконьеры на западной окраине леса объявились, лагерь разбили. Деревья рубят, зверьё бьют. Нехорошие людишки, нужно выгнать их из леса.
        - Да дорогой, - Милана поцеловала мужа и стала собирать ему узелок с едой, - я всё сделаю, как ты велишь.
        Лесничий, взяв узелок, сунул за пояс большой топор и вышел из дома.
        Со своего места мне было видно, как он зажег на крыльце фонарь и захлопнул за собой дверь.
        Вот бы проследить за ним. Мне почему-то показалось, что он чего-то не договаривает. А что, если именно Тэд и есть этот оборотень, который терроризирует деревню? И ночами он шатается по лесу. Я вполне могу его представить в роли огромного медведя.
        По-моему такие же мысли пришли в голову Леголаза. Мы с ним понимающе переглянулись. Другие же члены нашей кампании увлеклись разговором с хозяйкой дома. Женщины, что говорить.
        Я вновь взглянул на Милану, и сглотнул слюну. Вот бы сейчас с ней и на пуховые перины, покувыркаться….
        День был долгий, путь длинный и всем уже хотелось спать.
        Хозяйка положила нас в двух спальнях. В одной разместились девушки, в другой мы с Леголазом.
        Оставив в спальне горящую свечу, женщина пожелала спокойной ночи и покинула нас, закрыв за собой дверь.
        В комнате стояли два топчана, крытые мягкими мехами.
        - Ты как думаешь, - спросил я следопыта, - не этот ли Тэд и есть этот таинственный оборотень?
        - Да я только об этом и думаю, - ответил Леголаз, хотя мечтательный взгляд его глаз говорил о том, что думает следопыт совсем о другом.
        Я упал на свой топчан и почувствовал, как же сильно устал за этот день. Меха приятно обволакивали моё уставшее тело. Леголаз же напротив, ворочался и крутился в своей постели.
        Я смежил веки и провалился в сон.
        Во сне за мной гонялась Милана, обнажённая по пояс и весело хохотала. Я, опасаясь её мужа, убегал от неё по бесконечным комнатам. Наконец, она меня загнала в своей спальне на большую деревянную кровать, откуда я уже не мог убежать, и, повалив меня на неё, навалилась грудью на моё лицо.
        - Возьми меня, возьми миленький, - жарко шептала мне красавица, засовывая мне в рот большой коричневый сосок, - Тебе сегодня всё можно, Тедди разрешил.
        Попав в рот, сосок перекрыл мне дыхание, и я стал задыхаться, а Милана продолжала сладострастно шептать мне на ухо.
        - Бери, бери меня глупенький.
        Задыхаясь, я попытался судорожно вздохнуть и проснулся. Край подушки попал мне в рот и перекрыл приток свежего воздуха.
        Некоторое время я лежал, глубоко дыша, весь мокрый от пота.
        Переведя дух, я понял, что лежу в полной тишине. Мне не хватало привычного храпа следопыта
        Я приподнялся на топчане. Так и есть - постель Леголаза была пуста.
        Ох, набедокурит он сейчас, Дон-Жуан недоделанный. Тедди ему быстро хотелку открутит.
        Я встал, натянул на себя штаны, подпоясался поясом с кинжалами и направился к выходу из спальни.
        По моим подсчётам сейчас было что-то около трёх ночи. Нужно было найти сладкую парочку до тех пор, пока Тедди не вернулся домой.
        Распахнув дверь спальни, я вышел в сени.
        Толкнув первую попавшуюся дверь, я попал в горницу.
        Лившийся из единственного окошка тусклый свет освещал стол, за которым мы ужинали.
        Вспомнив, какой умопомрачительный запах был у похлёбки за ужином, мой живот подал сигнал урчанием.
        Взяв с полки миску, я подошёл к котлу. Запах поднимавшийся из него, ещё сохранил с ужина вкусные нотки.
        Я опустил в котёл черпак и помешал в нём, стараясь поднять со дна опустившуюся гущу. Пару раз черпак цеплялся за мослы с мясом, но поднять на поверхность было их трудно - они постоянно соскальзывали вниз.
        Прекратив безуспешные попытки, я зачерпнул черпаком суп и вылил его в миску. Второй черпак, всё-таки смог зацепить, не успевший опуститься на дно мосол.
        Я потащил его на себя и с оторопью уставился на смотрящий пустыми глазницами на меня человеческий череп.
        Ох, ни фига себе…
        Черпак выпал у меня из рук назад, в котёл с похлёбкой.
        Ну надо же, наши радушные хозяева человечинкой балуются, да ещё и гостей своих ею потчуют.
        Тут я вовремя вспомнил, что от похлёбки за ужином я благоразумно отказался, и мне стало легче, ибо к моему горлу уже стали подступать рвотные позывы.
        Тарелка с уже налитым супом полетела в котёл и, пуская пузыри, стала опускаться на дно.
        Нате, остановились на ночлег у оборотня, мля.
        Леголаз! Точно! Тедди, наверное, тихонько вернулся домой, пристукнул спящего следопыта и утащил куда-нибудь к себе на ледник, где хранит запасы человечины.
        Тревога за нашего стрелка напрочь выбила из меня подступающую к горлу тошноту.
        Достав из ножен кинжал, я вышел из горницы и стал дальше продолжать поиски пропавшего друга.
        Вторая дверь открыла передо мной проход, уходящий под дерево. В роли пола здесь выступал уходящий вниз спиралью огромный корень дуба.
        С каждым шагом спуска становилось всё холоднее и холоднее. Спустившись по корню, я попал в большую пещеру.
        В темноте я мало что видел, зато явственно слышал чьи-то всхлипывания.
        Я выбил кресалом несколько искр, и заметил торчавший в углу стены факел. После нескольких неудачных попыток разжечь его факел, наконец, запылал, осветив ряд клеток, сплетённых из тонких корней дерева. На другой стороне пещеры в земляном полу зияла огромная яма.
        Я заглянул в неё и ужаснулся. Яма была почти до половины заполнена человеческими костями и черепами.
        Мать твою…
        Меня пробила дрожь.
        Рядом с ямой я нашел несколько деревянных ящиков доверху забитых человеческой одеждой.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ НАШЛИ МЕСТО ЗАХОРОНЕНИЯ ПРОПАВШИХ ДЕРЕВЕНСКИХ ЖИТЕЛЕЙ. ВЫ ВЫЯСНИЛИ, ЧТО ЛЕСНИЧИЙ ТЕД И ЕГО ЖЕНА МИЛАНА ПРИЧАСТНЫ К ПОХИЩЕНИЯМ И УБИЙСТВАМ ДЕРЕВЕНСКИХ ЖИТЕЛЕЙ.
        СКРЫТОЕ ЗАДАНИЕ «ЧТО ТВОРИТСЯ В ТЕМНОТЕ» ОБНОВЛЕНО. ВЫ ДОЛЖНЫ ИЗБАВИТЬ ДЕРЕВНЮ ОТ ОПАСНОСТИ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАДАНИЯ:
        + 40 К ОТНОШЕНИЮ С ДЕРЕВНЕЙ «ЛЕСНОЙ БОР», 35 000 ЕД. ОПЫТА.
        За моей спиной вдруг опять раздался чей-то всхлип.
        Я резко обернулся и поднял вверх факел. В его свете, в одной из клеток, я увидел сидящих на земляном полу и прижавшихся друг к другу двух детей. Мальчика и девочку.
        Я подошёл к клетям.
        Дети испуганно шарахнулись от меня.
        - Спокойно, дети. Дядя Максим хочет помочь и освободить вас.
        Испуганные дети недоверчиво смотрели на меня.
        - Как вас зовут?
        - Меня Джош, а сестрёнку - Мэг, - отозвался более старший на вид парнишка.
        - Кто ваши родители?
        Парнишка шмыгнул носом.
        - Наш отец кузнец Мэтир, а мама, мама пропала полгода назад. Ушла в сарай и не вернулась.
        - Вы нас спасёте? - подала голос его сестрёнка.
        ВНИМАНИЕ!
        ВЫ ДОЛЖНЫ ОТВЕСТИ НАЙДЕННЫХ ДЕТЕЙ К ДЕРЕВЕНСКОМУ КУЗНЕЦУ МЭТИРУ.
        НАГРАДА ЗА ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАДАНИЯ:
        + 10 К ОТНОШЕНИЮ С ДЕРЕВНЕЙ «ЛЕСНОЙ БОР», 5 000 ЕД. ОПЫТА. ОДИН ПРЕДМЕТ ИЗ ЗАПАСОВ КУЗНЕЦА, СОГЛАСНО КЛАССА.
        ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ: ДА / НЕТ.
        Я с жалостью посмотрел на детей и не стал им говорить, что их мать находится совсем рядом, в этой ужасной могиле.
        - Сидите тут тихо, я скоро вернусь за вами.
        Парнишка только кивнул головой и прижал к себе сестренку.
        В одном из ящиков с одеждой я нашел меховой тулуп и просунул его сквозь частокол корней детям.
        - Это чтобы не замёрзли, укутайтесь получше, а я скоро приду.
        С негодованием в душе я вышел из страшного подвала.
        Надо же было нам встретить эту семейку людоедов. А посмотреть на них, вполне приличная семейная пара. И видно, что любят друг друга.
        Наверху оставалось ещё несколько дверей, которые мне нужно было открыть. И следующая дверь привела меня туда, куда мне надо было.
        За дверью обнаружилась большое помещение, освещённое мягким светом, исходящим от нескольких настенных светильников.
        У задней стены спальни, а это была именно спальня, стояла большая деревянная резная кровать. Было видно, что плотник, изготавливавший эту кровать, изрядно потрудился над ней, вырезая из дерева настоящие ажурные кружева.
        На кровати, в свете мерцания светильников, я увидел два переплетённых между собой тела.
        Милана, совершенно не стесняясь своей наготы, распустила свою косу, разметав волосы по белоснежной простыне. Молодая женщина обхватила нашего Леголаза своими стройными ногами и прижимала его к себе. Глаза женщины при этом были прикрыты от удовольствия.
        Каждое погружение юноши в неё, молодая женщина отмечала глухими и страстными стонами. Её руки мяли белоснежную простынь, на которой были следы соития.
        Со своего места я видел змеящиеся по спине Леголаза кровавые борозды от ногтей хозяйки дома, которые на одно мгновение вдруг показались мне следами когтей хищного животного.
        Не замечая моего присутствия, Милана вскочила на ноги, встала над Леголазом и опустилась своей пятой точкой на торчащее копьё следопыта.
        Хриплый женский крик рванул под своды потолка.
        Как яростная фурия молодая женщина стала скакать на лежащем под ней парне.
        Вот блин, и как же мне в это вмешаться? Леголаз же меня за это не простит. Я же видел, какие пылкие взгляды следопыт бросал на хозяйку дома.
        Но видно само провидение благоволило мне.
        Откуда-то снаружи, у самого дома, послышались тяжёлые шаги Теда. Похоже, наш гостеприимный хозяин вернулся с ночного обхода.
        Я только и успел крикнуть.
        - Атас! Хозяин вернулся!
        Я увидел, как мелькнула голая задница нашей хозяйки, метнувшейся с кровати на пол, и как Леголаз замер столбом на кровати.
        Дверь в спальню отворилась, и помещение сотряс могучий рык Тедди.
        - А-а-а-а-а!!! Милана, ты изменила мне, да я этого прощелыгу в порошок сотру, я ему его хозяйство оторву и съесть заставлю!
        Побледневший от страха Леголаз отполз на другой конец кровати, но это ему мало помогло. Подскочивший к кровати разъярённый Тед, огромный как медведь, одной рукой приподнял её, а второй схватил и потащил к себе за ногу, прячущуюся под кроватью супругу. Милана брыкалась пыталась вырваться из стальной хватки Теда, но всё было бесполезно. Воистину силы было не меряно у этого оборотня.
        Дальше смотреть на это безобразие я больше не мог.
        Если не вмешиваться, Тедди порвёт на куски и нашего Дон-Жуана и предмет его страсти.
        Я, конечно, понимал лесничего, заставшего свою любимую жену в постели с любовником, и даже сочувствовал ему, но речь-то шла об оборотне, терроризировавшем целую деревню.
        Выхватив из ножен кинжалы, я включил все свои абилки, и, прыгнув, ударил ими в широченную спину лесничего. Промахнуться было невозможно.
        Сработал крит, и полоска жизни лесничего сразу упала на двадцать пять процентов.
        И тогда Тед применил супер удар, взревев от боли с такой силой, что у меня перед глазами поплыли круги, а из носа потекла кровь. Крик Тедда сотряс его дом, и даже сам дуб.
        ВАМИ ПОЛУЧЕН ДЕБАФ НА ОРИЕНТИРОВАНИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ, ДЛИТЕЛЬНОСТЬЮ ДЕСЯТЬ МИНУТ.
        От супер удара оборотня я потерял тридцать процентов жизни.
        Боль от вонзенных в спину кинжалов мучила Тедда. Лесничий вертелся на месте, пытаясь сбросить меня со своей спины, но я цепко держался за свои кинжалы.
        На вопль Тедда в спальню прибежали, протирая заспанные глаза наши девчонки.
        Увидев развернувшуюся перед ними картину, они сходу вступили в схватку. Как говорится, сначала надо ввязаться в драку, а затем уже разбираться, кто виноват.
        Айова на крик Тедда притащила с собой свой полуторный меч, но была без своего щита. Способности девушки были активны лишь наполовину.
        Айова взмахнула мечом перед носом Тедди, но лесничий не повёлся на провокацию.
        Рядом с танком, с кинжалами в руках, вокруг оборотня кружила Таурэйвэн, примериваясь, куда бы ей нанести удар.
        Перчинка уже выставила вперёд посох, с которого сорвалась искра молнии и ударила в нос разъярённого хозяина дома.
        Такка же сразу набросила на меня лечащее заклинание.
        Пользуясь моментом, Милана выскользнула из рук разбушевавшегося супруга и удрала за дверь.
        Казалось, мы вот-вот победим и завершим полученный квест, но когда у лесничего осталось пятьдесят процентов жизни, Тедди вдруг завертелся волчком, сшибая всех с ног вокруг себя на расстоянии пяти метров.
        На этот раз я не смог удержаться, и, пролетев по воздуху, врезался спиной в стенку спальни.
        Какова же была силища этого бугая, если полоска моей жизни мигом рухнула вниз до нуля и, замигав, обнулилась.
        Мир вокруг меня потемнел и пропал.
        Так я умер.
        * * * * *
        Шесть часов утра. Погост деревни «Лесной бор». Султанат Амир-хана.
        Возродился я на погосте деревни «Лесной бор». Погост был разбит на околице деревни рядом с храмом.
        Ёжась от предутренней свежести, я слез с круга возрождения и пошлёпал босыми ногами вдоль старых могил. На мне было только стартовое бельё.
        Роса крупными каплями падала мне с травы на ступни и промочила низ холщовых штанов.
        Всё вокруг пришло в упадок. Было видно, что на кладбище за покосившимися могилками со старыми ржавыми оградами, давно никто не ухаживал.
        Белый диск ночного светила уже заканчивал свой бег по небосводу. Из-за горизонта поднимался кровавый рассвет.
        Нужно было спешить назад, к дому лесничего. Если я протяну, хоть чуть-чуть, все наши могут оказаться на респе.
        За последней могилой, у самого деревенского храма, я увидел большой стог сена с торчащим из него черенком вил. Вытащив из стога вилы, я примерил их к себе. Сойдёт на первое время, на большее пока можно было не рассчитывать.
        С вилами в руках я направился в сторону деревни узнать дорогу к поляне с вековым дубом, но, не пройдя и десятка шагов, остановился.
        О чём я думаю, всё, что мне нужно можно узнать у деревенского жреца, тем более храм вот он, рукой можно дотронуться. Не всё ли равно, кого мне будить - жреца или деревенских жителей. Пожалуй с жрецом будет безопаснее, деревенские могут и оглоблей по горбу треснуть.
        Оказалось не так всё просто со жрецом.
        На мой настойчивый стук в дверь, из соседнего окна храма вылетела и устремилась ко мне шаровая молния.
        Я, на секунду остолбенел, а потом рухнул на землю, пропуская над собой потрескивающий от избытка энергии шар. Молния медленно проплыла надо мной и задела ближайшее дерево. Произошёл взрыв, который засыпал всё вокруг слепящими белыми искрами.
        Я поднялся на ноги, отряхнул со штанов землю, и как ни в чём не бывало, вновь забарабанил в дверь.
        За дверью послышалось надсадный кашель, шаркающие шаги и скрип половиц.
        - Кого принесла нелёгкая в эту ночь? - послышался из-за дверей скрипучий старческий голос.
        - Отче! - крикнул я в замочную скважину, - Помогите, мои друзья погибают!
        Замок щёлкнул и дверь храма, скрипя, отворилась.
        На пороге стоял маленький сухонький старичок с белой бородой и смотрел на меня пронзительным пытливым взглядом.
        - Что случилось? Какие друзья, и почему они погибают?
        - Отче, - я поклонился перед жрецом и пояснил, - Мои друзья сейчас бьются с оборотнем, который бесчинствует в вашей деревне. Меня он убил, но я возродился на деревенском кладбище. Скажите, как отсюда добраться до великана-дуба, под которым живёт местный лесничий?
        Жрец света, а это был храм Света, выслушал меня и хмыкнул.
        - Ну, допустим, доберёшься ты до дуба. С чем в бой с оборотнем вступить собираешься? С вилами этими, что ли?
        Я посмотрел на своё оружие, и спрятал его за спину.
        - На безрыбье и рак рыба, отче.
        Жрец усмехнулся.
        - Погоди, никуда не уходи.
        Он скрылся в недрах своего храма и вернулся обратно через пять минут. Мне показалось, что с собой он нёс два серпа.
        - Ну и что? - усмехнулся я, - мне, что ли в бой идти с серпами вместо вил?
        Жрец грозно нахмурился и протянул их мне.
        - На характеристики посмотри, неверующий….
        - Фома, - закончил я, и взглянул на развернувшиеся передо мной характеристики оружия.
        ХОПЕШИ «ЯРОСТНЫЙ ПОТОК» МАСТЕРА КРОНВУДА,
        УНИКАЛЬНЫЕ, 25 УРОВЕНЬ.
        +20 К ВЛАДЕНИЮ ХОЛОДНЫМ ПАРНЫМ ОРУЖИЕМ,
        + 20 УРОН ОТ МАГИИ СВЕТА
        ПРОЧНОСТЬ 100/100.
        ХОЛОДНОЕ ПАРНОЕ ОРУЖИЕ, МАСШТАБИРУЕМОЕ, ТИП УРОНА - КОЛЮЩИЙ, РЕЖУЩИЙ, РУБЯЩИЙ, УРОН 300 -400.
        ВО ВРЕМЕНА НАШЕСТВИЯ ДЕМОНОВ, МАСТЕР КРОНВУД ВЫКОВАЛ ЭТО ОРУЖИЕ ДЛЯ СТРАНСТВУЮЩЕГО РЫЦАРЯ МИКАЭЛЯ-ПОБЕДОНОСНОГО. ВЫЙДЯ ДРАТЬСЯ ПРОТИВ ВЕРХОВНОГО ДЕМОНА АЗАРОТА, МИКАЭЛЬ-ПОБЕДОНОСНЫЙ ПРОИГРАЛ ТОМУ В БОЮ, БЛАГОДАРЯ ТОМУ, ЧТО НЕ УМЕЛ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ХОПЕШАМИ. МНОГО ЛЕТ СПУСТЯ ХОПЕШИ С МЕСТА ГИБЕЛИ МИКАЭЛЯ-ПОБЕДОНОСНОГО ПОДОБРАЛ НЕИЗВЕСТНЫЙ СТРАННИК И ПРИНЁС В ХРАМ СВЕТА. С ТЕХ ПОР КЛИНКИ ИЩУТ СВОЕГО ИСТИННОГО ВЛАДЕЛЬЦА. ДЛЯ УСПЕШНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ХОПЕШЕЙ НАЙДИТЕ УЧИТЕЛЯ, ВЛАДЕЮЩЕГО ЭТИМ ОРУЖИЕМ.
        - Спасибо, отче. Это поистине бесценный дар, - я покрутил в руках похожие на длинные вытянутые серпы клинки.
        Клинки отозвались мне натужным гудением и внезапно вспыхнули красным огнём начертанных на них рун.
        - Гляди ж ты, - хмыкнул себе под нос жрец, - признали они тебя.
        Я поклонился жрецу.
        Жрец простёр на хопешами свою длань и начал бормотать слова заклинания. Из раскрытой ладони на сталь полился белый свет.
        НА ВАШЕ ОРУЖИЕ НАЛОЖЕНО ВЕЛИКОЕ ЗАКЛИНАНИЕ «ПРАВЕДНИК».
        К ПОСТОЯННЫМ ХАРАКТЕРИСТИКАМ ХОПЕШЕЙ ДОБАВЛЕН УРОН ПРОТИВ ОБОРОТНЕЙ И НЕЖИТИ +10.
        А вот это очень полезная добавка.
        - Беги на ту сторону деревни, там есть тропа, уходящая в лес. По ней и иди, и вскоре доберёшься до Лесного хозяина. Так мы завеем этот дуб.
        - Спасибо отче, увидимся ещё, - я поклонился жрецу и бросился бежать к видневшимся неподалёку деревенским домам.
        А в голове у меня была лишь одна мысль - надо успеть.
        Я вихрем пронёсся через всю деревню.
        Случайно выглянувшая из-за плетня какая-то старушка, завидя меня запричитала.
        - Ой! Спасите, оборотень! - и стала оседать на землю там же, где и была.
        - Поберегись, бабка! - гаркнул я старушке, и белёсой тенью, в полотняной рубахе и подштанниках, пронёсся мимо неё.
        ПОНИЖЕНА РЕПУТАЦИЯ С ДЕРЕВНЕЙ «ЛЕСНОЙ БОР» НА ПЯТЬ ПРОЦЕНТОВ. СОСТОЯНИЕ РЕПУТАЦИИ «НЕДОВЕРИЕ».
        Вот блин, померла, стало быть, старушка. «Инфаркт микарда, вот такой рубец! Вскрытие показало» - как говорил Сергей Юрский в роли дядя Мити, в фильме «Любовь и голуби».
        Эка незадача, но я это не специально. Кто знал, что у бабки окажется слабое сердце. Обычно таких, без камня не утопишь.
        Я с шумом вломился на тропу, продираясь через разросшийся кустарник, стараясь не потерять мелькающую под ногами тропу.
        Ветки били меня по лицу, царапали кожу, но я этого не замечал. Струйки крови стекали из ранок по щекам, скатывались по подбородку и капали на рубаху.
        Но вот я вырвался из кустарника, и помчался прочь от него по лесной тропинке, ясно виденной под ногами.
        И вот он красавец дуб, который сейчас походил на разбушевавшегося великана. Его мощные ветви ходили ходуном, хотя никакого ветра и близко в помине не было.
        Не связано ли это с нашим стычкой хозяином?
        Об этом будем думать потом.
        Я рванул вперёд, в спринтерском режиме пролетев открытый участок поляны, и нырнул в открытую дверь дома.
        Из спальни хозяев доносился шум, как будто там прыгала стая макак.
        Тремя глубокими вдохами я восстановил дыхание и, вытащив хопеши, вошел в спальню.
        Что я могу сказать. За время моего отсутствия там практически ничего не изменилось. Голый Леголаз перебрался в щель за кроватью, и оттуда материл во всё горло Теда, жизнь которого девочки опустили уже до тридцати пяти процентов.
