Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Боброва Ирина: " Наше Величество Змей Горыныч " - читать онлайн

Сохранить .
Наше величество Змей Горыныч Ирина Боброва


        У Лукоморья дуб зеленый стоит по-прежнему. Правда, кот ученый куда-то отлучился (и цепь златую уволок, паршивец), вместо русалки на ветвях устроился Сварог, и в облаках рассекает не колдун, а Змей Горыныч, который предпочитает не богатырей в лапах таскать - а коров, хотя и на треть вегетарианец. А еще мечтает Горыныч сродственников отыскать, чтоб род, значит, не прервался. Вот и приходится бедолаге туда-сюда по землям заморским мотаться, и из-за этих командировок пропустил он много интересного: и как царь Вавила трех дочек своих замуж выдавал, и как козни Усоньши Виевны, принцессы Пекельного царства, люд лукоморский преодолел, и как сватался Водяной к невестам иноземным, и как Кощей из пепла восстал аки птица Феникс… Ну что пропустил-то - не беда, а вот кто порядок в царстве-государстве восстанавливать будет?

        Ирина Боброва


        Наше величество Змей Горыныч

        ПРОЛОГ

        - Сродственник! Сродственник?! Дворцовый, где ты?!
        Вопрос этот был гласом вопиющего в пустыне. Эхо отлетало от стен и, хрустально звеня, терялось в многочисленных комнатах. Дворец просторный, обойти его весь невозможно, даже если вы ростом под стать огромной мебели и высоким потолкам и если для вас этот дворец строился. Но мужичок, что во весь голос кричал, призывая хозяина, был очень мал, его и в нормальном доме вряд ли заметили бы. Здесь же он казался инородной песчинкой, что по ошибке появилась в сверкающих залах, былинкой у подножия хрустальных, взлетающих в невероятную высь стен. Где-то там очень высоко, наверное, был потолок, но такой же прозрачный, как и стены, и сейчас вовсю можно было любоваться звёздным небом.
        Однако гостю до красот небесных дела не было. Он шел мимо огромных сундуков, обходил столы да лавки, сделанные разве что для великанов. Маленький, в локоть ростом, потерянно бродил он по огромным комнатам и залам.
        Дворец этот сделан был из хрусталя. Кому такое неудобное жилье понадобилось, о том история умалчивает, забыли уже люди, кто такое построил. Оно и понятно - испокон веку сверкает хрустальный дворец на вершине Стеклянной горы, что стоит на границе царства Лукоморского и земель Тмутараканских. И сверкал так за много веков до того, как появились в этих краях и лукоморцы, и тмутараканцы с хызрырами, и много другого люда.
        Слава о хрустальном дворце шла дурная, и желающих полюбоваться шедевром архитектуры не находилось. Дело в том, что жил в нем не кто иной, как Кощей Бессмертный. И как только ни старались выжить злодея соседи - как лукоморские богатыри, так и тмутараканские да хызрырские батыры, - не получалось. Всякий раз оживал Кощей и продолжал бесчинствовать, учинял налеты и набеги, не брезговал и воровством. Сокровищ в Кощеевом дворце скопилось видимо-невидимо. Самоцветные каменья, жемчуга, золотые монеты - все это сыпалось из переполненных сундуков, было разбросано кучами на полу, лежало на всех столах и лавках. И все эти богатства сверкали и переливались в свете любопытных звезд, что заглядывали в комнаты сквозь прозрачную крышу.
        Даже ночью полной темноты во дворце не наступало. А откуда бы ей взяться, спрашивается, если хрусталь свет луны и звезд усиливал так многократно, что казалось, будто не ночь темная на дворе, а мягкий вечер.
        - Сродственник, куда ты запропастился, ибо я тебя уже цельный час разыскиваю?! - продолжал выкрикивать гость, сильно удивленный тем, что хозяина нет на месте.
        Мужичок с локоток был домовым, какие в каждой избе, в каждом доме и даже во дворце - согласно стародавнему обычаю - обязаны быть. И выглядел домовой соответственно: манерами да повадками нетороплив, степенный и чинный. Кроме малого роста в нем еще была солидность, которая у домовых вырабатывается после векового управления хозяйством. Фигура у маленького хозяина основательная, небольшой животик - тоже отличительный признак, можно сказать, своеобразная визитная карточка. Если кто-то мал ростом, упитан, да еще и животик добрый имеет - то это домовой, и никем другим быть не может. Оно и верно - как без животика-то? По-другому хозяйственность свою не подтвердишь. Если домовой справный, то и выглядеть он должен благополучно упитанным. А иначе нельзя, иначе кто пригляд за добром своим доверит, кто допустит к заведованию хозяйством?
        Лицо гостя было округлым, щечки - гладенькими, а нос - курносым. Русая шевелюра надо лбом буйно кудрявилась, но кудри выглядели опрятными, расчесанными - лежали колечко к колечку. И борода окладистая, ухоженная. На домовом рубаха надета белая, вышитая по вороту петухами, и синие в белую полоску порты. Рубаха подпоясана лентой атласной, какую девки в косу вплетают. Ну а на ногах, естественно, лапти - все как положено у домовых.
        - Сродственник!!! - совсем уж отчаявшись найти местного домового, закричал мужичок с локоток.
        - И чего ор устроил, Домовик? - прошипел кто-то с великим ужасом в голосе. - Тихо ты, горлопан, сыночку разбудишь!
        - Какого такого сыночку? - Гость почесал макушку и обернулся.
        Перед ним стоял местный хозяин, который уже много лет служил в хрустальном дворце. И служил только потому, что других желающих работать у Кощея Бессмертного не находилось, иначе не видать бы ему столь доходного места как своих ушей. Родственники - а все домовые между собой в той или иной степени родства находятся - так вот, родственники, глядя на ЭТОГО домового, только вздыхали и думали: «Эх, в семье не без урода». Звали маленького хозяина Дворцовым, и был он не похож не только на Домовика, но и на всех домовых вообще - будто совсем другого роду-племени. Вертлявый да порывистый, он не ступал, а носился; не говорил, а тараторил; не смотрел, а зенками зыркал. Дворцовый, как и вся его родня, был мал ростом, но на том сходство и заканчивалось. Ничего от солидности и степенности, какими отличаются домовые, в нем не было. Дворцовый был худ, да так сильно, что и смотреть на него без слез нельзя. Лицо костлявое и бледное, будто бесконечная тревога согнала со щек румянец. Под глазами темные полукружия, какие появляются от усталости да бессонницы. Бороденка жиденькая, нечесаная, на голове волос редкий, уж и
плешка на темечке просвечивает. Одежка у маленького хозяина большого дворца тоже была престранная, если не хуже. Штаны синие, почему-то простроченные белыми швами, рубаха клетчатая навыпуск не подпоясана, несколько пуговиц на честном слове держатся, а одна и вовсе оторвана. И не в лапти был обут Дворцовый, и даже не в сапоги: носился он по дворцу в мягких меховых туфлях без задников, а если сказать по-простому - в тапочках. Как ему хозяйство серьезное доверили, целый дворец в управление поручили, Домовик понять никак не мог, даже зная об остром дефиците рабочей силы в Кощеевом замке. И он не переставал удивляться отсутствию солидности у родственника, что никак не сопоставимо с занимаемой должностью.
        Домовик посмотрел на родственника и неодобрительно покачал головой. И было отчего: как всегда расхристанный, через плечо грязное полотенце перекинуто, в одной руке Дворцовый держал ковшик, а в другой была бутылка. Но предметы эти не мешали ему при разговоре отчаянно жестикулировать, дергаться и подпрыгивать, что вообще для домовых последнее дело. Гость подумал о том, что хороший домовой должен говорить с расстановкой, двигаться со степенством и значительностью, а этот все скачет, как… - тут Домовик запнулся, подыскивая сравнение, - как… стрекозел!
        - Рад с тобой повидаться, - скороговоркой протараторил хозяин и кинулся бежать дальше.
        Домовик последовал за ним, стараясь одновременно и солидность сохранить, и от хозяина не отстать. Так они в кухонную комнату и попали - первым Дворцовый вбежал, а следом за ним чинный, но немного запыхавшийся Домовик.
        Дворцовый запрыгнул на печь и принялся греметь котлами и кастрюлями. Печка эта была предметом зависти всех домовых в округе. Она сама варила и жарила, пекла и парила, и дровами ее топить не надо было. Посмотреть на диковину, собирались целые экскурсии, но никто не знал, откуда чудо-печь в Кощеевом замке взялась. Впрочем, в замке этом еще и не такие диковины водились.
        Домовик потянул носом. Пахло вкусно, но чего это родственник на ночь глядя кашеварить вздумал? Все у него не как у нормальных домовых. А Дворцовый варево в котле помешал, и по кухонной комнате поплыл ягодный дух. Гость демонстративно сглотнул слюну намекая на то, что пора бы и честь знать - на стол собрать да за ним поухаживать. Но хозяин не только не предложил гостю поесть, но и вообще не выказал никакого желания организовать угощение. Он метнулся к другому котлу и большим половником что-то зачерпнул. Потом перелил в стеклянную бутыль, по размеру чуть меньше его самого, и гость увидел, что это обыкновенное коровье молоко. Только и оставалось что покачать головой в удивлении. Тут Домовик вспомнил странные слова, сказанные его родственником при встрече.
        - Послушай, Дворцовый, я что-то не разумею… - начал он, желая узнать, откуда у неженатого Дворцового сыночка взялся.
        Непонятно, особенно если еще вчера семьи у местного хозяина и в помине не было, и даже наброска никакого на ту семью не намечалось. Опять-таки, прежде чем сын народится, время пройти должно. «Странный он сегодня, не заболел ли?» - подумал Домовик и сочувственно посмотрел на Дворцового, едва сдерживая желание покрутить пальцем у виска.
        - Так, температура нормальная, язычки не ошпарит, - пробормотал Дворцовый, брызнув на запястье каплю молока. Потом он натянул на бутыль огромную соску, со стола спрыгнул и выбежал из кухонной комнаты.
        Тут Домовика такое любопытство разобрало, что плюнул он на солидность да степенность и следом припустил. То, что сын у родственника народился, - дело нехитрое, можно и не женившись потомком обзавестись, не то удивительно. Но вот размеры рожка с молоком смущали наблюдателя, ох и смущали! Однако когда он следом за хозяином вбежал в небольшую горенку, смущение его переросло в ошарашенность.
        И было от чего!!! На пышной перине, постеленной прямо на полу, лежал змей о трех головах. Правда, был он не змеем, а змеенышем - это Домовик быстро определил. Все дети обладают одним общим признаком - очень уж хороши они да невинны. И без разницы, лицо у дитенка или морда, а все одно миленькие.
        Домовик улыбнулся своим мыслям и подошел к малышу поближе. Малыш этот, если по правде сказать, в сравнении с домовым был великаном, все равно что лошадь в сравнении с мышью. А Дворцовый бутылку с молоком рядом со змеенышем положил - уже третью. Оно и понятно - ребенок-то о трех головах! Еще Домовик обратил внимание на ремни, пропущенные под тело маленького Горыныча. Ремни эти над его животиком перекручивались петлей и уходили вверх, к колесикам, а дальше - к рычагу.
        Заботливый хозяин одеяльцем трехголового малыша накрыл, перинку поправил и хотел было идти, но змееныш тоненько запищал.
        - Ой да ты мой маленький, - проворковал Дворцовый, очень натурально изображая няньку, - перинку обмочил! Щас мы перинку сменим, сухую постельку Змеюшке постелим…
        Он кинулся к рычагу, рванул его на себя одной рукой, а другой давай приделанную к колесу ручку крутить. Остальные колесики задвигались, пропустили ремни через себя. Тут Домовика и вовсе удивление взяло - надо же было такую систему хитроумную придумать! Змееныш приподнялся на этих ремнях, даже не тряхнуло его - как спал, так и спит. А Дворцовый зафиксировал рычаг в неподвижности, чтоб дите змеиное вниз не навернулось, и к перине кинулся. С большим трудом отволок в сторону обмоченную постель, а на ее место сухую перинку подтащил. Потом снова к рычагу встал - и давай подопечного тихонечко опускать вниз. А на полу уже много перин валялось - и обмоченных, и еще кое-чем замаранных.
        - Ты б ему лучше из соломы подстилку сделал, - посоветовал гость, понимая, сколько стирки предстоит родственнику. - С соломой оно практичнее, ибо стирать не надо.
        Совет этот привел Дворцового в состояние сильнейшего нервного возбуждения. Он даже задохнулся от обилия нахлынувших чувств, и все эти чувства были негативными, возмущенными.
        - Ты что, Домовик, - прошипел заботливый отец, боясь повысить голос, - ты что говоришь?! Рода побойся! Да чтоб сыночка мой, аки беспризорник какой, на соломе спал?!
        На миг Домовику показалось даже, что сейчас Дворцовый на него с кулаками кинется - он уже сжал их и потрясал руками в воздухе, а бороденка и вовсе воинственно дыбом встала.
        - Да пошто ты во гнев впадаешь? - удивился нестабильности характера Дворцового поздний гость. - Ну ты сам посуди: он кто? Скотина, а значит, от скотьей подстилки ему вреда не будет.
        После этих слов у дерганого хозяина замка и вовсе последние предохранители полетели. Он кинулся на посетителя с кулаками да как закричит:
        - Ты кого скотиной обозначил?! Ты сына моего скотиной обозначил?!
        И неизвестно, чем бы разговор этот закончился - уж наверняка не взаимной дипломатией, а скорее всего мордобоем, но змееныш от криков тех завозился и тоненько запищал. Тут домовые про распри свои забыли и кинулись к мальцу.
        - Баю-баюшки-баю, сыну песенку спою… - пропел Дворцовый, одновременно вставляя в змеиные пасти бутылки, увенчанные огромными сосками.
        - Придет серенький волчок и укусит за бочок… - продолжил Домовик, желая подсобить родственнику в уходе за ребенком.
        Но Дворцового после слов этой вечной колыбельной песенки, какие испокон веку все мамки детям поют, самый натуральный кондратий хватил. Он побледнел, позеленел, глаза едва из орбит не вылезли. Однако он с разболтанными нервами справился и песенку допел, убаюкивая мальца:
        - Сыну песенку спою про судьбу счастливую…
        И только потом, когда змееныш бутылки пустые прочь отбросил да, сыто отрыгнув, засопел во сне, схватил Дворцовый гостя за шиворот да из спаленки выволок. А Домовик был так ошарашен перепадами настроения негостеприимного хозяина, которого еще вчера знал приветливым да хлебосольным, что даже не сопротивлялся.
        - Да ты чего позволяешь себе?! - шепотом ругался Дворцовый. - Да что ж ты с малолетства проблемы психические провоцируешь? Какой еще волчок сыночку моего кусать будет?! Я тому волчку зубы-то повыбиваю! Ишь чего удумал - дитя малое за бочок кусать!!!
        Домовику непонятные обвинения порядком надоели, он вырвался и рукава засучил - чтобы драться удобнее было. Потом грудь выпятил, словно бойцовский петух, и давай на хозяина дома наскакивать:
        - И чего это я провоцирую?! И ничего это я не провоцирую! Я просто песенку допел колыбельную!
        - Да, а как приснится малышу волчок тот, да не просто, а во сне кошмарном?! - в свою очередь вскричал Дворцовый, тоже рукава засучив для драки. - Вот тебе психика юная и порушена, ибо нестабильна она еще!
        Тут Домовик остыл, руку на плечо Дворцовому положил и говорит:
        - Прости, брат, ибо не подумавши ляпнул.
        - Да и ты, брат, прости меня, ибо замотанный я за сутки последние стал, - тоже повинился Дворцовый. - Нелегко в моем возрасте за дитем уход должный осуществлять.
        - А откуда змееныш в замке появился? - полюбопытствовал гость.
        - Откуда - то неважно, - ушел от ответа хозяин, - а вот то, что сын он мой теперь и я его единственный отец и опора жизненная, вот это значение имеет огромное.
        И на кухню отправился. Домовик следом пошел, на ходу обдумывая ситуацию. То, что к ответственности Дворцовый со всей серьезностью отнесся, ясно было, но почему-то казалось, что пылу чуть поубавить можно. И чего тут такого? Разные твари на земле нарождаются, все живут, все развитие нормальное имеют. Ну какая разница, какие колыбельные им поют? Хотя и признавал Домовик, что резон в словах Дворцового есть.
        В комнате кухонной Дворцовый снова варево проверять да мешать кинулся, но беседу поддерживать при этом занятии не забывал:
        - Ты уж пойми меня, Домовик, да обиды не таи. Замотался я, ибо забыл когда спал. Сейчас вот пюре ягодное готовлю на завтрак, значится, малышу.
        - А чего ты так надрываешься? - удивился гость. - Накормил бы просто ягодой.
        - Не по науке будет, - ответил Дворцовый и от котла снова к столу кинулся. Тут он овощи разные нарезать стал да в другой котел кидать. - А вдруг диарея с мальцом случится? А если, хлеще того, другая инфекция кишечная? Дизентерия, к примеру? Я тут места от беспокойства не нахожу. Вот ты говоришь, ягоду сырую дать, а про диатез, поди, и не слыхал?
        - Это что за зверь такой? - удивился Домовик. - В наших краях такой не водится вовсе!
        - Это не зверь, это хуже! - ответил Дворцовый. - Ибо привяжется порча эта, да потом от нее не отвяжешься. Перейдет в реакцию аллергическую, и будет дите безвинное всю жизнь мучиться. А почему? - спросил заботливый воспитатель и сам же на свой вопрос ответил: - А потому, что родители безалаберность преступную в уходе за младенцами проявляют. Да вон, книга на столе ученая лежит, сам посмотри - там все о недугах дитячьих написано.
        Домовик на стол тоже вскарабкался, и точно - книги стопкой лежат. Домовик мужчиной ученым был и грамоте умел, чем очень гордился. Посмотрел он названия да вслух прочел:
        - «Детские болезни». Хм… Понятно, откуда ты, сродственник, историй таких страшных набрался. А это что? «Развитие личности» - еще хлеще… Ого! «Педагогика», «Как воспитать гения», «Детская психология»… Интересно… Ты где книжек таких вредных нахватался?
        - В библиотеке Кощеевой, - ответил Дворцовый. - Там на все возрасты о воспитании рассказано. Вот я прочел и всю важность прочувствовал. И решил сына моего натурой гармоничной воспитать. И самое главное, что от меня требуется, это оградить моего маленького от дурных влияний, ибо вне семьи они во множестве превеликом наблюдаются.
        - Ну это вряд ли у тебя, брат, получится, - задумчиво произнес Домовик. - У мальца-то крылья есть. Как летать начнет да с миром знакомиться…
        - Кто бы ему разрешил в мир тот полеты устраивать? - перебил сродственника Дворцовый, да таким тоном, что Домовик недовольно поджал губы, задрал подбородок и, искоса глядя на хозяина, сказал:
        - Совсем у тебя ум за разум заехал, Дворцовый, ибо фанатиком этой самой педагогики сделался ты окончательно и бесповоротно. Сжалось мое сердце в предчувствии нехорошем, ибо всем известно, что фанатизм до добра не доводит. Но говорить я тебе ничего не буду, ибо бесполезно это с вами, с фанатиками.
        - Слушай, брат, я ведь не просто так тебя от дел оторвал, - произнес Дворцовый, даже не услышав эти мудрые слова и продолжая кашеварить. - Сам видишь, забот у меня полон рот, даже поспать часок не выкрою. А мне продуктов надобно. Крупы разной да муки - кашки всякие сыночке варить. Еще моркови пару мешков - для соку, значится. Морковный сок полезность для детей великую имеет, ибо в нем витамина для организмы нужная содержится. От витамины той дети растут хорошо да быстро.
        - Понятно, почему у зайцев уши такие длинные, - удивился Домовик, - они моркву эту грызут беспрестанно. А ну как у змееныша твоего уши, как у зайца, вырастут?
        - Глупости говоришь, - отмахнулся заботливый отец, - зайцы ту витамину в сыром виде получают, на соки не переработанную, оттого в их физическом развитии перекосы заметные и возникают. Да ну их, зайцев-то. Ты уж не сочти за труд, доставь провианту, а? А я каменьями драгоценными да золотом расплачусь - вон, приготовил уже мешок.
        Домовик посмотрел, куда родственник кивнул, и крякнул одобрительно да руки потер. Мешок большой был, объемный.
        - Ладно, сейчас доставлю тебе продуктов. - И, подхватив мешок, восвояси отправился.
        Вернулся скоро - часа не прошло. Да не один вернулся, а с помощниками. Поставили домовые в кухонную комнату мешков с крупой да мукой, морковью да другими овощами, горшки с медом да молоком, крынки со сметаной да маслицем - да много еще чего, не перечесть. А много потому, что Домовик мужчиной основательным был, пересчитал каменья да жемчуга, какими Дворцовый за еду заплатил, не поленился время затратить на это занятие. И очень удивился количеству да дороговизне полученных сокровищ. А потому, сравнив стоимость, решил, что за такую оплату продуктами родственника снабжать будет в течение года. Помощники, соседские домовые, те сразу по своим делам отправились, а Домовик пошел хозяина искать. Далеко идти не пришлось - тот змееныша баюкал, покачивая в сложной конструкции, состоящей из ремней да перины.
        - Баю-баюшки-баю, баю сыночку мою… - пел Дворцовый.
        Домовик встал рядом, колыбель импровизированную качнул и, чтобы мальца не разбудить, продолжил на мотив колыбельной:
        - Я продукты там принес для дитенка на весь день…
        - Вот спасибо, хорошо, положи их у печи… - не прервал колыбельной родственник.
        - Завтра тоже принесу, сразу после десяти…
        - Вот спасибо, хорошо, - пропел в ответ Дворцовый, - станет легче теперь жить…
        - Буду рад тебе помочь, чем еще бы удружить…
        Домовые - народ дружный, друг за друга горой стоят, а уж связи родственные поддерживают и того трепетнее. Конечно, разное меж ними случается - и ссоры со скандалами, и до мордобития порой доходит, но с кем не бывает? Это все по мелочам больше, а случись что - так сразу плечом к плечу встают да своих защищают. Так и с Дворцовым случилось. Хоть и посмеивались собратья и родственники над его педагогическим фанатизмом да пальцем у виска порой покручивали, но приняли нестандартного воспитанника в свой круг, к домовым его причислили. А как оно иначе могло быть, если змееныш приемным сыном их полноправного собрата является? И помогали, чем могли. Продукты разные поставляли вовремя, присмотреть за детенышем змеевым оставались, чтобы Дворцовый хоть иногда выспаться мог, к Лешему за медом наведывались - все для мальца. А когда подрос малыш, которого все по примеру Дворцового сыночкой звали, то с Водяным договорились, чтобы тот рыбки два раза в неделю на стол юному Горынычу добывал.
        Так время шло-тикало, а малец подрастал.
        Изменился змееныш сильно, тельце его к году перестало быть нежным да уязвимым, стало покрываться чешуей. Тут Дворцовый будто совсем с ума сошел, всем о красоте приемного сына рассказывал. Оно понятно - чешуя у Горыныча сверкала да переливалась ярче, чем каменья изумрудные. А когда - к двум годам - на спине Горыныча гребень фиолетового цвета появился, так Дворцовый от него и вовсе глаза отводить перестал. Не насмотрится на сыночку, не надышится. Но, как потом выяснилось, это все цветочки были. Вот когда змееныш говорить научился, тут-то отец его приемный окончательно оторвался от реальности - каждое слово в тетрадку особую записывал. Да ладно если б просто записывал, он те записи вслух читал каждому встречному-поперечному. Скоро от него уже прятаться стали.
        Чаще всех в хрустальный дворец домовой из царского терема приходил. На его глазах все воспитание и происходило. И что только не делал Домовик, чтобы родственника в реальную жизнь вернуть, - все бесполезно. Дворцовый только улыбался преглупо и рассказывал, что приемыш сказал да что сделал.
        - И хоть ты меня не слушаешь, а все одно я прав! - доказывал Дворцовому Домовик. Для разговоров теперь времени больше оставалось - змееныш перестал перины мочить да пачкать, научился самостоятельно до отхожего места ходить, а потому на стирку время не затрачивалось. - Ну чего ты ему рассказываешь?
        - А чего рассказываю? Сказки рассказываю, - отвечал Дворцовый, но глаза отводил.
        - Да?! Сказки?! - Домовик прямо-таки кипел негодованием. - Вот ты сегодня на ночь что мальцу говорил? Что жил-был царь - домовой о трех головах, и было у него три дочери. Красавицы - одна голова другой лучше…
        - Хорошая сказка, - кивнул Дворцовый с видимым удовольствием. - Именно так я и рассказывал.
        - Да?! - От возмущения Домовик аж подскочил. Схватил он книгу, открыл ее да в самый нос Дворцовому ткнул: - И где?! Где, скажи мне, здесь написано, что у царевен по три головы было, и вообще, что змеи они подколодные?! А?!!
        - А мне все равно, чего там понаписали, - ответил родственнику воспитатель, - а психику ребенку все одно калечить не дам! Я его от чувства одиночества да от комплексов оберегаю!
        - Э-эх, от жизни ты его оберегаешь! - рассердился Домовик, сердце у него совсем изболелось от такого воспитательного процесса.
        А маленький Горыныч спал, кушал да сказки слушал. И рос-то не по дням, а по часам, будто был богатырской породы.
        - И чего ты его делу не учишь? - допытывался у Дворцового Домовик, все еще не теряя надежды повлиять на родственника. - Пора уже учить мальца за домом присматривать да дела хозяйственные справлять, ибо домовой он!
        - Мал он еще, - отвечал Дворцовый, и лицо его делалось непреклонным, прямо-таки каменно непреклонным.
        - Да где ж мал?! Ты вспомни, нас-то едва не с рождения к предназначению жизненному готовили!
        - Вот то-то и оно! - ответил Дворцовый. - Так с малолетства все в работе тяжелой да черной и остались, вместо того чтобы расти, как все дети. Нет уж, не зря я страдал, и дальше страдать согласен, лишь бы сыночка мой счастлив был!
        - А кто его счастью этому научит, - не унимался Домовик, - ибо ты не знаешь, какое оно, это счастье? А как он узнает, каким счастье то быть должно, ибо никогда несчастья не знал?!
        - Ты что, замолчи, а то накаркаешь! - ужаснулся Дворцовый. - И чего привязался? Ты что, моего сыночку детства лишить хочешь?
        - Да какое это детство, ежели ты его на улицу никогда не выпускал? И со сверстниками он у тебя ни разу не виделся!
        - Да как я его отпущу? - отвечал Дворцовый, шибко сердясь. - А ежели он упадет да расшибется? А сверстники эти мальчика пакостить научат да словами матерными ругаться? Нет, Домовик, ты мне хоть и сродственник, но в воспитательный момент не вмешивайся, ибо некомпетентен ты! Не моги, говорю, и все тут!!!
        Домовику только и оставалось, что сплюнуть в сердцах. А беседы его душеспасительные отклика в заботливом отце и вовсе не находили. Со временем беседы те реже стали происходить да так и сошли на нет. И что толку разглагольствовать, коли слова к сознанию не пробиваются?
        Рос Горыныч во дворце хрустальном, окруженный заботой, лаской и вниманием. А за порог и шагу не делал, как это порядочному домовому, каковым он себя считал, полагается.
        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


        Глава 1


        КОРОВКИНА РАДОСТЬ

        Ясное солнце осветило вершины Рипейских гор. Славный Ирий огласили истошные вопли охрипшей птицы Сирин. И песню она затянула ужасную, что полностью соответствовало ее настроению - мерзкому из-за регулярного недосыпания. Кому ж понравится раньше всех вставать? Сладкоголосую Сирин Сварог неделю назад назначил будить божественный народ, проживающий в раю. За это назначение затаила волшебная птица большое зло на озорников Ярилу и Услада, младших сыновей Сварога. По справедливости следует заметить, что этих гуляк и пьяниц самих бы кукарекать заставить - перебрав хмельной сурицы, они съели петуха, пустив бедолагу на закуску.
        Зашелестело мировое дерево - дуб солнечный. Зашумел он листвой, потянулся могучими ветвями. Рос дуб тот из самого Пекельного царства и держал меж корнями землю-матушку. А ветви небеса поддерживали, там райское место расположилось - сады Ирия. Там-то боги, когда на земле и в поднебесье дел не было, жили дружной и слаженной семьей. Сквозь дуб могучий по внутреннему дуплу куда хочешь спуститься можно. Боги, они, понятно, туда-сюда с завидной регулярностью шастают, а вот для человека это занятие больно хлопотным было бы, потому как живут внутри дуба страшные чудища.
        Из дупла на сук широкий вышел старец, осмотрелся и взлетел на самый верх, туда, где среди ветвей прямо из дерева вырастал трон, украшенный дивной и богатой резьбой.
        Старец был длиннобород, широк в кости и сух. Погладил он рукой шершавую кору мирового дерева, вдохнул полную грудь амброзии, которой воздух в Ирие насыщен, и окинул огненным взором свои владения - страну небесную. Радостно стало старцу от увиденного. Благоухал сад райский в довольстве и благости. Купами росли невиданные деревья, радовали взор сказочно распрекрасные цветы. Тепло стало у старца на душе, был он в месте этом хозяином. Звали его Сварогом, и вся красота мирская являлась его рук делом.
        Но радость быстро уступила место досаде, стоило только взглянуть в сторону горы Хванчуры на печальное дерево кипарис. Старец не мог понять, каким ветром занесло сюда это олицетворение смертной скорби, которому по изначальной задумке было положено расти в Пекельном царстве. Не иначе как сын его Стрибог постарался - занес семя с буйными ветрами.
        Старец вздохнул и посмотрел в сторону восхода, на гору Березань. Там с колокольным перезвоном зрели на гибких ветвях волшебной яблони молодильные яблочки. И снова зрелище не порадовало Сварога. У яблони отирались два других его сына - Услад, которого все ласково называли Удом, и Ярила. Оба неподпоясанные, босые, в коротких портах. У обоих в волосах солома и прочий травяной сор - видно, всю ночь гулеванили. Занимались гулеваны своим обычным делом - пировали. И ведь не подумали шельмецы, что мать их Лада собралась сегодня пироги с яблоками печь. Старец хотел было прикрикнуть на них, но передумал, заметив, что сегодняшний урожай обжоры уже объели. Неподалеку от них валялись ведра и удочки. Странно стало Сварогу, не первый день удивлялся: чего на сыновей рыболовная страсть напала? Сердце его сжалось, подсказывая недоброе. Не иначе как шалость какую задумали. Определенно добром не кончится!
        Он помрачнел лицом и отвел огненный взор в другую сторону сада, туда, где возвышался терем Лели. С беспокойством пересчитал берестяные колыбели, выставленные на полянку перед крыльцом. Их оказалось семь. А ведь вчера еще шесть было. Значит, еще одно дитя у Лели народилось, а кто папа - как всегда вопрос открытый, вероятно надолго. Старец тяжело вздохнул и подумал, что, видно, сильно разбаловал свою любимицу в детстве, построже надо было держать. И с чего на нее плодовитость такая незапланированная напала? Дети - они всегда в радость, но не каждый же день вот так стихийно плодиться и размножаться?
        У подножия дуба, где-то далеко внизу, зашумели. Послышались сначала смачные шлепки, потом гулкие удары мощных кулаков, потом звон стали. Старец помрачнел словно туча, глаза загорелись рубиновым огнем. Сколько же можно? Его не уважают, так хоть бы Ладу-мать пожалели! Та извелась вся, глядючи, как близнецы ежечасно лупцуют друг друга, только что и отвлекаются пообедать да поужинать.
        Белобог и Чернобог драться начали еще в материнской утробе. Сварог вспомнил, с каким нетерпением ждал, пока жена разродится, чтобы всыпать скандалистам как следует. Близнецы были друг другу глубоко антагонистичны, но растащить их по разным сторонам не предвиделось никакой возможности - порознь они скучали друг о друге, а вместе им тесно было.
        С другой стороны, с самой границы Ирия, раздался рев, да такой, что могучий дуб зашатался. Это Перунушко проснулся и, естественно, газы выпустил. Опять в Ирие утреннюю гармонию нарушил, воздух подпортил. Сварог, по ежедневному опыту зная, что после порчи воздуха и настроения Перун зевнет, заткнул уши пальцами. От звуков, изрыгнутых медной глоткой Перуна, лопались барабанные перепонки. И что с ним делать? В младенчестве медноголового сына старец молотом убаюкивал, чтоб тот ором своим землю не порушил да в Ирие деревья не поломал. Сварог с великой ностальгией вспомнил, как, получив молотом по голове, спал сынок его по три года кряду - и так девять раз. А теперь уложи-ка его попробуй, если он молот тот, сделанный из небесного огня, съел и даже не поморщился. А все потому, что глотка у него будто топка - металл в глотке той плавится.
        Громкое чавканье в зарослях виноградных деревьев старец просто проигнорировал. Это Сильнобог после утренней разминки силы восстанавливал. Вот ведь уродился детинушка! Телом силен и быстр, а умом ох и слаб да медлителен. Всю его жизнь тремя словами описать можно - поспал, поел, повоевал. И так каждый день.
        Мысли старца перекинулись на старшего сына. Хорст давно жил отдельно - в буквальном смысле. Отделил участок Ирия у горы Липовицы. Видите ли, его светлым очам да возвышенной душе претит быть среди столь неотесанных родственников. Настроение ему, видите ли, портят. С одной Мореной только и беседует. Та без эмоций, всегда ровна и холодна.
        Старец вздохнул. А кто ж ее, холодную, замуж возьмет? Кому она, безразличная, нужна? И столько холода в ней скапливается, что приходится его на землю морозом лютым сбрасывать. Когда Морена злиться начинает, так в саду райском обязательно случается неурожай молодильных яблок.
        Сварог посмотрел на цветущий луг. Там, в васильках и ромашках, раскинув руки в стороны, спала всеобщая любимица и озорная надоеда Жива. Эх, поспала бы еще часа два! Проснется - о покое можно забыть. Голос у Живы звонкий, слова быстрые, да и много слов этих, очень много! Ни на минуту не замолкает. Так жаром и пышет, порой рядом находиться для здоровья опасно становится. Сам Сварог пару раз ожоги серьезные получал и потом долго залечивал их. Скорей бы ее время подошло на землю спуститься. Хоть передохнуть три месяца весны и три месяца лета. Старец вспомнил, как в прошлый сезон весны удивлялся тому, что голова не гудит от шума. Он пошевелил губами, считая. Оказалось, что через месяц правление Морены на земле закончится и придет время Живы. Тогда можно будет наслаждаться тишиной. Относительной, конечно, при его-то детках.
        Эх, вот когда он был молодой, то отца своего почитал и не огорчал уважаемого родителя…
        Вспомнить свою молодость как следует старец не успел. Не успел потому, что над дубом зависло облако и с него раздался грозный крик:
        - Сварог, иди сюда, недотепа! Сварог!!!
        - Иду, батя! - крикнул Сварог в ответ и скорей взлетел на облако.
        Его отец был крут нравом и скор на расправу. Даже буйные и своенравные дети Сварога побаивались его. Становились просто идеальными, стоило только появиться дедушке Роду.
        Поднявшись на облако, Сварог понял, что просто родительским нравоучением он сегодня не отделается. Впрочем, мог бы сразу догадаться - облако было темным, как грозовая туча. Род был под стать облаку - так же черен лицом. Он восседал в каменном кресле и барабанил узловатыми пальцами по Голубиной Книге, которую никогда не выпускал из рук.
        Сварог вдруг вспомнил, как в далеком-предалеком детстве он мечтал, чтобы отец взял его на руки, приласкал, посадил на колени. Но на коленях Рода всегда лежала Голубиная Книга, а руки его либо крепко сжимали каменную обложку, либо что-то выводили яркой молнией на страницах, сделанных из кожи зверя Индрика.
        - Отец, - пробормотал Сварог, переминаясь с ноги на ногу, - чему гневаетесь?
        - Тому и гневаюсь, - пророкотал Род, - что породил тебя, непутевого, силу тебе дал, власть. Все, что есть у меня, тебе готовлю. А ты что ж, паршивец, делаешь? Ладно, благодарности не жду, так хоть не поганил бы, вредитель!
        Сварог моментально перебрал в уме события последних дней. Прегрешений никаких за собой не нашел. Ну перепил сурицы как-то, с кем не бывает? Да во хмелю помочился с неба на землю. Ну подумаешь, моря-окияны солеными стали! Еще был грех - с Волотом в Пекельном царстве силой померились да ненароком Юшу Зверя Мощного разбудили. Тот спросонья заворочался, трясь по земле пустил. Так дел-то от того землетрясения? Всего-то пару-тройку стран людских с лица земли смело. Стоит из-за этого так злиться? Через несколько веков людишки расплодятся, новые отстроят города-страны.
        - Нет за мной вины, батюшка, - вымолвил Сварог, но глаза все же опустил, стараясь спрятать бегающий взгляд в серых клубах родительского облака, - на земле все в порядке.
        - Нет, говоришь? Земля, говоришь? Небожитель, чтоб тебе в Ирие град пошел! Да завелись черви в молодильных яблоках! Да чтоб отродясь хмелю в твоей сурице не было!!!
        От последнего проклятия отца Сварога пот прошиб. Что угодно, но не это! Сварог только представил, что всю бессмертную жизнь придется пить приторно-сладкий нектар, но даже этого хватило, чтобы вызвать приступ тошноты.
        - Отец, ежели я чего недоглядел, скажи - исправлю. Сними проклятие!
        - Да ладно, снимаю, в сердцах погорячился, - вдруг успокоился Род. - Не на земле беды лихие и не на небе, а в поднебесной стране беда. Река молочная высохла, кисельные берега прокисли. От сметанного озера такая вонь пошла, что до моих чертогов донесли. Прям активисты, целую бадью этой кислятины доставили. Так запах до сих пор не выветрился. В Беловодье голод случился, в Лукоморье - эпидемии. А Тридесятое и Тридевятое царства ринулись войной на Некоторое государство. Думают, что те специально реку запоганили.
        Сварог, выслушав отца, похолодел. Молочная река текла из сосцов коровы Зимун - любимицы его супруги. Представив, какой скандал устроит ему жена, если с ее животиной случилась потрава, почувствовал бог и озноб, и жар одновременно. Он в пояс поклонился отцу и заверил его, что немедленно во всем разберется и все исправит.
        В Ирие было на удивление тихо - видно, дети разбежались по свету в поисках развлечений. Сварог заглянул в дупло. Его окатило хлебной волной, пряной и теплой. Супруга хлопотала у стола, подозрительно громко стуча посудой. Сварог бочком протиснулся между дородной женой и печью. Приобняв жену, старец погладил ее крепкие пышные груди. Лада демонстративно отстранилась и, уперев белые полные руки в крутые бока, резко повернулась к мужу лицом. Сварог попятился под грозным взглядом жены, но, все еще надеясь ее задобрить, глупо улыбнулся и пропел:
        - Ладушки-ладушки, что едим? Оладушки?
        - Я-то оладушки, а ты, козел похотливый, кору с дуба грызть будешь! - вскричала Лада.
        - Не сердись, лебедушка моя белая, - ласково проговорил Сварог и вдруг с удивлением заметил, что его руки начинают их любимую игру. - Ладушки-ладушки, - пролепетал он и громко хлопнул в ладоши.
        - Ладушки, - прошипела жена и не менее звонко шлепнула его по щеке. Она села к столу и, спрятав лицо в ладонях, заголосила: - Он еще измывается надо мною, бедною, а коровушка моя не ест, не пьет, как свечечка тает…
        - Сейчас разберусь, Ладушка, горлинка моя сизокрылая. - Сварог обнял жену. Лада уткнулась в тощий мужнин бок и, успокаиваясь, тихо всхлипнула.
        Она знала, что, если Сварог что-то ей пообещает, в лепешку все расшибутся, но желаемое добудут. Лада давно определила и прочувствовала, как сильно и беззаветно любит ее супруг, и вовсю этим пользовалась. А если уж начистоту, то порой этой любовью с самой откровенной бессовестностью злоупотребляла.
        Сварог подумал, что супругу свою он тоже разбаловал, но перечить ей не стал. Был за ним грешок - погуливал от случая к случаю, поэтому очки и зарабатывал. Но как бы ни отвлекался он на сторону как бы за юбками чужими ни гонялся, жена у него всегда на первом месте стояла.
        Вот и сейчас смотрел - и налюбоваться не мог. Уж больно лицом пригожа да станом желанна. Сварог посмотрел на бедра супруги, крутизну которых он очень одобрял, и вздохнул - пока с Коровиным горем не разберется, ласки не жди. А он так бы и смотрел в глаза небесной синевы под собольими бровями. Руки тянулись погладить румяную щечку, плавно так и нежно. А потом руку по лебединой шее опустить к крепкой, словно спелые дыньки, груди…
        Лада снова подбоченилась и грозно спросила:
        - Долго ли тебя, муженек, столбняк на месте удерживать собирается?! Так и будешь стоять аки пень?! А коровка моя там страдания переносит неимоверные!!!
        Сварог очнулся от любовных грез и выскочил из дома на ветвь. Закрутился он огненным веретеном и сорвался с места. Уже через мгновение был у коровника.
        Коровником в Ирие называли расписной терем, потому что там было место жительства вышеозначенной скотины. Высился он острыми, расписанными золотом крышами на два этажа вверх. Поправив складки рубахи, сбившиеся в полете, хозяин Ирия шагнул в хоромы коровы Зимун.
        Корова Зимун лежала на душистой цветочной подстилке. Она не только не поднялась навстречу, не только не замычала, но даже и глазом не повела в его сторону. Больной, однако, корова не казалась, изможденной - тоже. Более того, она меланхолично жевала. Так что слухи о том, что животина не пьет, не ест, не только не подтвердились, но и вообще почвы под собой не имели.
        Сварог воровато оглянулся - вокруг никого, и только потом позвал:
        - Буря, Буря, Буренушка…
        Оглядывался Сварог не зря: если кто услышит да донесет Ладе, что он назвал корову Зимун Буренкой, супруга устроит знатный скандал, сопровождаемый битьем посуды. На это Лада была большая мастерица, любила посуду безжалостно бить, да чаще всего об мужнину голову.
        А корова Зимун полностью игнорировала хозяина, продолжая тупо жевать. Сварог в сердцах выругался и вышел из хлева.
        Недалеко от ворот сидел унылый Сарайник. Его специально взяли из нижнего мира для работы скотником и ухода за райской скотиной. Унылым Сарайник был потому, что справедливо предполагал хорошую трепку с последующим вылетом с хлебного места. Мысленно он уже представлял себя на работе в загоне саамских оленеводов, где-нибудь в холодной Лапландии. И это после того, как ценой неимоверных усилий ему удалось пройти жесточайший конкурсный отбор! А ведь было много желающих попасть на этот райский курорт. Шутка ли, тридцать тысяч заявок на одно место!
        - Ну что молвишь в свое оправдание?! - рявкнул Сварог, с высоты своего роста обрушив на маленького Сарайника грозный взгляд.
        - А то и молвлю, - спокойно ответил уже морально готовый к оленеводству Сарайник, - что корове быка надо. Я в этом деле не помощник.
        - Быка, говоришь? Где же его взять? - Сварог озадаченно почесал макушку и задумался.
        Оставив Сарайника размышлять о том, уволят его или нет, грозный бог поспешил к кипарисовому дереву печали. Там он обычно собирал детей, и Сварожичи знали, что предстоит гарантированная взбучка, еще и с головомойкой в комплекте. Но на полпути Сварог вдруг сообразил, что сегодня ему нужна помощь сыновей, а ругать их вроде как и не за что, и повернул к дубу.
        Птицы Алконост, Рарог, охрипшая Сирин, Гамаюн, а также вездесущие ласточки понесли весть об общем сборе детям всемогущего бога.
        Супруга, узнав, что именно наводит на корову Зимун тоску, совсем успокоилась. На сборе Лада быть не захотела - улетела в терем к Леле познакомиться с новым внуком.
        Когда птицы вернулись, то отрапортовали, что весть передана и сыновья Сварога не мешкая отправились на поиски жениха для коровы Зимун. А дочери заняты своими делами и отвлекаться не захотели. Они заявили, что в разведении крупнорогатого скота ничего не смыслят и к животноводству склонности не имеют.
        Сварог поднялся на вершину дуба и уселся на деревянный трон.
        Сварожичи хоть и буйны нравом, но дотошны - если чего решат, то делают быстро.
        Первыми явились Ярила с Удом. Они были изрядно под хмельком и слабо пытались вырваться из мощных рук Полкана. Полкан был богом войны. Вернее он был наполовину бог - имел грозный и прекрасный лик, могучие плечи и мощные руки, сильный торс. А на другую половину Полкан был конем, и поэтому нижняя часть тела была у него конская, как полагается - с хвостом и копытами. Помимо всего перечисленного Полкан был еще и сыном Сварога, прижитым на стороне, и по этому поводу Сварог имел большие неприятности, которые регулярно устраивала ему темпераментная супруга.
        - Батя!!! - взревел Полкан, бросая гулеванов к подножию отцовского трона. Те под огненным взглядом Сварога моментально протрезвели. - Только уважение к тебе помещало мне снести им головы! Эти запойные извращенцы предложили мне дело богопротивное, такое, что и вымолвить погано!
        - Да что тут такого?! - воскликнул Услад, которому как младшему многое прощалось. - Корове жених нужен, чтобы доилась. Простой бык волшебной скотине не пара!
        - Точно! - поддержал брата Ярила. - А ты наполовину скотина, помог бы!
        - Ты кого скотиной обозвал?!! - взревел Полкан.
        Он выхватил меч и ринулся на сводных братьев.
        - Осади, Полкаша, - тихо сказал Сварог, прекращая ссору. Этого оказалось достаточно, чтобы сыновья присмирели.
        На плечо Сварога, что-то тихо щебеча, присела ласточка. Сварог удивленно вскинул брови и проговорил:
        - Пошли к коровнику, Белобог и Чернобог быка волшебного добыли. Могуч тот бык, море переплывал, когда его полонили. Вот уж не думал, что этим задирам хоть раз дружно сработать удастся!
        Он встал и перенесся к обители коровы Зимун. Полкан, Ярила и Уд понеслись следом.
        Лужок у ворот хлева был разорен и восстановлению не подлежал. Огромный златорогий бык катался по нему и в тщетных попытках освободиться от пут утрамбовывал траву куда лучше асфальтоукладочного катка.
        Сарайник сидел на крыше, обняв резного идола, венчающего конек. Если бы его спросили, как он туда забрался, перепуганный скотник вряд ли ответил бы на такой сложный вопрос. Он округлившимися от ужаса глазами смотрел на могучего зверя, и с каждым мгновением загон саамских оленеводов в холодной Лапландии казался ему все более и более привлекательным.
        - Отец! - хором воскликнули близнецы. - Мы пожелание твое выполнили!
        - Этот зверь девицу Европу похитил и через море перевез, - свирепо вскричал Чернобог, потрясая могучими кулаками.
        - Мы справедливо огорчились, - добавил Белобог, поглаживая длинную бороду. - У нас корова с тоски сохнет, а этот прекрасный экземпляр животного мира столь неподходящую пару себе выбрал. Такой производитель пропадает, свою породу игнорирует!
        - Отойдите подальше, - приказал Сварог и, когда сыновья выполнили просьбу, взмахнул руками.
        Веревки, опутавшие златорогого быка, спали. Бык высоко подпрыгнул, перевернулся в воздухе, и на укатанную полянку опустился могучий муж в разодранном хитоне, в сандалиях, с перепачканным грязью и изукрашенным синяками лицом. Кроме синяков, это лицо было украшено всклокоченными кудрями и свалявшейся бородой. Достойный муж был не просто зол, он был в таком бешенстве, что его шикарная шевелюра искрилась десятками маленьких молний.
        - Ну что тут скажешь, - смущенно покашливая, проговорил Сварог. - Ну здравствуй, Зевс.
        - Ты мне за это ответишь! - завопил Зевс, забавно растягивая слова. - Я на тебя войной пойду, не посмотрю, что ты мне брат троюродный! Распустил своих уродов!!!
        - Ты кого уродами назвал?! - вскипел Сварог. О его детях сказания по земле ходили, а вот о детях же олимпийского управителя не сказы, а анекдоты сочиняли. - Ты на своих недоносков посмотри - наплодил зоопарк!
        Сарайник на коньке крыши зажмурился, вдруг поняв, что война начнется здесь и сию минуту. Но тут появился Перун, сияя золотой улыбкой на медном лице. На плечах у Перуна лежала огромная туша. Одной ручищей громкоголосый сын Сварога придерживал волосатые, заканчивающиеся копытами ноги, а другой - мощный торс пленника с безвольно болтающейся бычьей головой. Руки у добычи Перуна были вполне человеческие.
        - Вот, тятя, - радостно рявкнул Перун Медноголовый, сбрасывая ношу на землю, - радость коровкину принес! Знатный бычок!
        Сварог схватился за голову, Зевс - за веревки, связывающие пленника, а братья Перуна - за животы, покатившись со смеху.
        - Минотаврик, сынок, - смог вымолвить Зевс, помогая быкоголовому отпрыску подняться.
        - Папа, скажи, а че он дерется… - гундосо промычал Минотавр и залился слезами.
        Тут Сварог расхохотался:
        - И это сын могучего бога?! Мои как на подбор орлы! Уж лучше пусть буянят, чем под юбку прячутся.
        Ответить Зевсу было нечего. Он зло зыркнул на родственников и, взяв рогатого сына за руку, отправился восвояси.
        - Вот к чему приводит разгульный и неправедный образ жизни! - С этими словами на полянку выступил солнцеподобный Хорст. - А любая проблема решаема, если вспомнить, что кроме тупой агрессивности и грубой мышечной силы каждый из вас имеет еще и голову! - И он с превосходством посмотрел на младших братьев.
        - Моралист несчастный, у самого-то той мышечной силы отродясь не было, вот и завидует, - прошептал Ярила, подмигивая Уду. Он кивнул в сторону ведерка, которое Хорст оставил у ворот коровника.
        Услад без слов понял брата и, подбежав к Перуну, быстро зашептал что-то ему на ухо. Тот вопросительно вскинул брови и переспросил:
        - Кака така еда?
        - Вку-у-у-усная, - тихо ответил Уд и указал глазами на ведерко.
        На эту сцену внимания не обратили - все слушали Хорста. Ярила и Уд довольно переглянулись, когда Перун подтянул ведерко к себе, и сделали вид, что сконцентрировали свое внимание на проблеме коровьего размножения и плодовитости.
        - Для того чтобы корова Зимун начала доиться, ей надо отелиться. Есть два варианта: первый - найти быка. Это, как мы уже убедились, сложновато сделать. Но есть и другой способ. Я нашел средство, которое помогает безотказно. Кто бы ни принял это средство, через день обязательно обзаведется потомством.
        - И как же называется то, от чего дети появляются? - поинтересовался Сильнобог.
        Ярила с Усладом переглянулись, предвкушая веселую шутку, и приготовились просветить недалекого брата. Но Сварог, едва глянув на плутовские физиономии младших сыновей, пресек шутку в зародыше.
        - То, от чего дети появляются, называется любовью, - строго сказал он и кивнул Хорсту.
        - Так вот, средство это, - продолжил тот, выдержав театральную паузу, во время которой сбивал с богатого кафтана несуществующую пылинку, - средство это называется так: щука волшебная, злато перо. Я за ней к острову Буяну летал. - Хорст умолк и замер, ожидая бурных похвал отца.
        Но похвалы не последовало. Сварог помрачнел, вдруг одной рукой схватив за ухо Ярилу, а другой - Уда.
        - Так вот кто Леле сыновей семь штук, а мне внуков того же количества подсуропил!!! - вскричал он. - Признавайтесь, ваша проделка?! То-то, смотрю, вы неделю подряд на рыбалку шастали, да понять не мог, с чего вдруг такая страсть к рыболовству проснулась!
        - Да мы просто сестрицу Лелю рыбкой хотели побаловать! - воскликнул Ярила.
        - Мы же не знали, что щука волшебная! - поддержал брата Услад.
        - Хорошо хоть Живу не накормили, - устало произнес Сварог, представив, что бы случилось, если бы в Ирие появилось еще семь таких же болтушек, как его младшенькая.
        А Ярила с Усладом, переглянувшись, посетовали - и как это они не додумались? Братья понимали друг друга с полуслова, а то и совсем без слов - взгляда было достаточно.
        Сварог же повернулся к Хорсту и спросил:
        - Так где же твоя родильная щука?
        - Вот, - широким жестом Хорст указал в сторону коровника.
        Сварог посмотрел в указанном направлении и похолодел, увидев Перуна. Тот сидел у распахнутых настежь ворот, прислонившись к одной из створок спиной. В одной руке держал рыбью голову, а в другой - длинную щучью кость, которой ковырял в золотых зубах. Перун вытащил косточку изо рта, посмотрел сытым взором на отца и братьев, громко отрыгнул и спросил:
        - Так хто у нас телиться будет?
        - Кажется, ты, - ядовито прошипел Хорст. Его шевелюра от сдерживаемого гнева разгорелась огнем, а лик потемнел, из-за чего на земле внеочередное солнечное затмение случилось.
        Остаток дня в Ирие прошел очень шумно.
        В родительском дупле кричала Лада, для которой каждое появление Полкана было все равно что нож в сердце. Она высказывала Сварогу все, что о нем думает, сопровождая свою речь звоном битой посуды.
        Громко горланили семь младенцев Лели, игнорируя суету Ярилы и Уда. Взбешенная Леля, узнав, что причиной ее незапланированной плодовитости была проделка братьев, назначила их на веки вечные няньками и улетела по своим делам.
        Во всю глотку орала птица Сирин, восстанавливая утраченную гармонию Хорста, отчего охрипла еще больше.
        Перед коровником дрались на кулаках Белобог и Чернобог. Они громко кричали, обвиняя друг друга в неудаче с быком.
        А в зарослях виноградных, засунув два пальца в рот, мучился Перун. Невероятно громкие звуки, что вырывались из сжатого спазмами желудка, смолкли только тогда, когда на Ирий опустилась ночь.
        Глава 2


