Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гаркушев Евгений: " Ментальная Липосакция " - читать онлайн

Сохранить .
Ментальная липосакция Евгений Николаевич Гаркушев

        Рассказы

        Евгений Гаркушев
        Ментальная липосакция


        От рекламных вывесок рябило в глазах. «Модная линия», «Диетическое питание»,
«Китайская кухня»... И распродажи, распродажи, распродажи. Весна! Всем хочется выглядеть ярче и красивее. Вот только что делать, если за зиму набралось лишних пять килограммов, юбка обтягивает бедра не просто вызывающе, но уже с угрозой лопнуть, а пояс больно врезается в живот? А сил нет никаких. Авитаминоз, депрессия, да и вообще - так хочется есть, и так тяжело двигаться!
        Лена с трудом отвела взгляд от рекламного плаката кафе быстрого питания с изображением диетического бутерброда: куриная грудка на аппетитном кусочке ржаного хлеба, с нежно-зеленым листиком салата и капелькой майонеза. Соседняя вывеска, словно в насмешку, кричала огромными буквами: "Ментальная липосакция. Революционные технологии! Мгновенный эффект. Безболезненная потеря трех - десяти килограммов веса!" Как раз то, что ей нужно. Те самые три - десять килограммов. Ну, пожалуй, десять - это даже чересчур, а вот четыре - восемь звучит гораздо интереснее. Только ведь обманут! Опять обманут! Возьмут деньги, а вес или исчезнет на неделю, а потом вернется с процентами, или вообще не исчезнет: "мы вернем вам половину уплаченной суммы". Да и для здоровья вредно...
        Еще несколько шагов - и Лена едва не упала. Каблук попал в едва видную на тротуаре трещину и сломался!

- Корова, - прошептала самокритичная девушка. - Каблуки не выдерживают...
        Широкая стеклянная дверь, ведущая к чудесам ментальной липосакции, оказалась как раз напротив. На ней белел отпечатанный на принтере листок: "Весенние скидки - двадцать процентов". Это было последней каплей. Лена, прихрамывая - казалось, холодный полированный гранит пола стал ощутимо ближе - вошла. Может быть, здесь и магазин какой-то есть? Купить какие-нибудь туфли...
        Но магазина в просторном холле не оказалось. Мужчина лет пятидесяти, в синей униформе, с большими залысинами, кинулся навстречу девушке.

- Решились на липосакцию, сударыня? - заговорил он низким вкрадчивым голосом. - Или хотите больше узнать о методе? Самые передовые технологии, полная безопасность!

- Вообще-то, у меня каблук сломался, - призналась Лена.

- Ах, какая неприятность! Скинуть несколько килограммов - и нагрузка на обувь значительно уменьшится! Каблуки не буду ломаться вообще!

- Вам бы только уговорить на операцию!

- Никаких операций! Никаких зондов! Только воздействие электромагнитного поля! Абсолютно безвредное.

- Жить вредно, - философски заметила Лена.

- Жить - возможно. Но не избавляться от лишнего веса у нас! Присядьте, сударыня! Я изложу вам суть метода. Она очень проста.
        Лена доковыляла до одного из удобных кресел, с облегчением опустилась в него. Рядом устроился служитель. Девушка, наконец, смогла рассмотреть его бейдж: "Семен Дормидонтов, консультант". Оглядевшись по сторонам, Лена увидела, что консультант здесь не один. В дальнем углу, у конторок, стояло еще несколько человек в униформе: юная девушка, женщина постарше и довольно симпатичный молодой мужчина. У них посетителей не было.

- Суть нашего метода - прямое воздействие на мозг, - объяснил Дормидонтов, когда Лена перевела дух. - Вы проходите электростимуляцию, после чего лишний жир исчезает сам в течение трех дней. Максимум - недели.

- Если не подействует, вы вернете деньги? - предположила девушка.

- Вернем, несомненно. Да и что там возвращать? Суммы чисто символические. В любом хирургическом салоне с вас возьмут вдесятеро дороже.

- А если после вашей стимуляции я, скажем, потеряю память?

- Непременно потеряете, - радостно ухмыльнулся консультант. - В этом-то и суть нашего метода.
        Лена испуганно воззрилась на собеседника.

- То есть как?

- Именно так. Не всю память, естественно. Отдельные эпизоды.