        Сами валькирии, продолжали скакать перед хозяином дома, сверкая своими соблазнительными ножками и видными через прозрачную ткань сорочек, другими частями своих тел.
        Хозяин дома был явно не в себе. Он не обращал внимания на обилие женской красоты, и не старался завлечь девушек к себе в постель, мстя неверной супруге, а просто тупо пытался их убить.
        От топота мощных ног лесничего, дом встряхивало, но теперь меня заботило не это.
        Ибо клинки, которые я держал в руках, ожили. Не в том смысле, что они стали разговаривать со мной, давая советы, как лучше ими ударить врага. Нет, просто слабая дрожь в рукоятках оружия передала мне о том, что где-то рядом возродилась иная, враждебная этому миру сила.
        С Тедди нужно было кончать, и быстрее.
        Благо сейчас лесничий не обращал на меня внимания, гоняясь по спальне за визжащими девчонками.
        Улучив момент, когда гигант пробегал мимо, я резко рубанул хопешами ему по сухожилиям. Как бежал Тед, так запнувшись и рухнул лицом вниз.
        Подскочив к лесничему, я с размаху вонзил хопеши ему в спину. Слава богу, прошёл крит, снявший с Тедди тридцать процентов жизни.
        Тоненькая полосочка жизни Теда, величиной в пять процентов, говорила о том, что ещё чуть-чуть, и мы победим.
        Девчонки не сговариваясь, бросились к лежащему на полу телу лесничего и стали всячески выбивать из него остатки жизни. Даже Леголаз осмелел и выбрался из своего укрытия.
        А я стоял в растерянности, почему за время боя Тедди не превратился в медведя? Тогда бы нам точно не поздоровалось бы.
        Неожиданно дверь в спальню распахнулась и на пороге показалась грациозная пума. Хищный зверь в холке достигал мне до пояса.
        Издав хриплый рык, пума направилась к нам.
        И в этот миг Леголаз ухитрился своей голой пяткой выбить из умирающего лесничего последний процент его жизни.
        Надо же, какой бесславный конец, пришел самому могучему существу в этом богом забытом лесном уголке - погибнуть от босой ноги любовника своей жены. Поистине - ирония судьбы.
        Пума, увидев смерть лесничего, жалобно завыла. По-другому я не могу назвать тот звук, который издавала её пасть. Из миндалевидных глаз хищника покатились большие, с горошину, слёзы.
        И в этот момент мне стало её жалко.
        Но минута слабости зверя быстро прошла. Пума, хлеща себя по бокам длинным хвостом, с рёвом пошла на нас.
        Но та трагическая минута, когда зверь плакал, дала нам возможность построиться в боевой порядок.
        Леголаз, обмотав бёдра хозяйской простынёй, стал в арьергарде, вооружившись большим медным подсвечником.
        Перед ним встала Такка, ладони, которой сияли зелёным светом и Перчинка, держащая в своих ладошках шарик ослепительного белого света. Перед магами стояла Айова, направив свой полуторный меч в сторону хищника, рядом с ней в оборонительной иремийской стойке замерла Таурэйвэн, держа свои кинжалы остриём вниз. А перед всеми ними, на острие атаки стоял я, опустив руки с хопешами вниз.
        Вот такое у нас получилось боевое построение.
        Пума, не сводя пристального взгляда с нашего несчастного любовника, изготовилась к прыжку. Было понятно, что первый, а для Леголаза и в то же время последний удар, она нанесёт именно нашему следопыту.
        Пума, не сходя с места, присела и, подобно разжавшейся мощной пружине выбросила своё тело в полёт, целя своими клыками в горло несчастному следопыту.
        Одновременно с движением пумы, я сделал шаг вперёд и ударил хопешами снизу вверх.
        Клинки как горячий нож масло, вспороли брюхо пролетавшего надо мной хищника.
        По спальне прокатил оглушительное жалобное мяуканье. Тут же к большой кошке подскочила Таурэйвэн и вонзила ей в шею свои клинки, а Айова, шагнув вперёд, рубанула ей по хребту со всего размаха своим полуторником.
        С ладоней Перчинки сорвался ослепительно-белый шарик и метнулся прямо в морду хищника.
        Тут, издавая крики отчаяния, в бой вступил Леголаз. Вращая над собой подсвечник, он бросился вперёд, но край простыни на его бёдрах зацепился за щель в кровати и в результате он подскочил к хищнику, в чём мать родила.
        Это сконфузило не только его и нас, но даже в глазах умирающей пумы я прочитал изумление.
        Глаза хищника, лежащего с перебитым хребтом, начали тускнеть. Жизнь покидала это прекрасное животное.
        Никто из нас больше не пытался её ударить.
        В последний раз пума взглянула на нас, вытянулась на полу и испустила дух.
        Сразу после смерти с телом хищника стали происходить метаморфозы. Шерсть с тела пропала, пятисантиметровые когти втянулись в подушечки лап, и исчезли, а на голове наоборот выросла роскошная грива чёрных волос.
        Перед нами, рядом со своим мужем, лежало тело Миланы.
        Бой закончился, и вроде мы победили, но во рту я чувствовал горечь этой самой победы. Система разразилась ворохом сообщений, которые я на время отмёл в сторону. Потом посмотрю.
        Первые слова после боя, которые раздались в спальне убитых хозяев дома, сказала Таурэйвэн.
        - Что ты наделал, козёл похотливый!!! - гневно сказала Леголазу девушка, - Из-за тебя мы убили людей, давших нам ночлег и еду!
        - Да я… - начал было оправдываться Леголаз.
        Но договорить он не успел. На него шли уже четыре разъярённые фурии.
        И несдобровать бы нашему герою-любовничку, если бы не я.
        Заступив путь нашим красавицам, я гаркнул.
        - А ну, стой!
        ЛИДЕРСТВО ПОВЫСИЛОСЬ НА +5, - услышал я системное сообщение.
        Девчонки как шли, так и замерли.
        - Вы что, белены объелись? Задание что ли не приняли?
        - Да приняли, но Милана и Тедди.
        - Так вот, и Милана, и её муж, причастны к исчезновению людей из деревни. А теперь живо все за мной, в том числе и ты, Дон-Жуан. Сейчас сами всё увидите.
        Не говоря ни слова, наша компания направилась за мной в подвал. По пути я прихватил с собой пару светильников, один из которых отдал Перчинке.
        От того что девчонки увидели в подвале, им стало плохо. Все, что было у них в желудке, было выплеснуто на пол пещеры.
        Детей мы смогли освободить, только после того как подпалили огнём корни державшие их взаперти. Иначе те не поддавались.
        Долго мы не задержались в этом царстве смерти, и поднялись наверх. Там я провёл нашу экскурсию на кухню и показал, из чего готовилась у лесничего похлебка.
        Тут одними позывами дело не обошлось. Поняв, что они ели на ужин, моих друзей выворачивало наизнанку так, что из желудка потекла вместо желудочного сока зелёная вода.
        - Нужно перебираться в деревню. Нам нельзя тут больше оставаться, - сказал я.
        ДРУЗЬЯ, ЕСЛИ ВАМ НРАВИТСЯ КНИГА, СТАВЬТЕ ЛАЙКИ, ЭТИМ ВЫ ДАЕТЕ МНЕ ЗНАТЬ, ЧТО МОЙ ТРУД НЕ НАПРАСЕН. ОБЕЩАЮ, ДАЛЬШЕ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО. ПИШИТЕ КОММЕНТАРИИ, С УДОВОЛЬСТВИЕМ НА НИХ ОТВЕЧУ.
        Глава 14 Деревня лесовиков
        После боя с лесничего выпал кошелёк с двадцатью золотыми монетами, кольцо на +20 к Силе, да большой железный ключ. Золото мы разделили, кольцо отправилось Айове, а ключ я забросил к себе в сумку - вдруг понадобится. На месте гибели Миланы мы нашли ожерелье трансформации. С этим ожерельем можно было один раз в сутки, на десять минут, превращаться на выбор в кошку, волка или медведя. Оборотня в наших рядах нет, но выставлять ожерелье на продажу не будем, возможно, оно и самим нам понадобится.
        Прежде чем идти в деревню, мы решили обыскать дом на предмет тайников и прочего ценного имущества.
        Каждый выбрал для себя своё помещение. Таурэйвэн отправилась на поиски в девичью спальню. Такка - в хозяйственные помещения и коридоры дома. Перчинка проявила интерес к месту нашей недавней битвы - спальне хозяев дома. Леголазу, как провинившемуся, досталась горница. Айова вела поиски в мужской спальне, ну а я спустился в подвал.
        Освобождённые нами дети вместе с Таурэйвэн отправились в девичью спальню.
        Осмотр спальни ничего не выявил. Кроме комплекта чистого белья там ничего интересного не было найдено.
        Больше повезло Перчинке. В хозяйской спальне, под одной из половиц девушка нашла спрятанный кошелёк с сотней золотых монет. Наверное, хозяева прятали эти деньги на чёрный день, и день этот настал, а вот деньгами они воспользоваться уже не могут.
        Такка простучала каждую пядь стен в коридорах и подсобках, но ничего не нашла. Разочарованная девушка хотела уже завершить поиски, но тут она обратила внимание на коврик, лежавший у входной двери в дом. Тот был не просто брошен на пол, а прикреплён к полу специальными держателями. Под ковриком, за половыми досками, девушка нашла лаз в большой подвал, оборудованный под оружейную комнату.
        Подвал был полностью забит оружием. Его было столько, что можно было вооружить большой отряд. Вдоль одной из стен, в специальных оружейных стойках, стояли луки. Не было ни одного одинакового лука, видно хозяин дома давно собирал эту коллекцию. Здесь были даже райенский бронебойный и ростовой эльфийский лук.
        Вдоль другой стены разместилась коллекция клинков - от всевозможных полуторных до двуручных мечей.
        Третья стена оружейной комнаты была сплошь увешана щитами. В глаза бросались их экзотические виды - небольшой круглый щит кочевников Чёрной пустыни, сплошь усыпанный шипами, хорезмийский наручный щиток, в бою закрывавший одну из рук воина, и обеспечивающий ему мобильность, тяжёлый башенный щит северных воинов и ещё много других видов щитов.
        Также в подвале Такка нашла несколько блочных арбалетов, одинаково годных и для охоты, и для войны. Нашлась даже парочка арбалетов небольшого размера, выполненных из чернёной стали, с рукояткой пистолетного типа.
        Отдельно, в углу оружейной комнаты стояла связка копий, алебард и другого колюще-рубящего оружия.
        Леголазу вообще не повезло. Следопыт, несмотря на тошноту, облазил всё в горнице, за исключением, наверное, только котла, но так ничего ценного не нашёл.
        Айова перерыла всё вверх дном в мужской спальне, но кроме таракана, затаившегося в углу за кроватью, тоже ничего интересного не нашла.
        Я, взяв в руки связку факелов, спустился в подвал, в котором хозяева держали своих пленников. Каждый факел я зажёг и разместил на стенах подвала. Теперь помещение было освещено полностью.
        В подвале, несмотря на стоящий в нём холод, было достаточно сухо.
        Место, где находились пленники, сейчас пустовало - корни, создававшие решётки клеток, ушли под землю.
        Вообще этот подвал был какой-то странный. Я вдруг подумал что дуб, в корнях и стволе которого нашли убежище лесничий с супругой, был живой, иначе я не мог объяснить себе этот странный симбиоз хозяев дома с деревом.
        Я обошёл по кругу яму с костями, но за ней ничего интересного не нашёл.
        Встав посреди подвала, я поставил себя на место хозяев дома. Если бы я здесь жил и это был бы мой подвал, где бы я сделал тайник?
        Сделать тайник в яме с костями? - этот вариант я отбросил сразу - Это конечно оригинально, но думаю, что прятать сокровища между костей Милана, не стала бы. Были ещё клети, в которых содержались в ожидании смерти жертвы людоедов. Но там пленники менялись с завидной периодичностью, да и прятать там сокровище негде.
        Остаются только ящики с вещами погибших.
        Всего в подвале находилось три больших деревянных ящика. Каждый из них был сделан в форме куба со сторонами два на два метра. Но столкнуть с места их, не то что передвинуть, я не смог, что я Геракл что ли?
        Для успокоения я налёг на один из ящиков, но тот не сдвинулся даже на миллиметр. Пришлось проявить смекалку.
        Я залез на ящик и стал выбрасывать на пол лежащую там одежду. Вскоре рядом с ящиком выросла целая гора вещей. Теперь можно было попробовать опрокинуть пустой ящик.
        Я вылез наружу и налёг на деревянный борт. Ящик качнулся, и поддался.
        Под ним ничего не оказалось. Оставалось ещё два ящика.
        Повезло мне только под последним. Опрокинув его, я обнаружил в полу подвала металлический люк. Когда я потянул за кольцо люка на себя, передо мной открылась лестница, ведущая в лаз на нижний уровень.
        Взяв со стены подвала факел, я стал осторожно спускаться по лестнице. Здесь нужно было быть предельно осторожным. Если хозяин так хорошо спрятал этот лаз, то наверняка он установил для непрошеных гостей ловушки. Прежде чем ставить ногу на очередную ступеньку, я, согнувшись в три погибели, тщательно осматривал поверхность на предмет наличия скрытых тайников и ловушек.
        Мои усилия не были безрезультатны. Пока я спускался по лестнице, я нашёл две ловушки.
        Осматривая одну из ступенек, я нашёл в боковой доске ряд подозрительных отверстий диаметром в три сантиметра. Когда я прикрыл их от света деревянной доской, из отверстий вылетело несколько болтов, и пробили доску толщиной в целый дюйм. А если бы вместо неё оказалась моя нога? Страшно представить, что было бы тогда.
        Вторая ловушка представляла собой взведённый капкан, спрятанный под тонкой поверхностью лже-ступеньки. Наступив на неё, можно было точно остаться без ступени.
        Не знаю, сколько времени у меня ушло на деактивацию ловушек, но, в конце концов, я справился и получил плюс к поиску тайников и обезвреживанию ловушек.
        Обстановку в подвале можно было бы назвать аскетичной, если бы не чёрного цвета походный алтарь установленный в центре помещения. Для чего он был, я не знал и полез на форум в поисках информации. То, что я нашел там, говорило о том, что этот алтарь служит для общения с высшими сущностями.
        Я осторожно обошёл вокруг него. Сделанный из единого куска чёрного мрамора, с обтекаемыми краями, жертвенник явно не принадлежал этому миру. Больше всего он был похож на увеличенный в размерах ноутбук. Правда, за одним исключением - клавиатуры у него не было. Отполированная до зеркального блеска вертикальная поверхность алтаря была похожа на большой экран.
        Я внимательно осмотрел артефакт со всех сторон. Если это было средство связи, то ни шлейфов, ни других коммуникаций, отходящих от него, я не нашел. Единственное, что вносило дисгармонию в правильную эстетичную форму алтаря, была небольшая плоская чаша для жертвоприношения, установленная в том месте, где в ноутбуке обычно находится тачпад.
        Касаться алтаря мне почему-то не хотелось. От него исходили какие-то скрытые эманации с угрозой. А вдруг я его случайно активирую, и с другой стороны экрана окажется кто-то враждебный мне? Например, это будет какой-нибудь бог, враждебный мне? Поэтому от греха подальше я не стал его трогать.
        Можно конечно разрушить его, вдарив чем-нибудь тяжёлым, но задания на разрушение алтаря я не получал.
        Второе, что привлекло моё внимание, был средних размеров сундук с навесным замком, стоящий у стены позади алтаря.
        Присев перед сундуком на корточки я внимательно осмотрел замок на наличие ловушек. Тут мне повезло - замок был чист. Оставалось только к нему найти ключ. Тут я вспомнил о ключе, найденном нами на месте гибели Теда.
        Порывшись в сумке, я нашёл ключ и вставил его в замок. Бороздки и выступы на бородке ключа идеально подошли к замочной скважине. Я провернул ключ в скважине два раза и замок открылся.
        Откинув крышку сундука, я с интересом стал рассматривать его содержимое.
        Первым мне попался на глаза свернутый вчетверо лист с картой, с отметками, проставленными на нём от руки. Местность на карте была мне совершенно незнакома. Неизвестный картограф изобразил на ней часть побережья, реку и несколько могильников, курганов и гробниц.
        В общем, будет нам над чем поломать голову. Края карты были обожжены, а в центре пробито отверстие, обагрённое по краям кровью. Видно кому-то пришлось ценой жизни защищать этот маленький клочок пергамента.
        Я аккуратно сложил карту и спрятал её подальше в сумку.
        Следующей в сундуке лежала пачка пожелтевших листов вырванных из старой книги. Текст на неизвестном языке был написан округлым витиеватым почерком, и при прочтении вызвал у меня головокружение - буквы в словах двоились, троились, а сами слова словно перемещались в тексте. Листы были явно заколдованы, и нужно было знать заклинание, чтобы снять защиту с текста.
        Нужно будет показать их служащим библиотеки, может быть помогут. Я спрятал до лучших времён пачку листков в сумку и вернулся к содержимому сундука.
        Запустив в него руки, я вытащил на свет свёрток материи. Развернув его, я увидел, что держу в руках плащ благородного бордового цвета вышитый по краям золотыми рунами.
        ПЛАЩ ЦЕЛИТЕЛЯ,
        РЕДКИЙ, 20 УРОВЕНЬ.
        +15 К ИСЦЕЛЕНИЮ КРИТИЧЕСКИХ РАН,
        + 20 К ЛЕЧЕНИЮ ЛЁГКИХ РАН.
        ПРОЧНОСТЬ 100/100.
        ОДЕЖДА, ЗАЩИТА50-80.
        Эта вещица подойдёт Такке, и я, аккуратно свернув плащ, положил его в сторону.
        Под плащом в сундуке нашлось несколько мешочков с монетами. Один из них был с золотыми и два с серебряными монетами. Мешочки с деньгами легли на плащ.
        Под мешочками с деньгами в сундуке лежали какие-то кожаные ремешки с крючками. Я достал их и осмотрел. Оказалось, это была перевязь для ношения парных хопешей. Сама перевязь крепилась на плечах и спине.
        При виде этой вещи я невольно испытал чувство радости - теперь мне не придётся таскать хопеши в руках или вешать их на пояс как обычные кинжалы.
        Не откладывая дело в долгий ящик, я тут же нацепил на себя кожаную сбрую и закрепил на спине хопеши. Попробовав вытащить оружие, я поразился, насколько они извлекаются.
        Взглянув на моё парное оружие, я увидел, что характеристики его прилично возросли.
        ХОПЕШИ «ЯРОСТНЫЙ ПОТОК» МАСТЕРА КРОНВУДА С КОМПЛЕКТОМ КОЖАНОЙ ПЕРЕВЯЗИ, УНИКАЛЬНЫЕ, 25 УРОВЕНЬ.
        +25 К ВЛАДЕНИЮ ХОЛОДНЫМ ПАРНЫМ ОРУЖИЕМ;
        + 20 УРОН ОТ МАГИИ СВЕТА;
        + 10 УРОН ПРОТИВ ОБОРОТНЕЙ И НЕЖИТИ.
        ПРОЧНОСТЬ 100/100.
        ХОЛОДНОЕ ПАРНОЕ ОРУЖИЕ, МАСШТАБИРУЕМОЕ, ТИП УРОНА - КОЛЮЩИЙ, РЕЖУЩИЙ, РУБЯЩИЙ,
        УРОН 350 -500.
        ВО ВРЕМЕНА НАШЕСТВИЯ ДЕМОНОВ, МАСТЕР КРОНВУД ВЫКОВАЛ ЭТО ОРУЖИЕ ДЛЯ СТРАНСТВУЮЩЕГО РЫЦАРЯ МИКАЭЛЯ-ПОБЕДОНОСНОГО. ВЫЙДЯ ДРАТЬСЯ ПРОТИВ ВЕРХОВНОГО ДЕМОНА АЗАРОТА, МИКАЭЛЬ-ПОБЕДОНОСНЫЙ ПРОИГРАЛ ТОМУ В БОЮ, БЛАГОДАРЯ ТОМУ, ЧТО НЕ УМЕЛ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ХОПЕШАМИ. МНОГО ЛЕТ СПУСТЯ ХОПЕШИ С МЕСТА ГИБЕЛИ МИКАЭЛЯ-ПОБЕДОНОСНОГО ПОДОБРАЛ НЕИЗВЕСТНЫЙ СТРАННИК И ПРИНЁС В ХРАМ СВЕТА. С ТЕХ ПОР КЛИНКИ ИЩУТ СВОЕГО ИСТИННОГО ВЛАДЕЛЬЦА. ДЛЯ УСПЕШНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ХОПЕШЕЙ НАЙДИТЕ УЧИТЕЛЯ, ВЛАДЕЮЩЕГО ЭТИМ ОРУЖИЕМ.
        Перевязь дала хопешам дополнительно +5 к владению холодным парным оружием и увеличила количество наносимого урона. Просто замечательно.
        Я снова запустил руку в сундук и, пошарив на дне, вытащилна этот раз из него потрёпанную тетрадь. Это были лекции архимага Радагора Пламенного с факультета магии огня в Йельском магическом университете.
        Развернув тетрадь, я понял, что она настоящий кладезь знаний для нашего мага Перчинки. В тетради Радагорвёл подробные конспекты лекций по магии Огня вплоть до последнего курса обучения. Полистав до конца тетрадь, я увидел нарисованные схемы различных по мощности заклинаний и подробные пояснения к ним. Перчинка будет точно рада этой тетрадочке.
        При очередном разе, опустив руку в сундук, я понял, что он пуст. Что ж, рано или поздно всё хорошее заканчивается.
        Но оказалось, что сюрпризы на этом не закончились. Пройдясь пальцами в последний раз по дну сундука, в одном из его уголков, я нашел закатившийся в щель большой перстень с рубином.
        Цену этого украшения для игрока трудно было представить, ибо к основным характеристикам это кольцо добавляло +20.
        Даже просто продав этот перстень на аукционе, можно было вывести деньги в реал, и полгода нашей командой не работать.
        Перстень отправился в компанию к плащу, мешкам с деньгами и студенческой тетради.
        Теперь с содержимым сундука было точно покончено.
        Захватив с собой отложенные в сторону вещи, я поднялся наверх.
        Мои друзья уже собрались в девичьей спальне.
        Когда я показал мои находки, вокруг все просто замерли.
        Всё найденное нами имущество просто меркло перед перстнем с рубином.
        - Королевский перстень, - задумчиво произнесла Айва, глядя на красные грани камня, переливавшиеся в свете огней.
        - В нашей семье такого точно не было, - сказала Такка.
        - Что будем делать с ним? - спросил Леголаз, - Может, продадим и разделим? Или разделим и продадим? Дьявол, я кажется, запутался.
        Здесь в спальне освещение было не в пример лучше, чем в подвале. Я ещё раз взял в руки перстень и стал внимательно его рассматривать. Когда я повернул кольцо, на внутренней грани перстня я увидел маленький рисунок гравировки. Я напряг зрение и смог разглядеть там герб. Где то я уже видел его…. Три горы, летящий орёл… Точно, это же герб Империи.
        - Я думаю, этот перстень продавать не следует, - возразил я, - Судя по гравировке, он принадлежит семье Императора Торка. Возраст его я определить не могу, но ему явно больше сотни лет. Возможно, мы можем получить нечто большее, чем мешок с золотыми монетами.
        - Согласна, - поддержала меня Таурэйвэн.
        - Я-за, - согласилась Перчинка.