        ДВАЖДЫ РОЖДЕННЫЙ

        Утро объявила корова Зимун счастливым мычанием. В ее стойле, на охапке свежей травы, ошарашенный Сварог обнаружил крепкого младенца - мужского пола и вполне пристойного человеческого вида. Сарайник объяснил эту ситуацию, рассказав, что корова Зимун сжевала объедки золотой щуки, оставленные Перуном.
        - Пристройте мальчишку куда-нибудь, - распорядился Сварог, убедившись, что молочная река снова потекла в миры поднебесья.
        Следующее утро, как и всегда, Сварог встретил на вершине мирового дерева. И снова над ним зависло грозовое облако отца. Род был не просто разгневан, он был в бешенстве. Молочная река, всего сутки назад нормально функционировавшая, опять пересохла.
        Открыв Голубиную Книгу, Род ткнул пальцем в страницу, и похолодевший Сварог прочел, что корова Зимун должна была родить сильного бога, которому положено нести ответственность и за все дикое зверье, и за любую домашнюю скотину. Звали скотьего бога Велесом.
        - Где хочешь найди мальчишку, - прогрохотал Род, - иначе такой падеж зверья да скота начнется, что потом никакими заклятиями экологическое равновесие не восстановишь!!!
        Но попытки Сварога выяснить, кто и куда отправил коровьего сына, потерпели фиаско. Никто ничего не помнил, каждый его сын так и норовил свалить вину на другого. Разбор полетов на этот раз проходил тут же, у ворот коровника.
        Корова Зимун тосковала по сыну. Она не пила, не ела, только тяжело вздыхала. Даже шум, что устроили Сварог и его шумные отпрыски у входа в хлев, не только не вывел корову Зимун из депрессии, но даже не привлек ее внимания.
        Зато Сарайник, для которого оленеводство становилось прекрасной и несбыточной мечтой, проклинал тот день, когда он услышал, что в Ирий требуется скотник. Сарайник снова сидел на коньке крыши коровника, опасаясь, что гневливые боги попросту затопчут его. И что расшумелись? Работать не дают спокойно. Ну пересохла молочная река, так что ей не пересохнуть? Сосцы коровьи раздаивать надо, а как он, спрашивается, это сделает, если хозяева скандал да побоище на его рабочем месте устроили? Маленький скотник вздохнул и подумал, что на поляне нет еще одного участника событий - Полкана, незаконнорожденного сына Сварога. Он пытался вспомнить, действительно ли мальчишку забрал конеподобный бог войны или же ему это приснилось. Так и не найдя ответа на этот вопрос, Сарайник вздохнул и подумал: «А был ли мальчик?»
        Мальчик был. И если бы небожители поспокойнее были да порассудительнее, они быстро нашли бы его, но тогда бы не было этой истории. Не будем гадать, что бы тогда было, - раз история случилась, значит, о том в Голубиной Книге написано. Или на роду.
        А на роду лукоморского царя Вавилы было написано, что не видать ему сына как своих ушей. Давно старый волхв составил предсказание, раскидывая на траве у капища птичьи кости, и доложил Вавиле, что разрешится от бремени царица Ненила дочерью. И что будет дочь та ликом прекрасна, умом сильна да мастерством искусна. Но царь Вавила, несмотря на предсказание, все равно верил: будет у него сын, а у царства Лукоморского наследник!
        Именно поэтому, когда пришло царице Нениле время родить, метался он из угла в угол по тронной зале в большом волнении и беспокойстве. За ним толпой ходили бояре. Иногда царь-батюшка резко останавливался, и тогда бояре не успевали притормозить и падали друг на друга. Царь Вавила мгновение стоял, прислушиваясь к крикам жены, потом снова начинал носиться из угла в угол, и бояре, вскакивая на ноги, пускались следом.
        - Скоро ли? - Этот вопрос звучал уже сотый раз, но ответ был неизменным.
        - Нет еще, царь-батюшка! - отвечал воевода Потап, дежуривший на втором этаже у двери в царицыну опочивальню.
        Наконец царский терем огласил тонкий писк, похожий на мяуканье котенка.
        - Сын!!! - вскричал измученный долгим ожиданием отец.
        - Никак нет, царь-батюшка! - остудил его радость воевода.
        - А кто ж тогда? - Глаза у царя и без того были выпучены, а тут от удивления из орбит прямо-таки выкатились.
        Корона съехала на озадаченно наморщенный лоб и закрыла глаза - Вавила стоял задравши голову и приплясывал от нетерпения.
        - Дочка! - радостно гаркнул Потап, передавая царю добрую весть.
        Снова приоткрылась дверь царской опочивальни, и повитуха под тонкий писк ребенка что-то сказала.
        - Еще один младенец! - взревел Потап, улыбаясь так, будто это его дети появились на свет.
        - Сын?! - дрожащим от волнения голосом поинтересовался царь.
        - Нет, царь-батюшка, - доложил Потап.
        - Да кто ж тогда?! - В голосе царя звучало искреннее недоумение, он даже имя для наследника придумал, всей думой боярской думали, выбирали. А как теперь девок называть, спрашивается? Снова по три дня заседать? На каждую, между прочим.
        - Еще одна девка! - гаркнул Потап, передавая повитухины слова вниз, в тронную залу.
        Царь Вавила утер слезу, бояре зашептались - кто радостно поздравляя царя, а кто злорадствуя, что наследника и сына Вавиле не дождаться.
        Дверь открылась в третий раз, и озадаченный Потап, неуверенно взглянув с лестницы на не менее озадаченного царя, снова гаркнул:
        - Третий ребенок!
        - Сын?!! Сын, Потапушка?!! - с трудом проговорил Вавила вдруг охрипшим голосом. Он еще надеялся, что у него будет сын, а значит, наследник царства Лукоморского.
        - Опять девица, - ответил Потап, подумав, что зря надеялся стать наставником и воспитателем царевича в ратном деле.
        Из царской опочивальни вышли мамки да няньки и вынесли три орущих свертка. Царь Вавила, едва взглянув на дочерей, понесся к жене. Он рванул дверь, переживая за царицу, перенесшую столь трудные роды, - шутка ли, тройню на свет произвести?! И замер, встав как вкопанный. Навстречу ему из открытой двери вырвался громкий младенческий крик, совсем не такой нежный, как пищание дочерей, а наоборот - очень властный и голодный. Не веря своим ушам, царь Вавила ступил в опочивальню и, едва дыша, приблизился к постели, на которой крепко спала утомленная родами царица. Рядом с ней на одеяле из гагачьего пуха копошился еще один младенец. Вавила поднял его на руки. По сильному маленькому тельцу пошла дрожь, и малыш пустил тонкую струйку в лицо папаше. Тот, даже не думая отворачиваться, благоговейно прошептал:
        - Сын… - и, выбежав на лестничную площадку, поднял писающего ребенка над головой. - У меня сын!!! - закричал он, не замечая, что бояре стоят плотной кучей, не смея пошевелиться.
        Они с тоской смотрели на свои дорогие кафтаны, которые наследник Лукоморского царства безнадежно портил, продолжая писать.
        Но когда взошло солнце, радость сменилась горем. Не выдержав трудных родов, умерла царица Ненила. Тихо скончалась, во сне. Улетела душа ее в райские сады, и оттуда смотрела царица на своих деток.
        Незадолго до событий, что случились в царском семействе, совсем в другом месте произошла другая история.
        В каменных чертогах, которые мрачной громадой высились в центре Пекельного царства, было на удивление тихо и темно. Но темнота эта была непростой - темнота эта светилась и переливалась всеми оттенками черного цвета, каких под голубизной неба в поднебесных государствах и не увидишь. Тихо было потому, что старый Вий - князь и правитель подземного царства - как всегда спал. Остальные обитатели полетели на ежегодный праздник, во время которого проводились и шабаши на Лысой горе, и массовые пуганья людей в странах земных, и турниры да схватки с героями в поднебесной стране. Ходили слухи, что какому-то особо ретивому Волоту удалось в один из таких дней навести смуту в самом Ирие - саду райском.
        Кроме храпящего Вия в подземном дворце присутствовали еще двое, и в отличие от хозяина темного царства эти двое спать и не собирались. То были Усоньша Виевна, любимая дочь подземного царя, и нянька ее, старая Буря-яга, приставленная заботливым Вием к неразумному чаду.
        Само «чадо неразумное» звалось великаншею и было ростом два метра с половиною - пока. Пока, потому что не вступила Усоньша еще в ту пору, когда женщина расцветает да соком наливается, - подросток голенастый, нескладная, что твоя птица журавель. Но уже в столь нежном, отроческом возрасте была единственная дочь Вия первой красавицей в царстве темном Пекельном. Уже сейчас угадывалась сила немереная в мощных руках девицы, а плечи обещали раздаться еще на метр, а то и на все полтора. Голова Усоньши была увенчана острыми рогами, вокруг которых топорщилась жесткая щетина волос. Лицо красы ненаглядной было черно, как сажа печная, нос широкий, ноздри раздутые - ну рыло свиное, да и только, а переносицы нет. К тому месту, где должна быть переносица, скатились глаза - тоже черные, на рубиновой красноте белков. Глаза у Усоньши, согласно канонам красоты Пекельного царства, сильно косили, то разбегаясь к огромным лохматым ушам, то сбегаясь обратно к носу. Но гордостью Вия была не красота его дочери, а ее правильный характер да примерный нрав. Как и полагается воспитанной девице, по поводу и без оного сносила
Усоньша Виевна головы направо и налево, устраивала пытки кому ни попадя да умыкала все, что оставлено было без присмотру.
        Сейчас дочка подземного царя сидела на троне, сложенном из человеческих костей, и от нетерпения притопывала огромной ногой. Лапищи ее так сжали подлокотники трона, что мебель не выдержала и рассыпалась мелкой костяной крошкой. Причина для нетерпения была веская - в этот темный праздник полагалось гадать, чтобы суженого-ряженого увидеть. И, по мнению Усоньши, старая нянька слишком долго возилась с приготовлениями.
        - Ох и красив же жених твой будет, рот его большим будет, зубы острыми будут - в три ряда… - говорила Буря-яга, не прерывая своего дела. Шибко ей хотелось дитятко порадовать. Старая ведьма за воспитанием Усоньши Виевны с самого рождения следила и привыкла все ее желания немедленно выполнять.
        - Ох… - Великанша Усоньша от восторженного предвкушения закатила глаза, от волнения на лбу выступил горячий пот. И было отчего заволноваться - трех рядов зубов не было даже у Юши Змея Мощного, а Юша считался первым парнем в Пекельном царстве.
        - Три, три, и все острые, - подтвердила нянька. - И рога у него будут ветвистые, и копыта на ногах крепкие. И гребень костяной меж рогов и до хвоста по всей спине…
        - А грива? А хвост? Хвост-то какой будет?! - вопрошала Усоньша, высунув длинный язык.
        - И хвост будет - длинный-длинный хвост, - приговаривала Буря-яга, устанавливая на столе темное зеркало, а возле него две черные свечи, замешанные на крови нетопыря.
        На зеркало, так, чтобы в любой момент можно было прикрыть его гладь, она набросила кусок человечьей кожи, которая в делах ворожейных просто незаменима. Перед зеркалом поставила чашу с кровью. Усоньша самолично утопила в крови пару мышей и черную кошку, предварительно легонько придушив ее.
        Тут за окном замка что-то зашумело, захлопали ставни, застучали по стеклам кулаки. И Усоньша Виевна, и нянька ее, Буря-яга, были очень любопытны. И, потакая своему болезненному любопытству, они кинулись посмотреть, что же там такое случилось. Свесились из окон по пояс, стараясь разглядеть причину переполоха, а потому не видели, как проскользнул в комнату злоумышленник. Был он высок ростом. На белом и румяном лице плутовски сверкали синие глаза. Золотые кудри украшал венок, сплетенный из синих, под цвет глаз, васильков. Звали молодца того Усладом, и очень уж он до шалостей всяких охоч был. А шалости эти, будучи от рождения талантливым подстрекателем, братец его планировал, Ярила. Это он сейчас, прикинувшись невидимым, за окном шумел, отвлекая великаншу и ее няньку.
        Услад, тихонько ступая босыми ногами, подкрался к столу, зеркальце с него стащил, а на его место другое поставил. Да быстро так все сделал, что ни хозяйка страшной горницы, ни нянька ее подмены не заметили. Скрылся озорник за тяжелой, пыльной портьерой да сам заглянул в волшебное зеркало. И увидел Уд в стекле том волшебном ответ на вопрос великанши Усоньши Виевны о том, кто ее суженый. Увидел - и похолодел. Показало зеркало Усоньшину свадьбу. Сама великанша, лебедь черная, во главе стола сидит да улыбается. Нехорошо так улыбается, прямо-таки плотоядно, и на жениха злобно поглядывает. А в женихе Услад с превеликим ужасом себя узнал - бледного да жалкого под этим голодным Усоньшиным взглядом и под строгими взорами отца с матерью. И насмешливые, а порой и вовсе издевательские лики братьев и сестер тоже удовольствия озорнику не доставили. Один только Ярила с сочувствием на несчастного жениха смотрел, но в том сочувствии узрел Услад немалую долю облегчения.
        - Видать, сурицы хмельной перебрал, привидится же такое, - пробормотал Услад. Он в сердцах зеркало от себя отбросил и увиденную в нем свадьбу - свою и Усоньши - тоже из головы выбросил. И был таков.
        Не найдя за окном ничего интересного, вернулись Усоньша Виевна да Буря-яга к гадальному столу, и подмены волшебного зеркала они конечно же не заметили. Нянька зажгла свечи и сунула воспитаннице в ручищи еще одно зеркальце - маленькое.
        - Смотри внимательно, - прошамкала Буря-яга, просовывая свой длинный нос к столу.
        Зеркало осветилось изнутри и показало толстого младенца, видимо новорожденного. Он громко кричал, открывая беззубый рот. Старая нянька с ужасом увидела, что держит этого младенца в руках царь Вавила - правитель Лукоморского царства.
        - Человек?… - разочарованно произнесла Усоньша.
        Она запустила маленьким зеркалом в большое и, схватив няньку за ноги, принялась раскручивать над головой, иногда опуская несчастную Бурю-ягу на стол и стены. А Ярила с Удом, учинившие озорство, в окно смотрели, наблюдали за развитием событий да покатывались со смеху.
        - Где три ряда клыков, кошелка старая?! - рычала взбешенная великанша. - Где рога длинные, ветвистые?! Ты кого мне тут подсуропила?!
        Нянька пыталась что-то сказать в оправдание, но Усоньша Виевна не стала слушать ее. Она просто выбросила старуху в окно, зеркало волшебное следом кинула и прокричала:
        - Пока этого человеческого урода со свету не сживешь, назад не возвращайся!
        Долго сидела несчастная нянька на дне глубокой пропасти и с тоской смотрела вверх, туда, где на краю, страшном и обрывистом, белел замок Вия, сложенный из людских черепов. По ее морщинистым щекам текли горючие слезы. И не от обиды за себя, невинно пострадавшую, нет! Плакала ведьма старая от беспокойства за свою воспитанницу, лебедь черную Усоньшу Виевну. Кто присмотрит за дитем неразумным, кто теперь от опасностей убережет? А ну как ее неразумное чадо ворог какой доброте да жалости учить начнет?
        От этой мысли по согбенной спине Бури-яги потек горячий, как смола в котлах у бесов, пот.
        - Нет! Не бывать этому! - вскричала нянька и вскочила на кривые ноги, - Братец Кощей в поднебесье живет, дела неправедные, воровские там творит, - пробормотала она, - полечу к нему. Уж он-то поможет мне того злодея царевича отыскать!
        И Буря-яга, засунув в рот крючковатые пальцы, оглушительно свистнула. Верный ее конь - волшебная метла мгновенно отозвалась, примчалась, словно верный пес, на зов хозяйки.
        Оседлав метлу, старая злодейка понеслась вверх, туда, где находилось дно каменного колодца. Воды в том колодце с сотворения мира не было, да и кто бы ходил по воду в чащу буреломную, непроходимую? Через тот колодец можно было попасть из царства Пекельного в поднебесье, в страну Лукоморье. Там, в Лукоморье, стояла рядом с пустым колодцем избушка на курьих ногах, в которой обычно останавливалась старая ведьма, когда оказывалась в мире людей.
        Вылетела метла из колодезного жерла и понесла Бурю-ягу к братцу Кощею.
        Дворец Кощеев был сделан из хрусталя и даже во тьме мерцал да сверкал, правда, не так ярко, как при солнечном свете, но все же сверкание это издали было заметно. А стоял тот дворец на высокой Стеклянной горе. Взобраться по скользким склонам горы еще никому не удавалось. Попасть в Кощеево логово можно было по воздуху либо по веревочной лестнице, как это делал Кощей. Был еще один способ проникнуть в хрустальный дворец - через подземный ход, который кто-то прорыл внутри Стеклянной горы. Кощей подземным ходом пользоваться не любил, но его домовой предпочитал именно этот путь, когда по делам приходилось бегать к родне, в терем царя Вавилы.
        Сам Кощей ход рыть бы не стал, но дареному коню, говорят, в зубы не смотрят, а поскольку дворец этот он захватил, то претензии высказать было некому. Хотя что там было захватывать, если до прихода Кощея Бессмертного хрустальное жилье много веков брошенным стояло? Кто там раньше жил - то никому не ведомо, но от бывших хозяев остались в хрустальном замке странные вещи совершенно непонятного назначения. Иные из этих диковинок вообще были удивительны своей ненадобностью. К некоторым вещам Кощей и вовсе не подходил - боялся. Например, к тем, что из железных частей сделаны были, и двигались части эти, тикало что-то внутри, стучало. Такой страх берет - жуть просто! Еще чертежей разных много было, но новый хозяин к делу чертежному равнодушен был и не интересовался ими вовсе. А вот умные книжки, какие занимали целую комнату, выставленные на огромных, до потолка, стеллажах, Кощей иногда почитывал. Но больше всего Кощею нравились сундуки, по самые крышки забитые одеждой да каменьями драгоценными. В сундуках Кощей покопаться любил, каждый раз на новую сверкающую диковинку натыкался. Рассматривал и диву
давался: какое же мастерство надо иметь, чтобы камень так тонко заточить да в такую оправу художественную вставить?
        Вот и сейчас держал он в руках шлем рыцарский дивной красоты. Красный, гладкий, из камня драгоценного вытесанный, а спереди козырек подвижный крепится - чтобы стрела вражеская в глаз не попала. Козырек этот из алмазного камня сделан - Кощей в этом не сомневался, другой камень такой прозрачности дать не может. И думал он, что в этом шлеме любой меч не страшен - не пробьет сталь вороненая этот колдовской материал. Но больше всего Кощею Бессмертному нравились написанные на богатырском шлеме буквы: «Харлей Дэвидсон».
        Надел на голову Кощей эту диковину, полюбовался своим отражением в зеркале и снова в сундук полез. Выудил он из недр его булаву. Булава легкая да крепкая. Ручка темной тканью обмотана, а что это за ткань - то даже Роду неведомо. А другой конец булавы так загнут, что впору головы с плеч сносить. И тоже имя владельца бывшего, богатыря неизвестного на булаве той написано - «Динамо». Видно, этот Динамо знатным воином был, думал Кощей, так оружием размахивая, будто перед ним враг поганый. Вошел Кощей в образ, размахнулся булавой, сделал несколько выпадов да вокруг себя прокрутился. И замер - что-то под оружием колдовским хряпнуло, да смачно так. Снял он шлем, огляделся и увидел на полу Бурю-ягу, сестрицу свою младшую. Влетела она в открытое окно да по инерции под удар и попала. И так ловко ударил Кощей, что гостья его прямиком под стол завалилась, что на другом конце большого зала стоял.
        Кощей Бурю-ягу из-под стола вытащил, поварешку холодную дал - приложить к шишке, что на лбу вздулась. Потом он гостью за стол усадил да разными вкусностями стол тот уставил. Были на ночном пиру и поганочки соленые, и мухоморы жареные, и лягушки, тушенные в дурман-траве. И беседа шла неторопливая. Но это после того, как рассказала Буря-яга старшему брату о своей беде-печали. Кощей успокоил младшую сестру. Он, еще не дослушав, понял, кто его внучатой племяннице Усоньше Виевне привиделся.
        - Царевич это, - авторитетно заявил Кощей Бессмертный. - Только вот загвоздка тут маленькая есть.
        - И какая же? - прошамкала Буря-яга, отставляя плошку с мухоморами в сторону.
        - Жена царская в тягости, только к утру от бремени разрешится, - ответил зловредный братец.
        - Так я подожду, не беда это вовсе, - с облегчением вздохнула Яга. Она насадила на вилку с двумя зубцами крепкий мухоморчик и сунула его в рот.
        - Подождать, оно, конечно, можно… - Кощей немного помолчал и продолжил: - Только мне доподлинно известно, что у царя Потапа три дочки на свет народятся…
        Буря-яга выпучила глаза, посинела и начала хватать руками воздух. Тут Кощей сообразил, что случилось, он кинулся к Буре-яге и со всей силы стукнул ее по горбу. Непрожеванный мухомор со свистом вылетел из старухиного горла и по немыслимой траектории улетел куда-то за пределы стола.
        - Ой, да что ж мне делать, горемычной, - заголосила несчастная нянька, - да где ж мне того супостата, что Усоньше привиделся, искать?!
        - А ты, сестрица, не ищи, - посоветовал хитро-мудрый Кощей. - Усоньша еще дите малое, неразумное. Скажи, что извела ее суженого, и все. А там, глядишь, девочка и сама забудет. Да и не грозит тебе ничего, ежели в Голубиной Книге не написано, что у царя Потапа наследнику быть полагается. Откуда бы ему взяться?
        - И то верно, - согласилась с ним Яга. - Полечу к чаду своему, Усоньше Виевне. А ты, брат Кощей, ежели что не так, сообщишь мне. А то вдруг книга та ошибается?
        - Не ошибается книга та, - ответил Кощей, вспомнив, как воспользовался он оплошностью главного бога и стащил Голубиную Книгу. Род долго свирепствовал, пока нашел похитителя. Книгу у Кощея Бессмертного забрали, но прочесть третью часть к тому времени он успел. - А ежели и ошиблась, то я тебе того сына царского сам притащу.
        На том и порешили. А раз уж в кои-то веки заглянула младшая сестра в гости к бессмертному брату, тот не преминул извлечь из этого выгоду. Попросил он Бурю-ягу посмотреть в волшебное зеркало, узнать, будет ли ему, Кощею, смерть.
        Буря-яга сначала для порядка попривередничала, потом достала из сумы зеркало из темного стекла, не подозревая, что зеркальце-то подмененное, зажгла свечу, на крови нетопыря замешанную, и быстро-быстро зашептала заклинания.
        В темном стекле отразился трехглавый змей. Из всех глоток его вырывались струи огня, и опешивший Кощей, который считал себя бессмертным на том основании, что в Голубиной Книге, которую он украдкой прочел, ничего о его смерти не написано, вдруг увидел свою погибель. Увидел, как осыпается он горсткой пепла под огненными струями, вырвавшимися из трех змеиных глоток. И тут на Кощея ступор напал. Замер он, глаза выпучил, ни вдохнуть, ни выдохнуть не может.
        - Коща, Кощенька!… - запричитала Яга, заметив состояние старшего брата. - Да Кощка же!!!
        Кощей вышел из ступора и просипел:
        - Не может этого быть…
        - Да погоди ты, тут еще письмена кажут, читай скорее, я грамоте не обучена.
        И Кощей прочел вслух:
        - «В горах высоких, которые называются Крокодильерами и делят мир на две чарти - земную страну и поднебесье, есть долина затерянная. Там живут змеи лютые о трех головах, но ничего общего те змеи с прочей нечистью не имеют, и огонь в них содержится чистый, от природы-матери. А как вылупится такой змееныш мужеского полу да первый раз огнем плюнет, так и сгорит в том огне все нечистое, и те, кто смерти лишен был, обретут ее».
        Буквы кончились, и темное стекло показало картинку. Потоки лавы несли за собой смерть всему живому в горной долине, выжигали буйный, никогда доселе не виданный ни Кощеем, ни Бурей-ягой лес. На краю долины метались змеи трехглавые, не зная, как уберечь свои гнезда от гибели. И кинулся один змей на гнездо, прикрыл его телом, прошла лава горючая по нему, утопила, да схлынула. Выпрямился змей, вытянул шеи длинные, взмахнул крыльями, но взлететь не смог. Не смог стряхнуть лаву с мощного тела. Окаменел он, но яйцо осталось лежать целехонько.
        Увидев это, Кощей растворился в воздухе.
        - Стой, братец! - вскричала Буря-яга и хотела сказать, что зеркало продолжает показывать, но Кощея уже и след простыл.
        А старая ведьма дальше смотреть стала.
        И показало волшебное стекло, что на другой стороне долины была такая же горка. И там тоже кружился змей. И спас он также яйцо, да окаменел, как собрат его. Так и стояли они - на разных концах выжженной горной долины, и змеенышей сохранилось не один, как подумал торопливый Кощей, а двое. Увидела Яга в зеркало и то, как появился возле одного змея Кощей, схватил яйцо, и был таков. А другого-то яйца и не заметил вовсе.
        Буря-яга не кинулась вдогонку за братом, а, напротив, потерла руки и решила ничего Кощею не говорить. Так ему, зазнайке, и надо! А по-другому и не могла злыдня старая сделать, потому что натура у нее была пакостная и душа недобрая. Доела она угощение, тарелки языком вылизала и отправилась восвояси - за Усоньшей Виевной, лебедью черной, осуществлять уход да присмотр.
        Когда же Кощей Бессмертный вернулся во дворец на Стеклянной горе, Бури-яги там уже не было, но он, сгибаясь под тяжкой ношей, не обратил на это внимания. Добыл-таки Кощей свою смерть, что в яйце была спрятана.
        Во дворце хрустальном была тайная комната, зеркалами огороженная. Внутри тех зеркал всегда было темно. Туда-то Кощей и спрятал опасный предмет, очень вредный для его здоровья.
        И жил бы Кощей припеваючи, да любопытство сгубило Кощу. Не его любопытство, а случайного гостя.
        Надо было такому случиться, что в эту же ночь залетел к Бессмертному на огонек друг его давний - дух бесплотный, привидение неприкаянное, в какое превратился после смерти колдун Чернотрав. Когда-то вместе творили они с Кощеем бесчинства да несчастья на земле, но пришло их время переселиться в царство адово Пекельное. Кощей не догадался от Морены-Смерти откупиться, а Чернотрав по зловредности своей ничего другу не сказал о том, что заключил выгодную сделку со смертью. Но тот сам прознал да раньше Чернотрава с Мореной встретился, передал приготовленный Чернотравом выкуп, но не о чужом, а о своем бессмертии договорился. И тоже ничего Чернотраву не сказал - по причине все той же зловредности.
        Каждые пятьсот лет прилетал Чернотрав к Кощею в гости, принимал его Бессмертный не только с радостью, но и с тайным злорадством. Не знал он, что старый его знакомец давно уж о сделке той прознал и только ждал момента, когда случай отомстить представится. В эту ночь дух бесплотный завел разговор о Кощеевом бессмертии.
        - А правду ли говорят, - молвило привидение Чернотрава, - что смерть твоя в яйце, а яйцо в утке, а утка в зайце?
        - Ты в это веришь? - захохотал Кощей, откидываясь назад. - Я ту «утку» сам запустил, чтобы богатыри всякие да разные добры молодцы мне не докучали. Пусть делом полезным занимаются - охотой. Пускай охотятся, может, в каком яйце и найдут смерть мою. - Кощей с превосходством посмотрел на своего бывшего учителя и не смог удержаться от похвальбы: - А смерть моя у меня во дворце спрятана, в тайной комнате!
        - Лукавишь, Коща, - сказал дух Чернотрава.
        Знал он своего бывшего ученика как облупленного. Стоило только усомниться в нем, как Кощей начинал доказывать обратное. А если его при этом еще назвать Кощей, то Кощей в лепешку расшибется, чтобы доказать правоту свою и нос утереть насмешнику. Так и на этот раз случилось.
        - Не веришь?! - завопил Кощей, и голос его загремел, грозя разрушить хрустальные своды.
        - Не верю, Коща, - ехидненько ответил дух Чернотрава.
        - Пойдем, покажу тебе свою смерть! - И Бессмертный вскочил с места.
        Он подбежал к зеркалам, за которыми пряталась тайная комната, рванул неприметное кольцо в одном из них - и взору хитрого Чернотрава предстало огромное, метр высотой да полтора в диаметре, яйцо.
        - Ну что, убедился?! - торжествующе спросил Кощей.
        - Нет еще, погодь малость, убедюсь до конца, - сказал хитрый Чернотрав, точно зная, чего он ждет.
        А ждал Чернотрав первого солнечного луча. И не ошибся в своих ожиданиях. Солнце едва показалось, как тут же луч его проник в хрустальный дворец, запрыгал по стенам, множась и увеличиваясь. И, многократно увеличенный, стукнул по яйцу.
        Не выдержала такого жара скорлупа, пошла трещинами и осыпалась.
        Три головы змееныша с писком вылезли в отверстие, и полыхнул змееныш огнем изо всех трех глоток.
        Кощей отпрянул, да поздно. Пламя окутало его и схлынуло. Осталась от злодея горка серого пепла.
        - Так-то чужое бессмертие воровать, после меня хоть дух остался, а ты теперь даже бесплотной жизни лишен! - зло сказал дух колдуна Чернотрава и растаял.
        Новорожденный змееныш освободился от скорлупы и с жалобным писком выбрался из комнаты. Он был слеп, мокр и голоден. И рядом не было родителей. Откуда-то змееныш знал, что они обязательно должны быть рядом.
        - Иди сюда, - услышал маленький Горыныч чей-то ласковый голос, и ноздри всех трех голов уловили вкусный запах.
        Он ринулся вперед и едва не опрокинул большую миску молока. Радостно пища, змеиный детеныш принялся неумело лакать, разбрызгивая еду и фыркая. А недалеко от чашки сидел маленький домовой, которого Кощей как-то назвал Дворцовым, да так прозвище то и прилипло. Дворцовый утер слезу.
        - Сиротинушка ты моя, - прошептал он, прикидывая, что из Кощеевых вещей да богатств можно выменять на молоко и яйца у Домовика, а что - на мед да ягоды у Лешего.
        Дворцовый подлил змеенышу еще молока и прошел к тайной комнате. Горстка Кощеева праха, раздавленная отпечатком змеевой лапки, так и лежала у порога. Отметив, что надо будет стереть с ножек питомца прах Кощея, чтобы по дворцу не растаскивал, Дворцовый аккуратно смел остатки пепла за порог, в комнату, и закрыл зеркальную дверь. Будто никакого Кощея и не было вовсе.
        И некому было сообщить Буре-яге, что с первым солнечным лучом вопреки записи в книге судеб и гаданию старого волхва у царя Вавилы все же родился сын. В том же Лукоморском царстве, на краю которого, у самой границы, стоял хрустальный дворец, теперь безраздельно принадлежащий змеенышу, коего чинный Дворцовый называл Змеем Горынычем.
        Глава 3


        МАЛЫЕ ДЕТКИ - МАЛЫЕ БЕДКИ…

        Процветало царство Лукоморское и ширилось под мудрым управлением царя тамошнего Вавилы. Паслись на лугах тучные стада, колосились на полях ржаные и пшеничные колосья, кладовые ломились запасом, наливались соком в садах яблоки и груши. Богатела царская казна серебром да золотом. Да и других богатств в Лукоморском царстве хватало.
        Люд простой, что жил в Городище стольном Лукоморском, царя-батюшку любил и славил. Жили лукоморцы в мире да довольствии. И боязни к воинственным соседям - ордам тмутараканской и хызрырской - народ лукоморский не испытывал. Знал люд простой, что славные войска под началом воеводы Потапа любой налет супостатов отобьют, еще и вдогонку кинутся, чтобы в другой раз нападать неповадно было.
        Если на Городище сверху посмотреть, то все равно будто на колесо от телеги глянуть. Дома окружены ободом крепостных стен, в центре терем царский стоит, сверкая позолоченными куполами, а от терема улочки, что спицы колесные, к стенам расходятся. Большим Городище не был, но и маленьким его тоже назвать язык не поворачивался.
        Люд в нем жил мастеровой, охочий до дела рабочего. Славилось Лукоморье своими плотниками и резчиками по дереву. Далеко за пределами страны посуда да утварь деревянная, расцвеченная кружевной резьбой, спросом пользовались. И кузнечного дела мастера тоже были непросты - такие чудеса из железа ковали, что диву даться можно, а уж оружейное дело так вообще в совершенстве изучили. Мечи да сабли, луки да стрелы, сделанные в Лукоморье, у степных соседей, беспрестанно воюющих меж собой, были в большом почете. Долго ремесла, что в Лукоморье процветали, перечислять можно. Тут и ткачество, и кружевное дело, и малярный промысел, и художественный, и прочее народное творчество присутствовали.
        В лесах, что Городище окружали, много дикого зверья водилось: лисы и медведи, соболя и куницы, - охота была знатная. Не только дичью лес радовал людей, сбор грибной и ягодный тоже обилен был. С полными корзинами возвращались из леса девки и бабы.
        Реки и озера в изобилии превеликом рыбой баловали.
        А все потому, что царь Вавила не побрезговал да в надменности царской не проигнорировал местную нечисть. Договорился он и с Водяным, и с Лешим о взаимовыгодном сотрудничестве и товарообмене. Потому люд лукоморский себя вольготно и чувствовал, что соблюдался договор тот свято. Уважение к соседям лесным, да водяным, да луговым было большое.
        Сам царь Вавила ростом невысок был, телом плотен, но скорее толст, чем могуч. Сложением богатырским царь точно не отличался. Зато он обладал умом недюжинным, и не было ему равного в государственных делах.
        Одевался царь-батюшка просто. Рубаху носил домотканую, вышитую местными мастерицами. Порты простые, холщовые. Сапоги мягкие сафьяновые, потому что на ногах у него от большого веса телесной массы - особенно изобильной эта масса в районе живота была - случались отеки, и к вечеру усталость ломала и крутила ноги.
        Когда прибывали гости или послы заморские, накидывал Вавила царскую мантию, расшитую, как у всех правителей тогда в моду вошло, горностаевыми хвостами. На макушку корону царскую нацеплял, но не рогатую, как у королей английского или французского, а больше похожую на шапку, украшенную каменьями самоцветными и жемчугами морскими.
        Лицом царь лукоморский прост был. Носом курнос, глаза навылупку, синие, а щеки румяные. Весельем да радостью обычно лицо царское расцвечивалось, пока не померла царица Ненила. Тогда Вавила стал мрачным и хмурым, скорбел он безутешно.
        Долго тосковал царь Вавила по усопшей жене, но тоска эта со временем стала светлой, пронизанной благодарностью. Благодарностью за детей, оставленных ему в утешение. Подрастали красавицы-дочери, радовал успехами в ратном деле сын-богатырь.
        Старшую дочь царь Вавила назвал Василисой, а когда царевна подросла, к ее имени добавилось прозвище Премудрая. Василиса раньше сестер и брата, уже на первом году жизни, научилась говорить, и утро у нее начиналось обычно с вопроса «почему?». А вопросы Премудрая задавала такие заковыристые, что и сам отец, и бояре терялись, не зная на них ответа. Учителей для царевны собрали со всего света. К четырем годам знала Василиса и грамматику с математикой, и языки французский да английский, и в астрономии да механике с физикой дюже сильна была.
        Стены царского терема были расписаны задачками, которые старшая дочь, когда у нее кончились берестяные дощечки, решала прямо на стенах, записывая ответы вечным самописным пером.
        Царь со вздохом посмотрел на эти каракули, стараясь разглядеть под ними узорчатую роспись, цветы диковинные и петухов с лебедями, что раньше украшали стены горниц, и не смог. Но закрашивать их строго-настрого воспретил. А ну как понадобится Василисе какая важная задачка, а ее нет? Вот и сидели тридцать и три писца, строчили гусиными перьями, копируя Василисины каракули да перенося их на бумажные китайские свитки. Такую диковину, прознав про беду царя Вавилы, доставил с оказией купец Садко, и назывались те свитки бумазеей. Дорого отдал за бумазею царь, полказны отвалил предприимчивому дельцу, но не жалел о том. Главным было для царя Вавилы то, что доченька больше не озоровала да стены не портила, все на бумаге записывала. А как только писцы последнюю буковку перепишут со стен, можно будет снова маляров пригласить да петухами и лебедями любоваться. Если, конечно, получится закрасить те чернила, которыми вечное перо самописное заправлено.
        И перо это, и чернила к нему приготовила вторая его дочь - Марья Искусница. Руки у средней царевны были золотые, взгляд внимательный, до всякого непорядка доглядный. Царь вспомнил, что еще в годовалом возрасте няньки да мамки на Марью надышаться не могли. Та только и делала, что шила да вышивала, пряла да ткала.
        Забеспокоился царь Вавила, когда о Марьюшке с восторгом начал говорить шорник. Проверил. Действительно, царевна лошадиную сбрую справила куда лучше знатного мастера, который на все Лукоморье работой славился. Когда же о Марье Искуснице заговорил плотник, научивший ее бревна обтесывать, рамы оконные ладить да крышу крыть, царь всполошился. Не женское это дело, подумал тогда царь Вавила и дал строгий наказ: дальше рукоделья дочь среднюю не учить. Но было уже поздно. Поздно потому, что к моменту выхода указа Марья Искусница открыла для себя кузнечное дело и теперь осваивала его семимильными шагами. Тут царь схватился за голову и решил проявить твердость, но Марья Искусница такой рев закатила, что любящий отец не смог вынести и махнул рукой. И вот сейчас сидел царь на троне, к которому Марьюшка зачем-то приделала колеса, и боялся пошевелиться. Трон начинал ездить от малейшего сотрясения.
        Зато младшая дочь радовала. Младшенькая ни науками не интересовалась, ни ремеслами. Самое большое ее достижение - пуговицы пришивать научилась. И то с большим трудом. Но расценивала сама Елена это достижение как величайший трудовой подвиг.
        Царь Вавила улыбнулся, вспомнив, как принимал английских послов, не зная, что его царский кафтан на спине расшит сплошь пуговицами всех цветов и размеров. А когда заметил - поздно было. Теперь, говорят, в Англии мода - спины на камзолах пуговицами расшивать. Но на пуговицах рукоделье Еленино и закончилось. Уколола царевна пальчик и от этого потрясения зареклась прикасаться к игле. Заставить и не пытались - один раз попробовали, так младшенькая такой визг устроила, что у царя и бояр потом неделю в ушах звенело.
        А в остальном Елена была просто золотой. Как в переносном смысле, так и в самом что ни на есть прямом. Царь досадливо вздохнул - дня не проходило, чтобы Еленушка не выпросила денежку. То ей на ленты надо, то серьги новые понадобились, то платье по французской моде всрочности сшить приспичило, а то шляпку купить, на английский фасон сделанную, какие тамошние бабы носят. Так и проводила дни, крутясь перед зеркалом да примеряя одну одежку за другой. О том, что к грамоте у Елены тоже никаких способностей нет, царь Вавила не переживал. К чему младшей дочери при ее-то красоте еще и ум? Елена была диво как хороша, и за красоту ненаглядную звали Еленушку Прекрасной.
        Но больше, чем дочерьми, гордился царь Вавила сыном - Власием-царевичем. Тот рос не по дням, а по часам. И воевода Потап, наставник царского сына по ратным делам, нарадоваться на него не мог. У царевича была склонность к любому оружию. Одинаково ловко махал Власий и булавой, и тяжелым мечом, и легкой сабелькой. И когда сходились молодцы в потешном рукопашном бою, не было Власию-царевичу равных, несмотря на его нежный возраст. И на коне царевич скакал так, что ветер за ним угнаться не мог, вот только кони быстро под ним падали. А в остальном это был для царя-батюшки просто мальчишка. И относился к нему царь с такой же нежностью, как и к его старшим сестрам.
        Баловал царь деток своих, любое озорство приветствовал и оправдывал. Бояре пытались и шуметь, и усовестить царя Вавилу они тоже пытались - бесполезно. Своим детям Вавила разрешал делать все, что только ни придет в их буйные головушки, к чему только ни потянет их юные душеньки.
        А у Власия-царевича душенька тянулась к разному зверью. Сейчас-то уже попривыкли, а вот поначалу, найдя под крышкой блюда щуку не зажаренной, а живой, трепещущей, пугались и сердились. Точно так же мог спрыгнуть с блюда хорошо проваренный в меду да травах барашек или взлететь под потолок терема гусь, только что лежавший на тарелке запеченным и в яблоках. Такие шутки кого угодно могли до греха довести, только не царя. Бояре пытались нашептывать, что сын-де его, Власий, с силой нечистой дружит, но Вавила строго пресекал такие слухи. Вот и терпели. Зато охотники без царевича на охоту не отправлялись. Знали: если Власий с ними поедет, то добыча будет богатой. Да воевода Потап с восторгом рассказывал, как во время объезда пограничных постов Власий в одиночку справился с разбойниками. Просто свистнул - и кони разбойников на землю посбрасывали да к Власию со всех ног понеслись. А разбойники - те, кто смог подняться, - наутек бросились.
        А уж те жители Лукоморья, к кому царский сын имел расположение, и вовсе нарадоваться на царевича не могли. Скот у них на подворье тучнел и множился, и болезни скотьи те дворы стороной обходили. Зато уж если невзлюбит кого Власий-царевич - бывало и такое, - так жди беды, вмиг вся живность со двора разбежится, поди верни потом. Время, свободное от дел, ратных занятий и детских игр, проводил царский сын в коровнике. Почему-то именно к коровам испытывал он любовь сыновью. Любовь куда большую, нежели к покойной матушке, породившей его, и к отцу родному.
        Незаметно утекло пятнадцать годков. Так и росли дети царя Вавилы, и смотрел он на них затуманенным от любви взором. И только один обитатель царского терема, а если сказать точнее, то и не обитатель даже, а хозяин - старый домовой - видел царевых детей такими, какие они есть на самом деле. Может, потому и видел, что сам незаметен был?
        - Ну и кого ты из них воспитываешь? - говорил он царю, когда случай выдавался на крыльце вечерком посидеть. - Дети должны берега какие-то видеть. А они у тебя совсем безбашенные сделались - чего на ум придет, то и творят!
        - Так то и хорошо, - возражал Домовику царь Вавила. - Зачем же деток с малолетства неволить, приказами да окриками детство их безоблачное омрачать?
        - А ежели они вред своими забавами кому причинят? Ведь большие ужо, в пятнадцать годов, поди, не детки будут, а отроки, понимать должны многое, ибо не одни они на белом свете живут! - продолжал настаивать Домовик. - Вон, Марья Искусница натерла полы какой-то гадостью скользкой - и что вышло из этого?
        - А что вышло? - заоправдывался царь, почему-то почувствовав себя виноватым. - Блестели полы паркетные аки зеркало!
        - А то, что порасшибались многие да травматизьму подверглись, ибо паркет скользким сделался, - то как расценивать?
        - Да как то расценишь? Так и расценивать, что с чувством равновесия у бояр да нянек напутано!
        - Да ты, царь, глаза разуй и на деток своих внимательнее взгляни, ибо любовь родительская глаза тебе застила, дальше носа собственного и не видишь ничего!
        Многое мог бы рассказать Вавиле Домовик о детках его, но царь только отмахивался да на своем стоял:
        - Чем бы дитя ни тешилось - все для развития ума да характеру отчаянного полезно. И пугать детей опасностью да бедами не позволю! Ребятишки свободными должны быть аки ветер в поле!
        Тут Марья Искусница с крыши свалилась, да прямо в царский пчельник. Вавила с места взвился и понесся на помощь ненаглядной доченьке. Домовик только сплюнул в сердцах. Ну не дело это, не дело! Пусть Вавила и царь, и деткам этим батюшка, а все одно не дело так детей распускать! Да где ж это видано, чтобы царская дочка по крыше лазала?! Да разве для царевны такое дело - позолоту на куполах обновлять?! А уж то, что девица пятнадцати годов от роду - невеста уже на выданье - в мужских портках по Городищу шастает, и вовсе неуважение всех обычаев!
        Да, Домовик многое мог бы рассказать царю, если бы тот хоть один раз прислушался. Он-то хорошо знал, чем детки царские занимаются, когда думают, что их никто не видит. Мужичок с локоток вообще был в курсе всех дел и событий в Лукоморье. Получал он известия как от птиц и мышей, так и от своей многочисленной родни, рассеянной по всей стране, по домам и сараям, по лесам и колодцам. Вся нечисть в ближнем или дальнем родстве между собой состояла.
        Сегодня стоял теплый летний день, и в тереме никого не было. Домовой, пользуясь отсутствием домочадцев, вылез из укромного угла и сидел на высоком крыльце, греясь на солнышке. Он ждал гостя - Дворцового из хрустального дворца, что на Стеклянной горе высится. Уж сколько лет прошло, как Кощей сгинул, а дворец тот народ так Кощеевым логовом и называет да объезжает стороной. А Дворцовому и на руку это обстоятельство. Боится, как бы кто его воспитанника не увидел да вреда тому не причинил. И сколько Домовик ни втолковывал родственнику, что надо сначала разум потерять, чтобы такому страшилищу рискнуть навредить чем-нибудь, тот не слушал. Еще и обижался, что собрат его малыша обзывает словом поганым. А кто ж он, спрашивается? Змей о трех головах и есть страшилище. Но Дворцовый будто ослеп, что росту в его приемыше уже метра четыре в холке будет, все величал змея дитятком да чадом неразумным.
        Дворцовый немного запыхался - бегом бежал. Он поздоровался с Домовиком и присел рядом, опустив перед хозяином мешок, туго набитый драгоценными каменьями.
        - Вот, - сказал он, - на муку обменять хочу. Да сметанки бы надобно и яичек. Блинов сыночка захотел.
        - Ох, Дворцовый, и что ты с ним нянчишься? - проворчал Домовик, но мешок развязал, жадно разглядывая сокровища. - Зубы-то у твоего любимца какие, да крылья мощные - самому уже пропитание добывать пора.
        Дворцовый посерел лицом, живо представив воспитанника на охоте.
        - Что ты, как же он сможет животину жизни лишить? Это совсем неприемлемо, ибо душа у него нежная, а потому впадет он в состояние стрессовое, для психики преизрядно вредное! Да я только представлю, что он переживет, почувствовав на зубах хруст позвонков, а на языках вкус теплой сырой крови, так мне совсем плохо становится! А если и того страшнее, клюнет его птица какая или зверь лесной укусит? Что ты, какая охота, это же опасно!
        - И что, до старости нянчить будешь? - спросил Домовик, неодобрительно поглядев на гостя.
        - И буду. - Дворцовый отстаивал свое упрямство, да не просто так, а аргументами подкреплял. - И нечего ему из дома даже выглядывать!
        - Так не усидит ведь, - выдвинул предположение Домовик. - Молодой он, кровь горячая - вылетит из дворца.
        - Усидит, не ослушается, - ответил Дворцовый. - Я им сказки о мире страшные рассказываю.
        Надо сказать, что не зря говорил Дворцовый о Змее Горыныче во множественном лице. Дело в том, что еще во младенчестве Дворцовый каждую голову змея называл отдельным именем. Головы Змея Горыныча привыкли отзываться на эти имена, и теперь каждая считала себя отдельным существом. Так и повелось. Правая голова звалась Умником и была младшей, левая звалась Озорником и считалась средним братом, а центральная голова отзывалась только на прозвище Старшой и присвоила звание старшего брата, а заодно и лидерство в этой компании.
        - Сказки, - передразнил Дворцового Домовик. - Знаю я те сказки. Что ты ему плетешь, будто дворец хрустальный - это весь мир, а за ним - места страшные, адово Пекельное царство? А не думал ты, что, когда он за стены дворца попадет, откуда знать будет, что здесь и как? С кем дружить надо, а с кем враждовать? А о жизни он что знает? А о частной собственности? А уму-разуму где научится?!
        - Из книг ученых, - ответил непоколебимый в своей уверенности и родительской заботе Дворцовый. - Их от Кощея цельная библиотека осталась. Вот пущай он в энтих книжках и живет. Вот подрастет, прочтет все и наукой начнет заниматься. А в том, чтобы мыслить, беды нет. Тут на него богатырь не налетит да головы не отрубит, да и зверь никакой лютый не нападет. Опять-таки, ежели из дворца выходить не будет, я переживать не буду, что на него дерево упадет, бурей вырванное, или, того страшнее, палец о камушек зашибет. А ты знаешь, какие у него коготки на лапках? Изумрудные! Да чешуя стала меняться, цветами радужными переливается. Ох, неспокойно мне что-то. Болит сердце, будто беду каку чует, ибо сердце-то мое не простое, а родительское. А ты знаешь, малыш-то мой недавно…
        И тут Дворцовый пустился в пространный рассказ о красоте, уме да талантливости своего сыночки. Домовик сплюнул с досады - он рассказ этот слышал уже раз сто и, казалось, знал Змея лучше, чем тот сам себя знал. Он встал и пошел на кухню собирать провизию, какой у него, царского домового, было запасено в достатке.
        Когда Дворцовый ушел, сгибаясь до самой земли под тяжелым мешком, Домовик долго сидел на крыльце в раздумьях. Он размышлял о том, что любовь родительская - для детей вещь опасная. Ибо нет меры в ней.
        Царь Вавила своим детям все разрешает, каждое желание их выполняется, а что желания те могут вред соседям причинить, объяснить царевым деткам некому. Да и остерегаться их не научили. Вон, когда Василиса порох изобрела - полгорода спалила и сама едва жива осталась. А Марья птицу летательную сделала да с сосны на землю рухнула, расшиблась вся. Елена нянек совсем измучила - поди туда, поднеси то, не думает даже «спасибо» сказать. А уж Власий, тот вообще всякую животину превыше человека ставит, а над боярами так подшучивает, что оторопь берет. Вот, к примеру, когда поросенок молочный прямо в руках воеводы Потапа ожил, как раз когда тот зубы в бок вонзил, шуму сколько было?! Потапа потом часа три отхаживали.
        Ничего не боятся и никого не чтут царские детки. А царь Вавила и видеть этого не хочет. Не замечает, ослепленный родительской любовью.
        Домовик мог бы много порассказать. Особенно о том, как царевич Власий по ночам волком перекидывается да в лес убегает.
        А Дворцовый в другую крайность кинулся. У него приемыш, который зовет его тятей, только что собственной тени не боится. От всего огорожен, от всего обережен. Осталось в сундук положить да травами посыпать, чтоб моль не почикала. Вот только вопрос резонный: а сколько он в том сундуке проживет? От бед и боли убережен будет, и родителю приемному спокойно, да только в сундуке не вздохнешь, не повернешься.
        Домовик вздохнул и подумал о том, что вряд ли когда заведет семью.
        В огороде бабы затянули тягучую, под стать жаркому дню песню. Домовик прислушался и одобрительно хмыкнул - хорошо выводят, на голоса. Он с сожалением взглянул на заходящее солнце и подумал, что мысли философские думать - оно, конечно, правильно, но работу справлять тоже надо. И маленький хозяин вернулся в терем. А работа ему предстояла ответственная - стучать и греметь в горенке царского сына Власия. Тот как всегда спал сном богатырским. А что ему, спрашивается, не спать без задних ног, если он опять всю ноченьку в волчьем обличье по лесам шастал?
        Просыпаться царевич не хотел. Он недовольно бормотал и даже запустил в домового подушкой. Но тот был настойчив - прекратил топать и ухать, только когда детинушка продрал глаза.
        Глаза у Власия были большие, круглые и такого желтого цвета, что глянешь - оторопь берет, будто волчище матерый желтоглазый на тебя смотрит. Лицом Власий был бел да румян. Буйные кудри вились черными кольцами, словно из железа кузнецом выкованные. В плечах косая сажень, даром что из отроков еще не вышел. Если сейчас, в пятнадцать годов, в двери наклонясь проходит да бочком, то что будет, когда заматереет, замужичится?
        Соскочил царевич с лавки, выпил заботливо приготовленную нянькой ендову молока и, схватив меч, с которым никогда не разлучался, выбежал вон. Так уж повелось - во сколько времени бы ни проснулся, сразу к пруду лесному бежал искупаться и сон смыть.
        Из терема Власий отправился через слободу, потом в обход прямой тропы полем к лесу. А там и до пруда рукой подать. Обходной путь Власий выбрал не зря: опасался отца встретить да угодить на заседание боярской думы. Или сестер, что того хуже. Как пристанут, надоеды, не отвяжешься!
        Но сегодня обычный маневр оказался зряшным. Только выбежал царевич на опушку леса, так сразу на одну из сестер и наткнулся. Он сердито сплюнул и хотел было ретироваться, но поздно - Елена Прекрасная его уже заметила.
        - Власечка! - прокричала она, вскакивая.
        Юбок на Елене было много надето, из-за чего она постоянно спотыкалась и падала. Власий едва успел подхватить сестру, иначе она упала бы и непременно нос расквасила. Утешай потом нескладеху полдня!
        - Власечка, поиграй со мной, - просюсюкала Елена Прекрасная, вытянув кончик носа и сложив губки трубочкой. - Ну пожалуйста, будь добрый!
        - Дело ли молвишь, сестрица?! - возмутился Власий, нахмурив густые брови, сросшиеся на переносице темной стрелой. - Не нянька я, воин!
        - Знаю я, какой ты воин о четырех лапах! - Царевна головку набок склонила да искоса на братца взглянула. И личико ее при этом стало таинственным да загадочным.
        - О чем толкуешь, не разумею, - ответил царевич, тщась придать лицу равнодушное выражение.
        Но шантажистка, точно зная, что зацепила за больное место, хитренько прищурилась и, радостно блестя глазами, добавила:
        - А когда ты волком перекидываешься, то дела непотребные творишь. Думаешь, я не знаю, кто ночью нынешней овечку стащил да съел? А?!
        - Ну во что играем? - скрипя со злости зубами, процедил Власий.
        Каким-то невероятным образом Елена Прекрасная умудрялась все обо всех знать. Ей достаточно было только намек на что-то узреть, а остальное царевна сама додумывала, и ведь не просто додумывала, а угадывала. Да так точно, будто своими глазами видела.
        - В купи-продай играть будем! Я продаю, а ты, братец, будто в лавку пришел и торгуешься. - И Елена уселась на расстеленную в траве дерюжку.
        Она разложила перед собой мотки ниток, иглы, корзинку. Хотела было положить и зеркальце, да передумала. С зеркалом Елена Прекрасная не расставалась никогда. Даже на горшке сидючи в него заглядывала, собою любовалась. Хотя что от той красоты в отхожем месте оставалось - никому не ведомо, потому как даже самая распрекрасная красота на горшке всю романтику теряет.
        Власий указал мечом на моток ниток и буркнул:
        - За это сколько денежек просишь?
        Елена Прекрасная состроила жеманное личико и, гундося на английский манер, произнесла:
        - Молодой человек, с оружием в лавку нельзя.
        - Ну тады я пошел! - И Власий, развернувшись, припустил в глубь леса.
        - Куда?! - воскликнула Елена Прекрасная.
        - Оружие сдавать! - ответил царевич, не оборачиваясь.
        Бежал Власий так, будто за ним гнались.
        - Вот ведь дура-то неисправная! - восклицал он, выплескивая раздражение. - И не скажешь, что пятнадцать весен уже встретила, ведет себя так, будто все еще дитя малое!
        Такая тоска на него напала, что сердце молодецкое будто обручами стянуло. Царевич взмахнул мечом и закричал, разрывая тоскливые те обручи.
        Слова сестрицыны о том, что она углядела, как он в зверя волка перекидывается, больно Власия оцарапали. И хоть боялся царевич, что прознает о его беде батюшка, а от того, чтобы в зверье перекидываться, удержаться не мог. Нужно это было Власию, и не просто нужно, а как дышать естественно. А против естества-то не поборешься, не повоюешь с ним, с естеством-то. Оно от природы заложено.
        Крик его богатырский протяжнее стал да надрывнее, и скоро уже не кричал царевич Власий, а выл. И так был этот волчий вой страшен, что смолкло все зверье на много верст вокруг, попритихло, по норам да дуплам попряталось. Подпрыгнул высоко царский сын, кувыркнулся через голову, и опустился на лапы мощные зверь лесной - волчище матерый.
        Замер серый волк, правую переднюю лапу поджал, весь в струночку вытянулся - вот сейчас полетит стрелой спущенной! Недвижно стоял, только ноздри подрагивали, впитывая лесные запахи. Мир для Власия не только запахом наполнился, но и в цвете увеличился, и в звуках да шорохах расширился, заговорил на много голосов, позвал, поманил. И так тот зов сладок был, так правилен, что не удержался царевич, откликнулся. Сорвался он с места и понесся, куда чутье звериное потянуло.
        Под лохматой шкурой перекатывались тугие, сильные мышцы. Тело перестало быть неудобным чужим кафтаном. Будто рубаху исподнюю надел, сшитую для него. Издали отмечал царский сын, как когти острые мох лесной пропарывают. И так холодит тот мох лапы, так обдает влажностью, что каждая шершавинка на жесткой коже чувствуется.
        И душа Власия запела. Было для серого волка в мире все правильно, а сомнениям и метаниям в мире том места не было. Все стало спокойно и радостно, потому как мир живет по Единому Закону и нет в нем двойного чтения, как у бояр думских. Един для всех Закон - и для зверя матерого, и для пичуги мелкой, и для дерева бессловесного, и для дождя, что с неба падает. А потому мир вокруг стал для Власия надежным и спокойным. Нет среди зверей кривды и вражды нет. И не убивают звери, а охотятся, ибо съесть ты можешь только ту тварь дышащую, коей сам глотку перегрыз. И ни один зверь лесной или гад морской не будет убивать по баловству или по злобе, только жизни ради - для еды. А не можешь - так траву грызи да грибы-ягоды. Каждому свое.
        Послышались в лесу голоса да ауканье. Замер серый волк, уши навострил. Прижался к земле-матушке и сквозь кусты к краю лесной поляны подполз.
        На полянке той двое отроков расшалились, корзинки с ягодой в сторону отставили. Совсем еще младые, годов десяти, а то и того меньше. Чуть поодаль девица на коленках ползала, ягоду в траве высматривала.
        Встала на загривке жесткая шерсть у серого волка, вздыбилась. Губа поползла вверх, обнажила клыки. Ноздри вздулись, собрав морщинами шкуру на носу. Живот свело лютым голодом, и не люди сейчас были перед Власием, а еда славная, добыча законная.
        Тут мир потерял покой и правильность, потому что взбунтовалась человеческая душа Власия волчьей природе. Знал он откуда-то, что в человека только до первой крови перекинуться может. До первой человеческой крови. А как только раз попробует человечины, так навсегда зверем останется, забудет и имя свое, и дом родительский. И потеряет навеки лицо человеческое.
        Так эта буря в душе была сильна, что зарычал серый волк страшно. Мальчишки в испуге друг к другу прижались, замерли, глаз от зверя отвести не могут. А сестрица их старшая, что вместо отца с матерью их воспитывала, подбежала к братьям и руки раскинула, закрывая собой мальчишек.
        - Уходи, волк, не тронь нас, как мы тебя не трогаем! - тихо попросила девушка, не сводя глаз со зверя.
        Глаза эти темными были, что редкость большая в Лукоморском царстве, где люд как один синеглаз да русоволос. И давно уж черноглазая красавица запала Власию в сердце. Вот только батюшка, прознав о его увлечении, впервые в жизни воспротивился сынову желанию. Сказал, чтобы присватывался к дочке владыки Тридесятого царства, а сирота безродная в царский терем невесткой не пойдет. Чином, видите ли, не вышла. Звали эту красавицу Дубравой.
        Отступил под защиту кустов Власий-оборотень, скрылся с глаз Дубравиных. Подпрыгнул серый волк, снова царевичем стал. Побежал Власий прочь, так понесся, будто от себя убежать хотел. А разве оно получится? Себя-то Власий с собой захватил, на той лесной полянке не оставил.
        Но быстрый бег успокоил душеньку молодецкую, позабыл в себе царский сын лютого зверя, юркнул его зверь глубоко в сердце да притаился там, спрятался.
        И снова почувствовал Власий силу немереную, что перекатывалась под кожей железными мышцами да грудь распирала. Сила та богатырская, а деть-то ее и некуда. В Лукоморском царстве давно тихо и спокойно, ни тебе войны, ни злодеев-ворогов, ни чудищ поганых. Даже Кощей и тот куда-то сам сгинул, уж он, Власий, силушкой бы с выродком мерзким потягался!
        Царевич остановился, тяжело дыша больше от нерадостных мыслей, нежели от быстрого бега. Он огляделся и вдруг словно проснулся - так бывает, когда глаза уже человек открыл, а сон в них еще не кончился.
        Места вокруг странные, незнакомые. Лес перестал быть светлым да радостным, нарядные ели сменились буреломной чащей. Кругом сплошь все паутиной затянуто, да такой, что птица крупная в ней запутается и не вырвется.
        - Господине Леший, хозяин зелен, побалуй, потаскай да перестань глаза отводить, - пробормотал Власий и поклонился.
        Он обругал себя за то, что не попросил разрешения, когда в лес ступил, не почествовал лесного хозяина. Так на сестрицу был зол, что Закон нарушил.
        Но молодая душа Власия ликовала, дождавшись наконец-то приключения. Он взмахнул мечом раз, прокладывая дорогу в буреломной чаще, взмахнул другой - и вышел на темную полянку. Деревья на другом конце поляны росли редко, а сквозь них сияние виделось, будто солнце жаркое на землю спустилось да задумалось на минутку. То горел на дневном свету хрустальный дворец.
        Полянка тоже не была пустой. Посреди ее стоял сруб колодца, да такой широкий, будто озеро кто огораживал, но без журавля и без мотовила, а на другом краю, переминаясь с одной курьей ноги на другую, раскачивалась изба. Подошел Власий к колодцу, через край свесился и внутрь заглянул. Не было воды в том колодце, только лютая темень. Да такая, что завораживала, разум мутила. Так и смотрел Власий, не находя сил от края отпрянуть. И только руки мертвой хваткой в замшелые бревна сруба вцепились, будто тело царского сына отдельной жизнью от него вдруг зажило, само думать да действовать стало.
        Глава 4


        ВАРИАНТЫ С ЛЕТАЛЬНЫМ ИСХОДОМ

        А по земле поднебесной летела весть, и несли ее на крыльях вездесущие ласточки. Донесли они эту весть и до царства Лукоморского. Потому-то вернулся Дворцовый с полпути назад обсудить новости с братом. А новости были важные. Пропал в Ирии бог новорожденный, коровий сын Велес. На земле поднебесной время по-другому течет, не так как в саду райском. Сейчас тому младенцу уже пятнадцать весен миновало, но по божеским меркам это очень мало - дите дитем. Сам дедушка Род приказал младенца того сыскать да в Ирий вернуть. Вся нечисть младшая, коей, собственно, являлись и Домовик с Дворцовым, должна была о всех странностях и чудных делах, что поодаль них творятся, доложить до самого Ирия.
        А о чем докладывать-то? Странности да чудности на каждом шагу сплошь и рядом происходят. И потому устремился в Ирий поток целый разнообразной информации. Сварог в этом потоке едва не захлебнулся и усадил на сортировку известий младших сыновей - чтобы зерна от плевел, значит, отделяли. Худшего наказания для непоседливых гулеванов Ярилы и Уда отец придумать не мог. Специально не сообразил бы, а нечаянно вон как получилось. Вот и сидели несчастные гуляки да выслушивали приносимые ласточками вести о том, что в царстве Тридесятом капуста нестандартная уродилась - по виду лошадиную голову сильно напоминает, а в государстве Некотором Леший с Водяным местом жительства поменяться решили, и вышла из этого плачевная неразбериха.
        И такой дребедени несли целые ворохи, да столько, что развеселые братья скисли лицом и приготовились потонуть в этой информации. Но так как отец Сварог обещал им, что если хорошо сработают, то от присмотра за Лелиными младенцами он их освободит, приставив к внукам мамок да нянек, то Ярила с Усладом хоть и скрипели зубами, но дело свое выполняли очень добросовестно. Менять подгузники вечно орущим младенцам поднадоело братьям изрядно. С похмелья у них на запахи была неадекватная реакция, а на подгузники племянников - особенно.
        Потому-то они ждали вестей о скотьем боге Велесе с огромным нетерпением. И потому-то вернулся с полпути Дворцовый, чтобы обсудить с родственником последние новости. Сильно беспокоился он, чтобы его приемыш богом тем скотьим нечаянно не оказался.
        - А вдруг моего сыночку в Ирий заберут?! - причитал Дворцовый, утирая слезы и сморкаясь в большой клетчатый платок. - Да как же он там без моего догляду жить будет?!
        - Сыночка-свиночка, - передразнил родственника Домовик, мужчина солидный и основательный, не имеющий склонности к панике и истерике. - Да какой из него скотий бог получится, ежели он сам скотина и есть? О трех головах, пусть даже с интеллектом в них вложенным, а все равно зверь, ибо змеево отродье и прямой потомок, значится!
        - И точно! - с преглубоким облегчением выдохнул Дворцовый. - А кто же тогда скотий бог-то получается?
        - Да царевич наш, Власий, - ответил Домовик, помрачневший, словно туча грозовая. - Я в уголке сидел, когда младенцы царские народились, только отвернувшись, ибо скромный. И видел я, как птица в окно влетела да Власа-царевича Нениле-покойнице и подложила под бочок. А еще, брат Дворцовый, замечал я за царевичем нашим странности непонятные. Шибко уж скотина разная да зверье неокультуренное его слушаются. Да сам он в обличье любой живности влезть может. Надо будет весть послать в Ирий, сообщить о том.
        - Побойся Рода, Домовик! - Дворцовый даже отшатнулся от собеседника. - Неужели сердце в тебе окаменело навсегда и безвозвратно?! Ты ж Власия с рождения присматриваешь да обихаживаешь. Да как же ты его самолично в неизвестность подталкивать могешь? Жестоко енто, брат, ибо бесчеловечно!
        - А я в человеки и не набиваюсь, да и не человек я вовсе, а домовой. А держать парня в тесных людских правилах, по-твоему, человечнее будет?! А ежели ему рамки те - как клетка малая?! И растет он в клетке той да уродуется, ибо столько места, сколько для его божественной сущности надобно, среди людей не предусмотрено? И это как, по-твоему, будет?!! Любовь великая? Жизни лишать за-ради того, чтоб собственному спокойствию потрафить?!! Вот что, ежели хошь, осуждай меня, но весть я пошлю однозначную, ибо не о своем спокойствии думаю, а об счастье Велесовом да о предназначении его высшем. - После слов этих подозвал Домовик ласточку, шепнул ей что-то и надолго умолк, наблюдая, как та взлетела под небеса и скрылась за лесом. - А ты о своих родительских чувствах не думать пробовал? - спросил Домовик, отвлекаясь от невеселых дум. - О змееныше ты думал? Как ему в тесноте дворца хрустального живется, думал?
        - Так ведь когда мы границы те дозволенного ограничиваем, - с жаром возразил Дворцовый, - так тем самым и безопасный мир для ребенка очерчиваем!
        - Эх, тьма ты необразованная, хоть и педагогикой своей потрясаешь, - сердито проворчал Домовик. - Так границы те расширять надо по мере надобности, по мере роста дитячьего, а не сужать, как ты это делаешь! Дите растет, и пространство его жизненное вместе с ним расти должно.
        - Но не до бесконечности же! - возразил Дворцовый.
        - До нее самой, - уверенно ответил Домовик. - Ибо нет предела жизни. А пока ты будешь своего змееныша аки дите малое опекать, будет он у тебя беспомощный, ибо неприспособленный.
        - И то верно. Я тут подумал, что-то меня беспокойство измывает до самого нутра, кабы чего плохого с моим сыночкой не приключилося! - вдруг всполошился Дворцовый и резво вскочил на ноги, но остановился, почувствовав что-то недосказанное. Он с минуту размышлял, потом, обиженно поджав губы, задрал голову вверх, изображая оскорбление.
        - Ну чего опять не так? - устало поинтересовался Домовик.
        - Ты моего сыночку свиночкой назвал! Ты кого свиньей обозначил?! Ты сына моего свиньей обозначил?! Изверг ты, потому как бессердечный!
        Домовик ничего не ответил, только крякнул с досады.
        А Дворцовый сорвался с места и припустил в знатный галоп, совершенно несвойственный нормальным домовым. Домовик только качал головой вслед родственнику да поругивался. И в его душе было большое сочувствие к змеенышу.
        Не зря так волновался Дворцовый, не зря беспокоился. Сердце его родительское беду верно предсказало.
        Змей Горыныч, соскучившись в одиночестве, совсем захандрил. И умные книжки к тому времени ему изрядно опостылели. Не всему Горынычу, следует заметить ради справедливости, а двум головам его - средней и левой. Тем, что звались Старшим и Озорником. Что касается правой головы, которая считалась младшим братом и звалась Умником, так будь на то его единоличная воля, он бы библиотеки и не покидал вовсе. Так бы и закопался в ворохи многовековой премудрости.
        Та голова, которая себя Старшим называла, решила вылазку на балкон устроить, строго-настрого запрещенную воспитателем.
        А Озорник просто хотел спать, что, собственно, и привел в немедленное исполнение.
        - Нельзя, Старшой, тятенька ругаться будет!… - мечтая вернуться в библиотеку, заныл Умник.
        - Тятенька всегда ругается, - сказал Озорник, но глаз не открыл.
        - Ты уже просыпайся, - прорычал Старшой. - Спишь себе, а мы таскай тебя за собой!
        - Не надорвись, - хихикнул Умник, - сам управление организмом экспроприировал, а теперь возмущаешься. Кстати, мне бы тоже хотелось узнать, зачем тебе приспичило на балкон?
        Старшой ответил, только когда вышел под яркое солнышко и уперся лапами в хрустальные перила.
        - Летать учиться будем, - прорычал он, жадным взглядом окидывая окрестности.
        - Я категорически отказываюсь и попрошу меня в авантюры не втягивать! - завопил Умник и отпрянул. - Эти летательные варианты чреваты летальным исходом!
        - А мне эта тема очень даже импонирует, - отмел возражения Старшой.
        - А вы где таких слов ругательных нахватались? - поинтересовался Озорник и потянулся спросонья.
        И поскольку команды организму получились неслаженные, а со стороны Умника даже панические, то не справился Горыныч с управлением организмом и сорвался с балкона. Кувыркнулся он и полетел вниз, до полусмерти перепугав пролетевшего рядом сокола. Тот от удивления тоже перестал махать крыльями, в свободном парении наблюдая столь забавную и непонятную картину. Горыныч вопил всеми тремя глотками, причем на разные голоса, а сквозь ор еще и ругань прослушивалась. Тело Змея дергалось, лапы отвешивали мощные шлепки по крайним головам, отчего Змей начинал кувыркаться еще сильнее.
        - Спасите!!! - орал Озорник, глядя, как стремительно приближается земля.
        - Тятенька!… - плакал Умник, мысленно уже успевший разбиться в мокрую лепешку.
        Для Старшого время вдруг замедлило свой бег. Растянулось, помогая справиться с помехами, которые устроили братья. Посмотрел он на парящего сокола, понял, что с крыльями надобно делать. И, с невероятными трудностями прекратив панику в организме, успел-таки расправить одно крыло.
        А сокол, с высоты своего птичьего полета, успел заметить, что летит Змей прямо в колодец, который имеет выход в Пекельное царство. И как сбило Змеевым крылом того человека, который является царем всем тварям лесным, пернатым и лохматым, тоже углядела зоркая птица. Передал пернатый хищник весть эту далее по почте птичьей, а уж ласточки мигом Яриле с Удом доставили.
        Тем не хотелось в Пекельное царство лезть, потому что однажды подшутили они над дочкой тамошнего князя, нехорошо подшутили, а куда денешься? А шутку с Усоньшей Виевной злую сыграли. Высыпали из пудреницы ее черную пудру да белой подсыпали. Та еще глаз продрать как следует не успела, сразу к зеркалу кинулась - прихорашиваться. А как глаза открыла да лицо белое увидела, так в долгосрочное бешенство впала. Долгосрочное потому, что пудру ту озорные боги заколдовали и не смывалась белизна с великаншиного лица целый год.
        Глава 5