- И зачем же мне это нужно?

- Позвольте, я вам расскажу, а потом вы примете решение?

- Конечно, - согласилась Лена. Контора нравилась ей все меньше, но стало интересно - что эти прощелыги предлагают людям.
        Консультант махнул рукой, и к ним подошла худенькая девушка-консультант, что прежде ожидала возле конторки.

- Извольте взглянуть на Оксану, - заявил Дормидонтов. - Потеряла двенадцать килограммов. Пришла к нам такой пышечкой... Наблюдая за пациентами, решилась испробовать метод. Ничуть не жалеет. Правда, Оксаночка?

- Ничуть не жалею, - широко улыбнулась Оксана. Улыбка должна была выглядеть радостной, но показалась Лене какой-то глупой. Впрочем, каждая норовит придраться к девушке, которая легче килограммов на десять при том же росте...

- А вы... Как вас зовут, сударыня? - спросил консультант.

- Елена.

- Так вот вы, Леночка, можете безболезненно сбросить килограммов пять. Я смотрю, жизнь у вас была интересной, в круизы наверняка ездили, цветы вам молодые люди дарили?
        Лена нахмурилась. Тут что, контора сумасшедших? Или только этот консультант бредит?

- При чем здесь круизы? Какое они имеют отношение к делу?

- Самое прямое. Для того, чтобы лишить вас жира, нужно лишить вас приятных воспоминаний. Скажем, ездили вы с молодым человеком куда-нибудь на Сейшельские острова. Хорошо проводили время: любовь, романтика, ужины под луной... А все это
- лишние килограммы. И, допустим, вы уже расстались с этим молодым человеком. Ну и зачем вам сентиментальные воспоминания? Зачем лишняя боль в сердце?

- То есть вы хотите сказать, что воспоминания можно стереть? - опешила Лена.
        Оксана вновь улыбнулась - еще более широко и глупо.

- Не только можно, но и нужно.

- И каким образом это поможет мне избавиться от лишнего веса?

- Самым прямым, - Дормидонтов попытался изобразить мудрую и загадочную улыбку, что вышло у него не совсем удачно. - Как выяснил еще в прошлом десятилетии известный психиатр и физиолог Дубровин, вес набирается только тогда, когда человеку хорошо. Если человеку не было хорошо - он не набирает вес, не откладывает жир. Запасы только расходуются. Если нет воспоминаний о хорошем - значит, жир, который пациент набрал, отсутствует в генной карте организма. Такие "неучтенные" продукты выводятся очень быстро - в срок от одного до семи дней, в зависимости от особенностей метаболизма, гормонального обмена и прочих факторов.
        Оксана повернулась в профиль - наверное, чтобы продемонстрировать потенциальной клиентке впалый животик.

- Нет, вы какую-то ерунду говорите, - не согласилась с консультантом Лена. - Если вас послушать, так миллионеры должны от жира лопаться, а бедняки, или заключенные в тюрьме, которые за свободой тоскуют, все как спички. В тюрьме ведь какие положительные эмоции?

- Все в мире относительно, - философски заметил Дормидонтов. - У миллионеров хватает проблем, у заключенных - своих радостей. Но главное даже не в этом. Калории, которые могут пойти на образование жира, расходуются и естественным путем. Если вы съели пирожное, а потом пробежали километр, ни грамма жира не отложится. У вас была возможность отложить жир, но вы ее не использовали. И наоборот - бывает, съешь целый торт без радости, и только похудеешь.

- Со мной такого никогда не было, - вздохнула Лена.

- Это, наверное, оттого, что вы не ели торты без радости. Или просто этого не заметили. И вообще, слышали ведь, что почти все толстые люди - добрые?

- Слышала, конечно.

- Еще одно подтверждение теории. Если вы по-доброму относитесь к миру, мир добрее к вам.
        Как практичная девушка, Лена начала прикидывать, с какими воспоминаниями ей было бы легко расстаться. Поездка в Крым прошлым летом... Нет, там было так здорово! Отдых на Кипре с Леонидом... Да, Лёня, конечно, оказался размазней и маменькиным сынком, к тому же, жадным, да и характер у него, как выяснилось потом, скверный, но на Кипре отдохнули неплохо. Хороший отель, пляжи, фрукты, терпкое вино. Хотя, в общем-то, Кипром пожертвовать можно. Фильм о тамошних красотах посмотреть - и ладно. Ведь фактически она там была!
        Дормидонтов, уловив задумчивость в глазах Лены, заявил:

- Кстати, с точки зрения большинства религий процедура ментальной липоксации греховной не является - если вы размышляете над этим.