        Даже Леголаз, после некоторых колебаний поддержал меня.
        Я отправил перстень обратно, в сумку.
        Убрав кольцо, я передал найденный плащ Такке, а тетрадь с записями Радагора Пламенного Перчинке. Девчонки были очень рады подаркам, особенно Перчинка.
        - Это же тетрадь самого Радагора Пламенного!!! Каждый знает этого архимага….
        - Не каждый, - отозвались мы с Леголазом.
        В этот раз нас поддержали и Айова с Таурэйвэн.
        - Да вы что, это же придворный маг Императора Торка. Он лучший в огненной магии на всей Империи, да что в Империи - на всём континенте!
        - Ну, на лучшего мага, всегда найдётся маг, который лучше его, - усмехнулся я, - Вот выучишь заклинания из тетради, и станешь такой же, как он, и даже лучше.
        - Ну что ты, - потупила взгляд девчушка, - чтобы стать такой как Радагор, надо долго учиться.
        - Вот и учи, зря, что ли получила тетрадь с заклинаниями?
        - Выучить заклинания мало, - расстроенно сказала Перчинка, - самые мощные заклинания смогу применять только после определённого уровня развития перса.
        - Не расстраивайся, - улыбнулась Таурэйвэн, - Смотри, какими темпами мы развиваемся. Наберешь ты свои уровни.
        - И правда, - улыбнулась Перчинка, - буду каждую свободную минутку изучать заклинания Радагора, а применять буду по мере освоения своего билда. А тетрадь, как будем у Императора, я обязательно передам Радагору Пламенному.
        - Правильно, - поддержал я девушку.
        И Перчинка, в подтверждении своих слов, сразу же уткнулась в раскрытую тетрадь, забавно шевеля беззвучно губками, повторяя прочитанные слова.
        Но увлечься чтением ей не дали. Такка рассказала нам о найденной в подвале оружейной комнате и все, в том числе и дети, отправились туда.
        Спустившись в подвал, я окинул взглядом найденное оружие и предложил забрать отсюда всё что можно. Вернуться сюда ещё раз мы вряд ли когда-нибудь сможем, а оружием молодую гильдию нужно обеспечить.
        Никто из моих спутников не возражал.
        Айова, как прокачивающая силу, взяла на себя все щиты и мечи, находящиеся в комнате.
        Я положил глаз на ручные арбалеты.
        ПАРНЫЕ АРБАЛЕТЫ ГИЛЬДИИ ВОРОВ «НОЧНЫЕ СЁСТРЫ», РЕДКИЕ,
        25 -50 УРОВЕНЬ.
        +20 К ВЛАДЕНИЮ СТРЕЛКОВЫМ ОРУЖИЕМ;
        + 10 УРОН ОТ МАГИИ ТЬМЫ;
        +30% КРИТИЧЕСКИЙ УРОН.
        ПРОЧНОСТЬ 100/100.
        ХОЛОДНОЕ МЕТАТЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ, ТИП УРОНА - КОЛЮЩИЙ,
        УРОН 250 -350.
        Порадовавшись приобретению, я забрал остальные арбалеты к себе в сумку. Сделав шаг, я почувствовал ощутимый вес сумки. Взглянув на неё я увидел что до перегруза мне не хватило всего двух килограмм.
        Даже связка копий и алебард, среди которых к радости Перчинки нашёлся и один посох, нашла приют в сумках наших магичек.
        ПОСОХ СТРАННИКА, РЕДКИЙ,
        20 -35 УРОВЕНЬ.
        +20 К ВЛАДЕНИЮ МАГИЕЙ СТИХИЙ;
        + 10 УРОН ОТ МАГИИ ОГНЯ;
        +25% К УРОНУ ПО ПЛОЩАДЯМ.
        ПРОЧНОСТЬ 100/100.
        УРОН 150 -350.
        Ну, вот и наша малышка нашла себе достойное оружие. Теперь она из простого дамагера превращалась в ходячий кошмар для мастПВП.
        Теперь, когда всё более менее ценное в доме было приватизировано нами, можно было отправляться в деревню.
        Полные радужных надежд мы с друзьями и спасёнными нами детьми вышли из дома.
        Но оказавшись на поляне, я увидел, что снаружи не всё в порядке.
        Оказавшись за пределами надёжных стен жилища, мы оказались перед разбушевавшейся стихией. Дуб, который верой и правдой служил семье лесничего, разошёлся не на шутку. Его ветви угрожающе шумели и раскачивались над землёй. Могучие корни вылезли наружу и как огромные змеи ползали по вспученной траве. Даже голубое небо над нами приобрело свинцовый оттенок, закрыв солнце от нас слоем низких грозовых облаков.
        - Может ну его нафик? Давайте переждём непогоду в доме? - предложил Леголаз.
        Перчинка без лишних разговоров толкнула дверь дома, но та не поддалась. Дом не пускал нас обратно.
        - В общем, так, - сказал я, - этот дом одушевлённое существо, симбионт. И так как мы убили его компаньонов, мы стали его врагами.
        - И что нам делать? - спросила Такка.
        - Мы к папе хотим, - заныли вдруг молчавшие до этого момента дети.
        - Драться с дубом мы не можем, слишком большая разница в уровнях. Оставаться на месте, это не выход. Здесь пока он нас недостаёт, но не можем же мы тут сидеть целую вечность, пока он не успокоится. Остаётся одно - бежать.
        - А может лучше срубить его нафик? - предложила Айова, доставая из сумки грозного вида секиру.
        - Ты что, хочешь стать врагом всей деревни? - охладила её пыл Таурэйвэн. Деревенские жители с почтением относятся к этому дереву.
        - У меня есть одна идея, - сказал я….
        Мы все, взяв под уздцы наших лошадей, заняли свои позиции вокруг дерева. Рядом со мной находился найденный нами мальчик, а девочка стояла рядом с Таурэйвэн.
        - Ну что, вы готовы? - спросила нас Перчинка.
        Мы дружно подтвердили нашу готовность.
        У нас был только один способ отвлечь внимание дуба от нас. Прочитав тетрадь архимага, Перчинка выучила заклинание «Огненное копьё» второго ранга. Она направила ладони в сторону кроны дуба. Со своего места мне было видно серьёзное лицо девушки. Её шепчущие губы произносили про себя слова заклинания, и вдруг из её ладоней вырвался ревущий поток пламени. Ладони девушки были направлены вверх, прямо в крону дуба.
        Дуб тут же оставил свои попытки найти убийц своих компаньонов и стал яростно махать и трясти ветвями, пытаясь сбить пламя на землю. Но от этого пламя только разгоралось.
        - Бежим!!! - заорал я и схватив за ладошку мальчонку припустил к краю поляны.
        Все тут же последовали моему примеру и рванули от дерева в разные стороны.
        Уже на приличном расстоянии от поляны, когда все мы запыхавшись, собрались вместе, Таурэйвэн спросила у меня.
        - Ну и чем эта огненная диверсия Перчинки отличается от топора Айовы?
        - Я же не предполагал, что наш маленький маг устроит такое шоу.
        И все дружно посмотрели на Перчинку, которая потупясь оттирала тряпкой копоть со своих ладошек.
        - А что я, я ничего, - оправдываясь, сказала девушка, глядя на наши лица, на которых застыл немой вопрос - «Как ты могла такое сделать?».
        - Это заклинание из тетради великого мага. Правда я до конца ещё не разобралась, как оно работает. Слишком мало времени было на это.
        - Ты это, - сказал за всех Леголаз, - Поосторожней с этой тетрадкой, а то сожжёшь нас ко всем чертям.
        - Да ладно вам ребята, - сказала вдруг Айова, - Смотрите, вон дуб из туч уже вызвал дождик на себя.
        И впрямь, над лесной поляной шёл сейчас настоящий ливень, не дающий огню полностью охватить дуб.
        - Вот и проблема решена, - сказала довольная Такка, - теперь можно идти в деревню.
        Деревня встретила нас сперва настороженно, но завидя с нами спасённых детей, на улицу высыпал и стар, и млад.
        За спасение детей и разгадку похищения система неплохо отвалила нам опыта. Все мы подняли по уровню.
        Кузнец прижимал детей к себе. По суровому, каменному лицу великана, скатилась скупая мужская слеза.
        Вокруг шумели люди, радуясь освобождению от смертельной напасти, витавшей над лесной деревней.
        Оставив детей на попечении своей матери, бабульки лет девяносто, кузнец подошел к нам и порывисто обнял нас с Леголазом. Я почувствовал, как затрещали мои кости. Не лучше чувствовал себя и Леголаз.
        - Спасибо, век буду вам благодарен, ребята. От смерти детишек уберегли. Вы всегда желанные в нашем доме будете гостями.
        - Не стоит благодарности, - простонал Леголаз, - только отпустите нас пожалуйста на землю.
        - Ой, простите, - пробасил великан и поставил нас на землю.
        Сквозь шумную толпу протолкался мужик, с чёрной бородой.
        - Я, Корчаг, староста нашей деревни, значит. Спасибо вам за избавление от оборотня! Прошу вас за стол, дорогие гости!
        ПОВЫШЕНА РЕПУТАЦИЯ С ДЕРЕВНЕЙ «ЛЕСНОЙ БОР» НА ДВАДЦАТЬ ПУНКТОВ. СОСТОЯНИЕ РЕПУТАЦИИ «ДРУЖБА».
        - А есть ли уважаемый Корчаг в вашей деревне банк или почта? - осведомился я у старосты.
        - Банка у нас нет, а вот почта имеется. Аккурат возле моего дома стоит.
        Я обернулся к ребятам.
        - Есть предложение. Чтобы не таскать на себе лишний вес, давайте отправим каждый в свой адрес всё ненужное имущество и амуницию.
        Моё предложение было принято единогласно. И мы направились сразу на почту.
        Надо было видеть глаза почтмейстера, когда на пол почты мы вывалили целую груду оружия.
        - С вас тринадцать золотых и пятьдесят пять серебряных, - только и смог сказал представитель почтамта.
        Я, не торгуясь, заплатил требуемую сумму, и мы уже налегке покинули здание почты.
        А на улице нас уже поджидал деревенский староста.
        - Проходите, гости дорогие, сейчас праздновать будем, - стал присаживать нас за столы, накрытые прямо посреди улицы, староста.
        Отказать местным жителям я не хотел и поэтому махнул приглашающе рукой друзьям. Все стали рассаживаться за столы. Местные жители, шумно последовали нашему примеру.
        Зазвучали здравницы в наш адрес. Рекой полилось вино и сидр. Столы ломились от множества жареных кур и уток, овощей свежих и печёных, зелени прямо с огорода, а в центре сдвинутых столов на большом блюде лежал приличных размеров зажаренный поросёнок.
        Напротив нас с Леголазом сидело несколько деревенских девушек. Красавицы не стесняясь, поглядывали на нас и призывно подмаргивали. У следопыта руки зачесались от такого обилия красоты.
        - Да мы, хоть каждый день вам оборотней ловить будем, раз у вас есть такие красавицы.
        Девки рделись и стыдливо прятали лица, да украдкой поглядывали на нас.
        Я в принципе не возражал, чтобы народ расслабился.
        Тут столы с остатками снеди растащили в стороны, принесли музыкальные инструменты, и понеслась на всю округа залихватская музыка.
        Даже жрец света заглянул к нам на веселье. Плясать он не плясал, но чарку с вином охотно пригублял и каплуна отведал.
        На ночь нас растащили местные жители по своим домам. Как добрался до кровати, я не помнил. Но засыпал я, прижимая к себе два разгорячённых девичьих тела.
        Проснулся я рано утром в доме старосты. Рядом со мной в постели спали две обнажённые девушки. Судя по смятым простыням и пятнам на них, ночь прошла удачно. Одну из девушек звали, по-моему, Катарина, а вторую Эльма. Катарина спала, засунув мою руку себе между ног, а Эльма забросила на мой пах свою очаровательную ножку.
        Оглядев себя, я понял, что трусов на мне нет. Вообще без согласия игрока с него нельзя было снять нижнее бельё. А отсутствие его на мне значило, что все, что вытворялось в этой постели, делалось мной добровольно. Но я-то этого не помнил. Ох и крепка, оказалась, у старосты наливка.
        Осторожно, чтобы не разбудить девушек, я освободился из сладкого плена рук и ног, и, надев на себя трусы и штаны, вышел на крыльцо дома.
        - Как спалось, герой? - встретил меня на дворе староста поигрывающий нагайкой в руках.
        По нему даже не было видно, что он вчера напился так, что постоянно пытался залезть на стол и кричал здравницы в наш и его Величества султана адрес.
        - Спасибо, хозяин, благодарствую, - осторожно ответил я.
        - Девки-то, хоть ночью не обижали? - усмехнулся мужик.
        - Ну что вы уважаемый, девчата хорошие.
        - А то, это же мои дочки.
        Я судорожно сглотнул. А что если сейчас мужик скажет, мол, горазды вы хлопцы девок портить, женись, давай на одной из них.
        Видя, как изменилось моё лицо, староста рассмеялся.
        - Что, хороши девахи?
        - Ага, - сглотнул я.
        - Считай это подарок от нас, за то, что оборотня извели.
        Староста хлопнул нагайкой себя по сапогу и ушел в дом распоряжаться насчёт завтрака.
        Я глазами нашёл на улице деревянную бочку с водой и засунул в неё свою голову. Пришлось процедуру повторить три раз, чтобы мои мысли собрались в кучку.
        Леголаз отыскался на сеновале в компании пяти (ПЯТИ!) девчат. Ну и ловелас. Глаза следопыта счастливо блестели.
        Но самое главное, что никто не пытался нас выгнать из деревни за то, что мы девок портили.
        Наоборот, провожали нас из деревни как героев. Подбоченясь мы гордо восседали на наших скакунах, сопровождаемые деревенскими парнями и девчатами.
        Глядя по улыбающимся лицам Айовы и Перчинки, ночь у них тоже прошла неплохо. Только Таурэйвэн и Такка провели ночь без всяких добавлений.
        Мне почему-то стыдно было смотреть в глаза принцессе, но когда я почувствовал на себе её взгляд, я увидел, что она улыбается. Нравы в Султанате были намного свободнее чем в Империи, и на то, сколько у мужчины любовниц смотрели сквозь пальцы.
        Уважаемые читатели, если вам нравится книга ставьте лайки, пишите комментарии и подписывайтесь на меня. Дальше будет интересно.
        Глава 15 Переправа
        Корнуэл. Столица Султаната. Резиденция гильдии «Степных волков»….
        На дворе стоял жаркий летний день. Начало лета знаменовало собой затишье дующего из пустыни самума, приносящего с собой тучи жгучего песка.
        Полуденное солнце припекало так, что его жаркие лучи проникали в резиденцию гильдии даже через толстые стёкла.
        Сидевший прямо напротив окна Громобой изнывал от духоты.
        - Чёрт бы подрал этого архитектора, который придумал в здании окна с толстыми стёклами и не предусмотрел, чтобы они открывались наружу.
        И правду, толстые стёкла окон, хоть и защищали в зимнюю пору от ледяного ветра пустыни, но летом становились огромными линзами, собирающими солнечный свет и направляющими его внутрь помещений гильдии.
        Поэтому комфортно чувствовать себя в здании можно было только с северной стороны, куда не было доступа солнцу.
        - Не будь бабой, Громобой, - ответила ему Дейенерис, сидящая во главе стола для совещаний, - все находятся в таком же положении, что и ты.
        - Может быть, стекла выбить? - потрясая палицей, предложил великан, - тогда и дышать легче будет.
        - Ага, легче, только что ты зимой запоёшь без стёкол, - сурово сказал ему Харбер, восседающий по правую руку от главы гильдии.
        - Может, занавески хоть повесим? - жалобно предложил Громобой.
        - А вот насчёт занавесей, здравая мысль, - поддержала в этот раз сурового воина Дейенерис, - возьмёшь их у заместителя гильдии по хозяйственной части и развесишь по всей резиденции.
        - Почему я?!! - возмутился Громобой.
        - Потому что инициатива - наказуема, кто предложил, тот и выполняет.
        - Может всё же не по всей резиденции, а только с южной стороны? Откуда светит солнце.
        Дейенерис задумалась над словами Громобоя, потом ответила ему.
        - В твоих словах есть здравый смысл. Вешай с тех сторон, где светит солнце.
        Громобой победным взглядом обвёл присутствующих на совещании командиров звёзд гильдии.
        Командиры его радость не разделили, а отделались сдавленными смешками в сторону гиганта. Насмехаться в открытую над Громобоем в гильдии никто не решался.
        - Что там с новичком? Нашли его? - спросила Дейенерис присутствующих.
        За всех ответить решился Харбер.
        - Он как в воду канул. Во всяком случае, сейчас в Корнуэле его нет. Осведомители молчат, или приносят о нём ложные сведения.
        - Повторяю, его нужно найти, и найти раньше, чем его найдут другие гильдии.
        Внезапно дверь распахнулась, и вместе с прохладным ветерком из коридора в зал заседаний шагнул начальник аналитического отдела гильдии.
        Высокий худощавый эльф восемьдесят девятого уровня с ником Шерлок, остановился на пороге зала.
        - Ну, у вас тут и духота, - сказал он, - хоть дверь в коридор откройте, всё свежее будет.
        - Ты опоздал на совещание. Проходи, только оставь дверь открытой, - согласилась с ним Дейенерис.
        - У меня есть новости о вашем найдёныше.
        По рядам участников совещания прошло оживление.
        - Докладывай, - приказала Дейенерис, нетерпеливо постукивая карандашом по разложенной перед ней карте.
        - Итак, господа, этот дроу очень интересный тип. Появился в нашем кластере буквально из ниоткуда. Пробить по своим канал его айпи-адрес нам не удалось. Такое впечатление, что его либо не существует в действительности, либо его прикрывает или корпорация, или контора. О местонахождении этого человека в Султанате нам пока ничего не известно. Вообще всё, что с ним связано в настоящее время, покрыто завесой тайны. Зато мои ребята выяснили кое-что о его прошлом.
        - Это уже интересно, - отозвался Харбер, - говори, Шерлок.
        Шерлок сделал небольшую паузу, а затем начал выдавать полученную информацию его отделом.
        - Вы были правы, уважаемая Дейенерис. На нашем сервере этот игрок практически неизвестен, ну разве что только нашей гильдии и игрокам, проходившим вместе с ним Песочницу. Но мы искали не там. Мы предполагали, что он один из топов нашего кластера, пересоздавшего своего персонажа. Это не совсем так, вернее совсем не так. Вы были правы в одном, это игрок high-levelа, но только межсерверного масштаба. Его имя знает каждый игрок на всех игровых кластерах.
        Глаза Дейенерис впились в бледное лицо Харбера.
        - Кто же он?
        - Его игровой ник, Риттер.
        - Риттер? Игрок, входящий в первую тройку топ-игроков мирового уровня? И он - это Безумный Макс? Не смешите мои подковы, - громогласно рассмеялся Громобой.
        При звуках его смеха Дейенерис едва заметно поморщилась. Она вынуждена была терпеть несдержанность и хамоватость Громобоя, из-за безудержной смелости и преданности гиганта гильдии.
        - Значит это он, - едва слышно произнесла она, - участник ЗБТ, принц-консорт богини Природы и Весны, Владыка Светлолесья и Сильварии в Русском кластере.
        - Это он, - подтвердил Шерлок.
        - Подожди, - перебил его Харбер, - это не его ли ник гремел на всю игру совсем недавно? Что-то было связанно с первыми в игре ивентами.
        - Да, именно он и запустил их.
        - Всё сходится! - Дейенерис вскочила из-за стола и стала нервно расхаживать вдоль стола, - Смотрите, даже здесь, в песочнице, он ухитрился найти и запустить на пустом месте целый ивент. Никто и никогда до него этого не смог сделать!
        - Очень перспективный молодой человек, - высказался один из командиров со звучным ником Защитник, вот бы к нам его.
        - Можно, я продолжу? - спросил Шерлок и, не дожидаясь разрешения, продолжил доклад, - Так вот, в бытность своём в Русском кластере именно он был главным противником небезызвестной нам Разведённой Мальвинки.
        За столом установилось молчание.
        Дейенерис остановилась у своего места и обвела присутствующих гневным взглядом.
        - Мальвинка! - прошипела она, - Заместитель главы «Красных медведей», один из наших самых ярых противников в Империи.
        - Да, - подтвердил Шерлок, - именно он пресёк имперские амбиции этой молодой особы в Русском кластере, после чего она перебралась к нам.
        - Что ещё известно, об этом молодом человеке? - осведомился Харбер у Шерлока.
        - Многие источники сходятся на том, что именно Риттер убил богиню Тьмы Наану и богиню Зимы и Ночи Морену. И сделал он это уже после исчезновения из Русского кластера. Некоторое время назад его ник исчез из мирового топа. Специалисты подтвердили мне, что его персонаж некоторое время считался удалённым из баз игрового мира «Всё возможно», однако…, - Шерлок сделал драматическую паузу.
        - Что, однако? - нетерпеливо спросила его Дейенерис.
        - Однако, некоторое время назад, его ник опять всплыл на первых строках топа игроков мира «Всё возможно».
        - Не может такого быть! - зашумели собравшиеся игроки.
        - Тихо!!! - Пресекла шум на корню Дейенерис и, обратившись к Шерлоку, сказала, - Дай догадаюсь, ник Риттера появился в топе с одновременным появлением Безумного Макса в Чёрной пустыни?
        - Вы совершенно правы глава. Мы встретили Безумного Макса, именно в этот день.
        - То-то мне показалось подозрительным появление нуба в высокоуровневой локации, - заметила Дейенерис.
        - А ещё он увел у нас из-под носа гаргарейна, - обиженно произнёс Громобой.
        Вокруг все зашумели, пытаясь что-то добавить к словам о Риттере.
        - Тихо! - гаркнул на всех Харбер, - устроили тут базар! Это, между прочим, совет гильдии, а не балаган.
        - А, я помню, как гильдии севера Империи, остались без покровительства Морены и Нааны, и именно благодаря этому нам удалось подняться на третью позицию в топе гильдий, - сказал в наступившей тишине кто-то из командиров, - Тогда кланы северных варваров объединились и выбили «Наследников Апокалипсиса» из их форпостов в Ледяных горах.
        - Получается, это он был причиной того, что наша гильдия поднялась в топе кластера? - отозвался кто-то ещё из присутствующих.
        - У нас есть данные, что во время боя с богинями, он умер в игре окончательной смертью, - добавил Шерлок.
        В зале установилась тишина. Стало даже слышно, как муха, попавшая между рам неведомыми путями, билась о стекло, пытаясь выбраться на волю, с настойчивостью обречённого.
        Дейенерис задумавшись, прикусила красивую губу. Потом подняла голову.
        - Действительно, очень много неизвестного вокруг Риттера. Почему с его смертью его ник сначала пропал, а потом опять появился в топе? Если Риттер - это Макс, то где он умер, чтобы возродиться другим игроком и в другом кластере? Почему он скрывается от нас? - девушка обвела всех взглядом, - Так вот, приоритетная задача гильдии, найти его и завоевать доверие дроу. Это очень важно для нас.
        - Дейенерис, - задумчиво произнёс Харбер, - а мне ещё интересно, куда пропал Риттер, когда он покинул Русский кластер.
        * * * * *
        Султанат. Граница с Империей. Деревня «Лесной бор».
        Мы снова отправились в путь. Всё что с нами проходило в деревне «Лесной бор» осталось позади.
        Впереди у нас была цель - попасть в Империю и добраться до Императора Торка. И цель вела нас на север.