        В ПЕКЕЛЬНОМ ЦАРСТВЕ, В СТРАШНОМ ГОСУДАРСТВЕ

        Не беда для Власия, что в колодец сбит был, - обернулся бы царевич птицею да назад на свет Божий вылетел. Только вот Змей Горыныч лапищами в него вцепился и нечленораздельно вопил всеми тремя глотками. Кувыркались они в колодезной темноте да переворачивались, и не собрать бы им костей при приземлении, но помогла им нежданная спасительница - бабища каменная, великанского роста. Подставила она огромную ладошку, пожелала рассмотреть, что же это такое в царство Пекельное сбросили.
        А Горыныч с Власием о ту ладонь ударились и раскатились в разные стороны. Власий-царевич на ноги вскочил, змея о трех головах увидал и в сердцах сплюнул.
        - Вот же скотина неразумная, бестолковая! - воскликнул он и, привыкший к тому, что всякий зверь его воле послушен, скомандовал: - А ну к ноге, быстро!!!
        - Ага, счас! - ответила средняя голова Змея Горыныча, потому как правая пребывала в глубоком обмороке, а левая только и могла, что с перепугу пасть раскрывать да глазами хлопать, совсем потеряв ориентацию в пространстве. - Может, еще хвостом повилять?
        И Старшой, единолично управляя организмом, махнул мощным хвостом, украшенным острым костяным наконечником.
        Не сносить бы головы Власию, но был царский сын быстр и обладал отменной реакцией. Подпрыгнул он, через Змеев хвост перескочил и выхватил из ножен острый меч.
        - Мне все звери, да птицы, да гады земные подвластны! - вскричал он, размахивая мечом булатным.
        - Так ты зверями командуй, - резонно заметил Старшой, тоже занимая удобную для драки позицию. - Чего ко мне-то привязался?
        - Так ты змей, а значит, скотина бессловесная и мне подчиняться обязан! - крикнул Власий, тут же сообразив, что уж каким-каким, а бессловесным-то змей как раз и не является.
        - Ты кого скотиной назвал, ворог невоспитанный?! - взревел Горыныч и на обидчика кинулся.
        - А кто ты есть?! - воскликнул Власий, царский сын. - Назови тогда отца своего!
        - Горыныч я!!! - рыкнул Змей. - А породы вовсе не скотской, а самой что ни на есть достойной. Домовой я по роду-племени.
        От такого нестандартного ответа Власий растерялся, опустил меч и в великом удивлении сказал:
        - Это какой же дом надо иметь, чтобы такого здорового домового держать? Не можешь ты домовым быть! Домовые махонькие и об одной голове!
        - Почему это не могу? - тоже удивился Змей. - Как есть домовой, и батюшка мой домовой, во дворце хрустальном служит!
        Неизвестно, чем бы тот конфликт закончился, но раздался громовой голос, похожий на скрежет камня о камень:
        - От ведь чуда какая! Театра прямо бесплатная таки!
        Драчуны отпрянули друг от друга, по сторонам заозирались. И увидели они, что находятся не на тверди земной, а на ладошке у огромной каменной тетки. Поднесла бабища ладошку к своему лицу и рассматривает их с превеликим удовольствием.
        - А ну отпусти нас, сволота каменная! - воскликнул Власий, поганя свой рот ругательством.
        - Что ж ты на женщину словами непотребными ругаешься? - возмутилась третья голова Змея Горыныча, та, что Умником звалась. Конфликт с царевичем Умник благоразумно в обмороке переждал, в себя только что пришел.
        - И ничего он на меня не ругается, - возражая, проскрежетала каменная бабища. - Муж мой Волот, а я ежели с Волотом живу, то и зовусь-таки соответственно - Сволота. Имя это мое!
        - Вот что, Сволота, - попросил Старшой, - опусти-ка ты нас на землю!
        - А никакой земли таки нету тута, - ответила каменная бабища, - тута самое что ни на есть царство подземное наблюдается.
        - Ну под ногами-то у тебя твердь какая есть?! - вскричал Власий-царевич, раздраженный глупостью Сволоты.
        - Ну да, то, на чем стою, твердое таки, - подтвердила Сволота, для проверки ножищами пару раз топнув. От топота того трясь по царству подземному пошла, но несильная, без разрушений.
        - Так ставь скорее! - вскричали хором змеиные головы, одобряя просьбу Власия.
        - От театра кака, - снова пробормотала каменная бабища, но просьбу выполнила. Опустила она ладошку вниз и подождала, пока Змей с царевичем с нее слезут.
        - Скажи-ка, Сволота, - крикнул царевич Власий, пока бабища каменная не разогнулась да макушку свою ввысь не подняла и находилась в пределах слышимости, - куда дорога эта ведет?!
        - А к корням дуба солнечного, дерева мирового, и ведет, - прогрохотала Сволота. - Сам-то дуб наверху стволом растет, а кроной так и вовсе в светлом Ирие таки колышется. А у нас в царстве темном Пекельном только корни свисают. Так слышала я, что меж тех корней дыра имеется. По той дыре, говорят, можно куда угодно вылезти. А сама-то я там не лазила, большевата таки буду да тяжела - не допрыгну-таки. Да и не нужна мне така акробатика, мне и здесь хорошо!
        Разогнулась бабища каменная да по своим делам куда-то направилась, сильно топая огромными ногами. А Власий, царский сын, посмотрел на Горыныча и говорит:
        - Ну что, Горыныч Змей, биться будем или побратаемся? Путь нам с тобой один предстоит - дальний да полный опасностей. Ежели мы на распри время тратить будем, то глупость большую совершим!
        - Да кто против-то?! - вскричал Старшой.
        - Мы подраться не прочь, но когда оно надобно! - гаркнул Озорник.
        - Вполне разумное предложение, - произнес Умник, с опаской оглядываясь по сторонам.
        Посмотреть было на что, а уж чтобы опасаться - тем более причин множество. В царство Пекельное солнце никогда не заглядывало, а потому освещено все вокруг скудно очень. То здесь, то там взметались столбы пламени, отчего на все ложился красный отсвет. Темными кручами нависали скалы, на самой высокой из них белел замок, сложенный из человеческих костей. Дорога, что под ногами была, тоже костями как людей, так и животины разной вымощена. Она вилась змеей, огибая озера кипящей смолы, мостками перекидываясь через огненные ручьи и реки, и уходила куда-то в непроглядную темноту.
        Побратались Власий и Змей Горыныч. Стали все три Змеевы головы Власию назваными братьями. Пошли они по этой жуткой дороге, что к корням мирового дерева вела. Хоть и страшно им было в поганом месте, но сердца их молодецкие битвы да подвигов жаждали. И подвиги не заставили себя ждать. На дорогу выскочили рогатые бесы и ну ухватами, какими бабы чугунки из печи тягают, махать.
        Отделился от них один бес - крупный, круторогий, морда украшена пятачком, как у поросенка. Сам шерстью так густо оброс, что любая овца такой шкуре обзавидуется, только морда у беса лысая да макушка меж рогами. А глаза наглые да хитрые, бегают, будто у вора, на месте не задерживаются. В лапах тот бес самокрутку покручивал - такие в народе козьими ножками называются. Эта самокрутка размером и впрямь с козлиную ногу была.
        - Огонька не найдется? - спросил хулиганистый бес, будто с сотворения мира для гоп-стопа никакого другого приветствия не придумали.
        - Некурящие мы, - ответил Умник, с большим удивлением разглядывая встречных. И Власий-царевич, и Сволота, бабища каменная, и эти теперь вот - все очень отличались от того портрета, что его тятенька в сказках рассказывал, когда мир и его обитателей описывал.
        - Братцы! - завопил бес, дергаясь, словно юродивый. - Не уважают нас!
        - Бей их! - поддержали вожака остальные бесы и всей толпой кинулись на путников.
        - Прочь с дороги! - взъярился Власий-царевич, вытаскивая из ножен острый меч.
        - Да запросто, - ответил тот бес, что крупнее остальных был, начальник бесовской, видимо. - Только вас на огоньке поджарим и пойдем прочь - еще какой поживы искать.
        Щелкнул он пальцами, и тут из земли огонь полыхнул кострищем, вокруг побратимов кольцом занялся. Змей Горыныч быстро сориентировался в ситуации, схватил лапищами Власия-царевича, на спину широкую закинул да взлетел.
        - Поджарить, говорите, огоньком, говорите!!! - ревел он, над отрядом бесовским кружась. - Сейчас вы у меня покурите!!! Сейчас вы у меня накуритесь на всю жизнь… оставшуюся!!!
        И полыхнул Горыныч из всех глоток пламенем. Точнее не из всех глоток, а всего из двух, потому что Умник объявил себя пацифистом и заявил, что в уничтожении живых существ принимать участие отказывается. Но и двух струй пламени вполне хватило для поражения противника. Со стороны посмотреть - так будто напалмом накрыли тех бесов. Вот только бесы себя как-то странно повели. Они восторженно завизжали и давай в огне кувыркаться да приговаривать:
        - О-о-о-о-о…
        - А-а-а-а-а…
        - У-у-у-у-у…
        - Вставило…
        - Торкнуло…
        - Чего это они? - с великой растерянностью спросил Озорник, а Старшой, тоже от растерянности, наверное, организм на дорогу посадил, а сам на бесов глаза выпучил.
        Бесы, выкупавшись в Змеевом огне, опьянели, словно сурицы хмельной налакались. Они сильно шатались, а выражение их морд сделалось блаженным и счастливым: улыбка идиотская, глаза одурманенные, пустые, и пятачок совсем безвольно обвис.
        - Они к привычкам дурным склонности большие имеют, - изрек Власий-царевич, на царских совещаниях наслышанный о многих пороках, какие и отдельных людей, и целые города одолевают. И о том, что во многих государствах дурь разную жгут да дым нюхают, тоже слышал не раз. И как потом от дури той наркотической совсем неразумными да заторможенными делаются, царевич воочию видел, когда в царство Хызрырское с послами ездил. - Эти бесы наркотической зависимостью обладают премного вредной. Вон козьи ножки-то у них, поди, не табаком забиты, а дурман-травой! А поскольку они в огне аки в воде моются, огнем питаются, то сжечь их возможности нет. Напротив даже, бесам этим твой огонек, Горыныч, что хмельна сурица, они такой крепости отродясь не пробовали.
        - Да ну их! - Змей махнул хвостом да пошел по дороге, Власий меч в ножны сунул и рядом с побратимом зашагал.
        А бесы, одержимые наркотическим кайфом, следом поплелись, шатаясь да бред разный вслух медленными языками высказывая.
        - Пошли прочь! - вскричал царский сын, но реакции не дождался. Тогда плюнул он в сердцах и совсем перестал обращать на бесов внимание.
        Дорога обогнула темную гору и пошла по дну глубокого ущелья. А на отвесном краю того ущелья замок высился, что из костей сделан был.
        В замке том, в горенке девичьей, сидела Усоньша Виевна да маялась бездельем. Буря-яга, нянька верная, вокруг нее бегала, чесала скребницей щетину на рогатой голове воспитанницы, пытаясь изобразить модную укладку.
        - Ох, нянька, чтой-то взгрустнулось мне, - пожаловалась Усоньша Виевна, тяжко вздыхая огромной бочкообразной грудью.
        Буря-яга мигом скребницу в сторону отбросила, руками всплеснула да запричитала:
        - Ой, дитятко, смотрю, тебе не только взгрустнулось, но и взбледнулось есчё! Смотри, как чернота от лица-то отхлынула! Не заболела ужо?!
        - Нет, нянька, здоровая я, - лениво отмахнулась Усоньша Виевна, - только тоска грызет зеленая, на манер сплину аглицкого. Поставь, что ли, зеркало волшебное, может, чего интересное передают.
        Буря-яга мигом все колдовские инструменты на стол выложила, зеркало волшебное установила да лапкой куриной помахала. Усоньша Виевна, лебедь черная, устроилась в кресле поудобней, приготовилась к просмотру новостей царства Пекельного. И показало зеркало такие новости, что вмиг и тоска, и сплин от великанши чернолицей отвязались. Отразился в стекле Власий, царский сын. Шагал он по царству Пекельному, что по своей вотчине, и со змеем трехголовым разговаривал.
        - Красоты девицы той словами не описать, - говорил Власий, - глаза, - что ночь черные, волос - цвета крыла ворона. Станом стройна, умом славна…
        Слова те были сказаны о зазнобе Власия, но Усоньша их на свой счет отнесла. На минуту ей стало приятно, но тут же захлестнула ее великанское сердце лютая злоба.
        - Он что, свататься идет? - произнесла она озадаченно, но потом, мозгами тягучими пошевелив, вспомнила о событиях давних, и как зарычит: - Да ты ж, кошелка дырявая, сказала, что со свету его сжила?! - Схватила она Бурю-ягу за ноги и давай над головой рогатой раскручивать, об стены постукивать да приговаривать: - Ах ты, немочь трухлявая, кого обмануть решила?! Ах ты, рванина драная, приказы игнорировать вздумала?! - И выбросила она Бурю-ягу в окно да вслед прокричала: - Пока жениха ентого непрошеного со свету не сживешь, назад не ворачивайся!
        Кипя злобой неправедной, плюхнулась Усоньша в кресло и снова в зеркало лютым взглядом уставилась. А стекло темное уж другую картину показывает, новости Пекельного царства продолжает передавать. И отражаются в стекле том старинные недруги Усоньши Виевны, а по правде сказать, так и вовсе лютые враги - Ярила и Услад, дети райского управителя Сварога. Вспомнила великанша о том, как озорники над ней подшутили - пудру белую колдовскую подсунули. И о том, как целый год она была посмешищем в Пекельном царстве, с белой мордой рыла за порог не высовывала, великанша тоже вспомнила. Взъярилась она еще сильнее, обида обожгла ее сердце, и решила Усоньша страшно отомстить обидчикам. Схватила она ведьмину метлу, оседлала ее да к корням мирового дерева полетела - с озорниками рассчитываться, расправу чинить.
        А Буря-яга грохнулась на дорогу, пребольно ударилась и долго восстанавливала дыхание. Когда же смогла она на ноги кривые встать, то Власий-царевич и Змей Горыныч уже далеко ушли. Мимо няньки бесы плелись, едва ноги переставляя. Увидала их Буря-яга да как закричит:
        - Бесы мои верные, злыдни мои лютые, а ну догоните ворогов да в котлы кипящие киньте!
        А бесы совсем уж расклеились, смотрят на Ягу, пузыри из пасти пускают да глупо улыбаются. Тут один наконец с большим трудом осмыслил сказанное и говорит:
        - А не бесы мы вовсе…
        - А кто ж? - изумилась Буря-яга. С таким поведением слуг, послушных, как цепные псы, она никогда раньше не сталкивалась.
        - А мы… эти… - промямлил один бес.
        - Сыганы… - добавил другой.
        - Греко-римские! - совсем уж в непонятном восторге заключил третий бес.
        - А я тогда кто ж? - окончательно растерялась Буря-яга.
        - А ты - елочка новогодняя, только говорящая! - воскликнул бесовской вожак, уже вовсе не отличая реальность от наркотической галлюцинации.
        Бесы загомонили, захохотали дико, лапы друг другу на плечи положили и ну вокруг ведьмы водить хоровод на греко-римский манер да напевать:
        - Ой наны-наны, ой наны-наны, ой наны-наны-наны…
        Буря-яга поняла, что с бесами творится, в сердцах сплюнула да вдогонку за путниками кинулась. Не тут-то было! Хоровод греко-римский так быстро крутился, что различить отдельные рыла танцующих было невозможно. Покидалась Буря-яга из стороны в сторону - не смогла вырваться. А от верчения бесовского у нее головокружение случилось. Опустилась она на дорогу, глаза закрыла, чувствуя великую тошноту. А бесы знай вертятся да во всю глотку орут:
        - Ой наны-наны, ой наны-наны, ой наны-наны-наны…
        У корней мирового дерева, дуба солнечного, другая история разыгралась. Ярила и Услад только-только в царство Пекельное спустились, еще и версты не прошли, как перед ними Усоньша Виевна собственной персоной нарисовалась. Морду лица страшную сделала, клыки оскалила да как зарычит:
        - Ох кто-то сейчас косточек не соберет! Ох кого-то разорву по запасным частям! Ох кем-то пообедаю с аппетитом превеликим! - И лапищи в бока необъятные уперла да копыта расставила, дорогу детям Сварога загораживая.
        - Приятного аппетита, Усоньша Виевна! - сказал Ярила и брату подмигнул.
        - С удовольствием тебе подавиться! - воскликнул Услад, радуясь новой забаве.
        А у Ярилы в руках уж ведро колодезное образовалось, прикрытое плотной крышкой. На крышке той этикетка приклеена, расписанная заграничными буквами.
        - Мы тут не просто так, - сказал Ярила, ведро Усоньше протягивая. - Мы с извинениями!
        - А извинения подарком подкрепить хотим, - добавил Уд, нехорошо ухмыляясь. - Товар тебе, Усоньша, доставили от купца знатного. Вот тебе, Усоньша Виевна, вакса для лица черная, обладающая полирующим эффектом и объявленная дефицитом великим!
        Усоньша Виевна сообразительностью большой не отличалась, а с интеллектом так вообще ни разу не встречалась. По этой причине она о проделке с пудрой тут же позабыла, ведро полирующей ваксы сцапала да в замок понеслась - пробовать заморскую косметику.
        А Ярила с Усладом расхохотались, радуясь новой шутке, да по рукам друг друга хлопнули.
        Тут на дороге путники показались - царевич Власий с Горынычем. Так Сварожичам и идти далеко не пришлось.
        - Здравствуйте, люди добрые! - приветствовал встречных царский сын. - Это ли корни дерева мирового, дуба солнечного?
        - И ты здрав будь, Велес, Коровин сын! - ответил на приветствие Ярила, внутренним чутьем узнав в царевиче равного себе.
        В ответ на эти слова Власий выхватил меч да взмахнул им.
        - Ты что ж, мил-человек, на здравицу в ответ непристойности говоришь?! - вскричал он в ярости. - Последнее дело родителей человеческих хулить!
        - Не буянь, Велес, которого люди Власием-царевичем нарекли! - воскликнул Услад, более брата владея дипломатическими приемами и применяя их с большим успехом. - Достойную твою матушку царицу Ненилу обижать никто и не думал, а уж хулить - тем более. Прежде чем мечом махать, выслушай!
        И рассказали Сварожичи Власию историю, изрядно преувеличивая свое участие в тех давних событиях. Получалось, что вроде как они чуть не отцами крестными скотьему богу были.
        - И теперь требует Сварог, отец наш, тебя в светлый Ирий пред его очи представить на предмет познакомиться, - закончили рассказ Ярила с Удом.
        - Что ж, почему бы на сады райские не взглянуть да с царем тамошним контакты не наладить дипломатичные? - резонно рассудил Власий.
        - А может, вы и о моих родственниках знаете? - спросил Горыныч сразу тремя головами. Он доселе в беседу не встревал, но слушал внимательно, впитывая слова Сварожичей, словно сухой песок воду. - И места их обитания мне укажете?
        - Не слыхали мы о других змеях трехголовых, - ответили Ярила с Удом, - да и о тебе тоже знать не знали! Нет больше змеев на свете.
        - Не может быть, чтобы на свете больше никого о трех головах не водилось! - воскликнул Старшой.
        - И у нас должны быть сродственники! - поддержал его Озорник.
        - Кто-то же должен был нас родить, - вполне резонно отметил Умник. - Аисты детей только в сказках приносят.
        - Хотел бы я посмотреть на того аиста, который такую махину в клюве утащит, - задумчиво произнес Власий, внимательно разглядывая Змея.
        - Да запросто! - воскликнул, смеясь, Услад. - Тяжеловозный аист, например!
        - Не знал, что такая порода аистов на свете есть, - прошептал Горыныч, всеми тремя головами сникши. Надежда его родственников найти таяла, как снег под солнечными лучами.
        Сжалился тут Услад над Змеем и рассказал Горынычу историю, какую папенька Дворцовый никогда тому не рассказывал. А не рассказывал потому, что боялся навредить чаду неразумному и посеять вредные желания в неокрепшем подростковом сердце. И никогда бы Дворцовый добровольно не рассказал, хоть стреляй его, хоть режь! Но Усладу с Ярилой муки родительские были неведомы, а о воспитательных эффектах, кои Дворцовый применял к Горынычу, они так и вообще не слышали, потому и рассказали все. И то, как Кощей смерть свою в зеркале увидал, и то, как слетал он в долину, затерянную за яйцом змеевым, и как в пламени перворожденном сгинул злодей. Выслушал Змей рассказ, духом воспрянул и решил непременно долину ту затерянную найти и с родней своей познакомиться. Всеми тремя головами с решением этим согласился.
        Тут ор на все царство Пекельное раздался да страшный вой. Это Усоньша Виевна по причине недалекого ума снова на те же грабли наступила. Она как в замок прилетела, так сразу кинулась лицо ваксой полировальной мазать. Пока мазала - нормально все было, даже эффект мебельного блеска присутствовал, а как только перестала мазать, - так шутка озорных богов и заработала. Лицо великанши засветилось перламутровым жемчужным блеском, что твоя лампочка.
        Ну Ярила с Усладом не стали ждать, пока разгневанная Усоньша прилетит разбираться. Подхватили они Власия под руки белые, взобрались на спину к Горынычу да лететь велели. Взмахнул Горыныч огромными крылами и внутрь ствола дуба солнечного влетел. Но Старшой спутникам позицию свою четко обозначил:
        - Я средством перевозочным к вам не нанимался, так что подвезу только до выхода в поднебесье. А уж на небеса сами добирайтесь.
        На том и порешили. Как только до дупла, что являлось выходом в страну поднебесную, поднялись, так Змея и проводили - родственников искать.
        Горыныч крыльями взмахнул, с ветвей мирового дерева слетел да ко дворцу хрустальному со всей скоростью, на какую только был способен, понесся. Младшую голову от такой скорости мутило, потому закрыл Умник глаза и до самого дома не открывал.
        Окна по причине летней жары были распахнуты, так Горыныч дворец даже огибать не стал, прямо в окно кухонное влетел. Провизию, какая в ларях да шкафах была, сгреб и в горницу понесся. Там он мешок нашел в сундуке, продукты в него запихал да хотел было из дворца вылететь, но Умник закричал:
        - Старшой, а как же тятенька?!
        - А что тятенька? - прорычал Старшой, одержимый идеей найти родственников. - Мы ж недолго отсутствовать будем!
        - Давай письмо ему напишем, - предложил Озорник, в кои-то веки высказав умную мысль. - Чтобы волнение его не стукнуло.
        Тут взял Умник управление организмом на себя, расстелил на столе лист бумаги размером с полновесный ковер и нацарапал текст.
        После этого, считая все обязательства выполненными, Старшой огромное тело на балкон вывел и на прямых крылах на волю спланировал.
        Когда Дворцовый домой пришел, сыночки его уж и следа не было, только точка темная на горизонте виднелась.
        Глава 6


        В ГОСТЯХ ХОРОШО, А ДОМА ЛУЧШЕ

        В то время когда Ярила, Услад и Власий прибыли в райский сад, там случился незапланированный переполох. Все суетились, готовились к свадебному пиру. Приспичило Перуну, Медноголовому жениться, и не на ком попало, а на Доле-Додолюшке.
        Додоля Ивановна, лебедь белая, всем была хороша. Стан стройный, лик белый, брови собольи. Весела, умна, пригожа - вот только девичьей скромностью продолжить этот ряд язык не поворачивался. О скромности Додоле никто и никогда не рассказывал, а когда спохватились, вздумали просветить богиню, то Додолюшка лобик наморщила и спросила в большом удивлении:
        - Скромность? Это што за зверь такой?
        На том моральное воспитание девицы и закончилось. В устоях своих Доля-Додоля была расплывчата, а в связях так и вообще неразборчива. И по этой причине Лада-мать была против такой невестушки, и Сварог, значит, тоже, что, памятуя о характере их супружеских отношений, было естественно.
        Но Перун не сдавался и, желая сломить родительский запрет, орал дурниной: «Додолю Ивановну хочу!!!» И так три часа без перерыва, ни на мгновение не умолкая. На большее родителей не хватило - нервы не выдержали. Дали благословение Лада и Сварог горластому сыну да удалились в родовое дупло, почесывая уши.
        И вот сейчас накрывали длинные столы, ожидая гостей на свадебный пир. По этой причине сильно Власием-Велесом заниматься было некому. Но царевич Власий о том не переживал. Пошел он к корове Зимун в золоченые хоромы, припал к коровьему боку да вздохнул счастливо - будто дома вдруг оказался. Душа его легче да счастливее стала, а в теле заметно прибавилось силы.
        И корова Зимун тоже встрече с сыном возрадовалась, из сосцов ее потекло не молоко, а сливки двадцати пяти процентов жирности, чему жители поднебесной очень рады были.
        Повидавшись с биологической матерью, пошел Власий погулять по райскому саду. Много чудес и диковин было в том саду, но казалось ему, будто все это он уже видел. Знакомо все и привычно. Только что спокойствие радостное на душе в новинку ему, да воздух пьянит, будто мед крепкий. Посмотрел на цветы царевич Власий, винограда попробовал и яблок молодильных. Яблочки ему показались кисловатыми, надкусил - сморщился да сплюнул. Эх, в Лукоморье яблочки - не чета этим полукультуркам! Садовые, белый налив! И все-то Власию в Ирие не так, и все в саду райском не по нему. Но подумать об этом было некогда - на свадебный пир позвали.
        Угощение на свадьбу знатное приготовили, сурица и меды пенные рекой лились. Жених во главе стола восседал, сияя от радости во все лицо златозубой улыбкой. А невеста его Додолюшка стреляла блестящими глазами по сторонам, и чаще всего ее похотливый взгляд на Власие останавливался. Ярила и Уд, видя это, ухмылялись в рукава да подливали невесте пенного меда. Они намешали в Додолино питье трав, возбуждающих любовный жар, а теперь вот с предвкушением ждали результата. Никак озорники от шутки нехорошей удержаться не могли!
        Наступил тот момент, когда «горько!» кричать начали. Встал Перун, и Додоля встала. Только не к мужу законному новобрачная повернула свой лик, а прямо по столу к Власию поползла. Тут Перун Медноголовый прозрел, характер супруги лучше понимать стал. Схватил он Додолю за то место, которым она к нему повернута была, на скамью усадил, а сам лицо сопернику бить кинулся. И правильно - что за свадьба без драки?
        Братья в разбирательство включились с радостью, усиливая переполох да шум, разняли драчунов. Взмолился тут Власий, обращаясь к Сварогу:
        - Отпусти ты меня, царь небесный, домой, в Лукоморье! Я скотьим богом быть не отказываюсь, но дома сердце мое осталось! Все в саду райском Ирие и знакомо мне, и в то же время чуждо! Тоска меня здесь берет.
        - Ну что ж, - Сварог кашлянул, неодобрительно посмотрел на Додолю - та все еще глазками маслеными на скотьего бога поглядывала - и в просьбе Власию не отказал. - Иди к людям, раз уж ты в этом видишь и понимаешь свое счастье. Только запомни вот что: ежели ты в обличье зверином разумное существо жизни лишишь, то навсегда зверем останешься.
        Поклонился Власий Сварогу, Ладе-матери и остальным богам да домой отправился.
        Эх, в гостях хорошо, а дома лучше! Так думал Власий, оказавшись в родном Городище. Шел он по улочке, с горожанами здоровался, словом-другим перемолвиться останавливался. Всех знал он и любил, в этом Городище выросши с малолетства. И его все знали да любили. И сам Городище ему лучше райского сада казался, красивее во много раз. И когда на коровьей лепешке нога заскользила, ругаться Власий-царевич не стал, спокойно навоз отряхнул да продолжил свой путь к царскому терему. Домой поспел аккурат к обеду.
        Сидел он за столом, пищу привычную ел с удовольствием. А сестрицы знай тарелки ему пододвигали, на братов аппетит нарадоваться не могли. Они болтали не умолкая, и Власий вдруг отметил, что сегодня болтовня сестриц ему приятна, а сами сестрицы докуками не кажутся, напротив, милы да веселы.
        Елена Прекрасная ела мало, что птичка поклевывала. Остальные мясо зубами грызли, а она ножичком золотым крохи от куска отковыривала да устами сахарными с двузубца снимала, аккуратно при этом манерничая. Двузубец тот вилкой звался, за него царь Вавила купцу Садко большие деньги заплатил. По совести сказать, царь-батюшка и больше бы отдал, так сильно его допекла младшенькая политесом да манерностью. Целый месяц на свой махонький кулачок наматывала отцовские нервы, выпрашивая столовые приборы. По приличиям, оказывается, нельзя даме благородной рот за едой широко разевать, а ложку деревянную иначе в рот не засунешь. И так же достала, что царь купил-таки прибор тот столовый для нее. Если б раньше знать, как зубец тот да ножичек выглядят, то свои бы умельцы сделали, но ни кузнецы, ни ювелирных дел мастера такого прибора столового никогда не видели.
        И вот теперь, состроив манерную мордочку, Еленушка следующий кусочек отпилила, губами с вилки сняла да прожевала. Потом ротик полотенцем утерла и взяла со стола махонькую остро заточенную щепочку. Прежде чем кашу пшенную с маслом да медом откушать, давай в зубах этой щепочкой ковыряться. Щепки эти зубочистками назывались и, по словам Елены Прекрасной, были очень полезны для здоровья. Бояре поначалу над Еленушкой посмеивались, но, когда воевода Потап глянул люто, прекратили. О том, что Потап по младшей царевне сохнет, знали все, кроме самого Потапа.
        Потапа воеводой назначили, когда он совсем юным был - и двенадцати годов ему тогда не исполнилось. Назначили потому, что обнаружились у него большие способности к стратегии и тактике и ум государственного масштаба. Помимо ума отличался Потап богатырской силой и телосложение имел соответствующее. Плечи - косая сажень, сила богатырская, в бою, конном ли, пешем, равных Потапу не было. По праву звание высокое носил и не кичился своим положением. С лица он красавцем не был, но и уродливостью тоже не отличался. А что лицо его грубое, будто из дерева топором вытесано, да в шрамах - то для богатыря не помеха, а, напротив, достоинство. Одежду Потап носил простую, по-военному сдержанную, не фасонистую. Рубаха да порты, сапоги крепкие да кольчуга с перевязью. И меч неизменно при нем. Сосредоточен и серьезен муж сей - ни тебе движений лишних, ни жестов размашистых. Если беседа дел военных или государственных не касалась, то и слова лишнего не вымолвит.
        Марья Искусница тоже зубочистку в руках вертела, но по причине, не имевшей никакого отношения к политесу и манерности. Она на поверхности каши чертила что-то непонятное, опять, наверное, конструкцию какую-нибудь придумала. И так Марьюшка была погружена в свое дело, что будто и не слышала ничего вокруг и не видела.
        Купец Садко старался всеми силами привлечь внимание Марьи Искусницы, но та его долгосрочно игнорировала и знаков внимания не замечала. Да и купца самого всерьез тоже будто не воспринимала. Царь Вавила по этому поводу не огорчался. Кому другому Садко был бы желанным зятем, особенно если учесть, сколько золота из царской казны в его мошну купеческую перекочевало. Но для своей дочери желал Вавила в мужья принца французского или английского - не меньше. Чтобы стала Марьюшка королевой большой и сильной державы. А Садко хоть и хороший человек, но простой купец.
        А вот Василиса Премудрая и кушанья за обе щеки успевала уплетать, и замечать все, и беседу со всеми сразу вести, еще и сестер изводить насмешками. И она-то уж своего ухажера без внимания не оставляла, то и дело пихая его в бок локтем.
        Вавила недовольно поморщился - кого-кого, а Ивана-дурака за своим столом он меньше других хотел видеть. Дурак - он и есть дурак, люди зря таким прозвищем не обозначат. Лицо у Ванюши глупое, улыбка к ушам лопухастым ползет, нос конопатый, а волосы лохмами торчат. Глаза синие, доверчивые да наивные, умом-разумом не замутненные. Статью Иванушка-дурачок, конечно, заметен, плечи богатырские, кулаки что молоты кузнечные, но все равно странно - и что в нем Василисушка нашла? Вавила этого не понимал, да только Иван-дурак за Василисой Премудрой словно хвост за собакой бегал. Всегда рядом был. Бояре нашептывали, что в зятья дурня придется брать, но Вавила от таких шепотков да пророчеств отмахивался. Говорил, что у старшенькой просто страсть к просветительству, а у Ваньки, соответственно, тоже страсть - к обучению. Бояре только головами покачивали да в бороды посмеивались, точно зная, что в скором времени обучение да просвещение на второй план отойдут, а страсть-то на первый выйдет.
        - Еленушка, ты не боишься щепками этими язык занозить? - спросила Василиса у младшей сестры.
        - Фи-и, сестрица, какая ты неманерная! - ответила Еленушка и брезгливо скривилась. - Эти щепочки, к твоему сведению, зубочистилками называются. Они для здоровья дюже полезные. Вы вот ими не пользуетесь, так потом не жалуйтесь, когда флора испорченная во рту заведется.
        - Ну главное, чтобы фауна испорченная во рту не завелась, - небрежно сказала Марья Искусница, не отрываясь от своего занятия, - а уж флору мы как-нибудь прожуем.
        - Ну пошто вы такие есть! - воскликнула Елена Прекрасная и со злости перекусила зубами зубочистку. - Учу вас политесу, себя не жалеючи, все ледями сделать хочу, чтоб перед женихами заморскими стыдно не было, а вы, дуры деревенские, даже на мамзелей не вытягиваете!
        Сестры в ответ на такое заявление только рассмеялись, и желание стать «ледями» их не охватило.
        - Я тут с оказией почтовой письма доставил, - сказал Садко, тактично меняя тему разговора.
        Садко по причине своей купеческой профессии был дипломатичным и коммуникабельным человеком. Без этих качеств ни продать тебе товары, ни купить. И с народами разными он встречался, и даже, говорят, с самим морским Посейдоном торговые дела имел. А потому в зародыше прекратил ссору, которая грозила промеж царевен начаться.
        Царь Вавила одобрительно посмотрел на купца. Хорошую бы пару они с Марьюшкой составили, если б купец был ну хотя бы княжеского рода! Садко всегда подтянут и аккуратен - до чистоплюйства. Франтов да модников он не уважал, но поощрял, имея с этого торговую выгоду. Поговорить Садко и без торговли любил, сопровождая свою речь мягкими, убаюкивающими жестами. Ну а если уж на торгах товар рекламировал, то тут такой фонтан красноречия у него открывался, что заткнуть его не представлялось другой возможности, кроме как купить вещь - только бы замолчал горластый продавец!
        Ликом Садко был прост да пригож. На полных губах всегда играла загадочная, лукавая улыбка, глаза - что у кота - зеленые да честные. Особенно честными глаза его делались, когда говорил он о том, сколько прибыли теряет, устраивая покупателю скидку. Нос прямой да длинный - оттого, наверное, что он его всегда по ветру держал, раньше всех узнавая международные новости. Волосы у него пепельного цвета, расчесанные на прямой пробор да смазанные маслом.
        Рубаху Садко носил атласную, синюю, совершенно немаркую. Поверх рубахи - жилет с карманами да цепочкой золотой. Порты простые, черные, а сапоги крепкие, сшитые из импортной кожи и с лаптями странными, какие галошами называются да в грязи не вязнут. А у пояса кошель большой прицеплен был - покачивался кошель тот при каждом движении купца да золотом позвякивал.
        Крякнул Вавила с сожалением оттого, что Садко неровня его дочке, да и спросил:
        - И от кого ж письма те?
        - Одно из царства Хызрырского, от хана тамошнего Урюка Тельпека, - ответствовал Садко, чинно кланяясь. - А другое из Тмутаракани, от кагана ордынского Цыряна Глодана.
        - Ну что ж, раз уж вся дума боярская за столом собралась… - Вавила оглядел бояр и головой покачал - те увлеченно кушали и царских слов не слышали, - но попрекать их этим не стал. Грешно у такого стола о делах говорить, а потому решил царь чтение писем после трапезы назначить.
        Стол и впрямь хорош был - загляденье да объеденье! Чего тут только не было: и каша пшенная медовая, масляна да рассыпчата; и дичь разная, целиком и кусками зажаренная - куропатки да зайцы, глухари да рябчики, оленина да кабанятина; и соленья с вареньями; блины - стопками, пироги - горами; щи да борщи с солянками в горшках глиняных ароматом исходят, у едоков слюну вышибают; тут же грибы моченые, да соленые, да жареные; ягод плетенки полные; ендовы сбитнем медовым да квасом клюквенным пенным наполнены, а кувшины - молоком да соками яблочными.
        - И чего это я отвлекаюся? - пробормотал царь Вавила. Взял он ложку расписную деревянную, горшок щей к себе подтянул, пирог с рыбой с блюда берестяного подцепил - и ну за обе щеки наяривать.
        После обеда переместились в тронную залу. Дума боярская, сыто отрыгивая, расселась по скамьям, что вдоль стен понаставлены. Царь Вавила на трон плюхнулся и руки на животе сложил, ощущая в желудке приятную тяжесть. Рядом с троном, по правую руку, воевода Потап встал, облокотясь на богатырский меч, а слева царевич Власий на стул присел. За ним царевны расположились. Лицом они похожи были - каждая будто копия с другой сестры, но различия меж ними имелись тоже немалые.
        Василиса Премудрая пышна была, глаза ее синие на лице румяном прямо светились, будто знала она что-то тайное, да поделиться этой тайной не с кем было. Одета любимая дочь царя просто - красный сарафан да белая рубаха. Волос белый в косу заплетен, на голове лента повязана.
        Марьюшка подле Василисы на стуле уселась - резко, по-мужски, плюхнулась. Царь посмотрел на нее и подумал, что манерность у средней дочери действительно никуда не годится. А откуда манерам тем взяться, если ходит Искусница будто парень - в рубахе да портах, платья и юбки совершенно игнорируя? Голову ремешком кожаным обвязала да карандашик грифельный за него заткнула. Лицо всегда спокойное, даже сосредоточенное, лукавого кокетливого взгляда у нее никогда и не видели.
        А Елена Прекрасная бледность модную блюла, совсем измученная заграничными диетами. Вавила за нее шибко переживал - а ну как совсем есть прекратит? Тонка что камышиночка, под глазами круги синие - и это красотой называется? Государь красоты такой, требующей безмерных жертв, не понимал и отвергал вовсе. И сейчас смотрел любящий отец и морщился, наблюдая, как Еленушка к табуреточке низенькой подошла, на английском платье с испанскими фижмами шлейф французский откинула, подол на китовом усе приподняла - тут нянька ей табуреточку под юбку и задвинула. Вавила каждый раз боялся, что сядет младшенькая мимо табуреточки да зашибется. А потом вздыхал с облегчением - обошлось на этот раз! И пристрастия ее к камням самоцветным царь тоже не понимал. Серьги до плеч свисают - и как только ушки выдерживают? Не порвались бы мочки, так сильно нагруженные. А вокруг шейки тоненькой в десять рядов бус да монист разных. Ох тяжелая штука эта мода ненашенская, заграничная!
        - Ну читай, Василисушка, - распорядился царь-батюшка и приготовился слушать.
        Василиса Премудрая у Вавилы в толмачах не состояла, переводила только тогда, когда ей того хотелось да и других дел в это время не было. Взяла она письмо, написанное на овечьей тонко выделанной шкуре, и начала читать:
        - «Государь белый царь, - Василиса Премудрая сразу переводила на лукоморский язык, - одолела нас орда Тмутараканская, все с набегами да войнами на территорию нашу залезть пытается. Возьми нас под свою руку слугами вечными и данниками. А в знак своего хорошего благорасположения пришли нам железа оружейного осемьдесят пудов, серебра - пятьдесят пудов, а золота - тридцать пудов. А еще пришли нам людишек мастеровых - кузнецов, да мастеров огненного боя, да каменщиков, да художников. Потому как люди в царстве нашем Хызрырском простые и ничего доброго, окромя дурости, не делают. Что с подарками твоими делать ведаем, а как к ним подступиться - не вразумеем. А еще пришли двух карлов для нашего увеселения. И чтоб были карлы те росту малого, а полу мужеского и женского, чтобы они в ханстве моем размножение имели. И чтобы карлы те и детей моих, и внуков, и правнуков развлекали. Засим остаюсь с почтением превеликим, хан хызрырский, Урюк Тельпек».
        - Велика наглость хана того! - вскричал царевич Власий, вскакивая с места. - Будто не в данники просится, а на работу нанимается!
        - Молод ты, Власий, а потому горяч, - заметил воевода Потап. - Ежели бы орд тмутараканских не было, то замечание твое поддержали бы. А так смысл государственный имеет просьбу Урюка Тельпека выполнить. И не просто выполнить, а даже так сделать, чтоб он без помощи да разрешения Лукоморья и до отхожего месту сходить не смел.
        - Дело говоришь, Потап. - Вавила очень одобрительно хмыкнул, бороду в размышлениях потеребил и изрек: - Пиши, Василисушка, ответ Урюку Тельпеку.
        Тут же Иванушка-дурачок с места соскочил, столец резной к зазнобе своей подволок да перо самописное из чехольца вынул.
        Вавила горло кашлем прочистил и диктовать начал:
        - Дорогой брат мой Урюк Тельпек! Прочитали мы письмо твое и прочувствовали. И сильно закручинились над бедами твоими. И как добрые братья и соседи берем тебя под свою высокую руку и шлем тебе окромя запрошенных осьмидесяти пудов железа еще осемь пудов, окромя пятидесяти пудов серебра еще пять пудов, окромя тридцати пудов золота еще три пуда. Людишек мастеровых пришлю, когда на то оказия будет. А карлы в нашем царстве не заводятся ни мужеского, ни женского полу. За карлами обращайся к брату нашему - султану туркскому. В его государстве этого добра довольно заводится. Засим остаюсь твой старший брат и сосед, царь лукоморский и прочая, и прочая, Вавила.
        Василиса письмо рулончиком свернула, сургучом мазнула да отцу подала, чтобы печатью царской освидетельствовал. Как только печать к посланию была приложена, Василиса следующий свиток развернула и начала читать:
        - «Государь белый царь! Хан Тмутараканский Цырян Глодан шлет царю лукоморскому Вавиле наши приветствия! Сообщаем, что дела в нашем царстве-государстве идут премного хорошо, вот только полчища хызрырские одолели - набеги учиняют немерено, потраву табунам да стадам разорение. Потому возьми нас под свою руку великую данниками вечными да слугами. А в знак твоего благорасположения пришли нам железа оружейного осемьдесят пудов, серебра - пятьдесят пудов, а золота - тридцать пудов. А еще нам пришли людишек мастеровых - кузнецов, да мастеров огненного боя, да каменщиков, да художников. Потому как люди в ханстве нашем Тмутараканском простые, ничего доброго, окромя дурости, не делают. Что с подарками твоими делать ведаем, а как подступиться к ним - не вразумеем. А еще пришли нам арапов чернолицых, полу мужеского и женского, для дальнейшего в нашем царстве размножения. Дабы меня увеселяли, и внуков моих, и правнуков. Засим остаюсь с уважением превеликим, каган Тмутараканский Цырян Глодан».
        - У них, что ли, один писарь на половинной ставке работает? - удивился Вавила. - Ну да ладно с ним, пиши, Василисушка, следующее… - И продиктовал царь Вавила послание, не много отличающееся от того, которое Урюку Тельпеку приготовил: - Дорогой брат мой, Цырян Глодан! Прочитали мы письмо твое и прочувствовали! И сильно над бедами да горестями твоими закручинились. И как братья да соседи добрые берем тебя под свою руку светлую. И окромя запрошенных осьмидесяти пудов железа шлем тебе еще осемь пудов, окромя пятидесяти пудов серебра - еще пять пудов, окромя тридцати пудов золота - еще три пуда. Людишек мастеровых пришлю, когда оказия на то будет. А арапы чернолицые в царстве нашем не заводятся и вообще себя никак не обозначивают. За этим ты пиши брату нашему, государю египтянскому. В его царстве арапы те и заводятся, и размножение великое имеют. Засим остаюсь твой старший брат и сосед, царь лукоморский, и прочая, и прочая, Вавила.
        Тут младшая царевна резко вскочила, топнула ножкой и кинулась к выходу из думской залы. Но табуреточка в юбках запуталась, споткнулась Елена Прекрасная, не сделав и двух шагов. Воевода к царевне кинулся, подхватил ее сильными руками, упасть не дал.
        - Что ж ты, доченька, о манерности-то забыла? - с укором в голосе спросил царь Вавила. - Куда так спешно кинулась, нарушая правила политесные?
        - Куда?! - закричала Елена Прекрасная так сердито, что даже лицо ее от злости перекосилось. - Гражданское подданство менять! Все, перехожу в ханство Хызрырское и в орду Тмутараканскую одновременно!
        - А чем же мы тебе, Еленушка, неугодны стали? - озадачился любящий отец, глядя с большим недоумением на дочь.
        - Ты им пудами злато да серебро шлешь, а я у тебя денежку на серьги новые не могу выклянчить! - крикнула Елена Прекрасная и снова топнула ножкой.
        Царь Вавила признал справедливость ее слов и выдал Елене сразу три денежки. Тут слезы на личике царевны и высохли. Подхватила Елена купца Садко под руку и утянула к лавке передвижной - серьги выбирать.
        А царь со боярами долго еще думу думали, да только день не резиновый - кончился.
        Глава 7


        ВЕРНИТЕ СЫНОЧКУ!

        В этот день не получилось у Власия с зазнобой своей - Дубравушкой - встретиться. Совет поздно закончился. Да и не дело это - к девице по ночи на свидания шастать. Вот и потоптался он у забора, калиткой поскрипел да восвояси отправился. Но записочку оставил. Написал он, что поутру на лесной опушке девицу ждать будет, а она пусть притворится, будто по ягоды да грибы собралась, да повидаться прибежит. Еще Власий писал, что разговор к Дубраве имеет серьезный, большой важности. Записочку царевич меж закрытых ставен сунул, знал, что утром откроет окошко Дубравушка да письмецо его прочтет.
        Вот только не знал он, не ведал о том, что от самого царского терема до дома Дубравы следил за ним черный, недобрый глаз, сверкающий лютой ненавистью. То Буря-яга прикинулась черной вороной да за царским сыном следила, выгадывая момент для дела неправедного. Записочку ту она клювом сцапала и направилась в избу на курьих ногах, что возле колодца страшного стоит.
        Возле той избы и при свете ясного солнца находиться жутко было, а уж в темноте ночной, безлунной - и подавно. Деревья лысые ветви, будто лапы, выставили, казалось, что колодец чернотой наполнен. А изба стоит, с ноги на ногу переминается да всеми бревнышками скрипит.
        Буря-яга в трубу печную вороной влетела, а из печи уже ведьмой страшной вылезла. А страшна она была сильно: лицо - что картошка печеная - темное да сморщенное, нос длинный, зубы острые, а рот, соответствуя злобному характеру, совсем безгубый. Развернула Буря-яга записочку, прочла и потерла от удовольствия костлявые руки.
        - Намилуетесь вы у меня, голубки недорезанные, - сказала ведьма скрипучим голосом и страшно рассмеялась, - ой налюбуетесь, птички недощипанные. Теперь-то я царевича Власия вмиг изведу! Теперь-то он ко мне сам прискачет как миленький!
        Хлопнула она в ладоши - и появилась перед ней черная кошка, да такая злющая, что оторопь берет, стоит только взглянуть на нее.
        - Беги к избе девицы Дубравы и стереги до утра. А как прибежишь в Городище, так мою записку в окошко меж ставен сунь. Чуть только поутру девица та в лес поспешит, ты вперед нее ко мне кинешься да разбудишь меня, - приказала пекельная злыдня Буря-яга кошке и записочку дала, да не ту, что царский сын писал, а собственного сочинения.
        Кошка из избы вон бросилась, а Буря-яга на лежанку рухнула и спокойненько захрапела. Вот только сны старухе кошмарные снились. То она видела, как чадо ее любимое Усоньша Виевна белой с лица становится, а то как смеется Усоньюшка радостно, и личико ее добрым да приветливым делается. От таких снов беспокойных старая нянька Усоньшина с боку на бок давай ворочаться да во сне стонать и скрежетать зубами.
        В тереме царя Вавилы тоже храп стоял. То дружинники в горнице спали, богатырским сном сморенные. Сам Вавила тоже сны десятые видел, все как один приятные. Снилась ему жена его покойная Ненилушка - будто в макушку его нацеловывает да приговаривает:
        - Ой ты люб мой, Вавилушка! Да сколько ж можно детушек одному растить? Нет у них матери, так хоть мачеха пусть будет…
        Дальше царю Вавиле свадьба его снится. Будто наклоняется он невесту целовать, а она в крокодилицу страшную превращается и зубами острыми как-то подозрительно щелкает.
        Проснулся Вавила посреди ночи, квасу попил да снова спать лег. Но сон тот крепко ему запомнился, и засела в его голове мысль о женитьбе.
        И Власий-царевич спал. Снилась ему Дубравушка. Как несет он ее на руках, лебедь белую, к лодочке легкой, что на волнах речных качается. А река та молочная, волны ее белые, а берега - кисельные. И поросли берега те кисельные цветами пряничными да сахарными. И понял он тогда, что находится в самом Ирие, саду райском. Поплыли они будто на лодочке той, в глаза друг другу глядят не нарадуются. Как вдруг налетела туча черная, лодочку пополам разорвала и по разным местам раскидала половинки те вместе с пассажирами. Зовет Власий Дубраву - а голоса у него и нет.
        Тут соскочил царевич с лавки, воды в лицо плеснул, чтобы прогнать наваждение сонное, и снова спать лег.
        И царские дочки спали. Сны им снились красивые, каждой - согласно ее наклонностям.
        Василиса на постельке пуховой ворочалась, руками взмахивала, будто что взять пыталась. Видела она во сне шкафы высокие - под самый потолок, туго набитые книгами. И таких книг Василиса отродясь не видала, и о премудростях, какие в книгах да фолиантах тех содержатся, никогда не слыхивала. Тянется она к верхней полке, а лесенка-то под ней шатается, и книги из рук выскальзывают. Василиса во сне поймать их пытается, а книги мимо летят. Тут будто она с лесенки соскользнула да на пол рухнула. И так во сне том все было натурально да правдоподобно, что старшая царевна и на самом деле на пол с постели упала. Однако не проснулась она, только на бок другой повернулась и давай сон дальше смотреть.
        Марья Искусница спокойно спала, без лишних эмоций сон просматривала. А снился ей стол большой, заваленный разными чертежами да схемами. Стол тот вплотную к стене придвинут был, а стена из хрусталя сделана. А еще в комнате той кроме чертежей да схем механизмов много невиданных. И будто стоит она, Марья, у одной машины железной и думает: стоит ли нажать на кнопку красную или нет? И любознательность над осторожностью верх взяла, победила полностью. Нажала Марья кнопочку ту - тут механизм непонятный огнем взорвался, и ее саму и стену хрустальную в клочки разнесло. Кинулась Марья от силы той разрывной прятаться, под стол перевернутый залезла. Да так в образ вжилась, что, не просыпаясь, под кровать залезла и схоронилась там. И даже не проснулась, проделав этот сложный маневр.
        А Елена на спинке лежала, ручки чинно по бокам вытянув. И улыбалась так, будто купец Садко ей лавку свою с товарами подарил. А снились ей сундуки огромные, набитые под самые крышки каменьями самоцветными, украшеньями диковинными да нарядами богатыми. Достает в том сне Еленушка одну вещь за другой, нарадоваться не может. И осталась в сундуке на самом донышке ожерелье невиданное, яхонтами да жемчугами украшенное. Тянется, тянется к нему царевна, а дотянуться не может. И тут две лапищи огромные да зеленые как схватят ее за талию да от сундуков и отдернули. Завизжала Еленушка протестующе, так ей обидно стало с ожерельицем тем расставаться. Да не во сне завизжала, а наяву.
        Василису Премудрую визг сестрицы потревожил, она подушку нашарила да в младшую сестру бросила. Утихла Елена, носом спокойно засопела - и дальше сны смотреть.
        И только маленький Домовик полуночничал - дела хозяйственные справлял.
        - Ой беда-беда, горюшко! - услышал он голос Дворцового и выбежал узнать, что приключилось с родственником.
        Тот шел, сгибаясь под тяжелой ношей, нес лист бумажный, в рулон что твой ковер скатанный.
        Стоило Домовику только бросить взгляд на его осунувшееся лицо, как догадка сама появилась - беда эта с Горынычем произошла. И точно, поведал сквозь бурные рыдания несчастный приемный родитель о том, что пришел он в хрустальный дворец, а его сыночки нет, и только записка обнаружилась. Дворцовый снял с плеча рулон да и расстелил на траве полотнище это.
        Домовые ночью не хуже кошек видят, а то, пожалуй, и получше даже. Поэтому Домовик, изрядно поднаторевший в грамоте, пока царских деток ей обучали, прочел следующее: «Тятенька, поскольку мы не обнаружили сродственников за стенами дворца хрустального, решили пуститься на поиски оных. За нас не переживайте, поскольку летать мы теперь умеем очень хорошо. Рассказали нам люди добрые о долине затерянной, что в горах Крокодильерах находится. Там, говорят, таких, как мы, видимо-невидимо. Вы, папенька, не волнуйтесь за нас. Все в порядке будет. От себя обещание даю, что лапы перед едой мыть буду да зубы после еды чистить тоже, но за братьев в том не ручаюсь. Они легкомысленным отношением к гигиене известные, но присмотрю за ними, может, удастся к уму-разуму привлечь. Когда отыщем змеев о трех головах и откуда мы родом происходим выясним, то сразу и возвратимся. А пока летать учились, задумались - все твари парами да семьями живут, а нам пары нет, то и детушек у нас не будет. Так что ждите с невестой. Ваш любящий сыночка Змей Горыныч».
        - Это Умник писал, - расплакался Дворцовый, - он у меня грамотный. Вон как пишет ладно - ни одной ошибочки.
        - А чего ты сырость развел, буде не мужеского полу? - спросил Домовик. - Ну полетел парень путешествовать, и что с того? Ума-разума наберется - то правильное занятие, и в путешествиях ума только добавляется. А все потому, что опыт жизненный в книжках не наберешь, да и со слов чужих жизненным опытом не обогатишься.
        - Так рано ему! - вскричал Дворецкий. - Он у меня к жизни неприспособленный!
        - Так приспосабливать надо было! Ишь как запел, ибо понимаешь теперь, о чем я тебе все втолковывал?! - Домовик присел на ступеньку. - Придется ему приспосабливаться в полете, методом экстерна. Э-эх, брат, говорил же тебе, что туго приемышу твоему будет, ибо воспитание оранжерейное не отменяет жизненных катаклизмов. А ты все - «педагогика, педагогика»! Не знаю, кака така педагогика детей обманывать учит?
        - А мне-то чего делать? - сокрушенно вздохнул Дворцовый. Поза у него была горестная да унылая: плечи опустились, спина сгорбилась, а всегда задиристо торчащая бороденка обвисла.
        - А чего делать? Снимать штаны и бегать! - утешил родственника Домовик. - Что тут поделаешь, только и остается, что ждать, ибо не в твоей власти вернуть Змея назад. Иди домой, нечего по ночам шастать.
        - Разорвется сердце мое родительское, - пожаловался Дворцовый, но совету внял, отправившись восвояси.
        А Домовик долго сидел на крыльце, размышляя над полученной новостью. За Горыныча он не переживал. Змей молод, а молодежь - она быстро всему новому обучается. А вот за Дворцового беспокоился - как он разлуку перенесет?
        Заснул домовой только под утро, закончив хозяйственные дела, как раз тогда, когда проснулась замученная кошмарами Буря-яга.
        И проснулась ведьма старая намного раньше, чем надо было. Соскочила с полатей, по избе заметалась, давай выть да причитать:
        - Ой, сердце мое черное беду великую чувствует, ой, сны мои страшные вещими мнятся! Чую, случится беда с дитятком неразумным, Усоньшей Виевной, лебедью черной!
        Тут беспокойство ее совсем одолело, не в силах была нянька старая дальше терпеть. Достала она из сундука волшебное зеркало, каких у нее в каждой каморе по одному было припрятано. Сделала все как надо, сушеной куриной лапкой взмахнула да слова колдовские пробормотала. И показало стекло волшебное Усоньшу Виевну. Сидит великанша перед зеркалом, что коровища ревет да светящуюся перламутровую белизну с лица соскребает.
        - Ой, да где ж ты, Буря-яга, кошелка драная?! - причитает великанша. - Да куда ж ты, немочь старая, запропастилася?!
        От такой картины сердце Бури-яги зашлось сначала в горестном приступе, а потом и в лютой ненависти. И поклялась она клятвой страшною, что обидчик ответит за все издевательства сторицей. Но прежде надо приказ Усоньши выполнить - Власия со света сжить, а уж потом она разберется с шутниками, которые белила дитятку неразумному подсовывают!
        Выскочила из избы ведьма старая и на лесную опушку понеслась.
        Тут и солнце свой первый луч показало, небо алым расцвечивая. Встрепенулся лес, зашуршал. То Леший кряхтел, собираясь улечься спать. Всю ноченьку он по чащобе шарился, ухал да гукал - порядок соблюдал. Где бурелом в чаще накидывал, где, наоборот, разгребал, чтобы проход меж деревьями освободить. Поляны ягодные обходил, следил за урожаем - не потоптали ли раньше времени? Зверье разное учитывал, чтобы поголовье не сокращалось. Дел переделал великое множество, а потому очень утомился. И спать улегся не в берлоге своей, а под кустами прикорнул, ноги на солнышко выставив. Ему недавно домовой из царского терема совет хороший дал. Леший на ревматизм пожаловался, попенял, что суставы скрипучими стали. А Домовик, мужчина солидный да знающий, порекомендовал ноги на солнце греть - тогда ревматизм без следа пройдет. Что лесной хозяин и выполнял регулярно - утром на травке уляжется, голову в тень деревьев, а то и вовсе в ветки кустарника засунет, чтобы не напекло, а ноги на солнышко выставит да спит себе весь день.
        Буря-яга, злобствуя, по лесу неслась и даже не вспомнила, что под ноги глядеть надо. А потому и споткнулась да носом в заросли колючие рухнула. Встала она, корягу пнула да дальше побежала. А то, что не коряга это была, а нога Лешего, и не заметила вовсе.
        Леший из кустов вылез, плюнул на ревматизм и в берлогу поплелся, сетуя на то, что в лесу движение большое образовалось.
        В Городище люд лукоморский уж вовсю хозяйничал. Люди это мастеровые были и до труда охочие. И кузня уже дымилась, и станки ткацкие стучали, и кружевницы коклюшками брякали. Тут к хозяйственному утреннему хору и плотники присоединились, стуча топорами да молотками и вжикая пилами.
        Скотина мычала, блеяла, ржала, хрюкала. Скрипели журавли колодезные. Пастух кнутом свистел, стадо за околицу выгоняя. Девки с песнями к реке пошли - кто белье стирать, кто пряжу мыть, кто лен белить.
        Дубравушка в избе управилась, щей да каши наварила, полы вымела, воды принесла. И только потом вспомнила, что ставни распахнуть нужно. И тут-то упала на подоконник записочка от ее милого. Прочла Дубрава послание, сердце ее девичье замерло. Говорилось в записке той, чтоб собиралась Дубрава в побег с Власием. Тайно они в побеге том поженятся, а потом царя Вавилу в известность поставят - тогда уж поздно будет родительские протесты высказывать. И не задумалась ни минутки Дубрава, опрометью собираться кинулась. А записочку ту подменную на подоконнике так и оставила.
        Достала Дубрава новый сарафан, атласный да цветами расписными заморскими вышитый - к свадьбе своими руками наряд справила. Обрядилась, косу тщательно переплела да на крыльях любви навстречу судьбе своей кинулась - огородами, чтоб избежать вопросов соседских. Кошка черная, что соглядатаем всю ночь дежурила, следом направилась, в траве густой луговой спряталась да вперед Дубравушки до лесу добежала. Торопилась хозяйку свою, Бурю-ягу, разбудить.
        А Яга по лесу неслась, на бегу зашибленное колено потирая. Кошка черная по простоте да недомыслию думала, что хозяйка ее спит и в побудке срочной нуждается, а потому ей прямехонько под ноги и угодила. Полетела злыдня пекельная кувырком, кошчонку придавила до полусмерти да в пруд по инерции съехала. Вылезла злющая, увешанная водорослями и тиной. Лягушку изо рта выплюнула, воду из уха огромного вытрясла - и на опушку сквозь ивняк давай продираться. А к опушке уж Дубрава подошла.
        Буря-яга вперед нее забежала, подождала, пока красавица поглубже в лес зайдет, и ну кричать голосом Власия да заманивать.
        - Дубравушка, помоги! - услышала девица любимый голос и сломя голову на помощь побежала. Сжалось сердечко девичье в страхе - что за беда с ее суженым приключилась?!
        А Буря-яга знай кричит:
        - Сюда, Дубравушка! Скорее, люба моя!
        Власий-царевич будто что почувствовал недоброе - не сразу в лес пошел, а к дому невесты своей повернул. Домишко тот больно ветхий был, старый. В доме этом еще деды и прадеды Дубравины проживали. Диву люди давались, сколь долго стоит изба старая. А сама изба рассыпаться и не думала, ухоженная да долюбленная, теплом жильцов своих радовала, ставенками распахнутыми гостей приглашала. И узрел Власий-царевич меж ставенок тех беленький клочок бумазеи. Забилось сердце его молодецкое глухо, беду предчувствуя.
        Перемахнул он через низенький забор, записку схватил и прочел в ней совсем не то, что он вчера Дубраве написал.
        Царский сын, может, и не угадал бы, откуда беда стучится, но Власий ведь еще и скотьим богом был. Понял он мигом, чьих рук это дело. Записку скомкал да со всех ног к лесу понесся.
        В лес-то вбежал, а где Дубраву искать - неведомо. Тогда оборотился Власий серым волчищей и сразу по запаху определил, куда краса ненаглядная пошла. Со всех четырех лап по следу кинулся, потому и успел вовремя.
        Выбежал он на страшную поляну, где изба на курьих ногах поскрипывает да колодец, что в царство Пекельное ведет, зев свой темный открыл. И увидел, как ведьма страшная, Буря-яга, Дубраву к колодцу подводит.
        - Там он, красавица, - приговаривает Буря-яга, зло улыбаясь. А Дубрава, пребывая в беспокойстве за суженого своего, и не замечает той злобы вовсе.
        Прыгнул Власий высоко, встал меж Бурей-ягой и колодцем, не дает Дубраве к краю подойти.
        - Пропусти ты меня, волчище серый, - взмолилась Дубравушка, - любый мой суженый Власий-царевич там - на дне расшибся и погибает! Дай мне к нему добраться!
        Заговорил тут серый волк голосом Власия:
        - Дубравушка, не верь злыдне лютой, ведьме проклятой Буре-яге! Со свету нас сжить она вздумала, вот обман и учинила.
        - Раз вздумала со свету извести, так изведу! - крикнула Буря-яга да на Власия кинулась.
        Волк зубами клацнул да дурную голову Бури-яги под самый корень откусил. Скатилась голова Бури-яги в колодец, да и тело ее следом рухнуло.
        Упала на колени Дубравушка, зверя лютого волчищу обняла да разрыдалась:
        - Власий, сокол мой ясный, что с тобой сотворилося?!
        - Прощай, Дубравушка, горлинка моя сизокрылая, - ответил ей Власий, более не вправе обличье волчье скинуть. - Свободная ты от слова своего.
        - Да что ж я такого сделала?! Иль разлюбил ты меня?!
        - И люблю тебя по-прежнему, больше жизни своей, - ответил царский сын, - да только неволить не буду, мало радости со зверем жить. Не сменить мне теперь обличья звериного, не снять волчьей шкуры на веки вечные. Проклятие на меня наложено - не бывать мне в лице человеческом.
        Тут волк через голову кувыркнулся, орлом могучим стал да и улетел.
        Упала на землю Дубравушка, слезами ее поливает да причитает:
        - Ой ты мать сыра земля, за что ты меня так наказываешь, зачем сиротишь, бездолишь?
        И слышит будто шепот из глубины земной:
        - Беги на капище, Роду светлому молись да причитай и обвиняй побольше, не стесняясь в выражениях… - То Лада-мать над девицей сжалилась, совет ей дала.
        Дубравушка вскочила да через лес к капищу понеслась и потому не слышала, как голос этот договаривал:
        - Не любит он, когда покой его божественный нарушают. Просьбы больше Сварогу да внукам своим адресует. Вот и пусть старик порастрясется, немного делом занятый окажется. Может, в семью мою лезть с указами позабудет… старый хорек!
        Глава 8


        СТО К ОДНОМУ

        Утро в светлом Ирие было прекрасным и благостным, как это всегда случалось. Вышел Сварог на ветвь широкую, владения свои оглядел - и возрадовался. Хорошо на душе его божественной стало. Но тут заметил он птицу огромную - орла могучего, и в сердцах по коленям хлопнул. Ну хоть бы один день без инцидентов случился! А птица сидела нахохлившись, поникшая да горестная.
        - Ну что, Велес, повеление мое нарушил? - спросил Сварог, сразу узнав скотьего бога.
        - Зазнобу свою Дубравушку спасал, - ответствовал Власий, - Буре-яге голову с плеч снес! Дело праведное сотворил, не богопротивное!
        - Ну и сотворял бы в человечьем обличье! - воскликнул Сварог. - Чего тебя в звериной шкуре на подвиги потянуло?
        - Когда бы мне там кувыркаться было?! - вскричал Власий-царевич да выше на ветку перелетел.
        - Ну так пеняй теперь на себя. - Сварог вздохнул. - Я своего слова не отменю.
        Тут родительское облако над дубом зависло - чернее тучи черной.
        - Сварог, - донесся голос Рода Великого.
        Сварог встревожился - голос отцовский сегодня вопреки обыкновению был не грозный, а совсем слабый и даже болезненный какой-то.
        Взлетел он на облако, на отца взглянул - и обомлел. Род был бледен, под глазами тени черные, руки бьет мелкая трясь, а голова мокрой тряпкой обмотана.
        - Что с тобой, батя? Уж не болен ли ты?! - всполошился Сварог.
        - Болен, - сердито проворчал Род. - Когда тебя породил, болен был - умом. Теперь вот терплю издевательства безобразные, от сына вовсе неожиданные!
        Сварог совсем растерялся. Задумался он, но вины никакой за собой не обнаружил. Тут внизу птица Сирин сладкоголосая запела. Род застонал, за голову схватился и попросил:
        - Заткни ты эту дуру горластую, уши дерет что ножом режет!
        - Да что с тобой приключилося, батюшка?! - воскликнул Сварог в недоумении, но пальцами все же щелкнул - и Сирин замолкла, сдавленно булькнув на полуслове.
        - Послушай-ка и ты, чего мне всю ноченьку выслушивать пришлось с большим раздражением! - И Род ватные затычки из ушей выдернул.
        Тут полились из его ушей горестные слова и истеричные вопли. Хоть и исполнялось все это великолепным сопрано, но больно уж эмоционально, слишком уж пронзительно временами.
        - Ой, дедушка Род, защитником ты людским являешься да покровителем! Да где ж защита твоя чадам неразумным?! Да за что ты меня бедную наказал так несоответственно - друга милого, суженого моего лишил?! Зачем, ненавистный, забрал ты Власия-царевича от меня в светлый Ирий, оставил меня сиротинушкой?! Неужто тебе заняться нечем на старости лет, кроме как обиду да горе мне чинить?! - Дальше слова неразборчивыми становились, переходили в рыдания и всхлипы. А потом снова причитания начинались.
        - Всю ноченьку девка настырная молитвы да попреки шлет, - вздохнул Род, уши ватой затыкая. - Всю ночь в голове у меня это звучит - не спрячешься. А ты вот, сын, объясни, какого рожна ты заклятие на Велеса наложил? Ну погрыз он ведьму старую маленечко - и что с того?
        - Ничего себе маленечко! - воскликнул Сварог. - Так маленечко, что голову с плеч насовсем снес!
        - Ну педантизмом страдать негоже, сынок, - как-то даже заискивая, сказал Род. - Изыщи уж какой способ, чтобы вопли эти горестные в голове моей прекратить.
        - Мое слово нерушимое. - Сварог упрямо насупился. - Как сказал, так и будет!
        - А моя голова рушимая, и даже очень! Ежели девица та плакать да причитать не перестанет, то тут головушка моя и разрушится! И на мелкие кусочки разрушится! Вот что, сын! - Род с трона каменного встал, на сына посмотрел грозно, производя впечатление. Но впечатление смазалось, потому что Род за голову схватился, застонал и на место осел. - Ты уж способ какой изыщи, чтобы и слова не нарушать, и девицу ту настырную заткнуть. Обещается она с места не сойти, пока ей жениха с доставкой на дом не обеспечат.
        Пообещал Сварог и назад на ветви дуба солнечного вернулся. Посмотрел он на орла, вздохнул. Надобно что-то делать, а что - ума приложить не может. Тут подозвал он птиц райских и велел совет у корней мирового дерева собрать, детей кликнуть - может, кто дельное что посоветует.
        Быстро собрались сыновья да дочери, на отца смотрят с почтением, на Власия-Велеса - с большим сочувствием.
        - Ну есть какие измышления о том, как слово мне не нарушить и пожелание отцовское выполнить? - спросил Сварог.
        Задумались Сварожичи, но никому ничего путного в голову не пришло.
        Тут один из сыновей Лели, самый младшенький, говорит:
        - А ты, дедушка Сварог, поправку в закон внеси.
        - Как это? - удивился Сварог заумным словам.
        - Ну это когда совсем нельзя, а при условии определенном - можно, - пояснил востроглазый внучок, запутав Сварога еще больше.
        - Ты по-нашему, отрок, говори, - попросил дед, - по-простому.
        - Ну это когда на первое место не презумпция виновности, а презумпция невиновности ставится, - совсем уж разжевал непонятную тему младшенький внучек.
        Сварог за голову схватился:
        - Да объяснит мне кто, чего он советует?!!
        - Все очень просто, - снисходительно улыбаясь, произнес солнцеподобный Хорст. - Условие добавь, каковое выполнив, он облик человеческий право имеет вернуть.
        - Ага, - воскликнул смышленый Ярила, - как штраф! Сто к одному за причиненный вред.
        - Быть посему! - И Сварог посохом об землю стукнул. - Вот что, Велес, как спасешь в звериной шкуре сто жизней за одну отнятую, так указ мой отменяется. - Тут хозяин Ирия посмотрел на внука и спросил: - Как звать тебя, отрок хитромудрый?
        Младший сын Лели был смышлен да взглядом востер, словно все видел. Уши у него были огромные, с острыми концами. Лицо спокойное, освещенное достоинством. В одной руке внук камень большой держал да вверх его подкидывал, а в другой - копьецо легкое.
        - Проном меня зовут, - ответствовал он чинно, но в глазах мальчишки бесенята так и прыгали.
        - Быть тебе, Прон, законником, дела правосудные в мире людском блюсти будешь, - распорядился Сварог.
        - Не Прон он - проныра цельная, - прошептал на ухо Усладу Ярила, - с малолетства должность прибыльную, хлебную исхлопотал.
        - Должность-то не только хлебная, - так же тихо, чтобы отца не сердить, ответил Уд, - хлебец тот с маслом будет, да еще икрой черною сверху посыпанный. Судейское дело самое прибыльное, вон, даже наш светлый индюк Хорст за него взяться мечтал, да батюшка не согласился. Все сомневался, не знал, кому отрасль ту отдать. Ишь как шустер пацан оказался.
        А проныра Прон слышал все и только улыбался хитро, объясняя такие разговоры завистью. Что ж, не чужды боги ничего человеческого!
        Царевич Власий только постановление божеское услышал, так сразу в Лукоморье полетел - указ выполнять. И вовремя, потому как страшная беда на Городище свалилась.
        Великанша Усоньша Виевна няньку свою верную не дождалась, пошла сама ее искать. Долго искать не пришлось - у самого выхода из царства Пекельного об няньку Усоньша и запнулась. Подняла она с земли голову Бури-яги да как закричит:
        - Ты что ж, кошелка старая, глазки мне строишь?!! Ты скажи, где зад свой потеряла?!!
        Но Буря-яга уже ничего сказать не могла, потому как была мертвее мертвого. Когда великанша факт этот окончательно осознала, то крыша у нее совсем съехала, и на место возвратить ее возможности не представлялось. И было отчего крыше Усоньшиной съехать - кто ж теперь будет перламутровую белизну с лица великанского отдирать?
        Заревела она страшным голосом:
        - А ну-ка, Сволота, бабища каменная, подкинь меня высоко, до самого выходу из царства Пекельного!
        Сволота что и сделала. Нагнулась она, ладошку каменную подставила да Усоньшу Виевну наружу выбросила.
        Вылетела Усоньша из колодца, что пробка из бутылки вина пенистого, французского. Приземлилась она на широкое седалище, пребольно оземь ударившись. По земле от удара того трясь пошла. Птицы из гнезд выпорхнули, звери из нор вылезли, а Леший - тот проснулся в неурочный час. Рассердился Леший, послал лис да волков узнать, что там такое приключилось. И донесли звери страшную весть - идет по лесу Усоньша Виевна, дочка князя Пекельного царства, да весь люд честной со свету сжить грозится, о чем кричит во всю мощь своей глотки. Леший бороду зеленую, травяную почесал-потеребил да отправил весть в Городище. Наказал птахам лесным о случившемся Домовику рассказать, а тот чтоб царя Вавилу предупредил об опасности. Птахи лесные мигом поручение выполнили, да и Домовик тоже поспешил с царем встретиться, дурные новости пересказать.
        Тут покой в Городище кончился, зашумело все, задвигалось. Отроки побежали баб собирать, какие за стенами крепостными на огородах работали, да детей малых, что на лугах и у речки играли. Народ со всех ног к городу несся, чтоб потом ворота крепостной ограды намертво закрыть, пока дружина будет с ворогом биться. Все, кто мог оружие держать, к воинам присоединились. Темной полосой войско за оградой выстроилось, врагиню встретить приготовилось. Или выстоит люд лукоморский супротив беды, или жизнь свою отдаст дорого и с достоинством.
        А великанша из лесу выбежала, вытоптав широкую просеку в лесном массиве, и на войско плотоядно глянула.
        - Ох знатно я сейчас пообедаю! - зарычала она.
        - Ты, нечисть черная адова, еще не поймала, а уж ощипываешь! - взъярился царь Вавила и распорядился дать залп.
        Вышли вперед пращники да лучники, и полетел на Усоньшу град камней да рой стрел каленых. Но Усоньша Виевна знай только отмахивается да ближе к Городищу подступает. Тут конная дружина во главе с Потапом навстречу ей кинулась. Мечами машут - да все без толку. Шкура Усоньши Виевны, в царстве Пекельном продубленная, вовсе не протыкается. Ни мечом ее не взять, ни пикой проткнуть. А голову злыдне снести - и вовсе не мыслимо, потому как голова та больно высоко на плечах ее растет, ни ногами не допрыгнешь, ни на коне не доскачешь.
        А Усоньща знай шаги отшагивает да конников воеводиных, будто мух, отшвыривает да прихлопывает. И плохо пришлось бы люду лукоморскому, но подоспела нежданная помощь.
        Опустился на плечи Усоньшины орел огромный, а за ним еще много сотен других птиц. Окружили они великаншу, в глаза да рыло вцепляются, плечи рвут. То Власий-царевич, скотий бог, позвал свое воинство. И не только птицы, но и зверье разное дикое: волки, медведи, рыси - в битву включилось. Бьют, рвут Усоньшу, а той хоть бы хны - знай сосной отмахивается да ближе к городу продвигается.
        И потоптала бы она Городище, людей бы погубила, да призвал Власий на подмогу всех мелких зверушек. Так вот когда стая мышей к Усоньше кинулась да по ногам ее мощным, по одежде на плечи взобралась, тут-то бой и окончился. Завизжала истошно великанша, запрыгала, сосну огромную на землю кинула. Мышей дочь князя боялась до заикания и вовсе на дух не переносила. Завертелась она юлой, стараясь грызунов с себя скинуть, и сломя голову в лес бросилась. А птицы да звери вслед кинулись, до самого входа-выхода в Пекельное царство гнали злодейку. Прыгнула в колодец Усоньша да зареклась больше оттуда высовываться.
        Разлетелись, разбежались по своим норам да берлогам, гнездам да дуплам нежданные помощники. Только один пернатый воин остался у стен города - орел огромный. Кинулся он оземь да царским сыном Власием оборотился.
        Поклонился отцу в ноги Власий и говорит:
        - Прости меня, царь-батюшка, но надобно мне покинуть царство Лукоморское. И люблю я вас, и почитаю, но тесно мне в людском мире. На две части не разорвешься, на двух конях не удержишься. Над всем зверьем я хозяин - скотий бог. И место мне среди богов, в светлом Ирие.
        Опечалился царь Вавила, заголосили сестры, а куда денешься? Тут и Дубрава подоспела - подлетела к суженому, на шею ему кинулась. Так свадьбу сей же час сыграли. День целый пир свадебный длился, а к вечеру обернулся Власий орлом, жену молодую на спину мощную посадил - и был таков. В сад райский Ирий отправился. Батюшке и сестрам обещал, что навещать будет, а от наследного престола отказался, велел царю Вавиле хорошего зятя присмотреть.
        Вавила и рад бы, но, как на грех, никто, кроме Ивана-дурака, на глаза не попадался.
        Глава 9