- Не поняла, - протянула Лена.

- Ну, как же... - лицо Дормидонтова сделалось постным. - Вы ведь добровольно отказываетесь от воспоминаний. И сладких, и греховных, и добрых, и злых. От духовного опыта. Но иерархи большинства церквей и конфессий дали заключение, что отказ от воспоминаний душе не вредит, а в некоторых случаях и помогает. Для души, вечной и неизменной, они остаются, как опыт. И после Страшного суда, реинкарнации или перехода в другой мир, телесный или бестелесный, воспоминания будут возвращены; а тело суть субстанция вторичная, и, если мучили вас помыслы греховные, или вожделения, будучи забыты, они не дадут вновь впасть в грех.

- Вы говорите, как проповедник.
        Консультант потупился:

- Много с ними общался. Когда оформляли лицензию. Я ведь в деле с самого основания. Работник с опытом. Поэтому плохого вам не посоветую.

- А "под списание" попадают только круизы? - уточнила Лена

- Нет, конечно! - воскликнул Дормидонтов. - Все, что угодно. Ужин в ресторане. Прогулка под луной. Получение диплома. Торжество над соперницей - пусть и мимолетное... Только цена у каждого воспоминания своя.

- То есть?

- Ну, за хороший круиз можно два-три килограмма жира снять. А за романтический ужин - граммов пятьдесят, хоть вы и съели на нем целого кабана. Тут арифметика сложная, нелинейная.

- Вы говорили, что стоит липосакция недорого...

- Пятьдесят рублей за килограмм.

- Действительно, немного, - приятно удивилась Лена. - Не понимаю, как вы при таких расценках умудряетесь содержать приличное помещение, столько персонала? Народ к вам, как я заметила, толпами не идет.

- Пока не идет, - нахмурился Дормидонтов. - Но, главное, мы ведь не только покупаем воспоминания, но и продаем. Тут система непростая - если есть желание, зайдите на сайт "Психиатрической ассоциации", там все подробно расписано. Липосакция - явление побочное. Так сказать, "отходы производства". Удалить излишки ваших воспоминаний выгодно и нам, и клиентам - на них найдутся покупатели.

- На мои воспоминания?

- В обобщенном виде, естественно.

- Ну, если только в обобщенном, - покраснев, заметила Лена.

- Именно так, сударыня. С извращенцами и аферистами не работаем. Возвращайтесь, не пожалеете.

- А сегодня мне даже контракт не предложат посмотреть?

- Смотрите на здоровье. Согласно лицензии, заключить договор мы сможем только завтра, когда вы все обдумаете.
        Молчаливая Оксана вручила потенциальной клиентке несколько листочков и широко улыбнулась. К улыбке ассистентки консультанта Лена уже начала привыкать.