        Деревенская околица осталась далеко позади, так же как и гостеприимные деревенские жители.
        Ничто нас не задерживало и по моим расчётам мы должны были добраться до пограничного поста на границе с Империей ещё до обеда.
        Наконец мы проехали развилку, которая пару дней назад отправила нас к логову людоедов.
        Теперь под копытами наших коней бежала прямая дорога, уходящая на север. Ласково светило солнце, между ветвями деревьев мелькали лесные птицы и даже однажды перед нами на дорогу выскочил молодой кабан.
        Оценив наше количество, кабан обиженно хрюкнул и предпочёл ретироваться в заросли малинника.
        Наконец мы выехали на опушку леса.
        Дальше, насколько мы могли видеть, лежали земли Империи. Обработанные пшеничные поля граничили у леса с большой полноводной рекой. Река, текла вдоль леса с юга, делала изгиб и уходила на север.
        Лесная дорога, по которой мы ехали, заканчивалась у реки погранпостом Султаната. Через реку была налажена переправа. А на другом берегу стоял погранпост Империи.
        Граница. Здесь проходит раздел северной части материка с его центральной областью. На левом берегу реки стоит земля Султаната, на правом - Империи.
        В ожидании переправы по обе стороны реки скопилось изрядное количество повозок. В основном это были повозки торговцев, но встречались и кибитки ремесленников, переселенцев и прочих жителей соседних государств.
        Через реку, в самом узком месте был натянут канат, вдоль которого курсировал плот, на котором свободно умещалось пять повозок с лошадьми.
        На пристанях, по обоим берегам реки, стояли фигурки пограничников и таможенников, производящих досмотр ввозимых товаров.
        Повозки въезжали на плот без особой спешки и суеты. Сразу было видно, что работники переправы знают своё дело.
        Мы уже стали спускаться вниз к переправе, когда Леголаз, обладающий из нас наиболее острым зрением, придержал коня, и начал всматриваться куда-то южнее, туда, где река делала поворот и скрывалась за северным краем леса.
        - Стойте! - вдруг громко сказал он, показывая рукой в том направлении, - Орда на реке!
        Мы остановили лошадей, и стали всматриваться в ту сторону, куда указал нам следопыт. И действительно, секунд через десять я смог разглядеть на голубой глади реки несколько десятков, а может быть и сотен чёрных точек.
        Лодки орков. С той скоростью, что они приближались, орда будет здесь уже через полчаса. А торговцы, переправляющиеся через реку, об этом не знают - русло реки, делая поворот, скрывало от них надвигающуюся опасность.
        Нужно предупредить об опасности людей у переправы.
        Вообще набеги орков случались в этих краях довольно часто, но обычно это были небольшие отряды, численностью до сотни орков, сейчас же, судя по количеству лодок которые я увидел, сюда плыло не меньше тысячи зеленокожих воинов.
        Я пришпорил коня. Остальные члены отряда последовали за мной.
        Дорога шла под уклон и поэтому мы на всех порах влетели на пристань, произведя небольшой переполох среди торговцев и пограничных стражников. Последние бросились к нам, взяв наизготовку алебарды.
        - Орки! Орки плывут! - крикнул я подбегающей страже.
        И, обратившись к стоящим с открытыми ртами торговцам, добавил.
        - Уводите повозки с пристани!
        Бегущие к нам воины пограничной стражи Султаната остановились в нерешительности. Один из бравых стражей, оказавшийся десятником, направился к нам.
        - Кто вы? Откуда знаете про орков?
        - Меня зовут Безумный Макс. Это мои товарищи. Едем по особому поручению Султана Амир-хана к Императору Торку. Орков видели с холма, с нами следопыт. Примерно сотня лодок, плывут со стороны пустыни.
        Десятник с подозрением посмотрел на меня.
        - А откуда мне знать, что вы не лазутчики имперцев, возвращающиеся в Империю? У вас есть какие-либо бумаги подтверждающие ваши полномочия?
        Тут, из задних рядов моего отряда, вперёд выехала Такка. Она с высокомерным видом обратилась к стражнику.
        - Десятник, ты знаешь, кто я?
        Десятник пограничной стражи сразу принцессу Такку. Он упал на колени и склонился до земли.
        - Ваше Высочество, простите раба своего.
        Принцесса улыбнулась.
        - Ты молодец, службу свою знаешь. Всё что говорил тебе Безумный Макс - правда.
        - Ваше Высочество, тогда здесь вам находиться опасно, - десятник поднял голову и посмотрел на принцессу.
        - Выполняй свои обязанности, сотник, я сама решу, как мне быть.
        - Ваше высочество, вы ошиблись, я всего лишь десятник.
        - С этого дня ты сотник, так и передай своему командующему.
        - Слушаю и повинуюсь, Ваше Высочество.
        Бывший десятник вскочил на ноги и побежал к слышавшей наш разговор страже.
        - Даже, если они сейчас примут бой, орки их сомнут, - с сомнением сказал я Такке.
        - Не волнуйся, Макс, они знают что делать. Самое главное нам нужно успеть переправиться на ту сторону реки.
        - Тогда, скорее, на паром.
        Стража Султаната, уже бегала среди торговцев, помогая им выехать со своими повозками с причала. Несколько стражников побежали к высокой вышке, и вскоре с неё повалил огромный чёрный столб сигнального дыма.
        На той стороне реки, на причале, тоже засуетились люди. И такой же столб дыма взвился с вершины ближайшего холма.
        Наконец мы пробились через выезжающие в спешке повозки с товаром, и оказались на большом пароме.
        Мы сразу спешились, привязали лошадей и бросились к механизму, управляющему паромом.
        Перчинка, как самая маленькая из нас, встала у руля, а мы принялись крутить большой ворот.
        Паром вздрогнул и медленно отчалил от пристани.
        С парома мне было видно, как последние повозки торговцев поднимаются в гору, а первые уже скрылись под сенью вековых сосен древнего леса.
        Стражники отступали последними, замыкая колонну в готовности отразить возможное нападение орков. От них отделился всадник и поскакал по направлению к ближайшему городу, в котором стоял гарнизон регулярных войск.
        На имперской пристани осталось всего несколько человек, которые поджидали нас.
        И тут, когда мы уже почти добрались до середины реки, из-за поворота показались лодки с орками.
        Сидящие впереди на лодках орки повскакали с мест и стали что-то воинственно кричать нам, потрясая своим грубым оружием.
        Мы не успевали. Когда мы уже преодолели три четверти пути, пять лодок с орками отделились от основных сил и направились к нам.
        Я кивнул Леголазу на орков, а сам налёг на ворот плота.
        Следопыт вытащил из-за спины свой лук, стрелы и принялся методично расстреливать подгребающих к плоту орков.
        Пока те сообразили, что к чему, Леголаз успел отправить на корм рыбам, почти полдюжины зеленокожих воинов.
        Только после этого, те орки, что сидели впереди, закрылись от летящих стрел большими круглыми щитами. Но это им мало чем помогло - стрелы следопыта полетели по более крутой траектории, выбивая из лодок гребцов, которые ничем не могли защититься от падающей на них с небес смерти. Но и передним воинам тоже доставалось - стрелы с лёгкостью пробивали деревянные, обитые дрянным железом щиты и вонзались в орков.
        В итоге, из пятидесяти пустившихся за нами в погоню орков, в лодках осталось менее двух десятков.
        Над рекой взвились несколько крюков, с привязанными к ним верёвками. Они вонзились в дощатую палубу парома, подтягивая к его борту носы лодок.
        Мы с Айовой бросились к борту плота, на ходу обрубая натянутые верёвки, но всё же на плот успело спрыгнуть пятеро зеленокожих, татуированных здоровяков.
        Попасть другим оркам на плот помешал Леголаз и двое пришедших к нам на помощь имперских стрелков, которые стали расстреливать орков с пристани.
        Потеряв несколько гребцов убитыми, лодки потеряли управление и начали дрейфовать, уносимые на быстрину реки.
        Обнажив своё оружие, мы с Айовой пошли навстречу корчившим нам ужасные гримасы оркам. Но биться в одиночку с прирождёнными степными воинами нам не пришлось. На уткнувшийся носом в пристань паром уже запрыгнул имперский офицер и, поигрывая в руке полуторником, направился к нам.
        Зазвучала, соприкоснувшись, сталь.
        Орки решили сразу задавить нас инициативой и своей численностью. С громким рёвом, именно так я могу определить их боевой клич, они бросились к нам, осыпая нас градом ударов топоров и двуручных мечей.
        Айова, и наш нежданный союзник принимали удары на щиты, а ваш покорный слуга, вооружённый лишь хопешами, наносил неожиданные удары по оркам из-за спины своих товарищей.
        Орки сначала не обращали на меня внимания, акцентируя свои удары по нашим щитоносцам и считая их своей первоочередной целью.
        Но после того как один из орков, истекая кровью, покатился по настилу плота с перерубленными лодыжками, двое из оставшейся четвёрки обратили на меня своё внимание.
        Но тут Айова, ударив мечом о свой щит, громко выкрикнула боевой клич, переагривая на себя мою пару орков.
        Ей пришлось нелегко, когда два двуручника и один огромный топор обрушились на её щит.
        Помочь ей пришедший к нам на помощь имперский офицер не мог - он сам был связан боем с последним огромным орком.
        И тут в бой вступили наши девчонки. Такка обрушила на Айову зелёный поток исцеляющего заклинания. Перчинка, выставив вперёд посох, вмиг покрыла палубу под ногами орков ледяным катком. А Таурэйвэн осталась у ворота, не давая плоту двигаться.
        Теперь, мы уже переломили ход боя в свою пользу.
        Орки лишённые твердой опоры под ногами, скользили по палубе, словно коровы по льду, падали и попадали под удары моих хопешей.
        Наконец наш нежданный союзник покончил со своим противником, нанеся ему неожиданно удар щитом в грудь, отчего орк попал в стан на две секунды, чем и воспользовался офицер, и голова орка покатилась по деревянному настилу.
        Вшестером справиться с тремя оставшимися орками нам уже не составляло труда. Вот уже один из них пал от несварения желудка, в который вонзилась стрела Леголаза. Перчинка помогла ему, залепив в рот орку огромной ледяной сосулькой, которая пробила мощный череп врага.
        Второго орка успокоила Айова. Приняв на щит удар топора, она резко крутанулась, и нанесла с разворота снизу вверх удар мечом, разделяя своего противника на две половинки.
        Третий орк достался мне. С налитыми кровью глазами, орк впал в ярость и бросился на меня, но ледяное покрытие настила сыграло с ним злую шутку - по пути ко мне орк банально поскользнулся, и сев на пятую точку, подъехал прямо под удар скрещенных хопешей, напоминающих гигантские ножницы. Голова орка прокатилась по настилу плота и канула в воды реки, уносимая течением.
        И казалось вот она - победа, только в пылу схватки мы не заметили орков, которые на десятке лодок уже причалили к берегу вверх по течению, и сейчас бежали к пристани, потрясая своим оружием.
        Два Императорских стрелка заскочили к нам на плот и приготовились открыть огонь по оркам, но силы были неравны - орков было раз в десять больше нас.
        - Я имел честь, драться на вашей стороне, - отсалютовал нам офицер своим клинком.
        - Погодите офицер, мы так просто не сдадимся, - сказал я молодому человеку.
        Оркам осталось сделать до нас не более тридцати шагов, когда я призвал Багиру.
        Огромный древний гаргарейн появился прямо перед зеленокожими воинами, и сходу вступил в бой.
        Тусклая броня шерсти Багиры засверкала под лучами полуденного солнца. На её лапах мгновенно появились когти-серпы, и огромная кошка ворвалась в ряды подбегающих орков.
        Это было просто избиение младенцев. Это я про орков. Не смотря на их силу и длину мечей, орки ничего не могли поделать против огромного шипящего чудовища, оказавшегося среди них.
        Багира рвала их острыми когтями, оставляя на телах орков глубокие кровавые борозды, откусывала им головы, а своим шипастым хвостом, орудовала как палицей.
        Ни летящие в неё стрелы, ни огромные мечи и топоры орков не могли ничего поделать с ней.
        Я тем временем ушёл в стелс, и стал пробираться в тыл противнику, время от времени нанося из ниоткуда смертельные критические удары хопешами по впавшему в панику врагу.
        Но тут, от лодок к месту развернувшегося сражения вышел пожилой орк с бубном в руках.
        Шаман. Только его танцев с бубнами нам тут не хватало. Шаман сходу начал что-то бормотать, призывая к месту сражения духов, потряхивая при этом своим бубном. Но завершить своё заклинание ему так и не удалось - я вышел позади шамана из невидимости, и нанёс ему критический удар своим страшными оружием в спину.
        Обагрённые кровью клинки вышли из его груди, и шаман упал на землю.
        Оставшиеся в живых орки спешно бежали к лодкам, но Перчинка отрезала им путь к отступлению - уже знакомая нам волна пламени охватила судёнышки, отрезая их от подбегающих орков.
        Под стрелами Леголаза и обоих имперских стрелков последние орки нашли свой конец на недружелюбной им земле.
        - Нужно уходить, - сказал нам офицер и указал на реку. Весь оставшийся флот орков, с усилием грёб к берегу стараясь добраться до своих обидчиков.
        Я отозвал Багиру. Подозреваю, что она только что сытно пообедала.
        Мы вскочили на наших лошадей. У имперских воинов тоже оказались неподалёку привязанные скакуны, и уже вдевятером мы поскакали по просёлочной дороге прочь от берега.
        Когда мы порядочно отдалились от места сражения, офицер-имперец придержал своего рысака и представился нам.
        - Разрешите представиться, дамы и господа, я Норейн, Светлейший граф Империи, друг и ближайший советник Императора Торка. Кого я имею честь причислить к своим боевым товарищам?
        Я учтиво поклонился графу.
        - Меня зовут Безумный Макс. Я и мои друзья, направляемся сейчас к Императору Торку, с одним важным поручением, которое мы должны исполнить, поручившись за то своей жизнью и честью.
        Граф Норейн посмотрел мне в глаза и ответил.
        - Если вы не шпионы и наёмные убийцы, я буду иметь честь представить вас его Императорскому Величеству. Столь блистательные воины должны получить из рук Императора заслуженную награду.
        - Благодарю вас, Ваше Сиятельство, - поблагодарил я графа, - мы с удовольствием присоединимся к вашему отряду. Среди нас нет таких, кто имеет дурные помыслы по отношению к вашей стране.
        Наша увеличившаяся в численности кавалькада, вздымая клубы пыли, поскакала по полевой дороге.
        На полпути к ближайшему населённому пункту, мы встретили большой воинский отряд имперской конницы, численностью до полутора тысяч всадников, спешащий к границе.
        Спешившись, я с графом Норейном подошел к военачальнику, возглавляющему Императорское войско, который оказался давним приятелем графа.
        Узнав о нашей роли в сражении с орками, тот горячо поблагодарил нас за помощь в устранении угрозы с юга. Ещё бы, ведь получается, мы смогли задержать орду и лишить её десятой части воинов и одного могучего шамана.
        Никогда ещё орда не ходила в набег столь крупными силами. Возможно, в набег пошли несколько объединившихся племён орков.
        Пожимая наши руки, встреченный нами полководец пару секунд смотрел на Такку, но ничего не сказал.
        Дальше наши пути разошлись - армия ушла к границе, а мы поспешили к столице Империи, Дарктауну.
        На прощание императорский полководец обнял графа Норейна и перекинулся с ним несколькими словами.
        Дальше двигались мы быстро, не обременённые большой поклажей.
        Останавливаясь на ночлег в придорожных трактирах, мы за пять дней, пересекли почти половину Империи и вот уже перед нами появились стены величественного Дарктауна, столицы Империи Торка.
        За всё время нашего пути, я заметил взгляды графа Норейна, которые тот иногда исподтишка бросал в сторону принцессы.
        У меня закралось подозрение, что граф чего-то нам не договаривает. Что сказал при расставании командир конницы Империи графу Норейну? Не касалось ли это принцессы Такки.
        Возможно, тот её узнал, и поделился своими подозрениями с графом, тогда мне были понятны взгляды Норейна. Так смотрят на то, о чём ты догадываешься, но до конца в том не уверен.
        Я поделился своими подозрениями со своими друзьями. Все сошлись на том, что да, это действительно подозрительно.
        В конце концов, я решил поговорить с вельможей до того, как мы окажемся в стенах Имперской столицы.
        И вот утром, во дворе трактира, когда мы седлали лошадей, мои друзья незаметно окружили графа. Леголаз с Айовой завязали разговор с имперскими стрелками, а Таурэйвэн, Перчинка и Такка разошлись по двору так, чтобы отрезать путь возможного отхода графа, если тот решит сбежать.
        Сам же я, взяв в руки ветошь, подошел к своему жеребцу, который стоял рядом с графским скакуном и сделал вид, что протираю ему круп.
        Дождавшись пока граф, окажется неподалёку от меня я начал разговор.
        - Любезный граф, когда мы окажемся во дворце у Императора?
        - Думаю, что к полудню мы проедем через городские ворота. Часам к двум будем у дворца.
        - Пока мы не въехали в город, я бы хотел задать вам один вопрос.
        - Спрашивайте, мой друг.
        Мои друзья незаметно стали приближаться к нам.
        - Так вот, любезный граф, я заметил, как вы иногда смотрите на мою невесту, и меня это несколько беспокоит.
        При слове невеста, глаза выдали графа. Он понял, что всё, что он хотел от нас утаить, стало явным.
        - Вашу невесту? - спросил он, взъерошив свои волосы, - про кого вы говорите, мой друг?
        Такка, не ожидала таких слов от меня, и изумлённо посмотрела на меня, но отступать мне было уже некуда.
        - Да граф, эта девушка, моя невеста, - сказал я, указывая графу на принцессу.
        В глазах Норейна отразилась растерянность.
        - Как, невеста?
        Такка про себя что-то решила и подошла к нам.
        - Да, дорогой граф, - сказала она, - Макс, мой жених.
        Таурэйвэн и Перчинка были тоже удивлены моим словам, но вида не подали и незаметно встали по обе стороны от вельможи.
        - Может быть, вы хотите нам что-то сказать, перед тем как мы покинем этот гостеприимный постоялый двор? - прямо спросил я графа.
        Тот посмотрел на принцессу, затем на меня, что-то решил в своей графской голове и, вздохнув, ответил.
        - Вы правы, Макс, я действительно присматривался к достопочтимой леди. Уж больно мне она напоминает одну высокопоставленную особу, которая посещала нашу Империю много лет тому назад.
        - Возможно, ли это?
        - Вам судить, мой друг, - вздохнул Норейн, - Первым моё внимание на данное сходство обратил мой приятель, командующий отрядом конницы, с которым мы встретились по дороге, а потом уже и я, внимательно присмотревшись, нашел некоторое сходство между ними.
        - И как вы хотите поступить, дорогой граф? - спросил я Норейна.
        От его ответа зависело, как я поступлю в последующие несколько минут.
        Граф пристально посмотрел мне в глаза и твёрдо сказал.
        - Знаете Макс, я дрался с вами на одной стороне против орков. Мы вместе проливали там нашу кровь и стали боевыми товарищами. И даже пусть ваша невеста окажется той высокопоставленной особой, я ничего об этом Императору не скажу.
        - Спасибо, - искренне поблагодарил я благородного воина, - вот вам моя рука. Вы всегда можете на нас рассчитывать.
        Граф твёрдо пожал мою руку.
        - В свою очередь, хоть вы и из Шагающих по мирам, вы всегда будете желанным гостем в моём доме, так же как ваша невеста и ваши друзья.
        Витавшее в воздухе, с начала этого не очень приятного разговора, напряжение, сразу куда-то пропало.
        Мы с графом, обнялись, и вскочили на лошадей.
        Последующие полчаса, мы провели в сёдлах, за рассказами графа о нравах, царящих при дворе его Императорского Высочества Торка.
        Друзья, если вам нравится книга, ставим лайки, пишем комментарии. Очень рад буду пообщаться с вами.
        Глава 16 Насилие и любовь
        Корнуэл. Дворец султана.
        Стояла та время ночи, когда ярко светящая луна поднималась на небе в свою самую высокую точку на небосклоне.
        В коридорах дворца стояла полная тишина, изредка прерываемая шагами гвардейцев султана, находящимися на своих постах.
        Султан не спал. Султан работал. Султан занимался любовью со своей новой юной наложницей. Девушку привезли к нему из какой-то далёкой горной деревни, вырвав из рук рыдающих родителей.
        - Ей давно пора вступать во взрослую жизнь, - сказал богатый вельможа, до которого дошли слухи о красоте юной дочери гор.
        Он кинул под ноги безутешных родителей кошель с монетами.
        - Это вам, чтобы вы не говорили о том, что Султан, благодетель нашего священного султаната, был неблагодарен. На эти деньги вы и ваши дети сможете жить безбедно до конца ваших дней. А ваша дочь будет жить во дворце, есть вкусную еду с золотых блюд, и возможно даже родит Султану наследника.
        Он пришпорил коня, и вслед за ним понеслась кавалькада всадников. Перед одним из них, на седле, сидела худенькая девочка, с красивым лицом и роскошной гривой иссиня-чёрных волос.
        Брови девочки были решительно сжаты, и в них не было ни капли страха, только гнев плескался в них и беспокойство за своих родных.
        Когда богатый вельможа осматривал её обнажённое тело, жадно ощупывая её сокровенные места, он предупредил её.
        - Будешь сопротивляться, или дерзить, я вернусь сюда и сожгу твой дом вместе с твоими родителями и братьями.
        И она молчала, даже когда потные пальцы вельможи проверяли её девственность.
        И вот теперь распалённый страстью и похотью Султан вовсю старался над попкой молоденькой девушки.
        Наконец он кончил в неё, затем откинулся назад на огромной роскошно отделанной кровати, и сказал.
        - А ты молодец, даже не пикнула. Будешь такой дальше, подарю тебе какую-нибудь драгоценную безделушку.
        Он встал и подошёл к окну, а девушка осталась лежать с развороченным анусом, на простыне в кровавых пятнах.
        Она так и осталась девственницей.
        Только горькие безутешные слёзы лились из её прекрасных чёрных глаз.
        Султан подошёл к небольшому столику на резных гнутых ножках и, взяв в руки плод авокадо, стал ножом для фруктов срезать с него кожуру.
        Девочка больше не плакала, боль постепенно стихала, зато плакало её сердце, плакало над той горькой участью, которой предстояло жить ей в этом прекрасном дворце.
        - Иди, возьми, это вкусный фрукт, он называется авокадо. Ешь, тебе нужно много сил, - сказал Султан, кладя на стол нож и протягивая ей очищенный фрукт, - а потом мы займёмся твоей другой дырочкой.
        И девушка решилась.
        Превозмогая боль, она подползла к краю кровати, и протянула руку за фруктом.
        Она никогда не ела авокадо. Дедушка рассказывал ей однажды, как вкусен этот, похожий на зелёную грушу, фрукт.
        Султан уронил плод в подставленную руку девушки.
        Плод падал в маленькую узенькую девичью ладошку бесконечно долго. Так долго, что перед глазами девушки успела промелькнуть вся её нехитрая короткая жизнь.
        Плод падал и падал, и наконец, упал. Только упал он не на подставленную ладошку девушки, а на богатый толстый ковёр, который покрывал пол. А рука девушки в этот момент держалась за рукоятку ножа, который был погружён в живот сластолюбивого султана.
        Девушка ударила Султана ещё и ещё раз, и била его до тех пор, пока тот не перестал хрипеть, и под ним не образовалась большая кровавая лужа.