        ПИСЬМА О ЧУДЕСАХ ЖИЗНЕННЫХ ДА УРОКАХ

        Долго дело делается, да недолго сказка сказывается. Текло времечко да утекало, отсчитывая дни. С событий тех памятных много времени прошло. Скучали по Власию сестрицы, кручинился царь-государь батюшка. Но попривыкли потом.
        Об Усоньше Виевне волхвы сказы сложили, для памяти, значит, а скоморохи - так и вовсе анекдотов насочиняли да в театре кукольном сценки разыгрывали на потеху честному люду. Сама Усоньша в царстве Пекельном злобой лютой исходила, затаив ненависть. И решила, что сотрет Лукоморье с лица земли всенепременно, а пока занималась тем, что белизну перламутровую с морды по кусочку отковыривала да случая подходящего ждала. Но случай отомстить все задерживался.
        В Лукоморье о планах тех страшных не подозревали, и поэтому жизнь шла своим чередом. Так же по утрам петухи кукарекали, народ честной поднимая. Так же побеждали лукоморские умельцы да мастерицы в ремесленных соревнованиях, первые места занимали завсегда и непременно. Так же где-то на границах ханство Хызрырское против орды Тмутараканской свою команду выставляло. Дрались они с успехом переменным, с настырной регулярностью жалуясь друг на друга царю лукоморскому Вавиле. Уж письмами да кляузами царский терем совсем завалили. Царю хоть и не хотелось, а приходилось читать - куда ж денешься, данники ведь!
        Вот и сегодня Вавила думу собирал по этому поводу. А как с делами постылыми закончили, воинственных соседей успокоили, в который раз друг на друга натравив, так Вавила и говорит:
        - Ну теперь и о приятном можно поговорить. Василисушка, прочти письмецо Власия, какое месяц назад с оказией доставлено было.
        Начала Василиса читать, фразы на память произнося, а в письмо только ради батюшки заглядывая. Каждый день письмо то перечитывали, выучила уже.
        - «Дорогой наш батюшка Вавила, государь Лукоморский и прочая, и прочая, и прочая…» - говорила Василиса.
        Вавила слушал да млел от счастья. В письме Власий сообщал, что сын у него народился, так его тоже Вавилой назвали, в честь деда. И что скоро в гости прибудет, как время на то выкроит. Еще писал он, что по сестрам соскучился, да интересовался, не вышли ли сестрицы его милые замуж. И о доме рассказывал, какой в Ирие светлом выстроил.
        Дом у Власия и вправду на диво крепок был да хорош, жил в нем Власий, в любви и счастье купаясь. Выделил Сварог ему уголок Ирия да помог хоромы выстроить. Но от хором Власий отказался, дом построил хоть и крепкий, да простой, без позолоты и прочих излишеств. И проживал там в мире и согласии с Дубравушкой, женой своей милой.
        Дубрава в Ирие прижилась, дружбу с соседками поддерживала, по-приятельски на чай захаживала. Лада к ней очень добра была, то рецепт варенья нового даст, то пирога какого, а то как с мужем в мире да согласии жить научит. И Леля к Дубраве приветлива была, и Жива-болтушка. Да что о них говорить, если сама Морена холодная в дом Власия захаживала, и тогда даже Сварог с удивлением прислушивался: хохотала Морена от всей души, что уж такое ей Дубрава рассказывала - неведомо. Для каждого у красы лукоморской Дубравы слово доброе было. И любили ее все обитатели Ирия, и баловали. Оно и хорошо, потому как не боялся Власий супругу одну без присмотра оставлять, знал - и позаботятся, и теплом да лаской одарят Дубравушку боги райские. А отлучки у Власия-Велеса частые случались, все они были связаны с работой. Оно и понятно, дел-то у Власия невпроворот - за всей скотиной, какая в поднебесье да мире земном водится, присматривать.
        Трудно было Власию на первых порах. Ну с домашним скотом да зверьем диким, что в привычных ему обличьях в поднебесье водится, он лихо управлялся. А вот с заморскими зверьми зело туго пришлось. Зато когда возвращался домой - не могли они с Дубравушкой друг на друга нарадоваться и насмотреться.
        Собирала Дубрава на стол кушанья и слушала рассказы мужнины.
        - Ну когда мне от народу африканского молитва поступила, так пришлось лично в те земли отправляться, - говорил Власий, за столом сидя.
        - Еще бы, - кивнула Дубрава и сморщилась. - Те африканцы такую жертву вонючую послали, что порой кажется - и поныне не выветрился запах. И с чего они вздумали, что пропащее мясо для богов самое лучшее?
        - Так у них в Африках жара стоит невиданная, - объяснил Власий, лично побывавший на той жаре. - В царстве Пекельном и то попрохладнее будет. И когда они оленя, какой у них в Африке антилопой гну зовется, потому как внешность гнусную имеет, заколют да к истукану положат, какой алтарь изображает, так мясо и протухнет сразу.
        - Фу! - Дубрава сморщилась, вонь ту вспоминая. Жертвы-то, коими просьбы сопровождали, прямо в Ирий попадали, по назначенному адресу.
        - Ты не сердись, Дубравушка, - поспешил успокоить супругу Власий, - я так сделал, что у них теперь от носорогов да слонов спасу не будет.
        А дело было так, что африканские жители на незапланированный падеж зверья жалобу подали. И понятно - вслед за этим падежом грозил африканским племенам голод, тоже незапланированный. Так Власий лично отправился беду ликвидировать. Если бы речь о коровах да лошадях шла либо о волках, лисах да медведях, так Власию и с места двигаться не надо было - он скотину ту мысленно мог представить да просьбу выполнить. А вот с носорогами да слонами - тут воображение помощником плохим было, пришлось самому и в охоте на носорогов участвовать, и стадо слоновье лечить.
        - Так вот, Дубравушка, - рассказывал Власий, - звери те рогомордые меня, конечно, удивили немало своей страшностию. Но слоны, коих граждане африканские разводят во множестве превеликом, так и вовсе из колеи выбили. И что это за животина такая странная? Ноги что столбы, шкура толстая, складками, уши огромные, лопухастые, а на морде вместо носа и вовсе что-то непотребное болтается. И ухватывает он отростком тем траву да под себя же и заталкивает. Вот, думаю, все не как у нас - даже питаются звери тамошние с другого конца. Я глазам своим не поверил да долго понять не мог - не то ест тот слон пучки травы, не то место заднее подтирает. Но потом объяснил мне волхв тамошний, который шаманом называется, что к чему, заблуждения мои рассеял…
        О многих чудесах еще Власий рассказывал - виданных и невиданных, а Дубрава ойкала да ахала, в удивлении ручками всплескивая.
        И отцу с сестрами о чудесах стран заморских Власий тоже в письмах сообщал. Дивились Вавила и бояре - чего только на свете не придумано!
        Ждал сына в гости Вавила с великим нетерпением, а чтоб ожидание переносилось не так тягостно, сосредоточился он на делах управленческих. Вот, к примеру, приказал царь мастерам плотную крышку на страшный колодец сделать да выход из царства Пекельного навсегда укупорить, чтобы у тамошних обитателей не было доступа в Лукоморье. Так купец Садко из дали вообще немыслимой привез груз железного дерева. И золота за него не стал брать, благотворительный подарок сделал. Так дерево то ни пилы, ни топоры не брали. Хорошо, Василиса Премудрая подсказала, что резать древесину заморскую камнем алмазным надобно, так как он является самым крепким материалом и вполне пригоден для таких дел. А Марья Искусница придумала, как камни те в топорища вправить, чтобы работать сподручнее было.
        Именно сегодня с делом наконец управились да крышку на страшный колодец, что у избы на курьих ногах имел место быть, установили. И не просто накрыли огромное жерло, а еще и на петли приладили да замками стопудовыми зафиксировали. Ключи от тех замков царь Вавила расплавить велел, чтоб ни у кого не возникло искушения открыть крышку.
        Потому-то и спал сегодня сном праведным, без задних ног. И челядь дворцовая тоже спала, и дружинники, что в тереме дежурили. Только Домовик бодрствовал, совершая хозяйственный догляд. Ближе к утру он управился и поспешил во дворец хрустальный проведать родственника. Да не по земле пошел, а по ходу подземному, который только домовым известен. Путь по тому ходу сразу за двором терема царского начинался и очень короток был. Скоро уж Домовик у Дворцового сидел, чаи гонял да родственника слушал.
        А Дворцовый сиял просто - ему сегодня по птичьей почте с оказией весточку от сына доставили. На словах передали, что Горыныч жив и здоров, в землях Английских его птахи перелетные видели, о чем родителю безутешному и прочирикали. Дворцовый обрадовался, что с воспитанником все в порядке, но все равно беспокоился. И беспокойством, и тревогой он щедро делился с Домовиком, нагружая того своим негативом. Домовик долго напряженных эмоций не выдержал и домой поспешил, вымотанный весь да выжатый, словно фрукт из семейства цитрусовых.
        Остался Дворцовый в одиночестве состояниям депрессивным предаваться. И мучился он вопросами - не похудал ли его сыночка, хорошо ли питается?
        А с питанием у Змея Горыныча действительно перебои случались. Когда припасы, что из дома взял, кончились, то вопрос снабжения продуктами сделался для него насущной проблемой. Он как раз над Английской землей пролетал, огород внизу узрел да по наивности без спросу пообедать приземлился.
        В деревушке беды не ждали, не ведали. Земледельцы тамошние, которые йоменами называются, жили преспокойно, на огородах своих копались да скотину обихаживали. В огородах у них негусто было - репа да редька, картошка да свекла, да прочие корнеплоды. А больше ничего они и не садили, кашу овсяную, словно лошади, кушая. От того, что овес английские йомены потребляли в огромных количествах, и лица их на лошадиные морды похожими сделались. Такие же вытянутые, да улыбка - что у коня хорошего - все зубы видать и десны.
        Раньше, старики говаривали, шалили шибко драконы в тех местах, но давно это было, сейчас в драконов тех никто и не верил вовсе. Был, правда, рыцарь один, что владел родовым имением в окрестностях стольного города Лондона, Лансёлом его звали. До хрипа доказывал рыцарь тот, что драконов на свете тьма-тьмущая, но не верили ему граждане, только посмеивались да пальцами втихомолку у висков крутили. Намекали на психические проблемы, не излечимые совсем у того Лансёла.
        И потому-то в деревушке той, когда инцидент случился, не испугались шибко, а, напротив, очень взъярились. Вышел утром староста йоменов тамошних в огород и узрел, как скотина огромная, с трех быков призовых ростом будет, в его огороде корнеплоды пожирает. И ни редькой, ни свеклой, ни репой не брезгует. И не просто пожирает одной пастью, а сразу тремя комплектами зубов орудует, потому что голов у вора три. А огромные лапищи только успевают урожай из земли выдергивать да в пасти запихивать. Злость взяла старосту, которого не то Джоном звали, не то Смитом, не то еще как не по-нашему. Схватил он камень и в вора огородного запустил. А потом, закричавши: «Помогите, пиплы добрые, грабют!» - за помощью к остальным йоменам побежал.
        Но вор огородный ждать расправы не стал, взмахнул он крыльями и благоразумно полетел прочь. Однако далеко улетать не стал, в логу зеленоном опустился и прислушался к голодному урчанию в желудке.
        - И чего он так взъярился? - спросила левая голова с рассерженным выражением на морде.
        - Закон нарушили, - ответила правая голова Змея, который вовсе не драконом был, как йомены подумали, а самым обыкновенным Горынычем, нам всем очень хорошо знакомым.
        - Какой такой закон? - удивилась та голова, что в центре из тела произрастала.
        - Закон на право частной собственности, - ответствовала правая голова, которая и умом недюжинным отличалась, и звалась соответственно - Умником.
        - Эт что за зверь такой - частная собственность? - премного растерянно спросила левая голова, обладавшая легкомысленным характером. - Ни разу о таком не слыхивал.
        - Книжки читать надо, - фыркнул Умник, удивляясь беспросветной неграмотности двух других голов. - Это как если бы я имел право организмом единолично пользоваться, а вы двое без моего разрешения даже лапой пошевелить не могли!
        - Ха! - возмутилась левая голова, которую Озорником кликали. - Это что получается - если мне газы приспичит пустить, то я у тебя разрешения должен спрашивать?
        - Именно так, - ответствовал Умник, - а я посмотрю, разрешить или нет.
        - Ага, а пока ты заявку рассматриваешь, меня разорвет!
        - Цыц! - взрыкнул старший брат. Выковырял Старшой из зуба ботву, подальше отбросил и изрек: - Мне так эта репа и вовсе не понравилась И чего люди так взъерепенились? Нет бы накормить гостя да спать уложить, они ж камнями сразу кидаться учинили.
        - Так гости в дверь парадную стучатся, хозяевам кланяются да гостеприимства просят, - резонно заметила левая голова Змея Горыныча. - А мы, словно вороги какие, сразу в огород без спросу - и ну урожай пожирать. Какой же хозяин то стерпит?
        - А во дворце хрустальном сейчас макароны дают, - с тоской в голосе сказал Озорник, - с котлетами…
        - Умник, - обратилась центральная голова к правой, - ты котлеты стряпать умеешь?
        - Теоретически - да, но я наотрез отказываюсь делать это на практике. После того как узнал, что для котлет надобно животину жизни лишить, я убежденным вегетарианцем стал!
        Умник ухватил зубищами клок травы, что бритвой срезал, и принялся жевать с видимым удовольствием.
        - А ну прекрати траву жрать аки лошадь какая! - зарычал Старшой. - Вегетарьянец у нас ты, но в отхожем месте потом всем троим сидеть приходится! И не день один, неделю цельную!
        Младшая голова ничего на обвинение это не ответила, потому что обвинение было справедливым, только засопела обиженно. А Старшой управление организмом на себя взял и вверх по склону полез.
        Вылез Змей Горыныч из лога и узрел красивую картину, прямо-таки пасторальную. Трава вокруг растет сочная, изумрудного цвета. Вдалеке деревца виднеются, растянутые по горизонту темной дымкой. На лугу корова пасется - толстая да пегая, наполняя пейзаж тот гармонией. Небо синее, что в Англии редкость большая, потому что в тех краях больше привычны дожди да туманы. Но недолго любовался Горыныч пейзажем, наползли серые тучи, низко опустились и ну сыростью да хлябью небесной поливать.
        - Корова! - радостно воскликнул Озорник.
        - Даже не думай! - погасил его радость Умник, заявив со всей ответственностью: - Я категорически отказываюсь лишать эту симпатичную говядину жизни в угоду вашему бездонному желудку!
        - А то, что желудок этот и твой одновременно, забыл? - резонно заметил Старшой.
        - Молочка бы сейчас ведерко… - с тоской произнес Озорник.
        - А доить кто будет? - поинтересовался Старшой.
        - Я! Я! - вскричал Озорник и, перехватив управление организмом, кинулся к корове.
        Корова даже не шарахнулась, обладая флегматичным характером. В Англии все флегматичными были: и жители, и скотина их, - наверное, из-за климата. Под дождем-то откуда жару внутреннему взяться?
        Хотел Змей за вымя схватиться, молока надоить, но лапы его оказались неподходящими по размеру. Посмотрел он на лапы, призадумался.
        - Делать нечего, - изрек Озорник, - аки младенцы несмышленые, титьку коровкину сосать будем! - И к переполненному вымени, давно нуждающемуся в умелых руках доярки, приложился зубастой пастью.
        Тут раздался шум - то йомены бежали спасать призовую молочную корову. Били они палками в жестяные тазы, чтобы спугнуть невиданного зверя. А впереди староста тамошний - не то Джон, не то Смит - несся, громко крича и улюлюкая.
        Озорник от неожиданного шума громко чмокнул и корову в себя втянул. Проскользнула бедная животина по Змеевой шее большим комком и в чреве огромном успокоилась, вместе с рогами, копытами да колокольцем, что на шее болтался.
        Старшой ждать, пока его тазиками забросают, не стал, крыльями общими взмахнул да взлетел.
        Озорник, пока летели, громко отрыгивал и пребывал в сытом блаженстве. А Умник вдруг осознал, что корову они все-таки съели и теперь несчастная скотина переваривается в желудке, который ему не совсем чужой, поскольку один на троих. И, обладая развитым воображением, так живо «злодейство» это представил, что помутилось его сознание и выключилось. Так и летели в сыром английском тумане: средняя голова - сосредоточенно высматривая путь, левая - сыто отрыгивая, а правая - пребывая в глубоком обмороке от содеянного.
        Общаться со странными народами Горынычу не хотелось, а потому, когда заметил он высокую горку, поросшую густым лесом, приземлился на ней, в аккурат на самой лысой вершине. С горы той сбегала неглубокая речушка. Горыныч напился воды да задремал, подставив сытый живот под моросящий дождик. Но его отдых нарушил чей-то крик.
        - Выходи на бой, дракон проклятый! - услышал он и нехотя открыл глаза.
        По сырому склону лез к нему странный человек, с головы до ног облаченный в железные одежды. Он волочил за собой меч, длинный, что твоя оглобля. Тащил за собой с большой натугой. Из-под железного шлема со свистом и хрипом вырывалось тяжелое дыхание.
        - Вот ведь диво, - сказал Умник, - рыцарь в таком месте турнир устроить решил!
        Рыцарь услышал это и прохрипел:
        - Не по чину тебе на турнир меня вызывать, дракон поганый! И турниры танцевать я с тобой не собираюсь! Выходи на бой смертный!
        Тут нападающий в жиже, которой земля от частых дождей сделалась, заскользил и к деревьям, на прежние позиции, съехал. Но тут же встал, правда, с немалым трудом. Дело в том, что его железный костюм слишком уж погнут был да помят, поэтому двигаться в нем было сложновато. Но рыцарь обладал большим мужеством и снова полез на врага.
        - Выходи, сказал… - хрипел он.
        - Сейчас все брошу и выйду, - лениво отозвался Старшой, с интересом наблюдая за странным агрессором.
        - Может, мы его съедим? - предложил Озорник, не серьезно, а так, в шутку.
        - Нет, консервы очень вредны для пищеварения, - в кои-то веки оценил комичность ситуации Умник и поддержал братову шутку. - А он не только консерва, но еще и со сроком годности просроченным. Смотрите - едва живой.
        - Я не консерва, - обиделся рыцарь, хотя Умник правильно заметил - кроме того, что рыцарь этот безлошадный и в ржавых доспехах, он еще был очень истощен. Его буквально шатало от слабости.
        - Тогда ты букашка в фольге, - рассмеялся Озорник и дунул.
        Нападающий кубарем покатился по крутому скользкому склону, гремя всеми металлическими частями доспехов. Он опять с трудом поднялся на ноги и побрел навстречу собственной гибели, надсадно хрипя:
        - Все равно я тебя обезглавлю…
        - Да-а… - задумчиво произнес Старшой, почесывая на морде чешую. - Разное приходилось видеть, братцы. Помнится, нас бежали убить, неслись уничтожить, мчались сжить со свету, но чтоб вот так - брели обезглавить?… Сынок, ты когда ел последний раз?
        Рыцарь не ответил, он ухватил рукоять меча обеими руками и занес клинок над головой. Но, видимо, на этот замах ушли последние силы. Меч перетянул, и горемыка рухнул на спину.
        - Вот доходяга, - пробурчал Озорник.
        Горыныч зачерпнул пригоршню воды из речушки и, с трудом зацепив когтем забрало на погнутом шлеме, плеснул в щель. Из доспехов послышалось бульканье и кашель.
        - Утонет ведь. - Умник укоризненно посмотрел на братьев.
        Рыцаря перевернули на живот - вода полилась из всех частей металлической упаковки.
        - А может, его вытащить из костюма?
        - Дело говоришь, Умник, распакуем его, братцы, - распорядился Старшой, и через минуту рыцаря освободили от доспехов.
        Прочный металл под крепкими когтями рвался, словно бумага. Без доспехов нападающий выглядел совсем плачевно - кожа да кости. Он был очень высок и невероятно худ. Аристократическое лицо было вытянуто и имело бледно-серый цвет, а огромный, с горбинкой нос на фоне впалых щек казался еще больше. Мокрые рыжие волосы облепили маленькую голову и тонкую шею. А сердце его стучало так, что казалось, будто сейчас оно разломает тонкие ребра, пробьет впалую грудь и выпрыгнет наружу.
        - Как же надо было проголодаться, чтобы кинуться с этой зубочистилкой, - Старшой презрительно посмотрел на рыцарский меч, - на такую тушу, как мы?!
        - Ну в жизни всякое бывает - мы вон тоже с голода корову съели, - напомнил Умник.
        - Тише, - шикнул Озорник, - очнулся, болезный.
        Рыцарь открыл большие синие глаза и прошептал:
        - Я вызываю тебя на бой. Все равно отрублю твою мерзкую голову. - Он помолчал немного, потом попросил - уже совсем по-другому, чуть ли не умоляюще: - У тебя три головы. Выдели одну для счастия моего, что тебе стоит?
        - Ну и на кой тебе моя голова сдалась? - поинтересовался Старшой. - Тем более мерзкая?
        - Я подарю ее прекрасной леди Кларе, - прошептал рыцарь, и его длинное вытянутое лицо осветилось нежной и радостной улыбкой.
        - Ну и нравы! То-то твоя ледя обрадуется, когда ты ей под ноги протухшую змеиную голову кинешь, - сказал Озорник и хохотнул, представив такую картину.
        - Почему протухшую? - Рыцарь озадаченно хлопал белесыми ресницами, было видно, что такая мысль ему в голову не приходила.
        - Потому что, пока ты ее довезешь, она протухнет, - сказал Умник.
        - Есть другой вариант, - добавил Озорник. - Давай мы твоей даме твою голову подарим. Только скажи, где она живет. Мы быстро доставим, протухнуть не успеет.
        - Хорошо, - согласился рыцарь. - Рубите.
        - Ты, парень, что ли, совсем дурень?! - синхронно воскликнул Горыныч всеми тремя глотками враз.
        - Я не дурень! Я рыцарь Лансёл Заозерный, и мой замок в двух неделях пути отсюда.
        - Ты не Лансёл, ты осел! - воскликнул Старшой. - Ну зачем, скажи, девице твоя голова?
        - Мне надо доказать, что драконы бывают. Я посватался к прекрасной Кларе, а мерзкий Джон Ланкастерский возвел на меня напраслину. Он сказал, что я не в своем уме, и, пользуясь моей вспыльчивостью, спровоцировал.
        - На что спровоцировал? - уточнил Умник.
        - На то, чтобы я произнес страшную клятву. Я поклялся не есть, не пить, пока не вернусь домой с драконьей головой в качестве доказательства.
        - Точно - осел. - Озорник покрутил пальцем у виска, а Старшой добавил:
        - Теперь, Лансёл, Джон тот объявит тебя умершим и преспокойно женится на твоей любимой.
        - Так что же мне делать? - Лицо Лансёла Заозерного еще больше вытянулось. Стало понятно, что такая простая мысль раньше ему в голову не приходила.
        - А вот что: мы тебя махом доставим в твой замок. Там ты быстренько покажешь всем доказательство - наши головы. Ты ведь не уточнял, отрубленными те головы должны быть или живыми? - поинтересовался Старшой.
        - Нет, - растерянно промямлил Лансёл. - О том в клятве не уточнялось.
        - Вот и хорошо! А как доказательства предоставишь, так стол для нас соберешь и накормишь досыта, а заодно все, что о драконах знаешь, расскажешь. - Старшой посмотрел на братьев. Те согласно кивнули.
        Рыцарь попытался на спину Змея взобраться, да не смог - обессилел совсем с длительной голодухи. Тогда Старшой взял управление организмом на себя, закинул бедолагу на спину да велел за гребень крепче держаться. И приказал:
        - Дорогу показывай!
        Что для Лансёла две недели пути, то для Горыныча два часа лету. Пролетел он над стольным городом Лондоном, подивился на высокую башню, украшенную часовым механизмом, на дворцы каменные да мосты громадные. Но шибко пристально знакомиться с иностранной архитектурой не стал, не до того было - очень уж есть хотелось. Корова та не в счет была, он про несчастную призовую говядину и забыл вовсе. Да и что корова, если в поместье Лансёловом Горынычу обед знатный обещан, приготовленный по всем правилам поварского искусства.
        В замке Заозерном хозяина и не ждали. Подлый Джон Ланкастерский, присвоивший владения благородного Лансёла, совсем уж по-хозяйски там распоряжался. А в маленькой комнатке леди Клара ревела белугой, слезами горючими умывалась. Оно понятно почему - не хотела замуж за постылого идти, а Джон на этом настаивал.
        Опустился Змей Горыныч на двор широкий, Лансёл кубарем со спины скатился и ну кричать, противника на бой вызывать. Джон из дверей нос высунул, змея о трех головах узрел да и в обморок грохнулся, а солдаты его к воротам понеслись, оружие да коней позабыв. Ну Горыныч им препятствовать не стал - пускай бегут.
        Потом Лансёл, это уже когда леди Клару проведал да предложил ей на живую драконью голову полюбоваться, от чего девица благоразумно отказалась, - так вот, после этого собрал он пир горой. Правда, на стол накрывать ему самому пришлось - все челядинцы благополучно в обмороке лежали, вид Горыныча оказался для них большим потрясением. Хорошо хоть еды наготовлено было преизрядно - Джон тот к свадьбе пир собрал, думал, жениться получится.
        Стол в большой фамильной зале стоял. По стенам портреты Лансёловых пращуров развешаны, оружие всякое да щиты. А еще понавешаны головы турьи, кабаньи, медвежьи да оленьи рогатые. А стол ломится - тут и кабан, целиком зажаренный, и каши овсяной в превеликом множестве, и твердых пирогов огромное количество. В Англии пироги эти пудингами называются и национальным блюдом чтутся. Ну все три головы Змея угощению должное воздали. Рыцарь Лансёл тоже не отставал, изрядно наголодавшись за время исполнения обета.
        А когда на столе только кости да пустые тарелки остались, рассказал Лансёл Змею следующую историю. Драконы, оказывается, в стародавние времена в Англии и других государствах заводились в превеликом множестве и размножение имели. А потом вдруг враз вымерли - эпидемия, наверное, случилась. Чума, например, или еще какая инфекция выкосила драконье поголовье подчистую. Так вот, были те драконы совсем глупыми, без интеллекта. Звери и звери, только что огромные да крылатые. А говорящего среди них не было ни одного.
        Горыныч после этого рассказа крепко задумался. Посовещались головы Змеевы да решили в сторону родимую лететь, домой, значит. С тем попрощались с гостеприимным хозяином и на Лукоморье курс взяли.
        ЧАСТЬ ВТОРАЯ


        Глава 1


        ЧТО ЛУЧШЕ - ТРИ ЖЕНЫ ИЛИ ОДНА КОРОВА?

        Сонный летний полдень поднимался цветочным маревом к небу. Казалось, что даже летний ветерок ленится дуть как следует. Так, заденет травинку здесь, пошевелит лепестки ромашки там - и все. Монотонно жужжат пчелы, облетая цветочное хозяйство, где-то в лесу стучит дятел - тоже лениво и монотонно, будто ни разу в жизни не кормленный.
        Под этот стук задремал Леший. Не в своей берлоге, что находилась около дуба столетнего, который рос в глубине леса, а просто прилег меж трех берез и уснул. Зря, конечно, он это сделал, но об этом позже сказ будет. А пока Леший лежал почти на опушке и, изредка открывая глаза, разглядывал небо. Голубое-голубое да такое чистое, что Леший расчувствовался и умилился голубизне и покою. А расчувствовавшись, задремал, как это у него всегда и непременно случалось от сильных эмоций.
        Ни одно облачко не посмело нарушить покой летнего дня. Небо было бы идеально голубым, если бы не парящий сокол. Он казался соринкой, темной закорючкой, нарушающей гармонию цвета.
        Соколу в общем-то на полуденную дрему было наплевать. Он занимался ответственным делом - охотой. Охотился на своего давнего врага. Врагом его была мышка. Мышка не простая, а белая. Этот редкий среди мышей цвет назывался альбиносовым. О том сокол услышал, когда под крышей царского терема в засаде сидел. Мышка вела себя очень нахально и сокола полностью игнорировала - слизывала крошки прямо с рук одной из царевен и даже прикидывалась ручной. Именно тогда одна из царских дочек и сказала, что мышка не простая, а альбиносовая. После того как мыши спасли столицу Лукоморского царства-государства от злостной великанши Усоньши Виевны, к грызунам этим, прежде без счету истребляемым, стали проявлять почет да уважение.
        Соколу было совсем без разницы, какого цвета еда. Мышей внизу много. Серых. Но эта была очень хитрой, и, несмотря на то что ее белую шкурку было видно за версту даже в самой густой траве, наглому грызуну каждый раз удавалось избежать когтей крылатого хищника. А потому как поймать эту шуструю мышку сокол не мог, то мечтать о ней начал денно и нощно. И такой она стала вкусной ему казаться, такой сочной и даже сладкой, что стал сокол мышь эту наглую во сне видеть.
        Сокол заметил движение в ивняке, что украшал берег пруда зеленью и тенью, и ринулся было вниз, но огромный гребень, что вдруг показался над верхушками ив, испугал его. Размеры неведомого зверя намного превышали охотничьи способности хищной птицы. И опять-таки цветовая гамма не та. На что ему, спрашивается, жесткий на вид чешуйчатый гребень фиолетового цвета вместо маленькой, беленькой и, что самое главное, мягкой мышки?
        Сокол сделал еще круг. Пролетел над кромкой леса, ивняком и прудом, заросшим белыми лилиями. Последние два дня мышка мелькала на берегу пруда, и сокол недоумевал: что это обнаглевшего грызуна потянуло из хлебных царских горниц к лесному омуту? Недоумевал до тех пор, пока не увидел трех царских дочек, гуськом направившихся к пруду. С узелками в руках, между прочим. Понятно. Девицы ее подкармливают. Небось и на берег попала в узелке с припасами! Если царевны пришли, значит, мышка тоже появится!
        Сокол снизился, сделал еще круг и едва не был сбит гребнем неведомого зверя. Уже набирая высоту, он заметил белое пятнышко около платьев, небрежно брошенных на берегу. Охотник сильно обрадовался мышке, будто доброй знакомице, и зашел на новый круг.
        Мышка тоже заметила давнего недруга. Она бросила кусок сыра, что с превеликим аппетитом поедала, и поспешила спрятаться в густых зарослях, но не успела. Она даже забыла испугаться - настолько велико было ее удивление. На берегу омута можно было увидеть любого хищника, любую нечисть, но чтоб такое страшилище чудное?!
        Две огромные лапы изумрудно-зеленого цвета с острыми ярко-фиолетовыми когтями раздвинули деревья так, будто это были травинки. Три пары огромных глаз в упор посмотрели на грызуна. Глаза эти размером с тот самый каравай, которым царевны собирались пообедать и в котором мышка активно прогрызла большую дыру. Насквозь и прогрызла. Даже по цвету глаза зверя о трех головах на тот каравай походили - такие же тепло-желтые. Тонкая полоска зрачка пересекала радужку - совсем как та бороздка, которую мыша только что проела в хрустящей хлебной корке. Глаза сидели близко друг к другу на вытянутых зеленых мордах. Темные дыры носов показались маленькому грызуну огромными пещерами - каждая ноздря была раз в сто больше ее норки. Мышка посмотрела ниже - и обомлела. Те белые полосы, что, собственно, и преградили ей путь, оказались острыми клыками. Едва из огня да в полымя не попала! Спасаясь от сокола, полезла в пасть к чудовищу!
        Мышка посмотрела на небо и подумала о том, что страшный прежде враг на фоне новой опасности напоминает мелкого воробья. А потом решила, что новый враг охотится не за ней, малорослою. Ну не наесться такой громадине одной маленькой мышей, пусть даже и преотлично откормленной! На один зуб не хватит, а у зверя их вон сколько!
        Мыша успокоилась, но все же поспешила уйти с дороги, чтобы не затоптали ненароком. Обходить невиданного зверя она решила с той стороны, где зубы мельче, шея короче, а голова меньше.
        Сокол тоже препятствие заметил, еще раньше, чем его добыча, и потому не упал на мышку камнем с неба, как собирался, а зашел на следующий круг. Надо же было такому случиться - выследил наконец, а тут змей, да не простой - о трех головах. Тело за деревьями не видать, но шеи вон какие длинные. Соколу сверху хорошо были видны три плоские вытянутые головы и длинные раздвоенные языки - видимо, змей разговаривал или шипел, но что за звуки издавало невиданное чудовище, сокол не разобрал. Визг купающихся царевен заглушал все. А мышка, как назло, зазевалась - белое пятнышко едва-едва двигалось влево.
        Мыша была любопытна до самой невозможности, поэтому не спешила, очень внимательно прислушиваясь к разговору голов, а когда сообразила, о чем речь идет, то очень захотела узнать, что же будет дальше.
        - И все-таки это неправильно, - сказала та голова, что была ближе к мышке, - я считаю, что подглядывать не стоит.
        - Почему? - спросила левая голова.
        - Поймут неправильно, - с недовольством в голосе ответила правая.
        - А жениться, не увидев невесту, правильно? Кота в мешке нам не надо! - прорычала средняя голова Змея Горыныча.
        - Но их же трое! - возразила та голова, которую звали Умником.
        - Ну ты, Умник, и сказал! - Левая голова, что звалась Озорником, коротко хохотнула и продолжила: - А нас сколько? Нас тоже трое.
        - А то, что дамы не одеты, тебя, Озорник, не смущает? - продолжал нудить Умник, раздражая братьев этим своим занудством.
        - Напротив, меня это радует. Я даже красоту их прочувствовал, хотя девчонки не нашего племени! - На деле-то Озорнику девчонки и не нравились вовсе, но брата подонимать да до белого каления довести он вовсе не прочь был.
        - Вот и поискали бы соплеменников, вместо того чтобы за чужими подглядывать, - ответил Умник и демонстративно отвернулся, вновь преградив путь мышке, которая, удовлетворив любопытство, собралась было прошмыгнуть мимо.
        - Да сколько можно искать! - возмутился Озорник и проворчал: - По миру рыщем - невесту ищем. И в Аглии были, и в Гишпанских землях, и Хранцию до икоты всю перепугали вместе с населением тамошним. Нет змеев о трех головах на свете, нет и вовсе ни одного разу не было!!! И что это Старшому жениться приспичило? Домой даже не заглянули, лежим тут в сырости…
        - Цыц! - шикнул Старшой. - И возбуждаться запрещаю!
        - Я не специально, это глаза отреагировали, а царевны ладненькие. Не рычи, Старшой!
        - Вот и возбуждайся глазами - они твои, а на общие части тела возбуждение не распространяй! Вон, Умник совсем смутился… И потом, не корову выбираем, а невесту.
        - Я бы лучше корову завел, - мечтательно произнес Озорник.
        Старшой нахмурился и вопросительно скосил глаза вправо, а младший смутился и покраснел, точнее - позеленел густо. Из бирюзового стал темно-зеленым и шумно вздохнул. Озорник хотел было сказать, что он неправильно выразился, а братья слишком буквально поняли его, но не успел.
        Именно этот момент мышка выбрала, чтобы прошмыгнуть мимо Умника, а сокол пошел ва-банк и решил выхватить мышь из-под носа трехголового змея.
        Умник шумно втянул воздух, не заметив, что в его огромную ноздрю затянуло несчастного, страдающего любопытством грызуна. Сокол, решительно настроенный на охоту, не мог уже остановиться, и вместо вожделенной добычи его когти впились в ноздри змея - самое чувствительное и болезненное место на голове.
        Змей громко чихнул - недруги отлетели на несколько шагов и запутались в ветках ивы. Причем мышка не разбилась при падении только потому, что крепко держалась за хвост крылатого недруга.
        Царевны завизжали, вскочили из воды и, забыв одеться, бросились наутек.
        Змей попытался взлететь, но рухнул вниз, ломая тонкие ивы. Одновременно с ним упали три березы, стоявшие в стороне от леса, особняком, почти на лужайке. Змей взревел в три глотки и выпустил струи пламени в сторону лесного пруда, совсем еще недавно упокоенно-сонного. Пруд моментально вскипел и поднялся в воздух белым и горячим облаком пара.
        - Как больно… - просипела одна голова. - Чем это нас так?
        - Корягой… - простонала в ответ другая. - Корягу зацепили.
        - Чем зацепили, Старшой?
        - Лапой, Умник, и зацепили, - прорычал старший брат. - Озорник, а ты чему опять внепланово возбуждаешься? Прекрати немедленно дело это непотребное!
        - Не могу! - взвыла третья голова. - Сами глаза откройте и посмотрите…
        Братья открыли глаза и увидели голое дно пруда, сплошь усыпанное вареной рыбой.
        В центре, на круглом каменном ложе распластался ошпаренный Водяной, голый и красный. Он слабо шевелился и пытался обнять подружку, покрытую зеленой чешуей. Подружка, как видно было невооруженным очками глазом, пострадала меньше. Она выбралась из-под несостоявшегося любовника и, что-то прокричав на незнакомом языке, пошла прочь, громко шлепая ластами по траве.
        - Куда, Наядушка?… - простонал вслед покинутый жених.
        - На домус, - ответила бывшая невеста, не оборачиваясь.
        - А как же я?!
        - А ты пошелус на фаллос, провинциалус придурикус! - в бешенстве проорала иностранка.
        Она резким движением откинула копну зеленых, похожих на водоросли волос, дернула плечиком и, проходя мимо Змея Горыныча, ткнула его зеленым кулачком в одну из морд. Змей не возмутился, понимая, что у бывшей невесты Водяного причина для раздражения имеется очень веская. Братья проводили ее заинтересованными взглядами трех пар глаз и сделали еще одну попытку взлететь, на этот раз успешную.
        Ошпаренный Водяной растерянно посмотрел на облако пара, которое совсем недавно было его любимым прудом и прекраснейшим местом для свиданий. И на виновника инцидента, быстро набиравшего высоту, он тоже посмотрел. Тот взмахивал крыльями, одновременно стараясь освободиться от длинного корневища, которое прицепилось к мощной лапе, оснащенной страшными когтями. Наконец это ему удалось, и подводный донжуан следил мутным взглядом за падающей корягой в полной прострации. Следил до тех пор, пока она не свалилась на его многострадальную голову.
        Раздался треск, коряга переломилась на две части, но удар по голове вывел Водяного из шокового состояния - он сначала всхлипнул, а потом, почувствовав боль от ожогов, тихонечко заскулил. Вскочив с ложа, Водяной плюхнулся в чудом сохранившуюся лужицу - остужаться.
        Под упавшими березами совой заухал придавленный и сильно перепуганный Леший, переполошив лесной народ.
        Сокол наконец-то выпутался из веток ивняка, только для того, чтобы быть сбитым все еще падающей на землю вареной рыбой.
        Мышка вспомнила, что сокол - враг, и юркнула в норку, а сокол вспомнил, что он птица, и взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух. В охоте сегодня нужда пернатому хищнику отпала, потому как еды кругом было теперь огромное количество. Он схватил когтями первую попавшуюся рыбину - это оказался довольно увесистый сом - и полетел восвояси, решив, что на сегодня приключений хватит.
        Высоко в небе летел Змей Горыныч. Сокол проводил его взглядом, вздохнул и подумал, что хотя охота сегодня и была испорчена, но день получился интересным и познавательным. Пернатый хищник очень бы удивился, узнав, что в этом Горыныч с ним полностью согласен.
        А в Городище Лукоморском переполох знатный случился. Дочки царские прибежали домой голышом да с криками. И поступком этим мужское население столицы привели в великое смущение. Мамки да няньки сразу полотенцами девушек прикрыли да одеваться уволокли. И только потом, когда они, причесанные да одетые, спустились в думскую залу, царь-батюшка расспрашивать принялся, что так напугало девиц. Но царевны ничего толком ответить не могли, потому как ничего толком и не видели. Что-то громыхнуло, что-то полыхнуло, кто-то завыл страшно - и это все, чего удалось Вавиле добиться от дочерей. Чих Горыныча им громом показался, а то, что озеро вдруг паром в небо ушло, - и вовсе чудом неслыханным.
        - Ума не приложу, что тут делать? - озадачился царь Вавила.
        - А что гадать? На месте следы преступления искать надо, там и разберемся, что за ворог пожаловал, - предложил воевода Потап, все еще красный словно рак после увиденного.
        Другие-то глаза позакрывали, как только поняли, что царевны голышом бегут, а Потап рот разинул, глаза выпучил и отвернуться совсем забыл. Вот и краснел да потел теперь, сгорая со стыда и смущаясь. И потому хотелось славному богатырю поскорее заняться делом, чтобы мысли его другое направление приняли. По чести сказать, так Василису с Марьей Потап и не заметил вовсе. У него только одна Еленушка в глазах стояла. И без того воевода потел в присутствии младшей царевны, а тут и вовсе охватила его жгучая страсть.
        - Дело говоришь, Потап, - согласился царь Вавила, - трубите сбор - на берег пруда разбираться с нарушителем спокойствия отправляемся. - Вавила задумался, немного помолчал и добавил: - Ну в случае ежели супостата не окажется, так хоть определим, какого роду-племени беда та нежданная.
        И царь зашагал по улице, заложив руки за спину да нахмурившись. Следом за ним Потап шаг чеканил, оставляя на земле глубокие следы. Оно и немудрено было - воевода высок да плечист, что дуб кряжистый, и весил он соответственно. И кольчуга железная, и шлем, и меч да прочее вооружение тоже тяжести добавляли.
        За Потапом дружинники маршировали, построившись в две колонны, а уж за ними остальные любопытствующие. Большой интерес возник у народа, всем захотелось посмотреть на странного пугальщика. Вот и обезлюдело Городище махом. А уж за людом честным ребятня неслась с криками, смехом да визгом. И направилась вся толпа шумная к пруду, прежде тихому, незамутненному.
        Разное говорили люди, разное предполагали и версии выдвигали тоже разные, порой прямо-таки взаимоисключающие. Кто говорил, что будто Усоньша Виевна из царства Пекельного снова вылезла, кто-то Кощея-покойничка вспомнил - будто он ожил и начал вредительствовать, кто еще что говорил, вообще уж несуразное и не соответствующее действительности. Но все предположения были далеки от истины.
        Глава 2


        ХОЛОДНАЯ БАБА НАЯДА


        КАК ПРЕДМЕТ СТРАСТИ


        ГОРЯЧИХ ХЫЗРЫРСКИХ ПАРНЕЙ

        Стоял дворец на Стеклянной горе одинокий, будто покинутый. Посмотреть на него - так казалось, что и потускнел он, и солнечные лучи в полсилы отражать стал. Будто человек в тоске ликом потемнел - так и тот дворец в хрустальном сиянии потускнел. А причиной этой тоскливой темноты стала депрессия Дворцового.
        Сидел Дворцовый пригорюнившись и обхватив руками голову. Кругом пыль, да грязь, да разор знатный. И хоть положено было маленькому хозяину за порядком следить, да не мог он. И для кого теперь эту сверкающую чистоту наводить? Кто по хрустальному полу маленькими лапками будет стучать да коготками поцарапывать? И в кладовых пусто было - даже мышам поживиться нечем. Ни крошки хлеба, ни яиц, ни маслица невозможно было там найти. А уж об орехах да ягодах, о грибах да разной снеди лесной и вовсе говорить не хотелось. Давно уж кладовая даров от Лешего не видела.
        К Дворцовому изредка братец его наведывался - Домовик из царского терема.
        - И что ты унынию предаешься аки девица нервенная, нестабильная? - обычно вопрошал Домовик, но в ответ только ахи да охи получал вместо разумных слов. - Вернется твой змееныш до дому родного. И ничего с ним в дороге не сделается! Он у тебя парень умный да смышленый.
        Тут Дворцовый оживал ненадолго и принимался взахлеб рассказывать, какой хороший его сыночка, какой ласковый, как грамоте да наукам учен, как веселью и радости предается, да еще о том, как его - родителя - чтит и любит.
        Терпеливо слушал те рассказы Домовик, понимая, как туго сейчас приходится родственнику. И не перебивал, не говорил, что уже в который раз одно и то же слушает и всю биографию Горыныча наизусть выучил. Хотя и подмывало Домовика все это высказать. А чтобы депрессию с Дворцового согнать - наподдать тому пониже спины лаптем как следует. Но всякий раз удерживался, только вот захаживать все реже и реже стал. Кому ж охота по своей воле в тоску черную тягучую окунаться? Она хоть и не твоя тоска, а все одно побудешь рядом, так непременно тоской той и замараешься. И все потом не так кажется, да и не радует - и пол метен абы как, и детки царские воспитаны плохо, и мышей развелось, будь они неладны!
        Сочувствовал горю Дворцового, однако, Домовик сильно, а потому, заслышав от мышей шепоток о том переполохе, что на берегу лесного пруда случился, сразу послал родственнику весточку и припасов из своей кладовой.
        Заметался Дворцовый, заохал. Из угла в угол, не зная, за что в первую очередь схватиться, закидался. Но с волнением он все же справился и решил, справедливо рассудив, что сыночка его с дороги голодный прибудет, стосковавшийся по домашней родительской пище, а потому главная забота сейчас - приготовить знатный обед.
        Засучил Дворцовый рукава да кашеварить принялся. Да так споро и быстро, что казалось, будто не две руки у него, а все десять. Счастливый отец и тесто на блины заводил, дабы Умнику радости доставить, и пироги тут же лепил, чтобы Старшого побаловать, и котлеты жарил - Озорника, который до них охоч был, порадовать. Еще и на кухне пыль да грязь, наросшие за время депрессии, сметать успевал. И полы тотчас же засверкали, пусть пока и в одном кухонном помещении.
        А Змей Горыныч уже к дому приближался, тяжело крылами взмахивая. Он устал. Устал потому, что как только на прямую линию к Лукоморью определился, так летел торопясь, не останавливался на привалы. И земли разные он посмотрел в путешествии, и с диковинками заморскими столкнулся - такими, что диву дашься, но дом родной милее ему был и ласковее. И если бы Старшому не приспичило на царских дочек взглянуть, сидел бы сейчас Горыныч в хрустальном дворце, блины бы со сметаной да пироги в три глотки уписывал и слушал радостные причитания своего папеньки Дворцового.
        - День выдался интересный, хотя и оконфузились, - сказал Старшой, обращаясь к братьям. - Что притихли?
        - Ладно, Старшой, не ворчи, - попросил Озорник, которого охватила совсем не детская ностальгия по дому да по котлетам папенькиным. - Дались тебе эти дочки царские! Давай лучше корову стащим. Смотри, вон - внизу - какая красавица пасется!
        На лугу действительно корова паслась. Толстая коровища, породистая. Вся белая, только вокруг уха темное пятно. Почему ту корову в стадо не отправили, а одну пастись оставили - так не по чину было породистой, благородной скотине с простыми буренками дружбу водить. Принадлежала корова та Елене Прекрасной, и царевна собиралась продать ее втридорога. Потому и распорядилась на лугах заливных пасти, чтобы массу нагуливала, а вместе с массой и стоимость, соответственно.
        - Я не ворчу, я думаю: за что мне такое наказание?! - воскликнула средняя голова.
        - Какое? - подал голос Умник, до этой поры молчавший, будто в рот воды набрал.
        - Два брата-идиота, - прорычал Старшой. - Один на корове уже готов жениться, а другой все бы на цветочки любовался.
        - Цветочки полезнее, потому как любовь к прекрасному прививают недюжинную! - огрызнулся Умник, изрядно повзрослевший и осмелевший в странствиях.
        - А я корову не на предмет женитьбы рассматривал, а на предмет гастрономических интересов, - обиженно буркнул Озорник.
        - Цыц, я с вами дома поговорю! - отмел возражения старший брат, а средний и младший с тоской посмотрели на одиноко стоящую гору.
        Гора та в народе звалась Стеклянной и сверкала так, что при солнечном свете на нее больно было смотреть. Взобраться по ее скользким склонам немыслимо, поэтому Змей Горыныч спокойно отсутствовал долгое время, нисколько не переживая за свое добро. Да и слава у замка, что стоял на вершине горы, была дурная и жилище Змея получше хрустальных склонов защищала. И папенька тоже беспорядка не допустит. Раньше дворец этот принадлежал Кощею Бессмертному, но Горыныч не был лично с ним знаком. Кощей куда-то пропал, когда как раз Змей из яйца вылупился. Охотников по доброй воле посетить дурное место не находилось.
        Тело Змея засверкало всеми цветами радуги, солнечные лучи запрыгали по огромным, размером с большую тарелку, чешуйкам. Змей Горыныч влетел в приветливо распахнутое окно замка и приземлился, подняв клубы пыли. Грязь эта да запустение так разительно отличались от того, к чему привык Змей в своем доме, что его огромное сердце похолодело.
        - Беда с папенькой! - воскликнул Умник.
        - Может, помер с горя? - предположил Озорник, а Старшой во всю мочь зарычал:
        - Батя, ты где?!
        - Сыночка!!! - раздался радостно-плаксивый вопль, и навстречу Горынычу кинулся маленький, с полметра ростом, старичок. Он перецеловал все три морды Змея и тут же причитать принялся: - Ой, да как выросли-то, маленькие мои, как возмужали! Да похудали-то в дороге, поди, ни разу не евши как следует!
        - И мы по тебе соскучились! - радостно гаркнул Старшой, и три раздвоенных змеиных языка ласково лизнули Дворцового.
        Дворцовый потребовал, чтобы воспитанник его отчитался за долгое отсутствие, но сначала пригласил Горыныча в просторную кухню, где на плите что-то кипело, шипело и булькало.
        - Жениться я решил, папенька, - сказал Старшой, сыто отрыгивая да поглаживая живот, вздувшийся пирогами, блинами, котлетами.
        - Да зачем нам такая забота?! - хором вскричали младшие головы. - Зачем жениться?!
        - Зачем жениться, говорите?! - Старшой поковырялся в зубах, посмотрел на Дворцового, окончательно сомлевшего от счастья, и изрек: - Затем, что в доме добром порядочном хозяйка нужна, а в этом и всех трех не хватит.
        - Так ведь папенька… - начал было Умник, но старший брат немедленно перебил его:
        - А папенька нам не уборщица, да в кухарки и повара тоже не нанимался! И старенький он уже, а дворец огромный. Один хрусталь натираючи с ума до конца жизни сойти можно. Так что разговор закончен - летим свататься!
        Братья промолчали - возразить было нечего. Дворец большой, добра полные сундуки, а присмотру нет. А Дворцовый, такой речью премного польщенный и от заботы вовсе растаявший, подавно не стал возражать. Хотя переживал он сильно - рано, считал, маленькому жениться, но перечить не стал. А ну как снова в бега да путешествия ударится? Тоскуй потом по нему до самой бесконечности. Нет уж, пусть дитя неразумное женится да дома сидит!
        Прошествовал Горыныч по пыльным полам к зеркалу. Сдернув с ближайшего сундука салфетку, змей смахнул пыль с зеркальной поверхности и посмотрел на себя, любимого. Он поворачивался то одним боком, то другим, внимательно изучая отражение.
        - Красавец! - одобрительно хмыкнул Старшой. То, что он увидел в зеркале, очень понравилось - силен, мощен, огромен, весь зеленый да чешуйчатый.
        - Еще бы! - радостно подтвердил Озорник. Он, оттолкнув две другие головы, тоже к стеклу отражающему протиснулся, но ничего нового для себя там не увидел. А потому скорчил страшную рожу и показал язык своему отражению.
        - Кто от такого завидного жениха откажется?! - продолжал развивать тему старший брат.
        - А если все-таки не отдадут царевен в жены, что тогда делать будем, а? - спросил Умник, и в его голосе звучала надежда.
        - Заруби себе на носу, Умник: если ты чего-то хочешь, у тебя это будет!
        - Правильно, Старшой, говоришь, а если не дадут - сами возьмем!
        - Но почему, Озорник? Ты не подумал о том, что тебя могут посчитать неподходящим женихом? Дочки-то царские все-таки, - осторожно, чтобы не схлопотать оплеуху, напомнил Умник.
        - Потому что если нам что-то надо, то у нас это будет, - ответила правой голове левая, а средняя гордо добавила:
        - Потому что мы - наше величество Змей Горыныч! - А следом старший и средний братья хором прорычали: - И право у нас царское!
        - Мания величия у вас царская, - прошептал Умник, но с советами больше не высовывался.
        Открыв ближайший сундук, коих от Кощея осталось великое множество, начал Змей Горыныч на сватовство собираться. Главная голова выудила из недр бездонных голубую шапочку с вышитыми на боку буковками. Три штучки всего - «ВДВ» - и ничего более. Что буковки эти значили, Старшой не знал, но шапочку на голову нацепил, лихо набекрень заломив, хоть и маловата она ему была.
        Умник достал пару серебряных колец и вдел их в дырочки, просверленные над правым глазом. За право просверлить эти дырки он долго боролся, говорил, что на общий хвост не претендует, а морда его собственная. Аргумент получился железный - возразить было нечего, поэтому братья хоть и ругались нецензурно, когда он дырки сверлил, но терпели.
        Озорник посмотрел на братьев и, заразившись общим настроением, поковырялся в носу, за что немедленно получил два недовольных, осуждающих взгляда.
        - Я… это… прихорашиваюсь, - объяснил он, на всякий случай вытягивая шею подальше в сторону в целях безопасности.
        - Если бы не общая организма, я бы тебя побил - великое удовольствие из твоего носа козявки таскать! Ты хоть иногда вспоминай, что система нервная у нас одна на всех, и осязать то, чего у тебя в ноздрях залежи цельные, приятности мало, - прошипел Старшой с брезгливым выражением на морде. - А ты зачем это нацепил?
        - Чтобы невестам не стыдно было в глаза смотреть, - вздохнул младший, прилаживая к носу темные очки, - после того как мы за ними подглядывали.
        - Мы не подглядывали, мы рассматривали, - хором ответили два других брата.
        - Не понимаю, в чем разница?
        - Подглядывают дурно воспитанные, а рассматривают хозяйственные, - рассудительно произнес Дворцовый, наблюдая за сборами. Что бы ни сделал его любимый сыночка, все для заботливого отца хорошо было, всему сыскивал он оправдание да правильное объяснение.
        - Лихо загнул, батя, - рассмеялся Озорник. - Это чтоб невесты, значит, без изъяну были. Как их зовут-то?
        - Одну Еленой Прекрасной кличут, - начал Дворцовый, но тут его младшенький перебил.
        - Вообще-то они близнецы, - сказал Умник, - но мне интересно, она соревновалась за это звание или присвоила его?
        - А что ей оставалось делать? - Дворцовый хитро улыбнулся. - Сестер-то зовут Василиса Премудрая и Марья Искусница - вот и осталось ей то прозвище, какое ее наклонности лучше отражало.
        - Искусница? - Озорник задумался и переспросил: - Это что, искусать может?
        - Дубина, она в делах искусна, что мне особенно нравится! - Старшой посмотрел на сети паутины, на слой пыли, что совсем скрыл великолепие хрустального дворца, и отдал команду: - Отставить разговоры, летим жениться!
        Но не то день был плохим, не то Умнику не нравилась эта идея до такой степени, что сглазил он всю задумку, только сватовство не состоялось. Сорвалось по той причине, что свататься было не к кому. Еще подлетая к царскому терему, Змей Горыныч обратил внимание на удивительную тишину, вовсе не свойственную царскому подворью. Ни одной души вокруг не наблюдалось. Змей опустился перед крыльцом и направился к ступеням, но его остановил грозный окрик:
        - Куцы прешь?! Ибо нет никого дома!
        - Что, совсем никого? - удивился Старшой, заметив на ступенях маленького старичка.
        На старичке была длинная рубаха, подпоясанная красной лентой - явно из девичьей косы стащил, и полосатые портки. Мужичок запустил пальцы в тщательно расчесанную бороду и шевелил ими, выискивая невидимую соринку, и его, Змея Горыныча, нисколько не боялся. А чего ему бояться-то? Домовик за Горынычевым развитием с детства наблюдал, вынужденный слушать рассказы родственника. И знал он змея трехголового, что называется, с пеленок, и куда лучше знал, чем тот сам себя знать мог. А Горыныч раньше никого не видел - ни Домовика, ни какого другого домового. Домовые в гости-то больше по ночам ходили, а ночью Змей спал.
        - Ты кто? - спросил Змей всеми тремя головами.
        - Я - Домовик, - представился мужичок. В его голосе звучала такая гордость, будто он был самим батюшкой царем.
        - А где царь? - хором осведомились Змеевы головы.
        - Нетути, ибо по делам отсутствуют, - ответил Домовик, с интересом рассматривая Змея.
        Мальцом-то он Горыныча не раз видел, но тогда и не думал, что малявка, каким Змей в детстве был, в этакую громадину вырастет. Домовик только головой покачал - ну чего было Дворцовому так убиваться, спрашивается? Да зверь этот трехголовый только для него сыночка, а для остальных он страшилище лютое - особенно для тех, кто его ночью встретит, да еще и в темном переулке.
        - А царевны где? - спросил Старшой, все еще надеясь, что сегодня дела сделаются.
        - При нем, ибо от себя отпускать боится, - ответил Домовик, задирая бородатое лицо к солнышку.
        - Это еще почему? - Старшой озадачился - что может грозить царевым дочкам?
        - Потому и боится, что лихие люди озорничают. На царевен напали, когда те в пруду мылись. Хорошо, спаслись, вот только сраму не оберешься - голышом домой прибежали. - Домовик улыбнулся в усы, вспомнив, какой переполох поднялся в тереме, когда во двор влетели нагие визжащие царевны. Он-то знал, что причиной утреннего переполоха был не кто иной, как стоящий сейчас перед ним Горыныч, но не стал об этом рассказывать. Домовику нравилось пересказывать слухи и домыслы, да и побеседовать он не прочь был. - На пруд все ушли. И воевода с дружиной там, ибо поклялся супостатов проучить. Он воин славный, разберется. А люди вот говорят, что это либо Тмутараканская орда шалит, либо хызрырские племена набег устроили, ибо парни они такие горячие, что даже пруд испарился. И до девок охочи. Царевнам повезло - удрали, а вот невесту у Водяного умыкнули-таки. - И Домовик поглядел на Змея свысока, довольный своей информированностью.
        - А ее-то зачем? - удивился Змей Горыныч. Братья переглянулись, не понимая, кому понадобилась мокрая морская баба, тем более такая страшная.
        - А это чтобы, значит, страсть охладить, - компетентно заявил Домовик, - ибо женщина она холодная, потому как Наяда.
        - Ха, холодная, а Водяного вон как горячо костерила. - Озорник расхохотался, представив, каково сейчас приходится похитителям мокрой красотки. - И не подумаешь, что у нее этот… темперамент отсутствует! Жаль, не по-нашенски лопотала, не запомнил!
        - А ты почем знаешь? - Домовик было подозрительно прищурился, но, вдруг спохватившись, проворчал: - Некогда мне, ибо дела. Приходите завтра, когда царь-батюшка дома будет.
        Змей спорить не стал. Он попятился и взлетел, решив, что суетиться не стоит. За один день невесты никуда не денутся.
        Некоторое время Горыныч молча взмахивал крыльями, каждая голова о своем думала.
        - А может, поможем людям с игом поганым справиться? - несмело предложил Умник, поглядывая в сторону пруда.
        - Какое иго? - угрюмо усмехнулся Старшой. - Это они нас игом обозвали, не разобравшись. Кроме нас на том бережку никого и не было.
        - Ребята, давайте домой - есть хочу, - прорычал Озорник.
        - Потерпишь, - утешил его старший брат. - И откуда у тебя аппетит такой безразмерный взялся? Только что ведь откушали!
        - Требую единоличного права управления полетом! - вдруг взбунтовался Озорник. - Положено один раз в год. И вообще, у нас эта… как ее… демагогия, вот!
        - Демократия, остолоп, - поправил Старшой, но спорить не стал, хотя дал себе слово раз и навсегда установить диктатуру. Решение это только окрепло после того, как средний брат вошел в крутое пике и, схватив с луга откормленную корову, взмыл вверх.
        - Ну и зачем? - поинтересовался Старшой.
        - Молоко люблю, - буркнул Озорник. - Раз уж мы решили жениться, почему бы не побаловать себя?
        - Я не буду ее доить. Не умею, - вступил в разговор Умник. - И вообще, сначала женился бы, а потом уж и хозяйством обзаводился.
        - Сам научусь, велика наука - за титьки дергать! - оптимистично воскликнул Озорник.
        - Такими лапищами ты ей все вымя оторвешь, - осторожно напомнил Умник, на историю, в Английских землях имевшую место быть, намекая.
        - Тогда сосать буду, - настаивал упрямец.
        - Ну в прошлый раз всю корову и засосал, вместе с рогами и копытами, - сказал Старшой и коротко хохотнул, тоже припомнив этот эпизод.
        - Увлекся немного, - проворчал Озорник и отвернул морду, чтобы братья не заметили, что на морде той раскаяния не наблюдается.
        - Так увлекся, что всю корову сожрал, - напомнил Старшой. - Даже с нами не поделился.
        - Организма-то у нас все равно одна, - попытался оправдаться Озорник. - Так что, Старшой, не прикидывайся обделенным.
        - Организм, может, и один, но глотки-то разные, балбес! - проворчал старший брат. - И вкусовые ощущения, соответственно, тоже у каждого свои.
        - Кстати по поводу организма, - снова включилась в разговор третья голова. - Я, между прочим, вегетарианец.
        - Вегетарьянец, конечно, ты, Умник, но поносом страдаем почему-то все вместе, - прорычал Старшой и вспомнил то, как три дня пришлось просидеть в кустиках. Совсем без удовольствия вспомнил.
        - Это чистка организма, - возразил Умник. - У нас, к вашему сведению, тысяча двести пятьдесят метров толстой кишки и вдвое больше тонкой. А застой каловых масс, между прочим, вызывает выброс токсинов в кровь.
        - Прямой кишке от твоей статистики не легче, - проворчала средняя голова. - Начитался дурных книжек и жрешь сено аки лошадь какая. Вот выброшу всю библиотеку вместе со шкафами, может, тогда чудить перестанешь.
        - А корову зря украли, - изменил тему разговора Умник. - В приданое за царевнами целое стадо дадут! - Посчитав тему исчерпанной, он резко отвернул голову в сторону.
        Как назло, летевший мимо сокол тоже внимательно смотрел в ту же сторону и потому получил сначала удар массивным кольцом, что украшало младшую голову Змея Горыныча, а потом, вдогонку, еще и удар краем кожистого крыла. Змей даже и не заметил птицу, слишком мелок был пернатый хищник.
        Сокол же, войдя в штопор, упал вниз и ведь разбился бы, если бы не угодил в расшитый петухами передник Марьи Искусницы.
        Глава 3