* * *
        Дома, поедая орехи в сахаре и запивая их крепким кофе, Лена тщательно изучила рекламный проспект компании «Ментальная липосакция». На восьми страницах брошюры
- глянцевая бумага, цветные иллюстрации - доступно излагался метод профессора Дубровина. «Безопасность, надежность, взаимопомощь» - под таким девизом осуществляла свои процедуры компания.
        Брошюра обещала полную безопасность. Стертые, а точнее, перезаписанные воспоминания нельзя было использовать во вред прежнему носителю. Новый хозяин опыта не знал имени и адреса "донора", не мог вспомнить пароль его кредитной карточки - словом, он помнил о чужом прошлом, как о приятном сне. И было, и хорошо, но деталей - очень мало. Никаких цифр, очень мало конкретики.
        Посетила Лена и сайт "Психиатрической ассоциации", который рекомендовал Дормидонтов. Оказалось, чужие воспоминания использовались для благого дела - лечения неврозов и зависимостей, фобий и психических травм. А для перезаписи воспоминаний можно было использовать только квантовый метод, полное дублирование. То есть, воссоздав воспоминания на носителе, нужно было полностью удалить их из мозга. И с носителя в чужой мозг они переносились, стираясь. Именно поэтому компании постоянно были нужны доноры - запись одного воспоминания можно было использовать только один раз.
        Процедура ментальной липосакции была сложной и дорогостоящей. Даже если бы ее предложили Лене по себестоимости, обошлась бы она не в пятьдесят рублей и даже не в пятьсот. Но платили те, кому были нужны чужие воспоминания. А "донорам" ассоциация могла бы и приплачивать - если бы не психиатрическая конвенция, запрещающая продажу ментальных продуктов во избежание разрушения личности.
        Ведь кому-то нужно сбросить несколько лишних килограммов, а кто-то тривиально хочет есть. Или, что скорее, пить. Алкоголик, продав все хорошие воспоминания, деградировал бы как личность полностью. А кому потом нужны судебные процессы, недееспособные индивидуумы, протесты уполномоченных по правам человека? Во всяком случае, не "Психиатрической ассоциации".
        Лена рекламным материалам поверила. И решила начать килограммов с трех: Кипр, пара ужинов с Леонидом, цветы, подаренные Артуром - и было-то всего один раз, чего об этом помнить; новое платье в девятом классе - в конце концов, не так оно ей и шло, хотя радости было много. Три килограмма, сто семьдесят рублей - за мелкие воспоминания платить приходилось дороже. Все равно, как интернет по карточкам. Карточки большого номинала - время доступа дешевле, маленького - время дорогое.
        Очень хотелось позвонить Маринке. Та была в курсе всех новинок, в прошлом году худела по новозеландской диете - и скинула два килограмма. Правда, потом набрала три, но все же... Слышала она о ментальной липосакции? Начнет рассказывать всякие ужасы, или побежит в клинику раньше нее. А будет так приятно продемонстрировать ей стройную фигуру! И записать в актив еще одно воспоминание: торжество над соперницей. Пусть Маринка и подруга, но каждая подруга, даже самая лучшая - все равно соперница.


* * *
        В лечебном центре «Психиатрической ассоциации» людей оказалось куда больше, чем в представительстве компании на главной улице. Да и располагался лечебный центр почти на краю города - если озабоченных проблемами лишнего веса женщин проще найти в фешенебельном районе, то для того, чтобы избавиться от веса, они поедут и на окраину. В коридорах лечебного центра бродили не только «доноры», желающие избавиться от воспоминаний и лишнего веса, но и другие пациенты. Некоторые выглядели нездорово: разболтанные движения, лихорадочно блестящие глаза, крикливые голоса... У неопрятного, давно не стриженого старика в темной одежде из уголка рта бежала струйка слюны. Заметив взгляд Лены, он бросился к ней через весь холл. Девушка испугалась, что старик ударит или укусит ее, но он хотел только поговорить. И даже слюну для этого вытер - прямо рукавом не слишком чистого пиджака.

- За воспоминаниями, красавица? Ты осторожнее, осторожнее будь, - прошамкал он.

- Чего же бояться? - спросила Лена, удивляясь сама себе. И зачем ей поддерживать беседу, тем более, что она явилась сюда вовсе не за воспоминаниями?

- Случаев. Патологий, - торжественно изрек старик. - Вот, недавно миллионер один на удочку попался. Покушение на него неудачное совершили, психоз развился. Надо было ему память заштопать. Он - сюда, воспоминания заказал по высшему разряду. И что? Шизофрения.

- Отчего?
        Старик радостно закудахтал.

- Да оттого, что ему девичьи воспоминания вживили. Женщин-то доноров больше - все похудеть хотят. Оно бы ничего, да девица попалась интересная. Самым светлым воспоминание в ее круизе оказались любовные утехи с двумя стройными мулатами. И вот, наш миллионер, убежденный гомофоб, вдруг обнаруживает, что когда-то его ласкали, да и не только ласкали, мускулистые мулаты. А что самое главное, ему это нравилось! Готово дело - раздвоение личности!
        Доктор в зеленом халате решительно оттер старика от Лены.

- Не слушайте его, Елена Николаевна, - твердо заявил доктор, взглянув на бейджик девушки. Бейдж-пропуск ей выдали в представительстве, объяснив, что самой искать нужные кабинеты не придется - ее сразу отведут, куда нужно, стоит только попасться на глаза кому-то из медицинского персонала.