        Потом она подняла с ковра упавшее авокадо и откусила кусочек. Мякоть во рту была такой нежной консистенции, что так и таяла на языке, напоминая девушке, смесь сливочного масла с пюре из зелени, с ореховым привкусом.
        - Вот дедушка я и попробовала авокадо. Безвкусное оно дерьмо какое-то.
        Юная дева знала, что ожидает её за убийство Султана. Посаженная на кол она долго будет умирать под палящими лучами пустынного солнца, а проходящие мимо зеваки будут кидать в неё камнями. Этой участи она себе не хотела.
        Девушка подошла к высокому стрельчатому окну. Вдыхая полной грудью свежий воздух, принесённый ласковым ночным ветерком, она забралась на узкий подоконник, последний раз посмотрела на звёзды, мысленно прощаясь с родителями, и шагнула вперёд….
        Ночная стража не услышала ничего. Не было ни вскрика летящей вниз девушки, ни глухого удара тела о каменные плиты у стены башни Слёз, как её прозвали жители Корнуэла и за стенами которой жили наложницы Султана.
        Только где-то высоко в небе раздался вопль ночного упыря.
        Огромная летучая мышь взмыла ввысь, унося в когтях безвольно повисшее тельце юной наложницы в сторону гор, где у неё было логово. Девушку ожидала ещё худшая судьба, чем та, от которой она бежала.
        И вправду, не угадаешь, какая судьба уготовлена тебя.
        * * * * *
        Империя. Дарктаун. Императорский дворец.
        Мы достигли дворца Императора и как никогда были близки к достижению нашей цели.
        Граф Норейн, оставив нас в приёмном зале, удалился к Императору, наказав ждать его.
        Уставшие от дороги, в запылённой одежде, мы сидели на роскошных скамьях, установленных у стен зала. Не хотелось ничего, только принять горячую ванну и упасть в кровать. За время дороги, очень редко удавалось полноценно выспаться.
        Наконец Норейн вернулся. Он уже был переодет в чистый придворный камзол.
        - Друзья, - объявил он нам, - я доложил о вас его Императорскому Величеству. Аудиенция для вас назначена на десять утра. Император жаждет услышать о ваших приключениях. А пока следуйте за мной. Я отведу вас в ваши комнаты и покажу, где находятся ванные комнаты. Свежую одежду и еду с напитками, слуги принесут к вам в ваши комнаты.
        Мы все гурьбой повалили за нашим высокородным гидом.
        Пока мы шли, граф показывал нам местные достопримечательности, раскланивался со встречными дворянами и отпускал комплименты женщинам.
        Наконец мы вошли в небольшой коридор, по обе стороны находились гостевые покои.
        Роскошью они меня не поразили, встречал я и побогаче помещения, вон у Султана, например. Но вот по функциональности они превосходили дворец Султана.
        Не буду долго распространяться на этот счёт, просто скажу, что в каждом покое была отдельная уборная с фарфоровым унитазом.
        Пока другие размещались в своих покоях, я решил смыть с себя дорожную пыль.
        В конце коридора находилась узкая лестница, спускающаяся в банные помещения дворца.
        Я спустился по ней и прошёл мимо нескольких открытых дверей, за которыми находились мраморные купальни.
        Выбрав одну из банных комнат, я вошёл и открыл краны в купели, наполняя их горячей и холодной водой. Сама купель представляла собой бассейн размером три на три метра. Глубина в нём была такая, что позволяла комфортно разместиться одному и даже при желании нескольким купающимся.
        Прикрыв за собой дверь, я стал раздеваться. Аккуратно сложив стопкой свою одежду, я попробовал рукой воду в бассейне.
        Вода была в меру горяча.
        Я залез в купель и лёг, откинувшись на бортик бассейна.
        Было хорошо.
        Дверь в купальню отворилась, и послышались лёгкие шаги. Открывать веки мне было лень. Наверное, пришла прислуга, принесла полотенца и чистую одежду, чтобы переодеться.
        Раздался звук льющихся в бассейн благовоний. По воздуху сразу распространился тонкий запах фиалки.
        Снова зазвучали шаги, теперь уже ко мне.
        Я почувствовал, как мне на плечи легли две девичьи ладошки и принялись разминать уставшие мышцы.
        - Мммм… хорошо… - сказал я, и через пару мгновений добавил, - А продолжение будет?
        - Обязательно будет, - проворковал мне на ухо знакомое грудное контральто.
        Чёрт!
        Я вскочил на ноги и открыл глаза.
        Передо мной стояла принцесса Такка с интересом рассматривавшая моё обнажённое тело.
        - Что ты здесь делаешь?!!! Тебя родители не учили, что нужно стучаться, перед тем как заходишь к другому человеку в ванную комнату? - задал я идиотский вопрос. И тут же сам себе ответил - конечно же не учили.
        - А ты хорошо сложён, - улыбнулась мне девушка, без всякого стыда рассматривая моё обнажённое тело, - Должна же я была увидеть моего жениха, перед тем как выйти за него замуж. А во дворце ко мне никто кроме служанок в ванную не заходит, и я ни к кому не хожу.
        Мда, железная логика.
        - И как, увидела? - угрюмо спросил я, даже не делая попыток закрыться, понимая, что буду казаться смешным, если попытаюсь это сделать.
        - Увидела, - улыбнулась принцесса и уже серьёзно добавила, - И мне понравилось.
        - Прости, - сказал вдруг я, - за то, что назвал при графе тебя своей невестой. Просто не знал, как ещё тебя защитить от Императора.
        Девушка подошла ко мне вплотную.
        - А если я согласна?
        - Согласна на что? - спросил я Такку.
        - Согласна, быть твоей невестой.
        - На время нашей поездки в Империю?
        - Нет, навсегда.
        Девушка вдруг одним движением скинула с себя длиннополый халат, в который была одета, и осталась передо мной совсем нагая.
        Я так и не заметил в пылу нашего разговора, в чём пришла девушка.
        - Пустишь меня к себе? - сказала мне Такка, касаясь своими губами моих губ, - Я тоже хочу помыться.
        Мой разум совсем отключился, ибо я осознал через пять секунд, что стою в воде и прижимаю к себе тело обнажённой принцессы, с которой неистово целуюсь.
        Прекрасная Такка, мечта любого мужчины, первая красавица в султанате, была моей и более того она согласна была стать моей женой!
        Мы опустились в бассейн и струи ласковой воды стали смывать с нас дорожную пыль.
        Мы активно помогали воде и вскоре были чисты как младенцы.
        Затем я прильнул губами к прохладным устам девушки и ощутил, как бьётся её сердце.
        Медленно, целуя каждый сантиметр её бархатной шелковистой кожи, я стал спускаться вниз. Сладкие полные губы… волевой подбородок… лебединая шея… упругая грудь с торчащими сосками…. плоский живот с небольшим пупком, низ живота с тонкой полосочкой маленьких курчавых волос….
        Я припал губами к волосикам, постепенно подбираясь всё ближе и ближе к заветному отверстию.
        Девушка часто задышала, откинувшись на бортик купели, и широко развела в стороны ноги, приглашая меня не останавливаться.
        Мои откровенные ласки заставляли Такку стонать. Девушка, вся вне себя от страсти, дрожала, и судорожно прижимала к своему паху мою голову.
        Я чувствовал на своих губах и языке терпкий вкус нежной плоти девушки и мне это безумно нравилось.
        Потом, мы поменялись с ней ролями, и уже она заставляла меня стонать от удовольствия.
        Наконец, когда мы оба распалились от переполнявшей нас страсти, Такка легла на спину, приглашая меня войти в неё. Погружаясь в мягкую влажную тьму, я чувствовал, как девушка сама подстраивается под меня.
        Сжав своими худенькими сильными ладошками мои бёдра, она заставляла меня входить в себя бесчисленное количество раз.
        А потом она встала передо мной на колени и приглашающе оттопырила вверх свой зад.
        Когда я уже хотел войти в её узкую щель, Такка повернув ко мне голову, сказала.
        - Не туда…
        Отказать девушке я не мог, тем более у меня перед глазами маячила её упругая попа, с узенькой дырочкой ануса.
        Такка со сладким стоном приняла меня, и сама стала прижиматься ко мне, с каждым разом всё больше и больше нанизываясь на мою плоть.
        Я держал её за бёдра, и чувствовал, как улетаю на небо. Наконец я разрядился в девушку, и так и замер, чувствуя собой сокращение мышц в теле девушки.
        Наконец я оторвался от нее, и густая белая жидкость потекла по её ногам.
        Такка живо обернулась ко мне и, обмакнув пальчики в жидкость, с удовольствием слизала её.
        - Мурр, - замурлыкала она как сытая кошка, - ты такой замурчательный.
        Я обнял девушку, и мы опустились с ней в купель с головой, смывая с тел следы нашей страсти.
        Любил ли я Такку, не знаю. Но то, что она меня возбуждала, это факт.
        Волосы девушки разметались по моей груди, и я с удовольствием лежал в бассейне, чувствуя лежащее на мне девичье тело.
        Несколько раз мы с Таккой начинали пылко целоваться и всегда поцелуи заканчивались безудержным, сумасшедшим сексом. Причём концовки его, всегда были разными.
        За то время пока мы находились в бане, мы несколько раз слышали, как приходили мыться наши друзья. И если Леголаз и Айова просто мылись, то Перчинка с Таурэйвэн баловали себя некоторыми интимными предметами, от применения которых они громко стонали, не подозревая о том, что их кто-то может подслушать.
        Мы же с Таккой в этот момент, лежали тихо как мышки, нежно целуя друг друга и слыша сладострастные стоны наших девушек, от которых приходили в ещё большее возбуждение.
        Наконец банный день, плавно перешедший в вечер, закончился, и мы с Таккой разошлись по нашим комнатам.
        Впрочем, ненадолго. Ровно через час кто-то уже скребся ко мне в дверь.
        Открыв её, я впустил, завёрнутую в прозрачные газовые ткани принцессу, которые больше открывали, чем прятали соблазнительные формы девушки.
        Ночка удалась. По-моему мы даже расшатали прочную гостевую кровать в гостевом покое. Во всяком случае, балдахин один раз точно с неё упал. Хорошо, что не на нас.
        В общем, спали мы с принцессой в одной кровати, даже во сне не отрываясь друг от друга.
        Но, в общем, скажу я вам, выспались мы замечательно. Наутро мы встали отдохнувшие, полные сил и с хорошим настроением. Пока мы были в нём, принцесса объявила мне что, вчера она, наконец, потеряла невинность.
        - Ты, мой первый мужчина, - сказала мне девушка и была восхитительно прекрасна в этот торжественный момент но, наверное, я не оценил его торжественности, ибо продумывал в это время, как мне вести переговоры с Императором Торком.
        - Дорогая ты была просто прелесть, - сказал я девушке и шлёпнул по её соблазнительным ягодицам, - беги, одевайся, скоро нам предстоит предстать перед Императором.
        Девушка нисколько не обиделась на такую фривольность, и мне даже показалось, что между нами установились в некотором роде семейные отношения. Нечто вроде гражданского брака. Но поживём - увидим. Есть же ещё её папа, который явно не обрадуется связи дочери с искателем приключений.
        Наконец подошло время нашей аудиенции.
        Все мы, в новой одежде, собрались перед Парадным залом Императорского дворца.
        Прямо перед аудиенцией к нам присоединился граф Норейн.
        Взгляды, которые на меня бросала принцесса Такка, явственно говорили, что мы с ней находимся в более чем близких отношениях. Это не укрылось от внимательного графа, да и трудно было по-другому истолковать сияющие глаза принцессы.
        Высокого роста гвардейцы Императорского полка, распахнули перед нами двери и мажордом, объявил.
        - Его Сиятельство светлейший граф Норейн со своими спутниками.
        Перед аудиенцией, нас попросили сдать всё наше оружие, включая посох Перчинки, что мы и сделали.
        Твёрдым шагом граф направился к трону и возле него опустился на одно колено.
        - Ваше Императорское Величество.
        Следом за ним следовали и мы, и тоже преклонили колено перед Императором.
        Император Торк, сидя на своём величественном троне, обратился к нам.
        - Граф Норейн, рассказал нам, о той неоценимой помощи, которую вы оказали ему битве с ордой орков. Хочу сообщить вам, что объединёнными силами Империи и Султаната, мы разбили и отбросили орду назад туда, откуда они пришли.
        - Благодарю Ваше Императорское Величество за столь лестную оценку наших действий, - поблагодарил я Императора в свою очередь, - Мы не могли допустить, что бы пролилась кровь мирных граждан Империи и Султаната, и был нанесён ущерб торговле между нашими государствами.
        - Вот это верно, - Император поднялся с трона, и я поразился, насколько он велик ростом, - Торговля должна оставаться незыблемой - Ведь это вены, по которым течёт кровь товарооборота наших государств. Что привело вас сюда, молодые люди? Ведь вы проделали долгий и опасный путь, который не по силам даже бывалым воинам, не говоря о юных девах сопровождающих вас.
        - Поверьте, Ваше Величество, у нас в команде подобрались опытные путешественники, а вместе мы представляем достаточно серьёзную силу.
        - Готов это засвидетельствовать Ваше Императорское Величество, - подтвердил мои слова Граф Норейн.
        - Цель нашего визита ко двору Вашего Императорского Величества не совсем обычна. В одном из наших рейдов было найдены нами сокровища, принадлежащие Вам, Ваше Императорское Величество.
        - Вот как? - Император удивлённо приподнял брови, - Что же это за сокровища?
        - Ваше Императорское Величество, вот, взгляните - это шкатулка с драгоценностями, найденная нами в пещере на месте уничтожения рейд-босса, а это шкатулка с грамотой, которая была найдена рядом у одного из убитых им людей.
        Я достал из сумки вышеперечисленные предметы и подал их графу, который с поклоном передал их Императору.
        Император принял из рук графа шкатулки и открыл их.
        Вздох восхищения пронёсся по залу при виде находящихся там драгоценностей.
        Император Торк сел на трон, достал из шкатулки некоторые драгоценности, посмотрел на них и вновь положил их обратно. Затем он открыл шкатулку с грамотой, некоторое время смотрел на неё и закрыл. Обе шкатулки он передал своему казначею тут же подскочившему к нему.
        - Спасибо вам молодые люди. Эти драгоценности считались утраченными нами, после того как пропало посланное в Султанат наше посольство. Где же именно вы нашли их?
        - Ваше Императорское Величество, шкатулки были найдены нами в пограничном районе Султаната. Всё посольство, сопровождающее их погибло от щупальцев разъярённого рейд-босса. Его Величество Султан, Амир-хан, приносит вам свои искренние соболезнования.
        Император сидел некоторое время, молча, затем сказал, обращаясь к нам.
        - Ваша честность заслуживает награды, чтобы вы хотели получить взамен?
        - Ваше Императорское Величество, нам ничего не нужно, мы сделали это не корысти ради.
        - Хорошо, - задумчиво произнес Император Торк, - Тогда я сам выберу вам награду.
        - Есть ещё одно, что мы бы хотели отдать вам, Ваше Императорское Величество.
        Торк с заинтересованностью посмотрел на меня.
        Я сделал несколько шагов к трону и опустившись на одно колено, протянул императору перстень с рубином.
        При виде перстня зрачки глаз Торка расширились от изумления.
        Дрожащими руками он принял из моих рук перстень и едва слышно проговорил.
        - Да, это же он…. Это перстень короля Яноша, который он подарил своей будущей супруге. Эту бесценную реликвию наш род утратил много веков назад, и вот теперь она вернулась назад.
        Он поднял над головой перстень и воскликнул.
        - Перстень короля Яноша вернулся! Слава королю Яношу!
        - Слава! Слава! Слава! - ликуя отозвался зал.
        Император посмотрел на меня.
        - Вы совершили невозможное, доставив сюда это кольцо, и за это получите поистине императорскую награду!
        Потом он повернулся к придворным.
        - Отныне и во веки веков, этим молодым людям даруется дворянство. Каждый из них получит титул графа и земли в своё управление.
        Император повернулся ко мне.
        - Это было от меня, теперь же я хочу знать какую награду вы бы сами хотели получить.
        - Сир, мы все, - и я обвел своих друзей рукой, - Как одна семья. Мы бы хотели основать гильдию, но наши возможности не позволяют это сделать. Если это только возможно…
        - Конечно, возможно, - прервал меня, улыбаясь, император Торк, - нынче же моя канцелярия зарегистрирует гильдию….
        - «Золотой легион», - подсказал я императору.
        - Гильдию «Золотой легион», и предоставит ей любые необходимые ресурсы. Кроме того, в Дарктауне для гильдии выделить здание для резиденцию. Каждый из этих молодых людей получает беспрепятственный доступ во дворец.
        - Благодарим вас, Ваше Императорское Величество, - хором произнесли мы, поклонившись Императору.
        - Джек-пот, - едва слышно сказал мне, пряча улыбку, Леголаз.
        Мы, было, собрались уже уходить, как дверь в приёмный зал отворились, и в неё почти вбежал сокольничий Императора.
        - Ваше Императорское Величество! - сказал он, подбегая к трону и опускаясь на колено.
        - Что случилось, барон?
        - Ваше Императорское Величество, только что прилетел сокол с донесением из Султаната. Султан Амир-хан скончался, убитый своей наложницей.
        Придворные зашумели, обсуждая новость, а я увидел, как ноги отказали у Такки, и она стала оседать на пол.
        Я подхватил девушку с одной стороны, а Леголаз с другой.
        - Такка, очнись, - сказал я принцессе, - не время падать в обморок.
        - А ну, тихо!!! - гаркнул Император Торк на толпу придворных, - Что разгалделись?!
        Потом он обернулся к графу Норейну.
        - Норейн, собирайте армию, через пять дней выступаем к Султанату.
        Заметив, что мы еще находимся в зале, Император Торк, отпустил нас и скрылся с Норейном в другом помещении.
        Пользуясь суматохой, мы покинули приём.
        В наших апартаментах мы стали утешать принцессу, но делали это как-то не умеючи. В общем-то особых симпатий мы к Султану не испытывали, но и плохого он нам не делал.
        - Милая, - обратился я к льющей слёзы девушке, - Возьми себя в руки. Султана назад не вернёшь, а вот свою страну потерять ты можешь.
        Глаза девушки мигом высохли. Всё же она была наследной принцессой и держала в своих изящных ручках основные нити управления государством.
        - Так, - сказала она, - мне необходимо сегодня же отправиться домой, в Корнуэл. Нужно собрать войско и выступить навстречу Императору.
        - Айова, Таурэйвэн, - сказал я подружкам, - вы останетесь. Здесь очень много работы. Нам нужно до конца оформить регистрацию гильдии, выбрать под резиденцию подходящий особняк, и оформить грамоты с дворянским званием. В этом я могу рассчитывать только на вас. Ну как, вы поможете?
        Девушки синхронно кивнули головами.
        - А я, с Таккой, Перчинкой и Леголазом через час выезжаем в Султанат. Грядёт война, и мы должны сделать все, чтобы если не предупредить её, то встретить во всеоружии.
        Глава 17 Подготовка к войне
        Корнуэл. Столица Султаната. Резиденция гильдии «Степных волков»….
        В зале совещаний в этот раз было совсем немного людей - Дейенерис, Харбер и глава аналитического отдела, а по совместительству шеф разведки Шерлок.
        Дейенерис выглядела немного усталой, видимо события последних дней, и отсутствие секса оказывали своё влияние на девушку.
        - Ты что-то хотел нам сказать Шерлок? - спросила она у главы разведки.
        - Да, Дейенерис. Мы засекли Безумного Макса. Как я и думал он недолго оставался в безвестности.
        - Что на этот раз?
        - Три дня назад орда орков, приблизительно в тысячу воинов и шаманов пошла в очередной набег на земли Султаната и империи. Безумный Макс и его друзья вступили в бой с ордой, уничтожили их десятую часть, и задержали её до прихода имперской и султанской армии.
        - Где это произошло?
        Шерлок склонился над картой страны.
        - Вот здесь, тут находится небольшой пограничный пункт между Империей и Султанатом.
        - Что он делал там?
        - Мы не знаем. Знаем только, что после этого он со своими друзьями переправился в Империю.
        - Какой прыткий, - заметила глава «Степных волков», - Харбер, возьми четыре боевых звена и отправляйся к этому пограничному посту. Постарайся на обратном пути перехватить этих лягушек-путешественников и доставь их сюда.
        - Понял, глава, сделаю.
        * * * * *
        Дарктаун, Южные ворота
        Через открытые ворота Дарктауна вылетела четвёрка всадников и понеслась галопом по дороге в направлении на юг.
        Мы мчались, настёгивая лошадей, как будто за нами гналась свора разъярённых собак. Ну, или по-другому можно было сказать, что от этого зависела наша жизнь. Собственно так оно и было.
        Успеем, и мы сможем подготовиться к вторжению Империи в земли Султаната.
        Когда мы проезжали по улицам столицы Империи, мимо нас уже мчались во все концы государства гонцы, в подразделения и части имперской армии, с приказом срочно прибыть к столице Империи.
        Начиналась подготовка к войне.
        Нас никто не пытался остановить. Страже было не до нас, а специально за нами никто погоню не отправлял. Спасибо Норейну, что он не сообщил о Такке Императору Торку, иначе бы её тут же взяли под стражу, и дело точно закончилось бы если не свадьбой, то заточением её в подземные казематы дворца Императора, откуда мне было бы затруднительно её вытащить.
        Теперь мы мчались по дороге, вздымая клубы пыли и разгоняя с нашего пути редких путников и вездесущих кур.
        Погода соответствовала нашему бодрому состоянию и щедро одаривала нас летним теплом. Над золотыми полями колосящихся злаков висело пронзительно-голубое небо.
        Но дорога предстояла нам не близкая. В столицу мы ехали пять дней, правда, тогда мы не особо торопились. Назад конечно путь пройдёт быстрее, ведь таймер начала военных действий был уже запущен.
        Хорошо, что перед отъездом мы завернули в бакалейную лавку и запаслись провизией на несколько дней.
        Останавливались мы по дороге только на перекус и короткий отдых, а затем опять продолжали мчаться, уводя коней на юг.
        В конце концов, мне стало ясно, если мы в таком темпе будем продолжать ехать дальше, то мы загоним не только лошадей, но и себя.
        Поэтому во второй половине дня мы несколько сбавили темп и дальше двигались резвой рысцой.
        Наконец, перед самым закатом мы добрались до придорожного трактира и остановились там на ночлег.
        Бросив монету на стойку хозяину заведения, я осведомился.
        - Хозяин, есть какие новости?
        Мужичок быстро проверил монету на зуб, и охотно поделился со мной новостями.
        - Значит так, милсдарь, лето выдалось жарковатое, поэтому урожай будет хуже, чем в прошлый год. Соседка Житориха, дочь замуж выдаёт, говорит надо успеть свадьбу сыграть с сыном мельника, которого в армию забирают. Ещё такие вот, как вы господа зачастили, сегодня дважды, за полчаса до вашего прибытия, отряды по двадцать человек в столицу проскакали, и поодиночке всё идут, идут. Видали, небось?
        - Да нет, не встречали, - слушая внимательно хозяина, отозвался я.
        - Наверное, разминулись. В двух милях к северу, дорога делает развилку и опять уходит к городу, а всё потому, что по весне дороги под воду уходят из-за разлива. Вот, пожалуй, и все новости на сегодня.
        - Спасибо хозяин, можно две пары пива к столику у окна?
        - Сей момент, милсдарь.