        ДИНОЗАВРА ДОИСТОРИЧЕСКАЯ, ИЛИ ШАРОВАРЫ ДОНА ПОСЕЯ ХОХЛЯТСКОГО

        - Ой, птичка! - воскликнула Елена Прекрасная. Она аккуратно взяла сокола из передника сестры и, пробежавшись пальчиками по оперению, выдернула одно перо из хвоста несчастной птицы. - Какая прелесть! Это перо идеально подходит к моей новой шляпке, какую на хранцузский манер сшить собралась!
        - Тебе бы только добро переводить, - проворчала Марья Искусница. - Я эти перья на стрелы пущу.
        - Без меня не ощипывай, - попросила сестру Василиса Премудрая. - Я его препарирую.
        - Пре… что сделаешь? - спросила Елена. Она втайне завидовала ученой сестре и старалась запоминать умные словечки, чтобы потом вставлять их в разговор. Надо сказать, что эффект получался обратный - речь Елены Прекрасной порой вообще было невозможно понять.
        - Разрежу, - снисходительно пояснила Василиса.
        - Зачем, Василисушка? - охнула Елена Прекрасная и, всплеснув руками, прижала ладошки к побледневшим щекам.
        - Затем, что хочу посмотреть, как он устроен. Я тут аэродинамическую машину задумала, да никак не могу форму корпуса просчитать.
        - Дайте сюда! - Девушки так увлеклись разговором, что не заметили, как к ним подошел воевода.
        Потап забрал у Елены и птицу, и перо. Сокол с трудом открыл глаза и так благодарно посмотрел на спасителя, что тот, умиляясь собственной доброте, даже прослезился.
        - Ишь что удумали, - проворчал он и с силой воткнул вырванное перо обратно в хвост.
        Благодарность в глазах несчастной птицы утонула в приступе боли и погасла вместе с сознанием. Перед тем как отключиться и впасть в беспамятство, сокол успел заметить хитрую мордочку злорадствующей мыши - та выглядывала из норки прямо под ногами Потапа.
        Мышка недолго злорадствовала, через мгновение в норку провалился каблук тяжелого сапога воеводы.
        Потап потерял равновесие и попытался удержаться на ногах, вцепившись в подошедшего царя-батюшку. Но царь, хоть и комплекцией плотной обладал, не смог удержать богатыря - и они вместе рухнули в яму, глубокую и узкую, что осталась на месте выдранной с корнями березы. Вот ведь чудище какое - мало того что царевен напугал до истерики, еще и деревья рвет что травинки!
        На поляне поднялся шум, заохали царевны, забегали дружинники, разыскивая веревку.
        - Как вы там, живы?! - крикнула Василиса Премудрая, наклоняясь над краем ямы.
        - Живы, - услышала она голос воеводы. - Только вот царь-батюшка подо мной оказался - боюсь, как бы не задохнулся.
        - Потапушка, ты не ушибся?! - Елена Прекрасная всхлипнула и утерла набежавшие на глаза слезы.
        Ласковое слово, что сорвалось с губ самой красивой царевны, согрело душу воеводы. С того самого часа, как Потап увидел бегущих голышом царевен, он решил, что женится. Богатырь был влюблен в Елену Прекрасную давно и хотел просить ее руки, но его останавливал страх перепутать нареченную с одной из сестер. Когда царевны молчали да в одинаковую одежку обряжались, отличить их друг от друга было невозможно. А на что ему, спрашивается, всезнайка Василиса? Или того хуже - Марья Искусница, с которой и поговорить-то нельзя, лишнего слова не вымолвит, всегда серьезна, всегда в делах? А Елена Прекрасная легка, смешлива и его, Потапа, слушает открыв рот. Так вот, когда Потап увидел царевен в чем мать родила, то заметил, что Марья слишком худа, Василиса чуть полновата, а Елена стройна, как березка. И родинка повыше пупка только у нее имеется. Потап так размечтался, что очнулся от грез, лишь когда ему на голову упала веревка с привязанным на конце камнем - для груза.
        - Ох, - только и смог вымолвить царь Вавила, когда их, перемазанных с головы до ног землей, вытащили наверх. - Пойдем-ка, Потапушка, сполоснемся в пруду.
        Вавила даже не ворчал на воеводу. Тот ему нравился, и царь-батюшка втайне мечтал, что добудет Потап себе царство, а тогда и царевну ему в жены отдать можно будет. Царь давно заметил, что Потап на Елену заглядывается, но сейчас неровня он царской дочери, неровня!
        Об этом он и хотел поговорить наедине, потому и увлек воеводу к пруду. Но поговорить им не дали - следом увязались царевны, а за ними дружинники, которым было приказано не спускать с девушек глаз. Царь вздохнул и нагнулся к воде, но тут же отшатнулся - возмущенно булькая, со дна всплыл рассерженный Водяной.
        Пруд уже по самые берега наполнился водой, только на поверхности меж кувшинками да лилиями вареная рыба плавала, чему люди немало удивились. Да и берег весь будто кто перепахал сначала, а потом еще и огнем опалил.
        Водяной был под стать пруду - растрепанный, ошпаренный. Копна ряски, что заменяла ему волосы, была перепутана, местами целые клоки выдраны. Один ус короче другого, а борода и вовсе - срам какой! - отсутствует. Нос Водяного повис, словно кабачок, уши тоже грустно поникли, а перепончатые лапы то и дело прикладывали ко лбу компресс - большую болотную жабу. Жаба активно протестовала против применения своей особы в медицинских целях, но тщетно - Водяной макал ее в воду и снова подносил к горящему лбу. Зеленая кожа подводного хозяина пузырилась волдырями, а лицо было облеплено пластырями из кувшинок. Толстые губы Водяного сложились в унылую линию, а глаза под лохматыми бровями имели среднее выражение между великим расстройством и не менее великим негодованием. Когда Водяной говорил, то пришлепывал распухшими губами и всхлипывал, от этого его речь была похожа на бульканье.
        - Жалоба у меня на дочек твоих! - сказал Водяной, влезая на прибрежную корягу. Он долго мостился и наконец устроился удобно - руки перепончатые на огромном животе сложил да хвостом по воде плеснул.
        - Чем же тебе-то они не угодили, соседушка? - вздохнул царь Вавила, предчувствуя справедливость претензий речного да озерного хозяина.
        - Мыться в пруду повадились, всю рыбу распугали, будто в царском тереме бани нет! Мне покоя не дают. Из-за них невеста ушла, а я ее, между прочим, целый год у дона Посея сватал! Чай, не кикимора какая болотная, а Наяда Грецкая, к подобным шалостям непривыкшая, а девки твои такой визг подняли!
        - Дон Посей… - повторила Елена Прекрасная, задумчиво сморщив лобик. - А что он на Дону посеял? И почему это Наяда получилась Грецкая, если Дон на Украине течет? Мне о том хохляцкий богатырь в красных шароварах рассказывал. Я потом эти шаровары на батюшкины царские портки выменяла - платье хотела сшить, да Марья не дала. Отобрала! - И в голосе младшей царевны послышалась большая обида. Она на среднюю сестру глянула, личико недовольно скривила и фыркнула.
        - И правильно сделала, - сказала, будто отрезала, Марья Искусница, полностью игнорируя обиды сестрицы. - Я штаны эти распорола и нашила из красного атласа и рубах дружинникам, и занавесок на весь дворец, и на паруса для ладьи еще осталось. А ты бы столько добра на одно платье спустила. Зачем тебе еще одно платье? У тебя их столько, что скоро одно на другое надевать будешь!
        - А она и так надевает, - вступила в разговор старшая сестра. Василиса не могла упустить случая вставить в беседу беззлобные насмешки. - Напялит десять юбок под сарафан и строит из себя королеву хранцузскую!
        - Тихо, сороки! - прикрикнул на дочек Вавила, но Елена, проигнорировав грозный окрик, спросила:
        - Так что все-таки он на Дону посеял?
        - Ничего не посеял. Дон Посей - это гишпанский водяной царь над морями-окиянами, - сказал воевода и, заметив восхищение во взгляде Елены, приосанился, но удовольствие испортила Василиса Премудрая.
        - И ничего-то вы не знаете, - сказала она. - Никакой он не дон Посей, а Посейдон. Я читала, что он - древнегрек и вымер вместе с их сказками. И Дон вовсе не на Украине течет…
        - Как же так? - снова удивилась Елена Прекрасная. - Как же он вымер, если Водяной к нему сватался, да и сказки живы - ты же их читала?!
        - Ну во-первых, Водяной не к нему сватался, а к дочери одного из подчиненных Посейдону водяных, какие в Греции речными богами зовутся, - посмеиваясь, объяснила Василиса, - а во-вторых, сказки не он сам рассказывает, а люди добрые - о нем. Так те сказки и живут в поколениях.
        - И все равно непонятно. - Елена Прекрасная в непосильных для ее ума размышлениях сморщила лобик. - Если он вымер аки древнегрек, то почему Водяной сватовство обговаривал с ним, а не с его заместителем?
        Елена была любопытна и дотошно выясняла все подробности. Царь-батюшка, по опыту зная, что сейчас в спор втянутся все, включая Водяного, снова прикрикнул:
        - Тихо, сказал! А ты, Водяной, не переживай, мы тебе другую невесту найдем. У подчиненных дона Посея дочерей много. Мне об этом Садко рассказывал, а он с морскими царями в давнем знакомстве.
        - И точно, - подтвердил Садко. - Я похлопочу за тебя, да и стоить это будет недорого - всего пару пудов жемчуга речного.
        Царь-батюшка с удовольствием крякнул, услышав эти слова, - вот хозяин достойный, со всего выгоду имеет и мыслит исключительно в коммерческом направлении!
        - После такого конфуза дон Посей меня и на порог не пустит, - вздохнул Водяной, не веря в свое счастливое будущее.
        - А мы к нему Садко сватом пошлем, - утешил его Вавила, - и дело сделает, и обновит старые дружеские связи.
        - И старые половые связи тоже обновит, - сердито сказала Марья Искусница. Она резко повернулась и пошла прочь.
        Царь догадался, что так рассердило среднюю дочь, и недовольно поморщился. Ну не царь Садко, не царь! Он даже не королевич, на худой конец.
        Тут к царю подбежал дружинник и протянул китайский бумазейный лист.
        - Срисовали, царь-батюшка, - доложил он.
        - А что это за темная точка? - поинтересовался царь, рассматривая рисунок отпечатка, который оставил на краю поляны неведомый агрессор.
        - Это дыра, в которую вы с воеводой упали, - отрапортовал бравый дружинник. - Корень древесный из земли супостат выворотил, вместе со стволом и ветвями.
        - И все равно непонятно - какие-то обрывистые линии, силуэта нет. Видно, что зверь какой-то, но вот какой? - Вавила сдвинул набок корону и в раздумье почесал макушку.
        - На змея похоже, - предположил Иванушка-дурачок, который всегда находился в радиусе десяти метров от Василисы Премудрой.
        Царь Ивана-дурака не любил. Так-то, конечно, он парень неплохой, но в мужья царской дочке не годился. Тем более самой любимой. Царь-батюшка давным-давно для себя решил, что отдаст Василису только императору. Он нахмурился и ответил Ивану:
        - Откуда ему взяться, если в наших краях змеев отродясь не было?
        - Это не змей, а динозавра доисторическая, - снова блеснула интеллектом Премудрая. - А что рисунок обрывистый, так отпечаток сверху надо смотреть, чтобы правильно срисовать. Сверху картина целой будет.
        - Дело говоришь, дочка, - согласился Вавила, и вся компания направилась к высокому дереву, что росло на краю леса, за ивняком, как раз над полянкой.
        Дружинники перекинули веревку через крепкий сук, приладили сиденье. Сильные руки молодцов потянули за один конец веревки, а царь в люльке, привязанной к другому концу, взлетел под крону дерева.
        - Что там видно?! - крикнул Потап.
        - А ничего, - прокричал в ответ царь-батюшка, - затоптали всю поляну, так что ничего и не видно!
        - И не слышно тоже, - проворчал кто-то рядом с царем.
        Тот повернул голову и увидел на соседней ветке Лешего. Леший был сердит, его сучковатое лицо светилось недовольством. На лбу шишки величиной с кулак вылезли, кончик носа был обломан. Костюм, сшитый из зеленых листьев, сильно помят и местами разорван. Вид у Лешего, который среди местной нечисти слыл чистюлей и аккуратистом, был, мягко говоря, очень непрезентабельный. Лесной хозяин нахмурился и сердито продолжил:
        - Покою от вас нет! Давеча твои девицы такой визг учинили, что березы попадали. На меня, между прочим, и попадали.
        - Что ты несешь, Лесовик? - вступился за дочек Вавила. - Невозможно так визжать, чтобы деревья падали. Поди, кроты нор понарыли, корни подпортили! Не бывает так, чтоб от девичьего визга что-то падало. Пушинка не упадет, а ты говоришь - деревья!
        - А спорим, что бывает? - Лесовик хитро блеснул глазами. - Пусть твои дочки повизжат. Ежели свалится что от их визга, то ты мне молочко будешь цельный год кажон день поставлять. А ежели нет, то я тебе на царское подворье мед да ягоду с оказией отправлять буду. Идет?
        - Идет, - согласился царь-батюшка, - вот только посмотрю, что за зверь такой след на поляне оставил.
        - А чего рассматривать, - перебил его Леший, досадуя на задержку, - Горыныч это. Давненько его в наших краях не было. Ну что, спорим?
        Лесной хозяин имел большой недостаток - очень азартен был. Но так уж планида его распорядилась, что всегда споры те выигрывал. Потому Лешачиха, супружница его, против азартности Лешего не возражала, а, наоборот, даже приветствовала. Да и кто бы возражения имел, если на подворье от того недостатка знатная прибыль шла? Так, если со стороны прибыли азартность Лешего рассматривать, то и недостатком-то ту черту характера не назовешь. Вот и сейчас, стоило только зеленому хитрецу спровоцировать спор, как глазки его черные заблестели, под носом улыбка плутовская расплылась, а на лице появилось выражение удовольствия.
        - Эх, была не была! - Царь размахнулся и ударил по протянутой крючковатой ладони Лешего. - Дочки мои, конечно, создания шумные, но чтоб визгом предметы двигать - это ты, Лесовик, загнул. Эх, возить тебе, Леший, мед на мое подворье!
        И ведь выиграл бы любящий отец спор, если бы не белая мышка. Дело в том, что придавленная и испуганная альбиносиха выбралась из осыпавшейся под каблуком воеводы норки и, пытаясь смыться с многолюдной полянки подальше, запуталась в юбках Елены Прекрасной. Она долго карабкалась вверх по складкам и, естественно, попала в тупик. Потом мыша сообразила, что ползти надо вперед, а не вверх, и стала прогрызать дырку за дыркой в тяжелой ткани. К сожалению, в пространстве мышка уже совсем не ориентировалась и поэтому даже не предполагала, что прокладывает путь не в ту сторону. Уже совсем испугавшись за свою жизнь, полузадохнувшаяся мыша наконец проделала дыру в последней юбке царевны и вцепилась в единственное темное пятнышко на фоне белого живота Елены.
        Царевна завизжала.
        Дружинники, выпустив веревку, зажали руками уши.
        Царь упал.
        Леший, который по-прежнему сжимал ладонь царя Вавилы, тоже.
        Елена Прекрасная визжала бы очень долго, но воевода Потап обхватил девицу и залепил богатырской ладонью пол-лица. Визг, естественно, прекратился, а Потап вдруг понял, что впервые обнял любимую, - и остолбенел. Он растерялся до такой степени, что забыл убрать руку от лица царевны. Елена Прекрасная извивалась, пытаясь вырваться из медвежьих объятий воеводы, она дрыгала ногами и мычала, пытаясь что-то сказать, но воевода словно окаменел. Именно поэтому царевна не смогла объявить во всеуслышание, что именно открылось ее глазам.
        А видела Елена Прекрасная Змея Горыныча, который пролетал над поляной, зажав в когтистых лапах корову. Ее корову!!! Ту самую, которую она собиралась выменять на заморские серьги у купца Садко.
        Глава 4


        МНОГОЯЙЦЕВЫЕ БЛИЗНЕЦЫ

        Змей Горыныч во дворец хрустальный влетел, корову опустил и сам приземлился.
        - Ну и зачем же ты, маленький, животину в дом приволок? - спросил его Дворцовый, только что начистивший в зале полы. - Чего скотина мучиться будет?
        Корова только твердь под копытами почувствовала - сразу попыталась сделать шаг. Копыта заскользили и разъехались в разные стороны. Несчастная животина выпучила глаза, разинула в удивлении пасть и попыталась собрать ноги в кучу. Эффект получился обратный - теперь она ехала по скользкому хрустальному полу на брюхе и отчаянно мычала. А глаза у животины были выпученные и такие удивленные да несчастные, что Умник от сочувствия всхлипнул.
        - Ладно, батя, погорячились чуток, - сказал Старшой и с укоризной взглянул на Озорника.
        Средний брат глаза поднял, сделал вид, что потолок рассматривает.
        - И то верно, - одобрительно кивнул Дворцовый, - поставьте где взяли, чтобы шуму не было, да и обвинений в том, что сын у меня на руку нечист, тоже.
        Дворцовый говорил справедливые слова, оттого головы змеиные сникли. Братья смотрели в пол и виновато молчали.
        - И потом, я так понял, что вы свататься полетели к царским дочкам, - Дворцовый посмотрел на распластавшуюся по полу корову и хмыкнул, - а это, как я подозреваю правильно, совсем не царевна. Даже очень не царевна! Я царских дочек с малолетства наблюдал. - Он погладил бороденку, снова хмыкнул и продолжил: - Так вот, они совсем по-другому выглядят, ибо безрогие.
        Упрек был справедливым, и возразить Горынычу было нечего. Но Старшой вдруг рассмеялся, да и говорит:
        - Ничего, тятенька, мы второй заход сделаем! В первый-то никого в тереме не застали, а к пруду лесному, где семейство царево в тот момент отиралось, приземлиться не додумались!
        Повернулся Змей и, с боку на бок переваливаясь, пошел было к балкону, чтобы задуманное в жизнь претворить. Но Дворцовый остановил его:
        - Ну куда ж ты без подарков-то? Не положено с пустыми руками к невестам лететь!
        Для Дворцового его сыночка самым лучшим был, и потому у него даже и мысли не возникло, что такой красавец, как Горыныч, может получить от ворот поворот. Скорее он считал, что это царевны не слишком хороши для его воспитанника. А потому, не сомневаясь ни капельки, приготовил он сундук добра - подарки девицам туда сложил. И чего там только не было! И платья заморские, золотом и серебром расшитые да разукрашенные самоцветами. И венцы на голову заграничные, какие диадемами зовутся. А уж бус, и монист, да перстеньков с серьгами - и вовсе без счету.
        - Вот, - похвалился Дворцовый, - таких подарков в царском тереме отродясь не видели. Для тебя берег, сыночка!
        - Спасибо, батюшка! - рявкнул Горыныч.
        Подхватил он в лапы кованый сундук, на балкон вышел да ринулся с него в небесную синь. Полетел он сначала к лесному пруду, справедливо рассудив, что в царских хоромах пройдет сватовство или на берегу пруда - нет разницы.
        У пруда уже никого не было, поэтому Змей направился к Городищу.
        Сокол, заметив Змея, решил держаться подальше, чтобы снова не попасть под удар, но тут он углядел мышу. Дело в том, что Змей Горыныч решил приземлиться в огороде, как раз там, где наглая альбиносиха самозабвенно грызла морковь. Представив, что сейчас от врагини не останется даже мокрого пятнышка, сокол похолодел. Если мыша погибнет, то он, сокол, всегда будет считать себя неудачником и лишится шанса отмстить за издевательства. Такого гордая птица допустить не могла.
        Сокол сорвался с крыши. Быстро взмахивая крыльями, поднырнул под брюхо Змея и в последний момент успел спасти обжоре жизнь. А увлекшаяся мышь даже не выпустила морковку. Недруги приземлились на плетеный забор, но не успели даже перевести дух, как под мощным ударом Змеева хвоста забор рухнул.
        Поднялся переполох. Заголосили женщины, заплакали дети. Даже куры разбежались с подворья. Змей Горыныч обогнул царский терем, подошел к высокому резному крыльцу и наткнулся на ощетинившихся пиками дружинников. Воевода Потап вышел вперед, обнажил богатырский меч и приготовился хоть смерть принять, но не пропустить врага к царевнам.
        - Выходи на бой, чудище поганое! - крикнул он, размахивая мечом.
        - Какой бой? - удивленно проговорила одна голова Змея Горыныча.
        - Поговорить хотим, - добавила другая голова.
        - Мы с добром, - заявила третья голова, и Змей Горыныч поставил перед царем огромный сундук.
        - О чем с тобой говорить, супостат?! - возмутился воевода, но царь удержал Потапа, готового ринуться на врага.
        - Подожди, Потапушка, не ярись! - сказал Вавила. - Змей по-хорошему пришел, с подарками. Негоже сразу головы рубить, хотя бы выслушать надо. Говори, Горыныч, с чем пожаловал?
        - Ну начинай, брат, - сказал Умник, обращаясь к старшему брату.
        Старшой нахмурился:
        - Сейчас. Надо правильно речь сформулировать, чтобы согласно обычаю звучала.
        Он задумался, подбирая правильные, по его мнению, слова, но тут Озорник как всегда высунулся с инициативой и смазал все впечатление от сватовства.
        - У нас петух, у вас курочка! - радостно прорычал он, улыбаясь во всю свою пасть. - Пришли проверить, как ваша курочка нестись будет!
        - Ну… это зависит от того, как ваш петух кур будет топтать… - растерянно ответил царь-батюшка, наблюдая, как Змей стукнул себя по той голове, что интересовалась производительностью царского птичника.
        Средняя голова шикнула на правую и левую, призывая к молчанию, и с достоинством произнесла:
        - Свататься мы пришли, царь-батюшка. Жениться нам с братьями надо.
        - Это что ж, еще змеев надо ожидать? - спросил царь, растерянно озираясь. - Сколько братьев прибудет?
        - Зачем, мы все тут, - ответил Змей Горыныч и каждая голова раскланялась, представляясь.
        И царь, и воевода, и бояре с дружинниками молчали, все еще не понимая, что же нужно Змею Горынычу. Василиса Премудрая, пользуясь паузой, воскликнула:
        - Впервые наблюдаю столь интересных однояйцевых близнецов!
        - Почему - однояйцевых?! - возмущенно взревел Озорник. - Мы многояйцевые! Это… в смысле двух… и вообще, нормальный мужской боекомплект… - Тут он понял, что только что сказал, и смутился окончательно.
        Молчал и Вавила, не зная, как отреагировать на двусмысленную ситуацию. Напряжение нарастало, и неизвестно, чем бы закончилось это противостояние, но тишину вдруг разрезал радостный голосок Елены Прекрасной:
        - Поняла! Та дыра на берегу получилась из-за того, что твой мужской комплект в боевую готовность пришел!
        Девушка была рада, что смогла утереть нос сестрам и показаться умнее их, не замечая, что как всегда добилась обратного эффекта. Елена Прекрасная была на удивление наивна, если не сказать - откровенно глупа.
        - Час от часу не легче, - изумился Вавила. - Та дыра получилась, когда этот супостат березу лапой зацепил да с корнем выворотил. Но ты-то, скажи на милость, откуда знаешь такие тонкости о мужском… гм… боекомплекте?
        - А это Василиса Ваньке-дураку рассказывала. - Услышав в голосе отца сердитые нотки, Елена Прекрасная попятилась и поспешила свалить все на сестру. Совесть ее не мучила, тем более что Василисе обычно все с рук сходило. - А я ничего не сделала, я только подсл… услышала! - И она юркнула за широкую спину воеводы.
        - Не по Закону поступаешь, Змей! - вскричал Потап. - За девицами подглядывал, пруд высушил, в лесу потраву учинил, а теперь еще и речи поганые ведешь, невинных девиц смущаешь!
        - Эти девицы невинные сами кого хочешь засмущают речами вольными, - проворчал Старшой.
        - И корову, корову мою утащил! - добавила Елена, не покидая безопасного места за спиной заступника.
        Две Змеевы головы повернулись влево и посмотрели на третью. Озорник, проклиная себя за любовь к молочным продуктам и не вовремя проснувшуюся независимость, попытался оправдаться.
        - Я просто за титьки никогда не держался, - промямлил он, - потренироваться хотел.
        - Что?!! - Потап ринулся на Змея Горыныча, но благоразумный царь снова удержал его от смертоубийства.
        - Лети-ка ты, Змей, восвояси подобру-поздорову, - сказал он примирительно, но голосом твердым, что сталь булатная. - Не отдам я тебе дочерей, и баста!
        - Так нам не для этого, - смутилась та голова, которую звали Умником. - Нам для компании.
        - Не отдашь?! - угрожающе переспросил Старшой, перебивая младшего брата.
        - Нет! Это мое последнее слово. - И Вавила в подтверждение крепкой решимости топнул ногой.
        - Тогда я сам возьму! - взрычал Старшой, не ожидавший отказа.
        - Тогда готовься к войне! - не менее грозно рыкнул воевода Потап.
        - К партизанской, - нехорошо ухмыльнулся Умник.
        - Ну и партизань сколько тебе влезет! И подарки твои нам без надобности, - рассердился Вавила, - забери-ка ты их!
        Змей сгреб сундук, взмахнул крыльями и взмыл в небо. Царь-батюшка проводил его взглядом, потом, повернувшись к дочкам, приказал:
        - А ну марш в светелку, и чтобы носа оттуда не высовывали!
        - Батюшка, - попыталась подлизаться Василиса Премудрая, но разгневанный родитель был непреклонен:
        - Я не только ваш батюшка, я вам еще и царь! Потап, проводи их до светлицы, да и охрану на дверях поставь надежную!
        И тяжко Вавиле было смотреть, как дочки его дуются, но тут он тверд был. Понял вдруг царь, что безопасность и здоровье детей ему гораздо важнее, чем их мимолетные обиды да капризы. Он был непреклонен, и потому все три царевны под охраной дружинников отправились в девичью светлицу.
        Светелка эта была уютной да прибранной. Напротив двери - широкое окно, из него вид на главную улицу. У окна стояла широкая лавка, накрытая лоскутным одеялом. Справа в ряд три кровати поставлены - все с пуховыми перинами, атласными одеялами и горами пышно взбитых подушек.
        Вдоль другой стены - сундуки с платьями и маленькие столики для рукоделия. На одном столике книги стопками высились, ниток да ткани там никогда и не было. Другой стол, что Марье Искуснице принадлежал, напротив, шитьем да вышиванием перегружен был. Там еще и законченное кружево лежало, на которое Елена Прекрасная облизывалась, да никак не могла выпросить у сестрицы. А столик Еленушки был уставлен бутыльками и баночками, шкатулочками и ларцами. Еще к ее столику персональное зеркальце прикреплено было. И за уши Елену было от того зеркальца не оттянуть. Все она перед ним сидела, личико свое прекрасное составами разными мазала, белилась-румянилась да брови собольи жженой палочкой подводила.
        Вот и сейчас, только в комнату вошла, сразу к столику своему кинулась и ну давай изъяны на лице выискивать. Не нашла, вздохнула с великим облегчением, пучок перьев схватила и начала лицо французской мукой посыпать. Мука та пудрой называлась и больших денег царю Вавиле стоила.
        Марья Искусница сильных эмоций по поводу домашнего ареста тоже не испытывала. Раз такое случилось, так хоть шитье без помех закончит. Присела она на табуреточку, нитку взяла и в иглу вдевать ее стала.
        А вот Василиса ножкой топнула, на кровать плюхнулась и в раздражении давай кулаками подушку мять.
        - Вот так всегда! - возмущалась старшая сестра, пребывая в праведном гневе. - Как только начинается самое интересное - отправляют в светелку, словно маленьких. А случится что - бегут: Василисушка, научи… подскажи…
        - Ну или: Марьюшка, сделай, - поддержала старшую сестру Марья Искусница, не поднимая глаз от шитья.
        - Или: Еленушка, замолчи, - добавила младшенькая и тут же возмутилась: - Ну что вы смеетесь?!
        Старшие сестры громко хохотали и не могли остановиться, хоть и знали, что младшенькая надолго обидится.
        - Ничего, Еленушка, - наконец смогла выговорить Марья Искусница, - не бери в голову, все равно не поймешь.
        Елена задумалась и неуверенно произнесла:
        - Сестрица милая, кажется мне, что ты меня только что дурой обозначила?
        Сестры притихли, почувствовав себя виноватыми. Василиса подошла к окну, раскрыла его и, окинув взглядом окрестности, сказала:
        - Есть у меня план, как змея поймать.
        Сказала, ни к кому конкретно не обращаясь, будто просто подумала вслух. Марья Искусница улыбнулась - она была неизменной участницей всех проделок, научных опытов и экспериментов сестры. А Елена тяжело вздохнула - она прекрасно знала, что когда сестры экспериментируют, то жди беды. Ей это грозит обязательной порчей вещей.
        - Надо устроить ловушку, - продолжила Василиса, не оборачиваясь.
        - А приманка? - поинтересовалась Марья Искусница. Она подошла к сестре и тоже посмотрела в окно, раздумывая, где половчее будет установить силки на змея.
        - Возьмем у Елены платье, наденем на чучело. Такое невозможно не заметить, учитывая расцветку ее одежды.
        - Не дам платье! - воскликнула Прекрасная. Ее задело, что сестры говорят о ней так, будто ее вовсе и нет в комнате. - Сначала мышь юбки прогрызла, а теперь платье на поругание змею отдать?! Приятно, конечно, что он в меня так влюбился - даже жениться на мне возжелал, но платье не дам!
        - В тебя влюбился?! - изумились сестры.
        - А в кого же еще? - невозмутимо ответила Елена. - Марью от парня не отличишь, плоская что доска. А ты, Василиска, одета как попало, да и толста больно.
        Василиса хотела было возмутиться, но, что-то придумав, хитро улыбнулась и подмигнула Марье.
        - Вот я и говорю, что платья у тебя и красивые, и змей на тебя глаз положил, нас он воровать не станет. Надергаем соломы, сделаем куклу, нарядим в твое платье.
        - А дальше что? - спросила Елена, попавшись на лесть, словно рыба на крючок. Уже и то, что придется лишиться наряда, не пугало ее.
        - А дальше, - продолжала ученая сестра, - положим его в низинке да ловушку устроим - сеть на Горыныча накинем и костры с сон-травой зажжем. Пока он из сети выпутываться начнет, сон его и сморит. Тут дел-то останется, что на телегу загрузить да в Городище привезти!
        - Сеть-то накинуть не проблема, - заметила Марья. - А если он огнем плеваться начнет?
        - А мы с собой богатыря Выпей Море возьмем. Если учесть, что резкий перепад температур вызывает явление конденсата…
        - Ты по-каковски говоришь, Василисушка? По-аглицки али по-гишпански? - вскинула бровки младшая сестра, старательно запоминая новые слова.
        - Ну Елена, если горячее резко остудить, то огня не будет какое-то время. Ничего, кроме росы. - Премудрая умолкла. Она глянула вниз, во двор. Земля далеко внизу виднелась, так как светелка девичья располагалась под самой крышей царского терема. - Вот только как из светелки выбраться? Через двери никак, Потап охрану поставил.
        - Лестницу сплетем, - предложила Марья. - У Елены юбок много, на лоскуты раздергаем, - сказала она и, заметив возмущенный взгляд сестры, поспешила добавить: - И потом, я же не все юбки использую, а только мышей погрызенные! Вырежем спереди подолы - и будет у тебя новый наряд по хранцузской моде, как у тех девок срамных, что танцы с голыми ногами танцевали.
        - Да?… И платье отдай, и юбки отдай, - едва не плача, сказала Елена Прекрасная, - а мне-то что за это будет?
        - А тебе я мыло дам, от которого твои косы еще пышнее станут, - пообещала младшенькой мастеровитая сестра.
        - Ой, Марьюшка, я его у папеньки на денежку выменяю! - Елена даже запрыгала в восторге. - А на денежку куплю серьги заморские!
        - Ну и зачем, Еленушка, батюшке мыло для волос? Он же лысый! У меня средство хорошее есть - полы натирать, чтобы сверкали.
        - Да? - недоверчиво произнесла Елена, чувствуя подвох.
        - Точно-точно, - поддержала розыгрыш Василиса. - Батюшка отполирует лысину и так обрадуется, что две денежки тебе даст.
        - Ну ладно, - ответила младшая сестра. В ее глазах плескалась мука: с одной стороны, серьги хотелось новые, а с другой - было жалко расставаться с платьем. Но желание иметь обнову победило, и Елена согласилась.
        Старшие сестры принялись за работу. Они растеребили тюфяк, и Василиса Премудрая принялась мастерить куклу, а Марья резала на полосы многострадальные нижние юбки. Елена, не в силах наблюдать за таким обращением с ее вещами, уснула. Она сладко посапывала на мягкой пуховой перинке, укрывшись одеялком из гагачьего пуха, и во сне видела новые серьги.
        Глава 5


        УРОК ИТАЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

        Утро только готовилось Лукоморье обрадовать - еще не появились первые солнечные лучи, но звезды уже потускнели, а небо перестало быть совсем темным. Темнота ночная разжижилась, посветлела, обещая скорый рассвет. В лесу соловьи уже заливались сладкими трелями, создавали романтическую атмосферу.
        Оно и кстати было, потому что Водяной на коряге у пруда не один сидел. У него свидание было - наконец-то невеста из земель Италийских прибыла! Звали невесту не по-нашему красиво - Нимфушка. Водяной с удовольствием выговаривал имя невесты, так уж повелось, что нравилось ему все экзотичное, редкое. И хотя знакомцы над его пристрастием ко всему чужеземному посмеивались, сам Водяной был раз и навсегда уверен, что только в далеких землях знают, как надобно жить. А случилась эта уверенность потому, что довелось как-то услышать Водяному мудрые слова, которые при нем промолвила Василиса. «Нет пророка в своем отечестве», - сказала тогда царевна, и мудрость эта крепко засела в уме речного хозяина. И хоть сохли по Водяному русалки да кикиморы болотные, хоть и злились сильно, что холостяк на них не смотрит, но Водяной по вопросам брака имел твердую позицию и всем претенденткам выдвигал обязательное условие: его жена должна иметь заграничное гражданство. А на кикимор и других местных красоток он внимания не обращал - чего бы им не сохнуть, спрашивается? Мужчина-то он хозяйственный и зажиточный.
        Нимфушка Италийская глаза имела бездонные, цветом что вода морская. Волос спускался волнами до самого копчика - зеленый, словно водоросли заграничные, какие ламинариями называются. Лицом она была хороша, нравом смешлива. И вообще, в ее характере было проявлять дружелюбие и приветливость к каждому встречному-поперечному. Пока на берегу пруда шел свадебный пир, она дружелюбно и с Лешим поближе познакомилась, и с Полевиком, и даже Анчутку вниманием не обошла.
        - Ты с ней наплачешься, - предупредил друга Леший, - она с таким дружелюбием рога тебе подсуропит знатные, что у оленя благородной породы, какие в Аглии водятся.
        - В Аглии, говоришь? - переспросил Водяной. - Ну ежели олень тот аглицкий, то я и на рога согласен. Лучше благородным оленем рогатым быть, чем козлом безрогим провинциальным.
        - А кто ты есть?! - вспылил Леший. - Козел безрогий провинциальный и есть!
        - Нет, брат, ты определись - безрогий я или рогатый! - Водяной встал и грудь выпятил.
        - Э-эх, дурень ты, - проворчал Леший и сплюнул. - И что тебе все заграничное глаза застит? Получается, ежели из стран далеких прибыло, то ты это кушать будешь?
        - Конечно, - согласился Водяной.
        - А ежели то кушанье хуже навозу медвежьего будет и совсем несъедобное?
        - У иноземцев плохого нет, - сказал, что отрезал, Водяной, не давая разрушить свою веру. - У иноземцев все лучше нашего!
        Леший только руками развел. На том пир свадебный и кончился.
        Нимфушка ни слова не понимала по-лукоморски, но это не мешало ей лопотать, не умолкая ни на минутку.
        - У меня в реках и осетры водятся знатные, и стерлядь. - Водяной расписывал хозяйственные достижения, пребывая в романтическом настроении. - И жемчугов речных немерено, и других богатств.
        Но Нимфу Италийскую богатства жениха вовсе не интересовали. Она схватила Водяного за уши, впилась жадными губами в его губы да так за собой на дно озерное и увлекла. Водяной от этого напора растерялся до такой степени, что даже сопротивления не оказал - только хвостом по воде раз-другой плеснул.
        А Леший после пира в лесную берлогу направился. Дома он посмотрел на супругу новым взглядом, сравнил ее с любвеобильной Нимфой - и пересмотрел свое отношение к жене. Родной ему Лешачиха показалась, верной, как лебедь. О том, что на такую страхолюдину никто и не позарится, Леший как-то и не вспомнил. И характеру своей половины - склочному да тяжелому - порадовался. Подумал он, что это в любом случае лучше, чем дружелюбие на кого попало распространять, как то Нимфа Италийская делает. Может, у них в Италиях и заведено так, но здесь нравы дремучие царят, лукоморские, рассуждал лесной хозяин. И у одной бабы - какой бы породы она ни была - один мужчина должон быть! С такими мыслями Леший лег спать, сразу же после того, как Лешачиха закатила ему скандал за долгую отлучку и возвращение домой в нетрезвом виде.
        Предутренние часы самые тихие, сон в такое время крепче крепкого. Только Василисе не спалось. Все ворочалась, то и дело открывая глаза: не проспать бы. И поэтому, как темнота отступать стала, растолкала она Марью. Марья Искусница мигом глаза открыла и вскочила с постельки. Укрепили царевны веревочную лестницу, в окно ее опустили, переживая, достаточно ли длинна она. Но лестница размоталась до самой земли. Сестры осторожно вылезли из окна, спустились вниз. Отчаянные они были, страху совсем не ведали, что, учитывая полученное воспитание, было неудивительно. А если уж совсем откровенно сказать, то никакому воспитанию их вовсе не подвергали, а потому в исполнении своих желаний они не знали границ.
        Подхватили царевны чучело, наряженное в платье младшей сестры, и тихонько пошли по улице к крепостной стене. Уже совсем близко к околице были, как вдруг услышали крик:
        - Стойте, меня забыли!
        Оглянулись царевны и увидели, что за ними, путаясь в юбках, бежит младшая сестра.
        - Вот дура-то, - прошептала Василиса. - Так она все Городище перебудит!
        - И когда она все эти юбки на себя нацепить успела? - удивилась Марья, наблюдая, как Елена Прекрасная с трудом удерживает собранные в гармошку подолы на китовом усе и тяжелый шлейф. - И ведь наверняка макияжу на лицо пару пудов намазала за такое ограниченное время!
        - Точно, - кивнула старшая сестра, приглядываясь в рассветных лучах к бегущей Елене. - Будто не ловить змея поганого собралась, а на свидании с ним миловаться!
        Не хотели они Елену Прекрасную с собой брать но деваться было некуда. Так и пошли втроем в чистое поле, направляясь к лесу, где на самой опушке притулилась изба богатыря Выпей Море.
        Избенка та была совсем старой, покосившейся. Храп в избе такой стоял, что диву даться можно - как домишко по бревнышкам не развалился?
        Богатырь Выпей Море был ленив, как кастрированный кот, и с места вставал, только когда жажда его одолевала. Тогда он кое-как раскачивался, с постели вставал и шел в Городище, к царскому терему. Там он Марью Искусницу дожидался, клянчил у нее меду хмельного, либо сурицы, либо на худой конец пива бочонок. А на другой день, когда мед из организма начинал выходить, снова к Марье шел - на этот случай ему квас требовался либо сбитень. Выпить мог богатырь очень много, отсюда и прозвище - Выпей Море.
        - Богатырь, вставай, дело есть, - позвала Василиса, стуча в закрытые ставни.
        - Какие могут быть дела в такую рань? - ответил лентяй.
        - Важные дела, твоего присутствия требующие, - сказала старшая царевна.
        - Для меня важно, чтобы в животе было сыто, - проворчал Выпей Море и снова захрапел.
        - Квасу больше не дам, - веско заметила Марья.
        - Так бы сразу и сказали, что шантаж, - недовольно буркнул богатырь, но из избы вышел. - А то дела, дела…
        Выпей Море действительно был богатырем - роста высоченного, весу в нем тоже немало было. Над поясом нависал живот, огромный, как гора Араратская. Ни одна лошадь богатыря не выдерживала, а стоило ему на повозку взгромоздиться, так все вокруг со смеху падали - словно взрослый мужик на детский горшок уселся! И усидеть на телеге богатырю больше двух минут ни разу не удавалось - телега немедленно рассыпалась, будучи не приспособленной к такому перегрузу.
        Смотрел богатырь обычно из-подо лба, слегка набычившись. А смотрел так потому, что ровно взгляд к людям обращать не получалось - щеки мешали. Они у Выпей Море круглыми были, наползали на глаза.
        - Не ворчи, - успокоила его Марья Искусница, стукнув по животу. - Вода нам нужна. Здесь неподалеку пруд есть, ключи там со дна бьют холодные.
        Выпей Море что-то неразборчиво буркнул, и отряд направился в лес.
        Пруд был неспокоен. Обычно сонные в это время лилии так и раскачивались на поверхности, хотя ветра не было. Богатырь зашел по колено в воду, нагнулся и с шумом сделал первый глоток. Уровень воды стремительно понижался, пока не оголилось устеленное илом дно.
        И предстала взгляду компании такая пикантная картинка, что Выпей Море чуть воду обратно не выплюнул, да Марья вовремя меры приняла - закупорила ладошкой богатырю рот.
        На дне, на уютном ложе из водорослей, в истерике бился Водяной. На нем сидела новобрачная и с большим остервенением колотила несчастного кулаками. Она громко кричала, слова произносила так быстро, что толком и не разобрать, чего лопочет. Ухо улавливало только обрывки.
        - …Отдельно апартаменто… удобство элитарно… - не по-нашему вопила иностранка.
        Потом она, видно, устала жениха колотить, спрыгнула с него и к берегу пошлепала, на ходу сворачивая в жгут волосы и выжимая их.
        - Куда, Нимфушка?… - прорыдал Водяной, пытаясь удержать зеленую подружку.
        - Я удалянто к сексуально Амуро, - ответила несостоявшаяся невеста, выбираясь на берег.
        - А как же я? - простонал покинутый жених:
        - А ты престарело руссо импотенто! - проорала иностранка - и была такова.
        Но еще долго в лесу слышалось:
        - Сифилито… Кастрато… Импотенто…
        - Василиса, переведи, чего она говорит, - растерянно попросила Елена Прекрасная.
        - На италийском это обозначает: «Я ухожу, потому что ты мне надоел», - ответила ученая сестра.
        Оставив безутешного Водяного биться в истерике, царевны направились к лугу - туда, где росла одинокая сосна. Эта сосна была крепкой, раскидистой - не одно столетье простояла. Царевны приладили на нее сеть, а веревки опустили вниз, свернули в петлю и прикрыли сверху травой. На ловушку уложили наряженное в платье младшей сестры чучело - издалека ту куклу от Елены было не отличить. Вокруг места, отведенного под ловушку, приготовили для костров сухой хворост и сон-траву. Сами в небольшой ложок спрятались, а чтобы сверху их не видно было, прикрылись маскировочной сеткой, какие воевода Потап использует в военных целях. Василиса дала всем мягкие намордники, похожие на свиные пятачки.
        - Я эту гадость на личико не надену, - заерепенилась Елена Прекрасная. - Уж больно на свиное рыло похоже!
        - А как ты тогда змея ловить будешь? - полюбопытствовала Марья. - Сон-трава тебя сморит, и ничего не увидишь вовсе!
        - И не рыла это свиные вовсе, а респираторы воздухоочистительные, - утешила сестру Василиса.
        Делать нечего, согласилась красавица надеть неэстетичный предмет.
        - А как же Выпей Море воду выплюнет в этом наморднике? - глухо прогудела Елена из-под респиратора.
        Сестры переглянулись - в кои-то веки младшенькой удалось и ум проявить, и им нос утереть.
        - И то верно! - Василиса задумчиво посмотрела на богатыря. - Вот что, Выпей Море, как только змей в ловушку попадет, ты намордник сними и воду на него выплюнь. А то, что при этом дыма сон-травы нанюхаешься, не беда. Падай спать, дальше сами справимся.
        На том и порешили. Ждать им пришлось недолго - послышался шум и хлопанье крыльев. Это Горыныч на посадку заходил, не веря, что добыча так легко в лапы попалась. Он спикировал вниз, подковылял к чучелу и схватил приманку. Подмену-то махом обнаружил, но было уже поздно - задняя лапа Змея Горыныча угодила в веревочную петлю. Тут на него сеть и упала. Змей выпустил три струи пламени - и сон-трава загорелась, не пришлось даже костерки поджигать. Сеть тоже загорелась. Неизвестно, чем бы закончилась эта авантюрная затея, если бы мудрая Василиса не позвала с собой Выпей Море. Богатырь тут же вылил на Змея выпитый пруд. А вылив, вдохнул полную грудь воздуха, наполненного дымом горящей сон-травы. Решив, что на этом его работа закончилась, молодец рухнул на землю и захрапел.
        Змей Горыныч, еще до того, как жар его глоток водой остудили, сеть-то все-таки спалил и сделал попытку взлететь, но сонное зелье уже начало действовать. Он тоже рухнул на землю и уснул. Василиса затушила костры, и сестры, празднуя победу, кинулись друг к другу на шею.
        - Василиса, смотри. - Елена Прекрасная подергала сестру за рукав.
        Та оглянулась - к ним спешил народ во главе с воеводой Потапом.
        Когда солнце взошло, няньки да мамки всполошились - чего это царевны не встают? Ну Елена Прекрасная, понятно, понежиться в постельке любила очень, о ней и не переживали. Но вот Марья Искусница с самых первых солнечных лучей начинала хлопотать по хозяйству - а тут нет ее! Пошли они в девичью светелку, а оттуда выбежали с криками да плачем. Шум поднялся на весь царский терем - шутка ли, дочки царские пропали!
        Вавила заволновался, не знает куда и кидаться! Вроде из светелки царевен никто не похищал - самовольно ушли, на то указывает лестница, связанная из тряпок. Так бы можно было не волноваться - как ушли, так сами и назад придут, да вот змей поганый похитить их пригрозил. Голова у Вавилы от размышлений кругом пошла, но куда податься, где царевен искать - не знает. Подошел царь к колодцу, воды зачерпнул и в лицо горсть плеснул, чтобы думы нелегкие прогнать да напряжение в голове немного ослабить.
        Из воды немедленно всплыл Водяной.
        - Да что ж это такое?! - возмущенно пробулькал он. - Опять, царь, дочки твои чудят! Пруд осушили без моего на то позволения, и в момент самый неподходящий, потому как пикантный момент был. И невеста из-за них ушла. Между прочим, не какая-нибудь кикимора болотная, а Нимфа Италийская! Всю воду из пруда к одинокой сосне утащили и там бездарно вылили. И заметь, царь, вместе с лягушачьей икрой, головастиками и рыбешкой мелкой!
        Дослушивать жалобы Вавила не стал, мигом на коня взгромоздился. А взгромоздился потому, что в седло вскочить, словно соколу взлететь, по причине возраста и лишнего веса не получалось. Помчался отряд дружинный с Вавилой и Потапом во главе к одинокой сосне. И как раз вовремя успели.
        Пока Змей в сонном дурмане пребывал, его на телегу погрузили, в Городище привезли и за лапу кольцом стальным на цепь к столбу приковали.
        - Не сорвется? - поинтересовался царь.
        - Нет, цепи булатные, а замок аглицкий, - ответила Марья.
        - Не сомневайся, тятенька, замки те только разрыв-травой отомкнуть можно, а она у меня в сундуке лежит, - добавила старшая дочь, Василиса. Она тут же неподалеку стояла - Ивану-дураку принцип ловушки на Змея объяснить пыталась.
        Иванушка, разинув рот, смотрел на царевну да улыбался - умиленно и глупо. И вряд ли хоть одно слово в его влюбленное сознание пробилось.
        Елена Прекрасная в кои-то веки не встряла в разговор, она молча послушала и отошла от людей в сторону все ближе к Горынычу подбираясь. Царевна была словно зачарованная - не могла отвести глаз от чешуи Горыныча.
        - Ой как сверкает, как жаром горит… - бормотала Елена Прекрасная, уставившись на Змея остановившимся взглядом. - Как блещет эта чешуя под солнцем утренним, ярче камней самоцветных изумрудных в казне папенькиной…
        И так Елену сверкание это манило, так притягивало, что сопротивляться искушению царевна даже не думала. А вот то, как такую чешуйку с бока Змея Горыныча в свое владение получить, напротив, очень сильно ее интересовало. Тут взгляд царевны упал на лопату, прислоненную к краю повозки. Она взяла инструмент и подошла к пленнику. Потом, подцепив острием чешуйку и используя лопату как рычаг, с силой надавила на рукоять. Змей от боли пришел в себя, сонное оцепенение вмиг слетело с него. Он взвыл всеми глотками и дернулся взлететь. Не тут-то было - цепь крепко держала пленника. Дикий вой встряхнул Городище.
        - Да что же ты делаешь?! - Потап подбежал к царевне, забрал у нее лопату и оттащил девушку подальше от беснующегося Змея. - Даже хызрырская орда с пленными так не обращается! - попенял он ей.
        - Я только чешуйку на серьги хотела отколупнуть. - Младшая царевна взглянула на воеводу синими глазищами и приготовилась заплакать.
        Против взгляда Елены Прекрасной Потап был беззащитен, а уж против слез ее - и подавно.
        - Куплю я тебе серьги новые, Еленушка, - пообещал он.
        Елена плакать мигом раздумала, просияла белозубой улыбкой, но все одно решила заполучить чешуйку. Потап на царевну засмотрелся, сам улыбаться начал. Но царь Вавила сильно рассердился - Змей от боли да неожиданности мог огнем плюнуть, людей покалечить да Городище поджечь.
        - Я тебе сейчас покажу и чешуйку, и серьги! - строго сказал он, вспомнив, что дочери проигнорировали его приказ оставаться в тереме. - А ну марш в светелку, и чтобы носа не показывали! Все трое.
        Девицы, понурив головы, побрели во дворец, а царь подошел к Змею.
        - Ну зачем, скажи на милость, тебе такие жены? - спросил он, глядя царевнам вслед. - Я-то, понятно, отец, мне деваться некуда, но ты-то, ты зачем добровольно такую беду на свои головы кличешь?
        - Сказал, что женюсь, - значит, женюсь, - прорычал старший брат, пресекая попытки Озорника и Умника согласиться с царем.
        - Ты, Змеюшка, подумай, - увещевал Старшого царь, - я с самого их рождения покоя не знаю. То у трона ножки подпилили, и я перед гишпанским послом осрамился, то полы какой-то дрянью натерли, что посольство аглицкое чуть не убилось. А когда Василиса иностранные языки выучила, то до войны дело дошло. Старшую переговорить невозможно, средняя из мужских портов не вылазит, только Еленушка радует. - Вавила немного подумал и добавил: - Когда молчит.
        - Нет, царь, не уговаривай, - упрямо ответил Старшой. - Мое слово твердое. Сказал - умыкну царевен, значит, так тому и быть!
        - Пока что они тебя умыкнули! - рассердился царь. - Ну и сиди на цепи, ежели тебе так приятнее!
        И пошел прочь, дела государственные справлять. Народ тоже долго на Горыныча не глазел, разошлись кто куда, и остался Змей в гордом одиночестве.
        День прошел быстро. Царевны просидели в своей светлице под домашним арестом. Василиса весь день не отрывалась от книги. Марья тоже нашла занятие, впрочем, она и так никогда не сидела сложа руки. И только Елена вела себя необычно - не ныла, не плакала, на судьбу не жаловалась. Болтать без умолку тоже не стала. И что самое удивительное, в зеркальце ни разу не взглянула, чтобы проверить, все ли с ее красотой в порядке. Старшие сестры не стали доискиваться до причин этих перемен в поведении младшей царевны. Оно и понятно - если бы младшенькая себя вела как обычно, то просидеть с ней в одной комнате целый день было бы невозможно. Долгое присутствие Елены для окружающих обычно заканчивалось головной болью.
        А сегодня Елена Прекрасная не отходила от окна. Подперла щечку кулачком и смотрела на улицу. И взгляд ее был таким мечтательным! Она не сводила глаз со Змея Горыныча. Мысленно царевна уже всего Горыныча ободрала и каждую чешуйку в вещицу ювелирную переделала. Она уже и серьги разного фасона представила, и мониста, что от шеи до самого полу свисают, и венец драгоценный, какой, по ее мнению, из фиолетового гребня надлежало сделать. И такими те мечты сладкими были, что задремала Елена Прекрасная прямо у окошка. А когда носом в подоконник клюнула, то сон прошел совсем. Царевна к столику своему кинулась, тряпицу нашарила, водой смочила да к носу приложила - а ну как опухнет?
        И тут обнаружила она, что сестры давным-давно спят. И дружинник, что приставлен охрану нести за дверями, тоже спит - это по храпу молодецкому понятно. Подошла Елена к сундуку Василисы, в вещах ее порылась и мешочек с разрыв-травой обнаружила. Сцапала скорее да к окну кинулась. За окном уж ночь звездная была, луна половину неба заняла. И так приятно чешуйчатая шкура Горыныча в лунном свете поблескивала, что Елена не выдержала. Она вылезла в окно и по лестнице, сделанной из ее юбок, спустилась вниз. Лестницу ту в суматохе забыли убрать, чему сейчас Еленушка сильно порадовалась.
        Спустилась она во двор и прямиком к Горынычу направилась.
        - Василиса, вставай! - Марья проснулась из-за того, что ставенка стукнула, и, не обнаружив Елену в кровати, выглянула в окно.
        Она успела заметить сестру, крадущуюся к столбу, на котором томился Змей. Старшие царевны переглянулись - понять то, что сейчас Елена совершит очередную глупость, не надо было много ума. Они кинулись за сестрой - как были в ночной одежде, так по лестнице веревочной и спустились.
        - Змей, а Змей? - спросила Елена Прекрасная, подкравшись к Горынычу. - А когда ты на цепи помрешь, то чешуя потемнеет?
        - Конечно, - ответил Старшой, подмигнув братьям, - и не только потемнеет, но и рассыплется в прах.
        - Ой, так из нее потом ни сережек не сделаешь, ни бус не выточишь! - ужаснулась царевна.
        - Точно. - Старшой хитро ухмыльнулся, предвкушая скорое освобождение. - А умрем мы прямо сейчас.
        - Почему это сейчас? - Царевна даже руками всплеснула. - Погоди, Змеюшка, не умирай прямо сию минуту, подожди, пока я с тебя чешуи наковыряю!
        - Да толку с того? - включился в разговор Умник. - Если мы в неволе умрем, то чешуя все равно вместе с нами светиться перестанет.
        - И что, никак не спасти чешую?
        - Есть один способ, - проговорил Старшой, мысленно поблагодарив за помощь Умника.
        - Какой?
        - Если мы с жизнью простимся, будучи свободными, то чешуя останется прежней.
        - А ты точно умрешь? - спросила Елена. Страх еще боролся с жадностью, но медленно проигрывал.
        - Точно, - включился в интригу Озорник. - У нас сердце слабое! Гы! - И он ударил кулаком в грудь.
        - Ну ладно. - Елена развязала мешочек и на цепи с оковами, что Горыныча на месте удерживали, высыпала разрыв-траву.
        - Не смей!!! - послышался крик.
        По улице к ней бежали сестры, но было поздно. Замок рассыпался в пыль, цепь разлетелась по звеньям. Змей скинул с себя оковы и сгреб царевен в охапку - всех трех, затем расправил крылья и взлетел над разбуженным городком.
        - Стой, супостат!!! - Это царь-батюшка кричал с земли, но Змей удалялся, не обращая внимания ни на крики, ни на летящие вслед копья.
        В Городище уже били в колокола, дружина седлала коней во второй раз за последние сутки.
        - Вперед! - крикнул воевода Потап, и передовой отряд сорвался с места.
        Всадникам предстоял длинный путь к Стеклянной горе.
        Глава 6


        ПОЖАЛУЙТЕ В ПЛЕН, ГОСТИ ДОРОГИЕ!