- Почему же? - протянула девушка. - Очень интересно.

- Степан Викторович, как всегда, фантазирует. Передает медицинские легенды, популярные среди наших пациентов и, как правило, весьма далекие от истины. Но рассказчик он хороший, этого не отнять.
        Старик довольно осклабился.

- Вас уже полчаса, как на электропроцедурах ждут, Степан Викторович, - сверившись с карманным коммуникатором, объявил эскулап. - А вы тут за девушками ухаживаете. Нехорошо! Поторопитесь в оранжевое крыло! Елена Николаевна, вас попрошу пройти со мной.
        Доктор стремительной походкой двинулся по холлу. Лена едва поспевала за ним.
        Два поворота, массивная дубовая дверь, и они очутились в просторном кабинете. Рыжая медсестра, а, может быть, женщина-техник, суетилась возле большого аппарата. Она была довольно полной, что Лену удивило. Уж о своем весе у нее была возможность позаботиться. Или все воспоминания так дороги?

- Система готова, Павел Андреевич, - доложила рыжая медсестра. - Когда приступаем?

- Да прямо сейчас. Делайте тестовый анализ, а я пока проведу беседу с пациенткой.
        Лена нервно поежилась. Аппарат выглядел страшновато: два больших металлических блока, мигающих разноцветными светодиодами, массивный обруч на гибком кронштейне над мягким кожаным креслом. Что девушке в кресле не понравилось - так это фиксаторы для рук и для ног.
        Доктор присел за стол, застучал по сенсорам ноутбука. Не поднимая взгляд от экрана, обратился к Лене:

- Хочу еще раз объяснить - если вы являетесь носителем государственных секретов, вам не рекомендуется проходить процедуру. Хотя, использовать воспоминания в утилитарных целях практически невозможно, мы соблюдаем ограничения, принятые в законодательном порядке.

- Я не знаю никаких государственных секретов.

- Мы проведем предварительное зондирование - в тестовом режиме. Во время него вы будете отвечать на вопросы. Это делается для того, чтобы локализовать области воспоминаний. Затем ваше сознание будет отключено, и мы перепишем воспоминания в квантовом режиме. Если понравится - всегда рады вас видеть.

- А вы не сотрете что-нибудь важное?

- "Психиатрическая ассоциация" - солидная компания, дорожащая своей репутацией. Скандалы нам не нужны, - Павел Андреевич улыбнулся, но улыбка вышла дежурной. - Впрочем, если вы опасаетесь, можете отказаться. От пятнадцати тысяч клиентов, что были здесь до вас, нареканий не поступало.

- Неужели никто не отказался? Не побоялся выставить свои воспоминания напоказ? - спросила Лена.

- У нас лечатся почти что ангелы. Им нечего скрывать, - на этот раз улыбка доктора выглядела почти искренней.
        Лена села в кресло. Медсестра зафиксировала ей руки и ноги, надела на голову обруч, а на обруч - шлем, который извлекла откуда-то из недр аппарата. Лене становилось все тревожнее - и тут в кабинете что-то грохнуло. Если бы не фиксаторы кресла, девушка вскочила бы с кресла.
        Доктор помахал Лене рукой.

- Нам нужно было определить текущие координаты записи памяти. Для этого вас испугали. Извините, Елена Николаевна.

- Предупредить нельзя было?

- Нет. Тогда бы вы не испугались.
        Доктор не выходил из-за ноутбука - щелкал клавишей мышки. Лене вдруг явственно вспомнился Массандровский пляж в Ялте, высокие волны, горячее дуновение ветра, напоенного ароматом кипариса.

- Стираем? - спросил Павел Андреевич.

- Нет! - испугалась Лена, догадавшись, что доктор воздействует на разные участки коры мозга.

- Идем дальше.
        А вот и Леонид... Ведет ее в японский ресторан. Оглушительно стрекочут цикады, пахнет ночная фиалка и так ярко сияют в небе звезды... И она любит Леонида, ей очень хорошо.

- Да, - твердо заявила девушка.