        Мы разместились за столиком и стали попивать свежее светлое пиво, к которому подали чесночные гренки и тонко нарезанную копчёную грудинку.
        - И что ты узнал? - спросил меня Леголаз, - Только монету зря отдал за эту болтовню про урожай трактирщику.
        - Не скажи, друг. Хозяин важную информацию выдал нам.
        - И какую информацию? Просвети нас о пресветлый аналитик. - спросила Перчинка, почти засунув голову в кружку с пивом.
        - В этом году Империю ожидает неурожай зерновых. Если жара продолжится, то поля просто выгорят, а значит, наступит угроза голода. Налоги с народа вряд ли снизят, а значит, возможны бунты, поэтому чтобы отвлечь внимание народа от наступающего голода, нужна будет хорошая войнушка. Это первое. Второе - соседка трактирщика срочным порядком выдаёт свою дочь замуж за сына мельника, которого забирают в армию. Это всё в ту же копилочку. Сын мельника это вам не простой крестьянин, которого обычно рекрутируют в армию. А это значит, что наступило время, когда в армию стали забирать детей зажиточных крестьян, мельников, трактирщиков и прочего деревенского электората. Значит, идёт усиленная подготовка к войне, к которой Император начал готовиться загодя, и солдат в частях не хватает.
        - Ну а какие ты выводы сделаешь из того что мимо трактира игроки ездят?
        - Ну, тут вообще всё ясно. Со слов трактирщика все проезжающие мимо игроки двигаются к столице Империи, кроме одиночек туда в срочном порядке проехало два отряда игроков по двадцать человек. Это вам ни о чём не говорит?
        Лицо Такки стало сумрачное.
        - Они тоже спешат в столицу вступить в армию Императора.
        - Совершенно верно, и если одиночки, это обычные игроки, то отряды всадников это члены гильдий, размещённых на территории Империи. Так что, подготовка к войне идёт полным ходом.
        - Ну, ты Макс, голова. И всё это ты узнал из обычной болтовни трактирщика.
        Именно. И вывод из этого я тоже могу сделать, и он не утешителен. Война неизбежна, и она начнётся в самые ближайшие дни, и хуже всего в неё будут вовлечены игроки. Поэтому мы должны добраться до Султаната как можно быстрее. А теперь, - я поставил кружку на стол, - Всем отдыхать, отъезд рано утром.
        Мы разошлись по комнатам. Принцесса, через некоторое время появилась у меня в номере. Гормоны у неё что ли играют, или распробовала секс?
        Занимались любовью в этот раз мы с каким-то особым упоением, стремясь вобрать в себя всё то, недополученное, чего будем лишены все эти дни войны, ибо неизвестно что могло с нами произойти в ближайшем будущем.
        - Макс, Макс… - шептали мне на ухо моё имя жаркие девичьи губы, когда на Такку вновь и вновь накатывала волна наслаждения.
        Я и не предполагал, насколько Такка может быть в любви ненасытна. Её стройное обнажённое тело, в свете теплого света ночника, блестело от пота, а она распалялась всё больше и больше.
        Мне почему-то казалось, что этим она пыталась забыть о смерти отца и прятала свою нерешительность перед грядущей войной.
        - Милая, - сказал я ей после ещё одного нашего соития, - не волнуйся и не переживай, сейчас я рядом, а значит ничего с тобой плохого не случится.
        - Правда? - спросила мне бронзовокожая девушка, с надеждою глядя мне в глаза, своими бездонными глазищами.
        - Конечно, всё будет хорошо.
        И вдруг, прямо посреди нашего секса, мне пришло сообщение, что зарегистрирована гильдия «Золотой легион» и мне предлагается вступить в неё.
        Я быстро подтвердил приглашение. В воздухе раздался перезвон подтверждения вступления в гильдию.
        Судя по расширенным глазам Такки, такое же приглашение пришло и ей. Она, конечно, была принцесса, без пяти минут королева и все наши притязания, амбиции и желания, могли казаться ей мелкими по сравнению с целой страной, но она решила иначе. Тут же после моего перезвона раздался ещё один, от Такки. Она тоже вступила в гильдию.
        Вслед за первым сообщением мне пришло второе, с предложением мне стать главой новообразованной гильдии и я подтвердил своё согласие.
        В более спокойной обстановке можно было подумать над распределением должностей в гильдии.
        И вдруг Такка, после того как я ещё раз почувствовал очередной взрыв оргазма в её теле, упала на меня. Тело её обмякло, и напряжение покинуло девушку. Она, наконец, расслабилась и, поцеловав мне грудь, заснула прямо на ней.
        А я лежал ещё некоторое время, нежно гладя её волосы и смотря в ночную пустоту. Как же всё запутано у меня в отношениях. И наконец, под эти мысли, сон пришёл ко мне, и я тоже заснул.
        Проснулись мы с петухами, позавтракали в обеденном зале, и вновь пустились в путь.
        Теперь мы уже явно видели приготовления к войне. Всюду где мы проезжали, народ был взбудоражен. Со дворов слышались плач и песни, провожающие уходящих в армию Императора, и молодых парней и уже взрослых мужиков.
        А навстречу нам по дороге всё чаще стали попадаться спешащие в столицу игроки. Некоторые из них шли пешком, другие ехали на ездовых животных, а ещё некоторые летели к столице на воздушных маунтах. Гильдии, кланы и простые игроки хотели урвать от войны свой кусок.
        - Нужно торопиться, мы не успеваем, - сказала обеспокоенно Такка, и мы вновь пришпоривали наших коней.
        Так продолжалось ещё два дня.
        Глядя на карту, я увидел, что мы значительно приблизились к границе. Ещё чуть-чуть и мы достигнем места нашей переправы.
        Но тут, по законам Морфии или по-другому говоря, подлости, случилось непредвиденное. Такку узнали.
        Случилось так, что мы спокойно ехали по дороге к переправе и уже были видны холмы, за которыми протекала пограничная река, когда впереди замаячили всадники, которые ехали нам на встречу.
        Это были члены топ-гильдии Севера «Красные медведи», всего пятнадцать игроков. Поравнявшись, мы приветствовали друг друга и разъехались в разные стороны, когда вдруг один из игроков «Красных медведей» начал придерживать своего маунта.
        - А ну стойте ребята, - сказал он своим согильдиевцам, - кажется я, кого-то увидел. По-моему, во встреченной нами группе была принцесса Такка. Дочь Амир-хана. Я её видел когда бывал на приёме во дворце Султана, в Корнуэле.
        Мы уже отдалились от них на метров двадцать, как Леголаз, обладающий острым зрением и слухом услышал эти слова.
        - А ну ребята, пришпорим коней, - сказал он нам, - Кажется у нас неприятности, Такку узнали.
        Хорошо еще, что к этому моменту мы успели перевалить за вершину холма, на который поднималась дорога.
        Пришпорив лошадей, мы помчались к границе, увеличивая наш разрыв до «Красных медведей».
        Через пару минут толпа Медведей вывалила на вершину холма, но к этому времени разрыв между нами составлял добрую сотню метров.
        С гиканьем и криками Медведи устремились за нами в погоню.
        А мы летели по прямой, выпущенной стрелой из блочного лука, уже не обращая внимания на повороты дороги. Всё равно перед нами была ровная и гладкая как стекло, степь.
        На скаку я сверился с картой. До переправы оставалось ещё чуть-чуть. Но и расстояние между нами и преследователями значительно сократилось. В нас уже полетели стрелы, но на скаку попасть в нас было практически не возможно, для этого нужно было брать в умения изучение вольтижировки и верховой стрельбы из лука, а этого хаи, как правило, не делали, предпочитая вкладывать свободные очки в более перспективные статы.
        Но уже к ним на помощь, стремясь отрезать нас от переправы, мчались с правого фланга ещё несколько игроков.
        Увидев их красные ники, я крикнул.
        - Певепешники, уходим быстрее, а то переправиться нам не дадут!
        Но мы успели. Разгорячённые кони влетели на пристань и проскакали почти до самого парома, на который в данное время шла погрузка повозок с товаром.
        Но паром меня не интересовал. То, что было нужно нам, качалось возле пристани на воде, привязанное за верёвку.
        Я, не обращая на крики кругом, стал быстро подтягивать лодку к пристани.
        Леголаз и Перчинка, взяв наизготовку своё оружие, следили за тем, чтобы никто не приблизился к нам.
        Перед первым же имперским пограничником, бросившимся к нам, в настил предупредительно воткнулась дрожащая стрела.
        Я перерезал верёвку, связывающую лодку с пристанью. Перчинка с Таккой быстро вскочили в неё, следом запрыгнул я и уселся на вёсла, а замыкающим на корме оказался Леголаз, тут же взявший под прицел своего лука задний сектор обстрела.
        Я налёг на вёсла, и лодка стрелой полетела к середине реки.
        И тут на пристани показали «Красные медведи» и певепешники. Подбежав к парому, они увидели нашу лодку, качающуюся на волнах метрах в двадцати от парома.
        Те из них, кто был стрелком, открыли по нам прицельную стрельбу из луков, другие же бросились искать лодки, чтобы продолжить преследование нас уже по реке.
        Вокруг нас засвистели стрелы.
        Я крикнул девчонкам, чтобы они легли на дно лодки, что они и сделали.
        Леголаз молодец, снайпер, огнём из своего лука, не давал противнику вести по нам прицельную стрельбу.
        Вот один, а за ним второй стрелок Медведей, схватился за грудь, получив от него стрелу.
        Но противник не дремал - от пристани отчалили и устремились за нами в погоню три лодки.
        Хотя они уже опоздали. К этому времени мы уже добрались до середины реки.
        На берегу Султаната заметили суматоху, поднявшуюся на другом берегу. К краю пристани подбегали стражники и любопытные игроки.
        Как только мы на лодке пересекли середину реки, служащую незримой границей между Султанатом и Империей, Такка вскочила на ноги и стала махать стражникам.
        Кто-то из них узнал принцессу, и стража забегала по берегу, готовя к бою свои луки. Некоторые из стражников спускали на воду лодки, готовясь плыть к нам на помощь.
        Игроки, оказавшиеся членами гильдий и кланов, принадлежащих Югу континента, тоже не остались безучастными. Я среди них даже заметил множество хаев топ-гильдии «Степные волки», по крайней мере, не менее десятка.
        Как только наша лодка начала подходить к пристани, а наши преследователи заплыли за незримую черту государственной границы, по ним с берега была выпущена туча стрел.
        Как говорится - видишь локоть, а не укусишь. Пришлось северянам спешно поворачивать лодки, упустив свою добычу.
        Мы причалили к пристани. Тотчас же стража помогла нам подняться на пристань и почтительно склонилась перед принцессой.
        - Ваше Высочество, - поклонился Такке командир пограничной стражи, - какие будут ваши распоряжения?
        - Первое, лошадей для меня и моих спутников, второе, направить незамедлительно гонцов во все гарнизоны Султаната с приказом командирам гарнизонов немедленно направить войска к… - и девушка вопросительно посмотрела на меня.
        - Сюда, Ваше Высочество, - поклонился я принцессе, - к государственной границе. Здесь кратчайшее расстояние между Дарктауном и Корнуэлом, думаю Император, с его спешкой, пойдёт по самому короткому пути.
        - Направить войска к вашему посту на государственной границе. Главнокомандующим армией я назначаю Безумного Макса. Всех кто ослушаются моего или его приказа, казнить незамедлительно.
        Охренеть просто, меня только что, повысили до Главнокомандующего всей армией Султаната. И это минуя должность гвардейца, о которой мы с принцессой говорили на первом нашем свидании.
        - Ваше Высочество, - поклонившись принцессе, тихо сказал я, - вы уверены? Я простой Шагающий по мирам, даже не человек, а дроу. У вас же есть опытные военачальники.
        - Максим, - твёрдо глядя мне в глаза, сказала принцесса, - только тебе я могу доверять, потому что знаю, что ты меня не предашь, и не переметнёшься на сторону Императора. Чего не могу сказать об остальных.
        - Это правда, - кивнув головой, подтвердил я.
        - Но Ваше Высочество, - сказал вдруг побледневший командир стражи, - разве так можно? Командовать армией не могут Шагающие по мирам….
        - Безумный Макс мой близкий друг, а возможно скоро станет моим родственником, и вы сами видели его в бою несколько дней назад, так что потрудитесь выполнять, не то ваша голова первая покатится с плахи, - высокомерно заявила принцесса.
        Бледный, я бы сказал переср…, ладно, не буду выражаться при детях, начальник стражи почтительно поклонился сначала принцессе, затем мне.
        Здрасте, приплыли. Родственник королевы Султаната, и какой же степени?
        Я обернулся к своим друзьям и увидел их ухмыляющиеся лица. Погоди те, доберусь я до вас.
        Наш разговор слышали и другие игроки стоящие неподалёку.
        Кстати среди «Степных волков» я заметил заместителя Дейенерис, кажется, его звали Харбер.
        Харбер стоял и внимательно смотрел на меня, как бы что-то прикидывая в своём уме, потом отошёл в сторону и стал чего-то ждать.
        К этому времени толпа игроков разошлась, часть стражи вернулась к исполнению своих должностных обязанностей, а часть осталась охранять священную особу принцессы.
        Внезапно в воздухе послышалось хлопанье крыльев, и на площадку перед пристанью опустилась мантикора и два грифона.
        Кто это у нас тут прилетел?
        Ага, глава «Степных волков» собственной персоной.
        Дейенерис быстрым шагом подошла к Харберу, о чём-то сказала ему и, не слушая, как тот пытался ей что-то сказать, быстрым шагом направилась к нам.
        Нам уже подвели осёдланных лошадей, и мы готовились к отъезду. Вместе с нами отправлялся отряд стражников из шести человек.
        - Вот мы и встретились ещё раз, несносный дроу, - услышал я в опасной близости от себя голос главы «Степных волков».
        - Оооо, дорогая Дейенерис, и я рад приветствовать тебя, - с полушутливым поклоном приветствовал я девушку, - какая неожиданная встреча.
        - Для кого неожиданная, а кто-то тратит кучу времени, людей и ресурсов, чтобы эта встреча могла произойти.
        - Так нужно было просто подождать меня в гостинице, и мы бы обязательно встретились, в более приятной обстановке, - улыбнувшись девушке, сказал я, намекая на совместно бурно проведённую ночь.
        - Всё шутишь… - прошипела мне прекрасная воительница, - садись со мной на мантикору, твоих друзей заберут грифоны. Мы отправляемся тотчас в Корнуэл.
        - Твоя командирская речь не произвела на меня впечатления, - улыбнувшись Дейенерис, сказал я, - я, конечно, еду в столицу, только в компании моей близкой подруги, и это не ты.
        - Какая ещё подруга?!!! - Дейенерис стала вдруг похожа на ошпаренную кошку.
        - Скажи мне, кто эта шлюха? - и глава «Степных волков» указала на Перчинку, - Это она?
        Я вплотную приблизился губами к уху разгневанной девушки.
        - Тише, дорогая, - и, не удержавшись, лизнул её в хорошенькое ушко, - а то она прикажет лишить вашу гильдию аккредитации на землях Султаната.
        Дейенерис отпрянула от меня как от гремучей змеи.
        - Ты хочешь сказать, что твоя подруга, это… - дальше слова, похоже, застряли у неё в горле.
        - Да, - улыбнулся я, - моя близкая подруга, принцесса Такка.
        - И насколько близкая?
        - Ближе не бывает, впрочем, ты сама знаешь.
        И тут я вдруг увидел в внезапно подозрительно заблестевших глазах всесильной главы топ-клана беспомощность и, наверное, обиду на меня, и мне вдруг остро стало жаль её.
        - Дейенерис, не расстраивайся, дорогая. Мы же с тобой уже говорили об этом. Я свободный мужчина и вправе выбирать сам себе женщин.
        - Знаю…
        - Но у нас с ней всё без обязательств.
        Дейенерис вдруг улыбнулась мне.
        - А что, она не захотела получить в мужья такого мужчину как ты?
        - Думаю, что она желает этого всем своим сердцем.
        - Так что ты теряешься, Макс?
        - Ну, ты представь на троне Султаната синекожего дроу, раздающего приказы толстопузым визирям и министрам, - рассмеялся я, и Дейнерис подхватила за мной мой смех.
        - Да, картина ещё та. Так может, давай со своими друзьями ко мне в гильдию? Сразу получишь офицера.
        - О, нет, - улыбнулся я, - сменить должность главы гильдии на должность офицера, для меня слишком мелко.
        - Ты глава гильдии? - глаза Дейнерис расширились от удивления, - И когда ты им стал?
        - В Империи. Гильдия «Золотой легион». Сам Император стал патроном над нашей гильдией.
        - Ну, ты даёшь, прав был Харбер, говоря мне, что ты не простой игрок, тем более в свете того, что мы узнали о тебе.
        Теперь пришла пора и мне утратить своё обычное спокойствие.
        - Что вы узнали обо мне?
        - Вернёшься в гостиницу, возможно, я об этом что-то тебе и расскажу, - лукаво глядя на меня, прошептала мне на ухо Дейенерис и в свою очередь оставила в нём влажный след своего языка.
        Вот кошка, драная….
        Девушка повернулась и гордой походкой пантеры, покачивая своей восхитительной попкой, направилась к своей мантикоре.
        У своего маунта она обернулась, посмотрела на меня и сказала.
        - Жду вас в Корнуэле.
        Мантикора, а вслед за ней и грифоны взвились в воздух и исчезли за облаками.
        Мои друзья уже ждали меня сидя в сёдлах своих скакунов.
        Мы незамедлительно выехали в Корнуэл и уже через пару дней пересекли городскую черту.
        Город, в преддверии войны, гудел как разворошенный улей. Кругом было множество военных.
        Инаугурация Такки прошла в быстром темпе. Мы были приглашены на неё в качестве почётных гостей.
        Я всё время находился подле принцессы, то есть простите, уже королевы Такки.
        Да, непосильная ноша свалилась на плечи этой хрупкой девушки, но на то и есть друзья, чтобы прийти на помощь в трудную минуту.
        Я, на правах Главнокомандующего армией Султаната, уже отдал распоряжение о направлении воинских частей к границе с Империей.
        В городе осталась гвардия и городская стража. Такка подписала подготовленный мною указ о привлечении к участию в войне гильдий и кланов Юга континента.
        Игроки восприняли этот указ восторженно. Всем уже порядочно надоели походы на фарм мобов, и хотелось чего-нибудь такого эпического, вроде войны между Севером и Югом. Хм, на ум приходит какая-то аналогия в истории Америки.
        Вот эпическое мы сейчас и давали им.
        Подготовка к войне шла полным ходом.
        Одновременно с мобилизацией, на пограничной реке полным ходом шло строительство оборонительных сооружений. Множество жителей окрестных городов, сёл и деревень было согнано на рытьё рвов против конницы противника. В лесу копались волчьи ямы, на дорогах устанавливались засеки и ловушки. Нельзя было дать возможность Императору организовать наступление на широком фронте. А где-то в центре векового леса шло строительство второй линии обороны.
        Война неотвратимо катилась по уже накатанным рельсам. Теперь отменить войну мог только господь бог, ну или местные боги, либо нечто из ряда вон выходящее, типа что-то форс-мажора.
        На другой стороне реки появились первые чёрные точки воинов Императорской армии.
        Пока они не переправлялись через реку, но всем было понятно, ещё день, максимум два и военная машина Империи обрушится на нашу священную землю.
        По данным нашей воздушной разведки, в лагере Империи скопилось что-то около двадцати тысяч регулярных войск и около пяти тысяч игроков.
        С нашей стороны мы смогли выставить против них пятнадцать тысяч янычар и семь тысяч игроков.
        Силы были примерно равны.
        Эти пару дней то с той, то с нашей стороны, через реку вела пристрелку артиллерия - большие деревянные баллисты. Огромные валуны перелетали через реку и падали, одни - где-то в лесу, другие - где-то в чистом поле.
        Как писал наш известный классик «Два дня мы были в перестрелке. Что толку в этакой безделке? Мы ждали третий день…».
        И третий день настал.
        Глава 18 Обновление 7.4
        Корпорация «Медиатек». Кабинет главного руководителя игрового проекта «Всё возможно»
        В кабинете помимо его хозяина, Исиро Накусако, сидящего во главе стола, присутствовал ещё один человек, разместившийся в гостевом кресле.
        - Пётр Сергеевич, на генерального директора давят акционеры. Они обеспокоены снижением стоимости акций на фондовой бирже.
        - Исиро, на то они и акции, чтобы то подниматься в цене, то опускаться.
        Человек за столом взял в руки декантер, откупорил его и разлил дорогой коньяк в два больших бокала-снифтера.
        - Если бы это было бы разовым явлением. Только вот это падение продолжается уже две недели. Стоимость акций «Всё возможно» за это время упала на полтора пункта.
        - Нужно вовлекать игроков в проект.
        - Надо, Пётр Сергеевич. Генеральный приказал запустить в проект что-нибудь эпическое, такое, что позволит освежить интерес к проекту и предотвратит отток игроков в другие аналогичные проекты.
        - Понимаю, - Ивлев отпил из снифтера чуть теплый ароматный алкогольный напиток.
        По желудку приятно пробежала волна тепла.
        - Можно запустить обновление 7.4, для этого уже всё готово. Правда, в соответствии с графиком, мы планировали это сделать через два месяца, но если есть в этом нужда….
        - Есть Пётр Сергеевич, есть. Что интересного будет в нём?
        - Обновление предусматривает активирование мировых боссов во всех игровых секторах, а также будет ещё несколько эпических событий.
        - Запускайте, причём в кратчайшие сроки.
        - Хорошо, я распоряжусь…
        * * * * *
        Американский сектор, юг континента, Великая степь, стойбище Красной орды
        В стойбище Великого Вождя Урагхана, Отца всех орков Великой степи, был объявлен траур.
        Орки Красной орды, вернувшиеся из набега на земли людей, привезли назад тело сына вождя бесстрашного Нарвага, подло погибшего от страшного оружия синекожего дроу, в тот самый момент, когда тот хотел помочь тому освободиться от бренной оболочки, но неожиданно поскользнувшись на ледяной корке, подъехал сам под лезвия серпов. Всё это орки видели с лодки, уносимые течением реки.
        Уругхан стойко перенёс потерю своего единственного сына, но в душе его клокотала ярость. Его мальчика, только что перешагнувшего двадцатилетний рубеж и не успевшего в своей жизни познать радость победы и лишённого возможности выпить крови своего первого поверженного врага, закололи как последнюю свинью. И пусть бы это сделал какой-нибудь великий воин людей, так нет, обезглавил его какой-то дроу. Какой позор…. и этот позор будет смыт кровью людей. Он, Великий Уругхан, Отец всех орков Великой степи объявляет большой поход против людишек!
        Уругхан вышел из шатра и ударил в гонг, висевший рядом с ним.
        Тотчас же к шатру сбежались несколько орков, одетые в броню гвардейцев.
        - Садитесь на варгов, скачите по всем родам, по всем стойбищам гоблинов и орков. Я объявляю Великий поход на земли людей и созываю воинов к своему становищу! Мы зальём их землю кровью, до тех пор как душа моего сына не возрадуется и не унесётся в туманные земли наших предков! И позовите ко мне Великого Шамана. Пусть он испросит разрешения на поход у Великих Духов!
        В воздухе раздался и поплыл по округе глухой звук большого барабана - предвестника Войны.
        А из стойбища уже стрелой уносились на варгах посыльные орки, разнося по Великой степи волю Отца всех орков.
        Скоро, очень скоро, люди пожалеют, что пролили кровь орков.