        В эту ночь все Лукоморье узнало о полете Горыныча, потому что летел он так шумно, словно обладал реактивным мотором. И звук тот реактивный изо рта Елены Прекрасной вырывался. Визжала младшая царевна прямо-таки с непревзойденной гениальностью. Даже ее сестры зажали руками уши, чтобы того визга не слышать.
        - Ну и зачем они нужны? - ворчал Умник. Ему тоже хотелось заткнуть уши, но было нечем - лапы заняты царевнами.
        Старшой упрямо молчал, и только крыльями быстрее взмахивал. Уж и в замок прилетели, и украденных невест на пол поставили, а визг все не прекращался.
        - Увлеклась, наверное, - предположил Умник, глядя на Елену выпученными от удивления глазами.
        - Сейчас стены обрушатся, - заметил Озорник, с опаской взглянув на потолок.
        - Точно, уже вибрируют, - поддержал брата Умник. - Интересно, как в такой хрупкой девушке помещаются такие мощные легкие?
        - Я не знаю! - рявкнул Старшой. - Я думаю, как во мне помещается такое терпение! Я за всю дорогу ее не прижал ни разу, хотя имею дикое желание придушить паршивку горластую!!!
        - Ого, первая супружеская ссора?! - ухмыльнулся Озорник, за что тут же получил оплеуху от старшего брата.
        А Елена Прекрасная не прекращала визжать. Она сидела на полу и дрыгала ногами, поднимая клубы пыли. Василиса молчала - она с интересом рассматривала помещение. Марья, проигнорировав недоуменный взгляд Змея, прошла к открытому сундуку, что-то достала и вернулась к компании. Она показала Елене зеркальце в драгоценной оправе и, легонько шлепнув ее по щеке, сказала:
        - Будет твоим, если закроешь рот.
        Тишина наступила мгновенно.
        Елена вцепилась в зеркало, с благоговением провела пальчикам по крупным камням, вправленным в золотую рамку, а Марья повернулась к Горынычу и спросила:
        - Я немного пороюсь в твоих сундуках? Там инструменты неизвестные да чертежи странные.
        - А чего такая спешка? - удивился Старшой. - Я думал, вы сначала порядок наведете, еду приготовите.
        - Некогда, - ответила Марья, - батюшка нас спасать поехал, скоро здесь будет. - Она снова нагнулась над сундуком и уже из его недр воскликнула: - Василиса, тут еще и книги есть!
        - Где?! - вскинулась Василиса Премудрая.
        - Да в сундуке ничего интересного, - заметил Умник. - В библиотеке побольше будет.
        Старшая царевна подхватила подол ночной рубашки и кинулась из залы вон.
        - Не туда! - крикнул было Озорник, желая подшутить над царевной, но Василиса не обратила на окрик никакого внимания. Она по запаху чувствовала, где книги лежат.
        - Ты зеркальце получила?! - рыкнул Старшой на Елену Прекрасную.
        Та кивнула, прижав драгоценную вещь к груди. По ее лицу было видно, что царевна приготовилась защищать понравившуюся вещицу до последнего визга. Старшой сделал грозное выражение морды и нагнулся к самому лицу пленницы:
        - Наведи во дворце порядок, еду приготовь - получишь за это целый сундук добра!
        И, взмахнув крыльями, вылетел в распахнутое окно. Дел особых не было, но оставаться в одном помещении с горластыми девицами охоты Старшой не испытывал. Теперь и он задался тем же вопросом: на что ему такая головная боль нужна? Так и летал Змей Горыныч над спящей землей, каждая голова о своем размышляла.
        - Я вот что-то не пойму, Старшой, мы на царевнах жениться собираемся или на работу их нанимаем? - промолвил Умник, наконец нарушив молчание.
        - Ты о чем? - Старшой от такого вопроса впал в растерянность - он с этой стороны похищение царских дочек не рассматривал.
        - Как-то прагматично все получается, - продолжал развивать тему младший брат. - Свари еду - получишь сундук добра.
        - Точно, Умник, - поддержал брата Озорник. - За такую оплату я бы и сам убрался.
        - А нас бы куда дел? - мрачно поинтересовался старший брат. - Организма у нас одна, и к ведению домашнего хозяйства эта организма ну совершенно не приспособленная!
        - Я об этом не подумал. - Озорник умолк и задумался о том, что Умник прав - ничего хорошего из затеи Старшого не выйдет. Ну другого роду-племени царевны, какие из них жены для порядочного змея? - Может, действительно, проще было бы уборщиц нанять? А, Старшой? Договорились бы с царем Вавилой, он мужик неплохой, понимающий: мы бы ему камни самоцветные отдавали, а он нам молоко бы отправлял, работниц в дом - тятеньке в помощь. Да мало ли что может понадобиться? А царь правильно нас предупреждал о своих дочках - они же ненормальные в полном совершенстве! Другие девицы в плену слезы бы проливали, а эти так увлеклись, что даже и не заметили, как мы дворец покинули!
        Ничего не ответил Старшой, крепко задумался о том, к чему порой может привести неконтролируемое упрямство. И дались же ему эти царевны! Что с ними делать, старший брат не знал. Отдать назад - как-то не по чину будет. Зачем тогда умыкнул, спрашивается? У себя оставить - тоже не дело: есть подозрения, что с ними всю жизнь на одной территории находиться очень неудобно Так ничего путного в голову и не приходило. Пока он думу тяжелую думал, братья его уснули, свесив головы. Но Старшой все махал и махал крыльями, так и долетел до мирового дерева - дуба солнечного. От дуба решил к дому поворачивать да на месте решать, как дальше с царевнами поступить.
        И все бы ничего, но случилось на ветвях дуба солнечного быть Яриле и Уду. Скучали они сильно - сурица кончилась, а учинить розыгрыш ночью не над кем. Увидели они Горыныча, переглянулись и быстренько огромную ветвь вниз загнули - как раз так, чтобы Змей теми головами, что вниз висят, зацепился.
        Старшой в раздумьях летел, о братьях как-то и не вспоминал. А чего о них вспоминать - храпят, как сурки, ну пусть храпят. И потому для средней головы резкое торможение стало большим сюрпризом, а для младших братьев сюрприз этот вообще вырос до размеров катастрофы. Когда Горыныч крайними головами о ветвь стукнулся, озорники отпустили дерево - ветвь попыталась прежнее положение занять, давай раскачиваться вверх-вниз. Горыныча вокруг ветки так закрутило, что шеи длинные не только спиралью замотались, но и на узлы завязались. Шипел он от боли, но огнем плеваться не мог - глотки прижало.
        А Ярила с Удом по ладоням друг друга хлопнули и полетели дальше - озорничать.
        До самого утра Змей Горыныч шеи распутывал, а царевны в это время были предоставлены сами себе. Но они по поводу этому не беспокоились, каждая себе занятие по душе нашла.
        Елена Прекрасная, представив богатства невиданные, какие в сундуках хранятся, поспешила на кухню. Сундуков великое множество, потому царевна захотела с порученным делом скорее справиться и приступить к сортировке сокровищ.
        Кухня в хрустальном дворце была огромной - терем царя Вавилы целиком бы в ней поместился. И в отличие от залы, в которой Змей оставил пленниц, в кухне все сверкало чистотой. Мягкий полумрак добавлял уюта - в хрустальном дворце темноты отродясь не было, всегда стены мерцали. Царевна подошла к печи и с большой растерянностью посмотрела на огромный котел. Чудеса да и только - печь не затоплена, а котел нагревается!
        Раньше Елена Прекрасная никогда не была на кухне. Они вообще ничего не умела делать. В родительском доме было кому заняться хозяйством. Если бы не обещанный Змеем Горынычем сундук добра, Елена бы развернулась на каблучках и, брезгливо сморщившись, убежала бы. Рассматривать сокровища гораздо интереснее. Можно, конечно, позвать Марью Искусницу - она быстро приготовит и завтрак, и обед, и ужин, но ведь тогда придется делиться добром! Елена Прекрасная обреченно вздохнула и принялась за приготовление пищи.
        Завтрак от Елены Прекрасной готовился просто, без кулинарных излишеств. Что в ларях, мешках, корзинах и коробах нашла, все в котел и свалила. Воды долила, крышкой накрыла и утерла выступивший на лбу трудовой пот. Потом посмотрела на дело рук своих - и посчитала работу выполненной. Подхватила Елена Прекрасная юбки, чтобы под ногами не путались, и понеслась в зал, уставленный сундуками всех размеров, коробами и коробочками, ларцами и ларчиками, шкатулками и шкатулочками. Она открыла самый большой сундук, и под потолком хрустального зала заметался ее восхищенный визг.
        Марья Искусница слышала вопли сестры, но не обращала на них внимания. Она изучала чертежи. Царевна со свойственной ей практичностью выбрала те, что могут пригодиться в хозяйстве, со вздохом отложив очень интересные, но, на ее взгляд, совершенно бесполезные схемы. Из отобранных - после невероятных мучений - она выбрала один и, достав инструменты, принялась мастерить небольшую модель. Потом, когда она вернется домой, сделает большую самоходную телегу, а пока девушка строгала, пилила, вытачивала металлические детали для маленького макета.
        У Василисы Премудрой тоже разбегались глаза - столько книг, собранных в одном месте, она никогда не видела. Дубовые шкафы уходили под потолок, теряясь в хрустальном свете дворцовых стен. Решив, что с чего-нибудь все равно надо начать, царевна зажмурилась и достала первый попавшийся под руку фолиант.
        - «Ме-зо-зой-ски-е реп-ти-ли-и», - прочла она незнакомые слова и наугад открыла книгу. - Ух ты!
        Больше Василиса не произнесла ни звука, опустилась на грязный пол, игнорируя чистоту ночной рубашки, а взгляд в книгу опустила. Картинки в той книге и впрямь были занятные. Василиса, с трудом разбирая непонятные слова, погрузилась в чтение. Она внимательно рассматривала рисунки, читала труднопроизносимые названия и порой надолго задумывалась, анализируя полученную информацию. Наконец мысли ее сложились в правильную картину. Захлопнув фолиант, девица с минуту подумала, потом резко вскочила и отправилась на поиски сестриц.
        Марью она нашла быстро - та вовсю стучала молотком, разбирая непонятный механизм. Игрушечная модель самоходной машины уже готовая рядом стояла.
        - Марья, я знаю, как от Горыныча избавиться! - воскликнула Василиса.
        - Я тоже, - ответила сестра, не отрываясь от работы. - Здесь есть все, чтобы построить самоходную телегу. Если сделать колеса съемными и первоначально поставить ее на полозья, то и склоны Стеклянной горы не помеха.
        - Да я не о бегстве, - воскликнула Премудрая, - я о том, как от него совсем наше царство избавить! Смотри сама - тут все написано!
        И Василиса открыла книгу. Марья внимательно рассмотрела рисунки и согласилась - сестра была права. С сожалением прервала Искусница начатую работу и отправилась вслед за сестрой разыскивать Елену Прекрасную.
        В каком зале находится младшенькая, определили по Еленушкиному восторженному визгу. Та нарядилась в невероятно сверкающее платье, увешала себя украшениями, а теперь рассматривала всевозможные баночки, бутылочки, флакончики с духами, красками и кремами.
        - Елена, мы придумали, как сбежать от змея поганого… - начала было старшая сестра, но Елена Прекрасная совсем невежливо перебила ее.
        - Я остаюсь, - заявила она тоном, не терпящим возражений.
        - Почему?! - Сестры просто оторопели, и ответа у них на такое заявление не было.
        - Здесь столько добра разного, и я не могу решить, что с собой взять, а что оставить. Расстаться с таким богатством я решительно не могу, поэтому остаюсь сама.
        - Вот жадоба, - вздохнула Марья, осуждающе посмотрев на сестру.
        Та снова нырнула по пояс в сундук. Василиса подумала, что отвлечь Елену от ее занятия - дело немыслимое, и продолжила речь, обращаясь только к Марье Искуснице:
        - Я думаю, Марьюшка, что Горыныч привязался к нам только потому, что не может найти невесту своего роду-племени. В этой книге написано, что на самом деле Горынычей на свете видимо-невидимо!
        - Ну и где же их невидимо? - Марья скептически посмотрела на старшую сестру. - Змей сам сказал, что полсвета обыскал, а никого так и не нашел.
        - Значит, не те полсвета обыскивал, - отрезала Василиса. - В Мезозое их искать надо! Мезозой - то страна дивная, находится на краю света.
        - Не получится, - снова возразила практичная Марья. - Без карты не получится Змеевых сродственников найти.
        - А для этого батюшке надо весточку отправить. Пусть у купца Садко спросит. Тот везде был, даже под водой торговал с морскими царями. А где этих рептилиев искать - уж наверняка точно знает!
        - Ты почему так уверена? - с сомнением спросила Марья.
        - Он мне чешуйку показывал. Такую же, как у Горыныча.
        - У Садко есть змеиная чешуйка?! - взвизгнула Елена, вылезая из сундука. - Что же вы, сестрицы, раньше молчали?!
        - А то и молчали, что тебя жалели. Ты же себе из нее пудовые серьги закажешь сделать, - Марья хитро посмотрела на младшую сестру, - а ну как уши оторвутся?
        Елена надулась, но что ответить - не знала. Как ни смотри, а сестра права.
        Глава 7


        «ХЛОР АМИНЬ» И ПОЛЕЗНОСТЬ УЧЕНОЙ РАССЕЯННОСТИ

        Тут зашумело да загрохотало, кто-то завыл и застонал. Марья на звук кинулась, Василиса следом за ней побежала, а Елена в сундук запрыгнула, крышкой сверху прикрылась, но щелочку небольшую все же оставила - чтобы от любопытства не помереть.
        В кухонной комнате царевны увидели странную картину - на столе прыгал домовой, он горестно стонал, потом его стоны сменялись воплями. Маленький хозяин потрясал кулаками, выдирал клочки волос из своей жиденькой шевелюры и причитал:
        - Ой да что ж это вороги сделали-и?! Да что ж это супостаты учинили-и?!
        Кухня и впрямь выглядела так, будто по ней орда тмутараканская промчалась. Стены уляпаны бурыми пятнами, печка будто слоем сажи покрыта, а из котла во все стороны брызги. Запах на кухне стоял такой, что впору снова Василисины респираторные намордники надевать.
        - Ox! - только и смогли вымолвить царевны, увидев такой беспорядок.
        Елена Прекрасная, не услышав криков сестер, решила, что им ничего не угрожает, а значит, и ей тоже. Вылезла она из сундука и поспешила на кухню. Это что ж получается, происходит что-то интересное - и без нее?!
        - Ой да весь продовольственный запас извели-и, - рыдал домовой, - да чем же теперь сыночку кормить буду-у?!
        - И ничего я не извела, - фыркнула младшая царевна, выглядывая из-за спин сестер. - Я завтрак знатный приготовила.
        - Хотела бы я увидеть, какую такую знать таким варевом кормят? - скривилась Марья Искусница и зажала пальчиками носик.
        Дворцовый тем временем рыдать перестал и глянул на девиц с большим любопытством.
        - Так это вы - невесты сыновы? - поинтересовался он скорее для порядка.
        Василиса Премудрая рассмеялась:
        - Везет нам, сестрицы, прямо нарасхват невесты! То Змей нас в жены решил взять, то вот домовик к сыну сватает!
        - Ну во-первых, я не домовик, а Дворцовый, ибо это имя мое, потому как во дворце живу. А во-вторых, сыночку моего змеем не смей называть, ибо Горыныч он!
        И действительно, Дворцовый очень отличался от Домовика, который присматривал за их теремом. Одет он был странно: тонкая рубаха с короткими рукавами была расписана на груди непонятными знаками, портки синие, прострочены белыми швами, со множеством карманов в самых нелепых местах. Обут Дворцовый был в странные матерчатые лапти на белой подошве со шнуровкой. А в остальном - домовой как домовой. Такая же, как у всех его собратьев, бородка, внимательно-подозрительный взгляд прирожденного завхоза, маленький рост и непропорционально большие руки.
        - Странное несоответствие получается, - возразила Дворцовому Марья Искусница. - Ты вон хозяин маленький, как же чудище о трех головах сыном твоим стало?
        - Да, откуда вообще в наших краях Змей Горыныч появился? - спросила Елена Прекрасная, чувствуя, что сейчас от любопытства лопнет на мелкие кусочки.
        - Откуда Горыныч взялся? А пойдемте, покажу. - И Дворцовый поманил девушек за собой. - Дворец-то светлый, ибо хрустальный, - говорил он на ходу, - вот я и прячусь по сундукам. А то, бывало, день с ночью путал, аки младенца несмышленая. На весь дворец только одна темная комната, но я не люблю там бывать, ибо воспоминаниев у меня там много возникает. В этой каморке-то и появился на свет Горыныч. Раньше-то во дворце Кощей Бессмертный жил. Ох и вредительный злодей был! С ним, помнится, еще ваш дед воевал, да и прадед тоже. И отцу вашему, царю Вавиле, тоже досталось. Так вот, этот Кощей веру большую в приметы имел, ибо суевериев боялся. Ему по малолетству не то цыганка, не то кака друга ведьма нагадала, что помрет он смертью лютой, а смерть его в яйце спрятана. И рассказала та гадалка, где это яйцо смертоносительное лежит. Кощей туды спутешествовал, яйцо отыскал и во дворец приволок. В темной каморе схоронил, ибо боялся, что на глаза кому попадет. А я вот думаю, - старичок остановился и лукаво посмотрел на царевен - те слушали, затаив дыхание, - я вот думаю, что он сам на него смотреть боялся, ибо кому
ж радостно ежеденственно на смертушку свою любоваться?
        - А дальше что? - не удержалась от вопроса любопытная Елена.
        Она так увлеклась рассказом домового, что даже не смотрела по сторонам. А посмотреть было на что. Прозрачные стены не скрывали внутреннего убранства залов, заполненных невероятными заморскими диковинами.
        - А дальше вот что было, - продолжил рассказ Дворцовый. - Залетел как-то к Кощею в гости дух неприкаянный, привидений злобствующий, попроведовать, значится. Ну и давай приставать, мол, как это ты, Кощей, столь долго живешь. Я-де уже триста лет как помер, а ты даже не изменился. А Кощей ему и отвечает, мол, смертушку я свою спрятал, ибо умный. Ну дух давай приставать, говорит, врешь ты, приятель. Тут-то Кощей и взвился. Это я, говорит, вру? Пойдем, покажу. И привел его в эту камору. - Тут домовой распахнул неприметную дверцу в хрустальной стене, и царевны увидели маленькую темную комнатку, которую иначе чем каморкой назвать трудно. Каморка была совершенно пуста, пыльный пол устилали обломки скорлупы, а у порога ровной пирамидкой возвышалась горка пепла. - Открыл Кощей эту дверь, - сказал Дворцовый, важно поглядывая на царевен, - да и похваляется: смотри, мол, на мою смерть. Привидений злобствующий удивляется, а Кощей грудь колесом выпятил, ибо самым хитрым себя посчитал, и самодовольством до краев наполнился. И все бы ничего, да тут солнце как раз взошло. Лучи через хрустальные стены преломились,
аки через призму какую, да в силе своей увеличились. Так всем жаром усиленным солнце по яйцу и треснуло. Скорлупа развалилась в стороны, вылез оттуда змееныш маленький о трех головах - Горыныч наш - да сразу огнем из всех трех глоток и полыхнул. Тут-то Кощею и смерть пришла, ибо вспыхнул как факел да и осыпался горсткой пепла.
        - Каков злодей этот Горыныч! - возмутилась Елена Прекрасная. - Не успел народиться, как сразу же Кощея спалил!
        - А Горыныч этого и не заметил, - старичок вздохнул, вспоминая те времена, - ибо слепой на свет появился, аки котенок новорожденный. Тыкался носами по углам да пищал и плакал. Мамку, наверное, искал. Ну я его выхаживал да подкармливал, пока он по малолетству сам не умел. Добро разное у Лешего на продукты выменивал.
        - А потом? - не унималась Елена Прекрасная.
        Старшие царевны рассказ домового тоже с большим интересом слушали, но вопросов не задавали - и так все понятно было.
        - А что потом? Потом Горыныч рос не по дням, а по часам, аки богатырь какой. Красивый вырос, смышленый. - В голосе Дворцового слышалась отеческая гордость. - Да вот беда - тоска на него нашла. Полетел искать сродственников своих да сотоварищей, а вернулся ни с чем. Вас-то он от отчаяния умыкнул.
        - Конечно, мы ему не подходим, - вздохнула Елена Прекрасная. - У него вон бе… бекомплект какой большой. А мы-то что с этим делать будем?
        - Ну применение всему можно найти, - проговорила практичная Марья. - Например, Еленушка, ты бы могла вокруг этого боекомплекта танцы танцевать, как те девки срамные хранцузские.
        - Ты шутишь?! - догадалась Елена и, отвернувшись от сестры, спросила у Дворцового: - А Кощей что?
        - А что Кощей? - Старичок кивнул на горку пепла. - Как осыпался, так и лежит на пороге, болезный. Я вот что думаю… Прибрались бы вы в доме, а? У Горыныча лапы не приспособлены для мелкой работы, а я один не поспеваю - дворец-то огромный. Да и запустил, честно скажу, ибо в тоске великой по Горынычу пребывал, из рук валилось все.
        Девушки с радостью согласились помочь и, не тратя времени на разговоры, принялись за дело. Марья Искусница пошла приводить в порядок правую часть дворца, Василиса Премудрая - левое крыло, домовой направился с ними, показывать, где что лежит, что можно трогать, а что нельзя. И только Елена Прекрасная не сдвинулась с места. Она, не отрываясь, смотрела на пирамидку пепла, которая раньше была Кощеем Бессмертным, и смахивала с длинных загнутых ресниц горючие слезы.
        - Так и лежит неприкаянный, - всхлипывая, шептала она, - никто его не вспомнит, никто не поплачет о нем на могилке. Да и могилки-то у него, бедненького, нет.
        Елена решительно утерла слезы, расстелила на полу платок и смела в него прах. Решила она, что хоть Кощей и злодеем был, но похоронить его надо по обычаю.
        В хрустальном дворце кипела работа. Марья Искусница разобралась в непонятных порошках и жидкостях, скорее угадывая, чем что моют, нежели понимая. Она нашла альпинистское снаряжение и теперь висела под потолком, поливая из шланга хрустальные своды. Василиса стояла внизу и качала ручку небольшого устройства, которое называлось насосом. Во дворце стоял резкий, неприятный запах.
        - Марьюшка, ты уверена, что эта жидкость для уборки? - поинтересовалась Василиса. - Я бы не стала так рисковать, все-таки на бутылке написано «ХЛОР АМИНЬ»…
        - Уверена, - лаконично ответила Марья, не прерывая своего занятия.
        Василиса пожала плечами и, так как сестра откинула шланг, переключившись на нависшую по углам паутину, взяла швабру и тряпку и быстро прошлась по многочисленным залам и лестницам. Мыть хрустальные полы - одно удовольствие, будто на зимнем пруду на коньках катаешься. Потом она смахнула пыль с зеркал и, решив, что дело сделано, направилась в библиотеку.
        Когда Змей Горыныч вернулся, то дворец просто сиял, а невест было не видно. На кухне его ждал завтрак - огромный котел, полный бурды грязно-коричневого цвета.
        - Что это? - брезгливо сморщился Умник.
        - Кажется, еда, - неуверенно предположил Старшой.
        - Точно, еда. - Озорник зачерпнул лапой остывшее варево и отправил его в пасть. - Вкусно! А вы что не едите?
        - Что-то не хочется, - проворчал Старшой, наблюдая, как пустеет котел.
        - Знаешь, Озорник, у меня складывается такое впечатление, что это уже один раз ели, - задумчиво произнес Умник, не зная, что в точности повторяет предположение Василисы Прекрасной. - Если бы у нас в доме было животное, то я ни за что не разрешил бы тебе даже прикоснуться к этому вареву.
        Он умолк, прислушиваясь к странному звону. Позвякивая колокольчиком, в кухню вошла злосчастная корова. Животина уже к передвижению по скользким хрустальным полам приспособилась и теперь вот искала выход к зеленой травке. Братья уставились на нее, потом на опустевший котел, а потом поднялась поварешка и опустилась на ту голову, которая только что ела. Это Старшой взял управление общим организмом на себя.
        - Ну и что? - обиделся Озорник. - Я не брезгливый, а глотка у меня луженая.
        - Организма у нас одна, не забывай об этом! - рявкнул Старшой. - Ты что, забыл, Умник рассказывал о том, как психические процессы влияют на пищеварение?
        - Это ко мне не относится, - огрызнулся Озорник. - Ты это тому скажи, чьи психические процессы сено жрать позволяют.
        Тут Горыныч несчастную животину лапами сгреб да снова в окно вылетел. Поставил корову на землю - та обрадовалась и ну траву жевать. А Змей взлетел и увидал, что к Стеклянной горе уже войско лукоморское подходит. Змей Горыныч подлетел поближе - войско ему показалось серьезной силой.
        - Ну и что делать будем? - поинтересовался Озорник, отбивая копья, которыми сразу же ощетинилось войско при виде врага.
        - Воевать, - просто ответил Старшой.
        - Ребята, а нам оно надо? - спросил Умник. - Может, лучше домой?
        - Домой мы в любом случае направимся, с тятенькой посоветоваться надобно, - рассудил Старшой и полетел во дворец.
        Но совета получить не удалось, потому что Дворцовый - как, впрочем, и все домовые - вел ночной образ жизни. И сейчас спал себе где-то в сундуке - не докричишься, не доищешься.
        Тогда братья посоветовались между собой и решили с царевнами поговорить - может, девицы подскажут, как из щекотливой ситуации выйти.
        Не тут-то было!!!
        Царевны были так увлечены, что не заметили Горыныча. Елена кружила около сундуков, примеряя то одну, то другую вещицу. Марья в мастерской добралась до огромного ящика с тикающими часами внутри и красной кнопкой сбоку. Она задумчиво смотрела на него, решая, стоит ли разбирать эту штуковину или все же прислушаться к интуиции, которая подсказывает, что к странному механизму лучше не прикасаться. Василиса сидела на третьей сверху полке книжного шкафа и читала. Привлечь ее внимание тоже не удалось, хотя Горыныч и кричал, и пел, и даже станцевал перед ней. Бесполезно - девушка полностью погрузилась в книгу.
        - Женский смех, топот ножек, стук каблучков, - поддразнил старшего брата Озорник. - Они даже о себе не вспомнили, поесть забыли, а ты хотел, чтобы нам компанию составляли?!
        - Может, вернем их на место? - осторожно предложил младший брат.
        - Нет, Умник, из прынцыпа не верну, - ответил старший.
        - Смотри, Старшой, а то царь с дружиной уже у подножия горы.
        И действительно - стены замка задрожали от лихого свиста. Воевода по дороге прихватил Соловья-разбойника. Сделал он это по совету Ивана-дурака, в чем никому не сознался бы даже под пыткой. Дело в том, что Иванушка поведал воеводе о способе, какой по-научному диссонансом называется. Оказывается, что под действием крика разной мощности стекло лопается, а хрусталь - то же стекло, только благородное. Об этом Ивашке Василиса рассказывала, а он запомнил.
        Горыныч кинулся на балкон.
        - Выходи, змей поганый! - послышался зычный голос Потапа.
        - Да мне и здесь хорошо. - Это Озорник вылез с ответом вперед братьев.
        - Отдай царевен! - кричал Потап.
        - Ага, а сам что буду делать?! - Это уже Старшой ответил.
        - Не пара ты им! - ярился внизу воевода.
        - А где мне пару найти? - тяжело вздохнул Змей тремя глотками.
        - В Мезозое, - послышалось из-за спины. - Это такая чудесная страна, в которой растут огромные папоротники и живут твои сродственники. Там Горынычей тьма-тьмущая, на любой вкус выбирай!
        И Василиса открыла перед Змеем книгу. Змей взял ее в лапы и надолго задумался, не в силах поверить своим глазам. Василиса посмотрела вниз и, заметив в войске у подножия горы обоз купца, добавила:
        - А Садко подскажет, как туда добраться. - Царевна ободряюще улыбнулась и отправилась в библиотеку.
        Посоветовавшись, братья решили идти к царю парламентерами. Горыныч схватил белую занавеску и, размахивая ею, как флагом, ринулся вниз.
        В рядах дружинников почувствовалось напряжение, копейщики взмахнули копьями, лучники натянули луки. Потап взмахнул мечом, но Вавила остановил его:
        - Погодь драться, парламентер он.
        - Вот тебе наш сказ, царь, - начал говорить Змей Горыныч сразу всеми тремя головами. - Давай меняться. Ты нам даешь карту, на которой нарисован путь к сродственникам, а мы возвращаем тебе дочек. И расходимся подобру-поздорову!
        - Да где ж я тебе такую карту добуду? - сокрушенно вздохнул царь.
        - Купец у тебя в войске есть, Садко кличут. Дочки твои сказали, что он знает, где находится эта страна, которая зовется Мезозоем.
        - Садко, - крикнул царь, - слышал ли ты о такой стране, где Змеев Горынычей тьма-тьмущая?!
        - Слышать-то слышал, царь-батюшка, да сам там не был. Говорят, далеко в теплых краях, за землями Бразильянскими, горы есть. И называются горы те Крокодильерами. Высокие - до самого неба, а в тех горах долина затерянная. Там Змеи Горынычи и живут.
        - А не обманываешь? - усомнился Старшой.
        - Не обманываю, у меня доказательства есть. - Садко кинулся к своей повозке и выудил из вороха добра большую сверкающую пластину. Это была чешуйка, точно такая же, какие покрывали шкуру Змея Горыныча. - Только Горынычи те на латынянский манер драконами называются, - объяснял Садко, отыскав еще и свернутую в трубочку карту. - А карту эту я у чудака одного в оплату за провоз взял. Встретился мне муж премного ученый, только вот умом слабенький - аки младенец несмышленый. Сказал, что заблудился он в двух странах, одна страна Параллелей зовется, а другая - Меридианой. И дорогу домой найти не мог. Паганелькой того ученого звали, он, кроме мух да жуков, ничего не видал и видеть не хотел. Так я его в Хранцию доставил. Рассеянный тот муж премного был - золотом рассчитаться обещал, а сам вместо золота мне мешочек дал - и был таков.
        - Странно, - недоверчиво проговорил воевода Потап. - Чтоб ты, Садко, да денежки не пересчитал? Чтоб ты кошель не проверил? Да быть такого не может!
        - Не успел, - сокрушенно вздохнул купец. - Мимо не то муха какая пролетела, не то другая насекомая. Так Паганелька тот сачок выхватил да за тварью этой унесся, только я его и видел. Так у меня чешуйка эта да карта образовались в хозяйстве. Только вот покупателей на них не находилось.
        Горыныч взял в лапы чешуйку и благоговейно вздохнул. Умнику на глаза набежали слезы, и даже Озорник проникся общим настроением - он глупо ухмыльнулся. Вернув купцу реликвию, братья полетели в хрустальный дворец за царевнами.
        - Отдадим девчонок - и сразу в путь, - сказал Старшой.
        Братья, понятное дело, возражать не стали.
        Легко сказать, да нелегко сделать. Царевны наотрез отказались возвращаться. Василиса - пока не прочтет все книги, Марья - пока не разберется в устройстве всех механизмов, а Елена просто не могла расстаться с драгоценностями. Тогда Змей, которому не терпелось отправиться на поиски, схитрил. Он обхватил лапами книжный шкаф, в котором сидела Василиса Премудрая, и, с трудом вытащив его на балкон, перенес вниз. Поставил перед оторопевшим царем-батюшкой, а сам за следующей царевной полетел. С Еленой тоже особых проблем не было - она как раз склонилась над сундуком, пытаясь что-то достать с самого дна. Змеевы головы подмигнули друг другу, и Горыныч просто закинул девушку внутрь и захлопнул крышку. Быстро доставив младшую царевну к батюшке, Змей полетел за средней сестрой. Но Марья Искусница, в отличие от сестер, оказалась особой очень практичной. Она не стала противиться отъезду. Быстро увязала в скатерть все, что ей понравилось, всучила узел Горынычу, а сама взобралась ему на спину. Змей и ее сдал с лап на руки папеньке.
        После этого Вавила торжественно вручил Горынычу карту, на которой отмечен путь до долины, затерянной в горах, и чешуйку зеленую. Старшой заметил, каким слезным взглядом младшая царевна на нее смотрит, с братьями переглянулся да и отдал ту чешуйку Елене Прекрасной.
        - Серьги сделаешь, - сказал он и, взмахнув крыльями, в небо поднялся.
        Так он одержим был мыслью найти ту затерянную долину, что не слышал горестного крика, который несся вслед ему с балкона хрустального дворца:
        - Куда ж ты, сыночка-а-а-а-а?!!
        Глава 8


        ЖЕНИХИ ИНОСТРАННЫЕ - СТРАННЫЕ, СТРАННЫЕ…

        Царь-батюшка, сделав из инцидента правильные выводы, решил дочек немедленно замуж отдать. Быстро весть об этом по странам-государствам разлетелась, и начали съезжаться в Лукоморье иностранные женихи. Все как есть принцы да королевичи. Челядь царская с ног сбилась, обустраивая гостей согласно их требованиям. Терем что улей растревоженный гудел.
        Сватовство, естественно, дело интересное да веселое, вот только царевны не рады почему-то были. Оно и понятно - все женихи из стран дальних понаехали и планировали невест с собой увезти.
        Первым женихом королевич испанский был, и, соответственно обычаю, сватался он к старшей сестре. В горницу думскую слуги королевичевы внесли трон, с которым жених никогда не расставался. Боялся, что в его отсутствие трон захватит кто-нибудь из его многочисленных родственников, поэтому и возил с собой такую махину. Сам королевич вошел и уселся на него, ни с кем не поздоровавшись и даже взглядом не одарив. Выпрямился он на троне и застыл в надменной позе - лицо каменное, спина прямая, будто аршин портновский проглотил. Сильно царю эта надменность не понравилась.
        - Ну и какого рожна… гм… ты роду-племени будешь? - полюбопытствовал царь Вавила.
        - Славного роду королевского, - ответил жених, - который пятьсот лет Гишпанией правит. Снизошел до провинциальной невесты, потому как прослышал, что она умна больно! У нас в роду последнее время все чаще идиото да даунито рождаются, так что новой крови требуется, для оздоровления.
        - Вот те раз! - возмутился Иванушка и с места своего вскочил. - Я не понял, он что, резать невесту собирается? Да я ж ему щас…
        - Погодь, Ивашка, сядь на место и не высовывайся, - оборвал его Вавила. - Вежливость надо соблюсти, до конца жениха выслушать.
        - Да как же вежливость-то перед невежей соблюдать?! - возмутился воевода Потап, полностью поддерживая Ивана-дурака. - Вошел, шапки не снял, спину в поклоне перед честными людьми склонить побрезговал!
        - Тихо, Потап, не шуми - не один, чай, жениху нас, кого-нибудь да выберем! Там, за дверьми, еще двое аудиенции дожидаются. - Вавила внимательно посмотрел на королевича, желая определить, что в нем хорошего, но ничего такого не заметил. Тогда царь решил прибегнуть к политесу и спросил: - Как звать-величать тебя, добрый молодец?
        Снизошел до ответа спесивый жених, но этот ответ был столь странен для слуха лукоморского, что у всех присутствующих от удивления вытянулись лица.
        - Хулио Педро Гомес! - ответил королевич и снова замер в гордой неподвижности.
        - Это надо ж, - удивленно, но с возмущением проговорил Потап, - мало ему Педром быть, он еще и Гомеса добавляет!
        - Н-да… после этих двух имен так и хочется его третье имя произнести вслух, - только и смог сказать Вавила, разводя руками. - Это как же имя такое сокращать ласкательно?
        Царь мысленно странное имя уменьшил, получилось что-то совсем неприличное. Бояре то же самое, видно, сделали, потому как вздрогнули стены царского терема от многоголосого хохота.
        Тут Василиса Премудрая сочла момент подходящим, чтобы вставить замечание. Старшей царевне чванливый жених не просто не понравился, а прямо-таки с души ее от этого жениха воротило.
        - А представь, батюшка, какое отчество матерное у деток будет? - сказала она и хитро улыбнулась, уверенная в том, что жениху от ворот поворот дадут.
        - Да вы пыль из-под ног моих целовать недостойны, - презрительно скривился королевич.
        Тут все с мест после такого оскорбления повскакивали, но Иванушка-дурачок всех шустрей оказался. Схватил он кованый трон вместе с сидящим на нем королевичем да из горницы думской, а потом и из царского терема выволок. Долго шлепки и удары с улицы слышались. А когда Ивашка назад вернулся, лицо у него такое довольное было, что прямо вся физиономия светилась.
        - Я тут… это… услугу хорошую королевичу оказал, - сказал он, ухмыляясь. - В пыли как следует вывалял. Теперь этот королевич нецензурный в поцелуях недостатку знать не будет! Гы!
        - Ванечка! - воскликнула Василиса Премудрая и на шею дураку кинулась. Потом к отцу повернулась и сказала: - Вот мой суженый, никого другого не надо!
        Поморщился царь Вавила, но противиться не стал, сказал слово отцовское:
        - И вправду, пусть уж дурак зятем моим станет. Настоящий мужик, не гомес, чай, какой. И опять-таки дурак все приличней звучит, чем этот… - Вавила скривился и, с трудом превозмогая неприятие, выговорил: - Хулио.
        Следующий жених к Марье Искуснице сватался. Купец Садко нахмурился, с лица темен стал. Да и средняя царевна не лучше него выглядела - губы поджала, бровки к переносице свела, а в уме у царевны прокручивались десятки хитроумных способов, как от жениха постылого избавиться.
        Этот жених ростом да статью мелковат был - пигмей прямо. Лицо его что сажа черно, губы будто наизнанку вывернуты, а в носу кость торчит, серьгу заменяет. Одежда на женихе престранная, если не сказать - срамная вовсе. Только сделанная из сена пышная юбка - и больше ничего, если не считать ожерелья из клыков и бусин, нанизанных на кожаный ремешок. Василиса, видя удивление отца и бояр, объяснила, что и жених, и свита его принадлежат к «негровидной» расе и прибыли они из африканских земель. Свита жениха прически одинаковые носила - странные прически, со стороны кажется, будто они мочало черное на макушки нацепили. По непонятной причине сваты не могли стоять на месте, все дергались, дрыгались да приплясывали.
        Садко нахмурился - у него возникло ощущение, что где-то он эту черную физиономию уже видел, причем близко сталкивался. Но жених так в танце вертелся да дергался, что черты лица смазывались и зафиксироваться в сознании купца в стойкий образ не могли.
        - Зовут меня Мумба Юмба, - представился верченый жених, - а принадлежу я к роду славному Ндробе! И породниться со мной большая выгода! А потому что национальная черта у нас выгодная да в жизни пользу большую приносит!
        - И как же черта эта выгодная в жизни проявляется? - поинтересовался царь Вавила, желая жениха поближе узнать.
        - А вот тебе, вождь Вавила, счет за расходы, на какие пришлось в дороге потратиться! И тут же сумма указана, какую на обратный путь выделить требуется, с учетом еще одного рта.
        - Это чьего же рта? - только и вымолвил царь-батюшка.
        - Невестиного, - ответил жених, совершенно бессовестно поблескивая наглыми глазами.
        - Смотрю, женитьба для тебя - дело прибыльное! - воскликнул царь.
        - Так я и говорю, что черта национальная! Называется черта эта так: голь на выдумки хитра! - ответил жених, опрокидываясь на голову и снова вскакивая на ноги.
        При этом он такие коленца выкидывал, что царь поневоле задумался - уж не припадочный ли?
        - Велика выгода! - воскликнул купец Садко, вскакивая с места. - От такой выгоды без штанов останешься да по миру побираться пойдешь!
        - Дело говоришь, Садко, - поддержал его Вавила, - упаси Род от такой родни! А зачем тебе дочка моя понадобилась?
        - А затем, - ответил чернявый жених, - что провели мы исследование маркетинговое, так царевна Мариам самой выгодной оказалась. Коэффициент полезного действия выше всех, и рентабельности премного в браке с ней. Потому плати, папа, за проезд до материка Африканского и содержание мой жены будущей да детей, какие вскорости народятся. Я все учел - и питание, и образование, и одежду. Дети быстро растут.
        - Ну ты о детках погоди речь вести, - сказал Садко. - Тут вот у меня расписочка имеется, по которой проценты большие накапали.
        - Какая расписочка? - заволновался жених да спиной к выходу затанцевал. - Не знаю никакой расписочки!
        - Ну как же, помнится, попал ты в службу охранную за мошенничество брачное да в каталажку угодил. А брат твой денег у меня занял, чтобы залог внести. А заем тот грамотой на права царские обеспечил. Долг не отдал, так что теперь царем-то я буду! И только то, что страна ваша в нищете да долгах погрязла, меня останавливает царство принять. - Садко вспомнил наконец, где он этого прощелыгу видел. Повернулся купец к царю-батюшке и говорит: - Знаю я их царства! Десять шалашей в круг поставят, у кого шалаш крупнее - тот и царь. Слышь, ты, - он грозно взглянул на жениха, - царек племенной африканский, может, должок-то вернешь?
        - Да отдам без вопросов, - задергался царек и еще ближе к выходу протанцевал. - Вот женюсь на дочке царской, до казны доберусь - и рассчитаюсь!
        - Вот что, Тумба Бумба… или как там тебя?! - Царь Вавила с трона встал, чтобы слово свое царское сказать. - Ты, конечно, негра видная, но нам в хозяйстве без надобности! Танцуй-ка восвояси!
        Брачный аферист не стал ждать, пока ему по шее дадут, и выскочил за дверь. И выставлять не пришлось - сам сбежал, да так быстро, что только его и видели. Потап только крякнул досадливо - очень уж ему хотелось по примеру Ивана-дурака размяться. Рад был бы воевода напряжение снять, хоть на кого-то негативные эмоции выплеснуть. А негативу было отчего скопиться - следующей Елену Прекрасную сватать должны.
        Тут Садко встал, Марью Искусницу за руку взял и к Вавиле подвел. Поклонились они царю, и промолвил купец:
        - Прошу руки царевниной на веки вечные! И рентабельности мне ее не надобно, своей хватает!
        И тут Вавила-царь противиться не стал, благословил молодых.
        К младшей царевне принц французский сватался. Вошел что цапля, ногами переставляя да задом из стороны в сторону вихляясь. Разнаряжен француз был прямо как павлин. Кафтан на нем длинный, двумя хвостами сзади расходится, разукрашенный вышивкой и драгоценными каменьями. Сорочка разве что бабе подошла бы - вся в кружевных манжетах да воротниках, с завязками и бантиками. Портки и вовсе срамные - и ноги тощие, и хозяйство мужское облепили. Потап на это презрительно хмыкнул - было бы чего там обтягивать!
        А принц французский вдруг запрыгал, как журавль, подрыгивая ногами да извиваясь в поклонах. И давай так к трону царскому подскакивать. Вавила с ногами на трон влез, испугался - а ну как ноги отдавит? И было чего опасаться - сапоги у принца были странные, на женские похожи, с каблуками высокими и тонкими, как шпильки Еленины, а на длинном носке огромные банты прилеплены. А как разогнулся после прыжков жених, так еще больше все удивились. И было отчего! Лицо у принца французского что у красной девицы набелено да нарумянено, губы напомажены, а волосы зачем-то мукой посыпаны. И прическа больше бабе к лицу - косица заплетена и торчком стоит, да бант в косице той покачивается.
        - Еще один гомес, - проворчал воевода Потап тихо, но так, чтобы все слышали.
        - И не говори, - вздохнул Вавила, соглашаясь с ним, - что ни иностранец - то педро законченный. А чего это он так скакал передо мной?
        - Манерность свою показывал, - ответила отцу Елена Прекрасная, которая имела большую компетентность в политесе.
        - Вот как? - Царь хотел опустить ноги с трона, но посмотрел на жениха и передумал. - А я было решил, что у них, как у тетеревов, брачный танец в обычае исполнять.
        Царевна во все глаза рассматривала наряд принца, модные фасоны запоминала. А жених на невесту и вовсе не взглянул. Подскочил к нему брадобрей, какие в заграницах цирюльниками называются, и давай расческой да ножничками вокруг напудренной прически порхать. А принц знай себе в зеркальце смотрится - собой любуется.
        - Значит, ты о красоте моей младшей дочери прослышал и решил жисть свою красотой ее украсить? - спросил Вавила, видя, что жених так самолюбованием увлекся, что забыл, зачем в Лукоморье пожаловал.
        - И вовсе нет, - ответил француз, взглянув на царя прямо-таки в ужасе. - Это ее жизнь я своей красотой украсить соизволил! Слышал я, что мадмуазель Элен достойна красоту мою оттенять! На фоне ее недостаточности моя красота сверкать многогранно будет!
        - Папенька! - вскричала Елена Прекрасная. - Мне муж надобен, а не конкурент! Это я должна на фоне суженого многогранностью красивой светиться!
        - Точно, - поддержала сестру Василиса Прекрасная, - они же из-за зелья косметического драться будут да от зеркала друг друга отталкивать!
        - И с нарядами путаница знатная выйдет, - добавила Марья Искусница, - пойди разберись, где мужнино платье, а где Еленино!
        - Ну с платьем путаница и тебе, Марьюшка, обеспечена, - вступился за младшую дочку царь Вавила. - Что на Садко портки, что на тебе! А насчет конкуренции Еленушка права - не пара ей этот индюк расфуфыренный. Проводи-ка, Потап, мусью к выходу.
        Надо ли говорить, что выполнил царское пожелание воевода с большим удовольствием? А когда назад вернулся, то услышал такие слова, что возликовала душа его суровая.
        - С таким мужем в красоте собственной сомнение возникнет великое, - сказала Елена Прекрасная. - Я лучше уж за воеводу Потапа замуж выйду!
        Тут царь обрадовался и воскликнул:
        - Будь по-твоему! Если ты, Потапушка, конечно, супротив этого ничего не имеешь.
        - Да я… да мне… да мы… - только и смог вымолвить воевода. Потом он свои чувства в порядок привел и, светясь счастливой улыбкой, ответил: - Да я и мечтать не смел, государь-батюшка, о счастье таком!
        Три свадьбы отгулять - это тебе не шутка малая, а дело ответственное. И потому к этому мероприятию подошел царь Вавила со всей серьезностью. Прежде всего разослал официальные приглашения ближайшим соседям, а также политическим союзникам.
        Цыряну Глодану в Тмутаракань быстро доставили, а вот с приглашением Урюка Тельпека накладочка вышла. Гонцы царские по степи мотались за его ордой, мотались, да так и не нашли хана. Все говорят, только что был - да след простыл. На месте не сидит хан, кочует. А что тут сделаешь - степняки, одним словом!
        И ближним соседям приглашения отправили - Лешему, Водяному. А уж Домовику по чину хозяйскому присутствовать требовалось. Домовик, надо сказать, с ног сбился, готовясь к свадьбе. Хоть и уверен был в том, что все в его хозяйстве в порядке, но все равно немного переживал - а ну как по недосмотру перед гостями опозориться случится?
        Закатил царь Вавила пир на весь мир. Распорядился выставить длинные столы во дворе царского терема, благо летнее тепло позволяло избежать в тесных горницах той толкотни, которая бывает при таком скоплении народа. На столы с самого утра бабы вышитые скатерти настелили и ну накрывать да уставлять разной снедью. Ломились столы от кушаний - как лукоморских блюд наготовили, так и иноземных лакомств премного было. Иноземными кушаньями купец Садко снабдил. Где достал - то тайна большая купеческая. Царь Вавила еще с вечера облизывался, ходил вокруг блюда и спрашивал:
        - Так как, говоришь, лакомства эти заморские называются?
        - Это, тятенька, ананасеры, - отвечала Василиса Премудрая, - а это самые настоящие бананья!
        - Надо же, каких только нет диковин на свете! - ответил Вавила и, не удержавшись, один фрукт заморский с блюда взял - попробовать.
        Женихи с невестами с раннего утра к капищу поехали, браком законным сочетаться, просить защиты, покровительства и благословения. А потом с песнями да плясками поезд свадебный вернулся в Городище. И ну пировать люд честной, мед да пиво пить и угощением угощаться. Да так гости некоторые наугощались, что у иных до дому доползти сил не осталось. Каган Тмутараканский, Цырян Глодан, тот и вовсе на коня залезть не смог. Много раз на него вскакивал, да все мимо. Но конь у кагана умным оказался - ухватил хозяина своего за шиворот зубами да в Тмутаракань волоком потащил. А Вавила только диву дался - ишь, какую породу лошадиную, умную да смышленую, Цырян Глодан вывел! А может, то не от породы зависело, просто конь талантливым уродился? А имя у коня такое сложное было, что царь Вавила, пока трезв был, выговорить его не мог. Но, что удивительно, как только хмель в голову стукнул, так без запинки и выговорил. Правда, наутро у него не получилось это повторить. Звали того коня Йылдырым.
        Три дня свадьбы праздновали да пир пировали. А потом снова вошла жизнь в нормальную колею, исключающую потрясения и катаклизмы.
        Глава 9


        МЕЗОНИНА ДА ФОНТАНАРИЯ - ВЕЩИ В ХОЗЯЙСТВЕ НУЖНЫЕ

        Старшая царевна теперь в избе Иванушки-дурачка жила. Конечно, простой та избенка была да на хоромы царские вовсе не похожей, но Василиса этого и не замечала. А где ж ей заметить, если у нее целый книжный шкаф непрочитанной литературы? Тот, что от Горыныча в приданое получила. И то удивительно, как поесть вспоминала. Впрочем, из Иванушки-дурачка муж хороший получился, заботливый. И поесть сварит, и супругу заумную едва ли не с ложечки накормит. А сам счастлив - Василиса ему книжки интересные вслух читает. А чего еще для мира да согласия супругам надобно?
        Марья Искусница тоже жизнью довольна была. Чего бы она ни задумала, все Садко одобрял и поддерживал. Марья стала супругу первой помощницей в делах, от того коммерческий доход купца намного вырос. Жили они в царском тереме - это когда в Лукоморье ненадолго наведывались. А пребывая в разъездах, семейство купеческое больше шатрами да постоялыми дворами пользовалось. Понятно, что Василисе с ее книгами такой образ жизни не подошел бы, да и Елене, у которой нарядов целая комната, тоже, но Марья Искусница довольна была. А чего ей беспокоиться, если все ее имущество - ящик с инструментами?
        Елена Прекрасная в замужестве и того краше стала, но красоту свою не акцентировала. Она вдруг в себе другое качество обнаружила, в котором ранее, на фоне смышленых сестриц, ей было отказано. Воевода Потап с таким удовольствием, с таким вниманием слушал ее речи, что Елена вдруг себя не только прекрасной почувствовала, но еще и умной. И носилась она с вновь обретенным качеством, как кошка с салом носится. А еще младшая царевна, к своему удовольствию, обнаружила, что в воеводином доме она является полновластной хозяйкой, и взялась порядки в нем наводить. Правда, порядки эти и модернизации производились согласно политесу, на иностранный манер, но Потап на все соглашался, лишь бы жена счастьем да довольством светилась. Баловал он Еленушку и не стеснялся этого.
        А вот царь Вавила заскучал. Дочки замуж как повыскакивали, так видеть их реже стал. Привык, что в тереме всегда шумно и весело, а без детушек-то дом словно вымер весь. И хоть навещали его дочки частенько, а все не то что вместе жить. Власий с семьей погостить приезжал, внука привозил - так царь Вавила ненадолго развеялся. Но потом сына проводил - и снова печали предался. Одолевало временами Вавилу одиночество. Но государственные дела долго хандрить не давали, да и других занятий у царя было предостаточно. Только теперь Вавила осознал и прочувствовал, каково было бы ему, если б отдал дочек в заграницы замуж. И радовался, что все так хорошо получилось, а зятьев привечал да любил. Частенько случалось собраться вчетвером то на охоту, то на рыбалку, а то и в поход к дальним границам.
        Вот и сегодня выдался свободный день, который решили посветить рыбной ловле. Сидел царь на берегу лесного пруда, смотрел на неподвижный поплавок да с зятьями разговаривал.
        - Ну и как вам жизнь семейная? - вопрошал он.
        - Хорошо, - первым ответил на царский вопрос воевода Потап. - Елена нежна, добра, красива.
        - Глупа… - добавил Иван-дурак, одновременно вытаскивая из пруда зеркального карпа.
        У остальных рыбаков поплавки не двигались, будто уснули. Это было непонятно, потому что на одном месте сидели - у Ваньки клюет, а остальных рыба почему-то игнорирует.
        - На себя посмотри, - огрызнулся было Потап, но потом махнул рукой и рассмеялся. - И пусть! Я на думском совете больше молчу, супротив бояр не оратор, и то бывает, пока все государственные дела обсудим, голова разболится. А домой приду, посмотрю на Елену - бегает, что-то щебечет. И так же мне приятно любоваться ею! И думать рядом с ней не надо. Смотрю и умиляюсь - до чего же она у меня глупенькая!
        - И ты, видно, Потап, поглупел вместе с ней, - рассмеялся купец Садко. - Такую охалину над избой выстроил!
        - Ну… почему бы не побаловать жену? - Потап улыбнулся, вспомнив, сколько удивления и недоумения в Городище вызвала перестройка дома, которую затеяла Еленушка. - И не охалина это вовсе, а мезонина, ежели на хранцузский манер. А ежели на аглицкий - то солярия, для чаепития, значится. Мне и самому не нравится, но Елена со слезами просила, говорит, мол, по последней хранцузской моде. Вред один от этих хранцузишек, так руки и чешутся пойти на них войной. Понавыдумывают чего ни попадя, а мы тут страдаем.
        - А отказать не мог? - поинтересовался царь Вавила, тоже не одобряя причуды младшей дочки.
        - Не мог. Не выношу ее слез. - Потап вздохнул. - Да и права она. Из царского терема да в мой дом - все равно что в казарму. Да мезонина еще ничего, не страшно. Еленушка во дворе фонтанарию устроить вздумала… Что делать - ума не приложу!
        - Я тут думал, и чего это Елена Прекрасная целыми днями на сторожевой вышке сидит? Оказывается, она в Лукоморье теперь главный дружинник! - Садко не упустил случая подшутить над родственником, подначил Потапа. - А фонтанарий - вещь в хозяйстве нужная, так что зря ты, воевода, переживаешь!
        - Просвети, Садко, - попросил Потап, - а то я всю голову сломал, ум за разум заходит уже, а полезности от того фонтанария так и не нашел!
        - Лягушек супружница твоя разводить собирается, - сказал Садко и, глядя на вытянувшееся лицо воеводы, рассмеялся. - А что, будет тебя лягушатиной кормить согласно хранцузскому обычаю! Ежели уж жить на заграничный манер - то полностью!
        - А моей Василисе все равно где жить, лишь бы книги были, - похвалился Иван-дурак. - И никаких мезонинов с фонтанариями ей не надобно!
        - Жаль мне тебя, Ванюша, - сказал царь-батюшка. - Ведь старшенькая у меня только грамоте и умеет - ни сварить, ни сшить, ни соткать.
        - Зато столько сказок знает - не переслушаешь! А все остальное я сам сделаю, чай, руки на месте. И опять-таки, если бы не я, с голоду померла бы, по своей премудрости она поесть забывает… - Тут поплавок снова задергался, по воде заелозил. Иван удилище дернул и вытащил из пруда крупного карася.
        - Говорят, кому с женой не везет, тот в охоте да рыбалке удачлив, - снова съехидничал Садко, с завистью поглядывая на рыбину. - Да оно и понятно - Василиса покушать шибко любит!
        - А ты, Садко, не дерзи, тебе с женой больше всех повезло, - вступился за Ивана царь Вавила.
        - Да, батюшка, Марья, конечно, искусна в делах, но больно уж ревнива, - вздохнул купец. - Ни на минуту от себя не отпускает. Ей, конечно, все равно где жить, но в дороге она из любого подручного материала дом сделает, а как же походная романтика? А когда телегу самоходную смастерила, то совсем туго стало. Телега огнем пышет, а Марья знай себе дрова в топку подбрасывает. Мне эта самоходка страшнее десяти Змеев Горынычей будет, но не покажешь же супруге, что страшно?
        - Интересно, а нашел ли Горыныч сродственников? - задумчиво произнес Вавила, вспомнив Змея. Он за поплавком уже и не следил, на спину улегся да облака рассматривал. Одно облако больно змея формой своей напоминало. - Хорошо, если б нашел. Так-то он мужик неплохой, хоть и в трех личностях одновременно пребывает.
        - А ну как вернется он, да не один? Приволочет родни трехголовой без счету, что тогда делать будем? - спросил воевода, после царевых предположений озаботившись безопасностью государства.
        - Вряд ли, - лениво ответил разомлевший на солнышке царь. - Зачем они с места обжитого сниматься будут? Скорее всего, он там и останется.
        - Так я тому только рад буду, - проговорил Потап, - в интересах государственных оно лучше.
        - Кстати о государстве… - Садко вдруг заметил, что поплавок задергался. Он потянул удилище, но на крючке только комок тины болтался. Купец в сердцах удочку в сторону кинул да снова с завистью посмотрел, как Иванушка-дурачок рыбу из пруда вытащил. На этот раз дурню попалась знатная щука. - Везет тебе, Ваня, - сказал Садко, - то ли с Водяным в дружбе пребываешь?
        - Ты о делах государственных говорить начал, - напомнил Потап.
        - И точно. - Садко достал из кармана письмо и подал царю Вавиле. - Урюк Тельпек передал, лично в руки тебе доставить наказывал.
        - И-ех, дела, дела… - Вавила нехотя поднялся, траву да сор с рубахи стряхнул. - Пойдемте в Городище. С хызрырского только Василиса Премудрая прочесть может.
        Садко и Потап тоже на ноги поднялись, а Иван-дурак пожелание проигнорировал.
        - Ты что это, Иван? - спросил Вавила.
        - Да я, царь-батюшка, в делах государственных не помощник. Я лучше рыбки еще половлю.
        Василису Премудрую долго искать не пришлось. Царевна на краю колодца сидела - Водяного английскому языку обучала.
        - Герла - девица, вуман - баба, вайфа - супружница законная, - повторял вслед за ней Водяной, заучивая сложные слова.
        - Понятно, почему Ивашке на рыбалке такая удача валит, - только и присвистнул Садко. - Слышь, Водяной, а механике научиться не желаешь? Марья тебя быстро к делу инженерному приспособит!
        - Зачем мне это? - пожал плечами Водяной. - Я же не в институту полутехническую поступать собираюсь, а к Ундине Аглицкой свататься!
        На том урок Василиса закончила да в терем царский пошла - письмо от хана Хызрырского читать. И другие царевы дочки тоже присоединились. Марье все равно было, что хан Хызрырский пишет, она рядом с мужем побыть хотела… А Елена Прекрасная просто не могла что-то пропустить, а потом сгорать от любопытства.
        - «Государь белый царь! - начала читать Василиса, предварительно прочистив горло кашлем. - Младший брат твой Урюк Тельпек привет тебе шлет! Прослышали мы от верных людей, что вдовствуешь ты давно и большой телесный ущерб от этого имеешь. Однако ж видели, что весь досуг свой и всю жизнь свою посвятил ты воспитаниям прекрасных чад своих - царевича мощного Власия… Якши джульбарс!…»
        - Батюшка! - воскликнула Елена Прекрасная, перебивая чтение. - Да что ж это он братца нашего собакой обозначил?!
        - Это почему ж собакой, доченька? - полюбопытствовал царь, не уловив никакой связи с прочитанным в вопросе дочери.
        - Ну как же… - Елена лобик с трудом наморщила, будто что вспомнить пыталась. - У нас же собак таким именем называют!
        - Вот дура, - прыснула со смеху Василиса, - джульбарс по-ихнему, по-хызрырски, означает хорошего охотника на зверя лютого - тигру полосатую!
        - Ладно, Василисушка, не отвлекайся, дальше читай, - попросил Вавила. Ему очень интересно было, чем письмо то закончится. Давно уж царь повадки степных соседей выучил и знал, что чем больше похвал да лести, тем серьезнее будут запросы. А уж это послание прямо-таки из одних похвал и состояло!
        Василиса Премудрая тут же выполнила отцовскую просьбу и продолжила чтение:
        - «И премудрой царевны Василисы, которая умностию своей превзошла царицу Бадшебу»… По-лукоморски Бадшеба та царицей Савской. зовется…
        - Каков невежа этот Урюк Тельпек! - снова вмешалась в чтение младшая царевна. - Опять он оскорблениями разбрасывается!
        - Да где ж ты оскорбления усмотрела, Еленушка? - спросила старшая сестра, удивленная Елениным негодованием.
        - Ну как же, - Елена взмахнула руками, сильно жестикулируя, - всем известно, что у царицы той Бадшебы Савской ноги были кривые да волосом поросшие! Это ли не оскорбление, сестрица?!
        - Клевета это, - успокоил младшую царевну царь Вавила. - Бадшебка Савская шибко государственной деятелькой была, придраться тут не к чему! Вот и придумали враги недостаток, какой проверить по причине длинных юбок возможности не было. Читай дальше, Василисушка!
        - «Да преискусную царевну Мариам, которая искусством своим превзошла Адонирама, архитектора храма Соломонова»… - Тут Василиса паузу сама сделала, ожидая от младшей сестрицы возмущения. Но Елена промолчала, не знала она ни Соломона, ни Адонирама, а потому сказать ей было нечего. - «Да прекрасную царевну Елену, которая красотой и умом своими далеко позади ту Елену Грецкую оставила, по причине которой война Троянская произошла и благодаря коей поэт грецкий Гомер свои знаменитые поэмы написал».
        - Совсем совести у хана того нет, даром что данник твой! - При этих словах Елена уже на визг сорвалась.
        - А тут что не нравится?! - возмутилась Василиса, нахмурясь.
        - Он же распутницей меня обозвал!
        - В каком же месте, Еленушка? - поинтересовался Вавила, снова не усмотрев связи между письмом и дочкиным возмущением.
        Елена вопрос отцовский буквально поняла, а потому так же прямолинейно и ответила:
        - А ты, батюшка, сам не знаешь, в каком месте распутство заводится?
        Царь только крякнул, сетуя на скудоумие младшенькой, а та от обиды остановиться не могла, выплескивала возмущение:
        - Ну как же! Всем известно, что та Еленка Грецкая мужа законного бросила, из-за чего Трою под фундаменту самую срыли, со всеми мезонинами и фонтанариями! - Негодованию младшей царевны не было предела.
        Тут Василиса Премудрая язык прикусила - вспомнила, как сама же сестрице о той войне рассказывала, чтобы погасить зависть к древней сопернице. А то Еленушка сильно мучилась, когда услышала, что та Елена красивее ее самой была.
        - Нет, батюшка, - решительно сказала Елена Прекрасная, - ты этого невежу наказать должон! Уж пусть я лучше дурой слыть буду, чем сравнивать меня с бабой аморальной, которая законов нравственных соблюсти не может!
        - Это он иносказательно выразился, - попытался успокоить Елену Потап, впрочем, возмущением супруги очень довольный.
        А Василиса снова читать стала:
        - «Теперь же дошли до нас сообщения, дорогой брат наш, белый царь Вавила, от младшего брата моего Цыряна Глодана, коий на свадьбах детей твоих был. Помнишь ли ты, царь Вавила, как упился он да на жеребца своего Йылдырыма вскочить пытался, но сколько раз ни вскакивал, столько раз, увы, и падал? Чем премного тебя и дружину твою развеселил. Мы же по случаю бракосочетания детей твоих шлем подарки. Царевичу Власию - скакуна ахалтекинского белой масти, по нашему обычаю именуется этот жеребец Йылдыйрьый».
        - Да уж, развеселил-то тогда Цырян Глодан нас преизрядно, - с удовольствием вспомнил тот случай царь Вавила. - И не столько тем, что с коня падал, сколько тем, что кличку конскую выговорить не мог - язык шибко у Цыряна Глодана после медов хмельных заплетался. Все-таки хмель на нас по-разному действует - я вон после меду с одного разу выговорил.
        - Ох и намучаемся мы с подарком таким, - высказал мнение воевода Потап.
        - Это почему ж? - удивился Вавила.
        - Так у степняков кони только на свое имя откликаются, - напомнил Потап. - Ведь на свадьбе почему каган Тмутараканский падал? Потому что спьяну забыл, как коня обозвать надо. Вот тот и показал характер. А этого ахалтекинского так зовут, что и не выговоришь. - Воевода нахмурился и попытался произнести конское имя: - Ир… Быр… Гыр…
        - Не так, Потапушка, - рассмеялся Вавила, - надо сказать Ыр… - тут царь запнулся, - рыйб… дыйр… Н-да… Ну-ка, Садко, ты попробуй!
        - И даже пробовать не буду, - замотал головой Садко, - у меня язык гибкий да пластичный от деятельности рекламной. И что ж я его грубостным словом таким ломать стану?
        - А чего там ломать?! - Вопрос этот Иван-дурак задал. Он с рыбалки только возвратился да в терем царский сразу пожаловал, чтобы уловом похвалиться. И о чем спор идет, краем уха услышал. - Йылдыйрьый, - выговорил он легко и без запинки.
        - Вот и хорошо, - одобрил царь Вавила, - пока Власий коня того в Ирий не заберет, ты при подарке конюхом будешь.
        Настроение у Ивана сразу погасло, а сам виноват - нечего было дураку в разговор влезать! Василиса на мужа сердито взглянула да продолжила чтение:
        - «Царевне Василисе обоз книг и рукописей, которые прадед мой на растопку пустить не успел, а книги те преизрядные, в хороших переплетах, да только при жизни нашей кочевой немножко поистрепались. Ну да главное не оболочка, а сущность их. Царевне Мариам шлем колесницу железную работы китайской, которую прапрадед мой в поход за Великую стену китайскую приобрел, да при перевозке через страшные пустыни Гобийские колеса немного порастерял. Колесница та для полетов по небу предназначенная была, да крушение потерпела. Погиб тогда при крушении первый китайский летчик и еще двадцать кочегаров, что огонь в топке поддерживали. Потому китайский мандарин колесницу и продал за бесценок прапрадеду моему».
        - Ну колеса справить - проблемы в том нет, - впервые высказала заинтересованность Марья. - Китайской работы колесница денег больших стоит, даже совсем сломанная.
        Прежде чем дальше читать, Василиса на младшую сестру лукаво глянула да улыбнулась, угадывая ее реакцию на следующий подарок хана.
        - «А царевне Елене дарим стадо кобылиц дойных, чтоб могла принимать она ванны из молока конского и красота ее вовек не увядала».
        - Батюшка! - взвизгнула обрадованно Елена Прекрасная. - Ты на Урюка Тельпека войной не сразу иди, погоди, пока подарки доставят! Сама Клеопатра ванны молочные пользовала, оттого и красавицей слыла!
        - Ну слыть-то она слыла, а вот была ли? - поинтересовалась Марья Искусница, но Елена насмешки ироничной не поняла по причине своей дремучей необразованности. Она про ту Клеопатру-то и слышала, что в связи с косметологическими процедурами.
        - Ежели тех кобылиц так же нецензурно обозначили, как жеребца подарочного, то мы не то что на ванну не надоим, но и чтоб лицо ополоснуть вряд ли, - сказал воевода Потап, мысленно все еще слово трудное - Йылдыйрьый - выговорить пытаясь.
        А старшая царевна уже дальше читала:
        - «К самой свадьбе подарки прислать мы не смогли, потому что людишки младшего брата моего Цыряна Глодана по дурости своей посольство наше захватили да людей моих немножко прибили. Паки на первое перейдем. Разлетелись дети твои из гнезда твоего, старший брат мой, царь Вавила, как орлята подросшие. Остался ты один, чаю, горюешь сердечно и в утешении нуждаешься. Подумали мы тут всем курултаем своим и решили предложить тебе в жены сестру мою младшую, княжну Кызыму. Красотой она преизрядная, волосы длинные черные, глаза узкие черные. С малолетства на конях скакать приучена, с одного удара врага от плеча правого да до бедра левого пополам рассекает. Но в хозяйстве она хозяйственная преизрядно и власть мужнину понимает, и мужу женой очень ласковой будет. А подробно тебе нрав ее и красоту да хозяйственность опишет ближний боярин мой Ахмедка. Он же и портрет везет ее, китайскими мастерами пленными писанный. И подарки, кои выше заявлены, тоже с ним прибудут. Засим прими уверения в совершеннейшем моем почтении, братской любви и вечной дружбе. Младший брат твой, Урюк Тельпек».
        После прочтения тишина установилась. Что и говорить, предложение серьезное. Жениться - это тебе не шутки шутить, а дело ответственное. Ну царь Вавила демократию шибко уважал, а потому вопрос тот на всеобщее обсуждение решил выдвинуть. Назначил он к вечеру думу боярскую собрать, чтобы предложение всесторонне рассмотреть.
        Долго бояре совещались да спорили, но пришли наконец к однозначному выводу - сначала посмотреть портрет предполагаемой невесты, а потом уж и ответ давать.
        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