- Есть. Зафиксировал. Два с половиной килограмма. Пойдем дальше.
        По мелочи набрали еще килограмм. Цветы, которые вручал Артур, в воспоминаниях так и не нашли. Зато наметили под стирание пару эпизодов, о которых Лена прежде не вспоминала. Покупка новых сиреневых туфель - что толку о них помнить, когда туфли давно уже износились и выброшены? Катание на лошади в Геленджике - подумаешь, лошадь, а потянула на триста граммов жира.
        А потом Лена на мгновение отключилась. Когда пришла в себя - ничего не изменилось. Доктор стоял над ней и улыбался.

- Поздравляю, Елена Николаевна! В ближайшую неделю вы лишитесь четырех килограммов жира.
        Лена испуганно вгляделась в незнакомое лицо. Она не помнила, как очутилась в кресле, не помнила, как попала в кабинет. Казалось, только что была в коридоре - полусумасшедший старик рассказывал ей о мулатах - и вот этот кабинет, кресло, процедура закончена.

- Помните, как ездили на Кипр? - поинтересовался незнакомый доктор.

- Я туда не ездила, - прошептала Лена. - С чего вы взяли?
        Ощущения были крайне странными. Вроде бы, она разговаривала о Кипре с консультантом в представительстве "Психиатрической ассоциации" - но, выходит, обманула его? Ведь никакой поездки на Кипр не было.

- Значит, процедура прошла успешно, - сообщил доктор. - Спасибо за сотрудничество с нашей ассоциацией, сударыня. Хочу предупредить вас о возможных побочных эффектах избавления от лишнего жира. На протяжении следующих трех-пяти дней вас может неожиданно бросать в жар. Возможно обильное потоотделение - запаситесь дезодорантом. Иногда случается повышенная моторная активность и даже судороги, но, надеюсь, до этого не дойдет. Если ваше состояние будет вызывать у вас беспокойство - вызывайте нашего специалиста.

- Хорошо, - ответила Лена. - А я правда похудею?

- Наверняка.
        Лена поднялась из кресла и неуверенными шагами двинулась к выходу из кабинета.

- Я провожу вас до выхода, - любезно предложил доктор.
        Через три дня Лена обнаружила, что стала весить на три килограмма меньше. Обошлось без судорог и повышенной моторной активности. Может быть, она и правда больше потела - но дни стояли жаркие, не поймешь...
        Однако, столь необходимого впечатления - "торжества над соперницей" - Лена не получила. Маринка к моменту их встречи похудела на восемь килограммов и щеголяла по городу в невообразимо узких белых джинсах.
        Когда Лена встретилась с подругой в кафе, Марина, не стесняясь, заказала три калорийных пирожных и кофе со сливками, с аппетитом все съела, а потом достала из сумочки небольшую металлическую палочку на резиновой ручке.

- Ты, как всегда, плетешься в хвосте истории, - усмехнулась Марина, заметив удивленный взгляд подруги. - Наверняка сделала себе ментальную липосакцию и думаешь, что далеко продвинулась вперед?

- Я ничего не думаю...

- Думаешь... Я липосакции подверглась еще месяц назад. И с тех пор хожу везде с электрошокером.

- От кавалеров отбоя нет?

- И это тоже, хотя я, честно говоря, плохо помню. Но электрошокер не для них. Сейчас нажму на кнопочку - и сотру воспоминания о таком приятном и вкусном ужине. Жиры, которые получил организм, просто не усвоятся. Превентивная мера.

- Но зачем тогда было наедаться? - изумилась Лена.

- Не могла остановиться. Проблема человека в том, что он не может остановиться.

- Пожалуй, так, - протянула Лена.

- Надо постоянно забывать обо всем: о вкусном ужине, приятной прогулке, хорошем сексе. Не помня о радостях, не получишь печалей.

- А почему мне не предложили такой прибор?

- Это незаконно, милочка, - усмехнулась Марина. - Продажные политиканы боятся дать людям свободу. И "Психиатрическая ассоциация" такими делами не занимается..
        Ну, ладно, я чувствую, жиры уже начали откладываться...
        Марина приложила палочку к виску, притронулась к сенсору. Лицо ее на мгновение перекосилось, после чего она уставилась на Лену непонимающими глазами, потом пробормотала, как в полусне:

- Ты, наверное, только что прошла липосакцию? Старо. Я вот ношу с собой замечательный приборчик...

- Ты уже рассказывала.