        * * * * *
        И вот наступил третий, решающий день противостояния Империи и Султаната.
        День обещал быть жарким, ласточки вились высоко в небе, закладывая пируэты на виражах потоков ветра.
        Было семь часов утра.
        Император назначил переправу через реку на девять часов утра.
        Прямо перед рекой выстроились когорты воинов одетых в блестящую броню императорского войска. Полки игроков выглядели пёстрыми по сравнению с блестящими квадратами пехоты Империи. По флангам армии заняла место имперская конница.
        Всюду реяли на ветру боевые знамёна, флаги и вымпелы.
        Да, зрелище было внушительное.
        Но оно нас не пугало.
        С нашей стороны в полном молчании вдоль берега разместились полки янычар, которых сзади прикрывали квадраты и прямоугольники гильдейских и клановых дружин. На флангах построившейся армии патрулировали многочисленные конные отряды игроков и регулярной армии, с тем, чтобы не допустить окружения нашей армии и выхода ей в тыл противника.
        На опушке леса стояли в готовности заряженные камнями по 20 -30 килограмм баллисты. А на самых макушках деревьев по всей опушке леса засели стрелки, держащие под прицелом береговую линию.
        Моя ставка расположилась высоко на холме, мимо которой проходила лесная дорога, по которой мы первый раз ехали в Империю. Теперь нам предстояло воевать против неё.
        Войска, разделённые рекой, напоминали собой правильные геометрические фигуры, но это сейчас. Уже через два часа квадраты и прямоугольники полков смешаются в яростной схватке, оставляя после себя на поле боя горы павших воинов. Воинов, которые сейчас смотрели друг на друга и понимали, что живут последние два часа в своей жизни.
        Палатка позади меня распахнулась и оттуда вышла Такка облачённая в облегчённые стальные доспехи с кольчужными вставками. Выглядела она в них очень эротично.
        - Макс, - сказала она, - скоро всё начнётся?
        - Да, дорогая. До начала битвы осталось всего два часа.
        Девушка взяла меня за руку, и мы вместе смотрели на разворачивающиеся перед нами войска.
        На холм поднялся Леголаз.
        Следопыт выглядел, мягко говоря, расстроенным, хотя больше подошло бы слово - недовольным.
        - Странно, - сказал он, - что система не оповестила о начале ивента. Всё-таки событие глобального масштаба. Может глюк какой-то? Где сообщение о плюшках? В рядах игроков я слышал недовольство. Ведь многие бросили фарм из-за этой войны. Некоторые даже вышли из данжей.
        Стоящие неподалёку от нас главы гильдий и кланов переговаривались о чём-то. Среди них я заметил и Дейенерис. Чертовка было чрезвычайно соблазнительна в своём чёрно-красном платье, с разрезом по левому бедру почти до пояса и туфлях на платформе и высоком каблуке. На левой ножке красавицы чуть выше колена на ажурном чёрном чулочке висела подвязка. На поясе у неё висел боевой кнут. Эх, какая девушка… я бы её…. Стоп, не будем отвлекаться от эпического события.
        - Не знаю друг, может, будет сообщение позже, когда начнётся битва, - сказал я Леголазу.
        - Может быть. Или тут что-то другое.
        - Что именно? - спросил я своего друга.
        - А вон то, что сейчас приближается к нашей армии с левого фланга.
        Леголаз в это время внимательно смотрел на берег реки, вверх по течению.
        Я взглянул туда же и увидел одинокого всадника, гонящего свою лошадь во весь опор к боевым порядкам нашей армии.
        Что-то тревожно мне стало на душе.
        - А ну пойдём, узнаем, в чём там дело, - сказал я своим друзьям, и мы втроём стали спускаться с холма. Вслед за нами направились главы гильдий, командиры частей армии Султаната и гвардейцы.
        Гонца мы отыскали в расположении одного из конных полков. Он лежал на траве и судорожно глотал воздух. Его конь лежал тут же, но был так загнан, что его судьба была уже предрешена.
        Увидев королеву и меня, посыльный сделал попытку подняться. С помощью спешившихся всадников ему это удалось.
        - Ваше Величество! - едва выдавливая из себя слова, начал докладывать гонец, - Пограничный форт Пламенный, в двадцати милях отсюда, взят орками. Они идут сюда и не щадят никого.
        - Сколько их?
        - Много! Они плывут по реке и идут по обоим её берегам, и нет им числа.
        ВНИМАНИЕ! - разродилась, наконец, система.
        В ИГРОВОМ МИРЕ СЕГОДНЯ, ОБЪЯВЛЕН МИРОВОЙ ИВЕНТ
        «ОГНЁМ И МЕЧОМ»
        В ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ ЗЕМЛИ СУЛТАНАТА И ИМПЕРИИ ПРОИЗОШЛО ВТОРЖЕНИЕ ОБЪЕДИНЁННОЙ ОРДЫ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ. ТЫСЯЧИ И ТЫСЯЧИ ОРКОВ ИДУТ, ЧТОБЫ ИСПОЛНИТЬ ВОЛЮ ОТЦА ВСЕХ ОРКОВ. ТЕПЕРЬ САМО СУЩЕСТВОВАНИЕ ЖИЗНИ НА ЭТИХ ЗЕМЛЯХ СТАВИТСЯ ПОД ВОПРОС.
        ОСТАНОВИТЕ ВТОРЖЕНИЕ, ИНАЧЕ ОРКИ ЗАЛЬЮТ ПЛОДОРОДНЫЕ ЗЕМЛИ КРОВЬЮ, И ВОКРУГ НЕ ОСТАНЕТСЯ НИЧЕГО ЖИВОГО.
        ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИВЕНТА БУДЕТ ИСЧИСЛЯТЬСЯ УТРОЕННЫЙ ОПЫТ. ИГРОКОВ, ПРИНЯВШИХ УЧАСТИЕ В ИВЕНТЕ, ПОМИМО ОПЫТА ОЖИДАЕТ НАГРАДА В ТЫСЯЧУ ЗОЛОТЫХ МОНЕТ.
        ВЫ МОЖЕТЕ ПРИНЯТЬ ТОЛЬКО СТОРОНУ ЗАЩИТНИКОВ.
        КАТЕГОРИЯ ИГРОКОВ ИМЕЮЩИХ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ИВЕНТЕ 15-150 УРОВЕНЬ.
        СРОК ПРОВЕДЕНИЯ ИВЕНТА - БЕССРОЧНО.
        - Писец, - сказал я, - то, что мы ожидали от сегодняшнего дня детские игрушки, по отношению к тому, что уготовила нам судьба.
        Глаза Такки сверкали тревогой.
        - Что будем делать, Макс?
        - Мы не можем сейчас воевать с Империей, - сказал я королеве, - Если мы свяжем сейчас себя боем, орки ударят нам во фланг. Не уцелеет никто, ни мы, ни Империя. Нам нужно срочно заключить с Императором мирный договор.
        - А может быть, нам стоит отойти к Корнуэлу, и пусть имперцы сами разбираются с ордой, а мы потом ударим в тыл победителю? - предложил один из военачальников сопровождавших нас, - Или вообще объединиться с ордой, и навсегда раздавить Империю.
        Типичные изменнические речи и если сейчас их не пресечь на корню, мы с Таккой получим в армии гнездо изменников.
        - Казнить, - коротко приказал я, и один из гвардейцев, выхватив из ножен ятаган, лишил жизни военачальника, говорившего предательские речи.
        - Ваше Величество, - обратился я к Такке, - нам нужно объединиться с Империей, и остановить орду, иначе оба наших государства, орки зальют кровью.
        - Я согласна, Максим, едем к Торку.
        Я нежно сжал руку Такки.
        - Я поеду один, и возьму с собой, может быть этого проходимца, - и я указал на Леголаза, - я не могу рисковать тобой. Ты должна остаться здесь.
        Королева понимающе кивнула головой.
        - Отправь кого-нибудь из Шагающих по мирам на воздушным маунте навстречу орде, пусть произведёт разведку, сколько их и куда идут.
        - Хорошо. Только возвращайся живым.
        - Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, жди, когда наводят грусть летние дожди…
        И я, не обращая ни на кого внимания, нежно поцеловал мою королеву.
        Но тут случилось неожиданное. К нам подошла Дейенерис.
        - Главы гильдий и кланов Шагающих по мирам, уполномочили меня участвовать в переговорах с Императором.
        А на дне глаз самой могущественной девушки из Шагающих по мирам, я увидел плещущую ревность. Чёрт вот только сцен ревности мне сейчас не хватает.
        - Хорошо, - не стал препятствовать я главе «Степных волков», я согласен. Пусть наблюдатель от совета гильдий едет с нами.
        Может быть, Дейенерис рассчитывала на то, что я буду возражать, но ничего больше не сказала.
        В сопровождении охраны мы спустились к реке, держа в руке импровизированный белый флаг для ведения переговоров.
        Возле пристани нас уже ожидала лодка с вёслами.
        Два гвардейца уселись на вёсла, Леголаз с луком в руках сел на носу лодки, а мы с Дейенерис разместились на корме.
        Сопровождающая нас охрана, оттолкнула лодку от пристани, и она поплыла к середине реки.
        Пока мы плыли, я почувствовал, как нежная ладошка девушки легла мне на колено.
        - Дейенерис, прошу, не надо сейчас.
        Я посмотрел на неё и увидел бездонные голубые глаза девушки. Моё сердце ёкнуло и отчаянно забилось. Я желал её, я жаждал обладать ею.
        - Макс, - чуть хрипловатым грудным голосом сказала мне глава «Степных волков», - разве я тебе не нравлюсь?
        - Безумно нравишься, - признался я ей.
        - Я хочу принадлежать тебе и только тебе, - сказала Дейенерис, и я почувствовал её пожатие.
        Я нежно положил свою ладонь на её открытое бедро и погладил бархатную кожу.
        - Ты хочешь сказать…
        - Я хочу сказать, Максим, что я люблю тебя, и хочу быть с тобой.
        - У нас разные пути, солнышко. Ты глава топовой гильдии, у тебя и без меня очень много забот. Да и я стал главою гильдии недавно, правда, думаю это ненадолго.
        - Почему ненадолго?
        Я опустил ладонь за борт лодки, в воды реки.
        - Потому что у меня не в этом цель моего существования тут.
        - А какая?
        - Я хочу отправиться на другой материк. Я хочу попасть на Тирит-Толл.
        Глаза Дейенерис расширились.
        - Ты хочешь уйти туда?
        - Да, я чувствую, что должен это сделать. Меня тянет туда.
        - А… как же я?
        - Ты глава, тебя никто не отпустит.
        Дейенерис немного помолчала, глядя на приближающийся имперский берег.
        - Скажи, Макс, а если бы я не была главой гильдии, ты бы мог…
        - Что, мог?
        - Ты бы мог взять меня с собой?
        - Куда? На Тирит-Толл?
        - Да.
        - Думаю, мог бы.
        - А твои друзья? А королева Такка?
        - Ну, они думаю, поймут и отпустят меня, хотя Леголаз, наверное, увяжется за мной. А девчонки, скорее всего, останутся здесь, в гильдии, им же надо качаться. А что касается Такки, то она королева, и она не покинет Султанат, это её родина и её народ. Ну да ладно, рано нам ещё об этом говорить…. Вон смотри, нас уже встречают.
        Кто-то из имперцев видно доложил командованию о нас, ибо на пристани нас уже поджидало несколько высокопоставленных командиров Императорской армии. С ними было и несколько игроков.
        Как только мы причалили, нас немедленно провели к ним.
        - Я, командующий армией его Императорского Величества, генерал Вайнштайнер, с кем имею честь беседовать? - сказал седовласый военный с суровым лицом.
        - Главнокомандующий армией Сильварии, глава гильдии «Золотой легион», Безумный Макс.
        - Я знаю этого парня, - вдруг растолкал имперцев и вышел вперёд граф Норейн, - Здравствуй, Максим.
        - Ваше Сиятельство, - я отвесил изысканный поклон любимцу Императора.
        - Что, - насмешливо спросил он, - приплыли сдаваться?
        - Нет, - улыбнулся я свою очередь, - о сдаче речи не идёт. Но нам нужно срочно переговорить с Императором. Вопрос жизни и смерти. И о нём уже знают ваши Шагающие по Мирам.
        Я кивнул головой в сторону игроков северных топ-кланов, стоящих неподалёку от нас.
        Граф отвёл в сторону генерала и что-то ему сказал. Тот, выслушав его, согласно кивнул головой, и они оба вернулись к нам.
        - Хорошо, - сказал командующий, - Прошу вас следовать за мной.
        Всей делегацией мы направились на ближайший холм, на котором был разбит имперский лагерь.
        По дороге я обратил внимание на одну девушку среди игроков, сопровождающих нас на встречу с Императором. Красивые длинные локоны голубого цвета ниспадали на стильное тёмно-синее платье с золотой оторочкой. Лицо её с большими выразительными глазами и длинными ресницами казалось кукольным. А алые губы на фоне фарфоровой кожи только усиливали это впечатление.
        Кого-то она мне напоминала. Кого-то, кого я знал раньше очень хорошо. В руках красавица держала короткий посох.
        - Кто это? - спросил я у Дейенерис, - кивая в сторону незнакомки.
        Дейенерис взглянула на девушку и вдруг рассерженно зашипела мне.
        - Это, заместитель главы гильдии «Красных медведей», Разведённая Мальвинка! Ярый противник нашей гильдии.
        Мальвинка, Мальвинка…. Это имя показалось мне знакомым. Я откуда-то знал эту девушку. Возможно, она была в моей прошлой жизни? Но кем она приходилась мне там… женой, любовницей? Нужно будет выяснить у Дейенерис это позже, может она знает.
        На вершине холма нас провели к самой большой, богато отделанной палатке, возле которой стояли на карауле два десятка императорских гвардейцев.
        Генерал подошёл к начальнику караула и попросил доложить о нас Императору.
        Тот, выслушав командующего, скрылся в палатке.
        Через минуту полог палатки откинулся и перед нами предстал сам император Торк, в сопровождении свиты из адъютантов и высокопоставленных офицеров императорской армии.
        - Его Императорское Величество! - громко объявил один из его адъютантов.
        Мы низко поклонились Императору.
        Тот подошёл к нам и с интересом посмотрел на нас.
        - Кажется, мы встречались, - сказал он, - По-моему, вы недавно были у меня во дворце.
        - Да, Ваше Величество, - я ещё раз учтиво поклонился Императору, - я имел честь доставить вам реликвии вашей семьи.
        - Помню, помню…. Я очень признателен вам за это, Макс. Как случилось, что вы сейчас стоите здесь в качестве нашего противника?
        - Ваше Императорское Величество, случилось так, что королева Такка, мой друг. Она попросила меня возглавить армию Султаната, и я согласился. Её Величество до сих пор находится в недоумении, для чего к границам Султаната стянуты имперские войска.
        - Это сделано, для того, чтобы предотвратить хаос и безвластие у нашего соседа, которые непременно возникли бы в период безвластия.
        - Об этом вы можете не беспокоиться, Ваше Императорское Величество. В Корнуэле несколько дней назад прошла инаугурация, и на трон взошла законная наследница Амир-хана, его дочь. Королева Такка.
        - Женщина не может управлять государством. Тут требуется твердая, мужская рука. А женщины слабы, они должны праздновать, давать пиры, организовывать приёмы.
        - Но не в данном случае. Ваше Императорское Величество. Из каждого правила есть свои исключения, - говоря так, я преследовал в этот момент, свой интерес, - Посмотрите на эту девушку. Дейенерис, глава самой могущественной топовой гильдии Шагающих по мирам «Степных волков», на юге Континента. В подчинении имеет тысячу мужчин.
        Я показал Императору на стоящую рядом со мной девушку.
        Дейенерис, тут же, сделала реверанс перед Императором.
        - А вот это, - я указал на незнакомку, замеченную мною сегодня и стоящую неподалёку от нас, - Заместитель главы вашей топовой гильдии «Красные медведи», Разведённая Мальвинка. Она тоже занимает высокое положение в своей гильдии, и как вы видите, она тоже женщина.
        При моих словах в глазах заместителя главы «Красных медведей» отразилось удивление, и она уже внимательнее стала присматриваться ко мне.
        - У Шагающих по мирам, всё не так, как у нормальных людей, - проворчал в ответ Император Торк.
        - Возможно это и так, Ваше Императорское Величество, но факт в том, что не далее как пару дней тому назад, королева Такка, твёрдой рукой отправила на плаху заговорщиков, которые организовали заговор, с целью свержения с трона правящей династии. Пора уже перестать думать, Ваше Императорское Величество, о королеве Такке, как о маленькой девочке, которая когда-то посетила ваш дворец или как о безвольной слабой женщине и понять, что она сильный правитель могущественной соседней державы.
        - Наверно, вы правы, Максим. Если королева Такка смогла заиметь у себя таких сторонников как вы, то возможно я ошибался на её счёт.
        - Я бы предложил Ваше Императорское Величество встретиться с её Величеством королевой Таккой, но боюсь в ближайшее время, да и в ближайшем будущем это вряд ли удастся.
        - Это еще, почему же? - Император вперил в меня свой пронзительный взгляд.
        - Орки вышли на тропу войны. Огромная орда, состоящая из многих десятков тысяч воинов, заливая кровью всю округу, движется по землям Империи и Султаната сюда. У нас остаётся очень мало времени, чтобы встретить орду подготовленными.
        Император взглянул на меня и подозвал командующего своей армией. Генерал Вайнштайнер тотчас же подошёл к нам.
        - Это правда, что орки движутся сюда несметной армией?
        - Да Ваше Императорское Величество, по данным воздушной разведки их численность составляет примерно пятьдесят тысяч воинов. С ними идут около сорока шаманов.
        Выслушав генерала, Император призадумался и тут же принял решение.
        - Я думаю, что инцидент между нашими странами, можно считать исчерпанным. Я предлагаю Султанату заключить с Империей договор о ненападении, и военный союз с целью отражения угрозы орков.
        - От лица её королевского Величества, королевы Такки мы принимаем ваше предложение. До появления Орков у нас остаётся максимум час. Нужно перестроить наши армии и организовать взаимодействие между ними.
        Император оглянулся.
        - От меня, связь будет поддерживать граф Норейн, от лица северных кланов и гильдий Шагающих по мирам, это будет…
        - Разведённая Мальвинка, - подсказал ему глава «Красных медведей» могучий дворф 145 уровня со звучным ником Балин, - от нас связь будет поддерживать мой заместитель, Разведённая Мальвинка.
        Мальвинка тотчас подошла к нам, и искоса взглянув на меня, низко присела перед Императором.
        - Хорошо, тогда не будем терять время. Сейчас же проведите короткий Совет, отдайте все необходимые распоряжения, и задайте перца этим оркам, чтобы больше они и не думали о том, чтобы вторгаться в наши страны.
        Император коротко кивнул всем и удалился в свою палатку.
        Дейенерис от присутствия рядом с нами Мальвинки, мягко сказать, была не в восторге. Это я видел по сердитому блеску её прекрасных глаз. Но ничего не попишешь, от нас тут уже ничего не зависело, и в данной ситуации было не до личной приязни.
        Командующий императорской армией, пригласил всех нас к столу, на котором была разложена карта местности.
        - Господа, - сказал он, - Вот это дислокация наших войск. Предлагаю развернуть наш левый фланг, а ваш соответственно, правый, фронтом к наступающей орде. Коннице прикрыть фланги. Когда орда ударит, связать её боем, и нанести конницей удар с флангов, разгромив её.
        - Ваше предложение, уважаемый генерал, - отозвался я на предложение командующего, - можно принять, но с небольшой корректировкой.
        - Предлагайте, - коротко сказал командующий.
        - Я согласен с вашим предложением о смене боевых позиций наших армий. Янычары и Имперские полки примут на себя удар орды. За ними нам нужно поставить артиллерию, баллисты и требушеты. Огнём из них и начать сражение. Теперь гильдии и кланы игроков, то есть Шагающих по мирам. Смотрите, - и я начал показывать по карте, - Наш левый фланг прикрыт лесным массивом. Необходимо оставить там стрелков и засады из игроков, которые будут вырезать орков сунувшихся в лес. Самое слабое место у нас, правый фланг. Орки могут попытаться обойти там нашу армию. Там нужно поставить основные силы самых мощных гильдий и кланов наших армий. Остальных Шагающих по мирам необходимо разместить на позициях в тылу основных сил Султаната и Империи, прямо перед артиллерией, с тем, чтобы прикрыть её, если орки смогут прорвать порядки наших основных сил. Кавалерию я предлагаю отправить по правому флангу в тыл наступающей орде. Она нанесёт решающий удар в тыл противника, в тот самый момент, когда вся орда будет связана боем с нашими основными силами. Таковы мои предложения.
        - Что ж, - сказал задумчиво командующий императорской армией, - вижу, что не зря королева Такка, назначила именно вас командовать армией Султаната. Так и сделаем. Есть ещё предложения?
        - У нас есть ещё одно слабое место, - отозвалась вдруг Мальвинка, - Это река. По ней орки вполне могут зайти к нам в тыл и ударить нашей армии в спину.
        - Да, такой вариант развития боевых действия вполне возможен, - поддержал я заместителя главы «Красных медведей». Какие у кого есть предложения?
        - Может быть, организовать патрулирование реки силами Шагающих по мирам, на воздушных маунтах. Тогда мы сможем контролировать этот участок нашей обороны, - подсказала Дейенерис.
        - Можно ещё, опустить переправочный трос, натянутый через реку, до уровня лодок, с тем, чтобы преградить путь флоту орков, - добавила Мальвинка.
        - Хорошие предложения, - одобрили мы с командующим.
        - Всё, - командующий Имперскими силами подвёл итог нашему совещанию, - Приступаем к выполнению нашего совместного плана. Конец Совета.
        Имперские военачальники сразу убыли в свои части, игроки направились к своим кланам и гильдиям. Мы же втроём и присоединившиеся к нам Мальвинка с графом Норейном направились к реке.
        Теперь уже две лодки отчалили от пристани и стрелой понеслись на другой берег.
        Причалив к берегу Султаната, я тотчас же вызвал к себе командиров янычар и глав гильдий игроков.
        Задачи я ставил кратко и по существу. Уже через пять минут наш план перестроения армии начал реализовываться.
        Войсковые коробки, стали перемещаться, становясь лицом в ту сторону, откуда мы ожидали орду, образуя собой единую линию обороны.
        Требушеты и баллисты выкатывались на новые позиции позади пехотных коробок. К ним силами расчётов и игроков подносились запасы камней и валунов.
        Объединённая конница Султаната и Империи на правому фланге нашего войска ушла далеко в степь. Приказ ей был таков: в бой не вступать, обойти орков и ударить им в тыл, когда все их силы будут связаны боем с нашей пехотой.
        Лес по левому флангу, заполнили ловчие команды игроков. Они с удовольствием и азартом быстро устраивали между деревьев ловушки, а снайперы занимали свои позиции на верхушках деревьев. Для них всё это было игрой.
        Трос, висящий через реку, был опущен до уровня груди гребцов на лодке. Теперь, вздумай орки переправиться чрез него, им бы пришлось вставать и перелазить через него, что неминуемо привело бы к раскачиванию и перевороту лодок.
        Вдоль берега были расставлены стрелки и маги из числа игроков, которые должны были помешать высадиться на берег прорвавшимся через водную преграду оркам.
        Над рекой барражировали более трёхсот игроков на воздушных маунтах. Большинство из них сидели на вполне мирных питомцах - пегасах и воронах. Но многие из них имели под собой вполне боевых петов - гиппогрифов, мантикор и грифонов. Среди них было даже несколько виверн и драконов.