        Глава 1


        ЗАТЕРЯННАЯ ДОЛИНА

        Змей Горыныч в это время далеко от Лукоморья находился. Полмира пролетел уже, к землям Бразильянским приблизился. А за землями Бразильянскими уж и горы видны были. Горы те Крокодильерами назывались. Наверное, из-за драконов назвали их таким именем. Латыняне - они перепутать могли, потому что народ они легкомысленный, кроме танцев, ни на чем сосредоточиться не могут. Немудрено, если перепутали драконов с крокодилами, которых в тех местах развелось видимо-невидимо. Оно, конечно, крокодилы драконам родственники, но не настолько же, чтобы горный массив их именем обозначивать?
        Горы, казалось, упирались в самое небо, но Горыныча это не пугало. Уж если какой-то человечишка смог одолеть эту неприступную природную крепость, то уж ему и вовсе ничего не стоит перевалить через вершину хребта. Так рассуждали братья, поднимаясь все выше и выше. Далеко внизу остались облака, закрывая от взгляда летящего Змея подножие гор.
        Высокогорная долина открылась внезапно. Обогнул острый пик - и в глаза полыхнуло изумрудной зеленью. Горыныч знал, что растительность в долине есть, но не ожидал увидеть такого буйства природы. Он немало полетал по свету, видел много диковинных растений, но то, что росло в котловине меж неприступных вершин, поразило его до глубины души. Горыныч невольно испытал уважение к неизвестному ему Паганельке, который здесь побывал. Он не только забрался в неведомую даль, но и не испугался опасности. А то, что в подобном местечке беда может подстерегать под любым кустом, становилось понятно с первого взгляда. Змей Горыныч приземлился на небольшой природной террасе, сделанной ветрами в скальной породе, решив еще раз осмотреться. И отдышаться. Так высоко он еще никогда не залетал.
        Братья, подлетая к горам, посоветовались и решили сначала произвести разведку с воздуха, но теперь каждый из них понимал, что ничего из этой затеи не выйдет. И именно из-за странной растительности.
        Лес был не дремучим, вполне проходимым, но лететь над ним возможности не представлялось. Если бы Старшой спросил у Умника, тот ему рассказал бы, что похожие на гигантские метлы деревья называются саговыми пальмами, а те почти голые хлысты с острыми верхушками - не что иное, как обыкновенный хвощ, только гигантского размера. Если лететь выше саговых пальм - задохнешься, потому что воздуха не хватит, ниже - рискованно, можно распороть брюхо о пики хвощей. Ниже хвощей раскинули необъятные лапы папоротники - собственно, именно из-за них долина казалась изумрудной. Подлесок тоже зарос папоротниками, но поскромнее - всего в два Горынычевых роста.
        Старшой попытался сосчитать, сколько рек, ручьев, водопадов стекают в долину, но сбился и бросил это бесполезное занятие. Только отметил для себя, что внизу надо будет поаккуратнее передвигаться и внимательно смотреть себе под ноги. Вода, что стекает с тающих ледников, наверняка вызвала заболоченность почвы.
        Озорник по поводу болот не думал, хотя свесил голову вниз с террасы и, вытаращив глаза, рассматривал именно болото. Он уставился на странные растения, с виду не просто сочные, а прямо-таки водянистые. Формой растения эти напоминали капустные кочерыжки. Озорник растерялся. Он думал о том, какие же зайцы обгрызают такую капусточку, у которой одна кочерыжка раза в три больше змея? Озорник мечтал поохотиться, но, глядя на эти огрызки, вдруг испугался - как бы самому дичью не стать.
        Налетевший порыв ветра нагнал густого, непроглядного тумана, избавив Горыныча от последних сомнений. Туман, наползающий на кроны деревьев, отхлынул, потом снова наполз, подобравшись к самой террасе. Словно кто-то перетягивал пушистое серое одеяло - стало видно противоположный конец долины, и Змей Горыныч, у которого было очень острое зрение, вдруг заметил нечто, заставившее затрепетать его огромное сердце.
        Там, вдалеке, на границе меж зеленым лесом и ледяными горами, он увидел совершенно лысый холм. На вершине этого холма стоял окаменевший Змей Горыныч - его три головы были вытянуты, словно три пальца на человеческой руке, задранные морды смотрели в небо. С такого расстояния родственник Горыныча казался не больше букашки, но Змей, сделав поправку на перспективу, сообразил, что представитель его вида гораздо крупнее его самого.
        Туман снова отполз, надежно укрыв тот конец долины, к которому стремился Змей.
        - Ну что, ребята, полетели? - спросил Старшой. - Легкие у нас сильные, доберемся.
        - Не получится, - возразил Умник. - Кислородное голодание вызывает головокружение. Глаза затягивает сначала кровавой пеленой, а потом ничего, кроме черных пятен, перед собой не видишь. Учитывая, что падать в такой лесочек - самоубийство чистой воды, я категорически отказываюсь лететь.
        - Ага, а пешочком идти - приятная прогулка! - воскликнул Озорник. - Ты видел, какие внизу капустные кочерыжки? Судя по их размеру, зайцам, которые на этом огороде пасутся, как минимум лет триста!
        - И все-таки мы полетим, - сказал Старшой, не обращая внимания на перепалку братьев. - Беру управление полетом на себя!
        - Вот уж не подозревал, что у тебя тяга к суициду, - проворчал Умник.
        - Ребята, а у меня тяга к холостяцкой жизни внезапно проснулась! - завопил Озорник. - Да невеста, из-за которой столько препятствий преодолеть надо, как минимум золотой должна быть! А может, ну ее на фиг, эту семейную жизнь?
        Старшой не ответил - он пристально посмотрел вперед, мечтая, чтобы его глазам снова предстал тот холм, но туман словно прилип к горам, что оберегали долину, с севера. Он вздохнул, расправил крылья и взлетел с террасы.
        Первые двести метров полета прошли без приключений, но потом начались неприятности. Сначала не хватало кислорода, и все три головы Горыныча мужественно боролись с наползающей темнотой. Потом Змей влетел в полосу тумана и лишился даже тех жалких порций воздуха, что кое-как удавалось втянуть в готовые разорваться легкие. В ноздри попадал только мокрый туман, и Горынычу показалось, что он окунулся в воду. Братья попытались выплюнуть влагу, сморкались и кашляли тремя глотками, но все без толку - каждый вдох оборачивался новой порцией ледяной воды.
        Борьба за жизнь привела к понижению высоты - об этом братья узнали, врезавшись в твердый ствол саговой пальмы. Умник вовремя вспомнил о хвощах, таящих смертельную опасность, и перехватил управление организмом. Он что было сил вцепился в ствол и, вонзив когти в кору дерева, стал медленно съезжать вниз. Казалось, что скольжение по стволу никогда не закончится. Силы были на исходе, и Умник с ужасом понял, что сейчас когти разожмутся и…
        И вдруг почувствовал под ногами землю.
        - Отдохни, - услышал он участливые голоса братьев.
        Те знали, как тяжело дается младшенькому контроль за всем телом - до сих пор он ни разу не требовал права единоличного управления организмом. И не только не требовал, но и возражал, когда старший брат настаивал на обучении. Дело в том, что Умник боялся высоты - так он после самого первого полета и не оправился от испуга. Когда Горыныч летел, крыльями махал кто-то из братьев, а Умник убеждал себя, что он - пассажир. Эта мысль позволяла ему закрыть глаза и переключиться на размышления о чем-нибудь более приятном, чем полет.
        Немного осмотревшись, братья определили направление и пошли, неловко переваливаясь с боку на бок. Пешеходом Горыныч был посредственным, а если точнее - то и вовсе отвратительным. Продираясь через заросли папоротника, братья не разговаривали. Каждая голова понимала, что путешествие будет долгим.
        Возможно, что так оно и было бы и дальнейшие события растянулись бы на месяцы, а то и целые годы, но затерянная долина приготовила немало сюрпризов.
        - Что это? - прошептал Озорник, прислушиваясь. Справа и слева раздавался странный, едва переносимый скрежет. - Умник, что это за звуки?
        - Не знаю, - так же тихо ответил младший брат.
        Змей Горыныч остановился, вытянул шеи и посмотрел вверх - папоротник волновался, будто сквозь него тащили что-то огромное. Звуки оглушали. Помимо скрежета в лесу стоял треск сломанных деревьев - падая, гулко стучали друг о друга стволы. Земля дрожала, но на землетрясение было непохоже. Любой природный катаклизм Горыныч почувствовал бы задолго до его начала.
        Неизвестность всегда страшит. Особенно выбивает из колеи натуры энергичные, склонные к принятию быстрых решений и немедленному действию. Неизвестность тем и страшит, что лишает возможности действовать, и только воля помогает остаться на месте, не ринуться сломя голову навстречу опасности - мнимой или реальной.
        Змей Горыныч был существом не просто смелым и волевым - он был трижды смелым и трижды волевым. Братья гордились этим, хотя Умник иногда подумывал, а не является ли их частичная автономность следствием проблем с психикой. Раздвоение личности, например, не столь редкий случай в природе.
        Все когда-нибудь кончается, и напряженное ожидание Змея Горыныча тоже не было бесконечным. Папоротники над его головами разъехались в стороны, придерживаемые маленькими лапками с острыми когтями. Маленькими эти лапки были по сравнению с мощным торсом и огромной головой чудовища, которому они принадлежали. Горыныч оторопел - существо это явно было его родственником, даже несмотря на столь существенные различия.
        - Привет! - крикнул Озорник. - Рад тебя видеть!
        В ответ из зубастой пасти раздался тот самый скрежет, который так озадачил братьев. Рядом с первым существом показалась морда второго. Они смотрели на Горыныча сверху. Из открытых пастей капала слюна, маленькие глазки горели голодным огнем.
        - Да они дикие! - осенило Старшого.
        Он хотел пожалеть о том, что не удалось установить контакт с местным населением, но не успел - Умник второй раз подряд перехватил управление телом. И Горыныч сорвался с места в такой галоп, что, скажи ему раньше кто-нибудь, что он на такое способен, - рассмеялся бы. Дело в том, что Умник, разглядывая местных обитателей, вдруг вспомнил, что эти существа были нарисованы в книжке, которую нашла в библиотеке Василиса Прекрасная. Назывались они тираннозавры рексы и питались в силу своей хищной природы исключительно мясом, отлавливая малорослых собратьев. И чувства при этом совсем не родственные испытывали, а самые что ни на есть гастрономические.
        Тираннозавры такой прыти от остолбеневшего обеда не ожидали. Они взревели и, ломая подлесок, кинулись за удирающей со всех ног добычей.
        Умник несся не разбирая дороги. И он, и братья понимали, что спасти их сейчас может только чудо. И чудо не заставило себя ждать!
        Внезапно перед Горынычем открылась водная гладь. Он даже не смог притормозить - преследователи дышали в спину. Старший брат, понимая, что максимум, на что сейчас способен Умник, это истерика, перехватил управление, вовремя сообразив, что можно расправить крылья. Горыныч взлетел, оставив злобно ревущих хищников далеко позади.
        Переведя дыхание, Старшой осмотрелся - озеро было большим и, кажется, неглубоким. Искупаться в нем не хотелось - под водой бурлила жизнь, темные пятна проплывавших в глубине обитателей вызывали обоснованное опасение. Ближе к противоположному берегу прямо из воды росли деревья, верхушки которых терялись в опускающемся на воду тумане. Влажность была так высока, что скоро Горыныч покрылся слоем влаги. Лететь стало тяжело, и братья решили добраться хотя бы до деревьев, чтобы немного обсушить крылья.
        Это им удалось. Горыныч вонзил когти в толстый ствол и… едва не оглох от громоподобного ора. Стволы деревьев зашатались, согнулись - и из тумана показались маленькие приплюснутые головки.
        - Диплодоки, - выдохнул Умник и закрыл глаза.
        Тот, в шею которого вцепился Горыныч, согнулся до самой воды, пытаясь стряхнуть незваного гостя, потом раскрутил шею так, что Змей невольно разжал когти. Он почувствовал, что летит - летит над верхушками саговых пальм, летит сквозь одеяло тумана, летит, не раскрывая крыльев.
        Туман отполз, надо сказать, очень вовремя - Горыныч успел увидеть стремительно приближающиеся горы впереди и тот самый холм внизу, к которому стремился всей своей душой. Он расправил крылья, пару раз взмахнул ими, чтобы изменить направление, и стал резко снижаться. Снижаться на склон заветного холма.
        Опустившись, братья не стали медлить. Они, разогнавшись, протаранили заросли и выскочили на лысую вершину. То, что предстало глазам, на некоторое время повергло Горыныча в шок.
        В сделанном из огромных валунов гнезде, слегка присыпанное песком, лежало яйцо. Над гнездом стояли окаменевшие змеи о трех головах - один поменьше, другой крупнее.
        - Родители, - благоговейно произнес Умник.
        - Ну что делать будем? - поинтересовался Озорник и нервно хохотнул. - Домой повезем или прямо здесь высиживать начнем?
        - А что, это мысль, - подхватил Старшой. - Поместим яйцо в инкубатор, и через положенное время на свет появится маленькая Горыня.
        - А если не угадаем и мальчишка вылупится? - выдвинул предположение младший брат.
        - А ты, Умник, мозгами пораскинь. Если Кощей не взял это яйцо, значит, вреда в нем для злодея не было. Папенька сказывал, что смерть Кощею может устроить только новорожденный змееныш мужского пола.
        Горыныч подхватил яйцо и, бережно прижимая к груди, взлетел. Словно сама природа решила помочь ему донести в целости и сохранности драгоценную ношу. Туман рассеялся, и Горыныч быстро перелетел долину, едва не касаясь верхушек деревьев брюхом. Миновал проход меж горных вершин и, не останавливаясь на привалы, понесся домой - во дворец на вершине Стеклянной горы, в царстве Лукоморском.
        Глава 2


        ЗАЛОГ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

        Городище жило налаженной жизнью. Люд простой справлял свои простые дела, семейство царево, соответственно, государственные дела ладило. Ну Вавила, понятно, все с боярами заседал, желая сделать крепче да гибче государственную систему.
        Дочки его в семейную жизнь погрузились, что немедленно на их занятиях сказалось.
        Елена в куклы играть перестала, сидела в мезонине да из окошка на фонтанарию любовалась. Как эту фонтанарию сделать, средняя дочка Вавилы придумала, Марья Искусница. Так теперь все жители, о чуде том прослышав, на фонтанарию любоваться да дивиться бегали. И было чему удивляться! Вода будто взбесилась и, вместо того чтобы вниз течь, высоко вверх брызгала. Пока по двору воеводиному до калитки пройдешь, от брызг тех насквозь вымокнешь. Водяной на чудо это только плечами мокрыми пожал.
        - И чего было так надрываться? - неодобрительно проворчал он. - Столько сил зазря потратили. Бочку вон на вышку установили, трубы прокладывали… Нет бы меня попросить, я бы только пальцами щелкнул - и потекла бы вода куда надобно.
        Оно, конечно, можно было бы, но Елена Прекрасная не захотела так по-обыденному получить заморскую диковину. Надобно ей было, чтобы по-иноземному сделали, с механическими чудесами.
        Водяной снова из колодца высунулся - язык английский с Василисой Премудрой разучивал. Добрался он уже до предложений и теперь самостоятельно складывал фразы.
        - Ежели пиплам чего надобно, то я их фейсой об тейбол!
        - Молодец, Водяной! - похвалила ученика Василиса. - А теперь по-нашему, по-лукоморски, переведи.
        - Я сказал, что ежели кому рыбки надобно, то пусть выбирают - карася им либо окуня!
        - Да все ты, Водяной, попутал! - Василиса рассмеялась и сама перевела с английского: - Ты сказал, что ежели рыбы кто захочет, то ты того мордой об столешницу стукнешь!
        - Да не мог я такого сказать! Даже по-аглицки не мог! - вскричал Водяной и, расстроившись, в колодец с головой нырнул. Торопился, наверное. Оно и понятно: сегодня с оказией невеста прибыть должна - Ундина Аглицкая.
        Ну Василиса догадалась, что на сегодня занятия все закончены, и по делам пошла. Она к Марье Искуснице заглянуть решила - та уже сложный механизм собирать закончила, как раз на сегодня испытания назначены. Механизм тот катапультой назывался и был предназначен для защиты города. Принцип действия у катапульты несложный: на телеге устанавливается огромный ковш и ремнями оттягивается назад - по принципу рогатки. Потом ковш загружают метательными снарядами - и отпускают. И летят снаряды на огромное расстояние, накрывая врагов, словно морская волна. Ну понятно, для испытания ядра каменные использовать не стали, насыпали в ковш разного мусора и овощей, чтобы не зашибить кого-нибудь ненароком. Отпустила Марья рычаг, ковш распрямился, и морковка с репой да редькой далеко полетели - за городские стены.
        И надо ж было такому случиться, что в это время к Городищу послы хызрырские подъехали. Обсыпало их овощами и мусором, перепугало до икоты. Будь на их месте послы английские либо испанские - дело войной бы кончилось. Но степняки хитры, все на свою пользу повернуть умудряются.
        - То обычай такой - гостей встречать, пищу им на головы сбрасывая! - объяснил остальным главный посол, стряхивая с халата мусор и морковную ботву.
        Посольство приблизилось к городским воротам. Город загудел как растревоженный улей, да оно и неудивительно - гости не просто так появились, а с портретом невесты, возможно, будущей царицы. Самым главным послом Ахмедка у них был, муж государственный и мудрый, хоть и степняк. Он при хане Урюке Тельпеке доверенным лицом и советником состоял. Сопровождали его хызрырские воины - конный отряд. Лошадки у степняков маленькие, лохматые да злые очень, можно на цепи вместо собак держать. Но катапультированные овощи очень смягчили характер лошадей, они в степи своей, кроме травы пожухлой, ничего и не пробовали вовсе. Так отряд невольно задержался, пока транспорт их все не подъел. Но скоро морковь да свекла под копытами лошадиными кончились, и посольство торжественно въехало за городские стены.
        Ну царь с семьей да боярами, как положено, вышли на крыльцо терема, хлебом-солью гостей встречать. Ахмедка хлеб взял, полкаравая откусил, потом, давясь, вторую половину хлеба сжевал. А потом и вовсе людей удивил - солонку в рот опрокинул, соль прожевал, морщась и улыбаясь одновременно, а из глаз его слезы побежали. А после того, как соль съел, отрыгнул громко, но видно было, что отрыжка далась ему с большим трудом. Еще бы, кто ж столько хлеба всухомятку трескает?
        - Чего это он так оголодал? - удивленно выпучив глаза, спросил Вавила у старшей дочери.
        - Обычай у них такой - съедать все, что поднесли, и отрыгивать, - объяснила Василиса тихонечко, чтоб Ахмедка не слышал - он по-лукоморски хорошо понимал, да и лопотал сносно. - Ежели у них в ханстве поест кто да отрыжку изобразить забудет, то нанесет хозяевам оскорбление непомерное, какое только кровной местью смыть можно.
        - Ишь ты, - покачал головой царь Вавила, поражаясь разнообразию народных обычаев.
        - Здрав будь, государь белый царь, - сказал Ахмедка и в ноги к Вавиле рухнул, опять-таки обычаю своему следуя.
        Вавила попятился, но Василиса его за рукав ухватила да на месте удержала, сделав строгие глаза и многозначительно посмотрев на отца, шепотом напомнила о престиже царской семьи. Ну царь не дурак, понял, что опять обычаи в разногласие войти грозят, и вытерпел, пока все степняки к ногам его припадали.
        Потом состоялось вручение подарков. Первым подвели к Вавиле коня ахалтекинского. И так тот конь хорош был, что у всех дух захватило, а воевода Потап прослезился даже. Ноги у коня тонкие, сухие, голова маленькая, сам строен. А масти, как и обещался Урюк Тельпек, белой.
        - Это Йылдыйрьый, - представил коня Ахмедка таким тоном, будто особе коронованной презентацию устраивал. Впрочем, так оно и было, потому что коня того иначе, чем царем своей породы, не назовешь.
        - А это арба с книгами для премудрой дочки твоей. - И он рукой махнул.
        Тут телега на двух огромных колесах к крыльцу подкатила, но равновесия не удержала - опрокинулась. Да и неудивительно при такой-то конструкции перевернуться, удивительно, как арба та вообще ездить умудрялась. А книги свалились грудой у ступеней крыльца. И тут Урюк Тельпек не соврал - состояние книг сильно плачевным было. Если по уму да по совести рассудить, так поднести бы к куче этой огоньку - и дело с концом! Но Василиса как только хлам тот увидела, так позабыла и про посольство, и про батюшку с остальным семейством, и уж тем более не вспомнила о царском престиже Рухнула она на колени у кучи да давай эту макулатуру по листочкам разбирать. И такой радостью светилось ее лицо, таким счастьем сияло, что царь только головой качал.
        Подарки, конечно, диковинные, но телега летучая совсем уж воображение поразила. Подтащили к крыльцу мешки кожаные и высыпали из них много непонятных железок. Хлам, да и только! Ну цветной металл - он везде ценится, на переплавку пойдет, решил царь Вавила, задумчиво глядя, как куча металлолома растет по мере того, как следующие мешки опустошаются. И ведь не попеняешь, что не надобно, - подарки как-никак.
        Но Марья Искусница в этих железках узрела что-то, понятное ей одной. Не хуже чем у Василисы глаза ее загорелись да лицо от радости раскраснелось. Она в предвкушении руки о кожаный передник обтерла и тут же принялась детали сортировать.
        - Так, шестерня коническая, - бормотала средняя царевна, - вал коленчатый, маховик. Смотри-ка, и цилиндра тут! Так, а вот шкворень поворотный не наблюдаю, ну да не беда, сами выточим…
        - Ну а где ж кобылы дойные? - приплясывая от нетерпения, спросила Елена Прекрасная.
        Ей очень хотелось поскорее получить подарок, потому что из-за границы, аж из самой Франции, доставили фарфоровое корыто для принятия молочных ванн. Но с ее подарком конфуз вышел. Кобылы степные, как и жеребцы, обладали скверным характером. Сцепились они с местными собаками - ни разнять, ни водой разлить. Победа за лукоморской живностью осталась - не пустили кобылиц в Городище преданные псы. Пришлось Елене Прекрасной самой за стены городские шествовать, чтобы табуном полюбоваться.
        А Ахмедка портрет ханской сестры, княжны Кызымы, перед очами царскими поставил, да мешковину с него сдернуть не торопится - томит. Вавилу любопытство разбирает, да и остальных тоже интерес жжет - столько времени вопрос женитьбы царской обсуждается да перемалывается, на языках уж мозоли появились! Оно и естественно, что поглядеть хочется - о ком столько времени языки мозолили?
        Но советник тельпековский Ахмедка в дипломаточных делах очень уж искушен был. Знал он, что любопытство царя берет немалое, да специально это любопытство подогревал. А потому портрет невесты сразу показывать не стал, сначала седла преподнес, потом царским дочкам шапочки, бисером шитые, потом принялся всем боярам сапоги мягкие раздавать и зачем-то галоши в комплект к тем сапогам прикладывать. Тянул время, поганец, всю душу Вавиле вымотал. Тот уж от нетерпения подпрыгивает, портрет в раме квадратной давно узрел, а Ахмедка все тянет, все дипломатию разводит.
        Наконец советник хызрырского хана изобразил театральный жест - и сдернул мешковину с портрета, словно занавес на сцене открыл. И предстало взору потенциального жениха изображение возможной невесты. И тут Урюк Тельпек не соврал - невеста была такой, как он описывал.
        - Так она не русская будет? - разочарованно протянула Елена Прекрасная, никогда не отличавшаяся большим тактом.
        - Русский, русский, - замахал руками Ахмедка. - Глаз мал-мала узкий, нос мал-мала плюский, а так сапсем русский!
        Бедного советника после слов младшей царевны от страха пот прошиб - если невеста белому царю не придется по вкусу, то не сносить послу головы. Хан сказал, что сам отрубит. Кызыма, сестра хана хызрырского, шибко уж на язык остра была, так умудрялась поддеть его степное высочество, что хотел Урюк Тельпек всеми силами от нее избавиться. И потому Ахмедка, сам не раз от жестоких Кызыминых острот пострадавший, рекламируя невесту, прилагал такие усилия, будто дочку родную замуж отдать собирался. Царю Вавиле об этой стороне характера будущей лукоморской царицы он, естественно, говорить не стал, а, напротив, расхваливал Кызыму как только мог. И ноги-то у нее не кривые, а к верховой езде приспособленные. И руки-то у Кызымы не мозолистые, а полированные - об ручку копья отшлифовались. И в детстве с коня не падала она вовсе, не падала, и не от падения у нее лицо плоское - от природы так задумано!
        Совсем Ахмедка сник, уже почти разуверился в успехе сватовства, а потому нечаянно забыл соврать, когда спросил Вавила, учена ли невеста лукоморскому языку.
        - Сапсем тупой, как ни пытались - ни слова в башку вбить не смогли. К языкам неспособная княжна окончательно.
        - Это хорошо. - Вавила руки от удовольствия потер и слово царское сказал: - Женюсь!!!
        Ну с Ахмедкой от облегчения едва удар не случился. Ноги у посла ослабли, перестали держать - мешком на землю осел.
        Препроводили хызрырцев в покои, им отведенные, да давай застолье готовить - послов попотчевать. А пока готовилось пиршество, бояре да родня на царя насели, давай выспрашивать, чего это он на женитьбу согласился. Причина была им глубоко непонятна. Мало того что будущая царица ни слова по-лукоморски выговорить не может, так еще и научить ее этому нет никакой возможности!
        - Так это ж залог семейного счастья, - лукаво посмеиваясь, объяснил царь Вавила. - Я-то тоже понимать не буду, чего она там лопочет. Вон, царь из Тридевятого царства женился на хранцуженке, так не дай бог кому. Пока она по-своему курлыкала, хорошо жили, так ведь он, дурень, вздумал ее языку обучать. И рухнуло счастье семейное. Мало того что жена зудит да скандалит, она еще и акцентом уши резать умудряется. Нет, бояре, что ни говорите, а отсутствие понимания напрямую залогом счастья является!
        Глава 3


        УСОНЬША ВИЕВНА НА ТРОПЕ ВОЙНЫ

        А в царстве Пекельном в то же самое время, когда проходило сватовство, в лютой, разрушительной злобе бесновалась великанша Усоньша Виевна. Белизну от черного лица она наконец-то отскоблила, но душевную травму после этого получила знатную. Да так сильно травмировалась, что ум за разум у нее зашел. Ни пить, ни есть не могла злодейка, все о нанесенной обиде думала. Но так как отомстить Яриле и Уду возможности не представлялось, то перенесла она эту обиду на людей, которые в Лукоморье живут. Конечно, обижаться на тех, кто сильнее, себе дороже выйдет!
        Долго металась она по замку, сложенному из человеческих костей, но утомилась и подошла к зеркалу, что от Бури-яги, память ей темная, в наследство осталось. Помахала Усоньша куриной лапкой, слова, какие надобно, сказала - и увидела в зеркале картину, показавшуюся ей очень любопытной.
        Показало волшебное стекло горницу в тереме Вавилы, царя лукоморского. А в горнице той портрет стоит, к стене прислонен, рядом слуга гвоздь в стену вбивает, чтобы удобно тот портрет было рассматривать. Тут же царь Вавила с дочками да зятьями стоит, внимательно изучая внешность невесты. Ахмедка, посол хызрырский, вокруг царского семейства ужом вертится, сватовство окончательно улаживая. И беседуют они свободно, не подозревая, что следят за ними лютые глаза Усоньши Виевны.
        Портрет тот в полный рост невесты был сделан, а невеста - хызрырская княжна Кызыма - на коне сидела, так художник коня получше девицы нарисовал, во всяком случае, намного детальнее выписал. И сбрую, и седельцо легкое, и попонку со всеми хызрырскими узорчиками на холстину перенес. А у невесты только и видно было - что косичек бесчисленно да шапка острая, мехом опушенная, какие все степняки носят. Царь-то Вавила любви великой не почувствовал, но из целей да нужд политических соединиться в родстве с Урюком Тельпеком, ханом хызрырским, решил непременно. Да и невеста, которую по-ихнему Кызымой звали, все же неплоха была, хоть и родом, и лицом ненашенская. Ударили по рукам царь и сваты и порешили, что с первой же оказией пришлют невесту да приданое ее в царство Лукоморское.
        - Это что ж такое? - посетовала Елена Прекрасная, когда о выкупе за невесту договорились, да не только разговоры разговаривали, но и собрали выкуп тот, и со сватами к хызрырам отправили. - Выгодно у них замуж выходить. Приданое до самой смешной малости сокращенное, а за него еще заплатить надобно втридорога!
        - Не серчай, доченька. - Вавила погладил ее по голове, да пальцами на драгоценные заколки наткнулся и, больно уколовшись, руку отдернул. - Обычай у них такой, за невесту платить налог. А называется налог этот калымом.
        - Ох, не нравится мне это, - произнесла Василиса Премудрая, - чует сердце мое, что мы еще один калым заплатим, лишь бы от Кызымы этой избавиться!
        Правду сказала премудрая дочь царя Вавилы, не обмануло ее сердечко, вот только к хызрырской княжне то предчувствие отношения не имело. Княжна Кызыма - бабенка ничего была. Конечно, со странностями немного, но у кого их нет? То, что стульями сестра хана Урюка Тельпека пользоваться отродясь не умела, еще ничего, недостаток маленький. И то, что ела руками, словно дите несмышленое, тоже в царстве Лукоморском пережили бы. Но приготовила им Усоньша Виевна сюрприз нехороший, царя Вавилу с домочадцами в лютой злобе со свету сжить желая.
        Как только увидела она ту картину в зеркале да о матримониальных царских планах узнала, так сразу к выходу из Пекельного царства понеслась. Да не к тому, где Сволота - бабища каменная отиралась, а к корням мирового дерева, дуба могучего.
        Там заложила Усоньша Виевна два пальца в рот да что было силы свистнула. Явился на свист этот Семаргл, тяжело взмахивая огромными крыльями.
        Семаргл был не птицей, как можно было подумать, увидев крылья, а очень страшной собакой, которая обладала неуравновешенным характером. Могла эта крылатая собака ни за что ни про что укусить, чего в мире поднебесном себе даже шавка последняя не позволяла. За эту кусачесть и обречен был Семаргл отираться в царстве Пекельном на веки вечные. А так как свободно передвигаться он мог только по стволу мирового дерева, то и в Ирие, и в царстве адовом регулярно пользовались его услугами, передавая с ним разные вести. Осуществлялась почтовая передача новым, прямо-таки инновационным методом: привязывали Семарглу к хвосту консервную банку да письмо в банку эту клали. Ну пес крылатый, понятное дело, нервничать начинал, от грома да дребезжания избавиться хотел, а потому несся, одурев, по стволу мирового дерева до самого сада райского. Или, наоборот, до царства Пекельного - это смотря где консерву ту на хвост повесили.
        - Вот тебе письмецо секретное. Доставишь послание это в Ирий да богу скотьему Велесу передашь! Но не сразу доставишь, а погодя маленько. Как только ворон черный весть передаст, так лети ты в сад райский не медля ни капельки! - прорычала Усоньша Виевна, бумазею замызганную в консервную банку сунула и дальше отправилась.
        А Семаргл и не думал медлить - он словно сдурел от грохота, заскулил, закрутился да сорвался с места и понесся по стволу дуба. И совершенно одинаково ему было, кто ту банку с хвоста отцепит. Потому и не противился крылатый пес, когда в руки Яриле попался. Освободил его Ярила от почтовой повинности, снял с хвоста консервную банку, записочку из нее вынул. Прочел и тут же брата позвал.
        - Гляди-ка, Уд, чего Усоньша задумала! Решила Власия в ловушку заманить. Давай-ка, братец, устроим ей встречу знатную?!
        Ну Услада уговаривать не надо было - того хлебом не корми, а созорничать дай. Понеслись братья к выходу из Пекельного царства - на лесную поляну где находится жерло колодца, прикрытого крышкой, сделанной из железного дерева. Как раз над этой крышкой, что колодец закрывала, устроили озорные боги сюрприз для Усоньши Виевны, а сами спрятались посмотреть, как он подействует. Тихо сидели они, только лукаво переглядывались, предвкушая очередную потеху.
        А Усоньша, отправив письмецо, кинулась на другой конец подземного царства.
        - Сволота, бабища каменная, - зарычала она голосом грубым да страшным, - а ну подкинь меня до самого выходу в мир поднебесный!
        Сволота немедленно выполнила приказ, она уже давно привыкла работать грузоподъемником при дочке местного управителя. Подставила бабища огромную ладонь да подкинула Усоньшу Виевну высоко-высоко. Усоньша вверх подлетела и со всего маху в крышку крепкую головой врезалась. Говорили, что голова у Усоньши Виевны чугунная, но это больше в переносном смысле, когда на глупость ее намекали, однако сейчас такой звон раздался, будто голова Усоньшина и вправду из чугуна отлита была. Рухнула дочка князя тамошнего вниз, опять на ладошку каменной бабищи приземлилась. А Сволота дура дурой была, соображение у нее частенько отказывало. Улыбнулась она глупо да снова Усоньшу вверх подкинула. А Усоньша, оглушенная ударом, и вымолвить ничего не успела.
        Опять зазвенело и в голове Усоньшиной, и во всем царстве Пекельном. Это она во второй раз в крышку со всего маху врезалась.
        - Вот ведь театра кака! - сказала Сволота и ну Усоньшу подкидывать, ловить и снова подкидывать да приговаривать: - Прямо спортивная таки театра получается!
        У великанши на голове уж места живого не осталось, прическа помялась, а рога пообломались. А бабища каменная знай со всей дури подбрасывает да подкидывает.
        Голова Усоньшина оказалась крепче железного дерева, пробила все-таки Усоньша Виевна крышку. Уцепилась великанша за край колодца страшными лапищами, подтянула богатырское тело да на свет божий выползла.
        Тут-то ее и накрыл сюрприз Ярилы и Уда. Как только она на край колодца вылезла, так опрокинулась на нее огромная бадья, полная несмываемых белил. Завопила дико Усоньша, в избу на курьих ногах кинулась. Первым делом глаза протерла, зеркало достала и не сразу сообразила, кто это в нем такой страшный отразился. А когда дошло до нее, что это она сама, то разъярилась дочка подземного князя пуще прежнего. Еще бы, столько времени потеряла, когда предыдущую белизну смывала, а дело тем же кончилось! Решимость ее окрепла, задумала она окончательно Лукоморье изничтожить.
        - Вы еще вспомните Усоньшу Виевну! - рыдала великанша, размазывая по лицу горючие слезы вперемешку с белилами.
        И ведь не сообразила даже, что лукоморцы в ее беде и не виноваты вовсе. А где ж ей сообразить, если у нее мозгов в голове что кот наплакал? Да и не могло у нее много мозгов быть, потому что все место пасть зубастая занимала да рыло огромное с рогами. Давно уже народ подметил, что, у кого рога есть, тому в уме отказано. И чем больше те рога, чем раскидистей, тем прямее извилины мозговые.
        Сразу в Городище Усоньша не понеслась, крепко запомнив горький опыт. Нашла она в избе колдовские зелья, большой чан на печь поставила и ну варить да заклинания бесовские приговаривать. Буря-яга кое-чему воспитанницу свою научила, так Усоньша колдовала, не сильно, правда. Но напакостить немного - на это ее знаний магических хватало.
        Власий-царевич записки Усоньшиной не получил, забыли младшие сыновья Сварога записку Усоньшину ему отдать, да оно и к лучшему. В записке той Усоньша спровадить его в земли дальние Чукотские собиралась. Придумала, что нерпа в морях ледяных выродилась, а медведь белый, напротив, шибко размножился, в связи с чем будто бы Власию баланс природный восстановить требуется. Врала она, конечно, беззастенчиво, но тоже понять Усоньшу можно. Крепко великанша мышей боялась и повторять близкое знакомство с ними не хотела. За этим Власия подальше от Лукоморья отправить попыталась. И хорошо, что Ярила с Удом записочку по рассеянности потеряли. Так Власий в Ирие делами домашними занимался, беды не ждал, не ведал.
        И в Лукоморье беды тоже не ждали, к встрече хызрырской невесты готовились. Царский терем сверху донизу словно языком вылизали, наводя чистоту, а потом еще раз - снизу доверху. Вавила распорядился пир готовить, да из таких кушаний, какие княжне Кызыме привычны и приятны будут. И тут-то он сильно озадачился. Оказалось, что привычно было княжне пить напиток из конского молока, есть конину жареную и закусывать все это хлебом пресным, плоским и тягучим как резина, какой на камнях разогретых печь полагалось.
        Озадачился Вавила и собрал думу боярскую обсудить этот важный вопрос. Воевода Потап как только услышал, чем будущей царице питаться полагается, так крик да шум устроил, грудью встал на защиту лошадок. Подоить, говорит, разрешу, а резать - тут и думать о таком злодействе не моги! Три дня дума боярская думала, да так ничего дельного придумать не смогла. Выручили дочки царя Вавилы. Василиса Премудрая предложила альтернативное угощение, устраивающее всех. Напомнила царю дочка ученая, что хызрыры не только конину едят, но и баранину тоже уважают, особенно когда она в шашлыках. Еще объяснила, что шашлыком баранина делается, когда овцу на вертел длинный насаживают да на костре жарят. А Марья Искусница кобыл подоить обещала, дабы хызрырский национальный напиток приготовить. Рецепт, сказала, придумает.
        И княжна Кызыма, что с отрядом к границе Лукоморья приближалась, тоже подвоха не ожидала. Она хоть и не в восторге была оттого, что так далеко замуж ее отдали, но не противилась этому. Понимала, что вовремя о замужестве не подумала, а теперь, в сорок годов, выбирать не приходится. А так как мирный договор Урюк Тельпек с царем Вавилой заключил еще три года назад, то и ехала она, не скрываясь, и посты вперед выслать не позаботилась.
        И потому нападение на отряд было для нее неприятным сюрпризом. Высыпали на дорогу скелеты и вурдалаки. Хоть и билась отчаянно Кызыма, почти всю свою жизнь проведшая на коне, да силы не равны. Полегли все степняки как один в той страшной битве, а саму Кызыму в плен взяли да пред темные очи Усоньши Виевны в избу лесную на курьих ногах доставили.
        - Куда ее? В печь? - спросил тот вурдалак, что в отряде адовом главным был.
        - Тебя за такие слова самого в печь засунуть надобно! - рявкнула на него Усоньша Виевна. - Мне она живой и здоровой нужна. Я облик Кызымин принять собираюсь, а чтобы облик тот держался, модель оригинальная должна быть целостной и ненарушенной. Так что глаз с нее не спускайте, да чтоб вреда никакого не причинили.
        После слов этих подошла злыдня к чану с колдовским варевом, подняла его и в глотку опрокинула. И поменялся облик Усоньши Виевны - стала она похожа на сестру Урюка Тельпека Кызыму. Брат родной не различил бы их.
        Люто и яростно смотрела Кызыма на самозванку, но поделать ничего не могла, крепко связанная по рукам да ногам. И такое отчаяние, такое бессилие чувствовала она, когда увидела, что Усоньша часть своего отряда в ее убитых слуг превратила. Понимала Кызыма, что беда грозит большая и Лукоморью, и всей земле поднебесной, да поделать ничего не могла.
        А Усоньша Виевна с обманным отрядом коней Кызыминых оседлала да собралась отправиться к царю. Но не тут-то было! Будто взбесились лошадки верные степные, всадников непрошеных поскидывали, почувствовав в них нежить. Нечего было делать Усоньше, превратила она в коней остальную часть отряда. Пленницу сторожить оставила всего одного своего прихвостня - вурдалака.
        Злодейка не зря так долго месть откладывала - думала она, а думать для нее дело новое, быстро с первого раза не получилось. Но придумала великанша план хитромудрый, потому что узнала она страшную тайну о том, как Кощея оживить. Сама бы не рискнула в одиночку на людей напасть, так как мышей боялась, коих в Лукоморье превеликое множество, а вот Кощея на войну с Лукоморьем натравить - это ей показалось хорошим выходом.
        Глава 4


        КРАСОТА - СТРАШНАЯ СИЛА!

        Сокол, высматривающий на лугах белую мышку, которая куда-то исчезла из царского терема, заметил на пыльной дороге странных всадников. Кавалькада пронеслась так быстро, что сокол не успел рассмотреть, кто же именно направляется к царю-батюшке. По той же причине пограничная застава не известила царя о прибытии гостей. Не поняли пограничники, что же это такое мелькнуло. Так что торжественно встретить невесту у царя-батюшки не получилось.
        Свадьба тоже прошла скомканно - свита хызрырской княжны, доставив ее к царскому терему, тут же отправилась восвояси, даже не отведав хлеба с солью. Если бы догадался кто за отрядом невестиным подсмотреть, то глазам бы не поверил - как только всадники в лес заехали, так будто сквозь землю провалились.
        Именно туда они и провалились - домой, в Пекельное царство, отправились, когда надоба в них отпала.
        Настоящая княжна Кызыма была немолода, но мила по-своему, по-хызрырски. Маленькая, юркая, привычная обхватывать кривыми ногами лошадиные бока. Глазки узкие да черные что бусинки. Лицо плоское и круглое, как блин, - хорошее лицо, улыбчивое. Красотой она не отличалась, но приятность в ней очень чувствовалась, хотя упрямый нрав тоже подозревался с первого взгляда.
        Поддельная невеста, какой представилась царю Усоньша Виевна, вылитой Кызымой на внешность была. Вот только просвечивало в ее облике что-то темное, но заметное не каждому глазу.
        - Не нравится она мне, царь-батюшка, - пытался отговорить Вавилу от скоротечной женитьбы воевода Потап. - Нечисто у нее на душе, раз в глаза людям не смотрит.
        - Ты, Потапушка, просто за то, что они коней едят, царицу будущую невзлюбил, - отмахнулся Вавила и к невесте навстречу кинулся.
        И не только Потап, и Василиса Премудрая неладное почувствовала, но царь, будто околдованный, на своем стоял - женюсь, говорит, и все тут! Потапа и Василису поддержала и Марья Искусница, заявив, что неспроста богатая хызрырская княжна в такую глухомань замуж пошла, подвох здесь какой-то. Но царь, очарованный, никого не слушал. А может быть, и не слышал вовсе. Свадьбу сыграли в тот же день.
        Веселая свадьба была, с песнями и плясками. Столы ломились от угощения, а царь-батюшка светился от счастья. И только невеста была спокойна и молчалива, ни разу не улыбнулась. Сидела малорослая хызрырка рядом с царем, гостей из-под лба оглядывая, да изредка недобро кривила губы.
        - Странная она, - шепнула Василиса Премудрая Потапу, - аки мумия кака сидит. Будто не лицо на ней, а маска надета. Ты уж присматривай, Потапушка, как бы чего дурного не случилось.
        Потап уверил царевну, что глаз с Кызымки не спустит, но, как это часто бывает, просмотрел опасность.
        Отгремел свадебный пир, жениха с невестой проводили в опочивальню. Смолкли голоса служанок, убиравших посуду, терем затих, и только Домовик по долгу своей службы не спал. К нему на огонек заглянул гость - родственник из хрустального дворца. В покинутом жилище Дворцовому было скучно, да и дел особых там не было, вот он и скрашивал одиночество, нанося визиты друзьям и соседям.
        Домовой и Дворцовый сидели на ступенях деревянной лестницы и вели беседу, не подозревая, что за сундуком притаился внимательный слушатель.
        - Да, брат, - говорил Домовик царя-батюшки, - туго тебе. Одиночества вещь вредная, ибо не приспособлены мы к нему. Для домового первейшая забота - чтоб хозяину хорошо было.
        - Не везет мне на хозяев, - вздохнул Дворцовый, - сначала с Кощеем така беда приключилась, ибо суеверен был да сам себе погибель в дом притащил. А потом и Горыныч из дома улетел, ибо одержим идеей сродственников найти. А как прилетел назад, я было обрадовался, но он снова в путь отправился. Ибо теперь на месте ему не сидится совсем.
        - А кто ему по малолетству сказки вредные рассказывал? - напомнил Домовик, не упускавший случая утереть родственнику нос. Прав таки он оказался, когда на воспитательные недостатки Дворцовому указывал!
        - Почему это вредные?! - возмутился Дворцовый, скорее следуя привычке, так как правоту родственника признал давно, проверил на собственной шкуре. - Очень даже полезные сказки!
        - Да как же это полезные, если ты всех героев на Горынычей заменил! Слышал я эти сказки - ты даже водяного змеем о трех головах называл, и везде в этих сказках у тебя только змеи жили. Вот и вырос Горыныч таким идейным, ибо от жизни оторванный получился. Он ведь как подрос да на жизнь посмотрел - думал сродственников увидеть, а высунул головы на улицу - и ни одной похожей морды, ибо жизнь на сказку-то не похожа, - говорил Домовик, забывая, что разговор этот они уже много раз разговаривали.
        - Да, брат, дал я маху, - сокрушенно вздохнул Дворцовый. - Думал как лучше сделать, а получилось как всегда, ибо необразованный я, педагогику с самоучителем пользовал.
        - Не знаю, кака така педагогика есть, но мыслю я просто: ежели мир так устроен, то и рассказывай о нем детям правильно. Зачем с малолетства с толку сбивать? Ты бы ему о жизни правду рассказывал, что в ней доброе, что злое. Вон царь-батюшка от своих дочек ничего не скрывал, то-то они у него такие умные, и ладные, и к жизни приспособленные, ибо правильно воспитанные! - Тут Домовик вспомнил, сколько бед пришлось пережить ему самому, сколько он страдал от проделок любознательных девчонок и как трудно было навести порядок после их игр, и тяжело вздохнул. - Главное, чтоб добро и зло знали, чтоб личность правильная была, ибо личность ента форму принять должна нужную. Вот Кощей почему такой вредитель был? Личность у него перекосило, когда форму неправильную сделали. А знаешь, как эту форму готовят?
        - Как? - заинтересовался Дворцовый.
        Он всегда внимательно слушал родственника, часто поражаясь тому, откуда в необразованном Домовике столько житейской мудрости. Сам, воспитывая малолетнего Горыныча, перечитал гору книжек по воспитанию, но почерпнул оттуда гораздо меньше, чем из таких вот бесед с собратом.
        - А сказками да игрушками и делается. Какую сказку дите полюбит, такой и жизнь его будет. А игрушки сказкам под стать, ибо мышлению образность придают аки картинка. Вот Кощей Бессмертный вредительствовал не просто так, а по воспитанию, ибо игрушки у него вредные были.
        - Да, Домовик, тут я с тобой согласный, ибо сам не знаю, кому такие странные игрушки делать приспичило, с какого перепугу. Ох и порассказал бы я тебе, чего в Кощеевом замке понавалено! Горынычу-то я к этой гадости даже прикасаться не давал, не то что играть. Он и не лез, ибо границы дозволенного я ему точно очертил. Вон Кощей как кончил, болезный. Так бы и лежал горкой пепла на пороге, да младшая царевна его пожалела, ибо добрейшей души девушка. Смела пепел в платочек, похороню, сказала. Кто его знает, где теперь Кощеева могилка?
        - Да нигде, - ответил Домовик.
        Он хорошо знал царевен, те выросли на его глазах. Пожалуй, знал даже лучше, чем их родной отец - царь Вавила. Лучше потому, что смотрел на царевен беспристрастно, родительская любовь не застила ему глаза.
        - Так у Елены Прекрасной в узелке и валяется, ибо несобранная она и вчерашнего дня не помнит, потому дела до конца не доведенные остаются.
        Тут послышался шорох за сундуком. Собеседники оглянулись и успели заметить темный силуэт огромной длиннохвостой крысы. Домовые кинулись за ней, но темное пятно пропало у дверей в опочивальню царя, будто и не было.
        - Примерещилось, - неуверенно предположил Дворцовый.
        - И то верно, - с облегчением выдохнул Домовик. - Откуда в царском тереме такой нечисти взяться? Я шибко за порядком слежу, ибо ответственный.
        И домовые, вернувшись на прежнее место, продолжили беседу о воспитании детей. Если бы Домовик заглянул в царскую опочивальню, то увидел бы престранную картину. Царь-батюшка лежал на широкой постели неестественно прямо, будто одеревенел, и только слабое дыхание, едва заметное, говорило, что он жив. Рядом с ним, на другом краю расшитого петухами одеяла, сидела огромная зубастая крыса, черного, словно безлунная ночь, цвета. Она потирала маленькие лапки и размахивала отвратительным лысым хвостом, будто радовалась чему.
        Прокричал петух. Крыса вздрогнула, кинулась с кровати вниз и, стукнувшись об пол, обернулась Кызымой. Если бы сейчас Вавила мог видеть лицо своей нареченной, он бы очень серьезно отнесся к подозрениям воеводы и старшей дочери на ее счет. Это была совсем другая Кызыма. Куда делись ее степной загар и природная приветливость, куда пропала безмятежность гладкой, не тронутой морщинами кожи? Сейчас лицо княжны сморщилось, брови кустами нависли над запавшими глазками, тонкий нос загнулся крючком, а между сжавшихся в ниточку губ проглядывали длинные острые клыки.
        Кызыма провела ладонью по лицу так, будто надела маску, - и снова стала хызрырской княжной, какой предстала перед царем-батюшкой с утра. И вовремя, потому что царь глубоко вздохнул и открыл глаза.
        На следующий день воевода Потап внимательно присматривался к новоиспеченной царице, но ничего подозрительного в ее поведении не усмотрел.
        - Показалось, наверное, - решил он. - А что в глаза людям не смотрит, так, может, воспитание такое. Кто знает их обычаи, хызрырские-то?
        Да и некогда ему было хвостом за Кызымой ходить, своих забот хватало. А вызваны были эти заботы его женой. Дело в том, что Елена Прекрасная скучала. В отцовском тереме скучать было некогда, рядом всегда затейницы сестры, мамки, няньки, есть с кем поговорить, а сейчас…
        Сейчас жизнь совсем тусклой стала. Супруг целыми днями на государственной службе пропадает, служанок нет - денщики воеводины всю работу по дому справляют, а с ними не очень-то и поговоришь, в модах они не разбираются, отвечают односложно, будто не в добром доме служат, а в казарме или на плацу перед воеводой отчитываются.
        - Будет сделано, государыня воеводша!
        - Никак нет, государыня воеводша!
        - Не обучены по-хранцузски, государыня воеводша!
        Царевне такое почтение поначалу льстило, потом она начала сердиться, а потом гарканье денщиков стало доводить ее до белого каления. Она злилась, но ничего поделать не могла.
        - Да вы в модах как свиньи в апельсинах разбираетесь! - кричала Елена Прекрасная, топая ногами, на что денщики хором отвечали:
        - Так точно, государыня воеводша!
        И Елене ничего не оставалось, как взобраться по лестнице в мезонину и, прихлебывая опротивевший чай, рассматривать фонтанарию.
        - Вот так и молодость пройдет, - вздыхала Елена, - зачахну здесь аки рыбка аквариумная…
        После этих слов она снова отпивала остывший чай, не замечая, как в чашку капают соленые слезы.
        В такой вот тоскливый день к ней вдруг пожаловала гостья. Когда Елена Прекрасная увидела, что по лестнице поднимается мачеха, она искренне обрадовалась ее визиту.
        - Здравствуй, Еленушка, - ласково поприветствовала Кызыма хозяйку мезонина.
        - И ты, Кызымка, здрава будь, - радушно ответила Елена, не заметив, как сморщилась царица, услышав переделанное на местный лад имя.
        Царицу бесило, когда ее так по-простому называли, но сделать она ничего не могла, даже царственный супруг не называл ее иначе чем Кызымка. Казалось бы, Усоньше какая разница, как ее в чужом обличье зовут-то, ан нет, вжилась в образ со всей ответственностью!
        - Смотрю, ты все чаек попиваешь, - вкрадчивым голосом сказала она, с притворным сочувствием глядя на царевну.
        - И ты, матушка, откушай со мной чайку аглицкого, - просияла Елена, но следующие слова Кызымы погасили радость.
        - Смотри, царевна, - Кызыма присела рядом, но чашку с чаем, предложенную Еленой, отодвинула, - упустишь мужа. Сидишь тут и не знаешь, чем он занимается.
        - Да на службе он, у батюшки, - пролепетала Елена. Она не совсем поняла, о чем толкует мачеха, но заволновалась, почувствовав смутное беспокойство. - То в думе, на совете, то дозоры проверяет да заставы пограничные иншпектирует.
        - Вот и я говорю, - царица погасила злорадную улыбку, - то совет, то дозор, то охота… Не слишком ли часто он тебя одну оставляет? Ты вон, смотрю, и одета по модам хранцузским, и обычаи аглицкие аки прынцесса ихняя блюдешь. А Потап этого и не ценит! А знаешь почему?
        - Почему? - Елена Прекрасная всхлипнула раз, всхлипнула другой и, наконец, не в силах сдерживаться, разрыдалась в голос.
        - Ну что ты, милая, - Кызыма погладила девушку по плечу и, пользуясь тем, что Елена сейчас ни на кого, кроме себя, не способна обращать внимание, брезгливо вытерла руку о подол тяжелого, шитого золотом платья, - успокойся. Я помогу тебе. Ну не обращает воевода на тебя внимания, ну подурнела ты, красота с лица сошла, но зачем так убиваться?
        - Как подурнела?! - взвилась Елена Прекрасная, в ужасе ощупывая лицо. - Я не могла подурнеть аки крестьянка кака! Я царска дочка, Елена Прекрасная!
        - Ну-у, - издеваясь, протянула великанша Усоньша Виевна, - царской дочкой ты, допустим, останешься, но вот Прекрасной вряд ли. Будут тебя называть теперь Елена Ужасная. - И мнимая мачеха, вытащив из рукава зеркальце, сунула его Елене под нос.
        Царевна, не заметив, что зеркало странно выгнуто, взглянула, и окрестности огласил истошный, полный ужаса визг. Было отчего царевне завизжать, потому что глянула на нее из зеркала черная рогатая морда с жесткой щетиной вместо волос. Нос что рыло свиное, а глаза красные да злющие. Показало волшебное зеркало царевне облик Усоньши Виевны, напугав бедняжку до умопомрачения.
        Когда, заслышав знакомые звуки - так Елена визжала на берегу пруда, где альбиносовая мыша ее напугала, - воевода Потап прибежал домой, ему пришлось расталкивать набившийся в сени народ. Дружинники уже сняли Елену Прекрасную с мезонины и перенесли в опочивальню.
        - Еленушка! - вскричал Потап, увидев бьющуюся в припадке супругу.
        Он кинулся к ней, но царица Кызыма вытолкала его за порог, убедив, что лучше нее никто не поможет справиться с истерикой.
        - Не лезь, больна она сейчас, - сказала царица.
        Потап озадаченно посмотрел на захлопнувшуюся перед его носом дверь, тяжело вздохнул и, выпроводив любопытных соседей, вышел на крыльцо. Он присел на ступеньку, прислушиваясь к воплям супруги. Помимо его воли неясные подозрения по поводу царской жены вспыхнули с новой силой. Потап прислушался - рыдания и визг супруги утихли, до него доносились только горькие всхлипы, которые скручивали душу воеводы в тугой узел. Он бы жизнь свою отдал только за то, чтобы его любимая женушка никогда не плакала.
        А за дверями опочивальни шел такой разговор:
        - Ой, матушка, что же со мной приключилось?! - стонала Елена.
        Она не могла поверить, что то уродливое существо с огромным, на все лицо рылом и маленькими глазками - она сама. Раньше зеркала отражали только ее красоту.
        - Сглазили тебя, - сказала Кызыма, - но ты не переживай, я сглаз-то сниму, красоту верну. Вот только заплатить за это надобно.
        - Все отдам, государыня царица, - прошептала Елена Прекрасная, - только сними с меня эту порчу колдовскую!
        - Да все мне без надобности, - проворковала Кызыма, довольно потирая руки, - ты мне узелок с пеплом, что собрала в хрустальном дворце, отдай. Кстати, он цел?
        - Да что с ним сделается! - Царевна обрадовалась, что так дешево отделалась, вскочила с постели и, порывшись в большом сундуке, выудила из его недр узелок. - Забирай, - сказала она, даже не вспомнив, что это за пепел и как он у нее оказался.
        - Ну теперь садись на постель, колдовать буду, - приказала царица, опуская узелок с прахом Кощея Бессмертного в карман.
        Елена Прекрасная села на край постели, по приказу царицы закрыла глаза. Та зашептала что-то на якобы хызрырском языке.
        - Вот и все, сглаз сняли, красоту вернули. - Усоньша Виевна вздохнула и, чувствуя, что лютая злоба, что кипела в ее груди, требует выхода, не удержалась. Она набрала полный рот слюны и выплюнула ее на лоб Елены Прекрасной. - Это для закрепления, вытрешь, когда уйду, - сказала она и, злобно ухмыляясь, направилась к выходу.
        Когда, услышав скрип двери, Потап вскочил и кинулся навстречу царице, то ее лицо ничем не выдало недавних страстей, а ведь Усоньша едва сдержалась, чтобы не свернуть Елене Прекрасной шею.
        - Припадок у твоей жены был, - ответила она на обеспокоенно-вопрошающий взгляд воеводы. - Нервенный припадок. Ей сейчас перечить ни в чем нельзя. Что бы ни сказала, соглашайся. Запомнил?
        - Да, матушка царица! - вскричал Потап и, оттолкнув поддельную Кызыму, кинулся в опочивальню.
        - Я красивая? - всхлипнула Елена, увидев мужа.
        - Очень, Еленушка, - ответил Потап, недоумевая этому вопросу.
        Царевна вскочила с постели и, на бегу утирая плевок, бросилась к зеркалу. Отражение было привычным, таким, какое она обычно видела, заглядывая в зеркало раз по десять на дню. Елена радостно рассмеялась, но вдруг ее лицо омрачилось. Она резко обернулась к супругу и с подозрением посмотрела на него.
        - Почему ты мне раньше не говорил, какая я страшная? Я ведь такая уродина была!
        Потап ошарашенно смотрел на супругу. Он не знал, что ей ответить, но вовремя вспомнил наказ царицы - ни в чем не перечить жене.
        - Ну была, - пробормотал воевода.
        И рад бы был Потап посидеть рядом с женой, за руку белую ее подержать, да дела государственные отвлекли. Прибежали дружинники и доложили о деле невиданном и никогда ранее не слыханном. В Городище, оказывается, гость редкий пожаловал - лесной хозяин из чащобы вылез, чтобы жалобу царю Вавиле самолично доставить.
        Внешне Леший на человека походил, но как-то отдаленно. Руки, ноги, туловище, голова - все деревянное, в сучках и ветках, покрытых листьями. Шел Леший медленно, от собак, воспылавших к нему лютой ненавистью, палкой отбивался.
        - Диво-то какое, дедушка Леший! - вскричал воевода, выпучив на странного гостя глаза. - Что из лесу тебя выгнало да в Городище Лукоморское привело?
        - Непорядочность ваша да к договорам и соглашениям пренебреженье великое, - сказал Леший, и голос его проскрипел, будто деревья в бурю.
        - Нет за нами вины! - воскликнул Потап. - Все соглашения мы блюдем честно и соседям нашим ни докучать, ни потравы какой либо убытку причинять не собираемся. Не обессудь, дедушка Леший, укажи, какое именно соглашение нарушено?
        Леший подбоченился, шмыгнул носом, сделанным из еловой шишки, и проскрипел:
        - А кто обещался скот в лесу не пасти, потравы грибам, да ягодам, да травам лесным лекарственным не учинять?
        - Помню такой договор, - согласился Потап, - и выполнялся он всегда и всенепременно. Неужто кто скотину в лес загнал?
        - Загнал! Табун лошадей нарушитель загнал и на выпас оставил! - вскричал Леший с большой досадой в голосе. - И пришлось мне самолично с жалобой идти. И что ж вы делаете?! Мое зверье огороды ваши не травит, стада не трогает и никак по-другому не озорничает, а вы что ж?!
        - Немедленно все исправим! - Вскочил Потап на коня и взмахнул рукой. Дружинники сигнал тот поняли и тоже на коней вскочили. - Немедленно коней из леса выведем да нарушителей изловим! Показывай дорогу, дедушка Леший!
        - Дел у меня других нет, - проворчал Леший, - как проводником вам прислуживать. Сами найдете. Как в лес заскочите, так тропа перед вами сразу же и образуется. Вставайте на ту тропу смело и скачите по ней. Она вас до нарушителей доведет. А я пошел.
        И Леший, не разворачиваясь, пошел назад, к лесу - так пошел, будто наизнанку вывернулся.
        А отряд воеводин в галоп с места сорвался и тоже в лес поскакал. Хоть и невесть какая беда, а все ж разобраться требуется. Сильно Потап сердит был. Кто ж так закон-то посмел нарушить? И деды, и прадеды, и вовсе пращуры далекие в мире со всем народом жили. Если каждый начнет поступать как ему вздумается, то что ж будет? Земля и вода кормят люд лукоморский, кормят щедро и вкусно. А если духов, что за землями да озерами, за лесами да полями присматривают, притеснять, то получится все равно будто себе самим на горло наступить.
        Такие мысли одолевали воеводу, и решил он про себя, что нарушитель кару понесет строгую, дабы другим неповадно было. Но только подскакал Потап с дружинниками к избе на курьих ногах, тут его мысли о карах и улетучились. Табун на лесной поляне непростой был - кони степные, низкорослые, крепконогие, а сбруя на них хызрырская. Тут-то и вспомнил воевода о своих подозрениях относительно хызрырской княжны.
        Сделал он знак рукой - дружинники спешились, в кустах залегли, а потом перебежками, один другого прикрывая, к избе на курьих ногах приблизились.
        Потап постучал в дверь и в сторону отступил - встал так, чтоб из избы его невозможно было заметить.
        Заскрипела дверь, открылась. Высунулась в образовавшуюся щель вурдалачья голова. Умом Потап, такое непотребство увидев, оторопел, но руками действовал четко и слаженно. Взмахнул он мечом - и покатилась на полянку эта голова. Оживший мертвец дверь-то распахнул и голову подбирать кинулся. Тут дружинники на страшную нежить налетели и порубили острыми саблями в мелкое крошево. А Потап в избу шагнул.
        Шагнул и обомлел, увидев цареву жену Кызыму на полу возле печи, связанную и украшенную синяками. Кинулся он к царице, кляп изо рта выдернул, что затычку из бочки, и давай веревки снимать. А сам думал, как это так получается - только что ведь была Кызыма в Городище, и никак она в лесной избе раньше его оказаться не могла, а уж на то, чтобы кто ее побил так, и вовсе времени не оставалось!
        Только путы с Кызымы спали, вскочила она, сорвала флягу с пояса воеводы и утолила жажду. Еще бы, столько просидеть без воды да с кляпом из грязной тряпицы во рту! А как голос вернулся к ней да горло помягчело, так залопотала она по-своему:
        - Дырбаган казан! Эмге секир башка царь! Лукоморье каюк! Качкарма самса шурпа шашлык!
        Не было толмача при отряде воеводы, но понял он все. Понял, что так его на свадьбе смущало, вызывая подозрения. И обругал себя Потап последними словами за дырявую память. Забыл он совсем, что в ханстве Хызрырском всего три толмача язык лукоморский знают, да ни одного из них при невесте не было. Вспомнил и то, что сама княжна к иностранным языкам способностей не имеет, об этом еще посол Ахмедка говорил. А та Кызыма, которая прибыла на свадьбу, по-лукоморски лопотала. Понял Потап, что злоумышленник подмену учинил. Кинулся он к коню, взмахнул рукой, и отряд поскакал в город. Кызыма - теперь та, которая настоящая, - рядом неслась и, рассказывая о событиях, ни на минуту не умолкала:
        - Кебаб оропта кыр сетельгем! Лагман мерзимге деин чучка карапчук! Казан карамды сом ек! Карам балар ордын орынга халат бабай!
        Ничего Потап из той речи не понимал, но слова Кызымкины так резки и грубы были, будто песнь воинская, что слушал ее воевода с превеликим удовольствием. Ох и рвался же он ложную самозваную Кызыму схватить да заодно выяснить, с чего это Еленушка себя вдруг дурнушкой посчитала! Но когда отряд в Городище влетел, той, что в невесты царю Вавиле незаконно набилась да в доверие втерлась, уж и след простыл. А когда толмача отыскали да слова Кызымкины перевели, то злодейки и подавно было не сыскать.
        Глава 5


        ТУ БИ ОР НОТ ТУ БИ…

        Недобро улыбаясь, Усоньша Виевна спешила к пруду, что находился в лесу, недалеко от городка. Она бы пустилась бегом, если бы не опасение привлечь к себе ненужное внимание. Пели птицы, благоухали ароматом цветы, радовали глаз грибы, крепкие шляпки которых виднелись под каждым кустом. Весело жужжали пчелы. На деревьях устроили шумный переполох белки.
        Но она не только не радовалась красоте природы, более того, красота эта раздражала злобную великаншу. Теперь, когда мнимая царица была так близка к цели, она уже не могла сдерживать душившую ее злобу.
        - Выжечь все, - бормотала Усоньша Виевна надтреснутым голосом, ненависть плескалась в ее глазах, и под этим лютым взглядом вяли цветы.
        Первыми неладное почувствовали птицы. Они умолкли и, снявшись с веток, полетели в глубь леса. За ними, перепрыгивая с дерева на дерево, понеслись белки. Пчелы, покружив у опущенных головок цветов, собрались в рой и тоже направились в самую чащу - доложить о беспорядке лесному хозяину.
        Усоньша, заслышав в кустах шум, который подняло разбегающееся при ее появлении зверье, воровато оглянулась, но, не заметив ничего подозрительного, подошла к пруду. Развязав узелок, она с благоговением посмотрела на прах Кощея Бессмертного и, опустившись на колени, вытряхнула пепел в воду.
        Вода в лесном пруду вскипела, забурлила и поднялась черным облаком, оголив дно. Облако закружилось вихрем, из сердцевины которого раздался жуткий хохот. Потом круговерть опала, и на берегу озерца появился Кощей - худой-прехудой, такой, что ребрышки выпирают, словно досточки, а остальные кости и вовсе по одной пересчитать можно. Он грозно посмотрел на Усоньшу, все еще пребывающую в обличье хызрырской княжны, потом сердитым взглядом окинул окрестности и, наконец, посмотрел на себя. И обнаружил, что совершенно наг. Прикрылся Кощей руками, засмущался и сразу стал маленьким и жалким.
        - Ты чего это, девица, пялишься? - пробормотал он. - Али мужчину голого ни разу не наблюдала? Или ты совесть совсем забыла?
        - С совестью у меня все в порядке полном, - ответила Усоньша, скидывая чужую внешность, будто рубашку, - я с совестью не познакомленная, как по Закону царства Пекельного полагается! А вот ты, дядька, видно, позабыл все, что с тобой сделали!
        - А что со мной сделали? - произнес Кощей, воровато оглядываясь по сторонам - нет ли кого? Заметят его в таком виде - потом стыда не оберешься.
        - Так тебя ж людишки поганые в прах обернули, и если бы я не спасла тебя, плюгавого, то лежать бы тебе в узелке горсткой пепла! И войной, Кощей, тебе на Лукоморье идти надо, выжечь все, людишек перебить и зло великое учинить!
        - Э нет, девка, больно шустра ты. - Кощей вытянул указательный палец и помахал им перед великаншиным носом. Потом вспомнил о своей наготе и снова прикрыл срам, опустив ладошку. - В пепел меня змей новорожденный обернул, да и он в этом не виноват. То все моя гордыня да спесь шутку злую сыграли. Доказать, видите ли, хотел я, что крут характером да хитер умом прешибко. Йе-эх, было бы кому доказывать, тьфу! И ведь стояло то яйцо со змеенышем в долине затерянной, и никому даже за деньги не нужное было! Какой черт меня дернул в дом гадость таку припереть? Вот и пепел весь змееныш, видно, лапами растащил, одежки нет на мне из-за этого. Хорошо хоть руки-ноги целы.
        И Кощей прошел мимо Усоньши, направляясь в лес.
        - Стой, так драться не будешь, что ли?! И люд поганый живым оставишь?! - вскричала Усоньша, кидаясь вслед за Кощеем.
        Тот уже себе одеяние из лопухов соорудил, прикрывшись ими как юбочкой. Шел он медленно, останавливаясь, чтобы сорвать и понюхать цветок.
        - Хорошо-то как! - воскликнул он, все, что раньше знал, оценивая новым взглядом.
        - Вот и я говорю, хорошо! - прорычала Усоньша. - Война всегда дело хорошее!
        - Вот что, девка, - Кощей остановился и резко развернулся к Усоньше, - ты от меня отстань! Я теперь жизнь новую начну, потому как переоценил ее всю. Понял, что она завсегда в любой момент кончиться может. Поэтому воюй сама, ежели тебе нравится, а на меня не рассчитывай!
        И Кощей пошел по лесной тропке. А Усоньша села на траву и завыла дурниной в злобном бессилии.
        - Кощей… - озадаченно произнес нечаянный свидетель этой сцены - Водяной.
        Он задумался, не обращая внимания на вопли очередной подружки. На этот раз ему с большим трудом удалось сосватать Ундину Аглицкую, но даже расставание с ней казалось меньшей бедой, чем та, что ожидала Лукоморское государство в связи с воскрешением Кощея Бессмертного.
        - Фак ю! - бесновалась Ундина Аглицкая. - Ай эм супер секси герл!
        - Ту би ор нот ту би, - философски заметил Водяной, которого Василиса Премудрая специально обучала английскому языку перед встречей с Ундиной. Водяному тогда очень хотелось произвести благоприятное впечатление на невесту. - Гоу до дома, Ундинушка, герла ты, конечно, видная, но не до тебя сейчас. Тут у нас такой фейсом об тейбол намечается, что жарко станет!
        И Водяной, оставив растерянную невесту на дне пересохшего уже в который раз пруда, нырнул в один из ключей, бивших неподалеку от каменного, устланного водорослями ложа. А вынырнул он уже из колодца, что во дворе царского терема находился. Он спешил предупредить царя-батюшку.
        А Кощей, не подозревая о том, какой переполох вызвало его воскрешение, шел себе по лесу, природой любовался. И таким ему окружающий мир красивым казался, таким благостным, что душа Кощеева пела и радовалась. Направлялся он не в чащу лесную, как можно было подумать, а в Городище шел. Именно в Городище, на огороде позади царского терема, начинался подземный ход. Кощей Бессмертный не мог попасть в хрустальный дворец так, как он это раньше делал - по веревочной лестнице. Из дома-то он был в узелке вынесен, в виде пепла, а лестница так и осталась лежать на балконе, скатанная в рулон. Поэтому хоть и не любил он по подземному ходу домой добираться, а другого пути не было.
        Пока по лугу заливному шел Кощей, так ни о чем и не думал - все на цветы да травы любовался, а как ближе подходить стал - озадачился. Не войдешь в Городище голым-то - неправильно поймут, оскорбятся. Не хотелось ему начинать новую жизнь со скандалов да ссор, а потому направился Кощей сначала к пшеничному полю. Там он снял с чучела потрепанный наряд, кое-как на себя нацепил эту рванину и только потом к стене городской двинулся. И скрываться не стал - смысла не было, потому как одежка чучельная колокольцами да жестью была увешана, чтобы ворон отгонять, и гремела так, что за версту слышно. Грохотало так сильно, что Кощею самому боязно стало. Он гордо поднял голову, расправил узкие плечи, но коленки все равно мелкой трясью дрожали. Боязно Кощею было - а ну как вспомнят лукоморцы прошлые обиды? Однако ж делать нечего.
        Ворота в Городище настежь открыты были - только что воеводин отряд прискакал да Кызыму настоящую доставил. Мигом новости разлетелись, и Городище загудел что растревоженный улей, не до Кощея было. И на звон да грохот его странного костюма никто и внимания не обратил. Прошел он через ворота, никем не остановленный, до самого терема и дошел. Там-то он с Водяным, который из колодца по пояс высунулся, нос к носу и столкнулся.
        - Стой, Кощей! - крикнул Водяной. - Злобу творить да дела поганые не дам!
        - Не по адресу возмущение, братец мой мокрый, - ответствовал Кощей, останавливаясь. - Я с миром пришел, на конфликт не нарываюсь, потому как неблагодарное это дело.
        Тут Домовик подоспел.
        - Что за шум? - спросил он, взглянув на Кощея с большим удивлением.
        И было отчего удивиться! Раньше Кощей слыл франтом и модником, одевался всегда с иголочки, во все дорогое, а лицо у него постоянно недовольное было. А теперь стоит в ветхих обносках, какие на чучело огородное напялить рука не поднимется, а лицо довольное и прямо-таки счастливое. Но выяснять причины счастья Кощеева Домовику некогда было.
        Люди к войне готовились. Катапульту, что Марья Искусница сделала, уже за стену вывезли, теперь каменные да железные ядра к ней подтаскивали. Василиса в царском тереме речь Кызымкину переводила. Узнали сразу, кто такое злодейство над невестой учинил, да и немудрено узнать Усоньшу Виевну! Воевода Потап войско выстраивал в линию, чтобы фронт держать. За войском простой люд стеной встал. Домовой о причине переполоха Водяному рассказал и спросил, чего тот вдруг в такой спешке с ним встретиться захотел. Но Водяной только молча показал на Кощея Бессмертного.
        - Не я враг, - сказал Кощей, вздыхая, - то Усоньша никак не уймется. Привиделось ей когда-то в зеркале, что женихом ее Власий-царевич будет. Вот и взъелась она на весь род людской.
        - Так что же делать-то? - пробулькал Водяной.
        - Власия на помощь звать, - принял решение Домовик, птах небесных подозвал и прошептал что-то. Понеслись птахи малые в светлый Ирий, вести передавать. А маленький хозяин повернулся к Водяному и говорит: - А ты, Водяной, иди Лешего буди - задержите в лесу великаншу поганую, пока люди встречу приготовят.
        И побежал он во дворец сообщить последние новости да Вавиле доложить, что поручение его выполнил, Власию весть послал.
        Ну Водяной, понятное дело, медлить тоже не стал, назад в колодец плюхнулся и в другое мгновение в роднике лесном, что возле берлоги Лешего из земли бил, вынырнул.
        А Кощей решил в военных действиях участия не принимать и вообще впредь ни в какие конфликты не ввязываться. Это раньше он такой бесстрашный да отчаянный был, сам битвы да скандалы с драками затевал. А все потому, что думал, будто жизнь вечная и никогда не кончится. Смерть ему не понравилась - темно, тихо. И сейчас вот состояние то вспоминал - и вздрагивал. Чур меня, чур!!!
        Он бочком со двора ушел, пробрался в огород и нырнул в неприметную нору на меже. Но, видно, не судьба была во дворец хрустальный попасть - обвалился ход, землей осыпался. Сел Кощей у завала и заплакал. Долго сидел он так, что делать - не знал. По Стеклянной горе домой не попадешь, склоны скользкие. Среди людей жизни тоже не будет, не простят старые обиды. Не дело это - каждодневно глаза мозолить тем, кого раньше обижал, все равно что рану старую бередить. Если же он в отдалении жить будет, то нейтралитет сохранять получится, но тогда сам от тоски и одиночества взвоет. И тут вспомнил Кощей про катапульту, которой люди от великанши Усоньши Виевны защищаться собрались.
        Обрадовался он, побежал назад, за крепостные стены. А потому и не услышал, как с другой стороны завала шебуршит кто-то. То Дворцовый порядок наводить принялся, ход подземный прочищать. И если бы, горюя, Кощей еще немного посидел там, то нос к носу с маленьким хозяином бы и столкнулся.
        А к метательной машине у него не зря интерес возник. Осенило бывшего супостата, что во дворец ему проще простого попасть можно - всего лишь сесть в ковш да попросить, чтобы его в сторону Стеклянной горы катапультировали. На помощь-то шибко не надеялся, но вдруг сжалятся да подсобят? Тут Кощею вспомнилось, что хитер он раньше был и хитрость эту с успехом большим применял в сложных жизненных ситуациях. Кто ему может помешать незаметно в ковш забраться? Ведь Усоньша из леса идет, значит, снаряды метать в ее сторону будут. А ведь за лесом как раз его дворец и стоит!
        А Усоньша Виевна, когда Кощей отказался Лукоморье изничтожить, сначала в трансовое состояние впала. И было отчего - столько времени план лелеяла, столько сил к его выполнению приложила, и прахом все пошло! Долго просидела она, да сильная жажда высушила великаншино горло. Стряхнула Усоньша оцепенение, к пруду подошла. Пруд как раз только водой наполнился. Ну Усоньша склонилась напиться да в зеркальной глади отражение свое увидела. Забыла она совсем, что ее черная морда опять белилами несмываемыми разукрашена, а тут увидела - и вспомнила. Взревела она дурниной да, позабыв обо всем, к Городищу кинулась. И нет бы дуре великорослой сообразить, что обид ей никто из людей не чинил. И разбираться бы по-хорошему с младшими сыновьями Сварога надобно, призвать к ответу за некрасивые шутки. Но сама Усоньша туповата была, а надоумить некому. Она даже о том, как мышей боится, забыла, а зря, потому что приготовили ей в Городище знатную встречу.
        Дико взревела Усоньша Виевна, сосенку молодую с корнями выдернула и понеслась не разбирая дороги. Не успели бы лукоморцы к встрече подготовиться, и Власий-царевич бы на подмогу не успел прибыть, но не зря Леший и Водяной за дело взялись.
        Заплутала Усоньша в лесу, по кругу давай ее хозяин лесной водить. Да и не просто водит, а еще и деревья старые на нее рушит. Но Усоньше хоть бы хны - деревья она откидывает, будто тростинки, а правильную дорогу все равно потом отыскивает - по запаху, словно зверь. Водяной тоже старается - то ключ из земли забьет, да посильнее, чем фонтанария младшей царевны, да Усоньшу с ног до головы окатит. Другого кого смыло бы таким ключом, а Усоньше все нипочем. Наступит она на ключ водный своей заскорузлой пяткой и дальше несется. Но все ж время Водяной с Лешим выиграть лукоморцам помогли.
        Ласточки мигом Власию вести доставили. Ну он мешкать, конечно, не стал, сразу в орла перекинулся и в Лукоморье полетел. И как раз вовремя. У опушки леса уже Усоньша появилась, идет, сосной сломленной машет. Тут Власий вниз глянул и увидел, что катапульту оттянули назад - камнями в злодейку собираются запустить. Приказал Власий мышам, крысам и грызунам других пород в ковш залезть, вместе с камнями да ядрами в Усоньшу катапультироваться. А сам орлов, ястребов и прочую крупную птицу кликнул и навстречу Усоньше полетел. Тут же и катапульта выстрелила.
        В суматохе боя никто и не заметил, как Кощей Бессмертный в ковш забрался да вместе с камнями и мышами в Усоньшу катапультировался. Люди от удивления рты раскрыли, а Усоньша от страха глаза выпучила. Летит на нее ужасное чудище, колокольцами гремит, орет дико да руками и ногами машет. А за ним орлы огромные да мышей туча.
        Ну Кощей, ясное дело, первым в цель попал. И чем только думал, когда катапультой до дворца хрустального добраться решил? Дворец-то совсем в другой стороне стоит! Вместо дома приземлился точнехонько на Усоньшину макушку. Схватился за обломки рогов и сидит ни жив ни мертв. А сверху мыши сыплются да орлы пикируют.
        Усоньша завертелась, запрыгала, скидывая грызунов, и опрометью домой понеслась - в царство Пекельное. Кощей с высоты такой спрыгнуть побоялся, да и опасно то было - а ну затопчет великанша? Сидел, словно на горячем скакуне, подпрыгивая да покрикивая. А колокольцы на одежде чучельной звенят, гремят. Усоньша Виевна колокольного звона никогда не слышала, испугалась она пуще прежнего, скорость увеличила. И только одно желание было у нее - поскорее домой добраться!
        Глава 6