- А, значит, мы поели? Отлично. Официант, счет!
        Вынимая из кошелька купюры, Марина недовольно проворчала:

- Как же я много ем... Впрочем, денег хватает, счета оплачивают... А с весом проблем нет. Кстати, Леночка, как твой Леонид?

- Мы расстались с ним два года назад, - испуганно прошептала девушка.

- Вот как... А на Кипр съездили?

- Нет, - ответила Лена.

- И правильно. Нечего там делать. Хочешь избавиться от последствий сегодняшнего ужина?

- Нет! - испуганно отстранилась Лена. - Я совсем мало съела! И я боюсь!

- Чего? Ты же не боишься лечь спать? После сна многие воспоминания потускнеют... А об этом ужине ты не будешь помнить уже через месяц! Так почему не стереть воспоминания сразу?
        Действительно, почему? Неужели ей так дороги воспоминания о пустом трепе с Маринкой? Или о пирожном-трубочке, которое она съела? Или сегодня произошло что-то стоящее, такое, что обязательно нужно запомнить? Нет... Но жизнь состоит из мелочей. Сотрешь мелочи - сотрешь всю жизнь. И что толку становиться изящной и почти невесомой?

- Ну, пока, - Маринка заглянула в записную книжку и внезапно засуетилась. - Мне еще Галку надо навестить.

- Какую?

- Какую? - задумалась Марина. - Ну... Она еще педагогический заканчивала... Не помню фамилии. Сейчас в больнице лежит.

- В какой?

- В психиатрической.

- Дохуделась?

- Нет, что ты... Это ведь совсем не вредно. А у Галки мания величия.

- С чего вдруг? - удивилась Лена, вспоминая тихую девушку в очках - если это, конечно, была та самая Галка.

- Ну, когда она о своем бывшем муже забыла, и о том, как он ее в люди вывел, да наследство оставил - крышу сорвало. Я, честно говоря, плохо помню. Каждый раз наемся у нее чего-нибудь - посетители много вкусного приносят - приходится шокер включать. Так что все наши разговоры не упомню.

- Понятно.

- Ну, пока! Не толстей!
        Маринка упорхнула, а Лене отчего-то взгрустнулось. Неужели и ей придется ходить всюду с записной книжкой? Или с диктофоном... Но ведь диктофон потом надо прослушивать - а когда успеешь? А самое главное - как неуютно не помнить того, что было с тобой полчаса назад! А если и полгода назад - в чем разница?
        На улице совсем стемнело. Лена брела под яркими звездами. Неожиданно она вспомнила о том, что Артур не только дарил ей цветы. В тот же вечер он показывал ей созвездие Лебедя и Кассиопею, Весенне-летний треугольник и Млечный путь. Она не помнила, как найти созвездия, не помнила рассказа о Млечном пути - но это было... Было...
        А Кипра уже не было. Не было части ее жизни. Только сейчас девушка осознала весь ужас происходящего. Ведь, борясь с лишними килограммами, можно стереть всю свою личность. Стать другим человеком. Лучше, хуже - какая разница? Она не хотела меняться! Во всяком случае, не хотела меняться так!
        Утром девушка вновь стояла в холле представительства "Психиатрической ассоциации". Дормидонтов выслушал ее сбивчивый и взволнованный рассказ с понимающей улыбкой.

- Никаких проблем. Мы вернем вам воспоминания. Квантовый метод перезаписи почти никогда не дает сбоев. А воспоминания некоторое время "вылеживаются". Мало ли...

- Как хорошо!

- Да, неплохо. Мы ценим клиентов и их воспоминания. Но я сразу предупреждал вас: вживление воспоминаний стоит гораздо дороже, чем снятие. Много дороже. Вам придется заплатить около трех тысяч. Может быть, четыре.

- Я возьму кредит. Отдам любые деньги...

- И жир... Вы снова наберете массу тела.
        Лена погрустнела.

- Впрочем, тут возможны варианты, - неожиданно заявил Дормидонтов. - Если некоторое время соблюдать диету, изменения, которые произошли в вашем организме, закрепятся. Сейчас мы работаем над новой методикой - снижением веса путем временного удаления воспоминаний. Правда, стоит это очень дорого и занимает много времени. Хирургические методы пока дешевле.

- Я не хочу худеть, - ответила Лена. - Хорошего человека должно быть много. И в теле, и в мыслях. Ведь так?


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к