        Словом воздух был надёжно прикрыт, впрочем, я не думаю, что у орков есть своя авиация.
        Всё это время мы все, и я, и Дейенерис, и Норейн, и Мальвинка, не жалея себя носились по объединённой армии, помогая командирам решать вопросы с расстановкой частей, налаживанию между полками связей и другие попутно возникающие неотложные дела.
        Наконец, вроде бы все вопросы были нами решены, и можно было отдохнуть, но как думаете, разве нам дали такую возможность?
        Правильно. Не прошло и десяти минут после расстановки частей, как вернулись отправленные в поля и вдоль реки разведчики.
        Орда была уже близко.
        Глава 19 И пусть прольются реки крови
        Сначала мы услышали глухой звук орочьих боевых барабанов. Потом над холмами появилось плотное облако пыли, а затем уже на их вершинах появилась чёрная линия надвигающейся орды.
        Орда была огромна. Линия ордынского войска превратилась в полосу, а затем и вовсе затопила собой холмы, напоминая набегающую морскую волну.
        Что ж. Не будь несостоявшейся войны между Султанатом и Империей, вряд ли мы смогли бы, что-либо противопоставить оркам. Зато сейчас я с гордостью смотрел на стройные ряды объединённой армии, уходящие до самого горизонта.
        Пятидесяти тысячам гоблинам и оркам в этой эпохальной битве противостояло тридцать пять тысяч солдат объединённой армии и двенадцать тысяч игроков. Серьёзная сила.
        И если среди рядов НПС, подчинённых железной воинской дисциплине искусственного интеллекта, царило молчание, то игроки гудели как рой разбуженных ос.
        Мне хотелось достать из-за спины хопеши и встать в строй рядом с другими игроками, почувствовать то нетерпение, ту жажду схватки, которая сейчас царила среди них. Но нельзя. Каждый должен был оставаться на том месте, которое уготовила ему судьба.
        Своих друзей я уже отпустил к готовящимся к бою игрокам.
        Леголаз, Перчинка… все они находились там, далеко сейчас от меня.
        Даже Айова и Таурэйвэн успели прилететь на попутных воздушных маунтах и сейчас находились в первых рядах.
        Дейенерис и Мальвинка патрулировали над рекой на своих воздушных маунтах. И если Дейенерис летала на мантикоре, то под Мальвинкой был настоящий зелёный дракон.
        Королева Такка осталась дожидаться известий о ходе сражений в королевской ставке.
        И я остался один. Ну как один, в компании адъютанта, оруженосца и трёх гвардейцев охраны, которых мне навязала королева.
        С моего места было хорошо видно и строгие квадраты объединённой армии и подкатывающую к ним волну орды.
        Не доходя до передовой линии наших войск совсем немного, орда остановилась.
        Отсюда мне было видны оскаленные лица орков, над рядами которых поднимались клановые тотемы. Красная, синяя, зелёная орда…. Перед нами, пожалуй, были все кланы орков из Великой степи. Кое-где, в серой массе воинов орков, были видны зелёные вкрапления гоблинов.
        Вперёд на варге выехал большой орк и что-то проорал в нашу сторону. Система услужливо донесла до меня его слова.
        - Я, Уругхан, вождь и Отец всех орков Великой степи. Вызываю на бой, убийцу моего сына Нарвага!
        - А кто убийца-то? - крикнул кто-то из рядов наших воинов.
        - Десять дней назад, во время нашего похода, его подло убил один из ваших воинов, синекожий дроу с необычным оружием!
        Оп-па-на, а не обо мне ли говорит этот пожилой орк?
        - Я вызываю его на бой!!!
        Ну что ж, раз я начал эту заваруху, придётся мне и расхлёбывать её.
        Умру я молодым и красивым.
        Я лихо запрыгнул на коня и направил его к передовым линиям наших войск.
        Гвардейцы последовали за мной.
        По мере приближения к передовой линии наших бойцов, строй солдат расступался, пропуская меня вместе с охраной.
        Наконец первая линии воинов расступилась передо мной, и я выехал в чистое поле. Вслед за мной шагнули гвардейцы.
        Я сделал, предупреждающий жест рукой и они застыли на месте.
        Спрыгнув с коня, я передал поводья одному из гвардейцев и уже один направился к поджидающему меня орку.
        Вот уж я не думал, что открывать эпическую битву придётся мне лично.
        При виде меня орк перестал заниматься предвыборной агитацией. Он внимательно стал следить за тем, как я приближаюсь к нему.
        - Ты кто? - спросил он у меня.
        - Безумный Макс, командующий объединёнными армиями Империи и Султаната, а ты кто?
        ВЕРХОВНЫЙ ВОЖДЬ ОРДЫ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ,
        ОТЕЦ ВСЕХ ОРКОВ, УРУГХАН, 150 УРОВЕНЬ
        Впечатляюще, придётся мне повозиться с ним.
        Орк опешил от такой наглости, и некоторое время молчал, переваривая мой вопрос.
        - Я, Верховный вождь орды Великой степи, Отец всех орков, Уругхан.
        - Понятно. Что нужно-то?
        И снова орк опешил от моего вопроса.
        Затем он пришёл в себя.
        - Это ты убил моего сына?
        - Возможно, я убил много орков. А что он делал в наших землях?
        Мой вопрос, кажется, несколько смутил Уругхана.
        - Он ходил в свой первый поход! А ты снёс ему голову с плеч!
        - Что ж… - стараясь казаться спокойным, отвечал я орку на его претензии, - Все мы умираем когда-то. Во-первых, мы не звали его на свои земли, не мы пришли к вам, а он к нам. Во-вторых, твой сын умер с оружием в руках, как настоящий мужчина, и думаю, ваши духи забрали его душу на призрачные равнины предков. А в-третьих, я готов дать тебе удовлетворение, здесь и сейчас.
        - Я вызываю тебя на бой! До самой смерти!
        Я посмотрел на седого орка задумчиво.
        - До твоей смерти, Уругхан. Я ведь из Шагающих по мирам, даже если умру, то возрожусь и уже сам приду за твоей головой. Но так как ты вызвал первым меня на бой, то я имею право выбора условий нашего поединка. Первое, биться будем пешими, второе касается выбора оружия, я выбираю своё, выбор твоего оружия я оставляю за тобой.
        Орк слез с варга, хлопнул его по спине и тот умчался к орде.
        Уругхан достал из-за спины огромный двуручный меч, напоминающий приличную рельсу.
        - Хорошая дубина, - улыбнулся я орку.
        Такое сравнение его боевого меча с дубиной совсем расстроило старого орка. Он, взревев, занёс над собой меч и бросился ко мне.
        Понеслась.
        Я вытащил из перевязи хопеши и, постукивая ими, друг о друга, пошел к орку.
        - Сколько я зарезал, сколько перерезал, сколько душ я загубил… - пропел я орку, уходя вправо. Нырнув под его руку, одновременно я нанёс сдвоенный удар боевыми серпами в его незащищённый бронёй бок.
        Но орк оказался опытным воином. В последний момент он успел уклониться в сторону, противоположную движению хопешей и принял удар на клинок меча.
        И мы закружили с ним в смертельном танце, изучая манеру боя противника и изредка обмениваясь ударами, поджидая момент, когда противник раскроется.
        На стороне орка была сила и опытность, на моей - реакция и ловкость.
        Обе армии напряжённо следили за разворачивающимся боем. Все понимали, что от него многое зависит.
        Время от времени Уругхан делал выпады, стараясь достать меня своим двуручным мечом, но я успевал вовремя отпрыгнуть назад.
        Так продолжалось очень долго.
        Молчавшие доселе орки начали скандировать имя своего вождя, подбадривая его.
        - Уруг-хан! Уруг-хан!
        А мне вдруг послышалось.
        - Шайбу! Шайбу!
        Как будто сижу на матче НХЛ.
        Тьфу, слуховые галлюцинации какие-то.
        Но принцип ведения боя орком я уже уловил. Вождь орудовал своим мечом хорошо, но вполне однообразно: серия коротких ударов, потом широкий замах с мощным ударом вперёд, в который вкладывалась вся сила.
        Я подстроился под его стиль боя и уже почти на автомате отражал удары двуручника. За что и чуть ли не поплатился.
        В очередной раз орк после серии коротких ударов не стал наносить мощный удар сверху-вниз, а крутанулся в круговом движении, и мне пришлось пригнуться, почти упав на землю.
        Я почувствовал над моей головой движение ветра, когда над моей головой пронёсся широкий клинок меча.
        Надо было заканчивать эти танцы с бубнами. Ибо инициатива в бою стала переходить к серокожему воину.
        Когда в очередной раз орк замахнулся своим рельсом на меня, я не стал отскакивать назад, как делал до этого, а наоборот, шагнул вперёд, нанося колющий удар в грудь противника.
        Концы хопешей пробили кожаную броню на груди орка и вошли в его грудь.
        Орк непонимающе уставился на торчащие из его груди клинки, но боя не прекратил.
        Он рванулся назад, оставляя в своей груди кровоточащие раны после моих серпов и воздев свой меч, стал осыпать меня быстрыми ударами.
        Я еле успевал закрываться от них. Но движения орка постепенно становились медленнее и за этим последовали ошибки. Уругхан стал выдыхаться.
        Пора было заканчивать затянувшийся поединок. А то смотрю, кое-кто из игроков уже тайком вытащил из сумки, заготовленные загодя бутерброды, а вон там, во втором ряду, парочка предприимчивых товарищей устроила настоящий тотализатор, принимая ставки на исход боя.
        В очередной раз, когда орк рубанул меня своим мечом, я нырнул ему за спину и изо всей силы ударил крест-накрест хопешами по его мощной серокожей шее.
        Острые как бритва лезвия как будто через масло прошли через шею вождя. Голова орка упала на землю, прокатилась ещё с пяток шагов и замерла, глядя на орков своими открытыми глазами.
        Орки как стояли, так и замерли, не веря в то, что их вождь пал.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОБЕДИЛИ ВЕРХОВНОГО ВОЖДЯ ОРДЫ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ,
        ОТЦА ВСЕХ ОРКОВ, УРУГХАНА, 150 УРОВНЯ
        ПОЛУЧЕНО + 10 К АТАКЕ
        ПОЛУЧЕНО + 10 К ЗАЩИТЕ
        ПОЛУЧЕНО 7 584 965 ЕД. ОПЫТА
        ВАМИ ПОЛУЧЕН СОРОК ПЕРВЫЙ УРОВЕНЬ
        ВАМИ ПОЛУЧЕН СОРОК ВТОРОЙ УРОВЕНЬ
        ВАМИ ПОЛУЧЕН СОРОК ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ
        ВЫ ПОЛУЧИЛИ УМЕНИЕ «УДАР КАРАТЕЛЯ»
        Безмолвие длилось недолго.
        Тишина взорвалась с нашей стороны восторженными криками, а со стороны орды, наоборот, криками разочарования и ярости.
        Ко мне тут же подскочили гвардейцы и, прикрывая щитами, повлекли к нашему расположению войск.
        Со стороны орков зазвучали барабаны и они нестройной толпой бросились за нами, но мы уже скрылись в рядах наших пехотинцев.
        Навстречу наступающей орде, из-за спин, закованных в броню пехотинцев, полетели валуны и камни, пущенные нашими баллистами и требушетами. Валуны со свистом летели над нашими головами и падали в рядах наступающих орков, выкашивая в них целые дорожки.
        Теперь и с нашей стороны зазвучали горны и, стройные ряды пехоты, опустив копья, чётким шагом направились навстречу орде.
        Наша артиллерия успела сделать по врагу три залпа, до тех пор как орда столкнулись с людьми, и смогла нанести оркам серьёзный урон.
        С моим невысоким уровнем принимать участие в битве, в которой с обеих сторон участвовали воины за сотню уровней, было, по крайней мере, неразумным. Могли ведь, и зашибить ненароком.
        Я, прикрываемый гвардейцами, выбрался из двигающихся мимо войск, и отправился в мою ставку.
        И вот армии схлестнулись.
        Первый ряд орков оказался просто нанизанным на копья нашей пехоты. Отбросив в сторону ставшими теперь обузой копья, пехотинцы достали мечи и ятаганы и, прикрываясь щитами, вступили в схватку с серокожими воинами.
        Если солдаты регулярной армии бились с орками сосредоточенно, выверяя каждый свой удар, то игроки рубились с какой-то молодецкой удалью.
        Схватка кипела по всему фронту.
        Яростный напор орков наталкивался и разбивался о стальную стену щитов пехоты.
        То тут, то там, над объединённой армией вспыхивали купола защиты, поставленные магами поддержки. Рой стрел летел в обе стороны.
        Глядя на развивающуюся передо мной эпическую картину сражения, я вдруг понял, что когда-то, я уже участвовал в такой же битве против орды, и это чувство deja vu всколыхнуло во мне неведомые чувства.
        Вот-вот, и из-за наших спин по оркам ударит эльфийская кавалерия, опрокидывая и расчленяя серую массу орды.
        Я встряхнул головой, стараясь отогнать от себя это чувство наваждения.
        Битва тем временем шла с переменным успехом.
        Кое-где, оркам удавалось прорваться через железные порядки регулярных войск, но их тут же поднимали на мечи дружины игроков.
        Над сражением уже не было массовых боевых заклинаний. Игрокам-магам приходилось быть осторожными, чтобы не зацепить своих.
        По реке оркам тоже не удавалось прорваться. Лодки с десантом подплывали к натянутому через реку тросу и останавливались под огнем стрелков. Некоторые пытались перепрыгнуть трос, но лодки не выдерживали таких танцев и в отместку переворачивались вверх килем и шли на дно. Многие из лодок оказались затопленными в результате грамотных действий игроков на воздушных маунтах.
        Орки то давили на нас своей массой, то наши воины отбрасывали их назад. И казалось что мы выстоим, ещё чуть-чуть и будет наша победа. Но кое-что происходящее в тылу орков, мне категорически не понравилось.
        В тыл орков стали стягиваться чёрные тучи. Загремел гром, и в небесах заблестели молнии.
        Никак шаманы начали своё камлание, и если их своевременно не остановить, то на нашу армию обрушится настоящая гроза с тысячью молний.
        Связанная битвой с ордой, что-либо предпринять наша армия уже не успевала.
        Единственно, что могло хоть как-то помешать шаманам, это была наша артиллерия и авиация.
        Я тут же направил посыльного к нашим артиллеристам.
        Достать до места камлания шаманов наши баллисты не могли, а вот требушеты это вполне могли сделать.
        И вот над полем боя со свистом пронеслись первые валуны посланные нашими требушетами.
        Конечно, большинство выстрелов пропало впустую, это была всего лишь пристрелка. Но один или два камня, по докладам наших воздушных разведчиков упали прямо в круг шаманов.
        Второй, скорректированный, залп был более точным. Сразу десяток валунов преодолели в считанные секунды поле боя и устремились к шаманскому кругу.
        Но тут перед ними вспыхнул полупрозрачный щит, созданный шаманами, и огромные камни ударившись о него, рухнули вниз, прямо на какой-то орочий отряд, спешащий к месту битвы.
        Шаманы остались целы, но самое главное мы сорвали им заклинание. Тучи, озаряемые молниями, стали постепенно рассеваться.
        Барражировавшие над рекой игроки на воздушных маунтах устремились к шаманам, а с тыла к орде уже рысью подходила конница объединённой армии.
        При виде окружения орды, наши воины воспрянули духом, и с удвоенными силами стали теснить орков.
        Каждая пядь земли была полита кровью воинов обеих сторон. Тела погибших устилали сплошным ковром землю, ставшую их последней постелью.
        И вот лавина всадников накрыла шаманский круг, пронеслась по нему, и не оставила за собой ни одного живого шамана.
        И орда дрогнула.
        Первыми побежали гоблины. Бросая тяжёлые копья и элементы брони, мелкие зеленокожие уродцы в числе первых покинули поле битвы, устремившись к родной степи. За ними последовала очередь орков мелких племён, которые разбивались на небольшие ватаги и устремлялись к лодкам. Но добравшись до них, они вставали перед выбором - грести домой против течения, или бросить лодки и уходить вдоль реки.
        Основная же часть орков, закалённых в боях, отступала организованно, проливая на каждом шагу и свою и вражью кровь.
        Можно было лишь удивляться и восторгаться тому мужеству, которые они проявляли в бою. Они уже не бросались на врага с яростными криками Уставшие, лишённые вождя и поддержки шаманов, ощетинившись копьями и мечами, они уходили, тая под ударами армий Империи и Султаната.
        Мы преследовали орду вплоть до наших границ. В результате, от пятидесятитысячной армии орков и гоблинов до границы добралось всего лишь чуть больше десяти тысяч воинов. Каждые четыре из пяти шатров в орочьих стойбищах в эти дни посетит горе. Отцы и матери потеряют своих сыновей, жёны - мужей, дети - отцов. И то же самое произойдёт в городах и деревнях Империи и Султаната.
        Наши потери оказались меньше чем в орде. В сражении погибло около пятнадцати тысяч воинов Империи и Султаната. Потери игроков составили около пяти тысяч, но все они благополучно возродились и присоединились к своим товарищам.
        ВНИМАНИЕ!
        ЗАКОНЧИЛСЯ МИРОВОЙ ИВЕНТ
        «ОГНЁМ И МЕЧОМ»
        УГРОЗА ВТОРЖЕНИЯ ОРКОВ ЛИКВИДИРОВАНА.
        ОБЪЕДИНЁННЫЕ АРМИИ СЕВЕРА И ЮГА КОНТИНЕНТА НАНЕСЛИ ПОРАЖЕНИЕ ОРДЕ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ
        ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИВЕНТА ИГРОКАМ НАЧИСЛЕН УТРОЕННЫЙ ОПЫТ
        ПОЛУЧЕНО 1 000 ЗОЛОТЫХ МОНЕТ
        ПОЛУЧЕНО 3 875 489 ЕД. ОПЫТА
        ПОЛУЧЕНО 7 750 978 ЕД. ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОПЫТА.
        ВАМИ ПОЛУЧЕН СОРОК ЧЕТВЁРТЫЙ УРОВЕНЬ
        ВАМИ ПОЛУЧЕН СОРОК ПЯТЫЙ УРОВЕНЬ
        - Ура! Виват! Победа! - раздались со стороны игроков радостные крики.
        - Победа, - устало сказал я, и где стоял, там и сел на лежащий рядом со мной валун.
        В воздухе раздалось хлопанье больших крыльев, и рядом со мной опустилась мантикора.
        - Макс! - ко мне бросилась снежная дева, - мы победили.
        Дейенерис подбежала ко мне, опустилась на колени и, взяв в свои ладошки мои руки, прижала их к своим губам.
        Я сполз с камня и обнял красавицу.
        - Макс, родной, - Дейенерис, не обращая внимание на распустившиеся косы, целовала моё лицо, - Я люблю тебя. Я хочу быть с тобой и только с тобой.
        Чувства, дремавшие до сих пор в моём сердце, с того самого первого дня как я появился на этой земле и увидел девушку со снежными волосами верхом на полосатом скакуне, ожили и затопили меня.
        Я знал уже давно, но боялся себе признаться в том, что полюбил эту гордую красавицу.
        - Дейенерис, Рейчел, я люблю тебя….
        Девушка прижалась ко мне и затихла в моих руках. Потом она подняла мокрое, от слёз счастья, лицо и сказала мне.
        - Я пойду за тобой на край света, и даже за его край, Риттер.
        Риттер, да, так звали меня в прошлой жизни.
        Я крепко прижал к себе Дейенерис, зарывшись носом в пахнущие свежим снегом волосы девушки.
        Её нежные губы полураскрылись ловя мои, и я полностью растворился в этом первом нашем настоящем поцелуе.
        От основной массы игроков отделились несколько фигурок и побежали к нам.
        Улыбаясь, я смотрел, как к нам бегут Леголаз и Перчинка. А вон, позади них, бегут Айова и Таурэйвэн.
        Друзья подбежали к нам и бросили обнимать и меня, и Дейенерис. Радость захлестнула нас и я чувствовал что эта радость была не только от нашей победы, что она рвалась наружу из самой глубины меня, от того что мы все были вместе, живы, и что всё в конце концов получилось у нас здорово.
        Наше обнимание прервал стук копыт, и к нам подъехала целая кавалькада всадников.
        К моему удивлению я увидел едущих рядом, мирно беседующих, Императора Торка и королеву Такку.
        По-моему они помирились и нашли точки соприкосновения.
        «А может, это и к лучшему? - подумал вдруг я, - Скоро мне нужно будет покинуть этот материк, а они останутся здесь, со своими странами».
        Император и королева остановили коней, спешились и направились к нам. Представители высшей знати Империи и Султаната сопровождали их.
        Мы склонились в почтительном поклоне перед самодержцами.
        - Ваши Величества, - сказал я, при их приближении.
        Император смотрел на нас дружелюбно, чуть улыбаясь, отчего его суровое, обычно лицо, показалось мне, вполне человеческим.
        Лицо же королевы Такки так и сияло от радости.
        «Из них получилась бы отличная династическая пара», - подумал вдруг я.
        Император подошел ко мне и вдруг крепко обнял.
        - Спасибо за победу, - сказал он, а потом, обернувшись к придворным, объявил, - Господа, за победу в этой величайшей битве, Безумный Макс, награждается званием маршала Империи и пожизненным денежным содержанием в десять тысяч золотых монет. Имя его да будет славиться во веки веков.
        Придворные зарукоплескали словам Императора.
        Император обернулся к моим друзьям.
        - Каждый из этих молодых людей, показал в бою чудеса храбрости и героизма. Я лично видел, как этот молодой стрелок, - и Император подошел к Леголазу, - возглавил контратаку на орков, вырвав у них инициативу. Всем им присваивается звание почётных граждан Империи и выплачивается премия в размере пятьдесят тысяч золотых монет. Казначей, сделай пометку у себя.
        Вперёд вышла королева Такка.
        - От имени Султаната, я благодарю вас, за ваше усердие и проявленное мужество в сражении. Все видели, как Безумный Макс сразил в честном бою предводителя орков, и это явилось залогом нашей победы. Отыне Безумному Максу присваивается звание Маршала Султаната, с пожизненным содержанием в восемь тысяч золотых монет. Всем остальным даруются земли и дома в Корнуэле. А теперь, прошу всех в нашу объединённую ставку на праздничный банкет, который состоится через два часа.
        Я почтительно поклонился обоим правителям и подумал про себя «Нет, всё же не для меня эта придворная жизнь».
        Глядя вслед отъезжающей кавалькаде, я обернулся к своим друзьям.
        - Друзья, у меня есть, что вам предложить…
        ЭПИЛОГ
        По широкому бескрайнему полю ржи ехал небольшой отряд всадников. Путь их лежал на восток. Высоко в небе над ними парила мантикора, разгоняя стайки летевших на север птиц.
        Я подставил лицо ветру, принёсшему издалека солёный запах океана. Хорошо.
        Моя дорога домой продолжалась….
        Ну вот и закончилась очередная, четвёртая книга о Риттере, ставшим известным в американском игровом секторе под именем Безумного Макса. Мало кто из игроков стал столь уважаем в Империи и Султанате как этот синекожий дроу.
        На его долю выпало множество удивительных приключений. Пожалуй, сколько не выпадало ни одному другому игроку этой игровой вселенной.
        Но это ещё не финал. Ведь в этом мире «Всё возможно».
        КОНЕЦ 4 КНИГИ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к