        ЛЮБИШЬ КАТАТЬСЯ - ЛЮБИ И САНОЧКИ ВОЗИТЬ

        А в царстве Пекельном ее очередной сюрприз ждал. Ярила и Услад с самого начала за сражением наблюдали, а как дело к развязке идти стало, так они быстро в подземный мир перелетели. Там они на огромное бревно доску обтесанную положили, на один конец этой доски котел установили, а в котле, поджидая Усоньшу Виевну, белая краска плескалась.
        - Сволота, а Сволота! - крикнул Ярила. - Пригнись-ка к нам, бабища каменная!
        Сволота нагнулась - конечно, не могла она развлечение пропустить.
        - От ведь театра кака! - прогрохотала бабища каменная. - А чего надо-то?
        - Тебе театру еще посмотреть охота? - спросил Ярила, едва сдерживая озорной смех.
        - Конечно, кто ж от театры откажется? - вопросом на вопрос ответила Сволота.
        - Так сделай, чего сказано, и будет тебе театра знатная! - крикнул Уд.
        - А чего делать-то? - прогрохотала заядлая театралка.
        - Как сверху артистка главная упадет, ты на свободный конец доски со всей силы наступи, - проинструктировал ее Ярила.
        - А это зачем? - поинтересовалась Сволота.
        - Вот дура-то! - Услад даже руками всплеснул, сетуя на тупость каменной бабищи. - Чтоб занавес открыть!!!
        - И то верно, - согласилась Сволота. - С закрытой занавесью кака театра? С закрытой занавесью никака театра!
        Тут рев раздался да звон. То Усоньша Виевна до колодца добежала и вниз прыгнула. Она не думала о том, что может свалиться и костей не собрать, привыкла, что бабища каменная всегда на месте стоит, ладошку подставляет. Тут-то осечка и вышла! Плюхнулась Усоньша в котел с белилами по самые рога. Кощей мысленно уже много раз с жизнью простился и сидел меж рогами на великаншиной голове мертвее мертвого. Повезло ему - котел для Усоньши маловат оказался, макушка на поверхности белой краски осталась, а не то утоп бы.
        А Сволота ножищу огромную подняла да на поднятый конец доски со всего маху как наступит! Высоко котел взлетел, под самый свод Пекельного царства, словно ядро из пушечного жерла вылетело - с воем и свистом. Ярила и Услад рассмеялись, хлопнули друг друга по ладоням и дальше отправились - искать, где еще развлечься получится.
        - От ведь театра! - с восторгом произнесла каменная бабища, провожая взглядом улетающий котел.
        Кощей Бессмертный приоткрыл один глаз, вниз глянул - и снова зажмурился. Котел летел так быстро, что огненные реки, смоляные озера и костяные дороги внизу слились в одно бело-черно-красное пятно. Он понял, что жизнь его кончается быстротечно, второй раз подряд катапультируют непонятно куда. Усоньша - та вообще ничего сообразить не успела, только орала дурниной на все царство Пекельное да за котел держалась. Но лапы ее были скользкими от белил, поэтому, когда долетел котел до корней мирового дерева, не удержалась она - выпала из котла и в корнях запуталась, чем жизнь и себе, и Кощею спасла. А котел, разбрызгивая остатки белил, вниз рухнул и раскололся на две половинки.
        Надо тому случиться, что в корнях мирового дерева Семаргл прикорнул - решил выспаться как следует. Ну насчет отдыха он не угадал. Грохот, колокольный звон и бренчание жести испугали крылатого пса. Показалось ему с перепугу, что это летит на него огромная консервная банка. Он и без того нервный был - конечно, поносись-ка с жестянкой на хвосте! А тут совсем будто с ума сошел, глаза выпучил и понесся не разбирая дороги. Как раз под Усоньшу и подскочил. Великанша, уже совсем ничего не понимая, схватила собачий хвост - думала, что корневище сцапала. А Кощей на макушке Усоньшиной сидел, словно примерз, и только слабо удивлялся, что жив еще. Но вот долго ли продлится жизнь его - не знал и не ведал. Руки Кощея уже судорогой свело, но он не замечал этого, только крепче сжимал рога великанши.
        Так они и понеслись по стволу мирового дерева, дуба солнечного, прямиком в светлый Ирий - Семаргл с выпученными глазами, на нем верхом Усоньша Виевна задом наперед сидит и за хвост держится, а на макушке Усоньшиной Кощей Бессмертный - ни жив ни мертв.
        Тут Ярила и Услад сообразили, что появление Усоньши Виевны в райском саду не сойдет им с рук. Поспешили они вперед, чтобы почву подготовить. Установили на выходе в Ирий большую медную сковороду, чтобы, значит, врезалась в нее Усоньша и назад, в царство Пекельное, рухнула. А сделав дело, отправились они к яблоне - пообедать да силы с устатку подкрепить. Отведав молодильных яблочек, хлебнули озорники хмельной сурицы и завалились спать. Ну по правде сказать, так не просто хлебнули, а прямо нализались до умопомрачения и по этой причине о событиях, в Ирие имевших место быть, узнали только на другой день. Спали гулеваны крепко, не разбудил их даже ужасный скандал, разразившийся в этом райском месте.
        Скандалила Додоля Ивановна, костеря Медноголового Перуна на чем свет стоит. Тот проявил непомерную наглость - поинтересовался у жены, где она три дня и три ночи пропадала. Перун-то не зря медную голову имел, спросил об этом просто так, без задней мысли. В голове у Перуна места не только для задних мыслей не было предусмотрено, но и для передних тоже. Маловато места-то было - почти все пространство ротище огромный да золотые зубы занимали, для мозгов малюсенький закуточек оставался, только и хватало, чтоб совсем законченным идиотом не выглядел. В этом Перун с Усоньшей Виевной похожи были. И спросил он Додолю об отлучке не по причине ревности - до этого он самостоятельно додуматься не мог, а Ярилы с Удом, чтобы подсказать, рядом не было. Спросил по причине великого аппетита - три дня печь холодная стояла, в доме ни крошки, а в амбаре уже мыши с голоду вешаться собрались. Но Додоля, только вопрос супруга услышала, давай на благоверного раздражение свое выплескивать. Перун ноги в руки собрал и кинулся бежать подальше от склочной супруги. Он так всегда делал - подождет, пока жена успокоится, да живут
снова в любви и согласии.
        Вот и теперь не нашел ничего лучшего, чем в ветвях мирового дерева схорониться. Уселся на широкую ветку и видит - что-то поблескивает у самого ствола. Протянул ручищу да и вытянул из дупла большую медную сковороду. Тут сердце Перуна возрадовалось, а желудок и того более. Перун решил пообедать сковородой и только хотел откусить от медного бока, как из дупла мирового дерева вылетело на него что-то орущее, вопящее, гремящее, лающее и звенящее колокольцами. Ну Перун не думал долго, да и мало он тоже не думал, потому что дело это для него непривычное. Размахнулся - да сковородой под этот шумный ком поддал. И хорошо так поддал, что полетел ком высоко-высоко.
        Перун хмыкнул, откусил от сковороды полбока и начал с удовольствием жевать, с интересом наблюдая, как ком шумный на части распадается. Одна часть крылами взмахнула да назад, к дуплу, понеслась. Перун посторонился, узнав Семаргла. Ишь, бедняга, чего только не приходится возить на себе! Кто ж такую посылочку в Ирий направил? Другая часть, самая махонькая, руками-ногами болтая, вниз рухнула. И тут Перун удивился, своего десятиюродного дядьку признав - Кощея Бессмертного. А вот что там еще было, не рассмотрел, потому что сковороду доедал, отвлекся.
        Освободившись от нечаянных спутников, Усоньша дальше полет продолжила, потому что ускорение сковорода, со всей дури Перуновой приложенная к заднему месту, придала великанше мощное. Долетела Усоньша Виевна до самого родительского облака, туда, где создатель всей жизни Род проживал. И не просто на облако взлетела, а прямо на колени дедушке приземлилась, чем сильно перепугала старика. Род-то не из трусливых был, но если во время сна что-то с диким ором на колени плюхнется, тут кто угодно перепугается. Когда же Род рассмотрел, кто покой его нарушил, рассердился, да так сильно, что не заметил великой беды - Усоньша Книгу Голубиную из рук его вышибла, и куда упала та книга - неведомо. Ну потом-то Род на отсутствие важного артефакта внимание, конечно, обратит, а пока давай он громом греметь, ногами топать и слюной брызгать.
        Усоньша Виевна хоть и глупа была, а куда попала - сообразила. А может, и не сообразила, а просто принялась изливать свои жизненные обиды первому попавшемуся. И долго так изливала - всю ноченьку. Род уж и намекал ей, чтобы рассказ сворачивала, и покашливал - не доходят намеки до Усоньши. И кругов, что от усталости у глаз Рода появились, не заметила, и постукивание пальцами по подлокотникам каменного трона проигнорировала. К утру дедушка Род так утомился, что готов сам был заплакать да на жизнь свою начать жаловаться.
        Утро в Ирие воистину райским было. Солнце светлое, словно хлебный, медовый каравай, теплом да лаской радовало. Зелень травы изумрудным блеском светилась, цветы чудные каменьями самоцветными казались. Река молочная лентой белой вилась.
        Сварог на эту красоту мог вечно любоваться, да только глаза его непорядок зорко примечали, отчего настроение сразу же портилось. Узрел он Ярилу и Уда. Спали гулеваны возле волшебной яблони. Яблочки молодильные падали на них, но тем хоть бы хны - даже не чувствуют. Опечалился Сварог, разглядывая младших сыновей. Ох не кончится их легкомысленное поведение добром, непременно к неприятностям приведет! Почувствовал Сварог, что неприятности те прежде всего его самого коснутся, и совсем духом упал. Ну хоть бы одно утро безоблачным было! Безоблачным - это в смысле того, чтобы родительское облако над ним не нависло, мимо прошло. Глянул он вверх и поник головой, да деваться некуда. Поднялся к Роду, отцу своему. А поднявшись, оторопел.
        Род сидел на троне каменном, голову руками обхватив. Лицо бледное да несчастное, а Книги-то Голубиной и нет на коленях его.
        - Батя, что стряслось с тобой?! - воскликнул Сварог в большом беспокойстве.
        - Там где-то сродственница наша дальняя по Ирию шляется, - сказал Род устало и вздохнул. - Ты уж присмотри за ней. Обещал я девице той, Усоньше Виевне, с обидчиками ее разобраться, наказать по всей строгости.
        - Да кто ж ее обидел? - Тут Сварог еще больше изумился. Знал он, что дочка подземного князя сама кого угодно обидеть может, а то и вовсе со свету сжить.
        - Сыновья твои, а мои внуки - Ярила с Усладом, - сказал Род и широко, во весь рот зевнул. - Ты там определи, пусть один из обидчиков на ней женится, а другого пошли в земли Латынские Книгу Голубиную отыскать.
        - Батя, ты вроде о наказании речь вел, при чем же женитьба? - изумился Сварог.
        - А ты сам-то Усоньшу видел? - поинтересовался отец.
        Сварог поскреб затылок озадаченно, вспоминая да годы подсчитывая.
        - Видел, но давно. Она тогда дитем малым была, - ответил он.
        - Ну так пойди и посмотри, что сейчас из нее выросло. - Род снова зевнул. - Поверь, сынок, хуже наказания, чем жену такую иметь, не придумаешь. Я спать пошел, а ты проследи, чтобы все как надо сделали! И смотри у меня, чтобы впредь беспокойства не доставляли.
        Сварог дал отцу обещание, что наказ его выполнит, и на ветви мирового дерева вернулся. Перво-наперво послал он весть детям своим о том, что свадьба скоропостижная намечается. После этого на ветви потоптался, не решаясь в дупло домашнее войти.
        Из дупла шел хлебный дух, пение веселое слышалось. Лада пребывала в хорошем настроении, и портить настроение это Сварогу не хотелось. Ломал он голову над тем, как супруге новость сообщить и не расстроить ее при этом.
        - Ладушки-ладушки, - пропел Сварог, бочком мимо супруги протискиваясь, - что печем, оладушки?
        - Какие оладушки, старый?! - Лада сразу вскинулась, увидев на лице мужа смятение. - А ну выкладывай, чего стряслось?!
        - Сын у нас женится сегодня, - ответил Сварог и вздохнул. Он страшился сказать, кто невеста, ожидая скандала и истерики.
        - Который из них, напомни! - приказала Лада, уперев руки в крутые бока и глядя на мужа очень строго.
        - Либо Ярила, либо Уд, - обреченно сказал Сварог, думая, что от скандала все же не отвертится.
        - Это хорошо, - одобрительно кивнула Лада. - Пойду за приготовлением к пиру пригляжу.
        - Постой, ты даже не хочешь узнать, кто невеста?! - закричал Сварог ей вслед.
        - Кто бы она ни была, я ей сочувствую, - отмахнулась Лада и улетела.
        Сварог вздохнул. Вот думал, голову ломал, как весть неприятную передать и от скандала с головомойкой отвертеться, а пронесло мимо - так почему-то обделенным себя почувствовал? Эх, странно все же жизнь устроена!
        Ярила и Уд поздно проснулись. Головы у них гудели что котел, по которому поварешкой ударили. Ну они сначала к молочной реке побрели, только вот от молока еще хуже стало. Тут Услад носом повел, запахи вкусные уловил и потянул брата за собой. Выбежали они к мировому дереву - и остолбенели.
        Все тут были - и отец с матерью, и братья с сестрами, и вовсе родня дальняя, которая седьмой водой на киселе зовется. Особенно удивились, узрев десятиюродного дядьку Кощея Бессмертного. Тот сидел рядом с Власием да ежился, стараясь привлекать поменьше внимания. А одежда на нем такой ветхой да странной была, что на чучело впору надевать. Ярила с Удом посмотрели друг на друга, но ни тот, ни другой вспомнить не смог, что же сегодня празднуют.
        - Кто-то женится? - неуверенно предположил Услад, почему-то чувствуя холод в душе и слабость в коленях.
        Предположение он сделал правильное, так как во главе стола невеста сидела, прикрытая свадебным покрывалом, словно занавеской. Кто такая, Уд не разглядел, но почувствовал желание удалиться с пира как можно дальше. Рванулся он, но грозный окрик отца пригвоздил Услада к месту. Сварог сдвинул брови, и голос его прогремел очень властно:
        - По моему отцовскому пожеланию и по распоряжению дедовскому Рода великого один из вас на этой красной девице жениться должон.
        - Так пусть Ярила женится! - воскликнул Уд с облегчением, словно камень с души сбрасывая. - Он старший, а младшему раньше старшего жениться не по чину!
        - Не по чину девок позорить! - рявкнул Сварог, чем еще сильнее озадачил гулеванов.
        Они растерянно переглянулись, но ничего подобного за собой не вспомнили. Шалили они, конечно, преизрядно, но не в Ирие же?!
        А отец достал два прутика, обломал один и зажал их в кулаке.
        - А ну тяните жребий. Кому короткий прутик достанется, тому женихом да мужем красы ненаглядной быть!
        - А кто невеста-то? - спросил Услад, оттягивая неприятный момент.
        Но отец не ответил, а у братьев да сестер лица были такие довольные, так светились ехидными насмешками, что Уду совсем нехорошо стало.
        - Эх, была не была! - воскликнул Ярила. - Не помирать же с похмелья?!
        И он вытянул из отцовской руки один прутик. Прутик оказался длинным, не обломленным. Обломленный прутик Сварог Уду вручил да на место жениха указал.
        - Ну, Услад, познакомься с будущей женой!
        Тут невеста покрывало от лица откинула, и новоявленный жених, едва взглянув, бежать кинулся. И было отчего, потому что глянула на него из-под свадебного покрывала страшная морда Усоньши Виевны, вымазанная белилами. Но убежать не дали. Братья со смехом на Услада накинулись, с ног его сбили да рядом с невестой усадили. Много шалостей учинили родственникам Ярила и Услад, теперь те рады отыграться были.
        А Усоньша Виевна только скалилась кровожадно да ножичком поигрывала, недобро посматривая на мужа. Плохо стало Уду, его одолели страшные предчувствия, но отцу с матерью, а тем более строгому деду перечить не посмел. Вздохнул он тяжело, ендову, полную сурицы, со стола взял и приложился к краю. Сурица шибко хмельной была, головную боль как рукой сняло, повеселел Уд. Но только глянул на невестину улыбку, так весь алкогольный хмель из организма выветрился, трезв стал словно стеклышко.
        - Ты не переживай так, - шептал ему Ярила, пытаясь утешить, - выпей еще ковш сурицы, глядишь, невеста и понравится.
        Услад на Усоньшу Виевну взглянул, глазки ее поросячьи да рыло огромное по достоинству оценил и головой замотал.
        - Нет, брат, я столько не выпью, - сказал он горестно, - не влезет в меня столько сурицы, чтобы эта дурища не то что красивой, а хотя бы приемлемой показалась.
        - Ну ничего, братец, стерпится-слюбится, - сказал Ярила, чувствуя смутную вину. Сопереживал он младшему брату сильно, но вместе с тем чувствовал огромную радость, что его пронесло мимо такого подарочка.
        - А ты не щерься, - сказал вдруг Сварог, взглянув на Ярилу, - ты еще пожалеешь, что на этом месте сейчас не сидишь! Думаешь, можно озорство чинить безнаказанно?
        - Батя, то шутка была милая! - вскричал Ярила, вскакивая со скамьи.
        - От милых шуток девки дурниной не орут, - веско заметил Сварог. - Услад наказание понес, теперь твоя очередь. Так вы с Удом Усоньшу перепугали, что с перепугу того она до самого облака деда твоего долетела, а долетев, на колени его приземлилась. И выронил дедушка Род Книгу Голубиную.
        После этих слов тишина за столом наступила, да и не только за столом. И птицы смолкли, и звери, и насекомые жужжать перестали. Даже дерево мировое, дуб солнечный замер, листиком не шелохнет. Оно и понятно - ведь в той книге содержится инструкция, как мир сделать, да и развитие мира этого от начала до конца времен тоже очень подробно описано. А что самое страшное - информация о том, как конец света устроить, там тоже дана.
        - Попала та книга прямиком к латынской девке Маринке, чернокнижнице да охальнице. И начудить дел та злохитрая девка Маринка может преизрядно. Так вот тебе слово мое отцовское: пока Книгу ту Голубиную не найдешь, на глаза мне не попадайся! Хоть убей ту девку Маринку, хоть женись на ней - дело твое, а книгу верни!
        Понурил голову Ярила, из-за стола встал, поклонился всем в пояс да сгинул с глаз долой. А пир свадебный дальше продолжился, но веселье будто корова языком слизала. Братья да сестры хоть и сердиты на Ярилу были за недобрые проделки, но любили его. Каждый про себя решил, что присмотреть за озорником да гулеваном в столь сложном походе надобно и помочь, если помощь та потребуется. Ну за столом долго засиживаться не стали, поздравили молодых да по домам разошлись. Кощей Бессмертный наконец тоже домой отправился. Собрался Власий с семьей в гости к царю Вавиле, в Лукоморье лететь и Кощея по доброте душевной подвезти согласился. Крикнул он мощных орлов, уселся на одного сам, на другом орле Дубрава с сыночком устроилась, а на третьего Кощей взгромоздился.
        Глава 7


        СНЫ КОШМАРНЫЕ, НАУКЕ ПОСВЯЩЕННЫЕ

        А Ярила шел по миру поднебесному, в земли Латынские путь держал. Далеко та земля находилась, на другой стороне света. Там, где мир не вокруг мирового дерева держится, а на трех китах стоит. Ну а киты те взгромоздились еще на какую-то экзотическую живность. А может, все наоборот было - Ярила в такие тонкости не вдавался и вообще с географией не дружил. Он, если по правде сказать, географией так обижен был, что и в трех соснах заблудиться мог, а когда сурицы хмельной хлебнет, то и трех сосен не надобно - одной хватало. И по причине географической тупости найти земли Латынские ему сложновато было.
        Шел он и раздумывал над сложным вопросом - а в ту ли сторону направляется? Тут крик услышал и остановился, не веря своим ушам.
        - Ярила! Стой! - окликали его знакомым и родным голосом. - Стой, братец!
        Ярила оглянулся и увидел, что к нему со всех ног Услад несется и руками машет, а лицо у него такое пресчастливое, что хоть на небо вместо солнышка вешай.
        - Услад, ты?! - обрадовался Ярила, но тут же спросил: - А как же жена молодая?
        - Я же тебе говорил, что столько не выпью?
        - Ну говорил, - согласно кивнул Ярила.
        - Так эта дурища услыхала и ну посмеиваться, что глотка у меня слабенькая. Ну, думаю, насчет слабости-то я большой мастак - и взял ее на «слабо».
        - Это как?
        - А так! Сказал, что какая бы глотка ни была, а все одно крепче, чем у нее. Тебе, Усоньша, сказал, и вполовину столько не выпить.
        Ярила так расхохотался, что даже на ногах устоять не смог, на траву свалился.
        - Ох, - едва выговорил он сквозь смех, - Усоньша, конечно, обратное доказывать кинулась?!
        - Точно. - Услад рядом с братом присел. - Поспорили мы с ней. Она кружку сурицы - и я кружку сурицы, она ковш - и я ковш, она ведро - и я ведро. Потом Усоньша бочку в себя опрокинула, да и сама опрокинулась, потому как ноги ее уже не держали. И захрапела тут же, за столом. Ну так я оставил ее лицом в салате лежать - говорят, полезно это в целях косметических, а сам за тобой кинулся.
        - Постой, братец, - Ярила с удивлением на Уда взглянул, - сам-то ты трезв аки стеклышко, будто и не пил вовсе.
        - Так я ж как в морду лица Усоньши гляну - так от стрессу весь хмель выветривается. Ты, брат, можешь верить, можешь не верить, но я бы и бочку сурицы рядом с ней выпил, да все равно трезвым был бы.
        - Рад я, что ты со мной, брат! - воскликнул Ярила и достал из котомы кувшин с длинным горлышком. - Ну давай за радость нашу сурицы хлебнем.
        Откупорил Ярила кувшин, крышку отбросил в сторону да хлебнул из горлышка. А Услад крышку ту подобрал и понюхал. И сделались тут же глаза его глупыми да в кучку к переносице съехали, а рот в пьяной улыбке до ушей расплылся. Он хотел что-то сказать, но язык не слушался, узлом завязывался. Рухнул Уд в траву и погрузился в бессознательное состояние, под воздействием паров алкогольных посетил нирвану.
        Ярила сначала перепугался, чего это с братцем младшим приключилось, но потом сообразил, что Усоньши рядом нет, а потому вытрезвителем при Усладе работать некому. Повернул он брата удобнее да пожалел, что салата нет под рукой, на жесткой траве тому лежать приходится.
        Сам Ярила рядом прилег, глаза на солнце сощурил да и задремал. И приснился ему странный сон. Видит он себя старцем глубоким - спина согнутая, руки трясью бьет, ноги шаркают. Идет он по свету, земли Латынские ищет, да не найдет никак. И так бродит, бродит, стареет помаленьку, а земли Латынские как были далеко, да так и остались. И тут встречается ему странная баба, вся в клетку разукрашенная. И говорит ему баба та, что грешно географией брезговать, потому как наука это нужная, без нее никуда. И вопросы задает странные, говорит, что ежели Ярила ответы найдет, то выведет его в Латынские земли. Первый вопрос такой задает:
        - Сорок градусов широты, восемьдесят градусов долготы - что сие будет?
        Ну Ярила ей отвечает:
        - Ха, восемьдесят градусов?! Так то сурица крепчайшая будет! Столько градусов только в неразбавленной бывает, какую пить с опасением большим полагается. Потом и широта, и долгота, и высота в придачу местами путаются. В ширину не вписываешься после таких градусов, долгота отодвигается либо приближается, а высота и вовсе недоступной становится. Голову и остальную фигуру после таких градусов на высоту собственного роста не поднимешь, разве что на карачки встать получится!
        - Неправильный ответ ты дал, - говорит Яриле баба и хмурится, - те градусы координатой зовутся. Следующий вопрос таков: ответь мне, что есть ландшафт?
        - Ландшафт? Вроде фамилия ненашенская… - Ярила было озадачился, но потом догадался: - Так то германец! Батюшкиного брата двоюродного так зовут! Точно, Ландшафт его фамилия!
        - И снова ответ неправильный, - говорит клетчатая баба да хмурится. - Ландшафтом земля зовется, со всеми горами, холмами да реками, обозначенными на ней. Третий вопрос совсем простой, ответить труда не составит. Скажи-ка мне, что такое Ямал?
        - И точно, вопрос проще простого! - обрадовался Ярила. - То домовой, хозяин невидимый. Только он про себя так сказать может: «Я мал!»
        - И снова не ответил ты! Ямал - то полуостров, а не живность домашняя.
        - Вот тут уже ты неправа, - возразил ей Ярила, - домовой - то не живность вовсе, а существо полноправное, потому как разумом обладает!
        - Ну он, может, и обладает разумом, а вот ты, видно, нет! - рассердилась баба, да так сильно, что клетка на ней полоской стала. - И бродить тебе по свету неприкаянно, потому как с географией ты дружбы не водишь и вовсе не уважаешь ее!
        И пропала с глаз его. А Ярила дальше пошел. Идет себе, идет, никого не трогает. Тут навстречу ему страшные чудовища выскакивать начали. Визжат, орут, по ширине да высоте меняются, то толще становятся, то тоньше. Не то обойти их проще, не то перепрыгнуть. И кричат они:
        - Координаты мы!
        - Параллели мы!
        - Меридианы мы!
        Тут земля под Ярилой будто вздулась да буграми пошла. Он старается удержаться, но все одно падает. А из земли мужик вылезает и вежливо так говорит:
        - Позвольте поздоровкаться! Ландшафт моя фамилия!
        Ярила совсем очумел, головой затряс и вспомнил вдруг, зачем он по свету столько лет шляется.
        - Может, вы знаете, где земли Латынские находятся?
        - Конечно, знаю, - отвечает мужик Ландшафт, - иди за мной.
        Ярила с большим трудом старую спину разогнул, на слабые ноги встал и за мужиком направился. Но тот вдруг резко начал в размерах уменьшаться, пока совсем не исчез. Голос его только и слышится:
        - Я мал, я мал, я мал…
        Тут Ярила совсем в пространстве ориентироваться перестал, откуда голос тот раздается - не поймет. Опечалился он, но загрохотало вокруг, загремело, и появилась перед ним баба та, что на географии была помешанная. Хохочет она дико да вокруг Ярилы кружится.
        - И не баба я географичная вовсе, а латынская девка Маринка, чернокнижница да охальница! - И Книгу Голубиную Яриле показывает.
        Кинулся он за книгой да в пропасть провалился. Летит, руками-ногами машет да кричит. А книга сверху на него падает, а вместо листов у нее появляется зубастая пасть. И впивается пастью в плечо Ярилино. Тут Ярила страшно закричал и давай от книги той отбиваться.
        А Книга Голубиная вдруг голосом Усладовым заговорила:
        - Проснись, братец, проснись!
        И понимает Ярила, что спит он да ужасы те во сне видит, а выбраться из сонного состояния не может. И что Услад его трясет, пытаясь привести в чувство, тоже понимает, но затягивает сон проклятый, не отпускает.
        Услад уже совсем перепугался, отчаялся брата разбудить, руки опустил, что делать - не знает. Тут от солнца кусок оторвался да как Ярилу по голове стукнет. Ярила во сне своего старшего брата - солнцеподобного Хорста увидел. Стоит тот, важный весь, как обычно с ним это бывает, но глаза добрые, забота в них светится. И протягивает он во сне Яриле бумажный свиток.
        - Карта это, - говорит Хорст, - путь на ней до земель Латынских отмечен. Можешь не благодарить. - И он встал так, будто приготовился благодарность в огромном количестве получить.
        - Как знаешь, братец, - не стал расстраивать его Ярила. - Не хочешь благодарности, так я и не буду, и даже спасибо не скажу!
        Хорст обиженно фыркнул и удалился из Ярилиного сна. Тут-то Ярила и проснулся. Видит - лежит он на травке, в руке свиток бумажный зажат, а рядом Уд сидит, за расквашенный нос держится.
        - Ох и привидится же! - воскликнул Ярила и на ноги вскочил. - Пошли, Уд, к реке, надобно смыть сон тот проклятый проточной водой, не то исполнится в точности.
        И братья к реке направились. Река была сильная, полноводная. Берега высокие, поросшие кустарником, а вода меж ними синяя-синяя. Нашли братья тропку, спустились вниз. Около воды - ласковой да теплой - тонкая полоска песчаного пляжа. Уселись на песочек, Ярила карту развернул - а там еще лист один свернутый вложен и надпись: «Усладу на долгую память».
        - Будешь разворачивать? - поинтересовался Ярила.
        - А то нет? - Услад развернул свиток и отшатнулся. С бумажного листа смотрела на него жена - Усоньша Виевна.
        - На долгую память, - проворчал Услад. - Будто такое страшилище когда-нибудь можно забыть?!
        - Что ни говори, а ты теперь с ней на всю жизнь связанный, - напомнил брату Ярила и принялся рассматривать карту.
        А когда рассмотрел как следует, присвистнул - земли Латынские на другом краю света находились, рядом с горами, которые Крокодильерами зовутся. Совсем настроение у Ярилы испортилось. Встал он с песка, к воде подошел и зачерпнул полные ладони воды. И тут слышит чей-то голос:
        - Отпусти меня, Ярилушка, я тебе еще пригожусь!
        Ярила по сторонам посмотрел - никого. - Отпусти! - снова попросил голос. - Вот будешь яйцо Кощеево искать, то я тебе его со дна морского и достану.
        - А мне яйцо Кощеево без надобности, своих хватает! - воскликнул Ярила и снова по сторонам заоглядывался.
        - Чудно как-то, - проговорил Уд. - Но ты, братец, насчет яйца-то подумай - запас карман не тянет!
        - Дурной ты, Услад!
        - Не дурной, а на язык острый, - рассмеялся Услад.
        - Зато на мозги тупой, - ответил ему Ярила, и тут завязалась бы словесная перепалка, но невидимый голос снова о себе знать дал.
        - Как только скажешь: «По щучьему веленью, по моему хотенью», - так сразу… сразу… - Собеседник запнулся, будто забыл, что сказать хотел.
        Но Услад не растерялся и свой вариант предложил:
        - Так сразу яйцо у Кощея и отвалится!
        - Склероз проклятый, - пробормотал голос, - не то что-то сказала.
        - Точно, - согласился Ярила, - может, потому к нам и привязалась, что с памятью туго?
        - Да нет, тут все правильно, - ответила невидимка, как из ее речи понятно стало - она была женского пола. - Отпусти меня, добрый молодец, а за это сослужу я тебе службу хорошую, подарю корыто треснутое!
        - Ну во-первых, на кой мне корыто, тем более треснутое? Сама кто ты такая будешь? - спросил Ярила. - Во-вторых, где ты? И в-третьих, почему это я тебя освободить должен?
        После третьего вопроса началась натуральная истерика. Завизжала невидимка дурным голосом:
        - Пейте, пейте мою кровь, сатрапы!
        Ярила с Удом в недоумении переглянулись.
        - Чудо какое-то чокнутое, - предположил Ярила и вспомнил, что напиться собирался, да невидимый собеседник отвлек. Поднес он горсть воды к лицу, смотрит - а в ладонях у него рыбешка маленькая мечется. Блестящая, как стеклышко.
        - Ты, что ли, разговоры разговариваешь? - догадался Ярила.
        - Я, - ответила рыбешка. - Рыбка я золотая.
        - А зачем корыто навязать пытаешься? - полюбопытствовал Услад. - Тем более старое?
        - А где я вам новое возьму?! - возмутилась рыбка, да так сильно, будто это они хотели ей всучить старое корыто. - Новое-то давным-давно старче какой-то унес. Настырный старик был. Уж чего я только не делала - и шторм устраивала, и бурю, и сети его тиной морской забивала, а все одно ходил - как на работу! И кажон день одно желание загадывал. Так я пока сообразила, что он не свои желания выпрашивает, а старухины, много времени прошло. А уж пока придумала, как их с супружницей разругать, еще больше подарков отдала. Так что у меня сейчас в том комплекте помимо старого корыта еще изба разваленная есть, также имеется нищенский титул, который на дворянское звание пришлось заменить, и прочего хлама да рухляди немерено. Выпустите, что ли? Я в долгу не останусь! - взмолилась рыбка. - А хотите, я вам печь самоходную сделаю?! Только скажите: «По щучьему веленью, по моему хотенью!» - и печка поедет!
        - Да тут не печка поедет! - воскликнул Уд. - Тут крыша поедет, особенно ежели склероз твой учесть!
        - Что-то ты, рыбка золотая, попутала, - дивясь такому повороту дел, проговорил Ярила. - На щуку не тянешь ни мастью, ни размерами!
        - Склероз проклятый, - проворчала рыбка. - Точно, это же сестрицы моей - щуки волшебной - заклинание. Что же я должна сказать-то?
        - Слушай, а желание мое сможешь выполнить? - спросил Ярила.
        - Точно!!! - завопила рыбка и обрадованно заметалась в Ярилиных ладонях. - Точно, добрый молодец, выпусти, а я желание исполню, сослужу тебе службу верную!
        Ярила рыбку выпустил в воду, думал - уплывет, только ее и видели, но нет. Вспучилась из реки волна, а на гребне ее рыбешка поблескивает - малек мальком.
        - Ну чего желаешь?
        - Сделай так, чтобы земли Латынские рядом со мной оказались! - приказал Ярила.
        - Карта есть? - поинтересовалась рыбка.
        - А как же! - обрадовался Ярила и расстелил на песке карту, которую старший братец, солнцеподобный Хорст, подарил.
        Рыбка только взглянула и сразу на попятную пошла.
        - Ты в своем уме, парень?! - возмутилась она. - Ты хоть представляешь, сколько стран да государств местами поменять придется?! Это же труд гигантский, непосильный! Нет, давай другое желание.
        А другого желания у Ярилы и не было. Но тут Услад вперед выскочил, отодвигая брата за спину.
        - А жену мою красавицей сделать можешь?! - с великой надеждой в голосе спросил он.
        - Да запросто! - обрадовалась рыбка, предполагая легкую просьбу. - Давай портрет!
        Развернул Уд перед рыбкой портрет. Посмотрела она на морду Усоньши Виевны и замолчала надолго. Потом повернулась к Яриле и говорит:
        - Давай карту, это попроще будет сделать.
        Ярила взглянул на брата с подначкой, ухмыльнулся и карту разложил. Рыбка внимательно изучила ее и говорит:
        - Вот тебе земли Латынские! - И была такова.
        А на карте горка земли появилась - хорошей земли, плодородного чернозема.
        - Что это?! - ошарашенно вскричал Ярила.
        - Земля латынская, - донеслось из глубины, - как и заказывали. Не верите - возьмите с собой. Когда в землях Латынских будете - анализ сравнительный организуйте. Так что тут без обмана все!
        Ярила сплюнул в сердцах да принялся землю ту с карты стряхивать, а Услад на песок повалился и ну хохотать. Да так заразительно он смеялся, так со смеху по песку катался, что Ярила тоже не выдержал - засмеялся. Сразу все беды после этого смеха мелкими показались, а задачи сделались выполнимыми.
        Насмеялись они досыта да и успокоились. Лежат на песочке и облака разглядывают. Вдруг тень огромная солнце закрыла, и не туча это была - это Змей Горыныч летел, в Лукоморье возвращался. Всю дорогу он яйцо со змеенышем берег как зеницу ока. Когда передние лапы уставали, он задними лапами яйцо перехватывал, но полета не прекращал. Вот и сейчас зажал он яйцо в задних лапах, а передними птицу пролетающую схватил и ею завтракал.
        - Ярила, смотри, - сказал Услад, - ты тоже это видишь или у меня беленькая горячка началась?
        - Тоже вижу, - ответил Ярила.
        - И что бы это значило?
        - Одно из двух: либо пить пора бросать, либо он тоже рыбку золотую поймал, а она, дура склеротичная, желание неправильно выполнила, - сказал Ярила, провожая змея сочувственным взглядом.
        - Да, день сегодня неблагоприятный, видимо, - произнес Услад.
        Задумались Сварожичи. Один о том думал, как Голубиную Книгу вернуть, а другой о женитьбе скоропостижной размышлял. Но, сколько бы головы они ни ломали, ни тот, ни другой ничего доброго не надумали.
        Глава 8


        ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!!!

        В Лукоморье уже о нападении Усоньши Виевны и думать забыли. Жизнь вошла в обыденную колею, спокойствие установилось да равновесие. Царь Вавила в лесу находился, жене природные красоты показывал. Кызыма ничего себе бабенка оказалась, по характеру приветливая да сговорчивая. Бормочет себе чего-то, гыркает по-своему, ногами топает и сабелькой машет. Вавила с ней во всем соглашается.
        - И то правильно говоришь, Кызымка, пчелиный мед ото всех хворей лечит, - объяснял он, показывая супруге лесную пасеку. - А за пчелками уход нужен. Пчелки - они заботу любят.
        - Дырбаган казан дуралы, кус-кус мал-мала! - свирепо кричала Кызыма, отмахиваясь от пчел.
        - И тут ты права, Кызымушка, - снова соглашался с супругой Вавила. - Пчелиный яд тоже пользу лекарственную имеет. От ревматизьмы, например, лучшего средства нет.
        Кызыма следом за ним меж ульев шла, поотстала чуть-чуть. Вавила оглянулся - и обомлел. Пчелки почему-то Кызымку невзлюбили, налетели на нее и с удовольствием кусают. Ну глаза у супружницы и без того узкие, с рождения так были задуманы, а после знакомства с пчелками и вовсе с Кызымкиного лица потерялись. Машет она руками, от насекомых отбивается, но не визжит, не вопит, как другая баба бы сделала, лишь по-своему бормочет:
        - Шайтан пчела, секир башка насовсем!
        Тут Вавила супругу за ее характер, стойкий к неприятностям, зауважал, но в то же время и смутился. Схватил он Кызыму за руку и к лесному пруду поволок. Там толкнул ее в воду, чтобы пчелы отстали, а сам на бережок сел и смотрит, как жена плещется да процедурами водными наслаждается - то всплывет, то снова на глубину уйдет и пузыри пускает - видимо, от удовольствия.
        Вдруг слышит Вавила - говорит кто-то за ивами. Ну любопытство его одолело, и он раздвинул ветви да такую узрел картину - сидит на коряге Водяной, не один, а с кикиморой болотной. Ну кикимора глупо улыбается да поганки поедает. Кокетничает, видимо. Огромные глазищи ко лбу заводит, личико морщит и охает:
        - Какой же ты умный да грамотный!
        - Это еще что, - говорит ей Водяной, прямо булькая от гордости, - вот я тебе сейчас расскажу, какие диковины в Аглицких водах имеются. Я там проездом был, когда воды Норвежские холодные посетить вздумал. Да не один я там путешествия путешествовал, со мной рядом туристка японская круиз совершала, русалка ихняя. Так скажу тебе, ничего бабенка, только мелковата больно да лопочет забавно. Всю дорогу только и говорила: «Тояма, токанава». Как будто я сам не вижу - дороги там были плохие. Все дно морское будто перепахано, и вправду - то яма, то канава попадаются.
        Вавила улыбнулся понимающе да дальше слушать не стал, задвинул ветви. Может, с кикиморой у Водяного заладится? А то годов уж много, а все бобылем живет.
        А Кызыма тем временем кое-как на берег выбралась, наглоталась воды, бедненькая. Тут до царя-батюшки дошло, что супруга его в степи выросла, плавать не умеет, и зауважал он Кызыму за отчаянность еще больше.
        Кызымка, сказать о том надобно, потихоньку слова лукоморские запоминала. Не много, так, чтоб самое для нее важное выразить. Подошла она к мужу, саблю кривую из ножен достала и давай ею размахивать. Ну Вавила понял, что готовится супружеская ссора, а Кызымка и говорит, коверкая слова:
        - Пчела шайтан терпеть мал-мала ладно, топить - тоже терпеть мал-мала ладно! Гарем джок заводить, гарем секир башка сразу!
        - Ну какой гарем, Кызымушка! - Вавила правильно понял ее речь - а пойди не пойми, когда саблей острой у лица машут? - Ты у меня единственная!
        - Якши султан! Дырбаган казан ишак! - обрадованно вскричала Кызыма и на шею супругу кинулась.
        Вавила жену обнял да по спинке тощенькой погладил. Старшая дочь его - Василиса Премудрая, давно уже с Кызымой общий язык нашла, прознала, что в девках сестра Урюка Тельпека засиделась по одной причине - не хотела быть второй, а то и третьей женой у мужа. А когда Вавила спросил, то Василиса разъяснила ему, что на Востоке практикуется многоженство. Тут царь в положение хызрырских женщин вошел, большое сочувствие к ним испытал и супругу свою лучше понимать стал. Установилась меж ними духовная близость, и то, что на разных языках говорят, - не помеха было.
        Прижилась Кызыма в Лукоморье. Ну как царице законной ей и так почет да уважение положены были, но и сама Кызымка постаралась контакты наладить. Потап тоже уважал ее за то, что коней Кызыма знает и понимает. А уж когда она хызрырских диких кобылиц подоила, чтобы Елена Прекрасная в молоке том помыться смогла, и вовсе в Кызыме души не чаял. Да и другие дочки с мужьями Кызымку привечали, не обижали. Народ на царицу надивиться не мог - утро раннее, а она уже на ногах, за конюшнями догляд осуществляет. Правда, ложки Кызыма стойко игнорировала, руками все со стола хватала, но то не беда, главное - человек она хороший, душевный.
        - Царь-батюшка! - закричал кто-то мальчишеским голосом, нарушив гармонию супружескую. - Царь-батюшка! Власий-царевич в гости прибыл!
        Тут Вавила на ноги вскочил, поспешил в Городище, с сыном встретиться. Верная Кызыма следом засеменила, на кривых ногах едва поспевая за мужем.
        Ну в Городише, естественно, праздник начался. Пир приготовили да за стол пировать уселись. Царь Вавила внука с колен не спускает, нарадоваться на него не может. Власий рядом с Дубравой сидит, за руку ее держит. Рядом с ним Марья Искусница и Садко, за ними - Елена Прекрасная с Потапом. По другую сторону стола бояре знатные расположились, меды пьют да о политике мировой рассуждают.
        Власий рассказывал последние новости, что в Ирие имели место быть. И о том, с чего Усоньша Виевна с Лукоморьем конфликтовать вздумала, и о Голубиной Книге, какая попала к латынской девке Маринке, чернокнижнице да охальнице, и о многом другом рассказал. А когда речь о Кощее завел, тут-то Вавила и всполошился:
        - Неужто к войне придется готовиться?!
        - Какая война, батюшка? - удивился царевич Власий. - Кощей Бессмертный мужик мирный да тихий, мухи не обидит.
        - Ну ты успокоил сердце мое родительское, - выдохнул Вавила, - а то я взволновался было - ведь Василисушка сейчас как раз во дворце хрустальном отирается, библиотеку изучает.
        - Все с ней в порядке будет, за Кощея я поручиться могу, - ответствовал Власий. - Доставил его во дворец, так он прослезился даже, дом родной узревши. Сентиментален Кощей шибко да душой нежен. Не будет от него вреда, как бы самого не обидели!
        Власий словно в воду смотрел, с большой точностью предсказав следующие события.
        Прилетел Кощей во дворец, по сторонам огляделся - и всплакнул, очень тяжело переживая разлуку с домом. Родное все вокруг, приятное, сердцу милое. Перво-наперво кинулся Кощей к сундукам одежду искать, да не нашел с первого раза - кто-то в его вещах шарил и все с места переложил. Но Кощей на этом мелком факте внимание заострять не стал, нашел черные портки да рубаху, которые носил раньше. Посмотрел на них и почувствовал, что не хочется в такой радостный день в черное рядиться. Отшвырнул в сердцах да дальше полез в сундуках копаться. Когда же вкусу своему удовлетворил и оделся наконец, то старые знакомцы едва ли узнали в нем того Кощея, с которым когда-то были знакомы. Прямо-таки щеголь Кощей наш стал. Рубаха праздничная, из красного атласа, вышитая петухами. Душегрея золотой парчой переливается, меховой опушкой, пришитой вокруг ворота да по полам, блестит. А что мех на той душегрее моль изрядно почикала, то настроения Кощею совсем не испортило. Порты натянул синие, белой полосой прочерченные, а ноги в сапоги блестящие засунул, да не простые, а из зеленого хрома сделанные.
        Посмотрел на себя Кощей, полюбовался собой и остался доволен новым имиджем. Залюбовался он, а потому и не заметил, как маленький хозяин из-за сундука вынырнул и, схватившись за голову, перебежками кинулся к ходу подземному.
        - Так, - говорил Кощей, за неимением собеседников разговаривая сам с собой, - тут половички настелим, тут ковры пушистые. На подоконники цветов в горшках наставить надобно, да не абы каких, а из самого Ирию привезти, уж как-нибудь на рассаду выпрошу. Порядок, смотрю, в доме знатный. - Он огляделся еще раз, достал из кармана платок и провел им по хрустальной стенке - платочек как был свеж, так свежим и остался. - Надо будет домового уважить, молочка налить да хлебушка поставить в мисочке. А где ж домовой мой? - Посмотрел по сторонам Кощей, не увидел никого. Тогда он громко позвал: - Дворцовый! Дворцовый, выдь, поговорить надобно!
        Но Дворцового уж и след простыл - несся он в Городище, нежданно свалившейся бедой поделиться. Как ни ломал голову маленький хозяин огромного хрустального замка, а что делать - не надумал.
        - Вот прилетит сыночка, да не один, а с невестой малолетней, - а жить-то и негде! - причитал Дворцовый. - Занят дворец-то хозяином предыдущим, невесть как к жизни вернувшимся!
        А Кощей на кухню вошел и обомлел. Его кресло любимое так переделано, разве что великан на нем усидит.
        - Кто сидел на моем стуле? - неуверенно спросил Кощей, соразмеряя свое седалище с тем, каким же задом на такое огромное креслице присесть надо.
        Никто не ответил хозяину. Тогда Кощей на стол посмотрел - стоят на столе три тарелки, больше похожие на богатырские щиты, а ложки да ножи возле тарелищ этих - что весла для лодки.
        - Кто ел за моим столом? - снова спросил Кощей, и в голосе его не только уверенности поубавилось, но сам голос на блеяние стал похож.
        И снова ответа Кощей не получил. Прошел тогда Кощей в библиотеку. Там, на полке, копошился кто-то в книгах, видимо желая уму-разуму научиться.
        - Кто в моих книгах шарится? - пробормотал он, лихорадочно соображая, не лучше ли потихоньку удалиться и не будить лихо на свою голову?
        Так бы он и сделал, да не успел. Выскочил ему навстречу из-за книжного шкафа богатырь - босой, расхристанный, рубаха не подпоясана, кудри в разные стороны взлохмачены. Глаза вылупил, рукава закатал да как заорет:
        - Кто такой без спросу в библиотеку вламывается?! Жене моей Василисушке науки премудрые изучать мешает?!
        - Прошу прощения великого, - пробормотал Кощей, желая остудить воинский пыл незваного гостя. - Хозяин я тутошний, Кощей Бессмертный!
        Думал Кощей этими словами успокоить богатыря, но зря он это сказал, потому что результат получился совершенно противоположный.
        - А я - Иван-дурак! - гаркнул богатырь и ринулся на Кощея с кулаками. - Защищайся, чудище поганое!
        Пришлось Кощею вспомнить молодость и отражать удары, которые тут же посыпались на него. Сцепились противники в бою не на жизнь, а на смерть. Иван наскакивал, а Кощей отбивался да уворачивался, все порываясь за книжные шкафы спрятаться. Но Иванушка-дурачок разгадывал хитрые маневры и путей для бегства злодею не оставлял.
        - Немедленно прекрати хулиганить! - раздался сверху, с книжного стеллажа сердитый голос Василисы Премудрой. - Ваня, я ж тебе говорила, что драться с Кощеем бесполезно, у него смерть в яйце…
        Не дослушал Иван-дурак, вокруг себя прокрутился и в самый пах Кощею пяткой заехал.
        - Ой-е-ей, Ваня, сказки читать надо!… - тоненько проскулил Кощей, складываясь пополам от боли, словно ножик перочинный.
        - Вот и я говорю. Учиться надо, уму-разуму набираться, - проворчала Василиса Премудрая, спускаясь по лесенке с книжных полок.
        Иванушка супругу за пышную талию подхватил, быстренько с лесенки снял.
        - Сила есть, ума не надо! Гы-гы, - рассмеялся он, показывая огромный, словно кузнечный молот, кулак согнутому в бараний рог Кощею.
        - И что ты на старичка налетел? - сердито подбоченясь, спросила Премудрая. - Ну Кощей он - и что с того? Он же не нападал, а, напротив, поздоровался с тобой очень вежливо и представился, согласно политесу придворного, а ты сразу драться.
        А Кощей уж в себя пришел, разогнулся кое-как и, всхлипывая, пожаловался нежданной заступнице:
        - Домой с радостию великой заявился, лица человеческого много годов не видел, голосу не слышал, пообщаться хотел, а он вон что учинил!
        - Да простите его, дурака, - извинилась Премудрая. - А вы с чем пожаловали? Опять войны да козни чинить начнете?
        - На кой мне это? - Кощея от такого предположения даже передернуло. - Я, когда меня змееныш малолетний сжег, понял вдруг, что жизнь-то не бесконечная. Ну бессмертный я, а толку-то? От увечья никто не застрахованный будет. Вон, в кухне кресло огромное поставили - а ежели тот, кто в нем сидит, на меня плюхнется? Так от меня ж место мокрое останется!
        - Так в кресле том Змей Горыныч обедать присаживается, - объяснила Василиса, приводя Кощея в состояние великого смущения.
        - Эх, - сказал он с сожалением в голосе, - я-то хотел жить спокойно, цветочки на окнах выращивать, книжки читать, да, видно, придется уступить дом свой чудищу поганому.
        - Ну это ты зря, Кощей, - вступил в беседу Иван-дурак, - Змей хоть и другой породы, но мужик хороший, интересный в беседе и правильный по жизненному пониманию. А сейчас в путешествии он.
        - Я вот только не пойму, - задумчиво произнесла Василиса Премудрая, - как ты ожил?
        - Да язва Усоньша Виевна пепел, что от меня остался, в воду высыпала да на царство Лукоморское войной пойти подбить пыталась. Так я ей от ворот поворот с такими прожектами дал и домой поспешил.
        - Усоньша Виевна! - вскричали в один голос Василиса и Иван-дурак.
        Они кинулись к дверям, что к подземному ходу доступ открывали, и короткой дорогой домой побежали - предупредить о новой беде.
        - Стойте! - закричал вслед Кощей. - События те уже прошли, а Усоньша сейчас баба замужняя и угрозы никакой не таит!
        Но Василиса с Иваном его уже не слышали. Кощей Бессмертный вздохнул и решил, что сейчас Власий в Городище гостит, уж он-то наверняка объяснит сестре с зятем, что к чему.
        - И даже «до свидания» не сказали, - посокрушался он после их ухода.
        Потом присел на перекладину книжной лесенки и задумался, как жить ему дальше: и сам изменился, и обстоятельства жизненные странно складываются. Да только ему не дали как следует подумать о смысле жизни - послышался сильный шум, хлопанье крыльев и стук балконной двери. Испугался Кощей, но сам себя подбодрил и на цыпочках к выходу из библиотеки подкрался.
        То, что он увидел, повергло его в шок.
        А увидел он Змея Горыныча о трех головах, того, что являлся причиной столь долгого отсутствия Кощея в родном доме. И все бы ничего, да держал Змей в передних лапах огромное яйцо, как две капли похожее на то, что когда-то сам Кощей в хрустальный дворец приволок.
        Змей яйцо аккуратненько на пол поставил, тут по нему солнечные лучи стукнули и разбили скорлупу. Вылезли в отверстие головенки змееныша да из всех трех глоток огнем полыхнули. Кощей подумал, что спрятаться надобно, но с места сдвинуться не смог - руки и ноги с волнения отказали напрочь. Только и оставалось бедолаге порадоваться, что на линии огня не оказался.
        А взрослый Горыныч на кухню кинулся и быстро назад выбежал, неся в лапах тарелищу, наполненную до краев молоком. Поставил он еду перед змеенышем, остатки скорлупы с маленького тельца сковырнул и ну несмышленыша носами в молоко окунать. Тут уж Кощей не стерпел, оцепенение скинул да как закричит:
        - Ты что ж, супостат, делаешь?! Ты что ж его, утопить решил аки котенка?
        - Да нет, накормить пытаюсь, - смутился Горыныч, лапищи от змееныша убирая.
        Кощей смело направился к новорожденному - ему ведь только первая струя пламени угрожала, а для всех последующих он был неуязвим и знал об этом факте. Погладил Кощей Бессмертный малыша по головкам и сказал:
        - Маленький ты мой, сиротинушка, кушай, лакай молочко. - И слезу смахнул. Таким ему змееныш беззащитным показался, таким доверчивым.
        - Папочка, - пропищал маленький Горыныч, и Кощей почувствовал, как сердце сжалось от чего-то, чему он не мог дать определения.
        Тут большой змей протянул лапищу, схватил змееныша за лапки - чем Кощея едва до сердечного приступа не довел - и под хвост новорожденному заглянул.
        - Мальчишка? - почти утвердительно произнес Умник.
        - Мальчишка, - обреченно вздохнул Старшой.
        - Ничего, брат, - хохотнул Озорник, - по крайней мере одна твоя мечта сбылась - маленькие лапки по дому точно топать будут!
        Опустил Змей осторожно малыша на пол, так тот к тарелке с молоком неуклюже подковылял и мордочки в нее быстренько сунул.
        - Мужик, присмотри за мальцом, я с побратимом встретиться полетел! - попросил Старшой. Когда Горыныч над Городищем пролетал, то узрел он царевича Власия, и теперь испытывал естественное желание увидеть друга. - И смотри, головой за его здоровье отвечаешь!
        - Лети уже, - проворчал Кощей, подтирая тряпкой расплескавшееся молоко, - воспитательный процесс начать мешаешь!
        Он даже внимания не обратил на то, что Горыныча уж и след простыл, но вот открытое окно в сознании Кощеевом зафиксировалось. Бросил он тряпку и кинулся закрывать, чтобы детеныш змеиный сослепу не выпал.
        Горыныч быстро до царского терема добрался. Народ-то его знал уже, и потому перепугу никакого не случилось. Напротив, была радостная встреча. Обнялись Власий со Змеем и ну прошлое вспоминать. Горынычу тут же место за столом приготовили да тарелок с кушаньями понаставили. Ну Змей-то после путешествия оголодавший, не стал привередничать, отдал должное угощению. Его большие лапы только успевали кушанья со стола сгребать и в пасти закидывать. Но беседу Змей поддерживал, сам о чудесах заморской долины рассказывал да местные новости слушал. А когда речь о змееныше зашла, примолкли все, дивясь, сколько бед пришлось пережить Горынычам - что старшему, что младшему.
        Тут воевода Потап предложение вынес:
        - Думаю я наблюдение за границами воздушное организовать, давно есть у меня мысль сформировать эскадрон летучий. Марья Искусница телегу самолетную китайскую для целей этих предоставить обещалась. Тебе, Змей, шибко заняться нечем, так, может, в эскадроне том командиром назначение примешь?
        Змей и ответить не успел, потому что царь Вавила сразу же пресек разговор о делах:
        - Погодь, Потап, то мы на думе боярской обсудим. Что ж ты гостя сразу делами загружать принялся, поесть не даешь?
        - Да я с радостью, - ответил Горыныч. - Мы с братьями только за!
        Тут крик раздался:
        - Сыночка!!!
        То Дворцовый, увидев Горыныча, к нему кинулся и ну целовать да обнимать.
        - Я ужо ждал-ждал, ночей не спал, за тебя переживаючи, - лепетал Дворцовый, а Домовик, глядя на телячьи нежности, только сплевывал в сердцах. - А тут беда свалилась - Кощей во дворец вернулся…
        - Да видели мы его, - прорычал Старшой, - он там за змеенышем новорожденным присматривать остался.
        Тут Дворцовый отстранился и умолк, новость переваривая. Глаза его вылезли из орбит, челюсть отвисла, а бороденка мелконько задрожала.
        - Ты что ж, Кощея оставил присматривать за дитем? - наконец обрел дар речи Дворцовый. - За маленьким дитем?! Этого ирода бессердечного - малое дитя нянчить?!
        - Ну, - кивнул Змей тремя головами.
        - Да он же в педагогике совсем бессмысленный, он же в воспитании как свинья в апельсинах разбирается! - вскричал Дворцовый и кинулся домой, чтобы и Кощея от ошибок воспитательных уберечь и змееныша от проблем, вызванных этими ошибками, оградить.
        - Все возвращается на круги своя, - глубокомысленно изрек Домовик, глядя родственнику вслед, - ибо жизнь продолжается…
        ЭПИЛОГ

        Проснулась Усоньша Виевна, морду от салата приподняла - и не поймет ничего. Кто она? Где она? Глазами мутными вокруг водит - ничего не разумеет. Тепло, светло, птички поют, пчелки жужжат. Рай, да и только! Тут потихоньку память к ней возвращаться начала. Усоньша восстановила последовательность событий и наконец-то свою свадьбу вспомнила. И то, как соревновалась с мужем в том, кто сурицы больше выпьет, тоже вспомнила. А дальше - темнота сплошная.
        Пошла она по Ирию супруга своего разыскивать. Зачем он понадобился, объяснить Усоньша Виевна вряд ли смогла бы. Любви она к Усладу не испытывала, да и вовсе не знала, что такое любовь. Ненависть вроде поутихла. Но вот обида осталась. И поняла вдруг новобрачная, что обижается не на то, что в белила ее окунали с завидной регулярностью, а на то, что, женившись, бросил ее Услад одну. Первую брачную ночь проигнорировать - разве это не причина для ненависти?!
        Как уж Усоньша до этого додумалась своими куриными мозгами - то даже Роду неизвестно. Но поняла она, что оскорбление Уд нанес ей страшное, и снова злоба ее сердце обуяла. А когда узнала, что сбежал супруг - за братом своим Ярилой в земли Латынские увязался, так и вовсе осатанела. И было отчего осатанеть!
        Дело в том, что с латынской девкой Маринкой она встречалась не однажды, и не где-нибудь, а на Лысой горе - во время шабашей. Маринка та, чернокнижница и охальница, была очень наглой и лютой. А уж к мужикам так неравнодушна была, что анекдоты о ней складывали. И ведь какая стерва Маринка эта - приберет мужика к рукам, а потом жертву из него делает. Богу своему поганому на алтарь принесет да и прирежет там полюбовника.
        Усоньша Виевна, привычки латынской девки хорошо зная, поняла вдруг, что может совсем лишиться мужа.
        - Да что ж он от руки чужой бабы смерть принимать будет, ежели собственная жена для этого имеется?! - вскричала она и кинулась вдогонку за Усладом.
        Разное меж ними было, но латынскую девку Маринку, чернокнижницу и охальницу, Ярила и Услад победили - с Усоньшиной помощью, кстати.
        А иначе и быть не могло, ведь о том в Голубиной Книге написано.
        Или - на роду.


        Барнаул, 2007
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к